загрузка...
Перескочить к меню

Гнурры лезут изо всех щелей (fb2)

- Гнурры лезут изо всех щелей (пер. Геннадий Львович Корчагин) (а.с. Рассказы) (и.с. Клуб любителей фантастики-15) 69 Кб, 16с. (скачать fb2) - Реджинальд Бретнор

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Реджинальд Бретнор Гнурры лезут изо всех щелей


Узнав о том, что началась война с Бобовией, Папа Шиммельхорн купил завтрак в картонной коробке, упаковал в оберточную бумагу свое секретное оружие и уселся в автобус, который шел прямиком до Вашингтона. В полдень он уже стоял возле главных ворот «Бюро секретного вооружения» вместе со своей бородой, завтраком и «фаготом».

Да-да, внешне его оружие ничем не отличалось от фагота. Во всяком случае, дежурный капрал Джерри Колливер никакой разницы не заметил. Да и не пытался заметить, честно говоря. Он твердо знал: охраняемое им «Бюро» — на самом деле никакое ни бюро, а нечто вроде макета в натуральную величину. Этакий громоотвод для всяких психов, которые вечно лезут со своими проектами куда не просят. К тому же на вечер у него было назначено свидание с Кэти, и Джерри отчаянно скучал, дожидаясь смены.

— Добрый ютро, зольдатик! — прокричал Папа Шиммельхорн ему в ухо.

Капрал Колливер подмигнул двум рядовым первого класса, бившим баклуши на ступеньках караулки, и ответил:

— Не спеши, Санта-Клаус. Рождество еще не скоро. Заявок на изобретения не принимаем.

— Нет! — возмутился Папа Шиммельхорн. — Я не могу так долго без работа! К тому же я принести вам секретный оружие.

Капрал пожал плечами. «Делать нечего, — подумал он, — надо соблюдать инструкции. Придется пропустить старикашку, хотя у него явно не все дома». Джерри нажал специальную кнопку, тем самым предупредив психиатра, что ему предстоит работенка. Затем, позвякивая ключами, пошел к воротам.

— Надо же, секретное оружие он принес! — пробормотал Джерри себе под нос. — Небось, теперь-то мы за неделю выиграем войну.

Услышав его слова, Папа Шиммельхорн загоготал.

— За неделя? Ты не прав, зольдатик. За два день! Я же гений!

Прежде чем пропустить старика, капрал спросил, нет ли у него при себе взрывчатых веществ.

— Хо-хо-хо! Чтобы победить, не надо ничего взрывайт! Впрочем, зольдатик, можешь обыскать меня.

Джерри заглянул в коробку и обнаружил там вареное яйцо, два сэндвича с ветчиной и яблоко. Осмотрел фагот. Инструмент выглядел вполне мирно.

— Ладно. Проходи, папаша, — сказал капрал. — Но флейту лучше здесь оставь.

— Это не есть флейт! — возразил Папа Шиммельхорн. — Это гнурр-пфейф, мой секретный оружие. Я взять его с собой.

Капрал пожал плечами — с собой, так с собой.

— Берни, отведи его в седьмую секцию, — велел он одному из рядовых.

Затворив за ними ворота, капрал Колливер еще дважды надавил на кнопку. «Не помешает», — буркнул он.

Разумеется, он не знал, что Папа Шиммельхорн сказал ему истинную правду. Он не знал, что старик на самом деле гений, а гнурры способны покончить с войной за два дня.

Прошло десять минут, а полковник Похэттен Ферфакс Поллард, к счастью для себя, еще не знал о существовании Папы Шиммельхорна.

Он был непохож на других полковников: высок, тощ, носил сапоги со шпорами, кожаные штаны и фиолетовую рубашку, вышедшую из моды в конце двадцатых годов. В секретное оружие Поллард не верил. Не верил он также в атомные бомбы, танки, безоткатные орудия и штурмовую авиацию. Он верил в лошадей.

Четыре месяца тому назад Пентагон отозвал его из запаса и поставил во главе «Бюро секретного оружия». Надо сказать, полковник Поллард прекрасно справлялся со своей работой. За четыре месяца он пропустил в высшие инстанции одного-единственного изобретателя, предложившего что-то изменить в конструкции вьючных седел.

Полковник восседал за столом в своем кабинете. Рядом печатала на машинке его секретарша, очаровательная блондинка из женских вспомогательных войск. Полковник диктовал ей отрывки из книги генерал-майора Уоррена «Современная охота с копьем на кабана». Он собирал материалы для собственной книги, которую хотел назвать так: «Меч и пика в войнах будущего». Читая вслух о достоинствах бенгальского копья, он умолк на полуслове.

— Мисс Хупер, — обратился он к секретарше после продолжительной паузы.

Кэти Хупер фыркнула. «Если шефу столь по душе официальный тон, — подумала она, — почему бы ему не обращаться к ней по званию — сержант? Для других старших офицеров она всегда была „милочкой“ или „дорогушей“, во всяком случае, наедине. „Мисс Хупер“ — подумать только! — Она снова фыркнула и отозвалась:

— Да, сэр?

— Мне в голову пришла одна важная мысль! — заявил полковник и высморкался, чтобы освободить голову от других, не столь важных, мыслей. Он стал диктовать:

— Я выдвигаю следующий принцип. Тяга к так называемому «научному» вооружению — серьезная угроза безопасности Соединенных Штатов. Пренебрегая непреложным опытом войны, мы создаем одно оружие за другим, создаем оружие против оружия, против этого противо-оружия изобретаем противо-противо-оружие, и так без конца. Вооруженные до зубов ошибочными теориями и нелепыми доктринами, мы вскоре окажемся беззащитными — вы слышали, мисс Хупер? — беззащитными…

Мисс Хупер хихикнула и сказала:

— Да, сэр!

— …перед вторжением Нового Аттилы! — повысил голос полковник. — Перед натиском современного Чингис-Хана, пусть еще не родившегося на свет, который сметет нашу лязгающую технику, как мякину, и сколотит себе империю с помощью кавалерии! Миллион конных мужиков способен…

Но мисс Хупер не суждено было узнать, на что способен, а на что не способен миллион конных мужиков. В приемной кто-то пронзительно взвизгнул. Распахнулась дверь. В кабинет, будто его катапультировали, влетел толстенький офицер. Возле стола он с трудом остановился, выпрямился и неумело отдал честь.

— О-о-ох! — только и сказала Кэти Хупер, округлив огромные синие глаза.

Лицо полковника стало каменным. Молодой офицер, набрав в легкие воздуха, крикнул:

— Боже мой! Сэр! Получилось!

Будучи научным сотрудником, мобилизованным в армию, а не строевым офицером, лейтенант Хансон совершенно забыл о субординации. Прежде чем войти в кабинет, он не постучал. И он… Он…

— МИСТЕР! — взревел полковник Поллард. — ГДЕ ВАШИ БРЮКИ?

Брюками лейтенант не располагал. А также туфлями и носками. И рваные полы рубашки едва прикрывали изодранные в клочья трусы. Посмотрев на свои голые конечности, лейтенант вздрогнул.

— Мои брюки… их съели! — выпалил он. — Именно это я и хотел вам сказать. В приемной сидит старик, ему около восьмидесяти… он… он мастер на фабрике, собирает часы с кукушкой. Он изобрел абсолютное оружие! И оно действует, действует, действует! «Гнурры лезут изо всех щелей»! — пропел он, хлопая в ладоши.

Полковник Поллард встал, обошел вокруг стола и как следует встряхнул лейтенанта Хансона.

— Позор! — крикнул он ему в ухо. — Отвернитесь! — скомандовал он покрасневшей Кэти Купер. — Чушь! — рявкнул он, когда лейтенант снова залепетал о гнуррах.

— Что есть чушь, зольдатик? — осведомился стоявший в дверях Папа Шиммельхорн.

— Гнурры — чушь! — хихикнул лейтенант и, указав дрожащей рукой на полковника, добавил: — Это он так считает.

— Хо! — Папа Шиммельхорн сверкнул глазами. — Я показать тебе, зольдатик!

Полковник взорвался.

— Зольдатик?! Зольдатик?! А ну, встань «смирно» перед старшим по званию! Смирно, черт побери!

Разумеется, Папа Шиммельхорн не встал по стойке «смирно». Он поднес к губам свое секретное оружие, и в кабинете зазвучал нежный мотив «Ты в церковь приди, что стоит средь дубрав».

— Мистер Хансон, арестуйте его! — вконец осерчал полковник. — Отберите дудку. Я могу слушать только трубу, зовущую в атаку. Я…

Но в эту секунду гнурры полезли изо всех щелей.

Описать гнурра не так-то просто. Вы можете представить себе грызуна величиной с мышь и такой же окраски; похожего на дикого кабана, но при этом мерцающего? С растопыренными пальцами на лапах и огромными желтыми глазами? И с множеством острых зубов? Можете? Раз так, остается добавить, что никто никогда не видел ни одного гнурра. Они не ходят в одиночку. Если гнурры появляются, они, как лемминги, заполняют все вокруг. А приходят они только затем, чтобы поесть.

Повылазив отовсюду, гнурры сожрали полковра в кабинете и под звуки гнурр-пфейфа двинулись к полковнику Полларду.

Полковник вскочил на стол и стал отмахиваться хлыстом. Кэти Хупер с визгом взлетела на сейф и задрала подол юбки. Лейтенант Хансон остался на месте. Ему бояться было нечего. Он смотрел на сослуживцев и непочтительно хохотал.

Папа Шиммельхорн опустил фагот, крикнул «Зольдатик, не волнуйся» и снова заиграл, на сей раз что-то совершенно немелодичное.

Гнурры застыли на месте. Разом оглянулись. Обглодав напоследок полковничье кресло, они замерцали еще ярче, запищали, бросились к одной из деревянных стенных панелей и исчезли.

Как ни странно, сапоги полковника остались целы. Некоторое время Папа Шиммельхорн удивленно разглядывал их. Затем, пробормотав «Хмм, So1», он оценивающе посмотрел на Кэти Хупер, и та сразу опустила подол. Постучав себя в грудь кулаком, Папа Шиммельхорн заявил:

— Они чудесны, мои гнурры!

— К… куда они ушли? — запинаясь, пробормотал полковник. Он был потрясен до глубины души.

— Туда, откуда пришли, — ответил Папа Шиммельхорн.

— А откуда они пришли?

— Из вчерашний день.

— Это… это абсурд! — Полковник неуклюже спрыгнул со стола и уселся в изуродованное кресло. — Вчера их здесь не было.

Папа Шиммельхорн сочувственно посмотрел на него.

— Конечно. Вчера их здесь не было, потому что вчера для них — сегодня. Сейчас у них вчера, а вчера было позавчера, — объяснил он.

Полковник с мольбой во взгляде повернулся к лейтенанту Хансону. У того нервная система, похоже, от визита гнурров только выиграла

— Я мог бы попытаться растолковать вам, сэр, — сказал лейтенант. — Разрешите?

— Да-да, конечно! — полковник с радостью ухватился за соломинку.

Придвинув к себе стул, лейтенант уселся и, пока Папа Шиммельхорн занимался флиртом с Кэти, очень тихим и очень серьезным голосом изложил своему шефу следующее:

— Все это совершенно невероятно… Я предложил старику несколько тестов — все они свидетельствуют о его слабоумии. Он ушел из школы в одиннадцать лет, поступил учеником к часовщику и до пятидесяти лет с небольшим работал на заводе. Потом служил сторожем в Женевском Институте Высшей Физики, а после перебрался в Америку. Но самый важный период в его жизни — женевский. Институт занимался разработкой теории Эйнштейна и Минковского. Папа Шиммельхорн узнал там много интересного.

— Но если он идиот… — полковнику говорили, что теория Эйнштейна — штука очень тонкая. — Какой ему прок от этого?

— В том-то все и дело, сэр! На уровне сознания он идиот, но на уровне подсознания — гений. Каким-то образом часть его мозга восприняла услышанную там информацию, переработала ее и придумала фокус с фаготом. В мундштуке находится загадочный V-образный кристалл. Когда старик дует, кристалл вибрирует. Непонятно, как действует оружие, но оно действует.

— Вы имеете в виду… э-э… четвертое измерение? — спросил полковник.

— Совершенно верно, сэр. Для нас вчерашний день ушел в прошлое, для гнурра — нет. Они сейчас здесь, рядом.

— Понятно. А… как ему удалось от них избавиться?

— По его словам, достаточно сыграть мелодию с конца. Это дает обратный эффект.

Как раз в это мгновение Папа Шиммельхорн предлагал девушке пощупать его бицепсы. Он повернулся к офицерам и пообещал:

— Погодите! Скоро я сыграйт врагам на мой гнурр-пфейф. Мы будем победить!

— Оружие не опробовано, не изучено! — зачастил полковник. — Нужно испытать его на полигоне, проверить на прочность, на безотказность…

— Некогда, сэр. Важен элемент внезапности, — сказал лейтенант Хансон.

— Я отправляю рапорт по инстанции, как полагается, — отрезал полковник. — Эта штуковина такая же ненадежная, как все чертовы машины всех времен и народов. Она противоречит принципам ведения войны…

— Но, сэр! — возразил лейтенант Хансон, почувствовав воодушевление. — Нам не придется драться гнурр-пфейфами. Оружием будут гнурры, а они не машины, они животные! Вспомните — величайшие полководцы прошлого выигрывали сражения с помощью животных. Гнурров не интересует живая материя, но зато они едят все остальное: шерсть, хлопок, даже пластмассу. И число их поистине астрономическое. На вашем месте я бы немедленно позвонил секретарю.

Секунду полковник оставался в нерешительности — но только секунду.

— Знаете, Хансон, — сказал он, протягивая руку к телефону. — Вы попали в самую точку.

На подготовку «операции Гнурр» ушло меньше суток. Посоветовавшись с генштабом, президент велел секретарю по делам обороны взять испытания секретного оружия под свой контроль. К вечеру выяснилось, что гнурры способны:

а) за двадцать секунд полностью занять участок в радиусе двухсот ярдов от гнурр-пфейфа;

б) за минуту восемнадцать секунд оголить роту пехотинцев, оснащенную химическим оружием;

в) за две с половиной минуты уничтожить содержимое пяти армейских складов;

г) лезть изо всех щелей под звуки гнурр-пфейфа, доносящиеся из динамиков коротковолновой радиостанции.

Тогда же стало очевидно, что гнурра можно убить тремя способами: застрелить его, сжечь напалмом или сбросить на него атомную бомбу. Но все эти способы не стоят и ломанного гроша — гнурров на свете слишком много.

Утром следующего дня полковника Похэттена Ферфакса Полларда произвели в генерал-лейтенанты и поручили ему руководство «операцией Гнурр». Причин тому было две. Во-первых, в Пентагоне знали о со любви к животным, а во-вторых, ни один старший офицер, кроме него, не видел гнурров. Лейтенант Хансон, его адъютант, неожиданно для себя стал майором. Джерри Колливеру тоже повезло — он «вырос» от капрала до старшего сержанта. На долю Кэти Хупер выпало недолгое, но утомительное свидание с Папой Шиммельхорном.

Однако, никто из них не был удовлетворен. Кэти жаловалась — мол, у Папы на уме то же, что и у других мужчин, только подходы иные. Джерри Колливер ревновал Кэти к старому чудаку, хваставшему своей мускулатурой, а майор Хансон ломал голову — как бы использовать оружие Папы в боевой обстановке? Даже генерал-лейтенант Поллард ходил туча тучей.

— Я все готов ему простить, — признался он лейтенанту, — только не это «зольдатик». Что он себе позволяет, в самом деле? Я ему говорю: панибратство в армии недопустимо. Это доказано военной наукой. Знаете, каков был ответ? «Ты есть прав, зольдатик. Если хочешь, называй меня Папа».

Майор Хансон сдержал улыбку.

— Почему бы и нет, сэр? В конце концов, историю делали такие вот чудаки.

— Ах, да, историю… — Генерал задумался. — Хмм, пожалуй. Помнится, Наполеон тоже носил кличку — Маленький Капрал…

— Меня другое беспокоит, генерал. Что предпринять, чтобы нас не услышали свои же? Операция начнется ровно в пять. Осталось четыре часа. Надо что-нибудь придумать, иначе…

— Кстати! — встрепенулся генерал Поллард. — Пришел меморандум из штаба. Мисс Хупер, принесите меморандум из папки Г-1. Благодарю. Вот он. В общем, в штабе решили… э-э… закодировать передачу.

— Закодировать, сэр?

— Да Оказывается, противник научился расшифровывать радиосигналы новой секретной аппаратуры. Мы воспользуемся этим. Когда мистер… виноват, когда Папа Шиммельхорн заиграет на дудке, мы выпустим его музыку в эфир. По данным нашей разведки, ее должны перехватить и расшифровать от пяти до пятнадцати радиостанций противника. А наши радисты шифра не получат. Операция будет состоять из двух этапов. Первый: Папа Шиммельхорн сыграет свой мотивчик. Второй: мы отключим передатчики, и старик сыграет «задом наперед», чтобы прогнать гнурров, которые появятся рядом с ним. Ну, как?

— Неплохо придумано, — кивнул майор Хансон и добавил, наморщив лоб. — Дай Бог, чтобы все у нас получилось. А если нет? Вдруг в штабе чего-нибудь не учли? Не мешало бы запасти туза в рукаве, сэр.

Он вопросительно посмотрел на генерала. Но тому нечего было предложить, и майор Хансон попросил разрешения уйти.

Перед началом операции он еще раз осмотрел звуконепроницаемую комнату, в которой предстояло играть на гнурр-пфейфе Папе Шиммельхорну. В стенах комнаты имелись окна для наблюдателей: одно — для президента, его секретаря и генерала Полларда, одно — для начальника генштаба и его помощников по морским и воздушным делам, одно — для связистов из разведки и еще одно — для всех остальных участников операции, в том числе и для майора Хансона.

Без десяти пять все было готово, но майор по-прежнему не находил себе места. Проводив Папу Шиммельхорна в комнату, которой предстояло войти в истории, он прошептал ему на ухо:

— А если гнурры вылезут и у нас? Что тогда?

— Не волнуйся, зольдатик! — Папа Шиммельхорн похлопал его по спине. — Я есть иметь кое-что в запасе.

С этими словами он захлопнул дверь перед носом у майора.

— Готов! — откликнулся сержант Колливер на вопрос генерала. Напряжение возрастало. Уходили секунды. Рука генерала потянулась к эфесу несуществующей сабли. Пять ноль—ноль.

— Сигнал! — взревел генерал.

В комнате под микрофоном вспыхнула красная лампочка. Прижав к губам мундштук, Папа Шиммельхорн заиграл «Ты в церковь приди, что стоит средь дубрав», и гнурры, разумеется, тут же повылезали отовсюду, и было им несть числа! Они лезли из стены и, как волны прибоя, бились о толстые ноги Папы Шиммельхорна. Желтые глазки грызунов алчно блестели, а крошечные, как ножи электробритв, челюсти часто-часто щелкали. Брюки, пиджак, галстук, воротничок, край бороды старика мгновенно исчезли в желудках гнурров. Но невозмутимый музыкант поднял фагот повыше и играл, не переставая.

Разумеется, майор Хансон не мог слышать звуков гнурр-пфейфа, но песенку «Ты в церковь приди, что стоит средь дубрав» помнил еще с воскресной школы. Он стал тихонько напевать. Куплет, припев, куплет, припев… Внезапно перед мысленным взором возникла странная картина — поваленный, задавленный гнуррами Папа Шиммельхорн…

— С-сообщить о готовности ко второму этапу! — слегка запинаясь, скомандовал генерал. Видимо, он тоже нервничал.

— Г-готов! — доложил сержант Колливер.

Над головой Папы Шиммельхорна загорелась красная лампочка. Секунду все шло по-прежнему, затем гнурры остановились. Понимающе оглянулись. Попятились. Замерцали. Папа Шиммельхорн остался в комнате один, торжествующий и голый.

Дверь распахнулась. Он вышел, чтобы принять поздравления, одеться и отклонить (к великому огорчению Джерри Колливера) приглашение на банкет в Белом Доме ради свидания с Кэти. На том и завершилась активная стадия «операция Гнурр».

Тем временем в далекой Бобовии царил Хаос. Позднее разведка сообщила, что мелодию гнурр-пфейфа расшифровали одиннадцать автоматических станций радиоперехвата, и гнурры заполонили одиннадцать крупнейших городов. К семи с четвертью почти все радиостанции противника, за исключением нескольких периферийных, исчезли из эфира. К восьми на всех фронтах прекратились боевые действия. В девять двадцать репортеры узнали потрясающую новость: неприятель вот-вот капитулирует! К президенту уже обратился по радио маршалиссимус Бобовии с просьбой предоставить убежище ему и нескольким генералам из его окружения. Получив согласие, маршалиссимус слезно просил его превосходительство (так он величал президента) отправить в аэропорт с кем-нибудь из встречавших девятнадцать пар новых или хотя бы поношенных брюк.

Дня Е не было. Как не было и дня J2. Народ на улицах просто обезумел от радости, прочитав газетные заголовки: «Бобовия покоряется! Атомные мыши пожирают врагов! Гениальный швейцарский стратег выигрывает войну!» Всю ночь от Мэна до Флориды, от Калифорнии до мыса Хоп горели фонари, выли сирены, звонили колокола, гудели клаксоны автомобилей и миллионы глоток хором ревели: «Ты в церковь приди, что стоит средь дубрав».

Утром следующего дня на глазах у миллионов телезрителей руководитель побежденной державы подписал акт о капитуляции. После этого началась торжественная церемония награждения генерала Полларда и Папы Шиммельхорна. Старый часовщик получил благодарственные грамоты от обеих палат конгресса. Гарвард, Принстон, Массачусетский технологический институт и множество колледжей рангом пониже чествовали его как академика. В ответной речи он не забыл упомянуть о гнуррах, о часах с кукушкой и о Кэти Хупер.

Генерал Поллард, чью грудь в тот день украсило множество отечественных и иностранных орденов, говорил о роли животных в войнах будущего. Он подчеркнул, что из всех животных более всего для войны подходит лошадь, и доказал это утверждение на конкретных исторических примерах. Он заговорил было о перспективах применения мечей и пик, но тут появился насмерть перепуганный майор Хансон.

Оставив позади свой эскорт из военных полицейских, майор взлетел по лестнице и подбежал к президенту. Он был бледен и тяжело дышал.

— Гнурры! — прохрипел майор на ухо президенту. — Гнурры в Лос-Анджелесе!

У генерала был очень тонкий слух.

— Прошу внимания! — Крикнул он в микрофон. — Церемония закончена. Слушай мою команду! Разойдись!

Прежде чем присутствующие обрели дар речи, генерал уже стоял возле президента и слушал сбивчивые объяснения Хансона.

— Это случилось в лаборатории! Наши сконструировали новое устройство для дешифровки радиосигналов… Новой модели, лучше, чем у противника. Решили испытать. Как на беду, Папа Шиммельхорн играл в это время «отбой». Они сделали запись, а сегодня прокрутили пленку с конца. И гнурры захватили Лос-Анджелес!

Наступила тишина. Все глядели друг на друга. Наконец, президент произнес:

— Господа, мы не только Бобовию посадили в лужу, но и сами туда сели!

Генерал застонал.

И тут раздался веселый смех старого часовщика.

— Хо-хо-хо! Не волнуйся, зольдатик! Положись на Папа Шиммельхорн. В Бобовия гнурры везде, а у нас — только в Лос-Анджелесе. Это есть пустяки. — Он хитро подмигнул. — Вы знайт, чего блоятся гнурр?

— Чего? Ради Бога, скажите! — взмолился секретарь по делам обороны.

— Лошадей, — ответил Папа Шиммельхорн. — Их запаха.

— Лошадей? — переспросил генерал. Глаза его засверкали. — Ты сказал — лошадей? Кавалерия! — проревел он. — Нам нужна кавалерия!

Времени не теряли. Час спустя Похэттен Ферфакс Поллард, единственный в стране генерал-кавалерист, хоть что-нибудь знавший о гнуррах, получил звание генерала армии и должность верховного главнокомандующего. Майора Хансона произвели в бригадные генералы, а сержанта Колливера — в унтер-офицеры.

Генерал Поллард действовал быстро и решительно. Он получил в свое распоряжение годовой бюджет военно-воздушных сил. Он приказал реквизировать грузовики и товарные составы и отправлять в них на запад все, что хотя бы отдаленно походило на коня, седло, уздечку и тюк с сеном. Он мобилизовал бывших кавалеристов, солдат и офицеров запаса. Всех этих людей, независимо от возраста и состояния здоровья, посадили в самолеты и доставили в лагеря, расположенные в штатах Орегон, Невада и Аризона. Кроме них, повестки о мобилизации получили все, кто хоть раз в жизни видел лошадь. Узнав о беде, постигшей Америку, правительство Мексики предоставило по ленд-лизу несколько полков кавалерии.

В те дни страна внимательно следила за ходом боев. «Нагие звезды Голливуда сражаются с гнуррами!» — кричали газетные заголовки над огромными, во весь лист, фотографиями. Генералу армии Полларду, Джебу Стюарту, Маршалу Нею, Велизарию, атаке кавбригады под Балаклавой и «Школе конного боя без оружия» был посвящен специальный выпуск «Лайф». Ссылаясь на достоверные источники, «Джорнел-Америкен» сообщал, что в Форт-Рейли, штат Канзас, видели призрак генерала Кастера, входивший в офицерский клуб.

На шестой день генерал Поллард имел в своем распоряжении величайшую в истории конную армию. Разумеется, дисциплина и строевая выправка солдат и офицеров оставляли желать лучшего. Но всадники рвались в бой, и…

— …и больше нас не обманут грязные политиканы! — заявил генерал на пресс-конференции в Фениксе, в штабе действующей армии. — Длинноволосые «теоретики» не заставят нас отказаться от принципов военной науки, испытанных временем! Впредь мы не доверим национальные ценности всяким проходимцам!

Водя острием сабли по оперативной карте, генерал говорил:

— Стратегия наша проста. Обогнув с юга пустыню Мохаве, гнурры вторглись в Аризону. В Неваде крупные силы противника нацелены на Рино и Вирджиния-сити. Но главный удар, похоже, обрушится на границу Орегона. Как вам известно, у меня свыше двух миллионов сабель, то есть, около трехсот дивизий. Через час мы выступаем. Нам предстоит контратаковать неприятеля на севере, на юге и в центре, опрокинуть его и обратить в бегство. Затем, когда большая часть оккупированной гнуррами территории будет очищена, Папа… виноват, мистер Шиммельхорн сыграет на своем инструменте, и в бой вступят передвижные радиостанции.

Генерал дал понять, что пресс-конференция закончена, вышел из штаба, вскочил на гнедого мерина — подарок жителей Луисвилля — и отправился на фронт.

По свидетельствам очевидцев и мнению историков, в Войне с гнуррами генерал Поллард проявил себя инициативным, энергичным полководцем, а также величайшим знатоком непреложных принципов стратегии и тактики. Хотя впоследствии завистники из Пентагона наградили его кличкой «Полл-Скотогон», факт остается фактом — за пять недель он добился полной победы. (Надо сказать, правительство Бобовии утвердило «Пятилетний план обеспечения населения брюками» лишь спустя несколько месяцев после этого события). Доблестные всадники генерала Полларда неудержимо теснили гнурров. Пронзительный писк перепуганных зверушек слышался на много миль вокруг. По ночам от их мерцания было светло, как днем. На юге гнурров удалось сбить в тесное стадо, и три радиостанции на колесах заставили их исчезнуть. На центральном участке фронта потребовалось семнадцать радиостанций, а на северном хватило двенадцати. Мощный громкоговоритель, установленный на машине, разом очищал от гнурров несколько квадратных миль. Правительство не жалело наград для многочисленных героев, а Джерри Колливера, потерявшего в сражениях четыре пары брюк, сам генерал Поллард произвел в офицеры.

Избежавших окружения гнурров вскоре переловили кошки. А что касается нарушений воинской дисциплины, которыми сопровождалось шествие победоносных войск через города с обнаженными жительницами, то ликующие обыватели вскоре попросту забыли о них.

Выиграв компанию, Папа Шиммельхорн и генерал Поллард отправились в Вашингтон. Оба выезжали тайно, опасаясь охваченных восторгом толп, но тем не менее, чтобы расчистить для них путь, едва хватило трех конных полков — в полном составе и с саблями наголо. Наконец, герои добрались до Пентагона. Рука об руку прошли они по коридорам и остановились у двери в кабинет генерала Полларда. Благоговейно коснувшись гнурр-пфейфа, генерал произнес:

— Папа! Мы с тобой делали историю. И впредь будем делать, черт бы меня побрал!

— Йе, — подтвердил старый часовщик и подмигнул генералу. — Будем делайт, только не сегодня. У меня свидание с Кэти. А для тебя, зольдатик, она пригласить подружка. Ну как, кутнем?

Генерал Поллард поколебался.

— А это не отразится на дисциплине войск? — спросил он.

— Не волнуйся, зольдатик. Мы не сказайт никому. — Папа Шиммельхорн засмеялся и распахнул дверь.

За дверью стоял массивный генеральский стол. Возле стола вытянулся по струнке бригадный генерал Хансон. У стены стояли Кэти Хупер и Джерри Колливер. Лейтенант Колливер самодовольно улыбался, обнимая Кэти за талию.

А в любимом кресле генерала восседала чопорная дама в длинном темном платье и постукивала зонтиком по лежащему на столе пресс-папье.

Увидев эту даму, Папа Шиммельхорн остолбенел. Она оставила в покое пресс-папье и ткнула зонтиком в его сторону.

— So! — прошипела дама. — Ты думайт, что сумел убежать? С любимый фагот кузена Антона? Чтобы играйт на нем мышам и докучайт военным девушкам? — дама повернулась к Кэти Хупер, и они обменялись многозначительными взглядами. — Очень хорошо, что ты позвонил, девушка, — продолжала дама, обращаясь к Кэти. — Ты есть умница. Умейт разглядеть волка в овечий шкура!

Она встала, подошла к Папе Шиммельхорну и вырвала у него из рук гнурр-пфейф. V-образный кристалл выскользнул из мундштука и хрустнул у нее под каблуком. Никто даже глазом не успел моргнуть, а вмешаться и подавно.

— Все! — заявила дама. — Никаких гнурров. Никаких голых задниц. Баста!

Схватив папу Шиммельхорна за ухо, она повела его к двери, приговаривая:

— Домой, домой. Ты здесь ухлестывайт за зольдатка, а дома пора делайт ремонт.

Папа Шиммельхорн не сопротивлялся.

— До свидания, — удрученно попрощался он. — Я должен идти домой с Мама Шиммельхорн. — Однако, проходя мимо генерала, он подмигнул ему и шепнул на ушко: — Не волнуйся, зольдатик. Я опять убегайт. Я же гений!

Примечания

1

Так (нем.).

(обратно)

2

Е — день победы над Германией во второй мировой войне, J— день победы над Японией.

(обратно)

Оглавление



  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии