Маскарад, который удался [Томас Лиготти] (fb2) читать онлайн

- Маскарад, который удался (пер. Александр Бобров) 116 Кб, 9с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Томас Лиготти

Настройки текста:



Томас Лиготти Маскарад, который удался

В районе, откуда Носс начал свою прогулку, возвышалось лишь несколько зданий. Однако они были размещены таким образом, который предполагал наличие еще ряда строений, и это напоминало ситуацию с садом, в котором вырубили часть насаждений, но так, что их отсутствие ощущалось весьма явственно и казалось, что они вот-вот, да и возникнут вновь. У Носса даже возникло предположение, что эти отсутствующие гипотетические здания могут подчас меняться местами с реальными, для того, чтобы заполнить пробелы в пейзаже и сделать видимой ту его часть, которая обычно за гранью видимого. Но сейчас эти здания, которые по всему периметру врываются в ландшафт, заполняя его сверху донизу, никак невозможно охарактеризовать, кроме как тем фактом, что придет время, когда они проявятся в пространстве, которое на данный момент лишено характерных черт, но стремится их приобрести. Произойти такое может именно в эти дни, когда фестиваль в самом разгаре, когда старое и новое, реальность и вымысел, правда и обман, все сливается воедино в вихре карнавала.

Но даже на этом этапе фестиваля не поздно соблюсти традицию и посетить магазин, где продаются маскарадные костюмы и маски, тем более, что до сих пор Носс по некоторым причинам, нам неизвестным, этого не сделал. Именно сейчас он находился на пути в одно такое место, где полки переполнены костюмами и масками. На протяжении своего похода Носс продолжал наблюдения за зданиями, становящимися все более многочисленными, достаточными для того, чтобы образовать улицу, группу узких переулочков и, наконец, город целиком. Одновременно он отмечал различные проявления праздника, одни из которых косвенно свидетельствовали о нем, другие явно. Например, некоторые двери оставались приоткрытыми даже ночью, пропуская тусклый свет, освещающий пустые комнаты. В другом месте посреди улицы кто-то нарочито высыпал кучу грязных, рваных тряпок, которые весело развевались и перекатывались при порывах ветра. Отголосок праздничной стихии можно было усмотреть в некой странной уличной композиции, состоявшей из шляпы, втиснутой в проем высокого забора, постера, приклеенного к накренившейся стене и порванного пополам так, что края оставшейся части с изображением чьего-то лица трепались при каждом дуновении; в том странном бессмысленном маршруте, которым вскоре пойдут праздничные толпы, участники которых, сталкиваясь друг с другом, будут осыпать изменчивые блики на поверхности земли бумажными обрезками и пухом. Паноптикум людей с обнаженными безликими головами, ряженных в утомительно яркие одежды. Носс проходит мимо всего этого, лишь на краткий миг задерживая свой взгляд, не более, но и не менее.

Его взгляд, кажется, немного оживляется по мере приближения к центру города, в котором дома, магазины, заборы, стены более, гораздо более… тесно пригнаны друг к другу. Казалось, что места достанет лишь для нескольких звезд, ощетинившийся свет которых окажется сжатым со всех сторон крышами домов и возвышающимися над ними башнями, и непомерного размера луны — не столь частой гостьи здешних окрестностей — которой придется постараться, чтобы ее неясный неопределенный отблеск, отраженный в серебристых окнах, был замечен. Улицы здесь были словно туго натянуты, и некоторые из них подчас обладали несколькими названиями, как бы впечатанных в саму их суть. По большей части этот факт не мог быть списан на обстоятельства планировки или причуды местной истории, а скорее объяснялся насущной потребностью в чрезмерности, как если бы улицы наподобие змей, сбрасывали свою кожу (имена), для того, чтобы вновь приобретенные гарантировали им наверняка не остаться без имени вовсе. Возможно именно данное обстоятельство объясняло то, что различные элементы зданий в этом районе также имели отпечаток излишества: двери, продуманно украшенные, однако совершенно не функционально; массивные ставни, прикрывающие темноту стен за ними; соблазнительные на вид балконы с перилами, но совершенно не предназначенные, чтобы на них выходили; лестницы, уходящие ввысь в темные ниши и оканчивающиеся… тупиком. Все эти желающие казаться красивыми детали выглядели довольно загадочно в пространстве, столь сжатом, что даже между тенями некуда яблоку упасть. Ощущение тесноты присутствовало повсюду, например во дворах, в которых еще горели огни, поминальные отзвуки уходящего праздника. Хотя, в этой части города веселье было еще в самом разгаре, и первые признаки его завершения только должны были вот-вот появиться. Возможно неподалеку праздношатающиеся все еще толкали друг друга в веселой суматохе, обменивались колкостями, нарочито кашляли посреди шуток. Здесь фестиваль все никак не заканчивался. Казалось, что атмосфера бреда, присущая празднику, исходит не из какого-то центра, а напротив, просачивается вовнутрь откуда-то извне. Таким образом, первотолчок фестивалю вполне мог исходить из некой лачуги на окраине города или даже из какой-нибудь уединенной хижины, расположенной за городскими пределами, в лесу. В любом случае праздничная волна наконец-то докатилась и до этого богом забытого района, и Носс наконец-то решился зайти в один из многочисленных магазинов, торгующих костюмами и масками.

Крутая лесенка привела его к осевшему под тяжестью лет крыльцу, узкий проем двери впустил внутрь магазина. И действительно — полки переполнены костюмами и масками. Они скрыты темнотой и подобны человеческому рту, заткнутому кляпом из многочисленных одежд и личин, способных являться лишь во сне. Носс сделал попытку снять маску, свисающую с края одной из полок, и дюжина подобных обрушивается прямо ему под ноги.

— Отличный выбор, — раздался голос хозяина магазина, выходящего из-за длинного прилавка, окруженный тенями. — Наденьте ее, ну-ка дайте взглянуть. О, бог мой, как она вам к лицу. Вы чувствуете, как хорошо эта маска облегает Ваше лицо от самой линии волос до подбородка, никаких лишних выступов. И по бокам держится очень даже комфортно. И совершенно не давит, не правда ли?

Маска кивнула, соглашаясь.

— Отлично, все как и предполагалось. Ваши уши — а у Вас они, между прочим, замечательные — совершенно свободны, хотя маска и крепится по бокам лица. Очень удобно, но все же старайтесь оставаться в покое и не попадайте в гущу толпы. Увидите, через некоторое время Вы даже забудете, что маска на Вас! Отверстия для глаз, ноздрей, рта сделаны как будто на заказ, не мешая прямому предназначению этих органов. Она так Вам к лицу, и это особенно видно вблизи, хотя я уверен и на расстоянии тоже. Подойдите и встаньте здесь, в свете луны. Да, ее делали прямо для Вас, что скажете? Простите, что Вы сказали? — Носс подошел к владельцу магазина и снял маску.

— Я сказал, что меня устраивает эта маска, я возьму ее.

— Отлично, больше никаких вопросов. А теперь позвольте мне показать еще несколько экземпляров, Вам придется сделать всего несколько шагов.

Хозяин лавки взял что-то с полки и отдал посетителю. В руках у Носса оказалась другая маска, однако, она выглядела совершенно… не пригодной к использованию. Если первая была весьма удобна для ношения, то эта — полностью лишена этого достоинства. Вся ее поверхность была в странных выпуклостях и вогнутостях, в лучшем случае способных причинить неудобство, а возможно и боль. И по весу она была гораздо тяжелее первой.

— Нет, — произнес Носс, возвращая маску, — я возьму первую.

Хозяин посмотрел на него, недоумевая. Он пристально оглядел Носса, прежде чем произнести следующее:

— Не возражаете, если я задам Вам один личный вопрос? Вы прожили здесь, как бы это сказать, всю свою жизнь?

Носс отрицательно качнул головой.

— Тогда не торопитесь с выводами. Не принимайте поспешных решений. Побудьте в магазине и обдумайте свой ответ, еще есть время. Тем самым Вы сделаете и мне одолжение. Я должен отлучиться не надолго, и если вы последите за товарами, я буду Вам очень признателен. Вы не возражаете? Отлично. А главное: не беспокойтесь.

Произнося это, хозяин магазина одновременно снимал с крюка на стене огромную шляпу. — Вам не придется долго ждать, совсем даже не придется. Если кто-нибудь из посетителей пожелает оплатить покупку, сделайте для него все, что будет в Ваших силах, — прокричал он, закрывая за собой дверь.

Оставшись один, Носс получил возможность более тщательно осмотреть заморские маски, ранее продемонстрированные ему владельцем магазина. Вполне закономерные различия в дизайне сопровождались крайней непрактичностью сочетаний веса и формы, равно как странностью в расположении чрезмерных по количеству отверстий для вентиляции. Разумеется, они — туземного происхождения! Носс вернул маски на прежние места на полках и взял ту из них, которая, по словам хозяина, так замечательно смотрелась на нем и так подходила к лицу. Бесцельно побродив по магазину, он обнаружил за стойкой табурет, на который сел и тотчас заснул.

Казалось прошел лишь краткий миг до момента, когда Носс был разбужен какими-то звуками. Следуя первому импульсу, он пристально вгляделся в темноту, как бы пытаясь определить источник странных голосов, взывающих к нему. Звук раздался вновь, мягкий и приглушенный он прозвучал из-за спины из покрытых мраком комнат, расположенных в глубине магазина. Спрыгнув с табурета, Носс устремился в узкий дверной проем, затем вниз по лестнице и еще в одни двери, поднялся по еще одному лестничному проему, спустился в низкий и короткий коридор и наконец достиг черного входа. В дверь опять постучали, раз или два.

— Сделайте все, что будет в Ваших силах, — вспомнил Носс, но тревога не оставила его. По ту сторону двери — лишь крошечный участок земли, окруженный высоким забором.

— Почему бы Вам ни зайти через главный вход, — прокричал он, не решаясь открыть дверь. Однако вместо ответа, последовала просьба.

— Пожалуйста, вынесите нам те пять масок. Мы находимся за забором. Здесь горит костер, и Вы сможете нас разглядеть. Так Вы вынесете или нет?

Носс наклонил голову, в результате чего часть его лица оказалась в тени, падающей от стены, в то время как другая стала еле различимой, покрытая странным ярким светом — всего лишь суррогатом истинного света.

— Подождите, я открою, — произнес он наконец. — Вы меня слышите?

Ответа не последовало. Носс повернул ручку двери, оказавшуюся неожиданно теплой, и через образовавшуюся узкую щель выглянул наружу. Вокруг ничего не было видно кроме покрова тьмы, окруженного высоким забором и деревьями, ветки которых странно изгибались на фоне бледного неба. Однако, как бы ни было сильно ощущение разыгрываемой кем-то дурной шутки, возможно нагнетаемое самим Носс’ом, происходящее никак не противоречило традициям карнавала, — факт, который должен признать любой претендующий на то, что постиг сущность этого города и его сезонных проявлений, сколь необычными они бы ни были. Поэтому Носс сходил за масками и вновь вернулся к двери черного входа. Он осторожно приоткрыл ее.

Когда он дошел до границы дворика, оказавшегося много шире, чем казалось, то увидел слабые отблески костра сквозь щели в заборе. Наружу вела маленькая дверь, крепившаяся на петлях топорной работы, открыть которую можно было лишь с помощью зиявшей в ней дыры, поскольку ручки не было. Отложив маски в сторону, Носс присел на корточки и выглянул наружу через отверстие. Пространство за забором совершенно не отличалось от того, что было по эту сторону, если бы не пылавший костер. Вокруг кучкой стояло несколько фигур — пять, может быть четыре — их ссутулившиеся плечи вытянулись навстречу языкам пламени. На всех были надеты маски, которые поначалу казались непосредственным продолжением их лиц. Однако в следующий момент возникло ощущение, что крепления, с помощью которых они держались, ослабли, и маски стали сползать вниз. Под конец один из силуэтов стащил маску с себя и бросил в огонь, где та мгновенно стала деформироваться, пока не превратилась в черный пузырящийся клубок. Остальные по очереди последовали примеру первого. Освободившись от масок, компания вновь образовала прежнюю странную композицию. Однако на этот раз огонь осветил лишь четыре, да — четыре, лица, или скорее… их отсутствие.

— Ты принес не те маски, несмышленый кретин, — прозвучал рядом голос, источником которого был некто, скрытый тенью забора.

В следующий момент Носс беспомощно взирал на то, как протянувшаяся рука схватила маски и утянула их в темноту.

— Эти маски — не те, что нам нужны! — крикнул незнакомец.

Носс бросился бежать в направлении магазина, вслед ему полетели маски, попав ему прямо в спину, они упали на землю личиной кверху. На бегу, бросив взгляд на говорившего из тени, он, наконец, осознал, почему те маски им не подошли. Уже внутри магазина, рухнул на прилавок, чтобы прийти в себя. Когда он отдышался, то увидел, что владелец магазина уже вернулся.

— Маски, что я вынес к забору, оказались не те, что были нужны, — произнес Носс.

— Успокойтесь, — прозвучало в ответ. — Мне кажется, они получат то, что хотели. Не волнуйтесь, еще есть время. А как теперь обстоят дела с Вами?

— Со мной?

— Я имею ввиду, насчет масок.

— О, мне очень жаль, что я стал причиной Вашего беспокойства. Это было совсем не то, что я думал… То есть, я должен…

— Нонсенс! Понимаете, Вы не можете сейчас уйти. Я позабочусь обо всем. Послушайте, я хочу, чтобы Вы отправились сейчас туда, где знают, что делать в подобных ситуациях. Вы — не единственный, кто был слегка напуган этой ночью. Пойдете направо и свернете за угол, этой… нет, той дорогой, затем пересечете улицу. Ваша цель — высокое серое здание, до сего момента его там не существовало, поэтому будьте внимательны и не пропустите его. И, наконец, спуститесь по лестнице, идущей вдоль стены. Последуете ли Вы моему совету теперь?

Носс послушно кивнул головой.

— Отлично, Вы не пожалеете об этом. А сейчас ступайте и не в коем случае не останавливайтесь на полпути, кто бы, или что бы Вам ни встретилось. Пока же возьмите это, — владелец магазина протянул Носсу пару неподходящих друг другу масок. — Удачи!

Хотя на протяжении пути никто и ничто не препятствовало движению, Носс останавливался пару раз, замирая, полный уверенности, что кто-то за спиной произносит его имя. В такие моменты он глубокомысленно поглаживал свои гладкие щеки и подбородок, остервенело дотрагивался до других участков лица, все ближе подходя к высокому серому дому. К моменту, когда Носс достиг основания лестницы, спускающейся вниз вдоль фасада дома, он уже не мог оторвать от своего лица рук. Наконец, Носс решил надеть одну из масок — ту, с сардонической ухмылкой. Но почему-то, того ощущения комфорта, которое было раньше, не возникло. Маска соскальзывала с лица, а тем временем Носс спускался по лестнице, стершейся под воздействием бесконечного количества ног, ходивших по ней, просевшей в самом центре под тяжестью времени. И тут Носс вспомнил слова владельца магазина о том, что этого место до сего момента здесь не существовало.

Комната, в которую попал Носс, спустившись вниз, выглядела столь же ветхой и… тихой. Несмотря на то, что фестиваль был в самом разгаре, помещение было переполнено людьми, сидевшими по темным углам, не проявляя никакой активности. Их лица, на которые то там, то здесь падал тусклый свет, ужасали своей простотой. У одних они были полностью лишены какого-либо выражения, или же оно с трудом читалось, лица других поражали странностью. Но тут, одно за другим они стали приобретать привычные черты. Причем этот процесс, если прислушаться, не был совсем беззвучным. Явственно ощущалось потрескивание новой плоти, продирающейся сквозь старую, как если бы в глухой ночи стал слышен рост растений в саду. И звук этот был довольно приятным. Неторопливо, с торжественностью ритуала Носс снял с себя маску и отбросил ее в сторону. Упав на пол, маска застыла в усмешке, которую по прошествии нескольких дней многие нашли бы странной и достойной удивления.

Маскарад окончен, но сам фестиваль продолжается, пришло время его заключительной, еще более бурной стадии. И никто уже не сможет описать произошедшее, поскольку не сможет ничего вспомнить. Только старые маски — оборотни сохранят память о том, что было, и возможно когда-нибудь расскажут о тех днях, покоясь забытыми за вечно запертыми дверьми или во мраке лестниц, ведущих в никуда.

Перевод — Алекс