загрузка...
Перескочить к меню

Другой Синдбад (fb2)

- Другой Синдбад (пер. Елена Ластовцева) (а.с. Арабские ночи-1) 1.04 Мб, 281с. (скачать fb2) - Крэг Шоу Гарднер

Настройки текста:



Крэг Шоу Гарднер «Другой Синдбад»

ФЛО — нянчившейся со мной…

Вступление, в котором впервые говорится ой истинной сути этой истории

Ах. Итак, позвольте поведать вам историю о том, что было давным-давно, а может, только вчера; и о месте, которого никогда не существовало, но которое будет существовать вечно.

Это был (и есть) город, но не просто какой-то там город, не приукрашенная деревня и не разросшийся городишко, но величественнейший из городов, столь обширный, что пришлось бы скакать галопом три дня, чтобы объехать вокруг его стен. А внутри тех стен — отнюдь не только скопище грязных лачуг и каменных хибар, а сотни и сотни разноцветных башен, тянущихся ввысь, навстречу облакам, и улицы в центре города такие широкие, что сорок крепких мужчин могли бы пройти по ним плечом к плечу без помех.

Кстати, я упомянул про цвета, да еще какие! Потому что внутри городских стен вы можете найти любые краски, какие когда-либо видел человек, от нежнейших переливов цвета в морских глубинах до сверкания неба и песка со всеми бесчисленными промежуточными оттенками между ними, от извечной зелени летних трав до той непостижимой коричневизны, что можно мельком заметить лишь в женских глазах.

Теперь вы, должно быть, наверняка узнали то место, о котором я веду речь. Итак, позвольте мне рассказать вам о Багдаде.

Вижу по вашим лицам, что теперь вам все становится ясно. Теперь вы знаете, что я говорю о городе чудес, где во всякий базарный день торгуют отборными товарами из самых дальних уголков земли, где благоухающие сады отделены от пыльных улиц одними лишь стенами и где магия нередко таится среди теней, чтобы вознести удачливого или сокрушить недостойного. Багдад — место, где сосредоточены богатства, неподвластные ничьему воображению, кроме самого Аллаха, но это еще и нечто большее, чем просто богатство; на самом деле, это место, где вы найдете всего понемножку. В великом городе Багдаде обитают все разновидности людской породы, от самых богатых до самых бедных, от благочестивейших до отъявленных богохульников; это место, где богатые купцы и принцы могут разгуливать рядом с простыми ремесленниками и последними из рабов.

А что же я? Беднейшие кварталы Багдада известны мне до мельчайших подробностей, поскольку к тому времени, с которого начинается мой рассказ, я был всего лишь бедным носильщиком, перетаскивающим поклажу из одной части нашего прекрасного города в другую за какую-никакую мелкую монету или в обмен на что-нибудь. Как меня зовут? Синдбад. Нет, не тот знаменитый мореход, хотя он тоже занимает важное место в моем повествовании. Нет, я другой Синдбад.

Моя история начинается с этого самого дня, в этом самом квартале. Возможно, вы слышали иную версию этой сказки, но знайте, что моя история — единственно правдивая из всех, и я не утаю ни единой подробности, ни одного чуда, не важно, вело ли оно к великой славе или величайшему унижению, рассказывая о первых семи странствиях и о том, почему они стали причиной восьмого, куда более важного и еще более опасного.

Вы не слышали о восьмом странствии? Что ж, возможно, мой рассказ все-таки будет чем-то новым для вас.

Надеюсь, вы удобно устроились. Ну же, рассаживайтесь поскорее. Итак, вы готовы?

Глава первая, в которой мы попадаем на пир, а наш герой испытывает затруднения

Сначала в том дне не было ничего необычного. Он начался для меня подобно множеству других, и я подрядился перенести особенно увесистую поклажу из одной части нашего огромного города в другую. Однако день был жарким, а путь долгим, и я чувствовал, как ноша тяжким грузом давит мне на голову, когда свернул за тот самый угол и очутился в тени перед большими воротами.

По правде говоря, я подумал, что это должен быть дом какого-нибудь богатого и удачливого торговца, поскольку земля передо мною была выметена и окроплена розовой водой, и еще там с одной стороны от ворот была небольшая, но крепкая скамья, поставленная, без сомнения, для удобства усталых путников. Поскольку в тот момент я не мог себе представить человека более усталого, нежели я сам, то воспользовался добротой купца и сел, положив свою тяжкую ношу на скамью подле себя. И, сидя там, наслаждаясь прелестями прохладного ветерка и благоуханного воздуха, я услышал не менее прекрасную музыку, доносящуюся из ворот вместе с изумительными голосами множества диковинных птиц.

На этот раз, должен признаться, мне стало любопытно, как же выглядит дом моего благодетеля, так что я поднялся и просунул голову в изрядное отверстие среди завитушек кованых ворот.

От увиденного по ту сторону дыхание замерло у меня на устах и дух мой воспарил. За воротами находился зеленый сад, полный цветов, и всяческих растений, и плодоносящих деревьев, некоторые из них были мне знакомы, но куда большую их часть я никогда не видал прежде и предположил поэтому, что они собраны сюда со всей земли. И там, среди цветов и кустов, находилось множество гостей, чьи малейшие пожелания исполняли слуги и рабы, даже самые последние из которых были в одеждах из отличного шелка. Стены были завешаны богатыми гобеленами, а по всему саду расставлены столы и скамьи, сверкавшие так, словно были из чистого золота; они, как мне представлялось, могли бы стать украшением дворцов величайших султанов.

Конечно, я еще не упомянул о дивных ароматах жареного мяса и прекрасных вин. Все это в целом было вполне ошеломительным и подвигло меня на размышления о той разнице в положении, с которой сталкиваются люди при жизни, и о том, как, мудростью Аллаха, этот восхитительнейший из садов может созерцать некто вроде меня, столь разгоряченный, столь взмокший, усталый и покрытый грязью городских улиц, беднейший из бедных.

И вот, в таком задумчивом настроении, я решил спеть песню, чтобы облегчить себе путь. И старательно затянул фальцетом:

Едва плетусь сквозь летний зной
За горстку жалкую монет.
Так мне начертано судьбой,
Но я не жалуюсь, о нет!

Потом, как учил меня отец, после коротенького припева из «уди-уди, шебанг-шебанг», я принялся за второй куплет:

Болят и ноги, и спина,
И скуден будет мой обед.
Пусть жизнь носильщика трудна,
Но я не жалуюсь, о нет!

После краткого перерыва на «уди-уди» я приступил к третьему куплету:

С чужой поклажей мне шагать,
Пусть дождь, пусть яркий солнца свет,
И чаевых мне не видать,
Но я не жалуюсь, о нет!

— О, правда? — пропищал тоненький голосок где-то на уровне моего пупка.

Я осторожно глянул вниз, стараясь не удавиться среди завитков замысловатой кованой решетки, в которую была просунута моя голова, и увидел ребенка, но какого ребенка! Хотя он, скорее всего, был кем-нибудь из слуг, одет он был в тунику, краги и тюрбан цвета полуночного неба, а на пальцах у него было восемь колец, и каждый золотой ободок был украшен самоцветным камнем.

— Прошу прощения, если я оскорбил… — начал было я, несколько шокированный этим вторжением в мое мирное песнопение.

— Что думаю я, не имеет здесь значения, — ответило дитя с достойной восхищения прямотой. — Важно то, чего желает господин, а он желает певца.

— Меня? — переспросил я, слишком пораженный, чтобы подумать, что столь хорошо одетый слуга может обращаться к такой скромной персоне, как я.

Дитя подавило зевок.

— Это ведь ты голосил здесь, верно? Или я слышал соловья-удавленника?

Представляете, этот ребенок сравнивал меня с соловьем!

— И ему понравилось мое скромное пение? — смиренно осведомился я.

— Вкусы моего господина необъяснимы, — важно согласилось дитя. — И все же он велел, чтобы ты зашел. Ты откажешься выполнить его просьбу?

За долгие годы жизни в Багдаде я усвоил, что за подобным вежливым вопросом зачастую может последовать куда более настойчивая просьба, возможно сопровождающаяся появлением крепких рабов с острыми ятаганами. Памятуя об этом, я с готовностью согласился.

— Но, — все же осторожно добавил я, — песня моя не была завершена.

— Да, да, — ответило дитя, казалось, с возрастающим нетерпением. — Ты не успел перейти к самому важному, последнему, воодушевляющему куплету, где говорится про других, которые, может быть, и жалуются, но это не относится к тому, кто, подобно тебе, исполнен глубочайшего почтения к Всевышнему.

Проницательность ребенка была поразительна.

— Откуда ты знаешь? — спросил я с изрядной долей благоговения.

Дитя рассеянно взглянуло на свои ногти.

— Все эти песни всегда заканчиваются именно так. — Мальчуган распахнул ворота, потом развернулся на пятках и зашагал обратно во двор. — Пошли, — позвал он через плечо. — Ты будешь гвоздем программы. — Он рассеянно махнул рукой дюжему парню, из тех, чьего появления с острыми ятаганами я мог бы ожидать. — Свою поклажу можешь оставить Хасану.

Вот так я оказался в том месте, которому суждено было изменить мою жизнь. Разряженный ребенок повел меня по благоуханным садам в прекрасный дом, показавшийся мне огромным, как дворец.

По короткому коридору, устланному великолепными коврами глубочайшего красного цвета, мальчик провел меня во внутренний двор, где собралось не меньше пятидесяти гостей. На дальней стороне этого закрытого двора я увидел мужчину, который, как я предположил, должно быть, был хозяином, почтенного господина средних лет, дородного телосложения, чьи одежды были таких расцветок и качества, что рядом с ними все одеяния его рабов и слуг казались не более чем обносками. Воистину, подумал я, дом этот не может быть домом простого торговца, должно быть, это дворец могущественного джинна или даже еще более могущественного владыки. Что оставалось мне делать, кроме как поклониться и пожелать всяческих благ всем присутствующим?

Хозяин попросил меня приблизиться и сесть подле него. Однако, прежде чем петь, он велел мне отведать яств, которые разносили на золотых подносах слуги. И каких яств! Наинежнейшее мясо, наисладчайшие фрукты и лучшие вина оказывались у меня во рту, а господин и его гости терпеливо ждали.

Когда я завершил трапезу, великолепный хозяин спросил, как мое имя. Я, как мог, постарался ответить ему подобающим образом:

— Меня зовут Синдбад-носильщик, и я за малую плату переношу большую поклажу.

Услышав это, величественный мужчина рассмеялся.

— Воистину это дело рук Провидения! Меня тоже зовут Синдбад, только я известен как Синдбад Мореход.

Да, это был тот самый Синдбад, столь прославленный в песнях и сказаниях. Я был поражен таким поворотом в своей судьбе. Этот человек — Синдбад Мореход? Я едва мог поверить, что этот осанистый мужчина передо мною и есть тот самый великий персонаж. Ну во-первых, мне казалось, что он должен быть выше и стройнее, но не важно. Я был там, и пришло время спеть мою песню.

И я пропел те же сладкозвучные строки, о которых упоминал раньше, перед полным двором людей, намного превосходивших положением мою ничтожную особу. И на этот раз ребенок больше не перебивал меня, он стоял теперь подле кресла своего хозяина и сердито сверкал глазами, храня благословенное молчание.

Позвольте сказать теперь, что если бы даже ничего больше не приключилось со мной в этой богатой событиями жизни, день, когда я пел эту песню, стал бы одним из бесценных моментов, вдохновляющих меня и питающих память. Одного того мига, когда я услышал, как все эти почтенные господа дружным хором подхватили «уди-уди, шебанг-шебанг», было довольно, чтобы остудить даже мою грубую и разгоряченную кровь. И на этот раз, когда ребенок не мешал мне, я сумел довести до конца даже последний куплет и припев.

Когда я закончил, хозяин захлопал в ладоши.

— Это воистину чудесная песня, а последний куплет исполнен чудного воодушевления. — На мгновение он бросил смущенный взгляд на хихикнувшего мальчишку, потом продолжал: — Потому что в твоей песне говорится о судьбе, и моя история тоже о судьбе.

При упоминании слова «судьба» толпа перед нами зашевелилась и издала некий слитный звук, который я счел бы за вежливый ропот, не будь глас собравшихся столь щедро и во множестве приправлен стенаниями.

Осанистый мужчина, носящий то же имя, что и я, казалось, ничего не заметил.

— Знай же, о носильщик, что мое существование не всегда было столь безбедным, как представляется теперь, и было время, когда я был так же беден, как… — Он заколебался и быстро окинул взглядом мой истрепанный наряд. — Ну, может, все-таки не так беден, как ты, но достаточно беден для того, чтобы это было неудобно.

Собравшиеся здесь почтенные господа, казалось, понимали, о чем он говорит, в отличие от меня. Они энергично взывали к слугам, требуя принести еды и напитков, пока хозяин устраивался поудобнее в кресле, готовясь поведать свою историю.

— Теперь я расскажу вам о первом своем странствии и о том, как судьба указала мне путь.

Я отметил, что стоны раздались вновь, хотя на этот раз их заглушали звуки усиленного жевания и еще более активного поглощения жидкостей.

Синдбад Мореход прочистил горло.

Знай я, что случится после, я вскочил бы со своего почетного места и с воплями убежал бы обратно на улицы.

Но я не знал, и, возможно, это было к лучшему.

О том судить вам.

Глава вторая, в которой обнаруживается истинная причина затруднений и возникает дополнительная проблема

— Итак, — снова начал досточтимый хозяин, — если все мои гости удобно устроились и если им угодно, я начну самую удивительную из своих историй.

Что до меня, то я был совершенно поражен таким поворотом событий. Сначала меня выдернули с пыльной улицы, потом накормили лучшей едой, какую только можно себе представить, а теперь мне предстояло узнать о роли судьбы в жизни великого человека. Однако многие из гостей, казалось, почему-то были заинтересованы куда меньше.

— Эй, ты! — окликнул одного из слуг мужчина с длинным, узким лицом и жесткой каштановой бородой. — Вот это затейливое лакомство, что у тебя. Если не ошибаюсь, это маринованное яйцо птицы Рух.

— Оно самое, — ответствовал слуга с любезнейшей из улыбок. — Каждое яйцо добывают с величайшим риском для жизни, потом целый год выдерживают в маринаде. Затем его тонко режут, вот как на этом блюде, и каждый кусочек стоит огромных денег.

— Совершенно верно, — согласился узколицый. — Я возьму полдюжины. — Он сгреб их с золотого блюда и затолкал в рот.

— Итак, — продолжал Синдбад Мореход, учтиво не замечая невоздержанности своих гостей, — многие из вас, возможно, знают, что я сын богатого купца и что, когда сей великий человек ушел из этого мира в мир иной, он оставил мне значительную сумму денег, не говоря уже об огромных земельных владениях. Я был весьма доволен своим новообретенным богатством и принялся знакомиться с чудесами света и этого прекрасного города, пробуя редчайшие деликатесы, нося роскошнейшие одежды и обучаясь искусству дружбы со слишком многими, чтобы упоминать о них.

К несчастью, — продолжал богач исполненным печали голосом, — в погоне за этими дорогими удовольствиями я забывал следить за своими деньгами, и оказалось, что вся моя земля продана, что деревни забрали кредиторы, а от сундуков с золотом осталось лишь несколько монет. Поистине я оказался в затруднительном положении, поскольку сделался вдруг беден… — Великий человек умолк и бросил извиняющийся взгляд в мою сторону. — Ну, возможно, не так беден, как некоторые, но я понял, что должен что-то срочно предпринять, чтобы не провести остаток жизни в нищете. Ибо разве не говорил мудрец: «Человек с мешком золота всегда выплывет, но тот, у кого не найдется и пары монет, утонет и в зловонной жиже пересохшей реки, не имея возможности удержаться на плаву»?

— Как это верно! — воскликнул темнолицый мужчина с еще более темной бородой. — Раб! Тащи сюда этот золотой кувшин!

Раб выполнил его приказ.

— Скажи-ка, — спросил темнолицый, когда тот приблизился, — уж не нектар ли это, добываемый из клюва среброкрылой колибри, существа, обитающего лишь возле легендарного истока Нила?

— Вы очень хорошо осведомлены, — любезно отозвался раб. — Этот нектар — сладчайший из сладких, но на солнце он прокисает, и поэтому его можно перевозить лишь в самые темные ночные часы, а это очень дорого. Каждый глоток его стоит как целый султанский дворец.

— Вот-вот! — с великим удовлетворением воскликнул гость. — Наполни мой кубок доверху!

— Но я должен-таки развлечь вас своим рассказом, — рискнул вступить пожилой Синдбад. — Итак, в тот миг я понял, что должен последовать за своей судьбой, — он слегка содрогнулся, — или навсегда остаться бедняком. Вот почему я собрал жалкие пожитки, которые у меня еще оставались, и продал их на торгах, выручив за все три тысячи динаров. На эти деньги я накупил на базаре редких и экзотических товаров и оплатил проезд на корабле, направляющемся в дальние страны… И вот мы поплыли вниз по реке от Багдада до Басры, а оттуда по огромному зеленому морю и останавливались во множестве портов, и я продавал и выменивал свои товары с великой выгодой.

— Очень интересная история, — сказал господин, со скучающим видом стоявший в толпе, ловя слугу за золотой браслет на запястье. — Послушай, вот это — не нежнейшие ли из фиников, что растут на карликовых пальмах лишь в самых высоких горах страны?

— О, сколь велика ваша мудрость, что вы заметили, — отозвался безукоризненно вышколенный слуга. — Да, это те самые финики, доставленные сюда с гор, где лето такое короткое, что все плоды надо собрать за один день, иначе они померзнут прямо на деревьях.

— И стоят целое состояние, верно? — уточнил скучающий господин, отсыпая пригоршню изысканного лакомства себе в тарелку.

— Стоимость их такова, — учтиво ответил слуга, — что если бы какие-нибудь богатейшие из стран цивилизованного мира вдруг решили, что они стали слишком богаты, чтобы по-прежнему расплачиваться золотом, они приняли бы этот самый фрукт в качестве новых денег.

— Поразительно! — воскликнул скучающий мужчина, которому, казалось, было уже не так скучно. — Прошу прощения, но я возьму еще немножко. — С этими словами он опустошил золотой поднос слуги.

Воистину замечательное празднество довелось мне наблюдать в тот день, роскошный пир во всех смыслах этого слова. Хоть я и был всего лишь бедным носильщиком и обычаи богатых были мне неведомы, меня поразило, что кто-то, пусть даже столь богатый, как великий Синдбад Мореход, мог позволить себе пировать с таким невероятным размахом.

— Но позвольте мне продолжить свою историю, — отважился напомнить о себе Синдбад, и его публика позволила-таки ему это, лишь изредка прерывая рассказ звуками глотания, жевания да время от времени прорывающейся отрыжкой. — Да будет вам известно, — продолжал Синдбад, — что после многих дней пути корабль наш бросил якорь возле огромного острова, чтобы находящиеся на борту его купцы могли раздобыть фруктов и свежей воды, чтобы подкрепиться.

Но, увы, это новообретенное пристанище посреди океана было не тем, чем показалось сначала. Мы с моими товарищами-купцами высадились на этот остров, и многие вскоре начали разводить костры, чтобы пожарить мясо из судовых припасов. Я решил, однако, что не столь велик мой голод, как потребность размять ноги. Вот почему я успел добраться до дальней оконечности острова, прежде чем дразнящие запахи пищи достигли моих ноздрей, чтобы напомнить, что, пожалуй, мне тоже в конце концов нужно поесть. Но не успел я повернуть обратно, как земля у меня под ногами задрожала и вздыбилась со страшным ревом, как будто сам остров вскричал от боли.

Синдбад помедлил, словно давая слушателям время представить себе чудеса, о которых он говорил. Продолжая свой рассказ, он раскачивался, будто все еще стоял на том заколдованном острове.

— Мгновением позже я понял, что мы находимся вовсе не на острове, но на спине живого существа. Я слышал позади себя голос капитана, остававшегося на борту, он кричал, чтобы мы поспешили вернуться на корабль, в безопасность. Мы и на самом деле наткнулись не на остров, но на огромного кита, который спал там так долго, что поверх его шкуры накопились слои грязи и на спине у него выросли деревья. Так он покоился многие годы, но — увы! — костры, разложенные моими спутниками-торговцами на теле чудища, нарушили его покой, так что теперь этот самый кит наконец собрался погрузиться в море.

Я был просто поражен тем, сколько всего сумел капитан сообщить нам за столь короткое время, но у меня не было возможности долго восхищаться этому, ибо гигантский кит в самом деле исчезал под волнами. Живой остров начал двигаться, и вода закружилась вокруг моих лодыжек. Купцы бросали свои припасы и кухонную утварь и опрометью бежали к кораблю, и некоторые особо удачливые смогли добраться до него, пока капитан спешно поднимал якорь.

Мое положение было отнюдь не столь благоприятным. Я стоял в самой задней части огромного, поросшего лесом чудовища, в добрых пяти минутах ходьбы от корабля, причем это были пять минут, когда земля не вздыбливалась и не раскачивалась у меня под ногами.

Купец раскачивался взад и вперед, зримо демонстрируя свою историю, и, безусловно, колыхание его брюшка действительно помогало понять, в каком затруднительном положении оказался он посреди открытого моря.

— Я понял, что громадное чудище, — продолжал Синдбад, — которое уже дважды всплывало и погружалось, так что морская вода перехлестывала через его спину, первый раз намочив меня до лодыжек, а второй раз — до колен, начинает вздыматься в третий и последний раз и, несомненно, нырнет глубоко в море, и все, кому не повезло очутиться в этот миг на спине кита, будут безжалостно увлечены в морскую пучину.

Моряк резко хлопнул в ладоши, будто подражая звуку, с которым огромный кит обрушился в волны.

— Что мне оставалось делать, кроме как вверить жизнь свою воле Аллаха (в которой, несомненно, пребывают все наши жизни!) и спрыгнуть со спины кита прежде, чем тот завершит свой нырок? Однако судьба улыбнулась мне в тот день, поскольку мне попалось здоровенное деревянное корыто, около двух футов в ширину и шести в длину, плававшее на поверхности. Купцы раньше использовали его для приготовления пищи. Я уцепился за этот плавучий кусок дерева и, гребя ногами изо всех оставшихся у меня сил, сумел уцелеть среди громадных волн, грозивших погубить меня после погружения кита, и направился к острову, который приметил вдалеке.

Синдбад Мореход сделал паузу, и его гости, которые и без того вели себя не слишком тихо, пока он рассказывал свою историю, с удвоенной силой принялись требовать еще редкостной снеди и вин, переставая набивать свои ненасытные рты, лишь когда надо было пожаловаться, что оброненные ими бесценные яства испачкали великолепные подушки, на которых они восседали (рабы заменяли эти подушки с похвальной быстротой), и рыгая с еще большим наслаждением. Хотя я и не был знаком с обычаями богачей, но все же понимал, что кто-нибудь не столь мудрый, как Синдбад, мог бы счесть подобное поведение оскорбительным, но хозяин-торговец лишь улыбнулся, кивнул и продолжил свой рассказ:

— Добравшись до острова, я много дней оставался там, питаясь фруктами, что росли в изобилии во множестве тенистых рощ. Так я сумел восстановить силы и решил обследовать свое новое жилище, посмотреть, что еще мне удастся обнаружить. Однако я совсем не предполагал, какие чудеса за этим последуют, поэтому шел, пока не добрался до пространного песчаного берега, где белые кристаллики песка сверкали, уступая блеском одному лишь солнцу, и там увидел, как в далекой дымке движется какое-то существо.

Пожилой Синдбад нахмурился при этом воспоминании.

— Сначала я преисполнился страха, решив, что это очередное морское чудовище. Но разве не говорят мудрецы: «Невнимательный никогда не разбогатеет»? Вот почему я приблизился к неведомому и был изумлен, поняв, что это вовсе не чудовище, а великолепная кобыла, привязанная к колышку, забитому глубоко в песок. Столь чудесной была эта лошадь, что я невольно подходил все ближе, пока не был остановлен внезапным окриком.

«Кто ты? — раздался голос, первый, который услышали мои уши за много дней. — И как ты сюда попал?»

— Я обернулся и увидел идущего ко мне по песку мужчину, жизнерадостного, судя по внешнему виду и манерам. Я приветствовал незнакомца и вскоре уже рассказывал ему историю своих злоключений и спасения. Этот человек выразил удивление по поводу моего счастливого избавления и, взяв за руку, отвел меня в глубокую пещеру, подобной которой я никогда не видел, ибо в высоту она была такова, что пятеро мужчин могли бы встать один другому на плечи под ее сводом, а в ширину — в два раза больше того. Пещера была обустроена не как дыра в земле, но как какой-нибудь великолепный зал во дворце, с множеством прекрасных ковров и подушек, и меня провели на почетное место и угощали, покуда мой голод не был утолен.

Это упоминание о еде, казалось, возбудило толпу, которая еще более рьяно возопила, требуя пополнения запасов быстро исчезающей снеди.

— И вот я, — выкрикнул почтенный Синдбад, перекрывая гомон собравшейся публики, — на которого желание обследовать неведомое уже навлекло затруднения, которых хватило бы на несколько человек, чувствовал себя просто обязанным расспросить, в свою очередь, про то, что нас окружало, и про ту кобылу на берегу.

Тут мужчина кивнул и ответил: «Я лишь один из многих, служащих нашему великому царю Михрджану и присматривающих за его лошадьми. Каждый месяц в новолуние я должен брать из королевских конюшен отличную чистокровную кобылу и привязывать ее на берегу. Когда падет ночь, ее запах привлечет морского коня, который появится из волн и примется озираться налево и направо, чтобы убедиться, что поблизости нет людей.

Итак, мы спрячемся в этой пещере, пока морской конь покрывает кобылу и делает ей жеребенка. Когда жеребец выполнит свою задачу, он попытается увлечь кобылу с собой в свой подводный дом, но веревка и колышек не пустят ее. Тогда морской конь издаст громкий вопль и начнет бить кобылу. Когда мы услышим, что жеребец вопит, значит, он сделал свое дело, и тогда громкими криками и звоном мечей мы загоним его обратно в море. Но покрытая им кобыла в свой срок подарит нам драгоценного жеребенка».

И в самом деле, едва незнакомец успел договорить, я услышал доносящееся извне пещеры громкое ржание. Мы оба кинулись на шум, и там, в тусклом свете вечерних звезд, я увидел не одну, а две лошади.

И что это была за новая лошадь! — Синдбад восхищенно хлопнул в ладоши. — Возможно, все дело было в звездном свете, но я клянусь вам, что тот жеребец был глубокого зеленого цвета взбаламученного штормом моря, копыта его — темны, как полированный коралл, а спутанная грива похожа на морские водоросли, принесенные приливом.

Тут явилась еще дюжина мужчин, и они подняли ужасный крик и принялись стучать мечами о щиты. Огромный конь в страхе взвился на дыбы и стрелой понесся прочь от берега, галопом — прямо в море, пока не слился с перекатывающимися волнами.

Тут другие конюхи подошли поприветствовать меня и предложили мне отличную лошадь, чтобы я мог поехать верхом. Так я попал в их город и, получив соответствующее приглашение, предстал перед их правителем.

Великодушный повелитель пожелал услышать мою историю из моих собственных уст, и я рассказал ее так же, как делаю это сейчас. А когда я окончил, царь заявил, что всякому, пережившему столь великое и ужасное приключение, наверняка на роду написано прожить долгую жизнь, и удостоил меня высокой чести, назначив начальником морской гавани.

При упоминании об этом замысловатом повороте событий в ходе путешествия гости торговца принялись кричать и хлопать вдвое громче прежнего, но не рассказу Синдбада, а его слугам, чтобы те расторопнее снабжали их едой и питьем. Воистину, это повествование делалось столь длинным и запутанным, что даже я почувствовал, как аппетит возвращается ко мне.

— Итак, я честно выполнял свои новые обязанности на протяжении многих месяцев и сделался при этом одним из пользующихся наибольшей благосклонностью при дворе. Но все это время я ни на миг не забывал свою родину, и, по мере того как день шел за днем, мне все больше хотелось увидеть когда-нибудь снова величайший из великих городов — Багдад.

Потеплевшим голосом купец продолжал:

— И вот в один из дней в порт прибыл большой корабль; корабль, который привез много торговцев и огромное множество товаров. Матросы разгружали все это, а мы с моими помощниками старательно переписывали все, что оказалось в порту, и когда, казалось, ничего уже больше не осталось, один из моих подчиненных, как того требовали его обязанности, спросил у капитана, есть ли на борту еще что-нибудь, что тот желал бы предъявить.

«Увы, — ответил капитан, — товаров на борту еще полно, но они принадлежали одному из наших спутников, который утонул при прискорбных обстоятельствах, поэтому мы должны возить их с собой, пока не сможем возвратить его семье в Багдаде».

Во время их разговора я стоял неподалеку и боялся поверить своим ушам. «Капитан, — обратился я к нему, — а как звали этого несчастного?»

«Синдбад Мореход», — был ответ капитана.

«Но я и есть этот Синдбад!» — воскликнул на это я.

Мальчишка Ахмед склонился к моему уху и прошептал:

— У моего хозяина всегда были проблемы с памятью на лица.

Я моргнул, на миг вырванный из плена захватывающего повествования. Это, догадался я, должно объяснить, почему мореход не вспомнил сразу же ни лица капитана, ни его голоса, ни даже названия корабля, на котором не так давно путешествовал.

— И капитан стал проверять меня, — продолжал Синдбад, как будто никакого объяснения тут и не требовалось, — а я — капитана, пока мы оба не признали друг в друге своих спутников по долгому совместному плаванию. И поскольку капитан так долго считал меня погибшим, я еще напомнил ему о некоторых деталях и событиях во время плавания, о которых мог знать только тот, кто при этом присутствовал. Тут капитан был совсем поражен и сказал, что не иначе как мне даровали вторую жизнь.

Да, я едва мог поверить своему счастью и велел капитану сгрузить мои товары с корабля и доставить на базарную площадь, где продал их с великой выгодой, все, за исключением нескольких ценнейших и превосходнейших вещиц, отложенных мною в подарок царю.

Когда великодушный царь Михрджан услышал о моей удаче, он, в свою очередь, одарил меня и затем дозволил мне покинуть его страну, чтобы вернуться на родину. — Тут сияющий торговец широко распростер руки, словно хотел обнять целый город. — Вот как получилось, что я возвратился в Багдад богатым человеком и сохранил богатые королевские дары до того самого дня.

— Какая замечательная история, — без особого энтузиазма заметил парень с длинным лицом и грубой бородой. — Теперь мне необходимо подкрепиться маринованным яйцом птицы Рух.

— И в самом деле… — добавил чернобородый мужчина и сделал паузу, чтобы зевнуть во весь рот. — Очень воодушевляющий рассказ. — А теперь — куда подевался этот раб со своим нектаром?

Многие гости могли бы присоединиться к этим не вполне чистосердечным восхвалениям, если бы примерно половину собравшихся в огромном зале, до отвала насытившихся обильной едой и питьем, не сморил глубокий сон.

— Это, несомненно, превосходная история, — с искренним воодушевлением согласился Синдбад Мореход. — И она всегда приводит меня в щедрое расположение духа.

— Джафар! — позвал он, хлопнув в ладоши. — Куда подевался этот домоправитель, когда он нужен мне?

— Я здесь, о щедрейший! — отозвался надтреснутый голос из середины спящей толпы.

Я повернулся на голос, желая получше разглядеть человека, который вел дела торговца, и увидел ковылявшего к нам мужчину, тяжело опирающегося на отполированную палисандровую трость; человека столь тощего и согбенного, что он казался достаточно старым, чтобы годиться мне в прапрадеды.

— Мой замечательный Джафар! — воскликнул хозяин, поведя рукой в мою сторону, так что драгоценные камни во множестве его колец засверкали в лучах полуденного солнца. — Ты видишь перед собой бедного неудачника.

Джафар перестал ковылять и вперился в меня долгим взглядом.

— Воистину так, о великодушнейший.

— Очень хорошо! — Синдбад снова указал на меня рукой. — Дай этому бедному неудачнику сто динаров.

Джафар, казалось, вздохнул.

— Ничего другого я и не ожидал, мой щедрый хозяин.

Я был просто ошеломлен своей нежданной удачей. Сто динаров — мне? В силу моего положения и нерегулярности заработка мне всегда приходилось очень аккуратно обращаться с каждым случайным динаром, попавшим ко мне в руки. То, как этот человек раздавал свои богатства, не просто изумляло, но даже немножко пугало, поскольку до сих пор я не знал, что бывают такие огромные состояния, пусть хотя бы и во дворце самого султана. Сто золотых монет; думаю, что и половины этого я не держал в руках не то что за один раз, а за всю свою жизнь!

Возможно, однако, что это казалось ошибкой лишь с моей точки зрения, и то, что сказал торговец насчет меня, было правдой, и я действительно был беднее бедного. Может быть, люди в этих благоухающих садах, сокрытых во внутренних дворах, раздают динары сотнями и больше по сто раз на дню. Это была здравая мысль, и хотел бы я присутствовать при таких раздачах почаще.

— И пригласи его прийти сюда завтра, — продолжал купец, — когда я буду рассказывать о своем втором путешествии, которое, уверяю вас, было еще более грандиозным и исполненным чудес, чем первое.

Почтенный старец смущенно закивал:

— Есть небольшое затруднение с выполнением вашего распоряжения, о ваша расточительность. Боюсь, что, возможно, у нас в хозяйстве не отыщется лишних ста динаров.

Нет динаров? Мне показалось, что в сердце моем возникла дыра, в которую утекает надежда. Наверное, такова моя судьба — быть беднейшим из бедных.

— Нет динаров? — переспросил купец, и я впервые за весь долгий день заметил на его лице следы гнева. — Как же ты ведешь наше хозяйство? А дальше ты мне скажешь, что наши запасы редкой провизии и добрых вин почти иссякли?!

— Я думал, о богатейший из богатых, что лучше дождаться, когда гости уйдут, прежде чем говорить… — запинаясь, начал Джафар.

— Ты найдешь динары до ухода наших гостей! — твердо заявил торговец.

Джафар пробурчал что-то себе под нос, как это делают старики, разговаривая сами с собой, и похромал прочь.

Синдбад разглядывал глубокое синее небо над внутренним двориком.

— Однако уже далеко за полдень. — Купец вновь улыбнулся своим гостям. — А пока Джафар исполняет мою просьбу, я развлеку собравшихся, начав рассказывать о своем втором путешествии.

Меня поразило, что среди окружающего нас могучего храпа я все же сумел расслышать стоны.

— Итак, знайте, что сначала я наслаждался мирной жизнью в Багдаде, — начал торговец.

Но я и те гости, которые еще не погрузились в сон, не слушали его, поскольку в тот же миг, как он начал говорить, примерно в десяти футах над его головой возникло огромное фиолетовое облако.

К чести купца, даже он заметил эту помеху.

— Э?.. — несколько рассеянно произнес он.

Именно в этот момент фиолетовое облако взглянуло на собравшихся во внутреннем дворе. Да, у этого облака была пара глаз, каждый величиной со сложенные вместе головы дюжины мужчин. А вслед за глазами возник здоровенный нос и уши цвета старой бронзы, и рот, который улыбался с зеленоватого лица с невероятной злобой, и я понял, что это вовсе не облако, а магическая голова злого джинна.

— Синдбад! — взревел джинн, и в голосе его слышался лязг боевых клинков.

В этот миг меня словно злая магия потянула за язык.

— Это мое имя! — отозвался я, одновременно и теми же словами, что ответил человек, у которого я был в гостях.

— Что?! — воскликнул джинн, который, судя по голосу, разозлился пуще прежнего. — Я явился говорить с Синдбадом. Его ждет возмездие!

— Это мое имя! — снова воскликнули и торговец, и я, слова сами слетали с губ перед этим жутким видением.

— Ты бессердечно уничтожил… — начал джинн, потом заколебался. — Во время своего опрометчивого путешествия ты беспечно нарушил… — Он снова умолк. — Меня послали схватить и растерзать… — Он опять помедлил в нерешительности. — Бесполезно. Меня послали полностью уничтожить Синдбада…

К своему ужасу, я обнаружил, что вновь кричу: «Это мое имя!» — вместе со своим тезкой.

— …но которого? — закончил джинн с ноткой отчаяния. — Я мог бы убить вас обоих — но нет. Наемный джинн никогда не убивает никого бесплатно. — Мгновение он что-то тихонько бормотал сам себе — раскаты грома перед грозой. — Я должен вернуться и уточнить. Но знайте, жалкие смертные, вам не удастся одурачить джинна. Когда мое возмездие придет, оно будет быстрым и ужасным!

Раздался еще один взрыв, и джинн исчез.

Что мне было делать? Что на самом деле произошло? Я не знал, хочется ли мне смеяться от облегчения или же дрожать от страха. Я повернулся к своему хозяину, ища ответа.

Но ответа не было. Мой хозяин обмяк в огромном кресле, закрыв глаза, свесив голову, столь же безучастный, как его спящие гости.

Великий Синдбад Мореход лишился чувств.

Глава третья, в которой все обсуждают проблему и ужасно хотят найти способ решить ее

Большинство гостей, многих из которых разбудил весьма громкоголосый джинн, поблагодарили хозяина и откланялись на удивление быстро; на самом деле так быстро, что у торговца даже не было возможности успеть очнуться.

— И вот так всегда, — произнес рядом со мной детский голосок.

Я обернулся и взглянул на вечно улыбающегося Ахмеда.

— Вам постоянно является этот зловредный джинн? — переспросил я с некоторым изумлением.

— Ну, пожалуй, речь не об этом частном случае, — после минутного размышления ответил Ахмед, — но в этих стенах всегда довольно весело.

Может, было бы разумным потребовать разъяснений на этот счет, если не считать того, что я несколько опасался узнать, что именно этот мальчишка мог иметь в виду под «весельем». Возможно, подумалось мне, в том, чтобы быть беднейшим из бедных, есть свои преимущества.

— Но другие гости удрали, — колко заметил Ахмед. — А ты чего остался?

Теперь был мой черед умолкнуть и задуматься. Я только что столкнулся со злобным джинном, который угрожал мне и заставлял слова непрошено слетать с моих губ. Конечно же, благоразумный человек с воплями убежал бы прочь, в полуденный уличный зной. И все же, как отметил этот чересчур шустрый мальчишка, я остался. Но по какой причине?

Поразмыслив, я понял, что возможных причин несколько. Кто-то мог бы сказать, что я решил не уходить, пока оставался хоть какой-то шанс получить свои сто динаров, но я полагал, что на самом деле причина более возвышенна. Меня действительно очаровали чудеса, приключившиеся с Синдбадом в первом странствии, и мне думалось, что я на самом деле испытываю несомненную симпатию и уважение к этому почтенному и исключительно великодушному торговцу.

Ну и, разумеется, от возможности получить сто динаров тоже никто так просто не откажется.

— Про сто динаров можешь забыть, — заметил Ахмед с удивительной проницательностью. Воистину, столь удивительной, что я непонимающе уставился на него. — Сомневаюсь, что в данный момент у Синдбада Морехода звенит в кармане хоть пара динаров, — продолжал Ахмед все в той же веселой манере, которая, случись кому-либо испытывать ее на себе достаточно долго, могла бы начать раздражать. — Подумай об этом, о нижайший из низкорожденных. — Дитя махнуло рукой на остатки еды и грязные кубки, раскиданные повсюду недавно ушедшими гостями. — Ты хоть представляешь себе, сколько стоит такая вечеринка?

Похоже, этот слуга намекал на некоторую недальновидность нашего великодушного хозяина.

— Ты утверждаешь, что у благороднейшего и щедрейшего Синдбада нет денег? — возразил я, как мне казалось, вполне обоснованно. — Разве торговец такого масштаба, как твой хозяин, мог бы не знать об этом?

Ахмед отмел мои возражения взмахом ладони.

— Торговец ни за что не стал бы утруждать себя такими мелочами. — Он хлопнул себя по укрытой шелками груди. — В конце концов, на что существуют слуги?

Я помолчал, соображая, что он имеет в виду.

— Прошу прощения? — переспросил я через минуту.

— Но это же так просто, в самом деле, — спокойно отозвался Ахмед. — Синдбад занимает слишком высокое положение, чтобы вникать, как расходуются его деньги, поэтому этим занимаются его слуги и рабы. К несчастью, слуги, которые очень хорошо умеют эти деньги тратить, не могут остановиться в своих тратах, пока им не прикажет хозяин. А хозяин никогда не отдаст такого приказа, поскольку он, разумеется, выше всего этого. — Ухмылка Ахмеда сделалась еще шире от того, насколько все непревзойденно просто.

Я нахмурился. Возможно, в том, что он говорил, была некая логика. Все более и более понятным становилось лишь одно: жизнь среди наибеднейшей бедноты не подготовила меня к подобным сложностям.

И все же я не мог не попытаться понять происходящее своим жалким умом.

— Прошу простить мою неосведомленность, — сделал я еще одну попытку, — но если никто не следит за тем, с какой быстротой расходуются деньги, каким образом Синдбад остается богатым торговцем?

— Подумай хорошенько, о бедный носильщик, — ответил Ахмед. — Тебя никогда не удивляло, почему Синдбад постоянно отправлялся в опасные путешествия?

Замечание Ахмеда было не в бровь, а в глаз. Даже я — глупый, необразованный носильщик, как напомнило мне дитя, — даже я удивлялся, как после всех тех трудностей, о которых шла речь еще в рассказе о первом путешествии, мог здравомыслящий человек снова покинуть Багдад, не говоря уж о том, чтобы сделать это шесть раз.

— Значит, Синдбад должен путешествовать в дальние страны, чтобы поправить свои дела?

— Ах, какая мудреная загадка, раз даже простой носильщик способен разгадать ее! — торжествующе вскричал Ахмед. — Может, благородный Синдбад и неспособен удержать в руках даже динар, но зато ему нет равных в умении покупать и продавать.

— О горе, горе мне! — разнесся по дворцовым покоям голос хозяина. — Неужели все настолько плохо?

Ему ответил другой, более приглушенный голос, слишком тихо, чтобы я мог разобрать слова.

— Хуже? — Голос Синдбада прозвучал громче прежнего. — Но что… — Другой голос ответил столь же неразборчиво. — Но разве это не значит… — вновь воскликнул Синдбад, прежде чем другой голос опять принялся бормотать. — Даже мои любимые… — перебил его Синдбад, теперь уже сдавленно от крайнего волнения. — Не может быть, чтобы это касалось… — снова раздался голос торговца после очередной порции бормотаний. — Нет, нет, только не верблюды!

— Верблюды? — Неизменная ухмылка на вечно улыбающихся губах Ахмеда, казалось, застыла в нерешительности. — Это даже хуже, чем я думал.

Тут мой хозяин вышел во внутренний двор, но внешне он изменился настолько, что я не узнал бы его, если бы следом за ним не тащился верный Джафар, продолжающий бормотать, как я теперь понял, извинения. По благородному лицу торговца струились слезы, он разорвал свои великолепные одежды во множестве мест, так что они теперь представляли собой не более чем шелковые лохмотья. Его слуга, казалось, почти обезумел, голос его звучал то громче, то тише, он заламывал руки в старческих пятнах.

— Так виноват, — уловил я, прежде чем голос Джафара снова стих настолько, что слов стало не разобрать, но потом: — Знаете, сколько на это нужно денег… — И немного погодя: — Просто огромные суммы. — И еще: — Никто не мог предвидеть внезапный рост стоимости яиц птицы Рух, особенно учитывая экономические колебания…

Синдбад Мореход внезапно остановился, когда его взгляд вновь упал на меня.

— Ох, мой тезка видит меня в таком состоянии! — Он смущенно взмахнул шикарными лохмотьями, бывшими некогда его одеждой. — Знай же, что все мое богатство исчезло, так что я теперь так же беден… — Торговец заколебался и пару мгновений разглядывал меня. — Ну, может, не так беден, как некоторые. Тем не менее все мое состояние исчезло, — он всплеснул руками, — и мне придется расстаться даже с кольцами на своих пальцах, чтобы расплатиться с кредиторами.

Синдбад взглянул на небо, словно ища какого-то ответа в яркой синей глубине.

— Все мои слуги знают, что это значит.

Я уже готов был просить, не мог бы хозяин сообщить значение этого и мне тоже, как стоящий рядом мальчишка предостерегающе положил руку на мой грязный рукав.

— Подожди, — посоветовал Ахмед, — и все станет ясно.

Торговец издал глубочайший вздох.

— Я должен отправляться в очередное путешествие.

Джафар перестал бормотать, его виноватый вид сменило выражение такого ужаса, подобного которому я еще не видывал. Ахмед рядом со мной кивнул с самодовольством, которое с каждым новым событием воистину раздражало все больше и больше.

— Ну, ну, мой добрый Джафар, — успокаивающе сказал торговец. — Быть может, на этот раз мы не столкнемся с бедами, которые преследовали меня во время прошлых путешествий. Может, теперь те сонмы диких чудовищ и невыразимые ужасы, с которыми я сталкивался прежде, обрушатся на других путешественников. Может быть, исполненные риска странствия по морям и океанам всего мира даже дали мне достаточно прозорливости, чтобы избежать дальнейших тягот.

— А может, верблюды начнут летать, — добавил Ахмед тихонько, адресуясь мне одному.

Прежде чем продолжить, Синдбад глубоко вздохнул, набрав в свою весьма объемистую грудь столько воздуха, что она стала казаться, скажем так, немножко недостаточно обширной для него.

— Что ж, — сказал он твердым голосом человека, привыкшего повелевать, — что бы ни случилось, все в руках судьбы. Так что нам следует собрать оставшиеся у нас жалкие крохи и рискнуть, не…

— Не дожидаясь ужасной мести, которая, несомненно, падет на твою голову? — проскрежетал сверху чересчур громогласный голос. Там, над нами, висела голова злого джинна, явившегося на этот раз без предварительного предупреждения в виде фиолетового дыма.

К чести торговца, на этот раз он сумел не лишиться чувств.

— Мести? — переспросил купец голосом настолько же тихим и неуверенным, насколько громким и надменным был голос джинна.

Злой дух улыбнулся — поистине одно из наиболее неприятных зрелищ, которое я когда-либо видел.

— Синдбад, — произнес он.

— Это мое имя! — снова разом отозвались мы с торговцем, не успев даже подумать.

— На этот раз вы так просто от меня не отделаетесь, — спокойно продолжал джинн. — Великий и ужасный Оззи вернулся.

— Оззи? — воскликнул я, практически так же невольно, как и прежде, когда слова сами слетали с моих губ.

— Поосторожнее, носильщик. — К моему изумлению, предостерег меня именно улыбающийся Ахмед. — У джиннов имена не такие, как у нас.

Парень, бесспорно, был прав. Менее чем кто бы то ни было хотел бы я критиковать чьи-либо имена. В беднейшей части нашего прекрасного города многие частенько отпускали язвительные замечания насчет того, что меня назвали в честь великого путешественника Синдбада. И потом, разве не говорил мудрец: «Тому, кто живет в стеклянном жилище, не следовало бы швыряться камнями»?

И все-таки — Оззи?

— На этот раз вам не одурачить меня вашими человеческими штучками, — злорадно объявил джинн. — Я получил у своего нанимателя точную информацию, которая позволит мне определить нужного мне Синдбада.

— Это мое имя! — завопили мы с торговцем.

Темно-зеленый Оззи продолжал, будто мы ничего не говорили:

— А когда я обнаружу предмет своих поисков, месть моя будет неподвластна человеческому воображению.

— Джинны всегда так говорят, — снова шепнул Ахмед совершенно спокойно, по-видимому желая вопреки всему успокоить меня. — Это позволяет им почувствовать свою значимость.

Значимость? Если джинн хотел добиться именно этого, то я сказал бы, что он преуспел в полной мере. Колени мои так тряслись, что у меня было ощущение, будто я стою на океанском берегу во время отлива, и меня пытается увлечь за собой уходящая волна.

— Теперь я узнаю правду, — заявил Оззи с уверенностью, от которой меня еще сильнее пробрал озноб, и затрясло так, как никогда в жизни. Я бросил взгляд на своего хозяина и увидел, что лицо его сделалось мертвенно-бледным, словно он увидел собственную смерть.

— Вас обоих зовут Синдбадами, — начал джинн, не обращая внимания на наше дружное подтверждение, — но лишь один из вас невообразимо богат. — Его улыбка сделалась шире, обнажив огромные зубы, каждый длиной с половину роста взрослого мужчины. — Кто этот Синдбад?

На этот раз и носильщик, и торговец промолчали. Улыбка исчезла с лица духа.

— Очередной человеческий трюк! — взревел джинн. — Вы пытаетесь отделаться от меня с помощью языковых разночтений. Но Оззи — не просто гигантское сверхъестественное существо. Нет, Оззи знаток языка людей. — Он умолк, будто наслаждаясь своим мастерством. — Если вы не желаете говорить о богатстве, тогда кто из вас не богат?

Наши с мореходом голоса слились в невольном хоре:

— Это моя участь!

Джинн над нами взревел, будто сто штормов разом. Оба Синдбада попятились, ожидая ужасного гнева демона.

Вместо этого великий и ужасный Оззи вздохнул.

— Нет, нет, нет. Я не верю, — пророкотал он. — Что встало на пути моего ужасающе жестокого возмездия? — Огромные глазные яблоки джинна перекатились туда-сюда на гигантском лице, взглянув сначала на морехода, потом на меня. — Возможно, вы могли бы сказать, что у меня неверная информация. Возможно даже, что существуют и еще Синдбады, шатающиеся по этому отвратительно пахнущему человеческому жилищу. — Его голос гневно возвысился. — Почему же тогда я не могу попросту убить всех вас?

Дух вздохнул еще раз.

— Да, я не хуже вас знаю, что не могу. В конце концов, насчет подобных вещей существуют правила. О, как я ненавижу, когда выдаются такие дни!

Джинн долго бормотал что-то себе под нос, прежде чем снова обратить внимание на стоящих перед ним смертных. В глазах его, казалось, засверкали красные отсветы, словно злоба распалила внутри него огромный костер; пламя, которое в любое мгновение могло яростно вырваться наружу. Долгим тяжелым взглядом он уставился сначала на могучего морехода, потом на мою жалкую особу. Потом он открыл рот и заговорил:

— Пропади все пропадом! — Вот все, что он сказал.

Он снова глубоко вздохнул, отчего поднялся ветер и по двору закружились песчаные смерчи. Глаза его скосились в разные стороны, так что один воззрился на моего прославленного тезку, в то время как другой изучал меня.

— Знайте же, о Синдбады. Я выполню ужаснейшее из моих заданий. И когда я узнаю правду, никто из вас не избежит своей участи. Заставлять джинна возвращаться в третий раз — значит накликать верную смерть! — Он снова помедлил и вновь позволил себе едва заметную улыбку. — Мне просто подумалось, что об этом стоит упомянуть.

На том огромный зеленый кошмар исчез, и исчезновение его сопровождалось таким грохотом, будто само небо раскололось на куски.

Ахмед ткнул меня острым локтем под ребро:

— Что я тебе говорил насчет того, что так всегда и бывает?

Я ничего не ответил юнцу. На самом деле я был слишком ошеломлен, чтобы реагировать на что бы то ни было. Жизнь носильщика никогда не бывала исполненной таких треволнений. Кульминацией множества дней до этого сегодняшнего бывали переживания по поводу лишнего перезрелого граната или заплесневелой буханки хлеба. Сколь притягательными казались теперь эти гнилые фрукты и покрытый плесенью хлеб в теперешней ситуации. В конце концов, что значит какая-то сотня динаров, когда твоя жизнь в опасности?

— Ну что ж, — в свою очередь вздыхая, сказал мой некогда богатый хозяин, — похоже, как говорят мудрецы, земля горит у нас под ногами. Нам ничего не остается, как отправляться в путь немедленно.

Нам?

Великий и могущественный Синдбад произнес это слово так, будто оно включало в себя всех, кто стоял сейчас в этой комнате, даже некоего бедного и ничтожного носильщика, которому просто случилось проходить мимо его ворот в неподходящий момент. Нам? Конечно, это правда, что этот самый торговец накормил меня куда более роскошной едой, чем я когда-либо пробовал; и он рассказал мне историю, полную таких опасностей и чудес, что я сидел совершенно зачарованный; а потом он предложил мне сокровище, превосходившее все мои надежды.

Нам?

Правда, однако, и то, что благодаря тому же самому благодетелю у меня появилась возможность в первый раз в жизни пообщаться с ужасным чудовищем, о котором до этого случая я знал лишь из сказок; более того, этот самый искатель приключений предполагает, что мы все вместе отправимся в очередное исполненное чудес и опасностей путешествие.

Нам?

Я все еще слышал громоподобный голос джинна, выкликающий мое имя; имя, которое теперь, похоже, стало разом моей удачей и несчастьем. Поскольку из-за этого самого имени — Синдбад — у меня не было никакой возможности остаться в стороне.

— В путь! — воскликнул Синдбад Мореход, и я расслышал в его голосе страсть к путешествиям.

— В путь! — эхом откликнулся Джафар, но в его устах это слово свидетельствовало о чем-то огромном и трудновыполнимом.

— В путь! — фыркнул Ахмед, словно ни разу за свою короткую жизнь не слышал о столь великом приключении.

Старший Синдбад хлопнул в ладоши, и Джафар мрачно зашаркал прочь, сопровождаемый насвистывающим Ахмедом. Торговец двинулся вслед за своими слугами и жестом предложил мне присоединиться к процессии.

Что я мог поделать? Отступать было некуда.

Я отправлялся в путешествие.

Глава четвертая, в которой происходят поспешные сборы, а мы сталкиваемся с некими приятными неожиданностями

В доме был тарарам, и с каждым нашим шагом этот хаос, казалось, удваивался.

Джафар сперва повел нашу процессию в комнату, заполненную увесистыми томами, каждый толщиной с руку взрослого человека. Выбрав из них один и перелистав пергамент внутри него, пока не добрался до определенной страницы, он издал хрип, похожий на последний вздох издыхающего козла.

Старательно избегая взглядом остальных участников нашей процессии, он торопливо двинулся в следующую комнату, сверху донизу забитую свитками и обрывками бумаги, каждый из которых был обильно покрыт тщательно выписанной цифирью. Мы трое в почтительном молчании следовали за ним.

Мгновение поразмыслив, Джафар зашагал в самый дальний угол комнаты и осторожно вытянул измятый клочок пергамента из-под самого низа небрежно наваленной груды. Лишь на миг взглянув на него, старик издал очередной звук, словно толстяк насмерть подавился куриной косточкой.

Джафар уже снова устремился прочь со скоростью, которая была бы удивительной даже для юнца вроде Ахмеда. Мы, остальные, хоть и с трудом, но все же поспевали за ним, поочередно через три двери, все глубже в недра роскошного дома, затем в освещенную факелами тьму, когда мы начали спускаться по длинной винтовой лестнице в подземную комнату, спрятанную глубоко под домом.

Охваченный паникой Джафар оказался там раньше нас и уставился на массивную деревянную дверь, усиленную замысловатой металлической решеткой, добавившей, должно быть, добрую четверть дюйма к ее толщине. Засунув руку куда-то в глубины своего одеяния, начальник купеческих слуг извлек здоровенный ключ, покрывшийся зелеными пятнами от времени, и вставил вышеупомянутый ключ в столь же старинный висячий замок.

Трясущимися руками старик повернул ключ, и замок застонал не хуже самого Джафара. Замок открылся, и старик снял его. Древние петли визжали, будто пропащие души, пока он открывал дверь, ведущую в сокрытую за ней комнату.

Я вытянул шею, чтобы увидеть, что же находится за той дверью. Что, гадал я, могло быть столь важным, чтобы старик так панически несся сюда?

Джафар вытащил потрескивающий факел из медного держателя в стене и просунул его в только что открытую дверь. Я прищурился, пытаясь разглядеть какие-нибудь узнаваемые очертания среди колеблющихся теней от факела, но, кроме разбитого глиняного горшка, голого пола и стен, не увидел ничего. Насколько я мог судить, в этой комнате вообще ничего не было.

Джафар издал звук, будто дюжина евнухов, падающих с большой высоты на острые колья, и повалился в ноги торговцу Синдбаду.

— Побейте меня, хозяин! — возопил преданный слуга. — Высеките меня плетьми! Закуйте меня в цепи!

— Прошу прощения? — вздрогнул торговец, словно вырванный из каких-то своих глубоких размышлений. Узнав слугу, он улыбнулся. — О Джафар, ну конечно. Так что ты хотел мне сказать?

— Я должен быть наказан! — молил Джафар почти вне себя. — Я не заслуживаю права на существование!

— Ах, мой добрый Джафар, — мудро заметил Синдбад. — То не тебе решать. Но что же так сильно взволновало тебя?

Джафар отчаянно махнул в сторону открытой комнаты:

— Взгляните туда! Это ваша сокровищница! Но там, где должно быть золото, нет ничего, кроме паутины.

Синдбад прищурился из-за спины жестикулирующего слуги.

— Это наша сокровищница? — Он снова огляделся по сторонам. — О, наверное, это она. — Он наморщил нос от обилия пыли. — Ей бы не помешала хорошая чистка.

Ахмед рядом со мной тихонько присвистнул.

— Не представляю, как можно было бы подчистить сокровищницу еще лучше.

— О горе мне! — Джафар ударился головой о мощенный камнем пол. — Горе всем нам! Как могли деньги исчезнуть так быстро?

— Я извиняюсь, — уточнил я, пытаясь постичь истинную причину катастрофы, — но вы говорите, что деньги исчезли быстрее обычного?

Слуга кивнул с такой стремительностью, что я испугался, как бы его старая голова не слетела с морщинистой шеи.

— Я знал, что у нас мало денег, но чтобы настолько мало? Я сделал какую-то ошибку в своих подсчетах. Я стал слишком стар. Я больше не полезный слуга в этом доме. — Он потянул своего хозяина за халат. — Побейте меня для примера! Отрубите мне голову и выставьте ее на всеобщее обозрение!

Но торговец снова покачал головой:

— Кто же тогда будет вести мои счета? Нет, мой добрый Джафар, от твоей головы куда больше проку там, где она сейчас находится.

Все эти утешения были в самый раз из уст добросердечного торговца, но меня куда больше интересовало исчезновение денег. Может быть, я чересчур переживал за судьбу такого множества динаров, поскольку видел их так мало. Именно поэтому я счел разумным задать вопрос:

— Но вы могли бы сказать, почтенный Джафар, что исчезновение золота было вполне естественным?

Вопрос этот настолько поразил старика, что он забыл о причитаниях.

— Нет — теперь, когда я думаю об этом. Остававшиеся у нас средства исчезали с такой быстротой, что я оказался совершенно к этому не готов. Но что бы это могло означать?

Именно это я и предполагал. Я продолжал:

— Не приходило ли когда-нибудь собравшимся здесь в голову, что если происходящее не вполне естественно, то оно может быть неестественным?

Мой некогда богатый тезка, услышав это предположение, нахмурился:

— Постой, любезный носильщик, ты хочешь сказать, что нынешним полным отсутствием денег я могу быть обязан сверхъестественным силам?

Я видел, что хитроумный торговец понял, что я имею в виду.

— Скажем, некоему джинну, — продолжал я, — который, когда его планы расстроила внезапная бедность купца, мог сделать так, чтобы даже те деньги, что еще оставались, тоже исчезли?

— А если бы еще это существо предупредило кредиторов моего хозяина, — пропищал Ахмед, — чтобы они внезапно явились к нашему парадному входу и потребовали немедленной уплаты всех наших долгов, то тогда великому Синдбаду пришлось бы продать этот великолепный дом, просто чтобы удовлетворить их требования.

— Мой прекрасный дом? — откликнулся Синдбад шепотом от тяжести столь ужасного предположения. — Конечно же, дитя, твой вопрос по сути своей совершенно гипотетический.

— Настолько гипотетический, — ответил Ахмед, — что мне его задал ваш привратник Хасан, как раз перед тем, как мы отправились в поход по дому на поиски золота.

— Но это же бесчеловечно! — воскликнул Джафар с еще большей горячностью, чем прежде. — Что за манера…

Что бы он ни собирался сказать дальше, слова его заглушил глухой раскат, похожий на летний гром — или на смех огромной головы цвета старой бронзы. А все мы в этой подземной сокровищнице знали, что звуки грома никогда бы не проникли столь глубоко под землю.

— Наверное, тогда… — голос могущественного Синдбада упал до шепота, — …тогда никакого путешествия не будет, в конце концов. — И все же в глазах его горел слабый огонек надежды. — Разве что мы избегнем кредиторов и продадим эти кольца с моей… — Слова застряли у него в горле, когда он поднял руку. Там, где некогда ее украшали четыре золотых кольца с впечатляющими камнями, теперь не было ничего, кроме голых пальцев.

Мне показалось, что я снова слышу гром.

— Значит, у нас не осталось ничего! — Глаза Джафара забегали, будто отыскивая некий символ столь ужасного положения. — Мы, все мы должны лишиться богатства и роскоши и терпеть унижения вместе с простолюдинами, обреченные стать не более чем… — его взгляд упал на меня, — …носильщиками!

— Носильщиками? — Тут уж даже великий Синдбад Мореход, казалось, готов был зарыдать. Тем не менее он собрал в кулак всю свою изрядную смелость и даже улыбнулся мне, говоря: — Но нет, не нужно отчаиваться. Среди нас есть настоящий носильщик, который может поведать нам о радостных моментах в жизни бедных людей. — Его улыбка сделалась несколько неуверенной. — В самом деле, в жизни каждого человека должны быть счастливые события.

Радостные моменты в жизни бедняков? Я сосредоточился, пытаясь как можно лучше вкратце описать свою жизнь.

— Конечно, это долгие часы работы…

— Да? — с энтузиазмом подхватил торговец.

— Потом, — добавил я, — это очень низкая оплата…

— О! — В голосе старшего Синдбада сквозило разочарование. — Долгие часы работы и низкая оплата? Неужели ничего, кроме этого?

— Ну, — я еще поразмыслил, — еще можно всегда ждать случайной порки…

Тут старший Синдбад принялся причитать, и вскоре к нему присоединились Джафар и Ахмед.

Я нахмурился. Это никуда не годилось. Хоть я и был всего лишь бедным носильщиком, но никогда не предавался отчаянию. Даже худшие из побоев когда-нибудь заканчиваются. Я поднял руку, призывая к тишине.

Все трое, ошарашенные тем, что столь жалкий тип с улицы мог потребовать от них внимания, немедленно умолкли.

— Может, носильщики и жалки, — заявил я с некоторым волнением, — вынужденные влачить полуголодное существование среди уличной нищеты.

Я покачал головой, поскольку в горле у торговца зародился тихий звук, который мог перерасти в очередные причитания. Вновь добившись тишины, я продолжил:

— Но носильщики весьма изобретательны, с какими бы злоключениями — естественными или нет — мы ни сталкивались. Наша работа учит тому, что деньги валяются повсюду вокруг тебя. Нужно только увидеть.

С этими словами я вошел в пустую сокровищницу, надеясь, что она не настолько пуста, как кажется. За годы работы носильщиком, глядя на камни под своими вечно шагающими ногами, я всегда поражался, сколько золотых монет и других ценных вещей оседает в трещинах и уголках багдадских улиц. Счастливые находки тут и там на протяжении моих юных лет приучили меня смотреть в оба в любой ситуации. Я верил, что глаза помогут мне и здесь.

Я направился к дальней стене комнаты и поднял расколотый горшок.

— Ага! — воскликнул я.

Под горшком действительно лежал золотой. Я подобрал первое из, как я надеялся, многих сокровищ. Но где же еще в этой совершенно пустой комнате может таиться богатство?

Я отыскал дыру, прогрызенную в кирпиче в самом темном уголке комнаты. Без сомнения, это был крысиный ход. У самого начала его я нашел еще три золотые монеты и высоко поднял их, чтобы видели остальные.

— Так мы не банкроты? — взволнованно вскричал Джафар.

— Но и далеко не богачи, — предостерег Ахмед.

— И все же, — заявил я с той уверенной улыбкой, которую приберегал для потенциальных клиентов, — здесь могут быть еще монеты, прячущиеся повсюду во множестве трещин. Простите мою дерзость, о великий торговец, но вы некогда обладали таким несметным состоянием, что, возможно, нас устроят и оставшиеся от него крохи.

Синдбад, казалось, даже не заметил моей сверхфамильярности. Вместо этого он улыбнулся.

— Если только мы сможем оплатить проезд на корабле — абсолютно на любом корабле! — воскликнул он таким же изумленным голосом, каким рассказывал о своем первом удивительном путешествии. — Даже ста динаров будет достаточно!

Сто динаров? Услышав такую задачу, я состроил гримасу. Это будет трудно, но в мире мстительных джиннов и исполненных чудесами странствий, наверное, нет ничего невозможного. Так что я продолжил еще более тщательно обследовать комнату. Пол сокровищницы был выложен растрескавшимися кирпичами. Поэтому я сосредоточил свое внимание на множестве трещин в этой кладке. Методично проходя от угла к углу, я обнаружил еще семь золотых монет и небольшой рубин. Но при этом я осмотрел почти все укромные местечки в этой крохотной комнатушке. Мы были слишком далеки от цели.

Но все же торговец побуждал меня продолжать:

— Даже меньше ста динаров могут решить нашу судьбу! — Думая об этом, он сдавленно рассмеялся. — Кто сказал, что мы не можем оплатить проезд на не вполне исправном корабле, скажем, с одной-двумя пробоинами? Спать мы сможем на палубе! Корабль можно подлатать! Разве мы не крепкие мужчины?

Если мой тезка не собирался признавать поражение, то я и подавно. Я велел Ахмеду забраться мне на плечи и обследовать неровные кирпичные стены над моей головой. Первым, что он обнаружил, был заплесневелый кусочек сыра. Но две стены спустя он нашел женское кольцо с камнем ярчайше-зеленого цвета.

Мы осмотрели оставшуюся стенку и даже потолок, ища другие укромные места, но больше ничего не обнаружилось. Но, рассудил я, если нет больше золота, сокрытого внутри предметов, то как насчет золота, спрятанного на людях?

Я снял мальчишку со своих плеч и осведомился у остальных, нет ли у них при себе динаров.

Лишь один Джафар кивнул, извлекая кошель, слишком маленький и слишком легкий одновременно. Он раскрыл кошелек и высыпал его содержимое на ладонь. Там было шесть динаров.

— Возможно, — попытался подбодрить нас Синдбад Мореход чересчур тихим голосом, — нам стоит подумать о корабле, в котором побольше чем одна-две дырки.

Я пересчитал наше общее богатство. Имея в своей жизни так мало денег, я всегда получал удовольствие, считая и пересчитывая то, что у меня было, но сейчас радости было немного. Всего там было семнадцать динаров, маленький драгоценный камень и женское колечко неизвестной стоимости.

— Семнадцать динаров? — простонал Джафар.

— Что ж, — продолжал мореход, — это, наверное, дырок семь-восемь.

— Мечта моряка, — шепнул мне Ахмед. — За такие деньги наше средство передвижения будет скорее дыркой, чем кораблем.

— Сейчас, Ахмед, — отозвался торговец с едва заметным смешком, — мы не знаем, что преподнесет нам рынок. Нам не нужно нанимать целый корабль, достаточно просто оплатить проезд на корабле, плывущем в подходящем направлении, каким бы он ни был. — Он помолчал, под его ухоженными усами появилась слабая улыбка. — И, что важнее, ты не учел моего умения торговаться.

С этими словами Синдбад повел наш маленький отряд наверх, прочь из сокровищницы и из своего богатого дома. Когда мы дошли до ворот, я в первую очередь поискал глазами тюк, который принес сюда, но не обнаружил ни малейших его следов.

— Один из слуг избавил тебя от этих вещей, — пояснил Ахмед. — Мой хозяин думает обо всем — экономит деньги.

Джафар распахнул парадные ворота перед своим хозяином. Я резво припустил следом.

Итак, мы покинули дом некогда богатого Синдбада и вышли на улицу. Улицу, бывшую моим истинным домом и дававшую мне свободу, которой я не понимал, пока не ступил под своды этого дома с его чудесными историями, экзотической едой и проклятиями джиннов. Хозяин спрашивал меня, какие преимущества могут быть в жизни носильщика, и теперь я понял, что в моей прежней жизни воистину было одно преимущество — время, прожитое на улицах Багдада, целиком принадлежало мне, и я волен был работать или голодать. Возможно, это и невеликое преимущество, но мне, пожалуй, будет его жестоко недоставать.

Теперь я могу признаться, что едва мы только ступили из ворот на булыжную мостовую, был момент, когда эта свобода показалась мне воистину бесценной. Может быть, подумал я, мне следовало бы просто повернуть в другую сторону и поспешно зашагать прочь, как бы торопясь по своим делам, которые, каковы бы они ни были, не имеют абсолютно никакого отношения к мореходам, которых зовут Синдбад, или к джиннам по имени Оззи.

Но мои ноги следовали за остальными.

Возможно, это было потому, что я понимал: от сверхъестественных гигантов с громоподобным смехом не убежишь, и попытайся я удрать, велика вероятность, что вместо этого буду обречен на вечные муки.

Но, может, была и другая причина. Как я уже упоминал, за то короткое время, что мы были знакомы, я полюбил этого благородного, но немного странного человека, носящего мое имя. А может, дело было просто в той кипучей деятельности, что я видел вокруг. Такая суматоха тоже была мне в новинку. Жизнь носильщика тяжела, но она очень редко бывает захватывающей. Потом, конечно, был еще вопрос насчет ста динаров, которые, как заверил торговец, должны будут стать моими — когда-нибудь.

Или, может, просто ноги мои прекрасно знали, что от судьбы не уйдешь. Какова бы ни была причина, с этого самого момента я был убежден, что моя судьба связана с судьбами морехода и его достославного отряда.

Отбросив сомнения, я следовал за остальными в порт, тот самый порт, в котором вы можете погрузиться на корабль, отправляющийся вниз по реке до Басры и оттуда в море.

Я глядел на дюжины и дюжины парусников — половина кораблей была тиха и безмолвна, словно они отдыхали перед новым странствием, а другие изукрасились яркими парусами, ловя вечерний ветер и угасающие темно-красные солнечные лучи. Столько кораблей, столько историй за стенами Багдада, и я должен стать частью одной из них. Я, который ни разу в жизни не ступал за городские стены, ни разу не заходил в реку глубже, чем по пояс, и всю жизнь провел среди тысяч людей и верблюдов; я отправляюсь в море. Я, знающий, что сулит мне всякий день жизни носильщика, собираюсь встретиться с неведомым.

Воистину, это было просто захватывающе.

— Итак, — объявил Синдбад своим спутникам, — давайте посмотрим, что даст нам мое умение торговаться. — Он помахал рукой господину с аккуратно подстриженной бородой, в темно-синем, явно весьма добротном одеянии, который стоял внизу на трапе. — Эй, почтеннейший!

Господин приветственно кивнул. Даже в разорванной местами шелковой одежде у торговца Синдбада был вид до некоторой степени состоятельного человека. Может быть, нам, несмотря ни на что, удастся заключить некую сделку, не важно, насколько ограниченны наши средства.

— Синдбад! — воскликнул мужчина. — Я только что вернулся с вашего превосходнейшего пира!

— О, моего… ну конечно… Вот как? — в некотором замешательстве отозвался торговец.

— Разве это не прославленный морской капитан Хутан? — услужливо подсказал Ахмед.

Мне припомнилось замечание мальчишки насчет памяти Синдбада на лица.

— Хутан? Конечно же! — Лицо торговца расцвело от радости, словно недавнее колебание было вызвано лишь тем, что у него на миг прихватило живот. — И как вам понравились маринованные яйца птицы Рух?

— В десять раз меньше, чем сброженный нектар этих самых колибри, — отозвался Хутан с величайшим дружелюбием. — Но почему человек вашего уровня обращается к простому капитану?

Синдбад Мореход шагнул вперед и дружески похлопал капитана по плечу:

— Ах, мой многомудрый и всепонимающий Хутан, это, в самом деле, вопрос, требующий великой проницательности и остроты мысли. Вам известно, что я имею репутацию путешественника, благодаря которой снискал великую славу. Каковая слава могла бы также достаться капитану корабля, на котором я отправлюсь в свое восьмое, и величайшее из путешествий. Такую славу невозможно измерить деньгами!

Слова Синдбада звучали воистину впечатляюще, хоть я и не очень понимал, что они в точности значат. Видимо, капитан воспринял их так же, поскольку, нахмурившись и сплюнув в вонючую портовую воду, он сказал:

— Как говорят мудрецы, «слава может стать превыше богатства, как благословение или как проклятие». — Он прищурился на старшего Синдбада, словно это могло помочь ему глубже постичь намерения торговца. — Но чего же вы хотите от меня — конкретно?

— Ах, мой добрый Хутан, — продолжал торговец, словно только и ждал такого ответа, — вы зрите в самый корень дела. Ответ прост до чрезвычайности, и он не слишком обременит вас. Ваш корабль наверняка плавает до Басры и оттуда в южные моря. Следовательно, для вас ведь не составит особого труда взять на борт четырех лишних пассажиров?

— А! — отметил капитан после паузы, понадобившейся ему, чтобы в очередной раз смачно харкнуть в зловонную воду под нашими ногами. — Так вы хотите плыть. — Он окинул нас жадным взглядом. — Со всей вашей свитой?

— Свитой? — Торговец рассмеялся, как будто Хутан произнес нечто презабавнейшее. — Вы оказываете нам слишком большую честь, о благородный капитан. Нас всего лишь четверо. Так мало, что во время трудного океанского плавания и не заметишь.

Очередной плевок полетел в портовые воды.

— То есть вы не хотите тратить много денег?

Синдбад Мореход широко развел руками в знак безмолвного согласия, склоняясь перед величайшей сообразительностью капитана:

— Увы, в связи с неподвластными нам обстоятельствами, слишком сложными, чтобы представлять интерес для столь занятого человека, как вы, мы оказались перед необходимостью экономить. Мы можем, однако, быть вам полезными в пути.

— Вы не могли бы назвать сумму, которую намерены потратить? — спросил капитан.

— Джафар может вести ваши бумажные и денежные дела, — ответил Синдбад. — Он многие годы занимался этим в моем доме.

— Сколько именно вы можете заплатить? — настаивал капитан.

— Ахмед очень смышленый, — продолжал Синдбад. — Энергия юности воистину восхитительна.

— Ваша цена, или игре конец, — решительно заявил капитан.

Синдбад выдохнул, затаил дыхание и, наконец, вымолвил:

— Семнадцать динаров.

— Семнадцать динаров? — От ничтожности этой суммы капитан сглотнул, вместо того чтобы сплюнуть. — Вы в самом деле король шутников. И вы еще даже не упомянули про этого парня. — Он с некоторым пренебрежением указал на меня. — Этого типа в обносках, по которому баня плачет.

— Ах, — ответил торговец, великодушно улыбнувшись мне, — этого человека тоже зовут Синдбад.

— Правда? — У Хутана был такой вид, будто он только что съел гнилую фигу. — Как вам не повезло.

— Нет-нет, — настойчиво возразил Синдбад все тем же мягким тоном, — он уже принес мне большую удачу, и я уверен, что еще принесет великий успех. Кроме того, он носильщик!

— Носильщик? — Капитан, казалось, наконец-то заинтересовался. — Полная тяжелой работы жизнь на корабле для носильщика будет просто отдыхом. Может, нам все-таки удастся заключить сделку. Теперь без уверток. Что, почтенный торговец, вы действительно намерены предложить за проезд?

Торговец переступил с ноги на ногу.

— У нас есть крепкое здоровье и веселый нрав, чтобы помочь ускорить отплытие. Еще у нас есть семнадцать динаров, — заявил Синдбад тоном, не допускающим дальнейшего обсуждения.

Капитан тяжело вздохнул.

— На мой взгляд, ни о какой сделке речи быть не может. Моему кораблю нужен ремонт, и я надеялся, что вы сможете дать деньги, чтобы ускорить это дело. Без денег, увы, пройдет месяц, а то и больше, прежде чем мы сможем поднять паруса.

Месяц или больше? Я снова подумал про мстительного джинна. Какой вред может причинить нам великий и ужасный Оззи за целый месяц, а то и больше? Я торопливо оттащил своего тезку в сторонку.

— О великий Синдбад, — залопотал я тихо и испуганно. — Месяц? Проклятие? Ужасная кара? Оззи?

— Увы, мой славный носильщик, — признался торговец тоже тихонько, — я удивлен, что мне удалось договориться хотя бы так. Проезд для четверых всего за семнадцать динаров? Подозреваю, что мозги Хутана слегка затуманены нектаром, и я надеялся решить дело прежде, чем он протрезвеет. Судя по тому, как плохо для нас складываются переговоры здесь, наверняка все другие попытки будут куда хуже.

Куда уж хуже? В первый раз я был готов присоединиться к Джафару в его неистовых причитаниях.

— Эй! Вы, там, внизу на пристани!

И торговец, и я обернулись на этот оклик. Мы увидели двоих здоровенных мужчин, вместе тащивших какой-то тяжелый груз. Когда они приблизились энергичной рысью, я разглядел, что этим грузом был большой искусно сделанный паланкин, раскрашенный золотой краской, которая ловила лучи вечернего солнца, так что весь паланкин, казалось, сиял.

Двое мужчин резко остановились всего в нескольких футах от нас. Хотя их ноша была огромного размера и наверняка тяжела, а внутри нее, без сомнения, находился обитатель, на их могучих, неправдоподобно больших мышцах едва ли появилась хоть капля пота, и дышали эти двое так, словно вышли на вечернюю прогулку. Мужчина, стоявший впереди, который разукрасил все свое лицо затейливой татуировкой, возможно, чтобы отвлечь внимание от того, что у него слишком мало зубов, обратился прямо к торговцу:

— Так это вы Синдбад?

Усилием воли я сдержался и не присоединился к купцу, когда тот сказал:

— Это мое имя!

Рот татуированного скривился в гримасе, которая могла бы сойти за улыбку, будь у него побольше зубов.

— Ага. Мы искали вас. У нас есть предложение, которое может представлять для вас некоторый интерес.

— Ближе к теме! — прокричал из-за задка паланкина его такой же крупный коллега. — У нас есть дело!

— Да, конечно, — продолжал татуированный, вежливый настолько, насколько его напарник был грубым. — Мы догадываемся, что вы собрались в очередное путешествие.

Синдбад весело кивнул, словно ожидал того, что каждый его шаг станет общеизвестен:

— Да, именно так. По крайней мере, как только мы завершим наши переговоры.

— Путешествие? — воскликнул напарник, который щеголял синевато-багровым шрамом от левого глаза до правой стороны подбородка, образовывающим букву «X» с чересчур подвижным ртом. — На этой помойной барже?

— Да, корабль, похоже, нуждается в некотором ремонте, — любезно согласился вежливый. — Но это легко можно поправить. — Он вновь перенес внимание на торговца. — Вы и есть, почтенный, тот самый Синдбад, который уцелел в семи невероятных путешествиях, возвращаясь из каждого еще богаче прежнего?

— Тот самый.

— Отлично. Мы не хотим ошибиться. Зваться Синдбадом может любой проходимец с улицы.

«Любой проходимец с улицы?» Мне вдруг стало неуютно, может быть, от тона вежливого. А может, я почувствовал, что его грубый напарник уставился прямо на меня.

По следующему вопросу торговца я заподозрил, что он разделяет мое беспокойство.

— Могу я быть настолько невежливым, чтобы спросить, почему вас так интересуют мои дела?

— Учитывая, насколько опасны ваши путешествия, вы удивительно живучи, — ответил татуированный. — Мы сами должны отправляться в опасное морское путешествие к южным островам. Учитывая вашу репутацию, глупо было бы не разделить эту участь с вами. Но мой друг высказал некоторое беспокойство по поводу состояния этого парусника. И должен признаться, подходя, мы нечаянно услышали возражения капитана. — Он бросил большой увесистый кошель, который со звоном ударился о причал у капитанских ног. — Этого будет достаточно, чтобы привести ваш корабль в порядок?

Капитан согласился и начал скликать команду, отправляя ее на поиски нужных материалов. Я был поражен. В считаные мгновения мы, как ни странно, ухитрились обеспечить проезд себе и ремонт нашему паруснику.

— Так бывает всегда, — снова заверил меня Ахмед.

Я начинал думать, что в столь богатой событиями жизни, как у этого торговца, с ним постоянно происходит все что угодно.

— Но нам предстоит быть попутчиками, — сказал Синдбад весело. — Давайте же, по крайней мере, представимся друг другу до начала нашего путешествия. Это мои слуги, Джафар и Ахмед. А этот человек — мой спутник, также известный под именем Синдбад.

— Еще один Синдбад? — с некоторым изумлением переспросил вежливый.

— И одного больно много, — проворчал человек со шрамом. Взглянув на меня, он как бы передернулся. — А уж двух и подавно, — добавил он.

— Ах, мой друг не… — Человек с татуировкой заколебался, прежде чем продолжить. — Хотя в действительности он имел в виду именно это. Но будьте уверены, он плохо себя ведет, только если его рассердить. — Он снова улыбнулся торговцу. — Что же до представлений, то у меня много имен. Но для нужд этого путешествия вы можете называть меня именем моего любимого оружия — Кинжал.

— Он чертовски ловкий потрошитель, — добавил его дружок.

— Что касается моего спутника, у него тоже немало имен, хотя ни одно из них не столь изящное, как мое. Одни зовут его Ужас, Который Приходит По Ночам, другие — Сбывшийся Ночной Кошмар. Разумеется, никому не удается называть его так долго.

— Интересно, — отозвался Синдбад, словно встречал людей по имени Ужас, Который Приходит По Ночам каждый четверг. — Но как нам к нему обращаться?

— В самом деле, — согласился Кинжал, — весь вопрос в том, как вы будете к нему обращаться.

Человек со шрамом энергично кивнул:

— Коли хорошо попросите, я, может, и оставлю вас в живых.

— Но сколь бы приятным ни было наше знакомство, у нас есть дела, которые нужно уладить до отплытия. — Кинжал кивнул своему жуткому напарнику. Они снова взялись за паланкин.

— Но постойте! — Синдбад говорил так, словно не было никаких завуалированных угроз. — Разве с вами нет третьего?

Кинжал покачал головой:

— Мы не несем ничего необычного.

Но в этот миг я увидел кое-что, опровергающее его слова. Сбоку у паланкина, поднятого двумя мужчинами, была занавеска, и через щель в этой занавеске я разглядел три невообразимо изящных пальчика. Эти пальчики принадлежали женщине, но женщине не обычной, поскольку они были длинные, тонкие, с золотистой кожей, с безукоризненными ногтями.

Кинжал проследил за моим взглядом в сторону паланкина.

— Фатима! — резко окликнул он. — Ты не должна выставлять свои руки напоказ всему свету!

Рука отдернулась, раздался очаровательнейший звонкий смех.

— Ты не видел этой руки, — бросил мне Кинжал.

Увы, я ее видел.

Кинжал нахмурился.

— Прошу прощения, это Фатима, если бы вам пришлось обращаться к ней, но вам не придется. — Он оглянулся на своего угрюмого напарника. Его спутник передернулся во второй раз, и оба мужчины оглядели нас всех по очереди. — Ведите себя так, как будто ее здесь нет, а мы — есть, так же как наши кинжалы, сабли и сильные руки, способные без особых усилий переламывать кости.

Человек со шрамом улыбался при каждой фразе.

— Желаем приятной подготовки к путешествию, — заметил Кинжал.

Затем они со Шрамом потащили свой паланкин по сходням на ожидающий корабль.

— Значит, мы удерем из Багдада и, может быть, узнаем причину великого гнева джинна, — сказал Ахмед, чтобы нарушить молчание. — Судьба снова на нашей стороне.

Судьба? В тот миг мне не было дела до судьбы. В тот момент я мог думать лишь о руке и о смехе.

Боюсь, что в тот миг я влюбился.

Глава пятая, в которой путешествие начинается и одновременно едва не заканчивается

Что такое любовь?

Все мы читали поэтов, воспевающих благоуханные луга и алые закаты, но, даже читая все это, я подозревал, что должно быть что-то еще. Во-первых, это сосущее чувство под ложечкой. Потом — ощущение полной нереальности, будто я в любой момент могу потерять равновесие и кубарем полететь не просто с борта корабля, а с самого лица земли.

И все это натворили мелькнувшая рука и смех? Ах, но какие это были прекрасные пальчики, такие тонкие и почти такие же золотые, как металлическая решетка, на которой они покоились. Как изумительно должны они выглядеть, украшенные золотыми кольцами — на фоне этой золотой кожи, кольцами с большими камнями, способными лишь намекнуть на истинную ценность этих пальцев. А этот смех, будто звон колокольчиков, которые колышет ветерок посреди летнего зноя, звук, который сулит живительную прохладу морского ветра. Я не просто увидел руку, не просто услышал смех. Мне открылся новый взгляд на мир.

Но эта таинственная женщина путешествовала с двумя охранниками. Я не видел способа разделить с ней свой новообретенный восторг; на самом деле я не мог даже отыскать способа оказаться в дюжине шагов от ее паланкина. Эти два здоровенны, обвешанных мышцами, и очень свирепых человека, казалось, отбивали всякую охоту даже просто взглянуть в их сторону.

И все же я не отчаивался. Еще день назад я ничего не знал о любви. День назад я не мог думать ни о чем другом, кроме переноски грузов на своей голове. Кто знает, что может принести следующий день, даже следующий час?

Итак, мы готовились к путешествию. Щедрое пожертвование Кинжала и Шрама позволило капитану быстро приступить к ремонту, равно как и обеспечить достаточный запас провизии для нашего плавания. И все же завершение всех приготовлений было вопросом нескольких дней, и на этот раз Синдбад решил проверить свое личное имущество и отыскать какие-нибудь товары, которые мы могли бы взять с собой для обмена.

Капитан выделил другим нашим пассажирам две маленькие каютки внутри корабля. Торговец Синдбад, Джафар, Ахмед и я, в соответствии с размерами нашего вклада, должны были спать на палубе. Я помогал Синдбаду, выполняя множество его поручений, чтобы занять время и попытаться отвлечь свои мысли от неких пальчиков и некоего смеха. Я часто останавливался для того, чтобы вздохнуть.

И каждый божий день, сразу после полуденной молитвы, два громилы-стражника выносили паланкин с его тайной обитательницей наверх из трюма. Потом они принимались расхаживать с этой штукой по кругу, чтобы дать невидимой Фатиме возможность немного насладиться солнцем и свежим воздухом.

В эти минуты она была так близко, что я мог бы пробежать по палубе и коснуться ее! Но при таком подходе ее стражей к делу они с тем же успехом могли таскать ее паланкин в сотне лиг отсюда. Результатом одного-единственного шага в их сторону бывали недобрые взгляды. После второго шага извлекались ятаганы и удавки. Третьего шага я никогда не пытался сделать, решив, что лучше снова заняться бесплодными, но зато решительно безопасными вздохами. И всякий раз, закончив кружить по палубе, охранники и паланкин исчезали в каютах, и я возвращался к работе, радуясь, что был так близко от нее, и горюя, что все-таки был так далеко.

Так я и жил, пока мы наконец не подготовились к отправлению. Вечером накануне отплытия, помогая Ахмеду перетащить вещи торговца на борт, я понял, что есть еще один долг, который я обязан исполнить, прежде чем начнется наше путешествие; последнее дело, в котором вовсе не было нужды в моей прежней жизни, но теперь, когда голова моя была занята мыслями о Фатиме, ставшее столь необходимым.

Я решил, что пришло время помыться.

Я сообщил Ахмеду о своей заботе, и он согласился, конечно, что купание будет весьма полезным делом, особенно учитывая, что он подметил некую тенденцию со стороны капитана, членов команды и даже Джафара и второго Синдбада перебираться к дальнему борту всякий раз, когда я оказывался у ближнего. На самом деле Ахмед проявил такой энтузиазм по поводу моей идеи, что даже раздобыл для меня кое-какую старую одежду, принадлежавшую рабам торговца, поношенные вещи из шелка и хлопка, в сотни раз лучше тех лохмотьев, которые я носил прежде. Ахмед даже дошел до того, что заявил, будто во имя милосердия ко всем остальным мою теперешнюю одежду следует сжечь.

Мы наконец закончили свои труды, и когда я получил от Ахмеда свою новую одежду, было уже изрядно за полночь. Так что я спустился по трапу, чтобы совершить омовение, в тишайший час перед рассветом.

Никогда за всю свою жизнь я не слыхал, чтобы в мире было так тихо. Я не слышал ни единого голоса, звука шагов, громыхания колес повозки. Даже брешущие собаки и распевающие ночные птицы, казалось, удалились на покой.

Я был, наверное, единственным бодрствующим во всем огромном городе Багдаде. И я был от души благодарен за этот покой и уединенность. Как я уже говорил, вода и я находимся не в самых близких отношениях, и я был рад, что никто не увидит моей неловкости.

Итак, я спустился с края причала, крайне осторожно погрузив сначала одну, потом другую ногу в реку. К моему безмерному удивлению, вода была приятно теплой — почти такой же, как ночной воздух, — а камни, которые я время от времени чувствовал под ногами, были обкатаны до гладкости волнами. В общем, первый опыт оказался вполне приятным, и я решил, когда мы с Фатимой будем вместе, проделывать это почаще.

Я зашел поглубже, так что вода укрыла мои плечи, и глубоко вздохнул, вслушиваясь в окутавшую Багдад абсолютную тишину. Какое чудное время, подумалось мне, сочинить новую песнь для моей возлюбленной. В голове моей родилась первая рифма:

Ах, как часто мысли мои стремятся
Снова узреть совершенство пальца…

Но тут в предутренней тиши, когда даже ветерок опасался шептать, мне показалось, что я услышал женский смех.

Первой моей мыслью было, что, быть может, это смех моей Фатимы. Я почувствовал, как сердце быстрее забилось в груди. В песне моей родились новые слова:

Ты — тайна мироздания сама,
О женщина, чье имя — Фатима.

Но смех повторился снова, словно насмехаясь над моими мыслями. Если отвлечься от моих желаний, то я должен был признать, что смех этот, хотя и восхитительно женственный, был не похож на звуки человеческого голоса. На самом деле он не был похож ни на один звук, который я когда-либо слышал, а скорее напоминал плеск волн у моей груди, чем шум, принесенный ранним утренним ветерком.

Сердце мое, прежде лихорадочно стучавшее, теперь едва не остановилось вовсе. Если этот звук исходил не из человеческих уст, то откуда? Я уже и так свел слишком близкое знакомство с джинном. Неужели теперь и другие духи собираются позабавиться со мной?

Тут мне показалось, что я слышу смех в третий раз. Вода передо мной расступилась, не так, как если бы человек или предмет всплыли на поверхность, скорее, волны просто раздались в стороны, словно кто-то раздвинул две жидкие занавеси, явив сокрытый за ними проход. И из этой пустоты посреди воды передо мною в реке явилось видение.

Это была женщина, но женщина, чья кожа сверкала в лунном свете зеленью моря, а волосы были темно-коричневые, как водоросли, что растут под волнами. Пока она поднималась из глубин, как какая-нибудь обычная женщина могла бы подниматься по лестнице, я осознал, что на ней нет ни покрывала на лице, ни какой-либо иной одежды, которая скрыла бы ее почти человеческую фигуру. И все же она бесстрашно смотрела прямо на меня, демонстрируя свое тело, и улыбалась мне темно-зелеными губами, как будто нагота была ее естественным состоянием.

— Ты мужчина, — были ее первые слова, обращенные ко мне. — Я никогда не видела мужчин.

Голос ее был как бы и не голос вовсе, это были все звуки реки вокруг меня и моря — матери рек — тоже. В каждом произнесенном ею слове я слышал шорох волн, набегающих на песок, и плеск рыбы, играющей на солнце, и веселое журчание ручейка по камням, и пронзительные крики кружащих высоко в небе чаек.

— Но я так долго искала тебя, — продолжал ее влажный голос. — Я хотела, чтобы мой первый мужчина был совсем особенным. Не Синдбадом ли тебя зовут?

— Это мое имя, — снова произнес я, но на этот раз скорее изумленно, чем со страхом. С чего бы вдруг этому видению разыскивать такого, как я?

Ее улыбка сделалась еще шире, и я увидел, что зубы у нее белые, как жемчуг.

— Я много слышала о тебе. Правда, из рассказов о твоих приключениях я думала, что ты старше.

Пожалуй, понял я, не так уж мне повезло, как я думал. Столь восхищен я был этим видением из глубин, что напрочь позабыл о своем месте в мире. Зачем, в конце концов, такому волшебному созданию искать простого носильщика?

Я извиняющимся голосом объяснил этому очаровательному существу — и должен признать, что мне лучше удавалось строить фразы, когда я не смотрел на нее, — что Синдбадов не один, а два и что она, несомненно, искала того, который снискал славу за свои многочисленные путешествия.

— Наверное, да, — ответила она, — но теперь я больше не стану его искать.

— Ах, — сказал я, чувствуя, что мой взгляд притягивает к ее груди, будто железо к магниту. — Значит, вы проделали весь этот путь напрасно. — Я все еще не понимал, что она имеет в виду, и отвернулся в тщетной попытке собраться с мыслями.

— Нет, Синдбад, — ответила она, и когда она произнесла мое имя, я услышал в ее голосе не воду, но огонь, — я проделала этот путь, чтобы быть с тобой.

— Простите? — переспросил я, чувствуя, что мой взгляд снова прикован к ней.

Ее улыбка стала шире прежнего. Казалось, она слабо светится, подобно холодному сиянию луны.

— Я никогда не видела до тебя мужчин, мой Синдбад, но теперь, когда мы нашли друг друга, я не хочу искать кого-то другого.

О чем это создание говорит?

— Н-но я всего лишь носильщик… — . пробормотал я.

— Носильщик? Я не знаю этого слова, — продолжало видение передо мною, — но уверена, что это должна быть очень важная работа, раз такой человек, как ты, решил ею заниматься. Какое счастье, что я нашла тебя. — Она глубоко втянула носом предрассветный воздух. — Я просто в восторге от твоего земного запаха. — Она шагнула ко мне, а я глянул вниз, на свое обнаженное тело и, помимо прочего, понял, что помыться мне так и не удалось. — Тебе не кажется, что он хорошо сочетается с запахом моря?

Я не знал, что сказать. Я не знал, что делать. Морская нимфа сделала ко мне еще один шаг, и я понял, что не знаю вообще ничего.

На берегу закукарекал петух. Над горизонтом показался краешек солнца и перекрасил плечи морской нимфы из зеленых в золотые. Наступал рассвет.

— О любимый, — воскликнула нимфа передо мною, и улыбка исчезла с ее лица. — Я слишком засиделась. Но ты еще не видел меня всю.

Я не мог придумать подходящего ответа. Как могло горло мое так пересохнуть, когда меня повсюду окружала вода?

— Значит, мы еще поговорим? — спросил я, прежде чем она исчезла.

— Ах, мой могучий Синдбад, мы не только поговорим. — Ее улыбка на миг вернулась, пока она опускалась под воду, и волны сомкнулись над ней, точно занавеси, скрывающие потайную комнату.

Я понял, что таращусь на первые розовые отблески восхода, отражающиеся на играющей воде.

— Смотрите, где наш носильщик! — воскликнул кто-то надо мной.

— В воде? — откликнулся другой голос. — Воистину, Провидение смилостивилось над нами!

— Но мы должны поднять парус с рассветом, чтобы преодолеть все изгибы и повороты реки, — напомнил мне никогда не унывающий Ахмед. — Синдбад, быстрее поднимайся на борт. Был бы просто позор оставить на берегу столь чудесно пахнущего носильщика.

Вся команда хохотала, пока я сумел вскарабкаться на пирс и торопливо натянул одежду, добытую мне Ахмедом. Еще поспешнее я взбежал по трапу, пока матросы отвязывали канаты от причала. Едва я взобрался на палубу, как две дюжины крепких гребцов погнали корабль вниз по реке. Но, как говорят мудрые, лучше поздно, чем никогда. Я был на борту, и мы направлялись за приключениями, неподвластными скудному воображению носильщика.

Я увидел невероятно безобразную татуированную башку Кинжала, возвышающуюся над всеми членами команды, и был потрясен мыслью столь же поразительной, как луч солнца в разгар бури. Я снова на корабле, том самом корабле, везущем золотой паланкин, внутри которого находится женщина по имени Фатима.

Фатима. Это было имя, сулящее чудеса. Я представил себе ее золотые пальчики и теплый, человеческий смех.

Потом я представил зеленую кожу и улыбку, сияющую, будто лунный свет. Эта ситуация, должен признаться, привела меня в замешательство.

Прежде я был влюблен.

Теперь я был сбит с толку.

Испуг мой лишь усилился, когда я понял, что Кинжал и Шрам снова вынесли свой паланкин на палубу, несомненно, чтобы дать возможность его прелестной обитательнице увидеть начало путешествия. Фатима была там, такая близкая и все же недосягаемая. Мои мысли, так же как совсем недавно мой взгляд, стремились к той таинственной зеленой женщине, которая, похоже, собиралась перед наступлением рассвета завладеть мною.

Что оставалось человеку, пусть даже бедному носильщику вроде меня, кроме как улыбнуться? Даже не успев покинуть гавани, я уже столкнулся с чудесами, и во сне не снившимися в моей прежней жизни. Что же будет дальше?

В этот момент солнце закрыла туча.

— Ну и что это такое? — пророкотал сверху громоподобный голос. Раньше даже, чем посмотреть наверх, я знал, что это за новоявленная туча; знал, что она будет всецело состоять из фиолетового дыма, окружающего изумрудно-зеленую физиономию. Оззи вновь удостоил нас своим присутствием.

После появления джинна на корабле воцарилась тишина. Синдбад Мореход, с Джафаром и Ахмедом по бокам, взглянули на меня с некой покорностью, которую я вполне разделял. Ни один из членов команды тоже ничего не ответил, большинство было занято после явления духа тем, что старательно пытались съежиться и тихо стенали.

Оззи не стал дожидаться ответа.

— Синдбад, — пропел он.

— Это мое имя! — громко отозвались я и мой старший тезка.

— О, как мне нравится, когда вы этак вопите, — сердечно заверил джинн. — У нас в мире сверхъестественного так мало радостей, приходится извлекать удовольствие, где только возможно.

Но тут злобная ухмылка Оззи сменилась зловещей гримасой.

— Но что за суету вижу я на этой посудине? Надеюсь, вы не вознамерились покинуть Багдад, прежде чем я свершу свою месть? — Пурпурное облако вокруг головы Оззи полыхнуло молниями. — Предупреждаю, тот, кто пытается избежать страшного гнева Оззи, лишь навлекает на себя гнев еще страшнейший!

Тут команда перешла к громким воплям и заламыванию рук.

— Наверное, — прогремел джинн, — нужно вас немножко проучить. Скажем, пробоина футов в десять в днище вашего корабля, и он быстро пойдет на дно реки вместе со всем содержимым. Несколько мертвых членов команды, страшно изуродованных быстрым течением, устремляющимся к морю, докажут серьезность моих намерений. — С этими словами Оззи вновь улыбнулся — жуткое зрелище. — Но двум моим дорогим Синдбадам бояться нечего. О нет, для того, кого я ищу, утонуть — слишком мягкое наказание. — Джинн захихикал.

Команда вопила и билась всевозможными частями тела о палубу.

— Живо! — прокричал мужской голос на палубе позади меня.

Из сжавшейся толпы проворной рысью выбежали Кинжал и Шрам, таща между собой свою затейливую ношу. Они пытались сбежать с паланкином, будто крысы перед кораблекрушением.

— Что значит… — взорвался было Оззи, но почти сразу же осекся. — О, — добавил он после минутного наблюдения.

Я был поражен поведением Кинжала и Шрама перед лицом сверхъестественного. Но трусость этих двоих, казалось, принесла некоторые плоды. Действительно, их быстрое движение, похоже, сбило джинна с толку, и его торжествующая гримаса сменилась хмурым замешательством.

— Так много всяких соображений, — угрюмо пробормотал он. — Кодекс чести джинна, лишний расход магии, все эти скрытые переменные, которые становятся явными в самый последний момент.

Казалось, видение говорит скорее с самим собой, чем с кем-нибудь из потенциальных жертв на корабле внизу. И другие, похоже, тоже почувствовали перемену. Я заметил, что члены экипажа вокруг меня уже не так жмутся и дрожат, как прежде.

Джинн вздохнул, отчего температура на корабле здорово понизилась.

— Да, свидание испорчено! Надо было лучше подготовить меня к подобным вещам! — Он покачал головой. — Бюрократизм здесь просто удивительный.

Да, теперь я был вполне уверен, что никто из экипажа не заламывает рук. И даже крики ужаса, прежде окружавшие меня, стали тише и реже.

Казалось, даже Оззи понял, что момент упущен.

— Не думайте, — поспешно добавил он своим самым громоподобным голосом, — что эта маленькая неудача означает, что месть моя будет менее ужасной.

Однако в громыханиях духа почему-то не было прежней уверенности. Тем не менее он продолжал свои драматические декламации.

— Она будет ужаснее, чем сам ужас, страшнее, чем сама сущность страха, — твердил он, казалось, чтобы убедить скорее себя, чем нас, стоящих внизу. — И в первую очередь, да, в первую очередь она будет, да, будет — в высшей степени неприятной!

Но напряжение уже спало. Взгляд джинна перебегал с торговца на меня, потом на паланкин и снова на торговца; взгляд, в котором еще мгновение назад, казалось, горел огонь. Кто-то в толпе громко зевнул.

— Жалкие смертные! — взвыл Оззи не хуже океанского шторма. — Я подхвачу ваш корабль, как ребенок — игрушку, я призову стихии, чтобы они смяли и разорвали его, как пергамент, я созову проклятые души, чтобы мучить… — Он умолк, будто дурак, который разинул рот, но не может найти подходящие слова. Джинн потряс огромной головой и выдавил из себя: — Я… я… да, я уж точно что-нибудь сделаю!

И с этим исчез.

На этот раз тишины не последовало.

— По местам! — прокричал капитан. — А ну, за весла! К вечеру мы должны увидеть море!

И так, совершенно удивительно, мы начали путь, покинутые утратившим вдруг решимость джинном. Возможно, это доказывало справедливость утверждения Кинжала, что, где бы ни путешествовал Синдбад, ему всегда сопутствует удача. Я надеялся лишь, что удача пребудет с нами и посреди огромного океана, где нам могут встретиться ужасные препятствия, страшные чудовища, необузданные силы природы и прочие вещи, невообразимые и, возможно, неподвластные человеческому разуму.

Ах, если бы все и всегда было так же просто!

Глава шестая, в которой возникают союзы, или нам так кажется

Мне предстояло вскоре узнать, что с торговцем Синдбадом ничто не бывает просто. Команда, прежде столь тихая, сделалась вдруг ужасно шумной.

— Они навлекли на нас джинна! — завопил сердитый голос.

К нему присоединились другие, столь же разгневанные:

— Они прокляты!

— На имени Синдбад — проклятие!

— За борт их!

Горластая толпа нахлынула на меня, сбив с ног. Я увидел, что Синдбад, Джафар и Ахмед в таком же положении и что нас всех в самом деле тащат к лееру.

— Всем стоять! — возвысился голос над обезумевшей толпой.

Люди не обратили на это особого внимания. Я с поразительной четкостью увидел ярко-синюю реку за хлипким леером. Я был близок к тому, чтобы свести с рекой куда более тесное знакомство, чем мне когда-либо хотелось. Как жаль, подумалось мне, что я так и не научился плавать.

— Погодите, — приказал грубый голос, — если не хотите все отправиться за борт вслед за этими четырьмя.

Тут толпа немного заколебалась, но, подбодренная собственным численным превосходством, вернулась к своему занятию.

Один из членов команды с воплем полетел с палубы в реку. Толпа с шумом и гамом остановилась, и я увидел, что между ней и поручнем стоит Кинжал.

В руке он держал короткий нож.

— Еще один шаг… — взмах руки с ножом, — …и вы узнаете, за что я получил свое имя.

Толпа заворчала, но, похоже, не была способна сделать решающий шаг.

— А если вы не поставите этих людей на место, — заявил дальше Кинжал, — мой земляк с радостью отправит кое-кого из вас прогуляться за борт тоже.

Еще один здоровяк появился рядом со своим приятелем, держа на весу в каждом кулаке с кокос величиной по члену экипажа.

— Люблю швырять людей, — с ухмылкой добавил Шрам. — Забава у меня такая. — Он умолк, чтобы свирепо передернуться. — Смотреть, сколько раз они подпрыгнут на воде, пока не утонут.

Кинжал и Шрам решили, что это очень смешно. От их смеха толпа попятилась.

— Поразмыслите минутку, ребята, — сказал Кинжал самым милейшим тоном. — Все вы опытные моряки. Вы знаете, что корабли, когда они покидают зачарованный город Багдад, часто сталкиваются с огромными неприятностями. Но всем вам также прекрасно известно из историй о семи опасных путешествиях, что никто не сталкивался с большими опасностями — и притом сумел уцелеть, — чем Синдбад. Взгляните на этого купца! — Он махнул рукой в сторону моего дородного тезки. — Разве он похож на человека, привычного к невзгодам и тяготам? — Кинжал откровенно расхохотался. — И все-таки этот стареющий, толстый, напыщенный тип продолжает не просто жить, он продолжает побеждать! Воистину, этот Синдбад — просто талисман от несчастий.

Толпа безмолвствовала.

— Эй, вы, — прокричал капитан с дальнего конца палубы, — матросы! А ну за работу! Нам надо продать груз, пока он не испортился!

Казалось, это стало тем самым поводом, который был нужен толпе. Матросы с величайшей осторожностью поставили нас на палубу и вернулись к своим делам, как будто все случившееся было всего лишь шуткой. Кинжал и Шрам взглянули на нашу только что спасенную компанию и скроили одинаковые гримасы, которые на лицах других смертных могли бы сойти за ухмылку. Интересно, может, они на самом деле хотели стать нашими друзьями. Однако они отвернулись и ушли прежде, чем я смог поинтересоваться их истинными мотивами.

— Досадная стычка, — заметил капитан, неспешно подходя к нам, — но все должны нести ответственность за то, что притащили с собой на борт.

— Я, несомненно, поступил очень легкомысленно, — смиренно поклонился капитану торговец Синдбад. — Такая беспечность с моей стороны — не упомянуть о нашей маленькой проблеме с джинном.

— Я бы тоже так сказал, — важно кивнул капитан. — По крайней мере, я бы почти наверняка запросил с вас больше за проезд. — Он прищурился, глядя на торговца. — Но Синдбаду Мореходу об этом известно.

Капитан и торговец дружно рассмеялись. Ахмед улыбнулся. Даже Джафар хихикнул. Один лишь я был слишком потрясен недавними событиями, чтобы пытаться присоединиться к всеобщему веселью.

— А как насчет того, которого выкинули за борт? — спросил я.

Капитан пожал плечами:

— У нас в команде есть запасные люди.

— В рейсах вроде этого, — весело добавил Ахмед, — всегда бывает нужда во множестве запасных членов команды.

Капитан покинул нас и отправился по своим делам. Очевидно, матросы были лишь мелкой монетой по сравнению с общей выгодой. Жизнь носильщика тоже ценится недорого, но у этих парней она, похоже, и вовсе ничего не стоила.

Я вздохнул.

— Слабое утешение, — сказал я в ответ на вопросительный взгляд Ахмеда. За эти дни, подумалось мне, я вообще видел очень мало утешительного.

Ахмед потянулся, чтобы хлопнуть меня по плечу.

— Ты слишком чувствителен, носильщик. Всякий уважающий себя матрос должен уметь плавать, особенно в таком несложном месте, как река. Прибереги свою жалость для тех, кого мы потеряем в штормовом море. — Он помолчал и снова глянул за борт. — Кстати о реке, я готов поклясться, что там, внизу, ты с кем-то разговаривал.

Итак, моя встреча в реке была не такой тайной, как я думал. А значит, тут было о чем поразмыслить. Стоит ли говорить мальчишке про морскую деву, или же любое упоминание о ней вызовет у моряков такой же хохот, как шутки Ахмеда насчет моего купания?

Но у меня были и еще вопросы. Что же произошло между мной и этим морским существом? Теперь, когда я снова находился на надежной корабельной палубе, слова и образы нашей встречи казались какими-то далекими, словно, погрузившись в реку, я одновременно погрузился в сон.

— А, — ответил я, пытаясь собраться с мыслями. — Это река. — Ахмед выжидающе смотрел на меня, будто я продолжал грезить наяву.

— Эй, ты! — к счастью, оборвал мои неспешные грезы другой голос. Точнее, я думал, что к счастью, пока не узнал обладателя этого голоса.

— Оборванец! — Шрам поманил меня ручищей, которая могла бы без особых усилий раздавить птицу или задушить человека. — Живо вали сюда!

Обращался ли он ко мне? Самому себе я вовсе не казался «оборванцем». На самом деле одежда, которую я теперь носил, была весьма шикарная, по крайней мере, по сравнению с моим обычным одеянием. Однако я решил, что не стоит ждать от человека с манерами Шрама, что среди множества его качеств будет и учтивая вежливость. Я кивнул и поспешно пошел к этому насупленному типу.

— Ты кое-чего должен сделать! — рявкнул он, когда я остановился подальше от его могучих рук.

— Я? — опрометчиво переспросил я, не подумав как следует о возможных последствиях.

— И живо! — Он скроил такую отвратительную гримасу, какой я еще никогда не видел. — Если твоя жизнь тебе дорога!

Я мимоходом подумал о нашем недавнем спасении Кинжалом и Шрамом и о неудачной попытке этого человека улыбнуться; о том, что, возможно, под этой жуткой внешностью может скрываться что-нибудь еще, даже некие признаки доброты или сердечности. Но пока никаким альтруизмом и не пахло.

Вместо этого лицо мужчины вроде бы даже оживилось от гнева; шрам его, казалось, пульсирует, будто эта сине-багровая полоса испускает волны злобы; до меня долетало его зловонное дыхание, как будто рот его был полон застрявших между зубами ошметков сырого мяса. Я бы взмок, если бы все поры моего организма разом не пересохли. Теперь, когда я был так близко от злодея, мне казалось, что на самом деле за ужасающей внешностью нет ничего, кроме, может, столь же ужасной души.

Он сгреб меня за ветхую шелковую рубаху. Очевидно, его руки были длиннее, чем я предполагал.

— Сейчас же!

Мне оставалось только кивнуть.

Он кивнул в ответ и протянул мне нож.

Нож? Что мог означать этот нож? Он что, хочет, чтобы я кого-нибудь убил? Или мне предлагается совершить самоубийство?

Он схватил меня за правую руку и своим свободным пальцем указал место у себя на спине.

— Почеши здесь — рукояткой! — добавил он с некоторой угрозой.

Я сделал, как он велел, и налегал изо всех сил, натирая через одежду телеса на плече Шрама рукоятью ножа. Он, в свою очередь, издавал звуки, похожие на урчание крупного зверя над убитой добычей.

— Хватит! — крикнул он, когда мой кулак почти онемел до запястья от усиленного почесывания. Он протянул руку. — Верни нож!

Я подал ему нож рукоятью вперед.

— Услуга за услугу. — Его рот скривился, что снова могло сойти за улыбку. — Когда придет твой черед помирать, я тоже окажу тебе любезность, — он передернулся свирепее прежнего, — и убью тебя быстро.

Он ушел, а у меня осталось чувство, что я только что увидел свою смерть.

— Приятный парень, — сказал рядом со мной Ахмед. — Вам надо встречаться и заниматься этим почаще.

Но большая часть дня прошла без происшествий, и мы шли на веслах вниз по реке к морю. Размеренный барабанный бой и взмахи весел подействовали на меня успокаивающе, и вскоре я уже мирно смотрел на берег, как будто в трансе. Я думал о водяной деве, с которой встретился накануне ночью, и о том, почему на этой реке все кажется каким-то похожим на сон.

Старший Синдбад и Джафар тем временем воспользовались возможностью отдохнуть и спали на двух огромных тюках, лежащих на площадке для груза на корме корабля.

Ахмед заметил, что, когда торговец проснется, возможно, благоразумным будет расспросить его о других путешествиях, поскольку они, похоже, наверняка повлияют на наше теперешнее. Я засыпал юнца вопросами насчет его замечания, но, если не считать нескольких завуалированных упоминаний о гигантских птицах, великанах-людоедах, каннибалах, похороненных заживо, и кораблях, кишащих обезьянами, Ахмед заявил, что лучше будет предоставить объяснения его хозяину.

Однако не прошло и пяти минут, как мальчишка издал странный звук, словно поперхнулся чем-то, и вслед за этим заявил:

— Наверное, я все-таки разбужу хозяина.

— Почему? — отозвался я. — Что случилось?

Вместо ответа Ахмед указал вперед, туда, где широкая теперь река текла меж двух холмов. Я не мог разглядеть ничего необычного ни в реке, спокойной и неглубокой, ни в холмах, не считая нескольких чахлых пальм. И тут я понял, что мальчишка указывает не на воду и не на землю, а на крохотную точку в небе.

— Ты можешь что-то увидеть с такого расстояния? — удивленно спросил я.

— У меня хорошее зрение, — ответил он. — У детей всегда так.

Очевидно, я должен был задать следующий вопрос.

— И что же ты видишь?

— Это птица, — ответил он негромко, но с явной обреченностью в голосе. — Очень большая птица. И это не просто птица. Это Рух.

— Рух? — вскричал матрос. Хотя Ахмед говорил тихо, у этих людей, похоже, был исключительно хороший слух.

— О горе нам! — запричитал другой.

— Нам конец! — присоединился третий.

На этот раз, однако, капитан был готов к беспорядкам.

— Всем стоять по местам! — яростно заорал он на команду. — Эта Рух — если это Рух — далеко от дома, возможно, она заблудилась. Мы еще на спокойном участке реки. Даже если корабль почему-либо опрокинется, все мы запросто сможем добраться до берега. — Он махнул рукой на землю меньше чем в ста футах от нас. — Мы не знаем, направляется ли птица в нашу сторону и вообще заметила ли она наш крошечный корабль.

— А в финиках вместо косточек всегда бриллианты, — прокомментировал Ахмед.

Я гадал, как он может быть столь уверенным, что капитан ошибается.

И все же команда, казалось, в какой-то мере поверила словам капитана и вновь принялась более или менее равномерно грести.

Я снова глянул ввысь. Теперь я мог точно сказать, что это птица, летящая к нам по небу, хотя размером она казалась не больше воробья.

— Пожалуй, действительно пора будить хозяина. — Ахмед быстро повернулся и направился к тюку, служившему постелью старшему Синдбаду.

Я снова уставился в небо. Птица была теперь величиной с орла и становилась все больше с каждым взмахом крыльев. Матросы тоже заметили все увеличивающееся крылатое существо, поскольку гребки сначала стали менее дружными, а потом и вовсе прекратились. Птица сделалась размером с лошадь, потом с дюжину лошадей.

— Крау! — выкрикнула птица в тишине поднебесья.

— Ммм? — пробормотал Синдбад где-то позади меня. — Что-нибудь не так?

— Взгляните на небо, — ответил Ахмед.

Если только торговец в самом деле мог видеть небо. С каждым проходящим мгновением в нем, казалось, было все меньше синевы и все больше птицы с гигантскими темно-серыми крыльями и ярко-желтым клювом, способным схватить человека, как воробей червяка.

— Крау! — прокричала птица. — Крау! — И все же, на мой взгляд, в этом звуке слышалось что-то иное.

По суматохе на палубе у меня за спиной я предположил, что Кинжал и Шрам тоже присоединились к нам.

— Рух? — завопил менее отесанный из двоих. — От птицы Рух нет спасения!

— Рух? — повторил Синдбад, подходя ко мне. — Огромная Рух?

— Нет, — ответил Ахмед с удивительной лаконичностью, тоже становясь рядом со мной. — Не просто огромная Рух. Думаю, эта Рух особенно огромная.

— Неужели? — Торговец улыбнулся мне, словно извиняясь. — Наверное, пора рассказать моему тезке еще одну поучительную историю.

— Может, для этого и самое время, — вновь вмешался Ахмед, — но, судя по расстоянию до этой огромной птицы и ее скорости, не думаю, что у всех нас осталось хоть сколько-нибудь времени.

— Крау! — крикнула птица.

Хотя она и была еще в сотнях футов от нас, я поднял глаза и увидел чуть-чуть голубого неба и очень много Рух. И — да, казалось, что гигантская птица смотрит прямо на нас; говоря точнее, эта тварь сосредоточенно уставилась на торговца Синдбада, словно узнала этого человека и желала возобновить их знакомство исключительно жестоким образом и покончить с ним раз и навсегда.

— Боже мой, — заметил мой старший тезка, также на удивление кратко. — Похоже, это не к добру.

— Крау! — вновь прокричала птица. — Крау!

Теперь я понял, что напоминали мне крики Рух.

Это было слово, которое в ходу у людей. И слово это было — «крах».

Глава седьмая, в которой птицы — не самая большая проблема

Как описать птицу столь огромную, как Рух? Можно упомянуть, что перья ее были длиной с троих взрослых мужчин, поставленных друг на друга. Или что в одной ее когтистой лапе мог бы поместиться двухэтажный дом. Или что всякий раз, как она взмахивала своими громадными крыльями, на реке поднимались такие волны, что корабль начинало швырять, как в худший из штормов.

Но ничто из этого даже близко не способно передать благоговейный ужас, который я испытал при приближении этого существа. Я был уверен, что в любой миг меня разорвут в клочья, или проглотят целиком, или, может, просто раздавит гигантский коготь птицы, кричащей «крах». Она неслась на нас, такая длинная, что вся река под ней оказалась в тени, а крыльями она могла бы накрыть пол-Багдада.

— Крау! — вопила птица. — Крау!

И подлетала все ближе.

Прихромал Джафар и остановился рядом с нами.

— Суждено ли нам избежать смерти?

— Скорее всего, эта большая птичка просто играет с нами, — отозвался Ахмед чересчур убедительно. — Мы такая мелюзга, что просто позор был бы съесть нас всех сразу.

— Погодите. — Я смотрел на остальных членов нашей компании с некоторым изумлением. Возможно, это происходило потому, что я всего лишь простой носильщик и поэтому не мог представить себе судьбу, предначертанную нам Ахмедом. Может быть, потому, что всю свою жизнь я провел, переставляя ноги, с тяжелым грузом на голове и плечах, я не мог постигнуть этой опасности с небес. Конечно, эта птица огромная, и конечно, она летит над нашими головами; но мои спутники забывают самое главное: кто может точно сказать, о чем думает птица?

Я сказал об этом остальным, пока птица кружила над нами.

Торговец в ответ на мое замечание покачал головой, на лице его странным образом смешались смущение и страх.

— Это вполне могло бы быть верным, мой добрый носильщик, — признал он с исключительной любезностью и благовоспитанностью, — если бы не некие события, в которых мне пришлось участвовать во время моих последних путешествий.

— К несчастью, — пояснил Ахмед, как всегда, услужливо, — мой хозяин вел столь шикарную и щедрую жизнь, что ему пришлось участвовать решительно во всем.

Джафар глубокомысленно кивнул:

— Это отрицательная сторона безмерного богатства, особенно когда это богатство исчезает. — Он с вновь ожившей надеждой посмотрел на хозяина. — Вы уверены, что не хотите побить меня, о господин, — ну хоть немножко?

— Не теперь, Джафар, — доброжелательно ответил Синдбад. — Я должен рассказать своему тезке о моих прежних встречах с Рух. Видите ли, впервые я столкнулся с этими огромными птицами во время своего второго путешествия.

— Да, думаю, этого не избежать, — без должного энтузиазма согласился Ахмед.

— Итак, настало время, когда я устал от своего богатства и начал с нежностью подумывать о том, чтобы еще раз отправиться в морское путешествие, — начал торговец, словно повторяя историю, которую часто рассказывал прежде.

— Не говоря уже о том, что почти все ваши деньги уже закончились, — как обычно, встрял Ахмед.

— Ну, — признал его хозяин, — и это тоже. Правда, это было еще до того, как Джафар стал неотъемлемой частью моего хозяйства…

При упоминании его имени мажордом издал скорбный вопль.

— Уверены ли вы, о ваша властность, что не можете ударить меня хоть несколько разочков, просто для проформы? — добавил он с легким оттенком страстной надежды в голосе.

— Не теперь, Джафар, — ответил торговец, как всегда, дружелюбно. — Как я начал говорить, я снова задумался о морском путешествии. Поэтому продал то имущество, которое у меня еще оставалось, чтобы купить товары, которые мог бы выгодно продать во время плавания, и оплатил проезд на добротном корабле, где было полно и других торговцев с теми же намерениями.

Всех нас снова накрыла тень. Глянув в небо, Ахмед нахмурился:

— Я думаю, о достопочтенный хозяин, что, возможно, вам стоило бы опустить некоторые мелкие подробности.

— Наверное, ребенок прав, — согласился торговец с явным сожалением. — Я ненавижу редактировать свои истории, но все же… — Он тоже бросил взгляд на небо, где громадная тень снова сменилась сияющим солнцем, и, содрогнувшись на миг, поспешно продолжил рассказ: — Плавание проходило удачно, я, как обычно, вел выгодную торговлю, и все было хорошо, пока мы не прибыли на некий остров. Я был столь рад снова очутиться на земле, что, пока другие добывали провизию и воду, чтобы пополнить наши запасы, я забрался в тенистую рощу и вскоре заснул глубоким сном.

Тень снова упала на нас, и я вновь услышал сердитые крики огромной птицы.

— Прошу прощения, хозяин, — не отставал Ахмед, — но, наверное, вам стоило бы опустить и некоторые детали средней важности.

— Мой юный подопечный, без сомнения, снова прав, — признал Синдбад. — Проснувшись, я обнаружил, что остался один. Мои товарищи по плаванию ушли, не ведая, что бросили меня на произвол судьбы. Так что я побрел по острову…

— Крау! — завопила гигантская птица, снова подлетая ближе.

— …пока не заметил на вершине высокой горы огромный белый купол. Но я не мог отыскать ни дверей, ни иного входа в это сооружение…

Тут я обратил внимание, что команда опять принялась вопить и стонать.

— …и я удовольствовался тем, что сосчитал шаги, понадобившиеся мне, чтобы обойти вокруг этого предмета, столь ослепительно сверкавшего на солнце, всего сто пятьдесят шагов…

— Крау! — Птица спикировала так низко, что ее могучие когти едва не касались поверхности воды, а громадные крылья простирались от берега до берега реки. Может быть, подумал я, она собирается разорвать корабль надвое.

— Тысяча извинений, о могущественный Синдбад, — снова перебил Ахмед, — но, возможно, было бы благоразумным, если бы вы опустили в вашем повествовании все, кроме сути?

Синдбад и впрямь заговорил куда быстрее, чем прежде:

— Я использовал Рух, чтобы спастись из этого затруднительного положения, размотав тюрбан и обвязав один конец ленты вокруг своего пояса, а другой привязав к ногам огромной птицы. Так я перенесся в алмазную долину… — Но тут голос покинул торговца, потому что птица устремилась прямо на нас.

— Крау! — В последний еще остававшийся для этого момент Рух взмыла в небо, но корабль вздрогнул и закачался, поскольку когти гигантской птицы зацепили верхушку мачты.

Я, пошатываясь, сделал три шага по палубе, а Синдбад с Джафаром уцепились за поручень. Ахмед ловко увернулся у нас из-под ног.

Птица снова ринулась к нам.

— …благодаря чему, с помощью птиц и неких людей, я стал даже богаче, чем прежде, и вернулся домой, — разом выпалил торговец, так что теперь он мог вместе с нами дожидаться своей участи молча.

Я нахмурился. Мне казалось, что в истории Синдбада не хватает некоего логического завершения. Явно это был факт, из-за которого мы могли в любую секунду погибнуть, чем и была оправдана моя дерзость, когда я спросил:

— Конечно, вы использовали птицу в качестве транспортного средства, но разве это причина охотиться за вами?

— Ну, — пристыженно признал торговец, — в алмазной долине, где люди летают на птицах, им также случается бить их, чтобы Рух роняли вместо слез драгоценные камни.

Птица снова взмыла в небо, продолжая лететь вниз по течению реки. Внезапно вспыхнувшая надежда заставляла меня думать, что она покончила с нами, что намеревалась лишь предупредить нас или, может, просто удовлетворила свое любопытство насчет нашего корабля и теперь улетит восвояси туда, откуда взялась. Но что бы там ни происходило в птичьих мозгах, в словах старшего Синдбада я все же не мог отыскать никакой логики.

— И все-таки, — отважился я, — с чего бы пусть даже побитой птице гоняться за вами на краю света?

Синдбад насупился.

— Чтобы отомстить? Да, пожалуй, звучит несколько глупо, если сформулировать это таким образом. Но если эта птица одержима жаждой мести, то каковы могут быть мотивы?

Джафар перестал неуклюже кланяться и кашлянул:

— Простите, хозяин, но был еще один момент…

Ответ пришел ко мне с той же непреложностью, как солнце встает на рассвете.

— Это имеет отношение к маринованным яйцам Рух на вашем банкете, правда?

— Банкет? Это все моя вина! — снова принялся сокрушаться Джафар. — Я должен быть наказан. Побейте меня! Засеките плетьми до смерти!

С твердым осознанием неотвратимости я глянул в небо и увидел, как гигантская Рух распростерла крылья и разворачивается.

— Может быть, почтенный Джафар возьмет на себя труд взобраться на верхушку мачты к очередному возвращению птицы? — кротко предложил юный Ахмед.

Торговец покачал головой:

— Это не поможет. Рух прикончит нас всех.

Я не мог с ним согласиться. Теперь, когда я, так или иначе, справился со своим страхом перед огромной птицей, я не собирался начинать все сначала. По роду своего занятия носильщики просто обязаны быть упрямыми. Не для того я жил, влача жалкое существование, чтобы жизнь эту оборвал какой-то орел-переросток. Прежде джинну уже не удалось покончить с нами, хотя я и не понимал пока истинных причин его неудачи. Может, удастся отделаться и от Рух.

Не то чтобы я не видел причин для страха торговца. Огромная и ужасная птица уже дважды пролетела вплотную над кораблем, в первый раз раскачав его взмахами крыльев, во второй — зацепив когтями. И теперь она шла на третий заход.

Как там насчет трех раз? Кажется, на этот счет есть какое-то правило. Это могущественное число, поскольку все мы знаем, хотя люди и не понимают истинной причины, что многие вещи, от пожеланий до проклятий, повторяются трижды. А то, что пикировало на нас, было похоже именно на проклятие, насколько я мог судить по опыту своей недолгой и ограниченной жизни.

— Крау! — завопила птица, снова устремляясь вниз, так близко к воде, что скорее плыла, чем летела.

Голова ее была величиной с дом, и, когда она устремилась вперед, мне показалось, будто я вижу, как все мы отражаемся в огромных круглых глазах: корабль и все, кто на нем, такие крохотные, что выглядим не больше букашек, плывущих на игрушечном кораблике. И вот эта игрушка, понимал я, вскоре может оказаться в животе у Рух.

Птица закричала, нацелилась когтями на корабль, крик ее был таким исступленным и пронзительным, что казалось, будто в нем звучит отголосок криков тех мужчин и женщин, которых убила Рух. Воистину крах.

Я уже начал свою последнюю молитву, как птица вскинула голову, захлопала крыльями и, едва не задев корабль, стремительно взмыла в небо, подняв такой ветер, что порвались два паруса и судно едва не опрокинулось. Но корабль выправился, и капитан мигом приказал спустить рваные паруса и поднять вместо них новые, в то время как Рух уносилась все выше и выше, пока не превратилась в точку в небе.

Но почему события повернулись так неожиданно? Как будто чья-то невидимая рука прогнала чудовище прочь.

Чем бы ни была вызвана эта перемена, команда ликовала.

— Это знак! — кричал один.

— Знамение! — добавлял другой.

— Предвестие! — подхватывал третий.

Я не мог бы сказать, соглашались друг с другом эти трое или спорили. Разве знак, знамение и предвестие по сути дела не одно и то же? Наверное, за свою ограниченную жизнь носильщика я не понял тонких различий в прорицаниях.

— Да, — отозвался тот из матросов, который закричал первым. — Но знак чего?

Второй тоже призадумался:

— Это доброе знамение или дурное?

— Такие штуки могут предвещать все что угодно! — в какой-то мере согласился третий.

Все трое обернулись и уставились на нашу четверку.

— Может, — предположил один из матросов, — лучше было бы все-таки выкинуть их за борт.

— Лучше было бы вернуться к вашим веслам и хорошенько приналечь на них, — предложил в ответ капитан. — Вы все трое отправитесь за борт, если мы не выйдем в открытое море до сумерек!

Матросы поспешно вернулись на свои места, и мы быстро заскользили по широкой реке. И все же у меня остались кое-какие вопросы насчет сущности знаков, знамений и предвестий.

— Когда проведешь с моим хозяином достаточно много времени, — шепотом сообщил Ахмед, — кажется, что все вокруг что-нибудь да предвещает.

Я понял, что имел в виду мальчишка; все это было куда сложнее того, о чем я мог помыслить в своей прежней жизни. Но то была другая жизнь, там, в Багдаде, а теперь я должен хоть весь день размышлять об этом, если намерен выжить в этом моем теперешнем мире, на этой широкой реке, несущей нас к морю.

— Но и Рух, и джинн, похоже, связаны с далеким прошлым Синдбада, — заметил я, почтительно склоняясь перед своим старшим тезкой. — Могу ли я предположить, что в вашем прошлом были и другие неприятные события, которые также способны причинить нам вред?

— Воистину так, — ответил тот с усталой улыбкой. — О, я помню, как началось третье путешествие…

— Прошу прощения, о красноречивейший из хозяев, — снова перебил Ахмед, — но, учитывая быстроту, с которой события обрушиваются на этот корабль, если мы позволим вам рассказывать свои истории, то будем трижды мертвы, прежде чем доберемся до пятого путешествия. — Это заявление снова сопровождалось ослепительной и заискивающей улыбкой — уловка, к которой прибегал мальчишка, чтобы у слушателей не возникло желания немедленно убить его.

На этот раз к нему присоединился даже Джафар:

— Побейте меня, ваша властность, но ребенок прав. Хоть вы и отточили каждый рассказ, превратив его в замечательное устное произведение, мы должны добраться до самой сути каждой истории, если хотим выяснить, что за силы действуют против нас. Кроме того, есть еще один вопрос, о котором я хотел бы упомянуть…

— Отлично! — перебил его хозяин. К моему удивлению, дерзость слуг, похоже, ничуть не оскорбила великого Синдбада. — Отточил каждый рассказ! — задумчиво повторил он. — Замечательное устное произведение? Очень хорошо. На один день я могу обуздать свое искусство. Давайте подумаем, кто участвовал в остальных историях.

— Значит, так, — начал вспоминать Джафар. — Это был, разумеется, корабль, захваченный обезьянами. И еще…

— Еще был тот великан, что любил человечину, — с неким удовольствием подхватил Ахмед, — не говоря уже о племени каннибалов с их заколдованной пищей, превращающей людей в скот, готовый на убой.

— Откуда я спасся, — пояснил Синдбад, снова воодушевляясь рассказом, — для того лишь, чтобы попасть в королевство, которое, хоть и было самым процветающим и счастливым местом на свете, таило в себе ужасную тайну… — торговец сделал паузу, чтобы содрогнуться, — …что, когда муж или жена умирает, другого супруга заживо хоронят в склепе.

— Или то сморщенное существо, казавшееся беспомощным стариком, не способным перебраться через мелкую речушку, пока оно не уселось вам на плечи и не обернулось демоном, которого было не сбросить, — весело продолжил Ахмед.

— И конечно, та самая история, — настаивал Джафар, — тот злосчастный инцидент с яйцом Рух. — Мажордом умолк и задрожал. Другие уставились на него, и даже Ахмед был серьезен. — Когда вы убили птенца, и птицы Рух начали искать вас, чтобы отомстить.

— Неужели это одна из тех птиц? — спросил Ахмед, у которого на этот раз не оказалось готового ответа на все вопросы.

— Лишь Всемогущему ведомы мысли птиц и зверей, — ответил Синдбад. — Но все же почему здесь? И почему сейчас?

Их разговор дал мне немалую пищу для размышлений, хотя я полагал, что должен узнать больше подробностей каждой конкретной истории, прежде чем прийти к каким-то определенным выводам.

Но все размышления были на время забыты, когда гребцы провели корабль мимо огромной скалы и мы увидели море.

Люди радостно закричали, достигнув первого из мест назначения, но мне показалось, что в их голосах я слышу и оттенок благоговейного испуга. Наверное, я приписывал матросам свои собственные страхи. Море раскинулось передо мной, ровное сине-зеленое пространство под более яркой синью неба; и оба они — и море, и небо — уходили в бесконечность. Я был человеком, привыкшим к переулкам и лачугам: тесные, мрачные места, где до стены всегда подать рукой. Мне было сложно взойти на борт корабля, но здесь, во всяком случае, были леера, за которые можно ухватиться, а если бы на реке случилось худшее, моя любимая земля всегда была не более чем в нескольких футах от нас; футах, которые я смог бы как-то преодолеть, несмотря на неумение плавать. Или так я мог себя уговаривать.

Но море? Невозможно убедить себя, имея дело с такой громадиной, как море.

Капитан указал на Басру, раскинувшуюся на берегах в том месте, где река встречалась с морем. Это был изрядный город, но с Багдадом не сравнить. Невооруженным взглядом я разглядел всего с полдюжины дворцов!

Припасов у нас было столько, что не было нужды останавливаться, и вместо этого мы смогли направиться по каналу прямо в море. Удивительно, хотя послеполуденный бриз часто дует с моря на сушу, сегодня ветер делал прямо противоположное, и капитан быстро приказал поднять все паруса, чтобы воспользоваться этим обстоятельством.

Ветер обрадовался парусам, как мужчина — своей возлюбленной, и вскоре земля скрылась из виду.

— Капитан! — прокричал впередсмотрящий с верхушки мачты. — Штормовые тучи на горизонте!

Услышав новость, капитан Хутан мрачно улыбнулся:

— Я должен был понять, что тут что-то неладно, раз ветер так поменялся. Что ж, мой корабль уже выдержал несколько штормов. — Его усмешка сделалась шире, когда он взглянул на нас четверых. — Те из вас, для кого такие путешествия в новинку, скоро получат морские ноги.[1]

Раздались смешки тех матросов, кто оказался достаточно близко, чтобы услышать слова капитана. Хутан продолжал, уже отнюдь не таким шутливым тоном, отдавать приказы, которые могли спасти корабль. А тучи неслись на нас с такой же скоростью, как до них — птица Рух.

Теперь вокруг было море, и огромные волны перехлестывали через нос корабля. Я гадал, насколько должен промокнуть, прежде чем обрести те самые морские ноги. Что ж, во всяком случае, это испытание было естественного происхождения; нечто знакомое капитану и экипажу. Или так мне думалось в тот момент.

— Синдбад!

Мы с торговцем оба обернулись на крик Ахмеда.

— У нас еще одна проблема! — хрипло прокричал мальчишка, чтобы его услышали за свистом ветра. Он указал в ту сторону, где в последний раз была видна земля. — Взгляните на горизонт!

Там, достаточно большая, чтобы разглядеть, как она машет крыльями, была птица Рух, снова направляющаяся к нам. Наверное, подумал я, Рух никогда не слышали про правило трех. Видимо, что-то помешало ей уничтожить нас раньше, что-то, с чем исполинская птица должна была разделаться, прежде чем вернуться, чтобы проделать то же самое с нами.

Ибо намерения ее были ясны, поскольку она быстро догоняла нас, хотя за оглушительным воем ветра я не мог больше расслышать жутких криков птицы.

Это было слабое утешение.

Глава восьмая, в которой недоброе небо оказывается дружелюбнее, чем море

— Ага, — отозвался капитан сквозь ветер, когда я указал ему на огромную птицу. — Я тоже ее вижу. Налегай, вы, бездельники! — проорал он матросам. — Все на весла. Нужно уйти от птицы!

— Но как вы убежите от птицы таких размеров? — прокричал я ему.

— Войдя в шторм! — коротко бросил капитан, словно этого объяснения было достаточно.

Он быстро отправился на нос, схватил две здоровенные колотушки и начал отбивать частый ритм на барабане. Гребцы налегали на весла в такт ударам, и вскоре мы уже стремительно неслись по становящимся все выше волнам. Корабль стонал и содрогался всякий раз, как мы ударялись об очередную стену воды, словно это была не вода, а что-то куда более твердое.

От всего этого в животе у меня тоже поднялась болтанка, и я думал разом о том, что надо было поплотнее поесть, пока мы были на спокойной реке, и, наоборот, что лучше бы мне в моей жалкой жизни вообще никогда не приходила в голову мысль о еде. Капитан упомянул про обретение морских ног. Мне подумалось, не пытался ли он проявить некое милосердие, когда даже не заикнулся про морской желудок.

Итак, мы гребли, а Рух гналась за нами. Но я заметил, что огромная птица, кажется, настигает нас не так быстро, как прежде. Я повернулся взглянуть на капитана и получил прямо в лицо мощный заряд ветра и брызг.

Именно тогда до меня дошел замысел капитана. Мы двигались навстречу шторму, прямо навстречу ветру. Это означало, что птица тоже должна была лететь против ветра и, в то время как нас на корабле швыряли волны, птица в небе вынуждена была сражаться с еще более коварными воздушными потоками и тратить силы, пробиваясь сквозь бурю.

Ветер теперь, казалось, усиливался с каждым взмахом весел. То, что сначала было пронзительным свистом, превратилось в вой сотни женщин, оплакивающих покойника. Я больше не слышал плеска весел, и вместо барабанного боя с носа корабля доносился лишь глухой размеренный стук — музыкальное сопровождение для скорбных воплей ветра, словно эти удары отсчитывали пролетающие мимо души проклятых.

Я снова отвернулся к корме и увидел, что огромная Рух, похоже, не приблизилась. На самом деле она будто зависла в небе и отчаянно била громадными крыльями, чтобы надвигающийся шторм не швырнул ее вниз.

— Навались, парни! — Голос капитана был едва слышен за пронзительным воем бури. — Рух отстает!

Итак, мы, возможно, отделались от мстительной птицы, во всяком случае, на время шторма. Но какой ценой?

Я снова повернулся к носу и увидел впереди волну в два раза выше корабля.

— Берегись, ребята! — услышал я крик капитана, но остальные его слова потонули в реве ветра и воды.

Я увидел, как остальные хватаются за поручни, и решил, что лучше сделать то же самое, и тут корабль начал медленно взбираться на гребень волны, медленно, медленно, очень медленно, точно перегруженная повозка, влекомая единственным волом по крутому склону, который при этом становится все круче.

Ибо волна вырастала перед нами, вздымаясь быстрее, чем мы успевали на нее вскарабкаться. Она нависла над нами, высотой с величайшие минареты Багдада, а потом сделалась еще вдвое выше. А когда я подумал, что выше этого ни на земле, ни на море ничего быть не может, она еще увеличилась вдвое, потом еще раз, так что ни перед нами, ни по сторонам не осталось ничего, кроме воды. Тогда я запрокинул голову и увидел, что у огромной волны пенный гребень шириной и высотой с мой возлюбленный город, и этот гребень навис над нами, так что волна затмила даже небо.

И эта огромная стена воды накрыла нас. Когда волна обрушилась на корабль, он рванулся вперед с такой силой, что, казалось, руки мои вот-вот оторвутся от плеч и тело полетит в морскую пучину, а руки будут по-прежнему цепляться за поручень.

Потом вода схлынула, и мы снова оказались на корабле, плывущем по поверхности моря. Я огляделся и увидел, что каким-то образом все три моих ближайших спутника по-прежнему со мной. Некоторым не так повезло, поскольку я увидел пустые места там, где только что сидело с полдюжины гребцов.

Капитан как-то сумел пробраться к нам.

— Я никогда еще не видел волн такого размера и силы! — прокричал он, и голос его был едва слышен, хотя он стоял всего в нескольких футах от нас. — Этот шторм не естественного происхождения!

Ахмед сказал что-то, не различимое за воем бури. Корабль швыряло по волнам, которые, хоть и были огромными, все же поддавались человеческому воображению, но впереди, я видел, море снова вздыбилось до облаков. Я обернулся, но больше не увидел ту, что преследовала нас. Рух исчезла; у птицы хватило ума убраться подальше. Если капитан прав насчет природы этого шторма, похоже, мы спаслись от одной напасти, чтобы угодить в другую.

Я снова взглянул на своих спутников и увидел, что капитан внимательно смотрит на меня.

— Птица, похоже, поднялась над облаками, — сказал он, подтверждая мои собственные мысли. — Хотел бы я, чтобы мы могли сделать то же самое.

И тут пошел дождь — сильный, проливной дождь, смешавший небо и море воедино. Я отвернулся, чтобы рот не залило водой. А корабль наш снова двигался, на этот раз вниз, будто человек, который неудержимо скользит с песчаной кручи. А когда мы окажемся в самом низу этой водной впадины, какой высоты будет следующая волна, поджидающая нас?

По мере того как мы опускались, вопли ветра стихали, заглушённые огромными водяными горами, окружавшими нас, так что мы погружались в нечто почти похожее на тишину, словно обрушившийся на нас жуткий ливень утопил звуки, прежде чем приступить к своей истинной задаче и утопить людей.

И вот в этой относительной тишине я услышал два крика.

Первый был воплем птицы, обрушившейся на нас откуда-то сверху вместе с очередным потоком воды. И ответный вопль людей вокруг, когда они поняли, что Рух не исчезла, но каким-то образом оказалась здесь, словно поднялась за облака лишь для того, чтобы уклониться от ветра, чтобы иметь возможность снова летать над нами и падать на нас с небес, и никакая чепуха вроде свирепого шторма не способна остановить ее месть.

Из темных туч и воды над нами появилась еще более темная тень, камнем падающая на крошечных людишек на жалком кораблике.

И тут наш малюсенький корабль начал взбираться на следующую непреодолимую волну.

Пытаясь заслонить глаза от дождя, я снова глянул вверх и заметил, что по мере приближения гигантской тени шторм стал немножко потише. Я понял, что, прежде чем уничтожить нас, громадное тело Рух частично заслоняет нас от бури. Птица стремительно надвигалась, хотя теперь, когда мы взбирались на волну, она, казалось, не успевает зацепить нашу корму.

На мое плечо легла рука капитана.

— Пошли со мной, возьмешь свободное весло. Мы все-таки обгоним это дьявольское отродье!

Я кинулся вперед настолько быстро, насколько у меня хватило смелости на скользкой палубе, и сел на скамью рядом с капитаном.

— Навались, ребята, — крикнул остальным отважный Хутан, — если не хотите стать птичьим кормом. Гребите! Ради собственной жизни!

И я греб и снова ощущал холодный дождь на лице. Я рискнул оглянуться через плечо между двумя взмахами весла и увидел громадный коготь, который тянулся к верхушке корабельной мачты; тянулся, но не достал. Потом мы вскарабкались еще выше по бесконечной волне, и ветер вновь обрушился на нас с такой силой, что мачта в верхней части переломилась, и впередсмотрящий, который все еще находился наверху, с воплем полетел в море.

Но каким бы ужасным ни был ветер для нашего судна, еще хуже он был для гигантской туши Рух. Птица раздосадованно закричала, потому что ее отбросило прочь от корабля и, поскольку буря снова усилилась, кувырком понесло в сторону далекого берега, откуда мы приплыли, беззащитную перед ужасным штормом, будто самый маленький из воробьев. Прошли считаные мгновения, и Рух, которая была столь близка к тому, чтобы раздавить наш корабль своим могучим когтем, превратилась всего лишь в крохотную точку на горизонте, а затем и вовсе исчезла из виду.

Матросы дружно завопили от радости, радуясь, что избавились наконец от одной опасности. И очередная огромная волна перекатилась через нос корабля.

Меня оторвало от скамьи, на которой я сидел. В этот дурацкий миг ликования я забыл о бушующем вокруг шторме и не подыскал ничего, за что можно было бы ухватиться. Вода подняла меня в воздух, и я понял, что лечу за борт.

Снова со всех сторон меня окружало море. Разве что на этот раз я боялся, что уже навсегда. Тот слабый свет, что еще пробивался сквозь бурю, угас, и я погрузился в мир без света и воздуха. Я подумал, что надо бы двигать руками и ногами, чтобы как-то выбраться на поверхность, но кроме того, что я никогда не учился плавать, я понимал, что наверху, среди бушующего шторма, мне легче не будет. Наверное, у меня не было другого выхода, как приготовиться к смерти.

И тут я услышал женский голос:

— Ты вернулся ко мне так скоро.

Лишь открыв глаза, я понял, что они были закрыты. Я увидел яркий белый свет, окружающий зеленую фигуру. Это была морская нимфа, а свет был ее улыбкой.

Ее сильные пальцы коснулись моей шеи.

— Теперь ты можешь дышать.

Весь мой страх исчез при ее прикосновении. Я сделал, как было велено, и вода, заполнившая мои легкие, оказалась сладкой, как весенний воздух.

Через минуту нимфа заговорила снова:

— Хорошо, что ты пришел ко мне.

Ее пальцы легонько скользнули по моим векам.

Я моргнул, и глаза мои, казалось, приспособились к этим морским глубинам точно так же, как мои легкие. Теперь я мог отчетливо видеть деву, каждый дюйм ее нагого зеленого тела, будто ждущего, что я заключу его в свои объятия.

Я чувствовал, что должен, в свою очередь, что-то сказать ей. Я открыл рот, пробуя голос.

— Боюсь, что я пришел не по своей воле, — признался я, слыша себя, хоть и слегка приглушенно. — Наверху ужасный шторм, и я упал за борт.

Нимфа продолжала улыбаться, хотя теперь в ее улыбке появился оттенок печали.

— Я знаю про шторм, — сказала она. — Значит, получается, что это я снова пришла к тебе. Пусть так. Я счастлива, что оказалась тут, чтобы спасти твою жизнь. Ты предназначен для лучшего, чем внезапная гибель. Ты предназначен для меня.

Я глядел на это существо, пусть не человека, но в ней было столько человеческого. Глядел не от страха или изумления, но потому, что не мог оторвать глаз от ее красоты. Ее рука тронула мой локоть, и кожу мою обожгло жаром костра в пустыне в самую холодную из ночей.

— Я пришла искать партнера. Меня влекло к тебе так же, как влечет из моря жеребцов, чтобы спариваться с вашими земными кобылицами. — Ее руки внезапно обвились вокруг меня. — Наши расы вполне совместимы.

Даже здесь, в этом странном новом мире, я ощущал эту совместимость. Особенно хорошо я ее почувствовал, когда взглянул на большие темные губы женщины, потом позволил своему взгляду скользнуть по ее похожим на буйки грудям, ее плоскому животу, ее выпуклым бедрам. Если бы не Фатима…

Но что я знаю про Фатиму? Рука и смех — и ничего более. О, конечно, это были совершенно особенные рука и смех, из тех, которые случается встретить, может, раз в жизни. Но кто знает, удастся ли мне когда-нибудь еще увидеть и услышать что-нибудь, кроме этих изящных пальцев и этого голоса, достойных украшать райские дворцы? И кто знает, как вообще выглядит Фатима в остальном, хотя теперь, когда я подумал об этом, я был вполне уверен, что она должна быть безоговорочно прекрасна!

Здесь же и сейчас передо мной была женщина, которая являла мне себя всю, — полная противоположность неведомой Фатиме! Хотя, если подумать, я вижу изгибы и потайные места на теле этого создания, но насчет того, что она такое, я не очень уверен. И еще у меня есть несколько вопросов насчет того, где я на самом деле сейчас нахожусь, не говоря уже о том, как я ухитрился до сих пор остаться в живых. И все же здесь было это фантастическое существо, которое всеми своими действиями приглашало меня совокупиться с ней и жить с ней вечно в морских глубинах.

Тут мне пришло в голову, что слова «остаться навсегда в морских глубинах» кто-то мог бы использовать вместо слова «утонуть».

— Я вижу, ты еще не вполне готов принять решение, — заметила морская дева с удивительной проницательностью. — Я верну тебя в мир на поверхности. Но сначала надо сделать еще кое-что.

Тут она приблизилась вплотную ко мне и прижалась губами к моим губам.

— Теперь ты снова сможешь дышать воздухом, — сказала она, отпуская меня. В этот миг я сомневался, что смогу когда-нибудь дышать снова. — Когда ты вернешься наверх, все будет так, как было. — Она выставила палец и провела им по моему носу. — Ах, но мы еще встретимся. И в третий раз это будет нечто особенное.

С этими словами она, казалось, начала погружаться в глубину. Сначала я подумал, что она уплывает, но потом понял, что она вообще не двигается, наоборот, это я поднимаюсь. Я снова моргнул, и все вокруг погрузилось во тьму, но наверху я видел свет надводного мира.

Я разглядел также нечто, плавающее на поверхности; нечто, что, как я надеялся, могло стать моим спасением. Снизу это выглядело как странное сооружение из бревен, небрежно связанных воедино канатом. Тем не менее оно казалось достаточно прочным. Наверное, морская нимфа в самом деле спасла меня.

Вынырнув на поверхность и жадно хватая воздух пополам с дождем, я ухватился за край плота. Вокруг еще бушевал шторм, но волны, похоже, стали немножко пониже, и я смог взобраться на плот.

Я оказался нос к носу с человеком.

После мгновенного испуга я успокоился. Этот плот был достаточно велик для двоих. И другой его обитатель выглядел старше меня и был слегка ошарашен таким поворотом событий. Я счел за лучшее поприветствовать его самым смиренным образом.

Он смотрел на меня, как будто я вовсе ничего не говорил. Я подумал, что, может, он слепой или глухой, или и то и другое сразу. Теперь уже я был обескуражен так же, как, казалось мне, был он.

— Вы говорите? — не слишком вежливо удивился я.

В ответ он широко улыбнулся:

— Привет! Впервые на моем хлипком плоту появился гость!

Значит, он наконец-таки решил со мной заговорить.

— Да, — ответил я поспешно, стараясь произвести хорошее впечатление. — Я должен извиниться за свое внезапное вторжение.

Он вдруг нахмурился:

— Разумеется, я говорю. Вы что, глухой? Не слышали, как я поздоровался с вами?

— Ну что вы, конечно, слышал, — жалобно ответил я. — Я не хотел оскорбить… — Голос замер в моем горле. Почему у меня такое ощущение, что этот разговор идет как-то не так?

Гнев другого человека, похоже, стих, осталась, может, самая малость.

— Да, вам следует извиниться, но не за вторжение, а за вашу невежливость.

Я решил последовать его указанию.

— Да, я, конечно, прошу прощения, если…

— Конечно, вы меня оскорбили! — вскричал внезапно мужчина. — Предупреждаю вас, я великий маг. Кто, по-вашему, усмирил невероятную ярость этого шторма?

Но, понимай я даже хоть что-нибудь в нашем разговоре, я не ответил бы на его вопрос, потому что увидел громадную тень, вырисовывающуюся сквозь дождь у него за спиной, очертаниями очень похожую на плывущий корабль.

— Корабль! — вскричал я. — Идет прямо на нас! Если вы действительно маг, вы должны что-нибудь сделать!

Человек захихикал, словно не слыша меня.

— Ладно, возможно, я слишком вспыльчив и должен в конце концов принять ваши извинения. Удивительно, какими покладистыми становятся люди, когда узнают, что ты маг!

Я узнал резную фигуру на носу корабля перед нами и понял, что никогда не узнаю, почему у мага столь загадочная манера разговаривать, поскольку нас потопит тот самый корабль, на котором плывут остальные мои товарищи!

На всякий случай я закричал.

Глава девятая, в которой случившееся прежде становится понятнее, чем происходящее сейчас

— А почему вы мне не сказали? — Пожилой мужчина напротив меня говорил так, будто корабли, готовые вот-вот разнести вас в клочья, встречались ему на каждом шагу.

— Но я же…

— Кричать без толку, — нахмурив брови, ответил он. — Не время для эмоций, нет, нет, нет. Заклинание — вот что тут нужно.

Я потрясенно умолк. Я кричал?

Ну да, кричал, мгновением раньше. Странно, что маг упомянул об этом сейчас. Пожалуй, решил я, самым разумным будет продолжать вообще помалкивать. Моего спутника по плоту это мое решение, похоже, вполне устроило, поскольку он трижды щелкнул пальцами и сделал три загадочных пасса, одновременно пробормотав три исключительно сложных слова, ни одного из которых я никогда прежде не слышал.

Корабль, который направлялся прямо на наш крохотный плот, как будто бы начал отворачивать влево. Как ни странно, казалось также, что он погружается в воду. Неужели маг решил уничтожить корабль, чтобы спасти наши жизни? Никогда! Я должен как-то помешать этому.

— Тысяча извинений, о великий маг! — торопливо, но вежливо сказал я, изо всех сил стараясь не обидеть почтенного и — как я теперь видел — несомненно, очень могущественного господина снова. — Но должны ли мы губить других, чтобы спастись самим?

— Что вы сказали? — в некотором замешательстве переспросил маг. — Но вы же — что? Ах, эта нынешняя молодежь! Как вы предполагаете вести приличную беседу, если все время не договариваете?

Я снова почувствовал себя гостем, который явился к обеду и обнаружил, что в его приглашении указано совершенно другое время года. Я снова бросил взгляд на тонущий корабль. Наверное, подумал я снова, лучше вообще не пытаться разговаривать с этим человеком, но общаться с ним как-то иначе, скажем, мычанием, знаками или подробными и тщательно продуманными записками.

Однако все снова оказалось не так, как выглядело сначала. Когда мы повернули к кораблю, который я некогда называл своим домом, я разом все понял. Корабль на самом деле вовсе не тонул. Вместо этого плот наш и мы оба, сидящие на нем, поднялись в воздух над волнами на высоту взрослого человека, стоящего на плечах другого такого же, и подлетали к правому борту корабля, по-прежнему плывущего по поверхности моря.

— Ох, — вымолвил я, скорее от изумления, чем в качестве попытки продолжить разговор.

— О, ну это уж и вовсе чересчур! — гневно вскричал маг. — Кого это я гублю и как? Да будет вам известно, что я использую только в высшей степени позитивную магию и оскорблен тем, что вы могли предположить нечто иное. — Он махнул рваным рукавом куда-то вбок. — Я хочу, молодой человек, чтобы вы убрались с этого плота — и немедленно!

«Губить?» — подумал я. Я не говорил ни слова про погибель. Нет, на самом деле говорил, в последней своей фразе, несколько минут назад. Похоже, этот вопль был запоздалой реакцией на мои слова. Наверное, решил я, этот пожилой человек плоховато слышит и понимает отдельные моменты разговора. Поэтому, отвечая ему на этот раз, я выговаривал слова медленно и отчетливо, чтобы исключить ошибку.

— Я извиняюсь, добрый господин.

Маг впал в полную ярость.

— Ох? И это все, что вы можете сказать — «ох»? Вот уж точно, ох.

Я моргнул. Нахмурился. Снова моргнул. Похоже было на то, что всякий раз, когда я что-нибудь говорил, он слышал лишь то, что я сказал до этого. Возможно ли такое? Теперь я понял, что имею дело не только с магом, но с реальной магией в действии, вещью, в которой, несмотря на недавние встречи с морской нимфой и джинном, я был прискорбно мало сведущ.

Но все было небезнадежно. Если эта странная задержка слуха действительно существует, разговор с магом, пусть и сбивчивый, все-таки возможен. Однако если, как я теперь предполагал, мой собеседник действительно слышит с запозданием, значит, маг уже должен услышать мои извинения. Следовательно, мне пора было говорить снова.

— Думаю, Я понял, в чем проблема, — сказал я, возможно, чуть самоувереннее, чем следовало бы при обращении к столь великой, хотя и несколько сбитой с толку персоне.

— Извиняетесь? — рявкнул маг. — Лишь теперь вы извиняетесь?

Да, похоже, я на правильном пути. Дальше я осмелился заметить:

— У нас возникают некоторые трудности с общением.

— Проблема? — парировал все еще взбешенный маг. — Моя единственная проблема — удалить вас с этого плота.

Тут я решил, что прямой подход будет лучше.

— Вы не слышите, что я говорю.

— Трудность, которую мы быстро устраним, — резко заверил меня маг. — Если вы не хотите удалиться добровольно, есть способы заставить вас это сделать. Я превращу вас в комара, или в рыбку гуппи, или во что-нибудь еще столь же ничтожное.

Пусть комар или гуппи, но решимость моя была непоколебима.

Я сглотнул и продолжал:

— Мои губы! Смотрите на мои губы! Соответствуют ли их движения моим словам?

— Общение? — бушевал маг, очевидно не слыша никаких доводов. — Я вам покажу, как я общаюсь, молодой человек… — Его руки снова взлетели в воздух. — Магией!

Лучше бы все это произошло побыстрее. Я уже представил комариные крылья, вырастающие у меня из спины, пока сам я уменьшаюсь до невозможности. Если бы только мне удалось сделать так, чтобы он понял! Но как он может понять то, чего не слышит? А он — снова сообразил я — не может услышать моих последних слов, пока я не скажу что-нибудь еще.

— Тут действует магия! — настаивал я.

— Губы? Слова? — Мужчина нахмурил брови и искоса взглянул на меня. Потом, словно я сам сотворил какую-то магию, весь гнев внезапно покинул его. — О Аллах, — продолжал он, теперь скорее озабоченно, чем гневно, — вот это проблема. Вы заколдованы?

Я? Под властью колдовства? Неужели этот великий маг даже не понимает причины своего собственного недуга? Значит, продолжать надо осторожно. Добра не жди, если снова рассердить этого могущественного человека.

— Прошу прощения, господин, — сказал я поэтому, — но мне кажется, что это вы под властью заклятия.

— Действительно, магия. — Маг глубокомысленно кивнул. — И достаточно могущественная к тому же, чтобы изменить саму сущность речи.

Я дерзко продолжал, понимая, что в конце концов он услышит мои слова:

— Вы не слышите того, что вам говорят, а слышите вместо этого то, что было сказано до этого.

— Я? — скептически отреагировал маг на то, что я сказал минуту назад. Разговаривать вот так с тем, кто идет с тобой не в ногу, дело непростое. — Вы явно ничего не знаете о природе магии.

О небо! По лицу его я видел, что в нем опять закипает гнев.

— Это, конечно, правда, — продолжал я с величайшей серьезностью, — но я думаю, что мы оба наделены некоторой наблюдательностью.

Но лицо мага покраснело и надулось.

— Да будет вам известно, я прекрасно слышу! Одно лишь то, что я стар, не означает, что я глухой!

— Я не имел в виду… — начал я и сразу остановился. Этот разговор снова совершенно доконал меня.

Но зато мага он не доконал вовсе.

— Некоторой наблюдательностью! — бушевал он. — Хотите сказать, вы заметили, что я глухой? Прокляты вы уже или нет, юный бездельник, я снова вижу в вашем будущем комариное заклинание.

Казалось, он свирепеет с каждым мигом. Наверное, я пытался общаться с ним на слишком сложном уровне. Если мы хотим при помощи слов преодолеть этот сверхъестественный барьер, мне следует начать с самого простого. Я понял, что должен начать все сначала, и быстро, если не хочу очутиться в комариной шкуре.

— Не хочу сердить вас, — было самое простое, что я мог сказать, и к тому же чистая правда.

— Ну вот, опять вы не заканчиваете фраз! — кипел от злости маг.

Эта задержка речи, казалось, с каждой минутой создает все больше сложностей. Но возможно ли, чтобы не было способа справиться с этой хитрой магией?

А что, подумал я, если сказать одно и то же дважды? Расслышит ли он правильно во второй раз? Попробовать, безусловно, стоило.

— Не хочу сердить вас, — снова сказал я.

Он беспомощно взглянул на меня.

— Что еще? Говорите громче! Я не могу расслышать ваши слова!

Я не предполагал, что он вовсе перестанет меня слышать. Наверное, решил я, идея была не такой умной, как мне казалось.

— О боже, — вырвалось у меня.

Маг с некоторым удовлетворением пробормотал:

— И это хорошо, что вы не хотите сердить человека моего могущества и энциклопедических познаний в области комариных заклятий. — Однако он выглядел немного спокойнее, чем прежде. Наконец-то я сказал то, что нужно.

— Но что нам теперь делать? — спросил я, скорее размышляя вслух, чем продолжая разговор.

Маг насупился сильнее.

— Не надо повторять одно и то же. Я понял, что вы не хотите сердить меня. Я расслышал вас и в первый раз!

О нет. Теперь он отвечает не на предпоследние мои слова, а на предпредпоследние! Я понял, что моя идея была совсем не умной.

Должен признаться, в этот миг меня посетило редкое чувство полнейшего разочарования, и я утратил свою обычную решительность носильщика.

— Этот разговор ни к чему нас не приведет! — тревожно воскликнул я.

— Воистину — о боже, — согласился маг с чем-то, сказанным мной давным-давно.

Я растерянно обвел рукой окружающее нас небо. Или этот плот намерен лететь вечно, вместе с нами обоими, навсегда неспособными договориться?

— Не следует ли нам опуститься на землю? — снова вырвалось у меня.

Маг кивнул, как будто услышал мой вопрос:

— Я тоже размышлял о том, как нам быть дальше. Это летательное заклинание очень утомляет. Но скажите — отчего бы нам не опуститься на плывущий по соседству корабль?

С этими словами он опять защелкал пальцами, замахал руками и произнес три слова, совсем других, чем прежде, хотя мне они были столь же незнакомы. Плот резко остановился, потом начал плавно опускаться на корабль, который теперь каким-то образом оказался прямо под нами. По крайней мере, думал я, пока мы приближались к палубе, если мы с магом не можем разговаривать, то мыслим примерно в одном направлении.

Маг улыбнулся мне, милостиво прощая мое невежество:

— Итак, я спас нас обоих, причем в полном здравии. Моя магия так же сильна, как в тот день, когда я впервые надел эту мантию! — Плот с тихим стуком опустился на палубу, и маг помахал собравшимся матросам. — Решить, что кто-то мог заколдовать такого могущественного мага, как я! — Он от души расхохотался.

Я поднял глаза со своего теперешнего места прямо в центре корабля. Собравшаяся команда окружила плот. И я слишком хорошо узнал сердитый тон их голосов.

— Не думаю, что мы желанные гости, — мрачно заметил я.

— Разговор? — радостно отозвался маг. — Ну да, мы, конечно же, сможем поговорить позднее, после того как поприветствуем наших новых гостей!

Команда роптала все громче. Я слышал обычное бормотание о знаках, знамениях и предвестиях, но теперь к этому добавились замечания насчет проклятий, несчастий и кары.

— Вам стоит приготовиться к не самому дружелюбному приему, — предупредил я мага.

Он посмотрел на меня с испугом:

— Опуститься? Но мы уже опустились. Порой, мой мальчик, мне кажется, что тяжесть тех предметов, которые вы переносили на своей голове, слишком сильно давила вам на мозги. — Он по-отечески улыбнулся мне. — Вы ведь носильщик, не правда ли?

Откуда он мог об этом знать? От удивления я на этот раз ничего не сказал, а просто кивнул.

— Ага. — Маг ухмыльнулся усмешкой истинно всеведущего — выражение, которое я знал очень хорошо, поскольку постоянно видел его на лице Ахмеда. — Я специалист по угадыванию занятий. Я полагаю это составной частью занятий магией.

Похоже, этот маг еще и не замечал того, что его непосредственно окружает, поскольку я готов был поклясться, что взбудораженные матросы, которые как раз таки нас и окружали, готовы наброситься на нас и лишить нас жизни. Откуда-то из-за спин плотной и злой толпы я слышал голос капитана, грозящий матросам страшными карами, если они не расступятся.

Но тем не менее маг напротив меня, казалось, пребывал в блаженном неведении насчет намерений окружившей нас толпы. Я боялся, что, может, он способен расслышать первую угрозу лишь после того, как прозвучит уже третья. Или, возможно, его проклятие таково, что он вовсе не слышит невнятного бормотания матросов. В чем бы ни была причина, он поднялся и приветствовал толпу самым вежливым образом.

— Меня зовут Малабала, — сообщил он собравшимся вокруг нас, — семнадцатый в знатном роду Малабала, в котором все были великими магами и еще более великими правителями, родом из далекой страны, которая… — Он умолк, его улыбка испарилась. — О боже. Из далекой страны, которую я, кажется, почему-то потерял. — Он покачал головой и снова сменил хмурое выражение на улыбку. — Но уверяю вас, господа, что это лишь временная неудача. Я расскажу вам о моей родине, когда она снова предстанет перед моим внутренним взором. — Он скромно хихикнул. — Когда ты маг, приходится столько всякого держать в голове.

Толпа, наверное сбитая с толку малопонятной и сбивчивой речью мага, расступилась, и через нее прошел капитан в сопровождении моего тезки-торговца и двух его слуг.

— Приветствую вас, о благородный маг! — провозгласил капитан. — Ибо вы представляетесь мне человеком, использующим магию исключительно в добрых целях.

— Добрый маг? — громко удивился кто-то из матросов.

— Единственный добрый маг — это мертвый… — Другой член команды не окончил фразу под взглядом капитана.

— Моя магия — высшей пробы! — заверил команду Малабала. — Я не имею дел с демонами и им подобными, разве чтобы отправить их обратно в дьявольскую преисподнюю, откуда они явились! — Он обернулся ко мне и вполголоса сказал: — Я понимаю, что вы имели в виду, говоря насчет приема. Но я справлялся и с худшими сборищами, чем это.

Торговец Синдбад выступил вперед и задал следующий вопрос:

— Так это ваше вмешательство усмирило шторм?

— Значит, он против демонов? — воскликнул один из матросов уже более дружелюбно.

— Наверное, он сможет прогнать нашего злого джинна! — согласился другой.

— Да, это именно я успокоил шторм, — отметил Малабала со скромностью, присущей лишь обладателям великой силы. Команда при этом сообщении радостно завопила, и я понял, что люди сейчас говорят так быстро, что создается впечатление, будто маг Малабала разговаривает вполне осмысленно.

— Он точно великий маг! — воскликнул кто-то.

— Теперь наше плавание будет воистину счастливым! — добавил другой.

Малабала нахмурился:

— Кто-то здесь упомянул про джинна?

— Он остановил шторм! — ликовал третий матрос. — И прогнал птицу Рух!

— Без сомнения, ничто не может приключиться с кораблем, у которого такой великий защитник, — продолжал четвертый.

— Что ж, — громко и властно добавил капитан, — наверное, мы должны предложить нашему защитнику располагаться поудобнее, чтобы остальные могли вернуться к работе?

Команда быстро разбежалась по своим местам, и капитан ушел вместе с остальными.

— Рух? — нахмурился Малабала. — Я не вижу никакой Рух!

Я глянул вниз, на Ахмеда, дергающего меня за рукав.

— Боюсь, что магу вскоре придется изменить свое мнение, — заметил парнишка. На этот раз даже Ахмед не улыбался, указывая вперед по курсу корабля.

Там на горизонте и вправду виднелась хорошо знакомая черная точка. Пожалуй, у команды и впрямь были все основания сердиться на своих четверых пассажиров.

— Это Рух! — завопил кто-то, и в голосе этом звучал настоящий ужас.

Опять? Я вздохнул. Все эти опасности начинали изрядно утомлять.

Гигантская птица стремительно приближалась, словно ее жажда мести не ослабевала ни на миг.

Глава десятая, в которой есть повод для веселья и повод для кое-чего другого

— Рух? — произнес великий маг Малабала с таким выражением лица, какое бывает у человека, только что съевшего гнилой финик. — Тьфу.

Большая часть команды, казалось, уже не слушала его, вновь занявшись тем, что, похоже, стало их любимым развлечением, а именно — бесцельной беготней по палубе и воплями о спасении. Капитан в самой гуще матросов снова кричал, пытаясь навести порядок или хотя бы его подобие. Его слова снова тонули в общем гаме.

— Их огромные жирные тела заслоняют солнце, — заявил Малабала с прежним отвращением. — Ветер от их крыльев способен испортить самый хороший званый обед. — Он умолк, сморщив нос еще сильнее. — Случалось ли вам когда-нибудь оказаться под ними после того, как они недавно поели? Отвратительные существа!

— Крау! — Рух была уже достаточно близко, чтобы я снова мог расслышать ее пронзительный и жуткий крик. — Крау!

Но мог ли слышать этот крик наш заколдованный маг? И сможет ли он прекратить свои достаточно пространные сетования, чтобы сделать что-нибудь?

— О, довольно воспоминаний! — вскричал маг; на этот раз он, казалось, рассердился на самого себя. — Если бы я меньше обращал внимание на то, чтобы отогнать эту Рух, а больше — на погоду, я, возможно, сумел бы остановить шторм! — Он сделал три мистических пасса, сопроводив их тремя еще более мистическими словами.

Крик птицы Рух смолк, вместо него слышались лишь голоса моря и ветра. Я снова глянул вперед, но увидел только перекатывающиеся волны и почти безоблачное небо.

Матросы тоже заметили внезапное исчезновение Рух и прекратили коллективную панику, собравшись вокруг мага.

— Что случилось с Рух? — спросил я, перекрикивая их шум.

— Троекратное ура Малабале!

— Он настоящий король среди магов!

— Я отправил ее домой, — ответил по-прежнему невозмутимый маг. — Хоть я и могуществен, но не лишен сострадания.

— Не ослышался ли я? — воскликнул другой голос из толпы. — Неужели мы нашли избавителя от наших ужасных несчастий?

Толпа, которая, похоже, за последнее время очень наловчилась расходиться и сходиться снова, опять раздалась, являя нашим глазам Кинжала и Шрама, несущих свой шикарный паланкин. Они быстро протрусили по палубе, словно тяжелый ящик, который они тащили, весил не больше морского воздуха вокруг них.

— Не нужно так благодарить меня, — скромно сказал маг. — Каждому из нас предначертана своя задача в жизни, и я всего лишь выполняю мою настолько хорошо, насколько могу.

Кинжал и Шрам остановились прямо перед Малабалой.

— А могу я узнать имя нашего избавителя? — скорее потребовал, чем спросил Кинжал. Он коротко кивнул, и вместе с еще более грозным напарником они осторожно опустили паланкин на палубу.

— А, — миролюбиво улыбаясь, маг кивнул на паланкин, — вы держите в своих руках весьма впечатляющий дар. Подарок султану, не так ли?

Вопрос Малабалы, казалось, ужасно рассердил эту мускулистую и, несомненно, исключительно опасную парочку. Шрам зарычал и тяжело шагнул к магу. Но он остановился, когда Кинжал предупреждающе поднял руку. Итак, Шрам ждал, как огромный хищник, выжидающий лишь наиболее подходящего момента, чтобы напасть, в то время как Кинжал говорил весьма безрассудным тоном:

— Ты не задаешь вопросов насчет того, что мы несем. Ты даже не видишь нашего груза. И ты не ответил на мой первый вопрос, что я и советую тебе сделать как можно быстрее.

— Да, дар, это несомненно, — продолжал Малабала, будто не слыша угроз Кинжала, как, по правде говоря, оно и было. — Я отлично угадываю такие вещи. Не зря я все-таки маг. И к сведению того матроса, я и король, и маг одновременно. Эти два занятия взаимно дополняют друг друга… — Он умолк и глянул ввысь, будто ища ответа в ясном синем небе. — …там, откуда я родом, — закончил он мгновение спустя. — Несомненно, я вот-вот вспомню свою родную страну.

Шрам снова тяжело двинулся в атаку.

— Я отрежу ему уши, чтобы он лучше слышал! — радостно предложил он.

Улыбка вдруг исчезла с лица мага.

— Я Малабала, как вы уже, несомненно, должны были слышать, если были здесь минуту назад. И боюсь, мне не нравится ваш тон.

— Ты Малабала? — расхохотался Кинжал. — Я думаю, раз одно и то же имя могут носить торговец и носильщик, то же может быть и с великим магом и нелепым фокусником! — Он махнул Шраму, чтобы тот подошел еще ближе. — Мы можем огорчить тебя отнюдь не одним только тоном. Мой приятель очень изобретателен.

— Я уже ответил вам! — заявил Малабала с таким же гневом, какой продемонстрировал мне на плоту. — И я буду спрашивать то, что пожелаю, поскольку совершенно уверен, то, что вы несете, — это подарок султану!

Кинжал лишь продолжал улыбаться.

— Ужасно жаль, но ты нас не устраиваешь в качестве спутника. Пожалуйста, веди себя спокойно, пока мой друг приканчивает тебя.

В ответ маг просто поднял руку, словно приглашая двух бандитов остановиться, пока не поздно.

Шрам на это расхохотался самым отвратительнейшим образом и ринулся на мага. Но, хотя ноги головореза двигались, а короткий, но смертоносный нож, который он вытащил из-за пояса, пронзал воздух, он не приближался к Малабале. Единственным результатом всех стараний Шрама было лишь то, что он медленно поднялся в воздух, где и ноги, и нож его продолжали дергаться безо всякого толку.

— И я советую вашему партнеру поупражняться в красноречии, — предложил маг. — Уверяю вас, в его теперешнем положении у него будет для этого достаточно времени.

— Я убью его! — вопил Шрам из своего нового возвышенного положения. — Я убью его!

Но Кинжал, похоже, был не столь глуп. Вместо этого он низко поклонился:

— Возможно, мы были немножко опрометчивы, о великий маг. Теперь я вижу, что в тебе и впрямь есть некоторое сходство с настоящим Малабалой.

Малабала просто окаменел от гнева:

— Я снова слышу угрозы? Предупреждаю вас, негодяи, вы рискуете жизнью! — И, прежде чем Кинжал успел заговорить снова, добавил: — Опять угрозы? Прекрасно. Надеюсь, вы будете счастливы до конца своих дней, когда я превращу вас в мух.

Кинжал упал на колени.

— Но в моих словах не было ничего угрожающего, милостивый господин. Более того, я считаю, что вы величайший и могущественнейший маг, о каком я когда-либо слышал! Право же, вы неверно поняли мои слова!

Но гнев Малабалы было не так-то просто усмирить; особенно потому, что он еще не слышал последних фраз Кинжала.

— Эй, вы там, в воздухе! — воскликнул он. — Что вы сказали? Если вам вообще есть что сказать напоследок перед тем, как вы превратитесь в ничтожнейшее из насекомых, то, несомненно, уже пора это сказать!

Значит, Малабала не смог услышать последнюю реплику Шрама? Теперь до меня дошло, что Шрам повторил ее дважды.

Я с ужасом вспомнил, что было в прошлый раз, когда маг тоже не смог расслышать. Но мой страх был ничто по сравнению с тем, что, похоже, испытывал сейчас Кинжал. Улыбка дрожала на таком самодовольном некогда лице, колени тряслись.

— О величайший из магов, — в его прежде самоуверенном голосе теперь звучали рыдания, — мы всего лишь бедные путники, проявите сострадание к нашему невежеству!

Но Малабала все еще оставался в более ранней части беседы.

— Теперь он грозит убить меня? Превратить в насекомых — слишком хорошо для таких преступников, как вы!

— Он как ребенок! Легко гневается, но это ничего не значит! — Кинжал упал на четвереньки, пресмыкаясь перед магом самым униженным образом.

Следующие слова маг произнес куда тише, но если его прежний гнев был языками разгорающегося пламени, то теперешний тон говорил о том, что жар раскалился добела.

— И снова он угрожает мне? — Вопрос его был прост, но смертельно опасен.

— Но почему вы так реагируете на это теперь? — Кинжал перестал на миг хныкать. — Он угрожал вам некоторое время назад, и мммжжж — нет, это не совсем то, чччттннн хотел сказать. Простите меня, о мудрейший и великодушшшннншшш из магов, если я не лучшим образом вел себя в данннн ситуации! — Становилось трудно понимать многие слова бандита, поскольку Кинжал теперь начал ползти по палубе, будто змея по песку.

— Лишь теперь вы пытаетесь извиниться? — рассмеялся Малабала; в смехе этом вовсе не было веселья. — Вы, должно быть, считаете меня немощным старым дураком, если могли подумать, что я изменю свое мнение о вас после того, как вы так меня оскорбили.

— Мфффммм глбббб снссррррззз! — прорыдал в палубу Кинжал. Или что-то вроде этого.

Маг решительно покачал головой:

— Слишком поздно. Мои уши не слышат ваши мольбы.

Я подумал о том, какая ирония скрыта в его словах, когда он принялся за свои магические слова и жесты.

Перестав ползать, Кинжал поднял глаза.

— Бзззз-бзззззз, — сказал он и в совершенном ужасе прижал обе ладони ко рту.

Малабала остановился на середине заклинания.

— Ты все еще умоляешь меня? Не понимаю. Заклинание уже начато. Слова уже должны быть неподвластны твоим жалким способностям.

— Бззззз-бззз, — вступил теперь уже Шрам. Рот его открылся от изумления, нож вывалился из ослабевших пальцев.

— Ты все еще продолжаешь говорить? Весьма огорчительно, — раздраженно заметил маг. — Надо было мне сделать заклинание посильнее, чтобы вы стали настолько крохотнее мухи, насколько муха крохотнее человека.

Тут Кинжал и Шрам еще больше возбудились, размахивая руками, что, как я вскоре понял, можно было истолковать как первые попытки взлететь. Возможно, мне следовало бы проявить больше сочувствия к их положению, ибо разве не могла такая же участь постичь любого другого? В самом деле, разве не такая же комариная судьба едва не оказалась уготована мне?

Но я слышал от них слишком много угроз — не только в адрес мага, но еще раньше, адресованных моим спутникам и мне самому. В этот миг я мог лишь думать о том, что свершилась высшая справедливость и что эти два головореза, должно быть, столкнулись с тем, что мой тезка-торговец так часто называет судьбой.

Но я слукавил бы, не упомянув про свою вторую мысль, поскольку я также сообразил и то, что, поскольку этих двоих не станет, кто-то должен будет позаботиться о таинственной Фатиме. А кто лучше подойдет для такой задачи, угождая любым ее малейшим прихотям и выполняя любое самое необычное желание, чем опытный носильщик?

— А теперь заклинание, — решительно заявил Малабала. — Прощайтесь со своим человеческим обликом, вы, насекомые по моральным качествам!

Но прежде чем были произнесены новые загадочные слова или сделаны мистические пассы, над головой раздался очередной из ставших столь привычными взрывов, звук, от которого у Кинжала и Шрама случился новый приступ оживленного жужжания.

Оззи теперь появлялся так часто, что мне даже не нужно было смотреть вверх. Но впервые надежда шевельнулась в моем сердце, надежда, которую, видимо, разделяли все вокруг меня, поскольку даже матросы оставались сравнительно спокойными. Пусть мы снова столкнулись с джинном, но теперь среди нас есть маг!

— Что-то подсказало мне, что пора навестить моих любимых Синдбадов, — прогремел над нами голос Оззи.

И все же он не вызвал в нас того страха, как некогда. Разве не Малабала разделался с Рух столь же легко, как кто-нибудь другой мог бы прихлопнуть муху? Так же быстро маг разберется и с Оззи, конечно, когда мы сможем привлечь его внимание к этому вопросу.

— Но я никак не ожидал увидеть Малабалу! — продолжал Оззи. — Прямо-таки можно подумать, что здесь не обошлось без высших сил! — Его сардонический смех обрушился на нас подобно грому.

Джинн и маг уже встречались прежде? Пожалуй, моя надежда была преждевременной. Я нехотя поднял глаза к небу. Елейная улыбка джинна мне решительно не понравилась.

— Малабала был когда-то очень могущественным, пока не повстречался со мной, — сказал Оззи, и в голосе его, не будь он джинном, можно было бы ошибочно услышать некую симпатию. — Не так ли, ты, жалкая древняя пародия на мага?

— Что? — Малабала все еще разговаривал с Кинжалом и Шрамом, совершенно не обращая внимания на опасность сверху. — Только теперь ты начинаешь жужжать? Да что же такое с моим заклинанием? Может, я ошибся с поправкой на морской воздух?

— Ах, — со смешком добавил джинн, — Малабала еще не может меня слышать. Очевидно, в течение какого-то времени он не слышит ничего из того, что ему говорят.

Похоже, Оззи рассуждал об этой неестественной ситуации с пугающим знанием дела. Неужели этот джинн повинен в проклятии мага? Я чувствовал, что надежда во мне иссякает, как дожди в конце весны. Спасению моего рушащегося душевного спокойствия совсем не способствовало и то, что я слышал, как матросы позади меня выражают такое же беспокойство.

Малабала нахмурился, глядя на Шрама:

— Теперь и ты жужжишь? Наверное, из-за покачивания палубы под ногами мои мистические пассы изменились.

— Ну, хватит, маг! — Довольное лицо Оззи нахмурилось. — Когда ты уже сможешь ответить? Даже меня это начинает раздражать.

Малабала снова умолк с еще более, если только это было возможно, ошарашенным видом, чем прежде.

— А? Тут есть кто-то еще?

— Я жертва собственного заклинания! — раздраженно воскликнул джинн. — Отлично. Отменим его на время. — Пониже гигантской головы в небе появились две руки и отрывисто хлопнули в ладоши. — Этим я отменяю всю магию!

— Я снова могу говорить! — вскричал Кинжал и зашелся в кашле. — От этого жужжания ужасно болит горло!

— Что? — Малабала глянул в небо, лишь теперь заметив нашего демонического гостя. — Оззи? Разве я еще не изгнал тебя?

Джинн хихикнул:

— Это было бы смешно, если бы не было столь грустно. И может, вы все там, внизу, перестанете на минутку вопить и бегать туда-сюда? Меня это отвлекает, и могу гарантировать, что, если вы будете продолжать, я сотворю с вами что-нибудь ужасное.

Потом Оззи перевел взгляд, так что теперь он, казалось, смотрит прямо на меня, и его следующие слова убедили меня, что если я не умру быстро, то лишь потому, что удача от меня отвернулась.

— Сначала, однако, я должен избавиться от одной мелкой неприятности, — сказал он все тем же чертовски радостным тоном. — Пора вывести из нашей драмы фальшивого Синдбада.

Глава одиннадцатая, в которой сама сущность силы становится поводом для некоторого беспокойства

Итак, я должен был умереть. Снова. Как тут будешь реагировать, когда оказываешься перед лицом гибели столь часто, что это становится привычным? Конечно, я уже не паниковал так, как в первые полдюжины раз, когда жизни моей грозила опасность, и на самом деле едва ли мог даже сказать, впала ли команда за моей спиной в свою обычную коллективную истерику. Вместо этого я, похоже, встречал каждую новую напасть со все большей невозмутимостью и, разглядывая очередную угрозу, перебирал в голове всякие мысли, подобно тому как в бытность простым носильщиком любил перебирать мелкие монетки.

На самом деле то, что тебя назвали неприятностью, можно считать повышением в ранге. Это уже не просто носильщик.

Далее, этот джинн так любит слушать себя, что, возможно, мне удастся втянуть его в разговор, чтобы отсрочить мою предполагаемую смерть.

Возможен и более подходящий вариант: когда гигантская голова посетила нас в прошлый раз, джинну пришлось убраться под воздействием каких-то загадочных обстоятельств. Сдается мне также, что этот джинн, хоть он огромен и на вид всемогущ, кое в чем все-таки не слишком-то силен — во всем, что касается ума.

Таким образом, возможно, мне удастся в разговоре выяснить сущность загадочной проблемы джинна или, если это не получится, по крайней мере запутать существо до такой степени, что я смогу отыскать другие способы спастись. Чтобы добиться этого, мне нужно всецело завладеть вниманием джинна. Но это просто детская забава для человека, который, чтобы получить работу, должен перекричать всех остальных на базарной площади.

— О величественный Оззи, способный раздавить меня, как человек давит докучливую блоху! — начал я.

— Да, это меньшее, что можно про меня сказать, — охотно согласился джинн.

— О великолепный Оззи, чья голова заполняет небо, будто второе солнце! — распинался я дальше.

— Ну, на мой взгляд, это уж чересчур, — хихикнул джинн в ответ. — Но с другой стороны, когда речь идет о таком чудесном создании, как джинн, вряд ли что-нибудь может быть чересчур.

— О бесподобный Оззи, — продолжал я, уверенный теперь, что по крайней мере первая часть моего плана будет успешной, — чей голос подобен грому, а истинная сила столь велика, что ее не сравнить с такими банальными вещами, как солнце или буря.

— А ты довольно образован для носильщика, — сказал Оззи, откровенно сияя.

— Терпеть не могу перебивать, — перебил Малабала, — но если вы закончили говорить комплименты этому дьявольскому отродью, то я хотел бы вновь заняться его изгнанием.

— О, будь хорошим магом и ступай почисти свою одежду или займись еще чем-нибудь! — парировал Оззи. — Помни, я всегда могу отменить свое отменяющее магию заклинание!

— Отменяющее магию заклинание! — саркастически хмыкнул Малабала. — Что за дурацкая идея. Или ты принимаешь меня за неопытного новичка? — Он умолк и осмотрел свои рукава. — Неужели мое платье такое грязное?

Оззи снова обратился ко мне:

— Ты удивлен, что теперь мне все известно? Ну, эта чепуха насчет носильщика… Что ж, мне пришлось вернуться к своему нанимателю, чтобы прояснить вопрос-другой. — Он фыркнул. — А у моего нанимателя есть возможность узнавать истинную сущность вещей.

— И еще, похоже, дырка здесь, и там тоже. — Малабала смущенно тряхнул своим ветхим одеянием. — Порой трудно следить за личной гигиеной, когда сидишь на плоту посреди моря.

— Но мой наниматель дал мне очень точные инструкции, — радостно продолжал джинн.

— Как? — возмутился Кинжал, прерывая излияния Оззи. Головорез, похоже, наконец полностью оправился от действия заклинания Малабалы и, судя по позе и тону, снова стал самим собой. — Ты опять здесь?

— О да, здесь, — отозвался джинн со смесью превосходства и удивления. — И ты, по-видимому, тоже. Прошу прощения, что я не узнал тебя. Сначала я принял тебя за очень большую муху.

При этих словах Кинжал вздрогнул, но почти тут же вновь обрел жестокое спокойствие.

— Мне что, применить силу?

Тут уже был черед Оззи потерять самообладание.

— Силу? Уже? — Джинн умолк, в верхней части его безволосой головы появились громадные морщины. — Но я узнал из достоверного источника, что вы под заклятием.

— Постойте! — с великим воодушевлением воскликнул маг. — Я помню свое прошлое! Поверите ли, я даже не представлял, что позабыл его!

— О, — медленно произнес Оззи, будто только теперь начиная понимать, — вы были под заклятием до этого, так? — Он прикусил губу величиной с речной берег зубом, огромным, что твоя мечеть. — Это все та штука, которую я проделал, чтобы избавиться от магии, верно? Та самая, с Малабалой. — Оззи легонько прицокнул языком размером чуть побольше нашего корабля. — Все из-за моей нетерпеливости.

— Ну? — был единственный ответ Кинжала.

— Ну, пока! — снова попытался ухмыльнуться джинн, правда, безуспешно. — Ты же знаешь, раньше или позже Синдбад будет мой.

Кинжал лишь взглянул на голову Оззи.

— Да, наверное, попозже. — С этими словами джинн снова исчез, и оказалось, что я таращусь в ясное небо.

— Да! — вскричал Малабала, не обращаясь ни к кому конкретно. — Да! И мой брат тоже! Как я мог быть таким глупцом?

— Что ж, я рад, что мы смогли кое-что прояснить, — заявил Кинжал. — И теперь, маг, давайте поговорим прямо, — взмахнул он для выразительности руками, — без угроз, как люди, обладающие истинной силой в этом бзззз-бзззз-бзззззз! — Он опять замахал руками, наверное снова пытаясь взлететь.

Ответные слова мага лишь подтвердили то, чего я боялся.

— Простите? — отозвался Малабала. — Я вижу, что ваши губы шевелятся, но не могу расслышать слов. — Он нахмурился. — Может быть, вы под заклятием? Такое, похоже, случается сплошь и рядом. — Он снова умолк. — Итак, о чем я говорил? Ах да. Я знаю, откуда я родом. — Последовала очередная, еще более долгая пауза. — Да, я знал, откуда я, — добавил он наконец, — буквально сию минуту знал.

Так что исчез не только джинн, но и все, что он сделал, — и хорошее, и плохое. Я почувствовал, как меня тянут за рукав. Взглянув вниз, я снова увидел улыбающееся лицо Ахмеда.

— Рад видеть, что ты не остался в гостях у рыб, — весело заметил юнец.

К искреннему моему удивлению, даже такое проявление чувств тронуло меня. В великом городе Багдаде один носильщик ничем не отличается от другого; однако теперь, когда я отправился в путешествие, в глазах своих товарищей я приобрел определенную значимость. Для меня было внове чувствовать собственную важность.

Удивительно, но пока я размышлял обо всем этом, выяснилось, что я не просто растроган; я начинал чувствовать, что сила духа помаленьку покидает меня. Не только глаза мои увлажнились, но и колени задрожали. Судя по тому, как заходила подо мной ходуном палуба, я был уверен, что вот-вот свалюсь прямо тут. Я решил, что, наверное, тут дело не только в моей новообретенной значимости и что я не настолько привык к опасностям, как думал.

— Бзззз-бззз-бззззз, — хором жужжали Кинжал и Шрам, мечась по палубе.

— Итак, что-то я такое делал? — задумчиво рассуждал Малабала. — Ах да. Я начал превращать пару бездельников в насекомых! — Он простер руки, правую над левой, похоже вставая в исходную магическую позицию. Он нахмурился и переместил левую руку над правой.

Я глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться.

— Похоже, моя жизнь полна событий. — Вот и все, что я смог придумать.

— Жизнь рядом с моим хозяином всегда полна событий, — ответил Ахмед. — Но все-таки ты, похоже, выходишь из этих событий относительно благополучно, точно так же, как хозяин. Может, само имя Синдбад приводит своего обладателя к чудесной жизни.

Я задумался над словами мальчишки. Для описания своих недавних приключений я мог бы воспользоваться множеством слов. Слова «чудесный» среди них не было.

— Теперь посмотрим, что у меня получилось, — рассеянно продолжал Малабала, сжимая левую руку в кулак и поворачивая правую раскрытой ладонью к небу. — Я должен знать, насколько далеко продвинулись мои субъекты, прежде чем определить, насколько им еще предстоит продвинуться.

Итак, маг намеревался завершить свое мушиное заклятие для Кинжала и Шрама. Но неужели он не соображает, каковы могут быть последствия этого? Даже в моем теперешнем состоянии, ослабевший и растерянный, возможно надолго, я понимал, что тут действует тонкий баланс сил. Насколько я мог судить по жужжанию и беготне по палубе, Малабала с легкостью повелевал Кинжалом и Шрамом. Но, хоть маг и не понимал этого, сам он, в свою очередь, каким-то образом был под властью злобного Оззи. А единственным, что, похоже, способно было держать под контролем джинна, была некая тайная сила, которой обладали Кинжал и Шрам.

Если Малабала добьется своего и Кинжал и Шрам в самом деле превратятся в насекомых, это навсегда разрушит данный треугольник и, возможно, обречет Малабалу и всех нас на худшую из судеб, какую только сумеет выдумать джинн. Какими бы неприятными ни были эти два головореза, я, следовательно, не мог допустить, чтобы заклинание было завершено.

— Подождите! — обратился я к магу.

— Ага, — ответил Малабала на последнюю фразу, доступную его слуху. — Я вижу, что те, кому было адресовано мое заклинание, теперь не способны ни на что, кроме жужжания. Нужно лишь немного закрепить столь продвинутое состояние. — Он сжал в кулак правую руку и разжал пальцы левой, обратив ее ладонью к корабельной палубе.

— Вы не должны этого делать! — добавил я.

— Вы мне говорите? — спросил Малабала, оборачиваясь ко мне и по-прежнему простирая руки. Я горячо надеялся, что его заклинания и жесты не являются по своей природе строго направленными. — Почему я должен ждать, особенно носильщика?

— Тут все не так просто, как кажется, о мудрый маг, — поспешно добавил я, стараясь, насколько мог, добавить вежливой почтительности своему испуганно дрожащему голосу.

— Я не должен называть вас носильщиком? — вопросил Малабала. — Какая дерзость! Предупреждаю вас, я еще не забыл окончательно нашего последнего столкновения!

— Бзззз-бзззз-бззззз! — сообщил Шрам, порхая мимо.

— Тогда отчего вы так поздно говорите об этом? — нахмурившись, ответил Малабала на мое последнее замечание. — Я хотел бы, чтобы вы высказывались более откровенно. В последнее время мне порой кажется, что наши разговоры просто нескончаемы.

У меня было точно такое же чувство. И все же ради нашего общего блага я должен был продолжать:

— Я чувствую, что здесь замешана великая магия.

— Теперь вы жужжите? — Малабала взглянул на концы своих рваных рукавов. — О боже. Мне следовало бы осторожнее указывать руками.

— Бзззз-бззззз-бззззз, — отозвался Кинжал, кружа по палубе.

— Я вполне согласен, что здесь действует великая магия, — парировал Малабала. — Разве я не великий маг? — Он умолк и нахмурился, глядя на полупревращенного бандита. — Но почему ты снова внятно разговариваешь? И почему у тебя голос, как у носильщика?

Этот разговор снова не продвинулся ни в какую полезную сторону. Как мог я ответить магу, не оскорбив его снова? Оставалось лишь попытаться:

— Боюсь, что это вы сами находитесь под действием заклятия, о величайший из магов.

— О господи, носильщик. — У Малабалы от огорчения что-то булькнуло в горле. — Ну вот, ты опять жужжишь. Я должен помнить, особенно когда рассержусь, что нужно держать свою магию под контролем. — Он разжал обе ладони и пошевелил пальцами. — Как бы то ни было, я уверен, что смогу быстро найти корректирующее заклинание.

Я осторожно попятился. Что произойдет, если он попытается превратить меня обратно в человека, когда я и не превращался ни во что другое? Эта магия — дело хитрое. Но как мне было заставить его понять, что все не совсем так, как он себе представляет? Когда я в прошлый раз попытался изменить заклинание, то сделал только хуже.

И все же носильщик без упорства — ничто. Малабала слышит все верно, но в неверное время. Поэтому я решил заставить неправильное звучать как правильное.

— Бзззз, бззззз, бзззз, — рискнул я.

— Какая наглость! — завопил Малабала, снова повернувшись к Кинжалу. — Маг моего уровня — под заклятием? Не будь я уже на полпути по превращению вас в насекомых, одна эта фраза уже была бы достаточным поводом для этого! — Он принялся махать обеими руками, растопырив пальцы, в сторону Кинжала, но остановился так же быстро, как начал. — И все же хотел бы я знать, как ты проделываешь этот фокус с голосом носильщика.

Я сглотнул, в горле у меня пересохло, несомненно, от долгого воздействия морского воздуха. В конце концов, наверное, эта путаница в данный момент мне на Руку.

— Хотя эта низшая форма жизни, несомненно, совершенно не разбирается в таких вопросах, — сказал я, когда Малабала, как мне казалось, способен был это воспринять. — Даже я, имеющий куда более скромное представление о магии, чем ученый человек вроде вас, боюсь, что здесь может быть замешано нечто большее, чем кажется на первый взгляд.

— Бзззз-бзззз-бзззззз, — заметил Шрам, проносясь мимо.

На этот раз маг задумчиво кивнул:

— Ну вот, носильщик, ты снова жужжишь. Однако в том, что говорит этот тип со шрамом, есть некоторый смысл. Похоже, мое заклинание рикошетом зацепило всех вас. Наверное, этот коварный джинн оставил здесь после себя какие-нибудь заклятия, которые продолжают воздействовать на некоторых из нас. Одно непонятно, почему все и всегда говорят голосом носильщика?

Итак, Малабала готов был прислушаться к доводам, по крайней мере до некоторой степени. Я изо всех сил старался не выдать своего волнения, пока не сумею полностью разъяснить ему ситуацию.

— Прошу простить мою дерзость, — сказал я, — но боюсь, что тут нечто большее, чем даже заклятия джинна.

— Бзз-бзз-бзззз-бззззз! — вступил Кинжал, еще быстрее размахивая руками и еще дальше прыгая по палубе.

Малабала нахмурился, наморщив лоб:

— Даже такой великий маг, как я, может ошибиться. Это маловероятно, но возможно. Тут явно что-то не так со структурой речи. — Он сжал обе ладони в кулаки. — Я должен извинить вас за дерзость некоторых предположений. В конце концов, вы не в себе. Я твердо уверен, что злой Оззи заколдовал всех вас. Такие заклинания очень коварны. Лишь великий маг вроде меня неуязвим для подобной напасти.

Но Малабала все перевернул с ног на голову! Должно быть, заклинание подействовало на него слишком сильно, и окружающая нас действительность по-прежнему от него ускользала. Как может он быть неуязвимым и слышать все тогда, когда это сказано на самом деле, а мы все — быть под заклятием и говорить что-то прежде, чем осознаем, что мы это сказали? Совершенно невероятно.

Но, понял я, все-таки возможно.

Может быть, весь этот корабль под заклятием? И я действительно жужжу, как считает Малабала, но так глубоко околдован, что не сознаю этого? Кто может сказать, что это не так? А кроме того, что это жужжит у меня в ушах?

Я потряс головой, чтобы очистить ее от лишних мыслей и звуков. Я был сыт пустыми домыслами по горло. Не имеет значения, кто именно заколдован, покуда маг в своих действиях не зайдет дальше.

— Так вы не станете заканчивать ваше комариное заклятие? — спросил я.

— Ты прав, — отозвался маг, когда Шрам прожужжал мимо. — Здесь уже действует сильнейшая магия. Наверное, было бы неразумным еще увеличивать ее количество. Там, где столько колдовства, может произойти такое, что даже магу с моим талантом непросто будет с этим справиться. — Малабала снова повернулся ко мне, глядя на меня, похоже, с искренним сочувствием. — Единственное, о чем я сожалею, — что вы обречены некоторое время жужжать. Со временем это пройдет. — Он неодобрительно посмотрел на продолжающих носиться по палубе бандитов. — Как и все прочие побочные эффекты, поскольку я не завершил заклинания. — Малабала согнул пальцы и опустил руки. — Думаю, я был бы куда более серьезно обеспокоен, не будь вы просто носильщиком.

Тут маг глубоко вздохнул и, казалось, пошатнулся, словно им овладела величайшая усталость.

— Пожалуй, я не в лучшей форме, — признался он, снова сумев восстановить равновесие на раскачивающейся палубе. — Никто не знает, где я мог бы раздобыть новое платье?

Тут торговец Синдбад вышел вперед:

— Ахмед, будь добр, проводи его вниз, к нашим вещам в трюме. После того как он сослужил нам такую службу, самое меньшее, что мы можем сделать, — это обновить его костюм.

Парнишка взял мага за руку и повел его по палубе в трюм, а торговец повернулся ко мне.

— Славный носильщик, — сказал мой старший тезка, — ты тоже сослужил нам великую службу в трудный момент, когда я оказался не на высоте.

Если подумать, слова торговца были истинной правдой. Интересно, уж не превратности ли долгой и сильно изнеженной жизни превратили этого некогда великого искателя приключений в того трусливого типа, которого я видел во время наших недавних злоключений. Джафар шагнул вперед, встал рядом с торговцем и шумно прокашлялся.

— Если это будет в моей власти, — поспешно добавил другой Синдбад, — я прослежу, чтобы ты получил не только свои сто динаров, но и назначение в штат моих слуг.

События развивались с такой быстротой, что я почти (но не совсем) позабыл про сто динаров. А теперь мне предлагают место среди слуг торговца. В общем-то, было бы очень неплохо сменить ремесло носильщика на место слуги в большом и роскошном доме. Джафар счел нужным прочистить горло еще раз.

— Конечно, — заметил далее Синдбад, бросив быстрый взгляд на своего пожилого мажордома, — мысли мои были слишком заняты вещами, которые я обсуждал с Джафаром.

— Рух — это недобрый знак, — согласился Джафар.

Старший Синдбад поспешно покачал головой и снова пустился в разговоры, пока его слуга вновь не принялся покашливать:

— По некоторым причинам Джафар полагает, что мы, возможно, должны будем оказаться в некоторых местах и событиях из моих прошлых путешествий. Я не вполне уверен в правильности его умозаключений…

— Вы не слышали эти истории столько раз, сколько я, — перебил Джафар своего хозяина.

— Но ведь это я их рассказывал! — возразил великий и почтенный Синдбад.

— Но все же вам не приходилось их слушать, — настаивал Джафар. — А это разные вещи. По крайней мере, то, что я регулярно слушал о ваших приключениях, позволило мне подметить некие схемы в развитии событий. Боюсь, что теперь я вижу, как эти схемы готовы повториться в рамках наших теперешних обстоятельств.

— Только потому, что нас преследует Рух? — осведомился Синдбад.

— Штормы, — просто ответил Джафар.

— На море всегда штормы, — возразил было Синдбад. Но потом добавил: — Хотя, пожалуй, в это время года их не так много. А в этих штормах и вправду, казалось, было что-то не вполне естественное, не так ли?

Старый слуга лишь кивнул.

— Однако если твое предположение верно, — заметил благородный торговец, — то теперь мы должны столкнуться с теми, с кем я встречался в третьем своем путешествии. — Он умолк, и в глазах его появилось то мечтательное выражение, какое всегда бывает у человека, рассказывающего о своих величайших свершениях или повествующего о самых своих сокровенных желаниях.

— Это было во время третьего путешествия, — начал он, — когда корабль мой неумолимо прибило к Острову Обезьян. Но больше всего нам следовало бояться не обезьян.

Его рассказ прервал с высоты крик впередсмотрящего. Мы все посмотрели вверх, и матрос сообщил, что заметил на горизонте корабль.

— Но сначала нам надо было разобраться с обезьянами, — продолжил знаменитый Синдбад, когда стало ясно, что в ближайшее время новой информации сверху не будет. — Поскольку они ринулись на корабль, ужасно вопя и скаля зубы, так что все пассажиры и команда спаслись бегством на ближайший остров, для того лишь, чтобы увидеть, как обезьяны, будто люди, уплывают прочь на нашем корабле! — Синдбад содрогнулся. — Никому не ведомо, что сталось с тем кораблем, набитым обезьянами.

— До этого момента, — добавил Джафар.

Я уже готов был спросить старого слугу, что он имеет в виду, как впередсмотрящий снова подал голос.

— Капитан! — завопил он. — На том корабле! Там что-то не то с командой!

И после секундной паузы:

— Похоже, там вовсе не люди!

Глава двенадцатая, в которой случившееся в других путешествиях рассматривается в качестве прискорбной перспективы

— Именно этого я и боялся, — с удивительным самообладанием отметил Джафар.

Мудрый Синдбад воспользовался моментом, чтобы заговорить снова:

— Боюсь, что лучший аналитик среди всех моих слуг снова прав. Действительно, похоже, будто в моей жизни все происходит снова. — Торговец смахнул пот с бровей тыльной стороной такой же взмокшей ладони. — Ты слышал, о носильщик, о моем первом путешествии прежде, когда у меня еще была крыша над головой. О втором путешествии, включая первую мою встречу с Рух и злосчастном решении съесть ее яйцо, я сумел кратко рассказать между мгновениями недавнего ужаса. Теперь Джафар убедил меня, что я должен поведать о некоторых фактах, касающихся других моих путешествий.

— Обо всех, о величайший из рассказчиков, — на удивление строго добавил Джафар.

— Даже о тех мелочах, которые я раньше обычно опускал, — признался с покорностью благородный Синдбад, явно пристыженный.

— Включая двухголовых циклопов, — предупредил Джафар, — о талантливейший из искажающих правду.

— Даже это? — Некогда богатый Синдбад уныло уставился в палубу, вздохнул и заговорил снова: — Вероятно, не всегда мои приключения были такими замечательными, как кажется. Но вам бы захотелось устраивать грандиозные вечеринки, кормить гостей дорогущими деликатесами, добытыми вами со всех концов земли, а затем быть вынужденным рассказать этим гостям про то, как вы когда-то оказались не вполне готовы к грозившим вам опасностям? Возможно, ради красоты повествования я чуть-чуть преувеличивал.

— Рассказывайте все, о мастер фальсификации, — настаивал Джафар.

— Не то чтобы я делал эти истории более удивительными ради своей славы, — продолжал честный Синдбад, чье лицо превратилось в настоящую страдальческую маску. — Честно говоря, во многих случаях я сделал их даже менее фантастичными, чтобы убрать, скажем так, некоторые неясности.

— Циклоп, — напомнил Джафар.

— После обезьян, конечно, был великан-людоед. — Знаменитый Синдбад вздохнул, словно на него давил тяжкий груз истины. — Когда обезьяны захватили наш корабль, мы оказались в западне на этом крошечном островке, где был всего один огромный дом, и в доме этом обитало существо, предпочитающее питаться человечиной. Он начал с поедания самых тучных из нас. — Дородный Синдбад обхватил руками свое упитанное тело. — Я же в ту пору был довольно костлявым.

Джафару снова пришлось напоминающе кашлянуть.

— Да, циклоп, — скороговоркой добавил Синдбад. — Говоря про великана, я обычно опускал тот факт, что у него было две головы. В жизни вещи бывают не столь очевидными, как в сказках. Одна голова умела очень убедительно говорить, а другая была просто головой зверя. Вы могли быть полностью согласны с первой, в то время как вторая пожирала вас. На каждой голове было по одному глазу — можно сказать, два циклопа, хотя кроме голов у существа все остальное было в обычном комплекте. Как бы то ни было, ртов у него тоже было два, и один из них постоянно требовал пищи.

— Такова двойственная природа жизни, — важно отозвался Джафар.

— В остальном эта история почти такова, как я рассказывал ее прежде. — Он мельком взглянул на мажордома, прежде чем продолжить. — Ну, не совсем. Я придумал план, как убить великана и спастись на большом плоту, который я построил с моими товарищами. Но когда настало время действовать, великан, который каким-то образом разгадал наши намерения, сделался столь свирепым и неукротимым, что нам удалось лишь ударить его по обеим головам длинными палками и оглушить. — Он отмахнулся от возможных возражений Джафара. — Да-да, знаю, я обычно говорил, что мы ослепили его. Это звучало как-то более поэтично, чем просто стукнуть по голове. Правда состояла в том, что, когда великан упал, мы все ужасно боялись что-либо делать дальше, чтобы чудовище снова не пришло в себя. Так что на самом деле все, кто уцелел, поспешно кинулись туда, где мы спрятали наш огромный плот, и мы немедленно вышли в море. Но не успели мы отплыть от берега и на двадцать футов, как циклоп очнулся.

Все более и более требовательный Джафар начал покашливать.

— Конечно, — тут же добавил Синдбад, смутившись еще больше, — я раньше говорил про женщину-великаншу еще более ужасного вида, чем тот циклоп, которого мы ослепили. Она привела своего мужа на берег и помогла ему уничтожить нас. Это был еще один сюжетный ход, который, как и всегда в подобных случаях, увы, ведет к появлению в повествовании определенных прорех. К счастью, мои гости всегда были слишком заняты набиванием своих желудков и поглощением напитков, чтобы спросить меня, где была эта женщина все то время, пока ее супруг пожирал нас одного за другим; равно как не обращали они внимания и на такой существенный вопрос: если я видел, как великан ест нас одного за другим, что же тогда ела женщина?

Но суть не в этом. — Несчастный Синдбад сдвинул на затылок тюрбан, начавший сползать ему на взмокшие брови. — На самом деле не было никого, кроме мужчины, и он хватал один огромный камень за другим и швырял в наш уплывающий плот. Три камня угодили в цель и посбивали с плота всех, кроме нас троих, но те, кто уцелел, сумели отгрести на такое расстояние, что камни, даже брошенные гигантским циклопом, больше не долетали до нас.

Синдбад наконец умолк и позволил себе улыбнуться, словно, сказав правду, сбросил с души изрядную тяжесть.

— И?.. — подсказал Джафар.

От резкости этого единственного слова Синдбад слегка вздрогнул.

— Ну, история с гигантским змеем была более или менее такой, как я ее рассказывал, — сказал он.

— Тогда расскажите ее снова, — настаивал Джафар, — о знаменитейший мастер увиливаний, поскольку наш юный друг должен узнать правду прежде, чем она снова повторится.

— Хорошо, — вновь скромно согласился Синдбад. — В конце концов мы, трое оставшихся в живых, возликовали, поскольку благоприятные, как нам казалось, течения прибили нас к другому острову, который показался нам с берега совершенно безмятежным местом, со множеством рощ, где на деревьях полно было разных фруктов и кокосовых орехов. И мы нашли этот остров как раз в нужный момент, ибо плот наш, сооруженный наспех из тех подручных материалов, которые нашлись на Острове Обезьян, под действием волн и соленой морской воды начал распадаться на части, так что к тому моменту, как мы добрались до другого острова, наше транспортное средство представляло собой набор едва скрепленных друг с другом бревен.

Послышался тот самый вздох, который так оживлял все рассказы Синдбада.

— Причалив к острову, мы поняли, однако, что это место не было тем спасением, о котором мы мечтали, поскольку в сумерках заметили гигантского змея, ростом в десять раз больше высокого мужчины. Он был кровавого цвета и с удивительной быстротой скользил по песку к нам. Мы побежали в ближайшую рощу и полезли на деревья, но огромный змей был проворнее, он схватил бежавшего последним и с ужасным звуком проглотил его одним махом.

Болтливый Синдбад продолжал теперь с легкостью человека, рассказывающего хорошо знакомую ему историю.

— На следующее утро мы обнаружили, что змея нигде не видно, и предположили, что он предпочитает спать после восхода солнца. Поэтому мы постарались обследовать наш маленький остров, пока это было относительно безопасно. Мы размышляли насчет постройки нового плота, но понимали, что теперь, когда большинство из нашей компании погибли, а мы, оставшиеся, сильно ослабели после дней, проведенных в море, это займет у нас слишком много времени. И все же мы взяли ножи и другие инструменты, которые сумели сохранить, и, пока солнце не склонилось слишком далеко к западу, срезали несколько подходящих по размеру веток, начав выполнять задуманное.

— Но солнце отправилось на отдых, как поступают в положенное им время воистину все люди и прочие существа, поэтому мы решили для предосторожности забраться на самое высокое дерево и там, устроившись на верхних ветвях, быть вне досягаемости для ужасного змея.

— Но огромный змей подкрался к нам, шуршание пальмовых листьев на морском ветру заглушило шорох его движений. Мне просто очень повезло, что я сидел на ветке чуть выше, чем мой товарищ, и поэтому я спасся, а он исчез в пасти и успел лишь ужасно вскрикнуть, прежде чем был съеден заживо.

Джафар снова кашлянул.

— Ну да, — поправился торговец. — Еще я умел быстрее лазать по деревьям, чем мой спутник. В молодости я был очень проворным. К тому же страх всегда придавал мне сил. — Он впервые посмотрел на своего старого слугу с неодобрением. — Тебе не кажется, что эта абсолютная честность нарушает ритм моего повествования?

— Только благодаря этой честности мы сможем справиться с тем, что нас еще ожидает, — сказал Джафар с благоразумием, подобающим его годам.

Тут упрямый Синдбад снова покорился мудрости своего слуги.

— Каждому следовало бы так нести груз прожитых лет, — заявил он тем распевным голосом, каким говорят разве что во время богослужений, но потом хорошее настроение снова вернулось к нему, и он заметил: — Но я еще не окончил свой рассказ.

— Тогда вам лучше поспешить, — пропищал снизу детский голос, и я понял, что Ахмед снова стоит у меня за спиной. — Обезьяны уже почти тут.

Я оторвал взгляд от торговца — ибо рассказы его, правдивые или нет, захватили меня — и увидел, что вокруг нас произошли некоторые перемены. В то время как Кинжал и Шрам снизили скорость и теперь просто ходили кругами на баке, жужжа лишь время от времени, кое-кто из членов команды, казалось, снова вспомнил свою манеру бегать взад-вперед и шуметь.

— Я благополучно оставил Малабалу в трюме, — пояснил юный слуга, увидев, что его хозяин прервал свой рассказ. — Он, похоже, слишком устал, чтобы разглядывать новую одежду, и предпочел вместо этого заползти на один из тюков и немедленно уснул.

— Уснул? — нахмурившись, переспросил Синдбад-торговец.

Ахмед кивнул:

— Я пытался осторожно разбудить его, но он был категорически против.

— С магами лучше не шутить, — согласился Синдбад.

— Нам лучше побеспокоиться насчет обезьян, о лучший выдумщик среди рассказчиков, — напомнил хозяину Джафар.

Ах да, обезьяны. До меня дошло, что прошло уже некоторое время с того момента, как мы впервые услышали о приближении их корабля.

— Похоже, они не очень-то торопятся, правда? — спросил я.

— Кто может понять мыслительный процесс подобных существ? — глубокомысленно заметил другой Синдбад.

— Без сомнения, большая удача для нас, что обезьяны не отличаются особыми навигаторскими талантами, — как обычно, весело добавил Ахмед.

— Но, в конце концов, они будут здесь. Быстрее продолжайте свой рассказ, о господин. — Джафар умолк и нахмурился, явно боясь, что просит невозможного. — Ну, по крайней мере, так быстро, как можете.

— Отлично, — отозвался Синдбад, очень довольный, что может продолжить свое повествование. — В дневные часы я обследовал остров, ища какое-нибудь укрытие или любой иной способ спастись от змея, но ничего не нашел. Я вглядывался в море, но не увидел на горизонте кораблей. Ничего не оставалось, кроме как вернуться к постройке плота и надеяться, что я сумею соорудить его до наступления темноты. Надежды мои растаяли, когда я увидел, что солнце уже на западе. Увы, я так долго бродил по острову и высматривал несуществующий корабль, который спас бы меня, что пролетел целый день, от него остался лишь час-другой. Этого времени было недостаточно для постройки какого бы то ни было плота.

— Что-то обезьяны мешкают, — заметил Ахмед, когда торговец остановился перевести дух. И все же мне показалось, что я слышу слабые голоса этих тварей, доносимые крепким морским ветром.

— Скорее же, о мастер многословия, — подгонял Джафар.

— Но при виде веток, нарубленных нами совсем недавно, — Синдбад заговорил быстрее, хотя общее количество слов, похоже, не уменьшилось, — мне в голову пришла мысль, и я обвязал свое тело этими кусками дерева при помощи веревок, которые сумел сделать из… — Джафар снова прочистил горло. — О, — добавил Синдбад, — полагаю, способ изготовления веревок не имеет значения. Но я сумел до наступления ночи навешать на себя огромное количество дерева. И когда солнце утонуло за горизонтом, змей явился на вечернюю кормежку. Но как ни широка была пасть змея, мое обремененное деревом тело было больше, и змей не смог протолкнуть меня внутрь.

— Замечательно, — перебил Джафар. — Я думаю, это все, что нужно знать нашему юному другу.

— Но я только подошел к лучшей части своего рассказа! — запротестовал торговец. — Где я спасся и…

— И капитан корабля, — закончил за хозяина Джафар, — услышав вашу печальную историю, сказал, что отдаст вам товары торговца, пропавшего во время прошлого рейса. И он сказал, что это товары Синдбада Морехода, это поразило вас, потому что вы не узнали капитана…

— Хозяин никогда их не узнает, — вставил Ахмед. — У него ужасная память на лица.

— …но вы взяли эти товары и очень выгодно продали их, — продолжал Джафар, — вернувшись в Багдад еще богаче прежнего.

— Да, конечно, — возразил Синдбад, — это суть истории, но как же ритм, магия повествования…

Торговца прервали пронзительные вопли части матросов.

— Видимо, обезьяны прибыли, — заметил Ахмед, стремительно метнувшись к борту. — И похоже, — объявил он, — они хотят взять нас на абордаж!

Джафар не удивился.

— Все начинается сначала, — обреченно сказал он.

Глава тринадцатая, в которой проводятся некоторые нелестные сравнения между обезьянами и людьми

Я проталкивался между впавшими в панику матросами, пока не смог увидеть, что происходит за бортом. Там был корабль примерно такой же величины, как наш, по палубе которого сновало не меньше пяти десятков живых существ. Но хотя команда этого корабля и была одета в такие же робы и штаны, как и матросы вокруг меня, неровная шаркающая походка и заросшие косматой шерстью лица свидетельствовали о том, что это отнюдь не люди. Это было сборище диких обезьян, пусть и одетых по-человечески, и, судя по близости их корабля и командам, которые выкрикивала хорошо одетая обезьяна, должно быть являвшаяся их капитаном, действительно, похоже было, что они собираются идти на абордаж.

— Мы обречены! — проорал прямо мне в ухо кто-то из команды.

— Уук, ууук, уук! — отозвалась обезьяна с другого корабля.

Ситуация в самом деле выглядела неприятной. И все же было в этом корабле нечто, казавшееся почему-то мучительно знакомым. Что бы это ни было, оно вселяло в меня надежду.

— Может быть, — сказал я, — есть какой-нибудь способ договориться с этими тварями.

— Вы никогда не имели дела с дикими обезьянами, — был печальный ответ старшего Синдбада.

— Возможно, это преимущество, — весело добавил Ахмед.

Замечание мальчишки удивило меня. Может быть, он тоже подметил что-то насчет этого корабля?

— Все пропало! — завопил другой матрос чуть дальше на палубе.

— Скрии скрии хоо! — казалось, ответила ему одна из обезьян.

— С тем же успехом можно прыгнуть за борт, — причитал особенно голосистый член экипажа, — и отдаться на милость моря!

— Хоо скрии гиббер уук уук уук скрии скрии скрии хоо хоо уук! — донеслось с другого корабля.

Тут я понял, что в то время как я выискивал какое-то незначительное сходство между происходящим на обоих кораблях, оно на самом деле было очень велико. Я снова взглянул на матросов, бегающих и вопящих вокруг, потом повернулся и стал наблюдать за сумасшедшей беготней и воплями обезьян по соседству. Несмотря на то что на одном корабле были люди, а на другом — животные, обе команды, казалось, вели себя совершенно одинаково.

Я вспомнил все те рассказы, что слышал насчет обезьян и о том, как порой они в своих движениях передразнивают людей. Но действия этих животных, похоже, выходили за рамки простого подражания. На самом деле одна особенность общего поведения, казалось, почти полностью исключала возможность копирования, поскольку точно так же, как наши матросы делали все возможное, чтобы не смотреть на приближающийся корабль, так и многочисленные обезьяны лишь украдкой поглядывали в сторону нашего корабля. Наверное, они не были просто свирепыми тварями. Быть может, они, как свидетельствовало это новое доказательство, были точно так же напуганы, как и наша команда.

Корабли сошлись еще ближе. Наша команда вопила. Их — укала и хокала. Пожалуй, подумалось мне, те существа все же не так трусят, как эти, что вокруг меня. Безусловно, достаточное количество обезьян, похоже, слушались приказов своего капитана, так что они могли в итоге поставить свой корабль борт о борт с нашим и взять нас на абордаж. Между тем наш капитан тоже выкрикивал команды, пытаясь отразить нападение, но абсолютно никто на корабле, кроме меня, казалось, его не слушал.

Голос, привыкший повелевать (даже более властный, чем у нашего капитана), прогремел над орущей толпой:

— Что здесь происходит? Как, по-вашему, я вообще могу отдыхать среди такого шума? И кто бы ни был виновником этой какофонии, предупреждаю, что тревожить спящего мага крайне неразумно!

Матросы рядом со мной немного притихли при этой угрозе. Я обернулся и увидел, что Малабала опять с нами. Теперь, в одеянии темно-янтарного цвета, предоставленном ему Ахмедом, он куда больше был похож на профессионального мага. И он выглядел еще более возмущенным, чем мне довелось видеть прежде.

— Нас вот-вот возьмет на абордаж команда диких обезьян! — прокричал я ему сквозь слегка приутихшие вопли.

Малабала нахмурился:

— А? Говорите громче! Я не слышу вас за всем этим шумом!

Значит, сон не подействовал на наложенное на него заклятие. Разве что, подумал я, маг был прав, и это мы, все остальные, находимся под заклятием джинна. Какой бы ни была истина, это не имеет значения, пока я не смогу как-то объяснить магу всю серьезность нашего положения!

Наш корабль вздрогнул, и команда завопила с новой силой. Должно быть, другое судно столкнулось с нашим.

Первая из обезьян спрыгнула на палубу прямо передо мной.

— Вы должны придумать заклинание, чтобы спасти нас! — крикнул я магу, разворачиваясь лицом к лицу с этим первым нападающим.

— Обезьяны? — прокричал мне в ответ маг. — Да, я вижу, что это обезьяны. Пусть я стар, но я вовсе не слепой!

Малабала, разумеется, не услышал моей последней фразы. Но если маг и продолжал что-то говорить, я, в свою очередь, не слышал его. Все мое внимание было сосредоточено на этой твари передо мною.

Существо было на целую голову ниже меня, зато в два раза шире в плечах. Его могучие руки свисали из рукавов робы так, что костяшки пальцев почти задевали неровные доски палубы. Оно разглядывало меня парой маленьких, черных, широко посаженных глаз, лицо его, казалось, выражало недюжинный ум, по крайней мере до того момента, когда существо разинуло рот и продемонстрировало два ряда острых как бритва зубов.

Итак, я должен буду сражаться за свою жизнь. Тут я понял, что у меня нет ни какого-либо оружия, ни других средств защиты, кроме собственных мозгов.

Обезьяна подняла огромные ручищи на уровень могучих плеч.

— Скрии! — потребовала она. — Скрии скрии!

Что я мог ответить? Наверное, подумалось мне, в этих звериных глазах действительно светится разум. Может быть, это существо в конце концов прислушалось бы к доводам рассудка.

— Смиренно прошу простить меня, — быстро начал я, — но мы не были формально представ…

— Скрии! — Обезьяна ударила себя в грудь. — Уук уук скрии!

Тут я сообразил, что между обезьяной и мной, вполне возможно, существует принципиальная разница в способах общения. По крайней мере мне не казалось, что битье себя в грудь автоматически означает дружбу и взаимопонимание.

— Отойди, носильщик! — крикнул из-за моей спины Малабала. — Я произнесу заклинание, чтобы обезвредить этих тварей!

Со своего места возле леера я увидел добрую дюжину волосатых рук, карабкающихся по борту корабля с пугающей легкостью.

— Пожалуйста, поспешите, о великий маг, — крикнул я через плечо, — поскольку к нам на корабль лезет еще множество этих существ.

— Заклинание? — прокричал в ответ маг. — Почему вы повторяете то, что я только что сказал? Или появление этих обезьян так затуманило ваши мозги?

Первая обезьяна двинулась ко мне, и я решил, что затуманенные мозги — самая меньшая из моих забот. Но я боялся, что в результате дальнейших проблем в общении с магом мы можем промедлить так, что мозги мои после этого вообще могут перестать функционировать навсегда.

Пара волосатых рук потянулась к моей шее. Существо было так близко, что я мог чувствовать его зловонное дыхание.

— Уук! — потребовало оно. — Уук уук!

Что я мог поделать? Похоже, существо не было готово воспринимать человеческую речь. И все же, судя по повторяющемуся набору звуков, оно на свой странный манер выражало желание общаться.

Носильщик всегда готов пойти навстречу пожеланиям клиентов, поскольку их мизерная плата означает разницу между набитым животом и голодом. Наверное, подумал я, такую же готовность мне надо проявить и в теперешних обстоятельствах.

— Уук, — ответил я.

Могучие обезьяньи руки остановились в дюймах от моего горла.

— Скрии? — вопросило существо.

Итак, я был еще жив. Далее — я в некотором роде действительно начал общаться с этой тварью. Понимая, что мне нечего терять, кроме перспективы неизбежно быть задушенным, я попробовал снова.

— Скрии, — авторитетно заявил я.

— Скрии? — переспросило существо, затем обернулось к своим сородичам, которые уже лезли через поручень.

— Скрии! — провозгласила первая обезьяна. — Скрии уук!

— Похоже, я установил что-то вроде контакта с этими существами, — сказал я стоящим вокруг.

— Мы прекрасно видим, что на борту есть еще обезьяны! — ответил Малабала. — Кто-нибудь, уведите отсюда этого бедного сумасшедшего носильщика, пока он не причинил себе вреда.

Но меня было не так-то просто вытеснить из центра этой драмы. Я подумал про то, как вели себя обезьяны на борту своего корабля и что они выглядели почти такими же испуганными, как люди вокруг меня. Теперь я подозревал, что, возможно, обезьяны не собирались причинять нам вреда, их просто швырнула в нашу сторону та самая судьба, о которой столь часто склонен был упоминать мой старший тезка. Возможно, мы даже могли бы придумать, как обезьянам и людям вместе разрешить загадку Синдбада.

Но как мне говорить с ними, чтобы они могли понять? Я слышал, как эта обезьяна передо мной произносит два явно разных звука, каждый из которых, похоже, имеет свое значение. Возможно, подумал я, дела пойдут лучше, если я произнесу оба вместе.

— Уук скрии, — сказал я обезьяне.

— Уук скрии? — с изумлением откликнулась она. Потом в ужасном волнении повернулась к своим товарищам. — Уук скрии!

— Уук скрии! — хором подхватили те не менее возбужденно. — Уук скрии!

Все находящиеся на борту обезьяны повернулись ко мне, чего-то напряженно ожидая.

Эти последние события заставили меня умолкнуть. Теперь я понял, что главной проблемой было то, как мне говорить с ними так, чтобы понимать друг друга. Возможно, подумал я, можно достичь более положительного результата, если поменять звуки местами.

— Скрии уук, — продолжал я.

— Скрии уук? — вскричала первая обезьяна, волнение в ее голосе сменилось великим разочарованием.

— Скрии уук? — хором возопили остальные. — Скрии уук?

Что бы я ни сказал, теперь обезьяны не удовлетворялись простым разглядыванием меня, вместо этого они приближались, протягивая когтистые лапы и свирепо поблескивая глазами.

Что я такого сказал, чтобы так расстроить их? Мне этого было нипочем не узнать. Важнее, однако, было то, что я могу сказать дальше. По сердитому выражению обезьяньих лиц я понимал, что должен поторопиться.

— Скрии уук уук скрии уук уук!

Обезьяны разом остановились и уставились на меня, разинув рты.

— Уук? — в полном изумлении сказала главная обезьяна своим спутникам. — Скрии уук уук скрии уук уук! Хоо хоо уук гиббер?

В ответ обезьяны издали звук, подозрительно похожий на смех.

Как ни озадачила меня такая реакция, я решил, что это лучше, чем быть забитым насмерть множеством волосатых рук. Я решил попробовать снова:

— Гиббер. Хоо хоо уук уук. Скрии скрии.

Теперь обезьяны просто умирали от хохота, хлопая в ладоши. Чем более сложные сочетания звуков я произносил, тем больше, похоже, обезьянам это нравилось.

— Кажется, я недооценил ваши способности, — сказал рядом Малабала.

— Благодарю вас, о великий маг, — скромно ответил я.

— А, — с понимающей улыбкой отозвался маг. — Лишились дара речи от похвалы такого великого человека, как я? Поверьте, носильщик, не вы первый. Кстати, не нужно обращаться ко мне на обезьяньем языке, хотя уверяю вас, что я прекрасно понимаю его.

Он знает обезьяний язык? В груди моей вновь вспыхнули слабые искорки надежды, как казалось, совсем угасшей. Что мне оставалось делать, кроме как попросить разъяснений?

— О, расскажите мне про этот язык, о великий маг!

— Это было проще простого, — заявил Малабала тем скромным тоном, каким говорят лишь те, кто считает себя кем угодно, только не скромниками. — Я заменил изгоняющее заклинание, которое подготовил, на другое, помогающее мне понимать их речь.

Я подумал, что лишь подобных самовосхвалений и можно ждать от человека в столь возбужденном состоянии, как Малабала. Однако это ничуть не приближало меня к истинному пониманию моих затруднений, особенно учитывая, что только что веселившиеся обезьяны теперь снова, похоже, начали терять терпение. Значит, мне ничего иного не оставалось, как перейти в разговоре с магом от простых просьб к неприкрытым мольбам.

— Пожалуйста, о величайший из магов! — вскричал я, наверное, не самым спокойным голосом. — Не могли бы вы привести мне несколько примеров точного значения тех выражений, которыми я обменялся с обезьянами?

— Но я уже начал рассказывать вам об этом языке! — раздраженно воскликнул Малабала. — Клянусь, носильщик, вы, кажется, общаетесь с обезьянами куда лучше, чем со мной. — Он вздохнул и продолжал более спокойно: — И все же с первого же своего заявления вы, как говорят мудрые люди, сделали верный шаг, похвалив их прекрасную блестящую шерсть.

Я это сделал? Очень умно с моей стороны. Я выиграл в игре, которой даже не понимал.

— Однако насчет части сказанного вами я не уверен, — рассказывал маг дальше. — Особенно насчет следующей фразы. Обезьяны не любят лжи. У них очень сильные руки и острые зубы, которые они без колебаний пускают в ход при малейшем недовольстве.

Поразмыслив, я решил, что, пожалуй, затеянная мной игра чересчур опасна. В тревожном предвкушении я ждал, когда маг объяснит, какую именно ошибку я совершил.

— И все же я был восхищен вашим мужеством, — задумчиво продолжал он, — когда вы объявили о кровавом поединке с их лучшим воином.

О боже. Неужели простые «уук» и «скрии» могут обозначать кровавый поединок? Это уже вовсе не похоже на шутку.

— Разумеется, — мило рассуждал Малабала, — все поединки были позабыты после того, что вы сказали потом. Какой дерзкий и мужественный способ спасти остальных пассажиров и команду! Дозволено ли будет мне первому поздравить вас с грядущей женитьбой на их королеве?

Женитьба на королеве? Будь проклят тот миг, когда губы мои и язык впервые выговорили это «уук»! Обезьяны снова начали наступать на меня не для того, как я теперь понял, чтобы поотрывать мне руки-ноги, но чтобы увлечь меня в вечное рабство к одной из себе подобных.

Похоже, этот простейший язык способен передавать великое разнообразие информации, грозя кровавым поединком в один миг и предлагая руку и сердце — в другой. Возможно, все эти различные «уук» и «гиббер» имеют множество значений? Я вспомнил про разные человеческие наречия, которые слышал в бытность носильщиком в великом городе Багдаде, и про то, как интонации и модуляции голоса могли изменять даже значение произносимых слов. Может быть, и у обезьян оно тоже как-то зависит от интонации. Наверное, использованный мной обходительный тон и навлек на меня эти брачные неприятности.

Поэтому следующую фразу я постарался проорать самым сердитым тоном, на какой был способен:

— Уук гиббер гиббер скрии уук уук уук!

Обезьяны сочли это заявление еще смешнее предыдущего.

— Интересный ход, носильщик, — восхищенно отметил Малабала. — Попытка замечательная, но обреченная на неудачу. Что бы вы теперь ни сказали, это будет принято не более чем за шутку. Их королева уже очень давно подыскивает себе нового супруга. В любом случае, сомневаюсь, что обезьян сильно заботит, кто именно чистит их уборные.

Одна обезьяна пихнула другую локтем в бок.

— Уук гиббер уук скрии, — насмешливо сказала она.

— Скрии скрии скрии! — с изрядным удовольствием отозвалась другая.

— Уук скрии гиббер гиббер! — весело вступила в разговор третья.

От этого обмена фразами на сердце у меня воцарилась ночная стужа. Их поведение напомнило мне компанию скучающих носильщиков, перекидывающихся долгим вечером непристойными шутками. И я чувствовал, что на этот раз эти шутки — на мой счет.

— Обезьяны обсуждают некоторые из ваших достоинств. — Малабала отвернулся от меня, адресуясь к остальным людям. — Носильщик, разумеется, уже понял общий смысл их беседы. Для остальных, однако, я кратко переведу ее. Конечно, это касается свадьбы. — Он помолчал минуту, пока обезьяны продолжали разговор. Без сомнения, маг мысленно пытался пересказать обезьяний разговорный язык понятными людям словами. — Что-то насчет обезглавливания, если носильщик не справится. По-видимому, это какой-то ритуал. — Он тепло улыбнулся мне. — Но с вашим пониманием обезьяньего языка, я уверен, вы сможете справиться с любыми трудностями.

Позднее, обдумывая все это, я понял, что именно это упоминание об обезглавливании подстегнуло мою решимость огрызнуться. В свою удачу я верил куда больше, чем в собственный ум. И неужели Малабала не может сообразить, что это он ничегошеньки не понимает?

— Я не понимаю вообще ничего! — заорал я магу в ухо.

Малабала воззрился на меня со смесью жалости и все того же непонимания:

— Почему вы гиббер на меня? Просто стыд, что ваша человеческая речь совсем не похожа на ваши утонченные беседы с обезьянами.

Но мои бесконечные попытки добиться понимания были разом забыты, когда в этот самый миг обезьяны вдруг разразились чем-то, что я могу лишь описать как обезьянью версию поэтической песни, исполняемой на манер хорала:

Уук уук гиббер скрии,
Гиббер скрии гиббер скрии,
Хоо хоо уук, уук хоо,
Гиббер скрии гиббер скрии!

— Уук! — обратилась ко мне первая обезьяна, когда они с товарищами закончили. — Уук скрии!

Тут на лице мага отразилось величайшее изумление:

— Теперь они поют? Как талантливы эти существа! Это небольшая песенка насчет брачной ночи, с обычными для подобных сочинений гиперболами. То есть если обезьяны способны на гиперболы. — Он помолчал, удивленно покачивая головой. — Я бы полагал, что проделать подобное просто невозможно. Разве что если у вас есть хвост. — Еще одна пауза. — Что ж, возможно, обезьяны выносливее, чем люди. Признаюсь, носильщик, с каждым мигом я все больше преклоняюсь перед вашим мужеством.

Я не мог придумать, что бы еще сказать, по крайней мере — магу. Что бы я ни пытался ему говорить, он услышит лишь то, что я произнес некоторое время назад — что бы это ни было. Если только ему не послышится, что мои слова исходят из обезьяньих уст, а их речи — из моих. Как мог я преодолеть заклятие, которого даже не понимал?

Очевидно, Малабала мне вовсе не помощник. Придется употребить еще оставшиеся у меня мозги, чтобы выпутаться из этого затруднительного положения. Одно было хорошо в этой ситуации: хуже, на мой взгляд, она стать уже не могла.

Я решил продолжить разговор с обезьяной:

— Уук! Уук уук уук уук!

— Обезьяны тоже считают эти советы смешными, — переводил Малабала под обезьяний хохот, — хотя они согласны, что ваш совет насчет использования бананов при совершении человеческого жертвоприношения заслуживает одобрения.

Да, это ничуть не улучшало ситуацию; хотя, обдумав эти слова, я понял, что Малабала, видимо, переводит что-то, на самом деле сказанное мною прежде. От этого сложного процесса у меня разболелась голова.

Каким бы ни было решение вопроса, я понимал, что оно не может основываться на одних лишь «уук». Я должен более осмотрительно смешивать звуки.

— Скрии, — начал я спокойным тоном. — Уук скрии гиббер хоо.

Малабала перевел один из обезьяньих ответов то ли на то, что я сказал, то ли на какую-то более раннюю часть этого разговора:

— Нет, обезьяны не могут взять всю команду в свидетели на свадьбе. Однако они считают, что попросить об этом было очень мило с вашей стороны.

Немного утешало лишь то, что, принесенный в жертву нечеловеческой похоти, по крайней мере всех своих спутников я избавил от подобной животной участи. Как бы то ни было, не успел я утешиться в своей мученической доле, главная обезьяна неспешно направилась к моим товарищам по путешествию и указала на Ахмеда, Джафара и торговца Синдбада на удивление человеческим жестом.

— Уук? — осведомилась обезьяна.

— Уук, — ответил я, поскольку других слов у меня не нашлось.

Малабала переводил дальше:

— Обезьяны ответили, что, видя подобную любезность у скромного человека, могут ли они поступить иначе, нежели ответить на нее такой же любезностью? Поэтому они позволят вам выбрать несколько человек для участия в свадебной церемонии.

А после этого я дал обезьяне какой-то ответ. Хотел бы я знать какой.

Первая обезьяна повернулась и оглядела мага.

— Скрии? — спросила она.

— Скрии, — подтвердил я, поскольку от меня ожидали чего-то в этом роде.

— Да, — продолжал Малабала, — трое ваших товарищей могут сопровождать вас.

Я чувствовал себя ужасно. Своим неосторожным замечанием я обрек Ахмеда, Джафара и второго Синдбада разделить мою участь. Если бы не они, я бы… да, если задуматься, не повстречайся я с ними, я бы не оказался сейчас здесь. И все же, хоть это, возможно, было бы лишь справедливо, я полагал недопустимым силой впутывать кого бы то ни было в свои дела.

Ахмед глянул на меня и пожал плечами:

— Бутерброд всегда падает маслом вниз.

Но первая обезьяна пошла дальше и остановилась перед Кинжалом, Шрамом и паланкином, скрывающим таинственную Фатиму. И теперь, по-видимому, обезьяна спросит меня, хочу я или нет взять с собой и этих троих тоже. Фатима! Сердце мое заныло при мысли, что я не только женюсь на горилле, но и никогда не увижу мою Фатиму снова. Не то чтобы, конечно, я уже видел ее всю прежде, но я лелеял в душе возможности, таящиеся в этой ручке и этом смехе. Однако я никоим образом не мог себе представить существо столь прекрасное и утонченное, как женщина в этом паланкине, на отвратительном корабле, кишащем обезьянами. И уж, по правде говоря, жалеть об утраченной компании Кинжала и Шрама я тоже не стану.

Так что на этот раз я должен дать обезьяне отрицательный ответ. Я ждал, что скажет она; что это будет — уук или скрии? Как бы то ни было, хотел бы я лучше знать, что я ответил насчет мага.

Обезьяна указала на двух мужчин и паланкин.

— Гиббер? — спросила она.

Гиббер? Что мне сказать на это? Я знал, что два «уук» означают «да», и до сих пор не имел представления о последствиях двух «скрии». Делу не помогало то, что, пока я пытался принять решение, Кинжал и Шрам грозно смотрели в мою сторону. Тем не менее любые два звука могут означать на обезьяньем языке «да». Поэтому я решил, что стоит попробовать что-нибудь совсем иное.

— Хоо хоо, — ответил я.

— Теперь обезьяна и носильщик решили взять с собой придурковатого старика в ярких одеждах. — Малабала запнулся. — Эта обезьяна что, говорит обо мне?

Я испытал огромное облегчение. Явно любые два слова обозначали утвердительный ответ. Быть может, я обрек на гибель Ахмеда, Джафара, торговца Синдбада и Малабалу, но, по крайней мере, моя возлюбленная Фатима будет спасена. Обезьяна махнула рукой в сторону капитана и остальной команды.

— Уук? — снова спросило существо.

Итак, мы опять вернулись к первому вопросу, тому, на который я уже знал ответ. До меня дошло, что, зная, что я говорил с момента появления обезьян, возможно, я сумею исправить то, что натворил. Поскольку, если я отвечу утвердительно и на этот вопрос, может быть, обезьяны решат, что я снова прошу слишком многого, и тогда оставят в покое и всех остальных тоже.

— Уук! — с великим жаром подтвердил я.

— Они решили взять двух больших мужчин и женщину в паланкине тоже, — крайне сухо сообщил Малабала.

— Уук уук! — скомандовала первая обезьяна, и по его приказу на борт корабля вскарабкалась еще пара дюжин этих существ.

— Уук? — ответил я, больше от замешательства, чем от желания общаться.

— Кое-кому действительно повезло, что носильщик решил оставить капитана и команду, — были последние слова Малабалы, прежде чем он поднялся в воздух на руках обезьян.

Я решил? Но я сказал «уук». Я решил, что насчет этого не может быть сомнений. Язык — действительно хитрая штука.

На дальнейшие размышления времени уже не было, поскольку меня тоже подхватили и понесли на плечах с полдюжины обезьян.

У меня появилось предчувствие, что моя свадьба не за горами.

Глава четырнадцатая, в которой неприятности нашего носильщика перестают углубляться, зато начинают множиться

Я сделал еще одно из слишком часто совершаемых теперь мной открытий.

Эта ситуация с Малабалой и обезьянами была для меня, мягко выражаясь, совершенно исключительной. Тем не менее я извлек из нее очень важный урок. До встречи с Синдбадом Мореходом — неужели это было всего день назад? — я думал, что худшее, что может случиться с человеком, — это оказаться беспомощным перед силами хаоса, уступить неодолимым силам природы, или сверхъестественному, когда судьба твоя всецело от тебя не зависит.

Лишь теперь я понял, как ошибался. На самом деле было нечто худшее, много худшее, чем не иметь представления о том, что случится дальше. И это было — иметь это самое представление, что будет дальше, но только после того, как это уже случилось.

Такова была сама суть переводов Малабалы, оказывавшихся, в соответствии с его заклятием, — истолкованием не сказанного только что, а прозвучавшего некоторое время назад. И заклятие, наложенное на мага, по-видимому, было усложненным до крайности, поскольку оно, похоже, замедляло восприятие речи и обезьян, и людей, так что маг воспринимал ее совершенно по отдельности и этим запутывал меня еще больше. Прежде я боялся магии джинна. Теперь, должен нехотя признать, я еще и восхищался ею.

Таковы были мои мысли, пока обезьяны перетаскивали меня с нашего корабля на свой. Будущее мое сомнений не вызывало. Если планы этих антропоидов на мой счет останутся прежними, то о моем будущем говорить не приходится; и, бросив прощальный взгляд на покинутый нами корабль, я увидел, что капитан и матросы торопливо похватали весла и изо всех сил гребут прочь, так что от них помощи ждать тоже не приходилось. А кроме того, я был в руках той самой судьбы, которую так обожал мой старший тезка.

Однако именно обезьяньи руки опустили меня на палубу другого корабля. Вскоре за мной последовали и остальные, так что ко мне присоединились три моих изначальных спутника, а также маг и два головореза со своим паланкином. Судя по воплям, раздавшимся, когда меня подняли в воздух, я предположил, что Кинжал и Шрам сначала попытались сопротивляться. Вскоре, однако, они сдались, как и остальные, поскольку казалось, что снующим по палубе обезьянам просто нет числа. Так что теперь эти двое присоединились к нам; растрепанные, свирепые, но по сути невредимые.

— Уук, — обратилась первая обезьяна к волосатому собрату в капитанской форме. — Гиббер уук!

— Уук? — переспросил обезьяний капитан, разглядывая меня с некоторым изумлением. — Гиббер гиббер скрии!

Команда антропоидов нашла это чрезвычайно забавным. Но капитан быстро оборвал их веселье, рявкнув что-то, что могло быть только командой.

— Даже капитан, похоже, восхищен смелостью нашего носильщика, — снова перевел Малабала. — Королева обезьян славится своим чудовищным нравом.

Итак, я должен буду жениться не просто на обезьяне, а на чудовищной обезьяне. Мудрецы часто говорят о покое, нисходящем на человека перед смертью. Я уже упоминал, что за эти последние несколько часов моему благополучию угрожали так часто, что я, то ли в силу все возрастающей привычки к опасности, то ли постоянно находясь в состоянии шока, больше не впадал немедленно в панический ужас. Чем больше, однако, я думал об этой женитьбе, тем яснее понимал, что это куда хуже, чем просто смерть. Возможно, королева обезьян сохранит мне жизнь на несколько дней, недель, даже месяцев. И чем все закончится? Мне снова сделалось страшно.

— Помоги мне, о маг! — воззвал я к Малабале.

— Скрии! Скрии гиббер! — прокричал капитан своей команде.

— Почему вы кричите? — с искренним любопытством спросил меня Малабала.

Я кричал? Наверное, кричал, в недавнем прошлом, скажем, когда обезьяны потащили меня. Такие вопли стали уже обычным делом в моем теперешнем существовании.

Джафар вышел вперед и поклонился.

— Мой хозяин хочет, чтобы вы знали, что все мы сочувствуем вам.

Торговец отпихнул мажордома в сторону.

— В таких делах я должен говорить сам за себя. — Его большие руки обхватили живот и, пока он говорил, мяли изрядные жировые складки. — Боюсь, я мало что могу сделать для вас в этих обстоятельствах, даже после всех своих обещаний. Это действительно позор — насчет тех ста динаров. Будьте уверены, что когда я добуду деньги, то использую их на сооружение подобающего монумента в честь вашей жертвы.

Я был очень тронут его признанием.

— Хотел бы поблагодарить вас всех, — медленно произнес я, стараясь не дать чувствам захлестнуть меня. — За эти несколько коротких часов жизнь моя изменилась и стала богаче. — Эти слова я произнес в определенной степени искренне. И все-таки с той сотней динаров действительно получилось стыдно.

— Помочь? — перебил Малабала. — Какая помощь вам нужна?

Маг наконец смог услышать мои слова. Я решил ответить поскорее, пока его ничто не отвлекло снова.

— Способность понимать этих обезьян, похоже, покинула меня.

— Предсвадебное волнение, несомненно, — прокомментировал Ахмед.

— Вам нужна помощь, чтобы принимать благодарности? — в некотором замешательстве переспросил Малабала.

— Нет! — весьма энергично покачал я головой. — Мне нужно, чтобы вы переводили!

— Отчего же ваши способности исчезли? — спросил наконец Малабала. — Конечно, я всегда удивлялся, что такой простой человек, как вы, способный вообразить, будто столь великий маг, как я, мог находиться под заклятием, вообще может обладать подобными способностями. И все же я слышал истории о простаках с удивительной памятью или же изумительно легко оперировавших цифрами. Здесь, без сомнения, тот же случай. Во всяком случае, это судьба, поскольку, женившись на обезьяне, вы окажетесь среди существ своего уровня.

— О великий маг, послушайте меня, — был мой ответ, поскольку я совершенно не собирался обижаться на такого могущественного, к тому же бестолкового мага. — Нам всем нужна ваша помощь, если мы хотим уцелеть.

— Переводить? — Брови Малабалы понимающе приподнялись. — Ну конечно. Почему вы сразу не сказали?

Маг наконец понял, и как раз вовремя, поскольку обезьяний капитан снова подошел к нам.

— Уук! Грии уук!

— Они дают вам немного времени, чтобы подготовиться к встрече с королевой, — перевел Малабала.

Дверца, ведущая в каюты и трюм, распахнулась и со стуком ударилась о палубу.

— Скрии скрии уук! — скомандовал капитан.

— Готовы ли вы встретиться с невестой? — запоздало пояснил Малабала.

Но я, заслышав изрядный шум, обернулся и увидел зрелище, к которому не был бы готов, проживи хоть сто раз по сто лет. В голове моей одна за другой проносились мысли, в большинстве своем — напрасные мечты о спасении. Но более рациональная часть моего разума сказала мне следующее.

Среди людей мужчины имеют тенденцию быть больше женщин. Это, однако, верно не для всех видов живых существ, и если королева была типичной вообще, то выглядела она кем угодно, только не обыкновенной представительницей этой породы обезьян.

Она шагала по палубе, окруженная почетным караулом из десяти обезьян-самцов, каждый из которых с виду был куда меньше ее. Но что касается ее истинных размеров, насчет них я мог лишь догадываться, и эти догадки были совсем не радостными.

Возможно, дело было во множестве белых покрывал, которые скрывали большую часть ее фигуры и занавешивали лицо; то, как они раздувались на морском ветру, придавало укрытому под ними созданию сходство скорее с шатром, чем с живым существом. Или, может, время от времени я замечал руку или ногу, мелькнувшие из-под ее шатровых полотнищ — вернее, ее одежды, — когда их колыхал ветер. Если у капитана и других обезьян вокруг меня бицепсы были в два раза больше, чем у людей, то те горы мышц, которые я видел под одеянием, не напоминали бицепсы вовсе, скорее, напрашивалось сравнение с заросшими шерстью древесными стволами.

— Да, — заявил Малабала, ободряюще кладя руку мне на плечо. — Я сделаю для вас что смогу. — Он говорил так, будто на самом деле услышал то последнее, что я сказал ему. Наверное, понял я, я снова кричал.

— Уук скрии уук! — сказал капитан.

— Представляет королеву, — сообщил Малабала.

Я почувствовал на своих плечах тяжелые обезьяньи руки, заставившие меня опуститься на колени.

— Уук скрии уук грии гриич хоо хоо уук!

— На колени! — последовал до некоторой степени излишний перевод Малабалы.

— Уук гиббер, — продолжал капитан. Он, очевидно, выступал в роли официального спикера, или, точнее, главной говорящей обезьяны в этой компании.

— Вас не поженят немедленно. — Обезьяна говорила достаточно быстро, чтобы я мог улавливать смысл происходящего даже с задержками Малабалы. — Существуют ритуалы, которые должны быть соблюдены.

Мне не понравилось, как это прозвучало — ритуалы. Но нас не собираются поженить сейчас же? Я не знал, вздохнуть ли с облегчением или преисполниться страха. С одной стороны, думаю, я надеялся по крайней мере на быстрый конец, не говоря уже о минимуме боли. Теперь же мое будущее стало куда менее понятным.

— Гиббер уук гиббер, — продолжал объяснения капитан.

— Сначала будет ухаживание.

Ухаживание? Ну, это, во всяком случае, дело небыстрое и, каким бы оно ни было, потенциально безболезненное.

— Уук гиббер уук, — подчеркнул капитан.

— Большинство претендентов погибают во время ухаживания. Это сильно сокращает свадебные расходы.

Что ж, может, мой конец наступит даже быстрее, чем я думал. Почему же меня это не радует? Я взглянул на огромную королеву. Я явно испытывал двойственные чувства насчет всего происходящего.

— Гиббер гиббер уук уук.

— Если они не удовлетворяют ее требованиям, — голос Малабалы, будто эхо, выделил предыдущие слова капитана, — она быстро убивает их.

Поступит ли она так же и теперь? Быть может, я слишком поспешил сдаться, и теперь у меня появляется некоторый выбор? Наверное, лучше умереть человеком, чем жить обезьяньим угодником.

По-прежнему стоя на коленях, я поднял глаза и увидел, что огромная королева остановилась в нескольких шагах от меня. С этого расстояния я смог разглядеть, что покрывала на ее лице слегка просвечивают и, если всмотреться, можно различить очертания ее клыков длиной с человеческий палец. Глаза мои скользнули ниже, туда, где из-под рукавов одеяния торчали две ее громадные лапищи. Кулаки ее были величиной как раз с мою голову. Один из ее обезьяньих слуг держал на весу серебряный поднос, ожидая ее одобрения. Я видел, что на полированном металле копошится с дюжину жирных белых личинок. Она милостиво кивнула слуге, сгребла личинки с подноса одним движением ужасной лапы и отправила их в рот. Потом быстро сглотнула и, поковыряв в зубах черным от грязи когтем большого пальца, с огромным удовлетворением рыгнула.

Да, решил я, гораздо лучше будет умереть человеком, чем жить обезьяньим мужем.

— Уук уук гиббер скрии, — объявил капитан.

— Вы можете поднять глаза и увидеть свою будущую невесту.

Очередной перевод мага застал меня врасплох. Я уже вглядывался в лицо этого чудовища, не дожидаясь, когда мне об этом скажут, во всяком случае, по-человечески. Неужели в какой-то степени верно утверждение Малабалы, будто я понимаю обезьяний язык? Более вероятно, однако, что я просто понимал всю серьезность своего положения.

В этот самый миг взгляд королевы встретился с моим, и это стало для меня потрясением, равного которому я никогда прежде не испытывал. Недостаточно владея языком, я мог бы описать это лишь как безрассудный ужас, приправленный мгновениями пронзительных, жутких предчувствий и полнейшего, неприкрытого отчаяния, но столь жалкое описание слишком слабо отражало всю глубину моих чувств.

Пасть королевы скривилась под покрывалом, должно быть изображая нечто вроде улыбки.

— Уук, — заметила она.

— Предоставьте королеве оценивать вас, — отреагировал Малабала на нечто, сказанное некоторое время назад.

— Уук гриич скрии хоо, — пояснил капитан.

— Ей нравится храбрость этого ничтожного человеческого существа. — Действительно ли Малабала переводит слова королевы? — Пусть пока живет.

Итак, она пощадила меня, потому что я смотрел ей в глаза. В этот миг могущество рока ошеломило меня. Не подними я глаз мгновение назад, неужели я был бы уже вычеркнут из этой жалкой жизни? Какая ирония таится в деяниях судьбы! Разве что я предназначен для какой-то высшей цели и не должен умереть, пока цель эта не будет достигнута. Может быть, мне не суждено быть разорванным в клочья когтями этой похотливой гориллы или раздавленным под тоннами обезьяньей плоти.

При этой мысли надежда воспрянула во мне. Снова и снова мне давали понять, что я повстречался с торговцем и его компанией, чтобы стать частицей некоего великого приключения. Как мог я вновь усомниться в этом? Что ж, когда посмотришь в глаза гигантской горилле, которая вот-вот станет твоей невестой, без сомнения, можно начать сомневаться очень во многом. Но я должен был видеть дальше сиюминутных опасностей.

Жизнь носильщика многое дала мне, и следовало быть благодарным за эти дары. Улицы Багдада наделили меня смекалкой, перетаскивание тяжестей сделало сильным, а длительные периоды без еды — выносливым. Наверняка одно из этих свойств поможет мне победить.

— Уук гиббер гиббер, — настаивал капитан.

— Сначала надо обменяться песнями, — пояснил маг.

Значит, песня? Песни петь я умею неплохо, я все время сочинял их, чтобы скрасить заполненные бесконечным трудом дни. Пожалуй, слишком даже неплохо. Мне вспомнилось, как я остановился отдохнуть у роскошного дома купца Синдбада и вздумал запеть. От правды не уйти: именно песня в первую очередь и втянула меня в эти неприятности.

И теперь я должен петь для этой гигантской самки.

Даже для столь поэтической натуры, как я, это будет непросто. Пожалуй, стоило бы перечислить ее наилучшие качества. Однако при взгляде на эту зверскую рожу понятия «лучшие» или «худшие» казались неподходящими. Я решил петь обо всем; то есть обо всем, что мог разглядеть под ярдами и ярдами покрывал.

Капитан быстро пихнул меня своим весьма острым локтем. Очевидно, предполагалось, что начинать должен кандидат в женихи.

Одно я знал точно: попытка говорить по-обезьяньи уже создала мне достаточно проблем. Не стоит заходить слишком далеко и пытаться петь на обезьяньем языке.

Итак, я начал, и голос мой, возможно, не был столь сильным, как порой бывало прежде:

О, твои волосы коричневого цвета,
И кожа твоя — ах — коричневого цвета,
И вся шкура твоя лоснится.
И ладони твои коричневые,
А глаза у тебя черные,
А ногти такие грязные!

Пожалуй, это была не лучшая из моих песен, но она была сочинена под таким непомерным давлением.

— Скрии, — авторитетно заметил капитан.

Очевидно, я прошел это испытание.

— Вы начинаете, — объяснил Малабала.

И тут я почувствовал, как грубая рука ухватила меня за подбородок и голову мою рывком запрокинули так, что я уставился прямо в глаза своей нареченной, инстинктивно ощущая, что не должен противиться, если жизнь мне дорога. И так я слушал вокальные упражнения своей невесты, песню, длившуюся довольно долго, хотя все куплеты ее звучали более или менее похоже на этот:

Укк укк грии грии уук
Грии уук скрии уук грии
Уук укк грии укк уук
Хоо хоо скрии скрии скрии!

— Теперь наша возлюбленная королева удостоит нас своего пения, — сначала сказал Малабала, без сомнения переводя слова капитана, а не королевы.

Но песня продолжалась столь долго, и в ней было такое огромное множество куплетов, что даже заклятие мага не могло справиться с ними всеми, и он переводил прямо по ходу пения.

— Она говорит, что останется с этим хилым человеком, несмотря на то что волос у него меньше, чем у обезьяньего детеныша, — пересказывал маг. — Потом она во всех подробностях описывает его бледную кожу. Рифмы и аллюзии насчет его масти весьма сложны, но в итоге я могу отметить, что она без конца нелестно сравнивает носильщика со слизняком.

Наконец, она, кажется, закончила свою декламацию. Тут обезьяны вокруг нас возопили в унисон — жутко и в то же время возбужденно: искренняя реакция всей команды на совершенство королевских стихов. Даже я, не понимающий на самом деле их языка, мог оценить, что королева была явным мастером формы.

— Уук уук гиббер уук! — снова заговорил капитан.

— В последнем куплете содержатся некоторые весьма эффектные метафоры, — продолжал Малабала, наконец услышав концовку песни. — Пускай вы бледнокожий, но бананы тоже таковы.

Бананы? У меня было ощущение, что сердце мое хочет остановиться в груди. Если говорить о бананах, я знал, что они мне напоминают. И все же, может быть, маг ошибся, выбирая фрукт, или я был неправ в своих сравнениях, а королева всего лишь говорила о еде.

— Гиббер гиббер уук! — провозгласил капитан.

— Бледнокожий мужчина выдержал первое испытание! — весомо сообщил Малабала.

Тут Синдбад и его слуги окружили меня.

— Мы никогда в этом не сомневались, — с величайшим воодушевлением заверил меня торговец.

— Я уверен, что мы победим, и мой хозяин будет спасен, — заметил Ахмед. — Вам осталась сущая ерунда.

— Это, — строго добавил Джафар, — если мы когда-нибудь выберемся отсюда.

Но и Ахмед, и торговец отпрянули, когда между нами прошествовала очередная обезьяна, несшая очередное серебряное блюдо. На этом новом блюде высокой горой копошились белые личинки, их было столько, что и не сосчитать, сумей кто-нибудь удержать содержимое своего желудка внутри достаточно долго, чтобы предпринять такую попытку. Мне самому становилось все сложнее справляться с собственным желудком, поскольку блюдо это сунули мне прямо под нос. Я ничего не мог с собой поделать, ибо инстинктивная реакция победила во мне человеческий разум. Я рыгнул как мог тише и оттолкнул блюдо прочь.

Оно остановилось перед самым носом королевы. Одним из своих огромных пальцев она наклонила его. Изрядная куча личинок посыпалась в ее разинутую пасть.

— Уук гиббер уук! — объявил капитан.

— Начинается второе испытание! — задним числом проинформировал меня Малабала.

— Скрии скрии укк уук! — продолжал капитан.

— Бледнокожий человек прошел второе испытание! — радостно добавил Малабала.

Я заметил, что королева обезьян снова разглядывает меня, но уже иначе, чем прежде. По правде говоря, она смотрела на меня так, что, будь это человеческая женщина, я счел бы это за нежный взгляд.

Такое развитие событий встревожило меня больше, чем все, что было до этого.

— Уук, — сказала она.

— Уук? — отозвался я, боясь подумать, что это может значить.

— Приготовьтесь к третьему, и последнему испытанию! — перевел Малабала последние слова капитана.

— Гриич укк хоо хоо, — приказал капитан.

— Королева говорит, что если этот слабый человек покажет ей свой банан, — продолжал переводить Малабала, — то она с радостью продемонстрирует ему свои дыни.

— И снова наши соболезнования, — тихо сказал мне Ахмед.

Звук, вырвавшийся из моей груди, был не столько вопль, сколько тихий, исполненный страдания стон. Впрочем, чем бы он ни был на самом деле, за ним последовало очередное заявление мага.

— Наш храбрый носильщик ответил, — перевел Малабала остальным нашим спутникам, — что он с гордостью покажет свой банан, когда бы это ни потребовалось.

Я?! Я решил никогда, никогда не произносить больше «уук».

— Уук гиббер уук! — потребовал капитан.

— Третье испытание проходит в королевской опочивальне, — перевел маг.

Думаю, мой вопль последовал сразу вслед за этим.

— Гиббер скрии скрии!

— Претендент должен подобающим образом просить королеву о любви.

Значит, я не просто вынужден буду сделать то, что даже представить себе как следует не могу, но должен еще хорошенько об этом попросить?

Я обернулся и оглядел остальных людей. Что будет с этими остальными, если я откажусь продолжать? Ни Кинжал, ни Шрам не вызывали у меня ни малейшего восторга; если они станут жертвами обезьян, я ничуть не расстроюсь. Верный Джафар и даже купец Синдбад прожили долгую и наполненную жизнь и вскоре в любом случае подойдут к закату своих дней. Ахмед, что ж, парнишка молод, но он умен, и если кому-либо из нас и суждено уцелеть, это наверняка будет он. Маг, я был уверен, сумеет сам позаботиться о себе, возможно, он смог бы даже спасти нас всех, если бы был способ нормально с ним общаться.

Лишь одна из нас всецело была во власти обезьян, но именно она была для меня важнее всего: прекрасная Фатима. Как должна она трепетать в своем ящике, в такой близости от постоянной, свирепой опасности, исходящей от этих тварей!

Значит, я должен пройти через это третье испытание ради моей возлюбленной. Осознает ли она хотя бы, подумал я, всю глубину моей жертвы?

Обезьяны вокруг меня, казалось, становились все более беспокойными. Я больше не мог медлить с принятием решения.

— Можете ли вы перевести мой ответ, о маг? — спросил я.

— Не нужно кричать на меня, — пожурил Малабала. — Я стараюсь помочь вам, во всяком случае, в том, что касается общения с обезьянами.

— Я хотел бы просить королеву оказать мне честь и… составить мне компанию, — сказал я, ожидая, чтобы маг перевел это.

— Уук уук уук! — потребовал капитан.

— Королева желает узнать подробности, — перевел Малабала.

Выполнить это мне было очень трудно. Как мог я сообщить королеве подробности, о которых не хотел даже думать?

Наконец я запаниковал. Может быть, я все же смогу каким-нибудь способом убедить Малабалу спасти всех нас. Да, верно, до сих пор мне это не удалось, но, возможно, я старался недостаточно. Да, вот именно. Побольше настойчивости. Откровенная мольба и подобострастие — вот единственный выход.

Я упал перед магом на колени:

— Пожалуйста, Малабала, неужели вы не можете спасти нас?

— Отлично, я буду рад перевести королеве вашу просьбу уделить вам некоторое время, — снисходительно сообщил Малабала.

— Уук, — кокетливо заметила королева.

— Уук уук скрии уук, — ответил Малабала.

— Ее королевское величество ожидает королевских развлечений, — перевел он сразу же после этого.

— Нет! — Слово это сорвалось с моих губ прежде, чем родилось в мозгу.

Тут маг нахмурился, словно только что услышал мою паническую мольбу:

— Полагаю, я смог бы изобрести какие-нибудь способы бежать, не будь я уже столь уставшим после укрощения шторма, а теперь еще и от этой переводческой магии. Языковые заклинания изматывают куда больше, чем людям кажется. — Он умолк, чтобы милостиво улыбнуться мне. — Вот почему я вдвойне признателен, что вы решились на эту жертву. Смерть простого носильщика позволит мне в достаточной мере восстановить свою силу, чтобы спасти в дальнейшем всех этих людей. Неужели вы захотите пожертвовать этой уверенностью в будущем ради сиюминутного заклинания, которое, вполне возможно, даже не сработает?

Что ж, значит, ничего не поделаешь. Маг не хочет меня слушать, и я обречен на короткую, но весьма бурную жизнь с королевой обезьян.

— А, — было моим единственным ответом, поскольку мозг мой отказывался нормально работать.

— Ну вот! — с огромным удовлетворением сказал Малабала. — Я знал, что вы согласитесь с моей точкой зрения, когда разумно ее обдумаете. — Он сердечно похлопал меня по спине. — Тем временем ваша королева ожидает ответа.

— Уук, — со значением повторила королева.

— Замысловатые описания — это часть ритуала, — объяснил Малабала. — Сейчас от вас ждут этого, как вскоре будут ожидать кое-чего другого. Итак, что вы будете делать?

Похоже было, что мне действительно уук, так или иначе.

Глава пятнадцатая, в которой спасение приходит с неба, если только приходит вообще

Итак, я и в самом деле должен пожертвовать собой ради остальных. По крайней мере, заплатив такую великую цену, я мог бы быть уверен, что мне уготовано место на небесах, если только у них там нет каких-нибудь правил насчет слишком тесной близости с обезьянами. Пора было приниматься за дело. Но чтобы сделать это, я должен что-то им ответить. Слова давались мне с некоторым трудом.

— Я… конечно… постараюсь… может быть… попробовать… один раз, — сумел наконец выдавить я.

Маг сказал, что не знаком со словом «а» и не может переводить более чем с двух языков одновременно. Я ответил, что буду стараться как могу. Тогда Малабала перевел обезьянам какие-то из моих слов, но отвечал ли я на последний вопрос или на какой-то заданный давным-давно, было совершенно непонятно. Я лишь надеялся, что этот мой ответ подойдет и к теперешней ситуации. Между тем и королева, и капитан продолжали свои обезьяньи домогательства.

— Королева хочет содрать с вас кожу заживо, — сообщил некоторое время спустя Малабала. Потом, чуть погодя, ответил: — Одного раза недостаточно.

— Ну, может, мы смогли бы отложить… — Я сдержался, не успев высказать своего истинного страстного желания. — Нет, Малабала, скажите им лучше, что я… э… постараюсь изо всех сил… конечно учитывая мои физические возможности… м-м… повторить кое-что дважды, вот.

Малабала и обезьяны принялись оживленно переговариваться.

— Королева не любит ложной скромности, — сказал Малабала в разгар этой беседы. — Все обезьяны знают про удивительные способности человеческих самцов.

— Уук гриич уук скрии! — разнеслось над общей суматохой.

— Третье испытание начинается! — перевел наконец маг.

Но тут я увидел направляющихся ко мне обезьян.

Мне хотелось бы говорить, что я шел навстречу судьбе со спокойным достоинством. Однако я был бы недобросовестным рассказчиком, не упомянув о том, что дело не обошлось без некоторого количества брыканий и воплей.

Как бы то ни было, по прошествии времени меня грубо швырнули на гору перин в каюте. Мои молотящие по воздуху руки запутались в простынях, и к тому времени, когда я выпутался из них, все обезьяны, кроме одной, исчезли, и это оставшееся, завешенное покрывалами существо запирало на засов дверь.

Однако почему-то в этой сквернейшей из ситуаций надежда отказывалась покидать меня окончательно. Я уставился на приближающуюся ко мне огромную гориллу. Я решил снова заговорить с ней на ее родном языке, на этот раз очень тщательно избегая слова «уук». Я не мог разумно разговаривать с ней на языке, которого не понимал, но, возможно, мне удастся запутать ее или, еще лучше, привести в ярость. Быть может, нашептывала надежда моей душе, тебе все-таки удается отыскать какой-то способ отговорить ее от любовных намерений и просто вынудить ее убить тебя тотчас же.

— Скрии, — отважился я. — Гиббер гиббер хоо.

Она помедлила. Неужели мне удалось остановить ее так быстро? Она разглядывала меня из-под полуприкрытых век.

— Уук, — прошептала она сипло.

Очевидно, моя первая попытка рассердить ее оказалась не вполне успешной. Если бы только я мог вспомнить слова, при помощи которых провозгласил кровавый поединок. Но на самом деле я прекрасно помнил их; в конце концов, во всем обезьяньем языке их было всего пять или шесть. Но эти слова могли означать многое. Все дело в тоне, напомнил я себе.

— Скрии! — вскричал я во всю глотку. — Гиббер хоо гиббер!

— Скрии? — Она сорвала с себя вуаль, голос ее был полон страсти. — Уук! Уук! Уук! — выдохнула она сквозь острые желтые зубы. И рысью устремилась ко мне через каюту.

Очевидно, я был неспособен воспроизвести нужный тон. Учитывая, с какой скоростью приближалась королева, я должен был быстро придумать что-то еще. Но мое невежество по части обезьяньего языка было слишком велико, чтобы продолжать пылко объясняться на нем. Быть может, подумал я, если бы вместе с несколькими фразами на обезьяньем я использовал какие-нибудь универсальные жесты, это помогло бы объяснить ей, что мои слова вовсе не были любовными признаниями.

Она сгребла меня сзади за халат и принялась тянуть его с меня через голову.

— Скрии! — завопил я, отбрасывая ее руки и натягивая одежду обратно. — Гриич хо хо!

Но в тот же самый миг я почувствовал, как с ног моих стащили сандалии. Как такое могло быть? Я видел, что ее руки не касались меня, и впал в полную панику.

Мои худшие опасения подтвердились. Она раздевала меня и ногами тоже. Я должен был сообразить, что у меня нет шансов отделаться от амурных притязаний четверорукого существа.

— Уук! — Она часто дышала от вожделения. — Уук! Уук! Уук!

Но, как ни странно, я почувствовал, что верхнюю часть моего тела на миг оставили в покое. Хотя ноги ее продолжали шарить по воздуху, пытаясь погладить меня, руки королевы на время оказались заняты расстегиванием сложных пряжек и завязок, похоже совершенно необходимых в одежде любых женщин.

Это, понял я, моя единственная надежда на спасение; и страх мой должен мне помочь. Пока внимание королевы было отвлечено, я вскочил и побежал.

— Уук! — вскричала она, когда я проскочил мимо нее. Последнее, что я увидел, — как она пытается выпростать руки из-под своих многочисленных покрывал. — Скрии скрии скрии!

Во всяком случае, я помчался еще быстрее. Судя по этим «скрии-скрии», у меня создалось впечатление, что, если королева поймает меня теперь, ее домогательства станут лишь еще более откровенными.

Я добрался до двери и откинул засов движением столь ловким, что даже сам удивился. Вскоре я уже открыл дверь, на удивление эффективно подгоняемый страхом, и стремительно карабкался по трапу, ведущему наверх.

— Уук! — раздался первый из множества воплей за моей спиной. — Уук скрии уук! — К несчастью, вопли эти не затихали по мере моего удаления. Королева управилась с одеянием и пустилась за мной в погоню.

Я толчком отбросил крышку люка, ведущего на палубу, и пулей вылетел наружу. Учитывая скорость, с которой я появился на сцене, мне показалось, что все, кто был наверху, и обезьяны, и люди, застыли на полушаге. Но я в этот первый миг увидел их всех сразу: обезьяний капитан; его угрюмая команда, так мало отличающаяся от матросов — людей, покинутых мной столь недавно; торговец Синдбад с двумя слугами по бокам; мудрый, но несколько бестолковый Малабала; и Кинжал и Шрам, стерегущие паланкин Фатимы. Ах, милая Фатима! Если бы только я мог как-то извиниться за свои импульсивные поступки! Но как вы можете извиниться перед кем-то, если вас ему даже не представили?

Я слышал тяжелое дыхание на трапе позади себя, время от времени прерываемое ууканьем.

И эти «уук», казалось, разом разбудили всю обезьянью команду. Я услышал вокруг дикий рев, и свирепые матросы кинулись ко мне.

Итак, не будет никаких извинений, и стоять тоже некогда, если я хочу избавиться от горилльей любви. Вместо этого я пулей промчался по палубе и полувывалился, полувыпрыгнул за борт. Пожалуй, на этот раз я падал немножко слишком быстро. И все же, решил я, лучше что угодно, чем амурные приставания королевы обезьян. Даже неизвестность, ожидающая внизу, среди волн.

В действительности, учитывая мою полную бездарность в смысле плавания, судьба моя, пожалуй, была более чем известна. И у меня, похоже, было время обдумать эту самую судьбу, поскольку оно, время, для меня настолько замедлилось, что казалось, будто я повис в воздухе у правого борта возле носовой оконечности корабля на какой-то нескончаемый миг.

Вися там, я думал о прежних своих встречах с морской нимфой и о том, как она сказала, что в третий свой визит к ней под воду я могу остаться там навсегда. Бывает участь и похуже, решил я, чем вечно обитать под волнами в компании нимфы. Но я понимал, что у моряков, как у людей, так и у обезьян, может быть другое название для того, кто навеки остался под волнами, и название это — утопленник.

Тогда, возможно, это приостановленное время дано мне специально, поскольку это последний миг моей жизни, чтобы я успел прочесть последнюю молитву, прежде чем вода сокроет меня.

Но, как ни странно, я, казалось, не приближался к воде. Наоборот, я словно бы удалялся от нее, как будто что-то ухватило меня за пояс и тянуло ввысь.

Сначала я подумал, что мне посчастливилось удостоиться одного из заклинаний Малабалы, но, взглянув на обезьяний корабль, оказавшийся теперь подо мною, увидел, что маг был, казалось, единственным из всех людей и обезьян, кто не смотрел в небо и не указывал на меня, а, похоже, продолжал переводить что-то публике, которая его больше не слушала.

Следующей моей мыслью было, что гигантская Рух снова вернулась и похитила меня. Но разве смогла бы птица столь огромная, у которой каждый коготь был с меня величиной, так искусно сманеврировать, чтобы ухватить меня за пояс? Итак, ничего не поделаешь. Мне придется извернуться, чтобы увидеть, что происходит надо мной. Я, насколько мог, изогнул спину и шею.

Никаких сомнений быть не могло. Что-то действительно держало меня за пояс и поднимало в небо. Но при виде истинной причины происходящего дыхание застыло в моей груди.

Существо надо мной, с одной стороны, безусловно, было птицей, поскольку оно держало меня золоченым когтем, находившимся там, где подобало бы быть, и было с ног до головы покрыто ярко-желтым оперением. Далее две руки существа, хотя и оканчивались каждая преизящнейшей кистью, также по всей длине были оперены и использовались как крылья, ловя воздушные потоки высоко над океаном. Но хотя это создание было отчасти птицей, тело его было во всех иных отношениях человеческим, и это была прекрасная, изящная женская фигура, ни по форме, ни по размерам не отличавшаяся от стана нимфы, которую я встретил под водой.

— Вот так, человек! — прокричала мне женщина-птица сквозь свист ветра. Голос ее был мелодичен, каждое слово звучало отдельной нотой. — Ты сможешь отблагодарить меня, когда мы доберемся до моего гнезда!

И моя спасительница отвернула от меня голову и с удвоенной энергией замахала крыльями. Я посмотрел вперед и увидел, что мы направляемся к острову, и что посреди этого острова стоит огромная мрачная скала, столь высокая, что вершина ее терялась в облаках. И, поскольку мы поднимались все выше, я понял, что именно в эти облака и несет меня моя избавительница.

Итак, я висел в небе, много выше, чем если бы забрался на самый высокий минарет во всем Багдаде. Странное умиротворение снизошло на меня здесь, столь высоко над миром. Сюда не доносились ни гул моря, ни шумные споры обезьян и людей. Здесь были лишь чистый холодный воздух и свист ветра, перемежающийся ритмичными взмахами крыльев женщины-птицы.

Я снова глянул вниз и увидел, что корабль обезьян тает вдали. Корабля, на который изначально был оплачен мой проезд, нигде не было видно. После того как мы оказались во власти обезьян, наши человеческие капитан и команда, должно быть, сразу пришли к взаимопониманию и удрали подальше от такого соседства так быстро, как только смогли.

Зрение мое затуманилось, поскольку мир вокруг побелел. Мы влетели в облака. Воздух тоже стал холоднее, и я чувствовал, как студеная влажность забирается мне под одежду.

Перед нами неясно вырисовывалась огромная черная скала. Это была горная вершина. Женщина-птица издала высокий пронзительный крик, словно приветствуя родные скалы, и мгновение спустя крик ее эхом возвратился обратно, будто камни в свой черед приветствовали ее.

Мы, кажется, снижались, хотя в этом облаке трудно было точно судить о расстояниях и углах. Я снова извернулся, чтобы взглянуть на свою спасительницу. В этом приглушенном свете ее оперение, казалось, светилось тусклым оранжевым огнем, будто факел, пылающий в тумане.

И как раз когда я повернулся посмотреть на нее, ее коготь выпустил мой пояс, и я упал. Я услышал ее смех, что-то среднее между чириканьем воробья и сладостной ночной песней соловья.

Я упал на что-то мягкое. Оглядевшись, я увидел вокруг много тряпок и соломы, полоски тканей, беспорядочно переплетенные с длинными травинками.

Женщина-птица опустилась рядом со мной.

— Добро пожаловать в мое гнездо, — сказала она.

Значит, это — ее дом? Я посмотрел вокруг и увидел, что хотя сооружение, где я теперь находился, было просторным, как внутренний двор во дворце Синдбада, сделано оно было по большей части из соломы, а по всему периметру округлого пола полого уходили вверх стены, сделанные из того же материала. Это действительно было птичье гнездо, только раз в сто больше любого другого гнезда, какое я когда-либо видел.

— Смиренно благодарю тебя за мое спасение, — сказал я женщине-птице, почтительно склоняясь перед нею. — Если бы ты не поймала меня за пояс, очень вероятно, что я утонул бы.

Сказав так, я поднял глаза, потому что снова услышал смех, и заметил, что вблизи лицо женщины оказалось изумительной красоты, а ее почти человеческие черты покрыты тончайшим пушком чистого золотого цвета.

— Я не могла позволить, чтобы тебя заполучила моя кузина, — сказала женщина-птица. — Ты вот-вот должен был погрузиться в морские глубины в третий, и последний раз, не так ли, мой юный Синдбад?

Ее ответ поразил меня. Неужели эта женщина-птица намекает, что она родня той нимфе, которую я повстречал на дне морском? Она, несомненно, знает мое имя и вообще довольно многое про меня.

— Я решила, что тебе следует знать: в жизни всегда существует некий выбор, — продолжала она, не дождавшись от меня ответа.

Что я знал о выборе? В известном смысле один выбор я сделал, присоединившись к старшему Синдбаду в его путешествии, но выбор этот привел к нескончаемой череде удивительных и ужасных событий. Размышляя об этом, я понял, что все эти события заставляют нас совершать другие, меньшие выборы — великая цепь решений, которая будет длиться, пока наши приключения не закончатся или же не прикончат нас.

Весьма благоразумное открытие для носильщика, которому теперь нужно было выбирать, что сказать этому странному, но великолепному существу. Я решил, что, раз уж я, похоже, все еще цепляюсь за жизнь, надо поточнее выяснить, что еще эта самая жизнь мне уготовила?

— Зачем ты принесла меня сюда? — спросил я женщину-птицу.

— Достойная одобрения прямота, — ответила женщина-птица. — Каждое существо живет по определенным правилам. У моей кузины и у меня они довольно схожи. Она ищет мужчину с земли, которого волнует море. Я ищу мужчину, чьи ноги стоят на земле, но глаза обращены в небо.

Так эта женщина говорит, что тоже была бы не прочь завязать со мной близкие отношения? Хотя она была и не столь чувственной, как нимфа, чьей родственницей себя объявила, было в этом существе нечто безмятежное и прекрасное, и части меня хотелось ощутить мягкость ее перьев. Но я видел уже слишком много чудес, чтобы вот так сразу поддаться женским чарам.

— Возможно, я подхожу под это описание, — ответил я вместо этого. — Но и многие другие мужчины — тоже.

— Похвальная скромность, — отозвалась женщина-птица. — Но запомни одно, Синдбад. Некоторые люди избраны судьбой. Они окружены ею, как луна — сияющим нимбом. Старший Синдбад был таким человеком, но с годами это проходит. А ты, носильщик, едва достиг поры зрелости, и ты отправился на корабле навстречу новой жизни. И я думаю, что судьба с каждым днем будет улыбаться тебе все чаще.

Итак, еще кто-то, кроме торговца, заговорил о судьбе. Не уверен, что это мне пришлось так уж по вкусу. Свобода выбора была слишком внове для меня, чтобы пожертвовать ею ради какого-то Великого Замысла.

— Значит, ход моей жизни предопределен? — спросил я крылатую женщину с нескрываемым огорчением.

— Всегда есть выбор. — Она улыбнулась. Это было странное зрелище, казалось, что рот ее твердый, как клюв. — Разных судеб много, но у тебя, весьма вероятно, выбор небольшой. — Она обвела золотистым крылом вокруг. — Но как тебе нравится мое красивое гнездо?

— Отличная штука, — согласился я. — Неужели ты построила все это огромное сооружение сама?

— Я была вынуждена это сделать, — призналась она. — Пока у тебя нет дома, ты — ничто.

Я воспользовался моментом, чтобы осмотреть этот дом, и заметил, что там были не только обрывки ткани и пучки соломы. В одном углу лежала груда пергаментов, каждый лист которых был испещрен записями. В другом валялась куча изысканной одежды, куда лучше, чем одеяние королевы обезьян, и маленькое зеркальце, в которое могла бы глядеться женщина, любуясь собой. В другой части гнезда небольшой горкой лежали золотые монеты и драгоценные камни, сверкающие даже в этом тусклом свете.

Я вновь перевел взгляд на покрытое пушком лицо женщины, и она ответила прежде, чем я успел заговорить.

— Тебя заинтересовали мои сокровища, — сказала она. — Во мне есть доля человеческого, и меня влечет к вещам людей. И влечет к тебе. — Она протянула руку и коснулась моего лица своей нежной ладонью, человеческой во всех отношениях, за исключением того, что она тоже была покрыта золотым пухом. Щека моя ощутила теплоту и мягкость крохотных перышек, и я понял, что мне хочется тоже протянуть руки и обнять эту женщину за гибкую талию и почувствовать кожей все ее золотистое оперение.

— Останься со мной, молодой Синдбад, — сказала она севшим от желания голосом. — Я покажу тебе то, что недоступно другим смертным. Ты будешь летать высоко над миром и увидишь всех людей разом и такие далекие места, которых вовек не видел ни один человек. Ты ни в чем не будешь знать нужды, ибо я смогу раздобыть в наземном мире все, чего ты ни пожелаешь, и даже более того для твоего удовольствия.

Слова ее заполняли меня, будто вино, и я испытывал бездумное счастье при мысли о жизни здесь, высоко над всеми человеческими заботами. Но потом я снова взглянул на ее красивые пушистые пальцы и вспомнил другую руку, столь безукоризненно прекрасную, что принадлежала смертной женщине. Эта женщина-птица требует, чтобы я прожил жизнь вдали от себе подобных. Вдали от моей Фатимы.

Это гнездо, и облака, и красивая птица передо мной — все это было как части какого-то удивительного сна. Но даже лучшие из снов утрачивают все свое очарование, если спящий не может проснуться. Это место в мире принадлежало женщине-птице, но не мне, и точно так же, как у нее был ее дом, у меня был мой Багдад. В глубине души я знал, что не найду истинного счастья ни с одной из этих фантастических женщин, ни в морских глубинах, ни высоко за облаками, потому что, выбрав любую из них, я никогда больше не смогу увидеть свою родину.

— Прошу прощения, — сказал я женщине передо мной, — но я не могу остаться.

Женщина-птица обхватила себя крыльями, будто голубь, прячущийся от свирепой бури.

— Это ты говоришь сейчас, — был ее ответ. — Мы еще потолкуем об этом, Синдбад.

С этими словами она снова широко распахнула крылья и издала крик столь высокий и пронзительный, что меня пробрал озноб. Потом, мощно взмахнув крыльями, она взмыла в воздух, и оказалось, что мой пояс снова зажат в ее гибких когтях.

Мы вылетели из гнезда и быстро понеслись вниз сквозь облака. Я видел, как мелькают в опасной близости огромные нагромождения скал. Облака начали редеть, и я во всех подробностях разглядел эти иззубренные камни, готовые переломать и изуродовать любое человеческое тело, имевшее несчастье упасть на них. Ветер выл у меня в ушах, его дикий голос, казалось, передразнивал тот последний крик женщины-птицы.

Потом я почувствовал, что пояс мой ослаб. Женщина-птица разжала когти, и я начал падать.

— Ты сделал свой выбор, — услышал я ее птичий голос, тающий на ветру. — Счастливого приземления!

И тело мое понеслось навстречу деревьям.

Глава шестнадцатая, в которой наш герой почти возвращается на землю, хотя больше ничего не происходит

Сперва я услышал треск ломающихся веток и шуршание сотен и тысяч крошечных кусочков дерева и листьев, осыпающихся подо мной. Но теперь я, похоже, падал уже не столь быстро и безостановочно, вместо этого перекатываясь с одной пышной древесной кроны на другую.

До меня смутно дошло, что женщина-птица, должно быть, так и запланировала мое падение, чтобы я и в самом деле не погиб (мысль, явившаяся для меня полной неожиданностью), но остался в живых, чтобы мы могли встретиться с нею снова, как она и обещала.

Все это было для меня изрядным потрясением. Из холода, мира и покоя я перенесся на опушку леса, без конца ударяясь о ветки. И шумели здесь не только деревья, но и сам я без конца вскрикивал. К тому же, хотя ни одна из тех растительных штук, на которые я свалился, не была настолько прочной, чтобы убить или серьезно изувечить меня, они все же обладали достаточной прочностью для того, чтобы причинять нешуточную боль, и я чувствовал, что мои конечности и тело на многие дни покроются множеством ран.

Удары прекратились, и я понял, что мое падение окончено. Я огляделся и увидел, что ветки, в которых я застрял, — это невысокие кусты. Я был спасен, хотя не уверен, что мне когда-нибудь захочется пошевелиться. Однако мне удалось собрать достаточно сил, чтобы застонать.

— Кто там? — окликнул знакомый надтреснутый голос. — Предупреждаю, я сильный маг!

Это был, несомненно, голос Малабалы.

— Это я, — сумел выдавить я, и ребра мои тут же заныли просто от попытки говорить. — Синдбад.

— Еще один Синдбад? — пропищал из леса голос Ахмеда. — Похоже, в эти дни мир просто кишит ими.

Но я услышал предательский треск ломающихся сучьев и шорох листвы, верный знак того, что по лесу ко мне приближается группа людей.

Я снова застонал, чтобы мои спасители лучше поняли, где я нахожусь. Хвала Аллаху, треск и шорох приближались.

— Смотрите! — снова раздался голос Ахмеда. — Это не просто какой-то Синдбад. Это наш носильщик, свалившийся с небес!

Я повернулся на голос и с изумлением увидел уставившиеся на меня лица; все были в сборе — пятеро мужчин, один мальчишка и паланкин.

— Что? — нахмурился Синдбад. — Ох, ну надо же! Полагаю, так оно и есть. Ты должен извинить меня, сын мой. У меня всегда было плоховато с памятью на лица.

О чем торговец говорит? Мы расстались лишь несколько часов назад, и он уже забыл меня? Мне вспомнилось, что говорила женщина-птица насчет возраста Синдбада. Что, если мой покровитель стал слишком стар, чтобы продолжать наше путешествие? Хуже того, что, если у него стало настолько плохо с памятью, что он совсем забыл обо мне, о том, что обещал мне сто динаров?

— Пошли, — велел остальным Джафар. — Надо высвободить его из этих сучьев!

— Что? — перебил его Малабала, вступая наконец в разговор. — Чудо из чудес! Это и в самом деле носильщик!

Кинжал и Шрам выскочили вперед прежде, чем кто-либо другой успел пошевелиться. Они разом выхватили свои кривые ножи.

— Ужасно рады видеть тебя снова, — учтиво произнес Кинжал, подойдя ближе. — Кое-кто из наших знакомых ужасно огорчился бы, если бы мы лишились тебя теперь.

— Это ты просто не захотел нас волновать, — добавил Шрам с почти беззубой улыбкой. — Мы такие ранимые.

Оба взмахнули ножами.

— Какое счастье, что ты дал нам возможность попрактиковаться, — заметил Кинжал, тоже улыбаясь, только улыбка у него была не беззубой, а, напротив, слишком зубастой. — Не хотелось бы, чтобы наши клинки заскучали.

И двое взялись за работу и срубили кусты бесшумно и быстро, расщепив сучья вокруг меня на множество лучин. Я покатился вниз и весьма ощутимо грохнулся на землю.

— Теперь мы квиты, — сообщил Шрам, искоса взглянув на меня. — Услуга за услугу. — Он мгновение полюбовался своим ножом, прежде чем убрать его за пояс. — Так что теперь, может, я убью тебя медленно.

О боже, подумал я. Знай я о такой цене моего освобождения, возможно, предпочел бы остаться в кустах. И все же, судя по тому, что происходило со мной за последнее время, я подозревал, что умру несколько более впечатляющим образом, чем от обычных ножевых ран. Поэтому я с трудом поднялся, не обращая внимания на вопящие от боли мышцы и ноющие кости, во множестве заявившие о своем существовании.

Закончив орудовать ножами, Кинжал и Шрам повернулись ко мне спинами и неспешно зашагали к своему паланкину. Ахмед, однако, быстро подскочил ко мне и попытался поддержать всем весом своего легкого тела, не давая снова упасть.

— Мы рады снова видеть тебя среди нас, о носильщик! — обратился ко мне другой Синдбад. — Ты должен поведать нам о своих чудесных приключениях!

Джафар кашлянул.

— О, разве он не может рассказать прямо сейчас? — спросил Синдбад, и я уловил в голосе торговца жалостные нотки. — Мне так хочется вставить его рассказ в свою историю про восьмое путешествие!

Джафар снова прочистил горло. Старший Синдбад вздохнул и прикусил губу.

— Вспомните о более неотложных вещах, о напыщеннейший из прорицателей, — изрек престарелый мажордом.

— Мой хозяин Синдбад считает, что этот остров ему почему-то знаком, — объяснил мне Ахмед. — Но он еще не смог вспомнить как следует.

Это и впрямь была проблема. Если этот торговец не может запомнить лица, как сможет он узнать остров? И к тому же, судя по тому, что он рассказывал прежде, я пришел к выводу, что его приключения во время визитов на большинство островов приятными никак не назовешь. Я спросил у торговца, так ли это на самом деле.

— Разумеется, — согласился Синдбад, — в сущности, каждый остров, на котором я оказывался, таил в себе некую опасность, не так ли? Это повод задуматься, когда собираешься в путешествие. — Он задумчиво возвысил голос. — Если бы у нас был выбор…

— Которого у нас нет, о отъявленнейший из расточителей, — перебил Джафар, спеша положить конец размышлениям хозяина. — Поскольку вы не можете припомнить особенностей этого острова, нам придется быть готовыми ко всем опасностям сразу. Что заставляет меня вернуться к своей прежней просьбе. Вы должны наконец рассказать носильщику всю правду о ваших путешествиях.

— Всю правду? — Торговец вновь тяжело вздохнул. — Да, полагаю, должен.

Возле нас снова появился более вежливый из двух головорезов.

— Прошу прощения, но я должен просить вас отложить все беседы на потом, — скорее приказал, чем в самом деле попросил Кинжал. — Темнеет, и нам следует вернуться в лагерь.

Он развернулся, всем видом показывая, что нам ничего не остается, кроме как последовать за ним. Синдбад, которому, похоже, не улыбалось рассказывать правду, на чем настаивал Джафар, первым зашагал вслед за злодеем. Кинжал всего на миг приостановился, чтобы подхватить ручки паланкина, и они со Шрамом припустили бодрой рысью. Поддерживаемый с двух сторон Ахмедом и Джафаром, я изо всех сил старался не отставать, в то время как Малабала, ни к кому конкретно не обращаясь, вопрошал, не будет ли благоразумным покинуть этот лес, пока совсем не стемнело.

— Сознаюсь, — медленно произнес я, поскольку оказалось, что я должен беречь дыхание для того, чтобы хотя бы просто идти, — что я никак не ожидал увидеть вас здесь, как и вы меня.

— А, — отозвался Джафар. — Это насчет того, что мы больше не у обезьян? Объяснение очень простое. Когда ты сбежал, мы были им больше не нужны, и они высадили нас с корабля при первой же возможности.

— Вообще-то они спрашивали Кинжала и Шрама, не хотят ли те остаться и влиться в их команду, — добавил Ахмед. — Похоже, обезьяны чувствуют некое родство с отдельными людьми.

— Или так перевел нам Малабала, — уточнил Джафар. — Но Кинжал и Шрам сказали, что выполняют важное поручение и что мы, остальные, тоже при деле. — Джафар кашлянул, словно досадуя на этот раз на самого себя, что так далеко отклонился от темы. — Так что обезьяны высадили нас на первый попавшийся остров вместе с запасом провизии на неделю или около того.

— Для стада обезьян, — добавил Ахмед, — они оказались вполне гуманными.

— И мы пошли прочь от берега, — продолжал объяснять мажордом, — и нашли укромное место, окруженное камнями, на краю этого леса. Там мы и разбили лагерь и уже собирались устраиваться на ночлег, когда услышали среди деревьев ужасный шум. Мы скорее пошли посмотреть, что там, подозревая самое худшее.

— И разумеется, нашли тебя, — добавил Ахмед с очаровательнейшей из улыбок.

И мы добрались до их лагеря, маленькой поляны, окруженной с трех сторон валунами и лесом — с четвертой. Это место действительно казалось идеальным, под защитой скал, так что лишь один проход придется охранять от великанов, гигантских зверей и прочих ужасов, планировавших нанести нам ночной визит.

Ахмед и Джафар опустили меня на травянистый холмик, так, чтобы спина моя смогла как можно удобнее привалиться к плоской поверхности одного из валунов, и Ахмед принялся разводить довольно большой костер, которым он, должно быть, занимался до моего шумного появления. Потом Джафар с Ахмедом принялись жарить над огнем двух мясистых ощипанных птиц.

— Господин? — окликнул Джафар.

— Что еще? — Торговец Синдбад хмурился, глядя в лес, размышляя, без сомнения, тот ли это остров, где жил двухголовый циклоп, или другой, служивший домом гигантскому змею, пожирающему людей, или, может, вовсе какое-то иное, еще более ужасное место, о котором ему еще только предстояло узнать.

— Сейчас самый подходящий случай, чтобы потолковать с носильщиком, о мастер мечтаний, — напомнил ему Джафар мягко, но решительно.

— Хм? О да, думаю, так оно и есть, — согласился Синдбад. Он задумчиво потянул себя за бороду. — Но на чем я остановился, рассказывая свою историю?

— Вы спаслись от змея, — с готовностью напомнил я ему, поскольку аромат жарящихся птиц в значительной степени вернул меня к жизни.

— Ах да, — с пылом подхватил торговец, — и потом на следующий же день мне посчастливилось быть спасенным проплывавшим мимо кораблем.

— Дождись следующей части, — сказал мне Ахмед.

— Когда я поднялся на борт, — перешел к этой самой следующей части Синдбад, — капитан этого замечательного корабля отвел меня в сторону и признался в том, что очень был рад обнаружить меня на острове, поскольку чувствует за собой долг, который следует заплатить. Оказывается, несколько ранее он был вынужден бросить одного торговца при далеко не лучших обстоятельствах и боялся, что торговец этот погиб безвозвратно. Чувство вины настолько обуяло капитана, что он не стал избавляться от товаров этого купца, но продолжал возить их в корабельном трюме.

— И как же звали этого человека? — поинтересовался Ахмед.

— Можете вообразить мое изумление, — продолжал торговец, — когда я узнал, что того купца звали Синдбад!

— И наше изумление тоже, — холодно добавил Ахмед, переворачивая птицу над костром.

Торговец еще некоторое время рассказывал, как ни он, ни капитан не узнавали друг друга. Я понял, они никогда этого не делали. В историях Синдбада и, наверное, в его жизни, похоже, никто никогда никого не узнавал.

— Традиционная форма повествования всегда самая лучшая, — прокомментировал Ахмед прежде, чем я успел сказать что-нибудь.

— Но, разумеется, я сумел продать эти товары с большой выгодой и возвратился в Багдад богатым…

— Что если вам перейти к следующей истории, о достойнейший из пользующихся словами? — посоветовал Джафар.

— Прошу простить меня за вторжение. — Внезапность, с которой Кинжал возник среди нас, говорила о чем угодно, только не о чувстве вины. — Мой напарник и я сам, не говоря уже о той, что находится на нашем попечении, вот уже некоторое время обоняют эти аппетитные запахи и хотели бы знать, когда же эти птицы будут наконец готовы. — Он выразительно похлопал себя по животу. — Мой напарник — не самый приятный человек, когда голоден.

Я никогда не считал, что Шрам может быть приятным человеком при каких угодно обстоятельствах. Но слова его приятеля о той, что находится на их попечении, заставили меня умолкнуть. Я испытывал такую боль и так устал, что едва не позабыл про Фатиму. Фатима! Сердце мое попыталось выпрыгнуть из груди, но было остановлено ушибленными ребрами. Ведь когда я беседовал с женщиной-птицей в ее гнезде, она сказала, что у меня есть судьба, и вот, пожалуйста, я снова рядом со своей таинственной и прекрасной женщиной. Могут ли быть сомнения, что эта судьба касается и ее тоже? Фатима! Одно ее имя давало мне силы, по крайней мере, для того, чтобы поесть, а может, и для многого другого!

Джафар критически осмотрел птицу, которую жарил на конце заостренной палки.

— Еще минуту-другую, — вынес он приговор. — И все.

— Отлично, — отозвался Кинжал. — Это успокоит моего напарника. Потом мы устроимся на ночлег. Темнеет. Мы вдвоем решили, что будем дежурить по очереди. Тут есть то, что мы должны постараться сберечь.

Сначала я подумал, что этот детина говорит о прекрасном цветке женственности, который они стерегут, и, возможно, еще о каком-то содержимом вечно закрытого паланкина. Но тут вспомнил, что рассказывали мне Джафар и Ахмед по дороге к этому лагерю и как два бандита отказались от безопасной жизни среди обезьян, чтобы остаться с остальными людьми. Похоже, что они беспокоятся не только о Фатиме.

Пришла мне в голову и другая мысль. Может, этих двоих тоже коснулась судьба? Может быть, по этой самой причине они и сопровождают обоих Синдбадов? Или, может, хоть они и разбойники, но не в силах остановить руку этой самой судьбы? Какова бы ни была их цель, я решил, что к такой судьбе явно не стоит относиться легкомысленно.

Но тут мудрый Джафар объявил, что наш обед готов, и больше некогда было думать о судьбе, но пришло время заняться едой.

Но судьба не собиралась так просто оставить нас в покое. Отдав большую из двух птиц Кинжалу и Шраму, Джафар достал свой ножик, чтобы разрезать оставшуюся птицу и раздать ее нам. Но пока он это проделывал — точнее, как раз когда он готовился передать мне мою честную долю, — со стороны берега донесся звук, которого при менее экстремальных обстоятельствах хватило бы, чтобы напрочь отбить всякий аппетит.

Шум, встревоживший нас, был ревом, одновременно оглушительным и странным, поскольку вместо ярости или предостережения, как можно было бы ожидать, в нем звучала радость.

— Похоже, истинная сущность этого острова скоро прояснится, — сказал Ахмед между двумя глотками.

— О да, — ответил Синдбад. В глазах его ярко отражались огни костра. — Должно быть, это тот остров.

Глава семнадцатая, в которой две головы не обязательно лучше, чем одна

Я был так голоден, что успел пару раз откусить от жаркого, прежде чем задал вопрос, который тяжким грузом давил на всех нас:

— Какой остров?

— Прошу прощения? — переспросил Синдбад. — Извини, носильщик, но любого человека непросто понять, когда у него, набит рот.

Я поспешил проглотить пищу. Я и впрямь позабыл о своих манерах.

— Приношу свои извинения, о мудрый торговец, но о каком конкретно острове вы говорите?

Произнеся свою часть диалога, я снова впился зубами в птицу.

— О, — ответил торговец, поднося к губам очередной кусок. — Об этом острове.

Я позволил себе мгновение помедлить, пережевывая мясо, и снова собрался с мыслями, хотя у меня и начало появляться ощущение, что наша беседа продвигается примерно столь же успешно, как попытки говорить с Малабалой.

— Да, — попытался я вновь, — о величайший из торговцев, но был ли этот остров среди тех, которые вы восславили в своих историях?

— Ты очень проницателен, если заметил это, — подтвердил купец. — Конечно был.

К моему великому изумлению, Ахмед и Джафар хором присоединились к моему следующему вопросу:

— Но что это за остров?

— Ах, — с удивленной улыбкой ответил Синдбад, — вы хотите узнать, на каком именно из многочисленных островов, описанных мною в моих историях, мы теперь находимся? Это, конечно, помогло бы нам в наших дальнейших планах, не так ли?

Ахмед положил руку мне на плечо, успокаивая. Откуда этот юнец узнал, что я готов закричать? Я перевел дух и разжал кулаки.

— Мой хозяин даст ответ в свой срок, — прошептал он мне на ухо, — но нам придется подождать.

Подождать? У меня снова было чувство, что опасность обрушится на нас прежде, чем торговец соизволит объяснить, что это может быть.

— Да, я посетил этот остров во время одного из моих ранних путешествий. Услышав этот голос, я вспомнил о том случае, когда, как ни прискорбно, потерял множество своих спутников.

Несмотря на разочарование, я понял, что пытаюсь найти разгадку нашего местонахождения среди множества слов, расточаемых говорливым торговцем. Тщетно. Кажется, он всякий раз терял прискорбное количество своих спутников, где бы ни странствовал.

— Значит, мы идем по следам ваших ранних путешествий, — победоносно воскликнул Джафар. — Я знал, что тут та же схема!

— Разум моего домоправителя всегда был искусен в разгадывании подобных схем. — Торговец печально кивнул. — И я согласен, что здесь, похоже, задействована иная сила.

Иная сила, ведущая нас от острова к острову? Мне показалось, что я знаю ответ.

— Судьба?

Но Синдбад покачал головой:

— Судьба никогда, не действует столь непосредственно. Ну, может, иногда, как я рассказывал в своих историях, но, как я уже признался, это потому, что я опускал упоминания о некоторых трудностях и увязывал концы. — Он взглянул на своего слугу Джафара, спеша продолжить, пока не начались очередные покашливания. — Как в том ужасном случае во время четвертого путешествия, в долине говорящих смоковниц.

— А в пятом путешествии? — напомнил Джафар, видя, что хозяин его вернулся наконец к этой наиважнейшей теме.

— Да, я опустил ужасное и омерзительное существо, которого боялись даже птицы Рух. Я человек жалостливый, и, в конце концов, моя публика в это время обыкновенно ела. — Помолчав минуту, торговец улыбнулся. — Зато насчет шестого, полагаю, я был более или менее точен.

— Но седьмое? — подсказал Джафар.

— Ты же знаешь, что я не могу об этом говорить! — вскричал торговец, на лице которого застыло выражение полнейшего ужаса.

— Да, с этим будут проблемы, — важно согласился Джафар, будто знал, о чем боится рассказать старший Синдбад. — Как можно бороться с опасностью, о которой не можешь даже говорить?

— Когда служишь моему хозяину, — добавил Ахмед своим обычным услужливым тоном, — начинаешь ожидать проблем такого рода.

Возможно, их спор показался бы мне более интересным, не отвлекай он нас от несомненно более важных вопросов, стоящих перед нами в данный момент.

— Но как насчет нашего теперешнего путешествия? — напомнил я.

— Ах да, — согласился Синдбад. — Полагаю, мы оказались на первом из злополучных островов из моей третьей истории.

Об этом он рассказывал совсем недавно.

— На том, что со змеем?

— Увы! — возопил торговец. — Если бы нам пришлось столкнуться всего лишь с гигантским змеем!

Я решил, что это и есть тот самый ответ, которого я пытался добиться. Я снова начал вспоминать историю Синдбада. Что там приключилось до острова со змеем?

— Циклоп? — вспомнил я.

— Двухголовый циклон, — подтвердил торговец дрожащим от горя голосом. — Мы вот-вот накликаем сюда свою смерть.

— Пока здесь никто не помирает, — сказал у меня над головой Кинжал.

Я поднял глаза и увидел, что он стоит надо мной на вершине валуна. Был ли он там все время, пока мы разговаривали?

— По крайней мере, — поправился Кинжал, — никто не умирает без нашего особого дозволения. А теперь — отдыхайте.

Я был слишком измучен, чтобы поступить иначе. Казалось, я засну сразу, как тот младенец из поговорки, раньше, чем успею закрыть глаза. Кроме того, подумал я, наше положение сильно отличается от того, в котором оказался торговец во время прошлого путешествия. Во-первых, мы знали об участи тех, кто побывал тут раньше. Это даст нам возможность лучше подготовиться к опасностям, что ждут нас впереди. И потом, у нас есть дополнительное преимущество, поскольку в наших рядах имеется искусный маг, который усмирил бушевавший на море шторм, — достойный противник для всякого обычного монстра.

— Прошу прощения? — переспросил Малабала, который за едой вел себя на удивление тихо. — Циклоп?

Возможно, подумалось мне, сон мой будет не таким спокойным, как мог бы быть.

И конечно же, хоть я и уснул вскоре после этого, но не раз резко просыпался посреди ночи, готовый поклясться, что слышал какие-то звуки. Но то, что долетало до моего полусонного слуха, не было больше довольным ревом. Нет, теперь это звучало тише, но ближе и больше напоминало гортанный смешок.

Я проснулся от истошных воплей Джафара.

— О горе! — прокричал он всем собравшимся. — Мы точно пропали!

Вслед за этим раздался новый рев, на этот раз вовсе не похожий на тот, веселый, что мы слышали накануне, — исполненный ярости и досады, он исходил от Шрама.

— Они рыскают тут в темноте! — возбужденно твердил Шрам. — Я убью их!

— Для этого, малявка, — холодно произнес голос, еще более низкий, чем у Шрама, — тебе надо вылезти оттуда.

Все это звучало, как минимум, ужасно неприятно. Что ж, ничего не поделаешь. Я открыл глаза.

Над головой я увидел перекрещивающиеся прутья. Я перевернулся — страх преодолел сопротивление измученных мускулов — и рывком поднялся на колени. Я увидел, что точно такие же прутья торчат из-за валунов с трех сторон от нас и перекрывают выход в лес с четвертой. Поляна превратилась в клетку. И это была очень прочная клетка, ибо прутья ее были сделаны из грубо отесанных бревен, бывших, должно быть, некогда древесными стволами, соединенных между собой канатами в две человеческие руки толщиной.

Я подумал, что понадобилась бы дюжина людей и неделя работы, чтобы соорудить такую большую тюрьму. Но потом до меня дошло, что мы имеем дело не с дюжиной людей, но с одним-единственным существом огромной силы и величины. В конце концов, тот, кто поймал нас, должен быть очень немаленьким, если он назвал Шрама малявкой.

— А теперь, — прогрохотал глубокий бас откуда-то из-за камней, — рассмотрим получше мой обед.

— Я был прав! — вскричал старший Синдбад, вскакивая и указывая на что-то с великим и, пожалуй, несколько неуместным воодушевлением.

— Циклоп? — добавил Малабала, тоже поднявшись. — Но я вижу двоих.

И действительно, встав, я посмотрел туда, куда показывал торговец, и тоже увидел двоих за валунами и прутьями; точнее сказать, две головы. И какие невообразимые головы! Оба их лица были прискорбно сравнимы по уродливости с рожами Кинжала и Шрама, хотя по размеру эти головы были раз этак в пять больше, чем у их человеческих двойников. К тому же тот факт, что каждая из голов щеголяла всего одним глазом, располагавшимся прямо над носом, немало усиливал общее впечатление.

— А я вижу вас всех, — осклабилась левая голова циклопа. В отличие от Шрама у нее, похоже, все зубы были на месте, и все они имели неприятное свойство быть острыми как бритва. — Надо же, — наивеселейшим тоном продолжала голова, — какой прекрасный ассортимент! Мускулистые и толстые, старики и такие нежные детишки! И в довершение ко всему, похоже, меня ждет еще сюрприз в коробке! О, я могу составлять меню на много дней вперед!

С этими словами обе головы проплыли над последним из валунов, и находящееся под ними туловище явилось нам в полный рост за прутьями клетки со стороны леса. И все было так, как говорил Синдбад, ибо все мы теперь видели, что это один великан с двумя огромными головами, по одной над каждым плечом, его гигантское тело прикрывали лохмотья, такие рваные, что их устыдились бы даже нищие из Багдада.

Другая голова нахмурилась и моргнула, будто только что проснулась.

— Пора кушать?

— Э, нет-нет-нет, дорогой братец, — мягко пожурила левая голова. — Мы же должны дождаться, когда солнце сядет, чтобы это был настоящий обед. А какой у нас сегодня выбор! — Он захихикал от наслаждения. — Я предвкушал этот миг с того самого мгновения, как учуял вчера вечером запах вашего ужина.

Шрам при этом, похоже, рассвирепел еще сильнее.

— Ты не удержишь нас тут! — Он выхватил из-за пояса нож. — Мы выйдем отсюда! Мы убьем тебя!

— Ой, ой! — восхитился циклоп. — Сколько энергии! — Он поднял левую руку и погрозил Шраму пальцем. — И что вам это даст, малявка, если вы выберетесь из клетки? Вы все равно останетесь на моем острове. Я просто повыдергиваю вам ваши крохотные ножки и кину ваши жалкие извивающиеся тела обратно. Это если не решу прекратить ваше ползанье и не съем вас сырыми. Сырая человечина! — Он причмокнул губами. — Это настоящий деликатес, но есть ее надо свежей!

Он улыбнулся, посмотрев на оружие Шрама, как люди улыбаются при виде детской игрушки.

— И ты думаешь, я боюсь твоего крошечного ножичка? — Он весело расхохотался, сам отвечая на свой вопрос. — Нет, малыши, сидите лучше тут и жирейте, доедая то, что у вас осталось. Вот такими вы мне нравитесь — вкусными и пухлыми!

Все мы, сидящие в клетке, на миг умолкли. Предложение великана звучало не слишком аппетитно.

Но, пока остальные на время застыли, торговец шагнул вперед.

— У вас такая замечательная клетка, о циклоп, — молвил он самым наилюбезнейшим тоном.

— Ах, благодарю, — отозвалась левая голова. — Я рад, что вы ее оценили. Я сделал ее специально для этого места. Такое удобное местечко для лагеря, вы согласны? Славная ровная площадка, защищенная с трех сторон, возможность легко скрыться в лесу, и всего в нескольких десятках шагов от берега, на котором ну просто все умываются! Вы бы удивились, узнав, сколько потерпевших кораблекрушение моряков выбирали именно это место, чтобы провести свою первую ночь на острове, не говоря уже об остатке очень короткой — но очень вкусной — жизни.

— Весьма умно, — согласился Синдбад. — Вам определенно удалось одурачить нас и заманить в свою западню.

— С вами, маленькими людишками, всегда так, — отозвался циклоп с раздражающим самодовольством. — Скажи, — спросил он моего старшего тезку, — не могу ли я откуда-то знать тебя? Твоя манера речи кого-то мне напоминает. — Он нахмурился, вспоминая. — Это был торговец, продавший мне то тряпье, в котором я теперь хожу. — Левая рука чудовища потянулась, словно хотела коснуться грязных лохмотьев, но остановилась, не успев исполнить задуманное. — Говорил, что одежде сносу не будет, — продолжала голова с явным отвращением. — Я решил доставить ему удовольствие и заплатил за товары лучшими из своих драгоценных камней. Это была моя маленькая шутка. Думал, что получу их обратно, когда съем купца. Хотел бы я, чтобы этот человек попался теперь мне в руки. Не говоря уж о моем желудке. Я всегда жалею, когда еда ускользает.

— О, как бы ни печальна была эта история, — заявил торговец с невинностью новорожденного, — наверняка вы меня с кем-то путаете.

Голова на миг призадумалась.

— Да, если подумать, он был куда моложе. Они единственные, кому удалось сбежать от меня! — Он погладил себя по животу. — Мой желудок все еще тоскует по ним! Какое счастье, что вы здесь, чтобы занять их место.

— Пора кушать? — спросила правая голова.

Левая голова не обратила на брата внимания, как и старший Синдбад.

— Но мне кажется, что вы используете нас не самым лучшим образом, — сказал торговец. — Зачем держать нас здесь, когда мы можем принести столько пользы на острове?

— Пользы? — повторила левая голова, хмурясь. — Какая же от вас может быть польза?

— О, мы могли бы исполнять всякие нудные работы, — продолжал Синдбад самым невинным тоном. — Скажем, как насчет заготовки дров?

— Теперь я вспомнил! — воскликнула левая голова, наморщив лоб от неприятных воспоминаний. — Те, другие, тоже добывали дрова. Сделали из них плот и удрали! Конечно, не без того, чтобы я утопил несколько штук! — При этом людоед легонько улыбнулся.

— Простое совпадение, безусловно, — заверил его торговец. — Нам бы никогда не пришло в голову так поступить.

— Это ты так говоришь, — огрызнулась голова, будто упоминание о том давнем происшествии привело существо в дурное расположение духа. — Как ни приятна наша встреча, я должен заняться другими делами. Я навещу вас снова в конце дня. — С этими словами циклоп развернулся на пятках и неторопливо скрылся за камнями.

— Пора кушать? — проурчала правая голова.

— Спи дальше, — громыхнула в ответ левая, и обе они исчезли из виду.

— О горе! — снова завел Джафар.

— Ах, замолчи, — пожурил его хозяин. — Сейчас нам нужно не причитать, а действовать. Выход должен быть.

— Поставьте перед моим хозяином сложную задачу, — заметил Ахмед, — и он — будто двадцатилетний юноша. Конечно, делу очень поможет, если он сможет потом вставить рассказ об этом в одну из своих историй.

Я тоже заметил эту удивительную перемену. Синдбад Мореход, который выглядел совершенно беспомощным перед птицей Рух, обезьянами и штормом, снова находился в самом центре событий.

— Наконец-то! — фыркнул торговец. — До сих пор многие наши приключения прошли мимо меня. Это заклинание джинна совершенно одурманило меня. Но противника, говорящего на моем языке, а уж самодовольного циклопа в особенности, можете мне подавать в любой момент! — Явно забавляясь, он оглядел поляну. — Вы уверены, что здесь нет ничего такого, что я смог бы продать ему?

— Вы можете радоваться своему показному геройству, — заметил стоящий возле самых прутьев клетки Кинжал, — но мы предпочитаем поработать ножами.

— Мы прорубим себе путь наружу! — поддержал Шрам, принимаясь пилить толстенный канат ножом.

Я понял, что на этот раз согласен с двумя бандитами. Каковы бы ни были наши дальнейшие планы, выбор у нас будет куда богаче, если планы эти станут включать в себя свободу передвижения.

Я подошел к проворно пилящей веревки паре, стараясь задействовать при этом как можно меньше мышц.

— Погодите, — обратился я к ним. — Почему бы нам не помочь вам? Тогда мы выберемся отсюда гораздо быстрее!

Кинжал и Шрам остановились и переглянулись.

— Я думаю, что вы продемонстрировали нам лишь малую толику своего арсенала, — настаивал я. — Наверняка у вас есть еще ножи, которые мы могли бы пустить в дело!

Кинжал и Шрам повернулись и уставились на меня. Ощущение было не из приятных.

— Никому не удастся поднять нож на Шрама! — был единственный ответ страшилища.

И они вернулись к своему занятию. Я решил, что раз они так к этому относятся, то им придется делать всю работу самим.

— Циклоп, — повторил Малабала, словно лишь теперь снова вернулся к нам в этот мир осознанного. — Вы меня простите, но то заклятие, что наложил на всех вас джинн, до некоторой степени мешает нам нормально общаться. Сила этого заклятия воистину велика. — Маг восхищенно хохотнул. — Похоже, оно действует даже на обезьян и на этого циклопа! И этот славный маленький штрих — то, что ваши слова звучат прежде, чем вы их в действительности произнесете — да, это мастерский ход! Играть с самой структурой времени! Мое восхищение этим творением Оззи возрастает с каждым мигом. — Маг с явной завистью покачал головой. — Но я хотел поговорить не об этом. Я думаю, нам следовало бы приготовить поесть!

— И это ваш план? — поинтересовался Джафар, находящийся почти на грани истерики. — Чтобы мы жирели, на радость циклопу?

— Я ни на кого ножей не поднимал! — начал Малабала негодующе, но тут же успокоился. — Как быстро я забыл про заклятие! Вы не отвечаете за свои слова, или, по крайней мере, ваши ответы не вполне соответствуют моим вопросам, или наоборот, поскольку мы разговариваем с разной скоростью.

Итак, хотя маг до сих пор решительно не мог поверить, что это он находится под воздействием магии, сила дедукции привела его к тем же самым выводам, к каким пришел и я. И в действительности не имело никакого значения, я прав или он, поскольку в обоих случаях это вело к сложностям в общении. Но коль скоро мы выяснили проблему, может, когда-нибудь отыщется и ее решение?

Что касается меня, я был очень взволнован. Сначала старший Синдбад, а теперь Малабала демонстрируют глубины мудрости, которых не было и в помине во время недавней заварушки с обезьянами. С такими силами разве можем мы не победить?

— Итак, как же нам бежать? — напомнил я им.

В ответ Малабала сердечно рассмеялся.

— О нет, дружище. Мы едим не ради того, чтобы потолстеть, а чтобы набраться сил для того, что нам предстоит.

— Отличная мысль, — согласился торговец Синдбад. — Я велю своим слугам приготовить обильный обед.

— Что касается побега, — ответил наконец на мой вопрос Малабала, — вам придется поверить мне на слово, но я уверен, что сочетание моей магии и наших общих усилий скоро даст нам возможность бежать, и никто из нас не будет при этом съеден!

Тут даже Джафар, казалось, повеселел, и они с Ахмедом принялись собирать продукты, чтобы готовить обед. Возник небольшой спор насчет разведения костра, учитывая то, что сказал великан, но вскоре слуги решили, что Малабала сможет защитить нас от любых посягательств голодного циклопа.

— Кормите лучше, — прокомментировал Шрам. — Пилить тяжело.

— Не могу не согласиться с моим товарищем, — сказал Кинжал, пиливший канат рядом с ним. — И потом, вы можете сделать для нас еще кое-что. Купца Синдбада почитают за великого рассказчика. Почему бы ему не помочь нам скоротать время за работой одной из его знаменитых историй?

— Я думаю, это должно быть четвертое путешествие, — распорядился Джафар, вновь взявший себя в руки. — На случай, если мы уцелеем.

Пораженный Синдбад переводил взгляд со своего мажордома на мужчин с ножами.

— Да, история. Полагаю, я смогу рассказать. В конце концов, мне нужно практиковаться. — Он улыбнулся, несколько ошеломленно, оттого, полагаю, что его просят заняться любимым делом при столь ужасных обстоятельствах. — Очень хорошо, четвертое путешествие. — Он снова бросил взгляд на Джафара. — И мне придется немножко скомкать начало, чтобы успеть окончить до обеда.

Получив, по-видимому, одобрение слуги, торговец беспрепятственно начал свой рассказ:

— И вновь я возвратился в Багдад, став, благодаря удаче, еще богаче прежнего. Но я с большим удовольствием вспоминал свои захватывающие путешествия, и теперь то плохое, что было в них, казалось уже не таким плохим, а хорошее — просто прекрасным. И вот я решил отправиться…

Джафар перебил его привычным покашливанием.

— Ах да, — поправился Синдбад. — Я ведь рассчитывал рассказы на длительные застолья.

— Эта привычка появилась у вас после первого же путешествия, — заметил Джафар.

— Но мне так это нравится! — вздохнул Синдбад. — Мое проклятие — иметь слуг, у которых хорошая память.

— Натренированная за долгие годы службы, о величайший из выдумщиков, — смиренно ответил Джафар.

— Ладно, — покорно продолжил свой рассказ Синдбад. — Скажем так, были также некие финансовые причины, по которым мне пришлось опять выйти в море. Как бы то ни было, мы снова отправились знакомым путем из Багдада в Басру и оттуда по каналу в открытое море. И снова все началось отлично, и мы плыли от острова к острову и от страны к стране, и я продавал свои товары с большой выгодой, сердечно поздравляя себя с решением снова отправиться в путешествие.

Но вскоре случилось событие, которое заставило меня пожалеть об этом решении, когда однажды, находясь в открытом море, вдали от какой бы то ни было земли, я услышал крик нашего капитана: «Мы пропали!» — очень похожий на те вопли, которые частенько издает мой слуга Джафар. И действительно, я глянул за борт и увидел громадные волны, не меньше тех, что мы наблюдали во время недавнего шторма, когда повстречали Малабалу. В тот раз нам не посчастливилось иметь в своих рядах мага, и наш корабль был уничтожен огромными волнами и проливным дождем, и все, кто был на нем, оказались во власти морской стихии.

Пока торговец говорил, я заметил, как изменились его манеры, — перемена, которую я уже видел, но лишь теперь смог оценить. Глаза его смотрели сейчас по-другому, и вскоре выражение лица сделалось иным, теперь он был куда больше похож на отважного путешественника из своих историй, чем на пожилого, довольно полного человека, у которого проблемы с деньгами.

— Но корабль развалился на части, — авторитетно продолжал рассказчик, — и мне вместе с еще несколькими торговцами посчастливилось ухватиться за одну из больших досок — все, что осталось от нашего корабля. Так, держась за нее руками и ногами, мы благополучно пережили свирепый шторм, и нас выбросило на очередной из тех бесчисленных островов, которыми, кажется, усеяно море. Измученные, мы всю ночь проспали прямо на берегу, но на следующее утро проснулись и решили обследовать внутреннюю часть острова и вскоре обнаружили сооружение, которое хотя и было построено из веток, сучьев и глины, что обычно ассоциируется с простыми хижинами, но размерами и сложностью архитектуры скорее напоминало дворец.

Почти сразу же, как мы заметили это удивительное здание, нас окружила большая толпа людей, невысокого роста и смуглых, и люди эти, чьи язык и манеры были нам незнакомы, повели всех нас внутрь огромного сооружения, где мы предстали перед их королем.

Другие торговцы решили, что это великий подарок судьбы, и, когда стало ясно, что нам собираются устроить пир, поздравляли друг друга с удачей. Я, однако, не спешил радоваться, поскольку думал о своих товарах, пропавших во время шторма, и обо всех этих новых потенциальных покупателях передо мной, которым я теперь не смогу ничего продать. От этой мысли у меня болела душа, так что, когда стали подавать кушанья, я понял, что не чувствую аппетита.

Вскоре, однако, перед моими друзьями-торговцами и передо мной поставили большие тарелки с исходящей паром едой, какой я никогда прежде не видел, — очень непривлекательной с виду и липкой по консистенции. Тем не менее спутники мои набросились на эту пищу с энтузиазмом, поскольку ничего не ели с того момента, как ярость шторма обрушилась на нас. Я же в своем тогдашнем состоянии духа не мог заставить себя притронуться к еде и сидел, ковыряя разноцветное клейкое варево в своей тарелке кончиком ножа. — Для пущей выразительности он обхватил руками живот — жест, который, возможно, из-за теперешней упитанности торговца не произвел того драматического эффекта, как, очевидно, бывало прежде.

И Синдбад продолжал:

— Сначала мои спутники вели увлеченную, хотя и нестройную беседу. Но по мере того, как длилась трапеза, речи их звучали все реже, а аппетит все возрастал, пока они не перестали издавать какие-либо звуки вообще, кроме звука отчаянно работающих челюстей, перемежающегося время от времени сопением и мычанием.

— Мой хозяин всегда рассказывает такие улучшающие аппетит истории, — заметил Ахмед, ставя на огонь огромный котел с водой.

— Только про то, что в самом деле происходило со мной. — Торговец выдержал паузу, положив руку на сердце. — Но скоро все стало еще хуже.

— Кто бы сомневался? — заметил Ахмед, отходя, чтобы принести еще продуктов.

Но старший Синдбад уже так увлекся, что больше не слышал комментариев своих слуг.

— Пока мои товарищи-торговцы продолжали жадно поглощать пищу, — драматично продолжал он, — ведя себя, скорее подобно зверям, чем людям, наши смуглые хозяева принесли огромные урны, наполненные какой-то мазью. Смуглокожие начали натирать ею тела моих объедающихся друзей, и от этих притираний, казалось, торговцы сделались еще голоднее прежнего и пожирали это варево тарелку за тарелкой, пока не только животы их, но и сами тела не раздулись и они не сделались похожими больше на бурдюки с водой, чем на людей.

Мне очень повезло, что я не притронулся к той еде и не дал натереть себя таинственной мазью, ибо вскоре узнал, что эти люди были каннибалами и что их король каждый вечер съедал на обед жареного человека, хотя подданные его предпочитали есть людей сырыми!

Опять Синдбада чуть не съели? Может, это из-за того, что нам вот-вот грозила та же участь, но казалось, что это вполне обычное дело в историях великого купца. Или каждый островок в этом огромном зеленом океане наводнен каннибалами?

— Традиционная форма повествования — самая лучшая, — заверил меня Ахмед, продолжая нарезать груду каких-то клубней, чтобы бросить их в котел.

— И страх мой за себя и за своих друзей возрос, — были следующие слова торговца, — в особенности когда я заметил, что чем больше они едят, тем менее разумными кажутся, так что после того, как они, казалось, наконец насытились, смуглые люди погнали их из комнаты, как гонят скотину, и действительно, с того самого дня их каждый день выгоняли на луг пастись.

Поскольку я отказался есть, то за считаные дни сделался похожим на тень и мясо присохло к моим костям. Смуглокожие люди не обращали на меня никакого внимания, поскольку в качестве пищи я не представлял больше интереса даже для самого бедного из них. Но это было мне на руку, поскольку каннибалы не заметили, как на следующее утро я тайком выбрался из дворца и направился в поля. Там увидел я своих бывших спутников, но на все мои попытки заговорить они в ответ лишь мычали. И я оставил раздувшихся торговцев и двинулся дальше, столь перепуганный, что не хотел спать и не ел ничего, кроме тех трав, которые были мне знакомы.

— Как дела с приготовлением обеда? — окликнул Кинжал, который, похоже, был не самым чувствительным слушателем. — Все эти россказни о скотине возбуждают аппетит.

— Скоро, — ответил Джафар. — Вода должна закипеть, чтобы вкус мяса и овощей перемешался.

— Это будет такое, чего вы в жизни не пробовали, — заверил бандита Ахмед.

Кинжал нахмурился, но вернулся к работе. Несмотря на великие старания, им со Шрамом удалось перепилить огромный канат лишь до середины.

— Стойте! — потребовал Малабала настойчиво, так настойчиво, что все мы просто застыли на месте, за исключением того, что ножи исчезли глубоко в складках одежды Кинжала и Шрама. И именно такими и увидел нас снова циклоп.

— Вам от меня ничего не утаить! — весело заявила левая голова.

Неужели это чудовище уже знает про наши планы? Наверное, он так хорошо слышит своими четырьмя ушами, что ему известно все, о чем мы говорили!

— И должен вам сказать, — заметил циклоп, разглядывая нас, как обжора — блюдо с конфетами, — все это лишь распаляет мой аппетит!

— Пора кушать? — спросила вторая голова, которая выглядела куда менее сонной, чем прежде.

Левая голова взглянула на правую и бодро сообщила:

— Когда моя вторая половина действительно созрела для обеда, она становится просто ненасытной.

Глава восемнадцатая, в которой мы узнаем о пищевых пристрастиях циклопа то, чего, пожалуй, предпочли бы не знать

— Я все знаю, — продолжала голова, подтверждая худшие из моих опасений.

Наша судьба и до этого была незавидной. Если то, что сказал циклоп, — правда, насколько хуже станет она теперь?

Какова будет месть чудовища за нашу вопиющую попытку бежать? И кстати: если ты запланировал съесть кого-то, то до каких жестокостей можно при этом дойти? Быть может, с легким содроганием подумал я, теперь он намерен заживо замариновать нас всех. С другой стороны, может, это и в самом деле вкусно — все зависит от соуса.

— Конечно, я все знаю, — повторил циклоп, — и мой желудок реагирует соответственно. Запахи вашей стряпни разносятся по всему острову. — Он обвиняюще наставил на нас палец. — Не отпирайтесь! — Но монстр указывал не на Кинжала и Шрама, но на Ахмеда с Джафаром. — Вы собрались обедать!

— Ничего-то от вас не скроешь! — простонал Синдбад-торговец с явным унынием. — Не хотите ли попробовать? — добавил он с улыбкой.

— Матушка всегда говорила, что мне надо питаться разнообразнее, — с некоторым сомнением сказал циклоп. — Все люди, и люди, и люди; через некоторое время это надоедает, позвольте вам сказать. Порой, конечно, я ем их прямо в одежде. Могут быть неприятности, знаете ли, — левая голова для пущей выразительности рыгнула, — когда циклоп не получает достаточного количества грубой пищи. — И, помолчав минуту, добавила: — Так что там у вас?

Торговец пренебрежительно оглянулся на огромный котел:

— Увы, всего лишь тушеное мясо. Конечно, мы ограничены скудным выбором провизии, которую сумели захватить с собой на этот остров. Это отчасти компенсирует то, что мой слуга Джафар — один из лучших шеф-поваров во всем Багдаде, и чудеса, которые он способен творить даже с теми немногими специями, что у нас есть, всякий раз делают его стряпню достойной самого султана.

— Тушеное мясо, говоришь? — задумчиво повторил циклоп. — А может он готовить такие же чудеса из человечины?

— Умоляю! — укорил его торговец. — Вы же знаете этих шефов! Ты можешь оскорбить его нежные чувства.

— О боже, ни в коем случае, — отозвался циклоп. — Значит, говоришь, тушеное мясо? — Его левая голова оценивающе ухмылялась, но правая, похоже, уже пустила слюнки.

Я не мог не восхищаться своим старшим тезкой. Он совершенно зачаровал циклопа мыслью о тушеном мясе; и даже более того, это тушеное мясо не будет содержать в качестве ингредиента никого из здесь присутствующих.

Циклоп, похоже, был вполне готов продегустировать мясо. Но, дошло до меня тут, если мы сможем скормить этому монстру нашу стряпню, то почему бы не приготовить ему что-нибудь еще? В конце концов, среди нас могущественный маг, а кому, как не магам, знать про травы, припарки и тому подобное, при помощи которых можно добиться чего угодно, включая смерть? Похоже, у Малабалы есть какой-то собственный план насчет циклопа. Но что если нам удастся просто отравить монстра и после этого не спеша покинуть остров? Об этом, безусловно, стоит подумать. Если бы только теперь я смог донести свой план до мага.

Я незаметно приблизился к магу, который с большим интересом наблюдал за происходящим вокруг.

— Малабала, — тихо сказал я, — можно поговорить с вами по секрету?

— В чем дело? — живо откликнулся он. — У нас тушеное мясо?

— Скажи, — перебил циклоп, — можно мне попробовать немножко этого, прежде чем вы сядете за еду?

— Ну конечно, — великодушно разрешил торговец. Он кивнул Кинжалу и Шраму. — Не могли бы двое самых мускулистых из наших соотечественников подойти сюда и поднять котел?

Два бандита заколебались, они явно не привыкли получать приказания от кого бы то ни было. Но даже столь богатое мускулами и бедное мозгами существо, как Шрам, должно быть, сообразило, что у моего хозяина есть план и лучше его послушаться. Так что, обмотав руки шарфами, чтобы защитить их от жара, они ухватились за ручки и подтащили котел к той части решетки, что была ближе к монстру.

Но каков мог быть план купца? Времени добавить в мясо что-нибудь, как я собирался, не было. Наверное, он заключался в том, чтобы Кинжал и Шрам подобрались как можно ближе к чудовищу и сумели каким-то образом справиться с ним.

Два негодяя поставили большой котел на землю так, что он почти уперся в решетку.

— Увы! — огорченно сказал Синдбад. — Котел слишком велик, чтобы пролезть между прутьев. Похоже, вам так и не удастся попробовать мясо!

Теперь я понял замысел торговца! Он хотел, чтобы циклоп согнул или разломал прутья им же сооруженной тюрьмы, облегчив нам тем самым побег.

Но левая голова просто сказала:

— Пустяки.

В то время как правая, теперь вполне бодрая, ухмыльнулась и спросила:

— Пора кушать?

С этими словами циклоп запустил обе руки в клетку, смахнув при этом с дороги и Шрама, и Кинжала, как нормальный человек смахнул бы муху. Потом он подхватил котел, совершенно не обращая внимания на то, что он горячий, и поднял его к самому верху решетки. Он прижался к ней правым лицом чуть пониже котла, запрокинул голову так, что подбородок просунулся между прутьями, и, в последний раз воскликнув: «Кушать пора!» — высунул язык длиной с человеческую руку. Потом он наклонил котел, и содержимое хлынуло прямиком ему в рот, брызгая на прутья решетки.

Все мы внутри клетки при виде этого лишились дара речи. Это было ужасное зрелище, особенно для того, кто имел несчастье увидеть, что эти рот и язык оказались слишком близко от него.

Циклоп втянул язык, и обе головы облизнулись. Котел, упав на землю, зазвенел, как колокол.

— Довольно вкусно, — отметил циклоп своей левой головой. Но правой голове, казалось, все труднее было держать глаза открытыми. — Наслаждайтесь своей едой. И тем, что эта еда помогла мне утвердиться в своем решении. Я уже начал было слабеть, знаете ли, и подумывал о том, чтобы схрупать кого-нибудь из вас на закуску.

— Мы просто счастливы, что вам не пришлось нарушить планы, — заверил его торговец Синдбад.

— У меня действительно есть насчет вас определенные планы, — признался циклоп зевая. — И пожалуй, они усложнились. Когда мы увидимся в следующий раз, вы должны рассказать мне, что Джафару известно о маринадах.

С этими словами циклоп не спеша скрылся из виду. Однако он не ушел далеко. Очень скоро мы услышали оглушительный грохот, как будто на землю упало что-то огромное, и сразу вслед за этим раздался странный звук, словно камень терся о камень. Возможно, это был одновременный храп двух гигантских голов.

— Циклопы, как правило, засыпают после еды, — удивился торговец, — но обычно не так быстро.

— Итак, что вы хотели обсудить со мной? — спросил у меня маг Малабала.

— Я хотел узнать, не могли бы вы… — Я умолк. Может, маг уже наложил заклятие на циклопа?

— Ах да, я должен признать свою вину в том, что облегчил эту задачу, — со смешком ответил маг. — Когда встречаешься с неизвестным тебе сверхъестественным существом, лучше выяснить его силу и выносливость, если возможно, таким образом, чтобы существо это не знало, что его изучают.

— Значит, когда мы разрежем веревки, — обратился к магу Кинжал, — то сможем покинуть это место навсегда?

— Вы действительно хотели узнать? — одобрительно отозвался тот. — Должен признать, вы умнее, чем кажетесь на первый взгляд.

И снова становилось непонятно, с кем разговаривает маг. Вскоре, без сомнения, станет непонятным и то, о чем он говорит. Я повернулся к торговцу и поздравил его с тем, что ему удалось нарушить планы монстра.

— Так что он в точности намерен делать дальше? — спросил я.

Торговец в ответ рассмеялся:

— План у меня был всего один: не важно, что циклоп съест, главное, чтобы не нас! У меня не было иного способа отвлечь его внимание, чтобы суметь придумать какой-нибудь способ бежать.

— Было бы неразумно поступить так! — вдруг объявил Малабала. — Ибо я опасаюсь, что мое сонное заклинание лишь ненадолго подействует на существо такого роста и сложения. Мы будем лучше знать, как нам спастись, когда выясним, сколько времени потребуется этому созданию, чтобы прийти в себя. — Маг позволил себе легонько улыбнуться. — Кроме того, есть еще одно маленькое заклинание, которое я хотел бы применить к этому циклопу.

— Я думаю, все могло быть гораздо хуже, — прокомментировал Джафар с такими похожими на надежду нотками в голосе, каких я у него никогда не слышал.

— Каким образом? — поинтересовался Ахмед. — Если бы нам пришлось есть твою стряпню?

— Ахмед прав! — сделал горестное открытие Джафар. — Это чудовище сожрало всю нашу еду!

— У нас есть еще эти овощи, — заметил я, указывая на груду припасов у костра. — В конце концов, лучше съесть хоть что-то, чем быть съеденным самому.

— Я и то не сказал бы лучше, — согласился Ахмед. — Мы сделаем из тебя мудреца, носильщик.

Лишь Синдбад-торговец не участвовал в нашей шутливой перепалке.

— Скоро все станет гораздо хуже. Вечером он будет развлекаться.

Судя по тому, как купец выделил последнее слово, можно было предположить, что эта перспектива отнюдь не из приятных.

И в этот миг храп прекратился.

Глава девятнадцатая, в которой мы узнаем, что порой магия воистину растет на деревьях

Похрапывание, как ни странно, сменилось песней. Что-то вроде: «Знаешь ли ты путь в Багдадский залив?» — что было глупо, поскольку Багдад стоит на реке, и залива там нет и на сто миль вокруг. Но мотив сам по себе был весьма веселый, и циклоп обладал на диво приятными голосами.

Я повернулся к своему тезке-торговцу:

— Это пример его развлечений? — спросил я вполголоса.

— Если бы так, — ответил старший Синдбад с тревогой. — Когда он начнет развлекать вас, вы этого в жизни не позабудете. Если, конечно, останетесь живы, чтобы помнить.

Но песня звучала все тише, по мере того как циклоп удалялся от нас, пока не затерялась среди беспрерывных стонов ветра.

Когда монстр ушел, Шрам лихорадочно взялся за дело. Он мотнул головой в сторону груды овощей:

— Носильщик! Тащи это сюда! Я буду есть на ходу!

— Я тоже, — присоединился Кинжал. — Я решил, что как бы то ни было, а попадать на этот язык я не желаю.

Итак, у нас отыскалось наконец нечто, в чем мы могли согласиться с ними безоговорочно. Собирая в охапку зелень и клубни, чтобы отнести их двум громилам, я чувствовал, что перед лицом общих несчастий у нас начинает возникать что-то вроде некоего странного товарищества.

— Но продолжай, торговец! — окликнул Кинжал, продолжая пилить свой канат. — Когда явился циклоп, ты дошел лишь до середины своего чудесного путешествия. Заканчивай свой рассказ, пока мы завершаем нашу работу.

Купец улыбнулся, явно воодушевленный предложением Кинжала. Даже угроза развлечений, казалось, улетучилась из головы Синдбада, когда ему представилась возможность продолжить свое повествование.

Но не успел он и рта открыть, как его остановило покашливание Джафара.

— О величайший из мастеров увиливания, — сказал мажордом, — вы собирались рассказать нам, как сумели выжить в той чужой, неведомой стране, целых восемь дней питаясь лишь травами и тому подобным. И хотя это замечательная история, сейчас время всем остальным узнать правду.

— Фиговая долина? — куда более несчастным голосом отозвался Синдбад. — Должен ли я рассказывать об этом сейчас? О некоторых вещах лучше не знать.

— Валяй, продолжай, — весело бросил Кинжал. — Хуже циклопьего языка уже ничего не будет!

— Это ты теперь так говоришь, ты, которого никогда не осыпало фруктами! — Синдбад с мольбой взглянул на своего слугу, но Джафар лишь сдержанно кашлянул. — Ладно. Если уж делать, так делать как следует. Итак, я расскажу все, как было, и если кто-нибудь из вас решит после этого никогда в жизни не есть больше фиги, меня в этом не вините!

Ахмед, послушный чувству долга, принялся раздавать остальным овощи, пока купец вновь продолжал свою историю.

— Дело было так, — начал он, и теперь рассказ его звучал совсем не так гладко, как те, в исполнении которых он практиковался чаще. — Дайте вспомнить. Я шел всю ночь, стараясь убраться как можно дальше от каннибалов, и все сильнее слабел, потому что целые дни ничего не ел, кроме тех немногих растений, о которых упомянул Джафар.

Надо отметить, что затем я пересек труднопроходимую горную гряду и, спустившись вниз, в долину, был совершенно измучен. Можете представить поэтому, что я был не просто поражен, но засомневался, не сплю ли я, когда услышал все эти… голоса.

Тут он умолк, очевидно собираясь с духом, чтобы продолжить.

— Голоса, которые звучали, казалось, ниоткуда и отовсюду. Ибо, хотя, насколько я мог видеть, других человеческих существ не было в этой залитой лунным светом долине, лишь ряды и ряды усыпанных плодами деревьев, я услышал сперва один голос, потом дюжину, потом больше сотни. И что они говорили мне! — Он содрогнулся и уставился в землю, снова не в силах продолжать.

Я понял, что должен сыграть более активную роль в этой драме.

— И что же они говорили вам? — подсказал я.

— Они говорили… — Синдбад набрал полную грудь воздуха, прежде чем смог продолжить. — Они говорили: «Господин, не желаете ли фигу?»

Он снова умолк, словно давая нам время оценить всю значимость своего признания.

Кто-то должен был сказать это, и, судя по тому, какое направление принимала наша беседа, я чувствовал, что этого ждут от меня.

— Тысяча извинений, о великий и почтенный торговец, — начал я, — но я чувствую, что чего-то не постигаю в вашем повествовании. Умоляю, объясните, что ужасного в предложенной фиге?

— Что ужасного? — не веря своим ушам, вскричал старший Синдбад. — Что ужасного? Нет, разумеется, если съесть одну фигу, ничего страшного, я думаю, не случится. Но мы здесь говорим не об одной фиге. Нет, речь идет о множестве фиг, фрукт за фруктом, тысяча за тысячей, без числа!

Джафар вежливо кашлянул:

— Простите, о талантливейший из мастеров уклонения от истины, но не могли бы вы вернуться к описанию подлинных событий?

— Да-да, конечно, — с вновь обретенной решимостью отозвался Синдбад. — Но вы должны понять, что само упоминание о фигах… — Он остановился и снова тяжко вздохнул. — Ладно. Не буду на этом останавливаться, чтобы успеть завершить свой рассказ.

— Итак, людей в этой долине не было, — продолжал он крепнущим по мере того, как разворачивалось повествование, голосом, — равно как не было никаких обычных источников, естественных или сверхъестественных, из которых можно было бы ожидать услышать голоса. И все-таки они продолжали звучать.

«Фиги — одни из самых сладких фруктов», — говорили они мне. И еще: «В фигах содержатся все жизненно необходимые элементы». И: «Три фиги в день — и услуги похоронного бюро вам не понадобятся». И: «День без фиги — все равно что без солнца!»

О, эти голоса были дьявольски умны!

Но ночь близилась к концу, и я уже видел, как первые отблески утренней зари осветили горы над долиной. Я рассудил, что, если поддержать разговор, все более яркий свет позволит мне наконец увидеть, где прячутся обладатели этих голосов.

«Фиги — фрукты, на которые вы можете положиться!» — произнес очередной голос прямо мне в ухо. Я быстро обернулся, чтобы поймать говорящего, но не увидел ничего, кроме фруктового дерева рядом. И во все разгорающемся свете утренней зари я разглядел, что это действительно фиговое дерево.

Но наличие там деревьев никак не помогало разрешить мою проблему; или так мне тогда казалось. Как, удивлялся я, могут обладатели голосов быть столь неуловимыми?

И тут я понял, что не откликался на голоса и вообще не издавал никаких звуков с того момента, как появился в этой долине. Итак, заключил я далее, если теперь я заведу разговор, возможно, это убедит их наконец показаться.

И я сказал: «Почему же эти фиги такие чудесные?»

Торговец для выразительности хлопнул в ладоши.

— Можно с уверенностью сказать, что меня просто засыпали ответами, ибо тут же раздалось множество голосов.

«Мы сочные!» — говорил один. «Мы вкусные!» — вторил другой. «Мы спелые!» — подхватывал третий. «Мы хотим, чтобы нас съели!» — добавлял четвертый.

«Не оставляй нас гнить на ветках!» — умолял пятый.

Итак, я вступил наконец в желаемый, как мне думалось, контакт. Поскольку, пока звучали голоса, я увидел, что ветви ближайшего фигового дерева отчаянно раскачиваются, — торговец замахал руками, показывая, как именно, — хотя в эту предрассветную тишь не было ни малейшего ветерка. И поэтому я решил повнимательнее приглядеться к фруктам на дереве.

«Мы? — вскричал я в изумлении. — Уж не сами ли фиги разговаривают со мной?»

«Какой умный человек!» — отозвался голос.

«И какой очаровательный рот!» — добавил второй.

«Великой честью было бы попасть в такой!» — продолжал третий.

«И быть разжеванным такими великолепными зубами? — спросил четвертый. — О, о таком едоке можно только мечтать!»

И позвольте вам сказать, изумление мое еще возросло, ибо в разгорающемся свете утра я увидел, что фиги эти были сморщенные и в пятнах, как часто случается с дикорастущими плодами; но что все эти морщины и крапины двигались в такт речи, словно у каждой фиги был крохотный рот, и это множество маленьких ртов издавали те самые голоса, которые я слышал.

Прежде чем продолжать, торговец обвел своих слушателей взглядом.

— Итак, я оказался в долине говорящих фиг. Конечно, я еще не понимал всей истинной опасности.

Я решил определить свое место в этой новой системе вещей. И я спросил: «Вы в самом деле фиги?» И фрукт с дерева ответил мне: «Да, мы необычные, но все-таки фиги». И я спросил еще: «И вы действительно хотите, чтобы вас съели?» Тут фрукты подняли такой шум, что, казалось, ветки разом стонут под ветром и смеются. Потом фиги поменьше умолкли, а одна, висящая выше других и ближе к стволу, которая была раза в два больше всех окружающих ее фруктов, начала говорить. И вот что сказала эта огромная фига:

«У тебя вид опытного путешественника, и ты немало повидал мир. Во время многих странствий ты узнал, что у каждого живого существа — своя божественная судьба. Поэтому одни люди созданы возделывать поля, а другие рождаются для того, чтобы восседать на золотых тронах и получать плоды чужих трудов. Так же и животные — одни, выбиваясь из сил, тащат на себе тяжкий груз, взваленный на них цивилизацией, тогда как судьба других — вольно бегать среди диких, неизведанных земель вдали от человеческих владений. У фруктов и овощей все так же, как у людей и животных; и мы, будучи фигами, тоже должны выполнять свое божественное предназначение. Или, если подвести итог: рыбы должны плавать, птицы должны летать, а фиги должны быть съедены».

«Значит, если я съем вас, то лишь исполню волю Провидения?» — спросил я.

«Именно так, — ответила большая фига. — Воистину, если бы ты отказался есть нас, можно было бы сказать, что ты отрицаешь естественный порядок вещей». Тут ветви огромного дерева разом задрожали, будто все фиги запрыгали в знак согласия.

Вспомнив об этом, торговец издал долгий, тяжкий вздох, словно приближался к наиболее неприятной части своего повествования.

— Что ж, — веско продолжал он, — я никогда не противился воле судьбы. К тому же я не ел ничего, кроме травы, с того момента, как меня с товарищами вынесло три дня назад на этот неведомый берег, и при мысли о мясистой, сочной фиге рот мой наполнился слюной. «Хорошо, — сказал я тогда. — Если я должен сделать это во имя судьбы…»

Торговец подался вперед и сжал правую руку в кулак.

— И вот я выбрал на ближайшей ветке маленькую, но отличной формы фигу, и, клянусь вам, она завопила от наслаждения, когда я сорвал ее. Я немного помедлил, оглядывая выбранный фрукт, и он в самом деле выглядел идеально круглым и аппетитно желто-зеленым в золотом сиянии утренней зари.

«Съешь меня! — молила фига у меня в руке. — О, съешь меня! Почему ты заставляешь меня ждать?»

И в самом деле, мне не хотелось заставлять эту маленькую фигу страдать, так что я немедленно отправил ее в рот. И когда зубы мои впились в ее мякоть, я мог бы поклясться, что фрукт, который я жевал, испустил вздох глубочайшего удовлетворения.

Но это был не последний из сюрпризов, ибо я обнаружил, что эти фиги не только могут вести разумные беседы, но они необычайно сладкие и приятные на вкус, мясистые и сочные разом ровно в той пропорции, чтобы поедать их было чистым наслаждением.

Торговец закрыл глаза и улыбнулся, словно вновь переживая то ощущение. Но глаза его разом открылись, и улыбка исчезла, когда он продолжил свой рассказ.

— «Ну? — поинтересовалась большая фига. — Что ты думаешь о вкусе первого из плодов с нашего дерева?»

«Великолепно, — признал я. — Никогда я не пробовал таких фруктов!»

И тут все фиги на дереве разразились радостными криками.

«Слова твои согревают нас до самых семян, — с гордостью произнесла огромная фига. — Ибо, если никто не съест нас, нам не останется ничего другого, как висеть на ветках, пока мы не сгнием».

«Печальная перспектива, — согласился я, поскольку понимал, что, будь я столь же несвободен, как они, то наверняка лишился бы рассудка. — Я очень рад, что смог помочь одной из вас исполнить свое предназначение».

«О, не останавливайся на этом!» — вскричали фиги вокруг. И по всему дереву разгорелся жаркий спор между фруктами, у кого из них лучше форма и цвет и кто заслуживает быть съеденным первым.

Все это внимание породило у меня пьянящее ощущение собственной важности, заставившее меня действовать скорее поспешно, чем осмотрительно. В конце концов, я ведь помогал фигам исполнить их предназначение. И я сказал: «Я могу помочь вам разрешить этот спор!» — и сорвал те шесть фиг, которые были в числе самых шумных спорщиков, и жадно проглотил сладкие плоды один за другим.

Оставшиеся фиги одобрительно кричали и умоляли меня продолжать, но я уже съел семь их сладких собратьев, быстро и на пустой желудок, и понял, что мне не по себе.

Торговец умолк и, вспоминая, обхватил руками живот.

— Ну, теперь тебе больше не будет не по себе, — донесся грубый голос из-за камней позади нас, — потому что пришла пора мне вами заняться!

Итак, циклоп снова появился возле нашей тюрьмы, заранее возвестив о своем приходе, что позволило Кинжалу и Шраму вновь спрятать ножи.

— Пора поразвлечься хорошенько, — объявил монстр, широко улыбаясь.

Похоже, теперь торговцу действительно стало не по себе.

— Но право же, мы того не стоим! — вскричал Синдбад, не в силах скрыть звучащего в голосе отчаяния. — Вы ведь не собираетесь развлекать нас?

Циклоп насмешливо ухмыльнулся:

— С чего бы это мне развлекать вас? Через день-другой все вы будете у меня в желудке. Нет, все это, во всех прелестных деталях, затеяно для того, чтобы развлечь меня! После того как я столько времени прожил без человечины, я хочу насладиться каждым мигом.

— Развлечения? — пробормотал Малабала, сидевший рядом со мной. — Развлекаться можно по-разному. — Означало ли это, что он наконец собирается привести свой план в действие? В тот миг мне ужасно хотелось, чтобы маг рассказал нам о своих планах побольше, хотя насколько это могло быть полезно, безусловно, зависело от того, сможем ли мы на самом деле понять его объяснения.

— Пора начинать. — Циклоп уселся на большой камень возле нашей тюрьмы. — Я знаю, что один из вас рассказывал остальным историю. Но поверьте, эта история не идет ни в какое сравнение с той, которую собираюсь рассказать вам я.

— О нет! — возопил Синдбад. — Только не историю!

Циклоп продолжал, будто торговец вовсе не раскрывал рта:

— Это история про ведьму, Капитана Катыуза и Пашу Прощения. Теперь слушайте внимательно, потому что, если вы ответите правильно на вопрос, я подарю вам свободу.

— Свобода?! — воскликнул Шрам. — Мы выйдем на свободу!

— Нет, — поправила правая голова, — свободу получит лишь тот, кто ответит верно. Вот почему вы должны слушать очень внимательно. — Левая голова при этом захихикала.

— Значит, все сначала, — обреченно пробормотал торговец.

— Что? — уточнил я, хотя и боялся услышать ответ.

— Циклоп заманивает свои жертвы, — ответил Синдбад-старший, — и потом обрекает их на верную смерть. Надежды больше нет.

— Как вы можете так говорить? — спросил я. — Вы, тот, кто семь раз преодолевал невообразимые трудности и всякий раз возвращался из путешествий еще более богатым, чем прежде?

— Ты почувствуешь то же самое, — только и сказал торговец, — когда тебя начнут развлекать.

Итак, мне ничего не оставалось, кроме как выслушать циклопа и узнать ужасную правду.

Глава двадцатая, в которой мы узнаем, что хоть голод и бывает смертельно опасным, комедия может быть и того хуже

Итак, нам предстояло столкнуться с одной из тех вещей, которые даже Синдбад Мореход почитал слишком ужасными, чтобы о них говорить. И все же циклоп предлагал нам свободу, если мы сумеем всего лишь ответить на какие-то загадки или нечто вроде того, которые он нам загадает. Разве это не стоило того, чтобы хотя бы выслушать историю циклопа, прежде чем совсем распрощаться с надеждой? Поэтому я сосредоточил внимание на двуглавом монстре, который начал рассказывать.

— Знайте же, — начала левая голова, — что в одном далеком королевстве жила мстительная ведьма, которой помешал в ее злобных замыслах благороднейший из султанов — паша Прощения. Поэтому она перебралась на самую окраину владений паши, в пещеру глубоко в подземелье, и прокляла эта ведьма пашу Прощения. И столь велика была ее злоба, что она решила вызвать трех огромных демонов и послать их, чтобы они уничтожили этого благородного человека.

— Ты только послушай его! — презрительно шепнул мне торговец. — Это существо не только хочет погубить всех нас, оно еще и совершенно не умеет рассказывать!

— Профессиональная ревность, — еще тише пояснил Ахмед, придвигаясь вместе с Джафаром поближе к прутьям и разглагольствующему циклопу. Мгновением позже, уловив, о чем идет речь, к ним присоединился Малабала, так что позади остались лишь я, мой тезка и паланкин с Фатимой.

— И вот ведьма обратилась ко всем темным силам, что были ей подвластны, — продолжал циклоп, — и вызвала трех демонов, называя их по именам.

— Отам! — выкрикнула она, и перед нею явилось существо двенадцати футов в высоту, с рогами такой же длины, как его огромное тело.

Все, кроме торговца и меня, стояли в сосредоточенном молчании, прижавшись к прутьям и ловя каждое слово циклопа. Старший Синдбад, напротив, всячески демонстрировал, что решительно предпочитает брюзжать рядом со мной, но я должен сказать, что отчасти мне хотелось, чтобы он тоже отошел поближе к решетке.

Не то чтобы я винил его за этот испуг, поскольку в бытность носильщиком часто ощущал на себе, что такое конкуренция. Я даже готов был не обращать внимания на его невнятное бормотание, которое, хоть и не выливалось в связный поток слов и вообще ничем не походило на разумную речь, все же мешало мне слушать историю циклопа.

Но должен признать, что голова у меня была занята другими мыслями — нет, и это не совсем точно, ибо на самом деле в голове у меня была одна-единственная мысль, и мысль эта касалась той, что находилась в ярко раскрашенном паланкине, стоящем у дальней стены клетки, в то время как большинство моих товарищей собрались у ближней. И что поделать, мысль эта была продиктована страстью: о, если бы только торговец набрался храбрости присоединиться к остальным, я остался бы наедине с паланкином!

Циклоп продолжал свой рассказ:

— Товы! — снова выкрикнула она, и перед ней явился второй демон, низкое и толстое существо, состоящее, казалось, из одних зубов и когтей.

Паланкин! Мысли мои шли кругом, словно я уже открыл золоченую дверь и созерцаю непостижимую красоту. Тут я понял, что должен подготовиться к этому событию, ибо могу окаменеть в такой миг от страха куда более сильного, нежели тот, что пробуждали во мне все эти чудовища, — от страха, порожденного любовью.

Отлично. Я спланирую свои действия до малейших нюансов. Конечно, я должен буду представиться Фатиме, одновременно тихонько, чтобы не заметили ее стражники, и учтиво, чтобы у нее сложилось хорошее первое впечатление обо мне. Это если она вообще согласится разговаривать с носильщиком! Может, подумалось мне, лучше не показываться ей, в конце концов, и удовольствоваться мечтаниями. Но сколь пусты мечтания, когда у них нет шанса стать реальностью!

Циклоп тем временем продолжал говорить:

— «Уда!» — произнесла ведьма, и третий демон возник между первыми двумя, и этот новый передвигался столь ужасающе быстро, что было почти невозможно определить его настоящие размеры и обличье.

И все же, сказал я себе, все остальные слушают циклопа ради цели, величайшей из всех, — ради обещанной свободы. Пожалуй, мне стоит забыть о своей страсти и присоединиться к ним, чтобы у нас было больше шансов спастись. И все же эта разукрашенная коробка с ее столь очаровательным содержимым притягивала меня, словно она была огромным магнитом, а сердце мое — куском железа.

Свобода или Фатима? Чуть поразмыслив, я понял, что выбора у меня нет, поскольку без Фатимы я никогда не буду по-настоящему свободным!

Я с еще большей жадностью уставился на паланкин, что, пожалуй, было разумно, поскольку циклоп упорно продолжал рассказывать свою историю:

— И так эта ужасная ведьма заколдовала трех демонов, чтобы они немедленно перенеслись во дворец паши. Но Паша Прощения тоже был не совсем беззащитен, потому что капитаном его дворцовой стражи был доблестный и умный Катыуз.

Даже при том, что мысли мои были заняты совсем другим, я видел, что это весьма запутанная история. Она на самом деле была такой замысловатой, что даже торговец, похоже, увлекся, поскольку, время от времени что-то бормоча себе под нос, он тоже начал продвигаться к тем же самым прутьям, где стояли остальные, оставив меня в одиночестве в задней части клетки.

Но я был не один. Совсем не один!

Я подступил поближе к паланкину, и сердце мое забилось чаще. Циклоп все продолжал свой рассказ, столь важный для других и столь незначительный по сравнению с моей любовной страстью:

— Теперь — первый вопрос в моей сказке. Есть вход во дворец, и демоны хотят проскользнуть мимо стражников. Но капитан ждет, он — единственная защита от этого зла! Сейчас вы должны угадать, как капитан сумел спасти своего благородного пашу! Моя правая голова кивнет, если ваш ответ будет верным. Если же вы ответите неправильно, то та же правая голова будет рада съесть вас. Так что отвечайте правильно — ради спасения собственных жизней! — Он указал на Ахмеда. — Что бы ты сказал, если бы перед тобой появились три чужака, в которых ты предполагаешь демонов?

У парня, как всегда, был готов ответ:

— М-м… Кто там?

Правая голова кивнула, и левая продолжила повествование:

— Верно! «Как ты узнал?» — вскричал один из демонов. «Это мое имя!» — ответил капитан, прежде чем задать следующий вопрос. — Циклоп указал на Кинжала.

— Что дальше? — переспросил Кинжал, совсем не так спокойно, как тогда, когда стоял с ножом в руке. — Наверняка это было: «Кто вы?»

— «Нас предали!» — воскликнул второй демон, — продолжил циклоп и указал на Шрама. — И что капитан сказал потом?

— М-м… э-э… м-м… э-э… — промычал тот, отчаянно озираясь, то ли ища ответ, то ли камень побольше или еще что-нибудь, чем можно запустить в циклопа. — М-м… э-э… м-м… э-э…

Кинжал легонько пихнул своего напарника и шевельнул двумя пальцами, изображая идущего человека.

— Идет — нет — уходит? — Человек со шрамом наморщил лоб и выпалил: — Знаю! Капитан сказал: «Куда вы идете?»

— «Нам ничего не утаить от этого человека!» — вскричал третий демон, — продолжал циклоп. Левая голова широко улыбалась своим слушателям, уверенная, что достигла с ними взаимопонимания. Они же, в свою очередь, глядели друг на друга, разинув рты.

Но даже я остановился было, размышляя над загадкой, откуда демоны и капитан узнали имена друг друга. Но во время этой паузы в повествовании я встряхнулся, поскольку сейчас для меня было важнее другое. Теперь, оказавшись так близко от паланкина, я знал, что должен подойти еще ближе. Все остальные были всецело захвачены, если не сказать — совершенно сбиты с толку, — историей монстра. Я не мог упустить такой момент, поскольку он мог никогда больше мне не представиться.

Придвигаясь к паланкину, я невольно слышал, как циклоп продолжает рассказ:

— Но ведьму было не так просто одолеть даже такому умному человеку, как капитан. Она проинструктировала своих демонов как раз на такой случай, и вот они втроем издали такой ужасающий рев, что капитана отбросило прочь самой силой звука!

Теперь, сказал я себе снова, подходя к этой таинственной коробке так близко, как только осмелился. Дотянувшись пальцами, я провел ими по раскрашенному борту и почти так же быстро отдернул руку. Дерево под кончиками моих пальцев было прохладным, и все же, когда я коснулся этого паланкина, у меня было ощущение, что я сунул руку в огонь. И тем не менее я был слишком близко, а мысли мои — слишком полны Фатимой, чтобы отступать. Я взглянул на дверцу передо мною и, к своему ужасу, увидел, что она запирается не обычной ручкой, а сложной защелкой, состоящей из трех запоров.

Я отчаянно ухватился за верхний из них. Он громко лязгнул, открываясь, но слушатели циклопа были слишком увлечены, чтобы обратить на это внимание.

— Положение было просто отчаянное, — продолжал монстр. — Демоны были мастерами творить зло, и вскоре они окружили капитана и уже готовы были высосать из него всю энергию. Но в самый последний миг…

Циклоп остановился, кажется, в то самое мгновение, когда я решился отбросить второй засов. Мне показалось, что лязганье было на этот раз таким громким, чтобы заставить всех правоверных Багдада обратиться к молитве, но лишь правая голова чудовища повернулась и взглянула на меня.

Левая голова продолжала:

— …огромный гобелен упал на трех злых демонов, и они задохнулись под ним на том же месте!

Я уже тянулся рукой к третьему засову, но заколебался, предчувствуя очередную паузу. Однако циклоп продолжал без остановки:

— Теперь, если свобода дорога вам, назовите мне имя того, кто это сделал. — С этими словами монстр указал на членов нашего отряда, одного за другим.

— Что? — переспросил Шрам, совершенно сбитый с толку.

— Кто? — поправил напарника Кинжал.

— Куда? — попытался спросить Ахмед.

— А теперь вы все не угадали! Уж конечно, это были не демоны! — Левая голова засмеялась, а правая облизнула губы.

— Что? — повторил Шрам.

— Кто? — эхом откликнулся Кинжал.

— Конечно! — воскликнул циклоп, как будто все понимали, о чем идет речь. — Отам, Товы и Уда!

— Но как ты уз… — начал Джафар.

— Нет, — перебил монстр, — он капитан.

— Капитан? — переспросил Джафар, теперь уже тоже ничего не понимая.

— Капитан, — подтвердил циклоп, как будто это было самой очевидной вещью на свете. — Катыуз. Ну, быстрее, пока я не съел вас всех!

Я быстро опустил руку, поняв, что циклоп указывает на меня. Но как мог я угадать ответ, не зная, где находился каждый из основных героев этой загадки? Поэтому я начал с вопроса:

— Ведь…

— Конечно, нет! — хихикнул циклоп. — Она по-прежнему торчит в своей пещере! — Существо указало на Малабалу. Из правого рта у циклопа потекла слюна. — Последний шанс, или вы все в меню!

— Прошу прощения? — неуверенно отозвался маг. — Я не совсем по…

— Верно! — вскричал циклоп, явно вне себя от восторга. — Это должен был быть сам паша Прощения! — Левая голова, казалось, была глубоко поражена. — Ваша сообразительность меня изумляет. Пожалуй, если вы верно ответите на остальные вопросы, я действительно отпущу вас на свободу. Поскольку, видите ли, там была еще история — о, извиняюсь, побочный сюжет, — короче, там, во дворце, был мажордом с коротким именем Ев…

— Что?.. — переспросил Малабала.

— Нет-нет, это один из демонов, — поправил его Ахмед.

— О, понятно! — произнес торговец Синдбад, поняв вдруг истинный смысл сказки.

— Нет, — возразил циклоп, — это был дворцовый евнух!

Но все взгляды снова были прикованы к монстру с его сказкой. Наверное, то, что я сделал потом, было глупо до необычайности, но порой мужчина поступает, подчиняясь своим страстям, какими бы необузданными и низменными они ни были. Голова моя была занята мыслями о невообразимой красоте, и я откинул последний засов.

Дверца с треском распахнулась, наделав гораздо больше шума, чем мне хотелось бы, по сравнению с ним лязганье засовов казалось не громче шелеста ветерка. И из глубины паланкина донесся весьма отчетливый, породивший эхо вскрик.

Я захлопнул дверцу и быстро отступил на три шага.

— Как, как это могло случиться? — начал было я.

— Все это слишком далеко зашло! — услышал я в ответ, прежде чем успел продолжить свои ухаживания. Но, к моему изумлению, произнесли эти слова не Кинжал и не Шрам, и более того, ни один из них не обнажил свое длинное, острое смертоносное орудие. Это правая голова циклопа нарушила тишину, и еще она добавила: — Хватит дурацких развлечений. Пора кушать.

— Я сделал все, что мог, — смиренно согласилась левая голова. — Но если публика не ценит моих усилий… — Он умолк, не договорив о последствиях такого поведения.

— Отлично, — живо отозвалась правая голова. — Я еще не проголодался с полдника. Не стоит переедать. — Она кивнула на Ахмеда. — Думаю, легкой закуски будет достаточно.

Циклоп протянул огромные ручищи и приподнял край решетки над землей. Все собравшиеся послушать историю монстра поспешно попятились, Джафар причитал, бандиты изрыгали проклятия, и даже маг выкрикивал какие-то малопонятные обрывки мистических формул. Все шарахнулись, кроме мальчика, который шагнул вперед, будто бы во сне, и спокойно пошел навстречу своей участи.

Глава двадцать первая, в которой Синдбад должен определить, кто же кому на самом деле показывает фигу

Циклоп протянул руку, сгреб Ахмеда, и правая голова проглотила его, даже не жуя.

— Вы должны меня извинить, — заметила левая голова. — Кажется, у меня сейчас будет отрыжка. — Мгновение спустя обе головы именно это и сделали. — Да, пожалуй, это была не самая сытная еда, верно? Завтра вечером надо будет съесть кого-нибудь посущественнее.

С этими словами циклоп с треском опустил клетку на место. Он развернулся и снова неспешно скрылся из виду, напевая очередную песню, где рефреном повторялись слова «Душою я в Месопотамии».

Причитания Джафара разорвали тишину, повисшую меж оставшимися:

— Ахмед погиб! Какой это был мальчик — бедокурил порой, но ум его более чем искупал манеру вечно отпускать замечания; то есть когда эти замечания сами по себе не творили бед. А эта вечная, выводящая из себя улыбка… — Старый слуга опять заголосил, возможно, чтобы снова вызвать в себе неподдельную, прямодушную скорбь, безо всех этих мелких оговорок. — Кроме того, он был слишком молод для такой кончины!

— Твоя забота обо мне очень трогательна, — отозвался Ахмед, выходя из-за спин; улыбка его, как всегда, была на месте. — Я вспомню об этом, когда слугам в очередной раз будут прибавлять жалованье.

— Ахмед? — изумленно вскричал Синдбад Мореход. — Но как же ты спасся?

— Не надо благодарить меня, — вклинился в разговор Малабала. — Ибо я уверен, что вы вскоре захотите это сделать, если еще не сделали, когда обнаружите, какова судьба мальчика на самом деле. — Маг досадливо вздохнул. — Это мерзкое заклятие речи вынуждает меня угадывать, что вы скажете в следующий момент; очень коварная штука! Но уж насчет того, что сделает дальше циклоп, мне гадать было не нужно, и я быстренько произнес заклинание, заставившее его думать, что он съел одного из нас, тогда как в действительности он проглотил пустой воздух!

— И вы совершенно одурачили циклопа! — воскликнул старший Синдбад.

— Нам больше не грозит опасность быть съеденными? — спросил Джафар, в дрожащем голосе которого нотки отчаяния сменились надеждой.

— Кто и что — демоны? — задал вопрос Шрам, не обращаясь ни к кому в отдельности.

— Совершенно, — ответил Малабала на один из множества обращенных к нему вопросов. — Я полагаю, что, если нам удастся обманывать циклопа достаточно долго, мы сумеем составить план, как сбежать отсюда целыми и невредимыми.

— Блестяще! — обратился к магу торговец. — Ваше хитроумие вдохновляет всех нас!

— Я чувствую себя достаточно вдохновленным, чтобы еще немного попилить, — заметил Кинжал куда беззаботнее, чем в недавней беседе с циклопом. — Что скажешь, Шрам?

— Но ведьма по-прежнему в пещере. — Другой разбойник потряс головой, чтобы вытряхнуть из нее эти докучливые мысли, а может, и все мысли вообще. — Шрам будет резать! — заявил он уже намного решительнее.

— А кстати, насчет резать, — учтиво продолжил Кинжал. — Прежде чем снова чиркать ножом по веревке, мне нужно разобраться с одним небольшим дельцем. — Я заметил, однако, что, говоря, будто еще не идет пилить канат, нож он все-таки достал. И еще я заметил, что он направляется прямиком ко мне.

Подойдя, он улыбнулся — это почему-то заставило меня трепетать больше, чем если бы он угрожал, словно негодяй собрался вырвать из моей груди сердце не потому, что пришел в ярость, а потому, что ему просто нравится проделывать подобное.

Он остановился всего в нескольких дюймах от меня, так близко, что я мог бы пересчитать волоски, растущие в нижней части его татуировки.

— Дорогой мой носильщик, — обратился он ко мне, — пока мы разбирались с циклопом, ты совершил одну небольшую ошибку. Теперь я понимаю, что, когда человек думает, будто он скоро умрет, он может натворить такого, о чем потом будет жалеть.

Значит, сообразил я, этот тип, возможно, не собирается меня убивать? Я обдумывал, опасно или нет будет снова начать дышать.

— Я также полагаю, что неразумно было бы убить тебя, во всяком случае, в данный момент, — заявил Кинжал. Я сделал вдох. — Думаю, неразумно убивать кого бы то ни было из вас, — продолжал злодей, — пока мы не выпутаемся из этой неприятной ситуации. — Он поднес левую ладонь к моим глазам и очень медленно провел острием ножа по ее тыльной стороне. Показалась крохотная капелька крови. — А потом? — как бы ненароком заметил он, будто кровь, стекающая по его руке, была самым обычным делом. — Что ж, может, я и не стану убивать тебя, поскольку ты мне можешь еще понадобиться. Но что может помешать мне отрезать тебе, — Кинжал коротко, резко рубанул ножом в мою сторону, — кое-какие интересные детали?

Я не смог сдержаться, чтобы не повторить вслед за ним:

— Интересные?

Ухмылка головореза лишь сделалась еще шире:

— Интересные для меня. У тебя будет совсем другое ощущение. Ты, надо полагать, даже и не догадываешься, о каких именно деталях я говорю?

Я поймал себя на том, что думаю об этих самых деталях и о том, что их потеря будет означать для меня. Противно было сознавать, что именно этого и хотел добиться Кинжал и что вся его речь и поступки были направлены как раз на то, чтобы запугать меня. Мне потребовались все остатки силы воли, чтобы не прикрыть некоторые из этих самых предполагаемых «деталей» обеими руками.

— Но я должен снова вернуться к работе, — заключил Кинжал, поворачиваясь ко мне спиной. — Рука моя должна оставаться твердой, а мышцы — сильными. Мы ведь не хотим, чтобы нож соскользнул, верно?

Он отвернулся, прежде чем я смог отчаянно замотать головой, но я все равно ею замотал. Кинжал ясно обозначил, какой у меня есть выбор: либо держаться подальше от паланкина, либо познакомиться с его ножом. Похоже, что прекрасная Фатима будет для меня потеряна в обоих случаях.

В это мгновение всякая надежда должна была умереть во мне. Вместо этого я пообещал себе, что в следующий раз, когда приближусь к ней, то заговорю с Фатимой как-нибудь поосторожнее или уж по крайней мере так, чтобы она не закричала. Не спрашивайте меня, откуда я знал, что мне представится такая возможность. Наверное, я начинал наконец верить в идею торговца насчет судьбы.

— Но мы должны как можно скорее выбраться отсюда, — обратился Кинжал к остальным, снова принимаясь пилить ножом канат. — Эти недавние события лишь укрепили мою уверенность в этом.

Судя по бормотанию, похоже было, что, во всяком случае, по этому поводу все с ним полностью согласны.

— Так что, торговец, продолжай свою сказку, да сделай ее поинтереснее. — Он указал кончиком ножа на темнеющее вечернее небо. — Потому как, боюсь, если мы уснем прежде, чем сумеем удрать, то можем проснуться у монстра в желудке!

— О, конечно, — отозвался купец, кажется, удивленный, что снова оказался в центре внимания. — Так на чем я остановился?

— Вы съели фигу, — услужливо, но отрывисто вставил Джафар. — Точнее, семь фиг.

— Ах да, — снова начал рассказ Синдбад. — И это были сочнейшие из фруктов. Но даже самые незначительные поступки могут иметь большие последствия. Так что, съев эти семь прекрасных плодов после того, как целыми днями не позволял себе ничего существенного, я ощутил легкую слабость в желудке, а потом уже и не легкую и понял, что фиги не задержатся у меня в животе надолго, но вскоре покинут его, чтобы вернуться в родную почву.

Одобрительный ропот собравшейся вокруг торговца публики свидетельствовал о том, что всем когда-то в жизни приходилось сталкиваться с подобным поведением желудка в сходных обстоятельствах.

— И вот, — продолжал старший Синдбад, — я решил, что надо подчиниться зову естества, и должен признаться, что, к стыду моему, хотя меня и окружали всего лишь фиги, но все же это были разумные фиги, и я до некоторой степени не решался справлять столь интимную нужду перед существами пусть даже настолько странными, как они.

И снова ответом торговцу было одобрительное бормотание. В этот миг я должен был признать, что мой пухлый благодетель и в самом деле великий рассказчик, раз он сумел увлечь свою публику даже такой темой, как эта!

— Вышло так, — снова заговорил Синдбад, — что я отыскал местечко между рядами деревьев, что-то вроде холма из остатков гниющих плодов и листьев и, возможно, судя по характерному запаху, останков каких-нибудь лесных животных. Это казалось наиболее подходящим местом, чтобы внести туда и свою скромную лепту, и этим я и занялся.

Торговец снова умолк на мгновение, и, как я теперь понимал, эта манера означала, что в следующей части его повествования все откроется.

— Однако, — продолжил он, когда миновал миг драматического молчания, — не успел я даже толком начать, как откуда-то поблизости меня окликнул новый голос.

«Я был бы вам весьма признателен, — сказал этот новый голос, — если бы вы смогли найти другое место для отправления ваших естественных потребностей».

Торговец всплеснул руками, словно был в этот миг так же изумлен, как тогда, когда впервые услышал таинственный голос.

— И тут, — снова возобновил он рассказ, — я понял, что голос этот исходит не откуда-то со стороны, не от фиговых деревьев или еще откуда-нибудь сверху, но прямо у меня из-под ног, из того самого места, где я собрался было удобрить почву.

Можете себе представить мое изумление при этом новом открытии. Удивление мое было столь велико, что я совершенно забыл про беспокоивший меня желудок. И оно возросло десятикратно, когда я отступил на шаг от гниющей кучи и, присмотревшись, увидел пару темно-карих глаз, глядящих на меня из листьев и сора.

При этих словах Шрам вовсе перестал пилить, уставился на торговца и смог снова взяться за дело лишь после нескольких пинков от своего коллеги.

— Продолжай, прошу тебя, — обратился к рассказчику Кинжал, — ты уже заставил нас окончательно проснуться.

Счастливый Синдбад кивнул, собственный рассказ до того увлек его, что он и помыслить не мог ни о чем ином, кроме как довести повествование до конца.

— Я немедленно поприветствовал это несчастное создание и спросил его, как он оказался погребенным под компостом.

«Увы, если бы это было так! — возвестил открывшийся под глазами рот. — Боюсь, что я не похоронен под ним, ибо это я сам и стал компостом!»

«На какое же магическое существо я опять набрел?» — вскричал я в ответ.

«Во мне нет магии, кроме той, что я нашел в этой проклятой долине, — ответил рот. — Ибо я был некогда человеком, как и ты, пока не начал есть фиги».

Мужественный Синдбад умолк на миг и обхватил живот, прежде чем продолжить.

«Фиги?» — переспросил я, и неприятные ощущения в моем желудке проснулись с новой силой.

«Да, — ответил голос, словно вознамерившись подтвердить худшие из моих опасений, — много, много фиг, потому что, съев одну, ты чувствуешь, что должен съесть их все! — Тут тихий голос возвысился в отчаянии. — Теперь ты видишь, к чему привело меня обжорство!»

«Ты съел очень много фиг?» — спросил я, надеясь в глубине души, что «очень много» — не значит «семь».

«Конечно, — ответил мне голос из кучи, — сначала я съел всего несколько. Но в этом гибельном месте больше нечего есть. — Несчастное создание умолкло и издало тихий стон. — И, увы, к своему великому несчастью, выяснилось, что диета, состоящая из одних лишь фиг, невероятно убыстряет пищеварение».

Я кивнул в ответ на замечание существа, поскольку ощущал это самое убыстрение на себе.

«И вскоре, — продолжал голос, — оказалось, что я ем все больше и больше, чтобы возместить то, что из меня выходило, и что все это выходит все быстрее и быстрее, так что фиги проскакивали через мой организм скорее, чем я успевал поедать их. И в то же самое время я почувствовал, что тело мое как-то размягчается, а мышцы слабеют. И чем больше я ел, тем мягче становился! — Тут голос умолк, вместо слов раздались громкие, мучительные рыдания. Наконец существо со всхлипом вздохнуло и смогло продолжать: — И тогда я понял, хотя и слишком поздно, что эта фиговая диета изменяла меня, пока я не превратился в продукт своего собственного пищеварения».

«Воистину ужасная судьба», — сказал я с искренним состраданием.

«Когда-то я был благородным воином, — с готовностью согласился со мной печальный голос. — Теперь я всего лишь зловонная куча».

Тут торговец Синдбад снова замолчал, и я бы сказал, что в данном случае пауза возникла не ради драматического эффекта, а потому, что он вновь переживал неподдельный ужас, вызванный судьбой того человека.

— Должно быть, действительно страшный способ умереть, — задумчиво сказал я, чтобы нарушить молчание.

— Но очень часто встречающийся, — тут же добавил Ахмед.

Наши слова, похоже, вернули старшего Синдбада к его рассказу, поскольку он откашлялся и снова заговорил:

— Такое же будущее ждало и меня, останься я в этой долине. Лишь теперь я осознал последствия своих поступков. Ибо из разговора с той кучей, которая была человеком, я понял, что эти фиги вели речь не столько о том, чтобы погибнуть самим, сколько о возможности навеки сохранить свой род. Поскольку это существо, бывшее когда-то человеком, съело великое множество фиг и, в свою очередь, превратилось в жирный плодородный компост, которым смогут теперь питаться фиговые деревья.

— Непостижимы пути судьбы, — вставил Джафар.

— Да, — согласился его хозяин, — но я сразу решил, что эта судьба не станет моей. Поэтому я спросил кучу передо мною, нет ли у нее каких-нибудь желаний, пока я не покинул это место как можно скорее.

«Знаете, — ответила куча, чуть поразмыслив, — я бы не возражал против одной-двух фиг. Они в самом деле очень вкусные».

И вот я торопливо нарвал столько фиг, сколько смог, стараясь не слушать их мольбы. Потом положил с полдюжины плодов у самых губ кучи и быстро распрощался.

Содрогнувшись, Синдбад продолжил:

— Но фиги не собирались так просто отпускать меня. «Фиги — самая энергетическая пища!» — взывали они. И: «Фиги так удобны в переноске! Их легко нести в тюрбане, в халате или в сумке!» И даже: «А ты уже съел сегодня свою фигу?» И единственное, о чем я мог думать, — это об их сочной сладости и о том, как приятно, когда она отправляется из твоего рта в желудок. — Даже теперь, рассказывая об этом, торговец сглотнул, поглощенный воспоминаниями.

— Счастье, что за время пребывания у каннибалов я напрактиковался не обращать внимания на требования желудка, и этот урок укрепил мою решимость в тот миг, и таким образом я смог спастись. Но пока я убегал, рот мой все же был полон слюны.

И с этими словами торговец отыскал один из наших бурдюков с водой и жадно напился.

— Воистину это удивительная история! — восторженно воскликнул я. — Столь же чудесная, как и все, что вы рассказывали прежде.

— Ах, — ответил мой старший тезка в промежутке между глотками, — но она еще не окончена.

— И то, что случилось потом, — доверительно поведал Ахмед, — было еще ужаснее всего прежнего.

Тут уж и Кинжал, и Шрам остановились и уставились на нас.

— Ну, в этакое, — сказал более разговорчивый из двоих, — даже мне верится с трудом.

Джафар прочистил горло.

— Я думаю, то, что последует дальше, не слишком важно.

— Вот как? — оскорбленно возразил Синдбад. — Но что же именно последует…

— Рассказ о том, как вы снова из нищего стали богаче прежнего, — без особого энтузиазма заметил Джафар. — Боюсь, те части ваших повествований, которые служат к вашей выгоде, не входят в планы того, кто заставляет все эти приключения повторяться. Так что мы можем лишь бегло упомянуть про то, как вы познакомили с седлами королевство, в котором все ездили верхом без них, и как это принесло вам славу и благосклонность короля, так что он устроил вам свадьбу с красавицей, и что вы с этой женщиной счастливо жили несколько месяцев.

— Но я обожаю рассказывать об этом своим уважаемым гостям! — запротестовал Синдбад. — Это одна из моих любимейших историй!

— Воистину так, — признал Джафар. — Та самая история, при помощи которой вам обычно удавалось усыпить ваших уважаемых гостей. Теперь перейдем к сущности конфликта.

— Хорошо, — вздохнул в ответ торговец.

Но прежде чем он успел начать, его перебил другой голос.

— Настоящий конфликт — здесь! — заявил глубокий бас.

Но ночь была безлунная, и небо за пределами нашей тюрьмы так потемнело, что мы не могли разглядеть обладателя этого голоса.

Шрам метнулся к костру и схватил догорающую с одного конца палку. Вернувшись к решетке, он просунул горящую головешку между прутьями. Огонь осветил пространство вокруг нашей тюрьмы, и мы увидели циклопа, стоящего в нескольких шагах от нее. Обе его головы улыбались.

Но ведь слишком рано для возвращения монстра! Он же должен спать! Мы еще не выработали до конца план!

— Оказалось, что я проголодался сильнее, чем мне казалось, — мило сообщила левая голова.

— Да, — присоединилась к ней правая. — И сейчас как раз пора перекусить на ночь.

— Сначала, конечно, — добавила левая голова, — я вас поразвлекаю.

Глава двадцать вторая, в которой мы встречаемся с ужасом, шаг за шагом

Нас собирались развлекать, а я нигде не видел мага. Я услышал позади настойчивый голос Ахмеда:

— Проснитесь! О, пожалуйста, проснитесь!

— Что? — послышалось невнятное бормотание мага. — О, тысяча извинений, но я, кажется, вздремнул на минутку. Последнее, что я помню, это как мы добрались до той части рассказа, где старший Синдбад учит каких-то людей делать седла…

— Совершенно верно, — перебил Джафар. — Но нам нужно ваше внимание. Циклоп в любой момент может съесть еще кого-нибудь из нас!

Я оглянулся и увидел, как Ахмед помогает магу подняться на ноги.

— Я стараюсь проснуться как можно быстрее. Старики нуждаются в отдыхе, знаете ли.

То ли Кинжал, то ли Шрам завопил, поскольку циклоп снова приподнял край клетки.

— Циклоп, вы говорите? — переспросил Малабала, внезапно насторожившись. — Почему мне никто об этом не сказал?

— Ну, подходите, малыши, — позвала левая голова, поскольку все остальные присоединились к Малабале и Ахмеду и собрались в дальнем конце клетки. — Кто из вас хочет поразвлечься в последние мгновения своей жалкой жизни?

Никто не вышел вперед добровольно, но Малабала поспешно выкрикнул заклинание.

— Эге, да один из вас слишком шумный, верно? — пробормотал циклоп, быстро выбросил руку и выдернул мага из нашей толпы.

Что ж, подумал я, сдерживая ужас, по крайней мере чудовище выбрало из нас того, кто лучше всех способен постоять за себя. Если, конечно, циклоп не проглотит его сразу же и целиком, как сделал это с той штукой, которую мы приняли за Ахмеда.

— Отлично, — сказал маг, по-прежнему стоящий рядом с нами. Я снова взглянул на того мага, которого держал циклоп, и понял, что другой Малабала, должно быть, тоже одно из порождений магии.

— Это дает нам время, чтобы придумать план, — тихо объяснил нам маг. — Ах, если бы у меня хватило сил создать двойников для всех вас, чтобы мы смогли спокойно ускользнуть, пока монстр занимается нашими подобиями.

Циклоп улыбнулся тому, что выглядело как Малабала.

— Но я должен рассказать вам очередную историю и задать еще один вопрос. — Он поставил творение мага на вершину огромного валуна перед собой. — Конечно, я не советую вам — всем вам — пытаться бежать, потому что тогда мне придется съесть вас немедленно. Но начнем.

— Это чудовище завоевывает свою аудиторию нечестными методами, — мрачно заметил Синдбад.

— Воздействует на слушателей страхом, а не едой? — осведомился Ахмед.

Но я жестом велел обоим замолчать. Я решил, что надо послушать хотя бы начало циклопьей истории, чтобы посмотреть, нет ли в ней чего-нибудь, что помогло бы нам бежать. Кроме того, я полагал, что руководство должен взять на себя Малабала, а у него, похоже, это получалось куда лучше, когда он не отвлекался на отсроченные из-за заклятия разговоры, мешающие ему.

— Теперь я расскажу вам историю о том, как был жестоко обманут тем, что вы именуете цивилизацией! Некогда у меня была возлюбленная, женщина из моего народа. Но она оставила меня ради другого, смертного мужчины, который явился из… — Он заколебался, словно ему трудно было выговорить следующее слово: —…Багдада.

Существо глубоко вздохнуло, прежде чем смогло продолжать.

— Даже теперь название этого города заставляет мою кровь бурлить. И все же я не смог убедить свою возлюбленную, что она совершает ошибку, и что я пропаду без нее. Но я знал, что должен остановить его! И вот в тот день, когда они собирались отправиться в этот самый город, одно упоминание о котором приводит меня в ярость, я решил, что надо действовать. Но откуда явился тот человек?

Он спрашивал у двойника. Но, похоже, единственным недостатком этих магических копий было то, что они не могли говорить. Поэтому, чтобы узнать, о чем пойдет речь дальше, я выкрикнул из толпы:

— Из Багдада?

— Вот именно! — передернувшись, вскричал циклоп. — Из этого мерзейшего из городов! Но я не мог позволить ему уйти! Поэтому я медленно повернулся и очень осторожно подкрадывался к нему, — монстр сделал вид, что крадется к фальшивому Малабале, — шаг за шагом, дюйм за дюймом, пока пальцы мои не смогли сомкнуться вокруг его тощей человечьей шеи!

Руки циклопа, демонстрируя сказанное, потянулись к шее двойника.

— Я чувствовал, как его теплая плоть слабеет под моими пальцами. — У фальшивого Малабалы вывалился язык, когда сильные руки чудовища свернули ему шею. — И я душил его, душил, душил! — Фальшивая голова моталась так, что, казалось, вот-вот отвалится. — И я тряс его, и тряс, и тряс. — Монстр проделал все в точности, и конечности фальшивого Малабалы задергались, как у куклы; куклы, в которой вовсе не осталось жизни. — И рот мой открывался все шире, шире и шире. — Правая голова так и сделала, в то время как левая продолжала рассказывать: — И я проглотил его, не задумавшись ни на минуту! — С этими словами он засунул двойника в рот и шумно пожевал, прежде чем проглотить.

Циклоп подождал и нахмурился:

— В желудке у меня почти так же пусто, как и прежде. Почему-то ни от одного из вас не возникает чувства сытости. — Он оглядел жмущуюся у дальней решетки толпу. — Пожалуй, придется продолжить наши развлечения.

Малабала быстро выкрикнул очередное заклинание, и циклоп выхватил из нашей группы якобы Джафара.

— Теперь скорее, — тихо обратился маг к остальным, включая настоящего Джафара, — мы должны согласовать наши действия, если хотим спастись. Возможно, я сумею создать что-нибудь необходимого размера и отвлечь внимание монстра достаточно надолго, чтобы настоящие пленники успели бежать. Но бежать куда? И как сделать так, чтобы циклоп не погнался за нами?

— Почему бы тебе не грохнуть его? — поинтересовался Шрам.

— Циклоп продолжает развлекаться, — ответил Малабала, криво усмехнувшись.

Маг и в самом деле поднял важный вопрос и высказал очень серьезное опасение. Но как, хотел бы я знать, сможем мы согласовать наши действия, если не можем согласовать даже наш разговор?

— Как мне было справиться со своим горем? — театрально возопил циклоп. Он, казалось, был безмерно доволен собой. — Но тут, когда я был в столь расстроенных чувствах, мне повстречался другой человек.

— Что? — переспросил Малабала с неподдельным возмущением. — О нет. Я не из тех магов, что убивают кого бы то ни было напрямую. Конечно, если мы сумеем сделать так, что циклоп, скажем, погибнет в результате своих собственных действий, это будет совсем другое дело.

Иначе говоря, простого выхода из этой неприятности не было. Я, в свою очередь, тоже задал вопрос:

— Есть ли на этом острове такое место, где циклопу до нас не добраться? Может, какая-нибудь пещера, слишком маленькая, чтобы он смог пролезть в нее?

Тем временем циклоп по ту сторону решетки продолжал свой рассказ:

— «О, что печалит тебя?» — спросил меня этот человек с похвальным участием. И тогда я поведал ему, как обидел меня один из его сородичей. И этот человек сочувствовал мне и удивлялся, как его соплеменник мог быть столь жестоким. Потом я рассказал ему, что тот, кого я убил, говорил, что приехал из самого большого на свете города и что именно там он, несомненно, набрался жестокосердия. «Но я тоже приехал из великого города!» — вскричал с удивлением мой новый знакомец. Что же это мог быть за город?

— Ничего подобного я не заметил во время первого посещения этого острова, — с величайшим сожалением ответил Синдбад Мореход. — Ни единого места, недоступного для циклопа.

— Но такое место все-таки может быть? — настаивал Кинжал, продолжая следить за драмой с участием циклопа и мнимого Джафара.

Торговец нехотя согласился, что, возможно, они что-нибудь упустили.

— А если нам удастся отвлечь монстра на некоторое время, чтобы отправить мальчишку поискать укромное местечко? — предложил Кинжал.

— И что же это за великий город? — Циклоп разочарованно отвернулся от фальшивого Джафара. — Неужто никто не скажет мне?

— Надо послать Ахмеда, — прошептал настоящий Джафар. — Это наш единственный шанс вернуться в Багдад.

— Багдад! — завопил циклоп. — Медленно я повернулся и начал осторожно красться к этому подлому человеческому существу, шаг за шагом, дюйм за дюймом… — Остальная речь чудовища и сопровождающие ее жесты были совершенно предсказуемы, и он схватил ту штуку, похожую на Джафара, и начал душить ее, и тряс, пока та совершенно не обмякла, и снова отправил ее в принадлежащий правой голове рот.

— Значит, вы хотите послать Ахмеда? — нахмурившись, переспросил Малабала. — Дайте подумать, какие заклинания могут мне понадобиться…

— Я по-прежнему голоден! — вскричал монстр со смесью гнева и досады. И с поразительной для столь большого существа быстротой он выхватил меня из толпы прежде, чем Малабала успел хотя бы сообразить, что нужно произнести очередное заклинание!

Я ощутил жаркое дыхание монстра, подтащившего меня к своим двум ртам.

— Откуда явился человек, заставивший меня так страдать? — спросил он. Явно голод его был теперь настолько силен, что циклоп опустил все другие части своего рассказа.

Что я мог сказать? Видения тел, которых то душат, то трясут, мелькали в моем мозгу.

— Отвечай, — потребовал монстр, — или я съем тебя немедленно!

Отвечать? Я знал, что произойдет, если я назову ему то слово, которое он хочет услышать. Но разум мой сковало страхом. Какой ответ будет безопаснее?

Циклоп потащил меня к разинутой пасти.

— Откуда угодно, кроме Багдада! — завопил я.

— Очень хорошо, — спокойно заметил циклоп, ставя меня на тот же самый валун, на котором стояли магические подобия Ахмеда и Джафара. Наверное, подумалось мне, я дал правильный ответ. Циклоп глубоко вздохнул.

— Багдад! — воскликнули оба циклопьих голоса разом. — Медленно я повернулся…

Я понял, что на этот раз мне точно конец.

Глава двадцать третья, в которой мы узнаем, что серьезность проблемы не обязательно зависит от ее величины

— Шаг за шагом, — нараспев продолжал циклоп.

Я отчаянно озирался, ища, где бы спрятаться, но не увидел ничего, за исключением малыша Ахмеда, который крадучись удалялся от лагеря.

— Дюйм за дюймом, — произнес циклоп, протягивая руки, чтобы схватить меня.

Я видел среди других Малабалу, но он, как всегда, выглядел рассеянным и недоумевающим. Интересно, сколько времени ему понадобится, чтобы сообразить, что циклоп схватил меня, а не одно из существ, порожденных его магией? И буду ли я еще жив, когда он это сообразит?

Не придумав ничего лучшего, я закричал.

— Синдбад, — произнес чей-то голос.

— Это мое имя! — сорвалось с моих губ.

Циклоп замер с протянутыми руками:

— Кто осмеливается мешать мне во время обеда?

— Меня зовут Оззи, — ответил другой голос. — И те, кого я ищу, редко называют меня помехой — по крайней мере в лицо.

— Оззи? — разом переспросили обе головы, глядя в небо, на светящееся зеленое лицо, висящее в воздухе. — Что такое Оззи?

— Лучше тебе этого не знать, — свирепо уставившись на него, ответил джинн. — Тех, кто становится слишком любопытен, не назовешь счастливейшими из смертных.

Циклоп помедлил и насупился.

— Откуда ты взялось, о сверкающее лицо в небе? — спросил он с исключительной вежливостью. Если циклоп и не испугался угроз джинна, то по меньшей мере решил вести себя в этой ситуации осторожнее.

Оззи улыбнулся. Он был явно в восторге, что ему задали именно этот вопрос.

— В самом деле, откуда берутся джинны? Отовсюду и ниоткуда. Из ослепительнейшего солнца и темнейшего облака в безлунную ночь. Из твоих глубочайших грез и необузданнейших фантазий. Из…

— Так ты джинн? — перебил циклоп, видимо не настолько напуганный, как мне сперва показалось. Возможно, монстр, благодаря привычке поедать прибившихся к его острову путешественников со всех концов земли, был много опытнее нас.

Но джинн лишь кивнул.

— Я ищу моих шаловливых Синдбадов.

— Это мое имя! — во всю глотку завопили мы с торговцем.

— Синдбад? — взревел циклоп, словно имя это вызвало в нем такую же ярость, как и упоминание о Багдаде. — Так звали того торговца, который продал мне эту одежду много лет назад!

Обе головы ненадолго уставились на меня, прежде чем перевести взгляд на оставшихся в клетке.

— Но молодой слишком тощий, — размышлял циклоп, гнев которого отчасти поутих, сменившись замешательством, — а толстый слишком стар. Хотя… — Два широко, очень широко раскрывшихся глаза подозрительно посмотрели разом на торговца и на меня. — Циклопы старятся не так, как люди, знаете ли. Неужели этот старый плут и есть тот самый негодяй, что одурачил меня столько лет назад?

Обе головы повернулись к торговцу, который вжался в дальний угол клетки в явно тщетной попытке сделаться менее заметным.

— Этот костюм? — выдавил он, когда стало ясно, что циклоп, не отрываясь, смотрит на него. — Ну, может, я и продал его вам. Сделок было так много, знаете ли. Трудно припомнить точно…

Циклоп отвернулся от меня и шагнул к моему тезке.

— Разумеется, на все мои товары дается полная гарантия, — поспешно добавил торговец.

Циклоп сделал еще шаг.

Казалось, по мере приближения циклопа Синдбад тараторил все быстрее:

— И если вы говорите, что я продал вам эти лохмотья, то кто я такой, чтобы сомневаться в словах такого честного циклопа, как вы? Поэтому позвольте сообщить вам, что я уполномочен полностью заменить ваш костюм, безо всякой дополнительной платы с вашей стороны…

— Бесплатно? — Циклоп заколебался, а Синдбад торопливо продолжал:

— За исключением, разумеется, возмещения некоторых незначительных расходов на перевозку и погрузку-разгрузку, которые мы готовы покрыть за счет золота и драгоценных камней из вашей сокровищницы.

— У всех страшилищ неизбежно есть потайная сокровищница с золотом и драгоценностями, — услышал я шепот Ахмеда откуда-то из ближайших кустов.

Циклоп лишь пробормотал что-то насчет торгашей и сделал еще один шаг вперед. Жмущиеся друг к другу люди в дальнем конце клетки испуганно вскрикнули.

— Чудо из чудес, — заметил Оззи. Но когда я взглянул на светящуюся зеленую голову, джинн из-за спины циклопа всматривался в людей, сгрудившихся в углу клетки. — Не будь вы такими шумными, ребята, — пожурил нас Оззи, — я никогда бы вас не нашел. Я уже везде обыскался!

— Оззи! — завопил Малабала из своего угла клетки. Он выпрямился, насколько позволяло его старческое тело, ненадолго сделавшись властным и повелительным. Должно быть, в молодые годы он выглядел очень внушительно. — Настало время нам поквитаться!

Джинн, похоже, не обратил внимания на слова мага.

— У меня хорошие новости для обоих Синдбадов, — сказал он. Мы с торговцем, как обычно, откликнулись. — Впрочем, хороши эти новости для меня, даже если для вас это означает верную смерть. Больше не будет споров о том, кто из вас настоящий. — Злобная улыбка вернулась на злорадное лицо духа. — Мой наниматель, чье истинное имя я не вправе назвать, разрешил мне схватить обоих Синдбадов — так что все те, кого зовут Синдбад, мои!

Кинжал и Шрам, похоже, торопливо совещались возле паланкина. Они распахнули дверцу настежь, оба вскочили внутрь, и дверь со стуком захлопнулась.

Мне снова показалось прискорбным, что при первых же признаках опасности эти сильные и свирепые на вид мужчины изо всех сил стараются скрыться. И что именно, не мог я не гадать, собираются они делать в этом замкнутом пространстве, особенно учитывая, что там уже находится моя прекрасная Фатима?

— Оззи! — голосил Малабала. — Готовься изведать всю полноту гнева рассерженного мага!

Джинн расхохотался, как всегда, самодовольно.

— Что ж, хоть я и воплощение абсолютного зла, но и мне не чуждо сострадание. Поэтому я дам еще минуту обоим Синдбадам, — мы оба откликнулись, как обычно, — чтобы проститься с товарищами, прежде чем обречь вас на вечные муки.

Я сообразил, что есть нечто даже более огорчительное, чем то, что два головореза старательно пытаются спрятаться; а именно — что прошла уже целая минута с того момента, как они втроем находились в тесноте паланкина, а оттуда не донеслось ни единого вскрика или иного звука.

Мне ничего не оставалось, кроме как взглянуть в лицо неприятной правде. Может, прекрасная Фатима просто предпочитает компанию вульгарных бандитов обществу бедного, но честного носильщика?

— Я не хочу новый костюм! — объявил циклоп, приближаясь к Джафару, Малабале и Синдбаду. — Я хочу набить брюхо сырым человеческим мясом!

— Ты можешь хотеть все, что тебе угодно, — снова обратился к циклопу джинн, — но эти люди принадлежат мне.

Тут монстр повернулся и уставился на пылающую голову.

— Позволю себе не согласиться, — ответил циклоп с некоторой угрозой. — Все, кто попадает на этот остров, принадлежат моему желудку.

— Оззи! — вскричал Малабала в тщетной попытке привлечь внимание джинна. — Приготовься к последнему поединку в своей сверхъестественной жизни!

— Ага! — воскликнул голос откуда-то из группы моих товарищей, от задней стены клетки. Судя по направлению, в котором повернулись все остальные, раздался он из паланкина.

— Ладно, Синдбады, — начал Оззи. Мы оба откликнулись, к непреходящему удовольствию джинна. — Нам пора отправляться!

— Возьму на себя смелость не согласиться! — воскликнул Кинжал, выскакивая из паланкина с золотой бутылкой в руке. — Единственное, что в этом верного, — что джинну пришло время исчезнуть! — Он выразительно взмахнул бутылкой. — Так или иначе!

Оззи прищурился на бутылку, казалось сверкающую даже в этой темноте.

— Чем это ты размахиваешь? Вы, люди, такие ничтожно мелкие! — Он умолк, изумленно подняв светящиеся брови. Но когда джинн заговорил снова, его презрительный тон сменился на почтительный, даже, возможно, испуганный: — Это ведь не то, что я думаю?

— Твой наниматель вынудил нас к этому, — был ответ Кинжала. — Ты не можешь забрать Синдбадов, поскольку они предназначены для того, на кого работаем мы!

— Меня предупреждали насчет вот этого самого, — с явной покорностью ответил джинн. — Ты помнишь, как я избегал вас прежде? — Огромная голова вздохнула с такой силой, будто налетел порыв ветра перед надвигающейся бурей. — Но теперь, когда победа была так близка, я утратил осторожность. — Он раздраженно повысил голос: — О, убийства, мор, всякие бедствия — предоставьте мне эти простые радости. Насильственное похищение может оказаться таким сложным делом!

— Гони его в бутылку! — взревел в ответ Шрам.

— Вы ведь не сделаете этого на самом деле? — кротко спросил джинн.

— Ну, возможно, в этом не будет нужды, — задумчиво сказал Кинжал, продолжая держать бутылку над головой, чтобы все видели, — если ты используешь свою магию, чтобы перенести нас прямиком туда, куда мы велим.

— Перенести вас? — Оззи побледнел, сделавшись светло-зеленым. — Но что мой хозяин…

— Ты же джинн, — вкрадчиво ответил Кинжал. — Чего тебе бояться?

— Оззи! — заорал Малабала. Снова не получив ответа, он принялся усердно бормотать мистические слова и замысловато жестикулировать.

— Но мой хозяин… — пробормотал Оззи.

— Хватит с меня! — объявил циклоп. — Я намерен съесть вас всех!

Кинжал провел свободной рукой по горлышку бутылки:

— Ты не оставляешь мне иного выбора, кроме как выдернуть пробку.

— Не надо пробку! — взмолился Оззи. — Все, что угодно, только не пробку!

— Интересно, какова голова джинна на вкус? — размышлял циклоп. — Звучит довольно аппетитно.

Маг продолжал выкрикивать заклинания и размахивать руками, его движения и слова убыстрялись и становились все неистовее.

— Исполни наше желание, — потребовал Кинжал, — или — точно пробка.

— Но если Тот-Кого-Следует… — бессвязно залепетал джинн. — Нет! Даже я не смею произносить его имя!

— Но сначала, — сообщил циклоп, — думаю, я проглочу этого толстого надоедливого торговца!

Монстр потянулся к моему тезке, но, прежде чем он успел схватить пожилого человека, тот проявил поразительную для своего возраста и комплекции прыть, метнувшись в середину толпы.

— Бутылка! — напомнил Кинжал, вытаскивая пробку.

— Но месть Того… — все еще сопротивлялся Оззи.

— Шамаба Нуфаба! — провозглашал Малабала.

— Вы уверены, что не желаете получить совершенно новый костюм? — предлагал на бегу Синдбад.

— Стой спокойно и дай себя съесть по-человечески! — требовал циклоп.

И тут пробка поддалась. Поднялся жуткий ветер, он устремлялся к открытому горлышку бутылки, словно пространство внутри ее было гораздо больше, чем снаружи, и пустоту надо было заполнить воздухом.

Но та неведомая сила, которой подчинялась бутылка, похоже, жаждала не воздуха, потому что я заметил, что огромную голову джинна неумолимо притягивает к темной горловине.

— Нет! Нет! — вопил Оззи, влекомый по воздуху. — Помогите! Помогите!

— Перенеси нас туда, куда нам нужно попасть! — потребовал Кинжал.

Торговец Синдбад продолжал бегать, все время уворачиваясь так, чтобы Кинжал и Шрам были между ним и циклопом.

— Совсем недавно мы запустили целую линейку новых дизайнерских расцветок! — услужливо сообщал он на бегу.

— Кушать! — раздраженно отзывался циклоп. — Пора!

— Зубуба! — торжествующе вскричал маг, и на ладонях у него возник огромный шар синего света.

— Решай! — требовал Кинжал, придерживая пробку, готовую вот-вот выскочить из горлышка.

— Помогите! — завизжал Оззи. Его светящееся лицо как бы удлинилось и сделалось каким-то менее вещественным, чем прежде, как будто субстанцию, из которой оно состояло, в самом деле засасывало в бутылку у Кинжала в руке. — Помогите! Я таю!

— Последний шанс! — объявил Кинжал, удерживая бутылку и пробку в прежнем положении.

— Ладно! — согласился быстро тающий джинн. — Простите, хозяин, но я должен дать им переносящее заклинание!

Шрам снова захохотал и хлопнул своего напарника по спине:

— Наша взяла!

Но Кинжал с ужасом уставился на свою пустую теперь ладонь:

— Идиот! Из-за тебя я выронил пробку!

— Нупуба! — провозгласил Малабала, и синий светящийся шар сорвался с его ладоней и взмыл в воздух.

Кинжал упал на четвереньки, выискивая на земле ту штуку, которая могла бы остановить ужасающий ветер. Огромную голову Оззи тоже притянуло к земле, поскольку сверхъестественный ветер еще более усилился. Синий шар прыгнул вперед, едва не задев мечущегося торговца, и понесся к джинну.

И тут свет столкнулся с ветром.

Последовала ослепительная вспышка, заставившая меня упасть на колени и закрыть глаза обеими руками. Потом наступила тишина.

Через мгновение я опустил руки. Исчез не только ветер, но и синий свет тоже.

— Я едва-едва снова не угодил в бутылку, — прогромыхал за моей спиной могучий голос Оззи.

Оглядев поляну, я увидел, что деревянные прутья нашей клетки разметало по сторонам, поскольку подпиленные канаты не смогли противостоять сверхъестественным силам, пронесшимся над поляной. Остальные сидели и лежали на земле; Джафар, Кинжал и Шрам сгрудились возле паланкина, который повалился набок, но, казалось, никто не пострадал. Даже циклопа сбило с ног. А Малабала, похоже, и вовсе лишился чувств, неподвижность его распростертого тела нарушало лишь медленное и слабое дыхание.

— Но я все еще тут, — продолжал Оззи. — Прошу прощения, но я отменю свое переносящее заклинание. Мне надо забрать парочку Синдбадов.

— Этот джинн по-прежнему снаружи! — с отчаянием бросил Шрам.

— Не без твоей помощи! — обвинил Кинжал. Шрам бросил на него злой взгляд. — Погоди-ка! — Кинжал уставился на бутылку, стоящую на земле рядом с ним. Бутылка дергалась и подпрыгивала. — Хоть джинн и избежал нашей западни, бутылка, похоже, поймала кого-то другого!

— Кого-то другого? — Я обернулся и увидел громадную голову Оззи, отдыхавшую, упершись подбородком в землю. И это огромное лицо хмурилось. — Но кого мог поймать этот подлый сосуд?

И тут снова налетел ветер, и полыхнула новая вспышка слепящего белого света.

— О нет! — взвыл Оззи. — Это переносящее заклинание!

— Ну что, джинн, — торжествующе бросил Кинжал. — Ты выполнил-таки свою часть уговора.

— Выходит, так! — ответил джинн. — Но я понятия не имею, куда отправляю вас!

Глава двадцать четвертая, в которой мы узнаем, что порой путешествия и привычка рассказывать истории могут завести в полный мрак

— Я хочу Синдбада! — вскричал джинн.

— Это мое имя! — отозвался я.

Могло ли быть, что другой, едва слышный голос произнес те же слова из волшебной бутылки?

Очевидно, Оззи уловил эти звуки каким-то неподвластным простым смертным образом, поскольку его огромная башка начала подкатываться к бутылке.

— Я получу Синдбада! — провозгласил джинн.

— Это мое имя! — снова откликнулся я и скорее почувствовал, чем услышал, как отозвался второй голос.

— Ну уж нет! — раздался пронзительный мальчишеский крик, и Ахмед выскочил из кустов и подхватил золотую бутылку.

Голова снова покатилась, теперь гораздо быстрее, гонясь за убегающим Ахмедом.

— Я уничтожу всех, кто встанет между мной и Синдбадом! — пообещал джинн.

— Это мое имя, — снова, будто попугай, беспомощно повторил я.

— А я думаю, что Синдбады должны быть вместе! — прокричал Ахмед сквозь усиливающийся вой ветра и оглушительный раскатистый грохот, с которым гналась за ним голова. — Лови!

С этими словами мальчишка подбросил бутылку в воздух, там ее подхватил очередной мощный порыв ветра, и она по большой дуге перелетела через голову джинна и приземлилась прямо в мои протянутые руки.

Пальцы мои сомкнулись на бутылке, которая оказалась приятно теплой на ощупь. Ветер выл у меня в ушах. В тот миг, как я поймал бутылку, он, казалось, усилился вдвое и теперь свивался вокруг нас в воронки, будто мы оказались в самом центре пылевого смерча.

Последовала вторая вспышка, такая яркая, словно мы очутились внутри самого солнца.

И тут ветер исчез и наступила темнота.

* * *

Один Аллах знает, сколько я лежал в этой глубочайшей из ночей, безучастный ко всему на свете. Но наконец меня привел в чувство слабый, но знакомый голос:

— Есть тут кто-нибудь?

— Синдбад? — спросил я, осознав, что продолжаю держать в руке по-прежнему теплую бутылку.

— Меня в самом деле так зовут, — ответил голос. — А с кем я разговариваю?

Он что, не узнал мой голос? Хотя, возможно, пребывание в бутылке может искажать восприятие.

— Я — другой Синдбад, — терпеливо ответил я.

Никакого ответа.

— Синдбад-носильщик, — уточнил я.

— Мой добрый друг! — Теперь торговец откликнулся с энтузиазмом. — Прости мне мою минутную растерянность. У меня такая проблема с памятью на имена и лица. А твоего лица я все равно не вижу. Тут, где я нахожусь, чрезвычайно темно.

Темно? Судя по тому, как и откуда доносился голос, я понял, что Синдбад, должно быть, все еще находится в бутылке, покоящейся у меня в руке. Но должен признаться, что чрезвычайно темно было вне зависимости от того, в бутылке ты или нет.

— О великий торговец и прославленный путешественник, — кротко ответил я. — Похоже, в этом мире вовсе нет света, словно мы угодили в страну вечной ночи, где небо и звезды затянуты тучами.

— Прекрасное толкование, — отозвался тоненький голосок торговца, — за исключением того, что оно никак не объясняет той тесноты, которую я в данный момент испытываю. Клянусь, мой добрый носильщик, я едва могу пошевелиться!

Только тут мне пришло в голову подумать, как торговец Синдбад мог поместиться в эту волшебную бутылку. Без сомнения, самая широкая его часть, живот, застряла в узком бутылочном горлышке. Я не мог придумать лучшего объяснения, чем эта своеобразная затычка, для внезапного прекращения сверхъестественного ветра. Значит, Синдбад сделался своего рода живой пробкой. Воистину, мир полон чудес!

Но что теперь? Я слишком хорошо помнил предупреждение Джафара насчет прежних приключений Синдбада и про то, что они повторяются с нами. Что если мы не просто под беззвездным небом, но в каком-нибудь другом, ужасном месте, где торговец побывал во время одного из своих последних путешествий? По одной этой причине моя обычная любознательность становилась насущной необходимостью. Я торопливо спросил у торговца, не случалось ли ему когда-нибудь во время странствий попадать в места, где царит полная темнота.

— Пожалуй, — признал сидящий в бутылке Синдбад, — был один случай. Долго объяснять, но ты не мог бы пошевелить немного ногами, чтобы проверить, нет ли там трупов.

Трупов? Моя любознательность меня уже совсем не радовала. Не важно, сколько времени это займет, я понял, что разумнее будет получше разузнать про оставшиеся путешествия.

— Расскажите мне остальные свои истории, о торговец, — сказал я с убедительностью, порожденной страхом. — Как говорил Джафар, знание, которое мы почерпнем из этих рассказов, может спасти нам жизнь. — Мысль о престарелом слуге заставила меня выдвинуть дополнительное условие: — И пожалуйста, сделайте их как можно короче.

— Да, — откликнулся Синдбад скорее с энтузиазмом, чем с сожалением. — Я думаю, ты прав. Бедный Джафар. Хотел бы я знать, куда забросило его заклинание этого проклятого джинна? Но на чем я окончил свой рассказ?

— Вы делали седла, — напомнил я, чувствуя, как глаза у меня начинают слипаться при одной мысли об этом.

— Ах да, трупы были сразу после этого.

Это отнюдь не успокоило мои нервы. Если приключения действительно идут друг за другом в некоем подобии очередности…

Я прогнал эту мысль из головы и, чтобы успокоиться, тихонько пошарил ногой перед собой. Мои пальцы что-то нащупали. На самом деле, однако, это было похоже всего лишь на торчащий корень.

Или на остатки скелета.

Я поспешно отдернул ногу, решив, что в данный момент разумнее будет послушать историю торговца.

— Итак, как ты, без сомнения, помнишь, — начал купец, привычно продолжая свой рассказ, — я весьма разбогател в этой чужой стране, познакомив ее жителей с таким неведомым им изобретением, как конское седло, меня окружили почетом, и я обзавелся отличным домом и женился на одной из самых красивых женщин во всем королевстве.

Это, думал я, и есть истинное счастье, почти равное лучшим временам в моем любимом Багдаде. Но радость моя была недолгой, поскольку в один из дней у моего соседа стряслась беда — беда, которая открыла мне ужасную правду об этой стране, которую я называл теперь своим домом.

Торговец умолк.

— Прошу прощения. Небольшая судорога. — Он громко закряхтел. — Ах. Уже лучше.

Я моргнул. На какой-то миг, готов поклясться, я увидел, что бутылка вспыхнула. Или это глаза сыграли со мною злую шутку в этой бесконечной темноте?

— Жена моего соседа заболела и умерла, — продолжал крохотный рассказчик. — Сначала я думал, что горестные вопли моего соседа вызваны просто печалью из-за потери возлюбленной супруги, но вскоре он достаточно успокоился, чтобы поведать мне о воистину ужасном местном обычае, согласно которому если кто-то из супругов, не важно, муж или жена, умирал, то другого супруга заживо хоронили вместе с его почившей второй половиной!

«Что за варварский обычай!» — вскричал я. «Но таков закон страны», — ответил мой сосед, и действительно, на рассвете следующего дня отряд королевских стражников увел его, чтобы подготовить к ожидающей его участи.

Торговец снова умолк, и я почувствовал, как бутылка шевельнулась в моей руке, словно старший Синдбад двигался там, внутри.

— И все-таки где мы находимся? Тут абсолютно некуда девать руки и ноги.

И пока миниатюрный торговец пытался отыскать более удобное положение в своей бутылочной тюрьме, я снова ощутил, как бутылка потеплела, и отчетливо увидел свет, излучаемый этой золотой флягой.

Я вытянул руку с бутылкой вперед, туда, где нога моя наткнулась на неведомое препятствие. Но свет пропал. Похоже, он появлялся, когда торговец начинал шевелиться в своей волшебной темнице. Тем не менее я не стал обсуждать свое открытие со старшим тезкой, опасаясь, что это может помешать ему довести до конца свой рассказ. Возможно, мое поведение было эгоистичным, но я полагал, что узнать про то, что тебя сверхъестественным образом уменьшили и затолкали в волшебную бутылку, для большинства людей не повод для радости.

— Полагаю, ваша жена тоже вскоре умерла? — спросил я вместо этого, чтобы ускорить повествование торговца.

— Откуда ты знаешь? — Синдбад издал едва слышный смешок, в котором улавливалось восхищение. — Для носильщика ты исключительно сведущ в искусстве сказителя.

Но я не позволил ему так легко сбить меня с толку.

— И тогда вас похоронили заживо вместе с вашей умершей женой?

— Совершенно верно. Нас обоих оставили в большой темной пещере, как опять-таки было принято у этого народа. К счастью, мне дали немного еды, чтобы я смог прожить неделю или чуть дольше.

Но едва успел упасть огромный камень, закрывающий вход, как оказалось, что я не единственный живой в этой пещере. И в самом деле, там были другие несчастные жертвы этого обычая, выживающие за счет того, что убивали ничего не подозревающих новичков и съедали их припасы, а когда те заканчивались, питались человеческим мясом.

С каждым словом описываемая Синдбадом темнота нравилась мне все меньше. Она не нравилась мне настолько, что я счел благоразумным еще раз обследовать окрестности.

— Прошу прощения, что перебиваю, — сказал я, — но вам достаточно удобно?

— Теперь, когда вы напомнили, я понимаю, что нет. — Торговец закряхтел, и бутылка засветилась.

Я снова вытянул руку и обнаружил, что предмет моих страхов был всего лишь кривым корнем. Значит, мы не в той ужасной пещере. Но куда же тогда перенес нас джинн? Я понимал, что ради собственного спокойствия должен обследовать пещеру, чтобы по крайней мере представлять наконец, какая опасность нам грозит. Но мы находились теперь в каком-то новом месте, где, возможно, нас поджидала какая-нибудь ужасная опасность, о которой торговец еще не рассказывал. Я решил снова ускорить его рассказ.

— Но вы победили этих пожирателей трупов? — спросил я.

— Ну да, — ответил торговец, — потому что сумел схватить прочную бедренную кость и…

— И потом вы выбрались из пещеры?

— Разумеется, — поспешно подтвердил Синдбад, — пойдя вслед за диким зверем, который приходил туда питаться…

Но я был безжалостен.

— И без сомнения, вы как-то раздобыли огромное богатство?

— О, — все больше нервничая, добавил торговец, — конечно, поскольку среди посмертных даров было множество драгоценностей и прочих дорогих вещей…

— И вы вернулись в Багдад, став богаче прежнего? — закончил я вместо него.

— Ты не даешь мне рассказать лучшие эпизоды моей истории! — недовольно ответил купец. — Какое, по-твоему, могу я получать удовольствие от рассказа, если меня постоянно перебивают?

Увы, страх перед воображаемой смертью, должно быть, на время заставил меня забыться.

— Простите, о мудрый торговец, если я попытался побыстрее получить информацию, — сказал я тоном, более подобающим моему положению, — но я боюсь, что явится какой-нибудь человек или иное существо из ваших историй и прервет нас навеки.

— Я понимаю твое беспокойство, — уже куда спокойнее ответил Синдбад после минутного раздумья. — О чем еще тебе рассказать?

Что я мог ему сказать? Только то, что сам уже знал об окружающем нас.

— Есть ли у вас история, в которой важное место занимает торчащий корень?

— Большинство из моих историй происходят на диких, неизведанных островах, на самом краю изученного мира, — был ответ торговца. — Торчащие корни есть везде.

Тогда я сказал, чтобы он перешел к следующему путешествию.

— Итак, — начал он.

— Только опустите все, что касается отплытия из Багдада, — добавил я.

— Наверное, так будет лучше, — согласился он. — В общем, мы плыли много дней и…

— Ради экономии времени, — снова вмешался я, — наверное, было бы разумно опустить долгий рассказ о данном конкретном кораблекрушении.

— Значит, мне перейти прямо к следующей части? — несчастным голосом осведомился Синдбад.

— Ради спасения наших жизней, — настаивал я.

— Хвала Аллаху, что публика в Багдаде не столь требовательна! Но ты прав. Давай перейдем прямо к первой из опасностей, которой снова оказалась птица Рух. Нет, не одна Рух, а две.

— Это там, где вы съели ее яйцо? — уточнил я.

— К моему теперешнему огорчению, — признал Синдбад. — Ибо птицы Рух разрушили наш корабль, и их отогнало лишь гигантское существо, которого боятся даже Рух…

— А это существо нападает на людей? — поинтересовался я.

— Оно такое огромное, что Рух рядом с ним кажется не больше воробья. Люди для него настолько малы, что он их не замечает, вроде блох на шкуре слона. — Каким-то образом даже самые простые ответы торговца ухитрялись вновь вернуть нас к его истории.

— Отлично, — сказал я, еще больше желая ускорить повествование. — Мы можем вернуться к этой части рассказа, когда у нас будет время. Что произошло, когда вы добрались до острова?

— Ах, там был дворец, который, с его садами и резвящимися животными, сначала показался нам подобием рая на земле.

— Но это было не так.

Из бутылки донесся глубокий вздох:

— Нет, потому что вскоре я заметил старика, которого принял за еще одну жертву кораблекрушения. На первый взгляд ноги его казались искривленными и немощными, и он так жалобно попросил меня поднять его на плечи и перенести через текущий рядом ручей, чтобы добраться до фруктовых деревьев на другом берегу.

Итак, мне представилась возможность сделать доброе дело, и я усадил этого незнакомца себе на плечи и перешел через ручей. Но когда на другой стороне я попросил его слезть, он вместо этого накрепко ухватился за мои плечи и шею. Я взглянул на его ноги повнимательнее и увидел, что они покрыты темной шерстью и что существо это не человек, но какой-то из демонов. Он так крепко обхватил мои плечи, что я не мог сбросить его, и, когда бы ни пытался сделать это, он сдавливал мне горло, так что я едва не лишался чувств. Так я превратился в его вьючное животное.

— И как же вы спаслись? — спросил я, против воли захваченный рассказом.

— Сделав вино и напоив существо, — признался торговец. — Видите ли, если выжать виноградный сок и оставить его на солнце в закрытом сосуде из тыквы…

— Безусловно, — быстро перебил я, поскольку любопытство мое было удовлетворено. — И потом вы снова добрались до цивилизации. Как вы сколотили состояние на этот раз?

— Благодаря кокосам и ловле жемчуга. Но самое интересное состоит в том, как я использовал эти…

— Не сомневаюсь, — согласился я. — Потом вы вернулись в Багдад богаче прежнего?

— Это лучший способ окончить рассказ, — признал Синдбад. — Переходить к следующей истории?

— Подождите минутку, — велел я, поскольку увидел, что небо надо мной из черного становится серым от первого света утренней зари. — Кажется, скоро рассветет, и мы сможем определить, где оказались.

— Да? Тогда почему я ничего не вижу?

Очевидно, Синдбад застрял в бутылке головой вперед. Наверное, пришло время пожалеть торговца и рассказать ему о его положении.

Но тут серое небо на горизонте вспыхнуло золотом, и я увидел, что мы находимся на краю огромной долины и что вся эта долина засажена плодоносящими деревьями.

— Эй, привет, — услышал я голос с ближайшего дерева. — Хотите фигу?

Глава двадцать пятая, в которой мы узнаем, что путешествующему дается все, но кое-что надолго не задерживается

— Я не слышал этого! — возопил Синдбад внутри бутылки.

Но я не мог лгать старшему в таком серьезном деле:

— Увы, это истинная правда. Тут повсюду фиговые деревья.

— Только не фиги! — вскричал маленький Синдбад. — Что угодно, только не фиги!

— Мы верно расслышали, кто-то восхищается фигами? — поинтересовался ближайший из плодов.

— Несомненно, — вступил второй растительный голос. — Потому что мы — самые восхитительные фрукты, какие только можно себе представить.

— По крайней мере, я их не вижу, — с дрожью в голосе добавил торговец. — Но почему я их не вижу?

Наверное, подумал я, пора рассказать моему старшему тезке о его бутылочной темнице.

— Мы сочные и мягкие, — добавила фига возле самого моего уха, — и совершенно спелые.

— Представь, как зубы твои вонзаются в нашу нежную кожу, — вторила ей вторая фига, — как ты перекатываешь языком нашу сладчайшую мякоть, как наш божественный сок медленно стекает по твоему подбородку.

К ужасу своему, я понял, что рот мой наполнился слюной.

— Я ослеп! — причитал старший Синдбад. — Я обречен провести свои последние часы, ничего не видя, питаясь одними лишь волшебными фигами!

— Да, мы волшебные! — весело согласилась еще одна фига. — Мы не только вкусны, но и исполнены волшебства!

— Нет, вы не ослепли, о торговец! — успокоил я своего старшего спутника. — По моему скромному разумению, лучше всего ваше состояние можно описать словом «застрял».

— Вы никогда не застрянете, когда вокруг вас фиги, — добавил очередной фрукт. — Фиги облегчают продвижение!

— Братья и сестры! — обратилась волшебная фига к сородичам. — Давайте утешим этих путников одной из наших песен!

И весь фруктовый сад грянул, будто огромный хор:

О, если ты отведаешь нашего вина,
То не уйдешь отсюда, не выпив все до дна…

Я смотрел на них, ряды и ряды продолговатых шариков правильной формы, легонько раскачивающихся взад-вперед, взад-вперед. Они казались такими округлыми в золотистом утреннем свете, такими сочными под коричневато-зеленой кожей, такими… такими… съедобными.

— Значит, я застрял, а они поют? — заметил из бутылки Синдбад еще более уныло, чем прежде.

Я моргнул и перестал обращать внимание на громкое урчание в животе. Эти фиги едва не заманили меня в ловушку. Если бы не хныкающий в бутылке торговец, я сорвал бы одну из этих фиг, и сунул ее в рот, и прокусил кожуру зубами, и закрыл глаза, ощутив первую сладость на языке, и…

— Мне воистину повезло, — снова разрушил колдовство голос торговца, — что я не могу видеть эти фиги так же хорошо, как слышу их, ибо я уверен, что такого сочетания не в силах вынести ни один человек. Но, умоляю, объясни хотя бы так же кратко, как в последний раз, почему мне так повезло?

Я сглотнул. Никогда за всю мою жизнь у меня во рту не бывало столько слюны. Но я должен был защититься от чарующего пения фруктов. Я стиснул губы и думал о гниющем компосте, в котором копошатся личинки; о тучах мух, взлетающих над зловонной жижей; о чем угодно, чтобы желудок мой восстал против этой песни фиг!

— Вы в ловушке, — ухитрился я сообщить крохотному Синдбаду сквозь стиснутые зубы.

— Все люди оказываются в ловушке, попав в долину фиг, — смиренно заметил торговец.

— Нет-нет, — продолжал объяснять я, обнаружив, что довольно трудно выговаривать многие слова, когда твои зубы крепко сжаты, — вы попали в волшебную бутылку.

— Бутылку? — непонимающе переспросил торговец. — Я не знаю ни одной бутылки, способной вместить…

— Конечно, нет, будь вы прежнего внушительного размера, — как можно мягче продолжал объяснять я. — Но это не так. Вы изменились, так же как и джинн Оззи должен был бы уменьшиться, чтобы поместиться внутри этого самого волшебного сосуда.

— Я заперт в бутылке Оззи! — недоверчиво воскликнул старший Синдбад. — Я стал таким маленьким?

— Это правда, — был мой весьма сочувственный ответ. — Только, наверное, все же недостаточно.

— Немножко тесновато в животе, — признал Синдбад.

— Фиги — лучшее решение для того, кто хочет улучшить свою талию, — услужливо сообщил висящий по соседству фрукт.

— Ни за что! — в отчаянии завопил торговец. Крик его, казалось, слабым эхом отозвался в тесноте бутылки. — Я лучше останусь тут навечно!

— Фиги — это вечное наслаждение! — продекламировал очередной свисающий с ветки кругляш.

— Если мы и не умрем, поев этих фиг, — пропищал откуда-то из-за деревьев детский голос, — то от их болтовни — наверняка.

— Кто там? — вопросил торговец из бутылки.

— Неужели? — воскликнул я вслух. И это было действительно так, ибо солнце уже поднялось над краем долины и заливало деревья своим золотым светом, и я смог увидеть Ахмеда.

— Полагаю, мое появление было достаточно драматичным, — беспечно прокомментировал он.

— Это Ахмед! — восторженно вскричал я. — Должно быть, переносящее заклинание коснулось не только двух Синдбадов!

— Ахмед? — с некоторым смущением повторил торговец.

— Ваш юный слуга, которого вы потащили с собой в это исполненное опасностей путешествие, — с привычной легкостью пояснил Ахмед.

— А! — радостно откликнулся голос торговца. — Этот Ахмед! Понимаете, это такое обычное, распространенное имя.

— Фиги вовсе не обычны, — заявил один из плодов по соседству.

— Нас здесь так много, — поддержал другой, — но каждый из нас уникален. — Очевидно, из-за последних событий у фиг возникло ощущение, что про них забыли.

— Попробуй хоть немного! — присоединился к ним третий фрукт. — Каждая фига — это сенсация вкуса!

— Горе мне, но как они правы! — донесся скорбный голос из бутылки. — Я до сих пор помню их сочность!

Итак, человек, который не в состоянии был запомнить имена своих товарищей по путешествию, казалось, помнил каждую мелочь, связанную с этими фигами. Должно быть, эти плоды обладают воистину ужасной магической силой. Я поведал о своих размышлениях Ахмеду.

— Увы, — был его ответ, — ты забываешь, что у моего хозяина желудок куда крепче головы.

Но тут фиги снова загалдели где-то неподалеку. И до нас донесся еще один голос.

— Мы так близко! — звали голоса. И: — Мы так доступны! — И еще: — Возьми свою фигу прямо сейчас!

— Я не могу! — озабоченно проскрипел старческий голос. — Я не должен, хотя человеку моих преклонных лет действие этих фруктов могло бы пойти на пользу!

Я узнал бы этот дрожащий голос где угодно.

— Джафар! — окликнул я.

— Ваш престарелый мажордом, которого вы тоже потащили в это полное опасностей путешествие, — объяснил Ахмед прежде, чем его хозяин успел спросить.

— Ну конечно — Джафар! — вскричал торговец. — Прекрасно. Заклинание джинна снова соединило нас.

— Конечно, это выглядит довольно неожиданным… — начал я.

— Фиги — самые неожиданные из фруктов! — раздался голос с дерева. Очевидно, плодам надоело, что их игнорируют.

— Фиги — лучшая из закусок! — завел другой фрукт, висящий по соседству. — Фиги — самая волшебная пища! — И: — Самая вкусная из диет! — И даже: — Самая жизнерадостная пища! — Снова и снова многочисленные фрукты расхваливали свои достоинства.

— Что плохого будет от одной? — пробился сквозь их хор грубый голос. Казалось, он доносится из рощи откуда-то позади меня.

— Ничего плохого! — с энтузиазмом согласились местные фиги. — А от дюжины — и подавно!

— Тише! — приказал другой голос. — Кажется, я слышал человеческие голоса там, впереди.

— Кому нужны человеческие голоса, — сладко заметил фрукт, — когда вы можете слушать музыку фиг?

Тут все фиги позади нас запели без слов. Раздался оглушительный треск, будто кто-то ломился через заросли, раздвигая ветки и листья.

— Прочь! Прочь! — в изрядной панике завопил второй голос. — Ни за что пучкам листьев не справиться с Кинжалом!

Словно в ответ, фрукты начали петь:

Лучше фиги ничего
Нету в целом свете…

— Шрам будет есть! — перебил первый грубый голос. — Шраму нужно набраться сил!

Но фрукты были непреклонны.

— Это знают все вокруг, — пели они, — взрослые и…

— Вот они! — в полном отчаянии завопил Кинжал. — Забудь про фиги! Мы нашли Синдбадов!

Я обернулся и увидел, как два мускулистых бандита вылетели по эту сторону рощи. Паланкин, который они по-прежнему несли, после недавних событий был поцарапан. По-видимому, судя по вмятинам и царапинам на этой некогда красивой коробке, они силой ломились напрямик по густо заросшему деревьями склону холма и тащили свой паланкин, не обращая внимания на то, какие деревья или иные препятствия встают на их пути.

— Но нам надо набраться сил! — громко протестовал Шрам. — Мы должны доставить Синдбадов назад в…

— Фиги не решат наших проблем! — настаивал Кинжал. — Ты что, не помнишь, что рассказывал торговец?

Но более неотесанный из громил, казалось, не сводит глаз с фруктов.

— Шрам сильнее фиг! — настаивал он.

— Фиги — правильная энергетическая пища! — утверждали теперь окружающие их фрукты, окончившие петь.

— Чувствуете вялость? — спросила одна фига.

— Устали? — добавила вторая.

— Выдохлись? — подхватила третья.

— Пора есть фиги, — хором произнесли все три. — Вот лучший путь к очищению и здоровью!

— Если вы не прекратите свою болтовню, — раздраженно вскричал новый голос, — я сделаю так, что вы все немедленно сгниете прямо на ветках!

Ошеломленные фрукты на миг умолкли, а Малабала подошел ко мне, спотыкаясь и едва не выбив у меня из руки бутылку.

— Простите, — сказал маг. — Из-за этой фиговой какофонии я на время совсем расклеился. — Он глубоко вздохнул, потом тихонько присвистнул. — Я не перестаю удивляться, насколько искусным оказалось заклятие джинна. Заставить даже речь фиг звучать с опережением — просто-таки сверхъестественная магическая скрупулезность!

— Кто все эти люди? — завопил голос из бутылки. — И почему земля так трясется?

— Мы все вернулись, — коротко пояснил я. — Все снова вместе на острове. Очевидно, джинн наложил перемещающее заклинание на всю нашу группу. А что до землетрясения, боюсь, что качается не земля, а всего лишь бутылка вокруг вас.

— Земля трясется? — с сомнением спросил Малабала. — Неужели это заклинание заодно лишило меня возможности воспринимать окружающее?

— Джинн перенес нас всех? — запричитал Джафар, когда до него дошел смысл моих слов. — Но ведь это означает…

— Вот вы где! — взревел циклоп. Я увидел, как он машет нам из-за фиговых деревьев. — Вы пробовали эти фиги? Они просто объедение. — Он облизнулся и неспешно двинулся к нам. — Когда сидишь на постоянной диете из человеческого мяса, скажу я вам, иногда тянет на что-нибудь другое. Поев тушеного мяса, я понял, что должен серьезно изменить свое питание. А потом я не получил никакого удовольствия, съев ваших спутников. Я понял, что перестал получать радость от пищи. Ощущение было такое, будто, проглотив этих ничтожных людишек, я не ел вообще ничего!

Появление циклопа, казалось, удручающе подействовало на моих и без того пребывающих в растерянности товарищей. И впрямь, я заметил, что все, кроме Малабалы, бормочущего что-то вроде: «Бутылка? Какая бутылка?» — уже начинают ежиться и хныкать. У меня, однако, было ощущение, что, возможно, из этого сложного положения должен существовать какой-нибудь простой выход.

— Значит, фиги удовлетворили вашу тягу к разнообразию? — спросил я.

— Еще как, — приветливо согласился циклоп.

— Ну, тогда, — быстро добавил я, — очень приятно было познакомиться, надеюсь, мы еще встретимся, возможно, в очень, очень отдаленном будущем. Господа, — обратился я к остальным, — думаю, нам пора отправляться в путь.

Но циклоп шагнул вперед и преградил нам дорогу к бегству.

— Фиги удовлетворили мои насущные пищевые потребности, это верно. — Он умолк, и рот его скривился в столь знакомой усмешке. — Но вы, людишки, по-прежнему нужны мне для того, что куда важнее, — для развлечения.

И тут его торжествующая ухмылка исчезла так же быстро, как появилась.

— О боже, — добавил он каким-то нетвердым голосом. — Извините. Я должен сходить в туалет.

Значит, фиги уже начали свою дьявольскую работу! До меня дошло, что, если циклоп останется на своей теперешней диете, нам нужно будет всего лишь подождать, и он погубит себя сам. При условии, конечно, что он не вздумает время от времени добавлять к ней человечину ради столь необходимого ему разнообразия.

— Может, нам сбежать? — настоятельно предложил Джафар. — Пока он временно занят?

— Но мы толком даже не знаем, где находимся, — возразил Ахмед, — только из рассказа Синдбада. Нужно, чтобы торговец указал нам путь.

— Верно, — с воодушевлением подхватил Джафар, уверенный, что они нашли решение возникшей перед нами проблемы. — И тогда мы быстренько убежим. Где наш хозяин?

Я поднял бутылку:

— Он внутри.

— Он заперт в бутылке? — Весь энтузиазм Джафара улетучился. — Но как он сможет указывать нам путь, сидя взаперти? Скоро, как циклоп, все мы падем жертвами фиг.

Но я не слушал пораженческих речей мажордома. Настало время вновь испытать мою закаленную переноской тяжестей волю.

— Не это ли место именуется долиной фиг? — спросил я.

— Именно оно, — ответил Ахмед, когда стало ясно, что Джафар слишком занят своими страхами и бедами.

— И никто из вас никогда не слышал о фиговых горах? — продолжал расспрашивать я.

Этот вопрос даже Джафара заставил поднять глаза от пупка, который он пытался разглядеть сквозь собственную одежду.

— Нет, я не слышал, — с легким удивлением сказал он.

— Тогда я предлагаю подняться в горы, — был мой ответ.

— О, значит, это не я заперт в бутылке, — заметил Малабала явно повеселевшим голосом. — Я уже начал было сомневаться. Надо быть осторожнее. Когда маг теряет уверенность, результаты могут быть просто катастрофическими. Я должен обдумать эти последние события, пока иду с вами, — куда бы вы ни направлялись.

— И куда же это вы, по-вашему, направляетесь? — спросил циклоп, совершенно неожиданно снова возникший рядом с нами. Он помедлил, чтобы сорвать полную пригоршню фиг. Фрукты хихикали от восторга, пока он открывал рот и глотал их.

— Шрам хочет есть! — завопил обезображенный громила при виде того, как ест другой. — Шраму нужны фиги!

— И ты нужен фигам, — успокаивающе сказал фрукт с соседнего дерева. — Что мешает тебе сорвать всего одну из нас?

— Первая — бесплатно, — пошутил его сосед.

— На самом деле, — весело добавил третий, — у нас все фиги бесплатные.

Все плоды на дереве засмеялись. Боюсь, у меня никогда не будет достаточно хладнокровия, чтобы оценить этот фиговый юмор.

— Не то чтобы вы были мне еще нужны, — весело продолжал циклоп, — поскольку во время своего недолгого отсутствия заодно разговаривал с деревьями. И оказалось, что я могу научить фиги тому, что мне нужно для развлечений. Скажите, фиги, откуда вы?

— Из Багдада! — услужливо воскликнуло усыпанное фигами дерево.

— Я медленно повернулся, — ликующе пропел циклоп. — И шаг за шагом, дюйм за дюймом… — Он прыгнул к дереву и начал без разбору поглощать фиги.

— Он нашел подходящее развлечение, — заметил Ахмед несвойственным ему серьезным тоном. — Вся его жизнь сводится теперь к одному-единственному физиологическому процессу.

— О небо, — сказал циклоп, вдруг остановившись. — Мы продолжим через минутку.

Мы все содрогнулись, когда монстр снова извинился за необходимость ответить на зов естества. Столь драматичным было его поведение, что, кажется, убедило даже того из нас, кто сомневался.

— Это потому, что он поел фиг? — спросил слегка сконфуженный головорез, весь покрытый шрамами. — Наверное, Шрам лучше подождет с обедом.

— Идем в горы, — велел я остальным и повернулся, чтобы начать взбираться по склону холма, с которого спустился, когда впервые попал в это проклятое место.

— Идем? — удивился Малабала, следя за нашими движениями, пока не услышит слов. — Думаю, размышлениям я могу предаваться и на ходу. Но я должен тщательно все обдумать и не сомневаться.

Но не прошли мы по тропе и дюжины шагов, как я заметил маленького человечка, такого дряхлого, что рядом с ним даже Джафар казался юнцом.

— Простите великодушно, — произнес старец, когда мы приблизились.

И действительно, он просто должен был попросить прощения, поскольку сидел прямо на тропе, перекрывая нам путь к бегству.

— Я старый человек, — говорил сморщенный старик, глядя на меня, — и в движениях моих нет уже той легкости, что была в молодые годы. Я хотел узнать, не могли бы вы оказать мне небольшую услугу.

Я сказал, что мы спешим, но, поскольку удача улыбается великодушным, маленькая любезность вполне может быть оказана.

— Ах, — кротко ответил он, — не могли бы вы перенести меня к тем фиговым деревьям неподалеку? Фиги там выглядят такими сочными и спелыми.

Что ж, похоже, выполнить эту просьбу будет не слишком трудно, не считая, конечно, того, что мой долг сначала рассказать ему о магической силе этих волшебных фиг, которые старик решил попробовать. Поэтому я начал:

— Я буду счастлив оказать вам такую услугу, о почтенный старец, если вы захотите этого после того, как я расскажу вам…

— Я не нуждаюсь в твоих рассказах! — взвизгнул старик. — О, прости меня. Когда я голоден, я порой делаюсь немного раздражительным. Все дело в моем дряхлом и немощном теле. Но это сразу пройдет, если только поскорее перенести меня к тем соблазнительным плодам!

Итак, мне недвусмысленно дали понять, что старик не желает слушать моих советов. И впрямь, для такого дряхлого существа последняя встреча с фигами в определенных кругах могла бы быть расценена как акт милосердия.

Но в объяснения этого старика вкралась одна странная нота. Если он так уж изголодался, почему бы ему просто не протянуть руку и не сорвать одну из ближайших фиг, растущих, кажется, на каждом залитом солнцем дюйме этой странной долины. Теперь, когда я задумался об этом, то понял, что во всей этой истории было что-то до боли знакомое. Где же я слышал совсем недавно про старика, которого нужно куда-то перенести?

— Кто там еще? — поинтересовался из своей бутылки Синдбад.

— Старик, имеющий удивительное сходство с демоном из одного из ваших последних путешествий, — быстро ответил Ахмед.

Так значит, это был демон, который ездил верхом на торговце? Но, насколько я понял, его появления не ожидалось до последнего путешествия. Разве он не должен находиться на совершенно другом острове?

— Мне часто говорят, что я выгляжу таким же, как все, — продолжал человек, а может быть, демон. — Но если ты перенесешь меня к этим фигам, я отблагодарю тебя с неслыханной щедростью.

— Не слушай его! — донесся отчаянный вопль из бутылки. — Просто отшвырни его пинком с дороги!

— Не надо делать ничего подобного! — заявило существо, прикидывавшееся стариком. — Я полагаю, что даже столь немощное создание, как я, сумеет заставить себя немножко подвинуться. — С этими словами оно поднялось с корточек, и стало видно, что ноги у него очень длинные, длинные настолько, что, казалось, скорее впору были бы зайцу, а не человеку. Еще эти ноги оказались вовсе не такими старческими, как лицо существа, напротив, они были не менее мускулистые, чем руки Кинжала и Шрама, и покрыты очень грубой темно-коричневой шерстью. Демон подпрыгнул, едва заметно оттолкнувшись ступнями, которые, если внимательно приглядеться, были весьма похожи на пару раздвоенных копыт. Но когда существо приземлилось снова, оно очутилось на расстоянии около двадцати футов от нас.

— Не нравится мне все это, — сурово, как всегда, сказал Джафар.

— Что именно? — уточнил для ясности Ахмед. — Тебе не по нраву существа, которые выглядят старыми и дряхлыми, а на самом деле могут прыгать на удивительные расстояния?

— Наш хозяин повстречал это существо во время последнего путешествия, а не того, в котором были говорящие фиги, — ответил Джафар еще серьезнее. — Я боюсь, что, возможно, благодаря заклинанию джинна мы больше не следуем в точности по опасному маршруту, пройденному нашим хозяином в молодые годы.

— Но разве это не хорошая новость? — спросил Кинжал.

— Она была бы хорошей, — согласился Джафар, — если бы не то, как именно, на мой взгляд, изменилась магия. Судя по этому свежему доказательству, — он кивнул на прыгучее существо, которое вновь подобрало под себя ноги, чтобы казаться старым и беспомощным, — я подозреваю, что теперь, вместо того чтобы идти по следам опасностей, пережитых Синдбадом во время ранних путешествий, мы обречены на то, что опасности сами будут являться к нам.

— Хотя мне очень не хочется подтверждать твои подозрения, — сказал Ахмед, указывая вдаль, — к нам от горизонта движется до ужаса знакомая точка.

— Если то, что ты говоришь, правда, — пропыхтел Малабала, услышавший наконец предположение Джафара, — то это воистину дьявольская магия. Но по моему личному опыту общения с этим отвратительным Оззи я знаю, что он куда более сведущ в магии, чем может показаться по первому впечатлению. И все же я как маг не должен сомневаться в себе, не так ли?

Я уставился в указанном направлении, и мне показалось, что я, возможно, вижу точку, о которой говорил Ахмед.

— Прошу прощения, — поправился Ахмед. — Там две точки.

— Это шестое путешествие! — выдохнул Джафар. — И они направляются прямо к нам!

Что могла означать эта паника? Я понял, что ни разу не слышал подробностей о шестом путешествии. И похоже, торговец не хотел даже заводить разговор о том, что в действительности случилось в седьмом.

— Багдад! — снова заорали фиги позади нас.

— Медленно я… О боже, вы должны еще раз извинить меня, — отозвался циклоп.

Я решил, что, несмотря на любые опасности, ожидающие нас, неплохо было бы уйти подальше от этой проклятой долины.

Какие бы неведомые угрозы из двух последних путешествий торговца ни подстерегали меня, это не имело значения, ибо я не видел, каким образом наше теперешнее положение могло стать еще хуже.

Никогда, разумеется, не был я более неправ.

Глава двадцать шестая, в которой наши герои вынуждены столкнуться с некоторыми воистину загробными проблемами

— Это, конечно, Рух, — сказал Джафар с обычным фатализмом, когда мы снова начали карабкаться в гору.

— Но Ахмед сказал, что там две точки, — возразил я, поскольку, честно говоря, уже устал от ложной информации. — Там что, две Рух?

— Ах, если бы это было так, — ответил Джафар, выразительно вздрогнув.

Я указал на вторую точку и осведомился, чувствуя, что нужно снова поторопить беседу:

— Тогда что это?[2]

— Точно, — с несчастным видом подтвердил Джафар.

— Прошу прощения? — переспросил я.

— Они самые, — самодовольно согласился Ахмед. Или, во всяком случае, так мне показалось. У меня вдруг возникло ощущение дежавю, как будто я снова увяз в одном из развлечений циклопа.

— О боже, — простонал из бутылки голос Синдбада Морехода. — Да-да, это случилось как раз во время шестого путешествия. Я ведь хотел рассказать вам и об этой опасности тоже. В какую сторону движется время?

— Существо, которого боятся даже птицы Рух, — пояснил Ахмед.

— О, — протянул я, пытаясь уловить во всем этом хоть какой-то смысл. — Они… самые.

Джафар с нетерпением кивнул:

— Иззат.

— Существо, которого боятся даже птицы Рух, — добавил я наконец, понимая. — Но когда я сказал: «Что это?»

— Дальше можно не объяснять, — важно перебил мажордом. — Эта путаница естественна, она заложена в самом строении фразы.

— О, — повторил я. И мгновением позже добавил: — Прошу прощения?

— Иззат — существо столь огромное, что Рух по сравнению с ним кажется маленькой, как только что вылупившийся цыпленок, — пояснил Джафар без особого энтузиазма. — Но ты спрашивал насчет фразы.

Я? Может, конечно, и так, хотя я полагал, что мы уже покинули фиговую долину. Я знал, что, если мы не отыщем пещеру или что-то подобное, чтобы спрятаться, от Рух не спастись. А это новое существо — то, которого боятся даже птицы Рух, — судя по описанию Джафара, оно в сотни раз больше? Зачем вообще тогда пытаться бежать?

— Иззат? — пробормотал Малабала, отчасти самому себе, и бормотание это было в лучшем случае неуверенным. — С таким существом проблемы могут быть даже у не сомневающегося в себе мага.

— Итак, что касается сущности Иззата, — продолжал Джафар, словно наше спасение интересовало его гораздо меньше, — упоминания об этой огромной птице восходят к древней истории; к тем изначальным временам, когда на земле появились первые люди и впервые постигали названия вещей. «Это похоже на камень!» — кричали они, увидев перед собой на земле нечто круглое. И: «Посмотри вверх! Это точно должно быть небо!»

— Иззат? — воскликнул еще один голос впереди. Я взглянул туда и увидел, что все тот же демон в облике старца каким-то образом снова очутился перед нами. — О, конечно же, мне просто необходима будет помощь, чтобы спрятаться от столь ужасного существа.

— И было так, — продолжал Джафар, в лучших традициях своего хозяина не обращая внимания на внешние помехи, — что, называя вещи, они заметили это огромнейшее из огромных существ, потому что оно воистину настолько большое, что его просто нельзя было не заметить.

— Они хотели дать ему такое имя, которое говорило бы о том, что существо это невообразимо огромное и более быстрое, чем человеческая мысль. И имя, которое выбрали наши мудрые праотцы, было Иззат.

— Когда я слышу это имя, дрожь пробирает меня до моих старых костей! — вскричал демон самым что ни на есть жалобным, дрожащим голосом. — Унесите меня от этого ужаса!

— Да, — добавил Ахмед, желая помочь старому слуге, — а поскольку существо было такое большое, все постоянно замечали его, так что у них была возможность использовать эту фразу постоянно.

Джафар кивнул, словно такой вывод был вполне очевиден:

— Все спрашивали: «Что за Иззат?»[3] так часто, что эта фраза стала частью общепринятой речи.

— Пожалуй, меня даже не надо нести! — обратился ко мне демон, когда я принялся обходить его по боковой тропинке. Я уверен, что смог бы идти, если бы ты просто подал мне руку.

Я продолжал идти по другой тропинке.

— Ho… — хотел было я возразить против умозаключений Джафара.

— Каждая фраза откуда-то да должна взяться, — поучал старый слуга. — Разумеется, «Что за Иззат» в разговорном языке утратила свой высокий смысл и теперь используется для описания почти любого существа. Но прежде…

— Крау! — прокричала Рух, прерывая философские экскурсы Джафара.

— Ладно, — поспешно сказал старый демон, когда я поравнялся с ним. — Не будем горячиться. Хотя кости мои и стары, думаю, я не настолько дряхл, чтобы меня нужно было все время поддерживать. Но некоторая помощь все-таки может понадобиться. Не подтолкнете ли вы меня по-дружески в спину?

— Крау! — снова вскрикнула меньшая из гигантских птиц, и я воспользовался этим, чтобы поднять глаза к небу.

Там действительно была Рух, хотя так далеко, что казалась величиной с один из очаровательных ноготков Фатимы. Другая была ближе к нам, и поэтому выглядела размером всего лишь с паланкин Фатимы.

— Иззат? — с изумлением произнес я.

— Существо, которого боятся даже птицы Рух, — подтвердил демон в старческом обличье. — Значит, о дружеском пинке речь тоже не идет? — Голос его звучал все отчаяннее, поскольку последний член нашего отряда уже миновал его. — А если бы я просто попросил указать мне путь?

— Не голос ли птицы Рух я слышу? — осведомился Малабала, сморщив нос. — Отвратительные создания. Думаю, с Рух способен справиться даже не уверенный в себе маг.

— Прежде чем исчезнуть навсегда, — прокричал нам вслед демон, — вы могли бы, как минимум, помахать мне на прощание!

— Крау! — крикнула Рух. — Крау-крау-крау! Кааа!..

Я снова взглянул в небо и увидел всего одну, очень большую птицу, которая теперь увеличилась до размеров маленького дворца.

— Существо, которого боятся даже Рух, — прокомментировал Ахмед, укрепляя мои подозрения.

— Значит, Рух больше нет, — сказал я. — А что насчет Иззат?

— Иззат нам бояться нечего, — наставительно ответил Джафар.

Я не мог понять спокойствия мажордома.

— Учитывая разницу в размерах, разве не должны мы опасаться Иззат в сто раз больше?

— Нет, — пояснил старик, — поскольку мы настолько ничтожны для такого гигантского существа, что оно нас просто не заметит.

— Если не решит приземлиться, — услужливо добавил Ахмед. — В таком случае оно, несомненно, раздавит нас, где бы нам в этот момент ни посчастливилось находиться.

Я снова посмотрел на небо. Вопреки заверениям Джафара, неправдоподобно огромная птица, казалось, направлялась прямиком к тропе, на которой мы стояли.

— Насколько эта штука велика? — спросил Шрам со своего места у задних ручек паланкина.

— Некоторые философы предполагают, — ответил Джафар, — что земля в действительности вовсе не сплошная масса, а не что иное, как яйцо, и когда это яйцо треснет, из него вылупится Иззат.

Шрам выразил свое изумление при помощи неподобающих слов.

— Конечно, — уточнил Ахмед, — из яйца может вылупиться не более чем птенец Иззат. А к нам теперь приближается взрослая птица.

— Случилось невозможное, — произнес Джафар с изумлением и тоской. — Иззат заметила нас и в самом деле приближается. Пожалуй, теперь уже пора предаться полному отчаянию.

— Нет! — воскликнул Кинжал от передних ручек паланкина. — Довольно с нас всего этого! За то короткое время, что мы путешествуем с вами, выяснилось, что все легенды — это правда. Имя «Синдбад», похоже, таит в себе постоянную опасность, но этой опасности всегда удается избежать. — Он указал на гору за моей спиной. — Мы приближаемся сейчас к моей родине. Если вы помните рассказы вашего хозяина, то знаете, что за страна граничит с долиной говорящих фиг.

— О нет! — воскликнул в своей крохотной тюрьме торговец. — Только не это!

Только не — что? Слишком много было приключений и путешествий, чтобы я смог сразу вспомнить, о каком из множества странствий Синдбада может говорить бандит. Пожалуй, подумал я, кому-то стоило бы записать где-нибудь все это, чтобы можно было отсылать к этим записям в случае подобных затруднений.

— Пришло время завершить то, что нас посылали сделать, — продолжал Кинжал. — Вы идете с нами. — Я увидел, что для большей убедительности они со Шрамом вытащили ножи. — Мы вынуждены настаивать, чтобы вы вместе с нами вернулись, — он указал ножом на вершину горы, — в свою могилу.

О, разумеется, это было то путешествие. И сразу же многие поступки этих негодяев предстали в новом свете.

— Так вы хотите вернуть торговца в ту погребальную пещеру, из которой он сбежал? — уточнил я.

— Это лишь первая из наших задач, — пояснил Кинжал, резко прыгая вперед. — Священные могилы были осквернены, и за это следует заплатить.

Каким-то образом, хотя он и Шрам по-прежнему несли между собой паланкин, лезвие ножа Кинжала оказалось приставленным к ткани, которой была укрыта моя грудь.

— Во исполнение нашего местного обычая мы должны похоронить всех вас.

Оказавшись в столь внезапной близости от ножа убийцы, я понял, что для обещанного погребения вовсе не обязательно, чтобы я к тому моменту был еще жив.

Глава двадцать седьмая, в которой прошлое и настоящее, кажется, слились воедино, а будущее тоже не сулит ничего хорошего

— Рух исчезла? — запоздало спросил Малабала.

— Иззат, — коротко пояснил Джафар.

— И что-то еще летит по небу к нам, — заметил Малабала с изумлением и ужасом, как и все, кто не сводил глаз с самой гигантской из всех гигантских птиц.

— Наверняка у столь великого мага, как вы, — спросил Джафар с последней каплей надежды, — найдется заклинание, чтобы остановить это существо?

— Существо, которого боятся даже птицы Рух, — согласился Малабала.

— Но вы же маг, который может повелевать погодой! — выпалил Джафар, то ли от страха, то ли от досады, что маг так долго не отвечает.

— Маг, который не сомневается в себе, возможно, смог бы сделать что-нибудь, — признался Малабала. — Но тот, кто столкнулся со столь хитроумным заклятием джинна, что обречен на безнадежные попытки вечного самоанализа… — Маг умолк, чтобы вздохнуть. — О, такой маг должен быть счастлив, если сумеет создать заклинание, способное хотя бы взъерошить перья Иззат.

— У Иззат есть перья? — переспросил я. Почему-то само понятие пера казалось чересчур неподходящим для столь огромного существа.

— История гласит, — с готовностью принялся рассказывать Джафар, — что как-то раз огромная птица обронила всего одно перо. Оно упало на город с пол-Багдада величиной, и это единственное перо полностью разрушило городские стены, и под ним задохнулись все, кто был внутри.

— И эта штука летит к нам? — спросил Шрам с неслыханным прежде почтением.

— Кто может знать мысли существа столь огромного и странного? — безнадежно размышлял Джафар. — К несчастью, — добавил он секундой позже, — похоже, это именно так.

— Несомненно, мы все обречены, — произнес другой голос откуда-то чуть сверху. — Какая разница, если в последние несколько мгновений вашей убогой жизни вам придется таскать на спине столь древнее создание, как я? — Очевидно, престарелый демон снова опередил нас и сидел теперь на самой верхушке горы.

— Эге, а это что такое? — добавил он мгновение спустя, хотя никто из нашего отряда ничего ему не ответил. Он нахмурился и огляделся. — О боже. Приношу свои извинения. Просто я не люблю толпу.

С этими словами он подпрыгнул в воздух и взлетал все выше и выше, пока не превратился в точку посреди огромного синего неба, а потом не затерялся в облаках.

— Что заставило демона так поступить? — удивился Ахмед голосом куда менее веселым, чем обычно.

— Какая разница, — ответил я убежденно, точно зная, что нож Кинжала совсем рядом. — Ибо, что бы ни ждало нас впереди, это все равно лучше, нежели быстрая смерть в долине фиг.

— Верно сказано, — подхватил Кинжал с пренеприятнейшей улыбкой. — А теперь давайте трогаться в путь, пока эта громадина наверху не подобралась ближе. — И он предоставил мне вести всех к вершине. Сам он, разумеется, шел вплотную за мной, держа обнаженный клинок в дюйме от моей шеи.

— Должно быть, я смог бы сделать что-нибудь с этой гигантской птицей, — размышлял где-то позади Малабала. — Если бы только смог поточнее вспомнить тот разговор.

— Жаль, что совсем скоро вас похоронят заживо, — заметил на ходу Кинжал. — Манера Синдбадов все время попадать в переплет и каким-то образом оставаться в живых, несмотря на явное неравенство шансов, довольно забавна. Нам со Шрамом будет искренне недоставать этих приключений. — Он дружески похлопал меня по спине какой-то тупой штукой — рукоятью ножа, как я решил. — Продлись твоя жизнь, уверен, она была бы очень интересной. В некотором смысле не повезло, что нам с напарником заплатили целое состояние за вашу смерть.

Нож или не нож, я резко остановился, когда увидел, что мчится нам навстречу с вершины горы.

— Уук! — завопил вожак наступающего на нас войска. — Уук уук уук!

И обезьяны, которых было раз в сто больше, чем нас, ринулись вниз.

— Все опять повторяется! — простонал Джафар. — Оно преследует нас!

— Что там опять повторяется? — поинтересовался торговец из своей бутылочной тюрьмы. — Кажется, я слышу обезьян?

Это и впрямь были обезьяны, и не просто какое-то там стадо мародерствующих диких тварей, ибо эти обезьяны были одеты матросами и являлись, без сомнения, членами той же самой команды, с которой мы уже встречались на корабле. Но если команда неслась сейчас к нам, могла ли далеко отстать от них их королева?

— А, — пробасил голос с небес, — вот вы где!

Я быстро взглянул в небо, гадая, неужели Иззат умеет еще и говорить. Но огромная птица, заслонившая теперь полнеба, была еще довольно далеко. Колдовской голос принадлежал огромной зеленой голове Оззи.

— Я знал, что должен найти вас, пока вы не удрали! — ликующе вскричал джинн. — И на этот раз вам не улизнуть. Я привел подкрепление!

Но в этот миг слова джинна меня не особо интересовали, ибо здесь должна была вот-вот очутиться не кто иная, как королева, по-прежнему при всех своих свадебных регалиях, которую несли на руках четверо ее сородичей!

Она заметила меня, прежде чем я успел подумать о том, чтобы спрятаться.

— Скрии! — объявила она. — Скрии скрии уук скрии!

Хотя смысла я понять не мог, звучало неприятно.

— Трепещите в страхе, о жалкие смертные, — торжествующе хохотнул над нами Оззи, — ибо я привел волшебных саксофонистов! — Внезапно он взвизгнул. — Что это было?!

Среди нас снова плюхнулся престарелый демон.

— Мои ребятки, мои. Здесь в небе становится так тесно, что уважающему себя демону просто некуда податься!

Я глянул за голову джинна и увидел, что демон прав. Почти везде, куда падал мой взгляд, там, где некогда виднелось небо, теперь была Иззат.

Это существо было черным, чернее самой черной грозовой тучи. Его бесконечное тело полностью заслонило солнечный свет, и все мы на горе погрузились в глубочайший сумрак, краски вокруг исчезли, остались лишь неясные серые тени. Казалось, будто небо над головой и мир внизу навеки поглотила тень.

— Что-то падает! — прокричал стоящим вокруг Малабала. Очевидно, его мистические чувства способны были воспринимать то, чего не могли ощутить мы, в особенности то, что сыплется из бесконечно черной Иззат. Мне сразу представилось перо самого огромного в мире чудовища.

Что-то звонко застучало по камням, словно мы угодили под сильный град.

— Драгоценные камни! — крикнул нам Ахмед. — Чудовище извергает драгоценные камни!

— Значит, удача по-прежнему с Синдбадом, — восхитился Джафар.

— Драгоценные камни? — изумился Кинжал. — Пожалуй, мы сможем пересмотреть свою точку зрения насчет похорон.

— Берегись! — опять вскричал Малабала. — Существо вновь гадит камнями!

Я глянул в небо, и клянусь, в этом жутком полумраке я увидел над нашими головами странно мерцающую массу, стремительно увеличивающуюся. Драгоценности летели прямо на нас! Там, должно быть, их были тысячи и тысячи, тверже твердого, несущихся к земле и способных, пожалуй, завалить весь наш отряд.

— Это будет самая дорогая смерть, — смиренно произнес Джафар.

Я закрыл глаза и ждал конца. Но вместо того, чтобы ощутить сокрушающую тяжесть, я почувствовал, как ноги мои оторвались от земли.

Я снова летел.

Глава двадцать восьмая, в которой мы узнаем, что, хотя птицы всегда возвращаются в свои гнезда, людей инстинкты обычно влекут в другие места

— Теперь ты можешь поблагодарить меня, — прозвучал в моих ушах голос, — а можешь сделать это потом.

Даже не глядя ни наверх, ни по сторонам, я знал, что снова нахожусь на попечении женщины-птицы. Я также понял, что со мной нет больше бутылки. Должно быть, я выронил ее от изумления и таким образом оставил Синдбада под градом драгоценных камней. Может, волшебная бутылка защитит его. Жаль, что не нашлось бутылки побольше для остальных моих спутников.

Но я не видел, как они погибли. Возможно, удача Синдбадов озарит и их судьбы тоже и им удастся спастись. А я лечу.

— Значит, мне суждено было выжить? — спросил я с изумлением и недоверием, ибо не мог поверить в свою удачу. Если только это действительно удача, поскольку мне была неведома истинная цель этой птицеженщины. Равно как не мог я себя заставить спросить об участи тех, кого моя спасительница оставила позади, хотя и не переставал думать о них. В любой момент я ожидал услышать их последние, исполненные муки крики, когда они будут погребены под этой бесценной грудой камней.

Все, что я слышал вместо этого, — свист ветра и щебетание моей крылатой хранительницы.

— Тебе суждено куда большее, — сказала она мне, — ибо я собираюсь отнести тебя к себе домой.

— Домой? — переспросил я, понимая, что будущее мое подвластно мне еще меньше, чем прежде. Очевидно, я никогда больше не увижу своих товарищей, даже если их не расплющит до неузнаваемости под обвалом.

Пожалуй, впервые с того момента, как мы попали в долину фиг, я с тоской подумал о моей Фатиме. Ах, если бы только она не закричала, когда я решился наконец приблизиться к ней. Подобные вещи представляли собой, безусловно, такой аспект наших взаимоотношений, над которым нам еще надо было поработать.

Или над которым мы поработали бы, не случись со мной такое. Но Фатима и почти наверняка все прочие женщины человеческого рода теперь были мне недоступны, и, возможно, недоступны навсегда.

Что именно это существо, несущее меня теперь в своих когтях, намерено делать со мной? Я понял, что мне совсем не хочется спрашивать, поскольку я помнил, как сверкал на солнце ее крепкий клюв. Вместо этого я спросил ее о доме:

— Это далеко?

Тут женщина рассмеялась, словно соловей зазвенел теплым летним вечером:

— Будь он ближе, я ни за что не сумела бы покинуть его. В этот самый миг мы как раз пролетаем под ним.

Под ним? Я уставился на движущуюся тень, казалось поглотившую все небо. Не хочет ли она сказать, что ее дом на Иззат? Я хотел было попросить ее объяснить, но меня вынудила умолкнуть та бесконечная тьма, к которой мы теперь поднимались, столь бесконечная и всепоглощающая, что любые слова, вообще все, о чем мог помыслить человеческий разум, представлялось мелким и незначительным.

И так мы поднимались все выше и выше, приближаясь к этой громаде, пока я не увидел наверху длинную полоску синевы между Иззат и землей. И эта полоса чистого неба становилась все больше по мере того, как мы поднимались.

— Мой народ живет на левом крыле, — объяснила моя спасительница, когда мы поднялись наконец над громадной тенью существа, казавшегося огромным, как луна. Небо, окружавшее теперь нас, было такой внезапной, сияющей синевы, что было больно глазам, и мне пришлось поморгать, чтобы они приспособились к свету. Мы продолжали подниматься, когда очередная огромная тень упала сверху и закрыла полнеба. При свете солнца я увидел, что эта новая штука покрыта темными перьями, не черными, а скорее темно-синими, как ночь, так что они слегка отсвечивали фиолетовым, — цвет вечернего неба в тот миг, когда над горизонтом сгущаются сумерки. Этот огромный движущийся предмет, понял я, должно быть, крыло Иззат.

Мы по спирали снижались, пока крыло не достигло нижней точки своей гигантской дуги. Потом мы, казалось, на миг неподвижно зависли в воздухе, а затем крыло, такое огромное, что само походило на большой остров, устремилось нам навстречу.

Теперь мы были столь близко от него, что я уже не мог видеть каждое перо целиком и вместо этого был зачарован сложностью его строения. Словно огромный узор расходился по обе стороны стержня, который был шире, чем река за Басрой в месте своего впадения в море. От этого огромного центрального стержня отходили другие, поменьше, похожие на заостренные колья, а от них — еще меньшие, на тех росли еще более тонкие прутики, из которых расходились более тонкие волоски, и так далее, и так далее, хотя ни одна из этих частей ни в малейшей степени не выглядела хрупкой, ибо в целом каждое перо по величине действительно было сравнимо с целым городом.

Итак, мы ли нырнули вниз, или, может, крыло поднялось, как я увидел, что даже наиболее плотные из его частей так далеко отстоят друг от друга, что мы с легкостью смогли бы проскочить между всеми этими волосками безо всякого вреда для себя, и мы так и сделали, петляя между частицами этого пера и других перьев, растущих под ним, пока не добрались до того, что, должно быть, было кожей этого существа, столь огромного, что я никогда не смогу представить его целиком.

Как ни странно, однако, пока мы летели все глубже и глубже внутрь оперения этой огромнейшей из огромных птиц, страх мой снова покинул меня, и я обнаружил, что меня опять занимают мысли о собственной значимости. Каждому из нас предписана своя задача на земле, и моя, на свой манер, не менее уникальна, чем задача Иззат. Или, говоря проще: может, та, на которую мы собирались опуститься, и была самой огромной из всех существующих божьих тварей, но я не сомневался, что, попытайся она сделаться носильщиком, стало бы ясно, что Иззат — не более чем большая птица.

И тогда я вновь обрел дар речи.

— Что со мной теперь будет? — спросил я женщину-птицу, когда мы сели.

— Теперь, — ответила она, — я познакомлю тебя со своей семьей.

С этими словами она при помощи крыльев погнала меня вперед, через место, похожее на огромные заросли бурого папоротника, где процеженный сквозь перья солнечный свет превращался в тусклые сумерки.

Я прошел между огромных стержней и увидел, что впереди неясно виднеется некое сооружение, двухэтажное, состоящее из веток и соломы, каким-то образом похожее разом на затейливую соломенную хижину и на птичье гнездо.

— Мама! Папа! — позвала женщина-птица, когда мы подошли ближе. — Я привела того молодого человека, о котором столько вам рассказывала.

Я услышал пару мелодичных приветствий, и еще два человека-птицы вышли на перепончатых ногах из темной глубины своего жилища. Оба были приземистые и более невозмутимые, чем женщина позади меня, но у них были такие же резкие черты клювастых лиц и сверкающее оперение, как и у их дочери.

— Да, дорогая, — прощебетала высоким голосом одна из птиц. Должно быть, это мать, предположил я. — И для человека он действительно кажется очень славным. — По ее тону я понял, что в их обществе люди считались чуть лучше — но только чуть — таких существ, как червяки и гусеницы.

— Так это вас зовут Синдбад? — раздался другой, более низкий голос, похожий на грозное карканье.

Я решил, что самым вежливым будет кивнуть, поскольку птичий папаша отрывисто продолжал:

— И как же именно вы собираетесь обеспечить будущее нашей дочери?

— О папа! — Тон птицеженщины говорил о том, что это был самый дурацкий вопрос на свете. — Он не сможет не обеспечить! Разве ты не знаешь, что он избранный?

— Ну же, дорогая, — успокаивающе сказала птица-мать. — Не следует повышать голос на отца. Женщине это решительно не подобает. Кроме того, все эти разговоры о судьбе всего лишь слухи…

Их дочурка фыркнула — звук, который, кажется, не подобает не только женщинам, но и птицам тоже:

— Слухи! Он явно избран как баловень судьбы. Да что там, с того момента, как я услышала о нем, он то и дело сталкивался с джинном, и Рух, и демонами, и монстрами!

— Да-да, возможно, дорогая, — отвечала ее мать все тем же увещевающим тоном. — Но действительно ли это судьба, или у него просто был неудачный день?

Честно говоря, этот вопрос я и сам задавал себе.

— Да и будет ли судьба возиться с таким? — заметил папаша, покачивая покрытой перьями головой. — Он выглядит довольно хилым даже для человека.

Юная женщина-птица, защищая, укрыла меня крылом.

— Вы можете приводить какие угодно доводы, но с фактами не поспоришь. Разве вы не заметили недавние перемены в климате? Иззат забрался далеко от своих привычных путей, чтобы убить его.

— Вот как? — склонила голову набок ее мать. — Да, теперь, когда ты сказала, я понимаю, что под перьями стало теплее. — Для разнообразия она мило чирикнула в мою сторону. — Иззат, знаете ли, обычно обитает в холодных и запретных местах, вдали от цивилизации.

Я улыбнулся старшей женщине-птице. Если я собираюсь проводить время среди этих существ, то хотел хотя бы делать это как можно более приятным образом. Супруг ее, однако, лишь нахмурился.

Минуту спустя, правда, даже он добавил крайне недовольным тоном:

— Впечатляюще. Наш дом пытается разрушить этот жалкий смертный?

— Иззат не стал бы делать это просто ради кого-то, — настаивала дочь.

— В самом деле, — заметила мать, — я не припомню, чтобы Иззат делал нечто подобное ради кого бы то ни было, во всяком случае, после того, другого человека по имени Синдбад.

— Вот видите? — чирикнула дочка еще более пронзительно и взволнованно, чем прежде. — Об этом я и говорю! Какие бы ужасные опасности ему ни грозили, для другого Синдбада пройти сквозь них было все равно что для вас или для меня весенним днем прогуляться на солнышке. И этого юношу тоже зовут Синдбад! И он явно обречен вести такую же волшебную жизнь.

— Он? — Птица-папаша тихонько присвистнул, потом помолчал с минуту, снова разглядывая меня. — Пути Провидения воистину неисповедимы.

— И наша малышка выбрала его из всех этих людишек? — вставила мамаша, от гордости выпятив покрытую перьями грудь. — Наверное, она обладает талантами, о которых мы и не подозревали.

— Так я могу оставить его?

Оставить его? То, что она назвала это именно так, сразило меня. Когда женщина-птица унесла меня, я понимал, что могу оказаться вдалеке от себе подобных, но в этих двух словах звучала такая необратимость. Неужели я теперь не буду иметь права голоса при обсуждении моего будущего — никогда?

— Ну, не знаю, — с сомнением ответил ее отец. — От людей в гнезде бывает столько проблем.

Но дочь не сдавалась:

— Я ведь всегда смогу клюнуть его легонько, чтобы он знал свое место!

Ее мамаша взглянула на супруга.

— Да, мужчины, кажется, хорошо поддаются этому.

Отец переступил с ноги на ногу, но потом признал:

— Быть может, это научит ее чувству ответственности.

— Видит небо, нам это не удалось, — согласилась мать. Она повернулась к дочери. — Ну, хорошо, если ты обещаешь хорошенько за ним ухаживать.

— Я знала, что вы мне позволите! — Их дочурка от радости захлопала крыльями. — Итак, Синдбад, добро пожаловать в твой новый дом!

Значит, меня оставили. Очевидно, моего мнения больше никогда никто не будет спрашивать.

— Где твое воспитание?! — пожурила ее мать. — Наверное, тебе следовало бы предложить гостю немножко подкрепиться. Скажите, Синдбад, — так вас зовут? — не хотите ли немножко червяков? Они очень свежие, уверяю вас.

Я попытался найти во всем этом свои плюсы. Быть может, я умру от голода и мое пребывание здесь будет не слишком долгим.

— Он не очень-то общителен, — с сомнением сказал отец. — Ты точно уверена, что он избран?

— Ой, папа, — отмахнулась дочь, — такие вещи девушки знают точно. Кроме того, его хотела Виша!

— О! — произнес отец, как будто этот факт каким-то образом объяснял все происшедшее. — Так это работа твоей кузины!

— Мы могли бы догадаться, отец, — добавила его супруга таким же понимающим тоном. — Эти морские гарпии порой созревают слишком рано!

— Ага, — криво усмехнувшись, согласился отец. — Ты знаешь, как бывает у этих юных гарпий. Стоит одной решить, что она хочет человеческого мужчину, как другие ни за что не смогут оставить его в покое!

Оба от души расхохотались.

— Мама? Папа? — не веря своим ушам, чирикнула дочь. — О чем вы? Родители вечно ничего не понимают! — Взъерошив перья, она опрометью кинулась в хижину.

— Вот, пожалуйста, и это твоя дочь, — заметил птица-мужчина, распушив перья на груди.

— Моя дочь? — взвизгнула женщина. — Почему, когда она поступает подобным образом, она всегда моя дочь?

Эти двое, казалось, на миг забыли про меня. Теперь, когда юная женщина-птица исчезла, что со мной будет? Может быть, пока эти двое заняты другим, я сумею исчезнуть в этом лесу из гигантских перьев.

— И куда это ты направился? — поинтересовался мужчина, едва я сделал первые бесшумные шаги прочь. — Наша дорогая Кавда никогда не простит нам, если мы тебя потеряем.

— Это, — резонно добавила женщина, — если мы вообще решим оставить его.

— А что нам тогда с ним делать? — спросил папаша. — Может, лучше избавиться от него прямо сейчас?

Мать расправила крылья, прежде чем ответить:

— Конечно, Кавде будет проще забыть его, если у нее не будет возможности к нему привязаться.

Мужчина склонил голову набок, приглядываясь ко мне повнимательнее.

— Он вроде мягкий и пухлый. Немножко похож на червяка, правда? — Отец вопросительно взглянул на супругу. — Я думаю, мы могли бы съесть его.

Я был в отчаянии. Ну почему все на свете хотят меня съесть?

Но, к счастью для моего дальнейшего существования, женщина не согласилась.

— Больше возни, чем проку, — каркнула она. — Такое мясо всегда плохо переваривается. Кроме того, взгляни на него. На этих костях — одни хрящи. Ну и есть еще наша дочь. Ты же знаешь, что Кавда может быть против.

Отец дернул головой.

— Эта молодежь бывает такой сентиментальной по отношению к самым странным вещам.

— По мне, так лучше добрая кучка личинок хоть каждый день, — с энтузиазмом сообщила женщина.

— Да, дорогая, ты уж точно знаешь путь к сердцу птицы, — охотно согласился папаша. Он снова взглянул на меня. — Так что, унести его из гнезда?

— Думаю, так было бы лучше, — ответила мать, отвернувшись и направляясь в гнездо, несомненно, чтобы заняться дочуркой.

— Отлично, мы уже улетаем. — Он захлопал крыльями и взлетел, петляя меж гигантских перьев, пока не оказался позади меня.

Я почувствовал, как две здоровенные когтистые лапы впились мне в плечи, отнюдь не так нежно, как это делали когти его дочери.

Но я снова летел, и похоже было, что эта птица унесет меня с Иззата, так что у меня может снова появиться шанс вернуться в мир людей и попытаться вести нормальную жизнь. Какими бы странными ни были теперешние мои приключения, наверное, все, что ни случается, — действительно, к лучшему.

Птица-отец поднимался ввысь, его сильные крылья несли меня даже быстрее, чем во время предыдущего полета крылья его дочери, и вскоре мы уже летели высоко над поверхностью Иззата.

— Я донесу тебя до края, — сообщил мне папаша.

И впрямь, за крылом гигантской птицы я уже мог видеть синее небо.

— После этого, — продолжал он, — ты должен будешь позаботиться о себе сам. — Он умолк на миг, что-то обдумывая. — О, верно, ты же не умеешь летать? Сдается мне, люди очень ограниченные, не так ли? Ну что же, так или иначе, я все равно сброшу тебя, и после этого я умываю крылья.

Мы наконец добрались до края крыла Иззата, и я увидел облака, клубящиеся далеко внизу.

— Если ты избранник судьбы, — добавила птица, — как полагает моя дорогая дочь, то наверняка спасешься. А если нет, это послужит тебе хорошим уроком за то, что ты врал нашей милой девочке. Счастливого приземления.

С этими словами он выпустил меня.

Глава двадцать девятая, в которой наш герой узнает, что иногда огонь не залить даже водой

Я падал.

Поглядев вниз, я увидел океан. И тут я понял, что Иззат был так велик, что, должно быть, накрыл собой огромную часть земной поверхности, включая и тот остров, на который забросило меня и моих товарищей. Поэтому, когда меня скинули с крыла, я уже находился далеко над морем. И еще я понял, что догадка моя может быть верна лишь в том случае, если Иззат все еще каким-то образом летит над той же частью земли. Что, учитывая его размеры и скорость полета, было очень маловероятно. Но все же я допускал, что это возможно, поскольку маловероятным представлялось вообще все, что касалось Иззата.

Мне хватило времени и на эти размышления, и на многие другие, с такой высоты мне пришлось падать. Птица-отец сомневался, избран ли я судьбой. В эти краткие мгновения я знал лишь, что обречен умереть, ибо я падал с небес с такой скоростью, что удар даже о столь податливую субстанцию, как вода, должен был переломать мне все кости.

И все-таки за то короткое время, что я провел с Синдбадом Мореходом, — всего-то три полных дня! — я поучаствовал в таких приключениях и побывал в таких местах, которые другим не привидятся и во сне, проживи они хоть дюжину жизней. Тело мое долгие годы просуществовало, перетаскивая грузы, но душа моя провела эти немногие последние часы, общаясь с духами и чудесами великого мира.

Я подумал про ту песню, которую пел у ворот Синдбада, и про то, как эти незатейливые куплеты дали мне возможность попасть в этот чудесный мир, мир, который, несомненно, каждый день окружает всех нас, если только суметь увидеть дальше той ноши, что все мы тащим на себе. Потом мне захотелось сочинить новую песню, чтобы покинуть эту новую жизнь точно так же, как я вошел в нее; песню, которая прославляла бы великое многообразие этого мира, песню про то, что все люди должны понять, как им посчастливилось, что они живут в нем.

И тогда я стал думать, как ее лучше начать. Пожалуй, слова, говорящие о приключениях, — «Мир, полный чудес» — хорошо рифмуются с «падая вниз с небес». Или, как того требовала моя романтическая натура, «любовь и мечты» созвучны с «падая с высоты».

Мои размышления были прерваны самым грубым образом, ибо я увидел мчащийся мне навстречу океан. Я слишком долго обдумывал рифмы. Если и суждено быть этой последней песне, то спета она будет уже в следующей жизни.

И все же, прежде чем закрыть глаза, готовясь к неминуемой смерти, я успел стать свидетелем еще одного чуда, не менее удивительного, чем все, что были прежде. Океан подо мной не был больше ровной поверхностью, он расступился, чтобы принять меня, словно ожидающая меня возлюбленная раскрыла мне навстречу свои объятия.

Я продолжал падать, но уже не в воздухе, ибо теперь меня со всех сторон окружала огромная стена воды. И вокруг меня тоже была вода, сначала в виде мельчайшего тумана, ласкающего мою кожу, но становившегося все плотнее по мере того, как я падал сквозь него, так что вскоре это стало похоже на проливной дождь, почему-то падающий снизу вверх. Этот волшебный ливень тоже становился все сильнее, сначала превратившись в бурю, потом в настоящий ураган, и водяные стены вокруг меня смыкались все теснее, и я оказался в узкой воронке, сходящей подо мною на нет. Потом я осознал, что, по мере того как плотность воды возрастала, скорость моего падения замедлялась, так что, когда в следующее мгновение тело мое прошло сквозь эту водяную стену, оказалось, что вода приняла меня с той же нежностью, с какой мать окунает ребенка в реку, чтобы умыть его.

Меня нисколько не удивило, что я могу дышать даже после того, как вода сомкнулась надо мной, поскольку я уже бывал в этом месте прежде. Так же как я ничуть не удивился, когда, после того как глаза мои начали привыкать к тусклому свету под океанской поверхностью, увидел обнаженную зеленую деву, плывущую мне навстречу из глубин.

— Значит, ты наконец вернулся ко мне? — сказала она, подплывая.

Она остановилась, и океан вокруг нас озарился ее улыбкой. Это было воистину прекрасное создание, и ее нагота и совершенство тела были столь соблазнительны, что я ощутил, как плоть моя исполнилась желания.

Но я состоял не из одной лишь плоти. События нескольких последних дней открыли мне глаза на все красоты, дарованные нам Аллахом, а мое падение с небес, когда я был уверен, что смерть близка, открыли мне и мой разум тоже. Я обнаружил в себе новые черты, новые возможности и новые силы, и понял, что все они — часть того путешествия, в котором я принимаю участие.

Теперь я знал, что это то же самое странствие, в котором мой тезка провел всю свою жизнь, и что, хотя он и разбил его на семь разных частей, на самом деле это было всего одно большое путешествие, то самое, в котором все мы находимся с момента рождения и до смертного часа. Синдбад Мореход был наделен даром увидеть сказочные чудеса и все же возвратиться домой целым и невредимым. И он лелеял этот дар, что бы он сам ни говорил. Мне пришло в голову, что он, возможно, даже устраивал каким-то образом (может, и неумышленно) снова и снова свое банкротство, чтобы иметь оправдание для нового путешествия и возможности воспользоваться своим даром.

Это и мой дар, который я тоже должен лелеять. И именно он привел меня в объятия морской девы.

— Ты вернулся ко мне в третий раз, — сказала она, подплывая еще ближе. — Это значит, что ты можешь остаться навсегда.

И окончить тем самым свое путешествие, подумал я. Как бы ни желал я эту морскую женщину, путешествовать мне хотелось больше.

— Ты дышишь водой благодаря моей магии, но ты не стал еще по-настоящему частью моря. Подожди. — Она склонилась ко мне, словно целуя мое лицо. — Открой рот, — сказала она вместо этого, — и впусти в себя океан.

Потом она коснулась моей щеки, и пальцы ее были холодными, как океанские глубины.

Я изо всех сил старался не дрожать. Эта женщина просит меня утонуть. Но что еще мне оставалось, ведь я был таким же пленником здесь, под водой, каким был прежде на крыле Иззата, без какой-либо возможности когда-нибудь вернуться к остальным людям. Но я не был готов принять такое решение.

— Тебя зовут Виша? — спросил я вместо этого.

Она рассмеялась, выпустив горстку очаровательных пузырьков, устремившихся к далекой поверхности. Я снова ощутил, как естество мое жаждет ее. Если бы только она не вынуждала меня делать такой выбор!

— Как ты узнал? — спросила она.

— Я разговаривал с твоей кузиной, — начал я. Потом я рассказал ей о том, как Кавда спасла меня из-под града самоцветов и о неудачной беседе с ее родителями.

— Кавда еще такой ребенок, — вновь рассмеявшись, сказала она. — Мои родители никогда ничего про тебя не узнают. Наша любовь будет нашей вечной тайной.

Мне не понравилось это слово — вечной. Лучше, решил я, короткая жизнь бродяги-путешественника, чем вечное существование утопленника в морских глубинах.

И все же морское создание находилось так близко, ее твердые, округлые, покрытые чешуей груди были такими манящими в царящем на дне океана полумраке. Ах, если бы я мог познать чудеса этой женщины, а потом улизнуть обратно наверх.

Наверное, поэтому я задал следующий вопрос:

— Почему ты выбрала именно меня?

Она снова погладила меня по щеке, и на этот раз ее прикосновение не казалось таким холодным, как прежде.

— Потому что от тебя пахнет наземным миром, солнцем и грязью. И потому что тебя зовут Синдбад.

— Так это мое имя свело нас? — спросил я.

— И твоя судьба, — ответила Виша.

— Значит, я должен уцелеть в любых опасностях, которые встретятся на моем пути, как и мой старший тезка?

— В любых, — согласилась она. — Кроме одной.

— И какой же? — поинтересовался я, совершенно уверенный, что она ответит: «Кроме этой».

— Я лучше не буду объяснять, — сказала она вместо этого, — а то вдруг я навлеку на тебя судьбу, от которой тебе удалось спастись.

— Спастись? — переспросил я, не понимая.

— Я не думаю, что тебя станут преследовать в океанских глубинах, — пояснила она, — хотя, когда имеешь дело с одной из таких сил, никогда нельзя быть уверенным.

— С одной из таких сил? — снова повторил я.

— Ты не знаешь? — изумилась Виша. — Твой торговец не рассказал тебе о своем седьмом путешествии?

— Нет, — признался я. — Я едва успел узнать про Иззата из его шестой истории.

— Неудивительно. Про это существо опасно даже упоминать слишком часто. Наверное, даже к лучшему, что ты ничего не знаешь.

Теперь, задумавшись об этом, я вспомнил немало случаев, когда казалось, что торговец ужасно напуган чем-то, случившимся с ним во время седьмого путешествия. Была ли это та самая опасность, о которой эта морская женщина не хочет говорить? И что могло быть настолько хуже тех ужасных опасностей, о которых Синдбад уже поведал нам или которым все мы бросали вызов во время нашего теперешнего путешествия?

У меня возникло более сильное, чем когда-либо, ощущение, будто я являюсь персонажем какой-то фантастической сказки, и более того, что я не только не знаю, какой у этой сказки будет конец, но что рассказчик опустил также и ее начало.

— Значит, ты должен быть мне особенно благодарен, — кокетливо сказала девушка. Теперь она подплыла так близко, что ее чешуя терлась о мой насквозь промокший халат. — Забрав тебя сюда, я наверняка спасла тебя от ужасной участи.

Но эти ее слова лишь укрепили мою решимость, чего никак не ожидала морская дева. Я решительно покачал головой:

— Я не могу остаться здесь с тобой. Судя по твоим словам, мои товарищи в смертельной опасности. Если торговцу и всем остальным суждено столкнуться с нею, я должен быть с ними.

Морская дева печально взглянула на меня.

— Мне очень жаль, мой Синдбад, но я должна отказать тебе в этом. Может, у тебя и есть желание присоединиться к своим друзьям, но возможности такой у тебя нет. — Она попыталась улыбнуться и весело тряхнула головой, отчего ее волосы рассыпались вокруг и закачались на легких волнах. — Но пойдем же! Этот мир не так плох, как может показаться. Мы возьмем двух морских коней и обследуем океанское дно. И мы отыщем среди водорослей укромные местечки, где сможем забавляться часами. Ты должен остаться со мной.

Я чувствовал, что меня начинает злить то, как эта женщина пытается командовать мною.

— Значит, я должен остаться, хотя, если сделаю, как ты просишь, и позволю воде заполнить мои легкие, я наверняка утону!

— Да, ты можешь думать об этом и так, — серьезно ответила она, к моему удивлению соглашаясь, вместо того чтобы спорить. — А если ты не сделаешь, как я прошу, я отменю свою магию. Ты не только утонешь, но и умрешь.

У меня не было на это иного ответа, кроме гнева. Если это единственный выбор, который мне предлагают, значит, мне никогда больше не придется дышать снова.

Но у морской женщины было еще одно оружие, помимо слов. Ее руки каким-то образом проникли под складки моего халата, и она коснулась ими моего обнаженного тела.

Дыхание разом покинуло меня, и я почувствовал, как вода устремилась ко мне в рот и в легкие.

— Извини, что пришлось так поступить, — сказала она со смесью печали и предвкушения, — но я обещаю, что это не будет неприятно. — Она склонилась ко мне и легонько ущипнула меня за ухо, как рыба могла бы клюнуть лист водоросли. — Скоро, — шепнула она, — ты, возможно, даже сумеешь полюбить это.

Похоже, у меня не было выбора. Мне было нечем дышать, и не было никакой возможности набрать в легкие ничего, кроме воды. Значит, это конец моей жизни как смертного человека. Я ждал, когда меня поглотит вечная мгла.

Вместо этого я услышал оглушительный шум, и мир мой заполнился ослепительным светом.

Глава тридцатая, в которой мы доподлинно узнаем, почему неведение — это благо

И выкашлял воду, вдохнул воздух и понял, что яркий свет, который я вижу, — не что иное, как жгучее сияние полуденного солнца. И когда уши мои освободились от воды, я услышал наистраннейшую музыку, красивую, живую и удивительным образом побуждающую к движению.

— Ты ведь не думал, что сможешь так легко отделаться от нас, верно? — услышал я ужасно надоевшее басистое мурлыканье Оззи, когда музыка смолкла.

— Но я должен был вот-вот утонуть… — попытался объяснить я, взглянув в небо.

— Никто не умирает без моего разрешения, — самодовольно ответил Оззи. — Не волнуйся. Я намерен дать тебе такое разрешение очень скоро. — Он захихикал, словно камни покатились вниз по горному склону. — Теперь, когда я призвал своих собратьев, я могу делать все, что захочу.

И в самом деле, я увидел, что голова Оззи в небе не одинока, но по бокам от нее виднеется с полдюжины других джиннов, не говоря уж о том, что у тех, других, были тела и руки и что в этих руках они держали инструменты причудливой формы из чеканного золота.

— Да, леди и джентльмены, — произнес Оззи, просто-таки истекая гордостью, — позвольте представить вам Сэма Ифрита и его Джинн-Банду!

Словно приветствуя нас, остальные джинны подняли свои инструменты к губам и выдули один-единственный сиплый звук.

— Никто не может устоять против музыки волшебных саксофонов! — Оззи явно наслаждался собой. — Я понял, что с такой несомненной, не поддающейся описанию силой, как у Синдбада…

— Это мое имя! — воскликнул я. И к своему огромному облегчению, услышал тоненький голос, по-прежнему доносящийся из бутылки неподалеку. Значит, я, как и предполагал, выронил ее и ее спас кто-то другой из нашей компании. Я рискнул ненадолго оторвать взгляд от магических существ в небе.

Повсюду громоздились груды драгоценных камней. Но все те, кого я покинул на горном склоне, казалось, ничуть не изменились; даже паланкин Фатимы выглядел не более ободранным и помятым, чем прежде. Ахмед держал волшебную бутылку. Несомненно, его проворные руки поймали ее, когда меня утащили в небо.

— Нас спасла магия Малабалы, — пояснил парнишка в ответ на мой вопросительный взгляд. — Похоже, что он отличный маг, при условии, что не полагается на чьи-то слова.

Теперь я вспомнил, как маг усмирил ужасный шторм. Но размышления мои на эту тему разом оборвались, когда я бросил взгляд на вершину горы и увидел там около сотни обезьян с королевой во главе!

— Как я уже говорил, — громко продолжал Оззи, — я вынужден был считаться с необыкновенным везением Синдбада…

— Это мое имя! — снова вылетело из моей глотки.

— Так-то лучше, — быстро добавил Оззи, не позволяя больше перебить себя. — И когда я увидел, что удача сопутствует не только торговцу, но и этому молодому носильщику тоже, я понял, что даже столь могущественный джинн, как я, может столкнуться с некоторыми трудностями. И к тому же я учитывал остальных, людей и всех прочих, которых два Синдбада, — он подождал, пока мы снова откликнемся, — нашли за время пути. — Он указал на Джинн-Банд. — Было ясно, что джинну, даже такому талантливому, как я, может понадобиться небольшая помощь. А эта помощь — что надо! В качестве первого номера программы они вытащили носильщика оттуда, где он спрятался, доказав, что от гнева Оззи воистину не скрыться! А теперь прошу прощения на минутку, пора решить вашу участь.

Он повернулся к остальным джиннам, на время отвлекшись от беседы с нами.

Шрам весело кивнул мне:

— Он просто трепло. Два к одному, что у него ничего не выйдет.

Это верно, чем больше я узнавал Оззи, тем чаще на ум мне приходило слово «нелепый». Но все-таки он привел с собой неведомое подкрепление. Быть может, они действительно сумеют помочь ему добиться успеха.

— Ладно, — мимоходом заметил Кинжал, — надеюсь, он снова опозорится самым жалким образом и как можно скорее, чтобы мы могли заняться своими делами.

Мне показалось, что эти двое все еще продолжают без нужды темнить насчет своих планов с остальными; профессиональная бандитская привычка, решил я. И все же я не мог не поглядывать на сверкающие груды бесценных камней и не гадать, каковы могут быть намерения разбойников насчет нас теперь.

Как бы то ни было, в последнее время в моей жизни было слишком много неясностей. Бандиты они или нет, я решил, что пора прояснить этот вопрос окончательно.

— А что будет с нами? — спросил я. — У вас здесь столько сокровищ, что не истратить и за целую жизнь. Очевидно, мы можем быть свободны.

— Мы обдумали ваше положение, — ответил Кинжал с обычной вежливой, но недоброй улыбкой, — и выработали план, состоящий из двух частей. Сначала мы загрузим в паланкин столько драгоценных камней, сколько сможем унести, и проживем остаток нашей жизни богатыми, точно султаны. Но что касается второй части…

Он кивнул своему напарнику, который радостно продолжил:

— Мы все равно собираемся отдать вас нашему султану! Он заплатит нам еще больше! И мы заживем лучше, чем султаны!

— Шрам сам придумал это! — с гордостью сообщил Кинжал. — И это очень разумное решение. Наш султан не любит, когда его обманывают. Именно поэтому он нанял нас для охоты на Синдбада, и если мы изменим ему, он лишь наймет кого-нибудь другого, чтобы найти нас. — Он умолк и горделиво указал на паланкин. — Кроме того, мы должны доставить Фатиму, ибо она — дар калифа Багдада и должна стать младшей из сотни жен нашего правителя.

Вот, значит, каковы были их зловещие замыслы! Но это означало, что, когда Фатиму доставят к ее новому мужу, она подпадет под власть того самого варварского обычая, в соответствии с которым моего старшего тезку похоронили заживо! Я не мог позволить обречь эту нежную ручку или этот прекрасный смех на подобную жестокость! Тут я понял, что должен заново укрепиться в своей решимости спасти ее, кричи она на меня хоть тысячу раз.

Но тут до меня дошло, что, возможно, обычай неодинаков для султана и прочих обитателей этого города.

— У вашего султана сто жен, — спросил я. — И что, все они здоровы?

— Ну, — рассудительно ответил Кинжал, — насколько мы поняли, не все они находятся сейчас в гареме. Около пары десятков отсутствует, гостит у своих матерей — и тому подобное.

— Некоторые гостят у мамаш годами, — заговорщицки сообщил Шрам.

— Порой весьма утешительно, — тихо прокомментировал Ахмед, — узнать, что политики везде одинаковы.

Итак, этот султан не только варвар, но и бесчестный человек! И этим отвратительным существам все равно, что Фатиму ждет такая ужасная участь. Ей действительно повезло, что я здесь, чтобы избавить ее от подобной судьбы!

— И вы думаете, Оззи так просто позволит вам это сделать? — напрямик спросил Ахмед.

— Да, наверное, нам придется покончить с джинном, прежде чем мы сможем доставить вас в наш город, — признал Кинжал. — Правда и то, что мы на время лишились своего главного оружия.

— Вы имеете в виду бутылку, в которой сидит торговец? — спросил я.

— Очень проницательное замечание, — согласился Кинжал. — Нам надо достать из бутылки Синдбада, чтобы загнать в нее джинна.

— Вытряхни его оттуда, говорю! — потребовал Шрам.

— Жестоко, — отозвался Кинжал, — и, пожалуй, неэффективно. Мы должны доставить торговца к нашему султану в полном порядке, чтобы его можно было снова похоронить заживо. — Он улыбнулся нам. — И вас, конечно, похоронят вместе с ним. Мы не настолько жестоки, чтобы разрушать такую компанию.

Шрам, чье лицо вытянулось при словах партнера, вновь оживился:

— Тогда буди Малабалу!

Тут заговорил Джафар, впервые с момента нашего возвращения:

— Маг должен отдохнуть.

Значит, Малабала спит? Я огляделся и понял, что, должно быть, он — это та куча тряпья, что я заметил возле одной из груд драгоценных камней. Теперь я вспомнил, как он действительно на некоторое время уснул после того, как усмирил шторм.

— Это верно, — заметил Кинжал куда более благоразумным тоном. — Вспомни про насекомых.

Всполошившийся Шрам глухо прожужжал.

— И все же мы должны привести мага в чувство, если хотим иметь хоть малейшую надежду на успех. — Кинжал взглянул на своего напарника. — Мы сделаем это вместе. Ласково.

И бандиты поспешно направились к спящему магу, а я остался с Ахмедом, Джафаром и бутылкой с торговцем.

— Мы должны как-то подготовить его, — требовательно обратился Джафар к бутылке. — Иначе это будет слишком жестоко.

— Что? — отозвалась бутылка. — Подготовить кого?

— Другого Синдбада, — пояснил Джафар.

— Другого кого? — спросила бутылка.

— Носильщика, — быстро пояснил Ахмед, — который, после того как оказался у наших ворот и запел песню…

— Ах, этот Синдбад! — воскликнул голос из бутылки. — В конце концов, это тоже распространенное имя. Я могу вспомнить по меньшей мере двоих.

— Но мы должны подготовить его, — продолжал Джафар негромко, но настойчиво.

— Подготовить к чему? — отозвалась бутылка.

— Седьмое путешествие! — воскликнул Джафар.

— О да, мы никогда о нем не говорили, правда? — Торговец прочистил горло. — Итак, я снова оказался в Багдаде.

— У нас нет для этого времени! — нажимал Джафар. — Начинайте с самого путешествия!

— Я должен опустить все про то, как я был посланником калифа? — с явным разочарованием спросил торговец. — И про те фантастические дары, которые я должен был взять с собой на мой…

— Переходите сразу к городу! — потребовал Джафар с возрастающим нетерпением.

— Значит, я не смогу рассказать ни про морских чудовищ, ни про то, как корабль наш был уничтожен… — в отчаянии простонал торговец.

— Я бы оставил в покое город, — упорствовал Джафар, — и перешел прямо к тому, как вы обнаружили крылатых людей.

— Так мне придется пропустить всю ту поучительную часть, где я получил добрый совет от другого торговца и снова смог десятикратно увеличить свое богатство… — запротестовал старший Синдбад.

— Забудьте про все эти пустяки! — потребовал Джафар. — Расскажите ему о том, что важно!

— Что? — озадаченно переспросил торговец. — А что, в конце концов, важно?

— Вы знаете, — сказал Ахмед, снова перейдя на шепот. — То, что случилось в конце.

— В конце чего?

— Кого вы встретили? — настаивал Джафар.

— Кого? — снова переспросил торговец.

— Это невозможно! — не выдержал даже терпеливый Ахмед.

Джафар глубоко вздохнул.

— Отлично. Должно быть, придется мне произнести это ужасное имя. Но слушай внимательно, поскольку исключительно важно, чтобы я произнес его всего лишь один раз.

Он умолк, и я кивнул.

— Тот-Кого-Следует-Игнорировать, — таковы были следующие слова, прозвучавшие из его уст.

— Тот-Кого-Следует… — начал я.

— Не повторяй его! — торопливо вскричал Джафар. — Ибо, если имя его трижды повторят три разных голоса, эта древняя сила явится среди нас, и тогда все мы точно будем обречены!

— Какую часть истории вы хотите от меня услышать? — раздался из бутылки раздраженный голос торговца.

Но Джафар оставил без внимания вопрос хозяина и продолжал рассказывать сам:

— Во время седьмого путешествия мой хозяин попал в город, где все люди могли летать, но они поклонялись ложному божеству. Может, это существо было великим демоном, а может, богом древних людей. Бесполезно было пытаться узнать о нем побольше, ибо всю опасность этого создания выдавало его имя, которое я не стану повторять снова, ибо если ты не будешь игнорировать это существо совершенно, то навсегда окажешься в его власти.

Я онемел от изумления. Это существо, похоже, было в сто раз опаснее назойливого демона. Неудивительно, что и Синдбад, и его слуги не решались говорить о нем.

— О ком это вы там говорите? — донесся голос из бутылки.

Теперь была очередь Ахмеда продолжать рассказ:

— Это существо, похоже, подчиняет себе человека, ловко устанавливая контроль над его чувствами и мыслями; воистину, он всецело овладевает даже его вниманием — навсегда. Мой хозяин, с его неумением надолго сосредоточиться и неспособностью удержать в памяти имена, не смог запомнить его и таким образом разрушил заклятие!

— О! — вскричал в бутылке Синдбад. — Конечно же! Теперь я вспомнил! Тот-Кого-Следует-Игнорировать!

И тут джинн расхохотался, громко и раскатисто:

— Я знал, что, стоит мне немного подождать, и вы произнесете имя моего хозяина. Сначала оно прозвучало из уст старого слуги, а потом его снова произнес торговец в бутылке. Теперь я повторю его в третий раз, и мой хозяин явится, а вас настигнет возмездие, которое вы вполне заслужили!

— Кто? — спросил старший Синдбад. — Что? Я что-то не то сказал?

— Сэм, — окликнул Оззи, — не сыграешь нам что-нибудь повеселее и поживее?

Остальные джинны подчинились, и их волшебные саксофоны жалобно заголосили.

— Леди и джентльмены, — пропел Оззи, — позвольте представить, Тот-Кого-Следует-Игнорировать — к вашим услугам!

— Не будет ли кто-нибудь любезен объяснить мне, что происходит? — потребовал из бутылки торговец.

Я решил, что лучше ему не знать.

Глава тридцать первая, в которой все слишком запутанно, чтобы суметь подвести итоги в данный момент

— Что здесь происходит?

Я оглянулся и увидел раздраженного Малабалу. Над ним стояли Кинжал и Шрам. Очевидно, им успешно удалось разбудить его, не обратившись при этом в насекомых. Но как мог я быстро объяснить, а тем более магу то, что случилось?

— Простите, о мудрый и могущественный маг, — осторожно начал я.

— Да-да, — нетерпеливо перебил Малабала. — Ближе к делу!

— Что это? — в изумлении вскричал я. — Вы больше не страдаете задержкой слуха…

Малабала коротко кивнул:

— Вы имеете в виду, что заклятие джинна больше не заставляет меня слышать слова людей прежде, чем они будут произнесены, но не важно. В присутствии Оззи я снова лишился магии. Этот джинн становится слишком самоуверенным. Что здесь происходит?

— Нас вот-вот посетит ужасное божество, — пояснил Ахмед, — то, которое следует… мм… забыть.

— О! — воскликнул маг, внезапно поняв. — Вы имеет в виду Того-Кого-Следует… — Он остановился. — Нет. Я не стану произносить его имя полностью. Незачем поощрять такие вещи. О боже. Какая сложная задача для того, кто сомневается в своей магии.

— Но вы спасли моих товарищей от того ужасного камнепада! — возразил я. — Наверняка в вас еще осталась магия.

Маг мгновение обдумывал это, а за нашими спинами наигрывали саксофоны.

— Да, действительно, то, что мне удалось заставить отвернуть этот дождь из самоцветов, звучит ободряюще. Наверное, во мне все же осталось не так уж мало магии. Но бросить вызов древнему божеству? Не уверен.

— Что происходит? — снова воззвал Синдбад из своей бутылочной обители.

— Воздух изменился! — воскликнул Кинжал, озираясь по сторонам.

Казалось, сама атмосфера вибрирует, пульсируя от волшебной музыки. И в самом деле, глянув вверх, я увидел, что небо над нами из синего сделалось мерцающе-золотым.

— Простите, ребятки, — сказал затесавшийся среди нас демон. — Кажется, у меня назначена встреча на совершенно другом острове. Вы все сможете оказать мне услугу в другой раз. — С этими словами он по низкой дуге перескочил ближайший холм и вскоре скрылся за горизонтом.

Думаю, все мы понимали, какую воистину ничтожную роль играл этот скачущий демон в планах судьбы по сравнению с тем, что нас ожидало.

Кинжал и Шрам вскрикнули. Джафар и Ахмед разинули рты от изумления. Даже обезьяны, казалось, приуныли.

— Уук скрии уук! — прокричала королева с горы.

— Что она говорит? — спросил я.

— Что опасность близка, — коротко ответил маг.

— Скрии уук скрии! — настойчиво добавила горилла.

— Еще она хочет, чтобы вы знали: она счастлива, что ее банановый малыш вернулся, — продолжал Малабала.

Банановый малыш? Это, решил я, пожалуй, уже чересчур. Наверное, лучше мне сразу же пасть жертвой заклятия этого древнего божества, которое, похоже, изрядно запаздывало с появлением, и позабыть обо всех земных печалях.

И тут я услышал из палантина ровный голос Фатимы.

— Кинжал? — окликнула она мелодичным голосом, заставившим даже волшебные саксофоны устыдиться своего звучания. — Шрам? Нам не пора отправляться?

Какой красивый голос! Какое безупречное звучание! И она заговорила в нужный момент, словно знала, что мне нужен знак, чтобы вернуться из черной бездны сомнения. Но я услышал ее голос, и жизнь моя снова переменилась. Я должен уцелеть перед лицом этой последней опасности, хотя бы ради моей Фатимы!

Но больше времени на размышления у меня не было, поскольку музыка сделалась совсем оглушительной. И там, вдали, над золотым горизонтом, дрожала темная тень, сначала похожая на легкую дымку, потом на утренний туман и, наконец, на огромную грозовую тучу. Но эта грозовая туча имела очертания человека, если не считать того, что высотой человек этот был футов сто.

Туча стала еще темнее, она сделалась цвета гранита, и фигура человека стала видна более отчетливо, и я разглядел, что он не только невероятно высок, но еще и очень толст, словно сама его сущность стремилась поглотить все и вся. Что касается венчавшей это туловище круглой головы, то черты лица почти тонули в огромных жировых складках, а при взгляде на огромные обвисшие щеки и второй подбородок торговец Синдбад начинал казаться сморщенным человечком, страдающим анемией.

— Явно, — пробормотал мне на ухо Ахмед, — это божество из тех, что предпочитает театральные эффекты.

— Только не обращайте на него внимания! — вскричал Джафар, когда существо раскрыло рот. Я последовал примеру старика и быстро опустил взгляд.

— Я — ТОТ! — проревело гигантское существо.

— Как вы находите эту погоду? — чересчур небрежно поинтересовался Джафар, обращаясь к нам.

— Славный денек, если не соберется пыльная буря, — согласился я, разгадав намерения мажордома.

В тот же миг Ахмед принялся вовсю что-то насвистывать.

— Я ПОКАЖУ ТЕБЕ, СИНДБАД, ЧТО БЫВАЕТ С ТЕМИ, КТО ОТВОРАЧИВАЕТСЯ ОТ МЕНЯ.

Саксофоны зловеще загудели.

— КОНЕЧНО, ЗА ТАКОЙ ОТВОРОТ ТЫ ЗАСЛУЖИЛ ОТ ВОРОТ ПОВОРОТ. ХА-ХА-ХА!

Саксофоны выразительно взвыли.

— Ты не заберешь этого парня! — объявил Шрам. — Мы возьмем его в наш город и похороним там!

— НЕ МОГИЛЬЩИК, А ПРОСТО КРАСАВЧИК. ХА-ХА-ХА!

Саксофоны снова заухали.

— НО Я ВЕДЬ МОГУ МОГИЛУ И РАЗРЫТЬ. ЧТО ТАКОЕ ШЕСТИФУТОВАЯ ЯМА РАДИ ДРУГА? ХА-ХА-ХА!

Волшебные инструменты просто обезумели.

— Тот? — пробормотал Шрам.

И тут случилось нечто еще более странное, нежели речи Того-Кого-Следует-Игнорировать под аккомпанемент саксофонов. Ибо теперь всякий раз, когда это огромное и чрезвычайно толстое божество начинало смеяться, Шрам начинал смеяться тоже.

— Самый подходящий денек для путешествия, — сообщил Джафар сквозь стиснутые зубы.

Ахмед принялся целеустремленно насвистывать морские песенки.

— И неплохой день для того, чтобы вернуться в Багдад, — согласился я как можно непринужденнее, прислушиваясь к непрекращающейся болтовне огромного существа.

— Багдад! — вскричал знакомый голос откуда-то из-под горы.

Медленно я повернулся…

Я глянул вниз, туда, откуда донесся звук, но сначала, как мне показалось, не увидел никаких следов циклопа. Однако затем я разглядел небольшой подъем на середине склона, подъем, над которым роились мухи и другие насекомые, словно тропинку в этом месте перегородила некая благоуханная куча. Не был ли это наш двухголовый недруг?

— НО Я СЛЫШУ, СРЕДИ ПУБЛИКИ ПРИСУТСТВУЕТ ЕЩЕ ОДНО ЗАБАВНОЕ СУЩЕСТВО. НЕ ХОЧЕШЬ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ КО МНЕ НА ЭТОЙ СЦЕНЕ? РАЗУМЕЕТСЯ, Я-ТО НЕ СТАНУ ПРИСОЕДИНЯТЬСЯ К ТЕБЕ. ХА-ХА-ХА!

Из коричневой кучи на склоне донеслось одно лишь слово: «Тот». И теперь смеющихся с Тем стало двое, Шрам и бывшая недавно чудовищем навозная куча.

— Шрам! — окликнул Кинжал. — Куда ты?

— ОН ИДЕТ КО МНЕ. МЫ ВСЕ — ОДНА БОЛЬШАЯ ДРУЖНАЯ СЕМЬЯ. А ЛЮБАЯ СЕМЬЯ, В КОТОРУЮ Я ВХОЖУ, ПРОСТО НЕ МОЖЕТ НЕ БЫТЬ БОЛЬШОЙ. ХА-ХА-ХА!

— Нет! — вскричал Кинжал. — Только не… Тот. — И второй бандит тоже умолк.

— ЧТО Я ХОТЕЛ ВАМ РАССКАЗАТЬ. СИДЕЛИ МЫ КАК-ТО РАЗ С СУЛТАНОМ, И Я РЫГНУЛ. ОН МНЕ И ГОВОРИТ: «КАК ТЫ ВЕДЕШЬ СЕБЯ С ГЛАВОЙ ГОСУДАРСТВА?» НУ, ТУТ Я ЕГО И ОЗАГЛАВИЛ… ИЛИ ОБЕЗГЛАВИЛ… НЕ ВАЖНО. ХА-ХА-ХА!

И теперь я услышал три голоса, кроме хихиканья отвратительного божества.

Но это было ужасно. Один за другим мы становились добычей Того-Кого-Следует-Игнорировать. Я глянул вниз с горы и увидел, что покрытая мухами куча, кажется, ползет вверх. Мне подумалось, что если бы я осмелился посмотреть на Кинжала и Шрама, то обнаружил бы, что они оба тоже движутся вперед.

— НО Я ВИЖУ, ЧТО СРЕДИ НАШЕЙ ПУБЛИКИ ЕСТЬ ОБЕЗЬЯНЫ. А СРЕДИ НИХ ГОРИЛЛА МОЕЙ МЕЧТЫ. УУК УУК СКРИИ РРРР УУК! ХА-ХА-ХА!

Добрая половина обезьяньей стаи хором пробормотала: «Уук!» — и начала смеяться. И затем они тоже начали идти к ужасному Тому, подгоняемые волшебными саксофонами.

— НО ЧТО Я ДОЛЖЕН РАССКАЗАТЬ ВАМ… Я ВИЖУ, ЧТО СРЕДИ НАШИХ ЗРИТЕЛЕЙ ЕСТЬ СТАРИКИ. НО ЭТО МНЕ БЕЗ РАЗНИЦЫ.

— Слышал одну занятную историю… — начал Джафар. Но разинул рот после следующих слов Того:

— МОЛОДОЙ, СТАРЫЙ, У МЕНЯ ДЛЯ ВСЕХ РАВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ. ХА-ХА-ХА!

— Тот, — прошептал Джафар, чей взгляд сделался вдруг бессмысленным.

Он, спотыкаясь, побрел вперед, навстречу жирному демону.

— Я должен действовать немедленно, иначе будет поздно! — вскричал Малабала, торопливо начиная сложное заклинание.

— ЕЩЕ И МАГ? ИДИ СЮДА, ВЫСИЖИВАЙ СВОЕ ЗАКЛИНАНИЕ! МОЖЕШЬ ВЗЯТЬ МОИ — МИЛОСТИ ПРОШУ! ХА-ХА-ХА!

Но вместо обычных магических формул и невообразимых слов изо рта мага вылетело лишь одно, совсем короткое:

— Тот.

И затем маг тоже двинулся вперед, беспрестанно смеясь. Значит, и Малабала не устоял перед этой ужасной силой. Но если даже маг не в силах противостоять такому, как Тот, как может надеяться на это простой носильщик?

Должен же существовать какой-то способ разрушить магию демона, раз торговец все еще с нами. Я повернулся к Ахмеду:

— Если мы быстро что-нибудь не придумаем, нам конец. Как Синдбад победил это существо в прошлый раз?

Ахмед кивнул и выставил волшебную бутылку перед собой:

— Только мой хозяин смог справиться с ним, потому что он не…

Но даже Ахмед умолк, услышав очередную фразу необъятного шутника:

— НО Я ВИЖУ СРЕДИ ПУБЛИКИ РЕБЕНКА. ВЫ ЖЕ ЗНАЕТЕ, Я ВСЕГДА ЛЮБИЛ КИНДЕР-СЮРПРИЗЫ! ХА-ХА-ХА!

— Тот, — пробормотал парнишка, и, хотя лицо его исказилось от боли, Ахмед тоже рассмеялся. Я выхватил из его рук бутылку, прежде чем он успел шагнуть вперед. Но что Ахмед пытался сказать мне?

— СИНДБАД, — пропел Тот-Кого-Следует-Игнорировать. Он явно приберегал нас напоследок. — НУ, ПРИВЕТ, МОРЕХОД!

— Кто это? — поинтересовался старший Синдбад.

— СТАРЫЙ ЗНАКОМЫЙ, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ ХОЧЕТ ПОЗНАКОМИТЬСЯ ПОБЛИЖЕ! — дьявольски многозначительно ответил демон.

— Не могли бы вы представиться немножко точнее? — спросил из бутылки торговец не самым ласковым тоном.

— Я — тот.

— Предполагается, что это должно что-то для меня значить? — осведомился торговец. — Я занятой человек. Я знаю множество людей, про которых можно сказать «тот». В свое время знал и несколько тех, о которых говорят «та».

Теперь голос демона изменился:

— ЭТОМУ НЕ БЫВАТЬ СНОВА!

Ну конечно! Так вот как мой старший тезка уцелел прежде! Тот-Кого-Следует-Игнорировать побеждает, когда его узнают. Но торговец Синдбад не в состоянии запомнить кого бы то ни было!

Казалось, даже волшебные саксофоны начали фальшивить.

— МЕНЯ НЕ ПОБЕДИТЬ! Я ЗАВЛАДЕЛ МИЛЛИОНАМИ ТАКИХ, КАК ОН!

— Кто бы вы ни были, — проворчал Синдбад, — вы, несомненно, ужасно надоедливы. — Я едва не рассмеялся, хотя и совершенно по другой причине. С такой способностью торговца сбивать всех с толку, даже демон был обречен. Воистину великая удача, что я спас бутылку из рук Ахмеда. Наверное, то, что все предполагали, — правда, и судьба действительно на стороне Синдбадов.

— Ну что, шеф? — вклинился другой голос. Даже не глядя, я мог узнать самонадеянную интонацию Оззи.

— ЧТО ЭТО ТАКОЕ? ТЫ ЧТО, НЕ ВИДИШЬ, ЧТО МНЕ ПРИХОДИТ КОНЕЦ?

— Здесь не один Синдбад, — отметил джинн.

Интересно, подумал я, что он хотел этим сказать?

— Здесь? — отреагировал из бутылки Синдбад. — Ах да, здесь. Но это все равно не объясняет, кто такой этот тот! — Каким бы ни был зловредный план Оззи, торговец, похоже, по-прежнему был неуязвим.

— НУ КОНЕЧНО! — опять зазвучал голос демонического божества, вновь исполненный уверенности. — Я И ПОЗАБЫЛ ПРО НОСИЛЬЩИКОВ СРЕДИ НАШЕЙ ПУБЛИКИ. НО ДОЛЖЕН ТЕБЕ СКАЗАТЬ, ОТЧЕГО ЖЕ ТЫ НИЧЕГО НЕ НЕСЕШЬ? Я ДУМАЮ, ГОЛОВА ТЕБЕ И ДАНА ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ НОСИТЬ. ЕСЛИ ТЫ НЕ БУДЕШЬ ХОРОШИМ НОСИЛЬЩИКОМ, ТО НЕ СТАНЕШЬ ВОЗИЛЫЦИКОМ, И ВМЕСТО ИЗВОЗА БУДЕШЬ РАБОТАТЬ НА ИЗНОС!

И тут я услышал это старшее божество с удивительной ясностью. И теперь, когда я обратил на это внимание, то был восхищен тем, как ему удавалось брать древнейшие в мире шутки и произносить их как новые.

— Тот, — восхищенно сказал я. Но почему я стою так далеко? Я должен подойти поближе к этому изумительному существу, ближе к Тому.

— Кто? — снова спросил из бутылки Синдбад.

Бедный торговец, не способный испытать ту простую, но совершенную радость, которую дарует одно лишь присутствие этого великого демонического существа. Опять-таки, может, предполагалось, что я этого не услышу? Я взглянул вперед, на это обворожительное существо, и увидел целую вереницу людей и обезьян, шествующих передо мной. Шрам был первым, и он первым коснулся ноги великого Того.

Но в тот же миг, как Шрам дотронулся до Того, разбойник начал меняться, кожа его из обветренной и загорелой сделалась такой же пепельно-серой, как у гигантского демона. Затем само тело человека словно состарилось, кожа его обвисла, будто мех с водой, из которого вытекла вся вода; и затем пустая оболочка того, что некогда было Шрамом, упала наземь перед огромным существом, и ветер унес ее прочь, словно клочок бумаги. Но то, что осталось от Шрама, казалось, очутилось под кожей демона и карабкалось теперь по его ноге, чтобы присоединиться к огромным грудам жира наверху.

Почему я иду к этому существу? Это ужасно.

— АГА, ЛАКОМЫЙ КУСОЧЕК. НО ОСТАЛЬНЫЕ ПУСТЬ НЕ ВОЛНУЮТСЯ. Я НИКОГДА НЕ СБЕГАЮ ПОСЛЕ ЕДЫ. КОГДА ВЫ БУДЕТЕ С МЕНЯ РАЗМЕРОМ, ВЫ ТОЖЕ НИКОГДА НИКУДА НЕ БУДЕТЕ БЕГАТЬ. ХА-ХА-ХА!

Да, он был ужасно забавный. Это были лучшие мгновения в моей жизни.

— Что там происходит? — спрашивал мой тезка из бутылки. — Скажите хотя бы, кто несет меня?

Голос торговца вновь привел меня в чувство.

— Это я, Синдбад.

И, посмотрев вперед, я увидел, как Кинжал коснулся ноги существа, и мгновением позже от второго бандита не осталось ничего, кроме оболочки, а сущность его также начала карабкаться вверх по огромной туше демона. Эта штука впереди, к которой я шел, была, по меньшей мере, не слишком приятной. И хуже того, это была судьба, навстречу которой я тащил нашу единственную надежду на спасение. Я должен немедленно бросить бутылку, пока это существо не начало шутить снова.

Огромное создание подмигнуло мне:

— ПОЗВОЛЬ ЗАМЕТИТЬ, ТЫ ТАК ТРОГАТЕЛЬНО ТРОНУЛСЯ И ВПОЛНЕ СНОСНО НЕСЕШЬ ЕЕ. ОЙ, НЕ МОГУ! ХА-ХА-ХА!

Я должен был признать это. Его шутки были еще забавнее, когда они касались носильщиков.

— Тут что-то не так, — донесся голос из бутылки. — Я узнал эту манеру речи. Думаю, я сталкивался с нею во время одного из путешествий.

О чем там говорит этот торговец? Я решил, что он сумеет оценить юмор демона лишь тогда, когда мы подойдем поближе. Тогда он сможет все ясно расслышать, хоть и сидит в этой дурацкой бутылке.

Первая из обезьян добралась до демона. Мгновение спустя от нее остался лишь коврик из обезьяньего меха. Это и в самом деле просто восхитительно. Я не мог дождаться, когда подойду поближе, чтобы лучше видеть.

Веселый демон рассмеялся:

— КАК Я ВАС ВСЕХ! ДУМАЮ, Я НАБЕРУ ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО ФУНТОВ. ЗНАЕТЕ ЧТО? Я ТАКОЙ ВЕСОМЫЙ, ЧТО НИКАК НЕ МОГУ ВЗВЕСИТЬСЯ!

Я увидел, как лишенная туловища голова Оззи склонилась к гениальному комику.

— Эй, шеф! Там еще одна! — Материализовавшаяся рука указала куда-то мне за спину.

— В ПАЛАНКИНЕ? НУ КОНЕЧНО!

Он говорит о Фатиме!

Следующий взрыв хохота успокоил мое дыхание. Странно, что я поддался панике. Я был уверен, что Фатима найдет все это совершенно очаровательным. А после всего, что она значила для меня, я бы не хотел испытать это — или что угодно другое! — без нее. Я крепче сжал в руке бутылку. Никак нельзя потерять ее теперь. Я был уверен, что демон уже придумывает на этот счет какое-нибудь остроумное замечание.

— ЭЙ, ТАМ, В ПАЛАНКИНЕ! — окликнул демон. — ВЫХОДИ, ВЫХОДИ, ГДЕ ТЫ НИ ЕСТЬ!

— Это вы мне? — поинтересовалась Фатима.

— НЕТ-НЕТ, НЕ УНОСИСЬ ОТ НАС! ХА-ХА-ХА!

— В том-то и проблема, — призналась Фатима, — что меня никуда не несут.

— В ЧЕМ ЖЕ ДЕЛО? ХА-ХА-ХА! ЗАБЫЛА СВОЕ ЧУВСТВО ЮМОРА В ДРУГОМ ПАЛАНКИНЕ?

Но Фатима не намерена была становиться объектом для насмешек.

— У вас бы тоже было плохое настроение, если бы вам пришлось всю жизнь просидеть в паланкине, смею вам сказать!

Как ни странно, но теперь, после ее слов, я больше не находил этого демона таким уж забавным.

— ОЗЗИ! — заполошно завопил демон. — ОНА ПОРТИТ МНЕ ВСЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ!

— Вы это так называете? — нелюбезно спросила Фатима.

Тот-Кого-Следует-Игнорировать задрожал — ужасающее зрелище при его-то весе. Я решил, что в этот миг, пожалуй, не хочу подходить ближе.

— ПОЖАЛУЙСТА! — простонал демон. — Я ТАЛАНТЛИВЫЙ АКТЕР!

— Мне отсюда, — был ответ Фатимы, — представляется, что единственное, где вы когда-либо были талантливы, — это за обеденным столом!

— АААААОООООООУУУУУУУУ! — пронзительно взвыл демон.

Взревели волшебные саксофоны, и мир взорвался вокруг нас.

Глава последняя, в которой все приходит в порядок, более или менее

Небо снова было синим. Я сразу увидел это, потому что лежал на спине на склоне горы. Подняв голову, чтобы оглядеться, я увидел там же Ахмеда, Джафара, Малабалу, несколько обезьян и — вот уж сюрприз так сюрприз — Синдбада Морехода, вновь вернувшегося к своим прежним, внушительным размерам. Когда обезьяны очнулись, они закричали от страха и разбежались. Взрыв был чересчур силен для них, и многие просто исчезли, включая, к великому моему облегчению, и их королеву. Похоже, обезьяны нас больше не потревожат.

И тут, к еще большему моему изумлению, бутылка, которую я все еще держал в руке, заговорила со мной!

— Выпусти меня, — сказал голос, — и я покажу тебе потрясающий фокус. — Я узнал этот голос, как бы слабо он ни звучал. Оззи вернулся в свой бутылочный дом.

— Прошу прощения, — ответил я, — но я считаю, что джинн должен оставаться там, где ему положено.

— Пощади! — вскричал джинн. — Тут битком набито этих саксофонистов!

— И шумновато, я думаю, тоже? — заметил Ахмед, поднимаясь и присоединяясь ко мне.

— Но что с… — я заколебался, из осторожности не называя имя, — …другим существом?

Настал черед Джафара ответить, ибо он уселся и принялся отряхивать свое хилое тело.

— Оно, без сомнения, вернулось в те адские сферы, из которых явилось. Я полагаю, такое случается всякий раз, как представление ему не удается.

— Кто это был? — спросил Синдбад Мореход. — Где я? — По-видимому, к старшему тезке вернулись не только прежние размеры, но и обычная рассеянность.

— Я по-прежнему слышу то, что вы говорите! — с великим волнением воскликнул Малабала. — Хитроумное заклятие снято с вас!

— Наверное, неудача демона привела в порядок здешнюю магию, — прокомментировал Джафар.

— И все это сделала Фатима! — объявил я. — Демон не смог постичь женское чувство юмора! — Но я смогу, поклялся я себе, когда мы хорошенько познакомимся. И кстати о моей возлюбленной, что с ней? Я обернулся и увидел паланкин, лежащий на боку у подножия горя. Хотелось надеяться, что женщина моей мечты не пострадала!

— Я поднимусь на вершину горы и определю, где мы находимся, — объявил Ахмед и рванул прочь.

— А я быстренько наколдую нам помощь, — добавил Малабала. — Каким чудесным и обновленным кажется мир теперь, когда заклятие покинуло вас.

— Кинжала и Шрама сожрал демон, — сообщил Джафар, — а больше никого. — Он нахмурился. — Хотя неясна судьба еще одного. Куда делась та вонючая куча?

Я остановился и принюхался к своей одежде, и теперь пришел мой черед нахмуриться. Очевидно, куча не смогла уцелеть во время катаклизма, и взрывом ее разметало по воздуху и забрызгало всех нас. Я вздохнул. Скоро пора будет снова мыться. Я заколебался. Может, лучше подождать, чтобы произвести на мою возлюбленную лучшее впечатление?

— Взгляните на эти самоцветы! — вскричал торговец с восхищением.

— Да, — отозвался я, — сотен пять, должно быть, валяются на склоне вокруг нас, еще две — вон на той горе, да, пожалуй, двенадцать с половиной сотен — в долине.

— Похоже, твой подсчет достаточно точен, — с уважением отметил старший Синдбад. — Как ты развил в себе такой дар?

— Я очень хорошо считаю всякие ценности, — ответил я. — Это потому, что у меня их было так мало. — Тут я напомнил ему, как отыскал золото в сокровищнице, пустой, как все они были уверены.

— Ах да, когда мы не смогли найти сто динаров. — Он указал на усыпанный драгоценными камнями склон. — Я думаю, здесь каждый сможет набрать сто раз по сто динаров. И может, когда мы вернемся в Багдад, мой тезка станет хранителем моей сокровищницы, чтобы Джафару никогда больше не приходилось волноваться из-за подобных вещей?

Я не мог поверить своим бедным ушам. Великий Синдбад Мореход предлагает мне место. Меня ждет обеспеченное будущее, и никогда больше мне не нужно будет таскать тяжести.

— Возможно, он даже смог бы ради интереса заняться этой новой системой подсчетов, — живо воскликнул Синдбад. — Как там она называется? Счетоводство!

— Тьфу! — пренебрежительно отмахнулся Джафар. — Кое-кто даже называет ее точной наукой, подобно астрологии. — Старик расхохотался от одного этого сравнения.

Но я улыбнулся по другой причине. После того что случилось со мной за последние несколько дней, «счетоводство» звучало для меня лучше любого приключения. И эти новости воистину были куда более чудесными, чем все, что произошло прежде. Навоз или не навоз, но я должен был поделиться с женщиной моей мечты тем, как мне повезло.

— Я посылаю за помощью, — возвестил маг, начиная заклинание.

— За этой горой — океан! — прокричал Ахмед, добравшись до вершины. — И корабль!

Малабала с изумлением уставился на собственные руки.

— Даже я сам не знал, что работаю настолько быстро. Как я мог сомневаться в себе?

— И что удивительно, — добавил Ахмед, — похоже, это тот самый корабль, с которого нас утащили обезьяны. Хотя, когда поработаешь у моего хозяина с мое, начинаешь понимать, что ничего удивительного тут нет.

Кругом были одни добрые вести. Душа моя с каждым шагом воспаряла все выше. Моя Фатима! Я пойду и обниму ее наконец!

Что-то шумно шевельнулось внутри паланкина, что-то очень тяжелое. Значит, Фатима не могла слишком сильно пострадать. Мои надежды продолжали парить в небесах. Подходя ближе, я заметил, что из-за закрытой двери паланкина торчит кусочек ее одеяния. Материя была превосходная, из тех, что идут только на свадебные наряды. Так значит, она в подвенечном наряде. Очень предусмотрительно, ибо, как только я смогу убедить ее в своих добродетелях, мы сразу поженимся.

Но я не мог больше медлить. Я шагнул вперед и решительно взялся за ручку. На этот раз я позабочусь о том, чтобы моя любимая Фатима не кричала. Собрав воедино всю свою мужскую отвагу, я потянул на себя дверцу.

— Фатима! — позвал я.

— Уук, уук, — донеслось изнутри.

Прежде чем волосатая рука втащила меня внутрь, я успел лишь один раз вскрикнуть…


Но достаточно историй для одного дня.

Желаете еще?

Так внемлите же, «Плохой день для Али-Бабы» — продолжение сказок «Тысяча и одна ночь» уже ждет вас.

Примечания

1

Sea legs (англ.) букв.: «морские ноги» — способность ходить по палубе корабля, не теряя равновесия, особенно в бурную погоду.

(обратно)

2

What is that — что это, they is that — они самые, Izzat (англ.) — Иззат. Игра слов.

(обратно)

3

What Izzat — what is that (англ.).

(обратно)

Оглавление

  • Вступление, в котором впервые говорится ой истинной сути этой истории
  • Глава первая, в которой мы попадаем на пир, а наш герой испытывает затруднения
  • Глава вторая, в которой обнаруживается истинная причина затруднений и возникает дополнительная проблема
  • Глава третья, в которой все обсуждают проблему и ужасно хотят найти способ решить ее
  • Глава четвертая, в которой происходят поспешные сборы, а мы сталкиваемся с некими приятными неожиданностями
  • Глава пятая, в которой путешествие начинается и одновременно едва не заканчивается
  • Глава шестая, в которой возникают союзы, или нам так кажется
  • Глава седьмая, в которой птицы — не самая большая проблема
  • Глава восьмая, в которой недоброе небо оказывается дружелюбнее, чем море
  • Глава девятая, в которой случившееся прежде становится понятнее, чем происходящее сейчас
  • Глава десятая, в которой есть повод для веселья и повод для кое-чего другого
  • Глава одиннадцатая, в которой сама сущность силы становится поводом для некоторого беспокойства
  • Глава двенадцатая, в которой случившееся в других путешествиях рассматривается в качестве прискорбной перспективы
  • Глава тринадцатая, в которой проводятся некоторые нелестные сравнения между обезьянами и людьми
  • Глава четырнадцатая, в которой неприятности нашего носильщика перестают углубляться, зато начинают множиться
  • Глава пятнадцатая, в которой спасение приходит с неба, если только приходит вообще
  • Глава шестнадцатая, в которой наш герой почти возвращается на землю, хотя больше ничего не происходит
  • Глава семнадцатая, в которой две головы не обязательно лучше, чем одна
  • Глава восемнадцатая, в которой мы узнаем о пищевых пристрастиях циклопа то, чего, пожалуй, предпочли бы не знать
  • Глава девятнадцатая, в которой мы узнаем, что порой магия воистину растет на деревьях
  • Глава двадцатая, в которой мы узнаем, что хоть голод и бывает смертельно опасным, комедия может быть и того хуже
  • Глава двадцать первая, в которой Синдбад должен определить, кто же кому на самом деле показывает фигу
  • Глава двадцать вторая, в которой мы встречаемся с ужасом, шаг за шагом
  • Глава двадцать третья, в которой мы узнаем, что серьезность проблемы не обязательно зависит от ее величины
  • Глава двадцать четвертая, в которой мы узнаем, что порой путешествия и привычка рассказывать истории могут завести в полный мрак
  • Глава двадцать пятая, в которой мы узнаем, что путешествующему дается все, но кое-что надолго не задерживается
  • Глава двадцать шестая, в которой наши герои вынуждены столкнуться с некоторыми воистину загробными проблемами
  • Глава двадцать седьмая, в которой прошлое и настоящее, кажется, слились воедино, а будущее тоже не сулит ничего хорошего
  • Глава двадцать восьмая, в которой мы узнаем, что, хотя птицы всегда возвращаются в свои гнезда, людей инстинкты обычно влекут в другие места
  • Глава двадцать девятая, в которой наш герой узнает, что иногда огонь не залить даже водой
  • Глава тридцатая, в которой мы доподлинно узнаем, почему неведение — это благо
  • Глава тридцать первая, в которой все слишком запутанно, чтобы суметь подвести итоги в данный момент
  • Глава последняя, в которой все приходит в порядок, более или менее


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии