Перескочить к меню

Оды на злобу дня. Часть 3 (fb2)

- Оды на злобу дня. Часть 3 (а.с. Оды на злобу дня-3) 142K, 44с. (скачать fb2) - Леонид Александрович Каганов (LLeo)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Леонид Каганов Оды на злобу дня. Часть 3


1. Про водку и грабли

Вскоре в Москве с 10 вечера до 10 утра крепкий алкоголь официально купить не удастся. Пока закон еще не вступил в силу, блогеры его обсуждают, продавцы придумывают, как обойти запрет, а Леонид Каганов написал оду.


С плеч свалилось вековое бремя, и исчезла головная боль: будет запрещен в ночное время для продажи крепкий алкоголь! Господи, какое это счастье, новый свежеизданный указ! Хороша страна, в которой власти бережно заботятся о нас! Кто-то саркастично скажет: «да, блин…» Я не спорю, есть такой момент. Но ведь наступить на эти грабли в жизни должен каждый президент!


Такова традиция, ребята. Алкоголь — чудовище, дракон. Как-то с ним уже боролись в Штатах, учредив в стране сухой закон. И не то чтоб стало меньше пьяных, но какая мафия взросла! Сколько стало гангстерских романов, кинофильмов, пьес, и все дела! Расцвела культура и искусство! У теневиков поперла мысль! А у граждан появилось чувство, что отныне жизнь имеет смысл. Появилась тайна в доме каждом, стала жизнь опасною игрой. Выпить — стало подвигом для граждан, и, конечно, каждый стал — герой. И, сообразив, что все, кто пили, пьют теперь подпольный алкоголь, там закон, конечно, отменили, осознав, что эффективность — ноль.


Это — там, в Америке, однажды. Нам их скромный опыт не указ. Творческая сила наших граждан в этом смысле круче в сотни раз! Мы же всё сметаем как волною, только доступ к водке нам прикрой. Помню, как-то запретил спиртное самодержец Николай Второй. И такое начало твориться — и верхи воспряли, и низы! Разом опустели психбольницы! Смертность поуменьшилась в разы! Все убийства, грабежи, растраты сократились так, что прямо ах! И активность пролетариата обострилась в заводских цехах, как гласили заводские сводки. Тут бы жить да радоваться всласть! Но на третий год запрета водки люди свергли и царя, и власть.


Пронеслись года, и в сводках снова: смертность, вырождение, беда. И опять приказом Горбачева водку запретили, как тогда. Благо разлилось во всей Отчизне! Там, где был застой, упадок, тлен, цифры продолжительности жизни поднялись, как, извините, член! Поднялась рождаемость, здоровье! А болезни двинулись на спад! Всюду рост труда и поголовья у совхозных и колхозных стад. Всюду жизнь, здоровье и пир духа! Небывалый взлет труда и муз! И почти что кончилась разруха! Только развалился весь Союз. В ходе, как всегда, переворота. И опять — анархия, развал… И сегодня ссыкотно мне что-то: я бы в третий раз не рисковал.


Дмитрий Анатолич! Вредно пить, и — алкоголь для нации беда. Но в стране история событий что-то идентичная всегда. Не спешите, а сначала взвесьте: запретить продажи по ночам… штрафовать за пиво в людном месте… промилле убрать по мелочам… И народ, конечно, перебьется. И поздоровеет. Но смотри: вдруг оно и в этот раз взорвется, как обычно, года через три?


И притом — отличная находка, остроумней даже не найти: запретить в стране продажу водки каждый вечер после десяти! Вот мужик пахал в труде и поте, и усталый завалился в дом. Выпить? Выпьешь завтра на работе! Потому что можно только днем! Либо — дуй к ближайшему собору и покайся батюшке навзрыд. Он в ответ нальет тебе кагора (ритуал причастия велит). Тут, себя почувствовав счастливым, ощутив в душе слегка уют, дуй скорей к ларьку догнаться пивом — пиво по ночам еще дают. Даже то, где градусов пятнадцать. Либо пару — градусов по семь. Этим можно запросто догнаться: хорошо, но всё же — не совсем. И тогда поможет человеку то, что людям призвано помочь. Это, разумеется, аптека. Местная. Дежурная. Всю ночь. Там ограничений не бывает! Там в любой момент всегда найдешь! Широка страна моя родная, поросла боярышником сплошь! Спирта больше, чем в грузинской чаче, а цена — одиннадцать рублей. Кучу пузырьков бери без сдачи и лечись, мужик. И не болей! Год лечись, другой лечись, и скоро — снова как по нотам в третий раз неизбежно выстрелит «Аврора», наведясь на Кремль по ГЛОНАСС.


И когда указом новой власти по стране введут сплошной ислам… Тут-то россиянам будет счастье (тем из них, кто понаехал к нам). Но страна при этой власти странной проживет лишь пару-тройку лет, так как, в соответствии с Кораном, водке тоже однозначно «нет».


Снова залп «Авроры» по мечетям… Снова смена власти у руля… Ну и после станут даже детям водку наливать по три рубля — лишь бы люди не поднялись снова с вилами, стабильности грозя… Дмитрий Анатолич, право слово: с алкоголем здесь шутить нельзя.

2. Про Путина и серого кита

25 августа в бухте Ольги на Тихом океане премьер России Владимир Путин из арбалета попал стрелой в серого кита. Леонид Каганов не мог пропустить такой поэтичный образ.


В час предутренний вначале мир был полон красоты. Лишь взволнованно звучали на обветренном причале крики чаек с высоты. Буря мглою небо крыла — так, как кроет каждый год. Но сегодня в этом сила необычная сквозила для таких морских широт. В это утро солнце встало — как на праздничный показ. И рассвет красивый, алый был не то чтоб запоздалый — раньше нужного на час. Будто к встрече приготовясь, размышляя лишь о ней, и томясь, и беспокоясь часовой камчатский пояс затянулся поплотней. Альбатрос, паривший лихо, вдруг на землю сел как лох. Все шумы в природе стихли. Океан и так был Тихий, а теперь совсем заглох.


В этот миг, как в доброй сказке, черный, глянцевый на вид, под водой зажмурив глазки, к нам от берега Аляски плыл огромный старый кит. Плыть осталось недалече, впереди бурлил прибой. Погружая в воду плечи, кит не знал, какая встреча уготована судьбой. Кит судьбы не знал, конечно. И не знал, что крепко влип. Плыл вальяжно, плыл беспечно — так по полосе по встречной прет с мигалкой черный джип.


Вскоре кит заметил близко корпус лодки надувной. Выстрел показался писком, и вонзилась зубочистка за плавник его спинной. Что всерьез кита задело: должен быть всему предел! Это что еще за дело, чтоб в мое большое тело кто-то выстрелить посмел? Хоть была пустячной рана, выдав разъяренный стон, кит взлетел над океаном, чтоб обрушить как тараном на мерзавца тридцать тонн.


Раздавить — и нет вопросов! Кит решительно готов ткнуть подонка в воду носом: обнаглели эскимосы, нападают на китов! Осенью, весной и летом, и конечно же зимой, в этой бухте, в месте этом идиоты с арбалетом задолбали — боже мой! Не дают китам прохода мимо русских берегов! То говно сливают в воду, то чиновник на охоту выйдет пострелять китов.


То туристы за баблосы поплывут гарпун кидать. Или нефтяные боссы. Или выйдут эскимосы, не сумев жратвы достать.


Но чтоб внаглую? На лодке? С арбалетом на плече? То ли парень выпил водки, то ли нынче на Чукотке нет продуктов вообще! Раздавлю мерзавца к черту! Проучить пора их всех! Сверху пузом — хрясь по борту! И поганца в воду мордой! — думал кит, взлетая вверх. И хоть глаз на суше мутен и дает нечеткий вид, смотрит кит: охотник чуден! Боже мой, да это Путин!!! — так и сел на воду кит.


Настоящий! Как из сказки! Яркий нимб над головой! В теплых валенках, в аляске! Добрые моргают глазки! Путин! Путин! Как живой! Здесь не может быть ошибки! Эту позу, этот вид, эту добрую улыбку с детства знают даже рыбки, и уж точно каждый кит! Путин! Господи! Так близко! Замер кит — ни жив ни мертв. До истерики, до визга страшно Путина обрызгать, а не то что смыть за борт! Замер, лег на воду грудью: кит испуган, кит дрожит. Господи, такие люди! Что теперь со мною будет? Мне конец! — подумал кит. Путин! Путин будет кратким! Ох, несчастье! Ох, беда! Сердце бьется как в припадке: если б в теле были пятки — то оно б ушло туда. Впереди — тюрьма и плаха, тяжела моя вина. Всё. Конец. Пошло всё прахом. Кит описался со страха — стала желтою волна. Стыд и страх! И муки ада! Кит убит своей виной. И поднять не смеет взгляда на того, который рядом, в яркой лодке надувной…


И в тот самый миг — поверишь? — Путин вдруг захохотал: «Страшно? Ну плыви теперь уж! Хорошо нырять умеешь!» — только это и сказал. И добавил, как мессия, заглянув в китовый глаз: «Это просто биопсия. Я теперь китам России прививаю чип «ГЛОНАСС»».

3. Ода баблу

Мэр Москвы Юрий Лужков написал письмо премьер-министру Владимиру Путину, в котором просит 4 трлн руб. на избавление Москвы от пробок. По этому случаю Леонид Каганов посвятил оду баблу.


Обстановка по России сложная: пробки, нищета, и все дела. Но у нас страна не безнадежная — надо только выделить бабла. Знает каждый эффективный менеджер: если, скажем, сели вы на мель, взял бабла — и нет проблем. Ведь это же — рыночная главная модель. В этом главный фокус экономики: "Дайте нам бабла?" — "Конечно, дам!" Про бабло в любом научном томике — Энгельс, Маркс и прочий Смит Адам.


Если нету сил с работой справиться или просто лень махать кайлом, это не причина, чтоб печалиться, — это все решается баблом. У бабла такое свойство главное, что само работает оно. Страшно было жить в эпоху давнюю, где бабло не изобретено! Но теперь возможно город выстроить, развести сады, прорыть канал — за бумажки с водяными цифрами или, прости господи, безнал. Главное — не быть такими робкими, не мельчить, подписывая акт. Вот Лужков решит проблему с пробками за четыре триллиона. Факт. Он сказал — и в это очень верится. Пробки надоели москвичам — нынче-то по улице проехаться можно разве только по ночам. Да и то — на МКАДе в ночь безлунную я не раз стоял часок-другой. Так что дело важное и умное. И бюджет не слишком дорогой.


Сумма эта, хоть и длинно пишется, но отнюдь не с потолка зато: ведь четыре миллиона движется по Москве водителей авто. Там — четыре, здесь — четыре. Мистика? Нет, математический закон: просто умножаем по статистике мы число машин на миллион. Это — честно. Это — не обидели. Миллион годится в самый раз, чтоб машины выкупить у жителей — кто ж за миллион-то не продаст? Не продаст, конечно, мент, таможенник, депутат, бандит, судья и вор: "Майбах", "Мерседес" с салоном кожаным… нет, за миллион — не разговор. Пусть они по-прежнему катаются. Сколько их? Допустим, тыщи две. Остальные без машин останутся, и не будет пробок по Москве! Все получат миллион без малого (минус подоходный и налог). И пойдут в метро, добро пожаловать! И зачем строительство дорог? А какая будет экология, воздух, тишина и благодать! А машины старые убогие тоже можно где-нибудь продать. И купить чего-нибудь хорошего. Или положить в бюджет Москвы. Кто ж не купит старые за дешево? Купят все. И я куплю. И вы.


Хватит строить и играть налогами. Мы проблемы устраним дотла! Для начала — дураков с дорогами. Нам бы только выделить бабла. Сразу много, а не сумму куцую. Для борьбы с проблемами и злом. Кстати, можно победить коррупцию — тем же самым способом: баблом. Не тюрьмой, не слезными плакатами. Сколько можно плакать и тупить? Каждого, кто жить привык откатами, надо просто взять и подкупить! Дать бабла замешанным в коррупции, подкупить их, суммою маня, — чтобы честно выполняли функции начиная с завтрашнего дня. Дайте им бабла! Открыто! В белую! Любишь взятки? Правда? На, возьми! За бабло они что хочешь сделают — даже станут честными людьми.


Верится с трудом? А ведь, по сути, ну — только так решаются дела. Захотел бабла — и пишешь Путину: "Я чиновник. Я хочу бабла. Ведь с моими скромными зарплатами жить, как я хотел бы, тяжело. Я бы мог и дальше брать откатами, но уж лучше дайте мне бабло. Мы же, так сказать, не пролетарии, в нищете работать не должны. Я там приглядел дворец в Швейцарии. Просто дайте денег из казны. И супруге для большого бизнеса. Детям, внукам, родственникам всем. Чтоб жена попала в книгу Гиннесса и с деньгами не было проблем. А когда отступит призрак бедности, я возьмусь за честные труды. Я ж откаты, взятки — не от вредности, я же это просто от нужды! Путин, дайте денег, очень хочется!" И ответит Путин: "На, бери!" И у нас коррупция закончится, просто исчерпавшись изнутри. И наступит чистота кристальная, честность встанет во главу угла. До чего все просто гениальное! Просто надо выделить бабла.

4. Где Малахов?

Исчезновение телеведущего Геннадия Петровича Малахова стало одной из самых обсуждаемых тем прошлой недели. Леонид Каганов тоже не смог удержаться.


Мир пел и плакал на ветру, рыдал с размахом. Ушел из дома поутру, пропал Малахов. Ушел из дома босиком смышленый парень. Опарыш в чашке с кипятком лежит запарен. Остыла в баночке моча. Засохла брюква. Продюсер бегает, крича плохие буквы. По телецентру слышен плач тоски и страха. Готовы к съемкам передач, но где Малахов? Елена Проклова ревет в потеках туши. Кто мухоморов наберет, научит кушать? Народ, леченье прекратив, в испуге замер. Слезами залит объектив у телекамер. Беда нависла над страной — большая очень. Грустит очередной больной, лечиться хочет. Уже готово все как есть, пора лечиться. Расчесана собачья шерсть для поясницы. Для голодания лежит пустая миска. Быть может, скоро прибежит? Быть может, близко? В болотах пьявки бьют хвостом по водной глади. Быть может, где-то под кустом лежит Геннадий? Быть может, бродит меж осин — устал, нахмурен? Стоит не выпит керосин. Банан не скурен. Не сунут в попу огурец от геморроя. Ушел на дачу? Во дворец? Скорей второе.


Что нам какой-то Гиппократ и Авиценна? Малахов круче во сто крат! В нем все бесценно! Таких блистательных харизм не сыщешь боле! Он нам снимал метеоризм, шизу и боли! Он рассекал обычный лук на половинки и исцелял любой недуг — от ВИЧ до свинки! Он так, чтоб понял и дурак, с телеэкрана легко лечил понос и рак, запор и раны. Лечил типун на языке, мозоль и прикус. Лечило все в его руке — и гвоздь, и фикус. Смиренным делался микроб и не заразным. Лечилось все: от стертых стоп и до маразма. Ударом по башке ведром (пустым, конечно) он даже Дауна синдром лечил успешно. Малахов отучал народ лежать в больницах. Он мазал кетчупом живот, пупок — горчицей. Нас лечит взгляд его стальной, как на иконе, он сам и доктор, и больной в одном флаконе. Втерев в суставы масло, квас и простоквашу, он мог бы вылечить и вас, и матерь вашу. Он брал репей, и зверобой, и хвост собачий. И костыли бросал слепой. Вставал незрячий. Он всех лечил за полцены — кого угодно. И пенсионный фонд страны дышал вольготно. Он бог, и гений, и герой, Джордано Бруно! Он Кашпировский, Грабовой, Чумак и Джуна! Он отпускал болезнь и грех, кормил нас хлебом. Он, исцелив с экрана всех, вознесся в небо.


Страна и стонет, и вопит: где наш Малахов? А вдруг украл его шахид, слуга Аллаха? А вдруг украсть его велел бандит бен Ладен? Ведь он, мы слышали, болел, дышал на ладан? А может старенький Фидель, давая дуба, призвал его в свою постель, увез на Кубу? А может, что-то с ним стряслось? Несчастный случай? В лесу напал безумный лось и еж колючий? А может, даже не в лесу, на дальней даче он пальцем ковырял в носу, и вывих, значит? Он к пальцу применил лопух, обмазал флорой, но палец все равно опух — не вызвать скорой, распухшим пальцем не набрать известный номер, осталось только помирать, он взял и помер?


А может, съел не тех грибов? Говна и лука? А может, у него любовь? Тоска и мука? Повис в петле среди осин взлетевшей птичкой? А может, выпил керосин да чиркнул спичкой? А может, хвощ и чистотел втирая в плечи, он камни вывести хотел, да вывел печень? А может, глубоко дыша отваром дуба, чихнул — и вырвалась душа сквозь рот и зубы?


Рыдает пресса, всюду стон, болеют люди. Пропал Малахов! Где же он? Что с нами будет? И лишь вахтер под сотню лет сидит смеется: он просто вышел в туалет, сейчас вернется. Зачем истерика, трагизм, деза и враки? Он просто чистит организм. Выводит шлаки.

5. Холмс, Ватсон и кто-то третий

Каждый, кто следит за новостями, знает: британский суд перенес на следующий год рассмотрение вопроса об экстрадиции российского бизнесмена Евгения Чичваркина. Но только Леонид Каганов знает, что осталось за кадром.


Утро. Лондон. Бейкер-стрит. Цветы жасмина. Трубка, тапочки, овсянка, старый плед. Шерлок Холмс сидит с макбуком у камина и неспешно мониторит интернет. Рядом ерзает, не зная чем заняться, пролистав подшивку "Таймс" и стопку книг, неизменный благородный доктор Ватсон — друг, и спутник, и отчасти ученик.


"Милый Ватсон, — начал Холмс, — а не хотите заключить со мной пари на пять монет? К нам идет один забавный посетитель…" "Не идет! — воскликнул Ватсон. — Спорим, нет!" "Спорим, да, — продолжил Холмс, — мой милый Ватсон, у него очки и черный дипломат…" В этот миг в дверях возникла миссис Хадсон: "Господа, к вам посетитель мистер Уатт. Говорит, что у него к вам срочно дело. Говорит, скажите Холмсу: мол, встречай. А еще не вытер ног, следов наделал и зачем-то дал сто баксов мне на чай". Холмс ответил: "Что ж, несложно догадаться. Вы мне, Ватсон, проиграли этот спор. Приведите господина, миссис Хадсон, но следите, чтоб чего-нибудь не спер".


"Добрый день, наш незнакомый посетитель! — начал Холмс, как только гость возник в двери. — Сядьте в кресло и, пожалуйста, молчите. Милый Ватсон! Я готов держать пари, он принес нам в дипломате пачку денег. На руке его безвкусные часы. Он приехал в Лондон в прошлый понедельник, захватив поддельный паспорт и усы. Он нам скажет, что пришел по делу лорда, и покажет нам поддельный документ. Но взгляните, милый Ватсон, в эту морду: перед нами характерный русский мент!"


"Холмс, но как же удалось вам догадаться?! — крикнул Ватсон. — Ведь задача нелегка!" "Вы, должно быть, не читали, милый Ватсон, мой учебник про ментов отдела «Ка». Но позвольте мне продолжить по порядку. Этот гость сегодня ездил в Скотленд-Ярд. Где пытался предложить большую взятку — фунты, доллары, счета кредитных карт — и был выставлен за дверь констеблем Биллом, и ломился снова с криком «пидарас!»"


"Холмс, откуда же вам знать, что это было?!" — "Милый Ватсон, у него подбитый глаз. Сэр наш Лейстрейд — он ведет бездарно розыск. Он — он джентльмен. И, что ни говори, если видит взятки, хамство и угрозы, просит Билла гнать мерзавцев от двери. Так, поссорившись с полицией английской и поняв, что поручение горит, он решил искать успеха в частном сыске и приехал к нам сюда, на Бейкер-стрит. Во дворе он помочился прямо в арке — эти капли на ботинках здесь и там. Он явился к нам с вопросом, где Чичваркин. И почем его в Россию сдать ментам. Там хотят его найти уже три года, но у них не получается пока. Там Чичваркин свой законный бизнес продал и не дал его забрать отделу «Ка». Чем и вызвал недовольство и досаду. И они опять отправили гонца с просьбой сделать на Чичваркина засаду и отправить к ним посылкой подлеца".


"Холмс, надеюсь, вы помочь им не хотите?" — "Что вы, Ватсон, милый друг, конечно нет!" "Шоб ты сдох!" — сказал по-русски посетитель, плюнул на пол и покинул кабинет.


"Шерлок Холмс, я потрясен! — воскликнул Ватсон. — Превосходно! Гениально! Боже мой! Как так быстро удалось вам догадаться, применяя дедуктивный метод свой?" "Милый Ватсон, вам бы тоже удалось бы — догадаться, если было б вам не лень. Эти люди со своей нелепой просьбой к нам приходят регулярно, каждый день".

6. Ода к радости Басманному суду

Каждый, кто следит за новостями, знает: британский суд перенес на следующий год рассмотрение вопроса об экстрадиции российского бизнесмена Евгения Чичваркина. Но только Леонид Каганов знает, что осталось за кадром.


Москва не Лондон, город в целом сраный: в метро воруют, а в подъездах ссут. Зато здесь расположен суд Басманный — он самый, сука, справедливый суд! Пока он с нами — нам все беды похуй! Пока он здесь — проблемы ерунда! Я дико счастлив жить в одну эпоху с величием Басманного суда!


У них на лицах чистота и честность, над головами золотистый нимб! О славься, славься, всей стране известный Басманный суд, и все, кто там над ним! Мне хочется дарить присяжным розы, и гимны им слагать за просто так, когда объявлен в федеральный розыск очередной зарвавшийся мудак! Cпасибо вам за ценные подарки: дышать теперь свободней, воздух свеж: Евгений Александрович Чичваркин с позором убегает за рубеж! Присяжным розы? Да чего там розы! Мы судьям ноги целовать должны! Ведь столько лет Чичваркин был занозой под черным трудовым ногтём страны! Он был коварный враг, а не бездельник, он вечно был на подлости готов. Представить страшно, сколько, сука, денег он спиздил у таможни и ментов! Он всю страну, всех нас позорил, сука! Мир не видал распущеннее сук: он выходил в таких дырявых брюках, что нас говном считает весь Самсунг! Он одевался так не для прикола, а выполнял коварный мерзкий план: чтоб Нокия, ЭлЖи и Моторола не уважали бизнес россиян! Он день за днем нас покрывал позором, нас опозорить так никто не мог: он тусовался с Летовым Егором, он слушал в Ламборжини русский рок, он улыбался, сука, как не надо, он журналистам излагал хуйню! Он был у нас в раю библейским гадом и подрывал устои на корню. По праздникам он конкурентам главным хуи на батарейках рассылал. Он скромницам московским православным раздеться за мобилку предлагал — прилюдно. А они и рады, дуры! Но главное — ведь если посмотреть, в какую жопу он вогнал культуру, придумав рифму к слову "Евросеть"! Мамай и Гитлер, Бонапарт и Сталин не нанесли духовности вреда, а как пришел Чичваркин — люди стали произносить в рекламе "хуй/пизда"! Подлец Чичваркин как-то выдал это — и всё, пиздец. Отныне и везде духовность Блока, Пушкина и Фета пошла в каком-то смысле по пизде. Но хуй бы там с духовностью России, на это наплевать и растереть… Но, боже, сколько денег мы носили в палатки с желтой дверью "Евросеть"! Мы вычищали тумбочки, копилки, и всё несли ему за годом год! Мы клали наши деньги на мобилки, а он, упырь, жирел за наш-то счет! Он покупал себе автомобили, водил жену и сына в кабаки… А мы… а мы носили и носили ему свои рубли как мудаки! Мы б ничего подонку не сказали, когда б в углу, под лестницей, в говне держал он просто точку на вокзале. А, блядь, не Евросеть по всей стране! Живи как все, кури плетеный веник, делись с друзьями, что тебя пасут. Чичваркину не нужно столько денег! — постановил на днях Басманный суд. Басманный суд! Ты самый лучший в мире! Ты против всех, кто служит Сатане! Айда мочить Чичваркиных в сортире, не нужно олигархов нам в стране! Собрать их всех и на углях изжарить — они ведь столько денег нам должны! Мы не позволим бизнесу кошмарить своим размахом жителей страны! Басманный суд, ты мудрый и всесильный! И, кстати, вот еще вопрос ребром: пусть пошлины введут на ввоз мобильных — поднимем наш российский мобилпром!

7. "Войне" — и да, и нет

На прошлой неделе арт-группа "Война" провела очередную акцию — перевернула несколько милицейских машин. Леонид Каганов задумался о качестве российских гражданских перформансов.


У нас в душе не то чтоб нищета. И, говорят, культура еще та, мы самые читающие в мире. И плюс довольно развитый балет. Но как-то за последних двадцать лет в обоих смыслах мочимся в сортире. Допустим, с властью нам не повезло. Допустим, жить и думать тяжело, цензура и лютует, и звереет. Так пишут в интернете. Может быть. На то она и власть — ее любить готовы только в Северной Корее. Итак, решили: власть у нас говно. Говно — и точка. И уже давно в России нет хорошей мудрой власти. И не было-то, в общем, никогда — ни разу за прошедшие года. Ну ладно, власть — говно, а где же счастье?


Вот, скажем, оппозиция у нас. Лимонов — просто старый пидарас. Каспаров — шут ферзей и шаха с матом. Да-да, мы помним: власть у нас говно. Но эти-то? Зюганов, Жирино… блин, чур меня, о них же только матом! Забудем оппозицию и власть — об этом мы болтать умеем всласть, и как-то не мешает нам цензура. Пускай Каспаров ходит буквой "г", а Путин рассуждает о враге, но кроме власти есть в стране культура.


Допустим, существует гегемон. Он пиво пьет, и ссыт в парадных он, и морды бабам бьет, а бабы рады. И с ним все ясно. Но еще у нас имеется элита — высший класс, работники культуры и эстрады. Они в лауреатах, в орденах, у них талант, образованье, нах, они — не гегемон из Минусинска. Они — культура, богоносцы, свет! Чего молчите? Называйте! Нет? Киркоров, Михалков, Божена Рынска… Зачем на них какой-то компромат? Всё на виду — скандалы, драки, мат… Я понимаю, в подворотне гопник. Но здесь-то те же самые дела: Саакашвили Тина не дала, а Михалков кому-то дал поджопник, а Куклачев бежит за кошек в суд… Уверен — и в подъездах тоже ссут на брудершафт, уродуя побелку. У нас культурный, так сказать, очаг — Борисова и Ксения Собчак. И пресса, что поет об их проделках. Ну ладно, понимаю, се ля ви, допустим, обстановка на ТиВи скандальней, чем в строительных бараках. И среди всех богемных россиян интеллигент культуры — Петросян (по крайней мере, не замечен в драках).


Но где у нас, простите, авангард? Быть может, есть какой-то ценный бард, беднягу не пускают на экраны? И бардов ценных нету. Вот беда! Ну ладно, ну а где ж у нас тогда наш андеграунд? Наши хулиганы? Где эти панки, как в любой стране? Которые пошутят на стене, нарисовав такую панораму, чтоб полисмен районный поутру туда войти пытался как в дыру, но бился лишь в бетон башкою прямо? Где те, что наплевав на срок и штраф и клоуна в "Макдоналдсе" украв, отпиливают палец из пластмассы и шлют обратно в свертке из газет с угрозой, чтоб в "Макдоналдсе" клозет открыли снова для широкой массы? Где те, что рельсы красят в цвет земли, чтоб поезда проехать не могли? Где эти смельчаки, что нагло, дерзко с наждачной шкуркой на закате дня тайком крадутся к статуе коня начистить яйца медные до блеска?


Какое там… несчастная страна! У нас арт-группа с именем "Война" кидает смелый вызов против нормы. Но член корявой краской на мосту, что будет ночью виден за версту, — пока предел и юмора, и формы. Там, говорят, художник и поэт. Там, говорят, перформанс и концепт. И уличного творчества вершина. А ведь по сути та же гопота: пиписька на поверхности моста да битая ментовская машина.


И почему-то так у нас во всем. Какую область жизни ни возьмем, у нас две стороны одной медали неразличимы, как куски говна. Как будто сторона всего одна. Как будто нам вторую недодали. Уже неразличимы много лет ехидный стеб и новостной сюжет, певец и гопник, мент и вор в законе. Ни в чем альтернативы не дано: и даже этот стих — и тот говно, и сам я тоже ебанутый Лёня.

8. Что бы нам еще сломать?

Как только мэра столицы сменил врио, возникло предложение демонтировать и перевезти куда-нибудь ненавистный москвичам памятник Петру I работы Церетели. У Леонида Каганова свое видение проблемы.


Порубал Иван-царевич змея, пробудил царевну ото сна, а национальная идея между тем осталась неясна. Сжег в печи лохмотья жабьей кожи, выкрав их, пока жена спала. Акция сработала, но тоже ясности особой не внесла. А проблем добавилось к тому же — был эффект совсем не тот, что ждал: обстановка в доме стала хуже, и возник классический скандал.


Прорубил Иван дыру в заборе и ушел на подвиги с мечом. Срезал все дубы у лукоморья, на одном сундук нашел причем. Разломал Иван сундук на части — даже не мечом, а головой. Думал, в сундуке найдется счастье, а нашелся заяц — как живой. И сказал Иван: мол, эта шутка — несмешная, как плевок в лицо. Зайца разрубил, а в зайце — утка. Утку разломал — а там яйцо. И уже предчувствуя победу, взял Иван минутный перекур. И разбил яйцо — как били деды золотые яйца личных кур. И в ошметках скорлупы и слизи, медленно стекавшей по стволу, наш Иван-царевич, взгляд приблизив, обнаружил ржавую иглу. И рефлекс, отточенный веками, снова в этом случае не спит: бац! — сломал иглу двумя руками (заработав гепатит и СПИД). И убил Бессмертного Кащея, и дворец Кащея сжег дотла. А национальная идея так же непонятна, как была.

А домой вернулся — там все то же: мусор, грязь, поломанный забор, запах жженой лягушачьей кожи и в глазах жены немой укор. Плюнул на пол, выбил дверь ногою и ушел геройствовать в ночи. Пободался с Бабою-ягою — на лопате сжег ее в печи. Сжег избу куриную в нагрузку, а затем, отчаян и жесток, запихал с размаху прямо в гузку Соловью-разбойнику свисток.

А затем вскричал Иван с тоскою: "Господи, ну господи, ну шо? Шо бы нам сломать еще такое, чтобы разом стало хорошо? Где же эта штука? Кто я? Где я? А ведь скоро сказочке конец!" Тут национальная идея стала проясняться наконец. Даже сам Господь расправил руку, гордо обводя родимый край: "Верно мыслишь! Есть в России штука, поломать ее — и будет рай!" В общем, цель, задача и работа — и в быту, и в сказках, и в кино — это взять и поломать чего-то. Но чего — понять нам не дано. И намека не дано нам даже. И подсказок нам не выдал Бог. Пусть, мол, сердце доброе подскажет, пусть, мол, сам покатится клубок…

С этих пор вслепую год от года с колотушкой ходим меж руин. Повезло у Толкиена Фродо — знал чего кидать в Ородруин. Что бы нам такое поломать бы? Но ломаем — и понятно: зря. Вот сожгли помещичьи усадьбы. Вот убили веру и царя, кулака, эсера и кадета, нэпмана, затем большевика. Если кто-то не поломан где-то — значит, не дошла еще рука. Всех переломали, вроде чисто. Счастье наступило? Вот же хер! Ладно, поломали коммунистов. Поломали весь СССР. Если в годы прежнего застоя мы сносили храмы с площадей, то теперь, полив святой водою, разломали статуи вождей. Следом поломали демократов, снова укрепили вертикаль. Что ни поломаешь — все утрата. Что ни поломаешь — будет жаль. Бьемся, бьемся, вкладываем душу, искренне ломаем как никто! Только каждый раз, чего разрушим, все опять окажется не то! Мечемся, как мухи, бестолково, бьемся, как слепые в темноте. Вот недавно выгнали Лужкова, ну а пробки по Москве все те!

Наконец нашли занозу в теле! Вот она, товарищи, ура! Памятник работы Церетели в форме стометрового Петра! Вот она, причина всех несчастий! Вот она, Кащеева игла! Надо распилить его на части! Надо разнести его дотла! Обвалять его в смоле и перьях! Подарить в другие города! И тогда у нас по всем поверьям вмиг наступит счастье навсегда! До небес возвысится культура, возродятся фабрики, кино, и в музей вернется жабья шкура, что спалили мы давным-давно. Пропадут коррупция и пробки, медицина встанет в полный рост… Но никто не слышит голос робкий, а ответ необычайно прост: чтоб Иван-царевич вышел принцем и от бед избавился на раз, поломать-то нужно главный принцип — принцип все ломать, что видит глаз.

9. Червь в Кремле

Губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин написал в твиттере, что во время обеда в Кремле обнаружил в салате дождевого червя. Помощник президента России по международным вопросам Сергей Приходько назвал его запись безответственной и глупой. Леонид Каганов решил разобраться, мог ли (и если мог, то как) червь добраться до Кремля.


Поедая лист салата и его зубами рвя, депутат и губернатор обнаружил вдруг червя. Ну и что такого, братцы? С детства будучи червем, как ему еще пробраться к депутату на прием? По какой еще дороге, по инстанциям каким червь, в пути сбивая ноги, смог бы пообщаться с ним? Он, конечно, некрасивый, у него плохой наряд. Но о них, червях России, много ль слышал депутат? Как живут они? Чем дышат? Что едят? И почему? Даже если письма пишут — кто их передаст ему?


Червь прошел такие дали, босиком весь путь бредя, чтоб поведать, как не дали дождевым червям дождя. Как горел торфяник летом у червей в родном краю, как теперь работы нету — нечем прокормить семью. Как от мая и до мая без отгулов, день за днем, головы не поднимая, роют черви чернозем. Пашут, как пахали деды, роют, строят из дерьма — и без сна, и без обеда, и почти что задарма. А над ними паразиты — мухи, комары и тля… Вот и послан был с визитом от простых рабочих, мля.


С давних пор структура власти и достатка на Руси распределена по масти, как колоду ни тряси. Наверху колоды — бубны: дамы, короли, тузы. Там народ не слишком умный, но богаче всех в разы. На морях зимой и летом в дальних странах греют плешь, их развязные валеты ездят в школу за рубеж. Если даже ты шестерка, но шестерка у бубей, не грозит шестерке порка, хоть кого-нибудь убей. И всегда с бубями вместе в складках золоченых ряс неотступно ходят крести — чтоб крестить с экранов нас. Ну и там, на том же пике, благ земных наевшись всласть, все в наколках бродят пики — беспредельно делят власть. То и дело в прессе крику, что неделя, то скандал: пика выстрелила в пику! Пика пику заказал! Диктор, новость не запикав, строит круглые глаза: кто тузом теперь у пиков вместо прежнего туза? Ну а те, кто в огороде, кто не ходит в интернет, это — черви. Только вроде их у нас как будто нет. Пусть живут себе за МКАДом, а не там, где мы живем. Депутату вряд ли надо побеседовать с червем. А вот этот взял и вылез, произвел большой эффект. До чего же был извилист трудный путь его в буфет!


Там, в полях и перелесках, где навоз и бурелом, снаряжали на поездку червяка родным селом. Чтобы там, в кремлевской башне, добрым дядям наверху рассказать, как нынче страшно жить простому червяку. И гонцу в такие дали деньги всем селом нашли: чтоб жуки проехать дали; откупиться чтоб от тли; чтобы в час лихой и поздний, отобрав шутя билет, не схватил его навозник, закатав на пару лет; короеду чтоб любому взятку сунуть за проезд… А не то вдали от дома он возьмет червя да съест. Помахав знакомым лицам — всем, с кем с детства был знаком, — червь неделю шел к столице по грязи да босиком.


Дальше сто прошений слезных, обещаний дать откат, чтобы пара мух навозных пронесла червя за МКАД. Верить мухам подмосковным невозможно с давних пор: кинули парнишку ровно в центре МКАДа на забор. Сутки червь сидел в засаде, а спасла его фигня: вдруг ГАИ кого-то ради МКАД закрыла на полдня. Дальше путь сложней и круче. Только был червяк не лох: ел с опарышами в куче, жил на чердаке у блох, и однажды утром рано у киоска на земле подружился с тараканом, что имел родню в Кремле. Похмелил. И тот за это переправил червяка к тараканам кабинета МВД отдела "Ка". Там паук его с балкона в гардероб провел. А в нем — шерсть, каракуль и погоны моль жевала день за днем. Моль сперва ругалась грубо, но потом дала совет: провела червя на шубу тетки, что пойдет в буфет. Таракан буфета гордо в кухню указал рукой. Там червю набили морду черви из бадьи с мукой. Тараканы хлебных полок тоже дали в глаз ему. Путь, что труден был и долог, оказался ни к чему. В синяках, больной и лысый, парень плакал в полный рост… А спасла бедняжку крыса, так как он похож на хвост. Запихнув в листы салата, как бы подчеркнув объем, ждать велела депутата — мол, придет вести прием. Там и ждал червяк, не зная, что в России депутат только пищу принимает, а не всех бродяг подряд.


Но в тот день случилось чудо: сильно морщась, рот кривя, депутат со дна посуды взял да выслушал червя! И рассказ, как червь избитый сам пришел к нему в буфет, депутат запостил в "Твиттер" и отправил в интернет. У столицы сдали нервы, пресса ощутила зуд: есть в стране, выходит, черви, и куда-то там ползут! И тогда на депутата кто-то сверху крикнул: "Эй! Мы лишим тебя мандата! Сука, нет в стране червей!"

10. Случай с переписчиками

Россия переписывает население. Владимир Путин и его супруга в бежевых свитерах на бежевом диване показывают народу пример, а Леонид Каганов посвящает оду чудесам, происходящим во время переписи.


Рано утром в воскресенье шум в парадном слышится: переписчик населенья встретил переписчицу. Кто мне в доме помогает переписывать жильцов? Кто по лестницам шагает меж бутылок и шприцов? Это мой рабочий сектор! Это мой панельный дом! Мне в училище директор поручил работать в нем! Снял меня со всех занятий, дал мне ручку и листы, я неделю здесь, и — нате, вдруг пришла зачем-то ты! Я за каждую квартиру получаю два рубля! Я уже почти полмира записал в тетрадку, бля! Я стучусь в любые двери, что на каждом этаже; пару раз кусали звери; морду били мне уже; а один мужик в припадке с воплем "ты мешаешь спать" изорвал мои тетрадки, и пришлось ходить опять. Я встречал такие лица, что в гробу не видел мир. Мне до смерти будут сниться обитатели квартир. Двери на мои вопросы открывали пару раз лица с щелью вместо носа, без ушей, бровей и глаз.

Мне такие факты лица говорили о себе, что сложилось по крупицам уникальное досье! Просишь написать в бумажке, кем служил и как зовут, — так в любой пятиэтажке три Гагарина живут! У меня сейчас по сути переписаны как есть сто один Владимир Путин и Наполеонов шесть! Мне в тетрадке юн и весел, невредимый и живой расписался автор песен исполнитель Виктор Цой! На вопросы о работе скромно отвечая "маг", подписался Гарри Поттер, показав при этом фак. И теперь уже нескоро я осмелюсь, видит бог, вымыть руку — ту, которой я звонил в его звонок!

А уж с датами рождений — это просто чудеса. Есть двухтыщелетний гений, разорвись мои глаза! Объяснил он мне серьезно: его мама родила в год ноль-ноль, в февраль морозный тридцать первого числа. Дату выписал с усмешкой, покрутил на пальце ус, написал "Хрестос", помешкал и добавил: "Иесус".

Это все район — Капотня, кто бы мог предположить! Сто хрущевок, срань господня, как ваще тут можно жить? Но при этом космонавты здесь на каждом этаже! Я подобных ценных фактов миллион собрал уже!

А уж сколько новых наций — их наверно тысяч сто! Это ж просто обосраться, не поверить ни за что! Мы-то жили как в тумане и не ведали беды. Думали, вокруг славяне. На худой конец — жиды. На крайняк, толпа чучмеков приползла из диких мест. А у нас и человека не найти на весь подъезд! Это же феноменально, это праздник всех наук: есть у нас национальность даже "человек-паук"! Знал в стране у нас ли кто ли, что простой панельный дом часто населяют тролли, эльф и хоббит, орк и гном? Кто б узнал у нас в управе, если переписи нет, что национальность "нави" к нам пришла с других планет? Мы, проблем не ожидая, тут расслабились совсем, а у нас в стране джедаев развелось процентов семь! Пусть менты составят акты, возбудят на них дела. Выявить такие факты только перепись могла!

И пока я полквартала обошел за эти дни, на моих плечах лежала вся статистика страны! Трудно было, но осилил! Бил как дятел! Рыл как крот! Правду президент России будет знать про свой народ! В нашем двадцать первом веке только так мы и должны узнавать о человеке, среднем жителе страны! Обивать с листком пороги и просить себя вписать — круче нанотехнологий раза в три, а может, в пять! В мире нет точнее штуки, чем статистика Росстат! Рядом с нею все науки — не науки, а откат!

А теперь ответь, подруга, кто послал тебя, скажи? Обходить за мной по кругу все дома и этажи?

И девчонка отвечала: что орешь, чего пристал? Я тут с самого начала, потому что мой квартал! Ради выпускной медали я хожу по всем домам, адреса домов раздали одинаковые нам. Видно, спуталось чего-то у статистиков в РОНО, но работа есть работа, мне по сути все равно. Я — бездельник, ты — бездельник, лучше сразу говори: у тебя карманных денег не найдется сотни три? Что мы ходим по старинке? Я придумала, гляди: мы пойдем сейчас на рынке купим пару DVD. Нам и нужно-то не много — базу данных, штуки две: по имуществу, налогам, по ментам и по братве. Перепишем всех построчно, впишем в каждую графу и сдадим с тобой досрочно и Капотню, и Москву. Будет и быстрей, и лучше, все сдадим с тобой в Росстат, ты получишь денег кучу, я — медаль и аттестат.

11. Ода про 1%

С нового года каждый, покупая любой носитель цифровой информации, будет платить 1 % в пользу организации, возглавляемой Никитой Михалковым. Леонид Каганов, всесторонне оценивая случившееся, предлагает правительству пойти дальше.


Ты купил в ларьке за сто рублей мелкую компьютерную память. А зачем? Быть может, хулиганить ты отныне собирался с ней? Вот чего на эти два гига своего сумел ты записать бы? Видео своей несчастной свадьбы? Мы тебе поверили, ага. Свадьба у тебя — сплошной позор, видео твое — кусок отстоя, все, что ты снимал, гроша не стоит. Тоже мне, великий режиссер. Ты, небось, полезешь в интернет и скачаешь там с пиратских сайтов миллиарды уникальных байтов — самое святое. Разве нет? Рот закрой! Не надо отвечать: мол, не делал ничего такого… Ты качаешь фильмы Михалкова! Их же невозможно не качать!


Эти фильмы страсть как хороши! В них вся правда! Все как есть и было! В них такое за Россию шило, и такая широта души, и такой игривый барский смех, и такая мощь драматургии, что сидишь и плачешь по России, завернувшись в соболиный мех. Самый лучший фильм за сотню лет! Смотрит потрясенная Европа, как из самолета гадит жопа, как стреляет в жопу пистолет и оттуда брызжет прямо в зал небывалый сплав говна и крови, и съезжают на затылок брови даже тех, кто всякое видал.

Оттого-то жители страны тоннами скупают диски, флэшки, чтоб шедевр туда пиратить в спешке, будто ни копейки не должны. И тогда постановила власть: Михалкову отчислять проценты при любой покупке инструментов, с помощью которых можно красть. Власть сказала: так тому и быть. Хоть не пойман, а плати. Так нужно. Это типа порки на конюшне — не за дело, а чтоб гонор сбить. Виноват, хоть нет пока вины. Даже пресса в ступоре молчала. А ведь флэшка — это лишь начало новой эры жителей страны.

В самом деле, распустились, ишь! Вот зачем тебе пустая банка? Может, чтоб хранить в ней деньги банка, если обокрасть его решишь? Так что отсиди за это срок по статье из наших новых правил. Небольшой — ведь ты пока не грабил, а всего лишь сделать это мог. Отсидишь немного — пару дней. Даже не в тюрьме и не в оковах: в родовом поместье Михалковых много есть непаханых полей. Отпахал? Свободен, молодец. После переклички спозаранку ты пойдешь домой к несчастной банке и замаринуешь огурец. Только оплати в сберкассе штраф — небольшой, один процент от суммы. Ты, небось, решил, что самый умный, — отсиделся, миллион украв? Что? Не крал? Ну да, пока не крал. Украдешь — так сядешь лет на двадцать. Ну а штраф — так если разобраться, то один процент довольно мал.

Или, скажем, ты купил ножи. Типа нож для хлеба, что ж такого? А ведь с ним напасть на Михалкова ты бы мог! Ведь мог бы! Ну скажи! Вот мерзавец! Как не стыдно, фу! Я насквозь вас вижу, уж поверьте! И спасло бы гения от смерти только михалковское кун-фу. Он, конечно, отразит удар, даже если б вас напало двое. Плюс, конечно, нимб над головою ослепит врага, как луч от фар. Но моральный, так сказать, ущерб? Он неоценим, как все святое! Как облить икону кислотою! Как насрать, простите, прямо в герб! Плюс, возможно, порванный пиджак. Он ведь дорогой пиджак, видали? Там на пиджаке одних медалей больше, чем колючек у ежа.

Покупаешь нож? К его цене добавляй такую сумму сразу, чтобы оплатить хотя бы стразы, что у Михалкова на спине. А потом на барщине дней семь отпаши — не так уж это много. Слава Михалкову! Слава богу! Возродилась Родина совсем!

12. К вопросу о Курильских островах

Президент России побывал с рабочей поездкой на Южных Курилах. До сих пор высшие руководители страны ни разу не посещали эти острова. Премьер-министр Японии Наото Кан заявил, что этот визит вызывает сожаление у Токио.


Чтобы снять вопрос унылый, скучный, как стихи Басе, я б Японии Курилы просто так отдал, и все! Тоже мне, нашли Балканы! Райский угол, шоб я сдох: холод, ветер и бакланы долбят клювом скудный мох. Как ни напрягай сетчатку, в картах "Гугля" там вода. Максимум — найдешь Камчатку, но Курилы — никогда. Цепь камней, сплошное горе, словно их Господь забыл. Словно автобан по морю начал делать, да забил. Там, конечно между нами, можно строить города. Но — до первого цунами. А цунами там всегда.


Забирайте! Мне не жалко! Там не то что людям жить, — блогеру с говнозеркалкой негде сумку положить! Чтоб, меняя объективы, торопясь вернуться в порт, сфоткать этот некрасивый, сраный северный курорт. И в столице, сев на попу, заварив себе чаек, смыть какашки "Фотошопом" и отправить фотки в блог: вот садится в море солнце, вот баклан на камни срал… Это ж как отдать японцам всю Сибирь и весь Урал! Словно взять и сдаться НАТО! Добровольно, ни за что! А причем масштаб говна-то — километров сто на сто. И в масштабах всей России эту площадь рассмотри — это типа нас просили выдать сантиметра три от участка личной дачи, где крапива и забор. Чтобы этой передачей разрешить старинный спор и с соседом выпить пива. Или водки двести грамм. Нет, мы дрочим на крапиву с воплем "сука, не отдам!"

Лично у меня две сотки: клумба, стол и туалет. Место есть, чтоб выпить водки, а упасть — так места нет. Но в углу, где грязь и свалка, сантиметра, скажем, три я бы выдал. Мне не жалко. Если нужно — забери!

У соседа места мало — да и было так всегда. Там, где наша чайка срала, он построит города. В городах — блек-джек и гейши, небоскребы и сады. Так отдайте им скорей же кучу гальки и воды! Пусть они пещеры роют, противостоят волнам! Пусть завод себе построят и "Тойоты" гонят к нам! Не от скуки ж, в самом деле, положили алчный глаз: ведь Курилами владели, а теперь они у нас! Что нам делать с этой дрянью? Как айфон у дурака. Мы дороги под Рязанью не отстроили пока! А они за камни эти — в жопе мира, на углу — будут, счастливы как дети, тыщу лет нам петь хвалу! В общем, что б ни говорили наша пресса и тиви, я бы — выдал им Курилы! Строй бараки и живи!

Ведь полсотни лет промчится — промелькнет как сто эпох. И формальные границы на планете станут пох. Ты живешь себе под Тверью, платишь в Индию налог, у тебя, считай, за дверью — хоть Рейкьявик, хоть Бангкок. Ты позавтракал в Париже, съездил в Суздаль на обед, одолжил в Канаде лыжи и отправился в Тибет. Ты учился в Колорадо, ты женился на Бали. Виз тебе уже не надо, мистер гражданин Земли. Поработал в интернете и поехал на курорт, предъявив на турникете проездной в аэропорт. Долетишь за час от силы хоть на самый край земли. Порыбачить на Курилы? Да пожалуйста! Вали! Море, дождь. Скупое солнце греет чахлую траву. Где же чертовы японцы? Все уехали в Москву.

Нет, пусть майку рвут дебилы, в прессе пусть ведут бои. Лично я б отдал Курилы! Честно! Будь они мои — я бы выдал их моментом!..

И напротив: вот вам хер, если б был я президентом, или, скажем, был премьер…

Тут бы я толкал бы речи с кучей длинных умных слов на международных встречах и в присутствии послов. Я б японцам год от года улыбался и кивал. Я всегда мутил бы воду — и всегда ответ сливал. В президенты я затем ли избран нашей всей страной, чтоб дарить японцам земли? Я ж, наверно, не больной! Вдруг там залежи урана? А потомки в карту — глядь: "Кто отдал?! Поэт Каганов! Президент России, млять! Разломал страну на части! Не сберег, пустил на слом! Учим в школах: в годы власти показал себя ослом. Чем он думал? Может, задом? Что он там в Кремле курил?!" Братцы, мне такое надо? Нет, не дам я вам Курил.

Вы, наивные дурилы, развели тут детский сад. Кто же вам отдаст Курилы? Может, вам еще Кронштадт? Хватит прыгать дураками, все у вас там зашибись: столько всяких мураками, миядзак и мицубись. Вроде ж грамотные люди, вроде понимать должны: все, Курил у вас не будет. У другой они страны. Так с какого перепугу разговоры ни о чем? Кан Наото, скушай фугу да убей себя мечом.

13. "Ё" навстречу

На прошлой неделе стало известно, что народный автомобиль, который к 2012 году обещает выпустить Михаил Прохоров, будет называться емко: "Ё". Леонид Каганов посвящает новой марке свою оду.


Застыла кровь от счастья в венах, я понял — это не враньё: вот-вот появится в Москве-нах автомобиль под маркой «ё»! Уже презентовали в Каннах! Уже издали альманах! Он едет к нам издалека-нах! Вот-вот проедет мимо-нах! Пробил асфальт росточек стебля! Ликуй, великая страна! Он скоро вылезет везде-бля! И это будет быстро-на! На самых дальних перегонах и в узких городских стенах не будет лучше ничего-нах! Другие марки бросьте-нах! От экономии бензина рублем наполнится казна. Давай, автомобиль, вези-на! Гони, давай, в натуре-на!


Он принесет России прибыль, не слушайте дурацкий треп. Смотри, Америка, смотри-бль! Завидуй нам, Европа-йоп! Конструкция его прекрасна! Его дизайн — как в добрых снах! Он сильно экономит газ-на! Солярку экономит-нах! Работает на электронах! Вполне доступная цена! И в ожидании его-нах уже светлеют лица-на.


Наш автопром дышал на ладан и порождал одних «Калин». Прощай теперь, «Калина Лада»-н… Катитесь к черту, «Жигули»-н… Моторы ваши вечно гибли, всегда работали взахлеб. Теперь у нас не «Жигули»-бля! А новая эпоха-йоп!


За всё, что сделано топорно, не отдавайте ни рубля! Мы электрический мотор-на презентовали миру-бля! Моторы иномарок разных нам портят воздух как Чернобыль. А тут погазовал, и — раз-нах: вокруг не дымно, не черно-бль! Душистым запахом озона теперь наполнится страна. Прогресс-то вот он, налицо-на! Экологи ликуют-на!


Просторней, чем у дирижабля его багажник и салон. Как будто дом в три этажа-бля! И в нем уютно и тепло-н… В салоне окна как витрина: и ты, и дети, и жена — глядите в окна изнутри-на, и финиш станет ближе-на!


Жужжит неслышно вал кардана, салон летит как на волнах. Езжай в другие города-на, туда, где раньше не был-нах! Под звуки «Радио шансона» туда, где быль живет и небыль, катись быстрее колесо-на по всей по нашей по стране-бль! Пейзажи проплывают в окнах. Великой кажется страна, пока гудит в обмотках ток-нах и двигает колеса-на!


Совсем не требуя бензина, машина экономит рубль. И смело едет по грязи-на! И смело гонит на ветру-бль! Скрываясь в утренних туманах, плывет по трассе как корабль. Так быстро, аж сойти с ума-нах! Давно уж мне её пора-бль! Осоку на лесных полянах неслышно бампером разгреб — хоть на рыбалку, хоть в поля-нах доедешь без проблемы-йоп! Поехать с удочками к вобле, гостить у тещи на блинах — с таким автомобилем всё-бля теперь возможно стало-нах!


Автомобиль-красавец, вот он! С таким — что осень, что весна — не стыдно ездить на работу-н… не стыдно ездить в офис-на… Его устройство гениально: ты ногу, словно в стремена, слегка опустишь на педаль-на, включая ток в системе-на, и, запустив мотор удачно, педалью ток ведешь на убыль: шелчок в коробке передач-на, и все: я еду! Я рулю-бль!


И пробка на путях шоссейных для кошелька уже не гибель: нажал на стоп — сиди, глазей-нах. Аккумулятор береги-бль. Все двинулись — завел мгновенно. И так сто раз, как кинодубль. И сэкономил сотни две-на — потрать их лучше на еду-бль!


Я жду ее! Я сразу оптом, продав имущество своё, куплю машину эту, йопта! Машину эту марки «ё»! Ну, первых сто отправят в Кремль. Пройдет весна, придет ноябрь, и там уже в любой дыре-мль смогу купить ее и я-бль! Пусть видят жители района, как я в оранжевых штанах сажусь в машину марки «ё»-нах, и еду заправляться-нах! Советам дружеским не внемля, я, непреклонный как констебль, не за бензином еду! Не, мля! К розетке еду на столбе-бль!


Средь легковушек иноземных мы как бы в разных временах. На свалку им пора совсем-нах, они давно не в теме-нах! А ты, счастливый, словно дембель, рулишь машиной марки «ё»! С которой никаких проблем-бль! С ней лишь одна проблема-йо: сажать за руль бухих и пьяных, и даже просто с бодуна в нее, по-прежнему нельзя-нах. Но все равно я буду-на! Ведь как гаишникам в погонах теперь остановить ее? Им в рупор прокричать чего-нах? «Остановись, машина-ё»?


Машина «ё» на жидких ионах с дизайном в радужных тонах! Я знаю точно: ты — моё-нах! Мечта поэта, йопта-нах!

14. Идеи нового мэра

Уже которую неделю москвичи и блогеры из других мест следят за инициативами нового мэра столицы. И все больше удивляются. Идей накопилось такое количество, что Леонид Каганов решил: пора писать оду.


"Шухер, препод! — крикнул кто-то. — Быстро сели!" Все затихло, прекратился гул смешков. Дверь раскрылась. С черным кожаным портфелем появился бывший мэр Москвы Лужков. Как обычно, был он строг, хотя и весел. Но при нем никто и пикнуть не посмел. "Кто дежурный? — он спросил. — Вставайте, Ресин! Почему сухая тряпка? Где наш мел? А пока дежурный сходит нам за мелом, — продолжал неспешно бывший мэр Лужков, — я прошу вас, пусть поднимут руку смело те студенты, кто к экзамену готов…"


Гробовая тишина сверлила ухо, вся студенческая группа замерла. Было слышно, как летает в зале муха. Или, может быть, не муха, а пчела. И вздохнул Лужков, почесывая пузо, и обвел аудиторию рукой. "Что ж такое? Пятый курс! Студенты вуза! Дисциплины, извините, никакой! Вы же даже не владеете азами! Учишь, учишь, приводя себя в пример… Как вы будете сейчас сдавать экзамен? Я не знаю!" — огорчился бывший мэр.


В это время в кабинет с кусочком мела вышел Ресин, как выходят на крыльцо. Он пиджак слегка испачкал в пятнах белых, но зато имел довольное лицо. "Это мел? — спросил Лужков. — Вот это — весь он? Как достал? Смотри, не лги!" — добавил он. "Эта, там… — забормотал, смутившись, Ресин, — я там мела заказал пятнадцать тонн… Взял на кафедре кредит под ваше имя… И доверенность за подписью жены… Полвагона взял декан, но фиг бы с ними, ведь они еще остались мне должны. Мел спихнул с аукциона, чек подделал, возбудил сам на себя пятнадцать дел, и закрыл их. И принес кусочек мела! Вы просили? Вот, держите, это мел! Я и денег вам принес. Не то чтоб подкуп, а процентик от обратки…" — Ресин сник. "Это пять, — сказал Лужков, — давай зачетку. Вот единственный нормальный ученик! Извернулся, но в итоге сделал дело! Что он выгадал при этом — не вопрос. Было сказано: достать кусочек мела. Дело сделал? Дело сделал! Мел принес!"


"Ну, начнем! — сказал Лужков, достав билеты и раскладывая ровно как пасьянс. — А пойдет у нас к доске… Пойдет к доске-то… И пойдет у нас к доске… Пойдет у нас…" Все затихли, понимая степень риска. Понимая, как опасно первым лезть. И скользил лужковский палец вниз по списку. И в итоге раздалось: "Собянин! Здесь? Без вещей идем к доске, билеты тянем. Незнакомое лицо и без примет. Я не видел вас на лекциях, Собянин! Вы надеетесь халявно сдать предмет? Вы, надеюсь, почитали хоть в конспекте? Так. Билетик номер два из старых тем: пробки в городе на Ленинском проспекте, что предпримем для решения проблем?" И услышал: "Это где? Не знаю. Надо… Если все ряды забиты — прямо все? А, придумал! Дам водителю команду, чтобы двигался по встречной полосе!"


"Детский сад! — вздохнул Лужков. — Рисуйте схему! Что построим, где попилим, чем возьмем? Вы, Собянин, хоть разок учили тему? Или думаете только о своем? Что молчите? Так теперь молчать и будем? Вы хоть знаете какие-то слова? Ни себе, ни, так сказать, простейшим людям! Хорошо, вопрос билета номер два: нет парковок на Тверской, но мощный трафик, как мы справимся с проблемой городской?" И услышал: "Запретить парковки нафиг. Пусть не ездят на машинах по Тверской!" "И еще, — сказал Собянин с оживленьем, — посносить бы все палатки и ларьки! Зря стоят они, мешаются движенью, покупают в них продукты дураки. Место заняли, а платят лишь немножко! Потрясти ларьки бы надо по уму! Эта крошка, ну, которая картошка, горожанам абсолютно ни к чему! А еще бы потрясти все рынки крепко! И дотации обрезать у спецшкол!"


"Что за бред! — вскочил Лужков, теряя кепку. — Тут не тянет и на двойку, прямо кол! Мелко! Грубо! Примитив! Смотреть противно! Что за методы? Ведь двадцать лет прошло! На экзамен вы пришли в штанах спортивных, предлагая по ларькам трясти бабло! Надо ж с пользою украсть себе чего-то, но улучшить чем-то город, хошь не хошь! Нет, Собянин, никакого вам зачета! Прямо стыдно мне за нашу молодежь!"

15. Презерватив — не грех

Папа Бенедикт XVI заявил, что использование презервативов для защиты от ВИЧ является шагом в сторону более ответственного сексуального поведения. Для Леонида Каганова в таком заявлении папы нет ничего удивительного.


Несмотря на шум и визги патриархов и мадонн, пресвятейший папа римский людям разрешил гондон. Разрешил в своем декрете в три пергаментных листа — то, что числились в запрете от рождения Христа. То, что силы не жалея, корчевали как могли — словно ересь Галилея про вращение Земли. "Смело пользоваться будем, я решил закрыть вопрос!" — как-то так примерно людям Прометей огонь принес.


"Он, гондон, маячил где-то, смуту делая в умах. Им пугали малых деток в католических домах. Был он с самого начала — много тысяч лет ему. Ох, не яблоко вручала Ева парню своему! В красоте иносказаний мы забыли суть греха: нет за фрукты наказаний, фрукты кушать — чепуха. Мы молчим, сказать не смея, а ответ при этом прост: Ева встретила не змея — шкурку змея в полный рост. И тогда, весь род карая, заявив, что это грех, выгнал нас Господь из рая. И берет туда не всех.


Кто в пристрастии к гондонам перед богом виноват, с тех времен с посмертным стоном направлялся прямо в Ад. Там гондононосцев грешных всех ждала сковорода: и без следствия, конечно, и без Страшного суда. Люди, что его надели, были прокляты, пардон. Был до нынешней недели адской ересью гондон.


Нынче люди все с приветом, ничего святого нет. И гондон на фоне этом — безобиднейший предмет. Нынче хоть горбушку хлеба у детей не отбирай — и уже пойдешь на небо, и уже годишься в Рай. Совести у граждан мало — только гадости в душе. Снизил проходные баллы в рай Господь давно уже. Вон чего творится в мире: все давно огнем горит, всем бы лишь бабла натырить, да свалить на Бейкер-стрит. Я, — понизил голос папа, — сам не против, только за. Но, наверное, пора бы правде посмотреть в глаза. Со времен начальной школы среди вас любой, пардон, независимо от пола откровеннейший гондон. Мы погрязли среди пьянок, затерялись среди тьмы. Мы венчаем лесбиянок, голубых венчаем мы. Мы, не делая секрета, в папском бизнесе своем алкоголь и сигареты без налогов продаем. Мы качаем сплошь и рядом — и программы, и кино. Тут, конечно, муки ада за гондон давать смешно. Нам гондон — родной и милый. Средь католиков-отцов половина педофилов, например, в конце концов! И чего теперь? И что нам? Я бы так сказал за всех: слава богу, что с гондоном! С ним уж точно меньше грех! За гондон теперь от силы — плюс ступень у входа в рай. Хоть гусей иди насилуй — только СПИДом не хворай! Нам ли, благородным донам, чувствовать себя в грехе? Я вот сам хожу с гондоном, мало ли чего, хе-хе…"


Объяснял понтифик строго, был суров как никогда: "Нет, — сказал, — в гондоне бога. Но и нету в нем вреда! Пусть гондон противный с виду, но в карманчике плаща он и бог тебя от СПИДа сберегают сообща.


Вот на юношеской фотке я иду в военкомат: мой гондон, зубная щетка, аусвайс и автомат. Я от Рейна и до Дона поучаствовал в войне. И ношение гондона сильно грело душу мне. Наполняла душу вера, словно ряженка бидон. Хоть и был не по размеру папин старенький гондон. Был на севере, на юге — среди пороха, огня. Сделал, сделал Гитлерюгенд человека из меня! Мы с зенитным батальоном прошагали полземли. Каждый немец был с гондоном — мы иначе не могли. Девки собирались в стайки и глядели из окон. Я кричал им: "Млеко, яйки!" — и показывал гондон. Я надеялся, молился, ожидал благую весть, но гондон не пригодился — девки прятались, как есть.


А когда американцы привели свои войска, я задумал с личным ранцем дезертировать слегка. Много дней я полз на брюхе и петлял под градом пуль. И почти вернулся в Мюнхен, но нарвался на патруль. Дали по лицу перчаткой, обыскав со всех сторон. Видят: в Библии закладкой — запечатанный гондон. И сказали по-английски: "Этот парень без греха! Он, наверно, папа римский! Брысь отсюда! Ха-ха-ха!" Так что верьте и не верьте — пропустили за кордон. Так спасли меня от смерти сам Господь и сам гондон. С этой фотки на картоне как бы говорят глаза: люди, нет греха в гондоне! Лично я — всецело за!"

16. Недипломатическая переписка

Весь мир обсуждает слив дипломатической переписки в Сеть и те эпитеты, которыми наградили политиков американские дипломаты. Но только Леонид Каганов знает, как все на самом деле было. О чем и пишет в своей очередной оде.


В прессе неделю вопли да визги, бьется планета в истерике: полный комплект трудовой переписки кто-то украл у Америки! Гребаный стыд! Вековая утрата! Неизлечимая рана! Архивы Госдепартамента Штатов — свистнула Чапман Анна! Вот вам, зазнайки, публичная порка, просрали коробку с дисками! А нефиг было гнать из Нью-Йорка девчонку с такими сиськами! У "Кока-Колы" рухнули акции, боже, какое горе-то! Великие письма великой нации нынче валяются в торрентах!

Стучали послы, как дятлы на ветке, трудились политиканы. Но грянула месть российской разведки от высланной Чапман Анны! Секретных архивов четыре вагона как ей попали в руки? Да просто купила у Пентагона списанные ноутбуки. Нашла в них секретные материалы, почти терабайт говна-то: что накряхтели послы, генералы и прочие клоуны НАТО. Все, что творилось под мощными лбами, все, что текло по извилинам, все, что на ухо шептали Обаме, — взяли случайно и слили нам! Читай, кто хочешь, свободно, без гребли! При этом обидно, что даже… даже они застрахованы не были от вероятности кражи!

Все, что секретно писали друг другу послы, не стесняясь в оценках! Придурком назвали Чавеса Уго! Лошариком — Лукашенко! Посмели назвать Януковича хамом! И стыдно при дамах цитировать слова, что писали в своих телеграммах, про танец Рамзана Кадырова! Всех обругали подло и лживо, прошлись, как слоны по тропикам: Меркель назвали кошелкой вшивой, Саркози Николя — голожопиком. Писали в депешах, что в поисках мяса, без перца, без соли, без паприки пытается съесть пидарас пидараса всюду в парламентах Африки. Слова нецензурные изобретая, писали с эмоцией бурною херню о партийной верхушке Китая, ну просто совсем нецензурную. Европу назвали вместилищем срама. Индусов держали за пидоров. И крыли по матушке страны ислама и ихних общественных лидеров. Весь мир обваляли в помоях и саже, в дерьмо обмакнули по горло. А уж про Медведева с Путиным даже… но лишнее Чапман потерла.

Выплыло все! Журналисты в истерике! Кошмар! Апокалипсис! Драма! Как теперь поступить Америке? Как прикрыться от срама? У кресла Обамы министры столпилися, там назревает драка. Срочно вызвали Брюса Уиллиса. Вызвали Норриса Чака. Без устали прыгая по кабинету, Норрис хвастливо и гордо кричал, чтоб его привели к интернету, кричал, что набьет ему морду. Кто же остался у нас эталон-то? Кто отомстит за боль-то? Естественно, вызвали Джеймса Бонда. Конечно, позвали Арнольда. Сверкая глазами, суровый и скорый, с Гавайев в байдарке на веслах примчался Ван Дамм (Жан-Клод который), сел на шпагат и был послан.

Героям Обама дает задание, бьет их перчаткой по роже: отомстить негодяйке Чапман Анне! Выкрасть чего-нибудь тоже! Чтоб у меня на столе к обеду лежали кремлевские папки! Хоть отправляйтесь в Москву, дармоеды! Вы не герои, а тряпки! Пусть каждый докажет, что он не пидор, а носит стальные яйца! И Джеки Чана, и Брэда Питта — всех это вас касается!

А Бонд сказал: зачем нам поездки? Я бы сходил распечатал, какие Медведев писал эсэмэски во время визита в Штаты… "Господи, гений! — воскликнул Обама. — Парни, мы сделаем это!" И вот — утечка. И данные прямо отправлены к нам в газету:

"Вова, я в Штатах! Арнольд Шварценеггер внес меня во френды! Прикинь, Обама — черный как негр! Здесь много вкусной еды! Вышел ко мне, как подали трап, с последним айфоном Стив Джобс. Я думал — подарок. Из рук его — цап! А он так растерянно: «Опс…» Повисла неловкая тишина, ноги — как будто цемент. Надо вернуть бы, смотрит страна, но вроде ушел момент… А штука покруче, чем мой айпад! Это пять баллов, во! Честное слово, просто отпад! Кстати, пишу с него. Наши кортежи двинулись в путь. Штука чужая ведь! Может, вернуться? Может, вернуть? Вова, как быть? Ответь!" И эсэмэска ответная, в ней — только одна строка: "Дима, не парься, реально забей. Мне привезешь. Пока!"

17. А у нас опять ГЛОНАСС

Едва СМИ успели сообщить, что ракета-носитель "Протон-М" стартовала с Байконура, как спутники ГЛОНАСС, которые она несла, вместо орбиты оказались в Тихом океане вблизи Гонолулу. Леонид Каганов посвятил неудачному запуску оду.


В экономике урон, слезы душат нас. Полетели в афедрон спутники ГЛОНАСС. Взорвались, как сто шутих, канули в метель. Словно сам Сусанин их выводил на цель. Ведь летели прямо ввысь, самонаводясь. А на полпути хлобысь! — и упали в грязь. И упали в афедрон матушки-земли. Их теперь со всех сторон ищут корабли. Где искать пропавший зонд? Видели его на песках офшорных зон тихих островов. Говорят, коктейли пьет, жив, здоров и мил. Денег, говорят, на счет много положил.

Президент, суров и хмур, подписал указ: обыщите Байконур с офисом ГЛОНАСС! И на стартовом столе найдена была перепачкана в бабле ржавая пила. Кто пилил? И чья вина? Протрубите в горн! Затаилась вся страна, запасла попкорн. Кто на космос бабки спер, внаглую пиля? Всех причастных на ковер в кабинет Кремля!


"Он, ученый, виноват! — голоса слышны. — Он бы десять раз подряд съехал из страны! Все коллеги уж давно в штате Вашингтон! Видно, бездарь и говно, раз остался он! Вон друзья, покинув ЦУП, зарастили плешь, спротезировали зуб, возвели коттедж, вызвали к себе семью прочь от всех невзгод. И зарплаты их с семью ноликами в год! И ему давали грант, тему и отдел! Почему ж не эмигрант? Значит, не хотел! Допросите подлеца, вон стоит седой: с линзами на пол лица, с пыльной бородой, в старом рваном пиджаке, где в кульке еда, с калькулятором в руке, ноющий всегда, мол, с деньгами тяжело, вечно на нулях… Так на чье же он бабло ездит в «Жигулях»? Типа, скажет, накопил? А на юбилей — тостер кто себе купил за пятьсот рублей?! Однозначно, он шпион, диверсант у нас! Это он, ученый, он, уронил ГЛОНАСС!"

Побледнел ученый аж, выдал хриплый стон: "Да небось диспетчер ваш завалил «Протон»! У диспетчеров совсем ни на грамм ума! Нам расчеты ЭВМ делала сама! Чтоб ракету вы на старт с пустыря вели, мы вагоны перфокарт продырявили! Проверяли каждый ноль после запятой! Отмывали канифоль спиртом с кислотой! Мы проверили внутри каждый болт и гвоздь! И контактные штыри! И диодов гроздь! Все исправно, зуб даем! Крепок и не слаб эбонитовый разъем электронных ламп! Перегрузки нипочем, выдержат реле: все залито сургучом было на земле! Мы не допускали брак, нет претензий к нам! А диспетчер ваш дурак — все угробил в хлам! Это он, слуга врага, причинил урон — миллиардов дофига бросил в афедрон!"

Встал диспетчер в полный рост, стукнул сапогом: "Это ты меня, прохвост, обозвал врагом? Ты пешком ходил под стол, сраный мальчуган, ну а я в атаку вел батальон в Афган! У меня прострелен глаз миною в упор! Ты очкастый пидарас, ну а я — майор! Я бы смял тебя, как воск, и погнал в наряд! У меня контужен мозг и во лбу снаряд! Я не жалуюсь, привык, у меня есть дар. Джойстик я возьму как штык, сяду за радар и про водку и еду позабыв, без сна, на орбиту проведу хоть вагон говна! У меня медалей всех в сумме больше ста — столько я ракет наверх запустил с пульта! Да подумаешь, беда! Даже в Штатах шаттл, ходят слухи, иногда аварийно падал! Тут ошибка не моя, буду отрицать! И не пил ни рюмки я, и не бегал сцать! А виновны — поп и дьяк храма Байконур, что святой водой — херак! — окатили шнур…"

Выскочил из кресла поп и пустился в крик: "Бесноватый грешник, чтоб твой сгорел язык! Если б не мои псалмы, не моя вода, сроду не взлетели б мы в космос никогда! По моей вине, нахал, спутник отнесло? Я иконки запихал в каждое сопло! Богородица, спаси, пресвятая мать, — Патриарх всея Руси мне велел шептать. Я на схемы звездных карт проливал елей: дай, Господь, удачный старт, грешных пожалей! Я постился эти дни, бился лбом об пень: Боже, отсоедини первую ступень! Скоро праздник Рождества, милость подари: за ступенью номер два пусть зажжется три! Чудотворец Николай, всех помилуй нас! Дай нам чудо! Дай нам, дай запустить ГЛОНАСС! Ну, упал. Так в этом хоть не моя вина! Значит, так хотел Господь. Или — сатана…"

Вдруг послышались слова, ровные как шаг: встал Роскосмоса глава, подтянув пиджак. И сказал: "Успех у нас! Вовсе не беда! Да, у нас пропал ГЛОНАСС. Но по плану, да! Точен был его маршрут, дао и кун-фу! Журналисты пусть орут, дилетанты, фу. Было все не так совсем, а наоборот: по удачнешей из схем выполнен полет! Это было тяжело, но каков эффект! Все всегда берут бабло под большой проект. И тасуется бабло, как колода карт. На конкретное число объявляют старт. И, проект от глаз закрыв, налетает дым, получившийся как взрыв однодневных фирм. Корпус дернется слегка, вот ступень пошла… Резкий взлет за облака… Хоп — и нет бабла! Так на старт идет у нас все по накладной. Застрахован был ГЛОНАСС? Да, моей женой. Деньги пусть вернет жена. Минус-плюс микрон цель была поражена. В самый афедрон!"

18. Ода года

Страна активно готовится к Новому году: закупает подарки, учит песенки и небольшие фортепианные партии, чтобы выступить перед Дедом Морозом, прощает синяки и нанесенные обиды… Вот и Леонид Каганов решил посвятить оду итогам года.

К празднику большому поутру, там, в Кремле, за красными зубцами, расставляли блюда с холодцами, мазали по булочкам икру, сыпали на гриль перепелов, резали на части осетрину, и фаршировали мандарины, и в больших тазах месили плов. Золотили вензели колонн, пылесосом чистили гардины, из музеев привезли картины, из "Икеи" — мишуры рулон.


Вышли в рясах Петрик и Грызлов окропить святой водою это: от паркета и стеклопакетов до закусок праздничных столов. Алые кремлевские ковры (цвета журналиста Соловьева) взвод ОМОНа выбивал сурово, вынося в рулонах во дворы. Словно куст картошки, все углы осмотрели два майора в штатском и жучков заморских, колорадских, превратили в горсточки золы. Группа накрахмаленных детей, православным батюшкой ведома, прибыла из дальнего детдома, чтоб исполнить песни для гостей. Выиграв по тендеру заказ, к нужной дате грамотно и с толком в "Сколково" срубили наноелку — бело-сине-красную как раз.

Скоро в этот зал приедут все! Скоро будут петь и веселиться! Высокопоставленные лица движутся по встречной полосе. Соберется тысяча голов — лучшая российская элита: от министра до митрополита, от певцов до западных послов. Подъезжают гости без конца, за столы садятся понемногу: Михалков в лаптях на босу ногу и в халате белого песца — баловень, любимец и герой — во главу стола садится сразу, руку запустив по локоть в вазу с черной осетровою икрой.

Слышен взрыв — и сквозь дыру в стене залетает в зал, как голубь мира, президент Чечни Рамзан Кадыров с золотой базукой на спине. И улыбки дарит всем вокруг, и алмазов дарит полный ранец! И танцует самый лучший танец, потому что всей России друг! Следом в дверь втираются бочком, опасаясь поцарапать пузо, все попы Советского Союза, Якеменко в шортах и с сачком, Анна Чапман с Катею Муму, и Киркоров в гипсе от невроза, Дед Хасан в костюме Дед Мороза, чтобы незаметным быть ему, и жемчужный прапорщик Бойко, а за ним Кабаева с коляской, и Парфенов с рупором и каской, и с мешком травы Егор Бычков, и Мутко Виталий — фром май харт, бат сомтайм май вордс ар нот ту касса, и Перминов с гробиком ГЛОНАССа и колодой спутниковых карт и ракеткой теннисной "Протон", а за ним Навальный держит свечку, и Божена Курицына с гречкой в фирменном кульке "Луи Витон".

Вот Собянин едет на печи с рындой и значком движенья "Наши". Прокурор с бальзамом "Старый Кашин". И Малахов с баночкой мочи. Вот министры, судьи, ФСБ, олигархи и аристократы, каждый мэр и каждый губернатор, Макаревич, Фриске и "Любэ", Басков, и Киркоров, и Кобзон. И Шевчук, проникший без билета (дал автограф, и его за это пропустил кремлевский гарнизон).

Все расселись, скоро будут есть. Вот Медведев — Путин входят вместе и садятся на почетном месте (Михалкова просят пересесть). Тост! Конечно, Путин скажет тост! Путин подведет итоги года! И тиха российская природа, и мерцает свет кремлевских звезд. Наступает в зале тишина, журналисты раскрывают блоги, чтобы подведенные итоги через миг услышала страна…

Только слышат голос Шевчука, что пролез сюда случайно, вором: "Как там Ходорковский с приговором? Не решили ничего пока?"

Этот сдуру заданный вопрос как теперь оставить без ответа? Чем ответить Шевчуку на это? И выходит Путин в полный рост. Он идет. Садится за рояль. И без слов, без пафосного слога он играет музыку от Бога, мудро и спокойно глядя вдаль. И забыв про стужу и мороз, расцветают под окошком розы. И Шевчук размазывает слезы — провокатор, сделавший наброс. И взлетает путинский ответ волшебством поющего рояля в небо от Москвы до мундиаля, сея благодать, любовь и свет.

19. Ода 2011 году

Каждую неделю одному из важных и обсуждаемых в Сети событий F5 посвящала оду. Не все они были веселыми, но мы старались не терять чувство юмора. А перед Новым годом самое время помечтать о том, каким будет год 2011-й. Прогноз от Леонида Каганова.


— Что мы сегодня услышим? — Волшебный прогноз! — Он, полагаете, точный? — Да как вам угодно! Вся инновация в том, что прогноз новогодний, мне по секрету его сообщил Дед Мороз!


— Что ожидает Россию? — Сначала январь. — Прямо январь, вы клянетесь? — Клянусь на иконе! В нашей стране не случается сбоев в законе, Дмитрий Медведев вчера утвердил календарь! — Будет похмелье? — Не надо пороть ерунды! — Как без похмелья? — Возникнет культура застолья! Все добровольно откажутся от алкоголя, предпочитая стакан минеральной воды! — Чем вы готовы поклясться? — Хоть режьте ножом! — Это нормально, считаете? — Это нормально! Эта вода обнаружена на Триумфальной и превосходит по вкусу грузинский "Боржом"!


— Ладно, а что в феврале? — Укрепленье рубля! — Кризис, наверно?! — Напротив, поднимется круто! Станет на нашей планете ведущей валютой, всеми финансами мира отныне руля!


— Ладно, а в марте? — А в марте футбольный турнир! — Мы проиграем, как водится? — Нетушки, фигу! Наша команда отправится в Высшую лигу и обыграет весь прочий зазнавшийся мир! — Будут ли драки фанатов в публичных местах? — Драки? Отнюдь! Соберутся они на Манежной, выйдут с цветами, одевшись во фрак белоснежный, чтобы сыграть на роялях, стоящих в кустах!


— Что мы увидим в апреле? — Наступит прогресс! — Что, инновации? — Именно! В "Ладе Калине": вместо бензина работая на вазелине, станет она популярнее, чем "Мерседес"!


— Ладно, а в мае? — А в мае запустим ГЛОНАСС! — Как это будет? — Дождемся попутного ветра, в небо отправим, и с точностью до миллиметра сможет компактный прибор навигировать нас!


— Ну а в июне? — Познания людям неся, в "Сколкове" станут работать умелые руки! — Сколько, по-вашему, будет открытий в науке? — Я полагаю, наука откроется вся!


— Что же случится в июле? — Ура, Селигер! — Это движение "Наши"? — Нет-нет, регионы! Вся молодежь приезжает сюда, как в Сорбонну, в летнюю школу ума и изящных манер!


— В августе будут пожары? — Да ни одного! — Ну а торфяник? — Он будет прекрасен, как Ницца! — Вы полагаете, это не будет дымиться? — Я полагаю, что рында потушит его!


— Что в сентябре? — С сентября нас попросят вступить в Евросоюз, и в Шенгенскую зону, и в НАТО! — Вы полагаете, наша готова страна-то? — Я предлагаю за это шампанское пить!


— Что в октябре? — Мы очистим от пробок шоссе! — Пробки закончатся? — Именно! Даже в столице! — Как же, по-вашему, эта проблема решится? — Все станут ездить культурно в своей полосе!


— Будет ли грипп в ноябре? — Обязательно, да! — Вы полагаете, будет? — Как минимум в мире! — Ну а в России? — В России замочим в сортире, вирус не сможет никак причинить нам вреда! Наши российские медики выведут Ген! — Ген от инфекций? — Ну что вы, побойтесь Аллаха! Выйдут Онищенко Гена и Гена Малахов, вирус задушат, как душит козявку фосген!


— Что в декабре? — США нам Аляску отдаст! Мы там посадим бананы, хурму и березы! — Слушайте, чем обоснованы ваши прогнозы? — Мне ли не знать?! Я известный писатель-фантаст!

20. МММ навстречу

Сергей Мавроди объявил о создании МММ-2011. Леонида Каганова так восхитила пирамидальная реинкарнация, что он в отличие от возмущенно высказывающихся чиновников решил, что посвятит этому событию оду.


Поэта норовит обидеть всякий (особенно за горсточку монет), поскольку люди злые как собаки и в них давно порядочности нет. Порядочных людей сегодня вроде уже и не встречается совсем. Навскидку — лишь один Сергей Мавроди, создатель пирамиды МММ. Когда-то он явился как Мессия, устроив в головах переворот. Он был по факту — главный врач России, лечивший от дебильности народ. Когда законы Дарвина в природе утратили свой статус вечных сил, по сути лишь один Сергей Мавроди для генофонда пользу приносил. Ему сказать спасибо должен каждый взамен упреков, хамства и пинков: не трогая сохранных мозгом граждан, он делал чуть беднее дураков. Он эволюционный строил вектор, финансово тесня тупой народ. У нас — заметим! — уж не первый век-то привыкли поступать наоборот. У нас всегда обратная картина: ученые, врачи, учителя — на каждого богатого кретина десятки тысяч умных без рубля.

При этом что вы там ни говорите, но если б денег он украл в стране, сидел бы, как и все, на Бейкер-стрите, а вовсе не «Матросской Тишине». На фоне лиц, известных и матерых, не богател на нефти и угле, качая за рубеж бабло шахтеров и остальных, живущих на земле. Не воровал кошелки в подворотне, не резал кошельки, не бил в табло. А если что-то у кого-то отнял — лишь девственность в разводке на бабло.


Да что такое эта пирамида? Как можно за нее судить его? Я помню, с нами господа из МИДа сыграли в пирамиду ГКО, загнав в такую задницу дефолта и скушав экономику дотла, что вся страна глотала валидол-то, оставшись лет на десять без бабла. Но все они при этом на свободе! А наши бабки съело волшебство. А негодяй у нас — Сергей Мавроди. И пирамида — только у него. А если вспомнить, если разобраться, как мой отец, и мать, и вся страна на ваучер купили пару акций. И где они? Да нету ни хрена.

А как-то в детстве мне пришла в конверте записка от загадочных ребят: «Отправьте пять открыток и поверьте, что вам пришлют за месяц пятьдесят!» И я, дурак, разбив копилку-киску, что с января копил на эскимо, открытки слал по выданному списку, копируя заветное письмо. Открытки были с золотой каемкой, я их купил в ларьке «Союзпечать»: олени, танки, городские съемки — не стыдно было, в общем, отвечать. Я помню: все как надо сделал вроде… и получил прививку в том году. Не страшен мне ни кризис, ни Мавроди, поскольку до сих пор открыток жду!

А наша двухголовая Фемида в трехцветных тренировочных штанах нас хочет убедить, что пирамиду Мавроди изобрел, мошенник, нах! И вся верхушка, сидя в кабинете, наморщила могучие умы, узнав, что пирамиду в интернете Мавроди строит, выйдя из тюрьмы. По блогам расчирикались дебилы, почуяв, что не смогут устоять. Уже Госдума отложила пилы и думает, какой указ принять. Онищенко (наш главный врач по шпротам, «Боржоми» и грузинскому вину) вскочил и полетел, как на работу, заранее доказывать вину. И этот факт, не очень яркий с виду, прекрасен. Зацените, пацаны: у нас пошел войной на пирамиду не кто-нибудь, а главный врач страны!

И вроде бы в заботах о народе уже поднялся в прессе шум и срач. Скорей давай лечи страну, Мавроди! Лишь ты у нас сегодня главный врач!


Оглавление

  • Леонид Каганов Оды на злобу дня. Часть 3
  • 1. Про водку и грабли
  • 2. Про Путина и серого кита
  • 3. Ода баблу
  • 4. Где Малахов?
  • 5. Холмс, Ватсон и кто-то третий
  • 6. Ода к радости Басманному суду
  • 7. "Войне" — и да, и нет
  • 8. Что бы нам еще сломать?
  • 9. Червь в Кремле
  • 10. Случай с переписчиками
  • 11. Ода про 1%
  • 12. К вопросу о Курильских островах
  • 13. "Ё" навстречу
  • 14. Идеи нового мэра
  • 15. Презерватив — не грех
  • 16. Недипломатическая переписка
  • 17. А у нас опять ГЛОНАСС
  • 18. Ода года
  • 19. Ода 2011 году
  • 20. МММ навстречу

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии