загрузка...
Перескочить к меню

Дизайн с привидениями (fb2)

- Дизайн с привидениями (пер. Владимир Александрович Гришечкин) 91 Кб, 21с. (скачать fb2) - Роберт Рид

Настройки текста:



Роберт Рид Дизайн с привидениями

— В уютной ванной комнате под лестницей мы поселили очаровательного мальчугана лет пяти-шести, который жил когда-то в Сассексе и умер… — Мадам… — …И умер во время эпидемии чумы 1348–1349 годов. — Простите, Мадам, — пробормотал режиссер, нервно теребя свои редеющие волосы. — Тысяча извинений, но мы… Видите ли, у нас возникла еще одна проблема… Мадам Зайн была высокой, элегантной и весьма красивой женщиной сорока с небольшим лет. Свое происхождение она вела сразу от нескольких благородных семейств, от которых ей достались изысканный аристократический акцент, матово-белая кожа, миндалевидные глаза нефритового оттенка и густые блестящие волосы, которые, несмотря на их значительную длину, она стягивала на затылке в аккуратный, тугой пучок, ставший со временем ее фирменным знаком — совсем как черная повязка адмирала Нельсона.

Сейчас Мадам с видимым усилием заставила себя прерваться и с неудовольствием посмотрела сначала на режиссера с его съемочной бригадой, затем на гордых владельцев только что отстроенного дома, почтительно внимавших ей из коридора. Мадам Зайн еще ничего не сказала, но ее раздражение было очевидным. Впрочем, неудовольствие — это еще мягко сказано. Плотно сжатые губы и слегка расширившиеся зрачки выдавали с трудом сдерживаемый гнев. Мадам разозлилась не на шутку, и было отчего. Заказ, над которым она работала уже несколько дней, оказался очень непростым, и несколько необъяснимых сбоев спровоцировали не одну вспышку раздражения Мадам. Впрочем, съемочная группа давно усвоила железное правило: пока включены камеры — или пока они выглядят включенными — их начальница постарается справиться с гневом и будет притворяться спокойной и любезной. Но как только запись закончится — тогда держись!..

— И что случилось на этот раз? — осведомилась Мадам Зайн холодно.

— Микрофоны, мэм… — почтительно доложил режиссер. — Оба микрофона неожиданно вырубились,

— И вы полагаете, что это произошло не случайно?

— Боюсь, что нет, Мадам.

— Опять этот мальчишка?.. — Мадам покачала головой и повернулась к единственной работающей камере. — Выключите! — приказала она. Когда Красный огонек погас, Мадам задумчиво пробормотала, ни к кому в особенности не обращаясь: — Вряд ли это он… Скорее всего, бабуля опять мутит воду.

— Понятия не имею, Мадам, — честно сказал режиссер.

Мадам Зайн с легким упреком поглядела на хозяев — молодую супружескую пару, — хотя они, скорее всего, были ни при чем. Впрочем, заниматься поиском виновных Мадам не собиралась. Она давно знала, что даже в такой деликатной области, как мир духов, большинство проблем можно быстро и эффективно устранить с помощью современных технических средств и методик.

— Увеличьте мощность сигнала и проверьте экранирование, — сказала Мадам режиссеру. — Неужели вы до сих пор не научились правильно экранировать микрофоны?

Режиссер и двое жеребцов-техников были профессионалами; дни уже увеличили чувствительность и установили защиту там, где это было необходимо. Увы, Мадам Зайн была не слишком хорошо знакома с современной электроникой, поэтому любые рациональные объяснения вызывали у нее только еще более сильное раздражение. Вместе с тем было ясно, что непонятный сбой, произошедший несмотря на все их мастерство и профессиональную сноровку, указывал на что-то достаточно серьезное, например — на ошибку в проекте. Разумеется, даже ошибку в проекте можно было обнаружить и устранить, но… Ни режиссеру, ни другим членам команды не хотелось вкалывать сверхурочно. А если при этом они превысят бюджет, тогда сверхурочная работа могла оказаться еще и бесплатной.

— Попробуем изменить некоторые параметры, — туманно пообещал режиссер, с тревогой наблюдая за сошедшимися на переносице бровями. Мадам. Он хорошо изучил начальницу и успел вывести техников в коридор (якобы для короткого совещания) раньше, чем разразилась гроза. Впрочем, это еще ничего не значило: гнев Мадам Зайн не остывал, сколько бы ни прошло времени.

Когда режиссер и техники вышли, Мадам повернулась к унитазу с инкрустированной золотом ручкой и крошечной лужицей ароматизированной воды на дне и некоторое время стояла неподвижно, пристально глядя в стену над бачком. Там, скрытый от посторонних глаз итальянской облицовочной плиткой, находился вмурованный в стену обломок дубовой доски, найденный в груде мусора наемными охотниками за призраками. Опутанное проводами древнее дерево было подсоединено к квантовым усилителям и резонаторам и — в полном соответствии с новым Танатологическим кодексом — снабжено личным идентификационным жетоном.

— Лучше не раздражай меня, мальчишка… — прошептала Мадам Зайн, обращаясь к стене. Затем она закрыла глаза и негромко добавила: — Учти, если что-то подобное повторится, я лично выну тебя из стены и сожгу на костре!


Студия дизайна «Привидения лимитед» была далеко не самой крупной, зато самой известной и модной и могла сама выбирать клиентов и здания, которые она оборудовала (разумеется, в соответствии с желаниями клиентов, хотя возможны были варианты). Возглавлявшая фирму на протяжении нескольких лет Мадам Зайн слыла одним из лучших в мире специалистов в этой совершенно новой области дизайна интерьеров. Она, однако, была весьма разборчива, поэтому каждый, кто подписал с фирмой соответствующий договор, мог считать себя настоящим счастливцем. Разумеется, ни в какой рекламе Мадам Зайн не нуждалась, однако практически каждый особняк, с которым она работала, каким-то таинственным образом попадал в видеосетевое шоу «Дом тысячелетия», пользовавшееся бешеной популярностью.

Том и Тина Линч отвечали всем требованиям, которые Мадам Зайн обычно предъявляла к потенциальным клиентам… Дом, который они строили, был красив и элегантен, но не слишком роскошен и не вызывал у зрителей комплекса неполноценности. Кроме того, супруги Линч были достаточно богаты и могли позволить себе заплатить за то, чтобы специально запрограммированные роботы собирали их жилище по индивидуальному проекту под руководством высококвалифицированных специалистов на глазах у миллионов зрителей. Наконец, они очень хотели приобрести в пользование несколько высококачественных привидений.

Разумеется, они обратились в «Привидения лимитед». Там им сказали, что в настоящее время у фирмы имеется возможность оформить только один дом. Как и несколько тысяч претендентов, супруги Линч написали заявление, заполнили соответствующие формы, представили справки о своем финансовом положении и стали ждать, приостановив на время строительство своего нового семейного гнездышка. Вскоре, однако, с ними связался один из младших директоров шоу. Профессионально-безличной скороговоркой он сообщил Линчам, что студия «Привидения лимитед» остановила свой выбор на другом проекте.

И действительно, в промежутке между покосившимся лодочным доком, принадлежавшим престарелому мультимиллиардеру из Кувейта, и старинной гостиницей в Джорджия-бей, студия «Привидения лимитед» планировала «оформить в средневековом стиле» (по терминологии фирмы) некий особняк в Сан-Франциско, показавшийся Мадам самым перспективным из всех имевшихся вариантов. Линчи были разочарованы; откровенно говоря, они не на шутку огорчились. Но им повезло: всего неделю спустя проект в Сан-Франциско прекратил свое существование из-за развода главных героев. Продюсеры в срочном порядке подыскивали замену, и тогда кто-то вспомнил о супругах Линч. Словом, благодаря счастливому (впрочем, для кого как) стечению обстоятельств Том и Тина оказались в первых рядах кандидатов.

— Нам хотелось бы иметь несколько призраков, — заявил Том на предварительных переговорах. — Несколько старых, милых духов…

— Мы не называем их духами, — строго сказала Мадам Зайн.

— Понимаю, — кивнул Том.

— Дело в том, — продолжала Мадам Зайн, словно не слыша, — что никаких «духов» на самом деле не существует. В своей работе мы используем проекции реальных людей, которые жили когда-то. В момент смерти их души оставляют своего рода квантовые отпечатки на каком-нибудь подходящем материальном носителе, поэтому то, с чем мы имеем дело, уместнее сравнивать с фотографией, нежели с какой-то таинственной силой или бесплотным существом. К сожалению, в подавляющем большинстве случаев обнаружить такие отпечатки с помощью обычных человеческих чувств бывает очень нелегко. Отфильтровывать и усиливать квантовую запись личности позволяет только ультрасовременное электронное оборудование.

— Я знаю, — снова сказал Том. А Тина, взяв мужа за руку, добавила:

— Мы прочли о призраках все, что только смогли найти.

— Очень предусмотрительно с вашей стороны, — промурлыкала Мадам Зайн.

Молодые супруги переглянулись. Как-никак Мадам Зайн была настоящей знаменитостью, и возражать ей они не осмеливались.

— Мы называем их «отпечатками», — с нажимом сказала Мадам Зайн.

— Не привидениями? — робко осведомилась Тина.

— Так называется наша фирма, но… Впрочем, пусть будут «привидения», коль скоро это словечко в последнее время у всех на устах. — Мадам Зайн величественно пожала плечами, давая понять, что она выше неуклюжих попыток продюсеров потрафить желаниям жаждущей острых ощущений публики. — В каком-то смысле наши подопечные действительно видения — изображения, которые можно увидеть благодаря многократному усилению квантового отпечатка. Но это ни в коем случае не духи и не души. Если здесь и есть какие-то души, то только ваши, и именно для вас я украшаю ваш дом, превращая его в настоящее произведение искусства.

Этих слов оказалось достаточно, чтобы Том и Тина радостно заулыбались.

— Кстати, об искусстве, — добавила Мадам Зайн. — Я уверена, что у вас есть собственное мнение по поводу того, что и как должно быть устроено. Должна предупредить сразу: я специализируюсь на масштабных проектах и никогда не размениваюсь на мелочи. И если вы имели в виду что-то вроде парочки умерших родственников, бряцающих цепями на заколоченном чердаке, то мне придется вас разочаровать — это не мой профиль.

Счастливые улыбки Линчей погасли.

— Впрочем, вы можете высказать ваши пожелания. — Мадам Зайн притворилась, будто сменила гнев на милость. — Возможно, вам приходилось слышать обо мне кое-какие… подробности, но по большей части эти истории не соответствуют действительности. Я открыта для любых предложений, если они своевременны и разумны… — Она слегка выделила голосом последнее слово.

Последовала непродолжительная пауза, потом Тина, нервно сглотнув, сказала:

— Моя бабушка…

— Да?.. — Мадам Зайн изобразила на лице искреннюю заинтересованность.

— Точнее прабабушка, — поправилась Тина, глядя в пространство перед собой. — Она умерла… Я ее очень любила. Ба Доусон была умной, волевой женщиной. Именно она воспитала и вырастила меня, и я… Я была к ней очень привязана, а поскольку у нас самих уже трое детей, включая грудного младенца, мне бы очень хотелось…

— Поместить вашу прабабушку в детской? — предложила Мадам Зайн.

— Простите, как вы сказали?..

— Вы хотите, чтобы мы поместили вашу прабабушку в детской? — повторила Мадам Зайн.

Том слегка сжал пальцы жены.

— Извините, Мадам, — ответил он за двоих, — но мы твердо решили, что призрак… что Ба Доусон должна жить с. нами.

— Вам не за что извиняться, Том, мистер Линч, — сказала Мадам Зайн уверенным, профессиональным тоном, который одновременно и внушал надежду, и давал понять, что в случае необходимости она сумеет настоять на своем. — Самая суть моей работы как раз и состоит в том, чтобы создать в доме гармоничное сообщество, гм-м… привидений. Мои люди, охотники за призраками, которым я всецело доверяю, собирают по всему миру артефакты, хранящие проекции умерших людей. С помощью современных технологий и собственных методик мы обрабатываем и усиливаем найденные отпечатки, чтобы они смогли украсить собой ваш дом и занять подобающее место в вашей повседневной жизни… Если ваша прабабушка существует в виде такого квантового отпечатка и если она впишется в общую картину, я с удовольствием включу ее в свой план.

Зачем спорить с клиентами? Шоу подчинялось строгому расписанию, а пригодные для работы проекции душ встречались исключительно редко. Иными словами, существовала очень большая вероятность того, что от прабабушки не осталось ничего, кроме пары старых фотографий или цифровых снимков, которые можно будет повесить в детской над полкой с игрушками, и считать свои обязательства выполненными.

Так или примерно так рассуждала Мадам Зайн.

— Но бабушка существует!.. — радостно воскликнула Тина и тут же смущенно хихикнула. Потом она опустила руку в сумочку и достала прозрачный пластиковый параллелепипед размером с кирпич. — Ба Доусон умерла только в позапрошлом месяце в возрасте девяносто девяти лет. Эта ловушка находилась под кроватью в больничной палате, когда бабушка…

— Квантовый туннельный поглотитель-концентратор, — пробормотала Мадам. Ничего подобного она не ожидала. Квантовый концентратор — последнее достижение современных технологий — стоил целое состояние. Кто бы мог подумать, что клиенты…

— Бабушка здесь, внутри, — сказала Тина, любовно поглаживая кирпич кончиками пальцев. — Перед самым концом она… Она всегда говорила, что хочет быть рядом с праправнуками и после смерти. Бабушка обещала, что будет присматривать за ними, помогать, воспитывать — как когда-то воспитывала меня. Я уверена, что ее общество пойдет детям на пользу. Ба Доусон — самый добрый й порядочный человек из всех, кого я когда-либо знала!

«Проклятая старуха мертва, мертва, мертва!..» — подумала Мадам Зайн.

Но ничего такого она не сказала. Мягко улыбнувшись, она кивнула и проговорила негромко:

— Что ж, в таком случае наша задача намного упрощается, не так ли?


Старомодные радиомикрофоны, спрятанные в одежде, обладали слишком малой чувствительностью, чтобы улавливать квантовые колебания, поэтому их использовали только для записи речи живых участников шоу. За тем, что происходило в доме, следили в основном новейшие цифровые камеры, установленные снаружи и соединенные с дополнительными объективами с помощью проложенных в стенах оптоволоконных кабелей. Все оборудование было давно установлено, но дело по-прежнему не клеилось. Главной проблемой неожиданно стал размещенный в ванной комнате мальчишка. Техники провозились с ним все утро, но он по-прежнему отказывался выходить из стены по сигналу, из-за чего мог пострадать зрелищный эффект всего шоу. Ничего не дало и изменение рабочих параметров резонатора, хотя теперь мощность сигнала достигла максимума.

Выслушав сбивчивый доклад режиссера, Мадам Зайн распорядилась приглушить свет и оставить ее в ванной комнате одну. Когда приказание было исполнено, она пристально уставилась на стену над бачком и сказала негромко:

— А я тебя вижу.

Разумеется, она ничего не видела, но обвести вокруг пальца пятилетнего сорванца, умершего несколько веков назад, было так же просто, как и любого другого мальчишку. Уверенный, что попался, он неохотно появился из стены. Мерцающая, одетая в лохмотья фигурка с растрепанными рыжими волосами и большими глазами со страхом взирала на мир, который, несомненно, должен был казаться мальчугану странным и чужим.

Разумеется, это не был настоящий мальчик. Это был даже не дух в полном смысле слова. В данном случае Мадам Зайн приходилось иметь дело с проекцией нервной системы, запечатлевшейся на куске половой доски в момент смерти. Что касалось внешнего облика призрака, то его вид свидетельствовал, что именно так сохранившаяся в дереве проекция нервных связей воспроизводила представления мальчугана о самом себе.

— Почему ты прячешься? — требовательно спросила Мадам. Не дождавшись ответа, она наклонилась, и ее полыхнувшие зеленым огнем глаза оказались вровень с молочно-белыми, как у снулой рыбы, глазами мальчика. — Женщина велела тебе спрятаться от меня, ведь так? — спросила Мадам Зайн на своем лучшем средневековом английском.

Мальчишка стал совсем белым, но работающие на полную мощность резонаторы не позволяли ему раствориться в воздухе.

— Это она, старуха Доусон?..

Белесые глаза мальчугана стали еще больше. Теперь они выглядели почти настоящими, материальными.

— Ты понимаешь, о ком я говорю? Мальчик нехотя кивнул.

— Она сейчас здесь?

Призрак отрицательно покачал головой.

— Тебе нравится миссис Доусон?

Призрачное лицо отразило некое подобие недоумения.

Мадам Зайн включила спрятанный в пуговице микрофон. Через мгновение снова заработали камеры, поглощая и усиливая световое излучение, испускаемое крошечным призраком.

— Тебе нравится эта комната, мой милый?

Мальчуган посмотрел на мраморную раковину, потом на унитаз.

— Смотри!.. — сказала Мадам Зайн. С этими словами она прикоснулась к инкрустированной золотом ручке, и в фаянсовую чашу хлынул поток хрустально-чистой, ароматизированной воды.

— Я выбрала тебя из тысяч и тысяч кандидатов, — сообщила Мадам Зайн доверительным тоном. — Мне казалось, что ты лучше других подходишь для того; чтобы жить в этой великолепной комнате.

Похоже, ее слова пришлись мальчугану по вкусу. Во всяком случае, в белесых глазах призрака промелькнуло что-то похожее на воодушевление.

— Ты хороший мальчик, и твои новые родственники обязательно тебя полюбят, — продолжала Мадам Зайн. — Хочешь познакомиться со своей новой семьей?

Она — даже она! — не знала, что именно из сказанного мальчуган понял. Главное, считала Мадам, не слова, а тон. Когда разговариваешь с призраком, важно выбрать верный тон, а это она умела. Как бы там ни было, мальчик с готовностью кивнул головой и даже слегка улыбнулся, когда — в точно рассчитанный момент — дверь ванной отворилась и внутрь вошел старший сын Линчей.

— Здравствуй!.. — прошелестел призрак чуть слышно.

— Его зовут Джошуа, — представила живого мальчика Мадам Зайн. Услышав свое имя, Джошуа улыбнулся.

Мадам посмотрела на него и чуть заметно кивнула. Джошуа набрал полную грудь воздуха и вдруг выпалил:

— Как поживает моя прапрабабушка? Ты ее видел?

Мадам Зайн сумела сдержать свой гнев и дать возможность призраку задать свой вопрос:

— Эта вода, чтобы пить?..

— Нет, — заявил живой семилетний мальчишка. — Эту воду не пьют.

— Нет?!..

— Сюда писают.

И Джошуа, ловко расстегнув штанишки, с гордостью продемонстрировал пораженному призраку, что принесли в мир несколько веков развития инженерной мысли.


Детская была закончена днем раньше.

— Не вижу, в чем проблема, — сказала Мадам Зайн, обращаясь к игрушечному медвежонку-панде, бабочкам на обоях и мобилю, представлявшему собой несколько глазастых цирковых зверушек, подвешенных на невидимых нановолоконных нитях. Прикоснувшись к кнопкам на контрольной панели, Мадам опустила и закрыла жалюзи, отсекая льющиеся в окна потоки солнечного света.

— Твоя правнучка хотела, чтобы ты стала частью моей программы и жила с ее семьей. И чтобы она могла хвастаться тобой перед своими друзьями и знакомыми… Нет ответа.

— Бабуля!.. — негромко позвала Мадам Зайн.

В темноте возник легкий намек на движение. Мадам Зайн уловила его краешком глаза, но она была слишком опытна, чтобы смотреть на привидение в упор. Она не пошевелилась и тогда, когда ощутила на лице чье-то холодное прикосновение, зная, что это так называемый псевдохолод, вызванный кратковременным замедлением скорости движения молекул воздуха. Когда призрак отпрянул, Мадам Зайн негромко рассмеялась и сказала:

— Я не боюсь мертвецов, бабуля. И если захочу, сама могу их напугать.

Холод отступил еще дальше, Мадам Зайн медленно повернула голову и расфокусировала взгляд, чтобы рассмотреть привидение внутри возникшего в центре спальни столба холодного серебристого тумана.

Перед ней стояла молодая женщина лет тридцати.

В первый момент это заставило Мадам Зайн вздрогнуть, но она тотчас взяла себя в руки и снова рассмеялась. Бабуля Доусон выглядела настоящим пришельцем из прошлого века. На ней был совершенно кошмарный брючный костюм, длинные волосы распущены по плечам, на миловидном лице застыла угрюмая гримаса.

— Значит, вот как ты себя представляешь, — заметила Мадам Зайн. Затем она презрительно тряхнула головой и спросила: — Ну и что тебе нужно?

Легкие модуляции внутри туманного столба вызвали колебания воздуха в комнате, и Мадам Зайн услышала на удивление молодой голос — голос, умолкший почти семьдесят лет назад, который мог бы показаться приятным, если бы не звучащая в нем ненависть.

— Оставь нас в покое!

— Почему? — притворно удивилась Мадам Зайн.

— Убирайся!.. — прошипела женщина. Подняв обе руки, она придвинулась, и Мадам Зайн снова ощутила на коже прикосновение мертвящего холода.

— Меня ты не испугаешь, — повторила Мадам Зайн.

В следующее мгновение она ткнула рукой в грудь противницы и, ухмыльнувшись, сказала:

— Мое тепло гораздо опаснее для тебя, бабуля, чем твой холод — для меня. А знаешь, почему? Потому что ты материальна не более, чем пук новорожденного младенца.

Ба Доусон отступила в клубящийся туман. На мгновение она исчезла, потом снова появилась.

— Знаешь, кем я была раньше, бабуля? До того как стала Мадам Зайн?..

Лицо женщины сделалось плотным, почти осязаемым, зато все остальное тело истончилось до прозрачности, став почти неразличимым в серебристом тумане.

— Я была археологом, бабуля. Доктор гуманитарных наук Синди Зайн к твоим услугам… — Мадам отвесила шутовской поклон, рассмеялась и небрежно взмахнула рукой. — Впрочем, это было давно, когда я была молода, — добавила она с легкой сентиментальной ноткой. — Когда новые квантовые технологии только появились, я разыскивала органические артефакты, хранящие проекции умерших, и изучала по ним внешний облик людей прошлого. Потом, когда резонаторы стали мощнее и дешевле, я научилась «оживлять» отпечатки. Разумеется, существовали естественные ограничения… Человеческий мозг слишком сложен, поэтому то, что остается после него на материальных носителях, напоминает просто… просто отпечаток грязной руки, да. — Мадам Зайн подняла вверх ладонь. — Вот что ты такое, бабуля! Просто смазанный отпечаток руки, Разумеется, в поглотителе, который любимая правнучка тайком засунула тебе под матрац, полным-полно разных полезных сведений, знаний и прочего. Я допускаю даже, что благодаря достижениям современной технологии ты сохранилась лучше, чем многие, но даже несмотря на это, ты просто горстка квантовой пыли, едва различимый след на вечности, который со временем поблекнет и исчезнет…

Говоря все это, Мадам Зайн внимательно изучала свою противницу. Несомненно, в молодости миссис Доусон была очень хороша собой. Даже сейчас, когда она представляла собой просто информационный набор бесплодных желаний и тщетных стремлений, ее очаровательное лицо казалось решительным и умным, а взгляд — уверенным.

— Да… — прошептала Ба Доусон. — Я знаю, кем ты была… раньше. Знаю…

— Несколько лет назад, — продолжала Мадам Зайн, — мне в голову пришла замечательная идея. Я обнаружила на рынке никем не занятую нишу, где я могла добиться блестящих успехов. Когда ты была жива, женщинам не приходилось заботиться о том, чтобы заработать себе на жизнь. Теперь не так. Лично мне всегда приходилось много и тяжело работать, чтобы не умереть с голода. Разумеется, у меня было много соперников, завистников, просто врагов, но я сумела с ними разобраться. Сумею разобраться и с тобой.

Призрак смотрел на нее и молчал, но во взгляде молодой женщины читалась неприкрытая насмешка.

— Мне наплевать, что ты обо мне думаешь, старуха, — резко сказала Мадам Зайн. — Я пришла, чтобы предупредить тебя: если утренняя история повторится еще раз… или если кто-то из призраков вдруг вздумает бунтовать, я лично выдеру из стены твою ловушку-концентратор и закопаю на заднем дворе… Будешь лежать там, пока мы не закончим. Тебе понятно?..

Привидение заколебалось, задрожало. Рот молодой женщины открылся и закрылся, но звук донесся будто со всех сторон сразу.

— Теперь мне понятно…

— Точно ли?..

Но Ба Доусон не ответила. Стремительно приблизившись, она погрузила правую руку глубоко в грудь Мадам Зайн, хотя горячая кровь к мускулы должны были обжигать ее, как огненная печь. Рискуя собственным призрачным существованием, Ба Доусон проникала все глубже и глубже в живую плоть, пока у Мадам не потемнело в глазах. Чувствуя, как. сжимается в ледяных тисках холода ее сердце, Мадам Зайн невольно ахнула, и изо рта ее вырвалось облачко редкого пара — вырвалось и растаяло в сумраке детской.


Угроза, по-видимому, возымела свое действие. Во всяком случае до конца дня больше не случилось ничего экстраординарного. Созданный Мадам Зайн ансамбль функционировал практически безукоризненно. Римский легионер стоял на страже в будке у въездных ворот и выкрикивал приказы в чувствительные микрофоны цифровых камер. Дворецкий-англичанин любезно улыбался у парадных дверей, а служанка-француженка, некогда пользовавшаяся благосклонностью самого Людовика XIV, роняла в кухне ножи и звенела посудой. Помещенный в большой гостиной учитель музыки ухитрился сыграть несколько тактов бетховенской «Лунной сонаты» на детском фортепиано. В целом это была на редкость хорошо подобранная команда человеческих отпечатков, и Мадам Зайн испытывала тайную гордость при мысли о том, чего удалось добиться ей и ее работникам в столь ограниченный промежуток времени. Когда наступил вечер, она лично переключила резонаторы на максимальную мощность, добиваясь, чтобы в библиотеке появился призрак астронома XX века.

— Знаменитый открыватель десятка астероидов и комет, — сказала она в спрятанный в пуговице микрофон, представляя привидение зрителям, которым его имя все равно ничего не говорило. — Сейчас сюда придет Джошуа, сэр, — добавила она; — Он очень интересуется всем космическим. — Мадам Зайн улыбнулась зрителям и позвала: — Иди сюда, Джошуа, не бойся.

Семилетний Линч, ожидавший ее зова в коридоре, быстро вошел библиотеку.

— А я и не боюсь, — проговорил он бодро.

— Тогда поздоровайся, — подсказала Мадам Зайн.

У мальчика явно был сценический талант. Подсознательно ощущая присутствие камер — и миллионов зрителей, которые увидят его, когда запись пойдет в сетевой эфир, — он радостно улыбнулся привидению.

— Привет!.. — сказал он. — А у меня тоже есть телескоп. Мертвый астроном, похоже, был весьма воодушевлен этой новостью.

— Хорошо… — прошелестел он.

— Он большой, — снова сказал мальчик.

— Очень хорошо, Джошуа…

Внезапно призрак почувствовал прилив сил. Включенные на полную мощность резонаторы позволяли ему выглядеть почти настоящим, не тратя ни капли собственной энергии. С любопытством, которое дремало в нем вот уже несколько десятилетий, астроном спросил:

— А какой у тебя телескоп? Трех- или пятидюймовый?

— Его диаметр пять километров, — похвастался Джошуа. Призрачное лицо озадаченно вытянулось, но тут вперед выступила мать мальчика.

— К дню рождения Джошуа мы арендовали время на одном из лунных телескопов, — пояснила Тина Линч.

— Если захотите, — воскликнул мальчик, — я покажу вам одну из ваших комет!.. Только это будет в следующем году, когда мне исполнится восемь.

«Но я мертв, — припомнило привидение. — Мертв!»

Однако это знание нисколько его не смутило, как не смущало и большинство других «отпечатков». Астроном даже улыбнулся, по привычке разглаживая призрачными рунами иллюзию мягкой плисовой куртки. Он даже хотел, что-то сказать, нов последний момент заколебался. Несколько секунд астроном стоял неподвижно, словно к чему-то прислушиваясь. Потом вдруг выпрямился и повернулся к Мадам Зайн. Бледное призрачное лицо ученого приобрело зловещий багровый оттенок. С необъяснимой яростью он выкрикнул:

— Оставь их в покое, слышишь?!

Все, кто был в комнате, невольно попятились.

— Стерва! Подлая стерва! — астроном обвиняющим жестом указал на Мадам Зайн и… исчез.


— Кого он имел в виду? Кого я должна оставить в покое?!.. После чашки крепчайшего кофе кровь в ушах Мадам Зайн стучала, как паровой молот. Дыхание от переизбытка нервной энергии сделалось неглубоким и частым, а на щеках проступили два алых пятна неправильной формы. Она не была испугана (во всяком случае, сама Мадам ни за что бы в этом не призналась), однако факт оставался фактом: безобразная сцена в библиотеке в самом конце рабочего дня выбила ее из колеи.

А этого с ней не случалось уже давно.

Лампы в комнате были почти полностью погашены. Глядя в темноту, Мадам Зайн проговорила негромко, но твердо:

— Завтра я закончу. Да, я отстаю от графика уже на два дня, но кого это волнует? Тебя, во всяком случае, это волновать не будет, потому что я своими руками выну тебя из стены и раздавлю бульдозером. Ты больше не будешь мешать мне, старуха… Ты слышишь, что тебе говорят?

По комнате пронесся чуть слышный звук, похожий на легкий вздох. Повеяло холодом, потом тихий голос, звучащий ниоткуда и отовсюду, произнес:

— Он имел в виду их… всех. Я хочу, чтобы ты оставила их в покое.

— Завтра я закончу, — повторила Мадам Зайн.

— Не закончишь. Ничего у тебя не выйдет, Синди Зайн.

Но Мадам Зайн пропустила эти слова мимо ушей. В одной руке она держала титановую дисковую пилу — полностью заряженную и со снятым предохранителем. В другой руке Мадам Зайн сжимала инженерную электронную планшетку с рабочими чертежами комнаты. Сверившись с ней, она определила места, где в стенах располагались несущие опоры и были проложены высоковольтные силовые кабели. Туннельный концентратор был вмонтирован в кирпичную кладку в двух метрах справа от главного окна — на высоте, примерно соответствовавшей центру тяжести фигуры Ба Доусон, когда та была жива.

— Верни их на место, — потребовал из-под слоя штукатурки призрачный голос.

— Кого?!

— Их…

Мадам Зайн покачала головой и негромко рассмеялась.

— На какое место?

— На то место, где они лежали до тебя. Где им было хорошо. Планшетная схема была крайне удобным инструментом. И ее, и пилу Мадам Зайн позаимствовала у одного из строительных роботов. Теперь, когда она была уверена, что правильно определила свое местоположение, Мадам достала светящийся карандаш и начертила на стене первую линию. Немного помедлив, Мадам Зайн в последний раз предупредила непокорную Ба Доусон:

— Хорошо, я не стану вырывать тебя из стены. Но ты должна пообещать, что завтра все пройдет без сучка, без задоринки.

Рядом бесшумно возникла полупрозрачная женская фигура. Холодный, тихий голос прошептал:

— Я никогда не была дурочкой, Синди… В больнице я много читала, и мне удалось узнать о тебе кое-что интересное.

Мадам Зайн пожала плечами и взяла пилу на изготовку.

— Например, я сумела разобраться в твоей глупой программе…

— Спасибо за комплимент, старуха.

— А еще я прочла статьи, которые когда-то давно ты публиковала в научных журналах.

Эти слова заставили Мадам Зайн остановиться. Недоверчиво рассмеявшись, она сказала:

— Ну, это вряд ли.

— Слушать голоса мертвых… Это была весьма оригинальная идея. Оригинальная и захватывающая.

— Не верю, — твердо повторила Мадам Зайн.

— Я прочла твое «интервью» с девушкой, умершей во время эпидемии 1919 года. Какая печальная и трогательная история!..

Мадам Зайн нажала кнопку, и твердосплавный режущий диск начал со звоном раскручиваться. Одним быстрым движением Мадам пропилила в новенькой стене глубокую горизонтальную борозду.

— Как ее звали, эту несчастную?..

— Сара, — не задумавшись ни на мгновение, ответила Мадам Зайн. — Ее звали Сара…

— Сколько дней ушло у тебя на… Сколько времени ты ее расспрашивала?

— Несколько недель.

— И что случилось с бедной Сарой?

— Она умерла от испанки. Так называлась заразная болезнь, которая…

— Я имею в виду — после «интервью»? — Привидение стало ярче и плотнее. — Кому из твоих клиентов она досталась? В какой гребаный дом ты ее вставила?

«Ни в какой…»

Но Мадам Зайн промолчала. Вместо ответа она сделала в стене первый вертикальный пропил.

— Сара… Такая приятная, милая девушка… — проговорил призрак.

— Да, разговаривать с ней было приятно, — согласилась Мадам Зайн.

— Насколько я помню, тебе пришлось перенести ее в свою лабораторию, чтобы расспросить. Так?

— В те времена усилительное оборудование было слишком громоздким и тяжелым. Сара отпечаталась в ореховом паркете своей комнаты. Чтобы изучить ее, мне пришлось…

— Но когда интервью было закончено, ты вернула Сару на место, не так ли?

На стене появился второй вертикальный пропил. Правда, на этот раз на обоях остались неопрятные задиры, но Мадам Зайн это не волновало. Она знала, что роботы сумеют привести обои в порядок. Машины одинаково эффективно работают и днем, и ночью, так что к утру детская будет выглядеть как прежде. Но главное, завтра ей не придется отвечать на трудные вопросы, если, конечно, никому из хозяев не придет в голову подняться наверх, чтобы поболтать с Ба Доусон о погоде и прочей ерунде. Впрочем, даже если прабабки хватятся, что с того? На протяжении своей блестящей карьеры Мадам Зайн успешно обвела вокруг пальца не один десяток клиентов.

— Ты вернула Сару туда, где она умерла, правда?

— Да, я вернула ее домой, на то место, где я ее нашла, — резко сказала Мадам Зайн. — Сара представляла собой несколько квадратных футов паркета. Не могла же я оставить ее дом без пола? В конце концов, это был исторический памятник, и…

— Заплату можно было сделать и из нового паркета, такое случается сплошь и рядом.

Мадам Зайн подняла пилу, готовясь сделать последний горизонтальный распил. И снова что-то заставило ее промедлить.

— Моя правнучка и ее муж — милые, честные люди, — напомнило ей привидение.

Мадам промолчала.

— И я люблю их, — продолжала Ба Доусон, — но иногда они ведут себя как… как самые заурядные обыватели. Они легко поддаются веяниям моды, идут на поводу собственных капризов, и не могу сказать, чтобы я одобряла все их поступки без исключения. Еще до своей смерти я говорила им, что мне не нравится твоя программа, не нравится то, что ты делаешь…

— Потому что нельзя тревожить останки умерших, верно? В этом причина? В глупых этических нормах и правилах?

— Если мертвые хотят, чтобы их переносили с места на место, мы можем уважить их желания, — твердо сказала Ба Доусон. — Но, как правило, они не хотят. А значит, нужно оставить их там, где они есть.

Мадам Зайн снова включила пилу.

Холодная, как ледник, рука призрака легла на красную кнопку предохранителя. Как ни странно, Ба Доусон хватило физических сил, чтобы выключить мотор. Пила заглохла.

— Не лезь! — предупредила Мадам Зайн.

— Скажи мне одну вещь, — проговорило привидение. — Это Сара попросила тебя вернуть ее домой или ты сделала это по собственной инициативе?

И опять Мадам Зайн не ответила. Ба Доусон покачала головой.

— Я так и знала! Она попросила тебя сделать это, и ты послушалась… Я права?

Мадам Зайн пожала плечами. Ей хотелось, чтобы этот жест выглядел как можно небрежнее, но обмануть Ба Доусон ей не удалось.

— Тогда я была моложе… — призналась Мадам Зайн, через силу усмехнувшись.

— Моложе и добрее. Лучше!..

Свободной рукой Мадам Зайн попыталась хлестнуть Ба Доусон по щеке. Разумеется, она не могла ударить призрак, однако тепла ее тела было вполне достаточно, чтобы рассеять в воздухе то, что имело лишь вид человека.

Ба Доусон поспешно отступила и произнесла сдавленным голосом:

— Для нас это важно, Синди. Важно, где упокоятся наши души… Не отвечая, Мадам Зайн снова включила пилу и одним уверенным движением вогнала блестящий диск прямо в изображение бабочки-монарха йа обоях. Пила легко взрезала обои и штукатурку и наткнулась на клубок проводов, ответивший яростной вспышкой лилового электрического огня.


Все камеры были выключены, поэтому никто из посторонних не видел, как Синди Зайн вошла в парадную дверь и остановилась, устремив задумчивый взгляд влажных зеленых глаз на величественную мраморную лестницу в вестибюле. Члены съемочной группы, державшиеся от нее на почтительном расстоянии, были уверены, что Мадам намерена отомстить. Но сможет ли она подняться по лестнице без посторонней помощи? Последние два дня она провела в больнице, однако этого было явно недостаточно. Каждый шаг давался ей с огромным трудом, а правая рука бессильно повисла вдоль туловища. Выглядела Мадам слабой и подавленной, да и голос ее прозвучал тихо и неуверенно, когда, судорожно сглотнув, она сказала кому-то: «Нет».

— Нет… — повторила Синди Зайн несколько мгновений спустя, ни к кому особо не обращаясь.

Режиссер ждал бури, урагана, грома и молний — если не сегодня, то позднее, когда к Мадам полностью вернутся силы. И — как бывало уже много раз — поклялся себе самой страшной клятвой, что не станет сносить унижения и подаст заявление об уходе.

Техники приготовились к худшему, однако, узнав правду, только насмешливо переглянулись. Кто бы мог подумать, что бесплотный дух сумеет одурачить саму Черную Королеву, перепрограммировав планшет-схему своими призрачными пальцами?! Оба сошлись на том, что Ба Доусон поступила весьма умно, устроив дело так, что их начальница влетела пилой прямо в разводку осветительных проводов и едва не превратилась в пепел.

Линчи тоже были здесь. Они сожалели о несчастном случае, однако виноватыми себя не считали. Больше того, в их взглядах читался вызов. В конце концов, Ба Доусон только защищалась… Можно было не сомневаться, что в случае судебного разбирательства они будут упрямо стоять на том, что их призрачная прабабка не собиралась никого убивать. Кроме того, даже если бы Мадам Зайн угораздило перерезать не обычный провод, а высоковольтный силовой кабель, центральный компьютер успел бы вовремя обнаружить замыкание и обесточить детскую.

— Где ты?.. — прошептала Синди Зайн.

Никто не сомневался, что она обращается к мертвой женщине, но Синди вдруг обернулась.

— Джошуа, — позвала она с легкой улыбкой. Парализованная правая рука чуть приподнялась, тонкие белые пальцы легли на плечо мальчугана. Превозмогая боль, Синди Зайн опустилась на колени, и ее лицо оказалось на одном уровне с лицом мальчугана.

— Сделаешь для меня одну вещь, Джошуа?

Джошуа — в силу нежного возраста чуждый внутренних сомнений, неуверенности и пустячного беспокойства — с готовностью кивнул.

— Если смогу, мэм.

— Поговори от моего имени с тем мальчиком…

— С каким мальчиком?

— Который живет в ванной комнате под лестницей, — объяснила Синди. — Пойди туда прямо сейчас и позови его — к тебе он выйдет. Спроси его… — Она бросила еще один взгляд на верхнюю площадку лестницы, ведущей наверх, в детскую. — Спроси его, где бы он хотел быть?..


Перевел с английского Владимир ГРИШЕЧКИН


Robert Reed. Designing with Souls. 2004. Публикуется с разрешения журнала «The Magazine of Fantasy & Science Fiction».



Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации