загрузка...
Перескочить к меню

Дело о заморском чуде (fb2)

- Дело о заморском чуде (а.с. Ромка и Лешка-15) (и.с. Черный котенок) 295K, 136с. (скачать fb2) - Наталия Александровна Кузнецова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Наталия Кузнецова Дело о заморском чуде

Глава I ОБМЕН

Казалось, не далее как вчера Лешка с Мариной дружно махали на прощание Андрею, маме и Ромке из окна поезда, увозившего их в Воронеж, и вот уже все произошедшие там события остались лишь в их воспоминаниях.

Время неумолимо. Лешка в который раз прочувствовала эту простую истину, когда воронежский поезд ранним утром медленно подкатил к многолюдной платформе Павелецкого вокзала, и встречающий своих близких оживленный народ сгрудился у дверей вагонов.

Конечно, можно было бы погостить у Катьки и подольше, хотя бы еще пару-тройку деньков, до тех пор, пока у Ромки не закончится учеба, а Артем не вернется из своей Англии. Но Марине нужно было возвращаться на киностудию, а Лешку родители отпускали к Катьке с условием, что и назад они поедут вместе. Зато до Москвы доехали замечательно. Лешка с Мариной не спали почти всю ночь, вспоминая все то, что случилось с ними в Воронеже.

А утром на перроне Марину встречал, как всегда, Андрей, а Лешку — одна мама. Ромка на вокзал не поехал, потому что у него в этот день был предпоследний, самый трудный экзамен — по физике.

Валерия Михайловна, как обычно, спешила и, увидев у поезда Андрея, обрадовалась: было кому доставить ее дочь домой.

И поэтому прямо с вокзала мама умчалась на работу, а Лешка в скором времени очутилась в привычной домашней обстановке.

Ромкин желтый Попка прочирикал что-то невнятное в честь ее приезда: вижу, мол, явилась. А вообще-то Лешка его мало интересовала: Попка был всецело предан своему хозяину. А Ромка и вовсе был убежден, что хоть головка у его попугая и малюсенькая, но мозгов в ней много-премного, просто сосредоточены они в ней в сильно концентрированном виде, и поэтому его Попка такой умный, весь в него. Лешке иногда казалось, что так оно и есть, потому что Попка никогда Ромке не перечил, всегда вставлял в их разговоры подходящие слова и скучал по своему хозяину, прямо как по ней ее Дик.

Вот и сейчас радость Дика была неописуемой. Он чуть не свалил ее с ног, облизав нос и щеки. Впрочем, Лешка и сама порядком соскучилась по своему любимцу, а потому терпеливо снесла все собачьи нежности, а затем надела на пса ошейник и поводок и отправилась с ним гулять. Ромка, зная, что она сегодня возвращается, разумеется, и не подумал вывести пса на улицу.

Вернувшись с прогулки, Лешка приняла душ, переоделась, позавтракала и уселась за компьютер писать Артему электронное письмо, теперь уже, наверное, последнее. С тех пор как их лучший друг уехал учиться в Англию, они целый год чуть ли не ежедневно обменивались письмами. А сейчас Артем, разумеется, хотел знать все подробности того, что приключилось с ней в Воронеже.

Вот и писала Лешка о том, как Ромка в самую последнюю минуту, уже на перроне, дал ей совершенно дурацкое задание разыскать неизвестно какой клад в, как потом выяснилось, давно несуществующем доме, и как она, словно сказочная принцесса, оказалась заточенной в высокой башне, но ничуть не сдрейфила, а сумела оттуда выбраться, да еще и догадалась, кто и зачем ее там запер, и тем самым спасла не одну жизнь.

Лешка быстро стучала по клавиатуре и радостно улыбалась: событий позади навалом, а лето еще только начинается, и впереди их ждет еще больше увлекательных приключений. Когда вернется Артем, они все вместе отправятся к нему на дачу в Медовку, а там уж точно не заскучаешь.

Ромка вернулся домой довольный сверх всякой меры. Непонятно как, но удалось получить четверку по ненавистной ему физике, и теперь у него оставался один-единственный экзамен — по истории. Историю, конечно, тоже следовало подучить, но все главные трудности были позади, и Ромка прямо-таки лучился от счастья. Швырнув на пол сумку и порадовав по телефону обоих родителей своими невероятными успехами, он подскочил к сестре.

— Как же я тебя ждал! Ты себе даже и не представляешь, как ждал! Только и думал: когда же ты, наконец, вернешься?

— Правда? — Лешка зарделась от удовольствия. Приятно было слышать такие слова от собственного брата.

Но сразу же выяснилось, что братские чувства тут совсем ни при чем, а руководят им совсем другие интересы.

— Ты не забыла, что должна мне денежки? — проявил свою истинную сущность Ромка. — Отдавай немедленно! Ведь я из-за тебя потратился, билеты на самолет купил, и теперь, как говорит наша бабушка, гол как сокол. Но главное не в том, что у меня самого денег нет, а в том, что мне нужно немедленно отдать долг Олегу Пономареву.

Лешка независимо повела плечом.

— Никто тебя не заставлял летать в Воронеж, это во-первых, а во-вторых, попроси у папы. А у меня, может, и нет никаких денег.

Ромка отчаянно замотал головой.

— У папы я уже просил.

— И что? Он тебе отказал?

— В том-то и дело, что уже дал. Сама знаешь, что нам давным-давно нужен новый винчестер для компьютера: памяти-то в старом никакой не осталось. И он об этом прекрасно осведомлен.

— Так в чем же дело?

— Да в том, что я их уже потратил, — с досадой махнул рукой Ромка. — И если бы только их. Поехал в магазин, а тут Олег. Ну, мы с ним в игровой салон зашли, в котором техника виртуальной реальности: это когда на тебя шлем надевают, костюм, очки, и ты сам в игре участвуешь, как будто по-настоящему. Класс, в общем. Ну а потом еще в кафешку заглянули… Не знаешь, что ли, как это бывает?

— Прекрасно знаю, как это у тебя с Олегом бывает. Сколько раз просила с ним не связываться, и ты мне это сто раз железно обещал. — Лешка встала и демонстративно ушла на кухню.

Брат поплелся за ней, продолжая ныть.

— Обещал. И если хочешь, то я тебе это снова пообещаю, только папа спросит, где новый «винт», а у меня не только на него теперь денег нет, но я еще и Олегу остался должен. Я ему сказал, что как только ты приедешь, сразу отдам. Ты же мне все равно должна! Я ж ведь из-за тебя такой бедный. Кабы не ты, я б не летал бы в Воронеж, не тратился бы на дорогие билеты…

— Это я уже слышала. И, кстати, думала, что ты хотел меня спасти просто так, из добрых побуждений. Но получается, что ты, Ромочка, человек корыстный.

Ромка схватил сестру за руку.

— Я очень, очень даже бескорыстный. И в любом случае все сделал бы для твоего спасения, сама это знаешь и говоришь так только из вредности. Просто теперь, чисто по-дружески, я очень прошу тебя, в свою очередь, прийти мне на помощь. Что ж тут такого?

— Вы, небось, не в одну кафешку заходили. И ни одного игрального автомата по дороге не пропустили. — Лешка с укоризной посмотрела на брата, а он виновато задергал губами.

— Если даже и так, то долг-то все равно надо отдать.

— Нет у меня денег, — отрезала Лешка. Но Ромка прилип как банный лист.

— Тогда попроси у папы. Тебе он даст. На, звони ему на работу, — протянул он ей трубку, но Лешка отвела его руку.

— А что, вечером нельзя?

— Ты что? — выпучил глаза Ромка. — Вечером будет поздно. Я Олегу сказал, что как только ты приедешь, то сразу к нему прибегу с бабками. Сегодня днем — крайний срок. Я тебя, знаешь, как ждал! — завел он снова свою песню.

Но Лешка была непреклонна.

— Я могла сегодня еще и не приехать. Отстань от меня.

Сказав брату, что у нее нет денег, Лешка слукавила. Ромка думал, что она потратила все свои заначки на Катькино праздничное платье, и так оно и было. Но дело в том, что перед самым ее отъездом в Москву из зарубежной командировки вернулся Юрий Евгеньевич, Катькин отец, и стал раздавать всем подарки. Катьке с Лешкой он привез по пушистой говорящей игрушке. Катька оставила себе медвежонка, а Лешка предпочла обезьянку, чтобы она составила пару уже имеющейся у нее большой оранжевой мартышке, которую ей подарила мамина подруга Эля. А потом Катька отвела отца в сторону, о чем-то с ним пошепталась, и Юрий Евгеньевич тут же подозвал Лешку к себе и протянул ей сто долларов. Именно столько она выложила на Катькино платье, вернее, добавила к тем деньгам, какие уже имелись у подруги.

Увидев банкноту, Лешка отрицательно замотала головой и даже обиделась.

— Не надо, я не возьму. Это же был сюрприз. Подарок Кате.

Но Юрий Евгеньевич не отступил.

— Считай, что я тебе тоже делаю подарок, и не отказывай мне в таком удовольствии. Только интересно, откуда у тебя доллары? — с удивлением спросил Катькин отец. — Неужели дали родители?

— Я их заработала. — Лешка покраснела. Ей не очень хотелось рассказывать о том, как она не так давно продавала на Старом Арбате чужие картины, что принесло ей кучу денег. Но Юрий Евгеньевич не стал ее ни о чем расспрашивать, а только сказал:

— Тем более.

В общем, деньги у Катькиного отца она взяла, но отдавать Ромке целую бумажку не собиралась. Он ее тут же схватит и, конечно, скажет, что оставшуюся часть непременно вернет, да только когда это будет? Жди потом у моря погоды. Сколько уже было таких обещаний! Если бы она записывала все его долги, то и тетрадки бы не хватило.

Значит, купюру следовало поменять на рубли, а уж потом делиться ими с братом.

— Погоди, я сейчас вернусь, — сказала Лешка и, не слушая, что Ромка кричит ей вслед, выскочила во двор.

Поскольку Лешке еще не исполнилось четырнадцати лет, то и паспорта у нее не было, а без паспорта в обменном пункте делать нечего. Когда она покупала платье Катьке, то операцию по обмену валюты взяла на себя девушка-продавец. Тем более что пункт находился в самом магазине, и это не составило продавщице особого труда. А как быть теперь? Может быть, подойти к парням, которые всегда толкутся у обменных пунктов? Но говорят, что они часто обманывают, подсовывают фальшивые купюры. Ее-то, конечно, им не провести, самонадеянно подумала Лешка, но, с другой стороны, зачем зря рисковать?

И тут во дворе она увидела Олега Пономарева. Вот с кем можно посоветоваться, как обменять деньги. Хоть она Олега и недолюбливала: вечно он втягивал Ромку во всякие истории, — но именно Пономарев был сведущ в подобных делах.

Олег и дал ей нужный адресок, и рукой указал, куда идти. Даже ехать ни на чем не пришлось.

— Подойдешь к двадцатой кабинке, спросишь Володю. Там честно, без обмана, — напутствовал Лешку Ромкин дружок, догадавшись, что она старается для брата, то есть для того, чтобы Ромка вернул ему, Олегу, свои долги.

Помотав головой в ответ на предложения поменять доллары крутившимся возле входа парням, Лешка робко вошла в довольно мрачное здание, на первом этаже которого располагался пункт обмена валюты. Только в этот пункт почему-то никто не заходил, а, минуя его, все шли наверх, на второй этаж.

Поднялась по выщербленной темной лестнице и Лешка.

На втором этаже теснились маленькие кабинки, в каждой из которых стояли стол, два стула и сейф и могли поместиться только два человека. Таких клетушек-кабинок здесь было не меньше сорока. В коридоре, на стульях возле лестницы сидели какие-то подозрительные личности и внимательно оглядывали каждого входящего.

Лешка нашла двадцатую кабинку, подергала дверь. Кабинка была прочно заперта.

— Тебе кого, девочка? — подозрительно прищурился мужчина с красной повязкой на руке, очевидно, блюститель местного порядка.

— Мне? Володю, — робко ответила Лешка.

— Володя заболел, его сегодня не будет. — Мужчина пошел дальше, а к Лешке подскочил молодой парень из тех, что сидели на стульях в коридоре.

— Тебе зачем Володя? Деньги поменять?

Лешка молча кивнула и направилась к лестнице. Она решила вернуться назад и посоветоваться с Олегом, как быть дальше.

Но парень забежал вперед и преградил ей дорогу.

— Я могу его заменить. Шел тоже в двадцатую кабинку и только что узнал, что Володи нет. Ты продавать или покупать?

— Продавать.

— Ну вот, а я как раз хотел купить. Лешка покачала головой.

— Я посторонним не продаю.

Парень слегка возмутился и даже обиделся.

— Какой же я посторонний? Я свой, а Володя мой друг. Давай отойдем отсюда. Курс знаешь? Я даю на пятьдесят рублей больше, чем в обменном пункте, так что не прогадаешь. Меня, кстати, Валерой зовут, я из ближайшей кассы. Когда понадоблюсь, придешь к кассе, спросишь Валеру, тебе меня сразу позовут. — Не переставая тараторить, он увлек Лешку в темный проем между двумя кабинками.

Лешка нерешительно оглянулась и замялась: все-таки она этого человека не знала, а иметь дело с незнакомыми людьми ей не хотелось. Но парень уже совал ей в руки толстую пачку денег.

— Не веришь, что ли? На, считай.

Ничего не оставалось делать, как взять у него пачку. Лешка, наморщив лоб, принялась считать мятые бумажки. Сначала шли сотни, но скоро они сменились десятирублевками. Сколько же у него этой мелочи! Знала бы, не связывалась. Но отказаться от предложенной сделки уже было неудобно, и она тщательно пересчитала все деньги, потом сделала это еще раз и уверенно заявила:

— Ста рублей не хватает.

— Да ты что? Не может быть! Дай сюда!

Парень взял пачку назад, на ее глазах, очень быстро, как карточную колоду, перебрал каждую бумажку и с удивлением признал:

— Ну надо же! Ты права. Вот, бери.

Вытащив из кармана недостающую сторублевку, он пришлепнул ее к пачке, свернул ее пополам и протянул Лешке. Она хотела сказать «спасибо», но парень уже исчез. Лешка положила пачку в карман, а в голове моментально зародилась мысль: а не подложил ли он ей фальшивые купюры? В полумраке она толком ничего не видела, вполне могла проскочить сотня, отпечатанная на обычном ксероксе, да, может, и не одна.

Лешка спустилась вниз, вышла из здания. По дороге рассматривать деньги было неудобно, и поэтому она решила потерпеть до дома.

А у подъезда ее уже поджидал Ромка.

— Олег мне звонил, сказал, что ты пошла менять доллары. Откуда у тебя баксы?

Пришлось сознаваться.

— Юрий Евгеньевич, Катькин отец, мою сотню назад вернул.

— А мне, значит, ты о них говорить не хотела? Вот так, да? — Ромка было надулся, но мигом одумался, сообразив, что обижаться не в его интересах, и тут же сменил гнев на милость. — Ну ладно, говори, поменяла? Тогда давай сюда мою долю, а то Олег ждет.

— Погоди, сначала я их пересчитаю.


Глава II ЗАЛОМЩИК


Чтобы не тратить время попусту, Лешка не стала подниматься в квартиру, а направилась к стоящей в углу двора круглой беседке. Здесь, к счастью, сейчас было пусто. Сев за стол, она вытащила из кармана полученную пачку, чтобы проглядеть каждую сотню на просвет и убедиться в наличии на деньгах водяных знаков.

К ее облегчению, первая бумажка оказалась настоящей, и вторая, и третья, и четвертая… Лешка не глядя взяла пятую, но в ее руке оказалась десятка. Потянулась за следующей — опять десятка. Тогда она быстро-быстро пролистала всю пачку. В ней остались одни десятирублевки. Крупных купюр больше не было.

А Ромка нетерпеливо переминался с ноги на ногу.

— Ты мне отсчитай, сколько надо, а потом любуйся на остальные.

Лешка судорожно полезла в один карман, потом в другой, но они оба были пусты. Она подняла на брата свои голубые глаза и с испугом произнесла:

— Тут почему-то не все.

— Как — не все?

Ромка выхватил у сестры деньги, пролистал и уставился на нее, как на дурочку.

— Тут же две трети не хватает, как раз того, что мне Олегу отдавать. Ты что, там, на месте, все сосчитать не смогла?

— Я считала. Два раза.

— Ясно. Значит, это Олег тебя туда направил? Ну ладно, я ему покажу! Поговорю по душам! Не ожидал от него такого. Пошли!

И Ромка решительно зашагал из беседки, но Лешка его остановила.

— Постой, Олег тут абсолютно ни при чем. Понимаешь, того человека, к кому он меня послал, на месте не оказалось.

— И?

— Ну, и ко мне подошел его знакомый. Он так сказал. И еще сказал, что его Валерой зовут, и что он в кассе работает, и что его там все знают, стоит только позвать…

— В какой кассе?

— Не знаю, он не сказал, в какой…

— А я тебе скажу, что я Папа Римский, и ты поверишь? Нет, что у меня за сестрица такая! Тебе надо было сначала пойти с ним в эту самую кассу, убедиться, что он говорит правду, а уж потом с ним связываться.

— Но я сама два раза считала деньги, и он потом еще раз, прямо при мне, их пересчитал, я за ним внимательно следила.

Ромка покачал головой и усмехнулся.

— Следила, говоришь? А пересчитывал он их, потому что в пачке ста рублей не хватило, не так ли?

Лешка вытаращила глаза.

— Откуда ты знаешь?

— Да это каждый знает, кроме некоторых лопухов, которые и попадаются на такие удочки. Дай-ка сюда.

Ромка быстро сосчитал оставшиеся деньги, потом извлек из кармана десятку, положил ее сверху и отдал Лешке.

— Теперь ты считай.

Но Лешка и так увидела, что пачка значительно похудела.

— Как у тебя это получилось?

— Обыкновенная ловкость рук. Не надо в цирковом училище учиться, одного дня тренировки достаточно. Смотри. — Ромка приподнял пачку, на глазах у сестры безымянным пальцем отогнул несколько бумажек, и они незаметно исчезли у него в кулаке. — Видишь, я часть денег заломил, а ты и не заметила как. Люди, которые этим промышляют, залавливая таких лохушек, как ты, так и называются: заломщики. Профессия у них такая. А попадаются они крайне редко, потому что прекрасно знают, что в милицию на них никто не заявит. Или ты не знала, что на улице или у посторонних лиц менять валюту противозаконно?

— А в кабинках?

— В кабинках тоже. Официально их арендуют совсем для других дел. Нарушила закон — вот и попалась. Поделом тебе.

— Я больше никогда не буду этого делать, — жалобно сказала Лешка. Голос у нее упал: — Глупая я. Надо было, значит, их снова пересчитать.

— А он за это время все равно бы смылся. Там все продумано, не сомневайся. Сейчас он кого-нибудь еще точно так же залавливает.

— Там же?

— Может быть, и там же. Но даже если ты к нему подойдешь, кому и что докажешь? Он скажет, что в первый раз тебя видит. Свидетелей-то у вас не было. Он тебя, наверное, в какой-нибудь темный угол завел и в нем провернул всю свою операцию. Так ведь?

Лешка промолчала.

А Ромка быстрым шагом направился домой. Войдя в квартиру, он достал свою огромную сумку и стал в нее укладывать какие-то вещи.

— Ты куда собрался?

— Куда-куда! Деньги твои, свои, вернее, обратно возвращать. Я бы все это так оставил, была б тебе наука на всю оставшуюся жизнь, но мне долг позарез отдать надо.

Лешка подскочила к телефону.

— Не надо никуда ходить. Я у папы попрошу. Скажу, что меня обокрали. Так ведь оно, в сущности, и есть.

Но Ромка был настроен по-боевому и с избранного пути сворачивать не собирался.

— Попросишь, куда денешься, если не найдем твоего заломщика. Даже и не думай, что от меня отвертишься.

— А сумка тебе зачем?

— Я с ним что, голыми руками сражаться буду? А эти боеприпасы у меня давно заготовлены, я с ними к тебе в Воронеж приезжал, жаль, что ничего не пригодилось. — Он потряс большим черным баллончиком и тоже положил его в сумку.

— Пошли скорей, время не ждет!

Заметив в глубине двора Олега, Ромка махнул ему рукой: подожди, мол, — и быстро направился к злополучному двухэтажному дому, где так бессовестно надули его сестру.

А Лешка, подскакивая рядом с размашисто шагающим братом, всю дорогу волновалась. Дело в том, что она очень плохо запомнила лицо этого парня. Смотрела-то она в основном на деньги да на его руки. А поскольку в том простенке было темно, к тому же мошенник еще и низко наклонял голову, нарочно, наверное, то вспомнить, как выглядел этот «Валера», было нелегко. Она наморщила лоб, пытаясь припомнить хоть какие-нибудь его особые приметы.

Так, через плечо у парня была перекинута сумка… Ну да, черная, с надписью «NIKE». Свитер на нем еще был, серый. Глаза темные, волосы тоже, вились чуть-чуть. Вообще-то он был не урод, можно даже сказать, вызывал к себе симпатию и доверие. Оно и понятно, иначе с ним бы никто не ходил по темным углам. Нос, кажется, у него был с горбинкой. Или без? Трудно вспомнить. Часы на руке еще были. Но часы есть у всех.

Между тем они приблизились к тому самому дому с кабинками. Несколько молодых людей по-прежнему крутились у дверей и приставали к тем, кто заходил внутрь здания.

— Смотри внимательно, — приказал Ромка. — Есть здесь он? Ну?

Лешка внимательно оглядела парней.

— Нет, кажется, нету.

Они зашли внутрь. Лешка окинула взглядом помещение, увидела мужчину с повязкой на руке, подбежала к нему:

— А где Валера, такой, в сером свитере? Ну, вы помните, я недавно сюда приходила, спрашивала еще у вас о Володе из двадцатой кабинки?

Человек с повязкой покачал головой и равнодушно ответил:

— И тебя впервые вижу, и Валеры никакого не знаю.

Или врет, или это не тот человек? Вообще-то она, кроме повязки, и к этому мужчине тоже не пригляделась. Разве могла предположить, что он ей зачем-нибудь понадобится?

Лешка виновато взглянула на брата, но он не придал этому эпизоду никакого значения и спустился вниз, но свернул не в сторону дома, а пошел вокруг здания.

И вдруг Лешка увидела черную сумку с надписью «NIKE». Она стояла на высоком каменном бордюре, окружавшем клумбу с цветами. А возле сумки с ноги на ногу переминался парень в сером свитере и беспокойно озирался по сторонам.

Изо всех сил сжав брату руку, Лешка спряталась за Ромкину спину.

Ромка смерил парня взглядом. Он был выше него, казался совсем взрослым, но не качком каким-нибудь, а так, самым обыкновенным человеком, встретишь снова — не узнаешь. В общем, вступать с ним в бой было не очень страшно.

Ромка увлек сестру за угол, вытащил из сумки баллончик, а Лешке сунул в руки детский водяной пистолет и скомандовал:

— Целься прямо в лоб. Вперед!

Лешка сразу догадалась, как собирается расправиться с этим человеком ее брат, и на миг даже пожалела обманщика, но тут же вспомнила о «профессии» парня и решила, что раз он мошенник, то так ему и надо.

А Ромка не медлил. Он подлетел к обидчику своей сестры, наставил на него баллончик и зловеще прошипел:

— У меня здесь почти несмываемая краска. Или отдай нам то, что взял, или мы тебя сейчас зальем ею с кумпола до пяток.

Парень снял с бордюра свою сумку и медленно отступил к стене дома.

— Я бегаю быстро, — предупредил Ромка. — Или предпочитаешь, чтобы мы позвали милицию? Нам что будет? Ничего. А ты вообще всего лишишься, да еще и в метро в грязной одежде тебя не пустят, и в такси тоже, пешком домой потопаешь. — И он слегка пшикнул на стенку, на самый ее низ, для устрашения противника и демонстрации своих возможностей.

Угрожающе расплывшееся черное пятно внизу стены было убедительнее слов. Парень сделал шаг в сторону Лешки, она подняла пистолет. А Ромка сообщил:

— В нем такая же краска. Промеж глаз влетит — будет поздно плакать. — Левой рукой он извлек из кармана милицейский свисток и тихо свистнул. — Короче, выбирай. Краска, милиция, или, может, расстанемся по-хорошему?

Парень молчал, все так же озираясь вокруг. Казалось, он кого-то ждет и никак не может дождаться. Посмотрела по сторонам и Лешка. Вдали, на Ромкино счастье, и впрямь появился милиционер. Ромка снова тихонько свистнул. Парень понял, что безболезненно скрыться ему не удастся. Он снова метнулся туда-сюда, но Ромка не отставал. И тогда мошенник со злостью произнес:

— Ваша взяла, забирайте.

Заломщик открыл свою черную сумку, извлек оттуда банку из-под импортной краски и сунул ее Лешке. Сумка оставалась при этом открытой, и Лешка успела в нее заглянуть. Ни денег, ни вообще ничего в ней больше не осталось.

Лешка схватила банку, а парень отступил и исчез, будто его и не было.

— Он нам, что ли, все отдал, что у него было? — удивилась девочка.

— Дело его. — Ромка, увидев, что в их сторону направляется еще какой-то человек и не сводит с банки глаз, потянул сестру за руку: — Бежим!


Глава III ЧУДО В БАНКЕ


Выхватив у Лешки банку, Ромка сунул ее в свою необъятную сумку вместе со средствами нападения и, избрав самый короткий путь — дворами, во всю прыть понесся к дому.

Лешка бежала рядом, а в голове у нее неотступно бились две мысли. Первая была такой: неужели этот ушлый парень не мог просто-напросто вернуть ей ее сотню долларов, потребовав назад свои рубли? Каждый бы остался при своих интересах, и они бы разошлись с миром. Зачем он отдал им все, что имел? Вторая мысль тоже требовала своего объяснения: почему, когда она стояла с ним в полумраке между кабинками и черная сумка висела у него через плечо, то казалась тоньше и ничего большого и круглого сквозь материал, из которого она была сшита, не просматривалось?

Поскольку деньги Олегу следовало отдать сразу же, Ромка примчался не домой, а снова в беседку. Там он вытащил из сумки банку и со словами: «Он, наверное, свои баксы в таком «кошельке» для конспирации хранит», — поставил ее на стол.

Лешка вспомнила, как похожая банка с приоткрытой крышкой один раз стояла у них в подъезде у мусоропровода. Она была доверху наполнена белым порошком, и многие соседи опасались, что в банке не что иное, как сибирская язва, а тетя Аня, которая жила в квартире напротив, даже звонила в домоуправление, санэпидстанцию и милицию, но никто к ним так и не пришел, а банка неожиданно исчезла. Наверное, кто-то из жильцов собрался с духом и просто выбросил ее в мусоропровод.

Но в банке, отвоеванной у мошенника, на крышке имелись дырочки, так что никакого порошка в ней быть не могло, иначе он давным-давно из нее бы просыпался.

А если в ней не порошок, но какая-нибудь другая зараза?

Лешка провела по крышке рукой и тут же ее отдернула, потому что банка оказалась колючей. И еще в ней раздавался какой-то металлический скрежет.

Но Ромка ничего такого не замечал. В предвкушении больших денег, бормоча «не все ж ему людей дурить, нашлась и на него управа», он, не раздумывая, отвинтил у банки крышку и тут же вскрикнул от неожиданности. А Лешка, наоборот, потеряла дар речи.

В Ромкину ладонь ткнулся крючковатый коготь длинного-предлинного, очень тонкого пальца.

— Ай! — вскричал Ромка и отскочил в сторону. Лешка увидела мохнатую лапку, которая и оканчивалась такими необычными пальчиками.

Потом в банке зашевелилось что-то пушистое, изогнулось, и вот уже две когтистые лапки оперлись о край банки, а на брата с сестрой с испугом глянули огромные глаза донельзя странного зверька. Он был чуть-чуть похож на белку, но это была не белка. Слишком уж большие у него были уши, прямо как у летучей мыши, слишком жесткая шерсть, а таких костлявых и длинных пальцев Лешка никогда не видела. Среди них особенно выделялся один, средний. На нем-то и торчал острый изогнутый коготь, уколовший Ромку. И кроме этого непонятного зверя, в банке больше ничего не было.

— А где же деньги? — разочарованно протянул Ромка.

— Ай! — взвизгнула Лешка, увидев, что зверек изготовился выпрыгнуть из банки.

Ромка быстро прижал его крышкой, вновь ее завинтил, горько вздохнул и только собрался обрушить весь свой гнев на сестру, из-за которой он лишился надежды получить деньги, как краем глаза заметил во дворе Олега Пономарева. Олег с кем-то разговаривал и не смотрел в сторону беседки. Поэтому следовало скрыться с его глаз, пока он их не заметит и не подойдет требовать долг.

— Пошли домой, — прошептал Ромка.

Лешка, прихватив банку, послушно встала и пошла за братом, а войдя в подъезд, вдруг громко вскрикнула:

— У него были черные джинсы!

— Чего?

— Джинсы, говорю, у того Валеры были черные.

— Как это — черные? Я в него краской метил и хорошо рассмотрел: джинсы у него были синими.

— Ну а я вспомнила, что черные. И волосы… подлиннее.

Ромка резко остановился.

— И когда же он успел подстричься и переодеться? А лицо его ты хорошо запомнила?

— Нет, там же темно было. Брат с досадой топнул ногой.

— Все ясно. Мы с тобой напали не на того человека. И теперь остались без денег и еще вот с этим, неизвестно с кем. — Он стукнул по банке, снова укололся и крикнул: — Ай!

От растерянности, испугавшись, что упадет со ступенек, Лешка ухватилась за перила.

— Послушай, что же это получается? Что мы напали на ни в чем не повинного человека и ограбили его? Выходит, мы с тобой тоже преступники? И что же теперь делать, где его искать, этого парня? Или сходить в милицию?

— Пошли, чего стоять. — Ромка потянул сестру за руку. А открывая дверь и привычно отпихивая коленкой вездесущего Дика, сморщил нос и поинтересовался: — Вот если бы на тебя напали посреди улицы и стали требовать отдать… Кстати, говорил я ему или нет, что нам нужны наши деньги? Кажется, не говорил, потому что думал, что и так все ясно. Ну, короче, если бы к тебе пристали с краской и велели отдать неизвестно что, ты бы что стала делать?

— На улице?

— Ну да, средь бела дня, там, где люди ходят.

— Закричала бы: «Спасите, помогите!» И ни за что б ничего не отдала, пусть бы обливали. Если б только не была в очень-преочень красивой одежде. — Лешка, конечно же, представила себя в необыкновенном Катькином платье. Вот его бы она ни за что не позволила залить краской, а все остальное — пожалуйста. А у того парня был самый обыкновенный свитер, и он им вполне мог пожертвовать, хотя бы ради торжества справедливости.

— Ну вот, а этот твой знакомый, вернее, не твой, а неизвестно кто, и не собирался никого звать на помощь. Значит, не такой уж он и невинный. Наверное, сам украл эту… этого… не знаю кого, — указал Ромка на банку, — и нечего его жалеть.

Он запер дверь, Лешка стала переобуваться, поставив банку на тумбочку. Дик приблизился к банке, потянул носом воздух и громко залаял. Девочка оттолкнула собаку.

— Отойди, Дик, не лезь, не до тебя.

Так как Ромка отправился на кухню, то Лешка пошла за ним вместе с банкой.

Она заперла от пса дверь, поставила банку на стульчик и снова ее открыла. Зверек мигом выбрался наружу. У него оказался длинный-предлинный и очень пушистый хвост, светлая мордочка, огромные уши, а взгляд больших глаз был прямо-таки человеческий. Лешке снова бросились в глаза его необыкновенные пальчики. Обитатель банки чем-то походил на ее новую говорящую обезьянку, подарок Катькиного отца, но лишь самую малость — это было совершенно невероятное существо. Такие только во сне могут привидеться, а в жизни Лешка их сроду не встречала, даже в зоопарке.

— Кто же это такой? — прошептала она. — Ты когда-нибудь видел таких зверей?

Ромка сморщил нос.

— Никогда.

— Я тоже. И что нам с ним теперь делать?

— Делай что хочешь, мне-то что? — Ромка подбежал к окну и посмотрел вниз. — Из-за тебя все… Вместо денег какое-то чучело. Что я теперь Олегу скажу?

Между тем странное существо выбралось из банки, вскочило на стол, обнюхало чашку с недопитым чаем, а затем сунуло в нее свой длинный тонкий палец и быстро-пребыстро его обсосало. Потом еще раз и еще.

— Он, наверное, хочет пить, — догадалась Лешка и налила зверьку в блюдечко воды. Она думала, что он будет лакать воду язычком, как все остальные известные ей животные, но зверек и в блюдечко окунул свой палец и тоже его обсосал, а потом вернулся к чашке.

Значит, сладкая вода ему нравилась больше. И пить ее он предпочитал посредством пальца.

— А чем же его кормить-то? — озабоченно проговорила девочка.

Ромка полез в холодильник и достал оттуда морковку.

— Вот, пусть попробует.

Зверек взял морковку руками-лапками, отгрыз от нее кончик, а потом подобрался к лежащим на столе сырым яйцам. Лешка делала себе на завтрак яичницу и забыла убрать оставшиеся продукты в холодильник. Зверь мигом прогрыз в яйце маленькую дырочку и с помощью своего необыкновенного пальца быстро выгреб содержимое яйца себе в рот, как желток, так и белок. А на столе осталась совершенно целая скорлупка.

— Яйцевычиститель какой-то, — хмыкнул Ромка, а Лешка умилилась:

— Правда, он очень смешной?

А Дик рвался и рвался на кухню и так громко рычал, словно его хозяйке угрожала страшная опасность. Зверек не нравился псу одним своим запахом. Лешка встала и притянула посильнее дверь.

— А вдруг Дик его съест? — с испугом сказала она. — Проглотил же он один раз голубую тропическую бабочку.

— Этот тоже какой-то тропический, но не бабочка, — глубокомысленно отметил брат. — Не проглотит, уколется.

Лешка открыла холодильник в поисках нового угощения для странного гостя, а Дик тем временем каким-то образом ворвался в кухню и с грозным рыком бросился на зверька. Но тот не растерялся, а вспрыгнул на верх кухонного шкафчика. Свесив вниз свой длинный пушистый хвост, существо без всякого страха взирало оттуда на пса. А потом быстро спрыгнуло вниз и с силой ткнуло собаку в загривок своим острым пальцем. Не помогла и густая шерсть. Дик взвыл, а зверек уже снова был наверху. И тогда пес повернулся и ушел, будто невиданного и ужасно пахнущего существа и вовсе не было в их доме.

Точно такой вид Дик делал, когда во время прогулки к ним подлетала стая бродячих собак. Если каждую домашнюю псину он обычно облаивал независимо от того, шла ли она чинно рядом с хозяином или сама моталась по двору, то дворняжек не замечал в упор. С одной стороны, Дик их чурался из-за своего более благородного происхождения — а Лешка знала, что у бродячих псов даже язык иной, и если бы собаки вдруг заговорили по-человечески, то дворовые и домашние не поняли бы друг друга, как иностранцы. Но главное все же было не в собачьем взаимопонимании, вернее, отсутствии такового, а в том, что Дик прекрасно сознавал, что с целой стаей ему одному не совладать, а потому и предпочитал обходить стороной своих бродячих сородичей. И достоинство сохранял, и убегать не приходилось.

Так же перестал замечать Дик и маленького серого котенка, живущего в их подъезде. Однажды они шли гулять, а котенок сидел на ступеньках. Дик кошек никогда не обижал, он лишь стремился их обнюхать. Сунулся носом он и к котенку, а тот сначала зашипел, а потом неожиданно подпрыгнул и вцепился когтями псу в голову, да так, что тот завыл, а Лешка испугалась, как бы эта крошка не выцарапала ее любимцу глаза, и с трудом отодрала нападавшего от жертвы. И теперь, прежде чем вывести пса на улицу, ей приходилось проверять, не поджидает ли их в подъезде маленький охотник на собак, и то же самое она приказала делать всем домашним.

— Вообще-то это какой-то странный зверь, редкий, — продолжал рассуждать Ромка. — Что не белка, понятно. А чтобы узнать, кто он такой, надо посмотреть в энциклопедии животных. Иди ищи диск.

— У нас на диске только хищные животные, а этот фрукты и овощи ест, — возразила сестра. — Но даже если бы мы имели описания всех зверей на свете, то как узнать, на какую букву искать его название? Не считывать же все подряд!

— Ну, тогда надо найти большой атлас животных и просмотреть его. Мы можем съездить в книжный магазин и даже его не покупать, потому что он очень дорогой, а просто полистать, прямо на месте. Только уж очень неохота никуда идти. Я сегодня благодаря тебе уже вдоволь находился.

— У Славки, кажется, есть такой атлас, — вспомнила Лешка. — Жаль, что он уехал.

— Счастливчик! Ему экзамен не сдавать, — вздохнул Ромка, на что сестра возразила:

— Ты же не знаешь историю так, как он, нечего и завидовать. Был бы отличником, и тебя бы освободили от экзамена. Ой, послушай, у Венечки, кажется, тоже было что-то похожее на атлас животного мира.

— Венька тоже уехал, — пробурчал брат.

— Без тебя знаю. Но он должен не сегодня-завтра вернуться!

Лешка подошла к телефону, но не успела набрать номер, как в дверь настойчиво позвонили, а Дик громко залаял.

Лешка направилась было в прихожую, но Ромка удержал ее за руку и с испугом зашептал:

— Сиди. Это, наверное, Олег. Что я ему скажу? Что вместо денег приобрели неизвестно кого? Придется ему потерпеть до вечера. И если куда пойдешь со своим Диком, то постарайся с ним не встречаться. А домой будешь возвращаться, то или сама дверь ключом открывай, или стучи вот так. — Ромка костяшками пальцем простучал по стулу: там-там, та-та-там, там-там, та-та-там. — Это впредь будет наш условный стук, запомни. И учти, что на тебя теперь вся надежда. Не уломаешь папу, мне будет плохо, и ты от меня так просто тогда не отделаешься.

— Постараюсь уломать, — чувствуя себя виноватой, пообещала сестра.


Глава IV ВСТРЕЧА НА ДОРОГЕ


И Лешка принялась думать, как ей уговорить папу дать ей денег. Не рассказывать же ему, как Ромка вместо похода в библиотеку за один день умудрился слетать в Воронеж, чтобы отыскать неизвестно кем похищенную Лешку, и как она сама всю ночь выбиралась из пристроенной к трамвайному депо высокой башни? Они же с мамой, узнав, на что способны их дети, как пить дать с ума сойдут! Не скажешь и о сегодняшнем «обмене» — тогда придется выкладывать про историю с картинами.

А Ромка подбежал к окну, чтобы посмотреть, куда направится Олег. Если к себе домой, то и на телефонные звонки им с Лешкой нельзя будет отвечать до самого вечера.

Но когда внизу остановился лифт и хлопнула подъездная дверь, то никакого Олега он не увидел. Из подъезда вышла Инна Григорьевна — соседка с пятого этажа, а за ней — незнакомая молодая девушка. Пройдя несколько шагов, девушка оглянулась, прищурилась и посмотрела наверх, ну прямо на окна их квартиры. Ромка отпрянул от окна, а потом, не совладав с сыщицким азартом, забыв об Олеге и вообще обо всем на свете, сорвался с места и помчался за подозрительной незнакомкой.

— Если она к нам, то ее, наверное, подослал тот парень, — на ходу крикнул он. — Посмотрю, куда она пойдет, узнаю, кто она такая и что ей здесь было надо.

Лешка осталась у окна, чтобы понаблюдать, как Ромка будет преследовать незнакомую девушку. А когда брат скрылся из виду, перевела глаза вниз, так как дверь подъезда хлопнула снова. И вдруг она увидела, как из их дома выходит тот самый парень, у которого они отобрали банку со зверьком. Значит, Ромка побежал вовсе не за тем, за кем надо. Значит, этот парень к ним звонил. Но почему не ушел сразу? Если он хотел потребовать обратно своего зверька, то почему не остановил Ромку?

И, мигом переобувшись, Лешка помчалась за бывшим владельцем неизвестного существа.

Парень шел быстро. Лешка старалась не отставать, но при этом идти на приличном от него расстоянии, так, чтобы он не заметил слежки.

И тут, совсем некстати, у нее на пути выросла тетя Аня, та самая их соседка по лестничной клетке, которая всюду сует свой длинный нос. Только бы проскользнуть незаметно мимо нее!

А тетя Аня, как ни странно, почему-то сначала обратила свое внимание на преследуемого Лешкой парня и даже кивнула ему, правда, не совсем уверенно, словно бы сначала его узнала, а потом поняла, что обозналась. А затем, как Лешка ни отворачивалась и ни делала вид, что никого и ничего не видит, тетя Аня заметила и ее тоже и сразу же вцепилась в ее локоть.

— Оленька, что-то я вас с Ромой давным-давно не видела. И Дика твоего то папа, то мама выводили. Уезжали куда?

— Здрасьте, теть Ань. Я — да, а у Ромки экзамены, — быстро ответила Лешка, устремляясь вперед.

Но хватка у соседки была мертвой. К тому же парень оглянулся, увидел Лешку и, вместо того чтобы остановиться, метнул на нее злой взгляд и еще быстрее пошел к метро. Если бы не тетя Аня, возможно, он бы ее не заметил, а она бы успела его догнать и по-тихому проследить, куда он пойдет. Или поговорить, объяснить, что они на него напали случайно. Но из-за соседки слежка и разговор не состоялись. А тетя Аня никак не отставала.

— И куда же ты ездила?

— В Воронеж.

— В Воронеж! — воодушевилась тетка. — Я там тоже была, лет десять назад. У меня там одна знакомая живет. И знаешь, какая у нее история вышла? Она чуть было…

Тетя Аня о своих родственниках и знакомых могла рассказывать бесконечно. Лешка, не боясь показаться невоспитанной, перебила ее и свободной рукой указала вслед парню.

— А кто вон тот человек? Тоже ваш знакомый? Тетя Аня с недоумением подняла левую бровь.

— Какой человек?

— Который только что мимо вас прошел. Молодой, вы с ним, мне показалось, поздоровались.

Тетя Аня оглянулась.

— А, этот, в сером… Лицо его мне знакомым показалось. На кого-то он похож. Дай-ка я вспомню.

— Ой, я забыла выключить чайник. — Лешка таки вырвала у соседки свою руку и кинулась обратно домой. Ждать, пока тетя Аня вспомнит этого парня, не было смысла, ибо похож он мог быть на кого угодно: от популярного киноактера до какого-нибудь ее дальнего родственника или бывшего сослуживца. Эх, если бы не соседка, Лешка хоть что-то узнала бы о нем сама.

Вбежав во двор, она наткнулась на тети Аниного внука, Павлика.

— А вас с Ромкой здесь один человек разыскивал, — радостно сообщил мальчишка.

— Какой человек?

— Ну, такой. — Павлик сделал неопределенный жест. — С черной сумкой. Спросил, как ему найти мальчика с девочкой, и сказал, в чем они одеты, и что у девочки волосы рыжеватые, а у мальчика темные, и что она тонкая, а он потолще. Ну, я сразу понял, что он о вас говорит, и сказал ему, в какой вы живете квартире.

— Молодец. Спасибо тебе огромное! — с досадой вскричала Лешка. Эта семейка им явно сегодня решила подпортить жизнь.

— А что, не надо было говорить? — догадался Павлик. — Я потом к вам в дверь позвонил, чтобы о нем сказать, а вы не вышли.

— Так это ты к нам приходил?

— Ну. А почему вы мне не открыли?

— Мы открыли, только ты слишком быстро ушел.

— Понятно. А ты мою бабушку не видела?

— Видела. Она в магазин пошла.

Лешка вернулась в дом. На шкафу зверька не было. По всему полу были рассыпаны разная крупа и вермишель с макаронами. Девочка метнулась на кухню и заглянула в один из настенных шкафчиков, где у них хранились сыпучие продукты. Дик за ней не пошел. Поостерегся.

Девочка поморщилась, представляя, что скажет мама, когда вернется. Зверек проковырял все пакетики: и с пшеном, и с гречкой, и с рисом, и целлофан, в который были упакованы спагетти, и большую коробку с геркулесом, и, не найдя лучшего места, улегся спать на оставшейся куче крупы, укрывшись своим пушистым хвостом. А мамины припасы громко скрипели под ногами.

Надо это ушастое чудо куда-то посадить, не то оно еще что-нибудь натворит, решила Лешка. Она подмела пол и подошла к окну, чтобы посмотреть, не идет ли Ромка. Одна занавеска на окне была порвана, вернее, прорезана, будто по ней несколько раз чиркнули бритвой. Ну и хулиган этот зверь! Что же с ним делать?

Ромка не заставил себя ждать.

— Ничего не вышло. Я добежал до метро, а она не стала в него спускаться, ее на улице тачка поджидала, а в ней какой-то подозрительный тип сидел. Я записал номер машины. Вот.

Лешка не стала смотреть на бумажку.

— Ты поспешил и напрасно потерял время. Та девушка приходила не к нам. Этот парень, у которого мы отобрали банку, сам здесь отирался. Я его в окно увидела, а потом за ним тоже побежала, и если бы не тетя Аня…

Лешка рассказала о неудавшейся слежке и о своей встрече с соседкой и ее внуком.

— Только в дверь к нам звонил не он, а Пашка. А этот тип, значит, что-то другое замышляет. Хочет, наверное, назад своего зверька выкрасть.

— Значит, он нас выследил, — протянул Ромка и беспечно махнул рукой. — Лешк, а чего нам бояться-то? Он лай твоего Дика услышал и сразу сообразил, если не дурак, что к нам в квартиру так просто не забраться. Но зато теперь окончательно ясно, что мы заимели ценного зверя. Поскорее бы узнать, кто это такой.

Словно поняв, что люди ведут о нем речь, зверек, как пружинка, выметнулся из шкафа и взлетел на Попкину клетку. Попка с отчаянными воплями «Омочка, пусенька мой» заметался по ее дну, потом взлетел на жердочку и заверещал еще громче. Дик тоже не остался безучастным и зарычал очень грозно, но издали.

Возмущенный таким бесцеремонным поведением новоявленного жильца, Ромка покачал головой.

— Тебе не кажется, что до поры до времени его следует припрятать куда подальше? Во-первых, он моего Попку пугает, во-вторых, скоро мама с папой придут, а что мы им скажем? Когда выясним, что это за зверь такой, тогда видно будет.

— Я об этом тоже подумала, — сказала Лешка, меняя на кухне занавески. — Надо его куда-нибудь посадить, чтобы он не смог оттуда вылезти. Только куда?

— И почему я один за всех должен думать! У других ума нет, вот почему! — Ромка сходил на балкон и принес оттуда большой деревянный ящик. В этом ящике когда-то, очень давно, у них жил цыпленок.

Когда Ромка был совсем маленьким, то увидел в книжке маленького желтого птенчика и захотел такого же. Орал он без передыху целых три дня, мама сдалась и на четвертый день цыпленка ему купила. Но цыпленок с Ромкой играть не хотел, и интерес к маленькой желтой птичке у ребенка быстро угас. А петушок подрос, ящик стал ему тесен, и его отдали знакомым, у которых был свой дом в деревне. Ромка потом навестил своего друга, но взрослый петух не узнал своего бывшего хозяина, и как тот его к себе ни подзывал, даже не соизволил к нему подойти, на что Ромка жутко обиделся. А деревянный ящик так и остался стоять на балконе и теперь вот пригодился снова.

Лешка решила поселить зверька в Ромкиной комнате, в самом дальнем углу, за письменным столом. Ящика, если, конечно, его специально не искать, там никто не заметит.

— А ну-ка, иди сюда. — Ромка протянул к зверьку руки, тот издал звук, как будто кто-то потер один о другой куски металла, и вытянул ему навстречу свою лапку. Да так быстро резанул своим острым когтем, что Ромка не успел отдернуть руку, и на коже осталась глубокая, как от лезвия бритвы, царапина.

— Ай! Ну и вредина! — вскрикнул он, пытаясь унять кровь, и отказался от всяких дальнейших действий. — Сама его бери и сажай куда хочешь.

Лешка вплотную подошла к зверьку и осторожно погладила его по жесткой шерстке, а потом безбоязненно взяла в руки и зашептала в полупрозрачное ухо ласковые слова. Зверек коснулся ее лица мокрым, как у собаки, носиком, будто хотел сказать, что все понял, и она посадила его в ящик, положив туда мягкую подушку, яйцо и морковку.

— Он, мне кажется, еще ребеночек. Такой маленький. Попал сам не знает куда, вот и защищается от всех, как может.

— У него не пальцы, а бритвы. — Ромка накрыл ящик железной негнущейся сеткой. — Вот пусть теперь здесь сидит и не рыпается. Все у него есть. И мягко, и тепло, и светло, что еще нужно для счастья? Лешк, а ты знаешь, как говорил великий Пифагор? Он говорил: «Не гоняйся за счастьем, ибо оно находится в тебе самом».

— Почти так же, как и Козьма Прутков. «Хочешь быть счастливым — будь им», — откликнулась Лешка.

— Похоже, но не идентично. — Ромка услышал шум в прихожей и, прекратив демонстрировать свою ученость, пихнул сестру в бок: — Это папа. Действуй немедленно, потому что Пономарев может прийти за долгом в любую минуту.

Олег Викторович больше недели не видел свою дочь и, понятное дело, очень по ней соскучился. Поэтому, когда Лешка провела ребром ладони по горлу и сказала, что ей вот так, позарез и прямо сейчас нужны деньги, а потом обняла отца и призналась, что тоже скучала по нему в Воронеже — а так оно и было, — он даже не спросил, зачем они ей понадобились, и лишь молча открыл свой бумажник и отсчитал ровно столько, сколько она просила. Лешка незаметно передала деньги брату, и он умчался с ними во двор, а когда вернулся, лицо его излучало полнейшее спокойствие и довольство жизнью.

Потом Лешка вернулась к ящику. Зверек мирно спал на мягкой подушечке под своим хвостом. Она приоткрыла сетку, провела пальцем по его жесткой спинке и прошептала:

— Не скучай и знай, что я никому не дам тебя в обиду.

Зверек открыл огромные сверкающие глаза, вытянул вперед свою лапку с необычным пальцем, но не стал Лешку им царапать, а лишь вскочил и поднял кверху пушистый хвост. Наверное, понял, что она ему сказала.

Скоро мама позвала всех ужинать. И когда все уже сидели на кухне за столом, из Ромкиной комнаты вдруг донесся дикий крик:

— Трон-тзит! Зтрон-тзит!

Валерия Михайловна вздрогнула и пошутила:

— Что за дикий зверь у вас завелся? Ромка вскочил.

— Это Лешка компьютер с игрой не выключила. Олег Викторович поднял от тарелки голову, глаза у

него заблестели.

— Что за игра? Новая?

— Новая, но неинтересная, — замотал головой Ромка.

— Совсем-совсем скучная, просто стрелялка, тебе не понравится, — вторя брату, замотала головой Лешка, опасаясь, что отец заинтересуется новинкой и отправится к компьютеру. Иногда он тоже мог часами штурмовать какую-нибудь виртуальную крепость и, как ребенок, радоваться одержанным победам.

Потом Ромка и в самом деле уселся за монитор — после сдачи экзамена и бурно проведенного дня ему полагался законный отдых. Лешка же весь вечер просидела над забавным зверьком, пока он к ней почти совсем не привык.


Глава V НОВАЯ КОМПАНИЯ


Рано утром брат с сестрой проснулись от громкого маминого крика. — Что это такое, скажите на милость? Лешке спросонья в первый момент показалось, что наступила зима и прямо в комнате пошел снег. Но потом она поняла, что никакой это не снег, а обычный пух, который летает по всем комнатам. Пухом и перьями были припорошены столы, стулья, диваны, пол… А откуда-то из-за платяного шкафа, стоявшего в ее комнате, доносился стук, будто барабанил по дереву дятел.

Лешка ощупала свою постель: у нее все было в целости и сохранности. Зато у Ромки, который любил обкладывать себя целой кучей подушек, три из них оказались разорваны и полностью выпотрошены.

Лешка присела перед ящиком, в котором они вчера поселили зверька. В одной из его стенок зияла огромная дыра, а вместо подушечки остались изорванная наволочка и куски синтепона.

Увидев все это безобразие, Ромка юркнул под одеяло и укрылся им с головой, предоставив сестре самой выпутываться из нелегкой ситуации.

Но Лешка сдернула с него одеяло и прошептала:

— Неужели ты не слышал, как он грыз ящик?

— У-у, — Ромка помотал головой, вырвал у сестры одеяло и снова скрылся в недрах постели.

Лешка только вздохнула. Ясное дело: если ее брата не будит даже праздничный салют, то что говорить о каком-то там шорохе в углу комнаты? Надо было ей ставить ящик за своим диваном, а не за Ромкиным столом, она бы проснулась и приняла меры, а теперь уже поздно.

А мама не унималась.

— Я всю ночь не спала, мне все казалось, что где-то скребется мышь. Но у нас же нет мышей! Или есть? — Валерия Михайловна подошла к шкафу, из-за которого доносились стук и шорох. Она просунула туда руку и тут же громко вскрикнула: — Ай, там что-то острое!

Нетрудно было догадаться, что это зверек царапнул маму своим длинным когтем.

Тогда Валерия Михайловна отправилась за шваброй. Скрывать поселившееся в доме существо и дальше не было никакой возможности.

— Иди сюда, мой маленький, — сказала Лешка и заглянула за шкаф.

Зверек вскарабкался наверх и издал жуткий металлический скрежет.

— Кто это?!! — в одной руке держа швабру и дуя на другую, в ужасе воскликнула Валерия Михайловна, увидев ушастое, рукастое, большеглазое существо с большим, задранным кверху пушистым хвостом.

— Я не знаю, — совершенно честно ответила Лешка.

— А кто же тогда знает? И откуда он… оно вообще здесь взялось?

— Из банки.

— Слушай, не морочь мне голову! — совсем уже рассердилась мама. — Из какой такой банки? Что ты несешь?

— Я и не морочу. Он был в банке. Вот. — Лешка сбегала в прихожую и предъявила маме бывшее вместилище их нового жильца.

Валерия Михайловна брезгливо сморщилась.

— А банка эта откуда?

— Так, случайно… нам ее дали… на улице, — Лешка сначала медленно подбирала слова, а потом зачастила: — Мы его в ящик от цыпленка посадили и не думали, что он прогрызет в нем дырку. Цыпленок же не прогрызал ящик, жил себе в нем и жил, а этот вот прогрыз. Мы-то тут при чем?

— Вечно у нас все не как у людей, — вздохнула Валерия Михайловна. — Оттого и порядка в доме нет и никогда не будет.

— Но мы, честно, не знали, что он еще и грызун. Значит, ему нужна железная клетка, — донесся глухой голос из-под одеяла.

— И он больше не будет делать ничего плохого, честное слово. Мы достанем такую клетку, из которой он не вылезет, вот увидишь! — продолжала убеждать маму Лешка.

— Такие хорошие были подушки, — вздохнула Валерия Михайловна. — Не люблю я синтепон.

— Мы тебе купим новые. Сами деньги заработаем и за все отдадим. — Лешка умоляюще заглянула матери в глаза. — Ты только не сердись!

— Не нужны нам ваши заработки, только учитесь получше.

— Это какой-то редкий зверь, — только и сказал Олег Викторович. Допив свой кофе, он вышел из кухни и с любопытством посмотрел на шкаф. — Значит, это он вчера кричал таким диким голосом?

— А каким, по-твоему, он должен был кричать? Домашним? — не выдержал под своим одеялом Ромка.

Валерия Михайловна взглянула на часы.

— Ох, я из-за вас опаздываю! Олег, скорее!

И, не успев дослушать Лешкины оправдания и Ромкины объяснения, мама с папой унеслись из дому. Валерия Михайловна спешила в редакцию газеты, в которой она заведовала рекламным отделом, а папа — на лекции в институт — по расписанию сегодня они у него были с раннего утра.

Лешка снова сорвала с брата одеяло.

— Рома, вставай же! Надо что-то делать. Где мы возьмем клетку?

Ромка вырвал у нее одеяло и возмутился.

— Пока тебя здесь не было, я хоть высыпался.

— Понятно. Небось, вставал каждый день не раньше двенадцати, когда мама с папой на работе были.

— Тебе-то что, завидно? Тем более что я все учил, что мне было надо. — И Ромка вознамерился спать и дальше, но телефонный звонок заставил его подняться. Опередив сестру, он схватил трубку и заорал: — Венька! Приехал! Вот здорово!

Лешка подбежала к параллельному телефону.

— Венечка, у тебя есть «Атлас животных»? Ну, всяких там диких зверей? А то у нас один зверь завелся, и мы не знаем, кто он такой. Нет, не большой, совсем маленький, но все подряд грызет и портит. Скорее всего, грызун, потому что дыру в толстенном ящике прогрыз. А еще он чем-то на белку похож, но не белка. Есть? Вот здорово! Приходи к нам с ним, будем смотреть и сравнивать. А то у нас хоть и имеются и энциклопедия, и толковый словарь, и диск с дикими животными, правда, с хищниками, но мы даже не представляем, на какую букву искать его название.

Потом Лешка снова взяла зверька на руки. Когда мама с папой ушли, он доверчиво подобрался к ней сам.

— Ты, наверное, никогда не жил дома и не знаешь, как себя надо вести в приличном обществе. — Она погладила неизвестное существо по жесткой лохматой спинке и подошла к брату. — Так куда его девать? Он же еще что-нибудь порвет и сгрызет.

— У Олега надо спросить, — ответил Ромка.

Он оделся и, даже не позавтракав, выскользнул за дверь, а вернулся с большой, больше, чем у его Попки, клеткой и протянул ее Лешке.

— Вот, ты вечно говоришь «Олег такой, Олег сякой», а он меня всегда выручает в трудную минуту. Держи, он дал нам свою клетку во временное пользование. Пихай туда сама своего зверя. И с мамой сама будешь разбираться. Из-за тебя сколько хлопот! Мне, понимаешь, историю учить надо, а тут сплошные заботы и дела лишние.

Лешка, не слушая продолжающего бурчать брата, усадила зверька в клетку, наложила ему всякой еды, закрыла дверцу на задвижку и подергала. Дверца закрывалась хорошо.

— Сиди теперь здесь, — приказала она своему новому другу и отправилась гулять с Диком.

А после того как она вернулась с прогулки и они с Ромкой позавтракали, появился Венечка.

— Я не один, — с порога объявил он.

Их лучший друг приволок с собой целую компанию: двух девочек и одного мальчика. Он вошел первым, прикрыл за собой дверь и попросил:

— Убери, пожалуйста, Дика, а то народ его боится. Лешка заперла Дика на кухне, откуда его грозный

лай казался тише.

— Интересно, — шепнула она брату, — кто ж из них боится собак?

— Не Венечка, и не Аська — они сами собачники, — ответил Ромка.

Лешка пригласила гостей в свою комнату.

Собственно, из всей троицы, явившейся с их другом Венечкой, они с Ромкой знали только Аську. Аська была хозяйкой Малыша — песика, которого они с Венечкой делили пополам до тех пор, пока у Венечки не появился свой щенок породы дог по кличке Дожик.

Аська привела с собой свою подругу Настю. Лешка заметила, что Ромке Настя сразу понравилась, потому что он как-то бестолково засуетился, а потом чуть слышно поинтересовался, не кажется ли ей, что Настя чем-то похожа на Марину. Красавица Марина, с которой Лешка только что вернулась из Воронежа, для Ромки была не просто другом, а являла собой идеал красоты, а также критерий, по которому он оценивал всех знакомых и незнакомых ему девчонок. И надо заметить, что до сих пор ни одна из них не шла ни в какое сравнение с его идеалом.

А Лешке девочка Настя напомнила большую куклу с длинными ресницами, маленьким ротиком, густыми темными волосами до плеч, одетую в голубое платьице. Такая кукла была у нее в детстве, только звали ее не Настей, а Наташей. А если б у Насти были еще и голубые волосы, то в спектакле про Буратино она была бы главной претенденткой на роль Мальвины.

Мальчика они тоже видели впервые.

— Это Сашок, — представил своего знакомого Венечка. — Мы с ним учимся в одном классе.

Мальчик был такой же невысокий и худенький, как Венечка, только Венечка был темненьким, а у Сашка были светлые, соломенного цвета волосы. И глаза у него были не карими, как у Венечки, а зеленоватыми, с крапинками. А еще этот мальчик был с иголочки одет. Это определение пришло Лешке в голову, лишь только Сашок переступил их порог, но только сейчас она поняла его значение. Потому что на Сашке все было вроде как у всех, и свитер, и брюки, но то ли эти вещи были дороже, то ли подобраны исключительно в тон, но только выглядели они иначе, чем, например, на ее брате. У Ромки свитера вечно были растянуты, а джинсы топорщились на коленках. Ничего такого у их гостя и в помине не наблюдалось. И еще он казался намного взрослее своих двенадцати или тринадцати лет.

— Он что, тоже вундеркинд? — Ромка отвел Венечку в сторону и кивнул в сторону Сашка, который, сняв с полки толстую папину книгу «Космо-психо-логос», с умным видом ее перелистывал.

— Тоже, — абсолютно серьезно кивнул Венечка.

— А почему мы тебя раньше никогда не видели? И ничего о тебе не слышали? — удивилась Лешка, обращаясь к Венечкиному приятелю.

— Я редко где бываю, и в его классе я всего один год проучился, зато о вас знаю достаточно, — отозвался мальчишка.

— Понятно, — тут же возгордился Ромка. — Тебе Венечка рассказывал о наших расследованиях, да? Я сразу догадался.

— Чтобы дойти до такой глубокой мысли, не нужно быть детективом, — неожиданно съязвил Сашок, и Лешке не понравился его тон. Конечно, ее брат никогда скромностью не отличался, но и гость мог вести себя потактичней, тем паче, что ума ему, если верить Венечке, не занимать.

Но Ромкино самомнение было непробиваемым, а потому он пропустил слова Сашка мимо ушей и даже решил его порадовать.

— Ты бы мог иногда нам помогать кое в каких делах, — милостиво предложил он, оказывая тем самым большую честь гостю.

Хотя Венечкин одноклассник был ниже Ромки, но каким-то непостижимым образом он ухитрился посмотреть на юного сыщика сверху вниз.

— Зачем мне это? У меня, к твоему сведению, совсем другие интересы. — Он снова полистал умную книгу, потом поставил ее на полку и сказал: — Кстати, не задумывался ли ты о том, что все ваши так называемые подвиги объясняются простым везением? А вы гордитесь неизвестно чем.

— Каким таким везением? Как это — неизвестно чем? — вытаращился Ромка.

— Да так, — невозмутимо продолжал Сашок. — Вот, например, как я наслышан, недавно вы разоблачили старушку, которая подменяла картины в галерее. Но если бы художница не нарисовала для вас портрет преступницы, сами бы вы ее сроду не отыскали.

— Ты не прав! — вскричал возмущенный такой несправедливостью Ромка. — А знаешь, сколько мы перед этим перебрали версий, что только не делали, где только не были, чтобы ее найти? Да, сознаю, потом удача пришла к нам сама. Но не будешь же ты говорить, что Менделееву просто повезло, когда он увидел во сне свою периодическую систему химических элементов? Он о ней столько думал, что она не могла ему не присниться!

— Это совсем другое дело, — возразил Сашок. — Менделеев был гениальным ученым, и ему помогла интуиция, а вам, кроме везения, еще ни разу в жизни не попадался по-настоящему умный противник.

— Как это — не попадался? — Ромка ухватил мальчишку за руку. — Да нам такие хитрюги встречались!

Но Сашок покачал головой, оставаясь при своем мнении.

— Нет, ты послушай, — схватил его Ромка за другую руку.

— Эй, вы, хватит спорить, — миролюбиво прервал их Венечка и вытащил из сумки толстенную книгу в цветной глянцевой суперобложке — «Атлас животного мира». — Показывайте лучше, кто тут у вас завелся.

— Мы еще вернемся к этому разговору, — сказал Сашок.

— Обязательно вернемся, — ответил до глубины души уязвленный Ромка.

— Идите сюда.

Лешка подвела гостей к клетке. Уцепившись за железные прутья необычными лапками-ручками, ребят рассматривало большущими глазами необычное существо с огромными ушами и пушистым хвостом.

— Ой, какой хорошенький! — воскликнула Настя.

— И правда, — прошептала Аська.

Венечка поправил очки, внимательно оглядел зверька и открыл свою толстую книгу.

— Я, кажется, такого где-то здесь видел. И, по-моему, он был рядом с лемурами. Ура, нашел! — перелистав ряд страниц, воскликнул мальчик.

Все бросились к книжке. С глянцевой картинки на ребят смотрел точно такой же зверек. Только глаза на картинке у него были более раскосыми и не такими умными.

А Венечка вслух прочел:

— Руконожка, или ай-ай, или айе-айе, — млекопитающее подотряда полуобезьян, единственный вид одноименного семейства. Так, большие глаза, большие уши, острые когти… Длина тела около сорока сантиметров, хвоста — около шестидесяти. Вес — около двух килограммов. Лешк, а ваш сколько весит? — оторвался он от книжки.

— Мы не взвешивали, но по-моему, не больше килограмма, — прикинула Лешка.

— Значит, он еще детеныш. Итак, обитает ай-ай в лесах Мадагаскара. Занесен в Красную книгу Международного союза охраны природы и природных ресурсов. Из-за вырубки лесов на самом Мадагаскаре уцелело не более пятидесяти руконожек, но правительство республики отвело для них небольшой островок у побережья. Неволю зверьки переносят хорошо, но в настоящее время руконожек нет ни в зоопарках, ни у частных лиц.

— А у нас, значит, есть! — с восторгом сказала Лешка. — Я чувствовала, что он не такой, как все. Он, значит, почти что обезьянка. Надо о нем еще почитать где-нибудь, чтобы точно знать, чем его кормить и как с ним обращаться.

— И где вы его взяли? — спросила Настя, погладив зверька по лапке, которую тот тут же отдернул, а потом угрожающе высунул из-за прутьев свой самый длинный палец с крючком-когтем.

— Мы… Он в банке был, а банку нам отдал один человек, потому что чего-то испугался, — сказал Ромка и наступил Лешке на ногу, чтобы она не распространялась о подлинной истории появления зверька в их доме.

Но Лешка и сама не стала бы рассказывать при посторонних о том, как сначала ее обманул мошенник, а потом они с Ромкой по ошибке напали не на того человека. Вот когда они останутся с Венечкой вдвоем, тогда он все и узнает.

— Скорее всего, он попал в Москву контрабандным путем, — сказал Ромка.

— Ясное дело, контрабанда вечна, как мир, — на сей раз согласился с ним Сашок. — И что вы с ним теперь намерены делать?

— Должно быть, его надо в зоопарк отнести, — поразмыслив, предложил Венечка. — Ему большой вольер нужен, а не маленькая клетка, и специальное питание.

— Я тоже так думаю, — кивнула Лешка. — Но, может быть, сначала надо сообщить о нем мадагаскарскому послу? Раз он такой редкий?

— А еще лучше кому-нибудь продать. — Сашок заглянул в Венечкину книгу и покачал головой. — Вы хоть представляете себе, сколько в Москве любителей всяких экзотических животных? Его у вас с руками оторвут, за огромные причем бабки. Он ведь очень дорого стоит, раз его больше ни у кого нет.

— Нет, я его ни за что не стану продавать. — Лешка вынула зверька из клетки и прижала к себе, а он, как маленький ребенок, заглянул ей в глаза. — Неизвестно ведь, в какие руки он может попасть. Вдруг к плохим людям? И… И вообще я чувствую, что этого делать нельзя. Мы с ним уже подружились, а друзей не продают. К тому же он еще ребенок, раз в нем нет двух килограммов, и, значит, требует повышенного к себе внимания. И любви.

Произнеся такую длинную речь, Лешка смутилась, покраснела и открыла дверцу клетки, чтобы посадить туда зверька, но Настя ее остановила.

— А можно его подержать? — спросила она и безбоязненно взяла у Лешки из рук руконожку. Зверек издал металлический скрежет, но ни кусаться, ни царапаться не стал. — Погладь его, — предложила она Сашку.

Но тот с брезгливым видом отошел от Насти подальше.

— Что-то не хочется. Кто знает, какие на нем сидят мадагаскарские микробы. Между прочим, он может быть разносчиком чумы. В Восточной Африке ее запросто можно подхватить, а на Мадагаскаре особенно. Можете в любом турагентстве спросить. Мой папа собирался как-то на сафари слетать, но потом не захотел кучу прививок делать, а без этого туда нельзя. А чума, между прочим, с блохами передается.

— Надо купить ему блошиный ошейник, — сказала Лешка. — Чума — очень редкая болезнь, будем надеяться, что у нашего зверька ее нет.

— А вдруг есть? — спросил Венечка.

— Ну и что ты предлагаешь? Выбросить его на улицу? Все равно мы все его уже трогали. — Она сняла с полки толстенный справочник «Желтые страницы». — Где ж его искать, этого мадагаскарского посла? Или съездить сначала в зоопарк?

— Зачем куда-то ездить? И туда, и туда можно позвонить, — сказала Аська. Она демонстративно погладила зверька по спинке, чтобы всем показать, что ей не страшны никакие микробы.

— И верно.

Лешка принялась листать «Желтые страницы», а Сашок — просматривать Ромкины компакт-диски, но ни игры, ни «музыкалки» не привлекли его внимания.

— Ну, налюбовались чумным зверем? — через некоторое время спросил он своих спутников. — Лично мне пора домой,

— Мне тоже, — с сожалением сказала Настя, сажая зверька в клетку.

— И ты уходишь? — Лешка помогла Насте закрыть клетку на щеколду и огорчилась, увидев, что Венечка собрался последовать за своими друзьями.

— Мне домой нужно, — сказал мальчик. — Но, может быть, вы теперь поедете ко мне? Увидите, как подрос мой Дожик с тех пор, как мы с вами не виделись.

— Я — с удовольствием, мне все равно нечего делать. — Лешка подложила в клетку к руконожке еще одно яичко: — Вдруг ему есть захочется.

Поднялся и Ромка.

— Я с вами. Вернусь и сразу стану учить, — заранее упредил он Лешкины возражения и вздернул нос. — И вообще без тебя ко мне никто не приматывался и меня не контролировал, и я все прекрасно сдавал.

— И мама с папой тебе с работы каждый час не звонили? — удивилась Лешка.

— Я что, в библиотеку не могу сходить? К тому же я там и правда часто бывал, с Олегом один день и прогулял только, да еще к тебе летал, а ты не ценишь.

Ромка тщательно закрыл дверь своей комнаты, клетку с руконожкой отнес в комнату родителей, прикрыв и эту дверь. А Лешка выпустила Дика из кухни и приказала ему охранять дом. Впрочем, могла бы и не приказывать. И без того, когда все уходили, Дик тут же шлепал в прихожую и укладывался у самого входа. Даже из щели под дверью не дуло, когда он там лежал.

А когда они подошли к метро, то Лешке то ли показалось, то ли в толпе и в самом деле мелькнула фигура того самого парня в сером свитере и с черной сумкой через плечо. Или это был просто похожий на него человек? Лешка прищурилась и даже встала на цыпочки, чтобы получше его рассмотреть, но он уже поднялся наверх по эскалатору. И она решила не забивать себе этим голову. Таких свитеров полно, и сумок тоже. Да и какая ей разница, тот это парень или нет? Пусть только сунется в их дом, Дик его на клочки разорвет, не даст и порога переступить. Впрочем, он и сам к ним не решится лезть, услышав грозный лай кавказской овчарки.

Расставшись на проспекте Мира с Сашком и девчонками, брат с сестрой отправились к Венечке.

У их маленького дружка было, как всегда, уютно и интересно. Венечкина комната постепенно обретала свой прежний вид — то есть захламливалась всякими вещами, только на полу никакие книги и кассеты пока еще не валялись, чтобы их не смог сгрызть Дожик.

Сначала Венечка продемонстрировал друзьям снятый его папой фильм о том, как они отдыхали под Липецком. Особенно Лешке с Ромкой понравились кадры, как Венечка ныряет в глубокую речку с аквалангом, а Дожик бегает по берегу и громко скулит, думая, что eгo хозяин утонул и больше не вернется.

Сейчас щенок бегал вокруг них, громко тявкая и настойчиво требуя, чтобы с ним поиграли. Лешка попыталась взять Дожика на руки, но щенок стал совершенно неподъемным — так быстро вырос за какие-то полтора месяца.

Потом они рассказали Венечке, как на самом деле в их доме появился зверек с далекого Мадагаскара. И про Лешкиного заломщика, и про отнятую совсем у другого человека банку, в которой вместо денег оказалось странное чудо природы. А Венечка порылся в своих залежах и извлек из них еще несколько книг о животных.

— Смотрите-ка, как интересно, — углубившись в одну из них, вскоре изумился мальчик. — Вы знаете, кто такой ваш ай-ай? Пришелец из тьмы веков, вот кто!

— Почему это? — не понял Ромка.

— А потому, что то ли семьдесят, то ли пятьдесят миллионов лет тому назад остров Мадагаскар отделился от Африки, а вместе с ним — населяющие его лемуры. А произошло это в то время, когда на Земле еще не было высокоорганизованных млекопитающих, всяких там хищников и крупных обезьян, и потому именно лемуры занимали верх эволюционного дерева, то есть были самыми развитыми и самыми распространенными животными на нашей планете. Еще не обезьяны, но уже с извилинами, полуприматы, одним словом. А потом на планете появились крупные млекопитающие, и почти все лемуры за пределами Мадагаскара вымерли. Остались только те, кто скрылся в густых джунглях: потто, золотые потто и галаго в Африке и лори — в Азии.

— А на Мадагаскаре, — продолжал Венечка, — как на острове в прямом и переносном смысле этого слова, все осталось по-прежнему. Море защитило лемуров от врагов, и их численность здесь даже увеличилась. Сейчас на острове их насчитывается более двадцати видов, но известно о них по-прежнему удивительно мало. И если бы не технический прогресс, развитие цивилизации, то они жили бы себе да жили, да только теперь их количество все сокращается и сокращается. Несмотря на запрет всякой охоты на животных, организацию многочисленных заповедников, им грозит опасность из-за нарушения среды обитания. Возможное превращение в скором будущем Мадагаскара в голую безжизненную пустошь — не зловещая выдумка фантастов, а жестокая реальность. Кстати, руконожка ваш не похож ни на одного из лемуров. Он совсем особый. Смотрите, как тут написано: когда зоологи впервые увидели это странное существо, то сначала приняли его за белку.

— Как и мы! — воскликнула Лешка.

— Ну да. Потому что у вашего зверя зубы грызуна, уши летучей мыши, шерсть дикого кабана, лапы обезьяны и хвост лисицы.

— По описанию он противный, а на самом деле, согласитесь, очень милый зверек, — слегка обиделась за своего нового питомца Лешка.

— Не спорю. Так вот, только в 1863 году английский зоолог Ричард Оуэн доказал, что этот зверь относится к примитивному виду лемуров. Так, а чем же он питается?

Венечка пробежал глазами еще одну страничку.

— Вот, нашел. На воле пищей ай-ай в основном служат крупные белые личинки жука-древоточца. Зверек постукивает длинным пальцем по дереву и находит их по звуку, потом прогрызает кору своими крепкими зубами и извлекает их из-под нее длинным средним пальцем.

— Так вот что он искал за маминым шкафом! Личинок, — догадался Ромка.

— Ой, послушайте, а вот еще что! Зверек прекрасно живет в неволе, охотно питаясь бананами, сахарным тростником и сырыми яйцами. Все. — Венечка протянул книги Лешке. — Хочешь, возьми их с собой. Найдешь что-нибудь еще о своем звере.

Лешка положила пару книг в Ромкину сумку и вспомнила:

— Он у нас чай сладкий пил. И, значит, мы все делали правильно, бананов только ему не давали. Но это не проблема. И личинок, наверное, можно раздобыть. Надо сходить в зоомагазин и там о них спросить. И все же, пожалуй, следует позвонить мадагаскарскому послу и сказать ему, что у них на Мадагаскаре кто-то ворует последних руконожек. Пусть лучше следят за своими редкостями.

Она придвинула к себе телефон и позвонила в справочную, но номера телефона мадагаскарского посла ей почему-то не дали.

Тогда Лешка позвонила в зоопарк.

— Скажите, пожалуйста, вам нужна руконожка? Ай-ай, или айе-айе. Ну да, полупримат. — Лешка отвела трубку от уха и прошептала: — Спрашивают, где мы ее взяли.

— Скажи, что нашли, — прошептал Венечка.

— Мы его нашли. — Лешка вновь отодвинула трубку. — Теперь интересуются, прошел ли он передержку. Что говорить?

— Я не знаю, — пожал плечами Ромка.

— Мы не знаем. Где мы живем? Мы вам еще позвоним. — Лешка быстро опустила трубку. — Зачем им знать, где мы живем? И еще они снова говорили о какой-то передержке. Что это такое?

— Ну, это вроде карантина, — объяснил Венечка. — Животное какое-то время проводит в изоляции, чтобы пройти инкубационный период и не передать другим зверям или людям какую-нибудь болезнь. В данном случае — чуму. Сашок был прав: на Мадагаскаре запросто можно ее подцепить.

— Там что, все чумные ходят? — хмыкнул Ромка.

— Нет, но Мадагаскар входит в ряд стран, неблагополучных по опасным инфекциям, в данном случае по чуме.

— Ты и в самом деле умница, все знаешь, — похвалила Венечку Лешка. — Но как нам выяснить, был наш ай-ай на передержке или не был?

— Туда позвонить, где она бывает.

— Мой голос в зоопарке знают, теперь позвони туда ты и разузнай номер телефона организации, в которой животные проходят передержку, — попросила девочка.

— Будет сделано, — ответил Венечка и через пару минут сообщил:

— Это зоологическое карантинное спецобъединение. Лешка записала полученный номер, потом его набрала и звонким голосом сказала:

— Здравствуйте. У вас есть руконожки?

— Чего? — спросили в трубке.

— Ну, руконожки, полуприматы, или ай-ай, у вас есть?

— А… Сейчас узнаю. — Трубку положили, а через некоторое время раздался все тот же глуховатый и бесстрастный женский голос. — Был один, сдох.

— От чумы? — ахнула Лешка.

— От какой такой чумы? От простуды.

— Погодите! А как он к вам попал?

— С таможни, естественно. А в чем дело? Кто спрашивает? — спохватилась неизвестная тетка.

Лешка снова опустила трубку.

— У них был один, но погиб, — сознательно избегая неприятного слова «сдох», пояснила она. — Значит, если им отдать нашего, то кто может поручиться, что он там уцелеет? Нет, не хочу его никому отдавать.

— И правильно, — поддержал ее Венечка. — Поедем к Темке на дачу, построим у него во дворе большой вольер, там и передержится, а потом будет видно, что с ним делать дальше.

— Гениальная мысль, — обрадовалась Лешка. — А если будет холодно, в дом его возьмем. Клетку большую новую ему купим. С послом, конечно, поговорим тоже, но потом, пусть пока у нас живет, раз неплохо переносит неволю. — Подумав, она добавила: — А хорошо все-таки, что у меня Дик есть, никакой вор нам не страшен, и никто у нас зверька не отберет.


Глава VI НЕ ТА ДЕВОЧКА


Побыв еще некоторое время у Венечки, брат с сестрой отправились домой. Проходя мимо скверика, Лешка нашла небольшую толстую корягу с корой и торчащими во все стороны ветками. Ветки она оторвала, а корягу взяла с собой.

— Положу Аечке в клетку, пусть он ее грызет.

— Как ты сказала? — переспросил Ромка.

— Раз он ай-ай, значит, Аечка, а поскольку еще и грызун, то ему, значит, надо непрерывно что-то грызть, чтобы стачивать свои зубы.

Возле метро Лешка купила самый большой кокос.

— Плод тропический, и для зубов польза, — пояснила она, укладывая все вместе в бездонную Ромкину сумку.

Они поднялись на свой этаж, и не успел Ромка извлечь из кармана ключи, как Валерия Михайловна открыла им дверь.

— Ты почему дома? — удивился он.

— Освободилась пораньше, мы сегодня с отцом идем на банкет к профессору Краснопольскому. У него юбилей. А вот почему тебя нет? — в свою очередь, спросила мама. — Лешка у нас теперь свободная пташка, а тебе историю учить нужно.

— Я и сам знаю. Мы на минутку к Веньке съездили, а теперь я уже сажусь, — ответил Ромка и, пройдя в свою комнату, в самом деле раскрыл учебник, а Лешка понесла зверьку корягу и кокос.

Каково же было ее удивление, когда клетки на месте не оказалось. Должно быть, мама убрала ее из своей комнаты, подумала девочка и пошла к Ромке. Потом заглянула за свой диван, проверила на кухне. Руконожки нигде не было.

— Что ты ищешь? — спросила Валерия Михайловна.

— Где клетка с нашим зверем? Мама, куда ты ее дела?

— Как это где? — Валерия Михайловна с недоуменным видом воззрилась на дочь. — Вы же сами ее забрали.

— Мы? Мы ездили к Венечке! А клетку оставили в вашей комнате.

— Все верно, там она и была. А потом вы прислали за ней девочку, она ее и взяла.

Переглянувшись, брат с сестрой хором воскликнули:

— Какую еще девочку?!

— Обыкновенную девочку, с темными волосами. Хорошенькую, насколько мне показалось, только я ее не разглядывала, у меня своих дел куча. Вынесла ей клетку, она и ушла.

Ромка схватил маму за рукав.

— Как ушла, куда ушла?

Валерия Михайловна лишь плечами пожала.

— Откуда же я могу это знать? Сказала спасибо и ушла.

— А свет хотя бы в прихожей был?

— Нет, я его не включала, — растерянно ответила Валерия Михайловна, не понимая, что она сделала плохого.

— А ты была в очках? — продолжал допрос Ромка.

— Конечно, нет. Ты же знаешь, я их редко надеваю.

— Значит, ты ее совсем не разглядела!

— А я тебе о чем толкую?

— Но мы не посылали к тебе никаких девочек! — вслед за братом вскричала Лешка.

Она снова обежала все комнаты, заглянула в каждый уголок в надежде, что мама что-то путает и клетка с руконожкой стоит себе где-нибудь в укромном местечке, а потом чуть не заплакала.

— Ну как же так, а? Рома, послушай, а может быть, это была Настя? Мама, ты не запомнила, в каком платье была эта девочка? В голубом?

Валерия Михайловна откликнулась не сразу.

— Что-то голубое на ней было, — сдвинула она брови. — Но, по-моему, она была в джинсах. Или я ошибаюсь? Да-да, точно, в брюках.

— Значит, не Настя. — Лешка зашмыгала носом: — Вспомни еще что-нибудь!

Валерия Михайловна задумалась.

— Мне показалось, что девочка была аккуратной. Вежливой.

— И это все? Мама, ну что ты наделала! Это такой редкий зверь, а ты его отдала неизвестно кому!

— Ну, знаете, выясняйте сами, почему неизвестно кто ходит к нам в дом за вашими клетками, какие ко мне претензии? Разберитесь лучше со своими друзьями. — Валерия Михайловна удалилась в свою комнату и плотно прикрыла за собой дверь.

— Вот и Дик твой не помог, — сказал Ромка. — Кто-то сумел и его, и нас с тобой обойти.

— Но может, это все-таки Настя? — снова прошептала Лешка. — Помнишь, как она его в руки брала? Наш Аечка ей понравился, ты заметил? И аккуратная она очень. Может быть, переоделась, а потом к нам приехала? Но неужели она такая двуличная?

— Не хотелось бы, чтобы она оказалась не такой, какой кажется, — проговорил Ромка. — Звони Веньке, узнавай, где она живет.

Все так же всхлипывая, Лешка взялась за телефон.

— Я почти ничего о ней не знаю, — ответил Венечка, когда она рассказала ему о странной пропаже зверька. — Настя не из моего класса, и я с ней вообще раньше не был знаком, только видел в школе. Она Аськина подруга и с ней учится. Сейчас позвоню Аське и спрошу, как ее найти. Кажется, она недавно в наш район переехала.

Но Лешка ждать не стала и сама набрала Аськин номер телефона — он был известен им еще с зимы после истории с летающей тарелкой. Однако ей никто не ответил, ни Аська, ни ее родители. Тогда она оставила сообщение на автоответчике, чтобы Аська с ними связалась, как только появится дома.

То же самое сделал и Венечка. А еще он вспомнил, что у Аськи имеется мобильный телефон.

— Только я не знаю его номера, — с сожалением сказал он.

— И что же нам теперь делать? — крикнула в трубку Лешка и в растерянности взглянула на брата.

— Ждать, когда вернется Аська, что еще остается? — ответил Ромка и стал учить свою историю, будто его ничуть не волновало, кто забрал у них зверька.

Но Лешка никак не могла успокоиться. Она вновь походила по комнатам, взялась было за книжки, которые им дал Венечка, но читать не смогла — больно было думать, что у них больше нет руконожки. Тогда она включила компьютер и написала Артему еще одно письмо: надо же было поделиться с ним своей бедой. Периодически она снимала трубку, набирала Аськин номер и слушала длинные гудки.

Долгожданный звонок раздался только часа через два.

— Что случилось? — спросила Аська. — Почему вы все меня ищете?

— Где живет твоя Настя? — ничего не объясняя, выкрикнула Лешка.

— В соседнем доме, а что?

— А то. Нам кажется… Мы думаем, что она пришла к нам, пока мы были у Венечки, и забрала нашего зверька. Вместе с клеткой!

— Как забрала? — удивилась Аська.

— Ну так. Сказала нашей маме, что мы ее за ним послали, мама ей поверила и ни о чем не спросила.

— Погоди немного, я тебе скоро перезвоню, — попросила Аська и бросила трубку. А через несколько минут позвонила снова и сообщила: — Я у Насти. Никуда она не ходила и ничего у вас не брала. Можете сами у нее спросить.

Через секунду послышался немного испуганный голос.

— Алло! Это я, Настя.

— Настя, ты к нам сегодня не приходила? Ну, еще раз? Правда нет? Вообще никуда не ходила? Должно быть, мы ошиблись, извини, — сказала Лешка и собралась было положить трубку, но Ромка быстро заговорил в параллельную:

— Настя, погоди, позови-ка снова Аську. — А когда Аська подошла к телефону, сказал: — Аська, огромная к тебе просьба. Не могли бы вы с Настей прямо сейчас приехать к нам? Нет, не просто так. Нам срочно нужна книжка, она чужая, а я у Веньки ее забыл. А сами за ней съездить мы ну никак не можем, потому что ждем срочного звонка из Англии, ты же знаешь, что у нас там друг живет. Привезите книжечку, а? Вы же с Венькой рядом живете, а от него до нас всего-то одна остановочка, что вам стоит ее проехать?

— Я не могу, — категорически отказалась Аська. — Мы сейчас с мамой в магазин идем.

— А Настя? Попроси ее, скажи, что век помнить буду.

Аська что-то пошептала, и в трубке снова раздался робкий голосок.

— Алло. Ладно, я привезу вам книжку. Только пусть кто-нибудь из вас встретит меня у метро. Я там, на выходе, ее вам и отдам.

— Вот спасибо, — крикнул Ромка и удовлетворенно потер руки.

— Зачем ты это затеял? — удивилась Лешка.

— Как это — зачем? Доверяй, но проверяй. Не повезем же мы маму к Насте домой, чтобы она на нее посмотрела. Пусть сама приходит на опознание. Кстати, почему она книжку привезти согласилась, а заходить к нам не хочет? Чего она боится?

— Может, забыла, где наш дом, или просто стесняется?

Пропустив слова сестры мимо ушей, Ромка позвонил Венечке и попросил его дать Насте, когда она к нему придет, любую книгу. А потом приказал Лешке:

— Иди, встречай ее и возьми с собой деньги, у тебя, я знаю, еще остались.

— Зачем?

— Купи что-нибудь вкусненькое и позови Настю к нам на чай. Если она и от этого откажется, то, согласись, это будет уж совсем подозрительно. Тогда придется ее по-другому проверять.

— Ладно. — Лешке никаких денег было не жалко, лишь бы вернуть полюбившегося ей зверька.

Она выскочила из дома и купила в ближайшем магазине самый дорогой торт, а потом подошла к выходу из метро и стала поджидать Настю.

Девочка появилась через несколько минут. На сей раз она была в красной кофточке и темных брючках, и этот наряд шел ей ничуть не меньше голубого платьица.

— Спасибо за то, что приехала. Пойдем к нам чай пить. Смотри, что я купила, — Лешка потрясла коробкой с красивой картинкой.

— У вас какой-то праздник? — спросила Настя, и Лешка еще раз отметила, какое у нее прелестное личико. Эта девочка и в самом деле чем-то походила и на Марину, и на Мальвину.

— Праздник? Ну, в общем-то да, — тут же сообразила Лешка. — Мы отмечаем мой приезд. Я только вчера из Воронежа вернулась. Как-нибудь расскажу вам всем, что там со мной приключилось.

Настя снова посмотрела на коробку и тряхнула длинными темными кудрями.

— Ну ладно, уговорила. Только ненадолго, мне родители не разрешают далеко от дома отходить, и в метро ездить тоже.

— Понятно, — кивнула Лешка. Сами-то они с Ромкой давно ездили куда хотели, ни у кого не спрашиваясь. Но Настя была младше их, к тому же приехала одна. Лешка в ее возрасте, то есть года полтора назад, тоже одна никуда не ездила. — Мы тебя назад проводим, не беспокойся.

Дик отнесся к Настиному приходу довольно дружелюбно, а она, войдя в квартиру, смело погладила огромного пса по мохнатой голове.

— У нас тоже была собака, ротвейлер. Она погибла, попала под машину. Это год тому назад случилось, а мы все до сих пор переживаем, и мама, и папа, и я тоже. — Глаза у девочки слегка повлажнели, а голос стал очень грустным.

— Я тебе сочувствую, — сказала Лешка, а Ромка, церемонно поблагодарив Настю за то, что она не отказалась выполнить его просьбу и привезти столь нужную ему книгу, повел их с Лешкой на кухню. В чайнике уже булькала вода.

Настя хотела сесть в самый дальний уголок, но Ромка схватил гостью за руку и предложил другое место — напротив окна.

— Здесь тебе будет удобнее.

Лешка сразу поняла, что ее брат усадил Настю так, чтобы на ее лицо падало как можно больше света и чтобы маме было удобно ее разглядывать.

Пока сестра резала торт, Ромка разлил по чашкам чай и умчался в комнату за Валерией Михайловной.

— Мама, приди за чем-нибудь на кухню и внимательно посмотри, та ли это девочка, которая приходила за нашим зверем, или не та. А торт мы вам с папой оставим.

Спустя минуту Валерия Михайловна зашла на кухню. Она была в очках, то есть Ромкино задание восприняла всерьез.

— Здравствуйте, — сказала Настя и, как очень воспитанная девочка, привстала с места.

Валерия Михайловна внимательно осмотрела гостью.

— Добрый день. Ты у нас впервые? Что-то я тебя раньше не видела.

— Мы познакомились только сегодня, но здесь я уже второй раз, первый раз приходила сюда утром, с Венечкой, — вежливо уточнила Настя.

— Ну что ж, приятного аппетита.

Через пару минут, не выдержав, Лешка поспешила к маме.

— Ну что, она или нет?

Валерия Михайловна пожала плечами.

— Нет, скорее всего. Глаза только чем-то похожи, голубые, это я почему-то запомнила. Но та девочка была более угловатой и, кажется, более худой. И вроде бы у нее на лбу была челка. — Она подумала еще немного, в ее голосе прозвучала еще большая уверенность: — То была другая девочка!

— Что ж ты сразу не сказала нам про челку! Лешка вернулась назад и из-за Настиной спины покачала головой.

А Настя, попив чаю, направилась к Ромкиному Попке и, как ни странно, нашла с ним общий язык, чего не удавалось даже Лешке. Во всяком случае, когда их гостья собралась уходить, Попка вслед ей прокричал: «Пусик мой, до встречи», — и интонация у него была самая ласковая.

Ромка с Лешкой проводили Настю до метро, и девочка на прощание пообещала, что если им понадобится ее помощь в поисках зверька, то она сделает все, что будет в ее силах.

— А она ничего, я это сразу понял, — по дороге домой высказался Ромка. — И вообще непохоже, чтобы она была способна на кражу.

— Мне и самой Настя нравится все больше и больше, — согласилась с братом Лешка. — К тому же мама сказала, что та девочка была с челкой, худой и угловатой. И притом еще и аккуратной. Как это совместить?

— Худая, угловатая, с челкой… Блин, да это же Аськин портрет! — воскликнул Ромка.

— Ты что, сдурел? — опешила Лешка. — Думаешь, Аська способна на такую подлость?

— Откуда я знаю, на что она способна, а на что нет. Мало ли что могло взбрести ей в голову? Мы же ее плохо знаем, только через Венечку. Может быть, она потому к нам и не поехала, а подставила вместо себя Настю? Пойдем позвоним Веньке, потом дождемся, когда уйдут мама с папой, все вместе к ней подгребем и проверим, не стоит ли у нее дома наша клеточка, а вернее сказать, Олегова. Мне еще и перед ним теперь за нее отвечать.

Лешка снова с сомнением покачала головой.

— И все-таки Аська, мне кажется, не могла такое сделать.

— Могла — не могла… Любишь ты рассуждать понапрасну. Проверим — и будем знать, могла или не могла. Потому что больше думать не на кого, — категоричным тоном сказал Ромка.

Когда они переступили порог, родители уже собрались уходить.

— Надеюсь, вы будете дома и ничего не натворите. — Произнеся, как всегда перед уходом, свои дежурные слова, Валерия Михайловна предупредила: — Мы придем поздно, не ждите нас, ложитесь спать. Да, кстати, пока вас не было, звонил Артем.

У Лешки засияли глаза и загорелись щеки.

— И что он просил передать?

— Что скоро перезвонит. Я ему сказала, что вы ненадолго вышли.

Лешкин рот сам собой растянулся до ушей.

— Рома, ты прямо провидец! Сказал Аське, что мы ждем звонка от Артема, а он и в самом деле позвонил, — воскликнула она, когда за родителями захлопнулась дверь. — Что же теперь делать? Мне и с тобой нужно ехать, и очень хочется дождаться его звонка.

— Так и быть, оставайся дома, а мы с Венькой сами к Аське сбегаем, — смилостивился брат.

Ромка ушел, а Лешка осталась ждать звонка из Англии. Она уселась рядом с телефоном, не спуская с него глаз. Наверное, Артем хочет сообщить ей что-то очень важное, иначе б не стал звонить, а просто послал бы им очередное электронное письмо.

Минут через сорок раздалась звонкая трель. Лешка мгновенно схватила трубку, но это оказался не Артем, а Венечка.

— Ну, где же Ромка? Сказал, что едет, я жду, жду, а его все нет.

— Подожди еще немного, наверное, он все еще в пути, — безмятежно ответила Лешка, оставаясь сидеть у телефона.

А еще через несколько минут она услышала голос Артема. А звонил он затем, чтобы торжественно объявить, что уже через три-четыре дня прилетит в Москву. Они поговорили обо всем, и Артем поинтересовался:

— Ну и как, готовитесь к выезду на дачу?

— Конечно! А ты мое письмо уже прочитал? О том, что у нас руконожка пропал? Он пока не нашелся, но, думаю, к твоему приезду мы его отыщем. Как раз сейчас Ромка за ним поехал. А как ты думаешь, разрешат твои родители его держать на вашей даче?

— Конечно, разрешат, — заверил Лешку ее друг и пообещал через день-другой позвонить еще раз, чтобы уточнить номер рейса и время своего прилета в аэропорт.

С радостной улыбкой Лешка положила трубку, а потом не удержалась и позвонила Катьке в Воронеж: ей прямо ужас как захотелось поделиться с лучшей подругой своей радостью. Всего через каких-то три-четыре дня наконец кончится их разлука с Артемом, а когда они вместе, им все нипочем, никакие испытания не страшны. Жаль только, что такой прекрасный день омрачила Аська. Не хотелось бы с ней ссориться, но придется. Что и говорить, решив их всех провести, она поступила очень и очень некрасиво, если не сказать хуже. И зачем ей это понадобилось?


Глава VII ПОХИЩЕНИЕ


Наговорившись вволю с Катькой и положив трубку, Лешка подняла ее вновь. Следовало позвонить Венечке на сотовый, чтобы выяснить, нашли ли они с Ромкой у Аськи дома клетку с руконожкой или нет.

Но не успела она набрать номер, как в дверь позвонили, а Дик громко залаял. Лешка, продолжая безмятежно улыбаться, пошла открывать. На пороге стояли Венечка с Аськой. Слегка опешив, Лешка отступила назад.

— Вы? Вдвоем? А где Ромка?

— Об этом мы и пришли тебя спросить, — насупившись, сказал Венечка. — Звонили-звонили, но у тебя было все время занято. Я подумал, что Ромка, должно быть, раздумал ко мне идти, сам сходил к Аське, а теперь привел ее к вам, чтобы сказать, что у нее железное алиби. Она в то время, когда вы у меня были, а у вас клетку уносили, со своей мамой к зубному ходила. Можете проверить.

— Как вы вообще могли меня заподозрить? — обиженно воскликнула Аська. — К чему мне вас обманывать? Да и сами посудите, зачем мне ваш зверь? Мне и моего Малыша достаточно, с ним одним столько хлопот! Раньше, когда мы куда-нибудь уезжали с мамой и папой, то я оставляла его у Венечки, а теперь у него свой Дожик есть, и я не представляю, кто еще его будет к себе брать. У вас — Дик, у всех девчонок — кошки. Придется его с собой таскать.

— Ничего страшного, Малыш давным-давно научился смирно сидеть в сумке, — успокоил ее Венечка. — Если соберетесь с ним в поезде ехать, никто и не узнает, что вы с собачкой.

— Может, вы пройдете? — робко спросила Лешка.

— Зачем? — Венечка присел на маленький стульчик в прихожей. — Так где ж Ромка-то?

— Я не знаю, — ответила Лешка и внезапно вспомнила о том, как еще по дороге к Венечке видела в метро парня, очень похожего на того, у кого они отобрали банку с руконожкой. И что, понадеявшись на своего Дика, она даже не сочла нужным сказать об этом брату.

— Нет, ну как вы могли на меня подумать! — продолжала возмущаться Аська. — Неужели я могу сделать вам что-то плохое после того, как вы так помогли моему папе?

Лешка обняла ее за плечи.

— Успокойся и прости нас, пожалуйста. Просто Настю мы уже проверили, а ты отказалась к нам идти вместе с ней, ну вот мы и предположили, так, на всякий случай, что это могла сделать ты. К тому же наша мама описала ну очень похожую на тебя девочку.

— Так куда все-таки мог деться Ромка? — перебил ее Венечка.

— Я не знаю, — развела руками Лешка. — Но когда мы к тебе сегодня ехали, я заметила в метро того самого типа, у которого мы банку с Аечкой отобрали. Теперь мне кажется, что все это он и провернул. За нами проследил, Настю с Асей разглядел и подослал к моей маме похожую на них девочку. Могло такое быть?

— Очень даже, — кивнул Венечка, продолжая сидеть на стульчике в прихожей. — А Ромка тут при чем?

— А что если Ромка его тоже встретил по дороге и теперь за ним следит? Потому и к тебе не пошел?

— Если Ромка его встретил, то, конечно, решил не упускать, — согласился Венечка.

Однако у Лешки резко упало настроение. Она взглянула на часы. Прошло уже часа полтора, как Ромка вышел из дома. Ее захлестнула тревога за брата, а еще было очень жалко зверька. Кто знает, в какие он попал руки? Поэтому свои собственные предположения, равно как и слова Венечки, ничуть ее не успокоили.

— А вдруг все не так? Вдруг с ним по дороге что-нибудь случилось? — Лешка подлетела к окну, зачем-то открыла и закрыла входную дверь. — Нет, я не могу сидеть сложа руки, его надо искать! А ведь я даже не знаю, на чем он к вам собирался ехать.

— А что, если на троллейбусе? Сейчас час пик. Может, Ромка никого не встретил, ни за кем не следит, а просто сидит в пробке, — сказала Аська. — Мы с мамой сегодня днем на полчаса на перекрестке застряли и к врачу опоздали.

— Значит, это надо проверить.

— Поехали, — вскочил Венечка.

Лешка быстро переоделась, друзья вышли из дома и направились к остановке четырнадцатого троллейбуса. Машина подошла довольно скоро, и они без всяких задержек добрались от «Рижской» до станции метро «Проспект Мира», недалеко от которой и жили Аська с Венечкой.

Потом они дошли до Венечкиного дома, оттуда — до Аськиного. Аська осталась дома, а Венечка с Лешкой отправились к метро и вернулись домой подземным путем. Ромки дома по-прежнему не было.

— Только бы он и в самом деле следил за тем парнем! Только бы с ним ничего не случилось! — запричитала Лешка. — А нам с тобой что теперь делать? Куда еще можно сходить или съездить?

— Давай еще немножечко подождем, — сказал Венечка. На сей раз он прошел в комнату и сел на диван.

— Ждать, пребывая в неизвестности, — это самое ужасное, что только может быть в жизни! — застонала Лешка.

— Я с тобой согласен, — кивнул мальчик. — Помнишь ту кошмарную рождественскую ночь, когда Ромка тоже пропал, и мы с тобой нигде не могли его найти, пока он сам утром не объявился?

— Еще бы не помнить! Но тогда у нас родители уезжали, а теперь что они скажут, если он не появится к их возвращению? Ох, неужели и вправду не появится? — испугалась своему предположению Лешка. От страха у нее подогнулись коленки, и она села на диван рядом с Венечкой. Но вскоре поднялась и прижалась носом к оконному стеклу. Во дворе почти никого не было. Куда бежать, где искать брата?

Она шмыгнула носом и тяжко вздохнула.

— Скорее бы Ромка сдал свои экзамены. Тогда родители купят нам сотовый телефон, давно обещали. Если б он был у него с собой, никаких проблем бы не возникло. Должно быть, там, где он сейчас, нет телефона-автомата, иначе бы он давно позвонил. Прекрасно знает, как я волнуюсь.

И вдруг, словно услышав ее мольбы, телефон зазвонил резко и пронзительно. Лешка вздрогнула.

— Постой, я сама, — она кинулась к трубке и произнесла срывающимся голосом: — Алло!

— Эй, ты уже ужинала? — раздался бодрый Ромкин голос.

У Лешки мгновенно отлегло от сердца.

— Нет, а ты где? Мы с Венечкой тебя обыскались. Куда ты пропал?

Но Ромка пропустил ее вопрос мимо ушей, словно и не слышал.

— И я не ужинал. Тут, правда, полно картошки, но она сырая.

— Какой еще картошки?

В трубке послышался какой-то шум, а потом Ромка совершенно спокойно, как о самом обыденном событии, из тех, что происходят с ним чуть ли не каждый день, сообщил:

— Ну, в общем, меня похитили. И он… То есть тут некоторые говорят, что отдадут меня тебе только в обмен на руконожку. Вы с Венькой сходите к Аське сами, попросите ее, чтобы она вернула клетку, а то здесь холодно.

Лешка хотела сказать, что Аська не брала никакой клетки, но передумала, чтобы не расстраивать брата.

— А где ты есть? — в отчаянии закричала она.

— Я…

Но вместо Ромкиного голоса прозвучал чужой, взрослый.

— Ну что, надеюсь, ты все поняла? Не надо еще раз объяснять?

— Но у нас больше нет руконожки, честное слово, — Лешкин голос оборвался, и она прошептала: — Как же теперь быть?

— Отдали кому или продали? — по-своему понял ее фразу Ромкин похититель. — Но меня это не касается, твоя проблема, как забрать его обратно. Позвоню тебе ровно в девять, то есть в двадцать один час ноль-ноль минут, только бери трубку сама, поняла? А скажешь кому — братцу твоему хана придет.

— Погодите! — во всю мочь завопила Лешка, но в трубке раздались частые гудки.

— Он по сотовому звонил, — сказал Венечка. — Я звонки всегда различаю. И звук от него всегда громче.

Параллельную трубку мальчик не снимал, чтобы похититель не слышал щелчка, но слышимость и без того была прекрасной.

— И что? — Лешка в бессилии опустилась на диван.

— То, что не из дома.

— Это еще ни о чем не говорит. Из дома тоже можно по сотовому звонить. Из какого только дома? — Она сжала руками голову и закачала ею из стороны в сторону. — Так я и знала, так и знала, что добром все это не кончится! И зачем я только пошла менять эти доллары, ну скажи, какой черт меня туда понес?

Венечка присел перед ней на корточки, заглянул в глаза.

— Лешенька, не плачь. По крайней мере мы знаем, что Ромка жив и здоров, и это уже хорошо. Ты со мной согласна?

— Согласна, — всхлипнула Лешка. — Но как теперь быть? Ромка думает, что зверек у Аськи, на нас надеется. А мы…

— Значит, мы должны его срочно найти, у кого бы он ни был. Ты же отдашь его в обмен на Ромку? Не пожалеешь?

— Спрашиваешь! Конечно, придется отдавать, раз такое безвыходное положение. Аечка хоть и хороший, но Ромку надо выручать. Но у кого он может быть?

— Во всяком случае, не у этого хмыря, иначе зачем бы он стал похищать нашего Ромку?

Лешка вытерла набежавшие слезы.

— Верно. Выходит, и не он подослал к нам девочку, похожую на Аську. Но откуда же тогда она могла взяться? У тебя больше нет знакомых девчонок с голубыми глазами и темными волосами до плеч? Да, и еще с челкой? Ты никому не рассказывал про нашего руконожку?

Венечка поправил сползшие на кончик носа очки и покачал головой.

— Никому, не успел просто.

— А твои друзья? Надо у них спросить, и побыстрее, время-то не ждет.

— С кого же начать? — задумался мальчик и, деловито набирая номер, объявил: — С Сашка!

Трубку в доме Венечкиного одноклассника сняла домработница. Спросив, кто звонит, она переключила телефон на другой, как обычно поступают секретарши больших начальников.

— Привет, Сашок. Это я, Вениамин, — немного смущаясь, проговорил мальчик.

— Привет второй раз, — удивленно отозвался Сашок. — Что случилось?

— Ты никому не рассказывал о руконожке? — без предисловий спросил Венечка. — Ну, каким-нибудь там девчонкам?

— Я и думать забыл о вашем животном, — ответил Венечкин одноклассник. — У меня своих проблем полно. Так в чем дело-то?

— Сначала зверь пропал, его какая-то девочка вместе с клеткой прямо из квартиры унесла, а потом Ромку похитили, требуют его в обмен на руконожку. Говорят, что не отпустят, пока Лешка не вернет зверька.

— Жаль, — посочувствовал Сашок. — Я бы вам помог, если б знал как. Но даже не представляю, что могу для вас сделать. Однако звоните, не стесняйтесь, если я вам зачем-нибудь понадоблюсь.

— Спасибо тебе, — разочарованно произнес Венечка.

— А Аська? — Лешка набрала следующий номер. — Ася, кому ты говорила, что у нас в доме живет руконожка?

— Маме, когда мы с ней в троллейбусе ехали и в очереди к врачу сидели, а что?

— И больше никому?

— Вот честное слово. Я о нем потом забыла. А Ромка нашелся?

— Нет еще. Подскажи, пожалуйста, как связаться с Настей.

Записав номер телефона и, чтобы не тратить время, умолчав о похищении брата, Лешка попрощалась с Аськой и позвонила Насте. Девочка сама сняла трубку.

— Настя, это опять мы с Венечкой. Скажи, пожалуйста, ты никому о нашем зверьке не рассказывала?

— А что, нельзя было? — испугалась Настя. — Я только Надюше из нашего двора и сказала, но ведь это не было секретом? Вы же не предупреждали, что о нем никому нельзя говорить!

— Мы тебя ни в чем и не обвиняем. Но ответь, ты ей сказала, где мы живем?

— Да, что у «Рижской», и даже в каком дворе. У нас случайно об этом разговор зашел, потому что я тогда как раз от вас возвращалась. А что, тоже нельзя было?

— Не в том дело, — взволнованно проговорила Лешка. — Скажи только, у твоей Надюши какие волосы, темные или светлые?

— Скорее темные, чем светлые.

— А глаза?

— Глаза? По-моему, голубые.

— И челка есть?

— Да, ромбиком.

— Ох, а мы у мамы забыли спросить, какой формы челка была у той девочки. Ты когда-нибудь видел эту Надюшу в своем дворе? — шепотом спросила Лешка у Венечки.

— Видел, когда с Дожиком гулял. Они ко мне с Аськой подходили, — кивнул мальчик. — В общем-то, она тоже, как и Аська, немножко угловатая, и тоже с длинными волосами.

— Так что же мы сидим! Поехали к ней, это наш единственный шанс. — Лешка снова приникла к трубке: — Настя, отведешь нас к своей Надюше, ладно? Мы прямо сейчас к тебе подъедем.

И, не дожидаясь ответа, друзья выскочили из дома и снова помчались к метро. Сначала они зашли к Аське, Аська отвела их к Насте, и все вместе они отправились к Надюше. Правда, обе девчонки здорово удивились, когда узнали, что Лешка с Венечкой заподозрили в краже клетки со зверьком еще и Надюшу.

— Вы же ее совсем не знаете, — сказала Аська, — она и подавно не могла такое сделать.

— Вот мы и убедимся, кому от этого будет хуже? — ответил Венечка, а когда они подошли к подъезду дома, в котором жила Надюша, заметил: — Что-то нас слишком много.

— Легче будет осматривать квартиру, — шепнула ему Лешка и, поднимаясь по лестнице на второй этаж, подумала, что если они обнаружат у Надюши зверька, то она не только на нее не рассердится, а даже скажет этой девочке спасибо, потому что тогда Ромка окажется на свободе. К тому же это был их последний шанс. Больше им идти некуда.

Надюша ждала их у распахнутой двери, а сама то и дело оглядывалась назад, в ту сторону, где гремела музыка.

— Это Оля, знакомьтесь, — указывая на Лешку, сказала Настя. — Остальных ты знаешь.

— Проходите, — улыбнувшись Лешке, кивнула всем Надюша и бросилась к телевизору, от которого ее оторвал их приход. — Смотрите, это же Алзира! — восторженно воскликнула она.

Лешка мельком взглянула на экран. Молодая девушка в розовом брючном костюме с узорами хрипела в микрофон про любовь и ушедшую весну. Она очень близко подносила микрофон к губам и закатывала глаза, изображая неземную страсть.

— Класс, ну правда, класс? — восхищалась Надюша, не отрывая глаз от телевизора. — Она мне сейчас из всех попсовых певиц больше всех нравится. А вам?

Лешка равнодушно пожала плечами. Певица с южноамериканским именем Алзира не вызывала у нее никаких чувств, а мама, заслышав ее пение, обычно вздыхала: «Этот стон у них песней зовется» — и отходила от телевизора. И даже Ромка соглашался с ней в оценке Алзиры, хотя музыкальные пристрастия у них с родителями почти всегда разнились, да еще как.

Пока все пялились в телик, Лешка спокойно прошлась по комнате, потом заглянула в другую — квартира была двухкомнатной, — на кухню, в ванную и даже в кладовку. Надюша, поглощенная зрелищем, не обращала на нее никакого внимания.

Венечка сначала следовал за Лешкой, а потом начал действовать самостоятельно и сумел незаметно заглянуть в большой шкаф, на балкон и даже влезть на антресоли.

Очень скоро с огромным разочарованием Лешка поняла, что зверька в Надюшиной квартире нет, и вернулась в комнату.

— А знаешь, кто такая эта Алзира? — схватив ее за руку, снова указала на экран Аська.

— Да кто ж ее не знает? На каждом канале с утра до вечера только ее и видно. Боюсь утюг включать — вдруг и из него захрипит. Если она на каком-то конкурсе заняла первое место, то это еще не значит, что она лучше всех. У нас в классе две девчонки в сто раз лучше нее поют. А сколько таких классов и таких девчонок, — ответила Лешка и сразу замолчала, покосившись на хозяйку дома и испугавшись, что та на нее обидится за такие слова. Но вообще-то ей сейчас было не до обсуждения чужого пения.

Но Надюша ее не услышала, а Аська и не собиралась с ней спорить.

— Ты меня не так поняла, я совсем о другом хотела сказать. Эта Алзира — родная сестра Сашка, вот кто она такая! Их отец и помог ей раскрутиться. И на телевидении, и на конкурсе тоже без него не обошлось. Он у них в нефтяной промышленности работает, кучу денег зарабатывает.

— Очень даже может быть, денег у них на все хватает, — вставил Венечка, а Лешка тут же замерла у экрана.

— Что, понравилась? — обрадовалась Надюша.

Лешка молча кивнула. Сестра Сашка была с длинными темными волосами, голубыми глазами и челкой ромбиком. А вдруг это она и приходила к ним за клеткой? Мама в темной прихожей вполне могла принять ее за девочку. Впрочем, певице и так не много лет, кажется, всего девятнадцать.

Лешка еще ближе подошла к экрану. В это время Алзира, подпрыгивая, приблизилась к одному из гитаристов и оказалась значительно выше него ростом. А гитарист отнюдь не был низеньким. Значит, в ней никак не меньше метра восьмидесяти.

Лешка горестно вздохнула. Еще одна надежда, не успев зародиться, разбилась в пух и прах. Если б к ним зашла такая каланча, то мама, даже без очков, непременно бы подметила ее рост и не замедлила сообщить об этом им с Ромкой.

Венечка, деликатно дождавшись, когда Алзиру сменит другая певица, спросил:

— Надюш, а чем ты сегодня занималась? Что-то я тебя во дворе не видел. Так у телика весь день и просидела?

— Ага, — утвердительно кивнула девочка.

— Одна? — уточнила Лешка.

— Настя заходила, — указала Надюша на подругу, — а потом ко мне Ленка Попова пришла. Мы с ней вместе несколько фильмов по видаку посмотрели, она их в прокате брала.

— Ладно, тогда мы пойдем. — И Лешка стремительно направилась к двери.

Надюша, даже не поинтересовавшись, зачем они приходили, закрыла за ними дверь и, скорее всего, снова приникла к телевизору.

Когда они вышли из подъезда, Лешка толкнула Венечку в бок:

— А эту Ленку ты знаешь?

— Знаю. Она светленькая, в моем классе учится. Он вытащил из сумки сотовый телефон и по памяти

набрал номер:

— Ленк, привет. Что-то я тебе весь день звоню и никак не дозвонюсь. Ты где была? У Надюши? Телик смотрели? А ты не забыла, что ты мне книжку должна отдать? Как какую? Детектив детский! Разве уже вернула? Значит, я ее еще кому-то отдал. Извини тогда. — Он отключился и вздохнул: — У Ленки тоже стопроцентное алиби.

Лешка, дождавшись конца разговора, кивнула на прощание Насте с Аськой и в растерянности побрела к метро. Когда Венечка ее догнал, глаза ее были полны слез.

— Это был наш последний шанс, ты понимаешь, самый последний! — еле слышно проговорила девочка.

Венечка забежал вперед и взял ее за руку.

— Лешенька, не переживай ты так, мы сейчас еще что-нибудь придумаем!

— Что мы придумаем, что? Он уже в девять часов звонить будет. А потом мама с папой с банкета вернутся. Что я им скажу? И ты сейчас к себе домой уйдешь, а я совсем одна останусь.

— Надо объяснить этому типу, что зверька у вас украли. Ведь это же правда! А что еще ты можешь ему сказать?

— Он не поверит! Ох, лучше бы похитили меня, а не Ромку! — в отчаянии шептала Лешка. — Ромка бы на моем месте скорее нашел выход, он всегда выпутывается из любых ситуаций.

Венечка продолжал топтаться на месте, удерживая подругу рядом с собой и изо всех сил стараясь скрыть собственное волнение.

— Но его с нами нет, и мы должны действовать сами. Попробуй уломать этого мерзкого похитителя, чтобы в девять часов он снова дал тебе поговорить с Ромкой. Может быть, он сумеет нам что-нибудь еще сказать? Послушай, а может, заявить все же в милицию?

Лешка дернула плечом.

— Как она его найдет? Нет, это очень опасно. Вдруг этот парень узнает, что мы в милицию обратились, и убьет Ромку, чтобы спрятать концы в воду? К тому же менты расскажут о похищении нашим маме с папой, и что тогда с ними будет, ты подумал? Нет, этого делать нельзя! Ладно, иди домой, я сама как-нибудь. — И, еще больше понурившись, она медленно пошла вперед.

Но Венечка догнал ее снова.

— Я тебя провожу.

Они вышли из метро, он довел Лешку до самого подъезда, но не ушел, а вместе с ней поднялся в квартиру.

— Дождусь, когда позвонит Ромкин похититель, и уж потом поеду домой, — решил мальчик. — Не могу я тебя одну оставить.

Ждать звонка оставалось недолго — всего полчаса. Все это время они не сводили глаз с телефона.

— Конечно, Ромке не дадут намекнуть, где он находится, и надеяться нечего, — прошептала Лешка.

— Может быть, мы услышим какие-нибудь звуки, шорохи, по ним можно будет установить его местонахождение. Я об этом не раз в книжках читал. Например, если раздастся громыхание поезда или пение птиц, то круг наших поисков сузится.

— Насколько он сузится? — скептически усмехнулась Лешка.

— Все равно надо послушать.

— Ну ладно, возьмем трубки одновременно, чтобы он не заподозрил, что нас двое. Я буду разговаривать, а ты прислушивайся к посторонним звукам, — согласилась девочка.

Телефон зазвонил ровно в девять. Лешка с Венечкой, как по команде, сняли трубки после первого же гудка.

— Нашла зверька? — осведомился незнакомец.

— Нет пока. Я еще не успела. — Как Лешка ни храбрилась, испуга и тревоги в своем голосе она скрыть не сумела. Но тем не менее потребовала: — Дайте моему брату трубку! Немедленно!

— Много чести, — ответил парень. — Последний срок — завтра, в восемь вечера.

— А что я скажу родителям, если мой брат не придет сегодня ночевать? — закричала Лешка. — А если они сами догадаются, что он похищен?

— Постарайся, чтобы не догадались, иначе знаешь, что будет, — предупредил преступник и отключил телефон.

— Погодите! — Лешка умоляюще смотрела на замолчавшую трубку, и руки ее дрожали. Потом с робкой надеждой она спросила: — Венечка, ты хоть что-нибудь слышал? Были какие-нибудь посторонние звуки?

— Никаких, — ответил мальчик и вздохнул. Видно было, как он хотел ей помочь, но у него ничего не получилось.

— Я тоже ничего не услышала. — Лешка положила трубку на место и оперлась руками о стол.

— Значит, там, где сидит Ромка, совсем тихо. Впрочем, этот тип мог звонить и не от Ромки, а совсем из другого места. Может быть, он поэтому и не дал ему на этот раз трубку, — размышлял вслух Венечка.

— Возможно, что и так. — Лешка немного помолчала, а потом встрепенулась: — Послушай, а может быть, это проделки Олега Пономарева? Это же его клетка была. А Ромка, когда ее у него брал, не мог не рассказать ему, для чего она нам понадобилась?

Она тут же позвонила Олегу, но Пономарева не оказалось дома. Попросив его отца, чтобы Олег, как только вернется, сразу же ей перезвонил, девочка вздохнула:

— Ты, Венечка, иди. Не хватало еще, чтобы тебя дома ругали.

— Я сейчас маме позвоню, скажу, что задерживаюсь. А как же с вашими-то предками быть? Лешенька, может быть, скажешь им, что Ромка сегодня у меня ночует? Они, наверное, с банкета поздно придут, проверять не станут. Лешка кивнула.

— А что, это мысль. Но утром-то как быть? Ох, а завтра-то — суббота! — вспомнила она. — Они

день дома торчать будут.

— А завтра мы с тобой еще что-нибудь придумаем. Ему в школу ни за чем не надо было идти?

— Кажется, у них в субботу должна быть консультация. Значит, он и туда не попадет. А

мен? Ему же через два дня историю сдавать! — И Лешка залилась совсем уже горючими слезами.

Венечка привстал на цыпочки и обнял ее за плечи.

— Не плачь, слезами горю не поможешь. Вспомни, мы с тобой и не из таких переделок вылезали.

— Да, но тогда нам Ромка помогал. Он же у нас глава детективного клуба, это у него всегда рождаются всякие умные мысли. А теперь его с нами нет, а мне совсем ничего сейчас в голову не приходит. Где же он, как ты думаешь? Голодный, должно быть, — всхлипнула Лешка. — Сказал, что там, где он сидит, только сырая картошка. Он ее ни за что не станет есть.

Венечка нахмурил брови.

— Слушай, а тебе не кажется, что Ромка неспроста про картошку сказал? Это у него была самая первая фраза, значит, он ее заранее продумал.

— Ясно, неспроста, — согласилась Лешка. — Я уже об этом думала. Он просто так ничего не делает. А еще он сказал, что там холодно. Значит, он сидит в каком-то подвале. В каком только? Знаешь, сколько в Москве подвалов? Какой толк от этой его информации?

— Просто он не успел сообщить ничего другого. Но мы его найдем, вот увидишь. А пока жди, когда позвонит Олег. Если он и взял вашего зверя, то, узнав, что Ромку из-за него похитили, сразу отдаст, я в этом уверен. Олег не такой уж и плохой.

— Я знаю. Просто цепляюсь за каждого, как за соломинку. Если это сделал Олег, я только рада буду. Но вряд ли он станет возиться со всякими зверями. Хотя наш руконожка больших денег стоит…

— Вот именно. А еще он тоже мог разболтать о зверьке какой-нибудь девочке, а она прийти к вам или, в свою очередь, еще кому-нибудь сказать о нем…

Лешка снова горько вздохнула.

— Все может быть. Ну, ты иди, я не пойду тебя провожать, а то вдруг Олег прямо сейчас мне позвонит.

— Еще бы ты меня провожала. А я, как домой приеду, тоже тебе позвоню. Ты только не плачь, пожалуйста.

Пономарев позвонил Лешке только после прихода родителей.

— Ты чего меня искала?

Лешка убежала с телефонной трубкой в ванную комнату и, пустив воду, чтобы ни словечка из их разговора ненароком не донеслось до маминых ушей, взволнованно спросила:

— Когда к тебе Ромка за клеткой приходил, ты спросил, зачем она ему нужна?

— Он мне сам сказал. Что-то вроде того, что у вас завелась какая-то белка. Зачем она вам, не пойму. Он и посмотреть на нее звал, но мне было некогда.

— И ты никому-никому о ней не рассказывал?

— О ком?

— Ну, об этой белке.

— Зачем? — искренне удивился Олег. — Ромка меня уже на пороге застал, я очень спешил и вот только что домой вернулся. А там, где я был, другими вещами интересуются, не белочками и не зайчиками, — с гордостью похвастался он.

Небось, с качками крутыми шлялся, подумала Лешка, почувствовав, что Олег говорит правду. Но это ее не только не утешило, а еще больше расстроило.

— Эй, а почему ты меня об этом спрашиваешь? — опомнился Пономарев.

Лешка хотела ему обо всем рассказать, но дверь ванной комнаты приоткрыла Валерия Михайловна.

— А почему ты здесь? И где Рома?

— Я тебе все потом объясню, — сказала в трубку Лешка, а маме хриплым голосом выпалила заранее заготовленную фразу: — Я купаться собираюсь. А Ромка у Венечки. Там и ночевать будет, чтобы по темноте не ходить, опасно же. Венечка ему скачал какой-то реферат из Интернета, вот он его и изучает.

— А к нам он этот реферат переслать не мог? Есть же электронная почта! — заметила Валерия Михайловна, но довольно миролюбиво: вундеркинд Венечка вызывал у нее симпатию. Он, как и их сосед Славка, входил в разряд «хороших» мальчиков, и она одобряла дружбу своих детей с ними обоими.

Лешка быстро вымылась, почувствовала страшную усталость и легла в постель.

Но уснуть так и не смогла. Она лежала и вспоминала, как совсем недавно сама оказалась в заточении, как всю ночь выбиралась из высокой башни, ковыряя гвоздем стену, чтобы расширить узкое окно. Но тогда она прекрасно знала, что ей не на кого рассчитывать и что никто ее не найдет, если она сама будет бездействовать. К тому же ее заперли в башне для того, чтобы на время изолировать от людей, и не собирались ни у кого ничего за нее требовать. А Ромку похитили из корыстных побуждений, и он рассчитывает на их помощь, а сам вряд ли сможет оттуда убежать. Ведь если он сидит в глубоком подвале, то на подкоп требуется не один месяц, у него нет столько времени. Как же ему сейчас, должно быть, плохо!

Лешка представила, как ее брат сидит на куче грязной сырой картошки в холодном темном подземелье, и у нее сдавило горло. Бедный Ромка!

Она встала и посмотрела на часы. Было только три. В три часа ночи идти некуда. Но больше она так и не заснула и, как только рассвело, снова побежала с телефонной трубкой в ванную комнату и позвонила Венечке.

— Ты, наверное, не спала всю ночь, — догадался мальчик. — Я тоже. Приезжай ко мне прямо сейчас. Будем вместе думать, что делать дальше.

— Уже еду.

Лешка тихо, чтобы не разбудить родителей, собралась, оставила им записку, что она тоже будет у Венечки, и незаметно выскользнула из дома.


Глава VIII СУМАТОШНЫЕ ПОИСКИ


И ночью, и по дороге к Венечке Лешка силилась представить себе неизвестную девочку, которая пришла к ним за клеткой и сумела провести маму, но так и не смогла вызвать ее в своем воображении.

Ну кто, кто это мог быть, судорожно думала она и, войдя в Венечкину комнату, потребовала:

— Показывай фотографии своих одноклассников! Венечка без слов достал снимок своего седьмого «А».

— Никого подходящего, — с сожалением отметила Лешка, разглядывая нарядно одетых мальчишек и девчонок, в три ряда выстроившихся на ступеньках у входа в школьное здание. Приглядевшись еще раз, она ткнула пальцем в девчонку с собранными в хвостик волосами. — Вот эта может подойти, если распустит волосы. Где она живет?

Венечка взглянул на фотографию.

— Танька-то? Она давно уехала, на все лето.

— Тогда пойдем к Аське и посмотрим на ее класс. Хоть это и маловероятно, но весть о зверьке могла передаться по цепочке.

Когда они пришли, Аська еще спала, и они ее разбудили. Зевая, девчонка открыла им дверь. Она была в одной пижамке и смутилась, но никто не обратил внимания на ее наряд. Увидев встревоженные лица своих друзей, она и сама забыла о своей одежде. Аська поняла, что просто так в такую рань они не стали бы поднимать ее из постели.

— Неужели Ромка до сих пор не нашелся? — всплеснула руками девочка. — Скажите, чем я могу вам помочь?

— Покажи фотографию своего класса, — попросил Венечка.

Аська без слов вытащила из шкафа большой фотоальбом. Фотография ее одноклассников мало чем отличалась от Венечкиной. Видимо, их делал один и тот же фотограф.

— Смотрите-ка, а Настя здесь с челкой! — воскликнула Лешка.

— Челка у нее и сейчас есть, только она ее назад зачесывает. Но не будешь же ты снова обвинять Настю в краже вашего зверька?

— Не буду, — сказала Лешка и сильно побледнела. Хоть она и не очень надеялась, что на Аськином снимке найдет похожую на нее девочку, но мало ли. Тяжело терять надежду.

Аська вышла из комнаты и вернулась назад с рюмкой, на дне которой плескалось немного воды, и маленьким пузырьком. Она накапала в рюмку из пузырька какое-то лекарство и протянула ее Лешке.

— Моя мама, когда волнуется, всегда это пьет. Лешка выпила капли, но легче ей не стало. Венечка потоптался рядом и погладил ее по плечу.

— Давай вернемся ко мне.

Лешка встала и пошла за ним, думая о том, что время уходит, а они ничего не сделали, ни на один шажок не подобрались к ответу на вопрос, кто украл у них руконожку.

Она вошла в Венечкину комнату и, убрав с кресла книжки, молча в него села и замерла, глядя прямо перед собой ничего не видящими, широко открытыми глазами. Дожик встал лапками на ее колени, Лешка машинально его погладила.

Щенок тявкнул, принес ей мячик, но Лешка не поддержала игру, и Дожик, потыкав в ее колени мячиком, обиженно отошел. Щенок не понимал, что произошло с обычно такой веселой девочкой и почему она отказывается с ним играть.

— Может быть, ты чаю или кофе хочешь? Или давай я тебя покормлю? — засуетился вокруг нее Венечка.

Лешка потрясла головой, и застывшие в глазах слезы вылились на щеки. Она вытерла их краем футболки.

— Ты меня знаешь, я не очень часто плачу. Но сейчас я в самом настоящем отчаянии. Не знаю, что делать, и все тут, — виновато вздохнула она. — Если бы меня похитили, я бы не плакала, честное слово.

— Я знаю, — сказал мальчик и, подумав, предложил: — Слушай, может быть, позвоним снова в то зоологическое объединение, где всякие звери проходят передержку? Помнишь, там тебе сказали, что у них был руконожка и что он погиб? А вдруг у них завелся новый? Попросим, чтобы они нам его продали.

Лешка помотала головой.

— Раз из-за него похитили Ромку, то он очень дорогой, и мы не найдем таких денег. К тому же им, наверное, нельзя их продавать.

— Надо попытаться их уговорить, а деньги займем у кого-нибудь, у того же Сашка, например, у него их всегда много. А потом мы их ему отдадим. Ромка сам придумает, как достать деньги. В конце концов устроимся куда-нибудь работать. Я что хочешь буду делать. Можно, например, газеты разносить по почтовым ящикам. Или раздавать на улице рекламные листочки.

— Можно снова стать рекламными агентами, мы с Ромкой уже были, — закивала Лешка. — Ты, пожалуй, прав. Как я сразу об этом не подумала!

По справочной Лешка уточнила номер телефона карантинного спецобъединения и позвонила туда. Но ответом ей послужили длинные гудки.

— Сегодня же суббота, наверное, там никого нет, — сказал Венечка.

— Но ведь зверей и по выходным кормить надо.

— Телефон, должно быть, находится в кабинете у начальства, а оно сегодня уж точно не работает.

— Скорее всего, так и есть, согласилась с ним Лешка и снова поникла.

Зазвонивший телефон на секунду отвлек ее от мрачных мыслей. Венечка поднял трубку. Это была Валерия Михайловна, и она просила пригласить Ромку.

— А он… Он на консультацию в школу ушел, — ответил Венечка, залившись краской. — Ох, как же противно врать, — прошептал он и протянул трубку Лешке.

— Я здесь, — откликнулась она и удивилась: — Вы снова уходите? Уезжаете? С ночевкой? — в Лешкином голосе Венечка услышал надежду, а потом разочарование. — Не будете ночевать? Вернетесь вечером? Ладно, я буду следить, чтобы Ромка занимался как следует. Всего вам хорошего, счастливого пути. Ой, мам, погоди! А та девочка, которая приходила за клеткой, какого была роста? Маленького? Как я? Еще меньше? Как Венечка? Понятно. А челка, челка у нее была? Да? А какая? Ромбиком? Ну, треугольная? Ясно.

Она положила трубку, и рука ее бессильно упала вниз.

— Ты подумала на Лизку? На Алзиру, то есть? — догадался Венечка.

— Сестру твоего Сашка, значит, по-настоящему Лизой зовут? А я и не знала. Впрочем, это неважно. В принципе ей он вполне мог рассказать о нашем Аечке, а потом и сам забыть об этом. Только она тоже не могла это сделать.

— Да ей зверь и подавно не нужен.

— У нее на его кражу и времени-то, наверное, не было. А наши родители уезжают к кому-то за город, но к вечеру уже вернутся. И что мне тогда делать?

Дожик на всякий случай снова подобрался к Лешке с мячиком. Его большие печальные глаза напомнили ей о пропавшем руконожке. Похоже, его уже не отыскать. Лешка потянула мальчика за руку.

— Венечка, знаешь что? Мы больше не будем искать зверька. Мы должны найти Ромку и вытащить его из подвала. И сделать это надо сегодня же. Но только как, скажи на милость?

Она вытерла слезы и подумала, что и в самом деле слезами горю не помочь. Пора брать себя в руки и действовать, а не выставлять себя перед Венечкой полной размазней.

А если бы Ромка был сейчас на ее месте? Когда она представляла себе, как бы поступил в ту или иную минуту ее брат, то это всегда помогало. Итак, что бы он стал делать, если бы похитили не его, а ее? Ну конечно же, в самую первую очередь он бы разработал план действий. И даже если б в этом плане оказался всего один-единственный пункт, он бы ничуть не расстроился, а самоуверенно бы заявил: «Потом и другие появятся».

Лешка пересела на стул, расчистила захламленный стол и решила приниматься за дело.

— Дай-ка мне лист бумаги и принеси кофе, — попросила она друга.

Венечка показал, где у него хранится чистая бумага, и, обрадовавшись тому, что у его подружки наконец проснулся аппетит, умчался на кухню. Вернулся он с двумя огромными чашками с дымящимся ароматным кофе и большой тарелкой с бутербродами.

Лешка отхлебнула кофе, написала на листке крупными буквами: «План действий» — и поднесла ко рту кончик ручки. А что еще писать?

Венечка заглянул ей через плечо.

— А если бы мы заявили в милицию… — начал он. Но Лешка его мигом оборвала.

— Сам знаешь, что нельзя этого делать. Зачем снова это обсуждать?

— Ты меня не дослушала. Я и не говорю, что мы должны это сделать. Я хотел сказать, что если бы мы заявили в милицию, то менты бы работали по какому-то плану. Вот и хотелось бы знать, с чего бы они начали Ромкины поиски.

— С чего? — Лешка задумалась, а потом предложила: — А давай посоветуемся с Алексеем!

С молодым лейтенантом милиции Лешка с Венечкой познакомились не так давно при весьма необычных обстоятельствах.

Их хорошая знакомая Маргарита Павловна возвращалась из Франции, и на ее даче, или в доме с мансардой, как ребята именовали эту дачу между собой, надо было прибраться. И так случилось, что они остались там ночевать, без взрослых и даже без Ромки, и эта ночка запомнилась им если не на всю жизнь, то очень надолго. В общем, сначала им казалось, что в доме разгуливает привидение, потом — грабитель-рецидивист, чей портрет они видели на железнодорожной станции, и лишь утром выяснилось, что целую ночь от них пытался ускользнуть засевший в доме милиционер, выслеживающий опасных преступников.

А потом судьба столкнула с ним Лешку снова, и после этого они с Алексеем стали хорошими друзьями.

Венечка порылся в записной книжке.

— Я на всякий случай записал все его телефонные номера.

Он набрал номер и передал девочке трубку.

— Привет, Алексей, — как можно веселее прощебетала Лешка, чтобы их новый друг ничего такого не заподозрил.

Молодой лейтенант сразу узнал девочку.

— Привет-привет. Ну и что у вас снова стряслось? — насторожился он.

— Ничего, честное слово, ничего. Просто мы с Венечкой поспорили и не знаем, кто из нас прав. Ну, в общем, ответь нам на один вопрос. Вот если бы у тебя во дворе или недалеко от дома похитили человека, неважно какого, будем считать, что соседку, то как бы вы, милиционеры, стали ее искать?

— А какие-нибудь предположения есть? Кто ее похитил, в каком конкретно месте?

— В том-то и дело, что совсем никаких.

— Ну, лично я начал бы с опроса жильцов дома, киоскеров, лоточников, на чьих глазах могло произойти это похищение. Но почему вы все-таки об этом спрашиваете? Дай-ка Роме трубку, я с ним поговорю.

— Ромка в школе на консультации, можешь поговорить с Венечкой.

Но тут Алексея кто-то громко окликнул.

— Ладно, в другой раз, — к Лешкиному облегчению сказал лейтенант. — У тебя ко мне все?

— Все, все. Спасибо, пока.

Лешка вписала в свой «План действий» под первым пунктом «опрос людей» и, быстро допив кофе, вскочила с места.

— Венечка, ты понял, Алексей начал бы поиски с опроса жильцов дома, всяких киоскеров и лоточников. Но ведь мы и сами можем это сделать. Как я сразу не сообразила. Поехали скорее в наш двор.

— Знаешь, — когда они вошли в вагон метро, с горящими глазами заговорила Лешка, — у нас в доме живет одна тетенька, Ираида Ивановна ее зовут, так она частенько торчит у окна, ей все интересно, кто с кем ходит и чего делает. И еще бабуля Валя, и тетя Клава…

— В каждом доме почти всегда кто-нибудь такой находится, — вторил ей Венечка. Мальчик, как только мог, старался поддерживать в Лешке любую надежду. — Помнишь, как мы зимой разговаривали с бабушкой Ариной и во многом благодаря ей выяснили, кто отравил и потом ограбил Аськиного отца?

— Ромка выяснил, — сразу погрустнев, уточнила Лешка.

— А теперь придется нам с тобой поработать. А Ромка пусть отдохнет. А когда мы его найдем, скажет нам спасибо.

Когда они с Венечкой, поднявшись по эскалатору, вышли на улицу, Лешка указала рукой на стоящий неподалеку киоск с канцтоварами и книгами.

— Ромка всегда к нему подходит. Не знаю, как спросить, но попробую.

Она заглянула в окошко и обратилась к пожилой киоскерше:

— Скажите, пожалуйста, вы ничего подозрительного вчера здесь не видели? Никто никого в машину насильно не тащил?

Женщина покачала головой.

— Ничего такого не было. Здесь место людное. Было б что серьезное, все заметили б.

Лешка отошла от киоска с сумрачным лицом.

— Не горюй! Первый блин всегда комом. Давай расспрашивать всех подряд, — подбодрил ее мальчик.

— Давай.

Друзья разделились и задали тот же вопрос всем киоскерам и лоточникам, но ровным счетом ничего не смогли от них добиться. Один парень приоткрыл было рот, будто что-то припомнил, но потом замолчал, и как Лешка с Венечкой его ни пытали, так ничего им и не сказал.

— Может быть, это случилось в нашем дворе? — сказала Лешка. — Но надо так разговаривать с соседями, чтобы наши расспросы не дошли до мамы с папой.

Мама сразу все поймет, она у нас детектив похлеще Ромки.

— Жаль, что у вас у подъезда старушки не сидят, — оглянулся кругом Венечка. — Тогда мы бы точно обо всем узнали.

— Сидят, только не каждый день. Вчера, к несчастью, их как раз не было. Но это не значит, что они ничего не видели.

Лешка вошла в свой собственный подъезд и направилась на второй этаж, к бабуле Вале.

— Здрасьте, баб Валь. Знаете, что мне мальчишки сказали? — изобразив широкую улыбку, заговорщицки произнесла девочка. — Что вчера в нашем дворе будто бы кого-то в какую-то машину запихнули и увезли в неизвестном направлении. Вы ничего такого не видели?

Лешка в ожидании ответа затаила дыхание. Глаза у бабы Вали загорелись, как у дикой кошки, предвкушающей добычу:

— Правда? А я и не слышала. Пойду сейчас Ираиду расспрошу. И кто ж это мог быть? Я вот знаю, был такой случай в прошлом году…

Лешка, сразу поняв, что толку от бабули Вали не будет, не стала терять время.

— Баб Валь, мне в школу надо, до свидания, — она захлопнула за собой дверь и глубоко вздохнула: — Ромка всегда говорит, что сыщик должен обладать терпением и выдержкой. Пойдем теперь к Ираиде Ивановне, пока до нее баба Валя не дотопала.

Но опрос соседей тоже ничего не дал. Кроме своего подъезда, Лешка сходила в два соседних и побывала почти во всех квартирах, окна которых выходили во двор. А Венечка в это время расспросил сидящих в беседке ребят и спорящих о политике трех старичков, которые часто заседали за столиком внутри двора. Однако никто ничего не видел и ни от кого ничего не слышал.

Не сходила Лешка только к тете Ане, резонно рассудив, что если бы соседка чего заметила, то сама бы немедленно прибежала к ним с экстренным сообщением. А к ней в лапы как попадешь, так и не вырвешься, пока не выслушаешь все ее истории. У них же времени в обрез.

Воодушевление, охватившее было девочку, спало. Первый и единственный пункт намеченного плана действий хоть и был выполнен, но не принес никаких результатов. Она уже стала всерьез подумывать о том, чтобы вновь позвонить Алексею, обо всем ему рассказать, попросить о помощи и очень-очень попросить, чтобы он ни о чем не говорил их маме с папой.

И только она собралась попросить у Венечки его мобильный телефон «Сони», даже руку к нему протянула, как случилось то, чего ей совсем не хотелось: прямо перед ней, как всегда, невесть откуда материализовалась собственной персоной тетя Аня.

Сухо сказав «здравствуйте», Лешка схватила Венечку за руку, чтобы быстро прошмыгнуть мимо надоедливой соседки в подъезд, но тетя Аня, как и в прошлый раз, цепко ухватила ее за руку.

— Оленька, постой, куда ты так спешишь? А я, представь себе, вспомнила! — торжественно объявила она, скользнув взглядом по Венечке. — Два дня голову ломала и, выходит, не напрасно. Помнишь, мы с тобой парня на дороге к метро встретили, и он мне еще знакомым показался? Ты еще спросила, откуда я его знаю, ну, я и стала вспоминать, на кого он похож.

— И на кого же? — равнодушно спросила девочка, делая шаг вперед и заранее зная, что соседка назовет ей, скорее всего, какого-нибудь героя бразильского или мексиканского телесериала.

— На торговца лори. Лешка резко остановилась.

— На кого?

— Лори — это полуприматы, живут в Юго-Восточной Азии, мы только вчера о них читали, — шепотом напомнил ей Венечка.

— Да-да.

Теперь уже Лешка сама вцепилась в тетю Аню. Совпадения быть не могло. Значит, соседка узнала того самого парня, у которого они с Ромкой отобрали банку с руконожкой. То есть его похитителя! Забрезжил огонек надежды.

— Где вы его видели? Когда?

— Погоди, не торопи. — Заметив в глазах Лешки неподдельный интерес, тетя Аня стала говорить с чувством, с толком, с расстановкой. — С месяц как, ой, нет, недели три тому назад на Птичьем рынке. Зверек у него в клетке такой глазастый сидел, моя внучка, Светочка, сразу ко мне пристала: купи да купи, я уж и согласилась, а как его цену узнала, так Светочку от него оттащила, и мы ей котенка купили, чтобы она не плакала. Лори! Сроду не ведала, что такие звери в Москве водятся.

— И сколько же он стоил? — спросил Венечка.

— Пятьсот долларов! Это сколько ж в рублях-то? Сейчас, сейчас, — и тетя Аня зашевелила губами, но так и не подсчитав, в сердцах воскликнула: — А ежели сдохнет — деньги, значит, коту под хвост? Да и где их напасешься с моей-то пенсии! Я столько и в руках-то никогда не держала! Мне знаете, сколько платят? Хоть нам, пенсионерам, и прибавили, а цены-то растут и растут. Вот сейчас в магазине была…

Лешка перебила соседку.

— Тетя Анечка, нам в школу, в живой уголок, вот так нужен лори, а мы нигде не можем его купить. Скажите, где нам найти этого человека, в каком месте он стоял на рынке?

— Около ларька с красным навесом, возле которого котятами торгуют. Точно, это он и был. Или только похож на него? — закачав головой, снова засомневалась тетя Аня.

Но у Лешки никаких сомнений не осталось.

— Теть Ань, спасибо и до свидания. — Она взглянула на часы: было всего лишь пятнадцать минут девятого — и шепотом сказала Венечке: — Надо ехать на Птичку!

Забежав домой, Лешка вывела на пять минут Дика, отвела недовольного столь короткой прогулкой пса назад, взяла свой цветной рюкзачок, положила в него все имеющиеся у нее деньги из тех, что остались после обмена валюты и покупки торта для Насти, и они с Венечкой отправились на Птичий рынок.


Глава IX ПРОБЛЕСК НАДЕЖДЫ


Чтобы подробно описать Птичий рынок и продающихся на нем животных, одной книги не хватит. Впрочем, этого делать и не стоит, так как такие книги уже есть. Следует взять все произведения о домашних животных и присовокупить к ним огромное количество о диких, так как Птичка, кроме привычных щенят, котят и хомячков, насыщена экзотическими рептилиями, насекомыми, птицами, рыбками… Если хорошенько поискать, можно купить здесь и крокодила, и питона, а то и гремучую змею.

Но гремучие змеи друзей не интересовали. Ребята интенсивно искали киоск, возле которого тетя Аня видела торговца лори.

Узнав, где продаются котята, друзья еще издали заметили красный козырек. Пройдя вдоль длиннющего ряда продавцов с мяукающим товаром, они подошли к небольшому ларьку.

— Кажется, пришли, — сказал Венечка.

Однако рядом с этим киоском никто не продавал никаких лори. А вот котят здесь каких только не было. И пушистых, и почти голых, и черных, и рыжих, и разноцветных… Лешка, как ни спешила и ни страдала, загляделась на белых, с уморительно приплюснутыми глазастыми мордочками, лежащих рядом с белоснежной пушистой красавицей матерью.

Стоявшая рядом с клеткой женщина заметила Лешкин интерес к своим питомцам и протянула ей котенка:

— Возьми, не пожалеешь. Только посмотри, какой красавец!

Но Лешка помотала головой.

— Извините, у нас дома уже живут кавказская овчарка и попугай, и поэтому котенок нам не нужен. Нас сюда послали найти лори. Сказали, что они продаются где-то здесь, у этого киоска с красной крышей. Вы случайно не видели? Не подскажете, как найти их продавца? — И замерла в ожидании ответа, испытывая два противоположных чувства, надежду и отчаяние, которые поминутно сменяли друг друга.

Женщину нисколько не удивили ни Лешкин вопрос, ни экзотическое название объекта ребячьих поисков.

— Как же, стоял, — спокойно подтвердила она. — Мы его три субботы кряду здесь видели. А вот сегодня почему-то не пришел. Сань, как его звали-то, не помнишь?

Лешка с напряжением ждала, что скажет грузный мужик с выводком котят неизвестной породы, серых, с острыми мордочками.

— Я с ним не знакомился, — пробасил мужик. — Товар у нас уж больно разный. Мы-то своих, законных, продаем, а этот…

— А что, торговать экзотами незаконно? — спросил Венечка.

— Ну а ты сам как думаешь? Ввозят их сюда, конечно, нелегально, а потом из-под полы торгуют и наживаются. Ведь если, скажем, кому в подарок такого зверя привезли, а ему не надо, то вряд ли он его сюда потащит, скорее всего, друзьям отдаст. — Мужик призадумался. — У этого парня звери разные были, не одни только лори, но источник их, небось, один, контрабандный. Я как-то сам по программе «Время» видел, как лемуров в банках на таможне задержали. Почти все, бедняжки, погибли. Да их и всегда выживает половина, а то и треть, пока их сюда довезут.

— Как? В банках? — встрепенулась Лешка.

— Ну да. Сама, что ли, не видела?

— У нас папа «Время» смотрит, но мне он об этом не говорил.

— А почему здесь этих торговцев не ловят, раз у них товар незаконный? — продолжал допытываться Венечка.

Мужик только рукой махнул.

— Так они всегда знают заранее, когда какая инспекция нагрянет. Тут, как и везде, все схвачено. Да и кто сейчас о зверях думает? О людях забывают.

— Но нам он очень-очень нужен, этот человек! — с жаром вскричала Лешка, и ее вдруг осенило: — А если в дирекции рынка спросить? Мужчина покачал головой.

— Сомневаюсь, что там о нем что-либо знают. А если и так, то тем более ничего не скажут. Зачем им выносить сор из избы?

Лешка вздохнула и отошла от кошачьего ряда. Неужели и сюда они приехали зря, и эта ниточка оборвалась, как только они за нее уцепились?

А время все шло и шло. Июньское солнце пригревало все больше, стало жарко и невыносимо захотелось пить.

Лешка сняла с себя кофточку, запихнула ее в рюкзачок и, достав из него деньги, подошла к киоску с красной крышей.

— Дайте, пожалуйста, банку спрайта. — Она протянула деньги продавщице и спросила у своего спутника: — Ты будешь?

— Я не хочу, — качнул головой Венечка, а когда женщина в красной, под цвет козырька, кофточке подала Лешке запотевшую от холода зеленую банку, отвел ее руку и, заботливо взглянув на свою подружку, сказал: — Если можно, дайте, пожалуйста, не из холодильника. У нее горло больное.

Продавщица внимательно оглядела девочку и улыбнулась:

— Вот и я так: не могу ледяное пить. Говорят, можно себя приучить к холодному, а я всякий раз как забудусь и напьюсь ледяной воды, так и болею, даже летом. — Она поменяла банки и, протягивая другую, спросила: — Ну и как, подобрали себе кого-нибудь? Тут тварей на все вкусы, только выбирай. Даже, говорят, рысь купить можно, были бы деньги и желание.

— Нам сказали, что здесь продаются лори, а мы их не нашли, — доверительно сообщил Венечка. — Вы случайно не запомнили их продавца? Он, говорят, около вашего киоска стоял, и не один раз.

Тетку из ларька, как и кошатницу, ничуть не удивил Венечкин вопрос о продаже на рынке экзотических животных.

— Стоял, — закивала она, — я это хорошо помню. Вам, значит, сегодня не повезло. Он, наверное, в ту субботу своих последних зверей распродал. Одного у него мои соседи купили, я им сама присоветовала. Денег у них много, а зверьки у этого парня уж больно хороши были. Особенно те, которых он в прошлый раз приносил. Глазастенькие такие, мордочки белые, а хвосты полосатые.

— У лори полосатые хвосты? — удивился Венечка. Но Лешке было наплевать, какие у зверей были хвосты, она привстала на цыпочки и просунула в киоск голову.

— Ваши соседи, говорите?

— Да, мы живем в одном дворе, только в разных домах. У меня пятиэтажка старая, а у них дом новый, современный, — почему-то усмехнулась продавщица.

— А где вы живете?

— На улице Достоевского, в самом почти что центре города.

— А какое это метро?

— «Новослободская».

— Венечка, это же совсем недалеко от нас! — воскликнула Лешка. — Дайте нам, пожалуйста, адрес ваших соседей. Может быть, они подскажут, как нам искать продавца? Они хорошие люди?

— Неплохие. Записывайте адрес, — не стала возражать продавщица. Она назвала дом и квартиру и уточнила: — Первый подъезд, пятый этаж. А фамилия их — Савельевы.

Лешка бросила недопитую банку в урну и, сорвавшись с места, понеслась к маршрутному такси.

— Только бы у них была хоть какая-нибудь информация об этом парне, — всю дорогу твердила она. — Ну хоть что-нибудь!

Девятиэтажный дом, в котором жили люди, приобретшие зверька, ребята отыскали сразу. Рядом с ним ютились низкие пятиэтажки, в одной из них и обитала, очевидно, продавщица из киоска на Птичке.

Лешка потыкала пальцем в кнопки домофона, и вскоре друзья услышали звонкий детский голосок.

— Кто там?

— Мы к Савельевым, откройте, пожалуйста. Нам очень нужно с вами поговорить, — взволнованно выкрикнула Лешка.

Без дальнейших разговоров их с Венечкой пропустили в подъезд.

Друзья зашли в широкое парадное и удивились царящему внутри порядку. Стены были чистенькими, без всяких надписей, на светлый, почти белый мраморный пол хоть скатерть стели, а по обеим сторонам лестницы стояли кадки с огромными темно-зелеными растениями. И на все это великолепие падал неяркий, но праздничный свет из высоких витражей-окон.

Сбоку в холле имелась будка дежурного. Пожилой человек внимательно осмотрел с головы до ног незнакомых девочку с мальчиком и спросил:

— Вы в какую квартиру?

— В двадцатую, к Савельевым, — ответил Венечка. Впрочем, Лешка ничуть не удивилась тому, что они попали в такой шикарный дом. Только состоятельные люди могли позволить себе покупку экзотических животных: ведь мало просто заплатить за зверька даже очень большие деньги, надо еще и создать ему все условия для сносной жизни в неволе, постоянно покупать специальную еду, а все это стоит куда дороже, чем сам экзот.

В лифте было зеркало, и из него на Лешку глянуло усталое, бледное, измученное лицо. Она пригладила волосы и постаралась изобразить подобие улыбки, чтобы создать о себе хорошее впечатление.

«Неужели и тут не повезет?» — подумала она, направляясь по паркетному полу к квартире под номером двадцать.

Дверь им открыла маленькая, лет девяти, девочка.

— Вы к нам? — малышка очень серьезно рассмотрела друзей. — Но мы вас не знаем. Мама! — крикнула она в глубь огромной квартиры. — Тут пришли…

— Постой. — Лешка протянула к девочке руки. — Мы по поводу твоего лори. Тебе его купили в прошлую субботу на Птичьем рынке, не так ли?

— Так, но только у нас не лори, — возразила девочка. — У нас другой лемурчик, очень красивый. Его зовут Котик. Хотите посмотреть?

— Очень хотим, — кивнула Лешка.

Так и не дождавшись мамы, девочка повела ребят по длинному коридору в самый его конец.

Половину большой, залитой солнцем комнаты занимал вольер. В нем стояло самое настоящее дерево в огромной квадратной кадке, а за его ствол уцепилось большеглазое существо сизо-серого цвета, с белой, похожей на кошачью, мордочкой. Вокруг шеи шерсть у зверька тоже была белой, создавая подобие воротника, переходящего в галстук. Длинный хвост лемура украшали черные кольца.

— Хвост как зебра, — удивился Венечка.

Увидев девочку, зверек сорвался с дерева, одним прыжком перескочил на прутья вольера, уцепился за них лапками и совсем как кошка замурлыкал.

Девочка протянула к нему руку.

— Видите, он меня любит и совсем не боится. — Она обернулась к гостям со счастливым лицом. — Правда, наш Котик очень хороший и красивый? Мне мама обещала купить еще одного, чтобы у них была самая настоящая семья.

— Полиночка, кто к нам пришел? — В комнату вошла молодая, хорошо одетая женщина и вопросительно приподняла брови: — Вы кто такие?

— Мы пришли спросить… Нам тоже нужен лемур, мы разговорились с вашей соседкой, ну, с женщиной из соседнего дома, которая в киоске на Птичке работает, она и сказала, что у вас лемур есть, которого вы там купили. Мы тоже хотим такого, нам очень-очень надо. Вы не знаете, как найти человека, который их продает?

Выпалив все это, Лешка затаила дыхание. Женщина ничуть не удивилась Лешкиной просьбе.

— Я, к сожалению, не знаю, как найти того человека. Но он взял наш телефон и сказал, что позвонит нам сразу же, как только достанет самочку. А зовут его Валентин. Отчество, кажется, Гаврилович. Теперь Полиночка ждет его звонка. Видите, у нас зверюшке неплохо живется, а вдвоем им будет еще веселее.

— Ему еще лучше, когда мамы с папой дома нет. Это он сейчас здесь сидит, а вообще по всем комнатам бегает, — шепнула ребятам девочка.

— И ничего не портит? — удивилась Лешка.

— Ну, когда как, — призналась Полина. — И еще метит все, как кот, и мне тогда еще и от папы достается.

— А как вы думаете, где этот Валентин их берет? — спросил Венечка. — Неужели сам из-за границы привозит?

— Это вряд ли, — покачала головой Полиночкина мама. — Таких зверьков доставляют сюда со всех концов света и в основном, как мне кажется, контрабандным путем.

— Другие тоже так говорят, — кивнул Венечка.

— А это ни для кого не секрет. Наш Котик, например, — с Мадагаскара. Уж не знаю, как смогли его оттуда вывезти, там браконьерство карается законом, как и везде, впрочем, но факт остается фактом. Утешаю себя тем, что это не самый редкий, а довольно распространенный вид полуприматов — кошачий лемур, который даже размножается в неволе. Полиночка моя теперь мечтает о маленьких детенышах. Были бы такие лемуры в магазине, мы бы, конечно, приобрели их там, не стали б связываться с проходимцами. Ведь, покупая у них зверьков, мы поощряем преступление, — самокритично добавила она.

— И где ж его теперь искать, этого Валентина? — Лешка побледнела так, что женщина это заметила.

— Девочка, тебе плохо? — спросила она. — Погоди-ка. Она вышла из комнаты и вернулась со стаканом

свежевыжатого апельсинового сока.

— Выпей, подкрепись.

— Спасибо.

Лешка сок выпила, но лучше ей не стало ни капельки. Последняя ниточка точно выскользнула из рук, испарилась возникшая было надежда. Она-то надеялась, что здесь им подскажут, как отыскать этого парня, а удалось узнать лишь его имя. Конечно, можно снова поехать на Птичку и еще раз расспросить людей, может, и удастся в конце концов установить, кто такой этот Валентин и где еще его можно найти, но время-то не терпит, а Ромка сидит неизвестно где и ждет, что они его вот-вот освободят.

Лешка оглянулась и, чтобы не упасть, присела на маленькую белую детскую скамеечку.

— А он не сказал, когда будет вам звонить? Хотя бы примерно.

— Через недельку-другую, — ответила женщина. Она поняла Лешкино расстройство по-своему. — Вам так срочно нужен лемур, да? Но мы не можем отдать вам нашего, это будет ударом для Полиночки, она уже привыкла к своему зверьку.

— Нет, нет, просто мы хотели найти этого человека, — сказал Венечка. — Он нам очень нужен.

— Где он берет их, как вы думаете? — Посидев, Лешка немного пришла в себя. — На таможне? Или их дают ему на продажу сами контрабандисты?

— Может быть, и дают, но, поговорив с ним, я почему-то решила, что он работник зоологического спецобъединения. Мне недавно рассказывали, что именно туда передают на передержку задержанных на таможне зверей. Вполне возможно, что их там списывают как погибших, а потом торгуют ими из-под полы. Если хотите, давайте туда позвоним и спросим, не работает ли у них некий Валентин Гаврилович. Такое отчество не часто встречается, может, что и удастся выяснить, — предложила Полиночкина мама.

— Мы туда звонили, но там никто не берет трубку. Наверное, потому, что сегодня суббота, — сказала Лешка.

— Там же не один телефон, и в любой день должен кто-то быть. — Женщина казалась очень уверенной в себе, и эта уверенность передавалась другим. С ней было легко и просто. — Дайте-ка я попробую. Может быть, мне больше повезет.

Она вышла из комнаты, вернулась назад с телефоном, быстро связалась со справочной, а потом набрала номер уже известного ребятам карантинного спецобъединения. Ей тоже никто не ответил.

Лешка безучастно наблюдала за происходящим, нисколечко не веря в успех дела. А в голове все бился и бился вопрос: как выручить Ромку? Полина погладила ее по плечу.

— Ты не волнуйся, вот увидишь, все будет хорошо. Лешка подняла на девочку глаза.

— Ты правда так думаешь?

— Угу. Моя мама всегда добивается своего.

А женщина узнала еще один номер, набрала и его, и там, как ни странно, кто-то откликнулся. Тогда приятным, но не терпящим возражения голосом она сказала:

— Пригласите мне, пожалуйста, Валентина Гавриловича. Что, сегодня не работает? А его домашний телефончик не подскажете? Ну, я вас очень прошу. Он мне дал только этот, я должна была созвониться с ним в пятницу, но не успела. А он, должно быть, ждал моего звонка. Да, дело очень важное. Вот спасибо, благодарю вас.

На листке бумаги женщина записала полученный номер и протянула его Лешке.

— Ну вот, а ты переживала. Теперь позвоните к нему домой — и дело с концом. Да ты звони прямо отсюда, не стесняйся.

Лешка нерешительно дотронулась до трубки. Что она ему скажет, да еще при всех? Он тогда возьмет и перепрячет Ромку. Нет, звонить сейчас нельзя ни в коем случае, надо к нему ехать.

Она незаметно набрала свой домашний номер, зная, что по нему ей точно никто не ответит. Прослушав ряд длинных гудков, она протянула трубку назад.

— Его нет дома, мы потом перезвоним. Спасибо вам огромное, — от всей души поблагодарила Лешка добрую женщину. — Вы и сами не знаете, как нам помогли.

Венечка тоже благодарно покивал головой, и они, попрощавшись с девочкой Полиной и помахав рукой необычному большеглазому зверьку с довольной кошачьей мордочкой и полосатым, как у зебры, хвостом, спустились на лифте вниз и вышли на улицу.

— Теперь надо разузнать его адрес, — сказала Лешка. — Ты сможешь это сделать?

— Спрашиваешь! У меня в компьютере каких только нет баз данных.

— Тогда поехали скорее к тебе домой.

Но Венечка предпочел действовать по-другому.

— Позвоню-ка я лучше Сашку, у него тоже есть такие диски, пусть он поищет адрес, а мы пока подождем здесь, чтобы не тратить лишнее время на езду.

Сашок оказался дома и безропотно согласился выполнить Венечкино поручение.

— Слушай, если не секрет, зачем тебе это надо? — услышала Лешка его голос, доносящийся из Венечкиного «Сони».

— Мне кажется, мы вышли на Ромкиного похитителя, — тихо сказал в трубку Венечка. — Так что это очень и очень важно.

— Понимаю. Как только найду адрес, сразу тебе позвоню, — пообещал Сашок.

Венечка подвел Лешку к скамейке.

— Давай пока посидим и подумаем, что мы скажем этому типу, когда приедем к нему домой.

— Как что? — с горячностью воскликнула девочка. — Скажем, что если он сейчас же не отпустит нашего Ромку, то мы позовем милицию. Уж от ментов-то ему не отвертеться. А раз он такой трусливый, что отдал нам Аечку, испугавшись какой-то краски, то теперь и подавно перетрусит и сразу отдаст нам Ромку. Послушай, а как ты думаешь, почему он не требует с меня выкупа вместо руконожки?

— Мне кажется, он понимает, что у тебя своих денег нет, а если ты обратишься за ними к взрослым, то они-то уж точно заявят в милицию, и тогда ему будут грозить крупные неприятности. За похищение детей знаешь, что полагается?

— Ромка уголовный кодекс почти наизусть знает, а я нет, — вздохнула Лешка. — Только бы этот гад не сделал ему ничего плохого! Как он там, бедненький? Совсем, небось, голодный.

— Ему голодать не вредно. А вот ты совсем ничего не ела и скоро с ног свалишься.

— Я-то обойдусь. Я, когда волнуюсь, совсем есть не могу, ты же знаешь.

— Знаю, — кивнул Венечка, у которого от голода вдруг громко заурчало в животе. — Скорее бы уж Сашок все выяснил!

— А он не подведет? — спросила Лешка, ерзая на скамейке и нетерпеливо поглядывая на «Сони».

К счастью, Сашок не заставил себя ждать.

— Записывай! — сказал он Венечке. — Нестеров Валентин Гаврилович проживает на улице Розанова. Я выяснил, что это недалеко от станции метро «Беговая».

Венечка записал номер дома и квартиры, и они побежали к метро. По дороге мальчик не удержался, купил себе пирожок и тут же его проглотил. Лешка от пирожка отказалась.

— Не ожидал от Сашка такой оперативности, — сказал Венечка, оглядываясь вокруг в поисках еще чего-нибудь съедобного. — Вообще-то я его не очень хорошо знаю, он у нас в классе ни с кем не дружит. Наверное, потому, что смотрит на всех свысока и строит из себя самого умного. Но это еще ни о чем не говорит, правда?

Лешка пожала плечами.

— Когда как. Ты у нас тоже очень умный, а нос не задираешь.

— А Ромка задирает, но его все равно все любят, — возразил Венечка. — Так что это еще не показатель. Может быть, Сашок стеснительный и все его высокомерие наносное. Надо будет к нему получше присмотреться.

— Все люди разные, — заключила Лешка и взяла мальчика за руку. — Идем скорее.

Лешка без Ромки не очень хорошо ориентировалась в метро, а Венечка — и подавно. Как-никак, он был младше их всех, окончил всего лишь седьмой класс. Поэтому они внимательно разглядели схему линий метрополитена, а потом дружно ожидали объявления остановок. От «Новослободской» им надо было проехать две остановки по кольцу, до «Краснопресненской», затем перебежать на «Баррикадную» и выйти на второй станции.

— Ну, я ему покажу! — воскликнул порядком уставший Венечка, когда на улице Розанова они отыскали большой двенадцатиэтажный дом, в котором, по сведениям Сашка, жил Ромкин похититель. Приблизившись к дому, он завертел головой. — Интересно, здесь есть подвалы?

— Подвалы есть везде. Только в одних домах они оборудованы, в других только трубы проходят и от сырости комары разводятся, — сказала Лешка. — Потому, наверное, Ромке там холодно.

— Но там проходят трубы и с горячей водой тоже, так что замерзнуть он не должен, — успокоил ее Венечка. — Прежде чем подниматься в квартиру, давай обойдем дом кругом.

Сбоку здания они увидели большую железную, покрытую облупившейся зеленой краской дверь. Венечка дернул ее на себя, но дверь была закрыта на прочный замок.

— Что тебе там надо? — раздался вдруг откуда-то пронзительный старушечий голос.

Венечка отпрянул от двери.

— Ничего.

— А раз ничего не надо, то и отойдите оттуда. Ходят тут всякие.

— У наших знакомых, к кому мы пришли в гости, кран потек, они хотели воду перекрыть, — объяснил Венечка свою попытку проникнуть в подвал мужчине с маленькой рыжей собачкой, остановившемуся у росших вблизи кустов. — Вы в этом доме живете?

— В этом. Только сами вы в подвал не попадете, — ответил мужчина. — Противоположная дверь забита, а от этой все ключи находятся в домоуправлении и у слесарей-сантехников. Можете, впрочем, аварийку вызвать, они во всем разберутся. У вас серьезная авария?

— Не очень. И что, в ваш подвал больше никак-никак не попасть?

— Никак. Наши бабульки боятся терактов, поэтому не только посторонние, но и сами жильцы в него не могут войти, даже когда приспичит. Я сам сегодня хотел кран на трубе поменять, пришлось за ключом идти. К счастью, один из сантехников в нашем доме живет.

— Сегодня? И вы в этот подвал сами спускались? — подала голос Лешка.

— Конечно.

— А картошки в нем никто не держит? — Она тут же вспомнила самую первую, неспроста произнесенную Ромкой фразу.

Мужчина улыбнулся и покачал головой.

— Нет, наш подвал для этих целей не приспособлен.

— А где же ее хранят жильцы вашего дома?

— Кто как. Мы, например, свои запасы на даче держим. А у вас самих разве есть при доме погреб?

Лешка помотала головой.

— Нет, мы вообще на зиму картошкой не запасаемся.

— Многие так живут.

Собачка понеслась к следующему кусту и увлекла за собой хозяина.

— Ромки здесь нет, — с уверенностью сказал Венечка. — Видишь, сегодня туда уже спускались. Он бы не стал молчать, подал бы голос.

Но Лешка все еще пребывала в сомнениях.

— А если ему рот заткнули? Вдруг он лежит связанный в каком-нибудь сыром темном углу?

— Не думаю, что его сюда вообще смогли затащить, — оглянувшись вокруг, возразил Венечка. — Эта дверь отовсюду просматривается.

И впрямь недалеко от входа в подвал были песочница и качели, возле них толпились дети разного возраста со своими мамашами.

— Ромка тебе не поздно звонил. Если бы ночью, тогда еще ладно, а днем его сюда никто бы не поволок.

— Наверное, ты прав, — согласилась Лешка. — Чтобы Ромку куда-нибудь втащить, требуется не один человек, а несколько, а мне почему-то кажется, что этот парень действует в одиночку.

— Вот именно. Так что пошли к нему домой.

В домофон они звонить не стали, а дождались того самого мужчину с собачкой, он и открыл им дверь подъезда.

Венечка подсчитал, что двадцать восьмая квартира находится на седьмом этаже. В лифте он спросил мужчину, есть ли в их подвале свет.

— Есть. Иначе как там чего найдешь, без света-то.

— И сегодня вы его включали?

Мужчина внимательно посмотрел на Венечку.

— Какие-то ты странные задаешь вопросы. В чем дело, скажи? Что-то не очень верится в испорченный кран у ваших знакомых.

— Ну, мы играли в прятки, — тут же придумал Венечка, — а один мальчик у нас так спрятался, что мы до сих пор, с утра самого, не можем его нигде найти. Что если он все же пробрался в ваш подвал, а теперь сам не знает, как оттуда выбраться?

— От вас всего можно ожидать, — ответил мужчина и, когда на четвертом этаже открылась дверь лифта, попросил: — Подождите здесь.

Он завел собачку в квартиру, а сам вышел обратно, и они снова спустились во двор. Мужчина попросил подождать его у соседнего подъезда, сам зашел внутрь и вышел оттуда со связкой ключей.

— Николай, сантехник наш, мне доверяет, мы с ним в армии служили вместе, — сказал он. — Ну, пойдемте, посмотрим. Уж не знаю, как туда можно залезть, но попытка — не пытка, проверить стоит. Опять же, если это возможно, то наши бдительные бабули окажутся правы, и замок придется менять.

У Лешки затрепыхалось сердце, когда массивная железная дверь с тяжким скрипом открылась, и они зашли в мрачный, плохо освещенный подвал со спертым сырым воздухом.

— Ромка! — громко крикнула она.

Никто не отозвался, лишь вода шумела в трубах, кое-где капая на бетонный пол. Венечка стукнул себя по лбу, потом по щеке, добежал до противоположной стены, подергал наглухо забитую вторую дверь, вернулся обратно.

— Да, комариков здесь хватает, потом они по нашим квартирам разносятся, — сказал их сопровождающий. — Ну, как я понимаю, здесь, к счастью, никого нет.

— Никого, — подтвердил Венечка.

Лешка вздохнула и посмотрела на часы. Давным-давно перевалило за полдень.

Вместе с мужчиной они снова вошли в подъезд.

— Нам здесь кое-кого навестить надо, — пояснил Венечка. — На седьмом этаже.

— На седьмом? Вы к Кристине, должно быть?

— Ага, к ней, — кивнул на всякий случай мальчик и, когда на четвертом этаже открылась дверь, сказал мужчине вслед: — Спасибо вам большое.

— Люди должны помогать друг другу, — ответил тот, но слова его утонули в шуме лифта, который медленно пополз на седьмой этаж.

— Ну, сейчас он у меня попляшет! — сжала кулачки Лешка, резко надавив на звонок и увидев в дверном глазке быстро промелькнувшую тень.

Даже не спросив, кто там, человек за дверью бесстрашно ее распахнул.

У порога вместо ожидаемого парня, в которого Лешка собиралась вцепиться когтями, как разъяренная кошка, стояла невысокая, одного роста с Венечкой, девочка. И лет ей было примерно столько же, сколько и ему, а еще у нее были длинные, до плеч, темные волосы и очень светлые голубые глаза.

«Хорошенькая», — машинально отметила Лешка и подозрительно прищурилась.

— А я думала, вы ко мне. — У девочки был открытый доверчивый взгляд. — Кто вы такие? А, вы, должно быть, к бабушке? Сейчас я ее позову.

— Нет-нет, не надо звать бабушку, — мигом сориентировался Венечка. — Ты Кристина, да?

— Да, — откликнулась девочка.

— А скажи, пожалуйста, Валентин Гаврилович — твой папа?

— Это мой брат.

— Понятно.

Не удержавшись, Лешка схватила девочку за руку.

— А зачем ты взяла руконожку?

Кристина аккуратно высвободила руку, не смутилась, не покраснела, а просто покачала головой.

— О чем ты говоришь? Я живых руконожек никогда в жизни не видела, только в книжке на картинке.

— Правда? А вот мы вчера тебя видели у «Рижской», а в руках у тебя была клетка, — наобум закинул удочку Венечка.

— Вы ошибаетесь, — убедительно сказала девочка и даже не обиделась, лишь плечами пожала. Обознались люди, что же здесь такого? — Мы целую неделю с бабушкой на даче жили, только вчера, поздно вечером, оттуда вернулись. За нами Алик, мы так моего брата зовем, приезжал.

— А сейчас он где?

— Назад на дачу уехал. Он там с друзьями свой день рождения отмечает. А зачем вам мой брат?

— Ну… Он обещал нам продать лори, — брякнул Венечка.

— Лори? У него сейчас никого нет.

— Сейчас? А вообще, значит, бывают? И где же он их берет?

— Ему их на работе дают, — наивно ответила девочка.

— Просто так?

— Да. Если на них клеток не хватает.

— И ты ему веришь? Девочка кивнула.

— А зачем ему нас с бабушкой обманывать? Лешка хотела сказать девочке, что обманывает их ее брат потому, что ему стыдно говорить правду, но передумала. Не было времени разбираться в их семейных отношениях. И она перевела разговор на животрепещущую тему.

— И руконожку ты правда у него не видела?

— Говорю же. — Девочка была абсолютно спокойна. Не было сомнений, что она и в самом деле и понятия не имеет, чем промышляет ее брат. — У нас дома лори живет, но вам я его не отдам, и вообще никому. Алик его совсем больного принес, а мы с бабушкой его выходили. Хотите посмотреть?

Друзья, не сговариваясь, закивали.

Девочка привела их в свою комнату, где в небольшой клетке сидел грустный толстенький зверек. Таких огромных глаз Лешка не видела ни у кого. А вот клетка не шла ни в какое сравнение с тем вольером, который был в доме у маленькой Полины.

Кристина словно прочитала Лешкины мысли.

— Он у нас в основном на даче живет, в просторном светлом сарае. И здесь тоже не всегда в клетке. А скоро мы снова на дачу вернемся. Иди ко мне, Сонюшка.

Зверек покорно подошел к девочке. У Лешки защемило сердце: где же их ай-ай? А все мысли о Ромке она старательно отгоняла прочь, чтобы не сойти с ума от беспокойства.

— Нам нужно встретиться с твоим братом. Ты не скажешь, где ваша дача? — Лешка задала вопрос равнодушным голосом, но на всякий случай опустила голову, чтобы девочку не испугали ее лихорадочно горящие глаза.

— Пожалуйста. Поселок Поваровка-два, это на Киевском направлении.

— От станции идти далеко?

— Нет, там близко. Я вам сейчас нарисую. Только там у него больше никаких зверей нет.

— Ничего, нам с ним просто поговорить надо. А скажи, пожалуйста, вы картошку на своем дачном участке сажаете?

— Да, конечно. Немного, правда, а что?

— Просто так, мы тоже сажаем, — сказала Лешка, хотя у них и дачи-то отродясь не было. — И там же ее храните?

— Да, в погребе. Когда она у нас дома кончается, то Алик за ней на дачу на машине ездит.

Из двери появилась седовласая женщина в стареньком халате бордового цвета. Лицо у нее было добрым.

— Кристиночка, что же ты своих гостей на пороге держишь?

— Мы на минутку. Уходим уже, — заторопилась Лешка. — До свидания.

— Они к Алику приходили, — объяснила девочка.

Бабушка приветливо им улыбнулась, и Лешку поразило, что у гадкого преступника такие приятные родственники.


Глава X ПОЕЗДКА НА ДАЧУ


— Скоро он у нас узнает, где раки зимуют. Лешенька, тебе не кажется, что мы с тобой близки к цели?

Венечка вышел из электрички на небольшую станцию и огляделся. Дорожка через густой лес вела к поселку, первые домики которого проглядывали сквозь высокие деревья.

Лешка шла быстро, почти бежала. Вот и дача, которую им описала Кристина. Возле забора — высоченная сосна, забор невысокий, но перелезать через него не требуется: калитка приоткрыта.

Домик был невысокий, одноэтажный, обитый старой, потемневшей от времени вагонкой.

— Как ты думаешь, где у них погреб, в доме или в сарае? Гляди, вон там крыша торчит! Точно, погреб! Как бы нам в него проникнуть? — зашептала она, приникнув к забору.

— Погоди, сначала надо разведать обстановку, посмотреть, кто здесь есть. — Венечка проскользнул в калитку и двинулся к одному из окошек.

Лешка заглянула в окно вместе с ним и увидела что-то вроде маленькой кухоньки. Спиной к ним у стола стояла девушка с короткими светлыми волосами в красивом спортивном костюме и что-то варила на электрической плите.

Они переместились к другому окру. В комнате, отвернувшись лицом к стене, кто-то спал на красном диване. Скорее всего, это и был хозяин дачи. Потому что в следующей комнате у телевизора сидели незнакомые друзьям парень с девушкой, а больше людей в домике не было.

Осторожно ступая, Лешка вернулась к погребу, потрогала висящий на двери большой амбарный замок и обернулась к своему спутнику.

— Будем искать где-нибудь ключ или у тебя припасены какие-нибудь отмычки? У Ромки в сумке всегда полно всяких приспособлений.

Сказав о брате, она горько вздохнула.

— Жаль, что нельзя покричать и постучать, чтобы проверить, здесь он или нет, — прошептал Венечка, изучая замок. — Но ничего, главное сейчас — проникнуть в погреб.

Он увлек Лешку за куст смородины и там открыл свой саквояж.

— Мы тоже не лыком шиты, — пробормотал он, извлекая из него какие-то железные штучки с загогулинами на конце. — Такой замок легко открывается, любому вору раз плюнуть. У них, наверное, в этом погребе ничего ценного нет, иначе бы они другой замок повесили.

— А Ромка — он что, не ценность?

Венечка подвинул очки ближе к переносице, выбирая нужную загогулину.

— Ромка — ценность временная, чего на него зря тратиться. Тем более что изнутри ему ни до какого замка не добраться.

Он выбрался из-за куста и приступил к взлому.

Мальчик настолько увлеченно ковырялся в замке, а Лешка так усердно ему помогала, что оба не заметили, как к ним кто-то подошел, и вздрогнули от неожиданного возгласа:

— Вы что здесь делаете?

Непонятно, как рядом с ними очутилась та самая девушка, которая только что готовила на кухне еду.

Венечка от неожиданности выронил железяку и зачем-то схватился за свою неизменную бейсболку, будто опасаясь, что ее с него сейчас сорвут.

Однако Лешка не испугалась нисколько. Сузив глаза, она схватилась за замок, твердо решив, что никакая сила не оторвет ее от заветной двери.

— А вы не знаете?

— Что? — вскинула брови девушка. — Я вижу, что вы хотите залезть в чужой погреб. И не стыдно вам? Уходите отсюда, или я сейчас позову людей.

— Зовите, пожалуйста. Мы ни за что не уйдем, пока вы его нам не откроете и не выпустите из него моего брата.

Девушка сглотнула слюну и, недоумевая, заморгала глазами.

— Кого-кого мы должны выпустить? Лешка резко выдохнула из себя воздух.

— Это дача Валентина Нестерова, так?

— Да, — растерянно кивнула девушка.

— А картошка у него здесь хранится?

— Кажется, да. Но при чем здесь картошка?

— Там, где сидит ее брат, есть сырая картошка, мы это точно знаем, — объяснил Венечка. — А раз она здесь тоже есть, значит, и Ромка тоже. Все сходится.

Лешка в нетерпении топнула ногой.

— Открывайте погреб, или мы сами будем кричать, да еще как! Соседи мигом прибегут, все про вас узнают. Мы и милицию можем вызвать. Венечка, ты отбеги подальше, чтобы тебя никто не поймал, и вызывай ее быстрее.

Мальчик, покосившись на девушку, отошел в сторонку. Поправив бейсболку, он снял с пояса сотовый телефон и грозно блеснул очками.

— Алик! — громко крикнула блондинка. — Подойди, пожалуйста, сюда.

Единственно, чего больше всего сию минуту боялась Лешка, — так это того, что они снова ошиблись и вычислили не того человека. И когда из дома вышел тот самый парень, у которого они с Ромкой отняли банку с руконожкой, не только его не испугалась, а почувствовала большое облегчение.

У парня же при виде Лешки в буквальном смысле слова отвисла челюсть.

— Ты? Опять ты? Как ты здесь оказалась?

— А мы вас везде найдем. — Раздавшийся из кустов грозный голос вдруг сменился фальцетом. У Венечки менялся голос, и когда мальчик сердился и хотел казаться грозным и сильным, голосовые связки его подводили, производя смешной писк. Тем не менее Венечка продолжал угрожать: — Немедленно отпустите нашего Ромку. Я, — потряс он издали своим телефоном, — уже звоню в милицию.

— К-какого еще Ромку? — заикаясь, проговорил Валентин.

— Вы что, нас за идиотов держите? Брата моего, вот какого, — сказала Лешка. Щеки у нее пылали. Скажи ей сейчас, что ее сожгут на костре или разрежут на мелкие кусочки, если она немедленно не покинет эту дачу, она все равно бы этого не сделала. Самой себе она казалась грозной разъяренной львицей, отстаивающей свою добычу.

— Не пойму, твой брат, что ли, пропал? Его похитили? — Валентин перевел глаза на кусты, где укрывался Венечка, и снова уставился на Лешку.

Лешка сжала кулаки, покраснев от гнева.

— Знаете, хватит придуриваться! Мы вас не боимся, учтите это. Мы знаем, где вы живете, и с сестрой вашей познакомились, и с бабушкой. Мы на вас управу найдем. Потому что и много чего другого про вас тоже знаем.

— О чем это они? — недоуменно и встревоженно проговорила блондинка. — Кого ты прячешь в своем погребе?

Привлеченные шумом, из окошка выглянули парень с девушкой.

— Что здесь происходит?

— Ничего интересного, потом объясню, — ответил им Валентин.

Удовлетворившись его ответом, парочка скрылась в комнате, а девушка в спортивном костюме не унималась:

— И что такого они о тебе знают, что неизвестно мне?

Парень посмотрел на Лешку так, как на нее смотрел Ромка, когда боялся, что она расскажет маме о каком-нибудь его проступке. Странно, разве этого он должен был сейчас опасаться?

А Валентин перевел взгляд на девушку и, слегка покраснев, проговорил:

— Ты понимаешь, Наташа, эти дети меня постоянно с кем-то путают, неизвестно почему преследуют и обвиняют во всех смертных грехах.

— Странно. Я ничего не понимаю. Ребята, что вам надо? Алик работает в охранном агентстве и, насколько мне известно, в его функции входит не похищение людей, а их охрана. Так я говорю? — Девушка пытливо вгляделась в лицо своего приятеля.

— Где-где он работает? — переспросила Лешка.

— В охранном агентстве, так ведь, Валентин? Тот отвел глаза, и на его лице заиграли желваки.

— Где же еще!

Лешка сделала шаг вперед.

— Понятно, — процедила она. — И кого же он охраняет? Лори или руконожек?

Девушка сморщила лоб. Она явно ничего не могла понять.

Валентин метнул на Лешку такой умоляющий взгляд, что она на миг сжалилась над ним и замолкла, ожидая, что он сам скажет что-нибудь в свое оправдание.

И тогда хозяин дачи с преувеличенной бодростью предложил:

— Слушай, давай разберемся. Такой черненький мальчишка — твой брат, да? И он, значит, пропал?

— Да, да, — выкрикнул из-за кустов Венечка, но Лешка замотала головой:

— Он не пропал! Вы его похитили! Валентин поморщился.

— Какая глупость. — Он взял свою девушку за руку. — Ну, ошиблись они, понимаешь, Наталья. Несут какую-то галиматью!

— Ребята, мы, честное слово, никого сюда с собой не привозили и никуда не прятали, — поддержала своего друга девушка. — А до нас здесь жили его бабушка и сестра, и они, я надеюсь, тоже никого не похищали.

Лешка судорожно вздохнула. Эта девушка явно не понимала всей серьезности происходящего.

— А если вам нечего скрывать, то почему вы не хотите открыть погреб? Почему не пускаете в него нас? — выкрикнула она.

— Ради бога, милости прошу, — ответил Валентин.

— Так откройте эту дверь!

— Пожалуйста.

Хозяин дачи сходил в дом, вынес оттуда ключи, снял ржавый амбарный замок и широко распахнул дверь своего погреба. Лешка глянула на ведущие вниз ступеньки, откуда несло сыростью и холодом, поежилась и громко крикнула:

— Рома, ты здесь? Ей никто не ответил.

— Венечка, стой там, не приближайся, а то мало ли что, — на всякий случай предупредила она.

«Неизвестно, чего можно ожидать от этих людей. Запрут еще в этом погребе, из него даже сигнал сотового не вырвется», — думала Лешка, спускаясь вниз по шатким ступенькам. Страха она не испытывала, зная, что ее маленький дружок в любой момент забьет тревогу.

И вот она в подвале.

На земляном полу в огороженном досками углу лежали остатки запасенной на зиму картошки, на деревянных полках стояло несколько банок с вареньем и соленьями. В общем, почти пустой погреб. Ничего нового еще не наготовили, а все старое уже поели.

Стены подземелья были бревенчатые, ни намека ни на какие потайные двери. В земляном полу и подавно ничего не вырыть. На всякий случай Лешка разгребла кучу картошки. Только руки испачкала.

Девушка с Валентином стояли на лестнице и с любопытством наблюдали за ее действиями.

Лешка выбралась наружу.

— У вас еще сарай есть, и в доме может быть подпол, во многих домах есть подполы.

— У кого-то, может, и есть, но только не у нас. Но ты проверяй, проверяй. Вот тебе ключ от сарая, пожалуйста, — Валентин хмыкнул, взглянул на свою девушку и покрутил пальцем у виска.

Наталья, пожав плечами, отправилась в дом, недоумевая, почему ее друг терпит нелепые выходки двух ненормальных подростков.

— Как вы меня нашли? — проводив ее взглядом, зашептал парень.

— На Птичку съездили, кое-кого расспросили, потом съездили к вам домой, — коротко ответила Лешка. — Или вы считали себя неуловимым?

— Ясно. — Валентин помедлил, потом прижал руку к груди. — Честное слово, я не имею никакого отношения к похищению твоего брата.

— И руконожку не похищали?

— Как? Он у вас тоже пропал? — совершенно искренне опешил парень.

— Все у нас пропало! — ответила Лешка, и ее вновь пронзил ужас. Ведь если Валентин не врет, а весь его вид, а также голос казались очень правдивыми, то, значит, они с Венечкой снова пошли по ложному следу, а время-то уходит. Неужели они так и не найдут сегодня Ромку? А вдруг и вообще никогда? Нет, этого не может быть!

Она потребовала открыть сарай, где ютились старые коричневые «Жигули», потом обежала комнаты дачного домика. Их и было-то всего две, да еще кухонька. Никаких ковров на даче не было, а под полом из деревянных плиток вряд ли мог скрываться подвальный люк.

Лешка вышла из дома и в растерянности остановилась на ведущей к калитке дорожке.

— Не знаю, в чем дело, — сказал Валентин, подталкивая ее в спину и не скрывая того, что мечтает как можно скорее от них избавиться. — Видишь, никого у меня здесь нет и не могло быть.

Лешка посмотрела на другой, совсем маленький сарайчик, одна стенка которого была забрана металлической сеткой, вспомнила о толстеньком глазастом зверьке, перевела взгляд на кухонное окно. Наталья продолжала что-то готовить.

— Ваши друзья, что ли, не знают, чем вы промышляете?

Валентин тоже посмотрел сквозь окно на свою девушку.

— Она — нет. Я действительно хочу перейти в охранное агентство, это только вопрос времени. А зверьков я продавал, потому что очень были нужны деньги. Всего несколько раз это и делал.

— Но где же тогда мой брат? — в отчаянии прошептала Лешка.

— Ну… не знаю я, — сказал парень, и Лешке показалось, что он хотел добавить что-то еще, но передумал.

— А вчера днем вы зачем к нашему дому подходили?

— Вчера? — искренне удивился Валентин. — Что-то ты путаешь. Вчера я на работе был, а потом сюда поехал, за бабушкой с сестрой.

— И позавчера тоже? — попыталась подловить его Лешка. — А кто нашего соседа о нас расспрашивал?

— Позавчера был я, да ты и сама меня видела, — сознался Валентин. — Хотел попросить у вас обратно зверька, но услышал собачий лай и решил с вами не связываться. И больше я к вашему дому ни разу не приближался, клянусь вам всеми, кто мне дорог. — И он снова бросил взгляд на кухонное окошко.

А потом он проводил Лешку до калитки, на этот раз тщательно ее запер и вернулся в дом. Венечка поджидал подругу у забора.

— Ромки здесь нет, — уверенно сказал он.

— Я это поняла. Что же делать, куда теперь идти? — Лешка прошла несколько шагов по узкой дорожке и села на лежащую на ее обочине толстую корягу. Слезы незаметно заполнили ее глаза, и деревья с домами слились в одну мутную массу.

Венечка погладил ее по плечу.

— Но, Лешенька, сидеть здесь и подавно нет никакого смысла.

Лешка подняла голову, вытерла глаза, откинула со лба волосы.

— Ты прав. Идти нам больше некуда, но у меня такое чувство, что мы еще не все узнали. Что этот Валентин что-то знает, но не хочет сказать. Как бы на него надавить? Может быть, вернемся назад и пригрозим, что расскажем его девушке, где он на самом деле работает и как на рынке экзотами торгует?

Говоря это, Лешка смотрела в сторону дачного участка, на котором росли несколько яблоневых и сливовых деревьев, и вдруг крепко сжала Венечкину руку.

— Гляди!

Осторожно прикрыв за собой дверь дачи, Валентин направился к большому сараю, зашел в него и закрыл за собой дверь.

Не сказав друг другу ни слова, Лешка с Венечкой перелезли через окружающий дачу невысокий забор, там, где за кустами и деревьями их нельзя было заметить со стороны дома, и подобрались к сараю.

— Артур, скажи честно, мальчишка у тебя? — услышали они голос Валентина.

Значит, он пришел в сарай, чтобы втайне от всех позвонить по сотовому телефону, догадались друзья.

— Как не у тебя? — продолжал парень. — Но об этих мерзких детях и о том, что мне пришлось отдать им зверька, никто, кроме тебя, не знал. И одному тебе я говорил, где они живут. Да не верю я ни в какие совпадения и стечения обстоятельств. Смотри, будут неприятности, и большие. Учти, всех денег не заработаешь. Ну, как знаешь, я тебя предупредил. Не скажу, кому мне говорить? И тебя я не боюсь, но видеть больше не хочу.

Валентин вышел из сарая и, недовольно качнув головой, направился к дому. А оттуда навстречу ему вышла девушка.

— Алик, кофе будешь?

Лешка с Венечкой, не таясь, выбрались из кустов. Наталья первая повернулась на шелест листвы.

— Опять вы?

Лешка подтолкнула Венечку обратно в кусты и громко, во весь голос, перекрывая включенный на полную громкость телевизор, спросила у девушки:

— Скажите, пожалуйста, вы знаете, кто такой Артур?

Подруга Валентина, немного удивившись неожиданному вопросу, сморщила лоб.

— Артур? Это, кажется, сослуживец Алика.

— Из охранного агентства?

— Ну да.

— А вы давно его знаете?

— Кого, Артура? Один раз только и видела.

— Да нет, Валентина. Если не секрет, конечно. Наталья лучезарно улыбнулась.

— Никакого секрета здесь нет. Мы с ним Восьмого марта познакомились. Он подарил мне цветы, хотя я его впервые видела.

— Понятно.

Валентин подошел ближе.

— Я рассказываю, как мы познакомились, — улыбнулась Наталья.

Но романтическая история встречи двух влюбленных Лешку не интересовала.

— Артур, значит, тоже с вами в охранном агентстве работает? — процедила она, с неприязнью и презрением наблюдая, как меняется лицо хозяина дачи.

Валентин покраснел и ощупал свой карман, в котором угадывались очертания мобильника. Конечно, он сразу понял, что противные дети подслушали его разговор.

— Артур? — Он вздохнул и коснулся руки девушки. — Наташа, я сейчас приду. Мне надо им кое-что объяснить. — И, схватив Лешку за плечо, повел ее к сараю.

— Пожалуйста, я вам мешать не стану. Но помни, что кофе стынет, — сказала девушка и ушла в дом.

Лешка отдернула плечо.

— Не надо мне ничего объяснять, а только скажите всю правду. Или мы вызовем милицию. У нас выбора нет, а у вас — есть.

В этот момент Лешка представила на своем месте Ромку. Наверное, он сказал бы сейчас то же самое. Коротко и ясно.

— Господи! — поднял вверх обе руки Валентин. — Ну что вы от меня хотите? Не я у вас, а вы у меня отобрали редкого зверя. И я же должен отвечать за последствия!

— Выбирайте, — повторила Лешка. — А зверя нам могли бы и не отдавать. Мы не на вас напали. Вернее, мы вас перепутали с одним человеком, но вы же не позвали на помощь, как это должен был сделать любой порядочный человек на вашем месте. Ай-ай достался вам нечестным путем, и вы испугались, как бы все ваши делишки не выплыли наружу. Ведь так? Думаете, мы не знаем, что вы списываете в своем объединении зверей как погибших, а сами толкаете их на рынке? Или я ошибаюсь? Кстати, мы туда звонили, и нам сказали, что у них был один руконожка и погиб. Значит, он не погиб вовсе? Значит, это он и есть? — догадалась она.

Валентин кивнул. Не было смысла что-либо отрицать.

— Только потише, пожалуйста, — косясь на окно кухни, Валентин пытался унять разбушевавшуюся девчонку.

— А мне бояться нечего. Если вы нам сейчас же не скажете, где прячет ваш Артур нашего Ромку, то… Ну что я опять буду все повторять? Венечка, стой там, не приближайся, — крикнула она другу.

Парень стоял молча. Видно, обдумывал ситуацию.

— Валентин, ты скоро? — выглянула из окошка вторая девушка.

— Сейчас приду, — ответил парень.

— А давай их попросим на него повлиять, — пискнул из кустов Венечка.

Лешка вздернула нос.

— Нет, Венечка, никого мы не будем просить, у нас больше нет времени на уговоры и разбирательства. Звони Алексею в милицию, давно надо было это сделать. А его друзья, — она качнула головой в сторону парня, — и так все узнают.

До Валентина, похоже, дошло, что дети и впрямь собираются вызвать сюда милицию и испортить ему жизнь.

— Но откуда я могу знать, где Артур его может прятать, и прячет ли он его вообще! — в сердцах воскликнул он.

— Он же ваш друг!

— Какой там друг, подельник просто.

— А где он работает? Тоже с вами в «охране»?

— Он сейчас не работает. На рынке торгует.

— Зверями, которыми вы же его и снабжаете? Валентин промолчал.

— А живет где, знаете? Можете позвонить ему не на сотовый, а домой?

Парень помялся и вздохнул.

— Могу.

Он достал из кармана записную книжку, посмотрел в нее, из другого кармана вытащил телефон, набрал номер и протянул трубку Лешке:

— Спроси-ка его сама.

— Здрасьте, Артура можно? — проглатывая слоги у слов, едва слышно выговорила девочка.

— Его нет. А кто спрашивает?

— Так, по делу. До свидания. Она вернула Валентину телефон.

— Там какая-то женщина. И еще я слышала чей-то плач.

— Это его жена. А плакал грудной ребенок. Так что твоего брата там никак не может быть.

— В квартире не может. — Венечка подобрался ближе, однако встал так, чтобы до него нельзя было дотянуться. — Но Ромка говорил, что там, где он сидит, холодно и есть сырая картошка. В подвале, значит.

Лешка ухватила Валентина за руку.

— В доме Артура подвал есть?

— Подвал? Такой же, как у всех, и картошку в нем никто не хранит.

— Значит, она у него тоже на даче. Дача-то у него имеется? Или он запер Ромку в погребе какой-нибудь чужой дачи?

— Дача-то у него есть, но там сейчас живут его родители, — поразмыслил Валентин и громко крикнул: — Димуль, подойди-ка сюда на минутку.

Музыка смолкла. Из дома появился его друг, молодой улыбчивый парень. Он пригладил волосы, оглядел странную троицу и поинтересовался:

— Что прикажете делать?

— Мне надо кое-что узнать, а мой голос там известен. — Валентин вновь набрал домашний номер телефона Артура и протянул другу мобильник. — Выясни, где сейчас может быть Артур. Скажи, что он тебе срочно нужен, а еще непременно спроси, не нужна ли им картошка. Объясни, что у тебя с зимы ее много осталось, и ты не знаешь, куда ее девать.

Димуля без лишних вопросов слово в слово повторил все то, что сказал ему приятель, жене Артура, и в тишине отчетливо были слышны ее ответы.

Где сейчас Артур, она не знала, но предложила позвонить ему на сотовый, насчет картошки же сказала:

— У нас своей навалом, до молодой всю не съедим.

Лешка схватила Димулю за локоть, чтобы он не отключил телефон, и быстро прошептала:

— Спросите, где они ее хранят.

Парень безропотно повторил и этот вопрос.

— А в гараже, — ответила женщина.

— Гараж, гараж где? — зашептала Лешка.

— А гараж у Артура где? Может быть, я там его найду? Что-то его сотовый не отвечает.

— В нашем районе, за шоссе.

Димуля помедлил, но поскольку никаких указаний ни от Валентина, ни от Лешки больше не последовало, вежливо сказал:

— До свидания. Постараюсь все-таки дозвониться Артуру на сотовый.

Валентин забрал у друга телефон.

— Спасибо тебе большое.

— Да завсегда пожалуйста. — Димуля засвистел какую-то мелодию и направился к дому, откуда вновь загремела музыка.


Глава XI НОВЫЙ ДИОГЕН


А Лешка снова переключилась на Валентина.

— Она сказала, что гараж Артура за каким-то шоссе. Вы знаете, где это?

— Шоссе? А, ну да, там же Хорошевское шоссе проходит, — протянул Валентин.

Лешку охватило нетерпение.

— Так вы знаете, где искать этот гараж? Какой у него номер? — затрясла она парня.

Валентин покачал головой.

— Я был там лишь однажды, примерно могу вспомнить, как ехать, а вот номер… На четверку начинается…

Лешка метнула взгляд в сторону сарая, где стоял коричневый «жигуленок».

— Мы сами и подавно не найдем. И не попадем туда до вечера.

— Я понимаю.

Валентин вздохнул и направился к своей даче. Лешка не отставала. Венечка, поняв, что опасность его подружке больше не угрожает, присоединился к ним. А Валентин подошел к окошку и сказал:

— Наташа, если меня кто спросит, скажешь, что я отъехал за провизией.

— А на самом деле?

— Ребят домой отвезу. А то ж они от нас не отстанут.

— Что, едем? — обрадовался Венечка и кинулся к машине.

— Погоди, надо собраться.

Валентин нашел в сарае рюкзак, положил в него саперную лопатку, молоток, мешочек с каким-то порошком, вынес из дома бутылку воды.

— Не поймешь, что может еще пригодиться, — пробормотал он и на всякий случай подкинул к собранным вещам еще и маленький топорик. Затем бросил рюкзак в багажник и пригласил друзей в машину: — Ну что ж, поехали. Но за успех дела не ручаюсь.

— И на том спасибо, — проговорил воспитанный Венечка и вместе с Лешкой забрался на заднее сиденье.

А Лешка всю дорогу смотрела на часы. День давно перевалил на вторую половину, скоро солнце начнет клониться к закату, а они все еще не нашли Ромку, и Валентин им ничего не обещает.

К счастью, в субботу на московских улицах пробок не было, и до старого гаражного кооператива они добрались примерно за час. Валентин остановил машину неподалеку от въезда, вынул из багажника тяжелый рюкзак, взвалил его на плечи и мотнул головой.

— За мной!

Они перешагнули через трос, перегораживающий въезд в кооператив, и услышали оклик охранника:

— Эй, вы куда? Пропуск.

— К Соловьеву, Ивану Сергеевичу. Знаете такого? — улыбнулся Валентин. — Его здесь все знают.

Охранник нахмурил брови, потом махнул рукой, и они беспрепятственно прошли на территорию гаражного массива.

— А кто такой Соловьев? — подпрыгивая при ходьбе, спросил Венечка.

— Сам не знаю, назвал первое, что пришло в голову, — ответил Валентин. — Главное, не растеряться. Мы же без машины, поэтому никакой опасности не представляем. Охрана только за автомобили несет ответственность.

Он остановился у четвертого ряда.

— Кажется, надо свернуть сюда. Вот этот гараж с наклейками на воротах я тогда хорошо запомнил.

Они прошли вперед, и Валентин подошел к гаражу под сорок вторым номером, сложенному из белого кирпича. Его ворота были плотно закрыты, никто не возился со своими машинами и в соседних гаражах.

— Повезло, что сегодня тут пусто, — прошептала Лешка, а Венечка подергал ворота.

— Как узнать, там наш Ромка или нет?

Лешка набрала полную грудь воздуха и что было сил закричала:

— Рома! Ты где? Отзовись!

Ответом ей послужило молчание. Ее снова охватил страх. Неужели его и здесь нет? Может быть, из своего подвала он ее не слышит?

— А если постучать? — проговорил Венечка. Он сжал кулак, изо всех сил стукнул по железу и подул на руку.

Лешка его остановила:

— Погоди, не так. Дайте, пожалуйста, что-нибудь железное.

Валентин открыл свой рюкзак, Лешка вытащила оттуда молоток и заколотила по воротам. А потом вдруг вспомнила, как еще позавчера, боясь прихода Олега, Ромка велел ей заучить условный стук.

— Там-там, та-та-там. Там-там, та-та-там, — застучала она молотком незатейливую мелодию.

Все прислушались. И снова ничего не услышали, лишь в пробившейся сквозь старый асфальт траве застрекотал кузнечик и вдали раздался гул машины. Лешка огляделась.

— Может быть, это и не тот гараж, — сказал Валентин. — Я же вам говорил, что был здесь лишь раз.

— Но вы точно помните, что он был неоштукатуренным?

— Это точно, — кивнул он.

И тогда Лешка заколотила по воротам еще одного белого гаража, потом нашла следующий. Пот струился по ее лицу, но она не отступала, решив проверить все гаражи четвертого ряда.

И вдруг откуда-то сбоку, совсем с другой стороны, раздался точно такой же, только очень слабый, стук. Словно эхо.

— Слышите? — прошептала Лешка, не веря своим ушам. — Идемте туда.

Сквозь узкий проход они пролезли на третий ряд и подошли к тридцать четвертому гаражу. Прислушались. Звук явно исходил оттуда.

— Наверное, я спутал, — сказал Валентин. — Говорил же, что был здесь один раз в жизни. Ну что же, здесь — так здесь.

А Лешка не знала, то ли ей радоваться, то ли еще подождать. Вдруг там не Ромка, а кто-нибудь другой?

Венечка заглянул в замочную скважину на воротах и протянул парню свои железяки, которыми ранее пытался открыть амбарный замок на двери его погреба.

— Посмотрите, не пригодятся? Валентин отвел его руку.

— Нет, здесь нужно другое.

Он провел рукой по кладке, затем вытащил из рюкзака топорик и стал расковыривать застывший раствор, которым были скреплены кирпичи над воротами.

— Кладка в этих местах обычно хлипкая, — пояснил он. — Ворота, как правило, делаются меньше проема, и кирпичи над ними потом кладут, как придется, поэтому их ничего не стоит расшатать.

Он работал быстро, но Лешке казалось, что время ползет как черепаха. К тому же она то и дело оглядывалась по сторонам: не застанет ли их кто-нибудь за этим неприглядным занятием?

А тут еще Венечка расстроил ее своим вопросом.

— Как ты думаешь, в этом подвале нет крыс? — шепотом спросил он.

— Я не знаю, — ответила Лешка и содрогнулась, представив, как на Ромку лезет целая стая отвратительных зубастых существ с голыми хвостами, а он не знает, куда от них спрятаться, и цепляется за осклизлые мокрые стены.

Но вот, наконец, один из кирпичей оказался у Валентина в руках, за ним — следующий. Затем он просунул руку в образовавшееся отверстие и открыл один из верхних шпингалетов.

— А теперь помогите мне.

Так как одна из половинок ворот, оставшись свободной, чуть-чуть отошла, он схватился за нее обеими руками и отогнул еще дальше. А Венечка в образовавшуюся щель вставил вынутые из кладки кирпичи.

После этого Валентин просунул в отверстие саперную лопатку и, изловчившись, открыл второй шпингалет. Ворота распахнулись, а Венечка едва успел убрать ноги от свалившихся наземь кирпичей.

— Запросто мог бы стать угонщиком машин, — с затаенной гордостью сказал парень. — Но не стал. Я честный человек.

Честные люди контрабандных зверей не воруют и на рынках ими не торгуют, хотела было возразить на это Лешка, но прикусила язычок. Сейчас было не до взаимных обвинений. Оттолкнув Валентина, она первая кинулась в гараж. Машины на месте не было, а в углу она увидела крышку люка и с трудом ее подняла.

В представшем перед ней подвале не было никаких крыс, посередине горела тусклая лампочка, под ней стояла табуретка, на которой сидел Ромка. Вернее, теперь-то он на ней не сидел, а живо взбирался вверх по железной лесенке. Но Лешка успела заметить, что подвал какой-то не круглый, а овальный, стены сухие, крыс нет, в отгороженном, как и у Валентина, досками углу навалена картошка, присыпанная соломой, а рядом с ней стоит огромная пустая бочка. На полу валяется чья-то куртка, бутылка с газированной водой и несколько пустых пакетиков от чипсов. А на стене черной краской выведено: «Здесь сидел великий детектив», а ниже красуется Ромкина подпись с характерной крутой закорючкой.

— Стены керамзитом засыпаны, звук плохо проходит, — сказал Ромка, высовывая из люка голову и нисколько не удивляясь тому, что перед ним стоят донельзя счастливые его сестра и друг. — Я поначалу кричал, это еще вчера было, но потом решил, что ни к чему глотку драть, только охрипну напрасно. — Кряхтя, он приподнял свою тяжеленную сумку и указал на нее Венечке: — Помоги!

Венечка взял сумку и протянул другу руку.

— У тебя ничего не отобрали? — с изумлением спросил он, помогая Ромке выбраться наружу.

— А кому, кроме меня, нужна моя сумка? Он только проверил, нет ли в ней мобильника и каких-нибудь инструментов, даже спички изъял, а остальное все мне оставил. И краску. И вот это, балда, не убрал. — Ромка показал на большой булыжник, лежащий возле дубовой бочки. — Это груз. Когда квасят капусту, то его сверху кладут. Он, на мое счастье, так в бочке и лежал. Я им по люку барабанил, когда Лешкин сигнал услышал. Кулаком бы сроду не достучался, изоляция здесь еще та, стучи — не стучи. К тому же пешком здесь народ редко ходит, а кто на машине проедет — разве услышит что?

— Бедненький. Как же тебе было здесь скучно и одиноко одному! — воскликнула Лешка.

Но Ромка вовсе не нуждался в ее жалости.

— С чего ты взяла? Я здесь историю учил. Вы, что ли, забыли, что у меня в понедельник экзамен? — Приподняв правое плечо и качнув при этом головой, объявил он и слегка смутился под взглядами друзей, вдруг почувствовав себя виноватым в том, что Лешка страдала больше, чем он сам, пребывая в этом погребе.

— Как это? Мы тут чуть с ума не сошли, тебя разыскивая, а ты, значит, спокойненько сидел себе на табуреточке и учил свою историю? — удивился Венечка.

— Ну, я не все время учил, — оправдался Ромка. — Я еще и размышлял о том и о сем. Я же знал, что рано или поздно вы меня найдете. А поскольку этот погреб сам как бочка, с круглыми стенками, и в нем еще и настоящая бочка стоит, то я и в ней тоже сидел, даже спать собирался, но только ноги затекли. Пришлось на картошке.

— Ты что, воображал себя Диогеном? — догадался Венечка.

— Понятное дело. Точнее, Диогеном Синопским, поскольку Диогенов всяких в те времена было навалом: и Аполлонский, и из Афин, и Лаэртский. Но только Диоген Синопский, ученик Антисфена, который, в свою очередь, был учеником самого Сократа, жил в бочке и при том считал себя гражданином мира. Помнишь, Лешка, я говорил тебе, что счастье в нас самих, не надо за ним гоняться. Вот и Диоген так считал: в маленькой бочке — она пифосом называлась — для него был открыт целый мир, и он был счастлив. Хорошо бы меня на экзамене спросили про Диогена, жаль, что про него в билетах нет, — возмечтал Ромка и с неприязнью взглянул на Валентина, словно только что его заметил: — А вы, значит, поменяли меня на зверя? И у кого же он был? У Аськи?

Венечка покачал головой.

— Руконожку мы так и не нашли, ни Аська и никто из знакомых девчонок его не брали. И похищал тебя не он, — указал мальчик на парня, — а совсем другой человек.

— Правда? — Ромка изучающе оглядел Валентина. — А ну, скажи что-нибудь!

— Что я тебе скажу? — буркнул парень.

— Правильно, не он, — удовлетворенно заметил Ромка. — У того голос был противнее. А того вы знаете?

— Это был Артур, знакомый Валентина, — пояснила Лешка. — А ты, что ли, его лица не видел?

— Не-а, — помотал головой брат. — Он меня, наверное, по чьей-то наводке, — при этих словах он покосился на Валентина, — недалеко от нашей эстакады подпас и попросил помочь открыть багажник. Я, как ни спешил, не смог ему отказать. А он лицо платком вытирал, и потому я его не разглядел. А потом, когда я ему багажник открыл, он сзади навалился, рот мне заткнул и в свой багажник запихнул. А потом сюда привез. Сильный, гад, приемы всякие знает, я ничего с ним не мог поделать. А когда со мной разговаривал, то на голову чулок напялил, как Фантомас. Но, думаете, я его боялся?

— Что, совсем-совсем не было страшно? — засомневался Венечка. — И ты нисколечко не волновался, что мы тебя не найдем?

Ромка снова дернул плечом и недоуменно скорчил рожу, смешно соединив нос с губами.

— А чего переживать-то? Не убивать же меня из-за малюсенького зверька? Конечно, незначительная вероятность этого имелась, но я ее напрочь отметал. Зачем думать о плохом?

— А если бы мы тебя не скоро спасли?

— Ну и что из этого? Экзамен-то мне, рано или поздно, все равно бы пришлось сдавать, так чего сидеть без дела? К тому же я в вас верил. Сам себя я, конечно, еще быстрее бы разыскал, но и на том спасибо. Значит, вы поняли мой сигнал, я имею в виду картошку? Я не мог ничего другого сказать, иначе он грозился еще и Лешке какое-то зло причинить.

Пока они разговаривали, Валентин опустил люк, оставив в погребе было, потом аккуратно запер ворота на шпингалеты и замок. Затем вынул из рюкзака заранее припасенный мешочек, в нем оказался цемент. Он высыпал его в пластиковый пакет, залил водой из бутылки, перемешал. Обмазав полученным раствором кирпичи, Валентин положил их на место, над воротами, а сверху затер грязью, чтобы не были заметны новенькие светлые швы.

— Класс! Снова все, как и было, — поразился Венечка.

Валентин распахнул дверцы своих «Жигулей».

— Садитесь быстрее. — И когда Лешка с Венечкой забрались на заднее сиденье, а Ромка с важностью уселся на переднее, сказал: — А теперь договоримся: вы меня не видели, на даче у меня не были. Мне лишние неприятности ни к чему. А со своими друзьями я поговорю, они меня не выдадут.

— А на Артура заявлять будем? — спросил Венечка. Лицо Валентина исказил страх.

— Ты что, с ума сошел? Он же меня за собой потянет.

— А если он снова к нам сунется?

— Тогда мы пойдем к своим знакомым ментам, и они его арестуют. Но этого случиться не должно. Правильно я говорю? — Ромка заглянул Валентину в лицо.

Тот кивнул.

— Второй раз он не осмелится.

Вскоре они подъехали к метро, и Валентин остановил машину.

— Домой я вас не повезу, нет времени. Доберетесь отсюда сами. Надеюсь, мы квиты и больше никогда не увидимся. Но… — Он помедлил, а потом, не удержавшись, спросил: — Может, все-таки скажете мне, куда дели зверька? Продали или кому отдали? Честное слово, спрашиваю вас о нем из одного только любопытства, никому ничего не скажу.

— Мы зверей из Красной книги не продаем, как некоторые, — насупился Венечка, но его перебила Лешка.

— Честное слово, мы не знаем! Клянусь чем хотите, даже Ромкой могу поклясться или… — Вспомнив имена самых дорогих для нее людей, Лешка хотела сказать, что еще и Артемом, но при брате и Венечке постеснялась, а потому добавила: — И… еще и Диком своим.

— Никто этого не знает, — выходя из машины, подхватил Венечка. — Мы же вам говорили, что к ним в дом пришла какая-то девочка, сказала, что ее прислали Лешка с Ромкой. Ну, их мама и отдала ей клетку. А она у них близорукая, а очки не носит, потому запомнила эту девочку только в общих чертах. Она, по ее описанию, и на вашу сестру была похожа, и на многих наших знакомых девчонок, но мы их всех проверили, ни одна этого не делала. А потому решили, что ее подослали или вы, или кто-то из ваших знакомых. Но выходит, что и вы тут ни при чем, раз руконожка вашему Артуру понадобился.

— А… вы его тогда ждали, когда мы у вас банку отняли? — догадалась Лешка.

— Его. У Артура очень богатый заказчик есть, оттуда. — Валентин ткнул пальцем в крышу своего автомобиля. — Причуда у этого деятеля такая — решил заиметь собственный зоопарк.

— Это еще что! — тут же вступил в разговор ныне исторически подкованный Ромка. — Был такой революционный деятель Николай Бухарин, нам о нем наш историк рассказывал, так он в тридцатые годы свой зоопарк прямо в Кремле устроил. А потом, когда его расстреляли, звери бесхозными остались, так там и бегали, пока их не поубивали.

— Несчастные, — вздохнул Венечка.

Но Валентин спешил и не стал совершать с ними экскурс в историю.

— Все же зверька увел кто-то из ваших знакомых, — подчеркнул он и хотел было захлопнуть дверцу своей машины, но Лешка, вспомнив опасения Сашка, его остановила.

— А от руконожки может быть чума? Он же с Мадагаскара.

— Чума? — Валентин покачал головой. — Не может. Мы зверей, как правило, только в самом конце передержки списываем. Кому охота рисковать? Ну, счастливо оставаться.

— Вывести бы всех этих мошенников на чистую воду, — сказал Венечка, глядя вслед коричневому «жигуленку». — Представляете, что там у них в спецобъединении творится, если всякие мелкие сошки, вроде этого типа, такими ценными зверями торгуют? Другие, которые покруче, их вообще, небось, целыми пачками продают.

— Но странная история выходит! — протянул Ромка. — Куда ж этот ай-ай все-таки мог подеваться?

— Скорее всего, мы этого уже никогда не узнаем, — вздохнул Венечка.

Лешка тоже вздохнула, еще горше, а потом взглянула на часы и заторопила брата:

— Поехали скорее домой, мама с папой, наверное, уже давным-давно от своих знакомых вернулись.


Глава XII НЕЖДАННЫЙ ЗВОНОК


В бочке хорошо, а дома лучше, — переступив родной порог, изрек Ромка и не отказался от своих слов даже тогда, когда на него набросилась давно ждавшая этого момента Валерия Михайловна.

— Ты где бродишь целыми днями? Я уже забыла, как ты выглядишь! И почему ты такой бледный? — Мама брезгливо сморщила нос: — И чем это от тебя пахнет?

Ромка незаметно обнюхал себя со всех сторон, ничего не почувствовал и шепнул Лешке:

— Чем?

— Сыростью, — тихо ответила она.

— Так я в одном укромном уголке сидел, совсем один, и историю учил, — тут же вскинулся он.

— Не надоело зубы заговаривать? — продолжала наступать мама.

— Ты что, мне не веришь? — искренне оскорбился Ромка. — Вот, посмотри.

Он расстегнул молнию на своей необъятной сумке, извлек оттуда толстую тетрадь, с превеликим удовольствием полистал ее сам и протянул Валерии Михайловне.

— «Билет номер один», — открыв тетрадку, прочитала мама и удивилась: — Ты что же, написал ответы на все билеты?

Ромка радостно закивал.

— Ну да. Так и запомнить легче, и Антон Матвеевич разрешил нам на экзамене тетрадкой пользоваться, только сказал, что будет задавать много дополнительных вопросов. Но мне они не страшны, я все теперь знаю.

— Особенно про Диогена, который в бочке сидел, — подтвердила Лешка.

— Ну-ну, — сказала мама, а Ромка толкнул сестру в бок:

— Видишь, не было бы счастья, да несчастье помогло. Там, в подвале, ни компьютера тебе, ни телика, и книг никаких тоже. Кроме учебника по истории, и почитать нечего было. Вот я и подготовился как надо, потому что ничто меня не отвлекало. — Он громко чихнул. — Я там немного простыл. Но этот тип мне куртку кинул, а еще на картошке, может, видела, солома лежала, то есть я не совсем там околел. Он, наверное, понимал, что меня нельзя морозить. И еще он мне воду с чипсами оставил. А раз он о моем здоровье позаботился, то я и сделал вывод, что избавляться от меня он не станет. Иначе какая ему разница, какого меня убивать, больного или здорового? Мне кажется, он бы меня выпустил, даже если бы вы не отдали ему зверя и меня б не нашли, понимал же, что ему грозит за похищение.

У Лешки прошли все страхи, спало напряжение, и теперь ей очень хотелось поесть и поспать. Она зевнула.

— Я из-за тебя, между прочим, всю ночь не спала.

— Ложись прямо сейчас, — пожалел ее брат. — Если хочешь, я сам Дика выведу. Я все-таки на месте сидел, не устал нисколечко, а вы бегали туда-сюда, да еще за меня переживали. Хуже нет за кого-то другого переживать, лучше самому в десять раз больше мучиться.

Лешка еще раз зевнула, но ложиться отказалась.

— Твой Артур должен звонить в восемь часов вечера. Надо успеть снять трубку, чтобы мама ничего не заподозрила.

— Если он обнаружит, что меня там нет, то и звонить не станет. Вот удивится: все закрыто, а я испарился. Мы ведь там никаких следов не оставили?

— Никаких. Валентин все проверил. Не захотел, чтобы его дружок узнал, что это он тебя оттуда вызволил.

Ромка хихикнул.

— И теперь этот Артур по гроб жизни будет мучиться загадкой: как я смог сбежать из его закрытого гаража?

И они с Лешкой стали с нетерпением ждать того момента, когда маленькая стрелка больших настенных часов подберется к цифре восемь. Звонок раздался секунда в секунду.

— Ну что, нашли зверя? — раздался мерзкий-премерзкий голос Ромкиного похитителя.

В ожидании звонка Лешка заготовила для преступника немало убийственных слов, но брат ее опередил:

— Ага, скорпиона с коброй. Приходи за ними прямо сейчас, — со всем ехидством, какое только может быть, брякнул он в параллельную трубку и тут же отключил телефон.

— Значит, он еще не был в своем гараже, — сделала вывод Лешка. — Как ты считаешь, он не станет нам мстить?

— Хотел бы я на него посмотреть в таком случае! Да и что он нам теперь сделает? Мы о нем все знаем: и где живет, и где его гараж. Теперь он сам трястись должен и гадать, наведем мы на него ментов или нет. Так что будь спок, все будет отлично!

— Тогда я пошла спать.

Лешка легла на свой диван, а брат присел рядом.

— Лешк, а ты знаешь, хоть я историю и выучил, но если уж быть совсем честным, то я там очень-очень переживал. Не за себя, а за маму с папой: вдруг они узнают, что я пропал, — и еще за вас с Венькой. Хорошо все-таки, что вы у меня есть. И жаль, что этот мерзкий Артур ничем не поплатится за мою отсидку. Или все же подстроить ему какую-нибудь пакость? Я могу.

— Не надо, — дотронулась до руки брата Лешка. — Он тогда за собой Валентина потянет. А Валентин не такой уж и плохой. И сестра у него хорошая, и бабушка, и девушка Наташа. Он не будет больше зверей продавать, скоро устроится на нормальную работу и совсем исправится.

— Ну, не надо, так не надо, — покладисто сказал Ромка. — Но об этом осином гнезде, то есть о конторе, где контрабандных зверей передерживают, мы все же расскажем Алексею, да? Не вдаваясь в подробности и ни о ком конкретном не упоминая.

— Мы это сделаем обязательно, только немного позже, — сказала Лешка и закрыла глаза.

Проснулась она рано и с радостью убедилась, что Ромка спокойно спит в своей комнате. Она погуляла с Диком, а вернувшись, застала всю семью на кухне. И мама, и папа, и даже Ромка собирались завтракать.

Лешка помыла руки, села за стол и стала молча ковыряться в тарелке.

Валерия Михайловна возилась у плиты и вдруг громко вскрикнула:

— Ай-ай!

— Где? — вскочила Лешка.

— Что — где? Я обожглась! — затрясла рукой мама.

— А… Помажь амарантовым маслом, пройдет, — Лешка нехотя отпила из чашки и вышла из-за стола.

— Эй, а чего ты такая безрадостная? — кинулся за сестрой Ромка. — И я нашелся, и Темка скоро приезжает, а ты грустишь.

— А ай-ай наш неизвестно где, — прошептала Лешка.

— Да, — согласился Ромка, — я уже говорил, что это и впрямь загадка из загадок. Но раз ты меня нашла, то я у тебя в долгу, а потому попробую что-нибудь предпринять. Только сегодня меня мама никуда не выпустит. Жди до завтра. Сдам экзамен и найду тебе твоего зверя. Ты мне веришь?

Но Лешка, ничуть не сомневаясь в благородных намерениях своего брата, лишь горько усмехнулась.

— Как ты его найдешь?

— Пока не знаю, — честно ответил юный сыщик. — Но когда вы с Венькой начали искать меня, то тоже не знали, где я есть. Но нашли же. Вот так и я. Подумаю, с чего начать, составлю план действий и начну его выполнять. В общем, жди до завтра.

— Вот и я не знаю, с чего ты начнешь. Мы ведь, когда ты пропал, сначала зверя искали, чтобы на тебя поменять. Но так и не нашли, а кого только не проверили, куда только не ходили. Я даже на сестру Сашка подумала. А ты знаешь, кто у него сестра? Алзира, вот кто!

— Это которая шипит, как старая патефонная пластинка? — уточнил Ромка.

— Ага. Но когда я увидела, какой у нее рост, то отмела и эту версию. Тем более что Сашок мадагаскарской чумы боится, — сказала Лешка и направилась к вдруг ожившему телефону. — Это, наверное, Венечка. Я жду от него звонка.

Но она ошиблась. В трубке звучал невнятный, непонятно чей мужской голос.

— Алло, я не пойму, кто это? — сморщив нос, переспросила девочка.

— Это Валентин, — сказал звонивший.

— Валентин? Что вы хотите?

Услышав имя, произнесенное Лешкой, Ромка тут же схватил другую трубку.

— А чему ты удивляешься? — недовольно произнес парень. — Вы же сами мне позвонили, хоть мы и договорились больше не общаться. И где же вы нашли руконожку?

— Мы ее не нашли, — со скорбью ответила Лешка. — А вам звонить и не собирались. Это какая-то ошибка.

— А в чем дело? — вклинился Ромка. — Тебе кто-то сегодня звонил, что ли? От нашего имени?

— Вот именно, — подтвердил Валентин. — Мне домой позвонила какая-то девочка и сказала, что ай-ай нашелся и она хотела бы его продать. Я так понял, что это была твоя сестра. Мало того, она пообещала мне хорошие комиссионные, если я сведу ее с человеком, желающим купить зверька. Только никаких адресов я ей давать не стал, поскольку сам больше этим не занимаюсь и с Артуром никаких дел иметь не хочу. Со старым покончено. Но потом подумал, что и сам могу его купить, чтобы он не погиб. Так, значит, это были не вы?

— Валентин, честное слово, мы вам не звонили, никакого зверька у нас нет. Мы бы сами хотели его найти. А какой был голос у этой девочки? — догадалась спросить Лешка.

— Сейчас я понимаю, что не твой, — немного смягчился парень. — Слышно было неважно. Подумай, кто из твоих подруг мог узнать номер моего телефона, от этого и пляши.

— Хорошо, я так и сделаю, — сказала Лешка и уселась на диван рядом с братом. — Как ты думаешь, кто мог позвонить Валентину?

— Я же не знаю, кому вы говорили, где он живет и кто знает его телефон.

— Мы говорили об этом Сашку. Вернее, мы дали ему номер телефона Валентина, чтобы по нему он выяснил его адрес. И Сашок, кстати, нам здорово помог, так как благодаря ему мы сэкономили уйму времени. А еще Венечка переписал телефон в свою книжку. А моя бумажка при мне. — Лешка полезла в карман и предъявила Ромке листок, который ей дала Полиночкина мама. — Может быть, у Венечки кто-нибудь взял блокнот? Сейчас я ему позвоню.

Но не успела она снять трубку, как раздался звонок в дверь, и Дик залился радостным лаем. Венечка явился к ним сам.

Лешка провела мальчика в Ромкину комнату и пересказала ему их разговор с Валентином.

Венечка снял бейсболку и почесал затылок.

— Странно все это.

— Еще как странно! Ты давал кому-нибудь телефон Валентина?

— Нет. У меня никто его и не спрашивал. — Венечка похлопал себя по карману. — А где же моя записная книжка? А, вспомнил, я ее в сумку положил, вот сюда.

Он открыл свой необъятный саквояж. Внутри в сумке был кармашек, застегивающийся на молнию. Отодвинув молнию, мальчик поднял на Лешку испуганные глаза.

— Ее здесь нет.

— Как это — нет? Давай посмотрим получше.

Лешка полезла в его сумку, а Ромка потребовал:

— Скажи-ка нам, кто к тебе сегодня приходил.

— Аська была, Настя, Надюша, Ленка Попова, — начал перечислять Венечка. — Всем хотелось узнать, как мы тебя нашли. Не бойтесь, я никаких имен не называл, телефонов не давал и адресов тоже. Да, еще Сашок забегал. Но Сашок здесь ни при чем, он тот телефон и так знал, ему незачем у меня его брать. И эти девчонки все уже проверенные.

— Да вот же она, твоя книжка, — сказала Лешка, выуживая с правой стороны, из-под кассеты и плейера, маленький блокнотик. — Эта?

— Ну да. Только как она там очутилась?

— Тебе виднее. Ты же не любишь наводить порядок.

— У меня свой порядок, — обиделся Венечка. — Я всегда помню, куда что кладу. И книжка моя была в этом карманчике.

— Значит, кто-то лазил в твою сумку. Наверное, это был тот, то есть та, кто звонил Валентину. Ой, — Лешка чуть не задохнулась от внезапно нахлынувшего страха. — Почему Валентин сказал, что зверек может погибнуть? Неужели та мерзкая девчонка пригрозила, что убьет нашего Аечку? А ведь если она плохой человек, а это очевидно, то так и сделает.

— Руконожку нельзя убивать, — компетентно заявил Венечка. — По древнему мадагаскарскому поверью человек, посягнувший на этого зверька, сам и полгода не проживет, что-нибудь плохое с ним обязательно случится. Потому-то руконожки и жили так долго на острове и были там в полной безопасности, а погибать стали не от рук людей, а от исчезновения среды обитания. Это я вчера вечером прочел, нашел в одной книжке. Вот, если хотите, сами почитайте, я ее с собой захватил.

Ромка взял протянутую книгу, а Лешка застонала:

— Ну где же наш Ай-аечка?

— Рома, у тебя завтра экзамен, — заглянув в комнату, как бы между прочим напомнила Валерия Михайловна, приветливо поздоровавшись с Венечкой.

— Но я же все знаю! — вскричал Ромка.

— Это последний экзамен, один день перед ним можно потратить и на повторение. Потом у тебя все лето впереди, — непререкаемым тоном заявила мама.

Ромка скорчил ей вслед такую рожу, что в другой момент Лешка покатилась бы со смеху, но сейчас ей совсем не хотелось веселиться.

Не улыбнулся и Венечка, а, сосредоточенно глядя на Ромку, сказал:

— Слушайте, а если рассказать всем эту легенду? Девчонки, они, как правило, суеверны, может быть, какая-нибудь из них занервничает, что-нибудь ляпнет или покраснеет и тем самым себя выдаст.

— А если и не суеверна, то будет иметь дело со мной, и я окажусь пострашнее злого духа, — неизвестно кому погрозил кулаком Ромка.

— Но не подозревать же снова Настю? А у Аськи и у Надюши железное алиби. А если они сговорились? Или, например, Ленка Попова надела черный парик, — сдвинула брови Лешка и тут же сама себя опровергла. — Глупости! Не обходить же их всех снова! Нет, это уж совсем пустяшная затея.

— Нет, не пустяшная! — возразил Ромка. — А как ты хотела? Сыщицкое дело такое: проверять, проверять и еще раз проверять! Но по домам ходить, наверное, не стоит. Надо собрать их всех в одном месте и провести следственный эксперимент. Но только в каком? Если бы не мой экзамен! К нам мама с папой точно никого сегодня не разрешат приглашать. Так что подожди до завтра. Торжественно обещаю приложить весь свой сыщицкий талант — надеюсь, вы в его наличии не сомневаетесь? — и найти этого несчастного зверя. Лешк, я ведь тебе это уже сегодня пообещал. — Подумав, Ромка пренебрежительно бросил: — Впрочем, без меня вам все равно не справиться.

— Ты уверен? — воскликнула Лейка. — А то, что мы тебя и без тебя нашли, что, уже не в счет? Или ты уже забыл об этом?

Ромка промолчал, а Венечка, и вовсе игнорируя последнее Ромкино замечание, предложил:

— Можно собраться у Сашка. У него квартира огромная, даже если его родители будут дома, то мы им при всем желании не помешаем.

— Дело ваше. — Ромка демонстративно открыл учебник истории, а Лешка с Венечкой подсели к телефону и с энтузиазмом взялись за дело.

Сначала они позвонили Сашку, чтобы заручиться его согласием. Хоть и нехотя, но Венечкин одноклассник согласился помочь им снова, и тогда они стали обзванивать девчонок.

— Сашок приглашает нас всех в гости, — объявил Венечка Аське. — Он хочет, чтобы и Настя к нему пришла, и Ленка Попова, и Надюша.

— Вот это да! Что это с ним? — удивилась Аська. — Он к себе сроду никого раньше не звал!

— Так пойдешь?

— Сейчас у мамы спрошу.

— А девчонки согласятся?

— Спрашиваешь! Вдруг Алзира дома окажется? Не представляешь, до чего они тогда будут счастливы, особенно Надюша. А даже если Алзиры и не будет, то все равно интересно посмотреть, как она живет. Давай я им всем сама позвоню.

— Отлично. — Венечка деловито взглянул на часы. — Тогда через полтора часа встречаемся у Сашка.

Лешка вскочила.

— Видишь, Ромочка, пока что мы и без тебя прекрасно обходимся. — А Венечку предупредила: — Будешь рассказывать легенду про руконожку, добавь еще что-нибудь от себя, чтобы нагнать на них как можно больше страху. Да про чуму, смотри, не забудь. Скажи, что ай-ай самый опасный ее переносчик.

— Не забуду, — пообещал Венечка. — А вообще будем действовать по обстановке.

Ромка в их разговоре не участвовал, даже не смотрел в их сторону. А когда они вышли из дома, так и остался сидеть за учебником. На лице его была написана обида, он и не пытался ее скрыть.


Глава XIII ПЕВИЦА БЕЗ КАБЛУКОВ


Когда друзья приблизились к дому Сашка — а здание постройки пятидесятых годов всем своим внушительным обликом подчеркивало, что живут в нем не абы какие люди, а исключительно богатые и знаменитые, — во дворе они встретили Надюшу.

— Привет! — еще издали помахала ей Лешка, а подойдя ближе, спросила: — Почему не заходишь?

— Я жду Настю, — объяснила девочка. — Одной туда идти как-то неудобно.

— Подождем всех или пойдем? — спросил Венечка у Лешки.

— Конечно, подождем. Другие девчонки тоже будут стесняться.

Обычно флегматичная Надюша казалась чересчур возбужденной. Она вертела головой из стороны в сторону, металась по всему двору, то и дело выскакивала из арки и возвращалась обратно.

«Что это с ней? Может, чего боится?» — недоуменно наморщила лоб Лешка и только собралась поделиться своими соображениями с Венечкой, как к дому подкатила шикарная иномарка. А еще через несколько минут из подъезда, в который они собирались войти, выскочила молодая девушка. Несмотря на обычную одежду: кроссовки, джинсы, футболку, — внешность у девушки была броской. Ее прямой носик, широко расставленные миндалевидные карие глаза, обрамленные густыми черными ресницами, напомнили Лешке лицо манекена в одном из киосков подземного перехода, на который она всегда заглядывалась. Светлые, соломенного цвета волосы девушки были коротко подстрижены и красиво уложены.

Лешка уставилась на незнакомку во все глаза и, уподобившись своей соседке тете Ане, напрягла память: на кого же она так похожа? Где она могла ее видеть? Причем совсем недавно.

Но долго размышлять ей не пришлось.

— Это… Узнаешь? Это же Алзира! — задыхаясь от восторга, прошептала Надюша, дергая Лешку за рукав и причитая: — Ох, а у меня с собой ничего нет, что же делать?

Затем Надюша порылась в своей сумке, выхватила из нее обыкновенный листок бумаги и сорвалась с места.

— Алзира, постойте, пожалуйста! Я… Мне так нравится, как вы поете! У меня все ваши диски есть. И кассета с клипами. Можно попросить у вас автограф?

Блондинка широко улыбнулась, показав красивые зубы, взглянула на жалкий листок, протянутый ей На-дюшей, раскрыла свою сумочку, вытащила оттуда глянцевый цветной календарик и осведомилась:

— Как тебя зовут?

— Надя.

Красивой ручкой Алзира что-то начеркала на календарике и царственным жестом протянула его девчонке.

Лешка, не удержавшись, заглянула через Надюшино плечо. На календарике с фотографией самой Алзиры в ее сценическом образе, то есть с голубыми глазами и черными длинными волосами, красовалась размашистая надпись:

«Наденьке с наилучшими пожеланиями. Алзира».

Написание имени предполагало кучу всевозможных завитушек, чем певица и воспользовалась, очевидно, для пущей значимости.

Лешка перевела взгляд на лицо Алзиры. Девушка приветливо улыбнулась ей и достала из сумочки еще один такой же календарик.

— А тебя как зовут?

— Оля.

«Оленьке желаю счастья», — написала ей Алзира и так же витиевато расписалась.

— Спасибо, — не смогла не поблагодарить девушку Лешка, хоть и никогда не входила в число ее фанатов. Она засмотрелась на ее лицо. Алзира была еще моложе, чем казалась со сцены, а ее большие карие глаза почему-то оказались на одном уровне с Лешкиными, а может, и чуть пониже.

Известная певица, осчастливив девчонок еще одной ослепительной улыбкой, села в иномарку и укатила. А Лешка затеребила Надюшу.

— Ты ее сразу узнала? А я нет. У нее на сцене волосы черные, длинные, а глаза голубые. Я думала, что она такая и есть.

— А это потому, что ты не следишь за ее творчеством, — осчастливленная Надюша никак не могла прийти в себя. — А что другой цвет глаз — что ж в том особенного? У нас в классе Алка Сергеева на каждую дискотеку с разными глазами ходит, линзы под цвет прикидов меняет, а тут певица. Ей сам бог велел какую хочешь красоту наводить.

— Да, ты права. А… А рост? Она же была высокой! Помнишь, мы с тобой вместе телик смотрели? Она казалась выше всех.

— Ты что, не заметила, какие на ней были платформы? Сантиметров двадцать, а то и выше.

Лешка покачала головой.

— Не-а.

— А она тогда в широких розовых брюках была, они платформы прикрывали, ты потому и не обратила на них внимания, — объяснила Надюша и, забыв о Лешке, переключилась на появившуюся у подъезда Настю.

— Смотри, что у меня есть! — кинулась она к подруге, размахивая драгоценным календариком. — Не повезло тебе, но сама виновата, нечего опаздывать. Пришла б на минутку раньше, и у тебя был бы автограф самой Алзиры.

Тут Лешка услышала, как у Венечки на поясе звонит его «Сони». Это была Аська. Она сообщала, что не придет, так как к ним неожиданно нагрянули гости.

— Ленка Попова тоже не сможет. Они с мамой на ВВЦ едут.

Слышимость, как всегда, была хорошей. Из трубки до Лешки донесся какой-то галдеж и лай Малыша.

Но Лешка больше не подозревала ни Аську, ни Ленку Попову, ни, тем более, Надюшу с Настей. Все их с Венечкой предположения сейчас показались ей смехотворными. Ход ее мыслей принял совсем другое направление. Ничто теперь не мешало думать о том, что Алзира и была той самой девочкой, которая уперла у них клетку с руконожкой.

Она невысокая — это раз. Кажется совсем юной — это два. Мама сослепу вполне могла принять ее за девочку. К тому же Алзира актриса, и ей ничего не стоит изобразить малолетку. Только вот какой у нее мог быть мотив? Зачем известной певице, у которой денег куры не клюют, понадобился маленький зверек? Впрочем, мотив — дело десятое. Он может быть любым, самым что ни на есть непредсказуемым. Разоблачат преступницу — будут ясны и причины, побудившие ее украсть клетку.

Но при Надюше с Настей Лешка не стала делиться своими мыслями с Венечкой, а лишь сказала:

— Идите к Сашку сами, а я на минутку к себе домой съезжу. Совсем забыла одну вещь сделать. Мне очень нужно. Я скоро вернусь, хорошо?

Махнув рукой и не дожидаясь ответа, Лешка кинулась в сторону метро.

«Только бы мама никуда не делась», — все дорогу волновалась девочка, крепко сжимая в руке календарик.

К счастью, Валерия Михайловна была дома. Влетев на кухню, Лешка сунула ей под нос подарок Алзиры.

— Мама, посмотри, пожалуйста, вот эта девочка тебе никого не напоминает?

— «Оленьке желаю счастья. Алзира», — прочитала на календарике Валерия Михайловна и наморщила лоб. — Что-то знакомое. Кто это?

— Да певица же. Ты ее сто раз по телевизору видела.

— А, да-да, — кивнула мама. — Она часто мелькает, куда чаще, чем хотелось бы.

— А в нашем доме? Вспомни, пожалуйста, не могла она прийти к нам за клеткой? Не похожа она на ту самую девочку?

Валерия Михайловна более пристально вгляделась в календарик.

— Чем-то похожа. Глазами и волосами очень. Только она гораздо старше, вполне сформировавшаяся девушка, а я хорошо помню, что та девочка была щупленькой, совсем подростком.

— Но ведь она артистка! — вскричала Лешка, вполне удовлетворенная маминым ответом. — Разве не могла она изобразить из себя девочку? Ведь бывает, что и в сорок лет тетки играют подростков в детских театрах. Их амплуа называется травести.

— Да-да, — не стала спорить мама. — Всякое бывает.

— Тогда смотри еще раз, — потребовала Лешка.

— Ох, если бы я знала, что этот зверь так для вас важен, я бы и свет включила, и очки надела, и расписку бы с нее взяла, — вздохнула она, снова скользнула взглядом по календарику, пожала плечами, не зная, что еще сказать дочери, и отправилась в прихожую.

— Да, это было бы хорошо, — серьезно сказала Лешка и заметила, что Валерия Михайловна куда-то собирается.

— Ты что, снова уходишь?

— Ухожу, — подтвердила мама.

— С папой?

— Ну да. Нас в гости пригласили.

— Это что ж такое? Третий день гуляете и все никак не нагуляетесь! — имитируя мамин голос, вскричал Ромка, пулей вылетев из своей комнаты.

— Имеем полное право. Не одним же вам гулять целыми днями, — Ромкиным тоном парировала Валерия Михайловна, надевая свои лучшие туфли. — А ты сиди и учи, завтра нагуляешься.

— А я и учу.

Ромка удалился в свою комнату дожидаться, когда уйдут родители. А потом подозвал к себе сестру.

— Так уж и быть, иди покажи, что там у тебя есть. Лешка подала брату свой трофей.

— Вот, календарик. Рома, вдруг это она и есть? На самом-то деле она светленькая, а глаза у нее не как у всех блондинок, не голубые, а карие, но она их превращает в голубые. Но самое главное в том, что она совсем невысокая, может быть, даже ниже меня. А на сцене высоченные платформы надевает. Это сейчас модно, а я, когда на нее у Надюши смотрела, только о тебе и думала, потому и не обратила никакого внимания на ее обувь.

И Лешка стала с нетерпением дожидаться, пока брат рассмотрит снимок и вынесет свой вердикт. Казалось бы, на что там смотреть, но Ромка глазел на календарик с фотографией известной певицы никак не меньше десяти минут, а потом поднялся и, забыв все обиды, стал собираться.

Лешка воодушевилась.

— Тоже думаешь, что это она, да? Но брат лишь дернул плечом.

— Пока я ничего не думаю.

Он сбегал на кухню и вышел оттуда со стеклянной банкой, наполненной какой-то жидкостью. Тщательно завинтив на ней крышку, он поставил банку в свою сумку, застегнул молнию, обулся и распахнул дверь.

— Вперед! Будешь делать вид, что ты тоже фанатка этой Алзиры, поняла?

Войдя в дом, где проживал Венечкин одноклассник со своей сводящей с ума девчонок знаменитой сестрицей, Ромка прямым ходом направился к вахтеру, чья будка стояла недалеко от входа.

А Лешка сначала огляделась. Пол в громадном вестибюле тоже был мраморным, как и в том доме, где жила девочка Полина, и тоже сверкал чистотой. Однако витражей и цветов в кадках здесь не было, и вся атмосфера была какой-то казенной. Наверное, в этом доме люди не думают о цветах, решила Лешка и присоединилась к брату.

А Ромка, объяснив вахтеру, к кому они направляются, и глуповато улыбаясь, сказал:

— Мы тут с ребятами поспорили. Одни говорят, что в пятницу Алзира входила в дом с клеткой в руках, наверное, попугая себе купила, а другие — что это была не она. Она ж то белая, то черная, поди разбери. Вы не помните случайно, кто мимо вас тогда проходил?

— Понятия не имею, — ответил вахтер. — В пятницу вместо меня мой племянник дежурил.

— А у него нельзя спросить? — вклинилась в разговор Лешка, умоляюще заглянув в глаза доброму на вид дядьке. — Ну пожалуйста! А то, если проспорим, нам придется целых пять упаковок жвачки отдавать.

У мужчины, кроме как наблюдать за входящим в вестибюль народом, никаких дел не было, и поэтому он с легкостью согласился разрешить ребячий спор. Придвинув к себе телефон и набрав нужный номер, дядька спросил:

— Вань, ты когда тут в пятницу сидел, певичку с третьего этажа видел?

— С клеткой? Спросите, с клеткой? — Лешка ухватила мужика за руку.

— С клеткой? — послушно повторил он. — Да ничего, ребята интересуются. Телевизор тащила? Ясно, спасибо.

Мужик опустил трубку и повернул к ребятам вспотевшее лицо.

— Ваня сказал, что она была не с клеткой, а с телевизором.

— С каким еще телевизором? — удивилась Лешка.

— Вы, кажется, к ее брату направляетесь? Вот сами и узнаете, с каким.

— Спасибо большое, — поблагодарил мужчину Ромка и пошел пешком вверх по широкой лестнице.

Сашок сам открыл им дверь. Ромка вошел в огромную квартиру и тихонько шепнул сестре:

— Не слабо живут!

Лешка с Ромкой за свою недолгую жизнь побывали во всяких квартирах и давно уже ничему не удивлялись. Эта их поразила разве что своей огромностью и дорогой мебелью. По длиннющему коридору запросто можно было кататься на велосипеде. Очевидно, бывшее коммунальное общежитие вновь обрело одного хозяина.

— Проходите, — сказал Сашок и повел гостей в свою комнату, где гремела музыка, Настя с Надюшей смотрели телевизор, а Венечка сидел за компьютером. — Может быть, вы хотите чаю? Я распоряжусь, — барским тоном произнес он.

— Распорядись, — небрежно кивнул Ромка.

А Лешка, вспомнив, что она «фанатка» Алзиры, выбежала из комнаты вслед за Сашком.

— Постой! Я сегодня твою сестру встретила, она мне свой автограф дала. А скажи, нельзя в ее комнату заглянуть? Ну, хоть краешком глаза? Потом расскажу об этом всем своим знакомым, вот они позавидуют!

— Да пожалуйста.

Сашок приоткрыл одну из дверей, и Лешка увидела, как живет кумир ее знакомых девчонок.

На полу огромной комнаты у широченного дивана лежала самая настоящая шкура какого-то зверя. В одном углу стоял домашний кинотеатр и еще какая-то техника, в другом — пианино. Все стены были оклеены многочисленными плакатами самой Алзиры.

— Насмотрелась? — снисходительно спросил Сашок.

Лешка кивнула, решив незаметно войти сюда снова и заглянуть в огромный встроенный шкаф, чтобы проверить, не спрятала ли там Алзира клетку с руконожкой, а потом тоже пошла на кухню.

— Зинаида Васильевна, принесите нам, пожалуйста, чаю, — обратился ее новый знакомый к стоящей у плиты пожилой женщине.

— С бутербродами? Сашок кивнул.

— Пожалуй.

Женщина включила чайник, достала нарезанный хлеб.

— Я очень люблю делать бутерброды, — не кривя душой, сказала Лешка. — Можно я вам помогу?

— Если хочешь, — ответила женщина, а Сашок пожал плечами и отправился назад в свою комнату.

Лешка подвинула к себе тостер и стала совать в него кусочки хлеба.

— А зачем Алзире новый телевизор? — как бы невзначай поинтересовалась она.

— Какой еще телевизор? — удивилась женщина. — У нее и так огромный в комнате стоит, зачем ей еще один?

— Вот я и спрашиваю, зачем она себе телевизор купила?

— О чем ты говоришь? Никаких новых телевизоров Лиза себе не покупала, — ответила женщина.

Странно, подумала Лешка и спросила, намазывая горячие тосты маслом и укладывая их на тарелку:

— А она… хорошая?

— Лиза-то? — снова переспросила домработница. — Очень хорошая. Скромная. Не только поет, но еще и учится, хочет стать экономистом.

— К-кем? — запнулась Лешка.

— Ну, не вечно же ей на людях кривляться. У певиц век недолог, тем паче у таких, как она. Как вспыхнула, так и погаснет, особливо если у ее папы деньги кончатся. Она, к счастью, это понимает и потому о будущем думает.

Зинаида Васильевна обернулась на дверь и замолчала. В кухню вошел Сашок.

— Вы скоро?

— Сейчас, сейчас, — засуетилась домработница, разливая по чашкам чай. Она поставила чашки и тарелки с бутербродами на столик на колесиках и повезла его по длинному коридору.

Войдя в комнату, Лешка встретилась глазами с Венечкой и на всякий случай вопросительно подняла брови, указывая на девчонок. Мальчик так же незаметно покачал головой. Значит, как Лешка и думала, ничего нового у них выведать не удалось.

А Ромка громогласно вещал всем о том, как он нашелся. Его рассказ дополнял Венечка, так как Ромка не знал всех деталей его поисков. Правда, и об одном своем сидении в подвале он мог рассказывать бесконечно, что доставляло ему превеликое удовольствие.

Все принялись за чай и бутерброды, а Лешка решила не ограничиваться комнатой Алзиры, а осмотреть всю квартиру.

— Мне бы руки помыть, — сказала она.

— Пожалуйста. — Сашок проводил ее в огромную ванную комнату с джакузи и подождал под дверью, пока она оттуда выйдет. Когда они вернулись назад, Ромкин рассказ все еще продолжался.

— А вообще это все они, — указал Ромка на сестру с Венечкой. — И Сашок им помог. Адрес вычислил, они на нужную квартиру съездили, потом на дачу, потом в гараж. И вот вам результат. — Он ткнул себя кулаком в грудь.

При его последних словах Сашок скривился.

— А согласись, что вам всем опять помог простой случай.

Лешка сразу вспомнила об их с Ромкой споре при первой встрече у них дома. А Сашок продолжал:

— Если бы ваша соседка, как ее там…

— Тетя Аня, — подсказала Лешка.

— Вот-вот, тетя Аня. Если бы она не вспомнила, что видела этого парня на Птичьем рынке, никогда бы тебя никто не нашел.

Ромка резко замотал головой.

— Ты не прав. Лешка с Венькой обязательно нашли бы другой путь, еще что-нибудь придумали бы, но на месте б не сидели. Ведь так?

— Так, — кивнул Венечка. А Лешка добавила:

— Я бы тогда в то спецобъединение поехала, где звери передержку проходят, и все равно вышла бы на этого парня. Другое дело, что Ромка сидел бы в том подвале гораздо дольше, да еще и родители бы обо всем узнали. Брр… — Лешка вздрогнула, представив себе мамины слезы, звонки в милицию, жуткую суету и дальнейший контроль каждого их с Ромкой шага.

— Кстати, мне тоже надо руки помыть, — вскочил с места Ромка.

Сашок и его проводил в ванную, а потом и Надюше с Настей разрешил заглянуть в комнату своей сестры. Причем зашел туда первым и поставил диск с ее песнями. Лешка поморщилась от монотонного хрипа, но опомнилась и тут же изобразила на лице беспредельное удовольствие.

— Может быть, вы хотите осмотреть всю нашу квартиру? — снисходительно осведомился Сашок и небрежно бросил: — Правда, мы скоро переедем в «Алые паруса». Это жилой комплекс мирового уровня, на берегу Москвы-реки. Поэтому здесь ничего особенного вы не увидите, мы давно не делали ремонт и ничего нового не покупали.

— И ты перейдешь в другую школу? — спросила Настя.

— Естественно. Мы уже из этой документы забрали.

— А мне почему не сказал? — удивился Венечка. Сашок пожал плечами.

— Да как-то… не подумал.

— А я все равно хочу посмотреть, как вы все живете, — вскочила с места Лешка, продолжая выставлять себя любопытной глупышкой.

— Ну что ж, пошли.

Сашок показал Лешке библиотеку, комнату для гостей, кабинет отца, приоткрыл комнату в родительскую спальню и даже в комнатку прислуги. В какой-то миг ей показалось, что он догадался об их подозрениях и таким образом решил отвести их от своей сестры.

Ромка тоже заглянул во все комнаты, прошелся по коридорам, а потом выглянул в окно и, воскликнув:

— Извините, мне кое-кто нужен! — вдруг выскочил из дома. — Я вернусь, никуда не уходи, — крикнул он Лешке и захлопнул за собой дверь.

— Рома, ты куда? — Лешка бросилась за ним, открыла дверь, выглянула наружу, но Ромки уже и след простыл — так быстро он скатился вниз по ступенькам.

Ничего не оставалось делать, как вернуться в комнату Сашка. Музыка гремела по всей квартире, компьютер изрыгал душераздирающие звуки: хозяин комнаты демонстрировал девчонкам новую игру-страшилку.

Лешка села в кресло и попыталась привести мысли в порядок, хотя в таком шуме это было сделать крайне затруднительно.

Интересно все же, куда Алзира могла подевать купленный телевизор? Спросить об этом у Сашка ей казалось неудобным. К тому же она поняла, что снова ошиблась. Судя по словам домработницы, певица была серьезной девушкой и вряд ли стала бы опускаться до воровства и мошенничества.

Тем не менее Лешка встала и, снова пробравшись в комнату Алзиры, заглянула в огромный шкаф. Каких нарядов там только не висело! Она быстро провела по ним рукой, потыкала пальцами по всем направлениям. Клетки в шкафу не было.

Значит, они только зря теряют здесь время. К тому же даже если б зверек и был здесь, то как его найдешь в такой огромной квартире и услышишь в таком шуме?

Лешке стало жарко, захотелось пить, и она вновь отправилась на кухню.

— У вас нет какой-нибудь воды, но не из холодильника? — спросила она у Зинаиды Васильевны.

— Лизонька у нас тоже не пьет холодное, горло бережет, — ответила домработница, наливая гостье полный стакан «Эдельвейса». — Я к ее приезду целый ящик минералки купила.

— А она что, куда-нибудь уезжала? — чтобы поддержать разговор, рассеянно спросила Лешка.

— Ну да, только вчера вернулась. В Лондон с отцом летала.

— Зачем?

— А так просто. Деньги есть, отчего б и не съездить? Он там по делам был и ее с собой прихватил.

— И сколько дней она там пробыла?

— Три всего. В четверг улетела, а вчера к вечеру уже вернулась.

— А в пятницу, значит, ее здесь не было?

— Конечно, нет. А почему ты об этом спрашиваешь?

— Так. Мы ее по телевизору видели.

— Ну так и что? В записи ведь.

Лешка разом сникла. И почему они с Ромкой сразу не проверили алиби этой Алзиры? Пора отсюда уходить, вот что, нечего здесь больше делать. Племянник вахтера, должно быть, ошибся, телевизор несла совсем другая девушка. Только куда делся Ромка?

Но брата долго ждать не пришлось. Как только она о нем подумала, так он и появился.

— Куда ты бегал?

— Да так, — неопределенно ответил Ромка. — Показалось, что одного знакомого увидел, а догнать не смог.

— Рома, у Алзиры-то алиби, — прошептала Лешка. — В пятницу она в Лондоне была, а не в нашей квартире. Надо было сразу это выяснить, а мы не догадались. Пойдем лучше отсюда. Вдруг нам Артем позвонит, а дома никого нет.

— Посидим еще капельку. Очень уж мне эта музыка нравится, — ответил Ромка и направился к комнате Сашка. Но заходить не стал, а остановился у порога и задрыгал ногой в такт мелодии.

Лешка же снова села в кресло. Она терпеть не могла эту группу, чей диск сейчас слушал ее брат, и ей подобные, но о вкусах не спорят. Нравится Ромке этот шум, и ладно, можно и потерпеть.

Но всякому терпению приходит конец. И Лешке вскоре опротивела и эта музыка, и сидение в кресле, и чопорный высокомерный Сашок, и вся его огромная, но какая-то неуютная квартира. А Ромка еще и пальцами прищелкивал, ему, видно, все нипочем, и это тоже жутко раздражало.

Девчонки, похоже, никуда не спешили, а вот Венечке, как ей показалось, тоже хотелось отсюда уйти. Может быть, им вдвоем покинуть эту компанию? А кто хочет, пусть остается.

Но только она приподнялась, чтобы окликнуть своего верного дружка, как вдруг музыка резко смолкла. Разом погасли экраны компьютера и телевизора, и во всем доме настала тишина. Даже холодильник перестал урчать, шипение на кухне тоже затихло, потому что духовка была электрической.

Сашок подергал выключателем.

— Вот блин, — сказал он. — И у нас такое бывает.

— У всех бывает, — ответил Ромка и переместился к середине огромного коридора. Лешка подошла к нему, намереваясь сказать, что сейчас самое время отсюда уходить, как вдруг ей послышался знакомый звук: будто кто-то тер один о другой два куска металла. Она замерла и прислушалась.

Услыхал эти звуки и Сашок и выглянул в окно.

— На улице что-то ремонтируют.

— Ты так думаешь? — Ромка покрутил головой, повел, как Лешкин Дик, носом и ринулся к родительской спальне.

— Туда нельзя, — одним махом преградил ему дорогу хозяин квартиры.

— Я сильнее, — предупредил Ромка, оттолкнул мальчишку в сторону и, метнувшись к большому встроенному шкафу, отодвинул его дверцу. Лешка, не удержавшись, кинулась за братом.

В шкафу, за многочисленными костюмами, пальто и плащами, стояла клетка, а из нее огромными глазами смотрел на Лешку маленький ушастый ай-ай.

— Отойди-ка лучше, девочка, — с презрением бросил Ромка, отталкивая от себя худенького и хиленького Сашка, и вытащил клетку из шкафа. Лешка обхватила ее обеими руками, чтобы никто не смог больше отнять у нее руконожку.

Ай-ай протянул из клетки мохнатую лапку с когтистыми пальцами и самым длинным из них, с крючковатым ногтем, легонько провел по Лешкиной руке, словно хотел ее погладить.

— Ничего я с ним не сделал, — буркнул Сашок. — Не бойтесь, голодом не уморил, кормил регулярно, так что смерть в течение полугода мне не грозит. И чума тоже. Я звонил в спецобъединение и узнавал, какой у чумы инкубационный период. Он его прошел. Вы ведь специально эти бредни придумали, чтобы девчонок еще раз проверить, и мою сестру заподозрили, не правда ли? Я ведь вас всех насквозь вижу.

— Слушай, как ты мог? — Лешка чуть не задохнулась от гнева и возмущения. — Ведь ты с самого начала знал о том, что Ромку похитили из-за этого зверька! А если бы его убили?

— Ну, не убили же, — хмыкнул Сашок. — И руконожка цел остался, а то б его отдавать пришлось.

— Это… Это подлость, — вслед за Лешкой прошептал Венечка.

— Подумаешь тоже. Уж и пошутить было нельзя. Я знал, что из-за зверька никто никого не убьет. И я вам его потом, может, и отдал бы.

— Отдавать надо было сразу, а лучше вообще не брать, — сказал Ромка. — Да и врешь ты все, не отдал бы.

— А скажи, ведь это ты сегодня звонил Валентину? — вспомнила Лешка. — Зачем только?

Сашок метнул на нее высокомерный взгляд.

— А чтобы вас расшевелить. Интересно же было посмотреть, как вы засуетитесь.

Лешка сдвинула брови.

— А если бы он дал тебе координаты покупателя, ты бы продал ему зверька, не так ли?

— Может, и так. — Сашок смотрел на ребят все так же высокомерно и вызывающе, и чувствовалось, что ему нисколечко не стыдно.

— Набил бы я тебе морду, да ты ж от одного щелчка загнешься, а мне отвечать, — сжал кулаки Ромка. — Идемте, люди, отсюда.

— Ты совсем не такой, каким я тебя представлял, — сказал Венечка. — Теперь я с тобой дружить не стану. И никто не будет, я всем расскажу, какой ты на самом деле.

— Подумаешь! Я же сказал, что мы вот-вот переезжаем. И вообще мне ваша дружба по фигу, знаешь ли. Что с вами дружить? Я… Мне с вами неинтересно. Вы же примитивны, как дождевые черви.

— Да ты… да как ты… — задохнулся Ромка.

— Да, да, вот и сейчас вам снова случай помог, а мне просто не повезло! Вы бы сроду клетку не обнаружили, если бы свет не отключился, — с досадой воскликнул Сашок. — Все ж продумано было.

— Ты так считаешь? — ухмыльнулся Ромка и выскочил за дверь. А еще через несколько секунд в квартире раздался прежний шум: включились все электроприборы, и компьютер, и телевизор, и музыкальный центр.

А юный сыщик, вернувшись обратно, потер руки и сказал:

— Я, что ли, не понял, что ты не случайно везде музыку включил? Зверек-то мог заверещать, а ты этого боялся. Вот я и решил создать тишину. А как не скажу. Думай сам, и счастливо оставаться в одиночестве.

Девчонки, отводя глаза в сторону, молча выскочили за дверь.

— Но ведь у него и так много денег, зачем ему было продавать еще и нашего зверька? — прижимая к себе клетку, воскликнула Лешка.

— Ну и что с того, что много? Он всегда говорил, что нужно уметь зарабатывать деньги любым способом, потому что они дают все, — ответил Венечка. — Только я думал, что у него это наносное, а на самом деле он хороший. Особенно после того, как он помог нам найти адрес Валентина.

— А сам при этом над нами, наверное, смеялся, — с горечью сказала Лешка, вспомнив, как ей было плохо и страшно за брата, когда они сидели на скамейке возле Полиночкиного дома и ожидали звонка от Сашка. — Ты представляешь, ему нисколько не было жалко никого из нас. А вот мне его сейчас почему-то жаль. Он не знает, как хорошо иметь настоящих друзей.

— И вряд ли когда узнает, — добавил Ромка.

— И вы ему ничего не сделаете? — расширила и без того большие глаза Настя.

— А что ему сделаешь? Лешка права, его остается только пожалеть. Еще Сократ говорил, что счастлив лишь справедливый человек. Значит, этот Сашок всю жизнь будет несчастным и одиноким.

Лешка оглянулась на дом, взглянула на окна Сашка, и ей показалось, что тот смотрит им вслед. Она вздохнула и еще крепче прижала к себе клетку.


Глава XIV АЙ-АЙ


Лешка поставила клетку с руконожкой на место — за Ромкин письменный стол, положила в нее найденную недалеко от Венечкиного дома корягу, купленный там же кокос, а также яйцо и банан, и счастливо улыбнулась.

— Ну наконец-то мы все в сборе. А как ты думаешь, Артему наш Ай-аечка понравится?

— Он будет от него без ума, вне всякого сомнения, — скорчил рожу Ромка.

— Рома, а как ты догадался, что это не сестра Сашка, а он сам увел нашего Аечку?

— Мама же сказала, что девчонка угловатой была, подростком. При всей своей близорукости это было первым, что она в ней отметила, даже не приглядываясь. А его сестра — она, ну как это сказать, округлая…

— Женственная, — поправила Лешка.

— Во-во, это у нее не отнять, хоть и поет плохо. Ну а нацепить парик сестры и ее линзы — плевое дело, тем более что она в Англию, наверное, без всяких бирюлек летала, в своем естественном обличье. А голос у вашего Сашка еще не поменялся, по голосу его тоже можно за девчонку принять.

— И по аккуратной одежде. А телевизор?

— Ящик картонный где-то взял и клетку в него вставил. Потому что должен был предположить, что мы у вахтера поинтересуемся, не проносил ли кто мимо него клетку. Все предусмотрел, он и в самом деле не дурак. Но, знаешь, он мне сразу не понравился, еще когда твоего Дика испугался. Помнишь, когда они к нам пришли на зверя смотреть, Венечка попросил тебя собаку запереть? Кроме него, Дика никто не боялся. А потом он еще со мной спорил, помнишь? Говорил, что нам никогда по-настоящему умный противник не попадался. А потом, значит, решил на деле свое превосходство доказать, да только не на того напал. Тоже мне, вундеркинд, умный противник!

— Значит, это Сашок у Венечки из сумки записную книжку вынул и в другое место положил?

— А то кто же! Чтобы от себя подозрение отвести, а на девчонок навлечь. Я ж говорю, он очень предусмотрительно действовал.

— А как ты свет отключил? Ты что, знал заранее, что тебе придется это сделать?

— Великий немецкий философ и ученый Вильгельм фон Гумбольдт знаешь, как говорил? «Знанию всегда предшествует предположение». А предположив, что зверь в квартире, я подумал и о том, что там будет шумно, и запасся необходимыми средствами для создания тишины. Вот. — Ромка показал сестре стеклянную банку, которую перед уходом из дома поставил в свою сумку. Лешка открыла крышку и сунула в банку палец.

— Это обыкновенный кисель!

— Вот именно. Кисель ведь варится на воде, а еще он густой, на стенку брызнуть — стечет не сразу. Если бы я вышел за дверь и просто отключил свет, все бы догадались, кто это сделал, и сразу же бы его снова включили. Но я поступил хитрее. Над контактными панелями в распределительном щите набрызгал киселя и вернулся к вам. А кисель медленно стек и замкнул контакты. Тепловое реле отключилось, и свет вырубился. А потом, когда мы нашли зверя, я вытер кисель носовым платком и снова включил пакетники. Вот и вся хитрость.

— Рома, какой ты умный и находчивый! — восхитилась Лешка.

— Я об этом давно знаю, — согласился брат без ложной скромности и резко развернулся к ней вместе со стулом: — Ну скажи, справились бы вы без меня с этим делом?

— Не-а, — честно призналась Лешка.

— То-то же, — произнес донельзя довольный Ромка.

Мама с папой из гостей вернулись поздно, когда брат с сестрой уже улеглись спать. Лешка уснула сразу. События последних дней очень ее утомили, а теперь, когда все встало на свои места, она спала крепко, и ее не тревожили никакие сны. Только под утро ей то ли приснился, то ли послышался какой-то грохот, и еще что-то укололо за ухом, но и тут она не открыла глаз.

Зато чуть позже ее разбудил истошный мамин крик.

— Ай-ай!

Лешка повертела головой, и в ухо ей впилось что-то острое. Она подняла руку и достала из-под своей шеи сухую колючую ветку. Потом приподнялась на локте и увидела, что вокруг ее головы, на подушке, лежат стебли сухих роз и пучки травы. С ужасом она узнала в них специально высушенный букет, который стоял у них на полу в высокой и самой любимой маминой вазе. Даже Дик знал, что к букету нельзя приближаться ни при каких обстоятельствах. А теперь ваза, вернее, то, что от нее осталось, валялась на полу.

Вот отчего был грохот, сообразила Лешка и подняла глаза вверх. На шкафу сидел зверек, свесив вниз длинный пушистый хвост, и любовался делом своих когтистых рук.

— Ай-ай! — снова воскликнула мама. — Да что же это такое?

— Ай-ай, — вздохнула Лешка.

— Ты еще дразнишься! — возмутилась Валерия Михайловна. — Такое натворили и еще издеваются.

В дверях появился заспанный Ромка.

— В чем тут дело?

Он увидел растерянное Лешкино лицо, разгневанное — мамино, разбитую вазу на полу, сбегал назад в свою комнату и, вернувшись, сказал:

— Я ни при чем. Он сам щеколду своим пальцем отодвинул. Хитрый какой!

— Что случилось? — выглянул из спальни Олег Викторович.

— Опять приперли свою несуразную белку, а она вон что натворила! — нажаловалась Валерия Михайловна.

Лешка накрылась одеялом с головой, а Ромка авторитетно разъяснил:

— Это не белка. Это очень редкий зверь, может, есть и реже, но мало. А мама наша прямо ясновидящая. Она сразу определила, что зовут его ай-ай. Или руконожка. И, между прочим, по древним поверьям мадагаскарцев — а он прибыл к нам с этого далекого острова, — если ай-ай соорудит в лесу над головой уснувшего человека подушку, быть тому человеку богатым и удачливым. Ты, мама, разве не хочешь, чтобы твоя дочь разбогатела и удача сама шла ей в руки? Вместо того, чтобы кричать, лучше порадовалась бы за нашу Лешку.

— Я радуюсь, я очень радуюсь, — Валерия Михайловна в сердцах потрясла веником и принялась собирать осколки любимой вазы.

Лешка вылезла из-под одеяла, взяла зверька на руки, отнесла его назад в клетку и вернулась обратно.

— Мам, ты не переживай, потерпи немного, — обняла она Валерию Михайловну и прижалась носом к ее плечу. — Ты же знаешь, что скоро приедет Артем, мы поедем к нему на дачу и там построим для Аечки вольер. А потом будет видно, что с ним делать дальше. Посоветуемся с мадагаскарским послом и решим.

Валерия Михайловна махнула рукой и ушла на работу. Ромка побежал на экзамен, а Лешка погуляла с Диком, вернулась домой, поставила клетку с руконожкой рядом с телефоном и стала ждать звонка из Англии: ведь Артем обещал сообщить, каким рейсом он вылетает.


Оглавление

  • Глава I ОБМЕН
  • Глава II ЗАЛОМЩИК
  • Глава III ЧУДО В БАНКЕ
  • Глава IV ВСТРЕЧА НА ДОРОГЕ
  • Глава V НОВАЯ КОМПАНИЯ
  • Глава VI НЕ ТА ДЕВОЧКА
  • Глава VII ПОХИЩЕНИЕ
  • Глава VIII СУМАТОШНЫЕ ПОИСКИ
  • Глава IX ПРОБЛЕСК НАДЕЖДЫ
  • Глава X ПОЕЗДКА НА ДАЧУ
  • Глава XI НОВЫЙ ДИОГЕН
  • Глава XII НЕЖДАННЫЙ ЗВОНОК
  • Глава XIII ПЕВИЦА БЕЗ КАБЛУКОВ
  • Глава XIV АЙ-АЙ

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...