загрузка...
Перескочить к меню

Путь начинающего темного мага (fb2)

- Путь начинающего темного мага 2656K, 777с. (скачать fb2) - Сергей Злой

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Глава 1




   "В сердце каждого человека живет два волка: любовь и ненависть. Побеждает тот, кого человек больше кормит".


   Меня зовут Александр Стоун. Странное имя для англичанина, правда?


   А все из-за предков, сбежавших в 1917 году с исторической Родины, но не отбросивших традиции давать "родные" имена детям. По-моему, идиотская традиция.


   Но это и не важно.


   С виду я обычный ребенок -- русые волосы, славянские черты лица. Довольно высокий и худой, для своего возраста. Однако моя худоба вовсе не означала физическую слабость. В этом на личном опыте (весьма неприятном) смогли убедиться многие детдомовцы. Так что вместо термина "худоба" мне больше подходит "жилистый". Что-что? Я не сказал? Я сирота. Мать умерла при родах. Собственно, про нее я узнал из моего личного дела, которое мне дала прочитать одна из воспитательниц, которая относилась ко мне очень хорошо. Про отца моего ничего известно не было, как и про других родственников. Какое-то время я бредил мечтами, что рано или поздно в один прекрасный день на пороге приюта объявится мой пропавший отец или любой другой родственник и заберет меня домой, и у меня появится семья.... Время шло, а никто так и не объявился. В конце концов, пришлось смириться, что мечты остаются лишь мечтами и сказки никогда не становятся реальностью. В восемь лет я заставил себя окончательно отказаться от мечтаний и сосредоточился на реальности.


   Наш приют располагался в довольно своеобразном месте Лондона -- ирландском районе. И по ирландскому району, соответственно, бегали ирландские дети. К счастью, у меня с "домашними" детьми конфликтов не было, благодаря тому, что я не был англичанином. Потом несколько совместных с ирландцами драк и "проказ" и между нами уже установилась крепкая дружба.


   Я часто сбегал из приюта на прогулки по району. Поначалу воспитатели страшно ругались, запирали меня в комнате. Но я смог заставить их закрывать глаза на мое отсутствие. Как? Это моя особенность. Я не говорил? Я -- очень особенный ребенок. В семь лет я заметил, что вокруг меня происходят странные вещи: периодически летают вещи, вспыхивает огонь и другое странное и необъяснимое. Никогда не был дураком, и смог быстро понять, что странные происшествия связаны с моим эмоциональным состоянием. Несколько испытаний только подтвердили мои догадки. Я не знал, что это было. Друзья называли это по-разному: кто-то магией, кто-то телекинезом, а кто-то, насмотревшись фильмов, Силой. Меня же было плевать на название моей особенности. Главное было то, что я обладал неким Даром. И совершенно нормально, что во мне загорелась невероятная по силе жажда овладеть им в полной мере. С тех пор я ежедневно тренировался в использовании своего Дара. И достиг определенных успехов: я мог заставить человека сделать что-либо против его воли, сделать ему больно, погрузить в сон или заставить забыть что-нибудь. Я подозревал, что это лишь малая часть моих возможностей, но совершенно не представлял что необходимо для развития. Были мысли найти учителя, но это было делом будущего. Пока же я бегал по улицам с ровесниками, воровал и отбирал деньги у честных граждан при помощи моего Дара, за что имел непререкаемый авторитет среди уличной шпаны. Совесть меня не мучила, она была успешно заглушена новой одеждой, вкусной едой и всякими другими предметами, которых не было ни у одного другого детдомовца. Тогда же я выучил новый урок жизни: "Всегда хорошо выгляди". Чистый опрятный мальчик внушает куда как больше доверия, чем грязный и вонючий. От аккуратных и вежливых людей не ждут никаких... подвохов. По крайней мере, большинство людей.


   Стоит сказать, что большую часть денег я откладывал в заначку, прекрасно осознавая, что в этой жизни мне никогда не добиться успеха без очень крупной суммы денег. Да и обучать владению Даром (когда найду учителя) бесплатно меня вряд ли будут.


   Помимо накопления первичного капитала на дальнейшую жизнь, я не забыл и учится. Даже более того -- учится лучше всех. Все-таки у хорошо образованного человека шансы достичь чего-либо гораздо выше. Стандартное образование, получаемое в приюте (чтение, правописание и арифметика) меня не устраивало. К счастью, раздобыть книги по многим наукам, вроде биологии, географии, истории, физики, химии, обществознания, было совершенно не трудно. Понятное дело, учился я по "дополнительным" предметам чрезвычайно (на мой взгляд) медленно. Воспитатели, конечно, объясняли мне некоторые непонятные моменты. Но и сами-то они не особенно разбирались в этом, поэтому толку от их помощи было немного. Так и получилась, что на изучение какой-нибудь одной темы у меня уходило не меньше пары недель, когда в обычной школе в старших классах их проходили за один-два урока. Легче всего мне давалась история с обществознанием. Оно и понятно -- никаких формул и вычислений, способных сильно затормозить усвоение материала. Поэтому моими любимыми предметами как раз и были эти два. Книг по истории у меня было больше, чем всех других вместе взятых. Какое-то время я даже мечтал стать археологом, но быстро охладел к этой профессии, узнав про нее побольше.


   Параллельно я учил русский язык. Все-таки надо уважать свои корни. Давался он мне, к счастью, легко, за что благодарить надо, видимо, предков. В довольно короткие сроки я овладел разговорным русским в совершенстве, даже думать стал по-русски. С чтением и письменностью дела обстояли похуже.


   Так я и жил: развивал свой Дар, постепенно подгибал под себя все больше и больше людей, воровал, учил все, до чего мог дотянуться.... В один из таких дней, в возрасте девяти лет я впервые познакомился с магическим миром. Знакомство было... неприятным.


   С самого утра, после завтрака в приюте, я с шестью своими "друзьями" (двумя детдомовскими мальчишками, и четырьмя "домашними", двумя пацанами и двумя девчонками) отправился исследовать заброшенный завод на самой окраине ирландского районе. А может, это была фабрика. Не так важно.


   Наша цель была проста: найти себе "базу". Эта идея уже давно бродила в нашей компании, но подходящего места не было. Пока мы не узнали про этот завод. По первым признакам, место было идеальным, но требовалось лично все осмотреть. Для чего мы отправились туда. Глупая была идея. Тогда у меня не вызвало подозрений, что такое сооружение не обжито бомжами.


   Завод имел вид... довольно зловещий: темные провалы окон, общая разруха и мусор, бегающие туда-сюда крысы. И... какой-то холод. На дворе стоял самый разгар августа, а на территории заводы стоял просто напросто аномальный холод. Впрочем, один из ирландцев убеждал, что холод -- это нормально для больших заброшенных помещений. Как бы там ни было, мы не обратили внимания на температуру и стали обследовать здание. Одна из девчонок обнаружила темный подвал. Моментально возле него собрались все остальные. Разумеется, сразу пошли предположения о живущих в подвале призраках, выдуманные истории о похороненных на территории завода индейцах (откуда в Англии индейцы?) и прочее в том же духе. А потом один их парней предложил тест на смелость: спуститься в подвал. Никто не хотел прослыть трусом, и решено было спускаться всем вместе. Я не был трусом. Я был осторожным. Поэтому пошел последним. Но не успел я ступить и на первую ступень, как почувствовал сзади движение, заставившее меня обернутся. То, что я увидел -- никогда не забуду. Это было... нечто летающее, завернутое в рваную тряпку с черным провалом на месте рта. От одного взгляда на этого демона у меня ноги подкосились от страха, а волосы встали дыбом. А демон тем временем приблизился ко мне. Каким-то шестым чувством я понял, что он хочет сожрать меня. Мой разум охватил еще больший страх. Не знаю как, но я смог поднять руку, указывая на подвал, и еле-еле прошептал: "Возьми их".


   Кажется, демон меня понял. По крайней мере, он повернулся к подвалу и проплыл внутрь. Я еще успел увидеть одну из девочек, задержавшуюся на лестнице и смотрящую на меня недоуменным взглядом. "Она его не видит?"-- только промелькнула у меня мысль, прежде чем демон схватил девочку и... высосал у меня душу. Почему-то я не сомневался, что странный дым, вырвавшейся изо рта девчонки и поглощенный демоном, это и есть душа. Ведь что еще демону может понадобиться от людей? А демон "выпив" девчонку проследовал дальше, вглубь подвала, за остальной добычей.


   Тут я и опомнился. Резко захлопнув дверь подвала, я изо всех сил побежал прочь от завода.


   Все остальные события этого дня (и последующей недели) были как в тумане: меня поймали полицейские, что-то спрашивали, я что-то кричал про демона, завод, подвал и друзей, меня чем-то поили, кто-то меня осматривал.... Кажется, даже к кровати приковывали. Потом через день приходили другие полицейские, рассказали, что нашли на заброшенном заводе моих "друзей", об их странном "полуживом" состоянии, вроде как и живы, но, ни на что не реагируют.... Целую неделю меня водили по докторам, постоянно что-то расспрашивающим.... А потом в один день все внезапно прекратилось. Меня отвезли в приют и оставили в покое. К этому времени я уже более-менее пришел в себя и пытался узнать и судьбе моих друзей. В ответ получал только недоумение и фразы "О ком ты говоришь, Алекс?". Это было похоже на то, что кто-то просто стер воспоминания о шестерых детей у всех, кроме меня. И как я мог быть таким идиотом? Конечно же, демон стер всю память о своих жертвах! Это было так очевидно. Это немного меня успокоило, но с тех пор я не расставался с крестиком, стал ходить в церковь с большим энтузиазмом и искренне молился каждый день. Хоть и чувствовал себя очень глупо, но вдруг это помогает против демонов?


   Шло время, и я постепенно успокаивался. Поначалу, чувство вины и стыда просто сжигало меня: ведь это из-за меня демон сожрал души моих друзей. Но постепенно, совесть была заглушена разумом. А что я мог сделать?! Они бы все равно умерли, так как не видели демона. Глупо умирать всем, когда кто-то может спастись. "Умри ты сегодня, а я завтра".


   Так я и жил.... Пока в августе 1991 года моя жизнь резко не переменилась.


   С утра у меня было поганое настроение. "Встал не с той ноги" -- как говорят на моей исторической Родине. Поэтому я не ушел на "заработки", как планировал вчера, а остался в своей комнате и читал книгу. Книга была по истории, про Вторую Мировую, причем книга была не английская или американская с незаслуженным восхвалением Союзников, а настоящей -- советской, со всей правдой -- зачастую горькой и неприглядной. Увлекшись чтением о Сталинграде, я даже не заметил, как в комнату вошла какая-то женщина. Обратил на нее внимание только, когда она кашлянула.


   Внешность у женщины была из разряда "захочешь -- не забудешь": какое-то темно зеленное платье до пола (тогда я еще не знал, что это мантия), остроконечная широкополая шляпа. как у ведьм из мультиков, очки в тонкой оправе и очень строгое и серьезное лицо. В общем, со своей странной одеждой она была похожа на сектантов, которых в последнее время развелось просто неприличное количество.


   -- Здравствуйте, мистер Стоун, я -- заместитель директора школы Хогвартс Миневра МакГонагалл, -- первой начала разговор женщина.


   Хогвартс, Хогвартс.... Никогда не слышал. И почему она пришла ко мне? Я никуда заявок на поступление еще не посылал! Может это какая-то благотворительная акция, вроде "поможем бедным сиротам получить хорошее образование"? Было бы здорово -- сильно упростило бы мне жизнь! Да-да. скорее всего так и есть.... В конце концов, я лучший ученик в приюте, так что ничего удивительного, что пришли ко мне. А что до странной одежды.... Ну, у всех своих причуды, верно?


   -- Здравствуйте, -- изображая робость и неуверенность, отвечаю я.


   -- Мистер Стоун, это вам, -- протягивает запечатанный конверт мне женщина.


   Осторожно его принимаю и рассматриваю. Странная на ощупь и вид бумага, наверное, очень дорогая. И имя, и адрес получателя, написанные изумрудными чернилами. Разумеется, получатель -- я. С еле сдерживаемым нетерпением открываю конверт и вынимаю два листка, и быстро читаю первый.


   ХОГВАРТС -- ШКОЛА МАГИИ И КОЛДОВСТВА


   Директор: Альбус Дамблдор


   (Орден Мерлина Первой степень, Ведущий колдун,


   Верховный Магистр, Верховный Чародей Визенгамота)


   Дорогой мистер Стоун,


   Рады вам сообщить, что вы приняты в школу магии и


   колдовства Хогвартс. Посылаем вам перечень необходимых книг


   и принадлежностей. Семестр начинается с первого сентября.


   Искренне ваша,


   Минерва МакГонагалл,


   Заместитель директора.


   Первая моя реакция была отрицательной. Почему-то я даже и мысли не допустил, что это правда, что действительно существует школа для волшебников.


   -- Что это за глупая шутка? -- сказал я более резко, чем хотел.


   -- Это не шутка, мистер Стоун. Магия действительно существует, и вы -- волшебник. С вами разве никогда не случалось ничего странного? -- женщина была само терпение. Видно было, что убеждать людей в существовании волшебства ей не в новинку.


   А вот странного со мной случалось много чего!


   -- Значит я... волшебник? -- я все еще не верил в свое счастье, но мои сомнения можно было легко убрать, -- Докажите!


   Ну, вот снова вырвалось: неосознанно попытался заставить женщину выполнить мой приказ. Но она этого, кажется, даже не заметила, спокойно вытащила какую-то палочку и одним взмахом превратила рядом стоящий стул в собаку, а потом обратно в стул. Демонстрация реальности магии более, чем убедительная. Да и невосприимчивость к моим приказам заставляет задуматься. Неужели на магов мое внушение не действует? Или я просто еще слаб? Разберемся.


   Делаю вид, что впечатлен больше, чем есть на самом деле, и только киваю же... волшебнице.


   -- Как Вы уже поняли, -- продолжила МакГонагалл, -- Вы зачислены в ученики школы Хогвартс. Первого сентября Вам надлежит прибыть на вокзал Кингс-Кросс, на платформу девять и три четверти. Билет на поезд есть в конверте. Перед этим Вам необходимо купить все необходимые предметы для обучения. Список так же в конверте. Для сирот у нас есть специальный Фонд, обеспечивающий необходимым количеством денег для покупки школьных принадлежностей. Когда Вам будет удобнее пойти за покупками, я Вас буду сопровождать?


   Так легче-легче, мадам, не гоните лошадей. Дайте прийти в себя. А то вывалили целый грузовик информации, а осмыслить не даете. Так, что она там про Фонд говорила? Деньги дают сиротам? Это правильно! У меня деньги, конечно, есть и я более чем уверен, что их хватит с лихвой.... Но я же не дурак, отказываться от халявы? А вот сопровождение не надо.... Чувствую, что она будет против более подробного изучения магазинов на предмет поиска чего-нибудь полезного, сверх, так сказать, школьной программы. Да и привык я все делать сам, без помощи.


   -- Извините, миссис МакГонагалл...


   -- Зовите меня "профессор МакГонагалл" или "мэм", я так же преподаю в Хогвартсе.


   -- Хорошо, профессор МакГонагалл. Я хотел бы сделать покупки самостоятельно. Я привык все делать сам.


   МакГонагалл смотрела на меня долго и внимательно. А я из всех сил молился, чтобы она не настаивала на своем присутствии. Ну что ей стоит, а? Заняться что ли больше нечем? Сходила бы в кино с бой-френдом, или мужем. Или к парикмахеру.... Или еще куда! Только не со мной.


   -- Хорошо, мистер Стоун, -- в конце концов, соглашается МакГонагалл.


   Потом профессор объяснила мне, как попасть в Косой Переулок. Ничего сложного, я был в том районе Лондона довольно часто, так что быстро все понял. Вот те раз -- столько раз бегал по тем улицам и даже не подозревал, что под носом у меня магический мир расположился. Хотя сейчас я уже припоминаю, что нередко там видел странных людей в такой же одежде, как у МакГонагалл. А я-то считал, что они сектанты. Еще где-то час МакГонагалл вводила меня в жизнь магического мира, рассказывая основные законы и прочие. Оказывается, несовершеннолетним нельзя колдовать! А что я тогда делал -- не колдовал что ли? Своим вопросы я решил пока не озвучивать. По крайней мере -- не этой женщине.


   Перед тем как уйти, МакГонагалл протянула мне немаленький мешочек, сказала, что это деньги на школьные принадлежности и объяснила их денежную систему. Только за профессором закрылась дверь, я сразу его открыл. Золотые, серебряные и медные монеты. Прикольно.


   От переполняющей меня радости хотелось прыгать и плясать. В этот момент я любил весь мир и населяющих его существ. Все-таки я был прав: я особенный. Я маг.


   На следующий же день я отправился в Косой переулок. На всякий случай, захватил с собой половину накопленных мной средств, помимо врученных мне магических денег. Не знаю точно, но подозреваю, что обменные пункты у магов все-таки должны быть. Не могут же они насколько быть оторваны от обычного мира, что даже деньгами его не пользоваться? Нет, такого не может быть.


   "Дырявый котел" я нашел без проблем. Забавно, но никогда на него не обращал внимания, когда бегал рядом. Ну и с чего на него внимание-то обращать? Одинокая, неприглядно выглядящая дверь, без какой-либо вывески. Наверное, для конспирации.


   Внутри бара царило странное оживление. Не ожидал такого. Все посетители столпились в центре, что-то неразборчиво крича, упоминая какого-то Гарри Поттера. Понаблюдав, я понял, что этот самый Гарри Поттер пришел в бар и его все так встречают. Наверное, местная знаменитость. Как любят говорить по телевидению -- "звезда". Это конечно очень хорошо -- встретить вживую своего кумира и выразить ему свое почтение, но вот забывать про свои вещи посетителям явно не стоило. Пока все были заняты Гарри Поттером, я успел обыскать три оставленных без присмотра сумки, и нашел два довольно увесистых мешочка, как у меня, с деньгами. Денег много не бывает, так что с чистой совестью забрал их себе. Не будут клювом впредь щелкать. Конечно, тогда я еще не понимал, что сумки, да и кошельки, могли бы быть зачарованными, и я мог получить неплохое проклятье, воруя их.... Но тогда я этого, как и сказал, не понимал, и мне просто очень повезло, что кошельки оказались без магии.


   Все еще толпились у Гарри Поттера (на заметку: выяснить кто это такой), как я уже выходил, с пополненным благосостоянием и поднятым настроением. Открыть вход в Косой переулок не составило труда -- МакГонагалл очень точно объяснила мне как именно это сделать.


   Косой переулок.... мягко говоря, поражал. С одного взгляда было видно, что действительно попал в магический мир. Летающие книги и котлы, разговаривающие и двигающиеся картины, какие-то фейерверки, самые разные животные (в том числе и магические) и, конечно, маги. Много магов. Даже слегка растерялся, не зная, куда сначала найти. Так, что для нас главное? Купить все необходимое для школы. Дополнительные покупки -- после. А что мне там нужно? Чертова куча учебников, котел, одежду, компоненты для зелий.... Почему я не взял рюкзак?! Не в руках же это нести! Так что первым делом надо купить рюкзак, что плохо, так как у меня уже есть, но не возвращаться, же за ним? Хотя.... Это же мир магии! Значит и рюкзаки тут магические должны быть. Например, чтобы более вместительными были, или уменьшали вес поклажи. Решено -- сначала в магазин сумок!


   Необходимый магазин я нашел довольно быстро. Разнообразие товара поражало воображение. Ко мне тут же подскочил продавец (других покупателей в магазине пока не было) и стал расхваливать отдельные экземпляры своего товара. Через десять минут я стал счастливым обладателем безразмерного черного рюкзака за три галеона. За пару дополнительных сиклей, продавец наложил так же чары уменьшений веса.


   Следующие четыре часа я ходил по магазинам Косого переулка, покупая все необходимые учебники, составляющие для зелий и одежду. Перспектива носить дурацкие мантии меня не радовала, но со своим уставом, как известно, не лезут. В конце концов, это не такой уж и большой дискомфорт, можно и потерпеть. А стерпится -- слюбится. Помимо нужных учебников, я дополнительно купил несколько с многообещающими названиями, по личной рекомендации продавца. Влетело мне это все в копеечку: оба украденных кошелька оказались после покупок пусты. К счастью, оставался еще кошелек, врученный мне МакГонагалл, и мои собственные средства.


   Несколько раз во время своего похода за покупками, я видел какого-то парня с растрепанными черными волосами и дурацкими очками. А обратил я на него внимание благодаря его спутнику -- настоящему великану с огромной бородой. Я видел высоких людей, но таких ОГРОМНЫХ -- впервые. Его же я видел в "Дырявом котле", довольно улыбающимся. Судя по всему, парень тоже в этом году поступал в Хогвартс. Может он и есть Гарри Поттер? Не похож он на знаменитость -- невысокий для своего возраста (ниже меня), слишком худой и в одежде явно не по размеру. Скорее всего, детдомовец, как и я. Великан уж точно не его отец -- ни капли парень на него не похож.


   Внимание от заинтересовавшего меня субъекта, отвлекла темная улица, отходящая от Косого переулка. Не нужно жить на улице, чтобы понять -- туда лучше не ходить. Настолько явной преступный гадюшник, что удивление берет -- почему его еще не снесли? Я тут впервые, а мне и то понятно, что в этом темном переулке преобладает преступный мир. Или просто маги, выросшие в магическом мире, не очень умны и сообразительны? Узнаем.


   По своему опыту знаю, что самое интересное и опасное в таких вот темных переулках и продают. Но одиннадцатилетнему пацану, без знаний реалий магической преступности, туда лезь самоубийство. Темный переулок тут, кстати, Лютым называли, и прекрасно были осведомлены в его опасности. Тем более непонятно: если все знают, почему ничего не предпринимают? Ведь есть же Министерство Магии, есть авроры, магическая полиция, и, главное, есть законы, запрещающие некоторые вещи и предусматривающие наказание за совершение их. Ответ простой: коррупция. Мир магический, а все как в обычном. Мне же, собственно, лучше.


   Забыв до поры о Лютом переулке (а я сюда обязательно вернусь, как подрасту) пошел покупать самое главное -- волшебную палочку. Самое сладкое оставил на конец.


   Магазин волшебных палочек оказался похож на библиотеку: высокие стеллажи, забитые разве что коробками, а не книгами, и много пыли. Мне навстречу вышел хозяин магазина Оливандер.


   -- Добрый день, молодой человек, пришли купить волшебную палочку? -- поинтересовался он у меня.


   -- Да, мистер Оливандер, -- я почему-то и не сомневался, что именно вышедший мне навстречу и есть Оливандер, и не прогадал.


   -- Что ж, приступим. Какой рукой предпочитаете держать волшебную палочку?


   А мне, откуда знать? Я еще позавчера об их существовании и не подозревал!


   -- Я правша, -- все-таки отвечаю я.


   Тут же ко мне подлетела линейка и стала измерять мою руку, а Оливандер стал выбирать из бесчисленного количества коробок подходящую мне палочку.


   -- Попробуйте вот эту, -- протянул он мне одну.


   Взял ее и.... ничего не случилось. Тут же ее вырвал Оливандер и протянул другую. Вторая тоже не подошла. За ней не подошла и третья. Через пять минут таких поисков, Оливандер ушел вглубь помещения, откуда вернулся с черной коробкой и вынул из нее светло коричневую палочку.


   -- Попробуйте вот эту, -- протянул мне ее продавец.


   Только я взял эту палочку, как меня просто пронзило. Каким-то шестым чувством я понял: это она. Палочка тоже отозвала, в отличие от остальных, целым фонтаном зеленых искр.


   -- Замечательно, замечательно, -- Оливандер был доволен, -- Берёза с сердцем черного русского дракона, пятнадцать сантиметров, довольно жесткая. С Вас семь галеонов.


   Молча, протянул продавцу нужную сумму, по-прежнему не отпуская палочку. Даже не могу описать чувство, которое мной овладело. Радость? Счастье? Все вместе, смешанное в кучу. Так же молча, вышел из магазина. Палочку положил обратно в коробку и засунул в отдельный карман на рюкзаке. Вот и все, теперь у меня есть все необходимо. Осталось дождаться первого сентября.


   Хотел еще в магический банк гоблинов зайти, счет открыть, но передумал. Кто там откроет счет одиннадцатилетнему пацану?! Не дорос еще.

   01.01.2011


   Глава 2




   До дня уезда в Хогвартс я ни разу не выходил на улицу, запершись у себя в комнате в приюте. Я взахлеб читал купленные книги, порой забывая даже про необходимость есть, пить и спать. Просто не мог оторваться. Ведь моя мечта, полностью овладеть своим Даром, теперь сбудется! Читал не только школьные учебники, но и дополнительную литературу. В ее числе оказалась и книга, призванная облегчить магглорожденым магам адаптацию в мире магии. Были еще несколько книг наподобие этой. Так что я быстро узнал, кто такие чистокровные, кто грязнокровки и прочее. В школе это может оказаться проблемой. Все мои полученные благодаря истории и обществознанию знания вопили о том, что чистокровность и грязнокровность -- это вовсе не формальные термины, не используемые в реальной жизни, как говорили об этом книги. Уверен на сто процентов, были такие, кто гордился своей чистокровностью и презирал грязнокровок. А учитывая наличие аристократии, это наверняка так. Хоть я заочно презирал богатеньких избалованных деток, ссориться с ними мне было совсем не с руки. Может они и ничтожества, но могут меня раздавить и не заметить. С другой стороны, с богатеньких деток можно и денег поиметь. Так что официальная линия поведения: мать -- волшебница из древнего чистокровного русского рода, отца знать не знаю. Практически вся семья матери была уничтожена во время Революции 1917 года, остатки бежали в Англию. Что еще? Почему фамилия нерусская? Так это от неизвестного отца осталась. И вообще в приюте рос, до недавнего времени и не знал ничего о своей семье. Да, с такой легендой я уже и не грязнокровка получаюсь, а как минимум полукровка. А к ним у чистокровных отношение все-таки получше, я так думаю.


   А вот и Кингс-Кросс. На мне была моя самая лучшая одежда: черные джинсы, такого же цвета туфли, темно-красная футболка и светло-бежевая куртка. За плечами висел купленный мной рюкзак со всеми необходимы вещами и еще целой кучей, которую я набрал сверх нормы, чисто на всякий случай. А ну как потребуется китайское огниво, а его не будет? Запас карман не тянет.


   Хм, платформа девять, что говорится, вот она. Платформа десять -- вот она. Платформа девять и три четверти отсутствует. Будем думать логически. Кто уезжает с платформы девять и три четверти? Маги. Маги могут вызвать подозрения и угрожать статуту о секретности (о котором я узнал из книг)? Могут. Вывод? Отправку нужно скрыть от обычных людей.


   Оглядевшись и убедившись, что на меня не смотрят, я аккуратно потрогал стену между платформами девять и десять. Догадка оказалась верна -- рука без проблем прошла сквозь стену. Следом за рукой сквозь стену прошел и я, оказавшись на искомой платформе девять и три четверти.


   Народу вокруг было просто огромное количество. Взрослые провожали детей, дети (некоторые) плакали и обнимали родителей. Меня кольнула зависть. Всегда ее испытываю, смотря на счастливые семьи. Сам я, и не только я, такого лишен. Смех, слезы, крики, напутствия и наставления -- все смешалось в гвалте голосов. И посреди всей этой суеты стоял большой паровоз. Не нужно быть гением, чтобы понять, что на него-то мне и нужно.


   Быстро прошел сквозь толпу и забрался в первый попавшийся вагон. Кажется, в пятый. Забавную вещь подметил: большинство учеников были с сундуками или с чемоданами. Большими и тяжелыми! Я, конечно, уже смог понять, что маги по уровню развития где-то в Средневековье застряли, по сравнению с цивилизованным миром, но чтобы настолько! Это ведь очевидно, что небольшая сумка с наложенными чарами гораздо удобнее огромного сундука! Или это такие традиции? В принципе, плевать. Как говаривал один мой озабоченный друг: "Кто как хочет, так и дрочит". Нравится им надрывать спины, таская сундуки.... Хотя почему надрывать? Просто заклинание -- и сундук летит сам за хозяином. На заметку: лень -- враг прогресса! Как же я сам не заметил? Скоро ведь и я так разнежусь, отвыкну от тяжести из-за магии, и через пару лет и магнитофона поднять не смогу. На заметку: устраивать себе тяжелые физические упражнения каждый день. Позволить себе расхлябаться я не мог. Вот почему они в Средневековье до сих пор -- из-за лени. Магия уже не казалась мне такой распрекрасной.


   За такими мыслями я нашел свободное купе, где и устроился. Впрочем, свободным оно оставалось недолго: сразу после отправления ко мне (без моего согласия, впрочем, меня и не спрашивали) подсели две девочки и три парня, все моего возраста, а стало быть, такие же первокурсники. Сам собой завязался разговор о Хогвартсе. В частности -- кто на какой факультет хочет попасть. Я сказал, что не определился еще и вообще там сами решат. Я кривил душой. На самом деле меня привлекал Слизерин. Ведь на нем учатся те, кто жаждет власти и силы. Как раз по мне. Правда, там большинство чистокровные.... Но и на них найдется управа, я уверен.


   Пока говорили о Хогвартсе, я вспомнил про Гарри Поттера и стал расспрашивать своих соседей о нем. В книгах про него не нашел, наверное не те книги покупал. А вот мои соседи о нем слышали и были удивлены, что я его не знаю.


   Оказалось, что был могущественный темный маг -- Тот-Кого-Нельзя-Называть. Настоящее его имя выпытать у соседей я не смог -- так его боялись. Ха, я этого мага даже не знаю, а уже уважаю -- так запугать всех, что даже его имени (простой набор букв и звуков) боятся. Припоминаю, в Косом переулке в разговорах между взрослыми проскальзывало что-то вроде "Сам-Знаешь-Кто", "Тот-Кого-Нельзя-Называть" и прочие заменители настоящего имени. Даже взрослые его боятся до сих пор! Так вот, этот самый маг хотел всех подчинить себе. Понимаю и уважаю. Убивал всех врагов. Но однажды пришел в дом Поттеров, давних его врагов. Убил отца и мать Гарри, а его не смог. Этот момент я несколько раз переспрашивал и уточнял. Могущественный (еще его называют -- величайшим) темный маг нашего времени не смог убить ГОДОВАЛОГО ребенка. Это было больше похоже на шутку. Хотя.... Кто я такой, чтобы судить? Что я, в сущности, знаю о магическом мире и магии? Да ничего. Поэтому не стоит удивляться, как это ребенок убил взрослого мага. Может, защита какая-нибудь стояла.


   Разговор с соседями получился продуктивнее, чем я ожидал. Даже успел проверить свои натренированные за годы приютской жизни способности. Результатов, правда, не было никаких. Вот и гадаю теперь: то ли на магов это не действует, то я слишком слаб, то ли мои соседи слишком сильны. Так что придется забыть на какое-то время о своих привычках всеми командовать. А жаль, было бы неплохое подспорье.


   За "дружеской" беседой и грустными размышлениями путь до школы пролетел незаметно. Во время поездки к нам в купе заглядывала женщина, продающая сладости, но я воздержался от покупок, в отличие от моих соседей. Шоколадные лягушки меня потрясли, но желания их съесть не появилось. Не люблю шевелящуюся еду. Наконец, объявили о приближении к станции, и мы переоделись в школьную форму. Разумеется, мальчики отдельно, девочки отдельно. Сумки, как оказалось, можно было с собой не брать -- все доставят в замок прямо к кроватям, хотя идея оставить на неизвестно кого все свои пожитки оптимизма не внушала.


   На перроне нас встречал человек-гора, которого я уже видел в Косом переулке. И предполагаемого Гарри Поттера я тоже увидел, в компании с каким-то рыжим парнем.


   Человек-гора в приказном порядке усадил всех первокурсников (интересно, а как в школу попадают остальные ученики?) в маленькие лодки по четыре человека, и наша небольшая флотилия двинулась по озеру. Некоторые, особенно впечатлительные, не сдерживали восхищенных возгласов. Один парень, плывший в лодке по соседству, с круглым лицом и крепко сжатой жабой в руках, выглядел так, будто мы плыли прямо в Рай. Нет, серьезно, никогда не видел такого счастливого лица. И тут мы увидели замок. Даже так -- ЗАМОК. И здесь уже никто не смог сдержать восхищенный вздох. Хогвартс смотрелся действительно великолепно. Огромный (наверное, с весь Лондон) замок, освещающий темноту вечера из своих огромных окон.... Высоченные башни с какими-то, трудно различимыми сейчас, пиками на их вершинах.... Это действительно было великолепно.


   Наше путешествие по озеру подошло к концу, и нас, еще не отошедших от увиденного, провели к главным воротам замка. Выбравшиеся из лодок первокурсники не могли сдерживать эмоции и оживленно переговаривались между собой, обсуждая кто что: кто сам замок, кто процесс поступления. Какая-то девочка с растрепанной гривой каштановых волос, цитировала книгу "История Хогвартса". Рыжий парень убеждал стоящих вокруг учеников, что на распределении нужно будет сразиться с троллем. Разгорающуюся дискуссию прервали выплывшие из стен привидения. Честно говоря, когда они появились, я немного струхнул. Сразу вспомнился демон, которого я видел несколько лет назад. Но привидения оказались... безвредные и даже дружелюбные.


   -- О, первокурсники! -- радостно сказал призрак толстого монаха, -- Надеюсь, вы поступите на мой факультет!


   Остальные приведения тоже хотели что-то сказать, но их прервала вышедшая к нам уже известная мне Миневра МакГонаггал.


   -- Первокурсники, постройтесь и следуйте за мной, -- коротко распорядилась она.


   Рядом со мной в паре встала какая-то девочка. Брюнетка, довольно симпатичная.


   -- Привет,-- сказала она мне, -- я Трэйси Дэвис.


   -- Александр Стоун, -- представился я.


   Она еще что-то хотела спросить, судя по лицу, но тут мы зашли в зал.


   В главном зале (больше сомнений не было, что это именно Главный зал) были расположены четыре стола, по одному на факультет. За ними сидели остальные ученики в цветах своего факультета. На столах стояли пустые золотые кубки и тарелки. Перпендикулярно столам факультетов стоял стол преподавателей. Учителей всего было около тринадцати, не считая директора, который с добродушной улыбкой смотрел на строй первокурсников. Старик с длинной белоснежной бородой, сидящий на троне в центре стола преподавателей, это наверняка директор Дамболдор. Кем ему еще быть?


   Но самым поразительным в зале был потолок. Казалось, его вообще не было и над нами только небо и звезды. Но я услышал, как девочка с гривой говорила, будто потолок специальным образом зачарован. По-моему, придумано здорово.


   Наконец мы остановились, и МакГонаггал вышла вперед, положив на высокий табурет перед нами потрепанного вида остроконечную шляпу. Вдруг шляпа дернулась и... открыла рот? В общем, это было похоже именно на рот. Еще через секунду она запела.


   Да, пора привыкать, что я в магическом мире, где даже шляпы петь умеют. Значит, всего-то и делов, что надеть ее? Думаю, справлюсь.


   -- Когда я назову вашу фамилию, выходите вперед и садитесь на табурет, -- сказала МакГонаггал, доставая кусок пергамента.


   -- Аббот, Ханна!


   Блондинка с хвостиками вышла из строя, плюхнулась на табурет и буквально утонула в надетой шляпе.


   -- Пуффендуй! -- выкрикнул говорящий кусок ткани.


   Самый правый стол зааплодировал, и счастливая девочка присоединилась к уже своему факультету. Дальше распределение пошло в том же духе. Один за другим первокурсники расходились за столы. Девочку с гривой и круглолицего парня с жабой отправили в Гриффиндор. Этот любитель жаб не выглядел особо храбрым. Разве что где-нибудь глубоко внутри, очень-очень глубоко. Блондина с высокомерным выражением лица отправили в Слизерин. Явно из богатеньких -- избалованный ребенок, считающий себя пупом Вселенной. Терпеть таких не могу, аж бесит. Нет, решено, плевать на последствия, если вякнет хоть что-нибудь мне -- сотру его чертову улыбку с его рожи прямо вместе с рожей. И будь что будет.


   И наконец, прозвучало сакральное:


   -- Поттер, Гарри.


   В зале сразу стало абсолютно тихо. Черноволосый парень, на которого я и думал, вышел из строя и сел на табуретку. Шляпа почти полностью закрыла его лицо. В ожидании вердикта в зале не было произнесено ни звука, даже директор наклонился чуть ближе. Неужели это все из-за того, что он убил Того-Самого, хотя это и не доказано? В забавном мире они живут. Надеюсь, я сейчас не святотатствую своими мыслями?


   Наверное, минут через пять шляпа наконец-то соизволила выбрать:


   -- ГРИФФИНДОР! -- проорала она.


   Зал взорвался. Три стола аплодировали изо всех сил, плавно переходя в овацию. Ученики Гриффиндора орали что-то неразборчивое. МакГонаггал, кажется, прямо светилась от радости и гордости за свой факультет. Я уже успел выяснить, кто является деканами факультетов. Даже директор аплодировал гораздо живее, чем остальным. Выглядел он так, будто это его собственный сын. И не на факультет поступил, а как минимум десяток Тех-Самых убил.


   В конце концов, массовая истерия закончилась и распределение продолжилось. Наконец, подошла и моя очередь:


   -- Стоун, Александр! -- выкрикнула МакГонагалл, и я вышел из строя и сел на табурет.


   Глаза мне закрыла шляпа. Я-то ожидал, что она что-нибудь мне скажет, но она просто крикнула:


   -- Слизерин! -- сбылась мечта идиота.


   Сняв шляпу, я проследовал ко второму слева столу, где мне довольно активно аплодировали. Сел я в самом конце свежепринятых учеников, рядом с аристократичным типом Драко Малфоем. К моему удивлению, он довольно дружелюбно улыбнулся и приветственно кивнул. Я ему ответил.


   После того, как последний первокурсник оказался распределен на Слизерин (ура, ура, ура), со своего трона поднялся директор.


   -- Добро пожаловать! -- раскинув руки, возвестил (иначе не назовешь) он, -- Поздравляю с началом нового учебного года. Прежде, чем вы приступите к банкету, позвольте сказать вам пару слов. Итак, вот они: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка! Все, всем спасибо.


   Директор сел на место, а ученики одобрительно загудели и захлопали. За столом Слизерина никто не хлопал. И я их понимаю. Что, черт возьми, это было?


   Пока я думал, на столе появилась еда. Такого обилия блюд я еще никогда не видел. Даже в магазине, кажется, еды было меньше. Невольно у меня забурчало в животе, и рот наполнился слюной. Но набрасываться на еду, подобно некоторым ученикам с других факультетов, нельзя. Да и противно. Не животные же мы, а люди.


   Еда оказалась очень вкусной. Даже жаль, что у человека всего один желудок, а не парочка. Посреди банкета к нам за столом присоединился призрак нашего факультета -- Кровавый Барон. В дополнение к своему какому-то изможденному лицу, призрак обладал так же мантией в пятнах крови. Расстреляли его, что ли? Призрак сел рядом. Малфою такое соседство явно не понравилось, а мне как-то было наплевать. В жизни я видел вещи и более неаппетитные. К тому же, от призрака запаха даже не исходило, а внешний вид -- это ерунда. Но избалованному аристократу этого ведь не объяснишь, верно?


   Когда банкет закончился, и еда бесследно исчезла, слово вновь взял директор.


   -- Мистер Филч, наш завхоз, просил напомнить, что колдовать на переменах в коридоре запрещено. Запретный лес по-прежнему запретен для посещений. Отбор в команду по квиддичу состоится через неделю. Все желающие играть за свой факультет могут записаться у своих старост. И последнее. В этом году правый коридор на третьем этаже так же объявляется запретным для всех, кто не желает умереть медленной и мучительной смертью. А сейчас давайте вместе споем гимн школы! -- провозгласил Дамболдор и наколдовал ленту со словами гимна, -- Каждый поет, как хочет!


   Все ученики (даже со Слизерина) затянули песню. А я стоял и думал. Думал о том, как мне.... легализоваться, что ли, на факультете. Судя по тем разговорам, что я услышал за столом, грязнокровок здесь действительно не любили. А значит -- меня будут.... спрашивать, в лучшем случае. Все, как на улицах: "Ты кто такой", "Ты с какого района?", "Кого знаешь?", "Кто за тебя впишется?" и тому подобное. И лучше мне будет ответить, иначе моя школьная жизнь может быть неприятной.


   Песня замолкла, и директор отпустил нас по гостиным. Старосты Слизерина быстро построили первокурсников, и повели нас из главного зала в подземелья. Я так и думал. Где еще обитать змеям, как не в земле? Путь оказался довольно запутанным, вряд ли даже я, привыкший к переулкам Лондона, запомнил бы его полностью с первого раза.


   Входом в гостиную оказался портрет какого-то мрачного мага в черной мантии и недобрым взглядом. Один из старост подошел к портрету:


   -- Чистая кровь! -- сказал он пароль и портрет, кивнув, отъехал в сторону, открывая проход внутрь.


   Гостиная Слизерина оказалась довольно уютной. Обширная гостиная, с множеством кожаных диванов и кресел и одним большим камином, в котором весело трещал огонь. Помещения освещали светильники со свечками, окон, в силу своего расположения, не было.


   Никаких напутственных речей не было, и нам просто показали комнаты первокурсников. Девочки налево, мальчики направо. Комната, где мне предстояло жить, была неплоха. В приюте было хуже. Шесть широких кроватей с пологами, возле каждой отдельная тумбочка и один большой шкаф с пятью отделениями. Была так же ванная комната. Возле каждой кровати стоял багаж. Мой рюкзак был возле самой крайней от двери кровати, около окна. Да-да, в комнате было окно. И показывало оно какой-то лес. Магия?


   -- Это магическое окно, показывает Запретный лес, -- подтвердил мою догадку чернокожий парень с высокими скулами и раскосыми глазами, -- Блейз Забини, -- представился он и протянул руку.


   Я ее пожал, так же представившись. Потом познакомился и с остальными однокурсниками: Драко Малфоем, Теодором Ноттом, Грегори Гойлом и Винсентом Крэббом. Последние двое были вылитые вышибалы из бара, только в миниатюре. Неосознанно я напрягся, готовый в любую секунду отразить нападение, если оно будет, конечно. Заметив моё напряжение, Малфой рассмеялся:


   -- Если ты напрягаешься из-за чистоты своей крови, Стоун, то расслабься. У тебя на лице все написано, не удивляйся. Дело в том, что Шляпа не отправляет грязнокровок в Слизерин, прекрасно зная об отношении к ним у нас на факультете. Это мне еще отец рассказывал. Так что ты как минимум полукровка. Ты ведь сирота, верно?


   Мне оставалось только кивнуть.


   -Значит, скорее всего, полукровка. Хотя это и не важно, ведь ты слизеринец. В Хогвартсе и так все борются против нас. Непозволительно допускать разлад еще и внутри факультета.


   Это успокаивало. Общий враг объединяет, верно? А то, что Слизерин не любят -- мне было известно. Плевать. Свою любовь могут оставить себе.


   -- Давайте уже спать! Завтра трудный будет день, -- предложил здравую идею Гойл.


   Возражений не было. Быстро умывшись, я переоделся в пижаму и лег в кровать, закрыв полог. Заснул я моментально.


   На следующий день я с самого утра стал героем для слизеринцев-первокурсников. По крайней мере, на время. Дело в том, что староста, сопровождающий первокурсников на завтрак, по какой-то причине сбежал в самом начале пути, оставив нас одних в подземельях. Остальные курсы либо уже ушли на завтрак, либо решили на него вообще не идти. К счастью, я все-таки смог вспомнить дорогу до Большого (Большого, а не главного, как я думал) Зала и провести всех туда самостоятельно. Подоспели мы к самому началу.


   За завтраком нам раздали расписания. Первым предметом у нас шли Чары с деканом Равенкло, профессором Флитвиком. Староста, который должен был нас сопровождать, был рад узнать, что первокурсники смогли добраться до Большого Зала без особых проблем и довольно быстро. И тут же назначил мне вечером экскурсию по замку, чтобы я и дальше сопровождал своих однокурсников, пока они сами не выучат расположения кабинетов. Я был не в восторге, но отказаться не мог. Да и полезно это будет -- выяснить, что к чему и где расположенный такие стратегические объекты как кухня и склад (или где они хранят всякое разное и полезное?).


   До кабинета Чар нас довели без проблем. Профессора пока не было, поэтому мы спокойно вытащили из сумок все необходимое. Когда делал покупки в Косом переулке, я был поражен отсутствием человеческих шариковых ручек. Маги пользовались примитивными перьями! Я попробовал ими писать, но у меня ничего не получилось -- одни кляксы. И еще жутко раздражала необходимость постоянно макать перо в чернильницу. А пользоваться "маггловскими" ручками нельзя! Средневековье, блин. Но недаром меня называют смекалистым: я купил несколько перьевых ручек с большим запасом стержней с чернилами. Потом десять минут работы ножом и матом, и вуаля -- с виду обычное перо, но внутри перьевая ручка, правда, без внешней оболочки. И только металлический наконечник (или как он там) ручки мог меня выдать. Но сомневаюсь, что кто-то будет рассматривать мои перья. Так же раздражало использование листов пергамента вместо обычных тетрадей. Тому, кто это придумал, надо в голову гвоздь забить. С приходом профессора все разговоры сразу утихли.


   -Добро утро, класс,-- сказал Флитвик, оглядывая присутствующих.


   Быстро проведя проверку, Флитвик стал объяснять суть предмета Чар и общую теорию магии.Мои спонтанные выбросы магии в раннем детстве и сознательное применение магии являлось следствием нестабильности магической силы у магов. С одиннадцати лет сила начинает стабилизироваться и окончательно приходит в норму, как правило, к семнадцати годам. Были, конечно, случаи, когда магическая сила "успокаивалась" и к двадцати, и к сорока годам, но это было всего лишь несколько раз за всю историю магического мира. В общем, очень скоро всё, что я успел натренировать в приюте, станет бесполезным. Собственно, это не страшно, так как эти способности уже неактуальны. Помимо стабилизации, магическая сила, подобно росту человека, увеличивается в размерах. Своего максимума маг достигает к семнадцати-девятнадцати годам и дальше уже повышается только мастерство. Вообще, Флитвик довольно интересно и подробно все рассказывал, не забывая приводить примеры для лучшего усвоения материала. Было видно -- преподавать он умеет и преподавать ему нравится. так же профессор продемонстрировал несколько заклинаний, которые мы будем проходить на первом курсе. Демонстрация всем понравилась. Лично я просто загорелся поскорее приступить к практической части, но она, увы, еще не скоро. Пока что надо выучить общую теорию: правильные движения палочкой, зачем они нужны, правильное произношение, концентрация и все в таком же духе.


   После Чар шла парная Трансфигурация с Равенкло. На уроке ничего необычного не произошло, кроме превращения МакГонаггал в кошку и обратно, и стола -- в свинью. Ну, еще она нам зачитала общую теорию Трансфигурации и на практике дала задание превратить спичку в иголку. У меня получилось лишь её посеребрить, но МакГонаггал сказала, что и для первого раз это неплохо. Ха, один равенкловец смог даже заострить спичку. Но иголка так себе. МакГонаггал объяснила, что трансфигурированые предметы рано или поздно принимают свой первоначальный вид. Время пребывания в превращенном виде зависит от магической силы мага и его мастерства, но имеются исключения, о которых она обещала рассказать на следующих уроках.


   Я сильно увлекся трансфигурацией, даже не заметив этого. Очень интересный предмет оказался. Во мне даже дух ученого проснулся. Хотелось провести какой-нибудь эксперимент. Но я прекрасно осознавал, что для этого у меня нет ни нужных знаний, ни возможности, ни умения. Возможно, я сделаю это позже, когда вырасту. Если не охладею к этой идее.


   После Трансфигурации мы все спустились в Большой Зал на обед. Еда по-прежнему была восхитительная. Придется все-таки физическими упражнениями заниматься, а то растолстею. Вторая половина дня у нас была занята Травологией с Равенкло.


   Копаться в земле мне никогда не нравилось, как и ухаживать за растениями. Мне не нравилось даже поливать цветы, когда меня об этом просили в приюте! А тут целые теплицы с одной только зеленью. Бр-р-р. Хотя я и понимал, что травология все-таки полезный предмет. Посудите сами: лучше вырастить необходимое растение самому, чем покупать. И дешевле и надежнее, хоть и нелегко. Но все равно еле-еле дождался, когда урок закончится.


   Вечером, после ужина, как мне и было обещано, меня потащил на экскурсию староста. Звали его, кстати, Маркус Флинт, и был он вовсе не старостой, а капитаном команды Слизерина по квиддичу. Почему на него взвалили груз ответственности за сопровождение первокурсников -- непонятно. Наверное, старосты аргументировали это своей занятостью. Впрочем, не важно. Флинт показал мне все необходимые кабинеты и, конечно, дорогу до них. Ни кухни, ни склада, я так и не увидел. Придется узнавать самому.


   "Со временем обязательно выясню",-- подумал я, засыпая в своей кровати.

   01.01.2011


   Глава 3




   Так незаметно подошел конец первой недели в Хогвартсе.


   Самым скучным и бестолковым предметом, к моему удивлению, оказалась История Магии. Я любил историю и ждал от магической ее версии многих интересных фактов: новых трактовок уже известных мне событий, новые подробности, взгляд с другой стороны.... Подвоха я не заподозрил, когда узнал, что учитель -- призрак. Сел я, в предвкушении, на первую парту и приготовился внимать.... Что хотел -- то и получил. Такой нудятины не нес даже священник в воскресенье! Нет, все-таки магическая история предмет, наверное, интересный, но только при самостоятельном изучении! Первый урок Истории я даже пытался записывать. Но мои возгласы "будь добры, помедленнее" и "повторите, пожалуйста", чертово приведение игнорировало! Так что я просто плюнул на Бинса и весь остаток урока продремал в полглаза. Сомневаюсь вообще в целесообразности ходить на эти уроки раз -- все равно его нужно изучать самостоятельно. Но История Магии -- обязательный предмет.


   В пятницу у нас был первый совместный урок по зельеварению. Все слизеринцы-первокурсники ожидали его с нетерпением. Потому как уже всем было известно КАК наш декан, Мастер Зелий Северус Снейп, относился к львятам. А я ждал этого урока по иной причине: было у меня мнение, что зельеварение -- очень полезный предмет.


   И вот, мы сидели в родных подземельях, в классе зельеварения. Снейп стремительно вошел в класс, в своей обычной манере. Вообще, мнение о Снейпе у трех из четырех факультетов в Хогвартсе исключительно отрицательное. Хотя непонятно: почему? Покрывает своих подопечных? Так все так делают! И МакГонаггал, и Флитвик, и Спраут. Это вполне нормально. Ну да ладно, взваливать на себя роль просветителя, несущего свет и истину, я не намерен.


   Снейп начал с переклички. Особенно заострил свое внимание на великом бойце с Тьмой.


   -- Ах да, Гарри Поттер, наша новая знаменитость, -- Малфой захихикал.


   Вообще, Драко невзлюбил Поттера с первой встречи. Гойл мне рассказал, как Малфой предлагал Поттеру дружбу, но шрамоголовый ее отверг. И стоял потомственный аристократ с протянутой рукой, как нищий. Я не дворянин, но я вполне понимаю Драко. Лично я бы типу, который бы мое рукопожатие отверг, как минимум разбил бы лицо. Не принято так поступать. Этим человек как бы говорит: "Я д'Артньян, а ты п



   * * *




   **". Может Поттер и сам не понял, что нехило оскорбил человека, но незнание не освобождает от ответственности. Так что помимо Того-Самого (так и не узнал его имени) у Поттера появился как минимум еще один кровный враг -- Малфой.



   А Крэбб с Гойлом, кстати, неплохо устроились. Благодаря внешности они успешно прикидываются ни на что неспособными недоумками с синдромом Дауна. Таскаются всюду с Малфоем и только рожи корчат, да кулаки напрягают. Если бы не жил с ними в одной комнате -- поверил бы, что они тупицы. Истинно слизеринское поведение -- ввести противника в заблуждение, а потом, когда возникнет необходимость, сильно его удивить.


   А Снейп не собирался оставлять Поттера в покое и начал ему задавать вопросы из самого конца учебника. Ну и, естественно, снимать баллы. Грейнджер чуть руку не вывихнула. Спрашивается, чего она добивается? Не спрашивают себя -- так сиди ровно. Своими "знаниями" она тут никого не удивит.


   Первую часть урока мы записывали рецепт зелья для лечения фурункулов. Снейп разбил нас на пары. Мне достался Малфой. Его, как и меня, захватывал процесс приготовления зелья. И, как выяснилось, у Драко очень хорошие познания в искусстве зельеварения. По ходу процесса Малфой тихо объяснял мне, как лучше всего приготовить тот или иной компонент. Его покровительственный тон меня нисколько не трогал -- пусть говорит, как хочет, пока говорит по делу. Снейп, нахваливающий своего крестника (эту подробность я узнал случайно от Флинта), только повышал самомнение Драко.


   Внезапно за спиной раздался громкий хлопок, вскрик и шипение. Первое правило поведения в зоне особого риска (кабинет зельеварения, да и весь Хогвартс, таким и являлся): если слышишь что-нибудь странное, сначала действуй, а потом смотри. Сработал чисто на рефлексах: отпрыгнул вбок и вперед, обходя парту, уходя подальше от источника звука. Обернулся и увидел расплавленный котел круглолицего парня, который был с жабой. Кажется, Лонгботтом. А вокруг его стола по полу расползалась зеленая жидкость. Сам Невилл, закрывая лицо руками, что-то вопил.


   -- Идиот! -- кричал Снейп, одним движением палочки убирая жидкость и расплавленный котел, -- Полагаю, Вы добавили в зелье иглы дикобраза?


   Невилл ничего не ответил, что неудивительно, а только сильнее закричал. Да, не завидую я ему.


   -- Отведите его в больничное крыло, -- бросил Снейп какому-то ученику, -- Вы, Поттер, почему вы не остановили Лонгботтома? Считали, что если он опозорится, вы будете лучше выглядеть? Минус десять баллов Гриффиндору.


   Поттер что-то хотел сказать, но его ткнул в бок рыжий Уизли, и вовремя заткнулся. Умно.


   За оставшееся время урока ничего не произошло. Мы с Малфоем спокойно доварили зелье и получили по пять баллов для Слизерина и "П" за урок. Да, уроки зельеварения отлично поднимают боевой дух учащихся Слизерина.


   После уроков в пятницу у нас ничего не было, поэтому я решил зайти в библиотеку.


   Мне было любопытно узнать побольше о Том-Самом и о его восстании. Почему "восстании"? Не знаю. И еще.... Я хотел что-нибудь попытаться выяснить о своей семье. Знаю, что глупо и наивно.... Но я так и не смог отказаться от мечты найти свою семью. Разве я так много хочу? Хотя бы выяснить, кто были мои родители. Можно было, конечно, спросить у преподавателей -- наверняка моя мать училась в Хогвартсе (и почему я считаю, что моя мать была волшебницей? не знаю, есть у меня такая уверенность), но я не хотел никого посвящать в свои поиски. Это -- личное.


   Выяснить, что восстание Того-Самого, которое назвали Войной с Темными Силами, проходило с 1970-ого и до 1981-ого года. Ну, это приблизительно. Это период активных военных действий. Так что в библиотеке я попросил у мадам Пинс подшивку газет за этот период времени.


   До позднего вечера (даже пропустил ужин) я изучал газеты за тот период времени. Большинство статей были наполнены напыщенными речами с призывами "объединиться против Зла", не содержавшими никакой полезной информации. Такие я читал по диагонали, а зачастую просто пропускал. Узнать имя Того-Самого я смог -- Лорд Волдеморт. Сомневаюсь, что это его настоящее имя, но пока сойдет. Попробовал воспроизвести это имя вслух. Получилось, земля не разверзлась, небо не упало. И Волдеморт не появился за спиной с криком "Отдай мне свое сердце!".


   История восстания Волдеморта меня поразила. Он, судя по всему, несколько лет к этому готовился: вербовал сторонников, заключал союзы, набирал военную мощь.... И Министерство об этом ни сном, ни духом! А потом -- внезапный удар. Поначалу Волдеморта совсем не боялись называть по имени. Он достиг этого за несколько лет успешных действий. К нему под знамена встали не только маги, но и множество разумных магических существ, вроде оборотней, вампиров, великанов, дементоров (о таких не слышал) и многих других. И виновато в этом было сами Министерство со своей политикой ущемления прав других народов. Конечно, пропагандировалось, что Пожиратели Смерти (самоназвание сторонников Волдеморта) желают видеть диктатуру чистокровных, мир магии без грязнокровок и все такое.... Но само-то Министерство и Светлая сторона, чем лучше со своей политикой фактического откровенного геноцида магических народов? Короче, обе стороны стоили друг друга. Урок мне на всю жизнь:не имеет значения, магическая или маггловская сторона мира -- люди везде одинаковые.


   Волдеморт побеждал. Что удивительно, учитывая нехилую мощь Министерства. Система, не способная защитить себя от одного-единственного врага, заслуживает того, чтобы быть уничтоженной и преобразованной. Это было бы справедливо. Но в 1981 году дернул черт Волдеморта заглянуть на ужин к Поттерам. Верно, говорят, что справедливости никогда не было и не будет. Дальше -- только радость, счастье и хвалебные статьи "героям войны со Злом". Ну и судебные процессы по побежденным врагам. Большая часть Пожирателей смогла выкрутиться.


   Может показаться, что я симпатизирую Волдеморту.... Так оно и есть. Уважаю сильных людей. Как-никак живой пример поговорки "Из грязи в князи". Вы только вдумайтесь: какой силой воли, мощью и умом надо обладать, чтобы самые храбрые маги дрожали от страха от одного имени! А чтобы поставить на колени гордых аристократов и заклеймить их, как скот? А ведь они это стерпели, и даже гордились, судя по их репликам, приведенных в статьях.


   Я уже собирался уходить в гостиную, когда мне попалась на глаза газета, датированная 26-ым ноября 1981-ого года. И главный заголовок: "Осужден еще один Пожиратель Смерти!". С титульной страницы на меня смотрел хмурый мужчина, лет пятидесяти. Фотография была черно-белая. Чертами лица он был похож.... На меня? Нет, бред. Тем более мне одиннадцать лет, какие там черты лица? Но фотография меня зацепила. Я вытащил эту газету и погрузился в чтение.


   "В минувшую среду был пойман Пожиратель Смерти Владимир Бессмертный. Он был арестован группой авроров при попытке вызволить из Азкабана своих сообщников. Следствие установило, что упомянутый Пожиратель виновен в многочисленных применениях Непростительных заклинаний, в частности зверское убийство отряда авроров, патрулирующих Хогсмид в сентябре этого года..."


   Дальше шло перечисление его преступлений. И вердикт Визенгамота -- пожизненное заключение в Азкабане. На фотографии был изображен Владимир Бессмертный. Классная, кстати, фамилия.


   Положив газету на стол, я погрузился в размышления. Мог ли этот Бессмертный быть моим родственником? Или даже отцом? Что я вообще знаю о своей семье? Из личного дела мне известно, что мою мать звали Светлана, и ее семья иммигрировала из России в 1917-ом году. Фамилия -- неизвестна, Стоун -- это уже мне дали в приюте. Имя -- последнее желание матери, перед тем, как она умерла. Так мог ли этот Бессмертный быть моим родственником?!


   Оглянувшись и убедившись, что никого поблизости нет, я вырвал страницу с фотографией и быстро покинул библиотеку, поблагодарив мадам Пинс на выходе. Газеты уберут домовики, так что убирать их я не стал. Да и не до газет мне было. Мою душу разрывало сомнение и надежда. Весь мой жизненный опыт вопил о том, что я просто похож на этого Бессмертного и он мне никто. Но.... я не мог просто забыть про него, пока не узнаю точно, кто он такой. А значит нужно обращаться к преподавателям. К тем, кто тут давно и может помнить этого Владимира Бессмертного. Или... соратников! Улыбнувшись внезапной догадке, я понесся к гостиной Слизерина, разыскивать Драко.


   Нашел я его довольно быстро: он сидел перед камином и читал какую-то книгу.


   -- Пошли за мной, -- бросил я ему и прошел в комнату первокурсников.


   Заинтересованный Малфой проследовал за мной. Убедившись, что в комнате никого нет, я плотно закрыл дверь и обернулся к ожидающему аристократу.


   -- Послушай, Драко, твой отец ведь был Пожирателем Смерти? -- спросил я с придыханием.


   Никогда не видел чтобы человек так быстро менялся: только передо мной был любопытный парень, а уже раздраженный высокомерный аристократ.


   -- Не знаю, кто тебе это сказал, но все это ложь. Моего отца держали под заклятием Империо и его заставляли служить Тому-Кого-Нельзя-Называть. Сам бы мой отец никогда не стал бы....


   Интересно: что это за заклинание такое?


   -- Подожди, подожди, -- перебил я Драко, -- я ни в чем не обвиняю. Мне нужна помощь.


   -- Какая помощь? -- сощурился Драко.


   -- Я хочу, чтобы ты спросил отца про одного Пожирателя Смерти.


   -- О ком это? -- хорошо, к Малфою стала возвращаться заинтересованность.


   -- О Владимире Бессмертном.


   -- Зачем тебе это?


   -- Нужно. Поможешь?


   -- Посмотрим, -- хмыкнул Малфой, -- Но что мне за это будет?


   -- Земля круглая. Сегодня ты мне помог -- завтра я тебе помогу. В чем угодно.


   -- Ну что ж.... Мне не трудно спросить. Что ты хочешь конкретно узнать?


   -- Всё. Абсолютно всё. Когда родился, где, состав семьи, были ли дети, где они сейчас.


   -- Постараюсь, но ничего не гарантирую. И не раньше Рождества. Отца надо будет спрашивать лично, в письме о таком не пишут.


   -- Спасибо, Драко. Буду должен, -- аж от сердца отлегло.


   -- Много должен, -- усмехнулся Драко и вернулся в гостиную, к прерванному чтению.


   Я же, успокоившись, улегся на кровать, задернул полог и достал вырванную страницу и еще раз посмотрел на фотографию своего предполагаемого родственника. Сам не заметил, как уснул прямо в одежде.


   Выходные прошли буднично. Ничего необычного не происходило .За исключением новости, что кто-то ограбил гоблинский банк Гринготс. Сам я не понимал, что такого в этом и отчего такое волнение. Я же не знал, что Гринготс невозможно ограбить! Хотя, если ограбили, значит не так уж и невозможно, верно?


   Учеба продолжалась. А в четверг у нас состоялся первый урок полетов. Его я ждал с нетерпением -- никогда ведь не летал.


   На поле перед замком нас, слизеринцев и гриффиндорцев, ждала профессор Трюк, с целой кучей метел.


   -- Первокурсники, каждый встаньте возле метлы, -- приказала она, что мы и поспешили сделать.


   Метлы на вид были не очень, в Косом переулке я видел гораздо красивее. Но это и понятно, странно, если было бы по-другому.


   -- Вытяните вперед руку и скажите "Вверх!", -- приказал Трюк.


   Мы сделали все, как приказали. Со стороны, наверное, глупо выглядит. В мой испорченный мозг сразу пришли пошлые сравнения и мысли. Нет, серьезно, а при импотенции такое помогает? Не встал -- просто сказал "Вверх" с протянутой вперед рукой, и ты снова на коне! Очень, очень удобно.


   Метла прыгнула ко мне в руку со второго раза. У Поттера, я заметил, с первого. В конце концов, справились все.


   -- Хорошо, теперь сядьте верхом, зажмите метлу между ног и оттолкнитесь от земли ногами, и зависните в паре метров от земли.


   Интересно, это я один тут такой испорченный, с пошлыми мысли, или все-таки все так думают? Невилл, как всегда, отличился, ходячее недоразумение. Вместо того, чтобы зависнуть, он поднимался все выше и выше.


   -- Мистер Лонгботтом, немедленно спускайтесь! -- кричала Трюк.


   -- Я не знаю как! -- у Невилла сейчас случится истерика.


   -- Ставлю галлеон, что свалится, -- успел я шепнуть Забини.


   -- Это само собой, даже спорить бессмысленно, -- усмехнулся тот в ответ.


   Невилл таки грохнулся с довольно приличной высоты. ХРЯСЬ! Сломана рука -- не иначе.


   -- У него сломана рука, -- изрекла очевидное Трюк, -- я отведу его в больничное крыло, а вы,-- посмотрела она на нас, -- даже не смейте подниматься в воздух! Тот, кто оторвется от земли, вылетит из Хогвартса быстрее, чем сможет сказать "квидичч".


   Ну, это она перегнула. Снятие баллов, взыскание -- это да, но исключение -- нет.


   -- Вы посмотрите! -- воскликнул Драко, когда Трюк увела любителя жал в замок, -- Это же напоминалка этого увальня!


   С земли Малфой поднял прозрачный шарик и продемонстрировал находку слизеринцами. Из толпы львят сразу же вышел защитник всех обиженных и угнетенных:


   -- Отдай ее, Малфой, -- сказал Поттер, под одобрительное гудение своих однокурсников.


   -- А не то что, Поттер? Лучше я ее положу куда-нибудь, где Лонгботтом ее не достанет.... Например, на дерево.


   -- Дай сюда! -- ринулся на него Поттер, но Малфой уже вскочил на метлу и взлетел.


   -- Иди сюда и возьми! -- крикнул с высоты Драко.


   -- Не смей! -- встряла Грейнджер, -- Профессора сказала никому не подниматься в воздух! Из-за тебя нас накажут.


   Но Поттер таки взлетел и направил метлу к Малфою. О чем они там говорили было не слышно. Пару раз Поттер пытался протаранить своего противника, но неудачно. Наконец, поднявшись на большую высоту, Драко бросил напоминалку вниз и пошел на снижение. А Поттер сиганул в пике за этим никчемным шариком. Я уже надеялся на конец Мальчика-Который-Выжил (не знаю, почему я его не люблю, наверное, слизеринское влияние), но боги в этот день были явно не на моей стороне -- Гарри успешно поймал напоминалку и вышел из пике.


   Встречали его как героя. Гриффиндорцы, по крайней мере. Но радость их продлилась недолго.


   -- ГАРРИ ПОТТЕР!


   Со стороны замка быстро приближалась МакГонаггал. Неужели мы увидим, как вечно МакГонаггал накажет своих львят? Но зрелища не получилось -- профессор быстро увела Поттера куда-то в замок. Может, к директору? В оставшееся время настроение было приподнятым. Мы с однокурсниками оживленно обсуждали произошедшее, восхваляя гордого Малфоя, так ловко подставившего противника. Львы смотрели волком и только Грейнджер, как заведенная, бубнила: "Я же говорила, я же говорила", пока ее наконец-то не заткнули свои однокурсники.


   На обеде приподнятое настроение резко упало. Гарри Поттер был назначен новым ловцом Гриффиндорской команды по квидиччу. Ну и кто после этого скажет, что МакГонаггал не выгораживает своих львят, а?! Мало того, что не наказала, так еще и поощрила! Сука, хоть и кошка. На Малфоя страшно было смотреть: в такой ярости я его не видел. Не сдержавшись, он подошел к Гриффиндорскому столу со своими вечными спутниками Крэббом и Гойлом. Вернулся он больно довольным. На наш с Блэйзом вопросительный взгляд, Малфой пояснил:


   -- Поттер захотел устроить дуэль. Сегодня в полночь, в зале наград.


   -- Надеюсь, ты не настолько глуп, чтобы пойти? -- невинно поинтересовался я.


   -- Конечно, нет! Я даже знаю, что там случайно в это же время окажется Филч.


   -- А как же дворянская честь? Ведь дуэль -- это святое?


   -- Нужно было по правилам меня вызывать. Так что я ничего не нарушаю, и честь мою это не затронет.


   На заметку: выяснить правила дуэлей!


   Но на следующее утро Поттер сидел за столом Гриффиндора, как будто ничего и не было. Крепкий орешек оказался, не ожидал. Даже начинаю его потихоньку уважать.


   Дни шли один за другим. В конце октября, накануне Хэллоуина, мы, наконец, добрались до практики по Чарам. Первое заклинание, показанное нам Флитвиком, оказалось Wingardium Leviosa, для леветирования предметов. Заклинание оказалось не особенно сложным для меня. Не с первого раза, но я смог его успешно применить и поднять над столом перо. Надо будет потом потренироваться в поднимании более больших и тяжелых предметов.


   А вечером, во время праздничного ужина по случаю праздника, в Большой Зал влетел профессор Квирелл. Самый, на мой взгляд, слабый в плане преподавания. Постоянно заикается, ничему толком обучить не может, да еще и боится всего на свете. И пахнет от него странно.


   -- ТРОЛЛЬ! -- завопил Квирелл, подбегая к столу преподавателей, -- ТРОЛЛЬ В ПОДЗЕМЕЛЬЯХ!!!.... А я думал, вы знаете, -- и грохнулся в обморок, защитник от, блин, темных сил.


   И сразу же поднялась паника. Да, тролль, это неприятно и опасно. Не знаю, правда, как они выглядят и насколько опасны, но явно это не милые безобидные зверушки. Забавно было бы его выпустить против Хагрида, вот была бы битва века. Директор быстро успокоил учеников (одним криком) и приказал старостам вести всех по гостиным.


   Интересно, а как мы, слизеринцы, пойдем в подземелья, если где-то там бродит тролль? Надеюсь, это не я один сообразил, и старосты знают, что делать. Когда выходили из Зала, я заметил Поттера с Уизли, скрывающихся за поворотом. И бежали они явно не в сторону своей гостиной. Я должен был сообщить об этом старостам или преподавателям, чтобы Поттер и Уизли случайно не пострадали. Должен был. Но тут меня толкнул Блэйз и я о них (о, ужас!) совсем забыл. Бывает, ничего не поделаешь. Аминь.


   До своей гостиной добрались без происшествий. По комнатам никто не расходился, ожидая новостей о тролле. Через час пришел один из старост школы и объявил, что тролль обезврежен и все теперь в безопасности. Мои однокурсники, уже узнав от меня, куда побежали Поттер с Уизли, начали выпытывать у старосты подробности. Тот факт, что тролля завалили два первокурсника, чем спасли третью первокурсницу, мягко говоря, поразил. И расстроил, учитывая личности этих троих -- Поттер, Уизли и Грейнджер. Очень крепкий орешек.


   А ночью мне не спалось. И не одному мне. Судя по сопению слева, Блэйз тоже не спал.


   -- Забини, ты спишь? -- на всякий случай осведомился я.


   -- Нет, -- донеслось в ответ.


   -- Ты знаешь, что такое Непростительные заклинания? -- лучше спросить сейчас, все равно делать нечего, а потом и забыть могу.


   -- С чего ты взял, что я знаю? -- ну это типично для слизеринцев, прям евреи какие-то.


   Знавал я одного еврея-барыгу, которому мы украденные ценности сплавляли. Так он постоянно на вопросы отвечал вопросом. Ну, хоть не обманывал и не наживался особенно за наш счет, за что его и уважали.


   -- Так знаешь или нет?


   -- Знаю.


   -- Расскажи.


   Слева раздался мучительный стон.


   -- Ладно, слушай, -- через минуту все-таки согласился Блэйз, -- Непростительные заклинания -- это те, которые запрещено использовать на разумных существах, в частности людях. За их применение магу светит Азкабан.


   -- А если применить на, скажем, тролле? Не посадят?


   -- Не знаю. Посадят, скорее всего. Хотя и не должны. Так вот, есть три таких заклинания: Империо, Круцио и Авада Кедавра. Империо подчиняет человека воле заклинателя. Полностью. Хотя ему и можно сопротивляться. И вполне успешно, если достаточно силы воли. Круцио -- это заклинание боли. Тот на ком его применят, начинает испытывать ужасную боль. Причем никаких ран он не получает. Если долго находиться под Круцио, можно даже лишиться рассудка. Ну а Авада Кедавра -- это смертельное проклятье. Попавший под это заклинание умирает. Без вариантов. Никакой защиты от Авады нет. Только один смог пережить её: Поттер.


   -- Как?


   -- Что как?


   -- Как он смог выжить? -- этот вопрос мучил меня еще со дня приезда в Хогвартс.


   -- Не знаю. Никто не знает. Это просто невозможно. Но Поттер сделал это.


   -- Откуда ты все это знаешь?


   Последний мой вопрос, как я и думал, остался без ответа. Блэйз уже спал. Через минуту заснул и я.


   На квидиччный матч Гриффиндор-Слизерин в ноябре я не пошел. Вместо этого я целый день посвятил физическому своему развитию. Давно хотел, и вот, наконец, собрался. Бег, отжимания, приседания.... К концу я был в состоянии выжатого лимона. Ноги вообще не сгибались, и поэтому у меня была странная, на взгляд окружающих, походка. А на игру не зря не пошел -- Гриффиндор выиграл.


   Как-то быстро и незаметно подкралось Рождество.

   01.01.2011


   Глава 4




   Большинство студентов уехало по домам. Я, понятное дело, остался. А куда мне было возвращаться? В приют? Нет уж, увольте. По "былым" денькам я совершенно не скучал. И вообще, Рождество это праздник для других, для меня -- обычный день. Никогда никакого "праздничного" настроения не испытывал. Каникулы для меня были лишь поводом заняться спортом (нормальным, маггловским) и почитать дополнительно что-нибудь из библиотеки. Из всего Слизерина осталось всего несколько человек, включая меня. Так что в гостиной теперь было тихо и спокойно. Можно было сесть поближе к теплому огню камина и читать.


   Никаких подарков, разумеется, я не получил. Было бы странно, будь по-другому.


   Рождественский обед был, конечно, шикарен. Богатый стол -- это хорошо. Но вот дополнение к нему в виду смеха, веселья и всеобщего позитива.... Нет, "мы чужие на этом празднике жизни". Судя по виду моего декана, он полностью разделял мое мнение.


   С обеда я сбежал в самом разгаре праздника. В этом у меня перед Снейпом преимущество -- он вынужден сидеть до конца. Выйдя из Большого Зала, я отправился гулять по замку. Бесцельно, не было настроения ни учится, ни тренироваться...


   Раньше я любил такие, вроде бы бесцельные, прогулки по Лондону. Настраивает на размышления, помогает успокоиться. Как-то я раньше не обращал внимания: ведь все носят палочки в карманах мантии. Но карманы просторные, доставать палочку неудобно, да и носить ее там тоже. Были бы какие-нибудь кобуры, что ли....


   Осененный внезапной догадкой, я помчался в гостиную Слизерина.


   В своей комнате я вытащил из рюкзака кусок ткани, кожи, а так же швейные принадлежности. Что они у меня делают? Крайне нужные вещи! Если одежда порвется не выкидывать же её, верно? Так что более-менее самостоятельно чинить одежду я способен. Самому это сделать было дешевле, быстрее и надежнее. Думаю, сшить кобуру для волшебной палочки мне тоже под силу.


   На три часа я просто выпал из реальности. Результатом моих мучений, истраченных материалов и проколотых пальцев стала тонкая и длинная кобура для волшебной палочки, с креплением для руки. Выглядела она, конечно, не ахти, но ведь мне не внешний вид главное. Пятнадцатидюймовый кусок кожи, шириной как раз мне по руке, с "карманом" для палочки посередине и с двумя ремнями, по одному с каждого конца, надежно крепящими кобуру к руке.


   Надел кобуру на левую руку и несколько раз попробовал выхватить из нее палочку. Удобнее, чем из кармана, хоть и не привычно, но это ерунда, нужно только практиковаться больше.


   Наконец, каникулы подошли к концу и студенты стали возвращаться в школу. Меня интересовал только один из них -- Драко Малфой.


   Не успел он еще "отряхнуть дорожную пыль", как я его потащил в комнату первокурсников.


   -- Рассказывай, -- потребовал я от него, закрыв за собой дверь.


   -- Куда ты так торопишься? -- намеренно растягивая слова в своей любимой манере, ответил Драко, -- Между прочим, это было нелегко. Отец, как я и думал, сказал мне не совать свой нос в дела, меня не касающиеся. Но кое-что выяснить все-таки смог....


   -- Не тяни.


   -- Это было очень непросто, -- продолжал Малфой. не обращая на меня никакого внимания, -- Но я смог добыть некоторую информацию. Знал бы ты, чего мне это стоило....


   -- Малфой! Я тебе очень благодарен и бесконечно должен и все такое, но не мог бы ты уже перейти к делу?!


   -- Вот так всегда! Делаешь людям добрые вещи, а они еще и кричат на тебя, -- Драко хотел и дальше продолжать набивать себе цену, но поймал мой взгляд и осекся, -- Ладно, вот что я узнал. Владимир Бессмертный был рожден в Англии. Его чистокровный, к слову, род, сбежал из России где-то в первой четверти двадцатого века. Причина побега мне неизвестна. Учился в Хогвартсе, на нашем факультете. После окончания учебы стал одним из первых магов, примкнувших к Темному Лорду, возможно, даже учился с ним в одно время. После исчезновения Лорда он продолжал бороться с Министерством. Был пойман и посажен в Азкабан.


   -- У него были дети?


   -- Вроде бы, да. Дочь, имя неизвестно. Хотя за достоверность этой информации я поручиться не могу.


   -- Понятно, -- голову просто разрывало от мыслей и предположений, -- Как ты смог все это узнать, раз отец тебе ничего не сказал?


   -- Я все-таки наследник древнего чистокровного рода. Думаешь, у меня уже сейчас нет своих источников?


   -- Понятно.


   Думал получить ответы, а получил еще больше вопросов. Если у Бессмертного была дочь, могла бы она быть моей матерью? По возрасту -- вполне.


   К сожалению, продолжить свои поиски возможности не было. Приближались экзамены (какое приближались! до них еще несколько месяцев!) и все преподаватели как с ума посходили. Только Бинс все так же монотонно зачитывал курс истории, игнорируя все остальное. Интересно, он вообще в курсе, что умер? С каждым днем количество домашней работы возрастало. Я был одним из лучших учеников курса, и совершенно не собирался сдавать позиции. Поэтому библиотека стала моим вторым домом, где я проводил большую часть своего свободного времени. Вскоре, к моему удивлению, ко мне присоединилась моя "старая" знакомая Трэйси Дэвис и ее подруга Дафна Гринграсс. Аргументировали они это тем, что я много знаю и серьезно отношусь к учебе, а значит, они буду учить рядом, и если им будет что-то непонятно -- я объясню. Моего согласия, понятно, не спрашивали. В прочем, я и не возражал, привык уже помогать "коллегам" по факультету. Не за просто так, разумеется, если дело не касается чести факультета. Так я обрел довольно неплохую компанию.


   В один из самых обычных вечеров, в комнату первокурсников ворвался возбужденный Малфой. В комнате, кроме меня, находились еще Забини и Нотт. Мы флегматично, без огонька, обсуждали шансы Слизерина получить Кубок Квиддича. Малфой со своим радостным блеском в глазах и явным энтузиазмом никак не вписывался в эту идиллию.


   -- Что я узнал, -- сказал он, ожидая от нас немедленных вопросов.


   Зря ждал. Нам было в данный момент глубоко плевать на все. Не дождавшись никакой реакции, Малфой сам все вывалил:


   -- Поттер занимается контрабандой драконов!


   Блэйз и Нотт зашевелились, заинтересовано поглядев на Драко. Лишь я остался равнодушным. Подумаешь, драконы.


   -- Откуда знаешь? -- спросил Забини.


   -- Уизли дракон укусил. Я приходил к нему в Больничное Крыло, "навестить". И взял лежащую у него на столике книгу. В ней была записка от его брата, Чарли Уизли, который занимается драконами. Там-то все и было написано. Они скоро собираются встретиться с ними на Астрономической башне и передать им дракона.


   -- Откуда у них дракон-то? -- поинтересовался Нотт.


   -- Он этого лесника, Хагрида.


   -- Сдай их Снейпу, -- спокойно сказал я, зевнув.


   -- Ну, уж нет! Лучше МакГонаггал. И чтобы она поймала их на месте, в момент передачи дракона. Тогда уж Поттер не отвертится.


   -- Все равно ведь выкрутится. Еще и тебя накажут. Мой тебе, так сказать, дружеский совет: сдай Снейпу, -- закончил разговор я, задернув полог.


   Что-то там Малфой с остальными еще обсуждали, но я уже спал. Мне было плевать на Поттера и его друзей, своих проблем было по горло. Хотя, если его исключат, было бы неплохо.


   Малфой моего совета не послушался и пошел к МакГонаггал. Своей цели он почти достиг -- Поттера с компанией наказали. Вот только и сам Драко лишил наш факультет пятидесяти баллов и заработал отработку. К удивлению всего факультета, отработка была в Запретном лесу.


   Что такое Запретный лес каждый слизеринец знает не понаслышке. В каждой комнате имеются заколдованные окна на него. И порою там бывают очень живописные картины. Например, оборотни, рвущие на части кентавра, а потом толпа кентавров, уничтожающая оборотней. Гигантские пауки, кентавры, оборотни, единороги -- это далеко не весь список обитающих в Запретном лесу зверей. И большинство их них -- хищники, не брезгующие, ко всему прочему, и людьми. В общем, Малфой попал.


   Правда вернулся он из Запретного леса целым и невредимым. И рассказывал, как в одиночку отбивался от стаи оборотней и целого выводка гигантских пауков. Ходил по гостиной Слизерина, как герой.


   Так незаметно подкрался конец года. Экзамены оказались более легкими, чем я предполагал. Заработанная мной репутация тихого, спокойного и трудолюбивого студента мне немало помогла -- преподаватели, особенно Флитвик, относились ко мне более чем благосклонно. Проблемы возникли только на Трансфигурации, но и ее я сдал.


   Экзамены закончились вполне благополучно -- я был один из лучших на первом курсе. Перспектива уезжать на каникулы обратно в приют меня не очень прельщала, я бы лучше остался в Хогвартсе. Даже к декану подходил с этим вопросом, но он только и сказал мне, что летом находится в Хогвартсе ученикам запрещено.


   Я отдыхал на озере, развалившись под деревом на травке, когда ко мне подбежала запыхавшаяся Дэвис. За время, пока вместе готовились к экзаменам, мы с ней и Дафной успели более-менее подружиться.


   -- Алекс, ты слышал? -- отдышавшись, возбужденно спросила она меня.


   -- Что именно?


   -- В школу проник Сам-Знаешь-Кто!


   Сонливость и расслабленность как рукой сняло. Я резко сел и посмотрел на Трэйси. Она была абсолютно серьезна.


   -- Как? -- только и мог выдохнуть я.


   Еще бы! Считалось, что он мертв. А тут -- проникновение в школу!


   -- Он вселился в Квирелла! Пытался украсть Философский камень, а Поттер его остановил. А потом директор прибежал, а Сам-Знаешь-Кто скрылся. А Поттер сознание потерял и его в больничное крыло отнесли, я сама его видела....


   Дэвис говорила со скоростью пулемета, ничего нельзя было разобрать. Пришлось повысить на нее голос, чтобы она успокоилась и рассказала все нормально. Оказалось, в школе с начала года был спрятан философский камень. Что это такое я знал еще по сказкам, прочитанным в приюте. И Волдеморт захотел украсть его. Еще бы, я бы тоже захотел, если бы знал, что он в школе. Но Поттер с компанией раскусили Квирелла, который оказался слугой Волдеморта (никогда бы не подумал), и последовали за ним в коридор на третьем этаже (так вот почему он запрещен был). Дальше шли самые разные предположения, что там случилось: кто-то говорил, что Поттер с друзьями прошли сотни испытаний и сразились с Темным Лордом и одолели его, кто-то, что препятствий было всего несколько и Волдеморт, испугавшись Поттера, сам убежал. Короче, версий было множество. Точно было известно, что камень уничтожили (вандалы!), Темный Лорд скрылся, Квирелл умер, а Поттер отделался легким испугом, несколькими царапинами и сильным истощением.


   По мне так вся это история какая-то глупая. Три первокурсника (пусть среди них и лучшая ученица курса) прошли все ловушки, защищающие такой могущественный артефакт как философский камень?! Не верю. Или что это были за ловушки? Не говоря уже о Квирелле. Как Поттер смог его убить? Да еще и сам не умер, в очередной раз, разочаровав, кажется, весь факультет Слизерин.


   Единственное, что радовало -- это победа Слизерина в борьбе за Кубок Школы.


   На пире по поводу окончания учебного года, Большой Зал был украшен флагами Слизерина. Все слизеринцы гордо и с превосходством смотрели на остальных учеников. Я тоже испытал гордость. Все-таки, я тоже внес вклад в победу нашего факультета.


   -- Смотри, -- толкнул меня в бок Нотт, -- Поттер.


   В зал действительно вошел "победитель" Волдеморта, а следом за ним директор.


   Дальше шли речь Дамболдора, в которой он поздравлял нас с окончанием учебного года и огласил результаты подсчетов баллов. На первом месте оказался (сюрприз!) Слизерин, потом шел Равенкло, Хаффлпафф и на четвертом -- Гриффиндор.


   -- Нужно, однако, принять во внимание последние события, -- не нравится мне это, -- Вот несколько баллов, полученные в последнюю минуту....


   А дальше шли начислений баллов Гриффиндору. Слизеринцы уже не выглядели такими уверенными и гордыми. Да я сам сидел с открытым ртом и смотрел, как наш факультет втаптывают в грязь этими "в последнюю минуту" начисленными баллами. Гриффиндорцы все более и более оживлялись.


   -- Спокойно, спокойно, -- шептал Блэйз, -- Мы все еще впереди. На десять баллов, но впереди...


   -- ... не меньшей храбростью надо обладать, чтобы противостоять друзьям. Поэтому я начисляю Невиллу Логботтому десять баллов.


   -- Blyat', -- не выдержав, выматерился я по-русски.


   Дальнейший монолог потонул в оглушительном реве всех трех факультетов, радующихся поражению Слизерина. За нашим же столом студенты кричали что-то Дамболдору, орали на других студентов. Выражали свое недовольство, короче.


   Флаг Слизерина сменили гриффиндорские. Нет, серьезно, в этот момент я почувствовал себя оплеванным. Гребанный Дамболдор. Причем, все остальные факультеты будут считать, что Гриффиндор победил, вполне заслуженно, а вовсе не из-за того, что Поттер любимчик директора.


   После пира, который слизеринцы провели в гробовом молчании (представляю, каково было выпускникам -- на прощание директор так опустил весь Слизерин целиком, мне бы точно было неприятно). После же так же молча, вышли из замка, сели по каретам и поехали к платформе с поездом на Лондон.


   Вот и закончился мой первый год в Хогвартсе.


   Только в купе, отъехав от Хогсмида, ехавшие со мной однокурсники (как мы все уместились в одном купе, учитывая Крэбба и Гойла, загадка) позволили себе выпустить наружу эмоции. Прошлись и по директору, и по МакГонаггал, и по Поттеру с его друзьями. Особенного внимания удостоились их родословные и связи предков с животными. В целом, я был солидарен, но активного участия в обсуждении не принимал. Мои мысли занимали дальнейшие планы. Возвращаться в приют совершенно не хотелось. Конечно, там друзья.... Но год -- срок большой, много чего могло произойти. Уверен, там уже новый лидер, свято место пусто не бывает. Да и особых дружеских чувств я не испытывал. Мы теперь по разные стороны мира, они на маггловской, я на магической.


   Идеальным вариантом было бы поселиться.... да в том же "Дырявом котле"! Деньги у меня есть. Устроюсь на лето где-нибудь на подработку, например компоненты для зелий нарезать в аптеке. Ну и вспомню навыки нетрудовых доходов. И в Лютый переулок сходить смогу. Идеальный вариант. Так и поступлю.


   Приехав в Лондон, я попрощался с однокурсниками на лето. Трэйси с Гринграсс обещали писать, а я обещал читать их письма и даже отвечать на них.


   Закинув рюкзак за спину, вышел с платформы, со злорадством наблюдая за мучениями некоторых личностей с сундуками. К вечеру я без проблем добрался до "Дырявого котла". Хозяин по имени Том, конечно, подозрительно на меня посмотрел, не каждый же день у него дети комнату на два месяца снимают. Но двадцать галеонов оплаты успокоили его, и вопросов он задавать не стал, здраво рассудив, что это не его дело, мало ли в жизни бывает.


   Комната оказалась довольно приличной -- с двуспальной кроватью, шкафом для одежды, столом, тумбочкой и парой стульев. В принципе, больше и не надо. Разложив свои вещи, я лег спать. Надеюсь, искать меня в приюте никто не будет и сами воспитатели тревогу не поднимут. Все-таки надо будет там показаться, а то мало ли что.


   Утром долго осматривал себя в зеркало. За год я нехило подрос, но телосложение особых изменений не претерпело. Надо будет покупать новую одежду, а старую продать, мантии в том числе. Должны же быть у магов старьевщики?


   После завтрака (завтрак, обед и ужин были включены в стоимость аренды жилья), я потратил всю первую половину дня на посещения приюта. И правильно сделал -- воспитателям и директору сообщили, что я прибуду еще вчера, и они уже собирались звонить в полицию. Мое магическое убеждение все еще работало на магглов, поэтому я без труда смог заставить поверить взрослых в то, что меня пригласил в гости на лето однокурсник (без уточнения имени). На всякий случай дал установку на будущие: если летом в последующие несколько лет меня не будет, значит, я гощу у друзей. Установка была успешно принята. К бывшим друзьям, в это время бегающим где-то по району, я даже не пошел. Просто выгреб остатки своей заначки. Общак, после долгих раздумий, трогать все-таки не стал, должно же что-то и святое оставаться? В церковь, где я раньше частенько бывал из-за страха перед демоном, я тоже не зашел. Зачем мне теперь Бог, если у меня есть магия? Оставляя за спиной приют, я ни секунды не сожалел. Почему-то я чувствовал, что никогда больше сюда не вернусь. А своим предчувствиям я научился доверять.


   Вернувшись в Косой переулок, я прошел по лавкам и магазинам в поисках подработки. Предложений было куча -- у всех была мелкая работа, на которую не хотелось тратить личное время или нанимать полноценного работника. Пошел работать в аптеку, готовить компоненты для зелий. Аптекаря, в качестве рекомендации, удовлетворила мое "Превосходно" за зельеварение и он нанял меня за три галеона в неделю. Неплохая плата. В книжном мне предлагали один. Работал я только четыре часа в день, с восьми до двенадцати. Работа, конечно, не самая чистая, но я не брезгливый. Попутно аптекарь, довольный дисциплинированным и аккуратным работником, рассказывал мне, как готовить некоторые полезные лечебные зелья от гриппа, или для заживления глубоких порезов, и так далее.


   После работы я гулял по Косому переулку, рассматривая витрины магазинов. Покупать я пока ничего не спешил. Хоть денег у меня немало, но они имеют свойство заканчиваться.


   Работа, конечно, хорошо. Но я привык иметь больше денег! Так что через неделю после моего заселения в "Дырявый котел", поздно ночью, я впервые вышел на дело. Искать "жертву" долго не пришлось. Ей оказался сильно пьяный маг, вышедший из бара и зашедший в темный переулок, облегчиться. Я подобрал лежащий на земле камень. Сильный удар камнем в висок -- и маг падает в лужу собственной мочи, как подкошенный. Убить его я не боялся, все-таки не думаю, что у меня достаточно сил, чтобы убить взрослого человека. Оглянувшись в поисках нежелательных свидетелей, я наклонился к лежачему магу и уже собирался запустить руку в так привлекательно выпуклый карман, как сзади меня раздался голос:


   -- На твоем месте я не стал бы этого делать, паренек.


   Я тут же отскочил от тела мага, развернувшись к говорившему. В мыслях уже пронеслась оправдательная речь, что я хотел всего лишь помочь несчастному. Не мог же говоривший видеть, что это я его вырубил? Никого не было, я уверен. Говорившим оказался молодой мужчина в черной мантии. Он стоял, прислонившись к стене, скрестив руки на груди, и с ехидной улыбкой наблюдал за моими действиями.


   -- На кошельке этого достопочтимого мага наложены заклинания, специально для любителей легкой наживы, -- с все той же улыбкой прояснил свою предыдущую реплику неизвестный.


   -- Спасибо, -- учтиво ответил я, слегка склонив голову. Что делать, что делать?!


   -- "Спасибо"? Как это приятно, встретить вежливого собеседника! Среди нашего брата это такая редкость! -- всплеснул руками неизвестный, -- Позвольте поинтересоваться, молодой человек, кто Вы? Что-то я раньше не видел Вас на наших замечательных улицах. Особенно за таким занятием, -- за весь монолог говоривший сохранял предельно вежливый тон. Кажется, его это веселило.


   -- О, я простой путник. Хотел помочь несчастному достопочтимому магу. Долг велит помогать страждущим, -- ответил я ему с таким же тоном, приняв условия игры.


   -- Как благородно! Помочь нуждающемуся! Думаю, не ошибусь, если предположу, что Вы, молодой человек, учитесь в Хогвартсе, на Слизерине? Воистину благородный факультет! -- незнакомец подошел к бессознательному телу мага и склонился над ним, -- Так знайте же, что для таких случаев имеются специальные заклинания. Древние мудрецы придумали их как раз для случая помощи несчастным избавиться от злата, известного зла и искусителя честных и добропорядочных граждан, -- незнакомец что-то прошептал, направив палочку на карман мага.


   Из палочки вырвался еле-еле видимый луч и неизвестный без опаски вытащил туго набитый кошелек и, я обалдел, кинул мне.


   -- Добрые дела надо поощрять, не так ли? А избавить уважаемого члена общества от искушения грехопадения -- чем не доброе дело? -- с усмешкой сказал мне незнакомец, -- Может быть Вы, молодой человек, примите мое приглашение в мой дом? У меня к вам деловой разговор.


   Я, разумеется, согласился. Пока шли к дому неизвестного моего спасителя, я успел осмотреть кошелек ограбленного мага. Улов оказался очень даже неплохим, я даже не надеялся на такую удачу. Наконец, мы пришли. Дом незнакомца оказался на границе Косого и Лютого переулков.


   -- Добро пожаловать в мой дом, молодой человек. Чувствуйте себя, как дома. Пинки!


   Перед незнакомцем появился домовой эльф.


   -- Приготовь нам чаю и подай в кабинет.


   Эльф с хлопком исчез, а незнакомец проводил меня в свой кабинет, где усадил меня в кресло, сам сев за стол, напротив меня. Только тут, при свете свеч, я смог его рассмотреть. Молодой, лет тридцати -- тридцати пяти, мужчина, брюнет, с правильными, аристократичными, чертами лица. Наверное, женщины находят его более, чем привлекательным.


   -- Позвольте, мне сначала представится, молодой человек. Джеймс диГриз.


   -- Александр Стоун, -- в свою очередь представился я по-прежнему предельно вежливым тоном.


   -- Вы, наверное, терзаетесь вопросом, зачем я вас пригласил?


   -- Безусловно. Признаться, меня это слегка удивило, -- мне уже начинает нравиться эта игра "перевежельствуй собеседника".


   -- Все дело в том, что я, исполняя последнее желание своего Учителя, ищу себе ученика.


   -- Не совсем понимаю, чем могу Вам помочь. Я уже учусь. В Хогвартсе.


   -- Несомненно. Но я не предлагаю Вам, молодой человек, бросить Хогвартс, упаси Боже. Я предлагаю Вам обучаться у меня в летние каникулы.


   -- Не понимаю, зачем Вам это? И чему Вы хотите меня обучать?


   -- Причина проста -- последняя воля моего Учителя, который так же когда-то давно нашел меня на улице и обучил всему, что я умею сейчас. А обучать я Вас буду.... тому, как помогать добропорядочным гражданам. Взять, к примеру, того достопочтимого мага, которого Вы так грубо оглушили. Ведь если бы не я, Вы бы уже были в руках авроров.


   -- Я могу подумать?


   -- Конечно! Минуты хватит?


   А теперь внимание, вопрос: что, как вы думаете, я ответил?


   Так у меня появился учитель в нелегком искусстве воровства по имени Джеймс (для друзей -- Джим) диГриз. Негласный Король воровского мира магической Англии по прозвищу Стальная Крыса. А в обычной жизни -- ценный сотрудник банка Гринготс по магической безопасности. Устанавливает ловушки на так же воров, как он сам.


   В тот момент я благодарил всех известных мне богов за то, что послали мне этого человека. Первым, что он мне преподал, были несколько заклинаний, обезвреживающие магическую защиту кошельков. На мое замечание, что мне нельзя колдовать вне стен Хогвартса, Джим только усмехнулся и унес мою палочку себе в лабораторию. Через десять минут он ее вернул. Он объяснил, что зачаровал мою палочку на обман Надзора, установленного Министерством. С помощью этого Надзора, устанавливаемого на всех несовершеннолетних магов и их палочки, Министерство следит за тем, чтобы несовершеннолетии не колдовали. Наколдуешь хоть каплю -- в Министерстве об этом сразу же узнают. Джим не убрал Надзор, а просто обманул. В Министерстве по-прежнему я был на контроле. Только вот их чары больше не буду сообщать о моем колдовстве. Я мог свободно творить магию.


   В следующую же ночь Джим заставил меня пройти "экзамен" на усвоение заклинаний: ограбить несколько магов и обезвредить чары, наложенные на их кошельки. Стимул у меня был хорошим: вся добыча становилась моей, Джим и так был богат и мог в любое время стать еще богаче. ТАКОЕ обучение определенно мне нравилось!


   Хотя сказать, что было легко -- значит, ничего не сказать. Выматывался я жутко. Уволиться из аптеки Джим мне не позволил.


   -Работающий и имеющий деньги парень вызывает меньше подозрений, чем не работающий, но имеющий деньги.


   Так и получалось, что с утра я работал в аптеке, днем учился у Джима, а вечером и ночью сдавал все новые и новые экзамены, все более сложные. Еще ведь умудрялся выполнять домашнее задания, заданные в Хогвартсе на лето! Засыпал я как убитый, но не жаловался. Меня бесплатно учат зарабатывать деньги, да еще, фактически, платят за это! Чему тут жаловаться? А что устаю.... Так ведь выносливость еще повышается!


   "Экзамены" Джим всегда придумывал (или брал из памяти, проходя когда-то такие же?) всегда с риском быть пойманным. Как мне он сказал: только с риском для жизни или свободы можно чему-нибудь научиться. "Что не убивает, делает меня сильнее".


   Так же Джим познакомил меня с Лютым переулком. Колоритное место. Один бы я еще года два-три сюда не заходил. Количество темных личностей зашкаливало. Однако "бандитская" часть Лютого оказалась лишь малой долей его всего. Если пройти дальше (добропорядочные граждане чего никогда не делали) можно было увидеть трущобы магического мира, в которых поселились все изгои -- вампиры, оборотни и другие "магические существа с разумом, близким к человеческому". Найти хоть какую-нибудь нормальную работу они были не способны из-за политики Министерства, поэтому и вынужденные были либо перебиваться случайными заработками, либо заниматься бандитизмом. Кушать-то (сюрприз!) всем хочется. А семьи есть даже у "темных существ". Джим показал мне трущобы, чтобы я не имел наивных представлений о справедливости мира или непогрешимости магов. Я и раньше не питал подобных иллюзий, а после похода по трущобам тем более. Даже война с Волдемортом не открыла глаза политикам, люди никогда не меняются.


   Чтобы окончательно добить мое "детство" в мировоззрении, Джим подгадал время и привел меня в трущобы во время аврорской облавы. Облавы тут дело обычное -- обыскивают дома в поисках запрещенных артефактов, ломают и так немногочисленную мебель, забирают особо рьяных защитников своей семьи и имущества, для отчетности. Там-то я увидел, как пара авроров тащили кричащую молодую девушку. Невдалеке другая группа авроров удерживала, видимо, семью девушки, двух молодых сестер, отца и мать. Отец все-таки смог прорваться сквозь авроров и кинулся к старшей дочери.... Вот только далеко пробежать он не смог -- зеленый луч в грудь его остановил. Навсегда. Дочери мужчины (лет по десять каждая) вместе с его женой еще громче заплакали, проклиная авроров. А те стояли с каменными лицами. Лишь несколько довольно улыбались.


   Думал, что давно уже очерствел душой, но тут даже меня проняло.


   -Разве Авада Кедавра не запрещена? -- спросил я хриплым голосом стоящего рядом Джима.


   -- Запрещена. Но они -- оборотни. По закону -- нелюдь. К ним можно, в целях самообороны.


   -- Что они сделают с той девушкой?


   -- Скорее всего, изнасилуют. Может, после этого отпустят. Или посадят.


   Джиму пришлось перехватывать меня поперек туловища потому, что я, неожиданно даже для себя, рванул вслед за аврорами, тащившими девушку.


   -- И чем ты собираешься ей помочь, придурок? Насмешишь квалифицированных боевых магов до смерти?!


   Я не слушал, продолжая вырываться. Джим, со вздохом, оглушил меня заклинанием.


   Очнулся я в "Дырявом котле", в своей комнате. Тогда я впервые со времени похода на тот злополучный завод заплакал. Чувствовал себя мерзко и проклинал самого себя за слабость. Отвратительно.


   На следующий день, придя на обучение к Джиму, я только и смог спросить:


   -- Зачем они это делают?


   -- Их учили тому, что все оборотни -- кровожадные и темные твари, только и мечтающие о том, чтобы покусать их детей. И Министерство своими законами только способствует этому мнению. Запомни, малыш, не всегда вещи такие, какими кажутся. Люди бывают разные. Везде. И среди авроров, и среди оборотней, и среди вампиров и всех других. Есть авроры, спасающие детей не смотря на их расу. А есть оборотни, которые даже в людском обличии человечину едят. Понял? Никогда не верь навешенным ярлыкам. Лучше, вообще никому не верь. Только себе, своим глазам и ушам.


   Я лишь мог только кивнуть.


   Дальнейший "урок" прошел спокойно. "Экзаменов" в этот день не было.


   Кажется, я начинаю ненавидеть магический мир.


   Так я и прожил летние каникулы. Узнал и обучился я гораздо большему, чем даже надеялся. И денег заработал немало. Получил несколько писем от Дафны и Трэйси. Мелочь, но все равно было почему-то приятно.


   Подходил конец лета, и мне уже пришла сова со списком необходимых покупок для школы. Джим обещал мне помочь завести свой сейф в Гринготсе. И даже обещал не грабить его, если что. Аптекарь, у которого я проработал все лето, очень был огорчен потерей такого работника. Приглашал и на следующее лето работать у него. Я обещал подумать.


   Сам я успокоился после увиденного в Лютом переулке. Хотя и прекрасно осознавал, что изменился и уже никогда не стану прежним. Все-таки знать и увидеть собственными глазами -- это разные вещи.

   01.01.2011


   Глава 5




   И вот наступил день покупок. Я отложил его на конец августа, так как мне и без учебников было чем заняться. Взяв с собой кошелек (зачарованный лично Джимом, на случай столкновения с коллегами) и закинув за спину пустой пока рюкзак, я пошел по магазинам. Первым делом я решил заглянуть в книжный. Какой-то идиот в списке учебников к Защите от Темных Сил поставил всю серию книг "Я Волшебник" Гилдероя Локхарта. Они мало того, что дорогие, так еще и бестолковые, судя по отзывам Джима.


   В книжном магазине было столпотворение. Причина такого паломничества магов в магазин была на вывеске: "Только сегодня Гилдерой Локхарт представляет свою серию "Я Волшебник" и раздает автографы!". У меня слов не хватает бранных. Огромная очередь отбивала всякое желание покупать учебники. Так что я пошел за другими предметами, а за книжками решил зайти попозже, когда толпа рассосется.


   Сперва купил новые мантии и другую одежду, большую часть старой я уже давно продал старьевщикам в Лютом переулке. Потом зашел за компонентами для зелий и пишущими принадлежностями. Еще я приобрел три самопищущих пера, записывать лекции Бинса.


   В книжный я вернулся в довольно забавный момент: рыжий мужчина сцепился с каким-то блондином, похожим на Драко. Обоих драчунов разнял внезапно появившийся Хагрид. Блондин что-то сказал рыжему и положил в котел рыжей девочки какую-то книгу и направился к выходу вместе с Драко. Я лишь кивнул однокурснику, полагая, что для светской беседы время неподходящее. А в центре магазина за сценой потасовки наблюдали репортеры и какой-то мужик в золотой мантии и холеным лицом. Наверняка это и есть тот самый Гилдерой Локхарт.


   Игнорируя племя рыжих и Поттера с Грейнджер, я набрал все необходимые книги. Долго думал, покупать ли книги Локхарта, были у меня большие сомнения насчет них. Все-таки купил, здраво рассудив, что если новые преподаватель по Защите счел необходимым их иметь, то не могут же они быть совсем бесполезными? Не стал бы Дамболдор нанимать на такую ответственную должность идиота, верно? Никаких дополнительных книг я покупать в этот раз не стал -- Джим обещал меня снабдить кое-какой полезной литературой. Однако кое-что я все-таки купил. Книгу в черном кожаном переплете. Продавец объяснил, что это дневник "долженствующий иметься у каждого уважающего себя мага". Дневник абсолютно пустой, как и положено, и довольно приятный на ощупь, предназначался для личных записей мага. Причем, для записи не каких-то глупых сентиментальных переживаний, а заклинаний и составов зелий. Дневник был хорошо защищен магией, прочитать его мог только владелец, и он мог уменьшаться в размерах для более удобной переноски, а так же был теоретически безмерным, еще никому не удавалось заполнить такой дневник полностью. Полезная в хозяйстве вещь. Правда и стоило это удовольствие немало -- пятьдесят полновесных галеонов.


   Засунув купленные учебники в рюкзак, а уменьшенный дневник в карман, я направился в Гринготс.


   У входа в банк меня уже ждал Джим.


   -- А, вот ты где. Все купил?


   -- Да.


   -- Ну, тогда идем, -- диГриз открыл передо мной дверь, пропуская внутрь.


   Открыть счет при содействии Джима оказалось совсем просто. Чувствую, приди я один -- меня бы послали куда подальше. Но с рекомендацией одного из сотрудников банка, я смог без проблем завести собственный сейф и положить туда все свои деньги. Гоблины только взяли у меня образец крови, отпечатки пальцев и образец подписи. Подпись мне мы с диГризом придумали еще летом, потратив на это целый вечер. Но зато получалось она просто загляденье, очень сложно будет подделать. К сожалению, магических кошельков, связанных с моим сейфом, не оказалось. В смысле, вообще таких не существовало. Но гоблины дали мне чековую книжку. Вот только чеки нужно было подтверждать собственной кровью, а не просто подписью, как в маггловском мире. Счет мой, кстати, составил тысяча триста двадцать семь галеонов, семнадцать сиклей и три кната.


   После банка мы отправились к Джиму домой, где меня, с его слов, ждал сюрприз. Первым сюрпризом оказалась кобура для волшебной палочки из шкуры дракона.


   -- Пришлось потрудиться, чтобы найти такую, -- сказал мне учитель, -- В Англии такие не используют. Пришлось в Америку мотаться.


   Кобура была черного цвета. Я так и не смог разобраться с помощью, каких чар палочка держалась внутри и не вываливалась, хотя доставалась без проблем. Кобура оказалась гораздо удобнее моей, что, конечно, неудивительно. Новая кобура отправилась на левую руку, старая -- в рюкзак, авось пригодится.


   Вторым сюрпризом оказались три толстые книги, в кожаном переплете, довольно старые на вид.


   -- Это чтобы ты не расслаблялся, -- усмехнулся Джим, проследив за моим взглядом, -- Следующим летом будешь их рассказывать наизусть. Главное, на чем ты должен сосредоточиться, это окклюменция. Первая книга -- про нее. Тренируйся по методам, описанным в книге. В следующем году буду учить тебя ей уже на практике. Вторая книга -- про анимагию. Тренируйся, но ни в коем случае не пытайся преобразовать свое тело в одиночку! Третья -- сборник разных и интересных заклинаний.


   Я молча засунул все три книги в рюкзак. Говорить что-нибудь вроде "спасибо" я не собирался, Джим и так знал, что я ему благодарен.


   На платформе девять и три четверти было пока тихо и почти безлюдно. Я специально пришел пораньше, чтобы не прорываться сквозь толпу студентов и их семьи. К счастью, поезд оказался открыт, и можно было спокойно занять любое купе и поспать. Всю ночь я читал книги, подаренные Джимом, и смог оторваться от них только утром.


   "Ехать нам до вечера так, что время поспать у меня будет", -- думал я, оккупируя место у окна и закутываясь в мантию.


   Постепенно платформа стала заполняться людьми. На то, чтобы заснуть при таком нарастающем шуме, можно было и не надеяться.


   Очень скоро ко мне в купе, к моему неудовольствию, вошли Нотт и Забини.


   -- Привет, Алекс, -- поздоровались они, в ответ я лишь кивнул.


   Оба они были чем-то сильно недовольны, и я ждал, пока они сами расскажут причину своего раздражения.


   -- Слышал, кто у нас в этом году будет преподавателем по Защите? -- отрицательно мотание головой, -- Гилдерой Локхарт!


   Если бы я в этот момент пил или ел -- точно бы поперхнулся.


   -- Это тот, который все эти глупые книги "Я Волшебник" написал?


   -- Да, -- мрачно кивнул Блэйз.


   Оказывается, я был слишком хорошего мнения о Дамболдоре. Лично я смог осилить лишь пять страниц первой книги Локхарта. Вычеркиваем предмет Защиты от Темных Сил в этом году. Я уверен, ничему мы там не научимся. Я понимаю, что не стоит судить о человеке, которого вживую видел только раз и ничего о нем не знаешь. Но тут случай особый -- не может человек, написавший столько чуши, быть хорошим преподавателем.


   Очень скоро к нам присоединился Малфой, и разговор переключился на "предателей крови" Уизли и грязнокровок. Любимая тема Малфоя. Поспать за время дороги мне так и не удалось.


   На платформе мы пересели в кареты. Где-то я слышал, что кареты самодвижущиеся. Вранье, как я и думал. В кареты были запряжены странного вида лошади -- черные, худые, как скелеты, и с крыльями. И с набором острых зубов во рту, явно не травку ими щипают. Вообще, вид у "лошадей" был более, чем зловещий. Но не стал бы Дамболдор запрягать их, будь они опасны? Хотя уже не уверен. К моему удивлению, остальные лошадок не видели, и я даже засомневался в собственном психическом здоровье. Успокоила меня Гринграсс, объяснив, что в кареты запряжены фесталы, которых видит лишь тот, кто видел смерть. Сказала и заинтересовано посмотрела на меня. Понятно, было любопытно, где это я смерть видел, но от меня она так ничего и не узнала.


   В Большом Зале мы быстро сели за стол Слизерина, по пути здороваясь с остальными слизеринцами. Первокурсники еще не пришли, поэтому за столами сразу начались разговоры, в основном на тему "как провел лето".


   -- А Поттера нет, -- неожиданно сказал Драко, -- как и Уизела.


   Кто его слышал, сразу обернулись к Гриффиндорскому столу. Недолгий осмотр подтвердил слова Драко.


   -- Интересно, где они? -- ни к кому не обращаясь, спросил Блэйз.


   -- Может, исключили, -- мечтательно сказал Драко, -- Или убили.


   -- И не надейся. Поттера уж точно бы не исключили, даже если бы он Круцио в Снейпа в Министерстве бросил. А убей его кто, Дамболдор так спокойно бы не сидел, -- не отказал я себе в удовольствии обломать блондина.


   -- Вечно ты, Стоун, мечтать мешаешь, -- недовольно прошептал Драко, так как в Зал уже входили первокурсники, ведомые МакГонаггал.


   Дальше все пошло по накатанной схеме: песня шляпы, не особо долгое распределение, громкие аплодисменты и приветствия новым слизеринцам, презрительные взгляды всем остальным. В самом начале распределения из-за стола преподавателей куда-то пропал Снейп. С началом пира из Зала ушел и директор с МакГонаггал. Последняя -- явно обеспокоенная. Неужели с Поттером и Уизли и в самом деле что-то случилось? Вот Малфой обрадуется.


   Впрочем, под конец пира директор вернулся с уже вполне спокойной МакГонаггал. Зачитав традиционную речь, директор, как и в прошлом году, заставил всех спеть гимн школы и отпустил всех по спальням.


   На следующее утро стала известна причина отсутствия Поттера и Уизли, а так же внезапного исчезновения Снейпа и ухода директора с МакГонаггал прямо посреди праздника. Шрам-башка с рыжим просто опоздали на поезд и не придумали ничего умнее, кроме как взять чей-то там заколдованный Фордик, способный летать, и отправиться в Хогвартс по воздуху. Оригинально. С взлетом все прошло более-менее хорошо, а вот посадка у парней вышла аховая -- врезались прямо в Гремучую Иву, самый злобный, агрессивный и большой сорняк в мире, по ошибке названный деревом. Представляю, как на них оторвался наш декан, ненавидящий Поттера с момента его появления в школе. Причем, из всех сплетников, смакующих эту новость, никто не смог ответить на простой вопрос: куда делся Фордик? Ива на месте, Поттер с Уизли тоже имеются. А летающая чудо-машина где? Внезапно отрастила ноги и убежала в лес? Просто было бы интересно посмотреть на это детище больного мозга старшего Уизли.


   Впрочем, у второго курса и без сбежавших маггловских машин проблем было по горло. Еще бы, ведь "всего лишь через три года сдавать СОВ", сказал нам Снейп, загружая домашней работой.


   Локхарт, как я и думал, оказался полным ничтожеством в плане преподавания. Выяснилось это в первый же урок.


   Мне не с кем сравнивать, но вот даже у Квирелла в кабинете Защиты были книги по предмету, стенды со скелетами всяких тварей, какие-то непонятные артефакты. А что стало с кабинетом у Гилдероя? Везде, где только можно, были развешаны его портреты. В самых разнообразных ситуациях и одежде. Маленькие, побольше, большие и совсем большие. Цветные и черно-белые. Сразу возникал вопрос: чему он нас собирается учить? Зашел в класс профессор с Поттером. Неужели наш Гаррик нашел себе кумира? Кажется, Драко что-то шептал по поводу совместной раздачи автографов идиота-преподавателя и шрамоголового магглолюбца. Как мило, жаль, что я все пропустил.


   -- Здравствуйте класс! -- улыбаясь во все тридцать два безупречно белых зуба, поздоровался наш новый "профессор", -- Я Гилдерой Локхарт, кавалер Ордена Мерлина третьей степени, Почетный Член Лиги Защиты от Темных Сил, пятикратный победитель конкурса "Еженедельного Пророка" за самую обаятельную улыбку. Но это не самое главное. Поверьте, я победил привидение, возвещающее смерть, отнюдь не улыбкой.


   Какая прелесть, он еще и юморист, блин. Не дождавшись реакции на свою "сверхостроумную" шутку, Локхарт стал раздавать какие-то листки:


   -- Начнем с небольшой проверки ваших знаний. Не беспокойтесь, это всего лишь покажет, читали ли вы мои книги.


   Ах, вот оно что! То есть он стал преподавателем, чтобы повысить уровень продаж своих книжонок? Хитро придумано, ничего не скажешь. И ведь не прикопаешься. Надо будет объявление куда-нибудь в газету дать о продаже серии книг "Я Волшебник", по цене меньшей, чем в магазине. Хоть часть денег верну.


   Вопросы в "контрольной" побили все по уровню идиотизма.


   "Какой любимый цвет Гилдероя Локхарта?".


   Или нет: "Какой лучший подарок на Рождество для Гилдероя Локхарта?".


   "Какова тайная честолюбивая мечта Гилдероя Локхарта?".


   И такими вопросами исписан весь, весьма не маленький, лист! Он вообще не замучился их выдумывать?


   Судя по лицам моих соседей, они были со мной согласны. Да что там, даже гриффиндорцы были солидарны с нами, а это вообще что-то из ряда вон -- в чем-то наиболее враждующие факультеты пришли к единому мнению! Только женская часть факультетов вносила дисбаланс в истинное хогвартское единство -- они с энтузиазмом отвечали на вопросы и влюбленными глазами смотрели на Локхарта.


   -- Время закончилось, сдаем работы! -- возвестил Гилдерой.


   Я сдал абсолютно пустую работу. Кто-то, такие как Нотт, написали издевательские ответы.


   Потом Локхарт с сокрушенным видом прокомментировал контрольную работу, ответив на несколько вопросов, и похвалил Грейнджер. Та вспыхнула, как спичка. Яркий пример того, как внешний вид побеждает разум.


   -- А теперь, перейдем к практической части урока! -- с неизменной улыбкой дауна сказал Локхарт.


   Слава проклятым богам, я сел на последнюю парту. В случае чего я выбегу из класса первым.... А остальным обеспечу светлую память и сообщу родственникам, аминь. Нет, ну должен же остаться тот, кто расскажет людям, как все было?


   -- Соблюдайте тишину, это может их спровоцировать, -- сказал наш "преподаватель" зловещим тоном и сорвал покрывало со стоящей рядом клетки,-- Свежепойманные пикси!


   Где-то на первых партах фыркнул какой-то гриффиндорец.


   -- Да? -- улыбнулся ему Гилдерой.


   -- Но ведь они совсем не опасные.


   -- Не будь в этом так уверен, мой юный друг, -- сказал Локхарт, пригрозив гриффиндорцу пальцем, -- Их проказы могут оказаться очень неприятными.


   Пикси оказались небольшого роста, дюймов восемь, синими человекоподобными существами, с большими головами и крыльями. Кричали они отвратительно, как стая попугаев, корчили рожи и пытались вырваться. Даже мне, не знающему этих существ, было понятно, что на свободе эти пикси могут натворить бед.


   -- А теперь, посмотрим, как вы с ними справитесь, -- с улыбкой проговорил Гилдерой и открыл клетку.


   Что было дальше -- описать сложно. Внезапно обретшие долгожданную свободу, пикси не растерялись и в мгновение ока разлетелись по кабинету, хватая и ломая все, до чего могли дотянуться. Гилдерой пытался применить какое-то заклинание, но пикси просто отобрали у него палочку и вышвырнули её в окно. Отважный победитель оборотней и вампиров, блин. Ну, хоть у Локхарта оказалось достаточно ума, чтобы спрятаться под стол. Логботтом был не таким расторопным, или сообразительным, за что и был подвешен пикси на люстру. Я же, недолго думая, выбежал в коридор. В одиночестве я пребывал не долго -- фактически моментально следом за мной выскочили все слизеринцы и гриффиндорцы. Однако Локхарт оказался не полным идиотом и успел захлопнуть дверь перед Поттером и еще парой учеников. Ну, значит судьба у них такая.


   -- Этот Гилдерой придурок! -- с ходу закричал Малфой, -- Я напишу отцу, чтобы он выкинул из Хогвартса этого идиота!


   Поддержали его все присутствующие, особенно те, кто больше всех пострадал от пикси. Только женская часть класса встала грудью на защиту профессора. Началась перепалка между учениками разных полов, прерванная звонком окончания урока.


   -- Нет, ну это же надо было придумать -- пригласить Локхарта преподавать, -- не успокаивался Драко, когда мы шли всей мужской частью второго курса Слизерина на следующий урок, -- Директор вконец обезумел!


   Не успокаивался Драко до самого обеда.


   -- А это что за пацан? -- кивнул я на стол Гриффиндора, чтобы хоть немного отвлечь Малфоя от Локхарта, -- Рядом с Поттером, с фотоаппаратом.


   -- Колин Криви. Новый фанат Потти, -- едко ответил Драко, -- Потти у нас теперь знаменитость, фотографии с автографами раздает.


   Отвлечь от недопреподавателя Малфоя удалось, но он сразу, же переключился на Поттера. Со своей ненависть и обиженностью на весь мир Драко начинает напрягать. Нет, я его понимаю и со всем почти согласен, да и не один я. Но чтобы слушать его постоянное нудение необходимо обладать терпением Крэбба и Гойла. Вот уж кто поистине непрошибаемые -- вся школа их держит за недоразвитых троллей, а им -- хоть бы хны. Даже завидую, я бы так не смог.


   Остальные уроки по Защите были чуть лучше первого, но это совершенно не значит, что они были хорошими. На каждом занятии "величайший герой современности" Гилдерой Локхарта удостаивал нас "великой чести" -- лично рассказывал о своих приключениях, описанных в книге. В роли побежденных им монстров обычно выступал Поттер. Изредка Локхарт подключал и Лонгботтома, заставляя изображать перепуганного крестьянина. Уже на третий такой урок я пришел с книгой заклинаний, подаренной Джимом, и весь урок читал ее под партой, изредка поглядывая на Локхарта, изображая восхищение.


   Остальные учителя, что примечательно, тоже были, не особо довольны новым коллегой. В частности из-за того, что Локхарт лез к ним со своими "бесценными" советами. Но к Снейпу почему-то не подходил, по крайней мере, про это ничего не было слышно. Может и у Гилдероя есть какой-то инстинкт самосохранения?


   Слава проклятым богам, остальные учителя остались прежними, и учиться было все так же интересно, как и прежде. Даже интереснее, так как стало в разы больше практики по Трансфигурации и Чарам, по Зельеварению стали проходить более сложные составы, и более полезные, ко всему прочему. Ничего из изучаемого в свой дневник я пока не заносил.


   Подаренные Джимом книги оказались просто бесценны. "Сборник" был заполнен самыми разными заклинаниями на все случаи жизни, разбитыми на категории. Часть из них я даже не мог сотворить -- слишком мала была пока моя магическая сила. Некоторые из приведенных заклинаний имели примечание о том, что они запрещены Министерством Магии.


   Окклюменцией оказалась защита своего разума от вторжения. Изучить ее без опытного учителя, самостоятельно, не представлялось никакой возможности. Так что в книги были приведены различные упражнения по улучшению концентрации, очищению сознания и профилактики защиты разума. Короче, описаны основы и азы по защите разума, изучение которых облегчило бы освоение уже полноценной окклюменции. Ежедневно, утром и вечером, я медитировал по приведенной в книге методике. Окклюменция наука крайне важная, особенно для меня, и я планировал изучить ее в совершенстве, раз уж Джим собирался мне ее преподавать.


   Последней книгой оказалось введение в анимагию. Подобно предыдущей, в ней приводились разные методики по раскрытию своего внутреннего зверя. И, разумеется, категорически запрещалось пытаться перевоплотиться в анимагическую форму без наблюдения опытного учителя. Так уже было сказано, что все анимаги обязательно должны пройти регистрацию в Министерстве Магии. Ага, щас, размечтались. В анимагии я так же тренировался, но успехи мои были более чем скромные. А скорее -- никакие. Пока я даже не смог увидеть зверя, в которого буду превращаться. Но, не смотря на неудачи, я не прекращал тренировки.


   Так незаметно мы доучились до Хэллоуина. Как обычно, вечером был праздник в украшенном Зале. Интересно, а это правда, что между миром живых и мертвых в этот день открываются врата и мертвые могут вернуться и даже вселиться в кого-нибудь? Я понимаю, что это только легенда, но ведь и в магию-то я считал сказкой. Так если есть магия, то почему бы не быть вратам между мирами, открывающимися в этот самый день? Не на пустом же месте возник этот праздник. Надо будет у квалифицированных специалистов в этой области спросить -- у привидений.


   Хотел было уже, не отходя от кассы, поинтересоваться у компетентных граждан, но Кровавого Барона за столом, и вообще в Зале, не нашел. Как и других привидений.


   -- Кого ищешь, Алекс? -- спросил меня Блэйз.


   -- Кровавого Барона. Или другого кого-нибудь, но обязательно мертвого.


   -- Зря стараешься, -- вклинилась в разговор Дафна, -- Я слышала, сегодня все приведения у Почти Безголового Ника на Дне Смерти.


   -- "Дне" чего?


   -- Дне Смерти. Это день, когда привидение умерло.... В смысле, человек умер и стал привидением. Что-то вроде Дня Рождения.


   -- Понятно. Празднуют, значит.


   Интересно, как?


   Ужин подошел к концу, и факультеты отправились по гостиным. Кто бы мог подумать, что произойдет дальше?


   На третьем этаже ученики внезапно остановились. Нам, как истинным слизеринцам, было очень любопытно, из-за чего стоим. Используя Крэбба и Гойла как ледокол, мы (я, Малфой, Забини и Нотт) смогли выбраться в первые ряды. Первое, что я увидел -- это огромная надпись на стене "ТАЙНАЯ КОМНАТА ВНОВЬ ОТКРЫТА. БЕРЕГИТЕСЬ ВРАГИ НАСЛЕДНИКА". Под надписью была подвешенная кошка, вроде бы миссис Норисс, любимица Филча. И под всем этим великолепием стояли Поттер, Грейнджер и Уизли. Причем, судя по их позам и лицам, было понятно, что пришли они сюда гораздо раньше остальных. Вполне логично предположить, что и надпись и кошка -- их рук дело. Но так я думать не стал, потому что так было бы неинтересно.


   -- Тайная комната вновь открыта! Бойтесь враги Наследника! Следующими будут грязнокровки! -- достаточно громко сказал Малфой.


   Продолжить ему не дали, как и возмутиться другим, более терпимым к грязнокровкам, факультетам -- к месту действа подоспели преподаватели. Быстро оценив ситуацию, Дамболдор снял кошку, подхватил под руку убитого горем, и обвиняющего Поттера, Филча, и с остальными учителями ушел в сторону кабинета Локхарта. Не забыли они прихватить и неразлучную троицу, предположительно свершивших это "злодеяние". А факультеты, между тем, все-таки разошлись по гостиным, обсуждая произошедшее и строя догадки на тему "Кто виноват?". Уверен, завтра будут ходить слухи, что Поттер и есть этот Наследник, кем бы он ни был.


   Как только мы зашли в комнату, я сразу же бросился к Драко.


   -- Что значит "Тайная комната вновь открыта"? Что это вообще такое? И кто такой Наследник?


   Судя по лицам остальных, не мне одному было это неизвестно и интересно. Малфой, демонстративно ухмыльнувшись, пустился в рассказ:


   -- Думаю, всем известно, кто основал Хогвартс? И что Салазар Слизерин, поссорившись с остальными Основателями, покинул замок? Ну, Шляпа поет об этом каждый год, должны знать. По легенде, прежде чем уйти, Слизерин построил Тайную Комнату где-то в замке, и спрятал в ней какое-то чудовище. Это чудовище Слизерин оставил в надежде, что один из его потомков, Наследник Слизерина, найдет эту Комнату и использует скрытое там чудовище для того, чтобы очистить школу от грязнокровок и прочих недостойных постигать тайны магического искусства.


   -- Красивая легенда, -- сказал я, -- Но ты знаешь явно больше, чем говоришь.


   -- Не совсем. Просто отец приказал мне никуда не лезть в этом году и быть настороже. Вот он явно что-то знает, но молчит. И выпытать из него что-нибудь еще нереально.


   Мда, жаль. Было бы очень неплохо узнать, что ожидает школу в этом году. Неужели, действительно какой-то там Наследник собирается убить всех грязнокровок и недостойных? Как бы самому в их числе не оказаться. Хоть и говорят, что в Слизерин грязнокровка попасть не может, но попробуйте объяснить это древнему чудовищу. А это значит, передвигаться нужно в компании явно чистокровных, авось чудище и не тронет. Если это, конечно, не чья-то глупая шутка, может, зря я себя перед сном накручиваю. Но что-то мне не верилось в то, что это всего лишь шутка. Предчувствие было нехорошим. Заснуть смог только через два часа. Снилось, как за мной по замку гоняется непонятный монстр, а я закидываю его Малфоями.

   01.01.2011


   Глава 6




   Никогда не любил квиддич, за что не раз был предан анафеме своими однокурсниками, не представляющими, как это вообще возможно -- не любить квиддич. Но на первый матч в этом году решил сходить. Дело в том, что отец Малфоя спонсировал команду Слизерина, приобретя на всех ее членов, даже на запасных, новейшие метлы "Нимбус-2001". Злые языки гриффиндорцев тут же начали вопить, что именно из-за этого, а не из-за своего таланта, в команду попал и Драко.


   Так что мне просто захотелось посмотреть как слизеринская команда победит гриффиндорскую. Хотя в квидичче я в очередной раз разочаровался: что это за игра, где соревнуются не игроки, а кошельки?


   День для матча выдался хорошим: солнце светило, травка все еще была зеленая, и в целом было тепло. Как я и подозревал, смотреть за четырнадцатью игроками с четырьмя мечами оказалось скучно. Хотя все остальные со мной бы не согласились: болельщики орали, радовались, хлопали в ладоши. Шум стоял невообразимый. Я уже подумывал уходить в замок, но взгляд зацепился за один из летающих мячей, кажется, бладжерами их зовут. А именно этот бладжер меня привлек своими попытками убить Поттера. Выглядело это забавно, и я всей душой болел за чудный мячик. Хотя, вроде бы, они не должны себя так вести? Но возможно я ошибаюсь, и это нормально. Не смотря на все старание мяча, Поттер удачно избегал встречи с ним.


   Внезапно Поттер ринулся прямо на Малфоя, что-то там кричащего.


   "На таран пошел?" -- промелькнула у меня мысль.


   Судя по тому, с какой скоростью Малфой ушел с траектории атаки, такая мысль посетила и его. Но нет, сделав рывок, Поттер поднял руку с зажатым в ней золотым шариком, снитчем. И тут же в эту руку врезался бладжер. Был ли этот тот самый, что охотился за ним, или другой -- не знаю. Поттер рухнул на землю с явно сломанной рукой. Но бладжер на этом не остановился, раз за разом пытаясь проломить Поттеру череп. Взбесился он что ли? В конце концов, у кого-то из гриффиндорцев хватило ума уничтожить мяч и спасти Поттера.


   На поле выбежала большая часть болельщиков и преподавателей. Окончание смотреть я не стал, не то настроение было: я поставил на победу Слизерина двадцать галеонов и рассчитывал получить как минимум вдвое больше. Рассчитывал, пока мы не проиграли.


   Вечером на Малфоя было жалко смотреть: вид у него бы побитой собаки. Еще бы! Наверное, даже на Астрономической башне было слышно, как Флинт орет на Драко. Может хоть теперь Малфой станет чуть более серьезным и перестанет недооценивать соперника? Ведь проиграл он именно из-за этого.


   На заметку: сперва победи соперника, а только потом глумись над ним.


   А на следующее утро стена замка сотрясла новая новость: было совершенно новое нападение. На Колина Криви, того самого пацана с фотоаппаратом. Говорили, он хотел навестить Поттера в Больничном крыле и по дороге наткнулся на чудовище Слизерина, которое парализовало его, как и кошку Филча. Зловеще. И главный подозреваемый -- снова Поттер. По крайней мере, для учеников. Малфой пытался разговорить отца на дополнительные подробности, но тот молчал.


   Может, стоит ходить с большой табличкой "Я -- слизеринец", на всякий случай?


   В четверг, на сдвоенном с Гриффиндором Зельеварении, все шло своим чередом: котлы дымили, ученики склонились над учебниками, Снейп снимал баллы с львят, а у Лонгботтома снова ничего не получалось. Идиллию нарушил взрыв котла Гойла. Слава проклятым богам, я стоял достаточно далеко, плюс прикрытый телом Нотта, поэтому лично я не пострадал, чего нельзя было сказать о многих других. Вид раздувшихся носов, ушей и прочих частей тела был очень забавным. К моей удаче, я не особенно следил за пострадавшими и успел краем глаза заметить скользнувшую в кабинет Снейпа спину Грейнджер. Что она задумала? Делая вид, что чрезвычайно заинтересован тем, как пострадавшим возвращают первоначальный вид, сам я незаметно наблюдал за дверьми кабинета нашего декана. Грейнджер вернулась через две минуты. Под мантией она что-то несла и выглядела донельзя довольной. А во мне проснулся дух детектива: захотелось во чтобы то ни стало узнать, что там взяла наша энциклопедия, и зачем ей это? Согласитесь, должны быть ОЧЕНЬ веские причины, чтобы известная своей правильностью грязнокровка пошла на нарушение школьных правил. ОЧЕНЬ серьезное нарушение.


   А из взорвавшегося котла Снейп вытащил обгорелый кусок хлопушки. Значит, это было лишь отвлекающим маневром? Умно, умно.


   После урока я отделился от однокурсников и последовал за Грейнджер. К счастью, куда бы она ни направлялась, своих подельников она с собой не взяла. В то, что Грейнджер действовала одна, я не верил. По сторонам ходячие мозги не смотрели, уверовав в собственное превосходство в плане ума над остальными. "Есть люди поумнее тебя, а в тюрьме сидят", -- как говорил один мой знакомый вор. Грейнджер ушла недалеко: на третий этаж к туалету, возле которого нашли кошку Филча. Забавно. Стучать, перед тем как войти, я не стал.


   В туалете открылось интересное зрелище: небольшой котел с каким-то варевом, большая книга любопытного вида и сама Грейнджер с какими-то компонентами, выкраденными из кабинета Снейпа. Меня пока она не заметила.


   -- Так, так, так, -- медленно проговорил я, плотнее закрыв за собой дверь.


   Грейнджер на мой голос испуганно обернулась, попытавшись закрыть собой всю свою деятельность.


   -- Ну, кто бы мог подумать, что наша лучшая ученица курса будет варить что-то запрещенное?


   -- Стоун? -- наконец смогла вымолвить испуганная Грейнджер, -- Это.... это не запрещенное. Это.... это моя лабораторная работа для профессора Снейпа.


   -- Ну, разумеется! -- не стал спорить я, -- Именно поэтому ты варишь эту "лабораторную работу", скрывшись от всех? И именно поэтому ты... заимствуешь компоненты тайком от профессора Снейпа?


   Черт возьми, обожаю такие ситуации: когда все козыри у тебя, а у противника ничего. Грейнджер не нашла, что ответить. Не спеша я подошел ближе и внимательно осмотрел книгу. Вот те раз, "Сильнодействующие зелья" из Запретной секции. Как она смогла добыть ее? А пай-девочка-то оказывается не лыком шита.


   -- Интересно, интересно.... Что же тут у нас варится? Надеюсь, не что-нибудь запрещенное, за изготовление которого из Хогвартса исключают? Тогда мой долг сообщить об этом директору.... А лучше -- профессору Снейпу. Как считаешь?


   -- Алекс.... -- голос у девочки хриплый и тихий, видно, что боится до ужаса, как бы ни заплакала, -- Не надо.


   -- Не надо? Ну не знаю, не знаю.... Хотя, можно кое-что сделать.


   -- Правда? -- даже глаза от надежды вспыхнули.


   -- Конечно. Я беру эту книгу, и мы расстаемся друзьями, -- цена, как по мне, вполне справедливая.


   -- Но книга не моя, она библиотечная, -- пыталась возразить Грейнджер.


   -- Я и не говорил, что забираю навсегда. Просто перепишу пару рецептиков. Никому от этого хуже не станет, верно? Я даже буду настолько щедр, что оставлю нужный тебе рецепт.


   Книга была открыта на Оборотном зелье. Интересно, зачем он ей? Или, точнее, зачем он ИМ? Пока не важно. Одним движением я вырвал страницы с составом зелья и протянул Грейнджер. У той от такого кощунства чуть инфаркт не случился.


   -- Но... но.... -- пыталась что-то выдохнуть она.


   -- Как ты это объяснишь Пинс -- мне не важно. Скажешь кому, что я забрал книгу -- о твоей "лабораторной" узнает вся школа. И о воровстве, и о сорванном уроке. Короче, будешь молчать в тряпочку -- все будет хорошо. Вырванные страницы вставишь в какую-нибудь другую книгу, чтобы твои подельники не догадались, что у тебя ее больше нет. Поняла?


   Грейнджер только и смогла что кивнуть, опустив лицо. Плачет что ли? Жаль, в таком состоянии у нее больше ничего не выведать. Удар ладонью по щеке привел Грейнджер в чувство. Еще парочка закрепила результат. Теперь энциклопедия на ногах готова была скорее порвать мне глотку, чем разреветься.


   -- Я, от доброты душевной, даже не спрашиваю, зачем тебе и твоим друзьям.... Это ведь Поттер и Уизли, верно? Так вот, я даже не спрашиваю, зачем вам оборотное зелье. Цени это, поняла? Ты мне должна, Грейнджер. Много должна.


   Засунув книгу в сумку, я вышел из туалета, оставив за спиной все еще разгневанную и одновременно испуганную Грейнджер.


   Еле-еле дотерпел до конца уроков, после чего сразу же заперся в своей комнате, с нетерпением доставая книгу. Это я удачно зашел в туалет. "Сильнодействующие зелья" оказались просто сокровищницей, наполненной огромным количеством самых интересных, трудных и полезных зелий. Отныне все мое свободное время было посвящено переписыванию составов в свой дневник. Книга полностью захватила меня. Я даже не брался приблизительно оценить стоимость такой кладези знаний. Большая часть зелий в книге была запрещена Министерством, что придавало составам особую ценность. Так быстро и много я еще никогда не писал, даже мозоли натер на пальцах правой руки. Подумывал даже привлечь к этому делу своих однокурсников, но быстро отмел эту идею -- ни с кем делиться не хотелось.


   Так же регулярно проведывал Грейнджер. Просто напоминал о нашем уговоре, чтобы не забыла. И попугать наивную гриффиндорку было приятно.


   Следующим знаменательным событием было открытие Дуэльного Клуба. Вот это заинтересовало меня по-настоящему, да и не одного меня. Кто же из нас знал, что преподавать дуэли будет Локхарт? Я бы тогда и близко к этому Клубу не подошел. Одно счастье, вторым преподавателем оказался наш декан, Северус Снейп.


   -- Сейчас, мы покажем вам, как проходит настоящая дуэль, -- белозубо улыбаясь, сказал Локхарт, -- И не беспокойтесь, я верну вам профессора Зельеварения в целости и сохранности.


   "За себя побеспокойся, придурок", -- проскользнула единая мысль у всех присутствующих слизеринцев. В отличие от всех остальных учеников, мы гораздо лучше знали своего декана и представляли, ЧТО останется от Локхарта после дуэли.


   Преподаватели встали друг напротив друга, приняв стойку, которую я видел в кино про мушкетеров. Автоматически отметил неудобное расположение Снейпа -- стоял левым боком вперед, а палочка в правой руке, значит, потребуется пара мгновений, чтобы вынести правую руку с палочкой вперед. Но вряд ли Локхарта это спасет.


   Короткое заклинание, и палочка Локхарта улетает к Снейпу, а сам Гилдерой -- в противоположную сторону. Сильно он его. Обычно заклинание Разоружения не дает такого эффекта. Но это, разумеется, была чистая случайность! Как объяснил сам Гилдерой, он просто захотел показать нам действие заклинания Разоружения. Кто бы сомневался, а?


   После этого Локхарт разбил нас на пары, мне достался Блэйз, и объявили начало дуэли. В Забини попало первое же мое заклинание Риктусемпра. Правда, и начал я за секунду до команды начинать. Но я же слизеринец!


   -- И не надо так недовольно сопеть, Забини, -- сказал я поверженному противнику, -- Будь это настоящая дуэль, ты бы уже был мертв. Тогда выражать свое недовольство было бы сложновато, не находишь?


   Блэйз быстро согласился, что это не я сжульничал, а он сглупил. И пообещал отомстить в следующий раз. А вокруг нас творилось черте что! Кто-то азартно перекидывался заклинаниями, а кто-то уже вцепился противнику в глотку. Как Грейнджер! И, между прочим, за волосы она таскает нашу однокурсницу, Миллисенту Булстроуд. Ну, кто бы мог ожидать такое от тихой гриффиндорской заучки? Сначала у Снейпа крадет, запрещенные зелья варит. Теперь за волосы чистокровную волшебницу таскает. Что от нее дальше ждать? Это на нее так Поттер плохо влияет.


   Царившую вакханалию прервал Снейп. Локхарт, чтобы окончательно не потерять лицо, предложил обучить защитным заклинаниям на примере двух учеников. И выбрал, разумеется, любимого Поттера. В пару к нему хотел было поставить Уизли, но Снейп выставил Малфоя. Блондин, казалось, даже светился от удовольствия.


   Начал Малфой хорошо -- саданул Поттера так, что тот улетел. Вот только от ответного заклинания уйти не смог и улетел сам. А вот потом Драко применил довольно интересное заклинания:


   -- Serpensortia! -- и из палочки Малфоя вырвался луч, мгновенно превратившись в змею.


   -- Успокойтесь, Поттер, сейчас я ее уберу, -- с издевательской усмешкой сказал Снейп, приближаясь к змее.


   Сам Поттер, кажется, застыл от ужаса. А чего змей-то бояться? Мало какая змея тронет тебя, если ты ее не тронешь.


   -- Нет уж, позвольте мне! -- встрял Локхарт.


   Он произнес какое-то заклинание, направив палочку на змею, но вместо того чтобы исчезнуть, змея подлетела чуть ли не до потолка и шлепнулась на пол. Вот это зря. Теперь она наверняка зла. Змея повернулась к какому-то хаффлпаффцу и угрожающе зашипела. И тут вышел из ступора Поттер. Рванувшись к змее, он что-то.... прошипел ей. Сначала я подумал, что он с ума сошел от ужаса. Но змея застыла и уставилась на Поттера.


   Наконец, Снейп уничтожил змею одним заклинанием и задумчиво посмотрел на Поттера. В зале царила абсолютная тишина. Все видели и слышали, что произошло и всех это, по всей видимости, или напугало или удивило. Один я, как дурак, стою и не понимаю, что такого в том, что Поттер зашипел на змею.


   Шрамоголового быстро увели куда-то друзья.


   -- Мда, не ожидал такого, -- задумчиво проговорил Блэйз.


   -- А что произошло-то? -- я до сих пор пребывал в неведении.


   -- Поттер то змееустом оказался.


   -- Кем?


   -- Змееустом. Так называют магов с даром общения со змеями. Самый известный змееуст -- Салазар Слизерин, поэтому у нас на гербе змея.


   -- То есть, Поттер может оказаться Наследником Слизерина?


   -- Нет, это однозначная глупость. Он бы тогда попал не в Гриффиндор. А вообще странно, способность говорить со змеями считают темной. И Темный Лорд, говорят, был змееустом. Представляешь, какие слухи теперь пойдут?


   Да, представляю. Интересный ты человек, Гарри Поттер. Темного Лорда победил, со змеями общаешься....


   К новости о том, как Поттер натравил змею на Джастина Финч-Флетчина, так звали того несчастного хаффлпаффца, с каждым днем добавлялось подробностей, и увеличивался размер змеи, и степень отважности Локхарта, спасшего Джастина от чудовищной бестии.


   Поттер же был представлен чуть ли не вторым Волдемортом. Появилась новая трактовка событий одиннадцатилетней давности: Волдеморт хотел убить Поттера, потому как не желал иметь более сильного конкурента. Слизеринцы, внутри факультета, шутили, что вот наконец и на Гриффиндоре появился темный маг. Хотя, разумеется, из змей никто не верил, что Поттер -- Наследник. Сам Поттер ходил все мрачнее с каждым днем. Да, прекрасный пример истинной гриффиндорской дружбы и взаимовыручки: вчера для них он был Героем, а сегодня -- Темным Лордом. В очередной раз я порадовался, что попал к "подлым" слизеринцам, не дающим своих в обиду, вне зависимости от общественного мнения.


   Малфой ходил такой же недовольный, как Поттер. Он считал личным оскорблением то, что Поттера называют Наследником Слизерина. Не знаю почему, да и не стремился узнать.


   -- Тебе нужно проще к этому относиться, Драко, -- говорил ему Забини, когда мы шли на урок Травологии, -- Ведь...


   Закончить он не успел так, как по коридору разнесся громкий крик Пивза:


   -- НАПАДЕНИЕ! СПАСАЙТЕСЬ, КТО МОЖЕТ!!! ЕЩЕ ОДНО НАПАДЕНИЕ!


   Не обращая внимания ни на кого, полтергейст пронесся дальше, продолжая вопить не своим голосом про нападение.


   -- Нападение? -- удивленно спросил Нотт, -- Где?


   -- А какая разница? Предлагаю уйти подальше, во избежание, так сказать, -- здраво рассудил Блейз.


   Другие слизеринцы согласились с мудрыми словами Забини и поспешили уйти, кто в гостиную, а кто на урок. Вот только последние уроки были отменены из-за нового нападения, и в сопровождении преподавателей все ученики были доставлены по своим гостиным.


   Новой жертвой оказался Джастин Финч-Флетчин и Почти Безголовый Ник, привидение Гриффиндора. Ну, с Джастином все понятно -- грязнокровка. Но Ник-то при чем, у него и крови-то нет. Разве что как свидетеля его убрали. И снова жертвы были парализованы. Что же это за чудовище такое?


   После этого происшествия у других факультетов, кроме Слизерина, уже не оставалось сомнений, что Наследник -- Поттер. Да и из слизеринцев кое-кто начал сомневаться. Разумеется, на одном Поттере недовольство других студентов не ограничилось, изрядная его часть была перенесена на Слизерин. Впервые нам пришлось по-настоящему, на полном серьезе, защищаться от других учеников. И защищать первокурсников. Вражда между слизеринцами и остальными перешла в активную фазу: то тут, то там вспыхивали драки, летели проклятья и ругань. Даже мирные и держащиеся нейтралитета хаффлпаффцы открыто выступали против нас. В одиночку слизеринцы больше нигде не ходили, а свободное время предпочитали проводить в гостиной. Снейп, видя все это, еще больше зверствовал по отношению к трем другим факультетам.


   Вскоре после нападения, перед самым Рождеством, я вернул книгу "Сильнодействующие зелья" Грейнджер, хоть и не все составы успел переписать. Нашел я ее в том самом туалете, на третьем этаже. Зелье, судя по всему, было уже готово. Все-таки интересно, в кого они хотят перевоплощаться? Надо будет быть осторожнее.


   -- Я думала, ты не такой, как остальные слизеринцы, -- сказала мне в спину молчавшая до этого Грейнджер.


   Знала бы ты, как я иногда называю тебя в мыслях, мисс Я-Умная-Вы-Дураки.


   -- А что ты обо мне вообще знаешь? -- спросил я, и не дожидаясь ответа, вышел из туалета.


   Может все-таки сдать их Снейпу?

   01.01.2011


   Глава 7




   На Рождество никого практически не осталось, билеты на поезд были распроданы задолго до конца семестра. Из всех учеников остались только Поттер с семейкой Уизли и Грейнджер, Малфой с неразлучными Крэббом и Гойлом, ну и несколько человек с Равенкло и Хаффлпаффа. То ли самые смелые, то ли самые глупые. В коридорах замка воцарилась небывалая доселе тишина. Не знаю как другим, а лично мне стало... неуютно. В другое время я бы только порадовался -- меньше народу, больше кислороду. Но сейчас,когда по замку ползает непонятно какое чудовище, нападающее на "недостойных". Однако беспокойства я своего не показывал, расхаживая по замку со своей обычной вежливой полуулыбкой и добродушным выражением лица. Если бы не герб Слизерина на мантии -- сошел бы за какого-нибудь хаффлпаффца.


   Рождественское утро не принесло ничего нового. Мне, по крайней мере. Мои оставшиеся соседи с энтузиазмом разворачивали подарки, я же поспешил уйти в общую гостиную, где устроился у камина с книгой по анимагии, в ожидании завтрака.


   В Большом Зале, разумеется, все было празднично -- столы ломились от еды, преподаватели (некоторые из них) сидели радостные, Дамболдор, как всегда, улыбался и был похож на Санта Клауса -- такое же добродушное лицо. Мне до такого еще учиться и учиться. Единственное, что не вязалось с праздником, просто аномальная пустота в Зале. Хорошо, если человек двадцать наберется из оставшихся, не считая учителей.


   Завтрак прошел спокойно. Крэбб с Гойлом набивали рты пирожками, забыв про все на свете. Ну да, их беззаветная любовь к сладостям была хорошо известна всем. Пару раз я ловил какие-то странные взгляды, бросаемые Поттером с компанией на них двоих. Интуиция вопила о том, что львята что-то задумали. Ну не в Крэбба с Гойлом же они собираются перевоплощаться? Зачем им это? Разве что, в гостиную Слизерина проникнуть. По стопам близнецов Уизли пошли? Что-то слишком сложно для простой шутки.


   Долго сидеть в Зале не хотелось, поэтому вскоре я ушел и направился к туалету на третьем этаже. Просто чувствую, что-то должно произойти. Чутье меня в который раз не подвело. Приблизительно через полчаса в туалет зашли Поттер, Уизли и Грейнджер. Меня, спрятавшегося в одну из ниш за статую какого-то рыцаря, они не заметили. Как можно быть такими беспечными?


   Еще через двадцать минут из туалета вышли... Крэбб и Гойл. Еле сдержал торжествующий смех. Только почему двое, где Грейнджер?


   Когда псевдо-слизеринцы скрылись за поворотом, я зашел в туалет. Из одной кабинки доносились всхлипывания. Котел, в котором варили Оборотное зелье, был почти пустым, рядом лежало два стакана. Трансфигурировав один из стаканов во фляжку, я собрал в нее остатки зелья. Хорошо сваренное Оборотное зелье всегда может пригодиться. А в том, что оно сварено хорошо, я и не сомневался. В кабинке, где по моим прикидкам и сидела Гермиона, затихло. Услышала меня, я и не скрывался.


   -- Грейнджер, выходи, это я, твой хороший друг Стоун, -- спокойным и доброжелательным голосом сказал я.


   В ответ лишь тишина.


   -- Ты меня вынудила. Надеюсь, ты не оправляешь естественные надобности? -- я подошел к кабинке и применил на двери заклятье Алохомора.


   Дверь открылась, и передо мной предстало забавное зрелище -- женщина-кошка. Нет, серьезно: покрытая черным мехом, с усами, ушами, хвостом и всем прочим! Я слышал такое уже, кажется, от Забини. Такое получается, если в Оборотное зелье положить волос животного, а не человека. Самое паскудное в такой ситуации: сам этот облик не снимется. А значит, придется обращаться в Больничное крыло, со всеми вытекающими последствиями.


   -- Отлично выглядишь, Грейнджер, -- не упустил я случая съехидничать, -- Черный тебе к лицу.


   Гермиона ничего не ответила, только сильнее заблестели у нее глаза. Плачет? По устоявшейся традиции, влепил ей пощечину. Ненавижу слезы.


   -- Успокоилась? -- спросил я, -- А теперь расскажи, что произошло.


   И она рассказала. Абсолютно всё. Как они подозревают Малфоя в том, что он Наследник Слизерина, как решили прикинуться слизеринцами и выведать все у Драко, как добыли волосы Крэбба и Гойла, как сама Гермиона думала, что достала волос Миллисенты, а это оказался кошачий волос.... И с чего это ее на такую откровенность потянуло? Со стресса, что ли?


   Да, намудрили ребятки. Нет, ну надо же додуматься, перевоплотиться в слизеринцев! Да узнать все необходимое можно было бы гораздо легче -- к тем же Парвати и Лаванде с Гриффиндора обратиться, они известные сплетницы и знают практически все новости и слухи Хогвартса. Между женской частью школы, к слову, вражды особой не было, а если и была, то протекала она более вяло, чем у мужской. Но это и понятно -- парни всегда были агрессивнее, это самой природой заложено.


   Если Малфой не учует подвоха, встретившись с "Крэббом" и "Гойлом" -- я перестану его уважать.


   -- Да, считал тебя умнее, -- бросил я Грейнджер, -- Остатки Оборотного зелья я забираю. Но ты -- молчишь, ясно? Спросят друзья, скажешь, что все убрала, чтобы улик не оставалось. Советую как можно быстрее пойти к мадам Помфри. С ней договориться сложно, но можно, чтобы она никому не рассказывала. В крайнем случае, скажешь, что занималась анимагией -- при самостоятельной попытке превращения такое бывает. Поверить должны.


   Грейнджер только молча кивнула. А мне начинает это нравиться.


   Почему я ей помог? Ну, я бы не сказал, что помог. Их поимка мне просто невыгодна -- могут лишить только что обретенного Оборотного зелья. Да, его немного, приёма на два-три. Но даже это совсем не мало, учитывая, что зелье очень сложное и запрещенное.


   Проверив, нет ли еще чего ценного, я вышел из туалета. Грейнджер, кажется, снова заплакала.


   -- Алекс, Крэбба с Гойлом не видел? -- спросил меня Малфой, как только я вошел в гостиную.


   -- Нет, а что?


   И ведь не соврал! Поттера с Уизли в мантиях Слизерина -- видел. Прятались они паршиво, пришлось делать вид, что я их не заметил.


   -- Они как-то странно себя вели. Ни с того ни с сего вскочили, заорали что-то про живот и кинулись прочь.


   Да, плохие из этих двоих актеры. Спрашивается, чего они вообще с оборотным зельем-то стали возиться? Нужно было поступать, как истинным гриффиндорцам: прижать Малфоя где-нибудь в коридоре и выпытать все необходимые сведения. А так и не узнали ничего, так еще и сами чуть не попались. "Попались", -- поправил я себя. В конце концов, я же их раскусил, и не сдал только из личной выгоды. Вот что бывает, когда лев пытается действовать, как змея.


   -- Может, живот заболел. Неудивительно, они столько за завтраком съели, -- сказал я Драко.


   Его это объяснение временно устроило, и мы устроились у камина, обсуждая всякие незначительные вещи. Через час явились Крэбб с Гойлом, рассказав, что потеряли сознание после завтрака и очнулись уже в каком-то чулане. Присутствие в гостиной Слизерина они отрицали. Ну это я и так знал, но виду не подал.


   Малфой все-таки смог сложить два и два и получить четыре. Вопрос был только один: кто прикинулся двумя слизеринцами и для чего? На второй вопрос ответил сам Малфой: самозванцы расспрашивали его о Тайной Комнате и Наследнике. А в маскировке были обвинены, как нетрудно догадаться, Поттер с Уизли. И не знаю, что в их обвинении сыграло большую роль: логические выводы или нелюбовь Драко к этим двоим. Но, увы, это было недоказуемо. Точнее, я бы доказать-то смог, но не в этот раз. Обидно, конечно, но фляга с Оборотным зельем и переписанные из "Сильнодействующих ядов" знания меня успокаивали. А разозленному Малфою остается только в бессильной злобе грозить небу и ждать следующего шанса. Бедняга.


   Оборотное зелье я перелил в нормальный флакон, с наложенными на него чарами неразбиваемости, и спрятал в рюкзак.


   После каникул, по школе поползли слухи о нападении на Грейнджер. Вернуть ей первоначальный облик оказалась более сложной задачей, чем я думал, поэтому она надолго застряла в Больничном крыле. К счастью, этой гоп-компании с Поттером во главе, мадам Помфри оказалась понимающей женщиной и, судя по всему, не стала доносить преподавателем об это инциденте. Интересно, что-нибудь вроде клятвы Гиппократа колдомедики тут дают? По всей видимости, да.


   Так вот, вернувшиеся с каникул студенты не могли не заметить отсутствия Грейнджер. И тут же она была объявлена новой жертвой чудовища Слизерина. И многие в это верили, хотя даже Дамболдор на одном из завтраков это опроверг.


   Без мисс заучки Гриффиндор стал получать гораздо меньше баллов на уроках, и Слизерин смог быстро вырваться вперед, увеличивая разницу между собой и остальными факультетами. Кажется, в этом году мы гарантировано выиграем Кубок Школы. Хоть мне на это и плевать, но тут дело принципа. Вернувшаяся в феврале Грейнджер, как бы ни старалась, уже не могла уменьшить разрыв в баллах. Одна умная голова на весь факультет -- это очень мало.


   А четырнадцатого числа всех ждал шок.


   День выдался обычным и ничто не предвещало беды. Но когда я, в компании своих однокурсников, зашел в Большой Зал, невольно вырвался извечный русский вопрос в матерной форме. Весь Зал был украшен цветами и розовым цветом, с потолка падали конфетти в форме сердечек....


   -- Какого.... тут творится? -- еле выдавил из себя Нотт.


   Все еще пребывая в оцепенении, мы сели за стол Слизерина. Мы ни одни были.... удивлены оформлением Зала, остальные студенты выглядели ничуть не лучше. Кто-то даже постоянно протирал глаза и щипал себя. Неужели Дамблдор наконец-то окончательно сошел с ума? Но оказалось, что директор тут не причем.


   -- Поздравляю всех с Днем Святого Валентина! -- прокричал на весь Зал Локхарт, одетый в отвратительно розовую мантию.


   День Святого Валентина? Припоминаю, это ведь когда яйца прячут? В приюте были праздники, но я никогда не принимал в них участие. Хотя нет, яйца -- это на Пасху....


   -- Хочу поблагодарить всех, а их сорок семь, кто прислал мне в этот день валентинки! -- меж тем продолжал Локхарт, -- Я взял на себя смелость устроить вам небольшой сюрприз.... Но и это еще не всё!


   По хлопку Гилдероя в Зал вошел строй каких-то существ, смахивающих на домовиков, только с арфами и крыльями за спиной, явно самодельными.


   -- Наши милые купидоны, ангелы любви! Они будут разносить валентинки в этот день! -- интересно, а Локхарт вообще замечает ненавидящие взгляды учеников, или он в другом мире живет? -- Надеюсь, мои дорогие коллеги захотят внести свой вклад в атмосферу всеобщего праздника! Давайте же попросим профессора Снейпа показать нам, как варить Любовный Напиток! А профессор Флитвик расскажет нам о Приворотных Чарах! Он, старый негодник, знает о них больше любого мага!


   Флитвик даже лицо спрятал от стыда. А вот Снейп имел вид боевой и явно взбешенный. Даже просто заговорить с ним сейчас -- верное самоубийство.


   -- Ты же не посылала ему валентинку? -- допрашивал Малфой Пэнси.


   Та лишь хихикала, вместе с остальной женской частью Слизерина. Предательницы!


   -- Пошли отсюда, -- с отвращением смотря вокруг, сказал Блейз.


   Мы, солидарные с Забини, поднялись изо стола и направились на уроки. В принципе, не мы одни вот так уходили, толком и не позавтракав. Далеко уйти мы не смогли -- в коридоре образовался какой-то затор.


   -- Стой сми'но! -- пропищал чей-то громкий голос.


   "Купидоны"?


   -- Пошли посмотрим, -- шепнул мне Малфой и стал проталкиваться поближе к источнику голоса.


   За мной последовали и остальные слизеринцы.


   Картина, открывшаяся нам, была достойна того, чтобы быть увековеченной в граните: Поттер отбивался от уродливого купидона, пытающегося передать ему его валентинку. Понимаю, как это ужасно, но Поттеру не сочувствую. Все-таки "купидон" оказался матерым и смог повалить Поттера на пол, усевшись на него сверху. И начал читать стихи. О, это было чудесно! Так не смеялся я давно. Бездарные стишки, да в исполнении гнома с проблемной дикцией -- это нечто. Поттер был одного цвета со знаменем Гриффиндора, и, я уверен, желал провалиться под землю. Когда гном закончил, Поттер, конечно, пытался сделать вид, что ему тоже смешно, но получалось это у него из рук вон плохо. Малфой был на седьмом небе от счастья.


   Заметив на полу книгу в черном переплете, я указал на нее Малфою. Книга была похожа на мой дневник и, наверное, им и являлась. Интересно, что пишет Поттер у себя?


   Драко подобрал дневник и стал глумится над и так уже униженном, Поттером. И это вместо того, чтобы просто спрятать и потом в гостиной Слизерина всем факультетом посмеяться! Как я и думал, Поттер применил Разоружающее заклинание и вернул себе свою собственность.


   Стоящая неподалеку рыжая девчонка (тоже Уизли) с ужасом смотрела на Поттера.... или его дневник?


   -- Сомневаюсь, что твоя валентинка понравилась Поттеру! -- крикнул ей Малфой со злости.


   О, между ними что-то есть? Какая "прелесть".


   -- Алекс, ты что брать будешь? -- спросил меня как-то вечером Забини, когда мы лежали в комнате, выбирая список предметов на третий курс.


   -- Не знаю. Нумерологию точно нет, считать я умею. Маггловедение тоже для меня бесполезно. Уход за магическими существами может оказаться полезен. Прорицания... не знаю. Древние Руны, возможно.


   -- Не, Руны мне не нравятся. Тысячи Рун и у каждой по несколько значений, -- внес свой вклад в обсуждение будущих предметов Нотт, -- Учить такое замучаешься.


   -- А я возьму Руны, -- внезапно сказал Блэйз, -- А ты, Драко?


   -- Уход и.... Прорицание. Или Руны. Или нумерологию.


   -- Нет, Уход выглядит самым полезным, -- сказал я, поставив галочку напротив этого предмета, -- А второе, наверное.... Прорицание.


   -- Трелони тебя хорошему не научит, -- усмехнулся со своей кровати Крэбб.


   -- У тебя просто нет Третьего Глаза, -- подражая Треллони возвестил Нотт, закатив глаза.


   О полусумасшедшем профессоре Прорицаний, постоянно возвещающем всем смерть, знали все слизеринцы.


   -- Все, решено: Уход за магическими существами и Прорицания! -- сказал я, откидывая на тумбочку список предметов.


   -- Ну, Древние Руны и нумерология полезны.... -- попытался сказать Нотт.


   -- Возможно. Но я не собираюсь связывать свою жизнь с этими предметами, так зачем они мне? Лишний багаж знаний, я же не равенкловец, чтобы не задумываться об целесообразности изучаемого, верно?


   В последующие полчаса с выбором определились и остальные.


   На предстоящий матч Гриффиндор -- Хаффлпафф я не пошел, из-за чего узнал от однокурсников, что я "варвар, не понимающий всей красоты и величия квидичча". Ну и пусть, лучше чем-нибудь полезным займусь. Направился я в библиотеку, собираясь взять что-нибудь почитать. К сожалению, в Запретную секцию мне пока ход был заказан, так что приходилось довольствоваться более "легкой" литературой.


   Неладное я заподозрил еще на подходе. Ни с того, ни с сего "заорало" моё чутье, требуя уносить ноги подальше и побыстрее. Такой необоснованный страх меня.... обеспокоил. Нет, действительно: все ведь тихо, никаких внешних причин для беспокойства не вижу, а чутьё все равно "орёт". И что делать добропорядочному слизеринцу в такой ситуации? Правильно -- уносить ноги. Я уже собирался развернуться и с максимальной скоростью, но сохраняя достоинство, проследовать куда подальше, но услышал за спиной какое-то шуршание. Что это я проверять не стал -- только быстрее зашагал туда, куда и шел. Оглядываться так же не стал, во избежание, так сказать.


   И на следующем же повороте чуть не врезался в двух девушек. Точнее, тела девушек. Одной из них оказалась уже хорошо известная мне Грейнджер, а вторая была старостой с Равенкло, не знаю ее имени. Обе были парализованы. Что это значит? Новое нападение, всего лишь. И я, слизеринец, на месте преступления. Впереди библиотека, но там Пинс, сзади непонятное шуршание, которое, правда, уже затихло. Украдкой, предельно осторожно, я пару раз оглянулся, буквально краем глаза. Ничего не обнаружив, я развернулся уже нормально и осмотрел коридор. Никого и ничего, чудно, а то я уже думал чудовище Слизерина и меня.... сочтет недостойным.


   Убедившись, что поблизости никого нет, я внимательно осмотрел тела двух девушек. Судя по зеркальцу в руке у Грейнджер и их позиции у самого края угла, они заглянули за поворот. Вот только им это не помогло. Это все лирика, надо найти преподавателей.


   Я бросился по коридору, в надежде, что еще не все учителя успели уйти на поле для квидичча. Кажется, сегодня боги были на моей стороне: очень быстро я выбежал на Снейпа.


   -- Профессор! -- с ходу крикнул я ему, -- Там еще одно нападение! Двое пострадавших!


   -- Ведите, -- коротко бросил Снейп.


   Я отвел декана к месту происшествия. Быстро осмотрев девушек, Снейп поднял из левитационными чарами.


   -- Я отнесу их в Больничное Крыло, а Вы сообщите в учительскую, -- сказал мне зельевар.


   Я только кивнул и побежал к учительской. Там, к моему удивлению, находились практически все преподаватели, в том числе и директор. Они с удивлением уставились на бесцеремонно ввалившегося меня.


   -- Профессор Дамблдор, -- переводя дыхания, выдохнул я, -- Возле библиотеки нападение. Двое пострадавших. Профессор Снейп понес их в Больничное крыло, сказал передать Вам....


   -- Миневра, -- ни секунды не раздумывая, стал раздавать распоряжения директор, вот что значит опыт, -- Отмени матч и проконтролируй, чтобы все студенты вернулись по гостиным. Их никто не должен покидать без особого распоряжения. Помона, Филиус, помогите ей. А вы, мистер Стоун, -- обратился ко мне директор, -- расскажите все, что произошло.


   Рассказ не занял и пяти минут, правда, я не рассказал про странное шуршание за моей спиной. Потом Дамблдор задал несколько наводящих вопросов и отпустил меня, наказав немедленно следовать в гостиную Слизерина.


   Там уже были собраны все слизеринцы, ничего не понимающие в происходящем.


   -- Алекс! -- кинулись ко мне мои однокурсники, -- Ты знаешь, что случилось?


   Пришлось повторить рассказ, рассказанный уже директору. Пока я говорил, все остальные молчали, переваривая новую информацию. Малфой, узнав, что жертвой оказалась Грейнджер, выглядел очень довольным. Даже то, что она жива и всего лишь парализована, его не расстраивало.


   Когда я закончил, гостиная потонула в гомоне разговоров, каждый считал своим долгом высказать свое мнение по поводу случившегося. Страха не было, все были уверены, что уж слизеринцы-то в безопасности, в отличии от всех остальных. Даже я стал больше в это верить.


   После этого нападения, атмосфера в школе стала еще более удручающей. Одиноко ходящих студентов не было в принципе. Ввели новые правила безопасности, за нарушение которых наказывали максимально строго. Впрочем, нарушать их ни у кого и желания-то не было. Между кабинетами испуганных учеников сопровождали преподаватели.


   Только слизеринцы ходили по школе, как ни в чем не бывало. Отношение к змеиному факультету еще больше ухудшились. Малфой ходил напыщенный, грозился отцом, одним из членов Попечительского Совета. В том, что директору пора на покой, все слизеринцы были согласны с Драко.


   Еще арестовали лесничего Хагрида. Объяснение этого лично меня развеселило: человека-гору подозревали в нападениях. То есть, по мнению Министерства, он и был Наследником Слизерина, открывшим Тайную Комнату. Если раньше и были у меня сомнения, то теперь я уверен, что в Министерстве работаю идиоты. Назвать Хагрида Наследником Слизерина не смог бы даже сумасшедший.


   Гилдерой Локхарт стал еще невыносимее. На уроках он начал хвастаться тем, как ловко он вычислил преступника и спас школу от чудовища Слизерина. Даже самые терпеливые слизеринцы, Крэбб и Гойл, стали недобро посматривать за Локхарта.


   В один прекрасный день меня отлавливают и заводят в туалет, кто бы думали? Поттер и Уизли! Схватили, в туалет затащили, а что дальше делать, явно не придумали. Что они от меня хотят, сообразить смог: узнать подробности по поводу Грейнджер. А вот как спрашивать они не знают, с одной стороны я могу сообщить что-нибудь полезное, с другой -- я же подлый слизеринец!


   -- Знаешь, Поттер, не ожидал от тебя такой прыти, -- решил я начать диалог, -- Только вынужден расстроить -- я парнями не интересуюсь.


   Поттер с Уизли мигом покраснели, рыжий так вообще слился с волосами.


   -- Мы просто хотим поговорить.... -- начал Поттер, но я его перебил.


   -- И поэтому вы меня бесцеремонно схватили и прижали к стене? Странные у тебя представления о "просто поговорить".


   -- Послушай, ты.... -- хотел что-то сказать рыжий.


   -- Рон! -- одернул своего приятеля Поттер, -- Расскажи нам, что произошло тогда в коридоре, когда ты нашел Гермиону.


   -- О, -- изобразил радость я, -- Вот оно что. Беспокоишься за подругу, фара? Почему бы тебе не спросить директора, я все ему рассказал.


   -- Ублюдок, ты все нам расскажешь, или пожалеешь, -- да, у рыжего проблемы с логическим мышлением.


   -- Поттер, скажи своей подружке, чтобы она молчала -- у меня обоняние хорошее, а она зубы не чистит.


   Уизли с рычанием хотел уже меня ударить, но был остановлен Поттером. Боги, как же легко рыжего провоцировать. Хотя про зубы я сказал абсолютную правду.


   -- Стоун, -- спокойный голосом сказал Поттер, -- прошу тебя, расскажи нам, что там произошло.


   -- Я шел в библиотеку. Нашел два парализованных тела. Сообщил обо всем директору. Конец истории.


   -- Это всё? -- очкарик был удивлен.


   -- Не знаю, -- с невинным видом сказал я.


   -- Что это значит? -- прорычал все еще взбешенный Уизли.


   -- Это значит, -- тоном уставшего учителя сообщил я рыжему, -- что бесплатная информация -- это миф. Даже для Мальчика-Который-Выжил.


   Рыжий снова попытался меня ударить! Интересно, он понимает, что этим только повышает цену? Вряд ли, ведь чтобы понять это, нужно (о, ужас!) думать.


   -- Что ты хочешь? -- коротко спросил Поттер. Вот это деловой разговор!


   -- Не знаю, фара. Что ты можешь предложить?


   -- Прекрати меня так называть.


   -- Как?


   -- Фара.


   -- Но ты же фара и есть! -- какой интеллектуальный разговор, -- Не меняй темы. Что ты можешь мне предложить, фарик? Деньги не интересуют.


   Было видно, что новое прозвище Поттеру не нравится. Отлично! Какое-то время Поттер с подружкой (на заметку: иначе его не называть!) что-то обсуждали в полголоса. Наконец, "Герой" решился.


   -- Магический долг.


   -- Как интересно, -- не ожидал от фары такого, -- Ну что же, я тебе рассказываю то, что интересует тебя, ты же взамен обязуешься предоставить мне информацию о чем угодно, когда этого захочу я. Согласен?


   -Да.


   -Что же, слушай, фара, дело было так...


   Рассказ Поттеру с подружкой занял целых двадцать минут. А все из-за того, что они оба постоянно переспрашивали, задавали идиотские вопросы и перебивали. И из-за них я опоздал на урок. Их счастье, что это была История, Бинс даже не заметил отсутствия одного ученика и того, как я зашел в аудиторию гораздо позже звонка. На вопросительный взгляд Нотта, остальные мирно дремали, я только покачал головой и шепнул: "Личное". Кажется, он все понял, или просто сделал вид, что понял.


   Перед самым концом учебного года, когда все уже уверовали, что кризис миновал, грянул гром. Всех студентов, без объяснения причины, заперли в гостиных, строго-настрого запретив даже нос наружу высовывать. Снейп накрутил хвосты старостам, чтобы они за этим проследили и объяснил причину всего этого: было новое нападение и на этот раз преступник утащил жертву в Тайную Комнату. Кое-как всем факультетом смогли раскрутить декана на дополнительные сведения: жертвой оказалась Джинни Уизли.


   -- Вот и в дом Уизли привалила радость, -- громко сказал Драко, когда Снейп ушел, -- Наконец-то им будет хватать денег на оставшихся детей.


   Не все разделили юмора Малфоя: кто-то был явно обеспокоен случившимся. Лично я был, в принципе, согласен с Малфоем: рыжих действительно многовато. Зачем столько плодить детей, если не способен их содержать в нормальных условиях? Может, я и сволочь, но кто мне эти Уизли? Помри они хоть все, я и на секунду не огорчусь. Да, я эгоист.


   По комнатам никто расходится не спешил так, что мы с однокурсниками оккупировали один из углов гостиной, где и устроились.


   -- Как вы думаете, её найдут? -- спросила неестественно бледная Пэнси, остальные девочки выглядели не лучше.


   Им что, жалко эту Джинни? А ведь еще полчаса назад наверняка желали ей смерти. Ваше желание сбылось, радуйтесь!


   -- Если не найдут, или найдут, но труп -- школу могут закрыть, -- вставил свое слово Блэйз.


   Так! Что?!


   -- В каком смысле закрыть? -- переспросил я.


   -- Ну а ты как думаешь? Не учиться же в замке, по которому ползает неизвестное чудовище.


   А вот это плохо. Очень плохо! Если школу закроют.... В приют я не вернусь, останусь обучаться у Джима, но все равно не хочется покидать Хогвартс. Никогда и никому не признаюсь, но замок стал для меня по-настоящему домом. Тут я обрел себя, тут смысл и цель моей жизни обрели.... материальность, что ли. Школа дала мне большую часть из того, что я имею всего. А сколько еще может дать! Так что расставаться с Хогвартсом не хотелось.


   Но что я мог сделать? Найти чудовище и убить? Не смешите меня, это в принципе невозможно. Я даже этой Тайной Комнаты не найду. Черт-черт-черт.


   До вечера я сидел как на иголках, да и не один я. Разговоров практически не было -- все думали о своём.


   Ближе к ночи, когда все уже стали расходится по комнатам, пришел декан, со своим обычным непроницаемым выражением лица. Не слушая вопросов и жалоб, Снейп быстро поднял всех с кроватей и повел в Большой Зал. Там, к нашему общему удивлению, были накрытые столы. Праздник или поминки?


   Остальные студенты выглядели не менее потрясенными, чем мы, и явно не понимали, что происходит. Неужели....


   Начавшую было формироваться мысль прервали появившиеся Уизли. Оба: Рон и та самая Джинни. Мокрая, в грязи, но живая. Студенты тут же бросались к ним, на ходу что-то крича. Тут я, кстати, заметил присутствие и жертв нападения -- все живы и здоровы, значит, необходимое зелье сварили-таки. А еще через какое-то время появился Поттер с Дамблдором.


   Все уже знали, благодаря Уизли, что Поттер нашел Тайную Комнату и убил чудовище Слизерина -- огромного василиска. Так что Героя встретил рев восторга и бурные овации. Даже кое-кто из слизеринцев не сдержал эмоций. К слову, таких оказалось большинство. Под общий восторг директор объявил об уничтожении опасности, выигрыше Гриффиндора Кубка Школы и отмену экзаменов, кроме пятых и седьмых курсов. Второй объявление подпортило настроение Слизерина, но третье вернуло радость и в змеиный факультет. А уж новость, что профессор Локхарт нас покидает, даже Малфой принял с неподдельным восторгом. Счастья в Большом Зале было столько, что, казалось, в нем можно было купаться. Появление оправданного Хагрида только усилило восторг трех из четырех факультетов.


   А я сидел среди всего этого веселья и следил за Поттером. Как ОН смог убить василиска? Я читал про этих существ и был впечатлен. Я бы с нынешним уровнем такого бы не одолел гарантировано. А Поттер смог. КАК?! Он настолько силен?


   Не знаю почему, но я почувствовал слабый укол зависти, и гораздо более сильный -- ненависти. Злился я и на себя и на Поттера. Ведь на уроках я лучше его! И знаний у меня больше, и в магии у меня получается все лучше и быстрее, чем у него! Так откуда у него такая сила, что он смог победить Короля Змей?


   Ненависть к Поттеру стала разгораться. Усугубляло все и царящее вокруг веселье, даже мои однокурсники, подобно остальным, радовались и шутили. Я должен себя вести так же, но почему-то не мог. Появилось желание убить Поттера, стереть его улыбающееся лицо в пыль, разорвать его на сотни кусочков. Не замечал за собой раньше такой кровожадности. Не искушая судьбу, я тихо вышел из Зала, никем так и не замеченный. Чтобы успокоится, я отправился на свое любимое место -- Астрономическую башню. Напороться на Филча я не боялся, он, как и все, находился в Большой Зале, обнимая свою любимицу и не веря своему счастью. На Башне, обдуваемый прохладным ветерком, я стал постепенно приходить в себя. Небо было чистым и заполнено яркими звездами. Звездное небо мой любимый объект для наблюдения. Чертовски красиво. Что мы для Вселенной? Всего лишь пыль, если не меньше. Все наши беды, радости, переживания, потери -- ничто перед холодной бесконечностью.....


   В конце концов, Поттеру просто повезло одолеть василиска. И с Темным Лордом ему повезло. И на первом курсе тоже. Просто везенье, и больше ничего. Он не лучше меня, нет.


   Все, вроде успокоился.


   Только почему же мне все еще хочется его убить?

   01.01.2011


   Глава 8




   Всю дорогу до Лондона, в поезде только и были разговоры про Мальчика-Который-Выжил и про то, как он избавил школу от чудовища Слизерина. Даже мои однокурсники про это говорили. Поэтому я промолчал до самого конца пути, не желая участвовать в обсуждении. Студенты других факультетов, к слову, с превосходством смотрели на слизеринцев, мол "как Поттер вас и ваше чудовище, а". К счастью, не я один скептически относился к якобы победе Поттера над василиском, нашлись люди, которые либо читали про Короля Змей, либо вживую видели его в магическом зоопарке. И те и другие трезво оценивали шансы второкурсника победить такого монстра. Верили Поттеру только его фанаты, наиболее легковерные и почитатели Дамблдора. Таких, к моему большому сожалению, оказалось подавляющее большинство. А я, кажется, придумал, что стребовать с Поттера в уплату долга. Но это потом, в сентябре.


   Сейчас же я, попрощавшись с однокурсниками, сел на автобус и поехал в "Дырявый котел". Хозяин Том меня узнал и был удивлен, что я снова снимаю комнату на два месяца, и начал было задавать ненужные вопросы, но деньги творят чудеса и дополнительные пять галеонов ответили на все вопросы бармена. Комната мне досталась та же самая, что и в прошлом году, так что я даже почувствовал себя почти как дома. Следующей моей целью был Гринготс, необходимо было снять денег, а то мои запасы уже почти подошли к концу. Чековая книжка, которой мне так и не довелось воспользоваться, это хорошо, но наличные все-таки лучше. Через полчаса мой кошелек вновь обрел приятную тяжесть, и я направился к учителю. По-хорошему, следовало сразу к нему идти.


   Джим встретил меня радостно, тепло и радушно, с ходу послав заклинание:


   -- Легилименс!


   Отклониться или выставить щит я не успел, и передо мной замелькали сцены моей жизни. Я знал, что за заклинание использовал Джим и всеми силами пытался сопротивляться, вспоминая прочитанное в книге про окклюменцию. Очистить сознание, очистить сознание.... Ни черта не получалось. Тогда я применил то, что давно хотел попробовать.


   В детстве я смотрел один фильм про странных детей, которые могли читать мысли и при этом у них светились глаза. Так там один мужик противостоял им, думая на отвлеченные темы, тем самым создавая стену в своем сознании. Сейчас я попытался применить этот же метод, мысленно представив нерушимую стену. К моему удивлению, и к удивлению Джима, это сработало.


   -- Хм, оригинальное решение, -- сказал он после еще нескольких попыток разбить мой блок, -- Признаю честно, не ожидал. Но не радуйся раньше срока -- ты смог противостоять только грубому вторжению в свой разум, да еще и не самого лучшего легилимента.


   -- Я тоже рад тебя видеть, Джим, -- сказал я.


   Наконец, учитель улыбнулся и протянул мне руку для рукопожатия. Ответив на приветствие, я зашел в гостиную, где сразу же устроился на свое любимое кресло у камина.


   -- Ну, рассказывай, -- сказал диГриз, устроившись напротив и поставив на стоящий рядом столик два стакана сока.


   -- О чем?


   -- О том, что у вас в школе в этом году происходило. Газеты как с ума посходили: чудовище Слизерина, Тайная Комната, Победитель Волдеморта победил чудовище Слизерина....


   И я рассказал: и о первом нападении, и обо всех последующих, и о том, как все подозревали Поттера, и об объявлении директора про то, что Поттер победил василиска. Даже про Грейнджер с ее Оборотным зельем рассказал. За последнее, кстати, Джим меня похвалил, сказав, что Оборотное зелье лишним не бывает.


   В Поттера-Победителя-Василисков Джим, как я и думал, не поверил.


   -- Директор Дамблдор -- старый маразматик, -- сказал он, -- Но умный и хитрый. И еще могущественный, не только в плане магии. Как-никак, он председатель Визенгамота, да и в Министерстве множество его ставленников. Если он объявил Поттера героем и спасителем школы -- это неспроста.


   -- Подожди, если Дамблдор такой могущественный, то как Совет Попечителей смог его отстранить?


   -- Я вор, малыш, а не политик, у меня просто недостаточно информации, чтобы делать какие-нибудь выводы. Остается только догадываться, зачем ему это было нужно. Чтобы спровоцировать преступника на более активные и явные действия, надеясь, что он допустит ошибку. Или чтобы увеличить свое влияние, в конце концов, Совет Попечителей сам просил Дамблдора вернулся. Заодно, директор избавился от единственной своей оппозиции -- Люциуса Малфоя.


   Да, я с такой стороны на ситуацию еще не смотрел, мне еще учиться и учиться.


   -- Ну да не будем об этом. Сегодня вечером проверим, не забыл ли ты чего за учебный год, -- широко улыбнулся диГриз.


   Ночью я обворовал пятерых магов. Именно обворовал, а не ограбил, многие путают эти два разных понятия: маги даже не заметили моего присутствия. Это была заслуга не столько моего личного мастерства, сколько пьяного состояния жертв. Джим был удовлетворен демонстрацией, наказав мне тренироваться и оттачивать навык еженощно, а я еще немного разбогател. Зачем, спрашивается, деньги из банка брал? Совсем в Хогвартсе одичал.


   -- Хорошо, малыш, -- сказал мне учитель на следующий день, -- Воровать кошельки у пьяниц ты более-менее научился. Вскрывать сейфы и личные сокровищницы -- это дело будущего. Этим летом мы будем изучать окклюменцию и анимагию. Если хорошо будешь осваивать окклюменцию, научу кое-чему из легилименции.


   Научиться читать мысли? Да я ради такого трех василисков голыми руками заборю!


   Потекли трудовые будни. Окклюменция оказалась сложной наукой.


   -- Видишь ли, Алекс, -- рассказывал мне Джим,-- существует множество способ научиться защите своего разума. Кто-то будет тебе говорить, что какой-либо способ лучше всех -- это ложь. Мой способ, по которому учился я сам, заключается в том, чтобы научить тебя самому, неосознанно, ставить блок при любых попытках прочесть тебя. Для этого я буду применять на тебе легилименцию, сначала грубо и прямо, а потом все незаметнее и искуснее. Для блокировки тебе потребуется постоянно держать свою "стену". В конце концов, твой разум привыкнет и сам будет ее держать, без необходимости твоей концентрации.


   -- Ты уверен? -- что-то я сомневался в успешности такой методики.


   -- Поверь мне, я же работаю в Гринготсе! А гоблины, чтобы ты знал, ежемесячно подвергают остальных сотрудников проверке на "преступные" намерения. Учитывая, что я еще не в Азкабане, я неплохой окклюмент.


   Убедил. С этого разговора почти весь день я сидел, пытаясь закрываться от проникновений Джима. Поначалу мне это казалось ерундовым делом, но я ошибался: к концу занятий я был похож на выжатый лимон. ДиГриз выглядел не лучше меня, такое частое применение легилименции требовало больших сил. Вечерние "экзамены" по воровству денег, пришлось отложить до лучших времен. Джим, как обещал, атаковал мой разум с разной силой и временем "атаки", закаляя тем самым мою "стену". Периодически мы брали отдых в день или два, чтобы отдохнуть, но даже в такие дни я пару раз мог быть подвергнут атаке легилименцией.


   Помимо окклюменции мы занимались анимагией.


   -- Анимагия полезный навык. Особенно, если ты незарегистрированный анимаг, -- рассказывал мне Джим, -- Хотя это зависит от твоего внутреннего зверя. Если ты травоядное или грызун, или даже хищник, но одомашненный, вроде собаки или кошки, то проблем с анимагией не возникнет. Научиться перевоплощению будет, конечно, трудно, но не особо. А вот если твой внутренний зверь дикий хищник, то тут уже будут настоящие трудности. Вначале его придется "приручить", иначе при перевоплощении ты будешь терять разум, как, например, оборотни. Но в отличии от оборотней, обратно в человека ты уже не перевоплотишься, навсегда оставшись зверем. По крайней мере, пока тебя не спасут или не убьют.


   Для начала занятий по анимагии, Джим принес мне специальное зелье со сложным названием, для определения моего внутреннего зверя.


   -- Выпив его, -- продолжал рассказ диГриз, -- ты окажешься.... внутри себя. Вроде как в своем внутреннем мире. Или что-то вроде того. Не силен я в этих определениях. Там ты и встретишься со своим зверем, в которого сможешь перевоплотиться. Попытайся с ним познакомиться, подружиться, установи контакт. Если же это будет хищник.... постарайся выжить.


   -- Погоди, если меня ТАМ убьют, я умру и ТУТ?


   -- Нет, что ты. Просто ощущения будут неприятные, поверь мне. Мне приходилось видеть людей после того, как внутренний зверь их убивал.


   -- Ладно. Мне выпить сейчас? -- я взял пузырек с зельем и внимательно его осмотрел.


   -- Лучше ляг на кровать и выпей.


   Я сделал, как и посоветовал Джим, и выпил зелье. Минуты три ничего не происходило, а потом мир вокруг просто начал тухнуть.


   Очнулся я уже в мрачном лесу. Окружали меня высокие стволы деревьев, кромки которых исчезали где-то в небе. Никакой травы или кустов не было, лишь густой белый дым стелился по земле, мне по щиколотку. Забавный у меня внутренний мир. И никаких зверей не было видно.


   -- ЭЙ! -- крикнул я на весь лес, -- Есть кто?


   Я бы, наверное, этот лес назвал красивым и интересным, если бы не осознание, что где-то рядом есть потенциально опасная зверюга. Не желая стоять на месте, я пошел куда глаза глядят. Куда идти я все равно не представлял, но предпочел хоть что-нибудь делать. Лес вокруг не поменялся ни через сто метров, ни через километр. Казалось, я шел на месте. Пару раз я слышал шелест за спиной и видел мелькнувшую с боку тень, но, сколько я ни озирался, ничего так увидеть и не смог.


   Не знаю, сколько я шел, наверное, часа три. По пути я отломал от дерева особенно большую ветку, сделав, таким образом, какую-никакую, а дубинку. Так, на всякий случай.


   Наконец, я вышел на какую-то поляну с жухлой травой. Выглядела она странно, учитывая, что во всем лесу нет ни одной травинки, а только голая земля. И дыма на этой поляне не было.


   С противоположной стороны на поляну вышел мой зверь. Даже так -- Зверь: огромный волк. Гораздо крупнее тех волков, которых я видел пару раз в зоопарке. И даже крупнее оборотней, виденных мной на картинках. И настроен мой Зверь был явно агрессивно: рычал, оскалив на меня зубы, шерсть на загривке его встала. Как бы хотелось обойтись без этого, но, видимо, никак.


   Только я перехватил самодельную дубинку поудобнее, как волк бросился на меня. Бежал он быстро, даже слишком для меня. Но каким-то чудом я успел махнуть дубиной и даже попал по морде волку, сбив того с ног. Но это не сильно помогло. Мгновенно вскочив, волк играючи вцепился мне в руку, державшую дубинку, и перекусил ее. Боль была адской, как будто руку окунули в кипяток. Брызнула кровь, и я мог иметь "удовольствие" наблюдать собственную кость и мясо. Не в силах сдержаться, я перехватил свой обрубок второй рукой. А волк, не теряя времени даром, прыгнул прямо на меня, повалив на землю. Его морда оказалась напротив моего лица. Наверное, у меня было чертовски испуганное выражение, так как могу поклясться -- волк усмехнулся. Следующее, что я почувствовал -- рвущая моё горло клыкастая пасть и хлынувшая в рот кровь.


   Очнулся я с громким криком, бешено размахивая руками, пытаясь стряхнуть с себя несуществующего волка. Джим, опытный в этом деле, схватил меня и прижал руки к телу, давая время прийти в себя и успокоиться. Я же никак не мог осознать, что все уже кончилось, рука и горло болели нещадно, а во рту все еще был привкус собственной крови.


   Успокоиться я смог только через пять минут, да и то после того как Джим напоил меня успокаивающим зельем.


   -- Ну, кто это был? -- спросил он.


   -- Волк. Гигантский, мать его, волк.


   -- Понятно.


   -- Он мне руку откусил. И горло перегрыз!


   -- Успокойся, ничего этого не было. Только в твоем мозгу.


   -- Нет, ты мне скажи: мне ЕГО нужно будет победить? Да это нереально! Он здоровый, сильный, быстрый! ЕГО невозможно победить!


   -- Успокойся, Алекс, все не так плохо, как ты думаешь.


   -- НЕ ТАК ПЛОХО?


   -- Сегодня уже поздно, ты долго пробыл в себе. Приходи завтра, я все объясню. И успокойся, ничего этого на самом деле не было, понял?


   Я только кивнул и вышел из дома Джима. В своей комнате в "Дырявом котле" я еще долго не смог уснуть. А когда смог, мне приснился мой Зверь. Думаю, понятно, что спал я в эту ночь плохо?



   -- Ты способен победить своего внутреннего зверя, Алекс, -- объяснял мне на следующее утро Джим, -- Твой внутренний мир -- он ТВОЙ, ясно? Ты в нем -- и царь и Господь-Бог. Зверь лишь воплощение тебя самого, твоего Я. Его трудно победить, понимаю, но это возможно! Тебе лишь надо.... понять, осознать и принять самого себя. Пока ты боишься своего зверя -- он непобедим. Тебе надо преодолеть свой страх.


   Звучит легко, а на деле это очень даже трудно.


   Теперь мой многострадальный мозг мучила не только окклюменция, но и постоянная борьба с моим Зверем. Точнее, мои тщетные попытки этого самого Зверя подчинить себе. Что я только не делал -- создавал себе оружие, от холодного до огнестрельного, сооружал ловушки, строил крепости и плодил себе приспешников -- волк уничтожал все и всех и в конце убивал меня. Джим только качал головой, поя меня успокаивающим зельем, но наотрез отказался давать дополнительную информацию.


   -- Все необходимое я тебе рассказал. Остальное ты должен понять сам, иначе никакого смысла от твоей победы не будет.


   В окклюменции мои старания были более успешными. Мне с каждым днем удавалось все легче и легче сдерживать атаки Джима. Мое сознание уже само держало стену от несильных попыток проникновения в мой разум. ДиГриз сказал, что теперь улучшение окклюменции лишь вопрос практики, продолжая раз за разом вторгаться в мои мысли.


   -- Если так и дальше пойдет, сможешь к концу лета удержать слабенькую атаку Дамблдора, -- смеялся Джим.


   Обещание свое учитель выполнил и начал обучать меня легилименции.


   -- Учти, легилименция, мягко говоря, не приветствуется Министерством. А вторжение в чужой разум без ведома и разрешения хозяина, или письменной санкции Министерства, вообще карается сроком в Азкабане.


   -- Значит, я смогу засадить Дамблдора за решетку, если поймаю его с поличным?


   -- Нет, не сможешь, слишком он влиятельный. Даже если он к тебе Круцио применит на глазах всех учеников, все равно отвертится.


   По легилименции так же были "экзамены", подобные предыдущим: мы с Джимом искали жертву (с каждым разом все более трудную), потом учитель проверял ее на наличие мозговой защиты и, если все было чисто, в дело вступал я. Читал мысли и находил воспоминания, какие требовал Джим. Конечно, против мало-мальски грамотного в окклюменции мага мои потуги ничто: заблокирует и не заметит. Но я все равно был горд своими успехами.


   К мозговым нагрузкам, так убивавшим меня вначале, я привык и даже стал изредка ходить на пополнение моих финансовых средств. Странно, что до сих пор авроры не сели мне на хвост. Эту странность объяснил Джим: у магов просто нет правоохранительных органов, полноценно выполняющих функции полиции. Есть только авроры, охотящиеся за темными магами, "темными" существами и теми, на кого укажет Министерство. Каждый маг, собственно, самостоятельно обеспечивает сохранность своего имущества. Все это было странно, учитывая то, что в магическом законодательстве были предусмотрены наказания за кражу и воровство.


   -- Чтобы эффективно бороться с преступностью, надо знать, КАК это делать. А откуда это знать аврорам, которых, кроме как боевым заклинаниям, ничему не учат? -- говорил Джим.


   Помимо всех моих занятий (подумать только, двух, а такая нагрузка!) мне было необходимо еще и домашнюю работу делать. Вот почему отменили именно экзамены, а не работу на лето? Да еще так много задали.


   В один из прекрасных дней лета, когда учитель решил дать отдых моему измученному разуму, на всю Англию прозвучала неожиданная новость: из Азкабана сбежал опасный преступник Сириус Блэк.


   -- Вот тебе раз, -- прокомментировал Джим, -- А все считали Азкабан самой надежной тюрьмой в мире. Никто и никогда оттуда не сбегал, даже с внешней помощью.


   -- А кто этот Сириус Блэк? И за что его посадили?


   -- Блэк -- правая рука Волдеморта, хоть и гриффиндорец, а не слизеринец, -- учитель, как и всегда, не боялся имени Темного Лорда, что меня несказанно радовало, -- Говорят, маньяк был жуткий. Поймали его, когда он целую улицу, заполненную людьми, взорвал. Сильный, должно быть, волшебник, раз смог из Азкабана сбежать. Только интересно, почему сейчас, а не десять лет назад?


   Ответа на этот вопрос лично у меня не было.


   -- Ты сказал, Блэк учился на Гриффиндоре?


   -- Да, с тех пор часто его в спорах на тему "Слизерин -- зло" вспоминают.


   Как интересно....


   А в августе я обрел неожиданного соседа -- Гарри Поттера. Вот уж кого не ожидал увидеть в "Дырявом котле", да еще одного. Он же у родственников живет, я слышал. Забавно.


   -- Привет, Гарри, -- подошел я к нему в первый день его пребывания в гостиной, -- Давно не виделись, как провел лето?


   -- Стоун? -- Поттер был явно удивлен, не ожидал, наверное, меня увидеть. А уж что я сам подойду и поздороваюсь -- такого бедному фарику и в страшном сне не могло присниться.


   -- Как приятно, когда тебя помнят, -- улыбнулся я.


   Да, чтобы узнать о чем думает Поттер и легилименции не надо, все и так написано, крупным шрифтом: опасение, удивление, непонимание, вражда.... Странно, но разговаривая с Поттером, я чувствовал странное превосходство. Он-то наверняка не знает и не умеет всего того, что знаю и умею я! Мальчик-Который-Выжил, а? Курам на смех.


   -- Ты какой-то агрессивный, Гарри, в чем дело? -- спросил я с показной обеспокоенностью.


   -- Ни в чем. Кроме того, что от слизеринцев нельзя ожидать ничего, кроме подвоха, -- максимально спокойно сказал Поттер.


   -- Плохого ты о нас мнения, Гарри. А много ты знаешь слизеринцев? Меня, Малфой, Крэбба с Гойлом.... Да и все, пожалуй. И то, если быть честным, ты и о нас-то ничего не знаешь, только думаешь, что знаешь. А судишь обо всех слизеринцах. Глупо, не находишь?


   Поттер, кажется, был ошарашен. Не ожидал? Но пришел в себя он быстро.


   -- В Слизерине учатся только темные маги.


   -- Кто тебе это сказал? Дай угадаю! Твоя подружка Рон Уизли? Нашел, кому верить!


   -- Волдеморт учился на Слизерине! -- кажется, Поттер скоро не выдержит и бросится на меня с кулаками.


   -- А Блэк, правая рука Волдеморта, -- на Гриффиндоре! Забавная дружба между факультетами, правда?


   Поттер потрясенно замолчал.


   -- Не ожидал? -- усмехнулся я, -- Надеюсь, я не разрушил твой взгляд на мир?


   Я понял, что меня бесит в Поттере: его наивность и незамутненность. Возникает огромное по силе желание, опустить его с небес на землю и "испачкать" его в грязной действительности. Но нет, Поттер только тряхнул головой, видимо отгоняя "крамольные" мысли.


   -- Что тебе надо? -- злобно спросил он, -- Чего ты добиваешься?


   -- Я всего лишь подошел поздороваться, -- улыбнулся я ему почти дружелюбно, -- Вежливость, знаешь ли. Есть такая вещь, может, слышал о ней. И еще убедиться в том, что ты помнишь о нашей маленькой сделке, ведь так?


   -- Я помню, -- уже холодно ответил очкарик, -- А теперь, мне пора.


   -- Пока, пока, фара, -- бросил я ему вслед, -- Мы теперь часто будем встречаться, соседи как-никак.


   Вечером этого дня, мне предстояло очередное сражение со своим внутренним зверем. Погрузился в внутренний мир я практически мгновенно.


   И вновь я был в своем уже родном лесу. И снова, как привык, одной силой мысли перенесся на поляну, где впервые встретился со Зверем. Мог бы и лес просто убрать, но не хотелось. Собственно, я мог бы, и замок возвести за секунду, как делал это не раз. Как Джим и говорил, это МОЙ мир и Я в нем Бог.


   Волк не заставил себя ждать. По идее, я должен был готовиться к битве, но встреча с Поттером лишила меня какого-то ни было настроя драться. Не понимаю почему, но шрамоголовый меня здорово бесил.


   Волк бросился на меня, но я, к нашему общему удивлению, без труда сбил его с лап одной рукой.


   Раньше ТАК не получалось. Что изменилось? Разве что....


   Я без труда поднял волка одной рукой, схватив его за горло, и поднес к своим глазам. Мог бы и за шкирку, как нашкодившего котенка, но зачем унижать своего Зверя? Волк попытался вцепиться мне в глотку, но я его кинул в ближайшее дерево. Зверь заскулил, но ненадолго, вновь бросившись в атаку. И я снова смог схватить его за горло, в момент его прыжка. Волк еще пытался вырываться, драться, но все уже было бесполезно -- я высасывал его сущность. Он уменьшался и слабел с каждым вдохом, пока наконец полностью не исчез. А мой внутренний мир содрогнулся от моего же торжествующего воя.


   Я победил.


   Внутренний мир не просто так называется: он отображение всей сущности человека. Ничего физического, только духовное. Поэтому я и не мог победить волка: я боролся с ним, как будто он был материален, в то время как он был духовным. Поэтому и победить его можно было только силой духа. Хотя мне больше нравится: силой воли. Не понимаю, почему я раньше не понял такой очевидной вещи?


   -- Молодец, -- сказал мне Джим, когда я пришел в себя, -- Я так понимаю, ты победил? Отлично.


   -- Да. Теперь я могу перевоплощаться в волка?


   -- Нет. Это было лишь началом на пути к анимагии. Теперь ты должен "слиться" со своим внутренним зверем, познать его. Это то, что ты можешь сделать и самостоятельно. А следующим летом мы начнем непосредственно перевоплощение. Но не жди, что это будет легко. Анимагия требует высокого уровня магической силы, не каждому это дано. А тех, кто смог освоить анимагию в твоем возрасте вообще единицы. Но со временем ты, я думаю, сможешь стать анимагом. Надо лишь тренироваться.


   Черт, я-то думал, что уже сегодня смогу побегать по лесу в образе волка. Не везет, так не везет.


   Начался мой поход по магазинам за школьными вещами. Первым я посетил магазин одежды, старую я, как и в прошлом году, продал старьевщикам. Далее следовал книжный.


   Я был, мягко говоря, удивлен, увидев там огромную клетку, заполненную какими-то монстрами, по ошибке названными книгами. "Чудовищная книга о чудовищах". Учебник из списка, черт!


   -- Хогвартс? Учебники? -- спросил меня продавец с обреченным выражением на лице.


   -- Да, -- кивнул я.


   -- Посторонись, -- со вздохом сказал продавец, доставая из-за прилавка перчатки из драконьей кожи.


   Надев их, продавец подошел к клетке и вытащил один учебник, который тут же попытался загрызть своего пленителя. Я бросился помочь продавцу и вместе мы смогли надеть на учебник ремень, который и успокоил это чудовище.


   -- Фу, спасибо, -- вытер со лба пот продавец, -- Беда с этими книгами. Так, что там у тебя дальше?


   А дальше продавец принес все необходимые для учебы книги. Хорошо, что я решил пойти в магазин не в последний день, когда он народу не протолкнуться. Дополнительно я ничего покупать не стал. Во-первых, я еще сборник заклинаний, подаренный Джимом, не дочитал. А во-вторых, после "Сильнодействующих ядов" вся присутствующая литература -- детский лепет. На заметку: найти магазин книг в Лютом переулке.


   Закончив с учебниками, я купил все необходимые компоненты для зелий, и даже сверх нужного, и пишущие принадлежности.


   Темнело, и идея прогуляться по Лютому переулку становилась все более опасной. В отличие от всяких Поттеров, я прекрасно представлял себе всю опасность ночных улиц не только Лютого, но и Косого переулков. Однако перспектива разжиться чем-нибудь полезным полностью мной завладела. Так что я отважно (скорее, глупо) завернул в Лютый переулок.


   Не прошел я и десяти метров, как ко мне подошел какой-то темный тип и предложил свежей кровушки по дешевке. Послав барыгу кровью подальше, я, поплотнее закутавшись в мантию, пошел дальше. Где продаются книги, мне, в принципе, было известно. Теоретически.


   Опасался я зря, без проблем найдя искомое здание. Внутри помещения оказалось на удивление светло, и, к счастью, безлюдно. Не считая продавца за стойкой.


   -- Капюшон сними, парень, не принято у меня лицо скрывать, -- с подозрением сказал он.


   Я подчинился, ведь в чужой монастырь со своим уставом не лезут.


   -- Так, -- сказал продавец враз изменившимся голосом, рассмотрев моё лицо, -- И чего же деточка хочет? Есть интересные сказки для чтения на ночь....


   -- Дядя, -- перебил я развеселившегося продавца и решив вспомнить криминальный жаргон, -- Ты мне фуфло не втюхивай и за лоха не держи. Есть че интересное -- излагай, будем посмотреть.


   -- О, как! -- еще больше развеселился продавец, -- И что же интересует? Может талмуд по темной магии?


   -- А есть? -- загорелись мои глаза предвкушением.


   Продавец, не выдержав, расхохотался. Что ему таким смешным показалось?


   -- У меня все есть. И это "все" очень дорогое. Сомневаюсь, что твоих сэкономленных с леденцов денег хватит, малец.


   -- Деньги, дядя, не твоя проблема. Так ты товар покажешь или будем так стоять? Может, у тебя от клиентов отбоя нет? Так я другой магазинчик найду.


   -- Других таких в Лютом нет, -- усмехнулся продавец, -- Но ладно, смотри.


   Непонятно откуда, продавец вытащил большую книгу в темно-коричневом переплете. "Темная Магия" значилось название на обложке. Видя приглашающий взгляд продавца, я открыл книгу. Да, действительно оказалась книга по темной магии. Минут пять я перелистывал книгу, читая по горизонтали. Тут были и проклятья, и темные заклинания, и запрещенные зелья, и темномагические ритуалы.... "Столько всего вкусного", -- как говорил один мой друг из приюта.


   -- Сколько? -- коротко спросил я.


   -- Двести галеонов, -- равнодушно бросил продавец.


   -- СКОЛЬКО?!


   -- Слушай, парень, книга ценная, старинная, таких очень мало. Защищена от магического копирования. За одно обладание ею сажают в Азкабан! Так чего ты ждал? Я же говорил, что денег с леденцов не хватит.


   Задавив жабу, я за пару минут отсчитал необходимую сумму. Опасно с такими деньгами ходить в Лютом, но все мы задним умом крепки. Продавец был удивлен, но быстро с собой справился -- видимо, и не такое на своем веку видал.


   Книга оказалась довольно тяжелой, но я все-таки смог ее засунуть в свой рюкзак.


   -- Только книжкой не свети, парень, -- серьезно уже сказал продавец, -- Если что, я не при делах. Всякими чарами по скрытию содержания книга не завешана, чтобы содержание, не приведи Мерлин, не пострадало.


   -- А ты не боялся, когда продавал ее мне, что я может подставной от авроров? -- любопытно, как продавец свою безопасность обеспечивает.


   -- Авроры у меня зарплату получают, большую ее часть, -- широко улыбнувшись, сказал продавец.


   Так и знал. Все-таки что магглы, что маги -- суть одна.


   Остаток лета я так и не смог даже притронуться к купленной книге -- все время было занято Джимом с его тренировками.


   А последний день лета был уничтожен шумом с первого этажа в "Дырявом котле". Спустившись, я узрел все племя Уизли, радостного Поттера и Грейнджер. Я все понимаю, радость встречи и все такое. Но неужели нельзя потише? Чуть сбить им радость -- мой долг.


   -- Привет, Рон, привет, Гермиона, -- улыбаясь до ушей, подошел я к ним.


   Оба были потрясены и явно не знали, что ответить.


   -- Привет, Алекс, -- неуверенно сказала Грейнджер, за что получила мою великолепную улыбку. Локхарт удавился бы от зависти.


   -- Это твой друг, дорогой? -- спросила какая-то толстая рыжая женщина у подружки Поттера.


   -- А вы должно быть миссис Уизли, -- радостно воскликнул я, -- А я друг Рона. Рон мне столько рассказывал про Вас! А я Александр Стоун, рад с Вами познакомиться.


   -- Я тоже, мой дорогой, -- заулыбалась толстуха.


   Семейство Уизли (учащаяся его часть) смотрела на меня с таким ошарашенным видом, что мне хотелось расхохотаться. Настроение стремительно поднималось. В этот момент подошел отец семейства.


   -- А вы мистер Уизли, -- сказал я ему, протягивая руку, которую он пожал, -- так же наслышан о Вас. Приятно познакомится.


   -- Мне тоже, -- неуверенно ответил вождь племени рыжих, -- Рон о тебе не рассказывал.


   -- О, Рон такой скромник!


   -- Присоединишься к нам за завтраком, дорогой? -- прокудахтала толстуха.


   -- Увы, миссис Уизли, но мне пора идти. Было очень приятно с вами познакомится!


   -- Мне тоже, мой дорогой.


   -- До свидания, мистер Уизли. Пока, Рон, Гермиона, Гарри. Увидимся в школе.


   Не слушая больше никого, я выскочил из бара и согнулся пополам от беззвучного смеха. Нет, серьезно, Уизли должны выступать в цирке, больше будут зарабатывать, чем работая в Министерстве, или где он там. И вообще как он может быть таким бедным, руководя Отделом в Министерстве? Может он просто не знает, что можно взятки брать? Ну и гриффиндорское трио не подвело, поставив рекорд по удаленности бровей от глаз.


   Отсмеявшись, я пошел к Джиму. Следовало попрощаться перед уездом.


   А диГриз приготовил мне подарок, по случаю начала учебного года. Если это становится традицией, то она мне нравится. В этот раз подарком оказался нож с довольно широким и длинным лезвием.


   -- Булатная сталь, -- с гордостью сказал Джим, -- Сделан в России, одним мастером. Заточен магией, так что он очень острый, будь осторожнее. И не свети его особо, хоть и не помню в школьных правилах запрет на холодное оружие, но береженного и Бог бережет.


   -- Спасибо, учитель, -- только и смог вымолвить я, зачаровано любуясь ножом.


   Больше я сказать не мог. Да и не нужно было.

   01.01.2011


   Глава 9




   Встретиться с однокурсниками после лета, к моему удивлению, оказалось приятно. Неужели я соскучился? Нет, тут должно быть что-то другое. Скорее всего, хорошее настроение. Еще бы: еду в школу, наученный паре новых фокусов и с крайне интересным чтивом в рюкзаке, завернутым в ткань. Надеюсь, багаж не проверяют какие-нибудь авроры, а то у меня будут проблемы.


   Поезд шел, как обычно. Я ехал в компании Малфоя, Крэбба, Гойла, Нотта, Забини, Дэвис, Гринграсс с сестрой Асторией и Пэнси. Народу было много, поэтому в купе сидели как сельдь в консервах. Время коротали за беседой, рассказывая кто и как провел лето. Уверен процентов на сто -- никто и половины не рассказывает, КАК провел лето. Я же не спешу всем сообщить об уроках окклюменции, легилименции и анимагии, верно? Кстати, на заметку: не применять легилименцию на слизеринцах! Всех их наверняка заботливые родители снабдили как минимум амулетами защиты, или даже окклюменции еще в младенчестве научили.


   Вечером, перед самым приездом в Хогвартс, поезд внезапно остановился. Платформы за окном не было, только чистое поле. И по нему кто-то бежал.


   -- Ну что это значит? -- растягивая слова, поинтересовался Малфой.


   Ответа он не дождался.


   -- Пойду, посмотрю, -- не усидел на месте наследник древнего рода.


   -- Я с тобой, -- поднял с места я.


   Не знаю, какой черт меня дернул, но сидеть на месте вдруг стало невыносимо. Остальные такой инициативы не проявили.


   В коридоре вагона мы были не одни -- многие студенты вышли из своих купе, желая узнать причину задержки. Некоторые были явно испуганные. Внезапно погасший свет только добавил страху и большинство вышедших поспешили скрыться в купе.


   -- Надо узнать все у машиниста, -- сказал Малфой и пошел в головной вагон.


   Я проследовал за ним, но далеко уйти нам было не суждено. В вагон плавно вплыл.... демон. Черная рваная мантия, отверстие на месте рта, тонкие руки со струпьями. Это он.


   Страх, который я не испытывал уже много лет, вновь сковал меня, как когда-то. Малфой, недолго думая, забежал в ближайшее же купе, громко хлопнув за собой дверью. Это-то и вывело меня из ступора, я стал медленно отступать.


   Однако демон стал надвигаться на меня, протягивая ко мне свои руки. Меня снова, как тогда на заводе, окутал холод. Я просто физически чувствовал, как жизнь покидает мое тело. Охваченный паникой разум выдал только одну команду: бежать. Бежать так быстро, как только можешь и так далеко, как сможешь. Плевать на всех, пусть демон забирает их. Мысль вытащить палочку и попытаться защититься у меня даже не возникла: демон может высосать душу, как такого победить?!


   Окончательно вернув контроль над телом, я бросился со всех ног в другой конец поезда, отталкивая любого, ставшего на моем пути. Толкал, как правило, себе за спину, в надежде, что они задержат демона, пока я убегаю.


   За спиной я слышал какой-то крик, заставлявший меня бежать все быстрее и быстрее, с все большим ожесточением расчищая себе дорогу. Наконец, я добрался до конца поезда. Последнюю дверь, ведущую наружу, я выбить не смог ни магией, ни силой. Матерясь вполголоса, я влетел в последнее купе, закрыв дверь на все замки и добавив к двери парочку заклинаний. Выставив палочку вперед, я вжался в стену, ожидая, когда демон придет за мной. А может он ушел? Тут много людей, для него целое раздолье.... Что ему стоит отпустить одного меня? И снова я почувствовал надвигающийся холод. Но за дверью никого не было, и никто не пытался ее выломать. С нехорошим предчувствием я повернулся к окну. Так и есть, окно было затянуто инеем, и за ним было отчетливо видно силуэт в рваной мантии. Я уже был готов выпустить что-нибудь темное и максимально смертельное, как фигура в мантии отошла от окна, исчезнув в темноте вечера. Вскоре и окно оттаяло и я вновь мог трезво рассуждать.


   "Демон ушел, демон ушел", -- повторял я про себя как успокаивающую мантру.


   Минут через пятнадцать ко мне в купе кто-то постучался.


   -- Есть тут кто? -- спросили из-за двери, -- Откройте.


   Демоны не говорят. По крайней мере, не настолько человеческим голосом. Все еще дрожа, как осиновый лист, я снял наложенные заклинания и открыл дверь купе. Внутрь зашел какой-то взрослый маг, и мне даже в тусклом освещении было видно его измученное лицо и потрепанная мантия. Кто это? Раньше я его не видел.


   -- С тобой все в порядке? -- тем временем спросил незнакомец.


   Я смог только кивнуть. Внимательно осмотрев мое лицо, незнакомец вытащил плитку шоколада и дал ее мне.


   -- Съешь, это помогает.


   Я уже говорил, что не люблю сладости? Но в этот раз я возражать не стал. Просто молча развернул плитку и откусил кусок. И сразу почувствовал разливающееся по телу тепло. Ко мне как будто возвращалась жизнь. Сам не заметил, как съел всю плитку и вновь почувствовал себя в норме -- страх и холод отступили. Незнакомец, тем временем внимательно следивший, чтобы я съел весь шоколад, удовлетворенно кивнул.


   -- Скоро прибудем в Хогвартс, -- сказал он мне, выходя из купе, -- Переоденься.


   Посидев еще несколько минут в одиночестве, я пошел в свое купе. Там сидели бледные, как смерть, слизеринцы. Стоило мне только войти, все сразу уставились на меня. На их фоне я выглядел самым живых и веселым.


   -- Алекс, ты в порядке? -- спросила меня Дэвис, на что я только кивнул.


   -- Кто это был? -- все-таки решил уточнить я.


   -- Дементоры, -- коротко ответил Нотт, -- Мне отец говорил, что в этом году они будут охранять Хогвартс.


   Дементоры? Стражи Азкабана?! Это были они? Думал получить ответ, а получил только больше вопросов. Как они могут охранять преступников, если высасывают души? В Азкабане что, все бездушные? Тогда понятно, почему тюрьму волшебников боятся, как огня. Хотя вон Хагрид сидел в Азкабане и ничего, выглядел вполне себе живым.


   -- Я всегда знал, что директор сумасшедший. На кой черт нужна такая охрана? -- я не смог сдержать своего недовольства.


   -- Ты не слышал? Сириус Блэк ведь сбежал, так это охрана от него, -- тон у Нотта был такой, будто он объясняет очевидные вещи детсадовцу.


   Только я хотел спросить, зачем это Блэку в Хогвартс идти, как вспомнил: Поттер. Неужели правая рука Волдеморта хочет отомстить за своего хозяина Мальчику-Который-Выжил? Вот это преданность: как-никак двенадцать лет прошло! Ну что ж, искренне желаю ему удачи. Но только не сейчас, попозже. Поттер мне пока был нужен.


   На распределении директор произнес длинную речь про усиление безопасности школы и предупредил об опасности дементоров. Да, существа лишенные жалости, сострадания, готовые уничтожить даже ребенка. Идеальные стражи для самых опасных преступников -- таких не разжалобишь и не подкупишь. Вот только столь близкое нахождение предмета моего страха меня ни сколько не радовало. Ну, хоть в сам замок им заходить нельзя -- и то хлеб. Придется мне прекратить пробежки вокруг замка -- не хочу случайно напороться на дементоров. Стражи они может и стражи, и на Министерство работают, но кто знает, что у них творится под капюшонами? Что им помешает выпить мою душу, а потом сказать, что так и было? На заметку: надо спросить Джима о способах борьбы с дементорами и в своей новой книге поискать. Должны быть способы их победить!


   -- А вы слышал: Поттер при встрече с дементорами бухнулся в обморок! -- занималась любимым делом, сплетнями, Пэнси.


   Серьезно? Нет, правда, даже я остался в сознании, хоть и испугался до чертиков. Но что надо было пережить, чтобы грохнуться в обморок? Теперь Поттер попал: ему об этом будут напоминать как минимум этот год. Уж Малфой-то постарается, в этом нет сомнений. Мельком я глянул на Поттера, и действительно -- сидит какой-то бледный и понурый. Грейнджер и Уизли, устроившись по бокам, что-то ему нашептывали.


   Сестра Гринграсс, Астория, попала на Слизерин. Ну, кто бы сомневался? Я заметил, что Драко как-то странно на нее смотрел. Если бы не знал нашего блондина, решил бы, что он влюбился. Больше на распределении ничего интересного не было, я вяло хлопал новым слизеринцам. А за столом преподавателей я заметил незнакомца из поезда. Дамблдор представил его как Римуса Люпина, нового преподавателя по Защите от Темных Сил. Слизеринцы судили по внешнему виду и встретили нового учителя более чем прохладно. Мне же оставалось надеяться, что Люпин лучше Локхарта. Хотя это не сложно, быть лучше этого идиота, гораздо более трудная задача быть ХУЖЕ его. Да и грамотные действия в поезде говорили в пользу нового преподавателя: привел же он меня в порядок довольно быстро, значит, знал, что делать. Вторым же изменением в преподавательском составе было назначение Хагрида преподавателем по Уходу за магическими существами. Вот тут слизеринцы открыто выразили свое недовольство.


   -- Да этот увалень и читать-то наверняка не умеет! -- шипел Малфой, -- Что творится со школой?


   Да, Хагрид -- учитель, почти смешно. Любовь лесничего к самым опасным и большим животным была общеизвестна. Теперь понятно, КТО внес эту бешеную книгу о чудовищах в список учебников. Удивлюсь, если на первом же уроке не будет каких-нибудь драконов. Он хоть обучался преподавать? Уверен, что нет: с момента его исключения из Хогвартса он был лишь лесником. Впрочем, недовольство одного факультета с лихвой компенсировали остальные три, особенно Гриффиндор, который хлопал так, будто Кубок по Квидиччу выиграл.


   К счастью, этот долгий и наполненный событиями вечер закончился, и студентов отпустили по гостиным. Только тут я почувствовал чудовищную усталость: я был измотан не только физически, но и морально. Как только моя голова коснулась подушки, я сразу отрубился.


   Первым уроком на следующий день у нас было Прорицание. Прекрасно, учебный год начинается с сумасшедшей старухи. Интересно, я был в трезвом уме и твердой памяти, когда выбирал этот предмет?


   -- Стоять, подлый трус! -- заорал кто-то сбоку.


   Сбитый с мысли, я замер и удивленно посмотрел налево.


   -- Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю, каналья! -- еще громче заорал голос.


   Чертыхнувшись, повернулся направо. Орущим оказался нарисованный рыцарь в полной броне и с мечом наперевес, на солнечной поляне.


   -- Вы мне? -- решил все-таки уточнить я.


   -- Тебе, тебе, грязный мерзавец! -- грозно потрясал мечом рыцарь, -- Обнажи свой меч и сразись со мной, как подобает мужчине!


   Воинственный рыцарь-коротышка забавлял, и я не удержался от смешка.


   -- Ты смеешь смеяться надо мной? -- рассвирепел рыцарь, -- Защищайся! Я тебя как капусту порублю!


   Рыцарь принялся махать мечом, видимо, стараясь дотянуться им до меня.


   -- Знаешь, -- задумчиво сказал я рыцарю, -- На твоем месте я не стал бы грозить тому кто способен меня сжечь.


   -- Ты не посмеешь, трусливый желторотик! К барьеру!


   Это мне надоело, и я пошел дальше к кабинету Прорицаний, благо оставалось недалеко.


   -- Ага, струсил, салага! Трепещи! Сэр Кэдоган снова одержал блистательную победу! -- раздавались за моей спиной торжественные крики. Псих.


   Кабинет находился в башне, и забираться наверх по веревочной лестнице не понравилось никому из слизеринцев. Сам кабинет был обставлен небольшими столиками, везде валялись подушки и горели благовонья. Было нереально душно, и такая атмосфера не способствовала бодрому состоянию, а клонила в сон. Может это специально, для лучшей работы "Третьего Глаза"? Задурманенные детские мозги лучше поддаются внушению, это факт.


   Все довольно быстро расселись по парам. Мне досталась Трэйси. Не могу сказать, что такая пара мне была неприятна, скорее даже наоборот. И в последнее время нравится все больше и больше.


   -- Доброе утро, дорогие мои, -- прошептала появившееся из глубины кабинета Трелони, -- Приветствую вас на первом уроке Прорицания. Здесь вы научитесь видеть сквозь время....


   Ее речь затянулась на десять минут. Профессор вещала, как Ленин с броневика: то переходила на крик, то опускалась до полушепота, заламывая руки и вознося взгляд к небу.... Короче, играла на публику, изображая из себя ту, которая ежедневно общается с потусторонним миром и видит все грядущие беды. Своим поведением она мне напомнила о шарлатанах, в огромных количествах расплодившихся в Лондоне: пафоса через край, а толку ноль.


   -- А сейчас вы научитесь гадать по чаинкам, -- перешла к сути Треллони, -- Налейте в кружки чай, выпейте и передайте кружку вашему напарнику.


   Горячий чай в душном помещении -- это настоящая пытка. Почему нет гадания по прохладительным напиткам? Дурацкие британцы с их дурацким чаем. Кое-как добив чай (половину я просто вылил на ближайшую подушку) передал кружку Дэвис, приняв ее.


   -- Так, -- первой начала Трэйси, вертя мою кружку и заглядывая в учебник, -- Тебя ждет богатство.... Ух, как интересно, надеюсь, ты поделишься?


   -- И много там будет богатства? -- заинтересовался.


   -- Откуда мне знать, я же не гадалка.


   -- Что тут у вас, дорогие мои? -- подошла к нашему столу Трелони.


   Черт, вблизи она выглядит еще более безумной, чем на расстоянии!


   -- Тут сказано, -- начала объяснять Трэйси, -- что Алекса ждет богатство, вот он и спрашивает, много ли его будет.


   -- Гадание по чаинкам не может ответить на такие вопросы, дорогой мой мальчик, -- снисходительно (вот скотина!) сказала мне профессор, -- Только общее будущее, никаких уточнений. В последствии те из вас, кто обладает даром Предвидения, смогут научится видеть будущее более точно. Дайте мне эту кружку, дорогая моя, -- Трелони взяла МОЮ кружку и стала ее вертеть.


   Ну, сейчас начнется....


   -- Вам предстоит трудное испытание, дорогой мой, -- трагически начала вещать старая шарлатанка, -- Несчастье, враг, борьба, поражение и.... -- Треллони откинула кружку и закатила глаза, прижав руки к груди, -- Нет, нет, не спрашивайте меня....


   Да и не интересно мне! Но ведь найдется любопытный тупица!


   -- Что там, профессор? -- спросил чей-то любопытный и испуганный девчачий голос.


   -- Смерть, мой несчастный мальчик, -- в глазах профессора вселенская скорбь, -- Тебя ждет смерть.


   Наиболее впечатлительные испуганно уставились на профессора, а потом на меня так, как будто я уже был мертв. Сам же я начал потихоньку выходить из себя. Дура! Я с пяти лет знал, что умру рано или поздно! Все это знают! Так чего она добивается, предсказывая мне смерть? Типа, когда я умру, это все потому, что она так предсказала? А природа тут вроде как и ни при чем? Тем более, мне прекрасно известно, что Трелони предсказывает смерть каждый год паре студентов. И еще никто не умер от ее предсказаний. Может, глупо было выбирать Прорицания? Хотя.... Не важно, по крайней мере, экзамен будет легким: закатил глаза, сказал какую-нибудь чушь не своим голосом, и все. А если не сбылось -- не беда, всегда можно все свалить на линии судьбы.


   -- Спасибо, профессор, -- сквозь зубы проговорил я, -- Буду осторожен впредь.


   Трелони, все еще изображая трагедию, отошла к другим ученикам, вмиг напрягшимся. Трэйси еле сдерживала рвущийся наружу смех, "сочувственно" гладя меня по руке.


   -- Не беспокойся, Алекс, -- говорили она, изредка всхлипывая, -- Все будет хорошо, мы тебя в обиду не дадим.


   Я мрачно взял ее кружку и стал ее внимательнейшим образом осматривать.


   -- Ну, -- осведомилась Дэвис, наконец успокоившись, -- что там узрел твой Третий Глаз?


   -- Вижу, вижу! -- внезапно закричал я, усиленно изображая Трелони.


   -- Что? -- забеспокоилась Трэйси.


   -- Сегодня! -- Дэвис нахмурилась, -- Очень скоро у тебя.... -- напарница затаила дыхание, -- заболит чуть пониже спины!


   Не давая ей времени опомниться и переварить сказанное мной, я ущипнул ее.... чуть пониже спины. От неожиданности Трэйси взвизгнула.


   -- Я же говорил! -- торжествующе сказал я, оборачиваясь к другим студентам, -- У меня открылся Третий Глаз! Я пророк!


   Следующим долгожданным уроком был Уход за магическими существами, с Гриффиндором. Не знаю как у других, а у меня был один-единственный вопрос: как, черт возьми, читать этот учебник "Чудовищная книга о чудовищах"? Я пытался! Честно пытался! И чуть пальцев не лишился. Даже пытался эту дурацкую книгу дрессировать, используя метод кнута и... и все, только кнута. Может в этом и была ошибка?


   Урок проходил на свежем воздухе, что, в принципе, было плюсом. Хагрид ждал нас у своей хижины.


   -- Вот и вы, наконец, -- широко улыбнулся он, -- Все здесь, никто не потерялся? Тогда следуйте за мной!


   И пошел к Запретному Лесу. Это что, он нас в ЛЕС собрался вести? Ну уж нет, я за два предыдущих года насмотрелся на лес и прекрасно знаю, какие твари там водятся. Не хочу быть убитым, поджаренным и съеденным. Остальные слизеринцы разделяли мои взгляды. А вот "храбрые" гриффиндорцы считали это неплохим приключением. Храбрыми они были лишь от своего неведения, уверен, знай они о таящихся в Лесу опасностях, их бы туда и калачом бы не заманили. К счастью, в лес мы заходить не стали, ограничившись опушкой.


   -- Первым делом откройте учебники, -- сказал остановившийся Хагрид


   -- КАК? -- озвучил общую мысль Малфой, доставая свой учебник, перетянутый ремнем.


   -- Что? -- растерялся наш "учитель"


   -- Как их открыть? -- раздельно, как для дебила, повторил Драко.


   -- Так это.... э-э-э.... их всего лишь и нужно, что погладить, -- для демонстрации Хагрид взял учебник у Грейнджер и погладил.


   Бумажное чудовище вмиг присмирело и послушно открылось.


   -- Какие же мы тупые! -- разошелся Малфой, -- Оказывается, их надо было "всего лишь погладить"! Как это мы не догадались?


   -- Заткнись, Малфой, -- прошипел недалеко стоящий Поттер.


   Я достал свой учебник и погладил его по корешку. И он перестал вырываться и пытаться меня покалечить! Интересно, а если бы эта скотина мне навредила, кто бы компенсировал: Хагрид или директор? Или вообще никто?


   -- Я думал.... они такие милые, -- огорченно бурчал Хагрид.


   -- МИЛЫЕ? -- не поверил своим ушам Малфой, -- Чертовски милые учебники, готовые откусить руку!


   -- Ну ладно.... теперь у вас есть учебники и вам нужны... эти... магические существа, вот. Сейчас приведу, погодите.


   Хагрид ушел куда-то вглубь леса.


   -- Куда катиться школа? Такой идиот стал преподавателем! -- продолжал распыляться Малфой, явно чтобы позлить Поттера, -- Моего отца удар хватит....


   -- Заткнись, Малфой, -- уже громче сказал Поттер.


   Не знаю, во что бы переросла словесная перепалка, но тут завизжала женская часть Гриффиндора. К нам приближались какие-то странные существа. У них были лошадиные тела, задние ноги и хвосты, но вот передние ноги, головы и крылья явно были заимствованы у гигантских орлов. Головы украшали зловещие стальные клювы и большие, светящиеся оранжевые глаза. И здоровенные когти на лапах. Шею каждого животного обвивал толстый кожаный ошейник, к которому была прикреплена длинная цепь. Все цепи сходились в огромных ладонях Хагрида.


   -- Гиппогрифы! -- радостно проревел Хагрид, -- Красавцы, да?


   Мечта генетика, я бы сказал.


   Малфой повернулся ко мне и подозвал Крэбба с Гойлом.


   -- Надо как-нибудь сорвать урок, -- тихо прошептал он нам.


   -- Зачем? -- спросил я, -- Ну, сорвем, Дамблдор его все равно не выгонит и не снимет.


   -- Ты предлагаешь смириться тем, что у нас будет преподавать этот идиот?


   -- Я ничего не предлагаю.... Ладно, что ты предлагаешь?


   Хагрид что-то там рассказывал про гиппогрифов, но я не слушал. Как его взяли учителем, если он даже ясно свои мысли не может излагать? Малфой же задумал спровоцировать одну из тварей напасть на него.


   -- Ты видел их когти? -- засомневался я, -- Да они порвут тебя без труда.


   -- Я же не собираюсь давать себя ранить! Успею отскочить, а там этот идиот их оттянет.


   -- А если нет? -- вкрадчиво поинтересовался я.


   -- Тогда вы, -- обратился он уже к Крэббу и Гойлу, -- спешите мне на помощь.


   Да, комплекция обоих позволяла не то что удержать гиппогрифа, а даже затоптать его.


   Тем временем Поттер решил принести себя в жертву на алтаре дружбы, первым двинувшись к одному из животных. Было очевидно стремление очкарика спасти урок и помочь своему большому другу. Не дойдя до гиппогрифа нескольких метров, Поттер склонился в поклоне и застыл. Этим животным что, еще и кланяться надо?! Да черта лысого! Склониться перед кем-то было для слизеринца позором. Хотя и не всегда, но перед тупой тварью -- точно.


   Через какое-то время гиппогриф тоже поклонился Поттеру. Гриффиндорцы радостно зааплодировали своему герою. Радостный Хагрид подхватил очкарика и усадил его сверху на животное, хлопнув того по крупу, отправляя в полет.


   Гиппогриф расправил крылья и стремительно полетел вверх на довольно приличной скорости. Не знаю, где они летали, я не следил, в отличие от остальных. Минут через десять гиппогриф приземлился. Поттер на его спине тоже присутствовал, какая жалость. Воодушевоенные ученики разбирали гиппогрифов, кланяясь им, и после ответного поклона, гладили. Лонгботтом бегал от своего гиппогрифа, не желающего кланяться в ответ. Могу понять животное, толстого даже его жаба не уважает и постоянно сбегает. Малфой, Крэбб и Гойл выбрали того гиппогрифа, на котором катался Поттер. Я остался в стороне, по двум причинам: не желал оказаться в числе пострадавших и просто не хотел склонять голову перед животным. Гордыня грех, я знаю. Мой любимый.


   Гиппогриф ответил на поклон Драко. Не знаю, что там сделал Малфой, но через несколько секунд животное яростно взревело и обрушило свою лапу на Малфоя. Все-таки достал его когтями, судя по брызнувшей крови. Крэбб с Гойлом встали перед Драко, чтобы в случае чего закрыть его от взбесившегося гиппогрифа, но это было лишним: Хагрид твердо удерживал своего питомца и оттаскивал его от Драко. Слизеринцы столпились перед воющим Малфоем.


   -- Умираю! Он убил меня! -- орал Драко.


   Да, наверное, больно ему сейчас. Ну, сам виноват, я же предупреждал.


   -- Ничего ты не умираешь, -- пропыхтел Хагрид, подняв тело Драко, и со всех ног понесся в замок.


   Тут уж выгоду из ситуации извлекли все слизеринцы, наперебой ругая Хагрида.


   -- Да его надо сразу убить! -- вопила в слезах Паркинсон, умело симулируя истерику.


   На защиту человека-горы встали (кто бы вы думали?) гриффиндорцы. Оказывается, Малфой сам был виноват. Нет, это было, конечно, правдой, но со стороны-то выглядело так, будто виноват Хагрид, который на первый же урок привел настолько опасных тварей.


   Забавно, что теперь с ним будет? Малфой все же наследник древнего и могущественного рода. А уж его отец не упустит случая подпортить крови Дамблдору, к гадалке не ходи....


   Первого урока по Защите от Темных Сил я ждал с нетерпением. Внешняя разведка (Пэнси) доложила, что львята от нового преподавателя в восторге. И не только они. Вот только наш декан ходил злее дракона: новость о том, что растяпа Невилл Логботтом нарядил фантом Снейпа одеждой своей бабушки, быстро обошла всю школу. Бедолага теперь получал на зельеварении в два раза больше издевательств.


   Наконец, первый урок по Защите начался. Профессор Люпин, заметно поправившийся, встал перед большим запертым шкафом. Все уже знали, что в нем сидит боггарт, и то, что с ним предстоит сразиться. Признаться, я этого не сильно желал, предполагая, что боггарт у меня превратится в дементора. Не хотелось бы с ним сталкиваться, даже очень. Мне не нужна слава, как у Поттера, главного по страху перед дементорами. Малфой и другие слизеринцы не упускают возможности напомнить Поттеру о его конфузе. Меня, конечно, свои же гнобить не будут, а вот остальные три факультета не упустят возможности поиздеваться над слизеринцем.


   -- Добрый день, класс, -- поздоровался Люпин, проведя перекличку, -- Учебники может убрать и достать свои волшебные палочки. Думаю, вы уже знаете, что мы сегодня будем проходить.


   Посвятив некоторое время теории по поводу боггарта, за которое Слизерин обзавелся десятью баллами, Люпин перешел к практической части.


   -- Лучшее оружие против боггарта -- смех. Когда он примет образ того, чего вы больше всего боитесь, необходимо представить его в комичном виде и произнести заклинание Риддикулус. Повторим все вместе: Риддикулус!


   Еще какое-то время на отработку произношения....


   -- Что ж, начнем, -- решил Люпин, -- Встаньте в колонну и подходите к боггарту по одному.


   Одним взмахов палочки профессор открыл шкаф и оттуда вышел.... скелет. Это кто у нас впереди? Гринграсс, ха. Сам я встал в конце, надеясь, что до меня черед не дойдет. В кого боггарт только не превращался: в оборотня, в огромного паука, в змею, в какую-то непонятную субстанцию, в мантикору.... Наконец, уже под конец урока, Люпин уничтожил его. Боггарт перед смертью принял вид хрустального шара. И этого боится Люпин?! Хотя этот шар был смутно знаком.


   До меня черед, слава всем богам, не дошел.


   В целом, ощущение остались положительные. Отличный преподаватель, если и дальше будет делать упор именно на практическую часть. Ведь Защита именно такой и должны быть: минимум теории, максимум практики, иначе защищаться не научишься. Хоть и бедный, в потрепанной мантии, но это все ерунда. Главное -- дело свое знает.


   -- Драко, -- обратился я к однокурснику после одного из уроков зельеварения, -- А что ты там говорил Поттеру про Блэка?


   Малфой вышел из Больничного крыла, щеголяя перемотанной бинтами рукой. Его отец уже подал жалобу в соответствующую инстанцию по контролю за магическими существами и скоро должен будет состояться суд. Это поддерживало в Малфое хорошее настроение и даже своего рода добродушие.


   -- А, всего лишь посетовал на то, что Поттер такой трус и не желает отомстить Блэку собственноручно.


   -- Зачем он будет ему мстить? -- не понял я.


   -- Так ведь это Блэк сдал убежище Поттеров Темному Лорду....


   Вот те раз. Раз "сдал", значит, знал, где оно. Следовательно, он был особо приближенным к Поттерам, их другом. И предал друзей. Неожиданные подробности выявляются. Знает ли об этом Поттер? Кстати, пришло время стребовать должок с очкарика.


   На следующий день, во время обеда после занятий по Чарам и Трансфигурации, я смог в коридоре отловить одиноко бредущего Поттера.


   -- Привет, Гарри, -- улыбнулся я ему с максимальной степенью дружелюбия, Поттер на это не повелся.


   -- Что тебе надо? -- с подозрением спросил он.


   -- Сущий пустяк, -- моя улыбка стала шире, -- оплату магического долга.


   Поттер еле-еле вздрогнул и кивнул на ближайший пустой класс. Зайдя внутрь, я закрыл за собой дверь. Здесь можно было поговорить без лишних ушей.


   -- Так чего ты хочешь, Стоун? -- осведомился Мальчик-Который-Выжил.


   -- Да так, ерунду сущую, всего-то местонахождение Тайной Комнатой и способ ее открывания.


   Минут пять Поттер стоял в ступоре. Явно не ожидал такого запроса.


   -- Зачем тебе Тайная Комната? -- наконец пришел в себя Поттер.


   -- А вот это уже не твое дело, фара. У нас был уговор, помнишь? Ты его собираешься выполнять или как?


   -- Тайная комната на третьем этаже, в женском туалете, -- после минутного молчания ответил Гарри, -- Вход замаскирован под умывальник с рисунком змеи на кране.


   Вот ведь правду говорят: мир тесен. Где они варили зелье, там эта Комната и расположена. Забавное совпадение. Хотя непонятно, почему многие десятилетия ее не могли найти? Так ведь очевидно: кран со змеей явно что-то означает. Или "могучие" волшебники не опускались до такого низменного занятия, как визуальный поиск, ограничившись только магическим? Прелестно, прелестно. Взять на заметку.


   -- И как ее открыть? -- поторопил я Поттера, видя, что продолжать он не спешит.


   -- Сказать "Откройся", -- с торжествующим видом ответил он, -- На змеином языке.


   На моем лице отразилось огромной силы разочарование, вкупе с досадой.


   -- Так что проникнуть в нее ты не сможешь, Стоун! -- рассмеялся довольный Поттер, выходя из класса, -- А договор между нами я выполнил!


   Хорошо все-таки, что Поттер гриффиндорец. Они народ бесхитростный и недалекий. Слизеринец бы почувствовал подвох: уж слишком явно мои эмоции отразились на лице.


   Когда за Поттером закрылась дверь, я позволил себе немного усмехнуться. Совсем чуть-чуть. Бедный Поттер, считает себя самым умным, не подозревая, что он не единственный кто знает змеиный язык.


   Идея спуститься в Тайную Комнату возникла как-то стихийно, во время летних каникул, и неожиданно захватила меня всего. Хотелось ее исследовать, очень внимательно исследовать. Кто знает, что там может скрываться? Да и василиск, точнее его части, очень ценный в качестве компонентов для зелий. Стоят они огромные деньги, да и самому можно использовать.


   Джим, узнав, что я собираюсь выпотрошить василиска, лишь покрутил пальцем у виска, но достал то, что я просил: набор инструментов для свежевания туш животных и много различный емкостей, похожих на маггловские пакеты, специально для внутренних органов. И от себя Джим еще добавил магическую сумку с чарами безразмерности и охлаждения. Этакий переносной холодильник компактных размеров. А одежду для предстоящей "работы" я достал сам: резиновые перчатки по локоть, резиновые сапоги, фартук мясника и маску на лицо.


   Решив не оттягивать на потом то, что можно сделать сейчас, я собрал все необходимое в сумку, подаренную Джимом, и ночью двинулся в туалет третьего этажа. Мне явно пока везло, так как ни Филча, ни кого-либо из преподавателей я так и не встретил, без проблем добравшись до места назначения. Туалет я, на всякий случай, звукоизолировал простым заклятием и покрепче запер дверь. Найти нужный умывальник не составило труда. Вот он, кран со змеей. Чисто для пробы, пошипел на него немного, но ничего не добился.


   -- Серпенсортия! -- произнес я, направив палочку на пол.


   Тут же из моей палочки выскочила змея и попыталась уползти, но я оказался быстрее и успел схватить ее за основание шеи. Вроде бы, магически созданные змеи были связанны со своим создателем и могли принимать от него мысленные команды, или нет? Но на всякий случай я сказал, поднеся голову змеи к умывальнику.


   -- Скажи: "Откройся", -- тихо приказал я змее.


   Змея что-то зашипела, но все осталось, как было.


   -- Я сказал: "Откройся", а не что ты там прошипела, -- змея молчала, -- Говори!


   Да, мой блестящий план трещал по швам. Змея меня, может, и понимала, но отказывалась выполнять мои команды. Не желая тратить время, я достал свой нож и отрезал кончик хвоста змеи. Та зловеще зашипела.


   -- Я могу продолжать это очень долго, ты длинная. Говори: "Откройся".


   На этот раз сработало. Змея снова зашипела, и умывальник пополз вниз. Я даже ненадолго растерялся, но быстро взял себя в руки. Передо мной открылся темный провал куда-то вниз. Заставив змею исчезнуть, я еще раз проверил свое снаряжение и прыгнул в проход.


   Катился вниз я недолго, секунд тридцать. И упал прямо в какие-то кости. Было немного больно, все-таки кости были острыми. Невдалеке лежала туша василиска. Точнее, я думал, что это была его туша, но при близком осмотре понял, что это всего лишь его кожа. Причем уже изрядно подгнившая и от того воняющая. Надев припасенную маску, чтобы хоть немного понизить уровень вони, я пошел дальше. Прошел сквозь еще одни двери, почему-то открытые. Видимо Поттер не закрыл, когда был тут несколько месяцев назад.


   В конце концов, я добрался до здешнего Главного Зала: длинный проход со змеиными статуями по бокам и каменной головой Слизерина (а кого еще?) в конце. Зал внушал уважением, хоть и было тут сыровато. Посреди всего этого великолепия лежал явно мертвый василиск. Варвары, такое животное убить!


   К счастью, являясь магическим существом, василиск гнил гораздо медленнее обычных животных, да и местные условия не располагали к гниению, тут было довольно прохладно. Я приблизился к телу василиска. Ага, этот очкастый варвар как-то выколол глаза бедной змейки. А ведь они стоят столько, что на вырученные деньги можно несколько лет в роскоши жить. Только как он смог это сделать? Не обошлось ли тут без Дамблдора? А потом он чем-то проткнул пасть василиска. Хм, на первом курсе -- Темный Лорд и философский камень, на втором -- Тайная Комната и василиск. Только мне это кажется странным? Ах да, на третьем курсе, логически рассуждая, будет Сириус Блэк, правая рука Волдеморта.


   Одного клыка, кстати, не хватает. Поттер в качестве трофея забрал? Неважно, оставшихся мне хватит.


   Кстати, а Комнатка-то неплохо экранирована, недаром ее найти не могли. Идеальное место для изучения запрещенных заклинаний и ритуалов, если спросите меня. Никто и никогда не сможет засечь творимое здесь волшебство. И места достаточно для оборудования небольшой.... лаборатории. Решено, отныне несколько вечеров в месяц буду тратить на изучение Темной Магии в Тайной Комнате. Сюда же перенесу свою книгу. Только надо будет какую-нибудь сигнализацию наложить. Поищу в книгах или лучше Джима спрошу. Чтобы знать, если сюда кто-то зайдет. И еще воздух надо будет почистить, не в такой же вони учиться. Ладно, за дело.


   Я быстро снял мантию и рубашку, оставшись с голым торсом, и натянул фартук, сапоги и перчатки. Первым делом я достал стеклянную трубку с заточенным концом и пустую бутылку. Трубку я резко воткнул василиску ниже глаза и попал удачно: по трубке стала стекать прозрачная жидкость, яд василиска. Под струю яда я подставил бутылку и она начала медленно наполняться бесценной жидкостью. Мне повезло, что у василисков ядовитые железы располагаются там же, где и у змей. Такую же операцию я повторил и со второй железой. К концу я стал обладателем литра яда василиска, который я положил в сумку, предварительно надежно закупорив горло бутылки. Одна капля такого напитка гарантирует человеку билет в один конец. А уж ценность яда василиска в качестве ингредиента для зелий вообще нельзя описать.


   Затем я с помощью небольшого молотка и ножа лишил василиска зубов, складывая их в чистую тряпку. Парочку я так и не смог вырвать и оставил их на потом.


   Вытащив подаренный Джимом нож, я воткнул его в тушу василиска. Нож был достаточно острым и прочным для подобной "хирургии". Вот только разрезать василиска вдоль оказалось трудно: слишком прочная и плотная шкура у него была. Пришлось повозиться и измазаться в грязи и крови василиска. Когда я закончил и отогнул один край, на пол посыпались внутренности Короля Змей. И так не слабая вонь только усилилась. Я прервался, сдерживая рвотные позывы. Мне, конечно, к подобным ароматам не привыкать, но от этого легче не становилось. Парой заклинаний я расчистил воздух вокруг себя, это на какое-то время поможет. И почему я не выучил заклинание Головного Пузыря?


   Придя в себя, я стал разбирать и отбирать органы василиска. Белый жир меня не интересовал, а вот красный комок мышц, сердце, меня очень заинтересовал. Сердце было довольно тяжелым и склизким, но, к счастью, гниль его даже не коснулась. Плотно упаковав его,я положил сердце в сумку к остальной добыче. Трахея василиска бесполезна, а вот легкие я подобрал. Правое было гораздо больше левого, так что его даже пришлось разрезать.


   Желудок и кишки нигде не применялись и были никому не нужны. Их я даже трогать не стал. Мало ли, разрежу -- а там не переваренный обед василиска? Поджелудочная и желчный пузырь -- совсем другое дело, их я взял. Печень пришлось резать аж на пять частей, чтобы она уместилась в пакете. Как и почки василиска.


   Весь процесс занял у меня три часа. Устало вытерев пот, я осмотрел дело рук своих. В сумке у меня уже лежало целое состояние, за которое любой Мастер Зелий, вроде нашего декана, душу отдаст. И другие зельевары, к слову, тоже. И я ведь еще не закончил! Осталась еще шкура василиска. Это обещанное Трэйси богатство? Очень на него похоже!


   Пришлось снова поработать ножом. Резал шкуру я метровыми кусками, чтобы легче было. Несколько раз пришлось пить восстанавливающее силы зелье, чтобы не упасть от усталости. И то мне удалось снять всего лишь половину шкуры, на вторую сил не осталось.


   Привалившись к стене, я осмотрел себя. Да, видок еще тот: весь в крови, жире и прочих жидкостях. Но это ерунда -- простое Эванеско и я чист. А вот что делать с запахом? Глянул на часы -- шесть тридцать утра. Скоро начнут просыпаться студенты, а я еще даже не спал. И как мне идти на занятия?


   Сделав последнее усилие, оттащил сумку с добычей и шкурой василиска в самый темный угол и пошел на выход. Там же переоделся в чистую одежду и кое-как умылся в воде, скопившейся в Комнате. По крайней мере, хоть часть запаха убрал. Надеюсь на это.


   Остатки сил ушли на то, чтобы выбраться из Тайной Комнаты и доковылять до Больничного крыла. Пока все это делал, часы пробили половину восьмого, и студент в коридоре не мог бы удивить потенциальных встречных преподавателей и учеников. Вот внешний убитый вид -- это да, но мне повезло, и до Больничного крыла я дошел без происшествий. Мадам Помфри даже не удивилась. Или сделала вид, что не удивилась. Я ей начал врать про плохой сон и плохое самочувствие, но она даже не слушала, уложив меня на койку, дав Укрепляющее и Сонное зелье, и сказав, что на занятия я сегодня не пойду точно.


   Все-таки хорошая она женщина.


   Через два дня я сбежал из Больничного крыла, так как Помфри хотела оставить меня еще на недельку. Вместо себя я оставил на кровати коробку конфет, любезно принесенных по моей просьбе Ноттом, с благодарственной запиской.

   01.01.2011


   Глава 10




   На Хэллоуин был запланирован поход в Хогсмид. Слава проклятым богам, я озаботился разрешением летом, просто-напросто подделав подпись директора моего приюта. Они ведь ее никогда не видели, верно? Так что не заметят подделку. К счастью, Снейп или действительно не заметил подделки, или просто он, как и в других случаях, закрыл на такое нарушение глаза. Не важно, потому что допуск в Хогсмид я получил-таки. Там же мне назначил встречу Джим, в баре "Кабанья голова", где ученики Хогвартса, как правило, не ошиваются. Если только не замышляют чего-либо, как я.


   И вот в День Всех Святых, я, груженный рюкзаком с внутренностями василиска, шел по дороге в Хогсмид в компании однокурсников. На выходе Малфой не упустил возможности поиздеваться над Поттером.


   -- Почему он не пошел? -- спросил я у Драко.


   -- Видимо, преподаватели боятся, что в Хогсмиде на бедного Потти нападет Блэк.


   -- Значит, за других учеников преподаватели не беспокоятся? -- риторически спросил я.


   -- Почему? Блэк же за Поттером охотится, мне так отец сказал, -- все-таки ответил блондин.


   -- Ну, для сумасшедшего маньяка, двенадцать лет просидевшего в компании дементоров, есть большая разница кого убивать, -- саркастически хмыкнул Нотт.


   В деревне я распрощался с однокурсниками. Сказал только, что у меня дела. За что люблю слизеринцев -- не лезут в чужое и с пониманием относятся к личным секретам. Те же гриффиндорцы, к примеру, замучили бы меня вопросами, куда это я иду и зачем.


   В "Кабаньей голове" меня уже ждал Джим.


   -- Привет, малыш, -- поздоровался он со мной, сидя за угловым столом, я лишь кивнул.


   -- Здесь все, -- пододвинул я ему под столом рюкзак.


   -- Хорошо, -- кивнул Джим, -- твою часть положу тебе в банк, тебе придет бумага с состоянием счета. Есть какие-нибудь вопросы или пожелания?


   -- Продай это подороже, -- улыбнулся я.


   -- Это само собой.


   -- Как можно победить дементора? -- неожиданно даже для самого себя спросил я.


   Джим в это время пил что-то из своей кружки и поперхнулся.


   -- Что?


   -- Я спрашиваю: как можно победить дементора?


   -- Победить его практически невозможно, это малоизученные существа. Но есть заклинания, способные их.... им навредить.


   -- Какие?


   -- Самое известное -- Экспекто Патронум.


   -- И это все?


   -- Не все так просто, малыш. Чтобы применить это заклинание нужно представить самый счастливый момент жизни. Это заклинание создает Патронуса, защитника от дементоров, который являет собой воплощение радости и счастья. Дементоры не имеют над ним власти и вынуждены перед ним отступать. Запомни: чтобы вызвать Патронуса, нужно представить свое самое счастливое воспоминание и произнести заклинание, Экспекто Патронум. Чем счастливее воспоминание, тем сильнее будет Патронус. Потренируйся, заклинание вполне легальное. Относится к разделу Защиты от Темных Сил.


   -- Как мне понять, что заклинание удалось?


   -- Очень просто: появится Патронус, это какое-либо существо или предмет, обычно серебристого цвета. В лучшем случае, конечно. У большинства волшебников это просто серебряный луч. Но, думаю, ты сможешь вызвать телесного Патронуса.


   -- Это единственный способ бороться с дементорами?


   -- Нет. Но остальные.... не совсем законные, -- понизив голос до шепота, сказал Джим, -- Я пришлю тебе их.... список совой.


   Молча кивнув, я вышел из бара, не прощаясь. Чисто по-английски.


   Остаток выходных в Хогсмиде я провел в компании слизеринцев. Только лишь потому, что ничего по-настоящему интересного в деревне не было. Думаю, в следующией раз я сюда просто не пойду, уж лучше выучу парочку заклинаний.


   Ужин, разумеется, был праздничным. И снова по Большом Залу парили тыквы со свечками, еда была стилизованная под праздник, радостный гомон учеников. Мои же мысли занимали дементоры, которых я видел по пути в Хогвартс. Кто они такие? Ни в одной книге я не нашел ни единого упоминания о них. Все, что смог я найти это информация о том, что дементоры стражи Азкабана, поглощают все светлые чувства жертвы, имеют ауру страха и способны высасывать душу. Всё! Ни строения, никаких исследований, ни даже какой-либо уточняющей информации! Создавалось такое чувство, что их просто никогда не исследовали, но это же не может быть, верно? Значит эти исследования были засекречены. Кто там в Министерстве занимается таким, Отдел Тайн, кажется? Вот бы получить туда доступ.


   Пока я хмурый сидел за столом и думал, ужин закончился. Я уже предвкушал спокойный сон после нелегкого дня, но не тут-то было: буквально через десять минут в гостиную влетел Снейп, собрал всех слизеринцев и погнал нас обратно в Большой Зал. Там уже находились равенкловцы, которые непонимающе смотрели на своего декана. Вскоре, в полном составе привели и Хаффлпафф с Гриффиндором.


   Ситуацию разъяснил пришедший Дамблдор.


   -- В замок проник Сириус Блэк, -- без предисловий сказал директор, -- Он напал на портрет Толстой Дамы и скрылся. Мы с вашими преподавателями тщательно обыщем замок. Боюсь, для вашей же безопасности, вам придется переночевать сегодня здесь. За старших остаются старосты школы. В случае чего-либо подозрительного немедленно сообщайте лично мне, -- сказал Дамблдор уже старостам, -- Для передачи сообщений используйте приведений. Ах, да, вам понадобится это.


   Директор махнул палочкой и столы исчезли. Вместо них появились спальные мешки.


   -- Спокойной ночи, -- сказал директор и вышел из Зала.


   -- Интересно, какого черта Блэк поперся в башню Гриффиндора? -- спросил Забини.


   -- За Поттером, разумеется, -- хмыкнул Малфой.


   -- Так ведь Поттер в это время был тут, на ужине!


   -- Скорее всего, Блэк собирался спрятаться в спальне и убить Поттера, когда тот вернется, -- предположил я.


   -- Ну да.... Он как будто не знал, что требуется пароль для входа. На что он рассчитывал? -- это уже Нотт подключился к разговору.


   -- В Азкабане люди и за пару лет сходят с ума. А Блэк там провел целых двенадцать, -- неожиданно для всех сказал Гойл.


   Абсолютно все удивленно посмотрели на него, но быстро пришил в себя. Нет, серьезно, я порою забываю, что они не такие идиоты, какими прикидываются.


   -- Вот именно, -- подхватил Малфой, -- Не ждите от психа логичных поступков.


   Заснул я довольно быстро. Интересно, как Блэк прошел мимо дементоров? Не такой уж он и псих, если смог это сделать и незамеченным проникнуть в замок. Почему-то я был абсолютно уверен в том, что в школе его уже нет.


   После вторжения в Хогвартс Блэка меры безопасности усилились. К счастью, какими бы не были предприняты учителями меры по безопасности, все они были направлены только на Блэка. Поэтому я мог попытаться заняться Темной Магией в Тайной Комнате. И в следующую субботу после Хэллоуина я взял купленную книгу и отправился в туалет на третьем этаже. Открывать вход я мог уже без змеи, просто повторяя услышанное от нее шипение.


   В Тайной Комнате я даже соорудил что-то вроде мини-камина из обломком камней и зажег там магический огонь. Дыма от него не было, а тепло было, что вполне меня устраивало, все-таки в этих подземельях было довольно холодновато. И становилось все холоднее с каждым днем приближения зимы. Так же я наловил по замку целую банку пауков и несколько мышей, на всякий случай: нужно же на ком-то тренировать заклинания?


   Чуть дрожа от предвкушения, я открыл книгу по Темной магии.


   Дабы темное заклятье получилось, мало палочкой махать и слова кричать, -- писал неизвестный автор в самом начале, -- Надо хотеть, чтобы заклятье исполнилось. Только вкладывая в магию эмоции, душу, самого себя можно успеха достичь! Если желаешь причинить боль своему недругу -- ты должен хотеть причинить ему боль, упиваться ею, наслаждаться каждой частицей её. Если хочешь убить недруга -- ты должен по-настоящему желать ему смерти, жаждать ему её, как умирающий от голода жаждет еды. Когда ты будешь вкладывать частицу себя в творимое волшебство, когда будешь отдавать всего себя без остатка ради магии, тогда и только тогда Темная Магия откроет тебе свои секреты и даст силу и могущество, которого ты жаждешь.


   Но будь готов к последствиям: Тьма дает многое, но и взамен требует немало.


   Встав на Темный путь, не будет тебе дороги назад.


   И в конце этого пути тебя ждет только одно -- Тьма.


   Если же ты не испугался и все еще жаждешь получить силу и запретные знания, то это книга для тебя. Используй её, читатель.


   Да, позитивное начало. "Взамен требует не мало"? "Ждет только одно"? Да плевать! Я хочу только одного: Силы! Магии! И я готов заплатить любую цену.


   С нетерпением я открыл следующую страницу. Дальше шло описание трех Непростительных: Круцио, Империо и Авада Кедавра. Заклятье Подчинения, Боли и Смерти. Великолепно! Почему бы не попробовать?


   Я достал первого паука и направил на него палочку.


   -- Империо! -- сказал я и с палочки вырвался едва заметный луч, ударивший паука.


   И тут я почувствовал, что могу приказывать пауку ЧТО угодно, он ПОЛНОСТЬЮ в моей власти. И это давало невероятное чувство эйфории. Наверное, так чувствуют себя наркоманы, получив и вколов в себя долгожданную дозу. Чувство было такое, словно я Бог. И это я подчинил маленького паука! Что же будет, если подчинить взрослого мага? Появилось желание еще кого-нибудь подчинить, кого-нибудь побольше. Тут же я применил Империо на мыши. И снова это чувство эйфории. Теперь двое были полностью в моей власти. Не в силах сдерживаться, я расхохотался в полный голос. Хотелось пуститься в пляс. Что я немедленно и приказал своим двум новым рабам. Вид пляшущих паука и мыши еще больше развеселил меня. Не знаю сколько я хохотал, но я все-таки смог прийти в себя. Невероятным усилием воли, я снял с обоих заклинание и снова обратился к книге.


   В графе "Побочные эффекты" было написано про мою странную эйфорию. В первые несколько раз применения Империо, заклинатель испытывает пьянящее чувство власти и удовольствия, которое может даже свести с ума, если маг слаб. Почему я сразу это не прочел?! Идиот. Так, на всякий случай нужно будет еще несколько раз применить Империо на мелких животных, чтобы полностью исключить возможность побочных эффектов в будущем. Но это потом, сейчас опасно. Кстати, применять Империо на насекомых и мелких грызунах совершенно не то же самое, что на людях. У людей, в большинстве своем, имеется сила воли и необходимо обладать более сильной волей для подчинения мага. Иначе заклинателя будет ждать неудача. Поэтому перед подчинением в книге рекомендовалось пошатнуть волю и психическое здоровье жертвы, для лучшего и более легкого подчинения. Например, пытками, или сильным стрессом. Испуганная жертва -- более легкая добыча. На заметку! Даже приводилось несколько способов для "ослабления психического здоровья и воли". Например, убить всю его семью на его глазах. Бр-р-р, в такие крайности впадать не будем.


   Вторым я решил испытать Круцио. Взял все того же паука.


   -- Круцио! -- сказал я, направив на него палочку.


   И ничего. Почему? А, вложить в заклинание эмоции, как я мог забыть. Так, посмотрим.


   Я представил как паук корчится в муках. Ничего, никаких эмоций, мне плевать на паука! Хорошо, представим вместо паука Поттера. Вот это хорошо. Вот он корчится в муках, молит о прощении.... Совсем хорошо!


   -- КРУЦИО! -- крикнул я.


   Паук завалился на спину и замахал лапками. Я улыбнулся. Получилось! Но это лишь насекомое. А как насчет млекопитающих?


   -- Круцио! -- более спокойно сказал я, направив палочку на мышь, изо всех сил желая ей наибольшей боли.


   Грызун, как и ожидалось, завалился на спину, засучил лапами и на невероятной просто громкости запищал. Получилось!


   Заклятье Круцио, в отличие от Империо, зависело только от желания мага, от вкладываемых в магию эмоций. Сила воли и степень квалификации жертвы тут не имели никакого значения, только сила заклинателя. Заклятье боли, разумеется, можно преодолеть, имея сильную волю, но никак не воспрепятствовать его действию. Самому с себя снять Круцио можно, но сложно. Минус в том, что нужно постоянно поддерживать Круцио собственными эмоциями. Если ты вдруг перестанешь испытывать удовольствие, видя боль жертвы, или начав ей сожалеть -- заклятье спадет само. Это требует большой концентрации от мага. Вот как сейчас -- мне стало жаль невинную в принципе мышь и заклятье тут же спало, да еще наградило меня самого небольшим уколом боли. Надо же, не ожидал от себя такой мягкости. Ну да это пройдет, свой путь я выбрал, и отступать не намерен.


   И наконец, последнее заклинание -- Авада Кедавра. И опять же, необходимо желать своей жертве смерти. И, к тому же, обладать большой магической силой. Моя сила только растет, и я сильно сомневаюсь, что смогу удачно применить это заклинание. Да и ненависти во мне недостаточно, чтобы по-настоящему желать смерти ничего мне не сделавшим паукам и мышам. Оставим это заклинание на потом.


   Я сидел в Тайной Комнате на трансфигурированном стуле и листал книгу по Темной Магии. Обилие темных заклинаний и ритуалов поражало воображение. А описание некоторых вызывали рвотные позывы. Например, как вам заклинание, выворачивающее жертву наизнанку? В прямом смысле и реальном времени. Или вот: проклятье смерти через плод. В слове "Плод" имелся в виду нерожденный ребенок. Придумал это проклятье какой-то чрезвычайно ревнивый темный маг в Средние века. Накладывалось оно на беременную женщину, после чего ее нерожденный ребенок начинал гнить, заражал, таким образом, свою мать и оба умирали. Причем мать -- в страшных мучениях, напоследок "рожая" комок гнили. Что за гребаные психи есть среди темных магов? Суть Темной Магии же не в этом! Ее суть в поиске Силы и Знаний, а не в сотворении зла и несчастья. Хотя напрасно я на темных магов гнал, "светлые" ничуть не лучше. Половина описанных в книге зелий, самых устрашающих и зверских, придумана "светлыми" магами. И ритуалов, кстати, тоже. Например, зелье разложения. Его действие заключается в том, что выпивший просто заживо сгнивает. За десять минут. Отвратительно.


   Это не говоря уже про "светлых" авроров, спокойно убивающих ничего им не сделавших оборотней и насилующих девушек. И Министерство. Хотите сказать, они -- Светлая сторона? Тогда я на стороне Тьмы!


   Добро, Зло, Свет, Тьма -- это все ложь. Ничего этого нет. Только Сила и Слабость. И Знание. Больше ничего. И первый шаг на пути к Силе и Знанием -- отказ от лживой морали и лицемерной доброты. Я вступил на СВОЙ путь и пройду его до конца.


   Чего бы мне это не стоило.


   Больше никаких сомнений, никакой жалости. Если мою палочку сейчас проверят, мне гарантирован срок в Азкабане, не смотря на возраст, так что все мосты сожжены. И плевать!


   -- Авада Кедавра, -- ровным голосом проговорил я, направив палочку на мышь.


   Из моей волшебной палочки вырвался зеленый луч и ударил в грызуна. Мышь завалилась на бок и затихла. Навсегда.


   И в конце этого пути тебя ждет только одно -- Тьма...

   02.01.2011


   Глава 11




   Вот я смотрю листок со своими годовыми оценками.... Я среди первых по успеваемости на курсе.


   -- Экспекто Патронум!


   Из палочки вырывается лишь легкий серебристый дымок. Проклятье.


   Ладно, вот мне приносит письмо из Хогвартса МакГонаггал. Я узнаю, что волшебник. И что я смогу развивать свой Дар....


   -- Экспекто Патронум!


   И снова -- лишь слабый серебристый дымок, и ничего более.


   Вызвать Патронуса оказалось гораздо сложнее, чем я себе представлял. Похоже, в моей жизни просто не было достаточно счастливых моментов, годящихся для создания защитника. Или просто я не испытывал от этих моментов достаточно радости.


   Вот уже два часа я безуспешно пытаюсь сотворить заклинаний Патронуса. И ничего не получается, и это в спокойной обстановке! Когда рядом будет дементор, у меня тем более ничего не выйдет. Не уверен, что вообще палочку смогу выхватить. Черт!


   В ярости я пнул близстоящий стул, и он улетел куда-то в угол Тайной Комнаты.


   Про дементоров я узнал не так уж и мало, благодаря Джиму, приславшему мне письмо с информацией. Большинство магов знают о них лишь то, что они питаются положительными чувствами людей, могут высосать душу и охраняют самых опасных преступников в Азкабане.


   Откуда взялись дементоры -- никто не знает. Они просто внезапно появились в истории и все. Первые их упоминания появились у галльских друидов. Те принимали дементоров за злых духов смерти. Примечательно, что нигде более, кроме Европы, дементоры больше не встречаются. Нет, они конечно в былое время по всему миру летали и питались чувствами и душами людей, но основное место обитания -- именно Европа. В частности -- Англия, где их больше всего. Министерство Магии после первой войны с Волдемортом взяло дементоров на контроль, заключив с ним своего рода союз: дементоры не покидают без приказа Азкабан, а взамен Министерство будет поставлять им "пищу" -- преступников. У Министерства был свой способ контроля дементоров -- особые артефакты-амулеты, которые нейтрализовали влияние дементоров, и, разумеется, Патронусы. Стражей Азкабана изучали Невыразимцы, служащие Отдела Тайн. Что они там накопали по их поводу -- совершенно секретно. Единственный доступный слух про результаты этих исследований -- дементоры были созданы искусственно. Но это просто слух, степень его достоверности под сильным сомнением. Неизвестно, существует ли способ уничтожить дементора. Теоретически его можно сжечь, но на практике этого никто не пробовал. Точная численность дементоров никому не известна, разве что Министерству. Известно, что у дементоров под рваной мантией человекоподобное тело. К человеческой речи дементоры не приспособлены, при необходимости с ними общаются ментально.


   Учитывая их абсолютную беспощадность и бесстрашность, а так же способности, дементоры являются идеальными машинами для террора. Не удивительно, что Волдеморт их завербовал. Чем только завлек? Обещанием сытного "питания"? Или дементоры почувствовали в Темном Лорде родственную душу? Не важно.


   Главное -- гарантированный способ противостоять дементорам один: Патронус. Министерские амулеты тоже эффективны, но их мало, и мне они не светят, разве что на черном рынке поискать. Все остальные способы борьбы непроверенные и не дают вообще никакой гарантии. Например, заклинание Инсендио, поджигающее цель. Теоретически, огонь способен как минимум навредить дементору. Практически -- никто не был настолько глуп, чтобы это попробовать. Поджечь-то ты его подожжешь, но если это ему не навредит? Сомневаюсь, что от огня дементор придет в восторг, скорее разозлится. И находиться с ним рядом в этот момент я бы никому не советовал. Есть так же заклинание Адского Пламени, которое с гарантией уничтожает даже самых сильных магических существ. Но это заклинание сложное и мне пока даже мечтать не приходится о нем. Не говоря уже о том, что оно опасно и для самого заклинателя. Или вот взрывающее заклинание Редукто. Теоретически способно убить дементора, но никем не испытано. А если кем и испытано, то история об этом умалчивает. Вот и получается, куда ни плюнь -- всюду засада. К слову, Авада Кедавра на дементоров гарантировано не работает. Были те, кто пробовал, из числа Пожирателей Смерти. Жизнь свою такие "испытатели" закончили без душ.


   Вот и выходило, что единственный доступный мне способ победить дементора у меня не получался.


   -- Блэйз, -- окликнул я однокурсника, когда мы шли на урок Защиты, -- Ставки на матч все еще принимаешь?


   Чернокожий слизеринец обернулся и удивленно на меня посмотрел. Еще бы, ведь я впервые обратился к нему по поводу тотализатора. И сейчас я решил рискнуть только по той причине, что наличные деньги у меня подходили к концу, а брать из банка не хотелось.


   -- Конечно, -- улыбнулся Забини, -- На кого ставишь? Слизерин, кстати, не играет. Вместо нас против львов выйдет Хаффлпафф.


   -- Почему?


   -- У Малфоя еще "рука не зажила", -- усмехнулся Блэйз.


   Ха, умно Флинт придумал. В такую погоду, как сейчас, играть никому не охота. Да еще против Гриффиндора с их Поттером.


   -- И какие ставки? -- решил осведомиться я.


   -- Большинство ставит на грифов, даже слизеринцы. Хотя это и не патриотично.


   Между здравым смыслом с заработком и "патриотизмом" любой представитель факультета змеи выберет первое, ничего удивительного.


   -- Тогда десять галеонов на Хаффлпафф, -- все-таки я смог еще раз удивить Забини.


   -- Уверен? -- с сомнением спросил он, -- У Гриффиндора Поттер. Диггори, конечно, не плохой ловец, но до таланта очкастого ему далеко. Да и в целом команда львов сильнее.


   -- Раз рисковать, то уж по полной, -- философский изрек я, протягивая деньги.


   -- Твое право, твои же деньги, -- сказал слизеринец, принимая деньги и протягивая мне специальный талон, -- Но я тебя предупреждал.


   В кабинете Защиты было довольно шумно. Профессор Люпин хоть и был хорошим преподавателем, но при этом мягким и добродушным. Чем и пользовались наиболее неспокойные и болтливые. На зельеварении, к примеру, или трансфигурации никто и пикнуть не смел. Однако, вопреки всем ожиданиям, в кабинет стремительной походкой вошел не Люпин, а Снейп.


   -- Профессора Люпин заболел и поэтому я его временно замещаю, -- без всяких предисловий сказал наш декан.


   Слава проклятым богам! Наконец преподаватель у нас будет по-настоящему сведущ в Темной Магии! Люпин, конечно, хорош, но все-таки Снейп лучше, уж для слизеринцев точно.


   -- Он не оставил никаких записей о том, что вы успели пройти.... -- Снейпа прервала открывшаяся дверь.


   -- Извините, профессор Люпин, я опоздал....-- заведший Поттер замок, как только увидел Снейпа за столом преподавателя.


   -- Урок начался десять минут назад, Поттер. Десять баллов с Гриффиндора. Садитесь.


   Чем это таким шрамоголовый занимается, что постоянно опаздывает? Даже я прихожу вовремя.


   -- Где профессор Люпин? -- часть учеников удивленно посмотрели на нежелающего садится Поттера. Я в том числе.


   -- Он заболел, -- ухмыльнулся Снейп, -- Кажется, я велел Вам сесть?


   -- Что с ним? -- не желал успокаиваться Поттер.


   Теперь на него удивленно смотрел почти весь класс. На лицах слизеринцев было явно написан вопрос: "Он что, идиот?".


   -- Ничего смертельного, -- все еще спокойно, но с нехорошей интонацией, сказал Снейп, -- Еще пять баллов с Гриффиндора, а скоро будет и пятьдесят, если Вы не займете свое место!


   Поттер все-таки сел.


   -- Итак, прежде чем Поттер прервал меня, я сказал, что профессор Люпин не оставил записей о пройденном материале....


   -- Пожалуйста, сэр: мы прошли боггартов, красных колпаков.... -- затараторила Грейнджер, как, всегда не спрашивая разрешения.


   Интересно, ведь даже в приюте учили элементарным правилам. Вроде того, что нельзя совать пальцы в розетку, переходить дорогу на красный свет, заплывать за буйки и перебивать старших. Последнее было главным, так как взрослых ужасно бесило, когда их перебивали.


   -- Мисс Грейнджер, -- перебил ходячую энциклопедию Снейп, -- я, кажется, не спрашивал Вас. Я лишь хотел отметить отсутствие организованности у профессора Люпина...


   -- Он самый лучший преподаватель по Защите от Темных Сил! -- нагло заявил какой-то гриффиндорец, кажется, его зовут Дин Томас.


   По рядам львят пробежал согласный шепот. Я вас умоляю, Люпин, конечно, хороший учитель, но только по сравнению с предыдущими. Уверен, есть более хорошие преподаватели, тот же Снейп справился бы гораздо лучше, весь Слизерин в этом уверен. Наш декан, в отличие от Люпина, имел немалые познания в Темной Магии, а следовательно, знал и как с ними бороться. Может я и не прав насчет нашего нынешнего преподавателя, но он не похож на особо продвинутого в области запретного.


   А семейству кошачьих лучше научится элементарной вежливости. Все-таки уже третий год учатся, а так и не уяснили, что злить Снейпа не следует. Ни к чему хорошему для них это не приведет. Но нет, как это для "храбрых" гриффиндорцев смириться с "несправедливостью"? "Отважные" борцы с мировым злом в лице Снейпа почему-то не могут взять в толк, что наш декан в разы умнее и опытнее всех их вместе взятых и лучше знает КАК и ЧЕМУ учить. Умей львята слушать и думать, они бы поняли, что Снейп отличный преподаватель, умеющий вбить необходимые знания даже в самые тупые головы и, что главное, ЗНАЮЩИЙ свой предмет не только в теории, но и в практике. А практика у него была богатая: остальные только догадывались, но все слизеринцы знали точно, что Северус Снейп в прошлом был Пожирателем Смерти.


   -- Вам легко угодить, -- меж тем ехидно говорил слизеринский декан недовольным гриффиндорцам, -- Люпин явно не сильно вас напрягает. С боггартами и красными колпаками справиться и первокурсник. Сегодня мы будем проходить....


   Снейп перевернул несколько страниц учебника.


   -- ... оборотней.


   -- Но, сэр, -- снова вмешалась Грейнджер, -- мы еще не дошли до оборотней. Сегодня мы должны были проходить....


   -- Мисс Грейнджер, здесь я учитель, а не Вы. И я хочу, чтобы все вы открыли страницу триста девяносто четыре. Быстро!


   Слизеринцы открыли учебник сразу, как только декан сказал про оборотней. На лицах моих однокурсников было просто огромными буквами написано удовлетворение. На лицах гриффов -- возмущение. И с чего, спрашивается? Наконец мы будем изучать не условно-опасных тварей, а по-настоящему опасных! Хотя.... в памяти всплыла сцена, увиденная в Лютом переулке. Оборотни опасны только в полнолуние, как сегодня. В остальное время -- обычные люди, вынужденные влачить жалкое существование в трущобах.


   Ха, разумеется, в первом же абзаце параграфа об оборотнях было написано о том, что это темные создания. Как будто они виноваты в том, что их укусили. До сих пор не могу понять, почему в списке темных тварей нет людей. По жестокости и кровожадности мы дадим фору даже оборотням.


   -- Итак, кто может сказать: чем отличается оборотень от обычного волка? -- спросил у класса Снейп.


   Класс молчал. Только неугомонная Грейнджер подняла руку, разве что не подпрыгивая на стуле от нетерпения.


   -- Ну? Неужели профессора Люпин даже не объяснил вам основным различий между....


   -- Вам же объяснили, -- неожиданно сказала внешняя разведка (Парвати) Гриффиндора, -- мы еще не дошли до оборотней.


   -- Тихо! -- прикрикнул Снейп, -- Не думал, что встречу третьекурсников, не способных отличить оборотня от волка....


   -- Сэр, -- не выдержав ответила девочка-с-шилом-в-одном-месте, -- оборотень отличается от волка по нескольким признакам. Во-первых, нос оборотня....


   За очередное перебивание, Снейп таки снял с львят еще несколько баллов. И парой едких слов опустил "мисс Грейнджер" с небес на землю. Несчастная явно была затронута за живое и чуть не плача, смирно уселась на место и, наконец, успокоилась. Воспылав праведной местью, заработал взыскание и рыжий друг.... то есть, подружка Поттера.


   После показательной "казни" двух гриффиндорцев остальные заткнулись и углубились в изучение предмета.


   Так, оборотни, как я уже и сказал, опасны только в полнолуние. Но есть и такие, которые полностью слились со своим внутренним волком и представляют опасность и в остальные дни. Перевоплощаются такие, конечно, только в полнолуние, но и в человеческом виде у них отрастают когти и удлиняются клыки. Раны, нанесенные ими, могут быть очень опасными и очень плохо поддаются лечению, даже при помощи магии, и навсегда остаются на теле жертвы в виде шрамов. Пострадавший от необращенного оборотня сам ликантропией не заражается, но приобретает некоторые "свойства" оборотня, например, чрезмерную любовь к плохо прожаренному мясу. Так же оборотни не опасны для анимагов в их звериной форме. В том смысле, что обратившийся анимаг не способен заразиться ликантропией, но вполне может быть загрызен или умереть от потери крови. Может ли заразиться от оборотня анимаг, не принявший звериную форму -- никто не проверял. Но теоретически -- не может. Давалась сноска: ни в коем случае этого не выяснять на практике, в виду чрезмерной опасности для жизни. Так, что еще? Совсем недавно было придумано специальное зелье, постоянно принимая которое, оборотень сохранял разум в своем волчьем виде. Зелье это было очень сложное и стоило довольно много. Позволить его себе не мог ни один оборотень, что, понятное дело, ничуть не волновало Министерство. Хотя я уверен -- ресурсы Министерства вполне позволяли обеспечить этим зельем всех английских оборотней. И польза налицо -- сохраняя разум, число "диких" оборотней, кусающих людей, резко сократится. Останутся лишь те, кто специально это делает. Их выловить и проблема с оборотнями через несколько десятков лет сойдет на нет, их останутся считанные единицы. Даже мне, тринадцатилетнему пацану, это очевидно! Чертовы капиталисты, как говорил Карл Маркс.


   В целом урок прошел лучше, чем у того же Люпина. Проходили более серьезную тему, да и Снейп дополнял учебник кое-какими данными, к примеру, о том же новом зелье для оборотней. Разумеется, обиженные до невозможности гриффиндорцы сразу за дверьми кабинета стали стенать о том, что "Люпин лучший преподаватель" и все такое прочее.


   На следующий день состоялся матч Гриффиндор -- Хаффлпафф. Вопреки своей нелюбви к квиддичу, я пошел на матч, даже несмотря на отвратную погоду. С неба лило как из ведра, представляю, как в такую погодку играть. Благо у меня, как и у остальных слизеринцев, были непромокающие плащи и зонты. А у старших курсов Огневиски для лучшего согревания. Правда пили они тайком, чтобы преподаватели не заметили, в особенности же Снейп. При остальных-то факультетах он ничего не скажет, даже отмажет от наказания, но в гостиной Слизерина нарушителям достанется по полной. Такого его главное правило: "При посторонних своих не наказывать". Потому-то и бытует мнение, что Снейп несправедливая сволочь, покрывающая своих "змеек".


   -- Ну что, готов попрощаться со своими деньгами? -- улыбнулся мне Забини.


   -- Не говори "гоп" пока не перепрыгнешь, -- ответил я ему.


   Блэйз только рассмеялся. Он-то не сомневался в победе Гриффиндора. И правда, не смотря на всю нелюбовь и презрение, нельзя было не признать, что у Поттера к полетам талант. Пожалуй, единственный. И большинство ставок было сделано именно в расчете на то, что Поттер поймает снитч и Гриффиндор благодаря этому выиграет. Все-таки, шрамоголовый еще ни одной игры не проиграл, ни разу снитча не упустил. Надеюсь, удача сегодня от него отвернется.


   Тем временем матч начался. И в ясный день меня квиддич не интересовал, а в ливень, когда и не разглядеть ничего толком, тем более. Какие-то неясные, размытые фигуры перебрасывают друг другу мяч. Даже не отличишь где гриффиндорцы, а где хаффлпаффцы. Выделялись только две фигуры, летающие в стороне от основного действия. Это были ловцы, Поттер и Диггори. Внезапно одна из фигур, что покрупнее, ринулась в сторону на огромной скорости. Чуть позже за ним полетела и вторая фигура, Поттера. По всей видимости, Диггори первым успеет схватить снитч -- уж слишком большое между ними расстояние.


   И тут раздался девичий визг. Сначала один, а потом трибуны просто потонули в криках. На поле выплыли дементоры. Сколько их было -- не сосчитать, не меньше нескольких десятков.


   Увидев их, я забыл и про игру и про деньги. Максимально быстро, пока все остальные заняты разглядыванием фигур в рваных мантиях, я стал спускаться с трибуны, стремясь уйти поскорее и подальше. Проверять, смогу ли я вызвать Патронуса на реальной практике, почему-то не хотелось. Далеко уйти я не успел -- на поле выскочил Дамблдор и взмахом палочки остановил падение Поттера с метлы. Следующим заклинанием он выпустил в дементоров.... серебристый дым и те с явной неохотой ушли. Преподаватели тут же бросились успокаивать учеников, некоторые побежали на поле к директору и лежащему без сознания Поттеру.


   Страх постепенно отступал, и я уже мог нормально мыслить. Неплохо у Дамблдора заклинание Патронуса получается, хотел бы я так одним взмахом десятки дементоров прогонять. Но обдумав свои действия, (почему я раньше этого не сделал?) пришел к выводу, что безупречное применение магии мне бы не помогло. Ведь я уже знаю это заклинание! И даже немного получается его применять. Это не говоря уже о других заклинаниях, теоретически способных победить дементора, вроде заклинания воспламенения. Почему же я не выхватил палочку при появлении дементоров, а постарался сбежать? А все очень просто -- я их до боюсь до смерти. При их появлении у меня полностью отключается способность мыслить и остается только одно желание: бежать.


   Я знал одного парня, страдающего гидрофобией, страхом перед водой. Он даже пить нормально не мог. И он лечился от этого у психиатра. Может и у меня подобное психическое заболевание, дементорофобия какая-нибудь? И как ее лечить? Среди магов нет психиатров. Не к магглам же обращаться: "Доктор, я боюсь дементоров. Это такие существа, которые радостью питаются и души высасывают". Место в доме терпимости мне обеспечено. Но если не излечить это, я так до конца жизни и буду трусливо сбегать от одного только намека на присутствие дементоров.


   Что, черт возьми, мне делать?!


   Единственный светлый момент прошедшего турнира -- Диггори поймал снитч, Хаффлпафф выиграл, а я заработал денег на их победе. Сияющий как новый галеон Блэйз вручил мне сто золотых монет. Радость его была понятна: слишком многие поставили на Гриффиндор, и его личная прибыль превысила ожидания.


   Потекли обычные будни. Днем и вечером я учился. Ночью погружался в свой внутренний мир. Там, в лесу, я налаживал связь со своим Зверем, тем же волком. Вел он себя уже не агрессивно, но и не спешил идти на контакт. По совету Джима, я просто проводил время рядом: бежал вместе с ним, отдыхал на поляне.... Это все должно было заставить волка свыкнуться со мной и в дальнейшем позволить нам обоим полностью слиться. Тогда-то я и смогу научиться перевоплощаться в волка, не раньше. К счастью, пока духом и разумом я был во внутреннем мире, мое тело спало и отдыхало после учебного дня. Так что утром я был вполне выспавшимся и бодрым. К сожалению, иногда приходилось полноценно спать, ведь разуму тоже требовался отдых. По субботам и воскресеньям я учился самостоятельно в Тайной Комнате. Вызнавать, где я пропадаю, мои однокурсники не пытались. В Слизерине знали значение слов "личное дело". Только иногда я ловил на себе странные взгляды Снейпа. Как будто он знал, чем я занимаюсь. Но это уже попахивало паранойей.


   Практика в Темной Магии была довольно успешной, к моему удивлению. По крайней мере, большинство заклинаний на грызунах и пауках срабатывали. Я даже начал жалеть, что нет более крупного "материала", с человека размером. Ритуалы я пока не трогал -- уж слишком сложны они были в исполнении, и часть из них требовала довольно специфических ингредиентов (вроде жира младенцев). И результаты ритуалов были слишком.... масштабными. Одно дело, к примеру, Круцио: его применишь -- и никто не узнает. Скрыть же напущенный на поселение мор невозможно, по крайней мере, не мне.


   В общем, шли обычные, почти ничем не примечательные будни.


   На последние выходные перед концом семестра был назначен поход в Хогсмид. Поначалу я не собирался идти, но однокурсники уговорили составить им компанию, "ведь нельзя же все время учиться". Это было разумно, ведь и мозгу требуется отдых, как я уже говорил. И в солнечный морозный день мы отправились в деревню.


   Первое, что мы заметили, войдя в Хогсмид, было Министерское объявление о патрулировании улиц поселения дементорами после заката. Бедные жители, вряд ли им понравится такая "охрана".


   Обсуждая этот способ обеспечения безопасности, мы всей гурьбой ввалились в "Три метлы". Я заказал себе сока, остальные -- сливочное пиво.


   -- ...глупо со стороны Фаджа думать, что дементоры способны словить Блэка, -- тем временем заканчивал свою мысль развалившийся на стуле Малфой.


   -- Видать, сильно его наше Министерство боится, раз на такие меры идет, -- рассудил Блэйз.


   -- А что этот Блэк вообще сделал? -- понизив голос, спросил я у парней, слизеринки же обсуждали что-то свое.


   -- Я же рассказывал тебе, Алекс! -- так же тихо, склонив голову, ответил Малфой, -- Передал Поттеров в руки Темному Лорду.


   -- И всё? -- спросил уже Забини.


   -- Ну, еще убил тринадцать магглов, когда какой-то маг его загнал в угол.


   -- Маг? -- переспросил я.


   -- Да, не помню его имени. Тоже был другом Поттеров и когда выяснил, что это Блэк их предал, начал на него охоту. Нашел, на свою голову. Но Блэк его одним заклинанием уничтожил, он даже палочку не успел выхватить. Тогда-то его и повязали авроры. Представь: улица вся в крови, везде разорванные магглы валяются, посреди улица воронка, а там останки этого мага и хохочущий Блэк над ним. Он, говорят, даже не сопротивлялся. А от мага того только палец и мантия остались.


   -- С ума сошел этот Блэк, -- сделал вывод Нотт, -- С такой силой -- и без сопротивления сдался.


   -- А что твой отец говорит? Правда, что Блэк Поттеров предал? -- не слушая Нотта, спросил я.


   -- Отец ничего об этом не говорит, -- с раздражением ответил Драко, -- "Не лезь не в свое дело" -- вот что говорит. И правда, мне это знать ни к чему, это дела давно минувших дней.


   Дальше разговор пошел на обычные темы, к Блэку не возвращались.


   Вскоре мы ушли из "Трех метел" и отправились гулять по Хогсмиду. Неожиданно для самого себя я получил немало удовольствия от этого дня. И чувствовал себя превосходно, чего давно не было. Все-таки иногда следует вот так отдыхать, забыв про учебу.

   13.01.2011


   Глава 12




   Рождество было в этом году вполне обычное. Разве что из всех слизеринцев остался только я и какой-то парень с пятого курса. И на других факультетах была такая же картина. Ничего удивительного, кто же хочет праздновать, когда рядом дементоры, да безумный маньяк где-то неподалеку бегает. В этом были и свои плюсы, ведь меньше народу -- больше кислороду. Гостиная была практически в моем полном распоряжении.


   Спустившись в Большой Зал, я увидел странную картину: все столы факультетов были убраны и прямо посередине стоял один стол, за которым сидели и преподаватели и ученики.


   -- А, мистер Стоун, -- лучезарно улыбнулся мне директор, -- С Рождеством! Нас так мало осталось и мы решили, что глупо сидеть за разными столами. Присаживайтесь!


   Сел я рядом с еще одним оставшимся слизеринцем. Снейп сидел напротив мрачнее тучи, остальные преподаватели выглядели более радостными, особенно директор. Так же за столом были два каких-то перепуганных первокурсника, которые явно чувствовали себя не в своей тарелке, сидя за одним столом с учителями. Через пять минут к нашей "милой" компании присоединились Поттер с друзьями, Грейнджер и рыжим.


   -- Северус, хлопушки! -- радостно сказал Дамблдор и протянул моему декану серебристую хлопушку.


   Снейп неохотно ее принял и дернул за веревку. Тотчас же она с громким хлопком взорвалась, и в руках Снейпа оказался колпак, украшенный чучелом грифа. С кислой улыбкой декан протянул ее директору, который тут же ее одел с самым счастливым выражением на лице.


   -- Угощайтесь! -- пригласил он собравшихся, лучась и сияя.


   Меня сейчас стошнит. Судя по лицам Снейпа и пятикурсника -- их тоже. Ну, хоть еда была хорошей.


   Через какое-то время в Зал вошла Трелони. И заскользила к столу, как Дракула в одном фильме. Видимо, по случаю праздника она надела зеленое платье с блестками. Выглядеть от этого она стала только хуже.


   -- Сибилла, какой приятный сюрприз! -- воскликнул Дамблдор, вставая.


   -- Я сидела в своей башне и пыталась узреть будущее, -- начала своим обычным "потусторонним" голосом вещать профессор, -- И в хрустальном шаре я увидела, как покидаю свою одинокую обитель и иду к вам. Как я могла перечить воле Высших сил? Прошу простить мне мое опоздание.


   -- Ну что Вы, мы только начали! Позвольте предложить Вам стул! -- Дамблдор достал волшебную палочку и прямо из воздуха наколдовал стул.


   Трелони же не спешила садиться, внимательно оглядев присутствующих.


   -- О нет, директор! -- воскликнула она, -- Я не смею садиться вместе с вами. Ведь если я сяду, за столом станет тринадцать человек!


   И что?


   -- И что? -- озвучил мой мысленный вопрос кто-то.


   -- Известно, -- с легким раздражением ответила Трелони, -- Что если за столом сидит тринадцать человек, первый вставший умрет.


   Честное слово, работай все эти суеверия -- сколько бы проблем можно было решить легко и просто! Например, есть у тебя враг, ты его приглашаешь на ужин и помимо его еще одиннадцать человек. За столом тринадцать получается. Потом всеми правда и неправдами делаешь так, чтобы намеченная жертва встала первой, и все -- враг умрет. К сожалению (или к счастью?) все эти глупости не работают.


   -- Сибилла, давайте забудем об этих глупых суевериях хотя бы сегодня! Садитесь, пока индейка не остыла, -- не выдержала МакГонаггал.


   Трелони села с таким видом, как будто стул под ней вот-вот взорвется. С мученическим видом она осмотрела сидящих, наверное, мысленно прощаясь с каждым.


   -- А где профессор Люпин? -- неожиданно спросила она.


   -- Боюсь, он снова заболел, -- ответил директор, -- Так неудачно, в самое Рождество.


   Ну и слабое же здоровье у этого Люпина. Я уже и не помню, когда последний раз болел. Где же он так здоровье подорвал? Может проклятье какое, из неизлечимых. Это объясняет его вечно больной вид.


   -- Но вы же, разумеется, знали об этом, Сибилла? -- не упустила возможность поддеть коллегу МакГонаггал.


   -- Конечно, знала, -- спокойно ответила она, -- Но я не афиширую своего знания. Я часто веду себя так, будто у меня нет Третьего Глаза, чтобы не нервировать окружающих.


   -- Это многое объясняет, -- ехидно заметила МакГонаггал.


   О вечном противостояние профессоров Трансфигурации и Прорицания знали все в школе. Обожающая логику МакГонаггал не могла смириться с тем, что в школе преподают предмет, который, по ее словам, основывается на шарлатанстве и антинаучности. Знала бы она, что самые лучшие ученые магглов, светила наук, точно так же считают шарлатанством и антинаучностью всю магию в целом.


   -- Если хотите знать, Миневра, -- вполне нормальным, человеческим, голосом сказала Трелони, -- бедный профессор Люпин не пробудет с нами долго. И он сам это чувствует, он буквально отшатнулся, когда я ему предложила ему посмотреть судьбу в хрустальном шаре....


   -- Я его понимаю, -- сухо заметила МакГонаггал.


   -- Я уверен, -- вмешался в разговор Дамблдор, -- профессору Люпину ничего не угрожает. Северус, ты приготовил для него новую порцию зелья?


   -- Да, директор.


   -- Вот и прекрасно, тогда он скоро встанет на ноги. Дерек, а ты пробовал эти колбаски? Очень рекомендую!


   Первокурсник, к которому обращался директор, покраснел и взял предложенные колбаски.


   Значит, декан варит Люпину какое-то особенное зелье.... Судя по всему, очень сложное, раз в Больничном Крыле этого лекарства нет. Ну, точно, проклял кто-то нашего Люпина, причем очень серьезно. Это объясняет и бедность профессора -- кто будет брать на работу проклятого? А до такого понятия, как пособие по безработице и всякая благотворительность, маги не додумались.


   Наелся я быстро, но был вынужден просидеть еще полтора часа за столом, ожидая, пока закончат другие. Как можно так долго есть?! И это были не мои безупречные манеры, а чувство самосохранения. Суеверия суевериями, а вдруг правду Трелони говорит? На себе проверять не хочется, в Слизерине таких идиотов нет. Первыми встали Поттер с Уизли. Вот это повезет, если их обоих убьют.


   -- Дорогие мои! -- незамедлительно воскликнула Трелони, -- Кто из вас встал первым?


   -- Не знаю, -- неуверенно сказал рыжий, посмотрев на своего друга.


   -- Вряд ли это имеет хоть какое-то значение, -- ледяным тоном сказала МакГонаггал, -- Если только за дверью не стоит маньяк с топором, одержимый идеей убить первого кто выйдет.


   Рассмеялись все, даже я, уж не знаю почему. Двое гриффиндорцев вышли из Зала, задержавшись перед дверьми, проверяя, нет ли там кого. Грейнджер не пошла со своими друзьями, а подошла к МакГонаггал и что-то зашептала ей на ухо. Профессор, выслушав Гермиону, кивнула и встала из-за стола. Вместе они вышли из Зала. Обуреваемый любопытством, я проследовал за ними, на почтительном расстоянии, конечно.


   МакГонаггал и Грейнджер остановились в коридоре. В будний день я бы их не услышал, но сейчас в школе царила абсолютная тишина и даже тихий разговор было слышно довольно с большого расстояния.


   -- О чем Вы хотели поговорить, мисс Грейнджер? -- спросила МакГонаггал.


   -- Мэм, Гарри на Рождество прислали новую метлу, "Молнию", -- голос грязнокровки был взволнованным, -- Но никакой записки от кого она могла придти.


   -- И Вы подумали, что ее мог прислать Сириус Блэк? -- догадалась МакГонаггал.


   -- Да, мэм.


   -- Что ж, идемте.


   Обе пошли дальше, к лестницам. Скорее всего, направились в гостиную Гриффиндора.


   Вот ведь Грейнджер, а? Ингредиенты ворует, запрещенные зелья варит, правила нарушает, на лучших друзей доносит. Далеко пойдет девчонка. Я даже начинаю думать, что не единственный тайком Темной магией занимаюсь. Или она таким образом за друзей переживает, тайком сдавая их преподавателям? Никогда бы не подумал, что в Гриффиндоре имеет место быть такое. Хотя, не мне судить.


   Значит, у Поттера теперь есть "Молния".... Я ее видел летом в магазине, она дорого стоила. И почему-то не верится мне, что Блэк вот так запросто мог бы ее купить, в то время когда его разыскивает всё Министерство. На заметку: на следующем мачте поставить на Гриффиндор.


   Я придумал, как мне избавиться от страха перед дементорами. И пока идут каникулы, я решил привести свой "гениальный" план в жизнь. План был прост, как три кната. Мой страх перед дементорами -- это проблема психики. Нужно просто его уничтожить, выжечь каленым железом. То есть, мой план заключался в том, чтобы поместить рядом с собой дементора и держать до тех пор, пока я не перестану бояться. Или, по крайней мере, пока не смогу контролировать свой страх. Может, это и было идиотством и огромной глупостью, но у меня не было образования психолога или психиатра и других способов я просто не мог придумать. Все, что я знал из фильмов и книг по теме борьбе с фобией (задушевные разговоры, какие-то специальные тренинги и прочее) были мне недоступны. Человек ко всему приспосабливается, верно? Вот и я надеялся, что моя психика "привыкнет" к дементорам и перестанет впадать в панику при одном их появлении.


   Разумеется, разрушаться свой мозг я не собирался и разработал метод, который гарантировал сохранность моего ума. По крайней мере, мне так хотелось думать.


   В роли дементора будет выступать боггарт. Всеми, конечно, свойствами стража Азкабана этот призрак обладать не будет, даже малой их частью, но необходимый психологический эффект оказывать будет. Высосать душу или мои "счастливые" воспоминания боггарт не сможет, всем известно, что он не обладает способностью перенимать способности того, чью форму он принимает. Иначе бы боггарты были не условно-опасными, а опасными.


   Увидев меня, боггарт примет форму дементора. Я испугаюсь, но попытаюсь все-таки оказать сопротивление. Не факт, что получится, поэтому рядом будет нести дежурство отряд специально обученных крыс под заклятием Империо, которые в случае моего бездействия должны будут привести меня в чувство своими укусами. Такими вот драконовыми мерами я собирался истребить в себе панический страх перед стражами Азкабана. Уверен, сведущий в психике человек назвал бы меня варваром, но ничего лучше я придумать не смог. А действовать нужно было, это моя слабость изрядно тяготила и бесила.


   "Лечение" я, разумеется, решил проводить в Тайной Комнате. За время моих "уроков" она обзавелась столом, парой стульев, множеством клеток и банок с разными представителями фауны, в основном крысами и пауками, мыши уже передохли. Теперь же мебель пополнилась запертым сундуком, в котором и обитал боггарт. Найти его мне помог Кровавый Барон, который никогда не отказывал в помощи слизеринцам. Наложить Империо на трех крыс было несложно. Началом действия для них служило либо мое бегство, либо полное бездействие в течение двух минут, либо же любое видимое ухудшения состояния (потеря сознания, удушье и прочее). Одна из крыс должна была прыгнуть перед боггартом, принимая его "удар" на себя; задача второй -- укусить меня за руку, надеюсь, это приведет меня в чувство; третья же должна была заменить одну из первых двух, если с ними что-то случится. Люблю животных, такие тупые и послушные, что просто сердце радуется. Контролировать таких легче легкого, это не люди, которые наверняка бы сопротивлялись изо всех сил, наложи я на них Империо. Так, крысиный спецназ на месте, волшебная палочка в руке, боггарт уже давно готов, только и ждет, когда его выпустят.


   Одним взмахом я открыл сундук и из него незамедлительно вылетел дементор. Черная рваная мантия, тонкие руки в струпьях, как у мертвяка, и черный бездонный провал на месте рта. А еще -- чувство холода и нереального страха. Начинаю думать, что моя идея не была такой уж гениальной, как казалось.


   Дементор-боггарт медленно поплыл ко мне, протягивая свои руки. Я пытался сотворить хоть что-нибудь, хоть немного серебряного тумана Патронуса или поджечь его, но я даже рукой пошевелить не мог! Я просто стоял и смотрел, как эта летающая голограмма стража Азкабана приближается ко мне. Слава проклятым богам, я додумался подстраховаться. Сильная боль в руке заставила меня придти в себя. С меня как будто пелена спала, и я увидел на месте дементора здоровенного кота, шипевшего на выскочившую перед ним крысу. Грызуну явно было страшно, но он не мог противиться моему приказу и не бежал со всех лап подальше. Кое-как вернув контроль над телом, я заклинанием Риддикулус загнал боггарта обратно в сундук. И тут меня накрыла волна.


   Меня просто всего трясло от переполняющего мое тело адреналина и страха. И ко всему прочему, еще и подташнивало. Не в силах сдерживать дрожь, я сел на корточки, обхватив руками колени и принялся громко по-русски материться.. Это немного помогло. Пару глотков заранее припасенного Огневиски только улучшили мое состояние. Через двадцать минут я уже был в полном порядке.


   Нет, серьезно, эта идея казалась мне нормальной, до того как я ее опробовал на практике. Хотя... это ведь был только первый раз? Глупо было бы ожидать впечатляющих результатов от одного раза. Поэтому -- эксперимент продолжается! Только надо крысе дать приказ не кусать так сильно, а то рана слишком глубокая, кровь никак не хотела прекращать течь.


   Сосредоточиться, сосредоточиться... Вспомни, чему ты научился, сконцентрируйся и подави свой страх. Волка победил, и дементора уделаю! И снова одним заклинанием открыл сундук, из которого опять вылетел дементор.


   И снова всепоглощающее чувство страха. СОБЕРИСЬ! Закрыл глаза и кое-как смог поднять палочку и направить ее на боггарта. Счастливые воспоминания, счастливые воспоминания.... К черту!


   -- Ин-инсендио! -- немного заикаясь, выкрикнул я. Получилось слишком визгливо, но думаю, это можно простить.


   Мантия дементора загорелась. Страж издал какой-то жуткий вой, пытаясь руками потушить пламя. Видимо, огонь не очень полезен для дементорского организма, ха! Страх немного отступил, и я смог более осмысленно рассуждать и действовать. К несчастью, дементор довольно быстро потушил огонь и страх вернулся с новой силой. И снова -- полная потеря контроля над телом и через какое-то время боль в руке. Автоматически загнал боггарта-кота в сундук, и сразу же налил себе целый стакан Огневиски. Кое-как дрожащей рукой его взял и выпил всю янтарную жидкость. Ну и дрянной же вкус, но помогает. Прямой путь к алкоголизму, кстати.


   Всего две встречи с боггартом, и я был вымотан так, будто неделю без отдыха уголь разгружал. А уж я знаю, как чувствую себя после ТАКОЙ работы, можете мне поверить.


   В целом, эксперимент можно считать удачным. На второй раз я все-таки смог что-то сделать, хоть это и было бессмысленно. Но главное -- я смог преодолеть свой страх, а значит для меня не все потеряно. Уверен, если тренироваться каждую неделю, да еще постепенно увеличивать количество боггартов, то через год или два я полностью преодолею свой страх. А может быть даже раньше!


   Чувство страха заменила эйфория. Ну, смог же я сделать это, ударить дементора, пускай это и был боггарт! Значит, мой гениальный план работал и уже принес плоды. Хотя, конечно, при встрече с реальным дементором грош цена таким плодам. Но надо смотреть в будущее с оптимизмом, сначала призрак, потом реальный дементор, а уже совсем потом -- и целая стая их не будет мне помехой!


   На меня смотрел череп и другие останки василиска, которые я не убрал, сочтя их достойным дополнением к "учебному классу начинающего темного мага". Во рту василиска белели так и не вырванные мной несколько зубов, и казалось, что мертвая змеюка надо мной смеется.


   -- Чего улыбаешься? -- спросил я у него, -- Ты-то мертв.


   Говорить с неодушевленными предметами -- это плохо.


   Каникулы, заполненные бесконечными тренировками, пролетели до безобразия быстро. Школа вновь наполнилась обычной суетой и гомоном учащихся. А мне так понравилась тишина и одиночество!


   -- Привет, Стоун! -- поприветствовал меня Малфой, -- Отвратительно выглядишь.


   Ну да, бледная кожа, круги под глазами.... Посмотрел бы я на тебя, не вылезай ты из подземелий и уделяя на сон всего четыре часа в сутки.


   -- Сам такой, -- огрызнулся я, пребывая в препогайнейшем настроении.


   -- Не обижайся, -- хохотнул Драко.


   -- И с чего это у нашего слизеринского принца такое приподнятое настроение? -- вяло поинтересовался Забини.


   -- Тварь Хагрида казнят, -- совершенно счастливым голосом поведал нам наследник древнего рода.


   -- Гиппогрифа что ли? -- оживился Блэйз.


   -- Да. Мне отец показал запись заседания, вы бы видели это! Эта ходячая оглобля и слова внятного сказать не смог! Только мычал что-то себе под нос. Жаль, что за него самого Дамблдор заступился....


   -- Тебе весело, а мы теперь по Уходу всякую ерунду проходим, вроде этих флоббер-червей.


   -- Ничего страшного, -- радость Малфоя ничто не могло испортить, -- Вот казнят его "зверушку", он с горя-то и сопьется. Умереть не умрет, а вот Дамблдор будет вынужден найти нового преподавателя, взамен ушедшего в запой.


   -- Злой ты, Драко, -- улыбаясь, сказал Нотт.


   -- Какой есть. А что в замке творилось, Алекс? -- обратился Малфой ко мне.


   -- Ничего интересного, из учеников остались только я, пара первокурсников, один пятикурсник из наших, да "золотая троица" львят. Поттеру, кстати, "Молнию" прислали.


   -- Молнию?! -- радость Малфоя как рукой сняло. Вот как я умею!


   -- Не беспокойся, МакГонаггал ее наверняка забрала. Думают, это ее Блэк прислал.


   -- Хорошо бы, -- задумчиво проговорил Драко, -- Только сел на нее Поттер -- и тут же взорвался! Даже жаль, что МакГонаггал ее конфисковала....


   Постепенно разговор затих, и спальня третьекурсников погрузилась в сон.


   -- Крыски, кыс-кыс-кыс, или как там вас подзывают.


   Я сидел на корточках в одном из многочисленных чуланов Хогвартса. Передо мной, возле отверстия в стене, лежала несколько кусочков сыра. Таким нехитрым способом я пополнял доблестные ряды своих "испытателей". Крысы, несмотря на всю свою живучесть, дохли очень быстро, хоть и не как мыши. Поэтому постоянно требовались новые. К сожалению, специальной дудки крысолова, как в сказке, у меня нет, приходится действовать по-старинке, сыром и прочей едой.


   В последнее время добыча нового материала стала неожиданно трудной. Кажется, грызуны меня запомнили и не спешат угоститься бесплатной едой, если я рядом. Хитрые сволочи, ничего не скажешь. Наверное, мою фотографию размножили и повесили на всех столбах в своем крысином королевстве с пометкой "Опасно для жизни". И мамы-крысы рассказывают своим детям-крысам о злом чудовище, которое забирает их собратьев куда-то и их больше никто не видит. И один из детей-крыс, лишившийся родителей, вырастет, возмужает и решит отомстить чудовищу и избавить свой народ от страшного ига человечества. Много испытаний он пройдет, много друзей найдет он во время своих испытаний, но доберется до чудовища и победит его в честной битве. И станут все крысы жить долго и счастливо.... Так, меня заносит.


   "Ну же, где вы, проклятые млекопитающие. Ваша гражданская несознательность мешает научному прогрессу!"


   Это правда. Еще столько заклинаний, чьи действие в книге слишком туманно разъяснено, и которые мне надо испытать.


   Наконец, из отверстия появилась первая крысиная морда, осторожно вынюхивающая еду. Стоило ей только высунуться, как она оказалась поднятой в воздух за хвост. Крысе, разумеется, это не понравилось, и она стала извиваться, пытаясь меня укусить. Тщетно.


   Ну, хоть какой-то улов.


   "Если бы нас увидел кто-нибудь из учеников или преподавателей -- в жизни бы от такого позора не отмылись".


   И правда, трудно было бы объяснить, что я делаю в чулане, вечером, да еще и в компании с крысой! Репутация -- это такая вещь, которую нужно долго зарабатывать, а вот потерять ее -- проще простого. Кстати, о крысах. Как-то этот представитель грызунов непрезентабельно выглядит: шерсть облезла, одно ухо порвано, одного пальца на лапе нет и худой слишком.


   "Выбрось! Может она заразная!"


   Моментально моя рука разжалась, и крыса упала на пол с истошным визгом и сразу же бросилась обратно, в спасительное отверстие. Надо пойти руки помыть. И в Больничное крыло зайти, на всякий случай.


   "А еду тут так и оставишь?"


   Это называется -- прикормка. Поедят один раз в безопасности, в следующий раз быстрее и охотнее на запах еды побегут.


   После каникул все пошло своим чередом. Ученики учились, преподаватели преподавали. Люпин так же пропадал с завидной периодичностью, бедолага. Что за проклятье на нем, интересно? Может пригодиться. Хагрид горевал о своем чудовищном гиппогрифе и не был способен нормально вести урок по Уходу за магическими существами. Весь Слизерин разом недоумевал -- почему Дамблдор его еще не уволил. Жаль, что отец Малфоя после второго нашего курса потерял свое место в Попечительном совете, он бы быстро решил этот вопрос. Поттер с рыжим другом ходили по школе без Грейнджер. Видимо, сильно на нее обиделись за сдачу их и "Молнии" МакГонагал. Уже на второй день занятий всей школе было известна эта история. Я же удивлялся Грейнджер: сдала друзей, так еще и сама им во всем призналась. Чистосердечное признание облегчает вину, так что ли?


   Я забросил свои "прогулки" по внутреннему миру со Зверем, и даже занятия по Темной магии отошли на второй план. Все мое свободное время (большую его часть) заняли занятия с боггартом. С каждым разом мне все лучше и лучше удавалось противостоять своему страху. Дошло до того, что я целых двадцать секунд мог контролировать свое тело и сознание, не давая страху овладеть собой полностью. Но я не особо обольщался. Все-таки есть разница между реальным дементором и его жалким подобием. Но это внушало оптимизм. Я уже написал Джиму письмо, в котором просил поискать на черном рынке амулеты, с помощью которых министерские работники защищаются от влияния дементоров. Надеюсь, он сможет что-нибудь найти.


   Из банка от гоблинов я получил уведомление о состоянии счета. Мое состояние пополнилось ОЧЕНЬ приличной суммой. Девяносто две тысячи галеонов -- это сумма, с которой не стыдно появиться где-нибудь и в высшем свете. Хорошо, что гоблины существа чести и очень серьезно относятся к сохранению тайн своих клиентов. Ведь если бы кто-нибудь случайно узнал, какая сумма у меня лежит в банке, ненужные вопросы были бы гарантированы. Это не говоря о полной сохранности самих денег. В приложенном к уведомлению письме было так же сообщено о повышении уровня безопасности моего личного сейфа и годового процента на две единицы. Неплохо, очень неплохо. Письмо и уведомление я сжег магией до состояния золы, которую я развеял по ветру. На всякий случай.


   Приближался матч Гриффиндор -- Равенкло. От него многое зависило, в частности -- с кем будет играть Слизерин. Все неравнодушные к квиддичу слизеринцы (а их оказалось подавляющее большинство) были как на иголках. За несколько дней до матча они испытали настоящий шок -- Поттеру вернули "Молнию".


   -- Нет, ты только посмотри на него! -- злобно шипел Малфой за столом, -- Чертов очкарик, получил "Молнию" и считает себя лучшим в мире ловцом!


   -- Ты просто завидуешь, Драко, -- флегматично ковыряя яичницу, сказал я.


   -- Я? Завидую? Ему? Никогда!


   -- Тогда успокойся и сосредоточься на подготовке к следующему матчу. Хорошая метла еще не залог успеха.


   Успокаиваться Малфой не желал и, бросив Гойлу и Крэббу, чтобы следовали за ним, пошел к столу Гриффиндора.


   -- Будешь в этот раз ставить? -- отвлек меня от созерцания гриффиндорцев подсевший Блэйз.


   -- Какие ставки? Все на Гриффиндор?


   -- Да нет, Поттер потерял репутацию непобедимого ловца. Так что больше ставят на Равенкло, хотя ненамного. Все-таки у Поттера теперь "Молния", а у ловца Равенкло "Комета 260".


   -- А кто у Равенкло ловец?


   -- Чжоу Чанг. Такая симпатичная китаянка, вон сидит. Очень даже хороший ловец, если спросишь меня.


   -- Тридцать галеонов на Гриффиндор, -- решил я.


   -- Отлично, отлично. Поставлю-ка я тоже на львов.


   Что-то считая в уме, Забини удалился к группе слизеринцев, явно обсуждающие новую метлу очкарика. Малфой тем временем грызся с Поттером, в переносном смысле. Странно, но Грейнджер по-прежнему держится в стороне от Поттера и Уизли. Неужели еще не помирились, ведь метлу-то вернули? Впрочем, какое мне дело. Гриффиндорский стол потонул в смехе и красный от гнева Малфой вынужден был ретироваться. Да, совсем плох стал Драко, раз его Поттер в словесной баталии побеждает.

   18.01.2011


   Глава 13




   День для квидичча выдался на удивление хорошим: ярко светило солнце, небо было чистым, ветра практически не ощущалось и было довольно тепло для этого времени года. Болельщики находились в предвкушении, всем не терпелось увидеть в деле знаменитую "Молнию", о которой в Хогвартсе уже легенды рассказывают. "Самая быстрая метла", да? И это в то время, когда все прогрессивное человечество перешло на сверхзвуковые самолеты и космические ракеты.


   Команды стартовали по свистку и гриффиндорцы сходу пошли в атаку. Наличия у "лучшего ловца" школы "лучшей в мире метлы", видимо, изрядно подняло боевой дух львов. Стремительности и беспощадности гриффиндорских игроков можно было позавидовать. Было видно, что они настроены более, чем серьезно. Никогда не думал, что скажу это, но: вперед, Гриффиндор! Зарабатывайте мне деньги.


   Чжоу Чанг, прекрасно осознавая ущербность свой устаревшей метлы, всеми силами мешала Поттеру найти снитч, постоянно крутясь у него под носом. Классный спорт, в котором тяжесть кошелька значит больше навыков. Несмотря на поставленные деньги, я не мог "болеть" за Поттера так, что всей душой желал победы Чанг. В деле ловли снитча, разумеется. А по очкам пусть победит Гриффиндор. Это было бы идеально.


   Ли Джордан, бессменный комментатор всех матчей, что-то там вопил о достоинствах "Молнии", изредка отвлекаясь на комментирование игры. Гриффиндор вел уже со счетом восемьдесят-ноль. Неплохо, неплохо. Еще столько же и Чанг можно будет ловить снитч.


   А Поттер, кажется, заметил его. Просто неожиданно для всех он рванул к земле, Чжоу сразу же за ним, но где ей тягаться с такой метлой, как "Молния". И тут на поле вышли дементоры.


   Странно, но чувство панического страха меня не охватило. Вообще ничего. Это меня обрадовало, значит, мои тренировки не прошли даром. Я смог таки победить страх в себе! Я нереально крут!


   Вся радость моментально испарилась, когда Поттер вытащил палочку и создал перед дементорами Патронуса. Не какой-то серебристый дымок, а именно Патронуса. Плохо было видно, но, кажется, он имел вид какого-то гиганта. Окончательно настроение угробили дементоры, которые упали на земли, сдергивая с себя рваные мантии. Это оказались какие-то ученики, вроде бы слизеринцы. По крайней мере, одну блондинистую башку я узнал точно. Ну и на десерт -- Поттер, поймавший снитч и сияющий сильнее солнца. А день так хорошо начинался!


   Трибуны ревели. Две из четырех, понятное дело. Чанг выглядела не лучшим образом, как и остальные равенкловцы. Стоит признать, себя она показала достойно, вопреки поражению. Настроение не вернули даже Блэйз с моим выигрышем. Впрочем, все слизеринцы разделяли мое настроение, но по другой причине: Малфой с компанией опозорил честь факультета. Сделать хитроумную подлянку враждебному Гриффиндору -- это, конечно, почетно, правильно и всячески приветствуется. Но так глупо опростоволоситься -- это чересчур. Чувствую, Драко ждет некоторое время всеобщее презрение за эту глупость.


   Остаток дня я провел в своей комнате, углубившись в чтение книги по окклюменции. Вспоминать и даже просто думать о произошедшем не хотелось.


   На следующее утро всем ученикам любезно сообщили, что по Хогвартсу ночью разгуливал Сириус Блэк. Вот так новость, спасибо, что вовремя предупредили.


   Ночью Блэк забрался в башню Гриффиндора (да!), в спальню мальчиков-третьекурсников (да!!) с ножом (ну же!), но перепутал кровати Поттера с Уизли (жаль, но тоже не плохо!) и случайно разбудил рыжего (и зарезал его, ну!). Уизли поднял ужасный крик и Блэк сбежал (блин!!!). Расследование установило, что Блэк нашел бумагу со всеми паролями к башне Гриффиндора, которую потерял Лонгботтом. Почему он не прирезал проснувшегося Уизли -- непонятно. И, кстати, почему нас не разбудили и не предупредили -- тоже. Вроде бы, гостиную охранял лично наш декан, но все равно как-то это не сильно успокаивало. Мало ли что там Блэку в голову взбредет, верно?


   Зато директор обрадовал нас всех усилением безопасности. А я вот что думаю: найти одну-единственную бумажку в огромном Хогвартсе -- это надо быть или очень удачливым или иметь помощника внутри замка. Или же целенаправленно украсть ее. Отличная получается картинка: до этого момента Блэк спокойно разгуливал по замку, несмотря на всю защиту. Кстати, о защите, к башне Гриффиндора, как говорят, даже троллей-охраников приставили, без них их картина толстухи просто отказывалась возвращаться.


   Логботтома подвергли ряду репрессий, хотя, казалось бы, за что? Не он был сумасшедшим рыцарем, который ученика от сбежавшего преступника отличить не может. И не он создал в замке условия, для приятной прогулки безумному маньяку. Уизли же, напротив, был на вершине славы. Каждому желающему он с большой охотой рассказывал, как храбро противостоял страшному Блэку, посредством панического крика, который вся их башня слышала. Не удивлюсь, если через неделю выясниться, что Уизли на самом деле победил Блэка в честной дуэли и тот позорно сбежал, почувствовав проигрыш.


   -- Ну что, сэр Кэдоган, не выполнили Вы своих обязанностей? -- спросил я у скучающего рыцаря на седьмом этаже, когда проходил мимо.


   -- А, это ты, подлый трус, -- без прежнего огонька огрызнулся рыцарь, -- весть о моем позоре уже разлетелась по замку?


   -- Да. Всем известно, как Вы пропустили маньяка к беззащитным ученикам. О чем Вы только думали? Или Вы не умеете этого делать?


   -- Заткнись, пёс! -- взревел Кэдоган, -- Я обесчестен, но не позволю с собой так говорить! Я смою свой позор кровью!


   -Ну да, ну да, -- с сарказмом проговорил я, идя по своим делам дальше, -- В Японии, кстати, обесчестенные рыцари совершали самоубийство. Своим мечом вспаривали себе живот.


   Уходя, я услышал удары железа об железо. Да, ему потребуется много времени, чтобы пробить собственные доспехи.


   В выходные объявили поход в Хогсмид. Странно, что не отменили эти походы вообще, в связи с гуляющим неподалеку Блэком. Хотя, это даже к лучшему. Периодически выходить на свежий воздух все-таки надо, а то скоро превращусь в таракана из-за своего постоянного пребывания в замке и, в частности, в подземельях. В этот раз я решил пройтись по деревне в одиночку, несмотря на приглашения слизеринцев присоединиться к ним. Настроение просто было таким, что не хотелось веселиться. Нужно было кое-что обдумать, а прогулки на свежем воздухе этому отлично способствуют. Настраивают на размышления.


   Вот так, неторопливо гуляя по Хогсмиду, я вышел к Визжащей Хижине, одной из достопримечательностей деревни. Вышел я к ней случайно, просто неосознанно выбирал путь с наименьшим количеством прохожих. Хижина была известным местом скопления самых отмороженных приведений в Англии. По ночам в былые времена, как рассказывали, они не давали спать честным гражданам своими криками и воем. Хотя такие концерты уже давно не повторялись, но приближаться к Хижине до сих пор боялись. Сама она выглядела не лучшим образом: старое, ветхое здание, с заколоченными окнами и дверьми. Ни войти, ни выйти. Территория вокруг Хижины была обнесена забором. И само здание было достаточно мрачным. Лучше к такому не приближаться.


   "Трус".


   Хотя я передумал, подойду, посмотрю. Все-таки привидения, несмотря на полуматериальность, достаточно безвредны. Воздействовать на окружающий мир они не способны. Не считая полтергейстов, вроде Пивза. Но на них действует магия, так что защититься, в случае чего, я смогу.


   Осторожно, как по минному полю, я приблизился к Хижине. Окна была плотно заколочены, кто-то очень постарался. Рассмотреть внутреннюю обстановку было невозможно. Я зашел к Хижине сзади, в надежде, что хоть там есть отверстие, чтобы рассмотреть все внутри. Я уже собирался вернуться назад, как услышал голоса. Непонятно почему, но я решил себя не выдавать. Осторожно выглянув из-за Хижины, я увидел Уизли, облокотившегося на забор.


   -- Сюда даже привидения из Хогвартса боятся заходить, -- говорил кому-то Уизли, -- Я спрашивал у Почти Безголового Ника, он говорит, что тут обитают очень опасные ребята. Никто не может проникнуть внутрь, Фред с Джорджем пытались.


   Какая прелесть, у нашего рыжего героя завелся воображаемый друг.


   "Да он псих! Сам с собой разговаривает -- это ж надо так".


   Только я хотел составить компанию рыжему, как из-за холма показалась еще одна компания -- Малфой с Крэббом и Гойлом. О чем он с ними говорил -- я не слышал, но стоило ему только увидеть Уизли, разговор сразу стих. Разумеется, Малфой просто не мог пройти мимо такой идеальной жертвы, как Уизли.


   -- Ты что тут делаешь, Уизли? -- принялся разглагольствовать Драко, -- Полагаю, ищешь новый дом? Мечтаешь о своей собственной комнате? Говорят, ваша семья спит в одной спальне, это правда?


   Уизли мгновенно покраснел, цветом лица слившись с волосами.


   -- А мы обсуждали твоего друга Хагрида, -- продолжил Малфой, -- Как думаешь, он будет плакать, когда его любимому гиппогрифу отрубят голову?


   И тут в затылок Малфой врезался ком грязи. Уизли чуть не вопил от восторга, сгибаясь от смеха. Крэбб с Гойлом недоуменно оглядывали пространство. Это что, воображаемый друг рыжего сделал?


   -- Что это было? -- недоумевал Малфой, -- Кто это сделал?


   -- Здесь, Малфой, большая плотность привидений, -- задыхаясь от смеха, "сострил" Уизли.


   Следующие снаряды из грязи достались Крэббу с Гойлом.


   -- Оттуда кидают! -- махнул рукой Малфой.


   Крэбб, выставив вперед руки, пошел в сторону предполагаемого противника. За его спиной в воздух поднялась палка и огрела его по хребту. Единственным видимым врагом был Уизли так, что Крэбб здраво рассудил и кинулся к нему. Но что-то схватило его за ногу, и Крэбб повалился на землю. И тут в воздухе материализовалась голова Поттера. Признаться, ТАКОГО я не ожидал. Малфой с компанией -- тоже. Истошно заорав, они бросились наутек, поступив, таким образом, совсем неподобающе слизеринцам и аристократам. Интересно, что даст Малфой, чтобы никто про это не узнал?


   Голова Поттера тем временем исчезла.


   -- Гарри, -- кинулся к пустоте Уизли, -- Тебе надо срочно бежать в замок! Если Малфой кому-то расскажет, будет плохо.


   -- Ладно, увидимся, -- ответил до боли знакомый голос.


   Ух ты, как интересно. Воображаемый друг Уизли на самом деле Поттер под.... мантией-невидимкой? Где он ее только достал. Уизли еще какое-то время стоял возле Хижины, смотря вслед ушедшему другу.


   И тут из-за дома вышел я, громко аплодируя на ходу.


   -- Браво, Уизли, браво! -- громко сказал я мгновенно повернувшемуся рыжему, -- На свободе разгуливает маньяк-убийца, а ты покрываешь Поттера, который тайком выбирается из замка.


   -- Стоун, -- прошипел представитель бедного сословия населения.


   -- Ты делаешь успехи, мой ограниченный друг, -- улыбнулся я, -- Даже запомнил мою фамилию. Только замечание: тебе следует обращаться ко мне "мистер Стоун". Или "господин Стоун".


   Оглядевшись и убедившись, что свидетелей нет, Уизли поднял с земли ком грязи.


   -- Ты голоден, Уизли? -- откровенно насмехался я, -- Так давай я тебя покормлю, а каку выбрось, имей хоть какое-то достоинство.


   Увернуться от летевшего в меня "снаряда" было довольно просто. Все-таки реакция у меня явно лучше, чем у рыжего.


   -- Ну вот, Уизли, что за манеры? А как же удар перчатки по щеке? А как же фраза: "Я требую сатисфакции, сударь"? Ты не знаешь, что такое "сатисфакция"? Не напрягай голову.


   Медленно, давая Уизли возможность защититься, я вытащил волшебную палочку и направил на него.


   -- Тебе нельзя колдовать вне стен замка, Стоун, -- торжествующе сказал рыжий.


   -- А Поттеру нельзя покидать стен замка. Но мы же никому не расскажем, верно? По крайней мере, ты. Это ведь не по-гриффиндорски: ябедничать учителям. Импедимента.


   Уизли честно пытался уклониться от луча моего заклинания, но куда ему. Так и застыл в нелепой позе готового к прыжку человека.


   -- Ну же, Уизли. Ты можешь лучше, я знаю. Дам тебе шанс, это ведь справедливо. Фините Инкататем.


   Рон рухнул на землю, но очень быстро вновь вскочил на ноги, выхватывая свою палочку.


   -- Риктусемпра! -- не своим голосом заорал рыжий.


   Ну, вот зачем так кричать? Как будто от громкости произношения зависит сила заклинания.


   -- Протего. Экпеллиармус.


   Поймав палочку Уизли, я победно ухмыльнулся. Хотя, конечно, победить этого не самого умного противника -- не велика честь. Будь на его месте Поттер -- было бы в сотни раз приятнее.


   -- Как же ты жалок, Уизли, -- не скрывая презрения сказал я, -- Развесели-ка меня. Таранталлегра.


   Не в силах противостоять силе заклинания, Рон пустился в пляс. Выглядело достаточно забавно, учитывая общую неуклюжесть друга Поттера. Сам Уизли был красный, как помидор, и глаза его пылали чистой, ничем не замутненной ненавистью. Казалось бы, за что? Я ведь не виноват, что он такой слабак и неуч. Окажи он достойное сопротивление, и отношение к нему было бы соответствующее. Собаке -- собачья смерть, как говорят на моей исторической Родине.


   -- Фините Инкататем, -- махнул я палочкой, когда мне надоело наблюдать за Уизли, сам он тут же рухнул на землю, тяжело дыша, -- Знаешь, мой ограниченный друг, я не видел более жалкого человека, чем ты. Даже крысы, загнанные в угол, сражаются до последнего, уж поверь мне. Представь, насколько они смелы и отчаянны, если способны броситься даже на человека, оказавшись в ловушке. Вот он, достойный пример для подражания. Ты же, лишившись палочки, сдался, даже не попытался победить. Ты омерзителен, я таких людей презираю. Пусть же внешний твой вид соответствует содержанию, это ведь справедливо. Фурункулус.


   На лице Уизли тут же расцвели большие и сочные фурункулы. Хорошо получилось. Жаль, что за использование более интересных заклинаний положен срок в Азкабане. Впрочем, рыжего это должно только радовать. Завопивший Уизли попытался кинуться на меня, но был откинут заклинанием.


   -- Удачи, убогий, -- рассмеялся я, кинув палочку Уизли куда-то в грязь. Пускай поищет.


   Не обращая внимания на крики и проклятья обиженного, я пошлее в Хогсмид. Настроение было прекрасным. На тропинке за холмом я встретил Дэвис с обеими Гринграсс, Дафной и Астрой.


   -- Привет, Алекс, -- поздоровались они, -- Был у Визжащей Хижины? А мы туда как раз идем.


   -- Девушки, -- остановило я их, приобняв за плечи, -- Не стоит сейчас туда идти. Зрелище там.... неприятное. Уизли там "веселиться". Давайте я лучше свожу вас в "Три метлы".


   -- Хорошо, -- мигом согласились они, -- Только ты угощаешь.


   -- Ну, разумеется. Каким бы я был джентльменом, будь иначе, -- улыбнулся я.


   Оставшееся время в Хогсмиде я провел в компании прекрасных слизеринок. По ходу к нам присоединились многие другие однокурсники. В общем, поход в Хогсмид удался на славу!


   Поттер каким-то образом смог избежать взбучки за посещение Хогсмида. Мое мнение о Малфое сильно ухудшилось. Не смог воспользоваться такой ситуацией, как так получилось? Возможно, это не заслуга Поттера или вина Малфоя, а вмешательство директора. Как-никак, а все-таки Золотой Мальчик в опасности, вот Дамблдор и "походатайствовал" за своего любимчика. Сам Драко не спешил распространяться о своем "приключении". И правильно, его еще за позор на матче не до конца простили. Уизли, к моему сожалению, быстро избавился от моего подарка на лице и вновь стал конопатым неучем. Интересно, он теперь станет с большим усердием относиться к учебе и практике, или горбатого только могила исправит? Лонгботтом что-то не спешит исправляться, хотя регулярно подвергается террору со стороны Малфоя. Как-то эти гриффиндорцы медленно соображают.


   Впрочем, Малфой недолго проходил хмурым. От его отца пришло письмо, что комиссия приняла заключительное решение по поводу гиппогрифа -- казнить, нельзя помиловать. Одна запятая, а как меняется смысл фразы и судьба приговоренного!


   Уроки Ухода за магическими существами превратились в пытку. Нормально объяснять предмет Хагрид не мог из-за рвущихся наружу слез.


   -- Смотрите, заплакал, -- торжествовал Малфой, когда Хагрид ушел к себе в хижину после урока.


   У дверей оставались только он, я с Крэббом и Гойлом, да "золотая троица".


   -- Видели что-нибудь более жалкое? -- смеялся Драко, обращаясь к нам, -- И это учитель!


   Тут я был полностью согласен с Малфоем. Ну подумаешь, одно животное приговорили к казни. Оно на человека напало, все правильно. А Хагрид расклеился так, будто его собственного ребенка убивают, а не тварь, которую он в первый раз этим летом увидел.


   Только Малфой хотел продолжить, как получил по носу от.... Грейнджер?!


   "Ух ты, девчонка с яйцами!"


   Да.... Грязнокровка полна сюрпризов. Учитывая, ЧТО я о ней знаю, не удивлюсь, если завтра она начнет кидаться Авадами налево и направо. А ведь, если подумать, была запуганной и забитой девчонкой на первом курсе. Во что она превратится на седьмом -- страшно представить. На заметку: быть с ней поосторожнее, неизвестно, что у нее в голове творится.


   -- Не смей так говорить про Хагрида, ты...мерзкий...злобный, -- кричала Гермиона, снова замахиваясь для удара.


   -- Гермиона, -- пытался унять свою подругу Уизли.


   -- Не мешай, Рон!


   Грейнджер выхватила палочку и направила на Малфоя. Даже вечно невозмутимые Крэбб с Гойлом стояли, как громом пораженные. Признаюсь, сам изрядно был удивлен, но собственную палочку все-таки вытащил. Мало ли что это бесноватая задумает.


   -- Пошли отсюда, -- буркнул Малфой и пошел в подземелья. За ним посеменили и Крэбб с Гойлом.


   Я же чуть задержался и с уважением посмотрел на Грейнджер, заслужила. Впрочем, надолго задерживаться в такой неспокойной компании мне не хотелось, и я последовал за однокурсниками.


   Кое-кому следовало бы поучиться у Грейнджер. А Малфой в очередной раз разочаровал. Но я, так уж и быть, никому не буду про это недоразумение рассказывать.


   "Если сойдемся в цене"


   Правильно.


   Приближался матч Слизерин -- Гриффиндор, финальный в этом году. По мере его приближения обстановка в школе накалялась. В гостиной Слизерина по вечерам обсуждали планы по выводу из строя игроков вражеской команды, особенно -- Поттера. К сожалению, ничего путного в голову не приходило. Нет, лично у меня идеи были, и уверен, не только у меня, но все эти "идеи" были незаконными. А попасть под следствие никому не хотелось, в Слизерине идиотов нет. Малфой становился бледнее с каждым днем. Слышал я, как на него орал Флинт во время тренировки. Не завидую я ему, если он позволит Поттеру поймать снитч. И метла в этом случае не будет оправданием. Почему, кстати, ему отец не купит "Молнию"? Не верю, что нет денег. Хотя, может у Малфоев какие-то проблемы появились?


   Находились особенно горячие слизеринцы и гриффиндорцы, которые устраивали потасовки прямо в коридорах замка, между уроками. Ну, к чести слизеринцев, зачинщиками почти всегда выступали гриффы. Игроков обоих команд всюду сопровождала толпа однокурсников, оберегая от возможных нападок. Особенно берегли гриффиндорцы Поттера. Я слышал, как Малфой давал указание Крэббу и Гойлу попугать очкарика, сделав вид, что преследуют его. Хороший план, вывести противника из равновесия и заставить его нервничать. Ставить деньги на предстоящий матч я не стал. В собственную команду (в частности Малфоя) я не верил, а ставить против родного факультета -- значит портить свою репутацию. Но на матч сходить все-таки решил. Ведь так символично: извечные соперники сойдутся в последнем в этом году поединке за право обладать Кубком Квиддича. Ну, просто сценарий для романа.


   И вот настал день Д, час Ч и минута М. На завтраке выяснилось, что за Гриффиндор болеют три четверти всех учеников и, я уверен, все преподаватели, кроме одного. Да, любят Слизерин, ничего не скажешь. Впрочем, на их любовь всем нам было глубоко наплевать. Команду Гриффиндора мы встретили дружным свистом и насмешками. Поттер, что приятно, заметно нервничал. Надеюсь, это помешает ему выиграть.


   С самого начала матча стало понятно, что игра для львят будет жесткая. После первого же гола Флинт на полной скорости протаранил гриффиндорскую охотницу. Команда сочла поступок капитана руководством к действию. И начались постоянные грязные приемчики. Слизеринцы, и я не исключение, изо всех сил подбадривали свою команду, унижали противников. Но в глазах я видел -- многим змеям такая игра не по нутру, как и мне. Одно дело грязная игра, когда она тонкая и хитроумная, что даже не понятно, в чем подвох. А вот так -- грубо и прямолинейно.... Омерзительно. Флинта с командой вечером ждет сильный разнос от однокурсников и Снейпа, если только они не победят.


   Дошло до того, что Малфой РУКАМИ схватил метлу Поттера, когда тот рванулся за снитчем. Три факультета из четырех стали орать что-то обидное. Слизерин -- внешне торжествовать. Внутренне -- негодовать, что представитель гордого и благородного факультета, лучшего из всех, опустился до ТАКОГО. В который раз за последние месяцы Малфой позорит своим поведением весь Слизерин. Боюсь, серьезного разговора ему не избежать, даже в случае победы. Что-что, а такого надругательства над честью факультета не прощали никому, особенно своим. Конечно, остальные об этом никогда не узнают.


   Счет был восемьдесят-двадцать, когда Поттер рванул за снитчем. Малфой был ближе, но никак не мог соревноваться в скорости с "Молнией". В конце концов, Поттер схватил снитч. Стадион просто взорвался криками радости и ликования. Только Слизерин сохранял гордое молчание. Волна за волной на поле выбегали болельщики, обступая победившую команду. Надо же, до сих пор удивляюсь, как сильно они радуются падению Слизерина.


   Слизеринцы одной организованной группой покинули поле до того, как Дамблдор вручил Кубок Гриффиндору под предводительством декана. По пути захватили и свою команду, откровенно убитую поражением. Еще бы, двести тридцать -- двадцать в пользу Гриффиндора. Такого разгрома Слизерин никогда не знал. Ведь достаточно было одного-единственного заброшенного мяча, чтобы Кубок остался у нас, несмотря на победу львят.


   В гостиной Слизерина, как я и думал, состоялся серьезный разговор. Снейп только презрительно посмотрел на неудачников и ушел, оставив их на милость однокурсников. Ха, в Слизерине нет такого понятия как "милость". Не знаю, чего проигравшая команда испытывала больше: стыда, обиды или боли. Но точно, что они испытали все это с лихвой.


   Приближались экзамены, а с ним и конец учебного года. Поражение в квиддиче отошло на второй план, а на первый вышло факультативное соревнование за Кубок Школы. Упустить и его мы не могли себе позволить, это было бы полным провалом всего Слизерина. Помимо подготовки к экзаменам я так же потихоньку паковал вещи в Тайной Комнате. За год я наварил немало запретных зелий, и я планировал летом проверить качество их приготовления. И продать некоторые из них, если они будут достаточно хороши. Ведь денег много не бывает, верно?


   Основные свои усилия я сосредоточил на Трансфигурации, Чарах и Защите. Прорицания и Уход за магическими существами не вызывали никакого опасения. В первом случае следовало просто наиболее сильно закатить глаза и нести полную чушь, а во втором вообще простота -- Хагрид вряд ли даст сложное задание, скорее всего опять будут флоббер-черви. История и Астрономия были более сложными, но там все зависело от памяти. Зельеварения обещали быть так же простыми. Все-таки Снейп ко мне относится хорошо, в этом году я не нарушал правила (точнее, не попадался), исправно приносил факультету баллы, внимательно записывал все его лекции и показал себя с хорошей стороны в варке зелий. Это был именно тот случай, когда репутация начинает работать на меня. Конечно, бытует мнение, что Снейп всем слизеринцам заочно ставит высший балл, но это ложь. Спросите хоть у Малфоя и остальных игроков в квидичч, которых Снейп честно предупредил об их предстоящих проблемах на его предмете. Заваливать он их, конечно, не будет, но и не отстанет, пока полностью не измотает. Тогда, конечно, поставит заслуженный высший балл, да и то, если только будет видеть их усердные приготовления к экзамену. Некие послабления Снейп оказывает только тем, кто этого заслуживает, кто в течение года действительно работал и старался по его предмету. И это не только слизеринцы! Немало таких учеников и на Равенкло, та же Чанг. Разумеется, таким личностям как Лонгботтом ничего хорошего не светит, но не из-за "злобности" зельевара, а из-за собственной тупости.


   Началась экзаменационная неделя. Экзамены, как ни странно, пошли вполне нетрудно. По крайней мере, у меня. Внезапно где-то наверху мне, видимо, включили везение и мне попадались такие вопросы и задания, ответы на которые я знал наиболее хорошо. Что не могло не радовать. Когда мы шли на экзамен по Защите, который проходил на свежем воздухе, на парадной лестнице мы с однокурсниками увидели Министра Магии, Корнелиуса Фаджа. В жизни он оказался нелепее, чем на фотографиях. Невысокий и полноватый мужчина, с каким-то неуверенным лицом. В общем, выглядел он не так, как пристало руководителю и лидеру. Изучая историю магглов, я читал про таких полководцев и вождей, что одни их фотографии излучали мощь и силу, даже учитывая то, что они давно умерли. А тут -- ничего, пустышка. Пришел, видимо, на казнь. Хотя почему такое пустяковое дело контролирует лично министр -- непонятно. Не обошлось без отца Малфоя, я думаю.


   Посмеявшись над судьбой гиппогрифа, мы пришли на экзамен. Защита оказалась самым интересным испытанием. Профессор Люпин придумал полосу препятствий, на которых расставил всех тварей, пройденных нами за год. Опасения лично мне внушал только боггарт в дупле дерева, в самом конце. Ну что ж, проверю заодно и то, чему научился Я сам. Главное не применять Инсендио, все-таки дерево хорошо горит. Риддикулус, запомни: Риддикулус.


   Как я и ожидал, боггарт вызвал трудности. Нет, в панику я не впал, не зря тренировался. Просто не придумал заранее, как выставить дементора в смешном виде. Пришлось импровизировать. В результате мой дементор оказался в семейниках (белые в красных сердечках) поверх балахона и чалме. Выглядело это забавно. За экзамен я получил высший балл.


   Прорицания я сдал плохо, всего лишь "Выше ожидаемого". То ли мало чуши нес, то ли неубедительно. Эх, учиться и учиться мне еще до настоящего пророка.


   Зельеварение оказалось до безобразия простым. Никаких дополнительных вопросов или докапывания. Да даже зелье еще до конца не сварилось, как Снейп влепил мне "Превосходно". Мне же лучше. Чары я так же сдал на высший балл, а вот Трансфигурацию на "выше ожидаемого". МакГонаггал ко мне просто прикопалась. Что значит "не бывает крыс в клеточку"? Я таких видел! Ладно, ладно, заслужил. Уход, как и ожидалось, был самым ничтожным экзаменом, с "любимыми" флоббер-червями. История и Астрономия не вызвали трудностей и я честно заработал "превосходно" по обоим предметам.


   А на следующий день Хогвартс просто взорвался потоком новостей. Гиппогриф сбежал с казни! Блэк был пойман Снейпом! Поттер Патронусом отогнал не меньше сотни дементоров! Блэк снова сбежал из-под замка, прямо в школе! Новости были настолько невероятными, что в их правдивости сомневались все. Пока их не подтвердил Дамблдор. По крайней мере, о гиппогрифе и Блэке, про Поттера директор умолчал.


   Ну и ну, ничего больше сказать не могу. Просто уму непостижимо: поймать Блэка, и снова упустить! Он тоже хорош, сбежать из одного из самых безопасных и охраняемых мест в Англии. Ученики еще не переварили эти новости, как появилась новая: Люпин -- оборотень.


   Вот черт! Почему я не догадался раньше?! Проклятье, которое обостряется в полнолуние и Снейп, приготавливающий особое зелье, Аконитовое! Теперь понятен и внешний вид Люпина, и его первоначальную слабость, оборотней-то никто на работу брать не хочет. Чем только думал Дамблдор, нанимая оборотня? Хотя.... тут он как раз молодец. Люпин хороший преподаватель, и не его вина в том, что он оборотень. Жаль, что мои однокурсники не разделяют моего мнения. Их головы захламлены стереотипами об оборотнях, как о кровожадных чудовищах. И ученики других факультетов точно такие же. Забавно, еще вчера они возносили Люпина, как "лучшего" преподавателя по Защите от Темных Искусств. Сегодня -- гнобят и требуют его убрать. Тупое стадо, если спросите мое мнение.


   -- Алекс? -- удивленно посмотрел на меня Люпин, пакуя вещи в своем кабинете, -- Чем обязан?


   -- Я лишь хотел выказать свое уважение, сэр. Вы были хорошим преподавателем. Жаль, что уходите, -- я спокойно смотрел на него.


   -- Это.... неожиданно.


   -- Не ожидали такого от "злобного" слизеринца? -- усмехнулся я, -- Кому как не вам знать, что такое "стереотипы", сэр.


   -- Ты прав, -- улыбнулся Люпин, -- Спасибо. Мне приятно, что не все в школе считают меня монстром.


   Уже бывший профессор протянул руку, и я крепко пожал ее.


   -- Прощайте, сэр, -- сказал я и развернулся, чтобы уйти.


   -- До встречи, Алекс, -- ответил Люпин.


   Достойный человек, он заслуживает лучшей участи, чем у него есть. Таких сейчас мало. Хоть он и наверняка первым осудил бы меня, узнай о моем маленьком "увлечении". Но ведь даже потенциального противника можно уважать, верно?


   Почему-то, когда я уходил, у меня было такое чувство, что мы еще встретимся. И что эта встреча нам обоим не понравится. Может, я все-таки становлюсь настоящим пророком?


   Прощальный пир не принес радости. Зал был украшен знаменами Гриффиндора, и школа праздновала его победу. Только Слизерин безмолвствовал, в этом году нас разбили в пух и прах. На Малфоя было жалко смотреть: все, что можно было проиграть, он проиграл, даже гиппогрифа не казнили, и Хагрид не скрывает своей радости. На мгновение мне стало даже его жалко. Но лишь на мгновение.


   Меня же бесил радующийся Поттер. И бесила не его победа, а его достижения. Разогнал сотню дементором Патронусом? Уже ни для кого не было секретом, что Поттер способен призвать Телесного Патронуса, на что способны считанные единицы из магов. Он сделал то, что так и не смог сделать я. И ЭТО меня раздражало больше победы Гриффиндора по всем фронтам. Ненависть к Мальчику-Который-Выжил возросла.


   Лондон встретил наш поезд дождливой погодой. Распрощавшись с однокурсниками, я сразу же отправился в Косой Переулок. Том встретил, как родного, и сообщил, что моя комната уже готова. Заплатив ему за проживание до конца лета, я принял душ и отправился к Джиму.


   -- А, ученичек вернулся, -- радостно оскалился ДиГриз, который на мое счастье оказался дома, -- Как год окончил?


   -- Вполне неплохо. Снова в числе лучших, -- я уселся в свое любимое кресло.


   -- Молодец, молодец. Что думаешь делать летом? В смысле, есть какие-то особые пожелания?


   -- Думал съездить на Родину, -- и, видя непонимающий взгляд Джима, уточнил, -- В Россию, точнее, в Советский Союз. Я же русский, забыл?


   -- Ты с ума сошел, Алекс? -- пораженно спросил учитель, -- Тебе жить надоело?


   -- Ты о чем? -- непонимающе спросил я.


   -- Какой "Советский Союз"? Ты даже за обстановкой в мире не следишь? Хотя зачем тебе, ты же еще ребенок, кому в твоем возрасте это интересно.


   -- Ты можешь толком объяснить?


   -- Так ведь нет больше Советского Союза. Два года, как нет.


   -- Как? -- только и смог вымолвить я.


   -- А вот так. Уничтожили "доброжелатели". Теперь там сильно уменьшенная Российская Федерация.


   Я не мог сказать и слова. С детства, как научился читать, я мечтал побывать в Советском Союзе. В книгах его расписывали как рай земной. И вот -- его нет.


   -- Теперь там находится просто небезопасно. Бандитский беспредел, людей прямо на улицах убивают средь бела дня, наркомания, проституция, в том числе и детская, тотальное пьянство.... Ну, это характерно для всех стран, переживших подобное потрясение. Вопрос в том, будет ли это все устраняться, или только примет большие масштабы.


   -- Но.... мы ведь маги. Что нам магглы с их бандитами? -- попытался возразить я.


   В ответ Джим только расхохотался, да так сильно, что, казалось, от его смеха землетрясение случится.


   -- Ты действительно ничего не знаешь, -- сквозь смех сказал Джим, -- Садись поудобнее, я тебе расскажу.



   Испокон веков маги жили обособленно от магглов, стараясь свести возможные контакты до минимума. Только в древности шаманы, друиды и прочие тогдашние маги жили среди магглов, помогая им и активно участвуя в жизни племени. Некоторые маги, как например в Древней Греции, выставляли себя за богов, заставляя магглов служить и поклоняться себе. Но все это быстро и плохо закончилось. Шаманы и друиды вымерли из-за своего образа жизни, "богов" свергли те, кто им поклонялся. В живых остались лишь те, кто сознательно старался держаться подальше от маггловской стороны мира.


   Со временем этот "разрыв" только увеличивался. Во времена Средневековья образовалась так называемая "аристократия" магов, созданная из чистокровных семей. Разумеется, все это маги переняли у магглов. Не смотря на старания максимально разделить магов и магглов, первые сильно зависели от вторых. Не было магов, которые занимались бы сельским хозяйством или скотоводством. По крайней мере, в достаточном количестве, чтобы обеспечить всех продуктами питания. Поэтому маги и были зависимы от магглов и не могли полностью от них отвернуться, как бы им не хотелось. Конечно, на протяжении истории делались попытки связать магов и магглов, объединить их. Одна из таких попыток закончилась инквизицией. Это сейчас вам рассказывают в школе, что магам было плевать на сожжение на костре, что они только получали удовольствие от этого. Вот только на костер отправлялась меньшая часть пойманных магов. Большую же часть просто пытали досмерти в подземельях.


   После еще пары неудачных попыток объединить обе стороны мира, магическую и маггловскую, был собран Большой Магический Совет, на котором было принято решение и статуте секретности и образовании Министерств Магии в каждой стране. Статут о секретности запрещал любые контакты с магглами, если только они не являются близкими родственниками мага. Магглам запрещалось знать что-либо о магии. Узнавших подвергали стиранию памяти. Все населенные пункты магов, а так же основные места их обитания, были защищены заклинаниями от проникновения магглов, вроде Косого Переулка или Хогвартса. Так магический мир и жил, скрываясь. А магглы тем временем заполнили весь земной шар, плодясь и развиваясь. И недалек был тот день, когда они бы неизбежно узнали о существовании магии и магов. Умные люди это прекрасно понимали, следя за темпами развития магглов. Но никто из них ничего не предпринимал. Пока не появился Гриндевальд. Вижу, тебе известно кто это. Да, величайший темный маг, до появления Волдеморта.


   Не знаю историю жизни Гриндевальда, да и никто не знает. Известно только, что он решил не дожидаться, пока люди узнают о магии и решат обвинить магов во всех своих бедах. Хотя в учебниках по истории это преподносится по-другому. Гриндевальд решил сработать на опережение, объединив магов и магглов в один народ. Точнее, расу. Надеюсь, имя Адольфа Гитлера тебе знакомо? Отлично. Он был тем к кому пришел Гриндевальд, немец по национальности. Не знаю, о чем они говорили и до чего договорились, но после этой встречи Гитлер взамен тайного сообщества Туле организовал Аненербе, что в переводе означает "Наследие предков". Официально это было общество по изучению истории арийской расы, неофициально -- оккультным братством, ищущим потерянные знания Высшей расы. И только единицы знали, что это было объединение магов, которые пошли за Гриндевальдом, убежденные в его правоте. Объявлять сразу о существовании магии было слишком опасно, это прекрасно понимал и сам Гриндевальд и его новый друг Гитлер. В таком случае были бы неизбежны волнения и, чем черт не шутит, восстания с самосудом, возрождение инквизиции. Гриндевальд решил поступить хитрее: помочь завоевать мир Гитлеру (или, как минимум, изрядную его часть) и с помощью пропаганды и государственной машины постепенно внедрить в магглов знание о существовании и реальности мира магии. С помощью магии Вермахт очень быстро поставил на колени всю Европу. Конечно, Министерства других стран пытались противостоять Аненербе, но мощь Гриндевальда росла с каждой минутой, количество его последователей только увеличивалось. Основная ошибка магов была в том, что они противостояли в одиночку, без поддержки магглов. Как и магглы, собственно, но их можно понять -- они и знать не знали о магах. Протянуть же руку помощь магглам никому и в голову не пришло. А вот Гитлер и Гриндевальд на практике доказали убойность такой связки, как магия и техника. Англия держалась только благодаря Дамблдору, который вовремя смекнул, что для победы необходимо объединиться с магглами. Он вовремя убедил Министерство Магии предложить помощь Черчиллю. Это их всех и спасло. Ни о какой контратаке и речи не шло, сил хватало только на оборону, слишком они поздно спохватились. Тогда-то Гитлер с Гриндевальдом и совершили свою главную и самую фатальную ошибку: начали войну с СССР.


   Небольшое отступление. Россия (которую в разные времена называли Русью, Российской Империей и СССР) всегда выделялась на общем фоне магов. Дело в том, что никакой аристократии у русских магов почти не было, ведь практически все они были выходцами из крестьянства. Славянские волхвы же еще в Древней Руси держались в стороне от магглов, но периодически контактировали, помогая им в решении разных проблем. С тех пор осталось много у русских сказок о добрых дедушках, живущих в лесу и помогающих путникам. Когда у вас произошла революция, магический мир России так же был задет. Никакой борьбы красных и белых, буржуев и пролетариев. Все просто и банально: под шумок старые враги вспомнили былые обиды и воспользовались неразберихой в стране. Из-за этого, кстати, твоя семья, Алекс, наверное, и сбежала -- "заклятые" друзья постарались. Потом все улеглось. Последних жаждущих крови магглов и магов добили в 1937-ом году, забавно, но сделали это магглы и маги одновременно. А потом грянула война. Как я уже сказал, абсолютное большинство русских магов были выходцами из народа, и имели множество родственников-магглов. Родственников, которые уходили на фронт, бороться с оккупантами, и до изнеможения работали в тылу, обеспечивая победу. Оставаться равнодушными в такой ситуации было выше их сил, хотя мировое сообщество магов и запрещало им нарушать статут о секретности. Тысячи русских магов ушли на фронт, встав плечом к плечу со своими братьями и отцами. Еще больше осталось в тылу. И те и другие активно применяли свои способности для одной-единственной цели: Победы. Целители ползали по полю боя под пулями, спасая раненых солдат. "Погодники" обеспечивали хороший урожай, чтобы было, что есть. Боевые маги уничтожали технику и живую силу врага, и так далее. Разумеется, это не могло не привлечь внимание вашего КГБ, которое очень быстро разобралось в ситуации. В какой-нибудь другой стране магов быстро бы взяли под ручки и отправили на опыты. Но ваш тогдашний правитель запретил трогать магов, сказав, что они такие же советские граждане, как и остальные, и имеют право защищать свое Отечество наравне со всеми остальными. Изучать было позволено только тех, кто добровольно на такое согласится. Таких, на удивление, оказалось немало. Молодые русские маги с охотой шли в ряды чекистов. Было основано даже отдельное подразделение КГБ, где состояли только маги.


   Гриндевальд быстро выяснил сложившуюся ситуацию, и все свои силы бросил на уничтожение уже советских магов. Какие тогда применялись заклинания -- страшно вспомнить. У немцев было полно народу для своих кровавых ритуалов. Людей уничтожали тысячами, используя полученную энергию для нанесения магических ударов по Советскому Союзу. Население целых советских деревень заживо сжигали для этих целей, не щадя ни женщин, ни стариков, ни детей. Однако все было тщетно. Советские маги, прознав с помощью КГБ о планах Гриндевальда, установили и держали над всей территорией Советского Союза непробиваемый для магии щит. А территория была очень даже не маленькая. Сколько советских магов пожертвовало собой для поддержания защиты -- даже не подсчитать. В конце концов, после долгих четырех лет войны, за которые немцами было уничтожено два десятка миллионов только советских мирных граждан, Германия пала. Гитлер совершил самоубийство, Аненербе оказалась уничтожена. И в этот момент появляется Дамблдор и побеждает уже изрядно ослабленного Гриндевальда, лишившегося всех последователей. Ну, это так, к слову.


   После войны магов в СССР оставалось с гулькин нос. Они не желали приносить в жертву пленных, с большей охотой жертвуя собой. Потому-то и осталось мало. На их счастье, Сталин не отвернулся от них, да и как он мог отвернуться от своих граждан? Благодаря его помощи и политике маги смогли восстановить потерянное, даже свою магическую школу, уничтоженную одной атакой Гриндевальда, восстановили. И постепенно стали восстанавливать численность. Вопреки требованиям Мирового Магического Совета, советские маги не собирались восстанавливать статут о секретности, проникнувшись идеей построить коммунизм и работать на благо своей Родине. Достойная цель, если меня спросишь. Но с этим не мог смириться остальной магический мир. Подобно Гриндевальду, советские маги решили сразу не заявлять о себе, и руководство страны с ними согласилось. Делать это решили постепенно, заменив слово "магия" на "пара-физика". Но тут вмешались иностранные маги. Не знаю, что они сделали, подкупили или наложили Империус, но в руководстве Советского Союза появился предатель, да не один. Они-то и уничтожили того, кто помогал магам и желал видеть их в одном ряду с другими людьми своей страны. А через какое-то время уничтожили его преемника. И посадили на "трон" одного из предателей, который не замедлил вылить на могилу погибшего Вождя кучу помоев. Все, что было создано кровью и потом магами и магглами, было похе.... в смысле, уничтожено этим предателем. Отношения испорчены до невозможности, и не только, кстати, с магами. Конечно, когда предателя самого сместили, руководить страной стал.... более хороший человек. Он начал работу по восстановлению отношений с магами, и у него даже получалось. Вновь начался процесс по постепенному объединению обеих сторон мира. Это, понятное дело, ОЧЕНЬ не понравилось магам других стран. Как и магглам других стран, кстати. Это был первый случай, когда маги обратились к правительству магглов с предложением уничтожить общего врага. Но только в этот раз, как было обговорено заранее, в дальнейшем маги восстанавливали статут о секретности. Единственное, на что были маги согласны: знакомить с магическим миром руководителей стран. Возглавил операцию по предотвращению раскрытия магического мира Альбус Дамблдор, как сильнейший маг современности.


   Не знаю, сколько сил и ресурсов было потрачено на уничтожение крепнущей связи магического и маггловского миров в СССР.... Но цель была достигнута: правителем вновь оказался предатель. Причем, еще больший, чем предыдущий. Не мудрствуя лукаво, он просто уничтожил всю страну и все возможные связи с магическим миром, ведомый волей своих Хозяев. Как мне рассказывали, на него даже Империус не нужно было накладывать, и подкупать особо. Он был идейным предателем, наиболее опасным из всех.


   В качестве насмешки над населением был даже проведен референдум: нужно ли сохранять СССР? Абсолютное большинство граждан проголосовало за сохранение Советского Союза.... И он был уничтожен. Да здравствует демократия!


   Все, что было построено, в том числе и с помощью магов, тут же уничтожили, разворовали. Русское Министерство Магии заполонили советники и консультанты из других стран (в основном Америки и Англии), которые до сих пор "советуют", как им всем дальше жить. Число убитых в результате уничтожения страны уже насчитывают миллионы у магглов, и тысячи у магов. А ведь они так до конца и не восстановились после войны.


   Вот и получается, что на сегодняшний момент в России царствует преступность. В том числе, и в магическом мире.


   Все это мне еще рассказал мой Учитель.... А он многое видел, много знал. Был очень умным магом.... и очень мудрым.


   -- Теперь ты понял, что ехать в Россию не лучшая идея? -- закончив свой рассказ, спросил Джим.


   Я же молча глотал слезы, уставившись в камин. Поняв мое состояние, Джим принес виски и налил мне полный стакан, хотя сам алкоголя он не одобрял. Но сейчас мне это было просто необходимо. Не глядя, я залпом выпил обжигающую жидкость.


   Чего бы мне это ни стоило, какие жертвы не пришлось бы принести....


   Я вас всех уничтожу, мрази!

   19.01.2011


   Глава 14




   Сидеть без дела было выше моих сил, так что я снова устроился на работу. Днем, как и в позапрошлом году, я работал в аптеке. Аптекарь был рад моему возвращению. Работа была хоть и не легкой, но интересной. Узнав о моих успехах в зельеварении, аптекарь стал доверять мне более сложные задания, такие как самостоятельное приготовление некоторых зелий. Работа доставляла мне истинное удовольствие. Видеть первоклассный результат своего труда -- что может быть лучше?


   После работы шел часовой отдых. А потом начинались мои тренировки. Джим вдруг решил, что я недостаточно силен и ловок для хорошего вора.


   -- Только идиоты целиком и полностью полагаются на магию, -- говорил он, -- Существует масса ситуаций, когда быстрые ноги или сильные руки гораздо полезнее магии.


   Бег с препятствиями, приседания, отжимания, подъём с переворотом.... Проклятье, я-то считал, что нахожусь в хорошей форме! А еще -- теннис, для развития реакции. За вечер я выматывался настолько, что мог заснуть в абсолютно любой позе и месте. Чаще всего -- за ужином с вилкой в руке. И, разумеется, тело болело постоянно, каждый дюйм.


   Магией занимались только в целях профилактики, чтобы не растерять полученные навыки и знания. Постепенно я втянулся в такой ритм занятий и даже начал получать удовольствие.


   Не забывал Джим проводить и занятия по "политинформации", как он сам это назвал. Законы магического мира, устройство и функции Министерства, бюрократический аппарат и как с ним бороться, основные политические группировки.


   Я был удивлен, когда узнал, что у магов нет ничего похожего на паспорт. Вся информация о магах, населяющих страну, хранится в Министерстве. То есть, при необходимости никак нельзя на месте доказать, что ты -- это ты. Хотя у магов такой необходимости, как правило, не возникает. При переезде в другую страну маг должен всего лишь пройти короткую регистрацию в местном Министерстве и все. То же самое при устройстве на работу и покупке недвижимости. Феодализм какой-то. Министр, кстати, выбирается путем голосования из двух или более кандидатов, сроком на шесть лет. Кандидатом, теоретически, может стать любой. На практике же выдвигают свои кандидатуры только Главы министерских Отделений. Ура, демократия, виват!


   Партий, в маггловском понимании, не существует в принципе. Есть различные политические группировки, но все они неофициальны, хоть и обладают немалым влиянием на проводимую Министерством политику. Одна из самых влиятельных группировок -- так называемые "Пожиратели Смерти". Точнее, бывшие Пожиратели Смерти и лица, им сочувствующие. Основу ее составляют понятно кто: почитатели Волдеморта, его методов, идей и целей. Желает эта группировка только одного: диктатуры чистокровных, со всеми вытекающими последствиями, как то: чистки магглорожденных, порабощение магглов, развитие магии и прочее. Конечно, ничего такого они открыто не заявляют, а усиленно прикидываются белыми и пушистыми, жертвуя деньги на "богоугодные" нужды и все такое. И прикидываться хорошими у них вполне получается!


   Вторую наиболее сильную группировку условно можно назвать "последователи Дамблдора". Отказавшись от поста Министра Магии, Дамблдор не отказался от власти, хотя и делает вид, что ему это не интересно. И точно так же, как и бывшие Пожиратели Смерти, люди Дамблдора прикидываются белыми и пушистыми, тем не менее, активно участвуя в чистках "темных" и "опасных" созданий. Добиваются они, понятное дело, полного соблюдения статута о секретности и максимально возможного разделения мира магов и магглов. Несмотря на то, что некоторые сторонники Дамблдора (например, Артур Уизли) в восторге от магглов и их изобретений. Во время войны с Волдемортом, кстати, Дамблдор из своих сторонников собрал незаконную вооруженную группу и обозвал ее "Орден Феникса".


   Министр, Корнелиус Фадж, мечется между двумя этими группами в надежде подольше сохранить свою власть и, чем черт не шутит, даже усилить ее. Ну, хоть место свое знает, и не пытается качать права, исправно вылизывая жопу то Дамблдору, то Люциусу Малфою. Хотя с Дамблдором в последнее время отношения как раз и испортились.


   Помимо этих двух группировок, существуют еще целая масса поменьше, но которые, так или иначе, относятся к одной из этих. Разумеется, что на руководящих постах в Министерстве в основном сидят ставленники группировки чистокровных, так как именно они обладают наибольшим денежным состоянием. Хотя есть кадры, которые работают, что называется, не за деньги, а за идею. Ярким представителем таких "идейных" является Долорес Амбридж, первый помощник Министра, и автор прекрасных законов об ущемлении прав магических созданий (в том числе и тех же оборотней) и приравнивании их всех к полуразумным животным. Хотя многие из этих "полуразумных" будут поумнее самой Амбридж, "разумного" животного.


   В общем, в магической Англии царит обычная, можно сказать стандартная, политическая обстановка: все грызутся за власть со всеми, и без пол-литры не разобраться во всех хитросплетениях.


   -- Пришел, наконец, -- поприветствовал меня Джим, когда я пришел на тренировку, -- Сегодня будет кое-что особенное. Пошли.


   Заинтригованный, я последовал за учителем. К моему удивлению, мы вышли из Косого переулка в маггловский Лондон. Давно я по Лондону не гулял, черт. Джим поймал такси и мы куда-то поехали.


   Ехали долго, целых двадцать минут. Машина подъехала к какому-то неприметному серому зданию где-то в центре города. Здание было довольно большим, но никаких вывесок, указывающих на его принадлежность, я не увидел. Расплатившись с таксистом, Джим повел меня внутрь.


   Сразу за парадной дверью путь посетителям преграждала решетка с чем-то вроде контрольно-пропускного пункта с пуленепробиваемым стеклом, какие я видел в кино. Шепнув что-то в окошко дежурному, Джим открыл решетку и пошел дальше по коридору. Дойдя до лестницы, мы стали спускаться в подвал. Он оказался гораздо глубже, чем я думал. Наконец мы зашли в зал, которое я сразу же узнал: тир. Длинное и широкое помещение прямоугольной формы, на одном конце которого располагались кабинки, из которых и велся огонь, а на другом -- мишени, с регулирующейся дистанцией. На другом конце помещения была дверь с табличкой "Оружейная" над ней. Возле нее стоял накачанный мужик с пышными усами и в форме легавого. Первой моей реакцией было побыстрее уйти, старые рефлексы. Но Джим, подозревая о моем стремлении, смог удержать меня за плечо. Полицейский, увидев Джима, широко и добродушно улыбнулся и подошел к нам.


   -- Джим, здорово, -- протянул он руку, которую учитель крепко пожал, -- Как оно?


   -- Потихоньку, как сам?


   -- Да точно так же, -- засмеялся коп, -- А это и есть твой двоюродный племянник? -- спросил он, кивнув на меня.


   -- Да. Алекс, познакомься -- Тейлор О'нил, мой старый друг.


   -- Приятно познакомиться, сэр, -- максимально вежливо сказал я, пожимая протянутую руку. Вежливость при разговоре с копами -- первый залог безопасности!


   -- Ну, Джим, у меня все готово. Магазины заряжены, оружие в исправности. Об осторожности, думаю, напоминать не стоит?


   -- Нет, -- уже улыбнулся ДиГриз, -- Спасибо, Тейлор.


   -- Да ладно, -- махнул рукой легавый.


   Джим подошел к столу с лежащим на нем огнестрельным оружием, я пошел следом.


   -- Вот этому я тебя и буду сегодня учить, -- сказал мне учитель, осматривая полицейскую Беретту, -- Стрельбе.


   -- Я маг, -- тихо, чтобы не услышал коп, сказал я, -- Зачем мне маггловское оружие?


   Джим ничего не ответил, только улыбнулся и загнал в пистолет обойму и передернул затвор. Пригласив жестом на рубеж ведения огня, учитель прицелился в мишень и за тридцать секунд выпустил в нее всю обойму. Я оглох после первого же выстрела, совсем забыл, что в кино во время стрельбы в тире одевают наушники.


   -- Громковато, да? -- спросил меня Джим, когда я вновь стал слышать, -- А теперь урок. Я за тридцать секунд выпустил пятнадцать пуль, это значит -- один выстрел в две секунды, грубо говоря. И все они попали в цель. Я мог бы быстрее. И есть оружие, которое может стрелять намного быстрее. Можешь мне назвать мага, способного на такую скорость?


   -- Нет, -- сказал я, когда понял, что это был не риторический вопрос.


   -- А можешь назвать мага, который способен поставить магический щит от пуль?


   -- Нет.


   -- Ну, вообще-то, щиты от физических атак существуют. Они сложнее, чем щиты от магических, но тем не менее. Другой вопрос: а кто из магов будет готов к тому, что ты выхватишь пистолет и выстрелишь? Ты вот будешь к такому готов, сражаясь с магом?


   -- Нет.


   -- Теперь -- будешь. Я знавал одного парня, который пристрелил более сильного мага, чем он, из револьвера "Миротворец". В этом ошибка большинства магов: упиваясь собственной силой магии, они совершенно забывают и не берут в расчет маггловскую технику. А зря!


   Джим снова подошел к столу и положил пистолет обратно. Взамен он взял автомат АК-74, которым в фильмах всегда были вооружены "плохие" парни.


   -- Советский автомат АК-74М. Магазин -- тридцать патронов, хотя бывают на сорок пять. Скорострельность до шестисот выстрелов минуту, дальность стрельбы на километр. То есть можно убить мага до того, как он тебя увидит. А ведь есть оружие, бьющее и на два километра, и на десять. Понял?


   Я кивнул, принимая от Джима автомат.


   Вот ты какой, Калашников. В кино совсем по-другому выглядит. Плавные черты, довольно тяжелый, но, тем не менее, удобен даже для меня. И надежен, как скала.


   -- Ладно, -- сказал Джим, забирая АК обратно, -- Это тебе еще рано, пока постреляй из вот этого, -- протянул он мне вновь заряженную Беретту.


   Подойдя к линии огня, я тщательно прицелился, максимально вытянув руки с сжатым в них пистолетом и осторожно нажал на курок. Ничего не произошло. Коп и Джим покатились со смеху.


   -- Затвор передерни.


   Сделал. И снова -- ничего.


   -- С предохранителя сними, -- посоветовал все еще смеющийся учитель.


   Кое-как отыскав предохранитель, я щелкнул и вновь приготовился стрелять. На этот раз все получилось. Ствол пистолета дернулся вверх, сам я отступил на пару шагов от отдачи.


   -- Ты неправильно стоишь. И не правильно держишь оружие, -- подключился к моему обучению Тейлор, -- Правда? Отведи правую ногу назад, он будет опорной. Левую руку согни в локте и упри в бок, тогда оружие будет меньше шататься в руках....


   Весь остаток дня Джим и Тейлор учили меня правильно стоять, правильно стрелять и держать оружие из самых разных позициях: стоя, лежа, сидя, из-за угла и так далее. К концу тренировки даже мои туфли были все в сером порохе, а руки им пропахли. Но я был чертовски доволен! Даже не подозревал, что стрелять из настоящего оружия так классно! И это из пистолета! А ведь есть масса другого, даже более классного!


   Бес сомнения, новая тренировка пришлась мне по душе.


   После нескольких занятий по стрельбе, Джим повел меня в оружейный магазин. Нет, не так: в нелегальный оружейный магазин. Разумеется, как магазин он даже не выглядел. Просторное помещение, заставленное ящиками и стеллажами с оружием. И как дополнение -- пара громил с дубинками и сам продавец, явно еврей по национальности.


   -- И что вас интересует, молодые люди? -- спросил продавец, когда за нами закрылась стальная дверь.


   Джим раньше не имел с ним дел, ему посоветовал к нему обратиться один из многочисленных знакомых учителя.


   -- Пистолет для парня, -- Джим хлопнул меня по плечу.


   -- А, понимаю, подрастающая смена, -- заулыбался старый еврей, -- Жуткие времена настали, уже и детям необходимо оружие....


   -- Я не ребенок, -- буркнул я.


   -- Конечно, конечно, молодой человек. Есть какие-нибудь особые пожелания? У меня имеется прекрасный выбор советского оружия. Настоящего советского, а не китайских и чешских пародий!


   Продавец провел нас к ближайшему стеллажу и продемонстрировал набор пистолетов. Чего тут только не было! Люггеры, обычный и артиллерийской модификации, Вальтеры, Наганы, Маузеры, ТТ, ПМ, Беретты, Кольты, АПС.... Даже пара старинных кремневых и один "Миротворец". Да, я многое узнал об оружии от учителя, и еще больше -- прочитал.


   Джим взял на пробу ПМ и внимательно его осмотрел.


   -- Еще в масле, -- заметил он.


   -- То, что советское -- все новое, можно сказать, прямо с завода. Есть и старые, но цена не намного ниже, все-таки стволы хорошие, проверенные.


   Семьдесят лет СССР копил оружие. И вот, после уничтожения Союза, оно хлынуло на черные рынки нескончаемым потоком. Не удивлюсь, если где-нибудь тут у старого еврея есть что-нибудь помощнее автоматов, винтовок и пистолетов. Может и не здесь, но есть -- точно.


   -- Что выберешь? -- отдал мне право выбора Джим.


   Грубо говоря, это был его подарок на День Рождения. Хоть он и шестого августа, учителя это не волновало.


   Так, посмотрим. ПМ сразу нет, рукоять слишком толстая и неудобная. Револьверы так же отметаем. Иностранное -- туда же, не доверяю я ему. Я взял в руки ТТ и почувствовал приятную тяжесть. Идеально. Удобен, надежен и убоен. Хоть и громыхает при выстреле, как гром, но это даже пугает неподготовленного врага. На рукояти была выгравирована звезда, символ СССР. Серийный номер старательно сведен со ствола, чтобы нельзя было проследить его путь. Интересно, применялось ли это оружие кем-то ранее? И если да, сколько из него застрелили "врагов народа"?


   -- Этот, -- решил я.


   -- Хороший выбор, молодой человек. ТТ наиболее хорошо расходятся, отличная машинка. В комплекте к нему идет три магазина и сто патронов. Цена...


   У Джима на лоб глаза полезли.


   -- Уважаемый, мы не танк покупаем, а пистолет. Цена чересчур завышена.


   -- Молодой человек, -- заговорил деловым тоном продавец, -- ТТ разбирают, как горячие пирожки зимой. Не хотите, не покупайте. Но из уважения к Вам и симпатии к Вашему спутнику, я согласен снизить цену до....


   Дальше шел десятиминутный торг. Может мне показалось, но, кажется, продавец получал истинное удовольствие от борьбы за каждый фунт, как и Джим. В ход шли такие фразы как "детки не кормлены", "страшная инфляция и задержка зарплаты" и все в таком же духе. Наконец, договоренность была достигнута. Помимо небольшой скидки, продавец так же прилагал к комплекту удобную кобуру, с двумя отсеками для дополнительных магазинов. Кобура была небольшая, и при желании ее вполне можно было скрытно носить под одеждой.


   Заплатив требуемую сумму, мы расстались с продавцом, вполне довольные друг другом.


   -- Везде носить с собой, -- инструктировал меня Джим, пока мы шли к нему домой, -- Привыкай к нему. Заряженным не носить! Обоймы снаряди, но не заряжай пистолет. Чтоб всегда был на предохранителе, ясно? И никому, вообще никому, ни в коем случае не показывать! Магическим законом огнестрельное оружие, конечно, не запрещено, но лучше не демонстрировать. И тем более я запрещаю направлять пистолет на живых людей и нелюдей.


   А я шел и только кивал потому, что был абсолютно счастлив. Может, имея такие воспоминания, у меня и Патронус получиться?


   Иногда, очень редко, Джим давал мне выходной от тренировок, так сказать, разгрузочный день. Я уже в школе успел уяснить, как порой бывает важно сделать перерыв в учебе, так что не возражал. Хотя отдыхать мне пока не хотелось. Аптекарь так же мне дал отгул, и этот день стал для меня абсолютно свободным. И я просто не представлял, чем заняться! Просто гулял по Косому переулку, разглядывая витрины.


   По указанию Джима, я теперь всегда носил с собой свой ТТ (на стволе которого, вместо серийного номера, я тайком магией вывел надпись "Калькулятор", услышав про это анекдот) в кобуре, которую я прикрепил за спиной. Мантии у волшебников были большие, так что под ней видно не было. Честно говоря, под мантией можно целую базуку спрятать, если постараться. К тяжести ТТ я потихоньку привыкал и она казалась мне вполне естественной, не доставляя никаких неудобств, как и само наличие пистолета за спиной.


   У магов не было обычных, привычных мне, развлечений, вроде кино. Был театр и всякие постановки в нем, но это меня не прельщало. Квиддич мне так же не нравился. К слову, в этом году проходил Чемпионат по Квидиччу в Англии, играли Болгария и Ирландия. Джим меня зазывал сходить на него, но я отказался. Одна из причин отказа: обязательные беспорядки, сопровождающие такие, мероприятия как Чемпионат. Спасибо, я на фанатов Арсенала насмотрелся, за годы, проведенные в приюте. И мне хватило. Хотя я, по примеру того же Джима, поставил на победу Ирландской сборной. Сделать меня это убедил сам учитель, ведь "у Болгарии только Крам, остальные говно, а у Ирландии вообще зашибись все!". Да-да, Джим, в отличии от меня, был фанатом квиддича и собирался ехать на Чемпионат даже без меня. Не беда, найду, чем заняться в его отсутствие.


   Решил зайти в кафе-мороженое, где в прошлом году видел Поттера. В этом очкастого тут не оказалось, слава проклятым богам. Мороженое я не особо любил, как и остальные сладости, но сок в кафе был шикарный. Его-то я и заказал. Холодный и вкусный напиток в жаркий летний денек просто прекрасен. Пока пил, размышлял, чем заняться в этот день. От трудности выбора меня избавил голос за спиной.


   -- О, Алекс, не ожидал тебя тут встретить.


   Обернувшись, я увидел Малфоя в компании Нотта, Дафны с Асторией и Трэйси.


   -- Взаимно, Драко, -- улыбнулся я и кивнул на свободные стулья, -- Присоединяйтесь.


   Упрашивать их не пришлось. Быстро заняв свободные места, слизеринцы сделали заказ и вновь посмотрели на меня.


   -- Я думал, ты сирота, -- сказал Нотт.


   -- Так и есть, -- кивнул я.


   -- Тогда почему ты не в приюте? -- недоумевал Нотт.


   Я не ответил, только снисходительно на него посмотрел. Теодор тут же понял, какую глупость спросил и хлопнул себя по лбу, с видом раскаявшегося дурака. И действительно, почему слизеринец не в приюте? Видимо, потому, что ему никто не указ, и он ходит, где захочет. Тут принесли заказ ребят, и они заработали ложками, я же заказал себе еще стакан виноградного сока.


   -- Как лето, Алекс? -- спросил Малфой.


   -- Нормально. Работаю в аптеке....


   Я вкратце рассказал, как провожу лето. Умолчал, разумеется, о своих занятиях с Джимом. Зачем им это знать?


   -- Ты на Чемпионат едешь? -- спросила Дафна.


   -- Нет.


   -- Билетов нет? Так давай я тебе достану! -- немедленно вызвался помочь Драко, известная слизеринская взаимовыручка, -- Попрошу отца, он сможет помочь....


   -- Нет, Драко, спасибо. Я вполне могу себе позволить купить билет самостоятельно. Просто не хочу.


   -- А, ну да, ты же не любишь квиддич, -- разочарованно протянул Малфой.


   -- Такой уж я, -- пожал плечами, -- Но я поставил на Ирландию.


   -- Ха! -- рассмеялся Нотт, -- Да Болгария их сделает, плакали твои денежки.


   -- Посмотрим, -- ухмыльнулся я, не вступая в дальнейшую дискуссию. Нотт и Малфой могли говорить о квиддиче часами, но вот я -- нет.


   -- Пошли с нами гулять по Косому, -- предложила Трэйси, когда все закончили поедать мороженное.


   Почему бы нет? Я все равно свободен, как минимум до завтра. Перефразируя одну книгу: не вижу, почему бы благородному слизеринцу и не составить компанию благородным слизеринцам.


   И хоть развлечений у магов нет, в хорошей компании и просто гулять приятно и весело.


   -- Кстати, -- внезапно спохватился Малфой, -- А вы слышали, что в этом году у нас будет проходить Турнир Трех Волшебников?


   Мои однокурсники встали, как вкопанные, уставившись на Драко круглыми глазами. Видимо, они поняли, о чем речь. Но я-то нет!


   -- Что такое "Турнир Трех Волшебников"? -- спросил я.


   -- Эх ты, темнота, -- протянул Нотт, -- Это Турнир, в котором участвуют Чемпионы трех магических школ: Хогвартса, Дурмстранга и Шармбатона. То есть, Англии, Франции и Болгарии. Чемпионы выбираются артефактом под названием Кубок Огня. Суть Турнира заключается в том, что Чемпионы должны пройти три испытания, используя только магию. Победитель получает Кубок Турнира, денежный приз и вечную славу. Турнир давно не проводили из-за частой гибели Чемпионов....


   -- Сейчас все будет нормально, -- нетерпеливо сказал Малфой, -- Мне отец рассказывал. Целый год готовились к этому Турниру, учитывая любую мелочь, так что опасность будет сведена к минимуму....


   -- А какие испытания? -- спросил я.


   -- Никто не знает. В смысле, они каждый раз разные, -- ответил Драко, -- Классно было бы участвовать, но отец сказал, что будут наложены какие-то ограничения на кандидатов в Чемпионы.


   Наверняка, ведь Дамблдор был одним из организаторов Турнира, все-таки директор школы-хозяйки.


   "Ублюдок, уничтожил нашу страну и решил расслабиться, Турнир устроить".


   Дальше разговор пошел только о предыдущих Турнирах. Как выяснилось, в каждом их них гибнул кто-нибудь из Чемпионов.


   Распрощались я со слизеринцами поздно вечером. На прощание девушки расцеловали меня в щеки, что сделало прошедший день вдвойне приятнее.


   Тем же вечером я, ведомый каким-то детством в одном месте, аккуратно вывел на одном из своих патронов надпись "Альбус Дамблдор". Вручу при первой же возможности. Наверняка это затронет его сердце и ему будет досмерти приятно. А пока я положил этот патрон отдельно от остальных. Всегда буду носить его с собой, на всякий случай.


   Занятия продолжались. Физические упражнения уже не вызывали такой боли во всем теле, как раньше, хоть Джим их постоянно и усложнял. В стрельбе я так же достиг определенных успехов. Попасть в человеческую фигуру с пятидесяти метров я мог вполне, большего пока не требовалось. К слову, стрелять я учился с левой руки, так как в правой планировал держать палочку. Но, конечно, о том, чтобы вести огонь с одной руки и речи пока не шло, это было делом будущего.


   Сочтя, что я слишком мало устаю, Джим возобновил тренировки по окклюменции, атакуя мой разум во время стрельбы или же выполнения физических упражнений. Первую пару раз я даже терялся, что страшно злило учителя. Но быстро восстановил прежний навык защиты сознания и уже повышал его.


   По ночам я вновь стал погружаться во внутренний мир, к Волку. Может мне показалось, но, кажется, он был рад видеть меня после такого долгого перерыва. По крайней мере, не рычал, как раньше. Внутренний мой мир так же претерпел изменения: стал темнее, а расстояние между деревьями в лесу увеличилось, туман стал более густым, и появились новые объекты, вроде здоровенных камней и оврагов. Волку это откровенно нравилось, ведь однообразный ландшафт надоедает. С чем эти изменения связаны, я не понимал, а спрашивать у учителя не хотел. Ничего экстренного, а значит, сам разберусь со временем.


   Еще в самом начале лета я показал Джиму свои зелья, которые сварил в Тайной Комнате. Половину он выбросил сразу.


   -- Изготовлено хорошо, но сохранил ты их паршиво, из-за чего они и испортились, -- прокомментировал учитель.


   Вторую половину он более-менее одобрил, сообщив, что их вполне можно применять, хоть они и не экстра-класса. Выручку за проданные зелья я решил потратить на покупки к школе.


   На целых три дня я остался без тренировок, только работая в аптеке -- Джим, как и грозился, уехал на Чемпионат Мира по Квидиччу. Новость о победе Ирландии я получил от букмекера, вместе с внушительной суммой денег. Хотя снитч поймал Виктор Крам, но охотники Ирландии были слишком хороши. А уже от вернувшегося посреди ночи Джима я узнал о беспорядках в лагере болельщиков. Ха, я знал! Надеюсь, никто из слизеринцев не пострадает. Выходит, фанаты квиддича ничуть не лучше фанатов футбола. Но утренние газеты внесли ясность: лагерь болельщиков разгромили пьяные Пожиратели Смерти, решившие продемонстрировать свою удаль. Вот ведь дебилы. Папаша Малфоя с ними был, интересно? Если да, то понятно, в кого пошел сынок! Но это было не все: разошедшихся почитателей Волдеморта спугнула появившееся в небе Черная Метка, особая фишка Темного Лорда, которую запускали в местах, где кого-нибудь убили Пожиратели. Почему дебоширы сбежали, увидев "старую-добрую" Черную Метку, непонятно. Испугались, что это Хозяин вернулся? И кто, спрашивается, ее запустил? И зачем?


   Вопросы, вопросы, вопросы, и никаких ответов.


   Вскоре пришло письмо из Хогвартса со списком необходимых предметов для нового курса. Собрав деньги, я пошел за покупками.


   Первым делом я купил новый портфель, черного цвета. С рюкзаком ходить уже как-то не солидно. На портфель были наложены те же чары, что и на рюкзак, что меня вполне устраивало. Так же у него имелся специальный ремень, прицепив который, можно было носить портфель на плече, а не в руках, что было особенно удобно. Конечно, рюкзак за плечами удобнее портфеля сбоку, но только в экстренных ситуациях. В повседневности этим можно и пренебречь, ради солидности.


   В школьном списке стояла обязательным парадная мантия. Что это такое и как выглядит, мне было интересно, так что следующим пунктом назначения стал магазин мантий мадам Малкин. Телосложение мое изменилось за это лето, так что пришлось покупать и обычную одежду. Старую я, по устоявшейся традиции, продал старьевщикам, пусть какие-нибудь Уизли ее носят. Новую одежду я купил чуть более просторную, чем обычно, чтобы не стесняла движений. И в основном темных тонов, все-таки Слизерин факультет темных магов (три раза ха), верно? Ха, вот и надо оправдывать репутацию факультета. Парадная мантия оказалась.... Даже не знаю, КАК ЭТО описать. Короче, мне не понравилось однозначно. Какая-то пародия на смокинг, честное слово. Но брать надо, мало ли, зачем она нужна. Взял строгую черную парадку, с белоснежной рубашкой и черной бабочкой. Хотел с галстуком, но оказалось, что таких просто не существует! Обязательно с бабочкой. Точно пародия на смокинг, насколько я знаю, их тоже с галстуками не носят. По крайней мере, Джеймс Бонд всегда носил смокинг с бабочкой, и никогда -- с галстуком. Примерив парадную мантию, я убедился, что она неудобна и сковывает движения. Подъем с переворотом в ней я бы точно не сделал. А Джеймс Бонд и прыгает, и бегает, и дерется в смокинге без проблем. Или у его одежды просто особый покрой? Подстава. Смирившись, заплатил за покупки и засунул все в портфель. Парадную мантию при этом упаковали в особую коробку. Как мне объяснили, чтобы она не помялась, не испачкалась и не потеряла свежести к моменту, когда я ей воспользуюсь. Удобно.


   В магазине книг и ингредиентов для зелий не было ничего необычного. Сверх необходимого я так же ничего не приобрел. Понадобится что -- всегда смогу заказать по почте, теперь я могу пользоваться этой услугой без особых проблем для своего кармана.


   Первого сентября я был полностью готов: с иголочки одет, через плечо висел портфель со всеми вещами, в кобуре на левом предплечье находилась волшебная палочка, а за спиной ТТ "Калькулятор". Патрон с именем Дамблдора в нагрудном кармане, у сердца. Ну, ни пуха мне.


   Здравствуй, новый учебный год. Ты обещаешь быть интересным.

   20.01.2011


   Глава 15




   Встретиться со всеми однокурсниками, несмотря ни на что, было довольно приятно.


   Четвертый курс, подумать только. Как же быстро летит время. Поздоровавшись со всеми встреченными слизеринцами, даже с теми, кого я знал плохо, я нашел купе, где засели однокурсники и присоединился к ним.


   -- Как отец, Драко? -- спроси я у блондина.


   -- Нормально, здоров, -- слабо улыбнулся Малфой.


   Судя по спокойному виду остальных, можно было предложить, что с их родителями тоже все нормально. Честно говоря, я был слегка удивлен, когда узнал, СКОЛЬКО на Слизерине детей бывших Пожирателей Смерти. Фактически, каждый второй. С нашего курса только Блэйз и, кажется, Гринграсс, хотя не уверен, не имели родителей-Пожирателей.


   -- Итак, -- подал голос Нотт, -- кто будет участвовать в Турнире?


   -- Было бы неплохо, -- хихикнула Пэнси, прижимаясь к Драко, -- Денежная премия -- ерунда, но вот слава, почет и уважение дорого стоят.


   -- Противники-то не из простых, Шармбатон серьезная школа, не говоря уже о Дурмстранге, -- вставил свои пять фунтов Блэйз.


   -- Почему?


   Вместо него ответил Малфой:


   -- Потому что Дурмстранг школа, где по-настоящему чтят традиции волшебников. Отец вообще хотел отправить меня учиться туда, он знаком с тамошним директором, но мать была против. В Дурмстранг не принимают всяких грязнокровок, как это делает Дамблдор. И там по-настоящему изучают Темную Магию, а не Защиту от нее, как в Хогвартсе...


   Изучают Запретные Искусства, да? Звучит заманчиво. Какого черта я не в Дурмстранге учусь? Да и ближе к родным краям...


   Дальше разговор и потек в таком плане: обсуждали приезжающие в гости школы и предстоящий Турнир. Мимо нашего купе, дверь которого мы оставили открытой, чтобы не было душно, туда-сюда сновали бесчисленные толпы гриффиндорцев. Паломничество они, что ли, совершают в наш вагон? Прислушавшись к происходящему вне купе, я услышал знакомые тембры голосов нашей любимой "золотой троицы".


   -- Ух ты, -- вслух сказал я, -- возрадуйтесь, дети мои, -- обратился я к недоумевающим слизеринцам, -- ибо наш вагон почтил своим присутствием Дважды Победитель Темного Лорда, Любимчик Дамблдора, Мальчик-Который-Выжил, Гарри Поттер...


   Малфой мгновенно выскочил в коридор. Заметить открытую дверь купе, из которого доносился голос Поттера, было не проблемой. Махнув Крэббу и Гойлу, чтобы следовали за ним, Драко напустил на себя важный вид и пошел нанести визит своему врагу номер один.


   -- Не хочу упускать такое зрелище, -- шепнул я оставшимся в купе через какое-то время и пошел следом.


   Зашел я удачно, Малфой как раз потрясал чем-то уродливым, похожим на парадную мантию.


   -- Ты же не собираешься носить это, Уизли? -- смеялся Драко, -- Это, конечно, было модно... лет двести назад.


   Внимательно разглядев парадную мантию рыжего, я не смог сдержать смеха. Да, она полностью соответствовало моде Средневековья.


   -- Уизли, -- с максимальным презрением обратился я к рыжему, -- Неужели у тебя не нашлось денег на что-нибудь поприличнее? Нет, дай угадаю: у тебя денег вообще нет? Проклятье, Уизли, ты никогда не слышал о таком понятии как "летняя подработка"? Понимаю, что-нибудь серьезное тебе бы не доверили, не с твоими "навыками". Но уж пол подметать и посуду мыть где-нибудь в "Дырявом котле" ты бы смог?


   -- Да подавитесь вы оба навозом! -- не своим голосом заорал красный от стыда или гнева Уизли.


   Да, несчастный Рон Уизли безнадежен. Как так: жить в бедной семье и не научиться зарабатывать деньги? Что, черт возьми, он делал летом? Ах да, на Чемпионат поехал, это мне известно. Как он только не понимает, что со своей ленью он навечно останется на дне? Хотя, почему меня должно это волновать, это его жизнь. Хочет закончить свою никчемную жизнь на помойке -- его право, он мне никто.


   -- Так что, Уизли, ты будешь участвовать? -- тем временем продолжил Малфой, -- Попробуешь прославить свою семейку, а? Там еще и денежный приз есть, сможешь купить себе приличную одежду, если выиграешь.


   -- О чем ты? -- огрызнулся Уизли.


   Интересно, он может нормально разговорить? Малфой и я его бесим? Какая разница, он меня тоже, но я же не повышаю голоса и не рычу, брызгая слюной. О времена, о нравы!


   -- Ты будешь участвовать? -- повторил Драко, -- Уж ты-то, Поттер, не упустишь возможности покривляться перед толпой, верно?


   -- Или объясни, что ты имеешь в виду, Малфой, или проваливай, -- с презрением сказала мисс Всезнайка.


   -- Только не говорите мне, что не в курсе! -- в полном восторге закричал Малфой, -- Да мне отец сто лет назад все рассказал! Уизли, у тебя же брат и отец в Министерстве, и ты ничего не знаешь? Хотя, может они слишком незначительные лица, чтобы говорить о важных вещах, а, Уизли?


   Рыжий достиг максимальной красноты, и было видно, что он готов броситься на Малфоя. Незаметно я дернул Драко в коридор. Он все правильно понял и сам оценил обстановку. Махнув Крэббу и Гойлу, мы все вышли в коридор и пошли назад в свое купе. За нашей спиной в закрытую нами дверь врезалось что-то большое.


   Остаток пути прошел под издевательские рассказы Малфоя о семействе Уизли. Как по мне, так вполне заслуженные. Что вообще за человек такой этот Артур Уизли, если не способен обеспечить нормальные условия жизни для собственной семьи? Тряпка, а не мужик. И его выкрики про "честь" и "благородство" на фоне бедной семьи ничего не стоят. Теперь я в полной мере осознал то презрение, которое испытывает Малфой к этой семье.


   Хогвартс встретил нас отвратительной погодой -- с неба лило так, будто кто-то включил кран на полную и забыл его выключить. В отличие от других учеников, я не стал изо всех сил бежать к каретам, в надежде побыстрее заскочить под крышу и не промокнуть. Спешить надо только при поносе. Я лучше промокну, чем буду бегать, спасаясь от какой-то там водички, льющейся с неба. Не кислотный же это дождь, верно? Тем более есть замечательные заклинания, высушивающие одежду. Между прочим, немного измененные, эти же безобидные заклинания способны высушить человека за несколько минут до состояния мумии. Я про них в Книге прочитал. Но это так, к слову.


   Из-за своей неспешности я обнаружил свободные места только в последней карете. Ехать пришлось в компании каких-то второкурсников и одной третьекурсницы с белыми волосами, огромными редисками в ушах и страшных по виду очках.


   -- Привет, -- поздоровалась со мной неизвестная таким голосом, что сразу стало понятно -- девочка не от мира сего.


   Я ничего не ответил, молча доехав по Хогвартса.


   В замке оказалось, что практически все ученики неучи и не знают такого полезного заклинания для сушки одежды. Знали его только равенкловцы и кое-кто из слизеринцев. Простуда кому-то точно обеспечена. А может и воспаление, чем черт не шутит.


   За столом преподавателей пустовало лишь одно место, учителя по Защите от Темных Искусств. Почему бы уже не назначить на эту должность нашего декана, Северуса Снейпа? Уж он-то точно способен побороть какое-то там проклятье, наложенное на этот предмет.


   Началось распределение, Сортировочная Шляпа вновь пела свою песню, каждый год новую. Интересно, она ведь каждый год придумывает другую, и так уже тысячу лет. Так это тысяча песен получается? Я бы уже музыку возненавидел, если бы мне пришлось оказаться на ее месте.


   Наконец, распределение закончилось, и на столе появилась еда. Даже не подозревал, как проголодался. Зал наполнился шумом работающих вилок и ртов, ученики не наговорились в поезде, да и какая трапеза без приятной беседы?


   -- Алекс, Алекс, -- вырвал из размышлений голос Нотта, -- А ты что думаешь?


   -- М? О чем?


   -- Ты ведь знаешь, кто такие домовые эльфы? И что они фактически рабы?


   -- Ну.... да.


   -- А в Хогвартсе полно домовых эльфов. И они готовят эту еду, и все остальное тоже делают. Как относишься к рабскому труду?


   -- Шикарно. Всегда мечтал иметь сотню-другую рабов-негров, чтобы они работали на моей плантации, а я бы в белом костюме и шляпе бил их кнутом и наслаждался жизнью. Без обид, Блэйз.


   Слизеринцы, сидящие рядом, засмеялись, даже Забини.


   -- А с чего вдруг такие вопросы? -- полюбопытствовал я.


   -- Грейнджер отказалась есть, потому, что, видите ли, она против рабского труда.


   -- Дура, -- резюмировал я, -- Что-то я не видел недовольных своим положением домовиков.


   В это время Дамблдор начал говорить свою обязательную речь, но был оборван на середине внезапно открывшейся дверью. В Зал, хромая и опираясь на длинный посох, вошел человек, закутанный в черную дорожную мантию. Когда незнакомец снял капюшон, я смог разглядеть его лицо: возраст определить было сложно из-за шрамов, в огромном количестве "украшающих" лицо неизвестного, вместо одного глаза у него был явно искусственный, который с бешеной скоростью вращался в глазнице. Напротив меня сдавлено хрипнул Нотт.


   -- Кто это? -- тихо спросил я его.


   -- Грозный Глаз Грюм, -- так же тихо ответил он, -- Наш новый преподаватель по Защите, я думаю.


   Дамблдор поздоровался с незнакомцем и усадил его за стол преподавателей.


   -- Позвольте представить вам нового преподавателя по Защите от Темных Сил, профессора Грюма, -- с воодушевлением сказал Дамблдор.


   -- Аврор, один из лучших, -- низким и глухим голосом тихо сказал, к моему удивлению, Крэбб, -- Половина узников Азкабана обязана ему своим заточением.


   Вывод: опасный тип. Дело свое знает, раз еще жив, с таким-то количеством "друзей". И темных магов должен за версту чуять. Я попал, мать его. Хотя и не полноценный темный маг, но магией-то запретной занимаюсь. И откуда мне знать, может у него действительно нюх на темную магию, которую он сможет во мне увидеть? Черт, черт, черт! Придется прекратить все занятия по Темной Магии, пока не узнаю обстановку.


   -- Красавчик, -- прокомментировала Пэнси нового учителя.


   -- У него боевого опыта больше, чем у всех авроров вместе взятых! -- шикнул Забини, восторженно глядя на Грюма, -- Еще я слышал, что его глаз способен видеть сквозь предметы, потому его и прозвали Грозный Глаз.


   Да, полезное свойство, хотел бы я так уметь. Но жертвовать ради этого глазом -- увольте. Хотя, за возможность заглядывать под одежду к любой девушке....


   "ИДИОТ!!! Он может пистолет увидеть в портфеле!!! И нашу книгу по Темной Магии!!!"


   Со мной сейчас случиться что-нибудь. Такого страха я даже перед дементорами не испытывал. Один его взгляд на мои вещи и мне конец. Спокойно-спокойно, портфель сейчас в безопасности, в гостиной Слизерина. Ему туда доступа нет! А я просто буду осторожнее в этом году. Главное не бегать перед ним с запрещенными вещами под мантией, и все будет отлично, ведь так? Спасибо, Внутренний Голос, образумил, спустил с небес на землю.


   Директор тем временем объявлял о Турнире Трех Волшебников, а я внимательно рассматривал Грюма. Видимо, почувствовав мой взгляд, единственный настоящий глаз старого аврора уперся в меня. Голову на отсечение даю, на секунду он растерялся, увидев меня! Но быстро взял себя в руки и с вызовом уставился на меня. Я отвел взгляд первым, не мне тягаться с таким зубром, как Грюм, но только пока!


   Директор же объявил ограничение на участников Турнира: возраст Чемпиона должен быть не менее семнадцати лет. То есть, выдвигать свои кандидатуры могли лишь совершеннолетние. Не очень-то и хотелось. Пускай вон гриффы своими головами рискуют, а я посмотрю и посмеюсь. Мне и так в этом году, чувствую, проблем хватит.


   Прибытие гостей было намечено на октябрь.


   -- Не судьба нам поучаствовать, -- вздохнул Блэйз.


   -- Турнир проводится каждые три года. Если все будет хорошо, на нашем седьмом курсе его вновь проведут, так что еще не все потеряно, -- обнадежил загрустившего Забини Малфой.


   На следующий день у нас был сдвоенный с Гриффиндором урок по Уходу за магическими существами. Хагрид после бегства гиппогрифа был абсолютно счастлив и вновь уверен в себе. Все старания Малфоя пропали даром.


   -- Ну вот и все тут, -- сказал Хагрид, оглядывая учеников, -- В этом году мы будем ухаживать за соплохвостами!


   В загоне для существ ползали... какие-то твари. Пока небольшие, но было видно, что они только вылупились. Больше всего он были похожи на деформированных раков без панциря, со множеством ног и изогнутым хвостом (по крайней мере, это было похоже на хвост!), и соплом на конце. Зная Хагрида, из этого сопла наверняка будет вырываться огонь, когда твари подрастут. И пахли они.... очень "вкусно". Я такой запах в последний раз нюхал, когда в контейнер с протухшей рыбой упал, сбегая от легавых.


   "НЕ напоминай!"


   Ну, сбежал же! ТАКОЕ копы в участок решили не вести и отпустили на все четыре стороны.


   -- Только вылупились, -- осчастливил нас Хагрид, -- И вы сможете их сами вырастить! Это будет заданием на год....


   -- С какой это стати мы будем их растить? -- высказал свое недовольство Малфой.


   Хагрид растерялся.


   -- Я имею в виду, какая от них польза? Что они делают? -- пояснил Драко.


   -- Это будет на следующем уроке, -- нашелся, что ответить учитель, -- А сегодня мы будем их кормить. Вот тут у меня в коробках есть разное.... Я сам не знаю, что они больше любят, их у меня раньше не было. Поэтому давайте им все подряд.


   Выбора не оставалось, и я взял всего понемногу, но только мясные "блюда". Не думаю, что эти соплохвосты травоядные. Доставшийся мне имел вид какой-то злобный. Ну, мне так показалось. На предложенную еду он набросился с невероятной скоростью. В благодарность за кормление эта скотина попыталась меня обжечь, как и думал, с конца "хвоста" они плюются огнем.


   -- Ты чего творишь, -- прошипел я жрущему соплохвосту, -- Про "не кусай руку, тебя кормящую" слышал?


   -- Осторожнее, -- громко объявил Хагрид, -- Они могут плеваться огнем. Но слабо... пока.


   -- Ой, а это что за острая штука? -- воскликнула Лаванда Браун.


   -- Это жало. Оно у самцов. У самок присоски на брюхе, с помощью которых они могут сосать кровь.


   Проверил у своего -- жало было в наличии.


   "Поздравляю, у нас мальчик!"


   -- Теперь я понимаю, зачем они нужны, -- во всеуслышание заявил Малфой, -- Кто же откажется от питомца, который жалит, кусает и обжигает одновременно?


   Соплохвост, которого я решил назвать на русский манер Шариком, выжидательно уставился на меня.


   -- Что? Больше жрать нечего.


   И тут же он попытался меня обжечь. Скотина.


   -- Эй, смотрите, -- прервал наш поход к Большому Залу на обед Малфой, -- Глядите, что в "Пророке" написали.


   Он развернул газету. "ОЧЕРЕДНАЯ ОШИБКА МИНИСТЕРСТВА МАГИИ" -- гласил заголовок. Вкратце, в статье рассказывалось об ошибке Артура Уизли, которого в статье назвали Арнольдом, и его стычке с маггловской полицией из-за распоясавшегося профессора Грюма, который неожиданно средь ночи начал швыряться заклинаниями направо и налево. Дочитать я не успел, Малфой с газетой кинулся к появившимся Поттеру и Уизли. И громко зачитал им статью об отце рыжего, чтобы все слышали.


   -- Тут даже фотография есть, Уизли, -- продолжал издеваться Малфой, -- Твои предки перед вашим домом. Если это можно назвать домом. Твоей матери не помешало бы похудеть....


   -- Заткни пасть, Малфой, -- не выдержал Поттер, -- пошли, Рон....


   -- Ах да, ты же гостил у них этим летом, Поттер, -- ухмылялся Драко, -- Скажи, его мать действительно такая жирная или это только на фотографии?


   Нет, вот что-что, а семью трогать -- это низко. Унижай соперника, как хочешь, но вот семью трогать не смей. За издевательства над матерью в приюте можно было огрести очень сильно, даже покалечиться -- и ничего не скажешь. Зря Малфой начал это...


   -- А твоя мамаша, Малфой? -- остановился Поттер, -- У нее всегда такой вид, будто у нее навоз под носом, или это из-за того, что ты был рядом?


   Поттер не лучше.


   -- Не смей говорить такое о моей матери, -- прошипел Драко.


   -- Тогда заткни свою пасть, понял? -- Поттер отвернулся.


   Большая ошибка! И Малфой ей тут же воспользовался, послав в спину Поттера какое-то заклинание. К несчастью, меткость у Драко хромала, и он задел только щеку. КАК можно было промахнуться -- я не представляю. И тут что-то взорвалось.


   -- НУ УЖ НЕТ, ПАРЕНЬ! -- заревел чей-то голос.


   По лестнице спускался Грюм, направив палочку на белого хорька, находящегося на месте Малфоя.


   -- Он тебя задел? -- осведомился Грюм у Поттера.


   -- Нет, промахнулся...


   -- НЕ ТРОГАЙ ЕГО! -- снова заорал Грюм, развернувшись к Крэббу, пытавшемуся поднять Малфоя-хорька.


   Драко попытался убежать, но был поднят в воздух заклинанием Грюма.


   Грозный Глаз стал поднимать Малфоя в воздух и ударять об землю, и так раз за разом.


   -- Не люблю людей, которые бьют в спину, -- рычал Грюм хорьку, -- Трусливый, подлый поступок!


   А еще -- эффективный, если бьет не мазила, вроде Драко. Я осторожно достал палочку. Если этот псих попробует заколдовать меня -- ударю первым. И плевать, что это нападение на учителя, я не Малфой и не позволю унижать себя на глазах у всей школы! Потом выкручусь, скажу, что это Грюм первым напал, приняв меня за Волдеморта.


   -- Никогда -- так -- не -- делай -- больше, -- выговаривал Грюм хорьку, ударяя того об пол.


   -- Что тут происходит? Что вы делаете? -- неожиданно появилась МакГонагалл.


   -- Учу, -- буркнул Грозный Глаз.


   -- Учите.... Грюм, это что, студент? -- воскликнула профессор.


   -- Ага.


   -- Нет! -- закричала Миневра, доставая свою палочку.


   Через мгновение на месте хорька появился Малфой, с растрепанной прической и пунцовым лицом.


   -- Грюм, мы не применяем трансфигурацию в качестве наказания! -- ослабевшем голосом сказала МакГонагалл, -- Профессор Дамблдор Вам не говорил?


   -- Кажется, упоминал пару раз...


   -- У нас налагаются взыскания! Или сообщается декану факультета!


   -- В следующий раз так и поступлю.


   -- Я все расскажу моему отцу...-- тихо прошептал Малфой, но Грюм его услышал.


   -- Отцу? Я давно знаю твоего отца, парень. Передай ему, что Грюм присмотрит за его сыночком.... А декан твой Снейп?


   -- Да. -- буркнул Драко.


   -- Еще один старый друг. С удовольствием с ним побеседую. Пошли, -- Грюм подхватил Малфоя под руку и повел в подземелья. Уходя, Грюм скользнул взглядом по мне, и, увидев зажатую в руке палочку, усмехнулся.


   Да, сегодня явно не день Малфоя. Мало того, что его так унизили, так еще теперь от клички "Хорёк" не отделается, уж я-то знаю, о чем говорю. Еще и от Снейпа попадет по самое не могу. Вот что называется "не везет". Гриффиндорцы же были на седьмом небе от счастья.


   Все-таки я был прав: Грюм -- опасный тип.


   В тот же вечер я, груженый здоровенным талмудом по Темной Магии и еще парой запрещенных вещей, осторожно продвигался к Тайной Комнате. Вот туда-то Грюм точно заглянуть не сможет, с гарантией. А если и сможет, то не докажет, что это все мое, до отпечатков пальцев маги еще не додумались. На путь к туалету Миртл ушло больше времени, чем я планировал, так как продвигался я, внимательно оглядывая каждый поворот и прислушиваясь к звукам. К счастью, спрятать в Тайной Комнате свои "увлечения" я смог без проблем -- Грюм мне так и не попался. В Тайной Комнате я почувствовал себя, как дома, но надолго задерживаться не стал. Просто разложил свои вещи и ушел.


   Малфой, получивший втык от Снейпа, весь вечер просидел угрюмый в спальне. Свидетели его позора со смехом рассказывали о произошедшем однокурсникам в общей гостиной Слизерина. Я заметил, что все чаще Драко в разговорах зовут не иначе, как Хорёк. Малфою нужно срочно что-то предпринимать для спасения собственной репутации.


   Атмосферу общего веселья разрушил появившийся Снейп. Обведя пристальным взглядом слизеринцев, он сказал:


   -- Предупреждаю, если еще кого-нибудь ко мне в кабинет притащит за шиворот профессор Грюм -- этот неудачник сильно пожалеет, что вообще появился на свет.


   Круто развернувшись, декан вышел из гостиной. Ученики зашептались. В ТАКОМ состоянии Снейпа видели от силы пару раз за все его преподавательство. Видать, сильно его разозлил Грюм. И где они только пересекались? С отцом Малфоя -- понятно где, он все-таки Пожирателем Смерти был. А Снейп? Неужели и он бывший Пожиратель? Вряд ли, Дамблдор бы тогда не взял его на работу, но похож, похож.


   Кстати, когда там у нас урок по Защите? В четверг, с львятами.


   Снейп зверствовал больше обычного. Даже мы, его подопечные, почувствовали на себе его ярость, чего прежде не случалось. Что уж говорить об остальных, у Лонгботтома после отработки вообще, говорят, нервный срыв был. И кажется, Снейп боялся Грюма. По крайней мере, открыто свою враждебность он ему не демонстрировал и всегда отводил глаза от его взгляда. Странно было видеть такого Снейпа.


   Наконец, настал долгожданный четверг и урок по Защите, вместе с гриффиндорцами.


   -- Уберите учебники, они вам не понадобятся, -- сразу сказал Грюм, как только вошел в кабинет.


   Грюм начал перекличку по списку. На некоторых он задерживал свой взгляд, в том числе и на мне.


   -- Превосходно, -- сказал учитель, закончив проверку учеников, -- Профессор Люпин сообщил о вашем классе. Вы неплохо продвинулись в изучении темномагических созданий, так? Но вы отстали в плане проклятий. Моя задача -- подтянуть вас именно в них, научить противостоять темной магии.


   Ха! "Противостоять". Как можно противостоять тому, с чем не умеешь обращаться? Можно, но это будет малоэффективно. Научившись использовать Темную Магию, достаточно умный человек вполне способен и защититься от нее, или даже придумать несколько новых способов защиты. Например, у меня уже есть пара мыслей по поводу защиты от Темной Магии, их правда еще на практике испытать надо.


   -- Перейдем к делу, -- хлопнул в ладоши Грюм, -- Проклятья. Они бывают самые разные и разной силы. Согласно распоряжению Министерства, я должен лишь обучить вас контрзаклинаниям. Раньше шестого курса я не имею права рассказывать и показывать вам, что из себя представляют запрещенные заклинания. Считается, что вы слишком молоды для этого. Но я так не считаю! На мой взгляд, чем раньше вы узнаете, с чем вам предстоит столкнуться, тем лучше. Если к вам собираются применить запрещенное заклинание, вряд ли вас об это уведомят заранее, так что вы должны быть готовы ко всему! Вы должны соблюдать ПОСТОЯННУЮ БДИТЕЛЬНОСТЬ! И вы должны слушать меня, мисс Браун, когда я говорю!


   Гриффиндорка подскочила на месте. Я видел, что под партой она показывала своей подруге какой-то журнал. Значит, правда, что Грюм видит сквозь предметы. Хреново.


   Хотя его монолог мне понравился. Вот это верный подход к делу, без практики и знания оружия врага нет и победы! Очень правильно, по моему мнению.


   -- Существуют, -- продолжил Грюм, -- Непростительные Заклинания. Применение любого из них -- это прямой билет в один конец до Азкабана. Всего их три. Кто назовет мне первое?


   Грюм осмотрел класс. Демонстрировать свои познания что-то не тянуло.


   -- Ну, -- неуверенно поднялся со своего места Уизли, -- мне отец рассказывал про одно, заклинание подчинения.


   -- Верно, верно, -- закивал Грюм, -- В свое время Министерству оно доставило немало хлопот. Заклинание Империус.


   Продемонстрировать действия Империуса Грюм решил на пауках. Как это знакомо! В школе появился еще один ненормальный, который будет наносить вред популяции насекомых. Демонстрация Непростительных меня не впечатлила, хоть я и старался выглядеть пораженным и заинтересованным. Я их давным-давно узнал и даже испытал! Хотя другие по-настоящему полны энтузиазма. Паук под Империусом всех рассмешил. Интересно, а если бы я заставил паука заползти в рот кому-нибудь из них и, тем самым, убить жертву, они бы так же смеялись? И стоило мне такое подумать -- Грюм это же и озвучил! Мне определенно начинает нравиться этот тип, по крайней мере, ход его мыслей.


   Потом настала очередь Круциатуса. Вид мучимого болью паука многих привел в шок. А я заметил, что мои пауки меньше дергали ногами. Надо будет поработать. Лонгботтом так вообще впал в ступор и, кажется, был на грани истерики. Бедолага. Хоть он и никчемный, но хоть честно пытается исправиться, в отличие от того же Уизли, уж я то знаю: не раз видел его в библиотеке и в пустующих классах, отрабатывающим заклинания. Ему бы яйца потверже -- и стал бы нормальным парнем.


   Для Круцио, кстати, я так и не придумал способ блокировки, даже теоретический. Только если силой воли заглушить боль и попытаться убить нападавшего, или хотя бы сбить с концентрации.


   -- Кто мне назовет последнее Непростительное? -- спросил Грюм у притихшего класса.


   -- Авада Кедавра, -- прошептала еле слышно Грейнджер, но в абсолютной тишине ее услышали все.


   -- Да..., -- Грюм навел палочку на паука, -- Авада Кедавра!


   С конца палочки вырвался зеленый луч и ударил в паука. Тот даже не дернулся -- просто упал на стол и затих навсегда.


   -- Никакого контрзаклинания, никакой блокировки. За всю историю известен лишь один человек, переживший это заклинание. И он сейчас сидит передо мной, -- Грюм посмотрел на Поттера.


   Да, переживший Аваду.... И мне до смерти любопытно, КАК он это сделал!


   -- Авада Кедавра -- это заклинание, требующее огромной магической силы. Вы можете наставить на меня свои палочки и произнести нужные слова, но у меня даже кровь из носа не пойдет.


   "СДЕЛАЙ ЭТО! У нас есть оправдание -- он САМ попросил!"


   -- Так зачем я показываю вам это, если невозможно блокировать? Просто вы должны знать, что за заклинания могут к вам применить. Вы должны знать все, даже самое худшее. И самое главное: ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ! Возьмите перья, записывайте....


   Остаток урока мы записывали данные о Непростительных заклинаниях.


   Если на первом же уроке мы проходили ТАКОЕ, что же будет дальше? Жду с нетерпением!


   После урока меня остановил голос Грюма:


   -- Стоун, задержись.


   Недоумевая, я подошел к учительскому столу, за которым сидел Грозный Глаз и внимательно на него посмотрел. Грюм дождался, пока все выйдут.


   -- Ты мне кое-кого напоминаешь, Стоун. Кем были твои родители?


   -- Не знаю, сэр, -- максимально вежливо ответил я, -- Я сирота и вырос в приюте.


   -- Я знаю это. Но неужели ты ничего не знаешь о своих родителях?


   -- Только то, что мою мать звали Светлана и что мои предки приехали в Англию из России.


   Зачем это Грюму? И кого я так напоминаю?


   -- Понятно, понятно, -- пробурчал Грюм, о чем-то задумавшись, -- Можешь идти.


   -- Простите, сэр, -- все-таки решил спросить я, -- А кого я вам напоминаю?


   -- Не твое дело, -- повернулся ко мне спиной Грюм, демонстрируя, что разговор окончен.


   Какой он вежливый и тактичный, этот чертов психопат.

   21.01.2011


   Глава 16




   На следующем уроке Грюм решил испытать Империус на нас.


   -- Но, профессор, -- встряла Грейнджер, -- Вы же говорили, что это незаконно. Нельзя применять Непростительные заклинания на людях...


   -- Я хочу, чтобы вы прочувствовали это на себе. Если не желаете научиться сопротивляться чужому проклятью и хотите стать чьим-то рабом -- я вас не держу, -- ответил Грюм и указал на дверь.


   Никто не ушел, даже Грейнджер села на место.


   Грюм начал вызывать учеников по одному в середину класса и накладывал на них заклинание подчинения. Под его воздействием ученики вытворяли самые невероятные и глупые вещи: даже Лонгботтом выполнил серию гимнастических упражнений, на которые, казалось, физически был не способен. Империо открывает в людях тайные таланты, а?


   Настала очередь Поттера. Я уже хотел насладиться смешным зрелищем, но очкарик не желал подчиняться Грюму. Несмотря на все его приказы, Поттер явно сопротивлялся, и весьма удачно. Но, в конце концов, Поттер выполнил приказ Грюма и прыгнул на парту, правда не удачно: ушибся головой и коленями. Должно быть больно. Но Грюм был доволен.


   -- Это уже на что-то похоже, -- довольным голосом сказал профессор, -- Все видели, как Поттер сопротивлялся? И почти преуспел в этом. Еще раз, Поттер, а все остальные внимательно смотрите в его глаза -- по ним все видно.


   Еще четырежды пришлось Грюму накладывать на Поттера Империус, пока он его окончательно не одолел. Хороший результат. В свое время Джим натаскивал меня на сопротивление подчинению, но у меня полностью одолеть Империус получилось только раза с пятидесятого. Может это из-за возраста, или просто Грюм слабее накладывает заклинание? Или же просто Поттер силен. Но это не важно, остальным необязательно знать, что противостоять Империусу я уже научился. Так что у меня есть шанс стать лучшим на этом уроке, с первого раза сломив попытки Грюма меня подчинить.


   -- Стоун, твоя очередь! -- проревел Грюм.


   Я встал на середину класса.


   -- Империо, -- сказал Грюм, и мое тело заполнило тепло, -- А теперь -- ТАНЦУЙ!


   Да-да, прямо сейчас, только шнурки постираю. Слабую попытку профессора подчинить меня я отбиваю без проблем. Такого Грюм явно не ожидал и усилил напор. Вот только напрасно: Джим пускал в меня Империо всегда в полную силу, ни разу не сдерживаясь. После нескольких бесплодных попыток Грюм успокоился и выглядел довольным.


   -- Ну, кажется, еще один в классе способен противостоять заклинанию подчинения, -- сказал он, разглядывая нас с Поттером, -- Не так-то просто будет сделать вас обоих рабами.


   "Еще бы!"


   -- Авада Кедавра! -- крикнул я, направив палочку на стоящий в пяти метрах от меня стул.


   Если честно, целился я не в табуретку, а в пулю на ней. Именно пулю, а не патрон. Цель же я преследовал элементарную: проверить, можно ли остановить Аваду, выстрелив в луч из пистолета. К сожалению, в самого себя пустить луч смерти, чтобы в него выстрелить, я не мог физически, да и опасно это было. Пришлось прибегать к такой вот пошлости -- запускать Аваду в лежащую пулю.


   Испытания Авады Кедавры выявили ее главный плюс: ее невозможно заблокировать магически. Ни один из известных и доступных мне щитов не останавливал зеленый луч, он проходил через магические препятствия, как горячий нож сквозь масло. Единственное, что могло остановить ее -- это физическое препятствие. Каменную стену Авада не прошибает, проверено, только небольшую выбоину оставляет. Трансфигурированный из стула лист железа, толщиной в один миллиметр, Авада пробила, оставив аккуратное отверстие идеально круглой формы. Одежда так же не является препятствием, проверено давно и не мной. А вот пуля.... Пуля тоже нет. На стуле, куда я запустил заклинание, лежал оплавленный кусочек свинца, а сам луч спокойно полетел дальше, пока не врезался в стену. Видимо, о лихом приёме, когда в меня запускают Аваду, а я ее отбиваю парой выстрелов, можно забыть. Хотя, не время отчаиваться, еще неизвестно, как поведет себя заклинание смерти, когда столкнется в полете с пулями, несущимися с бешеной скоростью. Как бы еще это проверить? Чем дальше в лес -- тем явнее проявляется необходимость в напарнике. Или в рабе, что тоже неплохо, ибо его можно не жалеть. Изучать Темную Магию в гордом одиночестве (в компании, разве что, крыс и пауков) -- гиблое дело, самое интересное попробовать возможности нет. Теперь начинаю понимать темных магов, которые в древности крали людей. Жаль, что эти времена прошли, и подобная кража быстро всплывет и доставит множество проблем. Хотя.... есть украсть какого-нибудь одинокого холостяка.... Мало ли людей пропадает каждый год без вести? Но затащить его в Тайную Комнату будет нереально. Стоп, а если его трансфигурировать во что-нибудь маленькое? Таким мастерством в Трансфигурации я еще не обладаю. А летом Джим не одобрит такого "изучения" материала. Остается единственный выход -- найти себе напарника, так же как и я, жаждущего изучить Темную Магию. Задача более сложная, чем может показаться. Не могу же я дать объявление по всей школы, а узнай о моих "уроках" посторонний -- не сносить мне головы. Так что искать надо в Слизерине, но очень осторожно -- сдать меня не сдадут, но будут шантажировать по полной программе.


   Эксперименты свои я ставил, разумеется, в Тайной Комнате. Оставленный в сундуке боггарт, чуя мое присутствие, изо всех сил бился наружу. Сеансы "психотерапии" я пока решил не проводить, хоть и было интересно, как дементор отреагирует на девять грамм свинца в своей голове.


   Когда я первый раз зашел в Комнату после каникул, сундук затрещал так, что я испугался за его целостность.


   "Боггарт нам радуется, не иначе. Как собака".


   Отлично, у всех домашние животные нормальные, жабы там, кошки и совы, а у меня боггарт.


   "Не забывай про Шарика".


   Помню.


   Уроки по Уходу за магическими существами стали одними из самых опасных. Соплохвосты росли с невероятной скоростью, хотя никто так и не выяснил, чем они питаются. Лично я кормил своего исключительно мясными блюдами. Шарик, как я его назвал, стал даже выделять меня из толпы однокурсников, стараясь ужалить или обжечь. Я его кормлю и мне же вот такое "спасибо".


   "Может это такое проявление симпатии у них?"


   Но тем не менее, мне доставлял удовольствие тот факт, что мой соплохвост наиболее крупный из всех самцов. И, кажется, что-то вроде Вожака у всей стаи -- остальные его явно побаивались и никогда не пытались на него напасть, хотя между остальными грызня шла постоянно, стоило только оставить их без внимания.


   Хагрид, глядя на растущих "зверушек", не мог сдержать радости. Услышав, что я к своему соплохвосту обращаюсь по имени, пришел в неописуемый восторг и предложил всем остальным тоже дать имена своим подопечным. Особого энтузиазма эта идея не принесла, но ученики были вынуждены подчиниться.


   После урока в Хогвартсе было вывешено объявление.


   Делегации представителей школ Шармбатон и Дурмстранг прибывают тридцатого октября, в пятницу, в шесть часов вечера. Занятия в этот день заканчиваются на полчаса раньше. Учащимся предписывается отнести свои портфели и учебники в спальни и собраться перед замком для встречи гостей, после чего в их честь будет дан торжественный ужин.


   Хм, через неделю прибудут наши "гости". В замке станет больше народу, а это не есть хорошо. И так протолкнуться нельзя. Хотя пообщаться с болгарами на тему Темной Магии будет интересно.


   Странно, а почему в Турнире не участвует школа из России? Хотя, понятно, вопрос снимается с повестки дня: никогда англичане и русские не ладили. А жаль, было бы еще интереснее пообщаться с соотечественниками. С другой стороны -- болгары тоже славяне.... кажется.


   Мои размышления прервал голос Грейнджер, что-то втолковывающий паре второкурсников. Те были явно растеряны и думали, как бы им поскорее сбежать.


   -- Вы что, не понимаете? -- говорила Гермиона младшим, -- Это же рабский труд! Во всем мире рабство давно искоренено....


   -- За что агитируешь, Грейнджер? -- бестактно прервал я ее, подходя ближе. Мне было любопытно.


   -- Что? -- не поняла она, поворачиваясь.


   -- Я говорю: что пропагандируешь? здоровый образ жизни?


   -- Нет... я, -- Грейнджер была в легкой растерянности, -- Я создала общество по защите прав угнетенных магических народом, ГАВНЭ. Хочешь вступить? Всего два сикля членского взноса.


   -- Вступить в ГАВНЭ? Нет уж, увольте. Мне не нравится дизайн значков, -- я отмахнулся от протянутого знака организации, -- А чего это тебя на благотворительную деятельность потянуло, Грейнджер?


   -- Это не благотворительная деятельность! -- мигом зажглась Гермиона, -- Это движение против рабства! Нигде в мире его уже не осталось, и только у нас, у волшебников, до сих пор оно существует! Это же дикость по отношению к беззащитным и угнетенным представителем магического народа....


   -- Что-то не выглядят они угнетенными, -- вставил я.


   -- Что?


   -- Не выглядят они угнетенными. Подумай только, за все сотни лет существования домовиков не было ни одного случая восстания. Ни одного Спартака. Это о чем-нибудь да говорит, а? Например, о том, что им нравится это.


   -- Как может нравится рабство? -- снова загорелась праведным гневом Грейнджер.


   -- Им нравится работать. Для тебя это дикость, да? Но вот домовики получают удовольствие от работы. К тому же, они магические создания. Не приходило в голову, что работая на магов, они получают что-то необходимое им для жизни? Например, магическую энергию.


   -- Даже если и так, это не значит, что с ними можно обращаться, как с рабами!


   -- Ну да, ну да, -- сказал я, поворачиваясь спиной, -- Лучше бы чем-нибудь полезным занялась. Выступила бы в защиту тех, кто реально в ней нуждается, что ли.


   Я оставил растерянную Грейнджер за спиной. Ставлю сотню, что она не отступится от защиты "невинных" домовиков. Такую бы энергию, да в нужное русло....



   День прибытия гостей выдался холодным. С озера непрерывно дул холодный ветер, заставляя плотнее кутаться в теплые плащи. Особо опытные старшекурсники втихую распивали Огневиски, удачно пряча ценную жидкость от пристального взора Снейпа. Декан наверняка знал о том, как его подопечные разогреваются, но ничего не предпринимал. Репрессии с его стороны следуют только в том случае, если он поймает нарушителя за руку. "Не пойман -- не вор", гласит древняя поговорка, актуальная и до сих пор. Впрочем, таким образом грелась только мужская часть старшекурсников, женская же предпочитала согреваться, скрытно обнимаясь с сильными представителями человечества. И только младшие курсы, и я в их числе, были вынуждены обходиться подручными средствами: одеждой, растираниями и пританцовыванием на месте. Даже мне было холодно, хотя я и закаляюсь ежедневно холодной водой.


   -- Ну и где эти сволочи? -- тихо ругал гостей Блэйз.


   -- ВОН ТАМ! -- заорал кто-то.


   Мгновенно десятки голов повернулось в сторону леса. Над ним летело.... что-то большое. Но на самолет Это никак не походило.


   -- Это дракон! -- закричал чей-то писклявый голос. Я даже не понял, чего в нем больше: испуга или восхищения.


   Однако чем ближе приближался неопознанный объект, тем яснее становилось -- это не дракон. Вскоре всем стало видно, что это кареты, которые несут запряженные крылатые кони, Пегасы, каждый размером с крупного слона. С грохотом пегасы приземлились на землю перед замком. Следом за ними благополучно приземлилась и карета, хотя как она при этом не поломала колес -- непонятно. Дверь кареты отворилась, и оттуда выскочил какой-то паренек, который тут же разложил золотую лестницу и почтительно отступил от прохода.


   Из темноты кареты к нам выступила просто огромных размеров женщина. Своим ростом она не уступала Хагрида, нашему школьному человеку-горе. Подойдя к нашей встречающей толпе, женщина улыбнулась, обводя учеников взглядом. Первым захлопал Дамблдор, его начинание мигом подхватили и остальные.


   -- Моя дорогая мадам Максим, -- подошел к женщине Дамблдор, -- Добро пожаловать в Хогвартс!


   -- Дамблдор, -- вновь улыбнулась женщина, -- Надеюсь, Вы пребываете в добром здравии?


   -- Я в прекрасной форме, спасибо.


   -- Мои ученики, -- небрежно махнула Максим рукой за спину.


   Я переключил свое внимание на вышедших вслед за своим директором учеников. Бедолаги дрожали от холода, как листья на ветру, что не удивительно, учитывая то, что одеты они были в шелковые робы. Некоторые замотались в шарфы, но спасало это мало. Ребятки явно не по погоде одеты. А чего они ожидали? Это Англия, а не Майями. Забавно было бы посмотреть на них в России, где, как я читал, уже в это время жуткие морозы, по сравнению с которыми английские -- просто жара.


   -- Каркаров уже прибыл? -- меж тем поинтересовалась мадам Максим.


   -- Должен прибыть с минуты на минуту. Желаете подождать его здесь или пойти в замок и погреться?


   -- Лучше в замок, -- решила Максим, осмотрев своих учеников, -- Но мои кони...


   -- Наш преподаватель по Уходу за магическими существами о них позаботится....


   Да уж, Хагриду они понравятся, его любимый тип животных: здоровые, сильные и, скорее всего, крайне опасные. Такая коняшка лягнет -- и хоронить будет нечего.


   Французы поспешили пройти в замок.


   "Слабаки! У нас в Сибири в такую погоду на балкон в одних трусах покурить выходят!"


   Не неси чуши.


   Делегация Дурмстранга появилась через десять минут после французов. Все ученики смотрели в небо, ожидая, что болгары так же прибудут по воздуху. Но вместо этого из озера вынырнул огромный корабль. Выглядел он так, будто только что был поднят со дна океана после столетнего гниения. Быстро сбросив якорь и спустив трап, на землю спустились ученики Дурмстранга, сопровождаемые своим директором. Все болгары были одеты в что-то вроде шуб. Вот кто одет по погоде, я бы от такой тоже не отказался в данный момент.


   -- Альбус! -- радостно вскричал директор Дурмстранга, подходя к директору Хогвартса, -- Как вы поживаете, мой дорогой друг?


   -- Прекрасно, благодарю, Игорь


   Фигура Каркарова привлекла мое внимание. Войдя на освещенную землю, я смог детально рассмотреть его. Седые волосы, короткая борода, высокий и худой, как Дамблдор. И несмотря на всю радость в голосе, глаза его остаются холодными. Вот он, директор школы, где изучают Темную Магию.


   -- Старый добрый Хогвартс, -- произнес Каркаров, рассматривая замок, -- Как приятно снова оказаться здесь. Виктор, проходи сюда.... Вы не возражаете, Альбус? Виктор у нас простужен.


   Один из учеников отделился от толпы и подошел к своему директору. По толпе учеников Хогвартса прошел взволнованный шепот: "Это Крам". Звезда болгарской сборной по квиддичу, ловец? Забавно, не думал, что он еще учится. Чувствую, будет неспокойно....


   Как я и подозревал, наличие среди гостей знаменитого квиддичного игрока взбудоражило учеников. Студенты отталкивали друг друга, чтобы хоть краешком глаза рассмотреть своего кумира. Стайка девушек и парней тихо истерила по поводу того, что не взяли с собой перья для автографа.


   К моему личному недовольству, Дурмстранг усадили за стол Слизерина. И это еще ладно, но Крам сел рядом со мной! Проклятье. Теперь взгляды большинства учеников были направлены на мою часть стола. Такое внимание, хоть и не к своей персоне, меня изрядно напрягало, чувствовался дискомфорт. Сидящий же рядом Малфой просто светился от радости и гордости и тут же вступил с Крамом в беседу. Знаменитый ловец оказался неразговорчивым, или просто он стеснялся? Как бы там ни было, на десять слов, сказанных Малфоем, приходилось одно Крама. Французы сели за стол к Равенкло.


   Как только в зал вошли три директора, французы тут же вскочили со своих мест. По Залу прошел смешок. И зря, неплохо их эта мадам Максим выдрессировала -- шармбатонцы остались стоять до тех пор, пока их директор не сел.


   Дамблдор объявил, что открытие Турнира состоится в конце пира, и пригласил приступать к трапезе. Еда, как и всегда, появилась из ниоткуда. Хотя я знаю, что на кухне, прямо под нами, стоит четыре стола и именно с них к нам доставляется еда.


   Пир пошел своим чередом. За столами велись оживленные беседы. Разумеется, большинство -- с приехавшими гостями. Ученики с других факультетов поворачивались к столам Слизерина и Равенкло, желая узнать о жизни и быте приехавших гостей. Малфой все так же, раздувшись от важности, "беседовал" с Крамом, стараясь того разговорить. Несколько учеников даже пробились к ловцу болгар с кусочками пергамента и перьями, для того, чтобы взять автографы. Крам расписался с таким видом, будто это было необходимое зло. Единственный, кто не доставал его вниманием и расспросами, оставался я. Удивительно, но, кажется, Крам старался поближе приблизиться ко мне. Хороший, похоже, парень -- совсем ему не по душе такое пристальное внимание со стороны поклонников. И совершенно здраво рассудил, что раз я не лезу, то хотя бы одна сторона у него будет защищена от нападок.


   -- Извини, ты не мог бы пересесть? -- обратился ко мне какой-то третьекурсник со Слизерина.


   -- С чего бы это? -- предельно вежливо поинтересовался я.


   -- Просто ты квиддичем же не интересуешься, Алекс, и я хотел бы поближе сесть к Краму....


   Прервал речь третьекурсника мой несильный удар под столом в колено. Потирая ушибленную часть тела, третьекурсник поспешил ретироваться обратно на свое место, правильно рассудив причины удара. Сообразительный, впрочем, на Слизерине других и не держат.


   С каждым новым фанатом, пришедшим засвидетельствовать свое уважение Краму, я все больше мрачнел. Ничего не имею против приятной беседы во время еды, но эти постоянные выкрики под ухом: "Мистер Крам, я ваш большой фанат!", "Мистер Крам, дайте автограф!", "Хочу от тебя ребенка!" и прочее действительно раздражают. Не сдерживаясь, я злобно зыркал на любого, подходившего ближе трех метров. Может мне показалось, но, кажется, поток фанатов от этого чуть уменьшился.


   Тем временем к преподавателям присоединился Барти Крауч и Людо Бэгмен. Как мне шепнул через стол Нотт, эти люди -- большие шишки в Министерстве. Очень большие. Наверное, они судьи предстоящего Турнира.


   А в Зале внезапно возникло нездоровое оживление: часть парней поедала глазами французов, большую часть которых составляли девушки. И приятные на вид девушки, должен признать. Но абсолютное большинство внимания доставалось юной прелестнице с серебряными волосами.


   -- Она как вейла, -- услышал я мечтательный голос Нотта.


   Как вейла? На заметку: держаться от нее подальше. Раз уж она смогла одним своим видом лишить парней головы, то страшно представить, на что она способна, если сознательно хочет кого-нибудь очаровать. Думать нижним мозгом из-за какой-то там французской красотки мне совершенно не хочется. А ведь я уже в возрасте, когда лишиться мозгов проще простого.


   -- Час пробил, -- объявил Дамблдор, вставая со своего места, -- Турнир Трех Волшебников сейчас начнется. Прежде чем внести Кубок Огня, я хотел бы представить вам мистера Барти Крауча, главу департамента международного магического сотрудничества, и мистера Людо Бэгмена, главу департамента магического спорта.


   "Магического сотрудничества", да? Интересно, он имеет отношение к уничтожению СССР? Наверняка, да. Я запомню.


   -- Вместе с ними профессор Каркаров, мадам Максим и я будем входить в жюри, которое и будет оценивать участников Турнира, -- продолжил Дамблдор, -- В Турнире принимают участие трое магов, по одному от каждой школы. За выполнение заданий они получают баллы. Участник, набравший наибольшее количество баллов, выигрывает Турнир. Участников выберет независимый судья, а именно -- Кубок Огня.


   В Зал внесли здоровый каменный кубок, который полыхал голубым огнем.


   -- Желающие участвовать в Турнире должны написать на пергаменте свое имя и название школы и бросить его в Кубок, -- объяснял директор, -- Выбор чемпионов произойдет завтра вечером, в Хэллоуин. Сейчас Кубок будет установлен в вестибюле в свободный доступ. Чтобы у учащихся, не достигших семнадцатилетнего возраста, не возникло искушения -- вокруг Кубка я проведу Возрастную Черту. Ее не сможет перейти ни один из тех, кому не исполнилось семнадцати. И, наконец, я должен предупредить, что у Чемпиона, выбранного Кубком Огня, не будет обратного пути. При опускании в Кубок листка с вашей фамилией вы заключаете своего рода магический контракт. Поэтому прошу вас: хорошенько все обдумайте, готовы ли вы идти до конца. А теперь пора спать. Доброй ночи.


   Уставшие и переполненные впечатлениями ученики пошли к своим гостиным. Учащиеся Дурмстранга и Шармбатона, как нам объяснили, будут ночевать и жить у себя, в карете и на корабле. Я же был просто счастлив вернуться в спальню и поспать. Не знаю почему, но за сегодняшний день я жутко устал.


   -- Кто из слизеринцев бросил свое имя в Кубок? -- спросил меня за завтраком Нотт.


   -- Кажется, Клайд хотел, -- невпопад ответил я, ковыряясь в беконе.


   -- А еще? -- допытывался Теодор.


   -- Слушай, откуда мне знать? Я не сторожу Кубок и не знаю, кто туда бросил свое имя.


   -- Нотт, что ты пристал со своим Кубком? -- страдальчески произнес Малфой. С утра он всегда такой.


   -- Вы что, не понимаете? -- вспылил слизеринец, -- От этого зависит честь факультета! Чемпионом от Хогвартса должен быть наш!


   -- Кубок сам выбирает и на его решение повлиять нельзя, -- зевая, сказал Драко.


   -- Тем более, -- поддакнул я, -- Мы, слизеринцы, больше всех озабочены собственной безопасностью. Можешь себе представить, чтобы кто-нибудь из наших очертя голову бросился участвовать в Турнире, когда там есть реальный шанс умереть? Глупые и необдуманные поступки -- это прерогатива Гриффиндора.


   -- Ничего вы не понимаете, -- махнул рукой Нотт и пошел к семикурсникам. Агитировать их выступить за честь Слизерина, не иначе. Гиблое дело.


   Приближался вечер, а вместе с ним и решение Кубка Огня.

   24.01.2011


   Глава 17




   И вот настал день Х... В Большом Зале собрались все учащиеся и гости, а так же преподаватели. Даже Трелони, обычно игнорирующая все мероприятия, выползла из своей башни. Уверен, вышла она только для того, чтобы в конце предсказать выбранным Чемпионам все возможные неприятности по ходу Турнира. Мы-то привычные, а вот гости могут и перепугаться, особенно французы. Хагрид по случаю даже надел свой лучший костюм и набрызгался одеколоном так, что даже за столом Слизерина можно было учуять. Может он в Максим влюбился? Как-никак единственная женщина в радиусе пары тысяч километров, которая подходит ему по размерам. Да и сама директор Шармбатона как-то очень многозначительно смотрит в сторону нашего лесничего. Похоже, они вдвоем будут укреплять дружбу между магическими странами, хе-хе-хе.


   К слову о директорах: Каркаров сидел какой-то мрачный и поглядывал то на Снейпа, то на Грюма. Со вторым у болгарина были явно плохие отношения -- Грозный Глаз изредка глядел на него со злостью. Хотя это вполне объяснимо: Грюм известный борец с Темными Искусствами, а Каркаров -- директор школы, где эти самые Искусства в порядке вещей. Как они друг друга еще не поубивали -- загадка, разве что на Грюма Дамблдор влияет. Держит бывшего аврора на коротком поводке, как собачку. Хотя, скорее уж как волкодава.


   Сперва, конечно, был пир по случаю праздника -- Дня Всех Святых. Второй подряд, так что особого восторга он не вызвал. Наоборот, абсолютное большинство учеников от волнения не могли спокойно есть: постоянно вытягивали шеи, чтобы посмотреть на Кубок, ерзали на местах, перешептывались. А чего, собственно, волноваться-то? Раньше полуночи Кубок все равно решения не вынесет. Хотя даже преподаватели выглядели изрядно взволнованными. Кроме Трелони, которая вечно пребывала где-то в потустороннем мире.


   Ближе к полуночи тарелки на столах опустели, и со своего места встал Дамблдор:


   -- Что ж, Кубок почти готов вынести свое решение. Выбранных Чемпионов попрошу пройти вон в ту дверь, где им будут выданы первые инструкции.


   Вдруг огонь, обволакивающий Кубок, покраснел и из него во все стороны полетели искры. И вместе с длинным языком пламени оттуда вылетел обгоревший кусок пергамента. Ловко поймав его, Дамблдор объявил всем собравшимся:


   -- Чемпион Дурмстранга -- Виктор Крам!


   Зал взорвался аплодисментами и торжествующими криками. Сутулясь, болгарин встал из-за нашего стола (сегодня он опять сел рядом со мной) и отправился в указанную Дамблдором комнату.


   -- Браво, Виктор! -- на весь зал прогудел Каркаров.


   Секундой позже Кубок вновь полыхнул пламенем и вылетел пергамент с фамилией следующего кандидата.


   -- Чемпион Шармбатона, -- прочитал наш директор, -- Флер Делакур!


   Из-за стола Равенкло встала та самая "вейла", которая уже успела одним своим видом завоевать множество юношеских сердец. Стройная, с милым личиком и длинными волосами.... Она так и манила к себе, губы ее были притягательны, как глоток прохладной родниковой воды в истязающую жару....


   "Соберись!"


   Гхм, да, верно.


   Чемпионку встретили аплодисментами не менее громкими, чем которыми приветствовали Крама. А может и более сильными. Некоторые парни в порыве чувств даже вскочили с мест, поливая предмет своего обожания громкими овациями. Хлопанье стихло только тогда, когда Делакур скрылась в комнате. Кстати, я заметил, что не все французы хлопали ей. Многие шармбатонские девушки лишь скорчили кислую мину.


   И вновь из Кубка вылетел обгоревший кусок бумаги. Последний Чемпион, момент истины.


   -- Чемпион Хогвартса -- Седрик Диггори! -- прокричал Дамблдор.


   -- НЕЕЕЕЕТ! -- закричал Нотт, но в шуме аплодисментов и подбадривающих Чемпиона криков его никто не услышал. Кроме меня, так как он закричал это прямо мне в ухо.


   Хаффлпаффцы же просто сорвались с катушек -- вскочили со своих мест, визжа и крича что-то невразумительное. Мда, "отличный" выбор, Кубок. Гриффиндор -- смелые, Слизерин -- хитрые, Равенкло -- умные, а Хаффлпафф -- все остальные. То есть, трусливые бесхитростные идиоты. Хороший у нашей школы Чемпион, ничего не скажешь. Я не знаю, как все пойдет дальше, но на Диггори я точно ставить не буду. Лучше на Крама, он выглядит наиболее взрослым и серьезным.


   -- Прекрасно! -- вскричал Дамблдор, когда аплодисменты поутихли, -- Теперь у нас есть три чемпиона! Я уверен, все вы окажете им всестороннюю поддержку. Тем самым вы внесете неоценимый....


   Дамблдор замолчал, и быстро стало ясно, почему: Кубок Огня выплюнул еще один обгоревший кусок пергамента. Поймав его, директор медленно прочитал написанное на нем и громко проговорил:


   -- Гарри Поттер.


   В Зале установилась абсолютная тишина. Все без исключения повернули голову к Мальчику-Который-Выжил.


   "ЧТО он сказал?!"


   Гарри Поттер. Но как, черт возьми? Это ведь невозможно -- Кубок был обведен Возрастной Чертой. Ее сам Дамблдор наложил, а он не из самых слабых магов будет. Да и не может быть ЧЕТЫРЕХ чемпионов, только три. Что, черт возьми, происходит?!


   У сидящего неподалеку Драко, кажется, начался нервный тик: он не отрываясь смотрел на Поттера и у него дергалось правое веко.


   -- Гарри Поттер! -- вновь повторил Дамблдор, -- Гарри, пройди, пожалуйста, в комнату.


   Медленно идущего Поттера провожали взглядом все собравшиеся. Наиболее спокойным из всех выглядел Снейп. Наверняка, внутри наш декан весь пылал, но наружу ничего не выходило. Мне бы так научиться. Грюм же злобно зыркал на всех подряд. Его волшебный глаз крутился как бешеный. Вот он точно рад, несмотря на весь свой боевой вид: как же, ведь у него под носом произошло ТАКОЕ, в чем наверняка замешаны Темные Силы, а значит, вновь можно было тряхнуть стариной и расплести очередной заговор и надрать пару темных задниц. Параноик и психопат, одним словом. Но -- живой параноик и психопат, в отличие от своих врагов.


   Когда Поттер скрылся за дверью, Зал взорвался. Все обсуждали произошедшее. Малфой чуть ли не рвал на себе волосы, проклиная очкарика и всех грязнокровок за компанию. Все слизеринцы были с ним абсолютно солидарны. Да что там, даже мирные хаффлпаффцы немедленно объявили Поттеру войну, решив, что он хочет забрать всю славу у "настоящего" Чемпиона -- их сокурсника Диггори. Но вот что меня удивило -- это реакция гриффов. Вроде бы, им полагается радоваться за своего собрата. Но большинство львят в штыки восприняло новость о чемпионстве Поттера. Как же быстро меняются их симпатии, такое уже было на втором курсе, когда очкарика считали Наследником Слизерина.


   А я.... Я не знал, что и думать. Явно ведь Кубок не с бухты-барахты выбрал Поттера. И от времени Кубок не мог сломаться, это не маггловская техника. Значит, кто-то с ним поработал, чтобы он выбрал еще одного Чемпиона. Вот только зачем?! Чтобы убить Поттера? Глупость, это можно сделать гораздо быстрее, проще и эффективнее, раз уж у неизвестного мага есть силы и возможность задурить Кубок. Моя голова просто разрывалась от мыслей и догадок. Известно было точно -- в Хогвартсе опять что-то происходит, и Поттер вновь в центре событий. Какая интересная у парня жизнь, а! В то, что Поттер САМ кинул свое имя в Кубок, я не верил, слишком удивленным и потрясенным он выглядел. Уж я-то знаю Поттера, и точно могу сказать, что так сымитировать он бы не смог.


   Чекрез какое-то время (ученики уже успели перемыть Поттеру все кости) в Зал вернулся Дамблдор.


   -- Внимание! -- сходу объявил он, -- Судьи вынесли решение, что мистер Поттер будет четвертым Чемпионом и примет участие в Турнире! -- поднявшийся после этого шум смог прекратить только взрыв какого-то заклинания, пущенного директором, -- Это не обсуждается. Как я уже говорил, все, кого выберет Кубок, заключают своего рода магический контракт и обязаны участвовать в Турнире. У мистера Поттера просто нет выбора. А сейчас я прошу всех разойтись по своим гостиным. Спокойной ночи.


   Факультеты встали из-за столов и пошли на выход. В коридоре я отстал от толпы однокурсников и незамеченный шмыгнул в коридор. Направился я на свое излюбленное место -- Астрономическую башню. Мне повезло: за весь путь мне никто не встретился, и я без проблем добрался до пункта своего назначения.


   Ночь была ясной и довольно холодной, но холод -- это последнее что меня сейчас волновало. Когда мне нужно было успокоиться, я всегда приходил сюда.... Здесь хорошо думать, да и вид красивый. Все равно в спальню идти бесполезно -- в голове крутятся мысли, и все они злобные, ни за что в таком состоянии не усну, только ворочаться буду.


   Мое лицо обдул прохладный ветерок, и я только сильнее закутался в мантию. Все-таки тонкая школьная форма совершенно не защищает от холода.


   В небе горели миллиарды звезд, мне нравилось на них смотреть. И ведь вокруг каждой из них крутятся планеты. И вполне возможно, что есть подобные нашей Земле. И может там тоже есть магия?.. Хотя, что за глупость, конечно, там есть магия. И стоит сейчас там, за миллионы световых лет отсюда, такой же гуманоид мужского пола, как и я, и смотрит в звездное небо, дрожа от холода. Мда, настроение из озлобленного стало каким-то лирическим. Все-таки ночь -- мое любимое время суток.


   Где-то в Запретном Лесу завыл на Луну оборотень. Может, ему было одиноко и холодно и он таким образом пел свою печальную песню, в надежде, что хоть кто-нибудь придет к нему? И он сможет пришедшего разорвать на куски, утоляя свою жажду крови и плоти, ха-ха-ха. Научусь анимагии -- обязательно сбегаю в Запретный Лес ночью. Почему-то мне кажется, что там, в абсолютной Тьме, скрывается немало интересного.... и опасного.


   Ладно, что-то я стал действительно замерзать. Пора на боковую.


   Отношение всего Хогвартса к Поттеру резко ухудшилось. Самые мирные ученики из Равенкло его просто игнорировали. А вот хаффлпаффцы действительно обозлились на мистера очкарика, чего раньше никогда не бывало. Предполагалось, что там учатся самые добрые, но оказалось, что нет. Даже гриффиндорцы отвернулись от своего, за исключением небольшой группы фанатов под предводительством братьев Криви.


   Малфой же, взбешенный чемпионством Поттера, несколько дней трудился не покладая рук, создавая что-то. К своей работе он подключил только Крэбба и Гойла. Когда все было готово, Драко по всей школе раздавал значки с ярко-красной надписью: "Седрика поддержим -- он НАСТОЯЩИЙ Чемпион". При нажатии на значок, надпись менялась на зеленую: "Поттер -- вонючка". Детство в жопе просто. Хотя, к моему удивлению, многие из учащихся стали их носить. Из Хаффлпаффа не было ни одного, кто бы его не носил.


   Поттер становился мрачнее с каждым днем. И все опаснее, уж я-то знаю, что происходит с человек, копящим в себе злость. Был один парень, еще в приюте, которого так же гнобили все вокруг. Через месяц такого обращения парень взорвался и пырнул одного моего друга ножом. Никто, правда, не умер. А тот парень, кстати, с тех пор бросался на людей, стоило им только сказать что-то нелицеприятное о нем.


   Вот и с Поттером так и будет, я уверен. И я хочу быть подальше в момент его взрыва, неизвестно что может натворить взбешенный волшебник. К сожалению, моим надеждам не удалось сбыться. Предстоял обычный урок зельеварения и мы, слизеринцы и гриффиндорцы, стояли перед кабинетом в ожидании Снейпа.


   Малфой демонстрировал Поттеру свое изобретение -- значки. Даже Грейнджер предложил один. Кстати, что-то Уизли в последние дни рядом не шныряет, никак Поттер поссорился со своей подружкой? Неудивительно, рыжий крайне завистлив, при этом сам из себя он ничего не представляет. Малфой, между тем, неосторожно назвал Гермиону грязнокровкой, что и послужило последней каплей в чаше терпения Поттера. Эх, нет у Драко опыта общения с людьми. Выхватив палочку, Поттер направил ее на Драко. Блондин медленно достал свою. Я, на всякий случай, отошел подальше, так же вытащив свой магический инструмент. На мое место встал Гойл, готовый поддержать своего босса.


   Крики Малфоя и Поттера слились в один и из их палочек вырвались лучи заклинаний. Столкнувшись, они ударили рикошетом: один попал в Грейнджер, другой в Гойла. Ха, так и знал, правильно сделал, что отошел. Гойл схватился за лицо, а Гермиона -- за рот. На этом стычка двух волшебников и прекратилась. И ЭТО все? Слабаки и зануды.


   Хотя эффект от столкнувшихся заклинаний интересный. Я, конечно, знал, что лучи заклятий -- это своего рода чистая магическая энергия, но никогда не думал, что произойдет, если два луча столкнуться. Может, можно было бы попробовать отклонить Аваду.... Хотя нет, наверняка нет. Авада Кедавра сметет со своего пути любой другой луч заклинания и не заметит. Разве что столкнется с другой Авадой! Вот это должно быть интересно. Как вот только попробовать...


   -- Что тут происходит? -- спросил "вовремя" подошедший Снейп.


   -- Сэр, Поттер напал на меня.... -- тут же принялся ябедничать Малфой.


   -- Мы атаковали друг друга одновременно! -- вскричал Поттер.


   -- .... и он попал в Гойла, взгляните.


   Снейп осторожно осмотрел лицо слизеринца, покрытое фурункулами.


   -- В больничное крыло, -- сказал Снейп.


   -- А Малфой попал в Гермиону! -- вмешался Уизли, -- Посмотрите!


   Грейнджер руками прикрывала рот, но все равно было видно нереально быстро растущие передние зубы. По длине они уже достигали подбородка. Только глянув на нее, Снейп сразу же сказал:


   -- Не вижу разницы.


   Зарыдав, мисс Всезнайка бросилась прочь, в сторону Больничного крыла. Умеет же Снейп одной фразой унизить до невозможности. Разумеется, поборники справедливости, Поттер и его подружка Уизли, тут же набросились с криками на Снейпа. ОЧЕНЬ глупо. Чтобы пробить ледяную броню нашего декана и задеть его простыми словами -- нужно быть Темным Лордом, как минимум. Нападки студентов его только веселят и раздражают, в зависимости от ситуации. Неужели непонятно, что он львят просто провоцирует? А те ведутся, как дети малые, хотя вроде бы уже четвертый год учатся и могли бы потрудиться выучить манеру разговаривать Снейпа.


   -- Значит так, -- сказал Снейп, когда оба гриффиндорца выдохлись, -- Минус пятьдесят баллов с Гриффиндора. Поттеру и Уизли -- взыскание. А теперь бегом в класс, а то получите взысканий на целую неделю.


   Что и требовалось доказать.


   К самому концу обеду к столу подошел Малфой. Он сиял, словно начищенный галеон.


   -- И что это мы такие радостные? -- поинтересовался я.


   -- Встретил в коридоре Риту Скитер, -- ответил Драко.


   -- Рад за тебя. А кто это?


   -- Темнота, -- снисходительно сказал блондин, -- Скитер -- это самый скандальный репортер "Ежедневного Пророка". Я дал ей кое-какую информацию об одном из Чемпионов, -- Малфой расплылся в довольной улыбке.


   Понятно, наговорил глупостей и гадостей про Поттера. Сегодняшнее происшествие его ничему не научило. Ему же хуже, отговаривать и объяснять ему все я не собираюсь, мне за такое не платят. Да и я даю людям возможность учиться на собственном опыте, зачастую горьком. Так полученный урок усваивается гораздо лучше.



   На уроке по Уходу нас ждал большой сюрприз: поголовье соплохвостов сократилось, злобные твари почему-то с удвоенной яростью принялись истреблять друг друга. Может быть, у них начался брачный сезон и это борьба за самок? Хотя нет, самок соплохвосты убивали наравне с самцами -- вот что значит равноправие! Или просто их собственный государственный переворот, кто их разберет. На моем Шарике появилось несколько новых шрамов, но выглядел он куда лучше, чем остальные. Еще бы, я ведь кормил его только мясом, должен был вырасти настоящий воин, мужик! Не то, что остальные -- сделали из своих "питомцев" вегетарианцев. Соплохвосты, конечно, все ели, но от овощей и фруктов сильнее не станешь, факт.


   Хагрид же был уверен, что соплохвосты убивают друг друга не из-за природной злобности, а из-за переполняющей их энергии, ведь они большую часть времени сидели в отдельных коробках. Вот и предложил наш учитель решение проблемы падежа скота: устроить соплохвостам прогулки на свежем воздухе. Мол, нагуляются, устанут и прекратят друг дружку убивать почем зря. Идея хорошая только в теории. Не знаю, как остальным, но мне не хотелось гулять с Шариком, я боялся за целостность своих ног, они мне были крайне дороги, как память. Но на недовольство слизеринцев никто не обратил внимания -- Хагрид выдал поводок с ошейником -- и вперед. Как я и подозревал, получив свободу, соплохвост незамедлительно попытался меня то ли проткнуть жалом, то ли покусать, то ли обжечь. А скорее всего -- все сразу, одновременно. Ничего у него не получилось, и мы пошли на "прогулку", больше похожую на игру на выживание. К концу урока было видно, что план Хагрида сработал: вымотанный постоянными попытками меня убить, Шарик выглядел очень уставшим. Я выглядел не лучше, борьба за жизнь далась нелегко.


   Мои излюбленным местом обитания до сих пор оставалась Тайная Комната. Тишина и одиночество, никто не мешает изучать все, что заблагорассудится.


   Я все еще проводил испытания с Авадой Кедаврой. С частности -- отрабатывал применение этого заклинания из разного положения, в движение и по движущимся мишеням. В качестве мишени выступала деревянная фигура взрослого мага, которую я трансфигурировал из стула. Точность луча и быстрота произношения заклинания были главными характеристиками, которые я хотел повысить. Я, конечно, читал про Невербальные заклинания, и в полной мере оценил их преимущества. Но были два НО: заклинания, пущенные Невербальным способом, были слабее произнесенных вслух, и мне они пока не светили -- я пробовал, ничего не получилось.


   Не смотря на прохладу в подземельях, сейчас мне было очень жарко. Рубашка уже давно была сверху расстегнута, а порядком отросшие волосы были мокрыми от пота. На заметку: подстричься! Хорошо, что я предусмотрительный и догадался перенести в Тайную Комнату кое-что съедобное и прохладительное -- тренировки сильно выматывают. Я присел за стол перед открытой книгой и налил себе стакан холодного сока.


   -- Так-так, интересно, -- проскрипел у меня за спиной чей-то голос.


   Я так и застыл с поднесенным к губам стаканом сока. Сердце ушло в пятки, а сам я мгновенно покрылся холодным потом.


   "БЛЯТЬ!"


   С какой-то немыслимой скоростью я швырнул стакан за спину, перепрыгивая через стол. Оказавшись на другой его стороне, я его одним пинком перевернул, не забыв схватить мантию, и залег за ним. Краем глаза выглянул наружу, и непроизвольный стон вырвался из груди -- у входа в Тайную Комнату стоял Грозный Глаз Грюм. А значит, закрывать лицо мантией не имеет смысла. СТОП! Он один. Почему? Не успел или не захотел сообщать остальным преподавателем, иначе бы с ним обязательно приперся и Дамблдор! У меня еще есть шанс.... Надо всего лишь победить самого матерого аврора в Англии.


   "Легко сказать!"


   Выйдя из-за стола, приготовив палочку, я посмотрел на Грюма. Тот с явным интересом разглядывал меня.


   -- Здравствуйте, профессор Грюм, -- вежливо, но с угрозой, сказал я.


   К моему удивлению, Грюм расхохотался и проковылял к опрокинутому столу. Вытащив палочку, он заклинанием поднял с пола книгу и внимательно ее осмотрел.


   -- Значит.... медленно проговорил он, балуешься Темной Магией, Стоун? -- как-то странно сказал профессор.


   -- Петрификус Тоталус! -- закричал я, направив палочку на Грюма.


   Не глядя на меня, Грозный Глаз отбил мое заклинания и продолжил изучать книгу. Его волшебный глаз крутился, осматривая обстановку. Твою мать, да он не воспринимает меня всерьез.... Собственно, имеет право: я щенок по сравнению с ним, матерым волчарой. Никаких шансов победить.


   "Это еще не повод не попытаться, верно?! Чего стоишь? МОЧИ ЕГО!"


   ЧЕМ? Он отобьет любое мое заклинание!


   "ИДИОТ! А чему ты тут учился?"


   Верно. Не подумал. Никто не знает, что Грюм здесь, я в этом уверен. А значит, никто его здесь и не найдет. Точнее, его тело! Даже если найдут через какое-то время, на меня ничего нельзя будет повесить, доказательств-то нет! Ничего не знаю про Тайную Комнату, я не змееуст. Жаль, хорошее было место, но свобода-то и жизнь гораздо дороже.


   -- АВАДА КЕДАВРА! -- крикнул я, впервые применив заклинание смерти против человека.


   Грюм, кажется, был удивлен, но все-таки смог увернуться, внезапно став быстрее и проворнее. Отсутствие ноги, казалось, ему совершенно не мешало. Вот такого я точно не ожидал, наш инвалид не так прост оказался.


   -- Круцио! -- бросил Грюм заклинание в ответ.


   Отреагировать на такую внезапную прыть я не смог. Луч ударил мне прямо в грудь, и меня скрутила боль. Даже так -- БОЛЬ. Казалось, мои кости вместе с плотью рвут на части прямо внутри тела при этом и обильно посыпают солью. Храбриться и сдерживать крик я не стал, да и не смог бы. Боль была адская. НЕ знаю, сколько это продолжалось, мне показалось, что вечность. Но внезапно боль отступила, Грюм по какой-то причине снял заклятье. Не ожидал такого от аврора, Грозный Глаз полон сюрпризов. Все еще валяясь на мокром полу, я схватил выпавшую палочку. Жаль, со мной нет пистолета, черт. Был бы подарок для Грюма.


   -- Круцио! -- вернул я должок профессору по Защите.


   Вот теперь это стало сюрпризом для Грюма, он явно не ждал, что я так быстро оправлюсь. А я и не отправился, просто переборол остаточную боль в теле, сила воли и ничего больше.


   Грюма скрутило, его посох выпал из рук, а сам он завалился на пол, хрипя от терзающей его боли. Но продержать заклинания долго я не смог -- Круцио Грюма было слишком болезненным. Кое-как я смог встать, пока Грюм отходил от последствий моего проклятья.


   -- Зря вы спустились сюда в одиночку, профессор, -- прохрипел я, -- Прощайте. Авада....


   Сегодня просто день сюрпризов, внезапно Грюм откуда-то выхватил другую палочку и одним заклинанием заморозил меня. Не в силах пошевелиться, я просто наблюдал, как Грюм медленно поднялся с пола. Видно было, что это далось ему тяжело, все-таки мое заклинание смогло доставить ему немало боли. Хотя какой-то плюс.


   -- Неплохо, парень, очень неплохо. Круцио!


   Меня снова скрутила БОЛЬ, но в этот раз я даже пошевелиться не мог, как и закричать. Все, на что я был способен -- это собрать волю в кулак и перетерпеть. Но в этот раз Грюм снял заклинание раньше, чем в прошлый.


   -- Еще раз попробуешь что-нибудь такое сделать -- уничтожу, -- тихо пообещал он, внимательно смотря мне в глаза.


   А мне стало дурно. Все, финита ля комедиа, сейчас Грюм принесет мою тушку Дамблдору, все расскажет и следующим моим пристанищем на ближайшие годы станет Азкабан. Хотя я ведь не применял Непростительные на людях.... Применял, только что. Может, не посадят, я ведь несовершеннолетний? Просто сломают палочку и выкинут к магглам, посадив под плотный контроль Министерства.... Нет, уж лучше смерть, прямо здесь и сейчас. Быть запертым в клетке мне совершенно не хотелось, хоть в какой. Блять, ну почему так не везет? Как он, кстати, вообще смог зайти в Тайную Комнату?!


   Грюм тем временем привел в порядок стол и сел на стул, продолжая рассматривать книгу. И ведь никак его не спровоцируешь, чтобы он оборвал мои мучения. Я ведь даже говорить не могу.


   -- Интересная книга, -- вновь подал голос старый аврор, -- Давно увлекаешься? Ах, да, совсем забыл.


   Грюм махнул палочкой, и я почувствовал, что могу двигать головой и говорить. Но только головой, все остальное тело было так же заморожено.


   -- Как ты сюда попал? -- спросил я, прикидывая, как бы освободиться и отмудохать этого старикашку. Пока что вариантов не было.


   -- Давно знал, что ты сюда регулярно ходишь. Неплохо скрываешься, но вот только это, -- он постучал пальцем по своему волшебному глазу, -- не проведешь. Так получилось, что я знаю про эту Комнату, мне про нее рассказал... один маг. И сегодня я решил навести визит вежливости. Вот и вся история. Моя очередь: давно ты этим занимаешься? -- он продемонстрировал книгу по Темной Магии.


   Не видел смысла скрывать, все равно узнает, что захочет, если применит пытки.


   -- Чуть больше года.


   -- Неплохо, совсем неплохо.... Вот что значит -- чистая кровь, -- начал бурчать себе под нос Грюм, но я прекрасно его услышал.


   И замолчал, что-то обдумывая. Я же продолжал лихорадочно искать выход. Куда не глянь -- везде голяк. Спокойно, спокойно.... Стоп, суд! Конечно, должен же быть суд! А мне прекрасно известно про коррумпированность чиновников! Деньги у меня есть, и много. Плюс, я уверен, есть шанс получить помощь от Джима и чистокровных семейств слизеринцев, вроде Малфоев. Грюм много крови у них попил, так что они могут вмешаться и все представить в том свете, что, мол, старый аврор окончательно чокнулся и уже студентов на занятиях Темной Магией обучает, даже книгу для этого купил и подкинул совершенно честному и чистому перед законом ученику! Это выход. Правда, даже представить страшно, СКОЛЬКО я буду должен, но свобода дороже. А деньги -- грязь, их всегда можно заработать. Даже прибодрился от найденного выхода из проблемы.


   -- Чего улыбаешься, парень? -- прорычал Грюм, -- Думаешь, что сможешь выкрутиться? Не выйдет. Вот что, ты мне кое в чем поможешь, а я никому не расскажу о твоем маленьком секрете, идет?


   -- Да, -- еле сдерживая торжествующий крик, сказал я.


   ДА! ДА, МАТЬ ВАШУ! Ему что-то надо, плевать что, но я сделаю все, чтобы не попасть в Азкабан!


   -- Отлично, -- оскалился профессор, -- Тогда в эти выходные, когда у вас будет поход в Хогсмид, в три часа дня будь за Визжащей Хижиной. А твою книжку я забираю с собой, на всякий случай. И не пытайся меня обдурить, парень, понял? Поверь, ты НЕ ХОЧЕШЬ проблем со мной. Твои яйца в моем кулаке.


   Я лишь кивнул и в ту же секунду повалился на пол, освобожденный от заклинания Грюма. Я все еще стоял на четвереньках, когда Грозный Глаз вышел из Комнаты. Мне было плевать, я пребывал в эйфории. ПРОНЕСЛО! Не знаю, чего там хочет Грюм, но это и не важно. Я свободен! В этот момент я любил весь мир. Будь здесь даже Поттер или его подружка -- я бы расцеловал обоих. Омрачала радость только одна мысль: похоже, я заключил сделку с дьяволом.


   В назначенное время я был за Визжащей Хижиной. Чертовски трудно было незаметно отстать от компании слизеринцев, с которыми я гулял по деревне. Не знаю, что там задумал Грюм, но я не хотел позволить пасть на себя даже тени подозрения. А учитывая репутацию Грюма, он наверняка не за мороженым меня попросит сходить. Чем ближе был момент встречи с Грюмом, тем больше я жалел, что согласился. Может его убить здесь, как только он придет? Никаких свидетелей, чистое преступление. Нет, я не смог победить его один раз, с чего вообще взял, что смогу теперь. Хоть у меня с собой пистолет теперь. Но даже он вряд ли поможет -- у меня слишком мало опыта реальных дуэлей с магами, только теоретические знания. Серьезный пробел в моем образовании, черт возьми.


   Грюм задержался на десять минут. Наконец, он пришел.


   -- Еле отделался от этого увальня Хагрида, -- прокомментировал он мой вопросительный взгляд, -- Бери меня за руку, мы аппарируем.


   Про аппарацию я знал. Своего рода телепортация у мага, очень сложна и опасна в неумелых руках, чаще всего для самого мага. А еще говорят, что при аппарации крайней неприятные ощущения того, что тебя выворачивают наизнанку. Вот и проверим, правда ли это. Взяв Грюма за руку, я внутренне приготовился. Мгновение -- и мы аппарировали.


   Ощущения действительно были плохие, меня чуть было не вырвало, когда мы появились в каком-то лесу.


   -- Пошли за мной, -- бросил через плечо Грюм и поковылял куда-то.


   Я пошел следом. Через две минуты мы вышли из леса и я увидел какой-то большой особняк, явно заброшенный. Он находился на холме, а внизу расположилась какая-то деревня. И зачем Грюм меня сюда привел? Собирается вырезать деревню, и ему нужна была помощь? Старый аврор, не останавливаясь, пошел к особняку, я следом.


   -- Ты знаешь, кто такой Владимир Бессмертный? -- внезапно спросил Грюм.


   -- Пожиратель Смерти, один из ближайших сторонников Темного Лорда, -- не подумав, ответил я.


   -- Хм, -- удивленно хмыкнул Грюм, -- Все верно. Один из первых магов, присоединившихся к Темному Лорду. А еще он твой дед.


   Я остановился, как вкопанный. Какого черта он только что сказал? Мне послышалось?


   "Сказал, что Бессмертный -- наш дед".


   Грюм обернулся, и глядя на мое растерянное лицо, рассмеялся.


   -- Не стой, пошли, -- и двинулся дальше, я в полной прострации пошел следом, -- Ты на него сильно похож, весь в него пошел. У него была дочь, Светлана, твоя мать. Пришлось потратить время, чтобы выяснить это.


   -- А кто... кто мой отец? -- смог выдавить вопрос я.


   "Сейчас скажет, что он мой отец!".


   -- Не знаю, -- просто ответил Грюм.


   Ну, полный... "успех реформ". Значит, моя давняя детская мечта сбылась? Я нашел своих родственников?


   "Не радуйся раньше времени. Бессмертный в Азкабане. И не факт, что вообще жив или в своем уме".


   -- А... а зачем ты привел меня сюда? -- кое-как справившись с мыслями, спросил я и не заметил, что перешел на "ты".


   -- Кое-кому представить, -- уклончиво ответил Грюм, поднимаясь по ступенькам особняка, -- Величайшему темному магу всех времен -- Лорду Волдеморту.


   -- Он мертв, -- сказал я и тут же пожалел, потому что резко развернувшийся Грюм влепил мне сильную пощечину.


   -- ОН ЖИВ! -- не своим голосом заорал Грюм, брызгая мне в лицо слюной, -- Он не может умереть! Он всесилен!


   -- Ладно, ладно, убедил! -- поспешил я успокоить аврора.


   Грюм окончательно спятил, считает себя Пожирателем Смерти, служащим умершему Темному Лорду. Хотя... если то, что он сказал о моем предполагаемом деде, правда....


   Тем временем мы прошли по коридору и подошли к какой-то комнате.


   -- Не забудь, с кем тебе предстоит разговаривать, парень, -- прорычал Грюм, -- И только попробуй вести себя неуважительно....


   Открыв дверь, Грюм зашел внутрь. Обстановка в комнате была не самой комфортной и шикарной: только кресло у зажженного камина и тонны пыли и паутины. В углу комнаты стоял какой-то человек, похожий на крысу, и был явно напуган чем-то, а вокруг кресла, свернувшись кольцами, лежала огромная змея. Грюм тем временем осторожно подошел к креслу и склонился в почтительном поклоне.


   -- Мой Лорд, я привел его.


   "Ну, все, точно -- ку-ку, в кресле-то никого нет".


   -- Хорошо, -- прошипел кто-то из кресла, -- Подойди ближе, мальчик.


   "Мальчик" -- это, видимо, мне. Осторожно ступая, я приблизился к креслу и остолбенел. В нем лежал младенец. Вот только младенцем ЭТО можно было принять только издалека. Кожу "младенец" имел серую, похожую на чешую. А вот голова была, как у взрослого человека, только вместо носа были две щелки, как у змеи. И у еще у "младенца" были пугающие красные глаза, которые, казалось, прожигали меня насквозь.


   Мысли в моем голове понеслись вскачь: Волдеморт не был убит, лишь потерял тело. И это -- временная замена. И события на первом курсе это подтверждают. Но несмотря на кажущуюся беспомощность, Волдеморт по-прежнему оставался сильнейшим темным магом современности -- я физически ощущал ауру силы и могущества, вьющуюся возле тела "младенца". И этот взгляд, взгляд действительно всесильного и могущественного существа, способного одной мыслью убить меня прямо здесь, на месте. Или превратить мою жизнь в ад. Сомнений не оставалось: передо мной действительно был Темный Лорд Волдеморт, чье имя до сих пор вызывает страх даже среди самых сильных магов.


   -- Для меня большая честь, увидеть Вас, милорд, -- так же как и Крауч, я почтительно поклонился. К черту гордость, когда стоит вопрос выживания.


   В ответ раздался хриплый смех "младенца".


   -- Вижу, вежливости тебя обучили, мальчик, -- сказал Темный Лорд, внимательно меня осматривая, -- Ты действительно удивительно похож на Владимира. Он был одним из самых преданных моих союзников и остался им -- предпочел заключение Азкабана предательству. Лорд Волдеморт умеет ценить преданность, и когда стены Азкабана рухнут, он будет щедро награжден. Ты ведь хочешь, чтобы твой дед вышел из Азкабана, мальчик?


   -- Да, милорд, -- ответил я с максимальной почтительностью, чтобы не разозлить Волдеморта ненароком.


   -- Прекрасно.... Барти передал мне, что ты самостоятельно изучал Темные Искусства. Похвально, похвально.... Что ты почувствовал, когда применил Круцио на Барти?


   Какой еще, к дьяволу, Барти? Грюм?! Но на вопрос отвечать было нужно, Волдеморт не славился терпением.


   -- Власть. Удовлетворение. Наслаждение.


   -- Хорошо, -- слабо рассмеялся "младенец", походе Лорд был доволен моим ответом, -- Ты из древнего и чистокровного рода, мальчик. Поэтому ты достиг таких успехов в магии! Грязнокровки никогда не смогут так быстро и эффективно обучаться Искусству волшебства....Ты чистокровен, ты молод и ты жаждешь силы и знаний, я все это вижу в твоем сердце. Присоединяйся ко мне, Александр, и ты получишь все, что хочешь! Скоро я возрожусь, и весь мир падет к моим ногам. И тогда все, кто присоединился ко мне, будут щедро вознаграждены, они станут новой аристократией моего нового мира!


   Не важно, хотел я присоединяться к Темному Лорду или не хотел. У меня просто не было выбора. Откажись я -- меня бы тут же убили, и все -- чао, мистер Стоун, твое тело никогда не найдут.


   -- Для меня великая честь присоединиться к Вам, мой Лорд, -- переборов свою проклятую гордость, я встал перед "младенцем" на колени и склонил голову. Поза полной покорности и подчинения.


   Волдеморт рассмеялся:


   -- Я не сомневался.... Уверен, ты будешь не менее сильным и верным союзником, чем твой дед.


   -- Я жду Ваших приказов.


   -- Похвально, похвально, -- довольным голосом сказал Волдеморт, -- Пока же встань, мой верный соратник.


   Я подчинился. Признаться, я ожидал, что меня заклеймят Черной Меткой.


   -- Я не буду пока тебя клеймить, -- как будто прочитав мои мысли, сказал Лорд, -- Дамблдор может узнать об этом и тогда весь мой план будет провален. Мой первый приказ тебе: ты будешь помогать Барти -- он указал на Грюма, -- в его миссии. Идите, мне надо отдохнуть. И не подведите меня.


   Еще раз поклонившись, мы с Грюмом вышли из комнаты.


   В коридоре аврор дружески хлопнул меня по плечу.


   -- Теперь мы в одной лодке, -- сказал он, широко оскалившись.


   Да уж, в одной. И у меня полные штаны счастья.


   -- Время до возвращения в Хогвартс еще есть, -- сказал он, посмотрев на часы, -- Пошли, я расскажу тебе, в чем теперь будет заключаться твоя работа.


   Мы сидели в каком-то маггловском баре, где всех посетителей-то было два человека, не считая бармена.


   -- Они нас не видят и не слышат, я поставил Полог, -- сказал Грюм (или Барти?), садясь за угловой стол.


   -- Кто ты? -- спросил я, усаживаясь напротив.


   -- Аластор Грюм по прозвищу Грозный Глаз, -- рассмеялся он, -- Это официально. Но на самом деле -- я Барти Крауч.... младший. Ты знаешь моего дражайшего папашу, он в жюри Турнира.


   Я кивнул.


   -- Я еще во время первой войны вступил в ряды Пожирателей Смерти. Когда Лорд исчез, я вместе с парой соратников попытался его найти, в отличие от чертовых предателей, которые сразу же перебежали к Министерству! -- последнее предложение Грюм прокричал, видимо, эти" предатели" его сильно бесят, -- Меня посадили в Азкабан. Но моя мать слишком сильно любила меня и уговорила папашу вытащить меня из тюрьмы, приняв Оборотное зелье с моими волосами. Так она и умерла с моим лицом, до конца принимая зелье. Долгие годы я находился под заклятием Империус. За мной присматривал наш домовой эльф. И тогда меня нашел мой Лорд. Он пришел к нам в дом и освободил меня. Я был рад вновь служить своему Лорду.


   Понятно, сумасшедший и фанатик. Убойная смесь.


   -- Лорд разработал гениальный план по своему возрождению. Для этого я и пленил настоящего Грюма и принял его облик. Вот и вся история. Твоя работа будет заключаться в том, чтобы варить мне новые порции Оборотного зелья, ты ведь хорошо разбираешься в зельеварении, верно?


   -- Да. Но нужны многие ингредиенты....


   -- Я их достану, -- перебил Грюм, -- Помимо прочего будь готов ко всему, мало ли что случится.


   -- Есть еще одна вещь... -- протянул я, обдумывая слова Грюма..., то есть, Крауча.


   -- Что?


   -- Научи меня Темной Магии.


   Крауч расхохотался во весь голос. Если бы не Полог -- нас бы вся округа услышала.


   -- Ты вроде бы и сам неплохо справляешься, -- сказал Барти, отсмеявшись.


   -- Мало практики. И иметь учителя лучше, чем изучать самостоятельно.


   -- Верно.... Ладно, парень, раз в неделю буду уделять тебе внимание, пригодится и мне и тебе. Кстати, -- Крауч леветировал со стойки две кружки с каким-то спиртным, один взял сам, а второй дал мне, -- Добро пожаловать к Пожирателям Смерти!


   Мы чокнулись и выпили. Спиртное обожгло горло, и я закашлялся.


   Добро пожаловать, да?..


   "Оставь надежду, всяк в них входящий"

   25.01.2011


   Глава 18




   В понедельник вечером я пришел в кабинет Грюма. Или все-таки Крауча?


   Барти был на месте -- возился с какими-то приборами у себя на столе, стоя спиной ко мне. Но я не сомневался, что он прекрасно знал, что я иду, еще тогда, когда я был в коридоре. И сейчас неотрывно наблюдает за моими действиями. Из хулиганских побуждений я достал палочку и направил ему в спину.


   -- Только попробуй, ты у меня на прицеле, -- сказал Крауч, демонстрируя конец своей волшебной палочки, торчащей из-под подмышки.


   -- Просто проверил, -- убрал я палочку и поднял руки, признавая поражение.


   Крауч ничего не ответил и я сел на ближайший стул, фривольно развалившись на нем.


   -- Ну, -- сказал я, когда пауза затянулась, -- чего новенького?


   Крауч отчетливо хмыкнул, оторвался от своих приборов и повернулся ко мне.


   -- Раньше в твое голосе было больше уважение и вежливости, -- заметил он.


   -- Раньше ты был профессором Грюмом, а теперь ты -- подельник Барти Крауч. Итак, когда ты меня начнешь учить? И главное -- чему?


   -- Хм.... В следующие выходные. В Тайной Комнате, лучшего места не найти. В другое время просто не могу -- этот Поттер изрядной тупости идиот оказался.


   -- Да? И почему это?


   -- Узнал про испытание, с моей подачи, и не мог придумать, как его пройти. Пришлось снова ему помогать, наталкивать на мысль. Тугодум.


   -- Вот как, -- заинтересовался я, -- и что за первое испытание?


   -- Завтра узнаешь, Стоун, -- оскалился Барти, -- А по вопросу, чему я буду тебя учить: искусству дуэлей. Сражаться ты ни черта не умеешь, Лорду не нужны слабаки.


   -- Осторожнее, Барти, этот слабак заставил тебя корячиться в муках на полу.


   -- Твой Круциатус был, к слову, гораздо слабее, чем у твоего деда. И уж, конечно, никакого сравнения с Темным Лордом.


   Позор на мою голову.


   -- Если это все, что ты хотел, -- Крауч снова повернулся к своим приборам на столе, -- то дверь вон там.


   На следующий день, сразу после праздника, нас всех повели на место проведения первого испытания. Выглядело оно, как Колизей, только размерами поменьше. Трибуны для зрителей, палатка для Чемпионов, а недалеко находились клетки с драконами, вокруг которых бегали маги и время от времени посылали в ящериц заклинания. Значит, первое испытание -- драконы? С ними что ли сразиться надо будет? Тогда Поттеру точно конец.


   Драконы были.... красивыми -- здоровые, с кожистыми крыльями, из зубастой пасти они выпускали потоки пламени. Жаль, что их мало осталось, и водятся они только в специальных заповедниках. В обычной среде обитания магглы бы быстро половину драконов уничтожили, а другую половину -- пленили, для опытов.


   Ученики трех школ восторженно вопили, предвкушая интересное зрелище. Преподаватели, в большинстве своем, выглядели напряженными и взволнованными, особенно МакГонагалл и Спраут, так как их подопечным предстояло участвовать в этом испытании. Абсолютное большинство учеников Хогвартса болело за Диггори. Слизеринцы так все поголовно. Малфой просто лучился от радости, ожидая если не смерти Поттера, то, как минимум, его тяжелого увечья.


   "А ведь они не знают, что Волдеморт жив".


   Верно, вот ведь это будет для кого-то сюрпризом. Семьи слизеринцев, кто был в прошлом Пожирателем Смерти, давным-давно похоронили своего господина и живут нормальной жизнью, впрочем, не до конца отринув свои идеалы. Возрождение Темного Лорда им явно не принесет радости, а только страх. Больше грязнокровок и магглов Волдеморт ненавидит только предателей. А все оставшиеся на свободе Пожиратели, как ни крути, предатели. Сразу же после возрождения Лорд их уничтожать не станет, может просто накажет жестоко, иначе без последователей останется. Но вот потом, после своей победы, все может быть.... И если ничего кардинально не изменится, и меня все-таки загонят в рабство к Лорду, мне, вполне возможно, придется участвовать в казни своих нынешних однокурсников. Не хотелось бы, если честно.


   Тем временем к площадке, на котором должно будет проходить первое испытание, подводили первого дракона. Его приковали толстой цепью и посадили возле кладки яиц. Дракон пытался вырваться, но маги успешно его сдерживали. Сами трибуны были обнесены Защитным Куполом, так что нам ничего не грозило. Среди кладки яиц поблескивало одно золотое. Выходит, Чемпионам всего лишь придется взять его.


   Первым на поле вышел Седрик Диггори. Трибуны завопили от восторга, поддерживая Чемпиона Хогвартса, громче всех кричала женская половина, почему-то считающая Седрика образцом мужской красоты. Диггори выглядел напряженным и взволнованным. Я еще успел заметить, как профессор Спраут закусила губу и, не отрываясь, следила за своим учеником, держась за сердце. Какое-то время Диггори просто изучал выпавшего ему дракона и осматривал обстановку.


   Наконец, составив какой-то план действий, Диггори заклинанием трансфигурировал ближайший камень в собаку. Неплохо! Из неживого сделать живое, отличный уровень мастерства. По команде Седрика собака стала заходить к дракону слева, громко лая и бегая из стороны в сторону, видимо, надеясь отвлечь внимание огромной ящерицы на себя. Седрик же, заходя справа, продвигался быстро, но осторожно и тихо, пытаясь стать как можно более незаметным. Дракон, не обладая высокоразвитым интеллектом, в качестве цели выбрал раздражающую его собаку и пошел в ее сторону, плюясь пламенем. Собака успешно уклонялась от огня дракона, уводя его все дальше и дальше от кладки яиц. А Седрик приближался все ближе и ближе, внимательно следя за драконом. Наконец, Диггори добрался до яиц и схватил золотое, но тут удача ему изменила: дракон, почувствовав неладное, резко развернулся в его сторону и грозно зарычал. Ха, да этого же самка дракона. Только для них защита потомства является абсолютным приоритетом. Не стоило Седрику про это забывать. Забыв про существование собаки, которая все так же пыталась отвлечь дракона, ящерица плюнула огнем в самого Седрика. Увернуться Диггори до конца не успел -- часть его одежды вспыхнула. На поле незамедлительно вылетели маги поддержки, половина из которых бросилась усмирять дракона, а вторая -- тушить и оказывать медицинскую помощь Седрику. Да, мордашку ему явно подпалили.


   Все это время ученики напряженно наблюдали за разворачивающимся действом, и сейчас кричали в поддержку своего Чемпиона. Часть девушек рвалась на поле на помощь своему кумиру, на все лад проклиная "дурацкого дракона", который "посмел напасть на бедного Седрика". Снейп настойчиво пихал бледной Спраут какое-то зелье, наверное, Успокаивающее.


   Комментирующий все происходящее Бэгмен объявил о том, что Седрик в порядке и никаких угрожающих жизни ран он не получил, лишь небольшой ожог лица, который уже к завтрашнему дню пройдет. По трибунам прошел вздох облегчения. Жюри выставили оценки и учащиеся еще сильнее завопили.


   Следующей из палатки вышла Флер Делакур. Вот тут уже активировались парни, вопя и размахивая руками гораздо энергичнее девушек. Не знаю, как остальным, а мне было интересно посмотреть, как хрупкая на вид девушка справится с драконом. Чисто внешний вид Делакур меня не сильно заботил, хоть она все так же поражала воображение своей красотой, но я, в отличие от остальных, держал гормоны под контролем. А если не получалось -- меня спасал Внутренний Голос.


   Сперва Флер, как и Диггори до нее, внимательно изучила обстановку и своего дракона. Придя к какому-то решению, Флер стала что-то колдовать, судя по количеству движений палочкой, что-то очень сложное. Дракон с каждым взмахом палочки становился все более вялым и менее злобным. Вот он уже не пытается дотянуться до Флер пастью, а вот уже его веки постепенно закрываются. В конце концов дракон окончательно заснул над кладкой яиц. Тихо, чтобы не разбудить дракона, Делакур стала подходить ближе, готовая в любой момент уйти от атаки. Трибуны затихли, затаив дыхание. Флер быстро добралась до яиц, схватила золотое яйцо и уже хотела бежать, но вырвавшаяся из ноздри дракона искра запалила ее одежду. Правда Флер быстро и самостоятельно потушила огонь, не дожидаясь помощи магов. Кажется, она даже не пострадала особо, только одежда. Но ее все равно отвели в медпункт. Многие парни выглядели разочарованными -- они были бы не против, останься Флер без одежды.


   Бэгмен заливался соловьем. Ему не департаментом магического спорта надо было быть, а комментатором на играх.


   Настала очередь Виктора Крама, вот тут одинаково громко орали и парни и девушки. Угрюмый болгарин недолго придумывал план действий, наверняка готовился заранее. Он просто сходу кинул в дракона какое-то заклинание, луч которого попал ящерице в глаза. Дракон, рыча от боли, заметался по полю, а Крам, соблюдая осторожность, без проблем добрался до кладки яиц и забрал золотое. Правда, когда дракона успокоили, все увидели, что во время метаний ящерица передавила половину настоящих яиц, так что за это болгарину снизили балл.


   И, наконец, вышел Поттер, оставленный, как будто специально, на последок. Десерт, одним словом. Встречали его гораздо тише, чем остальных Чемпионов. Неистовствовали только фанаты, во главе с братьями Криви. Переть на дракона, как остальные, Поттер явно не спешил, применив какое-то заклинание, направив при этом палочку в небо. Что это такое было непонятно, ничего не менялось и не происходило. Наконец, в небе появилось что-то.... Метла, поттеровская "Молния". Фанаты заорали еще громче. Вскочив на метлу, Поттер взмыл в небо над драконом. Метла стала метаться из стороны в сторону над драконом, время от времени подлетая ближе. Хм, подразнить дракона -- блестящий по своей тупости план. Венгерская хвосторога и так прибывала не в лучшем расположении духа, а Поттер хочел разозлить ее еще больше. Что после этого последует -- страшно представить, ведь дракона, когда он в бешенстве, остановить гораздо труднее. Это уже не говоря о том, что в таком состоянии эти ящерицы сильнее и быстрее, чем когда спокойные.


   Дракон явно приближался к отметке "в бешенстве" -- он яростно бился на цепи, взлетаю и падая на землю снова и снова, стараясь достать зубами или огнем раздражающую цель. Ну, в конце концов, произошло именно то, что я ожидал -- хвосторога просто разорвала цепь и ринулась за Поттером. Но очкарик, видимо, только на это и надеялся, так как не стал тратить время на удивление, а просто на полной скорости полетел подальше от дракона. Снейп настойчиво пихал МакГонагалл какое-то зелье.


   Танец в воздухе, не на жизнь, а на смерть, лично меня не впечатлил -- Поттер был почти невиден по причине удаленности, и казалось, что дракон просто бестолково кидается из стороны в сторону. Бинокль, или волшебный омнинокль, я достать не догадался. Наконец, Поттеру надоело играть в салочки с хвосторогой и он пошел на снижение, взяв курс на кладку яиц. За один заход Поттер смог выхватить золотое яйцо и торжествующе поднял его в руке. Дракона тут же бросились успокаивать. Представляю, как маги "хвалят" очкарика, так взбесившего хвосторогу. Сам же Поттер сиял от счастья. Учащиеся, забыв о своей неприязни, встречали его восторженными криками -- выступление гриффиндорца им понравилось. Правда, не всем, Малфой сидел с кислой миной. Как же быстро меняются симпатии толпы все-таки.


   По результатам подсчета баллов первое место разделили Крам и Поттер, потом шла Флер и замыкал все Диггори.


   Как бы я не относился к Поттеру, следует признать, что летать он умеет чертовски хорошо. Выжить при битве с драконом в его родной стихии -- это что-нибудь, да значит.


   В выходные я, как и было договорено с Краучем, с самого утра ждал его в Тайной Комнате. Барти появился через двадцать минут после моего прихода. С самого "порога" он, не говоря не слова, проревел, направив на меня палочку:


   -- Круцио!


   К счастью, я ворон не считал и смог уклониться от луча заклинания.


   -- Молодец, -- прервал меня Барти, когда я собирался нанести ответный удар, -- Грюм может и психопат, но его девиз "Постоянная бдительность" очень правильный. Всегда будь готов к нападению. Даже во сне.


   Крауч подошел к столу и выложил на него забранную к меня книгу по Темной Магии.


   -- Возвращаю тебе, не забывай учиться по ней самостоятельно. Итак, я буду обучать тебе Искусству Дуэлей. Только кретины считают, что достаточно знать несколько атакующих заклинаний и одно Протего, чтобы победить. Это не так. Атакующих заклинаний, как и защитных, огромное количество. Все они различаются по типу воздействия, пробивной силы, дальности и точности полета и так далее. Защитные заклинания так же имеют квалификацию по степени защиты и количеству потребляемой энергии. Помимо этого, нужно уметь вовремя применять необходимые заклинания. Применять Высший Щит для отражения простого Риддикулуса -- это даже хуже, чем просто тупость. Так что я буду учить не только заклинаниям, но и применять свои мозги во время боя.


   Крауч сел на стул, выпил что-то из своей фляги и продолжил:


   -- Разберем наш прошлый бой. Сначала ты делал все правильно -- быстро сориентировался и залег за столом. И тут же зачем-то покинул свое убежище. И применил какое-то детское заклятье остолбенения, что, учитывая опыт Грюма, просто оскорбительно. Правда, потом сразу исправился. Признаю, применить Аваду в твоем возрасте -- неплохое достижение, даже для чистокровного. И снова молодец -- быстро оправился от моего Круциатуса, и даже сам смог его наложить. Вот только зачем снял и почему сразу же не добил, пока была возможность? Почесать языком захотелось? В настоящем бою тебя бы ждала смерть. Запомни, парень: нельзя отвлекаться во время боя, а тем более жалеть врагов. Если упал -- добивай, даже если считаешь, что он мертв. Ты понял? Круцио!


   Я снова смог увернуться и сам послал в Барти его любимое проклятье, которое, впрочем, он без труда отбил.


   -- Вот это правильно, парень, -- довольно оскалился Крауч, -- На любой удар отвечай только ударом. Запомни: ты теперь, как и я, слуга Темного Лорда и только он имеет право невозбранно тебя наказывать. Не бойся, вопреки популярному мнению, Лорд наказывает только за дело, а вовсе не при каждой встрече.


   Барти встал со стула.


   -- Итак, приступим. Первое заклинание, которые мы разучим, это Секо. Простое в исполнении и даже не запрещенное, но при должном уровне навыка оно может быть крайне опасным. Это режущее заклинание вполне способно обезглавить человека, если постараешься. Самое трудное -- это сконцентрироваться для вложения достаточного для этого количества энергии и, собственно, точно послать это заклятье в цель. Но Секо очень эффективно -- при попадании в любую часть тела у врага гарантированно будет болевой шок. Да и психологический эффект имеется -- когда твоих врагов окатит кровью из их разрезанного товарища, они по неволе занервничают и станут совершать ошибки. Тренироваться будем на.... крысах.


   Барти вытащил одну из крыс, положил на пол и, прежде чем та успела убежать, трансфигурировал ее в человека, голого мужчину, дополнительно наложив на него заклинание Остолбенения. Хорошо хоть, что это ненастоящий человек, и я об этом знаю. Не представляю, смог бы я убить сейчас настоящего человека. Хотя как будто у меня есть выбор. Дам слабину -- и сам Крауч тут же меня и убьет. Да это, к тому же, не человек в полном смысле: просто живой кусок мяса, без души и мозгов.


   -- Начнем с дистанции десяти метров, -- сказал Крауч, отходя мне за спину, -- Заклинание, при использовании, принимает "форму" взмаха палочки. Лучшая "форма" для Секо -- это, по моему мнению, полумесяц. Просто скажи слово и резко взмахни палочкой, как будто посылая невидимую волну. Не забудь вложить магической энергии больше требуемого, надеюсь, в Хогвартсе этому все еще учат.


   О, да, этому еще учат, на первом курсе, на уроке Чар, когда мы учились сознательно управлять своей магической энергией, чтобы не тратить на простые заклинания слишком много сил.


   -- Отруби ему, например, руку. Левую, -- дал мне задания Барти.


   Так, сконцентрироваться и собраться.


   -- Секо! -- крикнул я, делая резки взмах палочкой.


   Из нее вырвался слабо видимый человеческому глазу полумесяц и врезался в тело человека. Попал я в левый бок, из которого тут же брызнула кровь. На лице мишени ничего не отразилось. Крауч немедленно подошел ближе и осмотрел нанесенную мной рану.


   -- Отвратительно, -- заключил он, -- Даже тело не пробил, заклинание разрезало только дюйм или два плоти. Слишком мало сил вкладываешь в заклинание, Пожиратель Смерти должен уметь одним взмахом перерубать человека напополам. И точность хромает. Еще раз.


   Я снова ушел в себя, собирая магическую энергию в "кулак"


   -- Секо! -- крикнул я на этот раз чуть громче и взмах палочкой получился резче.


   На этот раз я смог отсечь мишени левую руку, пониже локтя. Крауч снова стал осматривать результат.


   -- Слишком много сил вложил, -- огорошил он меня, -- Заклинание даже в стену вошло на два дюйма. С такой растратой сил тебя быстро скрутят. Это уже не говоря о том, что ты готовишься слишком долго. Еще раз. На этот раз правую ногу. Если потребуется больше трех секунд -- получишь Круцио.


   Я без подготовки взмахнул палочкой и прокричал заклинание. Еще во время движения я почувствовал, как в руках у меня концентрируется магическая энергия. Полумесяц заклинания ударил именно туда, куда надо, отрезав мишени ногу выше колена. Человек упал на пол, бледный от потери крови.


   -- Еще больше энергии потратил, чем в прошлый раз. Так что все еще плохо. Будем тренироваться. Добей его.


   Я только кивнул, пребывая в каком-то странном состоянии.


   -- Авада Кедавра, -- направил я палочку на мишень.


   Зеленый луч вспыхнул и тут же погас, ударив в грудь человеку, который сразу же затих.


   Барти Крауч довольно оскалился.


   -- Продолжим урок, -- сказал он, превращая следующую крысу в человека.


   Разделывать превращенных из крыс людей мне не то чтобы понравилось, но это было познавательно. Запах и вид разрезанной плоти меня ничуть не смущал -- приходилось на бойне бывать и даже подрабатывать, вот там блевал с непривычки. Уроком и я и Барти были довольны. Я -- новым знаниям и навыкам, хоть нормально применить Секо, чтобы все было идеально, так и не смог, а Барти, кажется, просто нравилось учить. А может и другие какие причины у него были для довольства, не важно.


   От раздумий о прошедшей тренировке меня оторвал громкий треск. Сейчас я был на Уходе, и мы сегодня рассовывали соплохвостов по ящикам, на зиму. Одному, видимо, не понравилось. И это был, конечно же, Шарик. Эта скотина выросла просто до невероятных размеров. Прибавьте к этому еще природную злобность, и получите целую кучу проблем. Зимовать в ящике соплохвост явно не желал, потому и вырвался, походу процесса уничтожив сам ящик. Так как Шарик был закреплен за мной, то и относился он ко мне не как к другим, по-особому. Поэтому я первым забежал в хижину Хагрида. Следом за мной ринулись наиболее умные и сообразительные ученики. Снаружи остались самые смелые, или глупые -- это как посмотреть. Они почему-то решили, что Хагрид без их помощи с разошедшейся скотиной не справится, и решили ему помочь. Соплохвост обращал на них мало внимания, только изредка атаковал в целях профилактики. Было видно, что эта тварь что ищет.


   "Точнее -- кого-то. Нас".


   Правильное решение -- спрятаться в доме Хагрида. Здесь он меня не достанет. Конечно, я мог бы убить соплохвоста, но, во-первых, не хотелось устраивать демонстрацию своих навыков, а во-вторых, не хотелось получить "Тролль" по Уходу за магическими существами за год. Но все закончилось хорошо, соплохвоста спеленали, получив при этом минимум повреждений. Обошлись малой кровью, так сказать. Во время битвы с Шариком к загону подошла какая-то женщина, которая стала беседовать с "отважными" бойцами. Наблюдавший за этим Малфой шепнул, что эта женщина -- та самая Рита Скитер, самый скандальный репортер из всех. А значит, скоро в "Еженедельном пророке" будет статья про Хагрида, мимо такого Скитер точно не пройдет.


   Трелони на каждом уроке становилась все безумнее, раз за разом предсказывая смерть и разрушения мирового масштаба. Особенно она лютовала по отношению к Поттеру, пророча ему безвременную кончину на каждый день недели. Ну, хоть меня не трогала своим предвидением. Пыталась еще с начала года, но, убедившись в моем наплевательском отношении, оскорбилась и перестала меня донимать.


   В один из холодных вечеров, когда мы с однокурсниками просто сидели возле камина и обсуждали всякие мелочи, в гостиную вошел мрачный Снейп. Он всегда ходит мрачный, но сейчас был мрачнее обычного. Все разговоры тут же стихли, и ученики повернулись к декану, готовые внимательно ловить каждое сказанное им слово.


   -- Я должен сделать объявление, -- убедившись, что все его слушают, сказал Снейп, -- Приближается Рождество. В этом году на празднике будет организован Святочный Бал, традиционное мероприятие Турнира Трех Волшебников. Форма одежды -- парадная. На него допускаются ученики, начиная с четвертого курса. Но можно пригласить партнера с более младшего курса. Наличие партнера обязательно. Надеюсь, все умеют танцевать и никто из пришедших не посрамит чести факультета. Так же надеюсь, что никто своими действиями на Балу не опозорит Слизерин. В таком случае наказание будет.... жестоким.


   Не прощаясь, Снейп развернулся на каблуках и вышел из гостиной.


   Тут же поднялся гвалт голосов, обсуждающих новость. Кто-то уже присматривал себе пару, я же размышлял идти, мне на бал или нет. Пришел к выводу, что идти все-таки надо. Постоять за честь факультета, так сказать. Да и мало ли что интересного там может быть. Не прощу себе, если не увижу Уизли в том платье. Драко тут же пригласил Пэнси, правда, под ее давлением. Сам Малфой как-то странно поглядывал на Асторию, и мне показалось, что он не прочь пригласить ее, а не Паркинсон. Парни с старших курсов так же стали приглашать девушек.


   Выбор партнерши я так же решил не откладывать, а то всех самых красивых разберут.


   -- Трэйси! -- окликнул я сидящую неподалеку девушку, о чем-то шепчущуюся с Дафной.


   -- Что? -- заинтересованно повернулась она со мной.


   -- Пойдешь со мной на бал? -- невозмутимо спросил я, не обращая внимания на улыбки и смех однокурсников.


   Дэвис и Гринграсс, как и ожидалось, захихикали.


   -- Хорошо, пойду, -- наконец ответила Трэйси, и вернулась к разговору с Дафной.


   Так, партнерша -- есть, дорогая парадная мантия -- есть, умение танцевать.... Опа-на, беда подкралась, откуда не ждали. Танцевать-то я не умею. Беда.


   Оглядев занятых беседой однокурсников, я похлопал по плечу Малфоя и прошептал ему на ухо, чтобы не слышали остальные:


   -- Научишь меня танцевать.


   -- Я подумаю, -- усмехнулся блондин.


   -- Это не вопрос, а утверждение.


   Улыбка аристократа стала еще шире:


   -- Ладно уж, а то ударишь в грязь лицом, позор на весь Слизерин. Но ты мне будешь должен.


   Я жестами показал -- мол, какие вопросы.


   Так, и эту проблему решили. Все-таки Драко -- наследник древнего и чистокровного семейства. Его таким вещам с детства учили.


   И еще мне нужен фотоаппарат. Уизли в старинном платье -- это будет нечто, я уверен.

   26.01.2011


   Глава 19




   Я сидел за столом с Дамблдором, Снейпом, Поттером, Малфоем, Грейнджер и всем семейством Уизли. Странная компания, вы не находите?


   -- Итак, друзья, -- поднялся со своего места директор, -- Я собрал вас всех здесь, чтобы сообщить важное известие.


   "К нам едет ревизор?!"


   Остальные моего сарказма не разделяли -- Поттер с Уизли напряглись, внимательно слушая Дамблдора, а Снейп с Малфоем сидели с таким видом, будто нахождение в такой компании приносило им адские муки.


   -- Недавно я провел исследование крови Гарри, -- продолжил Дамблдор, -- и выяснилось, что его отцом был не Джеймс Поттер.


   Все Уизли удивленно выдохнули, а Поттер посмотрел на директора круглыми глазами.


   -- Но, сэр, -- удивленно выдавил из себя очкарик, -- Кто же тогда мой отец?


   -- Северус, -- ответил директор, но увидев непонимание в глазах аудитории, уточнил, -- Северус Снейп.


   Теперь пришел черед зельевара удивленно выпячивать глаза. Поттер повернулся к своему самому нелюбимому учителю.


   -- Папа? -- не веря, спросил он.


   -- Сынок, -- всхлипывая, вторил ему наш декан.


   -- Папа!


   -- Сынок!


   -- Папочка!!!


   -- Сыночек!!!


   Внезапно найденные родственники бросились на шею друг другу, рыдая навзрыд. Старшие Уизли тоже не сдерживали слез, как и Грейнджер. Рон радостно хлопал по спине Поттера, но в основном попадал по Снейпу.


   -- Извини меня, сыночек, -- рыдал Снейп, -- что так плохо к тебе относился. Но теперь все будет хорошо, мы будем жить дружно и счастливо, одной семьей!


   -- Папочка! -- не утихал Поттер.


   Разобравшись, что к чему, к очкарику бросился Драко.


   -- Любимый, это так здорово! Мы сможем быть вместе!


   Поттер отлип от Снейпа и обнял Малфоя.


   -- Да, любовь моя! -- и они ПОЦЕЛОВАЛИСЬ! -- Профессор Дамблдор, благословите нас!


   -- Благословляю вас, дети мои! -- с улыбкой Санта-Клауса возвестил директор.


   Тут уж зарыдали все Уизли, даже Дамблдор пустил слезу в свою бороду.


   -- А я решил стать добрым! -- закричал появившейся из воздуха Волдеморт, он почему-то был в образе молодого черноволосого мужчины, -- Сила любви спасла меня от безумия! Рон, я люблю тебя!


   Младший Уизли удивленно посмотрел на Темного Лорда и из глаз его брызнули слезы.


   -- Я тебя тоже люблю, мой Лорд! -- крикнул рыжий, бросаясь на шею Волдеморту.


   И они ТОЖЕ ПОЦЕЛОВАЛИСЬ!!!


   Я же, пока шла эта вакханалия, заряжал в пулемет ленту. Не знаю, где его взял, под стулом лежал. Установив пулемет на стол, я навел его на всю эту гомо-компанию.


   -- Гори в аду, контра недобитая, -- сказал я, нажимая на гашетку.


   Комната потонула в грохоте пулемета. Я не успокоился, пока не выпустил всю ленту в этот сброд. Комната была полностью разрушена. Когда дым от моей стрельбы развеялся, я увидел живую и невредимую компанию. Они все смотрели на меня с осуждением.


   -- Ну что же ты, Алекс, -- с укором сказал мне Дамблдор, -- Подумал, что мы о тебе забыли? Нет, тебя мы тоже любим.... Иди к нам....


   Все эти ненормальные полезли ко мне, вытянув руки.


   -- Дай я тебя поцелую, -- прошептал Поттер.


   -- НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!


   С диким криком я проснулся и судорожно оглядел комнату, моя рука рефлекторно искала пистолет и палочку.


   -- Какого черта ты орешь, Стоун? -- раздался слева голос Малфоя.


   -- Драко, это ты?


   -- А кто еще?!


   Я находился в спальне четверокурсников, судя по темноте за окном, сейчас была глубокая ночь. А это был сон.... Только сон.... Фух! Убедившись, что все в порядке, я с чувством облегчения выматерился по-русски и засмеялся. Только сон, слава проклятым богам.


   Не обращая на недовольство соседей, я повалился обратно в кровать, испытывая эйфорию.


   -- Драко, -- сказал я бурчащему на своей кровати аристократу, -- думаю, больше учить танцам меня не надо. Хватит.


   "Гы-гы, а можно, интересно, как-нибудь извлечь наши воспоминания об этом сне и показать их всем? Было бы смешно понаблюдать за лицом Малфоя и особенно Снейпа в этот момент. Как и Поттера с Уизли".


   На Рождество остались практически все ученики, начиная с четвертого курса, и даже кое-кто из более младших, кого пригласили на бал старшие товарищи. Так что это получились самые многолюдные рождественские каникулы из всех. Преподаватели поставили своей целью поразить гостей украшениями замка и старались изо всех сил, работая над праздничным оформлением Хогвартса.


   Предстоящий Бал, кажется, свел всех с ума, особенно девушек. К моему удивлению, меня несколько раз приглашали на Бал, даже пара француженок. Но я им, ясное дело, всем вежливо отказал. Все-таки я уже шел с Трэйси, но собственное самолюбием такое внимание тешило. Самым смешным моментом за неделю до Бала стало, конечно, приглашение Роном Уизли Флер Делакур. Это же надо, принародно пригласить такую красавицу, абсолютно никого не стесняясь. Напился он что ли, для храбрости? Делакур ему даже не ответила. Лично я бы за высказывание такого презрения незамедлительно бы влепил пощечину, но ко мне так бы не отнеслись, я все-таки не Уизли. А рыжий стерпел, слабак. Хотя смотрелись бы Уизли с Флер классно -- неземная красота и неземное убожество в платье. Фотоаппарат я, кстати, достал. И даже фотографа. Какой-то второкурсник-слизеринец увлекался фотографией, и я, при поддержке других однокурсников, смог выбить ему допуск на Святочный Бал даже без партнерши. Рассказав свою задумку, слизеринцы, особенно со старших курсов, были решительно настроить провести фотографа на Бал. Все-таки мероприятие редкое, а так память на всю жизнь останется. Про задумку с Уизли я рассказал только однокурсникам, идея им понравилась, особенно Малфою. Всем факультетом мы обратились с просьбой посодействовать пропуску второкурсника с фотоаппаратом на Бал. Декан рассказал о нашей задумке директору, которому, судя по всему, идея понравилась. Так что на Бал мы заимели себе фотографа. Двух зайцев одной лопатой: и на память фотографии останутся, и над рыжим поиздеваться можно будет. А ведь я еще договорился с второкурсником о фотографиях самых красивых девушек в наиболее пикантных позах и ракурсах. Их можно будет потом продать, разумеется, разделив выручку по-братски, пополам. Так что, учитывая все это, настроение было отличное.


   И вот пришел вечер, которого так все ждали. Вечер Святочного Бала.


   В гостиную Слизерина я спустился в своей парадной мантии, идеально свежей и чистой, туфли блестели так, что их можно было вместо зеркала использовать. Впрочем, все слизеринцы выглядели идеально, иначе и быть не может на факультете, где учатся потомственные аристократы. В таком окружении необходимо соответствовать общему уровню.


   Трэйси я увидел сразу же. Она была в темно-зеленом платье, что, если спросите меня, очень ей шло, оно выгодно подчеркивало фигуру. Волосы были распущены, и вообще она выглядела потрясающе.


   -- Ты прекрасно выглядишь, сражен наповал твоей неземной красотой, -- сказал я ей от чистого сердца, когда подошел ближе.


   -- Спасибо, -- немного смутилась она и подала мне руку.


   Взяв ее за руку, мы пошли на выход вместе с остальными парами. Вокруг уже прыгал второкурсник с фотоаппаратом. Ему явно нравилось фотографировать. Ради всех богов, главное, чтобы он о деле не забыл от восторга.


   Возле Большого Зала уже толпились ученики, разговаривая между собой, как дворяне на светском рауте. Отдельно стояли Чемпионы. Так, Флер с Роджером, влюблено смотрящим на свою богиню. Счастливчик, предположительно. Может и наоборот -- неудачник, не могу судить. Диггори с Чанг, как мило. А я слышал, что Чанг хотел пригласить Поттер. Но нет, он был с Парвати, которая упивалась всеобщим вниманием. А где Крам? Но я тут же забыл про последнего Чемпиона, когда увидел ЕГО.


   Да, да! В стороне стоял нахмурившийся Рон Уизли в ШИКАРНОМ платье времен Средневековья. И, видимо, не стирали этот предмет одежды еще со времен его буйной молодости. Партнершей Уизли не повезло стать Падме, с Равенкло. Бедная девочка, наверное, даже не подозревала, на что согласилась. Но сейчас он в полной мере осознала свою ошибку, по крайней мере, об этом можно было сказать, увидев ее мученическое выражение лица. Фотографу даже напоминать не пришлось -- он сам защелкал затвором фотоаппарата на Уизли. Дорого же ему встанет выкупить все фото. Рыжий попытался отогнать слизеринца и даже отобрать его аппаратуру. Так что пришлось мне спешить на помощь своему подопечному.


   -- Эй, Уизли, -- мы с Трэйси подошли ближе, -- на младших кидаешься?


   Уизли что-то рыкнул в ответ, что-то злобное.


   -- Не понял, что ты сказал. Но не важно. Если бы я знал, какая ты будешь красавица в этом платье, я бы пригласил тебя, -- Дэвис искренне засмеялась, разглядывая рыжего, -- Привет, Падма. Прими мои соболезнования.


   Падма только слабо улыбнулась и кивнула, незаметно для Уизли.


   -- Пошел ты, Стоун, -- все-таки внятно прошипел рыжий, -- И твоему маленькому другу нельзя быть на Бале.


   -- Твои сведения устарели, Уизли, -- со всей возможной надменностью, сказал я, -- Моему другу, -- я кивнул на щелкающего фотоаппаратом второкурсника, -- дал разрешение на посещение Бала сам директор. А вот кто пустил тебя -- мне непонятно.


   Уизли ринулся на меня, с явным желанием заехать мне по лицу. Такого допустить я не мог, как бы я тогда пошел на Бал с измазанными в крови кулаками? Но калечить Уизли не пришлось -- вовремя подошедший сзади Гойл спас рыжего от самой большой глупости в его жизни.


   -- Прячешься за спиной этой гориллы? Трус, -- злобно сказал Уизли, Гойл прищурился.


   -- Не смешите меня, мадмуазель, -- издевался вовсю я, -- С тобой справиться даже шестимесячный младенец. А вот за труса тебе придется ответить. Но после Бала. Не хочу испачкать свою чистую, ДОРОГОСТОЯЩУЮ мантию твоей грязной кровью. Забавный парадокс, ты из семьи чистокровных, а кровь все равно грязная.


   Вокруг уже давно собрались другие ученики, привлеченные шумом. Слизеринцы дружно засмеялись. А Уизли, кажется, пришел в окончательное бешенство. Добил его очередной щелчок фотоаппарата. Рыжий предпринял очередную попытку разбить камеру, и у него бы получилось, но тут пришел Снейп.


   -- Что тут происходит? -- холодно спросил он.


   -- Сэр, -- тут же ответил, -- Уизли пытался разбить фотоаппарат Кларка, -- я кивнул на принявшего обиженный вид второкурсника.


   -- Минус двадцать баллов с Гриффиндора, -- мгновенно последовали репрессии, -- Уизли, завтра зайдете ко мне, получите взыскание. Расходитесь, Бал сейчас начнется.


   Оставив красного, как рака, Уизли за спиной, я вместе с Трэйси подошел поближе к входу. Стоящий рядом Малфой внезапно круглыми глазами уставился мне за спину. Я повернулся и на секунду растерялся: по лестницу вместе с Крамом спускалась какая-то красивая девушка. Присмотревшись, я узнал Грейнджер. Вот тут сдержать удивление у меня не получилось. И ЭТО -- замухрышка, гриффиндорская выскочка?! Гадкий утенок вдруг стал лебедем. Да еще с Крамом. Сколько девушек за ним все эти дни бегали, а он выбрал Грейнджер, как будто знал, какая красота в ней прячется....


   Так, собрался. Подумаешь -- накрасилась и причесалась Грейнджер. Что с того? Надо выглядеть невозмутимым. Жестами и глазами указал фотографу на Грейнджер. Сдается мне, ее фотографии хорошо разойдутся. Парочку подарю Малфою, вон как на нее смотрит, ха-ха-ха.


   Наконец, объявили начало Бала и первыми в Большой Зал вошли Чемпионы со своими парами. Они и открыли Бал, исполнив первый танец. Постепенно к ним стали присоединяться и остальные учащиеся. Дэвис увлекла меня к танцующим. Да, кое-чему я научился, надеюсь, не ударю в грязь лицом. Обняв Трэйси за талию, мы закружили в танце. Вела она, разумеется, я не сопротивлялся. Раньше я и не подозревал, насколько это приятно -- танцевать с красивой девушкой. Чувствовать под рукой нежную кожу, вдыхать аромат ее волос.... Проклятые гормоны!


   Глубоко вдохнув и успокаив расшалившуюся фантазию, я продолжил танец. Дэвис, видимо, правильно растолковала мои действия, так как хитро улыбнулась и ускорила темп танца. К своей чести, я ни разу не наступил ей на ноги. В отличие от Уизли, если судить по сморщенному лицу Падмы. Где-то рядом я сквозь музыку слышал бешеные щелчки фотоаппарата, что так же радовало. Танец внезапно закончился, и сияющий директор пригласил всех к столу. Я, как и полагается галантному джентльмену, допел Дэвис до ее места за руку, отодвинул ей стул и сам сел рядом. Большинство парней поступило точно так же, но нашлись же невоспитанные личности. Столики стояли небольшие, вместо ежедневных факультативных, по двенадцать человек. К нам с Трэйси присоединился Малфой, Нотт и Блэйз, все с парами, разумеется. Крэбб и Гойл были вынуждены со своими парами (шестикурсницами, между прочим! вот тебе и бестолковые гориллы!) сесть за другой стол. Чемпионы, конечно же, сели рядом с судьями.


   На столах еды не оказалось, а только пустая посуда и какие-то таблички возле каждой из тарелок. На этих табличках был написан список блюд. Не составило труда догадаться, что это меню.


   -- Эскалоп с пюре, -- наугад назвал я блюдо из меню, и тут же в тарелке появилось запрашиваемое.


   Увидев, как теперь работает система подачи еды, тут же уткнулись в свои меню и остальные ученики. Через минуты столы уже были завалены едой, как и полагается в праздники. Негромко играла музыка, и было приятно беседовать за трапезой с однокурсниками. Малфой похвалил меня за удачный разговор с Уизли, со смаком описывая его пропустившим все Забини и Нотту. Блэйз продемонстрировал отличное владение магией, превратив сок в наших стаканах в красное вино. Вот это было очень кстати. Через тридцать минут из-за столов встали первые пары, желая продолжать танцевать. Дэвис потащила меня на середину Зала, я не сопротивлялся. Немного хмеля в голове от выпитого вина, красивая девушка в моих объятиях, веселая музыка и грядущая прибыль -- все было хорошо. Лучшее Рождество в моей чертовой жизни!


   Преподаватели так же пустились в пляс. Хагрид, естественно, танцевал с Максим, Дамблдор с Трелони, а Каркаров с Вектор, профессором нумерологии. Даже Барти, в образе Грюма, танцевал со Спраут. Жаль, что не могу подойди к нему и подколоть, незачем кому-либо давать повод для ненужного любопытства. Уизли, как я заметил, предпочитал отсиживаться, не обращая внимание на скучающую Падму. Вскоре к ним присоединился Поттер с Парвати. Очкарик и рыжий явно не умели обращаться с девушками, так как их партнерш очень скоро увели два француза. Поттер с Уизли, кажется, даже не заметили. Хм, настроение хорошее, но не до конца.


   Отведя Дэвис за стол, я попросил меня подождать пять минут и пошел к Поттеру и Уизли. Трэйси, кажется, была не очень довольна, но мне требовалось вернуть один должок. Возле двух гриффиндорцев уже сидел Бэгмен и какой-то министерский работник, заменяющий Крауча-старшего. Тоже наверняка Уизли, судя по цвету волос.


   -- Прошу прощения, что прерываю, -- сказал я, подойдя ближе, -- Но, Рон, можно тебя за минутку?


   Уизли, злобно прищурившись, встал и подошел ближе.


   -- Пошли-ка, поговорим, красавица, -- шепнул я ему.


   Кулаки Уизли сжались и он пошел за мной к выходу. Следом увязался и Поттер. Мы вышли на свежий воздух, в сад. Тут темно и безлюдно, именно то, что нужно.


   -- Что тебе нужно, Стоун? -- спросил Поттер.


   -- От тебя, фара, абсолютно ничего. А вот от твоей рыжей подружки мне нужно извинение. За "труса", если ты забыл. За своим языком следует следить, Уизли, или с ним можно распрощаться.


   -- Пошел ты, -- зарычал Уизли, он был явно кем-то или чем-то разозлен еще до меня.


   Не успел Уизли ничего понять, как получил удар по почкам. В лицо я бить не собирался, незачем оставлять видимые следы.


   -- Повторю: следи за языком, Уизли.


   Поттер попытался вмешаться, но его я просто оттолкнул.


   -- А ты, фара, не вмешивайся.


   С силой удара я, наверное, переборщил, Уизли согнулся пополам, хватая воздух ртом. Вот что значит не следить за своим телом и не делать физических упражнений! Вроде рыжий здоровый, а силенок-то нет. Пока Уизли не пришел в себя, врезал ему ногой в колено. А вот это -- точно больно, Уизли повалился на землю. Для профилактики, добавил ему в живот с ноги.


   -- И запомни, Уизли, -- все так же спокойно сказал я, -- Еще раз скажешь что-нибудь обо мне, так легко не отделаешься.


   Я развернулся и пошел обратно в Большой Зал, на всякий случай, держа руку на палочке. Мало ли что эти "отважные" и "благородные" гриффиндорцы вздумают сделать. До Зала я так и не добрался, встретив в вестибюле Трэйси.


   -- И зачем ты это сделал? -- спокойно спросила она.


   -- Репутация. Ее трудно заработать, но легко потерять. Не мог я позволить, чтобы какой-то там рыжий мог безнаказанно на меня гавкать. Это Малфою наплевать на свою репутацию, но не мне.


   -- Мальчишки, -- сокрушенно выдохнула девушка.


   -- Верно, -- улыбнулся я, -- Прогуляемся по саду?


   Думала Дэвис недолго, и быстро согласилась. Поттера и Уизли уже не было, видать куда-то ушли. Одни. Перед глазами снова всплыл ТОТ сон. Нет, какими бы они не были, но ТАКИМИ точно нет. По крайней мере, в это хочется верить. Но предпочесть обществу красивой девушки общество парня?! Точно с ними что-то не то.


   Ночь выдалась ясная, мы медленно гуляли по саду, неспешно говоря о всяких мелочах. Дэвис еще с самого начала прижалась ко мне, а я обнял ее за талию.


   "Когда ты ее уже поцелуешь, дурик?"


   Мы остановились на открытом месте. Я посмотрел на Трэйси и увидел, как решительно горят ее глаза. Не успев ничего подумать и предпринять, она потянулась ко мне и наши губы соприкоснулись.


   "БИНГО!"


   И не в детском поцелуе, а в самом настоящем. Губы Дэвис оказались.... вкусными, как бы глупо или смешно это не прозвучало. Я только сильнее прижал ее, отвечая и продолжая поцелуй. Романтизм ситуации испоганил щелчок фотоаппарата, прозвучавший для меня как выстрел. Трэйси ойкнула и хотела уже отстраниться, но мне было наплевать на фотографа в данный момент: я удержал ее и снова притянул к себе.


   Это приятно, черт возьми.


   "Мужииик!" -- довольно протянул Внутренний Голос.


   Остаток каникул я пребывал в отличном расположении духа. В основном из-за Трэйси, разумеется. Но еще наш слизеринский фотограф проявил фотографии. Те, где был я с Трэйси, особенно сделанную в саду, я тут же конфисковал, часть подарив Дэвис. Ей понравилось, судя по ее сияющему лицу. Фотографии с слизеринцами были розданы владельцам, которые на все лады хвалили талантливого второкурсника. Фотографии с Уизли были размножены, на них был отдельный план. А вот фото девушек в самых пикантных ракурсах были зажаты мной, об их существовании знал только я и фотограф Кларк, так его зовут. У парня действительно талант! Вот заснятая Флер, причем с такого ракурса, что видно все содержимое декольте. И подобных фотографий было очень много. Уверен, они хорошо пойдут.


   Предчувствия меня не подвели, фотографии девушек расходились, как горячие пирожки зимой. Конечно, я соблюдал все меры предосторожности, чтобы не попасть впросак с преподавателями, продавая товар только проверенным людям со всех факультетов, кроме Гриффиндора. Там надежных людей не было, однозначно. Даже болгары и французы покупали, платя вполне приличную цену. Онанисты-самоучки. Хм, а такая деятельность не делает меня сутенером или порно-магнатом? Выручку я, как и обещал, честно разделил с Кларком, пребывающим в эйфории и от проделанной работы и от полученной выгоды. Сдается мне, я, таким образом, окончательно убедил его стать в будущем фотографом.


   Для смеха я показал пару "особых" фотографий Лонгботтому. По-моему, он поставил абсолютный рекорд по уровню смущения и красноты лица. Но по глазам я видел -- ему понравилось то, что он видел. Все-таки мужик этот Невилл, хоть и неуклюжий. Не то, что Поттер с Уизли. Кажется, я дал Лонгботтому пищу для фантазий на много-много одиноких и холодных вечеров.


   Фотографии Уизли в платье, которое он называл парадной мантией, раздавались бесплатно. Завидев такую, рыжий страшно бесился, но что-то говорить мне опасался. Надо же, что-то он все-таки понял! Метод кнута действует. Хотя я могу и пряником. Вдарю им так, что голова отвалится.


   В последний день каникул Малфой ходил, сияя, словно начищенный галеон. Я давно уяснил: когда у Драко такой вид, значит кто-то (кто ему не нравится) очень несчастен.


   -- Что случилось, Драко? -- спросил я его, не сдерживая любопытства.


   -- В "Еженедельном Пророке" статью про Хагрида написали. Вы знали, что он полувеликан?


   Слизеринцы оживились.


   -- Надо же, -- протянул Нотт, -- я думал, он просто от природы такой здоровый.


   -- Теперь-то его точно уволят, -- радостно мечтал Малфой.


   -- Погоди, -- решил разобраться я, -- Значит, у него один родитель был великаном, а второй человеком?


   -- Да, -- подтвердил Блэйз, читая газету, -- отец был человеком, а мать великаншей.


   -- И.... как он появился?


   -- В смысле? -- не понял Забини.


   -- Ну, ты ведь знаешь, КАК появляются дети? И как был зачат Хагрид, если его папаша не доставал даже до колена мамаши? Он же мог полностью в нее залезть, а она бы даже не почувствовала.


   Парни рассмеялись, а девушки, прошипев "пошляки", гордо удалились, явно смущенные таким разговором. Слизеринцы стали наперебой предлагать свои версии появления Хагрида на свет, с удовольствием описывая весь процесс зачатия. Это было даже забавно.


   Каникулы, к моему сожалению, подходили к концу. Снова начинались будни.

   27.01.2011


   Глава 20




   День выдался жутко тяжелым. Может это потому, что за все каникулы я ни разу не тренировался и просто привык ничего не делать? Загружу себя по полной, хватит отдыхать. А то еще в Уизли превращусь.


   Хагрида на уроке не было. Как говорили, он заперся в своей хижине и дико пьет. Комплексы у него из-за своего происхождения, все ведь узнали из "Пророка", что он полувеликан. Малфой, разумеется, не отказал себе в удовольствии поиздеваться над лесничим перед гриффиндорцами. Его надежд на исключение Хагрида я не разделял, и вовсе не потому, что он мне нравился. Просто раз уж ему нападение гиппогрифа на ученика сошло с рук, то такая глупость, как происхождение, точно не доставит проблем. Если Хагрид не сопьется, конечно. Существа безобиднее нашего школьного лесничего в природе нет. Новый преподаватель по Уходу не особо мне понравилась. Привела на урок единорога, которые и так подпускают к себе только девушек, а парней на дух не переносит. Скучнейшее занятие -- наблюдать, как женская половина визжит, находясь в восторге от рогатой лошади.


   Я шел по коридору в библиотеку, когда передо мной из ниоткуда появился Поттер. Уже был вечер, так что других студентов вокруг не было. Сзади я услышал открывающуюся дверь, повернулся -- из пустого кабинета вышел Уизли. Хм, окружили? Я вытащил палочку. Жаль, что не могу пользоваться двумя одновременно -- это бы сейчас пригодилось. Впрочем, никто из людей не может, человеческий мозг на это не рассчитан.


   -- Ну, -- спросил я, ни к кому конкретно не обращаясь, -- чего ждем?


   Сильно сомневаюсь, что Поттер с Уизли пришли пожелать мне спокойной ночи.


   -- Ты за все ответишь, -- прошипел Уизли.


   -- В самом деле, Уизли? -- насмешливо и уверенно спросил я, хотя мне было не до смеха, да и уверенности особой тоже, -- Уж не ты ли призовешь меня к ответу?


   Думай, думай, думай.... Проклятье, я мог бы убить их обоих, но нельзя. Сколько я знаю не запрещенный заклинаний? Чертовски мало. Шансы мои стремятся к нулю. Поттер не стал вступать в дискуссию, а просто попытался меня разоружить. К счастью, простейшее Протего хорошо меня защитило. В ответ я послал заклинание Фурункулус в Уизли и снова соорудил заклинание Щита от Поттера. А шрамоголовый шустрый. А вот Уизли я недооценил: каким-то невероятным образом он смог уклониться от моего заклинания и ударил мне в спину Ступефаем. Все, весь бой занял от силы секунд десять. Я проиграл. Не мог пошевелить даже пальцем, а вот Поттер и Уизли вполне могли двигаться.


   "Никогда не думал, что скажу такое, но.... помогите, а? Кто-нибудь?"


   Не торопясь, гриффиндорцы подошли ко мне и склонились над моим телом.


   -- Это тебе за Бал, -- со злостью сказал Уизли и врезал мне ногой по лицу.


   Су-ука. Нос отчетливо хрустнул, и из него брызнула кровь. А рыжий, не унимаясь, врезал мне по животу опять же ногой. Вот ведь паскуда веснушчатая. Я его бил по-честному, у него тогда был шанс ответить мне.


   -- Рон, хватит, пошли отсюда, -- отдернул свою подружку Поттер, когда та снова хотела меня ударить.


   Буркнув что-то невразумительное, Уизли поспешил удалиться, следом за ним пошел и Поттер. Заклинание с меня, понятное дело, не удосужились снять. Отлично, и сколько мне тут придется пролежать? Полы в Хогвартсе холодные. Если простужу себе почки, жизнью клянусь, в тот же день убью обоих недоносков. Проклятьем Разложения, чтобы прочувствовали.


   Минут через пять кровь из носа перестала течь. Видок у меня, должно быть, тот еще. А просто лежать на полу и ничего не делать оказалось жутко скучно. Со стороны библиотеки послышались шаги. Ну, наконец-то, не прошло и года! Следующее, что я услышал, был короткий вскрик, голос девушки. Ну, я бы тоже растерялся -- лежит тело, не движется, в крови. Неизвестная подбежала к моей тушке. О боги, ну почему именно она? На меня смотрела Гермиона Грейнджер. Хотя кто еще в такое время мог быть в библиотеке, кроме нее? Она быстро убедилась, что я живой, просто обездвижен.


   -- Фините, -- прошептала она, направив на меня палочку.


   Контроль над телом тут же вернулся. Я сел, разминая затекшие мышцы.


   -- Что тут произошло, Алекс? -- взволнованно спросила меня моя.... спасительница, черт.


   -- Разговор с твоими друзьями, -- буркнул я, очищая себя от собственной крови и вправляя нос. Это было больнее, чем я себе представлял.


   -- Это они сделали? -- удивленно спросила гриффиндорка.


   -- Нет, это сделали злые барабашки, принявшие их облик. Конечно, они!


   Я встал и внимательно осмотрел себя. Вроде бы, все в порядке, крови нет.


   -- Я, конечно, благодарен и все такое, Грейнджер, но если ты кому-нибудь расскажешь, что здесь произошло.... Плохо, короче, будет. И не мне. Ясно?


   Гермиона только кивнула.


   -- И еще.... Передавай привет своим друзьям. Я ЭТО запомнил.


   Ничего больше не сказав, я развернулся и пошел в гостиную Слизерина. Учиться сегодня желание пропало. И это хорошо, что оба гриффа не додумались устроить расправу при других студентах, иначе не избежать бы мне позора. Конечно, проиграть в бою с двумя противниками не очень-то и стыдно, но это для обычного ученика. Мне же, с моими знаниями и умениями, это хуже смерти. Боюсь только, что эти "храбрые" гриффиндорцы растреплют всем о своей "победе". За Поттера я, конечно, не скажу, но Уизли не упустит возможности похвастаться. Впрочем, кто ему поверит? Слово рыжего против моего, это даже не смешно.


   -- А я думал, ты умер по дороге. О таком понятии, как "пунктуальность", слышал? -- "поздоровался" я с Барти, когда он все-таки соизволил появиться в Тайной Комнате на наше "занятие".


   Крауч меня проигнорировал, внимательно изучая какой-то пергамент у себя в руках.


   -- Что это у тебя? -- заинтересовался я.


   -- На, посмотри, -- протянул мне бумагу Барти.


   Я осторожно принял его и осмотрел. На пергаменте была нарисована какая-то карта с движущимися точками. Карта, при детальном изучении, оказалась нашей школы, Хогвартса. А движущиеся точки -- студенты и преподаватели, даже подписаны были. На карте были отображены многие секретные ходы и тайники. Тайной Комнаты, понятное дело, не было.


   -- Класс, -- я был действительно восхищен, -- Где взял?


   -- У Поттера конфисковал, -- оскалился лже-Грюм, -- Полезная вещица.


   -- Дашь попользоваться? -- решил рискнуть я, такую карту не грех было бы попробовать копировать.


   -- Размечтался, мне самому нужна.


   -- Зачем? За Поттером следить?


   -- Нет. Сядь, -- Барти сел за стол и указал на стул напротив него, -- Ты ведь знаешь моего папашу, Барти Крауча? Так вот, он был под Империусом Темного Лорда, и это гарантировало отсутствие проблем с его стороны и сохранение нашей маленькой тайны. Поэтому Крауча и нет на Турнире, а вместо него этот его помощник Уизли. Лорд приставил своего слугу к Краучу, чтобы тот за ним следил. Но этот жалкий придурок Хвост облажался.


   Хвост? Еще одно действующее лицо.


   -- Крауч вышел из-под проклятья и сбежал, -- продолжил Барти, -- Известно точно, что он направляется сюда, в Хогвартс, чтобы все рассказать Дамблдору. Понимаешь?! Весь план под угрозой срыва! Поэтому эта карта и пригодится -- как только Крауч появится на территории замка, я его тут же увижу и успею обезвредить.


   -- Собственного отца?


   -- Он мне не отец!


   -- Как скажешь, как скажешь, -- поднял руки я, -- А что с Поттером? Он пройдет следующее испытание?


   -- Да, пришлось повозиться. У него даже не возникло мысли выучить простейшее заклинание Головного Пузыря. Трудно было сделать так, чтобы он гарантировано победил, но при этом не наследить. Будь Поттер чуть умнее, он бы уже что-нибудь, да заподозрил.


   -- Головной Пузырь, говоришь. Значит, следующее испытание будет на озере?


   -- Догадливый. Именно так. Но хватит разговоров, я сюда учить пришел, а не языком чесать. Приготовься.


   Снова, как и прежде, Барти трансфигурировал крысу в человека.


   -- Сегодня будем учиться проклятью Разложения....


   День Второго испытания выдался довольно теплым. Но ветер, идущий с озера, все равно был холодным. Но мне, в теплой мантии, на ветер было наплевать, а вот Чемпионам в купальных костюмах было явно не очень комфортно. Кстати, не было Поттера, и все ждали только его. Ну и еще Барти Крауча-старшего, конечно, не было. Его замещал один из Уизли, все-таки я был прав, когда подумал, что помощник Крауча из этого рыжего семейства. Интересно, где сейчас этот Крауч? Пробирается сквозь леса и болота, стремясь рассказать Дамблдору всю правду о сыне? Или уже лежит где-нибудь в овраге, загрызенный стаей собак или запоротый "лихими" людьми? Нет, это было бы слишком хорошо. А вот сынуля его, в образе аврора Грюма, заметно нервничает. Да, нехорошо получится, если его отец объявится прямо сейчас и разоблачит всех и вся. Надо бы подумать, как себя обезопасить. Сомневаюсь, что отмазка "был под Империо, ничего не помню" прокатит, если вдруг выяснится, что я помогал сбежавшему Пожирателю Смерти. Придется мне при таком раскладе бежать куда-нибудь в Аргентину. А что, там нацисты смогли спрятаться, значит, и я смогу.


   Я находился в компании слизеринцев, конечно. У всех были значки "Поттер -- вонючка". Ребята, это уже не смешно, серьезно. Рядом со мной была Трэйси. После Бала она, вроде как, официально стала моей девушкой. Даже в Хогсмид мы ходили вдвоем, в какое-то кафе с трудным названием, где собирались только пары. Не могу сказать, что это было неприятно. Надо уметь наслаждаться редкими светлыми моментами в жизни, особенно если ты в любой момент можешь загреметь в Азкабан.


   Наконец, изволил появиться Поттер. К его чести стоит сказать, что хвалиться своей "победой" надо мной он не стал, и даже рыжего от этого удержал. Впрочем, может быть, он просто испугался наказания?


   -- Итак, все Чемпионы здесь, -- снова в качестве комментатора выступил Людо Бэгмен, -- У них есть ровно час, чтобы вернуть то, что у них забрали. На счет три прошу начинать.


   Чемпионы стартовали одновременно. Интересно, что они применят для дыхания под водой? Головной Пузырь, скорее всего, но вдруг что-нибудь оригинальное найдут? Поттер не стал сразу прыгать в воду, а сначала засунул себя что-то в рот и нырнул вслед за остальными. Жабросли, скорее всего. Вот только откуда он их взял? Насколько мне известно, в Хогвартсе они есть только у Снейпа, видел я как-то раз его личный запас ингредиентов. Умный человек купил бы необходимое, но мы же говорим о Поттере, верно? Думаю, буду прав, если предположу, что Гарри просто украл их у нашего декана. Жаль, недоказуемо.


   Потекли долгие минуты ожидания, которые скрашивались только общением с однокурсниками. Первым вернулся Диггори, со своей отобранной "вещью" -- Чжоу Чанг. Ха, значит Чемпионам надо вернуть похищенных людей? Я развернулся к трибунам Гриффиндора. Судя по всему, у Крама будет Грейнджер, а у Поттера.... Уизли?!


   Не знаю КАК, но я все-таки сдержал рвущийся наружу смех. Неужели моя шутка про подружку оказалась правдой и рыжего с Поттером связывает нечто большее, чем просто дружба? На заметку: проследить, чтобы этот слух разошелся по школе.


   Тем временем вернулась Флер, без пленника. Как объяснили судьи, на Делакур напали под водой, и она была вынуждена отступить. А будь у нее АПС (Автомат Подводный Специальный -- прим. автора), все бы сложилось иначе.... Следом за Флер вынырнул Крам, с Грейнджер. Как я успел заметить, Виктор применил анимагию, по крайней мере, я точно видел, как он "сбрасывает" акулью голову. Поттера все не было. Судьи (и Грюм особенно) стали проявлять беспокойство. А вот в глазах Малфоя, как я заметил, росла надежда. Может это и странно прозвучит, но смерти Поттеру я не желал. В смысле, сейчас. Вот выполнит он задачу Лорда -- и пожалуйста, сколько угодно.


   Надеждам Драко было не суждено сбыться -- Поттер благополучно вынырнул, таща за собой двух пленников, Уизли и какую-то девочку, наверное, француженку. К девочке тут же бросилась Флер, что-то крича и рыдая. Поттера встречали и поздравляли, как победителя. Хотя лимит времени он превысил, и намного. Но лучшее поздравлением для Поттера, судя по его виду, было от Флер -- в благодарность за спасение своей сестры (а спасенная девочка ей и была) Делакур расцеловала нашего Героя в обе щеки. А потом Уизли! Нет, я понимаю, что радость от возвращения сестры, вкупе с пережитым стрессом, но надо же хоть как-то себя контролировать! Рыжий выглядел так, будто Рождество решили провести повторно.


   Посовещавшись, судьи выставили баллы. Как выяснилось, Поттер первым нашел пленников и остался с ними, не желая их "бросать на смерть". Этот идиотизм был назван "высоким благородством" и оценен по высшему разряду. Барти выглядел довольным: Поттер и Диггори разделили первое место. А значит, очкарику будет проще выиграть Турнир. Ну и, следовательно, выше шанс успешного завершения миссии.


   -- И о чем вы тут беседуете, вместо того, чтобы учиться? -- вкрадчиво спросил профессор Снейп, подойдя к "золотой троице" на уроке зельеварения.


   Урок, как и обычно, проходил в подземельях. Не знаю, кто это придумывает -- совмещать уроки Слизерина и Гриффиндора... Только разжигает ненависть между факультетами. Вот и сейчас декан решил придраться к Поттеру, что, несомненно, вызовет волну смеха среди слизеринцев.


   -- Так вы еще журнальчики почитываете, -- ухмыльнулся Снейп, вытаскивая из-под парты Грейнджер газету, -- "Тайная сердечная рана Гарри Поттера". Что еще с вами случилось, Поттер?


   Снейп в своих лучших интонациях принялся зачитывать статью о сердечных делах Поттера. Оказывается, у него был роман с Грейнджер. Напрасно, получается, я старался и возводил поклеп на него и Уизли? Надо бы извиниться. В следующей жизни. Дальше в статье рассказывалось о "коварной" интриганке Грейнджер, которой Мальчика-Который-Выжил оказалось мало, и потому она "завлекла в свои сети" несчастного ловца Виктора Крама. Сама по себе статья была мусором, ничем не примечательным куском бумаги. Но в исполнении Снейпа это просто превращалось в целую кучу смеха. Слизеринцы не сдерживались, в полный голос смеясь над прочитанным. Снейп наслаждался моментом, вовсю издеваясь над Поттером так, как умел только он. Даже я не мог сдерживать смех. А вот "золотой троице" было не до смеха -- они сидели красные, как вареные раки. Закончив экзекуцию, Снейп рассадил неразлучных друзей. Поттера посадил напротив себя и весь урок что-то ему говорил. Жаль, я не слышал.


   Посередине урока в кабинет ворвался, по-другому и не скажешь, Каркаров, настолько взволнованный, что я уже подумал, не умер ли кто. Увы, ничего при учениках обсуждать они не стали, а подождали конца урока. А мне было чертовски любопытно -- что же такого срочного хочет сказать Каркаров. Когда прозвенел звонок, я отстал от компании слизеринцев и задержался у дверей кабинета. В небольшую щелку я смог увидеть, как директор Дурмстранга что-то показывает Снейпу на левом предплечье и взволнованно говорит. Что именно говорит -- я не смог расслышать. Снейпу явно не понравилось показанное. И тут вмешался Поттер, который задержался в кабинете. Проклятье! Несмотря на безобидный вид Поттера, я не верил, что он случайно заполз под парту, чтобы только подобрать упавший пергамент. Ему тоже было любопытно, хоть в чем-то мы похожи. Не желая, чтобы меня самого застукал Снейп за подслушиванием, я поспешил уйти.


   Значит, Каркаров что-то показал Снейпу. Что-то такое, от чего декан не пришел в восторг. А ведь.... на левом предплечье у Снейпа есть Черная Метка, клеймо Лорда Волдеморта и знак принадлежности Пожирателям Смерти. Может ли у Каркарова быть такая же? Это объясняет, почему в Дурмстранге изучают Темную Магию и откуда Каркаров знает Грюма.... Сталкивались, так сказать, по роду деятельности. Насколько я знаю, после исчезновения Лорда Черная метка стала блеклой, видел как-то раз у Снейпа ее. Может она становится все четче с каждым днем, чуя возвращение своего Хозяина? Тогда понятна паника Каркарова -- предателей и перебежчиков нигде не любят. Но это так же означает, что и Дамблдор в курсе возвращения старого врага, не думаю, что Снейп стал бы скрывать такое.


   С каждым днем все забавнее и забавнее.


   -- Стоун! -- окликнул меня резво ковыляющий Грюм, когда я шел по коридору.


   Ничего не говоря, Барти сунул мне под нос свою чудо-карту, в место, с двумя точками, помеченными как "Поттер" и "Крам". Все бы хорошо, но к этим двум точкам приближалась третья -- "Барти Крауч". В мгновения я просчитал ситуацию: Крауч-старший двигался к двум Чемпионам. Если дойдет -- вычислят Барти, а следом и меня. Сам Барти не может достаточно быстро дойти -- протез вместо ноги не позволяет. Значит, придется все сделать мне. Кивнув лже-Грюму, я бросился к выходу из замка. Следом ковылял Барти, но он безнадежно отставал. Место, где был Крауч, я запомнил достаточно хорошо, смогу найти. Не зря с занимался бегом.


   Чудом я смог залечь в кустах, прячась от пробегающего мимо Поттера. Мда, видимо, Крауч все-таки дошел до них и сейчас Гарри бежит за помощью, оставив Крама присматривать за Барти-старшим. Будем надеяться, что Крауч не успел много вытрепать. В крайнем случае, придется рвать когти. Крама я заметил метров через сто. Болгар склонился над Краучем и проверял его пульс. Выглядел последний ОЧЕНЬ плохо, еще бы -- столько времени добираться пешком до Хогвартса. Удивлен, что он вообще жив. Вырубить заклинанием ничего не подозревающего Крама оказалось просто. Удар в спину -- может и подло, но эффективно.


   А Крауч был в более плохом состоянии, чем я думал. Постоянно что-то бормотал себе под нос, обращаясь то у Уизли, то к Дамблдору. Похоже, он свихнулся. Я ведь знал историю Барти Крауча. Как он в прошедшей войне с Волдемортом сохранил здравый рассудок и не поддался общей панике, царившей в Министерстве, не стал заламывать руки и вопить что-нибудь невразумительное, глотая слезы, или философствовать о добре и зле, "непротивлению злу насилием" и силе любви. Нет, он вместо этого железным кулаком стал бороться с врагом, не стесняясь ни в методах, ни в средствах. И очень эффективно боролся, надо сказать. Единственный, кто смог дать отпор Волдеморту, кроме Дамблдора, конечно. Сколько благодаря нему было спасено жизней -- не пересчитать. Тот же Дамблдор и рядом не стоял в этом плане. И вот теперь этот умнейший и сильнейший человек, поистине достойный противник, лежал в грязи, пуская слюни и что-то бормоча. Печальное зрелище.


   -- Ты нашел его, молодец, -- проговорил сзади запыхавшийся Грюм и с ненавистью уставился на тело, что когда-то было его отцом.


   Счастливое воссоединение семьи, верно?


   -- Надо поторопиться, Поттер побежал за помощью. Скоро они будут здесь, -- сказал я.


   Крауч только кивнул и направил палочку на своего отца.


   -- Как я давно мечтал сделать это.... Авада Кедавра!


   Зеленый луч ударил в грудь лежачему сумасшедшему, и Барти Крауч-старший умер. Одним хорошим противником у Темного Лорда стало меньше.


   -- Беги в замок, -- сказал мне довольный Барти, -- Но осторожно. А я спрячу тело.


   -- А что с Крамом?


   -- Пусть лежит -- его найдут. Убивать нельзя, хоть и рискованно оставлять его в живых -- неизвестно, что ему успел наговорить мой папаша....


   -- Вряд ли что-то стоящее, он был малость не в себе.


   -- Да.... Уходи уже.


   Я развернулся и пошел к замку, делая изрядный крюк, чтобы не наткнуться на "подкрепление", приведенное Поттером.


   Прощай, Барти Крауч-старший, не могу сказать, что нам будет тебя недоставать.



   Тело Крауча так и не нашли. И, видимо, он действительно ничего стоящего не сказал, раз за Грюмом еще не пришли неулыбчивые авроры. Это радовало, даже очень.


   Приближался конец года, а вместе с ним и экзамены. Я ведь не Чемпион, для меня их не отменили. Все время уходило на подготовку и тренировки с Грюмом. Кажется, Трэйси это не сильно нравилось, она считала, что я должен больше времени уделять ей. Вот она, обратная сторона наличия девушки -- на нее требуется много времени. К счастью, устраивать сцены ревности или чего-то подобного Дэвис не стала. Просто возмущалась для приличия, но вполне меня понимала. Она давно выяснила, что у меня есть какая-то тайна и не лезла ее выяснять, за что я был ей благодарен. Будь на ее месте Пэнси, я бы так легко не отделался.


   Чемпионы стали все чаще появляться в библиотеке. Особенно Поттер со своими лучшими друзьями. Подозреваю -- это его и Уизли Грейнджер заставляет заниматься. Возможно, даже угрозами расправы.


   Барти, абсолютно счастливый от смерти отца, начал учить меня искусству дуэлей. На практике, само собой. Если я, по его мнению, плохо сражался, награждал меня Круцио. Сколько перетерпеть боли мне пришлось -- лучше и не вспоминать. Впрочем, результат, как говорится, был на лицо. По моей просьбе, Барти учил меня не только запрещенной магии, но и разрешенной, чтобы не повторилась история моего избиения Поттером и Уизли. Не знаю, как с серьезным противником, но обоих гриффиндорцев я теперь победить бы смог. А если применять полный арсенал умений, то и семикурсника смог бы победить, один на один. К сожалению, тренировки с Краучем становились все реже и реже -- приближалось Третье испытание, самое сложное и ключевое в таинственном плане Лорда. Оно требовало особого подхода, вариант с провалом был недопустим.


   А я был весь на нервах. Если все сработает -- меня заклеймят или убьют люди Лорда, попытайся я этого избежать. Если не сработает -- меня могут вычислить и отправить в тюрьму. Можно было, конечно, побежать каяться к Дамблдору, но это было слишком отвратительно: директора я ненавидел всей душой и даже мысли о сотрудничестве с ним не допускал.


   Настала неделя экзаменов. Несмотря на нервное испытание, я смог сдать все предметы на "Превосходно", кроме Прорицаний и Истории Магии. Отличный результат, лично я был доволен. А двадцатого июня, ближе к вечеру, все учащиеся и преподаватели с целой кучей дополнительных гостей были собраны на стадионе, который превратили в натуральный лабиринт.


   Среди гостей, кстати, я заметил всех Уизли. Приехали поболеть за Поттера, да? Ну-ну. Если произойдет то, что я думаю, поддержка ему больше никогда не потребуется. Вполне возможно, я сейчас видел Поттера последний раз в жизни. Сомневаюсь, что возродившийся Лорд оставит его в живых. Скорее показательно убьет.


   Сел я как можно ближе к полю, хотя слабо понимал, зачем. Ничего интересного все равно не увижу. Рядом расселись однокурсники, кроме Блэйза, который с маниакальным блеском в глазах бегал между студентов и принимал ставки. Может и мне поставить? На смерть Поттера и возвращение Темного Лорда, три раза ха.


   Чемпионов собрали возле входа в лабиринт и что-то им объясняли. Трибуны ревели. Хогвартс разделился на два лагеря: одни болели за Диггори, другие -- за Поттера. Слизеринцы, конечно, отдавали предпочтение Диггори. Я же, пользуясь случаем, вовсю общался с Трэйси, уделяя все свое внимание только ей. Компенсация, так сказать, за недостаток внимания прежде, когда я был занят. Малфой, Нотт, Гойл, Крэбб, Паркинсон и десятки других слизеринцев.... Все они что-то орали, радовались, веселились. Еще не знают, что совсем скоро поводы для веселья исчезнут из их жизней. Повезет еще, если их родителям и родственникам будет сохранена жизнь. Что-то меня на лирику тянет.


   И вот, Испытание началось. И опять -- полная безызвестность. Изредка из лабиринта в небо вылетали лучи заклинаний, но понять, что происходит внутри, было нельзя. Даже у магглов, черт возьми, есть специальные экраны, на которые во время спортивных мероприятий транслируется происходящее, чтобы зрители ничего не пропустили. Это просто ужасно -- сидеть и ждать результата. Потому, что от него зависит моя жизнь. Внешне я оставался спокойным, смеясь и болея за Диггори со всеми. Правильно сказал древний мудрец: во многом знании -- многие печали.


   Вспыхнул свет и на траву вывалился Поттер. В одной руке он сжимал Кубок Турнира, а в другой -- Седрика Диггори. Трибуны взорвались, конечно, Хогвартс же победил! Ученики приветствовали двух Чемпионов, которые вернулись рука об руку, преподаватели что-то радостно кричали. МакГонагалл, кажется, обнималась со Спраут. Наивные. Я не стал торжествовать, внимательно разглядывая Поттера. Он явно не очень хорошо выглядел. А Диггори вообще не подавал признаков жизни. Мне почему-то стало сразу ясно -- он не парализован. Диггори был мертв. Первыми заподозрили неладное подошедшие судьи. Поттер что-то кричал, отталкивая от себя всех. Получилось?!


   Первым забил тревогу Дамблдор. Видя, что что-то не так, затихли трибуны и преподаватели. К телу Седрика подскочил какой-то мужчина. И вот тогда и раздался первый страшный крик: "Он мертв!". Мужчина, видимо отец Диггори, вопя от горя, прижал к себе тело своего сына. Дамблдор тряс Поттера, трибуны вопили от ужаса и непонимания. Испуганных учеников привел в порядок голос директора, приказавший всем следовать по своим гостиным. Поттера, как я еще успел увидеть, увел Грюм. Гарри явно был не в себе. Значит, получилось?


   В гостиной мы просидели до утра. Практически никто так и не смог уснуть в эту ночь, ожидая новостей и объяснений. За завтраком Дамблдор выступил с речью, рассказав, что расследование по поводу смерти Седрика Диггори ведется. И о том, что в Хогвартсе целый год преподавал Пожиратель Смерти под видом Аластора Грюма. К сожалению, как сказал Дамблдор, доставленные в Хогвартс для конвоирования преступника дементоры напали на самозванца и высосали у него душу.


   Вот оно как.... Прощай, Барти Крауч-младший. Ты мне серьезно помог. Может, это неправильно такое говорить, но твоя смерть все облегчает -- меня уже точно не вычислят, раз уж я все еще на свободе. Хотя, все-таки немного обидно -- хорошим он был учителем. Однако, искусство требует жертв: уж лучше ты, чем я.


   И еще Дамблдор попросил оставить Поттера в покое, не расспрашивать его о смерти Седрика. Я заметил -- Чжоу Чанг, пленница Диггори и его партнерша на Балу, молча лила слезы.


   Что же все-таки там случилось? И получилось ли у Волдеморта возродиться?!


   Никогда Прощальный Пир не был таким мрачным. Весь Зал был украшен черными знаменами, как траур по Диггори. Не было ни смеха, ни веселья. Взгляды всех учеников сфокусировались на Поттере.


   -- Наступил конец, -- заговорил Дамблдор, обведя учеников взглядом, -- очередного учебного года. Я многое хотел бы вам сказать.... Но сперва я скажу о замечательном юноше, который сегодня должен был быть с нами, радоваться прощальному пиру. Я прошу всех встать и поднять бокалы в память о Седрике Диггори.


   Все ученики, без исключения, встали со своих мест и подняли бокалы, одновременно проговорив: "За Седрика Диггори".


   -- Седрик воплощал в себе все качества, присущие студенту Хаффлпаффа, -- продолжил Дамблдор, -- Он был добр, верен, трудолюбив. Он ценил честность превыше всего. Его смерть затронула всех нас. Именно поэтому вы имеет право знать. Седрика Диггори убил Лорд Волдеморт.


   По Большому Залу прошелся испуганный шепот. Значит, все-таки ОН вернулся, смог. Достойно уважения.


   -- В Министерстве были против того, чтобы я вам это рассказал.


   Говори прямо: в Министерстве тебя сочли сумасшедшим маразматиком. Учитывая, что Министр у нас Фадж, так и было. Он из таких людей, что хуже предателей, вроде меченного в СССР первого президента. Темному Лорду такое только на руку.


   -- Возможно, ваших родителей это шокирует -- потому ли, что они не верят в возвращение Волдеморта, или просто считают вас слишком маленькими для таких известий.... Но нельзя сказать, что Седрик погиб в результате несчастного случая -- это было бы оскорблением его памяти. Есть еще один человек, которого я бы хотел упомянуть -- это, разумеется, Гарри Поттер. Гарри удалось спастись от Волдеморта. С риском для жизни он вернул тело Седрика в Хогвартс. Он продемонстрировал такую храбрость, которую перед лицом Лорда Волдеморта удавалось показать не каждому взрослому магу, и поэтому я пью за него.


   ЧТО?! Он с ним СРАЖАЛСЯ? И выжил?! Как, черт возьми?! Спокойной, спокойно, Саша, Волдеморт, скорее всего, был еще слаб после возрождения, потому Поттер и спасся.


   Ученики, тем не менее, встали и подняли бокалы за Поттера, как ранее за Диггори. Не встали только слизеринцы.


   -- Целью Турнира была укрепление международных отношений. В свете последних событий -- я имею в виду возрождение Волдеморта -- эти связи приобретают еще более важное значение. Каждого из наших гостей мы будем рады видеть в стенах нашего замка в любое время. И я хочу, чтобы вы помнили: сила в единстве, разобщенность делает нас слабыми. Я знаю, впереди у нас трудные и темные времена. Лорд Волдеморт сломал многие судьбы и жизни. Неделю назад он забрал у нас нашего товарища. Помните Седрика Диггори. И если придет время выбирать между простым путем и правильным, вспомните, как поступил Лорд Волдеморт с хорошим, храбрым и честным юношей, случайно оказавшимся у него на пути. Помните Седрика Диггори.


   Да, да. О мертвых либо хорошо, либо ничего, да? Вот только никто и никогда не заканчивает мысль древнего мудреца: о мертвых -- либо хорошо, либо плохо, о мертвых -- правду!


   Подведем итоги.... Волдеморт возродился. Но связи с ним у меня нет, что делать дальше -- непонятно. Впрочем, Малфой вчера пригласил меня в его родовое поместье, погостить. Наверняка его папа посодействовал, под давлением своего Хозяина. Значит, Волдеморт меня не забыл и не собирается просто так оставлять в покое. Я ему нужен.


   А нужен ли он мне? К сожалению, в данном случае мое мнение никого не интересует. А значит, быть мне клейменным. Ну и пусть, самое время положиться на извечный русский "авось". Авось, пронесет, живы будем -- не помрем.

   31.01.2011


   Глава 21




   С вокзала мы с Малфоем сразу же отправились к нему домой. Я, конечно, хотел сначала заскочить в Косой Переулок, повидать Джима, снять комнату (не все же лето я буду у Малфоев?) и все такое. Но Драко пресек мои протесты и просто красноречиво посмотрел. Желание спорить сразу пропало. Встречал нас Люциус Малфой. Был он каким-то неестественно бледным и, кажется, измученным. Видать, нелегко ему далось возвращение Хозяина. Обменявшись взаимными любезностями, как это принято у аристократов, Малфой-старший взял нас за руки и все вместе мы аппарировали в поместье.


   Родовое поместье Малфоев представляло собой высокий пятиэтажный особняк, очень даже больших размеров. Как семья из трех человек живет в таком -- не могу себе представить, по мне так слишком много места было. На прилегающих к поместью территориях был сад, небольшое поле для квиддича, живописная поляна с декоративными кустами и деревьями и еще пара каких-то объектов, может что-то вроде сараев или чего-то подобного. Вся территория была обнесена высоким забором. Мы появились возле самых ворот. На территорию самого поместья, я так понимаю, аппарировать нельзя, наверняка имеется соответствующая защита и еще много "сюрпризов" для незваных гостей.


   -- Добро пожаловать в Малфой-менор, -- высокомерно заявил Люциус, на что я лишь кивнул.


   Ворота не замедлили открыться перед хозяином дома, и мы зашли внутрь. Дорога до поместья была длиной метров триста, которые мы прошли в полном молчании. Каждый думал о своем. Ход мыслей Люциуса я даже себе примерно представляю: вряд ли Волдеморт объяснил ему, для чего я нужен. О чем думал Драко, сказать не могу, скорее всего, так же терзался догадками по моему поводу. Я же немного опасался этой встречи с Волдемортом. Мало ли как он отреагирует на смерть своего лучшего Пожирателя Смерти. Может в ней он меня обвинит и на месте же "накажет"?


   Наконец, мы зашли внутрь поместья. Потолки в доме были высокие, а помещения выполнены в средневековом стиле -- колонны, резные перила, различные картины и все такое. Именно таким я себе и представлял в детстве рыцарские замки. Разве что холодного оружия практически не было -- так, пара мечей и один щит. Хотя, это ведь только прихожая. Встречала нас, как я понимаю, жена Люциуса и мать Драко, Нарцисса Малфой. Довольно красивая, хоть уже и не молодая, женщина, с такими же серебряными волосами, как у мужа и сына. "В Риме веди себя, как римлянин!" -- гласит древняя поговорка. С матерью Малфоя я, как и с его отцом, минут пять расшаркивался во взаимных любезностях. Интересно, они хоть на грамм верят в то, что говорят мне? Что-то я сомневаюсь, что им приятно видеть в поместье своего древнего и чистокровного рода какого-то безродного полукровку. Думаю, если бы не Волдеморт, я бы еще нескоро смог бы ступить на землю Малфоев, и то не факт, вне зависимости от отношения ко мне Драко.


   -- Вас уже ожидают, -- в конце концов, сказала Нарцисса, когда обмен любезностями закончился.


   Люциус повел меня куда-то вглубь поместья, на второй этаж. Драко задержала мать и, кажется, не собиралась его никуда пускать. Малфою-младшему это мало понравилось, о чем прямо говорил весь его вид. Тебе радоваться надо, Драко. Все-таки он еще ребенок.


   Мы с Люциусом зашли в какой-то зал, посередине которого стоял длинный стол. Большая часть мест пустовала, а присутствующие порой сидели друг от друга на значительном расстоянии. Наверное, Пожиратели Смерти сидят по своей внутренней иерархии, а отсутствующие просто в Азкабане. Лица присутствующих, что странно, не были закрыты. Значит, меня не опасаются. Во главе стола сидел, конечно, сам Темный Лорд Волдеморт. Выглядел он.... неприятно: неестественно худой, бледная кожа, вместо нормального носа две щелки, как у змеи. И красные глаза, разумеется.


   Малфой слева от меня склонился в почтительном поклоне, я поспешил последовать его примеру, злить Темного Лорда не хотелось. Хочется ему, чтобы кланялись все -- пожалуйста, мне не трудно.


   -- А, Люциус, -- предвкушающе улыбнувшись, сказал Лорд, -- А мы вас обоих уже заждались. Друзья, позвольте вам представить Александра Стоуна, внука моего верного соратника Владимира Бессмертного. Вы же помните Владимира, не так ли? -- Волдеморт обвел всех взглядом, -- Он предпочел сесть в Азкабан, но не предал меня.


   Пожиратели Смерти согнули головы, и было видно -- каждый из них рад бы сейчас провалиться сквозь землю.


   -- Так что, -- продолжил Темный Лорд после паузы, -- можете называть нашего юного друга Александром Бессмертным, не ошибетесь. Он внес свой вклад в мое возвращение, всеми силами помогая Барти в Хогвартсе. И еще юный Александр изрядно преуспел в изучении Темных Искусств. Замечательная смена растет, не так ли, друзья мои?


   Пожиратели вновь промолчали.


   -- Так что же стоите в дверях? -- внезапно обратился к Малфою и мне Волдеморт, -- Проходите же. Люциус, на свое место, Александр.... сюда, -- Лорд указал на место почти рядом с собой, между нами было только три стула.


   Мы поспешили сесть. Украдкой я успел внимательней рассмотреть Пожирателей Смерти. Всех без исключения я знал заочно -- кого-то по газетам, кого-то через однокурсников, чьими родителями они являлись. И это не все Пожиратели, а лишь Внутренний Круг, самая элита. Одного я, правда, видел раньше -- еще в том заброшенном особняке, где скрывался Волдеморт. Кажется, его зовут Хвост? Он немного изменился -- правая кисть у Хвоста теперь была серебряной. Натёр, забавляясь в душе? Или просто настолько холит и лелеет своего сеньора Правшу?


   -- Как я и говорил прежде, -- тем временем вещал Темный Лорд, -- я ценю преданность превыше всего. Александр прекрасно продемонстрировал лучшие качества своего деда. Жаль, что Барти погиб.... Но его смерть не была напрасна. Место Барти теперь вакантно, и займет его Александр. У кого-нибудь есть возражения против моего решения?


   Думаете, был хоть один протест? Все молчали, лишь пара Пожирателей высказали одобрение вслух. Хорошо быть Темным Лордом, каждое слово -- закон и аксиома.


   -- Прекрасно, -- снова улыбнулся Волдеморт, -- Александр, подойди.


   Я встал и подошел. Прекрасно зная, что меня ждет, я встал перед Волдемортом на колено и закатал левый рукав. Кобуру с палочкой я предусмотрительно снял еще в поезде. Вытащив свою палочку, Волдеморт приложил ее конец к моему предплечью и прошипел какое-то заклинание. Место соприкосновения палочки и руки пронзила боль, как от ожога. Стиснув зубы, я терпел, хотя боль все усиливалась, и мне даже почудился запах сгоревшей человеческой плоти. Внезапно боль прекратилась. Я открыл глаза и увидел на своем предплечье Черную Метку: череп со змеей вместо языка.


   -- И пусть твоя верность будет непоколебима, -- провозгласил Темный Лорд.


   -- Да... мой Лорд, -- прошептал я, вставая с колена и кланяясь.


   -- Займи свое место, Александр.


   Я поспешил выполнить распоряжение.


   -- Итак, друзья мои, по моим сведениям, Министерство не верит в моё возвращение.... Ведь так, Северус?


   СНЕЙП? Он сидел в самом темном углу, я его даже не заметил. Проклятье, не подумал, что он тоже будет тут.


   -- Все верно, мой Лорд, -- ответил мой декан, никак не реагируя на мой взгляд, -- Дамблдор пытался убедить Фаджа в Вашем возвращении, но министр слишком глуп и корыстен, он не поверил директору. Однако, Дамблдор вновь созвал свой Орден Феникса....


   -- Да, сборище "светлых" и "добрых" магов, борющихся со Злом, -- тихо рассмеялся Волдеморт, -- Они не способны мне серьезно помешать, слишком их мало и они слабы. Но ты будешь докладывать мне обо всех их планах, Северус. Надеюсь, Дамблдор доверяет тебе все так же сильно?


   -- Да, мой Лорд. Дамблдор не сомневается в моей верности ему. Но он ошибается.


   -- Замечательно. Глупость Министерства нам только на руку. Мы воспользуемся предоставленной нам возможностью, чтобы окрепнуть и вновь собрать прежнюю армию. Так же надо вытащить наших соратников из Азкабана. Крэбб, Гойл, вы отправитесь к дементорам, они вновь должны встать над мои знамена.


   -- Да, мой Лорд, -- синхронно сказали оба отца моих однокурсников.


   -- Великанами займется.... Макнейр. Ты ведь сможешь найти общий язык с великанами? Им нравится убивать так же, как и тебе. Возьми с собой.... Нотта. Дамблдор наверняка пошлет к великанам своих людей, если уже не послал. Северус?


   -- Лесничего Хагрида и директора Шармбатона Олимпию Максим, мой Лорд, -- не заставил себя ждать Снейп, -- Они должны были уже отправиться. Дамблдор выбрал их, так как они оба полувеликаны.


   -- Макнейр, Нотт, встретитесь с ними -- постарайтесь взять живыми. Но это не обязательно.


   -- Слушаюсь, мой Лорд, -- как и Гойл и Крэббом, оба Пожиратели ответили синхронно.


   -- Теперь оборотни.... К ним отправится.... Люциус, ты, -- Волдеморт улыбнулся, а Малфой еле заметно передернулся, -- Ты же хочешь искупить свою вину, верно, Люциус?


   -- Да, мой Лорд.


   -- Ты меня сильно разочаровал, Люциус. Сначала ты предал меня. Потом.... потерял вещь, которую я тебе оставил. Но я, Лорд Волдеморт, милостив, я дам тебе еще один шанс проявить себя. Подведешь меня и в этот раз -- не обессудь. С тобой пойдет.... наш юный друг, Александр Бессмертный. Что скажешь? -- повернулся ко мне Темный Лорд.


   -- Я сделаю все, что вы прикажете, мой Лорд, -- ответил я.


   -- Прекрасно, -- Волдеморт был доволен, -- Вот и пойдешь с Люциусом. Опыта наберешься, он лишним не бывает. Думаю, не ошибусь, если скажу, что твою палочку Министерство не отслеживает?


   -- Да, мой Лорд, -- вновь сказал я.


   -- Отлично. Задача остальных -- вербовать сторонников, поднимать и обновлять старые связи -- все, что может помочь в будущем. Ежедневно докладывать мне о проделанной работе. Провалов я не потерплю. Свободны.


   Пожиратели Смерти, и я вместе с ними, встали из-за стола, поклонились и пошли на выход. В дверях я столкнулся со Снейпом. Он посмотрел на меня.... как-то странно. Не сомневаюсь, через максимум час Дамблдор уже будет знать обо мне. Не важно.


   В коридоре меня окликнул Люциус.


   -- Пойдем, -- сказал он мне, -- Я покажу тебе твою комнату, заодно и поговорим.


   Мы прошли на третий этаж. Люциус завел меня в комнату для гостей и уселся в кресло перед камином, я сел напротив.


   -- В шкафу, -- Малфой указал на мебель, -- ты найдешь стандартное обмундирование Пожирателей Смерти: черную мантию с капюшоном и маску. Они зачарованы специальными чарами -- стоит их один раз надеть, и сможешь снимать или призывать их одним заклинанием. Очень удобно, когда нужно срочно отправиться на задание. Хоть чары и сложные, но оно того стоит.


   Малфой хлопнул в ладоши, и на столике перед ним появилась бутылка вина с двумя бокалами. Люциус разлил вино по бокалам, и один передал мне.


   -- Теперь по поводу задания.... Отправляемся завтра. Так получилось, что я знаю месторасположение основного лагеря оборотней. Твоя задача -- молчать и оказывать мне поддержку в случае необходимости или в случае моего приказа. Говорить буду я. Думаю, проверять твои навыки мне не нужно, Темный Лорд не принял бы тебя во Внутренний Круг, будь ты слабаком. Да и родословная говорит в твою пользу.... Внук Бессмертного, кто бы мог подумать.


   Люциус о чем-то задумался и замолчал. Через пять минут он вернулся в наш мир, так сказать.


   -- Отправляемся завтра, -- вновь повторил он, -- а пока спи. Спокойной ночи.


   Люциус вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь.


   Я еще какое-то время сидел в кресле, крутил в руках бокал с вином (хорошим вином!) и смотрел в огонь камина. Похоже, мне в жизни выпал джекпот. Я уже во Внутреннем Круге Пожирателей Смерти, будущее обеспеченно. Так я еще и наследник древнего рода, если верить Волдеморту. Вот только все это я могу потерять, вместе с жизнью. И пусть, зато будет что вспомнить, когда кроме грелки и стакана воды мне ничего не будет нужно. Если доживу, конечно.


   Встав из кресла, я подошел к шкафу и открыл его. Там на полке лежала свернутая мантия и на ней сверху была белая маска, с двумя разрезами для глаз. Так же вместе с мантией лежал комплект одежды, черного, разумеется, цвета: плотная рубашка, с воротником под горло, штаны и высокие сапоги. Никаких украшений или опознавательных знаков ни на мантии, ни на маске не было. Не откладывая дело в долгий ящик, я надел форму Пожирателя. Сидела она удобно, совершенно не стесняя движений. Маска, конечно, немного ограничивала угол обзора, что в бою могло бы сыграть на руку противникам. Придется активнее крутить головой. Не беда, выкручусь, сражались же в них прежде, и даже побеждали. Может, маги просто не додумались использовать этот минус Пожирателей себе в пользу? Их проблемы.


   Я еще какое-то время покрутился вокруг зеркала. Удовлетворенный своим видом, я применил заклинание, о котором мне рассказал Люциус, и одежда Пожирателя просто распалась черным дымом. Теперь она всегда будет со мной, пока я сам не захочу от нее избавиться.


   Лег спать я со спокойным сердцем.


   "Лёд тронулся, господа присяжные заседатели" -- как говорил один из моих любимых литературных героев. Только командовать парадом буду не я.


   Утром меня разбудил домовой эльф Малфоев. После принятия душа и приведения себя в порядок он же проводил меня на завтрак в общий зал, находившийся на первом этаже. Малфои встретили меня более доброжелательно, чем вчера, я это почувствовал. Может быть, снятие тайны с моей родословной заставило их пересмотреть свои взгляды на меня? Да и принятие в ряды Пожирателей сыграло свою роль.


   -- Нарцисса, -- обратился к жене Малфой за завтраком, -- Мы с мистером Стоуном сегодня уйдем по делам. Постараюсь вернуться побыстрее, но ничего обещать не смогу.


   -- Хорошо, -- кивнула миссис Малфой.


   Драко весь извелся, так ему было любопытно узнать, что именно произошло на встрече с Темным Лордом и куда мы направляемся. Мог бы -- дал бы ему совет не лезть во все это, но кто я такой, чтобы лишать человека научиться чему-либо на собственном опыте? Хочет он сунуть свою шею под гильотину -- я не буду мешать.


   Поев, мы с Люциусом распрощались с Драко и Нарциссой и вышли из поместья.


   -- Думаете, будут осложнения? -- спросил я, пока мы шли к воротам.


   -- Ничего нельзя исключать. Многие оборотни уже привыкли к более-менее мирной жизни. Убедить их выступить на стороне Темного Лорда будет непросто. Несмотря на то, что Министерство с каждым днем все больше и больше их притесняет. Думаю, без размышлений в наши ряды вступят только Сивый с его шайкой.


   Про Сивого я слышал. Сумасшедший маньяк-оборотень, поставил своей целью перекусать как можно больше детей магов. Собрал вокруг себя таких же маньяков, как он сам.


   -- Он очень любит кусать детей, -- заметил я, -- Темный Лорд позволит ему это в обмен на службу?


   -- На словах -- несомненно, -- усмехнулся Малфой, -- Пока власть не захвачена, Сивый будет нужен, и мы его будем кормить любыми обещаниями. Темный Лорд ничего не имеет против оборотней, они часть магического мира. Но ему не нужны те, кто способен только разрушать и не может создавать. Сивый как раз из таких. После захвата власти Сивый перестанет быть нужным и поэтому умрет.


   Люциус внимательно посмотрел на меня.


   -- Советую взять на заметку. Если умеешь только убивать и пытать -- твоя ценность будет невысока. И не факт, что тебе сохранят жизнь в новом мире Темного Лорда.


   Я кивнул и взял на заметку. Вполне логично. Видимо, Волдеморт прекрасно знал историю не только магического мира, но и маггловского. Не было ни одной революции в мире, после которой не уничтожали бы самих революционеров. И убивали их по той простой причине, что ничего кроме разрушения они не умели. Так уж получается, что после революции следует создавать, а не разрушать. Не сомневаюсь, что в случае победы Волдеморта произойдут массовые чистки в рядах Пожирателей Смерти.


   Тем временем мы дошли до ворот.


   -- Так понимаю, аппарировать ты не умеешь? -- спросил меня Малфой.


   -- Да.


   -- Надо будет научить.... И Драко заодно. Но потом.


   Взяв меня за руку, Люциус аппарировал.


   Появились мы в каком-то лесу, где-то в Англии. Люциус взмахом палочки облачился в одежду Пожирателя Смерти, я последовал его примеру. Светить своим лицом мне пока не хотелось. Даже перед возможными союзниками. Обо мне и так знает слишком много народа.


   -- Пойдем. Только осторожно, смотри по сторонам.


   Я вытащил на всяких случай палочку. За спиной в кобуре у меня ждал своего часа "Калькулятор". Хм, почему я не подумал о серебряных пулях? Одна, даже не смертельная, рана такой пулей гарантировано убьет оборотня. В теории. На практике, надеюсь, применять не придется.


   Мы осторожно продвигались в глубь леса. Я внимательно осматривал окрестности. Изредка я замечал следы присутствия оборотней -- следы от когтей и зубов на деревьях, еще реже попадались разорванные тушки мелких животных или птиц. Здесь, похоже, оборотни переживают полнолуние.


   Через полчаса ходьбы буквально из ниоткуда появились люди, обступившие нас кругом. Все они были в старых и разорванных мантиях. Выглядели они, как классические бандиты -- грязные, вонючие и с мерзкими рожами. Вперед вышел самый высокий и широкий из "бандитов", с большими желтыми зубами, больше похожими на клыки, и с нестрижеными ногтями на руках.


   -- Кто это к нам пожаловал? -- гнусно усмехаясь, поинтересовался он.


   -- Сивый, -- обратился Люциус к главарю и снял маску, -- убери своих псов.


   -- Люциус! -- радостно протянул самый опасный из маньяков и оборотней, -- Давненько не виделись. Судя по твоей одежде и тому, что ты вообще пришел, слухи о возрождении Господина правдивы?


   -- Да, -- просто ответил Малфой.


   -- Наконец-то! -- радостно взревел Сивый, его поддержали другие оборотни, -- Мы с радостью присоединимся к армии Темного Лорда, если нам пообещают равноправие и.... вкусных деток, -- маньяк гнусно заржал, обнажая свои клыки.


   -- Разумеется, Сивый. Но я пришел не только за твоей.... стаей. Мне нужны все оборотни.


   -- Они откажутся, -- убежденно произнес Сивый, -- Они стали слишком мягкотелы. Забыли, что значит быть настоящим оборотнем. Многие даже от мяса отказываются!


   -- Тем не менее, приказ Лорда был недвусмысленным.


   -- Как пожелаешь, Люциус, -- пошел на попятную Сивый, -- Мы проводим вас. Самих нас в лагерь, конечно, не пускают, боятся.


   В сопровождении оборотней Сивого мы пошли к лагерю. Эти маньяки лично мне не понравились -- всю дорогу они обсуждали, кто и сколько детей перекусает, сколько женщин изнасилует и сколько мужчин убьет и сожрет. Эти выродки жрали человечину даже находясь в людском обличии! К сожалению, дареному коню в зубы не смотрят. И эта нелюдь может быть полезна, особенно, если надо кого-то запугать. Но после.... Не знаю как Люциус, а я с огромным удовольствием пристрелю пару этих бешеных собак. Оставлять их в живых не только бессмысленно, но и опасно. С другой стороны -- на войне всегда нужно пушечное мясо, а эта нелюдь подходит лучше всего.


   Наконец, мы добрались до лагеря оборотней. Располагался он на поляне посреди леса и был огорожен самодельным забором. Частокол, по какой-то причине, оборотни делать не стали. Может он просто не был нужен? Внутри лагерь представлял из себя индейское поселение, только вместо вигвамов были современные палатки. А в остальном -- один в один: бегали и играли дети, женщины что-то плели или занимались другими делами по хозяйству, мужчины что-то мастерили, разделывали туши животных или пахали землю на своих "огородах". Не сомневаюсь, что часть мужчин на заработках в городе, все-таки до самообеспечения лагерю оборотней далеко. Одеты все оборотни, к слову, были куда лучше маньяков Сивого: никакого рванья и грязи, вещи были, конечно, старые, но все было чисто и аккуратно. Приличные люди, если спросите меня. Банда Сивого остановилась на границе леса. Не удивлен, что соплеменники их не любят. Получив указания от Люциуса, куда им следует прибыть, маньяки убежали вглубь леса. А мы с Малфоем пошли к лагерю. Нас заметили еще на подходах и нацелили самодельные луки. Как я уже знал, у большинства оборотней палочек не было, их просто отказывались обучать магии. Скольких сильных магов потерял магический мир из-за этой тупости -- сложно сказать.


   -- Кто вы такие? -- заорали из лагеря.


   -- Мы послы от Темного Лорда Волдеморта! Мы пришли предложить вас союз! -- закричал Люциус.


   -- От Темного Лорда, да? Ладно, подходите.


   Мы вошли в лагерь. С прицела нас так и не сняли. Из отряда мужчин вышел невысокий оборотень.


   -- Совет знал, что вы скоро появитесь. Следуйте за мной.


   И повел нас вглубь лагеря. Оборотни смотрели на нас по-разному: кто-то с презрением, кто-то с надеждой и мольбой, а кто-то с восхищением.


   -- Что такое Совет? -- тихо спросил я у Малфоя, пока мы шли.


   -- Высшая власть у оборотней. Все оборотни входят в разные стаи. У каждой стаи есть свой Вожак. Собрание всех Вожаков и называют Советом. Вожаков сильных стай, разумеется, со слабаками никто не считается, и они действуют так, как прикажет им более сильный, под чьим крылом они находятся. Есть, конечно, оборотни, которые не входят ни в одну стаю, а живут среди магов. Лучший пример -- Римус Люпин, ваш бывший преподаватель. Но таких мало, среди магов в нынешнее время оборотням очень сложно выжить.


   Мы подошли к большом шатру, расположенному примерно в середине лагеря.


   -- Совет ждет вас, -- сказал нам сопровождающий и удалился.


   Мы зашли внутрь. Обстановка напоминала встречу с Волдемортом, различались лишь детали: так же стоял стол, только круглый, за которым сидели мужчины и женщины, общей численностью в тринадцать человек. Все они были уже в годах, примерно от сорока до шестидесяти лет. И все без исключения -- крупные и мускулистые. Как я смог заметить, у некоторых была волшебная палочка, у остальных, вполне возможно, она тоже имелась.


   -- Зачем вы пришли? -- спросил самый старый на вид оборотень.


   -- Мы пришли к достопочтимому Совету оборотней, -- начал Люциус, -- с посланием от Темного Лорда Волдеморта. Могущественный Темный Лорд вернулся в наш мир и желает вновь видеть оборотней в рядах своей армии. Как и прежде, в случае заключения союза Темный Лорд гарантирует равные с магами права и поставки Аконитового зелья каждому оборотню.


   -- В прошлый раз Темный Лорд потерпел поражение, -- прокряхтел старый оборотень.


   -- Это была лишь случайность -- мальчишка Поттер лишь по воле случая смог временно лишить сил нашего Господина. Больше такого не случится.


   -- Эта "случайность", -- взорвалась женщина, лет сорока на вид, -- Унесла жизни многих наших соплеменников! И вы хотите, чтобы мы снова слепо последовали за вами, подвергая жизни своих людей опасности? Все мы помним, чем это закончилось в прошлый раз. И до сих пор пожинаем плоды вашей "случайности".


   -- А что вы хотите? -- голос Люциуса был все так же спокоен, -- Просто сидеть и ожидать, пока не придут авроры? Стоит им только прознать о вашем лагере -- и они тут же его уничтожат, а вас всех упекут в Азкабан, в лучшем случае. Неужели вы не видите, что с каждым днем Министерство принимает все новые и новые законы, ограничивающие волшебные расы? Надо дать им отпор, пока не стало слишком поздно!


   -- Не знаю, как вы, -- вдруг сказал плотный мужчина, с восточным лицом, -- но я согласен с послом Лорда. Мы не можем вечно прятаться в лесах! За свою свободу надо сражаться!


   -- Да? Может ты и твоя стая первыми и сложите голову, во имя "общего" блага, Шархан? -- язвительно спросила женщина.


   -- Если это потребуется для будущего нашего вида -- непременно! -- ответил ей мужчина.


   -- Довольно! -- рявкнул самый старый оборотень, как я понял, он тут был Главой, -- Посол, что нам гарантирует Темный Лорд в случае нашего присоединения?


   -- Равные права с магами, как я уже говорил. Возможность жить и работать в городе, в обществе магов, а не в лесу. Возможность учиться магии и отправлять своих детей в школу. И обеспечение каждого оборотня, ежемесячно, порцией Аконитового зелья.


   Оборотни затихли, обдумывая услышанное.


   -- Вы только подумайте, -- продолжал увещать Люциус, -- Никаких притеснений. Нормальные условия жизни и работы. Подумайте о ваших детях. Никто не будет тыкать им в лицо тем, что они оборотни. Никаких издевательств и насмешек со стороны других детей. Образование и будущее. Разве это не стоит того, чтобы присоединиться к Темному Лорду?


   -- Нам нужно все обдумать, уважаемые послы, -- вынес решение Глава, -- Прошу вас подождать. Вам покажут гостевые покои и накормят.


   -- Разумеется, -- чуть склонил голову Малфой и вышел из шатра. Я двинул следом.


   -- Темный Лорд действительно выполнит свои обещания? -- спросил я Люциуса во время обеда, который подали в отдельную палатку и где расположили нас на время обсуждения Совета.


   -- Конечно. Ты, Стоун, кажется, до конца не понимаешь целей Темного Лорда.


   -- Знаю только из газет и из разговоров других. По ним выходит, что Темный Лорд -- сумасшедший маньяк, который жаждет диктатуры чистокровных и смерти всех грязнокровок.


   Люциус отложил вилку и налил себе вина.


   -- Что ж.... Слушай. Диктатура чистокровных -- это, конечно, хорошо, но это есть и так. Посмотри, кто занимает самые высокие посты в Министерстве: либо чистокровные, либо их марионетки. Смерть грязнокровок.... Неплохо, но это не главное. Магический мир, Стоун, не развивается уже сотни лет. Мы как будто застыли на месте. Даже хуже: мы деградируем и вымираем. В мире магии уже давно не было прогресса. А все из-за того, что мы скрываемся. Магглы заполонили весь мир, и мы вынуждены скрываться от них. Нам банально не хватает места и ресурсов для нормального развития, мы вынуждены использовать объедки со стола магглов. Первым подобную ситуацию понял и попытался исправить Гриндевальд. После него -- русские маги, твои соотечественники. Но и Гриндевальд и русские пошли по простому пути: попытались влиться в общество магглов. Почти получилось. Цель Темного Лорда -- возрождение и развитие магического мира, его спасение. Пытаться слиться с магглами глупо -- уже пробовали до нас, ничего не получилось. Цель Темного Лорда -- создание магического государства. Не то жалкое подобие, что есть сейчас в каждой стране, а полноценного государства: со своей территорией, народом, законами, Конституцией, традициями, суверенитетом.


   -- Магглы это государство тут же закидают атомными бомбами. Зачем им такой могущественный конкурент?


   Малфой рассмеялся.


   -- Ты думаешь? Я работал с маггловскими политиками, учился у них. И вот что я тебе скажу, мой юный друг: любой маггловский политик за одну каплю Эликсира Бессмертия готов вылизать яйца хоть у бомжа. А ведь это не все, что мы можем предложить на экспорт. Зелья, исцеляющие любые болезни у магглов, восстанавливающее у инвалидов потерянные конечности.... Сам подумай. За любой из этих товаров магглы душу продадут. Как считаешь, если мы сможем исцелить магглов от их рака, позволят ли они своим политикам хотя бы косо на нас посмотреть? И не надо забывать про панацею от любой проблемы -- Империус. Так что создание собственного магического государства -- блестящая идея Темного Лорда. Все продумано до мелочей...


   -- Почему тогда с ним борются, да так яростно?


   -- Пропаганда, мой юный друг. Пойми меня правильно, я вовсе не убеждаю тебя, что Темный Лорд такой весь из себя белый и пушистый, просто никем не понятый. Нет, он -- самый могущественный из всех темных магов, а людей он убил столько, сколько ты и представить себе не можешь, более жестокого и злобного человека я никогда не встречал. Он всеми силами уничтожал и продолжает уничтожать всех своих врагов. Но ведь это нормально -- убивать своих врагов? Нельзя приготовить яичницу, не разбив яиц, так, кажется, магглы говорят? А такие люди, как Дамблдор, изо всех сил стараются помешать планам Темного Лорда. Они просто боятся тех перемен, что он несет, и акцентируют внимание общества на "темных" чертах Темного Лорда, искажая его конечную цель. Пропаганда дает изумительный результат в умелых руках. Хотя до такого гения, как доктор Геббельс, Дамблдору как до Луны.


   -- Значит, -- я отпил вина, -- Темный Лорд мечтает создать самостоятельное магическое государство, которое населяли бы магические расы, вроде оборотней, великанов и магов?


   -- Верно, -- кивнул Малфой.


   -- А почему тогда в Англии? Ведь полно в океане ничьих островов....


   -- Англия станет основой нового государства.


   -- А живущие здесь магглы?


   -- Им придется уехать. Хотя, разумеется, ценные рабочие останутся, для работы водоснабжения, канализации и прочего. Электричество магам, к слову, не нужно. Кто не пожелает уехать сам -- будет выкинут из государства. Или убит. Кому какая разница?


   Да.... Планы у Волдеморта поистине наполеоновские.... И, что самое бредовое, может же и получиться. Собственное магическое государство.... Где магия живет и развивается.... Утопическая картинка.


   -- Ты ничего не слышал? -- вдруг напрягся Люциус.


   Я напряг слух и смог уловить какой-то шум вдалеке, на самых окраинах лагеря. Через какое-то время я уже смог различить крики и взрывы. Люциус, надев маску, выскочил из палатки.


   -- Авроры, -- крикнул он, вернувшись через минуту, -- Они каким-то нашли лагерь. Быстрее, надо убегать. Они наверняка поставили антиаппарационный щит, придется пробежаться.


   -- Мы просто уйдем? А как же союз с оборотнями?


   -- Придется наведаться в другой раз.


   Мы выбежали из палатки, бой между оборотнями и аврорами приближался. Стрелы оборотней были бесполезны, а палочки были мало у кого. Еще меньше было тех, кто мог ими нормально пользоваться. Чего нельзя сказать об аврорах.


   -- Мы что, просто убежим? -- спросил я у Люциуса.


   -- Убери свое благородство, у нас нет выбора.


   Выбор всегда есть. Я увидел, как какой-то аврор расстреливает заклинаниями выбегающих из подожженной палатки женщин и детей. Называйте меня, как хотите, но я бросился к нему. Не знаю, почему. Может, вспомнил того оборотня и девушку, которых я видел в Косом Переулке? Не важно.


   Важно лишь то, что ЭТОТ аврор, не ожидавший сопротивления, получил в грудь Аваду Кедавру от меня и затих навсегда. Сознание мельком заметило, что это первый убитый мною человек, но времени на размышления не было -- ко мне уже двигались два аврора. Не особо думая, я выхватил пистолет и послал в обоих по пуле. Одному повезло -- ему пуля попала в грудь и, кажется, сразу убила, а вот второму кусок свинца угодил в живот, полностью разорвав внутренние органы, принося адские мучения. Тратить на него время я не стал, и так не жилец, мизерикорд в форме Пожирателей не предусмотрен. Три оборотня схватили с земли палочки убитых мной авроров и кинулись в гущу боя. Рядом со мной пролетела Авада и угодила в одного из бойцов Министерства. Это Люциус Малфой вступил в битву. Почему не убежал, интересно?


   Я посылал одно заклинание за другим, чередуя Аваду и Секо с пистолетными выстрелами. Патроны быстро кончились, есть у них такое свойство. Перезаряжать я не стал -- не до того было.


   С нашей поддержкой оборотни воспряли духом и с еще большей яростью кинулись на врагов. Я своими глазами видел, как один оборотень, примерно моего возраста, вцепился в глотку аврору и загрыз его насмерть. Строй авроров дрогнул. Их отступление началось тогда, когда они разглядели среди оборотней двух Пожирателей Смерти. Может они подумали, что тут есть еще Пожиратели, не знаю. Просто внезапно они сняли щит и аппарировали прочь. Оборотни радостно завыли. Среди ликующих я заметил Шархана и ту женщину, которая с ним спорила.


   -- Мы благодарим вас за помощь, посланники Темного Лорда, -- подошел к нам Глава Совета.


   -- Вам следует быстрее уходить. Они скоро вернуться с большими силами, -- сказал Люциус запыхавшимся голосом.


   -- Да, да, конечно. У нас есть.... запасные лагеря, нам есть куда уйти, -- пожевав губы и посмотрев по сторонам, Глава продолжил, -- Передайте Темному Лорду, что мы согласны принять его предложения и встать под его знамена.


   -- Рад слышать, -- поклонился Главе Малфой, -- Я передам Темному Лорду ваши слова. Вы не пожалеете. А теперь, прошу меня извинить, но нам пора.


   Распрощавшись, Люциус аппарировал, взяв меня за руку. Появились мы, как я и думал, возле ворот Малфой-менора.


   -- Не будет проблем из-за авроров? -- спросил я, -- Они видели нас....


   -- Это неважно. На Чемпионате Мира по Квидиччу видели куда больше Пожирателей Смерти. Вреда это не принесло. Главное задача выполнена, Лорд будет доволен. Ты хорошо себя показал. Твое глупое благородство привело к неожиданно хорошему результату. Я-то думал, придется ждать, пока оборотни созреют для принятия решения после нападения.


   -- Ты знал о нападении? -- я был, мягко говоря, удивлен.


   -- Все-таки, несмотря на свои познания и умения, ты еще чересчур наивен. Ничего, это со временем пройдет. Я не просто знал о нападении: я его и организовал. Точнее -- слил Министерству местонахождение лагеря оборотней. Я понимал, что просто так, с бухты-барахты, оборотни не станут присоединяться к Темному Лорду. И решил их немножко подтолкнуть к этому шагу. То, что ты бросился их защищать, сыграло нам только на руку. Молодец. И отошли авроры именно благодаря моему влиянию на Министерство -- это было несложно подстроить. В конце концов, это был лишь отряд новичков, не ожидавших встретить такое сопротивление. И многие из них не будут теперь сражаться против нас.


   Малфой рассмеялся.


   -- Плюс, теперь изрядная часть ресурсов Министерства будет пущена на расследование произошедшего и отлов оборотней, что даст Темному