Страсти Христовы (fb2)

- Страсти Христовы 287 Кб, 57с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Илья Юрьевич Стогов (Стогоff)

Настройки текста:



Илья Стогoff Страсти Христовы

1: Блудные дети

Я хочу рассказать вам о главном событии своей жизни: о страстях Христовых. Не важно, что это событие имело место за тысячелетия до моего рождения. Оно важнее, чем любые подробности моей личной биографии. На самом деле оно и есть главное, что было в моей личной биографии.

Я хочу рассказать вам о двадцати часах апрельской ночи 27 года по Рождеству Христову, потому что ничего главнее этих часов не было ни только в моей жизни, но и вообще в истории мира.

Однако, прежде чем говорить о самих Страстях, я хотел бы сказать несколько слов о вас. И тысячу лет назад, и две тысячи лет, и всегда разговор о христианстве начинался с того, каков Бог, в Которого христиане верят?

Сегодня это уже не работает. Сегодня разговор нужно начинать совсем с другого конца. С вопроса: каков же человек, который не желает верить в Бога христиан?

Иначе говоря: каков ты, дорогой читатель? Чего ты хочешь?

1

Проще всего ответить на этот вопрос банальностью: человек всегда хочет просто быть счастливым. Проблема в том, что смысл слова «счастье» давно потерян. Никто сегодня не понимает, что скрывается за этими семью буквами.

Счастье — это много денег. Счастье — это делать то, что хочу. Счастье — это успех у противоположного пола. Счастливы звезды и миллионеры, которые взобрались на самый верх. Счастливы красавцы, глядящие на нас с экранов ТВ, ведь любая девушка почтет за честь быть рядом с такими, как они.

Не стану сотый раз подряд зачитывать весь список. Вы ведь знакомы с ним и без меня, не правда ли? За свою историю человечество изыскало всего несколько вариантов счастья: удовольствия, деньги, власть, слава… Всего несколько вариантов того, зачем стоит жить. Каждый из них давно известен и миллион раз опробован.

Но почему люди и до сих пор мучаются ощущением, будто жизнь их — какая-то ненастоящая? Будто живут они не затем, зачем нужно?

2

Фокус здесь вот в чем. То, что выглядит как цель, на самом деле — никакая не цель, а всего лишь средство. Способ, с помощью которого люди хотят достичь НАСТОЯЩЕГО счастья.

Вот, скажем, деньги. Среди моих личных знакомых есть всего один действительно богатый человек. Думаю, денег у него куда больше, чем миллион долларов. О своих богатствах он говорить не любит. И только один раз я услышал от него фразу, после которой мне захотелось пожалеть этого внешне успешного, очень уверенного в себе человека.

Он сказал:

— Деньги нужны только тогда, когда их нет.

И ведь действительно. Деньги нужны, чтобы вести жизнь, достойную человека. Деньги нужны, чтобы позволить себе то, что ты хочешь себе позволить. Но главное, зачем нужны деньги, чтобы ты был интересен окружающим.

Нет денег — ты выключен из общества. Быть бедным сегодня неприличнее, чем быть прокаженным. И наоборот: тот, кто богат, моментально попадает в центр внимания. Ему улыбаются, с ним хотят вести беседы, он всем интересен и всеми любим.

Вы заметили? Мы вернулись к тому, с чего и начали. Деньги — это не цель, а средство. Цель — стать любимым. И так со всеми прочими вариантами счастья.

Я разбогатею, и люди меня полюбят! Я взберусь на самый верх и всем покажу! Я пересплю с ним (с ней), и это будет видимым знаком того, что другой человек неравнодушен ко мне.

3

Тысячи фильмов, сотни тысяч книг, миллионы часов телеэфира показывают современному человеку то, как он должен выглядеть. Настоящий человек (объясняют ему) — это тот, кто живет сам по себе. Тот, кто полностью независим от окружающих.

На этом построен весь Голливуд. Герои красивых киношек живут сами по себе, ни в ком не нуждаются, выглядят полностью счастливыми и советуют так же выглядеть всем остальным.

Однако стоит нам посмотреть не на кино, а на жизнь, и идиллия рушится. Как известно, самые независимые существа на свете — это бездомные собаки. Вот только почему у них такие нечастные глаза?

В реальности для нормальной жизни другие люди нужны человеку сильнее, чем воздух и витамины. Самое ужасное, что происходит с человеком, попавшим в тюрьму, — это не ограничение свободы и не жесткая кровать, а то, что вокруг него — враждебно настроенные люди. Те, кто никогда его не полюбит. Именно от этого заключенные сходят с ума.

Человек, который стремится к деньгам, власти, славе или успеху у женщин, ищет одного: быть любимым.

Человеку нужно, чтобы его любили. Человеку жизненно необходимо быть единственным возлюбленным. Быть тем, кого ценят дороже жизни. Ради этого миллионеры наживают состояния, а маньяки совершают преступления. Ради этого делается вообще все на свете.

Посмотрите на свою собственную жизнь и убедитесь: что бы вы ни делали, вы делаете это лишь из желания быть любимым. Только чтобы увидеть это, на свою жизнь нужно посмотреть честно.

Вот отсюда и можно начинать разговор о христианстве. Великая тайна моей веры в том и состоит, что каждый из нас УЖЕ любим. Каждый из нас — единственный ребенок самого прекрасного из отцов. Христиане знают ответ на самый главный вопрос. Христиане знают, что они любимы Богом.

Именно вокруг этого все в христианстве и вертится. Можно сказать, что ничего, кроме этой тайны, в христианстве и нет.

4

В Евангелии от Луки приведена история, которую вы, разумеется, много раз слышали. Это история о молодом негодяе, который решил, будто прекрасно обойдется без семьи. Надеюсь, вы простите, если я попробую рассказать вам ту же самую историю еще раз.

Дело было так. У некоего зажиточного человека было два сына. Старший, как водится, был неплохим малым, а вот младший… Решив, что жизнь — слишком коротка, чтобы тратить ее на скучного стареющего отца, младший попросил причитающуюся ему долю наследства и съехал из родительского дома.

Библеисты поясняют ситуацию. В Израиле, говорят они, существовал закон, по которому в исключительных случаях дети могли претендовать на наследство еще при жизни родителей. Впрочем, это не важно. Речь вообще немного не об этом.

Уехав в некую «далекую страну», юноша предался разврату по полной. И, разумеется, очень быстро потратил все до копеечки. И именно в это время там, где он жил, начался голод.

Скатываясь все ниже, блудный сын вскоре оказался свинопасом. Это и сама по себе грязная работа, а ведь юноша плюс ко всему был еврей. Прикасаться к свинине для него было низшей точкой деградации. Впрочем, никакой другой работы для него не было. Голод достиг такой фазы, что бедняга был бы рад отнять у свиней бобы и съесть сам — да только никто ему этого не давал.

И тогда молодой человек призадумался:

— Сколько работников у моего отца! Все они едят до отвала, и еще остается — а я тут погибаю с голоду! Пойду, вернусь к отцу. Скажу ему: «Отец! Я виноват перед Небом и перед тобою! Я больше недостоин называться твоим сыном! Дай мне быть хотя бы твоим работником!»

И он пошел к отцу[1].

Совершали ли вы когда-нибудь поступок, о котором с самого начала понимали, что совершать его не стоит, что потом вы будете корчиться от стыда и жалеть о содеянном, — но который вы все равно совершили?

Не отвечайте, я и так знаю, что совершали.

Поставьте себя на место этого молодого человека. Он плюнул во все, что считалось принятым в обществе. Он бросил стареющего отца, нарушил все принятые нормы — и теперь ему предстояло вернуться и признать, что он был не прав. Каково вам было бы в этой ситуации?

И ведь что здесь обиднее всего? Обиднее всего, что теперь ты идешь просить. Не требовать, как привык, а признавать совершенную ошибку. На тебя станут глядеть якобы сочувствующими (а на самом деле торжествующими!) глазами… и кивать головой… молча слушать твои извинения и заставлять тебя ежиться от унижения… этому не будет конца, и вынести это будет невозможно!

Огромное количество людей предпочло бы и дальше жевать из одного корыта со свиньями — лишь бы не такое! А вот блудный сын все-таки вернулся.

О том, что было дальше, лучше, чем написано в Евангелии, не скажешь.

Он был еще далеко, когда отец увидел его, и ему стало жалко сына. Он побежал, бросился к сыну на шею и поцеловал его.

Сын сказал ему:

— Отец, я виноват перед Небом и перед тобою! Я больше недостоин называться твоим сыном!

А отец сказал слугам:

— Быстрее! Принесите ему самую лучшую одежду и оденьте его! Наденьте ему перстень на руку и сандалии на ноги! Приведите и зарежьте откормленного теленка: будем есть и веселиться! Ведь это мой сын! Он был мертв, а теперь ожил! Пропадал и нашелся!

5

Ни единого слова упрека. Никаких «Теперь-то ты понял? Больше-то ты не станешь так поступать?». Вся история заканчивается коротким выводом: «И они устроили праздник».

Как-то я видел наброски Рембрандта к картине «Возвращение блудного сына». На одном из набросков видно: старик-отец обут только в одну сандалию. Он увидел сына, потерял голову, торопясь, бросился ему навстречу, бежал, боялся не успеть, на ходу рыдал от счастья и не обратил внимания на то, что теперь бежит босиком. Потому что он очень хотел обнять того, о ком скучал.

За свою жизнь я прочел огромное количество историй о любви. Мне нравятся такие истории, и, наверное, я знаю в них толк. Но пронзительнее этих слов я не читал никогда: отец увидел сына, и ему стало его жалко.

История, которую христианство рассказывает миру, это и есть история о блудном сыне. Христианство — это очень просто и очень нужно. Потому что блудные дети — это каждый из нас. И еще — потому что Бог потерял сандалию, когда увидел нас и, забыв обо всем, без упреков и нравоучений бросился навстречу.

Обнял и сказал: «Будем веселиться! Сын мой пропадал, но наконец-то нашелся!»

2: Творение и грехопадение

Каждый человек нуждается в том, чтобы его любили. Но только христиане знают: их жажда утолена. Они — любимые дети. Их любит Тот, прекрасней которого нет.

На самом деле поверить в Бога несложно. В Бога верят практически все — разница лишь в том, что это за бог. Даже упертые атеисты считают, что существует «Цель жизни»… или, например, «Высший смысл»… остальные (неупертые) согласны: «что-то такое» наверняка есть.

Человек так устроен, что просто не в состоянии не верить. Вот животные, они да — животные не верят ни во что.

Другое дело, что большинство людей приписывают Богу то, чего в Нем нет. Считают Его тем, кем Он не является. Говорят о Нем неправду. А как именно могла бы выглядеть правда, я попытаюсь сказать в этой главе.

1

Наш мир создан Богом. Нет ничего, что существовало бы «само по себе». По отношению к каждому из нас Бог является Создателем. Это — первая из истин моей веры.

Все, что мы видим вокруг (и все, чего мы не можем видеть), — от молекулы до галактики, от утреннего троллейбуса, везущего нас на работу, до Страшного суда, — все существует не просто так. Все появилось потому, что Бог не поленился это создать. Бог сотворил мир, и это единственная причина, по которой все существует.

Мира не было, а потом он появился. Если хорошенько над этим подумать, то можно сделать вывод: Бог, в которого верят христиане, это очень деятельный Бог. Рядом с Ним даже самый энергичный из людей ленив до неподвижности. Бог не просто есть — Он действует. Без пауз. И нет в сотворенном Им мире силы, способной помешать Богу сделать так, как Он хочет.

Библия говорит, что Бог создал мир из ничего. Словно в абсолютной тишине Бог вдруг запел прекрасную мелодию. Или рассказал прекрасную историю, герои которой — все мы.

Мир появился из «ничто». Никакой необходимости в том, чтобы он появился, не было. Вы, я, все на свете, молекулы, галактики, троллейбусы — ничего этого могло бы и не быть. И Богу от этого не стало бы хуже.

Но мы появились…

И тут есть один нюанс. Разговоры о том, как Бог создал мир, — простейший пример ничего не значащей болтовни. Поумничать за чашечкой кофею на тему, а вот что бы было, если… и могло бы этого не быть… и возможно ли для Бога создать «другой» мир… а потом разойтись с сознанием собственной умности — вот обычно что такое разговоры о том, как Бог создал мир.

Я не стану говорить о том, КАК это было. Очень многое здесь мне не понятно, а еще больше здесь такого, что просто не может быть понято.

Создание нашего мира — это тайна. Ученые могут пояснить отдельные детали. Книги по физике и астрономии расскажут вам о теориях, которые сделали очертания тайны чуть более конкретными. Но сам процесс как был тайной, так тайной и останется.

Зато мне есть что сказать насчет того, ЗАЧЕМ Бог сотворил мир. Ответ здесь прост: Бог создал мир потому, что захотел его создать. Потому, что у Него было столько любви, что Бог решил поделиться ею с кем-то еще.

2

Можно представлять Бога так, как в советских учебниках описывалась Природа. Как огромную мясорубку… Как плавильную печь вселенского масштаба… Люди, которые впервые задумываются о религии, так обычно Его и представляют.

Перед глазами мелькают величественные и грозные картины: миллиарды жизней возникли и окончились смертью… тела людей и животных разложились на перегной, а потом стали травой… траву съела корова, корову съели мы, а потом мы снова стали травой и так без конца…

Гигантский, всеобъемлющий водоворот… И Некто… (вернее, «Нечто»), глядящий на все это с заоблачных высот. Величественная и абсолютно безжизненная картина… Рад отметить, что никакого отношения к реальности она не имеет. Бог, в Которого верят христиане, сотворил не мертвый Космос и не бессердечный дарвиновский полигон, на котором выживает сильнейший. Творя мир, Бог строил дом для Своих детей.

Мир мог бы не появляться. Если говорить точнее, то мир и не должен был появляться. Рождение Вселенной — это чудо. И еще — это подарок человечеству на день рождения.

Единственная причина появления нашего мира — то, что Бог был полон любви. Так супруги, по-настоящему любящие друг друга, непременно становятся родителями. Двум людям настолько хорошо вместе, что на свет просто не может не появиться плод их любви. Маленькое и беззащитное существо, которое они станут любить. Ради которого станут жить.

В предыдущей главке я написал, что человек не в состоянии жить без любви. Теперь вы понимаете почему. Человек нуждается в любви просто потому, что он с самого начала создан для того, чтобы быть любимым. Так автомобили, созданные для того, чтобы мчаться по хайвеям, ржавеют и умирают, если их надолго оставить в гараже.

Бог не просто налепил глиняных фигурок — Бог создал себе детей. Тех, кого Он станет любить. Отсюда и наша жажда быть любимыми. Только ради этого каждый из нас и появился на свет.

Бог захотел создать каждого из нас и приготовил все для того, чтобы Его подарок нам понравился. Он создал прекрасные небеса и уютную землю. Бог посмотрел на то, что вышло из Его рук, и обрадовался. У Него было много любви, и теперь Он мог подарить ее другим существам.

Но получилось так, что существа отказались принять Его любовь.

3

Так мы подходим ко второй истине христианства. И тут разговор перестает быть приятным. Имя этой истине — грех.

Чтобы понять христианство, нужно понять всего две вещи: что такое любовь и что такое грех. К сожалению, понять именно эти две вещи — самое сложное занятие в мире.

Слово «любовь» сегодня затерто настолько, что люди давно забыли, что именно это слово означало в самом начале.

Миллионы часов подряд изо всех радиоприемников на свете сладенькие голоски поют о любви. Понять, что имеется в виду, не может никто. Фраза «Я делал любовь» давно означает как раз отсутствие любви, а под «любовью, сжигающей сердце» может подразумеваться, например, пристрастие к определенной футбольной команде.

С грехом все еще запутаннее. «Грех» сегодня это почти похвала. Когда человек говорит, что «согрешил», то на губах у него появляется самодовольная улыбочка, ведь «согрешить» сегодня означает «сделать то, о чем давно мечтал».

Девушка говорит, что согрешила. Имеется в виду, что вообще-то она на диете, но вчера съела замечательное пирожное. Молодой человек тоже согрешил: обещал жене не пить алкоголь, но — хлопнул-таки рюмашку.

Грех вроде бы есть, а плохого вроде бы ничего и нет. Чего плохого может быть в пирожном или рюмашке?

При этом никто не обращает внимания на странную паранойю. На ничем не объяснимое раздвоение личности. «Я» решила похудеть, и «Я» же страстно желаю есть пирожные. «Я» знаю, что водка невкусный напиток, и «Я» же все равно желаю напиваться. Какое из этих «Я» настоящее?

Причем ладно бы пирожное и рюмашка были действительно чем-то хорошим! Чем-то, к чему имело бы смысл стремиться. Но ведь на самом деле девушка отдает себе отчет: от сладкого у нее сгниют зубы, выскочат прыщи, ее бросит парень, и она станет такой толстой, что опротивеет себе самой. И молодой человек понимает: выпив, он станет вести себя, как животное, а завтра весь день проваляется в похмелье, а если так пойдет и дальше, то у него появится красный нос и больная печень, его выгонят с работы, а нормальные люди перестанут с ним общаться… Стоит ли к ТАКОМУ стремиться?

Грех — это абсолютно нелогичное занятие. Нормальным русским языком расскажите грешнику, К ЧЕМУ ИМЕННО он стремится, и он ужаснется: нет! разумеется, ничего подобного я не хочу!

Но в то же время и хочу. Основную часть своих жизней мы тратим именно на это. На утоление жутких, нелогичных, убивающих нас желаний. Кто скажет, что это не болезнь?

4

Говоря о грехе обычно имеют в виду поступки. Украсть — грех. Обмануть — грех, но поменьше. Убить — страшный грех. Переспать с красоткой — ах, какой замечательный грех!

Обычно «семь смертных грехов» перечисляют в таком порядке: гордыня, скупость, блуд, гнев, чревоугодие, зависть и лень. Впрочем, есть и другие перечни. К сожалению, даже все вместе эти списки не говорят о главном.

Потому что определение греха звучит так: грех — это недостаток любви.

Очень просто. И очень безнадежно.

Грех — это не поступок, а болезнь. Более смертоносная, чем рак. Менее излечимая, чем СПИД. Эта болезнь поражает разум и волю. Но, главное, она поражает человеческую способность любить. Грешник отказывается от любви. Больше она ему не нужна, как алкоголику не нужна семья, а наркоману — даже пища.

Грех — это не то, КАК мы себя ведем, а то, ПОЧЕМУ мы ведем себя именно так. Грех — это не поступки, а причина поступков. Ведь алкоголика никто не заставляет пить, а наркомана — употреблять героин. Они хотят этого сами. Хотят больше всего на свете.

Грех — это то же самое. Грех — это когда мы хотим того, чего не стоит хотеть. Страстно стремимся к тому, что несет нам боль и смерть. И если в вас есть эта внутренняя червоточинка, то уж внешние симптомы никуда не денутся — появятся непременно.

Тот, в чьем сердце поселился грех, обязательно станет жадничать, лениться, завидовать и чревоугодничать… изменит супругу, а если подвернется случай, то и украдет… и предаст… и может быть, даже убьет… нет такого плохого поступка, который бы он не совершил.

Речь не идет о том, что на свете есть плохие люди. Думаю, что это вам понятно и без меня. Речь о том, что на свете вовсе нет людей, живущих так, как человек ДОЛЖЕН БЫЛ жить.

Плохих людей на свете хватает. Это факт. Хороших людей на свете тоже немало. И это тоже факт. А вот людей, которые жили бы так, как хочет Бог, людей, которые видели бы в Нем свое единственное счастье, — таких людей на свете просто нет.

Вернее, один такой Человек в истории человечества все-таки появился. Но Его убили.

5

Люди всегда понимали: с миром, в котором мы живем, что-то не так. Лучшие умы доходили до того, что что-то не так и с самим человеком. Но что именно не так — тут мнения расходятся.

Проще всего переложить вину на окружающих. В мире столь много зла, потому что общество устроено несправедливо. Или так: во всем виновато воспитание. Человек ведет себя как животное, потому что его неправильно воспитали. Языческие религии нашли свой ответ. Они считают, что вся проблема в теле. Душа-то у человека прекрасна, а вот тело — оно так и норовит влезть в чужую постель или наесться, как поросенок.

Давайте поменяем общество — и человек станет лучше! Давайте дадим детям прекрасное воспитание — и они превратятся в ангелов! Давайте забудем о теле и станем жить одним духом!

Но сколько ни переустраивали общество, сколько ни сеяли разумное, доброе, вечное — крылья у граждан так и не отрасли.

Христианам этот вопрос особенно неприятен. Ведь если «хороший» Бог собирался создать «хороший» мир, то почему же результат выглядит так убого?

В самой первой книге Библии (в книге «Бытие») сразу за рассказом о творении мира, следует рассказ о некой древней катастрофе, именуемой «грехопадение». Там говорится о первых людях Адаме и Еве, о змее и дереве, а также о запрете, который был нарушен…

Детали рассказа туманны. Символы слишком расплывчаты. Но общую суть этой истории поймет любой.

Бог создал прекрасный мир — словно нарисовал восхитительную картину. А потом нашелся тот, кто испортил шедевр — словно выплеснул на картину ушат помоев. Мир вроде бы остался прекрасен, но теперь разглядеть это очень непросто.

Поверить в Бога — легко. Под тем или иным псевдонимом в Бога верят практически все. А вот поверить в противоположную силу — нет, на это современный человек не способен. Мне лично это кажется странным, ведь Бога не видел никто и никогда, а вот с грехом мы сталкиваемся ежедневно.

Грех — это очень реально. И если хорошенько поразмышлять над тем, что происходит в мире, то можно догадаться: есть кто-то, кто хочет, чтобы было именно так. Именно об этой силе и рассказывает нам книга «Бытие».

После грехопадения человек не в силах общаться со своим Создателем. И если хорошенько поразмышлять над тем, что происходит вокруг, то можно догадаться: между человеком и Богом кто-то встал. Вот только мир не хочет, чтобы вы размышляли. Грех не хочет быть обнаружен.

После того, что произошло, во мне словно живет два «Я», которые даже не знакомы между собой. Одно говорит мне: ты хотел похудеть? — соблюдай диету. Второе предлагает махнуть рукой: зачем тебе диета? — ведь пирожные такие вкусные!

Эта расколотость, это второе, враждебное мне «Я», и называется грехом. Грех калечит меня. Слушая его подсказки, я соглашаюсь уродовать свою жизнь. Создавать себе проблемы, которые потом не знаю, как разгрести.

Ощущают это все. Но поверить в то, что проблема существует, современный человек упорно отказывается. Поверить, будто эта моя вторая воля — вовсе и не моя, никто не хочет.

Что ж! Тем лучше для того, кто стоит между Богом и человеком! Согласитесь: что может быть лучше для боксера, чем заставить противника поверить, будто удары, под которыми он корчится, на самом деле никакие и не удары?

6

Чуть выше я сказал, что христианство — это история о блудном сыне. Но на самом-то деле это история, конечно, не о сыне, а об Отце. Это история об очень несчастной семье: дети в ней вдруг решили, будто отец им враг.

Бог хотел подарить новорожденному человечеству Свою любовь. А человек отказался ее принимать. Человек стал относиться к Богу не как к Отцу, а как к врагу. Можно сказать, что человек попал в плен к той самой силе, что враждебна и Богу, и самому человеку.

В притче о блудном сыне молодой человек ушел от отца, но потом решил вернуться. Реальные люди вокруг меня ни о каком возвращении даже и не думают.

Бог вас любит, а вы Его — нет. Эта история могла бы быть самой грустной историей на свете. Если бы не неожиданный поворот сюжета.

Пришел момент, говорит нам Библия, когда, устав ждать, Отец сам отправился на поиски пропавшего ребенка.

3: Исход

Пробовали ли вы когда-нибудь читать Библию? Рискну предположить, что пробовали, но до конца так и не дотянули.

Оно и понятно. Во-первых, ужасает объем. В том издании, которым пользуюсь я, почти 900 страниц, а ведь есть издания и еще толще. Во-вторых, язык: от привычного языка газет и детективов язык Библии отличается очень сильно. Ну и в-третьих (в основных!), не очень понятно, о чем все это.

В результате, бодро начав, к двадцатой странице начинающие читатели первый раз зевают, а на тридцатой странице решают, что вернутся к чтению как-нибудь потом.

И никогда не возвращаются.

1

Современным читателям хочется, чтобы Библия на простых и занимательных примерах рассказала о том, «как устроен Бог». Вместо этого Библия длинно и обстоятельно говорит о вещах совершенно неинтересных.

Библия — не мистический трактат и не сборник пророчеств. Библия — книга историческая. Она рассказывает о том, что сперва Авраам родил Исаака, потом Исаак родил Иакова… потом израильтяне сразились с амаликитянами, а потом еще и с филистимлянами… и так без конца.

Будет желание, по этой книге можно изучать древнюю историю Ближнего Востока. Хотя лучше, конечно, изучать по ней совсем другую историю. Ведь основное содержание этой Книги — все та же история блудного сына. Рассказ о том, как человек попал в беду, а Бог ему помог.

Глядя на поступки человека (любого человека), мы можем понять, каков он. Ни разу с ним не встретившись, ни разу с ним не поговорив, на основании одних только поступков мы можем составить об этом незнакомце вполне определенное мнение.

Библия предлагает нам составить такое же мнение о Боге. Она не объясняет, кто Он такой. Зато она рассказывает о Его делах и предлагает самим догадаться: каков же Бог, поступающий ВОТ ТАК?

И в этом смысле Библия — увлекательнейший детектив. Вот следы. Вот явные улики Его пребывания. Видите, как Он действует? Попробуйте составить Его словесный портрет!

Главная же улика спрятана во второй книге Библии «Исход». Главное событие, на основании которого мы должны составить свой портрет, — это Исход избранного народа из Египта. Если вы подзабыли, в чем там дело, то позвольте я вам напомню.

2

Случилось так, что люди, которых любил Бог, попали в беду. Среди множества земных народов есть один, особенно дорогой Богу. И именно этому народу жилось хуже, чем всем остальным.

Библия говорит, что некогда древние евреи пребывали в рабстве у тоже древних египтян. Археологи уточняют: эти события могли иметь место в интервале между XIV и XI веками до Рождества Христова.

Двенадцать племен Израильского племенного союза были поселены египетскими фараонами в дельте Нила. Их использовали в качестве дешевой рабочей силы при строительстве крепостей Пи-Атама и Пи-Риа-масэ-са-Маи-Амана. Суть работы состояла в том, что еврейские рабы месили глину и лепили кирпичи.

Бог создал людей для того, чтобы люди были счастливы. А вместо этого люди страдали от жестокого и бессмысленного существования. Они болели и умирали. Они были изнурены механической и бездушной работой.

Бог создавал каждого из них как своего единственного ребенка. А жизнь, которую они теперь вели, была слишком тяжела и бессмысленна даже для животных. И, глядя на их страдания, Бог страдал сам.

Так продолжалось довольно долго. А потом к избранному народу был послан пророк по имени Моисей. К людям явился тот, кто знает дорогу. Тот, кто приведет их к новой, лучшей жизни.

Моисей явился к фараону, правителю Египта, и предложил отпустить Израиль на свободу. Разумеется, фараон лишь рассмеялся. Ему и в голову не могло прийти, что отпустить народ все равно придется. Но это было уже не важно, ведь Сам Бог решил: народ будет свободен.

Народу предстояло освободиться от рабства и начать новую жизнь. И сам мир встал на дыбы, не желая отпускать свою добычу. Библия рисует пугающую картину: она говорит о том, что на Египет обрушивались так называемые «казни» — природные катаклизмы, свидетельствующие о том, что вся тьма мира собралась тогда в Египте, чтобы помешать людям уйти.

Моисей продолжал препираться с фараоном. А люди тем временем продолжали работать. Они просыпались по утрам. На скорую руку проглатывали завтрак. Шли работать. Они давно забыли, в чем смысл этой работы. Да и был ли он, этот смысл? Они послушно, как рабочий скот, плелись на работу и тысячный раз подряд делали то, что должны были делать. Вечером они, обессиленные и опустошенные, возвращались домой и до самого утра не видели снов.

Людям казалось, что надежды нет. Так будет всегда. Их дети и дети их детей будут вести все ту же жуткую и бессмысленную жизнь. Но на самом деле рабство уже было отменено. До новой жизни оставался всего один шаг.

Само слово «пасха» («песах») переводится, как «проходить мимо», «щадить». Фараон не желал отпускать народ, и на Египет обрушивались все новые беды. Последняя, десятая казнь имела место в решающую пасхальную ночь. Разорвав оковы, смерть смерчем прошлась по стране и поразила всё, до чего смогла дотянуться. Но она «прошла мимо», «пощадила» тех, на чьей стороне был сам Бог.

В эту ночь народ ушел из Египта. Рабство было окончено.

3

На заре времен человек попал под власть греха. Подробности этой древней катастрофы неизвестны. Зато ее последствия мы видим до сих пор.

Там, в Египте, история мира начала, скрипя, разворачиваться в обратную сторону. Бог взял спасение человечества в Свои руки. И разумеется, мир взбунтовался против такого вмешательства. Мир не мог позволить людям просто так встать и уйти.

Библия говорит, что, уже отпустив народ, фараон передумал. Во главе своей непобедимой кавалерии он ринулся в погоню. Он не хотел отпускать народ. Могучая египетская конница на колесницах настигала беглецов. А впереди у тех была непреодолимая преграда: дорогу преграждало море.

В обыденной речи мы сотню раз в день употребляем выражения типа «видит Бог» или «спаси, Господи». Мы никогда не задумываемся над тем, что эти слова означают. Но иногда (очень нечасто) Бог вдруг ДЕЙСТВИТЕЛЬНО входит в нашу жизнь. И в такие минуты человек испытывает священный ужас.

Стоя на берегу моря, евреи, конечно, молились и взывали к своему Спасителю. Но в глубине души каждый из них понимал: это конец. Сейчас начнется резня, и спасения нет. Не будет никакой свободы, потому что все они погибнут под шипастыми копытами фараоновой конницы. Все понимали: в этом мире вообще не бывает ни свободы, ни какой-нибудь другой жизни, кроме жизни раба. Таков уж мир!

Но когда до гибели оставалось лишь мгновение, произошло страшное. Гораздо более страшное, чем смерть, к которой люди были готовы. Моисей обратился к Богу с просьбой, и Бог его услышал. Бог велел морю расступиться, и море не осмелилось ослушаться. Словно стадо баранов, волны в ужасе, давясь и наползая друг на друга, ринулись врассыпную, и народ все-таки стал свободен.

Бог хотел, чтобы так было — так все и случилось. И можете не говорить мне, что так не бывает, потому что я лучше вас знаю, что так ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не бывает. Тем страшнее и загадочнее это событие — ведь случилось все именно так.

4

Исход из Египта — это все та же история блудного сына. Только теперь она повторилась в масштабе целого народа.

Люди ушли от Бога, поселились в чужой стране и страдали. Их жизнь была пуста, бессмысленна и состояла сплошь из мучений. Поэтому, когда Бог позвал Своих сыновей и дочерей, народ встал и с радостью пошел домой. К Отцу. И все повторилось: без единого слова упрека Бог побежал навстречу своим детям.

Будем радоваться и веселиться, потому что они были мертвы, но ожили! Пропадали, но нашлись!

Исход — главное событие всей библейской истории. А Пасха — главный праздник библейского календаря. Именно эта история раз и навсегда стала моделью отношений человека и Бога.

Во всей этой истории можно выделить три основные черты. Три самых главных мотива.

Во-первых, кого именно Бог вывел из рабства? Обратите внимание: это не какие-то особенные люди, а ВСЕ, кто пошел за Моисеем. Спасены были все, кто согласился быть спасенным. В этом смысле та давняя история касается и лично вас.

Бог похож не на строгого судью: этот человек хорош, и ему мы поможем. А этот — не очень хорош, ему помогать не станем. Бог похож скорее на отважного пожарного, эвакуирующего детский сад. Он выломал дверь, раскидал тлеющие головни и кричит: «Давайте! Спасайтесь! Все вместе! Скорее, скорее! Вот путь!»

Во-вторых, мир, разумеется, не желал отпускать свою добычу. Исход не был просто туром из Египта в Палестину. Исход был битвой. Бог повел своей народ к свободе, а силы греха и смерти сделали все, чтобы этому помешать. Мир в отчаянии вцепился в тех, кто уходил

Ну и в-третьих: Исход не мог не состояться. Неправильно думать, будто Бог сотворил мир и отошел в сторонку. Бог ПРАВИТ миром. Он знает обо всем, что у нас происходит. Он направляет события истории к определенной цели. Все происходит не случайно, а ради определенной цели. У мира есть цель, а у жизни есть смысл.

Иначе говоря:

— Бог хочет спасти всех.

— Мир не хочет, чтобы спасен был хоть кто-то.

— Но в схватке мира и Бога победа достанется Богу, ведь иначе и быть не может, не правда ли?

Запомните эти черты. Без них того, что происходило дальше, не понять.

5

Израильтяне отмечали Пасху каждый год. Они задолго до самого праздника начинали к нему готовиться. Они размышляли о событиях той ночи. Старались понять: а как личная жизнь каждого из них изменилась в свете того давнего события?

В незапамятной древности Бог вывел народ из египетского рабства. Народ должен был погибнуть под ударами фараоновой конницы, но не погиб. Бог спас людей от гибели — словно выкупил их у смерти. И по идее вся дальнейшая жизнь этих спасенных людей теперь принадлежала Ему.

Народ теперь должен был жить ради своего Спасителя. По идее все человеческое, грешное, смертное должно было остаться на том, египетском берегу расступившегося моря. Перейдя на другой берег, народ переходил к новой жизни. К жизни с Богом и исключительно ради Бога.

Но на практике это было, конечно, не так.

И постепенно лучшие из израильтян понимали: ТОТ исход был не окончательным, а как бы репетицией. Необходим еще один. Учителя Израиля предчувствовали: не за горами момент, когда Бог пошлет Своему народу нового Моисея.

Схема события была известна. Так же как и в первый раз, Бог через множество опасностей поведет народ к освобождению. На этот раз — к окончательному. Бог приведет людей к счастью. И в этом смысле второй Исход будет немножечко вторым Творением. Бог опять сделает мир таким, каким он был до грехопадения. Мир снова станет тем сияющим шедевром, которым он и был на заре времен.

Израиль ждал этого. В первые годы нашей эры Палестина бурлила: когда же? Может, сейчас? Или вот сейчас? Может быть, хоть на этот раз? Говорят, где-то у Мертвого моря видели еще одного пророка; может, он и есть настоящий?

Но когда все наконец начало происходить, Избранный народ оказался к этому совсем не готов. Вряд ли его можно за это винить. То, что происходило тогда в Палестине, было абсолютно вне всяких рамок, и странно, что вообще хоть кто-то поверил в происходящее.

Дело в том, что, вместо того чтобы посылать народу нового Моисея, Бог пришел к народу Сам.

4: Тайная вечеря

В состав Библии входит четыре книги, называемые Евангелия. В них рассказывается о земной жизни Иисуса Христа. А также о том, что уже не является Его земной жизнью.

Евангелия — самые изученные книги в мире. По поводу каждой евангельской строчки опубликовано такое количество комментариев, что его не вместит и та квартира, сидя в которой вы читаете эту страницу.

Однако многое в этих четырех книгах по-прежнему остается для исследователей тайной. Мы действительно очень мало знаем о том, как именно все происходило в Иерусалиме две тысячи лет назад. Более того: ученые все еще спорят, в каком же году происходили описанные в Евангелиях события?

Ответить на вопрос, когда именно был распят Иисус Христос, сложно. В общих чертах ясно, что это произошло где-то между 27 и 33 годами нашей эры, а точнее вам не ответит никто.

В том году Иисус последний раз приходит в Иерусалим, чтобы отпраздновать Пасху. На праздник Пасхи в Иерусалиме Он и был убит.

Иерусалим готовится к Пасхе

Избранный народ готовился отметить главный праздник своего календаря. День, когда Бог Израиля вмешался и изменил ход истории.

Иерусалим готовился к Пасхе. Город был запружен толпами паломников. Их число доходило до нескольких миллионов человек. Найти место для ночлега было невозможно.

По этой причине Иисус каждый вечер покидал город и ночевал в поселке Вифания. Поселок располагался в получасе ходьбы от города. Там у Иисуса были друзья. Единственным исключением стала сама пасхальная ночь.

Дело в том, что священная пасхальная трапеза могла проводиться только в пределах городских стен Иерусалима. Иногородние паломники договаривались с местными жителями, которые предоставляли им свободные помещения или разрешали пообедать на плоских крышах своих жилищ.

Вечером в четверг для Иисуса и Его спутников был приготовлен праздничный пасхальный стол. Где именно это происходило, не очень понятно. Евангелия говорят, что апостолы были не знакомы с хозяевами дома. Возможно, речь идет о тайных учениках Иисуса. Хотя, может быть, и просто о людях, решивших проявить милосердие к паломникам.

Пригласить к себе за стол бедняка считалось делом богоугодным. Брать деньги за аренду помещений было запрещено. Но в качестве компенсации постояльцы обычно оставляли хозяевам шкуры съеденных барашков.

Пасхальная трапеза

Праздник Пасхи был главным в иудейском календаре. В этот день каждый иудей, независимо от достатка, должен был наесться досыта. У кого денег на праздничный стол не хватало, мог получить государственную помощь.

Основным блюдом пасхального стола был барашек. Съесть его полагалось полностью. До последнего кусочка. В одиночку или даже небольшой семьей смолотить барашка — задача сложная. Поэтому люди собирались группами, человек по семь — десять, и покупали барашков вскладчину.

Пасхальная трапеза была не просто пирушкой. Это был религиозный обряд, и проводить его следовало по особому чину.

Сперва собравшиеся за столом читали благодарственную молитву и выпивали первый бокал вина. Закусывать вино полагалось хлебом и зеленью, которые обмакивали в блюдо с соленой водой.

За столом, когда они ели, Иисус сказал:

— Я точно знаю: один из вас предаст Меня. Один из тех, кто ест со Мною.

Они опечалились и стали один за другим спрашивать:

— Но не я ведь?

Но Он ответил им:

— Один из Двенадцати, макающий хлеб в одно блюдо со Мной!

Вторая часть пасхального ужина состояла в том, что младшие участники трапезы задавали старшим определенные вопросы, а те в ответ подробно рассказывали о сути праздника: о египетском рабстве, об Исходе из Египта, о том, что Бог хочет спасти свой народ, а мир не хочет, чтобы народ был спасен, но победа все равно достанется не миру, а Богу, потому что Бог — сильнее.

После этого начиналась сама трапеза. Хозяин стола брал хлебец, произносил над ним молитву, разламывал и раздавал присутствующим. Гости съедали хлеб и переходили к барашку.

Единого текста молитвы не существовало. Каждый хозяин рассказывал о священных событиях древности и благодарил Бога, исходя из собственных возможностей.

При этом толкования того, что происходит за столом, могли значительно отличаться. Известный еврейский философ Филон Александрийский предлагал как минимум четыре различных объяснения всех этих священнодействий.

Христос во время Тайной вечери предложил Свое толкование.

Новый Исход

Христиане бережно хранили память о том, что сказал их Господь во время той пасхальной трапезы. Лет через тридцать после описываемых событий апостол Павел писал в первом Письме к церкви города Коринфа:

Ведь я от самого Господа узнал то, что потом передал вам: Господь Иисус в ночь, когда был предан, взял хлеб, поблагодарил за него Бога, разломил и сказал: «Это Мое Тело, которое за вас отдается. Делайте так в память обо мне».

Точно так же Он взял чашу после ужина и сказал: «Эта чаша — Новый Договор с Богом, скрепленный Моей кровью. Каждый раз, когда будете пить из нее, делайте это в память обо Мне».

Мало кто из русскоговорящих читателей понимает, почему прощальный вечер Иисуса носит название «Тайная вечеря». Предполагается, что на вечери происходило нечто, оставшееся «тайной».

Между тем «тайной» вечеря стала не от слова «тайна», а от слова «таинство». Дело в том, что древний обычай иудейской Пасхи стал главным таинством христианской церкви.

Некогда Бог спас Свой народ: вывел его из египетского рабства. Это событие и вспоминается во время иудейской Пасхи. Теперь во время пасхального ужина Иисус объявляет о начале нового и окончательного Исхода.

В древности цель пути была ясна. Народ ушел из Египта, страны рабства, и отправился в Палестину, землю обетованную. Но куда всем нам идти сегодня? Иисус объясняет: к Нему. Другого пути нет. И другой цели тоже нет.

Прийти к Нему — это и значит совершить новый Исход. Люди приходят к Нему, а дальше Он все делает Сам. Спросите Его, и дальше Он станет говорить с вами лично. Это и есть спасение. Это и есть тот путь, который Бог предлагает вам пройти.

Две тысячи лет назад в Иерусалиме накануне праздника Пасхи Бог еще раз собрал тех, кто согласился идти за Ним, и повел этот новый народ к свободе. И этот новый Исход был точно таким же, как прежний. Это опять были не святые или какие-то особенно хорошие люди. Это были просто люди, которые согласились быть Его народом. Быть друзьями и спутниками странствующего галилейского Учителя.

Бог желал спасти каждого из людей. Но радовался и тому, что их набралось хотя бы двенадцать — ведь могло не найтись вообще ни одного!

Апостолы не были хорошими или особенными людьми. Это были эгоистичные и не очень смелые рыбаки. Обычные люди. Но каждый из них совершил очень необычный поступок: сказал Богу: «Да!»

Богу этого было достаточно. На этом «Да!», как на фундаменте, он начал строительство своей церкви.

Каждая литургия в христианском храме — это воспоминание того, как Спаситель преломил пасхальный хлеб и сказал: «Возьмите, это Мое тело!» За этим христиане и приходят в свои храмы.

Не за тем, чтобы молиться. Не за тем, чтобы послушать красивые песнопения. Затем, чтобы оказаться за столом, во главе которого — их Бог, и причаститься хлебом, который на самом деле — Тело самого Создателя.

Гефсиманский сад

Заканчивалась пасхальная трапеза пением псалмов и выпиванием последнего (четвертого по счету) бокала вина.

В Евангелии от Марка говорится:

Взяв чашу, Он произнес молитву благодарения и подал им. И все пили из нее. Он сказал им:

— …Говорю вам: уже не пить Мне вино — плод виноградной лозы. Я буду пить новое вино в Царстве Бога.

И пропев псалом, они ушли на Масличную гору…

После окончания ужина Иисус с учениками покинул дом людей, которые гостеприимно согласились Его принять, и ушел в Гефсиманский сад, расположенный на склонах Масличной горы.

По-еврейски Гефсимания произносится как Гат-Шмане и означает «Давильня оливок». Очевидно, в этом месте имелась небольшая рощица оливковых деревьев. Возможно, сюда, под деревья, приходили ночевать иерусалимские бездомные и паломники, не имевшие постоянного места ночлега.

Именно здесь Иисус был арестован.

Иуда Искариот

За несколько лет деятельности Иисус собрал вокруг себя всего двенадцать учеников. И в решающий момент один из этих двенадцати оказался предателем. Не очень впечатляющие итоги жизни, не правда ли?

О самом Иуде и о его предательстве нам известно еще меньше, чем об остальных деталях той жуткой ночи. Иуда был апостолом. Он присутствовал за столом во время Тайной вечери. Потом он ушел и предал Учителя. Добавить тут нечего.

Весь этот эпизод — один из самых непонятных во всей Евангельской истории. Зачем Иуде это понадобилось? Тем более что, предав Иисуса, он тут же пожалел о содеянном и попытался переиграть все обратно — но было поздно.

В Евангелиях к имени Иуды прибавлено прозвище «Искариот». Так звали то ли самого Иуду, то ли его отца. Что означает это слово неизвестно. Традиционно считается, что Искариот — это «человек из южнопалестинского городка Кериота». Впрочем, есть и другие объяснения.

В Евангелиях упоминается, что Иуда был казначеем апостолов и носил с собой общие деньги. Современные исследователи предполагали, что прозвище происходит не от названия города, а от слова «шкериот», означающего кожаный кошелек, вшитый в пояс.

Существует и еще несколько гипотез. Согласно одной, прозвище Искариот было дано Иуде уже после его предательства и происходит от слова «обман, лживость». Согласно другой — прозвище означает всего лишь «краснолицый». Впрочем, это не более чем гипотезы.

В Евангелии от Иоанна говорится, что власти Иерусалима выпустили распоряжение, согласно которому, каждый, кто знал о местопребывании Иисуса из Назарета, был обязан донести об этом начальнику храмовой полиции. Суть совершенного Иудой предательства состояла в том, что он как раз и выполнил это распоряжение.

Иерусалим был переполнен паломниками. В каждом, даже самом крошечном домишке ночевали сотни людей. В условиях предпраздничной суеты отыскать одного-единственного Галилеянина руководители города были не в состоянии. Несмотря даже на то, что Он, похоже, совсем не скрывался.

Иуда пришел к начальнику Храма и предложил четко указать место, где Иисус мог бы быть арестован. Начальник Храма был вторым (после первосвященника) лицом иерусалимской администрации. В его распоряжении находились особые отряды храмовой полиции. В то время Палестина была оккупирована римлянами, и собственных вооруженных сил у евреев не было. Однако с функциями армии неплохо справлялись эти самые отряды.

Глубокой ночью Иуда отвел стражников в Гефсиманский сад и четко указал на Того, кто должен быть взят под стражу.

Иисус и Иуда

Средневековые легенды сообщают о дальнейшей судьбе Иуды много подробностей. К сожалению, все они — всего лишь средневековые легенды.

В Новом Завете содержится две различные версии смерти предателя. В Евангелии от Матфея говорится, что Иуда вернул в Храм уплаченные ему 30 серебреников и повесился. В книге Деяний апостолов сообщается, что он, «упав ничком, лопнул посредине, и излились все его внутренности». Понять, что за смерть его настигла, сложно. Хотя понятно, что это была какая-то крайне несимпатичная кончина.

Иными словами, и Учитель и ученик были убиты. Иисус Христос был распят — «повешен на древе». Иуда повесился сам. Оба они приняли почти одну и ту же смерть. Возможно, это произошло в один и тот же день. Но — посмотрите, насколько непохожи эти два события!

Христиане верят, что смерть Иисуса спасла мир от проклятия. А об Иуде до сих пор слагаются мерзкие легенды. При взгляде со стороны это может показаться странным, хотя на самом-то деле все очень логично.

С человеческой точки зрения Иуда поступил, может быть, даже и не плохо. Да, он предал Спасителя, но потом понял, что был не прав, и сам себя наказал. За ошибки нужно платить — не так ли?

На самом деле не так. И суть здесь в том, что наказал Иуда себя именно сам.

Блудный сын возвращается

Всем нам Бог предлагает вернуться. Предлагает стать героями истории о блудном сыне. Где бы мы ни были, как бы далеко ни ушли, у любого из нас всегда есть возможность встать и отправиться домой.

Бог обещает: Он непременно побежит нам навстречу. Как бы велики ни были наши грехи, Он обнимет и скажет: «Сын мой вернулся!» Можно сомневаться в чем угодно — но не в этом!

Иуда отказался стать героем этой истории. Он понял, что ушел не в ту сторону, но так и не нашел в себе сил вернуться и сказать:

— Отец! Я виноват перед Небом и перед тобою! Я больше недостоин называться твоим сыном! Дай мне быть хотя бы твоим работником!

Он побоялся признать свою неправоту. И не поверил, что Отец, простив, побежит ему навстречу. Он предпочел наказать себя сам. Христос своему Отцу доверял полностью.

Что сделали бы вы, если бы все эти ужасные события вдруг начали происходить в вашей жизни? Если бы люди, которым вы желали только добра, вдруг решили бы вас убить? Предположу, что вы начали бы сопротивляться, доказывать свою правоту — а если бы и это не помогло, то попробовали бы спастись бегством.

Человек Иисус Христос не стал полагаться на свои силы. Он поверил, что Отец знает о происходящем. И Ему, а не нам решать, как все обернется.

Его поведение в ту ночь ставило все с ног на голову. Любой из нас стал бы защищаться — но Он не стал. Он совершил то, на что до Него не был способен ни один из людей. Христос отдал самое ценное (Свою жизнь) на усмотрение Другому.

Он поверил Отцу и не стал сопротивляться людям. Это не трусость и не безволие. Никому на свете не удалось Его напугать. И уж, конечно, Христос не махнул рукой: «А-а, будь что будет!» Нет — Он отлично знал, что победит. Он был победителем с самого начала. Но эта победа будет делом не Его рук, а рук Отца. И именно Отцу Он предоставил решать, как дальше станут развиваться события.

Тогда ученики, окружавшие Его, поняв, что сейчас произойдет, сказали:

— Господь, не пустить ли в ход мечи?

И один из них ударил слугу первосвященника и отсек ему правое ухо.

— Хватит, прекратите! — сказал им Иисус. И, прикоснувшись к уху, исцелил слугу. А старшим священникам, начальникам храмовой стражи и старейшинам, которые пришли за Ним, сказал:

— Разве Я разбойник, что вы пришли за Мной с мечами и кольями? Каждый день Я был у вас в Храме, но вы не трогали Меня. Но теперь ваше время, власть тьмы!

Они взяли Иисуса под стражу и повели.

5: Иисус перед Синедрионом

Согласно Евангелиям, дальше события развивались так: сразу после ареста Христос был доставлен во дворец первосвященника Ханнана, а потом, той же ночью, — во дворец другого первосвященника Кайафы.

Там Арестованный предстал перед судом.

Первосвященник Ханнан

Схваченного Иисуса толпа стражников доставила домой к первосвященнику Ханнану. В русском переводе Нового Завета имя этого человека передается как Анна (с ударением на второй слог). По-еврейски этого человека звали Ханнан (или Ханнания) бен-Шэт.

На самом деле Ханнан не был первосвященником. То есть когда-то он занимал этот пост, но довольно давно был с него смещен. Однако, несмотря на это, Ханнан оставался одним из самых влиятельных лиц иерусалимской общины.

Семья Ханнана бен-Шэта происходила из Египта. Во времена царя Ирода члены этого влиятельного клана перебрались в Иерусалим, на историческую родину, и очень быстро заняли ключевые посты в религиозной администрации.

В 6 году нашей эры Ханнан занял высший духовный пост тогдашней Иудеи — стал первосвященником. Спустя девять лет римский наместник Валерий Грат отправил Ханнана в отставку, однако всего через год пост перешел в руки сына Ханнана — Елеазара.

В глубокой древности пост первосвященника был пожизненным и наследственным. Однако ко времени земной жизни Иисуса Христа это уже давно было не так. Оккупационные римские власти меняли первосвященников чуть ли не каждый год. Самой непотопляемой из всех оказалась как раз семья Ханнана.

Его родственники занимали пост первосвященника на протяжении нескольких десятилетий подряд. После того как сам Ханнан потерял эту должность, первосвященниками по очереди становились четверо его сыновей, внук Ханнана и его зять — Иосиф Кайафа.

Древний историк Иосиф Флавий писал:

Об этом Ханнане говорят, что он был счастливейшим из людей, потому что имел четверых сыновей, каждый из которых успел послужить Богу в чине первосвященника, а кроме того, Ханнан и сам долгое время носил этот сан. Подобного счастья не удостаивался никто из живших прежде него!

Правда, в народе семейка пользовалась не самой лучшей репутацией. По крайней мере в Агаде (сборнике еврейских преданий) об их клане сказано:

Проклятье на дом Ханнана!

Проклятье на его ехидное шипенье!

Сами они — первосвященники,

Сыновья их заведуют деньгами,

Зятья их — начальники, а слуги их избивают народ палками!

После ареста на Масличной горе Иисус Христос был доставлен во дворец к бывшему первосвященнику Ханнану.

Дома у первосвященника

Согласно преданиям, дом Ханнана располагался в юго-западном углу Иерусалима, на территории нынешнего армянского квартала. Еще лет сто назад здесь существовал женский монастырь. При монастыре показывали маслину, к которой, по преданию, был веревкой привязан арестованный Спаситель, и небольшую каморку, в которой Он якобы содержался в ту ночь.

Очевидно, тогда, две тысячи лет назад, все происходило на скорую руку. Власти не предполагали, что Галилеянин окажется в их руках именно накануне праздника. Ни суд, ни казнь заранее не были подготовлены. И теперь, когда Иисус все-таки был схвачен, Ханнану приходилось принимать решения и действовать очень быстро.

В древней Иудее, прежде чем предстать перед судом высшей инстанции, подсудимый должен был дать предварительные показания. Судьи выясняли, есть ли в рассматриваемых действиях состав преступления, и если есть, то в чем именно он состоит? Вот такой допрос и был проведен дома у бывшего первосвященника Ханнана.

Первоначальный допрос

Процедура суда у древних евреев была разработана детально. Для возбуждения дела был необходим истец: тот, чьи интересы нарушены. Истец предоставлял суду свидетелей, которые рассказывали, в чем именно задеты его интересы, а подсудимый — своих свидетелей. Выслушав и тех и других, судьи выносили вердикт.

В данном случае ни истца, ни свидетелей не было. По логике событий свидетелем мог бы выступить предатель Иуда, но о таком повороте ни одно Евангелие не говорит. После поцелуя в Гефсиманском саду Иуда не принимает участия в дальнейших событиях.

Ханнану пришлось импровизировать. Евангелие от Иоанна так описывает этот допрос:

Первосвященник допрашивал Иисуса о Его учениках и Его учении.

— Я говорил открыто перед всеми, — ответил Иисус. — Я всегда учил в синагоге и в Храме, куда приходят все люди, и ничему не учил тайно. Так зачем ты Меня спрашиваешь? Спроси слушателей, о чем Я им говорил. Они должны знать, что Я говорил.

При этих Его словах один из стоявших рядом стражников ударил Иисуса по лицу и сказал:

— Как Ты разговариваешь с первосвященником?

— Если Я сказал что-то не так, укажи, в чем Я не прав, — ответил Иисус. — А если Я говорю правду, почему ты Меня бьешь?

Иными словами, первосвященник попытался допросить Подсудимого и сформулировать обвинения на основании Его собственных слов. Однако показания против себя самого не имели в иудейском законодательстве никакой юридической силы.

Христос отказывается отвечать на вопросы Ханнана. Он предлагает, в соответствии с законом, представить свидетелей обвинения: «Они должны знать, что Я говорил».

Историкам не очень много известно о процедуре допроса у древних евреев. Но похоже, существовало прямое запрещение бить подсудимого: человек, против которого выдвинуты обвинения, имел право защищаться всеми доступными способами.

Тем не менее стоявший рядом с Христом стражник ударил Его по лицу. В ответ Христос еще раз указывает на то, что допрос ведется с нарушением закона. Обвинение против Него так и не сформулировано, судьи так и не смогли доказать, «в чем Он не прав». А значит, Он просто не может считаться обвиняемым.

Однако после этого предварительного допроса дело Иисуса из Назарета было передано в суд высшей инстанции. Из дома Ханнана Арестованного перевели во дворец первосвященника Кайафы, где должно было состояться выездное заседание Синедриона.

Синедрион

Иосиф по прозвищу Кайафа («Каменный») занял пост первосвященника в 18 году нашей эры. Обычно первосвященники удерживались на посту год, от силы два. Кайафа же стал абсолютным рекордсменом: свою должность он занимал целых 18 лет!

Для евреев того времени первосвященник был духовным лидером. Но этим его роль не ограничивалась. Помимо этого первосвященник еще и возглавлял Синедрион — высший орган местного самоуправления.

Само по себе слово «синедрион» — греческое. Означает оно «совет». В состав Совета входил 71 человек: весь цвет иерусалимской знати — первосвященник, члены его семьи, старшие священники, уважаемые горожане, авторитетные знатоки Священного Писания.

Вряд ли в разбирательстве дела Иисуса участвовали все до единого члены Синедриона. Утром начинался великий праздник Пасхи, а на дворе стояла ночь. Скорее всего, судьи обошлись необходимым кворумом в 23 человека или чуть больше.

Вообще-то заседания Совета должны были проходить в специальном каменном здании, выстроенном рядом с Храмом, или даже на территории самого Храма. В этот раз заседание было проведено у Кайафы во дворце.

Презумпция невиновности

То, что известно историкам о процедуре еврейского суда, вызывает исключительно уважение. Русскому суду и не снилось такое уважение к правам подсудимого, какое существовало в древней Иудее.

Процедура суда была расписана в деталях и целиком направлена на то, чтобы не дай Бог не осудить невиновного. Особенно тщательно все судебные процедуры соблюдались в тех случаях, когда речь шла о возможности смертного приговора.

Судебное разбирательство начиналось с выяснения вопроса: существуют ли обстоятельства, которые смягчают вину подозреваемого? Только если выяснялось, что таких обстоятельств нет, суд приступал к опросу свидетелей.

Свидетелями на суде могли выступать только люди с незапятнанной репутацией и не заинтересованные в исходе дела. Азартные игроки, торговцы, уличенные в обвесе, дрессировщики голубей и прочая сомнительная публика в суд просто не допускалась. Малейшая сбивчивость в показаниях свидетелей всегда трактовалась в пользу обвиняемого.

Если суд решал оправдать подозреваемого, то приговор оглашался сразу. И из-под стражи обвиняемый освобождался тоже сразу. А вот если суд решал, что подозреваемый виновен, то вынесение решения откладывалось на день: за это время могли всплыть какие-нибудь смягчающие обстоятельства. Интересно, что до начала следующего заседания судьям запрещалось пить вино.

У тех, кого осуждали на смерть, до последнего момента должна была оставаться надежда на помилование. Перед процессией обязательно шел глашатай, который объявлял, за что именно этот человек осужден на смерть. Если кто-то из зрителей желал высказаться в его защиту, то процессию останавливали и все начиналось сначала.

Кроме того, осужденного сопровождал всадник на лошади, который должен был следить: вдруг приговор все-таки будет изменен? В этом случае всаднику подавали сигнал: махали белым платком, и рассмотрение дела опять-таки начиналось заново.

Более того! Если уже в процессе казни осужденный заявлял, что у него есть что сказать в свое оправдание, казнь должна была быть остановлена. Осужденного возвращали к месту суда и выслушивали. Причем это могло повторяться то ли четыре раза, то ли пять.

В результате такой тотальной презумпции невиновности смертные приговоры в еврейских судах были огромной редкостью. В Талмуде приводится изречение: «Синедрион, умерщвляющий одного человека в семь лет, есть бойня!»

Иисус перед Синедрионом

Старшие священники и весь Совет искали показаний против Иисуса, чтобы осудить Его на смерть, но не могли найти. Хотя и было много лжесвидетелей, но их показания не сходились. Но нашлись люди, которые дали против Него вот какие ложные показания:

— Мы сами слышали, как Он говорил: «Я разрушу этот рукотворный Храм и в три дня выстрою другой, нерукотворный».

Но даже эти показания у них не совпадали.

Для вынесения обвинительного приговора по серьезному обвинению нужны были показания не меньше чем двух свидетелей. Причем их показания должны были полностью совпадать.

Одиночные показания не могли быть приняты к рассмотрению суда. Более того: по еврейскому закону, свидетель, чьи показания не подтверждены другими свидетелями, мог сам быть приговорен к телесному наказанию.

В том случае, если находилось двое (или больше) свидетелей, уверявших, что они своими глазами видели преступление, их показания должны были подвергнуться проверке. Свидетелей вызывали по одному и предлагали рассказать о подробностях происходящего. Показания должны были совпадать до мелочей — иначе все нужно было начинать сначала.

Как уверяют Евангелия, свидетели против Иисуса были найдены. Перед судом Синедриона предстало «много лжесвидетелей». Очевидно, это были люди, готовые поведать суду о каких-либо отдельных виденных ими эпизодах. Однако их показания «не сходились». То есть не было двух (или более) свидетелей, которые могли рассказать суду об одном и том же эпизоде.

Тем не менее в результате долгого допроса нужные показания все-таки были выявлены: «нашлись люди, давшие против Него ложные показания».

Эти люди начинают свои показания с формулы «Мы сами слышали…». Это было уже серьезно. Во-первых, эти свидетели желали дать показания о том, что видели собственными глазами. А во-вторых, их было двое (или больше). На основании таких свидетельств можно было рассматривать дело и выносить приговор.

Преступление, в котором обвиняли Иисуса, было весомым. Ему инкриминировали богохульство. Великий Иерусалимский Храм был главной святыней всех евреев ойкумены. Тот, кто вынашивал планы разрушить его, был преступник. Тот, кто уверял, что этот Храм «рукотворный», то есть недостоин подлинного поклонения, — был преступник вдвойне.

Довольно безобидное по-русски слово «рукотворный» среди иудеев носило издевательский оттенок. Обычно это слово подчеркивало разницу между величием истинного Бога и ничтожностью «рукотворных идолов» языческих народов.

Так что обвинение было серьезным. Рассматривать дела об «оскорблении Божественного величия» мог суд только самой высокой инстанции. И смертный приговор на основании таких показаний был ох как реален.

Обвинительный приговор

После того как показания были выслушаны судом, очевидно, начался допрос свидетелей по одному. И тут что-то опять не совпало в их показаниях. Вроде бы найденные показания оказались все-таки бесполезными для суда. Дело рассыпалось. По закону нужно было выносить оправдательный вердикт и отпускать обвиняемого.

Вместо этого Кайафа требует показаний от самого Галилеянина. Иисус в ответ промолчал — Он был совершенно не обязан давать показания против Себя Самого. Наоборот: это судьи должны были доказать, что Его есть в чем обвинить.

Тогда первосвященник, став посредине, спросил Иисуса:

— Ты ничего не отвечаешь на их показания против Тебя?

Но Иисус молчал и не давал ответа. Первосвященник снова спросил Его:

— Ты — Помазанник, Сын Благословенного?

— Я, — ответил Иисус. —

«И вы увидите Сына человеческого

Сидящим по правую руку Всемогущего

И идущим с облаками небесными».

Первосвященник, разодрав на себе одежды, сказал:

— Зачем нам еще свидетели? Вы сами слышали кощунство! Каким будет ваше решение?

И все признали Его виновным и приговорили к смерти.

Первосвященник спрашивает: действительно ли Иисус является новым Моисеем? Действительно ли Иисус послан Богом, чтобы положить конец рабству — и на этот раз навсегда?

Вопрос, который задает Кайафа, является провокацией. И тем не менее Иисус решает ответить. Он прямо отвечает на прямо поставленный вопрос. В качестве ответа Иисус приводит цитату из библейской книги пророка Даниила. Да, именно Он принес людям спасение. Да, именно Ему Бог доверил изменить лицо мира.

Это и есть момент истины. Именно здесь проходит граница между христианами и всеми остальными. Христиане — это те, кто верят: именно этот всеми брошенный, избитый Галилеянин и есть Путь. Христиане хотят идти за Ним. Верят, что никакого другого спасения нет.

Остальные, здравомыслящие, прекрасно понимают: это бред. Бог не мог унизиться до ТАКОГО. Считать этого безумца новым Моисеем — значит нанести Богу страшное оскорбление.

По окончании допроса первосвященник разодрал на себе одежду. Это символическое действие судьи означало, что он считает подсудимого виновным в произнесении кощунства, а сам суд считает оконченным. За кощунство в Иудее полагалась смерть. Обычно через побиение камнями.

По очереди поднимаясь с мест, члены Верховного Синедриона произносили одну и ту же формулу: «Виновен и подлежит смертной казни!» Заседание было окончено.

Буква закона

Известен древнееврейский сборник законов «Мишна», в котором подробно описываются правила проведения судебных заседаний. Если сравнить Евангелия и Мишну, то выходит, что суд над Иисусом был проведен с нарушением множества норм.

Ясно, что судьи очень хотели, чтобы Он был убит. Ясно, что ради этого было нарушено множество очень важных для иудеев норм судопроизводства. Но почему? Ради чего? Откуда такая злоба и целеустремленность?

Историкам точно неизвестно, по каким именно дням проводились заседания Верховного Синедриона. Скорее всего, по срочному делу судьи могли собраться в любой день недели — но ни в коем случае не в пятницу и не накануне праздника. Дело в том, что смертный приговор считался слишком серьезным решением, чтобы его можно было утвердить в течение одного-единственного заседания.

Если судьи решали, что подозреваемый виновен и подлежит смертной казни, то вынесение окончательного решения откладывалось на сутки. Остыв и хорошенько поразмыслив, судьи должны были собраться еще раз и, еще раз все взвесив, решить: действительно ли казнь так уж необходима?

А поскольку в субботу и в праздники суд заседать не мог, то соответственно в пятницу и в канун праздников никаких заседаний проводиться не могло.

В Мишне особенно подчеркивается, что суд не мог заседать ночью. Тем не менее все Евангелия согласны: Иисус был осужден именно ночью и именно накануне праздника Пасхи.

Мир устроен таким образом, чтобы люди жили, как животные, и умирали, тоже, как животные. Люди в мире задыхаются без любви, но, когда Любовь к ним пришла сама, мир сделал все, чтобы убить, уничтожить, удалить из поля зрения эту любовь.

Бог хочет спасти каждого из людей, но мир не хочет, чтобы хоть кто-то был спасен.

Повторное заседание

В Евангелии от Марка читаем:

Рано утром старшие священники вместе со старейшинами и учителями Закона и весь Совет после совещания вынесли решение, связали руки Иисусу, отвели Его и передали Пилату.

Возможно, имеется в виду, что наутро, уже непосредственно в праздник Пасхи, было проведено то самое второе заседание. То есть суд над Иисусом был проведен все-таки в два этапа: сперва на ночном заседании его признали виновным, а спустя несколько часов, уже утром, утвердили обвинительный приговор.

Формально процедура была соблюдена: смертный приговор был утвержден не на одном заседании, а на двух. После этого Обвиняемый был передан оккупационным римским властям. Рано с утра связанный Иисус был приведен к префекту Иудеи Понтию Пилату.

6: Приговор Пилата

Распятие было совершенно нетипичной казнью для древних евреев. В сборнике древнееврейских законов Мишна указывается, что тот, кто приговорен судом к смертной казни, должен быть лишен жизни одним из четырех способов: через побиение камнями, сожжение, удавление веревкой или посредством меча.

Однако ко времени земной жизни Спасителя Палестина давно уже была не самостоятельным государством, а оккупированной территорией. Римляне лишили евреев права приводить в исполнение смертные приговоры.

В Талмуде прямо указывается:

За сорок лет до того, как был разрушен Иеруралимский Храм, отняты были у Иерусалима суды, ведущие к смерти.

Храм был разрушен римлянами в 70 году нашей эры. Значит, римляне запретили еврейским властям выносить смертные приговоры как раз где-то около того времени, о котором мы говорим.

Понтий Пилат

Рано-рано утром, еще до того, как на город опустится испепеляющий дневной зной, Подсудимый был доставлен к резиденции римского наместника Понтия Пилата.

Пилат был четвертым по счету наместником Иудеи. Он был послан в Палестину римским императором Тиберием и управлял страной около десяти лет: с 26 по 36 год.

Пилат мельком упомянут в трудах некоторых римских историков. Род, к которому он принадлежал, был довольно знатен. Несколько Понтиев носили звание сенатора, а один, Понтий Аквила, был другом Цицерона и даже участвовал в убийстве Юлия Цезаря.

Впрочем, к самому Пилату все это не относится. Сам он всегда упоминается лишь как наместник в Иудее. Где и когда он родился и чем занимался до вступления в должность, об этом историкам неизвестно.

Отношения с евреями у Пилата сразу же не задались. Евреи называли его «человеком несгибаемым, безжалостным и упрямым».

Едва прибыв на место службы, наместник повелел привезти в Иерусалим статуи императора и изображения римских орлов. Набожные иудеи считали подобные изображения святотатством. К Пилату были направлены просители, умолявшие его убрать кощунственные статуи из столицы.

Несгибаемый наместник велел солдатам окружить парламентеров и заявил, что если они сей же миг не исчезнут с глаз, то все до единого будут порублены на куски.

Позже по его приказу из сокровищницы Иерусалимского Храма были изъяты средства, понадобившиеся Пилату на постройку водопровода. Когда возмущенные евреи снова двинулись к резиденции наместника, римские солдаты атаковали толпу.

В давке погибло огромное количество народа. Зато руины водопровода были видны в Иерусалиме на протяжении столетий.

Суд у Пилата

Обычно наместники Иудеи жили не в душном и враждебном Иерусалиме, а на прохладном и спокойном побережье Средиземного моря, в городке Кесария Приморская.

В Иерусалим они наезжали лишь на Пасху. В дни праздников в столицу стекались сотни тысяч и миллионы паломников. Практически ежегодно здесь приходилось усмирять попытки мятежей.

Именно в подстрекательстве к мятежу первосвященники и обвинили Галилеянина перед Пилатом. Рассказывать наместнику о богохульстве и прочих религиозных обвинениях члены Синедриона не стали: тот бы все равно не понял. Для римлянина Пилата обвинение было сформулировано попроще:

— Мы установили, что этот Человек сбивает с пути наш народ, запрещает платить подати цезарю и даже объявляет себя Помазанником, то есть царем.

Другими словами, перед Пилатом Иисус был обвинен в том, что претендует на власть, независимую от римского императора, и подрывает основы налоговой системы Империи. А этого римляне никому не прощали.

Рассмотрение дела

Пилат согласился принять дело к рассмотрению. По его приказу воины увели Иисуса во внутренний двор.

Толпа обвинителей осталась стоять у входа в резиденцию Пилата. Строгие ритуальные предписания гласили, что тот, кто входил в дом язычника (а римляне для иудеев были однозначными язычниками), считался потом ритуально нечистым и отмечать священный праздник Пасхи не мог.

Предварительным следствием у римлян ведали чиновники в должности квесторов. Однако наместники Иудеи были настолько второразрядными правителями, что собственного квестора у Пилата не было. За рассмотрение дела он берется сам.

Пилат вернулся во дворец и позвал Иисуса.

— Ты «еврейский царь»? — спросил он.

— Ты сам это решил или тебе рассказали обо Мне другие? — спросил Иисус.

— Я что — еврей? — возразил Пилат. — Это Твои соотечественники и старшие священники выдали мне Тебя. Что Ты такого сделал?

— Царство Мое не из этого мира, — сказал Иисус. — Если бы царство Мое было из этого мира, Мои подданные стали бы сражаться, чтобы Меня не выдали еврейским властям. Нет, царство Мое не отсюда.

— Так значит, Ты все-таки царь? — спросил Его тогда Пилат.

— Это ты говоришь, что Я царь, — ответил Иисус. — Я для того родился и для того пришел в мир, чтобы быть свидетелем истины. И кто принадлежит истине, слушает голос Мой.

— А что такое истина? — спросил Его Пилат. И с этими словами он снова вышел к ним.

— Я нахожу, что этот человек ни в чем не виновен, — сказал он им. — У вас есть обычай: я отпускаю вам на Пасху одного заключенного. Хотите отпущу «еврейского царя»?

— Не Его! Бар-аббу! — закричали они в ответ. Этот Бар-абба был мятежник.

Тогда Пилат велел Иисуса бичевать.

Пытался ли Пилат спасти Иисуса?

Если читать Евангелия внимательно, то видно: авторы не знают, как именно им относиться к Пилату. С одной стороны, именно по приказу Пилата Иисус и был казнен. С другой стороны, Пилат явно не хотел поступать в угоду толпе и вроде бы даже пытался спасти Узника.

Уже во времена Античности появляются легенды, с одной стороны, прославляющие Пилата, за его попытки спасти Христа, а с другой — рассказывающие о его муках раскаяния.

Древний историк Евсевий Кесарийский писал, что во времена императора Калигулы Пилат «впал в такие беды, что вынужден был покончить с собой и собственной рукой наказать себя». Согласно легендам, труп его был брошен в Тибр, после чего к Риму слетаются толпы демонов. Они наводят на город такой страх, что тело Пилата вытаскивают из реки и пытаются утопить в водах Роны, но и Рона отказывается его принять.

С другой стороны, уже во II веке появляется так называемое «Письмо Пилата императору Клавдию». В нем говорится о том, что Пилат якобы был тайным учеником Христа и прилагал все силы к тому, чтобы спасти Его. А египетская коптская церковь даже причислила Пилата к лику святых.

И все-таки вряд ли Пилат был христианином. Можно предположить, что дело здесь вообще не в Иисусе.

Все десять лет правления Пилата наместник находился в жестком противостоянии с иудейской элитой. При каждом удобном случае те пытались нажаловаться на него в вышестоящие инстанции, а он — показать, кто в доме хозяин.

Этот случай бы очень удобен. Пилат сделал все возможное, чтобы не исполнить просьбу стоящих у входа в его резиденцию иудеев.

Бичевание

Похоже, что казнь через распятие Пилат собирался заменить на пытку бичеванием. Возможно, после этого он действительно намеревался отпустить наказанного Иисуса.

У древних евреев осужденный на эту пытку должен был получить 39 ударов прутьями или палкой. Позже вместо прутьев стали использовать кожаный кнут, к концу которого были прикреплены свинцовые грузики или крючья. Пытка была столь болезненной, что считалось, будто после сорокового удара смерть обвиняемого неизбежна.

Удары хлыста рвали кожу и рассекали плоть. Историк Иосиф Флавий писал, что у одного осужденного, бичевание которого он наблюдал, после пытки «сквозь ребра виднелись легкие».

И все равно еврейский вид этой пытки был куда гуманнее римского. У римлян 39 ударами все не ограничивалось. Осужденного на бичевание раздевали догола и за руки привязывали к очень низкому столбу так, чтобы тело несчастного находилось в согнутом положении. При этом удары разрешалось наносить не только по спине, но и по голове, лицу и даже по глазам.

Один из древних историков так описывал впечатления от этой пытки:

Присутствующие приходили в ужас, видя, как растерзывали тело до самых нервов так, что члены его лежали совершенно разбитые и изувеченные и видны были все внутренности несчастных…

Терновый венец

Для бичевания Иисус был передан в руки солдат. Скорее всего, охрану наместнической резиденции осуществляли солдаты не римских войск, а местные вспомогательные части, укомплектованные сирийцами. Евреи сирийцев терпеть не могли, и те платили им взаимностью. Над беспомощным Узником солдаты наиздевались вдоволь.

Воины увели Его внутрь дворца, в помещение для солдат, и созвали весь отряд. Они надели на Него пурпурный плащ, а на голову венок, который сплели из колючек, и стали приветствовать Его:

— Да здравствует еврейский царь!

А потом били Его палкой по голове, плевали в Него и, становясь на колени, простирались ниц пред Ним…

Солдаты нарядили Узника, как царя. Красный солдатский плащ изображал пурпурные царские ризы, венок — корону, а палка — скипетр.

Обычно на иконах Иисус изображается в венке из острых, но коротких колючек. Однако, скорее всего, «корона» была сплетена из пальмовых веток с очень длинными иглами. Эти иглы напоминали расходящиеся вокруг головы солнечные лучи. Так на монетах изображали императоров.

В таком виде Пилат и вывел окровавленного Иисуса обратно к ожидающим иудеям.

Пилат снова вышел и сказал им:

— Я сейчас выведу к вам этого Человека. Знайте, я нахожу, что Он ни в чем не виновен.

И вышел Иисус в колючем венке и пурпурном плаще.

— Вот этот Человек! — говорит им Пилат.

Но когда первосвященники и стража увидели Его, они закричали:

— На крест Его! На крест!

— Сами берите Его и распинайте! — говорит им Пилат. — Я нахожу, что Он ни в чем не виновен…

Но они кричали:

— Если ты Его отпустишь, ты не друг цезаря! Кто объявляет себя царем, тот восстает против цезаря!

Пилат выносит вердикт

По большому счету нам очень мало известно о расстановке сил в Палестине того времени. Однако в общих чертах ситуация ясна. Пилат был протеже всемогущего римского временщика Сеяна. Какое-то время за спиной своего покровителя Пилат мог ничего не бояться. Однако в 31 году подозрительный и жестокий император Тиберий сместил Сеяна и казнил его.

Пилат пережил своего покровителя на пять лет. После этого пост он все-таки потерял, был с позором отправлен в Рим, и о дальнейшей его судьбе ничего неизвестно.

Древние историки Тацит и Иосиф Флавий приводят огромное количество жалоб, которые отправлялись из провинций в Рим, к императору. И практически в каждой кляузе в вину наместнику ставится crimen majestatis — обвинение в преступлении против лояльности к императору.

Иногда присланные в Рим жалобы просто выкидывались без прочтения. Но бывало и так, что в результате наместники лишались постов, богатств и даже головы.

В любом случае Пилату было чего опасаться. Положение его не было ни прочным, ни безоблачным. Решив, что дело того не стоит, Пилат утвердил обвинительный приговор, вынесенный Иисусу иудейским Советом.

Впрочем, Пилат не был бы Пилатом, если бы перед этим вдоволь не наиздевался над иудеями. Унижая Иисуса, он унижал всех евреев. И главное, он все-таки заставил этих ненавистных ему людей признать, что царем Израиля является не Бог, как они постоянно твердили, а римский император:

Пилат, услышав эти слова, вывел Иисуса и уселся в судейское кресло на месте, которое зовется «Каменный помост», а по-еврейски «Габбата». Был канун Пасхи, около полудня.

— Смотрите, вот ваш царь! — говорит людям Пилат.

— Долой Его! Долой! На крест! — закричали те.

— Так вы хотите, чтобы я распял вашего царя? — говорит Пилат

— У нас нет другого царя, кроме цезаря! — ответили старшие священники.

И тогда Пилат отдал им его на казнь.

7: Распятие и погребение

В современном Иерусалиме есть улица, именуемая Via Dolorosa — Слезная дорога. Вернее, это не одна улица, а несколько перетекающих друг в друга улочек на границе мусульманского и христианского кварталов Старого города.

Считается, что именно этим путем две тысячи лет тому назад Иисус прошел к месту Своей мученической смерти.

Via Dolorosa

Когда-то на этом пути было 43 остановки. Сегодня их осталось 14. Многие места просто не сохранились. Например, завоевав Палестину, мусульмане срыли руины дома Агасфера, Вечного Жида, человека, не разрешившего Христу отдохнуть на крыльце своего дома.

Паломники собираются во дворе школы аль-Омария и проходят под руинами арки, на которой, по преданию, стоял Пилат, умывая руки. Из трех пролетов арки до наших дней дошло два. Центральный нависает над улицей Мухаммад-дарвиш, Правый помещен внутрь здания, принадлежащего монастырю Сестер Сиона. Здесь двадцать четыре монахини каждый день молятся о прошении для нас… для людей, распявших Создателя мира.

Процессия растягивается по узким улочкам Старого города. Торговцы-мусульмане немного сдвигают в сторону лотки с фруктами и дают паломникам пройти.

Вот место, где Иисус встретил Свою Мать, стоящую в толпе. Сегодня здесь небольшая польская часовня… Тут женщина по имени Вероника пожалела Приговоренного, несущего на плечах громадную поперечную перекладину от креста, и платком вытерла Ему пот. Говорят, на платке навсегда отпечаталось Его окровавленное лицо… Вон там, где ныне стоит абиссинская церковь Св. Харлампия, на секунду остановившись, Он сказал несколько слов иерусалимлянкам, по обычаю плачущим над каждым приговоренным иудеем… И трижды, не выдержав, Он падал на землю…

Трудно сказать, этой ли дорогой шел окровавленный, еле живой после пытки бичеванием Спаситель. Нынешний маршрут «Слезного пути» известен со времен крестоносцев, а паломники более древних времен утверждали, что резиденция Пилата была расположена вовсе не там, где принято считать сейчас.

Впрочем, это не важно. Важно то, что приблизительно в 27 году нашей эры, 14 числа лунного месяца нисана, около полудня по тесным улицам Иерусалима к месту казни прошел Тот, чья смерть изменила лицо мира.

Иисус несет крест

В Римской империи казнь обычно приводилась в исполнение сразу же после оглашения смертного приговора.

Сразу же после того, как приговор был утвержден, изготавливалась табличка с указанием вины. Эту табличку вешали преступникам на шею или несли к месту казни впереди процессии. У Иисуса из Назарета на табличке значилось: «ЕВРЕЙСКИЙ ЦАРЬ».

Кроме того, приговоренные обычно сами несли до места казни поперечную перекладину своего креста. Однако после пытки бичеванием Иисус был уже не в состоянии проделать длинный путь с тяжелой балкой на плечах.

Авторы Евангелий утверждают, что за Него крест на Голгофу отнес некий Симон из города Кирена в Северной Африке. Об этом человеке говорится, что он шел в Иерусалим откуда-то из пригородов и был перехвачен солдатами, заставившими его помогать Осужденному.

Единственное, что нам известно о Симоне, это то, что он был отцом Александра и Руфа. Эти же Александр и Руф упомянуты в Новом Завете еще несколько раз. Возможно, дети Симона позже стали христианами и пользовались известностью в ранней церкви.

Коронация еврейского царя

Внутри каждого из нас словно бы живут две независимые воли. Одна подталкивает к лучшему, к любви Отца. Вторая шепчет: «Забудь ты об этом! Делай так, как лучше для тебя одного!» А вот Иисус не был расколот. У Него была только одна воля, и эта воля была тверже стали.

Он решил делать так, как хочет Бог. И прошел этот путь до конца. Не смерть настигла Его, а Он принял смерть, как цари принимают корону.

Иисус сделал то, что было не под силу никому из людей. Он полностью поверил Богу. Он поверил, что Его Отец все знает и все может. Он знает, где я и что со мной. Не бывает такого, что Бог отвлекся или упустил ситуацию из-под контроля. Я не один: Он смотрит на меня постоянно. Даже сейчас. Даже когда я не верю, что Он смотрит. Как бы тяжело мне ни было — Он знает и спешит на помощь.

Господь все знает и все может. Его не загонишь в угол. Что бы со мной ни происходило, в какой бы тупик ни загнали меня обстоятельства, Он способен обернуть все к лучшему.

Бог всегда останется победителем. Нет того, что было бы Ему не под силу. И раз у меня такой Отец, то чего мне бояться? О чем переживать?

Даже истекая кровью, даже под хохот толпы падая на землю, Иисус всегда помнил о том, КАКОВ Его Отец. И доверял Ему. Позволял решать Ему, а не решал сам. И эта вера спасла мир.

По крайней мере так верят христиане. И так верю я.

Голгофа

Сама казнь совершилась на месте, которое зовется Голгофа. По-арамейски это слово произносилось «Гулгулта» и означало «Череп». Из-за такого названия прежде предполагали, будто вокруг холма лежало множество черепов казненных преступников. Впрочем, где именно располагалась Голгофа, установить сегодня очень непросто.

Дело в том, что лет через сорок после смерти и Воскресения Спасителя римляне штурмом взяли Иерусалим и практически стерли город с лица земли. А еще через шестьдесят лет (в 135 году нашей эры) Иерусалим был разрушен вторично и даже переименован в Элию Капитолину.

Массы паломников стали прибывать в Святую землю только после того, как христианство было легализовано римским императором Константином в 313 году. Благочестивым пилигримам хотелось взглянуть на места, о которых они читали в Евангелиях. Но указать им эти места местные жители были уже не в состоянии.

Сам император Константин организовал в Иерусалиме масштабные археологические раскопки — одни из первых в истории. После долгих бесед с иерусалимскими старожилами было решено, что искать Голгофу следует к северо-западу от Старого города.

В то время там располагалось языческое святилище богини Венеры. Храмик снесли и под его полом вскоре расчистили небольшую пещеру. Рядом, в яме, были обнаружены три креста и даже табличка с надписью «Иисус из Назарета, еврейский царь».

В результате на этом месте по распоряжению Константина были выстроены два христианских святилища. Одно отмечало место распятия (саму Голгофу), а второе — место погребения Иисуса (ту самую пещеру). На месте, где рабочие обнаружили брошенные в яму кресты, была построена часовня.

Древо Креста Господня

Трудно поверить, что спустя триста лет рабочим императора Константина удалось найти именно те самые кресты, на которых были распяты Иисус и двое разбойников. Но то, что какие-то кресты при раскопках были найдены, — это факт.

Табличка с надписью была отправлена в Рим, гвозди из крестов постепенно оказались в парижском соборе Нотр-Дам, камень, которым была закрыта гробница, перевезли в Константинополь, а вот найденный крест был окован серебром и хранился в иерусалимском храме Воскресения Господня.

Начиная с IV века Древо Креста Господня являлось одной из главных святынь Иерусалима. Реликвия извлекалась из футляра только один раз в году: в Страстную пятницу, в день, когда Христос умирал на этом самом кресте. Верующие могли поклониться святыни.

После того как один из паломников умудрился зубами откусить частичку реликвии, к древу Креста были приставлены двое особых служителей, в обязанности которых входило следить за ее сохранностью.

Еще через триста лет, в 614 году, Иерусалим был разграблен персами. Святыня оказалась в руках язычников. Византийские императоры снарядили карательную экспедицию, и через 14 лет святой Крест был отвоеван обратно. Император Ираклий лично, на плечах, внес реликвию обратно в Иерусалим.

Впрочем, до нашего времени Древо Креста все равно не дошло. Где-то между IX и XIII веками его следы теряются. Скорее всего, крест был постепенно расщеплен на мельчайшие фрагменты, которые и разошлись по всему христианскому миру. Один из них сегодня хранится даже в Москве.

Храм Гроба Господня

Время не пощадило и те храмы, которые император Константин возвел на месте своих раскопок.

Первый раз они были разрушены в VII веке персами. Настоятель одного из местных монастырей Модест принялся за восстановление святилищ, но ко времени, когда работы были окончены, Иерусалим захватили арабы-мусульмане.

Впрочем, на первых порах мусульмане относились к христианским храмам с величайшим почтением. Все изменилось только несколько веков спустя. В 936 году толпа мусульман прямо в праздник Пасхи ворвалась в храм и разграбила его. Тридцать лет спустя мусульмане сожгли храм Гроба Господня вместе с патриархом Иоанном IV. А еще через полвека фанатичные египетские халифы из династии Фатимидов распорядились полностью срыть святилища на месте распятия и Воскресения Господа.

Именно после этого в Святую землю стали прибывать первые отряды крестоносцев. Европейские христиане выбили мусульман из Палестины и принялись за восстановление храмов.

Вместо восстановления нескольких отдельных святилищ, крестоносцы выстроили громадное здание, внутри которого теперь расположено и то, что осталось от холма Голгофа, и пещера, в которую было положено тело Спасителя, и то место, где триста лет спустя рабочие извлекли из земли кресты.

Ученые продолжают искать Голгофу

Где именно в древности находилась Голгофа, сказать сложно. Евангелия не дают точных указаний, а раскопки императора Константина вызывают у современных археологов множество вопросов.

Начиная с XIX века европейцы пытались отыскать какую-нибудь другую, «подлинную» Голгофу. Например, в 1846 году английский офицер Гордон, гуляя вокруг Иерусалима, поразился тому, как один из холмов похож формой на человеческий череп.

Осмотрев место, Гордон обнаружил неподалеку древнюю, засыпанную гравием могилу. Ныне это место выкуплено Ассоциацией «Garden Tomb» («Садовая Гробница»). Именно его считают подлинной Голгофой многие протестантские церкви.

Существует и еще несколько гипотез на этот счет. Возможно также, что единого «лобного места» и не существовало: казни могли проводиться каждый раз на новом месте.

В любом случае понятно, что Голгофа представляла из себя небольшой холм где-то недалеко от города и что располагался он возле большой дороги. Римляне всегда старались проводить публичные экзекуции там, где вид казненных произведет наибольший психологический эффект.

Распятие

Сама изуверская казнь распятием не была изобретением римлян. Те заимствовали ее у финикийцев из Карфагена — одного из самых жестоких народов древности.

Цицерон писал, что распятие — это crudelissimum teterrimumque supplicium — самый мучительный и позорный вид казни. Распинаемого раздевали догола и клали на землю. Одежда обычно доставалась солдатам, приводившим приговор в исполнение.

Руки приговоренного крепились к лежащей перекладине. Иногда руки привязывали, но в случае с Иисусом их прибили. Гвозди вбивали не в ладони, которые под тяжестью тела могли порваться, а в запястья.

После этого перекладину вместе с телом поднимали и крепили к вкопанному в землю столбу. Вся конструкция была невысокой: приблизительно в человеческий рост. Больше всего она напоминала не крест, а букву Т.

Посреди поперечного столба в крест обычно вбивали большой гвоздь или колышек. То есть умирающий не висел на кресте, а мог опереться на этот выступ. По-латински о распятых говорили, что они «сидят» на кресте или «едут на нем верхом».

Еще в Средние века медики пытались выяснить, что же именно вызывает у распятого смерть. Выяснилось, что долгое пребывание в неудобной позе с задранными руками приводит к отеку легких.

Распятый задыхался. Агония длилась иногда по нескольку суток. Чтобы глотнуть хоть немного воздуха, он был вынужден подтягиваться на пробитых гвоздями руках. Мягкие ткани рвались и причиняли человеку все новые страдания. А чтобы усилить муки осужденных, у подножия креста солдаты еще и разводили костер.

Столь жестокая казнь никогда не применялась к полноценным гражданам Империи. Римляне распинали лишь тех, кого считали людьми второго сорта: рабов, особо опасных преступников, иноземных бунтовщиков.

Смерть Иисуса

После того как воины распяли Иисуса, они взяли Его плащи, разделили на четыре части — по числу воинов. Они взяли и рубаху, она была без швов, цельнотканая.

— Не будем ее рвать, — сказали они друг другу. — Лучше бросим жребий, кому достанется.

Рядом с крестом Иисуса стояла Его мать, сестра матери Мария, жена Клопаса, и Мария Магдалина. Иисус, увидев мать и рядом с ней ученика, которого любил, говорит матери:

— Женщина, вот твой сын.

А потом говорит ученику:

— Вот твоя мать.

И с той поры ученик взял ее к себе.

Иисус, зная, что все уже свершилось, сказал, чтобы исполнилось Писание:

— Пить!

Там стоял полный кувшин кислого вина. Насадив на ветку иссопа губку, намоченную в кислом вине, воины поднесли ее к Его губам. Иисус, отпив вина, сказал:

— Свершилось!

И, склонив голову, предал дух Богу.

День этот был пятница, и еврейские власти не хотели, чтобы тела казненных висели в субботу, ведь на эту субботу приходился великий праздник. Поэтому они попросили Пилата, чтобы распятым перебили ноги и сняли тела с крестов.

Воины пришли, перебили ноги сначала первому, затем второму распятому, а когда они подошли к Иисусу, то увидели, что Он уже мертв, и не стали перебивать Ему ноги. Но все же один из воинов ударил Его копьем в бок, и тотчас вытекла кровь и вода.

Это рассказал человек, видевший все собственными глазами, чтобы и вы поверили. Свидетельство его истинно, он знает, что говорит правду.

Иосиф из Аримафеи

Обессиленный, измученный бичеванием Иисус умер относительно быстро. Приблизительно в три часа дня все было кончено. Чтобы сомнений в смерти не оставалось, римский солдат вонзил ему копье в левый бок между пятым и шестым ребром.

Легкое римское копье имело наконечник шириной приблизительно в ладонь. Из остановившегося сердца вытекло несколько капель крови. Из захлебнувшихся, наполненных сукровицей легких — немного жидкости.

Римляне никогда не спешили хоронить распятых. Обычно их тела оставались висеть до полного разложения, а потом скармливались хищным птицам или псам. Это усиливало воспитательный эффект казни. А вот по иудейским законам тело повешенного должно было быть непременно похоронено в тот же день.

В Евангелиях говорится, что состоятельный и знатный житель Иерусалима Иосиф, родом из города Аримафеи (по-еврейски Раматаим-цофим), обратился к Пилату с просьбой разрешить похороны казненных.

Средневековые легенды утверждают, что Иосиф Аримафейский был тайным учеником Спасителя. Рассказывают, что Иосиф стоял у подножия Креста и собрал вытекшую из ребер Господа кровь в особую чашу, ставшую Чашей Грааля, за которую потом станут сражаться рыцари Круглого стола.

На самом деле вряд ли Иосиф вообще представлял, кого именно он хоронит. Похоронить человека, у которого не осталось родственников, считалось очень благочестивым поступком. Особенно накануне Пасхи.

Скорее всего, Иосиф просто проявил великодушие и оказал благотворительную помощь незнакомому человеку, у которого не было в Иерусалиме ни единого родственника, способного оплатить похороны.

Ученицы Иисуса

Ученики Иисуса бросили Учителя. Все они (или почти все) разбежались, и умер Он совсем один. Брошенный. Осмеянный. Его изувеченное Тело было из жалости похоронено совершенно незнакомыми людьми.

Единственными свидетелями казни было несколько женщин. Они стояли поодаль и наблюдали за Его агонией. Вообще-то еврейские мудрецы никогда не имели учениц — только учеников. Учителю не подобало даже вступать с женщиной в разговор — это могло быть неверно понято.

Что ж? Иисус нарушал множество древних традиций. Нарушил и эту.

Когда Иосиф Аримафейский положил тело в гробницу, женщины не решились подойти поближе. Однако главное им было видно: из-за спешки необходимые погребальные обряды выполнены не были.

Древние иудеи не бальзамировали своих умерших, как египтяне. После смерти тело просто омывали, мазали благовонными маслами, заворачивали в длинное (до двадцати метров) полотно и оставляли в неглубоких пещерах. Чтобы в пещеру не забрались птицы или собаки, вход заваливали камнями.

Через некоторое время тело истлевало. После этого кости собирали в особый сосуд, а в пещеру могли положить следующего умершего. Впрочем, о гробнице Иисуса говорится, что она была «новой», то есть прежде в эту пещеру никого еще не клали.

День восьмой

Хорошенько запомнив место погребения, женщины ушли домой. Иисус был казнен в пятницу, поэтому весь следующий день женщины соблюдали священный субботний покой. А утром в воскресенье они снова собрались вместе и отправились к гробнице.

В принципе умащать мертвое тело благовониями было уже поздно. Шел третий день. В жарком палестинском климате разложение происходит стремительно. Но женщины все равно собрались и пошли.

С собой у них было немного масел. Кроме того, умершего полагалось оплакать. Без этого у иудеев не обходились ни одни похороны. Женщины были готовы хоть так почтить память Того, кто был им дорог.

Ни масло, ни заготовленные скорбные слова не понадобились. Гроб был пуст. Мертвого тела Иисуса Назарянина не видел больше никто.


Прощальный ужин с учениками, проведенный в чужом доме. Арест, плевки в лицо, удары палкой по голове под громкий хохот окружающих. Толчея в предпраздничной столице. Мучительная смерть, которая показалась всем такой нелепой.

И пустой гроб. Больше ничего.

Именно эти странные события, согласно вере Церкви, изменили мир.

8: Последняя глава

Тот, кого христиане считают Богом, родился в немыслимой глуши и долгое время вел жизнь заурядного плотника. Потом Он ушел из дома, и даже собственная семья отказалась поддерживать Его в том, чем Он занимался. Потом Он был казнен, и не нашлось никого, кто усомнился бы в том, что приговор был справедлив.

Христиане считают Богом не могучего чудотворца и не седобородого мудреца. В своей земной жизни Иисус из Назарета потерпел все мыслимые поражения. Воистину, странный Бог!

Но именно на дне этого поражения начинает брезжить свет победы. Иудейские богословы и мудрецы видели перед собой безумца и богохульника. Бога увидеть в Нем смог лишь распинаемый разбойник.

Благочестивые граждане говорили Ему: «Докажи, что Ты действительно Бог: соверши чудо и сойди с креста!» Он и доказал — но как раз тем, что отказался сойти с креста. И в момент Его смерти римский сотник пораженно пробормотал:

— Воистину, человек этот был Сыном Божьим!

1

Христос умер — это факт. Многие верят также, что Он воскрес. Но мало кто понимает, при чем тут все мы. Если быть честным, то почти никто этого не понимает.

Голгофа ничего не изменила. Мир был не очень хорош до того, как Христа распяли. Не стал он лучше и после того, как Христос воскрес. Ну и зачем тогда все это было?

Ответ зависит от того, с какой точки зрения на все это взглянуть. Избранный народ томился в рабстве, а потом ушел. Отправился домой. Для ушедших все стало новым. А с точки зрения египтян (тех, кто остался) не изменилось вообще ничего.

Мы давно привыкли к этому и ленимся вспоминать, каков был мир прежде, чем христиане за него взялись. Потому что на самом-то деле церковь меняет лицо мира. И еще как!

Бог хочет, чтобы каждый ребенок знал Священное Писание. Именно это стало фундаментом европейской системы образования. Бог знает, что такое телесное страдание, и не хочет, чтобы эти страдания испытывали Его дети. Именно отсюда выросла европейская система здравоохранения. Там, где нет христиан, вы не найдете ни школ, ни больниц. И это факт.

Только в христианских странах отсутствует рабство — ведь Христос освободил нас от рабства. Только в христианских странах богатые и бедные равны перед законом — ведь учениками Спасителя были именно бедняки. Только в христианских странах женщины (хотя бы номинально) имеют те же права, что и мужчины — ведь ученики предали Христа, а ученицы нет.

Таких примеров можно приводить много. Хотя, наверное, я зря привел и эти несколько. Потому что суть совсем не в этом.

История, которую христианство рассказывает миру, это притча о блудном сыне. Отец томился и мучался, не видя своего любимого ребенка. И когда тот наконец появился, Отец бросился ему навстречу и бежал так быстро, что по пути потерял сандалию, но даже не заметил этого.

Если эта история о вас, то вы понимаете, что именно изменила Голгофа. Если нет — любые разговоры на этот счет бесполезны.

2

Иисус Христос был распят на праздник Пасхи. В день, когда набожные иудеи вспоминали об Исходе. Вам, блудным сыновьям и дочерям, Бог тоже предлагает совершить Исход. Свой личный, маленький Исход.

С любой иконы в любом христианском храме Бог смотрит на вас с одним и тем же вопросом: вы (лично вы!) хотите вернуться домой?

Никто не говорит, что это будет просто. Вы отправитесь в пустыню, а это мучительно. Вы посуху перейдете через свое личное море, а это страшно. Не раз и даже не сто раз вы пожалеете о том, что отказались от прежней жизни. Но все это время с вами будет Тот, лучше которого нет. Вы будете не одни. Вы больше никогда не останетесь в одиночестве.

И еще одно: как бы сложен ни был путь, у Исхода есть цель. А у египтян (тех, кто остался) никакой цели нет.

3

Бог хочет спасти каждого из людей. Бог настолько этого хочет, что Сам лично, не дожидаясь от человечества первого шага к примирению, сошел на землю.

Я создан для того, чтобы Бог мог меня любить. Это — конец разговорам о смысле жизни. Никакого другого смысла в моей жизни нет. Нет и другого способа сделать меня счастливым. Правда, я могу попытаться другой такой способ найти. Это и называется грех.

По идее слово «любовь» должно означать только самую главную на свете любовь: любовь между Богом и человеком. Но на практике, вы же знаете, любовей на свете существует огромное количество.

Я могу попробовать любить женщину. Или свою работу. Или определенную футбольную команду. Я могу любить водку, а могу любить смотреть порно. У каждого — своя любовь. Любая из этих страстей немного похожа на любовь человека и Бога. Любой из них можно посвятить свою жизнь. Другое дело — сделает ли это меня счастливым?

Наш мир так устроен, что человеку предлагается огромное количество вариантов: люби, что хочешь! Кроме одного: не смей любить Бога!

4

Бог хочет спасти каждого из людей, а мир не хочет, чтобы был спасен хоть кто-то. Именно поэтому Бог, пришедший на землю, и был убит. Но, убитый, Он воскрес. И тем победил грех.

Понять, что означают эти слова, довольно сложно. Ведь грех никуда не делся. Посмотрите телевизор: сегодня его может быть даже больше, чем две тысячи лет тому назад.

И все-таки грех побежден. И вообще в мире, и лично во мне. Я вовсе не стал безгрешен (если б вы только знали, КАК далеко мне до этого!) — но мой личный Исход уже начался. Господь доведет начатое Им до конца и все-таки сделает меня святым. Ведь на свете нет силы, способной Его остановить.

Раковая опухоль моей души все еще во мне. Уродливая темная половина моей личности довольно часто берет надо мной верх. Но я знаю о болезни и готов пройти курс лечения. А ведь раньше я не верил, что болен, и смеялся, когда мне говорили, что пора к врачу.

Открыть рану — страшно и больно. Без сомнений, с улыбкой показать то, что болит, и не дрогнуть под скальпелем — многие ли на такое способны? Но если болезнь не лечить, она прогрессирует. А признать, что я (лично я!) был не прав… шел не туда, заблудился и теперь страдаю… что я, словно ребенок, нуждаюсь в помощи Того, Кто силен и мудр, — это уже половина пути к выздоровлению.

5

Бог хочет вашего спасения, а мир не хочет, но победа все равно достанется Богу, потому что Бог — сильнее.

Христос УЖЕ воскрес. Смерть напала на Него, но поломала зубы. Это и есть самая главная на свете победа. Теперь дело за вами: как лично вы распорядитесь плодами этой победы?

Пройдя долгую дорогу домой, блудный сын наконец обнял отца. Что изменилось в его жизни после этого? Жизнь ведь не кончилась на этом, а только началась. Хотя в чем-то и кончилась тоже. Старое прошло — началось новое.

Если вы состоите в браке, то, наверное, знаете: суть супружества не в том, чтобы достичь чего-то этакого, а в самом супружестве. Просыпаться и радоваться тому, что рядом с тобой тот, кого любишь. На протяжении дня делать друг другу приятное. Вечером вспоминать о пережитом вместе и говорить: «Спасибо, что ты была со мной». И слышать в ответ: «А тебе — что ты со мной».

Христианство очень похоже на счастливый брак. Христианство — это путь. Долгая жизнь рядом с кем-то другим. Можно уйти в горы или пустыню, достичь высот самопознания и просветления и стать великим йогом. Но христианином так не станешь. Христианин — это тот, кто не бывает один. Христианин — это тот, кому нужны другие. И особенно — Другой.

Существуют определенные правила, помогающие супругам сберечь их счастье. Таких правил много, и я знаю далеко не все. Когда я прихожу в церковь, там я тоже сталкиваюсь с правилами, которые бывают мне не понятны. Но я знаю, что цель этих правил — правильная. Они помогают мне сберечь счастье общения с Богом.

6

История, которую христианство рассказывает миру, — это притча о блудном сыне. Этот юноша оказался там, где и должен был оказаться: в объятиях отца.

А вы?

Ответ на вопрос, что изменилось после Голгофы, прост. Для сына изменилось все. Он пережил главное приключение своей жизни. А для тех, кто вместе с ним пас свиней на чужбине, но отказался возвращаться домой, — для них все осталось прежним.

Сын услышал самые прекрасные слова на свете:

— Быстрее! Принесите ему самую лучшую одежду и оденьте его! Наденьте ему перстень на руку и сандалии на ноги! Приведите и зарежьте откормленного теленка: будем есть и веселиться! Ведь это мой сын! Он был мертв, а теперь ожил! Пропадал и нашелся!

А свинопасы этих слов не услышали. Они и годы спустя продирали глаза по утрам, чувствовали привычный запах и шли пасти свиней. В их жизни ничего нового не произошло. И уже не произойдет.

Посмотрите на свою собственную жизнь. Только посмотрите честно! И ответьте на простой вопрос: на кого вы похожи больше — на сына, вернувшегося домой, или на свинопасов, которые смеются над тем, что где-то в мире может существовать дом?

Примечания

1

Все цитаты из Нового Завета приводятся в переводе В.Н. Кузнецовой, Российское Библейское Общество.

(обратно)

Оглавление

  • 1: Блудные дети
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  • 2: Творение и грехопадение
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  •   6
  • 3: Исход
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  • 4: Тайная вечеря
  •   Иерусалим готовится к Пасхе
  •   Пасхальная трапеза
  •   Новый Исход
  •   Гефсиманский сад
  •   Иуда Искариот
  •   Иисус и Иуда
  •   Блудный сын возвращается
  • 5: Иисус перед Синедрионом
  •   Первосвященник Ханнан
  •   Дома у первосвященника
  •   Первоначальный допрос
  •   Синедрион
  •   Презумпция невиновности
  •   Иисус перед Синедрионом
  •   Обвинительный приговор
  •   Буква закона
  •   Повторное заседание
  • 6: Приговор Пилата
  •   Понтий Пилат
  •   Суд у Пилата
  •   Рассмотрение дела
  •   Пытался ли Пилат спасти Иисуса?
  •   Бичевание
  •   Терновый венец
  •   Пилат выносит вердикт
  • 7: Распятие и погребение
  •   Via Dolorosa
  •   Иисус несет крест
  •   Коронация еврейского царя
  •   Голгофа
  •   Древо Креста Господня
  •   Храм Гроба Господня
  •   Ученые продолжают искать Голгофу
  •   Распятие
  •   Смерть Иисуса
  •   Иосиф из Аримафеи
  •   Ученицы Иисуса
  •   День восьмой
  • 8: Последняя глава
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  •   6
  • *** Примечания ***




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке