загрузка...
Перескочить к меню

Греция и Рим, энциклопедия военной истории (fb2)

файл не оценён - Греция и Рим, энциклопедия военной истории 17149K, 592с. (скачать fb2) - Питер Коннолли

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



ГРЕЦИЯ И МАКЕДОНИЯ. ГОРОДА-ГОСУДАРСТВА В 800-360 ГГ. ДО Н.Э. ВОЮЮЩИЕ ГОСУДАРСТВА

Введение

Вскоре после 1200 г. до н.э. великая цивилизация эпохи бронзы, которая в течение нескольких столетий процветала в Греции, начала приходить в упадок и в конце концов погибла. На юг хлынули варварские племена, которые уничтожили последние остатки микенской культуры. Начались темные века. Данная книга представляет собой обзор военных систем, которые уходят своими корнями в эти времена. Автор намеревался про­следить развитие военной организации, тактики и вооружения в Греции и Италии с VIII в. до н.э. — времени, когда в Греции вновь начала возникать цивилизация, — и до новых темных веков, наступивших с низвержением Римской империи на западе. Как Греции, так и Риму пришлось выдержать суровые испытания. Для Греции это были времена персидского вторжения, в начале V в. до н.э., а Рим оказался в критической ситуации 260 лет спустя, когда величайший из полководцев древности, Ганнибал, вторгся на территорию Италии. Обе эти войны рассмотрены в книге достаточно подробно — для того, чтобы показать, как справились с положением две различные военные системы. Большая часть организации и снаряжения была заимствована Римом у тех народов, с которыми он воевал, — этрусков, самнитов, кельтов, карфагенян и, разумеется, греков. В данной работе я собираюсь рассказать и о том, в чем именно заключался вклад этих народов. Уже в позднемикенский период, в XIII и XII вв. до н.э., влияние центральной Европы отчетливо чувствовалось в эгейском регионе. Оно продолжало ощущаться и в последующие века. К тому времени, как были записаны эпические произведения Гомера, относящиеся к микенскому периоду, «Одиссея» и «Илиада», наиболее древних видов вооружения уже почти что не существовало. По этой причине автор не рассматривает бронзовый век, кроме тех случаев, когда наличие преемственности бросается в глаза. Наши знания о VIII и VII вв. весьма обрывочны, но события VI и последующих веков отражены в исторических источниках достаточно подробно. Шестой и пятый века до н.э. прошли под знаком подъема Персии, а затем жестокой войны, разразившейся между Спартой и Афинами. Этот исторический период очень хорошо отражен в свидетельствах двух великих писателей — Геродота, который жил во времена персидского вторжения в Грецию, и Фукидида, крупнейшего античного историка, который сам оказался вовлеченным в события войны между Афинами и Спартой. К этим двум авторам следует добавить Ксенофонта, который писал примерно в начале IV в. до н.э. Хотя Ксенофонта нельзя поставить в один ряд с Геродотом или Фукидидом, он был воином и много лет служил у спартанцев, а потому его свидетельства являются бесценным источником информации о спартанской военной системе. Перечисленные письменные источники подтверждаются множеством археологических находок. Так, после сражения победитель обычно посвящал какое-либо оружие в святилище, например, в Олимпии. Со временем подобные храмы оказывались настолько переполнены оружием, что самые старые приношения приходилось выбрасывать. В Олимпии часть подобного оружия оказалась захороненной в ручьях или старых колодцах, а часть была использована для укрепления стенок стадиона, где недавно и была найдена во время археологических раскопок.

Воюющие государства

Вскоре после 1200 г. до н.э., когда пали микенские государства, орды диких племен, хотя и говоривших по-гречески, но происходивших из гористого северо-западного региона, вторглись в южную Грецию. Самыми грозными из этих захватчиков были дорийцы. Многие из исконных жителей бежали тогда из Греции и поселились вдоль западного побережья Малой Азии (на территории современной Турции) в местности, получившей название Иония. Вторжения и последовавшие за ними миграции закончились примерно к 1000 г. до н.э. Затем начался период основания поселений, и жизнь постепенно начала входить в нормальную колею. Возникшие небольшие государства состояли из нескольких деревень, земли которых были объединены под властью наследственного военного вождя. Такие маленькие государства постепенно объединялись, и к VIII в. начала возникать характерная для Греции политическая структура. Это был полис, то есть город-государство, когда управление территорией было сосредоточено в одном городе. Постепенно мощные города, прежде всего Спарта и Афины, начали поглощать своих соседей. В Афинах царь впоследствии был изгнан и власть перешла к знати. Со временем аристократы также были сброшены и государство оказалось в руках тиранов. Слово «тиран» первоначально не имело нынешнего отрицательного значения. Это были правители, которые зачастую делали вид, что действуют «в интересах народа». Но наконец тираны были низвержены, и в Афинах установилась демократия. Это произошло непосредственно перед началом греко-персидских войн. В этот период Афины контролировали всю Аттику. К 500 г. до н.э. они стали культурным центром эллинского мира и самым могущественным государством в центральной Греции. Совсем иным путем шло развитие Спарты. Спартанцы вели свое происхождение от дорийцев, которые завоевали Лаконию. Они подчинили себе местное население и обратили часть его в рабов. Таких рабов стали называть «илотами». Они были прикреплены к земле и принуждены работать в принадлежащих государству хозяйствах, которые обеспечивали спартанцев всем необходимым. Остальным подчиненным народам, которых называли «периэки», была предоставлена большая независимость, однако они были обязаны поставлять Спарте воинов. В сражениях спартанцами командовали два царя, власть которых передавалась по наследству. К концу VII в. Спарта захватила расположен­ную на западе Мессению и стала контролировать весь южный Пелопоннес. За следующие сто лет, когда убеждением, а когда и принуждением, Спарта смогла организовать государства Пелопоннеса в союз, который именовался тогда «Лакедемоняне и их союзники». Сейчас мы чаще называем его просто Пелопоннесским союзом. В середине VI в. власть в Афинах захватил тиран Писистрат. Он, а затем его сын Гиппарх с небольшими перерывами правили Афинами на протяжении полувека, покуда не были смещены спартанским царем Клеоменом, который вторгся в Аттику в 511 г. до н.э. Разразилась подстрекаемая тиранами гражданская смута, в которой боролись за власть сторонники демократии и олигархии. Когда был свергнут представитель олигархии Исагор, он обратился за помощью к своему другу Клеомену. Тот с небольшим отрядом своих сторонников снова захватил Афины. Авторитет Спарты был тогда настолько велик, что Клеомен взял город без единой стычки и обосновался на Акрополе. Когда афиняне узнали о малочисленности отряда Клеомена, они осадили Акрополь, и спартанский царь был вынужден сдаться, поскольку его людям угрожал голод. Афинянам, опасавшимся ответных действий спартанцев, пришлось отпустить царя с его отрядом. Разъяренный подобным унижением Клеомен возвратился в Спарту и поднял на войну с Афинами весь Пелопоннесский союз. Вместе со вторым царем, Демаратом, он повел армию к границам Аттики. Фивы и Халкида, расположенные на севере извечные соперники Афин, воспользовались представившейся возможностью и также активизировались. Однако в рядах пелопоннесцев еще до начала военных действий возник раскол. Многие из союзных Спарте государств отказались сражаться за Клеомена в его личной войне. Демарат также решил остаться в стороне, и армия развалилась. Афиняне с трудом могли поверить в подобное везение, но у них хватило ума воспользоваться сложившейся ситуацией. Афинское войско двинулось на север и в тот же день разбило фиванцев и халкидян, причем Халкида стала афинской колонией. Фивы продолжили войну, к которой позднее присоединился другой торговый соперник Афин, остров Эгина. В ходе этой войны Афины утвердились как реальная военная сила — борьба с Эгиной вынудила город построить военный флот, который уже через несколько лет стал сильнейшим в Греции.

Подъем Персии

Тем временем на Греции начали сказываться события, происходившие в Азии. В конце VII в. до н.э. развалилась огромная Ассирийская держава, а уже к середине следующего века поднялся новый гигант, который оказался способен поглотить все предыдущие царства. Это была Персия. В 546 г. пало Лидийское царство, и Дарий I стал править на всей территории Малой Азии (совр. Турция). Один за другим подчинялись персам греческие города, расположенные на побережье. Жители некоторых городов, не желая жить в рабстве, предпочитали отправиться за море. Фокийцы, подобно легендарному Энею, пересекли Эгейское и Адриатическое моря и наконец основали колонию Алалия на острове Корсика. Однако в 535 г. они были вытеснены оттуда этрусками и в конце концов присоединились к колонии Массилия (совр. Марсель) на южном побережье Франции. В 510 г., когда все острова вдоль побережья Малой Азии оказались в руках персов, Дарий отправился в Европу. Пройдя вдоль западного побережья Черного моря, он пересек Дунай и вторгся в Скифию. Затем персы опустошили Фракию и вынудили подчиниться Македонию. Теперь между греческими государствами и Персией стояла только Фессалия. В 500 г. греческие города в Малой Азии, предводительствуемые Милетом, восстали и обратились за помощью к своим западным соплеменникам. Афины и Эретрия, город, расположенный на западном побережье Эвбеи, отправили экспедицию в Ионию, где их войска захватили и сожгли Сарды, столицу персидской сатрапии. Персы безжалостно подавили восстание — они стерли Милет с лица земли, а всех его жителей обратили в рабство. К 494 г. восстание завершилось и персы приготовились к карательному походу против Греции. Вначале они отправили туда посольство с требованием земли и воды — традиционных символов подчинения. Практически все греческие государства отказались, однако Эгина, имевшая торговые связи с востоком, согласилась подчиниться. Этот остров расположен в заливе Сарон, всего лишь в 10 км от побережья Аттики. Он контролировал доступ к афинским гаваням. Попади Эгина под контроль персов, Афины бы просто задохнулись. Остров являлся членом Пелопоннесского союза, и Афины обратились за помощью к своему старому врагу Клеомену. Спартанский царь принял сторону афинян, однако Демарат оказался против. Та скрытая неприязнь, что возникла между двумя царями 17 лет назад, после неудавшейся попытки захватить Аттику, теперь вспыхнула открыто. Клеомен выдвинул против Демарата обвинение в незаконнорожденности, и последний был низложен. Бывший царь бежал из Греции и нашел убежище у персов. Клеомен, избавившись от партнера, принудил Эгину вернуться к прежним клятвам верности и заключил с Афинами союз против надвигающегося вторжения. Очевидно, что персы намеревались провести лишь ограниченную карательную операцию, направленную против Афин и Эретрии, поддерживавших восстание в Ионии. В 490 г. персы напали с моря. Они разграбили Эретрию, и персидский флот переместился в Марафонский залив, готовый к нападению на Афины. Афиняне послали гонца в Спарту и отправились маршем навстречу захватчикам. Информация о том, что случилось при Марафоне, достаточно путаная, и, возможно, мы так никогда и не узнаем правды. Спартанцы отложили свой поход, поскольку у них был праздник, и прибыли на поле сражения слишком поздно. К своему изумлению, они обнаружили, что афиняне разгромили персов и вытеснили их из Аттики. Поражение при Марафоне только разозлило персов. Все понимали, что этим дело не закончится. Однако прошло 10 лет, прежде чем они предприняли новую попытку. Тем временем Афины успели увеличить размер своего флота так, что он стал равен объединенному флоту всех остальных греческих государств. Когда стало очевидно, что персидского вторжения не миновать, в Коринфе собрался совет, целью которого являлось уладить внутренние разногласия греческих государств и организовать их так, чтобы они могли сражаться единым фронтом. Весной 480 г. до н.э. персидский царь Ксеркс, при котором находился низложенный спартанский царь Демарат, пересек Геллеспонт. Его огромная армия устремилась на Грецию, в то время как флот, сопровождавший ее, следовал вдоль побережья. Персидские войска прошли через Фракию на земли Македонии, строя по мере своего продвижения дорогу. Геродот рассказывает, что фракийцы были поражены благоговейным страхом настолько, что даже в его дни они не осмеливались ни пахать, ни сеять там, где прошла когда-то персидская армия.

Армия персов

Древние греки были уверены, что армия Ксеркса насчитывала 3 миллиона человек, не считая обоза. Геродот дает нам общую цифру в пять с четвертью миллионов, однако сам он явно немного сомневается в том, что такую армию можно было прокормить. В конце 1920-х годов генерал Фредерик Морис предпринял скрупулезное изучение похода Ксеркса от Геллеспонта, обращая внимание, в частности, на проблему снабжения войска питьевой водой. Он пришел к выводу, что персидская армия не могла состоять более чем из 210 000 человек и 75 000 животных. Возможно, что уровень осадков в то время был сравнительно выше, чем сейчас, и тогда эти цифры можно слегка увеличить. Однако даже в этом случае их количество вряд ли могло превысить 250 000 человек; три четверти от этого числа могли составлять воины.

Персидский воин, вооруженный копьем и луком. Возможно, это изображение «бессмертного» — одного из десятитысячной элиты личных телохранителей персидского царя. Сузы, V в. до н.э. Ныне находится в Лувре, Париж. 1, 2, 3 — два наконечника для стрел и камень для пращи, найденные у Марафона. Британский музей. 4 — наконечник стрелы с места «последнего рубежа» в Фермопильском проходе. Национальный Археологический музей, Афины. 5 — умбон персидского щита с о. Самос.

Персидская армия была многонациональной, собранной со всех концов обширной империи. Подобно римлянам, персы требовали войска со всех подвластных им народов. Большая часть персидской армии состояла из легковооруженных стрелков — лучников из центральной Азии или метателей дротиков из восточного Средиземноморья. Персы и мидяне, которые составляли ядро армии, носили свободные шапки, пестрые туники с длинными рукавами (а под ними короткий чешуйчатый панцирь) и штаны. У них были плетеные, возможно, покрытые кожей щиты, которые с виду напоминали беотийские — с расположенной в центре ручкой и закрепленным напротив нее с внешней стороны умбоном. Их вооружение состояло из короткого, длиной около двух метров, копья, длинного сложносоставного лука, к которому прилагались камышовые стрелы с бронзовыми наконечниками, и кинжала, носимого на правом боку. Элиту персидской армии составляли личные телохранители царя, десять тысяч «бессмертных», которых именовали так потому, что их количество всегда оставалось неизменным. Их личное снаряжение отличалось от вооружения прочих персов только богатством отделки. Персидская конница была вооружена точно так же, как пехота, за исключением того, что у некоторых были металлические шлемы. Геродот сообщает, что численность всадников была 80 000, однако на самом деле вряд ли их могло быть больше восьми тысяч. Геродот говорит, что персидский флот состоял из 1207 триер, из которых 300 кораблей предоставили финикийцы, 200 — египтяне и 290 — ионийские греки. Возможно, историк описывает здесь общее количество кораблей персидского средиземноморского флота, а не то их число, что реально участвовало в военных действиях, поскольку из дальнейших свидетельств очевидно, что персы не имели подавляющего численного превосходства на море. Триера была основным кораблем того времени. Это было гребное судно, снабженное примерно 170 веслами, расположенными рядами на трех разных уровнях. В носовой части корабля, на .уровне воды, располагался окованный бронзой таран, или бивень, предназначенный для того, чтобы таранить и топить вражеские корабли. Этот тип корабля, с незначительными видоизменениями, использовался всеми средиземноморскими флотами того времени. Триеры несли на борту абордажную команду, чьей задачей являлась высадка на борт неприятельского корабля и его захват. Экипаж греческих кораблей включал 10 гоплитов и 4 лучников, тогда как каждый ионийский корабль нес от 30 до 40 человек абордажной команды. Они были вооружены преимущественно копьями, дротиками и секирами.

Защита Греции

Перед лицом нашествия Афины и Спарта забыли о своих противоречиях. Афины даже решились отдать все свои вооруженные силы, как корабли, так и людей, под командование Спарте. Было решено остановить персидскую армию в Темпейской долине, узком проходе у южного отрога горы Олимп. Еще до того как персы пересекли Геллеспонт, там было размещено войско в 10 000 гоплитов. Несомненно, что они смогли бы удержать узкие проходы к югу и западу от горы Олимп. Однако в силу каких-то причин, возможно, потому, что войскам не хотелось сражаться так далеко от дома, эта упреждающая позиция была оставлена. Геродот предполагает, что армия отступила, поскольку в той местности действовали тайные пособники персов, и южные греки полагали, что уже не могут доверять своим северным союзникам. По словам Геродота, греки также опасались, что персидский флот может обойти их и высадить войска дальше по побережью.

Восточный шлем, возможно, финикийский, найденный в Олимпии. Вполне вероятно, что он уцелел со времен Марафонской битвы. Посвятительная надпись гласит: «Зевсу посвящают афиняне эту мидийскую добычу». Археологический музей, Олимпия.

Поскольку побережье было велико, греческий флот не мог гарантировать, что не допустит подобных действий со стороны персов. Возможно, что это и послужило главной причиной отступления. Фессалия была оставлена, и это серьезно сказалось на союзниках. Многие из северных городов были уверены, что Спарта в действительности собирается удерживать только Коринфский перешеек. На самом деле, этого мнения придерживались многие пелопоннесцы. В результате большинство северных городов решило подчиниться персам. Для того чтобы остановить их бегство, было наконец решено занять Фермопильский проход — место, название которого позднее стало символом героизма. Горы в Фермопилах подходят близко к морю, оставляя только два возможных пути на юг — один вдоль берега, а другой, чрезвычайно сложный, через горы. Сегодня между морем и горами расположена болотистая равнина, которая образовалась из-за наносов реки Сперхей, однако в V в. до н.э. там существовал только узкий проход. Эти горы, Каллидромонский хребет, тянутся вдоль побережья с востока на запад и в трех точках подходят очень близко к морю. Первое из этих мест, западный проход, расположено в самом начале пути. По словам Геродота, дорога там была настолько узка, что едва хватало места для одной повозки. Сами горы там еще не слишком высокие, и через них можно было легко пройти. После западного прохода путь расширялся, и там было расположено древнее поселение Анфела. Через два с половиной километра находилось селение Фермопилы, названное так в честь горячих источников, которые все еще существуют и в наши дни. Из-за того, что в воде источников содержится карбонад кальция, скалы вокруг них покрыты жесткой серой коркой. Над Фермопилами возвышается гора Застано высотой около километра, с которой можно контролировать среднюю часть прохода — выдающийся в море неподалеку скальный выступ. Вдоль этого выступа была стена, которая доходила до самых болот. Ее когда-то выстроили фокийцы для того, чтобы остановить вторгшихся в их страну малийцев. Тому, кто хотел бы обойти эту стену, пришлось бы перейти через гору Застано. Далее, примерно через три километра, располагается третья узкая точка прохода. Там, на уступе, обращенном в сторону болот, находилось древнее поселение под названием Альпены. Горы там низкие и легкопроходимые. Как уже говорилось, существовал другой — крутой и опасный — путь, ведущий в центральную Грецию. Он находился на западном конце горной цепи. Эта дорога шла вдоль реки Асоп, которая протекала через скалистое ущелье. В наши дни здесь есть железная и шоссейная дороги — первая проходит сквозь туннель, пробитый в западной стене ущелья, а вторая взбирается на восточные холмы, а затем бежит по горам над ущельем. Путь здесь стерегла древняя крепость Трахин, построенная на скалистых утесах, обращенных к западной стороне теснины. При наличии ожесточенной и хорошо организованной обороны вряд ли нашелся бы военачальник, который рискнул бы попытаться пересечь горы в этом месте.

Изображение Фермопильского прохода — таким, каким он мог быть в V в. до н.э. Лагерь персов располагался на равнине слева. Фокийская стена обозначена буквой А. Место, где произошло последнее сражение спартанцев, — буквой В.

Неподалеку от побережья расположен остров Эвбея. Он очень длинный, простирается на 175 км с северо-запада на юго-восток и отделен от материка только узким проливом. Здесь греческий флот мог в отличие от первоначального расположения в Темпейской долине помешать персам миновать греческую армию морем. Так выглядело место, которое греки выбрали для того, чтобы остановить персидское вторжение. Греки выслали авангард, задачей которого было подготовить позиции до подхода основных сил. Клеомен погиб семью годами раньше, и царем Спарты стал его младший брат Леонид. Именно он с отрядом из трехсот лучших спартанских воинов, которых именовали гиппеями, поспешил занять проход. Вместе со спартанцами пришли 2800 пелопоннесцев, однако надпись на памятнике, установленном в честь погибших в этой битве греков (его видел Геродот), сообщает о 4000 — на 900 человек больше, чем он сам перечислил; возможно, что сюда включили также илотов, которые всегда сопровождали армию спартанцев. По мере того, как спартанцы продвигались на север, к ним присоединились 700 феспийцев и 400 фиванцев. Затем армия пополнилась тысячей фокийцев и всем ополчением, которое смогли предоставить локры. Отряды действовали под командованием своих собственных военачальников, которых именовали стратегами. Греческие гоплиты использовали копье примерно в 2,5 м длиной, что предоставляло им некоторое преимущество перед персами. У гоплитов был также круглый щит, 80—90 см диаметром, панцирь, шлем и поножи. Они носили меч, которым пользовались только в случае утраты копья. Гоплиты воевали в строю, который назывался фаланга и состоял примерно из восьми шеренг. Такая фаланга состояла, возможно, из единиц по 100 человек каждая (они назывались лохи, lochoi), которые, в свою очередь, делились на четыре подразделения, каждое из которых состояло из трех групп по восемь воинов, находившихся под командованием младших командиров. Военачальник, распоряжающийся такой группой, обычно сражался в первом ряду. Эта система могла слегка варьироваться в разных государствах, а спартанцы к тому же усложнили дело, поскольку называли словом «лох» пять главных подразделений своей армии (см. стр. 41). Воинам, которые присоединились к Леониду в Фермопилах, сказали, что спартанцы — только головной отряд армии. Дойдя до места, войско разместилось у центрального прохода, рассчитывая получать съестные припасы из селения Альпены, расположенного у восточного прохода. Затем они начали восстанавливать древнюю стену, построенную фокийцами. Как раз перед Второй мировой войной археологи вели там раскопки, но обнаружили остатки древней стены только на самой верхушке гряды. Стена начиналась башней, а затем зигзагообразно спускалась вниз с горы. Она, видимо, шла поперек всего прохода и оканчивалась другой башней, у болот. Рядом с той из башен, что находилась у вершины, была узкая тропа, а Геродот упоминает о том, что таких троп существовало несколько. На вершине горы разместился отряд в 1000 фокийцев, который должен был помешать персам обойти позиции спартанцев по долине Асопа.

Фермопильский проход — так, как можно его увидеть с места «последнего рубежа». Слева видны утесы горы Застано, возвышающиеся над Фермопилами почти на тысячу метров. В древности береговая линия проходила сразу за современной дорогой, той, что справа.

Объединенный греческий флот, который состоял из 271 триеры, тем временем стал у мыса Артемисий, что находится на северном конце Эвбеи. Афинянам принадлежало 127 кораблей. Несколько позже к Артемисию отправились еще 80 триер, из которых 53 были афинскими, — эти суда находились в резерве и предназначались для того, чтобы не дать персидскому флоту обойти остров. Затем число триер увеличилось еще больше за счет кораблей из греческих колоний в Италии и с островов, попавших под владычество персов. Таким образом, у Артемисия собралось 386 кораблей, из которых почти половина принадлежала Афинам. Соединенным греческим флотом также командовал спартанец, Еврибиад, но у флота каждого отдельного государства был свой собственный флотоводец. Так, афинянами руководил хитроумный Фемистокл, которому отчасти был обязан появлением сам афинский флот. Поскольку греческий флот шел быстрее, чем сухопутные силы, он, видимо, занял свою позицию у Артемисия незадолго до того, как воины достигли Фермопил. Сейчас достаточно точно установлено место, где располагался храм Артемиды, в честь которого Артемисий получил свое имя. Оно совпадает с часовней Святого Георгия на холмах между Асмини и Курбатси. Местом стоянки греков мог быть широкий пляж в заливе Певки, который для этого прекрасно подходил. К западу от Певки простирается плоский песчаный берег, идущий вдоль всего северного побережья Эвбеи. Места там вполне хватило бы, чтобы вытащить корабли на берег, расположив их в один ряд. Наблюдательные посты разместились на холмах, и один из них был почти наверняка расположен у мыса Артемисий, в десяти километрах от залива Певки. Другой размещался на острове Скиаф, в четырех километрах от мыса Магнесия. Поскольку персидский флот плыл на юг, для того чтобы войти в Эвбейский пролив, ему пришлось бы пройти между Скиафом и материком. Заметив приближение персов, пост на Скиафе должен был зажечь сигнальный огонь, а пост у мыса Артемисий — передать это сообщение флоту в заливе Певки. На тот случай, если подать сигнал оказалось бы невозможным, у острова Скиаф дежурили три корабля. Для того чтобы поддерживать сообщение между морскими и наземными силами, греки отрядили два легких корабля — один располагался в Певки, а другой у Фермопил. Таково было расположение греческих сил, которое они заняли, ожидая прихода персов.

Карта центральной Греции, показывающая театр военных действий. Главные дороги обозначены бледно-желтым. Древние названия мест написаны крупным курсивом. Этот же способ обозначения будет сохраняться на протяжении всей книги.

Вторжение Ксеркса в Грецию

Армия и флот Ксеркса находились в это время в городе Ферма (совр. Салоники). После вторжения в Фессалию они должны были разделиться и вновь могли соединиться только у Эвбейского пролива. Должно быть, именно в Ферме был окончательно разработан план вторжения. Так как армия не могла продвигаться с той же скоростью, что и флот, она должна была отправиться на 11 дней раньше. Силы персов должны были объединиться у Малийского залива на четырнадцатый день, после того как армия обеспечила бы охрану стоянки для кораблей. Ксеркс уже знал, что проходы в Фессалию свободны, и проследовал туда, не встретив никакого сопротивления. Продвинувшись дальше на юг, он узнал от своих разведчиков, что спартанцы заняли Фермопильский проход. Геродот рассказывает, что великий царь послал всадника, чтобы тот разведал греческие позиции. Лазутчик смог подобраться настолько, что сумел заглянуть за стену у средних ворот, однако был не в состоянии разглядеть сам греческий лагерь. В тот день проход охраняли спартанцы. Лакедемоняне, сложив оружие у внешней стороны стены, занимались физическими упражнениями или же расчесывали свои длинные волосы. Услышав этот рассказ, Ксеркс велел послать за Демаратом, чтобы спросить его о смысле увиденного. Бывший царь объяснил, что в обычае спартанцев расчесывать волосы перед тем, как отправиться на опасное дело. Возможно, что этот рассказ апокрифичен, но он хорошо иллюстрирует тот трепет, который испытывали перед спартанцами их союзники-греки. Проходя по 20 километров в день, армия Ксеркса покрыла расстояние в 280 км и на четырнадцатый день после выхода из Фермы стала у Трахина, ожидая подхода флота. Персы отправили десять быстроходных кораблей для того, чтобы разведать обстановку на побережье. Они незаметно добрались до Скиафа и напали на три сторожевые триеры греков, находившиеся у острова. Геродот рассказывает, что, когда весть об этом дошла до флота, расположенного в Певки, греки запаниковали и ушли к Халкиде, оставив спартанцев без прикрытия. Прежде чем осудить этот поступок, следует учесть, что с помощью сигнального огня тогда можно было отправить только одно сообщение (см. стр. 275), и греки могли подумать, что на них движется весь персидский флот. Между тем его основная часть оставила Ферму на двенадцатый день после выступления армии. Корабли достигли области Керамидхи к северу от мыса Пори и остановились там на ночлег. Пологие берега в этих местах встречаются редко, и только первые из прибывших судов удалось полностью вытащить из воды — остальным пришлось стать на якорь на глубине примерно 8 метров. Ночь была ясная и тихая, но под утро разразился шторм, и многие корабли разбились о скалы. Шторм длился три дня, однако на четвертые сутки флот все же смог отправиться дальше — вокруг мыса Магнесия и пляжей у Афет. На второй день после начала бури наблюдатели, размещенные на высотах Эвбеи, доложили о потерях, понесенных персами. Греки, обрадованные этим известием, вернули свои корабли на прежнее место у Артемисия. Историки не без оснований подвергают сомнениям эту часть рассказа. Возможно, что наблюдательные посты на Скиафе (если они вообще остались там после того, как персы захватили три греческие триеры) и впрямь видели одно-два кораблекрушения. Однако далее в самый ясный день, а не то что в шторм, невозможно различить разбившуюся триеру с расстояния примерно в десять километров. Так что масштаб катастрофы должен был остаться грекам неизвестен. Может быть, этот фрагмент повествования был попыткой объяснить возвращение греческого флота обратно к Артемисию после того, как персидский флот добрался до Афет. Вполне возможно, что рассказ об отступлении к Халкиде вообще выдуман. Геродот мог также преувеличить ущерб, нанесенный штормом, а истинный размер персидского флота мог оказаться вовсе не таким уж огромным, как говорит об этом историк. Геродот знал, что тот флот, который встал у Афет, не слишком превышал греческий по количеству кораблей, поэтому он мог попытаться «уменьшить» его до разумных размеров, повествуя о том, что большая его часть разбилась в бурю. Спустя пару дней он спокойно «отправил на дно» еще 200 триер.

Битва за Фермопилы

К середине августа Ксеркс достиг Ламийской равнины. Он надеялся, что размер его объединенной армии породит в сердцах греков страх и они оставят свои станы. Великий царь не двигался с места четыре дня, вероятно, ожидая прибытия флота. Однако его все еще не было, а греки так же упрямо стояли в Фермопильском проходе. Ксеркс довольно выспренно приказал мидянам и киссиям (вооружение у них было одинаковое, но киссии носили на голове тюрбаны) атаковать греков и «привести их к нему живыми». Стремительные атаки мидян, казалось, не произвели на греков никакого впечатления. Увидев, что греки держатся стойко, Ксеркс приказал мидянам отступить и отправил в бой свою личную гвардию, «бессмертных», под предводительством Гидарна. Десятитысячный отряд первоклассных воинов самой большой армии в мире отправился в бой по приказу своего царя. Должно быть, тем, кто наблюдал это зрелище из персидского лагеря, ни за что не поверилось бы в то, что «бессмертные» могут потерпеть поражение. При виде приближающихся персов спартанцы вышли из-за стены, чтобы принять бой. Но, несмотря на свой грозный вид, «бессмертные» практически ничего не могли сделать с тяжеловооруженными спартанцами. В узком пространстве прохода их число не давало им преимущества, а копья, что были короче греческих, не позволяли подобраться поближе. Геродот пишет о любимом маневре спартанцев, когда они для вида обращались в бегство, а затем поворачивались и бросались на преследующего их врага. Не верится, однако, чтобы они стали пользоваться этим средством при подобных обстоятельствах и в таком тесном месте. Кроме того, поскольку греки защищались, им необходимо было держать строй: любое нарушение порядка в шеренгах могло дать персам шанс на победу. На следующий день персы снова атаковали. С ними по очереди сражался каждый из греческих отрядов, и, хотя греки понесли большие потери, в конце дня персы ничуть не приблизились к своей цели.

Прибытие персидского флота

Персидский флот прибыл к Афетам через 16 дней после выступления армии из Фермы. Точное место, где он встал на якорь, неизвестно. Геродот пишет, что оно было примерно в 80 стадиях (15 км) от Артемисия и что там было много питьевой воды. «Около 80 стадий» на деле может означать от 70 до 90 стадий (13—17 км). Это сужает территорию поиска до Олизонского или Платанийского заливов. В. К. Притчет, который много лет исследовал места знаменитых сражений Древней Греции, выдвигает убедительные доводы в пользу того, что это был именно Платанийский залив. Он состоит из ряда небольших пляжей, разделенных скалистыми мысами. Самый большой из этих пляжей всего 450 метров в длину. На этом пляже, расположенном к западу от Платании, находится источник. В самой Платании имеется небольшой ручей. Персам, которые вряд ли хотели и дальше терять корабли из-за капризов погоды, нужно было вытащить суда на берег. Следовательно, им требовалось достаточно места для того, чтобы разместить весь свой флот. Ни один из пляжей у Платании не может вместить более одного ряда кораблей. При условии, что весь флот состоит из 450 судов, каждому из которых требуется как минимум 7 метров, общая протяженность стоянки должна быть более трех километров. Платанийский залив мог вместить только около 80 судов, а залив к западу от него — около 65. Это означает, что весь остальной флот, по всей вероятности, поотрядно, разместился вдоль крошечных пляжей, протянувшихся на запад от Платании до Олизонского залива, расположенного шестью километрами дальше. Пляжи там такие узкие, что места хватило бы только для того, чтобы вытащить из воды корму корабля; при этом они обрываются в воду достаточно резко — следовательно, носы триер были скорее всего полностью на плаву. Такое положение можно считать обычным делом, когда сражение должно было вот-вот начаться — оно позволяло легко и быстро спустить корабли на воду. Вспомогательные суда могли просто стать на якорь вблизи берега. У греков, находившихся на южной стороне пролива, было одно существенное преимущество перед противником, разместившимся на северной стороне. Это преимущество давала легкая дымка, которая в течение почти всего дня не давала возможности разглядеть что-нибудь с северного берега, в то время как с южного все было прекрасно видно. Благодаря этому греки могли легко наблюдать за передвижениями персов, а их собственные действия оставались незаметными. Этим преимуществом они воспользовались с большой выгодой для себя. Персы опасались, что, когда они начнут атаку, греки могут отступить в узкую часть Эвбейского пролива, которая находится примерно на 20 км восточнее. Ширина пролива в этой части всего 3 километра, и греческие корабли с одинаковой легкостью могли как сражаться там, так и спастись бегством. Греки действительно выбрали очень хорошее место, поскольку у них всегда был наготове путь к отступлению.

Карта, показывающая расположение сил в битве при Фермопилах. А — Леонид, В — Ксеркс, С — греческий флот, О — флот персов. Мужество спартанцев в битве при Фермопилах вошло в поговорку.

Персидский флот вряд ли мог пройти пролив, не разбив предварительно весь греческий флот, так как в противном случае греческие корабли атаковали бы с тыла — когда первая часть флота противника уже находилась в проливе. Персы решили обойти греков, отправив часть своих кораблей вокруг Эвбеи для того, чтобы занять пролив. В полдень того дня, когда они прибыли на место, двести триер было отправлено за остров Скиаф, вероятно, для того, чтобы охранять пролив для тех кораблей, что все еще продолжали прибывать. (На самом деле, к числу 200 следует относиться осторожно.) Затем они обошли остров и, оставаясь далеко от берега, чтобы наблюдатели на мысе Артемисий не могли их разглядеть, двинулись вдоль восточного побережья Эвбеи. Греки к тому времени, вероятно, покинули Скиаф, потому что об этих перемещениях они узнали только от перебежчика. Скорее всего наблюдательный пост на Скиафе был оставлен после захвата трех сторожевых триер. Перебежчика, который рассказал обо всем грекам, звали Скиллий, и он был самым знаменитым ныряльщиком своего времени. Сбежать ему удалось, переплыв Эвбейский пролив. Греки немедленно отправили быстрый корабль через пролив Эврип для того, чтобы предупредить 53 афинские триеры, которые стояли в резерве, ожидая передвижений персидского флота. Перебежчика, который рассказал обо всем грекам, звали Скиллий, и он был самым знаменитым ныряльщиком своего времени. Сбежать ему удалось, переплыв Эвбейский пролив. Греки немедленно отправили быстрый корабль через пролив Эврип для того, чтобы предупредить 53 афинские триеры, которые стояли в резерве, ожидая передвижений персидского флота. Пятнадцать кораблей персидского флота поздно снялись со стоянки, расположенной дальше на побережье, и не сумели соединиться с основной частью флота у Афет до того, как остальные корабли ушли. Эти припозднившиеся суда вошли в пролив между Скиафом и материком ближе к вечеру, когда свет заходящего солнца мешал морякам смотреть на запад. Они не увидели персидский флот в тенях, накрывших Платанийский залив, зато отлично разглядели греческие корабли, сверкавшие в солнечных лучах на юго-западе. Персы приняли их за своих и направили триеры прямо в руки поджидавших их греков. Этот эпизод интересен, поскольку позволяет представить размер персидской стоянки на востоке: если бы какие-то корабли стояли к востоку от Платании, их было бы видно с моря, в то время как стоянка у самой Платании скрыта мысом на восточном конце. Перебежчика, который рассказал обо всем грекам, звали Скиллий, и он был самым знаменитым ныряльщиком своего времени. Сбежать ему удалось, переплыв Эвбейский пролив. Греки немедленно отправили быстрый корабль через пролив Эврип для того, чтобы предупредить 53 афинские триеры, которые стояли в резерве, ожидая передвижений персидского флота. К сожалению, параллельный отчет Геродота о событиях в армии и на флоте в этом месте прерывается. Похоже, что он как-то потерял два дня. Флот прибыл к Афетам на шестнадцатый день после того, как армия вышла из Фермы. События этого и трех последующих дней, кажется, соединились у него в два дня. А. Р. Берн в книге «Персия и греки» подробно изучил эти события и предложил свою реконструкцию, которой я в основном и пользуюсь дальше. Перебежчика, который рассказал обо всем грекам, звали Скиллий, и он был самым знаменитым ныряльщиком своего времени. Сбежать ему удалось, переплыв Эвбейский пролив. Греки немедленно отправили быстрый корабль через пролив Эврип для того, чтобы предупредить 53 афинские триеры, которые стояли в резерве, ожидая передвижений персидского флота. На следующий, семнадцатый день персы не предпринимали попыток атаковать греческие корабли, поскольку ожидали отряд, отправившийся вокруг Эвбеи. Позже днем греки спустили свои корабли на воду и отошли на веслах в глубь пролива, решив осуществить небольшую вылазку, чтобы разведать настрой противника и узнать что-нибудь о его тактике.

Место стоянки персидских кораблей в Плотанийском заливе у южной оконечности мыса Магнесия. Здесь размещалось около 80 судов. Остальные корабли растянулись вереницей вдоль небольших заливчиков к западу вплоть до самого Олизонского залива.

Когда персы увидели приближающийся греческий флот, они также вышли в море. Греки, вероятно, шли на веслах, выстроившись ромбом. Вражеские корабли, снимаясь с многочисленных стоянок, попытались воспользоваться своим превосходящим числом и большей маневренностью и окружить греческие суда. Когда персы приблизились, греческие триеры по сигналу с корабля Еврибиада развернулись носами к врагу, а кормами сблизились так, чтобы образовался круг. Затем, по второму сигналу, они атаковали более легкие персидские корабли. Персы, понадеявшиеся на легкую победу, очутились в настоящей западне: они подплыли к греческим судам слишком близко и не могли воспользоваться своей высокой маневренностью. Греки навязали персам свои условия боя. Сражение было остановлено спустя не которое время из-за наступления темноты. Греческий флот отправился обратно к Артемисию, вдохновленный собственным успехом — морякам удалось захватить 30 вражеских судов, а еще несколько повредить или затопить. О потерях греков Геродот ничего не пишет, но несколько триер, должно быть, затонуло. В ту ночь задул сильный юго-западный ветер и разразился страшный ливень. Ветер принес обломки судов с битвы прямо к стоянке персов, и они застряли среди только частично вытащенных на берег кораблей. Хотя флот, стоявший у Афет, понес некоторый урон, его неприятности не шли ни в какое сравнение с теми, что выпали на долю отряда, отправленного вокруг южной оконечности Эвбеи. Буря обрушилась на них со всей силой и выбросила на скалы у южного конца острова. Геродот пишет, что на следующее утро 53 афинские триеры, что сторожили южную оконечность Эвбеи, приплыли к Артемисию с вестью о гибели всего персидского отряда. Это было бы невозможно чисто технически, и ясно, что историк потерял в своем рассказе целый день. Скорее всего в тот день ничего не происходило, так как обе стороны чинили полученные при шторме повреждения. Афинские корабли пришли с новостью о кораблекрушении на следующее, девятнадцатое утро. В тот же день объединенный греческий флот вновь вошел в пролив. На этот раз, возможно, благодаря дымке над водой, им удалось подобраться незамеченными и обрушиться на киликийские корабли, которые находились в это время на стоянке. Греки уничтожили несколько судов и буквально растворились в сумерках. Вероятно, киликийский отряд располагался в Олизонском заливе и греческий флот, следуя мимо мыса Гриба, а затем вокруг западного мыса, смог незаметно войти в залив и атаковать. Все это вполне похоже на правду, так как корабли скорее всего появились при свете заходящего солнца, когда их не так легко было разглядеть.

Завершение битвы при Фермопилах

Между тем в Фермопилах завершался второй день сражения. Леонид отправлял гонца за гонцом на юг с просьбами о подкреплении, но уже было понятно, что никто не придет. Спартанцы оказались одни, а их представления о чести отметали всякую мысль о том, чтобы оставить свой пост. Вскоре после своего прибытия Ксеркс и его советники узнали о существовании пути через гору, которым можно было воспользоваться для того, чтобы обойти спартанцев в проходе. Гора Каллидромон испещрена разными дорожками — от узких и обрывистых козьих тропинок до вполне широких троп. Трудность заключалась в том, что она обильно заросла лесом и перейти через Каллидромон без проводника было практически невозможно. Даже в наше время, когда этот лес стал значительно реже, там все еще легко заблудиться и при свете дня. Наконец персы нашли местного кре­стьянина по имени Эфиальт, который рассказал им, что есть один путь, который называют Анопейская тропа, и согласился за приемлемую цену провести их. Тем же вечером, как только стемнело, Гидарн вывел своих «бессмертных» из лагеря и стал взбираться на гору. Эфиальт показывал им дорогу. Всю ночь с трудом карабкались персы по извилистой тропе, покуда небо на востоке не начало сереть, а земля не выровнялась. Они вступили на небольшое, густо поросшее дубами плоскогорье. Персы пробирались под сенью дубов. Под ногами шуршала прошлогодняя листва. Вдруг впереди отряда послышался шум, тишину нарушили человеческие голоса, а затем персидские воины увидели греческих гоплитов, торопливо надевавших доспехи. Гидарн с опаской поинтересовался: «Это спартанцы?» На самом деле это была та самая тысяча фокийцев, ко­торых Леонид поставил охранять горную тропу. Когда Гидарн выяснил, кто они такие, он построил своих воинов в боевой порядок и начал осыпать фокийцев стрелами. Фокийцы, забыв о возложенной на них задаче, решили, что стали главной целью удара «бессмертных». Они бежали на вершину горы и приготовились дорого продать свою жизнь. Однако, как только они освободили проход, персы поспешно начали спуск, не обращая на фокийцев никакого внимания. Вопрос о том, где именно прошли «бессмертные», породил множество споров. Совсем недавно В. К. Притчет подробно изучил местность в том районе и предложил путь, который довольно хорошо подходит по большинству критериев. Геродот говорит, что Гидарн взял с собой тех людей, которыми командовал, — десять тысяч «бессмертных». Причин сомневаться в этом нет. Тогда, если бы дорога представляла собой узкую козью тропинку, по которой можно следовать только колонной по одному, отряд растянулся бы более чем на десять километров. Это никуда не годится, и Притчет пришел к выводу, что искать следует широкую тропу, по которой смогли бы пройти три-четыре человека в ряд. В топографии Геродота есть одно место, которое легко найти. Он пишет об этой дороге: «Она начинается от реки Асоп, текущей по горному ущелью». Месторасположение Асопского ущелья оспорить трудно. Далее Геродот пишет, что персы перешли через Асоп до того, как начали подъем. Эта информация позволяет сделать вывод, что они находились на восточной стороне ущелья. Примерно в километре к востоку от теснины находится очень удобный подъем в горы. Это самый короткий и самый легкий путь в горы с Ламийской равнины. Он следует вдоль Халкоматского ручья до деревни Элеуферохори, где все еще можно увидеть остатки древней крепости, стоящей у начала тропы. Это доказывает, что тропой пользовались и много веков назад. Геродот говорит, что персы шли целую ночь, и справа от них возвышались Этейские горы, а слева — Трахинские. Это не позволяет согласиться ни с одним из предполагаемых путей через горы, особенно если учесть, что персы перешли Асоп до того, как начать подъем. Дело в том, что и Трахин, и гора Эта находятся к западу от Асопского ущелья. Од­нако, поскольку собственно Фермопилы находятся на территории Трахина, а гору Эта можно, без сомнения, включить в состав Этейских гор, мы можем предположить, что Трахинские горы включали северную часть Каллидромонского хребта. Объяснение довольно неуклюжее, но ничего другого нам просто не остается, особенно если вспомнить слова Геродота о том, что персы шли меж этих гор «всю ночь». Если такое объяснение верно, то получается, что отряд двигался в южном направлении вдоль западного склона горы Каллидромон.

Равнина Неврополь к югу от перевала Лиафица — Каллидромон. Она расположена там, где соединяются дорога к проходу и дорога, ведущая в Фокиду. Скорее всего это именно то место, где стояли фокийцы.

Геродот пишет, что тропа шла вдоль горного хребта. Это довольно точное описание пути из Элеуферохори через равнину Неврополь к проходу между вершинами Лиафица и Каллидромон. Эта дорога идет по плато, расположенному чуть ниже гребня горы, к югу от нее. Согласно Геродоту, фокийцы разместились так, чтобы защищать и горную тропу, и путь в свою родную землю. Таким местом могла быть только равнина Неврополь, которая расположена примерно в двух километрах от самой верхней точки тропы. Там находится маленькое озеро, которое в наши дни пересыхает летом, но в античные времена могло оставаться наполненным водой круглый год. Кроме того, там есть источник, вполне способный снабдить питьевой водой тысячу гоплитов. В этом месте соединяются дорога, ведущая в Фокиду и Анопейская тропа. Если бы фокийцы расположились поближе к проходу, они оказались бы отрезанными от дороги на Фокиду. Более того, любой путь через проход между Лиафицей и Каллидромоном должен был проходить именно здесь. Как Берн, так и Притчет согласны, что фокийцы заняли свой «последний рубеж» на горе Лиафица, к северу от тропы, что вполне согласуется с описанием событий, сделанным Геродотом. Персы, должно быть, дошли до верхней точки перевала спустя три четверти часа, где-нибудь в половине седьмого утра. Сперва Леонид получил весть о том, что персы перешли горы, от перебежчиков, которые прибыли еще под покровом ночи. Затем, на рассвете, ее подтвердили наблюдатели, размещенные на близлежащих вершинах. Греческие военачальники немедля стали держать совет. Большинство придерживалось мнения о том, что надо отступать, пока не поздно, и Леонид, увидев страх в их сердцах, отослал их прочь. Сам же он, спартанец, никогда не оставил бы свой пост. Вместе с лакедемонянами остались 700 феспийцев и 400 фиванцев. Геродот полагает, что Леонид силой принудил фиванцев остаться, и указывает, что все они перешли на сторону персов перед последней битвой. Говорят, что, когда они последний раз ели все вместе перед началом сражения, Леонид сказал: «Пусть завтрак ваш будет обильным, о мужи, ибо обедать мы будем в Аиде!» Спуск с горы должен был занять у персов несколько часов, и спартанцы намеревались заставить противника как следует заплатить за свою гибель. Персы добрались до вершины горы и начали спуск. Геродот пишет, что Анопейская тропа спускается в проход у Альпен. С достаточной долей уверенности можно сказать, что этот город находился на выдающемся в сторону болот уступе горы примерно в 3 км от фокейской стены, рядом с восточным проходом. В Альпены легко спуститься, если проследовать позади горы Застано и дальше вниз, через Дракоспилию. Такой путь, около 12 км длиной, мог за­нять у персов от трех до четырех часов. Ксеркс задержал свое выступление до середины утра. Когда спартанцы увидели, что его войска вошли в проход, они не пытались больше оборонять стену. Вместо этого лакедемоняне вышли в самую широкую часть прохода и построились там обычной фалангой. Легково­оруженные илоты прикрывали их с флангов. Здесь они приняли бой, сражаясь с безрассудной яростью. Персы, которых, как говорят, гнали в бой бичами, вынуждены были карабкаться по горам трупов для того, чтобы добраться до греков. Вскоре большинство греческих копий сломалось, и гоплиты вынули мечи и придвинулись ближе, врубаясь в море лиц перед собой. Леонид пал, и над ним развернулась особенно ожесточенная битва, поскольку и персы, и греки стремились завладеть его телом. Четыре раза захватывали его персы и четыре раза греки отбивали труп Леонида. Сражение продолжалось, пока с постов не дошло известие о том, что «бессмертные» добрались до конца тропы. Тогда греки сомкнули ряды и стали отступать за стену. Они миновали ворота и укрепились на невысоком (около 15 м) холме, который возвышался над боло­тистой равниной. Там они построились кругом и приготовились к смерти. Персы хлынули через стену и попытались забраться на холм, однако их оттеснили. Сначала греки защищались мечами, а затем, когда последние мечи сломались, руками и зубами. Они продолжали бой, покуда персы не погребли их под градом стрел. К полудню все стихло.

Место «последнего рубежа» спартанцев. Сам холм, который возвышается над полем битвы приблизительно на 15 м, был точно определен незадолго до Второй мировой войны — в ходе раскопок там были обнаружены сотни персидских наконечников стрел.

Геродот рассказывает о двух спартанцах, которые ко времени последней битвы были больны и лежали в Альпенах, страдая от глазного недуга. Первый из них, по имени Еврит, узнав о том, что персы обошли гору, потребовал свои доспехи. Затем, поскольку он ничего не видел, Еврит приказал своему илоту провести его в самую гущу сражения. Другой же, по имени Аристодем, испугался и отступил вместе с союзниками. По возвращении в Спарту Аристодема ожидало бесчестие и позор. Только отчаянная храбрость, которую он проявил на следующий год в битве при Платее, сняла с него обвинение в трусости.

Последний день битвы при Фермопилах Леонид и все, кто остался от его крошечной армии, выступили на открытое пространство перед стеной, намереваясь дорого продать свою жизнь. Над телом сраженного Леонида развернулась отчаянная битва.

Что же до Эфиальта, то за его голову была назначена денежная награда. Он бежал в Фессалию, опасаясь, что спартанцы будут охотиться за ним. Много лет спустя он возвратился на родину, в Антикиру, где был убит человеком, имевшим к нему личные счеты. Последний, однако, потребовал свою награду. Приблизительно в то время, когда в Фермопильском проходе пал последний спартанец, весь разъяренный вечерним нападением персидский флот вышел в море и пересек пролив. Греки, которые намеревались поддерживать связь со своим станом, выстроились на мелководье, сразу у берега. Персы построили свои корабли дугой и попытались окружить небольшой по сравнению с ними греческий флот. Тогда греки вновь вышли вперед, тараня борта более легких персидских судов. Они сильно пострадали в последовавшей стычке, но смогли нанести врагу еще более серьезный ущерб. Персы отступили, обнаружив, что мало чего добились. Хотя ни один противник не мог сказать, кто победил, греки оказались хорошо потрепанными у одних только афинян оказались поврежденными 80 триер. Вскоре после сражения тридцативесельный корабль, который поддерживал связь между флотом и сухопутными силами греков, принес трагическую весть о битве в Фермопилах. Сердца моряков дрогнули при известии о гибели Леонида. Теперь им не было смысла оставаться на месте, и они снялись с якорей и отправились проливом в сторону Эврипа. Корабли следовали в назначенном заранее порядке: впереди плыли коринфяне, а замыкали афиняне. Потрепанный греческий флот тащился на юг, миновав сначала Эврип, затем место былой афинской победы при Марафоне и, обогнув мыс Сунион, прибыл к Афинам. Персы не заметили бегства греков до наступления следующего утра — их передвижения вновь прикрыла нависшая над морем дымка.




Падение Афин

Трагедия в Фермопилах, и особенно тот факт, что никто так и не пришел на смену взывавшим о помощи греческим воинам, оказала серьезное влияние на дух союзников Спарты. Античные источники сообщают о серьезном разладе в .рядах северо-западных пелопоннесцев. Западная Аркадия снарядила в армию Леонида четверть от всего количества воинов, представлявших Пелопоннес, а на следующий год, когда призыв к сбору войска прозвучал снова, не отправила и одного отряда. Персы двинулись дальше на третий день после того, как заняли проход. Обоз, особенно тяжелые повозки, должно быть, следовал вдоль берега. Теперь, когда сопротивление было сломлено, часть войска перевалила через горы и вторглась в Фокиду. Персы грабили каждую деревню, громили и сжигали каждое святилище на своем пути. Население, спасаясь от мародерствующих варваров, бежало на запад и на юг — в горы. Персы не щадили тех, кто попадался им в руки. Фокида должна была стать уроком для всей Греции, которой следовало хорошо подумать, прежде чем решиться продолжать неравное сопротивление. Эта демонстрация силы не прошла впустую. Беотийские города принесли царю землю и воду, символы подчинения, и потому не пострадали. Однако, как было принято, их обязали выделить войско для сражения на стороне персов. Сообщение Геродота о том, что фиванцы сдались персам во время сражения при Фермопилах, вероятно, справедливо, так как из всех городов разрушены были только Феспии и Платея. Феспийцы пострадали за то, что сражались при Фермопилах, а платейцы за то, что были на стороне афинян в Марафонской битве и помогали афинскому флоту при Артемисии. Эти самые платейские моряки высадились в Халкиде, когда греческий флот проходил Эврип, и отправились домой, чтобы помочь спастись горожанам. Как платейцы, так и феспийцы бежали на Пелопоннес.

Карта на которой показано расположение Соломина относительно Афин. Греческий флот располагался на берегах в самой узкой части пролива на восточной (правой) стороне острова. Персы базировались в Фалерской бухте

Персидская армия продолжала двигаться на юго-восток и вторглась в Аттику. Жители Афин лихорадочно пытались спастись из города. Большая часть женщин и детей была отправлена через Саронический залив в Трезену, расположенную на северо-восточной оконечности Пелопоннеса. Некоторые уехали на Эгину, а остальные вместе со всеми здоровыми мужчинами собрались на острове Саламин, который находится в Элевсинском заливе, всего в километре от афинского побережья. Бегство из города было настолько паническим, что много старых и беспомощных людей оказались предоставлены своей участи. В Афинах осталась и кучка фанатиков, которые заперлись в храмах. Несколько раньше, когда афиняне отправили в Дельфы гонца, дабы тот спросил совета у оракула, полученное прорицание содержало фразу:

...Лишь деревянные стены дает Зевес Тритогенее. Несокрушимо стоять во спасенье тебе и потомкам. Щит. по Геродот, История. Кн. 7.141)

Фемистокл истолковал пророчество Пифии в том смысле, что полагаться им следует на деревянные корабли. С этим объяснением согласилось большинство афинян. Несогласные обнесли Акрополь частоколом и укрылись за ним, ожидая прихода персов. Тем временем спартанцы наконец собрали войско и собрались у Коринфа. Командовал ими второй царь, по имени Клеомброт. Они перекрыли дорогу, что шла вдоль перешейка, а поперек самой узкой его части (там, где теперь находится Коринфский канал) построили заграждение. Армия персов продолжала двигаться в южном направлении, опустошая страну. Флот следовал вдоль побережья, сжигая на своем пути все приморские поселения. Они заняли Афины и захватили Акрополь, защитники которого оказали захватчикам упорное сопротивление. Затем персы ограбили и сожгли храмы и все другие постройки в древней крепости. Афиняне, укрывшиеся на острове Саламин, должно быть, отчетливо видели столб дыма, говоривший о гибели города. Персидский флот подошел к побережью Аттики и разместился в открытой старой гавани Фалер. Греческий флот помещался на восточном берегу Саламина. На острове поднялась настоящая буря, когда флотоводцы из различных городов стали спорить о том, что им делать дальше. Те отряды, что прибыли с Пелопоннеса, намеревались оставить Саламин и соединиться с войском, стоявшим в Коринфе. Афиняне же, что вполне понятно, отказались покинуть свои семьи, которые были на острове. Фемистоклу, хотя ему и противостояли коринфяне, удалось убедить спартанского флотоводца Еврибиада остаться на Саламине. В противном случае, указывал афинянин, единый флот легко распадется, ибо каждый отправится защищать свою собственную землю.

Битва при Саламине

Когда в 1965 году Притчет опубликовал свою вторую статью, посвященную битве при Саламине, он заметил, что, возможно, именно этому сражению из всех, что были в мировой истории, посвящено больше всего публикаций. Описание этой битвы у Геродота занимает целую книгу. Эсхил написал о ней пьесу. Плутарх рассказывает о ней в двух из своих «Жизнеописаний», а Диодор Сицилийский дает подробный отчет об этом сражении. Среди современных комментаторов самое подробное описание, в которое включено несколько весьма ценных наблюдений, принадлежит перу Н. Г. Л. Хаммонда. Он совершенно прав, когда настаивает на том, что сочинением Эсхила можно пользоваться как историческим источником. Хотя «Персы» являются пьесой и автор позволял себе некоторые «поэтические вольности», Эсхил принимал участие в сражении, и к нему можно относиться как к свидетелю. Пока Ксеркс усмирял сопротивление в Афинах, оба флота стояли на якоре, ожидая первого шага противника. Главный флот персов был сосредоточен в Фалерской бухте как раз к югу от Афин, а вспомогательные отряды стояли у входа в Саламинский пролив. Позднее Геродот отметит наличие вспомогательных сил персов у Кеоса и Киносуры. Где находился Кеос, сейчас сказать невозможно, но это мог быть один из двух маленьких островков у Липсокутали. Киносура («Собачий хвост») обнаруживается достаточно легко — это длинный узкий полуостров, отходящий на восток от Саламина. В этом случае стоянки греческого флота должны были располагаться выше по проливу и, возможно, были разделены на три части: одна в бухте Амбелаки, напротив древнего города Саламин, другая в бухте Палукия, а третья в бухте Арапис. Геродот пишет, что всего у греков было 380 кораблей, из которых 89 принадлежало пелопоннесцам (включая 40 коринфских), а 180 пришло из Афин. Среди отрядов поменьше более всего кораблей пришло с Эгины — 30, из Халкиды — 20 и Мегары — тоже 20. Из того, как они построились затем для боя, можно сделать вывод, что афиняне занимали бухту Палукия, пелопоннесцы — северную бухту Арапис, а остальные — южную бухту Амбелаки. В «Персах» Эсхил уменьшил количество греческих кораблей до 310, но он мог сделать это для пущего эффекта — так же как наверняка сильно преувеличил число персидских судов. «Как велико было число греческих кораблей, что осмелились броситься в бой на бессчетное множество персов?» Ответ на этот вопрос — 310 против 1207. Разумеется, эту цифру не следует принимать всерьез — ведь, согласно Геродоту, столько судов было у персов на начало похода. Так что, даже если с начальным количеством и можно было бы согласиться, оно никак не согласуется с тем, что сотни судов были утрачены у восточного побережья из-за штормов. Версия же о том, что флот был затем восстановлен до точно такого же числа благодаря подошедшим подкреплениям, совершенно абсурдна. О размерах персидского флота можно судить по тому, как персы действовали. Вновь и вновь указывал Геродот на превосходство персидских кораблей и моряков — так что следовало бы сделать вывод о том, что Ксерксу вовсе не нужно было значительно превосходить греков числом для того, чтобы рассчитывать на победу. Почему же он тогда не запер греческий флот в Саламинском проливе половиной всех кораблей и не начал двойную атаку на Пелопоннес — по земле, вдоль перешейка, и с моря, используя другую половину своего флота? Такой план кажется очень заманчивым: множество афинян, которые окажутся отрезанными на Саламине как с моря, так и с суши, очень скоро начали бы испытывать недостаток продовольствия, и голод принудил бы их сдаться. Ксеркс был не в состоянии воспользоваться этим планом по одной простой причине — у него не было достаточного числа ни кораблей, ни людей. Персидский флот к тому времени скорее всего не превышал 500 судов. Похоже, персы еще несколько дней выжидали, не оставят ли греки свою позицию. Ксерксу, должно быть, уже стало известно, что греки, как всегда, переругались. История о том, будто это Фемистокл спровоцировал начало сражения, отправив к Ксерксу посланника с сообщением, что греческий флот собирается сбежать, вероятнее всего, неверна. Уже близилась осень, а Ксеркс почти наверняка планировал однолетнюю военную кампанию. После гибели греческого флота ничто не смогло бы помешать его вторжению на Пелопоннес, поэтому в данном случае он решил проявить инициативу. Персы решили навязать грекам сражение внутри пролива на следующее утро и поэтому начали подготовку к нему заранее: главная часть персидского флота оставила Фалер и стала продвигаться по направлению к предполагаемому месту битвы. Вскоре после наступления сумерек персы высадили самый большой отряд, какой только могли себе позволить, на остров Пситталея, что расположен между Саламином и материком. Островок этот находился прямо в центре планировавшегося сражения, и к нему могло прибить много пострадавших судов. В этом случае персы могли бы добивать греков и оказывать помощь своим. Сейчас многие ученые спорят о том, что за остров назывался Пситталея. Хаммонд утверждает, что это о. Айгиос Георгиос (Святого Георгия) в центре пролива, напротив Перамы. Притчет же утверждает, что так именовался остров Липсокутали, что расположен у входа в пролив. Возможно, Хаммонд излишне доверяет свидетельствам древних историков, например, Страбону, который сам мог никогда и не бывать в этих местах. Основываться на их работах кажется делом довольно рискованным. Если бы персы заняли о. Святого Георгия, а он расположен точно напротив стоянки греческого флота, всего метрах в четырехстах от берега, греки непременно заметили бы их при первых же лучах солнца, и тогда им было бы почти невозможно удержать эту позицию. Кроме того, остров Липсокутали контролирует вход в пролив, и для персов было бы очень важно стеречь его, покуда они сами не зашли внутрь. Можно лишь добавить, что обломки кораблей действительно относило затем в южном направлении. Заняв остров, персы отправили египтян, которые составляли западное крыло их флота, занять западный конец Саламинского пролива. Затем, в полночь, весь остальной персидский флот, включая корабли, стоявшие у Киносуры и Кеоса, передвинулся ко входу в пролив и занял пространство от Саламина до Мунихия. Весть о том, что персы заняли вход в пролив, дошла в греческий стан ночью. Ее принес Аристид, афинский изгнанник, который ухитрился миновать персидские корабли, пробираясь с Эгины для того, чтобы в час опасности сразиться за родной город. Наблюдатели на Саламине, должно быть, тоже кое о чем догадывались. Теперь греки знали, что им точно придется принять бой. Это было и к лучшему, поскольку в узком пространстве пролива финикийцы не смогли бы в полной мере воспользоваться своим замечательным мореходным искусством. Перед рассветом греки спустили свои триеры на воду, взошли на корабли, подготовили весла и принялись ожидать сигнала. Прозвучала труба, а затем тишину нарушили звуки флейты. Под четкий ритм боевой песни греки взялись за весла, и корабли заскользили к проливу. Ксеркс расположился на горе Эгалеос, господствующей над проливом. Там он повелел установить для себя трон, с которого наблюдал за ходом битвы. Персидские моряки также взялись за весла и подтянулись навстречу грекам. Когда оба флота начали сближаться, греческие корабли, находившиеся в центре, стали табанить, так что линия, в которую они были выстроены, прогнулась.

Место решающего сражения при Саламине. Длинный мыс в центре — Киносура. Справа находится место, где был расположен древний город Саламин. Слева можно отчетливо видеть часть острова Липсокутали.

Увидев это, персы решили, что греки собираются обратиться в бегство, поэтому они, разразившись громким кличем, перестроили свои суда клином. Греки, однако, продолжали табанить. Плутарх писал, что они, казалось, ожидали чего-то, что должно было обязательно случиться. Внезапно во всем проливе началось волнение, и персидские корабли накренились. Волна накатилась на суда сзади, и некоторые из них, изменив курс, вышли из линии, обратившись бортом к греческим триерам. Греческие моряки вскричали: «Вперед, о сыны Эллады! Освободите родную землю, освободите своих жен и детей, освободите храмы богов, которым поклонялись ваши отцы, освободите могилы своих предков. Сейчас вы сражаетесь за них всех!» С этими словами они бросились в бой; обитые бронзой тараны их триер, вспенивая воду, ломали весла и впивались в борта персидских кораблей. Довольно трудно понять Геродотово описание боевого построения: «Против афинян стояли финикияне (они образовали западное крыло у Элевсина), а против лакедемонян — ионяне, которые находились на восточном крыле против Пирея». Термины «восточное» и «западное крыло» можно использовать, только если описывать положение персидского флота до того, как он вошел в пролив, а затем продолжить пользоваться ими, применяя к ионийскому и финикийскому флотам. (Интересно отметить, что в применении к греческому флоту Геродот эти термины не использует.) Если подобное предположение верно, то говорить, что западное крыло находилось у Элевсина, по меньшей мере немного странно. Как бы то ни было, невозможно использовать термины «восток» и «запад», когда флот выстроен в линию с севера на юг и движется точно на восток. Корабли с Эгины почти наверняка стояли в бухте Амбелаки, так как это единственное место, откуда они могли бы предпринять атаку с фланга на отступающих персов. Именно эгинцы пришли на выручку попавшему в беду кораблю афинян. Из всего этого можно сделать вывод, что афиняне стояли рядом с эгинцами — т.е. в центре справа; в таком случае пелопоннесцы составляли левое крыло. Все согласны с тем, что уровень воды в море рядом с Афинами существенно поднялся по сравнению с античными временами. Притчет приводит множество примеров мест, находившихся тогда над уровнем моря, но сейчас затопленных. Так, например, было открыто несколько античных каменоломен, которые сейчас находятся на глубине от двух до трех метров. Также были обнаружены корабельные навесы на Зее и древнее святилище у деревни Айгиос Космас — они тоже находятся ниже уровня моря. В 350 м от побережья Аттики, напротив Перамы, есть небольшой риф. В античные времена он, вероятно, был островом. Между островком и материком находился мелководный пролив, недостаточно глубокий для триер. Подобное место должно было стать идеальной базовой точкой для северного крыла греков: там они были защищены от внезапной атаки персидской пехоты с материка и их нельзя было обойти с фланга. Последнее было особенно важно из-за численного перевеса со стороны персов. Именно поэтому 40 коринфских кораблей стерегли западный вход в пролив, не позволяя прорваться туда египтянам.

Битва при Соломине. Греки отступают в центре, заманивая персидский флот все глубже в узкий пролив — туда, где был бы бесполезен огромный мореходный опыт финикийцев.

Вряд ли можно верить утверждению Геродота, наверняка заимствованному из какого-нибудь пристрастного афинского источника, будто бы коринфяне сбежали еще до начала сражения. Вряд ли правы те, кто помещает место сражения дальше по проливу, непосредственно перед островом Айгиос 1е-оргиос — в месте, где правому крылу греческого флота не на что было бы опереться. Такое расположение позволило бы персам легко прорваться через правый фланг. Греческий флот был, вероятно, выстроен перед местом своей стоянки, при этом 49 пелопоннесских кораблей формировали его левое крыло и опирались на островок. Не слишком разумным выглядит и предположение, что число в 310 кораблей, составлявших греческий флот согласно Эсхилу, появилось в результате того, что от 380 триер, упомянутых у Геродота, отняли 70 судов, якобы составлявших отряд коринфян — тот, что ушел еще до сражения. Тогда бы у пелопоннесцев, составлявших левое крыло греческого флота, осталось бы только 19 кораблей. Сто восемьдесят афинских кораблей разместились в центре, упираясь справа в мыс Каматеро, а остальные 111 судов (включая 30 эгинских триер) заняли вход в бухту Амбелаки. Расстояние от Каматеро до островка составляет примерно один километр пятьдесят метров. Если считать, что каждая триера занимала примерно 20 м, корабли, должно быть, выстроились в четыре или пять рядов. Согласно Эсхилу, войдя в пролив, персы сначала услышали, как греки поют свою боевую песнь, и только затем увидели их корабли. На этом месте из трагедии основано мнение о том, что греческий флот размещался в проливе севернее Каматеро. Тогда гора Эгалеос закрывала бы его от глаз персов. Хотя и Берн, и Хаммонд отмечают это, никто не может точно доказать, что греки стояли именно там. Оба исследователя говорят, что флот опирался на мыс Каматеро, который находился в полной видимости персов. Если же полностью следовать Эсхилу, то само сражение должно было бы происходить где-нибудь между бухтой Арапис и мысом Филатури. Самым правдоподобным объяснением все-таки является наличие легкой дымки над морем, помешавшей персам увидеть греков сразу. А может быть, было еще слишком темно. С другой стороны, они могли услышать греческую песню еще до входа в пролив. Несколько позже Геродот упоминает о том, что тогда дул западный ветер, который отнес обломки кораблей дальше по побережью. Этот же ветер мог унести звук песни на расстояние от трех до четырех километров — и как раз донести ее до персидского флота. Сражение продолжилось. Узкий пролив не давал возможности свободно маневрировать, поэтому бой шел «корабль на корабль». Грекам удалось сохранить боевой строй, но для персов это было просто невозможно. Персидские корабли столпились в центре пролива, взятые в клещи выдвинувшимися флангами греков. Персы попытались развернуться, не протаранив при этом друг друга, но это было безнадежно. Греки же легко находили себе жертвы среди кораблей, чуть отдалившихся от основного ядра. Персидские моряки знали, что на них смотрит сам царь, и сражались храбро. Они осыпали дротиками палубы греческих триер, а затем старались их протаранить. Ионийский корабль из Самофракии отошел от остальных персидских судов и пробил борт афинской триеры, однако не успел он освободиться и отойти от тонущего судна, как триера из Эгины обогнула мыс и захватила ионийцев врасплох. Покуда их собственный корабль шел на дно, отряд метателей дротиков сумел выбить греческих моряков с палубы триеры. Ее захватили, к большому удовольствию Ксеркса. Несмотря на эти отдельные успехи, зажатый в проливе персидский флот находился в отчаянном положении. Его потрепанные корабли попытались оторваться от противника, но стоило им выйти из пролива, как их атаковал с фланга эгинский отряд, поджидавший в бухте Амбелаки. Афиняне, преследовавшие отступающих персов, также сеяли опустошение среди их кораблей. Торжествующие греки не проявляли особой жалости к оказавшимся за бортом вражеским морякам: подобрав весла или любое подвернувшееся под руку оружие, они забивали до смерти или топили беспомощно барахтавшихся в воде врагов.

Когда персидский флот вошел в пролив, то финикийские корабли двигались колонной к востоку от Липсокутали (ближайшего к Пирею острова), а ионийцы прошли с запада от маленького островка. Они, должно быть, стали выстраиваться в линию, уже находясь в проливе. Пелопоннесцы встали напротив финикийцев, а афиняне — напротив ионийцев. Остальные корабли (их было около ста десяти)ожидали в бухте Амбелаки. Затем они вышли оттуда и атаковали отступающих персов.

Тем временем Аристид, тот самый афинский изгнанник, набрал из смотревших на сражение с берега гоплитов большой отряд и захватил остров Пситталея, перебив находившийся там персидский гарнизон. Так была уничтожена последняя доступная поврежденным кораблям персов стоянка. Те из разбитых судов, которые не прибило к берегу острова, отнесло дальше по побережью — к мысу Колиада, примерно в четырех километрах от Фалера. Хотя персидский флот не был еще окончательно разбит и по количеству кораблей пока что превосходил греческий, Ксеркс осознал, что с надеждами на быструю победу можно проститься. Он поручил командование большей частью своей армии (примерно 150 тысяч человек) Мардонию и вернулся в Азию. Мардоний же удалился зимовать в Фессалию, и южная Греция могла на несколько месяцев вздохнуть спокойно. Ксеркс опасался, что после поражения при Саламине воодушевленные ионийцы могут вновь поднять восстание, поэтому он отправил свой флот к Киме, а следующей весной перевел его на Самос.





Спартанцы начинают действовать.

Следующей весной Аристид и еще один изгнанник, Ксантипп, были избраны начальниками афинского войска. Теперь Мардоний действовал дипломатическим путем. Он попытался развалить союз Афин с пелопоннесцами, предлагая городу очень заманчивые условия. Однако Афины не забыли былых обид. Обычно они, как и любой другой греческий полис, ничуть не стеснялись предательства, если это было в их интересах, но в данном случае все предложения персов были твердо отклонены. Афины, однако, воспользовались этими предложениями для того, чтобы попытаться (правда, безуспешно) вынудить спартанцев оказать им помощь. Настало лето, и Мардоний отправился на юг. Он подождал, пока не начал созревать урожай, и вновь двинулся на Афины и занял город, не встретив никакого сопротивления. И вновь Спарта отказалась прийти на помощь своему союзнику. При Саламине Афины поставили на карту все — и спасли Спарту. Они отказались предать интересы всей Греции. Но это мало что значило для спартанцев. Греков объединил только общий враг извне, а отнюдь не взаимная любовь. Вся борьба Греции с Персией, начиная с Марафона, являла собой картину дурной стратегии, грубых ошибок и эгоизма, слегка скрашенную героизмом. Удивительно, как им вообще удавалось одерживать победы. У персов, напротив, была прекрасная стратегия, они действовали энергично и довольно-таки храбро, но им катастрофически не везло. В конце кампании они полностью обошли греков, а затем допустили один-единственный просчет, в результате которого проиграли войну. Когда Афины опять оказались захваченными, жители города вновь перебрались на Саламин. Мардоний еще раз попытался договориться с теми, кто был на острове. Афиняне отправили посольство в Спарту, чтобы убедить лакедемонян оказать им помощь, но в Спарте снова, как это уже было при Марафоне и Фермопилах, был религиозный праздник, и спартанцы отказались прийти. Одновременно они лихорадочно увеличивали высоту стены, перегораживавшей перешеек, ясно давая понять всем, где начинается земля, за которую они будут сражаться. День за днем спартанцы выжидали, откладывая решение. Так продолжалось десять дней, покуда афиняне не пригрозили, что согласятся на предложения Мардония. Согласно им афинский флот должен был перейти под командование персов, а это ставило под удар весь Пелопоннес и делало бессмысленными укрепления на перешейке. Только тогда Спарта решилась вступить в войну. Но, раз приняв решение, спартанцы начали действовать очень энергично. Командование объединенными греческими силами приняли Павсаний, сын царя Клеомброта (сын Леонида, Плистарх, был еще ребенком), и Еврианакт, сын Дориея, которого Клеомброт желал видеть вторым царем. Пять тысяч спартанцев, примерно две трети всей спартанской армии, а также тридцать пять тысяч илотов немедленно выступили на север. По пути к ним присоединились семнадцать тысяч гоплитов из северо-восточного Пелопоннеса. Мардоний немедленно оставил Афины, предварительно разрушив все, что еще оставалось от города. Огню был предан также и Элевсин. Мардоний отошел в Беотию, где местность была значительно более открытой и удобной для действий его конницы. Когда Мардоний начал двигаться на север, он услышал, что передовой отряд спартанцев, в котором была тысяча воинов, уже дошел до Мегары, расположенной всего в 45 километрах от Афин. Он немедленно повернул и, отправив вперед конницу, нанес молниеносный удар по Мегаре. Город, однако, Мардонию взять не удалось, а когда он узнал, что на перешейке собирается греческая армия, то отозвал свои войска и ушел в Беотию. Мардоний миновал с востока гору Парнас, переправился через реку Асоп (это другой Асоп, не тот, что в Фермопилах) и прошел по ее северному берегу через Танагру в Скол, который находился на фиванской земле. Там он построил укрепленный лагерь, о котором Геродот пишет, что он представлял собой квадрат примерно в 10 стадий (около 1800 кв. метров), а это только в пять раз больше римского лагеря, описанного Полибием. Такой лагерь вмещал 20 тысяч пехотинцев и 2,5 тысячи всадников. Если исходить из этого, то армия Мардония вряд ли была больше 120 тысяч человек, включая конницу. Геродот пишет, что войско персов разместилось вдоль реки, начиная от Эрифр, мимо Гисий, вплоть до Платейской области. К сожалению, сейчас достаточно точно известно только то место, где находилась Платея; места под названием Скол, Гисии и Эрифры так и остались неопределенными. Притчет в течение нескольких лет тщательно исследовал поле битвы при Платее. Он исходил десятки миль по окрестным полям и холмам в поисках древних поселений. Метод, которым он пользовался, называется «шердинг» (от английского слова «shard», которое означает «кусочек, фрагмент») и состоит в исследовании земли — лучше всего непосредственно после того, как ее вспахали. Предметом поиска являются фрагменты черепицы и кусочки древней керамики. На том месте, где их попадается больше всего, и при этом на большой, территории, можно предполагать наличие древнего города или деревни. Притчет опубликовал результаты исследования своих находок в двух статьях. Первая появилась в «Американском археологическом журнале» в 1957 г. Вторая, в которой он пересмотрел некоторые свои взгляды, появилась в книге, озаглавленной «Исследования по топографии Древней Греции», опубликованной восемью годами позже. При помощи описанного выше метода ему удалось обнаружить три поселения к западу от Платеи. Два из них находились на северном склоне горы Пастра, которая, вместе с горой Киферон, ограничивает место сражения с юга. Еще одно поселение находилось у реки Асоп. Опираясь на античные источники, можно определить, что два поселения на склоне горы Пастра были Гисии (примерно в полутора километрах от современной Эритре) и античные Эрифры (примерно в километре к западу от современной Дафны). Третье поселение, на Асопе, нашли, когда искали именно Скол. Павсаний сообщает, что он располагался примерно в 40 стадиях (восемь километров) вниз по реке от места, где Асоп пересекает дорога из Платеи в Фивы. Притчет обнаружил явные следы античного поселения ровно в 40 стадиях вниз по Асопу от обозначенного места. Несколько позже Берн предположил, что Скол находился на южном берегу реки, но в целом он согласился с тем, что все три города были расположены именно в тех местах, которые указал Притчет. Остатки поселений, которые обнаружил Притчет, находились в местности, обозначенной на картах генерального штаба времен последней войны как Палиомилы. Отсутствие в Греции достаточно точных карт делает изучение топографии этой страны особенно сложным. Итак, армия персов разместилась вдоль северного берега реки Асоп. Она растянулась почти что на 12 км, начинаясь от места, расположенного напротив Эрифр, и заканчиваясь где-то напротив Платеи. Лагерь персов был, вероятно, на высоком месте, над Сколом, — там они могли контролировать главную дорогу, ведущую из Афин в Фивы и, кроме того, охранять Асопский мост. Сам Асоп в той местности не представляет собой ничего серьезного — маленькая речушка, через которую легко переправиться. Тем временем пелопоннесская армия прошла по перешейку в Элевсин, где соединилась с перебравшимися с Саламина афинянами. Оттуда они направились на север и вслед за персами оказались в Беотии. Греки точно так же миновали гору Парнас, а затем повернули на запад, вдоль южного берега Асопа. Геродот повествует, что греческая армия достигла Эрифр, где узнала о том, где именно устроили свой стан варвары. Затем расположились в боевом порядке у подножия горы. В своей первой статье, посвященной Платее, Притчет приводит подробное исследование путей через горы, ведущих в долину Асопа. Он сделал вывод, что таких путей было только два. Один проходил примерно там же, где современная дорога из Афин в Фивы, и будет именоваться далее дорогой через Гифтокастро. Другой же путь, который обнаружил Хаммонд, проходит через чуть более высокий перевал примерно в двух километрах западнее первого. Должно быть, это была дорога в Мегару, поэтому давайте ее так и будем называть. В другой своей статье Притчет отбросил версию о первой дороге, утверждая, что только путь на Мегару являлся проезжим. Из этого я могу сделать вывод, что он имел в виду дорогу, годную для грузовых караванов с колесными повозками, поскольку существование афинской крепости в Гифтокастро, на южной стороне перевала, доказывает, что в IV в. до н.э. этой дорогой пользовались. В 379 г. афинский полководец Хабрий занял оба пути; сам он обосновался на перевале Гифтокастро, но спартанцы сумели пройти по дороге через Платею, т.е. по Мегарской дороге Хаммонда. Если Притчет был прав, определяя местонахождение древних Эрифр непосредственно к западу от Дафн, то тогда греки узнали о расположении персов, что называется, «из первых рук», поскольку оттуда можно увидеть весь персидский строй. На самом деле, их позиции отлично видно отовсюду — со всех предгорий по дороге на Платею, двенадцатью километрами западнее. Геродот высказывается в том смысле, что именно от Эрифр греки впервые увидели расположение персов, а это исключает возможность того, что они вошли в долину через Мегарский перевал или перевал Гифтокастро, которые находятся в восьмидесяти километрах дальше на запад. Даже если не принимать во внимание то, что говорит Геродот, для греческого войска не было никакого стратегического смысла в том, чтобы передвинуться на восемь или десять километров восточнее вдоль подножия горы и открыть свои пути снабжения для атаки с фланга, особенно когда они затем снова передвинулись еще западнее. Из всего этого вытекает, что греки вошли в долину с востока. Мардоний умело выбрал место, на котором он хотел дать сражение. Его собственные пути снабжения находились у него за спиной, в то время как у греков между войском и источником пополнения провианта оказалась горная цепь. Припасы эти должны были идти с Пелопоннеса, поскольку Аттику опустошали на протяжении предыдущих двух лет. При помощи своей конницы Мардоний мог отсечь греков от их источников снабжения. Когда Мардоний увидел, что греки хотят обосноваться на возвышенности и не собираются спускаться на равнину, он двинул вперед конницу Масистия. Всадники переправились через реку и отдельными отрядами двинулись наверх, осыпая гоплитов стрелами. Греческая армия, которая, согласно Геродоту, состояла из тридцати восьми тысяч семисот гоплитов и семидесяти тысяч легковооруженных воинов, расположилась в боевом порядке вдоль предгорий, спиной к утесам. Если предположить, что гоплиты стояли в рядах по восемь человек, то одни они должны были растянуться примерно на пять километров. Легковооруженные отряды скорее всего разместили на флангах и в тех местах, где на равнину выдавались различные уступы. Наиболее вероятное место для правого крыла войска, состоявшего из спартанцев, находилось в двух километрах к западу от нынешней Дафны, где тридцать пять тысяч илотов могли прикрыть подходы с востока. Остальные гоплиты, должно быть, растянулись, минуя античные Эрифры, до длинного гребня горы, который выдается на равнину в двух с половиной километрах к западу от Дафны. Размещение на этом гребне большого отряда легковооруженных воинов давало хорошее прикрытие левому крылу греческой армии. Хотя наличие на уступах горы легковооруженных отрядов действительно хорошо могло прикрыть гоплитов, к западу от античных Эрифр находилась одна очень слабая точка — там, где местность была открытая. Стоявшие там три тысячи мегарских гоплитов сильно пострадали от конницы Масистия. Мегарцы послали к эллинским военачальникам вестника с просьбой о помощи. Идти вызвались триста афинских гоплитов, которые, взяв с собой лучников для прикрытия, согласились занять позицию перед мегарцами и остановить конные атаки персов. Вновь и вновь отдельные отряды персидской конницы обрушивались на три сотни афинян, осыпая их стрелами. Атаку возглавил сам Масистий — в пурпурном одеянии, верхом на богато украшенном нисейском коне с золотой уздечкой. В гуще сражения случайная стрела поразила коня в бок; животное взвилось от боли на дыбы и сбросило военачальника персов. Афиняне добрались до него прежде, чем Масистий смог подняться на ноги. Покуда одни из них ловили коня, другие тщетно пытались прикончить Масистия копьями — покуда не обнаружили, что под пурпурной туникой он носил позолоченный чешуйчатый доспех. Когда они это поняли, один из афинян поразил его в глаз. Персидские всадники не сразу поняли, что случилось. Когда они увидели, что афиняне, по своему обыкновению, столпились вокруг трупа, потому что каждому хотелось посмотреть на него, персы повернули и обрушились на них все вместе, дабы отбить тело. Афиняне закричали, чтобы мегарцы спустились и помогли им. Над телом завязалась жестокая битва, и афинян почти что оттеснили от их добычи. Затем начали подходить отряды из основных сил греческой армии, и персы потеряли много всадников. Их оттеснили примерно на 400 метров, где всадники и остановились. Затем, увидев, что ничего сделать нельзя, они возвратились в лагерь, чтобы доложить о случившемся Мардонию. Потеря пользовавшегося любовью и уважением начальника конницы вызвала глубокую печаль в стане персов. В греческом же лагере, напротив, царила радость. Они положили тело Масистия на повозку и возили его между рядами воинов так, чтобы все могли его увидеть. Многие гоплиты нарушали строй и пробирались вперед, чтобы с трепетом поглазеть на тело. Греческие военачальники решили воспользоваться сумятицей, возникшей в персидском лагере, и переменить позицию. Они спустились к Платее, на равнину, расположенную двенадцатью километрами дальше на запад. Геродот говорит, что местность эта была во всех отношениях удобнее, особенно из-за обилия питьевой воды — там находился источник Гаргафия. На прежнем месте воды не хватало, так как наверху были только маленькие ручейки, а брать воду из Асопа не позволяли персидские лучники. Один очень важный фактор Геродот не упомянул: на прежнее место припасы подвозились либо по дороге вокруг восточного склона горы Парнас, либо по очень опасному пути между горой Парнас и горой Пастра. Переместившись к Платее, греки приобрели возможность получать припасы непосредственно с Пелопоннеса, через Мегарский перевал. Место, где находился источник Гаргафия, точно не установлено, но принято считать, что это один из источников, что располагались к югу от холма Айгиос Иоаннис (Святого Иоанна), примерно в трех километрах на северо-северо-восток от современной Эритре. Притчет утверждает, что это источник Ретси, поскольку он там самый обильный. Айгиос Иоаннис — один из нескольких невысоких холмов, расположенных на северном конце более высокой плоской гряды примерно в три километра шириной, что тянется к Асопу между горами Киферон и Пастра. Эта гряда называется Асопской. Греки собрали свое снаряжение и спустились мимо Гисий на платейскую землю, где они и расположились, «близ источника Гаргафии и святилища героя Андрократа, по невысоким холмам и на равнине, выстроившись по народам». К сожалению, о том, где именно находилось святилище героя Андрократа, можно только догадываться. Ксенофонт упоминает, что оно было на правой (восточной) стороне дороги из Платеи в Фивы, а значит, также располагалось поблизости от холма Святого Иоанна или, может быть, на самом холме. Разные религии имеют привычку строить свои святилища на одном и том же месте, и немало православных часовен стоит на развалинах языческих храмов. «По невысоким холмам и на равнине» — это описание довольно хорошо подходит к линии войска, вытянувшейся примерно на шесть километров через несколько холмов Асопской гряды, че рез равнину, расположенную напротив Платеи и упиравшуюся левым крылом в холм Пирг. Спартанцы, возглавившие правое крыло, стали на Асопской гряде и охраняли источник. Никто не осмелился оспаривать их право занять самое почетное место, а вот по поводу второго по чести места, левого крыла, разгорелся самый горячий спор, в подлинно греческом духе. Спорили тегейцы, которые всегда занимали эту позицию в спартанской армии, и афиняне. Ясно, что победили афиняне. Это событие помогает нам увидеть античных греков с очень интересной стороны — даже перед лицом грозного врага, когда сама жизнь их была поставлена на карту, греки готовы были препираться по поводу чести. В окончательном виде греческие позиции выглядели так: на правом крыле стояли пять тысяч спартанцев и пять тысяч других лакедемонян под предводительством Павсания. Он же был главным военачальником. Полторы тысячи тегейцев встали рядом с лакедемонянами, слева. Левое крыло занимали афиняне, которыми командовал Аристид; рядом с ними встали верные союзники афинян, платейцы, выставившие 600 гоплитов. Между двумя крыльями разместили остальных — пелопоннесцев справа, рядом со спартанцами, а остальных рядом с афинянами. Самый большой из этих отрядов выставил Коринф — пять тысяч человек; самые малочисленные — по 200 воинов каждый — были из Лепрея, что в Трифилии, и из Пала, расположенного на острове Кефалления. Микены и Тиринф, столь знаменитые в эпоху бронзы, смогли дать вместе только 400 человек. Тридцать пять тысяч илотов прикрывали спартанцев справа; остальные тридцать четыре с половиной тысячи легковооруженных воинов, вероятно, разместились на другом крыле. Их задачей было сдерживать персидскую конницу на флангах, которые являлись уязвимым местом армии, состоявшей из гоплитов.

Схема верхней части долины Асопа, если смотреть с севера на юг. Греки, вероятно, вошли в долину с востока (слева), и впервые увидели стан персов, когда подходили к Эрифрам. Здесь персы впервые атаковали их.

Когда персы закончили оплакивать Масистия, они также передвинулись по реке, покуда не оказались напротив нового расположения греческого войска. Мардоний разместил своих воинов вдоль северного берега. Свои отборные персидские отряды он поставил напротив лакедемонян, причем те, что послабее, оказались напротив тегейцев. Спартанцы, вероятнее всего, построились по четыре в ряд; так же могли поступить тегейцы и остальные лакедемоняне. Более глубокое боевое построение против легковооруженных отрядов не требовалось, а чем длиннее боевая линия, тем труднее обойти ее с флангов. Если посчитать, что на каждого воина приходится чуть менее метра, то 13 тысяч гоплитов заняли примерно три километра. Рядом с персами Мардоний разместил мидян. Они стали напротив отрядов из Коринфа, Потидеи, Орхомена и Сикиона, которые вместе составляли 8900 гоплитов. Не настолько уверенные в себе, как спартанцы, они скорее всего построились по восемь рядов, а это означает, что мидяне заняли чуть больше километра. Таким же образом бактрийцы противостояли отрядам из Эпидавра, Трезена, Лепреона, Микен, Тиринфа и Флиунта, состоявшим из трех тысяч четырехсот человек и занявшим примерно 400 метров. За бактрийцами Мардоний поместил индийцев, которые стали напротив отрядов из Гермионы, Эретрии, Стары и Халкиды — тысяча триста гоплитов и сто пятьдесят метров соответственно. Следующими персидский полководец повелел стать своим последним азиатским отрядам — скифам. Им предстояло сражаться с двумя тысячами гоплитов из Ампракии, Левкаса, Анактории, Пала и Эгины. Эта часть линии составляла немногим более двухсот метров. Напротив 11 600 мегарцев, платейцев и афинян, которые заняли примерно один километр и двести метров, Мардоний выставил своих союзников с севера Греции — беотийцев, локров, малийцев, фессалийцев и македонцев, к которым добавилась тысяча фокийцев — из тех городов, что сдались персам. Геродот добавляет к этому небольшие отряды из Фригии, Фракии, Мисии, Пеонии, Эфиопии и Египта. Так что, не считая конницы и легковооруженных отрядов, вся боевая линия должна была составить примерно шесть километров. Конница была выстроена отдельно, почти наверняка на флангах, напротив легковооруженных греческих воинов. Разместив войско, оба противника стали приносить жертвы, надеясь на благоприятный ответ от богов.

Решающая битва

Восемь дней стояли две армии, уставившись друг на друга через долину и ожидая, пока жрецы получат благоприятное для начала сражения знамение. Это ожидание было больше на пользу грекам, чем персам, потому что теперь припасы и подкрепления щедро текли в станы греков через Мегарский проход. Этот перевал, который греки именовали Тре Кефале, Три Вершины, можно отождествить с Мегарским перевалом, который идет между тремя пиками — Ловкисфи, Фихфи и Карумсала, что находятся на восточной стороне горы Киферон. По ним то он и получил свое название. На восьмой день Мардоний отправил часть своей конницы на вылазку. Они обошли правое крыло греческой армии и заняли подходы к перевалу. При этом им удалось захватить 500 вьючных животных и несколько повозок вместе с возницами. Пути снабжения греков оказались перерезанными. Почему они не поставили сильный отряд у входа на тропу, остается вне всякого понимания, но подобная небрежность вообще была в духе греческих полисов. Еще три дня ни одна из армий не сдвинулась с места, хотя персидская конница постоянно не давала грекам покоя. На рассвете одиннадцатого дня с того времени, как они переместились на новые позиции, спартанцы и афиняне по какой-то непостижимой причине решили поменяться местами. Причина, которую приводит Геродот — что спартанцы испугались ставших напротив них персов, — настолько очевидно является афинской выдумкой, что на нее не стоит обращать внимания. Истинным поводом для этой перемены могло быть как раз обратное: правое крыло, размещенное на холмах напротив современной Эритре, было значительно более сильной позицией, и афиняне, находившиеся на левом крыле и постоянно подвергавшиеся атакам персидской конницы, вероятно, сочли ее значительно более удобной. Так что спартанцы вполне могли предложить им поменяться местами. В ответ Мардоний точно так же передвинул свои сильнейшие персидские отряды. Из-за этого ситуация у холма Пирг на левом крыле существенно ухудшилась. Спартанцам пришлось вернуться на прежнее место и «увести» за собой персов. Другой возможной причиной для перемены позиции могла стать задуманная спартанцами внезапная атака на греческих союзников персов — чтобы разбить их до начала основного сражения. Впрочем, такое предположение маловероятно, ибо спартанцы не были склонны к блестящим тактическим маневрам. Больше всего похоже, что весь этот эпизод — неправда, и в любом случае к концу дня все снова оказались на своих прежних местах. Теперь Мардоний приказал всей коннице переправиться через реку и атаковать. Персидские всадники приблизились к греческим рядам и начали осыпать их стрелами, в то время как часть персов пробила себе путь вверх по Асопской гряде и загрязнила источник Гаргафия — спартанцы, как всегда, не потрудились выставить там охрану. Положение греков резко ухудшилось, так как они не могли брать воду из узкого Асопа из-за персидских лучников на противоположном берегу и вдобавок оказались отрезаны от своих путей снабжения. Мардоний полностью превзошел их в военном искусстве. Собравшиеся на военный совет греческие военачальники решили, что единственное, что они могут сделать, — это отступить к подножию холмов, где они могли бы вновь наладить и прикрывать свои пути снабжения припасами. Там же, в месте, именуемом «Остров», в изобилии была питьевая вода. Место, где находился этот «Остров», определить практически невозможно. Геродот говорит, что он был в десяти стадиях от Асопа и источника Гаргафия, перед Платеей, и представлял собой остров, образованный рекой Оероя там, где она разделяется на два рукава, а затем вновь соединяется тремя стадиями ниже. Там у греков было бы вдоволь питьевой воды и им не могли бы более вредить персидские всадники. Сегодня подобного места не существует, и на всем поле сражения нет вообще ничего похожего. В той местности есть еще только один обильный источник воды, который расположен сразу к западу от церкви св. Анны в двух километрах западнее современной Эритре, — источник Вергутиани. Перед ним есть слегка возвышающаяся земляная гряда, которая идет мимо Платеи, по восточной стороне. Это место с обеих сторон омывается притоками Оерои, которые в античные времена могли быть значительно более полноводными. Той воды, что имеется там летом, в наше время совершенно точно не хватило бы, чтобы напоить стотысячную армию. Отступать решили сразу после наступления темноты. Известно, что в тех местах было три дороги, ведущие на север от подножия горы Киферон по направлению к Фивам. Одна из них, та, что начиналась от перевала Гифтокастро, примерно соответствует современному шоссе Афины — Фивы, за исключением того, что она вела на север более прямо. Шоссе же зигзагами спускается вниз с холмов и проходит через Эритре. Второй путь пересекал перевал Три Вершины, а затем раздваивался. Одна из образовавшихся дорог вела от развилки в Платею, а другая шла на север через Асопскую гряду. К западу от холма Айгиос Иоаннис к ней присоединяется третья дорога, начинающаяся в Платее. Она затем пересекает реку и ведет в Фивы. План перемещения войска был, вероятно, таков: афиняне и все левое крыло должны были воспользоваться платейской дорогой, центр — путем через Три Вершины, а спартанцам на правом крыле следовало воспользоваться дорогой на Гифтокастро. План этот был вполне типичным для греков — то есть неудачным. Когда над центральной частью армии греков, той, что стояла на открытом месте и сильно пострадала от персидской конницы, сгустились сумерки, она начала поспешно отступать. То ли нарочно, то ли по ошибке они свернули не на той развилке и оказались в Платее. Греки остановились у храма Геры, расположенного за городскими стенами, и устроили там лагерь.

Схема отхода греческого войска от Асопской гряды. Лакедемоняне стояли на правом крыле, афиняне заняли левое, а остальные греки — центр. Было, вероятно, задумано, что афиняне будут отходить по дороге на Платею, спартанцы — по дороге на Гисии, а те греки, что стояли в центре, — через проход Три Вершины. Центр начал отступать первым, и в темноте войско свернуло не на ту дорогу, оказавшись в итоге у Платеи. Когда рассвело, афиняне, все ночь прождавшие спартанцев, несмотря на то что стояли дальше всех, попытались заполнить пространство между спартанцами и остальными греками у Платеи.

Павсаний, узнав о происшедшем, отдал правому крылу приказ отступать. Однако один из начальников отрядов, лохаг по имени Амомфарет, которого не спросили, когда принимали решение об отступлении, теперь, в подлинно спартанском духе, отказался отступать перед лицом врага. Термин «лохаг» в данном контексте может означать не начальника отряда в сто воинов, который называется «лох», а что-то вроде командира полка (см. стр. 41). Павсаний и другой военачальник, Еврианакт, не знали, как им поступить: они не могли остаться, когда вся остальная армия уходила, но им не хотелось терять Амомфарета и его отряд. Поэтому спартанская армия осталась на месте, покуда военачальники уговаривали Амомфарета уйти. Между тем афиняне на левом крыле поняли, что на правом фланге происходят какие-то неприятности. Они отправили к Павсанию всадника, спрашивая его, что им делать.












Поле битвы при Платее — так, как его видно с северной стороны Асопа, если смотреть на юго-восток. У подножия горы Киферон, справа, можно разглядеть современную Платею. Древняя Платея находилась как раз напротив горы. Современная Эритре — в центре, а за ней — перевал Гифтокастро. Чуть правее — перевал Тре Кефале. С левой стороны можно увидеть Дафну. Такова была первая позиция, которую заняли греки. Гряда, что перед Платеей, — холм Пирг.

Когда вестник подъехал к спартанцам, спор был в самом разгаре. Павсаний и Еврианакт пытались уговорить Амомфарета, а когда ничего не вышло, стали просто кричать на него. Амомфарет же утверждал, что с ним должны были посоветоваться перед тем, как принимать решение. Геродот пишет, что Амомфарет командовал отрядом питанетов, но не объясняет, что это такое. Фукидид также не уточняет этого, но настаивает, что такого отряда нет и никогда не было. Единственный вывод, какой мы можем сделать, — Амомфарет командовал неким особым отрядом и в обычных условиях присутствовал бы на нормальном спартанском военном совете, подобно старшему из всех центурионов легиона в римской армии («рптш рйш»). Вероятнее всего, ему не разрешили присутствовать на совете, ограниченном лишь стратегами многочисленных греческих отрядов. В противном случае в нем захотели бы принять участие начальники всех отрядов и превратили бы собрание в сущий хаос. Когда на совете проводилось голосование, то участники кидали камешки в два находившихся там сосуда — «за» или «против». Теперь Амомфарет поднял обеими руками большой камень и бросил его к ногам Павсания. «Этим камнем, — заявил он, — я голосую за то, чтобы не убегать от чужеземцев». Павсаний закричал на него в ответ, именуя «исступленным безумцем». Вестнику же афинян, который спросил его, что им следует делать, Павсаний ответил, что просит их держаться поближе и следовать всем маневрам спартанцев. Наступил рассвет, но спор все продолжался, Павсаний наконец сделал то, что ему давно следовало бы сделать — начал отступление. Впереди шли спартанцы, а тегейцы замыкали ряды. Отряды отступали по дороге на Гифтокастро, которая идет по пересеченной местности между холмами. Афиняне, напротив, двинулись по равнине по направлению к Платее. Как и следовало ожидать, Амомфарет совершенно не верил в то, что его могут бросить. Поэтому, когда он и вправду оказался со своим отрядом в одиночестве, то приказал всем взять снаряжение и идти вслед за отступающими. Когда наблюдатели из персидского лагеря донесли Мардонию, что в стане противника что-то происходит, вряд ли он сразу поверил своим глазам. И верно, греки оставили свои позиции. Часть греческой армии праздно расположилась у Платеи; афиняне исчезли (на самом деле они скрылись из виду за Асопской грядой); по самой гряде двигались, растянувшись вереницей, спартанцы, которых догонял сзади Амомфарет и его отряд — словом, налицо была картина полного бегства. Когда спартанцы заметили, что Амомфарет всё-таки следует за ними, примерно в двух километрах позади, они остановились, чтобы подождать его. Геродот говорит, что остановка была сделана около ручья Молоента, в местности под названием Аргиопий, поблизости святилища элевсинской Деметры. Оно, должно быть, находилось у холмов, к западу от античных Гизий. В полях у подножия Панданасской гряды — там, где могли располагаться древние Гисии, — Притчет обнаружил вывернутые трактором во время пахоты каменные блоки. Вероятно, что именно там это святилище и было. Мардоний быстро воспользовался преимуществами сложившейся ситуации. Он выслал вперед конницу, а сам двинулся вслед за ней, ведя всех своих пеших воинов. Мардоний направил персов против спартанцев, потому что понимал — если он опрокинет их, война окончится. Остальные отряды Мардоний отрядил против греков, ставших у Платеи. Амомфарет отказался бежать и продолжал двигаться с обычной скоростью. Не успел он добраться до основного отряда, как их атаковала персидская конница. Павсаний торопливо расставил своих гоплитов вдоль подножия горы. Даже под непрерывным дождем стрел, которым осыпали их всадники персов, спартанская дисциплина и подготовка помогли им быстро выстроиться в фалангу. Теперь лакедемоняне не могли сдвинуться с места и отправили к афинянам вестника. Они обращались к ним за помощью и просили, если получится, закрыть брешь в боевой линии, которая образовалась из-за отхода центра к Платее. Для того чтобы оказать затребованную помощь, афинянам нужно было совершить ряд маневров. Они двинулись вдоль подножия холмов на восток, по направлению к спартанцам. Тем временем персидские пешие воины вышли из лагеря и перебрались через реку. Поскольку лагерь находился примерно в шести километрах от места, где стояли спартанцы, персы добирались туда не меньше полутора часов, особенно если учесть, что многим пришлось идти прямо по полям. Постепенно персы начали приближаться, сомкнув свои щиты в единую стену вблизи выстроившихся спартанцев и непрерывно осыпая их градом стрел. Лакедемоняне и тегейцы укрылись за щитами, спасаясь от стрел, и ожидали приказа к выступлению. Павсаний же быстро поднялся на холм и стал торопливо приносить жертвы, так как не осмеливался отдать приказ о наступлении, не имея благоприятного знамения. Между тем продвижение афинян левого крыла остановилось, так как на них обрушилась вся остальная персидская армия. Павсаний, стоя на холме, обратился взглядом к святилищу Геры, которое располагалось у стен Платеи, шестью километрами западнее, и стал взывать к богине, умоляя ее послать им знамения, но все было безуспешно... Гоплиты, стоявшие под холмом, начали все чаще падать под персидскими стрелами, и все больше и больше персов подходило к их рядам. В конце концов полторы тысячи тегейцев, которые всегда уступали спартанцам в дисциплине, не выдержали. Они поднялись и с боевым кличем ринулись на врага. Павсаний, который все еще стоял на холме, понял, что действовать нужно быстро. Он сбежал вниз, занял свое место в первой шеренге правого крыла и отдал приказ наступать. Он провозгласил, что знамения были благоприятными, — несомненно, затем, чтобы избежать обвинения в святотатстве. Геродот этого не отрицает. Спартанцы поднялись как один и, вскинув копья, дружно обрушились на противника. Когда персы увидели атакующих греков, они отложили свои луки и также взялись за копья. Вначале схватка шла перед укреплением из персидских щитов, но вскоре спартанцы опрокинули его и очутились среди персов, пронзая своими длинными копьями легковооруженных чужеземцев. Персы сражались храбро, они схватывались с греками, брались за длинные копья спартанцев и ломали их. Однако для тяжеловооруженных лакедемонян персы не были серьезным противником. Все больше и больше их падало, и спартанцы взбирались по телам, чтобы добраться до остальных. Сам Мардоний, на белом коне, был в гуще сражения, возглавляя отряд из тысячи отборных воинов, лучших в персидской армии. Они храбро сражались, и много спартанцев полегло перед ними. Однако ход битвы был неумолим, и спартанские гоплиты постепенно пробивали себе путь сквозь эту тысячу. Вот, наконец, сам Мардоний упал с коня. Персы не отступали, покуда был жив их военачальник, но когда по рядам с быстротой молнии распространилось известие о том, что Мардоний погиб вместе с большей частью своих телохранителей, армия дрогнула и заколебалась. Вскоре ее ряды нарушились и персы обратились в бегство, бросившись за реку, к своему окруженному деревянными стенами лагерю. Другие азиаты увидели бегущих персов и также бросили поле битвы. Продолжали сражаться только беотийцы, возможно, из-за вековой вражды с Афинами. Они выказали величайшую храбрость, и все 300 воинов Священного отряда пали в битве. Когда же фиванцы не могли более сопротивляться, то перебрались через реку и бежали в Фивы. Отход персов прикрывала конница, которая все время старалась быть между ними и наступавшими греками. Это на самом деле примечательно, и следует отдать должное их подготовке, дисциплине и решимости, потому что в большинстве древних сражений именно всадники старались сбежать первыми. Однако и это не спасло многих персов, которые пали от рук легковооруженных илотов, двигавшихся впереди наступающей фаланги. Спартанцы были ближе всех к персидскому лагерю и поэтому оказались у него первыми. Однако взять деревянные укрепления они не смогли, и с приходом афинян битва разгорелась вновь. Персы довольно долго сдерживали натиск греков, но в конце концов стена была разрушена. Первыми за ограду ворвались тегейцы, и они же разграбили шатер Мардония. Персы не оказывали грекам большого сопротивления с тех пор, как те сумели прорваться за стену, и падали под ударами жаждущих мщения эллинов. Число погибших, точно так же, как до этого численность персидской армии, сильно преувеличено. Геродот писал, что из всех, кто бежал в лагерь, выжили только три тысячи. Еще он говорил о сорокатысячном отряде под начальством Артабаза, который сумел уйти еще с поля битвы. У греков потери были незначительные. У спартанцев они составили девяносто одного воина, у тегейцев — семнадцать и у афинян — пятьдесят два. Этим цифрам верить, наверное, можно, так как большинство потерь случается во время бегства. Таковы были результаты битвы при Платее. Спартанцы сумели отомстить за смерть Леонида и проявили себя, возможно, самыми замечательными воинами в истории. Персия не пыталась более вторгнуться в Грецию, а спустя сто пятьдесят лет Александр Македонский сам захватил ее.

Афины против Спарты

После разгрома персов как Афины, так и Спарта смогли вернуться к своим державным планам, столь резко прерванным вторжением. Хотя оба полиса проводили антиперсидскую политику и открыто поддерживали любую направленную против персов деятельность во всем восточном Средиземноморье, не потребовалось много времени, чтобы они снова вцепились друг другу в глотки. Примерно полвека между полисами царил шаткий мир. Для того чтобы противостоять персам на море, Афины образовали Делосский союз, в который объединились многие морские государства. Приобретая все большую власть над союзниками, Афины ухитрились практически полностью подчинить их, превратившись в морскую державу. На деньги, которые они собрали с вошедших в союз государств, Афины построили огромный флот и так отстроили город, что он стал настоящим чудом света. В 431 г. наконец разразилась давно назревавшая война со Спартой. Сначала казалось, что победителя не будет, потому что Афины контролировали море, а Спарта — сушу. Так, Спарта могла бы осадить Афины, но была не в состоянии прервать снабжение города продовольствием с моря. Афины, в свою очередь, могли бы атаковать южную Грецию с моря, но не смогли бы разбить армию спартанцев. Это была война, состоявшая из одних осад. Нормальных сражений в ней практически не было. После ухода персов из города афиняне сильно укрепили его защиту и выстроили длинные стены, ведущие от Афин к гавани в Пирее. Теперь Спарта не могла одолеть противника — до тех пор, пока стены были целы, а продовольствие подвозилось морским путем. Однако Афинам не повезло с самого начала. Когда спартанцы осадили город, то продовольствие в него стали доставлять из Египта. На тех же кораблях в Афины доставили и чуму. Переполненный из-за осады город был буквально опустошен болезнью. По иронии судьбы, из-за того, что Афины к тому времени как раз попытались изолировать Спарту, лакедемоняне так и не столкнулись с заразой. Чума бушевала три долгих года и унесла примерно четверть всего населения города. К концу этого срока обе стороны были окончательно истощены войной, и в 421 г. подписали мирный договор, по которому Афины оказались чуть ли не в худшем положении, чем перед началом конфликта. В 416 г. Афины все еще лелеяли державные планы. Именно это желание заставило их совершить самую грубую и имевшую тяжелейшие последствия ошибку во всей греческой истории — они решили вторгнуться на Сицилию. Кульминационной точкой этого вторжения стала осада Сиракуз, которая в принципе не представляла собой ничего сложного. Однако из-за безграмотных и нерешительных действий военачальника афинян, Никия, осада закончилась полным разгромом. Весь экспедиционный корпус попал в плен, высших военачальников казнили, а остальных продали в рабство. К тому же, чтобы оттянуть афинян от Сиракуз, Спарта вновь начала войну в Греции. Афинам, несмотря на сокрушительные потери — вся армия и 175 кораблей, — пришлось вновь встретиться со своим старым врагом. Город держался еще девять лет, покуда не оказался захваченным остальной флот. Афины тогда были в осаде и, принужденные к тому голодом, сдались. Однако ресурсы Спарты также сильно истощились из-за войны. Конец ее владычеству настал в 371 г., в битве при Левктре. Два фиванских военачальника, Эпаминонд и Пелопид, разработали совершенно новую тактическую теорию. Используя эту новую тактику, фиванские гоплиты смогли вторгнуться в южную Грецию и окончательно разбить спартанцев в сражении при Мантинее в 362 г. до н.э. Эти идеи воспринял Филипп Македонский, которого в юности отправили в Фивы заложником. Вернувшись на родину, он начал создавать могучую армию.

Фаланга

В течение VIII в. до н.э. в военном деле древних греков произошли революционные изменения. Вместо прежнего принципа сражения, когда каждый бился с противником «сам по себе», теперь была введена система, требовавшая гораздо большей дисциплины. Такой системой была фаланга — боевое построение в не сколько шеренг глубиной, при котором воины во второй и последующих шеренгах замещали при необходимости людей в первой. Из-за этого вся фаланга была разделена на ряды, в которых люди стояли друг за другом. Таким образом, фаланга состояла не из нескольких длинных шеренг, а из множества коротких рядов. Каждый ряд был боевой единицей, и когда человек в передней шеренге падал, ему на смену вставал воин из задней — следующий в его ряду. Фалангу можно было построить разомкнутым строем, когда на каждого человека приходилось по два шага, или же сдвоить ее, образовав сомкнутый боевой порядок. Распространение аргивских щитов (вероятно, в начале VII в. до н.э.) значительно усилило этот новый тип строя. Это был круглый металлический щит, который уже не имел, как прежде, центральной ручки, а вместо этого прикреплялся к левому предплечью. Такой щит держался на уровне груди и прикрывал воина от подбородка до колен. В сражении обычно становились сомкнутым строем, и тогда ширины щита как раз хватало для того, чтобы прикрыть незащищенный бок человека, стоявшего слева. Фаланга развивалась постепенно и на ранних этапах своего становления должна была пройти через множество изменений. Воинов нового типа стали называть гоплитами, или воинами в доспехах. На вазе из Чиги, которая датируется серединой VII в. до н.э., гоплит изображен с двумя копьями, предназначенными для метания, как во времена Гомера, но у него уже присутствуют такие привычные детали снаряжения, как шлем, панцирь и поножи — все из бронзы. Со временем и вооружение, и доспех были усовершенствованы. Ко времени вторжения персов бронзовый панцирь заменили на льняной — он защищал лучше и стоил значительно дешевле, — а вместо метательных копий появились длинное копье, рассчитанное на колющие движения, и короткий меч. Обладая таким оружием, гоплиты могли держать тесный строй.

Предыстория фаланги

Проследить развитие фаланги во всех подробностях не представляется возможным. Мы знаем только, что система уже сложилась окончательно к VII в., когда спартанский поэт Трите писал, что долг воина — стоять плечом к плечу со своими товарищами и не пытаться выказать личный героизм в ущерб боевому порядку. Спартанцы осуждали Аристодема за то, что в битве при Платее он проявил безрассудную храбрость, поставив под угрозу жизни других воинов. О том, как была организована фаланга в самом начале, нам абсолютно ничего не известно. Первое детальное описание мы узнаем от Ксенофонта из «Государственного устройства лакедемонян», в котором он описывает спартанскую армию начала IV в. до н.э. Ксенофонт пользуется словом «репСекойу» (пентекостия), «пятьдесят», для того чтобы обозначить боевую единицу спартанской армии. На самом деле, в это время подобная единица была значительно больше.

Это позволяет предположить, что спартанская фаланга, а возможно, и фаланги других греческих полисов развились из системы, где основной единицей был ряд из восьми человек. Возможно также, что несколько ранее, где-то около 800 г. до н.э., фаланга состояла из лохов по 100 человек в каждом; лох же был составлен из двух пентекостий, которые делились, в свою очередь, на две эномотии. Каждая эномотия, вероятно, включала двадцать три гоплита, опытного воина, находившегося вне общего строя (его называли ураг или тергидуктор) и старшего командира, эномотарха. В бою эномотия обычно строилась в три ряда по восемь человек в каждом. При этом ураг становился позади и следил за порядком в задних рядах. Эномотарх, как все командиры фаланги, сражался перед правым рядом своего отряда. При построении в восемь шеренг лох состоял из двенадцати рядов. Командовал им лохаг, чье место в строю было с правого края.

«Архаический лох» — так могла выглядеть, в гипотезе, наиболее ранняя модель фаланги, из которой потом развились все остальные. Она была составлена из четырех эномотий (епотоНо), каждая из которых включала три ряда по восемь человек и помещавшегося позади старшего воина, который назывался оигадоз, «ураг». На рисунке он обозначен буквой У.

Левой частью лоха командовал пентеконтер, который находился с правой стороны своего отряда. Таким образом, перед нашими глазами предстает лох в сто человек, где командиры сражаются в передней шеренге, а позади гордо возвышаются ураги. Их обособленное местоположение хорошо показано Ксенофонтом в повествовании о вымышленной битве при Фимбраре. Позади фаланги размещены легковооруженные воины, а позади них, поддерживая порядок, выстроились ураги. Новый тип боевого построения был принят во всех городах-государствах, и хотя он мог меняться в деталях от полиса к полису, основная организация всегда оставалась одной и той же.




















Афинская армия

В самом крупном из полисов, Афинах, служить в армии были обязаны все граждане в возрасте от 17 до 59 лет. В V в. Афины могли выставить около 30 тысяч гоплитов, из которых примерно половина была полностью годна к бою. Остальные — те, кому не исполнилось девятнадцати лет, и ветераны, — несли гарнизонную службу. Гоплитов набирали из богатых слоев общества, так как воины сами обеспечивали себя военным снаряжением, а это могли позволить себе только зажиточные люди. Однако тот, чей отец был убит в бою, снаряжался за общественный счет. Насколько можно видеть, афиняне сохранили первоначальный «архаический лох» и, как правило, сражались строем в восемь шеренг. Их армия состояла из десяти подразделений, таксисов (сах15), каждым из которых командовал таксиарх. Каждое из этих подразделений набиралось от одной из десяти территориальных единиц Аттики. Все таксисы делились на лохи, но нам ничего не известно о том, существовало ли какое-нибудь промежуточное деление между ними. В Афинах, как и во всех демократических государствах, должность военачальника, или стратега, была выборной. Всего их было десять — по одному на каждую территориальную единицу, — и избирали их ежегодно. На деле с армией обычно уходили только трое. Тогда либо одного из них выбирали верховным командующим, либо все трое командовали армией по очереди. Командир, вероятно, стоял в первой шеренге, и даже стратег, отдав приказы, занимал свое место, которое находилось обычно на правом фланге фаланги.

Спарта — военизированное государство

Из всех греческих государств, развитие которых шло примерно по одному и тому же пути, следует выделить единственное, отклонившееся от этой общей схемы. Таким государством являлась Спарта, и ее страшилась вся Греция. Считалось, что один спартанец стоит нескольких воинов из любого другого полиса, и ни один другой полис не осмеливался противостоять спартанцам на полях сражений, разве что вынужденно. Собственно спартанцев, т.е. граждан Спарты, называли спартиатами. Они формировали ядро армии, которое усиливалось за счет воинов, поставляемых подчиненными Спарте периэками. К началу V в. в состав армии вошли и легковооруженные илоты. Если в армии были и спартиаты, и периэки, то к ним обращались «лакедемоняне» (илотов, конечно, не считали). У спартанцев было странное государственное устройство. В Спарте одновременно правили два царя, чья власть передавалась по наследству. Однако если чье-либо правление не нравилось, такого царя могли изгнать. При этом гораздо большей реальной властью обладали пять ежегодно избираемых магистратов, или эфоров. Возможно, что изначально цари обладали реальной политической властью, но к V в. до н.э. подлинной силой в государстве стали эфоры, отвечавшие только перед своими преемниками. У каждого царя были телохранители — отряд из трехсот человек, которых именовали гиппеями. Несмотря на такое название (от слова «Hippos», «конь»), они сражались пешими, а не конными. Изначально во всех военных кампаниях принимали участие оба правителя, но незадолго до начала персидских войн традиция изменилась, и в поход стал уходить лишь один из царей. Наши знания об афинской военной системе достаточно скудны, а вот о спартанской, напротив, весьма обширны. Этим мы обязаны афинскому воину и писателю Ксенофонту. Он провел со спартанцами много лет и даже участвовал вместе с ними в военных кампаниях. Ксенофонт был большим поклонником военной системы спартанцев, и его труды изобилуют фактами, касающимися ее. Труды Ксенофонта позволяют нам увидеть армию спартанцев такой, какой она была в конце V в. до н.э., а поскольку Спарта являлась государством очень консервативным, большая часть его описаний верна и для начала того века. Государство в Спарте регулировало все. Спартанцы были воинами и, по закону, не могли заниматься ничем другим. Земля в Спарте была поделена между хозяйствами, в которых работали илоты. Хозяйства принадлежали государству, и каждый спартанец получал все необходимое с одного из них. Такая система позволяла спартанцам посвящать все свое время воинскому искусству. Спартанское общество было чрезвычайно замкнутым и самодостаточным. Причина этого заключалась в том, что спартанцы изначально являлись воинами, победившими и обратившими в рабство илотов, число которых значительно превосходило их собственное. Для того чтобы сохранить свое положение, всем спартанцам приходилось всю жизнь оставаться воинами, способными при необходимости усмирить илотов.

Воспитание спартанского мальчика

Государство регулировало буквально все в жизни спартанца. Даже будущим матерям приходилось выполнять многочисленные физические упражнения для того, чтобы их дети рождались здоровыми; слабых или имевших физические недостатки младенцев убивали. В возрасте семи лет мальчиков забирали у матерей, обрезали им волосы и объединяли в группы. Дети жили, ели и спали вместе и обучались у одного наставника. Спартанцы не доверяли воспитание своих детей наемным учителям — для этого они выбирали какого-нибудь взрослого и опытного гражданина. Академическое образование было минимальным, основной упор делался на дисциплину и физические упражнения. Дети обычно бегали босыми и без одежды, а пища их была простой и достаточно скудной для того, чтобы поощрять воровство. Хотя их наказывали, если они попадались, наказание было именно за нерасторопность, а не за кражу. Таким образом их учили терпеть голод и добывать себе пропитание. С двенадцати лет дисциплина ужесточалась. Поскольку считалось, что мальчики в этом возрасте очень непослушны, их постоянно загружали тяжелой работой и непрестанными физическими упражнениями. Как и в детстве, им запрещали надевать что-либо под тунику, которая служила им одеждой и зимой, и летом. Драки поощрялись как среди детей, так и среди взрослых, однако они никогда не должны были происходить в гневе. Драка обязана была прекратиться по приказу другого гражданина. Хорошей иллюстрацией к этому может служить рассказ о мальчике, отец которого выпорол его не за драку, а за жалобу на то, что другой мальчик его ударил. Единственной добродетелью у спартанцев была храбрость, а величайшим пороком — трусость. Убитых в сражении несли домой на их щитах. Неудобный щит был обычно первой вещью, от которой стремился избавиться убегающий с поля битвы гоплит, поэтому спартанки, провожавшие на битву своих сыновей, желали им вернуться «со щитом или на щите». Юноша считался взрослым в двадцать лет, когда он становился пригодным к несению военной службы. Наиболее подходящих отбирали в армию, а остальные считались годными к несению внутренней службы. Из них же могли набирать пополнение. Поскольку армия спартанцев была организована по возрастным группам, молодые люди продолжали жить и упражняться вместе; даже женатый спартанец жил и питался в казарме, отдельно от своей жены. Такое разделение мужей и жен способствовало развитию гомосексуальных отношений.

Спартанская армия

В трактате «Государственное устройство лакедемонян» Ксенофонт подробно рассказывает о том, как была организована спартанская армия в его время, то есть примерно в начале IV в. до н.э. К сожалению, второй источник информации об армии спартанцев, а именно рассказ Фукидида о первой битве при Мантинее, совсем не так хорош. Фукидид честно признавался, что испытывал большие затруднения, пытаясь выяснить хоть что-нибудь об устройстве их армии, и поэтому, возможно, он попытался воссоздать картину, используя все известные ему факты — зачастую смешивая информацию древнюю и современную. Рассказ Ксенофонта — это свидетельство очевидца, и ему следует отдать предпочтение.

Этот рисунок, который изображает идущих в бой гоплитов, взят с коринфской вазы VII в. до н.э., обнаруженной в Чиги в Этрурии.

Все мужчины в возрасте от 20 до 60 лет были обязаны служить в армии. Вооружены спартанские гоплиты были точно также, как и остальные греки, но их легко было отличить по красным плащам, которые были обязательной частью одеяния. Такой красный плащ стал символом спартанского воина. Во времена Ксенофонта спартанский лох состоял из 144 человек, которые делились на четыре эномотии по 36 воинов в каждой. Все, что изменилось, — это число людей в эномотии; их стало в полтора раза больше, так что обычная глубина фаланги возросла с восьми шеренг до двенадцати. В то время вообще появилась тенденция к более глубоким фалангам — возможно, из-за подъема Фив, где количество шеренг было значительно больше. В целом же можно с большой долей уверенности сказать, что вплоть до конца V в. до н.э. спартанцы придерживались «архаического лоха», при котором количество шеренг равнялось восьми. Спартанская армия была организована таким образом, что каждая ее единица, неважно, сколь малая, имела своего командира и, возможно, еще и командира заднего ряда. Каких-то привилегий у таких начальников, урагов, скорее всего не было, и весь задний ряд фаланги мог состоять из них. Каждая эномотия делилась на три ряда и соответственно на шесть полурядов. Лучший воин в каждом ряду и полуряду был его командиром, а второй после него — урагом. Эномотии объединялись в «полусотни», пентекостии , и у каждой имелся свой собственный командир — пентеконтер. Две полусотни составляли лох — самую мелкую тактическую единицу фаланги, командовал которой лохаг. Вся спартанская армия делилась на шесть частей, которые назывались морами (тога) и состояли из четырех лохов каждая. Командир моры именовался полемарх. В фаланге все старшие командиры и командиры рядов стояли скорее всего в первой шеренге. Эномотархи, пентеконтеры и лохаги обычно занимали место во главе правого ряда той боевой единицы, которой командовали. К каждой море была приписана конница. Отряд, который также назывался мора, состоял примерно из 60 всадников. Появились такие конные отряды не сразу, они возникли во время Пелопоннесской войны, ближе к концу V в. В состав первой моры входили гиппеи. Так назывались 300 лучших гоплитов спартанской армии. Их выбирали из мужчин, находившихся в расцвете сил.

Организация армии спартанцев во времена Ксенофонта (начало IV в. до н.э.). 1 — самая мелкая единица спартанской армии — эномотия. Она состояла из трех рядов по двенадцать человек или из шести полурядов из шести воинов в каждом. Командовал ими эномотарх. Две эномотии образовывали пентекостию, которой командовал пентеконтер. 2 — лох, основная единица фаланги. Он был составлен из двух пентекостии, или четырех эномотии. Командовал этой единицей лохаг Ооспадоз). 3 — мора образовывалась из четырех лохов (576 человек), и командовал ею полемарх. Вся спартанская армия состояла из шести мор и подчинялась царю. Условные обозначения: Л — лохаг, П — пентеконтер, Э — эномотарх.

Каждый год эфоры избирали трех человек, гиппагретов, чьей обязанностью было найти по сотне человек для того, чтобы сделать их гиппеями. Они находились на правом крыле армии и служили телохранителями царя. Возможно, что гиппеем мог стать только тот, у кого были сыновья, ибо спартанцы относились с пренебрежением к тем, кто не исполнил свой долг и не произвел на свет следующее поколение гоплитов. Это может объяснить слова Геродота об отряде спартанцев, имевших сыновей, которые есть в его рассказе о битве при Фермопилах.


Спарта во времена Геродота

Вполне вероятно, что спартанская армия претерпела две реорганизации — одну во времена Ксенофонта, в начале IV в., а другую — примерно лет на пятьдесят раньше. Мы практически ничего не знаем о том, как выглядела их армия до этой, первой реорганизации. У Геродота изредка встречается слово «лох» (lochos), тогда как слово «мора» (тога) начисто отсутствует; к тому же в античных источниках постоянно говорится о том, что в армии спартанцев было пять лохов. Все это позволяет предположить, что в начале V в. до н.э. спартанская армия действительно состояла из пяти огромных лохов. Вполне возможно, что более мелкая единица также называлась лох — само слово означает просто группу людей, отряд и никак не отражает обязательное число людей в нем. Похожим образом смешивались значения и при использовании слова «таксис» (taxis), которое во времена Ксенофонта могло значить любую боевую единицу, большую, чем один лох. Возможно, что эти «большие» лохи состояли из представителей пяти территориальных единиц Спарты, тех деревень, которые изначально входили в ее состав. В древности каждая деревня должна была выставлять один лох; постепенно, по мере роста селений, количество людей в лохе возрастало, но название оставалось прежним. Лохаги, командиры этих лохов, превращались, таким образом, в значительно более важных лиц, чем подразумевало наименование их должности. В битве при Платее, в 479 г., каждый из пяти лохагов командовал, должно быть, тысячей человек. Это объясняет, почему лохаг Амомфарет считал себя вправе оспаривать приказ своего верховного военачальника, Павсания, — при обычном стечении обстоятельств Амомфарет непременно присутствовал бы на военном совете. Несомненно, такое разделение сохранялось и позднее. Примерно с VII в. до н.э. население Спарты неуклонно уменьшалось. Между VII и началом V в. ее армия из девятитысячной превратилась в восьмитысячную, а еще сотню лет спустя насчитывала всего около четырех тысяч человек, причем спартиаты составляли всего около тысячи воинов. Для того чтобы укрепить силы, в армию допустили вольноотпущенных илотов и периэков. Такое резкое уменьшение численности населения, должно быть, и оказалось причиной последовавших изменений.





















Молодые воины во времена Ксенофонта

Ксенофонт утверждает, что нет нужды учить человека пользоваться оружием. Работа щитом и копьем так же естественна, как привычка отражать удары в драке левой рукой, а наносить — правой. Может быть, это и верно. Сила фаланги основывалась не на умении отдельных воинов, а на их хорошо отлаженных совместных действиях. Ксенофонт, очевидно, полагал, что все, что необходимо воину — это навык в использовании копья и щита, который, разумеется, приобретали, устраивая учебные сражения. Кроме того, любой спартанский мальчик наверняка во время игр воображал себя солдатом и таким образом учился своему будущему ремеслу. Как бы то ни было, гоплитов наверняка обучали основным движениям. Существует предположение, что позы, в которых чаще всего изображаются воины в греческом искусстве, именно эти основные движения и представляют. Вы можете увидеть их на странице 42. 1. Когда гоплит стоял «вольно», его копье опиралось о землю, а щит стоял у бедра. Иногда гоплиты оставались в таком же положении и перед лицом врага—в знак презрения к нему. 2. Когда звучала команда «смирно», копье поднимали к правому плечу, а щит — так, чтобы он закрывал торс. 3. Из этого положения гоплит мог выйти в боевую позицию, вынося копье вперед, покуда его правая рука не вытягивалась, а оружие не вставало параллельно земле на уровне бедра. Это было положение для удара снизу, от пояса, в котором гоплиты шли в битву. В сомкнутом строю это движение исполнить невозможно, поскольку для того, чтобы нанести такой удар в грудь противника, следовало бы приоткрыть стену щитов. К тому же при нанесении такого удара от пояса существовала опасность поранить подтоком копья следующего в своем ряду. 4. Нормальная позиция для нанесения удара выглядела так: копье поднимали над правым плечом и били вниз, слегка под углом, сквозь узкую щель между верхними сторонами собственного щита и щита соседа справа. Угол наклона должен был быть таков, чтобы не задеть следующего в ряду. Занять эту позицию из положения 2 было бы невозможно, поскольку тогда копье оказалось бы смотрящим подтоком вперед. Невозможно перейти в нее и из положения 3, если копье длинное. Для того чтобы исполнить это движение, надо было поднять копье над правым плечом и поменять хват, что было довольно трудно исполнить, стоя в строю. Опытный солдат всегда смог бы узнать, как обучена армия, по степени точности, с какой исполнялось движение.

Изумительная бронзовая статуэтка конца VI в., изображающая снаряженного для битвы спартанского воина, закутанного в воинский плащ. Поперечный гребень на его шлеме может быть знаком ранга. «Атенеум» Водсворта. Хартфорд, штат Коннектикут.

Обучение начинали с того, что новобранцев учили маршировать колонной по одному, следуя за командиром. Молодым спартанцам, которые впитывали традиции родного города с молоком матери, требовалось, наверное, только «придать форму» в процессе занятий. Все приказы отдавались голосом, а выполнялись по сигналу трубы. Ксенофонт красочно описывает, как некий таксиарх пытался обучить новобранцев, очевидно, не спартанцев, двигаться единым строем. Он выстроил их за лохагом и затем отдал команду идти вперед. Не дождавшись сигнала трубы, человек, стоявший позади лохага, сделал шаг и обогнал его. Таксиарх с похвальным терпением объяснил неучу, что приказ относился не к нему одному, а ко всем. Он велел новобранцу вернуться в строй и снова отдал команду. На этот раз лохага обогнали все. Когда новобранцы были обучены ходить шеренгой, им показывали, каким образом перестраиваться в ряды различной длины. Допустим, что эномотия из 36 человек выстроилась в один ряд. Они пересчитываются; первый в ряду, эномотарх, отдает приказы всему ряду; тринадцатый человек командует людьми с номера 14 до номера 24, а номер двадцать пятый приказывает номерам с 26 по 36. По команде перестроиться в колонну по три, номера с 1 по 12 остаются на месте, а номера 13 и 25 приказывают своим людям встать слева от них так, чтобы получилась колонна в три человека в ширину и двенадцать в глубину. По второму приказу задняя половина каждого отделения продвигается вдоль передней половины так, чтобы сформировать квадрат в шесть человек в ширину и шесть в глубину. Ряды можно было разомкнуть, и тогда расстояние между ними составляло два шага, а можно было соединить, и тогда оно равнялось одному шагу. Поскольку никакой разметки не существовало, это упражнение можно было исполнить на практике, только если командиры отделений командовали своим людям повернуться налево, затем пройти вперед на необходимое расстояние от первого отделения, затем повернуть направо и идти вперед, покуда командиры не поравняются с эномотархом. Подтягивание вперед второй половины каждой колонны использовалось так же, как самый простой способ образовать сомкнутый строй. Упражнение становилось несколько сложнее, если приходилось иметь дело с целым лохом, состоявшим из четырех эномотий. На схеме показано, как эти эномотии, уже перестроенные в колонны по три, образуют квадрат двенадцать на двенадцать человек. Если воины становились разомкнутым строем, то вторую половину каждой колонны можно было продвинуть вперед для того, чтобы образовать сомкнутую фалангу из шести радов по двадцать четыре воина в каждом. Для того чтобы перестроиться в колонну, фаланга делала поворот кругом, и ураг последнего отделения, который теперь оказывался в правом конце фаланги, начинал движение. Остальные следовали за ним в установленном порядке.

Гоплит IV в. АО н.э., который упражняется с оружием. Все эти движения гипотетичны и основаны на тех позах, в которых чаще всего изображены воины на греческих вазах. 1. «Вольно» — гоплит опускал щит на землю и прислонял его к ноге. Копье также опиралось о землю. Иногда такое положение служило знаком презрения к противнику. 2. «Смирно» — гоплит поднимает щит и копье, чуть наклоняя его вперед. 3. Положение для удара снизу, от пояса: так гоплит шел в битву. 4. Позиция для удара копьем сверху.

Ксенофонт рассказывает, как таксиарх обучал своих людей этим маневрам, заставляя их идти обедать фалангой, а затем выстраивая в один ряд, который вел лохаг с правого фланга. Покончив с едой, воины должны были уйти в обратном порядке — колонной по одному под предводительством левофлангового урага, а затем снова построиться фалангой так, чтобы впереди были вторые половины каждого ряда. Такое построение применялось при отступлении. Новобранцы были готовы занять свое место в строю сразу после завершения начального курса обучения. Так как в спартанскую армию призывали по возрасту, новобранцы каждого года, должно быть, образовывали отдельную часть. Маловероятно, чтобы их призывали по возрасту, а затем распределяли по разным отрядам. Целиком все боевые единицы собирались, только если звучал приказ к мобилизации. Во времена Ксенофонта армия состояла примерно из четырех тысяч человек. Поскольку служили в ней 40 лет, текучесть должна была составить примерно 100 человек в год. Сделав поправку на гибель в сражениях или от других причин, можно вычислить, что каждый год примерно 50 ветеранов уходили со службы, а значит, получается, что ежегодно требовалось около двухсот новобранцев. Видимо, для того чтобы освободить место для молодых воинов, одну эномотию в каждой море распускали, оставляя только командиров, старших колонн и урагов. Освободившееся место занимали примерно 180 лучших новобранцев; остальные новички попадали в конницу. Воины распущенной эномотии могли использоваться для усиления других эномотии. Новосформированная боевая единица занимала сначала наименее почетное место на левом фланге моры и, став частью основных сил, могла принимать участие в полновесных учебных маневрах. В их ходе новобранцы учились использовать свои умения, работая вместе с тремя другими лохами, которые составляли их мору. Теперь они снова учились перестраиваться из маршевой колонны в фалангу, но делали это более сложным образом. Следуя по трое в ряд, первый лох останавливался, а все остальные поворачивали налево. Как только лохаг, которому следовало находиться во главе правого ряда, пересекал линию левого ряда, он, должно быть, начинал отсчитывать шаги так, чтобы занять правильное положение для поворота направо и последующего выравнивания линии с первым лохом. Развертывание отдельных лохов проходило по принципу, который новички выучили в самом начале своих занятий. Для того чтобы образовать открытый строй глубиной в 12 шеренг, задний лох должен был отсчитать 70 шагов налево. Полная мора образовывала фронт из 48 человек, которые растягивались на 94 шага. Еще новичкам приходилось учиться разворачиваться в боевой строй из походной колонны и уметь обращать его налево или направо. Для этого каждому лоху, включая на этот раз и первый, нужно было остановиться, повернуться направо или налево, а уже затем развернуться в фалангу. Помимо этого, новобранцам приходилось учиться совершать обходные маневры — например, выдвигать вперед фланги, охватывая подразделение противника. Эти передвижения часто упоминаются при описании различных древних сражений, но они представляют собой немалую проблему, поскольку тогда фаланга не сможет разворачиваться. По счастью, Ксенофонт подробно рассказывает об этом маневре при описании вымышленной битвы при Фимбраре, причем в его описании та-х кой маневр совершают оба крыла, хотя обычно его проводило только одно из них. Итак, вся армия выстроилась фалангой. По сигналу трубы оба крыла сворачивают строй в походную колонну и начинают отодвигаться от центрального ядра. На определенном расстоянии они поворачиваются и, колонной же, начинают продвигаться вперед по направлению к противнику. Когда оба крыла закончили эту часть маневра и, подобно рогам, устремились вперед, продвигаться начинает и центр армии. Сравнявшись с противником, атакующие фланги разворачиваются внутрь, лицом к врагу, и вступают в бой. В случае, если противник успевал предугадать продвижения нападающей-армии, такой маневр мог оказаться чрезвычайно опасным.

1. Спартанская эномотия, выстроенная сначала в колонну по одному, формирует строй по три, а затем по шесть воинов в ряд. 2. Лох, то есть четыре эномотии, которые построены в колонну по три, формирует фалангу глубиной в двенадцать шеренг.








Фаланга на поле боя. Мобилизация

Когда возникала необходимость собрать армию, эфоры называли те возрастные группы, которые подлежали призыву, причем призыв этот затрагивал не только солдат, но и строителей, и ремесленников. Регулировалось буквально все: так, если военные действия должны были продлиться более 15 дней, каждый воин был обязан иметь припасов на двадцать дней. До истечения этого срока им запрещалось покупать какие-либо продукты у торговцев. Каждого спартанца сопровождал илот, который должен был нести имущество воина. Должно быть, пища илота также включалась в это необходимое количество продовольствия. Основу рациона составлял, вероятно, ячмень, которого на двоих на двадцать дней требовалось примерно 11 галлонов, то есть около 49,5 литра. Кроме ячменя, воины ели сыр, лук и соленое мясо. В начале похода гоплитам разрешалось взять с собой небольшое количество вина. Делалось это для того, чтобы переход с вина на воду был не столь резким и болезненным. Носили пищу в заплечном мешке, который изрядно пах луком. Пища у спартанцев была очень простой не только во время военных кампаний, но и во времена мира. Она была одинаковой для всех, включая высших военачальников и самого царя. Однажды, когда союзники приготовили пир для спартанской армии, царь приказал отдать все лакомства илотам. Когда Ксенофонт участвовал в неудачном походе Кира Младшего в Азию, случилось так, что у греческих наемников не хватило денег, чтобы заплатить за зерно, поскольку запросили за него слишком много. Грекам пришлось питаться одним мясом, которое так и не смогло заменить им привычный злаковый рацион, хотя в небольшом количестве всегда вносило в него приятное разнообразие. Эта история позволяет нам вспомнить другого полководца древности — римского военачальника Корбулона. Однажды он был вынужден поступить таким же образом, что заставило некоторых комментаторов ошибочно предположить, будто римские солдаты обычно вообще не ели мяса. Ячмень обычно мололи заранее, чтобы не нуждаться в ручных мельницах непосредственно на марше. Их находили в том месте, куда войско приходило, чтобы пополнить запасы продовольствия. Воинам приходилось нести постельные принадлежности, количество которых сводилось к минимуму настолько, . что их иногда прикрепляли для переноски прямо к щиту, а также некоторое количество одежды. Шатров у них с собой не было, поэтому они устраивались на ночлег как могли — иногда просто у костра, а иногда выстроив себе шалаш. Эфоры решали также, какое количество повозок и вьючных животных необходимо для обоза, который находился под командованием отдельного начальника. Каждой повозке полагалось иметь лопату и мотыгу, а на каждое вьючное животное приходился топор и серп. Эти инструменты предназначались для набранных из легкой пехоты людей, чьей функцией была расчистка пути для повозок обоза. Среди снаряжения, которое вез с собой обоз, были медицинские припасы, запасные ремни, точила для заточки оружия, приспособления для обработки копейных древков и запасное дерево для текущего ремонта повозок вместе со всем необходимым плотницким инструментом. Командиры несли ответственность за снаряжение своих людей. Среди сопровождавших поход ремесленников были кузнецы, плотники, кожевенники — все призывного возраста. Они не являлись боевой силой, но составляли неотъемлемую часть войска.

На марше

Перед выходом армии спартанцев из дома в поход царь приносил жертву. Если знамения были удачными, то специальный человек брал огонь с алтаря и нес его впереди армии, покуда та не доходила до границ Лаконии. Там царь вновь приносил жертву и, если знамения были по-прежнему благоприятными, брал огонь уже с этого алтаря и вел войско вперед. Такой огонь никогда не гасили. Похоже, что большую часть жертв, которые могли потребоваться в ходе кампании, армия брала с собой. На марше впереди армии спартанцев шли конница и скириты. Они веером разворачивались впереди колонны. Скиритами называли суровых горцев с северных границ Лакедемона. Они были легко вооружены и использовались в основном как разведчики и передовые. Конечно, Ксенофонт описывал все так, как это было в его время; в период греко-персидских войн у южных греков конницы не было и обязанности конницы исполнялись исключительно скиритами. За конницей следовал обоз, а за ним шли пехотинцы, подгоняя всех отстающих в обозе.

Спартанский гоплит в 500 г. до н.э. На воине коринфский шлем, который он опускал на лицо перед тем, как идти в битву, льняной панцирь и поножи, которые прикрывали колени. Гоплит вооружен длинным копьем и мечом, которым он обычно пользовался, только если ломалось копье. В жестко организованном военизированном государстве спартанцев все мужчины в возрасте от 20 до 60 лет были солдатами. Хотя вооружение спартанцев походило на вооружение остальных греков, отличительной чертой спартанских гоплитов были красные плащи. Они стали настоящим символом Спарты.

В первый день войско проходило совсем небольшое расстояние — для того чтобы можно было, при необходимости, вернуться за чем-нибудь забытым. Приказы на марше подавались не трубой, а рогом. Сигналы эти большей частью касались разбивки лагеря, движения вперед и остановок на отдых. Однако команда «подъем» утром отдавалась при помощи трубы. Если армии нужно было пройти по ущелью, то вся она делилась на две колонны, а обоз размещали между ними для того, чтобы защитить его от возможного нападения. Каждая мора сопровождала, по возможности, свое собственное имущество. Эта практика приводила к тому, что солдаты охотнее расчищали путь повозкам, а когда приходило время остановиться, у них все оказывалось под рукой. Если на войско нападали в тот момент, когда оно шло через теснину, то каждый лох разворачивался лицом к угрозе. Если местность была неровная, то они могли продолжать идти вперед в том же порядке, образуя промежутки между лохами. Если же рельеф позволял, то армия разворачивалась в фалангу. Когда азиатский поход Кира Младшего внезапно прервался, Ксенофонту и десяти тысячам греческих наемников, которые служили вместе с ним, пришлось отступить. Этот поход — тысяча триста километров вдоль Тигра, через горы Армении к Черному морю — можно назвать одним из самых крупных событий в военной истории. Ксенофонт подробно описал его в своем «Анабасисе». Для того чтобы защитить себя от нападения со всех сторон, наемники выстроились открытым квадратом. Античные источники часто упоминают этот вид построения. Им, например, воспользовался Никий, когда отступал из-под Сиракуз. Но только Ксенофонт взял на себя труд описать его. Итак, армия разделилась на четыре части — два подразделения шли колонной по флангам, а две оставшиеся двигались фалангой позади и впереди. В центре находился обоз, легковооруженные воины и все, кто не сражался. Каждый лох становился так, чтобы люди могли двигаться в один ряд там, где дорога была узкой, и становиться в колонну по нескольку человек там, где местность была достаточно открытой. Именно такие перестроения более всего демонстрировали пользу изначальной выучки — благодаря ей целый лох мог свободно передвинуться вперед или назад, так что квадрат войска спокойно сужался или растягивался в зависимости от необходимости. Наткнувшись на противника, армия обычно останавливалась. В отличие от римлян греки никогда не придавали особого значения преимуществам укрепленного лагеря. Ксенофонт говорит, что лагерь спартанцев был круглым, из чего можно сделать вывод, что все части армии образовывали периметр в виде круга, а в середину помещали обоз и его сопровождение. Такой лагерь не был даже окружен рвом. Часто его вид приспосабливался к окружавшему рельефу, поэтому не следует принимать слова Ксенофонта относительно круга слишком буквально. Днем на господствовавшие над местностью высоты отправлялись конные разъезды, ночью же там дежурили скириты. Без сомнения, до появления конницы скириты осуществляли эту работу и в дневное время. Смысл использования всадников заключался в основном в том, что они могли быстрее доставить информацию. Ночью выставлялись и дополнительные заставы, контролировавшие подходы к лагерю. Единственное подробное описание армии на марше дает нам Ксенофонт, когда рассказывает о походе десяти тысяч наемников. Несмотря на постоянную угрозу атак противника, укрепленного лагеря не строили. Греческая армия полагалась на короткие вылазки для того, чтобы удержать противника на расстоянии. Ров и деревянный частокол строили, только если предполагалось длительное нахождение на какой-либо территории. Небезынтересно отметить, что спартанцы боялись восстания рабов значительно больше, чем атаки противника, поэтому оружие охранялось гораздо тщательнее периметра лагеря. Никаких санитарных сооружений в лагере не было, поэтому единственным требованием к воинам было отходить облегчаться подальше, дабы не оскорблять своих товарищей. Каждая мора устраивалась как отдельная единица, с четко очерченными границами. Каждый день — до завтрака и перед ужином — устраивались обязательные воинские упражнения. Заниматься все должны были только в пределах своей моры. Царский шатер, вероятно, находился в центре лагеря или на каком-нибудь высоком месте. Вокруг него располагались командиры и все, в ком царь нуждался для руководства войском. Обычно их называли «стоящие у шатра». В этот список входили полемархи, гадатели, лекари и три спартиата, которые прислуживали царю. В непосредственной близости к царю находились и триста гиппеев-тело-хранителей. Еще там были две пифии, прорицательницы, которых можно было при необходимости отправить в Дельфы, чтобы посоветоваться с оракулом, флейтисты — они требовались во время жертвоприношения, которое совершал царь, а также вестники — они доставляли приказы по цепочке командиров в том случае, если личный контакт был невозможен, например, уже в ходе сражения. Вестников использовали также для передачи сообщений противнику — о времени и месте битвы зачастую принято было договариваться заранее, как при дуэли. Каждое утро царь совершал жертвоприношение, на котором присутствовали полемархи, лохаги, пентеконтеры, командиры чужеземных отрядов и начальники обоза. Затем он отдавал приказы на день. В преддверии битвы гоплиты полировали щиты, готовили оружие и расчесывали свои длинные волосы. Геродот писал, что спартанцы делали это всегда, когда готовились подвергнуть свои жизни опасности.

Сражение

На следующее утро царь и все спартиаты увенчивали себя венками, а затем царь под звуки флейт приносил в жертву козу непосредственно перед лицом противника. Гадатели, без которых ни один греческий полководец не отправился бы на войну, изучали знамения и давали царю совет, следует ли тому отправляться на битву. Ни один благочестивый военачальник не решился бы начать сражение при неблагоприятных знамениях. В битве при Платее Павсаний, как известно, отказывался вступить в бой, несмотря на то что персы атаковали его людей, а Ксенофонт легко признает, что он вряд ли бы стал даже собирать своих воинов, если бы знамения были плохими, даже перед лицом угрожавшего им голода. Разумеется, что знамения часто толковались в угоду полководцу. Если он затем начинал сражение и выигрывал его, гадателям легко было сказать, что знамения указывали на победу; если же битва оказывалась проигранной, было не менее легко сослаться на недостаточное уважение полководца к богам. Если все благоприятствовало началу сражения, спартиаты шли завтракать, а затем занимали свое место в фаланге, все еще украшенные венками. План битвы обсуждался на военном совете, в котором принимали участие царь и полемархи. Во времена греко-персидских войн в состав совета, вероятно, включались еще и пять лохагов — на это указывают действия лохага Амомфарета, который отказался отступать при Платее. Во время ссоры с Павсанием он утверждал, что с ним не посоветовались по поводу отступления, а сделать это следовало бы. Царь отдавал приказы полемархам, а те передавали их своим лохагам. Последние, в свою очередь, доводили приказы до сведения пентеконтеров, а уже через них — до эномотархов. Эномотархи отдавали распоряжения людям своих отрядов. Солдат, до которого доходил приказ, должен был передать его тем воинам, которых он знал лично. Когда все распоряжения были отданы, командиры занимали свои обычные места в первой шеренге фаланги — каждый на правом фланге подчиненной ему боевой единицы. Там они ожидали команду к наступлению, которую подавали сигналом трубы. Затем царь передавал по рядам боевой клич, он прокатывался по шеренгам от воина к воину, а затем возвращался к правителю. После этого царь запевал традиционный пеан, который был призван повысить боевой дух гоплитов; пеан этот был известен как «Песнь Кастора». Звучали трубы, играли флейты, гоплиты выравнивали свои копья и начинали движение вперед, придерживаясь заданного флейтистами темпа. На ходу они также затягивали пеан, но, приблизившись к противнику, прекращали пение. Командиры, обращаясь к первой и второй шеренге, кричали: «Вперед, друзья! Вперед, храбрецы!» — и вдохновляли их броситься в битву вслед за ними. Те, кто находился в задних рядах, отвечали своим начальникам, призывая их храбро вести воинов в битву. Когда фаланга сближалась с противником, снова раздавались звуки трубы и гоплиты поднимали копья в боевую позицию над правым плечом. Теперь они обычно переходили на бег, и командир снова кричал: «Кто пойдет за нами? Кто храбрец? Кто первым сразит врага?» Воины повторяли эти слова подобно боевому кличу, надвигаясь на противника. Затем две фаланги с жутким грохотом, происходившим от удара щитами о щиты, сталкивались. Задние ряды напирали на передние и пытались дотянуться до врагов копьем через плечи стоявших перед ними воинов. Они пытались давить всем своим весом на фалангу противника и сдвинуть ее с места — в любом случае напиравшие задние ряды собственного войска очень этому способствовали. Когда какой-нибудь воин падал, его место в шеренге занимал следующий в ряду. Так они сражались, покуда враг не оказывался разбит. Таково описание древнего сражения, которое сделано по материалам битв прошлого — выдуманным и настоящим. Конечно, оно слишком упрощенное —точнее, такое, каким оно могло бы быть в идеале. Подобные битвы могли происходить в том случае, если не случалось ничего неожиданного: например, как в битве при Платее, когда спартанцев атаковали до того, как они получили благоприятные знамения. То, что в сражении принимала участие не только первая шеренга, но и вторая, и последующие, может подтвердить замечание Кира по поводу выдуманной Ксенофонтом битвы при Фимбраре. Он говорит там, что фаланга была слишком глубока для того, чтобы воины могли дотянуться до врагов своим оружием. Покуда фаланга сохраняла свой строй, с ней мало что могло случиться. Но если строй разбивался, а гоплиты разворачивались и обращались в бегство, /бросив щиты, начиналось настоящее побоище. Спартанцы обычно не преследовали разгромленного противника. Когда царь решал, что победа одержана, вновь раздавался сигнал трубы и звучал сигнал к отходу. Затем они могли собрать убитых. Проигравшая сражение сторона обычно посылала к победителям вестника, в функции которого входило заключение перемирия для того, чтобы собрать трупы своих воинов. Такое перемирие служило формальным признанием поражения. После победы иногда сооружали трофей, составленный из захваченного оружия и доспехов; его делали в форме человеческой фигуры и закрепляли на древесном стволе. Когда бывало одержано множество побед, в их честь сооружался постоянный памятник. Часть доспехов с соответствующими надписями посвящалась в святилища Олимпии или в Дельфы. Во времена Александра таким обычным подношением храму стали щиты.

Наемники

Греция — страна бедная, и почти с самого начала гоплиты предлагали свои услуги за плату. Наиболее ранние сведения о греческих наемниках относятся к VTI — VI вв. до н.э. и происходят из Египта. Известно, что примерно в то же время они служили телохранителями у первых греческих тиранов. С подъемом Персии многие греки стали служить персидским правителям сначала в качестве телохранителей, а позднее как ударные войска. Внутри Греции наемников стали использовать, только когда разгорелась война между Афинами и Спартой. Во времена этого конфликта их услугами пользовались обе стороны. К концу этой долгой войны многие солдаты, которые не знали ничего другого, стали предлагать свою службу внаем. Одним из десяти тысяч подобных людей был и Ксенофонт, который нанялся к Киру Младшему, предпринявшему попытку захватить персидский трон. В то время использование наемников как внутри Греции, так и за ее пределами было обычным делом. Во всех трех крупных сражениях Александра, которые он провел после того, как вторгся в Персию, ему противостояла в числе прочего и наемная греческая пехота.

Вспомогательные войска.

Фаланга, которую поначалу рассматривали как совершенную и непобедимую силу, стала постепенно обнаруживать свои слабые места. Хотя она превосходила все, что существовало до нее (и потому была принята на вооружение всеми греческими полисами), фаланга была бесполезна на сильно пересеченной местности; ее невозможно было использовать среди холмов, против конницы или легковооруженных стрелков, использующих тактику партизанской войны. Афины нанимали скифских и критских лучников еще с VI в., но только греко-персидские войны заставили греческие государства всерьез задуматься о необходимости использовать легковооруженных воинов. Поначалу они отреагировали на эту необходимость довольно вяло. Геродот писал, что в битве при Платее принимали участие тридцать пять тысяч легковооруженных илотов и примерно столько же воинов из других вспомогательных отрядов, включая лучников, но персидская конница делала там буквально все, что хотела, атакуя фалангу и перерезая пути снабжения греческой армии. Кажется невероятным, что ни в одной битве времен греко-персидской войны нет упоминаний ни об одном греческом всаднике! Вряд ли греки не знали, каков может быть результат атаки персидской конницы. Может быть, они полагались на то, что необходимое число всадников предоставит им Фессалия и Беотия, но когда эти области попали под власть персов, южные государства так и не попытались возместить утрату. Когда, несмотря на отсутствие конницы, они все-таки победили, полисы, вероятно, убедили себя в том, что всадники им не нужны. По-настоящему конницу и легкую пехоту стали использовать только во времена Пелопоннесской войны, во второй половине V в. до н.э. Конница имела только легкое вооружение и никогда не была ударной силой; в трактате, посвященном верховой езде, Ксенофонт выдвигает аргументы в пользу применения всадниками легких дротиков вместо обычных копий. Самым распространенным типом легковооруженного воина был пельтаст. Он получил такое название по легкому плетеному щиту, который назывался пельта. Согласно Аристотелю, у такого щита не было металлической кромки и обтягивался он козьей или овечьей шкурой. Аристотель утверждал, что щит был круглым, но в изобразительном искусстве его рисуют скорее серповидным. Изображения подобного щита есть у скифов, и очевидно, что он принадлежал к древнейшему типу, каким пользовались в восточной и центральной Европе. Фигуры, изображенные на позднемикенской Вазе Воинов, держат именно пельты. Иногда пельту изображают с одной ручкой в центре, а иногда с ручкой и скобой, как на щите у гоплитов. Последний вариант скорее всего придуман художниками, потому что он был определенно неудобен легковооруженному застрельщику, у которого не имелось защищавших его соседей. У пельты существовал также ремень для переноски. Ксенофонт рассказывает очень забавную историю о пельтастах, которые лезли через забор, закинув щиты на спину, зацепились этими ремнями и так и повисли. Впервые пельтасты появились во Фракии и потому носили принятую там одежду — узорчатый плащ, высокие башмаки и фригийский колпак. Это был головной убор из лисьей шкуры в форме колпака со свисающими на уши широкими кожаными лентами. Доспехов у пельтастов не было, и в случае опасности им приходилось полагаться только на свои ноги. Основным оружием пельтаста были дротики, а тактика состояла в том, чтобы выбежать вперед, метнуть дротик в противника и убежать прочь, покуда тот до них не добрался. Спартанцы пробовали справиться с пельтастами, высылая преследовать их своих самых молодых воинов. Для крупных военных кампаний нанимали лучников и пращников. Стрелки из лука обычно были выходцами из Скифии или с Крита. Они применяли сложносоставные луки, сделанные из дерева, рога, кости и жил. Изображения этих луков вы можете увидеть на странице 50. Критский лук был сегментовидным, а скифский — двояковыгнутым. Известно, что дальность выстрела из последнего превышала 150 метров. Пращники стали активно применяться начиная с V в. Самыми лучшими пращниками считались родосцы, которые легко перекрывали дальность полета стрелы. Максимальное расстояние, на которое они могли метнуть свой снаряд, приближалось к 350 метрам. Сам снаряд обычно делали из камня, глины или свинца, причем последний являлся наиболее эффективным. Сейчас находят буквально тысячи таких снарядов, а также формы для их отливки. Вес снаряда в целом варьировался от 20 до 50 граммов, но иногда попадаются более легкие или более тяжелые экземпляры. Самым тяжелым из известных снарядов пользовались на Ближнем Востоке, его вес равнялся 185 г. Если верить Диодору, то знаменитые балеарские пращники использовали камни весом в одну мину, т.е. 350 г. Корфманн в статье, посвященной праще, указывает, что диаметр такого камня должен быть примерно 6,3 см — чуть меньше теннисного мячика. Свинцовые снаряды, которые обычно имели сливовидную форму, могли причинять тяжелые ранения. Ксенофонт описывал случаи, когда такой снаряд входил в тело, и плоть за ним смыкалась. Легковооруженные войска обычно использовались только в качестве вспомогательных сил, в основном как застрельщики. Главной задачей их была защита самой важной части армии — фаланги — от вражеской конницы и пращников. Легкую пехоту обычно ставили на фланги, но иногда размещали и позади фаланги. Оттуда они метали свои снаряды поверх голов гоплитов. Но действительно эффективным такой способ был только на неровной местности, когда пращников размещали на каком-нибудь косогоре, откуда стрелки могли видеть противника. В вымышленной битве при Фимбраре Кир разместил своих пельтастов позади фаланги, а за ними поставил лучников. Ураги стояли последними, позади их всех, и поддерживали порядок. Такие специализированные легковооруженные отряды метателей снарядов состояли, как правило, из наемников. Конницей же полисы обычно обеспечивали себя сами, зачастую усиливая ее фессалийскими всадниками. Спарта набирала пельтастов из числа илотов, а афинские легковооруженные отряды состояли из беднейших жителей города. Наемные отряды легких пехотинцев славились своим буйным поведением, но при надлежащей дисциплине и подготовке давали превосходные результаты. В 390 г. до н.э. молодой афинский полководец Ификрат буквально разгромил спартанскую мору при помощи отряда хорошо обученных и дисциплинированных фракийских пельтастов. В сражении была убита почти половина моры. Это событие полностью изменило отношение греков к пельтастам, а Ификрату обеспечило место в военной истории. В 349 г. Афины даже выставили против Филиппа Македонского армию, которая целиком состояла из пельтастов, не считая приданного ей небольшого отряда конницы.

1 — изображения фракийцев, встречающиеся на греческих вазах. Пельтаст (слева), вооруженный двумя дротиками, и амазонка, одетая пельтастом (справа) — также с двумя дротиками и пельтой. 2—4 — различные типы фригийских колпаков, которые можно обнаружить в греческом искусстве. Изображение 2 — из храма Афайи на Эгине. Длинные наушники колпака подняты наверх и связаны на затылке. 5 — свинцовый снаряд с надписью «Получи». 6 — реконструкция облика фракийского пельтаста.

Тактика фиванцев Ксенофонт умер примерно в 354 г. до н.э. Настоящей трагедией для истории развития греческого военного искусства стал тот факт, что он нигде не счел нужным описать ни тактику фиванцев, ни те изменения, что внес в нее Эпаминонд. Ксенофонт пытался показать, почему спартанцы проиграли битву при Левктре-ре, но он нигде не объясняет, почему ее выиграли фиванцы. Они, без сомнения, оказали значительное влияние на развитие в дальнейшем македонского военного дела, но из-за недостатка свидетельств мы не можем сказать, в чем именно это влияние выражалось. Единственное, что мы можем сделать, — это положиться на немногие известные факты и попробовать сделать некоторые выводы. Главное, в чем сходятся все античные источники: глубина фиванской фаланги была значительно больше принятой остальными греками. Например, в 424 г. в битве при Делии афиняне стояли в восемь шеренг, а фиванцы — в двадцать пять. В битве при Левктре, там, где они разбили спартанцев, глубина фиванской фаланги была 50 шеренг. Это чередование — 25 и 50 — почти наверняка свидетельствует о том, что они просто использовали эномотии или пентекостии, выстроенные в колонны по одному. В состав фиванской армии входила привилегированная группа из трехсот отборных воинов, которая называлась Священный отряд. Первый раз название этой боевой единицы встречается при описании сражения при Делии в 424 г. Однако можно предположить, что «триста первых и лучших фиванцев», которые пали при Платее, также составляли Священный отряд. Вероятно, происхождение отряда восходит к очень ранним временам. Тогда он мог состоять из 150 воинов на колесницах и их возниц. В более позднюю эпоху классической Греции они стали гоплитами, которые были организованы в 12 эномотий по 25 человек каждая, как можно предположить, исходя из их числа. Воины Священного отряда были неукротимы в сражении, подобно спартанцам, и вполне могли бы потягаться с ними.

1— греческое изображение скифского лучника с блюда, которое находится в Британском музее. 2 — рисунок на вазе из Болоньи, изображающий гоплита, натягивающего тетиву на скифском луке. 3 и 4 — критский лук и стрела с греческой вазы в Лувре. 5 — реконструкция облика скифского лучника.

6 — скифское изображение лучника с золотой чаши, найденной в кургане Куль Оба в Крыму. Натягивание тетивы на скифский лук было довольно сложной операцией. 7—маленькое золотое изображение лука и футляра для лука и стрел (gorytus, «горит»), найденное в скифском могильнике. 8—11 — разные типы наконечников для стрел, которые можно встретить но территории Греции. Они изображены здесь в половинном масштабе. Британский музей. 9 — это скифский тип, а номер 11 — критский.

В 382 г. спартанцы обманом захватили крепость фиванцев Кадмею и поставили в ней своих воинов. С этого момента начался закат Спарты, потому что поступок спартанцев поднял дух патриотизма в жителях Фив на невиданную высоту. В 379 г. лакедемонян вышвырнули из крепости, и Спарта вступила в свою последнюю крупную войну. В течение нескольких следующих лет фиванская армия, в основном благодаря влиянию Эпаминонда, превратилась в первоклассную, отлаженную боевую машину. Несомненно, Эпаминонда следует включить в число величайших тактиков мира. Более четырех веков в военном искусстве Греции доминировала фаланга. Все нововведения были ориентированы лишь на то, чтобы защитить фалангу, и судьба сражения обычно решалась именно ею. Покуда такое положение дел оставалось неизменным, Спарта побеждала. Эпаминонд постиг то, что до него ускользало от взора других тактиков: подобно армиям других греческих государств, спартанцы всегда ставили свои ударные войска на правом крыле. Именно оттуда черпало поддержку остальное войско. Из-за этого сильному правому крылу всегда противостояло слабое левое, и во время сражения фаланги имели обыкновение вращаться по кругу, против часовой стрелки. Тенденция усугублялась тем, что отдельные гоплиты в поисках лучшей защиты справа наклонялись в сторону щита своего правого соседа. Как результат, правое крыло одной армии зачастую заходило за левое крыло армии противника. Так случилось в битве при Мантинее. Эпаминонд был убежден, что, если ему удастся опрокинуть ударные силы спартанцев на правом крыле, остальной части лакедемонской армии придет конец. Для этого он решил перевернуть свой боевой строй, разместив наиболее слабую часть собственного войска справа, напротив левого крыла спартанцев, и выставив всю фалангу «косым строем». При этом слабейшие части были оттянуты назад, а на левом фланге собраны сильнейшие бойцы, которых поддерживали отборная конница и Священный отряд. Новая тактика Эпаминонда была подвергнута проверке в 371 г. в сражении при Левктре. Значительно усиленное правое крыло прошло сквозь спартанскую фалангу. Фиванцы уничтожили гиппеев и убили царя. Как и ожидалось, остальная часть спартанской армии сложилась подобно карточному домику. Такую же тактику применили и в битве при Мантинее в 362 г. до н.э. К большому сожалению для фиванцев, в этом сражении Эпаминонд был убит, а Фивы потеряли шанс обрести господство над Грецией. Мы не знаем ничего конкретного о фиванских доспехах и оружии. Принимая во внимание указанную Ксенофонтом глубину фиванской фаланги, трудно представить какие-нибудь преимущества, которые могло дать им традиционно принятое оружие гоплитов. Я рискнул бы предположить в качестве пробной гипотезы, что фиванцы использовали более длинные копья, которые держали обеими руками. Так было проще использовать огромную массу нового боевого строя. Это предположение объясняет наличие длинных копий у возникшей позже македонской фаланги, поскольку трудно представить, чтобы такие копья состояли на вооружении недисциплинированной македонской пехоты, существовавшей до времен Филиппа П. Следует принять во внимание еще одну вещь: так называемые беотийские щиты. Они представляли собой своего рода помесь дейтонского и аргосского щитов. Рисунок, помещенный на вазе, изображает его похожим на аргивских щит, но с двумя полукруглыми выемками, сделанными по краю щита рядом с ручкой. Ученые обычно отказываются признавать за этим щитом право на существование в реальности и считают его вымыслом художников, сделанным по мотивам древних щитов героической эпохи. Но справедлив ли этот подход? Несколько лет назад я экспериментировал с различными типами щитов, пытаясь выяснить, как именно держал свой щит копейщик. Я пробовал работать копьем, держа в левой руке аргивских щит, но из-за его выпуклой кромки и угла примерно в сорок пять градусов, появлявшегося между копьем и щитом, сжимать копье еще и левой рукой оказалось невозможно. Этого можно было бы добиться, если проделать выемку в крае щита — как раз так, как показано это на изображениях беотийского щита.

Доспехи и оружие.

Щит

В начале VIII в. в Греции существовало два основных типа щита: овальный, с выемками с обеих сторон — этот тип обычно называют дейтонским, по названию кладбища в Афинах, где нашли много изображений такого щита, — и круглый, с расположенной в центре ручкой. Дипилонский щит почти наверняка напрямую восходит к микенским щитам в форме восьмерки, изображения которых перестали появляться примерно после 1400 г. до н.э. Глиняная модель, которая показана на иллюстрации (слева), изображает как раз такой щит и была обнаружена на Дипилонском кладбище. Существует мнение, что эта позднейшая форма вообще не изображает реальный щит, а отражает образ щита «героической эпохи», который сложился в искусстве. На это есть два серьезных возражения: во-первых, древние художники всегда изображали исторических персонажей в костюме современной им самим эпохи; во-вторых, тот художник, который делал эту глиняную модель, точно знал, что именно он изображает, — очевидно, что это был плетеный щит с распорками по внутренней стороне. Невозможно поверить в то, что столь точное изображение могло продержаться более 600 лет, не превратившись во что-нибудь символическое — например, в нарисованный изнутри маленький крестик. Очевидно, что эта вещь скопирована с настоящего щита. Тот факт, что формой он значительно отличается от щита микенской эпохи, только свидетельствует о его аутентичности и говорит о наличии определенного развития. У более ранних щитов была, должно быть, усиленная кромка, которая позволяла им сохранять форму восьмерки, однако в щитах дипилонского типа форму диктовали распорки. Такие щиты стремились к ней вполне естественным образом, поскольку распорки необходимо было закреплять очень прочно, и концы их не много выпирали снаружи, образуя четыре видимые точки на внешней поверхности щита.

1 — настенная роспись из Микен, изображающая щит в форме восьмерки. 2 — глиняное изображение дипилонского щита VIII в. Вид спереди, сзади и в разрезе. Британский музей. Очевидно, что копия сделана с подлинного щита.

Постоянное одинаковое давление на центральную точку распорок могло привести к тому, что щит слегка изгибался, образуя две полукруглые выемки по обеим сторонам. Все это может свидетельствовать о том, что в Афинах, которые сумели пережить войны периода темных веков и сохранить неразрывную связь с микенской эпохой, щиты в виде восьмерки могли пережить и микенскую эпоху, и темные века, последовавшие за ней. Круглый щит с расположенной в центре ручкой, как и многие другие виды оружия позднемикенской эпохи, возможно, ведет свое происхождение из центральной Европы. Это подтверждается и находками на территории Италии. Впервые такие щиты появились в Греции в конце микенской эпохи, но главенствующим типом он стал после 1050 г. до н.э., когда на Пелопоннесе возникли поселения дорийцев. В Дельфах обнаружили два щита того же типа, но более позднего происхождения, датированных первой половиной VII в. Оба они выполнены из кованой бронзы, но представляют собой два отчетливо различающихся типа. У первого из них есть отчетливо видимая выпуклость в центре щита, в соответствующее которой углубление на внутренней стороне была «утоплена» ручка; у второго типа такой выпуклости нет совсем, а ручка, вероятно, крепилась сзади. Две дельфийские находки отражают дальнейшее развитие щита с центральной ручкой, но они уже устарели к моменту своего появления на свет, потому что с VIII века возник новый тип, который очень быстро вытеснил все предыдущие. Это был гоплитский, или аргивский, щит. Возможно, что он появился в процессе эволюции круглого щита с центральной ручкой, но археологические находки свидетельствуют о том, что, по крайней мере, в самом начале он сильно от него отличался. На самом деле их единственной общей чертой является круглая форма. Аргивский щит значительно более выпуклый, и у него усиленная кромка. Однако значительно важнее тот факт, что у нового щита была полностью изменена конструкция крепления. В центре щита находилась скоба, через которую просовывалась рука — так, чтобы щит оказался на предплечье. Собственно ручка представляла собой ремень, закрепленный рядом с краем. Воин держался за него для того, чтобы не дать щиту сползти с предплечья. Самые ранние отчетливые изображения аргивского щита можно встретить на керамике середины VII в., например, на вазе из Чиги. Там можно разглядеть все составные элементы щита нового типа, которые никак не прослеживаются у более ранних. Этот щит прикрывал гоплита от подбородка до колен и, как ничто другое, позволял держать четкий строй фаланги. Из-за того, что крепление щита находилось в середине, почти что половина его выступала за левый бок воина и при условии, что сосед слева находился вплотную, защищала его правый бок. Таким образом, он оказывался прикрытым в том месте, где щиты находили друг на друга. Одна из существенных проблем фаланги заключалась в том, что из-за этого ее могло клонить на правую сторону. В конце VI в., возможно, в результате персидского нашествия и из-за возрастания роли легких пехотинцев, вооруженных метательным оружием, к низу щита стали прикреплять своего рода кожаную привесь, которая должна была защищать ноги воина от дротиков и стрел. Существовал обычай, что после битвы одержавший победу военачальник посвящал в какой-либо храм щит с соответствующей надписью. Множество таких щитов обнаружено в Олимпии. Размер их варьируется от 80 см до 1 м в диаметре. У некоторых из бронзы сделана вся внешняя сторона, тогда как другие имеют лишь бронзовую кромку. Все неметаллические части щитов не сохранились, но уцелело множество деталей с внутренней стороны — таких, как скобы для руки, например. Они были прибиты к деревянной основе щита гвоздями, которые затем загнули на передней стороне так, чтобы они не могли ослабнуть. Это не только убедительно говорит нам о толщине щита, но и рассказывает многое о том, как их изготовляли. Сначала из каких-нибудь твердых пород, например, дуба, делали деревянную основу щита. Затем к его внутренней стороне прикрепляли все необходимые детали, а гвозди, которые выходили на внешнюю сторону щита, отгибали и вбивали в дерево. Потом щит покрывали бронзой или бычьей кожей. Скоба бывала двух форм — широкая полоса с завернутым наверх краем либо более узкая полоса, на которую делалась накладка из сыромятной кожи или войлока, расширявшая ее. Первый тип, как правило, более древний, а второй — более новый. У нескольких щитов, найденных в Олимпии, все детали с внутренней стороны прикреплены непосредственно к внешней, выполненной из бронзы. Должно быть, их изготовили специально для посвящения в храм, потому что в битве они были бы бесполезны. Полагали, что эти щиты предназначались для того, чтобы удары отскакивали от них, но это противоречило бы основному смыслу фаланги, в котором каждый гоплит прикрывал незащищенный бок своего соседа, а не перенаправлял в него, например, летящие дротики. В музее Ватикана есть замечательный образец аргивского щита. Скорее всего его обнаружили в этрусской гробнице, причем в очень хорошем состоянии, что дало возможность исследователям произвести абсолютно точную реконструкцию. У щита полностью уцелела бронзовая верхняя часть, сравнительно большое количество деревянной сердцевины и даже тонкая кожа, которой он был выстлан изнутри. На примере этого щита хорошо можно разглядеть те трудности, с которыми сталкивались древние мастера при установке бронзовой лицевой части на аргивском щите. Хотя ей, вероятно, придавали нужную форму перед тем, как закрепить на деревянной основе, край все равно требовалось затем загибать. Все трудности оружейников отчетливо видны на месте сгиба, где кромка набита изнутри деревянными плашками. В своем первоначальном виде щит должен был весить около 7 кг. Деревянная основа аргивского щита была в центре всего в 0,5 см толщиной, поэтому внутрь часто закладывали дополнительную усиливающую пластину. Такие пластины можно видеть на рельефе из сокровищницы сифносцев в Дельфах или на вазе из Чиги.

Этрусский щит с фрагментами деревянной основы и кожаной подкладки из Ватиканского музея. Этот щит, вероятно, относится к IV в. до н.э. 1 — внутренняя сторона щита со скобой для руки, которая была, вероятно, обмотана кожей, креплениями для ремня-рукояти и остатками деревянной основы. Масштаб 1:10. 2 — вид на шит сбоку и в разрезе. 3 — изображение щита в три четверти сверху, на котором видны скоба для руки и крепления для рукояти. 4 — реконструкция рукояти и края щита, показывающая деревянные плашки, которые использовались для того, чтобы заполнить кромку.

У аргивского щита есть одна особенность, которая выяснилась после того, как была выполнена и опробована его модель, сделанная по ватиканскому образцу. Заключается эта особенность в том, что сильный изгиб деревянной части щита удобно подходит к левому плечу и позволяет переместить на него значительную часть веса. Это значит, что гоплит мог пройти значительное расстояние со щитом на изготовку, не перенапрягая при этом левую руку.

Как показывают рисунки на вазах, самой примечательной частью этих щитов были украшавшие их гербы и символы. Их разнообразие поистине бесконечно — геометрические рисунки, животные — настоящие и выдуманные, рыбы, крабы, птицы, конечности, вазы, якоря... Может быть, они служили отличительными знаками гоплитов, потому что при опущенном на лицо шлеме узнать их было невозможно. Позднее, примерно с конца V в., все эти мотивы сменились на буквы или символы, обозначавшие город гоплита. Лямбда, например, символизировала Спарту, т.е. Лакедемон, а дубинка — Фивы. В Олимпии было обнаружено несколько экземпляров бронзовых украшений щита. Изображают они в основном мифических тварей — горгон, грифонов и т.п. — и были изготовлены скорее всего специально для посвящения в храм. В первом же настоящем сражении такие украшения были бы просто сметены, ибо там, как писал спартанский поэт Тиртей, «сходятся рати, щит закругленный на щит». Должно быть, на боевых щитах украшения рисовали красками.

Доспехи

В 1953 году в Аргосе, на Пелопоннесе, обнаружили захоронение, относившееся к VIII в. до н.э. Там нашли шлем и самый древний из известных на данный момент греческих панцирей. За этой находкой лежит пропасть в 7 веков, которая отделяет ее от относящегося к концу XV в. экземпляру, найденному в Дендре. О доспехах того периода нам ничего не известно. Аргосский панцирь, как и его предшественники, состоит из двух половин: передней и задней. Обе половины схематически воспроизводят мускулатуру торса с выступающим кантом вокруг отверстий для рук, вдоль талии и бедер. Вокруг шеи, отверстий для рук и у бедер бронза закатана вперед по краю для того, чтобы усилить его. Наличие отступов в канте отчетливо показывает, что передний край панциря заходил на задний по бокам. На правой стороне передней пластины имеются два выступа в виде трубочек. Они заходили в соответствующие им пазы на задней стороне и соединялись при помощи двух штифтов (3), удерживая панцирь вместе до того момента, как его надевали. Обе половины соединялись двумя застежками в нижней части левой стороны — одна на передней половине панциря, а другая на задней. Под левой подмышкой и на бедре закатанный край был отогнут так, чтобы образовать паз, благодаря которому передняя часть удерживалась на месте (4). На плечах дело обстояло наоборот — там задняя пластина находила на переднюю; на месте они крепились двумя железными штырями, которые выходили из передней пластины и соответствовали отверстиям, сделанным в задней (5).

Полукруглая пластина, которая называется mitra, «митра» (термин, может быть, и неправильный, но его употребляют для удобства) могла подвешиваться на пояс и прикрывала живот. Большинство таких пластин было найдено на Крите, хотя есть и греческие экземпляры. Во Фракии их обнаружили вместе с более поздними разновидностями расширяющихся книзу панцирей, что означает, что они использовались вместе. Во второй половине VI в. популярность расширяющихся книзу «колоколовидных» панцирей резко падает и их заменяют панцири из льна, которые стали общепринятыми для гоплитов. Однако первыми все же продолжали пользоваться, и они постепенно превратились в изящные «мускульные», или «анатомические», панцири, повторяющие анатомию человеческого торса. Хотя они и не были так популярны, как колоколовидные, возможно, из-за высокой стоимости, но продержались до самого конца римской эпохи тысячу лет спустя — они были частью формы старших офицеров. Новый панцирь делался двух типов — короткий, до талии, или длинный, прикрывающий область живота. Панцири с рельефным изображением мускулов, или анатомические, обычно скреплялись по бокам, а иногда и на плечах при помощи петель, одна половина которых была на задней стороне, а другая — на передней. Обычно таких петель было шесть — по две на каждой стороне и по одной на плечах. Для того чтобы надеть панцирь, с одной половины (чаще с правой) и из плеч вытаскивали штифты, проходившие через обе части петли. Тогда он просто открывался, как это было и в более раннем варианте. Затем половины панциря соединяли и вставляли все вынутые штифты на место. На обеих сторонах от петли было по кольцу, которые предназначались для того, чтобы стягивать переднюю и заднюю части. На фрагменте панциря из Британского музея можно отчетливо разглядеть рядом с кольцом отпечаток пряжки, которая при помощи ремня, пропущенного через кольца, соединяла обе половины. На некоторых панцирях система петель вообще отсутствует, и соединяются они только при помощи колец и ремешков с пряжками. На отдельных панцирях IV в. до н.э. ряд петель слева был очень длинный и проходил от подмышки до бедра; вставить штифт в такие петли, когда панцирь уже надет, невозможно. Следовательно, левую сторону на них скрепляли заранее. Хотя процесс развития анатомических панцирей можно проследить по изображениям на греческих вазах, большинство археологических находок было сделано на территории Италии.

В IV в. до н.э. длинный анатомический панцирь был приспособлен для нужд конницы. Его низ выгнули наружу впереди и чтобы в нем можно было сесть на лошадь. Подобный тип панциря можно увидеть на конной статуе Нония Бальбы Младшего из Геркуланума, которая находится сейчас в музее Неаполя. Все известные экземпляры этих панцирей происходят из южной Италии, и, возможно, следует предположить, что только здесь ими и пользовались. Однако у нас слишком мало материала для таких выводов, так что делать их пока не стоит. Льняными панцирями пользовались, вероятно, начиная с микенской эпохи, но только в конце VI в. они стали стандартной частью снаряжения гоплита. Льняной панцирь делался из нескольких слоев ткани, склеенных так, чтобы получилось что-то вроде толстой рубашки, примерно в 0,5 см толщиной. Панцирь доходил до бедер. Ниже пояса имелись разрезы, чтобы дать воину возможность наклоняться. Изнутри прикреплялся второй слой, тоже разрезанный на полоски (pteryges, птериги), закрывавший разрезы в верхнем слое. По фигуре панцирь не подгонялся — его просто обматывали вокруг туловища и скрепляли на левой стороне. П-образный фрагмент, который был прикреплен к спине, притягивали вперед для защиты плеч. На вазах можно увидеть множество сцен, показывающих, как эти прочные жесткие «лямки» сами возвращались назад, в исходное положение, если их отстегивали спереди. Несколько лет назад я изготовил копию одного из таких панцирей. Его оказалось трудно надевать из-за жесткости, но, чуть попривыкнув к доспеху, можно было ощутить, что в нем легко и удобно двигаться. Зачастую такие доспехи делали из нескольких деталей, а птериги иногда могли отстегиваться. Хотя лен обеспечивал вполне надежную защиту, такие доспехи иногда усиливали чешуйками или пластинками. На некоторых поздних этрусских доспехах можно увидеть чешуйки вполне в ассирийском стиле. К числу существенных преимуществ льняного панциря можно отнести дешевизну, относительную гибкость и легкость. Та копия, что была мною изготовлена, не имела металлических чешуек и весила 3,6 кг, в то время как колоколовидный панцирь вместе с поддоспешником весил примерно 6 кг. Пользовались таким типом доспехов до III в. до н.э., когда в употребление вошла кольчуга. Незадолго до Рождества 1977 года стало известно, что в Вергине, Македония, обнаружили царскую могилу, предположительно принадлежавшую Филиппу II.В могиле, как сказали вначале, находился железный панцирь. Впервые услышав это сообщение, я представил себе анатомический панцирь, сделанный из железа. Однако на международном Конгрессе по античной археологии, который проходил в сентябре 1978 года в Лондоне, М. Андроникос, который вел раскопки могилы, впервые представил панцирь на обозрение общественности. К моему большому изумлению, он оказался переложенным на железные пластины льняным панцирем. Он был изготовлен из четырех пластин — передней, задней и двух боковых — и двух изогнутых плечевых фрагментов, которые закреплялись на спине. Панцирь был украшен инкрустацией в виде золотых полосок. Возможно, у него были птериги, изготовленные из кожи или иных гибких материалов. К сожалению, до настоящего момента не существует должного описания панциря, что вынуждает нас обходиться лишь его изображениями.

Поножи и наручи

Длинные поножи, или наголенники, вошли во всеобщее употребление в VII в. Вначале они защищали только нижнюю часть ноги, от колена до лодыжки, но затем стали прикрывать и само колено. В VII и VI вв. поножи часто были богато украшены, а более поздние варианты, как и анатомические панцири, воспроизводили форму мышц ноги. В Италии и в Греции уцелело множество экземпляров таких анатомических поножей. Мускулатура на более поздних поножах обычно выглядит менее стилизованной, чем на показанных здесь образцах VI в. В Греции поножи обычно надевались слегка разогнутыми, а затем зажимались по ноге, но в Италии их иногда привязывали к ней — на нескольких италийских образцах даже сохранились кольца, через которые проходил ремешок.

Обнаружено также достаточно большое количество специальных поножей, защищавших лодыжки и даже пятки. Это как раз те самые «поножи пышные», которые так любил описывать Гомер. Они обычно привязывались к ногам. Известно несколько экземпляров защитных доспехов для ног, которые подходили к сандалиям; они могли делаться цельными или же закрепляться за пальцы при помощи петель — для того, чтобы обеспечить большую подвижность. Хотя на скульптурных изображениях мы можем увидеть набедренники, известна только одна греческая находка этого рода — из Олимпии. На самом деле это скорее продолжение поножей и прикрывают они лишь нижнюю часть бедра. В искусстве их изображали доходящими до середины бедра. Защитные доспехи для плеч и предплечий были обнаружены во время раскопок в Олимпии. Некоторые из них весьма пышно украшены. Защитные доспехи для плеч значительно превосходят по количеству находок наручи для нижней части руки. Вероятно, последними довольно редко пользовались, и их уж точно редко изображали. Все защитные доспехи для конечностей подбивали кожей или тканью. Утех из них, что сделаны до середины VI в., подкладка закатана за край и там прошита. Преемственность в способе закрепления подкладки позволяет предположить наличие преемственности в изготовлении доспехов между микенским периодом и архаикой, а следовательно, можно предположить, что бронзовыми доспехами пользовались в темные века. Все виды защиты для рук и ног, за исключением поножей, вышли из употребления в конце VI в., да и поножи в эпоху классической Греции уже не пользовались такой популярностью, как раньше.













Шлем

Ученые много спорят о том, как следует называть различные типы шлемов. Спор этот не может ничего добавить к нашим знаниям греческой военной системы или к истории ее развития, поэтому здесь мы этот вопрос обсуждать не будем. Такие термины, как «иллирийский» или «аттический», будут использованы для того, чтобы обозначить определенный тип шлема, а не для того, чтобы указать на происхождение типа. Существуют греческие шлемы нескольких форм, но создается впечатление, что все они восходят к двум прототипам — коническому (Kegelhelm) и архаичному коринфскому. Кегелыплем (1) (термин пришел из немецкого языка и буквально обозначает его шишковидную, или кеглевидную, форм)') является наиболее ранним шлемом железного века, обнаруженным до настоящего момента на территории Греции. Все такие шлемы состоят из пяти частей (не считая держателя для гребня). Тот экземпляр, что представлен на рисунке, был обнаружен вместе с доспехами в могиле геометрического периода в Аргосе. Конический шлем исчез в начале VII в., породив два новых типа — островной и иллирийский. Островной шлем (3) был популярен на Крите, где находят его многочисленные изображения. Показанный здесь фрагментарный экземпляр этого шлема — единственный, который удалось обнаружить до настоящего момента, — также происходит с Крита. Его изготовляли из двух частей (вместе с держателем для гребня), а затем соединяли заклепками. Каждая половинка образовывала одну сторону шлема. Ранний иллирийский шлем (4), несомненно, восходит к коническому шлему — это отчетливо видно по его форме и выпуклому канту по нижнему краю. Главное отличие заключается в наличии выступа, идущего вдоль верхней части шлема. Он был техническим новшеством, поскольку шлем, подобно островному, делался из двух половинок и скреплялся заклепками по этому выступу, служившему основанием для гребня. К первой половине VI в. такие шлемы делались цельными (5), и этот тип существовал и дальше, вплоть до V в. (6 и 7). Наиболее удачной греческой конструкцией шлема можно считать коринфский, который закрывал всю голову, с прорезями только для глаз, носа и рта. У этого шлема была очень долгая жизнь, которая началась в VIII в. (2) и продлилась в изящных произведениях VII и VI вв. Самые ранние шлемы иногда делались подобно иллирийским, из двух половинок. Одной из характерных черт такого шлема, которые появились в VII в., была выемка в нижней кромке шлема — в месте, где заканчивается челюсть и начинается шея (8 и 10). То же самое можно видеть на шлемах конца VII — начала VI вв., большое количество которых (9) дошло и до наших дней, свидетельствуя об их популярности. Этот тип шлема называют миросским по тому образцу, на котором было обнаружено имя «Мирос». В начале VI в. эта выемка сменилась более ярко выраженным стреловидным вырезом — возможно, восходящим к иллирийскому типу. Этот вырез остался характерной особенностью данного типа шлемов. Номер 10 является «помесью» раннеиллирийского и коринфского шлемов и несет в себе характерные черты каждого типа. Нащечники в коринфском шлеме были упругими, так что его можно было натянуть на голову, и при этом нащечники плотно прилегали к лицу. Благодаря этому шлем легко сдвигался на макушку, продолжая надежно сидеть на голове.

Эволюция греческого шлема от VIII до V вв. ДО н.э. Слева находится коническо-иллирийская группа, а справа — коринфско-халкидско-аттическая. Красные линии показывают примерную Датировку, но следует помнить, что типы могли развиваться в одних районах медленнее, чем в других. 1 — из Аргоса. Музей Аргоса. 2, 4, 6, 7, 16 и 17 происходят из Олимпии. Музей Олимпии. 12 — из Коринфа. Музей Коринфа. 13 — экземпляр из некрополя в Камповалано ди Кампли. Музей Чети. 18 — экземпляр из Тоди. Музей Вилла Жулиа. Рим. 9, 14 и 15 были найдены в южной Италии. 20 — из Л.Копес в Греции. Происхождение остальных неизвестно. 8 и 10 находятся сейчас в Тауэре, Лондон. 3 и 5 в Гамбургском музее искусства и ремесел, 9, 11, 14, 15 и 20 находятся в Британском музее, а номер 19 — в Музее Йорка.

Именно так носили его гоплиты вне поля битвы. Точно так же изображен этот шлем и на многих статуях, где иногда можно отчетливо разглядеть часть свободного подшлемника, высовывающегося из-под назатыльника. Подшлемник требовался ко всем металлическим шлемам, поскольку они защищали непосредственно от режущего или рубящего удара, но не от контузии. На ранних шлемах смягчающая прокладка часто заворачивалась за край шлема и там прикреплялась, как это можно видеть на дендрийских доспехах, однако начиная с VI в. ее просто приклеивали изнутри. В Греции коринфский шлем перестал встречаться в начале V в., однако в Италии он сохранился. На протяжении VI и V вв. италийцы продолжали развивать и совершенствовать свою собственную форму коринфского шлема (13, 14 и 15), причем в процессе работы над ней они уничтожили изначальную идею его создания. Хотя они сохранили отверстия для глаз и для носа, сам шлем превращен в своего рода колпак, который носили на голове так, как показано это в греческом искусстве (14). Со временем глазные отверстия стали меньше и сблизились (15), иногда их стали заполнять глазами, сделанными из слоновой кости. В конце концов они все равно исчезли, оставив след только в виде стилизованных изображений на украшавших шлем насечках. В таком виде, который известен как итало-коринфский тип, этот шлем носили римские офицеры времен поздней республики. Окончательно он исчез только в I в. н.э.

Прекрасно сохранившийся экземпляр коринфского шлема конца VI в., найденный на Сицилии. Его нашли вместе с поножами. Мюнхен.

Как у коринфского, так и у иллирийского шлема был один весьма существенный недостаток — в них невозможно было что-нибудь расслышать. Его много раз пытались устранить — в основном, проделывая отверстия различной формы. В Олимпии нашли несколько экземпляров подобных шлемов. Так, отверстия могли быть выполнены в форме колеса с четырьмя спицами, где сегменты между спицами были удалены, либо просто в виде выреза в области уха. Позднее распространился именно второй вариант (16). Однако эксперименты в этой области породили новый тип шлема — халкидский. Совершенно очевидно, что этот шлем ведет свое происхождение от коринфского, а на вазах его впервые начинают изображать в начале VI в. У этого нового шлема были две разновидности — одна с жестко закрепленными (17), а другая с подвешенными на петлях (18) нащечниками. Существовал и третий вариант, при котором у шлема были закрепленные на петлях нащечники, но не было пластинки, закрывавшей нос (19). Такой шлем обычно называют аттическим. У меня нет никакого желания спорить о том, можно его так называть или нет, и поэтому в данной книге аттическим будет называться шлем, во всем аналогичный халкидскому, за исключением отсутствующей носовой пластинки. Греческих экземпляров такого шлема нет — практически все, что уцелели до настоящего времени, нашли в Италии, где он был очень популярен. На италийских шлемах обычно имеется крепление для султана из перьев, а часто есть и тонкие бронзовые крылышки. Последний тип шлема, который следует упомянуть здесь, — это фракийский. (20). Он скорее всего восходит к фригийскому колпаку. В некоторых отношениях он является аналогом аттического шлема, однако спереди у него есть широкий козырек, который защищает глаза и уши. У этого типа обычно (но не обязательно) были длинные, резко вырезанные у глаз и рта нащечники, которые изгибались по линии челюсти. Такие нащечники зачастую были богато украшены — например, изображениями бороды и усов. Этот тип шлема начал приобретать популярность с V в. до н.э. Практически у всех шлемов имелся гребень из конского волоса. В большинстве случаев он крепился непосредственно к верхушке шлема и удерживался на месте при помощи двойных шпилек спереди и сзади. Способ его крепления на иллирийских шлемах очевиден. Но для большинства шлемов коринфского типа все не так ясно. На некоторых экземплярах есть крепление для него в тыльной части, и тогда впереди гребень мог удерживаться на месте при помощи петли, зацепленной за защитную носовую пластину. На некоторых шлемах, которые были обнаружены в Олимпии, существует целая сложная система крючков и колец, которые вроде бы должны соединяться. Если это действительно так, то тогда нам приходится признать, что на многих других шлемах подобные же приспособления оказались утраченными. Поднятые над шлемом основания для гребня были отличительной чертой шлемов архаического периода в Греции (700—500 гг. до н.э.), а в Италии они были популярны вплоть до I в. н.э. Такие держатели делались съемными и прикреплялись к шлему при помощи двойной шпильки — так, как это показано на рисунке.

Оружие

Главным оружием гоплита было копье. В могиле, которая находится в Вергине, Македония, нашли такое копье времен темных веков, с железным наконечником и подтоком, которые все еще находились на своих местах. Это копье было длиной около 2,3 м, которая и являлась скорее всего стандартной — те копья, что встречаются на рисунках, имеют длину от двух до трех метров. К концу VIII в. греки перестали хоронить своих воинов вместе с оружием, однако практика подобных захоронений продолжалась в Италии. В захоронениях VI в. в Камповалано ди Кампли, что близ Терамо, были обнаружены копья, длина которых варьируется от полутора до двух с половиной метров. У копий, показанных на вазовой живописи, наконечники листовидной формы; множество железных наконечников этого типа находят как в Греции, так и в Италии. Эти копья, которые, согласно Тиртею и Гомеру, делали из ясеня, имели металлический, иногда бронзовый подток. Маркл в своей статье, посвященной македонскому копью и пике, высчитал, что вес гоплитского копья длиной 2,5 м составлял около одного килограмма.

1 — часть рисунка с греческой вазы, на которой показаны два разных типа основания для гребня.

2 — греческое приподнятое основание для гребня. Из Олимпии. 3 — италийское приподнятое основание для гребня. Как первый, так и второй тип закреплялись при помощи двойных шпилек. 4—7 — эволюция греческого меча. 4,5 —два позднемикенских (тип I) бронзовых меча из Каллифеи, Ок. 1200 г. до н.э. 5а — рукоятка меча такого же типа из Италии. 6 — ранний греческий железный меч из Керамика, Ок. 820 г. до н.э. 6а — бронзовая рукоятка меча такого же типа. 7 — железный меч и греческого типа ножны к нему, отделанные костью, из некрополя Камповалано ди Камни. Ок. 500 г. до н.э. Музей Чети. 8 — железный наконечник копья греческого типа из некрополя Камповалано. Музей Чети. 9 — греческий бронзовый подток копья из Британского музея.

У гоплита также был меч. Находки времен темных веков показали, что в то время продолжали пользоваться мечом так называемого позднемикенского типа II, который вел свое происхождение из Центральной Европы. Делали его теперь, однако, из железа. Образец из Керамика представляет собой прямой обоюдоострый меч, длина клинка которого примерно 75 см. Ко времени греко-персидских войн его вид немного изменился — клинок приобрел листовидную форму и стал короче, примерно 60 см. Несколько замечательных образцов таких мечей найдено в Камповалано ди Кампли. Подобный меч был, без сомнения, рубящим оружием. В VI и V вв. до н.э. постепенно начинает входить в употребление изогнутый меч с односторонней заточкой — копис (kopis), который, возможно, впервые появился в Этрурии. Эти изогнутые мечи с массивным клинком длиной около 65 см были страшным рубящим оружием. Позднее они были преобразованы в более короткое колюще-режущее оружие, которое стало столь популярно в Испании и Македонии.

Македония в 360—140 гг. до н.э. Македонские войны.

Подъем Македонии

Центр развития передвинулся теперь из Греции в Македонию, к этому до поры спящему великану. Македония практически полностью обязана своим подъемом одному человеку — Филиппу 2. Взойдя на трон в 359 г. до н.э., Филипп начал создавать самую грозную боевую машину, какую видел до той поры мир. Именно с помощью этой машины его сын, Александр Македонский, смог создать громадную империю, простиравшуюся от Египта до Индии. После смерти Александра созданное им огромное государство поделили между собой его полководцы, и эти царства существовали до тех пор, пока их одно за другим не поглотил Рим. Основными источниками по этому периоду служат нам Диодор Сицилийский, который жил в I в. до н.э., и Полибий. Труды Диодора вполне справедливо подвергают суровой критике — он настолько хорош или настолько плох, насколько хороши или плохи его источники. Однако в течение одного, очень короткого периода времени он следует великолепному повествованию Иеронима Кардиского, одного из самых надежных историков древнего мира. Увы, сам труд Иеронима до нас не дошел. После смерти Александра в 323 г. до н.э. историк сопровождал в походах сначала Эвмения, а затем Антигона и его сына Деметрия Полиоркета и оставил подробное описание их деяний. К сожалению, даже рассказ Диодора о событиях после 302 г. до н.э. становится неполным, и до нашего времени уцелели только отдельные фрагменты последующих книг.

Карта северной Эгеи, на которой изображена Македония и ее соседи. Филипп Македонский сумел преобразовать измотанное войнами государство в самую грозную военную силу своего времени.

Полибий продолжает нить повествования начиная с 220 г. до н.э. и повествует об истории Греции вплоть до второй половины II в. до н.э. К сожалению, позднейшая часть его труда также утеряна, и нам достались только ее фрагменты. Полибий, который сам был солдатом, является лучшим из военных историков классического периода. Македонские войны Подъем Македонии Филиппа привезли заложником в Фивы, где он жил в доме Эпаминонда, и новые взгляды фиванцев на тактику не прошли мимо него. Филипп бежал из Фив и по смерти своего брата в 360 г. захватил трон. Тогда ему было 23 года. Македонию в это время со всех сторон раздирали войны, и Филипп начал с того, что принялся спешно реорганизовывать армию и приводить ее в соответствие с современными требованиями. Затем он обратил свой взор на захватчиков. В течение двух молниеносных кампаний ему удалось подчинить пеонов на севере и загнать иллирийцев на северо-западе обратно за пределы их границ. Разобравшись с севером и западом, царь начал прокладывать пути на восток и на юг. Филипп постепенно захватывал города по побережью, у многих из которых были тесные связи с полисами, и таким образом мостил себе дорогу к Фессалии и Геллеспонту. В 353 г. он вторгся в Фессалию и в течение следующего года подчинил себе большую ее часть. Летом 352 г. он двинулся в сторон) Фермопил. Афиняне в панике отправили заградительный отряд, который занял проход, и Филипп отступил. Кажется, только тогда греки осознали, что над ними нависла серьезная опасность, однако они в любом случае были слишком заняты своими междоусобными сварами, чтобы что-нибудь предпринять. Филипп не предпринимал новых попыток продвинуться на юг в течение шести лет. За это время он продолжил укрепление своих позиций на востоке, подчиняя себе города Халкидики и Фракийского побережья. В 350 г. он обрел контроль над большей частью Эпира на своей юго-западной границе, а к 348 г. подчинил последние города Халкидики. Греческие полисы все больше беспокоились о том великане, что стал вздыматься на севере, но они все еще не были готовы оставить свои споры и попытаться что-нибудь предпринять. Греки нуждались в мирной передышке, а потому в 346 г. с Филиппом подписали договор о ненападении. По настоянию Филиппа в договор не включалась Фокида, которую обвинили в проявленном в Дельфах святотатстве. Еще не успели чернила на тексте договора высохнуть, как Филипп прошел через Фермопилы и взял Фокиду. Теперь он был внутри Греции.

Начало пути знаменитого завоевателя. Александр пересекает Граник во главе конницы дабы атаковать персов, которые выстроились на противоположном берегу: впереди всадники, а за ними — фаланга.

Создав себе точку опоры, Филипп удалился в Македонию, дабы окончательно укрепить границы на севере, западе и востоке перед тем, как ввергнуться в пучину последнего конфликта. В течение шести лет между греческими городами-государствами и Филиппом сохранялся бдительный мир. К 340 г. до н.э. македонская армия дошла до Черного моря и осадила Перинф и Византии. У обоих городов были тесные связи с Афинами, которые теперь начали готовиться к войне. Осенью 339 г. Филипп воспользовался все еще царившим в стране хаосом и вторгся в центральную Грецию. Афины спешно заключили союз со своим прежним врагом — Фивами и двинулись навстречу противнику. В августе 338 г. в сражении при Херонее на северо-западной границе Беотии соединенная фиванско-афинская армия встретилась лицом к лицу с закаленными боями ветеранами из Македонии. В последовавшем сражении македонцы полностью превзошли греков. Фиванский Священный отряд, которому противостояли ударные силы македонской армии во главе с юным сыном Филиппа Александром (ему было всего 18 лет), остался верен своим славным традициям и весь, до последнего человека, пал на поле брани. Условия, которые выдвинул Филипп после сражения, оказались значительно более терпимыми, чем того могли ожидать афиняне, а потому были немедленно приняты. Однако к фиванцам македонский царь не проявил такого снисхождения — их вожди были казнены или же изгнаны, пленники проданы в рабство, а Кадмею занял македонский гарнизон. Теперь все греческие полисы, за исключением Спарты, поспешили прийти к соглашению с Филиппом, и на собрании в Коринфе был создан союз греческих государств, во главе которого стал македонский царь. Теперь Филипп открыто заявил о своих планах вторжения в Персидскую империю и собрал все необходимые для этого силы. Однако до того, как его план начал осуществляться, македонский царь был убит и на трон взошел его двадцатилетний сын Александр. Греки отступились от своих обещаний, как только узнали о смерти Филиппа, но реакция Александра оказалась настолько мгновенной, что ему удалось вновь подчинить Грецию без единого удара. Затем он обратился к северу и западу, нанеся решительный удар по всем противостоящим ему силам. Во время этой кампании до греков дошел слух о его смерти, и они восстали вновь. И вновь Александр повернул на юг. Греки сдались — все, за исключением Фив. Молодой царь взял город и сровнял его с землей.

Вторжение в Персидскую империю

Весной 334 г. соединенная македонско-греческая армия, состоявшая из 30 тысяч пехотинцев и 5 тысяч всадников, переправилась через Дарданеллы в Азию. Александр же тем временем отплыл в Трою. Он был для своего времени новым Ахиллом и, подобно Ахиллу тысячу лет назад, принес жертву в храме Афины. Персы твердо намеревались остановить поход Александра до того, как он начнется. Они выстроили за рекой Граник свою конницу, укрепив ее сзади фалангой, составленной из греческих наемников. Александр, в подлинно фиванском стиле, усилил один из своих флангов и сам возглавил его. С этого фланга и началась атака — во главе конницы гетайров (товарищей) Александр пересек реку и врезался в легковооруженных персидских всадников. Персы отступили, оставив греческих наемников на произвол судьбы, и Александр не проявил к ним снисхождения.

Последняя битва Александра, которая ему обошлась дороже всего. В сражении при Гидаспе в 327 г. македоняне столкнулись с индийской армией, в состав которой входило 200 слонов. Сомкнув щиты, фаланга двинулась вперед, заставив их в беспорядке отступить.

Весь следующий год был затрачен на покорение Малой Азии (территория совр. Турции). Персидский царь с большой армией выступил на север, и Александр двинулся на юг, чтобы встретить его. Две армии столкнулись при Иссе, на границе Малой Азии и Сирии. И вновь македонская конница смела ряды персидских лучников и легковооруженных пехотинцев. Дарий не пожелал дождаться конца сражения и бежал с поля битвы на своей колеснице. Персидская армия, которая вначале сражалась храбро, узнав о бегстве царя, потеряла боевой дух и вскоре также развернулась и бежала. Александр знал, что перед тем, как начать продвижение дальше на восток, ему следует обезопасить свои пути снабжения. Для этого ему необходимо было обрести контроль над побережьем и, таким образом, отрезать персов от их флота. Единственным городом, который отказался подчиниться македонцу, стал Тир, который был расположен на острове в восьмистах метрах от материка. Он продержался семь месяцев, а когда наконец сдался, Александр не проявил милосердия к упрямцам — большинство мужчин было распято, а женщины проданы в рабство. Персидский флот, лишившийся теперь всех своих баз, оказался дезорганизован. Александр же смог быстро продвинуться в Египет, который поспешил покориться ему. Там, на ближайшем к Греции побережье, Александр основал новый город — Александрию. Затем македонская армия возвратилась в Сирию и двинулась оттуда на восток. Она переправилась через Евфрат и Тигр и устремилась в самое сердце империи персов. У великого персидского царя было полтора года на то, чтобы собрать новую армию. В битве при Гавгамелах в 331 г. Александр вновь пробил персидский фланг, и царь вновь бежал. Пешие воины персидского владыки доблестно сопротивлялись, однако, подвергшись двойной атаке конницы и пехоты, пали. Вместе с ними пала и Персидская империя. Александр двинулся на Вавилон, и он, как затем Сузы и Персеполь, пал к его ногам. Услышав, что Дарий находится в Хамадане, Александр устремился на север, но персидский царь вновь бежал. Македонец бросился в погоню за ним, не покидая седла ни днем ни ночью, и наконец настиг его — как раз к северо-востоку от Каспийского моря. Однако Дарий к тому моменту уже был мертв — убит собственным телохранителем. Александр добился, чего хотел. Но беспокойный дух Александра не позволял ему остановиться — и он продолжил свой поход на восток, давая сражения и основывая города. Услышав о сопротивлении на севере, он повернул в этом направлении, миновал Самарканд и отправился дальше, к самому краю обитаемого мира. Там он основал еще один город — Александрию Дальнюю, а затем повернул на юг и остановился на зиму в Балхе, где-то на территории северного Афганистана. В начале лета 327 г. армия перешла западный отрог Гималаев, известный как Гиндукуш, и спустилась в долину Инда. Там Александру пришлось встретиться с индийской армией, в состав которой входили 200 слонов. Македонцы выиграли сражение, но понесли огромные потери. После битвы Александр намеревался продолжить покорение Индии, но его армия отказалась идти дальше — было ясно, что с его воинов было довольно. Александр неохотно повернул на юг, вдоль побережья, а затем возвратился в Вавилон. Двумя годами позже великий полководец умер, не дожив и до тридцати трех лет.

Борьба за власть

После смерти Александра созданная им громадная империя рассыпалась на куски, и его полководцы соперничали друг с другом за власть над ними. За контроль над Сирией сражались Антигон и Эвмений. В 316 г. последний был побежден и казнен, и на какое-то время казалось, что Антигон и его чрезвычайно талантливый сын, Деметрий, смогут восстановить рассыпавшегося колосса. Однако в 301 г. четыре других полководца — Селевк, Птолемей, Кассандр и Лисимах — объединились против него. Антигон был убит. Со смертью Антигона на юго-востоке империи установился некоторый порядок: под контролем Селевка оказалась почти вся Азия, а Птолемей утвердился в Египте. Оба они основали династии, которые просуществовали до времен римского завоевания. Однако в Македонии и во Фракии ситуация была совершенно иной. Устранение Антигона позволило Лисимаху, который уже владел Фракией, получить север и центральную часть Малой Азии. Македонией до своей смерти в 297 г. правил Кассандр. Затем царство отошло к двум его сыновьям, после чего последовала неизбежная гражданская война. В 294 г. сын Антигона, Деметрий, прозванный Полиоркет («Сокрушитель городов») за свои необычайные подвиги в области осад, вторгся в Македонию и захватил трон.

На этой карте показаны военные походы Александра. Красной линией выделен путь его армии. Войска Александра не пошли дальше после Гидаспа. Он вернулся в Вавилон, следуя вдоль южного побережья и умер там в 325 г. до н.э.

Едва утвердившись на нем и подготовив необходимую базу, Деметрий начал собирать огромную армию, намереваясь исполнить мечту своего отца и вновь объединить империю. Пятьдесят лет назад Филипп II поставил царем в Молоссии в Эпире, на западной границе Македонии, своего родственника Александра. Новый царь быстро установил свою власть над всей страной. К тому времени, как Деметрий утвердился в Македонии, в Эпире стал править Пирр, еще один из выдающихся полководцев IV и III вв. до н.э. Пирр был обеспокоен приготовлениями Де-метрия и к тому же видел реальную возможность расширить пределы своего государства. Поэтому он объединился с Лисимахом и Птолемеем ради вторжения в Македонию. Сами македонцы к тому времени уже были сыты войнами по горло, которые истощили население, и намерения Деметрия их отнюдь не радовали. Армия взбунтовалась и перешла на сторону Пирра, провозгласив его новым македонским царем. Царствование Пирра, однако, также не было долгим, и его сменил Лисимах, который захватил Македонию и Фессалию в 285 г. до н.э. К этому времени все полководцы Александра были людьми преклонного возраста — Птолемей умер в 282 г., Лисимаху было почти восемьдесят, когда он был убит в сражении с Селевком в битве при Корупедии в 281 г., а в следующем году умер и сам Селевк. Птолемей Филадельф унаследовал от своего отца Египет. Его брат Керавн захватил царство Лисимаха, но у него не было силы своего предшественника для того, чтобы удержать все захваченное. Македонии и Фракии постоянно угрожало вторжение варваров с севера, однако Лисимаху удавалось их сдерживать. Теперь же кельтам и другим дунайским племенам удалось вторгнуться во Фракию, убить Керавна и захватить его царство. Затем они продолжили продвижение на юг, покуда не были разбиты греками в сражении при Дельфах. Тогда племена двинулись на север, разоряя по мере своего продвижения Македонию. Сын Деметрия по имени Антигон Гонат после изгнания отца по-прежнему контролировал македонские владения на территории Греции и не оставлял надежды вернуть себе царство. В отсутствие Пирра, занятого войной с римлянами в южной Италии (которую он проиграл), Антигон двинулся в Македонию, разбил кельтов и захватил трон. Кельты отступили во Фракию, которой владели потом на протяжении почти шестидесяти лет. Часть же их отправилась в Малую Азию и обосновалась, наконец, в Галатии. В Македонии Антигон Гонат приступил к восстановлению порядка после долгого периода анархии. В его владения входили Фессалия, Беотия, Евбея, города Коринф, Аргос, Сикион, Мегаполис и Мессения на Пелопоннесе. Однако установить мир было нелегко: не знавший устали Пирр вернулся из Италии и заявил о своих правах на большую часть Антигонова царства. В 275 г. он вторгся на территорию Фессалии, захватил ее и верхнюю Македонию, а затем обратил свой взор к Пелопоннесу. Антигон последовал за ним на юг, и Пирр повернул, дабы встретить его у Аргоса. Там эпирский царь был убит, а лишившаяся предводителя армия возвратилась в Эпир. С 272 г. на македонском троне утвердилась династия, которая существовала до времен римского завоевания в 168 г. до н.э. За восемь лет до смерти Пирра четыре ахейских города образовали союз для защиты от Македонии, который вскоре стал известен как Ахейский союз. Позднее к нему присоединились еще шесть городов. В 251 г. был освобожден и присоединился к союзу один из македонских ключей к Пелопоннесу — Сикион. Таким же образом смогли избавиться от македонского правления Коринф и Акрокоринф, а затем и Трезена и другие города востока и юга. Теперь весь северный Пелопоннес был способен организовать единый антимакедонский фронт. Еще одному союзу, который был образован этолийцами в центральной Греции, удалось в 245 г. распространить свое влияние на всю Беотию. Ко времени смерти Антигона в 239 г. до н.э. эти два союза существенно ослабили влияние Македонии на юге. Антигону наследовал его сын Деметрий II, которому не удалось обуздать иллирийских пиратов на Адриатике, что привело к римскому вмешательству в 229 г. и предоставило римлянам опорную точку на греческом полуострове.

Конфликт с Римом

Деметрий умер в 229 г., оставив после себя юного сына, который позже стал известен как Филипп V. Власть тем временем принял его родственник Антигон Досон. Между тем на юге обновленная Спарта, во главе которой встал царь Клеомен, начала вторгаться во владения Ахейского союза. Союз вопреки им же провозглашенным целям обратился за помощью к Македонии и заключил союз с Антигоном Досоном против Спарты. Спартанцы были разгромлены в битве при Селласии, а Клеомен свергнут с трона. В 221 г. власть над Македонией принял Филипп V, который продолжил политику Досона в отношении союза, объединившись с ним на этот раз в борьбе с общим врагом — этолийцами. В 215 г. македонский царь неразумно связал свою судьбу с Ганнибалом, что привело к его первой войне с Римом. Это была довольно невнятная кампания, в которой римляне были заинтересованы в основном в том, чтобы отвлечь Филиппа чем-нибудь, покуда они будут разбираться с Ганнибалом. В 205 г., когда война окончательно выдохлась, стороны заключили мирный договор, но было очевидно, что возобновление военного конфликта — дело времени. Филипп V, который искал новую сферу интересов, обратился на восток и заключил союз с Антиохом III Великим, царем Селевкидского государства Сирии. В III в. до н.э. в Малой Азии появилось новое небольшое государство — Пергам. Вначале оно находилось в подчинении Сирии, однако затем сбросило ее ярмо и стало независимым. Около 230 г. царь Пергама Аттал одержал большую победу над кельтами, которые переселились в Малую Азию и фактически правили страной, заставляя ее жителей платить дань. За несколько последующих лет он сумел создать своего рода маленькую империю, в состав которой входила большая часть Малой Азии. Затем она, однако, уступила возросшей мощи Антиоха Великого. Страшась совместных действий Филиппа с запада, а Антиоха — с востока, Аттал решился обратиться за помощью к Риму. В 200 г. римляне, отделавшиеся наконец от Ганнибала и, вероятно, в равной мере обеспокоенные результатами союза Антиоха и Филиппа, объявили им войну. Чуть позже тем же летом римская армия высадилась в Иллирии, и судьба Македонии была решена. В 197 г. Филипп был разбит в битве при Киноскефале и принужден в дальнейшем подчиняться Риму. Антиох, который попытался извлечь выгоду из образовавшегося в Греции после падения Македонии вакуума, вторгся в Европу, но был разгромлен римлянами в двух сражениях — при Фермопилах и позднее при Магнесии в Малой Азии. В 171 г. до н.э. Македония, теперь уже в правление сына Филиппа V, Персея, снова оказалась в состоянии войны с Римом. Нового царя разбили в сражении при Пидне, в южной Македонии в 168 г., а все царство обратилось в римскую провинцию. Спустя сотню лет стала римской провинцией и Сирия, а спустя еще поколение та же участь постигла и Египет.

Новая македонская армия.

Пехота

Еще до того, как Филипп Македонский взошел на трон, македонская конница считалась лучшей в Греции. Она пополнялась из аристократии, и, как подразумевает само название ее, «гетайры» — «товарищи», «спутники», — могла восходить к конным телохранителям царя. Пехота, которая обычно набиралась из крестьян, представляла собой совершенно иное зрелище и не имела ни такой дисциплины, ни опыта, ни организации. Филипп ввел в армии суровый режим упражнений и дисциплины, принуждая воинов совершать сложные переходы при полном снаряжении и припасах, дабы приучить к тяготам войны. Он запретил использование колесного транспорта и разрешил иметь только одного слугу на десять человек, в обязанности которого входила переноска ручных мельниц для зерна и веревок. Отправляясь в поход, воины должны были нести с собой запас пищи на 30 дней. Было сокращено и количество слуг у всадников — теперь их дозволялось иметь не более одного на каждого. Таким образом Филипп смог свести к минимуму два фактора, которые представляли проблему для любой армии — размер обоза и количество людей, следующих в обозе. Македонский царь, без сомнения, следуя фиванскому образцу, преобразовал своих тяжеловооруженных пехотинцев в фалангу. Когда Филипп принял командование, его армия состояла из десятков. Это подтверждается и приказом о сокращении слуг до одного на десять человек, и тем фактом, что в армии Александра ряд назывался dekas, декас. На каком-то этапе он принял греческую систему кратных восьмерок — не три раза по восемь, как в архаическом лохе, а более простую последовательность — два раза по восемь. Неизвестно, когда точно произошла эта реорганизация. Полибий, однако, цитирует Каллисфена, официального историка Александра, в том месте, где он рассказывает, что полководец выстроил свои войска в битве при Гавгамелах в 331 г. до н.э. последовательно по 32, 16 и 8 человек в глубину. Сам Полибий сомневается в том, что на имевшемся там пространстве можно было поставить фалангу глубиной всего в восемь человек (что подразумевает, разумеется, большую протяженность фронта), но саму возможность существования всех трех не оспаривает. Из этой информации можно сделать вывод, что реорганизация имела место до 331 г. Маловероятно, чтобы она произошла в начале

правления Александра. Следует сделать вывод, что эта перестройка армии случилась при Филиппе Македонском и скорее всего задолго до начала его конфликта с греками, то есть где-нибудь между 359 и 345 гг. до н.э. Однако возможность взглянуть на структуру новой фаланги мы получаем только с 323 г. до н.э., когда Александр из-за нехватки людей начинает включать в состав своей македонской армии и персов. Арриан говорит, что каждый ряд (декас) состоял из 16 человек. Командовал этим смешанным македоно-персидским отрядом декадарх (dekadarch), место которого было в первом ряду. За ним стоял человек, получавший двойную плату, а за последним — «десятистатеровый» воин. Он получал 10 статеров, что было меньше двойной платы, но больше обычной. За этими тремя македонцами находились двенадцать персов, а замыкал колонну еще один «десятистатеровый» македонский солдат. Очевидно, что четверо македонцев не могли быть не кем иным, как командирами обычного отряда. Дополнительную плату они получали не за хорошую службу, поскольку Арриан четко различает их и тех, кто получил двойную плату за какие-либо выдающиеся заслуги. Человек, получавший двойную плату, являлся, должно быть, командиром полуряда, а два «десятистатеровых» солдата — урагами, т.е. надзирающими за порядком в задних рядах. Филипп придал своей реформированной фаланге новый, более благородный статус, назвав их «пешими товарищами». По образцу других греческих армий (за исключением спартанской) он разделил ее на таксисы. Каждый таксис набирался из определенного региона Македонии. Весьма вероятно, что во времена Александра таких таксисов было двенадцать, по полторы тысячи человек в каждом. Шесть из них он оставил в Македонии, а шесть отправились в поход на Персию. У нас практически отсутствует информация о делении на части внутри таксиса. Наличие в армиях преемников Александра единицы из 256 человек, именуемой syntagma, синтагма (или speira, спейра), которая, в свою очередь, подразделялась на четыре тетрахии (tetrarhia), позволяет предположить ее общее происхождение от принятого при македонском царе порядка. Если это действительно было так, то каждый таксис следует делить на шесть синтагм. К сожалению, все это описание плохо согласуется с Аррианом, у которого встречаются упоминания о лохах — они в схему никак не вписываются. Единственная возможность снять сложившееся противоречие заключается в том, чтобы разобраться, в каком смысле использует Арриан это слово. Дело в том, что позднейшие тактики (и сам Арриан в том числе) называли лохом ряд в фаланге. В более поздних армиях синтагма являлась самой мелкой независимой единицей фаланги, у которой были собственные командиры. Наверное, в армии Александра дело обстояло так же. В битве при Гавгамелах Александр открыл в своей фаланге проходы для того, чтобы пропустить персидские боевые колесницы с серпами. Это несложно сделать, если отвести назад каждую вторую синтагму и разместить позади оставшейся на месте синтагмы справа. Если глубина фаланги составляет 16 шеренг, то должны образоваться проходы в 15 м, а при глубине в восемь — в 30 м шириной. То место у Арриана, где он рассказывает о декасе, проливает свет на вопрос о том, как обстояло в македонской фаланге дело с оплатой. В каждом ряду, помимо людей, получавших двойную плату, и «десятистатеровых» солдат, могли быть те, кто получал больше обычной платы в качестве награды за храбрость. Декадарх, должно быть, получал тройной оклад. Тот же принцип возрастания платы мог действовать и для офицеров более высокого ранга. Похожая система была и в римских легионах времен империи. Для таксисов существовал порядок назначения старшего на каждый день, так, чтобы каждый мог по очереди занимать почетное место на правом фланге. Фалангит нового типа был вооружен сариссой — длинной двуручной пикой. Теофраст, современник Филиппа и Александра, писал, что самые длинные сариссы были в 12 локтей (около 5,4 м). Полибий указывал, что в его время сарисса имела длину 14 локтей (6,3 м), а первоначально — 16 локтей (7,2 м). Мнение ученых сейчас склоняется к цифре, которую приводит Теофраст, но это в основном из-за того, что позднейшая фаланга считается значительно более тяжелой, нежели ее ранние версии. Учитывая выдающиеся знания и глубокое понимание сути предмета, свойственное Полибию, автор данной книги полагает, что следует серьезно отнестись к указанным этим историком цифрам. Сарисса могла изготавливаться из двух частей, соединенных железной муфтой: таково было заключение Андроникоса, которое он сделал, обнаружив в Вергине, Македония, железную муфту вместе с наконечником и подтоком сариссы. Древки сарисс обычно изготовляли из кизила. Известно, что копья македонской конницы также были сделаны из него. Маркл, взяв такое же дерево и параметры вергинских находок в своей статье, посвященной македонской сариссе, вычислил, что при древке примерно в 4 см в диаметре и длине в 12 локтей пика должна была весить примерно 6,5 кг. Тогда указанные Полибием сариссы в 14 локтей весили около 8 кг. Неудивительно, что Полибий сообщает, что большой вес сариссы затруднял переноску фалангитами кольев для частокола. Достаточно очевидно, что македонские фалангиты не ограничивались использованием одной лишь сариссы — при необходимости они брались и за другое оружие. Едва ли они пользовались пиками при осаде, во всяком случае, не такими длинными. Как Диодор, так и Арриан несколько раз указывают на то, что фалангиты использовали дротики. Неизвестно точно, как были вооружены воины времен ранней македонской фаланги. Во времена Полибия такой воин, вероятно, носил поножи, шлем и металлический — если он был первым в ряду — или льняной панцирь. У фалангитов был также круглый щит, примерно 60 см в диаметре. У нас нет причин полагать, что в дни Филиппа и Александра их вооружение значительно отличалось от этого. Арриан упоминает о легковооруженной части Александровой армии, откуда должно следовать, что существовала и тяжеловооруженная. Возможно, что воины, которые стояли в задних рядах (за исключением урага), вообще не имели доспехов. Было обнаружено несколько экземпляров шлемов IV в. до н.э., из которых наиболее распространенным типом был фракийский. Изображение одного из них можно видеть на саркофаге Александра в Стамбуле. У фракийского шлема того времени часто были характерные нащечники, выполненные в форме бороды и усов. Продолжали пользоваться также халкидским и аттическим шлемами; очень популярен был неизвестного происхождения шлем конического типа. Диодор, кажется, полагал, что снаряжение давалось каждому воину бесплатно. Это подтверждается надписью III в. до н.э. из Амфиполя, где перечисляются штрафы за потерю того или иного элемента экипировки. Ясно, что они имели смысл, только если изначально фалангит за него не платил. По мере попадания под контроль Филиппа все новых земель, он мог вводить в свою армию новые боевые единицы. Таковыми стала пеонийская, а позднее фессалийская конница. В битве при Херонее в 338 г. он смог выставить 30 тысяч пеших воинов и 2 тысячи всадников. Пятью годами позже, когда Александр начал вторжение в Азию, общее количество его воинов увеличилось до 44 тысяч пеших и 6,5 тысячи конных, но теперь в его армию входили отряды из других греческих государств.

Армия Александра

У Диодора мы находим описание армии Александра: 12 тысяч пеших и 1,5 тысячи всадников было оставлено в Европе, а 32 тысячи пеших воинов и 5100 всадников отправились в Малую Азию. Состоял этот отряд из 12 тысяч македонцев, которым были приданы для усиления 7 тысяч воинов из союзных государств, 5 тысяч наемников, 7 тысяч пехотинцев, снятых с македонских границ, и тысяча лучников и агрианских пращников. Последние были родом из гористого северного пограничного региона Македонии. Пять тысяч сто всадников включали в себя 1800 македонцев, 1800 фессалийцев, 600 греков и 900 фракийских и пеонийских разведчиков. Очень жаль, что до наших дней не дошло ни одного первичного источника по периоду Филиппа и Александра Македонского. Главным трудом, посвященным Александру, является книга Арриана, который жил на четыреста лет позже описанных им событий. Двенадцать тысяч воинов македонской пехоты, которые сопровождали Александра, состояли из девяти тысяч «товарищей», о которых уже рассказывалось, и трех тысяч гипаспистов. Те 12 тысяч, что остались в Европе, были скорее всего поделены на фалангитов и гипаспистов в такой же пропорции. Гипасписты (буквально — щитоносцы) имели несколько более легкое вооружение, нежели обычные воины фаланги, но в битве сражались бок о бок с ними. Гипаспистов обычно размещали между фалангой и конницей. Вероятно, в их функции входила защита уязвимых флангов фаланги. Похоже, что вооружены они были как обычные гоплиты — копьем и аргивским щитом. Название же их восходит, наверное, к периоду, когда они составляли отряд оруженосцев для конницы гетайров. Вероятно, полноценной боевой единицей они стали при Филиппе Македонском, однако упоминания о них ветре чаются только начиная со времен Александра. Гипасписты были организованы в отряды по тысяче человек, которые назывались хилиархии (hiliarhia). В функцию первого из этих отрядов, агемы (agema), входила охрана царя. Где-то в конце Аррианова жизнеописания Александра историк упоминает об особом отряде в армии македонского царя, который назывался «серебряные щиты» (аргираспиды), причем делает он это так, словно хочет подчеркнуть, что они являлись своего рода элитой и все о них знали. Согласно Юстину аргираспиды представляли собой отряд, составленный Александром из ветеранов его индийского похода. Диодор несколько раз упоминает об аргираспидах, рассказывая о том, что после смерти Александра они сопровождали Евмена. В 317 г. отряд состоял из трех тысяч человек и имел таких же командиров, как и гипасписты. Диодор продолжает говорить о престижности этого отряда и о том, что в нем служили воины не моложе шестидесяти лет. Здесь историк следует Иерониму Кардискому который, конечно, мог преувеличивать, но вряд ли так уж ошибался насчет возраста этих воинов — тем более что он видел их своими глазами. Так кто же были эти «серебряные щиты»? Возможно, что мы так никогда этого точно и не узнаем. Предположение, которого придерживается Тарн, утверждающий, что аргираспиды — всего лишь другое название гипаспистов, совершенно не годится, если считать, что все они и вправду были еще и ветеранами. Гипаспистов всего было три тысячи, так что набрать людей еще на один отряд такого же размера, составленный из ветеранов, можно было бы, только если они были «бессмертными». Очевидно, что аргираспидов набирали из всей фаланги.





Конница

Конница «товарищей» Александра, которая сопровождала его в азиатском походе, подразделялась на восемь единиц, сформированных по территориальному принципу. Они назывались илы, и командовал каждой илой иларх. Первый из этих отрядов, который был больше, чем остальные, звался царской илой, и командовал им сам Александр. Для боя илы строились клином. Подобное построение было явлением новым и было введено Филиппом Македонским. Предполагается, что всего ил было пятнадцать, и семь из них остались в Македонии. Это дает нам число в 1500 всадников, которое и указано у Диодора. Тогда количество людей в каждом отряде

должно было составлять 210 человек, а в царском отряде — 300. Это последнее число выглядит чрезвычайно привлекательно, поскольку 300 воинов — это традиционная численность привилегированной части. В пользу такого деления говорит и тот факт, что это ровно то количество всадников, которое необходимо для построения клином. Для отрядов, размер которых варьируется от 200 до 300 человек, такими необходимыми числами являются 210, 231, 253, 276 и 300 всадников. В этом случае в остальных илах должно было быть по 210 человек. В конце первого года азиатского похода конница получила подкрепление в 300 всадников, что позволило, с учетом потерь, довести количество людей в семи илах до 321 в каждой. Очевидно, что иларх не мог рассчитывать на наличие точного количества всадников в своем отряде и наверняка оставлял промежутки в задних рядах. Преимущество такого способа построения состоит в том, что, раз прорвавшись сквозь строй противника (а это, конечно, и есть прямая задача конницы), ила могла развернуться, или, как говорит Марсден, «раздаться в стороны». Гетайры были вооружены длинными копьями, которые также называли сариссами. В ходе своих экспериментов с сариссой Маркл выяснил, что ее можно было использовать для нанесения традиционного удара сверху или брать наперевес для нанесения удара от пояса, но в ходе сражения поменять хват было невозможно, так как для этого требовались обе руки. Маркл полагает, что выстроившуюся клином конницу могли применять в качестве ударной силы против пехоты. Фессалийская конница Александра также состояла из 1800 всадников. К сожалению, нам неизвестно ни количество отрядов, на которые она делилась, ни число людей в этих отрядах, хотя мы знаем, что силы этих отрядов не были одинаковыми и ила из Фарсалы была самой большой и самой лучшей. Боевым порядком фессалийцев был ромб. Этот тип построения был введен Ясоном из Фер около 375 г. до н.э. и предполагал возможность использования конницы для прорыва. Полибий писал, что остановить атаку фессалийской конницы было невозможно независимо от того, была ли то вся масса или лишь одна ила. Однако как застрельщики фессалийцы были бесполезны. Шесть сотен греческих всадников, которые сопровождали Александра, должно быть, составляли пять ил по 128 человек в каждой — об этом сообщает писатель-тактик Асклепиодот. Они, вероятно, строились квадратом в 16 всадников в ширину и 8 — в глубину. В длину лошадь, естественно, больше, чем в ширину, а потому всадникам, выстроенным колонной, требуется в два раза больше места, чем шеренге. Построение из-за этого получалось действительно квадратное. Полибий утверждает, что число 8 было максимально возможной глубиной для квадратного боевого порядка. Он пишет, что восемьсот всадников, построенные по 8 человек в ряд, занимают пространство в одну стадию. Другими словами, на каждую лошадь в ряду отводилось по два шага. Наиболее эффективной глубиной для такого построения было 4 всадника в ряд. Как фессалийские, так и греческие всадники были вооружены копьями. Девятьсот фракийских и пеонийских конных дозорных имели на вооружении дротики. Они шли впереди армии, отыскивали засады и первыми вступали в соприкосновение с противником. Александр использовал их и в качестве застрельщиков. В описании битвы при Гранике упоминаются четыре илы балканских копейщиков. Согласно Арриану («Искусство тактики»), они сражались в тесном строю, сомкнув копья. Во время азиатской кампании Александр добавил к своей коннице еще тысячу персидских конных лучников. В конце концов Александру пришлось провести реорганизацию конницы из-за того, что он постоянно привлекал все больше и больше восточных всадников. Царский отряд она не затронула, зато остальные пять ил были переформированы в гиппархии — на каждую по одной иле гетайров. Гиппархия (ЫррагЫа) и стала стандартной единицей македонской конницы. Асклепиодот делит каждую гиппархию на восемь ил, каждой из которых командовал иларх. В идеальной армии Асклепиодота было два конных крыла, каждое из которых состояло из четырех гиппархий. Через одиннадцать лет после смерти Александра, в битве при Газе в 312 г. до н.э., упоминается новый вид конницы, состоящий из небольших отрядов по 30 человек. Их называли тарентинами. Возможно, что эти отряды италийского происхождения, поскольку в римской турме, также отряде всадников, насчитывается ровно 30 человек. Согласно Арриану, они были конными метателями дротиков. Когда Александр делил добычу после битвы при Гавгамелах, македонские всадники получили в три раза больше, чем пешие македонцы, а конница союзников — в два с половиной раза больше. Возможно, что такое распределение отражает сравнительные ставки оплаты. Как и в пехоте, в коннице был порядок ежедневного чередования старшинства, и первая вызванная ила занимала почетное место в строю. Основным источником информации о конском снаряжении IV в. до н.э. служит Ксенофонт, который писал лет за 50 до Александра. Он рекомендует всаднику носить прикрывающий бедра панцирь, наруч на левую руку и беотийский шлем, который обеспечивает круговой обзор. В Тигре обнаружили прекрасный образец такого шлема, который мог принадлежать и одному из воинов Александра. Бедра могли защищаться птеригами. Наруч же для левой руки, которым пользовались при отсутствии щита, был, кажется, популярен только во времена Ксенофонта. Он также предлагает пользоваться бронзовым нагрудником и прикрывающей голову пластиной наглавником для защиты лошади. Однако до настоящего времени еще не обнаружено ни одного экземпляра защитного доспеха для лошади, который относился бы к этому периоду. Ксенофонт также отдавал предпочтение кривому копису вместо обычного обоюдоострого меча и дротику, нежели копью. На Исской мозаике, обнаруженной в Помпеях, Александр изображен в панцире, который во многом схож с тем, что нашли в Вергине. Отличие состоит в том, что на изображенном панцире из железа сделаны, кажется, только нагрудная пластина и наплечники. Область талии на панцире составлена из пластинок, вероятно, для того, чтобы обеспечить подвижность, а та секция, что расположена над ней, была, похоже, льняной. На его лошади есть наглавник, однако нет нагрудной пластины. Возможно, в Македонии IV в. пользовались и италийским анатомическим панцирем для всадников.

Армия на поле боя

Порядок в армии Александра Македонского во многом напоминал тот, что пятьюдесятью годами раньше описывал Ксенофонт. Все приказы исполнялись по сигналу трубы. Армия точно так же перестраивалась из маршевой колонны в боевую линию. Обычно они не сооружали укрепленных лагерей, хотя Александр иногда и приказывал окружать их рвом и частоколом. Арриан говорил, что лагерь Александра перед битвой с персами при Гавгамелах также не был правильно укреплен. Подобно грекам в битве при Платее, он разместил свою армию лагерем в боевом порядке. На марше вперед высылались разведчики авангарда, и, поскольку их именуют именно так, можно заключить, что были еще и фланговые разведчики. В битве при Гранике приближавшийся к противнику Александр выслал вперед заграждение, составленное из разведчиков, передовых частей, балканских копейщиков и пяти сотен легковооруженных воинов. В этом смысле македонцы намного превзошли греков. Притчет приводит в своей статье, посвященной разведке, множество примеров, когда армии и флоты подходили друг к другу незамеченными — из-за отсутствия разведчиков или других способов получения информации. Самый примечательный случай произошел в битве при Мантинее, когда ни спартанцы, ни аргивяне и их союзники не знали, что находятся на расстоянии не более пяти километров друг от друга. Похоже, что разведчики как специальные отряды, добывающие сведения, появились только во времена Ксенофонта, да и тогда их службой пользовались нечасто. Хотя Александр, а возможно, и Филипп сумели найти им хорошее применение, более поздние армии, кажется, напрочь позабыли об этом. Не лучше была в этом смысле и римская армия времен республики. Оба знаменитых разгрома, которые потерпели римляне — в Кавдинском ущелье и при Тразименском озере, — вполне могли бы не случиться, если бы они провели простейшую разведку местности.

Армия в бою

Обычно Александр размещал свою фалангу в центре. Самую сильную конницу, включая гетайров, он ставил на правом фланге, а более слабую ее часть — на левом. Гипасписты становились на правой стороне фаланги. Правое крыло было также усилено лучниками и агрианами. Вся боевая линия была обычно выстроена наклонно — с выдвинутым вперед правым крылом и оттянутым назад левым. Первая атака должна была всегда начинаться с правого фланга, на котором находился и сам Александр, командовавший конницей гетайров. Такова была Александрова версия фиванской тактики. Она была приспособлена против подвижных, легковооруженных персидских войск. Арриан был склонен недооценивать роль фаланги во всех сражениях Александра Македонского, а потому он недостаточно серьезно относился к событиям, происходившим в центре. Арриан рассказывает о действиях фаланги только в том случае, если у нее случались неприятности, с которыми приходилось справляться Александру. Должно быть, это происходило оттого, что он составлял жизнеописание Александра и желал полностью сосредоточиться на своем герое. На самом деле конница была всего лишь молотом, удары которого расшатывали монолит персидской армии. Выиграть сражение должна была фаланга. Возможно, Александр действительно был самым удачливым военачальником в истории, но едва ли можно назвать его самым лучшим, ибо он оставлял своих полководцев закреплять победу, а сам устремлялся в погоню за конницей персов. Александр наверняка читал «Анабасис» Ксенофонта, но судьба Кира Младшего, убитого случайной стрелой во время конного рейда, ничему его не научила. Полибий, который не критикует действий Александра открыто, говорит тем не менее, что военачальник, который находится во главе своих войск, доступен взору каждого, но сам не видит никого. Для небольших походов Александр использовал только часть своей огромной армии. Такие экспедиционные корпусы были большей частью легковооруженными и мобильными соединениями. Македонский царь обычно командовал ими сам. Состоял такой корпус чаще всего из половины конницы гетайров, гипаспистов, агриан, лучников и одного-двух таксисов фаланги. Иногда вместо того, чтобы забрать таксисы целиком, Александр отбирал себе людей из всей фаланги. По крайней мере, в одном случае он выбрал наиболее легковооруженных воинов фаланги. Если такие отряды двигались днем и ночью, то они могли покрыть за день расстояние в 90 км.

После Александра. Слоны

Наиболее существенным нововведением после смерти Александра были слоны. В битве при Гавгамелах у персов было 15 слонов, и именно тогда европейцы впервые столкнулись на поле сражения с этими животными. В Индии, в битве при Гидаспе, македонянам пришлось противостоять двум сотням боевых слонов. Их выстроили впереди всей армии с промежутком в 30 м, из чего можно сделать вывод, что главной целью слонов было остановить атаку конницы, поскольку лошади не выносят их запаха. Вначале легковооруженные македонские пехотинцы метали дротики, стремясь поразить погонщиков слонов. Затем Александр отдал приказ задней части фаланги выдвинуться вперед и занять промежутки между рядами для того, чтобы образовать сомкнутый щитовой строй, которому удалось оттеснить слонов массой своих копий. Так европейцы познакомились со слонами, и с тех пор каждая уважающая себя армия считала своим долгом иметь их в своем составе. Слоны еще на протяжении сотни лет считались большой диковиной, а Александр, возвращаясь из Индии, прихватил собой целых две сотни. В армиях преемников Александра слонов применяли почти исключительно против конницы. Иногда их могли использовать при осаде для того, чтобы разбирать частоколы. Промежутки в строю между животными заполнялись легковооруженными воинами. В битве при Газе (312 г. до н.э.) в каждом промежутке находился отряд из 50 метателей дротиков, пращников и лучников, причем последние составляли примерно треть от общего количества. Диодор утверждает, что таково было стандартное количество пехотинцев, приходившееся на одного слона. Известно, что самым слабым местом животного были ноги. При осаде Мегаполя в 318 г. до н.э. на пути, которым они должны были двигаться, разложили деревянные рамы с насаженными на них железными остриями, а в битве при Газе перед ними раскидывали заостренные предметы, соединенные цепями, возможно, наподобие «ежей». В 280 г. Пирр, родич Александра, вторгся в Италию. Так римляне впервые столкнулись с этими «живыми танками». Поскольку война происходила в основном в Лукании, слоны получили прозвище «луканских коров». Все упомянутые выше животные были индийскими, однако Птолемею, находившемуся в Египте, было сложно их добывать, а потому вскоре в ход пошли и африканские слоны — сначала в Египте, а затем и в Карфагене. Полибий, описывая сражение между египтянами и сирийцами при Рафии (217 г. до н.э.), упоминает, что африканские слоны были мельче индийских. Это примечание вызвало целую бурю споров, поскольку дело обстоит совсем наоборот. Это место из Полибия довольно часто цитируют, когда хотят по казать, что он был совсем не так хорошо информирован, как то провозглашают его почитатели. Однако недавно стало известно, что во времена Полибия в северной Африке водилась особая разновидность лесных слонов, до наших дней не дожившая. Рост этих животных в холке был не более 2,35 метра, тогда как индийские слоны достигали 3 м. Рассказывая о битве при Рафии, Полибий дает яркое описание сражающихся друг с другом слонов. Они встречались голова к голове, переплетали бивни и стремились надавить друг на друга всем своим весом. В конце концов один из противников отводил в сторону голову другого и вонзал бивни в открывшийся бок. Индийцы, с которыми сражался Александр, не ставили башни на своих слонов, хотя те и были достаточно велики для этого. Похоже, что они впервые были использованы Пирром, когда он вторгся в Италию. Североафриканские лесные слоны были мелковаты для того, чтобы нести на себе башню, и, похоже, карфагеняне башен не использовали. С другой стороны, в битве при Рафии такими башнями были снабжены слоны Птолемея. На африканских слонах ездили в седле, как на лошади. Пик славы слонов пришелся на 218 г. до н.э., когда Ганнибал перешел через Альпы во главе армии, включавшей в себя 37 слонов. Однако дни их наибольшей эффективности к тому времени миновали, и вскоре они перестали пользоваться такой популярностью. В позднемакедонской армии слонов применяли мало, и они совершенно точно не играли важной роли в проводимых ею военных кампаниях. Возможно, что основной причиной этого стали большие трудности, сопряженные с получением новых животных.

Позднемакедонская армия

Наши знания о фаланге и военном деле времен эллинизма исходят в основном от информации позднеэллинистического периода (ок. 220—168 гг. до н.э.), главным источником служит Полибий — самый надежный из всех античных историков, писавших о войне. У него мы встречаем описания множества сражений, в которых участвовала фаланга македонского типа, а в одном месте находим даже рассказ о том, каковы были основная структура и функции фаланги. Но он, однако, никогда не заходит далее. Дело в том, что Полибий написал отдельную работу, посвященную этому предмету, и не считал нужным больше возвращаться к нему в своей истории, но до наших дней эта работа не дошла. Арриан подтверждает ее существование в своем «Искусстве тактики», но никаких деталей не указывает. К сожалению, Полибий никогда не упоминает названия должностей в фаланге и лишает нас тем самым исходной точки в изучении работ более поздних тактиков. К I в. до н.э. македонское военное дело было уже мертво, а изучение тактики македонцев превратилось в чистую теорию. От этого периода дошла до нас работа Асклепиодота. В своем трактате он рассказывает о структуре, подготовке и тактике идеализированной фаланги. Он также дает ее полную роспись — 16 384 человека, выстроенные в 1024 ряда, каждый из 16 воинов. Число 1024 здесь появилось, поскольку это два в десятой степени. Возможно, такая фаланга никогда не существовала на самом деле, а число в 16 тысяч подтверждается только для битвы при Пидне. Внутри этих рамок Асклепиодот может предоставить математическую формулу фаланги. Он в состоянии указать название каждой части и каждого командира по мере того, как ряды делятся на двойки, четверки, восьмерки и т.д. Арриан в «Искусстве тактики» дает очень похожее описание, взятое, возможно, у того же Асклепиодота или из их общего источника. Основной единицей Асклепиодотовой фаланги является синтагма (что буквально означает «нечто объединенное»). Она состоит из 256 человек (16 рядов по 16 воинов) плюс командир арьергарда (ураг), адъютант (hyperetes), вестник (stratokeryx), сигнальщик (semeiophoros) и трубач (salpingktes). Все они не входили в общий расчет и частью строя фаланги не являлись. Командовал синтагмой синтагматарх (syntag-matarchos). Каждая синтагма делилась на два таксиса, каждый под начальством таксиарха.

Устройство синтагмы, основной единицы фаланги, составленное согласно Асклепиодоту. Асклепиодот писал в I в. до н.э., во времена, когда слава эллинистического военного дела осталась далеко позади, а изучение македонской тактики из практического дела стало философским направлением. Возможно, что Асклепиодот основывает свой рассказ на описании позднейшей египетской или сирийской фаланги. Хотя македонцы позднейшего периода также использовали эту единицу, они называли ее спейра, а ее командира — спейрархом. Она была более просто устроена и, возможно, состояла из четырех тетрархий, каждая из которых включала в себя четыре лоха. В остальном же они, вероятно, были схожи. Л— лохаг, А — дилохит.

Если следовать обычной для греков практике, то можно предположить, что синтагматарх командовал правой половиной своей боевой единицы, а его подчиненный, таксиарх, — левой. Каждый таксис делился, в свою очередь, на две тетрархии, которыми командовали тетрархи. Каждая тетрархия состояла из двух дилохий, или сдвоенных рядов. Командир дилохии назывался дилохит (dilochites). И, наконец, каждым рядом, или лохом, командовал лохаг. Если вы взглянете на схему, помещенную на этой странице, то увидите, что все эти командиры стояли в первой шеренге (то есть были protostatai — протостаты). В каждом ряду (лохе) был командир полуряда — гемилохит (hemilochites), два командира четверть-ряда — эномотархи и замыкающий - ураг. Интересно посмотреть, как уменьшилась теперь обычная греческая единица, лох, и все ее подразделения. Пентекостия называется теперь гемилохион (полулох); эномотия все еще существует, но состоит всего из четырех человек. Личные звания шли последовательно, начиная от переднего (протостат) и завершая последним в ряду (epistates — эпистат). Полный ряд из 16 человек состоял соответственно из лохага (1), эпистата (2), протостата (3), эпистата (4), эномотарха (5), эпистата (6), протостата (7), эпистата (8) — он же являлся замыкающим полуряда, хемилохита (9), эпистата (10), протостата (11), эпистата (12), эномотарха (13), эпистата (14), протостата (15) и урага (16). Различали передних и задних эномотархов и эпистатов, так что каждый человек мог назвать свой ранг и место в ряду. Каждый человек в фаланге стоял так, что с обеих сторон от него были люди с таким же местом в ряду и званием — командир рядом с командиром, эпистат рядом с эпистатом и так далее. Асклепиодот объединяет две синтагмы в пентекосиархию (pentekosiarhia), командовал которой пентекосиарх. Затем он просто удваивает ее для того, чтобы получить хилиархию (chiliarchia), командир которой именуется хилиарх. Две хилиархии образуют мерахию (merachia) — под командованием иерарха. Асклепиодот добавляет также, что эта боевая единица, состоявшая из двух тысяч сорока восьми человек, называлась раньше крылом (keras) или отрядом (telos). На основании этого можно сделать вывод, что именно они и составляли фалангу в более ранний период. Тот же факт отражен и в названии удвоенной иерархии — фалангархия, командовал которой фалангарх (тот, кто изначально был стратегом). Сдвоенная фалангархия образовывала крыло (керас) под командованием керарха, а два крыла формировали фалангу, которой командовал стратег. Автору кажется разумным представить данное описание хотя бы для того, чтобы избавить читателя от необходимости работать с источниками, однако следует предупредить его, что такой фаланги, быть может, никогда и не существовало. Большая часть подразделений и командиров, стоявших выше синтагмы, в большой степени гипотетичны — они появились в результате поиска и реконструкции всех возможных имен, а затем использовались для того, чтобы создать математически четкую модель фаланги.

Амфиполисский военный устав

В 1934 и 1935 годах были опубликованы отрывочные записи македонских военных уложений, обнаруженных в Амфи-поле. В этих надписях, которые датируются временем правления Филиппа V, т.е. 221 —178 гг. до н.э., перечислены, помимо всего прочего, и штрафы, которые налагались за потерю снаряжения и другие дисциплинарные проступки — вроде сна на посту. В них же фигурируют названия нескольких низших командирских званий и боевых единиц. Однако ни там, ни у Полибия мы не встречаем слова «синтагма». У греческого историка, однако, постоянно упоминается единица, именуемая «спейра». Этот же термин он использует для римского манипула, который, как известно, был самой мелкой тактической единицей легиона, то есть занимал то же самое положение, что и синтагма в Асклепиодотовой фаланге. В надписи из Амфиполя спейра или ее командир, спейрарх, упоминаются не сколько раз. В отношении греческих армий термин «синтагма» никогда не употребляется, но его упоминают в документах, относящихся к эллинистическим армиям вне пределов Европы. Спейра, в свою очередь, никогда не упоминается за ее пределами. Все сказанное выше позволяет сделать вывод, что спейра была греческой версией синтагмы. В амфиполисской надписи постоянно встречаются упоминания о тетрархах и спейрархах в таком контексте, из которого следует, что первые непосредственно подчинялись вторым. Фейял, публикатор второй части амфиполисского военного устава, заключил свой комментарий к этому месту из него предположением, что спейра состояла из четырех тетрахий, каждая из которых, в свою очередь, делилась на четыре лоха. Такое мнение представляется вполне разумным, а следовательно, подвергает сомнению факт существования промежуточных командиров — таксиархов и дилохитов, упоминаемых у Асклепиодота. Вероятно, та часть структуры македонской фаланги, что располагалась выше спейры, также состояла из четверок — т.е. четыре спейры формировали более крупную часть (возможно, ее именовали хилиархия), а четыре такие части образовывали стратегию под командованием стратега. Делая подобные предположения, Фейял основывается на другом месте из амфиполисского уложения, где говорится о трех командных должностях, которые, как представляется, образуют иерархическую структуру. Речь идет о грамматее, архиперете и гиперете (grammateus, archyperetes, hyperetes). Поскольку нам известно, что гиперет являлся тыловым офицером синтагмы спейры, архиперет должен был исполнять те же функции в следующем по величине соединении (хилиархии), а грамматей соответственно — в стратегии. Единственная проблема, которая возникает, если мы примем за основу стратегию, состоящую примерно из четырех тысяч человек, состоит в том, что перед нами вновь появится Асклепиодотова формула. Как именно можно разделить на два крыла фалангу в десять тысяч человек — основную военную силу как Антигона Досона, так и Филиппа V У античных авторов упоминаются два военных соединения, ни одно из которых невозможно четко определить — совсем как аргираспидов Александровой армии. У исследователя вновь возникает чувство, что буквально все в древности знали, что представляют собой эти соединения, и потому никто не считал нужным тратить силы на объяснения. Первая из этих таинственных боевых единиц называется «медные щиты», а вторая — «белые щиты». Полибий упоминает о них в рассказе о битве при Селласии (222 г. до н.э.), где они были частью десятитысячной фаланги, но он нигде не указывает их количество. Тремя годами позже «медные щиты» возникают вновь так же, как часть десятитысячной фаланги. Филипп берет три тысячи «медных щитов» (из чего легко сделать вывод, что само соединение было больше) в зимний поход на Пелопоннес. Плутарх упоминает их при описании битвы при Пидне в 168 г. до н.э., но и он нигде не дает объяснений. «Белые щиты» первый раз появляются у Плутарха, когда он повествует о битве при Селласии, а затем вновь — при описании сражения при Пидне. В обоих случаях они воспринимаются как часть фаланги. В качестве пробной версии я рискнул бы предположить, что фаланга Филиппа состояла из двух стратегий по пять тысяч человек в каждой, которые назывались «медные» и «белые щиты». Каждое из этих соединений включало в себя по пять хилиархии.

Доспехи и вооружение

Как уже говорилось, македонские фалангиты были вооружены длинными пиками-сариссами, которые, по словам Полибия, были в 14 локтей (ок. 6,3 м) длиной. Эта цифра отнюдь не является такой уж немыслимой, как хотят представить ее некоторые комментаторы. В средние века швейцарцы пользовались пиками длиной в пять с половиной метров, а в лондонском Тауэре выставлены образцы, достигающие 5,75 м. Полибий сообщает, что сарисса была тяжелее со стороны, противоположной острию (это может означать наличие там тяжелого подтока). Далее он объясняет, как именно ее держали. Передней, левой, рукой брались за сариссу примерно в четырех локтях (1,8 м) от пятки, а правая рука ложилась где-то на 75 см ближе к ней. Это означает, что примерно 10 локтей (4,5 м) пики были выставлены впереди человека. Каждый человек в ряду находился на расстоянии трех футов (90 см) от впереди стоящего. Тогда при наступлении пики первых пяти рядов были выставлены впереди первого ряда. Полибий указывает, что расстояние между каждой линией наконечников составляло два локтя. Одиннадцать задних рядов не выставляли свои пики вперед — вместо этого они слегка наклоняли их, дабы ослабить силу летящих в них метательных снарядов, и одновременно использовали вес своего тела для того, чтобы усилить натиск передних рядов. Фалангу можно было построить открытым порядком — тогда на каждого в ряду приходилось по два шага, сомкнутым порядком — тогда на каждого приходилось по шагу, либо тесным щитовым строем, где на каждого было только по полшага. В Индии, когда фаланге Александра пришлось столкнуться со слонами царя Пора, македонцы построились именно так, сомкнув щиты. Несли пики поднятыми вверх, но по приказу наступать их приводили в горизонтальное положение — и фаланга шла в атаку. Среди оружия, найденного в могиле Филиппа II в Вергине, в Греции, было обнаружено копье. Тяжелый подток весил 1,07 кг, а легкий наконечник — всего 0,097 кг. При древке в 5,9 м длиной, диаметр которого варьируется от 17 мм у острия до 40 мм в месте хвата, точка баланса приходится практически точно на то место, которое указал для передней руки Полибий. Македонские гоплиты имели при себе и меч, но пользовались им только в том случае, когда ломалась пика. В употреблении все еще находился классический гоплитский меч, но наибольшей популярностью пользовался в то время копис (kopis) — оружие с искривленным клинком с односторонней заточкой. Экземпляр такого оружия, длиной в 72 см, находится в Афинском археологическом музее. В комплект снаряжения фалангита входил небольшой круглый щит-аспис (aspis), который, по словам Асклепиодота, был сделан из бронзы, являлся только слегка выпуклым и имел около 8 ладоней (т.е. 60 см) в диаметре. Как и все, что имеет отношение к македонской фаланге, этот щит стал причиной множества споров. В Пергаме, в Турции, были обнаружены остатки македонского щита. Они состояли из бронзовой обшивки (65—67 см в диаметре) и обрывков пергамента, который служил прокладкой между деревом и бронзой. От ручки не уцелело ничего. Лицевая часть прикреплялась к деревянной основе при помощи четырех прямоугольных шипов и чуть более сотни прорезей, которые были сделаны по краю так, чтобы затем загнуть металл внутрь. Плутарх, описывая македонцев в битве при Пидне (168 г. до н.э.), сообщает, что щиты их были подвешены на левом плече. Получив приказ выступать, македонцы выставили их перед собой. Это замечание предоставило некоторым комментаторам возможность предположить, что у щита совсем не было ручки. Изображения македонского щита показывают, что у него практически не было кромки, то есть той самой широкой кромки с внутренней стороны, которая представляет собой характерную особенность аргивского щита. Этот новый тип вошел в употребление потому, что при наличии аргивского щита невозможно было пользоваться копьем, которое необходимо держать двумя руками. Дело в том, что левая рука, к предплечью которой крепился щит, не смогла бы дотянуться до древка копья. Видимо, по этой же причине Асклепиодот говорит, что щит не должен быть слишком выпуклым. Памятник, установленный в Дельфах в честь победы Эмилия Павла, позволяет рассмотреть такой щит изнутри. Скоба и ручка у него выполнены по образцу аргивского щита. Несколько лет назад автор данного исследования сделал копию такого щита с бронзовой лицевой частью, аналогичной той, что была у щита, найденного в Пергаме. Весил такой щит около 5 кг. Опыты показали, что им можно с большой эффективностью пользоваться при наличии одной только скобы, контролируя при этом угол наклона при помощи переброшенного через шею ремня. При переноске аргивского щита внутренняя часть кромки удобно ложится на левое плечо и снимает с него нагрузку. В македонском щите ее нет, и именно это привело к тому, что стал необходимым несущий нашейный ремень. Он же мог принимать на себя и значительную часть веса огромной пики. Ручкой могли пользоваться, если щит был необходим вне фаланги, без сариссы. Имеющиеся изображения подобного щита позволяют предположить, что его внешняя сторона была обычно украшена чеканным рисунком. Она могла быть покрыта оловом в случае, если речь шла об отряде «серебряных щитов» — так же, как делали это с римскими доспехами и оружием. На стенах гробницы Лизона и Калликла, что была недавно найдена в Македонии, есть изображения двух щитов. Один из них бронзовый или позолоченный, а другой украшен царскими знаками Македонии. Тот, кто носил подобный щит, мог быть членом агемы — отряда гипаспистов, которые служили телохранителями царя, — или служить в царской иле в коннице гетайров. Арриан часто упоминает в своем жизнеописании Александра Македонского легковооруженных воинов, которые составляли часть фаланги. Из контекста ясно, что он имеет в виду не гипаспистов, а пеших «товарищей». Полибий, рассказывая о фаланге Ганнибала, также упоминает отряды воинов с пиками, называя их легковооруженными. Поскольку какие бы то ни было дальнейшие комментарии по этому поводу у него отсутствуют, приходится предположить, что наличие таких отрядов было делом обычным. Амфиполисская надпись перечисляет шкалу штрафов, которые накладывались на македонского фалангита за утрату различных вещей из состава его экипировки. Панцирь обычного воина, занимавшего обычное место в ряду, назывался котфиб (cotthybos), в то время как у стоящего в первом ряду или у командира он именуется торакс или гемиторакс (thorax, hemithorax). Можно довольно легко определить, что котфиб был льняным панцирем, в то время как торакс и гемиторакс, возможно, имели на себе металлические пластины. Разница становится особенно очевидной, когда мы узнаем, что командиров наказывали двойным штрафом по сравнению с простыми воинами. Вывод, который можно сделать на основании этого, состоит в том, что передние ряды фаланги имели более тяжелые доспехи, чем последующие. Возможно, что у задних рядов доспехов не было совсем. В амфиполисском тексте есть упоминания о поножах, шлемах и панцирях, но это не означает, что их имели все. В любом случае непохоже, например, чтобы воины в рядах, следующих за первыми пятью, нуждались в поножах. Рисунки и скульптурные изображения, относящиеся к тому периоду — как греческие, так и этрусские, — показывают наличие разнообразных типов доспехов. Помимо классического льняного панциря, на позднеэтрусских скульптурах можно обнаружить комбинированные. Там же мы можем увидеть большое количество льняных панцирей, покрытых металлическими чешуйками или находящими друг на друга прямоугольными металлическими пластинками. Самая известная из таких статуй — изображение Марса из Тоди, что находится сейчас в Ватикане. На фризе, установленном в честь победы в храме Афины в Пергаме, в западной Турции, мы обнаруживаем изображения длинного анатомического панциря, более короткого панциря, который и мог быть тем самым гемитораксом из амфиполисской надписи, и часть изображения изукрашенного панциря, похожего на льняной. Последний, однако, мог оказаться и железным — как тот, что нашли в Вергине. На этом же фризе можно увидеть и кельтскую кольчугу. В рассказе о римской армии своего времени Полибий отмечает, что состоятельные римляне носили кольчуги. Поскольку он не объясняет этого слова, а просто констатирует факт, можно предположить, что кольчугу носили тогда и греки. По-прежнему оставался популярным фракийский шлем, изображения которого встречаются на пергамских рельефах. Там же показано несколько типов высоких шлемов. Возможно, они появились как средство защиты от кельтских мечей, удары которых были в основном рубящими. В шлеме такого типа прокладка между шлемом и макушкой головы занимала очень много места. Такие шлемы распространились именно в это время — период самого агрессивного кельтского вторжения.

Состав армии

На первый взгляд кажется, что состав позднеэллинистической армии не слишком изменился со времен Александра. В македонской армии Антигона Досона и Филиппа V все еще были гипасписты, пельтасты, пращники и лучники, в функции которых входила поддержка фаланги. Однако создается впечатление, что теперь они не всегда исполняли те же задачи, что и в более ранний период. Гипасписты теперь относятся к разряду воинов царской ставки, предназначенных для выполнения особых поручений, и к агеме — телохранителям царя. Амфиполисский устав говорит, что их шатры возводятся непосредственно после шатров царя и его приближенных. Полностью изменились пельтасты Филипповой армии. При Киноскефале они выстроились бок о бок с фалангой и даже удвоили ее глубину. Следует, видимо, согласиться с предположением Уолбэнка относительно того, что эти пельтасты были на самом деле гипаспистами. Невозможно сказать наверняка, были ли у них копья или пики, так как в этом вопросе источники противоречат друг другу. Ливии назвал таких пельтастов кетратами — Цезарь называл этим словом легковооруженные испанские войска. Если Харманд прав, то именно их — воинов в легких доспехах с круглыми щитами — мы видим на рельефах из Осуны в Испании. В 219 г. до н.э. у Филиппа было пять тысяч таких пельтастов. Самым важным изменением, которое произошло в армии со времен Александpa Македонского, стал перенос акцента с конницы на пехоту. В армии Александра пропорция между всадниками и пешими воинами составляла примерно 1:6, а в позднемакедонской армии — 1:20. Этому не следует слишком уж удивляться — в битве при Херонее в 338 г. до н.э. пропорция была 1:15. Для высокого количества конницы в армии Александра существовала весомая причина — мобильность его армии стала ключом к завоеванию Персии. Хорошо известно, что у персов не было ничего, равного греческой пехоте, но фаланга могла разгромить лишь тех, кого могла догнать. Битву при Херонее выиграла для Филиппа его фаланга, но именно ему обязана своей перестройкой и увеличением числа македонская конница. Причина этого одна — планируемый поход на Персию, где коннице могли быть предоставлены большие возможности. Хотя в Азии всадники продолжали играть существенную роль еще на протяжении ста лет, в Европе фаланга сражалась с фалангой, и конница вновь заняла место вспомогательных войск уже вскоре после смерти Александра. Фалангу македонского типа взяли на вооружение Эпир и все старые города-государства, а поскольку от нее зависел исход сражения, появилась тенденция делать ее все более тяжелой и менее маневренной. Старые названия отрядов армии Александра все еще встречались в Сирии и Египте в конце III — начале II вв. до н.э. Как и следовало ожидать, у Антиоха и у Птолемея были собственная агема и царская ила в коннице. Полибий также упоминает и гипаспистов, но были ли они на самом деле, сказать затруднительно. У Антиоха был отряд агриан, который, должно быть, был набран с северных рубежей Македонии. Несомненно, что они просто оставили себе название существовавшей прежде боевой единицы. После смерти Александра отряд ветеранов с «серебряными щитами» оказался под командованием Эвмения, а по его смерти они отошли к Антигону. Здесь след аргираспидов теряется. Выжить они могли, только если были постоянным отрядом, в котором служили ветераны, переходившие туда из других подразделений. В противном случае аргираспиды просто вымерли. Сотню лет спустя Антиох, потомок Селевка, который сместил Антигона, имел отряд в десять тысяч воинов, «вооруженных по македонскому обычаю». У большинства из них были «серебряные щиты». Они не входили в состав его двадцатитысячной фаланги, и у нас возникает большое искушение предположить, что это были гипасписты. Разумеется, в армии Антиоха были гипасписты, так же как была у него и агема, которая упоминается при осаде Сард.

Армия на поле битвы

Когда армия находилась на марше на вражеской территории, ее возглавлял специальный отряд, составленный из легковооруженных воинов. Филипп Македонский обычно использовал для этого дела своих фуражиров, к которым присоединились «первопроходцы» — их функцией была расчистка дороги. Позади них следовала фаланга, по обеим сторонам от которой располагались две колонны легковооруженных пехотинцев, чьей задачей было отражение атак с фланга. Если нападение угрожало только одному из флангов, то при необходимости на нем могли сосредоточиться все легковооруженные воины. Из них же состоял и арьергард. У Филиппа на этом месте обычно располагались критяне, о которых Полибий отзывается как о самых лучших стрелках. Обоз размещался в максимально удаленном от любого возможного нападения месте. Например, при угрозе спереди его ставили сзади, а при отступлении он встал бы впереди всех. При ожидании атаки с фланга обоз размещался вдоль всей линии фаланги с противоположного фланга. При выборе места для устройства лагеря македоняне выбирали участок земли, имевший больше всего естественных препятствий. Полибий критикует греков, которые ленились обустраивать свой лагерь так, как делали это римляне; непохоже поэтому, чтобы последние заимствовали представление о его устройстве от Пирра, когда захватили его лагерь в Беневентуме, как сообщают о том Ливии и Фронтин. Однако при необходимости македоняне умели укрепляться, особенно если они намеревались остаться в каком-либо месте на продолжительное время. Как и римляне, они выкапывали ров и сооружали земляной вал с частоколом. Колья делались из разветвленных древесных сучьев и устанавливались на некотором расстоянии друг от друга. К таким укреплениям Полибий относится весьма критически, указывая, что два-три атакующих могли ухватиться вместе за один кол и вытащить его, а затем с легкостью пройти в образовавшийся просвет. Возможно, македоняне и не устраивали лагерь столь замечательно, как римляне. Зато они выставляли на подходах к нему наблюдательные посты, чего римляне не делали практически никогда. Организация постов возлагалась на тетрархии, а их командиры должны были осуществлять проверки. Вероятнее всего, эти обязанности исполнялись по расписанию, как это было и в римской армии. В амфиполисских уложениях особо отмечается, что по ночам посты следует обходить, не зажигая огня, — для того чтобы не предупреждать их о своем появлении заранее. Построение для битвы осталось в целом тем же самым — фаланга становилась в центре, а по бокам ее становились пельтасты, легковооруженные воины и конница. Разница заключалась в том, что теперь основной акцент сражения переместился с флангов в центр.

В 217 г. в сражении при Рафии молодой Антиох III Сирийский решил, несомненно, подражая Александру Македонскому, атаковать конницу египтян и вытеснил ее с поля боя. Однако, преследуя ее, он столь удалился от места битвы, что к тому времени, когда он вернулся, сражение уже закончилось — и не в его пользу. Птолемей, казалось, проигрывавший, возглавил атаку фаланги. Вдохновленная присутствием своего царя, она вытеснила сирийцев с поля боя. Когда туда возратился убежденный в собственной победе Антиох, Птолемей уже завладел всем полем сражения, а сирийская пехота спешно покидала его окрестности. Птолемей приказал снять доспехи с мертвых врагов, собрать и сжечь трупы собственных воинов. Антиоху же пришлось униженно просить о перемирии для того, чтобы похоронить своих. Изредка фалангу могли разделить на отдельные отряды, между которыми помещали других воинов. Таким образом поступил в Италии Пирр, а Антигон Досон сделал так со своими «серебряными щитами» в сражении при Селласии. До начала сражения перед собравшимися войсками мог проехать их полководец, которого сопровождали его командиры и друзья. Он напоминал солдатам о былых удачах и призывал храбро сражаться, указывая на преимущества, даруемые победой (то есть в основном на будущую добычу). В случае с Птолемеем и Антиохом, когда оба молодых правителя только заняли трон и вряд ли могли уже похвастаться какими-нибудь достижениями, речь могла сосредоточиться на обещаниях на будущее. Сигналом для начала битвы мог служить поднятый стяг. Затем раздавался воинский клич, который мог звучать не один раз. Так обстояло дело, например, в сражении при Габиене в 316 г. до н.э., где столкнулись две македонские армии. Они издавали свой воинский клич по очереди несколько раз. Ожидая приказа к выступлению, фалангит стоял, уперев копье в землю и удерживая его в вертикальном положении правой рукой. Щит его висел на ремне, перекинутом через шею и левое плечо. Когда звучал приказ приготовиться, он перевешивал щит вперед и просовывал левую руку в скобу. Затем он поднимал левую руку до уровня груди и перехватывал пику на уровне головы. По команде «выровнять пики» его правая рука шла вниз, покуда плечо не выпрямлялось, а затем пика наклонялась, пока не вставала параллельно земле на уровне пояса. Приказ к выступлению подавался сигналом трубы. Если местность была слишком пересеченной для нормального продвижения и армия рассыпалась — как это случилось в битве при Селласии, — сигнал к выступлению подавался флагами: белым для пехоты и красным для конницы. Затем его могли повторить трубачи, приставленные к каждой спейре. Начиналось сражение обычно на флангах. Идя в битву, фаланга обычно выстраивалась открытым порядком, при удвоенной глубине рядов. Достигалось это перемещением каждого второго лоха назад, за расположенный справа от него ряд. Достигнув вражеского строя, этот лох возвращался на свое место и формировал сомкнутый строй. Такой маневр применялся из-за больших сложностей, связанных с передвижением по пересеченной местности сомкнутым строем, когда недостаток места не позволял обходить естественные препятствия. Если места для того, чтобы построиться фалангой заранее, еще до прихода на поле боя, было недостаточно, то продвижение к нему могло осуществляться, как то предполагал Полибий, в виде сдвоенной или счетверенной фаланги. При этом та часть фаланги, что размещалась позади, разворачивалась затем в фланги. Если путь к месту сражения был каким-либо образом ограничен, фаланга могла построиться, а затем развернуться в маршевую колонну; при этом все командиры оказывались на одной стороне колонны, а все ураги — на противоположной стороне. О таком построении упоминает Асклепиодот, а Полибий почти наверняка описывает именно его, рассказывая о третьей битве при Мантинее в 207 г. до н.э. Десятью годами позже в сражении при Киноскефале речь также идет именно о нем. В битве при Киноскефале Филипп, развернув правый фланг, приказал своим фалангитам и пельтастам удвоить глубину рядов и сомкнуться вправо. Для этого необходимо было отвести назад каждый второй ряд и выстроить его позади оставшегося на месте ряда справа. При этом глубина фаланги удваивалась, а ряды в ней стояли открытым порядком. Затем самый правый сдвоенный ряд оставался на месте, а остальной фланг поворачивался направо и смыкался. Каждый следующий ряд делал на шаг больше, чем ряд впереди, так что они закончили перестроение, отделенные друг от друга этим шагом. Затем они повернулись лицом к противнику. Если враг появлялся сзади, фаланге приходилось поворачиваться кругом. Однако в результате такого маневра впереди оказались бы ураги, а все командиры стояли бы позади. Для исправления ситуации могли применять контрмарш, который исполнялся любым из трех описанных ниже методов. Командиры ряда могли оставаться неподвижными, покуда остальные воины строились перед ними, а затем весь ряд поворачивался кругом. Так обычно поступали македоняне. Асклепиодот от этого способа был не в восторге, так как он слишком походил на отступление. Он предпочитал способ, которым пользовались спартанцы. При нем на месте оставались ураги, а все остальные строились позади них и поворачивались кругом. В этом случае перестроение походило на наступление. Существовал и третий способ, персидский, или критский. При нем командиры и воины с промежуточными званиями просто менялись местами. При этом ни наступления, ни отступления не происходило. Однако каким бы из перечисленных выше методов ни пользовались, результат был один и тот же — командиры оказывались на левом конце подчиненных им единиц, а не на правом. Исправить это можно было бы контрмаршем рядов каждой единицы. Разумеется, можно было передвинуть контрмаршем всю фалангу или ее фланг, но поступать так перед лицом противника стало бы настоящим самоубийством. Поэтому такие маневры следует рассматривать как предназначенные исключительно для парадов. В любом случае сам по себе факт наличия командиров слева, а не справа особых неудобств причинить не мог. Обычно каждая спейра могла передвинуть контрмаршем свои ряды, если в том возникала необходимость. Если возникала необходимость построить фалангу эшелоном — клином или ступенчато, — необходимый строй достигался при помощи ступенчатого расположения спейр, а не разворачивания рядов под углом или, хуже того, по изгибу. В битве при Селласии Антигон разделил свою фалангу на две части и разместил их одну позади другой. Начала атаку передняя фаланга, но когда ее стали оттеснять, Антигон приказал македонянам сомкнуться «в их особенный строй двойной фаланги с собранной воедино массой пик». Этот строй сумел оттеснить лакедемонян с их позиций. Такое описание подходит только к одному маневру. Очевидно, что Антигон поставил вторую фалангу в промежутки между рядами первой и приказал идти в наступление с сомкнутыми щитами — так, как поступил Александр в битве при реке Гидасп. Полибий перечисляет своим читателям преимущества и недостатки фаланги для того, чтобы объяснить, почему македоняне проиграли сражение при Киноскефале. В идеале ничто не могло противостоять наступающей фаланге. Но по-настоящему эффективно фаланга могла действовать только на идеально ровной земле, где не было канав, расселин, деревьев, гряды холмов или водных препятствий, которые могли нарушить строй и лишить фалангу ее мощи. При Пидне гибкие римские манипулы сумели пробиться через разрывы, которые были в фаланге, и развалить ее. Фаланга была беззащитна против таких действий, поскольку сарисса бесполезна в ближнем бою. Отягощенные своими пиками македоняне не могли повернуться и отразить атаку с любого направления. Фалангиты, которые хотели показать, что готовы сдаться или дезертировать, обычно поднимали свои сариссы вверх. Когда битва заканчивалась, войско собирали сигналами трубы. Победитель забирал оружие и доспехи убитых врагов и хоронил своих покойников. Захваченное оружие обычно вешалось в портиках храмов, а в святилище могли поместить щиты с благодарственной надписью в честь победы. Полибий рассказывает забавную историю, которая произошла с посвященными щитами после осады этолийцами Медиона. Осада практически заканчивалась, но в преддверии выборов этолийский полководец боялся, что его сместят до того, как он захватит город, и все почести достанутся другому. (Такое довольно часто случалось в военной истории как Греции, так и Рима.) Для того чтобы успокоить полководца, не умалив в то же время заслуг того, кто мог бы стать его преемником на этом посту, было решено прибегнуть к компромиссу. На щитах решили поместить надпись о том, что взяли их «этолийский полководец и кандидаты на этот пост в будущем году». К большой неожиданности для этолийцев, медионцам удалось снять осаду. Они решили посмеяться над этолийцами и оставили на своих щитах точно такую же посвятительную надпись, заменив лишь на «взяли у этолийского полководца и кандидатов...».

ИТАЛИЯ И ЗАПАДНОЕ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ. Подъем Рима (800—275 гг. до н.э.)

Введение

Подъем Рима отнюдь не был молниеносным. Это был медленный, болезненный процесс со множеством отступлений. Но именно благодаря тому, что процесс этот шел так неспешно и прерывался длительными периодами консолидации, возникшая в результате Римская империя оказалась столь долговечна. Италия стала первой из имевших естественные границы областей Европы, которая сумела объединиться. Ни Филипп Македонский, ни Александр, ни их многочисленные преемники так и не сумели установить полный контроль над всей Грецией. Рим затратил на установление власти над Италией 560 лет, однако, единожды установив там свою гегемонию, он уже не страшился ее потерять. Даже война, которая разразилась между Римом и его союзниками в I в. до н.э., была вызвана не желанием разорвать союз, а борьбой за право римского гражданства для италийцев неримского происхождения. Для того чтобы поколебать единство Италии, потребовалось влияние извне — вторжение варваров, произошедшее более пятисот лет спустя. Римляне в отличие от греков создавали свое оружие, организацию и тактику армии не самостоятельно. Они заимствовали чужие находки и адаптировали их к своим условиям. Для того чтобы понять процесс развития римской армии, следует изучить народы, с которыми сражались римляне, и попытаться определить, от кого и чему они научились. Нашим главным источником сведений по этому периоду является римский автор Тит Ливий, который был замечательным писателем, но весьма посредственным историком. Будучи консерватором и патриотом, он возлагает вину за многие ошибки Рима на низшие слои общества, которые боролись тогда за признание своих прав. Тит Ливии постоянно затушевывает факты, которые говорят не в пользу Рима, он уделяет мало внимания топографии и военной тактике, свободно заменяет древние термины на современные ему, без малейшего почтения к точности. Хуже всего то, что он постоянно использует источники, о которых должен был точно знать, что они недостоверны. Чрезвычайно полный рассказ о начальном периоде римской истории оставил нам Дионисий Галикарнасский. Хотя он во многом отражает те же события, что описаны у Ливия, Дионисий значительно больше ценит военную тактику. Поскольку он пользуется греческой военной терминологией, зачастую бывает легче представить, что именно он имел в виду. К сожалению, его история становится фрагментарной уже к началу V в. до н.э., так что примерно с 475 г. до н.э. до самого начала I Пунической войны в 264 г. мы почти полностью оставлены на милость Ливия. По счастью, мы располагаем достаточно подробными археологическими данными, при помощи которых можно воссоздать довольно точную картину этого начального периода истории — по крайней мере, в том, что касается доспехов и оружия.

Борьба за Италию

История Рима начинается в середине VIII в. до н.э. По традиции, ее ведут с 753 г. до н.э. Рим обязан своим возникновением реке Тибр и изначально был одной из маленьких деревушек, во множестве расположившихся на окрестных холмах. Он находился на левом берегу реки, возле брода, и, очевидно, появился там из-за того, что на купцов, переправлявшихся торговать в южную Италию, можно было наложить пошлину. Тибр берет свое начало в Апеннинах, неподалеку от Ареццо. Там же начинается еще одна река, Арно (др. Арн), которая течет на запад и впадает в Тирренское море близ Пизы. Тибр же на протяжении примерно двухсот километров течет на юг, а затем поворачивает на юго-запад и впадает в море у Остии. Между двумя этими реками простирается Этрурия. В VIII в. до н.э. все население Этрурии было рассеяно по множеству маленьких деревень. Там процветала развитая культура железного века, известная под названием вилланова. В VII в. до н.э. в Этрурии образовался могущественный правящий класс. Подобно тому, как случилось это в Греции, группы деревень были объединены и образовали такие сильные города-государства, как Вейи, Цере и Тарквинии. Этруски были отличными мореходами и вполне могли приплыть в Италию с востока. Их морские капитаны вскоре создали в западном Средиземноморье торговую империю и вступили в конфликт с другими претендентами на право ведения этой торговли — финикийцами, базой которых был Карфаген, расположенный на северном побережье Африки. Другими их соперниками были греки, которые колонизовали южное побережье Италии и восточную Сицилию. Одной такой греческой колонией были Кумы, расположенные к западу от Неаполя. Греки начали вмешиваться в этрусскую торговлю с востоком. Кораблям этрусков приходилось буквально проходить сквозь строй их колоний. Эта торговая война вскоре превратилась в жестокий конфликт между двумя нациями. В конце VII в. этруски пробили себе путь через Тибр, захватили римские деревни и проложили дорогу по суше, через Лаций. Они двинулись на юг, в Кампанию, миновали Кумы и отрезали их от остальной страны. В Кампании они захватили несколько прибрежных городов, включая Помпеи и Сорренто, и основали большое военное поселение в Капуе, к югу от реки Вультурн. В Риме обосновался этрусский военный вождь. Он объединил окрестные деревушки на холмах в город — так, как делалось это в Этрурии. В течение последующего столетия, при трех этрусских правителях, Рим процветал. Он стал главным городом Лация. Этруски достигли пика своей мощи, когда объединились с карфагенянами в борьбе с общим врагом — греками, и в морской битве у Корсики в 524 г. до н.э. вынудили фокийских греков оставить колонию в Алалии, получив, таким образом, контроль над островом. Но век этрусской славы был краток. Хотя они изолировали Кумы, продвинувшись на юг, в Кампанию, поставить греческий город на колени этрускам не удалось. По правде говоря, в 524 г. до н.э. они потерпели от куманцев серьезное поражение на суше. Спустя четырнадцать лет, возможно, по наущению тех же куманцев, восстали латиняне. Рим изгнал этрусского правителя Тарквиния Гордого. Для этрусков это восстание было чрезвычайно неприятным, так как теперь римляне закрыли им брод через реку. Тарквинии попытался усмирить восставших при помощи Тарквинии и Вейев. Последовавшее затем сражение ничего не решило окончательно, но римлянам для того, чтобы устроить триумф, было достаточно и самого факта, что они выжили. Тогда за дело взялся Ларе Порсена из Клузия (совр. Кьюзи). Он собрал крупные силы этрусков, их союзников и наемников и предпринял быстрый поход на Рим, надеясь застать его жителей врасплох. Однако римляне понимали, что атака будет внезапной, и подготовились к тому, чтобы удерживать проход через реку. Граждане вооружились, а на Яникуле, холме, расположенном на этрусском берегу реки, была выстроена крепость, которая контролировала подходы к мосту. Но, несмотря на все приготовления, врасплох их все-таки застали. Похоже, что римляне так никогда и не догадались, сколь, полезным может быть существование разведчиков. Их история буквально пестрит несчастьями, которых легко было бы избежать, будь у них должным образом налажена разведка. Этруски подобрались к ним незаметно, с ходу захватили Яникул и двинулись к мосту. Римляне в панике повернули и бежали. Патриотически настроенный Ливии сообщает нам, что Гораций и два его спутника (у которых, любопытно заметить, этрусские имена) удерживали врага, покуда их сограждане рубили мост, и таким образом спасли город. Однако более просвещенные римляне все же вынуждены были признавать, что город пал. Армия Порсены прошла через Лаций и двинулась на Арицию, центр сопротивления латинян. Куманские греки, увидев для себя неплохую возможность для нападения, также вышли на поле сражения. Этрусская армия оказалась между двух огней и была уничтожена. Теперь этруски лишились возможности пользоваться наземным путем к своим южным колониям и вынуждены были поддерживать контакт с ними только по морю. Однако в 474 г. до н.э. они потерпели еще одно сокрушительное поражение от греков — в морском сражении при Кумах. В результате города Кампании оказались полностью изолированными. Однако по иронии судьбы не прошло и пятидесяти лет, как и этрусская Капуя, и греческие Кумы попали в руки самнитов. Какое-то время Рим отчаянно сражался, пытаясь сохранить контроль над Лацием — тот, что был у него при этрусских правителях. Однако этрусков разбили латины, а не римляне. В начале V в. до н.э. Рим, осознав все неудобства своего положения, был вынужден наравне с другими городами Лация подписать договор Кассия. В течение последующих восьмидесяти лет латины сражались за свое существование с пришедшими с востока вольсками и эквами, которых вынудила спуститься вниз с гор на равнины Лация экспансия самнитов. Эти суровые горцы постепенно прокладывали себе путь на юг через Апеннины, тесня все перед собой. В середине V в. они обрушились на южную Италию, разоряя Кампанию, Апулию и Луканию. В 431 г. Латинский Союз разбил эквов и оттеснил назад вольсков, а ближе к концу века латины почувствовали себя в силах обратиться к южной Этрурии. Тем временем этруски, которые искали новые выходы для своей торговли, обосновались у Болоньи, в долине реки По (др. Пад). Их колония, основанная там около 500 г. до н.э., открыла дорогу к Спине — порту, расположенному на Адриатике. Однако и этот путь, так же как и южный, был обречен. Уже в течение некоторого времени в долине По селились кельты из центральной Европы, которые прошли туда через Альпы. Миграция постепенно усиливалась, и к концу столетия на этрусков стали напирать как с севера, так и с юга. В это время Рим, который занял в Латинском Союзе главенствующее положение, срочно организовал полновесное нападение на Вейи. В 396 г. до н.э., после длительной осады, город сдался. Однако напор латинян на южную Этрурию возымел, как оказалось, неприятные последствия для них самих. Этруски, которым пришлось сражаться одновременно на двух направлениях, не сумели устоять ни на одном из них. Меньше чем через десять лет после падения Вейев в Этрурию ворвались кельты, которые затем дошли по долине реки Тибр до самого Рима. Навстречу северным варварам были отправлены легионы, но они потерпели поражение в последовавшей битве на Аллии (приток Тибра), а город на холмах был захвачен и разграблен. Это был тяжелый удар для Рима, в результате которого он вынужден был временно расстаться со своим главенствующим положением в Латинском Союзе. Со временем ему удалось оправиться от него, но вот для этрусков нашествие варваров стало началом конца. Латинский Союз потерял свои опорные точки в южной Этрурии и затратил три года на то, чтобы вернуть их. Эта кампания привела к конфликту с Тарквиниями и несколькими другими этрусскими городами, которые начали страшиться растущей мощи латинов. Тарквинии дважды брались за оружие — в 388 и 386 гг., — но так и не сумели оттеснить их. В 359 г. Тарквинии организовали вторжение на контролировавшиеся латинами земли Этрурии. Двумя годами позже к войне присоединились Фалерии, а на следующий год — и все остальные члены этрусской федерации городов. Началась кровопролитная, безжалостная война, в которой обе стороны пленных не брали. Наконец в 351 г. до н.э. Союз предпринял решительное наступление и сумел поставить Тарквинии и Фалерии на колени. Для этрусков, сдерживавших наступление кельтских племен с севера, было чрезвычайно трудно сосредоточить усилия на одном направлении. В 350 г. Болонья оказалась не в силах выдерживать более напор кельтов, и главенству этрусков в долине реки По пришел конец. Теперь внимание Латинского Союза обратилось на юг, к племенам вольсков, которые все еще угрожали ему. В результате последовавшей кампании они были вынуждены подчиниться. Отныне Союз контролировал всю западную Италию — от южной Этрурии до северной Кампании. Но вопрос о том, кто же контролировал латинов — Союз или Рим — так и оставался открытым. В 340 г. началась борьба за это окончательное господство. Три года шла жестокая война, к концу которой Рим сумел доказать, что именно он является полноправным хозяином. С этого момента история Италии стала историей Рима. Последняя война с вольсками столкнула Рим лицом к лицу с самнитами, жившими по реке Лирис. В 354 г. до н.э. они подписали мирный договор, по которому Рим обязался выставлять помощь в борьбе с общим врагом — вольсками, а в 343 г. между самнитами и латинами начались военные действия. Они длились более пятидесяти лет. Первую из так называемых самнитских войн едва ли можно назвать чем-то более серьезным, чем серией мелких стычек, произошедших из-за того, что обе стороны желали установить контроль над Кампанией. По-настоящему серьезный конфликт разразился только через пятнадцать лет, но он был неизбежен. В 328 г. до н.э. римляне основали колонию Фрегеллы на самнитском берегу Лириса. В ответ самниты устроили заговор в Неаполе и вывели город из числа союзников Рима. Последний только ожидал повода начать войну. Первые годы конфликта снова характеризуются сериями мелких стычек, которые не имели серьезных результатов: самниты опасались сталкиваться с римской пехотой на равнинах, а римляне, в свою очередь, не жаждали связываться с проворными горцами на их территории. Спустя семь лет с начала таких боев римляне решились вторгнуться в Самний; этот поход закончился для них позорной неудачей. В 321 г. два консула объединили все свои силы и двинулись на Самний. Однако объединенная армия попала в засаду в Кавдинском ущелье и вынуждена была сдаться. Легионеров отпустили после того, как они «прошли под ярмом», заставив предварительно оставить все свое имущество. Это «ярмо» представляло собой подобие ворот, составленных из двух копий, воткнутых в землю, и третьего копья, привязанного к ним сверху на такой высоте, что пройти под ним можно было только согнувшись. Римляне сами часто подвергали побежденных врагов этой унизительной процедуре, а потому должны были особенно ненавидеть такой символ поражения и страстно желали отомстить за него. В течение пяти лет они сохраняли «Кавдинский мир», но к 316 г. их терпение истощилось и мирный договор был признан недействительным на том основании, что консулы якобы не имели права его подписывать. Война началась сразу на трех фронтах — одна армия действовала в Кампании, другая севернее, в долине Лириса, а третья перешла через Апеннины на побережье Адриатики и двинулась на юг на соединение с апулийцами. Самниты атаковали с ошеломительной быстротой и полностью превзошли римлян. Удерживая на месте армии в Апулии и долине Лириса, они миновали кампанскую армию и устремились на север. Римляне срочно передали власть диктатору, который собрал все имевшиеся силы и двинулся на юг. Он отдал половину войск под командование своего заместителя, начальника конницы, для того, чтобы прикрыть дорогу по побережью (будущую Аппиеву дорогу), а сам отправился по Латинской дороге, проходившей меж гор. Армия самнитов, которая до этого направлялась к Латинской дороге, сменила курс, перешла через горы и встретилась с начальником конницы у Террацины. Римляне были буквально сметены, а их командир убит. Южные союзники Рима восстали, и самниты вторглись в Лаций. Они добрались до Ардеи, которая находится всего в 30 км от Рима, уничтожая на своем пути урожай и разоряя окрестности. Римский сенат в панике отозвал часть войск из долины Лириса. Самниты воспользовались этим, тут же перешли через реку и атаковали ослабленную римскую армию. Римляне отступали. На севере наблюдались волнения среди их центральноиталийских союзников. Если бы они откололись, римская армия в Апулии оказалась бы отрезанной. В этот момент случилось событие, которого не могла предугадать ни одна из сторон. Города греков в южной Италии и на Сицилии часто обращались к греческим полководцам с просьбами о помощи против врагов. На этот раз такой призыв раздался из Сиракуз, а ответил на него спартанец Акротат. По пути на Сицилию он мимоходом вмешался в дела, происходившие в Иллирии, потом на короткое время остановился в Таренте. Самниты заколебались, опасаясь, что он может повернуть против них свое войско. Этих колебаний римлянам хватило для того, чтобы склонить чашу весов на свою сторону. Они контратаковали, бросив все силы на вторгнувшихся самнитов, и опрокинули их. В тот момент они были как никогда близки к победе, но потребовалось еще десять лет, чтобы медленно затухавшая война погасла окончательно. В 311 г. в нее включились несколько этрусских городов, однако их вскоре с легкостью победили. Дело могло повернуться совсем по-другому, включись они в войну на три года раньше. В 304 г. самниты запросили мира и заключили договор, потеряв не так уж много. Мир продлился всего шесть лет. В 296 г., после уже ставшего привычным двухлетнего периода мелких стычек, самниты вновь устремились на север. На этот раз самнитская армия двинулась через Апеннины на соединение с войсками этрусков, умбров и галлов. Целью объединенной атаки союзников был Рим. Однако к тому времени этруски уже не являлись той мощной силой, что прежде. В 311 г. они организовали нападение на римскую крепость в Сутрии, однако их с легкостью отогнали от нее, после чего Кортона, Перузия и Арреций вынуждены были заключить союз с Римом. Сейчас у них появилась реальная возможность избавиться от навязанных отношений. Для Рима настало время серьезных испытаний — прежде ему приходилось встречаться с врагами только один на один, а теперь предстояло бороться с их объединенными силами. Но, подобно грекам, италийцы практически не могли действовать в согласии друг с другом. Самниты и галлы сразились с римскими легионами в долгой, изматывающей битве при Сентине — и проиграли ее. Этруски и умбры не явились, и это стоило им независимости, поскольку они проиграли войну вместе с потерпевшими поражение самнитами. В течение первой половины III в. до н.э. остальные этрусские города были либо разгромлены, либо принуждены вступить в союз с Римом. В 280 г. пали Вульчи, а в 265 г. до н.э. — Вольсинии; римляне основали колонии в самом сердце Этрурии, и былым дням ее славы пришел конец. Битва при Сентине не только положила конец самнитам, но и отметила начало нового длительного противостояния Рима — на этот раз с кельтами. Они сильнее всех прочих народов пострадали затем в годы экспансии Римской империи на север. В 284 г. до н.э. галлы-сеноны, то самое кельтское племя, что разграбило Рим за сотню лет до этого, оставило свои земли на побережье Адриатики к северу от Анконы, перешло через Апеннины и вторглось в Этрурию. Происходило все это в рамках одного большого процесса миграции кельтов, того самого, что поверг Фессалию и привел Македонию в состояние хаоса. Римская армия, которая отправилась на север для того, чтобы встретить захватчиков, потерпела сокрушительное поражение и потеряла 13 тысяч человек. В ответ на это римляне перешли через горы, вторглись в родные земли сенонов и выдворили все племя из Италии Бойи, которые захватили у этрусков Болонью и поселились в ее окрестностях, также отправились за Апеннины, но были разбиты в центральной Этрурии. На следующий год они вновь преодолели горы и вновь были разгромлены. На этот раз они запросили мира, а римляне, которые были слишком заняты ситуацией в центральной Италии, согласились подписать договор. Мир продлился пятьдесят лет. С падением Самния Рим стал контролировать практически всю материковую Италию. Вне его влияния оставались лишь греческие города юга, на которые он и стал усиливать давление, принуждая вступить в союз с собой. Немедленным результатом такой политики стал призыв Тарентом эпирского царя Пирра, состоявшего в родстве с Александром Македонским. В 280 г. до н.э. он пересек Адриатику и высадился в южной Италии с ударным отрядом в 25 тысяч человек и 20 слонов. Он хотел объединить всех врагов Рима на юге, но римляне опередили его и сами отправили навстречу Пирру 25 тысяч легионеров. В битве при Гераклее им впервые пришлось встретиться с устрашающей фалангой македонцев. Римляне были разбиты и потеряли почти треть своей армии, но им удалось нанести врагу такие потери (а Пирру было нелегко заменить утраченных людей), что выражение «Пиррова победа» стало означать победу, доставшуюся непомерно дорогой ценой. На следующий год Рим снарядил против захватчика отряд в 40 тысяч человек, но в этот раз Пирра поддерживали южные италийцы. Второе сражение продлилось два дня, однако результат у него был практически тот же самый, что и у первого. Удрученный потерями царь отбыл на Сицилию, дабы помочь местным грекам в борьбе с карфагенянами. Последние поспешно заключили союз с Римом. Эпирский полководец практически выбил карфагенян с острова, так что их последним опорным пунктом на острове стала гавань Лилибей на его западной оконечности. Однако перспектива длительной осады лишила эпирца всего его энтузиазма, и Пирр решил возвратиться в Италию. За те два года, что Пирра не было в Италии, римляне сумели добиться многого. Прежде всего они вынудили подчиниться самнитов и луканцев, так что эпирский царь остался теперь в одиночестве. Карфагенский флот напал на корабли Пирра, когда они пересекали Мессинский пролив, и лишил его половины судов. Покуда Пирр шел на север с оставшимися у него силами, войско атаковал гарнизон из Регия, и эпирцы понесли существенные потери. Пирр наконец прибыл в Тарент с остатками своей потрепанной армии и, собрав все войска, какие только смог, отправился на север для решительного сражения с римлянами. Дороги в центральную Италию охраняли две римские армии, которые действовали самостоятельно. Пирр миновал ближнюю из них, устремившись в атаку на более слабую, которая стояла близ Беневента. Он шел всю ночь, надеясь занять выгодную позицию раньше, чем римляне обнаружат его приход, однако прибыл на место слишком поздно, и они успели развернуть свои силы до того, как он смог атаковать. И вновь Пирр упустил победу, в которой так нуждался. Узнав о приближении второго консула, он удалился в Тарент, откуда вскоре отплыл в Эпир. Пирр так и не был разбит, однако он проиграл войну и к тому же потерял две трети своей армии. В римской военной истории война с Пирром является одним из ключевых моментов. Ганнибал считал Пирра вторым из величайших полководцев после Александра Македонского. Жаль, что до наших дней не дошло ни рассказов очевидцев о его кампаниях, ни его трактатов о военном искусстве. Все, что мы имеем, — это повествования Ливия, Плутарха и Дионисия, которых явно недостаточно. Опыт, который приобрели римляне в ходе войны с Пирром, был поистине бесценным. Теперь они могли, вероятно, считаться лучшими воинами в Средиземноморье.

Италийские военные системы. Времена Ромула

Общины, которые обосновались на холмах Рима в VIII в. до н.э., были, наверное, во многом похожими на этрусские. Все они находились под влиянием культуры вилланова, центр которой размещался в Этрурии, но ареал был значительно шире — от долины реки По на севере до Кампании на юге. Во времена Ромула воины сражались пешими, а оружием их были копья, дротики, мечи, кинжалы и топоры. Только самые богатые. могли позволить себе доспех, ограничивавшийся чаще всего шлемом и небольшой пластиной, которая прикрывала лишь грудь. В Гротта Грамичиа, близ Вейев, был обнаружен фрагмент украшенной чеканным рисунком поножи, но, насколько известно автору, это единственный экземпляр, найденный в центральной Италии. Щиты (все одного типа — с расположенной в центре ручкой) варьировались в размерах от большого, ростового, до маленького круглого. Похоже, что колесницами в VIII в. еще не пользовались, но знаменитая находка в гробнице Реголи-ни-Галасси, близ Цере, позволяет сказать, что век спустя они уже были известны. Возможно, колесницы завезли в Италию с востока в рамках происходившего в начале VII в. до н.э. процесса ориентализации. В связи с этим можно упомянуть рассказ Плутарха о Ромуле (правда, неизвестно, насколько он достоверен): убив Акрона, царя ценинского, Ромул устроил торжественную процессию, в которой прошествовал, положив на правое плечо оружие побежденного. Следует обратить внимание на тот факт, что он не ехал в колеснице, как делали это триумфаторы более позднего времени. Похоже, что колесницы появились в Риме только с этрусским завоеванием, в конце VII в. до н.э., да и тогда использовались лишь в

торжественных шествиях. Сражались римские пешие воины в строю, вероятно, отдаленно напоминавшем фалангу. Мечи того времени варьируются от длинного рубящего оружия до более короткого колющего. Длинные мечи относятся в основном к «антенному» типу, который был назван так из-за литой бронзовой рукояти, навершие которой украшали спиральными завитками. Длина клинка, который делался большей частью из бронзы (хотя найдено и несколько железных мечей) была от 33 до 56 см. Большинство этих мечей с «антеннами» были колюще-режущим оружием; у некоторых экземпляров имеется вытянутое острие, пригодное только для колющих ударов; известно несколько мечей со слегка искривленным клинком, напоминающим саблю, который был пригоден только для рубящих ударов. Появились мечи антенного типа в центральной Европе и тесно связаны с позднемикенскими мечами II типа. Все кинжалы можно приблизительно разделить на три типа — по форме клинка. У большинства из них он листовидной формы; у некоторых экземпляров прямой клинок сужается на расстоянии примерно две трети до острия, которое приобретает из-за этого стилетообразную форму; у последнего типа клинок треугольный. Длина самого клинка, который мог быть как бронзовым, так и железным, варьировалась от 25 до 41 см. Рукояти изготовлялись из дерева, кости или даже камня, но никогда не бывали бронзовыми; заканчивалась рукоять Т-образным навершием, форма которого позволяет отнести эти кинжалы к позднемикенскому типу. На самом деле это так называемое Т-образное навершие — всего лишь металлический язычок, на который насаживалась рукоять; чаще всего это единственное, что от нее осталось. Само же навершие обычно имело форму выпуклого диска. Ножны для более коротких мечей и кинжалов изготовлялись обычно из кованой бронзы и имели литой бронзовый наконечник. Форма частей, из которых эти ножны состояли, позволяет предположить, что основа ножен была деревянной, как и у более поздних римских экземпляров. Иногда ножны украшали сложной гравировкой, а на некоторых встречается штампованный узор, воспроизводящий рисунок прошитой кожи. Вероятно, что именно кожа была самым распространенным материалом для изготовления ножен. Меч антенного типа, который был найден в Тарквиниях в Этрурии (5), все еще находился в частично уцелевших деревянных ножнах, скрепленных бронзовой проволокой. Наконечник у них был бронзовый. Найдено также еще несколько бронзовых наконечников от ножен мечей антенного типа. Возможно, такие деревянные ножны обтягивали кожей. Устье ножен — как у мечей, так и у кинжалов — всегда изготовлялось отдельно и чаще всего до наших дней не сохранилось. Причина этого заключается в материале, которым была толстая кожа или дерево. Известно, однако, несколько экземпляров, выполненных из бронзы и кости. Прямо под устьем можно разглядеть отчетливо видимый пробел в узоре (8), и он позволяет предположить, что именно в этом месте ножны крепились к перевязи. Найдено довольно много бронзовых копейных наконечников и подтоков. Однако они могли изготовляться и из железа — как и мечи, и кинжалы. Несколько обнаруженных в гробницах копий остались в том же положении, в каком их туда поместили. Это предоставило ученым возможность измерить длину копий (поскольку древко не сохранилось). Она равняется 1,45—1,85 м. Размер наконечников бывает самый разнообразный: от полуметровых гигантов (экземпляр, найденный в Марино, Лаций, — 56 см длиной) до менее чем десятисантиметровых крошек, которые предназначались для дротиков. Бронзовый наконечник дротика (14), насаженный на длинную тонкую трубку, является предшественником римских метательных копий гаста велитарис (hasta velitaris) и пилума (pilum).

1 — бронзовый меч с «антеннами» из фермо. 2 — меч антенного типа с бронзовыми ножнами из Фермо. 3 — бронзовый саблевидный меч антенного типа из Болоньи, 4,6,7 — бронзовые наконечники ножен мечей антенного типа. 5 — фрагменты деревянных ножен меча антенного типа. Ножны обмотаны бронзовой проволокой и имеют бронзовый наконечник. 8 — железный кинжал с костяной рукоятью и бронзовыми ножнами с костяным устьем из Вейев. 9,9а — бронзовый кинжал и ножны из Тарквиний. 10 — бронзовый наконечник копья и проволока, крепившая его к древку. Вейи. 11,12 — бронзовые наконечник и подток копья из Тарквиний. 13 — гигантский бронзовый наконечник из Тарквиний. 14 — бронзовый наконечник для дротика, найденный в Лации. 15 — бронзовый топор из Тарквиний. Масштаб 1:5.

Все бронзовое оружие отливалось из расплавленного металла. Изделия из железа приходилось ковать, так как не было возможности получить температуру, необходимую для литья. На самом деле кованое железо значительно прочнее литого, а вот бронза — наоборот. В Италии нашли примерно 30 различных типов шлемов, относящихся к культуре вилланова. Больше половины из них имеют металлический гребень (1), похожий на разросшийся держатель для гребня в шлемах центральноевропейского типа. Изготовляли такой шлем из двух частей, которые соединяли по кромке гребня. Одна половина шлема делалась немного больше другой, и выступающая кромка загибалась поверх меньшей половины, закрепляя ее. Нижняя кромка шлема впереди и сзади также заходила друг на друга и соединялась заклепками. Места соединений усиливались двумя прямоугольными пластинками, которые также склепывались вместе. Как и все доспехи того времени, шлемы были украшены выпуклыми шишечками. Три длинных шипа, которые выходят из усиливающих пластин, расположенных на стыке шлема спереди и сзади, несут чисто декоративные функции. Их отчетливо видно на статуэтке из Реджо-нель-Эмилия, благодаря которой становится ясно, как именно носили такой шлем. Двойной кант по нижнему краю шлема на статуэтке должен, по идее, изображать толстый подшлемник. Большинство шлемов этого типа, так же как и более поздние римские шлемы, по размеру явно больше того, что требуется голове — так что похоже, что у них были толстые подшлемники, скорее всего войлочные. Другим распространенным типом шлема был «колоколовидный» (5). У большинства известных экземпляров имеется литой бронзовый держатель для гребня с просверленным отверстием, в которое вставлялся крепивший гребень шплинт. Такой тип был очень популярен за пределами Италии, особенно во Франции и на Балканах; в эту же группу можно отнести и шлем конца XV в. до н.э., найденный в Кноссе. В Фермо, близ Анконы, был обнаружен уникальный образец такого шлема, у которого держатель для гребня выполнен из свернутого трубочкой листа бронзы (4). Самой распространенной формой защиты корпуса воина служили небольшие квадратные бронзовые пластины (8 и 9), которые вешались на грудь или на спину. Размер нескольких найденных образцов варьируется от 15 до 22 см. Сейчас обнаружены буквально сотни нагрудных пластин круглой формы, но похоже, что все они относятся к более позднему времени и их, возможно, следует считать частью этрусского доспеха. Считается, что одна из двух известных кирас альпийского типа найдена в Италии, однако точно ее происхождение не установлено. В Нарции, Этрурия, был обнаружен искусно сделанный панцирь в виде накидки (6). Нашли его вместе с украшенным гребнем шлемом, который принадлежит культуре вилланова и, по датировке Хенкена, относится к концу VIII в. до н.э. Этот панцирь состоит из передней и задней части, намертво скрепленных на плечах; фиксировался он при помощи ремешков, проходивших под мышками. До наших дней дошло несколько поясных пряжек и пластинок (9 и 10). Застежка пояса обычно состояла из прямоугольной пластинки с двумя-тремя прикрепленными к ее краю кольцами и другой такой же пластинки с прикрепленными к краю двумя-тремя крючками. Сам пояс обычно был кожаным. На странице 98 находится рисунок этрусской пряжки более позднего времени, в которую превратились застежки этого типа. Сам пояс нередко украшали накладными пластинками. Известны находки более чем восьмидесяти круглых бронзовых щитов италийского происхождения, диаметр которых колеблется между 50 и 97 см. Датируются они примерно VII в. до н.э., все выполнены из бронзы, украшенной чеканкой, и восходят, должно быть, к тем же щитам центральноевропейского типа, что и греческие, времен темных веков, круглые щиты с расположенной в центре ручкой. Те образцы этого типа, что обнаружены в центральной Европе, датируются примерно концом второго тысячелетия до новой эры. Они не имели деревянной основы, как того следовало бы ожидать. Вместо этого ручка и крепления для ремней приклепывались непосредственно к бронзе с внутренней стороны щита. Иногда толщина бронзы была столь мала, что в процессе изготовления щита ее могли пробить насквозь. Их конструкция аналогична конструкции бронзовых аргивских щитов, найденных в Олимпии, а назначение было явно исключительно церемониальным. Когда одного знаменитого британского археолога спросили, что он думает о щитах этого типа, ученый ответил: «Конечно, ими могли пользоваться и в битве, при необходимости, — в крайней нужде и за крышку от мусорного бака ухватишься». Но пустые замечания вроде этого, как и предположения, что такими щитами можно было отклонять удар, мало что дают нашему представлению об античном военном искусстве. В бою подобный щит был бы совершенно бесполезен. Тем не менее образцом для таких щитов могли быть вполне функциональные экземпляры, деревянные или плетеные, которые обтягивались сыромятной кожей. Как известно, договор Рима с Габиями был записан на деревянном щите, обтянутом бычьей кожей. Такие деревянные щиты могли украшаться металлическими бляшками. В принципе все защитные доспехи того времени могли восходить к толстой коже или плетенке, на которые насаживались бронзовые бляшки — именно так можно объяснить наличие на доспехе выпуклых шишечек. Существовал еще один тип щита, который был, вероятно, известен с эпохи бронзы. Это ростовой овальный щит с вытянутым умбоном с ребром; он был известен под названием скутум (scutum) и использовался легионерами со времен поздней республики. В Этрурии, близ Ветулонии, в одной из могил некрополя Поджоалла Туардия, которая относится к VIII в. до н.э., найдено скульптурное изображение щита, практически ничем не отличающегося от более позднего римского скутума. Овальные щиты похожего типа, но без умбона с ребром, обнаружены также в долине реки По и в Австрии. Эта разница имеет достаточно важное значение, поскольку позволяет точно определить, что скутум происходит из Италии. То, что им продолжали пользоваться на протяжении длительного времени, подтверждается находкой умбона V в. до н.э. в Мальпассо, в центральном высокогорье Италии.

Этрусско-римская армия VI в. до н.э.

Каждый этрусский город, как и греческий полис, имел свою армию. Города состояли в союзе, но вместе действовали очень редко, что и было их главным слабым местом. Иногда какие-нибудь из них могли объединиться для отдельного похода, так как это скорее всего было сделано для завоевания юга. Однако большую часть

своих сил они тратили на борьбу друг с другом. В VII в. до н.э. этруски переняли греческую тактику, а вместе с ней и греческую фалангу. Можно с уверенностью сказать, что они приняли на вооружение «архаический лох» с построением 12 на 8 гоплитов и четырьмя урагами. Это практически наверняка было именно так, поскольку подразделения этрусско-римской армии назывались центуриями. Подобно более поздним римлянам, этруски во многом полагались на войска, которые поставляли им завоеванные либо находящиеся с ними в союзе земли. Те, кто настаивает на восточном происхождении этрусков, могут вспомнить в качестве параллели персидскую армию. Римская армия этого периода представляла собой, вероятно, типичную этрусскую армию. При первом этрусском царе, Тарквинии Древнем, эта армия состояла из трех частей: этрусков (которые формировали фалангу), римлян и латинян. Последние сражались так, как привыкли, — в свободном строю, используя копья, топоры и дротики, и ставили их обычно на флангах. Как Ливии, так и Дионисий Галикарнасский рассказывают о реорганизации в этрусско-римской армии, которую провел в середине VI в. Сервий Туллий. Оба рассказа практически идентичны и восходят, вероятнее всего, к Фабию Пиктору, который написал историю Рима около 200 г. до н.э. Похоже, что его информация основана на подлинных документах. То, что такие ранние документы или их копии действительно существовали, подтверждается Полибием, который видел текст первого договора с Карфагеном, заключенного около 509 г. до н.э. Он рассказывает, что документ был написан на архаичной латыни, которую можно было понять лишь частично. Сервий Туллий, второй из этрусских царей, пытался, возможно, из-за своего латинского происхождения, объединить всех жителей, реорганизовав армию по имущественному цензу взамен происхождения. Все население было разделено на шесть разрядов. Первый из них, который состоял из самых обеспеченных людей, формировал 80 центурий, или лохов. Скорее всего большую часть этого разряда по-прежнему составляли этруски. Воины этого разряда должны были иметь шлем, щит, поножи, панцирь, копье и меч. Ливии, говоря о щите, использует слово clipeus, «клипеус», а Дионисий описывает его как арголийский (аргивский) щит. Несомненно, что оба они имеют в виду доспех и оружие гоплита, а следовательно, эти 80 центурий формировали фалангу. Первому разряду были приданы две центурии оружейников и строителей (их называли fabri, «мастера»), которые в сражении не участвовали. Второй разряд составляли 20 центурий. Вооружение этих воинов было таким же, как и у первого, но они не имели панцирей и вместо аргивского щита носили скутум. Как Дионисий, так и Диодор утверждают, что щит этот был прямоугольным или по меньшей мере четырехугольным, что побудило некоторых ученых к утверждению, что прямоугольным скутумом времен ранней империи пользовались и на протяжении всего периода республики. В этом вопросе на помощь пришла археология, причем весьма примечательным способом. Болонья являлась пограничным этрусским городом и находилась примерно в том же

положении, что и Рим, но только на северном рубеже. Там была обнаружена Кертосская ситула, бронзовый ковш, относящийся примерно к 500 г. до н.э. Эта ситула украшена чеканкой, изображающей фигурки воинов с аргивскими, овальными и прямоугольными, щитами. Вероятнее всего, эти фигурки представляют этрусков и их северных союзников. Эта находка позволила сделать вывод, что наряду с традиционными овальными щитами в то время использовались и прямоугольные щиты, которые могли представлять собой вариант обычного овального скутума. Третий разряд также подразделялся на 20 центурий. Вооружение этих воинов было таким же, как и у второго разряда, за исключением поножей. Точно так же делился на 20 центурий и четвертый разряд. Ливии сообщает, что их вооружение состояло из копья и дротика, в то время как Дионисий оснащает их скутумом, копьем и мечом. Пятый разряд составлял 30 центурий. Согласно Ливию, они были пращниками, тогда как Дионисий утверждает, что и пращниками, и метателями дротиков. Он же добавляет, что сражались они вне строя. К пятому же классу были приписаны две центурии горнистов (cornicines) и трубачей (tubicines). Остальное население, то есть самые бедные его слои, было освобождено от службы. Армия делилась на две части, служивших согласно возрасту. Ветераны составляли внутренний гарнизон, как это было и в Греции; те же, кто находился в расцвете сил, участвовали в военных кампаниях. Такова была структура этрусско-римской армии, где фалангу составляли дважды по 40 лохов, а поддержку обеспечивали дважды по 45 центурий с последовательно облегчавшимся вооружением, оснащение и способ боя которых были традиционно италийскими. В этом случае разница в описании, представленном обоими источниками, минимальна и не дает повода усомниться в общей его справедливости. Фабий Пиктор писал свою историю по-гречески, а потому, пожалуй, справедливо будет предпочесть рассказ Дионисия труду Ливия. Вероятно, второй, третий и четвертый разряды сражались на флангах подобно тому, как делали это союзники до реформы Сервия. Ливии, однако, утверждает, что они формировали второй, третий и четвертый ряд в боевом порядке. В каком-то смысле все римские граждане должны были составлять центральную часть войска, и скорее всего такой порядок был прототипом легиона времен середины республики, когда различные типы войск последовательно размещались в боевом строю. Как бы то ни было, трудно представить, как могло такое построение выглядеть на деле, если впереди размещалась фаланга.

Центурии фаланги должны были подразделяться по меньшей мере на четыре эномотии. Когда возникала необходимость в созыве армии, каждая центурия поставляла то количество людей, которое было необходимо в соответствии с требующимся размером армии. Так, например, при необходимости созвать десятитысячную армию каждая центурия должна была снарядить две эномотии, или 50 человек. Для этого раннего периода разделение армии на центурии имело огромное политическое и военное значение, и, хотя в политической сфере прежняя структура еще сохранялась, армия постепенно начала адаптировать ее к собственным нуждам. Вместе с изгнанными из Рима этрусками должна была уйти и значительная часть воинов первого класса. Это не могло не сказаться на боеспособности римской армии. Ливии пишет, что круглый щит (а значит, и фаланга) применялся вплоть до ввода платы за службу в конце V в. На смену царю на посту верховного военачальника пришли два претора, каждый из которых командовал половиной армии. Институт преторов просуществовал примерно до середины IV в. до н.э. Видимо, должность претора — командира ветеранов — сохранялась и позднее под названием praetor urbanus, однако теперь его обязанности относились исключительно к сфере судебной власти. Очевидно, что к IV в. Рим не обладал специальной армией, предназначенной для защиты города. Два главных магистрата назывались теперь консулами, а слово «преторы» применялось для обозначения магистратов второго разряда; ко временам Полибия их число увеличилось до шести человек.

Вооружение

Воины фаланги (первый разряд) были вооружены по греческому образцу и носили круглый аргивский щит, бронзовый панцирь, поножи, шлем, копье и меч. Но хотя этруски приняли тактику и вооружение фаланги, в их гробницах находят доспехи и вооружение традиционного типа, включая топоры, которыми едва ли можно пользоваться при тесном строе. Возможно, такое оружие клали в гробницу просто по обычаю. С другой стороны, его вполне можно было применять в поединках один на один — таких, какой показан на скульптурном изображении двух гоплитов из Фалерии Ветерес. Они полностью вооружены по греческому образцу, за исключением кривого кинжала, который сжимает один из бойцов. Однако, какова бы ни была причина для включения именно такого оружия в состав погребального снаряжения, в фаланге его использовать определенно не могли. Наличие у фаланги италийского доспеха едва ли могло серьезно помешать ее успешному функционированию. Как находки из гробниц, так и изображения подтверждают, что им активно пользовались. На росписи из Чери изображен гоплит в халкидийском шлеме и круглых этрусских нагрудных пластинах. На другом изображении — из Кьюзи — показан гоплит в полном греческом снаряжении, но в шлеме, украшенном перьями по италийскому образцу. Находки из могилы воина в Вульчи (около 525 г. до н.э.) представляют собой пример типичного смешанного вооружения: аргивский щит, италийский шлем типа негау и греко-этрусские поножи. Несмотря на очень широкое распространение греческого панциря, известно множество находок круглых нагрудных пластин, причем все они, кажется, относятся к первой половине VII в. —возможно, еще до введения фаланги. Однако датировка их существенно затруднена, поскольку происхождение многих из них остается неизвестным. Роспись из Чери, что уже упоминалась выше и которую никак нельзя датировать ранее, чем концом VI в., показывает, что этим же типом доспеха продолжали пользоваться и впоследствии, много позже VII в. Такие же диски изображены на ассирийских барельефах, а более поздние экземпляры обнаружены как в Испании, так и в центральной Европе. Очень похоже, что они восточного происхождения. На росписи из Чери видно, что нагрудные пластины крепились ремнями, вероятно, кожаными. На обратной стороне таких пластин обычно имелось три петли наверху и одна внизу, которые были предназначены для присоединения к ремням. Самым типичным из всех шлемов, которыми пользовались тогда в Этрурии, являлся шлем типа негау, названный так по имени деревни в Югославии, около которой найдено много образцов последнего. Очень интересный экземпляр такого шлема обнаружили в Олимпии, и теперь он находится в Британском музее. Надпись на шлеме сообщает, что его посвятил в храм Гиерон, сын Дейноменеса, и жители Сиракуз, которые захватили его у этрусков в морском сражении при Кумах в 474 г. до н.э. Самый ранний образец шлема этого типа, который поддается датировке, происходит из «Гробницы воина» в Вульчи (ок. 525 г. до н.э.). Ими продолжали пользоваться, не внося в конструкцию никаких изменений, вплоть до IV, а возможно, и до III вв. до н.э. К внутренней стороне нижней кромки этого шлема приделывалось плоское бронзовое кольцо с отверстиями по внутреннему краю, которое предназначалось для крепления подшлемника; это было необходимо для того, чтобы шлем плотно сидел на голове.

 

Появился этот тип в процессе эволюции целой группы шлемов VI в., которые в данной книге все фигурируют под общим названием сосудообразные (точнее, напоминающие по форме горшок) шлемы. У шлемов этого типа обычно имелся гребень, который шел продольно по верхнему ребру всего шлема. Известно, однако, несколько экземпляров, у которых основание для гребня располагалось поперек (2). Именно такой шлем носили римские центурионы, он же показан на статуэтке спартанского гоплита; имеется держатель для поперечного гребня и на нескольких шлемах, обнаруженных в Олимпии. Невозможно определить сейчас, имел ли такой гребень какое-либо особое значение. Непохоже, чтобы их носили просто старшие по званию — ведь тогда большинство дошедших до нас шлемов должно было бы принадлежать именно им, поскольку для посвящения в храмы брали только лучшие. Существует большое искушение сделать вывод, что поперечный гребень был знаком отличия лохагов; тогда становится ясно, почему его переняли центурионы. В Италии найдено несколько поножей греческого типа. Самый распространенный тип основывается на греческом стиле VI в., без анатомически оформленного колена. Поножами такой формы продолжали пользоваться столько же, сколько и шлемом типа негау (т.е. до IV — III вв.), и их часто находят вместе. Значительно дольше, чем в Греции, оставались в Этрурии популярными и защитные доспехи на бедра, лодыжки и ступни, какими пользовались в VI в. до н.э. Значительно более долгий срок просуществовали там и наручи. В течение этого времени этруски приняли на вооружение греческий меч, находки которого на территории Этрурии весьма многочисленны. Изогнутый меч, или копис (kopis), который был распространен в Греции и Испании с VI по III вв. до н.э., возможно, ведет свое происхождение из Этрурии, поскольку именно там были обнаружены экземпляры, относящиеся к VII в. до н.э. Бронзовая сабля из Эсте в северной Италии могла быть предшественницей этого страшного оружия. Это говорит в пользу его италийского происхождения. Этрусские и ранние греческие мечи этого типа были длинным рубящим оружием с длиной клинка около 60—65 см. Более поздние македонские и испанские образцы были коротким рубяще-колющим оружием, длина клинка которого не превышала 48 см. В Этрурии находят множество самых разнообразных наконечников для копий. Широко встречаются длинные наконечники типа вилланова. В гробнице V в. в Вульчи был обнаружен длинный наконечник пилума, заканчивающийся предназначенной для крепления на древке трубкой (9). Следовательно, этим видом оружия в то время уже пользовались. На протяжении IV и III вв. до н.э. Этрурия продолжала следовать грекам в том, что касалось вооружения, а потому приняла и их позднеклассический стиль. На саркофаге амазонок и на гробнице Джильоли (оба памятника находятся в Тарквиниях) встречаются изображения фракийских шлемов IV в. до н.э. В то время все еще пользовались жесткими льняными панцирями, но зачастую покрывали их металлическими пластинками. Такие прямоугольные, находящие друг на друга пластины ведут свое происхождение из Ассирии; их можно хорошо разглядеть на фресках и на знаменитой статуе Марса из Тоди. На протяжении всего III в. жесткому панцирю из простеганного льна пытались придать большую гибкость. Обычно лен оставляли незакрытым только у пояса и на бедрах, а все остальное — грудь, плечи и спину — усиливали металлическими пластинками. Нижнюю часть живота на них часто прикрывали полукруглые пластины, очень похожие на греческие «митры». Их также покрывали металлическими чешуйками. Изображения таких панцирей часто встречаются на лепных погребальных урнах III в. до н.э. В это же время на урнах появляются и изображения кольчуг. Обычно они сделаны по тому же принципу, что и льняной доспех, и представляют собой приспособление старого доспеха под новый тип воинского снаряжения. Вместе с кольчугой иногда носили и полукруглую нижнюю пластину; такое сочетание скорее всего кельтского происхождения. На этрусских скульптурах часто встречается изображение анатомического панциря, который обычно раскрашивался серой краской. Это совсем не обязательно должно обозначать, что их изготовляли из железа; скорее всего такие панцири серебрили или покрывали оловом — именно так продолжали делать позднее в римской армии. Хотя скульптурные изображения анатомических панцирей очень близки по форме к южноиталийским образцам, те экземпляры, что дошли до нашего времени, сильно от них отличаются. Изображение мускулов на них сильно стилизовано, что позволяет легко определить их этрусское происхождение. В VI в. этруски и другие италийские народы на какое-то время приняли так называемый итало-коринфский тип шлема. Произошел он от шлема коринфского типа, но носился подобно колпаку на макушке. Вероятно, впервые он появился в Апулии. В течение последующих веков именно этот тип чаще всего встречается на различных изображениях и статуях, однако у нас нет никаких археологических свидетельств того, что итало-коринфский шлем просуществовал дольше, чем до V в. до н.э. Начиная с первой половины IV в. до н.э. в Италии начинает чувствоваться новое влияние, кельтское. Сеноны, которые пришли в Италию около 400 г. до н.э., возможно, принесли с собой и шлем монтефортинского типа. Его быстро переняли этруски, самниты и римляне. Начиная с IV в. до н.э. этот тип становится наиболее распространенным на всей территории Италии. На барельефах относящейся к IV в. гробницы в Черветери изображены шлемы, имеющие характерные нащечники с вырезанным зубцом. Известны экземпляры, где нащечники выполнены в виде трех дисков. Происхождение этой разновидности будет рассматриваться на стр. 120. К III в. до н.э. «трех-дисковый» тип был полностью вытеснен «зубчатым», который продолжал использоваться вплоть до начала I в. н.э. Сопоставив значительное число находок шлемов именно этого типа и преобладание итало-коринфских шлемов на изображениях и памятниках, можно сделать предположение, что последний тип служил знаком ранга и носили его большей частью офицеры. К этому же времени можно отнести и большое количество очень грубо сделанных шлемов аттического типа со следами глубокой бороздки по нижнему краю, которые находят по всей Италии. Возможно, что они восходят к типу негау. Полный этрусский доспех был обнаружен в гробнице Семи Комнат в Орвието, рядом с озером Больсена. Он состоит из характерного этрусского анатомического панциря, поножей позднеклассического типа, аргивского щита и шлема монтефортинского типа с нащечниками в форме трех дисков. Изменения произошли и в области вооружения. Хотя гоплитским мечом все еще продолжали пользоваться, на смену копью пришел тяжелый дротик (или метательное копье) пилум. Он стал главным наступательным оружием римского легиона. У пилума был длинный железный стержень, который крепился к древку, насаживаясь на него окончанием в виде трубки, острого жала (хвостовика) или плоского язычка, крепившегося к деревянному древку одной-двумя заклепками. Пилумом с трубкой, видимо, пользовались в начале IV века, хотя археологические данные не очень надежны. Тип с острым хвостовиком впервые появляется в северной Италии в V веке. Пилум с плоским язычком, по-видимому, изображен на стенной росписи в гробнице Джильоли в Тарквиниях, восходящей к временам первого конфликта Рима с Тарквиниями в середине IV века до н.э., но наиболее ранняя археологическая находка восходит к концу III в. и была сделана в Теламоне, в Этрурии. Происхождение этого типа неясно — гробница Джильоли появилась ранее самнитских войн, а потому непохоже, чтобы римляне заимствовали этот тип у самнитов, как то считалось прежде.

Эквы, вольски и родственные им народы

В начале V в. до н.э. Риму пришлось вплотную столкнуться с жителями гористых районов центральной Италии — эквами и вольсками. Это всего лишь два из многочисленных воинственных племен, которые вместе с сабинянами и самнитами жили в долинах Апеннинских гор. Апеннины образуют хребет всего Апеннинского полуострова, простираясь от Альп на севере до самой нижней его оконечности на юге.

Центральную часть этого горного массива занимали племена, которые можно довольно условно объединить под названием оски. Эти народы служили в этрусских армиях в качестве союзников либо наемников. Раскопки на месте некрополей VI—V вв. до н.э. в Альфедене, что в 130 км к востоку от Рима, и в Камповалано ди Кампли близ Терамо на восточной стороне Апеннин предоставили нам богатый материал по оружию и доспехам. Эти находки вместе со знаменитой статуей воина из Капестрано, что в 30 км от Л'Аквилы, позволяют нам получить достаточно точное представление о том, как выглядел представитель горных народов. На капестранском воине имеется маленький круглый нагрудник и соответствующая ему наспинная пластина, соединяющиеся при помощи широкой перевязи, которая идет через правое плечо. На голове у него шлем с гребнем и невероятных размеров полями. Вооружен воин двумя дротиками с петлями для метания, топором и мечом, который он прижимает к груди. В Альфедене и Камповалано ди Кампли обнаружено несколько экземпляров таких круглых пластин, которые соединялись при помощи крепившейся на петлях металлической перевязи. Еще несколько образцов подобного же защитного доспеха обнаружили в расположенных на значительном удалении друг от друга местах — Анконе, Казерте в Кампании и Алерии на Корсике. Все они изготовлены из бронзы и подбиты железом. Представленный в книге экземпляр нашли в Альфеденском некрополе; его диски 23,5 см в диаметре (диаметр мог варьироваться от 20 до 24 см), что значительно больше тех, которые изображены на статуе из Капестрано. Эти диски, которые, очевидно, происходят от более ранних этрусских, обычно украшались шишечками и изображением мифического двухголового фавна. На некоторых экземплярах присутствуют выгравированные рисунки. Железная основа, которая обычно представляла собой два полукруглых фрагмента с разрезом в центре, закатывалась через край на переднюю часть диска и там расплющивалась молотком.

Широкая, проходящая через плечо перевязь в 30 см длиной изготовлена из трех бронзовых пластин, отделанных железом. Они соединялись железными петлями, которые были приклепаны к пластинам. К заднему диску перевязь крепилась при помощи петли, а к переднему — крючком. В нужном положении доспех удерживался двумя широкими ремнями, которые перекидывались через плечи, и двумя более узкими, которые проходили под мышками. Все они четко видны на статуе из Капестрано. Известно множество находок шлемов с широкими полями, но все они уже тех, что на шлеме воина из Капестрано. Наиболее распространенным был шлем «горшкового» типа, который встречается на территории всей центральной и северной Италии, а также на побережье Адриатики, в северной Югославии. Похоже, что эти «горшковые» шлемы никак не связаны с более ранними шлемами культуры вилланова. Исходя из того, что аналогичные шлемы найдены на территории современных Австрии и Чехословакии, можно предположить, что центр их распространения находился в северной Югославии. Наиболее ранний тип изготовлялся в форме круглой шапки, нижний край которой был выгнут наружу. У таких шлемов часто имеются круглые шишечки, приклепанные по бокам, а также держатель для гребня на макушке и дополнительные крепления к нему спереди и сзади. Эти шлемы были широко распространены в центральной Италии, есть даже экземпляр, найденный в Риме. Номер 2 представляет собой тип, зоной распространения которого были северная Италия и Югославия. Наиболее известен шлем из Сесто Календе, у подножия Апеннин. Этот шлем состоял из четырех склепанных между собой частей. Подобно более ранним экземплярам, у него есть держатель для гребня и приспособления для крепления гребня впереди и сзади. Вероятно, именно он изображен на нескольких фигурках с Кертосской ситулы. Номер 3 необычен — известно лишь два таких экземпляра. Происхождение его неизвестно, ныне он находится в Ватиканском музее. Интерес представляют его необычайно широкие поля, очень похожие на те, что на шлеме капестранской статуи. У него есть четко выраженная выемка, предназначенная для гребня, которую скорее всего заимствовали у шлема иллирийского типа. Это очень характерная черта югославских «горшковых» шлемов. Тип 4 был широко распространен по всей северной Адриатике и в долине реки По. Очевидно, он принадлежит к той же группе, что и тип негау, однако обычно он значительно шире в верхней части. Номер 5 получил название «каннский» шлем, так как две находки этого типа были сделаны на месте поля битвы при Каннах, где Ганнибал в 216 г. до н.э. разбил римлян. Долгое время считали, что эти два шлема, которые находятся в Британском музее, относятся как раз к этой битве, поэтому их использовали для классификации и датировки других экземпляров. По счастью, в гробнице в Камповалано был обнаружен прекрасно сохранившийся экземпляр такого шлема, который позволил отнести эти шлемы к концу VI столетия. Известно десять таких шлемов (и половина из них неизвестного происхождения); вероятно, область их распространения следует ограничить побережьем Адриатики между Анконой и Бари. Всех их характеризует наличие канавки для гребня в передней части, четко выраженного сужения в нижней части, как на типе негау, и две полукруглые шишечки, прикрепленные с обеих сторон. Они выполнены из кованой бронзы, залиты свинцом и посажены на железный диск. На Кертосской ситуле изображен еще один особый тип шлема, который был составлен из круглых выпуклых пластинок или дисков (6а). Образец такого шлема найден в Югославии (6). Их изготовляли из бронзовых дисков, насаженных на каркас, сплетенный из прутьев. Пропуски между дисками заполняли бронзовыми же заклепками. В Югославии находили панцири, изготовленные тем же способом. Последний из представленных типов шлема (7) изображен на Болонской ситуле (7а) и по форме является коническим. Он не был распространен столь широко и, разумеется, был менее эффективен, чем шлемы с широкими полями, но несколько экземпляров нам все же известно. Тот, что представлен в данном издании, был найден в Оппеано, близ Вероны. Он сделан из двух частей, которые соединены при помощи заклепок, и имеет литую бронзовую верхушку. С внутренней стороны шлема имеются две маленькие бронзовые петли для крепления подбородочного ремня. Другие типы шлемов обычно также удерживались в требуемом положении при помощи подбородочного ремня, который, как правило, крепился к подшлемнику; его часто можно разглядеть на ситулах. На капестранском воине есть защитная пластина для горла — в Альфедене был обнаружен очень близкий ей экземпляр. На левой руке статуи выше локтя виден защитный браслет. Такие же браслеты находят на левом предплечье воинов в гробницах Альфедены, что заставляет нас припомнить историю Тарпеи — римской девушки времен Ромула, которая предала сабинянам Капитолий в обмен на золотые браслеты, что те носили на левой руке. В старых легендах так часто скрывается зерно правды, что даже продолжение этого рассказа может содержать несколько ее крупиц. Сабиняне, вероятно, говорили по-оскански и скорее всего испытывали существенные затруднения, пытаясь понять, что именно хотела Тарпея, когда указывала на то, что они носят на левой руке, а посему предложили ей свои щиты. У воина из Капестрано щита нет, не нашли никаких остатков его и в ходе раскопок. Скорее всего это свидетельствует о том, что он пользовался неметаллическим щитом, одной из разновидностей скутума. Изображение с нагрудной пластины из Анконы, что находится севернее, показывает нам упавшего воина, который сжимает аргивский щит. Район Анконы предоставляет многочисленные свидетельства того, что в этой местности пользовались полным комплектом снаряжения гоплита, однако для центральных регионов Италии таких свидетельств нет. Влияние греческого доспеха там было весьма ограниченным — из всех гробниц, раскопанных в Альфедене и Камповалано, только в одной есть хоть какое-то греческое снаряжение: уникальный оско-коринфский шлем и греческие поножи VI в. до н.э.. Обе находки происходят из гробницы в Камповалано. Эти поножи являются исключением, и воин из Капестрано, разумеется, их не имел. Дальше на север, возможно, под влиянием греков и этрусков, поножи становятся обычной составляющей доспеха; были они найдены и в знаменитой гробнице воина в Сесто Календе. Очень простые наручи для верхней и нижней части руки обнаружены в Альфедене. Однако находка эта единичная. Обычно доспех состоял лишь из панциря и шлема. На статуе воина из Капестрано изображен богато украшенный меч, который свисает с крепивших защитные пластины ремней с правой стороны. Практически идентичный ему был найден в Альфедене — один из большого числа обнаруженных мечей и ножен. Все они греческого гоплитского типа и, возможно, были впервые переняты этрусками. Длина их клинка варьируется от 60 до 70 см. Рукояти таких мечей, а также наконечник и устье ножен изготовлялись из покрытой железом кости. Такое железное покрытие было зачастую украшено прорезным узором, сквозь который проглядывала кость. Так же делались рукояти римских кинжалов времен ранней империи. Бесчисленные остатки мечей греческого гоплитского образца, которые встречаются от долины реки По до Апулии и от Адриатики до Корсики (не говоря уже о землях Бруттия, Лукании, Кампании и Сицилии, которые находились под прямым греческим влиянием), не оставляют сомнений в том, что именно этот тип преобладал в Риме и на землях Латинского Союза до ввода в III в. до н.э. испанского меча. На статуе из Капестрано можно разглядеть небольшой нож, прикрепленный спереди к ножнам. Такие ножи, длина лезвия которых колебалась между 20 и 25 см, находили лежащими поверху ножен мечей в гробницах Камповалано. В некоторых гробницах обнаружены железные кинжалы с железными же ножнами и цепочкой для крепления к поясу. Длина их клинка составляла 25—30 см. У большинства этих кинжалов имеются четыре стержня, выступающих вокруг навершия, что может служить признаком их центральноевропейского происхождения. До наших дней дошло множество различных наконечников копий, отражающих многообразие влияний, сошедшихся в центральной Италии. Существуют экземпляры, являющиеся вариантами микенского, греческого и виллановского типа, в то время как другие не восходят ни к одному из них. Из этих последних типов наиболее характерными являются трех- и четырехгранные. Размер их варьируется от крошечных трехгранных наконечников дротиков, менее 8 см длиной, до огромных четырехгранных наконечников копий, превышающих 80 см. Как у копий, так и у дротиков были подтоки. Так как многие копья обнаружены в гробницах в том положении, в каком их туда положили, мы можем определить их длину — от 1,6 до 2,6 м.

Самниты с побережья, несущие знамена. Из Пестума в Аукании. Музей Неаполя, Возможно, эту роспись можно датировать началом IV в. до н.э. У двух воинов имеются квадратные нагрудные пластины. На изображении всадника можно разглядеть защищающие лодыжки поножи.

В заключение рассказа об этом периоде истории следует сказать несколько слов о людях, обитавших в долине реки По во времена этрусской экспансии на север от Апеннин. Хотя их влияние на этрусков было скорее всего очень мало, они имели существенное значение для вторгшихся кельтских племен, которые, в свою очередь, оказали громадное влияние на римлян. На протяжении VI—V вв. до н.э. к югу от Альп существовала ярко выраженная специфическая культура. Территория ее распространения включала всю долину реки По и северо-западную Югославию. У этих людей существовала особая форма искусства, которая известна археологам под названием «ситульная». Ситулы представляют собой большие бронзовые сосуды, богато украшенные рельефными изображениями; среди них часто встречаются воины и колесницы. Благодаря этим изображениям, а также оружию и доспехам, найденным в гробницах, мы имеем возможность достаточно точно воссоздать облик североиталийского воина VI—V вв. «Горшковый» шлем был наиболее распространенным типом и на севере страны. В течение V в. он был постепенно вытеснен типом негау. На ситулах показаны щиты всевозможных форм и размеров, начиная от круглых аргивских щитов и заканчивая овальными и прямоугольными ростовыми. Железный умбон несомненно, принадлежал именно такому щиту. Судя по его форме, щит был выпуклым. Фигурку с Арноальдской ситулы часто считают изображением захватчика-кельта, что вполне вероятно. Но, судя по его шлему, двум копьям или дротикам, тунике и щиту с вытянутым умбоном, он вполне мог быть и италийцем. Прошло немного времени, и как щитом, так и шлемом этого типа действительно стали пользоваться кельты долины По, которые, несомненно, переняли их у италийцев. Похоже, металлических панцирей у них не было, а ситулы подтверждают также отсутствие льняных. На территории Югославии продолжали существовать панцири, покрытые бронзовыми бляшками, и, возможно, они были занесены и в долину По, однако никаких свидетельств в пользу этой версии не существует. В долине По повсеместно встречались гоплитский меч и кинжал с четырьмя «антеннами», однако там ощущалось сильное трансальпийское влияние, а потому многие наконечники для копий и мечи отвечают скорее центральноевропейским характеристикам. К северу от Апеннин трех- и четырехгранные наконечники копий, характерные для центральной Италии, были распространены мало. Воины на ситулах обычно вооружены одним-двумя копьями, а иногда и топором. При наличии двух копий разумно предположить, что они были метательными. Присутствие колесницы на похоронах воина было общепринято. На ситулах колесницы обычно встречаются в церемониальных сценах, и непохоже, чтобы ими пользовались в сражениях. В то же время там часто встречаются фигурки сражающихся всадников. На пряжке из Вача изображены два всадника, бьющихся копьями и топорами. На одном — «горшковый» шлем, но щиты отсутствуют у обоих. Есть похожее изображение лишенного щита всадника с топором и на Кертосской ситуле. Исходя из этого, можно предположить, что около 500 г. до н.э. у всадников щитов не было. Однако некоторое время спустя ситула Арноальди показывает нам всадника в «горшковом» шлеме старого типа, но вооруженного двумя дротиками и со щитом аргивского типа.

Самниты

С поражением вольсков, которые занимали Лепинские и Авзонские холмы, обрамляющие Лаций на востоке, Латинский Союз вступил в прямой контакт с самнитами, жившими вдоль реки Ли-рис. Самний представлял собой плоскогорье, ограниченное реками Сангро на севере и Офанто на юге. Именно с населявшими эту местность людьми велись самнитские войны. Однако территория, занятая родственными самнитам племенами, была значительно шире. Вскоре после 500 г. до н.э. вследствие осдавления этрусского влияния на юге, самнитские племена просочились на прибрежные равнины. В течение следующего века они заняли весь юг — от Кампании до самой оконечности Италии. В 423 г. пред ними пала этрусская колония Капуя, а спустя два года был захвачен и греческий город Кумы — тот самый, что веком раньше сыграл столь важную роль в разгроме Ларса Порсены. Точно так же была занята и Апулия на восточном побережье. Самниты смешивались с местным населением и вскоре породили независимые племена смешанной культуры, на которых сильное влияние оказали колонизовавшие побережье до них греки. В середине IV в. до н.э., возможно, в ответ на стремительную экспансию Латинского Союза самниты попытались принудить своих родичей в Кампании присоединиться к Самнитской федерации. В 343 г. Латинский Союз, который был не меньше обеспокоен экспансией федерации, вмешался, дабы поддержать независимость Кампании; так началось противостояние этих двух сил. Многолетнюю войну, которая началась в 343 г., историки делят на три части: первая, вторая и третья самнитские войны. Рассказ Ливия о первой самнитской войне настолько ненадежен, что многие

исследователи пришли к заключению, что такой войны не было совсем. Точно известно, что ни одна из сторон в ходе войны ничего не выиграла — и в этом смысле Латинскому Союзу повезло больше. Война продлилась только три года, а за ней последовала борьба за главенствующее положение между Римом и его союзниками. Основной конфликт начался в 328 г. и продолжался, с шестилетним перерывом, до 290 г. Хотя исторические данные об этих годах можно счесть небогатыми, со свидетельствами археологии дело обстоит значительно лучше, особенно в том, что касается оружия. Некоторую проблему представляют частые трудности с датировкой предметов, но они не мешают получить представление о том, как мог выглядеть самнитский воин. Ливии оставил подробный рассказ об армии самнитов, в котором он говорит, что делилась она на две части: у одной щиты были золотые, а у другой — серебряные. «Серебряные щиты» носили белые льняные туники, и у них были серебряные ножны и серебряные перевязи к ним. У «золотых щитов» были многоцветные туники, золотые ножны и перевязи. У воинов имелись нагрудные пластины, которые Ливии называет «губчатыми» (spongia). Это можно было бы трактовать как кольчугу, хотя такое определение и является анахронизмом. У самнитских воинов был шлем с гребнем и поножи на левой ноге. Далее Ливии описывает их щит, говоря, что был он широким и плоским наверху, для того чтобы защищать грудь и плечи, но книзу сужался. У этого описания нет ничего общего с данными, которые предоставляют нам археология и изобразительное искусство того времени, а следовательно, тому, кто хочет получить реальное представление о самнитском воине, на него полагаться не стоит. В данном случае следует подвергнуть сомнениям целый кусок из «Истории» Ливия. Он совершенно нелепым образом заявляет о том, что серебряный и золотой отряды, которые заставляют вспомнить о македонских боевых единицах, были созданы специально для кампании 309 г. По поводу всего остального описанного Ливием снаряжения можно было бы отметить, что воспроизводит он облик так называемых самнитских гладиаторов своего времени. До нас дошли скульптурные изображения этих гладиаторов, которые носили овальный скутум со срезанной верхушкой. К сожалению, абсолютно достоверных изображений самнитских воинов не существует. Те самниты, что переселились на побережье, тесно контактировали с греками, а потому их вооружение несет на себе сильный отпечаток греческого влияния. Известны сотни изображений береговых самнитов; проблема состоит в том, что трудно определить, какие элементы их вооружения греческие, а какие — самнитские. Практически у всех этих воинов аргивский щит, однако роспись из Капуи изображает всадника, держащего в руке отчетливо различимый скутум, который он явно только что захватил. На фрагментах фрески из Неаполя видны сражающиеся воины с большими овальными щитами, лишенными той широкой внутренней кромки, что характерна для аргивских щитов. Описывая построение к битве при Аскуле в 279 г., Дионисий Галикарнасский использует для названия самнитских щитов слово «thureos» — то же самое, что и для ранних римских щитов, которые Ливии называет словом «скутум». Саллюстий пишет, что во времена поздней республики самниты из Лукании пользовались сплетенными из лозы щитами, обтянутыми овечьими шкурами. Такой щит, похоже, представлял собой облегченный вариант скутума. Несмотря на то что самниты, жившие на побережье, бесспорно, пользовались аргивским щитом, имеющиеся у нас немногочисленные данные указывают на то, что на территории самого Самния и на высокогорьях Лукании в употреблении был скутум. На частично сохранившейся фреске из Неаполя изображены и дротики с петлями для метания. Воинов обычно изображали с двумя дротиками. Иногда они довольно длинные, что дает возможность поспорить, не копья ли это. Самый простой ответ заключается в том, что если их два, то хотя бы один должен быть метательным. Время от времени встречаются изображения лишь одного предмета, и вот тогда это, без сомнения, копье. Настенные росписи подтверждают, что основными типами наконечников, известными по находкам в Альфедене и Камповалано (включая четырехгранный и трехгранный тип), продолжали пользоваться и в IV в. На фрагменте росписи гробницы в Неаполе можно увидеть четкое изображение наконечника трехгранного типа. Там же изображен и копис, что весьма необычно, потому что на других фресках, где присутствуют воины, мечей нет совсем. Все изображенные воины носят широкие пояса и шлемы, обычно аттического типа, украшенные гребнем и перьями. На некоторых имеются поножи — они встречаются даже на изображении всадника, — на других есть защитные пластины. Они обычно треугольные по форме и украшены рельефным изображением трех дисков. На фреске с «возвращающимися воинами» изображены квадратные нагрудные пластины, но это единичный случай. На этой же фреске присутствуют изображения штандартов в виде флагов, которые известны по вазовой живописи; их могли нести как пешие воины, так и всадники. Отдельного упоминания заслуживает один уцелевший с тех времен экземпляр. В 1859 году Лувр приобрел маленькую бронзовую статуэтку воина, который соответствует всем разобранным выше характеристикам: у него шлем аттического типа с отверстиями для гребня и перьев, кираса с тремя дисками, широкий пояс и поножи. К сожалению, у него не осталось ни дротиков, ни щита. Эту статуэтку, как полагают, нашли на Сицилии; она очень примитивна и явно не имеет ничего общего с работами греческих мастеров. Тот факт, что ее действительно могли найти на Сицилии, особенно серьезного значения не имеет, поскольку она могла попасть на остров с одним из самнитских наемников. Все говорит о том, что это единственное сохранившееся до нашего времени достоверное изображение самнитского воина. Так можно подтвердить, а иногда и уточнить информацию, которую предоставляют нам живопись и скульптура, сопоставив ее с данными археологии. По всей центральной и южной Италии находят множество широких бронзовых поясов. Что бы ни носил самнит, кампанец, луканец или апулиец, на нем всегда был пояс, который являлся, кажется, прямо-таки символом взрослого мужчины. В ширину такие пояса были от 8 до 12 см и застегивались на два крючка, которые входили в отверстия на противоположной стороне. На поясах обычно было три пары таких отверстий, так что подогнать его по фигуре не составляло большого труда. Крючки, как правило, крепились при помощи пластинки в виде пальмового листа, которая приклепывалась к поясу. Хотя разнообразие форм таких пальмовых листьев было велико, большинство крючков подпадает под этот общий тип. Известно несколько экземпляров длинных и узких крючков, которых в таком случае было не два, а четыре или пять. Иногда пластинка принимала антропоморфную форму; есть несколько красивых образцов, где крючку была придана форма слоновьей головы с хоботом. Их датируют временем сразу после окончания войны с Пирром.

В нескольких случаях отверстие на противоположной стороне пояса меняли на колечко, также прикрепленное к поясу при помощи

пластинки в виде пальмового листа (3). Пояс подбивали кожей, которая была прошита, как на изделиях времен греческой архаики. Археологам хорошо известны трех-дисковые панцири, изображения которых встречаются на многих кампанских вазах. Сейчас их существует в мире примерно 15 штук, включая один из Альфедены, расположенной на центральном плоскогорье, и еще один — из Пестума в Лукании. Следовательно, пользовались ими как в Самнии, так и на побережье. Приведенный в этой книге экземпляр обнаружен в Альфедене. Он полный, за исключением одной утраченной наплечной пластины, и очень показателен, поскольку имеет плечевые и боковые пластины, крепившиеся к передней и задней пластинам при помощи колец и крючков. Плечевые пластины (в тех случаях, когда они сохранились) соединяются петлями в центре. (Те пластины, что на образце из Карлсруэ — декоративные, поскольку они слишком коротки и не достают до наспинной пластины.) Наплечники двух панцирей из Неаполя не только соединяются петлями в центре, но и прикрепляются к передней и задней пластинам при помощи петель. У верхней кромки передней и задней пластин всегда имеется приклепанная к ним для усиления полоска бронзы. Известно несколько богато украшенных образцов панцирей этого типа. Самый красивый из них был найден в гробнице Ксур-эс-Сад в Тунисе. Возможно, его захватил с собой обратно в Африку один из солдат Ганнибала. Происхождение этого типа достаточно туманно. Он должен быть каким-то образом связан с круглыми нагрудными пластинами, какие носили в VI в. до н.э. На вазах его начали изображать с середины IV в., а наиболее ранний из поддающихся датировке доспехов — тот, что из Альфедены, — не мог быть изготовлен раньше конца IV в. На панцире из Лувра только два диска, но это мистификация, поскольку правый диск был удален, а по кромке среза пробили отверстия для креплений, что должно было придать панцирю естественный вид. На самом деле на нем можно увидеть левый и нижний диски с местом для крепления боковых пластин. На верхней стороне левого диска можно разглядеть фрагмент усиливающей пластины, которую помещали на все панцири этого типа. На настенной росписи из Пестума, известной под названием «Возвращение воинов», изображены люди с квадратными нагрудными пластинами, которые украшены изображением рельефных мускулов торса. Несколько образцов такого доспеха дошло и до наших дней. Наиболее сохранившиеся нагрудная и наплечные пластины хранятся в Британском музее и показаны здесь на иллюстрации. Панцирь этого типа можно полностью реконструировать, воспользовавшись этим экземпляром и фреской из Пестума. Длина его составляет всего 29 см, что значительно меньше того, что необходимо для торса обычного мужчины. Такой же размер и у всех остальных образцов; на основании этого можно сделать вывод, что ни грудные, ни брюшные мышцы, изображенные на доспехе, не должны были соответствовать реальным мышцам владельца. Задачей двух пластин было защитить грудь и спину воина выше широкого пояса — так, как показано это на фресках. Наплечные пластины, без сомнения, аналогичные тем, что были у трехдискового панциря, прикреплялись к передней и задней пластинам при помощи колец, а боковые пластины, которые видны на фресках, закреплялись у задней пластины петлями и к передней пристегивались крючками. Ширина этих боковых пластин определялась шириной петель и составляла 11,5 см. На нескольких экземплярах петель сзади нет, а следовательно, боковые пластины на них были отдельными. Все пластины подбивались кожей, которая заворачивалась на внешний край и там закреплялась. Следы этого крепления можно разглядеть и сейчас. Датировка таких панцирей очень затруднена из-за отсутствия точной информации об их происхождении. Настенную роспись из Пестума можно датировать временем, когда город был занят самнитами, т.е. 390—273 гг. до н.э. Большинство ученых относит эти панцири к более раннему времени — вероятно, к первой половине IV в. Украшение в виде изображения мускулов является, несомненно, результатом греческого влияния и перешло на них с анатомических панцирей. Однако такие же панцири, но без подобного украшения, впервые появились где-то на центральных возвышенностях Италии; они местного происхождения, и римляне продолжали носить их еще во времена Полибия.

Замечательно декорированный трехдисковый панцирь из гробницы в Ксур-эс-Сад, Тунис. Сейчас находится в музее Бардо. Тунис. Он, несомненно, был изготовлен южноиталийскими мастерами. Очень похожий экземпляр имеется в Неаполе.

В Неаполе находятся сейчас два более поздних экземпляра, восходящие, вероятно, ко времени самнитских войн. На первый взгляд они кажутся «анатомическими» панцирями, но на деле слишком малы для этого и требуют дополнительных наплечных и боковых пластин. До наших дней дошло много самнитских шлемов. Их легко узнать благодаря держателям для перьев. Обычно они представляют собой видоизмененный греческий халкидский шлем с прикрепленными на петлях нащечниками, но без защитной пластинки для носа. В дальнейшем этот тип будет фигурировать под названием самнитско-аттический. Его переняли у греков побережья, а затем он начал медленно проникать в глубь страны, однако большая часть находок все же приходится на прибрежные районы. На сцене появляется еще один тип шлема. В течение IV в. до н.э. по всей Италии стал постепенно входить в употребление монтефортинский тип кельтского шлема, несколько экземпляров которого обнаружили в центральном горном районе. Прекрасный экземпляр такого шлема с зубчатыми нащечниками и железным держателем для перьев с пятью трубками находится сейчас в Лувре. Нащечник, один из нескольких, что нашли в Бовиане, в самом центре Самния, по виду идентичен панцирям с тремя дисками. На кельтских шлемах монтефортинского типа нащечники того же типа, за исключением петель — на кельтских всегда имеется только одна металлическая петля на каждой стороне, которая образует соединение, а на данном экземпляре — соединение из пяти петель. Это означает,

что произошел он, вероятно, от аттических шлемов. Два выступа А —А, что выходят из сторон панциря для того, чтобы закрепить на них застежки боковых пластин, появляются и на нащечниках, но никакой практической функции не несут. Из этого следует вывод, что сначала появились панцири, а не наоборот. Вывод этот очень важен, так как всегда считалось, что такой тип нащечников — кельтского происхождения. Важно отметить, что эти выступающие фрагменты «трехдисковых» нащечников были первым элементом, от которого кельты отказались. Все поножи, которые можно разглядеть на уцелевших рисунках, относятся к классическому греческому типу и были скорее всего заимствованы у греков с побережья. Как и шлемы, они медленно просачивались в глубь страны, где факт их применения подтверждается луврской бронзовой статуэткой самнитского воина. На экземплярах, обнаруженных в Лукании и Апулии, сохранились колечки, к которым привязывались ремешки, фиксировавшие поножи на ноге. Римляне позднее пользовались этим же способом. В Лукании было обнаружено несколько полных комплектов доспехов. Один из них сейчас находится в лондонском Тауэре. Он состоит из шлема с крылышками, квадратных нагрудной и наспинной пластин, поножей и пояса. Это старая находка, и сейчас невозможно сказать о ней ничего, кроме того, что она из Лукании. Поножи, которые можно отнести к позднеархаическому типу, хотя сделали их, конечно, гораздо позже, имеют сзади завязки. Шлем — аттического типа, с крылышками из тонкой листовой бронзы, держателями для перьев в виде свернувшихся змей и поднятым основанием для гребня. Он очень похож на тот шлем, что носит всадник из Капуи, изображенный на рис. Датировать такой доспех можно первой половиной IV в. Второй доспех, состоящий из крылатого шлема, «трехдискового» панциря и пояса, нашли недавно в Пестуме. Как и на предыдущем экземпляре, у шлема есть крылышки из тонкой листовой бронзы и трубочки-держатели для перьев, размещенные за ними. Как шлем, так и панцирь несут на себе отпечаток общего упадка и, возможно, датируются временем римского завоевания, т.е. ок. 273 г. до н.э. Апулийцы находились под значительно большим влиянием греков, нежели их родичи на западном побережье Италии. Замечательный доспех, который нашли в Конверсано, близ Бари, состоит из пары позднеклассических греческих поножей, греческого анатомического панциря, украшенного крылышками шлема и, конечно, самнитского пояса. Волнообразный узор по бокам панциря, который часто встречался у самнитов, сочетался с гребенкой в виде волн на шлеме, которая служила основой для гребня. Такой шлем был промежуточным вариантом между самнитско-аттическим и фракийским типами. Как и на остальных шлемах, крылышки на нем сделаны из листовой бронзы и имеют закрепленные позади держатели для перьев. Датировать этот доспех можно концом IV — началом III в. до н.э. В Апулии были популярны и другие греческие стили. Там находят конические шлемы IV в., изображения которых часто присутствуют и в местной вазовой живописи. Похоже, что именно в этих местах появился в VI в. до. н.э. так называемый итало-коринфский шлем. В этой местности, кроме греческого и самнитского, ощущалось и сильное кельтское влияние. Когда бы ни вторгались кельты в центральную Италию, а в IV в. они проделывали это регулярно, заканчивалось вторжение обычно на пшеничных полях Апулии. Возможно, что некоторые из них даже поселились там. Известно несколько шлемов смешанного типа с этой территории, а в могиле середины III в. до н.э., раскопанной в Канозе, нашли одновременно и анатомический панцирь, и кельтский шлем. Итак, в заключение можно сказать, что южноиталийский горец IV в. до н.э. являл собой легковооруженного метателя дротиков или копейщика с легким ростовым щитом, близким скутуму. Вероятно, шлемы и широкие пояса были у всех воинов, в то время как металлические панцири и поножи имелись лишь у наиболее состоятельных классов. Бесполезно пытаться выделить какие-нибудь сведения об организации или тактике самнитов из беспорядочного нагромождения противоречивой информации, которую дают Ливии и Дионисий. Ливии называет подразделения самнитской армии легионами, в то время как Дионисий именует их боевой строй фалангой, что никак не проясняет ситуацию. Скорее всего ни тот ни другой не имели реальной информации о том, как назывались части армии самнитов, а потому воспользовались привычной терминологией. Вооружение самнитов говорит о том, что сражались они скорее всего свободным строем, а их способность обойти римлян в бою или обогнать на марше подтверждает, что они были значительно легче вооружены и менее плотно построены, чем легионы или греческая фаланга. Может показаться удивительным тот факт, что самниты, выходцы из горного края, были лучшими в Италии всадниками. Равнины Кампании взрастили мощную конницу, которая в конце III — начале II вв. до н.э. формировала костяк конных соединений римлян. Эти всадники изображены на нескольких кампанских и северолуканских росписях. Еще одно замечательное изображение существовало в Капуе, но, к сожалению, оно пострадало в ходе Второй мировой войны. Лошадь на этом рисунке снабжена наглавником, украшенным перьями. На другом рисунке, из Пестума, на коня надета какая-то разновидность нагрудника. В Неаполитанском музее есть обе разновидности защитных доспехов для лошади. Всадники на изображениях вооружены точно так же, как и пешие воины, — на некоторых даже есть поножи в виде защитных браслетов на лодыжках. Это достаточно примечательная черта, учитывая, что у нас нет никакой информации о том, чтобы всадники или пехотинцы носили какие-либо защитные браслеты на руках.



Кельты

Кельты расселились почти по всей Западной Европе из южной Германии. К началу V в. до н.э. они жили на территории современной Австрии, Швейцарии, Бельгии, Люксембурга, в отдельных частях Франции, Испании и Британии. В течение следующего столетия они перешли через Альпы и вторглись в северную Италию. Первым племенем, которое прибыло в долину реки По, были инсубры. Они поселились в районе Ломбардии, сделав своей столицей Милан. За ними последовали племена бойев, лингонов, кеноманов и другие, которые завоевали большую часть долины р. По и в конечном счете вытеснили этрусков обратно за Апеннины. Последним из прибывших племен были сеноны, которые спустились к Адриатике и обосновались в прибрежной зоне к северу от Анконы. Это было то самое племя, что разграбило Рим в начале N в. Название «кельты», которым мы пользуемся сегодня, пришло из греческого языка — «kel-toi», однако римляне именовали народ, пришедший из долины По и Франции, галлами (Galli). В течение IV в. кельты начали продвигаться на Балканы, а в начале III в. не преминули воспользоваться отсутствием в то время сильной власти в Македонии и Фракии. Опустошив обе страны, они вторглись в Малую Азию и наконец осели в Галатии. Эти последние племена обычно называют галатами. В течение IV в. галлы постоянно совершали опустошительные набеги на земли центральной Италии. Этрускам, латинам и самнитам обычно удавалось их оттеснить, и они стекались в Апулию, где, возможно, основали постоянные поселения. Ни с одной другой народностью не обращались римляне так, как с кельтами. Они систематически устраивали их массовые избиения в северной Италии, Испании и Франции. Отвоевывание у кельтов долины По, которое произошло после войны с Ганнибалом, сопровождалось такой жестокостью, что в середине II в. до н.э. Полибий мог сказать, что кельты остались лишь «в немногих местах за Альпами». Большая часть наших сведений о кельтах исходит, к сожалению, от их врагов — греков и римлян. Диодор, сицилийский историк, живо описывает разноцветную одежду воинов, длинные усы и волосы, которые кельты мочили в известке для того, чтобы они стояли торчком, подобно конской гриве. Поначалу римляне дико боялись кельтов, казавшихся великанами по сравнению с ними. Однако с течением времени, узнав слабые места кельтов и научившись пользоваться ими, римляне стали относиться с презрением к буйным варварам. Этот подход очень точно отражается в рассказе Ливия о кельтских войнах. Однако, сколь бы ни велико было это презрение, при наличии хорошего полководца кельты были прекрасными воинами. Именно они составляли половину армии Ганнибала, которая в течение 15 лет

одерживала верх над легионами Рима. Позднее римляне осознали ценность этих людей, и они столетиями пополняли ряды их армии. Большинство ранних обществ, не исключая архаическую Грецию и Рим, имеет отдельный класс воинов. Не были в этом смысле исключением и кельты. Их воины были выходцами из социальных групп, которые можно охарактеризовать как средние и высшие слои общества. Именно они сражались в битвах, в то время как бедняки, по словам Диодора, служили оруженосцами либо правили колесницами. Кельт был воином в героическом смысле этого слова. Он не слишком ценил свою жизнь. Он жил ради войны, однако свойственное ему безудержное восхваление храбрости вкупе с отсутствием дисциплины часто приводило к поражению. В пятой книге своего труда Диодор приводит подробное и, возможно, довольно точное описание кельтского воина. Однако следует помнить, что между первым столкновением Рима с кельтами в битве при Аллии и завоеванием Галлии Цезарем — временем, когда писал Диодор, — прошло 350 лет. За это время многое изменилось как в оружии, так и в тактике. Здесь приводится краткое изложение Диодорова описания, которое иногда выглядит анахроничным, а затем будет рассказано и об этих изменениях. Итак, кельтский воин, по Диодору, был вооружен длинным мечом, носимым на цепи на правом боку, а также копьем или дротиками. Хотя большинство воинов предпочитали сражаться обнаженными, некоторые носили кольчугу и бронзовый шлем. Последний часто украшали рельефными фигурками, рогами или накладками, изображавшими зверей или птиц. У воина был длинный, в человеческий рост, щит, который мог украшаться рельефными бронзовыми фигурками. В сражениях против конницы кельты применяли боевые колесницы. Вступая в бой на своей двуконной колеснице, воин сперва метал дротики, а затем, подобно героям Гомера, спускался с колесницы и сражался мечом. Перед битвой воины (Диодор имеет в виду зачинщиков) выступали из строя, потрясая оружием, дабы внушить страх противнику, и вызывали самого храброго из противников на одиночный поединок. Если вызов принимался, зачинщик в подлинно варварском духе мог разразиться песней, в которой он восхвалял дела своих предков, хвастался собственными подвигами и всячески оскорблял противника. Римляне чтили тех своих полководцев, которые принимали вызов и поражали кельтского зачинщика в одиночном поединке. Им предоставлялась честь посвятить лучшую часть своей добычи (prima spolia) в храм Юпитера Феретриуса («Податель добычи» или «Несущий победу»). Существовали также secunda spolia и tertia spolia (вторая и третья часть посвящаемой добычи), что зависело от ранга победителя. Рассказывали, что живший в IV в. Тит Манлий сумел победить в поединке огромного кельта и сорвал с его шеи золотую гривну (торквес), заслужив, таким образом, прозвище Торкват. Наиболее примечательным из всех этих героев был Марк Клавдий Марцелл, который убил в поединке галльского вождя Виридомара в 222 г. до н.э. Он стал затем самым удачливым из всех римских полководцев, что воевали с Ганнибалом во время его италийской кампании. Убив противника, кельтский воин отрезал ему голову и подвешивал ее на шею своего коня. Затем он мог снять с убитого доспех и приказать оруженосцу унести запятнанный кровью трофей, в то время как сам он пел над поверженным врагом боевую песнь. Трофей затем прибивался к стене его жилища, а головы наиболее отличившихся врагов бальзамировались в кедровом масле. Голова консула Луция Постума, убитого кельтами в долине По в 216 г., была выставлена в храме. Раскопки, которые велись в Энтремонте, показали, что отрубленные головы были не просто трофеем, а частью религиозного ритуала — они располагались там в особых нишах вокруг церемониального входа. Перед тем как перейти к подробному описанию кельтского снаряжения, следует сделать несколько общих замечаний по поводу военного дела у кельтов. Все античные авторы сходятся на том, что кельты не слишком ценили стратегию и тактику. Полибий обвиняет их в том, что они не имели ни плана кампании, ни особых суждений о том, как ее следует проводить; он добавляет, что все, что они творили, делалось под влиянием сиюминутных побуждений. Может создаться впечатление, что кельты сражались, подобно какому-нибудь сброду, наваливаясь всей толпой. Однако наличие среди кельтских трофеев штандартов и труб, изображенных на арке в Оранже, может говорить о том, что у них существовала достаточно строгая организация. Цезарь описывает, как пилумы пронзали сомкнутые щиты кельтов. Это может относиться только к тесному строю типа фаланги. Такое построение в принципе не было свойственно кельтам, а следовательно, они могли использовать разные виды построений. В пользу этого предположения говорит и Полибиево описание битвы при Теламоне. Кельты оказались зажатыми между двумя римскими армиями, а потому построились спина к спине, обратившись на обе стороны так, что глубина строя составила четыре человека. Полибий восхищается этим строем и говорит, что даже в его дни, 75 лет спустя, спорили, у какой из сторон была более сильная позиция. Ни одну из армий кельтов нельзя было атаковать с тыла, и, не имея пути к отступлению, кельты были вынуждены стоять насмерть. Римляне же были напуганы этим безупречным строем, а также диким грохотом и шумом, который издавали кельты. И действительно, у них было бессчетное множество горнистов и трубачей, и вдобавок все воины одновременно выкрикивали свои боевые кличи. В завершение Полибий говорит, что кельты уступали римлянам только вооружением, поскольку имели менее качественные мечи и щиты. Существует множество изображений кельтских штандартов, горнов и труб. Наиболее распространенная труба называлась «карникс». Это был длинный инструмент, украшенный на конце головой какого-нибудь животного, расположенной под прямым углом к самому инструменту. Они изображены на Гундеструпском котле и на арке в Оранже. Голова карникса была обнаружена в Деск-форде, Шотландия. Первоначально у него были подвижная нижняя челюсть и деревянный язык, который производил глухой рокочущий звук, когда в инструмент дули. Саму трубу от карникса нашли в Таттершалл-Бридж, в Линкольншире. Подтверждает Полибий и использование рога, изображение которого можно встретить на рельефе из Бормио, северная Италия. Горнист на этом рельефе несет круглый щит с вытянутым умбоном, по типу близкий к тому, каким пользовались всадники. Там же есть и знаменосец в рогатом шлеме типа негау и со щитом сложной формы. Подобный щит можно встретить на надгробии римского помощника знаменосца с Адрианова вала. Необычной формы копейное острие со значка из Бормио, а также использование очень по-кельтски выглядевших эмблем, явно восходящих к кельтским копейным наконечникам, в качестве значков бенефициариев в поздней римской армии, подводит нас к заключению, что эти наконечники и были предназначены для штандартов. Несколько экземпляров их было обнаружено в Ла-Тен (3, 4). Сами флажки кажутся близкими римской вексилле, а значки с изображениями животных похожи на те, что были на эмблемах римских легионов. Они изображены на арке из Оранжа и не оставляют сомнений в том, что римляне переняли их именно у кельтов. Существовало четыре типа кельтских воинов: тяжелые пехотинцы, легкие пехотинцы, всадники и бойцы на колесницах. Наличие всех четырех разновидностей засвидетельствовано Полибием. Согласно всем античным источникам тяжелые пехотинцы были в первую очередь мечниками, а легковооруженные — метателями дротиков. Дионисий описывает, как кельты поднимали мечи над головой, вращали ими в воздухе, а затем обрушивали на врага так, будто рубили дрова. Именно это обращение с мечом приводило в такой ужас их противников. Однако римляне вскоре научились справляться и с этим; Полибий сообщает, что они стали принимать первый удар на верхнюю кромку щита, усиленную железной накладкой. От удара по железной кромке меч сгибался, и кельтский воин был вынужден выпрямлять его ногой, что открывало легионеру возможность атаковать временно безоружного противника. Кроме того, легионеры выяснили, что, покуда кельт наносит своим мечом рубящий удар, они могут отразить его щитом и ударить из-под щита в живот.

Слова Полибия о том, что меч сгибался чуть ли не пополам — скорее всего преувеличение. Возможно, что такое иногда и случалось, но кельтские мечи в целом были лучшего качества. Я видел двухтысячелетней древности меч, извлеченный из озера Невшатель и принадлежавший как раз тому времени, о котором пишет Полибий. Его можно было согнуть почти что вдвое, после чего он принимал прежнюю форму. Полибий также упоминает кельтский обычай надевать в битву браслеты. Однако предположение, что тяжелые браслеты того типа, что были найдены в Британии, носили на правой руке, следует оспорить. Вряд ли они удержались бы на руке, особенно на верхней ее части, когда воин вращал мечом. Диодор подчеркивает длину кельтских мечей по сравнению с короткими (вероятно, греческими или римскими). Несколько преувеличенная длина фигурирует и в других античных источниках. Это не совсем так, поскольку во времена кельтского господства, т.е. примерно в 450—250 гг. до н.э., их клинки были достаточно короткими, достигая примерно 60 см — не длиннее тех, какими пользовались в то время этруски и римляне. Более длинные мечи вошли в употребление лишь с конца III в. до н.э., а пользоваться ими продолжали примерно до I в. до н.э. Кельтские мечи находят буквально сотнями, и в данном издании представлена лишь небольшая их часть. Все мечи разделены согласно принятой системе периодизации латенского периода и имеют соответствующую датировку. Мечи фазы латен I (450—250 гг. до н.э.) имеют длину клинка от 55 до 65 см. Исключение представляет собой 1, у которого она достигает 80 см. Все эти мечи обоюдоострые, с заостренным кончиком и принадлежат к колюще-рубящему типу. Самой характерной чертой этого раннего оружия является особая форма наконечника ножен. В это время были широко распространены кинжалы, форма лезвия которых варьировалась от широкой, близкой к треугольной, до практически стилет ной; длина лезвия составляла около 25— 30 см. В течение фазы латен II (ок. 250—120 гг. до н.э.) мечи превратились в оружие, которым пользовались для нанесения рубящих ударов. Кончик меча стал закругленным, а длина лезвия постепенно увеличивалась, покуда клинки не достигли 75—80 см. Вес такого меча вместе с рукоятью достигал примерно 1 кг. Хотя на Балканах продолжали пользоваться старой формой наконечника ножен, в Западной Европе она стала больше следовать контуру самого меча. Из озера у деревни Ла-Тен в Швейцарии их извлекали буквально сотнями, и хотя можно выявить местные различия, которые сказывались главным образом на форме ножен, латенский тип вполне отражает характерные черты мечей того периода. Ножны (обычно железные) делались из двух пластин. Передняя, которая была чуть шире задней, загибалась вокруг нее по краям. Ножны усиливались декоративной накладкой наверху и наконечником, который укреплял всю конструкцию снизу. Во время фазы латен III (120—50 гг. до н.э.) длина клинка продолжала увеличиваться. У некоторых из найденных образцов она достигает 90 см. Хотя еще продолжали существовать мечи с заостренным кончиком, преобладать стал скругленный на конце тип. Длинные ножны, которые показаны в этой группе, найдены в Британии. Форма ножен явно восходит к латенской культуре, однако их значительная длина — около 84 см — предполагает, что относить их следует к более позднему периоду. Завоевание Галлии Цезарем в 55 г. до н.э. положило конец победному шествию кельтских воинов по Европе.

В Британии кельтская субкультура продержалась еще 150 лет. Клинки мечей этого периода (фазы латен IV) обычно короче,

чем были раньше, в пределах 55—75 см. Типичным образцом ножен того времени могут служить те, что нашли в Эмблтоне в Камберленде (Па), с характерным раздвоенным кончиком. Рукояти мечей, которые делались из дерева, кожи или других нестойких материалов, до наших дней практически никогда не сохраняются. Традиционная рукоять была Х-образной формы, своего рода отголосок ранних «антенных» типов галыдтаттского периода. Такая рукоять изображена на победном фризе в Пергаме среди других трофеев, взятых у галатов (16а). Подобная же форма легко угадывается у рукояти более раннего меча из Галыптатта в Австрии (16) и у меча фазы латен II из Сен-Мор леФосс из долины р. Марны во Франции (15). Рукоять меча из Торп-Брайдлингто-на в Йоркшире (13) относится к более позднему времени, но все еще несет в себе отголоски традиционной формы. Иногда такие рукояти делались в форме человеческой фигурки с поднятыми вверх руками. На более поздних рукоятях латен IV часто сказывалось сильное римское влияние, как на экземпляре из Ход-Хилла в Дорсете. Диодор сообщает, что кельты носили мечи на правом боку, на железной или бронзовой цепочке. Много обрывков таких цепочек действительно находят вместе с ножнами. Длина этой цепи была обычно 50—60 см, на одном ее конце имелось кольцо, а на другом — крючок (см. рис. 23). Обычно к ней прилагался еще кусок цепочки, чем-то напоминающий конские удила (21, 22). Описание Диодора в этом месте несколько неверно, поскольку это были не части цепи-перевязи, а части пояса, на котором, собственно, и висел меч. Более длинный кусок цепи образовывал заднюю и левую части пояса; к кольцу прикреплялся ремешок, который проходил через петлю на задней стороне ножен (24) и затем привязывался к одному из двух колец на коротком куске цепочки. Получившийся пояс застегивался затем на оставшееся кольцо при помощи крючка. Пояса обычно изготовляли из кожи; в этом случае к ножнам точно так же прикреплялись два кольца, а на смену длинной цепи приходил кожаный ремень с застежкой. Несколько образцов таких застежек вместе с кусками кожаных поясов, к которым они крепились, было извлечено из озера у Ла-Тен. Обычно они делались в виде крючка, который пристегивался к кольцу на другом конце пояса. Более ранние застежки представляли собой треугольные пластинки, зачастую богато украшенные, с язычком на одном конце, который крепился к кожаному поясу; на другом конце пояса был крючок (17). Относящиеся к латен II образцы из Ла-Тен значительно проще — кольцо и крючок. Позднее крючок с кольцом развились в более распространенный крючок с пластиной. На третьей фазе латенского периода крючок зачастую бывал очень длинным, иногда даже из нескольких частей с соединявшими их петлями. Однако его оформление четко свидетельствует, что произошел он от застежек предшествующего периода (19). Кельты славились прежде всего как мечники, однако у Диодора присутствует описание их копий. Наконечники копий и дротиков постоянно встречаются и в воинских захоронениях. Это создает некоторую проблему, поскольку наличие копья должно свидетельствовать о том, что меч не был главным оружием кельтов. Однако это противоречит всем античным источникам. Некоторые полагают, что наконечники копий, найденные в погребениях, на самом деле принадлежали дротикам. Но, не говоря уже о том, что некоторые из этих наконечников слишком велики для дротиков, в Ла-Тен было обнаружено три полных копья — и наконечники, и подтоки. Их длина составляет 2,5 м, что никак

не соответствует дротику. Еще больше запутывает дело тот факт, что наконечники у всех этих копий сравнительно маленькие — значит, из всего числа найденных наконечников копьям может принадлежать значительно больше, чем считалось до этого. Проблема кажется неразрешимой, поскольку для человека с копьем, которое нельзя метнуть, меч может являться только вторичным оружием. Единственное заключение, к которому можно прийти в данном вопросе, состоит в том, что, хотя кельтский воин и был в первую очередь мечником, он мог сражаться и копьем. Диодор упоминает о наконечниках в локоть длиной (около 45 см) и даже больше. Это не преувеличение: во всех трех периодах встречаются наконечники такого размера. Один гигантский экземпляр из Ла-Тен достигает 65 см (34). Формы наконечников бывают самые разнообразные. Наиболее типичные для кельтов были широкими у древка, а затем, плавно изгибаясь, сужались к острию. Диодор упоминает наконечники дротиков с волнистым острием, которые не только впивались в плоть, но и разрывали ее. Такие наконечники (см. рис. 44) находят как в фазах латен II, так и латен III. Везде, где кельты сталкивались с римлянами, они заимствовали у последних пилум с трубкой, насаживавшейся на древко. Их находят на месте многих кельтских поселений в южной Европе. Возможно, именно этим объясняется замечание Диодора о том, что их наконечники дротиков длиннее, чем мечи других народов. Так что, может быть, наконечник копья из Ла-Тен (34), о котором говорилось выше, на самом деле принадлежал дротику. Диодор сильно преувеличивает, когда говорит, что кельтский щит был высотой с человека. В Ла-Тен нашли остатки трех щитов примерно в 1,1 м высотой. Это довольно показательно, потому что щиты на известных скульптурных изображениях кельтов достают чуть выше пояса, если стоят на земле. Три латенских экземпляра, которые, к сожалению, сейчас распались на кусочки, были изготовлены из дуба. Их толщина в центре составляла примерно 1,2 см и слегка утончалась к краям. На двух из них есть вертикальное ребро италийского типа. На третьем оно не сохранилось. Умбон выпуклый — для того, чтобы рука могла свободно держать рукоять. Последняя делалась из отдельного куска дерева, обычно укрепленного железной полоской, и прибивалась к щиту с внутренней стороны. Поперек выпуклости прибивалась прямоугольная железная пластина, которая должна была обеспечивать дополнительную защиту руки. Щиты этого типа находили также в Дании и Ирландии. Они были покрыты шкурой, и у нас нет оснований сомневаться, что латенские щиты также обтягивались шкурой, а может быть, войлоком — голое дерево трескалось бы от рубящих ударов. Похожие, ничем не обтянутые деревянные щиты находят в корабельных погребениях в Норвегии. Это заставляет задуматься: не делали ли их специально для похорон и других церемоний, как поступали в архаической Греции и Италии? В любом случае, очевидно, необтянутый деревянный щит был бы бесполезен в битве. На тех кельтских щитах, что изображены на победном фризе из Пергама, присутствует, похоже, обтяжка из кожи. Она могла быть на обеих сторонах и удваивалась на кромке для того, чтобы укрепить ее. На экземпляре из Клонура Таунленд, Типперери, Ирландия, есть кромка щита, целиком изготовленная из кожи и прошитая через щит. Находили и металлическую кромку. Щит латенского типа с покрытием из шкуры мог весить примерно 6—7 кг (дерево около 4 кг, шкура — около 2 кг, а металлический умбон — около 250 г.). Древние, несомненно, знали, что дуб можно укрепить обжиганием, и, конечно, подвергали щиты термической обработке. Происхождение этого типа щитов остается туманным. Сходство между римским скутумом и кельтским щитом настолько велико, что они, должно быть, имели общие корни. Впервые кельтский щит появляется на рисунке с ножен галыптаттского периода, около 400 г. до н.э., в то время как скутум становится известен на 300 лет раньше. Единственное возможное в таком случае заключение состоит в том, что кельты переняли италийскую форму щита, когда вторглись в Италию в V в. до н.э. Затем они стали пользоваться им и по другую сторону Альп. Кроме того, галыптаттские ножны могли быть вывезены от кельтов северной Италии. Невозможно согласиться с утверждением, что кельты вообще не были знакомы со щитом до прихода в Италию, поскольку кельтская тактика требует его наличия. По серии умбонов, изображенных выше, можно проследить их эволюцию от простых полосок III в. до н.э. до тщательно проработанных умбонов-«бабочек» I в. н.э., найденных в Британии. Хотя все они, кроме изображенного на рис. 19, были обнаружены в континентальной Европе, практически всегда находятся соответствующие им британские экземпляры. Большая часть кельтских щитов имела овальную форму, хотя на изображениях и среди археологических находок попадаются прямоугольные, шестиугольные или круглые экземпляры. Те же изображения говорят о том, что щиты украшали различными символами, рисунками животных или геометрическим орнаментом. Диодор утверждает, что украшения эти были бронзовыми, но скорее всего их просто рисовали краской. Возможно, что историк имел в виду изысканные бронзовые щиты того типа, что был обнаружен в Британии, однако их явно использовали только для церемоний, а не для битвы. Описание кельтского шлема, данное Диодором, не слишком соответствует тем данным, что предоставляет нам археология. Все описанные им шлемы сделаны из бронзы, с крупной фигуркой на верхушке, благодаря чему их владельцы казались значительно выше своего роста. Далее он рассказывает, что иногда эти фигурки имели форму рогов, которые прикреплялись к шлему так, что казались одним целым с ним, а иногда им придавали вид передней части птичьего или звериного туловища. Шлемы, которые могут приблизительно соответствовать этому описанию, действительно были обнаружены, однако они не являются наиболее типичными представителями своей группы. Давайте сначала рассмотрим самые характерные из них. Множество шлемов найдено в той области Италии, которая была населена се нонами (часть Атлантического побережья между Анконой и Римини). У всех них есть козырек в тыльной части, который предназначался для защиты шеи. Шлемы такого типа обычно называют монтефортинскими — по тому погребению, где их впервые обнаружили. Можно легко проследить связь этого типа шлема с теми, которыми пользовались во Франции и Австрии в V в. до н.э. Изготовлялись они из бронзы и были вытянуты вверх. Вероятно, в Италии этот тип шлема появился вместе с сенонами. Там он превратился в шлем монтефортинского типа, сохранив назатыльник и довольно длинную верхушку, хотя сам шлем приобрел значительно более округлую форму. Изображения 5, 6 и 7 представляют шлемы, обнаруженные в принадлежавших сенонами погребениях и датируются периодом до 282 г. до н.э. — времени, когда это кельтское племя было окончательно вытеснено римлянами. Обычно их относят к концу IV — началу III вв. до н.э. Шлемы, извлеченные из Сенинских погребений, обычно изготовлены целиком из железа или из железа и бронзы и лишь изредка — полностью бронзовые. У некоторых из них есть сложное составное крепление для гребня, которое сделано из железного держателя, зафиксированного на макушке шлема.

Вероятно, по обеим сторонам у такого шлема были украшения из перьев, а на макушке — гребень из конского волоса. Нащечники у этого типа практически всегда «трехдисковый» формы (см. рис. 6) и, возможно, были переняты у италийцев. Их стиль настолько напоминает самнитские нагрудные пластины (см. стр. 108), что в происхождении трудно усомниться. В III в. до н.э. форма этих нащечников упростилась, они стали треугольными, с тремя «шишечками». Италийцы быстро переняли шлем монтефортинского типа. На экземпляре, обнаруженном в Болонье, есть этрусская надпись, что позволяет датировать его временем до ухода этрусков из долины По в середине IV в. до н.э. Встречаются такие шлемы и на рельефах из могилы IV в. в Черветери. Нащечники на обоих шлемах имеют ярко выраженный зубец. В Этрурии находили и «трех-дисковый» тип, однако он, кажется, существовал не дольше IV в. до н.э. Один экземпляр шлема с «зубчатыми» нащечниками нашли в Монтефортинском некрополе, но он скорее всего привозной. Монтефортинский тип шлема получил широкое распространение по всему кельтскому миру: номер 13 обнаружили в Югославии, а практически полный его галатский аналог изображен на победном фризе в Пергаме. Хотя кельты были практически полностью вытеснены из Италии к первой четверти II в. до н.э., монтефортинский тип все еще продолжал существовать в долинах Альп. Найденные там образцы (см. 12, 14) изготовлены исключительно из железа и имеют отдельно сделанный назатыльник, который приклепывался затем к шлему. Нащечники окончательно отошли от изначального варианта, но все еще остаются основной характерной чертой этого типа (14). Монтефортинский тип был наиболее удачной из всех существовавших конструкций шлема и использовался в римской армии на протяжении почти что четырех веков, не претерпев при этом существенных изменений. По самым осторожным подсчетам, было, должно быть, изготовлено порядка трех-четырех миллионов таких шлемов. Существовал второй тип шлема, очень близкий к монтефортинскому, но без «шишечки» на макушке (10, 11, 15). Его обычно именуют тип «кулус», по первому найденному во Франции экземпляру I в. Хотя он не пользовался таким же успехом, как монтефортинский, но в I в. до н.э. получил довольно широкое распространение и, возможно, стал предшественником шлема римских легионеров I в. н.э. Происхождение типа кулус может быть столь же древним, как и у монтефортинского — один из таких шлемов нашли в сенонском захоронении, а галынтаттский экземпляр можно датировать 400 г. до н.э. На некоторых шлемах имеется нечто вроде крыловидных украшений по бокам. Похоже, что появился этот тип в Италии, вероятнее всего, под влиянием крылышек с самнитских шлемов. Такие шлемы были популярны на Балканах в III—II вв. до н.э.; есть их изображения и на победном фризе из Пергама, в Малой Азии. Один экземпляр был найден в Амфревилле, северная Франция, однако он мог быть привезен откуда-либо. На арке из Оранжа (21) изображены рогатые шлемы, которые заставляют вспомнить рассказ Диодора. Вновь обратившись при этом к рельефу из Бормио, мы можем сделать предположение, что это могли быть шлемы знаменосцев. В Италии обнаружили несколько экземпляров с вырезанными из тонкой листовой бронзы частями, напоминающими рог. Совершенно изумительный образец рогатого церемониального шлема нашли в Темзе неподалеку от моста Ватерлоо (18). Очень редки шлемы, украшенные фигурками животных, — такие, как описанные Диодором. В сущности, нам известен только один экземпляр. Его обнаружили в Киумешти, в Румынии. Это шлем батинского типа (13), с изображением птицы на верхушке. Распростертые крылья птицы были сделаны на петлях, так что они, должно быть, хлопали на скаку, когда хозяин шлема несся в битву. В нескольких кельтских погребениях в северной Италии были обнаружены этрусские шлемы типа негау. То, что кельты переняли этот тип, подтверждают находки нескольких экземпляров шлемов негау кельтской формы на территории Центральных Альп. Два новых типа шлема появились в I в. до н.э. Они родственны друг другу и обычно объединяются в агенпортский тип. Агенский тип (17) напоминает шляпу-котелок с полями, а у портского типа при таком же «котелке» присутствует довольно большой назатыльник, который приклепывался к шлему (16). На обоих шлемах нащечники были нового типа — того, что был позднее заимствован римлянами. Портский тип стал прямым прототипом имперского галльского шлема I в. н.э. Образцы таких шлемов,

целиком железных, находили в северной Югославии, в Центральных Альпах, в Швейцарии, в центральной и юго-западной Франции. Места, где их обнаруживали, отличаются одной особенностью — они расположены вдоль границ римских владений начала I в. до н.э. Нащечники кельтского типа из Алезии в центральной Франции, датированные I в. до н.э. (20), являют собой странную смесь классического италийского типа с украшениями в виде «шишечек» и старого «трехдискового» типа. Подобными же характеристиками обладают нащечники более раннего времени, из северной Югославии (19). Известны находки и конических шлемов греко-италийского типа с кельтскими украшениями. Все они, похоже, происходят из Апулии — области в южной Италии. Декоративные элементы в виде колес, размещенные на верхушке шлема, практически идентичны тем, что изображены на арке в Оранже. Даже в северной Италии, где находят значительное количество шлемов, большая часть кельтов доспехов, должно быть, не имела. Диодор сообщает нам, что эти воины мазали голову известкой, а затем зачесывали волосы к затылку так, чтобы они стали похожи на гриву лошади. Этот тип прически изображен на нескольких монетах. Попытка заставить волосы встать, подобно шерсти разъяренного зверя, восходит к очень древним временам. Быть может, именно так возник гребень из конского волоса на шлемах. На некоторых статуях, обнаруженных к западу от Роны, можно разглядеть необычный головной убор, похожий на колпак с гребнем. Быть может, это докельтский тип; кроме того, он обнаруживает большое сходство с колпаком с Осунского рельефа в Испании. Вероятно, защитным доспехом кельты пользовались мало. От раннего периода (420—250 гг. до н.э.) до нас дошло лишь несколько бронзовых дисков, которые могли быть нагрудными пластинами, но являлись скорее всего декоративными украшениями конской сбруи. Статуя из Грезана на юге Франции, которую датируют IV—III вв. до н.э., изображает воина в чем-то, что может быть квадратными нагрудной и наспинной пластинами, закрепленными ремешками. Возможно также, что это полный панцирь с декоративными элементами в виде этих пластин. Статую нельзя назвать типично кельтской; вполне вероятно, что она вообще не имеет к ним отношения. Шлем-колпак, похожий на те, что нашли в Сент-Анастази, в этом же регионе, вполне мог возникнуть и у иберов, так что параллели в этом случае следует искать не во Франции, а в Испании. Застежка пояса статуи —общего для южной Франции и Корсики докельтского типа. Тот образец нашли в Алерии, на Корсике. Примерно около 300 г. до н.э. была изобретена кольчуга. Несмотря на то что у кельтов не было пристрастия к доспеху, все говорит о том, что именно они изобрели его самую удачную форму. Называет кольчуги кельтскими и Страбон. Самые ранние экземпляры кольчуг найдены в кельтских захоронениях, и именно кельты были лучшими кузнецами в античном мире. Доспех, изображенный на нескольких статуях воинов из южной Франции, считали ранее кожаным, однако скорее всего это кольчуга. Поскольку кольчуга была чрезвычайно дорогой вещью, пользовались ею практически исключительно представители аристократии. На различных статуях облаченных в кольчуги воинов, которые находят в южной Франции и северной Италии, изображены два типа этого доспеха: у одного из них имеются широкие наплечники в виде накидки, второй тип выполнен по форме греческого льняного панциря без такой «пелерины». Вероятно, исконно кельтским был все же первый тип. В захоронении III в. до н.э. в Киумешти, в Румынии, вместе с «птичьим» шлемом были обнаружены и фрагменты кольчуги. Вероятно, они представляют собой остатки двух разных кольчуг, поскольку одна из них состоит из чередующихся рядов штампованных (А) и соединенных встык (В) колец, в то время как на второй кольчуге кольца второго типа — заклепанные. Такое плетение значительно более надежное. Диаметр колец составляет примерно 8 мм. Возможно, кольчуга с соединенными встык кольцами предназначалась исключительно для церемониальных случаев, что хорошо увязывается с присутствием необычного шлема. К первой кольчуге присоединялась бронзовая пряжка для наплечной части, украшенная розетками. На части D рисунка показано, что один конец пряжки прикреплен к одной половине накидки заклепкой, центральная розетка — чисто декоративная, а противоположный конец, должно быть, крепился крючком к другой части позади такой же розетки. Такая застежка могла быть у кольчуги с накидкой. Наплечники кольчуги в форме греческого льняного панциря пристегивались к груди; при длинных наплечниках такая застежка стесняла бы движения рук. Поэтому для того, чтобы обеспечить свободу движения рук, важно было не пристегивать пряжку к вороту кольчуги. Пряжки, изображенные на скульптурах с юга Франции, такую возможность дают. Перед тем как перейти к следующей теме, необходимо сделать несколько комментариев к замечанию Диодора о том, что некоторые галлы шли в битву обнаженными. В раннюю эпоху, несомненно, так и было, но большая часть описания Диодора относится ко временам более поздним. В битве при Теламоне в 225 г. до н.э. гезаты, которые перешли через Альпы с территории Швейцарии для того, чтобы сразиться на стороне кельтов, были примечательны для Полибия потому, что все еще придерживались этого обычая в отличие от остальных галлов. Последние были в штанах и легких плащах. Во времена Цезаря кельты сражались полностью одетыми. Рассказывая о событиях, предшествовавших битве при Теламоне, Полибий говорит, что в армии галлов было 20 000 конницы и колесниц. Это последнее упоминание об участии колесниц в боевых действиях в континентальной Европе. Вновь они появляются только в 55 г. до н.э., когда Цезарь вторгся в Британию. Диодор пишет, что колесницы эти влеклись двумя лошадьми и могли нести возницу и воина. В битве воин сначала метал дротики с колесницы, а затем сходил к нее и сражался пешим. Похоже выглядит и рассказ Цезаря о британских колесницах. Оба автора отмечают одну немаловажную вещь — использовались колесницы против конницы. Это позволяет разрешить множество вопросов, поскольку очевидно, что сражаться так против пешего строя можно только в качестве застрельщиков. Цезарь восхищается искусством колесничих. Он рассказывает о воинах, которые могли пробегать по дышлу и вставать на ярмо. Несколько захоронений с колесницами обнаружено во Франции. К сожалению, большую часть экипажей разобрали перед тем, как поместить в могилу, однако там сохранилось множество металлических деталей. Среди них есть соединительные элементы для постромок Их длина может свидетельствовать о том, что крепились они непосредственно к оси. В этом положении их и находили в могилах. Серии колец, которые располагались на уровне груди лошади, пристегивались, вероятно, к подпруге и служили для направления этих постромок. Захоронения богаты и другими фрагментами, среди которых есть колесные чеки (14, 17) и направляющие кольца для вожжей, которые крепились к ярму. Из озера у Ла-Тен извлекли очень хорошо сохранившееся ярмо (3) и колесо с железным ободом (4). Все фрагменты, которые показаны здесь, относятся к разным периодам и приведены лишь затем, чтобы показать конструкцию колесницы. Предметы на рис. 5 и 13 тоже относятся к разным периодам, однако назначение их, по всей видимости, было одинаковым. Вплоть до совсем недавнего времени облик кельтской колесницы можно было восстановить только по изображениям на монетах. Изображенные на них экипажи имеют боковины, составленные из двух полукругов. Несколько лет назад в Падуе, на севере Италии, обнаружили каменное надгробие с изображением колесницы такого же типа, двух людей в ней и щита, уложенного на бок. Оба полукруглых боковых фрагмента на этом рельефе изображены спереди щита, а это может означать только одно — оба они находились на одной стороне. Хотя такое расположение выглядит несколько странным, археологические находки его подтверждают. Расстояние между колесами в колесницах из французских захоронений составляет чуть больше метра, что значительно меньше, чем у кипрской колесницы (от 1,3 до 1,7 м), на которой возница и воин стояли бок о бок. Это означает, что кельтский воин размещался позади возницы, как то и показано на монете Гостилия, а это требует большей длины колесницы и удвоенной длины сторон. Большая длина требовалась и для того, чтобы разместить в колеснице лежащего воина — так, как было сделано это во французских могильниках. После завоевания Галлии кельтские всадники заняли важное место в римской армии. Однако существует мнение, что настоящей конницы у кельтов не было и перед боем они сходили с коня и сражались пешими. Именно так поступили кельты, испанцы и римляне в битве при Каннах (216 г. до н.э.). Однако причина этого могла заключаться в существенном недостатке места. Замечание Ганнибала, которое записано у Ливия, позволяет предположить, что обычной практикой такое не предусматривалось: когда карфагенский полководец услышал о том, что Павл приказал коннице спешиться, он сказал, что с тем же успехом их можно было бы вести в бой и в цепях. Такое высказывание подразумевает бесполезность применения в бою спешенной конницы. По правде сказать, довольно трудно представить большое количество спешившейся для сражения конницы. Поступи римляне так, замечание Полибия о взятом на вооружение греческом копье, которое не вихляло при атаке, было бы бессмысленным. О кельтской коннице времен ранней империи постоянно говорится, что она сражалась верхом. Поэтому следует сделать вывод, что настоящая конница у кельтов все-таки была. Найдено немало кельтских удил, большая часть которых имеет трензельные кольца. Скульптурное изображение показывает нам всадника, служившего у македонян в битве при Пидне (168 г. до н.э.). Круглый щит — не римский и не греческий, следовательно, это кельтский конный щит. Скульптурное изображение (23) на стр. 125 представляет кельта, направляющего коня на упавшего грека. На лишенной всадника лошади — седло греческого образца. Кельты пользовались таким же седлом, что и поздние римляне. Этот тип, характеризующийся наличием раздвоенной передней и задней луки, изображен на Гундеструпском котле и на монументе Юлия в Сен-Реми, который датируется концом I в. до н.э. На последнем показана битва между римлянами и кельтами. Одна из лошадей упала и сбросила своего всадника; это, должно быть, кельт, потому что на триумфальных римских памятниках никогда не изображали гибели римских солдат. Следовательно, седло с раздвоенными луками — кельтское, а не римское. На Гундеструпском котле видны также диски, которыми украшали лошадей кельты. Несколько таких экземпляров, изготовленных из серебра, нашли в северной Италии; римляне переняли и эти фалары.

Римско-латинская армия IV в. до н.э.

Мирный договор Кассия 490 г. до н.э. ввел Рим в состав Латинского Союза, и в течение следующих 160 лет развитие его военной системы шло параллельно с остальными латинскими государствами. Ливии уверяет, что военная организация латинян и римлян была одинаковой к моменту, когда Рим выдвинул требования о признании своего господства в Союзе (Латинская война 340—338 гг. до н.э.). Он был, несомненно, прав, хотя и немного увлекся, рассказывая, что в битве примипил (primus pilus, т.е. старший центурион легиона) находился напротив вражеского примипила — им следовало бы находиться на противоположных концах своих легионов. Однако здесь Ливии снова дает нам ценную возможность разобраться в организации легиона. Все легионеры были снабжены теперь овальными италийскими щитами, скутумами. Вместо фаланги легион строился новым боевым порядком, в три линии. Задняя линия состояла из 15 рядов (ordines), каждый из которых делился на три части, вексиллы (vexilla). Впереди стояли лучшие из ветеранов, триарии (triarii). За ними молодые, не столь отличившиеся воины, рорарии (rorarii), а за ними — наименее надежные солдаты, акцензы (accensi). На деле это означает резерв. Триарии были вооружены копьями, но о вооружении остальных Ливии ничего не говорит. Каждая из трех вексилл состояла из 60 человек, двух центурионов и знаменосца-вексиллария (vexillarius), который нес похожий на флаг штандарт, вероятно, похожий на те, что были у самнитов. Средняя линия состояла из 15 единиц, манипулов, тяжелой пехоты (принципы, principes). Это были сливки армии — бойцы в самом расцвете сил. Передняя линия также состояла из тяжелой пехоты (гастатов, hastati), однако ее составляли более молодые воины; они тоже делились на 15 манипулов. Манипулу гастатов придавалось по 20 легковооруженных воинов (левисы, leves), у которых были копье и дротик. Каждая единица задней линии состояла из 186 человек; в каждой единице принципов и гастатов должно было находиться чуть больше 60 воинов — все они, вероятно, состояли из сдвоенных центурий. При расчете в 30 человек на центурию плюс командиры и числящиеся вне ряда помощники командира, знаменосцы, горнисты и т.п. мы получаем общее количество в пять тысяч воинов — легион. Ливии ничего не говорит о вооружении принципов и гастатов. Во времена Полибия у них были метательные копья — пилумы — и мечи. Поскольку известно, что пилумами в это время действительно пользовались, приходится признать это утверждение правильным. Большинство ученых не согласно с данным Ливией описанием или же старается «подогнать» его под рамки легиона более позднего времени. Однако римская армия постоянно находилась в процессе развития и совершенствования, и было бы очень странно, если бы она не претерпела никаких изменений между 340 и 150 гг. до н.э. Армию Ливия можно представить находящейся на полпути от этрусской (ок. 550 г. до н.э.) к описанной у Полибия (ок. 150 г. до н.э.). Неправы те, кто говорит, что Ливии изменил общую картину; обычно он приближал описание событий к своему времени, модернизировал их, но не в этом случае. Здесь он изо всех сил пытался донести до читателя обнаруженную информацию в максимально неизмененном виде. Возможно, он слегка приукрасил ее местами, но во всех остальных аспектах перед нами находится реальное описание. Пытаться же подогнать его под рассказ Полибия, написанный двумя веками позже, означает на деле следовать обычной манере Ливия. Здесь же данная Ливией картина слишком туманна и сложна, чтобы быть неправдой. Историк сообщает, что от круглых щитов (клипеусов) отказались примерно в то время, как легионеры стали получать плату, т.е. во время осады Вейев в начале IV в. до н.э. говорит он и об отказе от фаланги. Причиной этому мог быть тот факт, что в битве при Аллии ее буквально втоптали в землю; возможно, с этим связан и переход армии на более крупные щиты — скутумы, усиленные железной кромкой. Армия времен Сервия состояла из двух частей, в каждой из которых было 40 центурий гоплитов и 45 центурий легковооруженных воинов. И видимо, не случайно в легионе Ливия, где гоплитов уже не было, насчитывается 45 боевых единиц (15 рядов в задней линии и по 15 манипулов в средней и передней линии). В это время все еще существуют следы старой системы цензового деления, однако похоже, что воины первого, второго и третьего разрядов образуют одну группу, в рамках которой делятся не по имущественному цензу, а по возрасту. Самые молодые становятся гастатами, находящиеся в расцвете сил — принципами, а старшие — триариями. Рорарии, похоже, набирались из представителей четвертого разряда, а акцензы и левисы, которых было сравнительно много, относились к пятому разряду. Не следует удивляться размеру центурии — на раннем этапе развития армии он мог меняться вместе с изменением размеров самой армии. Во времена Полибия центурия триариев состояла всего из 30 человек. Основным поражающим оружием легионера новой армии теперь, должно быть, сделалось метательное копье (пилум). Триарии, рорарии и акцензы все еще оставались обычными копейщиками, однако около трети всей армии продвинулось теперь вперед, вооружившись пилумами для того, чтобы поражать приближающегося противника. Три линии войска теперь располагались в шахматном порядке. Впереди стояло 15 центурий гастатов, между которыми были равные промежутки. За ними следовали принципы, построенные так, чтобы эти промежутки закрыть. Таким же образом были выстроены и воины задней линии — они прикрывали промежутки в линии принципов. Начинали сражение застрельщики-левисы, которые стремились нарушить боевой порядок противника при помощи легких дротиков. Когда противоположная сторона начинала наступление, легковооруженные воины отступали в промежутки в строе, и в бой шли гастаты. Вначале они метали пилумы, а затем шли на сближение с противником для того, чтобы сойтись врукопашную. Если гастаты оказывались не в силах разбить врага, они тоже отступали в промежутки строя между отрядами принципов. Если разбитыми оказывались обе линии, гастаты и принципы отступали за триариев, которые смыкали ряды; затем вся армия отступала. Ливии предполагал, что триарии также участвовали в наступлении, но это можно счесть попыткой замаскировать тот факт, что и римская армия иногда проигрывала сражения. Старая римская поговорка «дело дошло до триариев» означала, что все обернулось как нельзя хуже. Покуда гастаты и принципы сражались, триарии опускались на одно колено, выдвинув вперед левую ногу. Они прислоняли свои большие овальные щиты к левому плечу так, чтобы те прикрывали их от вражеских метательных снарядов. Подток копья был воткнут в землю, а наконечник наклонно выставлен вперед «подобно частоколу» — как говорил Ливии. Триарии не вступали в бой, покуда все остальные части армии не оказывались разбиты. Следует отметить, что знамена располагались за задней линией, так что отступавшим отрядам было видно, к которому из рядов им следует отходить. Ливии не говорит, сколько центурионов приходилось на каждый манипул принципов и гастатов — один, два или вовсе ни одного. Римляне, должно быть, не раз терпели поражения в первые 200 лет существования республики. Патриотически настроенный Ливии обычно говорит в таких случаях, что сражению «помешала плохая погода». Самое крупное поражение выпало на долю римлян в битве при Аллии (390 г. до н.э.). Возможно, именно из-за этого (особенно из-за последнего сражения) легион IV в. до н.э. имеет ярко выраженный оборонительный характер. Достаточно подвижный строй гастатов—принципов появился, очевидно, в ответ на легкие и подвижные армии кельтов и самнитов. Отряды метателей копий на переднем фланге были специально рассчитаны на то, чтобы противостоять атаке кельтов.

Рим в 275—140 гг. до н.э. Римская армия в 160 г. до н.э.

Двадцать второго июня 168 г. до н.э. римляне разбили македонян в битве при Пидне. Родина Филиппа и Александра Македонского превратилась отныне в римскую провинцию. Несколько греков из числа тех, что находились среди македонцев на поле битвы, после сражения были отправлены в Рим. Был среди них и историк Полибий. Его поместили под охрану Сципионов, а затем он сделался близким другом Сципиона Эмилиана, сопровождая его в походах. Для того чтобы его греческие читатели могли понять, как функционировала римская армия, Полибий взял на себя труд описать самые мелкие детали. Эта скрупулезность описания отсутствует в другом труде, который стал для нас важным источником информации, — Цезарь рассчитывал на то, что его читателям многое знакомо и понятно. Данное ниже описание строится практически исключительно на рассказе Полибия.

Набор армии и ее организация

В начале каждого года избирались два главных магистрата (консулы). В обычных условиях в распоряжении каждого консула было два легиона, т.е. 16—20 тысяч пеших воинов и 1500—2000 всадников. Около половины всех пеших и четверти конных воинов были римскими гражданами. Остальные набирались из числа союзников Рима. В случае крайней опасности армии обоих консулов отдавались под контроль диктатору, полномочия которого обычно длились шесть месяцев. Диктатор обычно назначал и своего заместителя (magister equitum), который был начальником конницы. Избранные консулы назначали 24 военных трибуна. Десять из них были старшими, их срок службы должен был составлять не менее десяти лет; остальные 14 должны были прослужить не менее пяти лет. Первые два из избранных старших трибунов назначались в первый легион, следующие три — во второй, следующие два — в третий и следующие три — в четвертый. По такому же принципу назначали и младших трибунов: первые четыре — в первый легион, следующие три — во второй и т.д. В результате в каждом легионе было по шесть трибунов. Как и у греков, служба в армии считалась почетной и была недоступна людям малоимущим. Каждый год в назначенный день все граждане, могущие нести службу, собирались на Капитолии. Там их разделяли согласно имущественному цензу. Наиболее бедных отправляли служить во флот. Следующую группу (с имущественным цензом в 400 драхм) приписывали к пехоте, самые же богатые отправлялись в конницу. Необходимые туда тысячу двести человек цензоры выбирали еще до начала основной призывной кампании. К каждому легиону приписывалось по 300 всадников. Срок их службы составлял десять лет, у пехотинцев он равнялся 16 годам — покуда они не достигали возраста в 46 лет. В случае большой опасности этот срок могли увеличить до 20 лет. Тех, кого отобрали для службы в пешем войске, делили по трибам. Из каждой трибы отбирали четырех человек примерно одного возраста и телосложения, которые представали перед трибунами. Первым выбирал трибун первого легиона, затем второго и третьего; четвертому легиону доставался оставшийся. В следующей группе из четырех новобранцев первым выбирал солдата трибун второго легиона, а первый легион забирал себе последнего. Процедура продолжалась, покуда не набиралось 4200 человек для каждого легиона. В случае опасного положения число воинов могло быть увеличено до пяти тысяч. Следует указать, что в другом месте Полибий говорит, что легион состоял из четырех тысяч пеших воинов и двухсот всадников, а возрасти это количество могло до пяти тысяч пеших и трех сотен конных легионеров. Было бы несправедливо сказать, что он сам себе противоречит — скорее всего это приблизительные данные. Набор завершался, и новички приносили клятву. Трибуны выбирали одного человека, который должен был выступить вперед и поклясться повиноваться своим командирам и в меру всех своих сил исполнять их приказы. Затем все остальные также делали шаг вперед и клялись поступать так же, как он («Idem in me»). Затем трибуны указывали место и дату сбора для каждого легиона так, чтобы все оказались распределены по своим отрядам. Покуда проходил набор рекрутов, консулы отправляли приказы союзникам, указывая требовавшееся от них количество войска, а также день и место встречи. Местные магистраты набирали рекрутов и приводили их к присяге — так же, как и в Риме. Затем они назначали командира и казначея и давали приказ выступать. По прибытии в назначенное место новобранцев вновь делили на группы в соответствии с их богатством и возрастом. В каждом легионе, состоявшем из четырех тысяч двухсот человек, наиболее молодые и бедные становились легковооруженными воинами — велитами. Их было тысяча двести. Из оставшихся трех тысяч те, что помоложе, формировали первую линию тяжелой пехоты — 1200 гастатов; находившиеся в полном расцвете сил становились принципами, их также было 1200. Старшие по возрасту формировали третью линию боевого порядка — триариев (их еще называли пилами). Их насчитывалось 600 человек, причем независимо от того, какого размера был легион, триариев всегда оставалось шесть сотен. Число людей в других подразделениях могло пропорционально увеличиваться. Из каждого вида войска (за исключением велитов) трибуны выбирали десятерых центурионов, которые, в свою очередь, избирали еще десять человек, которые также именовались центурионами. Избранный трибунами центурион являлся старшим. Самый первый центурион легиона (primus pilus) имел право участвовать в военном совете вместе с трибунами. Выбирали центурионов, исходя из их стойкости и отваги. Каждый центурион назначал себе помощника (optio). Полибий именует их «урагами», приравнивая к «замыкающим строй» греческой армии. Трибуны и центурионы делили каждый вид войска (гастатов, принципов и триариев) на десять отрядов-манипулов, которые нумеровались числами от одного до десяти. Велиты распределялись поровну среди всех манипулов. Первым манипулом триариев командовал примипил, старший центурион.

Когорта легиона состоявшего из 4200 человек — по описанию Полибия. Его рассказ, включающий малейшие подробности об организации римской армии, представляет большую ценность для реконструкции легиона того времени. Эта единица состояла из трех манипулов, в каждый из которых входило по две центурии. Манипул был самой мелкой независимой единицей легиона. Каждый манипул триариев состоял из 60 ветеранов и 40 приданных им застрельщиков-велитов. Каждый манипул принципов и гастатов состоял из 120 тяжелых пехотинцев и 40 велитов. Ц — центурион, 3 — знаменосец П — помощник центуриона.

Итак, перед нами предстает легион, состоящий из 4200 пеших воинов, разделенный на 30 манипулов — по 10 у гастатов, принципов и триариев соответственно. У первых двух групп строение было одинаковым — 120 человек тяжелой пехоты и 40 велитов. У триариев было 60 тяжелых пехотинцев и 40 велитов. Каждый манипул состоял из двух центурий, однако они не имели самостоятельного статуса, поскольку самой малой тактической единицей считался манипул. Центурионы назначали двух самых лучших воинов знаменосцами (signiferi). В этрусско-римской армии было две центурии горнистов и трубачей, из расчета по одному на центурию. В описании Полибия о таком соединении ничего не говорится, однако горнистов и трубачей он упоминает постоянно. Похоже, что теперь в каждом манипуле был и горнист, и трубач. В случае необходимости один манипул гастатов, один манипул принципов и один манипул триариев могли действовать вместе; тогда их именовали когортой. Как Полибий, так и Ливии начинают пользоваться этим термином на последних этапах второй Пунической войны, называя этим словом тактическую единицу легионеров. Во II в. до н.э. термин стал часто применяться для названия соединений союзников — например, когорта из Кремоны, когорта марсов и т.д. Как соотносился этот легион II в. с легионом времен Латинской войны (340— 338 гг. до н.э.)? Армия Полибия разделена на 30 мани-пулов: 10 гастатов, 10 принципов и 10 триариев. Прежние рорарии полностью исчезли, вследствие чего легион уменьшился с 5000 человек до 4200. Тысяча двести легковооруженных акцензов и левисов, которых называли теперь велитами, оказались распределены между 30 манипулами. В манипуле триариев все еще насчитывалось 60 человек. Манипулы принципов и гастатов были удвоены, что хорошо отражает новый агрессивный характер легиона — отныне он не боролся за свое существование, а завоевывал мир.

Доспехи и вооружение

Легионеры были вооружены колюще-рубящим мечом (gladius hispaniensis, испанским гладием). Два наиболее ранних экземпляра такого меча было найдено в Смихеле, в Словении, и датируются они примерно 175 г. до н.э. Они имеют слегка сужающиеся клинки длиной 62 и 66 см. Как должно следовать из названия, впервые такие мечи появились в Испании и были, возможно, вариантом кельтского меча с заостренным и удлиненным кончиком. Должно быть, их приняли на вооружение в ходе второй Пунической войны, поскольку мечи из Смихеля точно не являются колющим оружием, которым, по описанию Полибия, пользовались в Галльской войне 225—220 гг. до н.э. Однако мечи эти вполне подходят под описание оружия, способного снести человеку голову или выпустить наружу внутренности — о нем писал Ливии, рассказывая о второй Македонской войне 200—197 гг. до н.э. Полибий ничего не говорит о кинжалах, однако в процессе раскопок на месте римских лагерей конца II в. до н.э. близ Нуманции, в Испании, было обнаружено несколько экземпляров, явно восходящих к испанским прототипам. У гастатов и принципов было также по два метательных копья. В то время существовало два основных типа пилума, которые различались способом крепления железного наконечника к деревянному древку. Они могли просто насаживаться на него с помощью расположенной на конце трубки либо имели плоский язычок, который закреплялся на древке одной-двумя заклепками. Первый тип имел долгую историю и был широко распространен, его находили в кельтских захоронениях северной Италии и в Испании. Собственно, римские экземпляры варьируются в размерах от 0,15 до 1,2 м. Самый короткий был, возможно, дротиком велитов, «гаста велитарис». Полибий пишет, что он сгибался от удара, поэтому его нельзя было подобрать и бросить обратно. Наиболее ранние экземпляры с плоским язычком нашли у Теламона, в северной Этрурии. Возможно, что они лежали там со времен битвы в 225 г. до н.э. Они были очень короткими, всего 25— 30 см длиной; похожие на них короткие дротики находили также у Смихеля в Словении (ок. 175 г. до н.э.) и у Эфира в Греции (ок. 167 г. до н.э.). Более длинные экземпляры — до 57 см — также были обнаружены в Смихеле, а дротик 74 см нашли у Нуманции в Испании (153— 133 гг. до н.э.). У многих дротиков этого типа есть загибающаяся кромка по краям плоской части. Она охватывала древко для того, чтобы обеспечить лучшее прилегание к нему наконечника. У самых ранних экземпляров наконечник пилума был таким же, как у дротика, однако затем он постепенно принял ставшую традиционной пирамидальную форму — она хорошо известна со времен ранней империи. Острие часто было зазубренным. Назначение длинных пилумов совершенно очевидно — они должны были пронзить щит и ранить державшего его вражеского воина. Короткие пилумы с плоскими язычками имели другое назначение — возможно, что именно их называли «pilum muralis»: это было оборонительное оружие, которое метали с вала в случае осады. У всех тяжелых пехотинцев был скутум — большой изогнутый щит в два с половиной фута (ок. 75 см) шириной и четыре фуга (ок. 1,2 м) высотой. Согласно Полибию, его изготовляли из двух склеенных вместе деревянных пластин, которые обтягивали вначале грубой тканью, а затем телячьей кожей. На нескольких монументах времен республики показан именно такой щит. Как и в более ранние времена, он имеет овальную форму с овальным умбоном и длинным вертикальным ребром. Щит такого типа обнаружили в Каср-Эль-Харит в Фаюмском оазисе, в Египте. Вначале его посчитали кельтским, однако он, без сомнения, является римским.

Этот щит, высота которого составляет 1,28 м, а ширина 63,5 см, сделан из березовых пластинок. Девять-десять таких тонких пластинок шириной в 6—10 см раскладывали продольно и прокладывали с обеих сторон слоем более уз- ких пластинок, уложенных перпендикулярно первым. Затем все три слоя склеивали. Так формировалась деревянная основа щита. У кромки его толщина составляла чуть меньше сантиметра, увеличиваясь к центру до 1,2 см. Покрывали такие щиты войлоком, который у кромки складывали вдвое и прошивали через дерево. Ручка щита была горизонтальной и держалась полным хватом. Этот тип ручки отчетливо виден на многих римских памятниках. Полибий добавляет, что у такого щита был железный умбон и железная обивка вдоль верхней и нижней кромок.

Несколько лет назад я изготовил точную копию фаюмского щита, которая весила чуть больше 10 кг. Вес этот признали совершенно невероятным на том основании, что никому не по силам было бы управляться с таким тяжелым щитом. Однако в Донкастере недавно обнаружили остатки щита, реконструкция которого оказалась примерно такого же веса. Римский щит того времени предназначался для того, чтобы защитить тело легионера, маневрировать им не требовалось. При наступлении легионер держал его на выпрямленной руке, опирая на левое плечо. Добравшись до противника, он обрушивал на него вместе со щитом вес всего тела и пытался опрокинуть его. Затем он ставил щит на землю и, пригнувшись, сражался из-за него. Четырехфутовая высота щита была скорее всего регламентированной, поскольку при осаде Нуманции Сципион Эмилиан сурово наказал солдата, у которого щит оказался большего размера. Доспехи принципов и гастатов состояли из небольшой квадратной нагрудной пластины примерно 20x20 см, которую называли нагрудником, и поножей на одну ногу. Эту последнюю особенность подтверждает и Арриан в своем «Искусстве тактики». Он пишет: «...в римском стиле поножи на одну ногу, дабы защитить ту из них, которую в битве выставляют вперед». Имеется в виду, разумеется, левая нога. Нагрудник восходит к квадратной нагрудной пластине IV в. до н.э. До наших дней ни одна пластина не сохранилась, хотя в Нуманции нашли остатки круглой пластины такого же типа. У более состоятельных легионеров была кольчуга. Внешний вид такой кольчуги, которые делались по образцу льняных панцирей, можно разглядеть на победном монументе Эмилия Павла, установленном в Дельфах. Он был воздвигнут после победы римлян над, Македонией в 168 г. до н.э. Такие кольчуги были очень тяжелыми и весили около 15 кг. Свидетельство этой тяжести можно найти в рассказе о битве при Тразименском озере — солдаты, которые пытались спастись тогда вплавь, шли ко дну, влекомые весом своего доспеха. У гастатов и принципов был бронзовый шлем, украшенный тремя вертикальными перьями черного или темно-красного цвета, высота которых была около 45 см. Полибий говорит, что они предназначались для того, чтобы заставить воина казаться в два раза выше своего настоящего роста. Наиболее распространенным в это время был шлем монтефортинского типа, ведущий происхождение от кельтских шлемов IV и III вв. Замечательный экземпляр такого шлема есть в 1ерма-нии, в музее Карлсруэ. Его пятили в Каноза ди Пулья, городе, к которому бежали множество легионеров после разгрома при Каннах в 216 г. Шлем действительно относится к этому периоду, и очень заманчиво считать, что он принадлежал одному из каннских легионеров. У шлема этого типа было отверстие в навершии. Навершие заливалось свинцом, и в него вставлялся шплинт, удерживающий гребень из конского волоса. Под назатыльником находилось двойное кольцо, к которому прикреплялись два ремешка. Они перекрещивались под подбородком и пристегивались к крючкам на нащечниках, удерживая шлем в одном положении. Памятники подтверждают, что в это время продолжали пользоваться шлемом итало-коринфского типа, а находка в Геркулануме самнитско-аттического шлема I в. до н.э. свидетельствует о том, что и этот тип все еще был широко распространенным. Шлемы обычно носили с подшлемником. На кельтском экземпляре монтефортинского типа, который хранится в Любляне, все еще видны остатки такого подшлемника, сделанного из войлока — самого распространенного для этой цели материала. Вооружение триариев было таким же, как у гастатов и принципов, за одним исключением: вместо пилумов они использовали длинные копья — гасты (hastae). У велитов был меч, дротики и круглый щит (парма, parma) около 90 см диаметром. Дротики, «гаста велитарис», представляли собой уменьшенную копию пилума; их железная часть составляла 25—30 см, а деревянное древко было в два локтя (ок. 90 см) длиной и примерно в палец толщиной. Из доспехов велиты носили лишь простой шлем, иногда с какой-нибудь отличительной чертой, например, покрытый волчьей шкурой. Делалось это для того, чтобы центурионы могли узнать велитов на расстоянии и видеть, насколько хорошо они сражаются.

Конница и союзники

Триста всадников были разделены на десять турм, по 30 человек в каждой. В каждой турме было три декуриона, которых выбирали трибуны, и трое замыкающих (optiones). Можно предположить, что эти единицы по 10 человек были рядами, а значит, конница строилась шеренгой в пять или десять человек глубиной — в зависимости от обстоятельств.

Командовал турмой первый из избранных декурионов. Вооружены всадники были по греческому образцу, они имели доспех, круглый щит (парма эквестрис) и прочное копье с заостренным подтоком, которым можно было продолжать сражаться, если копье ломалось. Римские всадники на памятнике в честь победы Эмилия Павла, установленном в Дельфах (168 г. до н.э.), носят кольчуги, практически аналогичные тем, что были у пеших воинов. Единственное исключение — разрез на бедрах, который позволял сидеть на лошади. Характерные щиты италийской конницы можно разглядеть на многих монументах. Трибуны распускали легионеров по домам, приказав им вооружиться в соответствии с той частью, в какой они должны были служить. Союзники также формировали отряды в четыре-пять тысяч человек, к которым присоединялись 900 всадников. К каждому из легионов приписывался один такой отряд, так что под словом «легион» следует понимать боевую единицу примерно в 10 000 пеших воинов и около 1200 всадников. Организацию войска союзников Полибий не описывает, но она скорее всего была схожа с римской, особенно у латинских союзников. В обычной армии, состоящей из двух легионов, римляне сражались в центре, а два отряда союзников (их называли алами, т.е. крыльями — alae sociorum) — на флангах. Один отряд назывался правым крылом, а другой — левым. Каждым крылом командовали три префекта, которых назначал консул. Треть лучшей конницы союзников и пятая часть их лучших пехотинцев отбирались для того, чтобы образовать особую боевую единицу — экстраординариев (extraordinarii). Они были ударной силой для особых поручений и должны были прикрывать легион на марше. Вначале солдаты не получали платы, но со времен длительной осады Вейев в начале IV в. легионерам начали платить. Во времена Полибия римский пехотинец получал два обола в день, центурион—в два раза больше, а на долю всадника приходилось шесть оболов. Римский пехотинец получал довольствие в виде 35 л зерна в месяц, всадник — 100 л пшеницы и 350 л ячменя. Разумеется, большая часть этого продовольствия шла на прокорм его лошади и конюха. Фиксированная плата за эти продукты вычиталась квестором из жалованья как пешего, так и конного воина. Вычеты делались также за одежду и требующие замены предметы экипировки. Пехота союзников также получала 35 л зерна на человека, а всадникам доставалось только 70 л пшеницы и 250 л ячменя. Однако эти продукты были для них бесплатными.

Подготовка

Собравшись в месте, установленном консулом, новые легионы проходили суровую «тренировочную программу». Девяноста процентам солдат уже доводилось служить в армии, но и они нуждались в переподготовке, новобранцам же было необходимо пройти базовое обучение. Во времена империи их заставляли «сражаться со столбом», используя утяжеленное оружие (см. стр. 218); несомненно, что-то похожее должно было иметь место и в период республики. Хорошее представление о том, как выглядел процесс переподготовки опытных солдат, можно получить из рассказа Полибия. Такую переподготовку устроил для своих воинов Сципион после того, как захватил Новый Карфаген (209 г.). В первый день солдатам нужно было пробежать шесть километров в полном снаряжении. На второй день они чистили доспехи и оружие, которое проверяли их командиры. На третий день они отдыхали, а на следующий день — упражнялись с оружием. Для этого использовали деревянные мечи, обтянутые кожей. Во избежание несчастных случаев кончик меча был снабжен насадкой. Острия дротиков, которыми пользовались для упражнений, также были защищены. На пятый день солдаты опять пробегали шесть километров в полном снаряжении, а на шестой вновь занимались своим оружием, и т.д.

На марше

Завершив обучение, армия выступала навстречу врагу. Порядок снятия с лагеря был строго регламентирован. По первому сигналу трубы сворачивались палатки консула и трибунов. Затем солдаты складывали собственные палатки и снаряжение. По второму сигналу они нагружали вьючных животных, а по третьему колонна выступала в путь. Помимо собственного снаряжения, каждый солдат был обязан нести связку кольев для частокола. Полибий говорит, что это было не очень трудно, потому что длинные щиты легионеров висели на кожаных ремнях на плече и единственными предметами в их руках были дротики. Два, три или даже четыре кола можно было связать вместе и также повесить на плечо.

Обычно колонну возглавляли экстраординарии. За ними следовало правое крыло союзников вместе со своим обозом; затем следовал первый легион и его обоз, а затем второй легион. Он вел за собой не только свой обоз, но и вьючных животных левого крыла союзников, которое формировало арьергард. Консул и его телохранители — конные и пешие воины, специально отобранные из числа экстраординариев, — вероятно, ехали во главе легионов. Конница могла составлять арьергард своего соединения или размещаться по обеим сторонам обоза для того, чтобы следить за животными. При наличии опасности сзади экстраординарии формировали арьергард. Следует иметь в виду, что 600 всадников-экстраординариев двигались рассыпанным строем и осуществляли разведку — независимо от того, был ли это авангард или арьергард. Оба легиона, а также оба крыла союзников через день менялись местами — так что впереди были то правое крыло и первый легион, то левое крыло и второй легион. Это позволяло всем по очереди пользоваться преимуществами в добыче свежей воды и фуража. В случае, если опасность заставала легион на открытой местности, гастаты, принципы и триарии шли тремя параллельными колоннами. Если атака ожидалась справа, то первыми с этой стороны становились гастаты, за ними принципы и триарии (см. стр. 141). Это позволяло в случае необходимости развернуться в стандартный боевой порядок. Обоз становился слева от каждой колонны. При угрозе атаки слева гастаты строились с левой стороны, а обоз с правой. Такая система выглядит как вариант развития македонской. Разворот в боевой строй мог быть осуществлен лучше всего, если бы манипулы маршировали не колоннами, а шеренгами — так, как поступали македонцы. В этом случае первая шеренга уже была готова при необходимости встретить врага, а рядам не было нужды разворачивать строй. Если основной строй центурии был в шесть шеренг по десять человек (см. стр. 141), то солдаты могли маршировать по шесть в ряд. Именно так они и делали во времена империи. В день армия могла пройти расстояние около 30 км, но в случае необходимости была способна продвинуться значительно дальше. Среди тех, кто шел вместе с авангардом для того, чтобы убедиться, что путь открыт, были специалисты по наведению переправ. Полибий упоминает их, рассказывая о том, как Сципион пересек р. Тицин зимой 218 г. до н.э.

Лагерь

Когда колонна приближалась к месту, где располагался противник, один из трибунов и ответственные за выбор места для лагеря центурионы отправлялись вперед, чтобы изучить местность и выбрать место для лагеря. Они искали подходящий кусок открытой местности примерно 800x800 метров, желательно на возвышенности. Место должно было не давать укрытия врагу и иметь выход к источнику воды. Выбрав место для лагеря, они находили точку, с которой лучше всего была видна вся его будущая территория, и ставили там белый флажок. Так обозначалось место для палатки консула (преторий, praetorium). Название это было старое и напоминало о временах, когда два старших магистрата назывались преторами. Вокруг этого флажка отмерялась территория примерно в 30x30 м. С той стороны от претория, где были лучше возможности водоснабжения и фуражирования, ставили красный флажок. Это была сторона, с которой размещались легионы. В пятнадцати метрах от этой стороны квадрата ставили еще один красный флажок — он отмечал ряд палаток трибунов, вход которых был обращен в сторону, противоположную преторию. В сотне футов перед палатками трибунов вновь помещали красный флажок и проводили линию, параллельную палаткам трибунов. Позади этой линии и размещались легионы. В центре проведенной линии трибун ставил свой измерительный инструмент (groma) для того, чтобы замерить все остальное. Этот инструмент позволял ему провести прямоугольную сетку и отметить копьями две главные улицы лагеря. Первая из них, via principalis, проходила между линией палаток трибунов и линией, вдоль которой размещались легионы. Вторая улица, via praetoria, шла от точки, на которой был размещен измерительный аппарат — напротив претория — через весь лагерь, под прямым углом к первой улице. После того как были отмечены улицы, размечалось место для рва и вала. В обычных условиях походный лагерь окружался рвом около метра глубиной. Земля вытаскивалась наружу, обкладывалась дерном и выравнивалась так, чтобы образовать невысокий вал. Легионы строили переднюю и заднюю стенки укрепления, а союзники — боковые. Каждому манипулу отводился свой участок работы. Центурионы проверяли, чтобы исполнялась она качественно, а два трибуна наблюдали за процессом строительства каждой стороны в целом. Если ставить лагерь приходилось непосредственно перед лицом врага, то укрепления были значительно более мощными. Обоз размещали позади линии вала, а велиты, конница и половина тяжелой пехоты строились перед линией будущего укрепления в боевом порядке. Позади этой живой стены вторая половина войска начинала возводить укрепления. Легионеры выкапывали ров в три метра глубиной и в четыре шириной. Вынутая земля поднималась на внутреннюю сторону и укладывалась на высоту примерно 1,25 м; передняя сторона вала обкладывалась дерном. Ров (fossa) и вал (agger) тянулись примерно на 700 м. По мере того как работы по строительству вала подходили к концу, консул мог отзывать пехоту из охранения, манипул за манипулом. Однако конница не входила внутрь лагеря, покуда не был завершен частокол. Каждый солдат нес два или три кола, которые он втыкал на валу так, чтобы образовать частокол. На вал длиной 3000 м приходилось 40—50 тысяч кольев, что означает от 13 до 16 на метр. Колья эти вырезались так, чтобы на них осталось от двух до четырех боковых ветвей от послужившего материалом дерева. Все эти ветви заострялись на концах. Помещали колья так, чтобы ветви сильно переплетались: было нелегко просто определить, какому колу какая ветвь принадлежит, не говоря уже о том, чтобы выдернуть его. Из-за этой же плотности установки за один и тот же кол сложно было хвататься более чем одному человеку — нападавшие впустую изранили бы руки. Установив защитные укрепления, легионеры начинали ставить лагерь. Поскольку порядок размещения был всегда одинаковым, каждый человек точно знал, где поставить свою палатку. Два легиона размещались позади «виа принципалис» и по обеим сторонам от «виа преториа». Конница размещалась лицом к виа преториа, турма за турмой. Первая из них стояла напротив претория, а десятая — рядом с валом. Триарии стояли следом за конницей и спиной к ней, первый манипул рядом с преторием. Таким образом, примипил каждого легиона был ближайшим центурионом к палатке главнокомандующего. Перед палатками триариев проходила другая дорога, шириной в 15 метров. Вдоль нее, лицом к триариям и спиной к гастатам, размещались принципы. Таким же образом, еще через 15 м, лицом к гастатам, стояла конница союзников, а за ней — союзная пехота. При разбивке лагеря между пятым и шестым манипулами и турмами оставляли пространство в 50 футов (римский фут равен примерно 29 см). Это было место для еще одной поперечной улицы, via quintana. Все улицы отмечались воткнутыми в землю копьями. Позади палаток трибунов, рядом с преторием, находился форум (рыночная площадь лагеря), а с другой стороны от претория — палатка квестора (quaestorium), отвечавшего за поставки припасов. Позади квестория и форума размещались охрана консула из числа экстраординарнее и добровольцы, которые исполняли поручения консула. Они постоянно следили за его безопасностью. Оставшаяся часть экстраординариев становилась позади претория тем же порядком, что и остальные, конница — лицом к центральной дороге. За экстраординариями, в противоположных углах лагеря, размещались чужеземные войска или войска союзников. Для обычной армии, состоящей из двух легионов по 4200 человек, не считая союзников, на каждый манипул или турму полагалось пространство в 100x100 футов. Триариям давали участок в 100x50 футов. Для легионов в 5000 человек предоставлялось большее количество места — в соответствующей пропорции. Первая палатка на любом из концов каждого манипула, т.е. самая ближняя к дороге, принадлежала центуриону. Если два консула объединяли свои силы, то армии располагались спина к спине, разместив легионы на обоих концах лагеря. Раскопки на месте кварталов манипулов у Нуманции дают нам некоторое представление о том, как выглядело их размещение. Две центурии располагались лицом внутрь по сторонам квадрата. На внутреннем конце размещались загоны для животных. На местах военных лагерей времен империи было обнаружено множество остатков палаток. У нас нет причин сомневаться, что во времена республики они были примерно такими же. Каждая палатка легионеров занимала площадь 10x10 футов, включая место для растяжек. Делали палатки из кожи, и в каждой было достаточно места для восьми человек со всем снаряжением. Палатки командиров, так же как и палатки простых легионеров, можно видеть на колонне Траяна. Ров и вал с частоколом строились на расстоянии в 200 футов от палаток и окружали всю территорию лагеря.

Лагерные обязанности

После того как лагерь был окружен рвом, трибуны приводили к клятве всех в нем, включая рабов. Каждый человек клялся ничего не красть из лагеря и приносить все, что он найдет, к трибуну. Обязанности по лагерю распределялись между манипулами принципов и гастатов.

Два манипула из каждого легиона должны были следить за чистотой на виа принципалис, потому что днем в этом проходе шириной в сто футов собирались солдаты. Этим манипулам полагалось подметать улицу и поливать ее водой. Три из оставшихся 18 манипулов назначались по жребию к каждому из трибунов. Эти приписанные к трибуну манипулы по очереди несли трехдневные дежурства. Они отвечали за установку его палатки и за выравнивание земли вокруг нее, охраняли любое нуждающееся в этом имущество трибуна и несли стражу у входа и с противоположной стороны, там, где находились лошади. Каждый манипул триариев должен был выставлять одного охранника для той турмы, позади которой размещался. В его обязанности входило не только общее наблюдение, но и присмотр за лошадьми — они не должны были пораниться, запутаться в привязи или отвязаться и устроить беспорядок в лагере. Наконец, каждый манипул по очереди отвечал за охрану палатки консула. Велиты были освобождены от обязанностей тяжелых пехотинцев, хотя и квартировали вместе с ними — они отвечали за охрану вала. В лагере было четверо ворот — на концах каждой из главных улиц; охрану каждого входа осуществляла стража из десяти велитов. Помимо уже упомянутых караулов, три поста выставляли ночью у складов на квестории, и по два — у палаток легатов и остальных членов военного совета. Полибий ничего конкретного об этих палатках не говорит, но они, вероятно, размещались позади палаток трибунов среди добровольцев, за квесторием и форумом. Назначалась стража и в каждом манипуле. Она состояла из четырех человек — по одному на каждую из четырех ночных страж. Во время вечерней трапезы трубачи и горнисты, стоя у палатки консула, давали сигнал. Вслед за ним один из помощников командира манипула отводил часового, которому выпало стоять первую стражу, в палатку дежурного трибуна. Трибун выдавал каждому табличку с определенным значком, она называлась тессера (tessera), и отправлял обратно на пост. Из десятого манипула каждого класса воинов и из десятой турмы конницы — все они размещались в дальнем конце лагеря, возле вала, — выбирали одного человека. Он освобождался от всех обязанностей по охране, однако должен был каждый вечер, на закате, являться в палатку дежурного трибуна и получать пароль. Пароль был записан на деревянной табличке. Затем он возвращался в свой манипул и при свидетелях показывал табличку старшему центуриону следующего манипула. Затем он передавал пароль в следующие манипулы — покуда табличка не доходила до командира первого манипула или турмы, откуда должна была вернуться к трибунам еще до наступления темноты. Рано утром главный декурион первой турмы каждого легиона давал одному из своих помощников приказ отобрать четырех человек для инспекции ночной стражи. Вечером того же дня ему следовало сказать старшему декуриону следующей турмы, что в его обязанности входит выделить очередную четверку инспекторов. Выбранные люди тянули жребий, распределяя ночные стражи, а затем отправлялись к трибуну, от которого получали письменные распоряжения, какие посты и в какое время им следовало посетить. После этого все они переходили через виа принципалис и ожидали у палатки старшего центуриона или второго центуриона, которые по очереди отмечали ночные стражи. В назначенное время раздавался сигнал горна, который отмечал начало каждой стражи. В течение первой стражи тот солдат, на чью долю выпадала эта обязанность, отправлялся проверять указанные в его приказе посты и забирал у каждого стража выданную ему табличку. Инспектора сопровождали несколько друзей, которые выступали в качестве свидетелей. Если он обнаруживал, что часовой заснул или отлучился со своего поста, инспектор призывал друзей засвидетельствовать это, а затем шел дальше. Ливии, вероятно, следуя Полибию, дает очень живописную картину легионера, который спит на посту, не снимая шлема, положив подбородок на край щита и подпираясь пилумом. Ливии утверждает, что с этого времени (168 г. до н.э.) часовым запрещено было иметь щиты. Другие проверяющие совершали свои обходы во время следующих страж и посещали другие посты. На рассвете они докладывали обо всем трибуну. Если все тессеры были собраны, то их без лишних вопросов отпускали. В противном случае трибун определял, какой из них не хватало. Затем он вызывал центуриона провинившегося манипула, который приводил с собой человека, бывшего в тот день на посту, а инспектор звал своих свидетелей. Трибунал немедленно собирал военный суд, который состоял из всех трибунов, и судил часового. В случае признания виновным солдата приговаривали к избиению дубинками до смерти, такое наказание называлось «фустуарий», fustuarium. Нерадивого воина выводили вперед, и трибун касался его дубинкой. Затем его же товарищи забивали его дубинками или забрасывали камнями; если оказывалось, что вина за незабранную тессеру лежит на инспекторе, то он подвергался аналогичному наказанию. Оно же предназначалось для помощника командира или командира турмы, если они не отдавали должных приказов или не информировали следующую турму об их очереди проводить инспекцию. Полибий сухо замечает, что «ночные стражи в римской армии несут самым строгим образом». Избиение дубинками было наказанием за воровство в лагере, за лжесвидетельствование, за попытку улизнуть от обязанностей путем намеренного нанесения себе ран, а также за уличение в одном и том же проступке три раза. Таково же было наказание за трусость, за брошенный в бою меч или щит, за ложь трибуну в рассказе о собственных подвигах в сражении. Если виновным в трусости перед лицом врага оказывался целый отряд, то казни в нем подвергался каждый десятый воин (децимация). Трибуны собирали легион и выводили вперед тех, кто был виновен в том, что покинул шеренги. Их выстраивали, а затем отбирали по жребию десять процентов; попавших в это число людей забивали камнями или дубинками. Остальных переводили на ячмень вместо пшеницы, а ставить свои палатки им следовало за пределами вала — на незащищенной территории. Все выжившие после битвы при Каннах легионеры вынуждены были есть ячмень и весь год ночевать вне лагеря. За менее серьезные преступления трибуны имели право назначать штраф, требовать поручителей и пороть провинившихся. Римляне не только наказывали нарушителей суровой дисциплины, но и, подобно македонцам, имели систему поощрений. Наградой за выдающуюся храбрость являлся золотой венок. Такие венки вручались первому, кто взбирался на крепостную стену во время осады города (corona muralis) или штурма лагеря (corona vallaris). После захвата Карфагена Сципион наградил золотым венком сразу двоих — центуриона легиона и солдата абордажной команды, которые первыми взобрались на верх стены. Человек, который спас жизнь другого воина, независимо от того, союзник это или римлянин, награждался дубовым венком (corona civica), который вручал ему спасенный. До конца жизни он должен был относиться к своему спасителю как к родному отцу. Ливии пишет, что Минуций Руф, командир конницы, именно так относился к диктатору, Фабию Максиму Кунктатору, который спас его от Ганнибала при Герунии в 217 г. Человека, который, подобно Фабию, спас армию, обычно награждали corona obsidionalis (букв, «венок за освобождение от осады»). Этот травяной венок был самой желанной из всех наград. Плиний Старший, который писал в I в. н.э., смог насчитать только восьмерых награжденных им людей. Награды получали и особенно отличившиеся застрельщики: тот, кто ранил противника при таких обстоятельствах, получал копье. Пехотинец, убивший врага и сорвавший с него доспех, награждался чашей. Проявивший храбрость всадник мог получить какой-нибудь предмет конской экипировки.

День сражения

На рассвете каждого дня трибуны собирались в палатке консула. Затем они передавали полученные от него приказы ожидавшим у палатки центурионам и декурионам. Те же, в свою очередь, доносили приказ до солдат. Консул, подобно греческим полководцам, каждое утро приносил жертву, а сопровождавший войско авгур толковал знамения. Когда было окончательно решено дать сражение, у палатки консула помещали привязанный к копью пурпурный плащ — свидетельство того, что битва неминуема. Получив приказ, легионы строились внутри укрепления, перед лагерем, и покидали его через преторские ворота. Союзники собирались перед двумя боковыми сторонами вала, напротив своих палаток, и выходили через главные ворота на каждой из сторон. Благодаря этому они, выйдя, сразу занимали свои позиции справа и слева от легиона. Конница покидала лагерь через декуманские ворота и затем продвигалась на свое место на правом и на левом крыле. Конница римлян становилась на правом фланге, а конница союзников — на левом. Если консулы объединяли свои армии, все легионы, должно быть, размещались в центре, так как основной римской тактикой было нанесение мощного удара в центре. Судя по тому, как действовали римляне против Ганнибала и его обходных маневров, специально созданных им для борьбы с легионами, можно сделать вывод, что римские полководцы другой тактики не признавали, по крайней мере, до того времени. От нее не отказались даже после Ганнибала, поскольку она не требовала от полководца никаких тактических способностей. Римские армии выигрывали сражения благодаря тому, что легионер был лучшим солдатом. При построении боевым порядком гастаты образовывали первую линию, принципы — вторую, а триарии — третью. Как и в легионе IV в., описанном Ливием, между манипулами оставлялись пропуски для перестроений шириной в один манипул. Между турмами конницы также были промежутки, необходимые для перестроения и маневра. Эти промежутки между манипулами больше всего затрудняют понимание такого построения. Действительно ли гас-таты и принципы сражались, имея разрывы в строю, как считал, быть может, ошибочно, Полибий? Или же они смыкали свои ряды, как описанные Ливием триарии (см. стр. 128)? Некоторые комментаторы предполагают, что солдаты в каждом манипуле «продвигались» вперед, дабы заполнить промежутки. С этим совершенно невозможно согласиться. Во-первых, существовала общая тенденция смыкаться, заваливаясь на правую сторону, потому что каждый стремился прикрыться и щитом своего соседа (центурионов набирали из людей, способных противостоять этому). Во-вторых, солдатам пришлось бы отходить от противника для того, чтобы «оттянуться» обратно при смене линий. В поисках ответа на вопрос нам следует вернуться к тому методу, которым пользуется Полибий для описания действий римлян. Дело в том, что Полибий с большой тщательностью описывает все случаи, когда римляне применяли что-нибудь совершенно чуждое грекам, например, их пехотные щиты, их лагеря и абордажные мостики на кораблях. Но он практически не затрагивает в своем описании то, что римляне позаимствовали у греков — например, снаряжение конницы. Возможно, что объяснение следует искать в греческой системе. Греки заполнили бы пропуск путем простого выдвижения вперед задней половины боевой единицы. Каждый манипул состоял из двух центурий. Полибий пишет, что старший центурион стоял справа. Однако из других источников нам известно, что центурионов именовали передний (prior) и задний (posterior), а не правый и левый, как войска союзников, размещавшиеся на противоположных флангах. Проблема легко решается, если представить, что центурии становились одна за другой. Как только сражение начиналось, задняя центурия подтягивалась на свободное место и заполняла строй. В битве при Каннах, говорит Полибий, глубина манипулов во много раз превышала их ширину. Такое описание было бы невозможным, если бы центурии стояли бок о бок, но оно вполне логично, если они размещались одна за другой — передняя и задняя.

Манипулы в бою

Здесь я попытаюсь реконструировать стандартную последовательность боя. Покинув лагерь, легион строился в три непрерывные линии, где центурии становились бок о бок. Перед битвой консул обращался к своим воинам. Он напоминал им, что они сражаются за свои дома, и вспоминал прошлые победы. Обычно он умалял врагов, указывая, что поражение их — в руках римлян. По сигналу задние центурии поворачивались кругом и вставали позади своих передних центурий, открывая пропуски в боевом порядке. Когда подавался сигнал к началу сражения, велиты покидали свои манипулы, проходили через эти промежутки и бежали вперед, осыпая наступающего противника дротиками. Целью застрельщиков было нарушить вражеский строй в преддверии наступления тяжелой пехоты. Полибий описывает этот маневр в рассказе о битве при Теламоне. Если легковооруженных солдат на передней линии имели обе стороны, такая тактика оказывалась нейтрализованной, а битва начиналась с мелких стычек. Когда противник оказывался в зоне действия тяжелой пехоты, трубы подавали сигнал к отступлению, и велиты отступали через те же пропуски в строю. Затем они ставились позади триариев или отправлялись на фланги, к коннице. Там они обычно размещались в промежутках между турмами. Задние центурии гастатов продвигались теперь вперед, чтобы закрыть промежутки, и начинали стучать своими пилумами о щиты, будто им не терпелось схватиться с врагом. Звучали трубы, гас-таты издавали боевой клич и под одобряющие крики остальной армии бросали вначале легкий, а затем более тяжелый пилум. В момент замешательства врага, который следовал за этим градом метательных копий, гастаты вынимали мечи и кидались на противника. Они старались сшибить его с ног ударом щита, на который бросали весь вес своего тела. Затем они опирали щит о землю, по-прежнему прислонившись к нему левым плечом, и сражались с противником из-за щита. Иногда для того, чтобы сломить строй противника, хватало одного наступления гастатов. Если оно оказывалось безуспешным, трубы давали сигнал к отступлению сразу после того, как утихал первый пыл. Задние центурии отходили от врага и продолжали отступать, покуда не равнялись с замыкающими передней центурии; затем они поворачивались направо, обратив щиты к противнику, и шли на свое место позади передней центурии. После чего вся линия отступала, проходя через промежутки в строе принципов. Последние, лучшие воины в армии смыкали теперь свои ряды и по сигналу трубы начинали наступление. Обычно этого хватало для того, чтобы расстроить ряды противника и обратить его в бегство. Преследовать отступающего противника отправлялась конница и велиты. Если, однако, принципы терпели поражение и битва казалась проигранной, гастаты нарушали строй, отступая в промежутки в строе триариев, а затем вновь восстанавливали свои ряды. Теперь сигнал к отступлению подавался принципам, и им нужно было вновь открыть промежутки строя. Потом они отступали мимо триариев, которые могли продвинуться вперед для облегчения отступления. Зайдя за триариев, принципы становились в промежутки между манипулами гастатов. Задние центурии триариев двигались к передним, смыкая ряды, и вся армия имела возможность организованно отступить под прикрытием их копий. Если какой-нибудь из манипулов оказывался рассеянным во время сражения, солдаты имели возможность вновь построиться у своих штандартов, как произошло это в битве при Герунии в 217 г. до н.э. Остается открытым вопрос о глубине манипула. При 60 тяжелых пехотинцах на центурию может быть лишь три разумных способа построения — по 3, по 6 или по 12 человек в глубину. Каждый из них формируется удваиванием предыдущего. Стандартный порядок следования на марше — по шесть человек в ряд (см. стр. 135) — подтверждает, что основным был строй в шесть на десять воинов. Если счесть стандартным построение в шесть человек в глубину и десять в ширину, а затем прибавить к ним 20 приписанных к манипулу велитов, мы получим старый добрый строй в восемь человек в ряд. Он был стандартной мелкой единицей римской армии и назывался контуберний (contubernium), или жилая палатка. Вероятно, что те, кто стоял в одном ряду, жили в одной палатке для того, чтобы поддерживать отношения товарищества; современные учебники военного дела называют это «динамикой малых групп». У каждого есть свое место в шеренге и в ряду точно так же, как есть место в лагере. Онасандр подтверждает это, когда говорит о том, как приятно смотреть, как солдаты подбегают и занимают свое место в строю. Поскольку писал он это в I в. н.э., вряд ли это описание какой-нибудь еще армии, кроме римской. Тот солдат, который занимал почетное место в передней шеренге, был, возможно, и старшим по палатке.

Когда количество людей в легионе возрастало до пяти тысяч, добавочных солдат могли ставить для увеличения глубины строя гастатов и принципов с шести до восьми человек. В трех случаях, когда, как нам известно, легион состоял из пяти тысяч воинов — при Теламоне, при Каннах и при Пидне, — это было связано с тем, что легионам приходилось противостоять особенно жестокому натиску или требовалось прорваться, используя простой перевес в численности. Манипул мог стоять открытым строем, когда на каждого легионера приходилось по 6 футов, или сомкнутым — по 3 фута. Способ перестроения из открытого строя в сомкнутый был, возможно, таким же, как у греков — вторая половина каждого ряда вставала в пространство между рядами. Из сравнения, которое делает Полибий между фалангой и легионом, следует, что римляне обычно сражались открытым строем, шесть футов места на каждого, поскольку он пишет, что на каждого римлянина приходилось по десять копий. Из этого следует, что сомкнутый римский строй был их аналогом тесного щитового строя македонцев, где на каждого гоплита приходилось по полтора фута. Хотя относительно шести футов Полибий скорее всего прав, римляне должны были становиться тесным строем при необходимости мощного прорыва, как, например, при Требии и при Каннах. Тогда они могли в полной мере воспользоваться преимуществами своей общей массы. Следует сказать несколько слов о метании пилума. Предположение, что легионер втыкал тяжелый пилум в землю, покуда метал более легкий, а затем бежал обратно, чтобы забрать его, звучит слишком дико и обсуждения не заслуживает. Быть может, он нес тяжелый пилум с внутренней стороны щита, зацепив его широкой частью там, где металл соединяется с деревом, за верхнюю кромку. В таком случае древко пилума можно было бы держать прижатым к щиту при помощи большого пальца левой руки. Я пробовал этот способ — широкая часть пилума словно нарочно создана для такой транспортировки, — но следует признать, что удерживать древко большим пальцем было очень сложно. Быть может, на пилуме был ремешок или переносной ремень щита оборачивали вокруг него и крепили к рукояти. Длинное тонкое железное острие пилума сгибалось от удара, и его нельзя было метнуть обратно. Если дротик проходил мимо цели и застревал в щите, зазубренное острие не давало его выдернуть, что чрезвычайно затрудняло пользование щитом.

Рим в 275—140 гг. до н.э. Великие войны

Отныне Рим контролировал всю Италию. Его легионы сумели одолеть македонскую фалангу, которой руководил один из лучших полководцев античности, и доказали, что они в силах противостоять всем известным тогда в мире военным системам. На юге римляне поглядывали теперь через Мессинский пролив — на Сицилию. Римская экспансия на юг неизбежно должна была привести к столкновению с крупнейшей морской державой того времени — Карфагеном. Он не только контролировал побережье Африки вплоть до Гибралтарского пролива, юго-восточную Испанию и Сардинию (там у него было пять колоний), но и владел западной Сицилией. Восточная часть острова находилась в руках сиракузских тиранов, а также группы бывших наемников, известных как мамертинцы, которые четвертью века раньше захватили город Мессана (совр. Мессина). Сиракузцы теснили мамертинцев и уже готовились осадить Мессану, когда в войну вмешались карфагеняне. Они стремились не допустить попадания пролива под контроль Сиракуз, а потому пришли на помощь Мессане, поставив там свой гарнизон. Однако в 264 г. до н.э. мамертинцы подчинились римлянам: они не хотели видеть город оккупированным ни Сиракузами, ни Карфагеном и в то же время оценили степень свободы, какой обладал расположенный на противоположном берегу пролива Регий, союзник Рима. Рим понимал, что принятие этого предложения равносильно объявлению войны как Сиракузам, так и Карфагену, однако все же решился его принять. Для того чтобы поставить в Мессане свой гарнизон, на юг был отправлен морем небольшой отряд во главе с военным трибуном. Карфагеняне, чей флот патрулировал тогда пролив, не горели желанием вступать в войну, а потому предприняли лишь слабую попытку помешать римлянам войти в город. Как только последние прибыли на место, мамертинцы вышвырнули карфагенян из Мессаны. Карфаген отреагировал на события отправкой на остров армии, которая прошла вдоль южного побережья, объединилась со своим былым соперником — Сиракузами — и выступила к Мессане. Тем временем римская армия под командованием консула прибыла в Регий и переправилась через пролив. Так началась самая длинная и самая горькая война в истории Рима. На протяжении следующих 120 лет городу пришлось выдержать три войны с карфагенянами, в которых Рим потерял 250 тысяч человек. Войны эти завершились полным уничтожением Карфагена и его жителей.

Карта, на которой изображен театр военных действий I Пунической войны, В руках Рима находится вся Италия, в то время как Карфаген владеет Северной Африкой, западной Сицилией и Сардинией. Направленная на юг экспансия Рима должна была неизбежно привести его к конфликту с Карфагеном.

Наиболее ранний рассказ об этих войнах мы встречаем у греческого историка Полибия, который составил его во время III Пунической войны. У него был сравнительно большой военный опыт вкупе с ясным пониманием стратегии и тактики. К сожалению, немалая часть его труда до нас не дошла. Практически непрерывный отчет о событиях от начала II Пунической войны в 218 г. до н.э. до 167 г. до н.э. дает Ливии; после этого периода его труд также утрачен. Как уже говорилось выше, Ливии был «кабинетным историком» и не имел нормального представления ни о стратегии, ни о тактике. Существенная часть его материалов взята у Полибия, однако он часто дополнял греческого историка сведениями, почерпнутыми из других, худших источников, чем немало портил свой рассказ. Существует и третий источник — это александрийский историк Аппиан, живший во II в. н.э. Он написал историю войн Рима, и его трудом в принципе можно пользоваться для того, чтобы заполнить пропуски, имеющиеся у Полибия и Ливия. Однако как источник Аппиан не слишком надежен, доверять ему можно только в тех случаях, где его рассказ совпадает с тем, что сказано у Полибия. В данной книге рассматривается в первую очередь информация, находящаяся у Полибия; другие же источники зачастую полностью опускаются. В использовании Полибия в качестве исторического источника есть, однако, один отрицательный момент. Греческого историка привезли в Рим после битвы при Пидне в 168 г. до н.э. В Риме он жил в семье Сципионов и стал близким другом Сципиона Эмилиана, сына Эмилия Павла, победителя при Пидне, и внука Павла, убитого в битве при Каннах. Когда брак его отца распался, Эмилиана усыновили Сципионы, а его брата — семья Фабия Максима. Полибий не мог анализировать поступки представителей этих семей со своей обычной критической позиции, поскольку был связан с ними. Рассказывая о деяниях Сципионов, Павлов и Максимов, Полибий чувствовал себя обязанным во всем следовать их семейным преданиям, а потому ему приходилось в некоторых случаях «подгонять» другие имевшиеся у него источники под свой рассказ. Ни Сиракузы, ни Карфаген не чувствовали себя в силах справиться со сложившимся положением, а потому, обменявшись с римлянами мелкими стычками, отошли от Мессаны. На следующий, 263 г. Рим отправил на остров обоих консулов, и пролив пересекла вторая армия. Консулы решили вначале сокрушить Сиракузы, а затем уже иметь дело со значительно более грозными карфагенянами. Однако, когда римляне подошли к греческому порту, сиракузцы, увидев, что дело складывается не в их пользу, решили сдаться. В течение следующего года консулы продвинулись по южному побережью до Агригента, где собрались основные силы карфагенян, и осадили город. Последние попытались снять осаду, однако столкнулись с серьезным отпором и в итоге потеряли город. Агригент (совр. Агридженто) был греческим, а не карфагенским городом, но, несмотря на это, римляне разграбили его, а жителей продали в рабство. Такая жестокость была обычным делом для военного времени, но в данном случае оказалась совершенно непродуктивной, поскольку вызвала открытую враждебность других городов. Римлянам приходилось сражаться за каждый метр там, где они могли бы пройти с миром. Тем временем вдоль берегов Сицилии и Италии свободно рыскал флот пунийцев, которому даже удавалось вновь подчинять себе небольшие города. Римляне ясно понимали, что для того, чтобы сражаться с Карфагеном на равных, им необходимо выйти в море. В одной из мелких стычек переправлявшиеся на Сицилию римляне сумели захватить вытащенный на берег пунийский корабль, который и послужил им моделью для строительства собственных судов. В течение двух месяцев они спустили на воду 120 кораблей. Отдавая себе отчет в том, что у неопытной команды нет никаких шансов превзойти опытных карфагенских моряков, римляне изобрели абордажный мостик с крюком на конце, прозванный солдатами «вороном» (corvus). Они рассчитывали прицепляться с его помощью к кораблю противника так, чтобы получить возможность пустить в бой своих непобедимых легионеров. Римляне отправились на юг со своим построенным из сырого дерева флотом, ведомым плохо знакомыми с новым делом людьми. Их первые 17 кораблей, включая тот, на котором плыл один из консулов, сразу же пали жертвой карфагенян. Остальные сцепились с флотом пунийцев в заливе Милаццо и вопреки всем ожиданиям одержали весомую победу, которая предоставила им контроль над морем. Основной причиной этой победы можно считать «воронов», к которым карфагеняне были совершенно не готовы. Теперь карфагеняне осознали, что им придется иметь дело с превосходящей их римской пехотой как на суше, так и на море, и приготовились защищаться. Война превратилась в череду осад. К 256 г. римляне довели количество своих кораблей до 330 штук и решили разрешить сложившуюся на Сицилии ситуацию радикальным способом — переносом боевых действий в Африку. Консул Атилий Регул высадился на расстоянии примерно четырехдневного перехода от Карфагена с 15 000 пеших воинов и 500 всадниками и немедленно вступил в бой. Дважды в течение следующих месяцев он громил плохо обученное карфагенское войско и к концу кампании того года смог устроиться на зимние квартиры в Тунисе, откуда было рукой подать до великого города. Зимой карфагеняне запросили мира, но Регул выставил настолько тяжелые условия, что им не оставалось ничего, кроме как из последних сил продолжить борьбу. Отчаявшиеся карфагеняне пригласили для подготовки армии спартанского военачальника Ксантиппа. Его деятельность произвела на карфагенян такое впечатление, что они поручили ему командование армией. Весной он вывел свои войска навстречу римлянам и провел сражение. Ксантипп выстроил в центре фалангу и 100 боевых слонов, а на флангах разместил 4000 конницы. Сотня слонов нарушила римский строй, а идущая за слонами фаланга оттеснила смешавшиеся ряды легионеров. Тем временем африканская конница оставила фланги римлян без прикрытия, а затем атаковала легионы с тыла. Спаслось лишь две тысячи человек, а пятьсот солдат вместе с консулом Регулом попало в плен. Но самое худшее было еще впереди. Для того чтобы подобрать выживших, был послан флот; на обратном пути он попал в сильный шторм, пережило который всего 80 кораблей. Людские потери составили примерно 100000 жизней. Со свойственным им стоицизмом римляне отреагировали на несчастье постройкой другого флота, но двумя годами позже они потеряли при похожих обстоятельствах еще 150 кораблей. К 251 г. их силы настолько истощились, что они смогли снарядить всего 60 кораблей и вынуждены были уступить господство на море Карфагену. Они сомневались, что будут в состоянии когда-либо постоянно властвовать на море, а потому решили закрыть Сицилию для карфагенян путем захвата их главных портов на острове. Таковых было три — Панорм (совр. Палермо) на северном побережье, а также Дрепана (совр. Трапани) и Лилибей (совр. Марсала) на западной оконечности Сицилии. Римляне начали с того, что прошли по северному побережью и взяли Панорм, главную из колоний пунов. В 250 г. до н.э. римляне предприняли титаническое усилие и набрали команды для 240 кораблей. Соединенными усилиями армии и флота они нанесли удар по Лилибею и блокировали его. Попытка взять Дрепану, которую предприняли римляне на следующий год, обернулась бедой — погибла почти сотня боевых кораблей. В результате еще одного столкновения со стихией консул, который сопровождал вспомогательный флот, потерял еще 120 боевых кораблей и около 800 вспомогательных судов. Рим вновь остался без флота. Продовольствие римлянам, осаждавшим Лилибей, доставлялось через всю Сицилию, что было очень неудобно, особенно учитывая постоянные нападения карфагенян. Чтобы хоть как-то изменить ситуацию, римляне организовали атаку и захватили гору Эрике, господствовавшую над Дрепаной. Благодаря этому они сумели проложить новый путь для доставки припасов и вдобавок лишили опасную карфагенскую конницу возможности свободно действовать прямо из порта пунов. Обе стороны были сильно истощены войной, и в течение 248 г. довольствовались тем, что сохраняли свои позиции. Однако на следующий год карфагеняне решили проявить инициативу в решении сложившейся ситуации и назначили главнокомандующим своих островных сил молодого талантливого полководца Гамилькара Барку. Он отдавал себе отчет в том, что снять римскую осаду с двух западных портов напрямую невозможно, но надеялся добиться отвода римских армий от Лилибея и Дрепаны путем организации набегов на побережье Италии. Когда же этот его план успехом не увенчался, Гамилькар захватил гору на северном побережье, расположенную между Панормом и Дрепаной. С этой точки он мог продолжать морскую войну, угрожая в то же время римским путям снабжения. Практически три года Гамилькар Барка проводил оттуда свои рейды. В 244 г. он осуществил дерзкое нападение на римские позиции на г. Эрике. Для того чтобы контролировать все движение в Дрепану и из Дрепаны, римляне построили два форта — один на вершине горы и еще один у ее подножия, на юго-западной стороне. Гамилькар же смог закрепиться между ними, расколов их силы и вдобавок отрезав пути доставки припасов верхнему форту. Два года удерживал он эту опасную позицию, покуда небрежение и недостаток энергии со стороны его собственного правительства не привели к завершению войны. Недостаточно успешный ход войны оказал плохое влияние на Карфаген, а упадок духа сказался и на эффективности работы интендантского ведомства. Вскоре осажденный гарнизон начал ощущать недостаток продовольствия, доставка которого все задерживалась. Римляне же, напротив, совершили последнее усилие и заложили новый флот. Летом 242 г. они отправили на юг 200 кораблей. Не зная об этом, карфагенская эскадра отплыла в Карфаген для того, чтобы сопровождать долгожданные корабли с припасами. Результатом этого стал захват римлянами гавани Дрепаны. Когда суда пунов наконец подошли к западной оконечности острова, римский флот перехватил и сокрушил его в сражении при Эгатских островах (241 г. до н.э.). Это событие стало переломной точкой в ходе войны. Голодавшим гарнизонам обоих городов ничего не оставалось, как сдаться на милость победителей. Гамилькар постарался выторговать как можно больше, однако по условиям мирного договора Карфагену пришлось полностью оставить Сицилию и выплатить существенную контрибуцию. Обе стороны понесли в этой войне огромные потери. Полибий подсчитал, что римляне потеряли в ней около 700 кораблей, а карфагеняне — около 500.

Театр военных действий II Пунической войны — самого тяжелого военного конфликта в истории Рима. В то время Рим владел Италией, Сицилией, Сардинией и Корсикой. Карфагену принадлежало Северная Африка, юго-восточная Испания и Балеарские о-ва.

После войны наемники, служившие на острове, потребовали от Карфагена своей платы, а когда ее не последовало, взбунтовались. Правительство города совершенно не справлялось с ситуацией, и только опыт Гамилькара Барки, жестоко подавившего мятеж, спас карфагенян от полнейшего поражения. Воспользовавшись ситуацией, Рим захватил Сардинию, цинично нарушив только что данные клятвы. Положение, в котором оказался Карфаген, было поистине отчаянным: бросив все силы на то, чтобы сохранить свое положение на Сицилии, он потерял не только все колонии у берегов Италии, но и богатые людскими и материальными ресурсами владения в Испании. Гамилькар Барка, недовольный политикой собственного правительства, предавшего армию на Сицилии, предложил свои услуги для повторного завоевания Испании. В 237 г. он навсегда покинул родину, увозя с собой своего сына, молодого Ганнибала. Восемь лет спустя он погиб в бою, после того как вновь захватил юго-восточную часть Иберийского полуострова. Имела свои интересы в Испании и греческая колония Массилия (Марсель), расположенная на территории южной Франции. Массилийцы были отчасти виновны в испанских потерях Карфагена. Колония была в числе союзников Рима, и нет сомнения в том, что он с одобрением отнесся к ее иберийской кампании. Все это должно было оказать существенное влияние на развитие войны на Сицилии и, вероятно, было причиной того, почему Карфаген не смог заплатить наемникам после войны. Теперь же, когда армия пунов продвинулась на север, в глубь иберийского полуострова, торговые фактории массилийцев оказались отрезанными от остальной территории. Если бы карфагеняне пошли дальше, за р. Ибер (совр. Эбро), реальная опасность стала бы угрожать колониям Массилии — Роде и Эмпориям (совр. Ампурьяс), к югу от Пиренеев. Массилийцы обратились к Риму с просьбой о помощи, и Рим, невзирая на собственные проблемы, связанные с подготовкой к встрече кельтского вторжения, отправил в Испанию посольство, которое ухитрилось убедить преемника Гамилькара, Гасдрубала, согласиться на довольно безобидное соглашение не расширять границы карфагенских владений за Эбро. Причина столь быстрого достижения договоренности заключалась в том, что Эбро течет на юго-восток, поэтому примерно 95 процентов испанской территории оставалось открытым завоеванию. Пятью годами позже Гасдрубал пал от руки убийцы и предводителем войска был избран Ганнибал, сын Гамилькара, который за шестнадцать лет до того приехал в Испанию вместе с отцом. Между тем Рим продолжал постепенное продвижение на север в Италии. Его легионы переправились через Ар-но и стали наступать на земли лигурийцев, которые занимали все приморье — от Арно до Роны. К 230 г. в руках римлян оказался участок побережья до Специи. На восточном побережье появилась в 268 г. до н.э. вторая колония в Аримине (совр. Римини), севернее существовавшей примерно с 285 г. Сены Галлика (Сенигаллия). В конце 230-х гг. римляне решили заселить земли, пустовавшие уже около пятидесяти лет. Кельты, негодуя на это продвижение римлян по направлению к долине р. По, начали подготовку к массированному вторжению на полуостров. Оно несколько задержалось из-за внутренних разногласий между племенами, но к 226 г. до н.э. все было практически готово. Именно перед лицом этой угрозы заключили римляне иберийское соглашение с Гасдрубалом. В 225 г. до н.э. кельтская армия в 70 000 человек перешла через Апеннины. Время для вторжения они выбрали не слишком удачное, потому что не занятый ничем другим Рим смог бросить все свои силы на то, чтобы отразить нашествие. Римляне опасались его, однако у них было достаточно времени на подготовку. К боевым действиям было подготовлено четыре армии. В распоряжении каждого консула находилось четыре легиона, то есть примерно 50 000 пехотинцев и 3200 всадников. Одна из армий вела боевые действия на Сардинии. Другая была отправлена к Аримину (Римини) для того, чтобы охранять Фламиниеву дорогу, ведущую на юг. Третья армия, такая же по численности, охраняла Рим. Четвертая, состоявшая из 50 000 пеших воинов и 4000 всадников, набранных из сабинян и этрусков, была отдана под командование одному из преторов и прикрывала земли Этрурии. Вероятно, она стала в районе Ареццо. Так мы в первый раз видим то громадное количество войска, которое Рим был в состоянии выставить одновременно. Кельты не ударили там, где их ожидали—у Аримина, — а прошли через Апеннины в Этрурию и атаковали расположенную там армию. Вовремя пришедшие на помощь легионы из Аримина сумели предотвратить массовое избиение римлян, и кельты, по пятам преследуемые римской армией, отступили к побережью. Добравшись до берега, они отправились на север, и тут их передовые отряды обнаружили, к немалому своему удивлению, армию другого консула, которая переправилась с Сардинии в Пизу и шла на юг, к Риму. Сражение, в котором кельты храбро сражались до самого конца, произошло в 140 км севернее города, близ Теламона. Так миновала угроза еще одного вторжения, и римляне поклялись, что оно будет последним. Теперь их легионы сами вторглись в долину По. Первыми им удалось подчинить себе бойев, которые жили к югу от По. На следующий год (223 г. до н.э.) консул Фламиний, которого впоследствии убил Ганнибал в битве при Тразименском озере, перешел через По и вынудил инсубров дать бой около Бергамо, в котором их армия была разгромлена. Сенат отказался выслушать мольбу галлов о мире, требуя лишь безоговорочного подчинения. В 224 г. 30 000 гезатов (то самое племя, воины которого сражались обнаженными) переправились через Альпы для того, чтобы помочь своим родичам в долине По. Римляне осадили инсубрский город Ацерры, к северу от По, и кельты, которые стремились оттянуть от него римские легионы, атаковали провиантские склады в Кастеджио, в 50 км западнее Пьяченцы. На помощь городу бросился один из консулов, Марк Клавдий Марцелл, возглавивший отряд из конницы и легковооруженных воинов. Галльский вождь Виридомар вызвал его на поединок, и Марцелл, которому было около 50 лет, принял бой и победил. Отбив атаку, Марцелл перешел через По и, объединившись с другим консулом, который тем временем взял Ацерры, сокрушил Милан. С падением этой главной крепости инсубры вынуждены были капитулировать. В течение двух следующих лет римляне подавили очаги сопротивления в верхней части Адриатики, и к концу 220-х гг. до н.э. в их руках находилась практически вся Италия, за исключением Генуэзского залива. Чтобы закрепить за собой завоеванные земли в долине По, были основаны две колонии — одна на северном берегу, в Кремоне, на землях инсубров, а другая — на южном, в Плаценции, на землях бойев. Со времен захвата Сардинии Рим обрел полный контроль над Тирренским морем. При наличии крупного флота, который появился в результате войны с Карфагеном, это был существенный шаг к власти над Адриатикой. Народы, населявшие восточную ее часть — самыми многочисленными из них были иллирийцы, — жили в основном за счет пиратства. В тех краях их легкие суда (лембы) были грозой всех торговцев. Во второй половине III в. до н.э. могущество Иллирии, а с ним и наглость ее пиратов существенно возросли. К сожалению, морская мощь греческих государств в III в. пришла в упадок, а потому ни одно из них не способно было справиться с ситуацией. Даже Македония, которая по традиции поддерживала порядок на севере, не хотела, да и не могла что-либо предпринять. Рим не испытывал большого желания вмешиваться в мелкий конфликт такого рода, однако под давлением италийских купцов, чьи корабли, отправлявшиеся из Брундизия, постоянно грабили, отправил в Иллирию посольство и потребовал прекратить нападения. Получив резкий отпор от иллирийской царицы Тевты, Рим вторгся в 229 г. на территорию Иллирии и захватил кусок земли, лежавший напротив Брундизия, примерно соответствующий побережью современной Албании. Он стал первым приобретением Рима, действительно находившимся за пределами Италии. Это были ворота к Греции, которые в последующие годы оказались поистине бесценными для Рима. В 220 г. до н.э. в Иллирии снова разгорелись волнения, которые потребовали вмешательства обоих консулов, и продолжались вплоть до 219 г. Теперь сцена была подготовлена для важнейших событий 218 г. до н.э., событий, которые вовлекли Рим в самый знаменитый его конфликт. Война с Ганнибалом стала переломной точкой римской военной истории. Рим вступил в нее всего лишь одним из средиземноморских государств, а закончил через 16 лет государством с самой большой военной мощью в мире. Эта война стала кульминационной точкой военных достижений Рима, и ему никогда больше не приходилось встречаться с таким испытанием.

Подготовка ко второй войне

В 221 г. до н.э., в возрасте примерно 26 лет, Ганнибал был избран командиром карфагенской армии в Испании. Его отец годами мечтал продолжить войну с Римом. Должно быть, он ночи напролет просиживал у лагерного костра с тремя своими сыновьями — Ганнибалом, Гасдрубалом и Магоном, — обсуждая тактику, которая могла бы сломить могучие легионы римлян. Постепенно она начала вырисовываться, однако со смертью Гамилькара планы его были отложены. В отличие от преемника Гамилькара, склонного к дипломатии Гасдрубала, Ганнибал был истинным сыном своего отца. Многие годы он вынашивал план отомстить римлянам и теперь, закрепившись на большей части Пиренейского полуострова, был как никогда близок к осуществлению своего намерения. Без сомнения, командуй он армией в 225 г., он вторгся бы в Италию во время войны с кельтами. Ганнибал знал, что в Испании римляне могли рассчитывать на поддержку многих завоеванных карфагенянами племен, что существенно подорвало бы его позиции, в то время как в Италии дело обстояло бы наоборот. На Апеннинском полуострове армия пунов могла бы получить помощь от всегдашних врагов римлян — кельтов, самнитов и этрусков. В результате Рим очутился бы в изоляции. Со времен первой войны римляне обладали бесспорным преимуществом на море, но для Ганнибала это не имело большого значения, потому что в долину По, где его ожидала бы самая большая поддержка, дорога была только одна — сушей. Но до того, как отправиться туда, Ганнибалу нужно было расчистить путь до Пиренеев по побережью.

Фриз с изображением карфагенского оружия с триумфального памятника, обнаруженного в Тунисе, Возможно, изображенный панцирь — на самом деле кольчуга. Щит справа — североафриканского типа; таким могли пользоваться в ливо-финикийской фаланге.

Примерно в 270 км к северу от Нового Карфагена (совр. Картахена) находилась высокогорная крепость Сагунт (Сагунто), которая контролировала дорогу по побережью. Она представляла большую опасность для коммуникаций любой армии, собиравшейся вторгнуться в северную Испанию, а потому ее следовало захватить. Было важно не допустить, чтобы римляне пользовались ею в качестве опорного пункта, доставляя все необходимое морем. Непонятно, по какой причине, — во всяком случае, античные авторы этого не объясняют, — Сагунт, расположенный в 140 км к югу от Ибера, находился под защитой Рима. Возможно, у него были торговые связи с Массилией, и именно массилийцы попросили римлян оказать ему поддержку. Ганнибал не сомневался, что нападение на город приведет к конфликту с Римом. Для карфагенского полководца было чрезвычайно важно выиграть время, потому что римляне могли опередить его и высадить армию в северной Испании до того, как он начнет свое вторжение. Между тем Ганнибалу было необходимо упрочить свои позиции в Испании, поэтому он провел две кампании в центральном горном районе страны, продвинувшись на северо-запад до границы современной Португалии. Ганнибал должен был узнать об Иллирийской войне Рима, после того как вернулся из второй из своих кампаний, осенью 220 г. до н.э. В военном конфликте были заняты армии обоих консулов, и карфагенянин понял, что час пробил. Организовав нападение на Сагунт, Ганнибал начал новую войну с Римом. Несомненно, он именно на это и рассчитывал и действовал в рамках заранее разработанной общей стратегии. Точно так же был заранее спланирован и его поход в Италию — предприятие такого масштаба не может осуществиться под влиянием момента, как пишут многие комментаторы, оно требует детальной разработки. Первым шагом к осуществлению разработанного Ганнибалом плана стало взятие Сагунта. Весной 219 г. до н.э. он организовал мощную атаку на город и после восьмимесячной осады захватил его. Римляне отправили в Карфаген ультиматум; его отклонили, и весной 218 г. до н.э. было объявлено о начале войны. Осенью 219 г. Ганнибал устроился на зимние квартиры в Новом Карфагене. Он распустил на зиму испанские войска по домам и приготовился поручить управление страной своему младшему брату Гасдрубалу. Вначале он позаботился об обеспечении охраны Карфагена, отправив в Африку 13 850 человек испанских пехотинцев, 1200 всадников и 870 пращников с Балеарских островов. Для защиты Испании предназначались 12150 пехотинцев, 500 балеарских пращников и 2550 всадников; оставил он брату и 21 слона. Точность этих цифр подтверждает Полибий, который обнаружил их на бронзовой табличке, оставленной Ганнибалом на Лацинском мысе в южной Италии. К тому времени карфагенский полководец уже договорился с кельтами долины По и к тому же отправил посланцев к вождям кельтских племен в Альпах — чтобы получить разрешение на проход через горы. Ранней весной его вестники возвратились с подтверждением обещанной поддержки. Теперь Ганнибал собрал громадную армию из 90 000 пехотинцев, 12 000 всадников и примерно 40 слонов, приготовившись силой проложить себе путь через северную Испанию. Подробного описания его армии Полибий не дает, однако она должна была состоять из того ядра, с которым Ганнибал намеревался вторгнуться в Италию, и «расходного материала». Можно с достаточной долей точности вычислить, что армия Ганнибала состояла примерно из 20 000 человек африканской пехоты, 70 000 испанской пехоты, 6000 нумидийских всадников и 6000 человек испанской конницы, при этом «расходным материалом» были испанские части. Большую часть сражавшихся за Карфаген солдат составляли наемники-чужеземцы, однако ядро войска — как пешего, так и конного — состояло из воинов смешанного ливийско-финикийского происхождения. Полибий, который сообщает об этом, не указывает, однако, сколько их было. Возможно, что ответ на этот вопрос находится во встроенных в стены Карфагена казармах, о которых писал Аппиан. Они предназначались для 20 000 пехотинцев и 4000 всадников. В IV в. до н.э. у Карфагена было народное ополчение, включавшее и Священный отряд в 2500 человек, однако после сокрушительного разгрома в сражении при реке Кримис в 339 г. до н.э. он был расформирован. С этого времени Карфаген полностью вверил свою защиту наемникам. Еще сравнительно недавно нам ничего не было известно о том, какими доспехами пользовались карфагеняне, однако несколько лет назад в Хемту, Тунис, были раскопаны руины сооружения, украшенного фризом с изображением панцирей и щитов. Панцири эти почти наверняка были на самом деле кольчугами, очень похожими на те, что носили военачальники в эллинистических государствах. На фризе представлено два типа щитов — овальной формы, каким пользовались кельты и испанцы, и круглый; последний был доселе неизвестен. Он круглой формы и чем-то напоминает аргивский щит, но со вставленным в центр круглым диском и закругленной внутренней частью обода, тогда как у аргивского щита она образует угол к плоскости. Щиты эти очень похожи на грубые изображения нумидийских щитов на колонне Траяна и на североафриканских надгробиях; вероятно, именно этим типом щита пользовались нумидийские всадники. Однако на памятнике из Хемту они изображены как трофеи, и, вероятно, это были захваченные доспехи. Возможно, это был памятный знак, tropaeum, построенный в честь победы нумидийцев и их римских союзников над карфагенянами в 146 г. до н.э. Если это действительно так, то тогда круглые щиты должны были принадлежать ливо-финикийской фаланге.

Ливо-финикийская пехота формировала фалангу македонского типа, которая, если понимать Полибия буквально, была организована в «спейры». Возможно, назывались эти подразделения как-то иначе, но они, несомненно, были того же размера. Фалангиты должны были пользоваться типичным оружием эллинистического пешего воина. В нескольких случаях Полибий говорит о легковооруженных копейщиках Ганнибаловой армии. Они использовались там, где обычно применялись легковооруженные войска. С одной стороны, речь здесь могла идти о более легковооруженных воинах, стоявших в задних рядах, с другой же — отражать тот факт, что только тяжелая пика делала фалангита таким неуклюжим. После битвы при Тразименском озере (217 г. до н.э.) Ганнибал снабдил своих африканцев лучшими из захваченных у римлян доспехов — кольчугами, и все же Полибий продолжает говорить о легковооруженных копейщиках. Таким образом, он не подразумевает под ними легкую фалангу, как предполагали многие.

Реконструкция облика нумидийского всадника, сделанная на основе рельефов с колонны Траяна и описания Полибия. На лошади нет ни узды, ни поводьев, и всадник управляет ею только ногами. Нумидийцы, лучшая легкая конница античного мира, очень походили на американских индейцев XIX в, Они не годились на роль ударных войск, но были отличными застрельщиками и безжалостными преследователями отступающего противника. Хотя в битве при Каннах нумидийцы не смогли разгромить римскую конницу, они немедленно бросились в погоню за ней, как только испанцам и кельтам удалось обратить ее в бегство.

На скульптурном изображении карфагенского гребного судна, показанном на, есть штандарт, увенчанный диском и полумесяцем. Этот символ встречается настолько часто, что можно предположить, что он был штандартом Карфагена. Вряд ли можно считать простым совпадением тот факт, что эти же знаки появились на значках римских манипулов времен империи — возможно, римский signum ведет происхождение именно от них. Основную часть карфагенской армии составляли наемники-чужеземцы — кельты, испанцы, жители Балеарских островов (знаменитые пращники), лигурийцы, греки (в основном беглые рабы и дезертиры); больше всего там было североафриканцев. На все эти войска должна была распространяться принятая в Карфагене дисциплина, и следовало бы ожидать, что командовали ими карфагенские военачальники. Однако из рассказа Полибия об осаде Лилибея в ходе I Пунической войны ясно следует, что служили наемники под командованием своих собственных офицеров, потому что старшие командиры наемников попытались предать город в руки римлян. Вероятно, карфагеняне осуществляли командование на среднем (батальонном) уровне — подобно римлянам времен поздней республики. Выдающийся успех армии Ганнибала, которая на 50 процентов состояла из кельтов, во многом обязан именно этой карфагенской системе. Она не пыталась ввести однообразие — каждое племя сражалось в соответствии с собственными традициями, и вводить в бой его требовалось так, чтобы извлечь из этого максимальное преимущество. Не менее примечательным было отношение армии к своему полководцу: несмотря на свое разношерстное происхождение, войска 15 лет служили Ганнибалу, не предпринимая ни малейших попыток мятежа. Постыдная история, рассказанная Диодором — что Ганнибал якобы приказал перебить тех наемников, кто не отправился с ним в Африку, — полная выдумка. Он просто не мог переправить туда хоть сколько-нибудь значительное количество своих людей, потому что не имел флота. Причем даже при наличии большого количества кораблей он не смог бы избежать нападений римского флота. Вероятно, римляне предложили большей части оставшейся Ганнибаловой армии какое-то соглашение, а затем перебили их.

Южноиталийская терракотовая статуэтка, изображающая раненого нумидийского всадника. Лувр. Справа: Нумидийские всадники, изображенные на колонне Траяна. Все снаряжение лошади ограничивается ремешком на шее, который застегивает на ней изображенный в правом верхнем углу всадник. Хотя размер лошадей явно преуменьшен, эти животные были невысокими — не больше современных крупных пони, У всадников были щиты североафриканского типа, что подтверждается несколькими грубыми скульптурными изображениями из Северной Африки.

Помимо ливо-финикийской фаланги и большого числа африканских отрядов, которые набирал Карфаген, на службе у него находилась нумидийская конница, о которой стоит поговорить особо. Территория Нумидии примерно соответствует современному Алжиру. В те времена в Северную Африку еще не был завезен верблюд, зато была повсеместно распространена лошадь. Кочевые племена практически всю жизнь проводили на коне. Они не использовали ни удил, ни поводьев и ездили без седла. Подобно американским индейцам, эти воины представляли собой превосходную легкую конницу. Фактически они были столь хороши, что тот, кому они служили, мог выиграть войну за Северную Африку. Самым большим достижением Сципиона Африканского было то, что в конце войны с Ганнибалом ему удалось убедить нумидийцев перейти на сторону римлян. Эта смена сторон окончательно решила дело.

Когда в конце II в. до н.э. римляне вступили в войну с нумидийцами, последние оказались настолько опасным противником, что погубили карьеру множества римских полководцев: нумидийцев никак не удавалось разбить окончательно. Нумидийская конница была бесполезна в качестве ударной силы, но, подобно этолийцам, они были превосходными застрельщиками и преследователями отступающего противника. В битве при Каннах они не смогли разгромить конницу римских союзников, но, как только кельты и испанцы сделали это, нумидийцы бросились в погоню. Нумидийцы были похожи на конных пельтастов. Их тактика заключалась в том, чтобы подобраться к противнику, метнуть дротики, а затем отойти, не вступая с ним в тесный контакт. Карфагеняне постоянно пользовались ими при необходимости оттеснить врага на неудобные позиции или подвести его к засаде. На колонне Траяна в Риме нумидийцы изображены преследующими да-ков. На лошадях нет ничего, кроме ремешка вокруг шеи. Всадники в коротких туниках носят круглые щиты, но не имеют доспехов. В относящейся ко II в. до н.э. гробнице человека из высшей знати в Эс-Сумаа в Алжире нашли железные наконечники дротиков и меч с клинком примерно в 60 см длиной.

Вторыми после африканцев ставили карфагеняне испанцев. Они происходили из юго-восточной Испании и были скорее всего кельтиберами — племенем смешанного кельтско-испанского происхождения. Испанская пехота и конница составляла малую, но очень важную часть армии Ганнибала. Из 20 000 пехотинцев, достигших Италии, 8000 были испанцами. Существовало три типа пеших воинов, объединенных под общим названием «испанцев», — мечники, метатели дротиков и пращники. Последние происходили с Балеарских островов, расположенных у восточного побережья Испании, и были знамениты своим умением метать тяжелые камни. Полибий говорит, что у мечников были большие щиты кельтского типа и короткие колюще-рубящие мечи. Носили они белые туники, окаймленные пурпурной полосой. На скульптурных изображениях из Осуны, в южной Испании, изображены воины, хорошо соответствующие описанию Полибия. Второй тип пехотинцев, который, вероятно, составляли метатели дротиков, упоминается у Диодора. Вооружены они были круглыми щитами и, возможно, представляли собой то же самое, что легковооруженные отряды, которые Цезарь называет цетратами. Ливии использует это слово при описании пельтастов армии Филиппа V. Их изображения также можно встретить на осунских рельефах — на их щитах есть расположенный в центре умбон, а сами воины одеты в просторные туники чуть выше колена.

Испанский меч обрел бессмертие после того, как его взяли на вооружение римляне. Меч легионера, gladius hispaniensis, был прямым остроконечным мечом (5). Однако наиболее распространенным в Испании типом оружия была изящно изогнутая фальката (4). Это был колюще-рубящий меч, приблизительная длина клинка которого составляла всего около 45 см. Судя по фрагменту статуи (его на рисунках нет), этот меч помещался на левом боку. Иногда к его ножнам прикреплялся короткий нож. Найдено много кинжалов (6, 7), которые были предшественниками римского кинжала. Испанцы пользовались также коротким пилумом, но самым необычным их оружием был саунион (1). Это был дротик с зазубренным наконечником, который целиком изготовлялся из железа.

Некоторые воины, изображенные на осунских рельефах, носят поразительный головной убор, украшенный гребнем. Греческий географ Страбон писал, что иберийцы носили изготовленные из жил шапки, и это описание больше всего подходит к изображению, а гребень доказывает, что это не могли быть волосы солдата. Эти колпаки очень похожи на те, что есть на скульптурах из южной Франции. Шапки, помеченные номерами 12 и 13, должно быть, представляют собой упрощенный вариант такого колпака. Носили их цетраты. Известны находки нескольких бронзовых шлемов, но они очень редки. Современному читателю испанская конница, так лее как и римская или кельтская, может показаться несколько странной — очевидно, эти всадники зачастую сходили с коней и сражались пешими. Иногда они могли ехать вдвоем на одной лошади, при этом перед битвой один из воинов соскакивал. У испанских всадников были маленькие круглые щиты с расположенной в центре ручкой, похожие на те, что были у цетратов.

Всадник на изображении одет так же, как пешие воины, и, вероятно, головной убор у него того же типа. В правой руке он держит фалькату. Лошадь, изображенная на рис. 19, имеет уздечку и потник, который удерживается на месте одной подпругой. На статуях иногда можно разглядеть что-то вроде седла эллинистического типа. Удила были нескольких типов. Самые распространенные имели трензельные кольца (23) либо псалии в форме полумесяцев. Судя по многочисленным изображениям слонов на карфагенских монетах, боевые животные, которые использовались в пунических армиях, принадлежали к африканской разновидности. Карфагеняне охотились на лесных слонов в Марокко, а также на окраине Сахары, в оазисе Гадамес, что в 800 км южнее Карфагена. Эти слоны появились в первой войне с Римом, при осаде Агригента в 262 г. до н.э., и выставляли их против как пехотинцев, так и конницы. Слоны произвели сильное впечатление на римлян, и в течение долгого времени те не осмеливались противостоять им. В 255 г. до н.э. слоны буквально втоптали в грязь легионы Регула в битве на Баградских равнинах. Но в 250 г. при осаде Палермо римлянам удалось захватить нескольких животных, и они наконец вновь обрели уверенность в себе. У этих слонов, как и у более крупных африканских саванных слонов, есть прогиб на спине, так что карфагеняне ездили на них верхом, как на лошади.

Карта, иллюстрирующая компанию Сципиона и Ганнибала осенью 218 г, до н.э. Долина По была только что завоевана римлянами, которые основали две новые колонии е Плаценции и Кремоне.

Закончив покорение земель к северу от Эбро, Ганнибал оставил там Ганнона с гарнизоном из 10000 пеших и 1000 конных воинов, поручив ему охрану прохода. Оставив все тяжелое снаряжение, включая осадные машины, он перешел через Пиренеи с 50 000 пехотинцев, 9000 конницы и слонами. Римляне также собирались вести войну за морем на два фронта, и два избранных на 218 г. консула тянули жребий о том, кому какая провинция достанется. Тиберий Семпроний Лонг вытащил Африку, а Публий Корнелий Сципион — Испанию. Покуда консулы набирали свои легионы, они отдали приказ об основании двух колоний в долине р. По — в Кремоне и Плаценции. В каждую из них отправилось по 6000 человек, которые должны были в 30-дневный срок доложить о своем прибытии. Не успели обе новые колонии обосноваться на месте, как бойи и инсубры, воодушевленные скорым приходом Ганнибала, восстали. Они атаковали размещенный там легион, находившийся под командованием претора. У Полибия этот легион именуется четвертым. Единственный вариант, при котором он мог иметь такой номер, предполагает, что это был легион с кампании прошлого года, которому приказано было остаться на зиму в долине По. Поскольку он является первым упомянутым в связи с этой войной легионом, в дальнейшем он ясности ради и будет называться первым. Все остальные легионы будут нумероваться в соответствии со своим появлением. Возможно, восстание галлов было инспирировано Ганнибалом для того, чтобы задержать Сципиона — консулу пришлось отправить один из собранных легионов (второй) в долину По и потребовать взамен него подкрепления от союзников. Громадные людские ресурсы Рима оказались решающим фактором в войне. Полибий приводит сведения, которые приказал собрать сенат в 226 г. до н.э. перед угрозой галльского вторжения. Согласно им Рим мог выставить 700 000 пеших воинов и 70 000 всадников. Из этого числа 150 000 пехотинцев и 26 000 всадников были из Самния, Лукании и Калабрии — регионов, утраченных римлянами после битвы при Каннах. Две армии подготовились к выступлению в начале лета. Лонг, у которого было 160 квинкверем и два легиона, третий и четвертый, отправился в Лили-бей на Сицилии, дабы начать оттуда вторжение в Африку. Сципион, у которого было 60 пентер, отплыл вдоль побережья Лигурии в Марсель и бросил якорь у восточного устья Роны; под его командованием находились пятый и шестой легионы.

Переход в Италию

Путь Ганнибала из Испании в Италию служит предметом жесточайших споров. Я затратил много лег на поиски всех возможных дорог и пришел к выводу, что за исключением известного отклонения в начале похода через Альпы, когда он хотел оторваться от армии Сципиона, Ганнибал избрал максимально прямой путь, ведущий в долину По из Испании: вверх по долине Дюранса и вниз по долине Дора Рипариа в район Турина. Вначале я даю описание этого перехода, а в конце подробно разбираю вопрос достоверности этой реконструкции.

Пока Ганнибал еще прокладывал себе путь через северную Испанию, Сципион добрался до устья Роны. Там он остановился, ожидая донесения разведчиков о том, что происходит к северу от Эбро. Он знал, что Ганнибал пересек реку, но, поскольку надежной информации у него не было, римский полководец не решился произвести высадку войска. Следующие полученные Сципионом вести гласили, что Ганнибал перешел Пиренеи и движется через южную Галлию, намереваясь, возможно, атаковать Марсель и разрушить этот перевалочный пункт римлян. Сципион решил остаться на месте и встретить противника на дружественных землях. В таком случае позади него оставался Марсель, а линии коммуникации с Италией не слишком удлинялись. Между тем Ганнибал двигался по направлению к Роне вдоль побережья. Эта дорога идет вдоль края болотистого побережья до Люнеля, а затем отклоняется на северо-восток к Ниму для того, чтобы избежать болот, расположенных в дельте Роны. Затем она поворачивает прямо на восток и доходит до Роны у Бокера. Оттуда путь идет по долине Дюранса в Альпы и следует через Монженеврский перевал, от которого спускается вниз, в Италию, по долине Дора Рипариа. Лазутчики Ганнибала доложили о том, что Сципион расположился в устье Роны, а потому он продолжил движение на северо-восток. Карфагенянин желал избежать стычки во время переправы через реку, рассчитывая пересечь ее у Авиньона. В этом случае между ним и Сципионом оказывалась река Дюранс, которая впадает в Рону с востока.

Добравшись до реки, карфагеняне скупили у местных жителей все пригодные для переправы средства. Таковых оказалось довольно много, поскольку обитатели тех мест промышляли речной торговлей. Через два дня они собрали достаточное количество лодок, но на противоположном берегу войско ожидало недружелюбно настроенное племя. Ганнибал понимал невозможность начать переправу перед лицом противника, а потому на третью после своего прибытия ночь отправил отряд с проводниками из местных для того, чтобы они перешли через реку выше по течению. Отряд поднялся на 40 км вверх, до места, где Рона разделяется на два рукава, образуя в середине остров. Там они отдыхали в течение дня. Еще две ночи ушло у них на то, чтобы дойти до места, откуда можно было атаковать расположившегося на восточном берегу реки противника. Незадолго до рассвета, на пятую ночь своего пребывания у реки, Ганнибал посадил на лодки легкую конницу и легкую пехоту. Более крупные суда переправлялись выше по течению для того, чтобы ослабить напор волн. Двое людей на корме каждой лодки держали поводья шести-семи коней, которые переправлялись вплавь. Когда варвары увидели приготовления карфагенян, они высыпали из своего лагеря и столпились на берегу. Увидев поданный дымом сигнал с противоположного берега, Ганнибал приказал своим воинам начать переправу. Те, кто еще оставался на берегу, криками подбадривали товарищей, а галлы, потрясая мечами, издавали боевые кличи и хвастались былыми подвигами. Как только первые лодки добрались до берега, часть уже находившегося на той стороне отряда атаковала галлов с тыла, а остальные подожгли пустой лагерь. Захваченные врасплох кельты бежали, не сумев ничем помешать переправе. До конца дня Ганнибал сумел переправить остаток армии и разбить лагерь на восточном берегу реки. Оставалась только одна серьезная проблема — перевезти через Рону слонов. На следующий день он отправил 500 нумидийских всадников с приказом пересечь Дюранс и разведать местонахождение и число римлян. Между тем перед карфагенским войском предстали несколько кельтских вождей, которые перешли Альпы, чтобы встретить армию Ганнибала. Они ободрили воинов рассказом о теплом приеме, ожидающем их по ту сторону Альп, и обещанием провести их через горы самой легкой дорогой. Тем временем Сципион, который получал от своих лазутчиков противоречивые доклады, отправил на разведку конницу. Наткнувшиеся на нее нумидийцы развернулись и карьером поскакали обратно, чтобы доложить Ганнибалу. Римская конница приняла это отступление за бегство и отправилась в погоню за нумидийцами, добравшись чуть ли не до самого лагеря Ганнибала на восточном берегу Роны. Затем они поспешно поскакали обратно к Сципиону. Ганнибал, полагавший, что его нумидийцы столкнулись с отрядом римской конницы, следующим впереди легионов, вынужден был принять немедленное решение. Принятая Ганнибалом общая стратегия требовала того, чтобы он добрался до Италии со свежим войском, а потому карфагенский полководец не мог позволить себе рисковать, устраивая сражение в долине Роны. Поскольку дорога через Дюранс оказалась закрыта, Ганнибалу жизненно важно было оторваться теперь от Сципиона. Он приказал своей пехоте и обозу с рассветом отправиться вверх по Роне, а конницу выставил вдоль северного берега Дюранса; задачей последней было помешать противнику переправиться через реку. Теперь, выставив охрану позиций, можно было заняться перевозкой слонов. Слоны были напуганы видом широкой (от 200 до 500 м) и быстрой реки. Для их переправы было построено множество очень прочных плотов пример но семи метров шириной. Их связали по два в ряд и пришвартовали к речному берегу. Затем, присоединяя к ним все новые пары, соорудили примерно 15-метровой ширины мол. Плоты удерживались на месте веревками, привязанными к расположенным на берегу деревьям. Мастерам удалось вывести этот мол в реку примерно на 60 м. К концу мола было привязано два крепких плота, а веревки, удерживавшие их на месте, можно было легко обрубить. Настил плотов был прикрыт землей, и они казались продолжением ведущей к реке тропы. Слонов заманили на них при помощи двух самок, которых вели первыми. Как только животные достигли крайних плотов, удерживавшие их на месте канаты обрубили, и лодки с гребцами отбуксировали слонов к другому берегу. Вначале слоны испуганно топтались на плотах, но затем, увидев, что вода окружает их со всех сторон, животные собрались в центре и застыли в ужасе. Таким образом удалось переправить большую часть животных, хотя несколько из них свалились в воду на самой середине реки, утопив погонщиков. Полибий настаивает на том, что самим слонам удалось добраться до противоположного берега, потому что они подняли хоботы и, набирая через них воздух, прошли по дну реки. Предположение выглядит маловероятным, особенно если учесть глубину реки и силу течения — хотя еще никому не приходило в голову проверить высказывание Полибия, бросив слона в Рону. Закончив переправу слонов, Ганнибал отозвал конницу, поставил ее в арьергарде вместе со слонами и отправился догонять пехоту. Все приготовления Ганнибала были на самом деле не нужны, поскольку Сципион не двигался с места. Его конница достигла лагеря пунов во второй половине дня, и вряд ли они сумели добраться до своего собственного раньше, чем на следующий день. Неизвестно, что именно побудило Сципиона действовать — известие ли о том, что Ганнибал не воспользовался обычной переправой через Рону, или просто чувство, что что-то упущено. Как бы то ни было, он немедленно погрузил на корабль все имущество и ненужное снаряжение и быстро отправился со своими людьми на север. Однако до места переправы они сумели дойти только спустя три дня с того времени, как Ганнибал покинул его. Полибий пишет, что Сципион «был очень поражен», когда увидел брошенный лагерь. Римскому полководцу было чему изумляться — ведь только тогда он понял, что Ганнибал направляется в Италию. Можно представить, что чувствовал консул, направляясь обратно к побережью. Он упустил Ганнибала, и теперь перед последним простиралась практически беззащитная Италия. Добравшись до моря, Сципион приказал своему брату вести армию в Испанию в соответствии с указаниями сената. Сам же он поспешил отплыть обратно в Италию. Карфагенская армия без остановок шла на север четыре дня. Затем ее догнали оставленные позади лазутчики, которые должны были следить за передвижениями Сципиона, и доложили, что опасность миновала. Четырехдневный переход привел карфагенян к месту слияния Роны и Изера, примерно в 130 км от места, где впадал в нее Дюранс. Территорию в форме треугольника, которая находилась между Изером и Роной, называли Островом. С двух сторон ее ограничивали Рона и ее мощный приток — Изер, которые надежно отрезали ее от юга, запада и севера; с востока же ее окаймляли практически непроходимый Шартрезский горный массив и гора Мон-дю-Ша. На Острове кипела в это время гражданская война, в которой сражались за власть два брата. Вмешавшийся в борьбу Ганнибал изгнал одного из братьев, и благодарные «островитяне» снабдили его армию изрядным количеством зерна и других припасов, поменяли изношенное снаряжение и выдали достаточное количество теплой одежды. Последнее было особенно необходимо для перехода через Альпы, поскольку уже наступила осень и ночами стало сильно холодать. Когда армия готова была продолжить поход, «островитяне» отправили с ними сопровождение, охранявшее арьергард карфагенян при проходе через земли аллоброгов, особенно свирепого кельтского племени. Зимой Ганнибал заплатил крупную сумму за охрану пути по долине Дюранса для своей армии; теперь, когда Сципион более не преследовал его, карфагенскому полководцу было необходимо вернуться туда. «Островитяне», должно быть, сообщили ему, что он легко сможет вернуться на намеченный путь, если пройдет через один из невысоких перевалов, отделяющих верхнее течение р. Драк от долины Дюранса. Благодаря этому он мог выйти на первоначальную дорогу у Шоржа, срезав крюк в 150 км, который пришлось бы сделать, если бы он решил вернуться к устью Дюранса. На новом маршруте ему следовало идти вдоль Изера, огибая северную оконечность Веркоров, а затем следовать вдоль его притока, Драка, до его истока. В течение десяти дней армия медленно следовала вначале вдоль Изера, а затем вдоль Драка, запасаясь по пути продовольствием, ибо впереди ее ожидали трудные времена. Они начали подъем в том месте, где Драк дошел до гор. Здесь «островитяне» покинули их, и армия медленно начала взбираться по пологому подъему, ведущему к видневшемуся вдали перевалу. Покуда войско Ганнибала шло по равнине, аллоброги, которые опасались «островитян» и конницы, не решались трогать его. Однако теперь кельты увидели, что армия растянулась вдоль узкого прохода, а потому заняли господствовавшие над ним высоты. Кельты принялись, по своему обычаю, похваляться перед боем — и легко были обнаружены. Между тем, сохрани аллоброги свои позиции в тайне до подхода Ганнибала, они легко нанесли бы ему серьезный урон. Ганнибал приказал войску остановиться, разбил лагерь на плоской земле перед проходом и отправил своих кельтских проводников на разведку. Вскоре после заката они вернулись и доложили, что аллоброги покидают на ночь свои посты и удаляются на ночлег в ближайшее селение. На следующий день Ганнибал передвинул лагерь вперед по дороге к проходу, насколько это было возможно, и остановился вблизи своего противника. Ночью он приказал части своего войска занять оставленные противником позиции. На следующее утро через проход двинулось остальное войско. Вначале аллоброги примирились с тем, что дело проиграно, но когда они увидели медленно тянущийся через проход обоз, их жадность пересилила осторожность, и они атаковали его с нескольких точек. В этом месте Драк протекает сквозь глубокое ущелье и тропа опасливо жмется к склону горы. В таком ограниченном пространстве достаточно малейшего замешательства для того, чтобы животные потеряли опору и сверзлись в расположенную внизу пропасть. Атака варваров ввергла обоз в полный хаос, а обезумевшие от ран лошади метались, сбрасывая в пропасть других животных. Ганнибал понял, что ему грозит опасность потерять все припасы, поэтому он, взяв охранявших ключевые высоты воинов, сумел захватить верх ущелья и организовать оттуда контратаку, в ходе которой добрался до своих несших серьезные потери отрядов. Наконец всей армии удалось миновать теснину и захватить городок, откуда явились аллоброги. Там они нашли достаточно много зерна и скота — его оказалось довольно всему войску на два или три дня. Отдохнув там до конца дня, армия продолжила путь на следующее утро. Теперь путь был намного легче, ибо пролегал по вьющейся между полями дороге. На второй день они миновали Коль-де-Манс и спустились в широкую открытую долину Дюранса. К четвертому с выхода из города аллоброгов дню (шестому дню восхождения) армия миновала кельтские крепости в Шорже и Эмбруне, которым заплатили предыдущей зимой, и подходила к устью Гила. Там их ожидали местные жители, пришедшие из верхней части долины с ветвями оливы и венками в знак мира. Скорее всего они на самом деле были ивовыми, ибо это дерево в тех краях встречается часто в отличие от оливы. Люди эти предложили провести армию через следующий, особенно трудный участок пути. Ганнибалу все это показалось подозрительным, но отклонить предложение он не рискнул. В качестве предосторожности полководец поставил впереди конницу, а в арьергарде — пехоту, поместив обоз в центре. Армия, которая несколько дней двигалась по открытой местности, вновь начала втягиваться в горы. На восьмой день пути они дошли до места, как раз к северу от современного Л'Аржантьер-ла-Бессе, где Дюранс течет по узкому ущелью. Дорога там прижимается к холму, и войску вновь пришлось вытянуться вдоль узкой тропы. Армия везла с собой изрядное количество золота, предназначавшееся наемникам, которых Ганнибал собирался набрать в Италии. Его сопровождение для пущей сохранности было доверено африканской пехоте. Местные жители, несомненно, прослышали о золоте и выбрали местом для засады это ущелье. Едва конница и большая часть обоза миновали самое опасное место ущелья, как сверху на них посыпались громадные валуны и камни поменьше, предвещавшие начало атаки. За ущельем дорога вновь спускалась в долину, но на самом выходе из него, с восточной стороны, нависал громадный скальный выступ, оставлявший лишь очень узкий проход. Когда начали сгущаться сумерки, конница и обоз как раз миновали эту точку. В это время атакующие кельты спустились в долину, разделив армию на две части и заперев пехоту, а вместе с ней и Ганнибала в теснине. Ночь они провели на голых камнях ущелья, но на следующее утро устрашившиеся конницы кельты отступили, и армия сумела выйти на широкое открытое пространство в верхней точке перевала, примерно в 20 км от прохода. Там они встали лагерем на два дня, чтобы дать время отставшим. Восхождение заняло у армии пунов девять дней. На перевале уже начал собираться снег, и дух воинов пал. Для того чтобы поднять его, Ганнибал указал на другую сторону перевала, в направлении Италии, обозначая не только долину По, где ожидали их дружественные кельты, но и сам Рим. Позже, когда годы перенесенных испытаний затуманили память ветеранов, они действительно поверили, что видели с верхней точки перевала Италию и даже Рим.

Вид на место второй засады — в точке, где Дюранс проходит через узкое ущелье. Скальный выступ находится слева. Именно там армия Ганнибала была разделена мощной атакой кельтов на две части.

На следующий день армия пунов свернула лагерь и начала спуск. Проход был узким, и им вновь пришлось двигаться вдоль края пропасти. Тропу покрывал снег, и все, кто делал неверный шаг, срывались и летели вниз. Местами свежий снег накладывался на тот, что остался от прошлой зимы. Тогда ноги солдат проваливались сквозь тонкое покрывало нового снега и скользили по плотному слою старого. Копыта коней, напротив, пробивали старый снег и застревали в нем. Затем ситуация сильно ухудшилась из-за прошедшего недавно обвала, который снес примерно трехсотметровый участок тропы. Ганнибал попытался спуститься другим путем, но это оказалось невозможным. Армии пришлось разбить лагерь на перевале и заняться восстановлением дороги. Отправленные на эту работу нумидийцы сумели, сменяя друг друга, пробить за день тропу, достаточную для прохода лошадей и вьючных животных. Их отправили на расположенные внизу пастбища, которые были свободны от снега. Но только через три дня и три морозных ночи дорога стала достаточно широка, чтобы провести по ней слонов. Дорога стала значительно легче после того, как они добрались до дна пропасти. Тремя днями позже оборванные остатки огромной армии, которая отправилась из Карфагена пять месяцев назад, пошатываясь, ввалились в долину По.

Климат

До того как приняться за изучение пути Ганнибала сквозь южную Галлию и через Альпы, следует рассмотреть климат того времени. Сейчас принимают как данность, что Ганнибал шел через очень высокий перевал, те, кто утверждает, что климат тогда был практически такой же, как и сейчас. Но подтверждается ли чем-нибудь это утверждение? В 1966 году были опубликованы избранные труды выдающегося метеоролога X. X. Лэмба, озаглавленные «Изменяющийся климат». Данное там описание климатических условий во времена Ганнибала сильно отличается от нынешних и представляет особую ценность благодаря тому факту, что ученый ничуть не интересовался переходом Ганнибала через Альпы. Вот как вкратце выглядела, согласно Лэмбу, доисторическая и античная Европа. Сухой и теплый период между 4000 и 2000 гг. до н.э., наставший после ухода льда последнего ледникового периода, известен под названием «постледникового климатического оптимума». В это время температура в мире была на 2—3 градуса Цельсия выше нынешней. Однако в последующее тысячелетие климат ухудшился. Между 900 и 500 гг. до н.э. температура быстро упала примерно на 3 градуса Цельсия ниже современной отметки. За понижением температуры последовали проливные дожди. Уровень осадков тогда достиг небывалых отметок, и засушливые земли южного Средиземноморья процветали. Но то, что было благословением для Греции, Италии и Испании, оказалось проклятием для всей остальной Европы. Примерно к 400 г. до н.э. уровень осадков достиг максимума. Все низменности вначале превращались в болота, а затем просто затоплялись. Известные с доисторических времен пути оказались закрытыми, а главным видом транспорта стал водный. Из-за понизившейся температуры не только сильно упал уровень испарения в низинах, но и значительно вырос уровень повторного оледенения высокогорных мест. Это означает, что одновременно с ростом болот в долинах увеличивался и размер ледников. Невероятной силы дожди привели к переполнению озер Швейцарии — уровень воды в Баденском озере вырос на десять метров, величина почти что невозможная, если учесть, что из этого озера вытекает Рейн. Озерные жители вынуждены были оставить свои деревни и никогда больше туда не вернулись. На южную Европу обрушилось несколько последовательных волн из согнанных со своих привычных мест обитания племен. Наиболее существенным результатом переселения стало вторжение кельтов в Испанию и Италию. Эта миграция не прекращалась вплоть до времен завоевания Галлии Цезарем в I в. н.э. Начиная с этого времени температура начала медленно повышаться, покуда не достигла своей максимальной отметки между 800 и 1000 гг. до н.э. Затем она вновь начала падать, вызвав «малый ледниковый период», который длился между XVI и XIX вв. Довольно бессмысленно говорить далее о находках средневековых или в нашем случае римских копей, которые стали доступны после отступления льдов «малого ледникового периода», поскольку никто не спорит, что во времена Римской империи и позже температура была выше. Климат XVII в., вероятно, сильно походил на тот, что был во времена Ганнибала. Подтверждают это и слова Полибия о том, что перевалы в Альпах были круглый год покрыты снегом. Видимо, это относится и к самым низким из них, поскольку именно ими больше всего пользовались. Пишет он и о затопленных болотистых землях в районе Флоренции, через которые пришлось идти Ганнибалу, когда он вторгся в центральную Италию в 217 г. до н.э. Все это хорошо вписывается в данную Лэмбом картину и должно учитываться при изучении пути Ганнибала в Италию.

Историки

Существует множество рассказов о походе Ганнибала из Испании в Италию, причем каждый из авторов, преследуя свои собственные цели, отправляет Ганнибала другим путем. Качество этих рассказов варьируется от вполне научного до совершенно смехотворного. Еще больше имеется комментаторов, в число которых входят Марк Твен, Наполеон и сэр Гэвин де Бир, который был директором Музея естественной истории в Лондоне. Автор данной работы провел много лет, исследуя на месте многочисленные возможные маршруты, и полагает, что настало время подойти к изучению данного вопроса по-новому. О переходе повествуют как Полибий, так и Ливии. Принято считать, что рассказ Ливия полон искажений и что он, вероятно, смешивал два противоречивших друг другу источника. Поскольку согласовать оба рассказа не представляется возможным, рассказ Ливия в данном исследовании рассматриваться не будет и оно основано полностью на Полибии. Перед тем как обратиться к исследованию маршрута Ганнибала, всем комментаторам следует внимательно прочесть то место из Полибия, где историк отклоняет все утверждения о том, что Ганнибал пользовался неким неизвестным перевалом, заблудился или избрал особенно трудный путь (Полибий, III, 47, 6—12). Он также говорил, что сам изучил перевал в Альпах «для того, чтобы самому узнать и увидеть». Далее он пишет, что не видит смысла в том, чтобы записывать названия мест, имена которых ничего не значат для его читателей. Из этого можно сделать вывод о том, что, когда он все же указывает это название, он говорит о хорошо известном грекам месте. И наоборот, если Полибий этого названия не дает, причина заключается лишь в том, что оно не было широко известно.

Пути из Испании в Италию

Во времена Ганнибала существовало два главных пути, связывающих Италию и Испанию. Они были известны древним как легендарные «пути Геракла». Один из них шел из Тосканы вдоль лигурийского побережья. Другой проходил через Альпы, начинаясь в долине По. Две дороги встречались на Роне, которую пересекали у Бокер-Тараскона, а затем шли вдоль побережья Испании. Около 118 г. до н.э. путь через Альпы в Испанию сменился на римскую Домициеву дорогу. Возникает вопрос: был ли путь Геракла и Домициева дорога одним и тем же? Нелепо было бы предполагать, что римляне, строя Домициеву дорогу, проложили через Альпы совершенно новый путь. Такая затея не имела бы никакого практического смысла и была совершенно не в духе римлян. Самый простой и удобный путь через горы уже был проложен купцами и странниками, которые путешествовали там веками. Римляне же, видимо, просто выровняли и замостили его. Эта дорога была самым низким, самым широким и самым удобным перевалом через Альпы. К тому же это был кратчайший путь в долину р. По. Расстояние по Домициевой дороге от Нима, который находится к западу от Роны, до Казале Монферрато, расположенного в долине По, где сходились все пути, составляет 481 км. Кратчайший путь через Коль-де-Ларш равен примерно 500 км, а путешествие вверх по долине Изера, через перевалы Малый Сен-Бернар, Клапье или Мон-Сени, увеличит расстояние более чем до 600 км. Это все низкие перевалы, что есть в западной части Альп. Благодаря этим данным, ясно, что путь по Домициевой дороге был самым предпочтительным. Исходя из этих же соображений, так же должен был следовать и путь Геракла. Дорога из Тараскона усеяна кельто-лигурийскими городами и крепостями-оппидумами. Сегустерон (Систерон), Катургий (Шорж), Эбуродунум (Эмбрун), Бригантий (Бриансон) к западу от перевала и Сегузион (Суза) к востоку от него — все это кельтские имена, а следовательно, они существовали еще до того, как римляне построили свою дорогу. Есть оппидумы и близ Апта, и Мон-Дофен и еще два между Маноском и Систероном. Все эти факторы дают исчерпывающие доказательства того, что на месте Домициевой дороги проходил путь еще до римских времен. Подтверждает это и псевдо-Аристотель, живший во второй половине III в. до н.э. — во времена Ганнибала. Он пишет, что при переходе через Альпы приходится платить пошлину живущим вдоль тракта кельто-лигурийцам. Вероятно, что относится это заявление к тому самому южному пути, поскольку лигурийцы как-то плохо вяжутся с северной дорогой. Таким образом, можно утверждать, что существовал хорошо известный путь из Испании в Италию, который проходил через Альпы. Путем этим пользовались во времена Ганнибала, и шел он там же, где и римская Домициева дорога.

Три контрольные точки Полибия

Рассказывая о путешествии от Пиренеев в долину р. По, Полибий указывает нам три контрольные точки. Первая из них — это дорога от Пиренеев к Роне; вторая — участок земли, именуемый Островом, который располагается между Роной и одним из ее притоков; третья же — это перевал, через который Ганнибал вошел в Италию. Полибий дает наглядное описание второй и третьей точек и ориентиры первой.

1. Дорога к Роне

Несомненно, планируя вторжение в Италию, Ганнибал намеревался перейти через Альпы и добраться до долины По по пути Геракла. Зимой 219—218 гг. до н.э. он договорился с племенами, живущими вдоль него, и заплатил им за проход. О походе Ганнибала через Пиренеи нам практически нечего сказать, а вот о том, как его армия двигалась через южную Галлию, кое-что известно. Полибий писал, что дорога от Испании до реки Роны была тщательно измерена римлянами и размечена верстовыми столбами. Благодаря этому замечанию историк, сам того не ведая, предоставил будущим исследователям очень ценную информацию. Благодаря ему мы узнаем, что Ганнибал шел по тому пути, которым позднее стали пользоваться римляне. Констатирует он и тот факт, что римляне, как обычно, замостили и измерили существовавший задолго до них тракт, когда строили знаменитую Домициеву дорогу к западу от Роны. Упоминание о промерах дороги привело к своего рода противоречию, поскольку известно, что осуществил его Гней Домиций Агенобарб («Рыжебородый») в 118 г. до н.э., дата, очень близкая ко времени смерти Полибия. Многие ученые все-таки полагают, что отрывок этот аутентичен и историк сам вставил его в текст незадолго до смерти (см., например, работу Ф. Уолбанка «Комментарии к Полибию», т. 1, стр. 373, и т. 3, стр. 768). Следы римской дороги можно ясно увидеть на восточном берегу Роны, между Монпелье и Нимом. Она идет вдоль гребня возвышенности, огибающей прибрежные болота, примерно в девяти километрах от современной береговой линии. Это ничуть не удивительно, особенно если принять во внимание климатические условия того времени, о которых говорилось выше. Даже в наши дни побережье в тех местах топкое, а береговая линия постоянно меняется, потому что Рона приносит примерно 20 миллионов тонн наносов в год. Большая часть ила относится в западном направлении и образует отмели и лагуны вдоль побережья до самой Испании. В древние времена береговая линия могла быть значительно ближе к дороге. Полибий указывает расстояния, которые проходила армия Ганнибала. Цифры эти, к большому сожалению, весьма приблизительные, даны с большим разбросом и требуют поправки на каждые 200 стадиев. Если сложить те расстояния, что отмечены у Полибия для каждой отдельной части маршрута, получится, что Новый Карфаген отделяет от Италии расстояние в 8400 стадиев. Сам Полибий, однако, говорит о 9000 стадиев. Вероятно, что промежуточные цифры, данные везде приблизительно, соблазнили его увеличить общий итог, округлив его. Описывая дорогу от Испании до Роны, Полибий пишет также, что римляне поставили на ней дорожные столбы через каждые восемь стадиев. Все расстояния, которые дает Полибий для рассказа о событиях 218— 217 гг., указаны в цифрах, кратных восьми стадиям. Следовательно, он пользовался неким римским источником, считая одну милю равной восьми стадиям (т.е. 200 стадиев примерно равны 37 км), а не восьми с одной третью, как исчисляли ее многие. В данной работе я пользуюсь системой Полибия. Историк сообщает нам, что Ганнибал пересек Рону там, где она течет единым руслом, на расстоянии четырехдневного перехода от моря. Еще он указывает на большое количество лодок, которое Ганнибал смог купить для своего войска.

Ученые яростно спорят о месте переправы, и причина этих споров вполне понятна. Дело в том, что затем Ганнибал в течение четырех дней двигался вверх по реке, покуда не добрался до места, именуемого Островом. Каждому из участников спора приходится «сдвигать» переправу в точку, соответствующую тому месту, где, на его взгляд, находился Остров. В данном случае слова Полибия о «примерно четырех днях пути от моря» мало чем могут помочь. Вряд ли он обозначил этими словами расстояние от устья Роны до точки переправы. Тогда они скорее всего относятся к месту, где армия потеряла море из виду. Такая точка может располагаться близ старого Люнеля, потому что к юго-восток}7 от нее, примерно в 50 км от Бокера, дельта Роны выдается в море. Можно также отклонить предположение, что армия удалилась от побережья в Эг-Морт. Полибий четко говорит о том, что армия следовала по Домициевой дороге, а для того, чтобы добраться от этой дороги до Эг-Морт, нужно вначале пройти 16 км на юг, а затем повернуть обратно к Роне. Следующий вопрос заключается в том, каким образом следует исчислять расстояние дневного перехода. Полибий указывает скорость, с которой продвигалась армия, только один раз. Мы узнаем, что непосредственно перед началом подъема в горы она прошла 800 стадиев за 10 дней. Учитывая поправку на каждые 200 стадиев, мы получаем расстояние в 13—17 км в день. Однако и эта цифра не слишком надежна, поскольку армии наверняка приходилось заниматься поиском провианта. Единственное заключение, которое можно сделать на основе имеющихся данных, носит отрицательный характер — место переправы не могло находиться дальше, чем в четырех днях пути от старого Люнеля.

Карта французских Альп, на которой изображено два пути Геракла — древние, проторенные торговые пути (на карте они обозначены сплошной черной линией), и маршрут, которым следовал Ганнибал, отмеченный черным пунктиром.

Де Бир отстаивает точку зрения, согласно которой Ганнибал перешел через реку у Фурка, что находится выше Арля, в верхней части дельты. Отсюда и его выбор Эг-Морт как места, где армия отошла от побережья. Однако эта теория порождает несколько серьезных вопросов. 1. Там существовала греческая фактория, о которой Полибий непременно упомянул бы. 2. Вряд ли он не указал бы такой четкий ориентир, как верхняя часть дельты. 3. На картах XVII в. показано, что местность между Арлем и Бокером была заболочена. Если принять во внимание климатические условия времен Ганнибала, становится очевидно, что в античные времена дело обстояло так же. Когда римляне строили дорогу из Нима в Арль, им пришлось проводить через болота виадук. Сейчас от него не осталось и следа, однако еще в XVIII в. он был характерной чертой того края. Виадук находился к юго-западу от Бельгарда и вошел в герб города в виде двухпролетного моста, возвышающегося над болотами. Истинная длина этого моста нашла отражение в его названии «le Pont des Arcs», Мост Арок. Очевидно, их количество произвело впечатление на местных жителей, несмотря на то что менее чем в 25 км от него находился другой мост со сложной структурой арок, Pont du Gard. В Бордоском или Иерусалимском путеводителе IV в. мост между Нимом и Арлем фигурирует под названием Pons Aeraris, «Медный мост». Говоря о теории де Бира, следует упомянуть еще и о его предположении, что река Дюранс, которая в наши дни впадает в Рону сразу к югу от Авиньона, во времена Ганнибала впадала в нее к югу от Арля. Кро, местность, расположенная к юго-западу от Арля, так усеяна камнями, что привела геологов к мысли о том, что когда-то Дюранс протекал именно там. Они, без всякого сомнения, правы. Вопрос заключается в том, когда это было. Присутствие этих камней отмечали и древние, которые оставили множество объяснений этого факта, но интересоваться нам следует не самими объяснениями, а теми, кто их давал. Из них достаточно будет упомянуть Эсхила (525—456 гг. до н.э.) и Аристотеля (384—322 гг. до н.э.) — очевидно, что уже в их время Дюранс там не протекал.

Карта Роны выше дельты, на которой показаны возможные места переправы. До строительства римского виадука переправа к югу от Бокера—Тараскона была невозможна.

Очевидно, Ганнибал не мог переправиться через Рону южнее Бокера. Полибий сообщает, что расстояние от Эмпорий (Ампурьяса) до Роны составляло 1600 стадиев. Кроме того, он говорит, что Домициева дорога к западу от Роны была тщательно измерена римлянами. Тогда почему он не называет точных цифр, предпочитая довольствоваться приблизительными? Большинство ученых полагает, что место, где говорится о тщательном измерении дороги, было добавлено позже — самим Полибием или его последующим редактором. Однако звучит это не слишком убедительно, потому что Полибий не изменил цифру в 1600 стадиев и не утверждал, что армия переправилась через реку в обычном месте. Расстояние от Эмпорий до Бокера можно узнать из римских дорожных книг времен империи. Составляет оно 199 римских миль, или 295 км. Античный географ Страбон исчисляет его в 194 римские мили, что, при восьми стадиях в миле, составит 1592 стадия. Поскольку приблизительные данные Поли-бия — 1600 стадиев — допускают погрешность в 99 стадиев, к расстоянию можно добавить еще 20 км. Следующей вероятной точкой переправы может оказаться Арамон, но никаких особых преимуществ перед Бокером у него нет. Еще выше, в 18 км от Бокера, расположен Авиньон, конечная точка, до которой можно дойти по указанным Полибием данным. Это чуть больше 70 км от старого Люнеля — четыре дня хорошего хода. Причина, по которой Ганнибал выбрал для переправы это место, заключается в передвижениях (или, точнее, отсутствии таковых) Сципиона. Полибий говорит, что последний отплыл в начале лета, и у него ушло пять дней на то, чтобы добраться морем до Роны из Пизы. Согласно Варрону современнику Цезаря, который был знаком как с нововведенным юлианским календарем, так и с более ранним римским, лето начиналось на двадцать третий день после того, как солнце входило в созвездие Тельца, и длилось затем 94 дня, т.е. с 9 мая до 11 августа. Даже если принять во внимание гибкость республиканского календаря, вряд ли «начало лета» можно оттянуть дольше конца июня. Другая проблема возникает с датировкой прибытия Ганнибала к Роне. Полибий говорит, что он достиг перевала в Альпах «незадолго до захода Плеяд». Это еще одна астрономическая дата, которую Варрон определяет для нас. Между заходом Плеяд и зимним солнцестоянием проходит 57 дней, а это означает, что происходить он должен в конце октября. Следовательно, Ганнибал достиг перевала примерно в середине этого же месяца. Прослеживая его путь в обратном направлении, можно вычислить, что через Рону он переправился приблизительно в конце августа. Из текста Полибия создается впечатление, что Сципион прибыл в дельту Роны в то самое время, как Ганнибал переправлялся через реку. Однако в этом случае куда-то исчезают два месяца. На то, чтобы добраться от Картахены до Италии, у Ганнибала ушло пять месяцев — следовательно, он должен был выйти из Картахены примерно в середине мая. Но тогда он никак не мог очутиться у Роны в начале июля. Мы уже упоминали раньше тот факт, что Полибий жил в доме Сципиона Эмилиана, бывшего приемным правнуком того самого Сципиона. Очевидно, историк чувствовал себя обязанным следовать существовавшим в принявшей его семье преданиям. Родной дед этого Сципиона и Эмилиана, Эмилий Павл, был во многом ответственен за те несчастья, что постигли Рим в начале этой войны. Но семейные традиции требовали, чтобы ответственность за совершенные ошибки легла на плечи кого-нибудь еще. Как мы увидим дальше, в битве при Требии и при Каннах козлом отпущения стал второй консул. Для того чтобы обелить предков при Роне и Тицине, требовалось переписать историю. Согласно Полибию, Ганнибалу не стало известно о присутствии в устье Роны Сципиона, покуда он не пересек реку. В этом месте историк вновь идет на поводу у семейных преданий Сципионов. Пытаясь прикрыть неудачу полководца в попытке остановить Ганнибала у Роны, он пишет, что Сципион буквально на волосок разошелся с ним. Если Сципион добрался до Роны раньше Ганнибала, значит, Ганнибал узнал об этом и перешел реку выше устья Дюранса, чтобы поместить между собой и римлянами еще одну реку.

2. Остров

Когда нумидийцы Ганнибала наткнулись на конницу Сципиона, карфагенский полководец наверняка счел, что римские легионы уже близко. По этой причине он отказался от изначального плана идти по пути Геракла, а пошел вверх по течению, надеясь избавиться от Сципиона. Последний добрался до брошенного лагеря при переправе через три дня после того, как его покинули войска Ганнибала; еще через день разведчики доложили, что Сципион повернул обратно к побережью. Четырехдневный переход привел карфагенян к месту, где в Рону впадает еще одна река. Полибий именует ее Скар. Местность, которая располагалась между этими двумя реками, называлась Остров. Она была богата людьми и зерном, а название было вызвано спецификой расположения. По размеру и очертаниям Остров походил на египетскую Дельту — существенное различие заключалось лишь в том, что основание ее составляла «почти непроходимая» горная цепь. Как и любая часть Ганнибалова пути, Остров породил массу споров. Даже мельком взглянув на карту, можно ясно увидеть одно-единственное подходящее месторасположение Острова — участок между Роной и Изером. Тем не менее несколько комментаторов склонны оспаривать его в пользу другой территории — между Югом и Роной. Их главный аргумент заключается в том, что одним из названий Юга в древности было Экар, что довольно близко к Скару. Следует указать, однако, что латинским названием Изера было Изара, что звучит ничуть не менее похоже. Не может помочь в этом случае и Ливии, который именует вторую реку Арар, а это латинское название Соны. Для Ливия это типично — он легко заменял известными ему названиями те, которых раньше не слышал; профессор X. X. Скаллард в своей книге «Сципион Африканский — солдат и государственный деятель», перечисляет не меньше дюжины таких случаев, относящихся к Испании и Северной Африке. Не следует доверять и представленному у Ливия списку племен, мимо которых проследовал Ганнибал. Попытки определить территорию, на которой они обитали, путем сопоставления с территорией галльских племен времен Римской империи бессмысленны из-за постоянно проходившей в долине Роны миграции, в ходе которой каждое племя вытесняло предыдущее вниз по течению. Кроме того, племена воевали между собой. Для времени Ганнибала нельзя быть твердо уверенным даже в том, что территорию современной Швейцарии занимали тогда именно гельветы — что же говорить о других племенах? Ганнибалу удалось вмешаться в возникшую на Острове конфликтную ситуацию и успешно разрешить ее. Именно из-за этого некоторые историки отвергают территорию между Изером и Роной как гипотетическое местонахождение Острова — во времена империи там обитали аллоброги, а Полибий четко говорит о том, что с этим племенем у Ганнибала возникли сложности. На самом деле, как мы только что видели, невозможно точно сказать, где жили аллоброги во времена Ганнибала. Вопрос заключается в том, как именно описана эта территория. Полибий сравнивает размер Острова с дельтой Нила, которая составляла в его дни примерно 15 000 кв. км. Участок между Роной и Изером — примерно 5000 кв. км, а между Роной и Югом — только 700 кв. км. Защитники «Югского Острова» пытаются убедить остальных в том, что, поскольку ни одна из территории не дотягивает до дельты Нила, можно просто не обращать внимания на замечания древних историков относительно ее размеров. Невозможно сказать что-либо определенное о населении, что же касается изобилия зерна, то следует признать, что местность близ Юга более плодородна. В то же время более обширная территория близ Изера способна была дать больше зерна, а во времена Рима обеспечивала могущественных и многочисленных аллоброгов. Последняя и наиболее важная часть описания, данного Полибием, заключается в том, что он называет данную территорию «Островом», говоря о том, что название свое он получил благодаря местоположению. Изер является одним из трех главных притоков Роны; два других — Сона и Дюранс. Остальные по сравнению с ними незначительны. Юг — небольшая речка, практически пересыхающая летом, когда через нее можно перейти, замочив ноги едва ли по щиколотку. Что же касается находящихся поблизости «почти непроходимых гор», то близ Юга они полностью отсутствуют. Защитники «Югского Острова» пытаются подогнать под это определение горную цепь Баронни, но никак не объясняют критериев, по каким она подходит к нему, поскольку горы эти прорезаны множеством троп и никак не являются серьезным препятствием. В то же время «Изерский Остров» представляет собой настоящую природную крепость. Большая часть этого треугольника ограничена Изером или Роной, а расстояние между ними загорожено Шартрезским горным массивом и горой Мон-дю-Ша. Дополнительным препятствием является Буржское озеро с окружающими его болотами — даже в наше время они простираются до берегов Роны.

3. Перевал

Споры идут по поводу каждой тропинки от Коль-де-Ларш до Семплона в Швейцарии, а потому было бы и скучно, и бесполезно пытаться рассмотреть все имеющиеся в наличии теории. В течение нескольких лет — с 1968 по 1973 год — мы с женой прошли по всем основным предложенным перевалам и внимательно изучили их — так же как и все меньшие перевалы, на которых могла быть устроена первая из засад. Прежде всего мы должны обратить внимание на высоту перевалов. Полибий говорит о том, что горные проходы в Альпах были круглый год покрыты снегом. Должно быть, он включает в их число Монженеврский перевал и Малый Сен-Бернар, поскольку это были единственные проходы в Западных Альпах, которыми пользовались в его время. Это хорошо укладывается в рамки теории X. X. Лэмба, согласно которой граница вечных снегов проходила тогда примерно на 1000 м ниже своего нынешнего уровня. Таким образом, все еще покрытому прошлогодним снегом перевалу, по которому шел Ганнибал, вовсе не обязательно было быть очень высоким.

Полибий говорит, что он сам переходил через перевал. Это подтверждается его описанием солдат, скользящих по плотно утрамбованному снегу, — оно слишком живое для полученного «из вторых рук». Из рассказа греческого историка можно выделить несколько основных моментов, которые могут помочь в идентификации перевала. Здесь перечислено шесть пунктов: 1. На перевале должно иметься ущелье примерно на расстоянии дневного перехода от его вершины. Расстояние должно составлять менее 30 км, так как у всех рассматриваемых перевалов (за исключением Коль-де-Ларш) имеется резкий подъем непосредственно перед верхней точкой. 2. Вершина перевала должна быть достаточно просторной для того, чтобы вся армия могла встать на ней лагерем. 3. Спуск должен быть хотя бы частично обращен на север, поскольку на нем скапливались снег и лед. 4. Спуск с перевала должен быть обрывистым. 5. Дальняя сторона перевала должна находиться на расстоянии трехдневного перехода (45—90 км) от равнины. 6. С вершины перевала должна быть видна Италия. Необходимо изучить только семь главных «кандидатов»: А) Коль-де-Ларш (высота 1991 м) удовлетворяет только пунктам 2 и 5. Он обращен с северо-запада на юго-восток. Б) Коль-де-Траверсет (высота 2914 м) — единственный перевал, с которого видна долина р. По. Однако по другим пунктам он удовлетворяет только условию 4. На нем действительно есть теснина (Combe de Queyras), но она расположена примерно в 35 км от верхней точки, а сам подъем очень крутой. Ганнибал, который двигался через враждебные земли, никогда не вошел бы в Комб-де-Кейpa — теснину с обрывистыми стенами, которая простирается на 15 км вдоль долины р. Гил. Нужно быть полным безумцем, чтобы повести армию таким путем. Наиболее серьезным возражением против этого перевала служит его высота — на километр с лишним больше, чем у Монженевр. Для того чтобы добраться до Траверсета, нужно перейти сначала через значительно более низкий Коль-де-Круа (вые. 2273 м). На вершине Траверсета расположен узкий выступ, которого едва хватит для десятка человек, не говоря уж об армии. Кроме того, трудно счесть трехдневным маршем расстояние в 20 км от его восточной стороны до начала равнины. Даже если отправиться от него прямо в долину р. По, дистанция не превысит 30 км. В) Монженевр (высота 1850 м). Это перевал, через который проходит Домициева дорога, второй из наиболее низких проходов. Он удовлетворяет всем условиям, за исключением 6. У этого перевала имеется теснина, расположенная в нескольких километрах к югу от Бриансона и примерно в 20 км к югу от его вершины. Дорога идет вдоль высоких покатых стен ущелья, и пройти по ней очень легко — при условии, что наверху не расположился противник. Из всех ущелий именно это лучше всего подходит для того, чтобы «скатывать» валуны на армию карфагенян. На вершине перевала довольно места для лагеря. Из всех проходов только он и Коль-де-Лешелль обращены с юга на север (точнее, с запада-юго-запада на восток-северо-восток). Спуск там достаточно крутой, причем идет он по территории постоянных оползней — там, где современную дорогу пришлось прикрыть бетонным навесом. Расстояние с этой стороны перевала до Сузы составляет 37 км, и можно сказать, что равнина начинается за несколько километров до нее. Еще 30 км отделяют Сузу от долины реки По у Авильяны. Г) Коль-де-Лешелль (1766 м) — самый низкий перевал в западных Альпах. Он может служить альтернативой Монженевру, поскольку также соединяет долины Дюранса и Дора Рипариа. Быть может, именно этим перевалом воспользовался Помпеи, когда отправился в Испанию, так как античные источники сообщают, что он не воспользовался обычным путем. Дорога через Коль-де-Лешелль лишь немного длиннее, чем через Монженевр, и возможно, что до-римская дорога проходила именно через него. Перевал удовлетворяет пунктам 1, 2, 3, 4 и 5, а вершина его находится немногим более 25 км от ущелья, упомянутого в связи с Монженеврским перевалом. Там как раз хватит места для размещения лагеря. Расположен перевал строго с юга на север и имеет очень крутой спуск. Д) Коль-дю-Клапье (высота 2482 м) подходит только под условия 1 и 2. Он находится в направлении с северо-запада на юго-восток. Если прошлогодний снег все еще оставался на южной стороне перевала, то подняться по крутой северной стороне, которая была бы тогда полностью покрыта льдом, просто невозможно. Я попытался пройти по нему в июне 1968 года, до того, как стаяли снега, но не смог вскарабкаться по тропе, ведущей вверх по утесу, обращенному в долину Амбена. Спуск у этого перевала крутой, но не обрывистый. Осенью 1968 года мы с женой заблудились, пытаясь спуститься с него, но в конечном счете вышли, следуя вдоль высохших ручьев. Долина По не просматривается ни с одной из точек на вершине перевала. Единственный способ увидеть ее — двигаться вдоль склона в направлении Монте Ариа. С дальней стороны перевала можно спокойно добраться до «плоской земли» за несколько часов. Даже если трактовать понятие «плоская земля» исключительно в смысле долины По, то дистанция не составит больше 35 км, причем по ровной местности. Е) Мон-Сени (высота 2083 м) проходит только по 2 пункту. Этот перевал следующий после Коль-дю-Клапье и расположен точно так же. Тем, кто утверждает, что Ганнибал шел через Клапье, следовало бы подумать, почему он не воспользовался Мон-Сени, который и ниже, и проходимее предыдущего. Кроме того, чтобы добраться до него, нет необходимости проходить через ущелье. Даже если Ганнибал отправился через Амбенское ущелье и поднялся на обращенный в сторону долины утес, он легко обнаружил бы, что удобнее будет пройти через Малый Мон-Сени (высота 2182 м) и спуститься по Мон-Сени, как он наверняка и сделал бы. Хотя, быть может, Ганнибал хотел пройти через Клапье потому, что ему, как и мне, сказали, что оттуда открывается замечательный вид на Италию. Ж) Малый Сен-Бернар (высота 2188 м) подходит по условиям 1, 2 и 3, однако расположен он в 130 км от того, что можно назвать равниной, — слишком далеко для трехдневного перехода. Летом 1979 года экспедиция военных инженеров под руководством лейтенанта инженерных войск Мелвина провела изучение перевалов Клапье — Сени, Монженевр — Лешелль и Траверсет. Их заключение во многом совпадает с моим собственным, однако они добавили, что было бы невозможно ни затащить слонов на перевал Траверсет из-за каменистых осыпей, ни спустить их с него из-за сильной крутизны. По тем же причинам был отклонен и спуск с перевала Лешелль. Используя метод исключения, можно сделать вывод, что самым подходящим перевалом является Монженевр, через который проходила дорога как римского, так и доримского периода. Однако в этом случае следует признать, что вид на Италию, будто бы открывавшийся с перевала, является выдумкой. Вероятно, вдохновляя своих воинов, Ганнибал указал в направлении Италии, а с течением времени вспоминавшие поход солдаты вообразили, что действительно видели ее оттуда. Есть еще один способ проверки. Согласно античному географу Страбону, Полибию должно было быть известно только четыре пути, ведущих через Альпы. Он перечисляет их так: 1. Дорога через лигурийцев. 2. Дорога к тавринам, которой воспользовался Ганнибал. 3. Дорога через салассов. 4. Дорога через ретов. Все согласны с тем, что перечислены эти проходы с юга на север. Первый из них — это дорога по побережью (т.е. южное ответвление пути Геракла), а третий лежит через Малый Сен-Бернар. Путь, которым воспользовался Ганнибал, расположен между ними. Ф.В. Уолбэнк, автор замечательных комментариев к Полибию, говорит в них, что дорога к тавринам должна была пролегать только через Мон-Сени, Клапье или Монженевр, поскольку лишь они ведут непосредственно к тавринам. Трудно поверить в то, чтобы столь опытный путешественник и исследователь, как Полибий, не знал бы ничего о пути Геракла. В таком случае ему известна была лишь одна дорога, ведущая к тавринам, и она должна была пролегать по пути Геракла. Как мы уже убедились, путь этот не мог проходить ни через Клапье, ни через Мон-Сени. Следовательно, второй из известных путей, тот, которым воспользовался Ганнибал, лежал через перевал Монженевр. Установив, что Остров, вероятно, находился между Изером и Роной, а перевалом почти что наверняка был Монженевр, мы сталкиваемся с другой, казалось бы, неразрешимой проблемой: как Ганнибал добрался из одного места в другое? Существует прямая дорога, ведущая от Гренобля, расположенного на восточном конце Острова, до Бриансона, находящегося у подножия Монженевра. Проблема в том, что по пути эта дорога проходит через очень сложный перевал Коль-дю-Лотаре (высота 2058 м). Полибий же однозначно утверждает, что Ганниб