Фантики (fb2)

- Фантики (а.с. Классика bl литературы) 57 Кб, 16с. (скачать fb2) - Мануэль Филипченко

Настройки текста:



Фантики

* * *

Сашка родился... впрочем не важно, когда и где.

Взял, да родился.

Радости своим появлением он не принес никому. С криком появившись на свет, он вскоре умолк. Не было смысла больше кричать. Нянечка рано или поздно придет, чтобы накормить его, а мамы уже рядом не было. Она отказалась от Сашки в первый же день.

Радоваться Сашка начал только на втором году жизни, когда его невзначай гладила по голове очередная нянечка из Дома малютки. Случалось это редко, потому что желающих ласки  детишек было много, а нянечек мало.

Время шло. Сашка рос. Из Дома малютки он попал в детский дом. Здесь его почти не били. Какой интерес бить, если на все обиды он отвечал кроткой улыбкой и иногда, если совсем допекали, быстрыми минутными слезами. К тому же, у старших ребят и без Сашки было с кем поиграть в жестокие детские игры.

А когда Сашке исполнилось десять, детдом расформировали. Тем, кто отправлялся на новое жительство в компании, повезло — втроем-впятером легче обжиться на новом месте. Сашке повезло гораздо меньше; он уезжал один.

Его сопровождала воспитательница. Молодая некрасивая тетенька, с отстраненным, спрятанным под очками взглядом. Впрочем, в поезде она заботилась о воспитаннике, как могла, даже упросила соседа по купе уступить Сашке нижнюю полку, чтобы он не свалился ночью.

Путь был неблизкий, ехать предстояло больше суток.

* * *

Почти весь день Сашка сидел, отвернувшись к окну. Там было интересней, чем в купе, хотя тоже скучно: деревья, столбы, серые домики. Увлекали Сашку лишь нечастые и недолгие сценки: белая коза на пустом перегоне, где поезд задержался на две минутки; тетка, со всех ног догоняющая их поезд — она, на радость Сашке и к неудовольствию проводницы, все-таки успела вскочить на подножку. На остановках Сашка разглядывал торговок и пассажиров, толпящихся на перроне.

Время от времени приносили чай, Сашка пил его молча, закусывая бубликами, выданными для него на дорогу в детдоме.

— На, держи, — услышал вдруг он над ухом.

Отвернувшись от окна, мальчик взглянул на говорившего.

Над ним склонился какой-то парень. Он вошел в купе всего полчаса назад. Сашка тогда, увлекшись заоконными интересностями, не обратил на него внимания.

— Держи, — повторил парень и улыбнулся.

На столе перед Сашкой лежала конфета. Большая, шоколадная, в синей лаковой бумажке. На ней так и было написано — шоколадная. А еще — «Камелия». Что это такое, Сашка не знал, но слово ему очень понравилось.

Поглядев на воспитательницу и дождавшись ее снисходительного кивка, Славка взял угощение. Без суеты и жадности. Не так как другие дети расхватывали конфеты в детдоме, боясь, что может не достаться. Их давали по праздникам, или приносили старшие, после удачных походов в город. Откуда у старших деньги, Сашка догадывался по болтовне прочей малышни. Это называлось воровство. Если воровали в детдоме, у своих, тогда сильно наказывали. А если в городе, у чужих — нет, если не попался.. Сашка воровать не ходил. Ему и не хотелось.

— Спасибо, — вежливо сказал Сашка и стал разворачивать конфету. Она была очень легкая, невесомая, но Сашка решил, что так надо. Откуда ему знать, сколько весит такая красота?

Оказалось, что внутри было пусто.

Парень рассмеялся. Вслед за ним усмехнулась воспитательница. Только Сашка не смеялся. Он развернул фантик, разгладил его ладонью, полюбовался на черный цветок и аккуратно сложил. Сперва пополам, потом ещё раз пополам. Спрятав фантик в нагрудный кармашек, он принялся разглаживать ногтем, оставшуюся блестящую «золотинку». Только положив фольгу к фантику, Сашка повернулся к улыбающемуся парню и сказал:

— Спасибо. Фантик очень красивый.

Должно быть, в его голосе парень что-то услышал, или прочёл во взгляде. Он поперхнулся, кашлянул и метнулся к сумке. Запустив руку, выдернул сразу целую горсть таких же конфет и положил перед Сашкой.

— Все сразу не ешь, — хрипловато сказал парень. — Положи в сумку. Сумка есть у тебя?

Сумка у Сашки была. Холщовая дешевая сумка, в которую был сложен весь его нехитрый скарб — белье, полотенце, зубная щетка, книжка и еще всякой мелкой всячины. Четыре конфеты мальчик  положил в сумку, а пятую попробовал.

Держа её в кулаке, Сашка кусал хрустящие вафли и шоколад, и, улыбаясь, поглядывал то на парня, то в окно.

— Ты не обижайся, — сказал парень. — Дурацкая шутка получилась. Я думал; будут в купе дети — рассмешу. Ехать будет веселее.

Сашка пожал плечами и не ответил. Парень переключился на воспитательницу:

— Сын ваш? Очень похож.

Воспитательница сморщила нос, поправила очки и с пренебрежением ответила:

— Вот еще! Из детдома везу. В новый.

Сашка съежился и совсем отвернулся к окну. Не обиделся, нет. Ну, разве что чуть-чуть. Ведь правду сказала — из детдома. Чего же обижаться?

В купе повисла неловкая тишина. Только на верхней полке посапывал четвертый попутчик, уступивший Сашке место.

Воспитательница, не дождавшись продолжения беседы, взяла свою книжку и стала читать, усердно поправляя норовящие съехать с носа очки.

— Хочешь ко мне на колени? — спросил Сашку парень.

Сашка не удивился. В детдоме он не раз сидел на коленках у завхоза дяди Мити, когда смотрели телевизор. Сашка глазел поверх голов на экран, а завхоз гладил его под рубашкой и в шортах. Обоим было удобно и приятно. Жаль, что выпадало это не часто. Сашка был не один. Малышня даже устанавливала очередь.

В купе не было телевизора, а в окно и так все видно.

— Зачем? — простодушно спросил Сашка.

— Ну... — смутился парень. — Так просто.

Объяснение Сашку устроило. Он подвинулся ближе. Парень приподнял его,  и усадил к себе на колени. Воспитательница поглядела на них поверх оправы и перевернула страницу.

— Далеко вам ехать? — спросил в Сашкину макушку парень.

— Далеко, — вздохнул Сашка. — Аж завтра приедем.

Погладив Сашкины коленки, парень сунул руку ему под футболку. Сашке стало щекотно. Он поерзал.

— Хороший ты, — шепотом проговорил парень, касаясь губами Сашкиной щеки.

Сашка, облизнулся — вкус шоколада все не проходил. Ух как здорово!

— Пойдем в коридор? Что-то жарко тут, — предложил парень и спросил воспитательницу: — Можно?

— Недолго только, — сказала она.

Держа Сашку на руках, парень вышел из купе и прикрыл ногой дверь. Подойдя к окну, он откинул подпорку, опустил на нее крышку раскладного столика, и посадил нее мальчика.

Их лица оказались почти на одном уровне.

Парень заглянул Славке в глаза.

— Как ты вообще живешь, а? Наверное, несладко? — спросил он.

Пол слегка раскачивался. Под ним стучали колеса.

Сашка улыбался.

— Живу, — ответил он коротко, и добавил. — Нас двести там было. И ничего, жили.

— Обижали тебя?

— Так… — нехотя ответил Сашка.

— Ну… — сказал парень. — О порядках ваших я слышал. Может, в новом детдоме тебе больше повезет.

В это не верил ни он, ни тем более Сашка.

— Ты не бойся. Полезут, сразу бей прямо в глаз или куда дотянешься.

Сашка кивнул.

— Ну-ка, сожми кулак. Мда…

Сашкин кулак с легкостью поместился в его ладони.

— Этим кулачком только щекотать можно, — грустно сказал парень

Славка снова кивнул.

Парень выпустил Сашкину руку и наклонился к нему поближе.

…Тронул губами лоб… Задержался… И, не успел Сашка опомнится, мягко поцеловал его в губы.

— Сладкий ты какой… Шоколадный… — проговорил парень.

Сашка, застенчиво улыбаясь, смотрел в сторону.

— Понравилось?

— Да… — сразу ответил Сашка, не задумавшись.

У него сильно колотилось сердце.

Парень не стал раздумывать и опять поцеловал мальчика. На этот раз поцелуй был долгий, и намного волнительней.

Дверь в купе с шумом пошла в сторону. Парень едва успел отпрянуть.

— Что вы тут долго? — недовольно сказала воспитательница зевая. — Спать пора укладывать.

— Да, спать… Иди в купе, — сказал парень, снимая со столика Сашку.

Мальчик ушел, а воспитательница уходить не собиралась.

— О чем говорили?

— Так… О жизни. Что ему там светит, в новом детдоме.

— Везде одинаково. Чуть лучше, или чуть хуже — система одна.

Парень грустно промолчал. Потом, будто набравшись решимости, сказал:

— А вот если, к примеру, вы его не довезете?

— То есть? — насторожилась воспитательница.

— Ну… сбежит, отстанет от поезда, или украдут. Что делать будете?

— Странные вопросы.

— И все же?

— Сперва пойду к начальнику поезда, пусть транспортной милиции сообщит о пропаже. Ну а потом в детдом поеду, сообщу им.

— Вас уволят?

Воспитательница хмыкнула:

— Некому увольнять. Старое начальство само уволилось, на пенсию. А на новой работе всем все равно, кто там у меня сбежал. Да и мальчишку искать особо не будут. Думаете, они нужны кому-то?

— Тогда у меня к вам предложение.

Парень поплотней задвинул дверь в купе.

— Предложение? — удивилась воспитательница.

— Да. Я хочу взять мальчика к себе. Оформить опекунство. Или усыновить попробую.

В воспитательнице проснулся интерес:

— Вот так сразу и решили? Обычно ходят, выбирают.

— Чего тянуть-то. Мне он понравился, я ему, надеюсь, тоже.

— Вижу, вижу, — в голосе воспитательницы появилась ирония.

— Что видите?

— Так, неважно. Ну и что вы хотите от меня?

— Чтобы вы его потеряли. А я компенсирую, сами понимаете.

— Я так сразу не могу, надо подумать.

— Я не настаиваю, время еще есть.

— Вы сначала самого мальчика спросите, может он еще и не согласится.

— Пожалуй, вы правы…

Парень с девушкой вернулись в купе. Сашка еще не спал. Очень хотелось подслушать их разговор, но постеснялся.

Парень присел рядом, обнял Сашку за теплое плечо:

— Послушай… Тут такое дело… Я не уверен, что тебе очень хочется ехать в этот детдом, так ведь? Может, поживешь у меня? Пока документы, туда-сюда, ты понимаешь?

Сашка, затаив дыхание, слушал эти невразумительные слова; его глаза широко раскрылись. Не успел парень закончить, как Сашка повис у него на шее.

— Да!! — выкрикнул он, разбудив пассажира на верхней полке.

— Ну, вот и отлично, — у парня отлегло от сердца. — Укладывайся спать.

* * *

Шло время. Поезд ехал и ехал. Сашка посапывал, укрывшись до подбородка тонким одеялом. На его лице светилась счастливая улыбка. И парню казалось, что от неё в купе стало намного светлее.

Он сидел рядом, поглаживал одеяло, под которым чувствовалась Сашкина нога, смотрел на его светлые волосы и думал.

Что за наваждение? Забрать незнакомого мальчика, которого ещё даже не довезли до интерната… С ума сойти, еще час назад они даже не знали о существовании друг друга. Может, пока не поздно, оставить эту бредовую затею?

Вместе с сомнениями в душе парня было уже разлито такое тепло, что даже дыхание временами слегка перехватывало. Он понимал, что отказаться от мальчика уже не сможет.

Однако у воспитательницы на этот счет было свое мнение. Она приподнялась на локте, полусонно окинула взглядом купе, остановилась на парне и сказала вполголоса:

— Знаете, я передумала. Мне не нужны неприятности. Вот довезу мальчика до места, а там уже все и выясняйте.

— Погодите, но… — вскинулся парень. — Я ведь уже пообещал мальчику, как же вы… Я все оплачу, сколько скажете!

— Нет, — твердо отрезала девушка. — Это подсудное дело и я не собираюсь даже обсуждать. Ложитесь спать лучше. Спокойной ночи.

Разговор был окончен. Парень потрясенно молчал и лихорадочно искал доводы.

Придумать он ничего не успел — под его рукой шевельнулся Сашка и послышалось всхлипывание. Не спал малыш. Всё слышал. Рухнули его едва появившиеся, надежды.

— Ну что ты, — кинулся успокаивать его парень. — Не плачь, все будет хорошо, вот увидишь. Я тебя обязательно заберу! Ты только потерпи.

Сашка приподнял голову с мокро-блестевшими глазами и сказал:

— Я там умру. Я знаю.

— Что за глупости! Даже не выдумывай! Все, быстренько засыпай, а утром будешь как новенький, и все плохое из головы выскочит.

Сашка не спорил. Он снова повернулся на бок. Парень влез к себе на полку, едва сумев подтянуться на дрожащих от волнения руках. Он закрыл глаза, но сон не приходил…

* * *

Утро началось с кашля четвертого пассажира. Он грузно слез с полки, хлебнул из стакана холодный чай.

— Фух, ну и ночка! — сказал он недовольно. — Так трясло, все кости болят.

Парень проигнорировал это замечание. Он всё ещё был в полусне.

— Где Саша? — раздался вдруг взволнованный голос воспитательницы.

Парень тут же поднял голову. Сон мгновенно улетучился.

Сашкина постель была смята, одеяло скомкано. Мальчика не было.

— Может, в туалет убежал? — предположил дядька.

— Может…

Парень соскочил вниз, натянул быстро брюки и вышел из купе. Вернулся минуты через две.

— Дверь в туалете закрыта. Я стучал, никто не открывает.

— Значит он там?

— Дверь в туалет я вечером закрыла, — раздался женский голос из коридора. Проводница, услышав шум, пришла узнать, в чём дело и слышала конец разговора.

— Да по вагону бегает, — предположил четвертый пассажир. — Или к кому-то в купе в гости напросился.

— В восемь утра? — хмыкнул парень.

— Хватит болтать, искать надо, — встряла воспитательница.

Она решительно поднялась, одернула платье.

— Конечно! — сказал немедленно парень.

Воспитательница кивнула и вдруг подозрительно посмотрела на парня:

— А не вы ли его спрятали?

— Куда я его спрячу, в карман?!

— Не знаю, не знаю…

Проводница проверила все купе вагона, перебудив и всполошив пассажиров. Заглядывала на верхние полки, открывала крышки нижних полок.

— Куда он подевался, — сокрушался парень.

— Надо сообщить начальнику поезда, — сказала воспитательница.

— Надо — сообщим, — коротко ответила проводница. — Нам только ЧП не хватало.

* * *

Пропавший ребенок — это действительно ЧП, и начальник поезда появился быстро, как мог — через десять минут. Сухощавый, с военной выправкой, он сразу вник в дело и развил бурную деятельность. По внутренней связи известие разнеслось по всему составу, начали проверку купе и тамбуров. Заглянули в каждый уголок, где мог притаиться мальчик.

Но все было тщетно.

Сидеть спокойно в купе и дожидаться результатов парень не мог, да и воспитательница уже ударилась в лёгкую панику.

— Может, он в вагон-ресторане? — предположила она.

— Откуда он знает, где это?

— Да вчера наш сосед сказал, когда оттуда вернулся. Всего через два вагона. Последний.

— Идемте, проверим, — подскочил парень.

Воспитательница направилась по коридору к тамбуру. Парень поспешил за ней.

— Э… а вы уверены. Что мы идём куда надо? — спросил вдруг парень и остановился.

Глаза воспитательницы удивлённо округлились.

— То есть?

— Когда я садился в поезд, наш вагон был предпоследним.

— Что?

— Совершенно верно, — раздался голос проводницы. — Было два плацкарта и вагон-ресторан. Но днём, на длинной стоянке, была переформировка состава. Отцепили пассажирские вагоны от грузовых…

Слушая проводницу, они шли по следующему вагону.

… — отцепили плацкарты. Вагон-ресторан, поставили первым, — продолжала проводница, — и подцепили этот, купейный. Его мы тоже проверили.

Втроём они вышли в тамбур последнего вагона.

— Вот и всё, — подытожила проводница. — Больше вагонов нет.

— Смотрите! — вдруг воскликнул парень. Он нагнулся и что-то поднял с пола.

— Смотрите! — повторил он.

— Что это? — спросила проводница. — Бумажка какая-то…

— Фантик… Это его! Помните? Я дал ему конфеты.

Воспитательница вырвала из его рук лаковую бумажку.

— И… Что это значит?

— Не знаю… Он был здесь, это точно.

— И куда делся? — спросила проводница.

— Хороший вопрос.

Он подёргал боковые двери.

— Да закрыты они, закрыты. Я сама проверяла, когда принимала вагон, — засуетилась проводница.

Рука парня машинально легла на ручку двери, которая должна была вести в следующий вагон, если бы он был.

Она повернулась очень легко. Дверь распахнулась, и в тамбур ворвался свежий воздух. Свежий, какой бывает после дождя…

* * *

Лица у всех троих побледнели.

— Вы думаете, что… — распахнула и без того увеличенные очками глаза воспитательница. — Нет-нет, не может быть!

— Нужно сообщить начальнику поезда! — воскликнул парень.

— Да! — воскликнула проводница и умчалась.

Минут через десять последний вагон заполнился любопытным народом. В тамбур пропустили лишь начальника поезда. Он, сжимая в руке рацию, угрюмо приоткрыл дверь, осмотрел замок.

— Сломан. Эх, недоглядели.

Он взглянул на проводницу.

— Да кто же знал! Вагон нам вчера подсунули. Я проверяла. Всё проверяла!

Она была на грани истерики.

— Помогите ей! Дайте ей воды! — воскликнул парень.

Кто-то сунул проводнице минералку.

Воспитательница всё ещё держала себя в руках.

— Может, он просто вышел на какой-нибудь остановке? — выдавила она из себя. — Ночью были остановки?

— Были. Две. По пять минут, — ответил начальник поезда. — Вот что. Я свяжусь с транспортной милицией. Идёмте, мне нужны точные приметы мальчика.

* * *

Через полчаса они молча сидели в своём купе.

Были они вдвоём. Четвёртый пассажир отсутствовал.

— Сумка его на месте, — сказала вдруг воспитательница. Она заглянула внутрь: — И вещи тоже. Ничего не взял.

— Эх, хорошо бы, он просто сбежал, — вздохнул парень.

— Что вы хотите этим сказать?

— Лучше бы мне его отдали! Всем бы было хорошо…

— А зачем он вам?

— Ну и вопросики у вас! Вам он не нужен! Интернатам не нужен! Никому не нужен! Неужели вы думаете что он игрушка?! Человек он! Человек! Понятно? Он тоже хочет быть счастливым! И имеет на это полное право!

— Успокойтесь! — сказала сурово воспитательница. В её голосе прорезались суровые профессиональные нотки. — Вот приедем. Я вас сдам, куда следует. Знаем мы вас…

— Ну? — напружинился парень. — Кто я? Говорите, давайте!

Воспитательница промолчала, но в её глазах было написано это идиотское слово…

— Нашего разговора и моего предложения никто не слышал, надеюсь. А вот у вас… Отсутствие мальчика — налицо. И я сделаю всё, расскажу всем, как вы довели мальчика до самоубийства!

— Что?...

— А то… Вы одна вон спокойная… Это подозрительно… А может быть, это вы столкнули его с поезда?

Воспитательница хотела ответить, но поперхнулась.

Парень нагнулся, взял сумку мальчика и заглянул внутрь.

Ничего особенного в ней не было… кроме книги.

Странно, что у детдомовского мальчика такая новенькая книга.

Парень решительно вынул её, а сумку аккуратно положил на место.

— Заберу на память. А если найдут — отдам.

Дверь в купе открылась. Вошёл начальник поезда. Выглядел он очень уставшим. От него веяло обреченностью.

— Нашли? — с надеждой в голосе спросил парень.

— Вы это… Это…

— Ну что же! Не томи, — закричала воспитательница во весь голос.

— И да… и нет… Подходящую под описание сандаль нашли. На железнодорожном мосту. В ней СВ написано…

Лицо воспитательницы исказилось. Она открыла рот… И тут же обессилено упала на свою полку.

* * *

Вентилятор разгонял жаркий воздух. Несмотря на это, и на открытое окно, в комнате отделения милиции было душно. Воспитательница и парень сидели у стола, за которым расположился грузный мужчина в милицейской форме. Впрочем, из формы на нём была рубашка, а китель висел на вешалке.

— Вот. Распишитесь, — Он протянул бумаги.

— И?

Воспитательница явно нервничала. Но не по поводу Сашки. Её интересовало только, что будет с ней. Она ни словом не обмолвилась о ночном договоре. И вообще мало что сказала. Парень тоже ничего толком не знал. Да и что он мог знать?

— Несчастный случай, — вздохнул милиционер. — Всё просто. Виновных нет. Стечение обстоятельств…

— Каких? — не выдержал парень, поставив свой автограф под протоколом.

— Начальник поезда написал рапорт. В нём ясно сказано, что замок на двери в прицепленном купейном вагоне был повреждён. А на железнодорожном мосту окончательно сломался, когда мальчик повернул ручку. Проводница показала, что двери в туалет она закрыла, а мальчик, очевидно ища открытый, решил заглянуть в другой вагон, а потом ещё в один…

Следователь замолчал, и, достав платок из кармана брюк, стал вытирать пот.

— Вы свободны, граждане, сказал он, и встав, повернулся к окну.

* * *

— Что делать будете? — спросил парень, когда вслед за воспитательницей вышел на улицу.

— Не знаю. Напишу объяснительную. И всё на этом. Мальчика не вернёшь. Может,  найдут ещё… его… ну…

Она сконфузилась и вдруг сказала.

— Простите меня… за мои слова. Ну тогда… в поезде. При других обстоятельствах мы могли бы…

Она опять запнулась.

«Больно надо» — подумал парень, отлично поняв её.

— А книга. Пусть она останется у вас, — сказала она ещё.

Парень кивнул.

— Мне пора. Меня ждут дела. Прощайте.

Она повернулась и стала уходить.

— Прощайте — сказал вслед парень и чуть слышно прошептал. — У меня тоже дела.

Дальнейшее поразило бы любого. Но этого никто не видел.

Парень поспешил перейти через дорогу и, не выдержав, рассмеялся. В таком спектакле он не участвовал со школы.

Прошлой ночью…

По потолку ползало желтое пятно от лампочки — вагон качало.

Парень следил за этим пятнышком, пока не одолел сон. Но был он беспокойным и недолгим, вскоре парень услышал, что Сашка опять завсхлипывал.

Парень слез с полки.

— Ну чего ты? — шепотом спросил он, присаживаясь рядом. — Я тебе обещаю, сразу начну бумаги оформлять. Ну потерпи, месяц-два, не больше.

Сашка дернул головой, повернулся:

— Ага, месяц… — с обидой протянул он. — Там меня в первый день так побьют…

— Да за что?! Что за глупости.

— У них там эта, прописка, я знаю… Ребята рассказывали…

— Черт…

Это могло быть правдой. Парень не нашел слов для возражения. Он погладил мальчика по голове и сказал:

— Спи… Завтра будет видно, что делать…

Возвращаться к себе на полку парень не стал, он вышел в коридор.

Прислонившись лбом к холодному стеклу, он думал, думал, думал…

Внезапно в его мысли вплелся странный звук. Он был похож на чьи-то лёгкие шаги. Парень повернулся.

Сашка.

Мальчик был в сандалиях на босу ногу, трусиках и расстегнутой рубашке с кармашком, в который он днём спрятал фантик.

— Ты чего? Не спится?

— Я писать хочу.

— А?

Сашка прижал ладони к передку трусиков и сжал  ноги, потирая коленки одну о другую — характерный жест «приспичило»

— Да-да, — встрепенулся парень и они пошли по коридору, держась за руки.

Дверь в туалет оказалась закрытой.

— Черт, — выругался парень.

Сашка смотрел на него, явно ожидая помощи.

— Ты терпишь? — спросил парень.

Мальчик кивнул, но губы его слегка скривились.

— Идём в другой вагон. Может там открыто?

Открытой оказалась только дверь между вагонами, а туалет опять закрытым.

— Может в другом вагоне? — с надеждой спросил Сашка.

— А если нет?

— Тогда я описаюсь.

— Зачем? Выльешь на пол.

Сашка тихонько захихикал.

Парень хотел было повернуть ручку, но рука его остановилась.

«Это же последний вагон! Я точно видел, когда садился на поезд…»

Мгновенное замешательство решило дело. Рука, опускаясь, невзначай задела ручку…

Раздалось «клац» и дверь приоткрылась. Ночная прохлада заполнила тамбур.

Парень толкнул дверь ногой, и она распахнулась.

— Сашка, давай. Я тебя держать буду.

Мальчик быстро кивнул. Парень спустил ему до колен трусики и задрал рубашку. Обхватив голое тельце руками, он поставил мальчика на край.

Поезд шёл медленно. Сашка исправно делал своё дело — тонкая струйка секунд пять текла на камни насыпи и на шпалы.

— Всё? — спросил парень.

— Ага. Дождь будет, — добавил он вдруг.

— Откуда ты знаешь?

— Не знаю. Но будет.

Парень переставил мальчика, подальше от опасной бездны и закрыл дверь. Сашка стоял со се еще спущенными трусиками и, слегка расставив ноги, покачивался в такт качающемуся полу.

— Сашка, милый мой Сашка, –прошептал парень.

— Поцелуй меня.

— Сашка…

— Пожалуйста…

Парень шагнул к нему и вдруг замер.

— Э… подожди-ка…

В его голову пришла яркая пугающая мысль.

— Сашка…

Парень натянул ему трусики.

— Слушай, Сашка. Ты хотел бы быть со мной?

— Всегда-всегда?

— Всегда-всегда!

Мальчик грустно потупил глаза.

— Сашка… Давай сбежим!

Мальчик вскинул голову.

— Стой здесь. Я сейчас.

Парень опять открыл дверь и вынул из кармана мобильник. Как хорошо, что он хоть раз оказался под рукой, вернее в кармане, а не в портфеле или вообще дома…

* * *

Ответили ему не сразу. Только минут через пять в трубке раздался сонный недовольный голос.

— Какого черта?

— Это я…

— Холера тя подери. Я спать хочу…

— Прости…

— Прощу, — ответила трубка. — Если за минуту выдумаешь адекватную причину.

— Хватит секунды. Надо спасти мальчика…

В трубке наступила длинная пауза.

— Ты серьёзно?

Парень, глядя на недоумевающего Сашку, кивнул, а потом, сообразив что его не видят, сказал.

— Более чем.

— Ночью?

— Погоди — у меня нет времени. Я в поезде. Ничего не спрашивай. Минут через тридцать будет станция. Всё, что от тебя требуется, приехать до прихода поезда и подождать…

— Так на чём же я приеду? Ты сам знаешь. Мне за машиной далековато переться.

Конец.

Трубка это тоже понимала. Но её никто не отключал. Ни там, ни здесь. Не было противных гудков отбоя. Только тишина.

— Эй! Ты слышишь? — опять заговорила трубка.

— Да.

— Сколько у нас времени?

— Точно не знаю, но мало.

— Я буду. Я обязательно буду! Где тебя искать?

— Я в последнем вагоне. Дверь не боковая, а та, что в торце… ты понял?

В ответ раздались гудки.

* * *

Поезд замедлил ход. Пол уже не раскачивало. Станция. И стоянка совсем короткая. Пять минут.

Парень держал на руках мальчика, а тот, уткнувшись в его плечо, тихонько посапывал.

Поезд уже едва катился по рельсам. Наконец он замер.

— Сашка. Проснись, — зашептал парень. — Скоро ты выспишься. А сейчас…

Он, опять распахнул дверь — дверь, ведущую в пустоту. Нет… если друг приехал, для Сашки это будет дверь в новую жизнь.

Не только для Сашки…

Перрон далеко впереди. Последний вагон не доехал до него. Здесь почти темно. Только свет лампочки в тамбуре из распахнутой двери освещал маленькое пространство позади вагона.

Он поставил мальчика на пол и спрыгнул на насыпь. Он протянул руки и мальчик спрыгнул… Руки подхватили его и поставили на шпалу.

— Ты не боишься, малыш?

— Нет.

Прошла минута.

Тихий свист раздался со стороны кустов. Не с той, где перрон.

Как это здорово! Друг всё отлично понял! Вот он!

— Привет.

— Привет.

— Он?

— Да.

— Ну, здравствуй, малыш.

Сашка поёжился и глянул на парня. Тот кивнул.

— Прости, я без машины. На велосипеде. Но на нём очень хороший фонарик. Ты не боишься?

Мальчик отрицательно покачал головой.

— Саша, это мой друг, — сказал парень. — Вы оба мои друзья и самые лучшие. Ты поживешь у него. Совсем недолго. Очень скоро я приеду.

— Ты со мной не поедешь?

— Прости, но так надо. Я должен вернуться и показать злым людям фокус, чтобы они забыли про тебя и не пришли, и не забрали.

Сашка согласно кивнул.

— Но только… для этого нужны твои сандалии.

Сашка не стал спорить. Он быстро стряхнул их с ног, а пришедший тут же подхватил его на руки.

Вопросов не последовало. Парень подобрал Сашкину обувь. И вскарабкался в вагон.

— Сашка. У тебя есть что ценное, чтобы я забрал?

Мальчик задумался на мгновение.

— Нет. Ой, да! У меня там книга. Дядя Митя подарил.

Мгновение спустя поезд тронулся.

Эпилог

— Игорь? Привет! Опять разбудил?

— Поспишь тут с вами.

— Как?

— Да в порядке твой ангел.

— Накормил хоть?

— Обижаешь. Голодный мальчик в моём доме?

— Ну да… ну да… Видел я, как твой Димка трескает. Меньше воробья. Такого кормить — сплошная экономия.

— Зато твой у меня полхолодильника умял. Хоть и стеснялся, аж краснел.

— Стеснительный он, это да. Ну, ничего, обживется. Что у тебя там за шум?

— Ха. Да они квартиру разносят. Я им сдуру поставил кассету с Гойко Митичем. Ты ж знаешь, у меня вся коллекция. Вот они посреди спальни вигвам из подушек строят.

— Подружились, что ли?

— Долго ли. Димку забыл? Он с кем угодно подружится. Так… Кажется, с меня сейчас будут снимать скальп. Пойду курить трубку мира. Ты когда будешь?

— Уже ловлю такси. Еще час от силы продержись, выкурим вместе.

— Давай, ждем!

— Игорь, подожди… Ты помнишь хоть, как своего от интерната отмазывал? Мне надо то же самое проделать. Поможешь?

— Да не переживай! Будет твой Сашка твоим. Только твоим.

* * *

Вечер. Звонок. Сашка вылетает навстречу.

— Привет! Ты приехал! Я тебя жду-жду… Ты теперь насовсем?..

— МЫ теперь насовсем. Сашка, держи свои конфеты.

— Ух ты!

* * *

У мальчика в руках зашелестел фантик с непонятным названием «Камелия»

Синий, как Сашкины глаза…

Конец.

Оглавление

  • Фантики
  •   * * *
  •   * * *
  •   * * *
  •   * * *
  •   * * *
  •   * * *
  •   * * *
  •   * * *
  •   * * *
  • Прошлой ночью…
  •   * * *
  •   * * *
  • Эпилог
  •   * * *
  •   * * *