Из сборника "Босоногий февраль" (fb2)

- Из сборника "Босоногий февраль" (пер. Марк Абрамович Белорусец) 11 Кб (скачать fb2) - Герта Мюллер

Настройки текста:




Холодные утюги

Маленький серый человек идет с краю парка. Наверху среди деревьев.

Маленький серый человек носит два твердых ботинка, будто два холодных утюга.

Маленький серый человек ведет на прогулку непутящий пиджак, порожнего пса и две бутылки молока.

Маленький серый человек останавливается между высоких деревьев. Он слушает.

Ветер выдвигает крышку его черепа.

Ветер задвигает крышку его черепа.

Ветер выдвигает и задвигает крышку его черепа.

Ящерка

Спина отдана голой на произвол дикости.

Элиас Канетти

Листья веяли в неверном свете, будто за их спинами с тонкими прожилками смерть не впивалась черно и беззвучно в черенки.

Деревья издавали звук.

Но молодая женщина, шедшая под деревьями по асфальту, шла, словно полагая, что идет в тишине.

Походка выдавала, что она размышляла на ходу.

Если бы каблуки туфель не были такими твердыми под ее пятками, она пошла бы голой, белея икрами, по световым бликам.

Если бы она не оглянулась неожиданно, на миг, не упали бы ей на лоб волосы.

Если бы мужчина позади с черными, как закрытый гроб, штанинами не увидел ее уха, приросшего ниже кромки волос, не приблизился бы он к ее спине.

Если бы она не всматривалась в его сведенную судорогой плоть всем лицом между корнями ногтей большой руки, не проскользнула бы к ней в живот страсть, как ящерка под камень, наутро еще со вчера и с вечера уже на завтра. Тогда под спинами листьев с тонкими прожилками однажды в темно-зеленый тесный день проплыл бы мимо, без нее, закрытый и пустой гроб.

И не затронул ее спины.

Посреди лета

От края леса идет по полю зеленый человек. Затылок у него наголо острижен.

У зеленого человека за спиной зеленый рюкзак. Из рюкзака выглядывает заячья голова. Возле ушей, застыв, чернеет прилипшая кровь.

У зеленого человека на голове зеленая шляпа. Вокруг тульи шелковая лента, за ней эдельвейс и перо.

Перо ошалелой курицы.

Оно не шелохнется, будто посреди лета у ошалелой курицы в лесных зарослях или на ровном поле уже не было времени, чтобы вскрикнуть.

Переступив через виноградные лозы, Карл хотел покинуть эту страну.

Ветер дул в живую изгородь. Ивовая листва открывалась. Во двор заходило поле.

Когда кончалось ненастье, деревья дымились.

Ореховое дерево оставалось холодным. Ночью орехи падали на крышу и раскалывали себе черепа. Ночью закручивал белые граммофоны дурман. От него шел горестный запах кожи покинутых женщин. Хорек споро душил курицу.

Утром среди зеленых скорлуп валялись на булыжнике обнаженные ореховые мозги.

Циннии гляделись каждое лето по-разному. Карл видел, как ночью они шли к другим цветам.

Цвел связками вуалей картофель. Ряды были посчитаны. На исходе лета останавливалась перед домом телега. Лошади жевали траву. На телегу мужчина нагружал картофель и сдавал его государству. Яйца заносились в ведомость потребкооперации.

У свеклы были зеленые уши. Свеклу отправляли осенью на сахарный завод.

Сливовые деревья подлежали учету как общественные.

Прутья для метел с жесткими усами были записаны за промкооперацией.

Три года назад Карл хотел уехать в горы. Прежде, чем Карл возвратился из деревни домой, его отец повесился в сарае. Карл увидел перед колодцем отцовские ботинки. Незадолго до смерти висельник еще подумывал утопиться.

Два года назад Карл хотел уехать к морю. Ежедневно почтальон перебрасывал через ворота газеты. Пенсию он Карлу не нес.

В прошлом году налоги были большие, и пенсии Карла не хватило. Двадцати лет штамповки болтов не хватало на один отпуск.

В минувший год огород принадлежал Народному совету.

Потом пришли звать на субботник. Потом пришел счет на электричество. Потом пришли из похоронного бюро.

Сберегательная книжка Карла была пуста и подобна снегу. Деньги ушли в дрова на зиму.

Когда растаял снег, во дворе крикнул цыган. Он менял кухонную посуду на старые перины. Уходя, он захватил очки Карла с собой.

Карл хотел покинуть эту страну. Он обратился с ходатайством к властям.

Летом приехал брат Карла и привез 8 тысяч марок. Еще ровно столько же выложило за Карла бедным властям правительство всеобщего благоденствия.

Поздней осенью прибыли землемеры из города. Они превратили дом в сумму равную двум месячным зарплатам. Карл перепроверил. Его легкие гнали ярость в сердце. На деньги, полученные за дом, Карл купил зимнее пальто.

Из сарая он достал топор. Медленно падал во дворе снег. Карл в зимнем пальто