Неистовый маркиз (fb2)

- Неистовый маркиз (пер. Эдуард Гаврилович Коновалов) (а.с. Бургундский клуб-1) 576 Кб, 287с. (скачать fb2) - Миранда Невилл

Настройки текста:



Миранда Невилл Неистовый маркиз

Пролог


Солсбери

Апрель 1818 года


Вторая пинта могла быть ошибкой.

Джозеф Мертон окинул взглядом лестницу, слегка покачивавшуюся у него перед глазами. Но ведь не каждый день человеку выпадает удача, достойная того, чтобы ее отпраздновать… И сейчас он не мог дождаться момента, когда расскажет о радостном событии своей жене.

А его жена — чудеснейшая женщина. Джозеф считал, что ему с ней очень повезло. Скромный помощник книготорговца, как правило, не мог рассчитывать на хорошенькую девушку с прекрасным образованием. К тому же тысяча ее фунтов — сумма вполне достаточная для того, чтобы обосноваться в Лондоне. И если бы не жена, то он, конечно, не мог бы рассчитывать на это.

Во время обеда в шумной таверне он с радостью поднял бокал за свою Джулиану, на время забыв о некоторых чертах ее характера, немного раздражавших его. Она всегда и по всем вопросам имела свое собственное мнение, но теперь, когда богатство само плыло ему в руки, этот ее недостаток не слишком его беспокоил.

И даже крутая лестница, по-прежнему чуть покачивавшаяся, не испортила Джозефу настроения. Кстати, теперь, разбогатев, он сможет снять более дорогие апартаменты этажом ниже, но с этим, наверное, не следовало торопиться.

«Да-да, подобное расточительство было бы преждевременным, — напомнил себе Джозеф. — Сначала необходимо заполучить все доказательства…» Впрочем, он почти не сомневался: пожилая женщина была права, сказав, что все важные документы можно найти в ее книгах. Следовательно, ему не придется переправлять в Лондон целые корзины никчемных изданий.

Внезапно Джозеф споткнулся на верхней ступеньке и едва не упал в узком коридоре, ведущем к двери его комнаты. Через несколько секунд он с удивлением обнаружил, что дверь открыта. А книги, которые он сложил на столе аккуратными стопками, были разбросаны по полу. И в комнате находился посетитель.

Джозеф сразу же узнал этого человека. И тотчас, мгновенно протрезвев, понял, чего тот хочет.

— Где это? — спросил посетитель.

Не будучи физически сильным, Джозеф все же попытался оказать сопротивление. Однако у него не было шансов. Нападавший орудовал ножом чрезвычайно ловко и безжалостно.

В эти последние мгновения своей жизни Джозеф думал о Джулиане. Он очень надеялся, что она сумеет прожить и без него. Но интересно, узнает ли она когда-нибудь, почему он умер?

Глава 1


Библиотека покойного сэра Томаса Тарлтона Уилтширского по распоряжению попечителей выставлена на торги мистером Сотби, аукционистом. Начало торгов — 24 марта 1819 года в 11 часов. Ватерлоо-Бридж-стрит, Стрэнд.


Эта иллюстрированная цветными рисунками рукопись была самой красивой из когда-либо существовавших. Так по крайней мере утверждалось в каталоге мистера Сотби. Кроме того, каталог сообщал, что «Бургундский часослов» являлся самой дорогой книгой в обширнейшей коллекции сэра Томаса Тарлтона.

Подобные утверждения представлялись маркизу Чейзу достойными удивления. Разумеется, он не собирался оспаривать эстетические оценки, содержавшиеся в каталоге, но у него имелись все основания считать, что эта рукопись принадлежала ему.

Кейн прекрасно помнил, как последний (и единственный) раз видел это величайшее семейное сокровище, а в глазах его отца — величайший семейный позор. Тогда Кейн смотрел на покойного ныне маркиза как на человека, достойного не только уважения, но и безусловного доверия. И конечно же, он был счастлив, когда его пригласили в комнату для хранения документов, чтобы сообщить о семейных секретах. В свои одиннадцать лет Кейн был еще очень наивным мальчиком. Что же касается рукописи, то он был потрясен красотой ее иллюстраций, совершенно не вязавшейся с суровым пуританским аскетизмом его отца.

Леди, изображенные на страницах рукописи, блистали изысканными прическами под прозрачными, трепещущими на ветру вуалями, и почти все они были в чудесных платьях цвета лазури, ниспадавших к полу изящными складками. Следовало особо отметить искусство художника, сумевшего передать на своих рисунках даже фактуру ткани, так что невольно хотелось прикоснуться к каждому из платьев. Кейн до сих пор помнил, как заставлял себя держать руки за спиной, чтобы не потянуться к этим замечательным нарядам.

…Сунув пальцы в карманы жилета, Кейн откинулся на спинку кресла. Бывший наивный мальчик, а ныне — маркиз, он сейчас находился в зале, где проводился аукцион мистера Сотби. «Как странно… — думал он, глядя на лежавшую перед ним книгу. — Ведь с тех пор как я видел эту рукопись, не прошло и двух десятков лет, а мне кажется, что минуло лет сто по крайней мере». Книга эта являлась религиозной по замыслу, однако чувства, которые она пробуждала у взрослого Кейна, были весьма далеки от религиозных переживаний. Он разглядывал женщин на иллюстрациях и мысленно удивлялся: «Какие маленькие соблазнительные груди, но при этом — огромные выпуклые животы. Подобное сочетание не часто встречается в природе, разве что у беременных. Должно быть, таким представлялся французский идеал женской красоты в начале пятнадцатого века».

Что же, вкусы и мода и впрямь бывали довольно странными. Ведь если, например, посмотреть на портреты эпохи английской Реставрации, то можно подумать, что почти все леди того времени страдали от какой-то болезни, следствием которой было пучеглазие. А в настоящее время сэр Томас Лоуренс, выдающийся светский портретист, изображал надменных элегантных красавиц с необычайно холодными глазами, отпугивавшими даже самых пылких мужчин.

К счастью, мода лгала. Кейн прекрасно знал, что не все модели Лоуренса были столь холодны и неприступны. Некоторые светские дамы не желали видеть его в своих гостиных, зато другие, игнорируя «дурную славу» маркиза, охотно принимали его даже в своих спальнях. Леди и актрисы, жены и шлюхи — все они были всего лишь женщинами. А Кейн знал истину, известную далеко не всем мужчинам; он давно уже понял: поведение женщины зависело вовсе не от особенностей ее внешности, а от того, что у нее в голове.

— Les tres jolies heures[1], — раздался вдруг голос, прервавший раздумья маркиза.

Повернув голову, Кейн увидел стоявшего перед ним Хьюго Хартли. Уже почти час это помещение, заполненное пыльными книгами, принадлежало ему одному, — если не считать швейцара, терпеливо дожидавшегося, когда он наконец закончит разглядывать шедевр братьев Лимбург, созданный для герцога Бургундского. Поднявшись с кресла, Кейн приветствовал лорда Хьюго Хартли сдержанным поклоном.

— Великолепно, Чейз, не правда ли? — спросил Хартли.

Лорд Хьюго не относился к близким друзьям Кейна, называвшим его по имени, и в этом не было ничего удивительного. Напротив, было бы удивительно, если бы восьмидесятилетний старец относился к друзьям молодого маркиза.

— Да, замечательно, — согласился Кейн. — Вы заинтересовались?

— Увы, это слишком накладно для моего кошелька, — заявил престарелый джентльмен, и в его голосе послышалось горькое сожаление. — Однако должен заметить, что «Бургундский часослов» — одна из ценнейших рукописей, когда-либо существовавших на свете. Как странно, что Тарлтон владел ею, но никто об этом не знал.

Маркиз невольно усмехнулся. Лорд Хьюго даже не подозревал, насколько это странно. Немного помолчав, Кейн спросил:

— А вы не знаете, как она к нему попала?

— Это хотели бы выяснить все английские коллекционеры.

— Я думал, что вы знаете все… — протянул Кейн.

— Нет, сэр, далеко не все. — Лицо лорда Хьюго оставалось непроницаемым, однако он посмотрел на Кейна с некоторым интересом. — А вы, Чейз… Знаете, я очень удивился, когда увидел вас здесь.

Кейн пожал плечами:

— Я просто зашел из любопытства, вот и все. — В какой-то степени это было правдой. Ему бы никогда не пришло в голову совать нос в дела аукционистов, если бы он не увидел на афише имя Тарлтона.

— Вероятно, вы ищете что-то особенное… Хотите что-нибудь почитать?

Кейн указал на лежавшую на столе раскрытую рукопись.

— Тут замечательные иллюстрации. Но в этой истории не хватает драматизма. — Маркиз на мгновение задумался. Ему казалось, что лорд Хьюго все же располагал какой-то полезной информацией. — Видите ли, аббатство Маркли-Чейз всегда славилось великолепными коллекциями религиозного характера.

Старик энергично закивал:

— Да-да, разумеется! И это вполне естественно для семейства праведного маркиза.

Возможно, лорд Хьюго говорил искренне, но Кейну почудилась в его интонациях некоторая ирония по отношению к покойному маркизу.

Стараясь казаться невозмутимым, Кейн проговорил:

— Возможно, я куплю эту рукопись в память об отце.

— Даже не верится, что вам свойственна такая сыновья почтительность, — заметил лорд Хьюго с некоторым удивлением. Всем было известно, что старый маркиз выгнал Кейна из дому в возрасте шестнадцати лет.

— Скорее это не почтительность, а просто причуда, — пояснил Кейн. — Кроме того, леди на иллюстрациях очень милы, что очень даже по моей части. Меня забавляет мысль о том, что какой-нибудь французский принц целовал такие же очаровательные груди, когда… например, молился.

Последнюю фразу маркиз произнес с вызывающей усмешкой, но престарелый лорд, судя по всему, нисколько не был шокирован. Будучи на шесть дюймов выше Кейна, он внимательно посмотрел на него с высоты своего роста и многозначительно заметил:

— По некоторым причинам я не верю, что вы совершенно никчемный человек, хотя и хотите таковым казаться.

С трудом выдержав взгляд пожилого джентльмена, Кейн с вызовом в голосе заявил:

— Нет, ошибаетесь! Именно таков я и есть! Пожалуйста, сэр, не отказывайте мне в моем единственном достоинстве.

Маркиз внутренне содрогнулся, заметив промелькнувшее на лице Хартли выражение жалости. Какое-то время старик молчал, затем тихо проговорил:

— А может, вы знаете, почему продается коллекция Тарлтона?

— Наверное, потому, что он умер, — ответил Кейн, пожав плечами. — А вы что об этом думаете?

— Дело в том, что Тарлтон страдал от напасти, которая называется библиоманией — ненасытной страстью к книгам, — ответил старик со вздохом. — Это ужасная болезнь, средства излечения еще не нашел ни один медик. В конце концов он окончательно разорился, и все его поместья пришли в запустение.

— Но я думаю, что все-таки могу безнаказанно купить один-два тома, — с усмешкой заметил Кейн. — Возможно, мне удастся не заразиться этой болезнью.

— Но если вы намерены начать вашу карьеру коллекционера на самых престижных аукционах, то вам необходим совет, — с серьезнейшим видом заявил лорд Хьюго.

— Необходим совет? Вы полагаете, что я настолько беспечен и неопытен?

— Поверьте, маркиз, даже более опытные люди, чем вы, разорились на аукционах, — ответил старик, снова вздохнув.

Кейн немного помедлил, потом кивнул:

— Что ж, сэр, возможно, вы правы. Знаете, я хотел бы узнать как можно больше о покойном Тарлтоне. Что это был за человек? — Маркиз окинул взглядом тысячи томов, стоявших в застекленных шкафах, а также лежавших на столах. — Похоже, он приобрел великое множество книг.

— Если какой-нибудь собиратель заслуживает характеристики всеядного, то это именно он — Томас Тарлтон. Его способность выследить раритет и убедить владельца продать книгу именно ему сделалась легендой.

— Каким образом я могу узнать что-либо еще? И как защититься, что сделать, чтобы не заразиться губительной страстью?

— Наймите опытного книготорговца для консультаций.

— Но где найти столь ценного советника?

— Я порекомендовал бы вам зайти к Дж. К. Мертону, проживающему на Сент-Мартинс-лейн. Там вы узнаете все, что вам следует знать.

— Благодарю вас, сэр, — кивнул маркиз. — Пожалуй, я так и поступлю.

Кейн почти не сомневался: лорд Хьюго дал ему очень хороший совет. Возможно, там, на Сент-Мартинс-лейн, он сумеет узнать, почему сэр Томас Тарлтон заезжал в аббатство Маркли-Чейз незадолго до того, как отец выгнал его из дому.

Может, именно тогда Тарлтон приобрел рукопись? Но если так, то каким образом ему это удалось? Неужели Праведный Маркиз решил расстаться с рукописью? Но почему?.. Ведь эта книга считалась семейной гордостью. И не повлияло ли исчезновение книги на характер отца? Всегда суровый и вспыльчивый, старый маркиз, казалось, совсем помешался после визита Тарлтона — именно в эти дни он и выгнал Кейна из дому. И после этого Кейн очень редко встречался с матерью и почти не видел свою младшую сестру.

Было бы очень неплохо, если бы ему удалось приобрести рукопись и вернуть ее в семью. Разумеется, это требовало денег. Но прежде всего следовало выяснить, каким образом семейная реликвия оказалась у Тарлтона. Если ему, Кейну, удастся это выяснить, то он, наверное, сумеет помириться с близкими.


Джулиана Мертон, сидевшая в задней комнате своей книжной лавки, уже в третий раз пересчитывала деньги. Но сколько бы она ни считала, результат оставался прежним: ей не хватит денег на то, чтобы купить фиттерборновского Шекспира.

Увы, все те книги, которые должны были находиться у нее, оказались в библиотеке ненавистного сэра Томаса Тарлтона. И теперь, чтобы предотвратить их продажу в коллекции, не заслуживавшие уважения, она должна была заработать в следующем месяце даже больше, чем ей удалось заработать за целый год после смерти Джозефа. Но к сожалению, клиенты проявляли скупость по отношению к Дж. К. Мертон, поставщице редких изданий и рукописей.

Джулиана потянулась к каталогу Тарлтона и в сотый раз перелистала его, гадая, какие из раритетов коллекционер приобрел честным, а какие — бесчестным образом. Наконец, устав от этого занятия, она предалась фантазиям.


— Я намерен сделать существенные покупки на аукционе Тарлтона. И мне хотелось бы, чтобы вы представляли мои интересы, миссис Мертон. За обычную комиссию, разумеется.

— Сочту за честь, лорд Спенсер, — отвечала Джулиана.

— Вы хорошо знаете мои вкусы, — продолжал коллекционер. — И я с удовольствием буду следовать вашим советам, миссис Мертон.


«Но почему же все мои фантазии столь разительно отличаются от реальной жизни?» — спрашивала себя Джулиана. Увы, лорд Спенсер, известнейший английский библиофил, никогда не заходил в ее книжную лавку. И никто из коллекционеров не приглашал ее на аукцион, на распродажу книг Тарлтона.

В конце концов, сообразив, что заняться больше нечем, Джулиана принялась за дело, которое давно откладывала, — принялась за мытье витрин, к которым никто ни разу не прикасался после того, как ей пришлось отпустить слуг.

Уже взяв тряпку, Джулиана случайно задела стопку монет на столе, и одна из золотых гиней выкатилась в главную комнату лавки. Оказалось, что монета закатилась под шкаф, Джулиане пришлось опуститься на колени, чтобы вытащить ее. Однако ей пришлось потрудиться — беглянка закатилась слишком далеко.

— Уф, черт побери… — пробормотала Джулиана, достав наконец монету.

В этот момент скрипнула дверь, и в лавку вошел посетитель. И ей тотчас же бросились в глаза его башмаки — это было первое, что она узнала о нем. Приблизившись, он предложил ей руку, и Джулиана — она была в полном замешательстве — молча приняла помощь.

Поднявшись на ноги, Джулиана едва не вскрикнула от удивления. Посетитель был молод и элегантен, хотя лондонские библиофилы, как правило, выглядели совсем иначе. Конечно, далеко не все собиратели книг были старыми и неряшливыми. Однако ни один из серьезных коллекционеров не обладал такой же непринужденной грацией.

Этот молодой джентльмен и впрямь был на редкость элегантен. Когда же Джулиана, заглянув в его лицо, увидела кристально ясные голубые глаза, внимательно разглядывавшие ее, она еще больше смутилась. И, густо покраснев, подумала: «Ах, как хорошо, что на мне такое скромное платье». Кроме того, на голове у нее была шапочка, плотно облегавшая волосы — именно такой наряд она носила в последнее время.

В прошлом, когда Джулиана бывала в лавке одна, некоторые мужчины, случалось, делали ей весьма недвусмысленные предложения, поэтому после смерти мужа она носила очень строгие платья из серой непривлекательной ткани, а на голове — хлопковую шапочку, завязанную тесемками под подбородком и полностью скрывавшую волосы. В таком наряде она напоминала монашенку, и именно такая внешность должна была заставить покупателей книг увидеть в ней хорошо информированного книготорговца и забыть, что она — не мужчина.

Но с этим визитером все было совсем по-другому. Его взгляд явно свидетельствовал о том, что ее «маскировка» не ввела его в заблуждение. Да, он прекрасно понимал, что она молода, белокура и что она — женщина.

«О Господи, у него такой взгляд, словно он видит сквозь одежду», — промелькнуло у Джулианы. Она не очень-то хорошо разбиралась в мужчинах, но каким-то образом сразу поняла, что этот молодой джентльмен прекрасно разбирается в женщинах. Джулиана снова покраснела и вдруг почувствовала, что ей трудно дышать. Опустив глаза, она поняла, что ее ладонь до сих пор находится в руке незнакомца. И даже сквозь перчатку на его руке она ощущала исходивший от него жар.

Высвободив свою руку, Джулиана отступила на шаг. Посетитель же с улыбкой произнес:

— Добрый день. Надеюсь, что не помешал вам. — У него был очень красивый низкий голос, звучавший как чудесная музыка.

Заставив себя улыбнуться, Джулиана ответила:

— Добрый день, сэр. Скажите, я могу вам чем-нибудь помочь?

— Даже не знаю… — Он пожал плечами. — А чем вы могли бы мне помочь?

— Сэр, почему бы вам не сказать, что именно вы хотите? Тогда я дам вам точный ответ. Возможно, я действительно сумею вам помочь.

— Разве я могу отказаться от подобного предложения? — проговорил визитер, снова улыбнувшись.

И от этой улыбки Джулиана внутренне содрогнулась. Он явно флиртовал с ней, и она опасалась, что может инстинктивно ответить на его флирт. Возможно — уже ответила. Кажется, именно так он истолковал ее последнюю фразу.

— Вы ищете какую-то книгу? — спросила Джулиана.

— Я ищу мистера Мертона. Я могу его видеть?

— Здесь только я, сэр.

— Только вы?.. — Посетитель явно был удивлен.

— Совершенно верно, сэр. Но я постараюсь вам помочь, если сумею. — Джулиана указала на полки с книгами. — Вот, посмотрите. Только скажите, что именно вы ищете?

— Я уже сказал, что ищу мистера Дж. К. Мертона, — заявил незнакомец, сверкнув голубизной глаз. — А вы…

— А я — миссис Мертон, — представилась Джулиана. Обычно ей удавалось расположить к себе нового клиента еще до того, как она признавалась, что является владелицей книжной лавки. К тому времени покупатель уже успевал проникнуться уважением к ее знаниям и простить ей ее принадлежность к женскому полу. — Да, сэр, именно я, Дж. К. Мертон, являюсь хозяйкой этого торгового заведения, — со вздохом добавила Джулиана.

— Так почему же вы не сказали мне об этом сразу? — спросил незнакомец с некоторым раздражением. — Прошу прощения за свою тупость, но я полагал, что вы — мужчина.

— Все коллекционеры ожидают увидеть здесь именно мужчину.

— В самом деле? И что же они делают, когда узнают, что Дж. К. Мертон — женщина?

— Часто уходят.

— Что ж, очень глупо с их стороны. Но поверьте, миссис Мертон, я не такой, как они. Во всяком случае, очень стараюсь быть не таким. Но все же странно, что лорд Хьюго рекомендовал мне прийти сюда…

— Так это Хьюго Хартли направил вас ко мне?

— Совершенно верно. Я полагаю, лорд Хьюго знает, что Дж. К. Мертон — женщина.

— Разумеется, знает. Он всегда был одним из наших лучших клиентов и остался таковым после смерти моего мужа.

Кейн уловил печаль в голосе собеседницы. Немного помедлив, он спросил:

— Но ведь не все столь лояльны, как лорд Хьюго?

Джулиана невольно поморщилась.

— Дело не в лояльности. Лорд Хьюго достаточно умен, чтобы понимать: мои резервы превосходят многие другие, а мой вкус — почти безупречен.

— Подозреваю, что другие коллекционеры не столь разумны.

— Некоторые джентльмены, — проговорила Джулиана, кивнув на каталог, лежавший на столе, — никак не могут поверить, что женщина способна разбираться в тех редких изданиях, которые их интересуют.

— Миссис Мертон, а что это у вас? Каталог Тарлтона, не так ли?

— Да, совершенно верно.

Глаза незнакомца сверкнули словно сапфиры, и Джулиана почувствовала легкое головокружение.

— Так вот, сэр, — продолжала она, — я прекрасно понимаю, что в этой коллекции есть замечательные книги. Много замечательных книг.

— Да, разумеется, — согласился Кейн.

— Сэр Томас Тарлтон был известен тем, что приобретал самые редкие издания, — заметила Джулиана. — Так что нынешний аукцион представляет особый интерес.

Маркиз с любопытством взглянул на собеседницу.

— Вы знали сэра Томаса?

— Видите ли, мой покойный муж начинал как книготорговец в Солсбери, так что сэр Томас Тарлтон, естественно, был его клиентом.

— Но вы знали его лично?

Джулиана невольно вздохнула.

— Сэр, могу сказать совершенно определенно, что очень хорошо знакома с методами покойного Тарлтона. Я имею в виду те уловки, благодаря которым он приобретал редкие книги, — добавила Джулиана, снова вздохнув.

— Прекрасно, — кивнул маркиз. — Считайте, что я нанял вас.

— Наняли?.. Но для чего?

— Чтобы вы представляли мои интересы на аукционе Тарлтона.

— В самом деле? — Джулиана невольно улыбнулась.

Кейн же взглянул на нее с некоторым удивлением. Перемена, произошедшая с миссис Мертон, действительно казалась удивительной. До этого она едва не жужжала от раздражения, точно оса, выскочившая из чернильницы, а сейчас мило улыбалась и была очень даже симпатична. Впрочем, Кейн сразу же заметил, что хозяйка книжной лавки весьма недурна собой. Ее ужасное серое платье скрывало изящную стройную фигурку, из-под столь же ужасной шапочки выбилась прядь чудесных белокурых волос, а личико с россыпью веснушек на носу и прежде казалось довольно миловидным.

Вероятно, ему не следовало флиртовать с ней и заигрывать, ведь он почти сразу заметил, что его слишком уж пристальный взгляд очень встревожил эту маленькую женщину — вполне респектабельную продавщицу книг. Но сейчас она смотрела на него так, словно вдруг встретила свою девичью мечту. Кейн привык, что на него так смотрят. Хотя обычно так на него смотрели те, которые не являлись девицами в полном смысле этого слова.

Какое-то время Кейн пытался определить, что именно сулит ему взгляд этой женщины. Конечно, фигурка у нее была замечательная — в этом не было ни малейшего сомнения. Но интересно, сколько времени ему потребуется для того, чтобы убедить ее расстаться с этим ужасным платьем?

— Я буду счастлива поделиться с вами своим опытом, — сказала хозяйка лавки. — За обычные комиссионные, разумеется.

Маркиз весело рассмеялся.

— Я собирался предложить вам то же самое, мадам. А мои обычные комиссионные составляют ноль.

Миссис Мертон тут же нахмурилась и снова приняла образ осы, сверкнув взглядом, в котором читались негодование и изумление. Она подбоченилась, и теперь под ее слишком уж просторным платьем отчетливо обозначилась стройная и весьма аппетитная фигурка.

— Сэр, вы сказали, никаких комиссионных? Но ведь работник заслуживает оплаты, не так ли? Поверьте, нигде в Лондоне вы не получите лучшего совета, чем у меня. И не приходится сомневаться, что вы не получите его без оплаты.

— Хорошо, пусть будут обычные комиссионные, — согласился Кейн. — И сколько же я должен вам заплатить?

— Вы хотите купить что-то определенное? — спросила Джулиана. — Сэр, если это выходит за сферу моих знаний, то я сразу скажу, что ничем не смогу вам помочь.

— Я хочу купить рукопись. «Часослов».

— «Бургундский часослов»?

— Именно.

— А вы понимаете, сэр, сколько он может стоить? Я не удивлюсь, если «Часослов» будет продаваться за две тысячи фунтов. Возможно, даже дороже.

— Я полагаю, вы тактично спрашиваете, есть ли у меня такие деньги. Отвечаю: да, есть. Позвольте представиться, мадам. Я маркиз Чейз.

Похоже, миссис Мертон нисколько не смутилась, узнав, что ее клиент — джентльмен весьма сомнительной репутации. Хотя очень может быть, что она никогда ничего о нем не слышала. Или же была слишком взволнована мыслью о предстоящей покупке. Во всяком случае, в глазах ее промелькнуло что-то… охотничье — как в глазах пойнтера, заметившего фазана.

— Поверьте, милорд, — проговорила она торжественным тоном, — вы нуждаетесь во мне. Без меня вам не обойтись.

— Да, конечно, — согласился маркиз. — Хотя я не понимаю, почему не могу просто зайти на аукцион, поднять руку и купить нужную мне вещь.

— Вы играете в карты? — неожиданно спросила хозяйка лавки.

Кейн кивнул:

— Играю, разумеется.

— А вы показываете вашему противнику, что у вас на руках?

— Нет, конечно.

— Так вот, представьте, что аукцион — это игра в вист. Вы уже показали мне все свои карты, но больше никому их не показывайте.

Кейн мысленно улыбнулся. Ему вдруг пришло в голову, что эта женщина — колода карт, которую ему предстояло как следует изучить, чтобы добиться успеха в игре.

Глава 2


— Неужели Чейз?! — воскликнул Артур Натли, и в голосе его прозвучало явное неодобрение. — Надеюсь, вы, дорогая моя Джулиана, шутите!

— Нет, я говорю вполне серьезно, — ответила она, наливая в чашку чай. — Хотя он, возможно, шутит. Мне показалось, что этот маркиз — не очень серьезный человек. Но мне придется с этим смириться, если я действительно хочу присутствовать на распродаже библиотеки Тарлтона. Никто, кроме него, не изъявил желания воспользоваться моими услугами, а у меня нет денег на то, чтобы самостоятельно принимать участие в торгах.

Джулиана внимательно посмотрела на собеседника. Она не могла припомнить, чтобы этот торговец был когда-нибудь настолько взволнован. Он то и дело размахивал своей чашкой, и Джулиана постоянно вздрагивала. Они сидели за столом в задней комнате ее лавки, и Артур вполне мог испортить какой-нибудь ценный том, если бы чай выплеснулся из чашки.

— У Чейза отвратительная репутация, — продолжал мистер Натли. — За ним числятся весьма неблаговидные поступки, и его не принимают в респектабельных домах.

— А разве вы отказываетесь обслуживать тех, чье поведение не отвечает вашим представлениям о добродетели? — спросила Джулиана.

— Это же совсем другое, — заявил торговец. — Потому что я — не леди.

— Я тоже, Артур. Ведь я, как и вы, занимаюсь торговлей.

— Нет, Джулиана, вы самая настоящая леди. Во всех смыслах этого слова!

Артур преклонялся перед дворянами, которым продавал визитные карточки и дорогую писчую бумагу. Он тщательным образом имитировал их манеру говорить, — правда, не слишком успешно, но при этом делал вид, что осуждает их нравы. Джулиана иногда задавала себе вопрос: а захотел бы Артур жениться на ней, если бы знал правду о ее рождении?

— Поскольку я не хочу умереть от голода, я вынуждена обслуживать своих клиентов, какими бы они ни были, — сказала Джулиана.

Артур наконец-то отставил свою чашку и потянулся к ее руке. Его ладонь была мясистой и слегка влажной.

— Дорогая, год вашего траура почти закончился, и я очень надеюсь, что вы позволите мне позаботиться о вас.

Джулиана невольно поморщилась и отдернула руку. Дело было вовсе не в том, что Артур так уж ей не нравился. Напротив, он иногда бывал довольно мил. Более того, он частенько помогал ей с бухгалтерскими делами, а их чаепития после этого проходили в дружеских беседах. Однако его настойчивые намеки становилось все труднее игнорировать.

Наверное, она могла бы выйти за него замуж, если бы у нее было побольше здравого смысла. Ведь дела у Артура шли гораздо успешнее, чем у нее, — а он регулярно давал понять, что его жена ни в чем бы не нуждалась. И он ни за что бы не позволил ей заниматься торговлей самостоятельно. Вместо этого она занималась бы домашним хозяйством и воспитывала бы маленьких Артурчиков, которым суждено было бы пойти по его стопам.

Джулиана снова поморщилась. Мысль о том, что ей придется делить ложе с Артуром, вызвала у нее тошноту. Требования Джозефа в этом смысле были весьма умеренными; он, в сущности, ничем не интересовался, кроме книг. А вот блеск, появлявшийся в глазах Артура, когда он пытался ухаживать за ней, вполне позволял предположить, что он может оказаться весьма требовательным на супружеском ложе. Порой во время замужества Джулиана задавала вопрос: а есть ли что-либо такое за пределами того, что они уже открыли в любовной игре с Джозефом? Разумеется, что-то должно было быть, — иначе о чем же тогда пишут все поэты? Увы, она никогда не просыпалась в постели рядом с мужем, чувствуя себя подобно Джульетте, осуждающей приход зари.

Взглянув на влажные губы Артура, Джулиана передернула плечами и решительно заявила:

— Я могу сама о себе позаботиться. И я вовсе не боюсь лорда Чейза. — Она тут же вспомнила о блеске его голубых глаз, однако поспешила успокоить себя, решив, что их отношения с маркизом будут сугубо деловыми.

Однако Артур явно не желал оставлять эту тему.

— Оказавшись в компании с этим человеком, вы запятнаете свою репутацию, — проговорил торговец, нахмурившись.

— Вы преувеличиваете, — заметила Джулиана. — Когда я буду сопровождать его в зал, где проводится аукцион, люди все прекрасно поймут. То есть поймут, что я — книготорговец, а он — коллекционер, который нанял меня, так как нуждается в советах знающего человека.

— Чейз — коллекционер? — с усмешкой воскликнул Артур. — Актрисок, певичек, девиц легкого поведения — вот что он коллекционирует!

— Великие книготорговцы делают великих коллекционеров, — возразила Джулиана. — Под моим руководством таковым станет маркиз Чейз.

«Все это — очень неплохая идея», — подумала она тотчас же. Ведь комиссионные за «Бургундский часослов» будут весьма солидные, и их ей хватит на то, чтобы приобрести по крайней мере несколько томов Шекспира. А если удастся уговорить Чейза расширить круг покупок, то она сможет заработать достаточно, чтобы приобрести кое-что на распродаже Тарлтона. Это заставит лондонских книготорговцев понять, что вдова Мертон кое-что знает и умеет, так что с ней начнут считаться.

И тогда ей уже не придется даже задумываться о том, стоит ли выходить замуж за Артура.

Джулиана предалась приятным фантазиям о том, как ее лавку осаждают богатые знатоки и любители книг. Ах, она в самом деле должна помыть витрину.

— Вы слышите меня, Джулиана?

— О, прошу прощения, Артур. Я задумалась.

— Я очень беспокоюсь за вас, дорогая.

— Напрасно, уверяю вас.

— Маркиз Чейз имеет вполне определенную репутацию… Говорят, что он неотразим для женщин.

— Перестаньте, Артур! Ничего особенного в нем нет. Я не могу даже припомнить, как он выглядит.

Как ни странно, но она сейчас и в самом деле не могла вспомнить ни черт его лица, ни цвета волос. Остался в памяти только пронзительный взгляд голубых глаз.

— Не беспокойтесь за меня, Артур. Мне не грозит опасность поддаться его чарам, — решительно заявила Джулиана. И действительно, что значили эти голубые глаза в сравнении с бесценной рукописью? — Я могу помочь лорду Чейзу сформировать его коллекцию, но у меня нет намерения становиться ее частью.


Свернув с Ватерлоо-Бридж-стрит, Джулиана зашагала по Стрэнду, испытывая облегчение от гулявшего здесь прохладного восточного ветра. Остановившись, осмотрелась в поисках своего нового клиента. Неподалеку от конторы мистера Сотби стояли, беседуя, два джентльмена — оба слишком высокого роста, гораздо выше маркиза. «Но где же лорд Чейз? Может, не пришел?» — думала Джулиана с беспокойством.

К беспокойству добавилось раздражение, когда она, приблизившись, узнала беседовавших мужчин.

О Господи, да это же мистер Айверли! Что касается Тарквина Комптона, то к нему она относилась гораздо лучше — во всяком случае, могла его терпеть. Он бывал вежлив, когда посещал ее лавку, даже купил несколько томов поэзии семнадцатого века. А сейчас он поприветствовал ее поклоном. Себастьян Айверли вел себя совсем иначе. Он стал рассматривать ее сквозь очки в золотой оправе, но, по всей видимости, так и не узнал. И если он вообще соблаговолит ее узнать, то скорее всего изобразит удивление по поводу того, что она отважилась явиться на распродажу коллекции Тарлтона.

Джулиана уже хотела отвернуться, но тут из-за угла выехала карета, выкрашенная в ярко-красный цвет. А следом за ней к самому входу в зал аукциона подъехала черная карета. На запятках же стоял слуга в красной ливрее с черной отделкой. Однако дверца кареты открылась без помощи слуг. И тут же, пренебрегая лесенкой, на тротуар спрыгнул лорд Чейз. Приблизившись к Джулиане, он с улыбкой сказал:

— Добрый день, миссис Мертон. Надеюсь, я не заставил вас ждать. Сегодня дьявольски холодно. Мне следовало подвезти вас.

Джулиана тоже улыбнулась.

— Не беспокойтесь, я только что прибыла, — пробормотала она, кивнув на мужской манер (общаясь со своими клиентами, Джулиана воздерживалась от книксенов; они ведь общались не на балу).

Маркиз снова улыбнулся, и Джулиана вдруг поймала себя на том, что разглядывает его губы. Нижняя губа у него была чуть полнее верхней и… Ах, конечно же, ей следует отвернуться. Она ведь твердо решила, что должна видеть в лорде Чейзе только покупателя книг, не более того.

Но с другой стороны, она ведь не смогла запомнить черты его лица. А клиента надо узнавать с первого взгляда — это очень существенно. Так что ей следует хорошенько запомнить его лицо.

Мистер Комптон с неодобрением посмотрел на карету маркиза.

— О Господи, это вы, Чейз? — пробормотал он. — Что у вас за экипаж? Никогда не видел ничего более вульгарного.

Маркиз расплылся в лучезарной улыбке. Покосившись на свой экипаж, проговорил:

— Вам не нравится моя новая карета, Комптон? Что ж, дело ваше. Я хочу произвести впечатление вовсе не на вас. Дамам моя карета нравится, и это — главное. Не так ли, миссис Мертон?

— Да, красивая карета, — кивнула Джулиана.

— Вот видите, Комптон?

— Но почему карета? — с усмешкой осведомился мистер Комптон. — Почему не двухколесный экипаж? Если вы хотите покрасоваться, лучше было бы воспользоваться спортивным экипажем.

— Меня не интересует этот вид спорта, — заявил маркиз. — Я предпочитаю закрытую карету. А открытый экипаж… он ограничивает. Я не люблю править сам. Предпочитаю, чтобы мои руки были свободны для другого дела.

«Похоже, он весьма доволен собой, — думала Джулиана. — И, судя по всему, ему нравится шокировать окружающих своим поведением».

— Но что вы здесь делаете, Чейз? — спросил Комптон. — Я полагал, что это место — не самое для вас подходящее. Ведь на книжном аукционе бывает очень немного дам, — добавил он, взглянув на Джулиану.

Себастьян Айверли, явно скучавший, что-то пробурчал себе под нос. Маркиз же, снова просияв, заявил:

— Разумеется, я приехал сюда, чтобы приобрести книгу.

Эти слова привлекли внимание Айверли.

— Книгу? Какую именно? — осведомился он.

Желая упредить своего клиента, пока тот не сказал чего-нибудь лишнего, Джулиана проговорила:

— Лорд Чейз хочет взглянуть на иллюстрации Кэкстона из коллекции Тарлтона.

Айверли проигнорировал ее слова, однако посмотрел на Чейза с некоторым интересом. Хотя, возможно, просто блик отразился от стекол его очков.

— Сэр, так вы действительно интересуетесь книгами? — пробормотал Айверли.

Тут Комптон откашлялся и сказал:

— Чейз, позвольте представить вам Себастьяна Айверли. Айверли, это маркиз Чейз. А миссис Мертон вы должны знать. Осмелюсь предположить, что вы бывали в ее лавке.

Айверли утвердительно кивнул:

— Да, я к ней заходил. У нее до сих пор имеются весьма… приличные книги, хотя ее муж уже почти год как умер.

Джулиана мысленно поклялась, что никогда не продаст ни одной книги этому грубияну Айверли.

— Мне не терпится увидеть неприличные книги, которые у нее, возможно, имеются, — с невинной улыбкой заметил маркиз. — Видите ли, миссис Мертон любезно согласилась стать моим гидом по коллекции Тарлтона. И она поможет мне решить, какую книгу лучше купить на аукционе.

Джулиана нисколько не обиделась на реплику маркиза о «неприличных» книгах, — напротив, едва удержалась от смеха. «А ведь он не упомянул о «Бургундском часослове», — подумала она, покосившись на своего «подопечного». — Возможно, этого человека можно чему-то научить».

— Никогда не думал, что вы интересуетесь книгами, Чейз, — проговорил Комптон, и Джулиане показалось, что в его голосе прозвучали нотки раздражения.

Кейн с усмешкой пожал плечами:

— Возможно, меня рановато забрали из Итона, но все же я успел научиться там читать, что иногда и делаю. Я, например, люблю читать в постели, когда у меня нет более приятного занятия.

— Я думаю, Чейз, что вам удается прочитать одну, возможно, даже две книги в год, — съязвил Комптон.

— Кстати, я не сказал, что люблю читать кому-нибудь вслух, когда лежу в постели?

Комптон возвел глаза к свинцовому небу и со вздохом пробормотал:

— От вас, Чейз, бесполезно ожидать серьезного ответа. Очевидно, вы способны говорить только на одну тему. Что ж, Себастьян, идемте?

Приятели направились в зал, где проводился аукцион; и Джулиана, проводив их взглядом, отметила комический контраст: элегантный Комптон и неряшливый Айверли, шагавшие рядом, выглядели довольно забавно. Словно прочитав ее мысли, маркиз заметил:

— Странная парочка… Но Айверли не относится к числу ваших поклонников, верно?

— У мистера Айверли нет времени для женщин.

— Как же он глуп! А Комптон? Он ведь неплохо к вам относится?

— Мистер Комптон всегда очень вежлив. Впрочем, этого и следует ожидать от внучатого племянника лорда Хьюго Хартли.

Маркиз взглянул на собеседницу с некоторым удивлением.

— Неужели? Я не знал об их родстве…

Подобная неосведомленность показалась Джулиане довольно странной. Она-то полагала, что все аристократы прекрасно знали друг друга и, следовательно, должны были знать, кто кому приходится родственником. Более того, она была уверена, что все они являлись друг другу родственниками. Но, как выяснилось, маркиз Чейз был довольно странным исключением. Да и вел он себя довольно странно… Вернее — вызывающе и даже дерзко. Как сейчас, например, когда беседовал с Айверли и Комптоном.

Тут он пристально взглянул на нее и проговорил:

— Так что же, миссис Мертон, может, посмотрим рукопись?

Она решительно покачала головой:

— Нет, мы не станем смотреть «Бургундский часослов» сегодня.

— Почему же?

— Потому что мы не хотим, чтобы другие претенденты знали, что это — единственная книга, которая нас интересует. Мы посмотрим ряд других изданий. Все самое важное приберегается на последний день продажи, понимаете? Крупные коллекционеры должны планировать свои покупки таким образом, чтобы у них осталось достаточно денег на то, что они хотят купить в самом конце. Могу я довериться вашему утверждению, что вы действительно богатый человек?

Чейз тут же кивнул:

— Без всякой похвальбы скажу, что я вполне способен потягаться с вашими… «крупными коллекционерами».

— Наверное, все знают об этом, не так ли? Так вот, если люди узнают, что вы охотитесь только за одной вещью, они смогут приберечь свои ресурсы, чтобы выступить против вас. Именно поэтому мы должны сбить их с толку.

— Забавно… — с усмешкой отозвался Чейз. Немного подумав, добавил: — Похоже, вы уже составили какой-то план, верно?

— Да, конечно. И в случае необходимости мы сможем договориться с аукционистом о тайном сигнале.

— Тайный сигнал?.. — Кейн понизил голос. — Но какой именно?

— Ну… например, вы можете вынуть табакерку из кармана, когда захотите предложить свою цену. А потом можете взять щепотку табака и понюхать, если захотите остановиться.

— Нет-нет… — Маркиз со вздохом покачал головой. — Увы, это невозможно. Я никогда не нюхаю табак.

— Тогда можно придумать какой-нибудь другой сигнал, — продолжала Джулиана. — И еще… — Сообразив, что маркиз смеется над ней, она умолкла. А тот расплылся в широкой улыбке, обнажив ровный ряд сверкающих зубов.

«Что ж, ничего удивительного, что у маркиза Чейза такая репутация, — подумала Джулиана. — Наверное, не всякая женщина способна устоять перед такой улыбкой». Более того, даже ей было трудновато устоять… А ведь он, судя по всему, не пытался произвести на нее впечатление. Да и с какой стати он стал бы заигрывать с жалкой торговкой? Наверное, он не воспринимал ее как женщину.

«Вот и хорошо, — сказала себе Джулиана. — Потому что маркиз Чейз для меня — всего лишь билет, по предъявлении которого я попаду в разряд влиятельных и уважаемых книготорговцев».

— Сэр, давайте зайдем и посмотрим что-нибудь… дорогое, — предложила она.

Кейн не раз слышал такие слова от женщин, но было ясно, что миссис Мертон имела в виду вовсе не роскошные побрякушки. Минут через пятнадцать он уже сидел за столом, покрытым зеленым сукном, и смотрел на лежавшие перед ним книги.

— Чем же они замечательны? — спросил он наконец.

Взглянув на него вопросительно, Джулиана прошептала:

— Говорите, пожалуйста, потише. Нам ни к чему, чтобы все нас слышали.

Кейн поднял голову и осмотрелся. В зале было довольно много людей, и он не понимал, каким образом они с миссис Мертон могли бы вести доверительную беседу. Но уже в следующее мгновение маркиз заметил, что все присутствующие заняты изучением книг — некоторые просто перелистывали страницы, другие же разглядывали иллюстрации, однако никто ничего не читал.

«Как странно они себя ведут, — подумал Кейн. — Неужели все эти люди и так прекрасно знают, что написано в лежащих перед ними томах?» Посетители книжного аукциона совершенно не походили на посетителей лондонских театров, в которых Кейн провел последние шесть лет. Но самым странным оказалось почти полное отсутствие представительниц прекрасного пола — его компаньонка была здесь единственной женщиной.

Одна из лежащих перед ним книг была в грязновато-коричневом кожаном переплете, и миссис Мертон, осторожно расстегнув тусклую латунную застежку, удерживавшую корочки вместе, быстро просмотрела первую страницу старинного тома.

— Что это? — спросил Кейн.

— «Хроники Англии», напечатанные в 1480 году Уильямом Кэкстоном, английским первопечатником, — проговорила миссис Мертон с благоговением в голосе.

Маркиз поморщился и проворчал:

— Я не могу ее читать. Здесь готический шрифт.

— Вы и не должны читать. — Компаньонка посмотрела на него с явным удивлением.

Маркиз рассмеялся.

— Не читать?.. Но книги предназначены именно для чтения, разве не так?

Джулиана нахмурилась и прошептала:

— Эта книга слишком дорогая, чтобы ее читать. Сэр, неужели вы действительно не знаете, кто такой Кэкстон?

Кейн улыбнулся:

— Нет-нет, конечно, знаю. Это очень серьезный джентльмен, печатавший ужасно скучные книги.

— Что ж, сэр, возможно, Кэкстон — не для вас, — заметила Джулиана. — Но какого же рода книги вы любите читать?

— У меня не так уж много времени на чтение, но я очень люблю театр. Что вы скажете о Шекспире?

— Вы уверены, что хотите приобрести Шекспира? Ведь в коллекции Тарлтона есть много драматургов, не столь широко известных.

— Не столь широко известных, потому что не столь хороших, верно? Почему бы не начать с наилучших?

Джулиана со вздохом пожала плечами:

— Что ж, как пожелаете… — Она жестом подозвала слугу. — Пожалуйста, принесите нам вон те фолианты.

Было совершенно очевидно, что миссис Мертон ужасно не хотелось расставаться с Кэкстоном, однако ей пришлось подчиниться желанию клиента. Да и что она могла иметь против Шекспира?

Вскоре слуга вернулся и положил перед ними несколько увесистых томов в красных кожаных переплетах. Осторожно взяв один из них, миссис Мертон сообщила, что это — чрезвычайно ценные издания пьес Шекспира, вышедшие в 1623 году, то есть спустя несколько лет после смерти поэта.

— Они принадлежали сэру Джону Ванбругу и исчезли после его смерти, — добавила она. — А Тарлтону удалось их отыскать.

Кейн взглянул на нее с искренним удивлением.

— Удалось отыскать?.. Но каким образом?

— Он был очень изобретательным в этом плане, — уклончиво ответила миссис Мертон и поджала свои прелестные губки бантиком.

Кейн пристально взглянул на нее. Она явно не спешила поделиться с ним всей известной ей информацией, но он твердо решил, что заставит ее разговориться, — хотя, конечно, не здесь, не в зале аукциона.

Кейн взял один из фолиантов и тут же заметил, что миссис Мертон посмотрела на него с некоторой опаской — словно испугалась, что он может уронить драгоценный том. Чуть приподняв книгу на ладони, маркиз с ухмылкой заметил:

— Однако тяжеловат… будет трудно читать его в постели. Да и шрифт мелковат. Мне придется держать рядом свечу, а это означает, что я могу закапать книгу воском.

Миссис Мертон вздрогнула, и ему показалось, что она собирается забрать у него драгоценную книгу. Однако ей все же удалось сдержаться, хотя скрыть свои эмоции не удалось. Судя по всему, миссис Мертон была бы плохой картежницей. Минуту спустя она вдруг улыбнулась и спросила:

— Так как же, сэр, вы могли бы купить эти фолианты?

Кейн с усмешкой пожал плечами:

— Да, возможно. Только вы должны мне кое-что объяснить. Зачем мне их брать? Ведь эти книги, если я правильно понял, тоже нельзя читать…

— Ах, сэр, неужели вы не понимаете?.. Вот этот фолиант — первое печатное издание некоторых пьес Шекспира. Ученые считают его весьма важным, потому что используют для установления правильности текста. — Снова оживившись, миссис Мертон заговорила горячо и взволнованно — было ясно, что тема по-настоящему ее интересовала.

В очередной раз усмехнувшись, Кейн сказал:

— Бедный старик Шекспир… Выходит, его писания не были опубликованы при жизни… Или кое-что все-таки вышло?

Джулиана надолго задумалась, потом ответила:

— Из тридцати восьми работ было опубликовано около двадцати. Эти книги известны как тома в формате ин-кварто. — Ее голос внезапно изменился, сделался нарочито скучным и бесцветным — как будто эта тема нисколько ее не интересовала.

Подозвав служителя, Кейн спросил:

— У вас есть книги в формате ин-кварто?

Служитель кивнул и удалился. Через несколько минут стопка одинаковых и довольно тонких томиков числом около дюжины легла на стол перед Кейном и миссис Мертон. Не приходилось сомневаться — к величайшему неудовольствию последней.

Мысленно чертыхнувшись и изо всех сил стараясь не хмуриться, Джулиана проговорила:

— Видите ли, сэр, многие из этих книг были скопированы с суфлерских экземпляров или со слов зрителей. Это означает, что тексты зачастую неточны. — Она выбрала том из середины пачки. — Вот, например, плохой экземпляр «Гамлета» в формате ин-кварто.

Маркиз громко рассмеялся, чем привлек взгляды соседей.

— Ах, какой же плохой кварто! — воскликнул он.

Джулиана посмотрела на него с осуждением, и он, с трудом удерживаясь от улыбки, проговорил:

— Прошу прощения, миссис Мертон. Вероятно, я не очень-то разбираюсь в книгах. Так что же плохого в этом издании?

— Текст здесь ужасно неточный, вот и все, — пробурчала в ответ Джулиана.

Маркиз немного помолчал, потом спросил:

— Интересно, а хорошие книги тут есть? Что вы думаете вот об этой? — Тут он вытащил из стопки томик в светло-зеленом переплете из телячьей кожи.

Джулиана взяла в руки книгу и невольно вздрогнула, когда раскрыла ее и увидела карандашную надпись: «Кассандра Фиттерборн, 1793». Тихонько вздохнув, она провела по надписи указательным пальцем.

— Кто такая Кассандра Фиттерборн? — спросил маркиз, и Джулиана уловила в его голосе искреннее любопытство. Было очевидно, что ее клиент не так уж глуп, хотя и хотел притвориться глупцом.

Стараясь сохранять спокойствие, Джулиана ответила:

— Полагаю, что она — бывшая владелица.

Маркиз бросил на нее взгляд, явно свидетельствовавший о том, что он не вполне удовлетворен ее ответом. Затем, снова взглянув на книгу, спросил:

— А что означает вот это? — Он указал на значки чуть пониже надписи.

— Это цена, — пояснила Джулиана. — Книготорговцы и коллекционеры часто используют всевозможные коды для обозначения цены, которую они заплатили за книгу.

— И сколько же стоит эта?

Джулиана пожала плечами:

— К сожалению, я не знаю этого кода.

— А что за пьеса?.. — Маркиз взглянул на титульный лист. — О, «Ромео и Джульетта»… Пожалуй, я куплю ее.

Тут Джулиана не выдержала и выхватила томик из его рук. Прижав книгу к груди, она яростным шепотом проговорила:

— Не смейте, сэр! Вам не следует покупать книги, если вы не умеете с ними обращаться должным образом. Это очень ценные издания. И вообще, вы можете хоть к чему-нибудь относиться серьезно?

Маркиз ответил не сразу. Нахмурившись, он окинул взглядом зал, потом снова посмотрел на собеседницу. И Джулиана тотчас же поняла, что вела себя ужасно глупо. Ах, ей ни в коем случае не следовало раздражать клиента. Прикоснувшись к его рукаву, она тихо сказала:

— Милорд, не сердитесь, пожалуйста. Мне стыдно, что я так погорячилась.

И тут вдруг в его глазах появились искорки смеха.

— Не нужно никаких извинений, дорогая миссис Мертон. Я вовсе не считаю себя серьезным коллекционером. Мне просто хотелось бы узнать, что вы думаете о Шекспире. Кроме того, я немного заинтригован. Скажите, а что вы знаете о Кассандре Фиттерборн? Может, она владела книгой «Ромео и Джульетта» именно потому, что сама родилась под несчастливой звездой?

— Да, вполне возможно, — ответила Джулиана, стараясь сохранять спокойствие. Только теперь она поняла, что ее клиент прекрасно знал Шекспира. Более того, он задал вопрос о Кассандре Фиттерборн — вопрос, на который ей и самой давно уже хотелось получить ответ.

Но неужели маркиз догадался, что она изо всех сил старалась отвлечь его внимание от томиков Шекспира? Ох, очень может быть, что догадался… Однако она ни за что не позволит ему завладеть этими книгами, во всяком случае — томиком, принадлежавшим когда-то Кассандре Фиттерборн. «Но как же его отвлечь? — спрашивала себя Джулиана. — Что я знаю о вкусах лорда Чейза? Знаю, наверное, не так уж много. Впрочем, кое-что знаю абсолютно точно: у него репутация распутника».

Немного подумав, Джулиана решила, что более всего маркизу подойдет французское издание «Диалогов» Аретино. В переплете из красного сафьяна. С позолотой. С прекрасными иллюстрациями. Главное — чтобы лорд Чейз посмотрел на эту непристойную классику. И тогда он сразу же забудет обо всех более чем скромных томиках ин-кварто.

— Я только что вспомнила о книге, которая вас наверняка заинтересует, милорд, — проговорила Джулиана и, осмотревшись в поисках служителя, добавила: — Подождите, я сейчас принесу ее.

Оставшись за столом в одиночестве, Кейн задумался. Было совершенно ясно: миссис Мертон очень не хотела, чтобы он купил Шекспира. И она пыталась ему помешать. Но почему? Маркиз стал осматривать каждый том в поисках подписи Кассандры Фиттерборн. Некоторые из книг были подписаны инициалами «К. Ф.», но, судя по всему, только «Ромео и Джульетта» принадлежала славной Кассандре.

Славной? Скорее всего, она была чопорной старой девой, имевшей склонность к литературе.

В этот момент к столу подошел Себастьян Айверли и, усевшись на свободное место, что-то пробормотал себе под нос. Кейн украдкой взглянул на него. Либо этот книжный червь не знал о сомнительной репутации маркиза Чейза, либо его это совершенно не волновало.

Снова взглянув на Айверли, Кейн проговорил:

— Простите, а вы, случайно, не знаете что-либо о коллекционере по имени Кассандра Фиттерборн?

Айверли нахмурился и пробурчал:

— Только не Кассандра, а Джордж. Из Уилтшира. Умер три или четыре года назад. Его коллекцию купил Тарлтон.

— А Кассандра не могла быть его женой? Или, может быть, дочерью?

Айверли тут же покачал головой.

— Ничего не слышал ни о жене, ни о дочери. Да и не могла бы женщина стать толковым коллекционером. Ведь женщины совершенно не разбираются в книгах, — добавил он с презрительной усмешкой.

Кейн тоже усмехнулся. Айверли был ужасным глупцом, потому и не знал, что мозги у женщин работали немного по-другому. В течение последнего часа, наблюдая за миссис Мертон, Кейн убедился, что она прекрасно знала свое дело и, следовательно, была очень даже неглупа. И конечно же, она довольно много знала о сэре Томасе Тарлтоне, потому и присутствовала здесь сейчас. Кроме того, эта женщина была хороша собой, и, как Кейн уже начинал догадываться, она была отнюдь не чопорной.

Через несколько минут он заметил, как миссис Мертон пробирается сквозь толпу мужчин, но они, казалось, совершенно ее не замечали — словно она была невидимой. Господи, неужели все они слепы?! «Очень может быть, что так, если не могут оценить ее необычайно аппетитную фигурку», — подумал Кейн.

Откинувшись на спинку стула, маркиз мысленно поздравил себя — ведь он умудрился нанять единственную в Лондоне женщину-коллекционера.

Глава 3


Джулиана направлялась к красному сафьяновому переплету, находившемуся за стеклом книжного шкафа, когда дорогу ей преградил строго одетый джентльмен.

— Рад видеть вас, миссис Мертон!

— Добрый день, мистер Гилберт, — ответила Джулиана, вежливо кивнув. Она никогда не беседовала с ним подолгу, хотя он частенько заходил в ее книжную лавку.

Мэтью Гилберту было чуть за тридцать, но он считался, пожалуй, самым уважаемым книготорговцем в Лондоне. Впрочем, слово «книготорговец» казалось слишком банальным для обозначения роли мистера Гилберта как доверенного лица знатных коллекционеров.

— Да-да, я рад видеть вас, — продолжал Гилберт. — Я знаю, что у вас есть несколько весьма интересных томов по истории религии, но мне хотелось бы узнать, не появились ли у вас еще какие-либо книги на эту же тему.

— Да, мистер Гилберт, конечно, — кивнула Джулиана. — У меня есть несколько интересных томов в дальней комнате. И если вы сочтете возможным навестить мою лавку, то я буду рада показать их вам.

— Вот и хорошо, миссис Мертон. Одного из моих клиентов они могут заинтересовать.

Джулиана была несколько удивлена словами торговца. Книги, о которых он упомянул, находились среди последних приобретений Джозефа в тот ужасный день, когда он встретился со смертью, и она почти потеряла надежду найти священника, который мог бы их купить. Но возможно, один из клиентов Гилберта был епископом.

— Я скоро зайду к вам, — пообещал торговец.

— Было бы хорошо, если бы вы дали знать, когда захотите зайти ко мне. В последующие недели я буду проводить много времени в этих залах, поэтому меня может не оказаться дома.

— Да, разумеется. Где же еще может находиться преуспевающий книготорговец, если не на аукционе?

Последние слова Мэтью Гилберта заставили Джулиану улыбнуться, но уже минуту спустя, когда она попросила служителя показать ей Аретино, настроение ее ухудшилось.

— Прошу прощения, — строго сказал служитель, — но леди не могут знакомиться с содержанием книг в этом шкафу.

— Почему не могут?

— Потому что это книги… весьма нескромного характера.

Джулиана нахмурилась и заявила:

— Вы ошибаетесь! Я вовсе не леди, а книготорговец. И я хочу посмотреть «Диалоги» Аретино, вы поняли?!

Последнюю фразу она произнесла гораздо громче, чем намеревалась, и почти все присутствовавшие, оторвавшись от своих библиографических изысканий, уставились на нее в изумлении.

«Чудесно! Теперь весь книжный мир Лондона узнал о моем желании ознакомиться с книгами эротического содержания», — подумала Джулиана, покраснев до корней волос.

Какое-то время она в нерешительности стояла у шкафа, не зная, как поступить. Ей хотелось продолжить спор, но едва ли служитель уступил бы…

Внезапно кто-то прикоснулся к ее плечу, и тотчас же над ухом у нее прозвучал негромкий голос:

— Почему вы не позволили мне этим заняться, миссис Мертон?

Оказалось, что маркиз пришел ей на помощь. Снова покраснев, Джулиана вернулась на свое место. Поведение лорда Чейза немного раздосадовало ее, но в то же время она была ему благодарна — он подошел очень вовремя.


«Бедная девочка», — думал Кейн, ожидая, когда служитель отопрет шкаф. Некоторое время он внимательно наблюдал за ней — ему было любопытно, о чем говорила миссис Мертон с весьма респектабельным книготорговцем. И Кейну очень не понравилось, что она улыбалась этому субъекту, — вероятно, подсознательно он уже считал, что эта хорошенькая продавщица книг принадлежала только ему, маркизу Чейзу. Когда он услышал ее скандальную просьбу — весь зал уставился на нее с удивлением, — ему тотчас стало ясно, что он должен помочь бедняжке.

Тарквин Комптон стоял тут же, рядом с «эротическим» шкафом. Кейн часто встречал его на всевозможных сборищах полусвета, чаще всего — на маскарадах, устраиваемых куртизанками. В отличие от маркиза Чейза Комптона охотно принимали также и в светских гостиных, ибо он считался любимцем дам, ценивших его тонкий вкус и восхвалявших его остроумие.

Кейн относился к Комптону ничуть не хуже, чем к другим представителям высшего света, хотя этот любимец дам частенько отпускал шуточки в его адрес, а также выдумывал для него глупейшие прозвища — Грешный Маркиз, например. А совсем недавно Комптон назвал его Диким Маркизом, вероятно, намекая на его якобы дурные манеры.

Давая ему все эти нелепые прозвища, остроумец как бы противопоставлял маркиза его праведному отцу — только это, пожалуй, и раздражало Кейна по-настоящему.

А сейчас, взглянув на Чейза с усмешкой, Комптон кивнул на шкаф и пробормотал:

— Довольно интересный подбор книг…

Уловив издевку в тоне Комптона, Кейн повернул голову и пристально посмотрел ему в глаза.

— Что ж, Комптон, в таком случае я отступаю и оставляю вам все эти замечательные сочинения. Кстати, могу порекомендовать вам тридцать пять весьма занятных поз. Полагаю, вы сумеете использовать некоторые из них. Насколько я помню, Мария Джонсон была под вашей опекой, пока не предпочла меня. Так что вам, вероятно, следует кое-чему научиться.

— Ошибаетесь, Чейз. Уверен, что я ни в чем вам не уступал. Пожалуй, только в размере своего кошелька.

— А как же мадам Дюшан? — продолжал Кейн. — Впрочем, подозреваю, что ее настоящее имя — совсем другое. Так вот, она оставила вас через неделю, и мне кажется… — Кейн сделал вид, что задумался. — Да-да, теперь вспомнил. Она, когда пришла ко мне, высказывалась не очень-то лестно о ваших, Комптон, способностях. И я не думаю, что она имела в виду размер вашего кошелька. Очевидно, предполагались какие-то другие способности.

Явно уязвленный последним замечанием маркиза, Комптон презрительно фыркнул и проворчал:

— Нисколько не сомневаюсь в ваших, Чейз, способностях. Ведь вы полжизни провели в борделе.

Заметив, что его оппонент сжал кулаки, Кейн на всякий случай приготовился к нападению. Но Комптон, как выяснилось, драться не собирался. Глядя прямо перед собой, он хмурился и молчал.

— А вы лицемер, Комптон, — сказал Кейн с веселой улыбкой. — Или я ошибаюсь? Может, вам ничего не надо от дам, кроме приятной беседы?

Комптон по-прежнему молчал; он явно не желал устраивать публичный скандал. Кейн же ухмыльнулся и подбросил еще одно полено в костер.

— Кстати, Комптон, о лицемерии… Скажите, что вы делаете рядом со шкафом с «неприличными книгами»?

Кейн приготовился отбить удар — но вместо этого, к своему удивлению, увидел застенчивую улыбку.

— Вы правы, — сказал Комптон. — Так случилось, что я наряду с другими книгами собираю и те, которые находятся в этом шкафу. Но только те из них, — добавил он, — которые отличаются художественными достоинствами. Могу порекомендовать вот эту… Кажется, именно на нее вы и собираетесь взглянуть, не так ли?


Украдкой осмотревшись, Джулиана вздохнула с облегчением. Мужчины, находившиеся в зале, уже не таращились на нее. «А может, мне не следовало самой просить «Диалоги» Аретино? — промелькнуло у нее. — Ведь я могла бы просто упомянуть про это сочинение».

Взяв у служителя книгу, маркиз вернулся с ней к столу и сел рядом с Джулианой. Как ни странно, но ей эта его близость вдруг показалась необыкновенно волнующей.

«Но что же это со мной? — спрашивала она себя. — Почему я так на него реагирую?» Джулиана часто сидела рядом со своими клиентами, оценивая качество переплетов, гравюр и общее состояние книг. И при этом близость мужчин нисколько ее не волновала.

А вот с маркизом Чейзом все было иначе. Даже исходивший от него запах казался необычайно волнующим. Когда же его бедро случайно касалось ее бедра, она невольно вздрагивала. И ей никак не удавалось сосредоточиться.

Сосредоточиться было бы довольно трудно, даже если бы они изучали что-то весьма серьезное, — например, издание Кэкстона. Но Аретино!.. О Господи, это была на редкость эротичная книга!

Джулиана никогда не видела это издание, просто знала о его репутации, точнее — о дурной славе. И вот теперь они вместе с Чейзом рассматривали эту книгу.

«Диалоги и тридцать пять позиций», — прочитала Джулиана, когда маркиз раскрыл том на титульной странице. Это выглядело вполне невинно, пока она не поняла, что имелось в виду под словом «позиция». О Боже, она даже не догадывалась, что мужчина и женщина могут проделывать такое!..

Тут маркиз принялся листать книгу, рассматривая иллюстрации. И Джулиана почти сразу же почувствовала, как запылали ее щеки. «О Господи, что они собираются делать?» — подумала Джулиана, взглянув на довольно полную и почти обнаженную женщину.

Джулиане ужасно хотелось зажмуриться, но она, стараясь говорить как можно спокойнее, бесстрастным тоном заметила:

— Полагаю, это прекрасная иллюстрация.

Маркиз кивнул и ровным голосом проговорил:

— Да, очень неплохая.

Джулиана перевернула страницу — и снова чуть не зажмурилась. Судорожно сглотнув, она заявила:

— Замечательное издание. Обратите внимание на свежесть гравюры, милорд. И здесь очень хорошая печать.

— Да, в самом деле, — пробормотал Чейз. — Похоже, печать у него получается очень недурно. — Маркиз явно имел в виду мужчину на иллюстрации, припавшего губами к лону обнаженной женщины.

Джулиана украдкой взглянула на своего клиента, но тот по-прежнему сидел с серьезнейшим видом. «Нет, не верю! — воскликнула она мысленно. — Конечно же, он смеется надо мной!»

Джулиана что-то лепетала о качестве рисунка, о великолепном переплете, но думала в это время совсем о другом. «Боже, что со мной происходит?» — спрашивала она себя в отчаянии. Она прекрасно сознавала, что воспринимала Чейза не как покупателя, а как мужчину. Как очень привлекательного мужчину, к которому ее влекло все сильнее.

В какой-то момент ей вдруг представилось, что она видит на рисунках… себя с лордом Чейзом! И в тот же миг она ощутила жар между ног и почувствовала, как напряглись ее груди. Немного помедлив, Джулиана посмотрела вниз, чтобы удостовериться, что ее отвердевшие соски не выделяются под тканью платья. К счастью, платье было довольно плотное, — но вот что делать со щеками? Казалось, что щеки ее пылают ярким пламенем.

Никогда еще Джулиана не испытывала большего облегчения, чем в тот момент, когда дошла до последней страницы и закрыла книгу.

— Спасибо, миссис Мертон, — сказал маркиз. — Благодаря вашему рассказу я узнал очень много нового.

Джулиана что-то пробормотала в ответ; она была абсолютно уверена, что познавательное значение эта книга имела только для нее.

А лорд Чейз — по-прежнему чрезвычайно серьезный — продолжил:

— Если вы больше ничего не хотите показать мне сегодня, позвольте отвезти вас домой.

— Благодарю вас, милорд, но у меня еще несколько поручений, которые я должна выполнить по пути. Я пойду пешком.

— Сегодня очень холодный день, — напомнил маркиз.

О Господи, да пусть даже снег пойдет! По крайней мере она хоть немного охладится!

Глава 4


Маркиз Чейз нисколько не удивился, когда в комнату вошла экономка. Она частенько выполняла по утрам обязанности слуги — вот и сейчас пришла с кофейником.

— Что-то вы рано поднялись, милорд. И уже три вечера кряду рано возвращаетесь домой. Уж не опал ли ваш член?

Она налила ему в чашку кофе, выгнув руку с остатками той элегантности, которая приносила ей успех в начале карьеры. К сожалению, претензии Мелисанды Дюшан на элегантность были столь же искусственны, сколь и ее французское имя, и их никак нельзя было распространить на ее речь — такую же «земную», как и бывшая профессия Мелисанды.

— Неужели наблюдение за состоянием моих половых органов также является обязанностью экономки?

Дама издала смешок и воскликнула:

— Конечно, является! Особенно с тех пор, как я научила вас поддерживать себя в хорошем состоянии. Вы были таким маленьким чувственным шельмецом!.. И я хотела бы знать: почему вы встали так рано и почему явились на завтрак в девять утра?

Маркиз ненадолго задумался, потом вдруг сказал:

— Знаешь, Мел, я решил заменить кое-кого из моих слуг. Что ты об этом думаешь?

— Думаю, что вам не следует с этим торопиться, сэр, — проговорила экономка, нахмурившись.

— Что ж, садись, Мел, и выпей со мной кофе. Расскажи мне новости.

— Сэр, но я не могу этого сделать. Так не положено! — Как ни странно, но Мел упорствовала в том, что знает свое место. Однако Кейн был близок с ней с того самого дня, как она и ее подруга Бет нашли его истекающим кровью в канаве и приютили в борделе миссис Рафферти.

Мел и впрямь была довольно странной экономкой; она могла отказаться сесть в присутствии хозяина, но не стеснялась отчитывать его. И всегда высказывала свое мнение с предельной откровенностью.

— Сэр, я положила газету и почту вот сюда. — Она кивнула на маленький столик. — Так что вы сможете прочитать новости самостоятельно. И мне очень хотелось бы, чтобы вы рассказали мне, что с вами происходит.

— Мы с Нэнси расстались по взаимному согласию, если ты это имеешь в виду. Она решила, что должна посвящать больше времени своему вокалу.

— Но я слышала, что она при занятиях уделяет некоторое время сэру Герберту Дичфилду, — заметила экономка.

Кейн невольно вздохнул. Интересно, сколько времени требуется для того, чтобы известие о новом покровителе его любовницы дошло до каждого слуги лондонского Уэст-Энда? Должно быть, около часа.

Маркиз молчал, и экономка с улыбкой спросила:

— Она подставила вам ножку, да?

— Просто так получилось. Она проявила инициативу и настояла на том, чтобы мы расстались.

— Умная девчонка. Она была с вами шесть месяцев. И конечно же, прекрасно знала, что ваша связь долго не продлится. Но я не понимаю, почему вы не найдете себе другую. Это совсем на вас не похоже, Кейн.

— А разве ты не слышала?.. Я решил… заняться литературой. Собираюсь купить книгу. А если миссис Мертон посоветует, то очень много дорогих книг.

— Ха! — Мел расплылась в улыбке. — Я знала, что все дело в женщине. Но зачем вам покупать книги? Разве у вас их мало?

— Миссис Мертон пыталась заинтересовать меня итальянскими книгами о жизни проституток и сутенеров.

— В этом не много смысла. Вы уже все о них знаете.

— Да, несомненно. Так получилось, что я когда-то прочитал эту книгу.

— Интересная?

Кейн пожал плечами:

— Книга синьора Аретино по крайней мере свободна от морализаторства, которым злоупотребляют некоторые авторы. Так что читается эта книга очень легко.

— Но почему ваша миссис Мертон хотела, чтобы вы купили такую книгу?

— Вероятно, она решила, что эта книга мне понравится. — Кейн лукаво улыбнулся. — Но я наказал ее за дерзость. Заставил изучать книгу вместе со мной.

Кейн испытывал неловкость из-за того, что привел маленькую продавщицу книг в смятение. И в то же время он с удовольствием вспоминал, как очаровательно она смущалась и краснела, как с серьезнейшим видом говорила о качестве гравюр, изо всех сил стараясь не замечать, что именно было изображено на гравюрах. При этом было совершенно очевидно, что миссис Мертон ни разу не видела таких рисунков, — возможно, даже не представляла, что между мужчиной и женщиной может происходить нечто подобное. В конце концов, она сбежала с аукциона с величайшей поспешностью, отказавшись от его предложения подвезти ее домой. Поэтому ему так и не удалось расспросить ее о том, к каким методам приобретения книг прибегал сэр Томас Тарлтон.

Серые глаза Мел сверкнули, словно напоминая о былой красоте этой женщины. Но в то время, когда Кейн ее встретил, ее лучшие годы уже миновали, так что Мел, когда-то владевшая собственными комнатами, опустилась до уровня самой ординарной девицы из борделя.

— Вы собираетесь сделать ей предложение? — спросила она неожиданно.

Маркиз с усмешкой покачал головой:

— Нет-нет, ведь миссис Мертон — респектабельная хозяйка книжной лавки. К тому же она слишком хороша собой, чтобы иметь дело с таким субъектом, как я.

— Она красотка? Молодая?

— Во всяком случае — не старая. И я буду очень благодарен тебе, Мел, если ты не станешь сплетничать о ней. У меня нет привычки портить репутацию женщин, которые занимаются торговлей.

Экономка презрительно фыркнула.

— За исключением тех, чья репутация уже испорчена. Но вы не волнуйтесь, Кейн, я буду держать рот на замке. И вообще, у меня есть дела поважнее, чем болтать тут с вами. За этой новенькой горничной, маленькой глупой шлюшкой, нужен глаз да глаз. — С этими словами Мел вышла из комнаты.

Снова оставшись один, Кейн просмотрел утреннюю почту. Тут были всевозможные счета, послание от управляющего его поместьем, а также обычный набор просьб от нескольких благотворительных обществ. Все эти письма маркиз оставил для Робинсона, своего поверенного. Этот осторожный и практичный старикан, служивший еще у его отца, постоянно убеждал Праведного Маркиза, что не следует давать молодому наследнику слишком много денег, но теперь, много лет спустя, Кейн вспоминал об этом с улыбкой.

А затем он вдруг увидел письмо, написанное женским почерком.

Маркиз держал письмо в руках целую минуту, не решаясь вскрыть ежемесячное послание матери. Наконец сломал печать и принялся читать.

Это была обычная проповедь, полная призывов «сойти с грешной тропы» и «отдаться воле Божьей». И, как всегда, тут были многочисленные цитаты из речей Джозефа Дичфилда, велеречивого и хвастливого священника, бывшего учителя Кейна. После их последней серьезной беседы во время похорон отца Кейн вообще не понимал, зачем мать брала на себя труд писать ему. Однако он был благодарен ей за то, что она вложила в свое письмо коротенькое письмецо от сестры.

Все восемь лет, что прошли с того момента, как он был изгнан из дому, Кейну всегда хотелось плакать, когда он получал такие же коротенькие послания сестры — для него это был хоть какой-то контакт с близкими людьми.


«Дорогой брат, — писала сестра, — надеюсь, что ты пребываешь в добром здравии и покорен воле нашего Господа Бога и Спасителя. Мои занятия идут успешно. Я научилась играть три новых гимна на фортепиано и скопировала акварелью итальянскую картину «Святой Себастьян», приобретенную нашим покойным глубокочтимым дедушкой. Мистер Дичфилд говорит, что получилось очень похоже. Мистер Дичфилд также настолько добр ко мне, что руководит моими занятиями по изучению Библии. В этом месяце я читаю Книгу Руфь.

Твоя любящая сестра Эстер Годфри».


От души ли она писала эти благочестивые банальности? Получала ли она удовлетворение от своего обучения, лишенного, насколько он мог понять, даже намека на фривольность? Сестра никогда не писала о чем-либо личном — о новом платье, например, или о любимой собачке. Да и была ли у нее любимая собачка?.. Кейн видел ее в последний раз восьмилетней, когда она была очаровательной девочкой по имени Эсти — девочкой, состоящей из огромных глаз, завитков волос и звонкого смеха.

И тут он заметил приписку в самом низу страницы: Руфь. 91:20.

Зажав письмо в руке, Кейн бросился в библиотеку. Он прекрасно знал, что где-то у него имелась Библия, которую он когда-то усердно изучал по настоянию отца. Пошарив среди всевозможных справочных книг, Кейн извлек ее и быстро перелистал страницы, чтобы найти Книгу Руфь.


«Она сказала им, не называйте меня Ноеминью[2], а называйте меня Марою[3], потому что Вседержитель послал мне великую горесть».


Был ли этот стих посланием сестры? Ему хотелось немедленно оседлать лошадь и отправиться в Маркли-Чейз, чтобы выяснить, что случилось с сестрой. Но потом он подумал, что с ней, возможно, не произошло ничего страшного, ничего серьезного. Может, просто расстроилась из-за какой-нибудь сломанной безделушки. Или получила выговор за плохо подготовленный урок. Да-да, лучше считать, что ничего серьезного…

Как обычно, письмо сестры его огорчило. Еще накануне он надеялся, что, узнав тайну «Бургундского часослова», сумеет понять поведение покойного отца, а также заставит непреклонную мать смягчиться, в результате чего ему удастся увидеть малышку Эстер. Но теперь вдруг эта идея показалась ему на редкость абсурдной. Действительно, к чему тратить время?.. Ведь все равно ничего не получится…

После изгнания из дому, в течение восьми лет, у него фактически не было близких людей. Кейн обходился без них и дожил до того, что унаследовал отцовский титул и состояние. И он был почти уверен: его образ жизни доставлял покойному маркизу нестерпимую боль. Более того, отец, наверное, и сейчас мучился, где бы он ни находился после своей смерти.

Но стоило ли предаваться грусти из-за какого-то письма? Ведь он давно уже имел вполне определенную репутацию и, следовательно, должен был жить в свое удовольствие.

Но сейчас для него начинался новый день, лишенный развлечений, и, судя по всему, ему опять предстояло отправиться спать слишком рано, причем — в одиночестве. Вот если бы он был настоящим светским джентльменом, то нашел бы себе компанию друзей, одержимых спортивным интересом, и они вместе проводили бы время в «Таттерсоллз» или в каком-нибудь другом заведении. Однако лошади его интересовали исключительно как средство передвижения. Правда, он неплохо боксировал и фехтовал, но занимался этим лишь ради физических упражнений. В результате Кейн очень редко общался с людьми своего круга. Более того, он даже не являлся завсегдатаем какого-нибудь клуба.

Оставались лишь женщины. Но теперь, после разрыва с любовницей, ему следовало поискать новую компаньонку. А для этого надо посещать театры и совершать прогулки в Гайд-парке. Или лучше отправиться в те немногочисленные гостиные, где его пока что принимали?

Но тут Кейн вдруг обнаружил, что ему ужасно хочется увидеть миссис Мертон. Почему-то он был абсолютно уверен в том, что она необычайно страстная женщина, но только скрывает свою страсть, возможно, боится ее. Однако она не относилась к тем женщинам, с которыми он мог бы завести интрижку лишь для приятного времяпрепровождения. Да-да, ему не следовало играть чувствами миссис Мертон. И все же было забавно ее поддразнивать. К тому же она могла бы очень многое рассказать о Тарлтоне.

Да, он непременно должен выяснить, что именно она знала.


Джулиану бросало в краску, когда она думала о деле, связанном с Аретино.

Вернувшись в свою книжную лавку, она убедила себя в том, что ее смущение — естественное следствие разглядывания эротических картинок в присутствии привлекательного мужчины. Однако она сочла необходимым сделать себе выговор за то, что думала о лорде Чейзе не только как о клиенте с тугим кошельком. Да и едва ли человек с его репутацией мог бы обратить внимание на такую женщину, как она. Он общался с ней лишь потому, что заинтересовался книгами, — и ничего больше.

К счастью, сейчас у нее было дело, которое могло отвлечь от мыслей о маркизе. Необходимо было как можно быстрее отыскать те скучнейшие тома, о которых говорил мистер Гилберт.

Джозеф никогда не стеснялся отвечать на письма и просьбы клиентов. И как-то раз некая мисс Кумб, хозяйка солидного дома в Солсбери-Клоуз, пригласила его взглянуть на ее библиотеку и, возможно, купить что-нибудь. Хотя все покупки супругов финансировались из скромного состояния Джулианы, муж отказался взять ее с собой в Солсбери. Он обычно ездил по делам один и сам принимал важные решения.

Увы, в этом случае деловая хватка Джозефа очень его подвела. Впрочем, Джулиана подозревала, что он купил коллекцию мисс Кумб из жалости к престарелой леди, что было совсем для него нехарактерно.

Несколько томов из этой коллекции было найдено в комнате, когда обнаружили его тело — без кошелька и часов. Местный магистрат пришел к выводу, что мотивом убийства было ограбление. Более того, убийца даже оставил книги, которые сейчас находились на полках книжной лавки. Остальная часть коллекции — около двух сотен томов — была доставлена Джулиане посыльным через несколько недель. Бегло осмотрев все эти книги, она решила, что их едва ли удастся с выгодой продать. И вплоть до нынешнего дня они находились в задней комнате.

А сейчас Джулиана снова осмотрела все эти тома. Вот «История христианской церкви» мистера Грегори. Очень скучно. А вот «История церкви Англии», написанная Хьюго Тутеллом. Наверное, отличное чтение в постели для страдающих бессонницей. И все остальное — в том же роде. Возможно, мистера Гилберта подобная литература заинтересует, но ей, Джулиане, было ужасно тоскливо смотреть на эти тома.

В конце концов она сняла с полки потрепанный фолиант в переплете из телячьей кожи. Некогда он был довольно красивым — остались даже следы позолоты на корешке, а также фрагменты орнамента и герба на передней обложке. Однако петли растрескались, а кожа была сильно исцарапанной.

Осторожно приподняв отошедшую переднюю обложку, Джулиана обнаружила собрание рукописей. Немного помедлив, она отнесла фолиант наверх, чтобы как следует изучить его после ужина. Оказалось, что содержание тома было скорее усыпляющим, чем интересным, и она заснула.

Проснулась же Джулиана от удивительного сна, в котором она, обнаженная, стояла на коленях перед мужчиной, почти полностью одетым. Причем этот мужчина… Это был маркиз Чейз. Она старалась не думать о том, что именно делала в этом своем сне, однако не думать не получалось. О Боже, такое она не могла даже вообразить до того, как не ознакомилась с иллюстрациями той шокирующей книги. Казалось бы, этот постыдный акт должен был привести ее в ужас, однако она, как ни странно, нашла его необычайно возбуждающим.

Джулиане тут же вспомнился покойный муж. В тех случаях, когда Джозеф был настроен выполнить свои супружеские обязанности, он тихонько покашливал, перед тем как отправиться спать. А затем, уже в спальне, предлагая ей «приготовить себя». После чего просто ложился на нее сверху и делал свое дело. Нельзя сказать, что ей это совсем не нравилось. Однако ужасно утомляло. Причем ее роль всегда была пассивной, а действия мужа никогда не варьировались. В сновидении же Джулиана была активной стороной в любовной игре. И она наслаждалась ощущением своей власти. А когда проснулась, была разочарована тем, что сон закончился. Ей хотелось, чтобы этот чудесный сон никогда не кончался.

Но от сна ли она проснулась? Чернильная темнота за окном свидетельствовала о том, что утро еще не наступило. Но что ее разбудило? Затаив дыхание, Джулиана прислушалась. Какой-то шорох под полом… Неужели крысы? Она содрогнулась от отвращения. А может, не крысы, а что-то другое, еще более страшное? Нет-нет, не надо пугаться. Джулиана множество раз говорила себе, что смерть мужа была результатом несчастного случая. И все же после убийства Джозефа она в течение нескольких недель испытывала страхи по ночам. Но в конце концов страхи оставили ее, поскольку ничего страшного не происходило.

Тем не менее сейчас, при мысли о вторжении чужака, она вздрогнула и натянула на голову одеяло.

Спустя час, так ничего больше и не услышав, Джулиана решила, что шум ей просто почудился. Однако сон к ней не шел, и утром она поднялась совершенно разбитая, с неприятными предчувствиями. Собравшись с духом, она спустилась по узкой деревянной лестнице и вошла в лавку. Входная дверь оказалась запертой, и на первый взгляд все было в полном порядке. Все хранившиеся в доме деньги были на месте. Да и бумаги, лежавшие на письменном столе, судя по всему, никто не трогал.

Джулиана прошла в тот угол, где помещалась коллекция Кумб. Оказалось, что стопа книг выглядела несколько иначе, не так, как прежде. Или она ошибается? Джулиана не могла в точности припомнить, как именно сложила накануне книги.

Ох, наверное, она просто выдумывает себе разные страхи!..

Быстро позавтракав, Джулиана открыла лавку для посетителей. Впрочем, она была уверена, что сейчас, когда большинство лондонских книжников отправились на распродажу коллекции Тарлтона, посетителей будет совсем немного, гораздо меньше, чем обычно. Ей тоже хотелось отправиться на аукцион, но она твердо решила, что проведет этот день у себя в лавке.

Внезапно дверь распахнулась, и в переднюю комнату влетел лорд Чейз. Увидев его, Джулиана тут же вспомнила свой странный сон и густо покраснела. Внимательно посмотрев на нее, маркиз спросил:

— Неужели только открылись? Я-то думал, что такой трудолюбивый коммерсант, как вы, уже давно на ногах.

Джулиана искренне обрадовалась маркизу. Судя по всему, он действительно был серьезным клиентом. И она пыталась убедить себя в том, что ее радость не имела никакого отношения к его необычайной элегантности и озорному взгляду ярко-голубых глаз. В какой-то момент, сообразив, что смотрит на него с глуповатой улыбкой, она попыталась нахмуриться, но у нее ничего не получилось. А маркиз рассмеялся и спросил:

— Вы готовы ехать?

Она взглянула на него с удивлением.

— Ехать? Но куда?

— На аукцион, разумеется.

— Вы хотите сейчас поехать на аукцион?

— Да, конечно. Я собираюсь приобрести несколько книг.

— Но сегодня только начало торгов…

— И что же?

Джулиана ненадолго задумалась, потом решительно заявила:

— Поверьте, сегодня не будет продаваться ничего интересного, ничего достойного внимания. Полагаю, будут только книги в очень плохом состоянии.

— Но ведь вы все равно хотите увидеть аукцион? — спросил Чейз с улыбкой.

Конечно, она хотела, даже очень хотела. Но как лорд Чейз догадался об этом? Ах, наверное, она совсем не умеет скрывать свои чувства…

Маркиз снова рассмеялся и сказал:

— Вижу, что хотите туда поехать. Так как же, поехали?

— Мне не следовало бы оставлять без присмотра мою лавку, — пробормотала Джулиана. Ей ужасно хотелось поехать на аукцион, но она не хотела, чтобы Чейз подумал, будто она готова выполнить любое его желание.

Посмотрев в окно, она увидела карету маркиза — ярко-красную на фоне сероватой измороси. А рядом с каретой стоял слуга, державший дверцу приоткрытой.

Судорожно сглотнув, Джулиана пробормотала:

— Что ж, пожалуй, я смогу потратить на это дело час или два. Подождите, сейчас я схожу за шляпкой.


Поведение миссис Мертон показалось Кейну не менее занимательным, чем сам аукцион. Ошеломленная быстротой продаж, она тихонько ахала, когда происходило что-то более или менее значительное. При этом она шепотом давала характеристики всем присутствующим в зале.

Но казалось, что более всего ее удивляли цены; они были довольно низкими, и многие из книг продавались за несколько шиллингов, некоторые — за фунт или два. В нескольких случаях Джулиана назвала свою цену, но ничего не выиграла.

— Это просто возмутительно, — пожаловалась она после того, как тусклого вида том ушел к другому покупателю. — Одно дело, когда какой-то раритет взлетает высоко, но ведь это весьма ординарная книга.

— Почему вы хотели купить именно ее? — спросил Кейн.

— У меня есть клиент, которому она подошла бы, но не за такую цену. Предупреждаю вас, милорд… Если вы намереваетесь что-то купить на этой распродаже, будьте готовы хорошо заплатить.

— Меня уже предупредили должным образом. Я собираюсь купить вот эту книгу. — Маркиз указал на позицию в каталоге.

— Это довольно редкая книга, — пробормотала Джулиана, нахмурившись. — Но скорее всего она в ужасном состоянии, если ее продают сегодня.

— Это не важно. Я хочу прочитать ее. Очень люблю поэзию Херрика. — Кейну понравилось название: «Геспериды, или Сочинения светские и духовные». Он ничего не знал о божественной стороне вещей, но помнил, что этот поэт питал нежность к женщинам.

— Сэр, я уже высказывалась относительно подобных книг, — заявила Джулиана, снова нахмурившись.

Кейн с улыбкой пожал плечами:

— И все-таки я куплю ее.

— Я не соглашусь на слишком высокую ставку, милорд.

— Миссис Мертон, вы будете называть цену до тех пор, пока я не скажу вам, что следует остановиться. Я твердо решил, что куплю эту книгу. Вы меня поняли?

Джулиана молча кивнула и отвернулась.

Когда служитель поднял над головой книгу Херрика, Кейн убедился, что миссис Мертон абсолютно права. Состояние тома и впрямь было ужасным. В конце концов Херрик был отдан ему за пять фунтов, а миссис Мертон при этом заметила, что он заплатил слишком много.

Но Кейн вовсе не считал, что переплатил. Войдя во владение наследством, он мог купить все, что хотел, и тратил немалые деньги на комфортные кареты, на шикарные ливреи для своих слуг, а также на собственный гардероб. И конечно же, он с удивительной щедростью содержал своих любовниц. Однако Кейн не мог припомнить, чтобы какое-нибудь приобретение принесло ему такую же радость, как это потрепанное издание стихов деревенского пастора.

Сделав эту покупку, маркиз снова принялся всерьез изучать каталог. А в конце дня, когда он ожидал отошедшую ненадолго миссис Мертон, к нему подошел Тарквин Комптон. Внимательно посмотрев на маркиза, он сказал:

— Чейз, вы приобрели очень хорошую книгу. И чертовски редкую.

— А почему же вы не называли свою цену? — осведомился Кейн.

— У меня уже есть точно такая же. Отличный экземпляр в современном переплете из телячьей кожи.

— А мой экземпляр выглядит так, словно его переплетали… в шкуру из старой кошки.

Комптон рассмеялся.

— Вы сможете переплести его заново. Кстати, он абсолютно полный. Я сам проверял. Аукционисты допустили ошибку, назначив его на продажу сегодня, вместе со всякой мелочью.

При этих словах Комптона Кейн расплылся в улыбке. Ему ужасно захотелось сообщить миссис Мертон о своей удаче.

— Чейз, вы не хотели бы пообедать со мной и с Айверли на следующей неделе? — неожиданно спросил Комптон.

Кейн взглянул на собеседника с некоторым удивлением. Насколько он мог припомнить, представитель светского общества впервые приглашал его отобедать. Причем приглашал не кто-нибудь, а Тарквин Комптон. Неужели этот человек стал уважать его только из-за того, что он купил редкую книгу?

Глава 5


Лорд Чейз предложил Джулиане отвезти ее домой. Поскольку шел холодный дождь, ему не пришлось долго ее уговаривать, и она охотно села в карету, где на полу лежали горячие кирпичи.

— Должно быть, вы проголодались, — сказал маркиз. — У вас есть кто-то, кто вам готовит?

— Я готовлю сама.

— Но вы работали целый день. Это неправильно. Кто-то должен готовить человеку, проработавшему весь день.

— Для этого мужчины имеют жен, — заметила Джулиана с улыбкой.

— Нет, для этого все люди имеют поваров.

Попрощавшись с маркизом, Джулиана вошла в дом и поднялась в свои крохотные комнатки, находившиеся над лавкой. Ей очень не хотелось покидать роскошный и теплый экипаж лорда Чейза, и собственное жилище показалось ей сейчас ужасно неуютным. Накинув на плечи плотную шерстяную шаль, она осмотрела свою кладовку. Кроме сыра и черствого хлеба, в ней ничего не оказалось.

И тут вдруг к ней вновь подкралась тревога — она вспомнила о шуме, который слышала ночью и о котором забыла на аукционе. И впервые за несколько месяцев Джулиана затосковала о Джозефе.

Что же касается маркиза… Как ни удивительно, она получала удовольствие от разговоров и споров с лордом Чейзом. Более того, ей даже нравились грубоватые шутки, которые отпускал ее спутник, рассказывая о ком-либо из присутствовавших на аукционе.

Во время бурного обмена заявочными ценами между двумя собирателями Джулиана шепотом сказала, что один из них намеренно решил взвинтить цены в ущерб своему давнему сопернику. И вскоре этот угодивший в ловушку джентльмен был вынужден приобрести не слишком уж ценную книгу по слишком высокой цене.

Маркиз усмехнулся и проговорил:

— Хитрец Федерстоун уже не первый раз огорчает своего приятеля баронета. Бедняга однажды был вынужден покинуть дом очаровательной Лолы Гарсии через окно, причем с расстегнутыми штанами.

Джулиана с любопытством посмотрела на крепко сложенного баронета и тихо прошептала:

— Не говорите так громко, милорд. — Немного помолчав, она спросила: — А почему так случилось?

— Ее… гм… официальный покровитель появился совершенно неожиданно и был весьма рассержен, узнав, что Лола дополнительно наращивает свои доходы. И все это подстроил хитрец Федерстоун.

Лорд Чейз, возможно, знал не слишком много о родственных связях представителей света, но было ясно, что он знал абсолютно все о всевозможных скандалах и происшествиях пикантного свойства. Джулиана не могла припомнить, чтобы когда-либо кто-нибудь так ее позабавил.

…Внезапно раздался стук в дверь, и Джулиана, с трудом поднявшись со стула, спустилась вниз. Осторожно приблизившись к двери, она спросила:

— Кто там?

— Лорд Чейз, — послышался ответ.

Узнав голос маркиза, Джулиана открыла ему, и тотчас же в жилище ворвались аппетитные запахи, исходившие от двух огромных накрытых крышками подносов, которые несли двое слуг в ливреях. Следом за ними вошел маркиз с бутылкой вина в руке. Едва переступив порог, он с торжественной улыбкой объявил:

— Прибыл обед.

Джулиана хотела выразить протест, но запахи были настолько аппетитные, что она не решилась возражать.

— Наверх? — спросил маркиз.

Джулиана молча кивнула.

— Наверх! — распорядился гость, взглянув на своих слуг.

— Слушаюсь, папаша, — сказал один из них — на вид ему было лет пятнадцать. Другой же казался еще более юным. И вообще, оба молодых человека выглядели довольно странно и не очень-то походили на обычных слуг, хотя и были в ливреях.

Поднимаясь вместе с маркизом по лестнице, Джулиана тихо спросила:

— Зачем вы это устроили?

Чейз взглянул на нее с улыбкой и заявил:

— Я привык кормить работающих женщин в конце долгого трудового дня. Должен признаться, что большинство моих подруг — актрисы. Но я не думаю, что продавщицы книг сильно от них отличаются.

«Можно представить, что обычно происходит после того, как маркиз доставляет им еду», — подумала Джулиана. Ее одолевали недобрые предчувствия, но голод терзал все сильнее, и в какой-то момент она поняла, что очень рада этому визиту.

Кейн прекрасно знал, что может ожидать протеста со стороны миссис Мертон, и он был готов соблазнить ее вкусными блюдами, приготовленными его поваром. Но ему не понадобилось прибегать к ухищрениям. Хозяйка тут же очистила от книг стол в комнате — довольно просторной — и, осмотревшись, сложила книги в кресло, стоявшее в углу. Потом один из слуг — его звали Том — принялся выставлять на стол блюда с едой, а Джулиана тем временем повела другого — Питера — в соседнюю комнату, чтобы принести тарелки и столовые приборы.

Слуги маркиза были довольно расторопные и услужливые, пусть даже манеры их не отличались изяществом. Поглядывая на них, Кейн мысленно посмеивался. Интересно, как отреагировала бы миссис Мертон, если бы он сказал ей, что эти мальчишки — сыновья проститутки из заведения миссис Рафферти? Их матушка по имени Бет когда-то вместе со своей подругой Мел спасла Кейна после того, как он был ограблен и избит на второй день своего пребывания в Лондоне. И она стала его первой женщиной. Это случилось в те далекие уже дни, когда бордель казался нищему юнцу раем на земле, а все его обитательницы — прекрасными ангелами, пусть даже и павшими. Впоследствии он узнал, какова реальная жизнь в борделе, узнал весь ужас этой жизни. Бет умерла от оспы, и он до сих пор ее оплакивал. Когда же его судьба переменилась, он предоставил ее сыновьям свой дом. А Мел, ставшая его экономкой, заботилась о мальчишках и собиралась делать это до тех пор, пока они не повзрослеют настолько, чтобы жить самостоятельно.

Пока хозяйка и мальчики, усердно ей помогавшие, готовились к обеду, Кейн с любопытством осматривался. Комната, хотя и просторная, казалась ужасно запущенной и пыльной, и в этом не было ничего удивительного, поскольку все здесь было заполнено книгами, стоявшими на полках плотными рядами. Меблировку же составляли два стареньких стула, маленький столик с откидной крышкой, кресло в углу, довольно большой круглый стол, а также письменный стол с застекленным буфетом над ним. А единственным украшением была висевшая на стене акварель — портрет молодой женщины с темными волосами, уложенными согласно моде прошлого столетия.

Миссис Мертон вернулась в комнату с ножами и вилками.

— Прохладно, — заметил Чейз. — Не велеть ли моим слугам затопить печь?

Она тут же кивнула:

— Да, пожалуйста. Знаете, у меня не было сил затопить. Но если уж у меня будет такой шикарный ужин, то следует насладиться им в полном комфорте. Надеюсь, вы намерены остаться и разделить со мной трапезу, милорд.

— Да, разумеется. Коллекционеры книг тоже иногда бывают голодны.

— Я рада слышать, что вы называете себя коллекционером.

— Мне хотелось бы поговорить о покупке еще кое-каких книг. Но сначала давайте сядем и поедим. Не желаете ли немного вина?

— Я очень редко пью вино, милорд, — сказала Джулиана. Усевшись за стол, она окинула взглядом угощение. Тут были грибы, фрикасе из цыпленка, ветчина, а также цветная капуста в масле.

Пододвинув к столу второй стул, маркиз сел напротив хозяйки и наполнил вином бокалы. Затем с улыбкой сказал:

— Поскольку мы с вами делим трапезу, нам, наверное, следует забыть о формальностях. Мои друзья зовут меня Кейн.

— Довольно необычное имя.

— Похоже на Каин, верно? Но поверьте, к греху братоубийства я не причастен.

Миссис Мертон улыбнулась, и улыбка сделала ее еще более очаровательной — несмотря на безобразную шапочку.

— А у вас есть брат? — спросила она.

— Во всяком случае, я о нем ничего не знаю. А Кейн — вовсе не то имя, которое я получил при крещении. Прежде чем я унаследовал титул, я был известен как Кейнфилд.

— И вас никто не называет по имени?

— Никто.

— А как же отец и мать?

— Моя мать всегда называла меня Кейнфилдом. А отец называл меня Амнон. — Какого черта он говорит все это? Конечно, в разговоре с актрисами его слова не имели значения, но ведь Миссис Мертон — весьма образованная женщина.

Но судя по всему, его болтовня нисколько ее не покоробила. Немного помолчав, она спросила:

— А ваши родители умерли, да? Сожалею, милорд…

— Не милорд, а Кейн. — Проигнорировав вопрос хозяйки, он сказал: — А вас как называть? Я хотел бы обращаться к вам по имени.

— Меня зовут Джулиана.

— Джулиана? Как в торговой марке — Дж. К. Мертон?

— Так случилось, что инициалы мужа и мои совпадали. Его звали Джозеф.

Слуги довольно быстро развели огонь, и вскоре печка, стоявшая в дальнем углу, начала согревать комнату. Когда же стало совсем тепло, Джулиана сбросила свою плотную шерстяную шаль, и Кейну показалось, что она после этого сразу помолодела. Помолодела — и сделалась еще более очаровательной. А глоток вина мгновенно оживил ее бледное лицо.

К сожалению, платье хозяйки оставалось столь же ужасным. Впрочем, в данный момент Кейна это все не очень беспокоило. Ведь он вовсе не собирался совращать миссис Мертон. То есть не собирался делать это сейчас, в этот вечер.

Да-да, он пришел сюда только для того, чтобы узнать, что ей известно о сэре Томасе Тарлтоне. А затем, исключительно из любопытства, он должен выяснить, что миссис Мертон знала о Кассандре Фиттерборн. Но спешить не следовало. Ему все больше нравилась Джулиана Мертон, и было очень приятно просто сидеть и болтать с ней по-дружески и доверительно.

Прислуживавшие им Том и Питер то и дело сталкивались, друг другу мешая, и Кейн, взглянув на них, проговорил:

— Подождите меня внизу, парни. Мы сами себя обслужим.

Молодые люди тотчас же удалились, и Джулиане стало немного не по себе — ведь теперь они с маркизом Чейзом остались наедине. Ах, наверное, ей не следовало давать согласие на этот ужин в собственном доме, но теперь уже поздно было сожалеть. К тому же она чувствовала, что не смогла бы отказаться. Более того, она была рада видеть маркиза — словно он открыл для нее чудесную дверь, за которой скрывалась настоящая жизнь, веселая и радостная, совершенно не походившая на ее унылое существование.

А этот замечательный ужин… Она давно уже так не ела. И никто после смерти ее опекуна не подавал ей на стол в собственном доме. А повар Чейза был гораздо лучше повара в Фернли-Корте.

Отправив в рот кусочек вкуснейшей ветчины и запив его глотком кларета, Джулиана невольно улыбнулась — сейчас ей было необыкновенно покойно и уютно.

— Скажите мне, дорогая Джулиана, как расшифровать код, которым пользуются торговцы книг? — спросил вдруг маркиз.

Сидя напротив нее, он ослепительно улыбался, но ни в его улыбке, ни в поведении не было даже намека на флирт, поэтому Джулиана нисколько не смутилась и охотно ответила:

— Как расшифровать, сказать не могу, потому что у каждого свой собственный код. А в остальном все очень просто. Вы выбираете слово из десяти букв, в котором буквы не повторяются, и присваиваете каждой из них какую-то цифру. Хотя некоторые используют слово из девяти букв, а знак X — для обозначения нуля.

— У вас есть код? И что это за слово?

— Да, есть, милорд. Ох, простите, Кейн… Но я, разумеется, не собираюсь говорить вам, что это за слово.

— Почему?

— Потому что я не хочу, чтобы вы знали, сколько я заплатила за книги в моей лавке.

Чейз снова улыбнулся:

— У вас столь шокирующая прибыль?

— Дело не в этом. Просто я продаю книги по их истинной цене — независимо от того, сколько заплатила за них сама. И я ни за что не поверю, что человек, отдавший пять фунтов за ветхий экземпляр Херрика, может всерьез интересоваться ценой, которую я запрашиваю за ту или иную книгу.

— Между прочим, Тарквин Комптон сказал, что я совершил довольно выгодную сделку. К тому же том в довольно приличном состоянии. За исключением переплета, разумеется.

Казалось, слова маркиза произвели впечатление на Джулиану.

— Что ж, поздравляю, — сказала она.

— Но это — везение начинающего, — заметил Кейн.

— Возможно, вы и в дальнейшем будете удачливым собирателем. И в этом случае у вас появятся очень редкие и ценные книги.

— А Тарлтон был удачлив?

— Он не просто ждал удачи. Он сам был ее творцом.

— Что вы имеете в виду? — насторожился Кейн.

— Видите ли, он всегда был очень расчетлив.

— Вы меня интригуете, Джулиана. Да, кажется, вы что-то говорили о фолиантах Шекспира…

— Он украл эти фолианты, — пробурчала Джулиана, нахмурившись. — Не в прямом смысле, разумеется. Некий собиратель уговорил владельца книг продать их ему — они стали бы самыми яркими жемчужинами в его коллекции. Но Тарлтон также охотился за ними, и он вынудил владельца нарушить слово.

— Вынудил? Или просто предложил более высокую цену?

Джулиана еще больше помрачнела.

— Я не верю, что было именно так. По мнению разочарованного собирателя, он стал угрожать владельцу раскрытием каких-то шокирующих и скандальных фактов.

— Шантаж?

— Да, конечно. И это не единственная история, о которой я слышала.

— Но как опытные собиратели узнают о существовании каких-либо книг? Как узнают, где именно эти книги находятся?

— Судьба каждой ценной книги прослеживается. Конечно, для этого следует узнать, кто был последним владельцем того или иного раритета.

— Насколько я знаю, «Бургундский часослов» был потерян несколько веков назад. В том смысле, что следы его затерялись. Каким образом Тарлтон мог его найти?

— Я никогда не занималась изучением его истории. Но могу сделать это, если вы хотите.

— Спасибо, Джулиана. Уж если я собираюсь купить его, то, наверное, должен знать о нем как можно больше.

— А можно вас спросить… Скажите, почему вы хотите его купить?

Кейн пожал плечами:

— Просто причуда. И потом, это очень красивая книга. Но давайте поговорим о других книгах, которые я хотел бы приобрести.

Джулиана тут же кивнула:

— Да, конечно, давайте поговорим.

— Дорогая, что вы думаете об Аретино?

При этом вопросе Джулиана покраснела и закусила губу. Маркиз же усмехнулся и проговорил:

— Знаете, если честно, то меня не интересует эротическая литература.

— Но как же… — Она в смущении умолкла.

Кейн рассмеялся и сказал:

— Видите ли, я предпочитаю настоящие вещи.

Джулиана еще гуще покраснела. Чтобы скрыть смущение, она снова поднесла к губам бокал с вином.

— Я решил собирать пьесы, — продолжал маркиз.

Она сделала глоток и спросила:

— Какие именно? — И тут же мысленно добавила: «Только не книги ин-кварто».

Кейн положил на стол нож и вилку и снова наполнил оба бокала. Затем потянулся за каталогом Тарлтона, лежавшим слева от него. Раскрыв его, проговорил:

— Вот, смотрите… Я уже наметил некоторые из пьес. Все они гораздо интереснее, чем те, что обычно идут в театре «Друри-Лейн». — Он полистал каталог. — А вот — «Прелестная распутница». Замечательная пьеса. Так-так, что тут еще?..

Список весьма выразительных названий и столь же выразительная мимика маркиза заставили Джулиану захихикать.

— «Завоюй ее и возьми ее», — читал маркиз. — А вот — «Городской щеголь». Нет, пожалуй, обойдусь без него. Но «Женщину, обернувшуюся задирой», я просто обязан иметь.

Джулиана снова захихикала. Впрочем, ни названия книг, ни их содержание не имели для нее особого значения. Гораздо больше она интересовалась тем, насколько редким является то или иное издание.

— Неужели вы намерены читать все то, что покупаете? — спросила она.

— Естественно, намерен. — Маркиз перевернул еще одну страницу. А вот замечательная вещь — «Свирепый наместник». Разве я могу устоять? Здесь поднимаются некоторые вопросы, которые могут вызвать протест лорда Чемберлена, не желающего, чтобы подобное изображалось на сцене. Вы понимаете, о чем я?..

Маркиз бросил на Джулиану внимательный взгляд, вероятно, ожидая, как она отреагирует. Но вино сделало ее смелой, и она, рассмеявшись, спросила:

— Кейн, могу я задать вам один вопрос?

Он с улыбкой пожал плечами:

— Почему бы и нет?

— Скажите, зачем вы стремитесь шокировать людей?

— Разве я вас шокирую?

— Да, немножко. Но я нахожу это забавным. И я не уверена, что вы действительно думаете то, что говорите.

— Я говорю то, что люди ожидают от меня услышать. И веду себя соответствующим образом, — ответил маркиз, едва заметно нахмурившись.

— Значит, вы хотите… угодить кому-то?

— Я этого не говорил. Я сказал только то, что сказал.

— А почему люди ожидают, что вы будете шокировать их?

— Потому что вы, вероятно, единственный человек в Лондоне, не знающий о том, что я погряз в пороке, и о том, что я был изгнан из дома предков в шестнадцатилетнем возрасте.

— Что же такого ужасного вы могли совершить в этом возрасте?

— Поступки, о которых я сейчас не хотел бы говорить. Такие рассказы не для ваших ушей.

— В самом деле? — Джулиана была заинтригована.

— Видите ли, мое движение в сторону греха началось в нежном двенадцатилетнем возрасте, когда я стал бросать плотоядные взгляды на одну из горничных во время вечерних молитв.

— Надеюсь, ваш отец не выгнал вас тогда из дому?..

— Тогда — нет. Тогда он просто выпорол меня. А вот горничную убрал безо всяких объяснений. Это первый пример того, как я вверг женщину в беду. Но грех, который стал причиной моей ссылки, был гораздо более серьезным, — добавил маркиз с ухмылкой, однако Джулиана почувствовала в его тоне обиду и горечь.

— И что же вы сделали?

Кейн медлил с ответом, потом сказал:

— Сейчас это уже не имеет значения. Но после этого я ушел. Отец довел меня до ближайшей остановки дилижансов, снабдив сотней фунтов, и сказал, чтобы я никогда не подходил к дверям Маркли-Чейза.

Джулиана поняла, что маркиз не собирается откровенничать. Немного помолчав, она задала очередной вопрос:

— А что же ваша мать? Она разве не возражала?

— Моя мать — праведница…

— Праведница, прогнавшая из дому шестнадцатилетнего сына?! — искренне возмутилась Джулиана.

— По мнению матери, мой отец всегда все делал правильно. И даже в высшем свете так считали. Поэтому я отправился в Лондон и стал делать то, что люди от меня ожидали. Я решил, что должен оправдать сложившееся обо мне мнение.

— Такой молодой — и такой одинокий! Как же вам удалось выжить?

— Я отправился жить в бордель. И там мне очень понравилось, — добавил маркиз с озорной улыбкой.

— Боже милостивый! — ужаснулась Джулиана.

— А потом я установил дружеские отношения с театром. Точнее — с некоторыми леди, украшавшими сцену своим присутствием.

— Выходит, вы не делаете из этого секрета?

— А какой смысл? Обо мне давно уже идет дурная слава. Спустя пять лет после моего ухода умер отец. Как для него ни прискорбно, лишить меня наследства он не сумел. Это было не в его власти.

— И вы вернулись домой?

— Лишь на похороны. Достойный презрения акт лицемерия, не так ли? А моя мать остается там. И она совершенно не заинтересована в моем обществе. Поэтому я веду безмятежную жизнь в нашем лондонском доме, а она содержит Маркли-Чейз.

Кейн не просил о сочувствии, но все же получил его. Джулиана в полной мере познала боль одиночества, когда ей пришлось покинуть тот дом, который она считала своим.

— Сколько же лет вы не были дома? — спросила она.

— Три года.

— Значит, вам… двадцать четыре года? Выходит, вы всего на год старше меня. Я думала, вы старше. — Нельзя сказать, что разгульный образ жизни сказался на его внешности, но лицо маркиза свидетельствовало о некой пресыщенности…

— Спасибо за комплимент, дорогая. Годы распутства, должно быть, повлияли на мою внешность. Я непременно скажу своему камердинеру, чтобы он принял меры.

Джулиана была почти уверена: что-то постоянно угнетало Кейна, но он старался скрыть свои чувства, старался выдавать себя за беззаботного прожигателя жизни.

Но тут выражение печали вдруг покинуло его лицо, и теперь перед ней снова был веселый и обаятельный маркиз, смотревший на нее с беспечной улыбкой, а его голубые глаза внезапно сделались озорными… и опасно притягательными. Джулиана тотчас смутилась и на мгновение отвела взгляд. Когда же она вновь посмотрела на маркиза, на лице его была все та же обворожительная улыбка.

А Кейн был вполне доволен беседой, ведь он узнал, что сэр Томас Тарлтон имел склонность к шантажу и вымогательству. Это обстоятельство, возможно, являлось ответом на мучивший его вопрос. Да, очень может быть, что отец расстался с «Бургундским часословом» лишь потому, что боялся скандала. Но какого рода скандал мог угрожать Праведному маркизу? Кейн подозревал, что ответить на этот вопрос будет не так-то просто.

Что же касается Джулианы, то ее сочувствие было довольно приятным. Возможно, оно стало бы еще более приятным, если бы она знала о нем всю правду. Когда же он понял, что ее сочувствие переходит в жалость, настроение у него изменилось — он терпеть не мог жалости.

— Дорогая, хватит о моей никчемной жизни. Давайте вернемся к книгам. Если я собираюсь коллекционировать пьесы, то, естественно, должен купить Шекспира.

— Да, естественно.

— Самые лучшие издания.

— Они будут стоить очень дорого, — попыталась возразить Джулиана.

— Кажется, я дал ясно понять, что мое состояние позволяет подобные траты.

— Вам лучше купить фолианты. — В течение нескольких минут Джулиана объясняла маркизу, почему он должен купить именно эти книги.

Внимательно выслушав ее, он заявил:

— И все же я куплю эти чудесные ин-кварто. Я твердо решил.

Джулиана со вздохом отложила нож и поднялась из-за стола.

— Позвольте мне удалиться на несколько минут.

— Да, конечно, — кивнул Кейн. Он решил воспользоваться случаем и в отсутствие хозяйки проверить некоторые свои догадки и подозрения. Он уже успел заметить неказисто оформленную Библию на одной из полок, и едва ли эта книга являлась предметом коллекционирования.

Сняв с полки Библию, Кейн увидел надпись на форзаце книги: «Джулиана Кассандра Уэйборн».


Джулиана вошла в крошечный ватерклозет в настоящей панике. «Как же отговорить маркиза от покупки моих книг, не раскрывая всей правды о себе?» — спрашивала она себя раз за разом.

Мысль о том, что можно просто попросить лорда Чейза не делать ставки на книги ин-кварто, Джулиана тут же отбросила. Она по собственному опыту знала, что мужчины реагируют на ее просьбы совсем не так, как ей хотелось бы. Ее опекун никогда не считался с ее мнением и всегда поступал так, как считал нужным. А те случаи, когда оказывалось, что опекун ошибался, он предпочитал тотчас же забывать. Но Джулиана не могла на него обижаться — этот человек ее многому научил, и она очень его уважала. Но когда Джозеф вел себя подобным образом, она искренне негодовала. И разработала тактику борьбы с мужским упрямством. Муж, как правило, соглашался с ней, если думал, что высказанные ею мысли — его собственные. Следовало лишь заставить Джозефа думать именно так.

Но она еще недостаточно изучила маркиза Чейза, чтобы понять, как перехитрить его. Да и вряд ли ей удастся перехитрить такого человека… Значит, надо как-то его отвлечь. Но как именно? В прошлый раз она предложила ему эротическую книгу. Однако он заявил, что предпочитает… «настоящие вещи». Да, кажется, так он выразился.

Разумеется, она не собиралась по-настоящему его соблазнять. Небольшого флирта было бы вполне достаточно. Возможно, она даже получит от этого удовольствие. Ведь лорд Чейз — довольно привлекательный мужчина…

Хотя, конечно же, существовала проблема. И проблема состояла в том, что у нее почти не было опыта в подобных играх. Маркиз же, напротив, мужчина очень опытный, и не исключено, что он сразу же ее раскусит. И вообще, насколько все это трудно? Конечно, она ничего не могла поделать со своей непривлекательной одеждой, но у нее имелся один «актив», который всегда нравился мужчинам. Она начнет именно с этого, а затем придется импровизировать.

Сердце Джулианы бешено прыгало в груди, когда она дрожащими руками развязывала тесемки своей шапочки.


Когда хозяйка вернулась, маркиз с невозмутимым видом сидел на своем месте, разглядывая бокал с вином. Он сразу догадался: миссис Мертон удалилась для того, чтобы обдумать, как отвлечь его от шекспировских томов ин-кварто. И теперь он с любопытством ждал продолжения.

Следует заметить, что маркиз был весьма собой доволен. Его догадки подтвердились; он обнаружил связь хозяйки с загадочной Кассандрой Фиттерборн. И теперь ему казалось, что миниатюрная продавщица книг заслуживает самого пристального внимания. Она явно что-то скрывала, и ее секреты возбуждали любопытство.

Когда миссис Мертон вошла в комнату, на ней было все то же ужасное платье. Но Кейн никак не ожидал, что у нее самые замечательные волосы — такие ему еще не доводилось видеть. При свете свечи ее чудесные локоны сверкали и искрились, отливая золотом. И сейчас она была необычайно красива, эта крохотная Венера. Настолько красива, что у Кейна возникло желание узнать не только тайну ее происхождения, но и познать ее тело.

Медленно приблизившись к столу, она с улыбкой сказала:

— Я решила снять свою шапочку. Надеюсь, вы не будете возражать.

Снова улыбнувшись, миссис Мертон провела ладонью по волосам, и дождь заколок излился на пол. А ее блестящие густые волосы рассыпались по плечам, чуть прикрыв груди.

— Разумеется, не возражаю, — пробормотал маркиз; он не мог отвести взгляда от прекрасных волос Джулианы.

Она на мгновение нахмурила брови, казавшиеся белесыми по сравнению с золотистыми волосами.

— Знаете, я не слишком сильна… по части причесок.

— О Господи, Джулиана! У вас замечательные волосы и безо всяких причесок. — Маркиз улыбнулся и добавил: — Кажется, вы говорили, что не слишком сильны также и в хозяйстве. Интересно, у вас есть еще какие-нибудь слабости? — Откинувшись на спинку стула, он скрестил на груди руки, ожидая ответа.

— Я бы лучше поговорила о вещах, в которых сильна, — ответила Джулиана.

«О Господи, похоже, она флиртует со мной!» — изумился Кейн.

— Я весь внимание, дорогая, — ответил он, снова улыбнувшись.

Она чуть склонилась над столом, отчего ее фигура сделалась еще более соблазнительной — даже несмотря на ужасное платье. Когда же взгляды их встретились, он увидел в ее глазах призыв — и одновременно выражение неуверенности.

Да, она определенно флиртовала, но не слишком умело. Но понимала ли она, что затевает? Кейн не мог поверить, что эта женщина собиралась уложить его в постель. Но все же она с ним флиртовала. Почему?

Кейн был почти уверен: он мог бы в считанные минуты добиться того, что миссис Мертон оказалась бы под ним обнаженная. И тогда уже не было бы возврата назад. Да она и не захотела бы никакого возврата.

Тут Джулиана откашлялась и проговорила:

— Знаете, я могу войти в любую библиотеку и выбрать самые лучшие книги в течение пяти минут.

Кейн с трудом удержался от смеха. Это было довольно необычное начало для сцены совращения. Стараясь говорить как можно серьезнее, он спросил:

— Неужели действительно сможете?

— Да, конечно. У меня безошибочная интуиция.

— Что ж, интуиции следует доверять, — с улыбкой заметил маркиз.

— И еще я могу распознать, к какому веку относится тот или иной том. Я определяю это по запаху, а также по печати на плотной бумаге.

«Замечательно! — мысленно улыбнулся маркиз. — Выходит, книги можно приобретать по запаху!»

— Покажите мне любой книжный переплет, и я даже с закрытыми глазами смогу сказать, из чего он сделан, — продолжала миссис Мертон.

— Что-то не верится, — с серьезнейшим видом ответил Кейн.

— Даже прикосновения пальца будет достаточно. — Она подошла к книжному шкафу. — Закройте глаза.

Кейн закрыл глаза и услышал, как миссис Мертон приблизилась к книжным полкам. Затем он уловил исходивший от нее слабый запах фиалкового мыла. В следующее мгновение она взяла его за руку и провела пальцами по переплету какого-то тома.

— Вот, пощупайте… Глянцевитая поверхность с намеком на шероховатость. Отполированная телячья кожа.

Возможно, миссис Мертон не являлась опытной кокеткой, но инстинкты у нее были превосходные.

— А вот — высококачественный пергамен, — сказала она, предлагая другую книгу. — Скользкий как шелк, но жесткий.

Кейн судорожно сглотнул — прикосновения очаровательной миссис Мертон подействовали на него возбуждающе.

— А теперь — более грубый материал. — И Кейн тут же почувствовал жесткую поверхность с легкой зернистостью. — Мужская сила сафьяна, — пояснила хозяйка.

Она вдруг приблизилась к нему почти вплотную, и Кейн почувствовал на щеке ее теплое дыхание. Не в силах более сдерживаться, он схватил книгу, положил ее на стол, а затем обхватил рукой тонкую талию Джулианы. Она тотчас опустилась ему на колени, и он, не открывая глаз, крепко прижал ее к себе. А затем принялся осторожно поглаживать ее плечи, груди и бедра; причем казалось, что груди — маленькие, крепкие и аппетитные — сами просились, чтобы их высвободили из плена одежды и корсета.

Почувствовав, что дыхание Джулианы участилось, Кейн открыл глаза. А ее глаза при свете лампы и свечи казались темно-зелеными. И они смотрели на него все с тем же призывом. Внезапно губы ее чуть приоткрылись — словно приглашали к поцелую.

И конечно же, Кейн поцеловал ее. Поцеловал и сразу понял, что сексуальный опыт вдовы Мертон не столь уж ограничен. Правда, вначале он ощутил, как все ее тело напряглось, но уже через несколько секунд она расслабилась и с готовностью ответила на его поцелуй. При этом руки ее взметнулись к его плечам, а затем обвили его шею.

Кейн же еще крепче прижал ее к себе и в какой-то момент вдруг понял, что по-настоящему наслаждается этим поцелуем. Губы у нее оказались необычайно сладкие — словно мед. И еще он уловил тонкий привкус вина, которое они пили.

Но ведь он никогда не соблазнял опьяненных женщин… Это было одним из его строгих правил. А миссис Мертон, судя по всему, была чуточку пьяна.

Прервав поцелуй — правда, ладони его по-прежнему ласкали ее груди и бедра, — Кейн попытался вспомнить, сколько бокалов выпила Джулиана. Кажется, два. Нет, даже три. И она вроде бы чуть покачивалась, когда возвращалась в комнату, распустив свои великолепные золотистые волосы. Да, она явно вела себя не так, как ей обычно было свойственно.

Но ведь то же самое относилось и к нему самому. Заранее составляя план на вечер, он твердо решил, что не станет соблазнять миссис Мертон. Более того, он всегда старался избегать женщин, относящихся к среднему классу: с ними слишком много хлопот, и они почему-то всегда пытались прийти со своими родственниками. Однажды Кейну даже пришлось столкнуться с отцом такой дамы, и тогда ему с трудом удалось избежать серьезных неприятностей.

Впрочем, следовало признать, что его стремление избегать представительниц буржуазии носило скорее «рекомендательный» характер и вовсе не являлось обязательным правилом. Что же касается миссис Мертон…

Нет-нет, он никогда не соблазняет пьяных женщин. Это… неспортивно, если можно так выразиться.

Невольно вздохнув, маркиз поднял Джулиану со своих колен и поставил на ноги.

Она молча шагнула к своему стулу и опустилась на него. Голова у нее немного кружилась, а губы после поцелуя Кейна казались огненными, пылающими. «Ах, как жаль, что все так быстро закончилось», — подумала она неожиданно.

А потом вдруг пришло чувство унижения. Ведь она, в сущности, бросилась в его объятия, а он отверг ее. При мысли об этом Джулиана потупилась. Теперь ей казалось, что она ужасно глупая и непривлекательная.

И еще вроде бы пьяная. Впрочем, нет, наверное, просто глупая…

Тут Кейн нарушил неловкое молчание и проговорил:

— Я приношу свои извинения, дорогая Джулиана. — Он говорил мягко и тихо. — Вероятно, будет лучше, если мы продолжим наше знакомство исключительно… на деловой основе.

Почему он извиняется? Ведь это она начала с ним флиртовать. И такой человек, как маркиз, конечно же, понял это. Разумеется, у нее не было намерения затащить его в постель, но все равно она готова была умереть от стыда.

— Но я надеюсь, что мы с вами останемся друзьями, — добавил Кейн. — Я получаю огромное удовольствие от общения с вами, дорогая Джулиана. И я очень ценю ваши знания.

Почувствовав себя немного лучше, она осмелилась поднять голову. Голубые глаза Чейза были устремлены на нее. Удивительно красивые глаза, которые, возможно, и стали причиной столь затруднительного для нее положения.

Снова потупившись, Джулиана уставилась на остатки кларета в своем бокале.

— Могу я задать вам один вопрос? — спросил вдруг маркиз.

Она молча кивнула.

— Скажите, кто такая Кассандра Фиттерборн?

— Кассандра?.. — переспросила Джулиана почти шепотом.

— Ну, прежняя владелица «Ромео и Джульетты» ин-кварто. Я подумал, что она, возможно, ваша родственница.

Сама себе удивляясь, Джулиана вдруг выпалила:

— Она была моей матерью!

Все-таки она сказала это. Сказала правду, которую знала только она. Сказала то, что никогда не следовало говорить. Но почему она вдруг нарушила многолетнее молчание? На этот вопрос у нее не было ответа.

— Она умерла? — спросил Кейн.

— Да. Когда я была младенцем. Мой отец тоже.

— А кто вас воспитывал? Случайно, не Джордж Фиттерборн?

— Да, он мой дед. — Кейн произнесла это громко и с гордостью, испытывая прилив радости от того, что наконец-то назвала своего опекуна, человека, которого всегда чтила более всех других своих родственников. Хоть раз она могла представить себя молодой женщиной из хорошей семьи, а не лишенной имени сиротой загадочного происхождения.

И тут Джулиана вдруг поняла, почему сказала маркизу правду. Да, она не принадлежала к разряду красивых актрис, достойных его внимания, но теперь он по крайней мере будет знать, что она вовсе не ничтожество.

— И вы таким образом приобрели знания о книгах? — В его вопросе не было ничего, кроме доброжелательного любопытства, — ведь он не понимал, чего ей стоило это признание.

— Мой дед был великим коллекционером, обладавшим обширными познаниями и безупречным вкусом. И он научил меня всему, что знал сам.

— Но почему вы решили заняться торговлей? Почему не пошли по его стопам и не стали коллекционером?

— Тарлтон, — произнесла она с горечью.

— Какое отношение он имеет ко всему этому?

— Тарлтон был нашим соседом, а мой дед — его соперником. Но у Тарлтона всегда было больше денег. И больше везения. Не обладая и десятой долей знаний мистера Фиттерборна, он снова и снова обходил его в этом состязании и приобретал самые лучшие книги.

— Какие именно?

— Самые разные. И в конце концов ненависть к Тарлтону разъела душу моего деда. Возможно, она его и убила. Он умер с именем Тарлтона на устах.

— Но почему в таком случае вы продали ему книги ин-кварто?

— Это была не моя идея, уверяю вас. Распродажу устроил наследник моего деда. Вся библиотека в виде одного лота перешла к этому человеку по очень низкой цене. Наследник деда совершенно со мной не считался. Он даже не позволил мне взять мои любимые книги.

— Стало быть, вы не стали наследницей вашего деда?

— Поместье отошло к кузену, а книги пришлось распродать, чтобы выплатить долги деда. Мое же наследство оказалось весьма скромным.

— А почему вы не остались с вашим кузеном?

— Потому что предпочла уехать. — Она не собиралась рассказывать о том, что, по мнению Фредерика Фиттерборна, ее присутствие в доме плохо отражалось на репутации его семейства. — В результате я вышла замуж за Джозефа, и мы воспользовались моим наследством, чтобы переехать в Лондон и открыть собственную лавку.

— Выходит, вы лишились дома, — тихо сказал Кейн. — Поверьте, я очень вам сочувствую.

Слова маркиза согрели ей душу, и она поняла, что их многое роднит. Ведь его тоже выгнали из дому, хотя и не лишили наследства. Впрочем, она умолчала о том, что ее выгнали, — ужасно не хотелось об этом говорить.

— Значит, вы хотите иметь тома Шекспира, принадлежавшие вашему деду? — спросил маркиз. — В особенности тома вашей матери, не так ли?

Джулиана почувствовала себя ужасно глупой. Лорд Чейз безо всякого труда разгадал все ее планы. Она молча кивнула, и он добавил:

— Вы могли бы просто сказать мне об этом. Я не стану покупать то, что вы хотите заполучить.

— Но я не знаю, смогу ли себе это позволить, — с горечью в голосе проговорила Джулиана. Она изо всех сил сдерживалась, чтобы не расплакаться. Было бы ужасно глупо, если бы она сейчас разревелась.

— Дорогая, давайте заключим соглашение, — продолжал маркиз. — Вы имеете право первого выбора тех книг, которые хотели бы иметь. А я буду называть свою ставку на них лишь в том случае, если они окажутся вам не по карману. Это ведь справедливо?

— Да, конечно. Спасибо, вам, Кейн. — Джулиана испытывала к маркизу искреннюю благодарность. Судя по всему, ее клиент являлся настоящим джентльменом — какой бы ни была его репутация.

Он улыбнулся, и в его голубых глазах заплясали озорные огоньки.

— Нельзя сказать, моя дорогая, что я сожалею о ваших попытках отвлечь мое внимание. Аретино — очень интересный автор. И было бы обидно не получить те уроки по книговедению, которые я получил от вас в этот вечер.

Глава 6


За восемь лет своего пребывания в Лондоне — причем уже три года он являлся маркизом — Кейн ни разу еще не переступал порога этого аристократического бастиона. И вот теперь он поднимался по ступенькам знаменитого клуба «Уайтс», — впрочем, поднимался с совершенно невозмутимым видом, стараясь скрыть свое волнение.

— Маркиз Чейз, — представился он швейцару, взявшему у него шляпу и плащ. — На встречу с мистером Комптоном и мистером Айверли, — добавил он погромче.

Его слова привлекли внимание джентльмена в гвардейской униформе, вышедшего откуда-то из дальних комнат. Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Наконец Кейн проговорил:

— Неужели Бардсли? Я ведь не видел тебя со времен учебы в Итоне. — Он едва заметно улыбнулся, вспомнив о том, что его-то учеба закончилась вместе с детской влюбленностью в горничную, когда отец решил, что развратные устремления Кейна — следствие его общения с аморальными юными сверстниками. Конечно же, отец ошибался, поскольку большинство сверстников Кейна, включая Бардсли, были низкорослы, прыщеваты и наивны. Однако теперь перед маркизом стоял рослый, статный офицер.

Бардсли промолчал, и Кейн продолжил:

— Впрочем, сейчас припоминаю, что мы однажды с тобой все-таки встречались, не так ли? Кажется, лет шесть назад…

Бардсли по-прежнему молчал; он никогда не отличался разговорчивостью. И они не обменялись ни словом, когда отец Бардсли, виконт, привел своего младшего сына в бордель миссис Рафферти, чтобы тот потерял свою невинность. Возможно, именно поэтому Бардсли сейчас испытывал неловкость. Во время той встречи он был клиентом, тогда как Кейн помогал вышибалам поддерживать порядок в борделе. «Но все же странно, что Бардсли так смущен, — думал Кейн, приближаясь к двери, ведущей в главный зал. — Ведь прошло столько лет…»

Открыв массивную дверь, Кейн вошел в просторный зал и тотчас же почувствовал на себе пристальные взгляды — было очевидно, что для многих его появление стало неожиданностью. В зале пахло кожей, спиртным и сигарным дымом. И конечно же, ни одна женщина не могла появиться в этом мужском убежище. Разумеется, клуб «Уайтс» не имел ничего общего с заведением миссис Рафферти, хотя некоторые из завсегдатаев клуба одновременно являлись клиентами этой почтенной дамы.

Остановившись недалеко от порога, Кейн обвел взглядом зал. Тут собрались представители того мира, к которому он принадлежал по праву рождения и от которого был отлучен по воле своего родителя. Но никто не поднялся и не заявил, что он здесь лишний, в том числе — и дух его отца.

А пригласившие Кейна джентльмены, сидевшие в глубоких кожаных креслах, с улыбкой приветствовали его.

— Давайте отправимся сразу на обед, — сказал Комптон. — Деловая часть встречи будет чуть позже.

— Да, конечно, — кивнул Айверли.

Разумеется, Кейн понимал, что эти двое не жаждали провести весь вечер с ним. Возможно, они уже жалели о том, что пригласили его.

Обед был посредственный, однако вино оказалось отличное; говорили же исключительно о книгах. Собеседники Кейна со знанием дела и весьма одобрительно отзывались о пьесах, которые он купил на аукционе.

— Очень разумно с вашей стороны, что вы отказались от Афры Бен, — заметил Айверли. — Состояние томов не слишком хорошее, а цены были непомерно высоки.

Кейн вежливо улыбнулся:

— Я не могу приписать себе эту заслугу. Миссис Мертон сообщила мне то же самое и отговорила от покупки.

На самом же деле Кейна не слишком интересовали разыгрываемые в этот день книги. Выслушав миссис Мертон — она действительно отговаривала его от этой покупки, — Кейн продолжал торг и в конце концов все же приобрел несколько томов. Что же касается Джулианы, то она была сильно не в духе — это происходило на следующий день после их ужина с вином. Но в конце аукциона маркиз все-таки поднял ей настроение, развеселив какой-то своей шуткой.

— Я не могу представить, что кто-то мог бы их купить, — добавил Айверли. — Женщина-драматург не может создать ничего хорошего.

— Твоя предубежденность абсурдна, Себастьян, — сказал Тарквин Комптон. — Я ничего не знаю о миссис Бен, но знаю, что дядя Хьюго весьма высокого мнения о миссис Мертон.

Айверли насмешливо хмыкнул. Маркиз же мысленно согласился с Комптоном. Те знания, которые дала Кейну Джулиана всего за несколько дней — включая удивительный разговор о переплетных материалах, — позволил и ему иметь свое собственное мнение о книгах, так что он мог бы даже поспорить с некоторыми опытными коллекционерами. И чем больше узнавал он о книжном деле и библиографии, тем чаще забывал о своей репутации распутника.

Время от времени им кивали проходившие мимо их стола джентльмены, также решившие пообедать.

— А вон идет этот болван Бардсли. Знаете, я вчера хорошенько отделал его в боксерском клубе у Джексона. Едва не вышиб ему мозги, если, конечно, они у него имеются.

— Тарквин, неужели? — удивился Себастьян Айверли. — Ты действительно способен побить такого гиганта, как Бардсли? Ведь сам-то ты больше похож… на мужчину-модистку.

Комптон весело рассмеялся.

— Уверяю тебя, если бы я был модисткой, лондонские дамы не ходили бы в таких кошмарных шляпках. — Он повернулся к Кейну. — А вы боксируете?

— Да, иногда. Но особой любви к этому не испытываю.

Комптон окинул маркиза оценивающим взглядом.

— Вы выглядите неплохо, мне кажется. Вам бы хорошо как-нибудь зайти к «Джентльмену Джексону» и надеть перчатки. Ради спортивного интереса, разумеется.

Не почувствовав подвоха в этом предложении, Кейн его принял. Но для начала ему следовало изучить правила джентльменского боя. И он прямо сказал об этом Комптону.

Тот пожал плечами и пробормотал:

— Возможно, вы правы. Но мы поговорим об этом позже, поскольку наш друг Себастьян отказывается проявлять интерес к каким-либо спортивным мероприятиям. Скажите, Чейз, вы пойдете с нами к сестрам Берри? Там очень интересная компания, и даже наш приятель Себастьян это признает.

Кейн кое-что знал о мисс Мэри и мисс Агнес Берри. Эти леди часто принимали в своем доме на Норт-Одли-стрит светил политики и искусства.

— Да, пожалуй, — ответил маркиз.

Почему бы и нет? «Очевидно, сегодняшние новые впечатления еще не закончились», — сказал себе Кейн. Он ни разу еще не посещал салон этих дам и сейчас испытывал даже некоторое волнение, впрочем, весьма приятное.

Тут Айверли обвел взглядом столовую и проворчал:

— Похоже, и наследник Тарлтона здесь обедает. Причем вместе с Гилбертом.

Проследив за взглядом Айверли, Кейн увидел двоих мужчин, сидевших за столом в дальнем углу. Одного из них он сразу узнал — Джулиана разговаривала с этим человеком в зале аукциона как раз перед своим фиаско с книгой Аретино.

— А кто он, этот темноволосый? — спросил Кейн.

— Мэтью Гилберт. Известный книжник. У него безупречный вкус, — проговорил Айверли. — Несколько лет назад я часто покупал у него книги.

— А может, наследник Тарлтона охотится за «Бургундским часословом»? — в задумчивости пробормотал Комптон.

Айверли пожал плечами:

— Все зависит от того, насколько глубоки его карманы. Я и сам думаю принять участие в торгах, и мне интересно, каковы шансы конкурентов.

— В таком случае вам следует выяснить, каковы размеры его личного состояния, — ответил Комптон.

Пока коллекционеры беседовали, Кейн наблюдал за человеком, сидевшим рядом с Гилбертом.

— А этот сэр Генри Тарлтон довольно загадочная личность, — продолжал Комптон. — Не был в Лондоне довольно долго. А воспитывался где-то в Вест-Индии, если не ошибаюсь.

— На Ямайке, кажется, — сказал Айверли. — Говорят, там очень перспективные плантации. А вы, Тарквин, наверное, думаете, что сразу же за Лондоном уже начинается какая-нибудь американская глушь, — добавил Айверли с усмешкой.

Комптон тоже усмехнулся:

— Совершенно верно, мой друг. Я как-то раз отправился в Кенсингтон. Так вот, даже там, в пяти милях от Лондона, — сплошная деревенская глушь. Ходят слухи, — продолжал Комптон уже серьезным тоном, — что отец Генри Тарлтона женился на какой-то богатой креольской наследнице.

Айверли негромко рассмеялся.

— Если верить слухам, то любой, кто оказался в колонии, сделался богачом.

— Но почему этот наследник должен что-то покупать на аукционе? — вмешался в разговор маркиз. — Ведь все это принадлежит ему, не так ли?

— Старик Тарлтон умер в долгах, — ответил Комптон. — И, насколько я знаю, именно суд решил устроить распродажу.

Кейн молча кивнул; ему вспомнились слова лорда Хьюго об опасности библиофильства. Вероятно, многие из коллекционеров оказывались на грани банкротства из-за своей страсти к книгам.

— Дело в том, что у Тарлтона не было прямых наследников, так как сын его умер еще раньше. И детей у сына не было, поскольку он так и не женился. Но тут возникает проблема… Якобы какой-то дальний родственник заявил, что сын все же женился, но тайно. И не исключено, что теперь судебные исполнители могут начать расследование.

— Отсутствующий наследник? — спросил Кейн. — Как драматично…

— А Генри Тарлтон, появившийся в Лондоне, сразу объявил, что намерен идти по стопам своего дяди, следовать традиции великого Тарлтона. В общем, повел себя довольно глупо и вызывающе. — Комптон нахмурился и посмотрел в другой конец зала, где сидели Мэтью Гилберт и наследник. — Да-да, он выглядел очень глупо, когда задал вопрос о завещании. А суд назначил распродажу, чтобы удовлетворить кредиторов.

— Бедняга наследник… — пробормотал Айверли. — Если бы не долги покойника, он мог бы заполучить все его книги без всякой распродажи. Я бы на его месте чувствовал себя ужасно.

— А почему вы интересуетесь «Бургундским часословом»? — спросил Кейн.

— Из-за переплета, — ответил Айверли. — Я коллекционирую королевские переплеты. Эта книга когда-то была переплетена специально для Генриха Восьмого.

Комптон громко рассмеялся.

— Вот видите, Чейз! Себастьян всегда судит о книге по переплету…


Как она была права, рассматривая свое присутствие на аукционе Тарлтона как редкую удачу. Джулиана никогда не была бы приглашена на вечер сестер Берри, если бы не встретила на аукционе мисс Агнес Берри. Сестры частенько заходили в ее книжную лавку и были очень неплохими клиентами, но приглашение к ним на вечер… Ах, об этом Джулиана могла только мечтать. Впрочем, она прекрасно понимала, что за приглашение ей следовало благодарить маркиза Чейза, число покупок которого все возрастало.

Сейчас она была счастлива, что проведет вечер вдали от своих убогих комнат. Дважды за последние дни Джулиана просыпалась ночью с ощущением, что внизу, в лавке, что-то движется. Она убедила себя в том, что это у нее от нервов, но, вспоминая об этих шорохах, она невольно вздрагивала.

Среди людей, приходивших в этот вечер в дом сестер Берри, Джулиана узнала нескольких, в том числе лорда Спенсера. И она очень обрадовалась этой встрече. Как хорошо, что она надела сегодня свое новое платье, весьма элегантное, как ей казалось. Хотя слишком уж глубокое декольте немного ее смущало.

«Интересно, что подумает о моем платье Кейн?» — спрашивала себя Джулиана. Она боялась встречи с ним после того, как продемонстрировала свою глупость. Но, увидев его сейчас, тотчас поняла, что он не придает случившемуся ни малейшего значения. Словно и не было того вечера. Маркиз пребывал в своем обычном расположении духа, а накануне он приобрел несколько довольно дорогих книг, которые позволили ей заработать небольшие комиссионные и оправдать покупку нового платья. У них складывались вполне удовлетворительные деловые отношения, и, следовательно, ее не должно беспокоить, что он думал о ее внешности.

Да и ей самой не стоит думать о своем внешнем виде. Главное сейчас — получше рассмотреть гостей сестер Берри. Одна из хозяек уже представила ее некоторым из них, но сейчас эти люди отошли в сторонку, и Джулиана оказалась в одиночестве неподалеку от пианино, стоявшего в углу гостиной. К сожалению, она не имела опыта общения в светском обществе, но на этой вечеринке, судя по всему, собрались самые разные люди — не только представители высшего света. Что же касается одежды, то здесь можно было видеть и самые модные наряды, и просто респектабельные. Но как же ей побеседовать хотя бы с некоторыми из этих людей?

Когда появился Мэтью Гилберт, она вздохнула с облегчением. О, какая удача! Вот кто мог бы представить ее некоторым потенциальным клиентам, находящимся в этой огромной гостиной. Гилберта сопровождал мужчина довольно броской наружности, лет тридцати с небольшим. Он был невысок, не выше среднего роста, но отличался необыкновенно широкими плечами. На нем был синий вечерний костюм, а его коротко подстриженные светло-золотистые волосы резко контрастировали со смуглым лицом, сильно загоревшим в результате длительного пребывания на солнце. Должно быть, этот джентльмен долго путешествовал где-то в южных странах.

И почему-то он показался знакомым.

— Миссис Мертон, — сказал мистер Гилберт, приблизившись, — позвольте представить вам сэра Генри Тарлтона.

Джулиане было очень любопытно познакомиться с наследником Тарлтона, о котором чего только не рассказывали знакомые книжники. Он вежливо улыбнулся ей, сверкнув белизной зубов — ослепительных на фоне загорелого лица.

— Миссис Мертон, я попросил Гилберта познакомить нас, поскольку мы с вами в каком-то смысле бывшие соседи, — проговорил Генри Тарлтон.

— Но вы, сэр Генри, большую часть жизни провели в Вест-Индии, не так ли? Скажите, вы часто посещали Англию?

Джулиана подумала, что, возможно, видела его во время одного из своих визитов в Уилтшир, но она не была в этом уверена. Тут мужчины переглянулись, после чего Гилберт, извинившись, отошел, оставив ее наедине с Тарлтоном.

— Мы с матерью провели несколько лет здесь, в Англии, — сказал сэр Генри. — Мой отец умер, но она полагала, что я, как наследник сэра Томаса, должен получить английское образование. Мы с ней несколько раз бывали в Уилтшире, и мне кое-что известно о мистере Фиттерборне. Очень сожалею, что я так и не познакомился с ним.

— Ваш дядя и мой опекун были не в таких отношениях, чтобы наносить друг другу визиты, — заметила Джулиана.

— Одобряю вашу сдержанность, миссис Мертон, — ответил сэр Генри с грустной улыбкой. — Мне хорошо известна репутация моего покойного дяди. Он умел наживать себе врагов.

Открытость и доброжелательность сэра Генри понравились Джулиане. Тоже улыбнувшись, она сказала:

— Ваш дядя и мистер Фиттерборн часто сталкивались на почве коллекционирования.

— Я знаю, — кивнул собеседник. — Сейчас многие говорят о так называемой библиомании, но боюсь, что для моего дяди это была настоящая беда. Вероятно, в каждом коллекционере он видел конкурента.

— Да, возможно, — согласилась Джулиана.

Ее опекун не слишком отличался от Тарлтона. В свои детские годы она ни разу не видела в доме деда каких-нибудь его друзей или знакомых — только продавцов книг. Неудивительно, что она вышла замуж за первого же попавшегося мужчину. Других просто не было.

— Похоже, что мистер Фиттерборн и мой дядя и впрямь были соперниками. Но это не означает, что мы с вами не можем быть друзьями, — продолжал сэр Генри. — Полагаю, у нас с вами много общих интересов.

— А вы коллекционер? — спросила Джулиана.

— Да, в какой-то степени. И мне прискорбно видеть, что книги моего дяди идут с молотка. Однако я надеюсь приобрести хотя бы несколько томов.

— Понимаю ваши чувства, сэр Генри. Я испытывала такие же чувства, когда распродавалась библиотека моего опекуна. — Джулиана закусила губу; ей пришло в голову, что говорить на эту тему не очень-то вежливо с ее стороны.

Но она напрасно беспокоилась. Снова улыбнувшись, сэр Генри проговорил:

— Я знаю, что мой дядя купил библиотеку мистера Фиттерборна. Это, должно быть, очень вас огорчило. Вероятно, на распродаже есть несколько томов, которые вы хотели бы приобрести… из сентиментальных соображений. И если так, то я охотно уступил бы вам эти книги.

Джулиана давно уже привыкла к тому, что ей ненавистно само имя Тарлтона. Но сейчас она с удивлением поняла, что этот Тарлтон совершенно не похож на своего родственника. Сэр Генри прекрасно ее понимал. И ей, вероятно, следовало воспользоваться его любезностью. Что же касается Кейна, то он, наверное, согласится не взвинчивать цену против нее, не станет с ней соперничать.

— Книги Шекспира ин-кварто были любимейшей частью коллекции, — сказала Джулиана. — В особенности «Ромео и Джульетта».

— Да-да, великолепный экземпляр, — закивал сэр Генри. — Оставлю его для вас и воздержусь от претензий на эту книгу.

Джулиана даже разрумянилась от удовольствия. «Похоже, наследник Тарлтона — настоящий джентльмен», — подумала она.

— Благодарю, сэр Генри. Эта книга принадлежала дочери мистера Фиттерборна, и она всегда мне очень нравилась.

Сэр Генри с улыбкой поклонился.

— Рад, что доставил вам удовольствие, миссис Мертон. Хочу как-нибудь зайти к вам в лавку. Я слышал, у вас очень интересный подбор книг. — Снова поклонившись, он отошел.

Джулиана в задумчивости смотрела ему вслед. Где же она его видела? Наверное, все-таки не в Уилтшире. Но где же тогда? И тут она вдруг вспомнила… Ей почему-то казалось, что она видела его в своей лавке. Но если так, то почему же он не упомянул об этом?

Тут к ней снова подошел мистер Гилберт.

— Спасибо, что познакомили меня с сэром Генри, — сказала Джулиана. — Очень надеюсь, что он станет моим клиентом. Вы представляете его интересы на распродаже, не так ли?

— Сэр Генри просил меня об этом, но я был вынужден отказаться. Мне было бы немного затруднительно представлять его на аукционе. Дело в том, что у меня уже есть несколько клиентов. Но вы, миссис Мертон, могли бы помочь мне. Вы готовы взять на себя его заявки? Естественно, вы получите комиссионные в полном объеме.

— Это очень любезно с вашей стороны, но я ангажирована маркизом Чейзом. Он является моим клиентом.

— Стало быть, Чейз настроен серьезно? Я-то полагал, что ваши покупки были сделаны в ваших собственных интересах.

Неужели Гилберт действительно полагал, что толщина ее кошелька столь внушительна? Джулиана пробормотала в ответ что-то невразумительное, а Гилберт продолжал:

— Возможно, вы захотите расторгнуть свое соглашение с маркизом. Ведь Тарлтон скорее всего является более выгодным клиентом. Видите ли, я слышал… Как бы это выразиться… Говорят, Чейз не слишком надежен. Так что же?..

Джулиана задумалась. Она испытала искушение последовать совету Гилберта. Возможно, маркиз действительно не собирался становиться серьезным коллекционером. А вот Генри Тарлтон…

Джулиана со вздохом пожала плечами и пробормотала:

— Пока не знаю, что вам ответить. Я подумаю…

— Да, пожалуйста, подумайте. И дайте мне знать, что решили. Вы позволите зайти к вам завтра? Я мог бы взглянуть на книги, о которых мы говорили раньше.

— Конечно, заходите. Буду рада. — Джулиана улыбнулась при мысли о том, что ей, возможно, удастся избавиться от самых непривлекательных изданий.

— Я приду до начала аукциона, если это вам будет удобно.

— Хорошо, — кивнула Джулиана. — Если дверь не будет открыта, позвоните, и я спущусь.

— Надеюсь на наше будущее сотрудничество, миссис Мертон.

Тут Гилберт чуть наклонился к ней, и Джулиана тотчас же вспомнила о своем слишком откровенном декольте. А затем вдруг подумала о маркизе Чейзе. Он совершенно не походил на мистера Гилберта. Но хорошо это — или плохо? На этот вопрос она не могла бы ответить.

А Гилберт заглянул ей в глаза и с улыбкой проговорил:

— Очень приятно, миссис Мертон, беседовать с молодой леди, интересующейся книгами. — Его светло-серые глаза блеснули, и он добавил: — Таких, как вы, не так уж много.

— Вы правы, сэр. Нас не так много.

— Но я уверен, что ни одна из дам не сможет похвастаться такими же знаниями и таким же безупречным вкусом, как у вас.

— Ах, что вы, мистер Гилберт… — улыбнулась Джулиана. — Вы просто льстите мне.

— Нет-нет, я никогда не льщу! — возразил Гилберт с горячностью. — Все, что я сказал, — чистейшая правда!

— Никогда не льстите? — Джулиана снова улыбнулась, на сей раз лукаво. — А если клиент с гордостью демонстрирует вам «сокровище», которое обнаружил в какой-нибудь провинциальной лавчонке? Разве вы не говорите ему, что он приобрел чрезвычайно редкий и ценный том?

Гилберт весело рассмеялся, потом уже с серьезным видом проговорил:

— Должен признаться, что я не всегда столь откровенен, как сейчас. Но разве нам, книготорговцам, не позволительны некоторые маленькие грешки?

— Означает ли это, что со мной вы всегда откровенны? Или вы откровенны только в данный момент?

— Когда мы с вами получше узнаем друг друга, мы сможем прекрасно ладить, — уклончиво ответил Гилберт.

— Да, конечно, — кивнула Джулиана.

Ей было трудно сохранить подобающее леди выражение сдержанности. Ах, какой замечательный вечер! Она не только заполучила — пусть только в перспективе — прекрасного клиента! Но это был весьма уважаемый джентльмен — влиятельный, знающий, серьезный книжник. Да и мистер Гилберт казался очень приятным собеседником. Конечно, у него не было сверкающих глаз и неотразимой улыбки, но это, наверное, даже к лучшему. Такой мужчина едва ли мог вызвать у нее… опасное томление. И вообще, это был человек, достойный всяческого уважения.

Внезапно по телу ее словно прокатилась горячая волна. И тотчас же над ухом прозвучал знакомый голос:

— Моя дорогая Джулиана, что вы с собой сделали?!

Этот человек подкрался совершенно бесшумно — словно кошка. Резко развернувшись, Джулиана увидела сверкающие голубые глаза и расплывшиеся в улыбке губы маркиза.


Поначалу этот вечер показался Кейну не слишком интересным. Да и гости были одеты не так нарядно, как, например, на вечерах Харриет Уилсон. Впрочем, в этом не было ничего удивительного, ведь люди, находившиеся в доме сестер Берри, пришли сюда вовсе не на поиски партнера на ночь. Однако блеск в глазах мисс Мэри Берри — когда Тарквин Комптон представлял его одной из хозяек — свидетельствовал о том, что эта леди не такой уж «синий чулок». Во всяком случае, она смотрела на него с улыбкой и явным любопытством. А через некоторое время представила его группе гостей, среди которых были поэт, два политика, художник, а также писательница — автор готических романов.

Само собой разумеется, что разговоры здесь велись интеллектуальные. Во всяком случае, не такие, как на вечерах Харриет Уилсон. «Что ж, если так, то буду вести себя надлежащим образом и не стану нарушать установившиеся обычаи», — решил Кейн.

Какое-то время он разглядывал гостей, а затем увидел в дальнем углу Джулиану. Он уже познакомился с богатством ее волос, иначе мог бы и не узнать миниатюрную красавицу в черном платье из мягкого бархата, прекрасно облегавшем ее изящную аппетитную фигуру. Черная бархатная ленточка на шее была ее единственным украшением, подчеркивавшим белизну кожи. А едва заметные веснушки у носика лишь добавляли ей очарования.

Да, она была очаровательна. Пожалуй, даже прекрасна. И, судя по выражению ее лица, она понимала это и наслаждалась произошедшей с ней переменой.

Глядя на нее, улыбающуюся, Кейн и сам невольно улыбался. Но лишь до тех пор, пока не увидел, кому она улыбалась. Улыбалась же она мужчине, глазевшему на нее с нескрываемым восхищением. И это был книготорговец Мэтью Гилберт.

Кейн нахмурился, ему вдруг сделалось не по себе. Как же так?.. Ведь именно он обнаружил этот сверкающий бриллиант, скрытый от взоров мужчин ужасным бомбазиновым платьем. А сейчас это сокровище оказалось открытым для всех.

Нет, Джулиана Мертон принадлежала только ему, Кейну. В нем пробудился инстинкт охотника, и он направился к добыче. Приблизившись, с улыбкой произнес:

— Моя дорогая Джулиана, что вы с собой сделали?!

Она резко развернулась и пробормотала:

— О, милорд, такая неожиданность… Я действительно не ожидала встретить вас здесь…

— Но надеюсь, вы рады меня видеть. — Он поднес к губам ее руку и добавил: — Не забывайте, что вы должны называть меня Кейном.

— Да, милорд… — Она смутилась.

— Разумеется, я всегда рада видеть своего клиента.

— Только клиента — и все? — Он заглянул ей в глаза.

Она бросила тревожный взгляд на Гилберта и резко отдернула свою руку. Торговец же смотрел на маркиза с явным неодобрением.

— Милорд, позвольте представить вам мистера Гилберта, — сказала Джулиана.

Мужчины посмотрели друг на друга как два боевых петуха, готовившихся к схватке. Впрочем, Кейн был абсолютно уверен, что он сможет одолеть этого соперника — и физически, и любым другим способом. Судя по всему, Гилберт был умен, зато на редкость самодоволен.

— Добрый вечер, лорд Чейз. — Гилберт сдержанно кивнул. — Мы с миссис Мертон говорили о книгах. У нас с ней много общих интересов.

— Как и у меня с ней, — сказал маркиз.

— Так вы решили стать коллекционером? — осведомился Гилберт.

— Совершенно верно, мистер Гилберт. И миссис Мертон дает мне прекрасные советы.

— Очень рад за вас. Вряд ли вы сможете найти лучшего наставника, — ответил Гилберт. — Знаете, я как-то раз имел честь продать несколько книг вашему уважаемому отцу. А леди Чейз продолжает оказывать мне честь своим вниманием. Именно она добавила много прекрасных томов к библиотеке вашей семьи. Впрочем, вы об этом, конечно, знаете.

Разумеется, Кейн ничего об этом не знал. Но интересно, что же знал о его матери этот мистер Гилберт?

— А что коллекционирует леди Чейз? — спросила Джулиана.

— Спросите у мистера Гилберта, — ответил Кейн. — Ведь он книготорговец.

— Леди Чейз утверждает, что имеет самую лучшую коллекцию религиозных работ в графстве, — ответил Мэтью Гилберт. — И, судя по всему, она права.

Кейн скрестил на груди руки и внимательно посмотрел на торговца. Леди Чейз, его мать, уже много лет не была в Лондоне, и весьма сомнительно, что она молилась за спасение душ обитателей этой современной Гоморры. В Лондоне ее почти никто не знал, но было очевидно, что этот человек знал. Возможно, неплохо…

Интересно, что мать рассказала Гилберту о нем, Кейне? Единственное, чего он по-настоящему боялся, — это встречи с человеком, знавшим истинную причину его изгнания и́з дому.

Джулиана почти сразу же поняла, что маркиз чем-то встревожен. Он стоял с независимым видом, с насмешливой улыбкой на губах, однако в позе его чувствовалась какая-то напряженность. Судя по всему, именно она расстроила его, спросив о леди Чейз.

Стараясь как-то загладить свою вину, Джулиана с улыбкой сказала:

— Лорд Чейз может стать настоящим коллекционером. У него врожденный вкус.

— Врожденный? — переспросил Гилберт, и в его тоне послышалось явное презрение.

Джулиана смутилась. Очевидно, она неудачно выразилась. А маркиз вдруг опустил руки, и она заметила, как сжались его кулаки.

— Ну… я хотела сказать, что лорд Чейз очень быстро во всем разбирается и в некоторых случаях проявляет удивительную проницательность, — поспешно проговорила Джулиана. — Представляете, мистер Гилберт, я купила несколько отличных книг по его предложению.

— В самом деле? — удивился Гилберт. — Очень интересно… Значит, он поддерживает семейную традицию? А какие именно книги ценит более всего?

Джулиане ничего на ум не приходило. Почти ничего. Вспомнилось лишь одно название: «Неистовый любовник».

— Я предпочитаю держать в секрете вкусы моих клиентов, — ответила она наконец.

Тут Кейн улыбнулся, и на сей раз его улыбка была настоящей — искренней и веселой. Взглянув на нее, он сказал:

— Спасибо, дорогая моя. Я очень ценю такую осмотрительность у своих дам.

А сейчас ей захотелось влепить ему пощечину, но она удовлетворилась уничтожающим взглядом.

— Лорд Чейз любит шокировать, — объяснила Джулиана мистеру Гилберту.

— Это еще один его врожденный талант? — осведомился торговец.

— Нет, ошибаетесь, — процедил Кейн. — Я долго и упорно трудился, прежде чем научился шокировать таких, как вы.

— Да, я слышал об этом, — кивнул Гилберт. — И еще кое о чем…

Мужчины ужасно раздражали Джулиану своей пикировкой. Временами ей казалось даже, что они вот-вот пустят в ход кулаки. К счастью, конец этому положило появление Тарквина Комптона.

— Добрый вечер, Гилберт, — сказал он, приблизившись. — Кажется, вас ищет лорд Спенсер.

Гилберт кивнул и поспешно удалился — ведь его хотел видеть весьма влиятельный и очень богатый коллекционер.

— Спенсер и в самом деле его ищет? — спросил Кейн. — Или вы просто прискакали на белой лошади, как спаситель?

Комптон взглянул на маркиза вопросительно:

— И кого же я спас?

«Меня», — подумала Джулиана. Кейн же рассмеялся и проговорил:

— Боюсь, я не по душе мистеру Гилберту.

Комптон с усмешкой закивал:

— Да-да, разумеется. Я сразу же это заметил. И мне показалось даже, что вы вот-вот нанесете ему удар в челюсть. Скажите, вы всегда бьете тех, кто вас не любит?

— Если возникает такая необходимость.

— Вы серьезно? Но я не могу позволить, чтобы в гостиной сестер Берри началась потасовка.

— Почему же? Потому что вы будете испытывать неловкость из-за того, что привели меня сюда?

Мистер Комптон приосанился — он был очень высокий мужчина — и посмотрел на маркиза сверху вниз.

— Потому, лорд Чейз, что я обожаю наших хозяек, а им потасовка очень не понравилась бы. — Внезапно выражение его лица изменилось и он добавил: — Хотя я с удовольствием посмотрел бы на Гилберта, лежащего на полу.

Джулиана вздохнула с облегчением, заметив, что мужчины улыбнулись. А Комптон продолжал:

— Видите ли, Мэтью Гилберт… немного жестковат.

— Я бы выразился не столь деликатно, — пробурчал Кейн.

— Он весьма образованный и приятный мужчина, — заявила Джулиана с раздражением; ей ужасно не понравилось проявление мужской солидарности.

Мистер Комптон поклонился ей и с улыбкой проговорил:

— Приношу свои извинения, миссис Мертон. Я ведь не сказал вам «добрый вечер».

Джулиана сделала книксен.

— Всегда рада видеть вас, мистер Комптон. Надеюсь, лорд Хьюго здоров?

— Да, конечно. Но немного устал. Поэтому он и отсутствует сегодня, хотя всегда получает удовольствие от таких собраний. Зато вы, миссис Мертон, в расцвете лет. Позвольте заметить, что у вас удивительно элегантное платье. Вам очень идет черный цвет, пусть даже он несколько необычен для вечернего платья.

Джулиана невольно улыбнулась:

— Благодарю вас, сэр. Вы очень любезны.

— Могу я предложить вам что-нибудь из напитков? Может, вина?

— Нет, спасибо, сэр.

Комптон коротко кивнул и отошел, оставив Кейна и Джулиану вдвоем. Какое-то время оба молчали, наконец Джулиана, нахмурившись, проговорила:

— Вы провоцировали мистера Гилберта, но и он вел себя не лучшим образом. Я очень сожалею, что он заговорил о ваших родителях. Должно быть, вы… огорчились?

— Ничего страшного, дорогая. У меня были огорчения и похуже.

— А со мной он был необычайно любезен, — продолжала Джулиана. — К тому же этот человек может оказаться весьма полезным. — Разумеется, она не собиралась говорить о том, что мистер Гилберт предложил ей расстаться с маркизом.

— Он восхищался вами, дорогая, — заявил Кейн.

— Ну что вы… — смутилась Джулиана.

Маркиз наклонился к ней и тихо, почти шепотом, проговорил:

— Именно поэтому он мне и не понравился.

Джулиана почувствовала, что краснеет. Похоже, маркиз снова флиртовал с ней. Какой же сегодня удивительный день! Да-да, за один вечер она получила столько новых впечатлений, сколько не получала за долгие годы.

— Знаете, Кейн, сегодня я чудесно провела время. Например, встретила сэра Генри Тарлтона. И он хочет взглянуть на мои книги.

— Наследник Томаса Тарлтона? — спросил Кейн без особого интереса.

Джулиана кивнула:

— Да, именно он. Сэр Генри очень расстроен, что книги его дяди продаются.

Кейн пожал плечами:

— Что ж, возможно. — Конечно, он мог бы сейчас пойти к этому сэру Генри и выяснить, что тот знал о «Бургундском часослове». Но Тарлтон подождет. У него, Кейна, имелись совсем другие планы на сегодняшний вечер.

Внимательно глядя на Джулиану, он с усмешкой проговорил:

— Вот что, моя дорогая… Если вы сегодня счастливы, то и я тоже. Между прочим, вы замечательно выглядите. Полагаю, многие женщины в Лондоне захотели бы выцарапать вам глаза, если бы услышали то, что сказал вам Комптон. Множество дам из высшего света, а также полусвета готовы на все, только бы услышать от него комплимент.

— Какой вздор! — воскликнула Джулиана. И тут же спросила: — А почему?

— Потому что он имеет прекрасную репутацию. Говорят, он обладает безупречным вкусом.

Джулиана скептически хмыкнула, и Кейн невольно улыбнулся; ему было приятно, когда удавалось рассмешить миссис Мертон — слишком уж серьезно она все воспринимала.

— Поверьте, Кейн, — проговорила она, — прежде я никогда не слышала от него комплиментов по поводу моего платья. Очевидно, мой обычный наряд не отвечает его вкусам.

— А вот черный бархат отвечает. Но почему черный цвет?

— Так легче оставаться в трауре. Мне очень повезло, когда я обнаружила это платье в комиссионном магазине на Кондуит-стрит.

— У миссис Тиммс? Я знаю многих актрис, которые посещают ее.

— Актрис? Вы думаете, что мое платье могло принадлежать одной из актрис?

— Очень сомневаюсь.

— Слава Богу… — Джулиана вздохнула с облегчением.

— Не актрисе, а скорее куртизанке, — тут же добавил маркиз.

Джулиана тихонько ахнула.

— Но почему вы так считаете?

— А вы не задумывались, дорогая, о том, каким образом у миссис Тиммс могло появиться такое необычное платье?

— Нет, не задумывалась. Но она была очень рада продать его мне за вполне умеренную цену.

— Подозреваю, что от него отказалась Белла Старр. Ее покровитель, сэр Мордред Мортон, всегда настаивал, чтобы его любовница одевалась в черное.

Джулиана сморщила веснушчатый носик.

— Это так мрачно…

— Мортон был бы счастлив услышать эти ваши слова. Он ужасно гордится этой мрачностью. У него все в черном цвете. Черные ливреи на его слугах, черные кареты, и даже пищу ему подают только черного цвета.

— Но это, должно быть, серьезно его ограничивает, — заметила Джулиана. — Я имею в виду выбор блюд.

— Вы правы. Приглашения пообедать с Мортоном не слишком котируются.

— Но что же бывает черного цвета? — с улыбкой спросила Джулиана. — Могу вспомнить лишь виноград.

— И еще икра, — ухмыльнулся маркиз.

— И черная смородина! — подхватила Джулиана, включаясь в игру. — Только она бывает не круглый год.

— Кроме того, маслины.

— И шоколад.

— Не забудьте про сливы.

— А подгоревшее мясо?..

— Да-да, конечно. И еще — подгоревшие тосты, — сказал Кейн. — Наверное, именно поэтому он недавно уехал в Баварию. Теперь он может есть просто черный хлеб — совершенно не подгоревший.

— А также черный пудинг.

— Да, разумеется. Он как-то раз говорил мне, что немцы славятся своей мрачностью.

— И он оставил свою любовницу здесь?

— Совершенно верно. И она поспешила избавиться от черного платья.

— Что ж, я очень рада, — кивнула Джулиана. — Потому что она едва ли носила это платье, раз так быстро от него избавилась.

— Я тоже очень рад, — с улыбкой сказал Кейн. Потом вдруг стал серьезным и внимательно посмотрел на нее.

Взгляды их встретились, и Джулиана, явно смутившись, опустила глаза. Судорожно сглотнув, она пробормотала:

— Прошу прощения, но мне нужно еще кое с кем поговорить.

«Пока еще не готова», — подумал Кейн. Да, судя по всему, миссис Мертон не собиралась бросаться в его объятия. Но ничего страшного. Он, маркиз Чейз, очень любит охоту, так что будет даже приятно растянуть удовольствие.

Глава 7


В этот холодный и влажный мартовский вечер в красной карете маркиза было тепло и сухо. Слуги Чейза, хотя и выглядели странновато, дело свое знали и умели обеспечить хозяину максимум удобств. С облегчением вздохнув, Джулиана откинулась на спинку сиденья и с улыбкой сказала:

— Спасибо за помощь. Благодаря вашей помощи я сегодня завела несколько весьма полезных знакомств.

Она почувствовала, как сидевший рядом с ней Кейн пожал плечами:

— Я попросил Тарквина Комптона представить вас лорду Спенсеру, вот и все.

— И другим — тоже. Кажется, все они искренне заинтересовались моими книгами.

— Возможно, они просто восхищались вашей фигурой в новом платье. Как я, например.

— Конечно же, нет! Кроме того, там были и женщины.

— И что же это значит?

— Перестаньте дразнить меня! И вообще, я говорю совершенно серьезно. Сегодня я встретила больше клиентов, чем их было в моей лавке за целый месяц.

— Вы такая практичная… — усмехнулся Кейн. — А я бы хотел поговорить о чем-нибудь другом, — добавил он хриплым шепотом.

В полутемной карете — горел всего один фонарь — Джулиана едва различала черты его лица. Зато она прекрасно чувствовала прикосновения его плеча и ноги.

— О чем бы вам хотелось поговорить? — спросила Джулиана. Она решила, что Кейн, возможно, расскажет еще какие-нибудь забавные истории из жизни полусвета.

— О том, как вас поцеловать, — последовал ответ.

Джулиана тихонько ахнула и, немного помолчав, заявила:

— Если честно, то я не хочу ни о чем говорить.

Она больше не могла дурачить себя, не могла тешить себя мыслью о том, что это всего лишь обычная поездка домой, своего рода альтернатива холодному и грязному наемному экипажу.

В следующее мгновение маркиз взял ее лицо в ладони и чуть повернулся к свету фонаря. Какое-то время он молча разглядывал ее, словно изучал, потом тихо сказал:

— Вы очень красивая.

Джулиана почувствовала, что краснеет.

— Но у меня веснушки… — возразила она.

— Всего шесть штук. — Он несколько раз легонько поцеловал ее в нос и щеки. — Ох, кажется, я пропустил одну. — Он еще раз ее поцеловал. Потом снова стал смотреть ей в глаза.

Сейчас бы ей самое время отстраниться от него и отодвинуться. Но Джулиана этого не сделала — не захотела. Она не очень-то хорошо помнила его предыдущий поцелуй — из-за выпитого в тот вечер вина. Но сегодня Джулиана не пила ничего, кроме стакана воды, и ей было интересно узнать, что представляет собой поцелуй маркиза, когда она совершенно трезва. Не двигаясь, затаив дыхание, она ожидала следующего шага маркиза.

А он вдруг отстранился от нее и даже немного отодвинулся. Откашлявшись, проговорил:

— Ваше платье прекрасно гармонирует с сиденьями моего экипажа.

— Именно поэтому я его и выбрала, — ответила Джулиана, пытаясь шуткой скрыть свое разочарование.

— Да-да, эффект потрясающий! При таком освещении все меркнет, за исключением вашей головы, вернее — волос. Я вижу сейчас только золотистое и белое. Словно передо мной — бестелесный ангел.

— О!.. — выдохнула Джулиана. Ей редко приходилось слышать такие комплименты.

— Но вы не ангел, не правда ли? По крайней мере я очень на это рассчитываю.

Она взглянула на него вопросительно, и в тот же миг он снова придвинулся к ней. И на лице у него не было его обычной насмешливой улыбки. Не было даже «озорного» блеска в глазах.

— Ох, Джулиана… — проговорил он хриплым шепотом. И тотчас же, заключив ее в объятия, поцеловал в приоткрытые губы.

Джулиана медлила лишь одно короткое мгновение. А затем, обвивая руками шею маркиза, крепко прижалась к нему и ответила на поцелуй со всей страстью — ответила, сама себя удивляясь.

«Действительно… как странно… — подумала Джулиана, когда их поцелуй наконец прервался. — Ведь я даже с Джозефом никогда по-настоящему не целовалась. Ах, бедный Джозеф…»

Затем опыт Джулианы расширился: губы Кейна коснулись ее носа, висков, шеи и даже — что было совсем уж божественно — ее уха. Потом он снова поцеловал ее в губы, и ей показалось, что сладость этого поцелуя разливается по всему телу. А когда они уже подъезжали к ее дому, ей захотелось… чего-то большего. Но маркиз, казалось, не догадывался об этом; он снова отстранился от нее, правда, на сей раз не отодвинулся.

«Потрогай меня… где-нибудь!» — мысленно умоляла она — не могла же она сказать это вслух.

Тут карета остановилась, и маркиз все же отодвинулся. А Джулиана, пошарив в ридикюле, отыскала ключ. И она не стала возражать, когда ее спутник, взяв у нее ключ, помог ей спуститься на тротуар. Он сам отпер дверь и, обернувшись, молча кивнул своему кучеру. Затем вместе с Джулианой вошел в дом. Едва лишь дверь за ними закрылась, послышалось звяканье сбруи, а потом раздался топот копыт — было ясно, что карета отъезжает от дома.

Когда же воцарилась тишина, Джулиана уже стояла перед лестницей, ведущей на второй этаж. Стояла рядом с Кейном.

Она понимала: наступил момент, когда следовало вежливо поблагодарить маркиза и отправить домой. Но ей не хотелось оставаться одной, не хотелось, потому что она вдруг вспомнила о страшных ночных шорохах. Возможно, даже сейчас, в эти минуты, ее поджидал наверху какой-то грабитель.

По крайней мере именно эту мысль она себе внушила.

Конечно, Кейн предпочел бы привезти миссис Мертон к себе домой, но он сомневался, что она согласится.

Инстинкт совершенно ясно ему подсказывал: эта женщина еще могла взбрыкнуть. Да, она хотела этого — в том не было ни малейших сомнений. Ее реакция была совершенно определенной — именно такой, на которую он и рассчитывал. Но, судя по всему, она еще не вполне осознавала, что действительно желает его. Кейн хотел, чтобы она сгорала от желания, чтобы наконец-то почувствовала: отступать уже невозможно.

Ему пришлось приложить немалые усилия, чтобы сдерживать себя в карете, — хотелось задрать ей юбки и взять прямо там, во время поездки по лондонским улицам. Господи, неужели воздержание в течение нескольких недель могло довести его до такого состояния? Да, конечно, он не мог обходиться без женщин. Но все же Кейн не помнил, чтобы он когда-либо столь страстно желал женщину.

Как опытный соблазнитель, Кейн прекрасно знал, что нельзя опережать события. И следовательно, приступать к активным действиям в карете было бы очень неразумно, пусть даже его экипаж был чрезвычайно комфортабельным.

Но и сейчас не следовало торопиться. Поэтому он поднимался за Джулианой по лестнице, чуть придерживая ее за локоть — не более того. Уже в комнате, переступив порог, он подождал, когда она найдет свечу. Потом осмотрелся. В мерцающем свете свечи комната казалась бедной и убогой. И здесь было ужасно холодно и сыро. Конечно же, такая женщина, как Джулиана, заслуживала лучшего жилища.

— Хотите чаю? — спросила она. — Ох, как тут холодно…

Кейн положил ладони ей на плечи и, чуть наклонившись, прижался губами к ее шее, наслаждаясь чудесным женским ароматом.

— Нам будет теплее в постели, — сказал он шепотом.

Он в тот же миг почувствовал, как Джулиана вздрогнула и напряглась. И приготовился использовать все свое красноречие, чтобы склонить ее к неизбежному. Но уже через несколько секунд стало ясно, что можно обойтись и без красноречия. Тихонько вздохнув, Джулиана расслабилась в его объятиях, и он наконец-то позволил себе легонько погладить ее плечи и груди. Когда же она скинула плащ, он снова прижал ее к себе и провел ладонями по ее бедрам. Внезапно Джулиана отпрянула и пробормотала:

— Простите… Мне нужно, несколько минут, чтобы подготовиться.

— Позвольте вам помочь. — Кейн сжал ее руку. Раздевать женщину — это тоже удовольствие, и он не хотел от него отказываться. — Я помогу вам расстегивать пуговицы.

Она взглянула на него с искренним удивлением.

— Но ведь я же сумела их застегнуть. И никто мне не помогал. У меня здесь нет горничной.

Высвободив руку, Джулиана шагнула к двери, ведущей в спальню. Обернувшись, она сказала:

— Дайте мне несколько минут.

В следующее мгновение она проскользнула в комнату и закрыла дверь прямо перед носом Кейна.

— Не пытайтесь расстегнуть эти пуговицы без меня! — прокричал он. — Ничего у вас не получится!

Кейн опасался, что там, за дверью, Джулиана придет в себя и, возможно, передумает… Чувствуя, что теряет присущую ему самоуверенность, он приложил ухо к двери, пытаясь понять, чем она занимается. И не услышал ни шороха платья, ни стука комодных ящиков, что свидетельствовало бы о каких-то приготовлениях. Но чем же она там занималась? Обычно женщины в таких случаях наводили в комнате порядок, что не очень-то ему нравилось. Он получал удовольствие от «женского» беспорядка — висящих на стуле чулок, забытых на кресле платьев, разбросанных на туалетном столике коробочек и флаконов с духами. Впрочем, у Джулианы, как Кейн подозревал, едва ли имелось изобилие подобных женских безделушек; и, кстати, он был намерен изменить такое положение вещей.

Внезапно послышался глухой стук, а затем — тихий возглас.

Ворвавшись в комнату, Кейн спросил:

— С вами все в порядке?

Джулиана сидела на полу с задранными юбками, и маркиз невольно залюбовался ее изящными ножками, обтянутыми черными чулками.

— Со мной все в порядке, — ответила она.

Кейну хотелось присоединиться к ней, но для этого не нашлось бы места — комнатка была совсем крохотной, и большая часть ее была занята комодом, столиком и не слишком-то широкой кроватью. «Это тоже следует изменить», — мысленно отметил Кейн.

Протянув Джулиане руку, он помог ей подняться. Потом спросил:

— Так что же произошло?

Она в смущении пробормотала:

— Ничего особенного. Просто потеряла равновесие.

Кейн мысленно улыбнулся. Судя по всему, Джулиана не собиралась выгонять его из спальни.

— Позволь мне расстегнуть пуговицы, — сказал он. — Повернись, пожалуйста.

Она молча повернулась к нему спиной.

— Ты действительно красивая, — пробормотал Кейн, поглаживая ее плечи. — А кожа — гладкая словно шелк. И не видно никаких веснушек.

Расстегнув платье, он спустил его с плеч Джулианы, и оно соскользнуло к ее ногам. Кейн провел ладонями по ее бедрам и вдруг нахмурился. Какое нелепое белье! Конечно же, это тоже следовало изменить.

Развернув Джулиану к себе лицом, он прошептал:

— Я знал, что под этой черной броней скрывалось нечто… удивительное.

При всей своей миниатюрности эта женщина была идеально сложена — во всех нужных местах у нее было вполне достаточно плоти. Окинув ее взглядом, Кейн почувствовал, что все сильнее возбуждается. И было совершенно очевидно: его ждало невероятное наслаждение.

Минуту спустя он снял с нее нижнюю юбку, затем ослабил подвязки. После чего опустился на колени, чтобы снять туфли. Спустив чулки, он поцеловал коленку Джулианы и с улыбкой сказал:

— Ты видишь меня у своих ног, дорогая.

Но она по-прежнему молчала. Кейн выпрямился и заглянул ей в глаза. Затем провел ладонями по ее обнаженным рукам.

— У тебя гусиная кожа, дорогая. И ты, кажется, дрожишь. Хотелось бы думать, что это я заставил тебя дрожать от желания, но боюсь, ты замерзла.

Шагнув к кровати, Кейн стащил с нее покрывало. Затем подхватил Джулиану на руки — на ней оставалась лишь сорочка — и уложил ее на постель. Тотчас забравшись под одеяла, она посмотрела на него широко раскрытыми глазами. Ослабив галстук, Кейн тихо сказал:

— Не беспокойся, дорогая, я позабочусь о том, чтобы у тебя не было никаких… неприятных последствий.

Джулиана покраснела и пробормотала:

— Я уже приняла меры, чтобы предотвратить зачатие.

Кейн молча кивнул. Он всегда принимал меры предосторожности, но на этот раз ему не следовало беспокоиться. Ведь у Джулианы не было детей, хотя она и была какое-то время замужем. Но наверное, не слишком долго.

— Ты пользуешься тампоном? — спросил он.

Она кивнула и еще гуще покраснела.

— Вот и хорошо. — Кейн улыбнулся. — Тампон предпочтительнее всех других средств. Значит, ты упала, когда вставляла его?

Она снова кивнула. Кейн же решил не говорить о том, что мог бы помочь ей и в этом. Он сомневался, что Джулиана была готова к такой игре.

Смущение оставило ее, когда она поняла, что маркиз воспринимает все совершенно спокойно и естественно. А вот Джозеф вел себя в подобных случаях совсем иначе. Он всегда ужасно нервничал. А накануне брачной ночи достал из шкафа тампоны и бутылку бренди и объяснил, как этим пользоваться. Муж заявил, что они пока не могут позволить себе завести детей, и Джулиана с ним согласилась. А забеременеть сейчас — этого она никак не могла допустить. Она твердо решила, что ни за что не родит ребенка вне брака.

Что же касается Кейна… Ах, наверное, она сейчас совершает самый безрассудный поступок в своей жизни. И тем не менее она собиралась это сделать.

А он стоял у кровати в ее крохотной спальне и тихо посмеивался, развязывая галстук. Глаза же его, ярко-голубые, жарко полыхали, когда он посматривал на нее. Джулиана шумно вздохнула, когда он отбросил в сторону галстук и расстегнул рубашку, открыв мускулистую грудь со светло-каштановыми завитками волос. Да, лорд Чейз был необычайно красивый мужчина.

И в этот вечер — вероятно, только в этот вечер — он принадлежал ей.

Затаив дыхание, она наблюдала, как он сбрасывал с себя одежду — снимал все, абсолютно все. Джулиана никогда не видела обнаженного мужчину; они с Джозефом ни разу не раздевались полностью — на них всегда были легкие ночные одежды. А вот маркиз Чейз… Похоже, он понятия не имел о том, что такое скромность. Да-да, все снимал — вещь за вещью!

Кейн медленно раздевался, а Джулиана смотрела на него во все глаза. Она не знала, радоваться или огорчаться, когда «представление» наконец закончилось. Кейн же забрался к ней под одеяла, обнял ее и пробормотал низким воркующим голосом:

— Согрей меня. — И снова начал ее целовать.

Согреть его? Вряд ли он в этом нуждался. Тело его было горячим как печь. И необыкновенно мускулистым — твердые мышцы играли и перекатывались под кожей. Еще крепче прижав ее к себе, Кейн в очередной раз ее поцеловал, и Джулиана вдруг поняла: целуя ее в карете, он кое-что сохранял в резерве, — потому что сейчас его поцелуй был еще более страстным и сладостным. И Джулиана, как могла, ответила ему с такой же страстью, ответила, наслаждаясь поцелуем.

Но он не только целовал ее — его руки отнюдь не бездействовали. Ах, его руки!.. Наконец-то он стал поглаживать ее истомившиеся по ласке груди. А ласки его были довольно смелыми, но в то же время нежными, и Джулиана вскоре почувствовала, как сладостно заныли соски. Внезапно она вздрогнула — и тотчас же услышала свой собственный стон. А затем послышался тихий голос Кейна.

— Еще? — спросил он, отстраняясь.

Впрочем, он не стал дожидаться ответа, так как понимал, что она сейчас не способна сказать что-то. Внезапно Джулиана поняла, что Кейн каким-то образом уже умудрился снять с нее сорочку и… О Господи!.. Она вдруг почувствовала, как он легонько покусывает ее соски. Но кто бы мог подумать, что это, оказывается, так приятно? А руки его тем временем блуждали по ее животу, по бедрам, по треугольнику между ног.

На мгновение отстранившись, Кейн прошептал:

— Потрогай меня…

Но Джулиана не знала, что ей следует делать. И она не была уверена в том, что сможет доставить Кейну такое же удовольствие, какое доставлял он ей. Подобное невежество в области любовной игры немного ее беспокоило, но, набравшись смелости, она осторожно провела ладонью по спине Кейна и тотчас же почувствовала, как заиграли его мышцы.

— Да-да, все правильно, — пробормотал он.

Приободрившись. Джулиана принялась ласкать его с большей уверенностью. А в тот момент, когда рука ее добралась до его ягодиц, он снова прижался к ней всем телом, и она тут же почувствовала, что его мужская плоть стала еще более твердой.

А потом Кейн вдруг опять от нее отстранился и даже немного отодвинулся. Из горла Джулианы вырвался вздох разочарования, но уже в следующую секунду она вздрогнула и громко застонала, почувствовав, как пальцы Кейна коснулись ее лона, — никогда еще она не испытывала ничего подобного.

Чуть раздвинув ноги, она какое-то время наслаждалась этими чудесными ласками, а затем вновь принялась поглаживать плечи и спину Кейна. Однако ей казалось, что ее, Джулианы, ласки не столь хороши, как те чудесные ощущения, которые дарил ей Кейн. И ощущения эти становились все более острыми и сладостными. А в тот момент, когда она подумала, что больше не сможет этого выдержать, Кейн вдруг убрал руку и, приподнявшись, лег поверх нее. В следующее мгновение он вошел в нее, и Джулиана вскрикнула от неожиданности. Через несколько секунд он начал двигаться, и она, обвивая ногами его бедра, чуть приподнялась, чтобы встретить его. Еще несколько раз приподнявшись, Джулиана замерла в нерешительности. Что-то было не так… Конечно, ощущения были приятными, но ей казалось… что чего-то не хватает. Да-да, что-то явно было не так.

Кейн вдруг тоже замер на несколько мгновений. Затем приподнялся на локтях и заглянул ей в глаза. После чего нежно поцеловал, вышел из нее и лег рядом. По-прежнему обнимая ее, он тихо спросил:

— Что, не получается?

Джулиана судорожно сглотнула.

— Нет… почему-то… — пробормотала она, ужасно смутившись; она никак не могла понять, чего же ей не хватает.

Кейн немного помолчал, потом заявил:

— Тогда мы сделаем таким образом…

Через несколько секунд его проворные пальцы снова отыскали меж ее ног самое чувствительное местечко, и Джулиана тотчас почувствовала, как на нее накатила сладостная волна блаженства. Громко вскрикнув, она содрогнулась всем телом и замерла в изнеможении.

— Ну вот… — пробормотал Кейн и тут же снова вошел в нее. Сделав несколько резких стремительных движений, он с хриплым криком прижался к Джулиане, и она почувствовала, как изливается его семя.

Прошло еще несколько секунд, и ей вдруг почудилось, что она… как будто лишена костей. И казалось, что она уже никогда не сможет пошевелиться. По телу же раз за разом прокатывались теплые волны, и Джулиана, наслаждаясь этими ощущениями, с тихим вздохом закрыла глаза. Ей было так приятно лежать в объятиях Кейна… И хотелось, чтобы все это длилось вечно.

— Эй! — Голос его прозвучал громко и насмешливо. — Засыпать сейчас — ведь это очень невежливо! — Он скатился с нее и, усевшись на постели, принялся поправлять подушки, в том числе и ту, которая находилась у нее под головой.

«Значит, засыпать — невежливо? — промелькнуло у Джулианы. — Но если так, то Джозеф был ужасным грубияном…» Ее муж всегда засыпал сразу же после этого, и ей его поведение казалось совершенно естественным.

Тут Кейн приподнял ее и, усадив рядом с собой, обложил подушками и прикрыл одеялом. Затем обнял Джулиану за плечи и пробормотал:

— Похоже, матрас сильно продавился вот в этом месте.

— Это потому, что я сплю на этой стороне.

— А ты не задумывалась о том, что гостю надо предоставить самую удобную сторону? — спросил Кейн с улыбкой.

— Знаешь, я не привыкла принимать гостей.

— В таком случае я польщен, что заслужил твое гостеприимство. Я получил истинное наслаждение. — С этими словами Кейн поцеловал ее, и Джулиана, почувствовав блаженную расслабленность, снова прикрыла глаза, погружаясь в полудрему.

Однако у Кейна были другие планы.

— Дорогая, расскажи мне, как ты узнала все то, что знаешь о книгах.

— Ты хочешь поговорить? Сейчас?

— Да, конечно. Сейчас самое время немного поговорить, чтобы отдохнуть и скоротать время, перед тем как продолжить.

— Продолжить?..

— Да, разумеется. Не сейчас — через несколько минут.

— Через несколько минут?.. — переспросила Джулиана с удивлением.

И она действительно была удивлена. Очень удивлена. Ей никогда не приходило в голову, что можно беседовать после «этого». И уж тем более странной и неожиданной казалась мысль о том, что можно, оказывается, «продолжить». Впрочем, нельзя сказать, что это предложение Кейна ей не понравилось. Напротив, очень даже понравилось. Почувствовав, что ей совсем не хочется спать, Джулиана сказала:

— Ладно, хорошо, проговорим. Вот только… о чем?

— Расскажи, как ты узнала о разнице между телячьей кожей и пергаменом.

— Мне было шесть лет, когда мой… дед показал мне очень редкую книгу. Это было первое издание «Опытов» Монтеня.

— Слишком серьезное чтение для такой малышки.

— Книга не предназначалась для чтения. — Джулиана со смехом ущипнула маркиза за плечо. — Между прочим, он показал мне эту книгу после того, как я рассказала ему, что тогда читала. Это были «Сказки» Перро. До этого дед никогда не проявлял ко мне интереса, а тут вдруг… В общем, когда он понял, что я очень люблю книги, все изменилось. И он научил меня такой игре… Я должна была определить вид кожи, в которую переплетена книга, и когда определяла правильно, дед угощал меня мятным леденцом.

Кейн тихо рассмеялся.

— Похоже, у тебя в детстве было множество развлечений.

— У меня было счастливое детство.

— Завидую… А вот я никогда не играл с родителями. Значит, ты читала волшебные сказки?

— Постоянно читала. Иногда зачитывала книгу до того, что она вся рассыпалась. И потом ужасно жалела об этом.

— Наверное, ты мечтала о том, что какой-нибудь принц прискачет на белом коне и увезет тебя?

— Да, мечтала, но быстро распростилась с этой мечтой. — Она не стала рассказывать о своей настоящей мечте. В те годы ей хотелось, чтобы ее мать, о которой она почти ничего не знала, приехала за ней и увезла ее куда-нибудь подальше.

— Ты поступила очень благоразумно, — сказал Кейн. — Мужчины никогда не бывают принцами на белых конях.

Джулиане не хотелось рассказывать о тех своих мечтах, в которых она разочаровалась. Немного помолчав, она продолжала:

— А когда я стала постарше, то должна была угадать также и возраст переплета.

— Позволь и мне угадать, — сказал Кейн. Он повернулся к стоявшему у кровати небольшому столику, на котором лежала стопа книг. — Например, переплет вон того толстого тома…

Перебравшись к краю кровати, Кейн потянулся к книге. Потом вдруг повернулся к Джулиане и стащил с нее одеяло, обнажив одну из грудей.

— Хм… гладкая, — пробормотал он, поглаживая грудь кончиками пальцев. — И мягкая как шелк. — Он закрыл глаза, изображая предельную сосредоточенность. — Думаю, что это какой-то особый сорт кожи.

— Какие глупости!.. — фыркнула Джулиана. — Любая кожа — особый сорт. — Почувствовав, как сладостно заныла грудь, она с трудом удержалась от стона. Когда же Кейн убрал руку и снова накрыл ее одеялом, из груди Джулианы вырвался вздох разочарования.

— Спасибо, дорогая, за подсказку, — проворчал Кейн. — Правда, ты испортила мне все удовольствие. Пожалуйста, передай мне вот ту книгу.

— Она слишком тяжелая. Разве ты не можешь рассмотреть переплет оттуда, где ты находишься?

— Нет, не могу.

Как она и надеялась, он снова потянулся к книге, чуть придавив ее своим телом. И тотчас же по всему ее телу разлилось сладостное томление; ей очень захотелось сделать то, о чем недавно говорил Кейн… то есть «продолжить».

— Интересная кожа… — пробормотал он, поглаживая потертый переплет. — Вероятно, это какой-то зверь мужского пола. Может, это какой-то… застенчивый барсук? Я прав?

— Нет. — Джулиана хихикнула.

— Робкий бобёр? — Кейн изобразил глубокую задумчивость.

Джулиана рассмеялась и помотала головой.

— Выходит, я на ложном пути, — размышлял вслух Кейн. — А, знаю!.. Это маленький зверек, но очень сильный. Горностай? Хищная крыса? Энергичная полевка?

Джулиана снова покачала головой; от смеха она не могла вымолвить ни слова.

— Дай мне подсказку, дорогая. Это маленькое животное? Большое, да? — Она кивнула. — Неужели слон? Нет, не верю. Еще одну подсказку.

Джулиана еще громче рассмеялась, и показалось, что он услышал что-то похожее на «му-у!..».

— Корова! — воскликнул Кейн, изображая отвращение. Скатившись с Джулианы, он уселся на постели и пробурчал: — Как же я сразу не догадался? Похоже, мне пора удаляться в монастырь.

— Книга переплетена в телячью кожу, — сказала Джулиана. — А пол животного не обозначается.

— А что это за книга? Должно быть, очень ценная?

— Вообще-то она не слишком дорогая. Довольно скучная. Собрание документов и газетных вырезок, имеющих отношение к истории английской церкви.

— И каким образом ты стала владелицей этой удивительной мешанины?

— Сама хотела бы знать. Эта книга была одной из последних покупок моего мужа. Он купил ее незадолго до того, как его убили. Все его последние покупки не представляли никакой ценности.

— Значит, твой муж был убит? — пробормотал Кейн, ужасно смутившись (Джулиане прежде казалось, что он не мог об этом не знать). — О Господи, где же это произошло? Неужели здесь, в этом доме?

— Нет, не здесь. — Джулиана содрогнулась. — В гостинице. В Солсбери.

— Убийцу поймали?

— Нет. В магистрате сказали, что это обычное ограбление, а убийца исчез.

Кейн обнял ее и прижал к себе.

— Дорогая, прости меня, пожалуйста. Я ведь не знал… Ты очень… тосковала по нему?

— Да, — кивнула Джулиана и тотчас же почувствовала себя виноватой из-за того, что уже не тоскует по мужу.

— И ты все это время жила здесь одна?

— Да. — Она снова кивнула. — А в последнее время я, видимо, стала сходить с ума. Я слышу шум по ночам. Мне кажется, что шумят где-то внизу.

— Какого рода шум?

— Даже не знаю… — Она пожала плечами. — Какие-то шорохи, наверное… Несколько раз я просыпалась с ужасным ощущением… Мне казалось, что в лавке кто-то находится. Так случилось и прошлой ночью. Но вроде бы ничего не пропало. И все вещи на своих местах…

— Наверное, ты боишься ограбления, не так ли?

Джулиана снова пожала плечами:

— Не знаю. Не уверена. Думаю, что все это игра воображения. Вероятно, я просто волнуюсь из-за того, что скоро годовщина смерти Джозефа.

Ей было ужасно неловко говорить о покойном муже, лежа в постели с другим мужчиной. Вероятно, Кейн испытывал те же чувства. Он долго молчал, наконец проговорил:

— Я восхищаюсь тобой, дорогая. Выходит, ты продолжаешь дело мужа.

Она тихо вздохнула.

— А что мне еще делать? Кроме того, я всегда об этом мечтала. Не могу представить свою жизнь без книг. А благодаря вам, милорд, я, возможно, добьюсь кое-каких успехов. Наверное, какой-то счастливый случай привел тебя в мою лавку.

— Я тоже так думаю. — Он еще крепче ее обнял. — Я счастлив быть тебе полезным, но у меня такое ощущение, что тебе удалось встретить и других помощников. Мистер Гилберт, я уверен, будет рад оказать тебе услугу, — добавил Кейн с некоторым раздражением.

Джулиана молчала, и он продолжал:

— Возможно, Гилберт захочет купить этот вот том. Моя мать, по всей видимости, найдет его очень интересным. Оказывается, она стала коллекционером. Но я по крайней мере могу не беспокоиться… Мы с ней едва ли станем соперничать. Слишком уж разные у нас вкусы.

— Я не вполне в этом уверена, — сказала Джулиана. — Ты должен помнить, что «Часослов» — это, в сущности, молитвенник. То есть вполне религиозная книга.

— Да, конечно, — кивнул Кейн.

— Между прочим, я заглянула в историю «Бургундской рукописи». Так вот, это был подарок короля Франции Генриху Восьмому. А потом она исчезла из королевских инвентарных списков без всякого упоминания о том, в чьем распоряжении оказалась. Весьма необычная история… Есть, правда, такое предположение, что король подарил ее кому-то, возможно — своей фаворитке.

Джулиана уже хотела сказать, что существует еще один источник, который следовало проверить, но тут Кейн заявил:

— Он подарил рукопись моей прапрапрабабке.

— Тебе это известно?! — изумилась Джулиана. — И ты заставил меня потратить долгие часы на поиски источника?.. Так, значит… Значит, рукопись принадлежала вашей семье? Именно по этой причине ты хочешь ее купить?

— Да, разумеется, — ответил Кейн, невольно вздохнув. — Видишь ли, я испытываю уважение к семейным ценностям, — добавил он с иронией в голосе, однако Джулиана поняла, что маркиз относится к этому делу чрезвычайно серьезно.

— Но я не понимаю, почему никто не знал, где находилась эта книга, — проговорила она с удивлением. — Ведь твое семейство известно во всей Англии, не так ли?

— В том-то и дело, дорогая. Мое семейство знаменито своим благочестием. Но титул был нам дарован потому, что жена сэра Годфри, нашего предка, стала любовницей Генриха. Однако никто из моих уважаемых пращуров не хотел, чтобы люди узнали их тайну. И в этом нет ничего удивительного — ведь своим состоянием они обязаны женщине, делившей ложе с королем. Мой отец показал мне эту рукопись и раскрыл семейный секрет, когда мне было одиннадцать. Я тогда собирался отправиться на учебу в Итон. Отец заставил меня дать клятву, что я никому не расскажу о том, что моя прародительница была шлюхой. — Кейн вдруг улыбнулся и добавил: — Знаешь, я обожаю шлюх. Мне бы, наверное, понравилась та старушка, что была любовницей короля Генриха. — Однако Джулиана заметила, что улыбались только губы Кейна, но не глаза — очевидно, ему сейчас было не очень-то весело.

Немного помолчав, она прошептала:

— Выходит, ты сейчас…

— Совершенно верно, — перебил Кейн. — Только что я выдал семейный секрет. Даже не знаю, почему я это сделал. Ведь никогда никому об этом не говорил.

— Поверь, я не выдам твою тайну, — тихо сказала Джулиана.

Кейн же погрузился в молчание, и было ясно, что этот разговор очень его расстроил.

Через минуту-другую Джулиана вновь заговорила:

— Знаешь, о чем я сейчас подумала? Никто не должен знать, что ты хочешь приобрести эту рукопись. Иначе другие претенденты вздуют цену до небес.

— Вероятно, этого не избежать. Кстати, мне известно, что Айверли хочет купить рукопись.

— Ради переплета, я полагаю, — проворчала Джулиана. — Этот идиот интересуется только переплетами.

Джулиане очень хотелось как следует проучить женоненавистников-библиофилов, таких, как Айверли. Не говоря уж о том, что она хотела получить комиссионные от покупки столь дорогого сокровища.

— Мотивы Айверли, возможно, понятнее моих, — в задумчивости пробормотал маркиз. — Один Бог знает, почему я так забочусь о сохранении семейных традиций.

— Но ты мог бы купить рукопись, а затем открыть свету правду, — сказала Джулиана. — Иногда секреты приносят несчастья…

Она знала это по собственному опыту, так как у нее имелись даже более веские причины скрывать правду о своем прошлом. Что же касается Кейна… Ах, ему не стоило так беспокоиться. Ведь все это происходило триста лет назад. Более того, в этой истории был замешан король, чем можно было бы даже гордиться!

— Ты не должен допустить, чтобы этот шедевр ушел от тебя, — заявила Джулиана. — Очень хорошо, что тебе известны намерения Айверли. Но надо узнать как можно больше и о других возможных конкурентах.

Кейн молча пожал плечами и, еще больше помрачнев, откинулся на подушку. Внимательно посмотрев на него, Джулиана спросила:

— Может, ты голоден? У меня есть кое-что на ужин.

Маркиз невольно улыбнулся. Конечно, миссис Мертон знала не так уж много о любовных играх, но, как женщина, побывавшая замужем, она все же умела взбодрить загрустившего мужчину.

Глава 8


Кейну нравилось предаваться любви по утрам. Впрочем, не только по утрам. Само собой разумеется, что он любил это занятие в любое время суток; ему нравились и послеобеденные игры в будуаре, и тайные посещения темных садовых аллей во время бала, и развлечения в карете во время долгих путешествий, и, конечно же, энергичные любовные схватки ночью в постели.

Но сейчас рядом с ним лежала спящая женщина, которую следовало разбудить, а затем сделать так, чтобы в ней вспыхнуло желание.

По подушке рассыпались роскошные волосы Джулианы, на которые сейчас падал из маленького оконца сероватый утренний свет. И казалось, что она спала очень крепко.

Все же удивительно, что их ночная беседа столь эффективно погасила в нем чувственность. А ужин, состоявший из хлеба с маслом и меда, конечно же, поднял ему настроение, но восстановить силы он так и не сумел. И в конце концов они с Джулианой оба уснули, прижавшись друг к другу, словно маленькие дети, заблудившиеся в лесу.

Кейн прекрасно понял: предложив ему поужинать, Джулиана попыталась поднять ему настроение. Жаль, что еда не подняла у него ничего другого. Но желала ли она этого самого другого? Очень может быть, что желала. Тогда почему же он оказался неготовым? Почему уснул накануне вечером?

Впрочем, не важно, не имеет значения. Ведь сейчас он определенно готов, и это — главное.

Он провел ладонью по теплому округлому бедру Джулианы и тотчас же подумал о том, что эта миниатюрная женщина просто идеально сложена. А бедро ее на ощупь — необыкновенно приятное, шелковистое…

Джулиана чуть шевельнулась и раздвинула ноги. Она по-прежнему спала, но инстинктивно осознавала, чего ей хочется. И Кейн сделает это с величайшим удовольствием. Немного помедлив, он провел ладонью по ее животу, затем пальцы его коснулись ее лона. Джулиана снова шевельнулась, и Кейн тут же почувствовал, что желание возвращается к нему.

— Доброе утро, дорогая, — прошептал он, прикоснувшись губами к ее губам.

Джулиана пробормотала в ответ что-то неразборчивое. Ее глаза оставались закрытыми, но Кейн чувствовал, что она постепенно освобождается от объятий Морфея и расслабляется от его прикосновений. Он снова поцеловал ее в губы, но так же осторожно и легонько, как и минуту назад. Он прекрасно понимал, что спешить не следовало. Действительно, куда спешить? Ведь впереди у него целое утро. Возможно — целый день. Целый день с миссис Мертон. С Джулианой. О, маленькая торговка книгами обещала стать бесподобной любовницей, совершенно неординарной. Кто бы мог подумать?..

Чуть приподнявшись и опершись на локоть, Кейн устремил пристальный взгляд на свою спящую красавицу. Она все еще спала, а на губах ее блуждала улыбка. Но он знал: скоро улыбка эта исчезнет и сменится криками восторга. Кейн раздвинул пальцами мягкие завитки меж ее ног. Он знал, что должен действовать медленно, должен удостовериться в ее полной готовности.

Тут Джулиана тихонько вздохнула, и бедра ее немного приподнялись, что, конечно же, свидетельствовало о полной ее готовности. А Кейн, продолжая неспешную игру, коснулся наконец заветного местечка, самого чувствительного. И тотчас же почувствовал, что Джулиана стала еще более теплой и влажной. Да, тело ее окончательно пробудилось, и теперь он с трудом сдерживался, предвкушая сладостные мгновения.

Внезапно Джулиана дернулась и, резко приподнявшись, села на постели.

— Который час?! — воскликнула она, с беспокойством озираясь и подтягивая одеяло к подбородку.

Кейн расплылся в улыбке.

— Еще очень рано, дорогая. Самое время для наслаждения. В нашем распоряжении — часы.

Он попытался обнять ее, но она отстранила его руку и тихо простонала:

— О Господи…

Кейн невольно нахмурился. Все складывалось совсем не так, как он планировал.

А Джулиана, судорожно сглотнув, пробормотала:

— Я должна знать, который час. У тебя есть часы?

Молча кивнув, Кейн свесил руку с кровати и потянулся к своему жилету, лежавшему на полу. Сунув руку в карман, он отыскал часы.

— Всего лишь половина девятого, дорогая. Я же сказал, что еще очень рано.

Джулиана сползла с кровати, потянув за собой одеяло. Обернувшись, она решительно заявила:

— Ты должен уйти! Немедленно!

Кейн изобразил удивление.

— Но почему?..

— Потому что у меня встреча. Здесь, в лавке.

Кейн пожал плечами и пробормотал:

— Что ж, ничего страшного. Я подожду, когда ты закончишь. Подожду здесь, в спальне. — Кровать и впрямь была для этой цели самым подходящим местом.

Джулиана, искавшая в комоде белье, резко обернулась. Покачав головой, крикнула:

— Нет, Кейн! — Подобрав с пола его одежду, она бросила ее в сторону кровати. — Никто не должен заподозрить, что ты находился здесь! Я не могу рисковать, понимаешь?

Он взглянул на нее вопросительно:

— Ты ждешь кого-то… очень важного?

Она в смущении отвела глаза и пробормотала:

— Мистера Гилберта. Он хотел зайти до начала аукциона.

Гилберт?! Этот осел?!

Стараясь одеваться побыстрее, Джулиана говорила:

— Кейн, пожалуйста… Пожалуйста, уходи. И сделай это… как-нибудь незаметно. Я с ужасом думаю о том, что произойдет, если кто-нибудь увидит, как ты уходишь отсюда. О, это очень повредит моей репутации…

— Но мне понадобится некоторое время, чтобы найти наемный экипаж. Конечно, я могу отправить посыльного за моей каретой, однако на это уйдет не меньше часа.

— А ты не мог бы спрятаться за углом?

— Наверное, смог бы, — проворчал Кейн. — Если на улице не слишком холодно. И если не идет дождь. — Он спустил ноги с кровати и, еще больше помрачнев, добавил: — Ты полагаешь, что я оденусь самостоятельно?

— О Господи!.. Я помогу тебе. — Джулиана быстро затянула шнуровку на корсете, затем нашла рубашку маркиза и его чулки. Бросив их ему, она спросила: — Хоть это ты сможешь надеть сам?

Заставив себя улыбнуться, Кейн сказал:

— Дорогая, успокойся, пожалуйста. Я просто дразнил тебя. Разумеется, я отправлюсь домой. А если меня увидят знакомые… Знаешь, никому не покажется странным, что я днем разгуливаю по Лондону в вечернем наряде. Такая уж у меня репутация. И мне не потребуется твоя помощь, чтобы одеться.

Кейн мог бы сказать ей, что он даже не обзавелся камердинером. Он всегда одевался сам, а Мел находила ему таких «леди», которые знали, как содержать мужской гардероб в полном порядке.

— Отлично! — кивнула Джулиана.

— Я увижу тебя попозже?

— Нет-нет. — Она покачала головой. — Сегодня на аукционе не будет ничего такого, что нам требуется.

— Дорогая, но я люблю тебя не только из-за книг.

— Очень хорошо. — Она взглянула на него с беспокойством. — Ну, тогда… Приходи ко мне в конце дня, когда я буду закрываться.

* * *

Стук в наружную дверь раздался спустя всего десять минут после ухода маркиза. «Похоже, мистер Гилберт — чрезвычайно пунктуальный человек», — подумала Джулиана. Но, распахнув дверь, она увидела вовсе не стройного и худощавого Мэтью Гилберта, а весьма упитанного Артура Натли.

— О, Артур!.. — воскликнула Джулиана, отступая в сторону. — Входите же…

Она впустила в дом торговца, изрядно промокшего под моросящим дождем. Пока он вытирал ноги о половик, Джулиана рассматривала его, невольно сравнивая с Кейном. Конечно, ему было далеко до элегантного маркиза. И почему-то ей вдруг захотелось, чтобы Артур поскорее ушел. Нет-нет, вовсе не из-за того, что внешне торговец явно проигрывал лорду Чейзу. Просто ей не хотелось, чтобы Артура увидел мистер Гилберт, который должен был появиться с минуты на минуту.

— Рад вас видеть, Джулиана, — сказал торговец.

— Добрый день, мистер Натли. — Джулиана с трудом сдерживала раздражение. — Что заставило вас прийти сюда в такое ненастное утро? У вас все в порядке?

— Да, я в добром здравии. Благодарю вас, Джулиана. Я хотел бы поговорить не о себе, а о вас.

Джулиана невольно поморщилась. В интонациях Артура было что-то зловещее, и ей оставалось лишь надеяться, что торговец не собирался делать ей предложение.

— Что ж, Артур, проходите в комнату. Я сейчас ожидаю очень важного клиента, но могу уделить вам несколько минут.

— Чейз?.. — Это имя он не произнес, а прошипел. — Вы ожидаете Чейза?

«Слава Богу, что Кейн вовремя ушел», — подумала Джулиана.

Натли же посмотрел на нее пристально и спросил:

— Неужели вы сегодня снова с ним встречаетесь после вчерашнего вечера? Не слишком ли часто?..

Джулиана молча прислонилась к книжному шкафу. Она не знала, что ответить, да и не хотела отвечать. И тут вдруг в голову ей пришла ужасная мысль. «А не мог ли Артур как-то узнать о том, что Кейн здесь ночевал?» — спрашивала она себя.

— Я как раз пришел поговорить об этом, — продолжал торговец. — Я знаю, что вы приехали домой в его карете. Подобная интимность может повредить вашей репутации.

Джулиана вздохнула с облегчением. Если бы Артур знал, насколько далеко зашла их с маркизом «интимность», он бы наверняка выступил с открытыми обвинениями.

— Лорд Чейз был так любезен, что довез меня вчера до дома после аукциона, — ответила она. — Разумеется, я не просила его об этом.

Артур еще больше помрачнел.

— Было бы разумнее не принимать это предложение. До меня дошли слухи, что его карету видели у вашего дома в очень поздний час.

Должно быть, карету маркиза видела одна из ее соседок, скорее всего — жена мясника. И конечно же, не понадобилось много времени для того, чтобы эта новость докатилась до Стрэнда.

— Право же, Артур, вы слишком много на себя берете, — проговорила Джулиана, уже не в силах сдерживать раздражение. — И вообще, я хотела бы, чтобы никто не вмешивался в мои личные дела. Что же касается лорда Чейза, то, уверяю вас, он вел себя как истинный джентльмен.

— Да, разумеется, — кивнул торговец. — Я знаю вас слишком хорошо, чтобы подозревать, что вы могли бы позволить ему какие-либо вольности. Но ходят слухи, что у вас с ним — особые отношения…

К сожалению, Артур говорил правду. Что же до слухов, то Джулиана прекрасно понимала: сообщество торговцев в лондонском Уэст-Энде жило так, как живут люди в маленьких провинциальных городках, — то есть все знали друг о друге все или почти все.

— Поймите, Джулиана, мораль респектабельных торговцев не такая, как мораль аристократии, — продолжал Артур. — Да, я знаю, что вы были рождены для лучшей жизни, но вы предпочли устроить свою жизнь среди нас. Поэтому близкие отношения с аристократом с дурной репутацией для вас совершенно неприемлемы.

В этом заявлении Артура явно таилась угроза. Очевидно, он намекал на то, что не станет на ней жениться, если ее репутация пострадает из-за общения с Кейном. Более того: возможно, он вообще откажется от знакомства с ней. «Что ж, — подумала Джулиана, — по крайней мере будет хоть какая-то польза от моей связи с маркизом».

— Наши с ним отношения — это просто коммерция, — проговорила она, стараясь успокоить гостя. — И он весьма выгодный клиент. А неблагоразумных поступков я совершать не собираюсь.

Очевидно, решив, что это ее заявление — своего рода раскаяние, торговец взял Джулиану за руку.

— Миссис Мертон, как всякая женщина, вы склонны совершать ошибки, и я счастлив, что имею возможность просвещать вас. Деликатность не позволяет мне рассказывать обо всех грехах маркиза, но, возможно, вам следует знать хотя бы о некоторых из них. Мне очень неприятно сообщать вам об этом, но дело в том, что этот человек какое-то время жил в борделе. — Последнее слово мистер Натли произнес шепотом.

Джулиана пожала плечами:

— Полагаю, в то время он был еще очень молод.

— Но после этого он сменил великое множество любовниц, — заявил торговец, явно обескураженный невозмутимостью собеседницы; конечно же, он ожидал совсем другой реакции.

А Джулиана вдруг улыбнулась и сказала:

— Вас, возможно, это шокирует, но подобное поведение не редкость среди молодых аристократов.

— Что ж, может, и так, — пробурчал Натли. — Но дело в том, что он происходит из старинной семьи, известной своим благочестием и незыблемыми моральными устоями. Я не в курсе всех подробностей, но слышал, что ныне покойный и всеми уважаемый отец маркиза когда-то выгнал его из дому за совершение каких-то чудовищных и, конечно же, аморальных поступков.

Если под «чудовищными» и «аморальными» поступками имелась в виду радость, доставленная женщине, то Джулиана ничего не имела против. Но она не могла пренебречь предупреждением. Как заметил Артур, она предпочла устроить жизнь среди людей его типа и, следовательно, должна была жить так, как они. Беда лишь в том, что она не могла искренне негодовать по поводу аморального поведения Кейна. Если бы она действительно принадлежала к сословию торговцев, то думала бы так же, как Артур Натли. Следовательно, она к этому сословию не принадлежала.

Она никогда не принадлежала ни к одному из сословий.


Мэтью Гилберт вошел в заднюю комнату и добавил еще три тома к весьма внушительной стопе своих покупок.

— Могу я предложить вам чаю? — спросила Джулиана. — Я уже успела подняться наверх и вскипятить чайник.

Опустившись на стул, Гилберт с вежливой улыбкой ответил:

— Спасибо, миссис Мертон. У вас очень тяжелая работа. Посетители постоянно требуют внимания. Именно по этой причине я не держу лавку, а предпочитаю встречаться с клиентами приватно.

Джулиана налила в чашки чай и, тоже присев, спросила:

— Вам с сахаром?

— Да, пожалуйста, — с улыбкой кивнул гость и взял протянутую ему чашку.

Джулиана тоже улыбнулась, правда — мысленно. Она знала, что выглядела сегодня гораздо лучше, чем обычно. По какой-то причине она решила отказаться от своей шапочки, совершенно ее не красившей. Вместо нее она набросила на волосы тонкую кружевную накидочку — именно так она украшала себя в воскресные дни, когда еще был жив Джозеф.

Сделав глоток чаю, мистер Гилберт проговорил:

— Миссис Мертон, я хотел бы показать вам мою коллекцию, но, разумеется, вы не можете прийти в мой дом одна. Посещающие меня леди всегда имеют сопровождающего.

— Скажите, а как получилось, что вы стали увлекаться книжным делом? — спросила Джулиана; ей не хотелось произносить слово «торговля».

— Все получилось как бы само собой. — Гость снова улыбнулся. — После того как я окончил Кембридж, меня взял к себе секретарем сэр Хэмфри Уорбертон. — Джулиана кивнула. Уорбертон был очень известным коллекционером и видным членом парламента. — Я стал проводить большую часть времени в его библиотеке, и он в конце концов взял себе другого секретаря, более подходящего человека. А я решил, что коллекционирование книг — гораздо более интересное занятие, нежели политика. У меня обнаружился определенный талант к книжному делу, а со временем я стал помогать некоторым приятелям сэра Хэмфри именно в этой области, особенно часто — после распродажи коллекции герцога Роксбургского.

— Должно быть, это было очень интересно, — заметила Джулиана. — Я хотела бы там оказаться. Но распродажа книг Тарлтона также обещает стать весьма примечательной, не так ли?

Гилберт утвердительно кивнул:

— Да, разумеется. Но я сейчас вспоминаю счастливые часы, проведенные в библиотеке сэра Хэмфри. Я там подолгу беседовал о книгах с его друзьями. А потом попытался привнести эту атмосферу в свой собственный дом. Надеюсь, вы как-нибудь присоединитесь к одному из моих собраний. Разумеется, в тот день, когда там будут присутствовать и другие леди.

— Я с радостью, — ответила Джулиана. — Знаете, а мне вспоминаются беседы с моим опекуном мистером Фиттерборном и с мистером Берчем.

— Мистер Берч из Солсбери? Известный книжник. Я с сожалением узнал о его кончине. Насколько я понимаю, ваш покойный муж был его помощником, верно?

— Да, одно время. Но потом, когда племянник мистера Берча решил взять дело в свои руки, Джозеф принял решение открыть собственную лавку. — Она не стала упоминать о том, что он не смог бы это сделать без ее денег.

Гилберт поставил на стол свою чашку и внимательно посмотрел на собеседницу.

— Поверьте, миссис Мертон, я очень хотел бы помочь вам, ведь вы так одиноки… И сэр Генри Тарлтон тоже так считает.

Джулиана опустила глаза и сделала вид, что размешивает сахар в чашке. Какое-то время она молчала, затем, не поднимая глаз, проговорила:

— Не могу понять, почему сэр Генри мне сочувствует. Ведь вам, наверное, рассказывали о былом соперничестве, даже вражде между моим опекуном и сэром Томасом Тарлтоном.

— Полагаю, сэр Генри хочет расплатиться за прошлое поведение своего дяди. Именно поэтому он хочет вам помочь. Так вы обдумали его предложение?

— Я бы с радостью, но дело в том, что я уже связана договоренностью с лордом Чейзом.

Казалось, ее ответ разочаровал Гилберта.

— Знаете, я все-таки поговорю с сэром Генри, чтобы понять, насколько его требования противоречат требованиям лорда Чейза, — поспешно добавила Джулиана.

— Миссис Мертон, как я уже говорил, сэр Генри — весьма выгодный клиент. Что же касается его требований, то он будет претендовать на несколько изданий. — Гилберт понизил голос. — В том числе — на «Бургундский часослов».

— Что ж, очень хорошо, — кивнула Джулиана, стараясь говорить как можно спокойнее.

— Так что, дорогая миссис Мертон, с Генри Тарлтоном вы сможете заняться более важными делами, нежели покупка пьес с пикантными названиями. — Гость на несколько секунд умолк, потом вновь заговорил: — И уж позвольте мне быть откровенным. Видите ли, дальнейшее сотрудничество с Чейзом может лишь повредить вашему положению, а может, и репутации. Поверьте, я знаю, что говорю. Поймите, вам следует проявлять предельную осмотрительность, ведь вы — одинокая женщина. Надеюсь — пока.

В сущности, Гилберт говорил то же самое, что и Артур: мол, оставьте Чейза в покое, иначе вас ждут неприятности. И к предупреждению мистера Гилберта следовало прислушаться, так как он в книжном мире считался весьма уважаемым человеком.

Возможно, ей, Джулиане, можно было бы радоваться. Ведь если она правильно поняла слова мистера Гилберта, то он выражал осторожную заинтересованность в более тесных с ней отношениях. Кто бы мог подумать, что и Артур, и этот книготорговец… что они оба захотят жениться на скромной вдове?

Джулиана мысленно вздохнула и подумала: «Интересно, а принцы из волшебных сказок такие же деспотичные?» Разумеется, Артур вовсе не выглядел принцем. И ей трудно было представить респектабельного мистера Гилберта, восседающего на белом коне и поражающего драконов.

А что касается Кейна, то маркиз прямо заявил, что он не принц. К тому же он не собирался на ней жениться. Но с другой стороны, он, наверное, никогда не указывал женщинам, как они должны себя вести. И с ним ей было необыкновенно приятно…


Сидя в своей карете, Кейн раз за разом спрашивал себя: «Как же так случилось? Почему я накануне уснул вместо того, чтобы снова заняться любовной игрой — во второй, а потом и третий раз?» Когда-то, в далекой юности, он мог делать это шесть или даже семь раз за ночь. А дружелюбные проститутки в борделе, казавшиеся ему ангелами, всегда были готовы услужить шестнадцатилетнему юноше. Правда, потом, когда он узнал неприглядную правду об их жизни, его любовные игры проводились в более благопристойных условиях, хотя и с прежним энтузиазмом.

Нельзя сказать, что он не хотел Джулиану. Он очень даже ее хотел, однако… Утренние события обострили его беспокойство о том, что для него наступает преждевременное старческое угасание.

Хотя, возможно, дело было вовсе не в этом, а в его постоянных мыслях о семье, о близких. Очень может быть, что именно эти мысли отвлекали его от беззаботной погони за удовольствиями. Но если так, то ему следует отказаться от своих планов и смириться с тем, что он не сумеет переубедить мать, не сможет добиться того, чтобы она относилась к нему иначе. Да и зачем ему этого добиваться?

К тому же у него пока что ничего не получалось. Во всяком случае, он не мог бы похвастаться какими-либо серьезными успехами. Да, конечно, он выяснил, что Тарлтон был шантажистом. Этот коллекционер, видимо, узнал или просто заподозрил, что знаменитая рукопись принадлежала семейству Годфри. Вероятно, он явился в аббатство и устроил скандал, а его угрозы вынудили покойного маркиза продать… или отдать «Бургундский часослов». Возможно, именно поэтому старый маркиз впал в безумие.

Однако Кейн не мог бы доказать, что Тарлтон располагал сведениями, с помощью которых держал покойного лорда Чейза за глотку. И он не знал, как добыть такие доказательства.

Что же касается малышки Эстер, то его сестра ни в чем не нуждалась. Конечно, ее жизнь в Маркли-Чейз казалась не очень приятной, но сестре там было не так уж плохо — во всяком случае, о ней заботились. Их мать всегда больше любила дочку, чем сына.

Да, о родных можно было не беспокоиться. К тому же сейчас у него появились новые заботы, то есть новая любовница, которая крайне нуждалась в улучшении жилья, пополнении гардероба и, конечно же, в его, Кейна, внимании.

Маркиз не очень-то хорошо представлял, что означает «конец дня», — кажется, именно так выразилась Джулиана, — поэтому решил, что четыре часа — самое подходящее время. Сначала он хотел подождать до пяти часов, но у него не хватило терпения. К счастью, Джулиана была одна; она вышла встретить его в передней комнате и выглядела замечательно, несмотря на возвращение ее вдовьего траурного наряда.

Кейну не терпелось снять с нее эти унылые одежды.

Однако на ней была новая шапочка, не столь ужасная, как та, прежняя. И если эта перемена являлась его заслугой, то он вполне мог рассчитывать на расширение своего влияния.

Встречая его, Джулиана в смущении отвела глаза, и Кейн нашел такое поведение просто очаровательным. Подобное поведение было совершенно не свойственно его прежним любовницам — ни одна из них не страдала от избытка скромности.

Когда же Кейн попытался обнять ее, она отстранилась и пробормотала:

— Нет, не здесь. Жена мясника, моя соседка, постоянно шпионит за мной.

Маркиз посмотрел на закопченные окна и с улыбкой заметил:

— Да она ведь сквозь такие стекла ничего не увидит.

Джулиана тоже улыбнулась:

— Мне кажется, она видит даже сквозь стены.

Кейн рассмеялся и легонько подтолкнул ее в сторону задней комнаты. Едва они переступили порог, он развернул ее лицом к себе и принялся ласкать, поглаживая плечи и груди. Заметив, что беспокойство в ее зеленых глазах сменяется нежностью, он прикоснулся губами к ее губам и прошептал:

— Я очень скучал по тебе, дорогая.

И тотчас же губы Джулианы приоткрылись, а из груди вырвался тихий вздох. Кейн обнял ее покрепче и снова поцеловал, на сей раз — по-настоящему. Когда же поцелуй прервался, он пробормотал:

— Давай поднимемся наверх.

Она резко отстранилась от него, и глаза ее широко распахнулись.

— В такой час?..

Кейн мысленно улыбнулся. Ведь время не имело ни малейшего значения. Джулиана пока этого не знала, но ей еще многому предстояло научиться.

— Да, моя милая, сейчас, в это время. Ты была прекрасна вчера вечером, и мне не терпится снова насладиться твоей красотой.

— Но ко мне могут прийти в любой момент. Какой-нибудь клиент…

Джулиана не пыталась высвободиться, но Кейн чувствовал, что она настроена весьма решительно.

— Ладно, дорогая. Хорошо. Мы вернемся попозже.

Она взглянула на него с удивлением:

— А мы куда-то собираемся?

— Да, собираемся. У меня для тебя сюрприз.

Лицо ее просветлело.

— Книга, да? И ты хочешь показать мне ее?

Кейн с улыбкой покачал головой:

— Нет, я не это имел в виду. Послушай, а ты уверена, что мы сейчас не можем подняться наверх? — прошептал он ей прямо в ухо.

Джулиана поспешно отстранилась от него, но ее учащенное дыхание явно свидетельствовало о том, что она очень даже не прочь подняться наверх.

— У меня клиенты! — воскликнула она в отчаянии. — Очень выгодные клиенты.

— А когда же мы отправимся? — спросил маркиз.

— Но почему ты не хочешь сказать мне, куда собираешься меня увезти?

— Не слишком далеко. Туда можно добраться минут за десять. Я нашел идеальное место — очень удобное для тебя.

— О чем ты?..

— Что ж, поскольку ты не хочешь дожидаться сюрприза, объясняю: я нашел тебе дом.

— Дом? Зачем? — удивилась Джулиана.

— Для того чтобы жить в нем, разумеется.

— Но я живу здесь!

— Я предлагаю тебе кое-что получше. Разве тебе не хочется жить в теплом, просторном и комфортабельном доме?

Казалось, Джулиана лишилась дара речи. Кейн надеялся, что от радости.

— И еще со слугами, которые будут ухаживать за тобой, — продолжал он с улыбкой. — Тебе не придется самой готовить и заниматься уборкой.

Джулиана вдруг нахмурилась, и Кейн понял, что она вовсе не радуется.

— Я все делаю сама. Как могу.

— Но твои комнаты просто ужасны. Не может быть, чтобы тебе хотелось здесь жить.

— Очень сожалею, Кейн, что они тебе не нравятся, но это то, что я могу себе позволить, — сказала Джулиана, отводя глаза.

— Дорогая, ты не поняла. Разумеется, я буду оплачивать все твои счета. Ты можешь вообще не работать, если не хочешь. Надевай побыстрее шляпку. Пойдем же…

Джулиана молчала, и Кейну оставалось лишь гадать, о чем она сейчас думала. То, что Джулиана была не в восторге, — это он уже понял. Но хорошо, что она не кричала и не устраивала сцен. Эта ее черта очень ему нравилась. Она всегда была спокойна и рассудительна. Вот и сейчас она совсем не…

И тут Джулиана изменилась в лице и смертельно побледнела — сделалась совершенно белой. Глаза же ее расширились, и она потянулась к столу. Потом вдруг схватила со стола какую-то книгу и, ударив ею Кейна, громко прокричала:

— Я тебе не любовница, понял?!

Она снова ударила его книгой. Это было совсем не больно, потому что томик оказался небольшим, да и сил у Джулианы было маловато. Да, было совсем не больно, но ужасно обидно. Он ожидал чего угодно, но только не такой вот реакции.

Заставив себя улыбнуться, он сказал:

— Говоришь, не любовница? Дорогая, а чем мы, по-твоему, занимались вчера наверху?

Она вздрогнула и пробормотала:

— Теперь я понимаю, что это… это была ошибка, ужасная ошибка.

И ту Кейн вдруг рассмеялся: вид этой миниатюрной женщины, пребывавшей в безудержном гневе, почему-то вызвал у него смех. Впрочем, не только смех… Шапочка слетела с ее головы, роскошные золотистые волосы разметались по плечам, и сейчас она казалась еще более прекрасной, еще более желанной.

С трудом сдерживая смех, Кейн проговорил:

— Напрасно ты обиделась, милая. Неужели ты думаешь, что я хочу тебя всего лишь на несколько ночей? Нет, я хочу, чтобы таких ночей было много, очень много. И надеюсь, ты — тоже. А там, в другом доме, нам было бы гораздо удобнее, понимаешь?

Он шагнул к ней, чтобы обнять ее, но Джулиана решительно его оттолкнула.

— Я не любовница! — выкрикнула она. — И я не собираюсь становиться чьей-либо любовницей!

— Любовница, возлюбленная… Что значат все эти слова? Главное — что нас влечет друг к другу.

— Нет-нет! — Она покачала головой. — Эти слова значат очень много, и люди вкладывают в слово «любовница» вполне определенный смысл. Моя связь с тобой уже причинила мне неприятности, потому что я проигнорировала предупреждения друзей. Ты представляешь, что станет с моей коммерцией, если я буду жить так… как ты предлагаешь? Неужели ты думаешь, что респектабельные коллекционеры захотят иметь дело с любовницей маркиза Чейза?

Кейн невольно поморщился. Он прекрасно знал, какая у него в свете репутация, и на сей раз с этим приходилось считаться. «Черт бы побрал мою репутацию, — подумал он. — Вот уж не ожидал, что когда-нибудь стану из-за нее расстраиваться».

— И что будет со мной, милорд? — продолжала Джулиана. — Что будет со мной потом, когда ты устанешь от меня?

— Дорогая, я никогда от тебя не устану…

Она презрительно фыркнула:

— Пожалуйста, не говори глупости! Так вот, я останусь без средств к существованию, а от моей репутации останутся только клочья.

— У меня нет привычки бросать в беде друзей или бывших любовниц, — возразил Кейн.

— Значит, ты будешь держать меня в качестве пенсионерки до конца моей жизни? Я весьма вам признательна, милорд. — Было очевидно, что она с трудом сдерживает гнев.

Это «милорд» ужасно раздражало Кейна.

— Если вы так чертовски респектабельны, мадам Продавщица книг, то что вы имели в виду, впуская меня в ваш дом, а также на ваше ложе прошлой ночью? К вашему сведению, «респектабельные» женщины не принимают посетителей поздно вечером.

Она сверкнула своими зелеными глазищами, сейчас, казалось, метавшими золотистые молнии.

— Если бы я не боялась оставаться одна, то я никогда не сделала бы подобной глупости! — прокричала Джулиана, уже не пытаясь сдерживать свой гнев. — И это была самая ужасная ошибка в моей жизни!

Она умолкла на несколько секунд, чтобы перевести дыхание, потом со вздохом сказала:

— И теперь я всю жизнь буду вспоминать об этой ошибке.

— А вот у меня сложилось впечатление, что вы получили удовольствие от нашей встречи, — проговорил Кейн. — Но очевидно, я ошибался! Что ж, вам не нужно беспокоиться за свое будущее, поскольку у вас есть все, что требуется, чтобы преуспеть в другой профессии. Видите ли, важнейшим качеством куртизанки является умение притвориться, что получаешь удовольствие в постели, — добавил он с усмешкой.

Оттолкнув его, Джулиана шагнула к двери. Распахнув ее, она закричала:

— Убирайся отсюда!

— Дорогая, успокойтесь. Я вовсе не хотел…

— Вон! — крикнула она в ярости.

Понимая, что сейчас спорить бесполезно, Кейн вышел из дома. Дверь за ним с грохотом захлопнулась.

Глава 9


Джулиана захлопнула бы дверь перед носом маркиза, когда он появился в ее лавке на следующий день, причем с таким видом, словно накануне ничего особенного не произошло. Да, она не стала бы с ним говорить, если бы ее не заинтересовал компаньон маркиза — зверь, которого он вел за собой на поводке.

— Что это такое? — спросила она.

— Это малыш Кварто, — ответил Кейн.

— Малыш? — переспросила Джулиана. Зверь был довольно рослый, а на сморщенной морде странным образом соединялись выражения свирепости и добродушия. — Мне кажется, это собака. Разве не так?

— Да, это пес. Его зовут Кварто. Он останется здесь для того, чтобы можно было определить, добрый он или злой. Пока что он не очень хорошо себя ведет, но его бывший хозяин уверяет, что Кварто — чрезвычайно добродушный пес.

Кейн по-прежнему стоял у двери. Значит, он все-таки испытывал неловкость. Зато зверь уверенно вбежал в комнату, чтобы обнюхать Джулиану. Она поспешно отступила на несколько шагов. Затем пробормотала:

— Я не разбираюсь в собаках. Он какой породы?

— Пудель.

— А, понятно… — протянула Джулиана.

Кейн с улыбкой посмотрел на нее.

— Дорогая, конечно же, это не пудель. Разве ты не можешь узнать бульдога?

— Мой опекун не разрешал держать в доме животных. Это плохо для книг. — Джулиана с опаской посмотрела на пса — словно ожидала, что он сейчас прыгнет на книжный шкаф и начнет пожирать книгу за книгой.

— Поскольку я назвал его библиографическим именем, — продолжал Кейн, — я вправе ожидать, что ты будешь обращаться с ним уважительно. — Он нагнулся, чтобы погладить пса, но тот глухо зарычал. — Похоже, Кварто меня не очень-то жалует. Но это не имеет значения, потому что он — твой. Вот видишь, тебя он любит. Возможно, он любит только женщин. Смотри, он хочет лизнуть твою руку.

Джулиана снова попятилась. Покачав головой, она пробормотала:

— Нет-нет, он мне не нужен. Почему ты решил его привести?

Кейн сокрушенно покачал головой:

— О Господи, неужели не понимаешь? Это прекрасная сторожевая собака. И очень хороший компаньон.

Джулиана невольно улыбнулась:

— Ах вот ты о чем… Но я думаю, что мне не стоит беспокоиться. Уверена, что все мои страхи лишены здравого смысла. А ночные шорохи… Это мне просто кажется.

— Лучше подстраховаться. Я настаиваю. А теперь — ухожу. Вот, пожалуйста. — Маркиз передал Джулиане конец поводка и тут же покинул лавку.

— Погоди! — Она бросилась к двери. — Кейн, вернись! — Ею овладела паника. — Не оставляй меня с ним! Я понятия не имею, что с ним делать! Что он ест?!

Через несколько минут Кейн исчез, свернув за угол, и Джулиана повернулась к своему новому компаньону, сидевшему на задних лапах и «улыбавшемуся» ей. Тихо вздохнув, она пробормотала:

— Что же мне делать с тобой?

Кварто разлегся на полу, вытянув перед собой передние лапы. И казалось, что он действительно улыбается.

— Похоже, ты не слишком разговорчив, — заметила Джулиана. — А для компании мне скорее подошел бы твой бывший хозяин, чтобы охранял меня по ночам.

Она тут же шлепнула себя по губам и пробормотала:

— О Боже, неужели я могла сказать такое? Пусть даже в присутствии собаки…

Снова посмотрев на пса, Джулиана заявила:

— И не думай, что будешь спать на моей кровати!

«Забудь о постели!» — приказала себе Джулиана. Да-да, ей следовало забыть о Кейне, пусть даже он очень привлекательный мужчина. К тому же маркиз оскорбил ее, дав ей понять, что считает ее такой же, как все его прочие партнерши, в сущности — шлюхи. Что ж, выходит, что Артур и мистер Гилберт были правы, когда говорили о нем…

— Кварто, а что же ты ешь? — спросила Джулиана. Пес тут же поднялся — очевидно, узнал слово «ешь». Джулиана отправилась на кухню, и пес последовал за ней. Пошарив в буфете, она нашла ломоть хлеба и кусочек сыра. Пес мгновенно проглотил сыр, а вот на хлеб посмотрел с некоторым сомнением.

— Он вовсе не засох, — сказала Джулиана. И намазала хлеб медом.

Мед пришелся псу по душе.

— Молодец, Кварто. Хороший пес. — Произнося кличку собаки, Джулиана улыбнулась. Маркиз Чейз, возможно, был не очень хорошим человеком, но в остроумии ему трудно отказать. — Знаешь, Кварто, может быть, это сумасшествие — разговаривать с собакой. Но с другой стороны, разговор с собакой ничем не хуже, чем вымышленная дискуссия с коллекционерами.

Ей вдруг пришло в голову, что она не вела подобных дискуссий с того самого дня, как в ее жизнь вошел Кейн. Она получала удовольствие от общения с человеком.

Тут пес вдруг захрипел, а затем его вырвало на пол. Джулиана нахмурилась и проговорила:

— Знаешь, Кварто, если ты собираешься здесь жить, то давай установим несколько правил.


Услышав стук в дверь, Джулиана отложила книгу, которую просматривала, и строго взглянула на пса.

— Веди себя как следует, понятно?

Кварто же с вожделением смотрел на том — Джулиане еще не удалось объяснить псу, что книга — это не еда и не игрушка. Более всего ему нравился сафьян, и эта его склонность оказалась весьма дорогим удовольствием. Джулиана собиралась посетить переплетчика и поискать какую-нибудь недорогую кожу, которую Кварто мог бы слюнявить без особого вреда для книг.

Открыв входную дверь, Джулиана вздохнула с облегчением — посетителем оказался вовсе не Кейн. Впрочем, он уже несколько дней не появлялся, и она не видела его с того самого момента, как он ушел, оставив у нее Кварто.

У порога же стоял улыбавшийся сэр Генри Тарлтон. И был он очень хорош собой, блистательно хорош.

— Миссис Мертон, рад вас видеть. — Он склонился к ее руке.

Джулиана улыбнулась ему в ответ.

— Здравствуйте, сэр Генри. Добро пожаловать в лавку Дж. Мертон. Вас интересует что-нибудь конкретное?

— Я хочу осмотреть ваши книжные полки немного позже, — ответил гость. — А сначала позвольте перейти к другому вопросу. Полагаю, Гилберт говорил вам о моем предложении. Я хотел бы, чтобы вы представляли меня на распродаже книг моего дяди.

— Почту за честь помочь вам, сэр, если это не вступает в противоречие с моими другими обязательствами, — ответила Джулиана. Но она уже не была уверена, что по-прежнему представляет интересы маркиза.

— У Гилберта такие же затруднения, — заметил сэр Генри. — Но я надеюсь, что вы не так заняты, как он.

Разумеется, она была не так занята. Ведь мистер Гилберт являлся советником известнейших английских библиофилов, и сэр Генри, конечно же, должен был знать об этом.

— Вы намереваетесь делать дорогие покупки? — спросила Джулиана.

— Прежде чем говорить о деталях, позвольте обрисовать мою ситуацию. Я знаю, что могу положиться на вашу деликатность, миссис Мертон.

Она молча кивнула, и он продолжил:

— Наверное, не нужно говорить вам о том, что сэр Томас был довольно эксцентричным человеком. Между прочим, он не изменил свое завещание после смерти сына, поскольку же растратил все состояние на книги, то умер в долгах, и его кредиторы требовали немедленного удовлетворения. Когда все юридические вопросы будут улажены, я унаследую то, что останется после процедур, и хочется верить, что остаток будет весьма существенным. К сожалению, я не смог убедить суд в том, что имею право взять самое лучшее из коллекции сэра Томаса. Но я постараюсь приобрести эти книги на аукционе. Однако мне следует проявлять осмотрительность, ибо мои ресурсы небезграничны.

Иными словами, сэр Генри, как и всякий разумный коллекционер, хотел определить стратегию своих действий — чтобы быть уверенным, что получит именно то, чего хочет более всего.

— Я понимаю вас, сэр, — кивнула Джулиана. — Вы не захотите говорить, какие именно книги вас интересуют, пока мы с вами не заключили соглашение. Но не могли бы вы хотя бы приблизительно обозначить направление?..

Сэр Генри перечислил названия доброй дюжины книг, каждая из которых была редкой и дорогой, но ни одна из них не входила в сферу интересов Кейна.

— Кое-что из Шекспира, разумеется, — продолжал сэр Генри. — Но самое главное — это величайшее сокровище библиотеки моего дяди. Я имею в виду «Бургундский часослов». — Это название он произнес с благоговением в голосе. — Правда, боюсь, что цена будет очень высокой. Ведь каждому хочется приобрести такое замечательное произведение искусства, не так ли?

Слова гостя не стали для Джулианы сюрпризом, поскольку мистер Гилберт уже упоминал об интересе сэра Генри к «Часослову», но все же она огорчилась. Ведь если и Кейн, и сэр Генри хотели одного и того же, то она никак не могла работать на обоих, пусть даже сотрудничество с Тарлтоном сулило очень хорошие комиссионные.

— А каким образом сэру Томасу удалось приобрести эту рукопись? — осмелилась спросить Джулиана. — Ведь всем известно, что происхождение этого шедевра является загадкой…

— Я сам бы очень хотел это знать, — ответил гость. — Когда я получу доступ к документам моего дяди, то, возможно, кое-что узнаю.

Не было сомнений в том, что семейство Чейзов надежно хранило свои секреты, и оставалось лишь удивляться тому, что сэр Томас Тарлтон каким-то образом узнал об этой рукописи, а затем сумел уговорить покойного маркиза расстаться с ней. Но, зная старого Тарлтона, Джулиана не сомневалась: этот человек приобрел рукопись не совсем честным путем. Возможно — преступным.

— Итак, миссис Мертон, что скажете? Вы будете работать на меня?

Джулиана прикусила губу. Если бы она была достаточно разумной, то, конечно, сказала бы «да» — и забыла бы о маркизе Чейзе. К тому же, как уверял мистер Гилберт, сэр Генри мог стать весьма ценным клиентом и в будущем. Но она знала, как страстно мечтал об этой рукописи Кейн. И знала, по какой причине. Так неужели ей придется сотрудничать с человеком, желавшим лишить маркиза его рукописи?

Джулиана все еще раздумывала, когда из задней комнаты появился Кварто, очевидно, готовый к приему пищи.

— Господи, кто это? — спросил сэр Генри. — Какой красавец!

Джулиана не могла согласиться с этим утверждением. Ей казалось, что этот пес — ужасно безобразное создание.

— Обожаю бульдогов, — сказал сэр Генри, протянув руку к псу.

Кварто обнюхал посетителя и, похоже, остался доволен. Возможно, ему не понравился Кейн, но, судя по всему, его неприязнь не распространялась на всех представителей мужского пола.

— Я недавно приобрела его в качестве сторожевой собаки, — пояснила Джулиана.

— Очень разумное решение. Если женщина живет одна, то ей необходим такой пес.

— Сэр Генри, а вы не знаете, чем его кормить? Он любит сыр и хлеб с медом, но мне кажется, это не совсем то, что требуется собаке.

Сэр Генри взглянул на нее с удивлением.

— Собаки обычно любят грызть кости, неужели вы об этом не знаете?

Джулиана невольно рассмеялась.

— Да-да, конечно! Кости! Как же я забыла! — Она вдруг нахмурилась. — Что, только кости? Ведь это, наверное, не слишком сытно.

— И еще — мясо. Собаки очень любят мясо. Это должна быть не слишком дорогая вырезка.

— А мясо нужно как-то готовить?

— Такая мощная собака, как эта, ест мясо сырым. Хотя, возможно, предпочитает тушеное. Только не нужно добавлять в мясо приправы, — добавил сэр Генри с веселой улыбкой.

Тут Джулиана снова задумалась. «Что же ответить на предложение сэра Генри?» — спрашивала она себя. И в конце концов решила, что не сможет предать Кейна.

Стараясь не смотреть на гостя, Джулиана проговорила:

— Благодарю вас за ваши советы, сэр Генри. Я очень хотела бы помочь вам, но, тщательно все взвесив, я пришла к выводу, что должна отклонить ваше предложение. Мои другие обязательства не позволяют мне сотрудничать с вами.

— Весьма сожалею, миссис Мертон. — Сэр Генри заметно нахмурился. — Сожалею не только потому, что лишаюсь услуг весьма образованной дамы. Дело в том, что мне очень хотелось помочь бывшей подопечной мистера Фиттерборна.

Последние слова сэра Генри не могли не вызвать удивления. Получалось, что он брал на себя ответственность за обиды, нанесенные его дядей мистеру Фиттерборну. Но почему?.. Ведь люди не знали, что она, Джулиана, — внучка этого человека. Или, возможно, считали, что она — дальняя родственница Фиттерборна. А может, сэр Генри каким-то образом узнал правду о ее рождении?


Прошли еще три дня, и Джулиана все сильнее беспокоилась. Она отклонила предложение сэра Генри, а маркиз по-прежнему не появлялся, и она ничего о нем не слышала, не знала даже, покупает ли он что-либо на аукционе. А у нее у самой не было причин посещать аукцион, так как она ничего не собиралась покупать.

Час, потраченный на изучение счетов, не улучшил ее настроения. Было очевидно, что положительный баланс ее сальдо долго не сохранится без новых клиентов, без новых предложений.

Она немного оживилась, услышав стук в дверь, но оказалось, что это всего лишь мальчик-посыльный с пакетом от переплетчика. Взглянув на него с удивлением, Джулиана сказала:

— Но я ведь сейчас ничего от переплетчика не ожидаю…

Вытащив из пакета книгу, Джулиана сразу ее узнала.

Это был том, переплетенный в роскошный красный сафьян, а корешок был щедро украшен позолотой. На обложке же красовался герб. Ей не требовалось раскрывать книгу, чтобы узнать сборник поэзии Херрика.

— Произошла ошибка, — сказала она посыльному. — Эту книгу следовало передать маркизу Чейзу на Беркли-сквер и… А впрочем, не беспокойся. Я сама передам книгу лорду Чейзу.

Если честно, то она была рада поводу увидеться с Кейном. Да, предложение стать его любовницей было для нее оскорбительным, но потом она поняла, что он вовсе не собирался ее оскорблять. Просто таков был его способ общения с женщинами. И его последний укол был ответом на ее, Джулианы, язвительные замечания. Как бы ни пытался Кейн это скрыть, она знала, что он весьма болезненно реагировал на замечания по поводу его репутации.

Она вспомнила вечер в доме сестер Берри, когда Кейн взял на себя труд познакомить ее со множеством гостей. Тогда она не обратила внимание на то, как он это делал. А теперь понимала: он все время старался оставаться в тени, чтобы не мешать ей общаться с гостями. А потом, когда беседа заканчивалась, снова оказывался рядом с ней и вел ее дальше, чтобы устроить новое знакомство. И она чувствовала, как по телу ее пробегала дрожь всякий раз, когда он, отнюдь не случайно, прикасался к ее обнаженной руке чуть повыше перчатки.

Кроме того, Джулиана заметила, что многие из гостей не очень-то радовались встрече с маркизом. Разумеется, они были с ним вежливы, однако в их поведении чувствовалась настороженность.

Да, было совершенно ясно: дальнейшие интимные отношения с маркизом очень повредили бы ее репутации. Да, интимные отношения повредят, но они вполне могли бы оставаться добрыми друзьями, не так ли?

К тому же она нуждалась в клиенте.

А Кварто — в прогулке.


Хотя при доставке книг Джулиане приходилось оказываться в самых разных районах Лондона, большая часть ее жизни проходила на оживленных торговых улицах. И вот сейчас, когда она миновала многолюдную Риджентс-стрит и оказалась в более спокойных кварталах Мейфэра, ей вдруг пришло в голову, что она допустила ошибку, отправившись в эту часть Лондона.

Прежде всего ей не нравилось поведение сопровождавшего ее пса. Как и следовало ожидать, он уставился на том Херрика, очевидно, решив, что это — прекрасная закуска.

— Прекрати, Кварто, — проворчала Джулиана. — Переплет не станет лучше после твоих зубов. — В последние дни она все чаще разговаривала со своим четвероногим компаньоном, так что теперь уже не очень этому удивлялась.

Прекратив попытки выхватить пакет из рук хозяйки, Кварто сосредоточил внимание на лошадином помете на проезжей части улицы. Джулиана сказала ему, что он «ведет себя безобразно», и было очевидно, что это мнение полностью разделяли две элегантные дамы, прогуливавшиеся по Бонд-стрит. Пес попытался обнюхать пикантные части их анатомии, и Джулиане лишь с огромным трудом удалось оттащить его от них.

Кроме того, она все сильнее нервничала, думая о том, как отреагирует Кейн на ее появление в его доме. Возможно, он насмешливо хмыкнет. Хотя не исключено, что примет этот ее визит за попытку помириться…

Когда она вышла на шикарную Беркли-сквер, уборщик мусора направил ее в сторону дома лорда Чейза — то был весьма импозантный серый особняк с шестью окнами и обильной лепниной над крыльцом. И лишь сейчас Джулиана осознала: маркиз, столь демократичный в манерах, являлся представителем аристократии и был, судя по всему, очень богат.

Оставалось только представить, что за дворецкий управляет этим домом.

Ненадолго остановившись, Джулиана собиралась с духом. «Не волнуйся, — говорила она себе, — ведь у тебя есть вполне законная причина для этого визита». Да и что могло с ней произойти? Возможно, надменный слуга не впустит ее в дом, но ничего страшного. В этом случае она просто оставит книгу… и уйдет.

Внезапно на ступеньках, у входа, появилась молодая женщина. Судя по ее кричащему и безвкусному наряду, а также обильно нарумяненным щекам, это была проститутка. Женщина прошла мимо Джулианы, на лице ее светилась улыбка. Было ясно, что она очень довольна тем, как провела время.

Джулиана невольно вздохнула. Она почувствовала себя редкостной дурочкой. Действительно, почему она пошла сюда, почему не прислушалась к предостережениям знакомых?


— Идем домой, Кварто, — сказала она псу.

Глава 10


Кейн вернулся к себе на Беркли-сквер чуть позже полудня, вернулся в отвратительном настроении. Это утро, как и предыдущее, не принесло ничего, кроме ужасающей скуки. Впрочем, то же самое происходило все эти дни, эти две недели… Он наносил совершенно необязательные визиты знакомым леди, тем, которые пускали его в свой дом, а затем, ближе к вечеру, отправлялся в театр. Кроме того, он совсем недавно возложил на себя глупейшую обязанность — ему приходилось посещать клуб «Уайтс» и проводить там несколько часов, читая «Таймс» и обмениваясь сплетнями с завсегдатаями заведения.

И еще он посещал аукцион «Сотби», поскольку теперь у него не было выбора. Но ни одна из исторических работ, продававшихся на этой неделе, его не интересовала, и он все больше скучал по Джулиане. Да, аукцион был ужасно скучен без нее, без ее советов и без ее сдержанных смешков, вызванных его шутками.

Миновав просторный холл, маркиз осведомился:

— Есть письма? — Может, она написала ему?

— Как обычно, — ответила выходившая из гостиной Мел. — Ваша почта, сэр, в библиотеке. Кроме того, приходила девушка… вероятно, одна из знакомых миссис Рафферти. Ужасно глупая девчонка, сэр. Приехала в Лондон с какими-то… странными представлениями. И образумилась лишь тогда, когда случилась беда. Правда, сказала, что она «чистая» и не беременна. И уверена, что родственники скоро заберут ее к себе.

— Вот и хорошо, — кивнул Кейн, слушавший вполуха.

— Я дала ей денег на оплату экипажа до Ланкашира и кое-какую приличную одежду, — продолжала экономка. — Надеюсь, она купит что-нибудь теплое. Сейчас ведь уже чертовски холодно. — Мел никогда в жизни не покидала столицу и была убеждена, что Арктика начинается сразу за Лондоном.

Кейн направился в сторону библиотеки. Обернувшись, сказал:

— Пока что, Мел, не беспокой меня.

Экономка взглянула на него с усмешкой.

— А что с тобой случилось? Почему твои брюки пришлось так долго приводить в порядок?

Кейн нахмурился и проговорил:

— Леди Моберли чуть не сбила меня в своем ландо.

— Мерзкая корова! — Мел подбоченилась и сокрушенно покачала головой. — Ведь ваша тетушка живет совсем рядом, через площадь… И ни слова от нее за три года! Ах, сэр, эта старая сучка еще поплатится!.. Вот пойду сейчас к ней и…

— Не надо так беспокоиться, Мел, — перебил Кейн.

— Как тут не беспокоиться! Ведь мне, к сожалению, не удастся до нее добраться. Ее дворецкий не позволяет мне войти. Прямо-таки… принц-регент!

Маркиз рассмеялся.

— На прошлой неделе он был царем России, не так ли?

— А на следующей будет Наполеоном, — проворчала экономка.

— Забудь об этом, Мел. И принеси мне бренди.

Экономка взглянула на хозяина с беспокойством, но на сей раз спорить не стала. Кейн же, переступив порог библиотеки, опустился в свое любимое кожаное кресло и задумался. В сущности, у него не было причин для волнения, потому что в целом все складывалось именно так, как он задумал. Но ему почему-то не хотелось наносить coup de grace[4].

Разумеется, он нисколько не сомневался в том, что Джулиана Мертон станет его любовницей, — это было решено. К тому же он знал, что ее влечет к нему. Просто поначалу он действовал неправильно, совершил весьма необычную для себя ошибку, хотя, казалось бы, прекрасно знал женщин, читал их мысли как раскрытую книгу. Вероятно, все дело в том, что воспитание Джулианы было совсем не таким, как у других его cheres amies[5], а он не принял это в расчет.

Что же касается собаки, то это было началом кампании. Впрочем, подарок этот был оправдан со всех точек зрения. Он действительно беспокоился за Джулиану, искренне беспокоился. Да, едва ли кто-то станет грабить ее лавку, однако судьба мужа не могла не тревожить одинокую женщину, и надежный сторож должен был ее успокоить.

И еще он был уверен: неделя-другая молчания — и Джулиана начнет «переговоры о мире». Господи, он очень надеялся на это. Хотя с другой стороны… Если бы у него было достаточно здравого смысла, он отправился бы сейчас в театр «Друри-Лейн» или в «Ковент-Гарден» и нашел бы услужливую актрису, готовую отвлечь его от тяжких раздумий, однако…

Как ни странно, в театр ему сейчас совершенно не хотелось — хотелось поболтать с Джулианой о книгах и рассмешить ее своими рассказами. И конечно же, очень хотелось забраться ей под платье и обнаружить там все сокровища ее изумительной миниатюрной фигурки. А потом он бы научил ее всему тому, что прочел в книге Аретино и в других подобных сочинениях. Ох, уже одна только мысль об этом его воспламеняла…

Так чего же он ждал? Почему не шел сейчас в сторону Сент-Мартинс-лейн с оранжерейной розой в руке и с бриллиантами в кармане? Наверное, потому, что у него имелись кое-какие подозрения… А если точнее, то ему временами казалось, что миссис Джулиана Мертон заслуживала… чего-то лучшего. Да, он восхищался этой женщиной, сумевшей самостоятельно вести свое дело после смерти мужа. Восхищался ее умом и решительностью. Более того, теперь он даже начинал стыдиться своей праздной жизни. Очевидно, ему следовало всерьез заняться собственным поместьем.

Впрочем, как им заняться? Ведь он даже не мог посетить свое поместье, так как обещал матери не приезжать туда.

Значит, выходило, что он восхищался Джулианой, глубоко уважал ее, — но был слишком плох для нее?

От этой мысли маркиз еще больше помрачнел и потянулся к графину с бренди. Услышав какой-то шум, он на мгновение замер и проворчал себе под нос:

— Неужели мальчишки-слуги снова затеяли какую-то игру?

Прошло еще несколько секунд, и он услышал громкий женский голос. Причем голос показался ему знакомым.

— Я должна видеть его светлость! — кричала какая-то женщина.

И тут же послышался голос Питера:

— Нет-нет, подождите. Вы сначала должны поговорить с Мел, а она…

— Не нужна мне никакая Мел! Я хочу видеть лорда Чейза.

— Он сейчас занят, понятно? И он очень рассердится, если увидит вас.

Кейн откинулся на спинку кресла и налил себе бренди. Конечно же, к нему явилась какая-то молоденькая проститутка, ведь он давно уже имел репутацию человека, к которому можно обратиться за помощью. Но почему же она не захотела говорить с Мел? Ведь именно экономка обычно занималась такими делами…

Тут послышалась какая-то возня, а затем — вопль Тома:

— Она ударила меня зонтиком, Пит!

Проститутка с зонтиком? Очень странно…

Весьма заинтригованный, Кейн поднялся с кресла и вышел в холл. Увидев юное создание в муслиновом платье, он почти сразу понял, что эта девушка вовсе не проститутка. Скорее она походила на прислугу откуда-то из провинции. И, судя по всему, довольно долго ехала в дилижансе, так как ее платье казалось сильно помятым.

— В чем дело, мальчики? — спросил маркиз, обращаясь к слугам.

А девушка — она была совсем юная, лет пятнадцати или шестнадцати — оттолкнула Тома и вдруг воскликнула:

— Ой, Джон?! Да-да, Джон!

Никто, кроме младшей сестры, не называл его этим именем, данным ему при крещении.

Но как же так? Неужто это действительно Эстер? Ведь она почти ребенок.

— Эстер, ты? — пробормотал Кейн.

Она бросилась к нему и раскрыла объятия.

— Эстер… моя маленькая Эсти!.. — Прижав сестру к груди, Кейн почувствовал, что на глаза его навернулись слезы.

Глава 11


— От тебя пахнет вином, Джон! — заявила сестра, отстранившись и строго взглянув на него. Потом вдруг улыбнулась и спросила: — А можно и мне немного выпить?

Кейн уставился на сестру с искренним удивлением. Возможно, он многого не знал о благовоспитанных юных леди, но все же ему казалось, что они не употребляют спиртное. Тем более — леди, воспитанная Праведным маркизом и его благочестивой супругой. Хотя с другой стороны… Очень может быть, что жизнь с матерью довела сестренку до бутылки.

— Разумеется, нет, дорогая, — ответил маркиз. — Я попрошу Мел, чтобы принесла нам чаю. Или лимонада? Ты не голодна?

— Да, немножко, — кивнула Эстер.

Кейн тут же приказал Тому принести легкую закуску в утреннюю гостиную. Затем внимательно посмотрел на сестру.

— А что, ты пьешь вино? — спросил он сестру.

— Нет, никогда, — ответила Эстер, переступая порог гостиной. — Но очень хотелось бы попробовать. Знаешь, мне многое хотелось бы попробовать.

«Очевидно, у нас с сестрой много общего», — подумал Кейн, мысленно улыбнувшись. Взяв ее плащ и шляпку, он бросил их на диван, затем окинул сестру внимательным взглядом. Она и впрямь была одета как горничная, но было ясно: с годами Эстер превратится в настоящую красавицу. Волосы у нее были чуть темнее, чем у него, а вот глаза — такие же ярко-голубые. Фигурка же была изящная и стройная, едва сформировавшаяся.

— Как ты добралась сюда? — спросил маркиз.

— На дилижансе.

— А почему решила приехать?

— Разве ты не понял мое письмо? — Эстер взглянула на него с упреком. — Видишь ли, мать читает все мои письма, поэтому я не могла написать больше. Но я ведь знаю, какой ты умный… И думала, что ты поймешь…

Кейн тяжело вздохнул:

— Сожалею, дорогая… Я не поверил, что у тебя что-то серьезное… Наверное, я ошибся.

Она кивнула:

— Да, ошибся.

— Тогда расскажи мне обо всем.

— Мать хочет выдать меня замуж за мистера Дичфилда.

— Что?! — изумился Кейн. Он мог бы сказать много нелестных слов о своей родительнице, однако у него никогда не возникало сомнений в ее психическом здоровье, но вот сейчас…

Сейчас он вспомнил, что преподобный Джозайя Дичфилд присутствовал при их последнем с матерью разговоре после похорон отца. И этот сорокапятилетний мужчина энергично потирал руки, когда мать цитировала отцовскую версию о его, Кейна, грехах. Однако Дичфилд не утруждал себя попытками убедить молодого наследника сойти с порочной стези, вероятно, полагая, что ничто не сможет спасти его бывшего ученика от адских мук.

— Ты не выйдешь замуж за того, за кого не хочешь выходить, — решительно заявил маркиз.

— Мать постоянно беседовала со мной. — Девушка тихо вздохнула. — Она говорила, что я гадкая девчонка, если отвергаю такого достойного и благочестивого джентльмена, как мистер Дичфилд. И якобы он оказался настолько добр, что согласился жениться на мне. Она говорила даже, что я часто бываю дерзкой и не выказываю должного уважения к Божьей воле.

«О Господи!» — мысленно воскликнул Кейн. У него почти не было сомнений: приданое Эстер, составлявшее пятьдесят тысяч фунтов, являлось для преподобного Джозайи даже более привлекательным призом, чем ее юная красота… Но о чем же, черт возьми, думает мать?!

Немного поразмыслив, Кейн сказал:

— Старик Стейвли не допустит этого. Он знает?.. Я напишу ему.

Губы Эстер задрожали.

— Лорд Стейвли умер, — прошептала она.

— О Боже… — пробормотал маркиз. Ведь он даже не знал о смерти кузена матери. И никто не удосужился сообщить ему об этом.

— Я очень боялась, что не смогу отказать матери, — продолжала Эстер. — Она заперла меня в моей комнате и сказала, что я буду сидеть на хлебе и воде, пока не дам согласия.

— И как же ты сбежала?

— Я спустилась вниз по плющу. — Эстер закатала рукава, чтобы показать царапины на руках.

— Правильно! Умная девочка! — сказал Кейн с улыбкой. Он был рад, что годы жизни в мрачном доме родителей не сломили сестру. — А где ты взяла эту ужасную одежду?

— Ее заставляла носить меня мать. Она сказала, что во мне слишком много тщеславия, поэтому я должна носить домотканую одежду темного цвета, пока не исправлюсь.

В данном случае леди Чейз перехитрила саму себя. Эстер не смогла бы уехать в дорожном дилижансе, если бы не была одета как служанка.

— Я должен сообщить матери, где ты находишься.

— Ах нет! Прошу тебя, Джон, не надо. Она заставит меня вернуться и выдаст замуж.

— Я вовсе не одобряю ее планы, — ответил Кейн, — но она твоя мать. И она будет очень за тебя беспокоиться. Поверь, я не допущу, чтобы тебя выдали замуж против твоей воли.

Ему очень хотелось верить, что он действительно этого не допустит. Но для начала следовало проконсультироваться с толковым юристом. Да-да, он должен найти лучшего адвоката в Лондоне, причем как можно быстрее.

Тут в комнату вошла Мел с подносом в руках. Накрывая на стол, она спросила:

— Кейн, а кто это? Том сказал, что ваша сестра. «А я — королева Франции», — ответила я ему. — Экономка внимательно посмотрела на Эстер, затем с улыбкой сказала: — Эта девушка — вылитая ваша копия. Так что, наверное, действительно сестра.

— Мел, это леди Эстер Годфри. И ты совершенно права, она — моя сестра. Дорогая, позволь представить тебе мою экономку миссис Дюшан.

— Милая, называйте меня Мел. — Экономка снова улыбнулась. — Знаете, мы здесь не церемонимся. Садитесь же и немного поешьте.

Эстер смотрела на Мел широко раскрытыми глазами. Кейн сомневался, что она когда-либо слышала ласковые слова от экономки их родителей. И конечно же, тамошние экономки не разгуливали в таких умопомрачительных нарядах. А Мел, как бы не замечая удивления девушки, продолжала весело болтать. Когда же она наконец удалилась, Эстер пробормотала:

— У тебя очень необычная экономка, Джон.

Маркиз с улыбкой кивнул:

— Да, верно. Но она удивительно способная.

— А почему она в розовом платье?

— Лучше расскажи мне о своем путешествии, — сказал Кейн, стараясь сменить тему.

Эстер бросила на него пристальный взгляд, как бы давая понять, что хотела бы вернуться к первоначальной теме. Но потом все же описала свое путешествие и людей, с которыми ей пришлось ехать в дилижансе. Более всего ее удивила ночевка в гостинице в Хангерфорде.

— Знаешь, я сказала хозяину гостиницы, что я — горничная знатной леди, а он поверил мне, — с гордостью заявила Эстер. — А когда я приехала в Лондон, то не знала, как найти твой дом. И тогда ко мне подошла одна леди и сказала, что отвезет меня в карете.

Кейн насторожился, а его сестра продолжила:

— Но тут вдруг один любезный джентльмен сказал, что отвезет меня в наемном экипаже и что этой леди не нужно беспокоиться. — Девушка немного помолчала. — Знаешь, мне показалось, что он был несколько груб с ней. Она произнесла какое-то слово, которое я никогда раньше не слышала, а потом уехала. Вот, собственно, и все.

Кейн молча кивнул. В конце концов, все для Эстер закончилось благополучно. А ведь ему не раз приходилось слышать о всевозможных охотниках за молоденькими провинциальными девушками, приезжающими в Лондон. Такие люди собирали «свеженьких» провинциалок для пополнения борделей.

— Послушай, дорогая сестренка… — Он нахмурился. — Ты теперь в Лондоне, поэтому не должна выходить из дома одна.

— Мне и не надо, — ответила Эстер. — Ты ведь сводишь меня в магазин? Я потратила почти все свои деньги на булавки, но ты дашь мне немного, правда?

— Да, конечно. Как только определюсь с твоей ситуацией. Помни, что я не являюсь твоим законным опекуном.

Кейн ожидал, что леди Чейз или ее эмиссары отправятся на поиски Эстер. Поэтому сейчас ему следовало узнать как можно больше о своих легальных возможностях. А пока что он намеревался держать сестру у себя в доме и надежно ее охранять. Обычно он мало заботился о приличиях, но сейчас, в случае с Эстер, все было по-другому. Конечно, нет ничего скандального в том, что молоденькую девушку сопровождает ее брат. Беда лишь в том, что этот брат — скандально известный маркиз Чейз. Но какой же выход?..

Тут Эстер спросила:

— Ты не отправишь меня обратно, Джон? Пожалуйста, позволь мне остаться с тобой.

— Поверь, дорогая, я сделаю для этого все возможное, все, что в моих силах.

— Почему ты так и не вернулся домой? — Эстер поднялась на ноги и пристально посмотрела на него. И внезапно словно превратилась в восьмилетнюю девочку, которую Кейн запомнил, покидая дом отца. — А когда ты приехал после смерти папы, ты даже не зашел ко мне, чтобы повидаться. Почему не зашел? Я так тосковала по тебе…

Кейн не мог объяснить, почему мать не позволила ему провести хотя бы ночь под одной крышей с ними. Пожав плечами, он пробормотал:

— Видишь ли, это очень сложно объяснить.

Эстер вдруг всхлипнула и прошептала:

— Ты уехал так надолго.

Кейн обнял сестру и крепко прижал к груди — как и тогда, когда отец выгонял его из дому. И так же, как тогда, что-то пробормотал ей на ухо, стараясь успокоить. А затем вдруг вспомнил, что случилось после этого, и, отступив на шаг, спросил:

— Малышка, а почему ты тогда плакала? — Отец помешал им, прежде чем она успела что-либо ему рассказать. — Ты помнишь, почему тогда плакала?

— Да, помню. — Она снова всхлипнула. — Но я не должна об этом говорить.

— Эсти, я ведь твой брат, Джон. Ты можешь рассказать мне все.

Эстер немного помолчала, потом пробормотала:

— Я вошла в гостиную матери и…

— Ну-ну… Что же ты там увидела?

— Там был папа, и он… Он стегал ее. Хлыстом…

Скотина! Лицемерная скотина! Маркиз в бессильном гневе сжал кулаки.

— А тебя он когда-нибудь бил? — спросил Кейн.

Если бы отец был еще жив, он бы сейчас же поскакал в Маркли-Чейз, чтобы придушить его собственными руками.

— Нет. Меня шлепала мать, когда я плохо вела себя.

Кейн надеялся, что слово «шлепала» не означало ту жестокую порку, которую ему не раз приходилось терпеть от отца.

— А нашу мать?.. Он и потом ее бил?

Эстер отвернулась.

— Эсти, что же ты молчишь?

— Да, бил. Мать объясняла, что отец делал это лишь тогда, когда она плохо вела себя. Но ведь мама всегда была… хорошей…

Кейн внезапно ощутил острейшее чувство вины. Да, его жизнь не всегда была легкой, это верно. Но он оставил мать и сестру на произвол жестокого монстра.

Глава 12


— Доброе утро, Джулиана.

Кейн появился в лавке с совершенно невозмутимым видом. Словно зашел для того, чтобы вместе с ней отправиться на аукцион.

— Доброе утро, милорд, — ответила она холодно. Да как он смеет?! Бесстыжий любитель шлюх! И почему он так долго к ней не заходил?

— Ты слишком серьезна, дорогая.

— Полагаю, так и следует себя вести при нынешних обстоятельствах.

— Что ж, возможно. Мы ведь поссорились… Но мне кажется, это было очень давно, — добавил Кейн со вздохом.

Тут из дальней комнаты вышел Кварто, и маркиз с улыбкой спросил:

— Ну что, теперь больше никто не беспокоит тебя по ночам?

Джулиана покачала головой:

— Нет, никто не беспокоит. Благодарю вас, милорд.

Кварто глухо зарычал, и Кейн со смехом воскликнул:

— Отлично! Надеюсь, он всех приветствует таким образом.

— Между прочим, вы, милорд, похоже, единственный, кого он не любит. Перед другими он катается по полу и показывает живот.

Джулиана не стала говорить о неприличной привычке Кварто обнюхивать женщин. Она ожидала от гостя какой-нибудь грубой шутки, но Кейн, казалось, о чем-то задумался.

Немного помедлив, Джулиана спросила:

— Может, вам чем-то помочь? Вы пришли за книгой? А как дела на аукционе?

— Ах, вы об этом? Нет-нет, наверное, не сегодня. — Не глядя на нее, маркиз пожимал плечами, словно не знал, чего же, собственно, хочет. Потом вдруг спросил: — Мы не могли бы подняться наверх? Есть одно… личное дело, которое мне хотелось бы обсудить.

Джулиана решительно покачала головой:

— Нет, милорд. Полагаю, здесь мы можем обсудить любое дело.

Ее резкий ответ вызвал у него улыбку, но то было всего лишь слабое подобие его прежней обворожительной улыбки.

— Не беспокойся, дорогая. Я вовсе не собираюсь делать тебе еще одно неприличное предложение. Скорее я опасаюсь другого… Боюсь, что мои беззаботные дни подходят к концу. Видишь ли, я хотел бы…

Тут Кейн вдруг опустился перед ней на одно колено, и Джулиана, смотревшая на него с удивлением, все же отметила, что он проделал это с необыкновенной элегантностью. Более того, он выглядел сейчас… просто до абсурда романтично. И совершенно не походил на самого себя, то есть на прежнего маркиза Чейза. Скорее всего он походил на принца из сказки. А его небесно-голубые глаза смотрели на нее как-то неуверенно, возможно, даже с мольбой.

«Вероятно, он хочет извиниться», — подумала Джулиана, сохраняя невозмутимое выражение. Наверное, она могла простить его, хотя и не следовало бы.

Тут Кейн откашлялся и проговорил:

— Миссис Мертон, не могли бы вы оказать мне честь и дать согласие стать моей женой?

Голова у Джулианы закружилась, и ей почудилось, что она вот-вот лишится чувств. А потом она вспомнила о том, что этот человек совсем недавно пользовался услугами шлюхи.

— Почему?.. — пролепетала она.

— Это не вполне тот ответ, которого я ожидал, — заметил Кейн. — Я предпочел бы услышать следующее: «Милый, я буду счастлива стать маркизой Чейз».

Маркизой?! Ах, неужели ей действительно это предлагали? Но ведь это же… просто смешно!

— Я не понимаю вас, — ответила Джулиана. — Вы хотите сказать, что… безумно в меня влюбились?

— А это поможет? — спросил Кейн с улыбкой.

— Ну, если вы действительно… Но даже и в этом случае… — Она умолкла, пожимая плечами.

— Да-да, понимаю, — закивал маркиз. — Зачем тебе выходить замуж за такого прожигателя жизни, как я, верно? Тебе это не нужно, даже если бы я и в самом деле любил тебя.

— Значит, не любите?

— Я слишком уважаю тебя, дорогая, чтобы лгать.

— В таком случае ответьте на мой первый вопрос. Почему?

— Ну, если в нескольких словах, то я бы выразился так: мне надо изменить свою жизнь. — Эти слова прозвучали столь «траурно», что Джулиана едва не рассмеялась. — А полная история будет рассказана позже, — продолжал маркиз. — Дорогая, ты уверена, что мы не можем подняться наверх? Обещаю, что буду сдерживать себя. И мне хотелось бы выпить немного… чаю.

— О Господи, Кейн, неужели ты действительно намерен изменить свою жизнь?

Он рассмеялся, и теперь это уже был смех прежнего Кейна.

— Если я выпью чаю вместо бренди, то, наверное, докажу, что и впрямь начал меняться.

Сидя за столом, Кейн рассказывал о появлении Эстер. И вскоре у Джулианы уже не оставалось сомнений: он очень любил свою сестру. Более того, ей казалось, что в семействе маркиза существовали какие-то тайны, о которых он умалчивал. Но к сожалению, она так и не поняла, почему приезд девушки подтолкнул Кейна сделать ей, Джулиане, предложение.

— Я не могу допустить, чтобы мать забрала у меня Эстер, — продолжал маркиз. — Видишь ли, я недавно беседовал с адвокатом. К счастью, мой отец настоял на том, чтобы у нее, кроме матери, был опекун-мужчина. Поскольку же этот опекун недавно умер, а ей уже более четырнадцати лет, закон позволяет сестре самой назвать замену опекуну.

— И она может выбрать тебя?

— Да, совершенно верно. Но суд должен одобрить ее выбор, а моя мать может выдвинуть множество возражений против меня.

— И какое отношение к этому имею я?

— Юрист, с которым я консультировался, а также мой адвокат говорят: женитьба на женщине с хорошей репутацией поможет убедить суд в том, что я наиболее подходящий опекун для молоденькой девушки. Даже несмотря на мои прошлые прегрешения. А ты — единственная женщина, на которой я хотел бы жениться.

Джулиана не смогла сдержать радости от этих слов маркиза, но он тут же подпортил комплимент, заявив:

— Кроме того, ты единственная из хорошо знакомых мне женщин обладаешь хорошей репутацией.

— Ты, наверное, сошел с ума, если думаешь, что я подходящая женщина, — пробурчала Джулиана. — Ведь я занимаюсь торговлей. Не слишком обычное занятие для будущей маркизы. Но я, естественно, весьма польщена твоим предложением.

— Похоже, ты не очень-то рада. — Кейн едва заметно улыбнулся. — Но я действительно считаю, что ты — вполне подходящая. Ведь ты леди и имеешь соответствующее воспитание. А твой дед был настоящим джентльменом, возможно… слегка эксцентричным, но ведь я не на нем собираюсь жениться.

— А сейчас я держу лавку, — заметила Джулиана.

— Дорогая, ведь тебе нужно получить одобрение пожилых судей, а не хозяйки модного магазина, не так ли? И никто из судей не сможет ничего возразить против тебя. Более того, даже все сплетники будут помалкивать.

— Нет! — Джулиана решительно покачала головой.

— Дорогая, прошу тебя… — Кейн отставил чашку с чаем и взял ее за руку. — Прошу тебя, Джулиана, выходи за меня. Поверь, нам будет хорошо. Мы будем вместе покупать книги. И ты сможешь купить любую книгу в Лондоне, какую только пожелаешь. Даже Себастьян Айверли вынужден будет тебя уважать.

Джулиана тихонько вздохнула. О, этот человек знал, как сыграть на ее низменных чувствах!

А маркиз улыбнулся и продолжил уговоры:

— Дорогая, мы будем чудесно проводить время. Ты ведь знаешь, что всегда получишь удовольствие в постели. И я — тоже.

Маркиз очень кстати напомнил ей об этом. Да, он будет наслаждаться в постели с ней — и с кем еще? К тому же у нее уже был один «дружеский» брак. Конечно, Кейн в постели совсем не такой, каким был Джозеф, но все же она не была уверена в том, что ей нужен еще один брак по расчету. И вообще, уж если она собирается пожертвовать своей независимостью, то ей хотелось бы хоть каких-то чувств.

Будучи замужем за Джозефом, она по крайней мере никогда не сомневалась в его верности, — а вот как будет с Кейном?

— Я не хочу выходить замуж за развратника, — заявила Джулиана.

— Да-да, понимаю тебя, — закивал Кейн. — И нисколько не осуждаю. Но я собираюсь стать исправившимся развратником. Я уверен, что ты мне в этом поможешь. Я нуждаюсь в тебе, Джулиана. Кроме того, я смогу дать тебе все, что ты захочешь. Драгоценности, наряды, слуг… Ты больше никогда не будешь сама готовить. И ты полюбишь мою сестру. Поверь, она очень милая.

Кто мог бы не поддаться такому искушению? Она, Джулиана, испытала его в полной мере. На мгновение она даже представила себя женой маркиза — богатой, влиятельной, всеми уважаемой. Но с другой стороны…

Джулиана со вздохом покачала головой:

— Нет, это невозможно.

— Но почему? Почему ты не хочешь сказать «да»?

Она снова вздохнула. Вероятно, она обязана была сказать правду.

— Потому что я — совершенно неподходящая тебе женщина.

Кейн откинулся на спинку стула, готовый разбить любой аргумент, словно назойливую муху.

— Дорогая, продолжай. Приводи свои возражения. — Теперь он твердо решил: только Джулиана была бы подходящей для него женой.

Она встала и сделала глубокий вдох. После чего выпалила:

— Потому что я — незаконнорожденная.

Кейн ожидал чего угодно, только не этого. А Джулиана выглядела так, словно вот-вот лишится чувств. Вероятно, это признание стоило ей очень дорого.

— Значит, твоя мать… Кассандра…

— Я даже не знаю точно, была ли она моей матерью, — перебила Джулиана, и глаза ее наполнились слезами. — Хотя нет, я уверена, что именно она была моей матерью, но никто никогда не подтвердил этого. И я не имею представления, кто был мой отец.

— Расскажи об этом, — попросил Кейн.

— Меня привезли в дом мистера Фиттерборна в младенчестве и воспитывали в Фернли-Корте. А моя няня была раньше няней единственного ребенка моего опекуна — Кассандры. Я выросла на рассказах о «мисс Кассандре», играла ее игрушками и читала ее книги. А когда у нас бывал пирог с крыжовником, няня говорила мне, что «мисс Кассандра» очень любила его, и этот пирог стал и моим любимым. В детстве я почти не видела других людей, и мне казалось, что «мисс Кассандра» жила вместе со мной и сделалась моей подругой.

Рассказывая, Джулиана медленно расхаживала по комнате, потом вдруг остановилась перед акварелью, которую Кейн заметил еще в свой первый визит.

— И вот в один прекрасный день няня показала мне этот ее портрет, и я поняла, что моя подруга — вполне взрослая женщина. Именно тогда я решила, что «мисс Кассандра» — моя мать.

«Бедный ребенок…» — подумал Кейн. Конечно, его собственное детство было не слишком радужным, но у него по крайней мере имелась мать, пусть даже она уделяла ему не очень много времени.

А Джулиана между тем продолжала:

— Когда же я спросила няню, действительно ли Кассандра была моей матерью, та ответила «нет», но я поняла, что няня лжет. И еще няня сказала, что «мисс Кассандра» умерла и что она никогда не была замужем.

— Неужели тебе никто никогда так и не рассказал, кто твои родители?

— Когда я поближе познакомилась со своим опекуном, я спросила его об этом. И он сказал, что я — дочь его дальних родственников. Но он никогда не рассказывал о них.

— А может, он сказал тебе правду?

Джулиана рассмеялась, но в ее хрипловатом смехе не было радости.

— Знаешь, как меня звали? — спросила она. — Меня звали Уэйборн [6]. А ведь всем известно, что это имя дают незаконнорожденным. Мое же второе имя — «Кассандра». Почему же меня так назвали, если я не была ее дочерью, рожденной вне брака?

Кейн молча пожал плечами. Он мог бы придумать любые другие причины. Например, имя Кассандра могло быть традиционным в семье.

— Опекун стыдился признать, что я — его внучка. Иначе почему мне никогда не разрешали покидать Фернли, если не считать выходов в церковь? Я выросла, не зная никого, кроме слуг, няни, моей гувернантки да нескольких торговцев книгами, которые навещали деда. Да-да, он стыдился меня.

— Дорогая, я не представляю, что кто-то мог бы стыдиться тебя, — сказал Кейн. — Даже не верится…

Тут Джулиана снова уселась за стол и уже с нотками гнева в голосе проговорила:

— А ты знаешь, что произошло, когда мой опекун умер? Его кузен Фредерик Фиттерборн, унаследовавший поместье, сказал, что я не могу жить в одном доме с его женой и детьми.

— Он выгнал тебя без пенни в кармане?

— О нет, он просто напомнил мне, что я обладаю состоянием в тысячу фунтов — их оставил мне мистер Фиттерборн. И добавил, что доход от этого наследства будет полностью удовлетворять нужды такой «особы», как я. Но он не стал говорить, кто я такая, сказал лишь, что если бы мой опекун хотел, чтобы я это узнала, то сам бы сообщил мне все о моем рождении. Он выразился предельно ясно, не так ли?

Кейн промолчал. Было совершенно очевидно: этот человек, оставивший молодую женщину жить на собственные средства, — редкостный негодяй. Что ж, приятно осознать, что его собственный отец — не единственный негодяй в этом мире. Впрочем, сейчас речь не о нем, а об этом наследнике, Фредерике Фиттерборне.

— А тебе было тогда… сколько лет? — спросил Кейн.

— Девятнадцать.

— И он не счел нужным присмотреть за тобой, хотя ты была членом его семьи? — В голосе маркиза послышались нотки сомнения.

Джулиана взглянула на него с упреком.

— Ты мне не веришь? Полагаешь, я выдумываю, когда говорю, что Кассандра была моей матерью! — Она сняла со стены портрет. — Вот, посмотри! Вот она, Кассандра. Я очень похожа на нее, верно? У меня ее глаза.

Маркиз внимательно посмотрел на Джулиану. Да, верно, у девушки на портрете, выполненном акварелью, были зеленоватые глаза. А если присмотреться, то можно было найти сходство с Джулианой, несмотря на темные волосы Кассандры.

Тут Джулиана вдруг отступила от него и, прижав портрет к груди, тихонько заплакала. Маркиз бросился к ней в испуге.

— Дорогая!.. Любовь моя!.. Успокойся! Не надо плакать. Все в порядке. — Он разжал ее пальцы, сжимавшие рамку, и положил портрет на стол с такой осторожностью, словно это было величайшее сокровище. — Конечно, я верю тебе. Ты очень на нее похожа.

Да, возможно, она действительно была похожа на эту женщину. И очень может быть, что Джулиана была права в своем предположении. Уж он-то знал, каково это, когда тебе не верят.

Осторожно обнимая рыдавшую женщину, Кейн принялся бормотать ей на ухо слова утешения. Он хотел, чтобы она поверила: ему безразлично, кто ее мать, даже если ее родила цыганка в канаве. В конце концов, она стала умной и независимой женщиной, что гораздо важнее, чем ее родословная. И еще ему очень хотелось, чтобы Джулиана не думала о своем прошлом, забыла о нем, чтобы она никогда не испытывала душевной боли.

И если бы он женился на ней, то непременно добился бы того, чтобы все так и было. Но, черт побери, кое в чем она была права. Он вполне мог представить, какие аргументы выдвинут советники матери, если он представит в качестве своей невесты торговку с сомнительной родословной. И он никогда не сможет никого убедить в том, что они с Джулианой — самые подходящие опекуны благовоспитанной и хорошо обеспеченной дочери Праведного Маркиза.

Следовательно, он должен был что-то предпринять, чтобы не позволить матери снова, теперь уже перед лицом света, повторить грязные обвинения отца в его адрес.

Глава 13


— Почему я не могу надеть платье пурпурного цвета? — спросила Эстер, провожая взглядом Мел, выходившую из комнаты. Дневной ансамбль экономки был сшит из хлопкового твила, окрашенного в особо яркие лиловые тона, удивительным образом сочетавшиеся с оранжевой тесьмой.

— Потому что тебе всего шестнадцать, а шестнадцатилетние девушки не носят такие платья, — ответил Кейн. — Ешь свой завтрак. Не нальешь мне чаю?

Если бы раньше кто-нибудь сказал ему, что он будет учить молоденькую девушку правилам хорошего тона, Кейн бы от души расхохотался. Но теперь все изменилось — теперь на его попечении оказалась сестра, малышка Эсти. Увы, он не знал, каким образом объяснить ей, что наряды Мел не подходят для леди любого возраста, тем более не мог объяснить — по какой причине. К счастью, изобретательная миссис Тиммс изготовила для Эстер несколько нарядов более приемлемых по стилю, и сейчас девушка была в скромном белом платье из муслина.

Эстер выполнила просьбу старшего брата, налив ему чаю. Затем, надув губки, пробормотала:

— По крайней мере хоть сегодня мы выберемся отсюда?

— Да, конечно, — кивнул Кейн с улыбкой.

Лицо девушки просветлело, и она воскликнула:

— В самом деле выберемся?!

— В самом деле. В котором часу церковная служба? А впрочем… Думаю, сегодня мы можем пропустить службу.

— Но, Джон!.. — Эстер уставилась на него в изумлении. — Ведь сегодня Пасха!

— Выходит, ты не хочешь, чтобы я поучил тебя игре в пикет?

— Нет-нет, хочу! Очень хочу! Но мы обязательно должны сходить в церковь на Пасху.

Кейн задумался. Он видел, что сестра начала «выздоравливать» от того уныния, что годами царило в аббатстве Маркли-Чейз, однако он понимал, что религиозное воспитание не позволяет ей пропустить богослужение в такой день. Но к сожалению, он не мог ее сопровождать. Пока что пребывание Эстер в Лондоне являлось тайной, и эта тайна тотчас же будет раскрыта, если знакомые на службе увидят их вместе. Что же касается слуг, то само собой разумеется, что никто из них не подходил для того, чтобы сопровождать молоденькую благовоспитанную девушку.

И тут он вспомнил про Джулиану. Кажется, она говорила, что в детстве постоянно посещала церковь. Кейн быстро написал записку и вызвал одного из слуг.

— Надо доставить это миссис Мертон. И пусть подготовят старую карету.


Он не был в церкви уже восемь лет, да и сейчас в этом не нуждался. Но как только Джулиана увезла Эстер в скромной голубой карете, Кейн вдруг обнаружил, что последовал за ними пешком.

В церкви Святого Мартина в это пасхальное утро было многолюдно, и все места внизу и на галереях оказались заняты. Проскользнув внутрь, Кейн встал вместе с другими прихожанами в боковом проходе. Когда-то в детстве постоянные посещения церкви считались для него обязательными, и Кейн уже не мог припомнить, когда впервые ужасно развеселился, узнав, что семейство Годфри, столь гордившееся своей набожностью и благочестием, извлекло доход из земель, отобранных у соседнего монастыря.

Что же касается церкви Святого Мартина, то сегодня, в этот праздничный день, здесь царило оживление, и все прихожане были столь же нарядны, как и украшенные цветочными композициями кафедра и алтарь.

Вскоре зазвучали песнопения, и сотни радостных голосов, исполнявших пасхальные гимны, слились воедино. Кейн же посматривал по сторонам, выискивая даму в черном. Он увидел ее почти в самом центре — ее черная шапочка резко контрастировала со светлой соломенной шляпкой Эсти. И даже глядя на них издали, Кейн понял, что они уже успели подружиться за время своего «тайного» путешествия. Эстер находилась в крайнем возбуждении, когда ее провели через конюшни для встречи с каретой на углу Чарлз-стрит. Несомненно, она поведала Джулиане о своих «приключениях». И сейчас, во время песнопений, они то и дело переглядывались и едва заметно улыбались. Да-да, было совершенно очевидно, что они уже стали подругами.

И маркиз, наблюдая за ними, вдруг почувствовал: сейчас, в это чудесное весеннее утро, его переполняет счастье. Да, он был счастлив оттого, что находился в церкви вместе с Джулианой и Эстер. Более того, он понял, что для него они обе дороже всех людей на свете. Ему хотелось протиснуться сквозь толпу, стать между ними и крепко обнять обеих, чтобы разделить вместе с ними эти благословенные мгновения. А затем он отвезет их домой и отпразднует этот замечательный день.

Однако, уже выходя из церкви, Кейн тяжело вздохнул. Он прекрасно понимал, что не смог бы обнять сразу и Джулиану, и Эстер. Да, это было невозможно, поэтому следовало немедленно что-то предпринять. Впрочем, он уже знал, что именно должен сделать. Он больше не мог уклоняться от ответственности, от того, что его мучило.

Он намерен был забраться в логово дракона.


Если идти через парк на другую сторону Беркли-сквер, то это составит, вероятно, не более двухсот ярдов. Но для Кейна эти двести ярдов растянулись миль на двести, и он шел… как идут на казнь.

Особняк был обманчиво скромным, но его обитатели обладали немалым влиянием. Леди Моберли, используя политическую карьеру мужа, а также собственные способности, добилась такого влияния в свете, каким обладали лишь очень немногие дамы. Кейн разговаривал с ней только однажды за все те годы, что жил в Лондоне. И сейчас, сделав глубокий вдох, он взялся за дверной молоток и энергично постучал.

Дверь открыл тот, кого Мел в последнее время считала монархом. Правда, человек этот был слишком коротконогий для русского царя, слишком высокий для Наполеона и слишком худой для того, чтобы походить на принца-регента или на Людовика XVIII.

Кейн приветствовал слугу чуть насмешливой улыбкой.

— Ее светлость дома? — спросил он.

Дворецкий взглянул на визитера с предельным высокомерием и осведомился:

— Могу я узнать, кто ее спрашивает?

Кейн пристально посмотрел ему в глаза.

— Полагаю, вам известно, кто я такой.

Слуга спорить не стал.

— Хорошо, я сейчас справлюсь, принимает ли ее светлость. — Резко развернувшись, он ушел, оставив гостя в холле.

Кейн же невольно вздохнул; он не был уверен в том, что величественная хозяйка дома соизволит принять его. Осмотревшись, он заметил на стене портрет двух молоденьких девушек в белоснежных платьях. То были леди Августа Моберли и ее младшая сестра Мария, то есть его, Кейна, мать.

Но его родительница, насколько он мог помнить, никогда не выглядела столь беззаботной, как эта девушка, играющая с маленькой пушистой собачонкой. Он знал, что ее постоянным компаньоном была вовсе не собачка, а молитвенник или том проповедей. Но когда-то в юности она была очень хорошенькая, и сейчас Кейну казалось, что он видел в ней, в ее характере какое-то сходство с Эстер. Однако художник подметил и недостаток в выражении ее лица — если сравнивать его с надменным выражением старшей сестры. Августа смотрела так, словно не могла дождаться, когда художник отложит кисть и оставит ее в покое. Кейн не слишком хорошо знал свою тетушку, но все же помнил: когда она изредка наносила визиты в Маркли-Чейз, он, тогда еще мальчишка, смотрел на нее с содроганием.

Бедная мать… Избавившись наконец от своей властной сестры, она попала под пяту столь же властного и жестокого мужа. Кейн нередко размышлял, есть ли смысл в том, чтобы попытаться договориться с ней. Вероятно, не стоило делать такие попытки. Во всяком случае, после последней их встречи, оставившей столь горький осадок. Наконец «монарх» вернулся и с явным неодобрением в голосе объявил, что ее светлость все-таки примет его. Ужасно нервничая, Кейн последовал за дворецким. Чувства у него были примерно такие же, как если бы он возвращался домой, к матери.

— Итак, племянничек, ты решил наконец навестить меня?

Леди Моберли не поднялась при его появлении — осталась сидеть в кресле с высокой, как у трона, спинкой; а ее высокий рост дополнялся темно-красной бархатной шляпой, из-под которой выглядывали седеющие волосы. Хозяйка приветствовала Кейна царственным мановением руки и энергичным кивком.

Отвесив низкий поклон, маркиз проговорил:

— Простите, мадам, за мое невнимание, но когда-то вы сказали, что не желаете больше меня видеть.

— Зачем бы мне видеться с развратным прожигателем жизни? — проворчала леди Моберли.

Кейн нахмурился и с некоторым раздражением ответил:

— Я вовсе не извиняюсь за свою жизнь.

— А следовало бы, — заявила леди Моберли. — В течение восьми лет ты общался с теми, кто не заслуживает ни малейшего уважения. Более того, в последние три года ты заполнил дом моей сестры весьма подозрительными субъектами, которых считаешь слугами. А женщины, посещающие тебя днем и ночью… Ох, мне страшно даже думать об этом!..

— Я даже не подозревал, что вы, миледи, настолько интересуетесь моими делами. Вы, должно быть, проводите время, глядя в окно через площадь?

— В этом нет нужды. Твои скандальные связи известны всему Лондону.

— Каких неизменных и узких взглядов вы придерживаетесь, миледи! Уверяю вас, в этом городе найдется немало людей, думающих обо мне совсем иначе.

Леди Моберли презрительно фыркнула, недвусмысленно давая понять, что она думает о мнении таких людей. Кейн же, все больше раздражаясь, продолжал:

— Мои друзья принимают меня таким, каков я есть, и я ценю их терпимость. — Маркиз прекрасно помнил, как эта женщина, его тетя, отвергла его, когда он, нищий и одинокий, пришел к ней в поисках помощи и поддержки — ему тогда было всего шестнадцать лет. — И если бы меня принимали в других домах, вероятно, у меня были бы и другие друзья, — добавил Кейн, немного помолчав.

— Я сказала тебе тогда, что ты можешь снова прийти, когда исправишься, — возразила леди Моберли.

Кейн отступил на несколько шагов и, сделав глубокий вдох, постарался успокоиться. Он ведь пришел сюда не для того, чтобы ссориться с тетушкой. И ради Эстер он должен был сдерживать свой гнев.

А леди Моберли пристально посмотрела на него и спросила:

— Так ты исправился?

— Пока нет, но надеюсь исправиться. Именно поэтому я и пришел к вам, тетя.

— Говори же. Я слушаю тебя.

Кейн несколько секунд молчал, не будучи уверен в том, что может довериться этой даме. Но зачем же он тогда пришел сюда?

Собравшись с духом, маркиз заявил:

— Эстер в Лондоне.

Хозяйка насторожилась.

— А моя сестра тоже здесь? — спросила она.

Кейн покачал головой:

— Думаю, что нет.

Тут тетушка вновь заговорила, и теперь в голосе ее зазвучали родственные интонации.

— Садись же, племянник. Расскажи мне все подробнее.

Она слушала очень внимательно, иногда переспрашивала, чтобы уточнить некоторые детали. Когда же услышала о намерении леди Чейз выдать дочь замуж за мистера Дичфилда, ноздри ее расширились, и стало ясно, что она едва сдерживает гнев.

Мысленно улыбнувшись, Кейн продолжил рассказ, а затем изложил свой план спасения сестры. Тетушка выслушала его и, одобрительно кивнув, заявила:

— Полагаю, ты прав. Знаешь, я всегда подозревала, что Мария… какая-то неуравновешенная. Так вот, теперь я абсолютно уверена в этом. Видишь ли, Кейн, — тетя впервые обратилась к нему по имени, — Мария была гораздо симпатичнее меня, и она сделана лучшую партию, вышла замуж за более богатого человека. Но поверь, я никогда ей не завидовала.

Кейн утвердительно кивнул, но что-то подсказывало ему, что тетя говорит лишь часть правды. Было ясно, что между сестрами существовал какой-то конфликт, смысла которого он не понимал. И вообще, дети старались не обращать внимания на напряженность между взрослыми.

Тетушка, казалось, о чем-то задумалась. Минуту-другую она молчала, потом вдруг резко поднялась на ноги и подошла к шнурку колокольчика. Дернув за него, она заявила:

— Нельзя терять времени. Мы должны немедленно начинать…

— Но с чего начинать? — спросил Кейн.

— С твоей реабилитации, разумеется. Мне нужен Кентиш.

— Кентиш — это ваш дворецкий, верно? Но что же вы, собственно, предлагаете? Я хотел бы узнать это сейчас.

Леди Моберли усмехнулась, потом проговорила:

— Прежде всего мы должны забрать мою племянницу из твоего дома. Ты говоришь, никто не знает, что она здесь? Что ж, очень хорошо. Она должна будет оставаться здесь до тех пор, пока мы не расчистим авгиевы конюшни, в которых ты обретаешься.

— Уверяю вас, мой дом вполне чист. Вы оскорбляете моих слуг, а они…

— Не болтай глупости! — перебила тетя. — Ни один добропорядочный джентльмен не будет жить вместе с теми людьми, которые у тебя сейчас.

Кейн прекрасно знал: тетушка, к сожалению, права. Как бы высоко ни ценил он свою банду проказников, свет никогда не согласится с его взглядами и вкусами.

— Я начну приготовления, чтобы на следующий год вывести Эстер в свет, — продолжала леди Моберли. — Разумеется, счета за наряды я буду направлять тебе. Затем я сделаю несколько визитов. Можешь быть уверен: всевозможные приглашения для тебя последуют незамедлительно. И я надеюсь, ты их примешь. Очень удачно, что как раз сейчас начинается сезон. Ты сможешь сделать выбор из последнего урожая молодых леди, желающих выйти замуж.

— Боюсь, что их семьи не сочтут меня… приемлемым? — усомнился Кейн.

— Богатый маркиз всегда приемлем! — решительно заявила тетушка, энергично взмахнув рукой с аметистом на пальце.

«Хотел бы я обладать ее уверенностью», — подумал Кейн. И вдруг спросил:

— А вы знаете, почему отец выгнал меня из дому? — Он восемь лет боялся задать этот вопрос — и вот наконец решился.

Тетушка пожала плечами:

— Моя сестра рассказывала о каких-то «разносах», которые устраивал этот сумасшедший, за которого она вышла замуж.

Кейн с надеждой взглянул на тетю.

— Вы и в самом деле думаете, что мой отец был сумасшедшим? Я-то полагал, что его все уважали.

— Нет-нет, я никогда не любила и не уважала лорда Чейза, — возразила леди Моберли. — Его ханжеская болтовня выходила за пределы всяких допустимых границ. И я не единственная, кто счел его обращение с тобой просто ужасным. Ты этого не заслужил. А если ты и соблазнил нескольких девушек, то ведь ты не первый и не последний. Такое со многими случается.

— Я никогда никого не соблазнял, — с улыбкой ответил Кейн. — А вот меня постоянно соблазняли, — добавил он со вздохом облегчения; было ясно, что тетушка ничего не знала об обвинениях отца.

— По многочисленным свидетельствам, ты много всего натворил с того времени, — с ядовитой усмешкой заметила тетя. — Но если ты исправишься, то люди все простят, скажут, что это — грехи юности.

— Тогда почему же вы отказались мне помочь, когда я пришел к вам несколько недель спустя после своего приезда в Лондон? Я прекрасно помню ваши слова… «Развратный и без надежд на исправление…» — так вы тогда сказали.

— Мой дорогой мальчик, ты ведь жил в борделе! Поверь, я сейчас с огромным трудом заставила себя произнести эти слова.

Должно быть, эту историю рассказали во всех подробностях Бардсли и его отец — ведь только они сразу узнали о его пребывании у миссис Рафферти. А проститутки, конечно же, считали забавной шуткой, что среди них живет лорд. Вероятно, позднее слухи об этом распространились через их клиентов. Но он не подозревал, что его тетя узнала об этом так быстро.

— Вскоре после этого я ушел оттуда, — сказал Кейн.

— Да, ушел. Чтобы сделаться игрушкой у актрис.

Так уж случилось, что отец все же присылал ему кое-какие деньги, поэтому он не брал денег у Люсинды Ламберт, своей первой любовницы. Но в общем, тетушка была права: Люсинда оплачивала расходы за содержание дома, в котором они прожили целый год.

Кейн молчал, и тетя добавила:

— Нет нужды вспоминать прошлое. Сейчас у нас много других дел. Для начала я поговорю с Кентишем, чтобы он нанял тебе приличных слуг. А ты, племянник, можешь называть меня тетей Августой.

Кейн боялся, что ублажить тетю Августу будет не так-то просто. Но как союзник в кампании по удержанию Эстер она была бесценна, так что не следовало с ней ссориться.

К счастью, леди Моберли не знала, что покойный маркиз обвинил своего сына в инцесте — проступке, который оставит его за пределами любого приличного общества, если только об этом станет известно. Более того, даже намек на подобную мерзость обречет его на всеобщее осуждение. Но если тетя ничего не знала об этом обвинении, то, вероятно, никто не знал — за исключением леди Чейз, разумеется.

Глава 14


Кейн забросил все развлечения, которые прежде так любил, и теперь его жизнь стала ужасно скучной, особенно после бесконечной беседы со старым Робинсоном.

А тетушка заставляла его присутствовать на всех завтраках, обедах, балах и музыкальных вечерах — везде, где только собиралось светское общество. Кейн отчаянно скучал, но терпел — ведь он сам этого хотел.

Когда же у него наконец-то выдалось свободное время, он не мог сходить на аукцион «Сотби», так как там был двухнедельный перерыв. И даже у себя он не мог укрыться: в его доме на Беркли-сквер постоянно появлялись какие-нибудь визитеры — то приходил старик Робинсон с очередными хозяйственными проблемами, то наведывался «монарх» со своими людьми. К величайшей радости леди Моберли, новые слуги навели так называемый порядок. Однако Кейн отказался увольнять старых слуг, пока у них не появится какое-либо пристанище. И теперь Робинсон прилагал максимум усилий, чтобы побыстрее оформить покупку дома, который он уже подыскал для бывших слуг маркиза.

Кейну же приходилось выслушивать ворчание старика по поводу стоимости дома, а также из-за создания специального фонда, чтобы через Мел он мог по-прежнему помогать девушкам, оказавшимся в беде. И конечно же, очень много денег уходило на адвокатов, готовивших ходатайство об опекунстве. И еще — счета за наряды для Эстер. В конце концов маркиз не выдержал и приказал старику взять деньги из резерва, а его больше не беспокоить подобными разговорами.

Но хуже всего было то, что он почти не видел Эстер. Леди Моберли предельно загружала племянницу приобретением нарядов, танцами и уроками хороших манер, а Кейна — посещением светских мероприятий.

Правда, накануне маркиз воспротивился и сказал тете, что обременен делами с утра до ночи. Наконец-то он был свободен, и сейчас его карета катила по Стрэнду. В какой-то момент Кейн велел кучеру повернуть и ехать в сторону небольшой книжной лавки на Сент-Мартинс-лейн.

Джулиана вышла из дальней комнаты, чтобы поприветствовать его. Кварто же следовал за ней по пятам. Пес не слишком обрадовался маркизу и выразил свое неудовольствие тем, что откусил кисточку от его башмака. Но Кейн нисколько не огорчился — теперь его новому камердинеру найдется занятие.

А вот Джулиана, похоже, обрадовалась. Казалось даже, что она счастлива его видеть. Во всяком случае, она смотрела на Кейна с радостной улыбкой, и он, глядя на нее, тоже улыбался.

В последнее время маркиз встречался, беседовал и танцевал со многими дамами. И все они были в нарядных платьях, в бриллиантах и с прическами по последней моде. Однако ни одна из них не могла сравниться с Джулианой Мертон в ее вдовьем траурном наряде. Да-да, она была самой замечательной из женщин! И сейчас он находился с ней наедине, если, конечно, не считать собаку.

Нет, ни в коем случае! Кейн тут же отбросил недостойные мысли и уставился на злобного пса, лежавшего у его ног.

— Похоже, это создание является воплощением неблагодарности, — заметил он с серьезнейшим видом. — Ведь я избавил его от жалкой судьбы… Если бы не я, он бы охотился сейчас за крысами где-нибудь в Ист-Энде. Что ж, остается надеяться, что он по крайней мере выполняет возложенную на него обязанность и не пускает в дом чужаков.

Джулиана засмеялась.

— Я ничего не слышала внизу с тех пор, как он появился. Однако он сам беспокоит меня. — Она посмотрела на пса с притворным негодованием.

— А что случилось? — спросил Кейн. — Может, грызет книги?

— Нет-нет, я не об этом. Представляешь, прошлой ночью я проснулась из-за того, что кто-то на мне лежал. А потом почувствовала: кто-то дышит мне в ухо.

— И что же дальше?..

— А затем огромный мокрый язык лизнул меня прямо в лицо! — Джулиана изобразила негодование и добавила: — Знаешь, он не хотел уходить до тех пор, пока я не уделила ему внимание.

Кейн весело рассмеялся.

— Мы, мужчины, именно такие.

— А потом… Потом я зажгла свечу и обнаружила, что этот негодяй сжевал мою книгу. Я думала, что уже научила его понимать: книги — не игрушки. Но он, вероятно, расслабился… Тогда я оттащила его на кухню и заперла дверь.

— Пес должен сторожить лавку. Вероятно, именно там он и должен быть.

— Но там ужасно холодно по ночам.

Кейн сделал вид, что задумался. Потом сказал:

— А если наказать его — запереть в комнате с едой?

Джулиана развела руками.

— В доме не было никакой еды.

Да, разумеется, не было. О Господи, эта женщина нуждается в опеке! Кейн сокрушенно покачал головой, изображая крайнюю степень огорчения.

— После этого я снова легла и уже собиралась заснуть, — продолжала Джулиана. — Но этот негодяй начал лаять и царапаться в дверь, а я позволила ему какое-то время повыть.

— Должно быть, твои соседи получили огромное удовольствие, — с усмешкой заметил Кейн.

— Я где-то читала, что младенцу полезно немного поплакать. — Джулиана снова засмеялась, но тут же с серьезным видом добавила: — А если это так, то почему бы не попробовать с собакой?..

— И как, получилось?

Она со вздохом покачала головой:

— Увы, нет. В конце концов мне это надоело, и я выпустила его из кухни. И оказалось, он захотел прогуляться. В три часа ночи!

— Видишь ли, Джулиана, у меня никогда не было собаки, но я точно знаю, что им время от времени нужно выходить. И как же, ты вывела его на улицу среди ночи? Наверное, с ним было ужасно трудно…

— Нет-нет, я была очень строга с ним.

— Вот это правильно, — кивнул маркиз. — Но чем же все закончилось?

Джулиана вдруг смутилась и пробормотала:

— Закончилось тем, что он заснул на моей кровати. Но я уже не позволила ему меня лизать, — добавила она поспешно.

Тут оба весело рассмеялись, и Кейн почувствовал, что ему стало необыкновенно хорошо. И сразу захотелось обнять Джулиану, но отнюдь не чувственно, а нежно и заботливо, чтобы показать ей, что она очень ему дорога.

Однако он сдержался, потому что понимал: ему следовало найти себе невесту, а Джулиана едва ли могла ею стать.

— Распродажа книг Тарлтона возобновляется завтра, — сказала она неожиданно. — Ты хочешь что-нибудь купить на этой неделе?

Кейн нахмурился и проговорил:

— Я вчера искал каталог, но мои новые слуги, похоже, куда-то его запрятали.

— Ничего, я захвачу свой. — Она бросилась в заднюю комнату и уже оттуда прокричала: — На этой неделе — несколько поэтических сборников! И все замечательные, гораздо интереснее Херрика. Отличные экземпляры, подлинные раритеты! Как ты относишься к Спенсеру? Или предпочитаешь Мильтона?

Кейн был уверен, что не испытывает особых чувств к Спенсеру. А вот Мильтона он любил и находил характер сатаны весьма интересным.

Тут Джулиана вернулась с каталогом в одной руке и свертком — в другой.

— Знаешь, переплетчик отправил сюда Херрика на прошлой неделе. По ошибке.

Кейн надорвал оберточную бумагу и с удовлетворением осмотрел сафьяновую обложку. Джулиана с улыбкой сказала:

— Ты единственный мужчина в Лондоне, библиотека которого гармонирует с его каретой.

— Да, наверное, — кивнул Кейн. И со вздохом добавил: — Но я не знаю, как долго это будет продолжаться. Видишь ли, всю прошедшую неделю я искал себе невесту.

Сказав это, Кейн почувствовал, что настроение у него испортилось. И у Джулианы — тоже, судя по выражению ее лица. Но что ее огорчило? Только ли мысль о том, что женитьба повлияет на его библиофильские привычки?

— И как ты этим занимаешься? — спросила она.

— Я посещал балы и танцевал с молодыми леди.

Тетушка Августа оказалась права. Мамаши этих прелестных юных созданий были счастливы приветствовать исправившегося маркиза и предоставили ему право делать выбор.

Нельзя сказать, что маркиз имел что-либо против мамаш и их дочек. Кейну редко встречались женщины, которые бы ему совсем не нравились. Но все же ни одна из этих девушек не могла сравниться с Джулианой.

— Ты получаешь от этого удовольствие? — спросила она, и он уловил беспокойство в ее голосе.

Кейн пожал плечами:

— Все они очень милы и хорошо обучены вести вежливую беседу. К тому же все готовы к тому, чтобы я их очаровал.

— Я уверена, что ты очарователен, — проворчала Джулиана, и он заметил, что она нахмурилась.

— Я стараюсь… — Он снова пожал плечами. — Но это не столь важно. Моя тетушка Августа, которая взялась за мое исправление, уверяет: моего богатства и титула вполне достаточно, чтобы меня простили за все мои прегрешения.

— Понятно… — кивнула Джулиана. — И ты уже сделал выбор?

— Они кажутся слишком уж молодыми, а мне не очень нравятся такие женщины. — И это была чистейшая правда. Его первой любовнице, Люсинде, было двадцать восемь против его шестнадцати. — Но все же я полагаю, что одна из них могла бы стать хорошей сестрой для Эстер, — добавил маркиз.

— А как поживает леди Эстер?

— Она останется с моей тетушкой леди Моберли до тех пор, пока суд не заслушает наше ходатайство. А пока что покупает множество нарядов.

— Она получает от этого удовольствие? Твоя тетушка позволяет ей носить ярко-фиолетовое платье?

— О, неужели она рассказала тебе об этом? Должен заметить, что тетушка взяла под свой контроль гардероб Эстер, прежде чем я успел сдаться и позволить ей рядиться в самые немыслимые цвета. Я только что подписал чек на вечернее пальто из бордового бархата, отделанное белым атласом и подбитое горностаем.

— О Господи, это вряд ли подходит для шестнадцатилетней девушки!..

— Такой уж вкус у моей тетушки. Она старается заменить весь ее гардероб за мой счет. И если так будет продолжаться, то скоро я не смогу себе позволить даже какую-нибудь брошюру, не говоря уж о «Бургундском часослове».

— Знаешь, Кейн… — Джулиана приблизилась к нему и положила ладонь ему на плечо. Но что она хотела сказать, он так и не узнал, поскольку в лавку вошел клиент.

Поспешно отпрянув от маркиза, Джулиана сказала:

— Милорд, поэзия, о которой мы говорили, находится вон на той полке. — Она указала на книжную секцию в алькове. — Не могли бы вы посмотреть эти книги, пока я буду обслуживать мистера Пендерлейта? — Она бросила на Кейна взгляд, которым словно просила: не уходи!

Приблизившись к указанной полке, Кейн снял с нее какой-то том и принялся листать его, прислушиваясь к разговору Джулианы с Пендерлейтом, пожилым чудаком в завитом парике и в траченном молью жилете, заляпанном свечным нагаром. «Но что же она хотела сказать мне?» — думал маркиз. Он чувствовал, что не сможет устоять, если Джулиана вдруг решит сделать первый шаг и пригласит его наверх. Да и стоило ли сдерживать себя?

Через несколько минут он попытался поставить книгу на место, но она не хотела туда становиться. Что-то мешало в задней части полки. Вынув несколько соседних томов, Кейн сунул туда руку и извлек изящную квадратную книжицу в зеленом кожаном переплете. Он тотчас же узнал ее.

Но почему книга ин-кварто Кассандры Фиттерборн находилась в лавке Джулианы Мертон, а не дождалась продажи на аукционе вместе с другими книгами из коллекции сэра Томаса Тарлтона?

* * *

С облегчением вздохнув, Джулиана закрыла дверь за мистером Пендерлейтом — это был ее старейший клиент, еще с тех времен, когда они с Джозефом только открыли свою книжную лавку. Но, судя по всему, этот чудаковатый коллекционер уже не пользовался доверием у большинства лондонских книготорговцев. Она обещала отложить для него «Памятники древности Англии и Уэльса», но сказала, что книга не покинет ее лавку до тех пор, пока не будет оплачен счет.

Кейн же, к счастью, не ушел. Раньше она говорила себе, что просто беспокоится за его действия на аукционе, но чувство радости, которое она испытала при его появлении, свидетельствовало совсем о другом… Было ясно, что она очень тосковала по нему.

— Слава Богу, Пендерлейт ушел, — сказала она, приблизившись к Кейну.

А он по-прежнему стоял с книгой в руках, и не было нужды спрашивать, что это за книга; она знала этот том так же хорошо, как собственное отражение в зеркале, возможно — даже лучше.

— О Господи… — прошептала Джулиана. — Откуда это?

— Я нашел ее за книгами вон на этой полке.

Джулиане сделалось дурно. Книга, которую она отчаянно желала иметь, каким-то образом оказалась у нее в лавке. Но как она сюда попала?

— Я не ставила ее туда, — пробормотала Джулиана.

— Нисколько в этом не сомневаюсь, — ответил Кейн. — И знаешь, о чем я подумал? Кто-то должен был здесь найти «Ромео и Джульетту». Видишь ли, том Купера был чуточку выдвинут, и я снял его с полки. Когда же не смог должным образом поставить том на место, то занялся исследованием и обнаружил помеху.

— Я могла бы найти его первая, — сказала Джулиана.

— Но ты в этом не слишком уверена, не так ли?

— Да, разумеется. Этот угол довольно темный, и если бы у меня не было особой причины искать здесь что-либо, то я бы, наверное, ничего не заметила.

— Когда ты последний раз осматривала секцию поэзии?

— По крайней мере неделю назад, — немного подумав, ответила Джулиана. — Один клиент попросил у меня «Сатиры» Поупа. — Она ужаснулась при мысли о том, что любой из посетителей лавки мог узнать «Ромео и Джульетту». И в таком случае ее могли бы обвинить в воровстве.

— А кто-нибудь другой заходил в эту часть лавки в последнее время?

Она пожала плечами:

— Не могу припомнить.

— А вот пес прошлой ночью, возможно, лаял потому, что кого-то учуял, — заметил Кейн.

— Да-да, очень может быть, — закивала Джулиана. — Наверное, он вовсе не хотел гулять. Он хотел остановить того, кто здесь был!

Кейн со вздохом пробормотал:

— Похоже, я был несправедлив к животному. Но я очень рад, что ты все-таки проводила его вниз. Скорее всего кто-то обладает способностью проникать в твое жилище самостоятельно, по собственному желанию. И кто бы ни был этот человек, он может представлять опасность.

— Но почему?.. Зачем ему это?

— Вероятно, кто-то должен знать, что эта книга представляет для тебя особый интерес?

— Многие книготорговцы давно уже знают о моем родстве с мистером Фиттерборном. Это ни для кого не было секретом… в отличие от тайны моего рождения. Я говорила об этом сэру Генри Тарлтону. И мистеру Гилберту. И еще нескольким знакомым.

Кейн принялся разглядывать том. Потом вдруг нахмурился. Раскрыв книгу, он стал вглядываться в последнюю страницу форзаца, после чего тихонько хмыкнул.

— Что такое?

— Посмотри сюда. Кажется, кто-то проделал… некую операцию с переплетом.

Джулиана очень хорошо знала эту книгу и тут же обнаружила прорез, а также едва заметные, но свежие следы клея.

— Да, ты прав, — проговорила Джулиана с удивлением. — Очень похоже… Похоже, здесь что-то вынули из переплета. Да-да, совершенно верно!

— Можно мне еще посмотреть?

Джулиана передала книгу Кейну, и тот принялся листать ее — страницу за страницей. Потом вдруг спросил:

— А почему тут так много пустых страниц?

— Здесь всего лишь одна пьеса, поэтому переплетчик добавил пустые страницы, чтобы том стал потолще. А что ты ищешь?

— Пока не знаю.

Кейн продолжал листать страницы, пока не добрался до конца. И тут же снова спросил:

— А ты когда-нибудь смотрела на эти пустые страницы?

Джулиане показалось, что голос его прозвучал как-то странно. Пожав плечами, она пробормотала:

— Нет, а зачем?

— Тут что-то написано. Вот посмотри…

— Написано? — Джулиана стала рассматривать страницу. — Да, верно, это написала моя мать.

Она узнала почерк Кассандры, но, к сожалению, ничего из написанного не могла понять. Казалось, это был какой-то случайный набор букв без промежутков и без соблюдения пунктуации. Джулиана тщетно вглядывалась в буквы, пытаясь проникнуть в их смысл. Наконец она со вздохом пробормотала:

— Это какая-то бессмыслица.

— А ты заметила, что одни и те же буквы используются снова и снова, то есть гораздо чаще других? Скажи, как пишут коды цен?

— Да, конечно! — воскликнула Джулиана. — Я никогда не знала кода Кассандры, но здесь фигурируют J, ЕТ и X — как при обозначении цены на первой странице книги.

Джулиана стала объяснять, каким образом коллекционеры маскируют цены.

— Например, берешь слово из десяти букв и присваиваешь цифру каждой из букв. — Взяв том, она снова обратилась к первой странице. — Вероятно, буквы X — это нули, так что ищем слово из девяти букв или фразу, составленную из других букв на этой странице.

Без лишних слов они поспешили к библиотечному столу, где Джулиана дрожащими от волнения руками схватила перья и бумагу и написала список букв таинственного послания Кассандры. Букв было всего девять — в дополнение к X. Сидя рядом, они лихорадочно писали комбинации букв, пытаясь найти анаграмму, которая стала бы ключом к коду.

— Нет, это невозможно!.. — простонала Джулиана. — Не могу найти ничего с буквы J.

— Погоди! — Кейн указал на свой лист бумаги. — Вот эти буквы входят в имя Juliet.

— И что остается?

— A, P, C… CAP… Да, cap! JULIET CAP! Ведь это была ее любимая книга, не так ли? Вероятно, она любила ее еще до того, как купила эту книгу, и использовала имя Juliet Capulet в качестве своего кода.

— Кейн, ты решил задачу! — радостно закричала Джулиана, бросаясь ему на шею. — Спасибо, спасибо тебе!

Джулиана в течение многих лет пыталась разгадать код Кассандры, но у нее ничего не получалось, а теперь — наконец-то! Вроде бы мелочь, но сейчас она почувствовала себя ближе к женщине, которую считала своей матерью. Кейн обнял Джулиану и прижался губами к ее виску. А она, счастливая, крепко прижалась к его груди, вдыхая исходящий от него запах — такой знакомый и такой чудесный. Тихонько вздохнув, она пробормотала:

— Ах, Кейн, я так счастлива…

— А я, дорогая, очень рад, что ты счастлива. Более того, я тоже чувствую себя счастливым, потому что это наше открытие так сблизило нас. Но что именно мы узнали? — спросил он, немного помолчав.

— Как — что узнали?.. Теперь я знаю, что «мисс Кассандра» платила за свои книги. — Джулиана немного подумала, отсчитывая слова на пальцах. Потом заявила: — Она заплатила пятнадцать шиллингов и шесть пенсов. Что ж, неплохо. Вполне разумная цена.

Кейн усмехнулся и сказал:

— Да, мы знаем, какую сделку совершила твоя мать. Но что же еще мы о ней узнали? Совершенно ничего!

— Ой! — Джулиана высвободилась из его объятий. — Давай «переведем» другую страницу.

Как ни прискорбно было признавать, но Кейн оказался прав. Они сделали «перевод», подставляя цифры вместо букв, но так ничего и не поняли.

— Я уверена, что в этом есть какой-то смысл, должен быть смысл! — решительно заявила Джулиана; ей ужасно хотелось узнать, что же написала Кассандра.

— Должен быть еще какой-то шифр к «переводу», — пробормотал Кейн, рассматривая лист с цифрами, которые написала Джулиана. Некоторое время он молчал, в задумчивости покачивая головой, потом вдруг спросил: — А ты заметила, что слишком много единиц?

— Да, пожалуй. И что же?

— Предположим, что цифры должны быть снова обращены в буквы. Самый простой вариант предположить, что единица соответствует А, двойка — В и так далее…

— Что ж, давай попробуем.

Понадобилось не менее часа и множество различных проб и ошибок, прежде чем им удалось уловить смысл того, что было скрыто рядами цифр на листе. Прорыв произошел тогда, когда они догадались, что некоторые из цифр должны так и оставаться цифрами. И все свелось к одному короткому предложению. «27 марта 1795 года Кассандра и ее возлюбленный Джулиан стали единым целым».

— Джулиан?.. — с удивлением выдохнула Джулиана. — Выходит, это мой отец.

— А когда ты родилась?

— Третьего января тысяча семьсот девяносто шестого года.

— Да, время совпадает. — Маркиз расплылся в улыбке. — Мне кажется, миссис Мертон, что твои родители были законным образом обвенчаны.

Она с сомнением покачала головой:

— Не уверена. Возможно, что и нет. Видишь ли, я думаю… Может, это просто дата, когда они… Ну, ты понимаешь.

Кейн улыбнулся:

— И для этого случая дата определенно подходит.

Он помог ей подняться на ноги и взял ее лицо в ладони. Когда же взгляды их встретились, она увидела в его глазах озорные искорки, а также кое-что еще — то, чего раньше не видела.

Наклонившись, Кейн нежно поцеловал ее в губы и прошептал:

— Я думаю, мы должны выяснить, были ли они женаты. Потому что если были, то мы с тобой вполне могли бы последовать их примеру.

Глава 15


В зале аукциона, где можно было ознакомиться с новой партией книг, выставленных после двухнедельного перерыва, толпились люди. Кейн неспешно прошел к тем секциям, где находились самые ценные книги, те, которые должны были продаваться в самый последний день торгов, — то были раритеты вроде «Бургундского часослова» и изданий Шекспира.

К одной из полок была прикреплена карточка, на которой курсивом написали: «Лот номер 9324 не может быть предоставлен для ознакомления».

Между тем лот 9324 лежал в просторном внутреннем кармане Кейна.

Джулиане не хотелось выпускать из рук «Ромео и Джульетту», однако она постоянно думала о том, как бы убрать книгу из своей лавки.

— Может быть, вырвать страницу с надписью? — спросила она у Кейна, когда они еще сидели в карете.

Тот ненадолго задумался, потом сказал:

— Дорогая, мы знаем, что написала Кассандра, и это — главное. Надпись же ничего не доказывает. — Он взял книгу из ее рук. — Поверь, в конечном итоге ты все равно будешь иметь эту книгу. А если ты не купишь ее сама, то ее для тебя куплю я. Нет-нет, не возражай! И не отпускай пса. Держи его при себе. И ни в коем случае не заходи в зал.

Кварто глухо зарычал на маркиза. Тот усмехнулся и проговорил:

— Да-да, так и веди себя. Молодец! Ты должен выполнять свои обязанности.

Осмотревшись в зале, Кейн узнал некоторых завсегдатаев аукциона, среди которых были Айверли и Комптон, стоявшие у стены. Последний окликнул его:

— Эй, Чейз! Недавно я видел вас на балу у герцогини Эмсбери! Вы выглядели так… словно проглотили ежа.

Маркиз промолчал, а Айверли с усмешкой заметил:

— Я-то скорее проглочу ежа, только бы не оказаться на балу. — Он вдруг нахмурился и добавил: — Когда же мы наконец сможем занять место за столом?

Комптон вопросительно взглянул на маркиза и проговорил:

— Ходят слухи, что ты теперь исправился.

Кейн с невозмутимым видом пожал плечами:

— Так утверждает моя тетя.

— А я взял себе за правило не верить тому, что говорят тети, — заявил Комптон. — И знаете, Чейз, говорят, что ваше присутствие вызывает оживление среди молоденьких девушек.

— Комптон, не могли бы вы называть меня Кейном? Когда меня называют Чейзом, я невольно вспоминаю о своем покойном отце, а мне это не очень-то нравится.

— Как хотите! Тогда называйте меня Тарквином. Да, Кейн, я прекрасно вас понимаю! О Праведном Маркизе не очень-то приятно вспоминать. Знаете, вот мой родитель умер уже давно. Вероятно, я должен быть ему за это благодарен.

Айверли хмыкнул и пробормотал:

— К счастью, мой выпал из окна.

Кейн взглянул на Себастьяна с любопытством. История про «окно», возможно, была чрезвычайно занимательной, но он решил, что расспросит об этом в другой раз.

Изобразив недоумение, маркиз спросил:

— А вы, случайно, не знаете, что случилось с лотом 9324?

— Ин-кварто? — уточнил Тарквин. — Ты ничего не слышал о нем, Себастьян?

— Должно быть, какой-нибудь кретин потерял этот лот, — пробурчал Айверли. — Думаю, потом найдут.

«Конечно, найдут», — мысленно улыбнулся Кейн. Сейчас он пытался сообразить, где именно его «найдут».

— А где сегодня миссис Мертон? — спросил вдруг Тарквин. — Я собирался попозже отправиться к ней на Сент-Мартинс-лейн. Я слышал, что она приобрела великолепную коллекцию английской поэзии.

Кейн немного помолчал, делая вид, что осматривает зал. Потом как бы между прочим спросил:

— А от кого вы это слышали?

— Кажется, от Ньюмена. Да-да, именно от него.

— А я могу найти этого Ньюмена? Он сейчас здесь?

Тарквин обвел взглядом зал и отрицательно покачал головой:

— Найти его можно… скорее всего в таверне «Красный лев». И лучше всего пойти туда пораньше, пока он еще не очень пьян.

— Он всегда мертвецки пьян, — проворчал Айверли. — Ньюмен — горький пьяница, и доверять тому, что он говорит, ни в коем случае не следует. И вообще, вряд ли женщина может приобрести коллекцию, о которой он говорит. Думаю, у миссис Мертон нет ничего подобного.

Кейну ужасно хотелось возразить — уж он-то знал, на что способна Джулиана. Однако он заставил себя промолчать; инстинкт подсказывал ему, что нужно немедленно ехать на Сент-Мартинс-лейн, чтобы обыскать всю лавку Джулианы. Ибо было совершенно очевидно: тот, кто спрятал книгу ин-кварто, задумал что-то недоброе. Но что именно?.. На этот вопрос он не знал ответа, однако нисколько не сомневался: чем быстрее они с Джулианой узнают это, тем будет лучше для нее.

— Миссис Мертон ничего не говорила мне о каких-то своих новых приобретениях, — сказал маркиз. — Мы с ней беседовали о поэзии совсем недавно. Да-да, только сегодня. Так что, полагаю, все эти слухи совершенно необоснованные.

— Печально, но так часто бывает со слухами, — заметил Тарквин.

— Однако, — продолжал Кейн, — я хотел бы знать, откуда идут эти слухи. Похоже, кто-то хочет подшутить над миссис Мертон, и я считаю, что непорядочно так поступать с беззащитной леди.

При этих словах маркиз вопросительно взглянул на Айверли. Тот поморщился и проворчал:

— Знаете, Кейн, у меня не так много времени, чтобы обращать внимание на женщин. И мне некогда подшучивать над ними.

— То есть вы считаете, что захмелевший мистер Ньюмен просто придумал всю эту историю?

Айверли немного подумал, потом ответил:

— Скорее всего ему кто-то об этом сказал.

— А мне он скажет, кто именно? — Кейн чувствовал, что готов вытрясти из мистера Ньюмена всю правду, если понадобится.

— Если он знает, — ответил Айверли. — Видите ли, Ньюмен никогда не забывает название книг, но очень редко запоминает людей, с которыми общался.

Перед тем как отправиться в лавку Джулианы, Кейн решил заехать в таверну «Красный лев». Но до этого ему следовало еще кое-что сделать здесь, в зале аукциона…

Проходя по залу, он как бы случайно задел полой своего тяжелого плаща стопу книг, лежавшую на столе перед Мэтью Гилбертом.

— О, прошу прощения… — пробормотал маркиз. Он поправил стопу и подобрал несколько томов, упавших на пол. Выходя из зала, Кейн подумал: «Конечно, это немного по-детски, но все же идиот Гилберт будет весьма озадачен, когда среди этих книг внезапно обнаружит пропавший том ин-кварто».


— За последний час ко мне приходили двое клиентов, и оба спрашивали про поэзию! — выпалила Джулиана, втаскивая Кейна в лавку. Шумно выдохнув, она тут же заперла входную дверь.

— Удивляюсь, что только двое, — проговорил Кейн.

Джулиане стало не по себе, когда он рассказал то, что ему удалось разузнать. Возбуждение, вызванное расшифровкой кода Кассандры, отодвинуло на задний план мысли о том, каким образом книга оказалась в ее лавке, хотя об этом не следовало забывать. И вот теперь, когда сначала один, а затем и второй клиент попросили поэтические сборники, она запаниковала, заперла лавку и начала поиски — стала снимать с полок книгу за книгой, чтобы посмотреть, какие тайны могут в них скрываться.

— Похоже, кто-то хочет устроить мне неприятности, — заявила Джулиана. — Но кто именно? И зачем?

— К сожалению, я не мог ничего вытянуть из некоего мистера Ньюмена, — сказал Кейн. — Вероятно, Себастьян Айверли был прав: Ньюмен понятия не имеет о том, кто подбросил ему эту историю про поэзию.

— И главное — почему? — пробормотала Джулиана. — Неужели у меня есть враги? Но я ведь никогда никого не обидела, ни одного человека…

Возможное наличие врагов — этот факт ее особенно угнетал. И конечно же, изумлял. Потому что не таковы были ее успехи в книготорговле, чтобы кто-то мог позавидовать ей. И не было таких коллекционеров, которые могли бы затаить на нее зло. Так в чем же дело?.. Кто и почему желал ей зла?

— Кейн, почему?.. — повторила она, едва удерживаясь от слез.

— Знаешь, я думал об этом все последнее время. Полагаю, что человек, подложивший книгу, прекрасно знал: она имеет для тебя особое значение.

— Да, конечно, — согласилась Джулиана.

— И похоже, он что-то искал в этом томе.

— Да, возможно. И что же?

— Мы не знаем, нашел ли он что-нибудь, но мы-то кое-что нашли. Видишь ли, на мой взгляд, в этой истории слишком много совпадений, — продолжал Кейн. — Я абсолютно уверен: поиски этого человека каким-то образом связаны с тем, что нашли мы.

— Ты полагаешь, что он тоже нашел надпись?

— Нет, не думаю. А если и нашел, то не смог расшифровать. Иначе он ни за что бы не допустил того, чтобы книга оказалась в твоих руках. Неужели не понимаешь?

С минуту помолчав, Джулиана пробормотала:

— То есть этот человек не хочет, чтобы я узнала что-либо о своих родителях, о Кассандре и Джулиане? Ты это имеешь в виду?

— Да, совершенно верно. Я думаю, что он ищет доказательства их законного венчания. Возможно, он уже нашел что-либо внутри переплета. А может, и нет. В любом случае он решил накликать на тебя беду, подложив в лавку книгу — ту, которую ты очень хотела иметь, о чем знали многие люди.

Джулиана на мгновение зажмурилась. Голова у нее шла кругом, и она сейчас не могла осмыслить всего, что должна была осмыслить. Всю жизнь она прожила, считая себя незаконнорожденной, и вот теперь… Неужели ее родители действительно сочетались законным браком? Но если так, то тогда… Нет-нет, такого просто быть не может!

Решительно покачав головой, она заявила:

— Нет, все это вздор, Кейн! Ты говоришь так, добиваясь своих собственных целей. Ты хочешь жениться на мне, чтобы избавить себя от всевозможных хлопот, вот и все. Ну скажи, кого может интересовать прошлое моих родителей? Абсолютно никого!

Сказав это, Джулиана тут же опустила глаза — ей было неловко смотреть на Кейна, ибо она прекрасно понимала, что слукавила. И вдруг что-то холодное и влажное коснулось ее руки. Опустившись на колени, она обняла за шею Кварто, своего надежного друга и утешителя.

Прошла минута-другая, и она услышала у своего уха тихий голос, произнесший:

— Джулиана…

Казалось, голос этот ласкал ее слух, и она, подняв глаза, увидела, что Кейн опустился на пол рядом с ней. Он смотрел на нее своими ярко-голубыми глазами, однако не делал попытки дотронуться до нее, и Джулиана была благодарна ему за это — ей ужасно не хотелось снова оказаться рыдающей в его объятиях, а она знала, что непременно расплакалась бы, если бы он обнял ее.

— Дорогая, ты расстроена, — продолжал Кейн. — И в этом нет ничего удивительного при таких-то обстоятельствах. А то, что случилось сегодня… Поверь, причина этого — в загадке твоего рождения. Очевидно, кто-то очень интересуется этой разгадкой.

Эти слова Кейна немного успокоили Джулиану. Сделав глубокий вдох, она пробормотала:

— Но почему?.. Ведь в этом нет никакого смысла. Едва ли я могу претендовать на какое-либо значительное наследство.

— Ты уверена в этом?

Она поднялась на ноги и отступила на шаг.

— Кейн, я же рассказывала тебе, что мой дед… О Господи, он ведь действительно был моим дедом! Так вот, он умер в долгах. О каком же наследстве может идти речь?

— А поместье, отошедшее твоему родственнику? Разве твоя мать не унаследовала бы его?

Джулиана со вздохом пожала плечами:

— Не знаю… И вообще, я не верю в это. Зато я прекрасно помню, как огорчился Фредерик, когда узнал, что дед все-таки оставил тысячу фунтов для меня. Но он смирился. Вероятно, таким образом извинился за то, что не позволил мне взять те книги, которые мне хотелось иметь.

— А ты спрашивала его про «Ромео и Джульетту»?

— Да, много раз. Но он говорил, что я не заслуживаю больше ни пенни.

— Стало быть, Фредерик Фиттерборн знал, что эта книга очень дорога тебе?

— Да, конечно, знал.

— В таком случае у нас на очереди разговор с твоим родственником Фредериком. Где он сейчас находится?

— Полагаю, что он в Уилтшире, — ответила Джулиана.

— Я отправляюсь туда завтра же.

— Завтра?..

— Да, разумеется. Но я не оставлю тебя здесь одну. Мы поедем вместе.

— А какое отношение это имеет к тебе?

— Послушай, дорогая… — Кейн взял ее за плечи и заглянул ей в глаза. — Джулиана, милая, ты должна мне поверить! Возможно, я не вполне понимаю, что именно происходит, но для меня совершенно ясно: ты можешь оказаться в чрезвычайно опасной ситуации. Поэтому сейчас я ни за что не оставлю тебя одну. Видишь ли, я всегда забочусь о своих друзьях, — добавил он с усмешкой. — Значит, не возражаешь?..

Глава 16


Как ни странно, но именно последний аргумент Кейна показался Джулиане наиболее убедительным — то есть слова о «друзьях». Когда же она дала свое согласие, маркиз заявил:

— А на несколько дней у тебя здесь обоснуются мои хорошие знакомые. Они будут охранять лавку и кормить пса. Согласна?

— Да, конечно, — кивнула Джулиана.

Слава Богу, она сказала «да». Но даже если бы она сказала «нет», Кейн все равно не оставил бы ее одну в Лондоне. Не оставил бы даже на несколько часов. Он тотчас же послал за Томом и Питером, своими юными друзьями, и распорядился, чтобы они устроили внизу наблюдательный пункт. Затем объяснил Джулиане, как они покинут Лондон.

— Дорогая, моя карета для путешествий выглядит вполне обычно, то есть она без всяких гербов. А если постоянно менять лошадей и форейторов, то никто не раскроет мое инкогнито. Лорд Чейз исчезнет, и появится мистер Джон Джонсон, коммерсант с ужасными манерами, то есть субъект, вполне подходящий для того, чтобы стать вторым мужем овдовевшей продавщицы книг.


На следующее утро маркиз томился ожиданием на Чаринг-Кросс. Рассудив, что лучше всего «прятаться на виду у всех», он решил встретиться с Джулианой в одном из самых оживленных уголков Лондона. Смысл их тайного отъезда в Солсбери заключался в том, чтобы не подвергать риску репутацию Джулианы. Да и ему, Кейну, сейчас не следовало привлекать к себе внимание.

К счастью, этим утром никто не обращал на него внимания, поскольку он был одет как самый обычный гражданин, мелкий лондонский коммерсант. Но Джулиана почему-то опаздывала. Интересно почему? Ведь Мел должна была приехать на Сент-Мартинс-лейн еще час назад, чтобы забрать оттуда Джулиану… Может, они во время сборов разговорились о чем-то и забыли о времени? Что ж, не исключено. Ведь Мел, разболтавшись, могла заговорить кого угодно.

Чтобы как-то скоротать время, Кейн попытался представить, о чем могли бы говорить две эти столь не похожие друг на друга женщины. А потом он вдруг подумал о том, что в книжную лавку Джулианы, возможно, заявилась толпа коллекционеров. А кого из них следовало опасаться? Конечно же, Фредерика Фиттерборна. Но тот, судя по всему, находился сейчас в Уилтшире. А вот где находится тот, кто вломился в лавку Джулианы и спрятал книгу? Если он сейчас в Лондоне, то очень может быть…

Тут Кейн наконец-то увидел свою карету, медленно катившую по заполненной экипажами торговой улице. Не удержавшись, он бросился навстречу карете и, распахнув дверцу, пробурчал:

— Ты опаздываешь, дорогая.

Джулиана промолчала, а Кейн, усевшись с ней рядом, с облегчением вздохнул: все-таки им удастся тайно выбраться из Лондона. Эстер же находилась в полной безопасности, у тети. А все юридические разбирательства, касавшиеся опекунства, шли своим чередом. Так что все вроде бы было в полном порядке.

— Дорогая, почему же ты опоздала? — спросил маркиз, взглянув на свою спутницу.

Джулиана тихонько вздохнула.

— Ну не могла же я уехать сразу… Я должна была поговорить с миссис Дюшан. И переодеться, конечно же.

— Да, разумеется. Дорогая, тебе не холодно? Почему бы тебе не снять шубу? Я хотел бы посмотреть твое платье.

Накануне Кейн посылал Мел к услужливой миссис Триммс за одеждой; требовался дорожный наряд для женщины, занимающейся торговлей и отправляющейся в провинцию к родственникам в сопровождении жениха. Причем Кейн настоял на том, чтобы его «невеста» не была одета в черное.

— Да, мне нравится цвет, — сказал он, кивнув. — И покрой — тоже. Он тебе идет, хотя и строговат. — Платье из голубой шерсти было слишком уж «приличным». — Но в любом случае, миссис Мертон, вы выглядите замечательно.

Джулиана же вдруг покраснела, — но вовсе не из-за комплимента, а из-за мысли о том, что она, возможно, не сможет одеваться и раздеваться самостоятельно, так как и ее новое платье, и новый корсет застегивались сзади. «Впрочем, сейчас не время об этом беспокоиться», — сказала она себе.

Да, сейчас ей лучше подумать об ожидавшем ее путешествии и о том удовольствии, которое она получит. Ах, ведь она впервые покидает Лондон за последние четыре года. Да еще с таким комфортом!

— Кстати, Кейн, о карете… — Джулиана с улыбкой взглянула на своего спутника.

— Да, слушаю тебя, дорогая.

— Кажется, ты говорил, что твоя карета совершенно неприметная.

— Совершенно верно. Черная, довольно скромная. Главное же — без гербов.

— И очень просторная… — Джулиана снова улыбнулась.

— Я специально заказал такую. — Кейн ухмыльнулся. — Видишь ли, мне всегда казалось, что следует путешествовать со всеми удобствами.

— А обивка опять бархатная, — заметила Джулиана.

— Да, разумеется. А какая же еще нужна?

— Знаешь, я никогда не видела сидений, обитых красным бархатом.

— Я хочу, чтобы все мои кареты напоминали шикарные книжные переплеты, — заявил маркиз. Подавшись вперед, он потянул на себя ручку под сиденьем напротив, и тотчас же открылась панель, под которой обнаружилось потайное отделение. — Может, желаешь немного перекусить? Или бокал бренди, если еще не слишком рано?


Когда они добрались до Андовера, — уже вечерело. Конечно, можно было бы заночевать в Бейсингстоке, где они останавливались на обед, но оба горели желанием продолжить путь. За время путешествия они обсудили все недавние события, а также предстоящую встречу с Фредериком Фиттерборном. И в конце концов сошлись на том, что без разговора с этим человеком им никак не обойтись. Собственно, ради такого разговора они и отправились в это путешествие.

— Следовательно, чем скорее мы доберемся до Солсбери, тем лучше, — подытожил Кейн.

— Да, конечно, — кивнула Джулиана. Она не сразу сообразила, что ей предстояло провести ночь вместе с Кейном в захудалой провинциальной гостинице, в такой, где никогда не останавливались аристократы.

— Комнату для меня и моей жены, — заявил маркиз. — А мое имя — Джон Джонсон.

Джулиана, конечно же, не стала возражать и молча зашагала по лестнице рядом с «мужем».

Планируя путешествие, они решили представить Фредерику Кейна как ее нареченного, но только не под его истинным именем. Им почему-то казалось, что Фредерик Фиттерборн будет с ним откровеннее, чем с Джулианой.

Оставшись наедине с Кейном в маленькой, но чистой комнате, Джулиана скрестила на груди руки и проворчала:

— Почему ты не сообщил мне, что собираешься сказать хозяину, что мы женаты?

— Я боялся, ты будешь возражать.

— Но почему ты сказал, что мы женаты? — допытывалась Джулиана.

Кейн лукаво улыбнулся:

— Должен ведь кто-то помочь тебе с пуговицами на платье. А также, по всей вероятности, и с корсетом. — Следовало отдать ему должное — он заметил это.

— Я могла бы позвать горничную, — возразила Джулиана.

Однако внутренний голос спрашивал ее: «Ну чего ты затеяла шум по такому поводу? Как будто ты никогда не делила ложе с Кейном и не получала от этого удовольствие…»

Между прочим, наряд простолюдина нисколько его не портил, и он выглядел сейчас так же привлекательно, как и в модной одежде, сшитой по фигуре. Да-да, он был такой же стройный и гибкий, такой же неотразимый. И Джулиана прекрасно знала, какое удовольствие Кейн сможет ей доставить.

А он, похоже, находился в свойственном ему игривом настроении — то есть поглядывал на нее с луковой улыбкой. Но в какой-то момент вдруг нахмурился — было очевидно, что настроение его внезапно изменилось, — и тихо сказал:

— За нами мог кто-то последовать. Конечно, я надеюсь, что ты сейчас в безопасности, но все же осторожность не помешает. Можешь спорить сколько угодно, но ты не останешься в комнате одна.

Джулиана хотела возразить, но Кейн тут же добавил:

— Я буду спать на полу, и это — лучшее, что можно предложить.

Джулиана с трудом сдержала вздох разочарования. Она-то уже собиралась сдаться, хотела сказать, что согласна с ним спать, но Кейн, очевидно, хотел совсем не этого. Он даже не просил ее об этом. И она вдруг почувствовала себя в глупом положении. Ей казалось, что Кейн просто нашел удобный предлог, чтобы затащить ее в постель, но он, судя по всему, беспокоился всего лишь о ее безопасности.

Что ж, ей было лестно об этом узнать.

Очень даже лестно!..

Хотя он, наверное, лег бы с ней, если бы она предложила. Впрочем, сейчас это не имело значения. И все аргументы, заставлявшие ее отказаться от предложения стать его любовницей, оставались в силе. А что касается его причуды — он по-прежнему твердил, что хочет жениться на ней, — то к этому не стоило относиться всерьез.

И вообще, очень хорошо, что он не проявлял к ней особого интереса.

«Какой же я болван! — говорил себе Кейн. — Ведь мог бы лечь с ней и сейчас бы уже медленно погружался в сон, испытывая приятную усталость». Да, Джулиана сейчас спала бы в его объятиях, и он чувствовал бы на своей щеке ее теплое дыхание.

Впрочем, она и без него прекрасно спала, а вот он… Ох, он чувствовал себя ужасно! Но почему же он повел себя так глупо? Действительно, почему?

Кейн не понимал своей сдержанности в отношении Джулианы. Какого черта он не соблазнил ее, как уже соблазнил множество женщин? Он знал, что мог бы это сделать, как знал и то, что она получила бы от этого удовольствие. И даже сейчас он мог бы забраться к ней в постель, разбудить ее лаской и пробудить в ней страсть.

В очередной раз повернувшись, Кейн попытался улечься поудобнее. Ох, как же неудобно спать на полу… Одно-единственное одеяло, его плащ и шубка Джулианы — этого было явно недостаточно, чтобы соорудить приличную постель. К тому же в комнате было довольно прохладно… Проклятие, вот к чему приводит альтруизм! Если уж ему приходится держать себя в руках, то пусть хотя бы с комфортом, а не так, как сейчас…

Джулиана что-то пробормотала во сне, когда Кейн наконец присоединился к ней и натянул одеяло до самого подбородка. Довольно долго он лежал на спине, вглядываясь во тьму и наслаждаясь теплом, исходившим от Джулианы.

В какой-то момент она вдруг шевельнулась и, снова что-то пробормотав, прижалась к нему. Ох, как хорошо, что он лег одетый…

Повернувшись на бок, Кейн осторожно обнял спящую женщину и грустно улыбнулся. Трудно даже представить, что один из самых известных лондонских распутников лежал в постели с красивой женщиной и позволял ей спать крепким сном. Но, как ни странно, сейчас он чувствовал себя не так уж плохо.

Глава 17


На следующее утро Кейн посетил деревушку Фернли. Поскольку Джулиану могли узнать местные жители, маркиз отправился один. Он надеялся, что ему удастся узнать что-нибудь о Фредерике Фиттерборне, прежде чем они приедут к нему вместе.

В трактире Кейну тотчас же сообщили, что покойный Джордж Фиттерборн не пользовался уважением местных жителей. Когда же Кейн угостил собеседников пивом, сдержанная беседа превратилась в свободный и откровенный обмен мнениями.

Хозяин гостиницы и несколько человек из местных считали покойного мистера Фиттерборна в лучшем случае сумасшедшим, а в худшем — преступником.

— Он все потратил на книги, — сказал один из собеседников Кейна, совершенно лысый старик с огромной седой бородой.

Другие утвердительно закивали, и тут же кто-то проворчал:

— Он ни пенни не потратил на землю или на коттеджи арендаторов. Уж поверьте, то были худшие времена для Фернли.

— А какая у него семья? — спросил Кейн. — Разве у него не было жены и дочери?

— Его леди умерла, когда дочка была младенцем, — сказал хозяин трактира. — Мисс Кассандра, симпатичная молодая леди… она тоже умерла двадцати двух или двадцати трех лет от роду.

— Она была замужем?

Хозяин трактира помедлил с ответом, потом покачал головой.

— Нет, — ответил он, не вдаваясь в подробности.

— Стало быть, мистер Фиттерборн потерял семью, — пробормотал Кейн. — Ведь это так тяжело для мужчины…

Но эти его слова не произвели впечатления на собеседников. Один из них, беззубый, с усмешкой заметил:

— Насколько я мог судить, ему было все равно. Он почти не замечал жену и дочку.

— Была еще девушка, — подал голос лысый бородач.

Остальные же смущенно переглянулись.

— Девушка?.. — Кейн изобразил любопытство.

— Мы не говорим об этом, — проворчал хозяин.

А лысый бородач, осушив свою кружку, вопросительно посмотрел на Кейна. Тот кивнул и заказал ему еще одну. После чего спросил:

— А что за девушка?

— Ну, жила там… — Бородач умолк и отвел глаза.

— Ну-ну! — закивал Кейн. — Так кто же она такая?

Бородач откашлялся и пробормотал:

— Этого мы в точности не знаем. Она появилась сразу после того, как мисс Кассандра умерла. Только тогда она была совсем маленькая… Но ее можно увидеть лишь по воскресеньям, в церкви Святого Петра.

— Он скрывал ее от порядочных людей, — заявил беззубый. — Позволял ей только в церкви показываться. Не знаю, почему викарий это разрешал.

Кейн поклялся, что он извинится перед Джулианой за то, что сомневался в правдивости ее рассказа. Теперь уже не оставалось сомнений: обитатели Фернли думали об опекунстве над ней так же, как и она сама. Кейн почувствовал также, что своими вопросами о «девушке» рассердил хозяина трактира. И теперь пора было переходить к главному.

Сделав вид, что решил сменить тему, Кейн спросил:

— А как новый мистер Фиттерборн? Что это за человек?

Лысый бородач презрительно фыркнул и проворчал:

— Как появился, сразу же выгнал незаконнорожденную малышку из дому. Вот такой он, этот джентльмен…

Кейн невольно сжал кулаки и, помолчав, спросил:

— Он хороший хозяин?

После непродолжительной дискуссии собеседники маркиза сошлись во мнении, что мистер Фредерик Фиттерборн все же лучше своего предшественника. По их словам, поместье Фернли теперь проявляло даже некоторые признаки процветания.

— Прижимистый, но справедливый, — подытожил рассказ хозяин трактира, и с этой его оценкой все единодушно согласились.

Кроме того, Кейн выяснил, что Фредерик Фиттерборн сейчас находился дома вместе со своей женой и пятью многообещающими детьми.


Было странно снова оказаться в Солсбери, всего в каких-то пяти милях от того места, где она провела большую часть своей жизни. Но нельзя было сказать, что Джулиана хорошо знала этот городок — ведь она долгие годы провела в затворничестве, как желал ее дед.

И все же казалось, что даже в самом воздухе города было нечто знакомое, домашнее… Ее муж жил здесь несколько лет, до того как они поженились и переехали в Лондон. А семья Джозефа была родом откуда-то с севера Англии, иначе он не остановился бы в гостинице во время своего последнего приезда сюда.

Джулиана с Кейном сняли удобные апартаменты в «Уайт харт», поблизости от собора. И Кейн оставил ее со строгим наказом — запереть дверь и не выходить из комнаты.

В этом отношении его поведение было не слишком логичным. Уж если кто-то хотел причинить ей зло, то для этого имелось множество возможностей даже после того, как она обрела сомнительного защитника в виде бульдога Кварто. Спрятать украденную книгу в ее лавке, а затем распространить слухи об этой книге — такое мог проделать только хитроумный интриган, а вовсе не человек, способный напасть на нее на улице. Кроме того, все это случилось в Лондоне, а сейчас она находилась в Солсбери. Именно поэтому Джулиана решила выйти из гостиницы. Сверкающий шпиль она увидела еще до того, как добралась до соборной площади, но только сейчас, приблизившись, смогла в полной мере оценить всю грандиозность и красоту собора. Здесь она когда-то проходила конфирмацию. Даже эксцентричность мистера Фиттерборна не позволяла ему проигнорировать столь важные религиозные обряды.

Проходя через средневековые ворота на Хай-стрит, она бросила взгляд на лавку мистера Берча. Ее старый друг давно умер, и дело вел сейчас сын его сестры. Джозеф думал, что сможет взять дело в свои руки, когда его хозяин ушел в мир иной, но этим пожелал заняться племянник покойного. Именно по этой причине Джозеф женился на ней и ее тысяче фунтов.

Вся Хай-стрит, как и прежде, представляла собой сплошной ряд торговых лавок, и среди них были и мануфактурные, которые Джулиана вспоминала как редкую коллекцию чудес. В течение нескольких лет у нее была гувернантка; когда же Джулиана повзрослела, мисс Бистон пыталась научить ее светским тонкостям, всему тому, что должны были знать молодые леди, например — умению привлекательно одеваться. Отрезы шелка и муслина, катушки лент всех мыслимых цветов, удивительные пуговицы из серебра, слоновой кости и жемчуга настолько очаровали тогда четырнадцатилетнюю Джулиану, что она на некоторое время охладела к печатным страницам. Но на очень короткое время.

Когда мистер Фиттерборн узнал, сколько стоила вся эта мишура, он серьезно поговорил с ней и спросил: чего она хочет больше — первое издание Локка или новое платье? Джулиана смиренно пожелала первое и снова удостоилась одобрения опекуна. А мисс Бистон вскоре уволилась, и это стало концом формального образования Джулианы и ее короткого флирта с мирской суетой.

И вот сейчас ей вдруг пришло в голову, что она так и не получила первое издание Локка. Как и многие книги, на которые ее дед потратил свое состояние, Локк был продан Тарлтону.

За средневековым Поултри-Кресс находилось довольно внушительное здание, балки и странноватые конструкции которого свидетельствовали о весьма почтенном возрасте. «Оленья нога» была здесь самой старой гостиницей, вероятно, столь же древней, как и собор. Сама себе удивляясь, Джулиана вдруг решила посетить то место, где ее муж нашел свою кончину, а завтра исполнялся ровно год с того дня, как это случилось.

Мистер Филлипс, хозяин гостиницы, приветствовал ее с почтением, сочувствием и некоторой настороженностью. Она полагала, что он не мог помнить о годовщине того ужасного преступления, что случилось в его гостинице. Поскольку в данный момент та комната была не занята, хозяин согласился показать ее Джулиане.

Узкая лестница старинной гостиницы вела на третий этаж. Затем они прошли по коридору, и мистер Филлипс отпер ключом дверь. Перед Джулианой предстала мансарда с узким слуховым окном, выходившим на рыночную площадь. «Не слишком привлекательное место», — подумала она. Однако Джозеф всегда был очень экономным и потому снял одну из самых дешевых комнат.

— Наверное, было трудно заносить книги наверх, — пробормотала она со вздохом.

— Ему не пришлось это делать, — отозвался мистер Филлипс. — Их внес для него слуга мисс Кумб. Я это помню, потому что она умерла в тот же день. Или, может, на следующий. Не могу сказать точно. Это была очень старая леди. И очень больная.

«Значит, старуха так и не успела насладиться процедурой распродажи своих книг», — подумала Джулиана. Она попыталась представить последние часы мужа. Однако она не знала, в какое время он был убит, знала лишь, — что это произошло ночью и что нашли его утром.

— Это был рыночный день? — спросила она, немного помолчав.

— Да, миссис Мертон.

— Наверное, было очень шумно, не так ли?

— Да, конечно, — согласился хозяин. — У нас всегда шумно по рыночным дням.

— Мой муж обедал у вас в тот день? Хотя вы вряд ли это помните…

— Обычно так и происходило, миссис Мертон. Хотя не помню, как было именно в тот день. Могу лишь сказать, что мы подавали очень вкусный бифштекс и пудинг с почками. Знаете, мистер Мертон всегда был очень доволен нашей едой.

— Да, понимаю… — пробормотала Джулиана. — Он очень любил бифштекс и пудинг с почками. Скажите, мистер Филлипс, а вы не видели его в трактире в тот день?

Хозяин немного подумал, потом кивнул:

— Да, видел. Но он пробыл там совсем недолго. Сказал, что ему надо найти самый ранний дилижанс до Лондона. И еще сообщил, что хотел бы позавтракать как можно раньше. Именно я и нашел его мертвым. Видите ли, мне показалось, что он может проспать, поэтому я решил зайти к нему.

— Очень любезно с вашей стороны… — Джулиана снова вздохнула.

— Миссис Мертон, мы всегда заботимся о наших клиентах, — заявил хозяин даже с некоторой обидой. И тут же, нахмурившись, проговорил: — В магистрате спрашивали, как я мог позволить негодяю войти в комнату и совершить убийство. Но я же не могу проследить за всеми, кто заходит в гостиницу… Не говоря уж о тех, кто заходит лишь для того, чтобы промочить глотку. Я двадцать пять лет держу гостиницу, а перед этим столько же лет ее держал мой отец, но у нас никогда такого не случалось. Ну, бывали, конечно, ссоры и потасовки, но чтобы убийство или грабеж?.. Нет, такого никогда! А тут… Господи, вся комната была залита кровью!..

Джулиане стало не по себе, и она, попрощавшись с мистером Филлипсом, буквально выбежала из гостиницы. Она никогда по-настоящему не оплакивала Джозефа. Горе, вызванное смертью мужа, довольно быстро сменилось всевозможными житейскими проблемами — ведь ей приходилось тяжко трудиться, чтобы выжить. Когда же она поняла, что не так-то легко заработать на жизнь, ее недовольство всем белым светом странным образом распространилось и на покойного мужа; ей казалось, что он недооценивал ее знания и талант и женился на ней только из-за денег. А тот факт, что весь книжный мир не принимал ее, одинокую, всерьез, лишь усиливал ее раздражение. Пожалуй, не только раздражение, но и гнев.

Да-да, гнев. Только сейчас она наконец-то осознала, что ужасно злилась на Джозефа.

И все же два года их совместной жизни были не такими уж плохими. Они постоянно говорили о книгах, потому что книги являлись их общей страстью. И они вместе переживали все успехи и неудачи. Да, они жили вместе… и спали вместе.

Разумеется, муж не любил ее, но и она его не любила. Они с Джозефом были просто партнерами и друзьями. И конечно же, он, как и любой другой человек, заслуживал того, чтобы его уход оплакивали.

…Джулиана быстро шагала по улицам Солсбери с глазами, полными слез. Сейчас она оплакивала своего мужа, оплакивала его несбывшиеся надежды и мечты. Она плакала до тех пор, пока слезы ее не иссякли окончательно. Когда же она приблизилась к их с Кейном гостинице, разверзлись также и хляби небесные, и Джулиана в считанные секунды промокла до нитки; впрочем, она не обращала на дождь ни малейшего внимания. Люди же, бросившиеся искать укрытие от ливня, смотрели на нее с подозрением.


Кейн все еще пребывал в гневе, когда вернулся в Солсбери, в комнаты в гостинице «Уайт харт», которые сняли «мистер и миссис Джонсон»…

Между прочим, неудивительно, что Джулиана бывала временами немного… колючая. Вероятно, такова уж жизнь всех, кто был рожден вне брака. Всю свою жизнь Джулиана чувствовала презрение со стороны тех людей, с которыми ей все же приходилось сталкиваться хотя бы изредка. И презирали ее всего лишь из-за того, что ее родители якобы не были женаты. Но так ли это? Ведь очень может быть, что она вовсе не являлась незаконнорожденной. Что ж, именно это он и собирался выяснить. Хотя, конечно же, не только это…

Что же касается Джулианы, то она, всю жизнь считавшая себя незаконнорожденной, очень тяжело это переживала. И, судя по всему, именно поэтому полагала, что не сможет выйти замуж за него, Кейна. Но он-то сам прекрасно знал, что аристократическое происхождение и богатство еще не гарантируют счастья, и его собственная семья являлась тому ярким доказательством. Правда, раньше Кейн полагал, что его семья — исключение, и что любая другая аристократическая семья вполне счастлива. Увы, он ошибался. Но лишь сейчас, узнав историю Джулианы, он понял, что его собственные печали — ничто по сравнению с ее печалями. Потому что у него, Кейна, была хоть какая-то надежда, а вот клеймо незаконнорожденности — это на всю жизнь. Именно поэтому он твердо решил, что узнает правду о происхождении Джулианы. Да, он поклялся, что добьется своего во что бы то ни стало. И если Кассандра действительно вышла замуж за своего возлюбленного Джулиана, то он найдет все необходимые доказательства. А если понадобится, то он заставит разговориться всех обитателей Фернли, в том числе и Фредерика Фиттерборна.

Гостиная в их номере пустовала, и Кейн решил, что Джулиана, должно быть, легла вздремнуть. Он тихонько постучал в дверь спальни, однако ответа не последовало. Он постучал погромче, но снова молчание. Неужели Джулиана могла так крепко уснуть в четыре часа пополудни?

Не на шутку встревожившись, Кейн принялся барабанить в дверь кулаками. «О Господи, — думал он, — ведь ее муж был убит в гостиничном номере в Солсбери. Правда, не в этой гостинице, но все же… О, я не должен был оставлять ее одну!»

Не заботясь о приличиях, Кейн распахнул дверь. Их общий саквояж стоял на полу, а Джулианы нигде не было. Охваченный паникой Кейн бросился в соседнюю комнату, но и там не обнаружил свою спутницу.

Почему же она ушла? И куда? Ох, не следовало оставлять ее одну — ведь тот негодяй, который убил Джозефа Мертона, все еще находился на свободе.

В конце концов Кейн попытался успокоиться и все как следует обдумать. Во-первых, надо было решить, откуда начинать поиски, а затем…

Внезапно послышался какой-то шум — кто-то вошел в спальню. В следующую секунду Кейн увидел Джулиану. Она сняла шляпку и тут же бросила ее на пол. Ее чудесные золотистые волосы влажными прядями рассыпались по плечам, а лицо поблескивало от капель дождя. Она вся промокла, но выглядела, как всегда, изумительно.

— Ты где была?! — заорал Кейн, схватив ее за плечи и с силой встряхнув.

— Выходила прогуляться.

— Ты с ума сошла! Ведь там тебя мог поджидать убийца!

— Но ничего же не случилось, — ответила Джулиана безо всякого выражения. И выглядела она как-то странно — словно не понимала, где находится и что с ней происходит.

— Дорогая, ради Бога, сними с себя мокрую шубу, пока ты не простудилась.

Она ничего не сказала, просто смотрела на него с таким выражением, словно видела впервые.

Кейн дрожащими руками расстегивал на ней шубу.

— Твои туфли и чулки тоже насквозь промокли, — проворчал он. — Снимай! — Опустившись на колени, Кейн расстегнул ее башмаки, снял их и отшвырнул в сторону. Следом за башмаками стащил с нее и чулки. Как ни странно, но он действительно ужасно беспокоился из-за того, что Джулиана попала под дождь. Хотя кто же в Англии не попадает под дождь множество раз в году?..

Сорвав полотенце со стоявшего в углу умывальника, Кейн принялся сушить волосы Джулианы, а она просто стояла и смотрела на него, не произнося ни слова.

В какой-то момент Кейн заглянул ей в лицо и замер на мгновение. Потом с дрожью в голосе проговорил:

— Ты плакала?.. — Он вглядывался в ее лицо. — Дорогая, ты действительно плакала! Тебя кто-то напугал?

Внезапно губы ее приоткрылись, но она по-прежнему не произносила ни слова. Однако цвет ее глаз изменился — вместо холодного зеленоватого оттенка они приобрели золотистый цвет янтаря. В следующее мгновение Джулиана потянулась к нему и, взяв его лицо в ладони, приблизила свои губы к его губам.

И тотчас же все мысли об убийстве и о всевозможных опасностях, подстерегавших Джулиану, покинули Кейна. Он ощутил на ее влажных от дождя губах чудесный вкус меда и тут же понял, что она желала его. Причем желание ее не уступало его собственному.

Наконец-то! Он ждал этого мгновения целую вечность!

Их поцелуй был долгим и страстным; и Кейн, все крепче прижимая к себе Джулиану, чувствовал, что желание его с каждым мгновением становится все более неистовым.

А всего лишь в нескольких футах от них находилась кровать — просторная и очень удобная. К вящей радости Кейна, ему не пришлось подталкивать Джулиану в этом направлении. Она сама потянула его к кровати — не прерывая поцелуя, увлекала его за собой, и через несколько секунд они коснулись матраса.

Кейн едва удержался от возгласа восторга. Было совершенно очевидно: Джулиана желала его так же страстно, как и он ее. Усадив ее поудобнее, он принялся расстегивать на ней платье. Поцелуй же их по-прежнему не прерывался — она вновь взяла его лицо в ладони, словно боялась, что он может отстраниться от нее.

Желание Кейна с каждым мгновением усиливалось, и ему никак не удавалось справиться с платьем — такого с ним никогда не случалось. Наконец, не выдержав, он прорычал:

— К черту с этим!..

В следующую секунду он задрал повыше юбки Джулианы и стащил с нее панталончики. Затем опрокинул ее на кровать и дрожащими руками расстегнул на себе брюки. Джулиана же громко стонала, и из горла ее то и дело вырывались хрипловатые возгласы, свидетельствовавшие о крайнем возбуждении. Склонившись над ней, Кейн развел пошире ее ноги и коснулся пальцами мягких золотистых завитков. Судорожно сглотнув, он пробормотал:

— Послушай, ты уверена, что не хочешь немного подождать с этим?

— Нет-нет! — Она решительно покачала головой, а затем, спустив пониже его брюки, потянулась к возбужденной мужской плоти.

Кейн тут же сжал ладонями ее ягодицы и вошел в нее. Джулиана обвила руками его шею, и губы их слились в поцелуе. Они были почти полностью одеты, но, как ни странно, это лишь увеличивало остроту их ощущений. И Джулиана, судя по ее страстным стонам, испытывала истинное блаженство. Прошло уже довольно много времени с тех пор, как они провели вместе ночь на Сент-Мартинс-лейн. Но Кейн знал, что вовсе не двухнедельное воздержание было причиной их общей страсти. Причина была в них самих — в нем и в Джулиане. Только сейчас, в эти чудесные мгновения, Кейн осознал нечто очень для него важное. Он понял, что Джулиана не просто женщина, способная разделить с ним ложе. За прошедшие восемь лет у него было великое множество женщин, но ни одна из них не могла сравниться с Джулианой.

Потому что Джулиана — одна-единственная.

Да, она была «та самая» женщина. Его женщина!..

И сейчас, когда они с ней двигались в одном ритме, у него возникало совершенно отчетливое ощущение, что ничего другого ему и не надо.

И в самом деле, какая из женщин могла быть лучше Джулианы, так сладостно стонавшей и так чутко реагировавшей на каждое его движение?

Почувствовав, что приближается к вершинам блаженства, Кейн попытался сдерживать себя; ему хотелось, чтобы эти чудесные мгновения длились как можно дольше. А в тот момент, когда он понял, что больше не выдержит, Джулиана тихонько вскрикнула, и он тут же почувствовал, что и она близка к кульминации — теперь дыхание с хрипами вырывалось из ее груди. Поцеловав ее в губы, Кейн, задыхаясь, прошептал:

— Давай вместе, давай же…

Возможно, она и не услышала его шепот, однако отреагировала должным образом. По телу ее тут же прокатились судороги, а из горла вырвался громкий и хриплый стон. Кейн с силой вошел в нее последний раз и тут же, содрогнувшись, присоединился к ней, после чего оба затихли в изнеможении.

Какое-то время, возможно, очень долго, они лежали без движения, однако при этом все еще оставались единым целым. Наконец Кейн приподнял голову и заглянул в лицо Джулианы. Их взгляды тотчас встретились, и он понял, что она смотрит на него с некоторой настороженностью. Интересно, о чем она сейчас думала? Что чувствовала? Может, она чувствовала то же, что и он? Может, думала о том же?

Кейн не мог ответить на этот вопрос, однако спросить почему-то не решался. Возможно, боялся, что услышит не тот ответ, который ему хотелось бы услышать.

Глава 18


Кейн снова опустил голову на грудь Джулианы, и оба по-прежнему молчали.

Она уже пришла в себя, однако чувствовала ужасную усталость. Но при этом, как ни странно, ощущала себя более живой, чем когда-либо. Интересно, смогла бы она сейчас пошевелиться? И в то же время — о Господи! — в то же время ей хотелось, чтобы все повторилось. Да-да, ей хотелось, чтобы все повторялось снова и снова.

Какие же странные противоречия… Ей было ужасно неловко и хотелось, вскочив с кровати, спрятаться в туалетной комнате, — но вместе с тем хотелось совсем другого… Хотелось продолжения. Вспомнив, что именно она проявила инициативу, когда увлекла Кейна к кровати, Джулиана густо покраснела. Да-да, это была ее инициатива! В последнюю ночь Кейн не проявлял особого желания. Когда же она проснулась и обнаружила, что лежит, прижавшись к нему, ей стало ужасно стыдно. Кроме того, она почувствовала себя униженной. Ведь Кейн, как выяснилось, просто нуждался в удобной постели, а она, Джулиана, его вовсе не интересовала. Иначе он бы наверняка что-нибудь предпринял.

И вот сейчас она набросилась на него, и у него практически не было выбора. Ах, какой стыд!

Тут он пошевелился и, снова приподняв голову, заглянул ей в глаза. Немного помолчав, проговорил:

— Джулиана, дорогая, возможно, я не должен об этом спрашивать, но все же… Поверь, это были самые чудесные минуты, которые я когда-либо переживал. Как ты думаешь — почему?

Кейн не был грубияном, — напротив, обладал очень хорошими манерами. Но он определенно не сказал бы о «чудесных минутах», если бы думал иначе. Во всяком случае, Джулиана решила ему поверить. Возможно, потому что очень хотела поверить.

Но она не знала, как ответить на его вопрос, поэтому сказала:

— Видишь ли, я ходила в гостиницу «Оленья нога», где был убит Джозеф.

В следующее мгновение Кейн вскочил с кровати, представ пред ней удивительно элегантным, даже несмотря на то что брюки его были спущены, а вся остальная одежда изрядно помята.

— Что?! Черт возьми, о чем ты думала?! — закричал он в волнении.

— Я хотела увидеть, где он умер, — ответила Джулиана, чуть нахмурившись.

Через несколько секунд она вдруг заметила, что Кейн уже успел подтянуть брюки и застегнуть их. Черт возьми, как ему удалось проделать это так быстро? Ей сделалось ужасно неловко, и она, потянув вниз подол платья, попыталась сесть на край кровати. Затем, покраснев, пробормотала:

— Помоги мне подняться, пожалуйста.

Кейн помог ей встать и тут же заключил в объятия. Крепко прижав к груди, он прошептал:

— Дорогая, не делай этого впредь. Пожалуйста, не выходи одна. Ведь тебя могут убить. Понимаешь? — Чуть отстранившись, он заглянул ей в глаза.

Джулиана невесело засмеялась.

— Убить? Нет, вряд ли. «Оленья нога» — гостиница с очень хорошей репутацией. Хозяин долго передо мной извинялся. И он твердо заявляет, что это убийство — исключение. Ничего подобного не случалось в этой гостинице за последние пятьдесят лет.

— Но ты плакала… Я подумал, что тебя кто-то напугал, возможно — напал на тебя.

Она покачала головой:

— Нет-нет, ничего такого не было.

Кейн какое-то время молчал, потом со вздохом произнес:

— Да, конечно… Понимаю… Ты отправилась посмотреть то место, где умер твой муж. И ты плакала о нем.

Она снова кивнула:

— Да, о нем.

— Что ж, это вполне естественно. — Чуть приподняв ее подбородок, Кейн снова заглянул ей в глаза. — Но почему… именно в этот день? — спросил он, кивком головы указав на кровать.

Джулиана молчала. Как объяснить, почему оплакивание мужа вызвало столь страстное влечение к другому мужчине? Господи, она и сама не знала, что с ней произошло. Просто Кейн, когда она вошла в комнату… Он показался ей необычайно красивым. И она почувствовала, что ничего не может с собой сделать — ее влекло к нему неудержимо.

— Когда Джозеф умер… — Она судорожно сглотнула. — Когда Джозеф умер, я была… в шоке.

— Могу себе представить, — пробормотал Кейн. Поцеловав ее в висок, он сказал: — Продолжай, дорогая. — И тут же снова прижал ее к груди.

Тихонько вздохнув, Джулиана вновь заговорила:

— Так вот, когда он умер, я была в отчаянии. И жизнь моя сделалась очень трудной. Видишь ли, хотя мы и вели наши дела вместе, кое-какие детали муж от меня утаивал. И я вдруг обнаружила, что наши дела… в плачевном состоянии. Он оставил долги, которые следовало оплатить.

— Без сомнения, это было весьма огорчительно, — заметил Кейн.

— Да, конечно. И положение усугублялось тем, что наши постоянные клиенты не очень-то хотели иметь дело с одинокой женщиной.

— Тебя это огорчало?

— Разумеется. Я ужасно сердилась на них, а также на Джозефа. За то, что он умер, оставив меня в таком положении.

— А сейчас, я полагаю, ты испытываешь чувство раскаяния из-за того, что сердилась на него?

Джулиане стало ясно, что Кейн прекрасно все понял. Более того, она никогда еще не встречала человека, понимавшего ее так же хорошо.

— Да, ты прав, — продолжала она. — Мне стало очень стыдно из-за того, что я злилась на Джозефа.

— А сейчас?.. — спросил Кейн.

— Сейчас уже нет. Теперь я пережила это. Увидела жалкую комнатенку, в которой он умер, поплакала о нем — и успокоилась. Да, теперь мне гораздо легче. Оплакав его, я уже не испытываю стыда. Странно, да?

— Нет, дорогая, это вполне естественно. Так и должно быть.

— А потом я вернулась сюда и… — Джулиана умолкла; она не знала, как объяснить то, что с ней произошло, как объяснить свое неудержимое влечение к маркизу.

И тогда он сам объяснил все произошедшее с ней:

— И тогда ты решила, что нужно забыть о смерти и вспомнить о жизни, не так ли?

— Да, правильно! — воскликнула Джулиана. — А как ты… Как ты догадался?

— Просто я слышал, что именно такой бывает реакция в подобных случаях. — Он поцеловал ее в губы и спросил: — Могу я рассчитывать на то, что стал не первым попавшимся? Или мне просто повезло, что именно я оказался в этот момент перед тобой?..

Джулиана нахмурилась и отстранилась от него. Но тут же поняла, что он шутит, и искренне, от души рассмеялась. Причем этот смех оказался для нее таким же целительным, как и слезы до этого.

Кейн тоже засмеялся, и несколько минут они стояли, то и дело вздрагивая от приступов громкого смеха. Наконец Джулиана спросила:

— И что же теперь?..

Кейн положил руки ей на плечи и проговорил:

— Я думаю, миссис Джонсон, что мы должны обследовать столовую и погреб в этой чудесной гостинице.

И в тот же миг Джулиана почувствовала, что ужасно проголодалась.

— Да-да, конечно! — воскликнула она.

Снова ее поцеловав, Кейн сказал:

— А после обеда я расскажу тебе о том, что узнал сегодня.

— Ах, я совсем забыла!.. Ты ведь был сегодня в Фернли, не так ли?

— Совершенно верно, миссис Джонсон. И я расскажу вам об этой поездке после обеда.

Тут Джулиана вдруг заподозрила, что Кейн отнюдь не случайно обращается к ней именно так — «миссис Джонсон». Но почему? Может, он полагает, что теперь они — как муж и жена?

— А затем, миссис Джонсон, — продолжал Кейн, — мы, наверное, продолжим празднование жизни, если, конечно, не возражаете.

Если бы у нее было хоть немного здравого смысла, она бы стала возражать. Ведь она, судя по всему, в самом деле становилась любовницей маркиза Чейза. Но у нее не хватило духу воспротивиться, и она, кивнув, прошептала:

— Нет, не возражаю.


Переступив порог библиотеки Фернли-Корта, Джулиана сразу же обратила внимание на персидский ковер возле камина. Ах, сколько чудесных часов она провела, сидя на этом ковре — читая книги или просто слушая то, что говорил ее опекун.

А затем, окинув взглядом комнату, Джулиана вдруг осознала, насколько здесь все изменилось, после того как она покинула этот дом. Когда-то в библиотеке было много пыли, на которую никто не обращал внимания. А сейчас тут было безупречно чисто, и все вокруг блестело и сверкало. Почему-то уже не чувствовался запах старой кожи, хотя на полках по-прежнему стояли книги, они занимали несколько больших шкафов, но теперь и шкафы, и книги в них очень напоминали украшения. Некоторые полки и впрямь выглядели как самые настоящие украшения — на них располагались фарфоровые вазы, дрезденские пастушки и позолоченные часы.

А вот два громадных шкафа с позолоченными решетчатыми дверцами, некогда стоявшие у одной из стен, куда-то исчезли. Уж не купил ли их Тарлтон вместе с книгами, которые в них находились? Джулиана не раз слышала от коллекционеров шутку о том, что гораздо легче приобрести книги, чем книжные полки, — эта шутка почему-то считалась верхом остроумия среди библиографов.

Ей хотелось поделиться этими мыслями с Кейном. Уж он-то, безусловно, посмеялся бы над некоторыми странностями книжников, считавших подобные шутки ужасно смешными. Но она промолчала, с удивлением осознав, что мысленно противопоставила себя библиофилам, то есть тем людям, к которым и сама принадлежала.

Впрочем, это, возможно, и не столь уж странно — с учетом того, какое наслаждение она получила минувшим вечером; после прекрасного обеда они с Кейном снова предавались любовным играм и заснули лишь глубокой ночью в полном изнеможении.

Когда дворецкий сообщил об их появлении Фредерику, тот поднялся с кресла, стоящего у камина. Джулиана прекрасно помнила это старинное кресло — только теперь истершаяся коричневая кожа была заменена обивкой темно-бордового цвета, а вместо деда в кресле восседал Фредерик Фиттерборн. Сдержанно поклонившись, он произнес:

— Рад видеть вас, миссис Мертон. А этот джентльмен, — он покосился на маркиза, — ваш будущий муж, не так ли?

— Джон Джонсон к вашим услугам, сэр, — сказал Кейн, также поклонившись. — Я в самом деле имею счастье быть женихом миссис Мертон. — По блеску в его глазах Джулиана поняла, что Кейн получал истинное удовольствие от этой игры.

Она надеялась, что он сможет сохранить маску добропорядочного, но немного туповатого коммерсанта — именно к такому человеку Фредерик мог бы почувствовать расположение и довериться ему без особых опасений.

— Очень любезно с вашей стороны, что вы согласились принять нас, — продолжал Кейн. — Я хотел бы взглянуть на дом, где выросла моя дорогая Джулиана. Она так много рассказывала о тех счастливых годах, которые провела в Фернли.

Фредерик промолчал. Похоже, он почувствовал себя неловко; ведь именно он когда-то выгнал Джулиану из дома ее детства. А она, осмотревшись, заметила:

— Как мало здесь книг сейчас… Эту комнату вряд ли можно назвать библиотекой.

Хозяин взглянул на нее с укором.

— Вы же знаете, миссис Мертон, почему коллекция моего покойного дяди была распродана. Так что нет смысла говорить об этом.

Заставив себя улыбнуться, Джулиана сказала:

— Ради Бога, Фредерик, перестаньте называть меня «миссис Мертон». Ведь мы знаем друг друга много лет. — Она указала на книжные полки и добавила: — В отделе естественной истории — фарфоровая кошка. Ваш дядя перевернулся бы в гробу, увидев, до какой степени обеднела его библиотека.

— Это не идет в сравнение с тем, что его безумная страсть к книгам разорила поместье, — парировал хозяин.

— Но продать их Тарлтону?! Продать заклятому врагу?!

Фредерик со вздохом пожал плечами:

— Я сделал все, что мог. Невозможно было найти в целой Англии книготорговца, которому он не задолжал бы. И нужно было выплатить то, что он завещал слугам. Не будем забывать и о вашей тысяче фунтов, дорогая Джулиана. Так что у меня просто не было выхода, понимаете?

Она хотела возразить, но тут вдруг почувствовала прикосновение к своей руке, и тут же раздался голос Кейна:

— Вы должны простить Джулиану, мистер Фиттерборн. Возвращение в эти места немного расстроило ее.

Конечно же, эти слова были сказаны лишь для того, чтобы успокоить Фредерика, заставить его увидеть в Кейне человека «здравого смысла». Легонько пожав его руку, Джулиана дала знать, что прекрасно все поняла. К тому же она действительно вела себя не совсем правильно. Ведь ей сейчас ни в коем случае не следовало ссориться с хозяином Фернли-Корта.

Сунув руку в карман, Джулиана вытащила платочек и поднесла его к глазам. Потом тихо сказала:

— Я очень сожалею, Фредерик… Похоже, я действительно ужасно расстроилась. В частности, из-за «Ромео и Джульетты» ин-кварто.

Хозяин внимательно посмотрел на нее. И казалось, ее слова немного его озадачили.

— Это пьеса Шекспира, которая принадлежала Кассандре, — добавила Джулиана.

— А… теперь припоминаю, — кивнул Фредерик. — Эту книгу ты очень хотела иметь. — Он молча прошелся по комнате, потом вновь заговорил: — Вероятно, мне следовало отдать ее тебе, однако… Видишь ли, Тарлтон пожелал приобрести всю коллекцию целиком, и у меня не было выбора. Я не имел возможности вести переговоры. Но все же готов признать, что мог бы исключить один этот том.

— Все это уже не имеет значения, — снова вмешался Кейн. — Я куплю эту книгу для Джулианы в качестве свадебного подарка.

— Тогда все в порядке, — с улыбкой ответил Фредерик.

— Но эта книга исчезла с аукциона «Сотбиз», — заявила Джулиана. — Оказывается, кто-то выкрал ее из коллекции Тарлтона.

Фредерик взглянул на нее с искренним удивлением. Либо он был великолепным актером, либо действительно ничего не знал о приключениях этой книги.

И Кейн не очень надеялся на то, что Фредерик сможет что-либо об этом сообщить. Ведь он уже выяснил, что хозяин Фернли месяцами не покидал свое поместье. Хотя этот человек мог нанять того, кто похитил книгу… Так что Кейн пока не был готов исключить его из списка подозреваемых. В любом случае следовало проявлять бдительность. И конечно же, они с Джулианой должны были узнать о Фредерике Фиттерборне как можно больше.

— Могу ли я спросить, какова причина вашего визита? — осведомился хозяин.

— Миссис Мертон очень интересуется своей родословной, — ответил Кейн. — Кажется, всем известно, что Кассандра Фиттерборн была ее матерью, не так ли?

Фредерик поморщился и проговорил:

— К сожалению, о нашем семейном позоре многие догадывались, как мы ни старались хранить эту тайну. Да, Кассандра родила ребенка вне брака.

— А вы знаете, кто был отцом Джулианы? — спросил Кейн. Почувствовав, как вздрогнула его спутница, он легонько пожал ее руку, стараясь успокоить.

Фиттерборн покачал головой:

— Нет, я не знаю имя соблазнителя.

— А может, вы могли бы рассказать нам всю эту историю так, как вы ее знаете?

— Я знаю только то, что мне раскрыл мой дядя. В общем, все очень просто. Кассандра влюбилась в одного очень неподходящего человека, и ее отец запретил ей видеться с ним. Я не знаю причины, но могу предполагать, что он был низкого происхождения. Или, возможно, был женат. Она сбежала со своим возлюбленным, и отец ничего не слышал о ней несколько месяцев.

— А когда это случилось? — спросила Джулиана. — Вернее… как он узнал о том, что с ней произошло?

— А вот на этот вопрос я могу ответить совершенно определенно, — заявил Фредерик. — Сообщение пришло от одного священника, жившего неподалеку от Бристоля. Кассандра находилась под его присмотром и была серьезно больна. Мой дядя немедленно выехал туда и нашел ее умирающей. Незадолго до этого она родила девочку.

— Меня… — прошептала Джулиана.

— Похоже, что соблазнитель бросил Кассандру, — продолжал Фредерик. — Вероятно, она уже возвращалась домой, но в это время тяжело заболела. Добрый викарий взял ее к себе и вызвал отца. Увы, она умерла через несколько дней после его приезда. А ребенок… — Он посмотрел на Джулиану. — Ты приехала сюда вместе с ним, и он воспитал тебя, выдавая себя за твоего опекуна.

— Почему он никогда не говорил мне, что я его внучка? — спросила Джулиана.

Фиттерборн взглянул на нее с удивлением.

— Как… почему? Ведь уже само твое существование было позором для семьи. И я настоятельно советовал дядюшке найти подходящих людей, которые позаботились бы о ребенке Кассандры. Но дядя настоял на том, чтобы ты оставалась здесь, у него. Хорошо хоть, что у него хватило здравого смысла придумать историю, согласно которой ты — дитя какого-то дальнего родственника, какого-то кузена.

— Но ему никто не верил, — с горечью проговорила Джулиана.

— Конечно, нет. Но приличия были соблюдены.

— И где же находится то место, где родилась Джулиана и умерла ее мать? — спросил Кейн. Взглянув на нее, он добавил: — Я полагаю, моя дорогая, что ты захочешь посетить могилку твоей матери.

— Фредерик, но почему ты не рассказал мне все это, когда я расспрашивала тебя? — спросила Джулиана.

Хозяин со вздохом пожал плечами:

— Вероятно, так было правильнее. Мой дядя считал, что не следует знакомить тебя со всей этой историей. И естественно, я уважал его мнение. Хотя, конечно же, твой будущий муж имеет право знать все подробности этого дела.

Кейн уже приготовился помешать Джулиане вцепиться в горло Фиттерборна, но последующие слова Фредерика ошеломили его.

— Между прочим, я рассказал всю эту историю мистеру Мертону.

— Джозеф знал?! — воскликнула Джулиана. — Но он никогда не говорил мне об этом!

— Разумеется, не говорил. Он так и не добрался до дома, бедняга. Я рассказал ему об этом как раз в тот день, когда он погиб. Он пришел ко мне, чтобы обо всем расспросить, и я…

— Джозеф приходил сюда в тот самый день?! — перебила Джулиана.

Фредерик утвердительно кивнул:

— Да, в тот самый. Видишь ли, у него была довольно странная идея… Он полагал, что Кассандра все-таки вышла замуж. И следовательно, ты вполне законное дитя своих родителей.

— Вам известно, почему у него возникло такое предположение? — спросил Кейн.

— Он мне этого не объяснял.

— У нас есть основания считать, что он был прав.

Фиттерборн нахмурился и покачал головой:

— Нет, едва ли. Почему же тогда Кассандра держала свое замужество в секрете? Нет-нет, скорее всего она так и не вышла за него.

— Если бы ее родители состояли в браке, то могла бы Джулиана унаследовать поместье? — спросил Кейн.

— Нет. Наше поместье наследуется по мужской линии.

«Так что с этой идеей можно покончить», — сказал себе Кейн.

— Но при такой ситуации, — продолжал Фредерик, — Джулиана могла бы унаследовать состояние матери.

— А у Кассандры были собственные деньги?

— Да, десять тысяч фунтов. От матери. Они должны были отойти ее детям, рожденным в браке. Поскольку же Кассандра умерла, будучи не замужем, эти деньги унаследовал ее отец.

— А я-то думал, что мистер Фиттерборн умер без пенни в кармане, если не считать его коллекцию, — пробормотал Кейн.

— Так оно и есть, — кивнул хозяин. — Разве я не говорил, что он все свое состояние растратил на книги?

Кейн молча кивнул. Было очевидно, что дед Джулианы имел веские причины скрывать факт замужества дочери. Плохо только, что он уже умер…

Что касается Джозефа Мертона… Интересно, что именно ему удалось узнать?

Как ни странно, но Кейн был почти уверен: убийца Джозефа и есть виновник нынешних неприятностей Джулианы.

Глава 19


Джулиана решительно покачала головой:

— Нет-нет, не верю! Если Кассандра и была замужем, мой дед не знал об этом. Уверена, что не знал. — Она была готова обсуждать любые другие теории, но категорически отказывалась верить в предательство деда, в такое вероломство. — Поверь, он действительно любил меня, — продолжала Джулиана. — Когда же я приходила к нему в библиотеку, он всегда был со мной очень ласков.

— Да, охотно верю, — кивнул Кейн. — Но любовь к тебе ничего не меняет.

— Ты не понимаешь!.. — воскликнула Джулиана. — Дед любил меня… по-настоящему. Ты же слышал, что сказал Фредерик? Дед настаивал на том, чтобы я оставалась в доме, он не хотел отдавать меня чужим людям. И он придумал для меня историю — чтобы я могла жить без клейма незаконнорожденной.

— Неужели ты защищаешь его?! — изумился Кейн. — Дорогая, почему? Ведь этот человек, судя по всему, был одержимый. Он думал только о книгах — более ни о чем. И деньги твоей матери могли принести ему дополнительно немало книг.

— Мы покупали их вместе, — возразила Джулиана. — Он научил меня всему, что знал сам, и мы сделались компаньонами и партнерами. Когда же он получал предложения от торговцев книгами, я зачитывала их ему вслух и высказывала свое мнение. Кроме того, я отвечала на письма. И распаковывала книги, когда их приносил посыльный. Пойми, он бы не справился без меня.

— Да, разумеется, — кивнул Кейн.

Он едва сдерживался; ему ужасно хотелось сказать, что такое партнерство очень напоминает рабство. Ох, неужели Джулиана не понимала, что этот старик был… эгоистичным монстром, а вовсе не любящим дедушкой, как она привыкла думать в детстве? И пусть даже Кассандра не была замужем, Фиттерборн все же потратил ее деньги! Более того, он и пальцем не пошевелил, чтобы обеспечить будущее своей внучки.

— Он был моим дедом, и он любил меня, — упрямо твердила Джулиана. Она повторяла эти слова как заклинание, и ей, похоже, казалось, что они от многократного повторения станут правдой.

«О бедные, введенные в заблуждение женщины!» — мысленно воскликнул Кейн; он уже не знал, какие слова найти, чтобы переубедить Джулиану, чтобы объяснить ей, что она ошибается.

Они уже несколько часов сидели в карете и всю дорогу горячо спорили. Когда же Джулиана чуть отодвинулась от него, Кейн взял ее за руку и почувствовал, что рука ужасно холодная, ледяная. С беспокойством посмотрев на нее, он спросил:

— Дорогая, ты не замерзла?

Она молча высвободила руку и отвернулась. Кейн тяжело вздохнул и проговорил:

— Поверь, дорогая, узы родства ничего не значат. Я нисколько не сомневаюсь: мой отец объявил бы меня незаконнорожденным, если бы имел возможность. Ему было бы приятнее, если бы титул и поместье перешли к моему кузену — благочестивому члену моей удивительно благочестивой семьи.

Джулиана вздрогнула и повернулась к нему. Ее лицо было искажено гневом.

— Твой отец выгнал тебя, потому что ты был развратником, совершенно никчемным человеком! И все то, что ты делал потом, лишь подтвердило его правоту. Ты понятия не имеешь о том, как должен вести себя настоящий джентльмен. А вот мой дед… был джентльменом. И он никогда бы ни у кого ничего не украл.

Кейн снова вздохнул. И ему вдруг почудилось, что сердце его болезненно сжалось. Да, конечно, он слышал подобные обвинения от многих людей и всегда реагировал на них со смехом. Но Джулиана… Господи, какой он глупец! Он-то верил, что она думает о нем иначе, она видит его таким, каков он на самом деле. Неужели он в ней ошибся?

Предыдущая ночь была одной из самых сладостных в его жизни. Они с Джулианой вместе обедали, смеялись, предавались любви, вместе засыпали… И хотя не было произнесено каких-либо особо важных слов, он поверил, что является для нее не просто любовником, не тем, кем был для многих других женщин. Но оказалось…

Ох, какой же он глупец! Ну почему он решил, что она испытывает к нему те же чувства, что и он к ней? Вероятно, ему очень хотелось верить в это. Потому он и ошибся.


…Они уже проезжали Бат, и Кейн, повернувшись к окну, разглядывал каменные строения этого города. Но сейчас он едва ли мог оценить архитектурные красоты Бата — сейчас ему было не до этого. Он постоянно ощущал присутствие Джулианы, хотя та, отодвинувшись в дальний угол кареты, уже целый час не смотрела на него. Изредка бросая на нее взгляды, Кейн спрашивал себя: «Интересно, о чем она сейчас думает? И вообще, думает ли о чем-либо?»

Они по-прежнему молчали. Молчали даже тогда, когда въехали в деревушку Грейтфилд, находившуюся неподалеку от Бристоля. Если верить Фредерику Фиттерборну, именно здесь, в этом ничем не примечательном месте, появилась на свет Джулиана. И здесь же умерла ее мать, Кассандра Фиттерборн.


Первая запись в журнале церковного прихода за 1796 год гласила: «5 января тут была похоронена Кассандра Фиттерборн из Фернли». И следующая строка: «5-го же января Джулиана Кассандра, дочь Кассандры Фиттерборн, рожденная 3 января, была крещена».

— Не слишком много подробностей, — заметил Кейн.

Джулиана молча смотрела на аккуратную запись — последнее подтверждение того, что она была filia nullius, ничьей дочерью в глазах закона. С ее незамужней матерью не считались, когда нужно было дать имя и определить социальное положение новорожденной. Впрочем, Джулиана этого и ожидала, хотя все же в душе надеялась, что сумеет узнать что-либо о своем отце.

— Я обычно не регистрирую дату рождения ребенка, — сказал мистер Ховард, священник, который проводил их до ризницы и нашел том, где содержались записи о крещении, венчаниях и похоронах за последнее десятилетие минувшего века. — Но я помню этот случай. Я пожалел бедного ребенка, у которого умерла мать и не было отца. Я подумал, что если не зафиксировать день рождения малышки, то она никогда не узнает, когда родилась. К тому же она родилась в моем доме.

— Я… в вашем доме? — переспросила Джулиана.

Священник кивнул и с любопытством посмотрел на нее. Потом вдруг спросил:

— Это вы тот самый ребенок?

— Да, вы правы. И я была бы весьма благодарна вам, сэр, если бы вы смогли рассказать мне, как я родилась.

— Не хотите ли присесть? — Мистер Ховард указал на деревянную скамью.

Джулиана села, а Кейн остался стоять рядом; он по-прежнему рассматривал запись в книге, лежавшей на столе. Несмотря на свое скромное одеяние, маркиз даже сейчас являл собой весьма впечатляющее зрелище. Джулиана постоянно чувствовала его присутствие, постоянно ощущала тепло его тела, и в то же время ей казалось, что он ужасно далек от нее.

Проснувшись этим утром в его объятиях, она почувствовала себя по-настоящему счастливой. А его поддержка во время трудного разговора с Фредериком Фиттерборном даже немного смутила ее — у нее возникли опасения, что она вот-вот воспылает к нему любовью.

Но затем он все испортил, разрушил очарование своими жестокими и необоснованными подозрениями в отношении единственного человека, которого она, Джулиана, когда-либо любила.

Сидя рядом с викарием, Джулиана то и дело поглядывала на Кейна. В какой-то момент, словно почувствовав ее взгляд, он поднял голову и посмотрел на нее. На несколько секунд их взгляды встретились, и Джулиана почувствовала, как подпрыгнуло в груди ее сердце. Однако она все еще злилась на Кейна. Ведь он обвинил ее деда в предательстве!

Тут Кейн снова уткнулся в записи в книге, а мистер Ховард наконец-то заговорил:

— Обычно дилижанс из Бристоля проезжает Грейтфилд не останавливаясь, но в тот январский день он остановился, чтобы высадить женщину — молодую леди, которой пришло время рожать. «Королевский герб» — это всего лишь таверна, в которой нет гостиницы, поэтому хозяин позвал меня. Мы перенесли леди в мой дом, и я пригласил повитуху. Роды у бедняжки были длительными и трудными, но наконец-то родилась девочка. Повитуха сказала, что женщина очень слаба — очевидно, пережила тяжелое душевное потрясение.

У Джулианы на языке крутилась тысяча вопросов, но она не могла собраться с духом и заговорить. Разумеется, она прекрасно понимала: смерть при родах — самое обычное дело. Но все же ей было бы больно услышать, что именно ее рождение убило мать.

— И еще повитуха сказала, — продолжал священник, — что у леди отсутствовало желание жить. Когда же началась лихорадка, у нее не оказалось сил, чтобы с ней справиться. Я пришел к ее одру и пытался хоть как-то приободрить, но она была почти без сознания. Могла только выкрикивать имя Джулиан.

— Это мой отец, — прошептала Джулиана.

— Я так и заключил, — кивнул священник. — Поскольку стало ясно, что она умирает, я постарался приготовить ее к концу. Эта прискорбная истина, должно быть, дошла до нее. И она сообщила имя своего отца, а также попросила меня написать ему.

Джулиана тихонько всхлипнула; она уже задыхалась от слез. Мистер Ховард на несколько секунд умолк и легонько погладил ее по руке. Потом вновь заговорил:

— Так вот, мистер Фиттерборн приехал на следующий день. И он сидел у постели дочери все последние часы ее жизни. А когда она отошла, он организовал ее похороны и крещение ребенка. Ваше крещение, миссис Мертон.

— Это он выбрал для меня имя? — снова всхлипнув, спросила Джулиана.

Мистер Ховард нахмурился.

— Нет-нет, не он. Он хотел назвать вас именем вашей матери, но она попросила, чтобы вас назвали Джулианой. Мистеру Фиттерборну это не очень-то понравилось, но он уступил, внял моим словам о том, что последнюю волю умирающей следует уважить. Я особенно хорошо запомнил это потому, что следующее ее откровение ошеломило меня.

У Джулианы заныло под ложечкой.

— Да-да, я ужасно удивился, когда мистер Фиттерборн сообщил мне, что его дочь не была замужем. Так что отцом ее ребенка оказался бессовестный соблазнитель. У нее было обручальное кольцо, и она назвала повитухе свое имя. Поэтому мы сначала решили, что она — вдова. Но оказалось… — Священник умолк и со вздохом развел руками.

Джулиана опять всхлипнула; ее душили слезы.

— А его имя?.. — прошептала она.

Мистер Ховард несколько секунд подумал, затем покачал головой:

— Нет, не помню. Слишком много времени прошло с тех пор. К тому же… знаете, поскольку ее отец открыл печальную правду, то мне показалось, что имя не имеет значения.

— А может, повитуха помнит? — спросил Кейн. — Мы могли бы задать ей этот вопрос?

— Миссис Смит умерла пять лет назад.

— А может, кто-нибудь из ваших слуг?..

— Я не женат, и у меня совсем мало слуг. А моя экономка, как миссис Смит, ушла из жизни.

Кейн что-то пробурчал себе под нос, причем было очевидно, что сказанное им не следовало произносить в церкви. Слышал ли его мистер Ховард или нет — во всяком случае, он удержался от замечаний.

— Я очень сожалею, мадам, — сказал священник. — У меня не было оснований не верить мистеру Фиттерборну. Ведь он выглядел настоящим джентльменом… Да и зачем бы он стал называть свою дочь… женщиной не очень строгих правил, если бы для этого не было оснований?

Глава 20


Джулиана сидела в ризнице, ожидая Кейна. Мистера Ховарда куда-то позвали, и он ушел, однако любезно разрешил гостье оставаться в церкви столько времени, сколько ей понадобится. Маркиз же отправился в ближайшую таверну — там обычно останавливались форейторы, освежавшие себя напитками.

Перед уходом Кейн сказал:

— Если мы отправимся сейчас, то сможем проехать большую часть пути до вечера. Я вернусь с каретой, дорогая.

Джулиана молча кивнула. Она решила, что будет воздерживаться от продолжения их спора. К сожалению, рассказ мистера Ховарда дал Кейну некоторые аргументы — теперь он действительно мог бы назвать Джорджа Фиттерборна негодяем. Джулиана же, хотя и не хотела плохо думать про деда, все же вынуждена была допустить, что он, возможно, лгал, когда называл ее незаконнорожденной. Во всяком случае, он явно что-то скрывал. И очень может быть, что он лишил ее законного наследства. Впрочем, все это еще предстояло проверить. Не исключено, что она действительно являлась незаконнорожденной, хотя ей, конечно же, не хотелось отказываться от надежды…

Но что произойдет, если будет доказано, что ее нельзя считать законнорожденной? Что произойдет, если будет доказано, что Джордж Фиттерборн — негодяй? Как она сможет это вынести? Кроме того, ей придется признать, что Кейн был прав…

Джулиана встала и в волнении прошлась по ризнице. С тех пор как они с Кейном расшифровали код Кассандры, ее чувства постоянно пребывали в смятении. Временами она сама себя не узнавала. Ведь прежде она была совсем другой — во всяком случае, не была такой нервной и раздражительной. Значит, ей следует что-то придумать, найти какую-то опору, чтобы затем…

По-прежнему расхаживая по ризнице, Джулиана вдруг заметила стоявшую на полке Библию в черном сафьяновом переплете. То было издание конца XVII века, как она сразу же определила. Издание было не слишком ценное, но все же…

Взяв том, Джулиана перевернула несколько страниц и тут же почувствовала, что вид печатного шрифта ее успокаивает. Что ж, так всегда бывало, когда она брала в руки книгу.

И тут в глаза ей бросилось слово. Точнее — имя. Амнон. Но кто такой Амнон? И почему это имя показалось ей знакомым?

А может быть, она слышала его от Кейна? Да-да, верно! В тот вечер, когда он принес ей обед и они впервые вместе пообедали… Правда, она выпила тогда слишком много, но все же кое-что сейчас вспомнила.

«Мой отец звал меня Амнон», — кажется, так он сказал. По звучанию это имя походило на библейское, что вполне соответствовало тому, что мог бы говорить покойный маркиз. Но почему же он назвал так своего сына? И кто такой этот Амнон?

Джулиана прочла страницу о Самуиле, попавшуюся ей на глаза. Выходит, Амнон — сын Давида, влюбившийся в Тамару, в свою собственную сестру.

И этот Амнон изнасиловал Тамару. А отец Кейна назвал сына Амноном. О Боже, неужели он именно это имел в виду?

И тут она вспомнила, что Кейн, рассказывая историю о своем изгнании из дому, как-то странно отводил глаза — словно что-то утаивал, словно говорил не всю правду. И ей еще тогда показалось, что дело вовсе не в том, что у него было что-то с горничными. А его сестре Эстер было восемь лет, когда он покинул дом. Так неужели…

— Нет-нет, не может быть, — прошептала Джулиана.

Она не верила, что Кейн способен на такое. Разумеется, она нисколько не сомневалась, что брат и сестра были искренне привязаны друг к другу, но определенно не таким образом. За то время, что она провела с Эстер, девушка не выказала ничего, кроме совершенно искреннего сестринского чувства к старшему брату. Да-да, не более того — уж в этом-то Джулиана могла бы поклясться.

Разумеется, Кейн не был святым. Но все же он был очень добрый и глубоко порядочный человек — она это чувствовала. Следовательно, отец совершенно напрасно его обвинял. Напрасно — и жестоко. Но сколько же Кейн вынес из-за этого! Какие ужасные страдания должен был перенести!

И ей вдруг стало ужасно стыдно. Ведь у него, у Кейна, было множество собственных проблем и обязанностей, однако он бросил все, чтобы отправиться с ней в путешествие и попытаться разузнать что-нибудь о ее прошлом. К тому же он постоянно заботился о ней, был ей надежной опорой.

Сейчас Джулиана могла только удивляться себе. Почему же она так сердилась на него из-за его рассуждений относительно ее деда? Ведь рассуждения эти были вполне обоснованными. Они могли соответствовать или не соответствовать истине, но в любом случае она напрасно так злилась на Кейна. Он вряд ли этого заслуживал.

А ведь она заявила, что отец Кейна был прав, когда выгнал его из дому. И она назвала его развратником.

Ох, как, должно быть, эти ее слова его обидели! И какая же она жестокая!

Джулиана посмотрела на дверь. Ей очень хотелось, чтобы Кейн быстрее вернулся, хотелось перед ним извиниться, хотелось сказать ему, что она не права, а он, Кейн, — чудесный человек. Человек, которого она любила.

Да, больше нельзя отрицать очевидное. Она в самом деле любила его. Хотя, возможно, была не достойна его. Правда, он по-прежнему утверждал, что хочет жениться на ней, но едва ли такой брак будет возможен, если вдруг окажется, что она, Джулиана, все-таки незаконнорожденная.

Ведь невеста Кейна должна быть совершенно безупречна — только в этом случае он сможет претендовать на опекунство над Эстер. И конечно же, ему не составит труда найти подходящую невесту, такую, которую с радостью примут в светском обществе. Да какая же женщина устоит перед его внешностью, его чарами, его умом и добротой? Не говоря уж о его богатстве и искусстве любовника…

Тут дверь открылась, и перед ней появился Кейн. Сердце Джулианы радостно подпрыгнуло в груди. А Кейн посмотрел на нее как-то странно, возможно — с настороженностью, словно он опасался возобновления ссоры.

Джулиана решительно подошла к нему и обвила руками его шею. И в тот же миг она почувствовала, как руки Кейна обняли ее. Тихо вздохнув, он проговорил:

— Очень сожалею по поводу твоей матери, моя дорогая.

— А я сожалею о том, что наговорила тебе разных глупостей. Поверь, я не хотела этого.

Он поцеловал ее в висок и прошептал:

— Все в порядке, милая. Просто ты была расстроена, поэтому и говорила все это.

— Кейн, я была несправедлива к тебе. Что бы ни делали моя мать, отец или дед, это не твоя вина.

— Дорогая, не надо больше думать об этом. Сейчас нам надо выяснить, где поженились твои родители.

«Неужели он действительно верит в то, что говорит?» — спрашивала себя Джулиана. Во всяком случае, ей самой очень хотелось верить в то, что ее родители поженились. И еще больше хотелось верить, что у них с Кейном — общее будущее.


Они снова проехали Бат и почти добрались до Чиппенхема, когда Кейн вдруг сообразил, что Джулиана в течение часа не произнесла ни слова. А он все это время обдумывал, как продолжить поиски, как доказать, что родители Джулианы действительно обвенчались. Но где искать? Где могла происходить церемония венчания? Вероятно, в любом месте Англии или Уэльса. Возможно — даже в Шотландии. Потому что именно там часто совершались браки между беглецами. Впрочем, Кассандра ведь была совершеннолетняя и, следовательно, не нуждалась в согласии отца. Тем не менее и такую возможность не следовало исключать. Значит, надо было послать кого-нибудь в Гретна-Грин, а также в Ирландию. Но кого же туда послать? Наверное, старого Робинсона.

Во время их путешествия из Лондона Джулиана была щедра на версии относительно своей родословной и готова была обсуждать любую из них. Кроме того, она упорно защищала своего деда, хотя он скорее всего этого не заслуживал, но сейчас Кейну не хотелось снова заговаривать на эту тему. Не хотелось нарушать установившееся вроде бы согласие. Впрочем, Джулиана, судя по всему, не очень-то стремилась к общению. Действительно, почему она так долго молчит? О чем думает? Может, о своих родителях?

Тут Джулиана откашлялась и взглянула на него — словно хотела что-то сказать. Однако промолчала и снова отвернулась. Потом вдруг сняла шляпку, открыв свои чудесные золотые волосы. И в тот же миг предстала перед ним ослепительно прекрасная — словно богиня Тициана. Правда, в отличие от богини она была вполне одета.

Ее светло-серое дорожное платье прекрасно смотрелось на фоне красного сиденья. Но в красном платье она, наверное, выглядела бы еще лучше.

Минуту спустя она снова на него посмотрела и наконец сказала:

— Дожидаясь тебя, я увидела Библию мистера Ховарда.

Кейн с улыбкой заметил:

— Что ж, Библия у священника — это вполне естественно, не правда ли? И что, хорошее издание?

Джулиана медлила с ответом, как будто что-то ее смущало. Наконец она заявила:

— Видишь ли, так получилось, что я кое-что из нее прочитала. — Она немного помолчала, потом тихо сказала: — Я читала об Амноне, сыне Давида.

У Кейна заныло под ложечкой. Судорожно сглотнув, он проговорил:

— Ах, ты об этой истории?.. Думаю, это не слишком подходящее чтение для благородной леди.

— Да, не слишком. Я никогда не читала ее раньше. Но я случайно увидела там это имя. А потом, вспомнила, что твой отец называл тебя Амноном. Ты ведь рассказывал мне об этом, верно?

— Может, я был пьян? — спросил Кейн.

Она покачала головой:

— Нет, это я была пьяна, не ты.

— Ах да, теперь вспоминаю… То есть вспоминаю тот день. Но ты уверена, что я действительно это говорил? Возможно, тебе показалось, так как на тебя подействовало вино.

Она вновь покачала головой — еще более решительно:

— Нет, Кейн, не показалось. Скажи, именно по этой причине ты покинул дом? Именно по этой причине тебя не сделали опекуном Эстер, когда ты достиг совершеннолетия?

Ему ужасно не хотелось отвечать на этот вопрос. Конечно, он никогда не возражал против того, что ему приписывали какие-либо грехи. Ему даже нравилась такая репутация. И только этот грех его пугал, только это обвинение отца приводило его в ужас, так что было страшно даже подумать о нем. Он долгие годы жил в страхе, опасаясь, что кто-нибудь узнает об этом. И этот «кто-то» нашелся. Женщина, чье мнение значило для него слишком много.

— Я не делал этого, — произнес он почти шепотом. — Я никогда не сделал бы этого со своей сестрой.

Глаза у Джулианы расширились.

— Конечно, не сделал бы! — воскликнула она. — Подобные обвинения просто нелепы. Я знаю: ты никогда, никогда не совершил бы ничего подобного!

У него перехватило горло, так что казалось, он вот-вот задохнется.

— Значит, ты мне веришь? Веришь?..

— Разумеется, верю! Я не хотела бы вмешиваться в это, но… Может, ты расскажешь, что все-таки произошло?

Кейн со вздохом пожал плечами:

— Действительно, почему бы не рассказать? Ведь еще никто не слышал всю эту историю…

Откинувшись на спинку сиденья, Кейн скрестил руки на груди и словно задумался о чем-то. Наконец он заговорил:

— Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю: в последние годы жизни мой отец очень изменился. И я почти уверен: он сходил с ума, иногда же становился совершенно невменяемым. Им овладела навязчивая мысль о грехе, в особенности — о плотском грехе. И почему-то он решил, что я виноват во всех грехах без исключения. Он даже забрал меня из Итона, заявив, что там я учусь разврату у своих однокашников. Глупости, конечно же… Ведь мальчишки больше болтают, чем делают. Я был тогда совершенно невинным, но со временем наверстал упущенное, стал и впрямь развратным и порочным.

— Нет, Кейн! — запротестовала Джулиана. — Ты вовсе не порочный. Но к сожалению, люди верят тебе, когда ты рассказываешь о себе ужасные вещи.

— Просто мне казалось, что я могу позволить себе удовольствие жить в соответствии со своей репутацией.

— Я, конечно, не сомневаюсь, что ты совершал то, что не очень-то одобряется церковью. Но ты не способен на тот грех, в котором тебя обвинил твой отец.

— Разумеется, не способен. Так вот, в тот день я возвратился с верховой прогулки, являвшейся для меня обязательной. Видишь ли, отец был уверен, что такие упражнения успокаивают демонов похоти. Я поднимался по нашей главной лестнице, весьма внушительной, между прочим. Как-нибудь ты обязательно должна ее увидеть…

Он умолк, словно боялся продолжить рассказ. Наконец заставил себя заговорить:

— Я поднимался в свои личные комнаты, куда перебрался из детской, когда мне исполнилось десять лет. Оказавшись в длинном коридоре, я встретился с Эстер — та вышла из гостиной матери. Тогда ей было всего лишь восемь лет, и она была очаровательным созданием. Я видел ее нечасто, поскольку она пока что пребывала на детской половине и наши уроки проходили раздельно. Она была вся в слезах, и я обнял ее и спросил, что с ней случилось. Но сестра так сильно рыдала, что не могла даже говорить. Я тогда решил, что она чем-то напугана.

Прикрыв глаза, Кейн снова умолк — вероятно, вспоминал те мгновения уже в тысячный раз.

— И тут я вдруг услышал голос отца, доносившийся из комнаты матери. «Дочь, вернись!» — кричал он в ярости. И я подумал, что надо спрятать от него Эстер. Подхватив ее на руки, я побежал по коридору в сторону своей комнаты.

Кейн перевел дыхание, словно только что пробежал это расстояние. Немного успокоившись, он вновь заговорил:

— А отец, должно быть, услышал, как хлопнула моя дверь. И он последовал за мной. Эстер, все еще находившаяся у меня на руках, крепко прижималась ко мне. Отец же, ворвавшись, взревел, словно взбесившийся бык. Он вырвал из моих рук сестру, потом схватил меня за воротник и поволок вниз по лестнице — в свой кабинет.

Кейн тяжело вздохнул, снова переживая тот момент.

— Я тогда говорил ему, что ни в чем не виноват. Более того, я даже не понимал, что его так взбесило. — Снова закрыв глаза, Кейн увидел перед собой отца — рослого и широкоплечего. Старый маркиз был очень сильным человеком, особенно когда орудовал тростью или плеткой. Наказание зависело от степени вины сына, и шестнадцатилетний Кейн ужасно боялся родителя. — Но он так и не объяснил причину своего гнева, пока не закончил меня пороть.

— Он бил тебя? — спросила Джулиана.

— Да, он выпорол меня. Причем не в первый раз. Зато это был последний раз. И это была самая жестокая порка.

Кейн до сих пор помнил, как болели у него после этого спина и зад.

— В конце концов я попытался бросить ему вызов. Сказал ему, пусть и хлюпая носом, что он — безумец. Конечно, глупо было говорить такое огромному мужчине с кнутом. Но мне повезло. Отец не стал пороть меня повторно. Возможно, у него устала рука. Он подошел к своему письменному столу и выдвинул ящик. Затем шагнул ко мне и швырнул на ковер кошелек. Он больше не прикоснулся ко мне, лишь приказал мне убираться из дома и никогда не возвращаться.

— Но что именно он сказал тебе? Ты помнишь его слова?

— Да, конечно. Я запомнил их на всю жизнь, они врезались мне в память. Так вот, он сказал: «Ты виновен в грехе Амнона, и я изгоняю тебя из своего дома. С этого дня ты больше мне не сын».

— Ты тогда понял, что он имел в виду?

— Нет, в то время я понятия не имел об этом. Мои занятия, конечно же, предусматривали чтение Библии, и я к тому времени узнал множество пикантных историй из священной книги, но каким-то образом упустил именно этот эпизод. Вероятно, я нашел бы его очень странным, — добавил Кейн с грустной улыбкой. И в очередной раз вздохнул. — Да, забавный эпизод, не правда ли? — Он тихо рассмеялся, но в его смехе не было веселья.

— Кейн, прошу тебя, не надо так… — пробормотала Джулиана. — Так что же было потом?

— Я ушел с сотней фунтов в кармане, которые он мне дал. И мне тогда казалось, что это — целое состояние. — Кейн с усмешкой покачал головой, удивляясь своей тогдашней наивности. — Положив в сумку кое-что из вещей, я прошел пешком пять миль до ближайшей почтовой станции, сел в дилижанс и отправился в Лондон. Я был счастлив, вырвавшись из дома.

— А когда ты все понял?

— Об Амноне?

Джулиана молча кивнула..

— Понял в дилижансе. У одного из пассажиров была Библия, и я попросил ее. — Кейн закрыл глаза; на сей раз он молчал довольно долго, но в конце концов вновь заговорил: — Знаешь, когда я все понял, то подумал, что вот-вот лишусь чувств. Но хуже всего было другое… Я понимал: пока жив отец, я вряд ли увижу Эстер. Я не мог даже написать ей, потому что мое письмо в каком-то смысле стало бы подтверждением того, что обвинения отца совершенно справедливы.

— А что было после его смерти?

— Я приехал в Маркли-Чейз на похороны. Думал, что все позади и что я смогу вернуться домой. Я даже мечтал о том, чтобы снова увидеть мать. — Кейн криво усмехнулся. — Но мать не позволила мне встретиться с Эстер. Она повторила обвинения отца и запретила мне даже приближаться к сестре. Разумеется, я мог бы потребовать, чтобы мать покинула дом. Отец не имел права лишить меня наследства, поэтому я, став маркизом, стал и хозяином поместья, но если бы уехала мать, то уехала бы и сестра. А я не мог наказать Эстер высылкой из дома, где она выросла. Я знал, каково это… В течение нескольких лет мы с матерью кое-как поддерживали перемирие. Разумеется, я оставался в Лондоне, а сестра жила с матерью в моем поместье.

— Пока не убежала, — прошептала Джулиана.

— Да, пока не убежала. Конечно, я буду бороться за нее в суде, но есть риск, что мать открыто обвинит меня в изнасиловании восьмилетней сестренки.

При этих его словах Джулиана побледнела.

— Кейн, неужели люди поверят гнусным наветам?

Он пожал плечами:

— Трудно сказать… У меня не очень-то хорошая репутация. Но ты еще не знаешь самого ужасного, — добавил Кейн, нахмурившись.

— Самого ужасного?! — воскликнула Джулиана.

— Видишь ли, я узнал, почему Эстер плакала в тот день. Она разрыдалась, увидев, что отец бьет мою мать. А я ушел от них. Я оставил мать и сестру — и ушел, весьма довольный собой. Сбежал, оставив их во власти безумца.

Глава 21


Дорожная карета Кейна стала их домом на несколько дней, и им было очень уютно в этой маленькой бархатной пещерке — так хорошо в тесноте экипажа могли чувствовать себя только любовники. И только люди, ставшие по-настоящему близкими, прекрасно друг друга понимающие.

И сейчас, сидя напротив Кейна и временами касаясь его коленями, Джулиана почти физически ощущала то чувство стыда, которое он испытывал из-за того, что покинул мать и сестру.

— Но ты ведь их никак не подвел, Кейн, — сказала она, пытаясь его утешить.

Он тяжко вздохнул и молча уставился в пол. Минуту спустя, снова вздохнув, проговорил:

— Пойми, я должен был знать… Да, должен. Наверное, он бил ее часто, очень часто. Бил в течение многих лет.

— Ты не можешь этого знать, — возразила Джулиана. — Возможно, такое случилось только раз. И потом… Если даже это так, то он наверняка принимал меры предосторожности — чтобы ты не узнал об этом.

— Я слишком редко видел мать. Ведь она большую часть времени проводила в своих комнатах, в бесконечных молитвах. А за мной ухаживали слуги. К тому же мать часто бывала беременной…

— Беременной? — с удивлением переспросила Джулиана. — Но вас с сестрой только двое…

— Просто выжили только мы с Эстер. Мать потеряла, должно быть, полдюжины детей — некоторых при родах, других до родов. Я часто задаю себе вопрос: а может, отец наказывал ее именно за это? Я должен был знать, должен был что-то сделать.

— Но ты был ребенком, Кейн. Ты оставался мальчишкой даже тогда, когда покидал дом. Как мог ты остановить его?

— По крайней мере я должен был попытаться… Между прочим, сестра утверждает, что он продолжал ее бить до самой своей смерти. Проживи он подольше, мог бы взяться и за Эстер. Такое вполне могло произойти. Я-то возмущался из-за того, что отец ужасно обращался со мной. Но это не идет ни в какое сравнение с тем, как он обращался с матерью. В Лондоне я наслаждался всеми радостями жизни, а мать в это время жила в аду. — Кейн поднял голову и, выпрямившись, прошептал: — Я столь же гадок, как и мой отец.

— Перестань! — воскликнула Джулиана. — Если я что-то и знаю о тебе, то лишь одно: ты не способен обидеть женщину. Ты по-настоящему уважаешь женщин. Я провела большую часть жизни среди мужчин, поэтому могу с уверенностью заявить: никто и никогда не относился ко мне с таким вниманием и уважением, как ты. Ты никогда не считал меня глупой и невежественной лишь потому, что я — женщина.

— Я сам был бы невежественным болваном, если бы вел себя таким образом. Если я чему-то и научился в своей жизни, то лишь одному: я понял, что женщины ничуть не глупее мужчин. К тому же намного лучше их.

— У меня не слишком много знакомых женщин, — пробормотала Джулиана. — Так что мне трудно судить об их качествах. Что же касается мужчин… — Она внезапно умолкла и пожала плечами.

— Я слушаю тебя, дорогая. Что же ты знаешь о мужчинах?

— Наверное, не так уж много. Но мне кажется, что мужчины абсолютно уверены: женщины должны им подчиняться.

Кейн с усмешкой кивнул:

— Совершенно верно. Этого требуют и наши законы. Ведь не могла же мать пожаловаться на отца властям.

Джулиана едва заметно поморщилась.

— Да, конечно. Но ты, Кейн, совсем не такой, как твой отец. Любая женщина, окажись она, согласно закону, под твоей властью, была бы в безопасности. И я знаю, что ты сделал много хорошего для некоторых женщин. Впрочем, не только для женщин.

— Неужели? Что же именно ты знаешь?

— Твоя экономка, миссис Дюшан, кое-что рассказала мне однажды утром, когда я одевалась.

Кейн нахмурился и проворчал:

— У Мел слишком длинный язык.

— Так вот, я узнала, что ты помогаешь многим женщинам, оказавшимся в беде. Кроме того, ты отдал значительную сумму, чтобы твои бывшие слуги не оказались на улице.

— Я не желаю об этом говорить, — проворчал Кейн. — И я буду тебе очень благодарен, если ты об этом забудешь.

— Но почему ты скрываешь это? Да, между прочим, я видела один из… объектов твоей благотворительности. Однажды я пришла к твоему дому, чтобы передать тебе книгу, и увидела эту женщину.

— В самом деле? И меня не было дома?

— Возможно, был. Но видишь ли… Когда я увидела эту молодую особу, выходившую из твоего дома, я решила не заходить к тебе.

— Решила не заходить? — удивился Кейн. — А… кажется, я понимаю, что тебя так смутило. Полагаю, ты делаешь те же ошибочные заключения, что и все мои соседи в течение этих трех лет. Они считают, что я обладаю мужской силой Геркулеса.

— Очень печально, если они ошибаются в этом, — заметила Джулиана.

— Весьма двусмысленное заявление, моя дорогая, — с улыбкой ответил Кейн. — Но если ты имеешь в виду то, что под этим подразумевается, то я постараюсь не разочаровать тебя.

Джулиана густо покраснела. И тут же поняла, что пикантные намеки Кейна очень ей по душе; она даже почувствовала, как по телу ее словно пробежала горячая волна.

— Похоже, ты снова стал самим собой, — сказала она, стараясь сохранить строгое выражение.

— Прошу прощения, дорогая. Не сдержался. За долгие годы у меня выработалась привычка отпускать весьма двусмысленные шутки.

— Пожалуйста, не извиняйся. Нет ничего плохого в том, чтобы получать удовольствие. Мне это в тебе нравится. Я люблю твои шутки и… некоторую непочтительность.

— В самом деле?

— А ты удивляешься? Неужели не понимаешь?.. Видишь ли, это делает тебя… В общем, мне с тобой весело.

Кейн изобразил удивление.

— Ты считаешь меня комиком, клоуном?

— Вовсе нет. — Она покачала головой. — Но твои шутки делают тебя необыкновенно приятным собеседником. С тобой действительно очень весело. Не помню, чтобы мой дед или Джозеф так острили и смеялись.

— Они не позволяли себе никаких шуток? Что ж, вероятно, у них были чрезвычайно важные дела, так что им было не до шуток.

— Знаешь, Кейн, я начинаю думать, что шутки — это очень важно. И вообще, нельзя ко всему относиться серьезно. Полагаю, что порой некоторое легкомыслие даже на пользу.

— Вот как? — Кейн расплылся в улыбке. — Что ж, постараюсь это учесть. Однако должен заметить, что к некоторым вещам ты относишься очень серьезно. Например, к книгам. Предположим, мне в руки попало одно из изданий Кэкстона. Поскольку читать их ужасно скучно, я могу разодрать книгу на отдельные листы и использовать в качестве обоев для моей библиотеки.

Джулиана улыбнулась. Ее дед был бы шокирован подобным высказыванием. Для него любая книга являлась священным предметом, пусть даже она не представляла особой ценности. Да и Джозеф пришел бы в ужас от такой шутки.

С трудом удерживаясь от смеха, она спросила:

— Чего уж останавливаться на одной книге? Купи несколько томов и наклей страницы на стене в должном порядке. В этом случае ты сможешь использовать книгу как в качестве декора, так и для чтения.

— А что делать с переплетами?

— Кожу пятнадцатого века хорошо использовать для растопки камина.

— Дорогая, ты знаешь это по собственному опыту?

— Нет, конечно. Но я точно знаю, что кожа прекрасно горит. И лучше всего топить чем-то из классики.

— Чем именно?

— Я всегда считала, что наилучшие авторы для этой цели — Гораций и Вергилий в альдинском издании.

— А мне кажется, что Калл или Овидий дадут больше тепла, — с ухмылкой заметил маркиз.

Джулиана плохо знала названных авторов, но шутку Кейна поняла — эти римские поэты были известны своими эротическими произведениями.

— Я никогда не пыталась использовать их для растопки, но хотелось бы попробовать.

— Дорогая, неужели ты серьезно?! — в притворном ужасе воскликнул Кейн. — Наверное, тебя не следует пускать в мою библиотеку в холодный день.

— А если я очень захочу?

— Что ж, если очень… — Кейн сделал вид, что задумался. — Тогда, наверное, можно рискнуть. Если ты, конечно, надлежащим образом попросишь.

— Ты справедлив, как и все мужчины. Всегда готов командовать женщиной, но прислушиваешься к ее пожеланиям, если они высказаны осторожно и деликатно.

— Но я ведь не такой, как все остальные. Неужели не помнишь? Поверь, я вовсе не собираюсь навязывать тебе свою волю. И вообще, не усложняй себе жизнь, не пытайся деликатничать. Скажи прямо, чего ты хочешь?

Он пристально смотрел на нее, и взгляд его чудесных голубых глаз, казалось, завораживал, так что Джулиана замерла в предвкушении чего-то очень значительного… Впрочем, она прекрасно понимала, о чем он говорил, и ей было достаточно высказать свое пожелание.

«В самом деле, почему бы и нет?» — сказала она себе. Ведь Кейну было не так-то просто рассказать ей историю своих отношений с родителями, так что, наверное, его следовало как-то утешить и взбодрить, вернуть его к светлым сторонам жизни. Она подавила смешок, оценив то искусство, с которым уговаривала себя сделать то, чего ей самой очень хотелось.

Тут ей вспомнились их любовные утехи в гостинице — тогда они оба испытали истинное наслаждение, причем инициативу проявила именно она, Джулиана.

А Кейн по-прежнему смотрел на нее вопросительно. Потом вдруг улыбнулся и сказал:

— Что же ты молчишь? Скажи, чего бы ты хотела, и я буду счастлив исполнить твое желание.

— Ты действительно сделаешь так, как я пожелаю?

— В точности.

— Даже если я буду командовать?

— Я получу от этого удовольствие. Только скажи, что я должен делать.

— Я хочу, чтобы ты ничего не делал. Чтобы даже не двигался. Предоставь все мне.

Кейн поднял руки, давая понять, что сдается.

— Я весь твой, дорогая.

Похоже, он принадлежал ей, этот великолепный мужчина. Но что же она, Джулиана, собиралась с ним делать?

Глава 22


Столь неожиданная смелость со стороны Джулианы заинтриговала Кейна. Конечно, нельзя было назвать ее робкой женщиной, но сейчас она проявила слишком уж необычную решительность. Интересно, что она собиралась делать при ее-то явно ограниченном опыте?

Откинувшись на спинку сиденья, Кейн расслабился и, снова взглянув на Джулиану, с улыбкой сказал:

— Что ж, дорогая, жду с величайшим нетерпением. Только, пожалуйста, не тяни… — добавил он, усаживаясь поудобнее.

Она нахмурилась и заявила:

— Нет-нет, не двигайся, не шевелись.

— Слушаюсь, миледи.

«Что же она собирается делать?» — спрашивал себя Кейн. Он вдруг почувствовал, что ему стало жарко и душно. Конечно, день для апреля был довольно теплый, и карета у него была весьма комфортная, но не до такой же степени здесь жарко, чтобы задыхаться… Что же касается Джулианы, то он очень надеялся, что она сейчас начнет снимать с него одежду, а затем и сама разденется.

И тут она наклонилась, чтобы снять с себя дорожные башмаки. Однако прическа у нее, как ни странно, сохранилась, — вероятно, волосы ее надежно удерживали шпильки. Сняв башмаки, Джулиана поднялась на ноги. И в тот же момент карету сильно тряхнуло на дорожной выбоине. Пытаясь удержаться, Джулиана положила ладони на плечи Кейна — и вдруг замерла, словно задумалась. Судя по всему, эта поза навела ее на какую-то мысль.

Немного помедлив, она забралась на сиденье, затем опустилась ему на колени. И в тот же миг Кейн почувствовал, что все сильнее возбуждается, что, впрочем, было вполне естественно.

А Джулиана, усевшись поудобнее, взяла его лицо в ладони и прижалась губами к его губам. И было в этой женщине нечто такое, отчего даже самый обычный ее поцелуй становился необычайно страстным и возбуждающим, необычайно сладостным. Однако в этом не было ничего удивительного, ведь он, Кейн, давно уже понял: Джулиана — особенная, совсем не такая, как все другие женщины. Когда же поцелуй прервался, он улыбнулся и спросил:

— Мне позволительно поцеловать тебя в ответ?

Она чуть отстранилась и едва заметно нахмурилась — словно обдумывала его вопрос. И в эти мгновения она была столь восхитительна, что Кейн едва удержался — ужасно хотелось обнять ее покрепче и поцеловать.

Джулиана же наконец кивнула и произнесла:

— Да, позволительно. — И тут же снова прижалась губами к его губам.

«Что же я у нее спрашивал?» — промелькнуло у Кейна. Ему удалось вспомнить это лишь минуту спустя, когда Джулиана снова отстранилась. И тогда он привлек ее к себе и впился в ее губы, отвечая на поцелуй.

Затем Джулиана, осторожно высвободившись, немного приподнялась и стала развязывать его галстук. Он попытался помочь ей, но она, легонько ударив его по руке, заявила:

— Нет, я сама. Что, не понял?

Развязав галстук, она снова опустилась ему на колени.

— Умоляю, миледи, простите меня, — пробормотал Кейн. — Так что же вы?..

— Сначала нужно снять вот это. — Она потянулась к его галстуку и, сняв его, отбросила в сторону. Затем стала расстегивать верхние пуговицы на рубашке.

В какой-то момент она вдруг замерла ненадолго, а потом стала ощупывать адамово яблоко. «Что же ее так заинтересовало? — подумал Кейн. — Может, оно слишком выдается? Хотя не исключено, что у ее мужа оно было совсем маленьким». И он задался праздным вопросом: не влияет ли размер этой шишки на мужскую силу? Но тут Джулиана перестала ощупывать адамово яблоко и прижалась к нему губами. А Кейн принялся гадать, в какие еще места она будет его целовать.

Несколько минут спустя Джулиана вдруг нахмурилась и проворчала:

— Все же мне нужна твоя помощь. Это платье расстегивается сзади…

— Да, сейчас, дорогая, — ответил Кейн.

Наконец-то он мог прикоснуться к ней. Нельзя сказать, что он не получал удовольствия от ее действий, но все же незначительная помощь с его стороны приближала их к самому главному. Кейн проворно расстегнул платье Джулианы, а затем расшнуровал корсет. После чего она выпрямилась и, стащив с себя платье, бросила его на пол кареты.

Кейн же, снова откинувшись на спинку сиденья, стал любоваться ею. Экипаж чуть покачивался, и Джулиана, чтобы удерживать равновесие, немного расставила ноги, когда начала снимать с себя корсет. Управившись с корсетом, она бросила его на соседнее сиденье, затем — наконец-то! — вынула шпильки из прически, и ее чудесные золотистые волосы рассыпались по плечам. Сейчас она очень походила на ангела, но, к счастью, не в божественном смысле этого слова.

Ее нижняя рубашка — даже слишком уж благопристойная в районе декольте — была довольно короткой, значительно выше колен, так что Кейн имел прекрасную возможность полюбоваться стройными ножками, пока Джулиана поправляла подвязки на чулках. Вероятно, она не собиралась снимать чулки. «Да и зачем их снимать? — думал Кейн. — Так даже пикантнее…»

Кейн с трудом удерживался от искушения — ему ужасно хотелось протянуть руку и потрогать ее самое интимное местечко между стройных обольстительных ножек, хотелось…

«Нет-нет, терпение!» — одернул он себя.

Джулиана же, молча разглядывая его, очевидно, обдумывала свои дальнейшие действия. Наконец, опустив глаза, уставилась на его брюки, вернее — на выпуклость в области паха.

«Сними же их!» — мысленно воскликнул Кейн.

Но Джулиана вместо этого резким движением стащила с себя нижнюю рубашку и отбросила ее в сторону. Теперь на ней были лишь чулки, и она казалась воплощением совершенства, Венерой, символом женской красоты.

Кейн был готов опуститься на колени, был готов поклоняться ей, если бы она, богиня, повелела.

Однако у Венеры были другие планы.

«Как же это замечательно, как возбуждает, когда стоишь перед ним обнаженная, — думала Джулиана. — Как приятно видеть его горящие глаза…» Кокетливо улыбнувшись, она коснулась своего лобка, чуть распушив немного примятые завитки. Затем снова забралась Кейну на колени и принялась целовать. Ее обнаженные груди терлись о его одежду и потому ныли и набухали. Соски же вздрагивали от сладостной боли, когда соприкасались с металлическими пуговицами. И сейчас, сидя у Кейна на коленях, Джулиана прекрасно чувствовала, как он возбужден. Тихонько застонав, она шевельнула бедрами и потерлась о выпуклость на его брюках.

— О, ради Бога!.. — простонал Кейн. — Пожалуйста, расстегни брюки, прошу тебя.

Джулиана тут же приподнялась и отодвинулась от него.

— Молчи! Ты не должен говорить. Не должен двигаться и дотрагиваться до меня, понятно?

— Да, понятно, — ответил Кейн со вздохом.

Джулиана тут же снова уселась с ним рядом, однако на колени ему забираться не стала. Покосившись на Кейна, она вдруг резко развернулась к нему лицом и, водрузив ноги на сиденье, широко раздвинула колени, причем на ногах у нее по-прежнему были чулки. Увидев выражение, появившееся на лице Кейна, Джулиана едва удержалась от смеха. Глаза его расширились и стали огромными как блюдца, рот же приоткрылся, и казалось, он пытался что-то сказать, однако не мог произнести ни слова — как будто лишился дара речи.

Почувствовав, что и сама все сильнее возбуждается, Джулиана сказала:

— На тебе слишком много одежды, Кейн. Полагаю, это неправильно. Сними сюртук для начала.

— Да-да, конечно, — закивал Кейн.

Сюртук его уже был давно расстегнут, поэтому в следующее мгновение он оказался на полу рядом с платьем Джулианы.

— И жилет — тоже.

Теперь уже Кейн не торопился; медленно расстегивая латунные пуговицы, он явно поддразнивал Джулиану. Наконец жилет был сброшен с плеч, и Кейн с улыбкой спросил:

— Теперь все правильно?

— Можешь снять заодно и рубашку, — ответила Джулиана, тоже улыбнувшись.

— Слушаюсь, миледи.

Обнажившись до пояса, Кейн откинулся на спинку сиденья. То ли для равновесия, то ли для того, чтобы покрасоваться, он закинул руки за голову. И бугры его мускулов тут же увеличились, так что Джулиане очень захотелось ощупать эти мышцы и погладить его грудь.

Затем она перевела взгляд пониже, к поясу его брюк. Ей ужасно захотелось тотчас же стащить с него брюки и перейти к самому главному. Да-да, ужасно захотелось. Между ног у нее было очень жарко и влажно, так что она едва удерживалась от стонов.

Однако Джулиана медлила, так как знала: все это — всего лишь игра, иллюзия ее полной власти над Кейном. Но даже игра была чрезвычайно приятна, и ей хотелось продлить эти мгновения.

Но тут ей вдруг вспомнилась иллюстрация из той книги, из Аретино, которую они разглядывали вместе с Кейном. И вспомнился поцелуй «Приапа». Конечно, иллюстрация эта была весьма шокирующая, но вместе с тем необычайно возбуждающая.

Но осмелится ли она?

Хотя… Почему бы и нет? Во всяком случае, она была почти уверена, что со стороны Кейна возражений не последует.

Но она никак не могла дотянуться до пуговиц на его брюках, поэтому ей пришлось опуститься на колени. Немного помедлив, Джулиана подняла голову и посмотрела на Кейна. Он улыбнулся ей, и она улыбнулась ему в ответ. После чего сосредоточилась на задуманном. То есть для начала погладила сквозь материю возбужденную мужскую плоть. Кейн вздрогнул при ее прикосновении, и из горла его вырвался глухой стон. «Может, он выразил свое неудовольствие? — промелькнуло у Джулианы. — Хотя нет, едва ли», — тотчас же успокоила она себя и принялась расстегивать пуговицы на его брюках. Когда же последняя, девятая по счету, пуговица была расстегнута, «бог Приап» рванулся вперед и вырвался из плена.

Джулиана тут же начала стаскивать с Кейна башмаки, брюки и нижнее белье. Раздев его, она снова подняла голову, чтобы полюбоваться восхитительной картиной: Кейн сидел перед ней совершенно обнаженный, широкоплечий, мускулистый… И еще — этот его ствол, торчащий перпендикулярно к торсу. Собравшись с духом, Джулиана протянула руку и осторожно сжала его. Затем потянула к себе и отпустила. Ствол дернулся и тут же вернулся на прежнее место. Причем он казался очень большим. Не может быть, чтобы он поместился у нее во рту, во всяком случае — целиком. «А может, у итальянок рты побольше? — подумала Джулиана. — Ведь Аретино, кажется, был итальянец…»

Впрочем, ничего страшного. Англичанка, даже такая миниатюрная, как она, вполне справится с тем, с чем справляются итальянки.

Упершись локтями в колени Кейна, Джулиана обхватила ствол пальцами, затем на мгновение подняла голову.

Сообразив, что со стороны Кейна возражений не последует, она сжала ствол посильнее и провела по нему другой рукой. Несколько раз повторив эти движения, она заметила появившуюся на головке капельку жидкости. Набравшись храбрости, Джулиана слизнула эту капельку. На вкус она оказалась немного солоноватой, но в целом, пожалуй, даже приятной.

Сделав глубокий вдох, Джулиана наклонилась и сомкнула губы вокруг головки. А затем с помощью рук, губ и языка попыталась найти тот ритм, который обычен во время совокуплений. Спустя некоторое время она в очередной раз подняла глаза на Кейна. Тот, опустив голову, наблюдал за ее действиями, и выражение блаженства на его лице добавило ей смелости. Более того, она была в восторге оттого, что могла доставить ему удовольствие; причем сознание этого еще больше ее возбуждало. Одно только немного смущало… Она не была уверена, что сумеет довести Кейна до оргазма.

И, словно догадавшись о ее сомнениях, Кейн тихо сказал:

— Дорогая, чуть поглубже…

Джулиана выполнила просьбу. И почти сразу же услышала, что его дыхание, до этого тихое и ровное, сделалось шумным и прерывистым, так что казалось, он задыхался после быстрого бега. В какой-то момент она вдруг почувствовала, что Кейн пытается отстраниться. Но Джулиана, решив довести все до конца именно так, как начала, удержала его. И почти в тот же миг Кейн содрогнулся всем телом и с хриплым криком изверг ей в рот поток солоноватой жидкости.

Еще несколько раз содрогнувшись, он замер, затих в полном изнеможении. Затем осторожно отстранился и, соблюдая установленные Джулианой «правила», все же проявил некоторую инициативу — усадил ее к себе на колени, обнял и, взяв свой галстук, вытер ее губы. После чего нежно поцеловал. Минуту спустя, внезапно ощутив жар ее тела, Кейн наконец-то сообразил: выходит, он-то получил удовольствие, получил даже больше, чем рассчитывал, — а Джулиана вынуждена дожидаться… Увы, он чувствовал, что сейчас, в эти мгновения, не сможет предпринять решительных действий.

В смущении откашлявшись, Кейн прошептал:

— Дорогая, боюсь, что понадобится какое-то время, прежде чем я смогу снова воспрянуть. Ты полностью меня выпила. Но я буду счастлив доставить тебе удовольствие. — Он представил ее… раскинувшейся перед ним, раздвинувшей ноги и издающей страстные стоны. При одной этой мысли Кейн почувствовал, что начал приходить в себя. Так что было ясно: вскоре он и впрямь сможет сделать то, что должен был сделать.

— Я могу подождать, — сказала Джулиана, поворачиваясь в его объятиях, чтобы заглянуть ему в лицо. — Но не забывай: сегодня я командую. И я пока что не готова отдавать тебе эту роль.

Кейн сразу все понял. Недавние события были «путешествием» в ее прошлое, где доминировали мужчины, далеко не всегда обращавшиеся с ней надлежащим образом. Например, Джордж и Фредерик Фиттерборн. А также ее муж Джозеф Мертон. Все эти мужчины думали только о собственных интересах, и Джулиана не имела права перечить им, высказывать свои пожелания.

Так уж устроен мир — скажет большинство мужчин и даже многие женщины. А немногие несогласные, такие, как, например, Мэри Уоллстонкрафт, написавшая книгу на эту тему, вряд ли сумеют что-либо изменить в существующем положении вещей. Так было всегда, потому что таковы законы и традиции, ставившие мужчину во главе всего. Но Кейн уже давно решил, твердо решил занять сторону бунтарей. Он прекрасно знал: из-за тирании мужчин судьбы очень многих женщин были загублены, причем это касалось не только простолюдинок или девушек из борделей, но и представительниц привилегированного сословия, таких, как его мать или сестра.

Эту тему он непременно обсудит с Джулианой в ближайшие дни. А пока что он должен позаботиться о том, чтобы она получила вознаграждение, которого желала и заслуживала.

— Могу ли я нижайше просить вас, миледи, чтобы вы сняли запрет на прикосновения к вашей особе? — осведомился Кейн.

Уткнувшись лицом ему в грудь, Джулиана пробормотала:

— Да, хорошо, снимаю запрет. Потрогай меня… — Она потерлась щекой о жесткие волоски у него на груди и добавила: — Только не забывай: пока что я командую.

— Да, конечно, — ответил Кейн и тут же коснулся пальцами завитков меж ее ног. В следующее мгновение он погрузил пальцы в ее жаркое и влажное лоно. — Вот так потрогать, дорогая?

— Да, так! — выкрикнула Джулиана, вздрогнув всем телом. — Только не слишком быстро… — Она опасалась, что у нее все может закончиться до того, как они с Кейном соединятся.

Кейн прекрасно все понял и принялся ласкать ее предельно осторожно, сопровождая ласки словами любви, которые он нашептывал ей на ухо.

Прошло какое-то время, и Джулиана, даже не понимая, как это произошло, вдруг осознала, что лежит на бархатной обивке сиденья, наслаждаясь чудесными ласками Кейна. Когда же его могучий ствол коснулся ее лона, она воскликнула:

— Нет-нет! Я хочу быть наверху! — Джулиана никогда раньше этого не делала, но сейчас почему-то решила, что хочет именно этого.

— Да, конечно, — ответил Кейн с некоторым удивлением и тут же скатился с нее.

В следующую секунду они с радостными восклицаниями рухнули на пол кареты между сиденьями. Но к счастью, их падение смягчила скопившаяся здесь куча одежды.

«Оказывается, любовные игры могут быть не только приятными, но и очень веселыми», — промелькнуло у Джулианы. Она попыталась встать, но вдруг поняла, что не может этого сделать — расстояние между сиденьями было слишком узким, и они с Кейном, развеселившись, мешали друг другу подняться.

— Я не могу встать… — простонала Джулиана. И тут же рассмеялась.

— Но ты же командуешь… — Кейн шевельнулся, и Джулиана почувствовала, что ей сразу стало свободнее. — Вот и решай, что теперь делать.

— Да, сейчас, — пробормотала она.

Через несколько секунд ей удалось снова взобраться на сиденье. Встав на колени, она наклонилась, чтобы посмотреть на Кейна. А тот, лежа на спине, весело смеялся. Джулиане вдруг захотелось снова к нему присоединиться, однако на полу было слишком мало места, и им вдвоем не удалось бы там удобно устроиться.

— Поднимайся! — приказала она.

Кейн выпрямился с непринужденной грацией и тотчас оказался на сиденье рядом с ней. И тут Джулиана вдруг поняла, чего хочет, вернее — поняла, как ей следует действовать.

Она снова уселась Кейну на колени и тотчас же обвила руками его шею. Когда же он обнял ее за талию, она не стала возражать.

— Так лучше, да? — спросил Кейн. — Лицом к лицу — и полное равноправие, не так ли?

— Да, именно так, — прошептала Джулиана.

Чуть приподнявшись, она нащупала его мощный ствол и, направив в нужную сторону, медленно опустилась. С облегчением вздохнув, она чуть шевельнула бедрами и начала скачку.

То и дело соприкасаясь губами и обнимая друг друга, они двигались в одном ритме и тихонько стонали. Через минуту-другую стоны уже звучали гораздо громче, и дыхание с шумом вырывалось из груди. Наконец оба содрогнулись и вскрикнули почти одновременно. И в тот же миг Джулиана почувствовала, как в нее изливается горячее семя. Через несколько секунд оба затихли и замерли, по-прежнему обнимая друг друга.

Глава 23


Джулиане никак не удавалось заснуть, хотя временами ей казалось, что она уже погружается в сон.

Она лежала на боку в уютной и весьма комфортабельной гостинице, прижавшись к груди «мистера Джонсона», во сне обнимавшего ее одной рукой.

Несмотря на долгий и богатый событиями день, они, прибыв в гостиницу, снова предавались любви, правда, на сей раз без спешки и даже немного лениво. После чего Кейн сразу же уснул. А вот ей, Джулиане, никак не удавалось заснуть, хотя она и чувствовала, что ужасно устала за день.

Она не могла бы объяснить, почему сон не шел к ней, но точно знала: ее бессонница лишь отчасти объяснялась тревожными мыслями. Вероятно, она не спала просто потому, что не хотела упускать ни мгновения этой их последней ночи.

Да, наверное, это была их последняя ночь, хотя Кейн, судя по всему, еще не осознал тот факт, что у них нет общего будущего. Да и ей не хотелось думать об этом, пока они не добрались до Лондона.

А вот если бы Кейн действительно был мистером Джонсоном, как они заявили хозяину гостиницы… О, тогда бы она счастливо провела всю оставшуюся жизнь в качестве миссис Джонсон, жены скромного коммерсанта, очень неглупого и доброго человека, к тому же редкого красавца.

И она постаралась на время — до конца ночи — забыть о том, что Кейн — маркиз, который вскоре может стать весьма влиятельным человеком, так как сейчас, судя по всему, решил вернуться в тот мир, к которому принадлежал с самого рождения. Да, она забыла обо всем этом — помнила лишь то, что лежала сейчас в объятиях мужчины, которого любила.

Увы, такое счастье было слишком скоротечным, и она не хотела терять ни минуты на сон.


Они решили побыстрее добраться до Лондона, поэтому покинули гостиницу на рассвете. А сейчас уже сгущались сумерки, и их экипаж проезжал Хаммерсмит.

Джулиана спала большую часть пути. Ее миниатюрность позволяла ей весьма удобно устроиться на противоположном сиденье, и Кейн накрыл ее теплым пледом. Временами поглядывая на нее, он улыбался и осторожно, чтобы не разбудить ее, поправлял плед — ему нравилось проявлять о ней заботу.

Внезапно она проснулась и, откинув плед, приподнялась, затем села.

— Знаешь, Кейн, я… — Она задумалась, словно пыталась вспомнить что-то очень важное.

Он ласково улыбнулся ей:

— Слушаю тебя, дорогая.

— Знаешь, Кейн, я хочу поблагодарить тебя.

Он взглянул на нее с удивлением:

— За что?

— Ну, за это путешествие. И за помощь. Пусть мы ничего не узнали, я все равно очень рада, что хотя бы сделала попытку. Поэтому и спасибо тебе за помощь. А то, что говорят о тебе в свете, — все это несправедливо и необоснованно.

— Говорят в свете?.. — Кейн усмехнулся. — Поверь, дорогая, меня совершенно не интересует, что говорят обо мне в свете.

— А в будущем, — продолжала Джулиана, — если кто-нибудь в моем присутствии выскажется о тебе непочтительно, я заявлю, что ты — настоящий джентльмен, человек, достойный всяческого уважения.

— Ты так говоришь, словно мы с тобой собираемся расстаться, — заметил Кейн.

Джулиана невольно вздохнула:

— Но ведь так и есть. Мы действительно собираемся расстаться, потому что тебе нужно жениться. И ты прекрасно знаешь, на какой женщине тебе надо жениться.

Кейн поднялся и пересел к Джулиане. Потом обнял ее за плечи и с улыбкой сказал:

— Конечно, знаю, дорогая. Ты и есть та женщина, на которой мне нужно жениться. — Он взял ее лицо в ладони и нежно поцеловал.

Но едва лишь поцелуй прервался, Джулиана отстранилась и, поднявшись на ноги, пересела на другое сиденье, туда, где только что сидел Кейн.

— Нет, не та, — заявила она, нахмурившись. — Запомни это хорошенько. Ведь я — незаконнорожденная. И я ни при каких обстоятельствах не смогу стать подходящей женой для маркиза. Мы с тобой никак не сможем обвенчаться.

— Я не собираюсь сдаваться, — сказал Кейн. Он снова сел рядом с Джулианой. — Завтра же я отправлю Робинсона с заданием, чтобы выяснил, где именно венчалась твоя мать. — Он крепко обнял Джулиану, чтобы положить конец пересаживаниям с места на место.

Она чуть расслабилась и тихо вздохнула.

— Я все время думала об этом…

— Думать надо не о том. Лучше подумай о нашей свадьбе, дорогая.

— Так вот, я все время думаю об этом… и не понимаю, как могло случиться, что мой дед ничего не знал.

— Давай не будем возобновлять наш спор, — ответил Кейн. — Ведь мы с тобой сейчас прекрасно ладим.

— Но я и не собираюсь ссориться с тобой. Я понимаю, почему ты подозреваешь моего деда в обмане. Тебе кажется, он пошел на это, чтобы завладеть деньгами Кассандры. Но ты просто не знаешь моего деда. Поверь, он совсем не такой. Он не стал бы обманывать. И вообще ему было наплевать на деньги.

— Но, судя по всему, он растратил очень много…

— Да, много. Он тратил не задумываясь. Если дед узнавал о какой-либо редкой книге, он сразу покупал ее, а об оплате думал уже потом. Ему хотелось заполучить книгу тут же, немедленно. А единственный раз, когда он по-настоящему разозлился… Это случилось, когда он лишился книги, потому что отдал ее другому коллекционеру.

— Тарлтону?

— Да, ему, — кивнула Джулиана. — Но он не собирался разорять свое поместье. Просто так получилось, этим все закончилось. И я уверена, что он не хотел тратить деньги Кассандры. И если он вообще думал о деньгах, то, вероятно, собирался сохранить их для меня. Мой дед прекрасно знал, что такое справедливость. Просто он не всегда поступал правильно. Когда книготорговцы требовали от него уплаты долгов и отказывали ему в дальнейших кредитах, он мог использовать для оплаты долгов любые деньги, те, что в данный момент оказывались у него под рукой. Так что не приходится сомневаться: десять тысяч фунтов просто исчезли, и он даже этого не заметил.

— На десять тысяч фунтов можно купить великое множество книг, — заметил Кейн.

— Да, разумеется. У него и было великое множество. Хотя, конечно, меньше, чем у Тарлтона. Но у Тарлтона — одна из самых огромных коллекций. Ты и сам это видел.

— Судя по тому, что я видел, значительная часть книг из библиотеки Тарлтона особой ценности не представляет, — пробурчал Кейн.

Джулиана кивнула:

— Да, пожалуй. А вот мой дед охотился только за настоящими раритетами. И он никогда не обращал внимания на цену. В последние годы его жизни я часто пыталась с ним спорить, когда он явно переплачивал за книгу, и это его ужасно раздражало. Некоторые книготорговцы пользовались его страстью к книгам; они знали, что он не будет скупиться и заплатит столько, сколько они потребуют.

К сожалению, аргументы Джулианы казались весьма убедительными, и от них было не так-то просто отмахнуться. Поэтому Кейн решил зайти с другой стороны:

— Возможно, Кассандра умерла, так и не сказав отцу, что была обвенчана.

— Ты ужасно упрям! — Джулиана нахмурилась. — Почему ты не можешь признать, что все это безнадежно? Я незаконнорожденная, и с этим ничего не поделаешь. А тебе, чтобы стать опекуном сестры, нужно найти подходящую жену, то есть настоящую леди.

Уловив горечь в голосе Джулианы, Кейн понял: ей очень не хотелось с ним расставаться, ужасно не хотелось.

А ему — с ней.

Когда-то он совершил множество ошибок, о которых теперь даже вспоминать не хотелось. И увы, он постоянно уступал искушениям, пренебрегая своими обязанностями.

Но сейчас он должен был все изменить, должен был помириться с матерью и объяснить ей, что обвинения отца — фантазии безумца. И конечно же, он должен был позаботиться о сестре.

Да, он твердо решил, что будет бороться за Эстер. И не только за нее, но и за Джулиану Мертон. Он решил, что женится на ней — независимо от ее происхождения. Более того, Кейн нисколько не сомневался: только она сможет стать настоящей маркизой Чейз.

— Я вернусь к себе на Сент-Мартинс-лейн и буду жить… как и прежде, — с дрожью в голосе продолжала Джулиана. — Я ведь неплохо знаю свое дело, поэтому сумею стать преуспевающим книготорговцем.

«Ошибаешься, дорогая, — думал Кейн. — Потому что у меня другие планы».

— А как насчет «Ромео и Джульетты»? — спросил он неожиданно. — Ведь факт остается фактом: кто-то спрятал книгу в твоей лавке в полной уверенности, что ее обнаружат.

Она пожала плечами:

— Возможно, это просто глупая шутка. — Она вздохнула и добавила: — Я могла бы заподозрить мистера Айверли, вот только… Каким образом он смог ее туда положить? Он ведь не был в моей лавке уже несколько недель.

Кейн промолчал. Промолчал, потому что не хотел спорить с Джулианой.

Но он был абсолютно уверен: мистер Айверли не имел к этому делу ни малейшего отношения.

Глава 24


Кейн ужасно беспокоился, оставляя Джулиану в лавке на Сент-Мартинс-лейн. Не одну, конечно. Хотя Мел уже перебралась в свое новое жилище, Том и Питер все еще оставались у Кейна.

— Пока мы окончательно не разберемся со всем этим, — сказал он Джулиане, — я хочу, чтобы мои слуги оставались при тебе все время — и днем, и ночью. Ну и собака, разумеется.

Кейн очень надеялся, что Джулиана не станет с ним спорить. Конечно, он предпочел бы остаться с ней… или еще лучше — перевез бы ее к себе на Беркли-сквер. Но маркиз прекрасно понимал, что этого делать не следовало, так как весь Лондон тогда бы узнал, что они с Джулианой — любовники. Правда, пока им везло, и никто ничего про них не знал. Но он не мог рассчитывать на то, что так будет продолжаться и дальше.

Перед возвращением домой маркиз зашел в новое жилище Мел — та недавно прислала ему записку, сообщив, что хочет срочно с ним увидеться. Кейн решил, что у нее скорее всего какие-то жалобы на Робинсона. Что ж, если он не мог провести вечер с Джулианой, то по крайней мере проведет какое-то время в обществе Мел — такая компания гораздо приятнее, чем его новые слуги.

Едва он появился в доме, стало ясно: дело вовсе не в хозяйственных проблемах, и, следовательно, к Робинсону у Мел не было никаких претензий.

— Тут появилась девушка, с которой вам нужно повидаться, — заявила Мел, когда он вошел в холл. — Девушка от миссис Тьюдор из Пимлико.

— По-моему, я даже не слышал о таком месте, — пробормотал маркиз.

— Это дом, где подвергают порке.

Кейн понял, что имеется в виду.

— И как она себя чувствует? — спросил он с беспокойством.

Мел тяжко вздохнула.

— Если бы все было в порядке, я бы не стала вас звать.

— О Господи… — пробормотал Кейн. Он очень надеялся, что Мел уже приглашала доктора. Девушка наверняка в этом нуждалась. Однако… — Мел, что же все-таки случилось? Почему ты послала за мной?

— Бедняжка говорит, что хотела прийти ко мне раньше, но не решилась идти на Беркли-сквер. Не могла прийти в дом лорда Чейза, потому что он был их клиентом.

— Боже милостивый, Мел!.. Ты же знаешь, что я не способен…

— Думаю, что вам лучше повидаться с ней, — перебила Мел. — Она сама вам все расскажет.

Мел ввела маркиза в комнату, где в кресле сидела женщина.

— Вот это Люси, милорд.

Женщина подняла голову. Волосы ее были выкрашены в рыжий цвет, а под глазами залегли темные круги. Внешне она выглядела лет на сорок, хотя, вероятно, была вдвое моложе.

Кейну никогда не приходилось бывать в таких домах, но он знал: в Лондоне существовали бордели, где обслуживали джентльменов, любивших причинять боль женщинам. Это были довольно убогие и отвратительные заведения, а девушки из этих заведений редко заживались на этом свете.

— Но вы не лорд Чейз. — Женщина покачала головой, и выражение страха покинуло ее лицо. — Вы совсем на него не похожи.

— Нет, Люси, ошибаешься, — мягко возразил Кейн. — Я лорд Чейз, но ты не бойся, ты здесь в безопасности.

Девушка снова покачала головой:

— Нет-нет, Чейз был старый и уродливый.

— Был? — переспросил Кейн.

— Он был мой первый клиент. И бил меня хлыстом.

Кейн ненадолго задумался. Ему часто приходилось общаться с представительницами древнейшей профессии, однако он никогда не слышал, чтобы его отец упоминался как клиент. Покойный маркиз Чейз был хорошо известен лондонским проституткам, но только благодаря своим пламенным речам в парламенте; он яростно клеймил порок, а предлагаемые им меры излечения от него были весьма суровыми — он требовал физического наказания падших женщин. Что ж, очень может быть, что маркиз действительно посещал подобные заведения, поскольку был большим любителем собственноручно «лечить» пороки.

— А когда это случилось? — спросил наконец Кейн.

С помощью деликатных вопросов Кейн пытался установить время, когда его отец начал посещать бордель миссис Тьюдор. Люси имела весьма слабое представление о времени; такие, например, события, как смена правительства, назначение премьер-министра или даже битва при Ватерлоо, являлись для нее пустыми словами. К счастью, она помнила некоторые спортивные события — многие любили заключать пари во время поединков боксеров. И выяснилось, что первый бой Тома Крибба и Тома Молино состоялся вскоре после того, как она оказалась у миссис Тьюдор. Следовательно, Люси находилась у миссис Тьюдор уже девять лет. Она знала, что ей было четырнадцать, когда лорд Чейз, бывший к тому времени постоянным клиентом уже несколько лет, познакомил ее с хлыстом.

Кейн слышал много рассказов о том, какие мучения испытывают падшие женщины. Мучения Люси были столь же ужасны. Он мог удивляться лишь тому, что она прожила так долго. И он заверил девушку, что Мел позаботится о ней и найдет для нее более подходящий заработок.

— А ты слышала когда-либо о человеке по имени сэр Томас Тарлтон? — спросил Кейн.

Люси кивнула:

— Любитель подглядывать в щелку. Но я давно его не видела.

Итак, теперь все прояснилось. Тарлтон платил хозяйке борделя за то, что наблюдал за действиями других клиентов. И таким образом он получал возможность шантажировать этих людей.

— А когда ты видела этого Чейза в последний раз? — спросил Кейн.

— Он не заходил… уже несколько лет. Но девушки все о нем знают. Думаю, он больше не вернется. Он порол меня только раз, так что мне повезло. А вот одну нашу девушку он запорол до смерти. Поэтому миссис Тьюдор не позволит ему вернуться.

Глава 25


На следующее утро, в девять часов, Джулиана попросила Тома отпереть дверь лавки. А напарник Тома в это время находился наверху — убирал со стола посуду после завтрака. Джулиана очень радовалась, ведь теперь у нее снова появились слуги.

— Господи, — пробормотал Том, — кажется, сюда идет Бенсон.

— Бенсон?..

— Это новый слуга нашего хозяина, — ответил мальчик.

Минуту спустя в лавку вошел слуга в парике и в ливрее и с поклоном проговорил:

— Вам записка от его светлости, миледи.

— Спасибо, — кивнула Джулиана. — Вы подождете ответа?

— В этом нет нужды, мидели. Его светлость уехал из Лондона на рассвете.

Слуга тут же удалился, а Джулиана сломала печать на конверте.


«Моя дорогая, — прочла она. — Я должен уехать в Маркли-Чейз на несколько дней. Не делай никаких глупостей. Держи при себе мальчишек и собаку, а дверь запирай. Все еще далеко не закончилось.

Кейн».


Интересно, что означала последняя фраза, специально им подчеркнутая? И почему вдруг Кейн так внезапно отправился в свой дом? Может, решил встретиться с матерью, чтобы попытаться помириться с ней? Для него это было бы правильно. Тогда он наверняка займет свое место в свете. И следовательно, ей, Джулиане, надо расстаться с надеждами. Потому что для них с Кейном все закончилось, что бы он ни писал.

— Мне нужно уйти, Том, — сказала она. — Запри за мной дверь. Я не буду открываться сегодня.

— Я пойду с вами, — заявил мальчик. — Я обещал хозяину, что не оставлю вас одну.

Джулиана покачала головой. Слуга мог бы оказаться помехой в этой утренней миссии.

— Нет, Том, оставайся. Я возьму с собой Кварто. Он будет надежным защитником. А ты лучше помогай Питеру охранять лавку.

В конечном итоге Джулиане потребовалось почти три дня, чтобы добиться того, что требовалось. Она навестила всех книготорговцев в Лондоне, с которыми имела более или менее дружеские отношения. Она вернула их расположение, завоеванное еще при Джозефе. Она предлагала премии за книги по соблазнительным ценам. Кроме того, мило улыбалась, шутила и сплетничала.

И еще она многое узнала. В частности, о том, что, по мнению коллекционеров, должно было произойти в последний день аукциона на распродаже коллекции Тарлтона. Сделав кое-какие выводы, Джулиана осталась весьма довольна собой, так как у нее появились вполне определенные планы.

И еще она поняла: книжники — а это были исключительно мужчины — вполне добродушные люди. Почти все они, узнав, что она просто хотела побеседовать о переговорах и сделках, похоже, вообще забывали, что она — дама. Конечно, они по-прежнему относились к ней с некоторой иронией, однако Джулиана поняла, что сумеет найти свое место в книжном мире, пусть даже она — женщина. Да, ей придется найти свое место, потому что ничего другого ей не оставалось, ее судьба — торговля книгами.

И теперь у нее уже не было надежд на общее с Кейном будущее.

А на четвертый день, отбросив все сомнения и колебания, она решила, что именно ей следует предпринять. «К тому же этот визит нисколько не повредит моей репутации», — говорила себе Джулиана, выходя из дома.

Сэр Генри Тарлтон жил в небольшом особняке неподалеку от Оксфорд-стрит, и район этот считался не очень фешенебельным. Однако цены на аукционе росли, и вполне логично было ожидать, что наследник Тарлтона получит в результате весьма солидную прибыль. Что ж, достаточно было лишь взглянуть на скромное жилище сэра Генри, и сразу становилось ясно: эти деньги будут очень кстати.

Разумеется, Джулиана понимала: визит к неженатому мужчине — это не очень-то прилично для молодой женщины. Но ведь она пришла по делу, не так ли? Деловой визит — это совсем не то, что светский… И вообще, почему она не имела права делать то, что делали ее коллеги-мужчины? Конечно, она могла бы написать сэру Генри и попросить, чтобы он зашел к ней в лавку, но ей не хотелось, чтобы слуги Кейна слышали ее разговор с Тарлтоном.

Постучав в дверь, Джулиана почесала Кварто за ухом и стала ждать. Бульдог же исполнял двойную роль — и защитника, и дуэньи.

Наконец дверь отворилась, и ее впустили. Взглянув на гостью с явным любопытством, сэр Генри проговорил:

— В последнее время я не видел вас на аукционе «Сотби». Может, что-то случилось?

— Нет-нет, просто я уезжала в Солсбери на несколько дней, — ответила Джулиана.

— Поездка по книжным делам? Или же вы навещали семью?

— И то и другое, — уклончиво ответила гостья.

Джулиана украдкой осмотрела обстановку, лишь подтверждавшую все то, что она слышала о Генри Тарлтоне. Каковы бы ни были его устремления, он пока что явно не тянул на настоящего коллекционера. Возможно, его библиотека хранилась в другой комнате, но Джулиане еще не приходилось видеть такого коллекционера, чей энтузиазм не распространялся бы на весь дом. Тарлтон принимал ее в гостиной, и здесь вообще не было книг; во всяком случае, она ни одной не заметила.

— Так чем же вызван ваш визит? — осведомился хозяин.

— Я хотела бы узнать, нуждаетесь ли вы до сих пор в человеке, который мог бы представлять ваши интересы на аукционе, — ответила Джулиана.

Сэр Генри взглянул на нее с некоторым удивлением:

— Стало быть, вы изменили свои планы в отношении лорда Чейза?

— Лорд Чейз больше этим не интересуется!

— Как я и подозревал, его интерес был просто причудой, — проговорил сэр Генри с явным удовлетворением. — Что ж, миссис Мертон, вы проявили здравомыслие, не слишком доверившись столь известному своей ненадежностью человеку. Ведь вы из-за него остались без клиента, не так ли?

«Очень хорошо, — подумала Джулиана. — Он хочет, чтобы его очень попросили».

— Сэр, вы были столь любезны несколько недель назад, что даже просили меня о помощи. Вам до сих пор нужен помощник?

— Будем откровенны, миссис Мертон. Я уже говорил вам о том, что мои возможности весьма ограничены. Зачем я буду платить кому-то комиссионные, если могу сделать заявку самостоятельно?

— Позвольте и мне быть откровенной, сэр Генри. До вас доходили какие-либо слухи? Вам известно, что планируют другие коллекционеры?

Сэр Генри оживился.

— А вы об этом знаете, миссис Мертон?!

Во время бесед со знакомыми книжниками Джулиана установила: сэр Генри не пользовался уважением среди коллекционеров. Покойного Тарлтона не любили, но уважали, а вот его наследника… Возможно, и его не любили, — но ни уважением, ни доверием он не пользовался.

— Я знаю очень много, сэр Генри. И я могу предсказать, кто какую заявку будет делать в той или иной ситуации. Более того, я знаю, кто и сколько готов заплатить.

— Например?

Джулиана выпалила названия дюжины книг, которые, как она знала, интересовали Тарлтона.

— Что ж, очень интересно… — пробормотал сэр Генри.

— И разумеется, «Бургундский часослов», — добавила Джулиана.

Сэр Генри немного помолчал, потом решительно заявил:

— Миссис Мертон, уверен, что мы сможем договориться.

Генри Тарлтон, если верить слухам, раньше занимался торговлей сомнительного характера где-то в своей Вест-Индии. И вскоре Джулиана смогла в этом убедиться — он отчаянно с ней торговался, сумел снизить «обычные комиссионные» и даже выразил желание заполучить одно из изданий Шекспира, а также ин-кварто. А свое прежнее обещание не составлять ей конкуренции при продаже «Ромео и Джульетты» он словно бы забыл, во всяком случае — проигнорировал.

И теперь Джулиана, заполучив клиента, очень опасалась, что заключила сделку с дьяволом.

Глава 26


«Оказывается, я уже успел забыть, как красив этот дом», — говорил себе Кейн. А «монастырем», иногда — «аббатством» он, конечно же, назывался ошибочно. Когда первому Годфри был дарован титул барона за услуги, оказанные короне его женой, он получил в добавление к титулу еще и существенную часть монастырских земель. А через некоторое время его, тогда еще скромное, поместье превратилось в роскошный особняк — таким образом он отпраздновал получение очередного титула от королевы Елизаветы. Маркли-Чейз-Эбби был настоящим шедевром — выстроенный из котсуолдского камня, он был щедро украшен изумрудной зеленью окрестных холмов.

Немного помедлив, Кейн вошел в огромный холл, где сохранилась изначальная елизаветинская лепнина, а также дубовая панельная обшивка. Его воспоминания об этом холле в целом сводились к тому, что здесь всегда царил полумрак. Но сейчас тут было очень светло — холл был ярко освещен солнечным светом, лившимся из окон под самым потолком.

Дворецкий поспешил его приветствовать, но было очевидно, что неожиданный приезд хозяина его насторожил.

— Какая радость, милорд!.. — воскликнул дворецкий, стараясь скрыть удивление. — Наконец-то вы приехали!

— Как поживаешь, Стрэттон? — Маркиз попытался улыбнуться. Этот человек служил здесь уже лет двадцать по меньшей мере, однако Кейн мало что о нем помнил. Отец не позволял ему общаться со слугами.

— Ее светлость ожидает вас, милорд? — спросил дворецкий.

Кейн передал ему свой плащ, затем ответил:

— Я полагаю, Стрэттон, что могу войти в собственный дом без предварительного уведомления. А где сейчас ее светлость?

Появилось ли на лице подобие улыбки, или Кейну это показалось?

— В гостиной, милорд. Полагаю, с ней мистер Дичфилд.

— Не трудись докладывать обо мне. Я знаю дорогу.

Кейн поднялся по широкой лестнице на верхний этаж, перестроенный лет восемьдесят назад. Первый маркиз Чейз потратил целое состояние, чтобы отпраздновать получение титула; а на формирование его вкуса повлияла поездка в Рим. Гостиная представляла собой величественный зал из мрамора и позолоты, а украшена она была полотнами итальянских мастеров. «Довольно помпезно, — подумал Кейн. — Удивительно, что мой родитель не сжег большую часть этих картин. Ведь мог бы избавиться от них вместе с «Бургундским часословом» — шедевром римского католического искусства». Впрочем, Кейн теперь знал, почему его отец расстался с этой семейной ценностью.

Леди Чейз, сидевшая в кресле с высокой спинкой, держала на коленях раскрытый том в кожаном переплете и, казалось, беседовала со своим гостем о каком-то отрывке из этой книги. А его преподобие стоял рядом и, наклонив голову, что-то тихо говорил.

При виде этого священника Кейна обуяла ярость. Этот мерзавец, уже немолодой человек, не только причинил множество бед ему, Кейну, когда был его наставником, но и намеревался жениться на его шестнадцатилетней сестре. Кейну ужасно захотелось схватить Дичфилда за ворот и ткнуть носом в золу камина. Однако он сдержался.

Когда же эти двое увидели наконец хозяина дома, их реакция на его появление оказалась почти комичной.

— Кейнфилд! — пророкотал старый лицемер, выпучив глаза — черные бусинки на его бледном лице.

Что же касается матери, то она, напротив, закрыла глаза, словно увидела нечто ужасное. При этом она захлопнула книгу и прижала ее к груди, как бы защищаясь ею. К тому же она таким образом демонстрировала свою набожность и благочестие, так как книга, без сомнения, была религиозного содержания.

— Кейнфилд, — произнесла мать слабым голосом.

Коротко поклонившись, Кейн проговорил:

— Уж если хотите официального общения, то, наверное, правильнее называть Чейзом. — Он перевел взгляд на Дичфилда. — А вы, сэр, можете называть меня «милорд».

Леди Чейз наконец-то открыла глаза.

— Я не могу заставить себя называть тебя Чейзом. Так я называла твоего отца, и только он имел право носить это имя. — Тихий голос маркизы совершенно не соответствовал жесткости ее слов.

— Я буду счастлив, миледи, если вы станете называть меня Джоном, — ответил Кейн. — А я предпочел бы называть вас матерью.

Он всегда обращался к ней официально, как и к отцу. Но сейчас он приехал, чтобы установить мир. И он намеревался обращаться с матерью по-доброму, если она, конечно, захочет.

А мать, по-видимому, не знала, что на это ответить, поэтому молча смотрела куда-то в сторону. Дичфилд же нахмурился и спросил:

— Вы пришли, чтобы отдать леди Эстер ее законным опекунам?

Кейн пристально посмотрел на священника.

— Опекунам? — переспросил он, подходя к нему поближе и толкая его локтем в бок. Они оба были высокие и широкоплечие, но Кейн уже не находил его устрашающе огромным. — Говорите, опекунам? Во множественном числе?

Дичфилд выдержал взгляд маркиза и, утвердительно кивнув, заявил:

— Да, именно так. Я помогал в воспитании леди Эстер. А в будущем рассчитываю с благословения ее светлости установить более официальную опеку.

Невольно сжав кулаки, Кейн тихо, но отчетливо проговорил:

— Если под этими словами вы подразумеваете ваши мерзкие поползновения, если вы и впрямь решили жениться на моей сестре, то я рекомендую вам выбросить все это из головы. И еще я предлагаю вам покинуть этот дом. Немедленно!

Мать Кейна в волнении вскрикнула и приподнялась, уронив на пол книгу. Кейн тут же поднял ее и взглянул на заглавие. «Избранные проповеди северных епископов».

— И что, хорошие проповеди? — спросил он насмешливо и положил книгу на ближайший столик. — Неужели лучше, чем те проповеди, которые читает некий священник… Кстати, почему он все еще остается здесь, хотя я попросил его удалиться? — Резко развернувшись, маркиз уставился на мистера Дичфилда.

— Я не покину эту комнату, пока леди Чейз не попросит меня об этом, — заявил священник.

— Вздор, Дичфилд! Вы кое о чем забываете. Имейте в виду, это мой дом, и я в нем хозяин. И если вы не уйдете добровольно, то я вышвырну вас отсюда. Или позову слуг, чтобы вас вышвырнули они.

Дичфилд повернулся к своей патронессе, но та промолчала, возможно, и на сей раз не знала, что сказать. Пожав плечами, священник проговорил:

— Что ж, я уйду, но вы еще пожалеете об этом, Кейнфилд.

Кейн криво усмехнулся. В глубине души он надеялся, что Дичфилд откажется уйти, тем самым доставив ему удовольствие вытолкать его за дверь. Но к сожалению, священник догадался о планах хозяина, поэтому вышел из комнаты, дабы сохранить достоинство.

Проводив его взглядом, Кейн повернулся к матери. Та наконец-то обрела дар речи и спросила:

— Почему ты здесь? Ты привез Эстер? Она ведь у тебя, не так ли?

Кейн утвердительно кивнул:

— Да, у меня. И я надеюсь, что мы сможем прийти к согласию относительно моей сестры без всяких неприятных баталий в судах.

— Я возражаю против просьбы Эстер о том, чтобы ты был ее опекуном.

— Меня об этом информировал мой адвокат.

Мать осмотрелась, словно в поисках союзника. Однако ее союзника Кейн уже убрал, поэтому ей придется думать самостоятельно.

— Девушка ее возраста не может знать, как выбрать себе опекуна, — сказала наконец мать.

— Однако закон это позволяет, — возразил Кейн.

— Я тревожусь за ее бессмертную душу, пребывающую в притоне, в который ты превратил дом своего отца.

— Как ты знаешь, мама, Эстер живет сейчас в доме твоей сестры леди Моберли. Тетушка намерена подготовить Эстер к выходу в свет в следующем году. Она найдет ей гораздо более подходящего мужа, чем немолодой лицемер, которого ты пыталась ей навязать.

— Моя сестра Августа предается светской тщете! А мистер Дичфилд — добрый человек, истинно добродетельный джентльмен. Он напоминает мне твоего отца.

— Я ни за что не позволю Эстер выйти замуж за Дичфилда. Это был бы нелепейший брак. О чем ты думаешь, одобряя столь неравный союз? Неравный во всех отношениях…

— О нет! Брак с таким мужчиной — это единственный способ спасти Эстер от позора дурной крови. Она унаследовала дурную кровь от меня.

— Мама, я не верю в это! Если и есть дурная кровь в нашей семье, то она от моего отца. Незадолго до смерти он совершенно обезумел.

В течение всего разговора мать говорила тихим бесстрастным голосом — так изрекают бесспорные истины о погоде. Она говорила о «дурной крови» так, словно речь шла, например, о дожде. Однако последние слова Кейна о ее покойном муже заставили маркизу оживиться.

— Не говори так о своем отце! Он был святым! Он прощал мне мою дурную кровь, помогал мне преодолеть это в себе. Эстер должна быть подвергнута наказанию, чтобы спастись. Мистер Дичфилд исправит ее, как мой господин исправил меня. Он пытался исправить и тебя, пока не обнаружил, что ты неисправим!

— Мама, отец бил тебя. Это не имеет ничего общего с твоим спасением. Он был зверем.

— Я заслуживала этого.

Кейн опустился на колени рядом с креслом матери и взял ее за руки. Она попыталась высвободиться, но он не позволил ей это сделать.

— Никакая женщина не заслуживает того, чтобы ее били. Мама, разве ты не понимаешь этого? Мой отец был мерзавцем, издевающимся над тобой только потому, что он имел такую возможность. Потому что он был сильнее тебя. И потому, что получал от этого удовольствие.

— Нет! Я заслуживала! А он был святой. — Тут мать наконец-то высвободила руки и поднялась на ноги.

Худенькая и стройная, в шелковом платье серых тонов, она представляла довольно странный контраст с роскошными кариатидами, поддерживавшими огромный мраморный камин.

— Как ты смеешь?! — проговорила мать в ярости. — Как смеешь ты перечить своему отцу, если виноват в прегрешениях против Бога и природы?!

«Ну вот, дошло и до этого», — со вздохом подумал Кейн.

— Послушай, мама, — сказал он, вставая с колен. — В отличие от своего отца я никогда не притворялся святым. Но клянусь, я даже пальцем не тронул Эстер. Как могла ты поверить в то, что я, твой родной сын виновен в таком ужасном грехе?

— Твой отец видел тебя.

— Мой отец ничего не видел, потому что нечего было видеть.

— Мой господин никогда мне не лгал.

— Подумай сама, мама… Разве ты замечала что-нибудь подобное в моем поведении? Что могло навести тебя на подобные подозрения?

Маркиза решительно покачала головой:

— Нет-нет! Он не стал бы мне лгать! Он был святым! — Она бесконечно повторяла эти слова, словно забыла все другие.

— Но, мама, если ты в самом деле поверила, что я виновен в инцесте, то почему же ты не рассказала об этом в свете? — спросил наконец Кейн.

Она уставилась на него в изумлении.

— Как… почему? Это повредило бы репутации моего хозяина. Очень повредило бы, если бы люди узнали, что у него такой сын. Твоя порочность причиняла ему безумную боль. Из-за него я не могла рассказать людям о твоем грехе.

— И ты не станешь этого делать даже в том случае, если я буду судиться с тобой, чтобы стать опекуном сестры? — Кейн затаил дыхание в ожидании ответа. Неужели все решится так просто?

— Чтобы спасти его дочь, мне придется рассказать обо всем. Я сообщу судье, почему ты не можешь быть опекуном Эстер.

Увы, все было очень непросто.

— А если я смогу доказать тебе, что мой отец был таким же грешником, как и любой другой человек? — спросил Кейн. Ему очень не хотелось это рассказывать, так как он знал: мать будет в отчаянии, если узнает правду об отце. Но у него, похоже, не было выхода.

— И в чем же суть твоих клеветнических измышлений? — спросила мать.

— Видишь ли, мой отец… — Кейну казалось менее жестоким сказать «мой отец» вместо «твой муж». — Мой отец в течение нескольких лет посещал один лондонский дом с очень дурной репутацией. — Он надеялся, что мать поймет, что он имеет в виду. Ему не хотелось употреблять более грубое слово.

— Нет, неправда, — шепотом проговорила маркиза. — Адюльтер — великий грех, а мой муж никогда не грешил.

— Это вряд ли можно назвать адюльтером в полном смысле слова. Я прошу прощения, миледи, что говорю вам о таких вещах. Так вот, упомянутый дом посещают люди, которые любят… орудовать хлыстом. Несчастным женщинам платят за то, чтобы они терпели порку.

— Стало быть, они заслуживают этого. Они были гадюками, змеями, пытавшимися соблазнить моего господина. А он был беспомощен и…

Кейн покачал головой и, перебивая мать, проговорил:

— Позволь мне рассказать тебе, что произошло. Только сначала сядь, пожалуйста.

Усадив мать в кресло, Кейн вновь заговорил:

— Мама, ты помнишь, когда мой отец заболел лихорадкой? Это случилось сразу после того, как я уехал в Итон.

— Милостью Божьей он выздоровел.

В течение всех этих лет Кейн задавался вопросом: было ли это вмешательство Божьим — или вмешательством недобрых сил? До болезни маркиз был деспотичным, раздражительным и очень набожным. После болезни все эти качества проявились еще более отчетливо и дополнились необъяснимой гневливостью и жестокостью.

— Я думаю, мама, что именно тогда отец почувствовал в себе… эти ужасные позывы. Он каждый год уезжал в Лондон на парламентские заседания, но никогда не брал тебя с собой.

Маркиза утвердительно кивнула:

— Да, конечно. В наказание за мои прегрешения он отстранил меня от себя.

— За какие прегрешения?

— После рождения твоей сестры я больше не могла забеременеть. Бог наказал меня за мои грехи бесплодием.

Усевшись в соседнее кресло, Кейн потянулся к руке матери, но та, отстранившись, прижала руки к груди. Кейн, вздохнув, проговорил:

— Мама, но ведь у тебя и так двое детей, верно? Значит, Бог не наказывал тебя бесплодием.

— «В печали ты должна родить детей, и твое желание должно быть обращено к твоему мужу, и он должен править тобой». — Как всегда, у матери находился стих из Библии на любой случай — независимо от того, был ли он к месту или нет.

— Он убил женщину! — выпалил вдруг Кейн, не сводя глаз с лица матери. — Он забил ее до смерти. Это случилось как раз в тот год, когда он выгнал меня из дому. И в этот же год начал бить тебя, верно? Не потому ли начал бить, что даже в лондонские бордели, где практикуют порку, его перестали пускать?

— Нет, не верю, — прошептала мать, и Кейн понял, что ему никогда не удастся переубедить ее. Мать вбила себе в голову, что ее муж — святой, и она никогда не откажется от своих фантазий.

Немного помедлив, Кейн проговорил:

— Если ты станешь возражать против моего опекунства над Эстер, я расскажу в свете, кем был мой отец.

— Он был святым! — в очередной раз заявила маркиза.

— А святые разве посещают бордели? Святые запарывают проституток до смерти? Святые избивают своих жен? Знакомые наверняка будут ухмыляться, когда узнают, каким был на самом деле Праведный Маркиз.

— Ты запятнаешь его доброе имя?!

— С величайшим удовольствием, миледи! Ведь он запятнал мое!

Гнев на время пересилил жалость к матери, жалость к женщине, давшей ему жизнь. Но тут Кейн вспомнил, что и она пострадала от рук того же безумца, и заставил себя успокоиться.

Мать же в отчаянии воскликнула:

— Нет, не позволю! Я не отдам дочь в твои грязные руки! — Она закрыла лицо ладонями.

— Мама, успокойся, — сказал Кейн. — Посмотри на меня, пожалуйста. Ведь я — твой сын. Ты помнишь об этом? Ты знаешь меня всю мою жизнь. Подумай хорошенько… Неужели ты и в самом деле веришь, что я способен совершить такое?

Тут мать наконец-то посмотрела на него. И в какой-то момент ему показалось, что она смотрела на него так, как должна смотреть мать на своего ребенка. Но затем ее лицо исказилось, и она завопила:

— Нет, я не могу поверить, что мой господин — лжец!

Кейн сокрушенно покачал головой. Даже сейчас, спустя три года после своей смерти, муж оставался для этой женщины господином.

— Мой отец был безумец! — не удержавшись, прокричал Кейн. — И я могу это доказать. У меня много свидетельств. — Он произнес эту угрозу с намерением ее осуществить, и в то же время ему очень хотелось верить, что делать это не придется.

А мать, казалось, задумалась о чем-то. Возможно, в глубине души она знала, что ее муж был безумцем. Ведь она была свидетельницей многих фактов, подтверждавших это. Однако она не могла заставить себя признать очевидное.

— Ты неблагодарный сын, — проговорила она наконец. — И я не позволю тебе запятнать доброе имя твоего отца. Поэтому… — Маркиза тяжело вздохнула. — Поэтому я снимаю свои возражения.

Кейн мысленно ликовал. Все-таки он добился своего!

— Ты не должна бояться за Эстер, — сказал он, пытаясь успокоить мать. — Поверь, я никогда ее не обижу. К тому же ты сможешь по-прежнему ее опекать, но только — вместе со мной. Я пока еще не женат, но хочу представить тебе свою невесту. Почему бы тебе не приехать в Лондон?

К его облегчению, мать отказалась. Было бы ужасно трудно заменить всех своих друзей слугами, подобранными его тетей. И если бы мать оказалась на Беркли-сквер, то жизнь стала бы невыносимой.

— Прошу прощения, милорд, — сказала она, поднимаясь с кресла. — Я намерена удалиться в свои комнаты. Вы надолго здесь останетесь?

— Я должен побыстрее вернуться в Лондон, — ответил Кейн. Ему вдруг захотелось поцеловать мать, но он не решился. Поэтому лишь поднял ее книгу и протянул ей.

Он прекрасно понимал: матери было не так-то просто уступить, и она сейчас ужасно переживала из-за своего поражения.

— Миледи, поверьте, все будет хорошо, — продолжал Кейн с почтительным поклоном. — Как моя мать, вы пользуетесь моим уважением и любовью. Надеюсь, что в один прекрасный день вы ответите мне тем же.

Возможно, этого никогда не произойдет, однако Кейн не терял надежды. И конечно же, он будет и впредь прилагать все усилия к тому, чтобы окончательно помириться с матерью.

Глава 27


Джулиана прибыла на аукцион довольно рано. Зная, что последний день распродажи привлечет сюда всех книжников Лондона и даже коллекционеров из других мест, она договорилась встретиться с сэром Генри заблаговременно — чтобы они успели занять хорошие места, откуда будут видеть почти всех своих конкурентов.

Когда зал начал заполняться людьми, сэр Генри шепотом проговорил:

— Кажется, я вижу Спенсера. Вы уверены, что он не претендует на «Часослов»?

Джулиана покачала головой:

— Нет, он не будет на него претендовать. Он может приобрести несколько менее значимых книг, но у него не хватит средств, чтобы приобрести нечто существенное. Авторитетные люди говорят, что он сейчас ведет переговоры о том, чтобы купить коллекцию лорда Блэндфорда.

— С трудом могу поверить, что Блэндфорд намерен сократить свои расходы, — заметил сэр Генри.

— После того как он потратил две тысячи фунтов только на одну книгу во время распродажи коллекции Роксбурга? А ведь это один из наименее экстравагантных его поступков.

— Но ведь он — сын герцога.

— Я полагаю, что даже для герцогов существуют какие-то финансовые ограничения, — возразила Джулиана.

— И Винчестер здесь, — сказал Тарлтон, окинув взглядом зал. — Наверное, его интересует какое-то издание Кэкстона.

— Он не заявит высокую ставку.

— Откуда вам это известно, миссис Мертон?

Джулиана покраснела.

— Видите ли, у него… новая подруга. Я полагаю, весьма дорогая.

— Меня восхищают ваши познания, миссис Мертон! Лорд Чейз, случайно, не является вашим информатором?

— У меня много разных источников, — ответила Джулиана с невозмутимым видом. Ей сейчас ужасно не хотелось вспоминать про Кейна, особенно об их чудесных часах в карете.

Тут в зале наметилось какое-то движение, и стало ясно, что близится начало торгов.

— Значит, договорились?.. — прошептала Джулиана. — Высокие ставки на издания Кэкстона и Шекспира.

— Согласен, — кивнул сэр Генри. — Но будьте уверены: я оставил достаточный резерв и на «Бургундский часослов». Я должен иметь эту рукопись.

— Да-да, сэр, я помню о ваших пожеланиях.

Стук молотка аукциониста заставил умолкнуть всех собравшихся. И Джулиана тотчас же почувствовала, что напряжение в зале возросло — ведь наступал кульминационный момент распродажи коллекции. Тарлтона.

Первые ставки были незначительными, и цены казались вполне разумными. Оживление началось, когда под молоток пошел раздел ранней английской живописи. Джулиана, конкурируя от имени Тарлтона, приобрела двух Уинкин де Уордов и заплатила пятьсот двадцать фунтов за одного Кэкстона. Однако они с сэром Генри проиграли других Кэкстонов Мэтью Гилберту, действовавшему от лица нескольких богатых аристократов.

— Это больше, чем я рассчитывал заплатить, — со вздохом пробормотал сэр Генри.

— Сделка по цене, — ответила Джулиана. — Но я сомневаюсь, что вам придется платить больше за что-нибудь другое. За исключением «Бургундского часослова», разумеется.

Вскоре Джулиана поняла: сведения, которые она получила от знакомых, были верны — в зале оказалось больше зрителей, чем претендентов, но те, кто делал ставки, не скупились. Некоторые цены были настолько значительными, что даже не верилось.

Наблюдая за конкурентами, Джулиана пыталась понять, кто делал ставки от собственного имени, а кто представлял тех или иных коллекционеров. Наконец служащий объявил очередной лот — огромный фолиант в переплете с изображением герба. Джулиана заглянула в каталог, чтобы посмотреть, что представляет собой этот лот.

«Коллекция оригинальных документов, относящихся к ранней истории англиканской церкви. Письма Генриха VIII, Эдуарда VI, королевы Елизаветы, Грэнмера, Хукера и других», — прочитала она.

Это были довольно ценные документы — не в пример тому, что находился в ее спальне. Однако переплет был точно таким же. Странно, что им владел Тарлтон. Она нацарапала в своем каталоге одно слово и обвела его кружком: «Кумб».


Кейн нашел обеих женщин в гостиной. Эстер была в скромном муслиновом платье, а леди Моберли — в голубом, шелковом. Причем платья эти казались совершенно новыми, и он не сомневался, что счета от портных уже находятся на его письменном столе.

— О, Джон! — радостно воскликнула Эстер. — Наконец-то!

Он поцеловал сестру в щеку и поклонился тете. А та проговорила с явным неодобрением:

— Чейз, я просто не могу представить, какое дело могло вынудить тебя уехать на столь длительное время. Ты пропустил множество важных событий!

— Я ездил в Маркли-Чейз, тетя. Там все в порядке, — добавил он, перехватив тревожный взгляд сестры. — Мать согласилась на мое опекунство. Ты будешь жить со мной, хотя я уверен, что ты пожелаешь часто навещать ее.

— А мистер Дичфилд? — спросила Эстер.

— Об этом тебе не нужно беспокоиться. Я виделся с ним.

— Я хотела бы увидеть маму.

— Конечно, ты ее увидишь. Мы отправимся туда вместе. — Кейн не был уверен, что мать захочет его увидеть, но он не хотел отказываться от надежды. — А сейчас, дорогая сестра, я хотел бы переговорить с тетей Августой, если ты позволишь.

— Итак, племянник, — начала леди Моберли, как только они остались одни, — ты собираешься рассказать мне, почему моя сестра изменила свое решение?

— Нет, тетушка. Пусть это останется между моей матерью и мной. Я хочу поблагодарить вас за помощь и сказать, что не буду надоедать вам слишком долго. Вряд ли понадобится много времени, чтобы мое опекунство подтвердили в суде.

Похоже, тетя Августа не очень-то обрадовалась. Да, конечно же, она собиралась еще долго посылать ему счета за свои новые платья.

— Но у тебя… холостяцкое хозяйство, дорогой племянник. Я не думаю, что твой дом — подходящее место для Эстер, пока ты не женишься.

— Согласен, тетя. И я надеюсь, что женюсь очень скоро.

— Неужели дело зашло так далеко? — пробормотала тетя. — Какая же леди привлекла твое внимание?

— Вы ее не знаете.

Тетушка нахмурилась и проворчала:

— В таком случае она тебе не подходит. Я знаю всех достойных молодых леди.

Кейн едва заметно улыбнулся:

— Эта леди может поспорить с вашим утверждением. Я-то определенно поспорю. Но, по сути, вы правы. Моя будущая жена не входит в число светских львиц, и по этой причине я должен опять просить вашей помощи.

Тетушка еще больше помрачнела.

— Ты намереваешься одарить титулом одну… из твоих юбок?

— Знаете, тетя, у меня к вам предложение. Я буду по-прежнему оплачивать счета за платья, не задавая никаких вопросов. А в обмен на это попрошу — всего лишь для начала — говорить о моей будущей жене с уважением.


Только около полудня Кейн добрался до дома. И теперь, после всех путешествий, волнений и трудных переговоров с леди Моберли, он мог наконец-то спокойно посидеть в кресле в своей библиотеке. Его новый дворецкий передал ему записку от Джулианы, и Кейн надеялся, что содержание этой записки не вынудит его снова садиться в карету и пересекать всю Англию.


«Милорд! — Письмо начиналось с официального обращения. — Сейчас, когда ваши обязанности препятствуют вашему интересу к библиофильству, я полагаю, что мы должны прервать наше сотрудничество. То есть я больше не намерена представлять ваши интересы на аукционе Тарлтона».


Что за дьявольщина? Кейн быстро пробежал глазами остальную часть письма, смысл которого был совершенно ясен.

Похоже, эта глупая женщина приняла всерьез его жалобы на расходы в связи оплатой счетов за платья для Эстер и тети. Но ведь он же пошутил, когда сказал, что, мол, если и дальше так пойдет, он не сможет раскошелиться на «Бургундский часослов». Милая девочка, такая умненькая в одних делах, была ужасно наивной в других. Неужели она в самом деле не понимает, что он, маркиз Чейз, очень состоятельный человек?

Ох, похоже, ему снова придется садиться в карету. К счастью, поездка эта будет недолгой.

И тут он заметил приписку: «Если вы продолжаете этим интересоваться, то сообщаю: «Бургундский часослов» будет продаваться в четыре часа в среду».

Кейн окликнул дворецкого:

— Мне срочно нужен каталог аукциона Тарлтона! И немедленно приготовь карету!


Зал аукциона был заполнен людьми, словно портовый бордель, предлагающий всевозможные «образцы товара». Так что не следовало и пытаться найти здесь свободное место. С трудом пробравшись сквозь толпу библиоманов, Кейн отыскал местечко у стены, но стула, разумеется, не было. «Что ж, можно и постоять», — думал маркиз, оглядывая зал.

— А, Кейн!.. — пробормотал Тарквин Комптон, оказавшийся неподалеку. — Знаете, а цены на Кэкстонов превысили цены на Роксбургов, вот так-то.

Но Кейну было наплевать на Кэкстонов.

— Вы не видели миссис Мертон? — спросил он.

— Она где-то в середине зала, — ответил Тарквин.

— И делает ставки за Генри Тарлтона, — добавил стоявший рядом Айверли.

И действительно, Джулиана находилась почти в самом центре. В этот момент она подняла руку, чтобы купить какую-то отвратительную книжонку для Тарлтона, для этого загорелого Адониса.

«Но как же к ней подобраться? — думал Кейн. — Придется шагать по головам людей, заполнивших зал». Что ж, он так и поступит, если не сможет сейчас привлечь ее внимание.

Маркиз вперился взглядом в Джулиану, мысленно призывая ее посмотреть в его сторону. А она о чем-то разговаривала с Тарлтоном — вероятно, поздравляла его с удачной покупкой.

— Черт бы их побрал, — прошептал Кейн. — Почему же она не смотрит на меня?

И тут Джулиана вздрогнула, и глаза ее широко раскрылись. Кейн проследил за ее взглядом и мгновенно узнал этот том — вернее, переплет; он был точно такой же, как у тома, находившегося на столе в спальне Джулианы. Кейн поспешно листал каталог, пытаясь найти описание этого лота.

— Эй, Айверли!.. — крикнул он. — Ты что-нибудь знаешь об этом переплете?

— Да, конечно, — ответил коллекционер. — Это герб Кумбов. Семейство Мелкбери.

Кумб… Кажется, это женщина, которая продала свою коллекцию Джозефу Мертону, умершему в тот же день.

— А где Тарлтон приобрел эту книгу?

— Возможно, книга принадлежала Кумб, и, следовательно…

Но Кейн уже не слушал. Приблизившись к своим приятелям, он тихо проговорил:

— Тарквин, Себастьян, я нуждаюсь в вашей помощи. А если я задержусь дольше, чем рассчитываю, то не позволяйте миссис Мертон уйти отсюда, — добавил он, приготовившись пробиваться к выходу.

* * *

Наконец последовали издания Шекспира; вначале четыре фолианта, продаваемые в комплекте, а затем — по отдельности — тома ин-кварто. По плану Джулианы, сэр Генри должен был потратить на них кучу денег, гораздо больше, чем эти книги стоили раньше. И после этого у него останется совсем небольшая сумма для «Бургундского часослова», так что Кейн без труда сможет его приобрести.

А что касается ее собственных интересов, то она решила ими пожертвовать — даже материнским экземпляром «Ромео и Джульетты». При мысли о том, что она упустит эту книгу, к горлу ее подступил комок. Но Джулиана успокоила себя, подумав: «Скорее всего я все равно не смогла бы приобрести эту книгу». И действительно, сегодня очень многие обладатели тугих кошельков охотились за творениями эвенского барда.

А вот за «Бургундским часословом» охотились только двое — Тарлтон и Кейн. И маркиз уже находился здесь, на аукционе. Что ж, он очень вовремя вернулся в Лондон. Джулиана мельком видела его, но затем потеряла из виду. Но она наверняка снова увидит его, когда он поднимет руку и купит книгу.

Да, она увидит его, однако… Джулиана вдруг почувствовала, что на глаза ее наворачиваются слезы.

В этот момент аукционист назвал номер лота с четырьмя фолиантами Шекспира. Не видя причин для скромности, Джулиана назвала начальную ставку. И тем самым как бы объявила собравшимся, что она — человек дела. И она не отступала, хотя цена быстро росла.

— Триста! — объявил аукционист.

Зал затих, и было бы слышно, как пробежит мышь, — если бы только мышь нашла на полу хоть один свободный дюйм.

Наконец послышался стук молотка, а затем — зычный голос:

— Продано!

Но сэр Генри, казалось, был не в своей тарелке — ведь еще никто не платил больше сотни за первый том из какого-нибудь собрания.

— Вне всяких сомнений, книга этого стоит, — бодро заявила Джулиана. — Вы видели, кто делал предыдущую ставку?

— Я не уверен, но кажется, Тарквин Комптон, — пробормотал сэр Генри.

— Что ж, очень хорошо. Мы сможем легко перебить другие его ставки. А теперь — тома ин-кварто.

Но что-то явно было не так… Цены на тома ин-кварто быстро поднялись на запредельную высоту. Джулиана храбро делала ставки, но Тарлтон не давал ей окончательный карт-бланш. Когда «плохой» «Гамлет» достиг пятидесяти фунтов, он велел ей остановиться.

— Кто же платит такие странные суммы? — проворчала Джулиана.

— Комптон, — со вздохом ответил Тарлтон. — А вы не сказали мне, что он проявляет к этому интерес.

— Прошу прощения, я не знала, — смутилась Джулиана.

Она попыталась понять, что происходит. Тарквин Комптон был другом Кейна, не так ли? Вскоре ее догадка превратилась в уверенность. Комптон выиграл «Ромео и Джульетту» за семьдесят пять фунтов, что почти в сто раз превышало сумму, которую заплатила когда-то мать Джулианы.

Идиот! Милый болван! Кейн тратился на Шекспира, и она понимала, что он делает это ради нее. И можно было лишь надеяться на то, что она недооценила «ресурсы» Кейна. Потому что Генри Тарлтон собирался оставить значительную сумму для «Бургундского часослова».

По мере того как возрастали цены, атмосфера в зале приближалась к состоянию истерики. Немыслимые цены меняли все прежние представления, и теперь никто ничего не понимал.

Никто, кроме Джулианы, разумеется. Но и она понимала далеко не все. Прекрасно зная, что многие книги из коллекции Тарлтона когда-то принадлежали ее деду, она с изумлением наблюдала, как эти книги продавались по ценам, многократно превышающим прежние. И это при том, что и дед явно переплачивал в свое время.

А «Бургундский часослов» был финальным предложением, своего рода кульминацией дня. Гул в зале мгновенно стих, когда был назван номер лота.

Лот 9382!

И больше ничего, только номер. Но все знали, что он означает. И все жаждали увидеть, превысит ли цена планку в две тысячи двести шестьдесят фунтов, заплаченных во время распродажи Роксбурга за «Декамерон» Боккаччо. В той незабываемой дуэли лорд Блэндфорд победил Спенсера. Ни один из них сегодня не принимал участия в аукционе.

Кто те два новых рыцаря, которые выйдут сегодня на поединок?

Но Кейна нигде не было видно. Неужели он пропустит тот момент, когда будет продаваться его семейное сокровище? Что ж, возможно, он уже ушел. Ведь его интересы, судя по всему, представлял Комптон. Джулиана горько сожалела, что не сидела сейчас рядом с Кейном. Она покосилась на своего клиента — тот оглядывал зал с алчностью, которая показалась ей отвратительной. В этот момент она готова была возненавидеть сэра Генри.

Было названо несколько ставок. Цена пока держалась в пределах сотен фунтов, но все понимали, что это — только начало. Что же касается Джулианы, то она пока что ничего не предпринимала, решив, что не вступит в игру, пока аукционист не объявит тысячу. И она уже готова была поднять руку, когда сэр Генри внезапно накрыл ее своей рукой.

— Я назову цену сам, — сказал он.

Джулиана была разочарована, но одновременно испытывала облегчение. Уж если Кейн проиграет книгу Тарлтону, то не она будет наносить смертельный удар.

Сэр Генри поднял руку на тысяче пятьдесят, и тут же кто-то заявил тысячу сто. Джулиана повернула голову, чтобы узнать, кто именно. Айверли до этого сделал символическую попытку на сумме семьсот пятьдесят, после чего вышел из игры. Комптон же бездействовал. Через некоторое время сэр Генри назвал тысячу пятьсот пятьдесят, а в следующее мгновение Джулиана заметила Кейна.

Демонстрируя спокойствие и элегантность, он стоял, прислонившись к стене, чуть отставив в сторону ногу. Глаза его были полузакрыты, и сторонний наблюдатель мог бы подумать, что он ужасно устал или же думает о чем-то другом — вовсе не о том, что происходило в зале аукциона. Джулиана уже прекрасно его знала. И знала, что сейчас в его глазах, под опущенными веками, поблескивают веселые искорки. Маркиз Чейз явно забавлялся, получал удовольствие от происходящего.

Однако он пока что не делал попыток поймать взгляд аукциониста и не поднимал руки. Обе его руки были заняты — он держал внушительных размеров табакерку, и даже с расстояния Джулиана могла определить, что она из золота и инкрустирована огромными бриллиантами.

А ставки уже достигли восемнадцати сотен. Затем — восемнадцати с половиной. После этого сэр Генри взял паузу и задумался. Джулиана не знала, каковы его возможности, но предполагала, что он способен позволить себе ставку в две тысячи. Внимание зала распределялось между сэром Генри и его безумным соперником, которого пока что никто не знал.

— Одна тысяча девятьсот фунтов, — объявил аукционист, устремив вопросительный взгляд на сэра Генри.

Тарлтон кивнул.

— Одна тысяча девятьсот пятьдесят!

— Две тысячи фунтов! — тут же раздался крик.

Джулиана заметила, как аукционист бросил взгляд в сторону Кейна. Но тот по-прежнему стоял у стены, держа в руках табакерку. «Он во мне не нуждается», — с горечью подумала Джулиана. Да, судя по всему, маркиз установил систему сигналов с аукционистом и тайком назначал ставки, словно опытный коллекционер.

Тарлтон снова кивнул.

— Две тысячи сто фунтов!

Может ли Кейн пойти дальше?

— Две тысячи двести!

В зале воцарилась гробовая тишина. Джулиана затаила дыхание. Она страстно хотела, чтобы сэр Генри остановился. Баронет же задумался. Казалось, он думал целую вечность. Наконец снова кивнул.

Зал взорвался аплодисментами, поскольку рекорд Роксбурга был побит. И каждая новая ставка приветствовалась гулом одобрения.

Неужели «Часослов» станет собственностью Тарлтона? За двадцать девять сотен? Кейн определенно сейчас остановится. Ведь это гораздо большая сумма, чем та, о которой они когда-то говорили.

Кейн стоял у стены. И он так ни разу и не понюхал табак.

— Три тысячи фунтов! — выкрикнул аукционист в восторге, словно забыл о своей незаинтересованности.

Плечи сэра Генри поникли, и он покачал головой, признавая поражение.

И тут же послышался удар молотка.

— Три тысячи фунтов, в пользу лорда Чейза!

После этого Джулиана уже не видела Кейна, поскольку его окружила толпа, и торжествующие библиофилы едва не вынесли его из зала на руках.

Глава 28


Кейн сделался героем дня. Он принимал поздравления, его похлопывали по плечу десятки людей, и каждый хотел познакомиться со «знаменитым лондонским коллекционером».

Немало было и таких, кто хотел продать ему книги. Среди предложений оказались серии французских романов XVI века, двести пятьдесят брошюр английских пуритан, а также Новый Завет, напечатанный глаголицей. Один предприимчивый джентльмен зашел настолько далеко, что предложил Кейну руку своей дочери, а другой предложил на выбор трех юных леди, каждая из которых получала щедрое наследство в виде книжной коллекции отца.

Однако Кейна интересовала только одна молодая леди, однако он не мог ее найти, потерял ее в толпе. В конце концов он решил подождать у выхода. Кейн не думал, что ей может угрожать какая-нибудь опасность в зале аукциона, среди такого количества людей, но он не мог подвергать ее риску теперь, после окончания аукциона.

Но улица была почти такой же многолюдной, поскольку посетители аукциона толпились неподалеку, поджидая свои экипажи и оживленно обсуждая события этого дня.

— Великолепно проделано, Кейн, — сказал вышедший из зала Себастьян Айверли. — Я думал, что Тарлтона хватит апоплексический удар. Жаль, что этого не случилось. — Коллекционер весело засмеялся.

Тарквин Комптон одобрительно кивнул:

— Я рад, что вы вовремя вернулись за «Часословом». Было очень интересно наблюдать, как сходил с ума зал, пытаясь определить, кто называет ставку. Вы получили все, что хотели получить от дядюшки Хьюго?

— Да, конечно, — ответил Кейн, не сводя глаз с двери. — И я благодарю вас за то, что получил предложение зайти к нему.

— Дядюшка Хьюго — кладезь знаний, когда речь идет о рождениях, свадьбах и смертях. В своей последующей жизни он будет копией «Морнинг пост».

— Вы, случайно, не видели миссис Мертон? — спросил наконец Кейн.

— Она села в наемный экипаж минут пять назад, — ответил Тарквин.

Кейн выругался сквозь зубы.

— Я же сказал вам, чтобы вы не дали ей уйти.

— Я не знал, что вы имели в виду — после окончания аукциона, — пробормотал Комптон.

— Она была с Тарлтоном?

— Не думаю, что Тарлтон очень доволен миссис Мертон, — заметил Себастьян Айверли. — Он не получил и половины тех книг, на которые рассчитывал.

— Вряд ли это ее вина, — заметил Тарквин. — Но по крайней мере он получит свои деньги, если все документы по торгам были оформлены по закону. Или вы думаете…

— Ради Бога, не надо! — перебил Кейн. — Она была с Тарлтоном?

— Уверен, что она была одна. Но в чем, собственно, дело? — Этот вопрос Тарквина был адресован уже спине маркиза, бросившегося к поджидавшей его карете.

— На Сент-Мартинс-лейн, — сказал он, захлопнув дверцу. — Быстро!

Он догнал ее, когда она, расплатившись с возницей, доставала ключ от двери.

— Почему ты не дождалась меня, Джулиана?

Она взглянула на маркиза с удивлением:

— А с какой стати? Я полагала, ты будешь зол на меня за то, что я приняла предложение сэра Генри и играла против тебя.

— Я знаю, почему ты это сделала. Чтобы быть уверенной в том, что я получу «Бургундский часослов».

— Я думала, что у тебя не хватит денег. Я определенно ошибалась.

— Да, моя любовь. Даже после сегодняшнего я нисколько не приблизился к богадельне. Но я тронут твоей заботой. Спасибо тебе!

— Это не только ради тебя, — ответила она с грустной улыбкой. — Сэр Генри мог бы стать отличным клиентом в будущем. Но ты уничтожил его, купив издания Шекспира. И теперь он в страшном гневе на меня.

— Я подумал, ты будешь счастлива. Ведь я купил книги ин-кварто для тебя.

— Благодарю, — кивнула она со вздохом. — Но будет непорядочно с моей стороны принимать такой подарок. Да и цены были слишком высоки для меня, чтобы выкупить их у тебя, даже материнский том «Ромео и Джульетты».

Кейну очень хотелось заключить ее в объятия и сказать: «Не будь такой глупенькой». И еще он хотел сказать ей о том, что она сможет тратить любые деньги на любую книгу, когда они поженятся. Увы, он совершил ошибку в прошлом, настроив Джулиану против всех своих предложений. Кроме того, совсем недавно произошли важные события, о которых она еще ничего не знала.

— Дорогая, у меня есть кое-какие новости. Только давай зайдем в дом.

Он отпустил карету, а Джулиана наконец-то отперла дверь. Но вместо того чтобы повести маркиза в верхние комнаты, она провела его в лавку.

Кварто вышел навстречу, чтобы поприветствовать хозяйку. Пес лизнул ей руку и оскалил зубы на Кейна.

— Добряк Кварто… — пробормотал Кейн. — А где мальчишки?

— Я отправила их к Мел. Они очень хотели увидеть свой новый дом.

— Они не должны были оставлять тебя одну. Я очень огорчен, что ты выходила сегодня без них.

— Со мной не произошло никаких неприятностей, — ответила Джулиана довольно миролюбиво. Сняв шляпку, она бросила ее на стол в задней части комнаты. — Так что же за новости? Что-то с твоей матерью?

— Джулиана, я знаю, кем был твой отец.

Уронив на пол перчатки, которые только что сняла, Джулиана в изумлении уставилась на Кейна. Она ожидала всего, чего угодно, но только не этого.

— Кто?.. Как?.. — Это было все, что она смогла сказать.

— Я отвечу на оба твои вопроса. Но это довольно долгая история. Так что садись. — Кейн указал на стул.

Джулиана уселась за стол и повернулась к Кейну, расхаживавшему по комнате. Какое-то время он молчал, наконец заговорил:

— Я вернулся из Маркли сегодня утром и обнаружил твое очаровательное письмо. — Он сверкнул на нее озорным взглядом, и сердце ее забилось быстрее.

— О причине моего путешествия придется пока умолчать. Когда же я получил твое письмо, я бросился на аукцион, чтобы узнать, почему мой представитель сбежал, даже не объяснив причин. — Джулиана хотела возразить, но он вскинул руку, призывая ее к молчанию. — А затем я увидел том — и узнал переплет.

На Джулиану снова произвела впечатление наблюдательность Кейна.

— Я тоже его заметила, — сказала она. — Том этот… он такой же, как у меня наверху. Но гораздо лучшей сохранности.

— И что ты подумала?

— Я задалась вопросом: кто был переплетчиком?

Судя по выражению лица Кейна, ее ответ был не вполне удовлетворительным.

— А тебе не пришло в голову, мой дорогой книжный червь, почему два одинаково переплетенных тома по одной и той же теме находятся в разных местах?

— Да, мне показалось это странным, — кивнула Джулиана.

— Так вот, Айверли сказал мне, что на переплете — герб семейства Кумб.

— Я так и думала. Вероятно, Тарлтон купил этот том у мисс Кумб. И что же это значит?

— А то, что жена Тарлтона имела отношение к семейству Кумб.

— Вот как? — Джулиана пожала плечами. — Но что же важного в этих сведениях.

— Как только я услышал про это, все стало на свои места. Я нуждался лишь в подтверждении. Поэтому я отправился к лорду Хьюго Хартли.

— Я по-прежнему ничего не понимаю, — пробормотала Джулиана, разводя руками.

— Неужели действительно не понимаешь? «Ромео и Джульетта» — своего рода ключ. Капулетти и Монтекки. Кассандра была Джульеттой, понимаешь? Она влюбилась в сына своего врага.

И тут Джулиана наконец поняла.

— Тарлтон… — прошептала она.

— Лорд Хьюго рассказал мне, что сэр Томас Тарлтон назвал своего сына Джулианом. Готов биться об заклад, что они с Кассандрой сбежали, чтобы жениться вопреки воле своих отцов. Ты, моя дорогая, — Джулиана Кассандра Тарлтон, отсутствующая наследница поместья Тарлтона.

— А сэр Генри?

— Сэр Генри заинтересован в том, чтобы ты никогда не смогла доказать следующее: бедняга Джулиан и Кассандра были женаты.

Она взяла книгу, и оба сели за стол, чтобы тщательнейшим образом просмотреть каждый документ. Вернее, просматривала Джулиана, иногда пользуясь увеличительным стеклом, чтобы разобрать плохо пропечатанные слова или слишком мелкие надписи.

Кейн же занимался тем, что отвечал на ее постоянные вопросы.

— Выходит, мисс Кумб была сестрой леди Тарлтон?

— Лорд Хьюго не совсем уверен, но похоже, что так и есть.

— И она была той особой, которая сообщила, что Джулиан Тарлтон женился, тем самым помешав сэру Генри получить наследство?

— Во всяком случае, этот факт легко подтвердить.

Джулиана сморщила носик.

— Но если она знала, что Джулиан женился, то почему же она не сказала об этом сэру Томасу?

— Возможно, она была в ссоре с ним. Или, возможно, сэр Томас все знал, но не обращал на это внимания. Возможно, он настолько ненавидел Фиттерборна, что предпочел забыть об этой истории. Хотя я так не думаю. Лорд Хьюго говорит, что он любил своего сына. И что он никогда не изменял своего завещания.

Джулиана надолго задумалась, наконец решительно заявила:

— Мой дед должен был знать об этом.

Вспомнив об их с Джулианой ссоре, Кейн деликатно промолчал. А она тем временем продолжала:

— Теперь я понимаю, в чем дело. Дело вовсе не в деньгах. Просто дед не хотел делиться внучкой с Тарлтоном, со своим злейшим врагом. Он слишком уж его ненавидел…

Кейн смотрел на нее с изумлением. Она говорила совершенно бесстрастно. Фиттерборн объявил ее незаконнорожденной и лишил двух наследств, а она… Она, судя по всему, нисколько его не осуждала.

— И вот еще что… — продолжала Джулиана. — Ребенок принадлежит семье его отца — так принято. Поэтому дед все скрывал, хотел оставить меня при себе. Да-да, именно по этой причине он ничего никому не рассказывал.

По мнению Кейна, Джордж Фиттерборн был бессовестным старым эгоистом. И если бы тема разговора не изменилась, то он бы так и заявил. Но он решил рассказать Джулиане еще об одном своем открытии, о том, что Тарлтон шантажировал его отца, чтобы заполучить «Бургундский часослов».

— Удивительная история, — пробормотала Джулиана. Она была благодарна Кейну за то, что он сменил тему и не стал больше говорить о мистере Фиттерборне.

— И еще я разговаривал со своей матерью, — продолжал Кейн. — Она снимает свои возражения против моего опекунства над Эстер.

— Что?.. Но это просто замечательная новость! Ты примирился с ней?

— Не вполне, — признался Кейн. — Это очень сложно. Я расскажу тебе всю эту историю в другой раз. Как у тебя дела с теми рукописями?

Джулиана снова вернулась к фолианту и тихонько ахнула.

— Что такое? Что-нибудь нашла?

— Как раз наоборот. Похоже, здесь кое-что отсутствует. Вот, посмотри…

Кейн тщательно изучал страницу.

— Это единственный случай? — спросил он наконец.

Вскоре они обнаружили еще несколько таких же изъятий.

Откинувшись на спинку стула, Джулиана проговорила:

— А что, если тут было и свидетельство о браке? Что, если оно отсюда изъято?

Кейн встал и положил руки ей на плечи. Потом тихо сказал:

— Ты очень устала, дорогая. Тебе нужно выпить. И поесть. У тебя ведь на кухне вряд ли что-нибудь имеется… Где твой ключ?

— Возьми ключ вон там. — Она указала на крюк в углу комнаты.

— Я запру за собой дверь, дорогая. Не позволяй никому входить. Я вернусь скоро. — Он перешагнул через Кварто, лежавшего на полу, и пробурчал: — Последи за своей хозяйкой, пес.

Бульдог открыл глаза и тихонько зарычал.

— Вот и хорошо, Кварто, следи…


Джулиана устала читать об обложении церковной десятиной, о предоставлении наделов и прочем в том же духе. Все это было ужасно скучно, утомительно и, по ее мнению, не имело ни малейшего смысла. Если это и являлось историей английской церкви, то следовало признать, что Реформация была глупейшей затеей.

Стакан вина был бы сейчас весьма кстати. Да и пообедать не помешало бы. Джулиана потерла воспалившиеся глаза. Интересно, который сейчас час? Оказалось, что уже довольно поздно. Лавка погрузилась в темноту, и только узкая полоска света от лампы падала на стол. Тишину же нарушало лишь ритмичное дыхание бульдога.

Но не было никаких причин беспокоиться. Она привыкла долго сидеть по вечерам, и никогда никаких неприятностей не происходило. А те вторжения в середине ночи… Вероятно, ей просто показалось. К тому же дверь сейчас заперта. И у нее есть собака.

Правда, собака спала. Но зато это было очень крупное животное, и выглядело оно весьма устрашающе. Пес сейчас лежал в середине прохода, ведущего из передней части лавки. И любой вошедший должен был пройти мимо Кварто, чтобы добраться до нее.

Джулиана окинула взглядом комнату. «Ах, где же Кейн? — подумал она. — Почему не появляется так долго? Хоть бы поскорее вернулся».

Сделав глубокий вдох, она заставила себя взяться за свое утомительное дело. Возможно, ей удастся завершить изыскания к тому моменту, когда Кейн появится с обедом.

Услышав какой-то шум со стороны двери, Джулиана вздрогнула. И вздохнула с облегчением, когда раздался скрежет замка — это провернулся ключ.

Входная дверь была скрыта от нее рядами полок, поэтому Джулиана не видела Кейна, услышала только, как он споткнулся. Зная, что в такое время передняя часть лавки в темноте, она поднялась и взяла со стола лампу.

— Осторожно, я сейчас принесу свет.

Она обошла стол — и едва не споткнулась о Кварто. Пес уже проснулся и стоял на всех своих четырех лапах. Он смотрел в сторону прохода и доброжелательно повизгивал.

Это было очень странно. Ведь Кварто терпеть не мог Кейна.

— Молодчина! — произнес знакомый голос. Но это был вовсе не голос Кейна. — А теперь ложись.

Кварто тут же улегся на пол. Джулиана в ужасе замерла.

— Какой славный прием, дорогая! Сначала этот очаровательный пес. А теперь ты несешь свет.

В следующее мгновение перед Джулианой появился сэр Генри Тарлтон. С незажженной лампой в одной руке и ключом — в другой.

— А у тебя здесь мрачновато, — продолжал сэр Генри. — Свет отсюда не проникает на улицу. — Он осмотрелся. — Тебе нужно срочно помыть окна.

— Откуда у вас ключ?! — выпалила Джулиана.

— Он у меня уже несколько месяцев. — Сэр Генри показал ей ключ, затем сунул его в карман. — Ты хранила ключ в очень доступном месте. Было совсем нетрудно позаимствовать его на некоторое время, чтобы сделать с него восковой слепок. Неужели ты не помнила, что я однажды приходил в твою лавку?

— Я думала… что знаю вас, — пролепетала Джулиана.

— Так и есть, дорогая. Теперь точно знаешь. Я тщательно обыскал здесь все уже после смерти твоего мужа. Но не сразу нашел то, что мне нужно.

Джулиана не знала, как себя вести. Судорожно сглотнув, она проговорила:

— Я никак не могу понять, сэр, почему вы оказались здесь. — «Хоть бы Кейн поскорее вернулся», — добавила она мысленно.

— В самом деле, моя дорогая? — Сэр Генри рассмеялся. — Что ж, вполне возможно. Но я уверен в том, что твоя умненькая головка скоро все поймет, если ты уже сейчас знаешь о связи моего дяди и Элеоноры Кумб. Да-да, знаешь, не пытайся отрицать это. Я видел, какую отметку ты сегодня сделала в своем каталоге.

«Выходит, он тщательно наблюдал за мной», — подумала Джулиана. Однако ей пришлось признать, что без Кейна она не разгадала бы эту головоломку.

— Так вот, поскольку ты здесь, я хотел бы осмотреть каждый том из коллекции Кумб, которую ты присвоила. Видишь ли, я еще не все узнал. У меня остались кое-какие вопросы… — Он вдруг с силой сжал ее руку повыше локтя. — Тут должно быть то, что я не нашел во время моих предыдущих… визитов.

— Зачем вам это? — спросила Джулиана, стараясь не смотреть на стол, где на виду лежал фолиант Кумб.

— Видишь ли, Элеонора Кумб представила твоему мужу доказательства женитьбы Джулиана Тарлтона, и я пока что этого не нашел. — Сэр Генри криво усмехнулся. — Поверь мне, я очень тщательно искал, но почему-то не нашел…

— Она представила доказательства Джозефу? — спросила Джулиана.

— Именно так она сказала мне, старая ведьма.

— И вы убили ее, да?..

— Скажем так: я лишь ускорил ее смерть. У нее было больное сердце, и кто может сказать, что она не умерла бы в эту ночь так или иначе?

Джулиана содрогнулась при мысли о том, что Тарлтон, возможно, убил и Джозефа.

Убил ножом!

Она окинула его взглядом, пытаясь понять, в каком кармане он мог спрятать оружие. При мысли о том, что он сейчас занесет над ней нож, Джулиана инстинктивно дернулась, пытаясь вырваться, и едва не уронила лампу.

— Осторожно, дорогая! Тебе лучше бы поставить эту штуку. Мы ведь не хотим устроить пожар, верно?

Джулиана поставила на стол лампу, стараясь сделать так, чтобы ее свет не упал на книгу. А сэр Генри вдруг усмехнулся и проговорил:

— Кстати, насчет пожара… Пожар, возможно, скроет сразу несколько… важных нитей.

«И одна из нитей — я сама», — с содроганием подумала Джулиана. Быть заживо сожженной — это даже ужаснее, чем оказаться зарезанной.

Кварто же, почувствовав страх хозяйки, изменил позу и залаял на Тарлтона. Тот поставил свою незажженную лампу на стол и полез в карман.

— Не трогайте его, — попросила Джулиана, вообразив, что он сейчас ударит ножом бедного бульдога. Она не верила в способность Кварто защититься от ножа, тем более — спасти ее.

— Я думал, что твоя собака — милая киска, — заметил Тарлтон. — Думаю, его лучше убрать отсюда. Отведи его в заднюю комнату и закрой дверь.

Джулиана выполнила просьбу, делая это не спеша, чтобы выиграть время. Вернувшись, она сказала:

— И все-таки я кое-чего не понимаю…

— Чего именно? Давайте выкладывайте, миссис Мертон. Хотя у меня довольно высокое мнение о вашем интеллекте. Полагаю, вы намерены притворяться, что не догадались, кто ваш отец. Видите ли, мой кузен Джулиан Тарлтон и его роман…

— Это вы спрятали книгу в моей лавке! — выпалила Джулиана.

Сэр Генри рассмеялся.

— Когда ты сказала, что это была любимая книга твоей матери, я сразу понял, что это означает.

— Вы украли книгу и сделали надрезы в переплете!

— Неужели заметила? Я думал, что сделал все очень аккуратно. Прятать запись о венчании в книге — это ужасно романтично, не так ли? Но увы, там ничего не оказалось. В данном случае я ошибся.

Нет, он не ошибся. Просто не нашел эту запись.

— Так вот, когда я узнал, что в книге нет никаких свидетельств, мне пришлось подумать, как от нее избавиться. И я решил, что некоторые… проблемы тебя отвлекут, возможно, даже вынудят отправиться к антиподам[7]. Полуночный визит в твою лавку, несколько слов на ухо этому полоумному Ньюмену — и силки расставлены. К сожалению, ты нашла эту книгу сама. — Он пожал плечами. — Что ж, не всегда все получается так, как задумано. Видишь ли, я решил, что самое простое решение проблемы — как-нибудь избавиться от тебя.

Джулиана представила сверкание ножа — или языки пламени.

— Как вам стало известно, что мои родители поженились? — спросила она в отчаянии, стараясь выиграть время.

— Я долго этого не знал. Большую часть своей жизни я ожидал, что унаследую титул и поместье после смерти моего дяди. Как только я услышал, что этот старый негодяй умирает, я продал все и отряхнул пыль Ямайки со своих ног. Но Элеонора Кумб все испортила. Джулиан рассказал ей о своей женитьбе, но после его смерти она затихла.

— Почему?.. — пролепетала Джулиана.

— Потому что Джулиан и Кассандра — оба умерли. А она не разговаривала с сэром Томасом. Более того, она не знала о твоем существовании, пока не получила письмо от твоего мужа. Он сообщил о том, что его жена была подопечной Джорджа Фиттерборна.

Да, конечно же… Джозеф любил хвастать своими связями.

— Мисс Кумб была эксцентричной старой затворницей, но дурой она не была. Она все поняла и написала душеприказчикам.

— Должно быть, это очень огорчило вас, — сухо заметила Джулиана.

— Именно так. К счастью, она не снабдила их всеми необходимыми подробностями. Как только я об этом услышал, я отправился в Солсбери и выбил из нее всю правду. Включая также и то, что она вызвала твоего мужа из Лондона и передала ему описание всех деталей женитьбы. К сожалению, она куда-то спрятала этот документ. Я не смог найти его ни в книгах, которые он забрал у нее, ни в тех, которые были отправлены тебе позже. С тех пор я все время его ищу. Поверь, это мучительно… Ведь в один прекрасный день ты, возможно, найдешь это свидетельство и предъявишь претензии на поместье Тарлтона.

— Вы убили Джозефа! — выкрикнула Джулиана.

Сэр Генри имел наглость поклониться. И теперь до нее окончательно дошло, насколько опасен этот человек.

— Поскольку твой муж узнал о браке твоих родителей, он стал очень мне мешать. Ведь попечители непременно обнаружили бы доказательства свершившегося венчания. Это был лишь вопрос времени… А теперь, дорогая, и ты мне мешаешь. Сначала я сожалел об этом, но сейчас — не очень. Поскольку именно твои советы имели тот результат, что я потерял «Бургундский часослов». Ты лгала мне, когда сказала, что лорд Чейз не собирается его покупать! Ты была в сговоре с ним?

Как бы ответом на этот вопрос стал скрип входной двери. Услышав его, Джулиана вздохнула с облегчением. Она имела то преимущество перед Тарлтоном, что с нетерпением ждала этого момента. Прежде чем сэр Генри успел понять, что происходит, она забежала за стол и громко прокричала:

— Кейн, осторожнее, здесь Тарлтон!

В следующее мгновение сэр Генри выхватил из кармана сверкнувший в свете лампы нож и развернулся в сторону неожиданного для него визитера.

Джулиана видела иллюстрации, на которых мужчины дерутся кинжалами. Она вспомнила гравюру с изображением Макбета, который пытался схватить занесенный над его головой кинжал. Но сейчас это была суровая реальность. Тарлтон держал в руке огромный нож. Джулиана на миг представила, как острие этого ножа погружается ей в живот и вспарывает его до самой груди.

«Наверное, именно так, — подумала она, — и умер Джозеф». Но не отправляет ли она на подобную смерть и Кейна?

Еще до отчаянного крика Джулианы Кейн понял: что-то случилось. Ведь дверь оказалась незапертой… Проклятие! Он не должен был оставлять ее одну!

Маркиз быстро оценил ситуацию. Конечно же, Тарлтон постарается убить их обоих — у него просто не будет иного выхода. И его, Кейна, он попытается убить первым. Расправиться с Джулианой будет вовсе не сложно.

Кейн подумал и об оружии — вытащил из сумки с едой бутылку с вином и, взяв ее за горлышко, шагнул в комнату. Он был уверен в своей способности отразить любое нападение — даже нападение с огнестрельным оружием. Если Тарлтон остался верен своей привычке, он воспользуется ножом, а ему, Кейну приходилось драться и с более серьезными противниками. Оставалось лишь надеяться на то, что Джулиана проявит здравый смысл и отойдет в сторону.

Освещение было тусклым, но даже в полумраке он заметил блеск стали в руке противника. Точно рассчитанным движением Кейн стукнул бутылкой об угол шкафа.

Даже в тот момент, когда все его внимание было сосредоточено на предстоящем поединке, он услышал, как Джулиана вскрикнула: «Ой, мои книги!» Она боялась, что на них останутся красные винные пятна.

Оружие из бутылки получилось отменное. Оно было не столь хорошим, как нож, но благодаря неровным острым краям Кейн мог парировать атаки противника. К тому же он знал несколько приемов, которым обучился в темных переулках Лондона. Однако недооценивать противника было бы непростительной ошибкой. На Ямайке, как известно, не меньше своих темных переулков…

Кейн принял боевую стойку, расставив ноги и слегка согнув колени. В противоположном конце прохода Тарлтон принял аналогичную позу. Оба выжидали, оценивая разделявшее их расстояние.

У Тарлтона было преимущество в виде лучшего оружия, однако свет лампы благоприятствовал маркизу. Стоявшая на столе лампа освещала Тарлтона, в то время как Кейн находился почти полностью в тени. Тарлтон не мог видеть его движений.

Затем в поле зрения появилась Джулиана со стулом в руках. Похоже, она намеревалась опустить его на голову Тарлтона. Но в этот момент Тарлтон шагнул вперед, уходя из освещенной полосы, и тем самым он избежал удара.

— Джулиана, назад! — крикнул Кейн. — Предоставь все мне! — Он больше не мог уделять ей внимание, ибо Тарлтон решительно двинулся вперед.

Однако Кейн уклонился от удара и тут же направил обломок бутылки в лицо противника. Тот парировал его выпад довольно легко, и схватка приняла затяжной характер; оба стали кружить по комнате, выискивая возможные слабости в обороне противника.

Вскоре Кейн понял: одной лишь бутылки недостаточно, чтобы нанести решающий удар. Значит, следовало обезоружить противника. Он попытался опрокинуть Тарлтона на пол ударами ног. Наконец ему это удалось сделать, но он и сам потерял равновесие, так что один из ударов ножа достиг цели — нож задел его правую руку.

«Первая кровь в пользу Тарлтона», — подумал он, увидев красное пятно на рукаве.

Однако Тарлтон дышал очень тяжело, и движения его были уже не столь быстрыми, как в начале схватки. Очевидно, удар ногой в колено серьезно ему повредил. Что же касается Кейна, то он почти не почувствовал раны в пылу боя и нанес еще один мощный удар ногой. Тарлтон продолжал свои наскоки и достаточно успешно защищался, но Кейн чувствовал, что противник слабеет.

В какой-то момент, изловчившись, Кейн нанес противнику очередной удар ногой, а затем еще и еще… Выпады Тарлтона сделались какими-то неверными и совсем уж неточными. А Кейн теперь выжидал подходящий момент, чтобы стремительно броситься вперед и выбить нож из руки противника.

Внезапно он заметил за спиной Тарлтона какое-то движение. Очевидно, Джулиана решила что-то предпринять. Ох, упаси его Бог от женщин, которые считают, что должны ввязываться в мужскую драку!..

Но противник тоже заметил Джулиану — Кейн прочитал это в его взгляде. Когда же Тарлтон попятился, подбираясь к Джулиане, Кейн понял, что должен как можно быстрее перехватить негодяя, иначе тот мог нанести Джулиане удар ножом.

Кейн притворился, что его беспокоит ранение, сделал вид, что совершенно забыл о своей защите. Обман удался, и Тарлтон бросился вперед, выставив перед собой нож. Кейн уже приготовился встретить противника надлежащим образом, но тут произошло то, чего никто из этих двоих не ожидал. На голову Тарлтона обрушилась лавина книг.

К счастью, Кейн успел отскочить в сторону, когда книжный шкаф рухнул на пол, загородив весь проход и придавив Генри Тарлтона.

— Проклятие! — заорал Кейн. — Джулиана, я же сказал тебе, чтобы ты предоставила это мне!

Стоя в другом конце прохода и тяжело дыша, она пробормотала:

— У него нож… Тебе была нужна помощь.

— Я чувствовал себя прекрасно. У меня в руке — бутылка!

Она возвела глаза к потолку.

— О Боже, Кейн, не напоминай мне о бутылке. Ты залил вином всю историческую секцию. А нож выглядел очень опасным…

— Больше никогда, никогда, никогда не ввязывайся в драку! — Кейн все кричал и кричал, опьяненный сознанием того, что все завершилось и что Джулиана цела и невредима. Она сейчас казалась такой маленькой и хрупкой… И у него кровь стыла в жилах при мысли о том, что он мог не вернуться вовремя, чтобы защитить ее от Тарлтона. Более того, он вообще мог здесь не оказаться, и тогда… Об этом даже подумать было страшно.

Джулиана же, подбоченившись, заявила:

— Не надо смотреть на меня так, словно я хотела ввязываться в вашу баталию. Очень надеюсь, что мне больше никогда не придется делать это снова. Надеюсь, что больше никогда в жизни не увижу такого и даже не услышу о подобном. Я не хочу теперь даже видеть нож! Даже резать им еду! — Голос ее прервался, и лицо исказилось, словно она собиралась разрыдаться.

Даже не утруждая себя мыслью о Тарлтоне, Кейн мгновенно перепрыгнул через упавший шкаф и заключил ее в объятия.

— Дорогая, никогда, никогда, никогда больше я не оставлю тебя одну. Я очень сожалею. Я не должен был уходить. Должен был остаться здесь, чтобы защитить тебя.

Джулиана всхлипнула и проговорила:

— Но ты же пришел… — Она смотрела на него своими огромными зелеными глазами, полными слез. — Ты же пришел, когда я нуждалась в тебе. Ах, он собирался меня убить…

Голос ее дрожал, и Кейн понимал: она вот-вот разрыдается. Он еще крепче прижат Джулиану к груди и стал целовать, нашептывая ей на ухо:

— Все хорошо, любовь моя. Ты в безопасности. Я очень сожалею о случившемся.

Вскоре она начала успокаиваться, и Кейн с облегчением вздохнул. Он думал о том, что всегда будет любить эту женщину и никогда больше не покинет ее. Но в какой-то момент он вдруг сообразил, что в доме царит странная тишина. Причем Тарлтон не издал ни звука после своего падения… Что же с ним произошло? Маркиз решил, что надо посмотреть, что случилось с этим человеком.

— Мы все же не одни, дорогая, — проговорил он, с неохотой выпуская Джулиану из объятий.

Шагнув в сторону, Кейн увидел Тарлтона, лежавшего лицом вниз; грудь его находилась под шкафом. Маркиз приложил пальцы к его виску и не почувствовал пульса.

— Дорогая, ты не поможешь мне приподнять эту штуку? — спросил он у Джулианы.

Совместными усилиями они сдвинули шкаф на несколько футов и обнаружили лужу крови. Кейн попытался вспомнить, в какой позе находился Тарлтон, когда Джулиана упала и обрушила шкаф. Усмехнувшись, он пробормотал:

— Похоже, мерзавец мертв. Он упал на свой собственный нож.

Глава 29


После долгих разговоров с констеблями, коронерами и адвокатами, а также со множеством людей, взволнованных смертью сэра Генри Тарлтона, Кейн вернулся на Сент-Мартинс-лейн. Джулиана же, сделав надлежащее заявление представителям суда на Боу-стрит, отправилась вместе с Кварто домой, чтобы немного поспать. Сейчас, после полудня, она встала, услышав стук в дверь.

Ужасно уставший Кейн сразу оживился при виде Джулианы. Она снова была в черном, но, славу Богу, без шляпки и с распущенными волосами. Как только дверь за ним закрылась, он обнял ее в темном проходе, счастливый тем, что может держать ее в своих объятиях. Нельзя сказать, что Джулиана воспротивилась этому, однако же очень быстро отстранилась от него.

— Должно быть, ты очень устал. — Она казалась взволнованной. — Проходи и выпей чаю.

Увидев убогую комнатку, Кейн вновь подумал о том, что следует немедленно, сию же минуту увезти отсюда Джулиану. Храп, донесшийся из угла, заставил его обратить внимание на Кварто, явно не выспавшегося. Кейн прекрасно знал, каковы могут быть в таком случае ощущения.

— Тебе на Боу-стрит наверняка задавали множество вопросов, — пробурчал он, рухнув в кресло. — Знаешь, душеприказчики Тарлтона готовы рассмотреть твой иск о том, что ты — дочь Джулиана.

— Спасибо тебе за помощь. Я бы просто не знала, с чего начинать.

Кейн отмахнулся от благодарности.

— Ты не должна благодарить меня. Нет ничего, чего я не сделал бы ради тебя. Я поручил старине Робинсону обсудить все детали. При наличии точной даты имеется реальный шанс отыскать церковь, где проходило венчание. Однако записи в книгах мисс Кумб могли бы помочь.

Джулиана тяжко вздохнула.

— Ох, я была не в состоянии спуститься в лавку, чтобы заняться записями. Но я думала об этом. Мне кажется, мисс Кумб потеряла доказательства, как бы они ни выглядели. Думаю, что она солгала сэру Генри Тарлтону, когда сказала, что предоставила их Джозефу. Иначе зачем бы Джозеф отправился в Фернли?

Кейн в задумчивости откинулся на спинку кресла. Немного помолчав, он сказал:

— Да, в этом есть резон. У него не было бы причин расспрашивать Фредерика Фиттерборна о замужестве Кассандры, если б мисс Кумб передала ему какие-либо доказательства.

— Вот именно. И по этой причине он купил у нее все эти ужасные книги. Видимо, решил, что документ затерялся где-то среди них. Она была старая и больная и не могла вспомнить, куда его запрятала.

— Ты продала что-нибудь из них?

— Вот это я и пытаюсь вспомнить… — Джулиана снова вздохнула. — Да, вероятно, кое-что продала. Ну, предположим, я продала ту книгу, в которой находится запись о венчании моих родителей. И тогда…

— И тогда люди поверят в это даже без записи, — подхватил маркиз. — Иначе зачем было Генри Тарлтону пытаться тебя убить? По крайней мере мы теперь точно знаем, что ты была внучкой сэра Томаса. Закодированная надпись в «Ромео и Джульетте» это подтверждает.

Джулиана пожала плечами:

— Да, пожалуй… Но это еще не означает, что я — его наследница.

— Плевать на эти деньги! Зачем нам состояние Тарлтона?

— Может, тебе и плевать, — заявила Джулиана, — но мне бы эти деньги не помешали.

— Джулиана… — Кейн внимательно посмотрел на нее. — Ты сознательно притворяешься глупенькой?

Она встала, обошла стол и приблизилась к креслу, в котором сидел маркиз.

— Это ты, Кейн, притворяешься глупцом. Даже если я наследница Томаса Тарлтона… Я совершенно не подходящая для тебя жена. Я вдова книготорговца и сама жила торговлей. Это будет смехотворно неравный брак. Сейчас, когда ты уладил свои разногласия с матерью, ничто не помешает тебе в твоих поисках найти аристократическую невесту. Тебе нужна женщина, которая близка тебе по положению. Ведь ты наверняка займешь свое место в светском обществе. Она поможет тебе занять и место в парламенте. И сделает для тебя много чего другого. Именно такая женщина сможет надлежащим образом представить Эстер в свете. — Сжав кулаки и свирепо нахмурив брови, Джулиана добавила: — Ты не нуждаешься во мне.

— Ты права, — кивнул маркиз. — Я действительно не нуждаюсь в тебе.

Джулиана уставилась на него в изумлении. А он, развалившись в кресле, смотрел на нее с каким-то странным выражением.

— Да, я не нуждаюсь ни в тебе, ни в любой другой невесте, — продолжал Кейн. — И мне плевать на светское общество. Общаться со светскими людьми ужасно скучно и неинтересно. Что же касается аристократической невесты… — Маркиз усмехнулся. — Видишь ли, в парламенте, то есть в палате лордов, — там вообще нет женщин, даже аристократических. Так что жена-аристократка едва ли будет мне полезна. Моя тетя сумеет вывести Эстер в свет, и она будет счастлива этим заниматься, пока я плачу по счетам за ее гардероб. Выходит, мне вообще не нужно жениться. Так гораздо удобнее, верно? Ведь сейчас я могу делать все, что хочу.

— Да, вижу… — Джулиана почувствовала себя дурочкой. Она-то с пафосом говорила о своем самоотречении, а Кейн дает ей понять, что у него вообще нет намерения жениться. Он лишь хотел, чтобы она помогла ему сделаться опекуном Эстер.

— И чего же ты хочешь? — спросила она, презирая себя за этот вопрос. И все же она прекрасно знала, что будет тосковать по нему, никогда не сможет его забыть.

Джулиана со вздохом потупилась и вновь невольно сжала кулаки. И в тот же миг Кейн поднялся на ноги. Взяв ее лицо в ладони, он тихо сказал:

— Дорогая, разожми кулачки. — Его «бархатный» голос подействовал на нее также, как обычно. Она разжала пальцы, и Кейн прошептал: — А теперь посмотри на меня.

Глаза его горели, а на губах играла ласковая улыбка. Джулиана смотрела на него как загипнотизированная, и в ее сердце затеплилась надежда.

— Так вот, я скажу тебе, чего я хочу, — продолжал Кейн. — Я хочу быть с тобой до конца своей жизни. Хочу ложиться с тобой в постель каждый вечер, а среди ночи просыпаться и предаваться любви. По утрам тоже, разумеется. Я хочу покупать книги вместе с тобой, спорить о них и не слушать тебя, когда ты будешь говорить, что я слишком дорого плачу. Я хочу одеть тебя в шелка и кружева самых роскошных цветов, чтобы затем снимать их с тебя и любоваться тобой. Хочу, чтобы ты удержала мою сестру от желания одеваться в пурпурные тона. Хочу, чтобы ты была рядом со мной, когда я вернусь домой, чтобы примириться со своей матерью. Хочу, чтобы ты была маркизой Чейз и матерью следующих маркизов.

Тут Кейн, как и в первый раз, когда делал ей предложение, опустился на одно колено и вновь заговорил:

— Моя дражайшая Джулиана, окажешь ли ты мне честь стать моей женой? Не потому, что я «нуждаюсь», а потому, что я «хочу» жениться на тебе.

Джулиана раскрыла рот, но тут же почувствовала, что не может вымолвить на слова.

— Нет-нет, не говори ничего, пока я не закончу, — тут же сказал Кейн. — Так вот, есть только одна причина для твоего отказа. Ты можешь отказать мне, если не любишь меня так же, как люблю тебя я.

И тут ей наконец-то удалось заговорить:

— Какой же ты глупый, Кейн! Разумеется, я люблю тебя! Ну как я могу не любить тебя?

— Дорогая, я мог бы говорить еще долго, но, похоже, самое главное я уже сказал. Так, значит, «да»?

Джулиана выбросила вперед руки, чтобы обнять Кейна за шею, и оба, не удержавшись, повалились на пол.

— Да, да, да! Я выйду за тебя замуж! — прокричала она.

Жаркий поцелуй, который мог бы превратиться в нечто еще более жаркое, был прерван лаем Кварто: он явно не одобрил того, что на принадлежавшем ему полу катаются два человеческих тела.

— И я должен содержать этого пса до конца его жизни? — с ухмылкой спросил Кейн.

— Да, конечно. Ведь это ты подарил его мне, — ответила Джулиана, поднимаясь со своего возлюбленного.

Оба поднялись на ноги, и Кейн добавил:

— Он не только не проявил себя как сторожевой пес, но еще и не имеет понятия о том, где ему сейчас положено находиться.

Тяжело дыша, Кварто уселся на задние лапы. С его большого розового языка падали капли слюны.

— Он большой и очень красивый мальчик, — с улыбкой сказала Джулиана. — И он всегда будет со мной.

Кварто на сей раз воздержался от возражений. Видимо, слова хозяйки его вполне устраивали. Кейн же снова сел в кресло и усадил Джулиану себе на колени. Уткнувшись носом ей в шею, он прошептал:

— Давай поженимся завтра же. Тебе больше не следует здесь оставаться.

— Да, очень хорошо… — ответила Джулиана; она, казалось, о чем-то задумалась.

— Дорогая, мне нравится, что ты со мной не споришь. Надеюсь, что так будет всегда.

— Не рассчитывай на это. Просто сегодня я в каком-то… благодушном настроении. — Она взяла его лицо в ладони и поцеловала в губы. — Кейн, я люблю тебя!

— А когда ты поняла, что любишь меня? — спросил он минуту спустя.

— В ризнице Грейтфилда, когда я узнала про Амнона и поняла, от какой ужасной несправедливости ты страдал.

— Тебе потребовалось так много времени?.. Я понял, что люблю тебя, на несколько недель раньше.

— В самом деле?

— Это случилось, когда я увидел тебя в черном бархате в гостиной сестер Берри. Ты беседовала с этим ослом Гилбертом, а он все время таращился на тебя. Мне ужасно захотелось оттащить его и сказать ему «она моя», захотелось даже вышвырнуть его из окошка.

Джулиана весело рассмеялась.

— Ты, в сущности, так и сделал! О, бедный мистер Гилберт! Он был здесь совсем недавно, незадолго до твоего прихода. Ужасная новость распространилась по городу за несколько часов, и он пришел извиняться за то, что познакомил меня с Генри Тарлтоном.

— Ему действительно следовало извиниться.

— Как-то раз я рассказала мистеру Гилберту о книгах Кумб, которые находились в дальней комнате, и он сказал об этом сэру Генри. Именно поэтому тот снова начал совершать ночные вторжения в мою лавку. Пытался найти доказательства венчания… Мистер Гилберт чувствует себя ужасно из-за того, что случилось. И еще он ужасно взволновался, узнав, что я — внучка двух таких известных книжников. — Джулиана лукаво улыбнулась и добавила: — Знаешь, мистер Гилберт — единственный настоящий джентльмен во всем Лондоне.

— Охотно верю, — проворчал Кейн. — Но я не хочу видеть его рядом с тобой.

Джулиана мысленно улыбнулась. Чувствовалось, что Кейн ревнует. Неужели он и в самом деле мог поверить, что она — или любая другая женщина — может предпочесть ему Гилберта? Однако совсем недавно, всего лишь несколько недель назад, Гилберт казался ей образцом солидности, книжником с безупречной репутацией, приятным контрастом необузданному, ненадежному, легкомысленному маркизу. Но теперь-то она знала, каков Кейн на самом деле. Он был совсем не таким, каким казался вначале. Снова улыбнувшись, Джулиана проговорила:

— Поверь, меня совершенно не интересует Мэтью Гилберт. Ведь теперь я невеста самого лучшего из мужчин. — Чуть отстранившись, она заглянула Кейну в глаза. — И ты самый добрый из всех, кого я только знала. Ты защищаешь несчастных женщин. Ты любишь свою сестру, своих друзей, даже мать. Ты необыкновенно умен и проницателен. Без тебя я бы никогда ничего не узнала о своих родителях. К тому же ты необычайно остроумный и веселый. И еще… Знаешь, тебе достаточно лишь посмотреть на меня своими чудесными голубыми глазами — и мне ужасно хочется лечь с тобой в постель.

Кейн молча смотрел на нее, и Джулиана видела, как выражение неуверенности на его лице сменялось радостью и даже ликованием. Но он по-прежнему молчал, и Джулиана с серьезнейшим видом добавила:

— И самое главное: нет сомнений, что ты станешь замечательным ценителем книг.

Кейн рассмеялся и сказал:

— Я рад, что мне удалось выдержать это самое важное испытание. Но не могли бы мы сейчас подняться на ноги, чтобы я посмотрел на тебя так, как следует на тебя смотреть?

Джулиана тотчас же соскочила с колен жениха и взяла его за руку.

— Конечно, смотри, дорогой. Но лучше делать это в спальне.

Глава 30


Хотя одиннадцать часов пробило уже давно, лорд Чейз нашел свою жену в библиотеке, среди упаковочных клетей и корзин, собранных слугами в книжной лавке на Сент-Мартинс-лейн и доставленных на Беркли-сквер. Джулиана расположилась на библиотечной лесенке, а перед ней на огромном столе громоздились стопки томов. И, как всегда, в руках у нее была какая-то книга. На ней было облегающее шелковое красное платье, не скрывавшее самых соблазнительных частей фигуры, а ее распущенные волосы падали на плечи и на спину. При виде такого зрелища Кейн замер на мгновение. Обедать с приятелями, конечно же, было приятно, но он пока что не до такой степени изменился, чтобы мужскую компанию предпочесть женской.

— Дорогая, извини, задержался, — сказал он, целуя жену.

Она взглянула на него вопросительно:

— И что же вы решили?

Он взял у жены книгу и отложил в сторону. Затем снял ее с лесенки и поставил перед собой.

— После некоторой дискуссии было решено назвать нашу ассоциацию «Бургундским клубом» — в честь того, что я потратил фантастическую сумму, дабы вернуть книгу, считавшуюся нашей семейной ценностью.

— «Бургундский клуб»? Похоже… на питейный клуб.

— Не сомневаюсь, что его члены разопьют несколько бутылок бургундского по такому случаю.

Джулиана иронически хмыкнула.

— Что еще?

— Айверли не намерен сдавать свои позиции. «Бургундский клуб» будет исключительно мужским. — Кейн привлек жену к себе и нежно поцеловал.

— Что ж, меня это нисколько не удивляет, — ответила Джулиана.

Казалось, она совершенно не расстроилась из-за того, что общество библиофилов, основанное для того, чтобы отпраздновать результаты аукциона Тарлтона, будет исключительно мужским. Возможно, все объяснялось тем, что Кейн, пытаясь «смягчить удар», покрывал поцелуями ее шею и плечи.

— Но я решил, что выйду из него, — продолжал он, снова касаясь губами ее шеи.

Джулиана покачала головой:

— Нет, ты не должен этого делать. — Голос ее сделался прерывистым. — Если ты раз в месяц хочешь пообедать с этими глупцами… Что ж, я не возражаю. Уверяю тебя, мы с Эстер найдем чем занять себя. Ой!.. — Последнее восклицание было реакцией на более смелую ласку мужа.

— Дорогая, ты прекраснейшая из женщин, а Айверли — просто болван. Этот человек даже не подозревает, как приятно иметь жену. Разумеется, лишь в том случае, если твоя жена — лучшая на свете!

Рука Кейна скользнула в вырез ее платья и коснулась груди. А другой рукой он поглаживал бедро Джулианы. «Какая же она соблазнительная…» — думал он улыбаясь.

Джулиана тихонько застонала и тут же прошептала:

— Ты не беспокойся за меня, дорогой. Я позабочусь об Айверли. У меня уже есть план.

Ни одна другая женщина не была столь прекрасно жестокой. Ему вдруг ужасно захотелось узнать, какую страшную месть она приготовила для Себастьяна Айверли, ставшего, несмотря на все свои недостатки, его, Кейна, другом.

Тут Джулиана качнула бедрами и сунула пальчики под его парчовый жилет. Кейн шумно выдохнул — и тотчас же утратил всякий интерес к своим приятелям-книжникам. Осторожно приподняв жену, он усадил ее на край стола — его мраморная поверхность была холодной, но он по опыту знал, что они скоро ее согреют; они столь часто занимались «подогревом» стола, что Джулиана все еще никак не могла разобрать книги.

— У тебя новое платье? — спросил маркиз.

— Я купила его, чтобы оно гармонировало с твоей каретой.

Платье скользнуло вверх, и под ним обнажились шелковые чулки такого же красного цвета. Кейну платье очень понравилось. И еще больше нравилось то, что под ним совершенно не было нижнего белья.

— Замечательное платье, дорогая.

— Я купила его на Кондуит-стрит.

— Знаешь, ты не должна больше покупать наряды у миссис Тиммс. — Рука его скользнула между ног жены, и он убедился в том, что она вполне готова к любовной игре.

— Ой, Кейн, ты делаешь так приятно!..

Решив, что пора прервать беседу, Джулиана занялась пуговицами мужа, при этом она что-то тихонько мурлыкала в ответ на его интимные ласки.

Но Кейну казалось, что она все делает слишком медленно. Решительно взявшись за дело, он ускорил процесс расстегивания брюк. Джулиана же, опираясь на локти, откинулась на спину; расположившись на столе рядом со стопой книг, она предоставила мужу возможность увидеть необыкновенно соблазнительное зрелище. И в тот момент, когда Кейн уже приготовился со всем пылом погрузиться в открывшийся колодец любви, он вдруг почему-то обратил внимание на одну из книг, вернее — на ее название.

В последующие годы маркиз скажет, что столь странное поведение являлось доказательством того, что он заразился библиоманией. Ему предоставился выбор между полуобнаженной, лежавшей в соблазнительной позе женой и двумя томами, переплетенными в голубой сафьян. Разумеется, он сосредоточил внимание на этих книгах всего лишь на минуту, но все же…

— В чем дело? — спросила Джулиана, явно рассердившись из-за того, что ею пренебрегли.

Кейн держал по тому в каждой руке и, нахмурившись, разглядывал корешки.

— Эта книга всегда в двух томах? — пробормотал он в задумчивости.

Джулиана приподнялась и села на столе. Затем соскочила на пол.

— О Господи!.. — воскликнула она. — Когда ты начал обращать внимание на такие вещи?! Наверное, это все из-за меня!

Он передал ей один том и раскрыл другой. Джулиана посмотрела на корешок. «Избранные проповеди северных епископов, том II».

— Какое имеет значение, сколько томов этой невероятно скучной книги опубликовано? — спросила она. И вдруг поняла. — О, это, должно быть, книга Кумб! Но я не помню, чтобы когда-либо видела ее. Вероятно, ее ошибочно поставили не на ту полку. Я только что распаковала корзину с книгами по английской топографии, и вот… Не понимаю, как она попала сюда.

— У моей матери есть такая же.

— Похоже, книга ужасно скучная. — Джулиана раскрыла том II и перевернула несколько страниц. — В ней избыток иллюстраций, — сказала она, и сердце ее гулко застучало.

— Что же это означает?

— Ну, это совершенно новая мода, — объяснила Джулиана. — Коллекционер собирает материал, относящийся к предмету его интереса. Гравюры, портреты, письма, документы… Затем переплетчик делает специальный, совершенно уникальный экземпляр книги, вставляя туда все дополнительные материалы. Есть много таких изданий, например, «Жизнь Нельсона» Саути. Многие епископы, похоже, являются кандидатами на подобное внимание. А мисс Кумб обошлась так со всей церковной историей.

Кейну не требовалось дальнейших объяснений. Каждый стал листать свой экземпляр тома проповедей.

— Здесь есть несколько документов, которые следовало бы изъять из этого фолианта, — сказала наконец Джулиана. — Например, вот это письмо от епископа Даремского о назначении священника. А вот свидетельство о браке, подписанное епископом церкви Сент-Азаф.

Джулиана продолжала листать книгу. И наконец, почти в самом конце тома, нашла запись о венчании Джулиана Тарлтона и Кассандры Фиттерборн 27 марта 1795 года в церкви Святого Катберта, что в Ливерпуле. Подпись, удостоверяющая церемонию, принадлежала его преподобию Сэмюелу Морленду, который в соответствии с примечанием мисс Кумб на следующий год был назначен епископом в Ланкастер.

— Они и в самом деле были женаты, — сказала Джулиана. — До нынешнего момента я не очень-то верила в это.

Она перевела взгляд на Кейна, смотревшего на нее с любовью и нежностью. И конечно же, он был очень рад, что они наконец-то узнали всю правду о ее родителях. Он молча протянул ей руку, и сердце ее наполнилось теплом. Как же ей повезло в жизни, что она встретила такого замечательного человека!..

Муж ласково улыбнулся ей и сказал:

— Выходит, что с твоим рождением все в порядке, дорогая. Для меня, впрочем, это не столь уж важно, но я знаю, что это значит для тебя.

— Это будет хорошо и для Эстер, — заметила Джулиана.

— А также для наших с тобой детей. — Они не вели разговоров об отпрысках, но было ясно, что их появления следовало ожидать.

Джулиана одарила мужа томным взглядом, затем покосилась на стол. Но Кейн, сделав вид, что не понял намек, взял жену за руку и повел к двери.

Она взглянула на него с удивлением:

— Куда мы?..

— В постель, разумеется.

— Но почему мы должны ждать? Ведь наверх долго подниматься…

— Видите ли, леди Чейз, только что вы стали уважаемой дамой. Во всех отношениях. А такие дамы, насколько мне известно, предаются любви только в постели.

— Неужели всегда? — Джулиана надула губки.

Кейн остановился и привлек жену к себе. Заглянув ей в глаза, он с лукавой улыбкой ответил:

— Не беспокойся, дорогая. Обещаю, что время от времени именно ты будешь определять, как должна вести себя маркиза Чейз.


Примечания

1

Очень красивый часослов (фр.).

(обратно)

2

Приятная.

(обратно)

3

Горькая.

(обратно)

4

Решающий удар (фр.).

(обратно)

5

Подружек (фр.).

(обратно)

6

Рожденная далеко (англ.).

(обратно)

7

Имеется в виду Австралия, куда отправляли преступников.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30