загрузка...
Перескочить к меню

Принцесса и воин (fb2)

- Принцесса и воин (пер. В. Н. Матюшина) (а.с. Трилогия специй-3) 572 Кб, 284с. (скачать fb2) - Гэлен Фоули

Настройки текста:



Гэлен Фоули Принцесса и воин

Глава 1


Темной осенней ночью по безлюдной дороге, окруженной с обеих сторон густыми лесными зарослями, мчалась королевская карета в сопровождении отряда вооруженных всадников.

В ней напротив своей фрейлины сидела черноволосая престолонаследная принцесса Кавроса София, пристально вглядываясь в мелькавшие за окошком темные заросли деревьев с искривленными стволами. В свете крошечных свечных фонарей, горевших внутри кареты, в темном оконном стекле отражалось лицо экзотической красавицы, погруженной в тревожные думы.

Уже недолго осталось.

Еще несколько часов пути — и они доберутся до замка, где нынешней ночью должна была состояться тайная встреча с британскими дипломатами. Под мерное покачивание кареты София мысленно репетировала страстную речь, с которой была намерена обратиться к лордам из министерства иностранных дел.

Они не смогут больше игнорировать ее, потому что, как только часы пробьют полночь, ей исполнится двадцать один год и она официально достигнет совершеннолетия, а следовательно, они не вправе больше отмахиваться от нее с помощью всяких отговорок и заявлений о том, что она якобы слишком молода, чтобы править страной.

Британскому правительству пришло время сдержать свое обещание и восстановить Софию на троне, принадлежавшем ее семье. Ее народ ждет этого, а он, видит Бог, достаточно настрадался.

— Который час, Алекса? — нетерпеливо спросила она свою спутницу.

Красивая белокурая девушка вздрогнула, когда София к ней обратилась. Неудивительно, ведь они обе нервничали перед предстоящей встречей, которую давно ждали.

Слишком многое было поставлено на карту.

Алекса взглянула на свои часики-медальон.

— Четверть десятого, ваше высочество. Прошло целых девять минут с тех пор, как вы последний раз спрашивали о времени, — насмешливо добавила она.

София нахмурила брови и нетерпеливо взглянула в окошко кареты, но не обиделась на иронический тон своей спутницы. Алекса слишком долго была с ней, чтобы им церемониться друг с другом. Несколько поколений ее предков были придворными королевской семьи и даже последовали за ними в изгнание сюда, в Англию, когда королевство захватил Наполеон. Алекса была назначена фрейлиной Софии, когда обеим девочкам едва исполнилось по пятнадцать лет.

София не думала, что британские дипломаты откажут ей наотрез в данный момент, когда ситуация в Кавросе так сильно ухудшилась. Однако можно не сомневаться, что английское правительство попытается держать ее в узде и управлять ею. Придется довольствоваться этим. По крайней мере до тех пор, пока она не получит с помощью англичан власть.

Но в конечном счете все поймут, что у нее более обширные планы, чем оставаться только номинальным главой королевства.

Ее народу настоятельно требуется настоящий лидер. Хотя она никогда не ожидала, что придется править государством, теперь, когда ее отец и оба старших брата убиты, обязанности главы королевского дома легли на ее плечи.

То, что ей предстояло сделать, было, несомненно, опасно. У ее семейства было множество врагов, и ее вступление в политическую жизнь заставит их переключить внимание на нее.

Но ничего. Большой сильный Леон, ее главный телохранитель с раннего детства, а теперь глава службы безопасности, подготовил ее к любым случайностям.

Именно в этот момент его конь поравнялся с экипажем и он, нагнув бритую голову, заглянул в окошко кареты.

— Как поживают наши леди? — весело спросил он, перекрывая голосом поскрипывание экипажа и топот лошадиных копыт.

— С нами все в порядке, — заверила его София.

— Только терпения у нас маловато, — добавила Алекса, бросив на нее многозначительный взгляд.

Широкая улыбка Леона возымела успокаивающее воздействие на обеих девушек.

— С днем рождения, ваше высочество!

— Еще рано, — улыбнувшись, ответила София.

Она не хотела, чтобы момент ее совершеннолетия наступил до того, как все эти чопорные дипломаты усядутся перед ней. Вот тогда она достанет свое королевское свидетельство о рождении и засунет его им в глотки, если они посмеют уклониться от выполнения ее требований.

В этот момент Леон взглянул вперед на дорогу и насторожился. София почувствовала, что карета замедляет ход.

— Что происходит? Мы подъехали к мосту?

— Там впереди что-то на дороге, — пробормотал Леон.

— Что именно?

— Не знаю. Похоже, что сломанная телега. Опустите шторы на окнах, — приказал он и, причмокнув, направил своего коня вперед.

У Софии сильно забилось сердце, и это объяснялось не только тем, что она верила в приметы.

София жестами показала Алексе, лицо которой приобрело землистый оттенок, чтобы она опустила шторы на окошках со своей стороны. Девушки быстро выполнили распоряжение Леона.

— Наверное, пустяк какой-нибудь, — прошептала Алекса, в ужасе не спуская глаз с дверцы кареты, но София не полагалась на волю случая. Она проверила, хорошо ли закрыты замки на дверце, потом, приподняв подол темно-красной бархатной юбки парадного королевского одеяния, достала нож, который носила в ножнах, пристегнутых на бедре.

«Если они думают, что сумеют расправиться со мной так же легко, как с моими братьями, то очень сильно ошибаются».

Алекса, в ужасе вытаращив глаза, смотрела, как София, вынув из ножен свое оружие, спокойно открыла секретный ящик под сиденьем, извлекла оттуда заряженный пистолет и протянула его подруге.

Алекса, замотав головой, попыталась отказаться.

— Возьми, — приказала София. — На всякий случай. И успокойся. — Она взяла второй пистолет для себя и взвела курок.

Отец был отравлен. Георгиоса утопили, Кристоса закололи кинжалом в каком-то темном переулке Вены. Все самые могущественные империи жаждали завладеть ее крошечной родиной — маленькой, но стратегически выгодно расположенной цепью островов, которые представляли собой ворота между Востоком и Западом. Сам Наполеон сказал, что тот, кто правит Кавросом, может контролировать Средиземное море, а следовательно, господствовать над Западной Европой. Именно по этой причине англичане, после того как Бонапарт потерпел поражение, заявили о том, что эта территория будет их протекторатом.

Но за все эти ужасные годы изгнания, пока София подрастала в Ноттингемшире, ее несчастная родина несколько раз переходила из рук в руки. Сначала это были французы во главе с Наполеоном. Потом ее захватил австрийский дом Габсбургов, затем русский царь — не говоря уже о постоянной угрозе нападения со стороны свирепого, злобного Али-паши, которого именовали Ужасным Турком, а также непредсказуемых султанов Оттоманской империи.

Любая из этих могущественных держав, возможно, все еще имеет свои планы в отношении Кавроса, а это означает, что она и все ее отважные греческие воины должны ни на минуту не утрачивать бдительность, чтобы ее, как следующую в линии прямых наследников трона, не постигла плачевная участь отца и братьев.

Теперь, когда она была хорошо вооружена, чтобы противостоять любой опасности, София плотнее закуталась в темный шерстяной плащ, чтобы надежнее скрыть под ним королевское одеяние. Прислушавшись к голосам, доносившимся снаружи, она попыталась разобрать слова, не теряя надежды, что это просто какой-то английский фермер, у которого сломалась телега по пути на базар, как предположил Леон.

И тут она заметила мертвенную бледность Алексы. Пожалев до смерти перепуганную подругу, она хотела было как-то приободрить ее, но не успела сказать и слова, как карету тряхнуло и она остановилась. В темноте раздались ружейные выстрелы.

Снаружи заржали лошади, закричали люди. София, у которой кровь пульсировала в ушах, схватила в руки оружие и прикрикнула на Алексу, которая громко завизжала от страха.

Однако она и сама потеряла самообладание и охнула, когда, разбив стекло и наполовину сорвав штору, в окошке кареты появился ружейный приклад.

София отвернулась, чтобы уберечь лицо от посыпавшихся осколков стекла, а Алекса, закрыв руками голову, с пронзительным криком упала на сиденье.

Когда София снова повернулась, на окошке криво болталась сорванная штора, а сквозь разбитое стекло внутрь кареты просунулась рука в черной перчатке, шарившая по дверце в поисках дверной ручки, чтобы открыть запоры. София, сверкнув глазами, нахмурилась. Пули она решила пока сэкономить.

Стиснув зубы, она замахнулась ножом и с силой полоснула по руке незваного гостя, прорезав черную кожаную перчатку и вспоров руку до предплечья. Человек громко вскрикнул от боли. Когда следующий нападающий отстрелил запоры на дверце, София была готова встретить и его.

Человек в маске рывком распахнул дверцу кареты и сразу же оказался перед дулом пистолета. На мгновение вспомнив отца и братьев, она нажала на курок и сразила его наповал. Его место тут же занял следующий, и она подняла с полу пистолет, который уронила Алекса. София выстрелила и в него, но руки у нее теперь дрожали, и она не могла как следует прицелиться.

Как и все остальные, он был в маске, и в черных глубинах его глаз, видневшихся сквозь вертикальную прорезь, пылала ненависть. Выругавшись, как ей показалось, по-турецки, он наклонился и схватил ее за предплечье, пытаясь вытащить из кареты.

Когда она замахнулась на него своим ножом, он приставил к ее лицу дуло пистолета, но не выстрелил.

«Так. Значит, они хотят взять меня живьем».

В это короткое мгновение, когда она глядела в глаза нападавшему, София заметила боковым зрением, что сзади к нему подкрадывается Леон, но она ничем не выдала, какая судьба уготована негодяю. Мгновение спустя кинжал Леона вонзился в его шею, и он рухнул замертво. Едва тело убитого коснулось земли, как Леон, торопливо вытащив ее из кареты, подвел к ней оседланную лошадь.

— Скорее, скорее, — торопил он, прижимая руку к боку. — Поезжайте. «Красная семерка». Вы меня слышите, ваше высочество? «Красная семерка». Помните?

— «Красная семерка»? — пробормотала она. — Но нам никогда не приходилось пользоваться этим кодом раньше!

— Зато сейчас придется, — сердито сказал Леон. — Понимаете?

— Да-да, конечно. Леон, ты ранен? — спросила она.

— Не обращайте на меня внимания. Это пустяк. А теперь поезжайте!

Она не стала больше медлить и подчинилась приказанию, заметив при этом, что никогда еще не видела такого выражения на суровом лице Леона. И тут до ее сознания вдруг дошло, что в системе ее безопасности пробита брешь.

Код «Красная семерка» означал, что ее люди не могут больше гарантировать ей безопасность. Они могут лишь прикрыть ее, чтобы она сумела бежать.

— А что будет с Алексой?

— Им нужны вы. Своему народу вы ничем не поможете, если умрете. А теперь — вперед! — взревел он.

Многолетняя привычка подчиняться грубоватым приказаниям Леона заставила ее мигом вскочить в седло и схватить поводья. Леон тем временем оглянулся, извлек из кареты ранец и компас и подал ей.

София кивнула.

— Я увижусь с вами, когда смогу.

— Сзади!

Леон круто повернулся и ударил кулаком в лицо еще одного человека в маске, а София тем временем взглянула на компас и повернула коня к северу.

Она поехала было в этом направлении, но еще один из нападавших попытался схватить ее гнедого за уздечку. София быстро развернула коня и пнула человека в маске в подбородок. Он резко запрокинул голову и упал навзничь.

Потом она сжала коленями бока лошади и пустила ее галопом.

София старалась не обращать внимания на пули, свистевшие вслед. Судя по всему, ее преследователям не так уж сильно нужно было взять ее живой. Оглянувшись через плечо, она увидела, что ее преследователи, эти мерзавцы в черных масках, которых было около десятка, перепрыгивают через каменный забор и, спешившись, продолжают погоню, стреляя ей вслед. Ее охрана сдерживала их натиск, обеспечивая ей прикрытие, пока она мчалась в сгущающихся сумерках по пересеченной сельской местности.

Она не замедлила бег коня даже тогда, когда оказалась за пределами досягаемости ружейного огня. Сердце ее продолжало отбивать бешеный ритм, хотя звуки выстрелов смолкли вдали. Теперь она слышала только тяжелое прерывистое дыхание — свое и своего коня.

Боже милосердный, что, если Леон тяжело ранен? Он был для нее как отец. У нее сжалось сердце: невыносимо тяжело было думать о том, что пришлось оставить друзей. За время изгнания они превратились в крепко сплоченную группу.

Больше всего ей хотелось бы сейчас повернуть назад и помочь им, ввязавшись в бой. Но если бы она вернулась, Леон никогда не простил бы ей этого. Избавь ее Господь совершить такой тяжкий грех. Это было бы равносильно самоубийству.

Нет, она знала, что должна доверять совету своего грубоватого стража. На карту было поставлено значительно большее, чем их жизни. От нее зависела судьба всего Кавроса.

Выбросив из головы на некоторое время мысли о своих друзьях, она сосредоточила внимание на дороге. У нее еще будет время мучиться от тревоги за них. Сейчас нужно было думать только о том, что делать, если ее преследователям все-таки удастся догнать ее. Проскакав две мили к северу от места засады, она на мгновение замедлила бег коня и взглянула сначала на компас, потом на горизонт. Теперь три мили на северо-запад.

В случае преследования всегда нужно выбирать окольные пути. Все, чему учил Леон, неизгладимо впечаталось в ее память. Она повернула на северо-запад и пустила коня на резвый галоп.

Сгущающаяся темнота помогала ей скрыться от врагов, но делала скачку в темноте более опасной, потому что конь мог оступиться, угодив ногой в какую-нибудь яму или рытвину.

К счастью, ей пока везло. Согласно протоколу «Красная семерка», последний отрезок пути составлял еще две мили в западном направлении. Эта часть ее маршрута пришлась на безлюдную узкую дорогу.

Стало совсем темно.

Она замедлила бег коня, причем не только из-за того, что тот устал, но и потому, что узкая дорога была каменистой, а конь с травмированной ногой едва ли смог бы помочь ей уйти от тех, кто пытался убить наследницу престола Кавроса.

Ей вдруг вспомнился нападавший, которого она застрелила. Она не сожалела о самом факте, но нажимать на спусковой крючок было немного жутковато. Оттачивая мастерство стрелка, она много практиковалась, но ей никогда еще не приходилось никого убивать. Содрогнувшись, она выбросила из головы воспоминание об этом.

Как учил ее Леон, иногда просто не бывает выбора: или убьешь ты, или убьют тебя. София снова оглянулась через плечо и не увидела никого из преследователей.

Как только миновала непосредственная угроза, она испытала последствие пережитого страха — растущее чувство собственной беззащитности. Проглотив подступивший к горлу комок, она потрепала коня по шее в благодарность за спасение.

— Спасибо тебе, — прошептала она. — Не подскажешь ли, где мы сейчас находимся?

Она знала, что, согласно протоколу, ей предписывалось далее избавиться от коня. Ей очень не хотелось расставаться с преданным животным после пережитых суровых испытаний, но конь отвлечет врагов, и если они все еще ее преследуют, то направятся за ним, а не за ней.

А она продолжит свой путь пешком.

София вспомнила последнее наставление, которым Леон заканчивал все их тренировки. И наконец, вам следует найти самое безопасное место в пределах этих координат и спрятаться, пока мы не придем и не найдем вас. Не выходите ни к кому другому, предупреждал он. Оставайтесь в укрытии, пока не получите визуального подтверждения, что это действительно кто-то из нас. Не позволяйте себя одурачить.

— Ну что ж, вот мы и прибыли, — сказала она коню дрожащим шепотом. Она остановила гнедого, когда они проехали около двух миль по каменистой дороге. — Пора прятаться. А ты беги отсюда. — Она спешилась, чувствуя, что ноги все еще дрожат.

Быстро расседлав гнедого, она сняла с него уздечку, чтобы не оставлять никаких улик.

— Прощай, — пробормотала она, в последний раз потрепав животное по бархатистой шее. — Пора, мальчик. Беги своей дорогой!

Конь продолжал стоять на месте — породистый, с белой звездочкой на лбу. Он покачал головой, словно сомневаясь, что она выживет без него.

— Ступай же! — воскликнула София. — Пошел! — Когда она еще раз шлепнула его по бедру, гнедой фыркнул и неторопливой рысью скрылся в темноте.

София нахмурила брови, прислушиваясь к стуку копыт, и, когда они смолкли, плотнее закуталась в темный плащ, почувствовав себя очень одинокой.

Ничего. Пусть другим принцессам непременно нужен какой-нибудь рыцарь, чтобы спасти их, а она, слава Богу, не была в отличие от них беспомощной дурочкой.

Довольная тем, что у нее еще есть нож, София доложила компас в ранец с припасами и повесила его на плечо. Закопав лошадиную сбрую в куче листьев и сучьев, она отправилась сквозь темный лес на поиски надежного места, где можно было бы спрятаться, а если потребуется, то и переждать в безопасности несколько дней.

Боже милосердный, она сильно сомневалась, что кто-нибудь из своих обнаружит ее в такой глухомани. «Леон, куда ты меня заслал?»

Она оказалась в какой-то Богом забытой дыре и уже начала сомневаться, что сможет найти подходящее убежище где-нибудь поблизости, но тут заметила впереди расчищенный участок леса. Там стоял старый, полуразвалившийся сарай, и больше никаких строений поблизости не было видно.

Ну что ж, подумала она, не дворец, конечно, но вполне подойдет.

Она тотчас решила, что самым подходящим для нее местом будет сеновал. Если сюда кто-нибудь забредет, она будет в большей безопасности наверху, а кроме того, оттуда ей будет лучше видно окружающую местность. Это поможет сориентироваться в незнакомом месте, а еще важнее то, что, если кто-нибудь следил за ней, ее местонахождение на сеновале обеспечит ей возможность заметить приближение врагов. Крепко держась за лестницу, она уверенно поднялась наверх. Ей не давал покоя вопрос о том, чьих же рук дело это нападение.

Наверное, за этим стоит Али-паша, думала она, будь он проклят, этот мерзавец. Ее мать, королева Теодора, плевала на землю всякий раз, когда поизносилось это имя.

Оттоманские властители уже захватили большую часть Греции, кроме нескольких территорий, остававшихся свободными, на которые за последние несколько десятилетий Али-паша с помощью отрядов албанских варваров заявлял свои претензии. София могла бы поклясться, что теперь Али-паша хочет заполучить также и Каврос.

Взобравшись на сеновал, она сняла и отложила в сторонку ранец. Потом постелила шерстяной плащ. Ловко орудуя ножом, отпорола подкладку, под которой была спрятана простая крестьянская одежда.

Быстро оглянувшись, она переоделась, сменив королевское бархатное одеяние на простую одежду, подходящую какой-нибудь деревенской скотнице.

Далее предписывалось полностью спрятать все, что могло бы указывать на ее королевское происхождение, — предметы одежды, документы, а также ювелирные украшения — ее кольцо с печаткой, даже золотой гребень для волос, увенчанный фамильным гербом. Она вынула гребень и, тряхнув головой, освободила из аккуратного шиньона длинные черные косы.


Завернув все эти обличающие ее предметы в срезанную подкладку плаща, она оглянулась вокруг в поисках подходящего места и убрала сверток под кучу сена.

Теперь у нее остались нож, ранец с продовольствием и шерстяной плащ без подкладки, который она расстелила на сене.

Потом она достала из ранца флягу и отхлебнула глоток воды, но не слишком большой. Воду придется экономить на тот случай, если ее охране потребуется больше суток, чтобы отыскать ее. В ранце находились также кое-какие продукты и складная подзорная труба.

Отложив флягу, София достала подзорную трубу и подошла к окну в восточной стене сеновала, чтобы осмотреть окрестности.

Взглянув в окуляр, она обрадовалась тому, что с ее наблюдательного пункта была хорошо видна часть освещенной луной дороги, по которой она сюда пришла.

Она не увидела ничего примечательного. Никаких признаков жилья — только темная мирная сельская местность, простирающаяся до черного неба, усыпанного яркими осенними звездами.

Мгновение спустя она пересекла сеновал, чтобы осмотреть местность из противоположного окна. Вот здесь было на что посмотреть.

Ее взгляд сразу же остановился на развалинах небольшой норманнской церквушки, до которой было рукой подать.

София неожиданно заметила слабый свет, мелькавший сквозь старинное витражное окно. Там кто-то был. В такой час?

Снова приложив глаз к подзорной трубе, она заглянула сквозь пролом в стене внутрь храма и вдруг увидела мужчину, одетого во все черное.

Он зажигал свечи в алтаре.

Она затаила дыхание, внимательно разглядывая его.

Явно погруженный в свои мысли, незнакомец зажег каждую свечу, стоявшую на металлической подставке, и их пламя высветило его чеканный профиль. Она разглядела темную щетину, отросшую на крепких скулах и подбородке, и длинные волосы, черные как вороново крыло. Сердце у нее гулко забилось. Кто этот человек и что здесь делает?

Наблюдая за ним, София не знала, что и подумать. Он был очень красив, выглядел как джентльмен, но было в его лице что-то жесткое, холодное и яростное.

Ясно одно: это пустынное место было не таким необитаемым, как ей вначале показалось.

Закончив свое дело, незнакомец довольно долго стоял, потупив взгляд, видно, что-то обдумывая, потом она вдруг потеряла его из виду и увидела только тогда, когда он выходил из церкви.

У нее отлегло от сердца, когда она увидела, что незнакомец направился в противоположном от нее направлении.

Когда его не стало видно сквозь подзорную трубу, потому что обзору мешал угол сарая, София, нахмурив лоб, подумала, что, возможно, оставаться здесь не так уж безопасно.

Судя по всему, у этого человека мысли были заняты серьезными делами, так что едва ли он станет разыскивать именно ее.

Однако следует ли ей рисковать?

Другой вариант еще хуже. Если преследователям удалось выследить ее, то ей совсем не хотелось столкнуться с ними где-нибудь на дороге.

Закусив губу, она тщательно осмотрела окружающую местность, обдумывая, какое из этих двух зол является меньшим.

Мгновение спустя она тяжело вздохнула и решила остаться. Злоумышленники, напавшие на ее карету, были явно намерены причинить ей серьезный вред, тогда как одинокого незнакомца в церкви терзали, по-видимому, исключительно собственные демоны.

Она вдруг почувствовала какое-то движение за спиной.

Быстро повернувшись, София вытащила нож.

С бешено колотящимся сердцем она вгляделась в темноту, но никого не увидела. Ее внимание привлекло какое-то движение у основания кучи сена.

Не может быть!

Она тихо ойкнула, опустив руку с ножом, прижала другую руку к сердцу, ожидая, пока бешеное сердцебиение, снова войдет в норму. Да это же котята.

Маленькие комочки меха, видимо, вышли на большую ночную охоту!

Покачав головой, она стала наблюдать, как эта троица обнаружила ее ранец. Один из них залез внутрь. Снаружи торчал только его полосатый хвост.

Потом хвост исчез, и ее ранец вместе с содержимым двинулся по полу. Усмехнувшись, она увидела, как исчезнувший внутри котенок выскочил из ранца и напал на своего брата, после чего оба покатились по полу.

Ну что ж. Это, конечно, не ангелы-хранители, которые нужны ей сейчас, но они по крайней мере развлекут ее.

Последний раз взглянув через плечо на одинокую церквушку, София выбросила из головы загадочного незнакомца и решила подружиться с пушистым трио маленьких искателей приключений.

Усевшись на плащ рядом с барахтающимися котятами, она задумалась. Кого она пытается обмануть и как ей вообще могло прийти в голову, что может осуществиться ее план вернуть трон, который потерял ее отец? Когда она сидела здесь, в темноте, совсем одна, у нее возникло множество сомнений. Кто она такая, чтобы править страной? Всего лишь самонадеянная девчонка!

А самое худшее заключалось в том, что она в глубине души понимала, что почти не помнит Каврос, потому что ей было всего три года, когда ее семья была вынуждена бежать, хотя она до сих пор не забыла, как громко стреляли пушки в ту ужасную ночь. Да, в жилах ее текла королевская кровь, но, видит Бог, София была всего лишь девушкой, которой едва исполнился двадцать один год!

Подумав об этом, София сразу же вспомнила, что сегодня ее день рождения. Один из котят тем временем подошел ближе и пощекотал усами ее руку. Вот и первое поздравление! Она закрыла глаза, изо всех сил сдерживая слезы.

Вдруг она почувствовала, как озорной котенок куснул ее руку острым как иголка зубом.

Ну что ж, очевидно, Леон был прав. Верить нельзя никому. Даже крошечному комочку меха.

Она подняла котенка и строго взглянула на него, но тот лишь отбивался лапками.

Глава 2


Ночами было особенно тяжело, потому что, когда мир погружался в темноту, тревожные мысли наполняли его голову. Куда он попадет — в ад или в рай, — было пока неясно, однако он мог с твердой уверенностью сказать, что выскользнул из костлявых пальцев смерти не случайно. Прежде чем приехать сюда, в это безлюдное место, он был солдатом, причем храбрым солдатом.

Он совсем не был уверен, кем является сейчас, но утреннему свету всегда удавалось восстановить его душевное спокойствие.

Новый день был слишком волнующим событием, чтобы воспринимать его как нечто само собой разумеющееся.

Майор Гейбриел Найт вышел на выложенное плитняком крыльцо старого фермерского дома и медленно вдохнул прохладный, свежий утренний воздух.

Было приятно иметь возможность снова дышать, не испытывая боли.

Он запрокинул голову, смакуя ощущение солнечных лучей на своем лице.

Новый день вызвал у него некое подобие улыбки. Он поднял над головой руки и расслабил плечи, все еще болевшие после вчерашних изнурительных попыток полностью восстановить их былую силу.

Опустив руки, он положил их на пояс и окинул взглядом живописный пейзаж.

Здесь было так красиво. Так тихо.

Родившийся и выросший в Британской Индии, он, всего пару месяцев назад вернувшись в Англию, медленно привыкал к неспешному ритму жизни в этой ухоженной стране с ее живыми изгородями и полями, напоминающими лоскутное одеяло. Странно, когда вокруг слишком безопасно. Но несомненно, приятно. Клочья тумана все еще висели в зеленых впадинах между пологими холмами, а позади старинной каменной церкви он заприметил свою белую лошадь, стоявшую по колено в поздних осенних полевых цветах и пощипывавшую росистую траву.

Улыбка на его лице расплылась еще шире. Спустившись с крыльца, он отправился исполнять свои утренние обязанности.

Они сильно отличались от его обязанностей в той жизни, которую он оставил позади вместе со смертоносными орудиями своего ремесла и кровавой атрибутикой войны.

Его воинская слава больше не имела значения. Он был человеком, у которого открылись глаза.

Пусть даже какая-то часть его существа сознавала, что судьба может еще кое-что потребовать от него как от воина, он и слышать не хотел того, что подсказывала ему интуиция. Ему был дан второй шанс жить, и он имел твердое намерение им воспользоваться. Не многим смертным удается увидеть то, что ждет человека после смерти, но Гейбриел пережил достаточно, чтобы понять, что мудрый человек должен наслаждаться простейшими радостями повседневной жизни — пока она продолжается.

Твердо решив именно так и поступать, он начал с того, что накачал воды из колодца. Постоял, зачарованный ее хрустальной прозрачностью. То, что он раньше воспринимал как нечто само собой разумеющееся, иногда потрясало его своей красотой. Вода, например. Бог свидетель, он достаточно часто водил своих людей через индийские пустыни и давно понял, что вода означает жизнь.

Накачивая воду, он заметил, что больше не ощущает болезненного напряжения в солнечном сплетении. Значит, он почти вылечился и к нему вернулась прежняя сила. Возникал вопрос: для какой цели он использует ее на сей раз? Ответа у него пока не было. Терпение, в сотый раз напомнил он себе.

Затем он отмерил овса для своего коня и понес бадью в загон. Гром с голодным ржанием рысью примчался к нему. Гейбриел поставил бадью перед породистым конем, обратив внимание, что олень снова приходил из леса в надежде полакомиться.

Ну что ж, Гром, судя по всему, не возражал против того, чтобы поделиться с ним своим лакомством. Потрепав коня по шее, Гейбриел оставил его с аппетитом поглощать корм, а сам отправился в курятник. Пока шумливые куры с кудахтаньем клевали зерно, пригоршню которого он им бросил, он собрал несколько яиц. Яйца были такие гладкие на ощупь. Он отнес их в дом и отдал миссис Мосс, своей седовласой экономке, отличавшейся отвратительным характером, которая уже суетилась на кухне, как это делала каждое утро.

— Вы еще не принесли молока, сэр? — сварливо спросила она.

— Я как раз собирался сделать это, — ответил он и вышел из кухни, прихватив с собой ведерко. Эта женщина, несомненно, считала его большим чудаком, и неудивительно. Разве не странно, что джентльмен-арендатор собственноручно выполняет всю работу по дому, вместо того чтобы привезти с собой кучу слуг? Армейская жизнь делала человека вполне самодостаточным, но дело было не только в этом. Гейбриелу просто очень хотелось побыть в одиночестве.

Он снова вышел из дома и нашел обеих послушных коров на лугу под огромным дубом. Подоив их, он отнес ведро с молоком в дом, но, прежде чем отдать его миссис Мосс, отлил немного в миску.

Старуха неодобрительно нахмурила лоб, но Гейбриел не обратил на нее внимания и понес миску с молоком в сарай, чтобы покормить котят. Котята были более приятной компанией, чем миссис Мосс с ее бесконечным ворчанием. По правде говоря, единственным, на что он мог пожаловаться, поселившись в арендованном домике, было то, что после многих недель добровольной изоляции его начало тяготить одиночество, тем более что на пороге стояла зима.

Если бы ему захотелось поговорить с кем-нибудь, то дом его брата находился в двух часах езды, да и до Лондона можно было добраться всего за три часа. Несколько недель назад он попробовал поразвлечься в столице; но даже в переполненном людьми бальном зале, где было множество красивых женщин, приятных мужчин и членов его родовитой семьи, он почувствовал себя еще более одиноким.

Поэтому он снова удалился в свое сельское убежище. Возможно, душе, чтобы излечиться, требуется больше времени, чем телу.

Как только он оказался на сеновале, к нему сразу же подбежали двое из его пушистых подопечных и принялись жалобно мяукать, требуя молока, но Гейбриел нахмурил брови. Куда-то исчез рыжий котенок. Лишь бы не свалился куда-нибудь и не поранился.

— Киска, ты где? — тихо позвал он и медленно пошел по сеновалу, отыскивая непоседу.

Заканчивая обход сеновала, Гейбриел вдруг замер от неожиданности, открыв рот. Рыжий котенок прижался к девушке, которая крепко спала. Гейбриел уставился на нее и даже дышать перестал.

Он понятия не имел, что она тут делает, но ее красота потрясла его. Он остолбенел и не мог оторвать от нее глаз.

Кто же она такая?

Девушка устроила себе гнездышко в копне сена, плотно завернувшись в грубый шерстяной плащ. Край ее юбки приподнялся, открыв взору изящную лодыжку.

Гейбриел медленно присел на корточки и с замиранием сердца стал разглядывать ее.

Это была скромно одетая простая деревенская девушка, правда, с весьма экзотической внешностью. Одни ее густые кудрявые черные волосы чего стоили! Заметив легкую смуглость ее кожи, он подумал, что в ней, возможно, течет цыганская кровь, потому что типичной английской розой ее уж, конечно, нельзя было назвать.

У нее были очень черные брови и такие же черные роскошные густые ресницы, четко очерченный нос, высокие скулы и весьма решительная линия подбородка. Крупные пухлые губки слегка приоткрылись во сне.

Гейбриел с трудом проглотил комок, образовавшийся в горле, и усилием воли подавил волну неожиданно вспыхнувшего, давно забытого желания, а пока он, словно завороженный, разглядывал ее, до него постепенно дошло, почему она оказалась здесь.

Ох, пропади он пропадом, его братец, негодяй этакий!

Старая ферма находилась слишком далеко от города, чтобы эта девушка забрела сюда случайно. Нет, ее, должно быть, прислал его братец Дерек, черт бы его побрал!

Гейбриел вспомнил, как этот шалопай не так давно шутливо пригрозил ему: «Я найму какую-нибудь соблазнительную девицу без строгих моральных устоев и уговорю ее приехать сюда и позаботиться о тебе». Под этим он подразумевал, естественно, девушку, которая будет удовлетворять его плотские желания. «Разве я не добрый и заботливый брат, а?» — добавил он.

Гейбриел понимал, что Дерек делает это из самых лучших побуждений. Ни для кого не было секретом, что вся его семья тревожилась о нем, а больше всех — его младший братец Дерек, который был не только братом, но и самым близким другом и однополчанином в Индии. Дерек любил земные блага, был человеком здравомыслящим и не видел смысла в эксперименте с исцелением души, затеянном Гейбриелом в этой глухомани.

Но сейчас, глядя на девушку, которую Дерек выбрал для него, Гейбриел мог сказать в адрес брата лишь одно: этот дьяволенок точно знал, какие женщины ему по вкусу. И если он не проявит осторожность, эта красивая девушка быстро заставит его плясать под свою дудочку.

Ну что ж, ей придется уйти, подумал он со стоической решимостью, потому что для мужчины, твердо настроенного на искупление своих грехов, она может оказаться более сильным искушением, чем способна вынести его изголодавшаяся мужская натура.

Собрав в кулак всю свою силу воли, он подавил разыгравшуюся похоть. Решив, что пора ее разбудить и отправить в обратный путь, Гейбриел вежливо откашлялся.

— Мисс? Гм-м. Мисс, доброе утро. — Он осторожно прикоснулся одним пальцем к ее плечику, пытаясь разбудить. — Прошу прощения… — снова начал он, но тут глаза ее широко распахнулись, хотя не сразу сфокусировались после сна.

Однако, увидев его, она охнула и вдруг замахнулась на него неизвестно откуда взявшимся ножом.

У него вспыхнули глаза. Отточенная в боях реакция на оружие сработала автоматически. В мгновение ока он схватил ее за запястье.

Выругавшись на каком-то иностранном языке, она попыталась вырваться.

— Отпусти меня… немедленно! — заорала она мгновение спустя.

— Брось оружие! — прорычал он, и тут она снова попыталась полоснуть его ножом.

Гейбриел моментально оказался верхом на ней, уложив плашмя на сено и пригвоздив ее запястья к полу, чтобы эта дикарка не натворила бед.

— Лежи спокойно!

— Слезь с меня, дьявол! Я приказываю тебе освободить меня сию же минуту! — сердито крикнула она, пытаясь сбросить его, но безрезультатно.

— Ах вот как? Ты мне приказываешь? — тихо сказал он, тяжело дыша, причем не только от физических усилий. Однако ее властный тон его озадачил. Он был воином, не раз обращавшим в бегство врагов на поле брани, и его позабавила ее наглая готовность попытаться выпустить ему кишки.

— Я тебя предупреждаю: лучше отпусти меня!

— Зачем? Чтобы ты еще раз попыталась меня зарезать? — насмешливо спросил он, пытаясь игнорировать приятное ощущение от ее соблазнительных форм.

Она перестала бороться и уставилась на него пылающим взглядом больших карих глаз, а ее мягкая соблазнительная грудь тяжело вздымалась, прикасаясь к его груди. Ему потребовалось призвать на помощь всю свою стальную волю, чтобы не забыть о том, что он теперь стал поборником аскетизма.

София с трудом проглотила образовавшийся в горле комок, тяжело дыша, но не от страха, и посмотрела ему в глаза. Глаза были синие, как кобальт. Такого цвета было только море, омывающее берега ее родины. Полузабытое воспоминание отозвалось острой болью в сердце. И тут же вновь вспомнились события прошлой ночи. София даже не сразу сообразила, где находится.

Но она быстро узнала человека, захватившего ее в плен. Это был тот самый незнакомец, который прошлой ночью зажигал свечи в церкви. Хорошо еще, что ее нашел он, а не люди в масках, напавшие на ее карету, что в данных обстоятельствах могло быть гораздо хуже.

— Может быть, скажешь, что ты делала в моем сарае? — тихо спросил он тоном человека, знакомого с нормами этики.

— Спала — разве не понятно? — сердито ответила она.

— Ты нарушила границы частных владений.

— Но я не сделала ничего плохого!

— А покушение на убийство?

Да, в этом он был, пожалуй, прав.

— Ты испугал меня, — объяснила она с королевским высокомерием, несмотря на то что находилась в абсолютно беспомощном положении.

— Это я понял, — медленно произнес он.

В ответ она презрительно фыркнула.

Он поверг ее в ужас, разбудив, когда она крепко спала, и она отреагировала соответствующим образом. По крайней мере теперь, окончательно проснувшись, она могла точнее оценить свое положение.

— Может быть, все-таки слезешь с меня? — процедила она сквозь стиснутые зубы.

— А ты не попытаешься убить меня?

— Если бы я хотела тебя убить, ты был бы уже мертв! — с горячностью заявила она.

Он весело рассмеялся, как будто она сказала что-то очень остроумное.

София, прищурив глаза, внимательно взглянула на него, потом отвела взгляд, отказываясь признать, что при ближайшем рассмотрении этот человек был чертовски красив, особенно когда смеялся.

— А теперь, молодая леди, слушайте меня внимательно. Советую вам бросить оружие, — сказал он таким тоном, что стало ясно: шутить он больше не намерен. — Нет никакой необходимости прибегать к насилию, правда? Я не собираюсь обижать вас. Но если вам снова вздумается заколоть меня ножом, я могу подвесить вас за ноги с сеновала. Будете находиться в таком положении, пока не научитесь хорошо вести себя.

Она снова заглянула ему в глаза.

— Вы не посмеете!

— Мяу! — раздалось вдруг. Крошечный рыжий котенок выбрал именно этот момент, чтобы вмешаться, и принялся с обожанием тереться о ноги этого человека.

— Да-да, я уже принес ваше молоко, — сказал он, отвечая на его требовательное мяуканье. — Чего же еще ты хочешь? Сам виноват, что проспал завтрак. Ты тут спрятался в укромном местечке. Я тебя понимаю и совсем не виню.

София стиснула зубы, чтобы не рассмеяться, но когда мужчина снова взглянул на нее, он абсолютно точно знал, что заинтересовал ее. Она отвернулась, чтобы он не заметил, как дрогнули в улыбке ее губы.

— Уж эти мне котята, — тихо пробормотал он. София почувствовала на себе его взгляд. — Такие непоседы.

Она с трудом глотнула воздуха, стараясь не обращать внимания на его теплое дыхание на своей шее и поразительные ощущения, которые вызывало в ней его большое мускулистое тело, лежащее на ней. Их нельзя было назвать неприятными.

— Почему бы вам не найти для этих котят новых хозяев, если они доставляют вам столько беспокойства? — язвительно предложила она, все еще стараясь не глядеть на него.

— Но они здесь родились. А я всего лишь арендатор.

Вот как? Значит, люди привыкли ему доверять? Медленно, с опаской София встретилась с ним взглядом. А он продолжал:

— Я освобожу вас, если пообещаете не убивать меня, — насмешливо произнес он. — Даю честное слово, что не причиню вам зла.

Разве у нее был какой-нибудь выбор? София ничего не сказала, но выпустила из пальцев нож, который упал на дощатый пол. Это был жест доверия.

— Ого! — с одобрением произнес хриплым голосом ее захватчик. — Это что-то новенькое. Женщина, умеющая постоять за себя.

С величайшей осторожностью Гейбриел мало-помалу ослабил хватку и отпустил ее изящное запястье. Однако сделать это было гораздо проще, чем приподняться с ее теплого стройного тела. Ему хотелось нагнуть голову и завладеть ее восхитительными губками.

С большим трудом Гейбриел отвел глаза от черноволосой соблазнительницы. Она тут же отползла от него. Теперь они оба стояли на коленях на полу, покрытом тонким слоем сена.

Настороженный взгляд карих глаз девушки следил за каждым его движением, пока он медленно поднимался на ноги, не желая снова испугать ее. Встав, он отправился взглянуть на котят, давая ей возможность прийти в себя после их схватки.

— Ты неплохо владеешь холодным оружием, — заметил он, подходя к миске, чтобы посмотреть, осталось ли там молоко.

— Дело практики, — с некоторым вызовом ответила она.

Пылкая девушка.

— Насколько я понимаю, тебя прислал Дерек?

— Кто это?

— Мой брат. — Присев на корточки, он отогнал от миски черного и серого котят, чтобы дать возможность рыжему тоже полакать молока.

— Ваш брат, — повторила она, словно пробуя его слова на вкус.

— Ну да. Он тебя нанял, чтобы ты приехала сюда и… ублажала меня, насколько я понимаю.

Не в силах удержаться, он окинул взглядом ее фигуру.

— Ну да, Дерек, — сказала она в ответ, кивнув в подтверждение.

— Он, конечно, оригинал, — сказал Гейбриел, наблюдая за котятами, чтобы хоть чем-то отвлечь свое внимание от нее. — Но к сожалению, ничего из этого не получится. Видит Бог, ты красивая, но тебе придется вернуться в Лондон или в другое место, где он тебя нашел, потому что я… — Он запнулся, потом закончил фразу с удвоенной решимостью: — Мне в настоящее время не требуется партнерша по постели.

Что такое он говорит? София уставилась на него, широко распахнув глаза и замерев от потрясения.

Черт возьми! Он подумал, что она шлюха?

Король, ее отец, наверное, перевернулся в могиле… А если бы Леон услышал, что этот наглый мерзавец смеет хотя бы предположить такое, он избил бы его до смерти.

Ну по крайней мере попытался бы. Даже Леону было бы, пожалуй, нелегко справиться с этим типом, подумала она, окидывая взглядом его атлетическую фигуру. Арендатор представлял собой несокрушимую стену из тренированных мускулов высотой под два метра. Ей не верилось даже, что она, напав на него, осталась в живых.

— Понятно, — уклончиво промолвила она, стараясь не раскрывать свои карты, потому что все еще не решила, как на все это реагировать.

Он и впрямь был весьма загадочным человеком. Кто он такой? И почему его брат присылает ему какую-то девушку? Но самым удивительным был его отказ.

Алекса говорила, что все мужчины постоянно хотят секса, а уж она-то знает, что говорит. София пожала плечами, подумав, что, наверное, надо считать, что ей повезло.

Заметив, как его взгляд с жалостью скользнул по ее крестьянской одежде, она почувствовала, что уязвлена ее королевская гордость.

— Можешь оставить себе деньги, которые заплатил тебе брат, — тихо сказал он. — Я сожалею, что ты зря потратила время. Пойдем, — сказал он, указывая на лестницу, — я оплачу тебе билет на дилижанс до Лондона. Но нам нужно поспешить, чтобы вовремя добраться до постоялого двора.

— Подождите! — воскликнула она.

— В чем дело?

Она уставилась на него, не зная, что сказать. Согласно протоколу, она должна была оставаться в пределах этих координат, пока ее не найдут телохранители.

Боже милосердный, она не могла позволить ему выставить ее сейчас отсюда. Эти злобные типы, которые прошлой ночью напали на ее карету, возможно, все еще рыщут поблизости, разыскивая ее. Прошлой ночью ее прикрывала хотя бы тьма, но сейчас, средь бела дня, если она наткнется на своих врагов на дороге, ее едва ли спасет крестьянская одежда. Теперь у нее даже коня не было, чтобы ускакать от них, если они ее заметят. У нее все еще был нож, но этот атлетически сложенный мужчина только что вновь напомнил ей, что, как бы ловко ни умела она обращаться с холодным оружием, простой мужской силы достаточно, чтобы победить ее.

Он наблюдал за сменой эмоций на ее лице, и на его собственной физиономии появилось любопытство.

— Что-нибудь не так?

— Вам так не терпится избавиться от меня? — ответила она вопросом на вопрос, пытаясь улыбнуться. — Прошу вас, не выгоняйте меня.

Она боялась одна бродить по сельским дорогам. Было бы чрезвычайно глупо даже пытаться это делать. Она должна дождаться здесь своих телохранителей, которые сопроводят ее в замок.

София была уверена, что ждать осталось недолго. Прошлой ночью ее люди потерпели поражение в схватке на дороге, но к этому времени они, конечно же, успели произвести перегруппировку.

Стараясь не поддаваться страху, София упорно убеждала себя, что все они наверняка уцелели после ночной стычки. Но как же ей поступить сейчас?

Увы, хозяину котят, кажется, не терпелось отделаться от нее.

— Извини, дорогуша. Поверь, я польщен твоим энтузиазмом, но это была одна из дурацких шуток моего бесшабашного брата, — с досадой сказал он.

— Вы действительно находите меня такой непривлекательной?! — воскликнула она.

— Нет! Дело совсем не в этом!

София наморщила лоб. К сожалению, она не могла сказать ему правду.

Хотя сейчас он казался ей более заслуживающим доверия, чем сначала, одно из строжайших наставлений Леона гласило, что при любых обстоятельствах следует сохранять в тайне свою личность. Люди из ее охраны слишком многим рисковали ради нее, чтобы она отплатила им несоблюдением правил, которые обещала выполнять.

О Господи, что же ей сказать?

Он с любопытством глядел на нее.

— Тебе так не терпится… заняться любовью! Дерек сказал тебе о «Камасутре», не так ли? Видишь ли, я больше этим не интересуюсь. Я хочу сказать, что в жизни есть много других радостей.

Софии хотелось, чтобы земля разверзлась под ногами и поглотила ее, как это бывает во время бесчисленных землетрясений в Греции. Она откашлялась и, собравшись с духом, заявила:

— Уверяю вас, сэр, я с уважением отношусь к вашим желаниям и сделаю все, что от меня зависит, чтобы не досаждать вам. Но я только что приехала, а обратная дорога в Лондон, как вы сами изволили заметить, будет утомительной и займет много времени. Скажите, вам будет очень неприятно, если я задержусь ненадолго, чтобы немного отдохнуть?

— Здесь? — Он огляделся вокруг. — На сеновале?

— Да, — кивнула она. — Я не причиню беспокойства. Даю вам слово.

— Но почему? Почему вы согласились на такие условия и отправились сюда, в эту глушь? Едва ли вы испытываете недостаток в клиентах. — Он вдруг прищурил глаза. — Я, кажется, понял. Вы от кого-то скрываетесь, не так ли?

— Что-о?

Он подошел ближе.

— Вы, наверное, натворили что-нибудь ужасное, да? За вами гонятся?

Она побледнела.

— Конечно, нет. Как вам такое пришло в голову? — Конечно, она не совершила ничего плохого, но за ней действительно охотятся.

Вот если бы еще только знать, кто именно!

Синеглазый мужчина долго смотрел на нее изучающим взглядом.

— Ты цыганка, не так ли?

— Да, — призналась она. Пусть говорит что угодно, лишь бы не гнал ее отсюда.

Она почему-то чувствовала себя в большей безопасности, когда рядом находился этот большой и сильный мужчина. Кажется, даже котята понимали это и кувыркались вокруг его ног.

— Мне почему-то кажется, что ты здесь прячешься, — сказал он и сложил руки на груди. — Ты совершила какое-нибудь преступление? — тихо спросил он.

Она покачала головой:

— Вовсе нет!

Его проницательный синий взгляд проникал ей в самую душу.

— Я не намерен прятать того, кто скрывается от закона.

— Я не сделала ничего плохого! — воскликнула София, начиная всерьез нервничать.

Судя по всему, он ей не поверил.

— Боюсь, что цыгане пользуются дурной репутацией. Их считают ворами, — коротко пояснил он.

— Я не совсем обычная… цыганка, — заверила она.

Он долго пристально смотрел на нее.

— Ну ладно. Поверю тебе на слово. Но лучше не ври мне. Больше всего на свете я презираю лживых женщин.

Пригладив взлохмаченные волосы, она тяжело вздохнула.

— Я понимаю. Так, значит, я смогу побыть здесь еще немного?

Если он сейчас уйдет, то, возможно, даже забудет, что она здесь.

Он пристально смотрел на нее.

София, затаив дыхание, ждала ответа, с ужасом думая о том, что ее могут выгнать, а вокруг рыщут враги, жаждущие ее крови.

— Я не причиню никаких неудобств, сэр, клянусь вам. Она не забывала о почтительном тоне, как подобает скромной деревенской девушке. — Это ненадолго, мне действительно некуда больше идти.

Эти огромные карие глаза могли бы растопить даже каменное сердце. Гейбриел отвел взгляд.

Выгнать ее оказалось выше его сил.

— Ладно, — пробормотал он. — Идем в дом, поешь чего-нибудь на завтрак.

— Не надо, не беспокойтесь. Я не хочу вас обременять…

— Ты не голодна?

— Я… захватила с собой кое-какую еду.

— Вот как? — удивился Гейбриел, на которого произвело явно положительное впечатление то, что она, кивнув, достала ранец и вынула оттуда немного сухарей, завернутых в марлю, и кусок вяленого мяса.

Гм-м. Кто бы мог подумать. Его братец и тут не промахнулся. Дерек знал, что Гейбриел терпеть не может беспомощных женщин. А эта оказалась не только смелой и независимой, но и предусмотрительной. Судьба этой красавицы, которой, судя по всему, не повезло, задела его за живое.

Она наверняка заслуживала того, чтобы получить шанс начать более достойную жизнь. Может быть, он сумеет как-то помочь ей?

— Как тебя зовут, голубушка? — осторожно спросил он.

Отпустив голову, она взглянула на него из-под густых ресниц.

— София.

— А я Гейбриел Найт. Но насколько я понимаю, ты это уже знаешь.

— Да. Ваш брат сказал мне, — деловым тоном ответила она.

— Как я уже говорил, мне не нужна девушка, чтобы согревать мою постель, но если ты захочешь помочь, то моей экономке совсем не помешает лишняя пара рабочих рук.

— Вашей экономке? — поморгав, переспросила она. — Вы хотите сказать, что я могла бы работать здесь… в качестве служанки?

— Да. Тебя это устраивает? Тебя здесь никто не обидит. Ты можешь либо вернуться к прежней жизни, либо остаться и попробовать заниматься чем-то другим. Выбор за тобой.

Склонив к плечу голову, София долго смотрела на него, обдумывая предложение.

Она никогда не помышляла о такой перспективе.

Он в ожидании приподнял бровь, с удовлетворением подумав, что дает ей возможность начать новую жизнь.

Она медленно кивнула:

— Спасибо. Я согласна.

— Вот и хорошо, — сказал в ответ Гейбриел. Недавно приехав в Англию, он еще не привык к многочисленным особенностям произношения населяющих ее людей — от лондонского Ист-Энда до отдаленных от центра деревушек, — но все же заметил правильную речь этой девушки, необычную для людей ее класса.

Ну что ж, подумал он, отрывая от нее взгляд, если она будет прислугой в его доме, то один вопрос можно считать решенным. Ни один порядочный человек, обладающий элементарным чувством собственного достоинства, не станет использовать своих служанок для удовлетворения собственных потребностей.

Он откашлялся, довольный возможностью сделать доброе дело, хотя понимал, что ему придется нелегко, если она все время будет мелькать перед глазами и искушать его.

— Ты найдешь миссис Мосс на кухне, — коротко сообщил он. — Она накормит тебя чем-нибудь более вкусным, чем эти сухари, а потом мы сообразим, где ты будешь спать. Что касается твоего жалованья… кстати, сколько сейчас получают служанки? Шиллинг в неделю?

Она пожала плечами, так как не имела об этом ни малейшего понятия.

Бедная девчонка, несомненно, привыкла жить впроголодь. У нее был недоверчивый взгляд человека, чудом оставшегося в живых.

— Ладно, в таком случае мы это решим позднее, — пробормотал он и отвернулся.

— Гм-м, мистер Найт?

— Майор.

— Простите?

— Это в общем-то не имеет значения, — сказал он, вспомнив, что его военная жизнь осталась в прошлом. — Зови меня просто Гейбриел. Так что ты хотела сказать, София?

Она слегка вздернула подбородок.

— Жаль, что вы не хотите спать со мной, — выпалила она с некоторым вызовом, потому что это, возможно, задело ее женское самолюбие. А может быть, она просто проверяла его выдержку.

В любом случае ее слова заставили его приподнять бровь.

— Я тоже сожалею об этом, голубушка, поверь мне.

Глава 3


— После вас, — вежливо сказал ее работодатель, жестом указав на лестницу.

София кивнула и, прежде чем уйти с сеновала, помедлила, отвернулась, незаметно приподняла юбки и вернула нож в ножны.

Он пристально наблюдал за ней, но от комментариев воздержался. Она могла лишь предполагать, какие мысли промчались в его голове.

Этот мужчина, воспользовавшись благоприятным моментом, мог сделать с ней все, что угодно, а он вместо этого, даже считая ее проституткой, предложил ей зарабатывать на жизнь честным трудом.

К тому же перспектива побыть какое-то время на месте бедной служанки показалась Софии весьма полезной. Это давало уникальную возможность приобрести опыт, которого пока у наследницы трона было маловато. Британские дипломаты отводили ей место пешки, когда она будет королевой, но София искренне желала стать хорошей правительницей. И сейчас ей предоставлялся отличный шанс лучше понять свой народ, тех самых простых людей, которыми ей вскоре предстояло править.

Не сказав ни слова, Гейбриел кивком указал на широко распахнутую дверь сарая. София последовала за ним. Они вместе направились к ветхому фермерскому домику, который теперь был виден среди деревьев. Вчера она его не разглядела, потому что узкие окна сеновала сильно ограничивали обзор.

Шагая рядом с ним по пыльной подъездной дороге, она заметила, что едва достает ему до плеча. Он выглядел крупнее большинства ее телохранителей, хотя всех их специально отбирали за внушительные габариты. Гейбриел назвал себя майором, и его выправка выдавала в нем человека военного, однако она не могла понять, почему он оказался в такой глуши.

Девушка с любопытством поглядывала на него, но он молча продолжал идти, глядя прямо перед собой.

— Что-нибудь хочешь спросить? — сказал он наконец.

— Нет… ничего.

— Я же вижу, что хочешь, — сказал он, искоса взглянув на нее. — Что тебя интересует?

— Пустяки. Я просто подумала… вы живете здесь со своей женой?

— У меня нет жены.

Она окинула взглядом поля.

— Вы фермер?

— Насколько я понимаю, нет.

— Тогда кто же вы такой? — удивилась она.

Он рассмеялся, и белоснежная полоска зубов промелькнула на фоне темной щетины, отросшей на подбородке.

— Обычный человек.

По какой-то причине ей было трудно поверить этому, и она с сомнением взглянула на него.

— Давай-ка это сюда, — сказал он, заметив, что она пытается подтянуть повыше лямку ранца на плече. Он накинул лямку на свое плечо, чтобы помочь ей.

— Я могу справиться сама…

— В этом нет необходимости.

Позволив ему взять ранец, София слегка занервничала, потому что в нем находилось почти все необходимое, чтобы она могла выжить.

Она ускорила шаг, чтобы не отставать от него.

— Следует, наверное, предупредить тебя о том, что миссис Мосс бывает иногда страшной грубиянкой. Она приходит утром и уходит к четырем часам.

— Она здесь не живет?

— Нет, она каждый вечер отправляется в коттедж на другом конце поля, в котором живет ее семья, и это настоящее счастье, — пробормотал он. — Она мне досталась в качестве приложения к этому дому вместе с мебелью. Она, возможно, начнет оскорблять тебя, но ты не принимай это близко к сердцу. Такой уж у нее характер.

— Хорошо, — с улыбкой ответила она. Рожденная править, София знала, что сумеет поставить на место зарвавшуюся экономку, однако она тут же вспомнила, что должна играть роль скромной служанки. Да, похоже, ей придется мириться с выходками миссис Мосс. Но это не имело значения.

Некоторое время они шли молча, потом София вдруг рассмеялась, увидев крупного белого коня на лугу, который валялся на спине и болтал в воздухе всеми четырьмя копытами.

— Это ваш конь? Кажется, он счастлив.

Гейбриел тоже рассмеялся и кивнул.

— Он просто радуется тому, что живет на свете.

— Совсем как я, — тихо сказала София. Он даже не подозревает, что она говорит сущую правду. При воспоминании об ужасе прошлой ночи у нее защемило сердце, ведь она была на волосок от смерти. Когда она повернулась к Гейбриелу, он как-то странно смотрел на нее.

— Вы сказали это так, как будто и в самом деле чувствуете это.

— Так оно и есть.

Он немного помолчал.

— Мне почему-то кажется, что вам за вашу короткую жизнь приходилось не раз сталкиваться с опасностью.

— Было дело, — кивнула она, хотя не могла, разумеется, открыть ему всей правды.

Он вздохнул, избегая глядеть ей в глаза.

— Мне тоже.

— Ну что ж, — сказала она, заставив себя улыбнуться. Ей припомнилась его печальная задумчивость, которую она заметила прошлой ночью в церкви. — Сегодня прекрасный день, — сказала она, посмотрев на лазурно-голубое небо.

— Каждый день по-своему прекрасен, — тихо сказал Гейбриел. — Надо только пошире открыть глаза.

Он наконец взглянул на нее, и София безобидно пошутила:

— Может быть, вы поэт?

— Нет. Я и хотел бы написать что-нибудь, да с орфографией у меня слабовато, — парировал он, усмехнувшись. — Так кто ты такая? — переадресовал он ей вопрос, заданный ему, как будто не в силах сам себя остановить.

— Я все еще сама пытаюсь это сообразить, — сказала она, покачав головой.

— Ты еще очень молодая, — глубокомысленно изрек он. — Придет время — поймешь. — Они добрались до дома, и он распахнул дверь, пропуская ее. София удивленно приподняла бровь.

Если этот человек так обращается со служанками, то он чрезвычайно галантен.

Почему же он все-таки не захотел ее? Она вовсе не дурнушка, а Гейбриел совершенно невосприимчив к ее привлекательности. Ей даже показалось, что это чуть-чуть задело ее женскую гордость.

Однако в некотором смысле его нежелание лебезить перед ней было чем-то новым и, как ни странно, пришлось ей по душе. Она давно научилась относиться весьма скептически к лести. Люди способны наговорить чего угодно, чтобы понравиться членам королевской семьи, даже находящимся в изгнании.

Дело было в том, что Гейбриел Найт не знал, кто она такая, и, следовательно, не имел причины льстить ей.

«Тебе в голову лезут всякие глупости. Может быть, ты предпочла бы, чтобы он попытался овладеть тобой?»

За все эти годы София выгнала немало лакеев, которых обвиняли в том, что они лапали ее служанок. Весь ее персонал знал, что она не выносит подобного поведения.

Однако равнодушие Гейбриела по отношению к ней несколько озадачило ее. Она не привыкла, чтобы ее как девушку не ставили ни в грош.

На кухне он представил Софию миссис Мосс, которая в ответ только презрительно фыркнула.

София была рада, что Гейбриел заранее предупредил ее об отвратительном характере старухи. И потому совершенно спокойно выдержала первые попытки экономки запугать ее.

Опершись о косяк открытой двери, Гейбриел стал наблюдать, как проводит собеседование с Софией вздорная миссис Мосс. Вдруг он подался вперед, пристально вглядываясь куда-то в поле, где пасся его конь.

Заметив его резкое движение, София спросила:

— Что-то случилось?

— Кажется, к нам пожаловал гость, — сказал он, продолжая глядеть на двери.

— Только не это! — воскликнула София, которой сразу же пришло в голову, что это напавшие на них прошлой ночью люди выследили ее.

— Полюбуйся, — предложил он, и она подбежала к двери, чтобы увидеть все своими глазами.

Как только София выглянула из двери, у нее отлегло от сердца.

Их гостем оказался гнедой мерин, на котором она прискакала сюда прошлой ночью.

— На нем, кажется, нет седла, — пробормотал он. — Красивое животное. Наверное, убежал с какой-нибудь соседней фермы. Я, пожалуй, схожу и накину на него веревку. Его владелец, наверное, скоро придет за ним.

— Не хотите ли, чтобы я помогла вам отловить его? — смущенно спросила София.

— Не беспокойся, — с уверенностью сказал он. — У меня есть кое-какой опыт обращения с лошадьми.

Не сказав больше ни слова, он отправился отлавливать гнедого, а миссис Мосс окликнула ее и сразу же впрягла в работу.

София собиралась играть роль служанки до тех пор, пока не появятся ее телохранители, однако она была немного удивлена тем, что никто не предложил ей поесть, как это обещал Гейбриел. Но она не настаивала. Увы, многие из ее соотечественников испытывают такой голод ежедневно.

К исполнению служебных обязанностей ей пришлось приступить немедленно, причем не потребовалось много времени, чтобы понять, что миссис Мосс старается взвалить на нее всю самую грязную работу.

Чистка огромной раковины, заваленной кастрюлями и сковородками, оставшимися со вчерашнего вечера, заняла у нее два часа, но это было все-таки менее сложное задание, чем следующее. Когда миссис Мосс приказала ей ощипать цыпленка на ужин, София не знала даже, как к этому подступиться.

Миссис Мосс не потребовалось много времени, чтобы понять, что новая служанка не умеет готовить вообще. Поэтому старуха приспособила ее к более простой работе — чистке горы картофеля и нарезке еще одной горы овощей. «Проклятие! — подумала она, когда после часа работы тупым ножом у нее заболели руки. — Сколько же ест этот человек?»

Ее желудок непрерывно урчал, напоминая, что она еще даже не позавтракала. Обычно ей подавали завтрак на серебряном подносе, когда она еще лежала в постели. Он состоял из экзотических фруктов и горячего шоколада или чая, а также каких-нибудь новых деликатесов, которые придумывал для нее ее шеф-повар. А сегодня только в два часа пополудни миссис Мосс изволила наконец дать ей перерыв на пятнадцать минут.

София торопливо проглотила ломоть хлеба, запив его чашкой холодного кофе, оставшегося после завтрака Гейбриела.

Потом ей пришлось обойти все комнаты, подрезать свечные фитили и заправить маслом фонари. Едва успела она закончить, как миссис Мосс срочно отправила ее принести еще дров.

Голова Софии была по-прежнему занята мыслями о ночном нападении и о том, что за этим, наверное, стоит Али-паша. Она поискала глазами Гейбриела, но не нашла, зато с удивлением увидела, что осеннее солнце уже садится.

Силы небесные, она работала не покладая рук практически с восхода, а делам пока конца-краю не видно. У нее болела спина, оттого что долго наклонялась, отчищая раковину. Ломило все тело.

Но тут она услышала голос экономки, требовавшей, чтобы она поторапливалась. Она быстро нагнулась и, набрав охапку поленьев, с тяжелым вздохом потащила их на кухню.

Цыпленок с овощами уже варился в котелке над очагом, и от него исходил такой аппетитный запах, что желудок ее заурчал еще громче. Благодаря ее помощи кухня миссис Мосс была приведена в относительный порядок, но старуха и не думала давать ей передышку.

Вручив Софии метелку из перьев и строго предупредив, что завтра день стирки, миссис Мосс отправила ее стереть пыль в комнатах наверху и сменить постельное белье на кровати хозяина.

— И не забудь про коридоры! — крикнула она вслед.

Новое задание было хорошо уже тем, что давало возможность хотя бы на время избавиться от пристального внимания злой старухи. Пробормотав «да, мэм», она поднялась наверх по скрипучим ступеням лестницы. Но день клонился к вечеру, и в доме быстро темнело. Как же она сможет разглядеть грязь и пыль? Одно она знала точно: теперь она с уважением будет относиться к работе служанок.

На верхнем этаже было несколько комнат, в большинство из которых, судя по всему, никто не заглядывал годами, поэтому она не стала тратить силы на их тщательную уборку.

Сумерки быстро сгущались, и она поняла, что надо поскорее найти комнату Гейбриела, как можно лучше убрать ее и сменить белье на его постели. Завтра день стирки, вспомнила она. Черт возьми, это звучало заманчиво.

Она нашла постельное белье в комоде из кедрового дерева — как и говорила миссис Мосс — и вынула чистый комплект простыней. Теперь надо было отыскать его спальню.

Заглядывая во все комнаты, в которых еще не делала уборку, она наконец нашла ее. Комната была обставлена темной ореховой мебелью и выдержана в приглушенных синих тонах. Стены здесь были цвета яичной скорлупы, а шторы на окнах — цвета индиго. Занавески балдахина над кроватью резного дерева были того же цвета.

За кроватью под балдахином она заметила пустой камин с простой белой каминной полкой и зеркалом над ней. Одну стену занимал большой гардероб, а рядом с кроватью стоял низкий ночной столик.

Это была довольно просторная комната, где не было никакой роскоши. София тихо вошла в комнату и осмотрелась вокруг. Она пока не решила, с чего начать, но почувствовала, как участилось сердцебиение.

Ей было бы гораздо спокойнее, если бы она знала, где находится Гейбриел. Она с самого утра не видела своего «хозяина». И хотя она пришла сюда по приказанию миссис Мосс, не могла избавиться от ощущения, что вторгается на чужую территорию.

Отложив чистые сложенные простыни, она направилась с метелкой к ночному столику.

Ее взгляд упал на рукоятку сабли, прислоненной к стене позади ночного столика. Леон всегда говорил, что разумнее всего держать оружие поблизости на тот случай, если кто-нибудь проникнет в дом ночью. София была заинтригована.

Осторожно оглянувшись через плечо, она отложила метелку и, приподняв саблю в кожаных ножнах, вытащила ее из-за ночного столика. К ее удивлению, это был кривой клинок, хотя и непохожий на оружие турок.

Нет, если она не ошиблась, это была кавалерийская сабля.

Гм-м. Может быть, он это имел в виду, когда сказал, что у него большой опыт обращения с лошадьми?

Она почти сразу же заметила старые пятна крови на клинке, а потом — зарубки на рукоятке, как будто владелец сабли вел счет убитым врагам. Мороз пробежал у нее по коже, когда она увидела, что зарубок очень много. Кавалерист потрудился на совесть.

Ниже на сверкающей стали клинка были выгравированы написанные изящным почерком два слова: «Никакой пощады».

София, неожиданно вздрогнув, торопливо вернула саблю в ножны и поставила оружие на место. Сердце у нее бешено колотилось.

Она окинула комнату тревожным взглядом и заметила то, на что не обратила внимания раньше. На крышке высокого орехового гардероба лежал шлем, украшенный плюмажем.

И тут она услышала где-то поблизости плеск воды. Похоже, источник этого звука находился внутри комнаты! Удивленная, София сделала несколько шагов вперед. Огибая кровать, она заметила, как мелькнул свет в большом зеркале на подвижной раме, стоявшем в другом конце большой полутемной комнаты.

Она повернулась, внимательно вгляделась и удивленно раскрыла рот, увидев представшую глазам картину. Шкаф заслонял от ее взгляда дверь гардеробной, которая была немного приоткрыта.

Отблеск свечи проникал оттуда, а там, насколько она могла судить по отражению в зеркале, Гейбриел принимал ванну. Вытянув мускулистые руки вдоль края лохани, он сидел в воде, от которой шел пар. Его черные как уголь волосы были влажны, глаза закрыты.

София застыла на месте и, стоя в сгущавшихся сумерках, боялась дышать, разглядывая Гейбриела. На его лице, когда он дремал в ванне, было написано простодушное удовольствие, и капелька воды сбегала вниз по шее на мускулистую грудь.

София была не в силах отвести от него взгляд. Ничего более красивого, чем этот мужчина, она никогда не видела. Дрожь пробежала по всему телу, когда она представила себе, как прикасается к нему…

Она понимала, что все это абсолютно безнравственно, но вчера как-никак был ее день рождения, а ей пока не вручили ни одного подарка. Почему бы не получить этого мужчину?

Интересно, как бы он отреагировал, если бы она вдруг вошла туда, улыбнулась и взяла в руки губку и мыло? Был бы он удивлен? Запротестовал бы? Ей хотелось провести ладонями по его мощным плечам. Почувствовать вкус его губ…

«Не будь дурочкой!» — сказала она себе, решительно выбрасывая из головы опасные фантазии. Она заметила голодный взгляд в его глазах, когда он лежал на ней на сеновале, пригвоздив ее руки к полу. Войти сейчас к нему было бы так же опасно, как дразнить волка куском мяса.

Сердце ее отбивало бешеный ритм. Она заставила себя отвернуться. Как члену королевской семьи ей было не свойственно потакать своим слабостям. Для нее на первом месте был долг. За то, что она наследница трона Кавроса, приходилось платить очень высокую цену. Пожалуй, самая скромная служанка была богачкой по сравнению с ней.

Возможно, когда София будет старше, она сможет позволить себе флирт с красивым офицером-кавалеристом. Но пока она официально не взошла на трон, ей следовало быть очень осторожной в отношениях с мужчинами. Слишком многие из ее знатных будущих женихов хотели лишь прибрать к рукам все, что принадлежало ей, и отобрать у нее власть.

Со временем ей, видимо, придется заключить брачный союз, который будет выгоден ее стране. Но до тех пор она намеревалась строить свою жизнь по образцу своего кумира, английской королевы Елизаветы I, или, как ее называли, королевы-девственницы.

Умная королева Бесс сумела укротить мужчин — правителей соседних стран, обращаясь с ними, как хитрая красавица обращается с толпой любвеобильных поклонников, сталкивая соперников друг с другом в собственных интересах, а потом отказывая всем.

В этом мире женщина-правитель была редкостью, и София понимала, что ей придется нелегко.

Она не позволяла себе компрометирующих связей, которые могли бы поставить под угрозу ее власть, помешать правильно оценить обстановку и вообще еще больше осложнить ее жизнь.

Но ведь просто посмотреть-то на него можно?

Гейбриел все еще понятия не имел, что она находится рядом, или не хотел замечать ее присутствия. Большинство хозяев просто игнорировали своих слуг. Но когда София отвела от него наконец разгоряченный взгляд, решив вернуться к бесчисленным обязанностям служанки, на нее нашло какое-то оцепенение и она не могла сообразить, что делать дальше.

Она все еще не сменила простыни и, откровенно говоря, боялась показаться на глаза миссис Мосс, не выполнив ее распоряжений. Хочешь не хочешь, а придется сделать то, что приказали.

Однако при одной мысли о столь интимном своем занятии она покраснела да корней волос: ведь она только что видела Гейбриела во всем великолепии его наготы. Изо всех сил стараясь не обращать внимания на собственную реакцию на этого мужчину и мускусный запах от его простыней, она торопливо сняла постельное белье.

Потом она по возможности быстро и тихо застелила постель свежими простынями, осторожно двигаясь вокруг большой кровати и то и дело краснея от собственных непристойных мыслей. Может быть, Алекса была права и девственности нынче придают чрезмерно большое значение…

Когда София разглаживала чистые простыни, чтобы они лежали аккуратно и без морщин, она потрогала ладонями место, где спал Гейбриел. Там, где лежало его мощное тело, на перине осталась небольшая вмятина.

Хотя она впервые в жизни самостоятельно меняла белье на постели, она быстро справилась с этим, сменила наволочку на его подушке и взбила ее для него, потом положила подушку к изголовью.

Желая поскорее убраться отсюда, пока он ее не заметил, она собрала снятое постельное белье и направилась к двери. Но тут вспомнила, что не захватила его грязную одежду.

Сердито нахмурив брови, она увидела ее на стуле в углу. Вздохнув, положила постельное белье, прихватила метелку и стала собирать его одежду, приготовленную в стирку, тут же решив, что все ее служанки должны получать повышенное жалованье за все мытарства, через которые им приходится проходить.

Взяв в охапку рабочую одежду Гейбриела, пропахшую мужским потом, она добавила ее к постельному белью и приготовилась нести все вниз.

И вдруг ее внимание привлек дорожный сундук, на котором лежала его одежда. Он выглядел так, словно побывал на войне.

Казалось, это был единственный предмет, который принадлежал лично ему, а не составлял часть арендованной собственности. Она на цыпочках вернулась к сундуку. Ей отчаянно хотелось посмотреть, что там внутри. Что плохого, если она заглянет одним глазком? Другого такого шанса у нее, возможно, не будет. Ведь если Гейбриел и впрямь был храбрым воином, если каждая зарубка на рукоятке сабли означала убитого им врага, то ее владелец мог бы стать ценным дополнением к ее охране.

Возможно, ей удалось бы завербовать его. Все равно ему, кажется, здесь нечего делать. Несмотря на его явное нежелание говорить о самом себе, она была твердо намерена многое узнать об этом загадочном человеке, подозревая, что ключи к разгадке находятся внутри этого сундука. Она, конечно, понимала, что это неприлично, но решила не упускать такой возможности. По крайней мере она таким образом сможет больше узнать о человеке, которому доверилась, решив спрятаться здесь.

Вытерев о юбку взмокшие ладони, София открыла крышку сундука и сразу же получила подтверждение своей догадке о том, что Гейбриел — кавалерийский офицер. Сверху лежал аккуратно сложенный темно-синий китель одного из гусарских полков, с ярко начищенными медными пуговицами и золотыми эполетами. Пара белых парадных перчаток и лайковые перчатки для верховой езды были заложены за его черный лацкан.

Каждая находка подтверждала правильность ее решения спрятаться в этом фермерском доме. Она уже чувствовала себя в безопасности, когда рядом такой отважный воин.

Немного сдвинув в сторону его форму, она торопливо заглянула глубже. Под формой было спрятано оружие: кавалерийский палаш с толстым прямым лезвием. Ее телохранители говорили, что для того, чтобы должным образом пользоваться этим оружием, надо обладать внушительной силой. Там были кинжалы и пистолеты, карабин, разобранное ружье со штыком. Еще какое-то странное оружие, которого она никогда прежде не видела: круглая штуковина, похожая на звезду, с лезвиями вокруг и какими-то надписями.

Потом она наткнулась на многоцветное полковое знамя… а на самом дне сундука были спрятаны медали за воинскую доблесть и отвагу.

Гейбриел открыл глаза, почувствовав чье-то присутствие. Он напряженно прислушался, потом расслабился, не ощутив ничего угрожающего. Он пребывал в состоянии глубокого покоя, но не спал. Мешали мысли о девушке, обнаруженной в сарае, которые одолевали его весь день. Ее красота разбудила дремавший в нем голод. Стараясь игнорировать свои плотские потребности, он переусердствовал с физической нагрузкой и немного перенапряг мышцы живота. Боже милосердный, сколько бы Гейбриел ни прожил, он никогда не забудет тот момент, когда взглянул вниз и увидел, что его пронзила смертоносная стрела.

Он должен был умереть.

Но он не умер. И вот живет.

У Гейбриела не было женщины с тех пор, как на мгновение он заглянул в бездну.

Именно поэтому Дерек направил к нему Софию. Его тело мучительно заныло при мысли о ней.

Восхитительная София. Соблазнительная София.

Непослушная, своенравная София, думал он и именно в этот момент увидел ее отражение в зеркале над камином.

Он привык никогда не утрачивать бдительность и установил свою ванну таким образом, чтобы даже в состоянии расслабленности видеть смежную комнату с помощью особым образом размещенных зеркал. Просто на всякий случай.

От старых привычек трудно избавиться.

Осторожно наклонившись, он взглянул сквозь приоткрытую дверь в зеркало, висевшее над каминной полкой. Там, в свою очередь, отразилось напольное зеркало в подвижной раме… и он увидел свою очаровательную цыганочку.

Видимо, она пыталась его обокрасть.

Глава 4


Наклонившись над открытым дорожным сундуком, София восхищалась находками, размышляя о своем новом работодателе. Она с благоговением взвесила на ладони большую серебряную военную медаль и провела пальцами по затейливому венку, украшавшему ее. Было бы очень заманчиво использовать человека вроде него в борьбе за собственное восстановление на троне ее страны.

«Никакой пощады», — вспомнила она. Это то, что надо.

Если рядом с ней будет такой закаленный в боях воин, враги, преследовавшие ее карету прошлой ночью, хорошенько подумают, прежде чем напасть на нее снова!

В благоговении покачав головой при виде доказательств его героических дел, она принялась укладывать медали туда, где их нашла, но неожиданно чья-то рука стальной хваткой взяла ее за предплечье.

Она испуганно вскрикнула, вскочила на ноги, и Гейбриел оттащил ее от сундука.

— Что ты здесь делаешь? — прорычал он, разворачивая ее лицом к себе. София испуганно заморгала. На нем было только полотенце, и он возвышался над ней словно разгневанный бог. — Отвечай мне!

Судорожно глотнув воздух, она попыталась отступить назад, но он ей этого не позволил, сжимая запястье словно стальным наручником.

— Ничего. Я… я… — Его нагота и внушительные габариты так подействовали на нее, что она начала заикаться. — Миссис Мосс приказала мне убрать вашу комнату!

Он прищурил глаза так, что остались синие щелочки, и пристально взглянул на нее.

— Выворачивай карманы, — приказал он.

— Что-о?

— То, что слышала. Выворачивай карманы — немедленно! — Он протянул раскрытую ладонь. — То, что взяла, клади сюда и убирайся.

— О чем вы? — пробормотала она. — Это неслыханно!

Он презрительно покачал головой.

— Знаешь, ты действительно та еще штучка. Я пытаюсь помочь тебе, а ты вот как мне платишь за это?

Боже милосердный! До нее постепенно дошло, в чем он ее обвиняет. Скорее всего она напрасно проявила излишнее любопытство, но наследная принцесса Кавроса не может быть воровкой!

Все это было слишком унизительно.

С другой стороны, она могла понять, почему он пришел к такому выводу. У нее упало сердце. Ситуация была не из приятных.

Ей очень хотелось бы назвать ему свое настоящее имя, чтобы он понял, что у нее нет необходимости красть, но протокол категорически запрещал это. К тому же, если бы она сейчас попыталась заявить, что является членом королевской семьи, он подумал бы, что она сумасшедшая.

— Ну? — продолжал он. — Тебе нечего сказать в свое оправдание?

Она возмущенно фыркнула. В конце концов, она не привыкла оправдываться ни перед кем, тем более перед каким-то простолюдином, перед солдатом, завернутым в полотенце.

— Я ничего не взяла, — коротко сказала она.

— Вот как? Тогда скажи, что ты здесь делала.

— Убиралась… Ладно, признаюсь: я проявила любопытство. Мне было интересно побольше узнать о вас. Насколько я знаю, это не преступление.

— Так-так-так, — пробормотал он, подходя ближе. — Ты удовлетворена тем, что узнала?

— Нет, — ответила она, высокомерно вскинув подбородок. — У меня осталось еще множество вопросов.

— Ты пытаешься уйти от ответа, — тихо сказал он. — И я тебе не верю.

— Вы называете меня лгуньей?! — воскликнула она.

— Да, — ответил он. — И воровкой.

— Вы негодяй, — сердито сказала она.

Она вздернула подбородок. Он прищурился.

— Не серди меня, София.

— Что вы собираетесь со мной сделать, майор? Достанете саблю и отрубите мне голову?

— Не дерзи мне, — сказал Гейбриел, удивленно глядят на нее. Пропади все пропадом! Он убрал с глаз долой все, что напоминало ему о прошлом, и не хотел, чтобы кто-нибудь вновь извлекал все это на свет божий.

Ему не нужно было, чтобы кто-нибудь вызывал воспоминания о том, каким злобным и жестоким он был. Но ведь на то и война. Слава Богу, теперь он изменился.

По крайней мере ему хотелось в это верить.

«Вы только полюбуйтесь на нее!» — возмущенно думал Гейбриел. Он никогда не видывал такой наглости. Как смеет эта девчонка дерзить ему; когда он поймал ее на месте преступления, роющейся в его личных вещах?

Он ни на минуту не поверил ее вранью. Она просто пыталась что-нибудь придумать, чтобы выкрутиться из неприятной ситуации. Несомненно, она пыталась решить, какие из вещей можно заложить подороже в лондонском ломбарде.

«Боже мой, каким же я был дураком, когда позволил этой молодой особе переступить порог своего дома!» Хуже всего было то, что он абсолютно точно знал, почему это сделал. Эта черноволосая красавица совсем околдовала его, и, помоги ему Господь, он не был равнодушен к ее чарам даже сейчас. Сердце его отбивало бешеный ритм, причем виноваты в этом были в равной степени и ярость, и похоть.

Это заставило его отнестись к ней особенно настороженно.

София стояла, опустив глаза, абсолютно не напуганная его гневом.

— Что с вами произошло? — спросила она, кивком указав на его шрам.

— Не твое дело, дорогуша. И смена темы разговора не спасет от наказания. Ну а теперь ты намерена вывернуть карманы или мне самому это сделать? — Он не стал ждать ответа, а притянул ее к себе, так что она потеряла равновесие.

Она охнула от неожиданности, внезапно оказавшись прижатой к его груди. Обхватив рукой за талию, он заглянул ей в глаза и сунул правую руку в карман юбки.

Карман был пуст, но Гейбриел вдруг позабыл, о чем думал, потому что все его мужские чувства были неожиданно отвлечены прикосновением руки к ее стройному бедру.

Он мало-помалу начал утрачивать самоконтроль, и его рука самым бессовестным образом скользнула по ее ноге, подчиняясь безрассудному желанию прикасаться к ней.

Его бесцеремонные манипуляции возмутили ее; он был рад этому.

— Отпусти меня! — приказала она, вырываясь из его рук, но Гейбриел крепко держал ее и, посмеиваясь, прикасался губами к ее шее.

— Ты не любишь играть по правилам, моя цыганочка, не так ли? Но если ты будешь плохо вести себя, тебе придется смириться с последствиями.

— Я ни в чем не виновата! — кричала она, отталкиваясь от его груди в попытке ослабить его крепкую хватку. — Убери прочь свои руки! — кричала она, но все ее телодвижения вызывали у него лишь возбуждение, заставляя срочно пересмотреть его монашеское решение воздержаться от близости с ней.

Видит Бог, он нуждался в этом, как никогда.

— Отпусти меня, слышишь? Я ничего у тебя не украла!

— Зато я что-нибудь украду у тебя, — прерывающимся шепотом пообещал он. — Гейбриел наклонил голову и прижался к ней. Не в силах устоять, он раскрыл губы и попробовал на вкус ее нежную кожу.

Она тихо застонала. Он почувствовал, как она, сама того не желая, тает в его объятиях.

— Это действительно необходимо? — спросила она сквозь стиснутые зубы.

— Ты и не подозреваешь, насколько это важно, — тяжело дыша, сказал он и, взяв в руки ее лицо, запрокинул назад голову. Губы ее были настолько соблазнительны, что он не мог устоять.

Прижав к себе мягкое тело, он чувствовал, как в унисон с его собственным учащенно бьется ее пульс. Когда он завладел ее губами, она напряглась и попыталась отвернуться, но, смирившись с неизбежностью, постепенно сдалась.

Разыгрывая сдержанность девственницы, она вынудила его раскрыть ее губы с помощью нежных поглаживаний кончиком языка. Для шлюхи она чересчур скромна, подумал он. И вероятно, все еще испугана тем, что ее поймали за попыткой обокрасть его, но это не имеет значения. Он не позволит ей уйти безнаказанной, однако в данный момент ему даже нравилась затеянная ею игра.

Поцеловав ее крепче, Гейбриел застонал, забыв обо всякой сдержанности. Он почувствовал, как она обхватила ладонями его плечи. София прижалась к нему, и он понял, что их взаимная страсть быстро выходит из-под контроля.

Смакуя ее губы, Гейбриел вздрогнул, почувствовав, как ее руки медленно поползли вниз по его обнаженной груди. Потом она нерешительно принялась гладить его плечи, как будто никогда прежде не прикасалась к мужскому телу. Господи, она сводила его с ума. Его брат, должно быть, подробно проинструктировал эту девицу, как его соблазнить, и предупредил, чтобы она была понежнее с Гейбриелом после его долгого воздержания. И Дерек оказался прав.

Если бы она применила к нему все свои навыки, как это делали опытные женщины, к которым он привык, ему было бы проще устоять перед ней. А ее робость заставила его с ума сходить от желания. Ему не терпелось почувствовать прикосновение этих мягких милых ручек повсюду на своем теле.

Он поклялся себе, что устоит перед ней, но зачем? Что он пытался доказать? Он и сам больше этого не понимал. Существовали лишь ее красота, ее жар, ее вкус.

Имеет же человек право вдруг взять и передумать, не так ли?

Отчаянно желая поскорее погрузиться с ней в чувственные наслаждения, он был в полной боевой готовности, так что даже рисковал потерять полотенце, но это его совершенно не волновало. У него вскипала кровь, когда он впивался в ее губы, которые она с готовностью подставляла ему, и это было прекрасно.

Он снова чувствовал себя живым, и он хотел ее.

Его кровать так и манила к себе. Не прерывая поцелуя, он начал осторожно продвигаться по направлению к ней.

София совершенно не помнила, как они перешли от ругани к нежностям.

Она находилась в столь глубоком трансе, что была не в состоянии следить за такими незначительными подробностями. Ее долг, опасность, ее телохранители — все было забыто, растворившись в сладости этого поцелуя.

Было так приятно ощущать его гладкую кожу, все еще слегка влажную после ванны и постепенно согревающуюся. Она чувствовала, как все его тело начинает гореть, когда она гладит его. Это доставляло ей величайшее наслаждение.

У нее задрожали колени от желания, когда она почувствовала, как пульсирует его напрягшийся член, уткнувшись в живот. Несколько слоев ее одежды и полотенце, все еще повязанное вокруг его бедер, не могли скрыть это неопровержимое доказательство его желания. Следует признаться, она немного занервничала, в глубине души понимая, что играет с огнем.

К сожалению, ее способность мыслить здраво куда-то исчезла и возвратилась лишь тогда, когда она осознала, что Гейбриел весьма ловко продвигает ее к кровати.

Когда до ее сознания дошло, что он имеет в виду, она замерла и, оторвавшись от его губ, пришла в себя.

Боже милосердный, что происходит? Такое не могло случиться с ней. Или она сошла с ума?

— В чем дело, ангелок? — пробормотал Гейбриел.

— Я не могу это сделать! — все еще тяжело дыша проговорила она.

Он взглянул на нее затуманившимся от страсти взглядом.

— Конечно, можешь.

— Нет. Ни за что.

— Почему? — спросил он. Его губы еще блестели от влаги ее поцелуев.

София в отчаянии покачала головой.

— Я должна выполнить свой долг, — весьма неохотно пробормотала она.

Он хрипло хохотнул.

— Забудь ты об этой чертовой уборке. Мы займемся более приятными вещами. Полно тебе, миленькая. А если проблема в деньгах…

— Вовсе нет! — воскликнула она, вспомнив, за кого он ее принимает. Правда, это была ее идея позволить ему сделать собственные выводы относительно ее предполагаемой профессии.

Запустив руки в волосы, она лихорадочно искала какое-нибудь приемлемое оправдание.

— Я не буду заниматься этим с тобой, после того как ты обвинил меня в воровстве!

— Хорошо, что ты напомнила мне, — сказал он с озорной усмешкой. — Я ведь еще не закончил обыскивать тебя…

— Ты находишь это забавным?! — воскликнула она.

— Я считаю, что ты великолепна. А теперь иди сюда и позволь мне снять с тебя одежду.

Она отпрянула.

— Гейбриел!

— София, ангелок, я знаю, что ты хочешь меня. Ты практически откровенно сказала об этом еще в сарае. — Он окинул ее пылающим взглядом, добавив охрипшим от желания шепотом: — Полно тебе, не дразни изголодавшегося мужчину. Ты, конечно, существо своенравное, но я уверен, что ты не можешь быть настолько жестокой. Сними одежду и забирайся ко мне в постель.

Когда он снова протянул к ней руки, она вдруг запаниковала и выхватила нож.

— Не приближайся!

Сделав это, она совершила большую ошибку.

Гейбриел насмешливо взглянул на нож, но реакция на оружие была автоматической: покачав головой, он в мгновение ока схватил ее за запястье, заставив выпустить рукоятку ножа.

Она выругалась, когда он с легкостью разоружил ее. Потом он отступил на шаг, плавно повернулся и с силой швырнул нож через всю комнату.

Лезвие вонзилось в стену и, подрагивая, глубоко застряло в старой рыхлой штукатурке.

Потом он снова повернулся к ней, наблюдая с холодной яростью, как она, открыв свой хорошенький ротик, смотрит на свой нож, оказавшийся в дальнем конце комнаты.

— Может, хочешь показать мне еще какие-нибудь фокусы? — с манерной медлительностью произнес он.

Широко раскрыв глаза, она ошеломленно уставилась на него.

— Так на чем мы остановились? — спросил он все еще хриплым от желания голосом.

Когда он протянул к ней руки, она, охнув, отскочила назад и, не сказав больше ни слова, бросилась вон из комнаты.

— София!

Гейбриел подошел к распахнутой двери своей спальни, все еще придерживая рукой полотенце, обмотанное вокруг пояса. Он прислушался, глядя в темный коридор, и уловил скрип ступенек старой лестницы, по которой она спускалась вниз. Проклятие! Что за странную проститутку прислал ему его бесшабашный братец?

— София, вернись немедленно! — гаркнул он во весь голос, словно командовал на поле боя.

В ответ он услышал лишь, как вдали хлопнула входная дверь.

София бросилась бежать из фермерского дома с такой скоростью, что полы шерстяного плаща с капюшоном развевались за ее спиной. Ранец, который она успела прихватить с собой, подскакивал на ее плече, кровь в висках оглушительно пульсировала словно барабанная дробь.

Ей просто не верилось, что он отобрал у нее нож!

Гейбриел разоружил ее с такой легкостью, словно муху прихлопнул. Он оставил ее совершенно беззащитной, но она понимала, что сама виновата в этом. Не следовало ей размахивать оружием перед закаленным в боях воином. К сожалению, его поцелуи притупили ее сообразительность, и она отреагировала автоматически, как ее учили во время уроков самообороны.

Этот ее навык сослужил ей хорошую службу, когда она сражалась прошлой ночью с напавшими на карету, но с Гейбриелом, как она теперь поняла, было справиться труднее.

Она поняла это сразу же, как только увидела вспышку ярости в синих глубинах его глаз. Но ведь если бы она не приняла каких-то радикальных мер, ей пришлось бы уступить его необузданной страсти.

Даже сейчас она ощущала вкус его поцелуя, ее подбородок все еще чувствовал прикосновение короткой щетины, ее руки помнили тепло его кожи. Она мчалась по каменистому подъездному пути, как будто убегала не только из дома, но и от себя, от собственной реакции на этого мужчину. Она была в полном замешательстве — возбужденная, оскорбленная, испуганная и сердитая одновременно.

Ну что ж, она убежала от человека, который чуть не соблазнил ее, но теперь она была безоружной. И если она столкнется на дороге с врагами, у нее не будет ни малейшего шанса выйти победительницей.

Однако если бы она осталась, то ее подстерегала опасность совсем иного рода.

София бежала по подъездному пути, глубоко вдыхая прохладный осенний воздух, и к ней мало-помалу возвращалась способность здраво мыслить.

Куда же ей теперь идти?

Она оказалась на краю света с человеком, перед которым едва ли сможет устоять.

Гейбриел Найт перевернул ее мир вверх тормашками. Таких чувств она еще никогда не испытывала.

Они оба почти утратили контроль над собой.

Приблизившись к старому сараю, где спала прошлой ночью, она, тяжело дыша, вновь перешла на быстрый шаг. Колени у нее подгибались. Опустилась ночная тьма, но дорожку перед ней освещала луна.

Она огляделась вокруг. Где же, черт возьми, ее телохранители? Ей казалось, что к этому времени они должны бы были уже найти ее.

Тимо умел хорошо ориентироваться на местности, да и ушла-то она всего на несколько миль.

Может быть, случилось какое-то несчастье?

Только не это. София остановилась и испуганно взглянула на луну. На глазах ее выступили слезы.

Весь день ей удавалось отвлекаться от тревожных мыслей, выполняя бесконечные приказания миссис Мосс, но теперь, когда она осталась одна, беззащитная, не знающая, куда идти, страхи снова начали одолевать ее. Из глаз хлынули слезы.

Леон? Где ты?

Прежде она никогда так надолго не расставалась с ним. С самого детства он был ее надежной опорой.

Что, если враги в черных масках перебили всех ее защитников, так же как недруги убрали одного за другим членов ее семьи?

Что, если ее телохранители вообще не придут?

Глава 5


Она ничего не взяла.

Сначала Гейбриел подумал, что это ошибка.

Несколько мгновений назад хлопок входной двери помог ему очистить мысли от тумана похоти. С силой ударив кулаком по дверному косяку, чтобы дать выход охватившему его отчаянию, он подошел к дорожному сундуку и, быстро осмотрев содержимое, убедился, что все его пожитки на месте и что София не лгала, утверждая, что ничего не брала.

Выругавшись, он сбросил полотенце и торопливо оделся. Осознания того, что он несправедливо обвинил ее, было достаточно, чтобы гнев, вызванный ею, обратился на него самого. Более того, он понял, что, будь она даже проституткой, он привел ее в такой ужас своими похотливыми приставаниями, что она, несмотря на свою храбрость, предпочла спастись от него бегством.

Проклятие! Но это было совсем на него не похоже! Он никогда не требовал насильно интимной близости ни у одной женщины — не было необходимости. Зачем же начинать?

Он торопливо натянул сапоги, опасаясь, что она исчезнет так же загадочно, как и появилась. Гейбриел вдруг осознал, что не хочет, чтобы она уходила.

Целый день, занимаясь повседневными делами, он, по правде говоря, очень хотел снова поговорить с ней, хотя и не мог признаться себе в этом.

А теперь вот он прогнал ее своим неуклюжим поведением, и ее отсутствие заставило его особенно остро ощутить свое одиночество.

Одно дело — удалиться на некоторое время от общества и совсем другое — превратиться в какого-то варвара, от которого спасается бегством красивая девушка.

«Может быть, я слишком долго нахожусь здесь?»

Он быстро пересек комнату, чтобы вытащить из осыпающейся штукатурки нож Софии.

Следовало позволить ей оставить у себя оружие, подумал он, потому что сильно сомневался, что она действительно зарежет его. Она просто боялась, что он ее изнасилует.

Вытащив нож из стены, он вдруг ощутил тяжесть оружия в своей руке.

Он был потрясен тем, что по телу прокатилась волна удовольствия, словно зловещее напоминание о том ремесле, которым он занимался на поле брани.

И все же… он уже много месяцев не держал в руках никакого оружия. А ощущать его в своей руке было так приятно, так естественно…

Боже милосердный, что разбудила в нем эта девушка, если все его тело как будто ожило, ощутив рукоятку ножа в руке? Он припомнил, когда в последний раз вот так держал в руке кинжал. Это было еще в Индии…

На него нахлынули воспоминания, и он остановился на мгновение, чтобы вытереть с лезвия белую пыль от штукатурки. И тут уголком глаза поймал свое отражение в напольном зеркале.

Да, это был, несомненно, тот самый Гейбриел Найт, которого называли Железным Майором.

Тот самый хладнокровный сукин сын, который перестал считать убитых врагов, когда их число перевалило за сотню. «Никакой пощады». Это его девиз.

Усилием воли прогнав воспоминания, нахлынувшие на него, он решительно вышел из комнаты. В конце концов, этот нож принадлежал Софии. И он хотел всего лишь вернуть его ей. Сам он больше не нуждался ни в каком оружии.

Желая извиниться за свое недостойное поведение, он бросился вниз по лестнице и выскочил из дома.

— София! — В этом безлюдном месте ему ответило только эхо. Но тут он заметил ее темную фигурку вдали, на освещенной луной подъездной дорожке. — София, подожди!

Едва она увидела, что он идет за ней следом, как бросилась бежать.

Пропади все пропадом.

— София, вернись! — крикнул он, прибавив скорости.

— Не подходи ко мне! — отозвалась она.

— Я не причиню тебе зла! — Он шел все быстрее, хотя понимал, что она может воспринять это как угрозу. — Прошу тебя, остановись на минутку и выслушай меня!

— Я не желаю больше слышать твоих обвинений!

Судя по голосу, она, кажется, плакала. Ну что тут будешь делать? Он почувствовал себя таким негодяем. Почти нагнав ее, он сделал еще одну попытку успокоить девушку.

— София, я принес твой нож. Разве ты не хочешь получить его назад?

— Оставь его себе, — сердито ответила она.

— София, не уходи! Прошу тебя! — воскликнул он. — Я не сделаю тебе ничего плохого! — Он прибавил шагу, ощущая напряжение вокруг заживающего шрама. — Остановись на минутку и дай мне возможность извиниться.

— Ой!

Он увидел, что она подвернула лодыжку, споткнувшись о большой камень, которыми изобиловала неровная подъездная дорожка.

Он поморщился, испугавшись за нее, но, услышав не подобающее леди ругательство, долетевшее до его ушей, невольно улыбнулся. В этой странной, непредсказуемой цыганочке было столько жизненной силы, столько привлекательности.

Если он утратит бдительность, она может украсть его сердце.

Споткнувшись о камень, София не упала, а удержалась на ногах и продолжала идти — или, вернее, хромать — дальше.

— С тобой все в порядке? — с беспокойством спросил он.

— Не волнуйся! — Она медленно повернулась и жестом приказала ему не приближаться.

Он остановился в добрых десяти футах от Софии, опасаясь снова испугать ее. Она гордо вскинула подбородок, но он понял, что это всего лишь бравада, а на самом деле ей больно. У него сердце защемило от жалости.

— Держи, — пробормотал он. — Я подумал, что ты захочешь вернуть его. — Он бросил нож на разделяющую их нейтральную территорию.

Не спуская с него напряженного взгляда, она подошла, слегка хромая, и подняла свое оружие с почти осязаемым удовлетворением.

Они с ней были похожи хотя бы в этом.

Схватив оружие, она тотчас приподняла юбки и сунула его в ножны, пристегнутые к бедру.

У Гейбриела чуть слюнки не потекли, но он не позволил себе пялиться на мелькнувшую красивую стройную женскую ножку. Еще более утвердившись в своем намерении сопротивляться искушению, он опустил глаза и тихо откашлялся.

— Не хотел испугать тебя, извини. Я вел себя как животное. К тому же несправедливо обвинил тебя в воровстве. Я убедился, что ты ничего не взяла.

— Разумеется, — сказала она, скрестив на груди руки и, судя по всему, несколько успокоившись. — И конечно, ты был несправедлив.

Не привыкший извиняться за свое обычно безупречное поведение, тем более получать строгий выговор — пусть даже заслуженно — от какой-то девчонки, он нахмурил брови.

— Я не знаю, зачем ты разглядывала мои вещи, — сказан он чуть строже. — Откровенно говоря, у тебя нет права рыться в сундуке, но в любом случае ты не заслужила оскорбления. Я приношу извинения и надеюсь на прощение.

Она кивнула и отвела взгляд в сторону, явно испытывая некоторую неловкость за свое любопытство.

— Как я уже говорила, мне хотелось… узнать побольше… о тебе.

— Могла бы спросить.

— Ты бы не ответил!

— Это еще почему?

— Потому что я всего лишь цыганка, а ты мой хозяин, — сказала она, осторожно поглядывая на него. — Я не имею права спрашивать, казаться любопытной.

Он довольно долго смотрел на нее, потом сказал:

— Почему бы тебе не вернуться в дом и не поужинать со мной? Ты могла бы задать мне любые вопросы.

Он подозревал, что лучик надежды, появившийся в ее взгляде, объяснялся скорее предложением поесть, чем его компанией. Наверное, миссис Мосс постаралась так загрузить ее работой, что девчонка за целый день основательно проголодалась.

Но она все еще не решалась согласиться.

— Я не уверена, что могу тебе доверять, — сказала София, по-прежнему соблюдая дистанцию.

— Правильно, — тихо согласился он. — Я тоже тебе не доверяю. Но я готов поверить, если ты поверишь мне, — сказал он, делая шаг по направлению к ней. — Нет причин опасаться меня, София. Я к тебе не прикоснусь. Даю слово. Я понимаю, что перешел границы. Этого больше не повторится. Ты получила назад свой нож. Если я хотя бы погляжу на тебя неподобающим образом, ты можешь просто заколоть меня, как намеревалась раньше. Обещаю, что на этот раз не стану сопротивляться.

В ответ на его язвительную улыбку она тоже улыбнулась.

— По правде говоря, я не хотела тебя убивать.

— Знаю. А я бы ни за что не стал навязываться.

Они довольно долго смотрели друг на друга. Он вздрогнул, потому что осенняя ночь была холодной, а он выбежал из дому без пиджака. Она тоже дрожала, крепко вцепившись в лямку ранца, висевшего на плече.

Он отвел взгляд, расстроенный трогательным видом маленькой бездомной скиталицы. Ну и упрямица же она, черт возьми. Что еще можно было сказать, чтобы убедить ее?

— София, я понимаю, что тебе не терпится поскорее уйти отсюда, — сказал он. — Но ближайший постоялый двор находится примерно в трех милях отсюда, хотя я полагаю, что ты это уже знаешь, потому что именно этим путем прибыла сюда. Почтово-пассажирский дилижанс проходит там только раз в день, но его ты уже пропустила. Если хочешь, я сам отвезу тебя туда завтра утром и, повторяю, куплю обратный билет до Лондона. Но я просто не могу допустить, чтобы молодая женщина бродила ночью одна по сельским дорогам. Вернись в дом, где ты будешь в безопасности. Не упрямься. Я предлагаю сытный ужин и хорошую постель. Решай: либо да, либо нет.

— Постель?

— Нет, не беспокойся… ты не так меня поняла, — торопливо внес он поправку. — Я хотел сказать, что помещу тебя в спальне, дверь которой надежно запирается. Может быть, тебе будет спокойнее, если положишь под подушку один из моих пистолетов?

— Это было бы весьма кстати.

Она продолжала стоять на месте, пытливо вглядываясь в него.

— Почему ты беспокоишься обо мне?

— Ты не теряешь присутствия духа. Меня это восхищает. И мне кажется… я сыт по горло своим одиночеством, — признался он, опустив голову. — Идем, — сказал он мгновение спустя. — Иначе ты простудишься, а я умру от голода.

— Я тоже, — сказала она и направилась к нему, но Гейбриел заметил, что она хромает.

— Позволь помочь тебе, — сказал он, за несколько шагов преодолев разделявшую их дистанцию.

Настороженно глядя на него, она попятилась.

— Я не кусаюсь, — пробормотал он. — Обопрись на меня.

Она взглянула на протянутую руку, и ее глаза загадочно блеснули.

— Спасибо, — сказала она, взяв его за руку. — Я не забуду этого, Гейбриел, — прошептала она следуя за ним по каменистой дорожке.

— Я тоже буду помнить, уж поверь.

Она рассмеялась и покрепче ухватилась за его плечо. И они вместе вернулись в дом.


В фермерском доме было темно и пусто. Миссис Мосс уже ушла в свой коттедж. Гейбриел запер входную дверь, и София последовала за ним в слабо освещенную теплую кухню, где под котелком с куриным рагу в очаге все еще теплился огонек.

— Присаживайся, пожалуйста. Устраивайся поудобнее, — сказал он, жестом указывая на стол. — А я обслужу.

Взяв полотенце, он обернул им руку, чтобы не обжечься, и, приподняв горячую крышку, заглянул в котелок.

— Выглядит хорошо, — сказал он, улыбнувшись ей через плечо. — А пахнет еще лучше. Есть хочешь?

— Умираю с голоду, — с улыбкой призналась она.

— Я тоже. — Сняв крышку, он потянулся за разливательной ложкой, которая висела на крючке, вколоченном в толстую деревянную каминную доску.

Она с удивлением наблюдала, как он помешивает рагу.

— Судя по всему, ты человек работящий. — Когда он скромно пожал плечами, она приподняла брови. — Может, ты и еду готовить умеешь?

— Только самую простую. Армейская жизнь учит человека быть самодостаточным.

Вспомнив, с какими мучениями она выполняла сегодня обычную домашнюю работу, София потупила взор и поморщилась.

— Давай-ка я помогу хотя бы накрыть на стол.

— Это вовсе не обязательно.

— Нет уж позволь, прошу тебя.

— Ну что ж, это будет справедливо, — кивнул он. — Спасибо.

— Ужинать будем в столовой?

— Обычно я ем здесь, — сказал он, взглянув на старый кухонный стол.

— Ладно, — согласилась София.

Пока он возился с едой, она прошлась по кухне, отыскала нужную посуду, ножи и вилки и тщательно накрыла стол. Она представила себе, как Гейбриел каждый вечер ужинает здесь в полном одиночестве, и ей захотелось прикоснуться к нему — просто для того, чтобы он почувствовал, что не один. Дело в том, что чаще всего она тоже ела одна, несмотря на присутствие целой армии безмолвных слуг с каменными лицами в ее великолепном банкетном зале.

Может быть, в эту темную ночь им обоим отчаянно требовалось простое человеческое общение.

— Теперь, кажется, все готово, — сказал Гейбриел и, как положено джентльмену, отодвинул для нее стул, — Гм-м, кажется, чего-то не хватает, — пробормотал он и, подойдя к застекленному шкафчику, достал с верхней полки бутылку вина.

Налив вино в бокалы, он наконец уселся напротив, взял свой бокал и приветственно поднял, словно произнося тост в ее честь.

Она улыбнулась и чуточку покраснела. Ей почему-то казалось, что в этом безмолвном тосте закаленного в боях солдата больше искренности, чем в цветистом красноречии сотни льстивых придворных.

Она подняла свой бокал, легонько прикоснулась им к его бокалу и прошептала:

— Благодарю.

— Это тебе спасибо, — сказал он в ответ.

— За что? За то, что накрыла стол?

— За то, что даешь одному болвану еще один шанс.

Она фыркнула, услышав столь самоуничижительную оценку.

— Твое здоровье.

Он усмехнулся, отхлебнул глоток белого вина и начал есть.

София с бокалом в руке ждала, пока он попробует рагу первым. С тех пор как отравили отца, ее мать, королева Теодора, приказала ей и всем ее братьям заставлять специальных королевских дегустаторов пробовать каждое блюдо, которое подают им на стол. И теперь София, даже не думая об этом, ждала, наблюдая за ним.

— Что же ты не ешь? — спросил Гейбриел, заметив, что она медлит. — Мне показалось, будто ты говорила, что голодна.

Она удивленно поморгала глазами, только сейчас заметив, что по привычке ждет, когда он отведает блюда. Она чуть не расхохоталась над собой, но вовремя остановилась, одарила его теплой улыбкой и принялась за еду. В конце концов кому придет в голову травить бедную цыганочку?

— Очень вкусно, — заметил Гейбриел, с аппетитом поглощая рагу.

София смотрела на него, радуясь тому, что ему нравится пища, которую она помогала готовить. Она еще никогда ни для кого не готовила еду. Наблюдая за ним, она вдруг подумала, что роль наследной принцессы в большей степени, чем она сознавала, изолирует ее от простых радостей жизни.

Сочувствие к нему отбило у нее охоту задавать вопросы о его военной карьере, на которые ей хотелось получить ответы с тех пор, как она заглянула в его дорожный сундук. Он сам сказал ей, что, если она вернется, он позволит ей спрашивать все, что захочет, но сейчас ей было хорошо просто ужинать с ним в дружеском молчании.

Она даже не заметила, что то и дело посматривает на него, пока он сам не сказал ей об этом.

— София, — медленно произнес он, — тебе кто-нибудь говорил, что ты слишком худая?

— Вовсе нет.

Он бросил ей булочку, и она, поймав ее, рассмеялась. Потом намазала булочку маслом и спросила:

— Так чем вы занимались сегодня, майор? В доме я вас почти не видела.

— Я безрезультатно объехал всю округу в поисках хозяина этого гнедого мерина.

— Повезло?

— Нет, — безразличным тоном ответил он. — Самое интересное заключается в том, что ни один из фермеров в округе никогда прежде не видел это животное. Конь породистый, в отличном состоянии. К тому же хорошо выезжен. Как он здесь оказался, остается загадкой.

— Должно быть, он откуда-то убежал, — предположила она.

— Наверное. Большая оплошность со стороны его владельца. В любом случае я сказал всем, где его следует искать, если вдруг появится его законный владелец. Не хочу, чтобы меня обвиняли в конокрадстве. Ведь оно карается казнью через повешение. Тебе об этом известно, София, не так ли? — тихо добавил он.

— Ты думаешь, что я имею к этому какое-то отношение?! — воскликнула она. — Если ты снова меня обвиняешь…

— Боже упаси! Но согласись, что кажется странным совпадением тот факт, что вы оба появились здесь примерно в одно и то же время.

— Мне показалось, что мы уже закрыли эту тему.

— Я просто подумал, что, может быть, жених или твой брат последовали за тобой в эти места и по дороге, скажем, «освободили» это животное.

Она покачала головой.

— У меня нет женихов и братьев.

Он посмотрел на нее синими как море глазами.

— Ладно. Молчу, — согласился он, потом добавил, осторожно улыбнувшись: — Но мне все-таки трудно поверить, что у тебя нет жениха.

— Ну что ж поделать, дорогой мой майор, — сказала она со вздохом и снова взялась за ложку. — Некоторых женщин просто невозможно приручить.

Он наклонился к ней и тихо сказал:

— Именно таких я и предпочитаю.

Хотя Гейбриел и не верил половине того, что она говорила, что-то в Софии буквально завораживало его. Она была гораздо увереннее в себе, чем женщины, которых он знал. Эта ее черта казалась ему удивительно притягательной.

Ее пыл согревал его душу, а жизненная сила выманивала его из затворничества в мир человеческого общения. Он все острее ощущал контраст между сегодняшним вечером, когда он слышал возгласы и смех Софии, смотрел на ее выразительное лицо при свете свечи, и прошлой холодной темной ночью, когда на развалинах церкви в полном одиночестве сражался с собственными демонами, одолевавшими его.

Простая человеческая связь, установившаяся с ней, когда они вместе ужинали, казалась ему невероятной. И, купаясь в этой роскоши общения, он ощущал себя в ее компании королем.

Их разговор был удивительно непринужденным, и он чувствовал, как она растормошила его, однако сегодня он не только хотел есть, но испытывал и иного рода голод.

Он усилием воли запретил себе думать о том, что было бы неплохо смести в сторону все тарелки и заняться с ней любовью прямо на кухонном столе. Все в нем страстно хотело этого, но он отказывался подчиниться этому инстинкту.

Однажды она уже простила его и поверила ему. Он не собирался снова совершать ту же ошибку, тем более что дал ей слово не прикасаться к ней. Однако ему казалось удивительным, что она, учитывая ее профессию, кажется такой невинной.

Невинной, но сильной. Едва ли она знала многих мужчин, прежде чем появилась здесь, думал он, отхлебывая еще глоток вина. И вдруг ему в голову пришла ошеломляющая мысль. Не может быть, чтобы Дерек пригласил для него девственницу!

Боже милосердный!

— Итак, — сказала София, когда ужин подошел к концу и она, откинувшись на спинку стула, принялась медленно покручивать вино в бокале, — значит, ты кавалерийский офицер.

Он напрягся.

— Был им. Я продал свой патент на офицерский чин.

— Ты служил на Пиренеях? — тихо спросила она, внимательно наблюдая за ним.

Он покачал головой.

— В Индии. — Он был не в настроении отвечать на вопросы, но помнил, что обещал ей это, если она согласится вернуться. Она послушалась — значит, и он должен выполнить обещание.

— Я родился в Калькутте. Мой отец в свое время занимал высокий пост в Ост-Индской компании, но вышел в отставку несколько лет назад и теперь живет в свое удовольствие. — Говоря о нем, Гейбриел улыбнулся. Они всегда были очень близки. — Его зовут лорд Артур Найт.

— Лорд?

— Ну да. Старший брат моего отца, ныне покойный, был герцогом. А нынешний герцог мой кузен.

Кажется, это не только произвело на нее должное впечатление, но и позабавило, потому что она спросила:

— Это который же?

— Хоксклиф.

— А-а, это тот, который из тори превратился в вига и женился на своей любовнице.

Губы Гейбриела дрогнули в кривой усмешке.

— Он самый.

— Значит, вашу семью не обошли скандалы, — медленно произнесла она.

— Что правда, то правда. — Он нахмурился. — Неужели ты читаешь «Светскую хронику» или что-нибудь в этом роде? — Он-то думал, что она вообще не умеет читать.

— Ах нет, — поспешила она исправить недопонимание. — Просто я подслушиваю, когда сплетничают леди.

— Понятно. Ну что ж, я, пожалуй, являюсь самым «нескандальным» членом нашей многочисленной семьи.

— До поры до времени, — добавила она, шаловливо блеснув карими глазами.

Он фыркнул, но его внимание тут же привлекло то, как она облизывает язычком губы. Она помедлила, как будто не решаясь задать следующий вопрос, потом спросила:

— Этот шрам ты получил в Индии?

Он кивнул.

— Как это случилось?

Он довольно долго пристально смотрел на нее, потом тяжело вздохнул.

— Лорд Гриффит, друг детства моего кузена, герцога Хоксклифа, и близкий друг семьи, прибыл в Индию с дипломатической миссией. Министерство иностранных дел обычно поручало ему переговоры на высшем уровне… Судя по всему, ты и о маркизе Гриффите слышала, подслушивая сплетни? — язвительно заметил он, увидев, как разгорелись у нее глазки.

Она кивнула.

Гейбриел тихо рассмеялся и покачал головой.

— Так вот, учитывая старинные семейные связи между герцогами Хоксклифами и маркизами Гриффитами, лорд решил во что бы то ни стало посетить нашу семью, когда прибудет в Калькутту. Именно там он познакомился с моей сестрой, на которой впоследствии женился. Но я, кажется, отклонился от темы. Чтобы подчеркнуть свое привилегированное положение, Грифф потребовал, чтобы Дерек и я возглавили команду, обеспечивающую его дипломатическую неприкосновенность. На этого беднягу была возложена задача не допустить вовлечения Британии в войну с империей Маратха.

София смотрела на него так, словно увидела привидение.

— Ты был телохранителем?

— В том случае — да. Смею тебя заверить, что я лично предпочитаю находиться со своими людьми на поле боя, но связи моей аристократической семьи сделали из меня излюбленную кандидатуру на роль пастуха при разных высокопоставленных лицах, приезжавших из Лондона в Индию с визитом. Короче говоря, я обязан был позаботиться о том, чтобы их не убили. Это все равно что присматривать за детьми. Они суются везде, как будто все еще находятся где-нибудь в районе Мейфэр.

Гейбриел замолчал, уставившись в пламя свечи и вспоминая, что произошло во время исполнения той миссии Гриффа и их судьбоносного визита к магарадже Джайпура. Он дернул плечом, прогоняя мысли о прошлом.

Этот индийский принц вздумал домогаться его сестры Джорджианы, и если бы ему пришлось сделать это снова, он бы все равно убил этого сукина сына. Никто не имеет права приставать к его сестре.

— Короче говоря, мы столкнулись с сопротивлением, — сказал он.

— На вас было совершено нападение? — пробормотала она, пытливо вглядываясь в его лицо.

— Кто-то попытался убить моего брата. — Естественно, Дерек немедленно ввязался в бой, чтобы защитить Джорджиану. Если бы не сообразительность Гриффа, они бы все погибли. — Он печально покачал головой. — Дерек не заметил опасности. А я отреагировал автоматически. И очнулся, когда лежал на полу. После этого уже мало что помню.

София, глядя на него широко раскрытыми глазами, прошептала еле слышно:

— Ты подставился под пулю вместо своего брата?

— Это была не пуля, а стрела, — уточнил он.

— Вот как? — сказала она, уставившись на него с нескрываемым восхищением.

Гейбриел пожал плечами и отвел взгляд, ощущая неловкость от такой героизации своего поступка.

— Дерек сделал бы то же самое ради меня.

Слава Богу, она перестала обсуждать эту болезненную тему и некоторое время спустя улыбнулась ему.

— Я теперь понимаю, что мои попытки убить тебя выглядели жалко.

Он усмехнулся:

— Да уж.

После продолжительного одиночества Гейбриел наслаждался теплом неожиданно возникшей связи между ними и не хотел рисковать разрушить ее ради своих мужских инстинктов. Связь эта была еще слишком хрупкой, еще не упрочившейся. Все было довольно странно. Обычно он презирал лжецов, но хотя знал, что она ему лгала, с ней все было по-другому. Поэтому он выбрал более осторожную тактику и непринужденно улыбнулся ей.

— Каково быть цыганкой?

Она усмехнулась и с некоторым облегчением опустила взгляд.

— Иногда это не очень приятно, особенно когда люди считают, что ты явилась, чтобы что-нибудь стянуть, — неожиданно сказала она. — И уж совсем неприятно, когда о твоих соплеменниках рассказывают совершенно неправдоподобные истории.

— Ну что ж, может быть, нам с тобой удастся доказать, что эти ложные понятия несправедливы, — предложил он.

— Давай попробуем, — сказала она, решительно, но игриво кивнув.

Гейбриел рассмеялся. Ему безумно захотелось поцеловать ее.

Сделав еще глоток вина, она кокетливо взглянула на него.

— Послушайте, майор, я уверена, что вам не нравится, когда лондонцы считают вас каким-то колониальным дикарем за то лишь, что вы родились в Индии.

— Но я действительно такой.

— Дикарь?

— Конечно. А ты разрушаешь все мои иллюзии! Наверняка некоторые из этих удивительных историй о цыганах должны быть правдой. Скажи мне по крайней мере вот что: правда ли, что все вы разъезжаете по стране, продавая всякие пустяки и предсказывая судьбу?

— Да, это сущая правда, — согласилась она.

— Ну наконец-то! Значит, ты можешь увидеть будущее? А хрустальный шар у тебя есть?

— Мне он не нужен, друг мой. Я и без него вижу все, что надо.

Он наклонился к ней и понизил голос.

— А по ладони ты можешь читать?

Выдержав его взгляд, София грациозным движением пальцев храбро схватила его правую руку и положила на стол ладонью вверх.

— Ты можешь предсказать мою судьбу, София? — спросил Гейбриел охрипшим голосом.

— Попробую.

Он обрадовался, уловив дрожь в ее голосе. Значит, не один он так волнуется.

— Что ты видишь? — спросил он.

— Долгую жизнь…

— Теперь я знаю, что ты шарлатанка, — поддразнил ее он. — У меня слишком мало шансов прожить долго.

— Я вижу долгую жизнь, — упрямо повторила она, — храбрость… преданность… силу. Но в твоем будущем кроется и опасность.

— Еще бы! — сдержанно заметил он. — Ведь нож все еще при тебе.

С упреком взглянув на него, она продолжила их игру.

— Тебя ждет не только опасность, но и счастье. Линии руки говорят, что у тебя впереди великие свершения.

— Нельзя ли поконкретнее?

София пристально посмотрела на него. Взгляд ее больших карих глаз был полон сочувствия.

— За кого ты ставил свечки? — неожиданно спросила она. — Прошлой ночью я видела из сарая, как ты их зажигал.

Сразу же насторожившись, он убрал руку.

— Почему ты не дала знать о своем присутствии?

Она пожала плечами:

— Мне показалось, что ты не хотел, чтобы тебя беспокоили. К тому же, — призналась она, — я боялась. Подумала, что лучше подождать до утра, а там уж прийти и постучаться в дверь. Но эти свечи… Ты зажег их в память о ком-то, кого любил?

— Нет. — Он опустил взгляд и, чуть помедлив, продолжил: — Я зажег их за людей, которых убил в бою.

Он взял бутылку с вином и снова наполнил свой бокал. Ей показалось, что, судя по его виду, ему это требовалось.

— Это имеет какое-то отношение к тому, что ты живешь здесь, в такой глуши?

Он пожал плечами.

— Сейчас я ищу только покоя. — Он настороженно взглянул на нее. — Говорят, что вы, цыгане, умете объяснять некоторые удивительные вещи.

— О чем ты говоришь?

Он обвел настороженным взглядом ее милое личико.

— Когда меня ранили, я кое-что видел. Хирург… позднее сказал, что у меня остановилось сердце. — Говоря это, он внимательно наблюдал за ее реакцией.

Она прищурилась и сложила на столе руки.

— Ты хочешь сказать, что ты был…

— Мертв. На короткое время. Хирург сказал, что сердце снова начало биться приблизительно две минуты спустя. Я испытал ощущение удушья. Наблюдал, как врач старался оживить меня. Все медики за столом пытались вернуть меня к жизни. Но я видел это сверху, летая словно привидение над собственным телом.

— Правда?

Он кивнул.

— Я рассказал об этом своему брату, но даже Дерек не поверил мне. А ты что скажешь? Не могут ли твои тайные цыганские познания помочь мне понять, что это значит?

Она протянула руку и положила на его плечо, успокаивая.

— Это означает, что твое время еще не пришло.

— Я не хотел возвращаться, — сказал он, покачав головой. — Мне хотелось остаться там, где был мир и покой, но мне не позволили.

— Кто?

— Не знаю. Я не видел их лиц. Свет был слишком ослепительным. Возможно, ангелы. Или духи? Они сказали, что я должен вернуться. Что есть еще что-то такое, что мне нужно совершить. — Гейбриел горестно улыбнулся. — Теперь ты, наверное, считаешь меня сумасшедшим.

— Вовсе нет…

— Поверь, София, я знаю, как абсурдно все это звучит. Я здравомыслящий человек. Военный. И никогда не увлекался всякими фантазиями. — Он пожал плечами. — Но все это видел.

— Ты имеешь хоть малейшее представление о том, что именно тебе предстоит сделать?

Он покачал головой.

— Я приехал сюда именно для того, чтобы понять это. Здесь так спокойно. Мирно. Здесь все располагает к размышлениям… — Он замолчал, не договорив. — По крайней мере одно могу сказать точно: я больше не вернусь в кавалерию. Я никогда больше не смог бы убить ни одно человеческое существо.

— Гейбриел, — произнесла она, потрясенная его словами, и ласково прикоснулась к его руке. Потом она неожиданно наклонилась и нежно поцеловала его в губы.

Он закрыл глаза. Это напомнило ему то короткое мгновение, когда он очутился на небесах.

— Все будет хорошо, — прошептала она, запустив пальцы в его волосы. — А теперь послушай меня. Я уверена, что все это оружие в твоем сундуке может там находиться и дальше. А ты останешься здесь, где так спокойно. Со временем в твоей душе поселится мир.

— Таково твое цыганское предсказание? — скептически пробормотал он, наслаждаясь ее ласковым прикосновением.

— Так говорит мое сердце. — Она окинула его лицо нежным взглядом и, к его удивлению, почти по-матерински поцеловала в лоб.

Снова откинувшись на спинку стула, она неуверенно улыбнулась ему.

Гейбриел с пристальным вниманием следил за каждым ее движением.

— Уже поздно, — тихо сказала она. — Я, пожалуй, помою тарелки.

— Оставь их в покое.

— Миссис Мосс, чего доброго, хватит удар.

— Я с ней разберусь. Ты за сегодняшний день достаточно наработалась. Пойди и выбери подходящую комнату, и мы вместе постелим для тебя чистые простыни.

— Чистые простыни для человека, который давно не знал ванны и мыла? — смущенно усмехнулась она.

Он тотчас откликнулся.

— Это нетрудно исправить. Мы всегда оставляем в запасе котел горячей воды. Иди и выбери комнату, в которой будешь спать, — сказал он, когда оба они поднялись из-за стола.

— Такую, в которой дверь запирается? — кокетливо переспросила она, напомнив им же сказанные слова.

— Если сама так пожелаешь, — вкрадчивым тоном ответил он.

Она покраснела. Он тихо рассмеялся:

— Беги, цыганочка. Я принесу для тебя воды.

Она неуверенно улыбнулась и направилась к двери, но на пороге оглянулась и окликнула его через плечо:

— Гейбриел! Я не считаю тебя сумасшедшим и тоже верю в судьбу.

Он с благодарностью улыбнулся ей.

— Спасибо. — А когда она повернулась, чтобы продолжить путь, в свою очередь, окликнул ее: — София? Я рад, что ты здесь.

Улыбнувшись, она скрылась в темном коридоре, оставив его в одиночестве.

Когда она ушла, он тяжело вздохнул. Ее компания была несравненно интереснее, чем общество котят или миссис Мосс. Он натаскал ведром горячей воды для ее ванны, подумав не без иронии о том, что хозяин быстро превращается в слугу.

Ну что ж, в том-то и заключается могущество красивой женщины. А София, несомненно, именно такая.

Глава 6


Некоторое время спустя София блаженствовала, погрузившись до плеч в теплую воду, радуясь тому, что удалось наконец помыться. В отличие от Гейбриела она позаботилась о том, чтобы дверь гардеробной была закрыта. При свете нескольких свечей она медленно намыливала руки небольшим куском душистого мыла. Гейбриел отправился зажечь камин в ее комнате, чтобы она не замерзла, когда выйдет из ванны.

Он сказал также, что приготовит ей постель. Очень странный человек. И вообще вся ситуация удивительная. Она откинула голову на край лохани, все еще с удивлением размышляя над тем, что он ей поведал, уверенная, что все это предопределено свыше.

Если бы в те жуткие мгновения, когда она бежала, вырвавшись из засады, Леон назвал ей другой код, она сейчас оказалась бы в другом месте. Но судьба распорядилась так, что принцесса оказалась именно здесь и теперь находится в безопасности под защитой закаленного в боях героя войны — человека, который не только обладает опытом работы в качестве телохранителя, но и имеет семейные связи с одним из лордов из министерства иностранных дел, который должен был присутствовать прошлым вечером на тайной встрече в замке. Она пока не была знакома с лордом Гриффитом, но, конечно, слышала его фамилию.

Но и это еще не все.

За годы службы в Индии Гейбриел досконально изучил восточный стиль ведения боевых операций. Зациклившиеся на западном понимании чести английские дипломаты, с которыми ей пока что приходилось иметь дело, не могли понять дикарского стремления победить во что бы то ни стало, любой ценой. Если, как подозревала София, целью Али-паши была она, то Железный Майор был бы именно таким закаленным в боях союзником, какой ей нужен.

К тому же это был человек, не поддавшийся самой смерти, которая уже отобрала у нее слишком многих. София с благоговейным трепетом вспомнила о том, что ему удалось заглянуть «на тот свет» и что он еще должен завершить какое-то дело.

Ей показалось, что она знает, что это такое.

Нет, подумала она, покачав головой. Уже погибло слишком много людей, которые были ей дороги. Она не могла требовать от него такой жертвы.

Она не хотела втягивать его во все это, тем более после того, что ему пришлось пережить. Одного лишь воспоминания о страшном шраме в виде диска с расходящимися лучами, который она увидела у него в центре солнечного сплетения, было достаточно, чтобы воздержаться от предложения ему присоединиться к отряду ее личной охраны.

Этот человек уже прошел через ад, его храбрость стоила ему крови. По его собственным словам, сейчас ему хотелось лишь мира и покоя, и он этого заслуживал. Это было то же самое благо, которое она желала дать своему народу.

Поэтому, решительно заключила она, как бы ей ни хотелось сказать сейчас ему, кто она такая на самом деле, ей не следует этого делать.

Она уже достаточно хорошо узнала Гейбриела Найта, чтобы понять, что, если объяснить ему ситуацию, в которой она оказалась, честь обяжет его вмешаться, а она всем сердцем желала, чтобы он держался подальше от кошмара, в котором пребывала она.

Ей было мучительно жаль его за все, что ему пришлось пережить, почти пожертвовав жизнью, спасая своего брата. Это был воин, который спрятал оружие в ножны, и она с уважением относилась к его праву так поступить.

Даже ради своего народа она не хотела допускать, чтобы ее цели возобладали над потребностью этого человека в мирной жизни. Достаточно того, что ей приходится отвечать ложью на его честность. Нет необходимости втягивать его во все эти передряги и подвергать еще большей опасности и насилию, не говоря уже о том, чтобы просить его добровольно предложить свои услуги в качестве мишени для безвестных врагов, жаждущих ее крови.

Нет, как бы ни хотелось ей сказать ему правду, она не должна раскрывать тайну своей личности.

Она уже подвергла его риску, спрятавшись в фермерском доме.

Не следует терять веру в ее преданных греческих телохранителей.

Теперь уже недолго ждать появления ее людей, в сопровождении которых она вернется к исполнению своей миссии. Надо лишь дать им время, чтобы отыскать ее.

Если же они не появятся еще через сутки, возможно, придется попросить Гейбриела помочь ей добраться до замка.

Но к этому она решила прибегнуть только в крайнем случае. Она поклялась себе, что посвятит его в свои проблемы только при полном отсутствии иного выхода.

София напомнила себе, что она не какая-нибудь слабая, беззащитная женщина, попавшая в беду, а будущая королева. Хорошенько выспавшись ночью и прихватив немного провизии и кое-какое оружие из того, что она заметила в дорожном сундуке Гейбриела, она могла бы снова сесть на гнедого и одна добраться до замка.

Ее мысли прервал осторожный стук в дверь.

— София?

Это он.

При звуке его бархатистого вкрадчивого баритона она подняла голову и оглянулась. Волна незнакомого ей желания еще большей близости с ним прокатилась по телу.

— Да, майор, в чем дело?

— Я… я приготовил твою постель и нашел для тебя кое-что из одежды.

— Это очень любезно, — сказала она.

Почему этот человек приводит ее в такое волнение?

Во время ужина она с большим трудом скрывала свое влечение к нему. Он, должно быть, почувствовал это или увидел по ее глазам.

Какая-то часть ее существа хотела, чтобы он это понял.

Гейбриел, стоя по ту сторону закрытой двери, откашлялся, словно услышал ее мысли.

— Вот тебе моя рубаха, а также халат — на всякий случай. Повешу их на ручку двери, ладно?

София выпрямилась в лохани и неожиданно для себя сказала:

— Не принесешь ли их сюда?

Он молчал.

Она не двигалась, потрясенная собственным непристойным приглашением. Похоже, что его оно тоже шокировало.

Но почему, скажите на милость, они должны отрицать, что их влечет друг к другу? Кого они пытаются обмануть? Он хочет ее, она хочет его. И у нее это, возможно, единственный шанс, прежде чем появятся ее телохранители. Одна-единственная ночь, когда она стряхнет со своих плеч бремя наследницы трона и испытает радости, которые доступны другим женщинам.

В какой-то момент София, следуя импульсу, решила взять инициативу в свои руки и испытать свое первое чувственное наслаждение с этим мужчиной. Если ее ожидают беды, преследовавшие всю семью, то ее дни на земле, возможно, сочтены. Было бы слишком несправедливо уйти из жизни, так и не познав радость прикосновения опытного любовника. Гейбриел Найт был прекрасен душой и телом. Его желание, его острую потребность в ней она почувствовала, когда он поцеловал ее.

Еще важнее было то, что она ему доверяла. Доверяла этому рыцарю, этому невероятно красивому воину. Именно с ним она хотела впервые попробовать, что такое любовь, если, конечно, он не будет возражать.

Ее первые мужчиной должен стать он, потому что всякий раз, когда за ней начинал ухаживать очередной поклонник, она не была уверена, ее ли вознамерился получить жених или ее трон. Развитию романтических отношений это уж наверняка не способствовало.

Но Гейбриел не знал, кто она такая. Когда глядел на нее, он видел женщину. И только.

Они все равно будут вынуждены провести здесь ночь, так почему бы не воспользоваться этим обстоятельством в своих интересах?

Об этом никто никогда не узнает.

Конечно, будь рядом Леон, от его орлиных глаз такое бы не укрылось.

Дело в том, что королева-девственница была у нее не единственным образцом для подражания.

Другим образцом была Клеопатра-искусительница.

Дверь медленно открылась.

София с гулко бьющимся сердцем наклонилась вперед и прикрыла грудь руками. Она настороженно ждала его появления в тесном помещении гардеробной и первым, что увидела, была его нога в серовато-коричневых бриджах, а уж затем появился и сам мужчина.

Войдя, он взглянул на нее, и его черные брови удивленно приподнялись. Взгляд его скользнул по ее голой коже, и он сразу же отвел глаза, сосредоточив внимание на принесенной одежде, которая была перекинута через его руку.

— Где мне это положить?

Глядя на него с нескрываемым любопытством, София небрежным жестом указала на ближайший стул.

— Вот там, если не трудно.

— Как тебе будет угодно.

Интересно, что сказала бы обо всем этом миссис Мосс…

София с озорной усмешкой следила, как он осторожно обходит лохань.

Он бросил рубаху и халат на стул, и ей показалось, что благоразумному майору с большим трудом удается не смотреть на нее.

— Вот, — сказал он. — Может быть, нужно еще что-нибудь?

Она хихикнула.

— Конечно, нужно. — Она весело взглянула на него через голое плечо.

— Что именно?

Она попыталась сообразить, как это получше сказать, и вдруг оробела.

— Ничего, — пробормотала она, покраснев.

— Ну, тогда ладно. Не буду нарушать твое одиночество. — Гейбриел с решительным видом направился к двери, обходя ванну и глядя прямо перед собой.

София поняла, что может упустить свой шанс. Боже милосердный! Что сделала бы Клеопатра, если бы Марк Аврелий был готов выйти за дверь в подобной ситуации?

— Э-э, Гейбриел? — окликнула она, собравшись с духом.

Взявшись за ручку двери, Гейбриел застыл на месте, но не оглянулся.

— Да? — хрипло откликнулся он. «Зачем ты меня мучаешь?» — казалось, говорила его напряженная поза.

— Не подашь ли мне полотенце? — прошептала она. У него, кажется, отлегло от сердца.

— Разумеется. Извини. Мне показалось, что я уже это сделал.

— Я его не вижу, — сказала она, не сводя с него глаз.

— Да вот же оно.

Когда он протянул ей полотенце, София без предупреждения поднялась на ноги. По ее телу струйками стекала вода.

Гейбриел даже рот раскрыл, беспомощно скользнув обжигающим взглядом по ее стройному девичьему телу.

Она не сводила взгляда с его лица, а он смотрел на ее напрягшиеся от холода соски.

Он протянул ей полотенце, ухватившись за него так крепко, что даже побелели костяшки пальцев.

Покачав головой, она попросила шепотом:

— Вытри меня.

В синих глубинах его глаз мелькнуло вожделение; она ждала, наблюдая, как на ее глазах рушится его сопротивление.

Гейбриел медленно подошел на шаг ближе, опустил голову и взял в руки полотенце.

Она закрыла глаза и едва сдержала стон, когда он прикоснулся мягкой тканью к ее коже.

Остро ощущая каждое его движение, она почувствовала, как его рука, обернутая полотенцем, скользнула по плечу и спустилась вниз по спине до округлости зада.

София тяжело дышала.

Почувствовав его прикосновение, она подняла руку и запустила мокрые пальцы в его черную шевелюру.

Гейбриел развернул ее к себе лицом и поцеловал так, что дух захватило. Обвив руками его шею, она прижалась к нему, чувствуя, как по телу прокатилась горячая волна желания. Ее по-прежнему все удивляло — теплые губы, щекочущее ощущение от прикосновения щетины, отросшей на его подбородке, и удовольствие, которое доставлял язык, ласкающий язык.

Она чувствовала, как сильно напряглось его тело, когда его рука скользнула под ее волосы на затылке и он еще крепче прижал ее к себе.

Почувствовав, что она дрожит от желания, Гейбриел замер, подумав, что ей холодно.

— Идем, — заботливо шепнул он. — Не хватало еще, чтобы ты простудилась. — Не отпуская ее руки, он отступил на шаг в сторону и поддержал ее, когда она выходила из ванны. И тут же снова принялся вытирать ее полотенцем, сопровождая процесс поцелуями.

София нетвердо держалась на ногах, голова у нее кружилась от нахлынувшей страсти. Несколько мгновений спустя он стоял перед ней на коленях, понемногу опуская руки с полотенцем вниз по ногам и прижавшись губами к животу. Она ухватилась за его широкие плечи, чтобы не упасть, потому что от его жарких поцелуев с трудом удерживала равновесие. Она медленно перебирала рукой его волосы. Все ее чувства были напряжены до предела.

Когда его губы завладели соском, у нее вырвался тихий стон.

Его небритый подбородок щекотал и покалывал ее грудь, но она на это не пожаловалась бы ни за что на свете. Он втянул в рот сосок сначала одной, потом другой груди с таким видом, будто страдающий от жажды путник припадает к живительному источнику. Через несколько мгновений этого приятного мучения ей показалось, что она сходит с ума. Руки стали вдруг действовать совершенно независимо от ее воли и вцепились в полотняную рубаху Гейбриела, пытаясь раздеть его.

— Сядь, — хрипло приказал он, останавливаясь на мгновение, чтобы стянуть рубаху через голову.

Возбужденная, с высоко вздымавшейся грудью, она во все глаза смотрела на него, не вполне понимая, что он говорит.

Разгоряченный, тяжело дышащий Гейбриел усмехнулся и направил ее к стулу, на котором оставил принесенную для нее одежду.

Усевшись, она внимательно смотрела на него и, закусив губу, ждала, что он будет делать дальше. Алекса, которая во всех этих вещах хорошо разбиралась, кое-что рассказывала ей о том, что происходит между любовниками, но озорной блеск в темно-синих глазах Гейбриела заставил ее усомниться в том, что все это можно описать словами.

— Ты уже согрелась? — тихо спросил он.

— Да. А разве мы… — она чуть не задохнулась от собственной дерзости, — разве мы не ляжем в твою постель?

— Всему свое время, — сказал он. Прикоснувшись кончиками пальцев к ее коленям, он осторожно, почти нежно, раздвинул ей ноги.

— Боже милосердный! — Она содрогнулась всем телом, когда его губы стали проделывать с самыми сокровенными местами ее тела то же самое, что только что проделывали с грудями.

Сначала она не знала, что и подумать, потом вообще перестала соображать, целиком растворившись в чувствах и ощущениях, преисполненная абсолютного доверия к этому человеку.

Он буквально ошеломил ее своими ласками. Вызванное смущением сопротивление быстро прошло, как только он разжег огонь в ее крови. Прикосновения горячего влажного языка, ласкающего ее тайные местечки, и его пальцев, нежно проникающих внутрь, готовили ее к вторжению его члена. Вскоре София уже сидела на стуле, предаваясь страсти. Она откинула на спинку стула голову с распущенными мокрыми волосами и закинула ноги на плечи Гейбриела, который смаковал ее, полностью поглощенный великолепием ее тела.

Он буквально загипнотизировал ее, выполняя все свои прихоти. Ее тело выгнулось ему навстречу, словно умоляя удовлетворить невыносимый голод. Потом, когда ее желание достигло предельного накала, он вдруг остановился.

— Вот теперь мы можем лечь в постель, — прошептал он, тяжело дыша.

Она удивленно взглянула на него, потом неожиданно рассмеялась, сама не зная почему.

Он взглянул на нее с нежной улыбкой и утер со своего подбородка ее влагу.

Так и не удовлетворив голода, София покачала головой, подивившись его дьявольской жестокости. Гейбриел, все еще сидя на корточках, жестом указал ей на смежную комнату.

— Прошу, миледи.

Хмыкнув, она легонько ткнула его в грудь пальцем ноги. Он рассмеялся. Она поднялась со стула и медленно прошествовала мимо него.

Не сводя с нее глаз, он тоже поднялся на ноги и, легонько ущипнув ее за ягодицу, последовал за ней. Она вскрикнула. Тогда он схватил ее в охапку и швырнул на кровать.

Пока Гейбриел стаскивал сапоги, она забралась под одеяло. Когда он улегся рядом, она в нетерпении прикоснулась к нему, лаская рукой мускулистую поверхность широкой груди. Вздохнув с довольным видом, она зажмурилась. Ее рука скользнула ниже по плоским мышцам живота. Заметив в центре его торса шрам, она вздрогнула от сочувствия к нему. Поцеловав кончики своих пальцев, она легонько прижала их к зажившей ране.

Глядя ей в глаза, он опустился на нее.

Несколько минут они просто лежали, глядя друг на друга и обмениваясь поцелуями. София ласкала руками его гладкую мощную спину. Поставив локти по обе стороны ее головы, он провел кончиками пальцев по ее щекам и пригладил упавшую на лоб прядь влажных волос.

— Ты очень красива, София, — прошептал он.

— Ты тоже, — сказала она в ответ с мечтательной улыбкой. Проведя руками вниз по его спине и смакуя при этом каждый дюйм его гладкой кожи, она засунула руки под бриджи, ощущая ладонями округлости мощных мускулистых ягодиц.

Когда она с грудным смехом сжала ладонями обе ягодицы, он удивленно приподнял брови.

— Получаешь удовольствие, а?

— Огромное, — сказала она в ответ и снова хихикнула. Он поцеловал ее, но София продолжала свои манипуляции. Не говоря ни слова, Гейбриел лег на бок рядом с ней, открыв для исследований еще более интересные места.

Пока он играл с ее грудями, ее рука скользнула вниз по его телу, и она с изумлением увидела его моментальную реакцию, когда ее пальцы обхватили твердый ствол его возбужденного члена. Он явно испытывал желание. В ответ на его глухой стон у нее где-то внизу живота словно бы затрепетали крылышками множество бабочек. Она тут же принялась сжимать и поглаживать его член. Его кожа была такой теплой на ощупь.

Он даже глаза закрыл от наслаждения, когда она принялась ласкать его таким способом, который, как говорила Алекса, некоторым особенно разборчивым представителям мужского племени безумно нравится.

Ее бесстыжая фрейлина демонстрировала этот метод на одной из палок, с помощью которой Леон заставлял Софию тренироваться в применении способов самозащиты.

По правде говоря, солидными размерами пенис Гейбриела в возбужденном состоянии и впрямь напоминал крепкую бамбуковую палку, с помощью которой она могла в случае необходимости в два счета раздробить противнику коленную чашечку.

Она повернулась к нему лицом и, снова отыскав его манящие губы, поцеловала его так, чтобы отплатить за каждую унцию удовольствия, которое он ей доставил. Его ответные стоны привели ее в состояние восторга.

Боже милосердный! Наверное, оно и к лучшему, что этот великолепный мужчина не может принадлежать ей, подумала София, понимая, что при ее королевском нраве она бы измучилась ревностью. Стоило бы ему хотя бы взглянуть на другую женщину, у нее появилось бы искушение немедленно бросить несчастную в какую-нибудь подземную темницу.

С трудом сдерживая желание, Гейбриел перевернулся на спину, так что София оказалась на нем. Ее длинные волосы укрывали их обоих от внешнего мира. Она улыбнулась.

Но его глаза смотрели серьезно и даже задумчиво.

— Что случилось? — шепотом спросила она.

— Я хочу задать тебе один вопрос, София. Ответь на него честно.

Он обнял ее за талию обеими руками.

— Ладно, — согласилась она.

— Мой брат Дерек… — Он помолчал, потом продолжил почти печально: — Ведь он прислал мне девственницу, не так ли?

У нее удивленно округлились глаза.

— Неужели я настолько неопытна, что это сразу видно?! — воскликнула она.

— Конечно, нет, — сказал он сдавленным голосом. — Простоя, имея некоторый опыт, могу отличить девственницу от женщины. Между нами все зашло довольно далеко, София. Но я не намерен заниматься с тобой любовью, как бы мне этого ни хотелось.

— Почему?

Застонав от отчаяния, он прижал ее к себе.

— Что мне с тобой делать? Что за глупый вопрос!

— Я не понимаю. Ты рассердился на меня?

— Нет. Я сердит на Дерека. За то, что подверг меня мучениям.

— Ты не хочешь меня?

Он сердито взглянул на нее.

— Не будь дурочкой. Тебе не следовало этого делать. Ты не должна продавать себя.

— Ты отчитываешь меня? В такой момент? — воскликнула она.

— Твоя девственность не должна продаваться. Не может быть, чтобы ты дошла до такой степени отчаяния. Лучше уж красть, как это делают цыгане, чем продавать себя.

— Прошу прощения, но я имею право распоряжаться своим телом так, как хочу, — заявила она. Но когда в ее голове чуточку прояснилось, она тут же поняла, что этот проклятый человек прав.

Она не имела права заниматься любовью с простолюдином. Во всяком случае, в первый раз. Рано или поздно ей придется выйти замуж за какого-нибудь знатного принца с континента.

Ее девственность была как-никак одним из самых существенных ресурсов, который ей следует беречь, чтобы спасти свою страну.

Она чувствовала себя ужасно из-за того, что затеяла все это. И была в полном отчаянии.

— Ты теперь будешь на меня дуться? — спросил он.

— Вовсе нет! Просто я не вполне уверена, что понимаю все это.

Он покачал головой:

— Это не так сложно. Просто я не твой муж.

— Зачем мне какой-то муж? — сердито спросила она.

— Не надо все усложнять. Жизнь и без того непростая штука, — сказал он в ответ. — Ты прекрасно знаешь, что я без ума от тебя. Но все равно. Я не лишаю невинности девственниц.

Его высокомерное заявление одновременно и разозлило, и позабавило ее. Понимая, что он прав, она тем не менее не привыкла, чтобы ей в чем-то отказывали.

— Будь по-твоему. — Демонстрируя послушание, она соскользнула с его тела и улеглась рядом с ним. И тут же снова взяла в руку его пульсирующий от напряжения член.

Он содрогнулся.

— Значит, ты такой благородный. Жалеешь девственниц, — промолвила она озорным шепотом, прокладывая поцелуями дорожку вдоль его шеи, пока не добралась до мочки уха. — А что ты с ними делаешь?

— Я поступаю вот так, — простонал он и в мгновение ока перевернулся вместе с ней, так что она снова оказалась под ним. Его массивный, предельно напряженный член скользнул, не проникая внутрь.

София, тяжело дыша, ожидала дальнейшего развития событий, а он продолжал медлить, не пытаясь овладеть ею. «Входи же внутрь», — просила она, насквозь прожигая его взглядом.

Но он не делал этого. Шелковистая головка его члена гладила изнемогающий от ожидания влажный вход в ее тело, еще сильнее воспламеняя и мучая ее. Вот уж поистине «никакой пощады»! Железный Майор не поддастся искушению, не проникнет внутрь и не удовлетворит сводящее ее с ума желание.

— Пожалуйста, — пробормотала она, сама того не желая, не в силах больше бороться с собой.

— Нет! — Его глаза пылали, как синее пламя в ночи.

Когда она еще шире раздвинула ноги, желая заполучить его во что бы то ни стало, бедняге пришлось бороться не только со своей, но и с ее похотью.

— Я сойду с ума, — тяжело дыша, промолвила она.

— Наберись терпения, София.

— Не могу. Я хочу тебя. Зачем ты так со мной поступаешь?

— Ты сама начала это. Не беспокойся. Увидишь, что оно того стоит. — Он криво усмехнулся и поцеловал ее в подбородок. — Когда-нибудь ты еще поблагодаришь меня за это.

Он принялся ритмично двигаться на ней, и его огромное орудие любви заскользило по ее горячей влаге, лаская ее лобок при каждом движении.

Она застонала и, держась за него обеими руками, выгнулась ему навстречу.

— Прикоснись ко мне, — потребовал он.

Она так и сделала. Опустив руку между их разгоряченными телами, она обхватила пальцами его двигавшийся рывками член и почувствовала, что он влажен и что прикосновение ее руки доставляет ему удовольствие.

Это было восхитительно.

Судя по его постаныванию, он тоже так думал.

— Гейбриел, поцелуй меня.

Он откликнулся на приглашение со всем пылом, и его язык глубоко погрузился в ее рот. Вот только насытить ее это не могло.

Он продолжал целовать ее, и его великолепное разгоряченное тело ритмически двигалось, прижимаясь к ней. Она двигалась вместе с ним, словно в лихорадочном трансе.

Внезапно она вскрикнула, и ее ошеломленный крик был заглушён его неистовыми поцелуями. Как сквозь туман она почувствовала — Гейбриел схватил ее руку, все еще сжимавшую его предельно напряженный жезл. Он перестал ее целовать, чтобы дать возможность отдышаться, и она услышала его стоны и хриплое дыхание возле своего уха, когда он заставлял ее руку продолжать поглаживать его готовый взорваться член.

Все еще не оправившись от испытанного наслаждения, она крепче ухватилась за него и даже стиснула зубы, твердо намеренная доказать, что не так уж наивна для девственницы.

— О Боже, София… — пробормотал он. Ее озорное рвение в считанные секунды довело его до кульминации.

Он вдруг запрокинул назад голову и глухо вскрикнул. Мощное тело несколько раз сильно содрогнулось, каждый раз изливая на ее живот горячий поток семени.

— София… — тихо простонал он, достигнув наконец наивысшей точки наслаждения.

Она приоткрыла глаза и взглянула на него затуманенным взором. При свете свечи его глаза потемнели, и в них она увидела такую нежность, какой не ожидала встретить у такого человека.

— София, София… — прошептал он и, покачав головой, улыбнулся с любовью и упреком, потом нежно поцеловал ее в нос.

Разгадать эту женщину было не так-то просто.

Некоторое время спустя, приведя себя в порядок после всего, что произошло между ними, они улеглись в постели, тесно прижавшись друг к другу. Их лица были повернуты к окну, и Гейбриел смотрел на звезды. София уютно угнездилась в его объятиях. Они не вполне насытились, а лишь слегка утолили голод, но по крайней мере оба теперь могли заснуть.

Гейбриел пребывал в весьма странном настроении, почему-то испытывая желание взять ее под свою защиту. Этого он никак не ожидал. Он не был с женщиной с тех пор, как его ранили, и не возражал против неполного соития. С этим можно было подождать. В некотором смысле он ощущал себя так, как будто сам вернулся в состояние невинности. Однако он ощущал такую теплоту к Софии, какой не испытывал уже давно.

Он только теперь понял, что брат выбрал ее не ради приятного времяпрепровождения и не потому, что она девственница. Гейбриел должен был признаться, что она была для него идеальным собеседником. Редко встретишь женщину, которая могла бы в споре с ним настоять на своем.

У него возникло желание каким-то образом оставить ее здесь… возможно, в качестве своей любовницы.

Может быть… когда они лучше узнают друг друга и она расскажет о себе правду, они станут еще ближе и он даже решится несколько нарушить установленные им самим правила. Все равно у него было слишком много этих дурацких правил…

Но его мысли забегали слишком далеко вперед.

Пока же она, с горящими темными глазами и сильным гибким изящным телом, была для него вопросительным знаком, головоломкой, которую безумно хотелось решить. Пылкая? Слабо сказано. Шаровая молния! У него еще была свежа в памяти ее напористость, но он так и не решил окончательно, что с ней делать.

Она была настоящим маленьким борцом, но и сама нуждалась в том, чтобы кто-то присматривал за ней, следил, чтобы она не попала в беду. А ему, по правде говоря, тоже был нужен человек, который находился бы рядом.

Казалось, они подходят друг другу.

Еще важнее было то, что у него, с тех пор как она здесь появилась, как ни странно, снова возникла надежда. Возможно, ответы, которые он ищет, придут сами собой, если он перестанет столь настойчиво искать их и немного развлечется с этой соблазнительной малышкой.

— София? — тихо окликнул он.

Никакого ответа.

Прислушавшись к ее равномерному дыханию, он понял, что она крепко заснула. Его губы дрогнули в нежной улыбке, и он уткнулся лицом в непослушные завитки ее волос. Проклятие! Он, кажется, снова хочет ее. Ну ладно. Пусть выспится. Сегодня у нее был трудный день.

Он до сих пор не понял, насколько правдивым был ее рассказ о цыганах, но это сейчас не имело значения. Ощущение ее тела в своих объятиях — вот реальность, и этого пока было достаточно.

Он закрыл глаза, наслаждаясь запахом шелковистой кожи и размеренным ритмом ее дыхания.

«Останься со мной. — Он улыбнулся собственным мыслям. — Я снова захочу тебя завтра», — подумал он и заснул, крепко сжимая ее в объятиях.

Люди глаз не сомкнули с тех пор, как объект их поиска исчез, словно сквозь землю провалился.

Где она? Куда исчезла эта маленькая сучка?

Уставший от поисков тунисец сделал глоток бурды, которую в этой холодной, унылой стране почему-то называли кофе, и с отвращением сплюнул.

Он пребывал в отвратительном настроении, потому что потерял во время боя свой любимый кинжал, но самое главное — потому что никак не ожидал такого провала операции, которую сам тщательно спланировал. Время тоже было выбрано идеально, но девчонка оказала яростное сопротивление, к которому никто из них не был готов.

Хотя никому не хотелось признаваться в этом, ее маленькая победа словно бы посягнула на их мужественность, принизив ее.

Его люди, тихо переговариваясь между собой, чистили оружие; теперь они жаждали ее крови, особенно Ахмед, у которого эта ведьма королевских кровей застрелила брата Абдула.

Кемаль, задумавшись, уставился в темноту. Ничего подобного он никогда еще не видел. По правде говоря, он даже не слышал о том, что женщина способна действовать подобным образом. Но в том-то и заключались грязь и порочность, которые Запад нес его народу. Страшно подумать, что такие люди, как султан Махмуд, не замечали этой опасности и даже учились говорить по-французски, словно какие-то безмозглые кривляки! Он покачал головой. Ладно. Еще все переменится.

Их первая попытка не удалась, но это не имеет значения. Их братья теперь на небесах, а здесь, на земле, Кемаль и его люди просто повторят попытку.

У них практически не было выбора. Поддержав не того претендента на трон Оттоманской империи, мятежные янычары стали теперь людьми вне закона. Они могли идти только вперед — иного пути для них не было.

В большинстве своем эти люди происходили из богатых семей и собрались со всех концов Оттоманской империи. Сам Кемаль был одним из младших наследных принцев на своей солнечной родине, расположенной на побережье Северной Африки. Его старшим братом был могущественный бей Туниса.

Семьи передавали янычар еще мальчиками в руки императора, чтобы из них сделали воинов оттоманских султанов.

Им было запрещено жениться, их жизнь проходила в изучении военного дела и молитвах, а когда они вырастали и становились мужчинами, им претило видеть коррупцию и сластолюбие, распространившиеся, словно зараза, по всей Оттоманской империи.

Этому следовало положить конец. Это был их долг, их джихад. Чистота законов шариата должна быть восстановлена, чтобы спасти их умирающую империю.

Погибший принц Мустафа очистил бы их земли от тлетворного влияния Запада, если бы удалась их попытка упрочить его пребывание на троне, Но после всего одного года правления он был убит в возрасте двадцати девяти лет, и трон снова перешел к так называемым реформаторам со всеми их порочными сверхмодными идеями.

Однако мятежные янычары все еще не утратили надежду. Духовный наставник принца Мустафы и Великий визирь во время его короткого правления был все еще жив, хотя и скрывался. Шейх Сулейман посоветовал им использовать вместо Мустафы Али-пашу, чтобы вновь вернуть империю на правильный путь.

Конечно, Али-паша не являлся членом Оттоманского королевского дома Османа. Он родился в горах, в семье разбойников Он не был столь фанатично предан правому делу, как погибший принц. По правде говоря, он был грубым, наглым авантюристом, для которого на первом месте всегда были собственные амбиции.

Но он понимал опасность, которую представлял собой Запад для их страны. Он даже был согласен обратить Европу в мусульманскую веру, если такое возможно. Но самое главное, как правильно заметил шейх Сулейман, только Али-паша обладал достаточной жестокостью, чтобы объединить массу различных региональных лидеров, земли которых, словно кусочки головоломки, составляли Оттоманскую империю.

Брат Кемаля согласился втайне поддержать Али-пашу, если до этого дойдет дело и если к нему присоединятся также другие. Очень многие были сыты по горло положением в Порт-Сублайме.

Но Али-паша был человеком хитрым и понимал, что, согласившись ввязаться в эту авантюру, он рискует лишиться головы. Поэтому, прежде чем согласиться возглавить переворот с целью свержения султана Махмуда, он хотел, чтобы Кемаль и его люди показали, на что они способны. Задача, которую поставил перед ними Али-паша, заключалась в том, чтобы помочь ему заполучить Каврос — цепь маленьких греческих островов. Али-паша страстно желал завладеть ими.

Кемаль и его люди согласились, потому что эта затея как нельзя лучше вписывалась в их грандиозный план постепенного обращения в ислам всей Европы.

Сам Наполеон говорил, что тот, кто правит Кавросом, может влиять на Запад. Это было превосходно. И это было лишь началом, потому что победа над Кавросом, несомненно, заставит многих других региональных лидеров поддержать их правое дело.

С этой целью их собратья мятежники из королевского ордена Скорпиона в течение целого года разрабатывали различные тактические приемы, позволявшие добиваться результатов, действуя не числом, а умением.

Многие их братья уже тайно проникли на острова Кавроса. Все они были янычарами-воинами, которые поддерживали принца Мустафу. У них имелись агенты-провокаторы, которые настраивали людей против размещения там британских войск и устраивали всяческие беспорядки с целью дестабилизации положения в этом регионе.

Недалек был тот час, когда они подговорят местных жителей поджечь несколько боевых кораблей Королевского военно-морского флота, стоявших на якоре в кавросской гавани, а когда это случится, британцы, по глубокому убеждению Кемаля, быстренько подожмут хвосты и удерут на свой более защищенный аванпост на Мальте.

Единственной ложкой дегтя в этой бочке меда была юная принцесса София.

Англичане намеревались возвести ее на трон, чтобы успокоить народ, а это было диаметрально противоположно тому, чего желали Кемаль и его сподвижники.

Ее следовало изъять из этого уравнения.

Теперь, когда он увидел, что она красива, ему показалось, что было бы забавно послать ее своему брату, бею Туниса, в качестве наложницы, но шейх Сулейман посоветовал отдать ее в руки Али-паши. Дополнительный подарок в виде принцессы помог бы убедить бея согласиться участвовать в их затее. Уж он-то научил бы эту девчонку относиться с должным уважением к превосходству мужчины.

— Капитан?

Кемаль взглянул на своих людей. К нему направлялся Ибрагим, который выглядел, как и все они, весьма странно в западной одежде, но этот маскарад был необходим, чтобы смешаться с толпой.

Ибрагиму это было проще сделать, потому что он родился в Белграде и был рыжеволосым, с более светлым цветом кожи, чем Кемаль. Его светлые глаза все еще вспыхивали злобой, когда он вспоминал, как София вспорола ножом его руку, когда он попытался проникнуть в карету. Рана довольно долго кровоточила.

Сейчас рука Ибрагима перевязана, но его гордость была сильно уязвлена.

— Когда? — спросил он.

Кемаль улыбнулся нетерпению своих людей поскорее вновь нанести удар. Окинув всех взглядом, он сказал:

— Наберитесь терпения. Отдохните как следует. Она залегла на дно. Придется подождать, пока она вновь всплывет на поверхность.

— Как мы узнаем, когда это случится? — спросил Ибрагим.

— Не беспокойся, — заверил его Кемаль с ледяной усмешкой. — Наш агент сообщит нам об этом.

Глава 7


София проснулась чуть свет, преисполненная божественного чувства душевного покоя. За всю ночь она ни разу не шевельнулась и все еще лежала на боку, положив голову на подушку Гейбриела.

Первым, что она увидела, открыв глаза, было окно напротив кровати. Мир за его стеклом был по-прежнему туманным и серым. Слышался предрассветный гомон просыпавшихся птиц.

Наверное, именно этот звук и разбудил ее. Она оглянулась через плечо на Гейбриела, крепко спавшего на спине рядом с ней, и долго смотрела на него, пораженная его гордой мужской красотой.

Отдыхающий воин — абсолютно беззащитный в данный момент.

Ее наполнило странное желание защитить его. Удивительно. Гейбриел Найт был способен вызывать у нее самые необычайные чувства.

Ее взгляд скользнул по его четкому профилю, смягченному сном, потом опустился ниже, на мускулистую грудь, медленно, равномерно вздымавшуюся и опускавшуюся при дыхании.

Его бронзовая от загара кожа так и манила прикоснуться к ней, но она поборола искушение, опасаясь разбудить его. Она долго глядела на его крепкие руки, которые полночи держали ее в объятиях, наполняя ее таким чувством защищённости, какого она еще никогда не испытывала.

Вновь ощутив проснувшееся желание, она закусила губу и покраснела, вспомнив о греховных вещах, которые они проделывали этой ночью — и здесь, в его постели, и в соседней комнате.

Наверное, ей бы следовало стыдиться собственного поведения, но она ничуть не жалела об этом. Почему-то все, что происходило между ними, казалось абсолютно естественным и правильным. Она еще какое-то время смотрела на него, вспоминая обо всем с только ей понятной улыбкой, и вдруг услышала снаружи какой-то новый звук, который привлек ее внимание.

Среди утреннего птичьего гомона послышался резкий крик козодоя — это ее люди подавали ей знак!

Прищурив глаза, она взглянула в окно и заметила в предрассветной мгле какое-то движение.

Затаив дыхание, она приподнялась на локте и прислушалась.

Это они!

У нее гулко забилось сердце, когда она увидела, как двое — нет, трое — одетых в черное телохранителей бродят возле фермы Гейбриела, разыскивая ее. Наконец-то верный Тимо нашел ее в соответствии с координатами «Красной семерки». Теперь она разглядела, что с ним были отважный Маркос и добродушный Янис, миротворец их маленького отряда. Они обнаружили на лугу ее гнедого и поняли, что она должна быть где-нибудь неподалеку.

Хотя она была рада видеть своих преданных друзей, это означало, что пришло время покинуть Гейбриела.

У нее защемило сердце, когда она вновь взглянула на него. Но нужно было идти, причем сию же минуту.

Деревенская идиллия закончилась. Пора было возвращаться к исполнению своего долга и ко множеству связанных с этим забот.

Боже милосердный, она и не подозревала, что будет так мучительно больно расставаться с ним навсегда. Она за свою жизнь потеряла так много близких людей, что вынужденная разлука с ним казалась безумно несправедливой… разлука с этим настоящим, удивительным другом, которого она нашла.

Она отчетливо сознавала лишь одно: именно потому, что он ей не безразличен и что он был так добр к ней, она должна оставить его.

Ее проблемы останутся ее проблемами.

София на мгновение крепко зажмурила глаза, чтобы собраться с духом, стараясь не обращать внимания на комок, образовавшийся в горле. Она заставила себя сесть. Потом осторожно встала с кровати.

Пробежав на цыпочках в гардеробную, она торопливо натянула на себя серую крестьянскую одежду.

Для того чтобы привести в порядок волосы, времени не было. Ее непокорные кудряшки все так же ниспадали на плечи, как это было ночью во время ее чувственных утех с майором.

Она молила Бога, чтобы он не проснулся. Ей не хотелось втягивать его во все это, но и признаваться в том, что лгала ему, тоже не хотелось. Пусть уж лучше спит. Снова застегнув кожаный ремешок вокруг бедра, она надежно спрятала нож в ножны, подумав, что меньше всего на свете ей нужна сейчас потасовка между ее любовником — ее любовником! — и телохранителями.

Леон бы, наверное, догадался, что она занималась чем-то недозволенным, увидев ее всклокоченные волосы и пылающие щеки, но София подумала, что будет, пожалуй, решать проблемы по мере их появления. Мгновение спустя, уже одетая, она выглянула из гардеробной.

Гейбриел крепко спал, словно отдыхающий Марс, бог войны.

Он дышал равномерно и глубоко. Ну что ж, ему нужен был покой, подумала она, и он его нашел.

Пусть отдохнет.

Ей безумно хотелось подойти к нему и на прощание нежно поцеловать в губы, но сказать «прощай» было бы слишком трудно. Она пересекла спальню, направляясь к двери.

У двери она остановилась на мгновение и, оглянувшись на него, прошептала со слезами на глазах:

— Прости.

Она очень надеялась, что он не слишком обидится на нее за то, что сбежала, и за трусость. Он, наверное, рассердится, когда, проснувшись, обнаружит, что она исчезла, не сказав ему ни слова, но напомнила себе, что он сам сначала не хотел, чтобы она находилась здесь. Смахнув со щеки слезу, она послала ему воздушный поцелуй.

Услышав, как ее люди приближаются к фермерскому дому, она наконец собралась с силами и выскользнула за дверь.

Пройдя по верхнему коридору, она спустилась по лестнице, прислушиваясь, не доносятся ли из кухни какие-нибудь звуки, но миссис Мосс, как видно, еще не пришла.

Пробираясь по дому к выходу, она прихватила по пути ранец. Выйдя наконец из дома, она сразу же просигналила своим людям, призывая их к молчанию.

Судя по их лицам, все они при виде ее испытали огромное облегчение. Она заметила, что они приготовили для нее другую лошадь — белую кобылку под черным седлом. Тимо набросил поводок на шею гнедого мерина, а двое других последовали за ней, когда она забежала в сарай, чтобы взять спрятанные там вещи.

— Вы справитесь? — спросил Тимо, когда она бойко взобралась по лестнице на сеновал.

— Надеюсь. — Мгновение спустя она сбросила вниз красное бархатное платье и другие королевские атрибуты, которые спрятала под кучей сена.

С голодным мяуканьем к ней подбежали котята, требуя молока. София погладила пальцем их крошечные головки.

— Не беспокойтесь, малыши, — шепнула она, — он скоро придет.

Такой человек, как Гейбриел, ничего не забывает.

— Ваше высочество, поторапливайтесь! — шепотом произнес Маркос, стоявший внизу возле лестницы.

Удивляясь тому, что ей так не хочется уходить, София взглянула из окна сеновала на маленькую церквушку, где впервые увидела погруженного в печальные раздумья Гейбриела. Она закрыла глаза, чтобы прогнать из головы мысли о нем, которые мешали ей собраться с силами, чтобы уйти.

Но ее страна нуждалась в ней.

Пора было возвращаться в реальный мир. В мир воюющих между собой группировок и бессердечных убийц, жаждущих ее смерти.

Глубоко вздохнув, она взяла себя в руки и быстро спустилась вниз по лестнице. Спрыгнув на пол сарая, она кивнула своим людям.

Все быстро вскочили на коней и мгновение спустя уже мчались по дороге. От пыли, поднятой копытами лошадей, у нее на глазах выступили слезы. София не могла выбросить из головы Гейбриела. Он навсегда останется в ее памяти.

Проскакав милю или две по дороге в полном молчании, они добрались до места встречи с остальными.

Те, также обыскивавшие этот район, с облегчением приветствовали ее радостными восклицаниями, но София, приветливо окинув взглядом знакомые лица, не увидела среди них самого важного для нее человека.

Она повернулась к Тимо. У нее упало сердце, когда она заметила его напряженный взгляд. Ужас овладел ею. Едва шевеля губами, она спросила:

— Где Леон?

Гейбриел чувствовал себя полным идиотом.

Когда он, проснувшись, понял, что ее нет, его изумление сменилось таким ощущением, будто его предали, перешедшим затем в гнев.

Он был зол на самого себя за то, что проспал и позволил ей улизнуть, не сказав ни слова. Его могло оправдать лишь то, что он, так долго обходившийся без сексуальных удовольствий, заснул как бревно. Но как бы он ни сердился на самого себя, это не шло ни в какое сравнение с тем, как он был зол на Софию.

Ему бы, наверное, следовало радоваться, что она не обокрала его, пока он спал, и взяла только гнедого мерина. Несмотря на все ее протесты, он в глубине души подозревал, что она имеет какое-то отношение к этому коню, потому что появилась здесь примерно в одно время с ним. Они вместе появились и вместе ушли — маленькая лгунья и ее краденая лошадь. И скатертью им дорога! В любом случае ему совсем ни к чему заводить любовницу.

Помимо этого мерина, ничего не было взято, но Гейбриел считал ее воровкой. Она забрала какую-то часть его существа.

Только этим и можно было объяснить боль, которую вызвало ее исчезновение. Он не понимал этого.

Ведь он действительно думал, что между ними что-то возникло.

Гейбриел твердо решил разыскать ее и заставить сказать ему откровенно, почему она сбежала от него, не сказав, черт возьми, ни слова. Он хотел, чтобы она ответила, почему бросила его. Он заслуживал объяснения, чтобы можно было поставить точку в этой истории, не оставляя никаких загадок.

Наверное, Дерек знает, где ее можно найти, поскольку он нанимал ее, но Гейбриел категорически отказывался бегать за ней. Не будет он ни перед кем пресмыкаться.

И не подумает.

Шли дни, и он, давая выход своему гневу, наколол несколько поленниц дров, но и изнурительный физический труд не помог ему позабыть девушку, что раздражало его до крайности. Судя по всему, ей было абсолютно наплевать на него, так почему, черт возьми, он все еще думает о ней? Он почти не знал эту цыганку, и она наврала ему с три короба о себе.

Однако, поняв, что она к нему равнодушна, он пришел в еще большее отчаяние, усугублявшееся неудовлетворенной похотью, которую разбудила в нем эта безжалостная сорвиголова.

Он приехал сюда в поисках уединения, но после короткого пребывания здесь Софии одиночество вскоре сделалось невыносимым.

Уже очень давно он ничего не хотел так сильно, как ее.

Будучи больше не в состоянии продолжать вести умственные баталии с самим собой, он перестал притворяться, что ему все нипочем, и, оседлав белого жеребца, отправился к брату, чтобы отыскать Софию.

Только крайнее возмущение ее поступком заставило его сделать это, но, может быть, просто пришло время?

Трудно было бы представить себе более прекрасный осенний день, чтобы отважиться выехать с фермы. В самом разгаре была золотая осень во всем многоцветье красок. Налетал легкий ветерок, срывал играючи несколько листочков, и они, кружась, падали впереди на дорогу. По светло-голубому небу плыли пушистые белые и серебристо-серые облачка.

Пустив коня легким галопом, Гейбриел скакал по сельской местности, наслаждаясь сменой пейзажа, а его конь радовался прогулке.

Примерно через два часа пути он свернул на дорогу, которая вела к большому белому коттеджу, недавно купленному Дереком для его молодой жены Лили.

Остановив коня перед уютным любовным гнездышком молодоженов, он спешился и направился к входной двери, готовый немедленно принять предложение брата что-нибудь выпить, потому что у него першило в горле после дороги. Распахнув дверь, Гейбриел вошел внутрь с непринужденностью члена семьи.

— Есть кто-нибудь дома? — крикнул он, заглядывая в комнаты, мимо которых проходил.

Никто ему не ответил. Потом, выглянув в высокое арочное окно, он вдруг увидел молодоженов, которые пили чай в садовой беседке. Дерек, черноволосый и бронзовый от загара, и Лили, белокурая, с нежной белой кожей, были, судя по всему, так поглощены друг другом, что не замечали ничего вокруг.

Радуясь тому, что не помешал им заниматься каким-нибудь более интимным делом, Гейбриел направился по коридору к двери, ведущей в садик, расположенный за домом.

— Есть кто-нибудь дома? — снова крикнул он, выйдя из двери, и помахал рукой в сторону беседки.

— Гейбриел!

— Боже милосердный, что это за бородатый незнакомец явился к нам? — пророкотал его брат с улыбкой, вскакивая на ноги. — Ей-богу, старина, неужели в твоем доме нет зеркала?

— Так-то ты приветствуешь меня после того, как я проделал весь этот путь? — сказал Гейбриел, подходя к парочке и стягивая с рук перчатки для верховой езды.

— Не слушай его, — вмешалась Лили, укоризненно улыбаясь мужу. — Ты всегда красив, Гейбриел. Это у вас семейное.

— Да? А мне кажется, что он выглядит как один из разбойников с большой дороги. Чему мы обязаны такой честью, братец? Или ты устал общаться только со своей лошадью?

— Кстати, конь у меня — отличный собеседник, — ответил тот с язвительной усмешкой.

Дерек, ухмыльнувшись, пожал ему руку, потрепал по плечу и заключил в медвежьи объятия. Всякий раз, глядя на него, он вспоминал тот момент, когда Гейбриел прикрыл его своим телом.

— Добро пожаловать, братец, — сказал он приветливо, выпуская Гейбриела из объятий. — Рад снова видеть тебя среди цивилизованных людей.

— Я тоже. Лили, ты выглядишь, как всегда, великолепно. Замужество идет тебе на пользу.

— Это верно, — сказала она, одарив его лучезарной улыбкой, и жестом указала на маленький столик. — Присаживайся. Выпей с нами чаю. Я так рада, что ты приехал.

— Ума не приложу, как ты это делаешь, — сказал Дерек, когда все они уселись за стол.

— О чем ты?

— Появляешься в тот момент, когда я думаю о тебе. Ты только что снова это сделал.

— Неужели? — медленно спросил он.

— Откровенно говоря, я именно сегодня собирался после чая оседлать коня и навестить тебя.

Гейбриел насторожился.

— Что-нибудь случилось? Как отец? Джорджи?

— Все нормально. Просто у меня есть для тебя послание.

— От кого?

— От Гриффа. Но оно может подождать. Расскажи, как ты себя чувствуешь?

— Значительно лучше, — ответил Гейбриел, слегка прикоснувшись к тому месту, куда был ранен, хотя прекрасно сознавал, что брат спрашивает совсем не об этом.

Дерек приподнял бровь, потом взглядом попросил Лили оставить их одних.

— Пойду-ка я приготовлю нам всем свежего чая, — сказала понятливая Лили. — Этот совсем остыл. — Она улыбнулась Гейбриелу. — Прошу прощения, джентльмены.

Гейбриел поморщился, подумав, что совсем не умеет скрывать свои чувства; он не хотел упоминать о Софии в присутствии Лили. Он сомневался, что Дерек рассказал ей о том, что забавы ради нанял цыганскую проститутку для своего брата-отшельника. Гейбриелу совсем не хотелось, чтобы у этого шалопая возникли неприятности с его очень добродетельной молодой женой. Оба мужчины поднялись на ноги и с поклоном проводили хозяйку дома, потом снова сели, когда она ушла.

— Рассказывай, что случилось, — сказал Дерек, пристально глядя на брата, и откинулся на спинку стула.

— Мне нужно найти Софию.

— Кого?

— Софию. Цыганскую девчонку, которую ты прислал ко мне, — сердито сказал Гейбриел.

— Повтори еще разок!

— Я не в настроении выносить твои дурацкие розыгрыши, Дерек. Просто скажи мне, где она находится. Мне нужно отыскать ее, — заявил он. — Она, должно быть, недавно побывала здесь, чтобы получить у тебя заработанные деньги. Нам с ней надо поговорить.

— Видишь ли, дорогой братец, я никак не возьму в толк, о чем, черт возьми, идет речь.

— О девчонке, которую ты нанял, чтобы она согревала мою постель! Вспомнил? Черные как вороново крыло волосы, огромные карие глаза цвета расплавленного шоколада, великолепные ноги…

— Извини, но я ничего, тем более никого, не посылал тебе.

— Дерек, прошу тебя, воздержись хоть раз и не делай дурака из своего старшего брата! У меня для этого нет времени. Она сказала, что ты нанял ее, — именно так, как ты однажды грозился сделать. Мне нужно узнать, где ты впервые встретил эту девушку. Скажи мне, где она сейчас!

Дерек с озадаченным видом уставился на него.

— Гейбриел, боюсь, что здесь какая-то ошибка…

— В этом ты прав! — согласился Гейбриел. — Ты прислал мне девственницу. Ты знал об этом?

Дерек вытаращил глаза.

— Как ты не понимаешь? Я понятия не имею, о чем ты говоришь!

— Что-о?

— Я никогда не нанимал для тебя девушку. Да, я грозился это сделать, но, увидев твою реакцию, не осмелился. Я просто пошутил, Гейбриел!

Гейбриел в полном недоумении уставился на своего брата.

Дерек пожал плечами.

— Ты сказал мне, что хочешь уединения, и я с уважением отнесся к твоему желанию.

Гейбриел наклонился к нему и понизил голос до шепота, не желая, чтобы это услышала Лили.

— Ты действительно не нанимал девушку, чтобы она приехала ко мне и соблазнила меня?

— Нет!

Взглянув на него, Дерек вдруг криво усмехнулся:

— Чем, черт возьми, ты там занимаешься на своей ферме?

— Тебе это едва ли было бы интересно, — пробормотал Гейбриел.

— Ошибаешься. Мне любопытно. Ты встретил какую-нибудь леди?

— Не леди, нет. Маленькую воровку, — пробормотал он. Но если Дерек не нанимал ее и не знает, где ее можно найти, то София, видимо, действительно навсегда исчезла из его жизни.

У него даже дыхание перехватило от разочарования.

— Что она украла? — спросил брат.

— Ничего существенного, — сказал он, стараясь не смотреть в глаза Дереку. Он вернулся мыслями к тому утру, когда нашел Софию спящей в сарае.

Теперь он понял, что она выставила его еще большим дураком, чем он подозревал. Должно быть, она просто отвечала утвердительно на все его вопросы, позволяя ему делать собственные выводы. Она просто подыгрывала ему.

Но зачем? И кто, черт возьми, она такая?

Может быть, у нее даже другое имя?

— С тобой все в порядке? — спросил Дерек, наблюдая за ним с озабоченным видом.

Гейбриел настороженно взглянул на него.

— Не обращай внимания, — сказал он. — Это больше не имеет значения. — Он тряхнул головой, пытаясь выбросить из мыслей эту озорную девчонку. — Что за послание ты собирался мне передать?

Он чувствовал, что брат беспокоится о нем, но Дерек, слава Богу, не проявлял излишнего любопытства и не досаждал ему вопросами.

Он не делал этого, потому что слишком хорошо знал его.

— Послание пришло на твое имя сегодня утром. — Дерек достал из жилетного кармана письмо от лорда Гриффита, маркиза, который был их зятем. — Грифф не знал, где тебя найти, поэтому прислал письмо мне с просьбой как можно скорее передать его тебе.

Гейбриел с озадаченным видом принял письмо.

— У нашей сестры есть мой адрес на ферме.

— Судя по всему, он отправлял письмо не из дома. Видишь обратный адрес? Лили говорит, что это один из замков, который принадлежит Короне.

— Значит, это не имеет отношения к их будущему ребенку, — с облегчением произнес Гейбриел. До рождения первого ребенка их сестры оставалось еще несколько месяцев, но вся семья уже с нетерпением ждала этого события.

— Нет-нет, — заверил его Дерек. — Джорджиана пребывает в добром здравии. По-моему, Грифф собирается заманить тебя на какое-нибудь теплое местечко в министерстве иностранных дел. Он и со мной пытался проделать то же самое и отстал от меня только тогда, когда я женился.

— Не сомневаюсь, что за всем этим стоит наша сестра.

Дерек кивнул. Джорджи не хотела, чтобы ее братья возвращались в Индию. Она намеревалась сделать так, чтобы вся семья находилась в Англии, и если для этого было нужно уломать своего мужа, известного дипломата, и заставить его подыскать подходящие должности для ее братьев, она была готова предпринять любые шаги.

Развернув письмо, Гейбриел обнаружил прилагавшиеся к нему три страницы документов.

— Ты прав, — пробормотал он, пробежав глазами содержание письма. — Он пишет, что у них для меня есть работа.

— И никаких подробностей?

— Нет. Меня вызывают в этот замок. Он начертил для меня карту, — насмешливо добавил он, показывая ее Дереку. — Мне надлежит сжечь ее и это письмо, как только запомню маршрут.

— Какая загадочность, — явно забавляясь всем этим, сказал Дерек. — А что на другой странице?

— Документ, удостоверяющий мою личность, чтобы меня пропустили в замок.

— Силы небесные! — воскликнул, присвистнув, брат. — Должно быть, там действительно происходит что-то важное, если приняты столь серьезные меры безопасности.

— Грифф пишет, что сообщит мне обо всем, когда я прибуду туда.

— Ты намерен поехать?

— Я заинтригован, — признался Гейбриел. Его сердце и впрямь гулко билось в предвкушении чего-то. А вдруг это предвещает то самое дело, завершить которое его буквально вернули с того света? Даже если он ошибается, это по крайней мере отвлечет его от странной боли, охватывающей его при мысли о том, что София навсегда исчезла из его жизни. — Ты помнишь, чей это герб? — Наклонившись к брату, он показал Дереку печать в центре официального документа, гарантирующего ему вход в замок.

Внимательно изучив его, Дерек покачал головой.

— Каврос? — вслух прочитал он. — Никогда не слыхал о таком.

— Я тоже.

— А надпись, сделанная кириллицей? Это на русском языке? Или на греческом?

— Понятия не имею, — пожал плечами Гейбриел и снова сложил удостоверение личности. Он переключил внимание на изучение маленькой карты, которую начертил ему Грифф.

— Значит, ты все-таки намерен туда поехать? — продолжил разговор Дерек, который давно считал, что любое новое назначение пойдет Гейбриелу на пользу.

— Не думаю, что у меня есть выбор, — сказал Гейбриел. — Грифф, конечно, очень вежлив, но это звучит скорее как приказ, чем приглашение. Во всяком случае, я могу поехать и узнать, что они хотят.

— Только не в таком виде! — рассмеялся Дерек, взглянув на гражданскую одежду Гейбриела и небритое лицо. — Для начала мог бы позаимствовать мою бритву. Какие бы ни были у тебя документы, тебя не пустят в замок, если ты будешь выглядеть как разбойник с большой дороги. Слава Богу, ты, прежде чем сбежать на эту ферму, оставил у меня свою парадную форму. По крайней мере тебе не придется возвращаться туда, чтобы переодеться.

— Ценю твою заботу, — сдержанно сказал Гейбриел.

— Зачем же еще и нужны братья? — отозвался Дерек с озорной улыбкой.

Среди тысячи акров лугов и лесов на вершине круглого холма возле южного побережья Англии стоял старинный замок. Это была подлинная средневековая крепость из прочного серого камня, сглаженного ветром за несколько веков своего существования. Замок был рассчитан на то, чтобы держать оборону, и поражал суровой простотой.

После того как Гейбриел показал документы, присланные ему Гриффом, его пропустили сквозь прочные металлические ворота.

Пустив своего белого жеребца легким галопом, он стал подниматься по длинной подъездной дороге, прихотливо вьющейся по склону холма. Приблизившись к замку, он переехал через низкий мост.

Достигнув второй линии оборонительных сооружений, Гейбриел вновь остановился и предъявил входные документы.

Судя по всему, что бы здесь ни происходило, правительство относилось к этому по-деловому, подумал он, ожидая, пока солдаты, охраняющие внутренние ворота, проверят его документы.

— Будьте любезны спешиться, майор. Я провожу вас. О вашем коне мы позаботимся. Вас ожидают.

Довольный тем, что его документами были удовлетворены, Гейбриел спешился и последовал за проворным молодым офицером в сторону центральной части замка.

Они пересекли внутренний двор с массивными солнечными часами посередине и вошли в просторное помещение приемной. Молодой офицер отправил пажа за лордом Гриффитом, и несколько минут спустя в комнату вошел его зять.

— Гейбриел! — приветствовал он его с жизнерадостной улыбкой. У Йена Прескотта, маркиза Гриффита, были серовато-зеленые глаза и аккуратно причесанные волнистые светло-каштановые волосы.

— Грифф! Как поживаешь? — обрадовался Гейбриел, обмениваясь рукопожатиями со своим родственником.

— Лучше не бывает, — ответил тот. Будущий папаша просто сиял от счастья. Грифф элегантным жестом указал путь вперед. — Идем?

Гейбриел кивнул и зашагал в ногу с ним.

— Расскажи наконец, что происходит? — попросил он.

— Как ты смотришь на то, чтобы провести зиму на греческих островах?

Гейбриел фыркнул.

— Полно тебе. Говори, в чем тут дело.

— Одной королевской особе, страна которой имеет для нас огромное стратегическое значение, угрожают убийством.

— А-а, понятно. — Значит, речь действительно идет о безопасности важной персоны, как и предсказывал его братец.

— Нам нужен такой опытный человек, как ты, чтобы возглавить королевских телохранителей. В конце концов, если злодеям удалось бы осуществить убийство на территории Англии, это поставило бы в затруднительное положение Букингемский дворец, и от этого сильно пострадали бы наши интересы в Средиземноморье.

Пройдя по высокому сводчатому коридору, они оказались в том крыле средневекового замка, которое было декорировано в стиле рококо. Неожиданное столкновение суровой норманнской архитектуры с вычурными декоративными элементами, позолотой и пастельными тонами приводило в такое же недоумение, как и слова Гриффа.

— Я слышал, как ее называли красавицей вроде мадам Рекамье, — пробормотал маркиз, когда они пересекали украшенный зеркалами бальный зал со сверкающими паркетными полами. — По правде говоря, я не могу с этим не согласиться.

— А кто такая эта мадам?

— Прости, я забываю, что ты ведь был в Индии. Ничего особенного. Просто одна изящная черноволосая француженка, у ног которой несколько лет назад была вся Европа. — Грифф замолчал и, прикоснувшись к его плечу, остановил его. Поглядев налево и направо, он понизил голос: — Ты только послушай! Ходит даже слух, что сам принц-регент пытается ускорить свой бракоразводный процесс, чтобы самому начать ухаживать за ее высочеством, а ведь она еще совсем девчонка. Если хочешь моего совета, майор, держи себя в руках. Наша принцесса — та еще королевская штучка.

— Боже мой, старина, во что ты меня втягиваешь?! — воскликнул Гейбриел.

— Я тут ни при чем. Именно это и ставит в тупик. Она сама просила пригласить тебя, назвав по имени.

— Меня? Но каким образом?.. Я не понимаю.

— Я тоже. Но она, похоже, знает тебя или слышала о тебе, а если ее высочество что-то хочет, ее высочество это получает. И лучше поторапливайся. Она не любит, когда ее заставляют ждать.

— Вот как? — пробормотал Гейбриел, приподняв бровь.

— У нас весьма плотное расписание, майор. А вот и тронный зал, — сказал он. — Я ненадолго отлучусь. Мне надо подписать кое-какие документы. Лорд-гофмейстер представит вас друг другу.

Озадаченный Гейбриел кивнул, и Грифф торопливо удалился, чтобы заняться документами, стопку которых принес ему секретарь.

Все это было очень странно. Нахмурив лоб, Гейбриел повернулся в направлении, которое указал ему его благородный зять. Он был совершенно уверен, что никогда не встречал наследную принцессу. Такое ни один мужчина не забыл бы. Интересно, как могла эта высокородная леди услышать о нем, если он жил отшельником с тех пор, как вернулся в Англию? Возможно, она знала кого-нибудь в светском обществе, кто провел некоторое время в Индии… Ну да что гадать.

Хотя все это казалось ему какой-то бессмыслицей, Гейбриел был готов к любому повороту событий. Взяв себя в руки, по совету маркиза он расправил плечи и, ускорив шаг, пошел через анфиладу раззолоченных комнат с распахнутыми дверьми.

По мере приближения к залу, расположенному в конце анфилады величественных комнат, в нем мало-помалу нарастало напряжение. Он назвал свое имя ливрейному лакею, стоявшему перед раскрытой дверью тронного зала. Тот, в свою очередь, подвел его к лорду-гофмейстеру, седовласому человеку небольшого роста с великолепными усами.

Лорд-гофмейстер поклонился ему, и Гейбриел последовал за ним в тронный зал. Зал производил потрясающее впечатление: белые стены с золочеными панелями, колонны розового мрамора и светло-голубые пилястры. Потолок был расписан гирляндами, херувимами и медальончиками пастельных тонов.

Окинув взглядом роскошный зал, Гейбриел насчитал десять смуглых охранников в заморской одежде, расставленных по периметру комнаты.

Но гофмейстер шел дальше, чтобы представить его, и его взгляд остановился на троне, стоявшем в дальнем конце продолговатого зала.

Он, прищурив глаза, уставился на стройную молодую женщину, сидевшую на троне, украшенном сложной резьбой по дереву, Гейбриел застыл на месте, а его сердце забилось с бешеной скоростью. Он глядел, не веря своим глазам. На ее черных локонах сверкала тиара. Складки великолепного парчового платья ниспадали до полу по ее стройной фигурке, каждую округлость которой так хорошо помнили его руки.

Он изумленно глядел на нее, представшую перед ним во всем своем королевском великолепии, и боялся поверить увиденному.

Это была его «цыганочка». Его темпераментная маленькая… служанка. София.

Глава 8


Когда Гейбриел приближался к ней по центру сверкающего зала во всем великолепии своего алого парадного мундира, собравшиеся дамы провожали его одобрительными взглядами; восхищенный шепот прокатился по тронному залу.

София тоже смотрела на него, и ее сердце билось так, словно готово было выскочить из груди.

На него нельзя было не засмотреться. Он был гладко выбрит, в результате чего стали видны четкие линии скул и квадратный подбородок, что заставило ее заново оценить его мужественную красоту. Он также укоротил волосы. Копна черных шелковистых волос, которые она пропускала сквозь пальцы в ночь, проведенную в его постели, была аккуратно причесана. Она обвела его восхищенным взглядом.

Его руки были затянуты в белоснежные перчатки. Одной рукой он прижимал к себе кавалерийский шлем, украшенный плюмажем. Шелковый кушак опоясывал талию. Здесь же находился парадный палаш. Это было легкое оружие, предназначенное для джентльменов, не то что сабля с пятнами крови, на рукояти которой он в своем жестоком прошлом делал зарубки, ведя счет убитым врагам. Его кремовые бриджи исчезали в голенищах блестящих черных сапог, доходящих до колена, и его четкие шаги по мраморному полу казались все громче по мере его приближения.

Разглядев выражение его лица, София поняла, что он ее узнал. Конечно, узнал, еще бы! И она отлично понимала, что придется дать ему кое-какие объяснения. Он остановился перед ней.

— Ваше высочество, — произнес лорд-гофмейстер, — это майор Гейбриел Найт, только что вернувшийся из Индии.

София выдержала его потрясенный взгляд, а все придворные ждали, когда он отвесит ей надлежащий поклон.

А этот безупречный кавалерийский офицер просто сердито смотрел на нее.

Она попробовала было улыбнуться покаянной улыбкой, но он лишь прищурил сапфировые глаза и покачал головой, явно не желая прощать.

Лорд-гофмейстер многозначительно откашлялся.

Гейбриел смерил старика испепеляющим взглядом и приветствовал ее высочество весьма небрежным поклоном.

Удовлетворенная, она поднялась с трона и, спустившись на шаг с возвышения, милостиво протянула ему руку для поцелуя.

— Спасибо, что вы пришли, майор.

Весь двор наблюдал, как он нахмурился, глядя на протянутую руку. Она ждала, приподняв брови. Наконец он принял руку, но, судя по всему, великая милость, которую это символизировало, не произвела на него особого впечатления. Однако в тот момент, когда его пальцы сомкнулись на ее пальцах, София испытала радостное возбуждение.

Гейбриел, кажется, тоже почувствовал нечто подобное. Потрясенные, они взглянули друг на друга затаив дыхание. Жгучее воспоминание об их тайной ночи, проведенной вместе, казалось, заряжало воздух электричеством, как перед грозой.

София боялась, что покраснеет на глазах у всех придворных. Ее тянуло к нему так же сильно, как прежде.

Гейбриел медленно поднес к губам костяшки ее пальцев. Она затаила дыхание, когда его теплые и гладкие, как атлас, губы прикоснулись к ее пальцам. Никогда еще обычный поцелуй руки не ощущался как нечто упоительно-греховное.

Уголком глаза она заметила леди Алексу, разглядывающую его с явным интересом, но ее кокетливая подруга пусть лучше даже не мечтает о нем. Делиться Гейбриелом София не собиралась ни с кем, так что Алексе придется на сей раз умерить свои аппетиты. Правда, последнее время Алекса была сама не своя: ее очень сильно потрясло ночное нападение. С тех пор как София вернулась жива и невредима после пребывания на ферме, подруга так и льнула к ней.

Как только Гейбриел выпустил из руки ее пальцы, она опустила глаза и постаралась собраться с мыслями. Восстановив самообладание, она одарила его королевской улыбкой и обвела рукой тронный зал.

— Добро пожаловать, майор, в мой временный дом.

Казалось, ее самообладание раздражает его. Он снова сердито взглянул на нее.

— Кто вы такая? — шепотом произнес он.

Она многозначительно взглянула на лорда-гофмейстера, который уже огласил ее полное имя и многочисленные титулы. Но Гейбриел продолжал смотреть на нее с недоверием.

— Майор, не желаете ли пройти со мной? — сказала она, не желая обсуждать вопрос в присутствии всего двора.

Музыканты сразу же перестали играть. Все придворные склонились в поклоне или глубоком реверансе и оставались в этом положении, пока она не вышла из зала.

София повела Гейбриела в смежную комнату, и ее греческие телохранители последовали за ней. Тимо и Янис сразу же заняли места по обе стороны двери. Ее верные стражники практически не выпускали ее из поля зрения.

Проходя мимо, она с благодарностью взглянула на них и проследовала в Картографическую — обшитое деревянными панелями квадратное помещение, напоминающее старинную шкатулку. Комната была меньше и темнее, чем сверкающий тронный зал, но оборудована всем необходимым для разработки стратегических планов. Стены ее были увешаны географическими картами и диаграммами. Книжные полки провисали под тяжестью пыльных атласов, а на огромных дубовых столах стояли глобусы и лежали стопки книг.

Но самым примечательным предметом в этой комнате была топографическая модель мира в виде большого круга, разложенная на полу, на которой были изображены миниатюрные горные хребты и окрашенные в синий цвет моря, а также нанесены золотые линии долготы и широты.

В соответствующих местах были размещены миниатюрные макеты египетских пирамид, крошечная голубая мечеть в Константинополе, собор Парижской Богоматери, лондонский Тауэр, великий римский Колизей и многое другое.

Модель мира была создана очень давно, однако конфигурация земель оставалась, конечно, той же самой, чего не скажешь о собственности на землю и названиях стран, которые часто менялись. Часть модели все еще перекрашивалась, чтобы отразить последние территориальные переделы после падения Наполеона.

София пересекла слабо освещенное помещение. Все еще сердитый, Гейбриел последовал за ней, с грохотом захлопнув за собой дверь.

— Не желаете ли что-нибудь выпить? — поглядев на него через плечо, спросила она, направляясь к шкафчику с напитками. — Судя по твоему виду, тебе это не помешало бы.

— К черту твои напитки, я хочу получить ответы! Кто ты такая, и что происходит? — рявкнул он, бросив свой шлем на кожаное кресло с подголовником.

— Разве ты не слышал, что сказал гофмейстер? — спросила она, пытаясь говорить веселым тоном, и плеснула ему в стакан немного бренди. — Я наследная принцесса Кавроса. И нуждаюсь в твоей помощи.

— Почему? — спросил он.

— Потому что кто-то пытается меня убить. Из-за этого я и оказалась на твоей ферме. — Чуть приподняв подол длинного платья, чтобы он не касался пола, она поднесла ему стаканчик, заглядывая в глаза. — Выпей.

В ее сердце все еще жило воспоминание о том ужине на его кухне, когда они сидели за столом, как два обычных человека, мужчина и женщина, которые наслаждаются простой деревенской трапезой.

Все еще сердитый, Железный Майор даже не шевельнулся, чтобы взять из ее рук стакан. София пожала плечами и сама отхлебнула глоток. Она предполагала, что ей это потребуется. Судя по всему, он был очень зол на нее, и выкрутиться будет не так-то просто.

— Я этому, черт возьми, не верю, — пробормотал он сквозь стиснутые зубы, покачав головой. — И что, они хотят, чтобы тебя охранял именно я?

— Боюсь, что это так, Гейбриел. Позволь мне объяснить тебе…

— Уж будь так любезна! — рявкнул он.

Она подняла руку, пытаясь успокоить его.

Он сбавил тон, но продолжал ворчать.

Опасаясь перегнуть палку, она попыталась успокоиться и перешла прямо к делу. Откровенно говоря, она испытала большое облегчение, получив наконец возможность рассказать ему всю правду.

— В то утро, когда ты нашел меня спящей в твоем сарае, я, спасая свою жизнь, скрылась с того места, где на мою карету было совершено нападение. Люди в масках напали на нас по дороге в этот замок.

Когда он слушал ее рассказ, его черные брови грозно сошлись на переносице.

— Для отряда моей охраны это было полной неожиданностью, — сказала она, горестно опустив голову. — Мои люди понесли большие потери, и мой главный телохранитель приказал мне бежать — на том самом гнедом коне, которого ты потом нашел. Следуя заданной схеме, я должна была оказаться в месте с определенными координатами, чтобы мои люди могли снова разыскать меня, когда опасность минует. Так я и оказалась у тебя. Если это не рука судьбы, то я уж и не знаю, что это такое, Гейбриел, — сказала она, с надеждой заглядывая ему в глаза.

Он по-прежнему хмурился.

— Когда я решила спрятаться в твоем сарае, я думала, что здесь никто не живет. Те, кто напал на нас, возможно, еще гнались за мной. Мне нельзя было показываться. Когда ты разбудил меня и сказал, чтобы я уходила, я не знала, что делать. Я была обязана оставаться в пределах этих координат, чтобы меня могли отыскать мои люди. Тебе приходилось служить в роли телохранителя, и ты должен знать, что это общепринятая процедура и что я говорю правду, — продолжала она. Ей так хотелось, чтобы он поверил ей. — Когда ты сам подсказал причину моего появления там, рассказав про своего брата и его проделки… я просто стала поддакивать тебе.

Гейбриел, несколько ошеломленный всем этим, смущенно хохотнул и покачал головой.

— Значит, ты вовсе не цыганка?

— Нет, Гейбриел, — сказала она, улыбнувшись его вполне понятному смущению. — Я гречанка. Позволь показать тебе кое-что. — Она привлекла его внимание к трехразмерной карте и взяла в руку тонкую деревянную указку.

— Что все это означает? — спросил он, глядя на разложенную на полу модель.

— Это мир, — сказала она. Сложив на груди руки, он все еще сердито глядел на нее, а она указкой показала на вход в длинное и узкое Адриатическое море. — Видишь? Под каблуком «итальянского сапога» западнее Пелопоннеса?

Он кивнул, с одного взгляда поняв месторасположение этого района.

— Здесь в виде маленькой пунктирной линии изображены гористые греческие острова. Это и есть моя родина — Каврос. — На карте это выглядело словно хлебные крошки, но она, взглянув на него, робко улыбнулась с явной гордостью. — Если верить преданиям, Каврос — это родина Цирцеи, богини, которая, околдовав Одиссея, в течение семи лет держала его у себя, когда он возвращался домой после Троянской битвы.

Его синие глаза настороженно вспыхнули.

— Моя семья правила этими островами в течение сотен лет — пока не пришел Наполеон и не выгнал нас. Это было в 1800 году. Когда семья была вынуждена спасаться бегством, мне было всего три года. Я выросла здесь, в Англии, в изгнании, и спокойно жила под защитой Короны.

Пока шла война с Наполеоном, моя страна превратилась в поле боя между великими державами. Первыми ее захватили французы, потом австрийцы выбили их оттуда, затем верх одержали русские, и, наконец, там укрепились англичане, которые устроили на главном острове военно-морскую базу.

Когда Наполеона разбили, Англия стала претендовать на Каврос как на военный трофей. Это было официально подтверждено на Венском конгрессе: Каврос стал британским протекторатом.

Это маленькая страна, но, как видите, ее местоположение обеспечивает существенные стратегические преимущества тому, в чьих руках находится. Твой любезный родственник, лорд Гриффит, объяснил мне важность интересов Англии в Кавросе. Не хочешь ли, чтобы я это повторила?

Он кивнул, все еще недоверчиво глядя на нее.

— Во-первых, они хотят иметь там базу, чтобы укрепить английские владения на Мальте. Во-вторых, таким образом Королевский флот сможет охранять торговые потоки, поступающие через Египет из Индии. В-третьих, база предназначается для того, чтобы укрепить положение Британии во всей Средней Европе. Именно поэтому и Наполеон хотел прибрать к рукам Каврос. — Она искоса взглянула на него. — И другие на него зарятся.

Когда она положила указку, Гейбриел повернулся к ней с задумчивым видом. Она заметила, что он внимательно слушал все, что она говорила.

— К сожалению, с присутствием ваших моряков не может смириться мой народ. А мы очень упрямая нация, — призналась она, усмехнувшись. — Каврос населяют простые люди — овчары, виноделы, рыбаки. Они хотят жить в мире, но доведены до нищеты и, естественно, выражают недовольство. И не только дерутся друг с другом, но начинают нападать на размещенные там английские войска. Я очень боюсь, что наступит день, когда они зайдут слишком далеко и спровоцируют акт возмездия со стороны моряков.

Он презрительно фыркнул, услышав такое предположение.

— Значит, вы не убеждены в способности англичан контролировать свои поступки?

Она уловила упрек, прозвучавший в его словах, но предпочла не обратить на это внимания.

— Из-за всех этих беспорядков в Кавросе английское правительство решило восстановить меня на отцовском троне, — сказала она. — Мне будет предоставлено полное право распоряжаться внутренними делами, а Англия будет контролировать наши иностранные дела. К сожалению, теперь стало ясно, что есть люди, которые предпочли бы, чтобы я совсем не возвращалась. Но я нужна своему народу. И если не возражаешь, я хотела бы, чтобы ты был рядом со мной.

Он долго смотрел на нее, потом покачал головой.

— Пожалуй, я все-таки выпью, — пробормотал он и взял стаканчик, который она отставила в сторону. Потом залпом осушил его содержимое.

Она настороженно наблюдала, как он облизнул губы. Поставив стакан, он подозрительно взглянул на нее.

— Почему ты не изложила мне все это с самого начала?

— Я не могла, Гейбриел, таковы были правила.

— Ты думала, что мне нельзя доверять?

— Сожалею, что это тебя обидело. Я хотела сказать тебе правду, но, когда ты рассказал о том, как тебя ранили, твердо решила не впутывать тебя в свои проблемы. Возможно, мне просто хотелось защитить тебя…

— Даже так?

— После всего, через что тебе пришлось пройти, мне не захотелось, чтобы ты вмешивался. К сожалению, больше это невозможно. Для меня и моего народа очень многое поставлено на карту, а ты единственный человек, которому я могу доверять.

— Значит, ты пригласила меня сюда, потому что я тебе полезен. Ты и в фермерском доме осталась со мной по той же причине? — с явным неодобрением спросил он.

— Конечно, нет! То, что произошло между нами… ты не можешь отрицать, что мы оба хотели этого. Признаюсь, мысль о том, чтобы получить возможность снова проводить время с тобой, мне кажется весьма привлекательной. И если мы снова окажемся вместе…

— Но сейчас речь идет совсем о другом. С чего ты взяла, что я с готовностью соглашусь с твоим предложением после того, как ты ушла, не сказав ни слова?

— Что я могла сказать?

— Простого «прощай» было бы достаточно, — промолвил он, а София тем временем стояла, понурив голову, потому что он категорически пресекал все ее попытки восстановить их романтические отношения.

— К тому же, — продолжал Гейбриел, переводя разговор в другое русло, как будто понял, что она видит его насквозь, — я не думаю, что твоему нынешнему главе службы безопасности понравятся перестановки, которые ты намерена произвести. Или его успели уволить?

— Он погиб. — На глаза ее навернулись слезы. — Можешь смеяться надо мной сколько угодно, только не делай его объектом сарказма, майор. Леон отдал свою жизнь, чтобы я успела скрыться, — сообщила она, прерывисто вздохнув.

Гейбриел, пристально глядя на нее, застыл на месте.

— Извини.

Она покачала головой, избегая глядеть на него сквозь слезы.

— Он был уже ранен, когда посадил меня на коня и приказал скакать. Но я тогда не думала… — Голос у нее прервался, и она не договорила фразу. Похороны состоялись два дня назад, но она до сих пор не могла поверить, что его нет в живых. Она перестала плакать только тогда, когда появилась надежда заполучить Гейбриела на место Леона.

— Извини, — повторил он, подходя к ней на шаг ближе.

Она обхватила себя за плечи и выглянула в окно.

— Леон был для меня как отец. В ту ночь, о которой я тебе рассказывала, когда я была ребенком и моей семье пришлось бежать под обстрелом наполеоновской артиллерии, именно он нес меня на руках, когда мы все мчались к кораблю. А теперь его нет. И я должна одна, без его совета совершить самый важный поступок в своей жизни.

— Похоже, что он хорошо подготовил тебя к этому. — Гейбриел подошел еще ближе и остановился перед ней.

— Он делал все, что было в его силах. Научил меня всему, что я знаю. Это было необходимо, — добавила она. — Люди в моей семье имеют привычку неожиданно умирать. Как мой отец и два старших брата. Поэтому я и оказалась следующей прямой престолонаследницей. Я последняя из оставшихся в живых.

— София, — прошептал он, — иди сюда. — Он протянул к ней руки и покровительственно заключил в объятия. Наверное, сердцем почувствовал, как отчаянно нуждается она сейчас в том, чтобы ее утешили. Она обхватила его руками и спрятала лицо у него на груди.

— Гейбриел… мне страшно.

— Я понимаю. Все будет хорошо, моя милая, — сказал он, погладив ее по голове. — И ты не так одинока, как тебе кажется.

София, из глаз которой текли слезы, запрокинула голову и напряженно вгляделась в его лицо. Сердце у нее отбивало бешеный ритм.

— Это означает, что ты мне поможешь?

— София, — не сводя с нее нежного взгляда, он утер ее слезы подушечками больших пальцев, — разве мог бы я отказать тебе в помощи?

— Ах, Гейбриел. — Она обвила руками его шею и изо всех сил прижалась к нему. — Спасибо тебе, — шепнула она, целуя его в щеку, и слезы снова хлынули из ее глаз. — Я знаю, что слишком многого прошу от тебя. Но я так нуждаюсь в тебе…

Не выпуская ее из объятий, он нежно взглянул на нее. Она подняла лицо и встретилась с ним взглядом.

Пока они глядели друг на друга, она почувствовала, что их объятие из просто нежного перешло в страстное. У нее учащенно забилось сердце, пальцы сами по себе еще крепче ухватились за его шею. По ее глазам было видно, как жаждет она его поцелуя. София даже не пыталась скрыть это. Его взгляд опустился на ее губы. Глаза его пылали, словно синее пламя. Потом он их закрыл.

Слишком велико было искушение.

Он опустил голову и поцеловал ее. У нее вырвался тихий стон. Она замерла, наслаждаясь его лаской. Может быть, все еще будет хорошо, если Гейбриел на ее стороне.

Целуя ее, он нежно притронулся пальцем к ее щеке. Этого легкого прикосновения было достаточно, чтобы Софией овладело желание. Ухватив за талию, он прижал ее к себе, но, когда она приоткрыла губы, он прервал их короткий и довольно целомудренный поцелуй.

— Нет, — сказал он, тяжело дыша. — Этого между нами больше не может быть.

Он отпустил ее, но она хотела быть рядом. Все кружилось перед его глазами.

— Почему?

— Неужели надо об этом спрашивать? — пробормотал он. — Если бы я знал правду о том, кто ты такая, я бы никогда даже не прикоснулся к тебе. Забота о твоей безопасности должна стать теперь моей первоочередной задачей, а если в это вмешаются эмоции, все полетит кувырком.

— Но ты…

— Нет, моя милая. В этом деле нужна ясная голова. Мы можем быть только друзьями.

— Друзьями? — хрипло переспросила она, пытаясь не показать, насколько сильно разочарована.

Гейбриел с сожалением кивнул и опустил глаза.

— Ты занимаешь слишком высокое положение по сравнению со мной. Мы оба это знаем.

София отошла от него на несколько шагов, обдумывая его благородный отказ от близких отношений. Все было очень непросто.

— Разница в нашем положении не останавливала тебя, когда ты думал, что я скромная простолюдинка, твоя служанка, — упрямо заявила она, повернувшись к нему спиной.

— Это была ошибка. Мы оба пошли на поводу у своих чувств. — Он вдруг замолчал. — А почему ты сделала это? — спросил он несколько мгновений спустя. — Почему ты предложила себя мне? Только не говори мне, что ты проделывала подобное со многими мужчинами.

— Я девственница, Гейбриел. — Она многозначительно смотрела на него, пока он не отвел взгляд, стараясь скрыть необузданное вожделение. — Если бы ты познакомился с Леоном, то знал бы, как трудно мне было сделать хоть шаг в сторону от прямой тонкой линии, начертанной для меня.

— Тогда зачем же тебе был нужен я? Чтобы попытаться сделать глоток свободы?

— Возможно, отчасти и поэтому тоже. — Она медленно повернулась к нему. — А может быть, я боялась убийц, которые охотились за мной и мне показалось, что было бы несправедливо умирать девственницей. Нельзя сказать, что тебя было легко уговорить помочь мне.

— Меня следует причислить к лику святых, — пробормотал он сквозь зубы и сел в большое кожаное кресло, стоявшее позади него.

Она подошла к нему и заглянула в глаза.

— Но, откровенно говоря, майор, все это лишь детали. Просто я почувствовала… влечение. — Она протянула руку и погладила лацкан его парадного мундира. — И чувствую до сих пор.

Когда она заметила, каким нетерпением загорелись при этом его глаза, у нее затрепетало сердце.

Его рука стала медленно опускаться по ее плечу, как будто он был готов в любую секунду снова схватить ее в объятия.

— Знаешь, а ведь я отправился искать тебя, моя цыганочка. Я хотел, чтобы ты вернулась. В мои объятия. В мою постель.

— Ах, Гейбриел.

Она увидела его глаза. Они были темно-синие, затуманенные желанием. София склонилась к нему, стремясь показать, как сильно по нему скучала, но тут раздался стук в дверь, заставивший их от неожиданности отпрянуть друг от друга. София отскочила назад, Гейбриел застыл по стойке «смирно».

— Войдите! — покраснев до корней волос, крикнула она.

Ливрейный лакей распахнул дверь, и в Картографическую вошел лорд Гриффит, влиятельный родственник Гейбриела.

— А-а, вот где вы оба. Извините, ваше высочество. Меня задержали. — Дипломат отвесил Софии безупречный поклон, потом вежливо улыбнулся своему шурину.

Гейбриел держался напряженно, избегая смотреть в сторону Софии.

— Ее высочество рассказывала мне о ситуации, сложившейся в Кавросе, и о планах нашего правительства.

— Отлично. Может быть, есть какие-нибудь вопросы ко мне?

Гейбриел откашлялся.

— Мы еще не закончили обсуждать, кто может стоять за заговором против нее.

— Да, это хотелось бы выяснить, — сурово сказал маркиз.

Гейбриел искоса взглянул на него, потом снова перевел взгляд на Софию.

— Из рассказа ее высочества о том, как часто ее страна переходила из рук в руки во время войны, я сделал вывод, что это может быть выгодно нескольким различным сторонам. Кого подозреваете вы? Этого типа, Али-пашу, или кого-нибудь другого? Австрийцев? Царя? Или, может быть, французов?

Лорд Гриффит покачал головой:

— Из тех, кого ты перечислил, — никого. Скажу тебе откровенно, все чертовски устали от войны. Казна пуста, армии обессилены. В Европе половина войск расформирована, и солдаты отпущены по домам, к своим семьям. Рискнуть начать все сначала… — Он с сомнением покачал головой.

Гейбриел нахмурил лоб.

— Значит, нет ни малейшего шанса считать, что это было разбойничье нападение? Не секрет, что кое-где в стране хозяйничают банды разбойников с большой дороги…

— Нет. — Лорд Гриффит покачал головой.

София снова вскочила со стула.

— Я скажу вам, кого подозреваю, майор. Ваш милый родственник не желает меня слушать, но, как я уже говорила, готова поклясться чем угодно, что это был Али-паша.

— А кто это такой?

— Али-пашу называют еще Ужасным Турком. Этот албанский тиран правит всей этой территорией из своей столицы в Янине.

Гейбриел, приподняв бровь, взглянул на нее.

— Почему вы его подозреваете?

— Али-паша уже давно был сущим наказанием для греков. Те немногие территории Греции, которые оставались свободными от оттоманского правления, Али-паша постарался захватить и присвоить.

Многие благородные греки бежали в горы, где были вынуждены жить как люди вне закона, нападая на мусульманские войска и изо всех сил сражаясь за свободу. Когда Али-паше удавалось взять кого-нибудь из них в плен, он приказывал устраивать ужасные публичные казни, чтобы другим неповадно было. Этот человек — настоящее чудовище.

— Полно, успокойтесь, ваше высочество. Мы уже обсуждали это сто раз, — вмешался лорд Гриффит. В тоне его чувствовалась чисто мужская вежливая снисходительность. Он взглянул на Гейбриела. — Англия только что заключила с Али-пашой новый договор. Наша военно-морская база в Кавросе сделала нас близкими соседями с этим неприятным типом. Чтобы избежать проблем, обе стороны договорились подписать пакт о ненападении.

— Вы снова рассуждаете как англичанин, мой дорогой маркиз, — заявила София, теряя терпение. — Али-паша смеется над обещаниями, которые дает неверным. Он играет с вами как кошка с мышкой! Он скажет что угодно, если это в его интересах. Судите о нем по его прошлым делам, а не по его вранью. Али-паша присвоил большие территории с тех пор, как пришел к власти несколько десятилетий назад. Почему мы так наивны, что надеемся, будто он остановится теперь потому лишь, что дошел до моря?

— Ваше высочество, каким бы жестоким ни был этот атаман разбойников, он не такой дурак, чтобы бросать вызов мощи Британского флота. Я согласен с вами в том, что Али-паша — жестокий тиран. Но он обязан подчиняться своему верховному правителю, султану Махмуду. Поверьте мне, оттоманские султаны немедленно лишают власти любого из своих местных правителей, если тот отказывается соответствовать имперской политике.

— А что, если ее высочество права? — спросил его Гейбриел.

— Что мы можем сделать? — сказал лорд Гриффит. — Даже если Али-паша и имеет какие-нибудь планы относительно Кавроса, обуздать его может только султан Махмуд. Мы не вправе вмешиваться.

София презрительно фыркнула.

— Лорд Гриффит и его коллеги просто боятся наступить на любимую мозоль султана!

Гейбриел вопросительно поднял бровь.

— Я пригласил сюда турецкого посла из Лондона, — сказал его зять. — Как только он прибудет, я намерен встретиться с ним и сообщить о наших подозрениях. — Лорд Гриффит снова взглянул на Софию. — В этом деле нужна деликатность, но будьте уверены: я буду сообщать вашему высочеству обо всем, что удастся узнать. А пока придется проявить терпение. Нам потребуется еще кое-какое время для сбора необходимой информации. Мои коллеги по дипломатическому корпусу задействовали все каналы, имеющиеся в их распоряжении, чтобы узнать, кто стоял за ночным нападением на вашу кавалькаду. Пока у нас не будет надежных сведений, мы не должны делать поспешных выводов. А тем временем мы будем делать все, что в наших силах, чтобы обеспечить вашу безопасность.

— И здесь, насколько я понимаю, на сцену выхожу я, — язвительно произнес Гейбриел.

Они оба взглянули на него.

София улыбнулась с явным удовлетворением.

— Майор согласился принять свое новое назначение, милорд.

— Отлично! Я немедленно прикажу оформить необходимые документы.

— Спасибо, — кивнул Гейбриел своему родственнику.

Маркиз перевел вопросительный взгляд с одного на другого. На его патрицианском лице промелькнуло тщательно скрываемое любопытство.

— Так, значит, это правда… и вы действительно раньше знали друг друга?

Они обменялись взглядами и осторожно кивнули, давая понять, что история их знакомства останется маленькой тайной.

Глава 9


София сообщила Гейбриелу, что они через две недели уезжают на родину, но первым его делом на новом поприще был грандиозный тематический бал, который через три дня устраивал в ее честь в замке влюбленный в нее принц-регент как благотворительное мероприятие по сбору средств для населения Кавроса.

Предполагалось, что будут присутствовать четыреста самых богатых и самых могущественных жителей Лондона, принадлежащих к сливкам светского общества и к самым высоким правительственным кругам.

С точки зрения Гейбриела, предстояло решить колоссальную проблему координации работы системы безопасности за слишком короткое время, оставшееся до этого важного мероприятия.

Уже на следующий день он подписал документы, связанные с его новым назначением, и получил неожиданное повышение в ранг полковника. Хотя он воспринял это с некоторой долей иронии, ему не терпелось поважничать перед Дереком, но уже к полудню Гейбриел был полностью поглощен своими новыми служебными обязанностями.

Приступив к работе, он начал с изучения планировки замка и обсуждения с командиром гарнизона, расквартированного там, вопроса о том, как они намереваются контролировать все эти сотни гостей, проходящих через ворота, а также досматривать целую армию дополнительных работников кухни и слуг, поддерживающих в порядке территорию, которые вскоре начнут прибывать, чтобы помочь в подготовке к празднику.

Присоединившись к другим военным, обсуждающим планы обеспечения безопасности в связи с предстоящим событием, он постепенно убедился, что их командир, судя по всему, надежно держит этот вопрос под контролем. Видимо, все будет в полном порядке.

Возвращаясь из сторожки у ворот замка, Гейбриел получил наконец возможность подумать несколько минут о своем новом статусе. Все произошло так быстро, что у него не было времени привести в порядок личные дела. Прошлым вечером, когда его проводили в отведенное ему помещение — спартанского типа, но неожиданно уютную комнату с каменными стенами в одной из башен, — он поспешил закончить недоделанные дела и написал несколько писем, урегулировав кое-какие вопросы с миссис Мосс, подписав документ о расторжении договора об аренде фермы, наказав ей не забывать о котятах на сеновале и попросив Дерека вывезти и сохранить его пожитки и по возможности скорее прислать его вещи и оружие.

В заключение он написал в Лондон отцу и сестре, сообщив о своем новом назначении.

Это напомнило ему о тех временах в Индии, когда его полк поднимали по тревоге практически без какого-либо предварительного уведомления. Он и его брат научились тогда приводить свои дела в порядок с потрясающей оперативностью.

Для Гейбриела это была та жизнь, которую он знал и понимал. Он должен был признаться, что ему нравилось снова командовать и смотреть в глаза опасности.

Он все еще не вполне оправился от потрясения, которое испытал, узнав, что его «цыганочка» является наследной принцессой. А ведь эта девчонка стирала пыль с его мебели! Он понимал, что она далеко не все рассказывала ему о себе там, на ферме, но такой поворот ему и в голову не мог прийти.

Ну что ж, пусть даже красавица королевских кровей никогда не будет принадлежать ему, он по крайней мере сможет защитить ее.

Гейбриел не смог бы объяснить, что в ней было такое, что переворачивало всю его душу, Он просуществовал на этой земле в течение тридцати четырех лет в состоянии более или менее устойчивого равновесия, потом почти покинул землю, но только теперь понял, что значит по-настоящему чувствовать себя живым. Укрывая ее в своих объятиях, он почувствовал, что как будто рожден для того, чтобы защищать ее, а если потребуется, отдать за нее жизнь.

По возвращении в замок его следующей задачей была встреча со свитой ее греческих телохранителей.

Он понимал, что они будут не в восторге, оказавшись под командой чужака, но скоро им придется привыкнуть к этому. Иначе ничего не получится.

Он хотел услышать от них самих, что именно произошло в ночь нападения. Какими бы героями ни считала София своих охранников, успешно подготовленная врагом операция явно указывала, что у телохранителей есть проблемы. Гейбриел имел намерение выявить недостатки и внести соответствующие изменения.

Учитывая то, что у него было всего три дня, чтобы привести в порядок свою команду до вечера, на который назначен бал, времени на пустой обмен любезностями не было. Он очень сожалел, что они потеряли своего командира — судя по всему, Леона они все очень уважали, — но Гейбриел не собирался давать им никаких поблажек.

Прежде всего они должны были знать, кто здесь главный.

Когда на карту поставлена жизнь Софии, он хотел, чтобы они в большей степени боялись его, чем врага. В Индии это всегда хорошо срабатывало. Люди по его приказу были готовы броситься в самое пекло. Они никогда не осмеливались выйти из строя или отступить, зная, что придется иметь дело с ним.

Его не зря называли Железным Майором, но его мастерство как командира очень многим из них сохранило жизнь. Нет, ее королевским телохранителям он совсем не понравится.

Но ему было на это наплевать.

Вскоре все собрались в Оружейном зале. Он прошелся вдоль строя воинов, стоявших по стойке «смирно», пристально вглядываясь в лицо каждого.

— Я знаю, что вы потеряли своего командира и что не особенно доверяете мне, — сказал он, медленно продвигаясь вдоль строя. — Но наши жизни теперь зависят от исхода дела, а что еще важнее, безопасность ее высочества зависит от нашей способности действовать как единая команда. Понятно?

В ответ эти наглецы проворчали что-то нечленораздельное в знак согласия.

— Прошу прощения? — Гейбриел вздернул бровь, скользнув холодным взглядом по линии настороженных лиц. — Я не расслышал.

Некоторые из них сразу же ответили как положено — «да, сэр», но несколько человек решили, видимо, держать фасон и молча смотрели на него.

Гейбриел тихо рассмеялся и подошел к самому крупному парню, который сердито глядел на него. Он взглянул ему прямо в глаза.

— У тебя проблемы со слухом? Может быть, этим объясняется тот факт, что всех вас застали врасплох в ночь нападения?

Физиономия парня запылала гневом, но Гейбриел не отвел взгляда.

— Вы дворцовые стражники, — произнес Гейбриел, явно желая пофилософствовать, и продолжил свой путь вдоль строя. — Интересно, приходилось ли кому-нибудь из вас видеть поле боя?

Один человек в конце строя поднял руку.

— Мне приходилось.

— Понятно. Как твое имя?

— Деметриус, сэр.

— Расскажи о себе.

— Я некоторое время участвовал в боях под командованием Леона в горах Греции против войск Али-паши.

— Хорошо, — кивнул он, подавив вздох. Ну что ж, это все-таки лучше, чем совсем ничего.

Гейбриел продолжил расспрашивать их о подробностях нападения, присматриваясь к каждому человеку. Когда они описывали последовательность событий во время нападения, он был потрясен, узнав, как храбро София защищалась. Она застрелила одного из нападавших и ранила ножом другого.

Неудивительно, что она сразу же замахнулась на него ножом в то утро, когда он нашел ее спящей в своем сарае.

— А враги? Удалось ли кого-нибудь взять в плен?

— Нет, сэр.

Он заглянул в свой список.

— Тебя зовут Маркос?

— Да, сэр.

— Продолжай.

— Когда они наконец отступили, то унесли с собой тела убитых.

— Они как будто растворились в ночи, не оставив никаких следов, — добавил парень по имени Янис.

— Никаких следов, говоришь? — скептически пробормотал Гейбриел. — Они ведь не фантомы, а люди — этот факт подтвердила ее высочество, пустившая им кровь. Вы наверняка гнались за ними? В каком направлении они ушли?

— Они разделились на две части: одни пошли на восток, другие — на юг, сэр.

— Вот ты, — сказал он, указав пальцем на рослого и сильного парня с оливковым цветом кожи и густыми усами. — Как тебя зовут?

— Тимо.

— Как долго ты служишь телохранителем принцессы?

— Восемь лет, сэр.

— Хорошо. — Он кивнул. — Расскажи мне, что происходило, когда враги начали отступать.

— Ну, полковник, — смущенно начал он, — когда они разделились на две части, мы, по правде говоря, были в некотором замешательстве…

— Почему же?

— Леон был убит. Ее высочество успела ускакать. Враги разбежались в разные стороны. Нашей главной задачей было не дать им последовать за ней, что мы и сделали. Но нас оказалось слишком мало, чтобы последовать за ними во всех направлениях. Мы заспорили — бросаться ли нам всем за принцессой или преследовать врагов, — признался Тимо с огорченным видом.

— Понятно. Значит, в критический момент вы все растерялись.

Они начали оправдываться. Он поднял руку, требуя тишины.

— Вы действовали из рук вон плохо, джентльмены. — Загибая пальцы, он стал перечислять их промахи: — Во-первых, вас застали врасплох. Затем, ошеломленные превосходящими силами противника, вы не смогли дать отпор и позволили противнику прорваться сквозь ваш строй. И наконец, когда убили вашего командира, вы пришли в полное смятение. Где ваша субординация? — рявкнул он. — Где дисциплина? Я не хочу слышать никаких оправданий. Чудо, что кто-то из вас остался в живых, не говоря уже о ее высочестве! Или, может быть, это ей следовало защищать вас? — Гейбриел довольно долго вглядывался в их полные раскаяния физиономии, потом жестко сказал: — Я хочу получить подробный перечень всех действующих на сегодняшний день мер безопасности и протоколов. После того как я проштудирую их и внесу изменения, которые сочту необходимыми, готовьтесь провести несколько последующих дней в тренировках. А в заключение хочу, чтобы вы крепко запомнили следующее: то, с чем принцессе Софии предстоит столкнуться в последующие месяцы, будет проверкой для нас всех. Но я обещаю вам одно: если ей будет причинен хоть какой-то вред, если она хотя бы сломает ноготок на мизинце, я лично сотру в порошок любого, кто выполнял свои служебные обязанности не безупречно. Всем ясно? — с неожиданной яростью прорычал он.

Некоторые вздрогнули, другие побледнели.

— Вот и хорошо. Тогда исполняйте.

— Да, сэр!

Когда люди разошлись, Гейбриел аккуратно опустил на запястья закатанные рукава, довольный тем, что сказал то, что хотел, и отправился искать сокровище, которое должен был охранять.

Он нашел Софию в утренней гостиной, расположенной в личном крыле дворца. Уютно устроившись на обитой атласом кушетке, София отвечала на корреспонденцию. Маленький белый пудель спал у нее на коленях.

Наверное, она почувствовала взгляд Гейбриела, потому что, оглянувшись, одарила его лучезарной улыбкой.

Она поманила его к себе, стараясь не побеспокоить спящую собачку.

— Добрый день, майор! Извините, я хотела сказать — полковник, — поправила она себя. Гейбриел подошел к ней и поклонился.

— Ваше высочество. — Он был безумно рад ее видеть, поэтому не сразу вспомнил о цели своего прихода. — Ваше высочество, нам нужно пройти по дворцу в порядке подготовки к балу. Возможно, сейчас для вас неудобное время?

— Вовсе нет.

— Тогда, может быть, начнем? — сказал он и предложил ей руку, чтобы помочь встать.

София поднялась с места, и они вместе вышли из утренней гостиной.

Прошлой ночью она лежала без сна и вертелась в своей кровати, думая о Гейбриеле, о том, как теперь будут строиться их отношения.

Она была благодарна ему каждой клеточкой своего существа за готовность поддержать ее и тронута его благородным бескорыстием. Он простил ее за ложь, согласившись, что это было необходимо. София ни капельки не сомневалась в том, что он сумеет обеспечить ее безопасность.

Однако в то же время находиться рядом с этим красивым, обаятельным мужчиной и держаться от него на почтительном расстоянии было настоящей сладкой пыткой. Теперь, когда Леона больше не было, ей хотелось, чтобы Гейбриел был рядом и можно было довериться ему, но она даже не подозревала, какие страдания будет причинять его близость, потому что все ее богатство и могущество не смогут дать ей того, о ком она мечтала.

Нежный взгляд Гейбриела и его обаятельная улыбка заставили ее еще отчетливее осознать, как дорого обходится ей ее долг, ради которого придется отказаться от удовлетворения ее женских прихотей. Но что ей делать? Он объяснил, что чувственная связь между ними лишь затруднила бы его работу. Если он ради нее готов пожертвовать собой, то она обязана как минимум во всем помогать своему новому начальнику службы безопасности.

Придется ограничиться дружбой. И Бог свидетель, за это она тоже ему благодарна. Нельзя усложнять и без того опасную работу.

К тому же София понимала, что дать волю чувствам нельзя. Влюбляться рискованно для любой женщины во власти. Наверняка именно так попала в беду Клеопатра, потеряв голову из-за красивого мужчины.

Если она не проявит осторожность, то может потерять все. Гейбриел, несомненно, имел ауру прирожденного лидера. Будучи закаленным в боях офицером, он гораздо больше привык нести ответственность за жизни людей на своих широких плечах, чем она.

Она сознавала также, что лорд Гриффит и другие высокопоставленные лица из министерства иностранных дел воспринимают ее, к ее досаде, не так серьезно, как следовало бы. Им было бы значительно проще, игнорируя ее, начать решать все вопросы с Гейбриелом — сильным опытным мужчиной аристократического происхождения, принадлежащим к их кругу.

Рано или поздно в голову ее драгоценного начальника службы безопасности может прийти мысль о том, что он мог бы и сам стать главным, если правильно разыграет партию.

Нельзя сказать, что она ему не доверяла. Он был с ней гораздо более искренним, чем любой другой мужчина, когда-либо проявлявший романтический интерес к ней. Но мужчины всегда останутся мужчинами.

Слава Богу, пока никакой угрозы борьбы за власть между ними не было.

Словно двое друзей, София и Гейбриел изучили процедуры безопасности, разработанные для ночи Греческого бала. Они смеялись и жестикулировали, выполняя каждый свою обязанность, но старательно избегали любого физического контакта. Это было весьма разумно, если учесть, что в коридорах и салонах было множество придворных, мимо которых им приходилось проходить.

София втайне радовалась тому, что наконец появился человек, который обращается с ней как с обычным человеческим существом. Когда Гейбриел категорически отказался вчера стать ее любовником, она боялась, что будет вынуждена снова ограничиться своей королевской ролью и, как всегда, окажется в изоляции, однако все было не так страшно. Дружба была все-таки лучше, чем совсем ничего.

Начав с бального зала, где будет происходить празднество, они прошлись по трем различным маршрутам, которыми она могла бы воспользоваться, если во время праздника вдруг возникнет какой-нибудь переполох.

— И еще один, — сообщил ей Гейбриел, когда они возвращались в бальный зал, чтобы он мог показать ей четвертый, и последний путь отсюда, который он запланировал для нее. — Самый интересный маршрут эвакуации я сохранил напоследок.

— Правда?

— Идем.

На сей раз он провел ее сквозь просторные помещения кухни, потом они спустились вниз по ступенькам и оказались в старинных винных погребах замка.

— Силы небесные! — воскликнула она, инстинктивно прижимаясь к нему, когда они спустились с лестницы в жуткий подземный лабиринт, слабо освещенный мерцающими фонарями; массивные подставки для хранения бочек и упаковочные клети тянулись, кажется, на целый акр под землей.

— Как только спустишься с последней ступеньки, первое, что ты должна сделать, — это снять с крючка фонарь, — сказал он. — Без него ты ничего не увидишь. Здесь слишком темно.

— И страшно, — пробормотала она. Когда он снова жестом указал на фонарь, она сразу же послушно взяла его.

— Следуй за мной, — сказал он и пошел вперед, глядя прямо перед собой.

Держа фонарь в одной руке, другой рукой она приподняла подол, чтобы он не касался грязного земляного пола, и скорчила гримасу, когда в полутьме пробежала крыса.

— Остановись, — сказал Гейбриел. — А теперь оглядись вокруг и посмотри назад.

Она так и сделала.

— Правильно. Итак, как только спустишься по лестнице, возьми фонарь и иди только вперед — иначе заблудишься и потеряешься, особенно если поддашься панике.

— Я буду спокойна, — заверила она его.

— Я в этом уверен, — сказал он, искоса бросив на нее восхищенный взгляд. — Твои телохранители рассказали мне, как ты вела себя в ночь нападения. Держалась молодцом. В любом случае иди прямо вперед и, отсчитав десять таких полок, сверни направо. — Взяв у нее фонарь, он повел ее в темноту.

Она следовала за ним по проходу между высокими полками. Дойдя до стены, Гейбриел остановился. В нескольких шагах от нее стояли три бочки.

— Загляни за них, — сказал он.

Подойдя ближе, она заметила, что за бочками находится дверца с полоской кожи вместо ручки. Когда он наклонился, чтобы открыть дверь, София, наблюдая за ним, поразилась тому, как изменилось его поведение. Казалось, что новые обязанности придали ему заряд бодрости.

— Должно быть, это придумал какой-нибудь средневековый барон лет этак шестьсот назад, — заметил он. — Тебе надо спуститься прямо вниз по лестнице. — Он открыл дверцу, за которой находился вход в абсолютно темный тоннель, который вел прямо вниз.

— О Господи, — пробормотала она.

Он опустил фонарь и осветил лестницу.

— Командир стражников, охраняющих ворота, сказал мне, что этот тоннель является одним из тайных подземных ходов замка. О его существовании знает всего лишь горстка людей. Принц-регент просит ваше высочество никому не раскрывать этот секрет, — добавил он.

Она кивнула:

— Разумеется.

Он закрыл дверцу, стряхнул пыль с рук и, вглядевшись в ее лицо, спросил:

— Что-нибудь не так?

— Ты действительно думаешь, что они нападут на меня в зале? Не сумасшедшие же они?

— Я не стал бы полагаться на их психическое здоровье.

— Мне кажется, что они скорее всего устроят еще одну засаду, когда придет время ехать на побережье, чтобы сесть на борт корабля, который доставит нас в Каврос.

— Возможно, ты права. Может быть, я проявляю излишнюю осторожность. Но лучше перестараться, чем потом кусать локти. Давай сначала переживем этот бал, а потом сообразим, что делать дальше.

— Да, наверное, так будет лучше, — вздохнув, сказала она.

— Идем, — сказал он и, к ее удивлению, прикоснулся к ней, взяв за локоть, и вывел из мрака.

У подножия лестницы из подвала он задержался, чтобы повесить на крючок фонарь, и посмотрел на нее мрачным взглядом.

— Извини, если всего этого было слишком много для одного раза. Я не хотел пугать тебя…

— Все в порядке. Я привыкла к этому, поверь мне.

Он откашлялся и, как положено джентльмену, жестом указал на лестницу, пропуская ее вперед. Приподняв подол бледно-лиловой юбки, она поднялась по ней впереди него. Она могла бы поклясться, что за ее спиной он не сводил взгляда со всех округлостей ее фигуры. Тело ее трепетало, ощущая это. Но возможно, это была всего лишь игра ее воображения, потому что он, кажется, обладал таким самоконтролем, которого хватило бы на десяток святых.

Поднявшись по лестнице, они снова прошли через кухню. Гейбриел по-прежнему шел, глядя прямо перед собой.

— Ну, что ты собираешься делать дальше? — спросила она.

— Я просил твоих телохранителей поехать со мной к тому месту, где была устроена засада. Хочу прочесать этот участок, чтобы посмотреть, не удастся ли найти какие-нибудь новые улики, позволяющие понять, кто за этим стоит.

— Я еду с тобой! — сразу же воскликнула она.

— Нет, это было бы неразумно.

— Почему же?

— Там все еще может быть опасно.

— Едва ли они нападут дважды в одном и том же месте. Я переоденусь в костюм для верховой езды и надену сетчатую вуаль поверх шляпки. Это тебя удовлетворит?

В сапфировых глубинах его глаз виднелась нежность.

— Еще одно перевоплощение?

— На всякий случай, — ответила она с улыбкой.

Однако он продолжал хмуриться.

— Ты действительно уверена, что выдержишь это? Твои люди рассказали мне, что тебе пришлось пережить в ту ночь. По правде говоря, было бы полезно, если бы ты прямо на месте дала свою версию того, как все это произошло, но это только при условии, что ты и впрямь чувствуешь, что сможешь снова побывать там.

София подошла еще ближе к нему.

— Только если ты будешь рядом.

— Я буду рядом с тобой, — прошептал он, глядя ей прямо в глаза.

Глава 10


Пронизанные солнечными лучами ветви деревьев, покрытые осенней листвой, похожей на цветную мозаику, смыкались над дорогой, образуя своеобразный тоннель.

Время от времени листья падали на дорогу, утрамбованная поверхность которой была разворочена и покрыта пятнами после недавно происшедшего здесь боя.

Гейбриел взглянул на Софию, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Он спешился, чтобы как следует оглядеться вокруг, и приказал двоим телохранителям остаться с ней.

Пока люди обыскивали лес, Гейбриел стал осматривать старую бричку, которая преградила дорогу кавалькаде Софии, заставив их остановиться. Ее оттащили на обочину дороги, и хотя он осмотрел ее очень тщательно, найти ничего не удалось.

Затем он исследовал хаотические отпечатки человеческих следов на дороге, лошадиных копыт и колес телеги, а также несколько пятен цвета темной меди, которые говорили о многом. Это была кровь. Он взглянул в кроны деревьев, откуда, по словам телохранителей Софии, нападающие спрыгнули на веревках, когда начался бой.

Веревки, которыми пользовались эти негодяи, все еще свисали с ветвей деревьев. У Гейбриела все сжалось внутри, когда он увидел, как они болтаются на ветвях, словно пустые петли.

Гейбриел мрачно подумал, что нападение было тщательно продумано и очень хорошо спланировано по времени. Похоже, что единственным фактором, который они не приняли в расчет, была ярость, с которой предполагаемый объект нападения оказал им отпор.

Но теперь они, несомненно, учтут это и в следующий раз будут начеку.

Кем бы они ни были, эти типы свое дело знали.

Он незаметно взглянул на Софию, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Она сидела на коне и смотрела в лес. Продолжая осмотр места боя, Гейбриел сошел с дороги, чтобы внимательнее взглянуть на деревья, в кронах которых враги прятались перед нападением.

В одном из ближайших стволов он обнаружил шальную пулю, осторожно выковырял ее ножом и осмотрел, но ничего нового не узнал. Это была обычная серебряная пуля, которую можно использовать для целого ряда пистолетов.

Отступив на шаг, он посмотрел на могучее старое дерево, потом начал взбираться на него. Его усилия вызвали острую боль в том месте, куда он был ранен, но он продолжал карабкаться, желая посмотреть, как выглядело поле боя с точки зрения нападающих.

София с любопытством наблюдала, как он взобрался на нижние ветви, где были привязаны две веревки. Там он нашел сломанные веточки, осмотрел узлы, которыми были завязаны веревки. Сами веревки были обычными пеньковыми, какие можно найти где угодно. Усевшись на толстой ветке, он внимательно оглядел, что было вокруг. Он понял, что сквозь листву деревьев эти злодеи увидели ее карету и сопровождающих лиц по меньшей мере за четверть мили отсюда.

София слезла со своего коня. Подчиняясь инстинктивной потребности находиться рядом с ней, он спустился на землю и шагнул к ней.

Он отправил двух остававшихся с ней телохранителей помочь тем, кто обыскивал лес, а сам решил выслушать без посторонних историю происшедшего в ее изложении. Потом он попросил Софию перечислить как можно точнее события той ночи в той последовательности, как они происходили.

Она так и сделала, подробно описав нападение на карету — с какой стороны нападающие пытались проникнуть внутрь, как они выглядели, как звучали их голоса, как она дала им отпор и как истерично завизжала леди Алекса. Потом она объяснила, как Леон подвел к ней гнедого мерина и приказал бежать. Она указала на каменную стену и луг, видневшийся за узкой полосой леса на северной стороне дороги, и рассказала, как она перепрыгнула на коне через эту стену и поскакала дальше. Гейбриел кивнул, без труда представив себе хаос, царивший той ночью.

— Может быть, мы пойдем и взглянем на поле? — предложила София, проявляя достойную восхищения храбрость, несмотря на то что была явно измучена пересказом всех подробностей той ночи.

— Нет.

Она взглянула на него вопросительно.

Люди рассказали ему, что самый жаркий бой разгорелся на этом поле после того, как она умчалась верхом на коне. Бандиты попытались погнаться за ней, но, следуя указаниям раненого Леона, телохранители все-таки сосредоточились и остановили мерзавцев, чтобы дать ей возможность скрыться.

София нахмурилась.

— Тебе не кажется, что мы могли бы найти что-нибудь полезное… — начала она, но не договорила фразу, увидев выражение его лица. — Понятно. Там пал Леон? Я хочу увидеть это место.

— София, ты уже достаточно пережила, — с заботливой нежностью сказал он. Не нужно, чтобы она видела высокую траву, покрытую пятнами крови, и окровавленный дерн в том месте, где умер дорогой ей человек.

Она отвела взгляд и возражать не стала. С суровым выражением лица она еще плотнее закуталась в темный плащ. Гейбриел, злясь на самого себя, покачал головой.

— Полковник! Ваше высочество! — вдруг окликнули их телохранители, обыскивавшие землю возле каменной стены. — Мы здесь кое-что нашли!

Когда они оба торопливо подошли к ним, Тимо указал в заросли ежевики возле каменного забора.

— Похоже, что один из них обронил здесь свое оружие! Мы к нему пока не прикасались, чтобы вы могли увидеть, в каком положении оно лежит. — Тимо чуть отошел, чтобы дать им место, и Гейбриел, наклонившись, прищурился.

Там среди сорняков, прикрытых опавшей листвой, лежал наполовину скрытый от глаз блестящий кинжал с черной рукояткой.

Стоявшая рядом с ним София взглянула на оружие, потом осторожно запустила руку в заросли ежевики и, не спрашивая ни у кого разрешения, подняла его.

Гейбриел заметил холодный гнев на ее лице, когда она схватила кинжал. Пробормотав какое-то ругательство на своем родном языке, она окинула их всех решительным взглядом.

— По коням, быстро!

— Ваше высочество? — тихо произнес он.

— Я знала это, — в ярости сказала она. — Будь он проклят!

— Да кто же?

— Али-паша!

При упоминании этого имени ее греческие телохранители сердито зашумели.

— Я с самого начала знала, что это его рук дело!

— Откуда такая уверенность? — тихо спросил Гейбриел.

— Взгляни! — Бледная как полотно София подняла слегка изогнутый кинжал и указала на гравировку, сделанную на черной стальной ручке. — Видишь эти знаки? Это арабская вязь!

— Я знаю, что это такое, — ответил он. — Можно взглянуть на клинок?

Она передала ему оружие. Изучая его, он заметил наряду с цитатой из Корана какие-то странные пометки.

— Едем! — приказала она и направилась к коню.

— Куда? — спросил дородный Нико, следуя за ней.

— Мы возвращаемся в замок, — заявила она тоном, не терпящим возражений. — Пора мне побеседовать с турецким послом.

Гейбриел не был уверен в правильности ее решения. Он окинул настороженным взглядом греческих телохранителей. Ему пришло в голову зловещее объяснение происшедшему.

Один из ее людей мог без труда подложить оружие и сделать вид, будто только что нашел его. Иначе как могли ее враги узнать, где именно на дороге и в какое время она будет находиться?

У него замерло сердце при мысли о том, что среди них имеется предатель. Садясь на коня, он вспомнил, что именно Тимо заметил кинжал и позвал их взглянуть на него.

Казалось, что он предан Софии, но это могло быть всего лишь маской.

Пока они в сгущающихся сумерках возвращались в замок, Гейбриел старался держаться поближе к Софии, но свои тревожные мысли пока держал при себе.

К тому времени как они прибыли в замок, совсем стемнело. Легким галопом миновав сторожку возле ворот, они поехали по длинному извилистому подъездному пути.

Впереди на фоне звездного неба вырисовывалась громада средневекового замка, в окнах которого светились оранжевые огни. Миновав мост, они проехали под опускной решеткой ворот и оказались в центре внутреннего двора замка.

Несколько мгновений спустя принцесса уже шествовала впереди их группы по каменным коридорам замка. Ее лицо раскраснелось от холодного ветра, а черные как ночь волосы растрепались от быстрой езды. Она все еще сжимала в руке кнут и была полна решимости немедленно встретиться с турецким послом.

Гейбриел немного встревожился, не зная, что она намерена предпринять. Она приказала Янису узнать, прибыл ли уже представитель Оттоманской империи, и быстро получила ответ, что он ждет и в данный момент беседует с лордом Гриффитом в Картографической.

София кивнула и направилась в эту необычное помещение.

Гейбриел решил, что пора действовать.

— Ваше высочество? — окликнул он, стараясь не отставать.

— Да, полковник? — откликнулась она, глядя прямо перед собой.

— Что вы намерены делать?

Она оглянулась через плечо, явно удивленная тем, что ее просят объяснить ее поступки.

— Я намерена показать турецкому послу то, что мы нашли.

— С какой целью?

— Хочу посмотреть, что он скажет в связи с этим о своем хозяине.

— Подождите! — Гейбриел нежно, но решительно схватил ее за плечо, пытаясь остановить. Она возмущенно взглянула на его руку. — Вы не можете просто войти туда и предъявить обвинения, — предупредил он. — Помните, мы с вами говорили о том, как опасно оскорблять Оттоманскую империю?

— Я знаю, что делаю.

— Как и лорд Гриффит. Позвольте ему выполнять свою работу. Он едва ли захочет, чтобы вы вмешивались. Это миссия деликатная…

— Я не спрашиваю вашего разрешения, полковник, — прервала его она, глядя прямо в глаза.

— Насколько я понимаю, мой родственник является одним из ваших самых ярых защитников в министерстве иностранных дел, — тихо сказал он. — И если вы рассердите его, это не поможет ни вашему делу, ни вашему народу. Стоит вам преступить грань, как он может начать сомневаться в вашей способности носить корону.

Его грубоватые слова, казалось, заставили ее подавить гнев, горевший в ее темных глазах. Она склонила голову и, немного помолчав, сказала:

— Я согласна с вами, полковник, и все же намерена поговорить с турецким послом.

— Позвольте лорду Гриффиту сделать это, — приказал он.

— Не указывайте мне, что я должна делать! — заявила она. — Я хочу посмотреть в глаза этому мерзавцу и убедиться, что он знает, кто хочет убить меня! Я хочу положить перед ним этот кинжал и посмотреть, как он будет выкручиваться. Я не такая наивная, чтобы ожидать, что посол будет честен со мной, но если я застану его врасплох, то смогу заметить по каким-нибудь признакам, знает ли он об этом что-нибудь или нет. В любом случае это будет полезная информация.

— Это не карточная игра.

— Вы думаете, я не понимаю? Это они пытаются меня убить! При всем моем уважении к вам, полковник, я понимаю, каковы ставки в этой игре, несколько лучше, чем вы.

Он стиснул зубы и поднял к потолку мученический взгляд.

— Если заговор против меня — дело рук одного Али-паши, — продолжала она, — то турецкий посол сообщит султану о том, что его мелкий тиран из Албании снова принялся за свои старые фокусы. Султан Махмуд имеет собственные интересы в этом районе и едва ли одобрит действия Али-паши, если тот по собственной инициативе снова примется за прежние проделки. Султан Махмуд, если пожелает, мог бы, как никто другой, приструнить Али-пашу.

— А если это не он? Что тогда вы будете делать? — продолжал Гейбриел. — Что, если вы узнаете, что инициатором заговора был сам султан Махмуд?

— Об этом я тоже подумала, — задиристо сказала она. — Я допускаю, что за всем этим может стоять султан, который использует Али-пашу только для грязной работы. Но если дело обстоит так, то и об этом мне лучше знать. Ведь это означало бы, что я обречена.

— Я этого не допущу, — тихо сказал он и чуть заметно улыбнулся.

Она медленно улыбнулась в ответ.

Казалось, что напоминание о том, что он на ее стороне, добавило ей решимости. Приподняв подбородок, она взглянула на дверь, ведущую в Картографическую.

— Почему бы нам не поговорить с ним вместе?

Гейбриел подумал и, поняв, что ее не остановить, решил пойти вместе с ней и попытаться хоть как-то держать ситуацию под контролем.

— Послушай, — сказал он, наклонившись и понизив голос. — Когда мы с Дереком служили в армии, мы разработали одну стратегию, которая обычно срабатывала в подобных ситуациях.

— В чем она заключается?

— Когда нам предстоял какой-то неприятный разговор с кем-нибудь, он занимал соглашательскую позицию, а я нагонял на оппонентов страху. Так нам вдвоем удавалось достичь приемлемых результатов.

— Мне это нравится, — сразу же согласилась она. — Я буду запугивать.

— Ты? — Он нахмурил брови, а она улыбнулась и подергала пуговицу на его мундире.

— Мне это проще, чем тебе, — ответила она. — Идем. — Она приказала грекам оставаться на своих местах, а двое из них отправились вместе с ними по направлению к Картографической.

Гейбриел сопровождал ее, держась на полшага позади.

— Только не переигрывай, дорогая, — тихо предупредил он. — А то будешь плохо выглядеть перед Гриффом, и меня могут уволить. Меня это не слишком волнует, но надо же кому-то защищать тебя.

— Уж будь уверен, что я не позволю уволить моего любимого телохранителя.

— Кстати, я хочу поговорить с тобой кое о чем, — печально добавил он, когда они подошли к двери.

Она вопросительно взглянула на него.

— Позднее, — пробормотал он.

Она кивнула и на шаг опередила его, потом, не медля больше ни секунды, вошла в Картографическую, где маркиз беседовал с представителем грозного султана.

Гейбриел очень надеялся, что не совершает большую ошибку, участвуя в этом, но он должен был дать ей шанс. Пора было узнать, на что способна его принцесса.

Сидевшие в неофициальной обстановке друг напротив друга за прочным дубовым столом лорд Гриффит и турецкий посол с удивлением взглянули на них.

— Извините за вторжение, — сказала, входя в комнату, София, и от сквозняка, ворвавшегося в открытую дверь, закачалось пламя многочисленных свечей, зажженных в комнате.

— Ваше высочество! — воскликнул лорд Гриффит и стал подниматься с места, но она взмахом руки попросила его не беспокоиться.

— Вы сказали, что нам нужны улики, маркиз. Мы нашли вот это.

Лорд Гриффит нахмурил брови и вопросительно взглянул на Гейбриела.

Ее спутник пробормотал какое-то извинение, сославшись на то, что не имеет возможности контролировать поступки ее высочества.

Потом София подошла к столу, за которым сидели мужчины, и вонзила кривой арабский кинжал в деревянную столешницу прямо перед испуганным турецким послом.

— Что все это значит?! — воскликнул он. Озадаченный оттоманский гранд — в тюрбане и шелковом одеянии — в тревоге отпрянул от нее.

— Я надеялась, что это вы мне объясните сами, господин посол, — сказала она в ответ и, уперев одну руку в бок, пристально посмотрела на него, не упуская ни малейшей эмоции, отразившейся на его испуганной физиономии.

Турок перевел взгляд с нее на лорда Гриффита, который, казалось, был в ужасе от их вторжения.

— Ваше высочество, объясните ради Бога, что происходит? — взмолился маркиз.

— Я пришла сюда, чтобы попросить посла об одной любезности, — ответила она, самым возмутительным образом повернувшись к турку спиной. — Сэр, возвращая это оружие его законному владельцу, скажите ему, что я с нетерпением жду нашей следующей встречи. Я с наслаждением воспользуюсь случаем, чтобы проткнуть его насквозь!

Оскорбленный посол Оттоманской империи уставился на нее сердитым взглядом.

— Боюсь, ваше высочество, — медленно сказал он по-английски, — что я ничего не понимаю.

— Жаль. Тогда позвольте мне объяснить.

— Может быть, лучше мне попытаться сделать это… — начал было Гейбриел тоном миротворца.

— Молчать! — резко приказала она, чтобы у него не возникли проблемы с его начальством с британской стороны. — Я сама сумею сказать все, что надо, полковник. Я женщина, но не дура! И турки пусть тоже помнят об этом, — заявила она. — Я хочу, чтобы все мои соседи из этого региона поняли, что, хотя я молода, трон моего отца существует много веков и шутить с собой я не позволю.

Гейбриел откашлялся в кулак.

— Конечно. Прошу прощения, ваше высочество.

София встретилась с ним взглядом и почувствовала, что он старается ее приободрить, хотя внешне демонстрирует полное послушание. Она едва подавила довольную улыбку, ощутив поддержку такого союзника, как он, в столь трудный момент.

Но когда она повернулась к турецкому послу, ее лицо снова пылало гневом.

— Видите ли, джентльмены, мы с полковником Найтом только что вернулись после тщательного осмотра того места на дороге, где недавно ночью кто-то пытался либо похитить, либо убить меня — трудно сказать с уверенностью, но не будем размениваться на мелочи. Мы нашли там этот кинжал, который, как вы понимаете, явно турецкий.

— Если ее высочество подразумевает… но это абсурд! — воскликнул турок, переводя возмущенный взгляд с нее на лорда Гриффита. У нас нет никаких планов относительно Кавроса!

— Хорошо, — сдержанно сказала София. — В таком случае султан Махмуд может пожелать поговорить с Али-пашой. Если он обратил алчный взор на мое государство, то кому-то следует сказать ему, чтобы он бросил эту затею. У него ничего не выйдет.

Судя по всему, турецкий посол был поставлен в тупик. София даже начала думать, что ему ничего не известно, но факты были убедительнее слов. Вот когда он действительно поможет им найти, кто за всем этим стоит, она согласится признать, что он ни в чем не повинен.

Судя по виду лорда Гриффита, ему хотелось удушить ее собственными руками.

— Позвольте напомнить вам, ваше высочество, что Англия сейчас находится в мирных отношениях с Турцией.

— И мы не хотим с ней ссориться, — поспешил вставить свое слово Гейбриел. Он вежливо улыбнулся представителю султана. — Если посол в состоянии помочь нам, то он, я уверен, это сделает.

— Гм-м! — София высокомерно тряхнула головой, но почувствовала, что ее роль в этой маленькой драме подошла к концу. Пора было уступить сцену ее талантливому партнеру.

Сухо попрощавшись, она повернулась и, даже не оглянувшись, вышла из комнаты.

Но, проходя мимо Гейбриела, она незаметно для остальных подмигнула ему с явным удовлетворением.

Когда дверь Картографической закрылась за ней, она на мгновение прислонилась к ней спиной и глубоко вздохнула. Судя по реакции посла, у нее не создалось впечатления, что убить ее пытались турки. И это была, несомненно, хорошая новость.

— Ваше высочество? — К ней подошел Тимо, с беспокойством вглядываясь в ее лицо. — С вами все в порядке?

Она с улыбкой взглянула на него.

— Все в полном порядке, мой старый друг. Идем. Я хотела бы отдохнуть в своих апартаментах.

Он щелкнул пальцами, подавая знак остальным. Они построились, и София легкой походкой вернулась в свои раззолоченные апартаменты в сопровождении отряда своих верных греков.

* * *

Гейбриел, стоявший в сторонке, сделал шаг вперед и, заложив руки за спину, подошел к мужчинам.

— Прошу прощения, джентльмены, за вторжение принцессы. Я не смог ее остановить. Ее высочество ужасно расстроена. Я надеюсь, что вы с пониманием отнесетесь к тому, что бедная девушка совершенно потеряла голову из-за покушения на ее жизнь.

Грифф настороженно посмотрел на него, а турецкий посол, несколько успокоившись, кивнул.

— Я уверен, что ее высочество пожелала бы, чтобы я заверил вас, что Каврос заинтересован в дружбе с великим султаном Махмудом. Именно поэтому, — добавил он, — мы считаем, что было бы уместно предупредить султана о любых возможных новых интригах со стороны Янины. Мы, конечно, желали бы избавить его светлость от любого беспокойства… или неудобства. Это на тот случай, если Порт-Сублайм еще не осведомлен о такого рода деятельности.

— Султан Махмуд гордится тем, что знает обо всем, что происходит на подвластных ему территориях, — сказал в ответ посол, с возмущением подняв подбородок.

— Несомненно, сэр, — отозвался Гейбриел, скромно склонив голову.

— Если нам станет известно, что затевается нечто подобное, мы сразу же доберемся до сути дела, уж будьте уверены.

— Господин посол, это все, о чем мы просим. Мы были бы чрезвычайно благодарны за любую информацию, которую вы сможете нам предоставить. — Он сделал паузу, потом продолжил: — Кстати, сэр, позвольте показать вам изображения на лезвии. Они очень необычны. — Гейбриел выдернул кинжал из крышки стола и показал его турецкому послу. — Видели ли вы подобные символы когда-нибудь прежде?

Гейбриел напряженно следил за выражением лица турка и заметил, как тот побледнел, увидев странные маленькие знаки у основания лезвия, не имеющие отношения к выдержке из Корана, выгравированной на ручке.

— Нет. Я никогда не видел такого, — ответил посол. — Можно мне взять это с собой, чтобы показать знающим людям? Возможно, кто-нибудь из них сможет определить, что это означает.

Гейбриел кивнул:

— Разумеется, сэр. Мы были бы очень благодарны. Стараясь, чтобы не заметили его испуг, турецкий посол поднялся с кресла и откланялся.

— Заверьте ее высочество, что я сделаю все, что в моих силах, чтобы собрать всю возможную информацию, которая способствовала бы более надежной ее защите.

— Мы благодарим вас, сэр, — сказал Гейбриел и поклонился турку на восточный манер, прижав руку к сердцу.

Посол раскланялся в свою очередь, пожелал Гриффу доброго вечера и поспешил уйти.

Гейбриел подумал, что было бы весьма любопытно узнать, что известно этому человеку о символах, изображенных на кинжале. Судя по всему, эти загадочные знаки сильно встревожили его.

Как только закрылась дверь, его всегда вежливый зять обрушился на него в совершенно нетипичном для него приступе гнева.

— Какого черта ты устроил этот балаган?

Глава 11


Гейбриел рассвирепел.

— Прошу прощения?

— Ты ждешь, чтобы я поверил, будто эта девчонка самоуправствует, не считаясь с тобой? Ты участвовал в этом представлении, и не отрицай этого! Неужели ты не понимаешь, какой катастрофой это могло обернуться?

— Но ведь все обошлось, — сдержанно сказал он.

Грифф сердито взглянул на него, но несколько сбавил тон.

— Гейбриел, ты не можешь позволять этой девушке выступать подобным образом. Боже милосердный, поскольку ты рос с такой вспыльчивой особой, как твоя сестра, можно было бы подумать, что ты сумеешь получше справиться с принцессой!

— Справиться с ней? — У него даже лицо побагровело от обидных слов родственника. — Я думал, что моя обязанность — защищать ее, Грифф.

— Да, от себя самой, если потребуется, а также от потенциальных убийц.

— Извини, старина, но тебе не кажется, что ты слишком высокомерно относишься к ней?

— Ты так считаешь?

— Не надо недооценивать эту женщину. Ее высочество — это не просто хорошенькая девушка, родословная которой соответствует нашим целям. Она молодая — это правда, но очень храбрая, и у нее больше мозгов, чем у иного мужчины.

— Вот как? — оказал Грифф и, сложив на груди руки, пристально посмотрел на него. — Только не говори, что и ты попал под ее обаяние.

— Конечно, нет! Что за глупости! — сердито пробормотал Гейбриел. Вопрос в лоб смутил его; он возразил автоматически, но не совсем честно. — Я просто подумал, что тебе следует относиться к ней более справедливо, вот и все.

— Не забудь, что София не одна рискует собой. Для нас тоже очень многое поставлено на карту. Нельзя, чтобы она, ни в чем толком не разобравшись, предъявляла обвинения союзникам Англии…

— Она не виновата, это была моя идея, — признался Гейбриел. — И она сработала, не так ли?

— Что ты имеешь в виду?

— Ты видел, как отреагировал посол, увидев изображения на лезвии? И ты все еще думаешь, что у Софии нет веских оснований подозревать турок?

— Не знаю. Все возможно! — в смятении воскликнул Грифф. — Али-паша кажется наиболее вероятным подозреваемым, но зачем бы ему делать это? Конечно, этот мерзавец выигрывает от нового договора гораздо больше, чем мы. Что касается султана Махмуда, то я вообще не вижу, какая ему польза от того, что он причинит вред девчонке.

Гейбриел, прищурив глаза, задумался.

— Скажи, а что за человек этот султан?

Грифф пожал плечами.

— Махмуд широко известен как реформатор. Он удивительно восприимчив к западному образу жизни. Конечно, он предпочитает нам французов, но является сторонником мирного сосуществования. Если он и доставляет кому-то проблемы, так это русским. Они все еще грызутся из-за контроля над Дарданеллами.

Гейбриел кивнул.

— Но если бы мы имели дело с его предшественником, — медленно сказал Грифф, — с его единокровным братом Мустафой Четвертым, я бы наверняка с большим доверием отнесся к обвинениям Софии. Тот был опасным и злобным религиозным фанатиком. Он предал своего единокровного брата, султана Селима, еще одного реформатора, чтобы взять власть в свои руки. Он убил его в гареме.

Мустафа окружил себя визирями и шейхами, которые хотели искоренить все западное влияние и вернуть Оттоманскую империю во мрак Средневековья. Но Мустафа, к счастью, правил страной совсем недолго. Сторонники нынешнего султана Махмуда уничтожили его. Я не могу представить себе, зачем, имея у власти столь разумного человека, как Махмуд, Порт-Сублайм вдруг предпринял бы такую авантюру, как попытка прибрать к рукам Каврос.

— Да, что-то не похоже, — согласился Гейбриел. — Возможно, посол сможет пролить какой-то свет на все это. Не думаю, что поведение Софии так уж сильно его обидело.

— Откровенно говоря, она дошла до грани, правда, не переступила ее.

— Не забудь, что ее пытались убить, Грифф. И мы пока не знаем кто и почему. Она боится.

— Ей очень повезло, что у нее есть ты, — искоса взглянув на него, сказал Грифф. — На сей раз все сошло с рук, но будет лучше, если это не повторится. А как твой родственник я напоминаю, что ты тоже должен быть осторожнее и не преступать роковую черту, мой друг.

Гейбриел осторожно взглянул на него. Все-то этот человек понимает.

— Я поговорю с Софией, — заверил его Гейбриел. — Сообщи мне, если посол узнает что-нибудь интересное, хорошо?

Грифф кивнул, не сводя с него проницательного взгляда, и Гейбриел ушел.

Шагая по замку в направлении королевских апартаментов, он чувствовал себя виноватым перед своим родственником из-за того, что не рассказал ему откровенно о своих чувствах к Софии. Но он и сам был не уверен ни в своих, ни в ее чувствах или даже в том, позволят ли ему оставаться в этой должности, если станет известна правда. Перестав копаться в собственных эмоциях, он задумался о более практических вопросах: права ли София, уверенная в виновности Али-паши, или прав Грифф, настаивавший на том, что Ужасный Турок не рискнет нарушить свой новый договор с Британией. Потом он вспомнил недавно возникшие подозрения относительно того, что один из ее греческих телохранителей, возможно, оказался предателем.

Он не хотел поднимать эту тему в разговоре с Софией после всего, что ей пришлось пережить, потому что знал, что это ее расстроит, но на карту была поставлена ее безопасность.

Он напомнил себе о том, что следует добавить к охране Софии нескольких английских солдат из гарнизона замка в качестве дополнительной зашиты на тот случай, если ее грекам нельзя будет верить. И еще он решил прочесть записи в вахтенном журнале, который вел Леон, покойный глава службы безопасности. Если тот что-то знал или подозревал, то, возможно, делал какие-то записи, которые могли пригодиться.

Несколько минут спустя Гейбриел добрался до апартаментов Софии и насторожился, увидев четверых греческих телохранителей, стоявших, как обычно, на посту перед ее дверью.

Он ничем не выдал свои подозрения.

— Она у себя?

Нико кивнул, и Гейбриел с некоторой иронией заметил, что эти смуглые греки смотрят на него с недоверием. Он громко постучал в дверь, собираясь с силами перед явно трудным предстоящим разговором.

Дверь открылась, и он оказался лицом к лицу с томной блондинкой, которую видел с принцессой раньше.

Гейбриел поклонился.

— Я полковник Найт, мэм.

Молодая женщина улыбнулась, окинув его взглядом.

— Я знаю.

— Я хотел бы поговорить с ее высочеством, если можно…

— Конечно, полковник. Она вас ждет.

— А вы… леди Алекса?

— Она самая, — ответила она, явно довольная тем, что ее знают.

— Рад познакомиться, — сказал он и отвесил поклон, держа руку на эфесе шпаги.

— Я тоже, полковник, — улыбнулась блондинка.

Он нахмурил брови и заговорил с ней более деловым тоном.

— Насколько я понимаю, вы находились с принцессой в ночь нападения. Надеюсь, вполне оправились после того страшного происшествия?

Она искоса взглянула на него.

— Очень любезно, что вы спрашиваете об этом.

— Если вас не затруднит, я хотел бы поговорить с вами…

Стоявший поблизости грек кашлянул, причем звук напоминал сдавленный смех.

Приподняв бровь, Гейбриел окинул их взглядом, и похотливые ухмылки на их физиономиях заставили его задуматься над тем, чем именно занималась леди Алекса с телохранителями.

— …о событиях той ночи, — добавил он.

— С удовольствием, полковник. Я в вашем распоряжении, — сказала она, изогнув свое соблазнительное тело таким образом, чтобы он мог полюбоваться пышными грудями.

Будьте уверены, именно это он и сделал. Наверное, его либидо слишком долго подавлялось, стиснутое железными рамками добрых намерений.

— Алекса, дай человеку пройти! — приказала ее высочество откуда-то из глубины апартаментов.

Голос ее звучал несколько раздраженно — да это и неудивительно.

Леди Алекса, хихикнув, открыла ему дверь, окинув его одобрительным взглядом, когда он проходил мимо.

— Одну минутку, полковник. Чувствуйте себя как дома, — крикнула София из смежной комнаты, в которую вели несколько мраморных ступеней.

Справа от него вокруг белого камина была расставлена группа кушеток и кресел, обитых полосатым атласом. Он вдруг замер, увидев прямо перед собой в дальнем конце комнаты огромную кровать под балдахином. Боже милосердный! Он находился в ее спальне!

Гейбриел изо всех сил старался не глядеть на кровать, но его мысли направлялись именно туда, куда не следовало. Желания, разбуженные ее соблазнительной подружкой, расцвели пышным цветом, превратившись в необузданное вожделение, когда подлинный объект его мечтаний оказался рядом.

Тем более что в тот момент она появилась из гардеробной, одетая в тончайшее длинное неглиже из черного шелка и такой же халатик. При виде ее у Гейбриела перехватило дыхание. Он замер, не сводя с нее глаз.

— Оставь нас, — приказала София леди Алексе.

— Доброй ночи, полковник, — сказала леди Алекса и вышла из комнаты.

— Привет, мой друг, — сказала София, поднося к губам стакан с темно-красным вином и подходя к нему. — Кажется, наш маленький заговор удался, не так ли? Что ты об этом думаешь? Скажи мне свое мнение, а я скажу свое. Присядь, пожалуйста. Хочешь немного вина?

— Гм-м. — Не зная, куда глядеть, он уставился в пол, но даже с опущенными глазами все же видел ее красивые ножки в домашних туфельках без задников на высоких каблуках.

Ее черное неглиже было так прозрачно, что он отчетливо лицезрел линию ее стройных ног. Память услужливо напомнила, как в ту ночь София изгибалась навстречу ему в кровати, умоляя взять ее.

Он с трудом сглотнул, прогоняя комок, образовавшийся в горле, обругав свое тело за трепет в паху. Нет, нет и нет. Этого не должно быть. Он перевел взгляд в более безопасное место, именно — на расписанный золотом потолок.

Вежливо заложив за спиной руки, он изо всех сил старался вспомнить, зачем он пришел и что ему было тут нужно.

— Вот, — сказала она, подходя к нему. — Попробуй это замечательное вино.

— Я при исполнении служебных обязанностей, — решительно отказался он.

Она рассмеялась:

— Человек железной воли! Я приказываю тебе выпить со мной. Это греческое вино. К тому же нам следует отпраздновать нашу победу.

— Какую же?

— Турки не будут пытаться убить меня! По крайней мере мне так кажется. А к какому выводу пришел ты?

— Я… согласен.

Она внимательно посмотрела на него.

— Что-нибудь не так?

— Нет-нет. Все в порядке.

— Гейбриел, — упрекнула его она завораживающим взглядом колдуньи. — Ты что-то скрываешь!

Он облизнул губы и снова посмотрел в потолок.

— Твой наряд… отвлекает меня.

— Ах какая я глупая, извини меня, пожалуйста, — промурлыкала София. Придвинувшись ближе, она прикоснулась пальцами к подолу халатика и прошептала: — Может быть, ты предпочтешь, чтобы я сняла это?

Он вздрогнул и, заглянув в ее глаза, увидел огонек, подсказавший ему, что она точно знает, что он чувствует, так что не было никакого смысла пытаться скрывать это.

— Ах ты, озорная искусительница, — пробормотал он, взяв ее за локоть и привлекая к себе. — Ты думаешь, что можешь дразнить меня и это тебе сойдет с рук? В эту игру играют вдвоем, любовь моя. Так что снимай-ка это, а я тебе помогу. — Он запустил пальцы под тончайший слой черного шелка там, где он прикрывал ключицу, и мягким движением отвел его назад, обнажив плечо.

С тихим стоном она повернула голову, подставляя плечо для поцелуя. Сердце его сильно билось. Он не мог противиться. И даже не пытался, а просто наклонил голову и прижался губами к бледно-кремовому атласу ее кожи. Потом закрыл глаза в мучительном желании, смакуя ее запах и нежность ее теплой плоти. Но София остановила его, осторожно положив руку ему на грудь.

Гейбриел вопросительно взглянул на нее.

Она отступила от него на почтительное расстояние, несмотря на огонь в ее темных глазах.

— Нет, Гейбриел, — с сожалением прошептала она. — Мы не можем. Извини.

— Почему? — спросил он, подходя ближе. — Я изголодался по тебе.

— Ты знаешь причину.

— А мне все равно. — Схватив ее за шелковый халатик, он попытался притянуть ее к себе, но она не позволила. — Даже если получу за это пулю, оно того стоит.

— Не говори так, дорогой. — Слегка дрожа, она выскользнула из его рук и, отойдя в другой конец комнаты, поставила свой стакан с вином и накинула на себя теплый бархатный халат, чтобы прикрыться. Гейбриел опустил голову, но, как ни старался, не мог заставить себя пожалеть о том, что на мгновение утратил выдержку.

— Извини, — пробормотал он, когда она вернулась.

— Ничего, — сказала София. — Я сама виновата. Давай-ка лучше сядем, и ты расскажешь мне обо всем, что произошло после того, как я ушла. — София прикоснулась к его спине, но скорее просто заботливо, чем с намерением соблазнить. — Я так рада, что ты вспомнил свою старую уловку. По-моему, мы превосходно разыграли эту сцену.

— Кажется, получилось, — сказал он с довольным видом.

— Лорд Гриффит очень рассердился? А посол знал что-нибудь об этом кинжале?

Гейбриел опустился в кресло, София примостилась на мягком валике дивана напротив него. Он продолжал отвечать на ее вопросы, подробно рассказав обо всем, что произошло после ее ухода.

Поразмыслив над всем этим, София вздохнула и улыбнулась.

— Господи, какой длинный был день! Ты, должно быть, устал. Ты был на ногах с восхода солнца. Как твой шрам после этой поездки верхом? Не болит?

— Со мною все в порядке, — сказал он. — Лучше сядь поближе. — Он потрогал рукой диванную подушку рядом с собой. — Мне нужно поговорить с тобой. Боюсь, тема тебе не понравится.

— Вот как? — Она нахмурила брови и кивнула, явно призвав на помощь всю свою храбрость. — Ладно. Выкладывай.

Гейбриел помолчал, окинув взглядом ее апартаменты. Работа по обеспечению безопасности высоких лиц, которую он время от времени выполнял в прошлом, научила его всегда помнить о том, что во дворцах, подобных этому, даже у стен есть уши.

— То, что я собираюсь тебе сказать, никто другой не должен слышать.

Она взглянула на него с недоверчивой улыбкой.

— Это что-нибудь неприличное, полковник?

Он нахмурился и усадил ее к себе на колени. Очаровательно покраснев, она даже не сопротивлялась, а просто рассмеялась.

Почувствовав прикосновение ее теплого тела к своим коленям, он был как будто поражен электрическим разрядом, и ему захотелось шептать ей на ушко какие-нибудь милые глупости, а совсем не то, что он собирался сказать. Ведь он должен предупредить ее о возможном предательстве в ее ближайшем окружении.

Когда Алекса проходила по коридору перед королевскими апартаментами, Деметриус схватил ее за руку. Он стоял там на страже вместе с тремя другими телохранителями. Мужчина подтащил ее ближе, и она улыбнулась ему.

Его губы прижались к мочке ее уха.

— Следи за ним, — приказал он ей по-гречески.

Чуть отпрянув от него, она вопросительно на него взглянула.

— Иди, — сказал он. — И поторапливайся.

Алекса сдержанно кивнула в ответ и, пройдя немного по коридору, остановилась возле двери, которой пользовались служанки. Оглянувшись на молодых стражников, каждый из которых какое-то время был ее любовником, она увидела, как Деметриус кивком приказывает ей не задерживаться.

Пока телохранители наблюдали за коридором, она бесшумно повернула дверную ручку и проскользнула внутрь.

Было проще простого устроиться поудобнее и подслушивать сквозь чуть приоткрытую дверь служебного входа. К ее удивлению, София и полковник Найт находились не в постели, а сидели, воркуя, на диване, словно пара глупых юнцов.

Она самодовольно ухмыльнулась.

Ах как плохо ведет себя принцесса, подумала она, подглядывая за своей хозяйкой, сидящей на коленях у полковника. Принимает этого жеребца-производителя одна, почти раздетая… Какой скандал!

Полковник Найт беспокоил их всех, особенно ее. Алекса понимала, что с ним надо обращаться осторожно.

Телохранители ему не доверяли, и, судя по всему, их опасение, что ее высочество наняла его для собственного удовольствия, все-таки имело под собой основания. Естественно, у него был блестящий послужной список, но реальная причина назначения этого красавца на пост нового начальника службы безопасности была отлично видна с наблюдательного пункта Алексы.

Никто не мог бы с уверенностью сказать, что он хочет получить от всего этого. Возможно, англичане поручили ему соблазнить принцессу для достижения собственных тайных целей.

Трудно сказать, каковы мотивы полковника, но одно было совершенно ясно: ее высочество влюблена.

Алекса приподняла бровь. Любопытно было бы узнать, какие такие греховные услады предложил ей этот красивый вояка, если София, отпрянув от него, гневно воскликнула:

— Нет! Ты в своем уме? То, о чем ты говоришь, невозможно!

Алекса навострила уши. Некоторые позиции были трудны для исполнения и требовали особой гибкости, но нет ничего невозможного, если имеется желание и чуть-чуть ароматизированного масла…

— Ш-ш-ш… — Полковник снова привлек к себе Софию и что-то зашептал ей на ухо.

Алекса, задумавшись, наблюдала за ними. Если София не отваживается исполнить его необузданные фантазии, то она-то могла бы с готовностью предложить свои услуги.

София вырвалась из его рук.

— Хватит! Не желаю тебя слушать! — крикнула она и зажала руками уши.

— Дорогая, я не хотел расстроить тебя… — сказал он.

— Замолчи, пожалуйста. Ты абсолютно не прав. — Она покачала головой с расстроенным видом.

Алекса наморщила лоб, соображая, не пойти ли ей туда, чтобы помочь.

Откровенно говоря, вкусы у некоторых из этих англичан, казавшихся такими правильными, были абсолютно непристойными даже по ее стандартам.

— Просто подумай об этом, — уговаривал он ее.

— Здесь не о чем думать. Ты ошибаешься, Гейбриел. Верь мне. Неужели ты считаешь меня такой дурочкой? Ты сам не знаешь, о чем говоришь.

Алекса в некотором смятении сочувственно покачала головой. Бедная София! По ее лицу было видно, что ее ненаглядный любовник причинил ей боль.

Какие все-таки мерзавцы все мужчины, подумала она. От любви одни мучения. Поэтому она и не хотела влюбляться.

— Думаю, что тебе пора уходить, — сказала София своему англичанину.

Полковник Найт выпятил квадратную челюсть, но послушно встал и вздохнул, опустив руки по швам.

— Прошу прощения.

София снова покачала головой и, сложив руки на груди, отвела взгляд.

— Я знаю, что ты хотел сделать как лучше, но сейчас, прошу тебя, уходи…

Он так и сделал. Отвесив ей безупречный поклон, он ушел. Отказ Софии его, как видно, тоже расстроил.

Ее высочество закрыла лицо руками и опустилась на кушетку. Какое-то время она лежала не двигаясь, в конце концов подняла голову и, решительно смахнув слезинку, спокойно взяла свой бокал красного вина со стола, где его оставила. Когда она проходила мимо места, где пряталась Алекса, лицо ее было бледным, а глаза немного покраснели.

Алекса нахмурила лоб. Ей до смерти хотелось войти к Софии и задать своей хозяйке кое-какие наводящие вопросы, чтобы узнать, что же все-таки шептал ей полковник. Но тогда София поняла бы, что она уже давно шпионит за ней, как шпионила нынче утром, когда полковник показывал ее высочеству тайный подземный ход.

Алекса не могла допустить, чтобы ее хозяйка узнала правду. Как-никак доверие Софии было единственным, что стояло между ней и вечно присутствующей угрозой расправы со стороны тунисца. У нее мороз пробежал по коже при воспоминании об изогнутом кинжале с его зловещей гравировкой. Ее заставили очень хорошо разглядеть это оружие в тот день, когда похитили на Бонд-стрит, где она покупала какую-то бижутерию.

Тунисец с черными, как оникс, глазами сказал, что перережет ей горло, если она не исполнит все, что ей прикажут, и она ему поверила. Если у нее были какие-то сомнения относительно того, что он выполнит свою угрозу, то они исчезли в ночь нападения.

Она пережила ужасные моменты в экипаже, потому что знала, что произойдет, отчаянно хотела предупредить Леона о засаде, но побоялась.

Не могла же она обратиться за помощью к телохранителям. Она пользовалась ими всеми, неотесанными дуралеями, в своих целях.

Нет, Алекса уже смирилась с поражением. Орден Скорпиона обещал не причинять зла Софии — и точно так же обещал отрезать ей голову, если она откажется с ними сотрудничать.

Она предала Софию, чтобы уберечь на плечах свою белокурую голову, а потом стать наконец свободной от всего этого. Свободной от жизни во дворце, похожем на тюрьму, со всеми его сплетнями и интригами. Свободной от необходимости жить в тени Софии. А самое главное, свободной от всех неправильных решений, которые она сделала. Скоро у нее появится шанс начать жизнь с чистого листа, стать новым человеком…

Но сначала надо пройти через этот кошмар и оставаться спокойной, играя еще какое-то время роль глупышки.

Еще пара недель — и все закончится.

Глава 12


Для Софии, пребывавшей в смятении, предостережение Гейбриела относительно возможного предателя среди ее телохранителей было слишком большой нагрузкой на нервы, тем более что она выросла в дворцовой атмосфере, где приходилось сомневаться в искренности каждого. Когда она лишилась своих ближайших родственников, люди, охранявшие ее долгие годы, заменили ей семью. Поэтому высказанное Гейбриелом предположение глубоко ее огорчило.

Обладая логическим складом ума, она, конечно, не исключала возможности, что он прав, но сердце отказывалось согласиться с этим.

Охватившая ее паника заставила ее разозлиться на него, потому что он продолжал упорно убеждать ее в том, о чем даже помыслить было страшно.

Который из ее драгоценных телохранителей мог оказаться предателем? Ведь все они были ей как братья. Конечно, она понимала, что глава службы безопасности лишь выполняет свою работу и что сказал он эту ужасную вещь только потому, что хотел защитить ее. Но он наверняка ошибся. Она не вынесла бы, если бы такое оказалось правдой, тем более что столько всего они пережили вместе. А вдруг из-за предателя в их рядах погиб Леон? Можно ли исключить такую возможность?

Все это было необходимо обдумать, а у нее не было времени, так как приближался Греческий бал. В замок съезжались четыре сотни очень важных гостей, и все ожидали, что она будет самой красивой.

Ей нельзя было ничем отвлекаться. Это был многообещающий шанс пополнить пустую казну своей страны и приступить к ее восстановлению. Для нее это было слишком важным событием, которое требовало полного внимания.

Она заучивала тексты небольшого приветствия гостям, а также тоста в честь хозяина вечера, принца-регента, одновременно делая множество других дел: у нее была последняя примерка белого бального платья, надо было проверить, хорошо ли вычищены бриллианты, надо было разобраться с возникшей на кухне проблемой по поводу меню, а также посмотреть, как украшают бальный зал и другие помещения, где будут развлекать гостей.

Но особенно тщательно она позаботилась о том, чтобы щедрые пожертвования ее богатых гостей на нужды населения Кавроса принимались с достоинством. Оттого что приходится собирать деньги, конечно, страдала ее гордость. Но ведь в этом заключался смысл всего этого мероприятия.

Она поинтересовалась музыкальным репертуаром оркестра и позаботилась о том, чтобы, натирая пол в бальном зале, не добавляли слишком много пчелиного воска, иначе он сделается слишком скользким. И наконец, она созвала на последнее совещание обслуживающий персонал, чтобы убедиться, что каждый из слуг точно знает, где он должен находиться и что делать в каждую минуту вечера.

В то время как весь замок заканчивал последние приготовления к грандиозному событию, Гейбриел направил всю свою энергию на обучение отряда греческих телохранителей новым, введенным им процедурам.

Однако в его безжалостной муштре было нечто большее, чем просто желание добиться безупречного исполнения. Он умышленно выводил их из себя, чтобы увидеть, не сломается ли кто-нибудь из них, не проявит ли признаков слабости.

Он сказал Софии, что предпочел бы вообще не использовать их в ночь бала, заменив британскими солдатами, но она не позволила ему это сделать, так как, по ее мнению, это бы унизило ее телохранителей.

Гейбриел понял, что такое пренебрежение и впрямь насторожило бы греков, которые догадались бы, что они под подозрением, поэтому он согласился, пожав плечами и все еще сердясь на то, что София отказалась выслушать его сомнения относительно этих людей. Пропади все пропадом, ведь он всего лишь хотел защитить ее! Настойчивое желание принцессы быть в эту ночь в окружении своих старых друзей означало, что Гейбриелу придется выстраивать вторую линию защиты, окружающую ее высочество и отряд ее телохранителей.

Он не сообщил о своих подозрениях относительно греков дюжине британских солдат, которых позаимствовал из гарнизона, но они смогут наблюдать и за телохранителями, и за принцессой.

Наконец долгожданная ночь наступила.

Гейбриел вспомнил, как в полной парадной форме совершал обход великолепного раззолоченного бального зала, сквозь который провел его Грифф в первый день после его прибытия.

В тот солнечный день он был пуст, его паркетные полы поблескивали, а сегодня здесь собралось множество важных гостей и было шумно. Слышались голоса, звон бокалов и десертных тарелок, причем все это под четкие ритмы греческих мелодий, специально разученных оркестром ради этого торжества.

Обходя роскошные парадные комнаты главного этажа замка, он внимательно наблюдал за всем, проверял посты, на которых были расставлены его люди, чтобы убедиться, что все в полном порядке.

Пока все шло гладко.

Приемные в стиле рококо, такие неожиданные в суровом средневековом замке, были оформлены в виде сцены, изображенной на какой-то эллинской вазе, которая была веселым отступлением от классической древности.

Колонны были увиты виноградными лозами. Чтобы придать древнегреческий колорит, то тут, то там были зажжены высокие жаровни, прогонявшие осенний холодок, что было особенно приятно бедным слугам, ведь их — и мужчин и женщин — нарядили в белые тоги. Головы их украшали венки. Дюжина веселых Бахусов и юных вакханок следили за тем, чтобы вино лилось рекой.

Лакеи, ответственные за то, чтобы направлять гостей туда, где происходили различные представления, были в больших, внушающих суеверный ужас, лишенных какого бы то ни было выражения масках, выкрашенных золотой краской, как в древнегреческом театре. На них были надеты длинные тоги.

В одной из комнат Гейбриел увидел дородного принца-регента, который смеялся, наблюдая, как показывают олимпийские виды спорта. Леди Алекса, усевшаяся в первом ряду, тоже смотрела, как смазанные жиром борцы швыряют друг друга на пол на потеху собравшимся.

София блистала ярче всех. Неудивительно, что высший свет очарован ею, думал Гейбриел, продолжая свой обход и наблюдая за происходящим. Ведь это была настоящая, живая греческая принцесса, борющаяся за один из последних свободных кусочков той земли, которая породила демократические идеалы, любовно взращиваемые теперь цивилизованным миром.

А он ее так сильно расстроил. У него и в мыслях не было причинять ей боль. Он пытался по возможности осторожно сообщить ей о своих подозрениях, но не ожидал, что эта храбрая девочка окажется такой ранимой.

У него сердце сжималось при воспоминании о выражении ее лица, когда он сказал, что подозревает в предательстве одного из ее телохранителей. Уж лучше бы он держал рот на замке, пока не соберет доказательства.

Он просмотрел записи Леона, но не нашел ничего полезного. Может быть, его подозрительность чрезмерна?

Может быть, как он опасался прежде, его растущие чувства к ней мешают ему правильно судить о событиях?

В следующей комнате царила полутьма. Облако пара окружало почтенного возраста актрису, игравшую роль Дельфийского оракула. Ее плечи обвивала огромная живая змея. По желанию гостей дама предсказывала им судьбу. Гейбриел осторожно окинул взглядом аудиторию и продолжил путь. В последней комнате, через которую ему предстояло пройти, прежде чем войти в бальный зал, играли в карты. Все выигрыши должны были пойти в фонд помощи населению Кавроса.

Его люди, стоявшие на посту в этой комнате, подтвердили, что все в порядке. Гейбриел кивнул в ответ. Окинув помещение бдительным оком, он вдруг заметил, что в дальнем конце комнаты за столом, где играют в вист, собрались его высокородные кузены и друзья семьи. Там были близнецы Люсьен и Деймиен Найты, их зять Уильям, лорд Рэкфорд, а также Девлин, лорд Стратмор, муж лучшей подруги их сестры, практически член семьи.

Все они улыбнулись, заметив его, и сердечно приветствовали, когда он подошел поздороваться.

— Вот и он! Великий защитник!

— Собирается привести зиму в солнечной Греции, бедняжка! Это ли не тяжелая служба!

— Да еще придется все время находиться в компании такой очаровательной молодой женщины.

— Все это труднее, чем вы можете себе вообразить, — заверил их Гейбриел.

— Причем, несомненно, не в одном смысле, а во многих, — рассмеялся, услышав эти слова, его кузен, лорд Люсьен Найт.

Гейбриел игнорировал выпад этого шалопая. Он был благодарен своему зятю за то, что тот постарался пригласить сюда весь клан Найтов. Будучи одним из первых семейств в королевстве, они отлично вписывались в такую изысканную компанию.

— Делайте крупные ставки, джентльмены, — предложил Гейбриел. — Насколько мне известно, народу Кавроса нужны дороги, мосты и многое другое.

— Уж мы постараемся так сильно проиграться, как это позволят нам наши жены, — с манерной медлительностью произнес Люсьен.

— Только держите подальше отсюда Алека, — пробормотал Стратмор. — Ему больше нельзя играть в азартные игры.

— Не беспокойся, супруга не пустит его на порог своего будуара, если он снова хотя бы взглянет на игральные кости, — тихо промолвил Рэкфорд с лукавой полуулыбкой.

— Ну что ж, джентльмены, развлекайтесь. Желаю вам всем удачи. Я должен вернуться к своим служебным обязанностям.

— Может быть, мы приедем навестить тебя, если ты все еще будешь в Греции после Рождества, — сказал Стратмор. — Я не путешествовал целую вечность, хотя, Бог свидетель, когда-то это было моей страстью. К тому же мой дорогой «синий чулочек» говорит, что отдала бы что угодно за возможность провести целый месяц за изучением руин.

— Лучше подожди, пока там не станет спокойнее, — предупредил Гейбриел. — Возможно, в следующем году обстановка будет безопаснее.

— Может быть, ты напишешь и дашь нам знать?

— Сделаю все, что смогу, — ответил он, хотя сомневался, что будет еще жив к тому времени, когда в Кавросе станет достаточно спокойно и его наводнят толпы высокородных туристов.

— Увы, Лиззи будет разочарована, — с улыбкой сказал Стратмор. — Но я полагаю, что если все эти храмы просуществовали многие века, то они продержатся еще год-другой.

— Будем надеяться, — сказал Гейбриел и, кивнув, вернулся к своим обязанностям. Однако едва успел он выйти из игрового зала, как услышал дружный смех в другом конце широкого, переполненного людьми коридора. Оглянувшись, он увидел своего кузена, лорда Алека Найта, который спрыгнул с бутафорской колесницы, катавшей на самой малой скорости гостей по широким коридорам дворца.

Белая лошадка, тянувшая это похожее на игрушку сооружение, была украшена золотым плюмажем, и на нее были надеты шоры, чтобы не пугалась такого скопления людей.

Хохотавший Алек вернул колесницу ее законному владельцу, но актер, нанятый на роль Аполлона, с недовольным видом глядел на него из-под головного убора, изображавшего солнечные лучи.

Судя по всему, он был крайне возмущен тем, что его колесницей взялся командовать какой-то простой смертный.

Златовласый Алек, который, несомненно, гораздо больше подходил на роль бога солнца, сунул ему пятифунтовую купюру в порядке компенсации.

— Возвращаю твой фаэтон, старина, в полном порядке. Извини, но во всем виноваты три грации, которым захотелось прокатиться, а ты, по их мнению, слишком медленно ездишь! — Как всегда, выпутавшись с помощью хорошо подвешенного языка из очередной проблемы, Алек направился к женам близнецов, Элис и Миранде, чтобы помочь им сойти с запяток колесницы.

Миниатюрная светлая блондинка и высокая, стройная, как статуэтка, черноволосая красавица хохотали, довольные своей проделкой, спускаясь с запяток колесницы.

Третьей из трех фаций оказалась обладательница самого высокого титула, Белинда, герцогиня Хоксклиф. Голубоглазая, изящная, потрясающе красивая Бел улыбнулась Алеку, который помог ей спуститься на пол, и с упреком покачала головой.

Увидев, что Аполлон снова взял вожжи в свои руки и вернулся к исполнению обязанности катать гостей — в основном людей преклонного возраста — по дворцу, Гейбриел понял, что порядок восстановлен, и, помахав рукой своим веселым родственникам, двинулся дальше, наблюдая за всем происходящим.

Жаль, что сегодня здесь не смог присутствовать Джек. Лорд Джек Найт был кузеном, которого он знал лучше всех. В отличие от других родственников, с которыми он познакомился только в этом году, после переезда в Англию, Джека он знал не менее десяти лет. Но сейчас он был в Карибском море, где находилась штаб-квартира его компании по морским перевозкам. Гейбриел еще не был знаком с молодой женой Джека, рыжеволосой Иден, но они собирались весной приехать в Лондон в гости — судя по всему, уже с ребеночком.

То, что произошло с ним на пороге смерти, вселило в него уверенность в том, что, как только он выполнит дело, ради завершения которого его вернули назад, он снова возвратится к тому блаженному свету, который увидел тогда, причем на сей раз навсегда. Пока он не встретил Софию, покой, который он ощутил, на мгновение заглянув на небеса, он предпочел бы чему угодно на земле…

— Сын мой! — неожиданно пророкотал глубокий, приятный для слуха голос.

Оглянувшись, Гейбриел увидел своего отца, лорда Артура Найта. Он радостно улыбнулся.

Высокий седовласый аристократ выходил из комнаты, где был организован буфет с закусками и напитками, вместе со своей дородной приятельницей, миссис Клируэлл. У обоих в руках были маленькие тарелочки с греческими деликатесами.

Гейбриел на мгновение задержался, чтобы поболтать с ними. Он всегда был особенно близок со своим отцом и с одобрением относился к его роману с бывшей дуэньей Лили, очаровательной, полненькой, жизнелюбивой миссис Клируэлл.

По правде говоря, оживленная находчивая вдовушка гораздо больше подходила его отцу, чем его мать, насколько это помнил Гейбриел. Но они оба знали, что он при исполнении служебных обязанностей, и не стали его задерживать.

Снова проходя мимо комнаты, занятой Дельфийским оракулом, он заметил свою кузину Джасинду, леди Рэкфорд, с большим вниманием слушавшую вместе с женой Алека Бекки чушь, которую несла предсказательница судьбы.

Он усмехнулся, заметив, как серьезно они, разинув рты, относятся к этому вздору, потом окинул взглядом остальных гостей, которых собралось здесь около пятидесяти, и вдруг заметил, как одна парочка, воспользовавшись полутьмой, целуется в уголке.

Боже милосердный! — подумал он, узнав в парочке Дерека и Лили. — Уж эти мне молодожены!

Бекки заметила его в дверях и помахала рукой, а Джасинда тем временем рассказывала Дельфийскому оракулу о том, что у ее мужа имеется на предплечье татуировка, очень похожая на огромную змею. Гейбриел усмехнулся, подумав, что было бы любопытно посмотреть, как отнесется к таким откровениям жены отнюдь не болтливый Рэкфорд, но такова уж была Джасинда. С ней не соскучишься. Неудивительно, что она так сдружилась с Джорджианой.

Шествуя далее по коридору, Гейбриел улыбнулся «синему чулочку» лорда Стратмора, его молодой жене Лиззи, но, проходя мимо, не решился прервать ее, потому что она была поглощена горячим спором.

— Не понимаю, как можно утверждать, что лорд Элгин имел какое-то право вывозить мраморы Парфенона в Лондон. Потому что они ведь принадлежат греческому народу…

— Но, леди Стратмор, статуи были бы разрушены! — пытался возражать ей какой-то напыщенный член парламента. — Лорд Элгин спас их от разрушения во время войны, разве это не понятно?

— Я уверена, что принцесса согласится с моей точкой зрения, — твердо заявила она, а проходивший мимо Гейбриел подумал, что интересно было бы узнать, где сейчас находится София.

Сначала она стояла вместе с теми, кто принимал гостей, потом какое-то время сидела в бальном зале вместе с хозяином, дородным принцем-регентом. После этого она, очаровывая всех, прошлась среди своих гостей, причем четверым из ее телохранителей, которых Гейбриел подозревал в меньшей степени, было приказано следить за каждым ее движением.

Английские солдаты, позаимствованные из гарнизона, были расставлены по периметру бального зала, но греческие телохранители оставались рядом с ней. После долгих раздумий со стороны Гейбриела эта честь выпала Янису, Маркосу, Нико и Косте. Остальные были рассредоточены по всему замку.

Как можно незаметнее, держась на почтительном расстоянии, четверо избранных телохранителей образовывали вокруг нее как бы квадрат безопасности, выстраиваясь впереди и позади нее с обеих сторон. Когда она присаживалась, они занимали посты на флангах — по двое позади нее с каждой стороны.

Естественно, всех греческих телохранителей можно было без труда распознать в толпе. Сегодня вместо обычных черных одеяний они с гордостью принарядились в традиционные национальные костюмы.

София же не стала надевать традиционный женский национальный костюм и предпочла нечто другое. Стремясь во что бы то ни стало вдохновить своих гостей на щедрые пожертвования, эта эксцентричная особа предпочла в одежде видоизмененный вариант древнегреческой моды. Все буквально остолбенели, взглянув на Софию, которая появилась в наряде из белой шелковой кисеи, словно ожившая мраморная Афродита.

На ее головке красовался лавровый венок. Предплечье обхватывал золотой браслет. На ногах — сандалии.

Ей, наверное, было очень холодно.

Гейбриел поверить не мог, что она решилась так одеться, но она произвела сенсацию своей смелостью: наверное, именно так и должна поступать прекрасная юная принцесса.

Ему только категорически не нравились чрезмерно разгоряченные взгляды гостей мужского пола, которые она привлекала. В то же время он издевался над собой за ревность и никому не нужную покровительственность. Она ему не принадлежала. И никогда не будет принадлежать, как бы ни протестовало против этого его сердце.

Может быть, удастся хотя бы потанцевать с ней, подумал он, вспомнив ее попытку пригласить его на вальс, когда он показывал ей маршрут выхода из дворца через винный погреб.

Да, решил Гейбриел, он пригласит ее на танец.

Вернувшись в бальный зал, он собрался с духом, чтобы снова увидеть ее, потому что каждый раз, когда он смотрел на нее, у него перехватывало дыхание.

Христиан Фредерик, кронпринц Дании, уселся рядом с Софией и вскоре начал с пристрастием расспрашивать ее, желая получить всестороннюю информацию о ней, начиная с ее воспитания и образования и кончая взглядами на дом и семью. Это было похоже на какой-то допрос, но София знала, что ей не следует раздражаться.

К тому же принц был, несомненно, привлекателен.

Она была уверена, что если народу Кавроса требуется, чтобы она когда-нибудь заключила удачный брачный союз, то идеальный кандидат в мужья сидел сейчас рядом с ней.

К сожалению, София продолжала украдкой поглядывать на толпу, не мелькнет ли где красный парадный мундир.

Возможно, сейчас Гейбриел был нужен ей не как телохранитель, а как мужчина, который уже завладел ее сердцем независимо от того, хотели они оба этого или нет. Она не знала, что делать. Она не могла позволить себе не кокетничать с датским принцем, но ей не нравилось, что это напоминало о том, что, вероятнее всего, ей придется выйти замуж за такого, как он, а не за Гейбриела. А она хотела только «своего» полковника. И что, черт возьми, прикажете теперь делать?

Элегантным движением унизанной драгоценными кольцами руки принц подозвал официанта.

Но когда, взяв с подноса бокал шампанского, он предложил его Софии, она отказалась, с сожалением покачав головой.

— Извините, ваше высочество, — тихо промолвила она, — но мой начальник службы безопасности приказал мне не принимать бокалы ни от кого, кроме вон того человека, — указала она на одного из английских солдат из гарнизона, заместителя капитана. Он нес ответственность за бутылки вина из ее личных запасов и за каждый бокал, который коснется ее губ.

Если бы кому-нибудь удалось сегодня отравить ее, именно этого верного солдата повесили бы за нарушение воинской присяги.

— Ах, все та же старая угроза отравления, — проговорил с утомленной улыбкой будущий король. — Поверьте, дорогая моя, уж я-то знаю, что вы должны чувствовать. Жить, подчиняясь таким ограничениям, к сожалению, удел королей. Я сам попробую вино ради вас.

— Не надо! — предостерегла она.

Но кронпринц не послушался. Он отхлебнул вина и, довольный тем, что произвел на нее впечатление своей смелостью, возвратил ей бокал.

София взяла бокал только тогда, когда убедилась, что принц не рухнул замертво на пол.

Его высочество посмотрел на нее с задумчивой улыбкой, но она всего лишь взяла бокал в руку.

Она не сделала ни глотка. Это было бы нелояльно по отношению к ее телохранителю. В конце концов, сказала она себе, если полковник Найт рискует жизнью, защищая ее, то самое меньшее, что она могла бы сделать, — это подчиняться его протоколу.

Принц с лукавым любопытством разглядывал ее древнегреческий костюм.

— Может быть, потанцуем, моя прекрасная богиня?

Она с удивлением взглянула на него, потому что постоянно высматривала в толпе своего Гейбриела.

Но перед ней стоял кронпринц Христиан Фредерик и предлагал ей руку.

Она подумала о Кавросе, о своем народе и о стоическом отказе Гейбриела в ее просьбе станцевать с ней вальс — такая малость, но он и этого не захотел сделать. Так зачем ей мучиться из-за человека, который твердо решил держаться от нее на почтительном расстоянии?

Она заставила себя одарить принца лучезарной улыбкой, хотя чувствовала себя при этом отвратительно.

— Почту за честь, ваше высочество, — сказала она и, положив ладонь в его протянутую руку, встала с места.

Глава 13


Входя в переполненный людьми бальный зал, Гейбриел сразу же заметил, что изменился стиль музыки и греческие музыканты от ритмичных народных мелодий перешли к исполнению плавной танцевальной музыки.

Вот и хорошо, подумал он, с решительным видом оглядываясь вокруг в поисках Софии. Однако первым человеком, которого он увидел, была его сестра Джорджиана.

— Дорогой! — воскликнула она, остановившись прямо у входа со своим мужем лордом Гриффитом, его другом детства, и их двоюродным братом Робертом, герцогом Хоксклифом, главой клана Найтов.

Гейбриел приветствовал своих родственников улыбкой. Его сестра, беременность которой уже была заметна, с нежностью обняла его.

Ее старший братец не вполне одобрял ее поездку в замок по каменистой дороге, но если ее муж не видел причин для беспокойства, то он едва ли мог возражать. К тому же детские годы, проведенные вместе с ней, научили Гейбриела, что невозможно запретить Джорджиане делать то, что она вознамерилась.

Зная, что она является страстным борцом за права женщин, Гейбриел понимал, что сестра не упустит шанса встретиться с женщиной — будущей правительницей целой страны, пусть даже совсем маленькой и бедной.

— Принцесса великолепна! — сообщила ему Джорджиана. — Я просто влюбилась в нее! Нас только что представили друг другу.

— Она очень красива, — уважительным тоном заметил Роберт. — И насколько я слышал, умна.

— А кроме того, отлично владеет ножом, — добавил Гейбриел.

— Кто бы мог подумать? — пробормотал Роберт.

— Не понимаю, как ей удалось остаться такой сильной, пройдя через все испытания без поддержки семьи! — воскликнула Джорджиана. — Как трагично, что стольких ее родственников убили! Береги ее, Гейбриел, хорошо?

Он обнял сестру за талию.

— Я не допущу, чтобы с ней что-нибудь случилось.

— Я уверена в этом. Себя тоже береги. Мы будем скучать по тебе. Ты лучший брат во всем мире.

— Эй! А как же я? — раздался звонкий голос.

Гейбриел рассмеялся, увидев подходившего к ним младшего брата.

— И все это только потому, что я всегда поддразнивал тебя, а он был слишком благороден, чтобы опускаться до моего уровня? — насмешливо произнес Дерек, целуя сестру. Потом он кивнул остальным. — Привет всем.

— Где Лили?

— Застряла по дороге, дегустируя греческие деликатесы вместе с миссис Клируэлл и отцом.

— Надеюсь, мне удастся сегодня еще раз поговорить с ее высочеством, — сказала Джорджиана. — У меня есть кое-какие соображения насчет того, как помочь беднейшим слоям населения Кавроса, поскольку именно это сейчас многие обсуждают.

— Моя жена активно участвовала в благотворительной деятельности, когда мы были в Калькутте, — с гордостью сообщил Грифф Роберту.

Гейбриел окинул взглядом комнату.

— Кстати, куда это она исчезла?

— Ее высочество? Она танцует.

— Вот как? — Гейбриел повернулся и внимательно осмотрел кружащихся в вальсе гостей. В толпе на мгновение мелькнула София в объятиях высокого русоголового мужчины в парадном мундире. Блестящие медали и красная орденская лента, по диагонали пересекавшая грудь этого надменного типа, давали основания предполагать, что это какая-то знатная особа.

При виде их он испытал какую-то странную боль, от которой чуть не задохнулся.

— Кто это… танцует с ней? — напряженно спросил он.

— Это, — сообщил ему Роберт, понизив голос, — Христиан Фредерик, кронпринц Дании.

— Принц? — словно эхо, повторил Гейбриел, восприняв это словно удар.

— Да. И насколько я понимаю, он сейчас подыскивает новую жену.

— Так он вдовец? — спросила Джорджиана, просто чтобы поддержать разговор. А Гейбриел почувствовал нарастающее удушье.

— Кажется, он вполне доволен жизнью, — проворчал Гейбриел, снова окинув взглядом танцующих, чтобы еще разок взглянуть на красивую пару.

— По правде говоря, там была какая-то скандальная история, — сказал им Роберт. — Принц был до этого женат на одной молодой леди, кажется, своей кузине, но расторг брак, узнав, что у нее была любовная связь с учителем музыки.

— Силы небесные! — прошептала Джорджиана.

— Принц спровадил свою бывшую жену в самую холодную часть Ютландии и навсегда запретил ей встречаться с их ребенком.

— Это ужасно, — пробормотала Джорджиана, а у Гейбриела при словах герцога мороз пробежал по коже. — Но если принцессе Софии он нравится, то ей придется очень строго придерживаться брачных обетов.

— Едва ли она намерена это делать, — заметил лорд Гриффит.

— Прошу у всех извинения, — сказал Гейбриел. — Мне нужно проверить наружные посты.

Дерек пристально взглянул на него.

— Я иду с тобой.

— В этом нет необходимости…

— Да ладно. Мне не помешает глотнуть свежего воздуха.

Гейбриел был слишком потрясен объяснением герцога, чтобы возражать. Он, конечно, предпочел бы сейчас остаться один, но Дерек никогда не понимал намеков. Его младший брат имел привычку следовать за ним как тень с тех пор, как они были мальчишками.

Снаружи Гейбриел подошел к краю террасы и остановился там. Следовавший по пятам за ним Дерек тоже остановился.

— С тобой все в порядке?

Гейбриел молча опустил взгляд на вымощенную плитняком землю.

— Ты помнишь цыганочку, о которой я тебе рассказывал? — спросил он мгновение спустя.

— Помню.

— Так это была она, — прошептал он. — Принцесса София.

Дерек, потрясенный, уставился на него. Гейбриел кратко рассказал ему, как она оказалась на ферме, и отвел взгляд.

— Гейбриел, тебе надо уйти с этого поста.

— Почему?

— Ты просто обязан это сделать. Ты не можешь быть ее телохранителем, если влюблен в нее! — настойчиво повторил он. — Тебе нужно сохранять способность четко мыслить…

— Кто сказал, что я в нее влюблен?

Дерек презрительно фыркнул.

— Меня не проведешь.

— Знаешь, брат, я не могу оставить ее. Она нуждается во мне.

Глаза у Дерека снова округлились.

— Она испытывает к тебе такие же чувства?

Гейбриел стоически выдержал его взгляд.

— Я не знаю.

— Ну ты и негодяй, пропади все пропадом! — похотливо хохотнул Дерек. — Если в кои-то веки какому-то счастливчику удается заарканить принцессу, то им непременно оказываешься ты! Скажи, как тебе это удается?

— Я рад, что моя ситуация кажется тебе забавной.

— Ах, бедный мой братец! Посмотри на себя. Ты наизнанку готов вывернуться ради этой женщины. С этого все и начинается. Но не тужи, старина. Постепенно все наладится, клянусь тебе. Любовь только поначалу приводит в ужас. Поверь моему опыту.

— Это правда, когда речь идет, например, о тебе и Лили. Вы идеально подходили друг другу с самого начала, а мой случай безнадежен. Это каждому видно. Теперь она в руках человека, который сотрет ее в порошок, если она останется близкой ко мне, даже в качестве друга.

— Но это всего лишь танец, старина! Она еще не вышла за него замуж. Вспомни, ведь ты Железный Майор. Не в твоем характере сдаваться без боя. К тому же взгляни на Роберта и Белинду! В семье стараются об этом не вспоминать, но всем известно, что Бел была всего лишь его любовницей, однако теперь она замужем за герцогом.

— Бел — женщина! — сердито ответил он. — Когда лицом низкого происхождения является мужчина — это совсем другое дело.

— Едва ли тебя можно так назвать. У тебя сестра — маркиза, а двоюродный брат — герцог…

Гейбриел задумчиво потер челюсть.

— И все-таки мне лучше держаться от Софии подальше. Возможно, ей необходимо выйти замуж за этого сукина сына кронпринца ради блага ее народа. Она любит свою страну, это очевидно. А если это имеет значение для нее, то, черт возьми, это имеет значение и для меня тоже.

— Скажи, неужели для тебя так важно, что ты всю оставшуюся жизнь будешь ходить на шаг позади этой девчонки? Да если бы мне сказали, что только при этом условии я смогу быть с Лили, я согласился бы не раздумывая. Черт возьми, даже если бы мне пришлось возить ее на тачке, одетому в набедренную повязку, как ее раб…

— Заткнись, пустомеля, — воскликнул, расхохотавшись, Гейбриел, который представил себе эту картину. — Клянусь, любовь сделала тебя еще более глупым, чем ты был всегда.

— Ладно. А теперь возвращайся туда и отбери свою принцессу у этого напыщенного Гамлета! Что-то не в порядке в Датском королевстве, я бы сказал. Если хочешь ее, иди и предъяви свои права…

— Постой! — Гейбриел вдруг насторожился, уставившись на стену, окружавшую террасу по периметру. — Что это было? Ты что-нибудь видел?

— Нет…

— Тсс. Я что-то слышал. — Указав пальцем на стену, он прищурился, вглядываясь в темноту. — Там кто-то есть…

Гейбриел спрыгнул с террасы вниз, в мягкую траву, и сразу же пересек лужайку, бросившись к стене.

Он на бегу указал Дереку влево, но тот уже все понял и бросился наперерез незваному гостю.

Не обращая внимания на болезненное напряжение в только что сросшейся мышце вокруг шрама, Гейбриел побежал, заметив человека, который, увидев, что они приближаются, попытался улизнуть.

— Стой! — прокричал он.

Худощавый жилистый человек, не обратив внимания на приказание, подпрыгнул, пытаясь ухватиться за край старой средневековой стены. Гейбриел заметил на его плече тяжелый мешок, который очень мешал ему карабкаться на стену.

Он висел там, пытаясь забросить на стену ногу, но Гейбриел схватил его и стащил на землю.

— Пистолет! — рявкнул он, чтобы предупредить приближающегося брата, но у человека не было времени, чтобы воспользоваться им.

Гейбриел схватил большой пистолет, засунутый за пояс брюк мужчины. Как только он повернулся, чтобы забросить от греха подальше оружие через стену, жилистый парень вскочил на ноги и снова бросился бежать.

На сей раз Дерек, широко расставив руки, перехватил его; незваный гость сменил направление и хотел пролезть между двумя высокими кустами, но по другую сторону его уже ждал Гейбриел.

— Держи его! — крикнул Дерек.

— Отпустите меня! — взмолился на чистейшем кокни парень, с ужасом глядя на двух беспощадных воинов, которые могли при желании сломать его как зубочистку.

Гейбриел повалил его на землю, и пленник принялся, размахивая руками и ногами, орать:

— На помощь! На помощь! Угнетение! Тирания!

— Что за вздор он несет? — удивился Дерек, прибежавший, чтобы помочь.

— Правительство в отставку! Смерть лорду Ливерпулу! Смерть тиранам тори! — орал парень, извиваясь, словно червяк. — Премьер-министр — преступник! Сжечь министерство внутренних дел!

Гейбриел дал ему подзатыльник.

— Может быть, ты заткнешься?

Уголком глаза он видел, как к ним спешат несколько солдат из гарнизона.

— Осмотрите стену и убедитесь, что он был один! — громко приказал он. — Выполняйте! Здесь у нас все под контролем. Потом отправляйтесь каждый на свой пост.

— Да, сэр!

— У нас есть наручники. Вам их оставить, полковник?

— Да, они понадобятся.

Один из солдат передал ему наручники для пленника, а остальные разбрелись вокруг в поисках возможных его соучастников. Гейбриелу было желательно выяснить, как именно этому презренному якобинцу удалось проникнуть сквозь все заслоны. Однако он не мог не вздохнуть с облегчением, поняв, что этот сумасшедший явился с совершенно иными целями. Если только это была не уловка — а он скоро это выяснит, — ненависть парня была направлена против правительства тори, а не против Софии.

— Сжечь министерство внутренних дел! — продолжал орать пленник. — Повесить премьер-министра!

Дерек наклонился и, сердито глядя на парня, спросил:

— Разве ты не знал, что вход на эту вечеринку только по пригласительным билетам?

— Посмотрите на себя! Вы оба рабы и даже не знаете этого… — Он не договорил, увидев, как глянул на него Гейбриел.

— Терпеть не могу радикалов, — пробормотал Дерек. — Похоже, ваши сторонники никогда не моются?

— Что у тебя в мешке, придурок?

— Позволь взглянуть, — сказал Дерек. — А-а, ручные гранаты. Он даже кремень не забыл, чтобы зажигать спички. Что ты собирался здесь устроить? Взрыв на балу?

— Свободу! — завопил парень.

— Ты, наверное, имеешь в виду анархию, неблагодарная тварь? — сказал Гейбриел и, перевернув парня лицом вниз, надел на него наручники. — Вставай! — приказал он, ставя его на ноги.

— Что ты намерен с ним делать? Передать в руки капитана? — поинтересовался Дерек.

— В свое время я сделаю это. Но сначала хочу использовать его еще кое для чего.

— Вы собираетесь пытать меня? На помощь! — Он принялся брыкаться во все стороны длинными тощими ногами.

— Пытать?! — воскликнул Дерек, помогая брату утихомирить его. — Жаль, что мы не в Индии. Там мы могли бы передать тебя в руки парней, которые отлично знают это дело.

— Кто они такие? — спросил всклокоченный сторонник радикальных мер, дико озираясь вокруг.

Братья обменялись мрачными взглядами, потом начали хохотать.

Закончив танец, София подозвала к себе Алексу, желая, чтобы та села между ней и весьма заинтересовавшимся принцем и сыграла роль буфера. Этот человек буквально не выпускал ее из своего поля зрения. Но едва они успели снова занять свои места, как к ней подошел капитан гарнизона и по-военному коротко поклонился.

— Ваше высочество?

— Да? — отозвались одновременно и она, и кронпринц Христиан Фредерик.

Алекса хихикнула.

— Думаю, что это ко мне, — вежливо сказала София.

— Ну да, конечно, — сказал кронпринц.

Капитан доложил:

— Ваше высочество, шеф-повару требуется узнать ваше мнение о пирожных.

— О пирожных? — переспросила Алекса, скорчив гримаску.

— Да-да, конечно, — сказала София, взглянув на капитана.

Это был код, означавший тревогу. Ничем не выдав беспокойства, София поднялась с места и улыбнулась своей фрейлине.

— Ты ведь знаешь, как я стараюсь, чтобы наши гости отведали настоящих греческих пирожных, Алекса. Тесто должно быть слоеным, но не содержать много масла. Такое умеют готовить только у нас. Я должна немедленно пойти на кухню и поговорить со своим на редкость талантливым шеф-поваром. Вы знаете, как трудно раздобыть одного из самых лучших в Европе специалистов.

— Разумеется.

— Прошу вас извинить меня, ваше высочество. А ты, Алекса, пойдешь со мной. — Она оглянулась и поманила пальчиком свою кокетливую подружку. Она не собиралась оставлять здесь Алексу, которая стала бы вешаться на шею кронпринцу, дав ему повод усомниться в моральных устоях Софии.

— Сюда, пожалуйста, ваше высочество, — жестом указал ей путь капитан.

Увидев, что она уходит из комнаты, греческие телохранители двинулись следом.

— Что за глупая история насчет пирожных? — шепотом спросила ее Алекса. — Ты, наверное, просто хотела уйти от него?

— Нет. Это просто код, который придумал Гейбриел, чтобы сообщить мне о тревоге, не беспокоя гостей.

— О тревоге? — переспросила Алекса и, схватив ее за руку, побледнела. — Что за тревога? Ты не думаешь, что…

— Тсс! Скоро узнаем. Не беспокойся, наберись терпения. Полковник Найт позаботится о нашей безопасности.

— Ты ему так доверяешь?

— Я доверяю ему даже собственную жизнь.

Капитан провел их через помещение кухни, потом они спустились до уровня винного погреба, но направились не к тоннелю, который показал ей Гейбриел, а еще ниже, в коридор, освещенный факелом, который заканчивался тупиком, где перед массивной закрытой дверью стояла дюжина британских солдат.

Вместе с ними стоял Гейбриел и ждал их.

София бросилась к нему.

— Что случилось, полковник?

— Не беспокойтесь, — сказал он. — Я держу ситуацию под контролем.

София взглянула на Алексу с многозначительной улыбкой, как будто хотела сказать: «Вот видишь!»

— Что-нибудь произошло?

— Мы поймали одного из тех, кто участвовал в ночном нападении.

София и охранники переглянулись.

Потом Тимо, сжав кулаки, выступил вперед.

— Дайте его мне!

— И мне! — воскликнул Янис.

— Джентльмены, останьтесь здесь, — сказал Гейбриел, подняв руку. — Пленник надежно связан и находится в комнате позади меня. Я намерен как следует допросить этого мерзавца, а когда закончу, у меня наверняка будет что рассказать вам.

— А если он откажется говорить? — спросил Деметриус, хрустнув костяшками пальцев.

— Уж поверьте, я научился в Индии некоторым приемам, которые заставят этого злодея открыть рот.

Алекса охнула и, вытаращив глаза, отступила назад. София, не обращая на нее внимания, шагнула вперед.

— Я хочу его видеть.

— Но, ваше высочество, я не думаю, что это хорошая мысль….

— Он убил Леона! — воскликнула она, бросаясь вперед. — Прочь с дороги! — приказала она британским солдатам, стоявшим у двери. — Я хочу поговорить с ним. Немедленно!

— Как скажете, — тихо промолвил полковник. — Но только недолго. — Британские солдаты расступились перед ними, пропуская в комнату.

Как только София заметила неясный силуэт человека на стуле в углу, она выхватила из-под юбок свой нож. Когда Гейбриел повернулся к ней, она бросилась к пленнику и занесла над ним руку.

Выругавшись, Гейбриел схватил ее за запястье.

— Что ты делаешь?

— Я убью его! — воскликнула она.

— Нет. Брось нож, София! — приказал он и, поскольку она не подчинилась, добавил: — Я сказал, брось его сию же минуту!

— Не указывай мне, что делать! — Она с упреком взглянула на него глазами, полными слез. — Ты мне не муж, а всего-навсего телохранитель.

— Положи нож, — приказал он сквозь зубы. — Послушай меня, София. Он не участвовал в нападении. Это обманный ход. Мы поймали его на территории замка, но это не имеет к тебе никакого отношения. Это просто какой-то сумасшедший якобинец с мешком ручных гранат. Он хочет убить премьер-министра, а не тебя. Он явно ненормальный.

— Но ты сказал…

— Я солгал. Дорогая, отдай мне нож.

Бархатистые нотки его голоса и ласковые слова подействовали на нее больше, чем могла бы подействовать сила. Она медленно выпустила из пальцев рукоять ножа.

Взглянув на пленника, она обхватила себя руками, почувствовав озноб, и с удивлением подумала, что могла бы, наверное, и впрямь заколоть этого человека.

Гейбриел положил нож в другом конце комнаты, так чтобы до него не смог дотянуться пленник, потом подошел к ней и легонько тронул за локоть.

— С тобой все в порядке?

Она кивнула, избегая его пытливого взгляда.

— Что ты имел в виду, сказав, что это «обманный ход»?

— Когда мы его перехватили, я понял, что его можно использовать, чтобы выявить того человека в твоем окружении, кто желает причинить тебе зло.

— Ах, только не говори мне об этом снова!

Гейбриел, стоически взглянув на нее, стал объяснять.

— Сейчас все твои греческие телохранители думают, что мы поймали одного из нападавших. Если кто-нибудь из них с этим связан, это заставит его выдать себя. Я поговорил с капитаном. Его люди предупреждены, и мы увидим, как поведут себя твои греки, как они отреагируют на подобную информацию.

— Моим людям нечего скрывать, — прошептала она, однако не так уверенно, как прежде.

— Значит, им нечего бояться, — сказал он в ответ. — Просто позволь мне проверить их.

— Пусть будет так, если это единственная возможность убедить тебя.

— Для меня важно одно: чтобы ты была в безопасности.

Его слова тронули ее за сердце.

— Делай то, что считаешь нужным. Я поддержу твою версию.

— София, — тихо сказал он, когда она направилась к двери. — Из тебя получилась великолепная Афродита.

Она взглянула через плечо с робкой полуулыбкой.

— Спасибо. Хотя на самом деле предполагалось, что это будет Артемида.

Он удивленно приподнял брови.

— Охотница-девственница? — с сомнением усмехнулся он.

Она покраснела. Наверное, у него были основания считать ее не такой уж целомудренной, но он был единственным мужчиной, который воздействовал на нее таким образом. Робко улыбнувшись, она снова повернулась, чтобы уйти.

— Тебе понравилось танцевать с принцем? — спросил он за ее спиной.

Услышав вопрос, она остановилась, но не повернулась к нему.

— Да как сказать…

— Он подыскивает себе другую жену.

— Я тоже слышала об этом. — Ее сердце билось так громко, что все гости наверху, наверное, слышали его удары сквозь камень замка.

Во всяком случае, Гейбриел услышал, потому что его разгоряченное тело вдруг оказалось рядом, он схватил ее за талию и повернул лицом к себе.

— София…

Выведя из поля зрения пленника, он заключил ее в объятия и нетерпеливо завладел губами. Она попыталась оттолкнуть его, но безуспешно. Его поцелуй был страстным, нетерпеливым, и она подумала, что это, должно быть, от ревности. Его губы по-хозяйски требовательно брали то, что она жаждала отдать. Обняв его за широкие плечи, она с готовностью раскрыла губы, чтобы полностью насладиться его поцелуем. Он еще крепче прижал ее к себе. Однако, почувствовав, как упирается ей в живот его напряженное до предела мужское естество, София неохотно отстранилась от него.

Да и не слишком ли это нелепо — предаваться любовным страстям в подземной камере?

— Довольно, — сказала она, попятившись от него; он отпустил ее, тяжело дыша.

У нее кружилась голова. Она решила, что благоразумнее всего держаться от него на безопасном расстоянии, потому что с трудом могла справиться с мощной притягательной силой его страсти. София чувствовала жар его тела даже с другого конца холодной, промозглой камеры. Она закрыла глаза.

«Я тоже хочу тебя».

Невнятный протест пленника вернул их обоих к реальности. Сидевший в нескольких футах от них якобинец, заломленные за спинку стула руки которого были в наручниках, пытался повернуться и посмотреть, что они там делают.

— Я… я, пожалуй, пойду расскажу остальным, что здесь происходит, — пробормотала София.

Опустив голову, Гейбриел все еще тяжело дышал. Посмотрев на нее голодным взглядом, он быстро кивнул в знак согласия.

Сердце ее все еще отбивало бешеный ритм, но она повернулась и вышла из комнаты.

Мгновение спустя, взяв себя в руки, за ней последовал Гейбриел.

За дверью ее с нетерпением ожидали телохранители, Софии было неприятно лгать им, но она понимала, что надо помочь Гейбриелу выполнить то, что он задумал. Глядя на их давно знакомые лица, она все же не могла заставить себя поверить, что кто-нибудь из них был предателем.

По крайней мере этот эксперимент снимет с них раз и навсегда все подозрения. А потом все придет в норму.

— Это правда, — сказала она ожидавшим ее друзьям, уверенно кивнув. — Одного из этих чудовищ схватили, и он находится под стражей. Скоро мы узнаем, кто на самом деле стоит за этим нападением.

Не осмелившись взглянуть еще раз на своего начальника службы безопасности, она направилась в бальный зал. Там ее ждали четыре сотни гостей, пора было произнести свой тост.

Алекса с замиранием сердца следила за тем, как проходит мимо София. Мужчины о чем-то тихо разговаривали по-гречески, но она, едва живая от страха, не обращала на них внимания.

Как могло такое случиться? Как мог один из тунисцев допустить, чтобы его поймали?

Боже милосердный, в панике думала она, что ей делать, если он выдаст ее? А это наверняка всего лишь вопрос времени. Полковник Найт заставит его заговорить под пытками. Ее арестуют. Будут судить. Ей придется смотреть в лицо Софии. А потом ее повесят за предательство.

Она была едва жива от ужаса.

Греческие телохранители не обращали на нее внимания, хмуро поглядывая на полдюжины британских солдат, явившихся, чтобы сопровождать принцессу, и окруживших ее плотным кольцом. Полковник Найт давал им какие-то указания, но Алекса не обращала на это внимания. Ей надо было сообразить, что делать, чтобы остаться в живых.

Она едва не задрожала, когда София, оглянувшись, позвала ее:

— Лекс, ты идешь со мной?

— О да, я… Если это необходимо.

София пожала плечами:

— Впрочем, как хочешь.

— Я иду. — Алекса вскочила, чтобы стать рядом со своей покровительницей. Рядом с Софией никто не посмеет тронуть ее.

Ах как она ненавидела себя!

Алексе хотелось упасть на пол и завизжать, но она кое-как взяла себя в руки и поспешила встать возле принцессы.

— Постарайся не слишком расстраиваться, — пыталась успокоить ее София, глядя прямо перед собой. — У полковника Найта все под контролем. Мы не хотим огорчать наших гостей.

— Понимаю. Мне просто не верится, что они поймали одного из них. Как он выглядит?

— Очень страшный.

Описание было довольно точным. Алексе хотелось бы сейчас убежать и забыть все на свете. Но если она осмелится убежать, не выполнив условий сделки, тунисец отыщет ее и разрежет на куски. Надо спасать себя.

В полуобморочном состоянии от ужаса она взяла бокал шампанского с подноса проходившего мимо Бахуса-официанта и поняла, что надо оставаться спокойной, иначе она выдаст себя.

Она отхлебнула глоток, чтобы успокоить нервы, и у нее немедленно началась пульсирующая головная боль. «Думай!»

Насколько она помнила своих мучителей, у безжалостного тунисца и его сподвижников были мертвые, бездушные глаза, что давало основание считать, что эти звери смогут выдержать не один день пыток, прежде чем сломаются и выдадут ее. Так что у нее еще есть немного времени.

Пока она еще имеет для них ценность. Она не осмелилась бы рассердить их или наделать каких-нибудь глупых ошибок. Этот поворот событий произошел не по ее вине, и они поймут это, как только она напишет тунисцу, который приказал ей это сделать, если возникнут какие-нибудь проблемы. Она знала, как связаться с ним, и понимала, что ее единственный шанс выжить заключается в том, чтобы предупредить его, что ему следует немедленно изменить планы. Возможно, он еще не знает, что одного из его людей поймали. Она должна сказать ему, что они не могут себе позволить ждать еще одну неделю. Похищение Софии следовало немедленно ускорить.

Боже милосердный, подумала она. Все произойдет слишком скоро. Что, если она струсит? Нет, она должна держаться, если хочет остаться в живых.

Как бы ни злилась на Софию, она не стала бы ее предавать, если бы на карту не была поставлена ее собственная жизнь.

Она знала, что перехитрить своих греческих любовников будет проще простого, потому что они никогда ее не заподозрят. Но что ей делать с полковником Найтом?

От него надо как-нибудь избавиться…

«Подожди-ка! — сказала она самой себе, отхлебывая еще один глоток хмельной смелости. — Это будет не так трудно, как казалось. В конце концов, этот синеглазый воин — слабость Софии».

Алекса позаботится о том, чтобы отделаться от него, не предпринимая ничего опасного. Ей не придется ни стрелять в него, ни травить его ядом. Его нужно всего лишь подставить.

И сделать так, чтобы его уволили.

А это было совсем просто. За последние годы по настоянию Алексы были уволены несколько мужчин из окружения Софии. София всегда увольняла их, но не прогоняла ее. Принцесса была очень надежной защитницей.

К тому же ее высочеству было не так-то легко от нее избавиться! Они были обречены оставаться вместе. На это обрекли их семьи каждой из них, в которых теперь никого в живых не осталось. Придворные подчинялись, а члены королевской семьи покровительствовали им. Так жили многие поколения. Так было всегда.

Но Алекса устала прислуживать. Скоро, сказала она себе, она будет свободна.

Она пораскинет умом и будет ждать удобного случая. Она напишет тунисцу. И он скажет ей, что делать дальше.

Глава 14


А может быть, телохранители действительно были ни в чем не повинны?

Полтора дня спустя, когда гости уже разъехались, замок все еще убирали после бала. Гейбриел снова бодрствовал почти всю ночь, ожидая, что один из греческих телохранителей начнет действовать, однако ничего не происходило.

По правде говоря, ее люди еще теснее сплотились вокруг Софии. Они были так возмущены — или притворялись, что возмущены, — тем, что кто-то хочет причинить зло принцессе, что даже не заметили, что находятся под неусыпным наблюдением британских солдат из гарнизона, не говоря уже о самом Гейбриеле.

Им не терпелось добраться до пленника и разделаться с ним. Гейбриел, который терпеть не мог ложь, не знал, как долго ему удастся сохранить этот обман в тайне.

Сделав наконец перерыв в работе, он зашел в одну из утренних гостиных, окна которой выходили на тренировочную площадку. Моросящий осенний дождь затуманивал обзор из окна, но он остановился и стал наблюдать, как София оттачивает свое мастерство владения разными видами оружия, не сходя с коня.

На балу он принял ее за Афродиту, но сегодня, в этот по-осеннему серенький денек, она была в черной амазонке, а волосы были туго заплетены в косы. Сейчас она в большей степени походила на неистовую богиню-девственницу, охотницу Артемиду.

Он проследил за ней взглядом, когда она промчалась мимо галопом на гнедом коне, которого, как он тогда подумал, его цыганочка украла.

В замке был устроен тренировочный скаковой круг со сложными препятствиями и приспособление для стрельбы по мишеням. Чуть улыбнувшись, когда София проезжала мимо, он мысленно отметил для себя, какие советы можно было бы дать ей, чтобы она могла еще лучше отшлифовать свою технику. Он провожал ее восхищенным взглядом, пока она не скрылась за деревьями.

Если бы он только мог догадаться, о чем она думала!

Очевидно, что ее что-то беспокоило.

Может быть, это объясняется тем, что ей приходится жить под постоянной угрозой, подумал он.

В результате проведения Греческого празднества удалось собрать кругленькую сумму в триста тысяч фунтов на нужды народа Кавроса. Можно бы было надеяться, что София будет счастлива, узнав об этом, но, по правде говоря, она вела себя очень странно с тех самых пор, как он поцеловал ее на днях в подземной камере.

Он не мог бы объяснить, что на него нашло, но какое бы удовольствие он от этого ни получил, Гейбриел был недоволен своим поведением. Его железный самоконтроль дал сбой, а это ничего хорошего не сулило.

София, кажется, тоже вела себя отчужденно. К утру после бала она как-то отстранилась от него, а сегодня вообще вела себя как чужая.

Ему не следовало целовать ее, и он очень сожалел о том, что это произошло.

Она, возможно, пребывала в таком же смятении относительно характера отношений между ними.

А может быть, она просто думала о месье Датчанине, размышлял он, глядя в том направлении, куда она ускакала. Он искренне надеялся, что это не так.

Но Гейбриел был не дурак.

Какая-то часть его существа чувствовала, что он уже проиграл ее кронпринцу, или, вернее, ее долгу перед страной. Но с другой стороны, подумал он с тяжелым вздохом, от которого запотело оконное стекло, ее высочество, наследная принцесса Кавроса, никогда не принадлежала ему, чтобы можно было ее кому-то проиграть.

«Это пытка. Что мне делать? Эти двое мужчин нужны мне по-разному, но я не могу иметь их обоих».

Она была в смятении, и все это началось с поцелуя Гейбриела в подземной темнице. Она пришпорила коня, словно пытаясь убежать от необходимости сделать выбор.

Грязь летела из-под копыт, забрызгивая амазонку, а щеки замерзали от холодной измороси. Но она не обращала на это внимания.

Она ждала, когда от холодного воздуха прояснятся мысли, но это, видимо, не срабатывало. Проезжая легким галопом мимо круглых мишеней, она прицелилась из пистолета в одну из них.

Бах!

Она скорчила гримасу, увидев, что промахнулась, но порох отсырел от избытка влаги в воздухе. София быстро сунула пистолет в набедренную кобуру, подозвала гнедого и приказала собраться перед взятием барьера. Они взмыли над барьером и, благополучно приземлившись, поскакали по мокрой дорожке, причем дыхание и коня, и седока вырывалось на холодном воздухе в виде облачков пара.

София, упрямо стиснув зубы, заставила себя реально оценить ситуацию.

Как только Гейбриел согласился стать ее телохранителем, он сказал ей, что необходимо соблюдать эмоциональную дистанцию, иначе ситуация станет еще более опасной для них обоих.

А теперь то, о чем он предупреждал, не только случилось, но и становилось сильнее с каждым часом. Она влюбилась в него отчаянно, а в ночь бала он тоже потерял контроль над собой, что подтвердил его поцелуй. Хотя ее сердце переполнялось радостью, когда она видела: его чувства к ней стали такими сильными, что могут соперничать с его силой воли, — она испугалась последствий. Он сам же предупреждал ее, что сможет должным образом охранять ее только в том случае, если будет держаться на определенном расстоянии.

Теперь, когда это расстояние исчезло, ей стало страшно, что в следующий раз в случае нападения врагов чувства Гейбриела могут помешать ему здраво оценить ситуацию, заставят его сделать ошибку и он будет убит. Она этого не вынесет. Если этому не положить конец сейчас, то они оба могут быть уничтожены.

Она должна заставить Гейбриела покинуть ее. София уже и так слишком многого требовала от человека, а ведь он только что оправился от почти смертельной раны. Он заслужил возможность жить в покое и ничего другого не хотел, пока она не втянула его в свои проблемы.

Она вспомнила, как он ухаживал за котятами на ферме, и ругала себя за эгоизм, заставивший ее послать за ним. Что с ней такое случилось?

Об этом кронпринце, Христиане Фредерике, тоже надо подумать.

Мелькнула и исчезла мысль о бедной Клеопатре, зависевшей от капризов Цезаря и одержимой любовью к своему красивому полководцу Марку Антонию.

София чувствовала, что ведет себя не лучше, чем двуликая египетская королева. Ей так отчаянно хотелось, чтобы Гейбриел был рядом с ней, чтобы он снова присутствовал в ее жизни, что она пренебрегла его предостережениями.

Эгоистка.

Она бы никогда и ни за что не простила себя, если бы Гейбриел пострадал. Почему она не придерживалась своего старого, проверенного правила: избегать романтических связей?

Она уже давно решила отдать свое сердце только своей стране, как это сделала в старые времена королева Елизавета. После того как из ее семьи никого не осталось, это обещание казалось ей абсолютно разумным. К тому же, как это подтверждали многочисленные любовные приключения Алексы, мужчины очень часто оказываются вероломными.

А принц после того, что произошло с его первой женой, будет подозревать ее в супружеской неверности двадцать четыре часа в сутки. Ей придется жить словно в клетке. А что, если настанет день, когда ей придется выйти замуж за этого человека ради блага своего народа? Неужели она намеревалась эгоистично держать Гейбриела под рукой, пока не возникнет такая необходимость, а потом прогонит его, как только ей это будет выгодно. Никогда. Она ни за что с ним так не поступит.

Это было бы так же жестоко, как то, что принц проделал со своей первой женой, прогнав ее за ледяные фьорды Ютландии. Нет, она никогда не воспользуется в своих интересах благородством Гейбриела и не позволит ему умереть ради нее, как это сделал Леон.

Жизнь каждого, кто находился рядом с ней, с каждым днем делалась все опаснее. Но она не могла допустить, чтобы это стало проблемой Гейбриела.

Она по чистой случайности оказалась на пороге его дома в ночь нападения. Он жил спокойно на этой ферме и был еще не вполне здоров если не физически, то душой. Он очень хорошо отнесся к ней, а чем отблагодарила его за это она?

Надо удалить его отсюда, пока еще есть время. Она бы просто не выдержала, если бы этот человек погиб, как ее отец, ее братья, а теперь еще и Леон. Когда они отправятся на Каврос, будет уже поздно. Если он ей не безразличен, она должна его отпустить.

Ему есть ради чего жить.

В отличие от нее у Гейбриела есть семья, которая его любит. Все эти чудесные люди возненавидят ее, если с ним что-нибудь случится.

И зачем так стараться защитить ее от этих злобных убийц? Если ей суждено всю оставшуюся жизнь прожить без любви Гейбриела, то не лучше ли просто сдаться врагам?

А может быть, ей лучше бросить эту затею, бежать с Гейбриелом и жить так, как живут простые люди, на какой-нибудь ферме, затерявшейся в глуши? И прости-прощай ее монарший долг. Они могли бы счастливо жить и растили бы армию краснощеких ребятишек. Вечер на ферме, когда они ужинали без затей вдвоем, был, наверное, счастливейшим в ее жизни.

Он, конечно, не согласится на такое. Мужская гордость ему не позволит. Да и она тоже не смогла бы так поступить. Она никогда не бросит свой народ и не обесчестит королевский дом.

Она метнула нож, и мишень слегка покачнулась от удара.

Собственное мастерство ее радовало, потому что это восстанавливало слегка пошатнувшуюся уверенность в себе. Врагам не удалось в прошлый раз схватить ее, так почему это так беспокоит ее теперь?

Потому что она влюблена.

Ей не хотелось вспоминать о том, что он настойчиво утверждал, будто давно уже стал другим человеком. Нет никакой необходимости прогонять от себя Гейбриела. «Мы могли бы просто продолжать поддерживать такие же отношения, как сейчас. Оставались бы друзьями, сосредоточившими внимание каждый на своем долге. И притворялись бы, что вовсе не влюблены друг в друга? Какое лицемерие!»

* * *

Бедный полковник Найт. Такому мужчине, как он, никогда нельзя ни в чем отказывать. Что бы ее высочество ни позволяла ему, этого было явно недостаточно.

Уж Алекса-то сразу замечала взгляд изголодавшегося по плотским утехам мужчины. И сейчас она пристально смотрела на Гейбриела, остановившись на пороге утренней гостиной. Тот наблюдал в окно, как София скачет на коне на тренировочном поле. Поскольку этот великолепный мужчина пока еще не заметил, что она здесь, Алекса позволила себе внимательно обвести взглядом его высокую мощную фигуру. Она немедленно почувствовала сильное влечение к этому человеку. Сегодня на нем была гражданская одежда, которая не могла скрыть его достоинств. Алексу охватила дрожь при одной мысли о том, как, должно быть, хорошо с ним в постели.

Его сильные, мускулистые ягодицы вызвали грешные мысли о том, какими сильными рывками он мог бы вторгаться в ее плоть и какое удовольствие она могла бы от этого получить. Натренированные бицепсы, очертания которых просматривались сквозь широкие рукава сорочки, заставляли думать о том, как долго и как крепко он мог бы обнимать ее, если бы ей посчастливилось заманить его в свою постель.

Но не это было главной целью ее визита. Она бы, конечно, ничуть не возражала, но сегодня ей требовалось лишь заставить его подумать о такой возможности…

«Дорогой мой зверь, ты зря страдаешь по ней», — подумала Алекса, подходя к нему.

К сожалению, ложиться с ним в постель было поздно. Он упустил свой шанс.

Вчера она получила от Кемаля указания, а также небольшой пузырек чистого лауданума. Из него она уже отлила немного в бутылку красного греческого вина, которое любит София и которое хранится в ее апартаментах. Остальное она оставила для телохранителей.

Однако с полковником Найтом такой избитый трюк мог бы и не сработать. В отличие от других у него не было причин доверять ей.

Поэтому было бы разумнее всего распрощаться с ним совсем. Она ждала удобного случая и, кажется, наконец дождалась.

Хорошо, что он влюбился в Софию, подумала Алекса, ревниво взглянув на него! Держась руками за подоконник, он стоял неподвижно, все еще глядя в окно. Она полюбовалась его чеканным профилем и загоревшей кожей, которая казалась живой и теплой даже при этом тусклом освещении. Почувствовав ее приближение, он взглянул на нее проницательными, синими как кобальт глазами.

— Добрый день, полковник, — с улыбкой поздоровалась она.

Он отвернулся от окна и изобразил вежливый поклон.

— Здравствуйте, леди Алекса. Как поживаете?

— Честно? — Она остановилась перед ним, положив пальцы на оконный переплет, и прошептала: — Мне очень страшно.

Он нахмурил брови.

— Почему? Вам кто-нибудь угрожает?

— Нет, но ведь вы поймали этого ужасного человека в саду, а я знаю, что он собирался причинить вред Софии. Она мне как сестра.

— Очень мило, что вы так беспокоитесь о ее высочестве, но будьте уверены, я не допущу, чтобы что-нибудь плохое случилось с ней или с вами.

— Вы, наверное, очень храбрый, — пробормотала она, опустив ресницы. Польстив мужскому самолюбию, можно было многого добиться.

Он усмехнулся.

— Вы все еще хотите послушать о том, что я думаю о событиях в ночь нападения? — спросила она, искоса взглянув на него.

— Это важно. Вы сейчас свободны?

— Да, — ответила она, кивнув. — Давайте сядем, и я расскажу вам все, что помню.

— Хорошо, — сказал он и взглянул в окно, но Софии нигде не было видно. Наверное, она умчалась на другой конец скакового круга, стреляя на ходу по мишеням из пистолета.

Алекса, сердце которой учащенно билось, медленно отвела полковника к кушетке, на которой они уселись.

— Похоже, вас что-то беспокоит, — заметила она нежным голосом.

— Нет, ничего…

— Принц… — пробормотала она с понимающей улыбкой.

Он насторожился, удивленно приподняв брови.

— Я не слепая, полковник, — сказала она, осторожно потрепав его по руке. — В ее высочество рано или поздно каждый влюбляется. Не вы первый и не вы последний.

Он взглянул на нее, потом отвел взгляд и, положив одну руку на подлокотник, другой потер подбородок. Немного помолчав, он настороженно посмотрел на нее.

— Она что-нибудь вам говорила?

— О чем это? — с наивным видом поинтересовалась Алекса.

— О том, например, что собирается выйти за принца замуж. Или почему она в таком плохом настроении.

— Вы ведь знаете, что я не могу предать доверие Софии, — сказала она.

— Конечно, — кивнул он, опустив взгляд. — Извините. Мне не следовало спрашивать.

— Не беспокойтесь. — Она легонько прикоснулась к его плечу. — Я не возражаю. Откровенно говоря, мне хотелось бы чем-то помочь. Мне не нравится, что вы мучаете себя. Гейбриел… можно мне называть вас так? — прошептала Алекса. — Для Софии всегда на первом месте будет забота о благе Кавроса.

В его темно-синих глазах промелькнуло разочарование.

— Поверьте, я это понимаю.

— Вас, возможно, утешит, что она сказала, будто вы целуетесь гораздо лучше принца.

Он в гневе повернулся к ней.

— Она позволила ему поцеловать ее?

Алекса сделала вид, что испугалась, и, охнув, прижала пальцы к губам.

— Мне не следовало говорить этого!

— Нет… я рад, что вы сказали мне, — сказал он, отстраняясь от нее. — Это очень полезная информация. — Он чуть наклонился вперед, оперся локтями на колени и уставился на ковер.

— Ну что ж, — робко продолжила Алекса, — я действительно слышала, что принц планирует навестить ее высочество, когда мы приедем в Каврос. Я не думаю, что это является секретом, полковник, — сказала она и ласково провела рукой по его плечу. — Он лучшее из того, на что она может рассчитывать. Вы не должны видеть в этом ничего личного.

— Разумеется. С чего бы? — сказал он, избегая встречаться с ней взглядом и, судя по всему, не замечая, что ее рука осталась на его плече. — Я всего лишь телохранитель.

— Каждый влюбляется в Софию рано или поздно. Величайшая красавица после мадам де Рекамье. Разве вы об этом не слышали? — вздохнув, сказала Алекса, утешая его. — Возможно, на многих из вас действует притягательная сила недостижимого. По-моему, — осторожно посоветовала она, — вам было бы разумнее выбрать более достижимую цель.

Алекса многозначительно положила руку на его мускулистое бедро.

Он пристально взглянул на нее. Поскольку с его стороны никаких возражений не последовало, ее рука заскользила выше, мало-помалу приближаясь к его паху.

— Я могу заставить вас не думать о ней. Разве плохо, если вы снова будете способны ясно мыслить?

Он прищурил глаза, размышляя.

— А вы довольно дерзкая, — хриплым голосом заметил он.

Она улыбнулась ему с многозначительным видом.

— Полно вам, полковник. Вам это нужно. Это написано на вашем лице. Вам необходимо расслабиться. И я готова помочь вам в этом.

Он замер, возможно, обдумывая ее предложение. Алекса придвинулась ближе и, обняв его другой рукой за широкие плечи прошептала на ухо:

— Она не для вас, Гейбриел. София — наследная принцесса. Но вы можете получить меня, причем без всяких дополнительных условий. Идемте в мою постель прямо сейчас, я утешу вас.

Испытывая сильное искушение, Гейбриел закрыл глаза.

Каждое слово Алексы казалось ему абсолютной правдой. Возможно, он сомневался в ее искренности, но не мог убедить себя, что этот маленький слоеный пирожок, предлагавший ему себя на серебряном блюде, мог иметь достаточно наглости или ума, чтобы попытаться солгать ему.

Разумеется, ее вкрадчивые речи показались абсолютно разумными его изголодавшемуся члену, который никто не холил и не лелеял в течение стольких месяцев.

Но хотя его тело отреагировало на знаки внимания Алексы, его сердце и разум пришли в смятение, когда он узнал, что София сочла приемлемым поцеловать принца. Тем более после того, как его она изволила оттолкнуть в ночь бала.

Теперь он понял, почему она пребывала с тех пор в этом отстраненном состоянии.

Пропади все пропадом, он сам сказал Дереку, что отношения между ним и Софией безнадежны, а теперь эту мрачную оценку подтвердили слова ее лучшей подруги.

Зачем удивляться и тем более обижаться? Дурень. Ведь именно он настоял на том, чтобы они держались друг от друга на безопасном расстоянии, чтобы оставались не более чем друзьями. Принцесса и принц созданы друг для друга. А телохранителю лучше спать с нимфоманкой-фрейлиной.

Иного выхода нет.

Итак, его цыганочка целовала принца. Ну и что? Она Гейбриелу не принадлежит.

Обычно члены королевской семьи не становятся близкими друзьями телохранителей. Он здесь находится ради исполнения служебного долга. Для блага Англии он помогает посадить принцессу на этот стратегически важный греческий трон.

Но какого черта она целовалась с этим принцем? И как она смеет сравнивать их? И обсуждать умение целоваться каждого из них со своей подругой?

Уж лучше ей, черт возьми, сразу отдать пальму первенства Гейбриелу. Он был уверен, что принц никогда не изучал «Камасутру». Теперь этим своим мастерством он мог поделиться с Алексой. Гейбриел даже не потрудился прогнать ее. Он не был уверен, хочется ли ему этого.

Если София никогда не будет принадлежать ему, то зачем продолжать мучить себя самоотречением? У каждого мужчины есть потребности, и эта похотливая девица наверняка способна их удовлетворить. Он не удивился бы, если бы София приказала ей сделать это. Может быть, ее высочество сама уговорила ее предпринять кое-какие действия, чтобы сменить объект его внимания. Это было вполне возможно, потому что, судя по всему, самой ей его внимание было не нужно.

Пропади все пропадом.

Он был выбит из колеи, и прикосновения Алексы возбуждали его. Гейбриел почти решил позволить себя соблазнить, если это поможет «вывести» из его организма Софию как отраву.

Может быть, если проведет денек-другой в постели с этой готовой на все услуги женщиной, он снова обретет способность реально мыслить, потому что желание обладать принцессой сводило его с ума.

Проклятый принц Дании! Что о себе возомнил этот сукин сын?

— Вам будет хорошо со мной, — прошептала Алекса, скользящим движением оседлав его колени. Он не сопротивлялся. Потом ее губы прикоснулись к его губам, а его руки обхватили ее бедра.

Она прижалась к нему, предлагая насладиться ее упругими сочными грудями. Он со стоном оторвался от ее губ, и глаза его оказались на уровне молочной белизны долины между роскошными округлостями грудей, вздымающихся в ожидании его решения относительно дальнейших действий.

София стояла в дверях, ошеломленная тем, что увидела. Она только что вошла, все еще забрызганная грязью и каплями дождя, и теперь, сжимая хлыст, в шоке смотрела на них.

Она не верила своим глазам.

Нет, то, что делала Алекса, больше не могло ее удивить, но то, что она увидела Гейбриела, утешающегося подобным образом, потрясло ее до глубины души.

София заставила себя понаблюдать за ними еще немного. Ну ладно, подумала она, взяв наконец себя в руки. Так ей будет проще сделать то, что она должна.

Пока она не вошла в дом и не застала их вместе, она еще не думала о том, чтобы отпустить Гейбриела. Но когда она увидела, как он зарылся лицом между грудями ее подруги, принять это решение стало значительно проще.

Да, она понимала, что они с ним не могли быть вместе по бесчисленному множеству причин. Она понимала также, что у Гейбриела имеются определенные физиологические потребности. Но, видит Бог, она не собиралась стоять в сторонке и наблюдать, как мужчина, которого она любит, лезет в ловушку, расставленную ее сексуально озабоченной подружкой.

По правде говоря, она сомневалась, что Алекса — это то, что нужно Гейбриелу, но сознание было слабым утешением. София не могла делить его ни с кем. Она была не настолько щедрой.

Когда она увидела, как его сильные загорелые пальцы утонули в нижних юбках Алексы, когда он попытался придвинуть ее ближе к себе, София отвела глаза. Сердце ее бешено колотилось. Нет, это невыносимо. Почему не она на месте Алексы?

Но одно лишь это желание могло привести их обоих к гибели, и если ей в конечном счете придется выйти замуж за Христиана Фредерика, то лучше уж ей отпустить Гейбриела прямо сейчас. Ее дальнейший путь был ясен.

Он будет, конечно, в ярости — гордый, безупречный офицер с незамаранным, безукоризненным послужным списком, — но пришло время отослать его отсюда.

Так по крайней мере она не даст его убить. Было ужасно больно видеть его рядом с Алексой, но она понимала, что это идеальный шанс отправить его подальше от опасности.

Она стояла, прислонившись к дверному косяку, а с ее амазонки капала дождевая вода, образуя лужицы на полу возле черных сапог для верховой езды. Она собралась с духом и призвала на помощь всю свою королевскую твердость.

София приподняла подбородок, положила руку на бедро и негромко кашлянула.

Парочка замерла.

Алекса оглянулась через плечо с выражением досады, а Гейбриел закрыл глаза, невнятно выругался, отстранился от Алексы и, побледнев, сердито уставился на Софию с другого конца комнаты.

— Извините, что прервала вас, голубки, — с нарочитой медлительностью произнесла она издевательским тоном. — Я просто хотела сообщить вам кое-что, полковник.

— Что именно? — с усилием произнес он.

Она ласково улыбнулась.

— Вы уволены.

Глава 15


Гейбриел нетерпеливо столкнул Алексу с коленей, вскочил на ноги и бросился вон из комнаты следом за Софией, которая уже ушла. Ругая себя на чем свет стоит, он взглянул налево, потом направо и наконец заметил, как она удаляется по каменному коридору.

Он помчался за ней следом. Что это было — случай величайшего в мире невезения или отличный расчет времени? Он этого не знал. Мозг его плохо работал вследствие того, что он слишком часто оставался неудовлетворенным и пребывал в полном смятении, не понимая, что происходит между ними.

Если она предпочитает ему принца, то зачем прибегла к браваде, которую он так хорошо помнил с ночи на ферме, когда он помчался следом за ней в темноту, чтобы уговорить вернуться в безопасное место?

Он знал, какой беззащитной она была в ту ночь, когда пыталась изобразить из себя «крепкий орешек». Тогда это тронуло его сердце, а сейчас, несколько мгновений назад, он заметил на ее лице тот же сердитый взгляд крутой маленькой мисс.

Но его не проведешь. Он обидел ее. И презирал себя за это — пусть даже она предпочла ему принца.

— Подождите, Соф… ваше высочество! — крикнул он заметив, что за ними с любопытством наблюдают несколько досужих придворных.

— Не трудитесь, полковник. Я все сказала, — заявила ее высочество. — Вы освобождены от ваших обязанностей, и мы благодарим вас за службу.

Пропади все пропадом! Она даже прибегла к монаршему «мы»! Это был плохой знак.

— Не уходите, — попросил он, догоняя ее и подстраиваясь под ее шаг. — София, я очень сожалею. Я не хотел, чтобы так случилось. Все это не так страшно, как показалось.

— Это было ужасно, — сказала она, покачав головой. — Алекса неисправима, но вы? Я была о вас более высокого мнения.

— Но ведь ничего не произошло! — воскликнул он, покраснев от гнева. — Это началось всего за минуту или две до того, как вы вошли, клянусь вам, и это было мне абсолютно безразлично. Она для меня ничего не значит!

— Откровенно говоря, это не говорит в вашу пользу.

— Ваше высочество, будьте благоразумны! Ради вашей собственной безопасности! Где-то рядом есть люди, которые хотят убить вас, а вы увольняете меня из-за какого-то дурацкого поцелуя?

— Дело не в этом, полковник. Мне практически все равно, что вы делаете и с кем. Настораживает ваша неразборчивость. Я не уверена, что мне было бы разумно доверять вам.

— Какой вздор! — возмутился он. — Вы, конечно, хотите преподнести это по-другому, но мне кажется, что это не что иное, как обычная женская ревность. Я не являюсь вашей собственностью, знаете ли.

— Как и я — вашей, — заявила она, глядя на него испепеляющим взглядом. — Извините, полковник, но мне кажется, что вы все-таки не подходите для этой работы.

— А кто подходит? Принц датский? — сердито выпалил он.

— Может быть. — Она задиристо вскинула голову. — Я об этом пока не думала.

— София, — решительно заявил Гейбриел, — я не позволю тебе уволить меня.

— Извините, мой дорогой, но правила здесь устанавливает тот, у кого на голове королевская тиара. Прощайте.

— Не будь дурочкой. Я тебе нужен!

— Тебя можно заменить.

Ее слова резали как нож.

— Хотел бы я посмотреть, как ты обойдешься без меня, — сердито выпалил он.

— Уж как-нибудь. Я еще раз благодарю вас за службу, полковник. Я позабочусь о том, чтобы лорд Гриффит заплатил вам все, что причитается.

— Не беспокойтесь, — сердито сказал он. — Я работал не из-за денег. — Он повернулся, чтобы уйти, оскорбленный тем, с каким равнодушием она изгнала его из своей жизни.

Черт бы побрал эту высокомерную девчонку, жизнь которой находится под угрозой. Как, скажите на милость, может он защитить ее, если его уволили? Конечно, он совершил ошибку, поддавшись Алексе, но разве София лучше, чем он, если целуется с принцем?

Ладно, он не будет винить ее подругу за то, что та пыталась соблазнить его — это было бы ниже его достоинства, — но он скорее умрет, чем позволит Софии узнать, какая безумная ревность охватывала его при мысли о том, что принц прикасался к ней.

Нет, эта мысль ему радости не доставляла. И он также не любил, когда его распекают. Он этого терпеть не мог.

Возможно, он совершил ошибку, но после всего, что он для нее сделал с первого момента, как встретил, разве не заслуживал он некоторого снисхождения?

Он снова бросился за Софией, подавляя дикое желание прижать ее к каменной стене и зацеловать до смерти на глазах у подслушивающих и подсматривающих придворных.

— Неужели вы ожидали, что я должен отказаться от всех женщин ради вас, ваше высочество? — спросил он, не позволяя ей с такой легкостью отделаться от него. — Потому что если это негласное требование к человеку, занимающему данный пост, то меня следовало бы предупредить о нем, когда я подписывал документы о приеме на работу.

Она искоса взглянула на него.

— Не умничай.

Они поднялись по пологим каменным ступеням.

— И прошу, уходи без лишних разговоров. Ты не заставишь меня изменить решение.

— София! Я всегда считал тебя рассудительной, но, желая отомстить мне, ты поступаешь неразумно.

Она остановилась на верхней площадке лестницы и, тяжело дыша, повернулась к нему. Ее огромные темные глаза сверкали.

— Это не имеет никакого отношения ни к мести, ни к моему полу. Это имеет отношение к вашей неразборчивости, полковник. Извините, но вы дали мне слишком много поводов сомневаться в вас. Во-первых, вы допускаете вольности со мной лично. Во-вторых, вы голословно обвиняете моих преданных телохранителей. А теперь я обнаруживаю, что вы развлекаетесь с моей фрейлиной. Что я должна думать? Все это не сулит ничего хорошего. Если вы не можете серьезно относиться к своей работе, то вам лучше вернуться домой.

— Все это вздор…

— Такова моя королевская воля! — изрекла она, сделав шаг в его направлении, абсолютно не испуганная ни его габаритами, ни его воинскими навыками.

Господи, как он ее любит!

— Кто вы такой, чтобы возражать мне? — воскликнула она, ткнув его пальцем в грудь.

Гейбриел замолчал на мгновение, сердито глядя на нее.

— Насколько я помню, в ту ночь на ферме вы не считали меня таким уж противным, — пробормотал он.

— Той ночи, — сказала она сквозь стиснутые зубы, — никогда не было. — Она повернулась и продолжила свой путь, но он успел заметить под этой бравадой страдание.

Какие мысли мучили ее?

— Почему бы тебе просто не признаться в том, что происходит на самом деле? — спросил он, снова нагоняя ее в коридоре, который неизвестно куда вел. — Ты хочешь избавиться от меня, потому что решила предпочесть принца.

Она удивленно приподняла брови.

— А теперь уже ты ведешь себя как типичный ревнивец. И, подобно всем представителям своего племени, ничего не понимаешь.

— Неужели?

— Все это стало слишком опасно для нас, и ты это знаешь. Я не могу работать с тобой, Гейбриел. Мне не хотелось делать этого, но, если ты лидер, приходится принимать трудные решения. Ты был прав с самого начала, когда сказал, что, взяв тебя на эту должность, я поступила неправильно.

Он долго молчал, пытаясь найти какие-нибудь основания для возражений, но не мог.

Сердце у него громко билось, он боялся взглянуть на нее, не зная, как она отреагирует на беззаветную преданность, которую, наверное, можно было прочесть в его глазах.

— Что ты собираешься делать со своими людьми? — спросил он, не поднимая глаз от швов между серыми плитами пола.

— Я абсолютно уверена в их верности мне, — сказала она. — Я всегда им верила. И поддержала тебя только для того, чтобы доставить тебе удовольствие.

Он сердито взглянул на нее.

— Я повышу одного из них до начальника службы безопасности, а если лорд Гриффит будет настаивать на том, чтобы при мне был англичанин, то я возьму капитана из гарнизона. Ты ведь доверяешь ему присмотр за мной, не так ли? Послушай, Гейбриел, эта проблема больше тебя не касается.

— Ты никогда не была моей проблемой. Ты была моей надеждой. — Ему хотелось взять ее за руку, но он заставил себя не делать этого. — Прости меня, София. Я знаю, что я болван. Но дай мне еще один шанс.

— Нет, Гейбриел. Прости и ты меня. — На ее глазах выступили слезы. — Я сожалею, что втянула тебя во все это. Возвращайся к своей семье. Возвращайся на свою ферму. А мне надо делать свое дело. Извини.

— София…

— Уезжай, Гейбриел, — махнув рукой, сказала она.

— Проклятие, не смей уходить от меня! — взревел он, и его упрек ее высочеству эхом отозвался в старых каменных коридорах.

Она прищелкнула пальцами, и ее греческие телохранители были тут как тут, очень довольные тем, что могут защитить ее от него.

— Удалите его!

— С удовольствием, ваше высочество.

С этими словами они схватили его и принялись заламывать ему руки за спину, пока он не перестал сопротивляться.

Только испепеляющий взгляд Софии, брошенный через плечо, убедил его прекратить сопротивление. Он понял, что этим делу не поможешь, и, тяжело дыша, обуздал свою ярость. Их было восемь человек, и они в конце концов вышвырнули его вон.

София вошла в королевские апартаменты, закрыла за собой дверь и разразилась слезами. Бросив хлыст, она закрыла лицо руками.

Как ей справиться без него со всем, что предстояло сделать? Но по крайней мере теперь хоть он будет в безопасности.

Этот разговор был, наверное, самым трудным за всю ее жизнь. Она была рада, что он закончился. Но, видит Бог, она уже по нему скучала.

Мгновение спустя она, вся дрожа, подняла голову и прислонилась к закрытой двери.

Будь счастлив, Гейбриел. Проживи долгую мирную жизнь.

Что касается Алексы, которая все еще пряталась от нее, то, возможно, пришло время придумать что-нибудь новое для ее бесшабашной подруги, подумала она. Она делала все, что могла, не раз выручая Алексу из беды с тех пор, как они были девочками. Но всему есть предел.

Алекса, несомненно, скоро явится к ней с извинениями и будет глупо улыбаться, и всхлипывать, и проделывать все свои остальные избитые трюки, пока София не пожалеет ее и не простит. Но ведь Алекса, казалось бы, должна была знать, как много для нее значит Гейбриел?

Она покачала головой. Иногда ей казалось, что Алекса ей вовсе не подруга.

К вечеру того дня у Алексы кружилась голова от ощущения собственной победы и предвкушения того, что скоро все это кончится.

Когда она принесла кувшины с пивом греческим телохранителям Софии, праздновавшим избавление от полковника Найта, она с удивлением обнаружила, что человек, совершающий неблаговидный поступок, может от этого получать большое удовольствие. Ведь она перехитрила их всех. Это было пьянящее ощущение.

Она совсем не считала себя плохой — ведь ее заставили предать Софию. Это не ее вина. В конце концов, пора сбить спесь с ее неблагодарной хозяйки, которая всегда относилась к ней свысока.

Телохранители поздравляли ее, хвалили.

— Вот она, наша героиня!

— Ловко у тебя получилось, Лекси!

Она кивала с коварной улыбкой от уха до уха. Потом вспомнила, что надо нахмуриться. Не следовало им знать о ее подлинных чувствах.

— Я знаю, что ее высочество будет теперь меня ненавидеть, — пригорюнилась она. — А ведь я не хотела ничего плохого.

— Конечно, не хотела, малышка, — сказал Тимо, ущипнув ее за щечку. — Она его быстро забудет. Не бойся.

— Ты занималась своим привычным делом, — добавил Нико, как будто она была такая глупая, что не понимала, когда ее оскорбляют.

Мужчины грубо захохотали и чокнулись своими кружками, так что пивные брызги полетели на стол.

Она зорко наблюдала за ними, втайне испытывая облегчение от того, что они, судя по всему, не замечают, что в пиво подмешана щедрая доза лауданума.

Алекса решила, что задерживаться здесь дольше неблагоразумно. Она не знала, сколько времени должно пройти до того момента, когда лауданум начнет действовать. Но ей не хотелось бы находиться рядом, когда они начнут один за другим терять сознание.

Она остановилась в дверях, положив руки на бедра и позволяя им бросить последний восхищенный взгляд на ее великолепный бюст.

— Ну что ж, я вижу, что вы были рады избавиться от полковника Найта. А я со своей стороны чувствую себя ужасно. Я и понятия не имела, что ее высочество примет это так близко к сердцу.

— Лекс, не бери в голову, — съехидничал кто-то.

Она сделала вид, что не слышит, как мужчины, которых она частенько ублажала, выставляют ее на посмешище.

«Мы еще посмотрим, кто будет смеяться последним».

— Пойду узнаю, как там ее высочество, — сказала она, но никто даже не заметил, когда она ушла.

Пропади они все пропадом. Скоро перед ней откроются новые горизонты.

Алекса остановилась перед апартаментами Софии. Сердце ее гулко билось. Она постучала в дверь костяшками пальцев.

Никакого ответа.

Она медленно открыла дверь.

В большой комнате, освещенной одной свечой, было темно. Закрыв за собой дверь, Алекса на цыпочках вошла, внутрь.

Она пересекла комнату и остановилась у постели ее высочества. Принцесса, которой никогда не быть королевой Кавроса, крепко спала. Лауданум уже сделал свое дело.

Бутылка любимого греческого вина Софии, в которой осталось несколько капель, лежала на боку на ночном столике.

Должно быть, она и впрямь любила этого английского жеребца, если топила свои печали в вине. Разве какой-нибудь мужчина стоит этого?

— Ваше высочество, — осторожно произнесла Алекса на всякий случай.

Не получив ответа, она осторожно откинула назад черные взлохмаченные волосы Софии и открыла заплаканное лицо.

Принцесса находилась в стране грез. Там же, где вскоре окажутся и ее телохранители.

Прекрасно. Теперь ей осталось только незаметно вывезти принцессу из дворца. Благодаря тому, что полковник Найт показал тайный подземный ход из винного погреба, Алекса теперь знала дорогу. Желая, чтобы ее план удался, она заранее прошлась там одна по собственной инициативе.

Будет, конечно, нелегко протащить подругу по темному каменному тоннелю, но как только они доберутся до конюшни, она сможет спрятать Софию в своем двухколесном экипаже. Опоенная зельем принцесса не сможет ей сопротивляться.

— Будем делать все по порядку, — сказала она себе. Очевидно, надо было сначала переодеть Софию.

Если кто-нибудь заметит, что они идут в винный погреб, Алекса сделает вид, что ее высочество пьяна. Этому каждый без труда поверит, если вспомнить, как громко ссорились между собой София и полковник Найт некоторое время назад. Большинство придворных были свидетелями их любовной ссоры, и дворец все еще буквально гудел от сплетен. Наверняка никто не сочтет странным, что принцесса, пытаясь забыть любовника, которого прогнала, провела вечер с бутылкой.

Возможно, когда они будут проходить через кухню, там еще будет работать кто-нибудь из персонала, но Алекса надеялась, что они сделают вид, будто ничего не видят.

К утру слишком поздно сообщать о посещении леди винного погреба, потому что к тому времени их обеих здесь не будет. Алекса предполагала, что о ее причастности к этому узнают сразу же, как только начнут просыпаться телохранители, но сейчас ей не хотелось думать об этом.

Ее новая жизнь во Франции будет стоить того.

Она снова потрясла Софию за плечо:

— Ваше высочество, проснитесь!

Доза лауданума, которую она добавила в вино, была слишком большой, чтобы София могла ясно соображать, но Алексе все же удалось привести ее в полубессознательное состояние.

— В чем дело? — невнятно пробормотала София, глаза которой с трудом сфокусировались на Алексе. — Что тебе от меня надо? Я с тобой не разговариваю.

— Я знаю, что вы на меня сердитесь, — сказала Алекса с ангельским выражением лица. — Я пришла помириться с вами! Вы должны встать и одеться. Господи, сколько же вы выпили?

София, что-то проворчав, повернулась на другой бок, намереваясь снова заснуть.

— Оставь меня в покое.

— Вы не поняли: вас ждет полковник Найт!

— Гейбриел? — переспросила она, с трудом открыв один остекленевший глаз.

— Да. Он прислал меня за вами. Он хочет видеть вас, ваше высочество. Он ждет вас, чтобы извиниться.

— Ах… Гейбриел, — простонала она.

— Ведь вы не хотите расстроить его, не так ли? Мы должны пойти к нему.

— Где он?

— Он ждет вас за территорией замка. Солдаты больше не пропускают его сюда, поскольку вы его уволили. Он так расстроен, бедняга. Позвольте ему объясниться, ваше высочество. Он сказал, что, если вы сразу же не придете к нему, он убедится, что вы его не любите…

— Но я люблю его! — с самым несчастным видом прошептала она.

— Я это знаю. Я поняла это теперь. Поэтому хочу помочь вам обоим. Ведь он вас любит, — сказала Алекса, сразу же вспомнив, как несправедливо обходится жизнь с ней самой.

Мало того что София получит корону и что полмира кланяется и льстит ей, так ей же еще достается и преданность такого мужчины, как Гейбриел Найт. В этот момент Алексе было совсем не жаль свою хозяйку.

А жаль ей было только себя.

— Идемте. Вы должны одеться перед свиданием.

— Да-да, идем. Господи, я, кажется, совсем пьяна. Сегодня у меня от вина сильно разболелась голова. Я чувствую себя так странно…

— Вы не ужинали, — напомнила ей Алекса. — И были слишком расстроены.

— Наверное, ты права. Помоги мне, Алекса. Комната кружится…

— Конечно, — пробормотала Алекса, помогая Софии подняться на дрожащие ноги. — Я уже приготовила вашу одежду.

Ей снилось, что она в объятиях Гейбриела и он медленно укачивает ее, как в ту ночь в его постели… Но внезапно сон изменился.

Она была заперта в ледяном замке, далеко за морем, и громко звала его по имени с самой высокой башни. Потом она, словно королева-воительница, несмотря на пронизывающий холод, шла с мечом в руке по парапетной стенке с бойницами в ужасе от того, что никогда больше не увидит своего любимого.

Тело ее было напряжено, голова беспокойно металась по подушке с незнакомым запахом. Вдруг она услышала вдалеке пронзительный крик птицы, который разбудил ее окончательно.

Она поморщилась и поднесла к голове тяжелую как свинец руку. Голова пульсировала от боли, как будто ее избили. Во рту пересохло.

Ей потребовалось некоторое время, чтобы сфокусировать взгляд. Господи, сколько же вина она выпила?

Она не помнила, чтобы когда-нибудь проявляла такое пристрастие к спиртным напиткам. Когда зрение прояснилось, она с удивлением оглядела тесное деревянное помещение, в котором находилась. Снова послышался крик птицы, и она поежилась от головной боли.

Неужели это… чайка? Она нахмурила лоб и вдруг поняла, что все вокруг покачивается.

«Силы небесные! Где это я?»

Она резко села, не обращая внимания на приступ тошноты.

Что случилось? Что происходит? Она ощупала голову, отыскивая засохшую кровь, но не обнаружила никаких признаков ссадины или раны.

Она встала и увидела, что лежит на какой-то койке в тесной каюте.

А это покачивание… она услышала ритмичный плеск волн о деревянную обшивку.

«Должно быть, кто-то опоил меня каким-то зельем».

Она плакала в подушку, страдая по Гейбриелу, — это последнее, что она помнила более или менее ясно. Потом, кажется, с ней говорила Алекса, но она совсем не помнит, как получилось, что на ней — темно-синяя накидка.

Похолодевшими как лед пальцами она попыталась нащупать нож на бедре, но его там не было. У нее были царапины и ссадины на коленях, но как они появились, она не помнила. Ее охватила паника. Она наконец поняла, что случилось.

Ее похитили. Ее враги, кем бы они ни были, достигли своей цели. «Господи, помоги мне».

Ей надо узнать, что происходит.

Сделав глубокий вдох, она расправила плечи и пересекла узкую каюту, направляясь к низкой двери. К счастью, дверь оказалась незапертой. София вышла в узкий коридор. Из-за покачивания судна она ударилась сначала о левую, потом о правую стенку коридора, но добралась до лестницы. Наверху она увидела серенький дневной свет и услышала голоса, но понятия не имела, кого или что она может там обнаружить. Сердце у нее гулко билось. Она заставила себя, с трудом преодолевая ступени, подняться по лестнице.

Добравшись до палубы, она увидела чаек, летающих между мачтами и парусами. Она взглянула на нос, и в это мгновение ее заметил темнокожий мужчина с черными как уголья глазами, который стоял на другом конце палубы.

Он одарил ее наглой, издевательской улыбкой.

Ей хотелось вскрикнуть от страха, но она не позволила себе демонстрировать трусость. Вместо этого она высоко приподняла подбородок и окинула взглядом палубу, обнаружив целое скопище зверского вида смуглых мужчин, похожих на корсаров, которые были вооружены до зубов. У ближайшего из них она заметила изогнутый кинжал, заткнутый за широкий кушак, обвязанный вокруг пояса.

И вдруг она увидела Алексу. София тихо охнула и инстинктивно шагнула вперед. Господи, они и Алексу схватили! У ее бедной подружки был жестокий приступ морской болезни. Она стояла, наклонившись через перила. Ее рвало.

— Алекса! — воскликнула она.

— Смотрите-ка, кто проснулся! — сказал кто-то рядом с ней по-французски, схватив ее за плечо.

София попыталась вырваться из рук рыжего разбойника со светлыми, полными ненависти глазами.

— Помните меня, мадам монархиня? Надеюсь, что помните, потому что это вы одарили меня прощальным подарком. — Он кивком указал на забинтованную правую руку. — Из-за вас я чуть не потерял руку, маленькая сучка!

Она подалась назад.

— Что случилось? Вы теперь не такая храбрая? — Он усмехнулся с другого конца палубы. Алекса тем временем, очевидно, почувствовав себя лучше, сумела оторвать от перил белокурую голову.

— Алекса! Ко мне! — крикнула София с намерением защитить ее, но когда та отвернулась, как будто ей не хотелось ее видеть, до Софии мало-помалу дошло, что случилось.

Подруга предала ее.

— Вот так-то, малышка, — издевательски сказал рыжеволосый разбойник. — Теперь ты принадлежишь нам.

Ее взгляд упал на надетое на нем ожерелье, металлическим звеньям которого была придана та же форма, которую она видела на лезвии найденного ими изогнутого кинжала — того самого, который они отдали турецкому послу для расследования. Она изо всех сил старалась сохранять спокойствие и не терять самообладания.

— Кто вы такие и куда меня везете? — спросила она.

— Всему свое время, ваше высочество. Вы это узнаете. Но будь я на вашем месте, я бы не стал торопиться.

Она поежилась от его издевательского смеха, а взглянув в сторону кормы их быстроходного фрегата, увидела, как вдали постепенно скрывается берег Англии.

Глава 16


Гейбриел не мог прийти в себя.

Между ними произошла жестокая ссора, но после того как его выгнали из замка, он вскочил на своего белого коня и отъехал всего на несколько миль по дороге, чтобы обдумать ситуацию и решить, что делать дальше.

Он снял номер на ночь на первом же постоялом дворе, который ему попался, однако проснулся до рассвета и принялся торопливо готовиться к возвращению в замок. Надевая простую гражданскую одежду, он был преисполнен решимости.

Сегодня он вернется и сделает все как надо.

У него было сколько угодно причин злиться на самого себя, но для него имело значение только мнение Софии о нем. Возможно, немного остынув, она будет готова этим же утром выслушать его.

Он хотел, чтобы она поняла, что ей будет не так легко отделаться от него. Промаявшись в постели всю ночь, он принял решение.

Если она не любит его, это не имеет значения. Если она не хочет быть его другом — тоже не важно. И не нужно ему официального поста начальника ее службы безопасности. Он все равно будет ее охранять.

Нежные слова и всякая романтика никогда не были его сильной стороной, но если ему придется расположиться за воротами замка, как ее сторожевому псу, он и на это будет согласен.

Короче говоря, он не смог бы жить в мире с самим собой, если бы с ней что-нибудь случилось.

Когда он закончил пристегивать саблю и рассовывать за пояс пистолеты, стараясь не глядеть на комковатую постель, на которой вертелся всю ночь, и на заказанный завтрак, который не смог заставить себя съесть, он услышал доносившиеся снаружи топот копыт и крики.

Нахмурив брови, он взглянул в окно.

— Полковник!

— Полковник Найт!

Он осторожно выглянул во двор. Силы небесные! Ее греческие телохранители! Очевидно, эти парни не испытывали к нему большой любви, так что едва ли соскучились и приехали навестить в свободное время.

Они заполнили тихий дворик внизу и спешились. Кто-то пытался открыть входную дверь, кто-то направился в конюшню, чтобы проверить, там ли его конь.

Он решил помочь им и, открыв ставни, высунулся из окна.

— Доброе утро, господа, — медленно произнес он.

— Ох, слава Богу, вы здесь! Она с вами? — спросил Тимо.

Гейбриел прищурил глаза.

— Кто?

— Ее высочество! Она уехала, чтобы провести ночь с вами? ~- крикнул он.

— Я вас не понимаю, — произнес он, покраснев.

— София… Она здесь?

— Бросьте ваше самолюбие, мы все знаем, что происходит между вами! Скажите лучше, с вами ее высочество или нет? — крикнул Янис.

— Ее здесь нет. Разве она не с вами?

— Нет! — в один голос закричали телохранители. — Ее похитили! — заорал Нико.

Гейбриела объял ужас.

— Алекса усыпила нас, а теперь вот пропала ее величество! — воскликнул Тимо. — Мы сначала подумали, что, может быть, принцесса сама заставила Алексу сделать это, чтобы ускользнуть от нас, и уехала с вами, но теперь нет обеих девушек!

— Я сейчас спущусь, — сказал Гейбриел и, схватив плащ и оружие, бросился вон из комнаты, простучал сапогами по лестнице, бросил несколько гиней хозяину и выбежал из гостиницы.

Апекса! Именно она предательница! Как он этого не понял сразу?

Ему не верилось, что его обманула эта пухлая блондинка. Все это время он нутром чуял, что среди них есть враг, но подозревал только мужчин. Ему и в голову не приходило, что Софию может предать ее подруга детства.

Проклятие! Ему следовало заподозрить ее, как только Алекса полезла к нему с ласками и льстивыми словами. Этой твари было нужно просто убрать его с дороги.

Но больше всего он винил самого себя. Такой болван, как он, не заслуживал Софии. Он искренне надеялся, что принц Дании более достоин ее, чем он, но в данный момент важнее всего было найти и вернуть ее.

Он подошел к мужчинам, и грум вывел из конюшни его оседланного коня.

— Расскажите, что произошло, — приказал он.

— Когда мы пришли в себя, обеих женщин и след простыл.

— А мужчины все на месте?

— Конечно, где же им быть! — сердито ответил Маркос. — Почему вы об этом спрашиваете?

— Уж не думаете ли вы, что мы имеем к этому отношение? — сердито спросил Деметриус, подходя ближе.

— Теперь понимаю, что вы не виноваты.

— Нет! — на разные голоса закричали они.

— Вы должны позволить нам поговорить с вашим пленником, — сказал Тимо. — Он наверняка знает, куда ее увезли.

— Не знает, — тихо сказал Гейбриел. — Уж поверьте мне.

— Это почему же?

— Потому что я лгал, — мрачно сказал Гейбриел. — Он не является одним из них.

— Что-о?

— Вы просили верить вам, а теперь говорите, что солгали? — сердито сказал Нико. — Что за игру вы затеяли, Найт?

Вот настала и его очередь быть подозреваемым, подумал Гейбриел, окидывая их взглядом.

— Я знал, что в нашей среде есть предатель, но никак не думал, что это Алекса. А этот придурок, которого я поймал в ночь бала, не имеет никакого отношения к Софии. Я думал, что таким образом заставлю предателя выдать себя. Как видно, это сработало. Едем, — сказал он. — Надо выручать ее.

Он уселся в седло, остальные, обменявшись скептическими взглядами, поняли, что его не остановить, и последовали за ним.

Они быстро вернулись в замок и галопом прогрохотали под массивными привратными башнями. Мгновение спустя они уже шли по коридорам дворца.

По дороге они рассказали, что лорду Гриффиту уже доложили о том, что происходит, но Гейбриелу сейчас было важнее всего узнать, что известно турецкому послу. Он не забыл взгляд этого человека, явно узнавшего кинжал и гравировку на его лезвии. Тот знал больше, чем говорил, и Гейбриел имел твердое намерение выяснить, что скрывает посол.

Тем временем мужчины последними словами ругали Алексу.

— Как могла она поступить таким образом с нами?

— Маленькая проститутка!

— После всего, что мы для нее делали!

Достоинство каждого из них было уязвлено тем, что какая-то девчонка обвела их всех вокруг пальца.

Очевидно, ей оказывали помощь извне, подумал он. Кто-нибудь управлял всем этим и говорил ей, что делать дальше. Но кто?

Кому, как не турецкому послу, знать это?

Вскоре Гейбриел уже пригвоздил к стене самым недипломатическим образом этого высокопоставленного типа в тюрбане.

— Теперь вы расскажете мне все, что я хочу знать.

Грифф, находившийся в другом конце коридора, наблюдал за происходящим, однако притворился, будто ничего не видит, и, изящно заложив руки за спину, скрылся из виду, предоставив Гейбриелу возможность добывать ответы старым дедовским способом.

Возможно, маркиз не был сторонником подобной тактики, но Гейбриел больше не состоял на службе у британского правительства, на нем больше не было формы, и ему практически больше нечего было терять. Пока он не вернет Софию в целости и сохранности, его лучше не трогать.

— Кто ее схватил? Отвечайте! — Для убедительности он снова стукнул посла о стену.

— Я… не… знаю, — проговорил турок, брыкаясь ногами в туфлях с загнутыми носами.

— Не лгите мне, — предупредил Гейбриел сквозь стиснутые зубы. — На карту поставлена жизнь Софии, ясно вам? Я понял, что вы узнали надпись на том кинжале. Говорите, что она означает, негодяй, или я придушу вас собственными руками!

— Остановитесь! Опустите же меня наконец, и я все расскажу.

Гейбриел прищурил глаза и медленно опустил турка на пол. Посол потер шею, стараясь отдышаться.

— Скорее.

— Изображение на лезвии кинжала означает орден Скорпиона.

— Что это такое?

— Тайная религиозная секта, поддерживавшая принца Мустафу, единокровного брата султана Махмуда. Мустафа устроил государственный переворот и попытался взять власть в свои руки, но мы положили этому конец. У него имеется множество сторонников среди наших элитных войск янычаров. Как только мы подавили мятеж, султан Махмуд пообещал помилование всем тем, кто откажется поддерживать устаревшие взгляды Мустафы и даст клятву верности его величеству, но не все воины Мустафы согласились принять это предложение. Группа истинно верующих осталась под предводительством духовного наставника принца Мустафы — человека, известного как шейх Сулейман. Нам так и не удалось поймать этого шейха, а что касается других янычар, то до нас доходили кое-какие слухи, будто они заигрывают с Али-пашой.

Гейбриел отчетливо помнил, как София говорила, что Али-паша хочет завладеть Кавросом. Ну что ж, может быть, пора уже в большей степени доверять ее мнению. Ведь как-никак она не ошиблась, когда говорила о верности своих телохранителей.

— Сколько их там, этих янычаров, которые стали людьми вне закона?

Посол покачал головой.

— Сотни.

У Гейбриела перехватило дыхание.

— Куда они ее повезли?

— Не знаю.

— А если подумать? — угрожающе прошипел он.

Турок молча взглянул на него. Гейбриел сделал свой вывод.

— В Янину?

Посол мрачно кивнул.

Гейбриел отпустил его и ушел.

Когда он отправился поговорить со своим зятем, у Гриффа находился капитан, начальник гарнизона, и они втроем обсудили все, что удалось узнать. Грифф получил сообщение от лорда-гоффмейстера о том, что одна из кухонных служанок видела прошлой ночью, как Алекса с Софией шли в винный погреб. Алекса сказала любопытствующему кухонному персоналу, что ее высочество пожелала сама выбрать еще одну бутылку шампанского.

Утром служанки не решились сказать, что видели Алексу и Софию, потому что принцесса была в состоянии сильного опьянения, — по крайней мере так им показалось. Гейбриел понял, что Алекса подсыпала снотворное Софии и телохранителям.

Капитан гарнизона добавил, что его люди открывали прошлой ночью ворота для Алексы, которая выезжала куда-то в своем двухколесном экипаже.

Когда солдаты, стоявшие на часах в сторожке у ворот, спросили, куда она держит путь, та, лукаво усмехнувшись, заявила, что убегает, чтобы провести ночь с Гейбриелом!

Учитывая репутацию Алексы и его вчерашнюю публичную ссору с Софией, солдаты лишь похотливо расхохотались и пропустили ее. Ее двухколесный экипаж они не обыскивали, потому что у них не было причин подозревать, что она тайно вывозит принцессу.

— Ну, что будем делать дальше? — хмуро спросил капитан.

— Они, наверное, везут ее в Янину, — сказал Гейбриел, поведав им то, что сообщил ему турецкий посол об ордене Скорпиона.

Грифф, услышав это, побледнел.

— Как далеко отсюда до ближайшего порта? — спросил Гейбриел. — Они постараются как можно скорее выйти с ней в открытое море.

— Мы находимся всего в часе езды от побережья, — сказал капитан.

— Я попрошу, чтобы несколько судов ВМФ начали их поиск, и когда мы их обнаружим…

— Осторожнее, — предупредил его Гейбриел. — Мы не знаем, на что способны эти люди. Еще неизвестно, как они могут отреагировать, если мы погонимся за ними с целой флотилией британских военных судов. Похоже, что нам не удастся заставить их подчиниться, когда София находится на борту.

— Он прав, — подтвердил капитан гарнизона.

— Я возьму ее телохранителей и отправлюсь к Средиземному морю на гражданском судне. Так мы скорее доберемся, чем если будем плыть под «Юнион Джек» — флагом Соединенного Королевства. Мы найдем их и будем следовать на безопасном расстоянии, пока не подвернется удобный случай перейти к действиям и спасти ее.

Грифф кивнул:

— Правильно. И если тебе что-нибудь нужно…

— Припасы. Оружие…

— Люди? — предложил с надеждой в голосе капитан.

— Нет, — остановил его Гейбриел. — Чем меньше группа, тем оперативнее. Одному Богу известно, куда заведет нас эта погоня, пока мы не доберемся до Албании. Если нам повезет, то мы ее освободим до того, как окажемся на территории Али-паши.

— Я сообщу султану Махмуду о том, что произошло, — сказал Грифф. — Возможно, он сможет помочь со своей стороны.

— Я обеспечу снабжение тебя и твоей группы, — сказал капитан.

Гейбриел кивнул.

— Я буду информировать вас о происходящем при каждом удобном случае.

— Делай все, что сочтешь нужным, — тихо сказал Грифф, — только верни ее в целости и сохранности.

— Уж будь уверен, я постараюсь, — сурово сказал Гейбриел.

Отставая от похитителей не более чем на восемь часов, он с отрядом телохранителей примчался в порт, чтобы нанять самое быстроходное судно, какое можно найти. Гейбриел отправил нескольких людей, чтобы расспросить морских капитанов и матросов, а также обслуживающий персонал в доках, не заметил ли кто-нибудь чего-либо подозрительного, что могло иметь отношение к Софии.

Вскоре Тимо и Янис нашли для них быстроходный шлюп, который, по словам его капитана, был готов отправиться куда угодно. Гейбриел страшно обрадовался, когда Маркос и Деметриус отыскали в доках старого морского волка, сказавшего, что видел прошлой ночью подозрительных иностранцев — они приехали верхом и сразу же отбыли на фрегате под названием «Мэй», причем было это среди ночи, когда большинство судов стоит на якоре.

Не прошло и часа, как они вышли в море.

Гейбриел стоял на носу среди брызг морской пены и, прижав к глазу подзорную трубу, сердито смотрел на волны. Длинные полы его черного плаща раздувались на холодном ветру.

Где-то там, вдалеке, ждала его она. Он это чувствовал. Но его мысли то и дело возвращались к ее похитителям.

Если хоть один волосок упадет с ее головы…

Никакой пощады.

Алекса, страдая от морской болезни, ушла в свою каюту, но резкий стук в дверь вывел ее из полудремотного состояния.

— Поднимайся, женщина! И поторапливайся. Скоро сходим на берег.

Наконец-то. Алексе не терпелось расстаться с ними. Она с трудом приняла сидячее положение и заметила, что ей стало лучше. Тошнота не прошла совсем, но стала не такой мучительной.

Фрегат качало уже не так сильно. Должно быть, они уже вошли в дельту Гаронны. Морем распоряжалась Британия, поэтому тунисцы предпочли сухопутный маршрут через Францию.

Это было разумное решение, потому что, если бы кто-нибудь из английских союзников Софии решил преследовать их, они едва ли получили бы здесь помощь от населения. Война закончилась, но традиционная враждебность в отношениях между французами и англичанами по-прежнему сохранялась.

Алекса с нетерпением ждала, когда они сойдут на берег и она сможет отделаться от этих варваров, поскольку они договорились расстаться в городе Бордо. А пока ей следовало успокоиться и привести себя в порядок. Она не знала, сколько времени проспала, но было уже темно.

Она умылась и надела вуаль, как они того требовали. Потом она взяла маленький чемоданчик, в котором лежали, ее вещи и кое-какие драгоценности, которые она предполагала продать, чтобы начать новую жизнь во Франции.

Плотно завернувшись в плащ и крепко сжимая ручку чемодана, она поднялась наверх и увидела вдали огоньки.

Ее возбуждение нарастало. Мужчины были заняты тяжелой работой, меняя угол наклона парусов, чтобы противостоять течению.

— Когда мы прибудем в Бордо? — спросила она, но никто и не подумал ей ответить.

Она нахмурила лоб, заметив какое-то напряжение в воздухе, которого не было прежде.

Ей стало не по себе. Почувствовав что-то нехорошее, она попыталась узнать у мужчин, что происходит, но ей велели заткнуться и ждать. Нахмурив брови, она окинула взглядом палубу и тут заметила ее высочество, одетую так же, как она.

София стояла возле перил, глядя назад, в далекое море. Алексе не хотелось видеть ее, но она была единственным человеком, который мог бы сказать ей, что происходит.

София на нее не смотрела и встретила холодным молчанием, когда Алекса подошла ближе.

— Скоро ли мы высадимся на берег? — спросила она.

— Убирайся к дьяволу, — сказала в ответ София.

— Ваше высочество, прошу вас…

— Как ты смеешь говорить со мной? — возмутилась София.

— Они сказали, что убьют меня, если я не помогу им, — принялась объяснять Алекса умоляющим тоном.

— А теперь они убьют нас обеих.

— Нет! Это было частью сделки, понимаешь? — прошептала Алекса. — Я сделала это, чтобы защитить тебя. Они обещали не убивать тебя… если ты будешь им помогать.

— Ах, Алекса, какая же ты дурочка, — сказала София. — Разве ты не знаешь, что обещания, данные неверным, не принимаются ими в расчет?

— Эй, вы обе, уходите оттуда! — приказал им Кемаль, махнув пистолетом. — Сидите и ждите, пока вам не скажут, что пришло время сходить на берег.

София понимала, почему нервничают мужчины. Их преследовали. И это не было случайностью, хотя она не собиралась признаваться в этом Алексе.

В конце дня, когда Алекса спала, Кемаль заметил небольшой быстроходный шлюп, который хотя и был пока за много миль от них, шел тем же курсом и неумолимо сокращал расстояние.

София была уверена, что это Гейбриел. Не имеет значения, что она вчера уволила его. Она знала, что он придет на помощь.

Но надо как-то показать ему, куда идти.

С этой целью она отыскала в своей каюте маленькое зеркальце и спрятала его под длинной вуалью, которую похитители заставили ее надеть. Вернувшись на палубу, она встала возле перил и украдкой подставила зеркало ярким лучам заходящего солнца, моля Бога, чтобы ее люди заметили сигнал даже с такого далекого расстояния.

Ей вспомнились и другие трюки, которым научил ее Леон. Она, конечно, не сможет побороть этих варваров, но сделает все возможное, чтобы ее друзья узнали, где она находится.

К этому времени они, наверное, уже идут по ее следу. Они, конечно, вернули Гейбриела и, разумеется, поняли, что Алекса предательница и ее заигрывания с Гейбриелом были предумышленным обманом.

София чувствовала себя одураченной из-за того, что так доверчиво попалась в ловушку. Но она все еще не могла до конца поверить в предательство своей подруги.

Войдя в гавань, они сошли на берег. Женщины были закутаны в длинные плащи. Софии удалось прочесть сквозь вуаль вывески, и она определила, что они находятся в Бордо. Руки ее под широкими рукавами одежды были связаны.

Кемаль торопливо повел их к поджидавшему экипажу, но тут, Алекса заартачилась.

— Нет. Пора вам отпустить меня. Вы сами сказали, что, как только приедем в Бордо, я буду свободна.

София слышала, как тунисцы спорили, но слов она не разобрала.

— Вы ведь обещали! — воскликнула Алекса, отступая на шаг, но тут же оказалась в руках двух других мужчин, стоявших за ее спиной.

София видела, как Алекса принялась вырываться.

— Отпустите меня!

— Уймись, проститутка! Наш план изменился. Ты едешь с нами.

— Вы сказали, что я буду свободна!

— Алекса! — приказала София. — Не сопротивляйся им.

— А ты больше не можешь указывать, что я должна, а чего не должна делать! — сердито огрызнулась та.

— Садись в экипаж, пока я не сломал тебе шею, — сказал Ибрагим.

Алекса залебезила.

— Но ведь вы не сделаете этого, не правда ли?

София мрачно наблюдала, как Алекса пытается подольститься к этим бессердечным убийцам. Может быть, ей даже удастся добиться своего. Ведь они как-никак тоже мужчины.

— Прошу вас, — сладким голоском проговорила Алекса, пытаясь высвободиться из их рук. — Я уверена, что больше не нужна вам. Я никому не скажу ни о чем. Просто отпустите меня…

— Ты никуда не уйдешь!

— Умоляю вас…

Кемаль ударил ее так, что она отлетела.

— Заткнись!

Она с криком упала, и София шагнула, по направлению к ней.

— Алекса!

Двое проходивших мимо французов видели, что происходит, и закричали:

— Месье! Что вы делаете? Оставьте в покое эту леди!

Кемаль повернулся и молча уставился на них. София не видела его лица, но заметила, как побледнели оба француза. То, что они прочли в глазах ее похитителя, испугало их настолько, что они сочли за благо не вмешиваться.

Кемаль расхохотался.

— О Господи, — всхлипнула Алекса. Все еще лежа на земле, она с ужасом взглянула на Софию и, возможно, наконец поняла, что допустила фатальный просчет.

София же надеялась, что у этих французов хватит ума запомнить имя ее подруги, потому что она выкрикнула его преднамеренно.

Кемаль почему-то этого не заметил, но она понимала, что следует быть осторожной.

Потом Ибрагим поднял Алексу на ноги и втолкнул всхлипывающую девушку в поджидавший экипаж.

Когда Кемаль жестом указал Софии, чтобы села туда же, она задержалась еще на мгновение, в ярости вспоминая все способы, которыми ей хотелось бы расправиться с ними, но зная, что бесполезно даже пытаться сделать это, она усилием воли подавила гнев и шагнула в экипаж.

Мгновение спустя они уже были в пути.

Глава 17


«Держись, любимая, — думал Гейбриел. — Я с тобой».

С того момента как они заметили впереди судно похитителей, Гейбриел не выпускал его из поля зрения. Его надежда усилилась, когда он заметил сигнал, который София подала с помощью зеркала, потому что это означало, что они преследуют то судно, которое им нужно.

Телохранители повеселели, понимая, что это означает: она жива. Их храбрая принцесса готова помогать им.

По команде Гейбриела коренастый капитан шлюпа приказал своему экипажу поставить большее количество парусов, чем, возможно, было разумно в холодном, неспокойном осеннем море. Но их было уже не удержать.

Весь день они медленно, но верно приближались к своей цели. Гейбриел, к глазу которого была постоянно прижата подзорная труба, вдруг почувствовал прилив ярости, увидев, что фрегат сменил курс и направляется к Франции.

Прошло примерно двадцать четыре часа с тех пор, как греки нашли его на постоялом дворе, а теперь они уже медленно продвигалась вверх по Гаронне. В дельте реки было оживленное движение судов, входящих в гавань Бордо и отбывающих оттуда. Когда они наконец остановились у причала старинного приморского города, Гейбриел дал Маркосу и Деметриусу крупную сумму денег золотом, чтобы они купили лошадей и припасы, а остальных послал в город, чтобы узнать, не слышал ли кто-нибудь о прибывших.

К сожалению, портовый начальник, увидев его паспорт, решил продемонстрировать галльскую нелюбовь к англичанам и принялся задавать ему ненужные вопросы, притворялся, что не понимает ответов, и заставлял без конца повторять их.

Гейбриелу очень хотелось сбросить его за борт, но вместо этого он дал ему взятку, чтобы добиться сотрудничества. Манеры портового начальника стали после этого чуть более сердечными, но потребовалось добавить денег, чтобы получить кое-какую информацию об инциденте, происшедшем прошлой ночью возле доков.

Портовый начальник сказал, что двое жителей города, братья, которые держат галантерейную лавку, видели странную группу из нескольких восточного типа иностранцев и двух женщин, закутанных в плащи, которые прошлой ночью сошли на берег. Увидев, как один из мужчин ударил женщину, братья хотели было вмешаться, но не стали этого делать, потому что у мужчины был вид убийцы. Однако они сообщили о том, что видели.

Гейбриел спросил, где найти этих очевидцев. Портовый начальник указал лавку на набережной, куда, как заметил Гейбриел, сейчас направлялись его люди, чтобы закупить кое-какие припасы.

Он поблагодарил портового начальника и попросил нескольких матросов из экипажа шлюпа доставить его на лодке на берег. Присоединившись к Маркосу и Деметриусу в лавке, он поговорил с одним из братьев и узнал, что одна женщина обратилась к другой, назвав ее Алексой. А потом они сели в экипаж и уехали.

— Теперь хорошо бы узнать, куда они направились, — сказал Маркос, когда они вышли из лавки.

Они встретились с остальными, кратко обсудили дальнейшие действия и изучили подробные местные карты, которые купили в книжной лавке на бульваре.

— Очевидно, им придется выбирать — ехать ли на юг, к Средиземному морю, и попытаться снова оторваться от нас в море, или направиться на восток, пересечь Италию и рвануть прямиком в Адриатику.

— Этот сухопутный маршрут нелегок. Там горы.

— Зато нет опасности встретиться с английскими военными судами. В Средиземном море их полным-полно.

— А через Адриатику — прямой путь на территорию Али-паши, — заметил Коста.

Гейбриел кивнул.

— Нам нужно нагнать их прежде, чем они сделают выбор между этими двумя маршрутами. Мне очень хотелось бы, чтобы нам не пришлось разделиться на две группы. Не забывайте, что это янычары. С таким противником шутки плохи. Чтобы вернуть Софию, нам надо держаться всем вместе.

— То, что они едут в экипаже, для нас хорошо, — добавил Янис. — Говорят, что после всех военных действий во Франции дороги там не в таком хорошем состоянии, как в Англии. Это должно несколько замедлить их скорость.

— В таком случае давайте испытаем поскорее, на что способны эти французские скакуны.

Согласно кивнув, все моментально вскочили на коней.

Основная дорога к востоку от Бордо вела через юго-западную часть Франции к несколько театральной красоте долины Дордонь и снежным вершинам Пиренеев на фоне неба вдали на юге.

После почти трехчасовой изнурительной скачки их кони вымотались. Поскольку было абсолютно необходимо не снижать скорость, Гейбриел решил сменить лошадей в следующем постоялом дворе, где имелась платная конюшня.

Но, взглянув еще раз в подзорную трубу, он вдруг заметил что-то яркое впереди на пыльной дороге.

— Там что-то лежит на дороге.

— Может быть, это очередной сигнал от ее высочества?

— Трудно сказать. Надо подъехать и посмотреть.

* * *

Поскольку она явно не имела намерения создавать для них проблемы, похитители решили наконец развязать Софии руки. Теперь она могла лишь молить Бога, чтобы Гейбриел и ее телохранители нашли подсказку, которую она, рискуя собственной головой, оставила для них.

Она сделала это некоторое время назад, когда ее похитители поменяли лошадей и завершили ежедневные молитвы. Она сидела в экипаже напротив Алексы — так же как в ночь нападения.

Пока внимание мужчин было отвлечено, она быстро открыла саквояж Алексы и вынула оттуда длинный яркий шарф и баночку румян. Опустив пальцы в румяна, София написала на шарфе кодовое послание. Ее люди поймут, что оно означает.

Выглядывая из окошка экипажа, она быстрым движением положила шарф на крышу. Его сдуло ветром, и он опустился на дорогу.

Все это произошло давно — много часов и миль назад. Когда день стал клониться к закату, ее похитители, свернув с безлюдной сельской дороги, направились в горы, чтобы найти пристанище на ночь.

Уставшие лошади с трудом поднимались по крутой тропе. София была измучена ездой в отнюдь не комфортабельном экипаже, пружины которого громыхали на ухабистой сельской дороге. Тело ее болело.

Она была рада остановиться на ночь, пусть даже пристанищем была одна из больших пещер, которыми изобилует долина Дордонь. Отдых ей, конечно, не помешает, но важнее всего было то, что Гейбриел и ее люди получат хотя бы маленький шанс найти их.

То, что они свернули с большой дороги в горы, тревожило ее. Как узнают ее друзья, что они сменили курс?

Алекса смотрела куда-то невидящим взглядом, а похитители принялись переносить припасы в пещеру, возле которой остановились.

Когда она высокомерно заявила похитителям, что ей требуется отлучиться по нужде, тунисец жестом подозвал одного из подчиненных.

— Отведи ее в лес.

София скорчила гримаску, но в этой глуши даже у наследной принцессы не было выбора.

Вооруженный смуглый похититель заставил ее идти впереди себя, пересечь дорогу и войти в сосновый лес.

— Только не подглядывай.

— Если попытаешься бежать, я пристрелю тебя.

Злясь на то, что оказалась во власти этих дикарей, София углубилась в лес, беззвучно ступая по толстому ковру мягкой сосновой хвои. Она продолжала думать о том, как подать сигнал Гейбриелу. Пройдя еще несколько шагов, она увидела в нескольких футах впереди край крутого обрыва.

— Дальше не уходи!

— Не собираюсь, а ты не подглядывай!

На цыпочках подбежав к краю, она увидела внизу дорогу. Было бы хорошо убежать, но прыгать было слишком высоко. Но Гейбриел — человек наблюдательный, он обязательно взглянет наверх и, увидев оставленный ею сигнал, догадается, куда они свернули. Что оставить ему в качестве сигнала? Кроме одежды, у нее ничего не было. Ну что ж…

Бросив взгляд на своего похитителя, шагавшего взад-вперед в ожидании ее возвращения, она сняла белоснежную нижнюю юбку, завернула в нее камень, сбросила его вниз с обрыва и, затаив дыхание, подождала, пока он ударится о дорогу.

Она надеялась, что Гейбриел увидит сигнал, когда будет проезжать по дороге.

— Ну все. Возвращайся, или я сам приду за тобой!

— Иду! — Когда она подошла к похитителю, он зыркнул на нее сердитым взглядом за то, что заставила ждать.

Держа ружье наперевес, он снова заставил ее идти впереди себя. А когда они приблизились к повороту дороги, услышали крик Алексы.

София сразу же бросилась к пещере. Она не видела подругу, потому что мужчины повалили ее на землю и сгрудились вокруг.

— Не трогайте меня! Оставьте меня в покое! На помощь!

София сама не знала, что нашло на нее в тот момент. Это была слепая ярость.

Человек, который сопровождал ее в лес, стоял за ее спиной. Что-то почуяв, он схватил ее за плечо. София без предупреждения развернулась и стукнула его кулаком в нос, отчего он потерял равновесие.

Она вырвала у него из рук ружье и бросилась в пещеру спасать подругу.

— Не трогайте ее!

София заняла оборонительную позицию — имея одно ружье против шестерых вооруженных до зубов янычарских воинов.

Она не могла бы сказать, почему ее не убили в то же мгновение, но по каким-то только им известным причинам они оставили ее в живых, хотя глядели на нее враждебно горящими глазами.

— Не прикасайтесь к ней, — прошипела она сквозь стиснутые зубы. — Встань за моей спиной, Алекса.

Их лидер, тунисец Кемаль, вошел в пещеру с картой в руке. Оценив ситуацию, он грубо выругался.

— Что здесь происходит?

Его люди сконфуженно посмотрели на него, потом — друг на друга.

— Ваши люди собирались нарушить янычарские клятвы, месье. Или вы все просто лицемеры? Ведь то, что вы собирались сделать, противоречит исламу, не так ли?

Тунисец оттолкнул одного из своих людей, грубо выругав на родном языке. Потом он повернулся к ней и протянул руку.

— Дайте мне ружье, ваше высочество. Вам все равно не одолеть нас.

— Отойди, если не хочешь, чтобы я продырявила тебе голову!

— Глупо угрожать мне. Да и зачем вам защищать эту девку, если она предала вас?

— Не ваше дело!

София взглянула ему в глаза.

— Дайте слово, что не позволите своим людям прикоснуться к нам. Поклянитесь на Коране.

Алекса плакала за ее спиной. Скоро они обе либо умрут, либо пройдут через это испытание. Но ни одна не будет изнасилована.

Тунисец долго смотрел на Софию.

— Ладно, маленькая львица, будь по-твоему. Я не позволю своим людям прикасаться ни к тебе, ни к твоей глупой подружке. Надо им напомнить о нашей янычарской клятве. — Он окинул своих людей сердитым взглядом. — К тому же я уверен, что Али-паша предпочтет, чтобы вы были в целости и сохранности.

— Али-паша? — охнула она.

— А теперь отдайте ружье. Не упрямьтесь. Ведь мы с вами договорились?

София смотрела на него, не зная, как поступить. Обещания, данные неверным, не принимались в расчет, но если она не послушает его, они моментально убьют и ее, и Алексу.

Али-паша?

Боже милосердный, так вот куда они ее везут! К самому Ужасному Турку! Как бы хотелось ей в данный момент, чтобы подозрения, будто он стоит за всем этим, не оправдались!

— Ружье, ваше высочество! — продолжал настаивать. Кемаль. — Что вас больше устроит? Стоит вам нажать на спусковой крючок — и вас продырявят как решето. А если подчинитесь — останетесь жить.

Собрав всю свою силу воли, она отдала ему ружье. Кемаль самодовольно ухмыльнулся.

— Оставайтесь на месте. Обе, — сказал он. — Я напомню своим людям о хороших манерах.

— Спасибо, София! — прошептала Алекса.

— Посмотрим, сдержит ли он свое слово, — сказала в ответ София.

Узнав о том, куда они направляются, она пришла в ужас, но она изо всех сил старалась не показать этого.

— София… я так сожалею! — Рыдания бывшей подруги тронули ее сердце. Однако для сожалений было несколько поздновато.

София прикоснулась к плечу Алексы в знак прощения.

— Все будет в порядке, — пробормотала она. — Не тревожься. Полковник Найт и мои люди найдут нас.

В этот час, когда ей отчаянно нужна была помощь, она рассчитывала не на своих телохранителей и не на принца Дании. Она верила, что ее спасет любимый. Ее ангел-хранитель. Ее рыцарь.

Ее послание на шарфе, содержало весьма ценную для них информацию. Там было написано: «++11 В».

Как объяснил Тимо, это означало, что она и Алекса живы, что с обеими все в порядке. И еще: с ними одиннадцать вражеских воинов и они направляются на восток.

Новость о том, что София жива, взбодрила их перед еще тяжелой долгой ночью. Они упрямо следовали по дороге, пролегавшей по красивейшим местам Франции, бдительно следя, не появится ли еще какой-нибудь сигнал от Софии.

Уже к вечеру, когда начало смеркаться, они чуть было не пропустили какой-то белый предмет на крутой тропе, уходящей в горы. Но Гейбриел все-таки заметил его в подзорную трубу и, подняв затянутую в перчатку руку, приказал людям остановиться.

— Что случилось, полковник?

— Вы что-нибудь заметили?

— На дороге лежит какой-то предмет, — сказал он.

— Похоже на тело, — медленно опуская подзорную трубу, сказал Маркос. — Или, скорее, на что-то обернутое в платье.

— Он, должно быть, ошибся, — прошептал Тимо. — Они не посмеют убить ее.

Нико покачал головой.

— Какой-то пустяк, а на проверку потратим драгоценное время. Мы должны наступать им на пятки!

— А если она где-нибудь рядом, а мы проедем мимо? — сердито возразил Гейбриел. — Что, если они поднялись в горы на ночлег? На их месте я бы так и поступил. Я бы не стал рисковать и останавливаться на постоялом дворе. Чем бы ни оказалась эта белая штуковина, она может быть еще одним сигналов от нее. Мы-то знаем, что они хотят сбить нас со следа.

— Я согласен, — сказал Тимо. — Надо поехать и проверить.

Гейбриел кивнул и снова послал коня вперед. Остальные последовали за ним, причем некоторые неохотно. Проскакав примерно четверть мили по дороге, они свернули на более каменистую тропу, уходящую в известняковые холмы.

Ехали молча. Каждый втайне боялся, что найдут на дороге труп либо Софии, либо Алексы, выброшенный похитителями, словно мусор.

Другой вариант был тоже ужасен: если окажется, что белый предмет не имеет к ним никакого отношения, это будет означать, что они понапрасну потратили уйму ценного времени.

Все еще находясь на довольно большом расстоянии от находки, они снова внимательно осмотрели ее сквозь подзорные трубы и поняли, что это не труп. Предмет был похож на одежду. Должно быть, это все-таки сигнал.

Гейбриел внимательно осмотрел обрыв над тем местом дороги, где лежал предмет. Если это был сигнал от Софии — а он верил, что это так, — значит, она проезжала здесь и, возможно, находится сейчас где-нибудь неподалеку.

Он приказал людям не спешить и пока что не подъезжать ближе, потому что сейчас им важнее всего было не обнаруживать себя, так как у похитителей имелось двойное преимущество: хорошее прикрытие и высота.

Им придется приближаться очень осторожно, так чтобы их было не видно и не слышно. Он хотел, насколько это возможно, воспользоваться элементом внезапности.

— Да, — тихо сказал он, — она где-то здесь, на этой горе. Я это чувствую.

— Возможно, они, как вы сказали, остановились здесь на ночлег, — согласился Тимо. — Мы должны найти их, прежде чем они поедут дальше.

— Но как? Перед нами тысячи миль неосвоенных земель, пещеры, ущелья, овраги, — сказал Деметриус. — Как нам ее найти?

— Придется как следует подумать. Мы не спустимся отсюда, пока не освободим ее, — сказал Гейбриел, окинув их всех взглядом. — Отдохните, джентльмены. Я хочу взять предмет одежды, который она нам оставила, и немного осмотреться на местности.

— Мы едем с вами? — спросил Янис.

— Нет. Не следует зря расходовать силы перед тем, что нам предстоит, — сказал Гейбриел. — И я хочу, чтобы вы соблюдали тишину, понятно? В горах слышен каждый звук, а у них наверняка расставлены часовые. Попробуем сохранить элемент внезапности так долго, как сможем.

— Понятно, полковник.

— Да, сэр.

В суровом молчании мужчины отвели коней в лес по одну сторону дороги и спрятали среди деревьев. Они нашли ручеек и напоили коней, а сами занялись проверкой своего оружия, готовясь к битве.

Тем временем Гейбриел, чуть поднявшись в гору, схватил с дороги нижнюю юбку своей королевы, пока она не попалась на глаза кому-то другому. Когда сумерки сгустились и настала темная прохладная ночь, он добрался до того места, откуда София сбросила ее как опознавательный знак. Он был безумно рад прикоснуться к ней, сообразив, что любимая где-то рядом. Быстро спрятав ткань под черным плащом, он в течение целого часа обыскивал местность вокруг. Потом выбрал небольшую пещеру в стороне от дороги, куда он сможет поместить Софию, как только она окажется в его руках. Он натаскал туда дров и припасов, позаботившись о том, чтобы у нее было все, что может потребоваться.

«Господи, сохрани ее целой и невредимой».

Прежде чем вернуться к своим людям, он остановился перед входом в пещеру и в последний раз внимательно огляделся вокруг. На этой высоте воздух был более разреженным. Из-за этого будут скорее уставать люди. Сам он был к этому более привычен, потому что участвовал в боевых действиях в Индии.

Испытания тех дней хорошо подготовили его к тому, что предстояло нынешней ночью.

Он почувствовал, как ярость наполняет его. Снова пришло время убивать. Но это было ради спасения Софии, поэтому не казалось ему грехом.

Судя по всему, его люди заметили что-то странное в его взгляде, когда он вернулся к ним из леса.

Гейбриел изложил им план сражения, объяснив, что они начнут поиск с того места над обрывом, под которым они нашли сигнал от Софии.

— Как только обнаружим вражеский лагерь, будем действовать следующим образом. Тимо, ты, говорят, самый лучший следопыт?

— Это правда, — сказал он.

— Отлично. Для тебя есть работа. Мы знаем, что София ранила одного из этих мерзавцев во время нападения.

— Да. Один из них сунулся в экипаж, чтобы вытащить ее, а она располосовала ему ножом плечо.

— Едва ли такая рана успела как следует зажить. Таким образом, нам известно, что один из них уже ранен. Если кто-нибудь постарается уклониться от боя, то это он.

— А что должен делать я?

— Мы позволим ему убежать. Остальных вы можете убивать, но если заметите человека с перевязанной правой рукой, дайте ему уйти. А ты пойдешь по его следу, Тимо, и в конце концов он приведет тебя в штаб-квартиру ордена Скорпиона. Нам нужна эта информация. Ты сможешь это сделать?

— Конечно.

— Вот и хорошо. Можешь взять с собой еще одного человека, но не больше. Нельзя привлекать внимания. И соблюдай дистанцию. Нельзя допустить, чтобы тебя поймали, когда ты приблизишься к их логову. Ты нам нужен живой и готовый сообщить обо всем, что там обнаружишь.

Что касается остальных, то, если кто-нибудь по какой-либо причине оторвется от всей группы, отправляйтесь, не теряя времени, в Каврос. Встретимся на морской базе. Ну а кто у нас самый меткий стрелок?

Все указали на Маркоса. Он с лукавой усмешкой поднял ружье.

— Когда мы встанем лагерем, ты выберешь позицию, с которой будешь прикрывать нас. Можешь даже влезть на одно из этих деревьев. Не считая мерзавца с перевязанной рукой, по своему усмотрению отстреливай их, как только представится удобный случай.

— Будет сделано.

— Они постараются переместить оттуда Софию, как только поймут, что мы их обнаружили, — продолжал Гейбриел. — Чтобы они не смогли убежать, нам надо прежде всего найти коней и отпустить на волю до того, как нападем на них. По всей вероятности, их кто-то охраняет. Часовых следует снимать бесшумно, понятно? Перерезайте им глотки. Когда остальные придут за лошадьми, чтобы увезти ее высочество, они найдут там не лошадей, а меня.

Остальные предпримут главную атаку. Я постараюсь отыскать Софию и отправить в безопасное место. В отличие от Леона не отпущу ее одну. Тем более сейчас.

— Понятно, — мрачно ответили телохранители.

— Вопросы имеются?

— Что делать с Алексой?

— Мы, конечно, не оставим ее врагам, — ответил Гейбриел. — Для них она не имеет большого значения, для нас, откровенно говоря, тоже. После всего, что она натворила. Впрочем, поступайте с ней как хотите.

Они обсудили еще кое-какие детали, потом Гейбриел окинул всех суровым взглядом.

— Если кто-нибудь из нас сегодня не вернется, хочу сказать, что с вами было интересно работать. Для меня это была большая честь, — искренне сказал он.

— Для нас тоже, сэр, — ответили воины и, вскочив на коней, отправились искать свою принцессу, чтобы благополучно доставить ее домой.

Глава 18


София, запястья которой были снова туго связаны грубой веревкой, пыталась найти какое-то приемлемое для сна положение, но поняла, что это невыполнимая задача, поскольку вся ее постель состояла из тонкого одеяла, брошенного на каменный пол.

Положив связанные руки на согнутые колени, она умудрилась немного вздремнуть, прислонившись спиной к липкой стене пещеры.

Она не осмеливалась лечь на пол, когда вокруг находились эти враждебно настроенные люди.

Больше они, слова Богу, не беспокоили ни ее, ни Алексу. Их разговоры разбудили ее. В зловещей тишине пещеры их речь на незнакомом языке эхом отдавалась от каменных стен, приводя в смятение. Однако то, что говорили они возбужденно, понять было нетрудно.

Что-то затевалось.

Чтобы не привлекать их внимание, она даже не подняла голову, а лишь открыла глаза. Продолжая слушать, она обвела взглядом пещеру с ее «драконовыми зубами» — сталактитами и сталагмитами, свешивающимися с потолка и вырастающими из пола, и наткнулась взглядом на группу людей у входа.

Она заметила, что вернулся один из часовых, который сердито указывал в лес и, судя по жестикуляции, пытался убедить остальных, что он видел там, в темноте, что-то — или кого-то.

В это мгновение в тишине осенней ночи прозвучал резкий крик козодоя. Она затаила дыхание, узнав знакомый сигнал своих греческих телохранителей.

Сигнал означал, что они рядом. Они были где-то близко, но не смогли пока установить ее точное местонахождение.

Ее просили подать какой-нибудь сигнал, если, конечно, она сможет.

Сердце у нее застучало как бешеное. Она огляделась вокруг, соображая, что же предпринять. Ведь как только они поймут, где она, наверняка начнется атака.

Они могли появиться только со стороны входа в пещеру. Скорее всего этим сигналом она должна не только указать им свое местонахождение, но и отвлечь внимание похитителей.

София заметила неяркий фонарь, который кто-то поставил на плоскую верхушку сталагмита. Под ним лежала скатка с постелью. Такая будет хорошо гореть, подумала она. Она разбудила Алексу, строгим взглядом предупредив ее вопросы, и стала дюйм за дюймом продвигаться к фонарю.

Часовой все еще пытался объяснить остальным свои опасения. Внутри пещеры было пока спокойно, но проснулись еще двое и, поднявшись, присоединились к остальным у входа в пещеру.

Она понимала, что надо действовать до того, как они снова возьмут в руки оружие. Продвинувшись к естественному каменному пьедесталу, на котором стоял фонарь, она окинула пещеру настороженным взглядом и неожиданно сбила фонарь с камня связанными руками. Фонарь упал на скатку, стекло, предохранявшее пламя, разбилось. Китовый жир выплеснулся, вспыхнуло пламя, и в мгновение ока арабская скатка превратилась в пылающий факел.

София по-девчоночьи взвизгнула, притворяясь, что она тут ни при чем.

— Пожар! На помощь!

И тут началось столпотворение. Некоторые из янычар бросились тушить пламя. Другие поняли ее трюк и схватились за оружие.

Но было слишком поздно.

— Как это произошло? — сердито спросил, кашляя от дыма, один из янычаров, бросившихся сбивать пламя.

— Я не знаю! — воскликнула София, прижимаясь спиной к стене. — Наверное, ветер виноват. Мы спали!

— Сядь! Никто не разрешал тебе вставать!

— Выпустите нас отсюда! Мы не можем даже дышать!

— Ваше высочество, что происходит? — захныкала Алекса, трусливо жавшаяся к ней.

— Держись, — пробормотала еле слышно София. — А когда я подам знак — беги.

— Куда бежать? — в ужасе пискнула Алекса и бросилась к выходу.

— Подожди…

В этот момент началась атака.

Одетые в черное призраки, видневшиеся в дыму, материализовались, превратившись в людей, и с криком начали фронтальное наступление у входа в пещеру. Прозвучали выстрелы, пули рикошетом отскакивали от камня. Когда на голову Софии посыпались осколки камня, она закрыла голову руками, зажала уши и дернула за рукав Алексу.

— Идем!

Алекса побледнела, представив себе, что придется встретиться снова со всеми этими людьми, которых она предала, но София была не столь бессердечна, чтобы оставить ее на поругание этим грязным типам. Девушки медленно поползли к выходу из пещеры. Впереди в свете пламени сверкали клинки. София увидела, как упали замертво двое ее похитителей, потом охнула в ужасе, заметив, как рухнул на землю Деметриус.

Алекса вскрикнула и, разумеется, привлекла к ним внимание Кемаля.

Когда он с самым злодейским выражением лица подошел ближе, Алекса снова вскрикнула и бросилась вон из пещеры, прежде чем София успела ее остановить. Ее могли убить под перекрестным огнем, потому что бой кипел вокруг входа в пещеру. София понимала, что у Алексы есть причины для страха. Если принцесса, судя по всему, была нужна им живой, то в отношении фрейлины никакой ясности не было. Они оставили ее пока в живых только для того, чтобы иметь дополнительное средство воздействия на Софию, а также ради собственного развлечения.

София, затаив дыхание, смотрела, как Алекса каким-то чудом увернулась от клинков и пуль и умчалась в темный лес, словно испугавшаяся грозы лошадь.

Едва подавив крик ужаса, София увидела, как Нико, орудуя двумя перекрещенными саблями, выпустил внутренности одному из янычар. Тот рухнул на землю.

— Принцесса! — крикнул он. — Быстрее сюда, к нам!

— Осторожнее! Сзади! — крикнула она в ответ.

Нико круто повернулся и занялся следующим противником, а Кемаль тем временем протянул к ней руки.

— Ах ты, дурочка! Я скорее расправлюсь с тобой собственными руками, чем позволю им спасти тебя, — сказал он, грубо приказав что-то собратьям.

Они сразу же подошли к Софии.

Острием сабли Кемаль указал им в глубь пещеры и дал какие-то распоряжения. Прислушиваясь к их словам, София, охваченная паникой, подумала, что ей пришел конец.

Двое смуглых янычар поволокли ее за собой.

— Отпустите! Куда вы меня тащите?

— Заткнись! От тебя одни неприятности, неверная ведьма!

— Если бы это зависело от меня, то мы бы перерезали тебе горло, и дело с концом, — пробормотал тот, что был повыше ростом, которого, кажется, называли Закариас.

— На помощь! Я здесь! Тимо! Гейбриел!

— Ни слова больше, или мы отрежем тебе язык, понятно? — сказал тот, что пониже ростом, по-французски. Кажется, его звали Осман. Говоря это, он пригрозил ей кривым кинжалом, как две капли воды похожим на найденный ими на месте нападения.

Поскольку Кемаль вернулся на поле боя, ее телохранителям приходилось там не сладко. К тому же она пока не видела Гейбриела.

Может быть, она вообще ошибалась? Может быть, его с ними не было? Наверное, он и думать о ней перестал, после того как она его уволила?

А если она ошиблась в нем, так же как ошибалась в Алексе?

Господи, но если она так наивна, что не может отличить друзей от врагов, то как станет править страной? Прав был лорд Гриффит, сомневаясь в ней.

Пол пещеры наклонялся в глубь горы, и было темно, как в гробнице. Примерно через двадцать шагов, сделанных вслепую, она почувствовала проникавшую откуда-то струю свежего воздуха. Они дошли до трещины в скале, из которой вытекал ручеек шириной не более трех футов. Перебравшись через него, они оказались в густом сосновом лесу.

Когда София снова вышла из тьмы, у нее возродилась надежда. Теперь, если отвлечь внимание этих двух головорезов, она могла бы сбежать, как это сделала Алекса. Она огляделась вокруг и напрягла слух.

Справа от нее по склону спускалась вниз крутая каменистая тропа. Взглянув налево, она увидела, что они находятся неподалеку от входа в пещеру, где все еще кипел бой.

Ей нужно было как-то сообщить своим людям, что похитители снова куда-то ее тащат, иначе их попытка спасти ее окончится неудачей, а другой шанс им едва ли представится.

— Помогите! Я здесь! — закричала она, но Закариас сразу же зажал ей рот рукой.

— Молчать! — прошипел Осман. — Веди себя прилично, или мы обрежем тебе язык.

Она замолчала на какое-то время, чтобы не спровоцировать их на осуществление своих кровожадных угроз.

— Идем к лошадям, — пробормотал Закариас.

С Софией посередине они пошли один за другим по спускавшейся вниз под опасным углом каменистой тропинке, и она настолько осмелела, что тайком бросила последний сердитый взгляд через плечо на пещеру. И тут она заметила крупный черный силуэт, появившийся на фоне пламени.

Гейбриел.

От удивления она споткнулась о камень.

— Смотри, куда идешь! — грубо сказал Закариас, когда она ткнулась ему в спину, чтобы удержать равновесие.

— Извини, — пробормотала она.

— Держи ее, иначе из-за этой неуклюжей девки мы все свалимся с обрыва.

Осман сделал как приказали, больно схватив ее за плечо.

Закариас, шедший впереди с ружьем наперевес, торопливо вел их к густым зарослям сосны, где были спрятаны лошади и экипаж.

На таком расстоянии шум битвы у входа в пещеру был почти не слышен, тем более что его приглушал толстый слой мягкой сосновой хвои под ногами, но, отдаваясь эхом от камня, как будто бы исходил совсем с другой стороны. А вверху, на небе цвета индиго, высыпали звезды и показался серп молодой луны.

— Где же лошади? — спросил Закариас, вглядываясь в лесную чащу.

— Клянусь пророком, не знаю. Возможно, немного подальше. Трудно сказать в темноте.

— Подождите! — Закариас, шедший впереди, остановился.

София чуть снова не наткнулась на него, но Осман грубо остановил ее.

— Что это было? — спросил он. — Мне показалось, я увидел что-то впереди.

— Возможно, это огромный… голодный… хищный зверь, — прошептала София, нарочно стараясь вывести их из равновесия.

— А ведь она права, — сказал Осман, с опаской вглядываясь в гущу деревьев.

Закариас резко остановился и поднял руку.

— Ты это слышал?

— Что? — начал было Осман, но его слова перешли в странное бульканье.

София даже не стала оглядываться. Она нырнула вниз и упала на колени, чтобы не мешать Гейбриелу. Его кинжал взлетел над ее головой и, словно молния, ударил Закариаса в основание горла как раз в тот момент, когда он обернулся, чтобы узнать, что происходит.

Тот рухнул на землю и немного откатился по каменистой тропинке.

Потом София почувствовала, как ее подняли, и она оказалась в объятиях Гейбриела. Не говоря ни слова, он забросил ее к себе на плечо.

София отнюдь не была нежным цветочком, но и ее это ошеломило. Она крепко держалась за его пояс, не говорила ни слова и пыталась как можно меньше двигаться, чтобы не нарушить его равновесие. Она даже не спрашивала, почему он не позволяет ей идти самой, — она не имела намерения подвергать сомнению то, что он считал нужным делать, а просто внимательно следила, не идет ли кто-нибудь по тропинке за ними следом.

Он проворно спустился со своей ношей к зарослям сосны, где их ждала всего одна лошадь — его собственная. Остальные исчезли, а часовые, выставленные, чтобы стеречь животных, лежали, уткнувшись лицами в сосновую хвою.

Так и не поставив на ноги, Гейбриел забросил ее на лошадь.

— Сядь верхом, — приказал он.

Она так и сделала, перенеся ногу через седло.

— Ты не ранена?

— Нет.

— Дай мне запястья.

Она протянула руки и бросила на него испуганный взгляд, когда он достал еще один нож. Гейбриел быстро перерезал веревки.

Он заметил промелькнувший в глазах Софии страх, хотя она пыталась его скрыть. На мгновение ему вспомнилась их первая встреча. В то утро в старом сарае она замахнулась на него ножом, даже не подозревая, какому риску подвергает свою жизнь, угрожая ему.

— С тобой все в порядке? — спросил он, пристально вглядываясь в ее лицо.

София кивнула. И вдруг со своего наблюдательного пункта в седле лошади заметила вдали на тропе какое-то движение.

— Гейбриел, они идут! — шепнула она.

— Я позабочусь о них, — сказал он с холодным серебристым блеском в глазах.

— А не могли бы мы просто уехать? — спросила она, прикасаясь к его руке.

— Нет. Я не хочу, чтобы они следовали за нами; Заберись поглубже в заросли, — приказал он. — Жди меня. Я не позволю тебе ехать одной. Если меня убьют, тогда уезжай. Здесь есть нож и пара заряженных пистолетов на всякий случай. — Он показал ей оружие, притороченное к сбруе лошади. — Надеюсь, что до этого дело не дойдет, но на всякий случай помни, что тебе нужно спуститься с горы. Придерживайся дороги — в горах опасно. Как только пересечешь по мостику небольшой ручей, сверни на запад. Поднявшись на сотню ярдов по следующему склону в лес, ты найдешь пещеру с припасами. Поняла?

— Да. — Она знала, что не сможет остановить его. — Будь осторожен, Гейбриел. Прошу тебя. Ты мне нужен.

— Иди, — прошептал он.

Она подчинилась, направив лошадь в глубь зарослей, а он занял позицию, с которой предполагал расправиться с новой группой янычар.

Она быстро направила лошадь по пологому склону, но все еще видела поляну, где Гейбриел залег в ожидании противника.

Настала его очередь устроить против них засаду.

— Прошу тебя, Господи, сохрани ему жизнь. Пусть он победит. Не отбирай его у меня… — молилась она.

Он снова растворился в темноте. Потом она уловила какое-то движение в сосняке. Он снова превратился в тень. Напряженно вглядываясь в темноту, она увидела, как эта тень отделилась от ствола дерева и, подпрыгнув, с легкостью взобралась на нижнюю ветку. Потом он исчез в кроне одной из больших сосен.

София ласково потрепала по шее животное, чтобы успокоить, а другой рукой зажала себе рот, когда Кемаль и двое его людей свернули с тропы и скрылись в зарослях, держа мушкеты на изготовку.

София подождала, пока они удалились от нее примерно на двадцать ярдов, построившись в виде треугольника. Сердце у нее стучало так громко, что она боялась, как бы они не услышали. Янычары продвигались вперед, внимательно оглядывая лес. Они не смотрели только вверх.

Но если бы даже смотрели, то едва ли заметили бы Гейбриела. Для такого крупного мужчины он обладал потрясающей способностью делаться практически невидимым.

Он дождался, когда поддеревом оказались те двое, что находились слева и справа от Кемаля. Она увидела в ветвях оранжевую вспышку, и в то же мгновение один из мужчин упал замертво.

Сразу же спрыгнув на землю, Гейбриел прикончил ножом второго, который так и не понял, что происходит.

Кемаль быстро повернулся и выстрелил из ружья, но Гейбриел прикрылся падающим трупом убитого янычара. Швырнув его в сторону Кемаля, он достал свою кавалерийскую саблю, пометками на которой вел счет убитым врагам.

Никакой пощады!

Кемаль ответил тем же. Не имея времени перезарядить ружье, он достал кривую турецкую саблю и, размахивая ею, отступил на несколько шагов, занимая нужную позицию.

София была даже рада тому, что темнота и ветви деревьев отчасти скрывают происходящее. Она и сама не знала, как удержалась от крика.

Мужчины на мгновение застыли, оценивая друг друга.

Софии было страшно наблюдать за этой битвой не на жизнь, а на смерть. Шум битвы у входа в пещеру утих, и она подумала, что, кроме них, в живых, возможно, больше никого не осталось.

Ловко уклонившись от удара клинка Кемаля, Гейбриел ответил ударом снизу, вонзив клинок глубоко под ребра противника. Удар пронзил того насквозь до позвоночника.

Когда тунисец, зажимая рукой ужасную рану, покачнулся назад, София вздрогнула и издала сдавленный крик. Это движение испугало лошадь, и под ее копытами хрустнула ветка.

Зажав рану, Кемаль взглянул прямо в ту сторону, где София торопливо успокаивала лошадь. Увидев сквозь ветви ее силуэт, он выхватил пистолет и прицелился, но нажать на спусковой крючок не успел, потому что Гейбриел, испустив дикий крик, ударил его саблей с такой силой, что отрубил руку, державшую пистолет.

Кемаль вскрикнул и рухнул на землю, а Гейбриел держал острие своей сабли у горла тунисца до тех пор, пока не убедился, что враг мертв.

София почувствовала момент, когда это произошло, потому что изменилась поза Гейбриела, расслабились плечи, он опустил голову, положив подбородок на высоко вздымавшуюся при дыхании грудь и, сам того не замечая, прижал левую руку к шраму.

Она наблюдала за ним с нежностью. Ей хотелось спрыгнуть с лошади и подбежать к нему, но она не осмелилась.

Он сам подойдет к ней, когда будет готов.

Она успокоила лошадь, содрогнулась, вспомнив обо всем, что произошло, и поблагодарила Бога за то, что оставил Гейбриела в живых.

В этот момент Гейбриела нерешительно окликнул чей-то знакомый голос:

— Полковник? Янис…

София открыла глаза и оглянулась. Да, это он!

— Янис! — Она спрыгнула с лошади и, ухватившись за поводья, потащила ее к мужчинам.

— София! — воскликнул Гейбриел.

— Я здесь, Гейбриел! Со мной все в порядке!

— Ваше высочество! — воскликнул ее добродушный телохранитель, и она заключила в объятия своего старого друга, словно брата.

— Слава Богу, вы целы! — Когда Янис, отстранившись, взглянул на нее, в глазах у него стояли слезы.

— Как остальные? — шепотом спросила она.

— К сожалению, Деметриус убит.

София зажмурилась, но об этом она уже знала. Она видела это своими глазами.

— А остальные?

— Живы.

— Правда? — Она широко раскрыла глаза.

— Даже тяжелораненых нет, кроме Маркоса. Этот дурень сломал ногу, упав с дерева, где полковник Найт велел ему сидеть как снайперу.

— Я, пожалуй, схожу и проверю, как он там, — сказала София.

— Нет, — заявил Гейбриел, подходя к ним. — Оставайся здесь.

София поняла, что он просто не хочет, чтобы она видела место кровопролития.

По правде говоря, с нее было довольно всего этого.

— Не беспокойтесь, ваше высочество. Я уже позаботился о Маркосе, — заверил Янис. — Но он не сможет передвигаться быстро. Вам вдвоем придется идти впереди нас. Я останусь, чтобы помочь ему. И похороню Деметриуса. И Алексу, — добавил он, взглянув на Гейбриела.

— Алекса мертва? — прошептала София. — Мне показалось, что она убежала! Последний раз я видела ее, когда она улизнула из пещеры. В нее попала пуля? Что произошло?

Янис опустил глаза.

— Сожалею, что мне приходится говорить вам об этом. Маркос со своего наблюдательного пункта на дереве видел, как она побежала в лес. Должно быть, в темноте она не заметила край обрыва и упала вниз. Когда Маркос рассказал мне о случившемся, я помчался вниз посмотреть, не выжила ли она, но она была мертва. У нее оказалась сломана шея.

— О Господи, — прошептала София, опустив голову.

Гейбриел взглянул на Яниса.

— Раненый, как мы и ожидали, постарался убежать?

— Да, сэр. Тимо и Нико отправились за ним, как вы и приказали.

— Отлично. Вы все храбро сражались.

В его устах это звучит как высшая похвала, подумала София, с некоторым недоверием окидывая взглядом мужчин.

— Я смотрю, вы теперь ладите друг с другом?

— Я думаю, что мы извлекли свои уроки, — признался Янис.

— Можно было бы сделать это и пораньше, — согласился Гейбриел. — Идем, цыганочка. Пора забирать тебя отсюда.

Глава 19


Они молча проехали несколько миль, спускаясь с горы, по небольшому мостику пересекли холодный быстрый ручей и свернули с дороги. Потом снова углубились в темный лес, но теперь, когда за ее спиной было сильное теплое тело Гейбриела, она больше ничего не боялась.

Он направил лошадь сквозь густые заросли подлеска и, доехав до излучины ручья, остановился, настороженно огляделся вокруг и спешился.

Она наблюдала, как он подошел к журчащему ручью и присел на корточки. София поняла, что он смывает кровь со своих рук после боя.

Она вдруг вспомнила его слова, сказанные в ту ночь в фермерском домике: «Я, наверное, не смог бы больше никогда убить человека… Я убежден, что это стоило бы мне гибели моей бессмертной души».

А теперь ему пришлось сделать это ради нее. Его молчание означает, что он сердится?

Они поднялись к пещере, которую он уже приготовил для нее, но сначала отвел лошадь в заросли и спрятал там. София шла за ним следом, осторожно ступая по каменистой тропе.

— А вот и наше убежище, — сказал он, указав на маленькую пещеру чуть в стороне от тропы. — Там должно быть тепло. Иди и устройся поудобнее.

Ей пришлась по душе эта пещера, скупо освещенная парой фонарей, согретая кучкой тлеющих углей, обложенной по кругу обломками скалы, где были уже приготовлены скатки с постелью, несколько меховых покрывал, вода и пища, а также все необходимое для первой медицинской помощи и еще кое-какое оружие, на случай если потребуется. София страшно обрадовалась, потому что это маленькое примитивное жилище показалось ей более гостеприимным и безопасным, чем любой дворец.

— Мой ранец! — обрадованно воскликнула она, указывая в противоположный угол пещеры. Она с благодарностью взглянула на Гейбриела. На его строгом лице появилось подобие улыбки.

— Куда же мы без него?

— А мой нож? — с надеждой в голосе спросила она.

— Посмотри сама.

София бросилась в дальний угол пещеры и, присев на корточки, открыла старый холщовый ранец, который Леон всегда держал для нее наготове. Тот самый, с которым она бежала в ночь нападения. Заглянув внутрь, она обнаружила там все, что было нужно для выживания, в том числе и свой нож.

Она улыбнулась Гейбриелу лучезарной улыбкой. Угроза миновала, но она немедленно пристегнула нож к бедру и сразу же почувствовала себя значительно лучше.

Покачав головой, он сделал глоток из своей фляги.

София медленно опустилась на меховое покрывало возле огня и уставилась в пространство. Эпизоды происшедшего продолжали прокручиваться в мозгу. Она даже не замечала, что все еще дрожит.

Заметив ее состояние, Гейбриел добавил в огонь топлива, потом достал из припасов маленькую бутылку бренди и, налив добрую дозу в стакан, предложил ей.

— Сделай несколько глотков, — приказал он.

Она настороженно взглянула на бутылку.

— Ты уверен, что в вино ничего не подсыпано? Ведь именно с этого все и началось.

— Ну-ка посмотри на меня. Сейчас ты в полной безопасности. Выпей это, София… Выпейте это, ваше высочество. Вы побледнели как привидение. Выпейте, это поможет.

Услышав, что он снова называет ее «ваше высочество», София решила, что это плохой признак: он продолжает держаться от нее на почтительном расстоянии.

Но после всего, через что ему пришлось из-за нее пройти, она не посмела ему возражать и сделала несколько глотков обжигающего напитка.

— Просто посиди и немного расслабься, — сказал он. — Очень скоро ты почувствуешь себя значительно лучше. И побудь некоторое время в одиночестве. Я уверен, что тебе это надо, — пробормотал он и, пригнув голову, вышел из пещеры.

Допив бренди, она решила все-таки выйти на воздух и проверить, как он там. Гейбриел сидел на валуне возле входа, уставившись в темноту, и, казалось, мыслями находился за тысячу миль отсюда. «Где ты сейчас? — подумала она. — Вернись ко мне».

Она хотела было положить руку ему на плечо, но увидев, как глубоко погружен он в свои мысли, не стала.

Очень осторожно София уселась рядом без приглашения. Она попробовала заглянуть ему в лицо, но его голова была опущена.

Гейбриел выглядел как-то странно. Это ее беспокоило. Он казался таким отстраненным, что она не была уверена, позволит ли он ей остаться с ним.

— С тобой… все в порядке? — пробормотала она, досадуя, что слова не в состоянии выразить охватившее ее чувство тревоги за него.

Он кивнул.

— Наверное, мучает шрам? — прошептала она.

Он пожал плечами:

— Немного побаливает.

— Гейбриел… — Наклонив голову, она поцеловала его руку, и он наконец медленно взглянул на нее. — Спасибо.

Она положила голову ему на бедро, и он стал гладить ее волосы.

— Не благодари. Тебе пришлось пройти через все это прежде всего из-за меня.

— Нет, это я виновата в том, что тебе снова пришлось убивать. Я тебя уволила и угодила в ловушку, расставленную Алексой. Она достаточно хорошо знала меня, чтобы сыграть на моей ревности.

Он смущенно пожал плечами.

— Когда она сказала, что ты целовала принца, я…

— Целовала принца? — эхом повторила она. — Но ничего подобного не было!

— Боже милосердный! — воскликнул он, крайне раздосадованный своей недогадливостью. — Но Алекса так мне сказала, и я ей поверил. Я решил, что это означает… — Он не закончил фразу, потом начал снова: — Я надеялся, что смогу забыть тебя с ней, хотя из этого ничего не получилось бы.

— Теперь все позади. Не сердись на себя, пожалуйста. Чтобы осуществить свой план, ей было нужно разъединить нас.

— Кто бы мог предположить, что она такая подлая?

— Конечно, никто, — сказала София. — Ты относишься к женщине, как подобает рыцарю, и это является одним из качеств, которые особенно дороги мне в тебе. — Она еще крепче сжала его руку. — Нас всех одурачили, Гейбриел. Даже тех, кто хорошо знал ее, — или думал, что знает. Но скажу в утешение, что она делала это не по доброй воле. Бедняжку угрожали убить, если она не станет с ними сотрудничать.

— Этому я охотно верю, — признался он. — Но почему она не обратилась к нам?

— Она бы, возможно, так и сделала, если бы знала обо всех твоих способностях. Ты ведь можешь чудеса творить. Даже Янису ты внушил благоговение. Ты сегодня был поистине великолепен.

— Ну что ж, я рад, что ты так думаешь, — мрачно произнес он, — но я не стал бы винить тебя, если бы ты навсегда перестала со мной разговаривать.

— Вздор! Ты спас мне жизнь, Гейбриел, ведь они хотели отвезти меня к Али-паше.

Он кивнул.

— Ты уже давно подозревала, что за всем этим стоит именно он, не так ли? И была права. Ты была права и во многом другом. — Он взял ее за плечо и, нежно сжав, заглянул в глаза. — Сейчас ты в безопасности. А это самое главное. Я больше глаз с тебя не спущу. Я буду защищать тебя. Всегда. Даже если ты решишь выйти замуж за принца. Это, София, мое предназначение.

Посмотрев на него, она обвила руками его шею и прижалась к нему. Как приятно было держать его в своих объятиях!

— Я не смогла бы выйти за него замуж, — прошептала она, почувствовав, как рука Гейбриела робко прикоснулась к ее талии. — Она поцеловала его в щеку. — Даже если бы этот брак был нужен моей стране, он заставил бы нас расстаться, а я не могу допустить этого. Я не могу без тебя, Гейбриел. Ты мне очень нужен.

Он закрыл глаза и положил голову ей на плечо.

— Я знала, что ты спасешь меня, хотя и уволила тебя.

София, чуть не плача, шмыгнула носом. Гейбриел внимательно вгляделся в ее лицо.

— Увидев тебя с Алексой, я поняла, что это удобный случай отправить тебя отсюда, — призналась она. — Иначе у меня могло бы не хватить сил. Поэтому я не стала слушать твои объяснения и не дала тебе второго шанса. Ах, дорогой, я тебя знаю и знаю также, какова Алекса — какой была Алекса. Я поняла, что она вновь принялась за старое и что ты ни в чем не виноват. Но мне показалось, что это единственный способ защитить тебя.

— София, — еле слышно промолвил он, — как ты не понимаешь? Я счастлив быть рядом с тобой. Это все, что мне нужно. Теперь мне нет дела до того, какая часть территории Индии находится под контролем Англии. Там, в фермерском домике, я хотел покончить с прошлым и измениться. Но сегодня я рад, что не растерял свои способности, потому что благодаря им ты жива и невредима, а это для меня самое важное.

Она взяла его лицо в ладони.

— Мне показалось, будто ты говорил, что телохранитель не может выполнять свою работу, если испытывает к подопечной какие-то чувства.

— Но есть и другая точка зрения. — Он поднес к губам и поцеловал ее руку. — Когда мужчина крепко любит, это может стать великолепным оружием.

— Это то, что я видела сегодня?

Он кивнул. В глазах его появился стальной блеск при воспоминании о жестокой расправе, которую он учинил над врагом. Он покачал головой и опустил взгляд.

— Бог свидетель, я очень старался держаться от тебя на почтительном расстоянии.

— Почему?

— Потому что ты наследная принцесса. И будешь королевой…

— Ну и что? Я к тому же еще и женщина.

— Поверь, я это знаю.

— Мне очень хочется быть ближе к тебе.

— А мне к тебе, София. Ничего подобного я еще никогда ни к кому не испытывал. Но если союз с Данией — это наилучший выход для Кавроса…

— Самое лучшее для Кавроса — это я, — прошептала она. — Ты — самое лучшее для меня, а я — самое лучшее для тебя, я это знаю, я люблю тебя, Гейбриел. Я полюбила тебя с той самой минуты, когда ты разговаривал на сеновале с глупым котенком.

Потрясенный ее словами, он покачал головой.

— Я всегда буду твоим. Ведь мне показалось, — содрогнувшись, добавил он, — что я тебя потерял.

— Нет. Ты спас меня. И я была уверена, что ты на это способен. Мы с тобой созданы друг для друга, Гейбриел. Скажи, что ты тоже это знаешь.

— Я люблю тебя, София. Так люблю, что могу, кажется, умереть от желания обладать тобой.

— Вот этого не надо. Зачем умирать? — насмешливо сказала она. — Ты вернулся, чтобы жить для меня, жить со мной. В качестве моего мужа и моего любимого.

— Как я могу быть твоим мужем? — едва слышно спросил он.

— Дорогой, — упрекнула его она, — ты слишком много размышляешь. Лучше поцелуй меня.

Когда его губы прикоснулись к ее губам, она почувствовала, как он дрожит от желания. София возмутилась. Почему он сдерживает себя даже теперь? Нет, так дело не пойдет.

Она схватила его за плечи и, поцеловав крепче, нетерпеливо раздвинула языком его губы. Он застонал, почувствовав у себя во рту ее язычок. Она взяла в ладони его лицо, чтобы он не смог отвернуться от нее в угоду своим проклятым рыцарским принципам.

— Будь смелее, — прошептала она, едва дыша после столь страстного поцелуя.

Он наконец сказал, что его тревожит.

— Не верится, что ты все еще хочешь меня после того, что видела там, в горах.

Она приподняла брови.

— И это все, что тебя тревожит? Уж не стыдишься ли ты этого?

— Вовсе нет, — сказал он, передернув плечами, и посмотрел в сторону. — Но согласись, что это неприятное зрелище, и мне хотелось бы, чтобы ты его не видела. Вот и все.

— Гейбриел, к этому меня подготовили Леон, а также все мои утраты. Это были отвратительные люди, которые получили то, что заслужили, — решительно заявила она. — А что касается меня, то я не такая трусиха, чтобы не видеть и не понимать, чем рискуют такие, как ты, ради меня и ради общего блага.

Он пристально смотрел на нее и слушал.

— Твоя полная самоотдача и храбрость — в этом есть, как говорят поэты, что-то возвышенное, любовь моя. Вот видишь? Я понимаю тебя. Я хочу тебя. Даже твою ярость. Позволь мне попробовать ее на вкус. Я знаю, что ты никогда не причинишь мне боли.

— Никогда, — хриплым голосом отозвался он словно эхо.

Не говоря больше ни слова, он поднялся и повел ее внутрь пещеры.

Как только они оказались в своем слабо освещенном убежище, он привлек Софию к себе и заключил в объятия. Когда его губы завладели ее губами, оба уже пылали страстью. София постанывала, а он медленно снял с нее одежду и уложил на меховые покрывала.

Она принялась снимать с его плеч сюртук, но для этого ему нужно было сначала снять наплечную кобуру и множество прикрепленного там оружия. Освободившись от своего личного арсенала, он снял сюртук и отбросил его к стене.

София была так возбуждена, что боялась потерять сознание. Она удобно расположилась на их примитивной постели, а Гейбриел, стоя над ней, проделал поцелуями дорожку от ее шеи и ниже, любуясь красотой ее тела.

Его губы спустились по ее груди, талии, бедрам, обследуя каждую округлость. Вскрикнув от удовольствия, она выгнулась под ним, когда он взял ее набухший сосок горячими влажными губами и осторожно втянул его, прежде чем перейти к его двойнику. Несколько мгновений спустя она испытала настоящие мучения. София и не подозревала, как сильно ее тело изголодалось по нему и как бережно хранило воспоминания о его руках и тех приемах и ощущениях, которым он начал обучать ее в ту ночь на ферме. Сейчас она была более чем готова продолжить обучение.

Страстно поцеловав ее, он опустил руки и быстро расстегнул черные бриджи для верховой езды. София помогала ему. Ее рука скользнула вниз по его животу, и она застыла от удивления, наткнувшись на толстое основание его члена, который гордо возвышался — огромный и твердый — на островке жестких волос в паху.

Ее пальцы обвили его кольцом, и Гейбриел содрогнулся, когда она погладила его снизу вверх. Он был нескончаемо длинным, но она хотела, чтобы весь он находился внутри ее тела.

Он позволил ей поиграть еще чуть-чуть, потом по-хозяйски взял ее руки и осторожно поднял над головой.

— Я люблю тебя, — произнес он и, опустив голову, нежно поцеловал.

София умирала от желания. Она твердо знала, что была создана для этого момента и для этого мужчины.

Его стремительное вторжение внутрь ее тела на мгновение приостановилось, когда он наткнулся на препятствие, символизирующее ее девственность.

Но если Гейбриел боялся, что она его остановит, то жестоко ошибался. Он сделал паузу только лишь для того, чтобы дать ей крошечный шанс передумать.

Ее пальчики скользнули по его широкой спине и ухватились за плечи, подсказывая ему, что она с радостью готова вытерпеть боль, связанную с окончательным воссоединением с ним.

Он с нежностью поцеловал ее, почувствовав, как она задрожала под ним, испытывая одновременно радость, боль и пьянящее осознание того, что ее любимый делает ее своей. А она подписывает эту сделку девственной кровью.

Теперь для них обоих дороги назад не было.

Он замер, с нежностью сжимая ее в своих объятиях.

— Я обожаю тебя, — прошептал он.

Она не могла бы сказать, почему его нежный шепот вызвал слезы на ее глазах. Возможно, она просто успокаивалась после такого количества утрат и многих лет уединенного образа жизни. Она могла лишь приласкать и еще крепче обнять его, потому что говорить ей мешал комок, образовавшийся в горле. Произнести она могла только имя своего любимого: Гейбриел.

— Я всегда буду принадлежать тебе, милая. Тебе больно?

— Совсем немного. Я люблю тебя.

Он закрыл глаза и поцеловал ее в лоб, усилием воли сдерживая желание, пока она не будет готова.

Ему не пришлось долго ждать. Несмотря на внушительный размер его мужского естества, она быстро оправилась от боли и не хотела затягивать мучительное ожидание. А желала одного: отдать ему себя целиком и полностью.

— Может быть, продолжим? — промолвила она.

Гейбриел усмехнулся.

— Браво, моя девочка! — пробормотал он, явно гордясь ею. Он приподнялся на локтях, продолжая гладить ее волосы. — Ты настоящий борец, София. Вот почему мы с тобой созданы друг для друга. Мне так повезло, что я нашел тебя, что изо всех фермерских домиков, которые мог арендовать, я выбрал именно этот.

— Это рука судьбы, дорогой, — сказала она и притянула его к себе, чтобы он снова поцеловал ее.

Когда он осторожно принялся за дело, она почувствовала по его напряженному дыханию, что он все еще сдерживает себя.

Этого она уж никак не могла допустить.

Обвив ногами его тело, она щедро предложила ему все, что могла, для удовлетворения его давно сдерживаемых страстей. Он тихо застонал и, повернув голову, впился в ее губы страстным поцелуем. Потом приподнялся над ней на руках, почувствовав, что не может больше контролировать себя.

А София? София была в восторге от того, что он с каждым рывком проникает все глубже, ускоряя темп, и выгибала тело ему навстречу.

Она стиснула зубы, когда усилилась боль, приносящая наслаждение, и ее явная готовность продолжать начатое позволила ему больше не сдерживаться. Что он и сделал.

Он обрушился на нее яростно, но не переходя границ, чтобы не причинить ей боль. София чуть не зарыдала, увидев, как красив он в эту минуту.

Повинуясь силам и инстинктам, столь же древним, как сама земля, они наконец соединились, чего оба так давно желали.

Ужас и боль последних двух дней забылись, и они радовались тому, что остались живы и любят друг друга.

У нее вдруг промелькнула потрясающая мысль. А что, если она забеременеет? Они бы вместе восстановили ее семейную линию престолонаследия, которая была почти уничтожена.

Эта мысль еще больше усилила наслаждение. Ее чувства достигли наивысшей точки. Он научил ее понимать это в ту ночь в фермерском доме. Она почувствовала, как нарастает ее нетерпение, и у нее перехватило дыхание от счастья. Волна наслаждения захлестнула ее. Он достиг оргазма с львиным рычанием, приподнявшись над ней с видом триумфатора, когда волна его семени излилась в ее тело.

С трудом переводя дыхание, София с благоговейным трепетом смотрела на него.

Она навсегда запомнит выражение глубочайшего наслаждения на его лице. София почувствовала безумную гордость, когда поняла, что победила его, этого потрясающего, этого великолепного зверя.

— Иди сюда, — тихо сказала она, привлекая его к себе, когда он старался прийти в себя после столь мощного взрыва наслаждения.

— О Господи, — пробормотал он, пытаясь перевести дух.

София одарила его утомленной улыбкой.

— Я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя. Извини, если я был слишком груб, — с трудом произнес он.

— Мне безумно понравилось. Я обожаю тебя.

— С тобой все в порядке?

— Я на седьмом небе от счастья. Отдохните немного, полковник.

Он вздохнул с большим облегчением и еще раз нежно погладил ее волосы. Потом закрыл глаза и подчинился ее приказу.

Она окинула взглядом стены пещеры, наблюдая за игрой света и тени, и заметила на стене наскальные рисунки, которые, по слухам, нередко встречались в этих местах.

По правде говоря, никто не знал, кто был их автором и как давно они появились, но когда она смотрела на сделанные словно рукой ребенка изображения быка и других животных, бегущих по стене пещеры и исчезающих где-то среди теней, ей казалось, что они что-то передают ей сквозь толщу веков. Они относились к тем давним временам, когда никто не думал о божественном происхождении королевской власти или о таких понятиях, как «империя». В те времена, наступившие вскоре после изгнания из Эдема, вопрос о том, кто будет королем, решался не в соответствии с родословной, а в зависимости от того, кто самый сильный, кто самый храбрый, кто самый смышленый.

София, нежно обняв Гейбриела, снова поцеловала в плечо. У нее замерло сердце от мысли, которая неожиданно пришла ей в голову. Она поняла гораздо лучше, чем он, почему его оставили в живых и почему вернули с порога, не позволив уйти на «тот свет». Она поняла, в чем заключалось его истинное предназначение.

Быть ему ее королем.

Глава 20


Принцесса София Кавросская.

Ее королевское высочество.

Нет слов, чтобы описать, как она хороша собой, и Гейбриелу не верилось, что он лишил ее девственности. Все еще потрясенный свершившимся чудом, Гейбриел молча наблюдал, как она спит на утренней заре.

Заниматься с ней любовью было самым великолепным из всего, что он когда-либо делал.

Учитывая все ее утраты, с его стороны было безумием, может быть, даже жестокостью, рисковать еще больше сблизиться с ней, когда ему еще предстояло вступить в бой с армией янычар, в котором он может сложить голову. Но с тех пор как он чуть не расстался с жизнью, где-то глубоко внутри понимал, что такой поворот судьбы, возможно, уже не за горами.

Если в предстоящей битве он погибнет, то Софии придется очень тяжело. Он обездолит бы ее именно тогда, когда она должна быть сильной ради своего народа.

У него перехватило дыхание при мысли, как она дорога ему и как он чуть не потерял ее, когда ее похитили проклятые негодяи. Он не мог заставить себя поверить, что их благословенный акт любви прошлой ночью греховен.

Но чем бы это ни было — грехом или просто исправлением ошибки, — они оба хотели этого. Наблюдая за ней, живой и невредимой, здесь, рядом с собой, Гейбриел твердо решил уберечь ее от всех бед.

Пока что не было необходимости рассказывать ей о том, какую серьезную угрозу представляет собой орден Скорпиона. Она уже достаточно натерпелась, и ей потребуется несколько дней, чтобы прийти в себя, прежде чем он поведает, насколько опасна ситуация, в которой они оказались.

Гейбриел лишь надеялся, что морская пехота, расквартированная в Кавросе, будет готова к действиям, к тому времени как возвратятся посланные им люди и привезут данные о том, где устроили свое логово янычары.

Когда София начала шевелиться, он выбросил из головы зловещие мысли и сосредоточился на собственных планах в отношении этой леди. Дорога до побережья Средиземного моря не займет много времени, но он твердо решил провести следующие два дня, исполняя все, что бы только она ни пожелала.

Ее темные глаза вдруг открылись, еще не вполне сфокусировавшись.

— Боже мой, неужели я храпела? — испуганно пробормотала она.

— Принцессы не храпят, ваше высочество. Это знает каждый.

— Приятно слышать. Доброе утро, любовь моя! — Она, скорчив гримаску, взъерошила ему волосы, потом снова обняла его. — Ах как я боялась, что проснусь и обнаружу, что это был всего лишь прекрасный сон. Это происходит на самом деле?

— Так оно и есть, если ты этого хочешь, — прошептал он, лаская ее. На какое-то время он закрыл глаза, чтобы полностью насладиться ощущением ее красивого стройного тела, лежащего поверх него.

Он был по-прежнему готов защищать ее до последней капли крови, но обнаружил, что ему хочется — чего с ним прежде не случалось — увильнуть от служебных обязанностей и снова овладеть ею. Вполне возможно, что это был их последний шанс.

Подумав о ее мягкой, податливой красоте, Гейбриел обнаружил, что его член снова приходит в возбужденное состояние.

Пропади все пропадом! Похоже, что ощущение смерти, дышащей ему в затылок, лишь неудержимо увеличивает его чувственное влечение. Как будто он должен брать все лучшее, что предлагает жизнь, пока еще может.

«Дай же Софии немного отдохнуть», — приказал он себе. Но он так сильно любил ее…

Опираясь локтем на скатку с постелью, он молча поднял руку. Она тут же повторила его движение в зеркальном отображении, и их ладони соприкоснулись. Он нежно поцеловал ее в лоб.

— Проголодалась? — спросил он, пытаясь отвлечь свое внимание от теплых шелковистых ножек, обвивших его.

— Умираю с голоду. Какую еду вы захватили с собой для нас, полковник? Сухари?

— Мадемуазель, вы во Франции! Никаких сухарей. Мы найдем здесь более подходящую пищу.

Она подняла голову и нахмурила брови.

— Ты, как видно, торопишься покинуть нашу маленькую пещерку?

Она обвила его руками, не позволив уйти. Даже встать ему не дала. Правда, он не очень-то и сопротивлялся.

— Гейбриел, — пробормотала она довольно невнятно, потому что ее губы были прижаты к его шее.

— В чем дело, дорогая? — насторожился он, уловив беспокойство в ее тоне.

— Что, если мы приедем в Каврос, а мой народ решит, что я им не подхожу? Что, если никто не захочет слушаться меня? Я ведь, в сущности, всего лишь девчонка. Признайся честно, не думаешь ли ты, что я взялась за непосильное дело?

— Ты была бы дурочкой, если бы не боялась этого, — нежно прошептал он. — Но не беспокойся. Они полюбят тебя, уж поверь мне.

Он приподнял бровь, заметив кокетливый блеск в ее глазах.

— В чем дело, милая?

Когда она поманила его пальчиком, он вздрогнул. Улыбка, которой она его одарила, сказала все остальное.

Возбужденно рассмеявшись, он позволил ей снова уложить его на их меховое ложе и прозанимался с ней любовью до середины утра.

На первом уроке она приобрела опыт ярости и всепоглощающей страсти, но второй урок был более игривым, веселым и познавательным. Гейбриел, ее терпеливый учитель, ошеломил ее. Третий урок — а также и четвертый — состоялся во второй половине того же дня на постоялом дворе, где можно было взять напрокат лошадей.

Они заехали туда именно для этого, но закончили тем, что сняли номер на ночь.

Гейбриел искоса взглянул на нее, услышав, что она назвала хозяину их имена как мистер и миссис Кинг.

Французская сельская гостиница оказалась местом уютным и гостеприимным. Пока слуги наполняли водой ванну в их комнате, София заказала ужин и с нетерпением ждала деликатесов, которыми их наверняка побалуют. Гейбриел тем временем отправил лорду Гриффиту сообщение о том, что она цела и невредима, поговорил с женой хозяина гостиницы о том, что завтра утром им потребуются лошади из платной конюшни, а также спросил, где здесь можно раздобыть чистую одежду.

София понимала его желание поскорее переодеться. Ей тоже не терпелось сменить наряд, который напоминал ей обо всем пережитом.

Хозяйка гостиницы отправила свою старшую дочь узнать, что можно купить в местных магазинах.

— Моя старшенькая, — заявила она, — неплохо разбирается в моде.

Некоторое время спустя девушка вернулась с охапкой нарядной французской одежды для них обоих, новым нижним бельем и тремя дневными муслиновыми платьями для Софии — на выбор. Для Гейбриела она нашла подходящий для джентльмена костюм, льняную сорочку кремового цвета, желтовато-коричневые брюки.

Одежда была тесновата, но он решил взять ее. Девушка, которой очень понравился неотразимый англичанин, пообещала к утру произвести необходимую переделку. Он сказал, чтобы она делала все, что сочтет нужным.

— Ты отошлешь счет в министерство иностранных дел? — спросила София, когда Гейбриел выписывал чек на купленные вещи.

— Нет, своему брату, — сообщил он.

— Дереку? Почему?

— Разве я не говорил тебе? Некоторое время назад я отписал ему все свое наследство. Если бы я не сделал этого, то мог бы быть очень богатым.

— Почему же ты так поступил? — удивилась она.

— У меня был приступ щедрости, — усмехнувшись, ответил он.

Она рассмеялась, с нежностью обняла его, и они направились к лестнице, которая вела наверх, где находились комнаты для гостей.

— Ты полон самых удивительных сюрпризов, — поддразнила его она.

Поднявшись наверх, они заперли дверь комнаты и, раздевшись, стали плескаться вместе, намыливая друг друга чудесным мылом с ароматом лаванды. Они устроили из этого настоящий праздник и обнаруживали друг у друга все новые и новые местечки, с которыми было нужно познакомиться, которые требовалось обласкать.

Когда он заставил ее повернуться, она поняла, что он что-то затевает. Сначала он намылил ей спину, но его подлинные, греховные намерения стали ясны, когда его руки начали опускаться ниже. Вскоре он заставил ее встать на колени и слегка наклониться над краем ванны, а сам, пристроившись за ее спиной, взял ее сзади, расплескивая при этом воду.

София застонала от удовольствия, а ему показалась мала территория, ограниченная ванной, и он попросил ее лечь на кровать. Она, задрожав, подчинилась. Оба они были мокрые и скользкие, и он овладел ею самым непристойным образом, стоя между ее ногами и взяв в ладони ее ягодицы. София чуть не потеряла сознание от наслаждения, вызванного его необычайно глубоким проникновением.

Когда она, с трудом открыв глаза, увидела его мощную фигуру и напряженное от страсти лицо, она поняла, что другого такого, как он, нет в целом мире.

Он обвил ее ноги вокруг своей талии и, наклонившись, одарил ее таким поцелуем, словно хотел съесть. Сцепив ноги на его мускулистых ягодицах, она позволила ему унести их обоих к новым вершинам наслаждения.

Обессилев и пытаясь отдышаться, они оба рассмеялись, обнаружив, что в результате его усилий кровать оказалась отодвинутой на несколько футов.

К этому времени с кухни принесли заказанный ужин, и они, надев халаты, предоставленные гостиницей, приступили к еде, чтобы поддержать силы.

София охала и ахала, восторгаясь закусками, а особенно — печеночным паштетом на свежем белом хлебе. Отведав его, оба они застонали от удовольствия. В качестве первого блюда было подано рагу из зайца с лесными грибами, зеленой фасолью, морковкой и жемчужными луковками с местного рынка.

На сладкое им принесли яблочно-ореховый торт, в котором чуть ощущался привкус меда. Они открыли бутылочку десертного вина и взяли его с собой в кровать. Закончился ужин кусочком копченого сыра бри на ломтике вкуснейшего хлеба и гроздью зеленого винограда.

София, еще не вполне насытившаяся, поглядывала на него голодным взглядом. Он смотрел на нее с вожделением. И чувство это было взаимным. Она ласкала его по-хозяйски, в восторге от того, что такое количество мускулов и чисто мужской мощи находится между ее ногами и полностью подчиняется ей. Она осыпала его самыми соблазнительными поцелуями, обласкала его грудь своими грудями и дразнила его своим телом до тех пор, пока он чуть не умер от желания. Забыв о всякой девичьей застенчивости, она обхватила пальцами его сильно возбужденный член и направила в ожидавшее его отверстие. Ее нежная плоть все еще побаливала, но она не обращала на это внимания. Она снова хотела его.

Как только она отпустила его руки, он сразу же схватил ее за бедра. Он принялся направлять ее движения и делал это до тех пор, пока они оба не удовлетворили свою страсть.

В ту же ночь, несколько позднее, София, сама не зная почему, вдруг расплакалась. Ей вспомнились Алекса и Деметриус и ужас двух последних дней, от которого она все еще не избавилась, а также все ее страхи, связанные с ожидавшей ее королевской судьбой. Она вспомнила, что опасность еще не устранена, и ее охватили дурные предчувствия.

Но к утру она чувствовала себя лучше. Они оделись и наняли почтовую карету с кучером и форейтором, так чтобы им можно было ехать вместе в карете оставшуюся часть пути до побережья Средиземного моря.

Они выехали рано и любовались живописными пейзажами сельской Франции, наблюдая, как начинает новый день провинция. Однако ее ненасытный любовник имел, как видно, особое мнение относительно того, как провести время. С озорной полуулыбкой, которую она, кажется, уже научилась понимать, Гейбриел посадил ее к себе на колени.

Когда он собирался напроказить или затевал что-нибудь непристойное, у него на левой щеке появлялась этакая игривая ямочка.

Пробравшись под подол ее платья и нижней юбки, он высвободил из брюк твердое, предельно возбужденное мужское естество. Никто и не заметил, как София развела под юбками колени и вскоре почувствовала, что ее голые ягодицы оказались в его паху. У нее учащенно забилось сердце, когда она почувствовала, как его пульсирующий от напряжения член скользнул в уже увлажнившееся в его ожидании отверстие.

За всеми этими занятиями никто из них не заметил, как они оказались в каком-то другом городишке в разгар базарного дня. На окнах кареты не было занавесок, хотя они были закрыты. София запаниковала. Прохожие могли заглянуть в окно. Правда, ее юбки скрывали тот факт, что его возбужденный член находится внутри ее плоти, но тем не менее!..

— Что мне делать? — в отчаянии шепнула она.

— Просто наслаждайся путешествием, — с томной медлительностью произнес он. — Бери пример с меня.

Пока они медленно проезжали через городок, ее сердце бешено колотилось. Продавцы подходили к окошкам кареты, предлагая свои товары.

— Нет, спасибо. Мерси, не нужно, — отвечала София, щеки которой лихорадочно раскраснелись.

— У тебя отлично получается, — поддразнил он ее.

— Я тебя задушу за это.

— Это было бы забавно. Послушай, дорогая, купи-ка ты великолепного французского хлеба у этого парня. Я уверен, что тебе понравится его форма.

— Ты настоящий демон, — сказала София, отсчитывая дрожащими пальцами несколько су, чтобы купить длинный твердый багет. Булочник вдруг нахмурил брови.

— Простите, месье, ваша леди не больна?

— У нее лихорадка, — заявил Гейбриел.

— Послушайте, у нас в городе есть врач.

— Нет-нет, — сказал он. — Я сам вылечу ее.

* * *

Когда они доехали до Средиземного моря, то испытали особое счастье при виде его.

Когда они размышляли над тем, что предстояло им впереди, их настроение менялось от романтической эйфории до мрачных предчувствий. На закате они гуляли по пляжу, взявшись за руки, и почти не разговаривали. Рядом с ними простирались зеленоватые воды Средиземного моря, на волнах которого покачивались стайки парусников.

Гейбриел пытался придумать, как затронуть в разговоре тему об угрозе со стороны ордена Скорпиона, когда София с раскрасневшимися от ветра щечками неожиданно повернулась к нему.

— Я хочу поблагодарить тебя за мое спасение, — с серьезным видом сказала она.

Он поцеловал ее руку и улыбнулся.

— А тебе спасибо за то, что любишь меня, — сказал он в ответ.

Она задумчиво взглянула на него, пригладив упавшую на лицо прядь волос.

— Ну-у, это совсем не трудно.

— Ты делаешь меня таким счастливым, — прошептал он, помогая ей заложить за ухо выбившуюся прядку. Та немедленно снова вырвалась на свободу. Эта ее непокорная грива жила, кажется, собственной жизнью, как и все остальное в этой волевой леди, подумал он, покачав головой.

— Гейбриел? — Она схватила его за руку и подошла ближе. — Мне нужно кое о чем спросить тебя.

— О чем же, любовь моя?

Она посмотрела на него очень серьезно.

— Ты собираешься жениться на мне?

Он смущенно взглянул на нее.

— Конечно! За кого ты меня принимаешь, дорогая? Если бы я не имел такого намерения, ничего этого не произошло бы. Просто я не уверен, что судьба будет способствовать этому.

Не успел он пояснить свое заявление, как она с облегчением вздохнула. Покраснев, она как-то нервно рассмеялась над собой.

— Извини, я говорю это не потому, что сомневаюсь в тебе, а потому, что ты никогда не упоминал об этом. Ах, Гейбриел, пойдем сейчас же и сделаем все как надо!

— Сейчас?

— Да, и никто не сможет нас остановить! Я так хочу стать твоей женой. Что ты со мной сделал? — сказала она, с любовью прижимаясь к нему. — До того как появился ты, я приходила в ужас при одной мысли о том, что придется править королевством вместе с мужем. Но тебе я безоговорочно доверяю. Я знаю, что ты меня никогда не предашь.

Он долго смотрел на нее.

— Ты уверена, что хочешь между нами полного равноправия?

— Ну конечно!

— А как же божественное право и все такое прочее?

— Это все вздор! Наше высокое положение подтверждается нашими делами. А твое мужество восхищает, — сказала она.

— Но как отнесутся к этому в Кавросе?

— Мой народ лишь выиграет, если мы с тобой будем вместе. Сам подумай, как это будет, если твоя сила объединится с моей! Не успеешь оглянуться, как мы снова возродим страну.

Тронутый ее верой в него, он нежно поцеловал ее в губы.

— Ну так что ты об этом думаешь? — пробормотала она. — В этом городке, должно быть, не меньше двадцати церквей. Кстати, где мы сейчас находимся?

— Мы в Перпиньяне, София, — сказал он осторожно. — И мне кажется, что нам следует немного подождать.

— Почему?

— Дорогая, учитывая все, что поставлено на карту, мы оба должны рассуждать практически. Министерство иностранных дел и местные власти Кавроса могут расторгнуть брак, если церемония не была совершена открыто, в присутствии множества людей. Ты знаешь, что я принадлежу тебе. Не хмурься, то же самое случилось с принцем-регентом. Помнишь?

София опустила голову.

— Ну что ж, если ты так считаешь, то я могу, наверное, набраться терпения, — согласилась она с мрачным видом.

— Вот и хорошо. Потому что… — Гейбриел собрался с духом и сделал глубокий вдох, — во всей этой истории есть и еще один аспект, о котором я пока тебе не говорил.

Он коротко сообщил ей информацию, которую вытряхнул из турецкого посла, после того как она исчезла. Он рассказал ей все, что им было известно об ордене Скорпиона, и о том, что он умышленно приказал ее греческим телохранителям оставить в живых одного раненого янычара, чтобы проследить за ним.

— Я поручил это Тимо. Он взял с собой Нико. Как только найдем логово этих дьяволов, — сказал он суровым тоном, — мы нападем на них.

— Понятно, — сказала София, выслушав эту информацию в молчании. — Ты предполагаешь участвовать в бою?

— Ну конечно же!

— Но я не хочу, чтобы ты рисковал…

— Дорогая, — решительно прервал ее он, — думай об этом как о моем способе показать твоему народу, что я достоин тебя.

— Тебе не нужно ничего никому доказывать. Тебя могут убить! Нет, я запрещаю тебе…

Он заставил ее замолчать, приложив палец к губам.

— Неужели мне нужно напоминать тебе о том, что случилось, когда последний раз ты пыталась защитить меня? Насколько я помню, произошли большие неприятности.

Она вырвалась из его рук.

— Я не позволю тебе умереть! Ты слышишь?

— София, ты будешь королевой, но ты не Бог. Если потребуется, я должен идти. Когда сражение закончится, я сделаю все, что ты захочешь. В наших сердцах мы уже принадлежим друг другу, но если я погибну, ты должна выйти замуж за кого-нибудь другого. Причем как можно скорее. Ради… ребенка, которого мы могли зачать. Пусть даже за принца Дании, если на то пошло.

— Ты в своем уме?! — воскликнула она. — После того, что он сделал со своей женой?

— Ну что ж, я уверен, что ты умнее, чем он.

— Не верится даже, что мы обсуждаем такой вопрос!

— Извини, София. — Он упрямо покачал головой, отказываясь передумать. — Ты сейчас находишься в опасности, и я раздеру их на куски, прежде чем позволю причинить тебе вред. Но если я женюсь на тебе сейчас, а потом погибну, тот факт, что твой покойный муж был твоим телохранителем, едва ли сделает тебе честь.

— Гейбриел!

— Лучше уж солгать сейчас, чем столкнуться с общественным осуждением и позором.

— Ты думаешь, что я захочу жить, если эти мерзавцы убьют тебя? — с дрожью в голосе прошептала она.

— Я люблю тебя и не собираюсь умирать! Но я стал бы презирать себя, если бы начал трусливо прятаться за твою спину.

— Я хочу, чтобы ты остался со мной. Я не понимаю, почему ты считаешь, что должен снова идти воевать. Существует множество других солдат…

— Нет. Даже не пытайся думать так, любовь моя. Это заведет тебя в тупик. На карту поставлена не только твоя жизнь, моя ненаглядная, а судьба страны.

Глазами, полными слез, она вопросительно взглянула на него.

Он покачал головой.

— Почему, по-твоему, орден Скорпиона хочет заполучить твою островную цепь? Конечно, не ради Аллаха, — тут же ответил он. — Теперь ты понимаешь масштабы угрозы, с которой нам пришлось столкнуться? Будь храброй. Мы оба должны сыграть в этом свои роли.

— Железный Майор, — с горечью пробормотала она, бросая на него укоризненный взгляд. — Никакой пощады?

Он заглянул ей в глаза, и в этот момент София поняла, что абсолютно бесполезно пытаться отговаривать его от исполнения воинского долга, как бесполезно пытаться уговаривать ее отказаться от своего предназначения.

— Никакой, — ответил он.

Господи, она любила его, несмотря на то что он разрушил ее надежды. Она закрыла глаза и опустила голову, стараясь удержать слезы.

Ей вспомнился Леон, ее мудрый старый наставник, который строго говорил ей на уроках фехтования: «Наступай! Я не буду нянчиться с тобой, потому что враги тоже не станут! А теперь попытайся еще раз!»

— София! — окликнул ее Гейбриел. — Я не хотел расстроить тебя.

— Ты больше не собирался никого убивать, — сердито напомнила она.

— Правильно, — сказал он. — Пока не появилась угроза для твоей жизни.

Убеждать его бесполезно. Он и впрямь железный. Поняв, что проиграла, она покачала головой и ушла.

Гейбриел не остановил ее. Он понимал ее потребность побыть сейчас одной и, откровенно говоря, чувствовал себя не лучше, чем она, хотя держался стоически.

Она знала лишь, что пришло ее время быть принцессой. Они еще не достигли Кавроса, а корона уже казалась гораздо тяжелее, чем она того ожидала. Но было слишком поздно что-либо предпринимать. Железный Майор мог бы носить тиару на голове, не сгибаясь под тяжестью, но теперь она даже не знала, будет ли он рядом с ней хотя бы через месяц.

Если она должна пожертвовать своим любимым ради Кавроса, то по крайней мере, если Господь того пожелает, у нее останется его ребенок.

Она вернулась одна в их гостиничный номер, обхватила руками живот и расплакалась, словно осиротевшее дитя, каким, впрочем, она и стала не так уж много лет назад.

Глава 21


Гейбриел ненавидел себя за то, что приходилось проявлять такую твердость. Когда он пришел в их гостиничный номер в Перпиньяне и увидел ее покрасневшие и опухшие глаза, у него стало еще тяжелее на сердце, но она не хотела плакать при нем, как это было прошлой ночью в сельской гостинице.

Ему ничего не оставалось, кроме как позволить ей самой выбрать характер их взаимоотношений. Все это для нее было и без того довольно трудно. Гейбриел не хотел усложнять ситуацию, понадеявшись, что его поведение за последние два дня показало ей, что он всегда рядом и готов откликнуться по ее первому зову.

Господи, как было бы хорошо, если бы ему не пришлось говорить все это — например, советовать выйти замуж, если его убьют в предстоящей битве. Его приводила в ярость даже мысль о том, что она будет принадлежать другому. А если он задумывался о возможности рождения их ребенка девять месяцев спустя, приходил в ужас от того, что не он будет растить своего сына или дочь.

Но он приказал себе успокоиться. И решать проблемы поэтапно. Не было никаких зловещих предзнаменований его близкой смерти. Как-никак он неплохо владел оружием. К тому же еще слишком рано говорить с уверенностью о ее беременности.

Гейбриел нанял для них обладающее хорошими мореходными качествами рыболовное судно и расплатился за проезд до Кавроса. Они по-прежнему сохраняли инкогнито и представлялись в качестве путешествующих молодоженов.

Вскоре вдали показалась цепь островов, которыми вскоре будет править его молодая «жена».

Голые скалы, похожие на театральные декорации, поднимались из прибрежных морских вод пронзительно-синего цвета. Белые строения города расположились наверху утеса и сбегали вниз словно пена прибоя.

Огромные каменные глыбы представляли собой большую опасность для тех, кто не был знаком с местными особенностями судовождения. Британская военно-морская база была расположена в глубоководной гавани, где судовождение было более или менее безопасным, однако в других местах — то есть практически повсеместно между разнокалиберными островами Кавроса — эти грозные гигантские каменные глыбы были разбросаны в полном беспорядке, как будто их в приступе раздражения расшвыряли циклопы.

Каврос-Таун представлял собой беспорядочное скопление добела выгоревших на солнце домов-коробок — жилья и магазинов, — которые жались друг к другу на склоне холма. Надо всем этим возвышался округлый голубой купол кафедрального собора, увенчанный блестящим крестом.

То там, то здесь, в городе и на холмах, росли группы темно-зеленых оливковых деревьев, которые давали немного тени пасущимся козам. Гейбриел заметил развалины какого-то древнего строения, от которого сохранился лишь засыпанный песком фундамент да несколько мраморных колонн.

Когда они подошли ближе, он увидел впечатляющий дворец на холме, отделенный от моря полосой пляжа с великолепным белым песком. София упоминала в разговоре о большой средиземноморской королевской резиденции, где она росла. Насколько ему было известно, дворец был заперт с тех самых пор, как королевская семья отправилась в изгнание. На пляже перед дворцом виднелись рыбацкие лодки и загорелые люди, к полудню почти закончившие свою работу.

Гейбриелу не терпелось задать Софии множество вопросов.

Но когда он увидел выражение ее лица, все его вопросы так и не сорвались с языка.

Ее лицо не выдавало никаких эмоций, а взгляд был отсутствующий.

— С тобой все в порядке? — осторожно спросил он.

Она лишь молча взглянула на него.

Да и что она могла ему сказать после их ссоры на пляже в Перпиньяне? Она была настроена не враждебно, а просто сдержанно и отстраненно. Будь его воля, он, пожалуй, предпочел бы, чтобы она на него сердилась. С ее гневом он сумел бы справиться.

Она отвернулась и снова стала смотреть вперед.

Его охватило отчаяние. Отказавшись от попытки завести разговор, Гейбриел решил сосредоточиться на своей основной задаче — доставить ее в целости и сохранности на берег.

Прежде всего они отправились на военно-морскую базу, по мере приближения к которой Гейбриел понял, что она похожа на все остальные базы в Индии, Африке, на Карибском море и во всех других местах по всему миру, где Британия господствует на море.

Над базой развевался государственный флаг Соединенного Королевства, на толстых каменных стенах бастиона ощетинились пушки. В гавани он не заметил большого количества военных судов и решил, что они, должно быть, осуществляют патрулирование.

Мощь и сила первоклассных военных кораблей является важным фактором поддержания порядка на всем Средиземном море. Это они заставляют необузданных пиратов держаться подальше от торговых судов, а конкурентам не позволяют исподтишка совать нос в дела соседей. И вообще следят, чтобы все вели себя честно по отношению друг к другу. Так думал Гейбриел, оперевшись на перила в ожидании остановки рыбацкого суденышка и наблюдая, как приближается посланный за ними катер.

Ближе никто к базе не подходил, не переговорив предварительно с охранниками, отвечавшими за гавань. И если им не нравились ваши ответы, вам вежливо предлагали отчалить.

Когда катер подошел вплотную к рыбацкой лодке, Гейбриел назвал офицерам свое имя и попросил разрешения для себя и жены подняться к ним на борт.

София чуть вздрогнула при его словах, но он не мог заставить себя посмотреть на нее.

— Командир Блейк уже ждет нас, — сообщил он. — Мы его родственники из Ноттингемшира.

— Вот как?! — воскликнул молодой лейтенант с улыбкой при упоминании знакомого места. — Добро пожаловать, сэр.

Гейбриел поблагодарил рыбаков, которые с любопытством смотрели, как София спускается по трапу на катер. Моряки помогли ей, и Гейбриел, убедившись, что она в безопасности, последовал за ней.

Оказавшись на борту катера, Гейбриел представил документы министерства иностранных дел, в которых экипажу сообщалось, кто она такая на самом деле.

Глаза у моряков округлились как чайные блюдца, и начались обычные поклоны и расшаркивания. Софии, кажется, было тяжело возвращаться таким образом в свой королевский статус, но она, как всегда, благосклонно принимала дань их почтения.

Он подумал, что она, наверное, имеет вескую причину расстраиваться. Не так следовало наследной принцессе появиться в стране, чтобы занять свой трон. А где же торжественная церемония, атмосфера праздника, музыка, цветочные лепестки, приветственные речи и целая армия сопровождающих лиц? Она прибыла тайно, в скромной одежде, в сопровождении лишь одного телохранителя, который возвращает народу его красавицу принцессу, предварительно лишив девственности.

Не объявляя о ее королевском присутствии, они продолжали делать вид, что являются обычными туристами из Англии, которые желают побывать на базе, где в тот момент сержанты муштровали своих подчиненных. Услышав громко выкрикиваемые команды, Гейбриел даже почувствовал ностальгию по своему полку. София, ступив на землю Кавроса, запнулась, и он поддержал ее. Потом она, очевидно, напомнила себе, что база является официально перенесенной сюда маленькой частицей Англии. Кивнув ему в знак благодарности, она пошла дальше.

— Сэр! — гаркнул лейтенант, доставивший их к командиру Блейку. — Прибыли ваши родственники из Ноттингемшира!

И подмигнул.

Видимо, милый юноша думал, что это какой-то тайный пароль, а не просто выдумка Гейбриела. Полковник криво усмехнулся и все объяснил загорелому шотландцу, ответственному за базу на Адриатике. Командир Блейк проявил гостеприимство и взглянул на Софию с благоговением, сразу предложив ей стул.

— Не пошлете ли вы за архиепископом Нектариосом, командир? — попросила София, когда они остались втроем в личном кабинете Блейка. — Он был духовным наставником моего отца и крестил меня и моих братьев. Я рассчитываю, что он представит меня моему народу.

— Сию минуту, ваше высочество, — с галантным поклоном ответил командир Блейк. Он открыл дверь кабинета и приказал своему секретарю немедленно отправить экипаж за стареньким святым отцом и привезти его сюда.

— Надеюсь, что наше прибытие не причинило вам лишних неудобств, — с достоинством сказала София.

— Вовсе нет, ваше высочество. Весь Каврос с нетерпением ждет вас.

— Я решил, что было бы неблагоразумно сообщать вам заранее о том, когда, где и каким образом мы появимся, на тот случай если послание будет перехвачено, — сказал Гейбриел. — Как видите, мы путешествовали инкогнито. — Потом он объяснил, как София была похищена янычарами, и рассказал обо все еще существующей угрозе со стороны ордена Скорпиона.

София заранее попросила Гейбриела не рассказывать о роли Алексы в похищении, поэтому он не стал об этом упоминать. Поскольку предки Алексы верно служили королевской семье в течение нескольких поколений, София великодушно решила, что вся семья девушки не заслуживает бесчестья за предательство одного человека.

Когда Гейбриел закончил рассказ и сложил на груди руки, командир Блейк не сразу оправился от потрясения.

— Теперь, кажется, самое время спросить, сколько людей имеете вы в своем распоряжении, — сдержанно добавил Гейбриел.

— Обычно две сотни, — ответил Блейк, — но сейчас, боюсь, у меня наберется всего человек пятьдесят. — Он осторожно взглянул на Софию, как будто не был вполне уверен, что допустимо обсуждать такие вопросы в присутствии леди. — За последнее время по всему району происходили землетрясения…

— Сильные?

— Немного мощнее, чем обычная тряска, ваше высочество. К счастью, смертельных случаев было не много. Но толчки продолжаются. Я уверен, что вы их почувствуете. Я отправил целый отряд своих морских пехотинцев для оказания помощи тем городам, которые пострадали сильнее всего.

— Благодарю вас за помощь, — тихо сказала София. — Поскольку многие наши здания уже пострадали во время войны, одно серьезное землетрясение может разрушить такие строения, которые на первый взгляд могли еще постоять.

— Именно так. К счастью, вы, греки, обладаете талантом строить так, что ваша работа выдерживает проверку стихией, — сказал Блейк с уважительной улыбкой. — Возраст некоторых ваших сооружений исчисляется столетиями.

София одарила его благодарным взглядом.

— Учитывая, что, по-видимому, за всем этим стоит Али-паша, — сказал Гейбриел, вернувшись к деловой части беседы, — было бы, видимо, вполне уместно нашим первоклассным военным судам именно сейчас прошествовать вдоль береговой линии в порядке демонстрации силы. Это должно напомнить Ужасному Турку, что ему не следует выходить за пределы своих вод.

— Отличная мысль, — согласился Блейк. — Я потребую, чтобы они сразу же вернулись. Они смогут прибыть сюда через несколько дней. А пока в нашем распоряжении имеется около десятка второклассных и третьеклассных кораблей на случай каких-нибудь неприятностей.

— Отлично, — кивнув, произнес Гейбриел.

— Вы уверены, что крупные канонерки пройдут сквозь узкие места пролива? — осторожно спросила София.

На командира Блейка произвел большое впечатление ее разумный вопрос.

— У них не будет очень много места для маневра, ваше высочество, но имеется глубокий узкий канал, по которому они смогут пройти, не задевая днищем дна. Я очень надеюсь, мэм, что вы не пострадали во время этого ужасного похищения.

— Полковник Найт осуществил великолепную операцию по спасению, — тихо сказала она с задумчивой улыбкой.

— Принцесса слишком скромна. Она вела себя с большим самообладанием, — заметил Гейбриел, возвращая комплимент. — Ее высочество была с детства обучена всему, что нужно, чтобы защитить себя. Она метко стреляет, владеет ножом. Уж поверьте мне, — добавил он с гордой полуулыбкой, — над этой девушкой не так-то легко взять верх.

Командир Блейк приподнял бровь и незаметно посмотрел на нее.

— Понятно.

Что-то в его тоне заставило Гейбриела опустить глаза и подумать, не сказал ли он чего-нибудь лишнего.

София деликатно откашлялась и торопливо сменила тему разговора.

— Каково настроение у моего народа в настоящее время, сэр?

Блейк вежливо помедлил.

— Ну-у, ваше высочество…

— И, обращаясь ко мне, говорите просто «мэм», командир.

Он кивнул.

— По правде говоря, мэм, за последнее время многие готовы перегрызть друг другу глотки: поджигают фермы, взрывают рыбацкие лодки, оскорбляют память предков и вообще бесчинствуют. Как только я пошлю своих людей, чтобы навести порядок в одном месте, тут же происходит какой-нибудь дикий случай в другом. Причем моих парней частенько встречают там камнями и проклятиями.

София вздохнула:

— Похоже, мне будет чем заняться.

— Да уж.

— Едва ли в этом виновато только население, — нахмурив брови, сказал Гейбриел. — Боюсь, что наши «друзья» делают все, что могут, чтобы накалить обстановку. По принципу «разделяй и властвуй». Это совершенно ясно. На их месте я бы тоже так действовал.

— Ничего из этого не получится, — решительно сказала София, вставая со стула. — Их грязные трюки никогда не могли запугать меня. И я не позволю им запугать мой народ. Я хотела бы при первом же удобном случае совершить поездку по моему королевству.

Хотя Гейбриела восхищало ее мужество, эта идея пришлась ему отнюдь не по душе.

— Но ведь есть люди, которое хотят убить вас.

— Каждому из нас приходится нести свою ношу. Вы будете делать свою работу, а я — свою, договорились?

Он вздрогнул, словно она дала ему пощечину, и отвернулся, чтобы не видеть ее холодного взгляда.

— Я понимаю беспокойство полковника, мэм, — осторожно сказал Блейк. — Ваша поездка на встречу с народом в такое время будет, несомненно, связана с большим риском для вашей безопасности.

— Тем более что нам пока неизвестно, где затаился орден Скорпиона, — добавил Гейбриел сквозь зубы.

— Это не имеет значения, — вежливым, холодным тоном ответила она. — Я совершенно уверена, что вы, умные английские джентльмены, сумеете защитить меня. Я нужна своему народу. И я так решила.

Она вышла из кабинета, оставив двух «умных английских джентльменов» обмениваться огорченными взглядами.

— Скажите откровенно… она всегда такая? — едва слышно спросил Блейк.

— Вам еще повезло, что она не схватилась за свой нож, — пробормотал в ответ Гейбриел.

А тем временем в соседней комнате София встретилась с его преосвященством отцом Нектариосом, архиепископом Кавросским.

Именно в этот момент Гейбриелу все вдруг стало абсолютно ясно. Она действительно принцесса и скоро станет королевой. А он как был, так и остался простолюдином.

Почувствовав боль, он опустил голову. Но боль на сей раз была не в солнечном сплетении, а несколько выше, в сердце.

Пока София предавалась воспоминаниям с духовным наставником своей семьи, Блейк отправил несколько быстроходных шлюпок, чтобы отыскать суда высшего класса и передать им приказ срочно вернуться в Каврос, проходя через проливы.

Затем, поскольку греческие телохранители были отправлены с разными поручениями, Блейк собрал группу морских пехотинцев. Им приказали сопровождать ее высочество во дворец на вершине холма, который некогда был резиденцией королевской семьи.

Отец Нектариос тоже уселся в экипаж, чтобы оказать ей моральную поддержку, когда она увидит покинутый пустой дом. Гейбриел напомнил Блейку, чтобы тот смотрел в оба, не появятся ли ее греческие телохранители, особенно Тимо и Нико, которым было пора вернуться, раздобыв сведения о местонахождении шейха Сулеймана и оравы его последователей. Если они находятся в Албании, то вполне возможно, что им никогда больше не увидеть отважных разведчиков живыми. Ужасный Турок не щадил шпионов, которых удавалось поймать на его территории.

Храни их Господь, подумал Гейбриел.

Когда они покинули территорию военно-морской базы, чтобы отправиться во дворец, люди вокруг останавливались, глазели на них и удивленно показывали пальцами. Весть об их прибытии распространилась по засушливым греческим холмам подобно лесному пожару.

Наконец они прибыли во дворец, который был заперт в течение многих лет. Гейбриелу было мучительно жаль Софию, когда она окидывала взглядом пустые комнаты с округлыми арками и разбитые стекла в окнах. Ему хотелось подойти и обнять ее, но такое же чувство, наверное, испытывал каждый морской пехотинец, наблюдавший за ней. Он бросил на них сердитый взгляд, подумав, что такое инстинктивно хозяйское отношение с его стороны абсолютно неуместно. Разве могла она по-настоящему принадлежать ему?

Когда София прошла в некогда величественный, а теперь пустой тронный зал, Гейбриел услышал какой-то нарастающий шум снаружи.

Она подошла к двустворчатой двери в конце зала, медленно открыла ее и, чуть помедлив, осторожно ступила на балкон, выходивший на какое-то открытое пространство внизу, напоминающее площадь. Гейбриел не мог как следует разглядеть, что это такое, потому что, памятуя о своем месте, держался на несколько шагов позади нее.

— Полагаю, что именно отсюда король Константин обычно обращался к своему народу, — шепотом сказал Блейк.

Она подошла к перилам с облупившейся позолотой и немного помедлила, окинув взглядом свое слишком простое дорожное платье. Но потом ее миловидное личико стало суровым — она, как видно, напомнила себе, что не внешние атрибуты делают королеву.

Гейбриел затаил дыхание, когда она вышла на балкон, по-хозяйски положила руки на пыльные перила и окинула решительным взглядом собравшуюся внизу толпу. Если у нее и был страх, то она скрывала его.

Ясно было одно: настал момент, когда решалась ее судьба. Он вместе с неуправляемой толпой ждал ее первых слов.

. — Народ Кавроса! — громко выкрикнула она. — Я София, дочь Константина!

Толпа молчала, ожидая, что она скажет дальше.

— Мы расстались много лет назад. Я знаю, какие страдания вам пришлось пережить. Будучи ребенком и находясь далеко от вас, я страдала вместе с вами. Вы знаете, какие утраты мне пришлось понести, а я знаю о ваших утратах.

Наши враги убили моего отца, вашего короля. Убили его первенца, принца Георгиоса. А когда их место должен был занять мой брат, принц Кристос, убили и его. Когда я убедила наших британских друзей передать трон мне, чтобы я могла служить вам, наши враги попытались уничтожить и меня. Но им это не удалось! — выкрикнула она.

Толпа заволновалась, кто-то закричал, поддерживая ее.

У Гейбриела пробежал мороз по коже.

Люди сразу же затихли, когда она подняла руку. Казалось, они с благоговением уловили хорошо распознаваемую нотку в ее голосе.

— Они пытаются разделить нас с вами, — убедительным тоном продолжала она. — Разделить вас. Мой народ, не позволяйте им сделать это. Я умоляю вас… — начала было она, но остановилась. — Я приказываю вам как ваша законная королева сохранять спокойствие, подчиняться закону и перестать нападать друг на друга. Справедливость восторжествует.

Из толпы послышались скептические замечания.

— Вы должны набраться терпения, — продолжала София. — Поверьте, что теперь, когда мы снова вместе, наша страна может начать возрождаться. К нам идет помощь от многих друзей. Я прошу вас дать мне возможность доказать вам, что я умею держать свое слово. Мы победим!

София удалилась с балкона под одобрительные возгласы толпы. Она дрожала и была очень бледна.

Гейбриел смотрел на нее в изумлении.

Отец Нектариос, сохранивший присутствие духа, предложил стул, чтобы она могла присесть.

— Великолепно, дорогая моя, — похвалил ее старик. — Ни один из твоих братьев не смог бы сказать лучше.

Она положила руку на подлокотник и опустила голову.

— Оставьте меня, — сказала она.

Почтительно подчинившись, все удалились. За период между их выходом с базы и прибытием во дворец собралась довольно большая толпа сопровождающих. Гейбриел и сам не знал, откуда появились все эти священники, солдаты и придворные, но все они подчинились ее желанию. Он немного помедлил, зная, как ей сейчас тяжело.

— Мне тоже уйти? — тихо спросил Гейбриел. Он страшно гордился ею и был готов успокоить ее и подставить крепкое плечо.

Но она, холодно взглянув на него, сказала:

— Особенно тебе.

Страна не могла умереть. Она могла быть искалечена, разодрана на части, распродана, оккупирована, но продолжала жить. Именно поэтому София когда-то решила отдать свое сердце Кавросу.

Теперь она встретилась со своим объектом любви. Она обратилась к своему народу и надеялась, что произвела хорошее впечатление. Завтра она отправится в поездку по стране.

К сожалению, теперь она знала, что этой любви никогда не будет достаточно, чтобы сделать ее счастливой. Только Гейбриел Найт мог помочь ей. В ту ночь, лежа без сна в королевской опочивальне, она прислушивалась к приглушенному рокоту прибоя, разбивающегося о скалы, и с трудом удерживала себя, чтобы не пойти к нему.

Ей безумно хотелось этого.

Но это лишь продлило бы ее страдания, когда он покинет ее, чтобы выполнить свое предназначение.

Увы, в конце концов, совсем потеряв голову, словно Клеопатра от любви к своему красивому воину, София не смогла себя остановить.

Ведь любой день мог оказаться последним для них?

Когда она появилась в дверях в одной белой сорочке, Гейбриел лежал в постели. Она молча подошла к нему.

Он подвинулся на несколько дюймов, освобождая ей место, и приподнял уголок покрывала, чтобы она могла нырнуть к нему. Но вместо того чтобы лечь рядом, она взобралась на него и, даже не поздоровавшись, впилась в его губы страстным поцелуем.

Она дрожала. Он не мог бы сказать с уверенностью, от страсти ли это было или от гнева, но его тело отреагировало на ее близость беспомощным желанием, хотя в глубине души он чувствовал, что ее одолевают противоречивые эмоции. Он понимал ее. Он тоже лежал без сна и думал только о ней. Когда его руки скользнули по прохладной шелковистой коже ее плеч, ему стало ясно одно: он принадлежит ей и она может делать с ним все, что заблагорассудится.

И она сделала то, что хотела.

Она схватила его уже возбужденный член, как будто твердо знала, что он принадлежит ей и она берет свое, и направила внутрь своего тела, как это было, когда они ночевали в гостинице. Гейбриел с замиранием сердца следил за ее манипуляциями. Когда он оказался глубоко внутри ее, она запрокинула голову и посмотрела в потолок, постепенно освобождаясь от гнева. Он услышал, как она всхлипнула.

Он притянул ее к себе и заключил в объятия.

— Я не могу… — произнесла она, пытаясь вырваться.

— Тсс, — прошептал он, завладел ее губами и поцеловал самым нежным поцелуем, на который был способен, надеясь таким образом хотя бы отчасти показать ей свою любовь, страсть и преданность, потому что был недостаточно красноречив, чтобы передать все это словами.

София обвила руками его шею и позволила уложить себя на спину. Потом он стал ласкать ее — медленно, со всей той нежностью, которую должен был проявить в ту безумную ночь, когда она отдала ему свою девственность.

Наконец, выгнувшись ему навстречу, она достигла вершины наслаждения и слезы брызнули из ее глаз. Гейбриел, глаза которого тоже увлажнились от слез, осыпал ее поцелуями.

— Я люблю тебя, — выдохнул он. Она прижалась к нему еще крепче.

— Я всегда буду любить тебя, — сказала она дрожащим шепотом.

Но она не осталась с ним на ночь. Перед рассветом София встала с кровати и бесшумно скользнула прочь, словно привидение в своем белом одеянии.

Он приподнялся на локтях, наблюдая за ней. Плоть его была удовлетворена, но ему все равно необходимо было чувствовать ее рядом.

Она остановилась в дверях и, оглянувшись через плечо, долго смотрела на него, словно запоминая. Потом выскользнула из комнаты и захлопнула за собой дверь.

Он лег на спину, прикрыл рукой глаза и попытался успокоить бешеное биение сердца.

Ему показалось, что она больше не вернется.

Глава 22


На следующий день София отправилась в поездку по стране, которой ей предстояло править. Ее сопровождала группа преданных ее отцу советников и отряд тяжело вооруженных королевских морских пехотинцев. Гейбриел тоже присутствовал там, не спуская глаз с толпы. Она знала, что он заметил несколько подозрительных типов, обычно собиравшихся там, куда она приезжала. София не думала, что это могут быть враги, и предоставила ему заниматься этим.

Ее единственная задача заключалась в том, чтобы убедить народ в своей любви и желании служить ему, общаясь с ним так же близко, как ее отец. Она сочувственно выслушивала людей. Она заверяла их, что помощь, которая позволит облегчить их судьбу, уже на подходе. Она была рядом с ними, обменивалась рукопожатиями со старшими, принимала цветы от детей, осматривала повреждения, причиненные войнами и последними землетрясениями. По правде говоря, землю немного потряхивало даже тогда, когда они переезжали из города в город. К вечеру, когда все они вернулись во дворец, София была безумно измучена. В целом это был великолепный, страшный и утомительный день.

Может быть, она устала от того, что долго была на солнце? — подумала София. Может быть, от общего напряжения обстановки? А может быть, у нее будет ребенок?

Вернувшись во дворец, она подумала, не найдется ли немного времени, чтобы вздремнуть, но, к ее удивлению, ее ждали Тимо и Нико.

Она крепко обняла их, радуясь, что снова видит своих верных телохранителей. Но хотя все они были рады видеть друг друга в добром здравии и несмотря на их поздравления по случаю ее прихода к власти, мужчины были серьезны и настроены по-деловому. Им не терпелось увидеться с Гейбриелом, так как они привезли информацию, которую он ждал.

Когда они вместе с ним удалились в смежную комнату, чтобы поговорить, София не пожелала оставаться в стороне. Она вошла к ними привела с собой отца Нектариоса.

Гейбриел позвал командира Блейка, который был приглашен на ужин.

Закрыв дверь, он мрачно взглянул на Тимо.

— Что ты узнал?

— Эти наглые мерзавцы расположились прямо у нас под носом — прошу прощения, ваше преосвященство.

Священник жестом показал, что прощает его.

— Они прячутся в средневековой крепости на Агносе.

— Но там практически одни развалины, — произнесла София.

— Что такое Агнос? — поинтересовался Гейбриел.

— Это один из самых мелких островов во всей нашей островной цепи, — ответила София. — Он почти необитаем, но там имеется старинная крепость, изначально построенная для защиты от турок.

— Как это предусмотрительно.

— Такое месторасположение позволило им остаться незамеченными с моих сторожевых кораблей, — сердито сказал командир Блейк. — Меня это страшно расстроило.

— Вы не могли все предвидеть. Эти люди знают, что делают. Ведь это специально обученные бывшие телохранители самого оттоманского султана.

— Телохранители, которые предали его, — конкретизировал Гейбриел.

— Слушайте дальше, — сказал Тимо с мрачной улыбкой. — Сам шейх Сулейман находится там. Их лидер.

— Ты его видел?

— Я видел имама, читавшего проповедь его последователям. Все они чертовы религиозные фанатики — простите, я не хотел никого оскорбить, святой отец.

Архиепископ Нектариос нахмурил лоб.

— Если бы нам удалось схватить шейха Сулеймана, — сказал Гейбриел, — мы могли бы использовать его как козырь при торге. Могли бы, например, предложить отдать его султану Махмуду в обмен на его решительные меры по обузданию Али-паши.

— Это означает снять ему голову с плеч? — вежливо поинтересовался Тимо.

— Я бы настоятельно рекомендовал так поступить, — сказал Нико.

— Не сомневаюсь, что у Махмуда будет искушение сделать это, когда он услышит, что Али-паша объединился с вымогателями, которые его предали, — тихо сказал Гейбриел.

— Сколько их там? — поинтересовался командир Блейк.

— По нашим подсчетам, около двух сотен.

— Так много?! — воскликнула София. — Разве смогут пятьдесят морских пехотинцев и вы втроем победить две сотни янычаров?

— Смогут, дорогая моя, если будут действовать без шума и иметь при себе большое количество взрывчатых веществ, — сказал Гейбриел. — Каково состояние ваших пороховых складов, командир?

— Там имеется в наличии все, что вам может потребоваться, полковник.

— А как насчет пороха?

— Вот это разговор! — заулыбался довольный Нико.

— Пятьдесят бочонков найдется без труда. А также несколько ящиков мин.

— Этого должно хватить.

— Гейбриел, что именно ты намерен предпринять? — спросила София, даже не заметив, что назвала его по имени в присутствии посторонних.

— Я хотел бы взорвать это логово вместе со всеми, кто находится внутри.

— Отличная мысль, — поддержал его Блейк. — Но к этой крепости будет нелегко приблизиться. Она расположена на крутом скалистом утесе, там негде укрыться. Что бы мы ни делали, они заметят наше приближение.

— Ну что ж, пока здесь нет наших самых крупных судов, прикрытие обеспечат суда помельче.

— Отлично. Но скажите им, чтобы пока держались позади. Когда мы нападем, единственным нашим преимуществом будет фактор внезапности.

— Когда это планируется? — спросила взволнованная София.

— Скоро. Мы должны нанести им сокрушительный удар, пока они не опомнятся.

— Мы готовы, — с довольным видом сказал Тимо.

— Командир, как вы думаете, нельзя ли начать атаку до рассвета? — спросил Гейбриел.

— Почему бы нет?

— Может быть, вам следует подождать, пока подойдут самые крупные корабли? — спросила София, чувствуя себя так, словно пытается плыть против течения. — На них больше пушек и людей, которые помогут вам.

— Нет, — тихо сказал Гейбриел. — К тому времени как сюда подойдут эти корабли, мы можем упустить шанс.

Она опустила глаза. Отец Нектариос заметил ее обиженный взгляд и с беспокойством взглянул на нее.

— Ну что ж, джентльмены, тогда Бог в помощь, — пробормотала она. — Извините меня.

Они поклонились. София вышла и удалилась в свою комнату.

Вся дрожа, она присела на краешек кровати и с чувством обреченности стала ждать Гейбриела.

Вскоре он почти беззвучно проскользнул к ней, закрыв за собой дверь. Она поднялась и замерла, увидев, что он одет во все черное, как в ту ночь в горах, и снова вооружен до зубов.

Когда он подошел к ней, она хотела отвернуться, чтобы не прощаться, как будто, если она так поступит, это его остановит и он не уйдет.

Он положил руки ей на плечи и нежно заглянул в глаза.

Слова были не нужны.

София изо всех сил обняла его, игнорируя многочисленные кобуры и ножны. Она крепко зажмурилась, чтобы сдержать слезы, выступившие на глазах, когда осознала, что, может быть, видит своего любимого в последний раз.

— Я буду всегда любить тебя, — прошептала она. — Всегда. И если появится ребенок, я все расскажу ему о тебе.

— Принцесса! — Он прижал ее к себе и завладел ее губами. Поцелуй ожег Софию огненной страстью. Потом он медленно опустился на колени и, закрыв глаза, поцеловал ее в живот. Затем снова поднялся и нежно обнял. — Я вернусь к тебе, — сказал он.

— Буду ждать, — ответила она, приподняв подбородок.

Когда она отступила назад, он наклонил голову, поднес обе ее руки к своим губам и поцеловал их, в последний раз заглянул в ее глаза.

Взгляд его синих, как кобальт, глаз навсегда запечатлелся в ее сердце.

Он глубоко вздохнул, повернулся и вышел из комнаты с суровым видом человека, которому предстоит исполнить свой долг.

Несколько часов спустя в абсолютной тишине к острову-крепости Агносу подошли баркасы с десятью хорошо вооруженными людьми и несколькими бочонками пороха на борту каждого. Экипажи были набраны из самых умелых моряков Кавроса.

Самое главное было подойти к Агносу незаметно.

Приблизившись к острову с пяти разных направлений в виде пятиконечной звезды, они подготовили скоординированное нападение. Подойдя к берегу, воины выскочили из лодок в доходившую до колен воду, потом на спинах перенесли бочонки с порохом в нужные места, раскатав длинные бикфордовы шнуры.

Разумеется, там были часовые. Но люди работали в полной темноте, так чтобы их не заметили. На фоне неба цвета индиго виднелись неровные очертания крепости.

Разместив взрывчатку, они заняли свои места для второго этапа атаки. Булыжники на берегу послужат хорошим прикрытием для стрелков. Когда будет взорвана крепость, они станут убивать каждого, кого не уничтожил взрыв.

А вот самого шейха им надо взять живым.

Гейбриел ждал, когда его люди просигналят о своей готовности. Он взглянул через плечо в сторону моря, и его настроение улучшилось. Хотя было слишком темно, чтобы разглядеть небольшие суда, которым командир Блейк приказал обеспечить им прикрытие, он знал, что они там. Надежный человек этот Блейк.

И тут поступил долгожданный сигнал.

Все готовы к началу операции.

Он кивнул своей команде и, ударив кремнем, высек искру.

Искра, с помощью которой он поджег бикфордов шнур, была первым предупреждением янычарам об их присутствии.

Гейбриел мрачно усмехнулся, когда пламя побежало по шнуру к бочонкам с порохом.

— С добрым утром, ребятки, — пробормотал он.

Потом все зажали уши и отвернулись, когда в ночи прогремел первый взрыв и поднялся огненный столб.

София старалась не заснуть в ожидании новостей о том, как проходит операция. Однако, измученная горем и усталостью после двух дней поездки по стране и общения с народом, она все-таки, не снимая одежды, вздремнула пару часиков перед рассветом.

Отдаленные раскаты взрывов разбудили ее. Это были звуки начавшейся битвы.

София открыла глаза и подняла голову с подушки. Интересно, сколько прошло времени? — подумала она, но не стала смотреть на часы, а, вскочив с постели, выбежала на балкон, прихватив по дороге свой старый верный холщовый ранец.

Трясущимися руками она вынула складную подзорную трубу и попыталась разглядеть с балкона Агнос. Несмотря на дрожь в руках, она внимательно рассматривала предрассветное небо, пока не увидела вдали черный дым. Она охнула, заметив оранжевое пламя взрыва, которое казалось таким маленьким с расстояния в несколько миль.

Медленно осматривая весь район в подзорную трубу, она вдруг с удивлением заметила мощные военные корабли.

Боже милосердный, они, должно быть, получили приказ раньше, чем предполагал командир Блейк. Они уже шли к проливу плотной линией, поражая своей мощью. Еще немного, и они войдут в узкий канал и двинутся вдоль побережья, напоминая Али-паше, что Каврос находится под их защитой.

София сначала приободрилась, увидев их. Когда операция Гейбриела уже шла полным ходом, это был самый подходящий момент. Они появились не слишком рано, чтобы противник успел понять, что что-то происходит, да и скромные людские ресурсы Гейбриела наверняка нуждались в дополнительной помощи.

Но потом ее внимание привлекло какое-то движение — там, где были нагромождены крупные обломки скалы.

Озадаченная, она сфокусировала подзорную трубу на зазубренном куске камня и вдруг охнула, увидев за ним смуглокожего вооруженного человека, занявшего позицию для стрельбы.

Она в недоумении перевела подзорную трубу на другие камни на территории, казавшейся безлюдной, и увидела еще одного иностранца в тюрбане, лежащего в засаде с пулеметом, рассчитанным на стрельбу с короткого расстояния.

Потом она заметила еще одного стрелка за другой кучей камней. Когда над горизонтом показался первый луч солнца, осветивший мощные мачты приближающихся британских первоклассных военных судов, он осветил и еще нескольких противников, готовых открыть стрельбу.

Когда София, опустив подзорную трубу, все поняла, у нее мороз пробежал по коже.

Это ловушка.

«Мы делали именно то, чего они хотели. Они намерены уничтожить корабли».

Враги со своими портативными артиллерийскими орудиями залегли в засаде, заняв позиции таким образом, чтобы нанести удар по единственному месту, где любое судно является наиболее уязвимым, — по незащищенной корме.

Атака сбоку была бы бесполезна, потому что на нее ответили бы сокрушительным бортовым залпом все артиллерийские орудия корабля; носовая часть тоже была хорошо защищена. Но корма являлась ахиллесовой пятой каждого судна.

Врагам оставалось только правильно выбрать время: позволить кораблям продвинуться вперед, а потом напасть на них сзади.

Если поврежденные военные корабли застрянут в проливе, это поставит под серьезную угрозу защиту Кавроса.

И тогда орден Скорпиона сможет захватить остров. В ее ушах еще звучало зловещее предсказание Гейбриела о еще более серьезной угрозе. В опасности был не только Каврос. Эти военные корабли поддерживали мир во всем Средиземноморье.

О Господи! София поняла, что не должна позволить им войти в пролив. Их надо было немедленно предупредить. Но каким образом?

На берегу перед дворцом уже копошились рыбаки, готовя лодки к утреннему выходу в море. Взглянув на них, она прищурила глаза. Ну что ж, если, кроме этого, в Кавросе никакого другого морского флота не имелось, значит, им ей и командовать.

И она выбежала из своей комнаты.

— Тимо, просыпайся. Идем со мной! — Ее верный телохранитель сидел на стуле перед дверью комнаты. Разбудив его, она не стала ждать и помчалась через дворец в сопровождении нескольких сонных слуг.

Тимо вскочил, все еще не проснувшись окончательно, и бросился за ней следом.

— Что происходит?

— Прибыли лучшие военные корабли! Мы должны не пустить их в узкий пролив! Поторапливайся! — Выскочив из дворца, она помчалась к воде.

Атмосфера на берегу была напряженная. Рыбаки слышали орудийную канонаду где-то в районе Агноса, но не знали, что и подумать.

Когда София подошла и обратилась к ним, они посмотрели на нее недоверчиво, не зная, кто она такая.

— Рыбаки Кавроса! По лодкам! Ваша страна нуждается в вас!

Они все еще не понимали, в чем дело и кто эта молодая женщина, которая обращается к ним. Тут примчался Тимо.

— Вы возьмете меня с собой? — крикнула она, подбегая к капитану самой большой лодки. Она смотрела на него с надеждой.

— Ваше высочество! — воскликнул Тимо, но остановить ее не смог, и она проворно прыгнула в лодку.

— Высочество? — бормотали люди. — Так это, видимо, принцесса?

— Она самая! — крикнула София. — И я умоляю вас оказать мне услугу! Мы должны немедленно добраться до проливов!

— Принцесса… что происходит? — воскликнул капитан.

— Британские корабли входят в узкие проливы, и если позволить им продвинуться дальше, они попадут под огонь врагов! Мы не должны допустить, чтобы это случилось. Англичане — наши союзники, и если их суда уничтожат, они не смогут защитить нашу страну. Это ловушка! Разве вы не видите? У нас нет времени на объяснения. Так вы со мной или нет?

Они медлили, возможно, подумав, что она сумасшедшая.

— Разве вы не слышите грохота канонады? — воскликнула она сердито, жестом указывая на море.

— Это и в самом деле принцесса? — спросил кто-то.

— Неужели сам не видишь? — громко сказал в ответ Тимо.

— Поспешите! Ради нашей страны! — кричала София.

— Ваше высочество, что вы хотите, чтобы мы сделали? — спросил капитан лодки, которую она взяла под свое командование.

— Следуйте за мной! — крикнула она, энергично махнув рукой в сторону проливов.

К ее великому удивлению, они повиновались.

Несколько минут спустя они уже поднимали якоря и ставили паруса, направляя лодки по течению.

Капитан рыбацкой лодки, в которой сидела София, прокладывал путь. Члены экипажей перекликались друг с другом, пересекая пролив, и вся эта скромная флотилия выстроилась в линию поперек узких мест и храбро приближалась к мощным военным кораблям.

София молила Господа, чтобы военные корабли не истолковали их приближение как угрозу и не смели их всех пушечным огнем.

Тем временем вдали все еще слышалась канонада.

Конечно, рыбаки понимали, что что-то затевается, однако не заметили людей, спрятавшихся среди скал.

София молила Господа, чтобы янычары, залегшие в засаде со своей артиллерией, не обратили внимания на приближающиеся рыбацкие лодки. Ведь греческие моряки каждый день выходят в море.

Ситуация была трудной, но напряжение сменилось страхом, когда они приблизились к массивным корпусам канонерок и ни та ни другая сторона не хотела уступать.

Чтобы остановить огромные корабли, нужно было иметь стальные канаты вместо нервов, но она должна была сделать это, чтобы спасти их всех. Когда они приблизились, англичане закричали им, чтобы они ушли прочь с дороги. Но София крикнула в ответ:

— Остановитесь!

С палубы первого из трех военных кораблей кричали что-то еще, но она не сразу поверила, что удалось замедлить ход кораблей до самой малой скорости.

Наклонившись через перила, на них глядели возмущенные люди.

— Что все это значит? Мы даем вам пятнадцать минут, чтобы вы убрались с дороги, а если будете упрямиться…

— Подождите! Вы не понимаете! Мы пытаемся помочь вам! — отвечала она им с рыбацкой лодки. — Вы не должны входить в эти проливы! Для вас там устроена ловушка! Командир Блейк не знал об этом! Остановитесь, иначе ваши корабли будут уничтожены!

— Кто вы такая? — спросил офицер.

— Я принцесса София Кавросская.

Последовала пауза. Она поморщилась, опасаясь, что ее примут за сумасшедшую. Но ответ ее удивил.

— Пропади все пропадом, а ведь это действительно она!

Она наморщила лоб, вглядываясь в силуэт офицера.

— Мы знакомы, сэр? — крикнула она, заметив не-ожиданное изменение его тона.

— Нет, но я вас видел однажды, ваше высочество, на балу в Лондоне. Я хотел пригласить вас на танец, но не осмелился. — Он улыбнулся. — А здесь я первый помощник капитана этого судна. Чем могу служить, мэм?

— Ну что ж, офицер, я обязательно станцую с вами, если вы нацелите свои пушки на вон те скалы, где вас ждут в засаде наши враги.

— Вы в этом уверены?

— Взгляните сами.

Было уже довольно светло, и она увидела, как первый помощник вынул свою подзорную трубу и навел ее на обломки скалы, за которыми прятались эти мерзавцы.

— Понятно, — сказал он с характерной для британца решимостью. — Очень любезно с вашей стороны предупредить нас, принцесса.

— Как только мы отойдем в сторону, открывайте огонь.

— Не беспокойтесь, мы будем стрелять над вашими головами.

— Они распугают нам всю рыбу, — проворчал капитан рыбацкой лодки.

София сердито взглянула на него, потом снова посмотрела на первого помощника.

— Прошу вас, отправьте как можно больше людей, чтобы помочь морским пехотинцам на Агносе. Пока мы здесь разговариваем, там кипит бой.

— Разумеется, ваше высочество. Не желаете ли подняться к нам на борт?

— Нет, сэр. Сейчас я сама отправляюсь на Агнос.

— Этого нам не хватало! — возмущенно воскликнул капитан рыбацкой лодки.

Повернувшись к нему, она задорно сказала:

— Надеюсь, вы не опасаетесь туда ехать, а? Я, например, не боюсь, хотя всего лишь женщина.

— Ну, если вопрос стоит так, — пробормотал капитан, услышав, как некоторые из членов экипажа рассмеялись, — идем на Агнос!

То же самое сделали военные корабли. София улыбнулась и перешла на нос: ей не терпелось увидеть, как развиваются события у Гейбриела.

Гейбриел, весь в поту, испачканный кровью и сажей, с боем прорвался в крепость, и теперь, когда морские пехотинцы занимались оставшимися в живых янычарами, охотился с верным карабином в руке за шейхом Сулейманом.

Тяжело дыша, он обыскивал каменные комнаты старинной крепости. Куда, черт возьми, он исчез?

Всего мгновение назад этот высокий поджарый араб находился в его поле зрения. Имам пропал в облаках стелющегося дыма. Похоже, у него были какие-то свои планы.

Гейбриел был почти уверен, что хитрый мерзавец собирался удрать, бросив своих последователей.

Гейбриел был готов его убить. Нельзя было позволить ему заражать людей своей ненавистью и приумножать число врагов, которые рвутся к власти под прикрытием джихада.

Обогнув угол, Гейбриел оказался в полуразрушенном средневековом коридоре и заметил шейха в конце открытой галереи.

— Сулейман!

Шейх круто повернулся и выстрелил в Гейбриела из ружья. Тот едва успел прижаться к стене, чтобы пуля прошла мимо, но спустя долю секунды ответил выстрелом из карабина, ранив Сулеймана в ногу.

Шейх вскрикнул и схватился за кровоточащую ногу. Хромая, он быстро скрылся в каменном дверном проеме. Гейбриел, не теряя времени, перезарядил карабин и, вытащив кавалерийскую саблю, помчался за ним.

Добежав до дверного проема, он увидел, что оттуда вниз ведет крутая лестница без перил; у подножия лестницы ждало простое одноместное суденышко.

— Врешь, не уйдешь! — прорычал Гейбриел.

Шейх Сулейман торопливо ковылял вниз по лестнице, одной рукой придерживаясь за стену крепости, а другой ухватившись за раненую ногу.

Гейбриел сразу же бросился вниз за ним. Он уже приближался к нему, когда началось землетрясение.

Пропади все пропадом! Гейбриел прижался спиной к стене, пытаясь удержать равновесие. Находившийся на лестнице несколько ниже его шейх сделал то же самое.

Раздался страшный грохот. Взглянув вверх, Гейбриел в ужасе увидел, что высоко над ними кусок древней крепостной стены осел, закачался, отломился и с шумом рухнул вниз.

Гейбриел снова прижался спиной к той части стены, которая все еще держалась. Отломившаяся часть шлепнулась в воду, так что высоко взлетевшие брызги окатили даже его. Самый крупный кусок стены скрылся под водой, но стена продолжала трястись и разрушаться.

Гейбриел вытянул руку и попытался переместить центр тяжести, балансируя на краю обрыва. Похоже было, что сам остров пытается стряхнуть его в море.

Снизу раздался невнятный крик. Это Сулейман неожиданно поскользнулся и, свалившись с лестницы, на мгновение повис на руках.

Бородач бросил на Гейбриела дикий взгляд, но, пока тот обдумывал, что бы такое сделать, кусок скалы с грохотом свалился сверху прямо на шейха, сорвав его со стены.

Гейбриел ошеломленно смотрел, как тот скрылся под водой. Тяжело дыша, он снова взглянул на стену.

Земля продолжала сотрясаться. Он понимал, что следует как-то выбраться отсюда, пока не обрушилась остальная часть стены.

Скользя спиной по стене, он снова встал в полный рост и в отчаянии взглянул на воду. Откуда взялись эти рыбацкие лодки? Несомненно, кавросские жители явились полюбопытствовать, как идет битва.

Только этого не хватало!

— Не подходите! — крикнул он им, но его голос заглушил грохот падающего камня.

Мимо него пролетел в воду еще один кусок стены, и Гейбриел понял, что его время истекает. Все еще сжимая в руке свою кавалерийскую саблю, он собрался с духом и, неожиданно оттолкнувшись от стены, прыгнул как можно дальше.

Он летел вниз и был уже почти у поверхности воды, когда падающий камень ударил его по затылку и он потерял сознание.

* * *

Увидев, что он падает в воду, София вскрикнула.

Тимо, стоявший у перил рядом с ней, тоже закричал. Быстро оглядевшись вокруг, ее сообразительный телохранитель прыгнул в одну из судовых шлюпок и, неистово жестикулируя, попросил экипаж спустить его на воду.

Когда София уселась в лодку вместе с ним, Тимо был потрясен. Он принялся было ее отговаривать, но она заглянула ему в глаза, и он ее понял и кивнул.

Как только гребная лодка коснулась воды, они оба — каждый со своей стороны — отстегнули цепи и, взявшись за весла, принялись энергично грести, чтобы добраться до Гейбриела, пока еще не поздно.

Гейбриел падал, опускался вниз сквозь воду туда, где все было загадочно синим. Он медленно погружался. Его тянул вниз груз оружия, которое он носил при себе.

Свою кавалерийскую саблю он выпустил из рук, и она погружалась все глубже и глубже, пока не упала на дно.

Гейбриел продолжал опускаться вниз, все его тело обмякло, и ему показалось, что он открыл глаза и увидел свет. Он знал этот свет. Он спокойно смотрел на него — такой мягкий, чистый и белый. Он был уверен в одном: все будет в порядке.

Гейбриел почувствовал, что его тянут за руки, но тело еще не подчинялось ему.

— Пожалуйста, очнись, вернись ко мне! — слышал он как будто издалека, как кричала, всхлипывая, София. — Боже милостивый, не отнимай его у меня! Тимо, сделай же что-нибудь! Гейбриел, пожалуйста, не покидай меня, дорогой! Я без тебя не смогу жить!

Она изо всех сил трясла его, нажимала на грудную клетку. Наконец с громким кашлем он вернулся к жизни. Ему не хватало воздуха, а легкие были заполнены соленой водой, которой он нахлебался.

— Переверни его! Покашляйте, полковник. Вот так. А теперь дышите!

Тимо, промокший, так же как он, орудуя в судовой шлюпе, перекатил его на бок. Гейбриел не совсем понимал, где он и что происходит, но голова у него болела, а легкие жгло как огнем. Он скорчился, и его тело судорожно выбросило из груди фонтан морской воды. Его сотрясал мучительный кашель.

София всхлипнула.

— Я жив? — шепотом спросил он, все еще плохо соображая после удара по голове.

— Любовь моя, ты теперь в безопасности, со мной. — Она обняла его и заплакала, укачивая. Он в полном изнеможении положил голову ей на колени и тут заметил озабоченную физиономию Тимо.

Слабый, словно новорожденный младенец, Гейбриел собрался с силами и спросил:

— Кажется, ты только что спас мою жизнь?

— Что-то вроде того, — сказал Тимо. — Но мне помогали. — Он кивком указал на Софию.

Проследив за его взглядом, Гейбриел уставился на Софию, как будто впервые увидел ее.

По правде говоря, возможно, так оно и было. Он смотрел на нее как на чудо: утренний свет поблескивал на ее волосах, кожа светилась изнутри, а глаза сияли счастьем.

Тогда он понял, что вся эта красота находится здесь, в реальной жизни, и на нее просто можно любоваться.

— Глупый, — прошептала дрожащим голосом София, — больше никогда не смей так пугать меня, понятно?

Эпилог


Все семейство Найт прибыло в Каврос, чтобы участвовать в рассчитанных на неделю торжествах, начавшихся с коронации Софии и продолжившихся королевским бракосочетанием. Поскольку в Англии уже наступила зима, то по прошествии почти трех месяцев все не спешили возвращаться домой.

Они отправили приглашение любимому кузену Гейбриела, лорду Джеку Найту, и его жене Иден, рассчитав, чтобы те успели прибыть из Вест-Индии, но, учитывая беременность Софии, было бы неразумно ждать еще дольше.

Во время церемонии бракосочетания по всему Кавросу в ознаменование их союза торжественно звонили свадебные колокола. Когда кавросские рыбаки поведали всем о героизме Гейбриела, который возглавил борьбу против ордена Скорпиона, а также о том, как их волевая принцесса плакала от отчаяния, думая, что потеряла его, население Кавроса приняло этого англичанина с распростертыми объятиями, как своего.

Он перешел, как это требовалось, в греческую православную веру и принял титул принца-консорта при королеве Софии.

В связи с этим по всей Европе удивленно поднимали брови, и Гейбриел утратил репутацию единственного нескандального члена семейства Найт. Возможно, некоторые считали его авантюристом, а ее — глупышкой, одураченной махинатором, но им не было дела до того, кто и что об этом думает, потому что они были счастливы. Их будущее, как и будущее Кавроса, представлялось Софии светлым и прекрасным.

Орден Скорпиона был уничтожен. Его лидер, шейх Сулейман, был мертв, и его кости лежали на дне, придавленные огромной каменной глыбой, отвалившейся от древней крепости во время землетрясения.

Хотя Али-паша отрицал свое участие в вынашиваемом мятежными янычарами плане свержения власти в Кавросе, его хозяин, султан Махмуд, был крайне недоволен поведением Ужасного Турка и намеревался в обозримом будущем не спускать с него глаз.

Как только изменились обстоятельства, начали с поразительной быстротой происходить столь необходимые Кавросу перемены. Прибыли деньги и ресурсы, обещанные щедрыми британцами во время Греческого бала Софии. По всей цепи островов начались ремонтно-восстановительные работы.

Став королевой, она первым делом посвятила в рыцари своих преданных телохранителей — Тимо, Яниса, Нико, Маркоса и Косту. Так она отблагодарила их за годы безупречной службы. У мужчин же, когда они вернулись в Каврос, появились теперь новые заботы. С одобрения Софии они оказывали помощь патриотам по всей территории оккупированной Греции, которые начали подниматься против оттоманского господства. Великобритания и в этом случае доказала свое дружеское отношение к ее соотечественникам, когда известный английский поэт, лорд Байрон, назвал свободу Греции делом чести и заговорил о личном участии в борьбе.

Джорджиана в качестве свадебного подарка Гейбриелу и Софии собиралась финансировать создание по английскому образцу учебного заведения для девочек. Лиззи и ее муж, лорд Стратмор, хотели составить каталог всех произведении античного искусства, чтобы сохранить их, насколько это возможно, для последующих поколений. Из-за землетрясений и ущерба, причиненного войной, многие остатки памятников древнегреческой культуры в Кавросе находились под угрозой исчезновения. Стратмор имел намерение привлечь к этому группу ученых и специалистов по античной культуре.

Для Кавроса настали волнующие времена. Бракосочетание такой необычной пары неожиданно сделало Каврос местом, где вдруг вознамерилось побывать все европейское высшее общество.

Лорд Алек Найт вскользь заметил: жаль, что туристам негде остановиться, — и подбросил гениальную идею строительства большого отеля с хорошим казино, что позволило бы посетителям с шиком отдохнуть; они могли бы приехать туда поразвлечься, а также насладиться великолепным климатом. Услышав это, второй по счету из братьев Найт, Джек, немедленно ухватился за эту идею как за отличную возможность вложения капитала и начал сразу же зондировать почву насчет аренды у правительства участка земли с выходом на пляж. Они с Робертом приступили к осуществлению этого проекта, хотя еще недавно братья даже не общались.

Что касается Дерека, младшего брата Гейбриела, то его реакцией на все, что произошло, была хитрая понимающая улыбка.

— То, что ты в конце концов стал принцем, меня совсем не удивляет, — с томной медлительностью произнес он, потрепав Гейбриела по его ныне королевской спине. — Ты, черт возьми, отдаешь все свои деньги и чин, а потом каким-то образом остаешься при короне и целой стране.

— Да, но что самое важное, я остался при ней, — ответил он, кивком указав на Софию.

Дерек расплылся в улыбке.

— Теперь ты знаешь, что это значит.

Что касается Софии, то новая роль королевы не пугала ее так сильно, как она сначала опасалась, потому что теперь рядом был Гейбриел, который и поддержит, и, если надо, посоветует. К нему обращались за мудрым советом и защитой. Софию не удивляло то, как легко он вошел в роль соправителя государства.

Будучи прирожденным лидером, он мог без труда заменить ее, если в этом возникала необходимость, однако он никогда не давал ей почувствовать, будто покушается на ее авторитет королевы.

Каждый день они выполняли свои королевские обязанности, но каждый вечер непременно отдыхали от трудов праведных, прогуливаясь по пляжу, как делали это в Перпиньяне. Этот простой ритуал давал им возможность побыть вдвоем просто как мужчине и женщине, как это было в фермерском домике Гейбриела.

Взявшись за руки, они гуляли босиком по пляжу в последних лучах заходящего солнца, наслаждаясь компанией друг друга и со смехом споря относительно имени их будущего ребенка.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Эпилог

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии