А сказка ли? (fb2)

- А сказка ли? 1.13 Мб, 350с. (скачать fb2) - Лерам Сель

Настройки текста:



Сель Лерам А сказка ли?

Будьте осторожны с мечтами, они имеют свойство сбываться, причем совсем не так, как вы себе это представляли.

Пророг

Небольшой манеж, по нему рысцой скачет черная лошадь, понуро опустив голову, в седле сидит молодой мужчина, с темными, до плеч, волосами. Лошадь подняла взор к небу, в ее янтарных глазах отразились боль и отчаянье: «за что мне все это?! Как же я устала все это терпеть…»

Всадник заметив, что лошадь приподняла голову, натянул уздечку. Лошадь дернулась: «Ааааа! Как же больно! Ненавижу! Когда же этот кошмар закончиться?! Неужели я и вправду ничего не могу изменить? Я что, всю жизнь так и буду носить на себе это чудовище? Все! Хватит! Надоело!»

Графа Ворда предупреждали насчет Смолли, что ни один наездник не смог удержаться на ней дольше десяти минут. Поэтому сидя в седле, он не расслаблялся ни на секунду, с замиранием сердца ожидая, когда лошадь начнет бунтовать. Ворд внимательно следил за ее поведением и заметив, что она приподняла голову, сильнее натянул уздечку. Смолли вздрогнула и, сделав еще пару шагов, остановилась. Он попытался сдвинуть ее с места, вонзив шпоры в бока, но это не дало никаких результатов, она все так же стояла, не шелохнувшись, тогда он достал плетку и хлестнул ее. Но лошадь вместо того, чтобы пойти дальше, повернула к нему голову. Ворд встретился с ней взглядом и ужаснулся, он увидел беспредельную ярость и ненависть, которые плескались в глубине ее глаз. Граф никогда не был трусом, но сейчас ему стало действительно страшно, но даже в этот момент он не потерял самообладание. Он лишь посильнее сжал бока лошади ногами и приглашающе улыбнулся, стараясь не показать ей своего страха. Лошадь всхрапнула, как бы принимая вызов.

Ганс стоял, облокотившись на загородку вокруг манежа, с тревогой наблюдая за своим господином, объезжающим новую лошадь. Поначалу все шло хорошо, Смолли вела себя спокойно, и Гансу даже показалось, что он зря отговаривал хозяина от ее покупки, но в следующее мгновение лошадь замерла, а потом начала выделывать немыслимые извороты. Граф долго держался, ведь он был опытным наездником, но когда лошадь упала на спину и стала кататься, Ганс понял, что его господину не жить.

Граф лежал на земле, не подавая признаков жизни. Лошадь же, как будто демонстрируя свою победу, встала на ноги. Она дрожала всем телом, но в ее глазах читалась насмешка и упрямство.

Ганс опомнился через мгновение.

— Роберт, Макс! — заорал он не своим голосом.

Двое лохматых конюхов тут же выскочили к манежу. Они все поняли с первого взгляда.

— Иди ко мне Смолли, — поманил лошадь Макс, протягивая в ее сторону большой лист капусты.

— Ух, бестия чего натворила, господин вон как изранен, хоть бы не помер! — шипел себе под нос Роберт, который пользуясь тем, что Макс отвлекает лошадь, пытался обойти ее с другой стороны. — Ну, постой еще так минутку, вот так.

Роберт, изловчившись, кинул лассо, но промахнулся.

— Роберт, ты чего творишь?! Кто тебя учил так бросать?! — рвал и метал Ганс.

Смолли презрительно фыркнула, в который раз уже увернувшись от веревки: «какие же эти люди настырные. А этот толстый, с бегающими глазками, Ганс кажется, верещит, как резаная свинья».

Ганс заметил, что лошадь остановилась и смотрит на него, прищурив глаза. Не отводя взгляда, он сделал пару шагов назад от загородки, краем глаза наблюдая за Робертом и Максом.

Они как будто этого только и ждали. Две веревки тут же захватили шею лошади в крепкие тиски. Она протестующе заржала, вставая на дыбы, но от этого веревки лишь сильнее сдавили ей шею — лошадь не удержалась и упала на спину, хватая ртом воздух.

Ганс тем временем спешил к Ворду, проверить, жив ли тот. Подбежав к нему, он опустился на колени и аккуратно перевернул графа на спину. Ворд застонал и с трудом разлепил глаза. Мысли его путались, он повернул голову вправо и встретился взглядом с лошадью, ее глаза сверкнули разочарованием и ненавистью.

«Выжил все-таки!» — успела подумать Смолли, прежде чем, потерять сознание.

* * *

Открыв глаза, я сладко зевнула. Из головы еще не выветрились остатки сна, и от этого на душе было радостно и немного тоскливо. Приподняв голову, я выглянула из травы и восхищенно вздохнула. Теплое солнышко освещало все своими лучами, воздух был прозрачен и чист, зеленая трава мягким ковром стелилась под копытами. Я встала, с наслаждением втягивая аромат цветов, которых здесь было видимо невидимо. Сделав пару шагов, я замерла, с интересом наблюдая за бабочкой, кружащей над большим белым цветком.

Неожиданно меня накрыла большая тень, я резко пригнулась, зажмурив глаза.

— Попалась! — раздалось над самым ухом.

Я открыла глаза и с улыбкой посмотрела на маму.

— Вставай Ланелия, нам уже пора! — сказала она, тихонько подталкивая меня в бок.

— Я не хочу, — притворно заныла я, перевернувшись на спину и суча копытами по воздуху.

— Ланелия хватит баловаться, поднимайся. Нас ждет папа. Надеюсь, ты не забыла, какой сегодня день?

— Мам я помню, но здесь так здорово!

— Знаю, но ты сможешь сюда прийти завтра. А сейчас нам действительно пора, — уже более твердо произнесла она.

— Хорошо, только завтра возьмем с собой Ивольда, — смирилась я, с неохотой поднимаясь.

Я шла чуть позади мамы, с восхищением смотря на ее крылья, постепенно тающие в воздухе. Когда они исчезли полностью, я стала носиться вокруг нее, гоняя бабочек и пчел. Немного утомившись, я обогнала ее и преградила ей дорогу. Она остановилась, насмешливо смотря на меня:

— Неужели устала?

— Нисколько, — гордо вскинула я подбородок, и смело взглянула ей в глаза, — Мам, а скоро у меня появятся такие же крылья как у тебя? Я тоже хочу летать!

— Опять ты за свое, тебе всего-то два месяца, рано еще! — ласково посмотрела она на меня.

— Пожалуйста, мам, ну скажи, скажи когда, — заныла я, заглядывая ей в глаза.

— Всему свое время, — загадочно улыбнулась она в ответ, и, обогнув меня справа медленно зашагала вниз с холма.

— А скоро настанет то время?! — немного обиженно пробурчала я, последовав за ней.

— Скоро, оглянуться не успеешь, — успокоила она меня.

* * *

Ее образ расплылся, и пришло осознание того, что это был лишь сон, отрывок из моего счастливого, но столь короткого детства. Я с неохотой открыла глаза. За последние недели, ничего не изменилось, все та же ненавистная клетка, три на два метра, где с большим трудом можно развернуться, под копытами новая солома, но есть не хочется, вообще ничего не хочется. За окном уже ночь, хотя это и окном-то не назовешь — маленькое отверстие под потолком, через которое поступает хоть немного свежего воздуха. Вокруг тишина. Слышно только дыхание лошадей по соседству. Я тяжело вздохнула, в который раз прокручивая события того злополучного дня.


Мама была на несколько шагов впереди. Неожиданно в траве что-то блеснуло, я остановилась, с интересом рассматривая непонятный предмет круглой формы, на котором как живой, был изображен пегас.

— Мам, смотри, что я нашла, — обрадованно воскликнула я, беря предмет в зубы.

Как только я коснулась его, меня окутало золотистое сияние.

— НЕТ! Ланелия! — как сквозь туман услышала я отчаянный крик мамы и в следующее мгновение мир поплыл.

Очнулась я уже в золотой клетке.

— Попалась птичка! — раздался скрипучий голос.

Я резко развернулась и увидела странное существо с кривыми зубами и с черными, полными злобой глазами.

Позднее я узнала, кто это. Их оказалось много. Они выглядят по разному и носят разные имена, но у них есть одно общее название — люди.

— Что? Боишься меня? — спросила она, с интересом разглядывая меня, — да не дрожи ты, не собираюсь я тебя убивать, пока… — мерзко расхохоталась старуха. — Сейчас придет моя госпожа Кларисса и решит, что с тобой делать, а сейчас, на, пей, — и сунула мне под нос вонючую воду, я чихнула и отошла в дальний угол. Она опять засмеялась.

Раздался скрип двери, и на пороге показалась красивая женщина средних лет с черными волосами, заплетенными в сложную прическу. Однако, было в ней что-то пугающее, до дрожи в коленках. Я поежилась.

— Кто это Ханна? — спросила она строго старуху, указав в мою сторону пальцем.

— То, что вы хотели госпожа! — с гордостью ответила та.

Кларисса кинула на меня взгляд, от которого по спине пробежала армия мурашек.

— Это? Пегас? Ты думаешь это смешно?! — неожиданно зло воскликнула она.

Ханна попятилась.

— Но госпожа…Она еще совсем маленькая…

— И что? Даже если она только родилась, у нее все равно должны быть крылья, хоть совсем малюсенькие. Где я спрашиваю у нее крылья? То-то же, нет, а значит это обычная лошадь. Есть еще возражения? — хмуро посмотрела она на Ханну, которая отчаянно затрясла головой.

— Умоляю, госпожа не губите, дайте мне еще немного времени! — взмолилась старуха, падая на колени.

Кларисса смерила ее презрительным взглядом.

— Ладно, так и быть, у тебя есть еще неделя, — произнесла она и, развернувшись, вышла из комнаты.

Как только дверь захлопнулась, Ханна поднялась, шепча себе под нос проклятия, и направилась в мою сторону. Я забилась в самый дальний угол клетки.

— Выходи, — скомандовала Ханна, открывая дверь, — выходи, а не то хуже будет, — повторила она.

Преодолевая страх, я сделала шаг в ее сторону. Она тут же схватила меня за гриву и вытащила из клетки. Завязав веревку вокруг моей шеи, старуха повела меня по коридорам, тускло освещенным чадящими факелами. Вскоре перед нами оказалась узкая дверь, Ханна долго копалась, наконец, она с трудом открыла ее, и глаза тут же ослепил яркий свет.

Мы вышли на широкий двор, на котором стояло несколько телег, вокруг сновали люди, я с интересом вертела головой по сторонам, гадая, что теперь со мной будет.

Старуха подвела меня к одной из телег, рядом с которой стоял высокий мужчина в черном плаще.

— Добрый господин, возьмите жеребеночка, кобыла наша издохла на днях, кормить нам ее нечем, почти за даром отдам, — заканючила она, обращаясь к нему.

Он оценивающе оглядел меня:

— Сколько?

— Посмотрите, какая красавица и всего-то три золотых прошу.

— Хорошо, — кивнул он, даже не став торговаться.

Она взяла деньги и быстро зашагала прочь.

Меня привязали к телеге, в которой были товары, и мы выехали из замка.

Я смотрела во все глаза на новый мир, в котором очутилась. Он был очень похож на мой родной дом с одной лишь разницей, я понимала все, что мне говорили, только ответить я им не могла, точнее они не понимали, что я им говорю.

Целый месяц мы еще ездили от замка к замку. Наконец, приехали в один город, назывался он Амиар. Здесь- то и находился конечный пункт, наших странствий.

Мы подошли к двухэтажному дому с большим ухоженным садом. Нас встречала молоденькая девушка, светлые волосы которой были заплетены в длинную косу.

— Ноир, дорогой, наконец-то! Я так по тебе соскучилась, — улыбнулась она, обнимая его. Тут ее взгляд упал на меня, — а это кто? — удивленно подняла она на него глаза.

— А это мой тебе подарок. Ее зовут Чернявка, — улыбнулся он ей в ответ.

Она присела и внимательно посмотрела мне в глаза. В них я увидела теплоту и радость. В следующее мгновение она радостно взвизгнув бросилась целовать Ноира. Так состоялось наше с ней знакомство.

Год пролетел, как один день. Я жила ни о чем не заботясь. Меня кормили, ухаживали, позволяли гулять на лугу. Жила я в старом, но светлом сарайчике. Но однажды весенним вечером на город напали…

Часть первая

Глава 1

«И что дальше? Не знаю…. устала писать, завтра придумаю продолжение»- потерла я лоб, пытаясь привести мысли в порядок. — «Все же сложно сочинять книжку, когда даже не знаешь, что конкретно хочешь написать. Хотя сюжет должен быть простой — есть героиня, есть злодей, в конце, когда пройдет множество испытаний, героиня победит все трудности найдет прекрасного принца, и будут они жить поживать добра наживать. Да уж банально…»

Тихо вокруг… яркие звезды усыпали ночное, иссинне-черное небо. «Пора уходить с балкона, осень хоть и выдалась теплой, и я сижу на одеяле, накрываясь пледом, но все равно чувствуется похолодание. А завтра наверняка будет дождь». Я встала, закрывая и откладывая ноутбук в сторону. Облокотившись на перила, я посмотрела вниз: там, освещая дорогу, по которой, не смотря на поздний час, все ещё ездили машины, стояли одинокие и холодные фонари. В доме напротив горело несколько окон. «Наверное, такие же полуночники как я, которых ни кто не погонит спать. Почему же в моей жизни нет сказки?!» Я всегда мечтала путешествовать, покорять неизведанные вершины и найти своего принца. Глупо… Мечты и только мечты. А на самом деле, что представляет моя жизнь? Живу одна, уехала от родителей, правда есть морская свинка. Есть друзья и подруги. Но разве это жизнь?! Хочется, что бы было как в сказке: ходить по лезвию ножа, идти вперед, не задумываясь о том, что будет в следующую секунду…. Я поправила сползший плед. — «Эх, ладно, хватит уже мечтать. Сколько там время?» — я заглянула в комнату, часы показывали половину второго. Пора спать, завтра опять на работу, целый день на ногах — я зашла в комнату, занося одеяло с ноутбуком. «Если будет настроение, то завтра продолжу писать. Хотя у брата, наверное, получилось бы лучше. Какие в детстве он сочинял истории…. Помню, как он рассмеялся, когда я предложила ему написать книжку. Как же он тогда заявил…. А, да, что-то, из разряда: ее все равно никто не возьмется печатать. Я его еще глупцом обозвала, как же он тогда сильно на меня разозлился и все пытался меня убедить, что в наше время без денег, я ничего не смогу достичь. Ну держись, я еще докажу, как ты ошибаешься. А сейчас спать, чтоб завтра не быть как сонная курица».


«Эх, опять этот противный звук. Надо поменять мелодию на будильнике. А то просыпаться совсем неприятно, — я потянулась, — хороший был сон, правда не помню про что, но кажется, снилось, что-то интересное. Не хочу вставать, не хочу…».

— Ты кто такая? И что здесь делаешь? — неожиданно раздался чей-то голос совсем близко. Замерев, я попыталась понять, сплю ли ещё или вправду слышала что-то. Мгновение была глухая тишина, я облегченно вздохнула — и привидеться же такое с утра пораньше.

— Эй, ты что спишь? — раздался опять голос.

— Да, точно. Сплю, — ухватилась я за эту спасительную мысль. — Так тихо, все хорошо, — успокаивала я себя, — надо просто проснуться и всякие голоса исчезнут. — Я попробовала открыть глаза, но было такое ощущение, что они уже открыты. — Что происходит? Кто здесь? — запаниковала я, пытаясь вглядеться в окружавшую меня темноту.

— Ну, я, — произнес опять тот же голос.

— Да кто, я? Что за шутки! Я ничего не вижу!

— Так глаза раскрой и увидишь! — мне послышалась насмешка.

— Они вроде и так…. хотя… — я все же попробовала их открыть еще раз. Это мне удалось с трудом, было ощущение, что на них лежит по тонне. Я огляделась и с первого взгляда поняла, что я не дома. Мало того, вообще было не понятно где я оказалась, потому что меня окружало пространство ровного желтоватого света.

— Я умерла? — спросила я обреченно. Это было бы логическое объяснение всему происходящему.

— Точно сказать не могу, но то, что с нами происходит, это явно нормальным не назовешь, — снова раздался голос.

— Постой, с этого места поподробнее. Это почему с нами? И кто ты такой, вообще? Покажись, пожалуйста, а то у меня такое ощущение, что я схожу с ума.

— Да я давно уже появилась, ты бы обернулась.

Со страхом в сердце, ожидая самого худшего, я медленно развернулась на сто восемьдесят градусов, и замерла, пораженная увиденным.

— Ух, ты! — непроизвольно вырвался восхищённый вздох.

Передо мной стояла черная, как сама ночь, лошадь, гордо державшая голову и в свою очередь, рассматривающая меня янтарными глазами. Она была просто идеальной, с тонкими копытами, длинная грива ниспадала волнами на один бок. «Так и кажется, что сейчас сорвется с места и помчится оставляя за собой облака пыли. Всегда о такой мечтала».

— Ну что рассмотрела? Может, все-таки, скажешь, кто ты, — произнесла она.

— Впервые вижу, чтобы лошадь разговаривала, — промолвила я, все еще с трудом веря в происходящее.

— Какая я тебе лошадь?! Я пегас, слышишь пегас! — неожиданно воскликнула она, топнув копытом. Я отступила на пару шагов, с опаской посматривая на нее.

— Прости, если разозлила, но я не вижу твоих крыльев, — приглядевшись, я только заметила небольшое волнение воздуха над ней, я такое наблюдала, когда смотрела на раскаленный асфальт, но это нельзя было бы назвать крыльями, даже очень этого захотев.

— Ну и что, если ты их не видишь, это не значит, что их нет, — сказала она, уже более спокойно.

— Хорошо пегас, не злись. Лучше скажи, где это мы оказались. Может, ты знаешь, как мне вернуться домой? И кстати как тебя зовут? — спросила я.

— Я Ланелия. Это мое сознание, но я не знаю, как тебе отсюда выбраться.

— Понятно, значит Ланелия. Что?! Правда, Ланелия? Но такое ведь не могло произойти? — прошептала я, растерянно смотря на нее.

— Эй, что с тобой? — окликнула она меня. Я подняла на нее глаза. — Ты вся побледнела. Ты в порядке? — спросила она, обеспокоенно смотря на меня.

— Я? Да, со мной все хорошо, — попыталась я улыбнуться, но вышла лишь кривая усмешка, я тяжело вздохнула и, собравшись с духом, задала мучавший меня вопрос, — Скажи Ланелия, а ты случайно Ворда не знаешь? — «Ой! Зря я, кажется, это имя произнесла, вон как ее перекосило», было такое ощущение, что она меня сейчас загрызет, я попятилась назад.

— Откуда ты знаешь имя этого ненавистного мне человека? — с яростью прошипела она.

— Я про вас книгу начала писать, — выпалила я.

Она пристально посмотрела мне в глаза.

— Значит, книжку сочиняла… — произнесла она, немного успокоившись. Я кивнула, подтверждая это. — Возможно… — она замолкла на полуслове.

— Ланелия, ты что-то знаешь? — спросила я с надеждой. Она как будто очнулась.

— Нет-нет, что ты! Откуда?! Просто это очень странно. У меня не очень укладывается в голове, как ты могла здесь очутиться.

— Я тоже без понятия! Я хотела только приключений, чтобы все было как в сказке. Вот кажется и домечталась…. Это, наверное, шутка богов. Эй, боги?! Может, все же скажите, что здесь происходит?! — вопрошала я пустоту, воздев руки вверх.

— Смешная ты. Так они тебе и ответили, — усмехнулась она.

— Да уж, они как всегда молчат. Могу поспорить, что им стало скучно, и они решили так глупо развлечься. Но нам то, что теперь делать? — размышляла я вслух, — Лана ты говорила, что это твое сознание. Это какой-то твой внутренний мир?

— Во-первых, меня зовут Ланелия, и я до сих пор не знаю твоего имени, а во-вторых, ты правильно поняла, сознание действительно мир, который могу видеть только я. И мне ничего не стоит вернуться в реальный мир, в свое тело, хоть сейчас.

— Понятно…. Меня ты можешь называть Катя и пожалуйста, не обижайся, но я буду звать тебя Ланой, — она напряглась. Я улыбнулась и пояснила: — это звучит короче и лучше, без обид, — она пристально посмотрела мне в глаза, не увидела там и тени насмешки и кивнула сдавшись. — А теперь самый главный вопрос. Как мне отсюда выбраться? Меня не очень прельщает перспектива пробыть здесь до конца жизни. Может, ты знаешь способ как мне попасть в реальный мир? — спросила я ее с надеждой. Она задумалась.

— Если мой ход мыслей правильный, то ты по идеи сможешь перейти в мое тело, так же как я это делаю. Хотя это и кажется нереальным, и я даже представить себе не могу, как мы будем вдвоем в одном теле, но ничего другого мне не приходит в голову. Как думаешь, такое возможно? — подняла она на меня глаза.

— Не знаю, но давай попробуем. Говори уже, что нужно делать.

— Хорошо, представь черную дверь и как ты ее открываешь.

— И все? А она должна быть страшной?

— Как хочешь, главное открой и войди в нее.

«Нужно сконцентрироваться. Хм, неплохо выглядит. Черная резная дверь, с рожицей по середине — ухмыляется рогатый».

Я потянула за ручку и переступила порог. «Ууу! Как больно! Все тело ноет. Осмотримся. Я что-то не поняла, почему я вижу только половину и чувствую только одну часть тела?»

— Ааааа!!!! Что случилось?! — мысленно завопила я.

— Да не ори ты так! — услышала я у себя в голове голос Ланы, — видно из-за того что нас двое, получилось так, что правой частью тела владеешь ты, а левой я.

— Ничего себе задачка…. Как же нам теперь быть?!

— Я бы тоже хотела это знать.

— Найду гада, который это придумал башку откручу! — проговорила я со злостью. «Вот что теперь нам делать, а? Представляю, как это жутко и не нормально выглядит со стороны».

— Кать, полежи немного спокойно, нам надо договориться, чтобы движения получались синхронно, — остановила мои попытки встать Лана.

— Хорошо. Предлагаю на счет три подняться на передние и задние ноги одновременно. Давай командуй.

— Что ж попробуем. Приготовились. Три! — произнесла она, и я уперлась передней и задней ногой, поднимаясь с пола. «Ой, что-то меня в сторону заносит».

— Так Лана держим, держим равновесие. Нас шатает….Да не наклоняйся ты в сторону. Стой просто ровно. Ааа! Я ударилась об стенку! Нет, это не реально, мы не сможем с тобой вдвоем управлять одним телом, надо с этим что-то делать. У тебя есть какие-нибудь идеи?

— Нет. Хотя…. если бы была возможность по очереди находиться здесь, было бы неплохо.

— Да это было бы просто здорово!

«Какое неприятное чувство…. А, вот оно что, за нами, оказывается, кто-то наблюдает. Мужчина довольно заурядной наружности с животом и плешкой, и глазки такие бегающие, и смотрит на меня, раскрыв рот. Да уж представляю, как мы выглядим со стороны: глаза сами по себе — один глядит на него, в то время как другой в сторону. Дрожим всем телом, да еще и копыта как то странно ступают. Что-то мне не нравится как, он смотрит. М-да, вот этого делать наверняка не стоило, что-то он слишком быстро сорвался с места и куда-то понесся. А что я? Я тут совсем не причем, ну подумаешь, улыбнулась и подмигнула. Эх, одной то частью лица. Интересно, нас скоро придут убивать?»

— Эй, Катя, ты что уснула?! — окликнула меня Лана.

— Заснешь! Как же! Тут просто какой-то тип нас рассматривал. Знаешь такой с животом, а еще с плешкой.

— Похоже по описанию на Ганса. Скорее всего, побежал Ворду докладывать, что я очнулась. Эх, жаль так и не прибила его. Слушай, давай вернемся в мое сознание и там подумаем, как нам быть дальше. Нужно просто закрыть глаза и сказать «солае».

Глава 2

Я проговорила «солае» и опять оказалась окруженной светом. «Кстати, мне показалось или нет, когда я произнесла «солае» на мгновение было ощущение полета… Надо будет на досуге поэкспериментировать. Интересно, а что происходит с ее телом, когда мы здесь с ней болтаем, наверное, она засыпает, и вообще, откуда взялось это место? Я вроде, не планировала никакого сознания в своей книжке, непонятно, однако. Нужно поскорее выяснить, зачем я здесь оказалось и что мне необходимо будет сделать, чтобы вернуться назад, если это возможно. Хотя…. если я сюда как то попала, то должен быть и обратный путь. Вот только где он? Кто бы мне все разъяснил, что здесь происходит…».

— Катя и долго ты так будешь смотреть в одну точку? О чем замечталась? — спросила Ланелия, пытаясь скрыть улыбку.

— Да так. Пытаюсь осмыслить все происходящее. Мне вот очень интересно, пока мы тут с тобой болтаем, что там с твоим телом? Еще больше мне хочется узнать, откуда взялось это место. Расскажешь? — задала я крутившиеся в голове вопросы. Она кивнула усаживаясь. Я тоже села напротив нее, обхватив колени руками.

— С чего бы начать? — задумалась она на мгновение, — пожалуй, с того, что произошло несколько недель назад. Помню, был обычный летний денек, немного жарковато. Меня привели на рынок. Я там уже месяц почти находилась — никто не хотел брать, подходили, смотрели, хвалили, спрашивали цену, но не покупали. Обо мне слишком плохая слава ходит, много я их покалечила, — кровожадная улыбка на секунду появилась на ее морде. — Но речь сейчас не об этом. В общем, как всегда они привязали меня к столбу, а сами такие — сякие под навес спрятались, а я, значит, стой тут мучайся — я же черная, мне жарко! Стою я так, потею, проклиная всех и вся. Тут мимо проходит старик, остановился и разглядывает меня, а я уже была совсем на взводе, вот и решила выплеснуть на него свою злость. Клац на него зубами, думала, испугается и дальше пройдет, а он, представляешь, стоит и ухмыляется, как сытый кот, и бормочет себе под нос — «нашел…это точно она….», а потом как даст мне ладонью по лбу у меня аж искры из глаз посыпались. Очнулась, ничего не понимаю… нет ни рынка, ни моих продавцов, вообще ничего только пустое пространство. Ну, вот как сейчас. Перепугалась я жуть и тут не понятно откуда раздался голос того старичка.

— Я знаю, кто ты, я пришел тебе помочь. — Нет, понимаешь?! Я стою тут, трясусь, а он — я тебе помогу….

Он тем временем продолжал, — я слышу все твои мысли и чувства, не бойся, я не причиню тебе вреда, успокойся и внимательно слушай и запоминай. Это даст ответы на все твои вопросы ну или почти все… — я его не видела, но улыбку в голосе услышала. — Это место я создал для тебя. Это часть твоего сознания здесь ты можешь быть сколько угодно, и здесь будет все, что тебе нужно.

— В каком смысле все, что нужно мне? Здесь же ничего нет — только пустота? — прервала я его.

А он как прикрикнет на меня:

— Не перебивай, когда с тобой разговаривает Ло….- я так и не поняла, как его зовут. Он тем временем дальше продолжил, — а неважно. Так вот, здесь появится все, что ты очень захочешь: еда, природа…. Нет, прости, твои родители и друзья не могут здесь оказаться они из другого мира и я не властен их к тебе переместить, так же здесь не могут оказаться те кого ты, когда либо видела в живую, здесь появится только то, что ты выдумаешь и то, что существует в тех мирах, в которых ты была.

— Так значит, я теперь буду здесь жить? — спросила я.

— Нет, здесь ты будешь отдыхать, и набираться сил и знаний.

— А для чего мне силы и тем более знания? — удивилась я.

— Прости, но я не могу тебе этого сказать. Пока не могу…

— Что-то мне не нравятся все эти загадки. Зачем ему все это, до сих пор понять не могу, помоги разобраться, а? — попросила она, умоляюще смотря мне в глаза.

— А я что? — смутилась я. — Пока что, я вообще не понимаю, что это за старик и вообще может он местный божек и это он вытащил меня из моего мира. Одни сплошные тайны. Ты лучше расскажи, что там дальше было.

— Дальше-то, он мне объяснил, что если я что-то захочу, то мне это надо представить и сказать «рузюе» и это незамедлительно здесь появится.

— Лана постой, покажи, как это действует, захоти чего-нибудь, — прервала я ее рассказ.

— Ладно. Что ты хочешь, чтоб появилось? — понимающе посмотрела она на меня, чуть улыбаясь.

— Что я хочу? — задумалась я. — Придумала! Хочу красное, сочное яблоко.

В следующее мгновение Лана закрыла глаза, ее окутал на секунду туман, так что ее не стало видно, потом резкий порыв ветра сорвал туман и я увидела ее, только теперь перед ней зависло в воздухе, «неужели, то, что я и заказывала? Яблочко! У нее получилось! Здорово! Интересно, какое оно на вкус?»

— Катя не бойся, бери, не отравишься, — будто прочитала она мои мысли.

«Эх, ей не бойся, а вдруг все, что она здесь создаст, может есть только она, а ладно чего гадать». — Я взяла в руки яблоко, с виду было самое обыкновенное, и надкусила его — вкуснятина какое сочное!

— Слушай Лан, а я смогу такое же наколдовать? — спросила я, с наслаждением жуя яблоко, — Напомни, что там надо сказать?

— Попробуй. Закрой глаза, мысленно создай картинку, того, что ты хочешь, и произнеси про себя «рузюе».

Я сделала, как она сказала, после того как я произнесла «рузюе» было странное ощущение, как будто меня закутали в теплое одеяло и резко его сдернули.

— Кать, давай, открывай уже глаза, у тебя получилось!

Я раскрыла глаза и посмотрела на дело рук своих. Предо мной висело зеленое яблоко, как я и хотела, немного крупнее обычного. Я протянула руку, беря его, и поднесла ко рту, собираясь попробовать его на вкус.

— Ааа! Не ешь меня!!! — раздалось совсем близко.

— А? Чего? Где? — непонимающе я за озиралась по сторонам.

— Лана, что происходит? Э…. Лана? — она расширенными от испуга глазами смотрела на меня.

— Катя…,- а голос-то дрожит, — посмотри на яблоко, — наконец произнесла она.

— А причем тут яблоко? — удивилась я, поднося его к лицу и в следующее мгновение чуть его не выронила.

— Ну чего смотришь?! Не смей, меня есть! Я отравленное! — проговорило оно, клацая зубами.

— О нет!!! — застонала я, — Лан, я сотворила живое, да еще говорящее яблоко… только этого мне и не хватало.

— Понятно, так это ты меня оживила. Премного благодарен, — расплылось оно в улыбке, — надеюсь, есть ты меня передумала, — «и не мечтай, еще я живых яблок не ела», подумала я. — А что вы здесь делаете? — сказал он, перепрыгивая на макушку к Лане. «Оно еще и прыгает?! Слава богу, что у него нет рук и ног, а то бы вообще. Надо его приструнить, а то что-то он больно наглый. Кажется, Лане тоже не очень понравилось его поведение, но ничего, сейчас напугаем немного».

— Колдуем, — ответила я на его вопрос, — вот сидели и думали, как бы живое яблоко сотворить и съесть его. Такое наслаждение есть верещавшее яблоко, — облизнулась я. Глаза яблока расширились, наполнившись ужасом, оно стало еще зеленей — никогда не подозревала, что у яблока может быть такой оттенок.

— Что? Меня есть? Ааа! Кто-нибудь спасите! — заорал он, прячась за ушами Ланы, она в свою очередь улыбнулась, оценив мой ход.

— Катя как тебе не стыдно так пугать яблочко, — начала она меня отчитывать. — Надо было сразу его есть, а не ждать пока оно ускачет ко мне на голову, вот теперь придется его ловить. Тем более вон, какой он наглый, если бы он был скромнее и вел себя вежливо, то мы, может быть, и не стали его есть.

— Я исправлюсь, правда! — спрыгивая с Ланы, захныкал он, — не ешьте меня, я хороший!

— Так что Лан, дадим ему еще шанс? — подмигнула я ей, тот умоляюще посмотрел на нее.

— Хорошо, если только он пообещает вести себя с нами уважительно, — согласилась она.

— Обещаю, — сквозь слезы произнес он.

— Ладно, оставайся, — смилостивилась я. — Давай теперь знакомиться. Меня зовут Катя, ее — Ланелия, для друзей Лана. А тебя как?

— А я не знаю, я только родился, — в его глазах опять стояли слезы.

— Яблоко не грусти, — быстро произнесла я, беря его в руки, — сейчас мы тебе придумаем имя, а может, ты сам хочешь, чтоб тебя как-то звали, подумай хорошенько.

— Я? Хм… не знаю…а может…. ммм……. что-то мне ничего не приходит в голову, — сказало яблоко, растерянно смотря на меня.

«Как же его назвать… для меня всегда было загадкой как выбираются имена или название того или иного места или кафе. Что является главным фактором при выборе?…»

— Ну что есть какие-нибудь идеи? — прервала мои мысли Лана.

— А может, будем вслух называть первые пришедшие в голову варианты, мне, кажется, так получиться быстрее, — предложила я.

— Отлично Кать, — поддержала мою идею Лана. — Вот ты и называй, а мы будем выбирать.

Яблоко радостно запрыгало вокруг нас. «И как он только умудряется прыгать, прямо попрыгунчик какой-то. Так какое имя ему подойдет…»

— Может колобок, глазастик, зеленый, или….хм….ну не знаю….тыблоко? Как тебе? Ха-ха-ха… будешь у нас тыблоком?

— Кать, твои имена больше на клички похожи и все они слишком длинные, давай какие-нибудь покороче, — раскритиковала меня Лана.

— Короче… — и я начала рассуждать вслух, — а может, яблоко…берем первую и последнюю букву и ту, что посередине… получается — Яло. Вот точно, Яло подойдет?

— А что неплохо! Все решено! Будешь у нас Яло, — поддержала меня Ланелия.

«Сразу видно, что ему понравилось это имя вон как разулыбалось… Вот только что нам теперь с ним делать? И неужели все, что я здесь создам, будет оживать? Не знаю, но пробовать, наверное, не стоит, а то представляю… захотела я поспать сотворила кровать, а она появляется и заявляет мне, что на ней спать нельзя, потому что я тяжелая или мешаю ей дышать… брр… аж мурашки побежали. Лучше пусть Лана сама все создает. Кстати надо ее попросить сделать хотя бы стулья, а то сидеть, на полу не очень-то удобно, а эти уже вовсю болтают… О чем это они?»

— Яло, ну не знаю я, чем ты питаешься, правда! — взвыла Лана, видать достал он ее «а правда, что может есть живое яблоко? Вон даже зубы имеются, и как он это будет переваривать, у него же нет желудка или есть…»

— Эй! Успокойтесь, — прикрикнула я на них, — Лана сотвори всего понемногу, а ты Яло попробуешь, думаю, так мы найдем, чем ты сможешь теперь питаться.

— Что конкретно создавать? — с благодарностью спросила она.

— Хороший вопрос. Начни с листьев, травы, пирог там, чаю, жареную курочку и макароны. — «Э… что-то у них лица вытянулись» и я добавила, сжалившись над ними. — Да ладно, если Яло не понравится, то я съем, между прочим, я тоже голодная. И еще, Лан сотвори, пожалуйста, стул и стол, хорошо?

Она глубоко вздохнула, но все же создала, все, что я у нее попросила.

Теперь я сидела на резном стуле «жесткий…ну да ладно все лучше, чем ничего» за круглым столом, на котором были расставлены тарелки со всем, что предстояло попробовать Яло. «Как же все вкусно пахнет, даже слюнки потекли. А Яло так и прыгает от одной тарелки к другой, видно боится пробовать. Подходит, принюхивается, но не решается начать».

— Катя, а это можно мне есть? Точно? — спросил он, в нерешительности остановившись возле тарелки с листьями.

— Не знаю, пока не попробуешь не поймешь, давай уже, хватит мешкать. Только бери по чуть-чуть, а то вдруг тебе плохо станет, пожалуй, начни с листьев и травы, а потом все остальное.

Яло запрыгнул на краешек тарелки с листьями, взял один, откусил немножко. Да уж, похоже, не питается он, так сказать, своими собратьями, и как он его лихо выплюнул и главное почему то в меня, хорошо я успела увернуться.

— Гадость! — воскликнул он, все еще отплевываясь.

— Что ж, думаю, траву тебе даже не стоит пробовать, — сказала Лана.

— Яло не переживай, я это тоже не ем, а вот остальное вкуснятина. Попробуй чаю это ведь вода, она питает все живое, — предложила я, указывая на чашку. Он запрыгнул на край, но чашка оказалась слишком узкой. Лане пришлось создавать бокал чуть больше. Яло балансирую на его краю, наклонился почти к самой воде и в следующую секунду не удержался.

— Ааа! Тону спасите!!! — заверещал он.

Я быстро вытащила его из стакана, куда он так неожиданно свалился. «М-да, Яло как-то неудачно попил чайку, боюсь, он на всю жизнь разлюбил его».

— Прфр. г…Вы от меня таким способом решили избавиться?! — воскликнул он, яростно сверкая глазами.

— Ты опять начинаешь? Знаешь, я по-прежнему, люблю кушать зеленые яблочки, а ты такой аппетитный, — улыбнулась я, демонстрируя два ряда зубов.

— Я пошутил, — сразу стушевался он, — что там следующее на очереди? — попрыгал он к тарелке с пирогом, как будто ничего и не было.

По мере того как он пробовал то одно, то другое блюдо я все больше приходила в замешательство, ему ничего не понравилось: ни мой любимый пирог, ни курица — он на все говорил гадость.

— Лана я в растерянности, что еще он может, есть, а? — спросила я, доедая кусок пирога.

— Может он это, того, гусениц ест? — сказала она, я закашлялась подавившись.

— Ну и мысли у тебя. Хотя все возможно, но, наверное, это такая мерзость!

Еще немного порассуждав на эту тему и Ланелия все же создала гусеницу.

«Бр… противная и как он ее будет жевать, не представляю…. ему, кажется, тоже не нравится эта идея».

— И как ты думаешь, я ЭТО буду есть? — страдальчески спросил он у Ланы.

— Просто откуси кусочек… — посоветовала ему пегас.

— Не, вы как хотите, а я к этому даже близко не подойду! Я отказываюсь категорически! — сказал он, перебираясь на противоположный край стола.

— Лана, кажется, твоя идея провалилась, — «так чем же еще он можешь питаться вот задачка….а может нечем а? Ага он, наверное, на батарейках…. Нет, раз есть рот, то должен что-нибудь есть. Хотя бог его знает…». Я взяла его в ладошки и повертела и так и сяк.

— Яло давай говори, что ты ешь! — уже не зная, что еще можно придумать потрясла я его.

— Да не знаю я… — всхлипнул он. Вот только мне его слез и не хватало, откуда они только берутся — тоже загадка.

— Яло ну не плачь, сейчас мы с Ланой что-нибудь придумаем.

— Правда, правда, — закивала она головой. «Что тут можно еще выдумать? Хотя…».

— Яло погрызи посуду и не надо делать такие круглые глаза… возможно, ты питаешься стеклом, мы должны перепробовать все варианты, правда? Ты главное не порежься! — я опустила его рядом с тарелкой, он поскреб ее зубами, получился очень неприятный звук.

— Нет, прекращай, — остановила я его, — мне тут пришла идея, а что если ты пыльцой питаешься, — я представила, как Яло перепрыгивает с цветка на цветок и расхохоталась, сползая под стол. Лана видно тоже это представила и сейчас, как и я заливалась смехом. Немного успокоившись, я вернулась за стол. «А что это с Яло ему, кажется, эта идея понравилась вон он какой радостный сидит».

— Яло, ты чего такой довольный? Неужели я угадала, и ты действительно ешь пыльцу?

— Нет, я просто только что наелся, м-ням… вкусно! — сыто улыбнулся он.

«Что-то я не пойму, он вроде же ничего не ел».

— С чего бы это? — включилась в наш разговор Лана.

— Да ничего… я просто почувствовал себя сытым, когда вы начали смеяться.

— А разве такое бывает? — удивилась Лана.

— Надо проверить, Лан посмейся немного, — попросила я.

— Мне что-то не хочется….

— Сейчас захочется, — «эх, как тяжко вставать из-за стола, когда ты только поела». Я не теряла времени даром, пока мы ставили эксперименты над яблоком, я успела съесть все, что сотворила Лана… ну, естественно… все кроме листьев, гусеницы и посуды. Их Лана, так сказать вернула, откуда взяла, оказывается, этот старик придумал и для утилизации всего ненужного фразу. Говоришь «ноегае» и называешь то, что должно исчезнуть. И это испаряется.

Я тем временем подошла к Лане и защекотала ее.

— Ой, лягаться-то зачем…

— Ха-ха-ха, прости Кать, — сквозь смех произнесла она, — я терпеть не могу щекотки — «да уж, хорошо, что я успела вовремя отскочить, а то бы, О…, даже представлять не буду, как наступит своим копытцем, мало не покажется…».

— Вкусно! — облизнулся Яло, мы с Ланой одновременно облегченно вздохнули. Слава богу, вот и решена проблема с его питанием, нужно просто хорошенько посмеяться и все, он уже сыт. И для этого и желудок то не нужен.

Глава 3

Вспомнив, что Лана так и не закончила свой рассказ, про того старичка, мы перебрались на небольшую зеленую поляну, которую она только что сотворила. По моей просьбе она создала еще мягкий диванчик, на котором я сейчас и устроилась, поджав под себя ноги.

— Кать возьми меня на руки, а то мне из травы ничего не видно, — попросил Яло.

— Ладно, иди сюда, — похлопала я по коленям, он легко запрыгнул. «А ничего так яблочко получилось, может ему пару создать? А потом они расплодятся…. нет спасибо, мне его и одного хватает больше некуда».

— Ну что все расселись? Тогда я продолжу, — улыбнулась Лана, — Как я уже говорила, он сказал, что я могу здесь оставаться сколько угодно долго, у меня тут же возник к нему вопрос: что происходит с моим телом в реальном мире. Он мне объяснил, что пока я тут, время замирает, то есть там не проходит и секунды, с того момента как я оказываюсь в сознании и возвращаюсь обратно. Так же он мне назвал слова с помощью которых, я могу вернуться обратно в свое тело или взять, что-то в реальный мир. С воплощением в реальность вещей он просил не злоупотреблять, потому что это может увидеть кто-нибудь из людей и меня могут принять за демона. А я им ничего и доказать не смогу так как они не понимают меня. Меня даже животные не понимают. Эх…

— Лан, не грусти, все будет хорошо, мы с тобой, теперь тебе есть с кем поговорить. Так что он тебе еще поведал интересного?

— Да собственно ничего такого. Передо мной появилось нечто. Я видела такие предметы у людей в руках, я его спросила про него. Он, ответил, что это книга и в ней много полезной информации. На тот момент я не умела читать, да и никогда вблизи не видела книгу. Он посоветовал мне ее раскрыть. Я значит, ее открыла, а там какие-то закорючки, вглядевшись в них, я осознала, что понимаю, про что там написано. Вот так я и научилась читать. Он сказал, что следующая книга появится только тогда, когда я прочитаю ту, что есть у меня. Еще посоветовал, чтоб я постаралась, быть смирнее с людьми, на что я его послала далеко и надолго, мысленно естественно, но кажется, он меня услышал. Потом он со мной попрощался и сказал, что будет ко мне иногда заглядывать. И исчез. Побыв здесь немного, я вернулась в реальный мир, и там действительно, как он и говорил, ничего не изменилось. Никто и не заметил моего отсутствия. А через несколько часов, когда я уже совсем изнывала от жары, ко мне подошел человек. Это был Ворд. Он купил меня, не смотря на мою дурную славу, хотя Ганс и отговаривал его. В общем, так я и очутилась здесь.

«Да, эту часть ее жизни уже писала я, и что случилось с Вордом, я примерно представляю, да уж не поздоровиться теперь ей».

— Лан, прости меня, — прервала я затянувшееся молчание.

— За что ты просишь прощение? — послышалось удивление в ее голосе. Я же смотрела в пол боясь, встретится с ней взглядом и увидеть в них ненависть.

— Ну, понимаешь, я же получается, причинила тебе столько боли, ведь это я все придумывала, что случится с тобой и то как тебя похитят и то, что здесь произошло с Вордом это все была моя задумка, я даже не подозревала, что ты существуешь на самом деле, если б я знала то никогда бы не начала писать эту книгу, — эх как горько на душе, но это чистая правда во всем виновата только я…. Правда прости меня.

— фрф, — я и не заметила, как она подошла ко мне, я заглянула в ее глаза, «какие же они все-таки красивые» — Кать я не в обиде на тебя. Это было предопределено, если бы ты не начала писать книгу, то меня может быть бы никогда и не было, поэтому это я должна быть тебе благодарна за то, что я существую. Хотя ты могла бы придумать сюжет и поинтересней… — усмехнулась она «раз шутит значит не обижается, фух… пронесло, хорошо, что мы все сейчас выяснили».

— Вот выберусь отсюда, я тебе такое море приключений придумаю, закачаешься, — «о, как у нее глаза округлились» — Лан, рот закрой! Шучу я, понимаешь, шучу…аааА, — я еле успела спрыгнуть с дивана.

— Догоню и затопчу! — кричала она, гоняя меня по поляне.

— Кать, она тебя сейчас поймает, прибавь ходу, — смеясь, подгонял меня Яло, устроившись у меня на плече и удерживаясь там каким-то непостижимым образом.

— Не догонишь! — кричал он, показывая ей язык.

— Лан, все, хватит! У меня не осталось сил….- сказала я, падая в траву «как же приятно просто поваляться на зеленой травке…мммм….как здорово».

— Ну чего разлеглась! — Яло уже умудрился переместиться ко мне на живот и теперь прыгал на нем, а я ведь только недавно поела, он хоть и маленький, но не легкий.

— Кать, хватит валяться, — сказала Лана, устраиваясь рядом, — давай соображать, что нам делать дальше.

— Эх, отдохнуть даже нормально не дадите. Яло прекрати скакать, — взмолилась я, он показал мне язык и запрыгнул на макушку к Лане. И тут мне пришла в голову одна мысль, которую я не замедлила высказать, — Лан как думаешь, что происходит с этим местом, когда ты в реальности? Оно исчезает или все остается как сейчас?

— Не знаю, но мне кажется, что оно никуда не девается. Мы можем попробовать, я перейду в реальность, а ты останешься здесь, как только почувствуешь что-то не то сразу присоединишься ко мне.

— Хорошо, я тогда буду держать дверь открытой, но не буду заходить в нее, попробую заглянуть через порог, таким образом, я буду находиться как бы и ни в реальности и ни в сознании. Интересно, что я там смогу увидеть.

— Сейчас это узнаем, — сказала она, поднимаясь, — Ты тоже вставай. Надеюсь, мы с тобой не ошибаемся.

Мы встали рядом, я взяла Яло в руки. Я немного нервничала.

— Эксперимент начинается, — улыбнулась Лана, растворяясь в воздухе.

«Так вот как происходит переход в ее тело, только она может видеть свою дверь, через которую возвращается обратно в реальный мир. Вроде пока все в порядке. Теперь мне надо представить черную дверь, так… немного приоткрыть… за ней мягкий свет, ну что посмотрим, как же все это выглядит со стороны, главное не упасть, а то опять будет весело». Опустив Яло на пол, я высунула голову в дверь и я увидела, ту же клетку, что и прошлый раз, «значит, наши предположения оказались верными и нам не обязательно вдвоем быть в реальности, а если я что-нибудь ей скажу, она меня услышит?»

— Лана ты как? — проговорила я, надеясь, что до нее дойдут мои слова.

— Катя?

— Она самая! — подтвердила я.

— Что ты видишь?

— Думаю, тоже что и ты: солому и кормушку, в общем, кажется наш эксперимент удался.

— Кать! — услышала я голос Яло.

— Ой, я совсем забыла про него, я сейчас Лан, — проговорила я, высовываясь из двери.

— Яло, чего тебе?

Он скакал рядом, было видно, что он чем-то недоволен.

— Подвинься, я тоже хочу посмотреть что там! — проговорил он, подпрыгивая повыше, как будто стараясь разглядеть, что за моей спиной.

— Не поняла…. ты видишь дверь? Мою дверь? — удивилась я. «Вот это номер… по идеи он же не может видеть ее или может… ведь я его создала, а что если мы с ним как то связаны…»

— Конечно вижу, вон лыбится страшная рожа, — подтвердил он.

— Яло-Яло, какие еще сюрпризу ты нам преподнесешь? Ладно, иди смотри, — сказала я, отходя в сторону «интересно сможет ли он там что-нибудь увидеть или нет..» — Яло будь осторожен, сильно не высовывайся, — попыталась я его остановить, но было уже поздно, он не удержался и исчез за полосой двери.

«Эх, предупреждала же, теперь они там вдвоем в одном теле. Сейчас посмотрю, что там творится. Как такое могло получиться?» Я с удивлением смотрела на Яло. Он скакал по соломе, под ногами у меня, то есть под ногами Ланы.

— Лан, а где это мы, а? И где Катя? — спрашивал он ее.

— Катя! — позвала меня Лана. — Почему так вышло?

— Лан спроси, что полегче, я сама не понимаю, как это произошло. Я думала, что он, как и я окажется в твоем теле, но чтоб так…, я и предположить не могла, что так получится, ума не прилажу, как его теперь вернуть обратно в сознание. Может у тебя есть какое-нибудь слово на этот случай?

— Хм, Кать….есть «поаное», но думаю, он не подойдет в этом случае. Оно для того, чтоб если я что-то материализовала в реальности и мне это уже без надобности, я могла бы от этого избавится, но это исчезает на совсем и восстановить этот предмет уже невозможно, можно только создать заново.

— Нет, не подходит, а вдруг Яло исчезнет совсем, а я к нему уже привыкла, у меня никогда раньше не было говорящего яблока.

— У меня тоже, — призналась она.

— М-да…. и что теперь с ним делать даже и не знаю, ладно пусть пока у тебя остается, только скажи ему, чтоб он в солому спрятался, а то мало ли кто его увидит, еще захочет поймать и на кусочки порезать.

— Да нет, скорее они от него шарахаться будут. Я возвращаюсь обратно, — проговорила она, появляясь рядом со мной.

— Кать теперь твоя очередь, а я со стороны понаблюдаю.

— Ну, поехали, как говорится, — пробормотала я, переступая порог, «вот опять было ощущение полета, как непривычно стоять на четырех ногах и не иметь рук, так, а куда запропастилось это неугомонное яблоко?»

Я огляделась по сторонам, ища его.

— Яло ты где? — позвала я.

— Да тут я, — сказал он, появляясь за прутьями, — я на разведку ходил, — гордо заявил он, залезая в клетку и устраиваясь на куче соломы в углу.

— И каков результат, много чего разузнал?

— Да нет, я больно далеко не стал уходить, побоялся заблудиться, здесь ничего интересного нет, в этой части конюшни тихо, мы тут одни, кроме нас лошадей нет, — «надо же нам выделили отдельные апартаменты». — А у тебя цвет глаз поменялся, — заметил Яло, внимательно смотря мне в глаза, — Лана? — «Ах, да он же не слышал нашего разговора и не видел как мы поменялись с ней местами».

— Нет Яло, я Катя, мы временно поменялись с ней местами. Так что там с цветом глаз?

— А, тогда понятно, а я, было, подумал, что мне показалось. Просто сейчас у тебя голубые глаза, как вечернее небо. А еще пять минут назад были янтарные.

«Как интересно, хотелось бы мне знать, что еще меняется, когда я в ее теле. А что если я смогу и с людьми общаться, вон ведь с Яло болтаю, именно разговариваю, а не передаю мысли как с Ланой».

— Лан, ты ведь все видела и слышала, что скажешь?

— А это ведь и вправду может мне помочь. Хоть бы тебя понимали люди, тогда бы я могла попросить их о помощи, и они подсказали бы как вернуться мне в свой мир и возможно тебе тоже.

— Да, надо дождаться их прихода, должны же они здесь появиться, убраться или поесть тебе принести. Кстати, как часто тебя кормят?

— Два раза, утром и вечером, но сейчас только середина дня, так что до вечера у нас еще много времени.

— Ладно, что-нибудь придумаем, а пока давай поменяемся местами.

Я вернулась в сознание, а Лана в свое тело.

— Лан ты не против, я немного посплю, а с тобой пока Яло побудет, вы же с ним можете общаться, хотя бы мысленно? — спросила я, высовываясь во все еще открытую дверь.

— Да можем, спи спокойно, я за ним присмотрю.

— Спасибо — проговорила я.

«Ой, чуть не забыла, надо же дверь закрыть». Я захлопнула ее и сделала шаг к уже столь полюбившемуся мне дивану.

— Зачем ты меня вернула! Катя!!! Я хочу к Лане! — остановили меня вопли скачущего вокруг меня Яло. Я замерла не веря своим глазам.

— Яло, как же классно!!! — обрадовалась я, схватила его и закружилась с ним по поляне.

— Кать, да успокойся ты, лучше верни меня к Лане, — попросил он, широко улыбаясь.

— Сейчас верну, я так рада, что ты опять здесь, ты себе и представить не можешь.

— А я вот не очень.

— Ты просто не понимаешь, — попыталась я объяснить ему ситуацию, — когда ты оказался рядом с Ланой в реальном мире, мы очень испугались, потому что не знали как тебя сюда вернуть, а теперь все легко и просто.

— Слава богу, все в порядке! — приговорила Лана появляясь. — Я так перепугалась! Яло внезапно исчез во время нашего разговора, его вдруг окутал туман, а когда туман рассеялся, то я нигде его не смогла найти.

— Лан успокойся. Представляешь, когда я закрыла дверь перехода из сознания в реальность, ну чтоб мне ничто не мешало спать, Яло каким-то образом тоже очутился здесь, это получается, что он может находиться в реальности, только если моя дверь приоткрыта.

— Все с вами ясно… — улыбнулась она, — раз все выяснили, пойдем мы с Яло обратно, не будем тебе больше мешать. Спокойной ночи, — проговорила она растворяясь.

Я приоткрыла дверь для Яло, он тоже ушел, пожелав мне сладких снов.

Глава 4

«Что такое сон? Мне кажется, это путешествие по другим мирам, когда моя душа либо наблюдает за жизнью кого-то со стороны, либо сама живет какое-то время, чьей-то жизнью. Причем, как правило, когда я сплю, я не понимаю, что это сон, а считаю это действительностью, которая происходит со мной здесь и сейчас, и лишь проснувшись, я осознаю, что реальность — вот она.

Сном можно управлять, правда не всегда, а только если во сне я вспомню, что все это мне снится. Когда я это понимаю, мое восприятия всего происходящего меняется. Это очень сложно сделать и доступно немногим. И мне это редко удается. Но сейчас был особый случай, ложась спать я хотела получить ответы на свои вопросы. Поэтому попав в очередной мир во сне, я осознала, что это лишь мне сниться. Тут же мир сна как это обычно и бывает, расплылся и сменился чернотой».

— Ба-буш-к-а!!! Я жду тебя! — закричала я что было сил.

Ответом мне была тишина. По опыту я знала, что ей понадобиться некоторое время, что бы добраться до меня.

«Интересно, почему она никогда не возражала, что бы я называла ее бабушкой. Хотя я могу ее понять, не такая уж она старая, что бы я звала ее прабабушкой. Жаль, что когда я появилась на свет, ее уже не было в моем мире. И в нашей семье ее вспоминают очень редко, даже не знаю почему, если я начинаю про нее расспрашивать, то мне только и могут сказать, что она была очень странной и многие считали ее ведьмой, а еще что она была очень высокомерной, одинокой и постоянно курила трубку. Мама рассказывала, что ее и хоронили вместе с ее любимой трубкой.

Как же это описание сильно отличается от действительности. Помню нашу с ней первую встречу. Да, забавно получилось. Эх, сейчас бы вернуться в детство хоть на денек, поиграть в мои любимые прятки.

Сколько же мне было, когда все началось? Вроде восемь. Ах, да мне еще в тот день пришла в голову идея в очередной раз спрятаться в шкафу. В этот раз я залезла в самый дальний угол, присев на множество накиданных вещей. Вдруг, я почувствовала, что-то твердое под ногой, нагнувшись, я разглядела, что это сумочка. Она была очень старой, но мне нечем было заняться, и я раскрыла ее, начав изучать содержимое. В ней оказался старинный веер, несколько черно-белых фотографии. Я немного приоткрыла дверцу и увидела, что на них изображена довольно привлекательная женщина, сидящая в кресле с трубкой, я сразу поняла, чью сумку я нашла, я была удивлена, как ее до сих пор не выкинули. В ней так же нашлись, дивной красоты бусы, из мелких зелененьких камешков и на самом дне я обнаружила небольшой кусок бумаги, на котором, была написана всего лишь одна фраза — «захочешь поговорить позови меня во сне». Сначала я испугалась и поспешно все спрятала обратно, но любопытство страшная сила. Я никому ничего не сказала, про то, что нашла и с нетерпением ждала ночи. В то время я уже умела выбираться из снов, хоть у меня это и редко получалось.

В ту ночь я быстро крепко заснула, и мне с трудом удалось вспомнить, что все происходящее лишь видение, тут же картинка поплыла и сменилась чернотой. Вися в темноте сна я размышляла, как же мне ее звать и так ничего и не придумав, я просто громко крикнула — «Бабушка я нашла вашу записку, я пришла поговорить с вами».

Меня мучило сомненье, придет ли она на мой зов.

Прошло каких-то несколько секунд, и я увидела приближающуюся ко мне светлую точку, постепенно она увеличилась и скоро я смогла рассмотреть что это, я узнала женщину с фотографии, вот только одета она была по-другому. Она была в черном обтягивающем костюме и в высоких сапогах, при всем притом, у нее были темные волосы и пронзительные серые глаза, и конечно в руках она держала свою любимую трубку. Она остановилась, внимательно на меня посмотрела, мне было немного не по себе от ее взгляда, но она вдруг улыбнулась так тепло и по мальчишески, что у меня на душе сразу стало спокойно.

— Здравствуй, правнучка. Ты все-таки нашла мою записку. Я рада увидеться с тобой, — у нее оказался довольно приятный, чуть хрипловатый голос.

— Здравствуйте, а почему я должна была ее найти, вы знали, что я с вами увижусь? — спросила я, с удивлением смотря на нее.

— Да знала, это было предсказано, как и многое другое. Не бойся меня, — попыталась она успокоить меня, видимо решив, что мне страшно.

— Да я вроде и не боюсь, — пожала я плечами. — Скажите, вы же умерли, а где вы сейчас живете. Мне мама говорила, что вас все считали ведьмой, это правда так и есть?

— Столько вопросов, а ты любопытная, — усмехнулась она.

— Извините, люблю все непонятное, — призналась я.

— Понятно, я даже знаю в кого ты такая, я тоже постоянно совала свой нос, куда не следует, — мне показалась горечь в ее голосе. — Но речь сейчас не об этом. В настоящее время я живу в одном из миров очень далеком от земли. Достаточно интересный мир, я тебе потом про него подробнее расскажу. А насчет ведьмы, да возможно они правы, у меня действительно есть некоторые способности, как и у тебя… — предупредив мой вопрос, она добавила, — никаких пока расспросов, все узнаешь, когда придет время. А вообще, я очень рада, что мы с тобой встретились, — сказала она, заключая меня в объятья. — К сожалению, сейчас мне придется уйти, но позови меня завтра и мы с тобой о многом поболтаем, хорошо?

— Да, да конечно, — заверила я ее.

— Отлично. Тогда у меня будет к тебе только одна маленькая просьба, никому не рассказывай про меня, пусть это будет нашим секретом. Ладно? — улыбнулась она.

— Хорошо. Я никому не скажу, — пообещала я, и она исчезла.

Последующие ночи, когда мне удавалось выбраться из сна, мы с ней болтали о том, о сем, она мне рассказывала о мирах и их устройствах, о своих приключениях. Она всегда приходила на мой зов.

Сейчас мне нужна была ее помощь, слишком все было непонятно, скопилось много вопросов, возможно, она поможет мне разобраться, что же происходит.

Уже прошло много времени, а ее все не было. Я раздумывала над тем стоит ли ее еще звать или это бесполезно, но вот появилось белое пятнышко в ночи, развеяв мои сомнения.

— Привет, — улыбнулась я ей, когда она приблизилась ко мне.

— Здравствуй солнышко! — поздоровалась она, обнимая меня, выглядела она очень встревоженной. — Как ты? Куда тебя занесло? Я никак не могла найти к тебе дорогу! Рассказывай, что произошло! Чем смогу помогу. И кстати в следующий раз, мы сможем увидеться, только, через год, — сказала она, с грустью смотря на меня. Заметно было, что она очень опечалена.

— Почему? — расстроилась я в свою очередь, раньше мы частенько с ней общались, и я советовалась с ней по многим вопросам. — Неужели случилось, что-то серьезное? — забеспокоилась я.

— Я бы так не сказала, просто этот мир оказался очень далек от меня. И мне придется целый год восстанавливать силы, чтоб опять встретиться с тобой. Но, хватит о плохом. Лучше расскажи, как тебя сюда занесло. Я внимательно слушаю, — вопросительно приподняла она бровь.

— Да тут такая история, в общем, мне нужна твоя помощь, — и я ей все рассказала. Она слушала не перебивая. Ее очень позабавила моя история.

Когда я закончила, она на пару минут задумалась.

— Кать, ведь ты и так догадалась, как ты оказалась в этом мире и как тебе возвратиться домой? — задала она ожидаемый мною вопрос.

— Да, у меня есть одна мысль, что это меня вызвала Лана и что она может меня вернуть назад, вот только не знаю, так ли это? — подняла я на нее глаза.

— Думаю, ты права, тебя действительно перенесла Лана, и только она сможет тебя отправить обратно. Вот только тут возникают, два вопроса: во-первых, согласится ли она отпустить тебя, я вижу, что ты ее сейчас единственная надежда вернуться в свой мир; во-вторых, хочешь ли ты этого сама?

Она как всегда видела меня насквозь.

— Насчет первого вопроса, я с ней поговорю, думаю, она поймет меня и отпустит, когда я попрошу ее об этом. А насчет второго, меня действительно все это забавляет, ты же знаешь, я всегда хотела приключений, а сейчас выпала такая возможность, конечно, я ее не упущу. К тому же я действительно хочу ей помочь.

— Я так и думала. Авантюристка! — потрепала она меня по волосам.

— Есть в кого, — усмехнулась я, она рассмеялась, когда она успокоилась, я сделала умоляющее лицо, — Бабушка, помоги, пожалуйста, ты же много знаешь о перемещениях между мирами, посоветуй способ возвратить ее домой!

— Не так уж и много, как ты думаешь. Но, исходя из твоего рассказа и того, что я знаю, скорее всего, вам нужно будет найти эту Клариссу и если у нее еще служит Ханна, то следует попросить ее переместить твоего пегаса обратно. Потому что перемещение из мира в мир, как правило, происходит из одной и той же точки, то есть если она пришла в этот мир в замке Клариссы, то чтобы вернуться назад ей нужно, чтобы перемещение состоялось именно там, иначе она рискует попасть совсем в другой мир.

— Значит, нам надо найти ее замок. А что насчет того места — сознания, откуда оно взялось?

— Я сталкивалась с подобным в других мирах. Такое место могут создать только Лорды Поднебесья, — увидев вопрос в моих глазах, она вздохнула и пояснила. — Это по сути своей ангелы-хранители, высшей категории. Их, как правило, нанимают для присмотра за чем-то очень дорогим или для помощи какому-нибудь человеку, особенно если он отправляется в очень далекое и опасное приключение. Могу предположить, что ее родители наняли его, для присмотра за ней, для ее воспитания и развития. Сами они, скорее всего не могут переместиться в этот мир, а Лорды могут спокойно гулять по мирам. К тому же они имеют силы, чтоб создавать подобные места для своих подопечных. У них есть только одно правило, они помогают своим подопечным, только до тех пор, пока не выполнят свою работу или пока тот за кем они присматривают, не узнает об этом. Вот поэтому, он ничего толком и не рассказал ей. Если она узнает, что он ангел-хранитель, то ему придется отказаться от помощи ей. Поэтому ни в коем случае не рассказывай ей, про то, что сегодня узнала от меня.

— Катя проснись! Я слышу шаги, ко мне кто-то идет, — донесся до меня голос Ланы.

— Меня зовут, я еще столько не успела с тобой обсудить, — с сожалением призналась я бабушке.

— Иди, чего уж там. Удачи тебе! Постарайся не лезть на рожон.

— Надеюсь через год, ты придешь на мой зов! — обняла я ее на прощание.

Глава 5

Я открыла глаза, меня теребила Лана.

— О! Неужели ты проснулась, я уже полчаса тебя бужу, — улыбнулась она. — Давай вставай, там кто-то идет. Я, как только услышала шаги, сразу сюда к тебе.

— Да иду я, иду, — зевнула я, поднимаясь, — сколько я спала, часа два, наверное?

— Каких два? — возмутилась она, — сейчас уже вечер, часов шесть как минимум прошло!

— Что-то я не выспалась, — ответила я, пытаясь не думать о том, как воспримут говорящую лошадь люди, и что делать, если они примут меня за демона и попытаются убить.

— Ну, Лана, — я сладко потянулась, — пожелай мне удачи! А лучше скажи — ни пуха, ни пера! И я уже пойду. Плана у нас никакого нет, так что придется импровизировать на месте.

— Ни пуха, ни пера! А что это значит? — заинтересовалась она.

— К черту. У меня на родине это фраза на удачу, — пояснила я.

— Понятно, надеюсь, она нам поможет, а я отсюда буду за тобой наблюдать, если что чем смогу помогу, — «пытается меня подбодрить, только это у нее плохо получается, видно, что она сильно переживает, я ее понимаю, ведь от этого зависит ее дальнейшая судьба».

— Договорились! — кивнула я, переступая порог.

«С прошлого раза ничего не изменилось. Жаль, что у меня нет рук, если начнут бить, то я смогу только покусать и лягнуть. Шаги все ближе и ближе. Аааа! Страшно же все-таки».

— Катя они уже близко, — от неожиданности я подпрыгнула, «совсем забыла про него».

— Яло! Чуть до смерти меня не напугал, — зашипела я на него.

— А я и не знал, что ты такая пугливая, — усмехнулся он.

— И нечего я и не пугливая, но как говориться я не трус, но я боюсь. А вдруг они идут меня убивать, подумали, что я бешенная и решили от меня избавиться.

— Да брось ты, наверное, это обычные конюхи, несут Лане поесть.

С боку послышался какой-то непонятный звук, как будто уронили мешок с мукой. «Совсем я заболталась с Яло, даже не заметили, как к клетке подошли двое, точнее один уже отдыхает в глубоком обмороке. Подумаешь, какие мы слабенькие, говорящих лошадей, что ли никогда не видели. Кажется, последнюю фразу я произнесла вслух, потому что у человека стоявшего за решеткой и так круглые глаза стали еще шире».

— О нет, не смейте падать в обморок, с кем же я тогда буду говорить, — быстро проговорила я, разглядывая его и добавила в шутку, — вы бы были аккуратнее с глазами, а то они того и гляди из орбит вылезут, будете потом их искать, так и знайте, я вам помогать не буду. — Он непонимающе хлопал глазами. «Кажется, тяжелый случай. Интересно, и долго он будет в ступоре? А он симпатичный, хоть и такое ощущение, что по нему проехал каток: рука перебинтована и висит плетью, другой он опирается на трость. Выглядит он лет так на двадцать пять, черные до плеч волосы, перехвачены сзади кожаным ремешком. Лицо мужественное, немного не пропорциональное, но это нисколько его не портит, наоборот приковывает к нему взгляд. Карие глаза смотрят на меня изучающее. Одет в белую рубашку с манжетами и коричневые кожаные штаны, заправленные в такого же цвета сапоги».

— Ненавижу, — сказала со злостью Лана.

— Значит это и есть Ворд, — догадалась я.

— Он самый, так и хочется его прибить, жаль прошлый раз не получилось…

— Да ладно, успокойся. Нам надо подружиться с ним, пока что он наша единственная надежда и от него зависит, останемся мы здесь или отправимся искать замок Клариссы. Так что прекращай это свое «ненавижу».

— Вот еще и не подумаю! Уступи мне лучше место, пока он не пришел в себя я его лягну тихонечко.

— Не… так дело не пойдет, послушай меня, — проговорила я с нажимом, — с этого дня считаем, что он наш друг! Я ничего больше слышать не хочу про отомщу или убью, можешь злиться на меня, но если ты и дальше будешь продолжать в том же духе, то я просто не буду ни с кем разговаривать.

— Но почему?

— Потому! Месть ни к чему хорошему не приведет!

Минуту стояла тишина, я терпеливо ждала ее решения.

— Ладно, уговорила, — сдалась она, — он наш друг, — слышно было, эта фраза далась ей с большим трудом.

— Он, кажется, уже пришел в себя, надо бы с ним поздороваться.

— Привет! — улыбнулась я ему, «он в жизни, наверное, никогда не видал улыбающуюся лошадь».

— Здравствуйте, — произнес он, подходя к клетке поближе и рассматривая меня.

Страха в его голосе не было. «Не люблю, когда на меня так пристально смотрят, я тогда начинаю нервничать, а когда я нервничаю, я начинаю нести околесицу».

— Может, перестанете меня уже разглядывать. Что, никогда говорящей лошади не видели? — раздраженно спросила я «ну все понеслось… теперь меня уже не остановить».

— Нет, впервые вижу, — ответил он «спокойно так говорит, а меня это нервирует». — Вы же раньше не разговаривали. Почему? — спросил он. «Вот ведь любопытный и что я ему теперь скажу. А интересно у них магия в порядке вещей? Придется изменить линию поведения».

— О, благородный рыцарь я рада, что именно вы встретились на моем пути, — заголосила я, подражая девицам, виденным мною в исторических фильмах, — я, надеюсь, на ваше понимание и поддержку, ибо я собираюсь доверить в ваши руки мою жизнь и судьбу. Я прошу лишь вас никому не рассказывать о моей маленькой тайне, которую я собираюсь вам сейчас доверить, — он пристально посмотрел в мои, честные глаза, как будто пытаясь понять, смеюсь ли я над ним.

— Обещаю, — кивнув, проговорил он.

— Тогда разрешите представиться — Принцесса Екатерина, как вы видите в настоящий момент заколдованная.

— Очень приятно, — произнес он, чуть кланяясь, — Граф Ворд. А почему вы заговорили только сейчас и что с вами случилось?

— Давайте я начну с самого начала. Моя мама умерла, когда мне было всего лишь десять лет, и отец женился снова. Мачеха меня сразу же возненавидела, за то, что отец меня очень любил и позволял делать все, что я захочу. Но прошло несколько лет, и мой отец тоже покинул этот мир. В то время мачеха, кстати, ее зовут Кларисса, решила прибрать к рукам весь замок и избавиться от меня. Сначала она хотела выдать меня замуж, но я отказывалась от всех предложенных ею женихов. Тогда она очень рассердилась и отправила меня в монастырь, но народ нашей страны очень меня любил, и ей пришлось вернуть меня в замок. И вот однажды, когда я возвращалась с вечерней прогулки по лесу, перед моей лошадью неожиданно появилась Кларисса. Я ее спросила, что она здесь делаете, а она противно засмеялась и сказала, что я ей порядком надоела, поэтому с этого дня я исчезну с лица земли, а в замке она всем сообщит, что меня загрызли дикие звери. Тут же она взмахнула рукой, и в мою сторону полетел серебристый порошок. И я потеряла сознание. Не знаю, что она хотела сделать, но убить меня она не смогла, я лишь оказалась в теле моей любимой лошади, в котором нахожусь и сейчас. До вчерашнего дня я не могла разговаривать и наблюдала за всем происходящим со стороны. А вчера когда лошадь потеряла сознание, а потом очнулась, то оказалось что я могу некоторое время владеть ее телом и разговаривать. Теперь, когда вы все знаете, я надеюсь, что вы никому не расскажите про то, что сегодня услышали. Я прошу вас, нет, умоляю, помочь мне найти мой замок и выгнать из него Клариссу. Мне больше не к кому обратиться за помощью, — взмолилась я.

Он слушал внимательно, не перебивая. Когда я закончила, он задумался, держась за прутья решетки и разглядывая свои сапоги.

— Хорошо, — поднял он на меня глаза, «неужели мне повезло, нарваться на дурочка?» обрадовалась было я, — Только у меня есть одно условие. Как только вы обретете свой замок и сможете стать опять человеком, я хочу, чтоб вы стали моей женой. — «Э… чего? Он что больной? Зачем ему это?»

— Простите, вы правда хотите, чтоб я стала вашей женой? Но, вы же меня не знаете и не видели, может я уродина, каких еще поискать? — спросила я, с удивлением смотря на него.

— Мне все равно как вы выглядите и что собой представляете. Я не занимаюсь благотворительностью. Буду с вами честен, я всегда хотел быть королем и такой шанс упускать не собираюсь. — «А мальчик, то не промах, ну и запросы у него. И куда делись настоящие рыцари. Но ведь придется согласиться. Хотя, какая разница, я же никогда не смогу исполнить это обещание. Так что я ничего не теряю соглашаясь».

— Я принимаю на ваши условия. — «Сколько трагизма получилось в этой фразе, я прямо горжусь собой. Разочаровал, расчетливый тип, а я так надеялась, что хоть здесь встречу настоящего рыцаря».

— Я рад, что вы пришли к такому решение. А теперь насчет путешествия, как называлась ваша страна? — спросил он.

«Чтоб такое ему соврать, чтоб выглядело правдоподобно».

— Понимаете, наверное из-за того порошка, которым меня посыпала мачеха у меня появились провалы в памяти и я многого не помню, вот и название страны забыла. Припоминаю только, что она где-то в месяце пути от города Амиар.

— Плохо, что не помните. Больше времени уйдет на поиски вашего замка. До столицы Амиар, нам добираться примерно два месяца, придется переплывать море. К тому же мы сможем выступить только недели через две, мне необходимо залечить раны, нанесенные вашей лошадью. А вы пока отдыхайте и набирайтесь сил. Вы предпочтете остаться здесь или же вам предоставить покои?

— Нет спасибо, я же сейчас лошадь, меня все устраивает, только клетку не запирайте, чтобы я могла спокойно выходить на свежий воздух.

— Да, да, конечно, — сказал он, снимая засов с двери. — А сейчас извините, мне придется вас покинуть, надо привести Ганса в порядок. До свидание Принцесса Екатерина.

— Пока. Пока. До скорого, — «что-то вспомнилась строчка из песни. А он уже скрылся за поворотом. Нет, Ганс так и остался лежать на полу. Для его переноски он прислал через пару минут двоих здоровенных детин. Они быстренько унесли Ганса. Один за ноги, другой за руки и потащили. На меня только как то странно поглядывали, со страхом что ли, а я что стою себе смирненько улыбаюсь им».

— Кать ты как? Ты что, правда, станешь его женой? — спросила Лана.

— Ты что, совсем? Я не собираюсь выходить за него замуж. Когда ты попадешь домой, то я вместе с тобой попаду в твой мир, так что ему придется остаться ни с чем.

— Правильно, так ему и надо! — послышалось злорадство в ее голосе, — Ты возвращаешься?

— Да сейчас, только Яло с собой захвачу, постой, а где он? — я огляделась по сторонам, ища его.

— Может он гулять опять ушел? — спросила Лана. — Кать, а ты покричи, может, услышит и сразу же прибежит, — я последовала ее совету.

— Яло! Я-ло-о-о…!!! Ты где? Вернись, я все прощу! — закричала я. Тут в углу клетки, там, где лежало только что принесенное конюхами сено, что-то зашуршало, и показался заспанный Яло.

— Ну, чего кричишь? — возмутился он, — уж поспать нельзя, сама вон весь день спала, а мне уже и на пять минуточек прикорнуть нельзя, — ворчал он, «как я его понимаю, я тоже, когда меня не вовремя будят, очень злая, могу и послать куда подальше».

— Не бурчи, мы тебя потеряли, думали, что опять пошел на разведку, — попыталась я его успокоить.

— Н-е-е, я в прошлый раз все разузнал. Я, когда этот ваш Ворд появился, сразу же спрятался, — «а я все ждала, когда граф спросит про говорящее яблоко, неужели он его не заметил? Скорее всего, он подумал, что я разговаривала сама с собой. Неужели это у них в порядке вещей или он принял меня за сумасшедшую. Хотя судя по тому бреду, что я ему сегодня наплела он в этом и не сомневается».

— Яло, ты здесь будешь с Ланой или со мной пойдешь? — отвлеклась я от своих размышлений.

— Я здесь останусь. Мне очень в соломе понравилось, — проговорил он, опять зарываясь в сено.

— Хорошо, я тогда дверь приоткрытой оставлю, как захочешь сюда ко мне сообщи об этом Лане, она свяжется со мной, — сказала я и перешла в сознание.

— Как же здорово, ощущать себя опять человек, стоять на двух ногах! — воскликнула я, подходя к Лане.

Она лежала на траве, я присоединилась к ней, прислонившись спиной к ее боку.

— Кать, скажи, а зачем нам искать Клариссу? Или ты думаешь, что она сможет отправить меня домой? — задала она видно давно мучавший ее вопрос.

— Ты правильно поняла мои мысли, — ответила я, устраиваясь поудобнее, — просто, я надеюсь, что в ее замке все еще живет Ханна, я думаю, раз у нее хватило сил перенести тебя сюда, значит, сможет и назад вернуть. Поэтому нам и нужно найти ее или любого кто разбирается в перемещениях между мирами, но второе можно делать по пути к замку Клариссы.

— Я вот тут еще подумала, — замялась она, — понимаешь, меня жутко раздражает Ворд, когда я его вижу, внутри, будто просыпается волна ненависти и мне хочется его убить, так может, нам самим отправиться в путь, дверь открыта и мы же теперь свободны…

— Прости, но в настоящее время, нам без него не обойтись, — разрушила я ее планы. — Я представляю, что ты к нему испытываешь, но потерпи немного. Сама посуди ты лошадь, да, говорящая, но все равно лошадь, поэтому тебя любой может объявить своей собственностью и посадить в клетку. Еще не факт, что тот, другой, окажется таким благородным и амбициозным как Ворд и захочет тебе помочь, может быть, он наденет на тебя намордник и будет водить по площадям показывая как неведомую зверушку, зарабатывая на этом деньги. Вот тебе хочется так? Думаю, нет, из этого следует, что сейчас нам стоит остаться под защитой графа. Плату, которую он просит, я не смогу ему предоставить, так что мы ничего не теряем, оставаясь здесь и принимая его помощь.

— Хоть и не хочется признавать, но твои рассуждения разумны, — вздохнула она, поворачивая ко мне голову. — Ладно, уговорила, потерплю его еще немного, но если мне не понравится, как он себя ведет со мной, я за себя не ручаюсь, — мечтательно улыбнулась она, я потрепала ее по гриве.

— Кровожадная моя, ты лучше скажи мне, когда я появилась, что ты просила у сознания или, о чем думала, — заглянула я ей в глаза, в них на мгновение промелькнул страх, и она отвернула от меня голову, опуская ее на копыта.

— Ну как бы тебе сказать… — заговорила она тихим голосом, — раз ты задаешь мне этот вопрос, значит, у тебя появились, какие-то догадки. Я не вижу больше смысла скрывать от тебя правду, это было бы нечестно с моей стороны по отношению к тебе. Я прошу лишь об одном, прежде чем делать какие-то выводы выслушай меня. — Она на мгновение замолчала, я тоже ничего не говорила, тогда она продолжила. — Когда тебя еще здесь не было, я очень хотела увидеть родных, но старик оказался прав, сколько бы я их не звала, они все равно не появлялись. Тогда я очень разозлилась, и стала звать бога, я кричала, не знаю сколько раз в пустоту, но никто так и не появился. Обессилев от слез, я уснула, очнулась я от того, что почувствовала, чье-то постороннее присутствие, представь мое удивление, когда я увидела тебя. Я не могла понять откуда ты пришла, как оказалась здесь, но потом выяснилось что ты косвенно являешься создателем этого мира, ты про него пишешь книгу, тогда я подумала, что ты, скорее всего и есть бог этого мира, но боялась тебе в этом признаться, ты же очень хочешь домой, а ты единственная моя надежда на возвращение. Поэтому я и скрыла это от тебя, прости, — замолчала она в ожидании моего ответа.

«Представляю, что она сейчас чувствует, теперь она ощущает себя виноватой, значит, отправит меня домой, по первой же моей просьбе. Надо ее успокоить, пока она совсем не расплакалась и так видно, что ей это признание далось с трудом».

Я легла, рядом с ней, положив голову на руки и повернув к ней голову, она смотрела вперед, боясь взглянуть на меня.

— Лан, — она вздрогнула от звука моего голоса. — Я действительно уже все поняла, помнишь, я говорила, что все будет хорошо? Это было правдой, так что я тебя не брошу, можешь на это не рассчитывать, — улыбнулась я. Она перевела на меня удивленные глаза.

— Правда? — спросила она, как будто не веря еще в то, что услышала.

— Да, я помогу тебе вернуться домой, а ты тогда отправишь меня обратно. Договорились?

— Конечно, я на это даже и не рассчитывала. Спасибо! — с чувством произнесла она.

— Всегда пожалуйста, к тому же я люблю приключения и новые места и знакомства, я очень любопытная по природе, просто не могу усидеть на месте, обожаю, когда вот так вот, не знаешь, что тебя ждет завтра, — призналась я.

— Повезло мне с тобой, будь на твоем месте другая, узнав правду, она сразу же попросилась бы домой. Я этого очень боялась. Я знала, что ты раньше или позже догадаешься, но надеялась, что это будет как можно позднее. Ты просто не представляешь, как мне было одиноко в этом мире, просто жуть, — я погладила ее по шее.

— Лан, я с тобой, прорвемся. Не зря же я оказалась здесь, — я зевнула, прикрывая ладошкой рот, — что-то спать хочется, заболтались мы с тобой совсем.

— И то правда, пойду я уже, спокойной ночи, — произнесла она, поднимаясь на ноги и растворяясь.

Я перебралась на свой диван и мгновенно заснула.

Глава 6

Но поспать мне как следует не дали, казалось, я только успела закрыть глаза.

— Катя проснись, пожалуйста! — раздался над ухом, обеспокоенный голос Ланы.

— Что опять случилось? — я с трудом открыла глаза. Лана стояла надо мной, было видно, что она очень напугана.

— Кто-то бродит по конюшне! — произнесла она дрожащим голосом.

— Господи… — вздохнула я, — и ради такого пустяка ты меня разбудила, да мало ли там кто ходит, может это конюхи убираются.

— Кать, ты чего еще не проснулась? Ночь на дворе, все же спят, посмотри, а? Может это привидение, а я их с детства боюсь.

— Думаешь, я не боюсь? Еще как, вот только я сомневаюсь, что это оно, а ладно нечего гадать, пошли, посмотрим, кто бы это ни был, ему не поздоровиться, я не выспавшаяся, злая. Надо быстрее со всем этим разобраться. Лан останься здесь, а я пойду, гляну, кто к нам пожаловал, может это Ворд соскучился по своей невесте, пришел посреди ночи, проверить, не нужно ли мне чего, — пошутила я, переступая порог.

«Как же темно в этой клетке, не то, что в сознание Ланы, там всегда светло, благо спать я привыкла при любых условиях, и мне этот свет абсолютно не мешал, но здесь явно его не хватает».

— Яло, ты где? — тихо позвала я его, глаза уже привыкли к темноте, но окошко давало слишком мало света, и было не понять, что где.

— Кать тут я, оно уже близко, — произнес он, запрыгивая ко мне на голову.

«Интересно, как он там удерживается, неужели зубами за гриву. Что за мысли?! Если б это было так, то он бы не мог разговаривать. Представляю себе картину: сидит Яло держится из последних сил, я задаю, ему вопрос, а он «а» и падает вниз, ха-ха-ха. Все! Хватит! Надо быть серьезней!»

— Яло, а ты в темноте хорошо видишь? — спросила я, прислушиваясь, «может у него какое-то особенное зрение, как у кошек, например».

— Нет, я ничего не могу рассмотреть. Только слышу, что шаги приближаются, чувствуется, что ступают почти бесшумно.

Мы замолчали. У Ланы был отменный слух, поэтому я смогла разобрать, как кто-то подошел к клетке и остановился перед ней, «жаль, что так темно, невозможно ничего рассмотреть, угадывается только высокий силуэт, не понятно кто, ясно, что это человек, интересно, что ему нужно». Тут этот некто, вытащил откуда-то небольшой светящийся синим шарик, который давал достаточно света, чтоб можно было рассмотреть человека, его доставшего, хотя человеком его и не назовешь, острые уши, красивое лицо.

— Эльф, — произнесла я, он вздрогнул и стал озираться по сторонам.

— Катя, что будем делать? — спросила Лана, — может тебе стоит с ним поговорить и узнать, что он хочет.

— Я ему сейчас поговорю, это из-за него ты разбудила меня, ну все держись, я тебе сейчас устрою веселую встречу, с хлебом и солью.

— Что ты задумала?

— Да так, немного пошучу…

Тем времен незнакомец успокоился, достал ключи, собираясь открыть засов. Но остановился, было видно, что он в растерянности, дверь-то Ворд оставил открытой. Тогда он вытащил из-под плаща уздечку и медленно потянул на себя дверь. «Неужели конокрад? Никогда не думала, что эльфы могут этим заниматься, в тех книжках, что я читала — это были высокомерные красавчики, вокруг которых, девушки, так и вьются, но такое мне и в голову прийти не могло. Зачем ему понадобилась именно Лана? А сейчас мы это и узнаем».

— Яло, ты сможешь в прыжке вырвать у него из рук ключи? — прошептала я.

— Думаю что да, — так же тихо ответил он.

— Тогда давай на счет три хватаешь их и опять запрыгиваешь ко мне.

— Хорошо.

— Три! — громко выкрикнула я.

Эльф как раз успел зайти. Яло молнией метнулся и выхватил у него ключи и через мгновение оказался с ними на моей макушке. «Какой же он шустрый. Тот даже ничего не успел сообразить», а я тем временем умудрилась, уронить незнакомца вниз, «отличная подножка получилась». Я поставила ему копыто на грудь, лишив его возможности подняться. Огонек так и остался висеть над ним, «а он красавчик, вот только никогда не думала, что есть эльфы с рыжими волосами».

— Ну и зачем ты сюда пожаловал? Чего хочешь? — спросила я, зло, сверля его глазами. «Кажется, я немного перегнула палку. Как забавно он быстро моргает и как рыба рот раскрывает и закрывает, не произнося ни звука. Да, умею я наводить ужас на людей, ну и нелюдей тоже».

— Кать он кажется глухонемой, — сказал Яло, умудрившись повесить мне на ухо ключи, «как же неудобно, главное, чтоб они не упали, а то потом, замучаемся их искать».

— Я нормальный, — наконец выговорил эльф, «а обиды-то, сколько в голосе».

— Верим, как же! Давай, рассказывай нормальный, что ты хотел со мной сделать.

— Я? Ничего. Я просто мимо проходил, смотрю лошадь красивая, и ключи на полу валяются, думаю, дайка посмотрю на нее поближе, — быстро заговорил он. «Кажется, он не воспринимает меня всерьез».

— Слышь, ты ушастый, подобные сказочки будешь своим детям на ночь рассказывать, если доживешь. Раз не хочешь говорить правду, то пора приступать к позднему ужину, люблю эльфятину, особенно по ночам…мням, — облизнулась я, «ха-ха-ха, вон как испугался, ну да не каждый день встретишь говорящую лошадь, которая еще и утверждает, что она сейчас будет тобой ужинать».

Он предпринял попытку сдвинуть мое копыто, но через пару минут успокоился, поняв, что это бесполезно.

— Хорошо, если я скажу, зачем сюда пришел, вы меня отпустите? — сдался он.

— Возможно, — уклончиво ответила я.

— Я хотел бы, чтобы вы меня отпустили. Я, правда, не намеревался причинить вам вреда, я просто собирался вас украсть, — сказал он.

— Зачем? Ты конокрад?

— Я? Конокрад? — удивился он. — Нет, вы ошибаетесь!

— Что-то мне верится в это с трудом, — засомневалась я.

— Я, правда, не конокрад! Я принц! — воскликнул он.

— Кхе-кхе чего? Принц? Что-то я не очень понимаю. Зачем тебе тогда понадобилось меня воровать?

— Просто, а может, вы все-таки сойдете с меня, — попросил он.

— Как только так сейчас, пока не расскажешь все, что я хочу от тебя услышать, я и с места не сдвинусь.

Он приуныл, раздумывая, через пару секунд он посмотрел мне в глаза и уже спокойно заговорил, слышалась уверенность и что-то еще в его приятном голосе:

— Вы видите, хоть света и мало, но, думаю, вы разглядели мой цвет волос, — «ну да красивый цвет, такой же, как и у меня», а он тем временем продолжал, — он рыжий. Это позор для меня и моего рода. У меня в клане у всех черные волосы, и только у королевской семьи раз в тысячу лет рождается ребенок с рыжими волосами, это проклятье, которое было наложено на мой род одной колдуньей сотни тысяч веков назад. Есть легенда, что его можно снять. Для этого принцу надо найти лошадь, которую не смог приручить ни один наездник и что если у него получится с ней подружиться, то она отведет его к волшебному озеру, вода которого снимет чары проклятья и его волосы станут черными как смоль.

— А вот оно что, но только я тут причем?

— Понимаете… — замялся он, меня забавляло его обращение на вы, — ходит молва, что вас никто не смог приручить. Я долго путешествовал, идя по вашему следу, но все время опаздывал, вас продавали, то одному, то другому. И вот когда я сегодня прибыл в этот город, я узнал что опять пришел слишком поздно, оказалось, что вас купил человек, живущий в доме на окраине города, я пришел к нему сегодня, я просил, предлагал горы золота, но он сказал, что вы не продаетесь. Поэтому мне не оставалось другого выхода, кроме как похитить вас. Поверьте, я и в мыслях не хотел причинить вам боль или еще чего, поймите меня правильно, вы моя последняя надежда снять проклятье. Я умоляю вас помочь мне.

— Все это конечно очень интересно, но неужели во всей стране, кроме меня не осталось, ни одной лошади, которую не удалась приручить?

— В том то и дело, что таковых осталось очень мало. Диких лошадей по крайне мере на нашем материке не осталось, а остальные все домашние лошади, послушны. К тому же там есть еще одно условие, лошадь должна быть черного цвета, абсолютно черная, без единого пятнышка другого цвета. Очень сложно найти лошадь, подходящую под эти параметры. И вот я нашел вас, а вы еще и разговариваете. Не знал, что лошади умеют разговаривать, — восхищенно проговорил он.

— Вообще-то я не совсем лошадь, на меня, так же как и на вас наложено проклятие.

— Правда? А тогда понятно, но вы же мне поможете?

«И что ему ответить… вон, как жалобно смотрит, не люблю, когда на меня так глядят, никогда не могла отказать такому взгляду».

— Лан, что скажешь? Поможем этому пареньку снять проклятие? — решила я посоветоваться с ней.

— Честно, не знаю Кать, у нас и своих проблем хватает, с другой стороны нам лишний союзник не помешает. Если по дороге к Клариссе нам удастся помочь ему, то хорошо, а если нет, то значит не судьба. Только предупреди его об этом сейчас, чтоб потом он не мог нам ничего предъявить.

— Спасибо.

— Я тут подумала, кстати, давай на ты, и скажи, как тебя зовут?

— Хорошо, меня зовут Алиноегравияс? А вас как, то есть прости тебя как называть?

— А вот это уже интересный вопрос, у меня несколько имен, сейчас меня зовут Катя, если завтра глаза будут карими, то зови меня Лана. А можно я буду звать тебя просто Али, а то твое полное имя, извини, но язык сломаешь, пока произнесешь?

— Кхе-кхе, Али? — «Ой, бедненький, аж закашлялся», — а если я не разрешу себя так называть?

— Я все равно буду тебя так звать, изменится только твое отношение к этому, будешь ли ты злиться и постоянно напоминать мне свое длинное имя или же смиришься и примешь его короткую форму.

— Эх, ладно, раз тебе так нравится, то я разрешаю тебе звать меня Али.

— Вот и славненько. На чем я там остановилась?

— Ты говорила насчет меня, сможешь ли ты помочь мне снять проклятие.

— А, точно. Али понимаешь, в чем тут дело, мы через две недели уезжаем из этого города, на поиски одного человека, который сможет мне помочь. Путь будет долгим, куда он нас заведет я не знаю, но ты можешь поехать с нами, возможно по дороге нам удастся найти способ избавить тебя от проклятья. Единственное мое условие — ты должен дать слово, что не причинишь вреда ни мне, ни тем кто будет меня сопровождать в этом путешествии и еще хочу тебя предупредить, как только мое проклятье будет снято, а твое к тому моменту еще нет, то дальше тебе придется искать себе другую черную лошадь. Ты принимаешь мои условия? — «Похоже, он верит в то, что я действительно смогу ему помочь. Вон как засиял».

— Да, да конечно я безмерно счастлив, что ты согласились мне помочь. Я Алиноегравияс даю слово, что не причиню вреда ни Кате-Лане, ни людям нас сопровождающим. Ну как, подойдет такая клятва?

— Да вполне, — кивнула я.

— Тогда, может, ты все-таки сойдешь с меня? — выразительно посмотрел он.

— Погоди Кать, не отпускай, пусть еще даст клятву, что меня не тронет, я ведь вроде не человек, — подал голос Яло, «надо же очнулся, М-да… ошибочка вышла, а то вдруг и вправду невзлюбит мое яблочко любимое».

— Катя, а кто это сейчас сказал? Я вроде никого не вижу, — произнес Али, вертя головой по сторонам. И тут я поняла, что он лежит, а Яло у меня на макушке, соответственно Али никак не может видеть его. А Яло времени даром не теряя, быстренько спрыгнул к эльфу на живот.

— Ну что? Так лучше видно? — спросил он.

«Наверное, его сильно задело, что Али его не заметил, что сейчас будет…, хоть бы подружились, а то не хватало мне еще вражды между ними».

— Намного, — сглотнув, сказал Али и вопросительно взглянул на меня.

«Видимо ждет объяснений, не пусть сами разбираются, а я со стороны понаблюдаю».

— Так что, будешь давать клятву? Или я за себя не ручаюсь, — пригрозил он Али.

— А ты что за зверь такой? — спросил его в свою очередь Али.

«А вот это он зря, это напрасно, теперь даже я его не остановлю».

— Я, Зверь? Кать, он еще и обзывается! Можно я его покусаю? Хотя может он просто слепой? Эй, у тебя со зрением как? Совсем плохо? Уже яблоко от животного отличить не можешь? — «вот разошелся, а Али тоже хорош, яблоко назвать зверем, это надо было до такого додуматься».

— Я слепой? — возмутился Али, — к вашему сведению обычные яблоки не умеют разговаривать, они молчат и уж тем более не прыгают и не возмущаются, как ненормальные. Что спокойно объяснить нельзя было, а то сразу претензии предъявляешь, не так назвал, покусаю. Ну, кусай, раз хочется.

— Не буду, — надулся Яло.

— Эй, не ссорьтесь, — все-таки вмешалась я, — только познакомились, а уже ругаетесь. Али тебе придется извиниться перед Яло. А ты Яло будь повежливее, а то так ты никогда не найдешь себе друзей.

— Извини, — с неохотой произнес Али.

— Ладно, я не в обиде, но клятву все равно дай, — успокоился Яло «как хорошо, что он отходчивый быстро, вон уже сидит, улыбается. Али дал клятву и теперь снова как то странно смотрит на меня, интересно, что он от меня хочет. Ах, да, я же все еще держу его».

Я отпустила его. Он поднялся одним плавным движением и теперь стоял, отряхивая одежду от соломы, налипшей, пока я его держала. Яло опять перебрался ко мне.

— Я тебя тоже буду Али называть, мне понравилось это имя, а я — Яло, мы теперь одна команда, ведь, правда, Кать? — как ни в чем ни бывало, заявил Яло.

— Правда, то правда, вот только я думаю, чего бы такое сказать Ворду, чтоб он взял тебя с нами. Может у тебя есть какие-нибудь идеи по этому поводу? — спросила я.

Али прислонился спиной к решетке, сложив руки на груди.

— Я могу завтра прийти к Ворду и все ему рассказать и попроситься пойти с вами, — предложил он.

— Идея хорошая, но боюсь, Ворд тебе откажет. Когда он узнает о твоем проклятье и о нашей договоренности, боюсь, он очень разозлится и выставит тебя за дверь.

— Наверное, ты права, я тут еще, когда он мне не захотел тебя продавать, напоследок обозвал его… ну, в общем, не очень красивым словом, он мог и обидеться, — «вот еще не задача, интересно, а как он его назвал, надо будет спросить у Ворда».

— А тот тебя пошлет далеко и надолго, — вмешалась в мои мысли Лана.

— Да пусть посылает, мне то что, я все равно туда не пойду. Ладно, хватит шутки шутить, лучше придумай что-нибудь, а?

— Есть один вариант, можно сказать, что он твой друг и что он искал тебя повсюду, хотя нет, не пойдет, ты же до этого разговаривать не могла, он бы не мог стать твоим другом, только хозяином.

— А если сказать, что он мой слуга? Ха-ха-ха, принц и слуга у лошади, ну и мысли иногда приходят ко мне. Хотя это вариант. Али сможет беспрепятственно нас сопровождать, Ворд не сможет избавиться от него без моего ведома, поэтому ему просто придется терпеть его присутствие. Вот только осталась, одна маленькая проблема, как принц отреагирует на такое предложение.

— А ты не гадай, возьми да предложи.

— Точно Лан, я просто поставлю его перед фактом и все, а дальше ему решать, либо он с нами в качестве моего слуги, либо он ищет себе другую лошадь.

— Али, слушай, я тут подумала, есть один вариант, но боюсь, он тебе не очень понравится.

— Ты что-то придумала? Говори, а там решим, подходит это нам или нет?

— Ну, мне тут пришла идея, что ты можешь поехать с нами в качестве моего слуги, — быстро проговорила я, следя за его реакцией.

— Я? Твой слуга? Почему? А других вариантов нет? — закидал он меня вопросами.

— Боюсь, что нет. Просто, только на этих условиях ты сможешь меня сопровождать, на других Ворд просто тебя ко мне и на пушечный выстрел не подпустит. А так ему просто некуда будет деваться. Ты будешь считаться моей собственностью и покушение на нее, просто так никому не обойдется, поэтому Ворду придется тебя терпеть. Мы ему можем сказать это, но тебе не обязательно быть моим слугой. Будешь просто постоянно возле меня и все. Как тебе мой план?

— К сожалению, я не вижу других вариантов, я согласен, хоть мне это и не совсем не нравится, точнее совсем не нравится, — «еще бы ему это нравилось, принц и слуга у лошади, хоть и ни у совсем обычной, но все же, как, наверное, его гордость страдает. Сейчас еще масло в огонь подолью».

— Али, только нужно сохранить в секрете, что ты принц, так будет проще тебе и мне, и не будет возникать проблем с остальными и лишних вопросов задавать не будут. Еще лучше сказать, что ты полукровка, тогда вообще никто на тебя не обратит внимания, тебя будут принимать за обычного юношу, ухаживающего за лошадью… — я взглянула на него и замолкла на полуслове.

«Ой, что сейчас будет… мама…. как он глазищами зыркает и зубами скрежещет, я кажется, ошиблась на его счет, вовсе он не мягкотелый».

— Я наследный принц и выдавать себя за полукровку… Никогда, слышишь никогда, не предлагай мне подобного. Мне все равно, что скажут остальные и этот Ворд. Я эльф и к тому же принц и им останусь! А если им это не нравиться, то пусть скажут мне это в лицо, посмотрим, что с ними после этого будет, хотя боюсь смотреть уже будет не на что, — заявил он, гордо вскинув подбородок. «Не думала, что он так разозлится, так и видеться как он разрывает их на кусочки….бр… а ведь не шутит… вот сейчас ему можно дать намного больше лет, чем он выглядел вначале, надо его побыстрее успокоить».

— Али хорошо, слышишь, хорошо, мы всем скажем, что ты принц, просто ты… — «чтоб такое придумать, чтоб все поверили», — например, я тебя спасла, ну не знаю… вылечила от какой-нибудь болезни, и ты поклялся быть возле меня, пока я не стану снова человеком. И я тебе разрешила быть моим слугой, как тебе такая мысль?

— Думаю, этот вариант подойдет, в благодарность за спасение своей жизни я дал слово тебе прислуживать, пока ты не избавишься от проклятья. — «А что, хорошая идея, никто не придерется, дал слово держи, к тому же его наверняка все эльфы знают как принца, тем более рыжий эльф это нонсенс и глупо было бы утверждать, что он полукровка».

— Значит, решено, а сейчас давай иди домой, а завтра с утра придешь и скажешь Ворду, что ты мой слуга, хотя, боюсь, он тебе не поверит, лучше я с ним поговорю, предупрежу его о твоем приходе, — сказала я переводя на него взгляд, он стоял ухмыляясь.

— Нет Кать, я не приду завтра, — спокойно проговорил он.

— Что? Не понимаю, а как же тогда… — произнесла я, потеряно смотря на него.

— Я никуда не пойду, а останусь здесь, — заявил он. — Завтра с утра, когда придет кто-нибудь, просто попрошу пригласить сюда Ворда и все ему объясню. Я теперь от тебя ни на шаг не отойду, вдруг ты опять куда-нибудь исчезнешь, а мне потом снова тебя разыскивать. Хватит, я и так за тобой уже год гоняюсь.

— Но как же? Где ты будешь спать? Здесь нет кровати, — попыталась я его разубедить.

— А мне и не нужна она, мне много и не надо, — говоря это он присел на сено возле стены, на котором еще недавно спал Яло, — Спокойной ночи, — проговорил он, ложась и поворачиваясь к стене, но не тут то было, он же не знал, что Яло занял это место раньше.

— Мое место! Ах, ты!!! — кричал Яло, прыгая по нему. Али пытался хоть как то закрыться руками от него. «Вот только от рассерженного яблока не уйдешь, боюсь, завтра принц будет весь в синяках. Хотя так и ему и надо больно он наглый».

А мы с Ланой между тем делали ставки, кто кого. Пока лидировал Яло. Но вот Али все-таки удалось захватить Яло в ладони. И Яло не в силах вырваться, укусил его за палец. Али выронил его, шипя под нос проклятья и пытаясь остановить кровь.

— Кать, все, прекращай этот бардак, надо принца перевязать, сейчас я тебе бинты сотворю и кровать для твоего принца.

— Кровать? Ах, да, я как-то забыла, про твои способности, а ты тоже хороша, раньше об этом сказать не могла? Зачем надо было весь этот сыр бор устраивать?

— Мне было интересно наблюдать за их перепалкой. Признайся, тебя ведь тоже позабавила их драка. К тому же я тебе до этого говорила, что могу вызывать в реальный мир вещи.

— Говорила, но это вылетело у меня из головы. Память девичья.

«Все, надо и вправду их останавливать, а то, боюсь, кто-нибудь из них еще больше пострадает».

— Сейчас же, прекратили оба! — закричала я. Они замерли в тех позах, в которых были: Яло висел вцепившись в ухо принца, а тот в свою очередь пытался разжать его челюсть. Я еле сдержалась, чтобы не засмеяться. — Давайте быстренько извинитесь друг перед друг другом, и никаких возражений, а то обоих выставлю отсюда! — скомандовала я.

— Ладно, — первым сдался Али, — Яло прости, я не знал, что это твое место.

— Верю, — кивнул Яло, — просто ты мог бы спросить, не занято ли там.

— Но это же сено, кто его мог занять, — возразил Али.

— Я, к примеру, занял же его! — в свою очередь возмутился Яло.

— Али, Яло я что, не ясно сказала?! Хватит уже и на тебе Али бинт и зеленку, — указала я на упавшие в сено предметы, — Али, тебе самому придется обработать раны, я к сожалению тебе помочь не могу, рук у меня нет, а копытами не удобно.

Они все же помирились, и Яло даже помог Али обработать раны.

— Лан, а ты можешь создать раскладушку и подушку? Боюсь, кровать здесь не поместиться.

— Да я могу почти все сотворить, вот только, что такое раскладушка?

— Как бы тебе объяснить, ну это такая кровать, очень легкая, состоит из…. а давай я тебе лучше ее мысленно нарисую, ты же сможешь ее рассмотреть?

— Можно попробовать, — согласилась она.

Я быстренько представила изображение раскладушки и послала его Лане.

— Никогда раньше не видела ничего подобного, — призналась она. «Еще бы, это изобретение двадцатого века, здесь о нем и не слышали вовсе». А между тем рядом со мной материализовалась уже раскладушка в собранном виде и подушка.

— Вот Али, можешь лечь на нее спать. Это раскладная кровать, — пояснила я, указывая на раскладушку.

— Спасибо, все лучше, чем на земле. Это ты сделала? Ты все так можешь, раз и это появилось? А ты не ведьма случаем? — засыпал он меня вопросами.

— Нет, я не ведьма, я только учусь! Да шучу я, шучу! — быстро добавила я, увидев изумление на его лице. — Просто мне помогает один….хм… ну в общем мне просто помогают и я действительно многое могу, но не все! Думаю, на сегодня хватит разговоров, я спать пошла и вам советую! Спокойной ночи!

— Лан, давай меняться местами, пойду я прилягу на диванчике, а то поздно уже и сил совсем не осталось.

— Полностью с тобой согласна, уже пол ночи прошло. Я разбужу тебя, когда кто-нибудь появиться.

— Хорошо, надеюсь, никто не придет будить тебя в пять утра, — сказала я, появляясь в сознание.

Глава 7

Остаток ночи прошел спокойно. Вот только разбудили меня все-таки рано, я как следует и не выспалась.

— Кать проснись, — теребила меня Лана, а я никак не хотела уходить из сна, так иногда бывает, когда сон особенно интересен. И так жалко, что ты не увидишь продолжения.

— Еще пять минуточек, ну пожалуйста…!!! — взмолилась я, опять проваливаясь в сон. Мне снилась сказка про принца, что он учил меня танцевать, а я все время путала движения, потом мы плавали по морю и на меня пыталась напасть змея. Я открыла глаза, прерывая сон. «Не нравится мне конец сновидения, последний раз, когда мне снилась змея, я попала в больницу с переломом, надеюсь, в этот раз все обойдется, но надо быть осторожнее».

Я села и попыталась вспомнить, как выглядел принц, но никак не получалось, в голове был просто образ но деталей как таковых не было.

— И долго ты так будешь сидеть? — спросила Лана, — Пошли, там пришел конюх дать мне поесть. Али попросил позвать Ворда. Если б ты видела…

— Стоп-стоп-стоп! Погоди, я еще не проснулась, сначала я умоюсь, позавтракаю, и затем ты мне все расскажешь.

— Но как же…там сейчас Ворд придет! — произнесла Лана непонимающе смотря на меня.

— Никуда он не денется, там все равно время остановилось, — пояснила я.

— Нет Кать, пока твоя дверь или моя приоткрыта, время продолжает идти.

— Так что ты раньше молчала! Сейчас закрою, — сказала я, захлопывая дверь.

— А? Что?! — воскликнул Яло, свалившись мне прямо на коленки. Наконец, сообразив, что он уже не в конюшне, он заголосил. — Верните меня! Там сейчас самое интересное начнется!

— Яло успокойся! Ничего ты не пропустишь, пока ты здесь в настоящем время остановилось, так что сейчас я приведу себя в порядок, мы все позавтракаем и пойдем разбираться с Вордом, думаю, будет весело, — успокоила я его.

— Ладно, уговорили, я, кстати, тоже голодный! — «и смотрит главное на меня, а я что? Я с утра обычно очень злая и мне сейчас не до смеха».

— Подожди Яло, видишь, Катя еще не проснулась, — умерила его пыл Лана. А я тем временем уже умывалась, «как же удобно когда вот так можно заказать все что захочешь и это сразу же появиться, ну не совсем то что я захочу, многих вещей Лана просто не может себе представить, водопровод уж точно, поэтому мне пришлось умываться теплой водой из медного тазика. Хорошо то как, а полотенце то какое пушистое ммм…., ну все я, кажется, проснулась. Как же умывание приводит меня в чувство, сколько раз замечала, что когда умываешься, вода как будто смывает остатки сна и остается только действительность. А теперь завтракать. Лана молодец уже и стол накрыт как я и просила, как вкусно пахнет зажаренный хлеб и о боже, мое любимое клубничное варенье, не люблю с утра много есть, просто не хочется, а вот чай по утрам с вкусной булочкой это святое».

Яло устроился на столе, на мягкой подушечке, сотворенной для него Ланой. Она и про себя не забыла свежая трава и зерно, а еще большая морковь, я такую впервые видела, длинной с мою руку, мутант прямо какой-то.

— Я тоже хочу есть! Есть хочу! — заявил Яло, когда я уселась за стол.

Мы с Ланой переглянулись, что-то мне смеяться не очень хотелось.

— Лан давай я тебе анекдот какой-нибудь смешной расскажу, вот и посмеемся, — предложила я.

— А что такое анекдот? — с надеждой подняла она на меня глаза.

— Это короткая ситуативная смешная история, — пояснила я — вам должно понравиться, их можно самим даже придумывать. Какой бы вам рассказать… — задумалась я «и вправду какой, чтоб было смешно и самое главное они поняли смысл, о вспомнила, надеюсь, им понравится» И рассказала им свой любимый анекдот про дракона и зайца.

Когда я закончила на мгновение повисла тишина, а потом все разразились смехом.

— Спасибо, — отсмеявшись, проговорил Яло, — наелся…. а вы тоже давайте заканчивайте завтрак и пойдемте уже.

— Какой ты шустрый, погоди, пусть Лана еще расскажет, что там было.

— Да тут и рассказывать то нечего. Сплю я значит, слышу грохот, проснулась, смотрю это Роберт, один из конюхов, уронил мой завтрак. Али тоже проснулся, глядит так высокомерно на Роберта и говорит — будь так любезен, позови сюда графа Ворда мне нужно с ним переговорить. Конюх как припустит оттуда. Вот и все, а я поспешила сюда тебя будить, а то боюсь, они там еще подерутся.

— Представляю удивление Ворда, заходит в конюшню, а там какой-то эльф спит рядом с его будущей женой, на непонятной конструкции. Надеюсь, что он не сильно разозлится. А ладно чего гадать, вижу, все закончили завтрак, пойдемте тогда, — проговорила я вставая. Представила дверь и перешла в реальность.

— Доброе утро Али! Как спалось? — спросила я, открывая глаза, ответить он мне не успел, потому что появился Яло и надо же какая неудача свалился прямо ему на голову.

— Ой! — Али сел обратно на раскладушку, потирая ушибленную макушку и смотря жалобно на Яло, — Ну что я тебе опять сделал? Чего дерешься?

— Прости, я не хотел. Это случайно получилось! — и смотрит главное на меня, «а я что? Я вовсе невиновата, что при переходе он упал, на Али».

— Так я тебе и поверил, случайно… — не знаю, до чего бы они договорились, но тут появился Ворд. Мне сразу захотелось куда-нибудь спрятаться, он был разъярен, да еще с холодным оружием. Но окинув нас взглядом, ярость его сменилась удивлением и непониманием. «Еще бы, я тоже была бы в растерянности, если б увидела, в конюшне в клетке лошади непонятную конструкцию, на которой сидит растрепанный эльф на ладонях у него живое яблоко, спорящее с ним, а рядом стоит лошадь-принцесса и пытается их успокоить.

— И кто мне объяснит, что здесь происходит, — наконец произнес он.

— Для начала ты мог бы и поздороваться, — сказала я, подходя к нему, — и ничего здесь не происходит, просто теперь Али будет сопровождать меня в нашем путешествии.

— Кто? — непонимающе взглянул Ворд на меня «кажется, мои слова насчет поздороваться были просто проигнорированы».

— Я говорю, что вон тот эльф, зовут его Али, будет меня сопровождать, — Ворд внимательно посмотрел на Али и отрицательно покачал головой.

— Нет, — категорично заявил он. «Так я и думала, что он будет против, придется приложить усилия, чтоб он согласился взять его с нами, главное чтоб Али не влез, эх… не успела я предупредить его об этом».

— Здравствуйте граф Ворд, я хотел бы прояснить данную ситуацию, — сказал, вставая Али, при этом Яло перебрался к нему на плечо.

— Проясняй, — смерил Ворд его оценивающим взглядом, убирая клинок в ножны.

— Во-первых, я хотел бы пред вами извиниться, за мое вчерашнее поведение, не достойное принца эльфов. Во-вторых, я хотел бы сопровождать вот эту лошадь в пути, в качестве ее, — тут он замялся, а потом, отбросив сомнения, продолжил, — слуги.

— Слуги? — удивленно переспросил Ворд. «Ну да, он конечно, знал, что я принцесса, но такого, наверное, не ожидал — эльфийский принц и слуга у лошади, хоть и заколдованной принцессы».

— Да слуги. Понимаете, она спасла меня, и я дал клятву, что буду рядом, пока она не снимет своего проклятья. Так что граф вам придется смириться с моим присутствием. Надеюсь, мы найдем с вами общий язык.

— Принцесса, это правда? — вопросительно посмотрел на меня Ворд.

— Да, это правда, — подтвердила я, кивая. — И я прошу у вас позволения, чтоб он сопровождал меня в нашем путешествии. — «Нет, все-таки, не стоит ему угрожать, что я могу просто его покинуть и самой ускакать на поиски замка Клариссы, а то мало ли, еще разозлиться на меня и зарежет Лану своим ножичком».

— Мне совсем это не нравится, но раз эльфийский принц дал клятву, — «еще бы, Ворд понимает, что единственный способ, избавится от Али в этой ситуации, это убить его, но если он это сделает, то за ним такая охота начнется, все эльфы будут мстить за своего принца. И рано или поздно его настигнет смерть» Ворд тем временем, протянул Али руку. — Хорошо, я даю свое согласие, на твое присутствие рядом с принцессой во время путешествия.

— Спасибо, — проговорил Али, пожимая его руку.

— Мы отправляемся через две недели. Ты можешь прийти сюда 22 мая в пятницу с утра, — «как тонко Ворд хотел избавиться от Али. Как же… так тот и согласится. Интересно, а у них такой же календарь как у нас или же это просто совпадение, надо будет позже расспросить их об этом». Али тем временем сложил руки на груди и понимающе взглянул на Ворда.

— Нет, — отрицательно покачал он головой, — к сожалению, моя клятва предусматривает, что я должен постоянно находиться рядом с принцессой. К тому же я составлю, ей компанию, чтоб ей не было скучно эти дни, пока идет подготовка к нашему путешествию, ведь правда принцесса?

— О, мне тоже будет без него скучно, — ответил вместо меня Яло, все это время сидящий на плече Али.

— А это еще кто? — только сейчас рассмотрел Яло Ворд.

— Я Яло, друг принцессы и ее защитник, — проговорил Яло, «надо же не знала, что у меня есть защитник». Ворд сощурил глаза и внимательно оглядел его. Я вздохнула и пояснила:

— Ворд это мое яблоко, — он приподнял вопросительно бровь, я вздохнула и ответила, — нет, он не заколдованный, просто он такой и все, и он мой друг, поэтому вам лучше с ним поладить. Отлично все перезнакомились, может, сходим, погуляем немного? — переменила я тему.

— Гулять? Здорово, пойдемте скорее! — радостно запрыгал Яло.

— Что ж, я с удовольствием составлю вам компанию, — сказал Али, пытаясь поймать Яло, перескакивающего с одного его плеча на другой.

— К сожалению, у меня много дел, да и ходить я пока нормально не могу, так что развлекайтесь принцесса, за конюшней начинается сад, он плавно переходит в лес, надеюсь, прогулка доставит вам удовольствие, — сказал Ворд, разворачиваясь на выход.

— Жаль…. а ты зайдешь вечером к нам поболтать? — спросила я.

— С удовольствием, — улыбнулся он, оглянувшись, — тогда до вечера, далеко в лес не забредайте, а то мало ли какие там звери водятся.

— Не переживай, я смогу ее защитить, — самоуверенно заявил Али.

— Надеюсь на это, — проговорил Ворд и зашагал прочь.

— Катя!!! — завопила Лана, так, что я даже дернулась от неожиданности. — Ты что?! С ума сошла!!! Зачем ты его пригласила? — возмутилась она.

— Лана, ну пойми и прими уже как факт, что он не враг нам, а наш союзник, к тому же я хочу узнать, что он за человек. Пока есть время, надо выяснить с кем свела нас судьба.

— Не верю я в эту судьбу, — пробурчала она.

— Бурчалкина, не переживай все будет хорошо.

— А ладно, делай, как считаешь нужным, — сдалась она.

— Я не сомневалась, что ты примешь верное решенье.

Глава 8

Я тем временем вышла из клетки. Конюшня оказалась достаточно длинным одноэтажным зданием. Через всю конюшню тянулся один коридор и с дух сторон были небольшие двери и еще посередине этого коридора был один широкий сквозной проход. Мы находились справа от этого входа, и в этой части действительно ни оказалось, ни одной лошади, зато с другой стороны от центрального входа было много лошадей, кого там только не было, разных мастей и окрасок. Они ржали, когда я проходила мимо них.

— Лан ты тоже не понимаешь, что они тебе говорят? — мысленно обратилась я к ней.

— Нет, я понимаю только людей, это не то, что в моем мире. Там я могу общаться хоть с муравьями, хоть с птицами, в общем со всеми, ну кроме растений, — послышалась горечь в ее голосе.

— Не грусти Лан, скоро ты окажешься дома, вот тогда со всеми наговоришься.

— Да, сейчас я в это верю. Мы обязательно найдем путь в мой мир!

Коридор кончился, и мы вышли на улицу. Солнышко, после темного помещения, ослепило меня на мгновенье. Глаза быстро привыкли к яркому свету, и я смогла оглядеться вокруг. Оказалось, что мы вышли сразу в сад. На деревьях были молодые зеленые листочки. «А здесь кажется только конец весны, наверное, все-таки у них такой же календарь, как и у нас. Это хорошо, значит, наше странствие выпадет на лето, а то осенью и зимой было бы не очень комфортно путешествовать, а вот летом и покупаться можно и фруктов много разных. Красота». Я присмотрелась к деревьям и траве. Они почти ничем не отличались к тем, что я привыкла видеть у себя дома. «Помню, подруга у меня занималась флористикой, так она все пыталась научить меня различать деревья, вот только ничего у нее не вышло, я смогла запомнить только самые простейшие, такие как яблоня, дуб или береза».

— Куда пойдем Кать? — Яло прервал ход моих мыслей, он все так же был на плече у Али, «похоже Али не против, такого наглого его использования».

— Как куда? Естественно в лес, сегодня замечательная погода, как раз для прогулки по весеннему лесу, — ответила я, и мы двинулись по тропинке из мелкого гравия.

Сад, через который мы проходили, был большим и ухоженным, видно было, что за ним присматривает опытный садовник, то там, то здесь попадались небольшие клумбы цветов, кое-где стояли скамейки. Мне особенно понравилось одно место, недалеко от конюшни, большой дуб, и вокруг него пустое пространство, только не высокая зеленая трава, просто идеальное место для пикников. Я шла и не могла надышаться свежим воздухом, Али и Яло благоразумно молчали, не мешали мне. «Люблю гулять в тишине, просто наслаждаясь окружающим миром». Я и не заметили, как сад закончился, и мы вышли на пригорок. Нам открылся потрясающий вид на окрестности, внизу лежал светлый лиственный лес, с небольшими полянками. К тому же весь пригорок оказался усыпан моими любимыми одуванчиками.

— Какая красотища!!! — не удержалась я от восклицания. — Ну что побежали?! — повернулась я к Али, он непонимающе смотрел на меня.

— Я говорю, побежали вниз с горки вон до туда, — сказала я, указывая на большое дерево одиноко стоящие внизу. — Или у нас принцы не бегают?

— Почему же, бегают.

— Так чего стоишь?! Побежали! — сказала я, срываясь с места.

«Это потрясающе, вот так просто нестись на полной скорости. Кажется, что никакие невзгоды и проблемы тебя не догонят».

— Эй, Кать, подожди нас, — окликнул меня Яло.

Оглянувшись назад, я увидела, что эльф и Яло пытаются меня нагнать, причем Яло скакал как ни странно сам по траве.

— Да вот еще, ждать вас, спорим, что я первая добегу до дерева! — выкрикнула я в ответ.

— Ах так, Али прибавь ходу, мы еще посмотрим кто кого! — надрывался Яло. Али только хмыкнул, видимо не хотел сбить дыхания. Вот так мы и добежали до того дерево. Естественно я прискакала первой.

— Как же здорово, правда? — обратилась я к прибежавшим Яло и Али, прислоняясь боком к дереву.

— Да, — только и смог выговорить Али, падая в траву и счастливо улыбаясь, я прилегла рядом, Яло устроился у меня на спине. — Давно я так не бегал, спасибо, — проговорил Али, немного отдышавшись.

— Мне тоже понравилось! Надо будет еще как-нибудь так же побегать! В следующий раз, я тебя обязательно обгоню, — вставил свой комментарий Яло.

— Это мы еще посмотрим, — усмехнулась я, — Али, а сколько тебе лет? — я всегда отличалась любопытством и бестактностью, что пришло в голову, сразу спрашиваю.

— Я совсем еще маленький, мне всего 46 лет, — «ну ничего себе. Я бы ему больше двадцати, точно не дала», а он продолжал. — Я смог отправиться на твои поиски только, когда мне исполнилось 45, с этого момента я стал самостоятельным. — «Наверное, что-то наподобие совершеннолетия у нас — можно творить все, что душе угодно, только конечно в рамках закона».

— Понятно, а чем ты обычно занимался при дворе? — спросила я.

— Будто не знаешь? Ты же сама принцесса? Не думаю, что твоя жизнь очень отличалась от моей, — попытался он уйти от ответа.

— Возможно, но все равно расскажи, — не отставала я от него.

— Ладно, — вздохнул он. — Как ты понимаешь, всеми государственными делами занимается мой отец, а я был обязан присутствовать на приемах, встречах с посольствами и просто на разбирательствах и судах. Отец хотел, чтоб я привыкал к жизни двора, знал ее изнанку и мог противостоять как в бою противнику, так и словесно постоять за себя. Меня учили всем видам боя, принц ведь должен уметь вести армию за собой, и не только этому много чему еще учили. В общем я рад, что вырвался оттуда.

— Это почему? Тебе не нравится быть принцем?

— Как бы тебе объяснить, возможно, мне бы и нравилось, в принципе интересно, но есть одно большое но — я рыжий эльф! Меня бесило бывать на всех мероприятиях, потому что все смотрели сочувственно на меня, ты просто не можешь этого понять, как меня это раздражало. У меня и друзей то там не было, представь как это неприятно, куда бы я не пришел, все сразу во первых узнают что я принц, а во вторых эти взгляды…бр…поэтому я часто сидел в замке и выходил, только в сад погулять, чтоб лишний раз ни с кем не встречаться. А когда мне исполнилось 45, я попрощался с отцом и уехал из замка.

— И он отпустил тебя одного?

— Ему пришлось, он знал про легенду, думаю, он очень беспокоиться за меня. А я хочу вернуться в замок с черными волосами, как у всех, тогда никто не будет меня жалеть, а я смогу со всеми общаться на равных.

— Ха-ха-ха, — не смогла я больше сдерживать смех. Он перевернулся со спины на бок, все это время пока он рассказывал, он смотрел в небо, на меня даже не взглянул ни разу. И теперь, непонимающе разглядывал меня.

— Не вижу здесь ничего смешного, я ей душу изливаю, а она смеется, — проговорил он обиженно.

— Ха-ха-ха, прости, просто это так глупо!

— Не понял, что глупо?

— Зависеть от чужого мнения, подумаешь рыжие волосы и таких больше ни у кого нет, что тут такого?! Наоборот здорово, не такой как все, надо этим гордиться, а ты стесняешься и считаешь, что все обсуждают твой цвет волос. Да наплюй ты на них, ты такой, какой ты есть, кому не нравиться пусть не смотрят. К тому же в моей стране есть поверье, что рыжие это те, кого любит солнце и судьба, и которым везет по жизни. Их считают самыми счастливыми. Так что по мне так тебя не за что жалеть или сочувствовать. И я этим заниматься не собираюсь.

— Мне тоже нравится цвет твоих волос. — сказал, до этого молчавший Яло, — когда на них попадают лучи солнца, кажется, что они тоже излучают свет.

— Спасибо вам, — удивленно и с благодарностью проговорил Али. — Но я все равно сам хочу, чтоб у меня были черные волосы. Так, что и не думайте, таким образом, от меня отделаться.

— Да мы и в мыслях такого не держали. А ты красить их не пробовал?

— В том то и дело, какую бы я краску не использовал, она смывалась вся водой, и как был цвет таким он и оставался. Это же проклятье, его нельзя так просто взять и закрасить. Кстати расскажи мне про свое проклятье.

— Кать, только правду ему о нас не раскрывай, мы его знаем всего ничего, расскажи ему то же что и Ворду и хватит, — посоветовала Лана.

— Думаю, ты права, я тоже пока ему не доверяю, а он нам, кажется, верит. Хотя кто его знает.

Я поведала ему ту же сказку про принцессу, Клариссу и проклятье, что и Ворду. Он слушал внимательно и кажется, поверил.

— Кать, а где ты встретилась с Яло? — спросил Али.

— Она моя мама. Она меня создала, — ответил за меня Яло.

— Нет, Лан ты это слышала?! Он считает меня своей мамой, ну ничего себе. А ты тогда, наверное, папа, ха-ха-ха! Слышь Лан ты у нас теперь папаня, а я маманя, а сынок у нас просто загляденье.

— Ха-ха-ха, ну ты Кать как что скажешь, так прям, ой, не могу я и папаня.

— Интересно, как же она тебя создала? — задал следующий вопрос Али.

— А не знаю, я открыл глаза и увидел ее и еще Лану по…

— А пойдемте как дальше, — прервала я на полуслове Яло. — Что-то мы засиделись с вами, а то вдруг погода испортится, а я еще хочу озеро какое-нибудь найти, ножки в нем помочить, — сказала я поднимаясь. Они тоже встали, Али отряхнулся от травы, Яло уселся к нему на плечо и мы пошли дальше.

— Лан хочешь погулять?

— Конечно хочу, вот только я не смогу с ними разговаривать, — пригорюнилась она.

— Ничего страшного, просто пройдешься немного, а то, как то нечестно получается, ты тут сидишь, а я там наслаждаюсь природой.

— Спасибо! — обрадовалась она.

— Только погоди секунду, я предупрежу их, чтоб они не паниковали, если ты не сможешь им ответить.

— Али, сейчас я не смогу с тобой разговаривать, ну только если через Яло, — он было хотел расспросить меня поподробнее, но я быстро добавила. — Не удивляйся. Это часть заклятия. Я скоро вернусь, не переживай, вы идите дальше, я мысленно с вами. Все пока! — проговорила я и поменялась с Ланой местами.

— Лана пришла! — обрадовался Яло, заметив, что глаза стали карими. «Надо бы его предупредить, чтоб ненароком, чего лишнего не рассказал, а то знаю я его болтун еще тот».

— Яло, — позвала я его мысленно.

— Катя?

— Да я, пожалуйста, не рассказывай про «сознание» Али. И про Лану тоже помалкивай, мы ему пока не доверяем.

— Хорошо Кать, не беспокойся, буду нем как рыба.

— Как рыба не надо, а то он еще догадается, что мы от него что-то скрываем, ты же слышал ту сказку про принцессу, что я ему сейчас рассказывала?

— Да.

— Так вот, можешь рассказать ему, что Лана и есть моя любимая лошадь и как нас различать. Про остальное молчи.

— Не бойся, можешь на меня положиться.

— Вот и славненько, а я пока отсюда понаблюдаю.

— А кто это Лана? — как я и думала, спросил Али.

— Как кто? Ты же слышал рассказ Кати, так вот Лана и есть ее любимая лошадь, мог бы и сам уже догадаться. Я их различаю по цвету глаз. Когда приходит Катя, они голубые, а если Лана, то они янтарные.

— А понятно. Пошли тогда найдем озеро. Вот только у нас нет с собой уздечки, как мы поведем ее, — при слове уздечка Лана клацнула перед его носом зубами, он шарахнулся в сторону.

— Ты чего совсем?! — вспылил Яло, — какая уздечка! Она прекрасно тебя понимает. Советую не упоминать при ней это слово, а иначе можно и покалечится…

— Эй, хватит! Не надо мне угрожать, сразу бы объяснили, а же не знал, — сказал он, повернулся к Лане спиной и зашагал по тропинке, что-то бурча себе под нос.

Глава 9

Хоть я и наблюдала за всем происходящим, как в телевизоре, но от этого мне было не менее интересно. А они между тем шли и шли вглубь леса. Вокруг пели птички, похожие на наших воробьев, только раскраска у них была более яркой, пару раз куковала кукушка, один раз нам дорогу перебежал заяц.

— Кать ты уверенна, что здесь есть озеро? — спросила меня Лана.

— Не очень, но по идее оно должно быть или хотя бы какая-нибудь речка.

— А если мы их так и не найдем?

— Ничего страшного. Ты же не думаешь, что мы будем ходить по лесу, до тех пор, пока не упадем бездыханными. Так что не переживай, как нагуляемся сразу повернем обратно. У нас будет еще две недели, думаю за это время, мы исследуем этот лес.

«Интересно дикие звери здесь водятся? А то мало ли какое чудище нападет, я же даже не знаю, кто живет в этом мире, ну эльфы и люди точно, еще пегасы. Надо будет вечером Ворда с Али расспросить».

Все шли молча, каждый думал о своем, прошел уже час, как мы поменялись с Ланой местами, Али шел впереди, периодически оглядываясь на Лану. Яло уже давно дремал у Али в руках. Я уже было хотела предложить поворачивать назад, но тут листва расступилась и мы застыли пораженные увиденным.

— Как красиво, — выдохнула Лана.

«Да, она права, у меня нет слов, это восхитительно». Я вообще-то и раньше бывала на лесных озерах, но такой красоты мне видать не приходилось». Озеро было правильной круглой формы, деревья почти со всех сторон подступали к воде, наклоняя свои кроны прямо его поверхности. С той стороны, с которой мы вышли, был небольшой спуск к воде. У самой кромки озера начинался песок, сразу захотелось окунуться в него. А по краям озера росли кувшинки с огромными белыми и розовыми цветами, гладь же озера была неподвижной, как зеркало.

— Лан, может это то озеро, в котором должен искупаться Али?

— Возможно. Оно очень необычное, я таких никогда не встречала. Давай поменяемся местами, и ты ему об этом скажешь, а то Яло не хочется будить, вон, как он сладко спит.

— Хорошо, надеюсь Яло на нас не обидеться, что мы ставили эксперименты без него.

— Думаю, он простит нас. Иди уже.

— Привет, скучал тут без меня? — обратилась я к Али, перейдя в реальность.

— Катя?! — обернулся он, обрадовавшись моему появлению. — Наконец-то ты вернулась. Как раз вовремя, необычное озеро, правда?

— Да, очень, слушай, я тут подумала, может это и есть то самое озеро, которое ты ищешь?

— Неужели ты полагаешь? — понял он мою мысль.

— Да, именно, искупайся в нем, так мы проверим, ошибаемся ли мы или нет.

— Оно же, наверное, ледяное — запротестовал он.

— Не знаю, сейчас подожди, пойду водичку попробую, — сказала я, направляясь к воде.

— Я тебя здесь подожду, что-то мне не очень хочется пробовать воду.

— Ха-ха-ха, тебе еще в нем купаться.

— Не факт.

— Не спорь, мы же должны убедиться то ли это озеро или нет, а это можно сделать, только если ты в нем искупаешься.

Подойдя к воде, я нагнулась посмотреть на свое отражение и замерла, не веря своим глазам. В воде отражалась вовсе не Лана, а я. На меня смотрела девчонка лет так девятнадцати, с рыжими чуть вьющимися волосами до плеч, голубыми глазами и худощавой фигурой, при этом я была одета в то, в чем была и в сознании, то есть в джинсах и футболке, сотворенных для меня Ланой.

— Ничего себе, Лан ты это тоже видишь?

— Да забавно, а если мы поменяемся местами, кто отразиться в воде?

— А чего гадать, меняемся!

Теперь на нас смотрела лошадь, то бишь в озере теперь отражалась Лана.

— Значит Лан, это озеро отражает истинную сущность человека или не только оно, может быть, в зеркале тоже можно увидеть только душу. Надо будет чуть позже поэкспериментировать.

— Кать, как водичка, теплая? — спросил Али, направляясь ко мне.

— Лан, я же представилась принцессой, а он меня увидит в таком виде, что делать? — запаниковала я.

— Кать успокойся, подожди я уже иду, — сказала Лана, появляясь в сознании.

— Ну чего испугалась, сейчас подберем тебе наряд, и все уверятся, что ты настоящая принцесса.

— Правда? Ой, постой, я дверь то закрою, — сказала я, захлопывая ее и еле успев поймать, появившегося Яло, так и не проснувшегося. Я положила его на диван.

— Так какое платье ты хочешь? — спросила она.

Я на мгновенье ощутила себя золушкой, перед которой появилась ее крестная.

— А в каких платьях ходят в этой стране?

— Я не очень приглядывалась к нарядам здешних дам, сама понимаешь, мне нет никакого смысла в этом. По-моему у нас все носят пышные платья с оборочками, плечи открыты, вот подожди, сейчас сделаю, — произнесла она, и тут же передо мной появилось нечто.

— Не я такое не одену! Такая безвкусица. Ну и мода у вас, — возмутилась я.

— Тогда не знаю, скажи, что ты хочешь, и я его тебе сделаю.

— Дайка подумать, обычно у принцесс очень пышные платья, в них неудобно ходить, но мое платье должно соответствовать рангу принцессы и быть удобным, чтоб такое придумать.

Я попросила у Ланы карандаш и лист бумаги и нарисовала платье.

— Вот думаю это то, что нужно, — сказала я, показывая ей мое художество.

— Ты в этом уверена?

— Еще как, не смотри на рисунок, я плохая художница, смотри на саму модель.

— Хорошо я попробую, — сказала она и уже через мгновение, передо мной висело платье моей мечты. — Чего смотришь, разинув рот, — улыбнулась Лана, — одевай его скорей, поглядим, угадала ли я с размером.

Я с удовольствием облачилась в него.

— Супер, очень красиво! Кать, ты в нем прямо как настоящая принцесса, правда, я наших то, ни одной не видела, но они должны выглядеть именно так.

— Да, платье восхитительное, я о таком всю жизнь мечтала, вот только сшить его у меня, наверное, никогда бы не хватило ни сил ни умения. — Я вертелась перед зеркалом, сотворенным Ланой. Она угадала с материалом, легкая мягкая ткань молочного цвета в несколько слоев. Само же платье длинное до щиколотки, приталенное с глубоким вырезом на груди и с разрезами по бокам до бедер. На ногах же одеты под цвет ткани лосины, такой же длинны, что и платье. Рукавов, как таковых почти и нет, только видимость их, обувь я ни какую не стала одевать, босиком ходить с детства люблю. А вот с венцом возникла проблема. Лана все хотела надеть на меня корону. Ну куда я с ней?! Немного подумав, я попросила ее сделать мне диадему на лоб из прозрачных кристаллов и вплести в них узор из красных камней, и посередине сделать большой камень в виде солнышка только красного. Получилось и вроде не корона, но то, что это не простое украшение было видно сразу.

— Лана, здорово! — расцеловала я ее в порыве благодарности. — Спасибо тебе! В таком виде и не позорно показаться на глазу Али и Ворду.

— Ну что ты Кать, — немного смутилась она, — всегда, пожалуйста, мы тебе еще и не таких нарядов наделаем.

— Не сомневаюсь в этом.

— Давай иди уже, — подтолкнула меня в спину Лана, — интересно посмотреть на реакцию Али, когда он вместо меня увидит тебя.

— Да, пошла я, — сказала я, переходя в реальность.

— Кать, чего ты застыла как изваяние? На свое отражение засмотрелась? — проговорил Али, подходя к кромке воды, и теперь удивленно переводил взгляд с Ланы на отражение.

— А..э…Катя? — наконец смог произнести он.

— Ха-ха-ха, — рассмеялась я, не удержавшись, такое потерянное лицо у него было. — Да я это я. Оказывается, в этом озере отражается душа человека, а может быть и не только в этом озере. Воде же с древних времен приписывались чудодейственные силы.

— Ты тоже рыжая?! — воскликнул он, видимо пропустив мимо ушей мое пояснение.

— Да как видишь рыжая, еще и с веснушками. В отличие от тебя, мне нравится цвет моих волос, и я бы не хотела его менять, и веснушки тоже свои люблю, они отличают меня от других людей. К тому же я действительно верю, что рыжие люди они особенные и самые счастливые.

— Рад за тебя, но мне не нравится быть рыжим, — сказал он с грустью.

— Так, все! Хватит впадать в депрессию, раздевайся! — скомандовала я.

— Зачем? — спросил он, вытаращив на меня глаза.

— Как зачем?! Не в одежде же тебе в озере купаться.

— А может не надо, а? Это наверняка не то озеро….

— А может то! Ты ведь не узнаешь этого, пока не окунешься. Так что давай снимай одежду и вперед. А я пока все-таки помочу ножки, — до сих пор я стояла у кромки воды, все не хватало духу нарушить покой озера, уж больно оно было необычное ни одного волнения на нем.

— Странно. Али вода теплая, — сказала я, войдя передними копытами в воду, — я бы сама не отказалась в такой искупаться, так что не бойся, ныряй!

Али к тому времени уже разделся до штанов и стоял, не решаясь зайти в воду.

— Ты все-таки уверенна в том, что это, то озеро? — спросил он, переминаясь с ноги на ногу.

— Нет, но проверить стоит и хватит уже болтать!

Он постоял еще пару секунд, а потом, решившись быстро зашел в воду и нырнул. Что тут началось. Я испуганно смотрела на озеро. Никогда такого не видела. Вода забурлила, и на поверхности появился Али, он не подавал признаков жизни, волосы его были все еще рыжими и он как бы стоял над озером, укутанный струями воды.

— О нет, Лан, что происходит? Что с ним? Неужели он умер?

— Катя без паники, может он просто без сознания. Рано еще горевать.

А тем временем прямо из воды рядом с Али сотканная из тысяч струек воды возникла девушка, идеальные черты лица, вот только холодные глаза делали ее отстраненной от реальности. Она подошла к Али и провела по его щеке рукой, выглядела она очень довольной.

— Спасибо, — певуче проговорила она, «а голосок то у нее как у сирены и эхо над всем озером».

— За что спасибо? — переспросила я.

— За ужин, — улыбнулась она.

— Какой ужин? — «не поняла?! Она что собралась, есть Али?! Не-е-е, не дам!»

— За вот этот, — сказала она, указав на Али. «Ну точно, как пить дать, сейчас его слопает и что мне теперь делать?»

— Лан, как его спасать будем?

— Кать нам бы самим спастись… — послышался страх в ее голосе.

— Не поняла…

— Ты на ноги свои глянь! — в панике уже закричала Лана.

— Ой! Вот попали! — воскликнула я, посмотрев вниз. Мои копыта были обвиты струями воды, я попыталась высвободиться, но не тут, то было, вода держала крепко, было ощущение, что мои ноги забетонировали.

— Кать она нас сейчас съест, придумай что-нибудь, а? — взмолилась Лана.

— Да чего тут думать, надо ее убить как-нибудь. Тогда мы и освободимся, вот только как это сделать? — я посмотрела на нее, она внимательно изучала меня, как будто ждала от меня чего-то, — Лан, а может попробовать с ней договориться?

— Сомневаюсь, что она будет тебя слушать, но попытаться все-таки стоит.

— Эй, водяная, отпусти нас с Али, сейчас же! — грозно прикрикнула я на нее.

— Ты меня не боишься? — спросила она, удивленно смотря на меня.

— Тебя? С чего бы это?

— Ну, я же тебя сейчас есть буду!

— Меня? Ха-ха-ха, удачи! Жаль бедная девочка, умрешь во цвете лет… — она оставила Али и подошла ко мне поближе, немного с опаской разглядывая меня.

— Почему это? Раньше ела, а сейчас умру? Я к тому же не водяная, а Водолодилия.

— Кто простите?

— Водолодилия, я не водяная, я озеро обладающее душой и перемещающееся с одного места на другое по всему миру, — «интересно, зачем она мне все это рассказывает, ей что, поговорить больше не с кем».

— Это все конечно занимательно, но может, ты все-таки отпустишь нас?

— Нет, когда я съем вас, то мое озеро станет еще больше, — мечтательно закатила она глаза.

— А зачем тебе становиться больше?

— Когда я стану самым большим озером, то смогу вобрать в себя все озера других Водолодилий и я стану самой великой из всех, — «все ясно, у нее банальная мания величия, хочет быть круче всех, чтоб перед ней все преклонялись».

— А почему ты мне все это рассказываешь?

Кажется, мой вопрос застал ее врасплох, она задумалась.

— Лан, у меня есть план!

— Ты придумала, как от нее избавиться?

— Пока нет, но мне пришла одна мысль. Ты же читать умеешь, да? Попроси у сознания книжку про этих Водолодилий, там должны быть описаны средства борьбы с ними.

— Поняла, сейчас поищу, а ты держись, заболтай ее, мне нужно немного времени.

— Я постараюсь.

— Так почему? — снова спросила я.

— Просто ты первый человек за сотни веков, кто со мной заговорил, остальные либо теряли сознание, либо тряслись от страха, так, что из них и слова не вытянешь, — сказала она, поднимая на меня глаза. «Так ей банально скучно, сколько она сказала, сотни веков ни с кем не разговаривала, жуть».

— Лан ну как? Что там написано про эту Водолодилию?

— Почти ничего нет, бороться с ней можно только испарив ее, ума не прилажу, как нам это сделать, последний раз их видели пару тысяч лет назад, вообще считается, что они вымерли.

— Повезло же нам повстречаться с ней.

— Это точно, у тебя есть идеи, как испарить ее?

— Погоди Лан…

— Кать ты что-то другое придумала?

— Есть одна мысль, сейчас проверю на практике.

— Тебе, наверное, скучно одной быть и целыми днями молчать? — обратилась я к Водолидилии.

— Бывает иногда, — призналась она.

— А ты давно своих сородичей видела?

— Очень давно, тысячу лет назад встречалась с одной, но она была не очень разговорчива.

— Скажи, если я найду себе замену, кого-нибудь, кто будет с тобой болтать, с кем тебе не будет скучно, тогда ты отпустишь нас?

— А зачем он мне нужен, если есть вы двое? К тому же, я тысячи лет могу не разговаривать! Люди ко мне вообще попадаются редко, обычно меня обходят стороной. Вот вы первые за последнюю сотню лет попались. И такую возможность, как расширить свои владения, я упускать, не намерена. Так что сейчас с тобой закончу разговор, поем и уйду в какую-нибудь другую часть мира.

— А может, все-таки попробуем договориться, а? — не сдавалась я.

— Ну не знаю… — посмотрела она мне в глаза и в них промелькнула заинтересованность.

— Давай так, ты обещаешь нас отпустить, если тот, кого я приведу, тебе понравиться.

— Такое маловероятно, — протянула она.

— Но все-таки… — с нажимом проговорила я.

— Хорошо, я все равно ничего не теряю, я обещаю тебя отпустить, если ты мне найдешь того, на которого я готова буду тебя поменять.

— Э, нет, давай ты и вон того эльфа тоже отпустишь, он мой друг. Она немного замялась, но любопытство ее перебороло.

— Ладно, так и быть, обещаю вас отпустить, если мне понравиться экземпляр, предложенный тобой. Только сколько ты за ним ходить будешь? Пока ты его не приведешь, эльф будет у меня!

— Насчет этого не беспокойся, мне и ходить никуда не придется, он сам здесь появится через пару минут.

— Тогда ждем… — сказала Водолодилия, усаживаясь на стул, сплетенный из струй воды.

— Лан скажи, а Водолодилии бывают мужского рода?

— Нет, в книжке сказано, что это девушки, сотканные из воды. Постой, неужели ты хочешь создать Водолодилия — мужчину?

— Угадала!

— Но как?

— А вот сейчас порошу его у сознания, как и ты, заказываешь вещи в реальный мир.

— Но я не могу создавать живых людей и существ.

— Это ты, а я все-таки попробую, вон Яло же сотворила. Может и здесь получится.

— А и правда, чем черт не шутит! Все, не буду тебя отвлекать. Помнишь же что говорить, да?

— Да.

Я представила, как должен выглядеть Водолодилий и мысленно произнесла «коруе». Пару секунд ничего не происходило, а потом прогремел гром. Я посмотрела в небо, еще недавно на нем не было ни облачка, сейчас же над нами собирались большие черные тучи. Они постепенно скручивались в воронку наподобие смерча. Воронка все удлинялась и, коснувшись поверхности воды, она стала засасывать в себя воду. Водолодилия вскочила со стула и заверещала, так что я чуть не оглохла. Воронка же вобрав в себя половину озера, вдруг рассыпалась на тысячи брызг и исчезла. Когда пелена брызг улеглась и я решилась открыть глаза, первое что я увидела это был он — Водолодилий, державший на руках бесчувственную Водолодилию.

— Здравствуйте, — проговорил он.

— Здравствуй, — ответила я.

Водолодилия зашевелилась и открыла глаза, она непонимающе смотрела на него. Он плавно опустил ее на поверхность. Она перевела на меня расширенные от ужаса глаза.

— Прости меня Пресветлая Мать! — чуть не плача произнесла она, тут же падая на колени.

— Это ты кому сейчас сказала? Мне? — спросила я, непонимающе смотря на нее, она утвердительно закивала головой. — Эй, ты чего? Совсем от счастья головой повредилась? Какая я тебе мать, да еще и пресветлая? — возмутилась я.

— Самая настоящая. Прости меня, я не знала, не гневайся на меня, — размазывала она слезы по щекам. Водолодилий гладил ее по голове, пытаясь успокоить.

— Эй, хватит, нести чушь! Поднимайся с колен и объясни мне, наконец, кто такая эта Пресветлая Мать и почему ты меня ею называешь.

— А ты меня простишь? — с надеждой взглянула она на меня.

— Да прощу, прощу, если все толком расскажешь.

— Спасибо! — вскочила она и быстро затараторила, боясь видно, что я передумаю, — Пресветлая Мать, она бог этого мира и она может создавать и разрушать в этом мире все. И только она могла сотворить его, — показала она пальцем на Володилия.

— А, ну понятно. Вот и хорошо. А теперь отпусти нас с вон тем эльфом. Пойдем мы, пора нам, — «какая-то она странная, надо быстрее уходить отсюда, сегодня я еда, завтра бог, дурдом!»

— Да-да, конечно. Если бы ты сразу сказала кто ты, я б вас и пальцем не тронула, — заверила она меня. Тем временем струи воды опали с моих ног, и я быстренько перебралась на берег. Али уже тоже был перенесен ко мне на берег и лежал, теперь раскинув руки в стороны. Я склонилась над ним, пытаясь понять, жив ли он.

— Пресветлая Мать, — окликнула меня Водолодилия.

— Ну, чего тебе еще? — повернулась я к ней.

— Можно мне сделать тебе подарок?

— Что? Какой еще подарок? Не нужно мне от тебя ничего, — отмахнулась я от нее.

— Но, пожалуйста, я должна тебя как-то отблагодарить, — взмолилась она.

— Ладно, давай его сюда, — согласилась я.

— Спасибо, сейчас все будет готово.

В следующий секунду струйка воды отделилась от нее и обвилась вокруг моего копыта, как только круг воды осыпался, на копыте остался как бы браслет, состоящий из капелек воды, будто бы весящих в воздухе и ничем не скрепленных. Я подошла к кромке воды, я увидела на своей левой руке браслет, как на копыте Ланы.

— Спасибо, очень красиво, — поблагодарила я ее. «Интересно, как он держится? Наверное, какая-нибудь магия».

— Это тебе спасибо, что приняла его. Но должна тебе сказать, что это не простой браслет. Как только тебе понадобиться наша помощь, дотронься до него и позови меня. Мы придем к тебе на выручку где бы ты ни была.

— Спасибо еще раз, — сказала я с благодарностью. «Отлично, теперь если что у меня есть защитники».

— Ну, мы пошли? — спросила она, в нерешительности топчась на месте.

— Идите конечно. Хотя погодите, у меня к вам есть огромная просьба. Будьте любезны, не говорите пока никому, что видели меня. Пусть мое присутствие пока будет секретом для остальных.

— Мы обещаем. Твоя воля для нас закон. До свиданье, — поклонившись и взявшись за руки, они исчезли.

Глава 10

— Катя ты молодец! — воскликнула Лана.

— Да спасибо, только вот нам надо еще привести Али в чувство. Лан сотвори ведро холодной воды, будем его будить.

— Кать ты садистка, — сказала Лана, создавая ведро воды.

Я взяла его и подойдя к Али вылила на него всю воду. Али вскочил, как ошпаренный, крутя головой из стороны в сторону, не понимая, что происходит.

— Али успокойся! Все хорошо! — он повернулся ко мне.

— Катя? А где озеро? — удивленно оглядывался он по сторонам.

— Какое озеро?

— Ну, такое… красивое, немного странное, в которое я занырнул, а потом не помню…. Очнулся уже здесь. Что произошло?

— Так ты про это озеро, да исчезло оно, — «не хорошо иногда врать, но расскажешь правду, столько ненужных вопросов начнет задавать. А на некоторые вопросы ему лучше не знать пока ответов».

— Лан, никому не говори, что здесь произошло, — попросила я ее.

— Смешная ты Кать, кому я могу рассказать, только Яло. Он же все проспал, вон до сих пор на диване посапывает. Может его разбудить?

— Нет Лан, не надо, выспится сам встанет.

— Как скажешь, как я понимаю, он тоже ничего не должен знать?

— Да, так будет лучше, он же болтун еще тот.

— Как исчезло? Куда? — Али сидел и не понимал, то ли я шучу, то ли правду говорю.

— Да бог его знает куда? Нет его больше и все. А ты давай поднимайся, а то вон скоро вечер настанет, а нам еще топать и топать, к тому же я не помню дороги назад.

— Не Кать, подожди.

— А чего ждать-то? Ночи?

— Да нет, я так и не понял, что здесь случилось. Расскажи! — не отставал он от меня.

— А до какого момента ты помнишь? — «сначала выясним, не видел ли он чего лишнего».

— Я помню, что мы шли по лесу, потом наткнулись на странное озеро, ты предположила, что это, возможно, то озеро, которое мы ищем, и сказала мне, чтоб я в нем искупался. Я согласился и нырнул. И все, потом очнулся, только когда ты меня облила холодной водой.

— Да все именно так и было. Как только ты зашел в воду, озеро тут же исчезло, а ты оказался лежащим на траве. Я тебя теребила, но ты не просыпался, я испугалась и сотворила ведро холодной воды, вода лучше всего приводит человека в чувство, когда он без сознания. Вот и ты сразу же очнулся. А озеро, наверное, просто было миражом, такое бывает.

— Бывает, то бывает, только я никогда не слышал об озерах миражах.

— Ну вот и услышал, вставай и пошли, а то нам еще из леса выбираться. Ты кстати как ориентируешься в лесу? Я вот совсем не умею.

— Я? В лесу? Это оскорбление? — с подозрением посмотрел он на меня, вставая.

— Почему? Чем это я тебя оскорбила, и в мыслях не было.

— Я же эльф! — воскликнул он.

— И что с того? — не поняла я.

— А то, что лес для нас как дом родной и спрашивать у эльфа такое, у нас считается оскорблением, — пояснил он.

— О, простите ваше высочество, никак не хотела вас задеть. А теперь получив свои извинения, будьте так любезны, одеться и отправиться со мной в обратный путь. — Он тяжело вздохнул «так и читаю его мысли, почему у всех лошадь как лошадь, а я умудрился отыскать такое сокровище».

Он быстро оделся и стал оглядываться по сторонам, как будто, что-то потерял.

— Кать, а ты не помнишь, куда я положил Яло? Что-то я его нигде не вижу!

— Не беспокойся с ним все в порядке, обещаю, он скоро появится.

— Тогда пойдем, нам на север, вон туда — сказал он, махнув рукой на право.

Мы не спеша двинулись, каждый думая о своем.

— Лан займешь пока мое место? А то я немного устала…

— Да конечно, может, ты кушать хочешь?

— Просто жутко, я так перенервничал с этой водяной, что просто сейчас упаду от усталости.

— Сейчас отдохнешь, переходи ко мне сюда.

Я уселась на свой уже полюбившийся диванчик, не в силах пошевелится.

— Вставай, поешь немного, — подошла ко мне Лана.

— Да, сейчас, а ты можешь создать мне мороженое?

— Не знаю, а что это такое?

— Ты ни разу не пробовала?

— Нет, объясни, как оно выглядит и из чего делается, возможно, оно есть и в нашем мире, только по-другому называется.

— Все может быть, — согласилась я с ней, — мороженое в моем мире это очень вкусная штука, сделанная из молока и сахара. Все это смешивается и замораживается. А потом через некоторое время, когда оно застывает, его едят, в него можно добавлять разное варение или сиропы, еще орехи и шоколад, чего только в него не добавляют.

— Нет, в этом мире мне ни разу не доводилось о таком слышать, сейчас попытаюсь сотворить, — Лана закрыла глаза и через пару секунд передо мной лежал сугроб из мороженного, я в жизни его столько не видела. Подойдя к нему, я взяла немного попробовать и закрыла глаза от удовольствия.

— Потрясающе! Очень вкусно! Только Лан я забыла тебе сказать, что его обычно делают малыми порциями и подают в пиалах или в тарелках.

— В следующий раз предупреждай, — усмехнулась она, принюхиваясь. — Вкусно говоришь, сейчас попробуем, — сказала она, нагибаясь и слизывая немного. — Гадость какая! — тут же скривилась она.

— Да ты что, по мне так это самое лучшее из всех блюд, созданных человеком.

— Возможно для тебя это и так, а для меня нет ничего лучше, чем свежая зеленая травка поутру, когда на ней сверкают капельки росы.

— Все-таки мы с тобой очень разные Лан.

— Кто бы в этом сомневался. Ладно, Кать ешь свое мороженное, а я пойду, прогуляюсь.

— Да, давай, я еще немного поем и пойду спать, как только придем в конюшню, разбуди меня, я тебя сменю.

— Хорошо, — произнесла она, исчезая, а я, дорвавшись до своего любимого мороженного, накушалась его от пуза, даже замерзать стала.

Яло все так же спал на диванчике. «Вот он соня, может он вообще в спячку впал? А ладно пусть спит», подвинув его на край дивана, я улеглась рядом, вот только сон не спешил идти ко мне. «Неужели переела мороженого?» Я стала вспоминать все, что произошло со мной после появления в этом мире. «Интересно, Лана тоже считает, что я бог этого мира. Бред конечно, такое ведь не может быть, если я бог, то откуда здесь взялись Водолодилии, я же не планировала их в своем рассказе, я вообще не выдумывала каких бы то ни было существ и даже не описывала их в своей книге, а они утверждают, что я их создательница, очень это странно, может их создал кто-нибудь другой, хотя с другой стороны, это же моя книжка, все запуталась, как же все не понятно. Все стоп, хватит об этом думать, время покажет». Я постаралась ни о чем не думать и не заметила, как уснула.

Мне снился странный сон, мне все время казалось, что кто-то просит о помощи, все это вплеталось в события сна, и я никак не могла понять, зовут ли конкретно меня или просто просят о помощи. Я пыталась выяснить источник, но меня постоянно сбивали меняющиеся картинки сна. Наконец я проснулась, так ничего и не поняв, я была мокрая от пота. «Не люблю такие сны, после них всегда плохое настроение и беспокойство, что что-то случилось или должно произойти. Надо посмотреть, что там с Ланой». Приоткрыв дверь сознания, я увидела все тот же лес, только на улице стало заметнее темнее.

— Привет Лан. Как вы тут? — обратилась я к ней.

— Проснулась? Что-то на тебя не похоже, я думала, ты до вечера проспишь.

— Да кошмары всякие сняться, что зовет меня кто то, а я не могу понять кто. Не знаешь, к чему бы это?

— Нет, но надо выяснить, может действительно кто-нибудь попал в беду и зовет на помощь. Я буду на стороже, а ты пока разбуди Яло, хватит ему спать. Это на него не похоже, он обычно так много не спит, не заболел бы.

— Да ты права пойду будить. Эх опять сейчас ворчать будет.

— Ничего поворчит, да успокоиться, а тебе все веселей будет, с ним поболтаете.

— Все я ушла.

— Удачи.

«Да удача мне не помешает, а то он вот сейчас проснется, как наброситься на меня. Ну все хватит драматизировать, ничего он мне не сделает, разве что поворчит немного». Я взяла его на руки «такой хорошенький, когда спит».

— Яло проснись! — позвала я его не громко. Ноль эмоций, даже не шелохнулся, — а ну просыпайся, Яло сколько можно спать, все интересное проспишь, — затрясла я его «молчит, это на него не похоже», я уже начинала нервничать, — Яло миленький проснись, хватит притворяться уже! А ну как быстро очнулся! Иначе брошу, в холодную воду! — опять тишина мне в ответ. «Все, самое лучший будильник, это холодная вода, но ее нет под рукой, зато есть целый сугроб мороженого, ну сугробом это теперь было уже трудно назвать, но небольшая горка еще осталась» и я легонько сбросила Яло в то, что осталось от мороженого. Ноль реакции.

— Яло!!! Яло, — затрясла я его снова, «неужели умер, нет, только не это. Нет, хватит паниковать, надо спросить у Ланы, может она знает». И я бегом бросилась открывать дверь.

— Лана, Яло не просыпается, если он вообще спит, — сходу выдала я.

— Что-о-о? — тут же появилась она рядом со мной, — Как? А что это с ним? Почему он весь в мороженом? — непонимающе смотрела она на меня.

— Я это…того… я хотела его разбудить и положила в мороженное, думала что холод его разбудит. Но моя теория провалилась. Как же нам привести его в чувство, а может он вообще того?

— Чего того? — не поняла Лана.

— Ну ушел в мир иной, короче умер он, — предположила я.

— Да нет Кать, такого не может быть, он наверняка живой, просто крепко спит.

— Ты уверена? Слушай, сотвори зеркальце, а?

— Зачем тебе сейчас зеркало? — удивилась она.

— Проверю, дышит ли он или нет.

— А ты уверенна, что он вообще дышит?

— Не знаю, но стоит попробовать, — через пару секунд у меня в руках оказалось зеркальце, я поднесла его к Яло, оно запотело. — Фух… жив, — с облегчением выдохнула я, — слава богу, осталось теперь его только разбудить, он мне напоминает спящую красавицу.

— А это кто такая? — заинтересовалась Лана.

— Это принцесса, которая укололась веретеном и уснула на много лет и проснулась только, когда ее поцеловал принц.

— Какая странная сказка.

— Обычная, я ее потом тебе полностью расскажу, а это так утрированная версия и то только центральная часть. Но суть ты, надеюсь, уловила.

— Понятно, давай, целуй его, может он проснется.

— Я? А может, ты его поцелуешь, а?

— Ну уж нет, только после тебя.

— Эх, Лан какая ты вредина.

— Прямо вся в тебя. Хватит рассуждать, давай уже целуй его.

Я поднесла его к губам и быстро поцеловав, тут же отстранила.

— Что-то это никак на него не подействовало, — заметила Лана.

— У меня ничего не получилось, Лан, давай теперь ты его целуй, — сказала я, поднося его к ней, она нагнулась, но не успела его поцеловать.

— Бууууууу!!! — заорал он, подпрыгивая. От неожиданности мы с ней присели и непонимающе взглянули друг на друга, а он прыгал перед нами, заливаясь смехом, — Ха-ха-ха! Попались!

— Пошутил, — зашипела я на него. — Ах, ты негодник, мы уж думали, с тобой что случилась, а ты шутки шутить изволишь. Все! Тебе не жить! — хищно улыбнулась я.

— Да после такого! Ну все держись! Пощады не будет! — зло прошипела Лана.

— А вы сначала меня догоните! — прокричал он, отпрыгивая подальше от нас, мы с Ланой вскочили и стали за ним носиться. Но не так легко поймать яблоко, особенно если оно постоянно прыгает с места на место. Пробегав с полчаса и не поймав его, я свалилась без сил на диван. За это время мы с Ланой умудрились заработать себе пару травм. Мне Лана несколько раз наступила на ногу, а я ее один раз чуть не сшибла, а второй раз пнула вместо Яло, совершенно случайно, просто он отпрыгнул в сторону, а Лана не успела увернуться от моего пинка, он ей прямехонько под зад пришелся. И сейчас она на меня смотрела немного обиженно.

— Лан, ну не специально я, правда, это вышло случайно, — оправдывалась я.

— Да верю я, вот только больно все равно. Зачем так сильно надо было бить?

— Так я Яло хотела ударить, а он взял и увернулся.

— Да, я шустрый, — влез в наш разговор Яло, сидящий от нас на почтительном расстоянии.

— А ты помолчи, не с тобой сейчас разговаривают, — одернула его Лана.

— Эй, вы что, правда, на меня обиделись?

— А ты как думаешь? Мы тут переживаем, не знаем, что и думать, а он пошутил. Знаешь, иди ты со своими шутками… в общем, ты понял куда, — прикрикнула я на него.

— Простите меня! — разревелся он. — Я хотел просто посмеяться вместе с вами.

Мы переглянулись с Ланой, я тяжело вздохнула.

— Какой же ты еще глупенький. Лан, что думаешь, простим его? — спросила я ее. Яло с надеждой посмотрел на нее.

— Не знаю, не знаю…. если он пообещает так больше не шутить, то можно и подумать над его прощением, — произнесла она серьезным тоном.

— Я не буду больше! Честное слово! — захлюпал он опять носом.

— Ладно… прощаем, — сжалились мы над ним.

— Спасибо! — воскликнул он. «Уже улыбается, вот хитрюга, знает же, что мы не выносим его слез, вот этим и пользуется».

— Лан я думаю тебе пора возвращаться, а то мы столько времени теряем.

— В каком смысле? — не поняла она мою мысль.

— В прямом, пока мы здесь там время останавливается, а мы столько времени здесь проводим, что для нас день увеличивается, по крайней мере, в полтора раза. Ты и сама небось устала, весь день так сказать на ногах, это некоторые проспали пол дня. Может тебя заменить?

— Если честно, то я бы не отказалась, а то порядком надоело все идем-идем, мне вообще кажется, что мы заблудились, а Али за все время, что ты здесь спала, ни разу не остановился передохнуть.

— Я все поняла, только сейчас перекушу чего-нибудь и в путь.

Когда я перешла в реальность, уже даже не вечерело, а темнело. Али шел далеко впереди.

— Эй, Али! — окликнула я его, — не беги так, а то я тебя потеряю из виду и заблужусь, а этого бы мне совсем не хотелось, а то мало ли какие твари здесь водятся. — «Мне на сегодня хватило уже встречи с Водолодилией. Не всегда же нам так будет везти, можно же повстречать и того, кто не станет с нами разговаривать, а просто съест и косточек даже не оставит».

— А, вернулась… — протянул он. «Что-то у него с голосом, обиделся что ль? Интересно на что…»

— Али что случилось? Я тебя чем-то обидела?

— С чего это ты взяла? За что мне на тебя обижаться?

— Не знаю, вот ты мне и скажи! — не отставала я от него.

— Да ничего я не обиделся. Просто ты так резко исчезла и Яло нигде не видно. А я иду и мне скучно. А вас нет, — наконец признался он.

— Прости, я не могла больше здесь находиться, понимаешь, это часто от меня не зависит, а насчет Яло сейчас попробую его найти.

— Яло! — перешла я в сознание, — пойдешь к нам или здесь побудешь с Ланой?

— Не я здесь, мы с Ланой читаем книжку, которую ей дал старик.

— Ты умеешь читать? — удивилась я.

— Теперь да, — улыбнулся он самодовольно. «А, ну да, Лана же рассказывала, что она научилась читать, когда открыла книгу, надо будет посмотреть, что она собой представляет и что в ней написано, но чуть попозже».

— Понятно, ладно развлекайтесь, если что заглядывайте.

— Хорошо, — проговорили они, снова уткнувшись в книжку.

— Али, Яло пока занят, — произнесла я, снова появляясь в реальности.

— Занят? А где он вообще?

— Как бы тебе объяснить, в общем, он сейчас далеко, должна тебе сказать, что он имеет особенность неожиданно появляться и исчезать.

— А понятно… — протянул он.

— А мне вот не очень, почему мы до сих пор идем и идем и все никак не дойдем. Ты не знаешь случайно почему, а?

— Могу предположить, что мы ушли слишком далеко от дома и теперь я думаю, уже скоро прибудем на место.

— А может мы все-таки заблудились и ты просто не хочешь признаваться мне в этом, потому что пострадает твоя гордость. Как же принц эльфов и заблудился в лесу. Такой позор!

— Да ничего мы не заблудились! Скоро уже придем, вон видишь ту прогалину нам за ней пройти еще три полянки, потом свернуть на лево и до дуба, у которого мы сегодня днем отдыхали, каких то метров триста останется, а там и до дому не далеко. Полчаса идти максимум.

— Удивил, ты и правда запомнил всю дорогу, по которой мы шли сегодня? — взглянул я на него, он кивнул. — Ну ты феномен. Я вот могу и в трех соснах заблудиться, — «Помню пошла как то в гости к подруге, от метро до нее идти каких-то пятнадцать минут и все по прямой улице. А я умудрилась перепутать улицы, да еще свернуть не в тот проулок, в общем побродив по кварталам с полчаса, я ей все-таки позвонила и она вывела меня на нужную улицу и где-то через минут сорок я до нее добралась. Да, кажется, что это все было не со мной, а с кем-то другим и так давно».

— Кать это поправимо, — сказал Али, отвлекая меня от мыслей о доме.

— Что? Ты о чем? — спросила я, пытаясь припомнить, на чем оборвался наш разговор.

— Я говорю, что ты сможешь научиться ориентироваться в лесу, нужно лишь немного позаниматься. Ты думаешь, я тоже сразу все знал?

— А разве нет? Мне казалось, что это врожденная способность, так сказать отличительная черта эльфов.

— Ха-ха-ха! Насмешила, нет конечно, нас этому долго и упорно учат в течение нескольких десятков лет.

— Это слишком долго, у меня нет столько времени.

— Почему нет?

— Да потому, нет и все. А ты мог бы меня научить. Я хочу уметь ориентироваться в лесу, а еще узнать о растениях, какие съедобные, какие ядовитые, а то я в них совсем не разбираюсь, так съем что-нибудь с голоду и прощай этот грешный мир.

— Думаю это возможно. У нас есть как раз две недели, вот и потратим их с пользой, надеюсь после моих занятий, ты сможешь чувствовать себя в лесу как дома.

— Да я на это очень надеюсь, — улыбнулась я. «Здорово, теперь мне не придется скучать столько времени, надеюсь, его попытка научить меня ориентироваться в растениях увенчается большим успехом, чем попытки моей подруги». — Скажи, а мы живем на окраине города? А ты был же в самом городе, какой он, большой? Живет ли в нем король и как он, кстати, называется, я имею в виду город.

— А ты не знаешь? — удивленно посмотрел он на меня, я отрицательно замотала головой. — Странно, ну да ладно мне не сложно могу и рассказать. Город называется Пекань. Это второй город по величине в этой стране, надеюсь, хотя бы название страны ты знаешь… — взглянув на меня, он сделал правильный вывод, — похоже не знаешь, и откуда ты такая взялась!

— От туда, это все проклятье, не отвлекайся, так как называется эта страна?

— Лисотомия, она небольшая, но заселена довольно плотно, причем эта единственная страна, которая принимает все народности живущие в этом мире. Столица здесь очень большой город, является сосредоточением торговли и власти этой страны, называется Нолман. В ней как раз и живет король. А сейчас мы находимся в городе, где правит его наместник Герцог Альбруйский. Здесь в центре города стоит его замок. Этот герцог, большой друг местного короля, поэтому король часто приезжает к нему, особенно теперь, когда два года назад умерла королева, оставив ему двоих детей сына и дочку. Я слышал, что они как раз гостят сейчас у герцога.

— Вот бы на них посмотреть. Какие они… — мечтательно протянула я.

— Если хочешь, я могу тебя с ними познакомить, — усмехнулся Али.

— Что правда? — с надеждой посмотрела я на него, — Но как? К ним, наверное, никого не пускают. К тому же я лошадь?

— Какая ты наивная, ты же заколдованная принцесса, а я эльфийский принц. Вот увидишь, они с удовольствием познакомятся с тобой.

— Тогда, когда пойдем к ним в гости?

— Да хоть завтра.

— А их разве не надо заранее предупреждать о нашем визите?

— Да нет, что ты, просто приедем, я скажу, кто я и меня примут с распростертыми объятьями, вот увидишь.

— Отлично, надо будет предупредить Ворда, что мы идем в город, может он тоже захочет с нами. Хотя он сейчас не в лучшей форме.

— А кстати, что он такой побитый. На него напали?

— Не совсем. Это Лана постаралась, он решил ее объездить вот и получил, за свою самоуверенность. О, смотри дуб, действительно вышли, скоро будем в конюшне.

— А ты сомневалась во мне, — усмехнулся он самодовольно.

Через некоторое время мы вошли в сад. «Как же здесь хорошо, птицы умолкли, слышно только стрекотание кузнечиков, и потрясающий запах цветов. Обычно вечер навевал на меня тоску, о том, что день уже прошел, и я хотела побыстрее оказаться в помещении, чтоб не видеть как засыпает природа. Но сейчас, мне наоборот не хочется в конюшню, потому что там наверняка темно и пахнет навозом. Кстати насчет темно».

— Али, а что это был за светящийся шар у тебя вчера в руках?

— Кать, ты не перестаешь меня удивлять. Не знать таких элементарных вещей! Вчера у меня был световой шар, как правило, в нем заключены лучики света либо солнца, либо луны, вчера был с лунным светом.

— А как их получают?

— Насколько мне известно, их делают специально обученные маги. В городе с помощью них освещают центральные улицы. Я не знаю точного процесса, никогда не присутствовал при их изготовлении, но могу предположить, что в центре этих шаров находится ядро, с помощью которого и удерживаются эти лучи.

— А понятно. Они, наверное, дорогие. Кстати, а чем у вас расплачиваются, можешь показать монеты этой страны?

— Да конечно, как и везде золотом и серебром, еще медью. Они так и называются золотые монеты — золами, а серебряные — серами, медные соответственно медами, — он вытащил из мешочка, весящего на поясе, по одной монете каждого вида. На золе была изображена женщина, на сере — мужской профиль, а на меде — профиль женщины.

— А кто это на монетах? — спросила я, разглядывая их.

— Король очень любит свою семью и поэтому на золе изображена его покойная супруга — королева, на сере — его сын, а на меде — его дочь.

— Интересно, какое соотношение монет друг к другу?

— Один зол — это пять сер, а один сер — это десять медов, соответственно один зол — можно обменять на пятьдесят медов, — ответил Али, а мы тем временем уже подошли к конюшне, но заходить туда, у меня не было никакого желания.

— Али загляни, пожалуйста, в конюшню, не ждет ли нас там Ворд. Я хочу еще немного побыть на свежем воздухе здесь так хорошо.

— Сейчас посмотрю, только ты никуда не исчезай, — предупредил меня Али.

— Я постараюсь, — улыбаюсь я ему.

Он развернулся и скрылся в проеме конюшни, вернулся он один минут через пять.

— Значит, не было его?

— Ты угадала, но нас там ждал один из его слуг. Ворд наказал ему сообщить сразу же, как мы появимся. Слуга сейчас унесся докладывать своему господину, что мы вернулись. Думаю, он скоро будет. Ну что пойдем в конюшню?

— Не хочу, давай посидим здесь, на свежем воздухе, — заупрямилась я.

— Лучше постоим, земля еще холодная.

— Это поправимо, погоди.

«Так посмотрим, чем заняты эти двое, а они увлеклись книгой и даже не заметили, моего появления».

— Лана, — провела я по гриве, она вздрогнула, с неохотой оторвала взгляд от книжки.

— А Катя, что мы меняемся местами? — с некоторой тоской спросила она.

— Нет, просто я хотела попросить тебя кое-что сотворить в реальном мире, — она облегченно вздохнула.

— Отлично, Яло не переворачивай страницу! Я сейчас вернусь, — сказала она поднимаясь.

— Давай скорее, — откликнулся он.

— Кать, так что ты хочешь? — видно было, что ей не терпится вернуться к книжке.

— Всего ничего: несколько больших теплых одеял, очень низкий столик, с десяток мелких подушек и вазу с фруктами и самое главное шахматы.

— Все сейчас будет, вот только последнее. Что это такое?

— Шахматы? Это игра такая, давай листик, сейчас нарисую, как они выглядят, — я набросала ей план доски и примерные очертания фигур.

«Раньше я очень любила играть в шахматы с отцом и братом. Помню в детстве, когда приходили в гости к бабушке, она доставала нам старинные шахматы ручной работы, каждая фигура выглядела как солдатик, мы обожали с братом играть в них».

— Кать можешь возвращаться, сейчас все будет, — отвлекла меня от воспоминаний Лана.

— Что это? — удивился Али, когда перед нами появилось все, что я попросила у нее.

— А это… я решила устроить нам небольшой пикничок под луной, надеюсь, ты не против поиграть со мной в шахматы?

— Насчет пикника, отличная идея, а вот шахматы… — задумался он, — никогда не слышал о такой игре, если покажешь, как играть, то почему бы и нет, — проговорил он, расстилая одеяла.

Глава 11

Ворд появился где-то минут через десять. На мгновение, на его лицо проступило изумление, но сразу же сменилось маской безразличия. «А хорошо, он умеет контролировать свои эмоции. Но думаю, он сейчас в некотором замешательстве. Я бы на его месте, по крайне мере, удивилась, если бы увидела, сидящих на одеялах лошадь и эльфа, между которыми стоит столик, на котором лежит доска с расставленными на ней маленькими фигурками, а рядом еще стоит полупустая ваза с фруктами. И непонятно откуда все это взялось, к тому же они сидят, не отрывая взгляд от доски, и молчат, задумавшись о чем-то». Он подошел к нам, нагнулся над столиком.

— А что это вы тут делаете? — наконец спросил он.

— В шахматы играем, — подняла я на него задумчивый взгляд, «а этот эльф быстро учиться, правду говорят — новичкам везет, он умудрился загнать мою королеву в угол, и как мне ее спасти, придется пожертвовать конем или же торой».

— Во что? — переспросил он, тоже устраиваясь на одеяле, между нами и с интересом глядя на доску.

— В шахматы! — повторила я. — Ты тоже не умеешь играть?

— Нет, научишь? — спросил он, взглянув мне в глаза. «Эх, и этого еще учить, а он вообще, даже не спросил, где мы пропадали целый день, неужели ему было все равно, а если бы мы погибли». Я посмотрела на него, выглядел он спокойным. «Кажется ему, действительно все равно, ну подумаешь, наоборот никуда не надо было бы ехать, так и жил бы, как и раньше. Он, наверное, вообще думал, что мы не вернемся. А ладно, пусть думает, что хочет».

— Я тоже хочу попробовать, — заявил он, после того как я объяснила правила и показала как ходит та или иная фигура.

— Хорошо, сейчас мы доиграем, и займешь мое место, а я у тебя буду советником. А сейчас не отвлекай меня, я думаю, — он кивнул, задумчиво смотря на меня «похоже, я опять сказала что-то не то».

Через десять минут игра была закончена, я все-таки проиграла. Ворд занял мое место. Я ему иногда советовала, но он и сам неплохо справлялся. «Похоже, им понравилась эта игра. Али и Ворд выглядели расслабленными, не чувствовалось, той натянутости, которая была до этого». Во время игры мы поделились с Вордом своими впечатлениями от прогулки. Насчет озера, он сказал, что тоже ничего не слышал об озерах-миражах. Он предположил, что на нас кто-то навел морок.

«Кстати, надо будет посмотреть его дом, а то из конюшни мы вышли сразу в сад, а из сада дом загораживали деревья, и я не могла его рассмотреть». Я высказала ему данное предложение. Он был не против, предложил завтра же и осмотреть. Но мы перенесли осмотр на послезавтра. Али рассказал, что хотел бы представить меня королю и герцогу завтра и предложил Ворду сопровождать нас. Но как мы и предполагали, Ворд отказался, «да по нему и видно, что он не горит желанием созерцать его величество, думая будь он даже здоров, вряд ли бы он согласился пойти с нами, а интересно почему? Как только Али упомянул имя короля, Ворд скривился, как будто ему наступили на любимый мозоль, надо будет это выяснить».

Ворд посоветовал нам взять с собой завтра охрану, но Али почему-то отказался. На мой вопрос о причине отказа, он мне так ничего и не смог сказать вразумительного, Ворд лишь усмехался, на это.

Вот так за игрой и разговорами и пролетела половина ночи. Я и не заметила, как уснула. Мне снилось опять, что меня кто-то зовет, и просит о помощи. Меня это раздражало, я разозлилась, сон поплыл, и я оказалась в темноте сна или как я его для себя называла — в нигде. Я огляделась по сторонам, как всегда темнота вокруг. И тут я снова услышала плач. Я не могла понять его источник, мольба, казалась накрывала меня со всех сторон.

Я прислушалась и попыталась, медленно поворачиваясь по часовой стрелке услышать, откуда идет звук. Только на второй раз мне показалось, что плач слева сильнее, и я пошла в ту сторону, хотя идти в нигде это довольно странное ощущение, ты вроде бы и движешься, а вроде и нет.

Хоть я здесь и часто встречалась с бабушкой, но я ни разу никуда не ходила, просто ждала, когда она придет ко мне, а сейчас я сама шла на чей-то зов, непонятно куда, но все же шла, мне было жутко страшно, но кажется, я все же правильно выбрала направление — звук усиливался. Впереди забрезжил свет, я пошла быстрее, а потом и вовсе побежала, подгоняемая беспокойством. Вдруг темнота подо мной разверзлась и я, вскрикнув, стала куда-то падать. Я летела не долго, как-то умудрилась приземлиться на ноги, хоть и отбила их, но все же ничего себе не сломала. Я оказалась опять в нигде, только здесь оно было серым, и везде была как будто дымка или туман, я не видела, что находиться и в двух шагах от меня. Теперь плач был слышен уже отчетливей, и направление его легко угадывалось. Я поднялась и пошла вперед. Но вот в чем странность стоило мне сделать пару шагов в ту или иную сторону, как тут же вырастали серые стены, заставляющие меня идти как будто по кем-то задуманному маршруту. Задумавшись, я не заметила как налетела на маленькую девочку, от удара, она упала и теперь сидела и смотрела на меня зареванными глазами. Девочке максимум можно было дать лет пять, у нее оказались светлые кудрявые волосы и карие глаза, которые сейчас смотрели на меня с удивлением и надеждой.

— Мама?! Мама! — радостно закричала она.

Я и опомниться не успела, как она уже висела у меня на шее.

«Что? Какая еще мама? Еще мне этого счастья не хватало. А интересно кто она такая и что здесь делает. Неужели, это она меня звала».

— Малышка… — попыталась я отстранится от нее, но не тут то было, она счастливо мне улыбалась, крепко вцепившись в меня, и даже и не думала разжимать объятья.

— Я тебя нашла, нашла, а они не верили, но я знала, всегда знала… — шептала она, а по щекам у нее текли счастливые слезы. «Боже, что же мне делать, как теперь я могу сказать ей, что я не ее мама, но и врать ей тоже не выход, так что же делать…»

— Не плачь! Успокойся! Теперь все будет хорошо, — гладила я ее по волосам.

— Мам я так счастлива, ты же не исчезнешь больше, не оставишь меня одну, правда? — спросила она, и столько надежды было в ее глазах, что я даже на мгновение растерялась, но разум все же победил.

— Прости, — прошептала я, отводя глаза.

— Мама, за что? — удивилась она.

— Я не твоя мама, — все-таки призналась я.

— Нет, не говори так! — воскликнула она, крепко прижимаясь ко мне, — почему ты так говоришь?

— Пойми, — я присела на корточки, беря ее ладошки в свои, — я с радостью сказала бы, что ты моя дочь, если бы это было так, но, к сожалению, у меня нет такой милой девочки, как ты.

— Нет, нет, я не верю тебе, ты меня обманываешь!!! — не сдавалась она.

— Но зачем мне это делать?

— Не знаю… — задумалась она, перестав плакать.

— Вот то тоже, мне незачем тебе врать…

— Тогда, кто ты? Ангел? — снова загорелись ее глаза интересом.

— Что? С чего ты это взяла?

— Мне папа говорил, что на небесах живут ангелы, а мы же сейчас на небе, да? — сказала она, уже почти успокоившись.

— Нет, ты ошибаешься, я вовсе не ангел и мы с тобой сейчас не на небесах.

— Тогда что же это? — растерянно проговорила она.

— Это сон, тебе просто все это снится, — попыталась я объяснить ей.

— Сон? Нет, я не хочу, что бы это было сном. Ведь если я проснусь, то ты исчезнешь, и я больше тебя не увижу! А-а-а… — снова разревелась она.

— Ну, пожалуйста, ну не плач, — успокаивала я ее, обнимая. — Если перестанешь плакать, я тебе открою один большой секрет?

— Правда? Какой? — спросила она, хлюпая носом.

— А ты обещаешь мне больше не реветь?

— Да, — закивала она головой, вытирая краем платья слезы.

— На самом деле, это необычный сон, — таинственным голосом прошептала я, она заинтересованно подняла на меня глаза. — Точно тебе говорю, он волшебный, и ты не просто так встретила меня.

— Так, значит, ты теперь будешь моей новой мамой! — воскликнула она.

«Эх, я совсем не это хотела ей сказать. Не думала, что она придет к такому выводу. Придется теперь…. М-да… я еще конечно пожалею об этом, но все же думаю так будет лучше».

— Да, можешь считать меня своей мамой, — согласилась я, гладя ее по волосам.

— Ура! — радостно запрыгала она вокруг меня. — У меня теперь есть мама!

— Да у тебя есть мама, и твою новую маму зовут Катя, а как же у нас зовут дочку? — спросила я, подхватывая ее и кружась с ней. Она радостно засмеялась.

— Мальневия, но папа зовет меня Кудряшка, ты тоже зови меня так.

— Хорошо. А где же живет Кудряшка и как она очутилась здесь?

— Я живу во дворце с папой и братиком, ты же тоже теперь будешь жить с нами?

— Боюсь, что нет, — вздохнула я, опуская ее.

— Но ведь ты сказала…

— Я не отказываюсь от своих слов, я буду твоей мамой, только мне нужно помочь одной моей подруге, — видя, что она сейчас опять заплачет, я быстро добавила, — но как только я ей помогу я буду часто приходить к тебе в гости, обещаю.

— А долго ты будешь ей помогать?

— Не знаю, но поверь, я буду по тебе тоже очень скучать…. А сейчас расскажи мне подробно, как ты здесь оказалась и давно ли ты тут?

— Я не знаю… — начала она опять хлюпать носом.

— Ну не расстраивайся, я же с тобой, мы обязательно выберемся отсюда. Давай, расскажи мне по порядку, что было до того момента, как ты встретила меня.

— Я помню, что как всегда перед сном попросила у Пресветлой Матери, чтоб мне приснилась мама. Я уснула, и мне снился какой-то сон. Потом я неожиданно вспомнила, что хочу найти свою маму и вдруг оказалась в полной темноте. Мне стало страшно, я плакала и звала ее. Я умоляла ее, чтоб она пришла и забрала меня отсюда. Иногда мне казалось, что я слышу голоса совсем рядом, что кто-то меня зовет, но я не могла понять откуда они.

— А давно здесь этот туман?

— Нет, совсем недавно, когда я здесь только появилась, здесь было очень темно, через некоторое время все стало постепенно сереть, а что?

— Ничего, просто нам нужно как можно скорее уходить отсюда.

— Пошли, — сказала она, беря меня за руку.

— Подожди секундочку, — остановила я ее, пытаясь восстановить в памяти разговор с бабушкой, относительно нигде.

* * *

Мы сидели, устроившись в удобных креслах, сотканных из серой массы. Бабушка рассказывала, мне про устройство миров.

— Скажи, а то, где мы сейчас находимся, это тоже какой-то мир? — спросила я.

— Как бы тебе это объяснить, если честно, то твой вопрос поставил меня в тупик, — сказала она, набивая трубку табаком из небольшого кожаного мешочка, висящего у нее на поясе, — ходит много споров вокруг этого места. Одни считают, что это изначальный мир, из которого уже появились все остальные, другие считают его просто темнотой, которая связывает все миры…

— А ты что думаешь?

— Я? — затягиваясь и пуская дым колечками, задумалась она. — Честно не знаю, могу сказать лишь, что это одно из самых опасных мест, которые я знаю.

— Но почему? Здесь же ничего нет, не понимаю…

— Вот именно, возможно ты еще не знаешь, но люди здесь частенько погибают.

— Но как? Из-за чего?

— Они растворяются в тумане.

— В каком еще тумане? — испугано стала я озираться по сторонам, вглядываясь в темноту, бабушка смотрела-смотрела на меня, а потом звонко рассмеялась.

— Не бойся, ты его сейчас не увидишь. Можешь подождать здесь трое суток, тогда он появится, вот только боюсь тогда уж точно без меня ты не сможешь перейти в реальность, и то только в мою.

— Да о чем ты? Не люблю, когда ты так говоришь загадками, расскажи все по порядку, — взмолилась я.

— Ладно, слушай внимательно и запоминай, может это тебе когда-нибудь и пригодится. Существует так называемый эффект искажения нигде. Он заключается в том, что человек не может очень долго находиться здесь. Первые сутки все как обычно, темнота, да и только и можно спокойно вернуться в реальность, то есть просто проснуться, захотев этого. На вторые сутки душа начинает сливаться с окружающим пространством, и оно начинает становиться серым, человек оказывается в сером нигде. Из него можно выбраться, но нужно иметь очень большую силу волю. Люди из реальности, их уже практически не слышно. Если в первый день, ты отчетливо слышишь, когда они начинают тебя будить, слышно так же будильник, то в сером ты будильник уже не услышишь, голоса, тебя зовущие, тоже почти не слышны и чтоб проснуться, надо этого очень сильно захотеть. На третьи, последние сутки появляется туман, человек уже сам никак не может вернуться, один из миллиона обладающий даром сможет сам проснуться. Остальных можно только насильственно вытащить, даже можно сказать вырвать из лап нигде.

— А как это сделать, ну вернуть его назад, если человек оказался в тумане?

— Девочка моя, не вздумай даже помышлять об этом, это очень опасно, не думаю, что это будет того стоить, — посмотрела она на меня так, что я поежилась.

— Но все же, я хочу знать, на всякий случай, мало ли что может в жизни приключится, — произнесла я, выдержав ее взгляд.

— Это сложный ритуал, не каждому под силу провести его. Иногда это заканчивается смертью обоих сторон. Но даже если ты спасешь попавшего в туман, не факт что ты не умрешь вскоре сама.

— Это почему?

— Давай я отвечу на этот вопрос в конце, а сейчас расскажу про сам ритуал.

— Хорошо, — кивнула я ей в ответ.

* * *

«Сейчас, как раз тот крайний случай, когда мне придется совершить этот ритуал. Девочке повезло, я, наверное, не далеко от нее нахожусь в реальности, что она смогла до меня докричаться, на такой-то стадии. Еще каких-то часов пять-семь и она просто растворилась бы в тумане, потеряв себя, навсегда. Надо спешить, как там бабушка говорила, надо отдать человеку, попавшему в туман нигде предмет принадлежащий тому, кто хочет его спасти. Так предмет… Что бы ей отдать…». Задумавшись, я поднесла руку ко лбу «как я могла забыть про диадему, вот она и подойдет».

— Кудряшка, я сейчас надену на тебя свою диадему, ни в коем случае ее не снимай и никому не отдавай, поняла?

— Да, я буду беречь твой подарок, — закивала она головой.

— Ты не поняла, это не подарок, я даю ее тебе на время, прости, но тебе придется ее мне отдать назад, когда мы выберемся отсюда. Если ты не вернешь ее мне через неделю, я погибну, и больше ты меня никогда не увидишь… — пояснила я, надевая на нее свою диадему.

— Да, да, конечно я верну ее, — заверила она меня.

— Значит, договорились, а теперь слушай меня внимательно. Я сейчас уйду, совсем на чуть-чуть…

— Нет! — опять вцепилась она в меня, не дав продолжить. — Не бросай меня, пожалуйста, не оставляй меня здесь одну, прошу тебя! Мне страшно!

— Солнышко, не бойся, — погладила я ее по голове, — это на короткое время, просто я никак не смогу тебя спасти, если буду рядом здесь с тобой. Ты же не хочешь умереть и никогда больше не увидеть папу, брата и меня?

— Нет, — проговорила она, размазывая кулачками слезы по щекам.

— Ну, вот видишь, чтоб этого не произошло, тебе нужно будет преодолеть свой страх и побыть здесь немного одной. Договорились? — она кивнула, всхлипнув. — Вот и славно. А теперь слушай меня внимательно. Через некоторое время, как только я уйду отсюда, ты услышишь мой голос, он будет звать тебя по имени. Пожалуйста, закрой тогда глаза и представь, что держишь меня за руку, когда почувствуешь, что я действительно держу тебя за руку, то изо всех сил захоти проснуться и увидеть меня рядом с собой. Только, пожалуйста, при этом не открывай глаза, если ты их откроешь, то мы с тобой обе погибнем. Тебе все ясно?

— Да, я все поняла. У нас же все получится?

— Конечно, по-другому и быть не может. Главное не бойся и ни в коем случае не открывай глаза, после того как услышишь свое имя и как почувствуешь свою ладонь в моей, — я обняла ее, поцеловав на прощанье.

«Как же я рискую, если бабушка узнает про это. Она же устроит мне такую взбучку, мало не покажется. Хоть шансы малы, но я верю, что мне удастся до нее докричаться. А если она меня не услышит и ее поглотит нигде? То диадема, которую я ей дала, потянет меня за собой, и я тоже растворюсь. Нет, так не случится! Хватит об этом думать, у нас все получится, я в это верю! А теперь просыпаемся».

Я открыла глаза. Звезды начали уже меркнуть, «значит скоро утро, надо спешить». Я огляделась, Ворда уже не было, Али же спал, зарывшись в подушки, «вот и славненько, не надо, чтоб они это видели, а то подумают еще неизвестно что обо мне. Теперь главное уйти подальше, чтоб Али не проснулся. А еще мне понадобиться помощь Ланы».

Я поднялась и направилась вглубь сада. Через некоторое время я нашла небольшую поляну, окруженную деревьям. Решив, что это место идеально подойдет для ритуала, я перешла в сознание. Как я и думала Лана и Яло крепко спали.

«Главное Яло не разбудить, он будет меня только отвлекать, я его конечно очень люблю, но сейчас не тот случай, слишком многое поставлено на карту».

— Лана, проснись, пожалуйста, — позвала я ее, она открыла глаза, — тсс… не разбуди Яло, — прошептала я, прижимая палец к губам.

— Что? Уже утро? — спросила она, так же шепотом.

— Нет, но мне нужна твоя помощь, я потом тебе все объясню, пожалуйста, только тихо.

— Да хорошо, — сказала она, аккуратно поднимаясь. Неожиданно Яло зашевелился. Мы замерли, он причмокнул губами и дальше засопел. Мы облегченно вздохнули. Лана наконец встала и мы отошли с ней на другой край поляны, — так что случилось? Чем я могу тебе помочь? — спросила она, обеспокоенно смотря на меня.

— Мне нужен острый нож, так же соль и сахар, по небольшому мешочку.

— Зачем тебе это? — удивилась она.

— Да так, хочу спасти одну маленькую девочку, — она открыла, было, рот, но я не дала ей возможности и слова вставить, продолжив, — все подробности потом! И еще, все, что я у тебя попросила, мне это надо в реальность.

— Ладно, сейчас все будет.

— Спасибо и еще Лан, я тебя очень прошу. Пока я не вернусь, ни в коем случае не открывай свою дверь в реальность, это может помешать мне и навредить тебе.

— Неужели так все серьезно? — с подозрением посмотрела она на меня.

— Да нет, что ты, пустяковое дело, просто на всякий случай. Ну, я пошла. Скоро буду! — сказала я, переходя в реальность.

«Так, сейчас мне надо сделать с помощью сахара и соли два круга, круг внешний из сахара, надо сделать его большим, а в нем круг из соли, главное, что бы я в нем смогла поместиться. Как же неудобно, когда у тебя вместо рук копыта». Кое-как прорезав дыру ножом, я взяла мешок с сахаром в зубы и пошла с ним по кругу, то же самое я проделала и с мешком соли, через некоторое время все было готово, получился так сказать двойной круг.

Я легла в центр кругов, закрыла глаза, и погрузилась в сон. Снова оказавшись в нигде, я закричала что было сил — Мальневия! Кудряшка! Я уже близко! Помни ни при каких обстоятельствах не открывай глаза!

Надеясь, что она меня услышала, я представила свою диадему и тут же в темноте появилась светящаяся нить, она связывала меня с моей диадемой и соответственно Кудряшкой тоже.

Я начала тянуть за нее, но она оказалась очень тонкой и постоянно норовила выскользнуть, пару раз ей это удавалось, при этом на моих ладонях осталось несколько царапин. Прошло немного времени, и я поняла, что если я и дальше буду продолжать в том же духе, то я не успею до рассвета. На мгновение я остановилась, ища решение возникшей проблемы. «Было бы легче, если бы у меня было что-то, на что я могла бы эту нить наматывать, но кроме меня, здесь ничего нет, а может наматывать ее на руку». Сделав пару витков, я взвыла от боли, нитка оказалась очень тонкой и она врезалась мне в кожу, оставляя на ней порезы, из которых тут же закапала кровь. Но другого выхода я не видела, поэтому сжав посильнее зубы, я продолжила наматывать нить на руку. Я ощущала, что с каждым витком груз на противоположной стороне увеличивается. Я уже почти не чувствовала руки. «А-а-а! Как же больно! На том конце что? Целая тонна? Не думала, что будет так сложно!» Слезы текли ручьями, застилая глаза, я закусила губы, чтобы не кричать. А нитке не было видно ни конца ни края. «Да господи, когда же она уже закончится! Неужели у меня не получится? Но тогда…я умру…. Нет!!! Я не хочу! Я столько еще не увидела, не сделала!» Я остановилась, падая на колени, нитка, почувствовав слабину, натянулась, казалось еще чуть-чуть, и она сработает как пружина, утянув меня за собой. «Если я не встану, то проиграю. Если я проиграю, то умру…. Умирать? Не дождетесь!» Я рассмеялась, сбрасывая напряжение и боль. «Сдаваться? И не мечтайте! Не для того я терпела столько! Да, больно, но я еще жива, а значит все в моих руках!» Во мне просыпалась злость на свою слабость, и я поняла, что не проиграю. Я встала, да, меня шатало, но я постаралась вспомнить все, что мне нравилось в моей жизни, тем самым отвлекая себя от мысли о боли. Прошло еще немного времени, каждая секунда казалась мне вечностью. И тут пространство вокруг меня пошло волнами, оно стало, как будто натягиваться. «Осталось совсем немного, скоро я смогу отдохнуть» пыталась я подбодрить себя. У меня закружилась голова, и стало подташнивать. «Нет… пожалуйста, только бы не потерять сознание! Это же конец всему!». Я подняла глаза пытаясь сфокусировать взгляд, все плыло, но я смогла увидеть невдалеке маленькую звездочку. Я сделала виток и звездочка приблизилась. Я поняла, что это Кудряшка и обнадеженная тем, что это все скоро закончится, уже почти не обращала внимания на боль. И вот, наконец, я увидела Кудряшку, она стояла с закрытыми глазами, еще чуть-чуть и ее изображение поддернутое рябью приблизилось ко мне на расстоянии вытянутой руки.

— Сладкая смерть огради! — выкрикнула я. Вокруг меня тут же закружился сахар, он светился, рябь пропала, Кудряшка стала реальной и я смогла взять ее за руку. Мы оказались в светящейся сфере из сахара.

— Горькая смерть верни! — прокричала я.

Тут же вокруг нас закружились кристаллики соли, они сверкали, и казалось, что мы находимся в эпицентре бури из звезд.

«Кудряшка, чего же ты ждешь?! Давай уже просыпайся! Я не смогу долго поддерживать этот вихрь!». Вдруг кристаллики замерли на мгновение, а потом понеслись на Кудряшку, как только они врезались в нее, она вспыхнула ярким светом и пропала. Сфера из светящегося сахара разлетелась, и я осталась одна в темноте нигде.

— Я хочу проснуться, — из последних сил прошептала я.

— У меня получилось, — с облегчением вымолвила я, лежа посреди двух выжженных кругов, сахар и соль превратились в угольки. Я посмотрела на утреннее небо. Оно было серо-голубое, без единого облачка, на востоке начинало уже розоветь. «Как же все-таки здорово жить!» На душе было чувство эйфории. «Я сделала это! Я спасла ее. Но, как, же хочется спать! Сейчас полежу пять минуточек с закрытыми глазами и перейду в сознание…» Я прикрыла глаза и стала проваливаться в сон. «Нет! Так не пойдет!» — очнулась я и заставила себя произнести слово перехода. Оказавшись в сознании, я упала как подкошенная на траву. Последнее, что я запомнила, это расширенные от ужаса глаза Ланы.

Глава 12

Открыв глаза, я не сразу сообразила, где нахожусь, только через пару секунд я поняла, что лежу в кровати в сознании Ланы. Повернув голову вправо, я увидела Яло, он спал на соседней подушке. Лана же расположилась рядом с постелью положив морду на копыта. Мне сильно захотелось пить. Я попыталась приподняться, но резкая боль пронзила мою левую руку, я посмотрела на нее и чуть не закричала от ужаса. Она была немного опухшей, синюшного цвета и вся в порезах толщиной с нитку, но больше меня напугало не это, а то что рука была в какой-то непонятной слизи. «Что это? Какой кошмар! Я изуродовала себе руку! Что с ней? Она же теперь вся в шрамах будет!» Ужас, страх и боль перемешались и у меня невольно полились слезы из глаз. Мне захотелось оказаться дома в своей постели, и чтоб все это оказалось всего лишь ночным кошмаром.

— Я хочу проснуться! Проснуться! — шептала я как в бреду, всхлипывая и даже не пытаясь остановить поток слез. Лана услышав, что я проснулась, вскочила и сейчас с радостью и испугом смотрела на меня.

— Катя! Ты наконец-то очнулась! Тебе больно, да? — с участием спросила она. От ее слов мне стало почему-то еще паршивее на душе.

— Со мной ничего, все в порядке, просто руку жалко! — призналась я, пытаясь успокоиться.

— Да не переживай ты так, все будет хорошо, она скоро заживет, синева спадет, порезы заживут и будет она как новенькая, — подбодрила она меня.

— Мне бы такую уверенность! Кстати, а долго я спала? — переменила я тему разговора.

— Очень, — кивнула она, — когда ты появилась здесь и упала без сознания, я испугалась, твои руки были все в крови, да и одежда тоже, а из левой — кровь все еще лилась. Я разбудила Яло. Мы остановили кровь и промыли раны, я чуть не упала в обморок, когда увидела, твою левую руку, вся в глубоких порезах от локтя и до пальцев ни одного живого места. Я сотворила эту кровать, и мы с Яло с большим трудом уложили тебя на нее. Ты не просыпалась целых два дня! А-а-а! Я так боялась, что ты не проснешься! — теперь уже разревелась она. А тут еще проснулся Яло.

— Ты жива! — заверещал он, прыгая ко мне на колени. — Я так счастлив! А что это вы плачете?

— Да просто так, от счастья. Да Лан? — сказала я, погладив ее по гриве.

— Да, конечно, я так рада, что ты пришла в себя! — было видно, что она сейчас опять разревется.

— Ну все хватит, я хочу жутко пить и есть. Ты же не откажешь мне в такой малости? — улыбнулась я ей.

— Конечно, мы сейчас устроим большой пир! — ухватилась она за эту мысль.

— Было бы здорово, а я пойду, умоюсь и руку надо сполоснуть, а то она вся в какой-то скользкой субстанции. Не знаете что это? — «неужели, начала гноится, еще заражение крови мне и не хватало».

— Кать умываться это конечно хорошо, но как ты выразилась — скользкую субстанцию, я бы на твоем месте не смывала.

— Это еще почему? — и тут я поняла и с надеждой взглянула на нее. — Неужели это какое-то лекарство?

— Ну… можно и так сказать, — замялась она, но через мгновение все же призналась, — вообще-то это моя слюна.

— Что? — «вот так ошарашила! Она что, зализывала мои раны, пока я спала?»

— Что, что, чего ты так удивляешься… — смутилась она, — у тебя посинела и сильно распухла рука, лекарств я никаких не знаю, пришлось использовать единственный известный мне способ лечение ран — слюну. К тому же я пегас, а во всех сказаниях, что я слышала, утверждалось, что слюна пегаса обладает удивительными чудодейственными свойствами. Могу сказать, что это так, потому что твои раны хоть и глубоки сейчас, но уже начали затягиваться. Так что, еще каких-то несколько дней и от ран не останется и следа, не знаю насчет шрамов, будут ли они или нет. Но то, что рука у тебя станет нормального цвета и заживет через пару дней, можешь в этом и не сомневаться.

— Спасибо! — сказала я, с признательностью смотря на нее.

— Ну все, совсем меня за смущала. Давай, вставай лучше.

Преодолевая боль, я поднялась и, умывшись, подошла к столу.

— Лана ты действительно решила накормить меня на убой? — спросила я, усаживаясь за стол, заставленный разнообразными блюдами.

— Тебе надо поправляться, вон какая худышка, — отмахнулась она.

Во время еды, спасибо им за это, они не стали мучить меня расспросами. За то, когда я наелась, и мы перебрались на траву, они закидали меня вопросами. Я вздохнула и поведала им о моих ночных похождениях.

«Хм… наверное не стоило им ничего рассказывать. Мне не нравится, как они смотрят на меня». Яло переглянулся с Ланой. Все это время он нервно прыгал не находя себе места.

— Ну, ты совсем! Вот сдалась тебе эта девчонка! Ты же могла погибнуть! — возмутилась Лана, как только я замолчала.

— Знаю…. но поймите, не могла я поступить иначе! Просто не могла! — почему-то я чувствовала себя как школьница, которую отчитывали за какой-то проступок. Лана хмыкнула, видимо ее, сильно взбесил тот факт, что я могла умереть, спасая неизвестного мне человека.

— Как ты могла! Почему нас не предупредила! — не выдержав, заревел Яло, — А-а-а-а! Так ведь нельзя!

— Господи! Яло успокойся, посмотри на меня, я же жива, теперь все будет хорошо!

— Хорошо говоришь! — зло усмехнулась Лана. — Не обманывай, пожалуйста, ни себя, ни нас! Твоя жизнь все еще в опасности, пока ты не заберешь диадему у этой своей Кудряшки, не так ли? Перед тем как ввязываться во все это, ты хотя бы подумала, где ты собираешься ее, потом искать! Этот мир огромен и в нем множество королевств! Как за семь дней ты планируешь ее найти? А?

— Во-первых, успокойтесь! — проговорила я ледяным тоном, «вот чего не переношу, так это когда на меня начинают кричать, тем более, когда я знаю, что я поступила правильно» — Во-вторых, вы правда думаете, что мне не дорога моя жизнь? Я что, по-вашему, самоубийца? — «судя по их взглядам они действительно так считают. Слава богу, Яло отвлекся и перестал плакать». — Так вот, вы ошибаетесь! И знаете что? Если бы у меня была возможность, сейчас вернуться назад и у меня бы был выбор спасать ее или нет, то я все равно поступила бы так же! А знаете почему? Да потому что, любая жизнь бесценна! И я не хочу ничего больше слышать про это! Не думаю, что вы бы мне говорили то же самое, если бы стоял вопрос о вашей жизни! — «как ни странно, но, кажется, мои слова подействовали на них».

— Ладно, — сказала Лана более спокойным тоном, — так, где ты намерена ее искать? У нас всего неделя в запасе.

— Боюсь, что меньше. Сколько я всего проспала?

— Где то два дня. А что?

— Значит, у меня осталось всего пять дней.

— Почему пять? — удивилась Лана, — ты ведь все время была здесь, да и я тоже не появлялась в реальности, там до сих пор еще та ночь идет.

— Нет Лан, только пять, это ведь нигде сна, оно не различает реальность и сознание. Время идет, я бы даже сказала, бежит. Поэтому нужно ее найти как можно скорее.

— А может, расспросить Али, возможно, поблизости живет король, у которого есть маленькая дочка, — посоветовал Яло.

— Как же я сразу не вспомнила! Яло ты умничка! — он разулыбался довольный собой. — Мне же Али рассказывал, что у местного короля есть дочь и мама у нее недавно умерла. Точно, наверное, это она и есть.

— Тогда, нам надо как можно скорее встретиться с ней, — встрепенулась Лана.

— И эта проблема уже решена! Завтра, нет, точнее сегодня Али собирался представить меня королю. Думаю, что Кудряшку я тоже там увижу.

— Здорово! Тогда чего ждать? Пойдемте в реальность! Скоро рассвет, чем быстрее найдем ее, тем лучше, — радостно запрыгал Яло.

— Идите, — подтолкнула меня Лана, — только, пожалуйста, не впутывайтесь, ни в какие истории, а то знаю я вас!

— Да мы что, да мы никогда! — затараторил Яло, мы с Ланой взглянули друг на друга и расхохотались.

Перейдя в реальность я первым делом оглядела левое копыто. «Слава богу, Лана не пострадала» вздохнула я с облегчением.

— Светает, — сказал Яло, устраиваясь у меня на макушке, как только я поднялась.

— Пошли, найдем Али, надо его разбудить.

— Кстати Лан, можешь не беспокоиться с твоей ногой все в порядке.

— Да я вижу, досталось только тебе. Если рука начнет болеть сильнее, приходи в сознание, я тебе выдам, так сказать, новую порцию лекарства.

— Договорились.

Мы с Яло пошли искать, где я оставила Али. Я не помнила, как добралась до поляны, где проводила ритуал, поэтому, когда мы нашли Али, солнышко уже почти взошло. Он все так же безмятежно спал. «Какой же он все-таки…даже слово не подобрать. Я встречала красивых людей, но в нем есть что-то такое…. нереальное что ли и чтоб он не думал рыжий ему идет. А ладно, пусть еще немного поспит, все равно еще рано». Но Яло моих размышлений не слышал, спрыгнув на подушку, он доскакал до Али.

— Подъем! — закричал он ему в ухо. Али резко вскочил, озираясь по сторонам, красными спросонья глазами. Еще и клинок из ножен выхватил.

— Это ты сейчас кричала? — спросил он меня.

— Нет, это Яло развлекается, а я тут совсем не причем, — ответила я.

— С добрым утром Али! Давно не виделись! — весьма довольный собой, расхохотался Яло.

— По-вашему, так будят, нормальные люди? И вовсе оно не доброе! Чего в такую рань подняли? — пробурчал он, убирая клинок и усаживаясь обратно на подушки.

— Не злись! — попыталась я успокоить его, присаживаясь рядом. — Как говориться, кто рано встает, тому бог падает, а кто встает еще и в хорошем настроении, тому вообще все блага грядущего дня, так сами и плывут в руки.

— Ну, про хорошее настроение можно забыть, а вот рано, да сейчас, наверное, всего часов пять утра. Как же спать хочется, — зевнул он. — Давайте вы меня часа через три разбудите, вот тогда и поговорим, — сказал он, накрываясь покрывалом и закрывая глаза.

— Эй, ты чего? Я всегда думала, что эльфы встают с рассветом! Ты же все равно уже проснулся, какой смысл ложиться снова!

— Кать он уже спит, — сказал Яло, прыгая по Али, — Что делать будем?

— Ах, он так! Ну, он сам напросился, пусть потом пеняет на себя!

— Лана! — позвала я ее.

— Да тут я. Смотрю, кое-кто и не думает просыпаться.

— Сейчас мы ему устроим веселое пробуждение. Сотвори, пожалуйста, ведро ледяной водички. Пусть примет холодный душ. Ему с утра будет полезно.

— На твоем месте, я бы отошла подальше, а то мало ли чего…

Ведро с водой появилось над Али, соответственно оно упало, неплохо так приложив его по ребрам.

— Какого лешего! — вскочил он, весь мокрый, — ты чего творишь? — закричал он, смотря на меня, бешенными глазами.

— Я пытаюсь тебя разбудить! Ты же теперь, надеюсь, проснулся? Или вода была недостаточно холодная? Могу повторить, если мало! — спокойно проговорила я.

— Да ты, да я тебя! Ну, ты и садистка! — сдулся он, плюхаясь на сухие подушки. — И как я теперь пойду в мокрой одежде? Сейчас не лето, я же могу и простыть. Все равно пока не обсохну никуда не пойдем, часа два точно еще на это потратим. Лучше бы я поспал эти два часа.

— Два часа говоришь…. А у тебя нет запасной одежды? — «однако промашка вышла».

— Как видишь, нет! — развел он руками. — Вся она осталась на постоялом дворе, где я комнату снимаю. Кстати, нам туда надо будет сегодня зайти, забрать мои вещи.

— Тогда сначала их заберем, а потом уже на встречу с королем. А то мало ли что может случиться, — «с моей везучестью можно ожидать чего угодно».

— А у тебя много-то вещей? — вставил свой вопрос Яло.

— Нет, всего две седельные сумки. Кать, а что случиться то может? Я вот думаю, что нам удобнее будет сначала зайти к королю, а потом за вещами, — возразил Али.

— Разве я сказала, что этот вопрос обсуждается? — зло взглянула я на него. — Я просто поставила тебя перед фактом, что сначала мы идем за вещами и все! — «так спокойнее!» попыталась я успокоить себя.

— И чего ты такая добрая с утра? — удивился перемене моего настроения Али.

— А ничего! Нечего меня бесить с утра пораньше! — воскликнула я. У меня все кипело внутри, «лучше бы ему больше ничего не говорить…»

— Катя не злись, он не специально, — «надо же Яло и пытается меня успокоить». Я глубоко вздохнула и мысленно досчитала до десяти.

— Извините, не обращайте внимания, — справилась я с собой, — просто я всегда злюсь, когда мне плохо, выплескиваю боль на окружающих. — «А-а-а! Как же ноет рука, хочется ее вовсе отпилить, чтоб только не чувствовать всего этого».

— А что с тобой? Может я смогу тебе помочь? — с участием посмотрел на меня Али.

— Да ничего, так случайно поранилась. У меня нежная кожа, чуть что сразу порез. Не беспокойся, скоро заживет.

— Понятно, а то смотри, я в травах хорошо разбираюсь, могу и мазь лечебную сделать.

— Нет спасибо.

— Как знаешь, ладно пойду я на кухню закажу нам чего-нибудь поесть, ты что будешь?

— Я вообще-то не хочу есть, но ты все же можешь захватить каких-нибудь фруктов. Кстати, спроси у Ворда, может он одолжит тебе одежду на сегодня. Вы вроде с ним почти одного телосложения, только он немного худее тебя и повыше.

— Да вот еще, ничего я ни у кого просить не буду. К тому же он наверняка еще спит. А ты Яло что будешь?

— А ему ты можешь поймать пару пчелок, он их обожает с утра пораньше, — ответила я вместо него.

— Что, правда? — с удивлением посмотрел он на Яло.

— Да врет она! Не ем я эту гадость! Я вообще сыт, — сказал он, показывая мне язык и запрыгивая к Али на плечо.

— Все с вами ясно, — усмехнулся Али, разворачиваясь в сторону конюшни.

— Я здесь тебя подожду, — сказал Яло, спрыгивая.

Али ушел, я легла на траву, наслаждаясь легким ветерком и смотря в небо.

— Кать, ты ему не доверяешь? — спросил меня Яло, устраиваясь на одной из оставшихся сухих подушек.

— Ну как сказать. Больше нет, чем да. Я его почти не знаю. Мало ли как он отнесется к тому, что я расскажу. Может он примет меня за ведьму или еще хуже будет поклоняться как какой-нибудь богине. Зачем мне это надо?! К тому же не люблю, когда обо мне начинают заботиться и беспокоится. Пусть лучше пока ничего не знает. Придет время, и я все ему расскажу, наверное. А сейчас, пожалуйста, пусть он остается в неведении.

— Хорошо, я ничего ему не скажу!

Али вернулся минут через пятнадцать. Он был завернут в плед, видимо отдал одежду на просушку. За ним шагал слуга с подносом еды и вазой фруктов.

— Али ну у тебя и наряд! Наверное, последний писк моды! — съязвил Яло.

— Не нравиться не смотри! Мне, между прочим, холодно в мокрой одежде. А так, я повесил ее на кухне рядом с печкой, каких-нибудь полчаса и можно будет отправляться в город.

— Правда? Отличная новость! — сказала я, беря большое яблоко. «А Яло то как передернуло, наверняка представил, что на его месте мог быть он».

Мы быстренько перекусили, ел то в основном Али, я так немного поклевала фруктов. Сыграли партию в шахматы. В это раз правила игры Яло объяснил Али. «Как говорится, когда объясняешь, то материал запоминается намного лучше. Вот пусть и запоминает». Али проиграл нам с Яло. Тем временем к нам подошел слуга, что утром приносил завтрак и отдал Али его высохшую одежду. От нее пахло так, как будто ее выстирали в супе, прополоскали в компоте и пожарили на вертеле.

— Али и ты это оденешь? — проговорила я, пытаясь дышать, как можно реже.

— Кажется, это была плохая идея. И в чем я теперь пойду! — растерянно проговорил он.

— Так я же тебе давно сказала, иди, спроси у Ворда, думаю, он тебе не откажет.

— Да не могу я! Мне гордость не позволяет. Понимаешь я принц, я никогда, ничего, ни у кого не просил! Все я никуда не пойду!

— Эй, ты чего? Как это?

— Давай завтра пойдем в город, а? А сегодня просто отдохнем, вон в шахматы поиграем, я тебя научу в лесу ориентироваться.

— Что?! Целый день потерять! — возмутилась я. «А если я ошибаюсь и эта девочка не дочь короля, то мне придется очень туго. Тогда на поиски Кудряшки может уйти куча времени, и я могу не успеть. Осталось всего пять дней. Что же делать? Эх, точно, я опять забыла про способности Ланы».

— Лана, ты сможешь сотворить для него какой-нибудь камзол, ну что-то наподобие, что у него было?

— Попробовать можно.

— Пожалуйста! Сама понимаешь дорога каждая минута!

— Да знаю я. Все, лови.

Передо мной на одеяло лег костюм.

— Вот держи, примерь, — кивнула я на появившуюся одежду, — надеюсь, подойдет. Можешь считать это подарком. Подарки же твою гордость не задевают?

— Нет. Спасибо. А у тебя всегда появляется, вот так, все что ты захочешь?

— Почти, а что?

— А ты раньше этого сказать не могла! — возмутился он. — Зачем столько времени потеряли, если ты с самого начала, могла создать новый костюм. Любишь издеваться над другими, да?

— Вовсе нет, я просто не подумала об этом. Ты давай лучше быстрей одевайся и пошли уже, — я встала, тем самым показывая, что разговор окончен. Али еще побурчал немного и пошел в конюшню одеваться, вернулся он минут через пять. Костюм сидел на нем как влитой.

— Али, а ты пешком сюда пришел или на лошади приехал?

— Пешком, я же шел тебя похищать, к тому же я планировал, если что, уехать на тебе.

— Что? На мне? Не… я тебя в жизни на себе не повезу!

— Не зарекайся. Кстати, может ты все-таки, позволишь надеть на себя уздечку. Как же я поведу тебя, без нее?

— А зачем меня вести? Я и сама могу идти, — удивилась я.

— Нет, не сможешь, понимаешь, у нас лошади сами по себе не ходят и каждому встречному стражнику объяснять, что ты принцесса, а не лошадь мы просто замучаемся.

— Мне все равно! Я уздечку не одену! Максимум, на что я согласна, так это на ремешок вокруг шеи, кстати, за который ты сможешь держаться и делать вид, что ведешь меня, а не я сама шагаю.

— Кокой еще ремешок? — не понял он.

— Сейчас увидишь.

— Лан, сделай мне, пожалуйста, свободный ремешок на шею, пусть он будет наподобие пояса на моем платье.

— Я попробую, надеюсь, он мне шею не натрет.

— Не бойся, это все лучше, чем уздечка.

— И не говори, как вспомню про нее, так сразу мурашки пробегают.

— Не переживай, я не позволю никому теперь надеть ее на тебя.

— Спасибо!

Через мгновение на подушки упал ремешок.

— Али одень его на меня, — попросила я. — И кстати далеко ли до города?

— Я бы сказал не очень. — произнес он, одевая ремешок мне на шею. — Где-то около часа до ворот города, там еще с минут двадцать до моего постоялого двора, а от туда уже не больше получаса до дворца герцога. И того часа через два мы будем на месте.

— Кать, вы там все уже выяснили? — спросил Яло, подпрыгивая от нетерпения, я кивнула ему в ответ. — Тогда чего стоим? Пойдемте! — скомандовал он, запрыгивая к Али на плечо.

Глава 13

Мы пересекли конюшню, и вышли с другой ее стороны. Я еще ни разу здесь не была. Рядом с конюшней был манеж, обойдя его, мы оказались у хозяйственных построек, примыкающих к двухэтажному дому. Как я смогла заметить, все здания были построены из необтесанных камней. Прямо посередине дома была сделана широкая арка, чтобы всаднику или карете можно было бы легко заехать, на задний двор. Пройдя ее насквозь, мы вышли к лицевой части дома, с этой стороны было довольно просторно, вокруг дома были разбиты клумбы, росло несколько деревьев. Дом и постройки окружал высокий забор из тех же камней. На воротах стояло два стражника, в будке спала собака. Нам открыли ворота, и мы вышли на слабо утоптанную дорогу, сразу начинающуюся за ними. Минут десять мы шли по ней, петляя среди небольших усадеб и просек. Потом эта дорога влилась в более большую и оживленную, она была лучше утоптана и по ней к городу, да и из города тянулись обозы, ехали всадники, пару раз мимо проезжали кареты. Я вертела головой налево и направо, пытаясь увидеть как можно больше. Кого здесь только не было и эльфы и гномы и соответственно людей было больше всего.

Али предусмотрительно накинул на себя капюшон плаща, чтоб его не узнали и не стали приставать с расспросами. Мы шагали мимо лугов, садов и полей, на которых полным ходом шла посевная работа. Скоро показался и сам город. Я смотрела на него во все глаза. Огромный ров отделял город от окружающих его полей. Высокие стены, через каждые сто метров сторожевые башни. Ворота были открыты настежь. На входе стояли стражники и брали плату за проход.

В городе было какое-то беспокойство. Я еще при входе заметила, что впускали всех, а не выпускали никого, из-за этого около ворот скопилось много людей, телег и карет.

— Любезный подскажите, а вы случайно не знаете, из-за чего никого не выпускают? — спросил Али у старичка, сидящего на ближайшей телеге.

— Да как не знать, вчера еще спокойно можно было войти и выйти, а сегодня издали указ, что пока не поймают того, кто покушался на жизнь королевской дочери, никого не выпускать. Ищут преступника они, а нам простым людям страдай теперь. А мне надо домой пшеницу сеять, не успею пока такие теплые деньки, чем мне тогда семью кормить?!

— Спасибо вам. Мы спешим, — прервал Али гневную речь старика.

Мы отошли немного от городских ворот и свернули на ближайшую улицу.

— Неужели кто-то посмел напасть на дочь короля? — произнес задумчиво Али.

— Но зачем кому-то убивать ее? Она же еще маленькая! — возмутился Яло.

«Значит, ее нахождение в нигде это не способность Кудряшки, как я думала, а ее туда закинули. Найду кто это сделал, убью собственными руками!»

— Какой ты наивный, — прервал мои размышления Али, я непонимающе подняла на него глаза, он криво усмехнулся и продолжил. — Все очень просто, сначала умерла жена короля, он растроен и деморализован, далее убивают его дочь, по идее он вообще должен сойти с ума от горя. А в это время находится какой-нибудь претендент на трон, и все, небольшое восстание и да здравствует новый король. Думаю, нам стоит как можно быстрее дойти до постоялого двора, наверняка его хозяин располагает большей информацией, что сейчас происходит в городе.

— Кажется, наш визит к его величеству накрылся медным тазом, — тихо проговорила я.

— Прости, чем накрылся? — услышал меня Али.

— Я говорю, что нас, скорее всего не примет король. У него забот сейчас и без нас хватает.

— Возможно, но дочь короля жива, думаю, наоборот, во дворце сегодня праздник, а значит, нас на него пригласят в качестве почетных гостей, ведь мы с тобой представители королевской крови.

— Праздник! Здорово! Люблю веселиться! Пойдемте быстрее, а то все пропустим! — радостно запрыгал Яло.

— Тебе бы только веселится, — произнес Али обходя лужу непонятного происхождения.

Что бы сократить путь до постоялого двора, Али повел нас через бедные кварталы. Мы шли по петляющим улочкам, запах там стоял еще тот «кажется, местные жители понятия не имеют про канализацию и водопровод». По пути к постоялому двору, нам пару раз попадались группы стражников по пять-шесть человек, вооруженных до зубов.

Минут через двадцать мы вышли к двухэтажному зданию постоялого двора, над воротами которого красовалась надпись — Усталый путник. Когда мы вошли во двор, Али попросил подождать меня у входа в строение, где было привязано еще несколько лошадей, а сам вместе с Яло направился в свою комнату.

«Эх, жаль я не человек, даже не зайдешь внутрь, а так интересно, как выглядит внутренний зал…»

— Нашла повод, для расстройства. Могу поспорить, там нет ничего интересного, — влезла в мои мысли Лана. — И вообще чего ты тут стоишь, гадаешь, раз тебе так хочется это знать, возьми и посмотри, прогонят, так вернешься сюда, да и все.

— Думаю, ты права, — обрадовалась я, и кое-как поднявшись по ступенькам, благо их оказалось всего четыре, заглянула внутрь.

И мне совсем не понравилось, что я там увидела, да, я ожидала большего. Внутри оказался обычный квадратный зал, на стенах которого висели протертые гобелены, небольшая стойка в углы и несколько столов и стульев, вот и все убранство. Видимо по причине только начала дня в помещение было занята только пара столов. За стойкой же сидел полный мужчина, с проступающей сединой в волосах, он протирал стаканы, стоявшие перед ним на подносе, и ставил их куда-то под стойку. Али нигде не было видно. Мужчина на мгновенье оторвался от своего занятия и окинул зал безразличным взглядом.

— Кто впустил сюда лошадь? — заорал он, встретившись со мной взглядом. Я немного попятилась назад. Он вышел из-за стойки и направился в мою сторону, но дойти до меня не успел. В это время по лестницы сбежал Али, выглядел он очень злым.

— Борг, а Борг, куда ты дел мои вещи? — прошипел Али, подлетая к нему и выхватывая клинок.

— Господин, какие вещи? — развел он руками, — после вашего отъезда, никто в вашу комнату и не заглядывал. Я не знаю, что вы там оставляли, и понятия не имею, куда все пропало.

— Ты врешь! Там все перевернуто и все мои сумки исчезли. Слушай, отдай все по-хорошему, а?

— Да, лучше верни то, что взял, а не то я за себя не ручаюсь! — оскалился Яло.

«Странно, выражение лица Борга изменилось с запугано-покладистого на вызывающе-презрительное. С чего бы это…. А….Понятно, кажется у нас проблемы». Я только теперь заметила в углу четырех типов бандитской наружности, сейчас они поднимались из-за стола, доставая свои клинки из-под плащей. Али и Яло были к ним спиной и не могли их видеть.

— Али сзади! — выкрикнула я. Али резко обернулся и плавно перешел в сторону, чтобы видеть две нападавшие стороны. Борг и четверка бандитов замерли, разглядывая меня. — Что смотрите? Никогда лошади говорящей не видели? А я и не такое умею, вот возьму и всех вас испепелю, хотите?

— Нет, — заворожено проговорил Борг.

— Да врет она! — воскликнул один со шрамом, над бровью, — ну говорит, и что с того, Мартис, хватай ее, а то сбежит, за нее можно будет получить неплохие деньги, — обратился он к одному из нападавших. В мою сторону тут же направился светловолосый мужчина с небольшой бородой.

— Если хоть один волос упадет с ее головы, я камня на камне не оставлю от этого заведения, — спокойно сказал Али. «Ах, как же приятно когда тебя защищают!»

— Хорошая лошадка, не дергайся, сейчас дядя отведет тебя на рынок и получит много денег, — проговорил Мартис, протягивая руку, чтобы взяться за ремешок на моей шее.

— Эй, дядя ты что? Псих совсем? — смерила я его презрительным взглядом.

— Я? Псих? — удивлено произнес он, отдергивая руку от ремешка.

— Ты, другого я пока не вижу! Еда сама в рот идет! — широко улыбнулась я, выставляя напоказ два ряда зубов. — Я сегодня как раз еще не успела позавтракать, голодная жуть! — Я стала его рассматривать, как будто выбирая, откуда лучше начать свой завтрак, остановив свой взгляд на ляжке, я облизнулась. Он немного опешил.

— Не надо меня есть, — проговорил он, отступая назад.

— Поздно, ты уже разозлил меня. Так что подходи поближе, не бойся, ты ничего почти не почувствуешь, — заверила я его, он задрожал.

— Мартис, не дури! Это всего лишь лошадь, а у тебя клинок! — выкрикнул ему, тот, кто послал его ко мне. Мартис посмотрел на свое оружие, это придало ему уверенности.

— Точно! Ты мне ничего сделать не сможешь! — произнес он. И угрожая мне клинком, потянулся опять к ремешку. Я попросила Лану сотворить молоток над ним, что она с радостью и сделала.

Он так и не понял, что его ударило по голове, в его глазах отразилась обида, смешанная с удивлением и в следующую секунду он упал, закатывая глаза. Это послужило сигналом для остальных. Яло вцепился в нос Боргу. Али же напал на трех оставшихся бандитов. Борг верещал, пытаясь отцепить Яло. Али тем временем сражался со своими противниками, он двигался так быстро, что я не успевала следить за его движениями. Через пару минут все было кончено. Бандиты остались лежать в живописных позах, а Али направился к Боргу.

— Снимите его с меня! — взмолился Борг, падая на колени.

— Ладно, Яло, отпусти его, — сказал Али, приставляя клинок к горлу Борга.

— Тьфу, гадость! — сплюнул Яло, запрыгивая на плечо к Али. Борг испугано стал ощупывать свой опухший нос, со следами зубов Яло.

— Ну? Так долго мне еще ждать, когда принесут мои вещи! — не убирая клинок в ножны, насмешливо произнес Али.

— Простите господин, ошибочка вышла, сейчас вам все вернут, — проговорил Борг. — Эй, Нарита! Быстро принеси этому господину его сумки! — крикнул он разносчице, испугано смотрящей на нас. Она скрылась за дверью рядом со стойкой.

— Ну вот и славненько! Пока нам несут мои вещи. Хотелось бы получить в качестве компенсации за потерянное время. — Борг напрягся, Али сделал многозначительную паузу и произнес, растягивая слово, — информацию.

— Информацию? — переспросил Борг.

— Да, меня интересует, что произошло в королевском дворце, и кто покушался на дочь короля. Только не надо мне говорить, что впервые слышишь об этом.

— Я точно не знаю… — протянул Борг, Яло демонстративно облизнулся и Борг быстро заговори, — но у моего друга жена работает там прислугой. Она рассказала нам, что пару дней назад принцесса уснула, и никто не мог ее разбудить. Она все спала и спала. Король решил, что на его дочь навели проклятье и во дворец были созваны все маги и колдуны округи, похоже, кому-то из них все-таки удалось ее расколдовать, потому что сегодня утром принцесса очнулась. Вроде как король знает, того кто напал на принцессу и преступника ищут по всему городу. Поэтому никого и не выпускают из города, боятся, что преступник сбежит. А еще говорят, что это какая-то ведьма. Это все, что мне известно, — закончил Борг. В это время вернулась Нарита с двумя довольно объемными сумками.

— Надеюсь, моя лошадь на месте? — обратился Али к Боргу, забирая у Нариты сумки.

— Да, она в целости и сохранности, — кивнул Борг.

— Ах да, чуть не забыл, — улыбнулся Али, убирая клинок в ножны и тут же нахмурив брови, жестко припечатал, — не советую вам больше натравливать на меня своих псов, в следующий раз я не буду таким добрым.

Когда мы вышли из зала, Али проследовал в конюшню, находящуюся в соседнем одноэтажном здании.

— Лан, как думаешь, кто мог покушаться на принцессу?

— Не знаю, но, похоже, ее спасение себе присвоил один из магов, явившийся в замок и возможно находящийся в момент пробуждения принцессы, у ее кровати.

— Да как он посмел! Хотя… если честно, то мне все равно. Главное я знаю, что я ее спасла и этого достаточно, единственное, я надеюсь, что они отдадут мне мою диадему. А то вот так погибать что-то мне совсем не хочется.

— Не бойся, когда король узнает кто на самом деле спас его дочь, он тебе ее с радостью вручит.

— Это было бы хорошо, — мечтательно протянула я.

— Верь, так все и будет, а еще я рада, что твоя догадка оказалась верной и нам не придется искать другой замок, значит, осталось только дойти до короля, все ему рассказать и получить твою диадему обратно.

— Да, не думала, что все будет так легко, возможно уже сегодня вечером я буду свободна.

Али, тем временем, вышел из конюшни, ведя своего коня. Я восхищенно вздохнула. Али быстро оседлал, тонконогого коричневого красавца, прикрепил к седлу сумки и легко запрыгнул на него. Мы вышли на улицу и направились к замку герцога.

Глава 14

Проехав всего пару кварталов, мы оказались в части города, где проживали обеспеченные жители. Улицы здесь были шире и нам даже пару раз встречались небольшие зеленые парки. У каждого дома, был свой сад. В воздухе витал легкий аромат цветов. Али объяснил, что за порядком на этих улицах следят маги, которые создают специальные заклинания поддерживающие чистоту и приятный запах в этом районе.

Вскоре мы вышли на широкую площадь, посередине которой был огромный фонтан. Вода лилась из пасти дракона, закинувшего свою голову вверх. Было такое ощущение, что он сейчас закроет рот и взмоет в небо. Мне не верилось, что такое мог создать человек, настолько это казалось не реальным.

— Что? Нравится дракончик? — усмехнулся Али, заметив, как я смотрю на фонтан.

— Да! Это потрясающе! Кто сделал эту статую? — произнесла я, с восхищением разглядывая дракона. «Как жалко, что он не живой, вот бы на таком прокатиться…»

— А кто тебе сказал, что это статуя? — спросил Али, я непонимающе взглянула на него, он самодовольно улыбался и пояснил. — Ходит легенда, что когда только был заложен первый камень этого города, прилетел дракон и напал на строителей, но на их счастье, среди них оказался маг. Он с испугу, что-то наколдовал, и дракон превратился в вот этот фонтан. Говорят, что душа этого дракона до сих пор бродит по городу в поисках того волшебника.

— Так маг, наверное, умер уже давно! — воскликнул Яло.

— Бедный дракончик, столько лет мучается, — сочувственно проговорила я.

— Чего это ты его жалеешь, он же людоед, хотел всех съесть. Если бы не этот маг, то ты возможно бы сейчас не шла по улицам этого города.

— Может быть, но я думаю, что это слишком жестоко. К тому же его таким создал бог, ему, что, по-твоему, с голоду надо было умереть?

— Ты первый встреченный мной человек, который его пожалел, — задумчиво проговорил Али, — остальные только плевались в его сторону и говорили, что так ему и надо.

— У них нет ни капли сострадания! — поддержал меня Яло.

Мы тем временем пересекли площадь и теперь двигались вдоль высокой кованой ограды, окружающей пышный сад, за которым в свою очередь угадывались очертания замка. Мы свернули немного вправо, и подошли к резным воротам.

— Какая ненадежная ограда! Ее любой вор сможет спокойно перемахнуть, — высказал свои мысли Яло.

— И правда, может на ней, стоит какая-нибудь магическая защита? — выдвинула я свое предположение.

— Нет, она создана только для красоты. Сам же замка, до которого нам еще идти и идти, окружен глубоким рвом и в него еще надо постараться попасть.

— Кто такие? Куда? И по какому вопросу? — преградили нам пиками дорогу стражники. Али спрыгнул с лошади, скинул капюшон и показал им кольцо-печатку с изображением листа дуба, символа королевской семьи.

— Проходите, — расступились они в стороны, открывая ворота.

— Постойте, — обратился Али к ближайшему стражнику, — скажите, а уже поймали преступника, покушавшегося на принцессу?

— Нет, но обязательно поймаем, — ответил ему стражник, Али кивнул, соглашаясь с его высказыванием, и мы прошли мимо них.

Дальше дорога петляла между старых деревьев парка, периодически разбегаясь на более мелкие дорожки, вдоль которых, были высажены цветы. То там, то здесь нам попадались лавочки, на которых располагались богато одетые люди. Чуть в стороне я заметила небольшой пруд.

Мы шли уже около двадцати минут, болтая о пустяках. Я попросила Али во время всего нашего визита, называть меня Екатериной, объяснив, что это мое полное имя и мне будет не очень приятно, если на официальной встрече, будет использована его короткая форма.

Все это время Яло отчаянно пытался побороть зевоту, но поняв, что ему ее не победить, забрался к Али за пазуху, попросив разбудить его, если он нам понадобится.

Как Али и рассказывал, замок действительно напоминал небольшую хорошо укрепленную крепость. Пройдя мост через ров, мы оказались у ворот, где нас опять остановила стража. Али представился и попросил доложить королю, о своем приезде.

После нескольких минут ожидания, вернулся стражник, он сообщил нам, что король примет Али и будет рад видеть его за обедом. А до обеда герцог приглашал выпить с ним чаю в саду. Нас проводили к конюшне, где Али оставил своего коня. Стражник очень удивился, когда на его реплику оставить и меня в конюшне я ответила, что ни за что не пропущу чай с пирогами. Но Али быстро его успокоил, представив меня. Затем стражник показал нам тропинку, ведущую к беседке, где нас должен был ждать герцог, и вернулся на свой пост.

Сад оказался большим, огромные деревья создавали тенистые островки, много мелких дорожек переплетались в замысловатую сетку, повсюду были разбиты клумбы и стояли скамеечки. Вскоре мы вышли к озеру, вдоль которого стояли беседки оплетенные растениями. «Как же я люблю такие места, жалко, что сейчас только весна и беседки еще не полностью покрылись листвой».

Наша тропинка привела нас в одну из таких беседок, там был накрыт небольшой столик, и была парочка диванчиков. «Эх, жалко, что я сейчас лошадь». Когда мы подошли к беседке, из нее нам на встречу вышел небольшого роста человек в богатых одеждах, ему можно было дать лет так сорок. Мне он, почему-то сразу не понравился, я не могла понять причины, вроде и приятная наружность, а вот все равно что-то меня в нем настораживало.

— Рад приветствовать вас принц Алиноегравияс, на наших землях, — проговорил он, чуть наклоняя голову.

— И вам здравствуйте герцог Альбруйский, — ответил ему Али. — Разрешите в свою очередь представить вам принцессу Екатерину, — сказал он, указывая на меня.

— Здравствуйте. Я рада нашей с вами встрече, — в свою очередь поздоровалась я с ним.

— Здравствуйте…Принцесса? — удивился герцог.

— Да, к сожалению, на меня наложены чары, и пока они не сняты, мне приходится быть в таком виде.

— О, это очень прискорбно, как бы мне хотелось лицезреть вашу красоту.

— Герцог, это не такая большая проблема как кажется, — сказал Али, герцог непонимающе посмотрел на него. — Просто, если вы посмотрите на отражение лошади в озере, то увидите принцессу, во всей красе.

— О тогда прошу вас, — обратился ко мне герцог, — покажите мне ваше истинное лицо! — взмолился он.

Мне ничего не оставалось, как согласиться.

Мы все трое подошли к кромке воды, дул несильный ветерок, создавая рябь на его поверхности, я очень надеялась, что они не заметят моей больной руки. Мое отражение было без диадемы. Али не стал задавать мне по этому поводу вопросов, но он как-то странно посмотрел на меня, «могу, поспорить, что когда мы останемся одни, он спросит меня об этом».

— Принцесса, вы восхитительны! — воскликнул герцог.

— Спасибо, — улыбнулась я ему в ответ. «Вот чего не люблю, так это льстивых речей».

Мы вернулись к беседке. Мужчины болтали на ничего не значащие темы, в которых я ничего почти не понимала. Послушав их пару минут, я переключила свое внимание на окружавшую меня природу. Я сидела, наслаждаясь теплым солнышком и пением птиц.

— Принцесса Екатерина, вы слышите меня? — спросил герцог, я растерянно посмотрела на него.

— Простите, я немного задумалась, вы что-то мне говорили?

— Да, я спросил, будете ли вы отражаться в зеркале, как в воде? — «И что ему ответить? Я ведь не пробовала».

— Точно сказать не могу, к сожалению, у меня не было возможности проверить это, но думаю, что такой вариант возможен, даже больше, я почти в этом уверена.

— Это просто замечательно! — обрадовался он, я вопросительно посмотрела на него, он улыбнулся и пояснил, — у меня в замке есть зеркальная комната, в которой на всех стенах висят огромные зеркала, отсюда соответственно и ее название. Мне пришла в голову отличная идея, перенести туда сегодняшний праздничный обед, по случаю спасения нашей принцессы. Что вы скажите на это?

— Это действительно хороша мысль, — поддержал его Али, выжидательно смотря на меня, я с неохотой кивнула, соглашаясь. «Все увидят мою руку! Что же делать…. А ладно, что-нибудь придумаю».

— Я так рад! — произнес герцог, поднимаясь с дивана. — Прошу сейчас меня извинить, мне придется оставить вас до обеда. Необходимо дать распоряжение о его переносе в зеркальную комнату. Был рад знакомству с вами, я попрошу слуг проводить вас в замок, они покажут вам ваши комнаты.

— Постойте Герцог, я благодарна вам за заботу, но я хотела бы остановиться в конюшне.

— Вы? И в конюшне? Это не допустимо! — категорично заявил он.

— Простите герцог, но гулять по замку в таком виде мне будет неудобно и еще мне очень сложно подниматься по лестнице, — попыталась я его убедить.

— Я все понимаю, но я не могу допустить, чтобы моя гостья располагалась в конюшне. Хоть вы и выглядите как лошадь, но вы все-таки принцесса и должны жить в приличествующих вашему рангу апартаментах, — заупрямился он.

— Герцог, я думаю, есть выход из данной ситуации, вы могли бы нам поставить в саду одну из тех палаток, которые используются на войне. Она большая и мы с принцессой Екатериной сможем там спокойно разместиться, — спас положение Али.

— Да, такой вариант возможен, я сейчас же распоряжусь поставить ее на краю сада, чтобы вам было не далеко идти до замка. Подождите принц, а вы тоже будете ночевать в палатке? — удивился он. Али кивнул, подтверждая его догадку, — но я могу вам выделить поистине королевские покои! — сказал он, непонимающе смотря на Али.

— Извините герцог, но я дал клятву, что буду везде сопровождать принцессу Екатерину и я не могу ее нарушить.

— Это ваше право, — сдался герцог. — Пока же устанавливают палатку, вы можете погулять по саду или дождаться здесь одного из слуг, как только палатка будет готова, он за вами придет. Это будет ваш личный слуга на весь период вашего нахождения в моем замке, он исполнит любую вашу просьбу. — «А еще он будет за нами шпионить и докладывать герцогу обо всем, о чем мы будем говорить с Али. И ведь не откажешься, может и обидеться».

— Спасибо, вы очень любезны, — поблагодарил его Али.

Попрощавшись с нами, герцог удалился.

Глава 15

Мы с Али пошли гулять по саду, он молчал, мне тоже было как-то не до разговоров, я все пыталась понять, что же меня так насторожило в герцоге.

— Кать, — прервал Али затянувшееся молчание, — скажи, почему сейчас у тебя на отражении не было видно диадемы. Ты ее потеряла? — «как же я надеялась, что он мне не задаст этот вопрос».

— Лана, как думаешь рассказать ему про мое ночное приключение или оставить его в неведении? — мысленно спросила я ее.

— Думаю, тебе стоит ему рассказать о произошедшем. Скорее всего, все раскроется в ближайшее время. Если он узнает об этом не от тебя, то будет считать, что ты ему не доверяешь. К тому же сейчас есть возможность нормально поговорить, а потом к вам будет приставлен шпион, и поговорить откровенно у вас уже, скорее всего не получится.

— Спасибо Лан, за совет. Наверное, ты права.

— Нет Али, я просто отдала ее на время, и сейчас мне надо как можно скорее ее вернуть, иначе мне придется умереть, — ответила я, останавливаясь.

— Так…а по подробнее можно? — произнес он, складывая руки на груди и прислоняясь спиной к дереву. Я тяжело вздохнула и рассказала ему о спасении Кудряшки. Он слушал не перебивая. Только, я видела, как его лицо становилось все бледнее и бледнее.

— Вот и все. Мне осталось только увидится с принцессой. Когда я до нее дотронусь, то диадема вновь появится у меня на лбу, и мне уже ничто не будет угрожать, — закончила я свое повествование.

— Понятно… — протянул он, разглядывая носки своих сапог. «И это все, что он может сказать? Фух…Слава богу, он не стал на меня кричать как Лана с Яло».

— Ну что пошли дальше? — вопросительно посмотрела я на него.

— Погоди, — сказал он, поднимая на меня глаза. — Ответь мне, если бы я не спросил, ты бы так и молчала? Почему? Почему ты не попросила о помощи? Почему ничего не рассказала? И что самое интересное, почему ты все это раскрыла сейчас? — закидал он меня вопросами, а я стояла в растерянности, не зная, что ему ответить.

— Прости… — я взглянула на него и поняла, что ему этого не достаточно. — Пойми меня правильно, ты не смог бы мне ничем помочь. К тому же я не люблю жаловаться людям на свои проблемы, и я не хотела, чтобы ты беспокоился об этом. Рассказала я тебе правду, не потому, что ты и так бы все скоро узнал, я просто не хотела тебе сейчас врать, выдумывая боле менее правдоподобную историю.

— Почему?

— Я не вру своим друзьям! — призналась я.

— Спасибо, — прошептал он чуть слышно. Я подняла на него глаза и отшатнулась, он смотрел на меня с нежностью. — Знаешь, у меня никогда раньше не было друзей. Я не думал, что они когда-нибудь у меня появятся.

— Али, какой же ты…

— Что? — не понял он.

— Я говорю глупо так жить, никому не доверяя, не делясь своими мыслями, чувствами и переживаниями. Дружба это же потрясающе, ты можешь чувствовать поддержку, когда тебе плохо или радоваться чему-то хорошему вместе со своим другом. Ты сам лишил себя этого. Но, слава богу, я нашла тебя и просветила.

— Спасибо тебе. О, моя спасительница! Ты освободила меня из тьмы моих предубеждений! — воскликнул он, падая на колени и протягивая в мою сторону руки.

— Всегда, пожалуйста, — ответила я. Он поднял на меня глаза и мы расхохотались.

Отсмеявшись, мы двинулись дальше вглубь сада. Неожиданно деревья расступились, и мы вышли на поляну, посреди которой стояла одинокая башня.

— Интересно, для чего она здесь? — удивилась я.

— Кто знает?! Но выглядит она очень старой, — сказал Али, приближаясь к ней.

Башня была круглой, высотой с двухэтажный дом. Обойдя ее, мы остановились перед массивной дверью, закрытой на задвижку, покрытую ржавчиной. Вдруг с той ее стороны раздался скулеж, и кто-то стал скрестись.

— Кто бы там мог быть? — испугано проговорила я, отступая на пару шагов назад.

— Не знаю, но раз заперли, то значит так надо, к тому же дверь закрыта очень давно, смотри, как успел заржаветь засов. Возможно, там находиться какое-нибудь чудовище.

— Али, ты что? Сказок страшных начитался? — рассмеялась я. — Ну сам подумай! Разве стали бы что-нибудь опасное запирать в башне, посреди королевского сада? Нет, поверь мне, если бы это было действительно опасное существо, то его запрятали бы где-нибудь в подвалах замка, да еще бы столько дверей и защитных заклинаний поставили, чтоб никто посторонний и в мыслях не держал даже приблизиться к тому месту. А здесь что? Какой-то замок, который легко открывается. Давай Али не трусь, открой дверь, — убеждала я его.

— Ладно, уговорила, сейчас попробую, — проговорил Али, подходя и осматривая задвижку.

Ему пришлось попотеть, засов порядком заржавел и не хотел двигаться ни в какую сторону. Тогда Али достал свой клинок и стал им сбивать ржавчину, только с третьей попытки засов поддался и сдвинулся в сторону. Али с опаской потянул на себя ручку двери, я предусмотрительно спряталась за него.

— Никого нет! — разочаровано проговорила я, заглядывая внутрь.

— Кать не заходи сюда, мало ли, может оно где-нибудь притаилось и ждет, когда мы зайдем внутрь, чтобы напасть на нас, я не хочу чтоб ты пострадала.

— Хорошо, я действительно очень неповоротлива в помещениях, особенно таких небольших как эта башня, — призналась я.

Мы постояли еще немного на пороге, за дверью шел узкий коридор, переходящий в лестницу. Все выглядело затхлым и запущенным, было такое ощущение, что здесь никто не живет и к тому же толстый слой пыли покрывал стены и пол, а на полу не было ничьих следов.

— Али, а может это приведение? — выдвинула я свою версию.

— Возможно, но тогда нам нечего его боятся, оно не сможет причинить нам вреда.

— Хотелось бы в это верить, — чуть слышно прошептала я. «Помню, мне бабушка рассказывала классификацию призраков, меня еще тогда поразило их разнообразие, и некоторые из них могли не только шуметь, но калечить и убивать людей, надеюсь, что если здесь призрак, то он безопасен».

Я уже начинала жалеть, что уговорила Али открыть дверь в башню.

— Ну, я пойду, — обернулся ко мне Али.

— Иди, — ободряюще улыбнулась я ему.

Али перешагнул через порог и вдруг обо что-то споткнулся. Я стояла, раскрыв рот, наблюдая за его падением. Он во весь рост растянулся в пыли. «Не одна я, оказывается, такая неповоротливая». Пыль тучей поднялась с пола. Али, тут же вскочил, разразившись проклятьями. Он был весь чумазый, в волосах запуталась паутина, лицо посерело от пыли, и было у него такое детское выражение удивления и обиды, что я не смогла сдержать улыбки.

— Не вижу ничего смешного! — обижено проговорил он, отряхиваясь от пыли. Это было последней каплей, я больше не могла сдерживаться и громко рассмеялась. Али осуждающе смотрел на меня, но от этого смех разбирал меня еще больше.

— Фух! Прости Али, — извинилась я, немного успокоившись. — А обо что, это ты умудрился, так споткнуться? — спросила я «не мог же он на ровном месте упасть, может ему подставили подножку, хотя кто? Я же никого не видела, а вдруг тут действительно есть призрак».

— Не знаю, здесь вроде ничего нет, хотя погоди, сейчас посмотрю поближе, — произнес он, опускаясь на колени и шаря руками по полу, неожиданно он вскрикнул и резко отдернул руку.

— Жертва принята, договор заключен! — раздался в это время голос, казалось он идет из стен башни.

— Какая еще жертва? Али, что случилось?! — воскликнула я, с беспокойством смотря на него.

— Без понятия, но я обо что-то порезался, сейчас попробую это достать на свет божий, — произнес он, аккуратно поднимая что-то с пола.

— Это медальон, — утвердительно сказал он, разглядывая кругляшек на небольшой цепочке.

— Что на нем нарисовано? — спросила я. Али, обтер его о платок, на медальоне оказалась выгравирована пума в прыжке.

— Причем тут пума? — моему удивлению не было предела, вот чего я не ожидала увидеть здесь, так это символ всемирно известной марки одежды.

— Кать, ты знаешь, что это за медальон? — обратился ко мне Али.

— Э… как бы тебе объяснить, я раньше встречала подобное изображение, вот только где и при каких условиях это было, не могу припомнить, но думаю, ничего страшного случиться с тобой не может. Хотя на твоем месте я бы оставила его здесь.

— Да ладно тебе. Это же просто медальон. Возьму его на память, может он принесет мне удачу, — сказал он, одевая его.

Как только медальон опустился к нему на грудь, изображение пумы засияло ярким светом. Али закричал и стал заваливаться вперед, теряя сознание. Я испугано смотрела на него, не зная, что предпринять.

— Али! Али, проснись! Что с тобой? — теребила я его.

Прошла долгих пара минут прежде, чем он очнулся. Он застонал, переворачиваясь на спину. Он лежал, смотря отрешенно в небо. Тут мой взгляд упал на его рубашку, ворот которой отодвинулся в сторону, я увидела, что на том месте, где был медальон, теперь светилась красным татуировка, являющаяся точной копией медальона.

— Али? Ты как? — нагнулась я над ним, обеспокоенно всматриваясь в глаза.

— Я? Хуже некуда, а что это было? — спросил он, поворачивая ко мне голову.

Я, было, хотела ответить, но не успела.

— Не что, а кто! — сказал кто-то позади нас. Я обернулись на голос, там оказался маленький котенок пумы, на лбу у него я заметила изображение медальона, подобранного Али.

— Ты кто? — наконец спросил Али, приподнимаясь и с интересом рассматривая его.

— Здравствуй хозяин. С этого момента я твой хранитель, буду тебя защищать и оберегать, — гордо встала в позу пума, заложив лапы за спину.

— Ты? Хранитель? Ха-ха-ха, — засмеялся Али.

— Али прекрати, это не прилично! — попыталась я его успокоить.

Он сделал вид, что не услышал моих слов, поднявшись и чуть пошатываясь, он подошел к пуме.

— И это хранитель? — презрительно проговорил Али, беря его за шкирку. — Да я спокойно могу тебя убить, случайно наступив! Да кого ты сможешь защитить? Тебя самого придется спасать от первой встретившейся собаки, — раздраженно заявил он, криво усмехаясь.

«А вот это он зря, нельзя недооценивать других. Мне показалось, что у пумы появилось желание наброситься на Али и растерзать его».

— Смеешься, да?! Значит, говоришь не смогу защитить! — процедила сквозь зубы пума. В следующее мгновение изображение медальона на его лбу засветилось, Али разжал руку, и котенок, оказавшись на земле, перекувыркнулся через себя.

Я нервно сглотнула. Теперь перед нами стоял зверь, мало напоминающий прежнего котенка. Он был ростом с Али, шерсть его будто была сделана из стальных волосков, глаза светились голубым огнем, огромные клыки, которые наверняка запросто могут перекусить меня пополам и длинные когти как большие кухонные ножи, наводили ужас.

— Ты по-прежнему думаешь, что я не смогу тебя защитить? — довольная произведенным эффектом спросила пума. Али смотрел на нее, как зачарованный.

— Эй, может, хватит?! Да будет вам ссориться. Давайте сделаем вид, что предыдущего разговора и не было! — предложила я. Они оба мрачно посмотрели на меня, но возражать не стали, — отлично! Молодцы! Давайте для начала познакомимся, я Катя, а вот этот, кого ты назвала хозяином, зовут Али. А тебя как? — обратилась я к пуме уже принявшей свой первоначальный вид.

— Меня зовут Кил, — произнес он, поглядывая на Али.

— Хорошее имя, — произнесла я, пытаясь не засмеяться. — Скажи, а почему ты называешь себя хранителем Али и вообще, откуда ты такой взялся? — попросила я его.

— Пока он не извинится, — показал он лапой на Али, — я не вижу смысла вам ничего рассказывать.

Али взглянул на меня, я ободряюще ему улыбнулась.

— А ладно, — махнул он рукой, сдаваясь. — Извини. Все? Довольны?

— Так бы сразу, — кивнул Кил. — Теперь я с радостью поведаю вам мою историю. Она началась много веков назад. В то время жил один мальчик, он рос в бедной семье, поэтому его родители очень обрадовались, когда в один прекрасный день колдун решил взять его к себе в ученики. Пообещав сделать из него настоящего волшебника, он увез мальчика в свой дом. Оказалось, что у мальчика есть очень редкий дар изменять вещи, придавая им магические свойства. Колдун, узнав об этом, стал заставлять мальчика создавать их для него. Он держал мальчика в заточении и все думали, что эти вещи создает сам колдун. Мальчику было очень обидно и одиноко, но колдун был очень хитер и мальчику ничего не оставалось как подчиниться ему. Единственной радостью для мальчика, были животные, которых колдун держал для своих экспериментов: мыши, кролики, кошки и собаки, а еще ящерицы и змеи. Шло время, мальчик повзрослел и однажды он решил создать нечто такое, что поможет ему вырваться из лап колдуна, это должно было быть что-то очень сильное и могло противостоять магии колдуна. Он долго искал в магических книгах, упоминание об этом и вот однажды ему в руки попалась книга, рассказывающая о хранителях, в том числе, там был описан способ создания хранителей. И он решился. Он дождался, когда колдун отлучился отдавать заказ одному из своих клиентов и приступил к созданию хранителя. Для этого он использовал медальон, простой кругляшек, висящий у него на шее с рождения, а из всего множества животных мальчику приглянулся котенок пумы. Он нарисовал пентаграмму на полу лаборатории, встал в ее центр, взял в руки котенка, предварительно надев на него свой медальон. И начал читать заклинание создания хранителя, пентаграмма засветилась, и мальчик потерял сознание. Когда он очнулся, то пентаграммы не было, а рядом лежал его медальон, правда теперь на нем была изображена пума, а самого котенка нигде не было видно. Он дотронулся до медальона, ему тут же что-то порезало палец, и прозвучал тогда голос — жертва принята, договор заключен. — Мальчик поспешил надеть медальон на шею, это ведь была единственная память о родителях. Как только он надел его, медальон тут же исчез, превратившись в татуировку, а перед мальчиком появился я. Его эксперимент увенчался успехом, он создал меня. Я помог ему бежать от колдуна. А потом мы с ним долго путешествовали, пока не пришли в этот город. Здесь в то время у местного короля умер королевский маг, не оставив приемника, поэтому мальчика, которому к тому времени было уже двадцать восемь лет, с радостью приняли, на этот пост. Наша жизнь потекла спокойно и размерено. Все бы хорошо, но тут в молодого мага влюбилась принцесса, но к несчастью она была ему не интересна. Она же стала везде его преследовать, тогда он с помощью магии создал вот эту башню, ее мог найти только человек, обладающий большим магическим потенциалом, которым к счастью принцесса не обладала. Здесь он стал проводить очень много времени, экспериментируя и выполняя заказы двора. Принцесса в отчаянии решила его отравить, как говорится если не мне, то значит никому. К сожалению, единственное от чего я не могу защитить так это от яда. И вот однажды, ей удалось хитростью заставить его принять яд. Он медленно умирал, на моих глазах. Но я не мог допустить этого, поэтому мне пришлось отказаться от права быть его хранителем, только это и спасло его. Когда он очнулся, татуировка исчезла с его груди. Поняв, каким способом он остался жив, и что с этого момента я больше не его хранитель, он решил уйти из города. Меня же он оставил на пороге этой башни, запечатав ее заклинаниями. После этого я уснул и все это время спал крепким сном, я не знаю, что стало с магом, я даже не знаю, сколько времени прошло с тех пор. Я проснулся от того, что почувствовал чье-то приближение к башне. Спасибо вам, что разбудили меня, — закончил он.

— Вот так история. Ну что Али, поздравляю, теперь у тебя есть личный телохранитель, — сказала я, поднимаясь.

— Да, вот так подарочек преподнесла мне судьба.

— Ты должен знать еще кое-что, — произнес Кил, взглянув Али в глаза, — я могу превращаться как в чудовище, так и просто висеть на шее обычным медальоном, меня невозможно убить, или отказаться, просто выбросив, я всегда возвращаюсь к хозяину. Поэтому я очень надеюсь, что ты не будешь делать глупостей.

— Кил, не беспокойся. Я думаю, что вы станете с ним друзьями. Ой, а сколько время? Нам на обед, наверное, уже пора. Кил побудь на время медальоном, — попросила я его.

— Я слушаюсь только своего хозяина, как он пожелает, так и будет — заявил он мне. Я умоляюще взглянула на Али, тот оценив ситуацию, попросил Кила стать медальоном.

Немного поплутав по саду, мы вышли к палатке предоставленной нам герцогом, она оказалась очень вместительная, в ней с легкостью могло расположиться человек десять, как минимум. Внутри нас уже ждал слуга, он немного удивленно посмотрел на чумазого Али, но вопросов задавать не стал. Али начал приводить себя в порядок, а я перешла в сознание и с помощью созданного Ланой бинта, перевязала руку.

Когда мы вошли в замок, я не переставала вертеть головой по сторонам. Мне все было интересно, я хотела увидеть как можно больше, потому что не знала, выдастся ли еще возможность побывать здесь. Замок меня немного разочаровал, я ожидала светлых залов, коридоров с большими окнами, а получила узкие переходы, даже без намека на окна, иногда, правда, встречались картины и гобелены. Вскоре мы остановились перед большими дверьми, украшенными резьбой. Они резко перед нами распахнулись.

— Его высочества принц Алиноегравияс и принцесса Екатерина, — выкрикнул лакей.

Зал оказался небольшим помещением, с развешанными по стенам зеркалами установленных в рамах украшенных резьбой, изображающей животных и цветы. Столы стояли буквой П за центральным столом сидел герцог, рядом с ним с одной стороны был король, а с другой сидел седой человек в забавном колпаке. Рядом же с королем сидел мальчик, лет так двенадцати, а следующие два места пустовали.

Мы подошли к центральному столу.

— Дамы и господа, — произнес герцог, поднимаясь. — Сегодня у нас в гостях принц Алиноегравияс и заколдованная принцесса Екатерина и нам выпала уникальная возможность лицезреть ее красоту в этом зале. Прошу вас посмотреть в зеркала, развешанные по залу, и оценить правдивость моих слов, в них вы увидите истинный облик принцессы.

Все тут же закрутили головой и загомонили, обсуждая увиденное. А мне было очень не по себе быть объектом всеобщего внимания.

— Принц Алиноегравияс, — обратился к Али король, — прошу вас, сюда, к нам за стол. А вам принцесса Екатерина, мы приготовили место на том краю стола, — указал он в уголок, прямо около двери. — Сразу приношу извинения, но, к сожалению, везде слишком мало места, чтоб вы могли вольготно расположиться. Надеюсь, данное обстоятельство вас не очень огорчит.

— Спасибо ваше величество, для меня уже большая честь, что вы приняли меня сегодня.

Али сел за их стол, на крайнее место. Я же прошла и уселась в уголок, отсюда хорошо просматривался весь зал.

— Сегодня счастливый для нас день, — продолжил герцог, когда мы сели на свои места, — наша любимая принцесса очнулась от чар, наведенных на нее злой ведьмой. И огромное спасибо мы должны сказать великому магу и волшебнику — Пректолу, который не жалея сил и времени спас из лап смерти нашу принцессу!

Все зааплодировали. Человек в забавном колпаке, поднялся и раскланялся, принимая похвалу, а во мне просыпалась волна раздражения «значит, присвоил себе спасение принцессы и радуется он теперь, ну ничего, мы еще посмотрим кто кого». Тут встал король, выглядел он немного уставшим, но счастливым. Все затихли.

— В благодарность, за спасение своей дочери, я король Меркол дарю, магу и волшебнику Пректолу, земли, что идут от ручья Варп, до полей графа Нервуста. Да будет так. А где же сама принцесса? Я хочу, чтобы она лично поблагодарила мага, за свое спасение, — сказал он, садясь обратно.

Пара слуг тут же ушла на ее поиски. Я начала нервничать, и было с чего, я погрязла в сомнении, узнает она меня или нет, помнит ли она, что с ней случилось. Прошло пять томительных минут, тут боковая дверь распахнулась и появилась зареванная Кудряшка.

— Пустите! Мне надо найти маму, иначе она погибнет! Не трогайте меня! — кричала и брыкалась она, пытаясь вырваться, но ее крепко держали с двух сторон.

— Ах, бедная девочка, все еще находится под действиями чар, вот опять пыталась сбежать из дворца, на поиски этой ведьмы, заколдовавшей ее, — произнес, сочувственно вздыхая, Пректол, а потом обратился к Кудряшке. — Принцесса вам все это приснилось. Нет никакой мамы Кати! — он положил ей ладонь на лоб, но тут же ее отдернув, сказал, — на нее все еще действуют чары, надо проводить обряд очищения от злых сил, придется пустить кровь…

Я смотрела на него расширенными от ужаса глазами «он что, совсем? Какая еще кровь? Неужели король согласится на это?»

— Дорогая успокойся, — вздохнул король, обращаясь к Кудряшке, — мои слуги по всему королевству ищут твою маму Катю, а ты своим поведением только их отвлекаешь! Пректол, я даю свое согласие на обряд, надеюсь, он поможет. А теперь прошу всех начинать обед.

Слуги отпустили Кудряшку, она сжала кулачки, но не посмела ослушаться отца, она прошла, ни на кого не глядя, как я и предполагала на место между Али и своим братом.

Кудряшка, не видящим взглядом обвела зал, тут она увидела меня, ее глаза расширились от удивления, ну да ее же не было, когда герцог представлял нас.

— Лошадь? — проговорила она непонимающе.

— А это, ты не туда глядишь, — сказал ей брат, — посмотри в зеркала, и ты увидишь принцессу Екатерину.

Кудряшка взглянула в зеркало, ее лицо тут же озарилось радостью.

— Мама! Ты пришла! — закричала она вскакивая. Кудряшка побежала ко мне вокруг столов, я попыталась продвинуться к ней навстречу, но между стульями и стеной, было мало место, и мне пришлось остановиться и ждать когда она доберется до меня. Кудряшка была уже совсем рядом.

— Не подпускайте принцессу к ней! — очнувшись, заверещал Пректол. Слуги среагировали мгновенно, они схватили ее, не давая возможности добраться до меня. Я же, попытавшись обойти столы с другой стороны, наткнулась на невидимую стену.

— А ну тихо! — стукнул кулаком по столу король, все замерли от неожиданности. — Пректол, что все это значит? — спросил его король, поднимаясь со своего места.

— Ваше величество, — победно улыбнулся маг. — Разрешите представить вам ведьму, именующую себя принцессой Екатериной и заколдовавшей вашу любимую дочь, — произнес он, указываю в мою сторону.

— Вы можете это доказать? — посуровел король.

— Конечно, достаточно спросить у ее высочества, — он повернулся к Кудряшке, — Скажите принцесса, это и есть ваша мама Катя? — обратился он к ней.

— Да это она! Как же я рада, что нашла ее, теперь я смогу ее спасти, ну, отпустите же меня! Я должна вернуть ей ее диадему, — она снова стала вырываться.

— Ваше величество, вы же сами видите, что ваша дочь все еще под действием ее чар. Надо изолировать ее в комнату с защитными заклинаниями. А ведьму убить! Как только мы избавимся от нее, принцесса сразу станет прежней! — уверял короля Пректол.

— Ты что, старик, несешь? — не выдержала я, — какой убить? Да я тебя собственными руками задушу, за такие предложения! — злость и обида, просто переполняли меня. «За спасение принцессы мне не только спасибо не сказали, но теперь еще и на тот свет хотят отправить! Куда катиться мир! Как же обидно!»

— Ваше величество, вы сами видите, как она кровожадна, — продолжал Пректол, — не подпускайте к ней ее высочество! Мало ли что произойдет, возможно, принцесса будет потеряна для нас навсегда! — «неужели король поверит этому магу?». Король смотрел то на Кудряшку, все еще рвущуюся ко мне, то на меня. Казалось, что он никак не может решиться, но вот он сурово сдвинул брови и повернулся к Пректолу. Я поняла, что он поверил магу. Отчаянье накрыло меня. «Чтобы, я, еще кому-нибудь помогала?! Да ни за что на свете! Как я могла забыть, что в жизни чаще побеждает коварство и зло, потому что оно хитрее и изворотливее!»

— Пректол, я вручаю вам свою дочь, позаботьтесь о ней, проведите все нужные обряды по ее исцелению. Стража схватить ведьму и поместить в подземелье, приговор ей будет вынесен в ближайшее время. А сейчас уведите ее из зала, — приказал король.

«В тюрьму? Нет! Не хочу! Так ведь и убьют ни за что!» Я попыталась сделать шаг, но было такое ощущение, что меня что-то удерживает, и я не могу двигаться.

— Можешь не дергаться, — усмехнулся Пректол, — я наложил на тебя сдерживающее заклинание, ты теперь ничего не сможешь сделать, если я тебе этого не разрешу.

— Ваше величество, — перемахнув через стол, очутился рядом со мной Али, — я прошу вас отпустить принцессу Екатерину. Вы не имеете никакого права ее задерживать. Она находится под моей защитой, — с нажимом произнес он.

— Ваше величество не слушайте его, он видно тоже околдован этой ведьмой, — опять влез Пректол, — если мы ее отпустим, то она натворит еще много зла, она и вас убить может.

— Замолчи! — воскликнул со злостью Али, потом он посмотрел на короля и продолжил. — Да что вы его слушаете! Очнитесь ваше величество! Принцесса Екатерина чистое и невинное создание, ее ни в коем случае нельзя сажать в темницу. Если на то пошло, то я не позволю вам этого.

— Интересно, как вы собираетесь это сделать? Стража окружить их! — скомандовал король. «Неужели он действительно посмеет напасть на принца? Это же может грозить ему политическим скандалом и войной».

А солдаты тем временем обступили нас со всех сторон.

— Лучше сдайтесь принц, — посоветовал ему король, — мы не будем вас задерживать, вы не сделали нам ничего плохого.

— Простите, но я поклялся, — он дотронулся до медальона на шее, тут же перед нами появился Кил во всей своей красе. Стража отступила от нас на несколько шагов, — Вы все еще хотите забрать принцессу в тюрьму? — усмехнулся Али.

— Простите принц, — показательно зевая, произнес Пректол, я тут же насторожилась, — но если ваша киска нападет хоть на одного из стражников, в тот же миг, сфера, в которой находится обожаемая вами ведьма, сожмется и она погибнет, а вы ничего не сможете сделать.

— Ладно, на этот раз ваша взяла, — сдался Али, с ненавистью смотря на него. Кил превратился обратно в медальон, — но если хоть один волос упадет с ее головы или, не дай бог, вы ее казните. Я обещаю, что объявлю вам войну. А сейчас, отведите меня в подземелье, где будет моя принцесса. Я не намерен ее оставлять одну.

— Да будет так, уведите их! — скомандовал король, устало опускаясь на стул.

— НЕТ! Пустите! Мама! Мамочка! — закричала Кудряшка, вырываясь из рук слуг, но они крепко ее держали. По знаку Пректола они потащили ее к выходу, когда дверь за ней закрылась, в зале наступила гнетущая тишина. Я беспомощно смотрела себе под ноги, понимая, что сейчас я абсолютно ничего не могу изменить.

Колдун повернулся в нашу сторону, и неведомая сила подняла меня в воздух. Повинуясь его пассам, я двинулась вперед, не в силах пошевелиться. Али под прицелом трех стражников последовал за мной.

Мы вышли из зала и, пройдя несколько коридоров, стали спускались в подземелье.

«Должна признать, что у заклятья колдуна есть и преимущество — мне не приходится ломать копыта, спускаясь по лестнице. Надеюсь, наверх они поднимут меня таким же способом, а то здесь очень крутые лестницы. Интересно как глубоко под землей мы уже находимся? Что-то мне совсем здесь не нравится. Редкие огоньки, почти не дают света. Однако, неплохая тут защита, мы прошли уже пятое сторожевые ограждение. Боюсь, сбежать отсюда будет очень проблематично или точнее невозможно. Эх…. Что-то сегодня у меня слишком мрачные мысли. Я совсем потеряла надежду…».

А нас тем временем завели в довольно большую камеру. Один единственный шарик света, давал возможность разглядеть: немного сена в углу, два места для спанья вырезанных в стене и дырку в полу в дальнем углу, вместо туалета, вот и все убранство, предоставленных нам королем, «апартаментов». Пректол, доведя нас до камеры, ушел, напоследок пожелав нам приятного времяпровождения. Я надеялась, что с его уходом сфера исчезнет, но мои мечты не сбылись, она все так же как будто обтекала меня, но сейчас я хотя бы могла двигаться.

— Всем доброе утро! Или день, а может и ночь…. А мы где это вообще находимся? — вылез Яло из-за пазухи Али, сладко зевая.

— В темнице мы Яло, — просветила я его, — вот решили сменить обстановку, так сказать пожить немного в экстремальных условиях!

— Ух ты! — он окинул взглядом камеру. — М-да, что-то мне не очень здесь нравится, может, поживем экстремально на природе, среди цветочков и птичек? — предложил он.

— Эх, Яло, если бы было все так просто…. Али расскажи ему, пожалуйста, что случилось, пока он спал, — попросила я его, прижавшись боком к прутьям решетки.

Али поведал ему о том, что с нами произошло. Яло слушал его, периодически вставляя свои комментарии и нервно прыгая. Под конец он так распылился, что стал громко кричать, грозясь всех поубивать, если они сейчас же нас не выпустят.

— Али прости, что втянула тебя во все это, — сказала я, когда Яло немного успокоился. — Меня теперь наверняка казнят, — произнесла я, и комок слез подступил к горлу.

— Не говори таких пустяков. Я не позволю этого, — твердо заявил он.

— И я! — поддакнул ему Яло.

— Да ничего вы не сможете сделать! Нет, вы конечно можете их всех поубивать, но боюсь, мне к тому времени это будет уже безразлично, — «кажется, я впадаю в отчаянье. Мне надо поспать, но прежде», я взглянула на Али. — Нам надо предупредить Ворда, что мы в темнице замка, а то он волноваться будет.

Произнеся это, я поняла, какую глупость сказала и нервно рассмеялась. Успокоившись, я предложила все же отправить Яло к Ворду, рассказать, в какой сложной ситуации мы оказались. Яло сначала не хотел оставлять нас. Но Али сумел его уговорить, убедив его в том, что ему поручается великая миссия — спасение нас из плена, и что он наша последняя надежда.

Яло ушел. А я обессилено опустилась на пол камеры. «Надеюсь, с ним ничего не случится. Он же такой беззащитный, его же могут и съесть».

— Кать не переживай, все будет хорошо! — попыталась подбодрить меня Лана.

— Лан, ты еще в это веришь, думаешь, они дадут мне возможность спокойно уйти? Поверь мне, король нашел, на кого свалить вину, за все беды, и ему все равно, что я говорю. Он верит, что я ведьма и хотела причинить вред его дочери. Будь я на его месте или ты, еще неизвестно, как бы мы поступили в этой ситуации.

— И что ты сейчас намерена делать?

— Сейчас? В данный момент я хочу теплую ванну, горячий ужин и хорошенько выспаться.

— Так чего медлишь?! Пожелай Али спокойной ночи и пошли в сознание. Я все тебе тут приготовлю, и твоя хандра сразу же улетучится.

— Да, наверное, ты права, вот только я не могу оставить Али одного, это будет не честно, он же по моей вине здесь оказался.

— И что теперь? Ты в данный момент ничего сделать не можешь.

— Знаю, но мне будет не по себе, если я буду наслаждаться комфортом, а он будет здесь в этой убогой темнице. Я во всем виновата и поэтому должна разделять все неудобства вместе с ним.

— Кать, неужели ты опять забыла, что я могу создать все, что он пожелает?

— Да помню я, только это ты забыла, что на мне сфера этого колдуна. Она же не пропустит твое колдовство.

— Кто тебе такое сказал? Мы же не пробовали. Может, заклинание наложено только на тебя. Давай меняемся местами, сейчас посмотрим, сможем ли мы перехитрить колдуна.

Лана оказалась права, она не потеряла свою способность создавать вещи в реальность. Али тем временем пытался устроиться на твердом камне.

— Али! — позвала я его, снова оказавшись в теле Ланы. — Не мучайся, скажи, что ты хочешь.

— А сфера, она не повредит тебе? — обеспокоено спросил он.

— Нет, не бойся, она мне не помешает.

Последующий час мы с Али, Ланой и Килом потратили, на приведение камеры в божеский вид. Теперь она выглядела довольно-таки прилично. Камеру мы разделили на две зоны. Одна для Али, другая для меня, соответственно каменный пол часть покрывали пушистые ковры, а часть зеленая трава. Все стены мы завесили гобеленами с изображениями разных видов природы. Потолок просто затянули темно синей тканью, в угол я уместила кровать. Так называемый туалет был оборудован унитазом и отгорожен перегородкой. Сбоку мы поставили стол, пару стульев и кресло. А еще у нас стало светло, из-за того, что мы по всей камере расставили подсвечники со свечами. Довольная результатом, я покинула реальность.

Глава 16

Когда я появилась в сознание, то меня уже ждала теплая ванна с лепестками роз. Искупавшись, я поужинала с Ланой. После мороженого хорошее настроение ко мне вернулось. Казалось, что темница это всего лишь сон, но, к сожалению, нужно было срочно придумывать, как избавится от заклятья Пректола, которое в любой момент могло меня убить по его велению.

«Мне что-то ничего не приходит в голову, а ладно завтра об этом подумаю, а сейчас отдыхать. На улице уже, наверное, давно ночь. Мне осталось всего четыре дня, чтобы вернуть себе диадему, но хватит думать о плохом! У меня получится! Не знаю как, но я верю, что все будет хорошо. Как говорится, утро вечера мудренее!»

Я легла спать, пожелав спокойной ночи Лане.

«Люблю сны, в них ты можешь быть кем угодно, хоть мужчиной, хоть женщиной, хоть бабочкой или птицей. Что бог снов пошлет мне на этот раз? Какое новое приключения ждет меня?» С такими мыслями я и заснула.

* * *

Я открыл глаза, сладко потягиваясь и расправляя крылья. «Как хорошо, что я родился сильным и красивым драконом, а не какой-нибудь жалкой пташкой!» Я вышел на площадку перед моей пещерой. Солнышко поднималось из-за горизонта. Я глянул вниз, передо мной расстилались мои владения: леса и поля, реки и озера, все, куда бы я ни посмотрел, принадлежало мне.

Я сладко зевнул, вспоминая, как вчера пришлось разбирать сору двух гномов. «Как же они глупы, что дерутся из-за какой-то мелочи. А я, как ловко, сумел их примерить. Я просто молодец! Пойду, облечу пока мои земли, а то после обеда времени совсем не будет. О, чуть не забыл, феи же приглашали меня на свадьбу, кажется, сегодня женится их принц. Вот заодно и поищу для молодоженов подарок».

Я камнем бросаюсь вниз, расправляю крылья и, подхватив порыв ветра, парю высоко-высоко над землей. Все внизу кажется мне таким маленьким, будто игрушечное.

Подо мной проносились луга, я с удовольствием смотрел на огромные стада косуль и быков, привольно пасущихся. Потом начался лес. Русалки, завидев меня в небе, помахали приветственно мне рукой. «Что-то давно я к ним не залетал, надо бы их проведать». Спустившись на край лесного озера, с красивейшим водопадом, я расспросил как у них дела, посоветовался с ними насчет подарка, но они как всегда предлагали свои побрякушки из жемчуга и ракушек. «Боюсь, что даже самая маленькая жемчужина, будет с голову принца. Нет им надо нечто особенное». Попрощавшись и пообещав, чаще к ним заглядывать, я полетел дальше.

«Какое же это наслаждение, ловить крыльями порывы ветра!» Налетавшись вдоволь, я остановился на поляне с разноцветными цветами, которую наискось пересекал ручей с кристально чистой водой. Я растянулся на траве и подставил сытое брюхо солнцу. «Да, вкусный был кабанчик. Слава богу, мои леса кишат живностью, и голодным я уж точно не останусь. Но все-таки, что же им подарить». Я перевернулся на брюхо, вдыхая аромат цветов. «Как красив этот цветок и тот тоже. Точно! Придумал! Я сделаю им троны из вечных цветов». Я поднялся. Представил мысленно, какими должны быть троны и дыхнул волшебным пламенем на поляну, цветы тут же оторвавшись от своих оснований, уменьшились до размеров приемлемых для фей и сплелись в два великолепных трона. «Да, думаю, им понравится».

Я взмыл вверх, собираясь вернуться обратно в пещеру. Вдруг в стороне, за кромкой леса, где было пересечение двух рек, я заметил дым. «Неужели кто-то из сородичей пожаловал ко мне в гости, но почему без предупреждения. Надо слетать посмотреть». Приблизившись к тому месту, откуда шел дым, я увидел людей. «Мне о них рассказывала мама, когда я еще был маленьким. Но видеть их вживую, мне, ни разу, не приходилось. Надо узнать, что они делают на моих землях». Завидев меня они бросились в рассыпную и попрятались за камни.

— Не бойтесь меня, я не причиню вам вреда, я пришел поздороваться и узнать, что вы делаете на моих землях, — сказал я им. Но они и не думали выходить из своих укрытий. Через пару секунд они вытолкали вперед какого-то мальчишку, наверное, парламентер, решил я. А он, тем временем, начал выделывать руками какие-то непонятные пасы. «Неужели, это у них такое приветствие. Ну, подождем, пока он закончит». И в этот момент он воздел к небу руки и что-то прокричал. Меня тут же поразила молния. Я выгнулся от боли и замер. «Я не могу пошевелиться! Что со мной?» За первой молнией последовала вторая. На мгновение меня ослепил яркий свет. Когда он исчез я смог открыть глаза. «Кажется, я могу двигаться. Фух! Я уже думал, что мне совсем конец пришел». Но то, что я увидел, оглянувшись, заставило меня присесть на свой хвост. «Но что это? Как такое может быть?» Я не верил собственным глазам. Позади меня стоял большой фонтан, но самое страшное было то, что вода текла из моей пасти, а я стоял, изогнувшись всем телом. «Что происходит?» Я попытался заговорить с людьми, но они как будто не замечали меня, только прыгали вокруг фонтана и радостно что-то кричали. Меня это сильно разозлило. «Почему вы меня не видите? Ну, сейчас я вам устрою!». Я набрал в легкие воздуха и испугано замер, не в силах поверить. «Куда делось волшебное пламя?! Я больше не ощущаю огня у себя в сердце. Почему? Неужели, я умер и теперь обречен навечно, скитаться по этому миру, невидимый для остальных!». Взревев, я взмыл в небо и стал лететь к солнцу, «пусть я сгорю и умру, чем вот так ни жив, ни мертв, без надежды на спасение!».

— Остановись! Кто тебе сказал, что у тебя нет шанса.

Я резко завис в воздухе, передо мной парила представительница женского рода людей. «Она меня видит? О чем это она? Неужели…»

— Ты хочешь сказать, что я смогу, стать прежним? — с надеждой спросил я ее. Она улыбнулась, поправив короткие рыжие волосы, которые непослушный ветер трепал из стороны в сторону.

— Прежним? Да, думаю, сможешь. К тебе вернется твое тело и сила.

— Говори, что мне нужно для этого сделать?! — воскликнул я.

— Тебе? — усмехнулась она грустно, — боюсь, тебе остается только ждать.

— Чего ждать? — удивился я.

— Ждать, когда я вспомню сегодняшний разговор и приду к фонтану.

— Ничего не понимаю! — произнес я раздраженно.

— А тебе и не нужно понимать. Просто жди и верь, что я приду, и как только я ступлю в воду фонтана, то оковы, удерживающие тебя века, падут.

— Что ж, я буду ждать! Спасибо, что подарила мне надежду!

На последних моих словах, ее окутало синее пламя, и она исчезла.

* * *

Вспышка. Я открыла глаза. Мгновение и я уже помню, что я это я — Катя. «Странный сон…. И девушка, что была во сне, это же я. Но как такое может быть? Кажется, я видела события, произошедшие здесь тысячи лет назад. Неужели он все это время ждал меня? Надо же…. получается, я сама себе дала подсказку, как его освободить. Значит, войти в воду фонтана…. Надо поскорее выбираться из темницы!»

Я заглянула в реальность. Все еще крепко спали. «К сожалению, сейчас я даже сама себя не могу спасти. Но время работает против меня. Что же придумать?» Я села на кровати, сложив ноги по-турецки и нервно перебирая капельки браслета, подаренного мне Водолодилией. «Какая же я глупая!» Пронзила меня мысль. «Вот оно спасение! Перед самым моим носом!»

Я всех перебудила, мне не терпелось поделиться с ними своими мыслями. Али и Лана немного поворчали, что я могла бы и дождаться, пока они сами проснуться, но услышав мою идею, они угомонились. План получился простым и с легкостью мог быть претворен в жизнь.

Обсудив все детали, мы устроили турнир по шахматам. Пока лидировал Али, он выиграл уже две партии у меня и одну у Кила. Я как раз доигрывала партию с Килом, когда к нам пришли колдун с двумя стражниками. Бальзамом мне на душу было его потерянное лицо и отвисшая челюсть.

— Откуда все это взялось? — наконец выговорил он.

— Не знаем, раз и появилось. Мы думали, что это вы сделали нам подарок, — сказала я, пытаясь скрыть улыбку.

— Я? Вам подарок? — переспросил он.

— Ну да, вы же должны были нас отблагодарить!

— За что? Я вам ничего не должен! — заявил он.

— Разве? — начала я на него наступление. — А спасение принцессы? Вы себе его так хорошо присвоили, да еще и награду огромную получили.

— Что? Да я с большим трудом вырвал ее из твоих цепких лап. Да если бы не я, принцесса была мертва, благодаря твоим стараниям!

— Да вы что? Правда? А может, все было наоборот? И это я спасла ее, рискуя собственной жизнью, а ты нагло все себе присвоил.

— Все! Хватит! Я не хочу больше слышать подобный бред. Сейчас будет допрос в присутствие его величества, думаю, там ты соврать не сможешь!

«Допрос?! Отлично…. Как раз то, что нужно, чтоб ускорить процесс».

— Спасибо за сообщение, — улыбнулась я ему, — с удовольствием схожу на допрос, всегда мечтала на нем побывать, да еще и в качестве жертвы. Ну что пошли, хватит стоять, разинув рот, — усмехнулась я.

— Мы еще посмотрим, как ты запоешь, когда тебя будут пытать, — зло усмехнулся он, выводя меня из камеры.

— Правда? Что же ты раньше не сказал? Обожаю пытки! Пошли скорее! — радостно воскликнула я. «Хотел меня напугать, Ха-ха-ха, как глупо!»

Бормоча себе под нос, какие-то ругательства, он развернулся, и мы пошли по длинному коридору. Идти нам долго не пришлось, пыточная оказалась на входе в тюрьму. Меня ввели в небольшой зал весь заставленный жуткими предметами, некоторые из них я узнавала, другие видела впервые. От них всех веяло смертью.

«Однако, неплохую коллекцию собрал герцог, интересно, как они собираются меня пытать, я же в теле лошади…. Хотя, думаю, что их это не остановит, они найдут и для меня пыточное приспособление, а может еще и не одно».

В дальнем углу комнаты нас уже ждали: король, герцог и пятерка стражников. Мы подошли к ним. Колдун, поклонившись королю, оставил меня, а сам спрятался за спинку кресла герцога.

Специально, чтоб был виден мой истинный облик, принесли огромное зеркало. Король посмотрел в него и повернулся ко мне.

— Зачем вам моя дочь? — спросил он, сверля меня взглядом.

— Мне нужно забрать у нее одну вещь, что я ей дала на время, — честно ответила я.

— Какую вещь? Почему она оказалась у моей дочки?

— Мою диадему. Почему? Я думаю это слишком длинная история, чтобы ее вам сейчас рассказывать…. Давайте остановимся на том, что с помощью этой диадемы я ее и спасла.

— Если вы действительно это сделали, то подарите ее принцессе, как память о вас.

— К сожалению, я не могу этого сделать, потому что она дорога мне самой как память о маме. Но ваше величество я умоляю вас, дайте мне увидеться с Кудряшкой, я хочу попрощаться с ней. Я обещаю, что тогда уйду из вашего королевства и никогда здесь больше не появлюсь!

Король задумался над моим предложением, но тут влез колдун.

— Не верьте ей! — выкрикнул он, видя, что король сомневается. — Она и вас околдует, она специально хочет с ней увидеться, чтоб забрать ее душу. Берегитесь, ваше Величество она очень опасна.

— Возможно, ты прав, но я все же хочу услышать ее вариант спасения моей дочери, — сказал он, посмотрев мне в глаза.

— Хорошо. Я встретила вашу дочь во сне, ей угрожала смертельная опасность, ее хотела поглотить пустота. Но я проделала специальный обряд и спасла ее, для этого обряда я и дала ей свою диадему, которая как я уже говорила и нужна мне. Еще ваша дочка считает меня своей мамой, она знает, что я не настоящая ее мать, но она как и любой ребенок хочет, чтобы у нее была мама. Поверьте, хоть я и знаю ее всего ничего, но я успела уже ее полюбить, и я никогда бы не причинила ей вреда. От вас же мне ничего не надо, мне бы только вернуть мою диадему и все.

— Ваши слова сомнительны, — произнес король.

— Конечно, не верьте ей! Она еще и не такие сказочки вам сочинит! Самое лучшее средство узнать правду — это пытки! — убеждал его Пректол.

— Ваше высочество он прав, я думаю, в этом случае пытки лишними не будут, — согласился с ним герцог, я зло сверкнула на него глазами, король посмотрел на них и кивнул соглашаясь.

— Лучше начать с каленого железа, — предложил Пректол.

«Они что серьезно? Неужели они правда собираются меня прижигать железом?!»

Тем временем двое стражников принесли средних размеров котел, в котором тлели угли, и лежала длинная железка на конце загнутая зигзагом, она раскалилась уже почти добела.

— Лана хочешь, тебе сейчас поставят симпатичный шрам?

— Нет спасибо, я не приверженка изуродования себя.

— Не хочешь, как хочешь, — мысленно рассмеялась я.

Король поручил колдуну всю процедуру пытки, а сам уселся обратно на стул. Пректол подошел к котлу, достал эту зигзагообразную железку и повернулся ко мне.

— Говори правду! Или мы будем тебя пытать долго и мучительно! — заявил он, поднося ко мне железку, так что я почувствовало жар, идущий от нее. «Кажется, шутки кончились, надо сделать испуганное лицо, чтоб они поверили, что я готова рассказать им всю правду».

— Нет, прошу вас! Не надо! Что я вам сделала? Отпустите меня! — заплакала я.

— Ты все еще отрицаешь, что хотела захватить власть через дочку короля и потом убить всех, способных тебе помешать! — продолжал допрос колдун.

— Нет, я все скажу, только уберите от меня эту железку, — взмолилась я. Колдун победно улыбнулся и отвел руку в сторону. Я вздохнула с облегчением и продолжила, — вы правы, я хотела сначала убить принцессу, потом принца, а затем, когда король будет убит горем, подсыпать ему яду. Все? Довольны?

— Что-то ваш рассказ не очень вяжется с происходящим. Зачем вы пришли в замок, да еще в сопровождении принца эльфов? — спросил король. «А он возможно, не так глуп, как мне показалось сначала».

— А разве не понятно? Я хотела завершить свой план. А принц, очень кстати мне повстречался, мне ведь ничего не стоило его околдовать, так что он теперь готов умереть за меня, в чем вы могли уже убедиться, — король все еще с сомнением смотрел на меня, — ну сами посудите, кто бы меня пустил в замок, я же выгляжу как лошадь. Меня бы без его помощи даже на порог бы не пустили.

— Ваше величество с ней все ясно, — высказал свое мнение Пректол, — это злая ведьма и надо придумать для нее самую ужасную казнь, чтоб другим неповадно было.

— Казнить, да вы чего? — возмутилась я. — Подумаешь, хотела убить королевскую семью и поправить немного страной, что тут плохого? Могу поспорить, что каждый из здесь присутствующих, хоть раз мечтал об этом, — кроме короля все отрицательно замотали головой. — Может, вы меня просто выставите из страны с позором и все, как вам такой вариант, а?

— Достаточно! — поднялся со своего места король, — мне надоел этот допрос, она во всем призналась, назначаю казнь в пятницу на восходе, — «пятница — это будет седьмой день…. Плохо, ведь если я в течение этого дня не верну себе диадему, мне придется действительно умереть. Однако, придется еще три дня ждать». Король же продолжал — Теперь надо определится с видом казни, так как некоторые казни неприемлемы из-за того что она выглядит как лошадь. Как думаете, герцог, какую бы вы ей назначили казнь?

— Ваше величество, — не дала я возможности высказаться герцогу, — я приму любую казнь, но только, пожалуйста, не сжигайте меня на костре, я умоляю вас, — я залилась горькими слезами, «интересно клюнут ли?».

— Вот! Самая страшная смерть для ведьмы! — воскликнул герцог, я внутренне победно улыбнулась. — Если ей отрубить голову, — продолжал он, — то она может еще и воскреснуть, а так, ее душа сразу попадет в ад, от нее останется только горстка пепла, которую ветер развеет по земле и ей уж точно тогда никак не вернуться.

— Нет, я умоляю вас, только не это! Будьте милосердны, — ломала я дальше комедию.

— Милосердны? К вам? Да вы хотели убить меня и мою семью, и у вас хватает наглости еще о милосердии просить? Нет, вы будете умирать медленно и мучительно, я вам это обещаю, — он повернулся к герцогу, — отправьте гонцов в город, пусть объявят, что мы нашли ведьму, покушавшуюся на принцессу, и что ее казнят в пятницу на восходе, она будет сожжена на костре.

Король удалился, а колдун повел меня обратно в темницу. Всю дорогу он злорадствовал, я же предусмотрительно молчала. «Пусть пока радуется. Как говориться — смеется тот, кто смеется последним».

Уже заходя в камеру, я не сдержалась, повернулась к нему и победно улыбнувшись, сказала спасибо.

— Ведьма! — прошипел он и захлопнул дверь.

Али и Кил вопросительно смотрели на меня.

— Пока все идет по плану, — сказала я.

— Слава богу! — облегченно выдохнули они.

«Нам осталось ждать только три дня. Чем бы заняться?»

Глава 17

Дни прошли быстро. Мы играли в шахматы, рассказывали друг другу разные истории. Я пересказала им свои любимые сказки. Али же развлекал нас случаями при дворе. Мне больше всего понравилась его шутка. Когда он договорился с магами, и на целый день все в королевском замке стали рыжими начиная от короля, послов и гостей из разных стран, которые как раз приехали по случаю его дня рождения и заканчивая собаками, овцами и всей живностью, имеющей волосы. Меня позабавило, что все думали, что началась какая-то эпидемия. Зато когда на следующее день все раскрылось, ему пришлось неделю прятаться дабы не получить по шее за свою шутку. Кил же порадовал нас историями из жизни колдуну, чьим хранителем он был до этого. Да, этот маг был еще тем шутником. Это же надо было придумать котелок, в который кладешь все что угодно, а вытаскиваешь оттуда пышные булочки, которые, правда, через двенадцать часов, обратно превращаются в то, чем были первоначально. Представляю, как людям потом было плохо.

Все эти дни, у меня было такое ощущение, что мы находимся не в заточении, а так, выбрались с друзьями на некоторое время отдохнуть.

На третий день я начала волноваться за Яло.

— Лана, как думаешь, что с Яло? Все ли с ним в порядке?

— Не знаю, я тоже беспокоюсь, удалось ли ему добраться до Ворда.

— Может, мне закрыть дверь?

— Отличная мысль, — поддержала она меня.

Я перешла в сознание, и закрыла дверь. Яло тут же появился, я еле успела подхватить его в ладошки.

— Где я? — заспанно озирался он, переводя взгляд с Ланы на мне, — Катя? Лана? — он улыбнулся и неожиданно раскричался. — Чем вы тут занимались? Я там, а вы тут… — не находил он слов. — Почему так долго меня не возвращали? Я уже стал переживать, что с вами что-то случилось, — возмущался он, нервно прыгая, а мы стояли, немного опешив, «да, не так я представляла нашу встречу».

— Яло успокойся! С нами все в порядке и мы очень рады тебя видеть! Кстати, меня завтра казнят, — улыбнулась я.

— Да знаю я, весь город как улей жужжит, вот чего ты улыбаешься? Ты, правда, вот так ни за что решила умереть?

— Я что похожа на сумасшедшую? — возмутилась я.

— Ну….- протянул он, — если только чуть-чуть! Но ты не бойся, Ворд отобьет тебя у стражников, когда тебя будут вести на костер.

«Так, а вот это уже не входило в наши планы. Нам это может помешать и привести к нежелательной гибели людей, надо срочно связаться с Вордом, пока он не натворил глупостей. Вот, от кого, от кого, а от него я не ожидала, подобных действий. Кажется, последнюю фразу я произнесла вслух».

— Да ты что?! — воскликнул Яло, — Ворд как узнал, что вас захватили в плен, так сразу стал придумывать, как бы вас вызволить. Он даже ходил к королю просить за вас, но король даже не принял его.

— Спасибо, конечно, Ворду за это, но пусть он ничего не предпринимает, мы сами справимся. А тебе нужно срочно отправляться обратно, чтобы передать ему от меня указания.

— Но я только появился, я даже Али еще не видел, — стал возражать Яло.

— Еще увидишь и наболтаешься с ним, пойми, у нас сейчас совсем нет времени. Тебе нужно спешить к Ворду, чтобы успеть предупредить его.

— Хорошо, — сдался он. — Говорите, что вы там придумали.

Я рассказала ему свой план.

— Неплохо придумано, а люди не пострадают? — задумчиво спросил Яло.

— Да нет. Главная твоя задача передать Ворду, чтоб он не предпринимал никаких действий. Если колдун увидит, что меня хотят спасти, он просто сожмет сферу, в которой я сейчас и тогда я погибну.

— Не бойся, мы этого недопустим, — заверил он меня.

— Спасибо, а сейчас Яло, давай поспеши. Ты должен успеть.

— Не бойся, все будет хорошо.

— Я в этом и не сомневаюсь, — я чмокнула его и открыла дверь. Он ушел, а на сердце опять появилось беспокойство: доберется ли, сможет ли предупредить.

Весь оставшийся день прошел в каком-то напряжении, я пыталась расслабиться, но мне было как-то не по себе. Лана заметив мое состояние, старалась отвлечь меня от грустных мыслей, она даже наколдовала кучу разного мороженого, но как ни странно, оно не помогло, я все сильнее боялась не успеть во время вернуть себе диадему.

Ночь тоже была беспокойной, мне снилась какая-то чепуха, вроде и не кошмар, а проснулась с облегчением, что это был всего лишь сон. Я не стала больше ложиться. Через полчаса за нами пришел колдун.

— Что? Не спится ведьма, — злорадствовал он, — ничего, еще какой-нибудь час и твоя душа отправится в ад.

— В ад говоришь? Всегда там мечтала побывать, вот только сегодня как-то недосуг. В следующий раз как-нибудь.

— Ты еще находишь силы, чтобы мне язвить?

— А чего бы им не быть, вон, сколько отдыхала, благодаря твоим стараниям.

— Язви, язви, тебе уже все равно ничего не поможет, — зло процедил он.

Он вывел меня, Али тоже повели с нами, его окружала пятерка стражников. По словам колдуна, король решил, что принц должен видеть мою казнь, потому что, как только я сгорю, с принца падет мое заклятье, и он еще будет благодарить короля, за спасение своей жизни. «Бред конечно, но резона, задерживать принца, у них нет. Жаль, что король мне не поверил, могли бы стать и друзьями, но я его могу понять, сначала жена умерла, сейчас чуть дочери не лишился, на его месте я возможно бы даже без разговоров всех поубивала, правых и не правых, так, на всякий случай, чтоб другим неповадно было. Вот только зря он меня выбрал в качестве жертвы. Ой, зря!»

А мы тем временем вышли из подземелья, я в который раз мысленно сказала спасибо колдуну, за его сферу, если б не она я бы ни один час потратила, на то чтоб пройти эту лестницу.

Нас вели через сад на площадь по уже знакомой мне дороге. Когда мы вышли на улицу, я с наслаждением вдохнула свежий воздух. «Как же здесь хорошо, хоть у нас и было уютно в темнице, но мне так не хватало всей этой красоты». Я взглянула на чистое небо, на котором одна за другой гасли последние звезды. «Скоро рассвет… обожаю, прогулки по утрам, птички поют приветственные песни новому дню, легкий ветерок шевелит молодые листочки, мир просыпается и приходит чувство покоя, а ночные кошмары отступают, и ты начинаешь верить, что новый день принесет много хорошего и интересного».

— Спасибо! — тихо прошептала я. «Сколько живу, столько убеждаюсь, что только природа умеет снять пелену с глаз, и в такие моменты ты понимаешь, что твои страхи это такие пустяки». Колдун, заметив перемену в моем настроении, стал настороженно и нервно озираться по сторонам. «Наверное, думает, что я задумала побег. Так забавно за ним наблюдать».

Мы прошли сад, и вышли на площадь, где был тот самый фонтан с драконом.

«Сколько здесь людей, да и нелюдей тоже, и не лень им встать в такую рань, чтобы посмотреть на мою казнь, хотя их можно понять, не каждый день выпадает такое зрелище, как сожжение ведьмы на костре».

Посреди площади для меня был сделан невысокий помост из досок, с воткнутым столбом посередине, все это было обложено соломой и сухими ветками. Вокруг него в два ряда стояли солдаты, напротив — были установлены на возвышении кресла, в которых восседал король с сыном и герцог, вокруг них расположились разодетые придворные, Кудряшки нигде не было видно. Еще на помосте установили, как я догадалась, зеркало, правда сейчас, оно было задернуто черной тканью, «значит, они хотят, чтоб все видели, как я выгляжу на самом деле…. А Ворда что-то нигде не видно. Но они не напали на нас как планировали, следовательно, Яло добрался до него и передал мой план. Наверное, они где-нибудь в толпе наблюдают за нами». Я смотрела на весь этот люд и тут мне в голову пришла одна мысль.

— Лана….- позвала я ее.

— Что Кать, нервничаешь? — откликнулась она.

— Да нет, просто я тут кое-что задумала. Хочу немного повеселиться.

— Это можно, давай рассказывай, что ты еще придумала.

Я поделилась с ней своей идеей, Лане она понравилась. В это время, мы как раз приблизились к лестнице, ведущей на помост.

— Вот и пришел тебе конец ведьма, сейчас сгоришь на веки вечные! — проговорил Пректол, останавливаясь.

— Мечтатель! — улыбнулась я ему в ответ.

— Лана, пора! — скомандовала я.

И вот я уже наблюдаю за всем происходящим со стороны. Я видела, как Али окружили еще с десяток стражников, и он остался стоять возле помоста. Сфера же с Ланой, повинуясь пассам колдуна, переместилась к столбу. Колдун поднялся по лестнице и, привязав Лану, развернулся к королю и народу.

— Дамы и господа, сегодня мы казним злую ведьму, которая призналась во всех своих черных деяниях, — начал колдун, указав в мою сторону, по толпе прошел шепоток, люди не понимали, причем тут лошадь, их понятие о ведьме никак не вязалось с тем, что они видели. Пректол же продолжал свою обвинительную речь, — она хотела убить всю королевскую семью и занять место нашего короля, но ее покушение на нашу любимую принцессу Мальневию благодаря мне оказалось неудачным. Мы схватили преступницу, и она во всем созналась. Так пусть сегодня свершиться суд божий над ведьмой, именуемой себя принцессой Екатериной.

Колдун подошел к зеркалу и сдернул ткань.

— Да увидьте все, истинный облик ведьмы. Хоть она и находится в теле лошади, но в зеркале вы сможете увидеть ее настоящее лицо, — проговорив это, он оглянулся на зеркало и замер, не веря своим глазам. По толпе пошел уже явный смех, еще бы, ведь в зеркале отражалась лошадь, но никак не страшная ведьма, которую так жаждали увидеть все здесь присутствующие.

Али увидев это, повернулся к королю.

— Ваше величество, что вам сделала моя любимая лошадь? Отпустите ее! — сказал он. Толпа затихла, прислушиваясь, а он чуть громче добавил. — Вы же сами видите, что это обыкновенная лошадь, таких полно в нашем королевстве, неужели вы решили ее убить, только потому, что какому-то колдуну взбрело в голову, что это ведьма.

Король в растерянности переводил взгляд с колдуна на Али, с Али на Лану.

— Пректол! Что все это значит? Где ведьма? — раздался над площадью его грозный голос.

— Да вот же она ваше величество, еще пять минут назад она разговаривала со мной, когда мы шли сюда, — оправдывался он.

— По моему ваше величество, — влез в их разговор Али, — господину Пректолу, надо чаще бывать на свежем воздухе, а то надышится в своей лаборатории, всякой гадости, вот потом и мерещатся злые ведьмы. — «Молодец Али! Так его!»

— Да врет он все, ведьма это! — в отчаянье закричал колдун. — Она околдовала вас всех. Ваше величество, вы же сами видели ее на допросе, она же во всем созналась. Она это делает специально, чтоб мы ее отпустили. Помните, она хочет, и сейчас добраться до вашей дочери!

— Ладно, жгите, — махнул рукой король, — а то мало ли, что. А вам Принц мы предоставим вместо этой лошади, любую на ваш выбор из королевской конюшни. А сейчас заканчивайте это представление!

Семь стражников зажгли факелы, и подошли к помосту. Колдун спустился вниз и встал позади кресла с герцогом. Король махнул рукой, и они запалили сено, огонь довольно быстро разгорался. Али с беспокойством вглядывался в зеркало. Колдун победно улыбался, когда рядом с ним появился Ворд. Тут я увидела, как сфера окружающая Лану исчезает. «Так вот, что задумал Ворд, какой же он…. а ладно потом о нем подумаю, а сейчас…»

— Все, меняемся Лан! — скомандовала я, когда огонь уже почти касался ее.

Увидев, что я появилась, колдун стал тыкать пальцем в мою сторону.

— Я же говорил, вот она ведьма! Смотрите! Никто тебе не поможет! Сгоришь, и останется от тебя горстки пепла! — воскликнул он.

Народ притих, заворожено смотря в зеркало.

— Простите, но в мои планы не входит сегодня покидать этот мир, — спокойно произнесла я, затем я дотронулась до браслета и, закрыв глаза, мысленно позвала — Водолодилия!

— Пресветлая Мать! Ты звала нас? — раздалось рядом со мной, я открыла глаза, передо мной стояли Водолодилии. «Как же я рада их видеть! Как я и думала, их озеро заполнило всю площадь и затушило огонь». Люди барахтались в воде, раздавались плач и крики о помощи.

— Да звала, — улыбнулась я им, — для начала, сделайте уровень воды, до колена, чтоб никто не пострадал, но держите всех, чтоб никто не смог убежать. Еще отпустите, вон того эльфа, — показала я на Али.

Они кивнули и вот уже мгновение спустя, на площади воцарилась полная тишина, было такое ощущение, что сюда свезли огромное количество статуй, люди стояли закутанные в струи воды, не в силах пошевелиться, в их глазах читался страх и не понимание, того что происходит вокруг. Али молча, встал рядом со мной, обеспокоенно посматривая на Водолодилий.

— Убейте ее, пока не поздно! Она ведьма! — кричал в отчаянье колдун, «кажется, он совсем сошел с ума».

Водолодилия подошла к нему.

— Что ты сейчас сказал? Как ты назвал Пресветлую Мать? Да за такие слова! — она повернулась ко мне. — Пресветлая Мать, можно я его съем?

— Давай, чуть позже обсудим этот вопрос, и прекрати называть меня Пресветлой Матерью.

— Прости Пресветлая Мать, но я не могу тебя иначе называть.

— А ладно, — махнула я рукой, разворачиваясь к королю. — Ваше величество, я не причиню вам и вашим людям вреда, если вы скажите мне, где я могу найти Кудряшку.

Король со страхом посмотрел на меня.

— Делай со мной что хочешь, но дочь я тебе не отдам, — наконец произнес он.

— Правда? — обрадовано захлопала Водолодилия в ладошки, — Пресветлая Мать, он согласен, чтобы мы его съели, — облизнулась она.

— Погоди, — умерила я ее пыл. — Ваше величество, неужели вы из-за своего упрямства, готовы пожертвовать своей жизнью и не только ею. Поверьте, этим двоим ничего не стоит съесть всех жителей этого города. — Водолодилии закивали, подтверждая мои слова.

— Хорошо, — сдался король, — она находится в левой башне.

— Спасибо, — сказала я и, повернувшись к Али, попросила его сходить за принцессой.

Вернулся он минут через десять, неся на руках Кудряшку. Подойдя ко мне, он опустил ее наземь, она сразу бросилась меня обнимать. Стоило ей коснуться меня, как тут же раздался звук, похожий на тот, когда лопается струна.

«Слава богу, я теперь свободна!» облегченно вздохнула я, наблюдая в зеркале, за тем, как мое отражение окружает сияние и на лбу возникают один за другим камни, складываясь в диадему, с появлением последнего камня сияние исчезло.

— Мама! Мамочка! Ты жива! Я так боялась! — расплакалась она, прижимаясь ко мне.

— Не плачь солнышко! Теперь все будет хорошо! — успокаивала я ее. Она вытерла слезы и с интересом стала рассматривать Водолодилий.

— А кто это? — удивленно спросила она.

— Друзья, они спасли меня сегодня.

— Спасибо, — улыбнулась им Кудряшка, когда они подошли к нам.

— Какая милашка! — погладила ее по голове Водолодилия.

— Ваше величество, — обратилась я к королю. — Как я и говорила, я отпущу всех ваших людей, но, при одном условии. Я хочу, чтоб вы дали слово, что не будете мстить за сегодняшнее и преследовать меня и моих друзей.

Кудряшка умоляюще посмотрела на отца.

— Обещаю, — проговорил король.

— Водолодилии, отпустите всех, благодарю вас за помощь, — «да, если бы не они, мне пришлось бы несладко».

— Всегда, пожалуйста Пресветлая Мать, — сказала Водолодилия, исполняя мою просьбу. Они отпустили всех, кроме колдуна. На площади сразу же образовалась давка, все хотели как можно быстрее уйти отсюда. Стража окружила короля, Ворд же с Яло на плече и еще с пятью своими людьми, присоединились к нам.

— Можно, я его съем? — обратилась ко мне Водолодилия, смотря на колдуна голодными глазами. Я задумалась на мгновение «без него, конечно, будет легче жить, он, скорее всего, будет еще мстить за сегодняшнее. Но, с другой стороны, лишать человека вот так жизни, это не по мне, хоть он и желал мне зла».

— Нет, прости, пусть он живет, надеюсь, все случившееся послужит для него хорошим уроком.

— Мы уважаем твое решение, — с некоторым сожалением она отпустила Пректола, и он тут же убежал с площади. — Я так понимаю, наша помощь тебе больше не нужна, — продолжила она, я кивнула, соглашаясь с ее словами, — тогда пойдем мы. Если что зови. До свидания Пресветлая Мать! Мы рады, что смогли тебе помочь, — сказав это, Водолодилии взялись за руки и исчезли.

— Кудряшка, беги к папе, он боится за тебя, — улыбнулась я ей.

— Нет, я не хочу! А вдруг ты опять куда-нибудь исчезнешь, и я тебя больше не увижу!

— Не говори глупостей, ну иди же, — подтолкнула я ее легонько. Она нехотя пошла к отцу.

На площади кроме нас, солдат и короля никого не осталось. Мы спустились с помоста и встали в сторонке, Али и Ворд настороженно наблюдали за солдатами и королем. А он обнял дочь и затем направился в нашу сторону.

— Принцесса Екатерина, я приношу вам свои извинения, за то, что вам пришлось здесь пережить. Я сожалею, что не смог вам поверить с самого начала, — сказал он, почтительно, кланяясь. — Я хотел бы загладить перед вами свою вину. Я знаю, что моя дочь считает вас своей матерью, и если в вашем сердце не осталось ко мне ненависти, то подумайте над моим предложением стать королевой и править вместе со мной этой страной, — я, было, хотела ему возразить, но он быстро продолжил, — естественно, после того как вы снимете свое проклятье.

— Простите ваше величество, — вышел вперед Ворд, — но принцесса Екатерина уже обещала выйти за меня замуж. Ведь так принцесса? — повернулся он ко мне.

— Да, ваше величество, это правда, — подтвердила я слова Ворда.

— Мне искренне жаль, что я не встретил вас раньше, — разочарованно вздохнул король. — Тогда, я приглашаю вас ко мне в замок, в качестве гостьи, моя дочь будет счастлива вас видеть. А сейчас, может, вы побудите с нами еще немного во дворце герцога. — Я переглянулась с Али и Вордом, «боюсь после всего произошедшего, у меня нет никакого желания возвращаться туда».

— Простите ваше величество, но я вынуждена отказаться, слишком много неприятных воспоминаний связано с этим замком, но если хотите вы всегда можете прийти ко мне в гости. Сейчас я живу у графа Ворда, но через неделю мы отправляемся в путешествие, чтоб снять с меня заклятье. Так что в течение недели жду вас с Кудряшкой в гости.

— Спасибо за приглашение, мы обязательно еще заглянем к вам.

— Буду с нетерпением ждать. А сейчас, разрешите откланяться, я немного устала и мне надо отдохнуть. Всего вам хорошего. — Король поняв, что разговор окончен, тепло попрощался с нами и в сопровождении солдат ушел с площади.

Глава 18

Мы остались одни.

— У нас получилось! — радостно прыгал Яло. — А что это вы такие хмурые? — спросил он Али и Ворда, которые смотрели на меня, так, как будто я отдавила им ноги и не извинилась при этом.

— Эй, вы чего? — попятилась я, а Ворд так ласково улыбнулся, что мне захотелось куда-нибудь спрятаться и не выбираться оттуда, по крайней мере, пару часиков.

— А ничего, мы просто хотим знать, что все это значит, а так в принципе и все. Кто ты? — наконец спросил Али.

— Я? Ну, я же вам уже говорила, — я сделала вид, что не понимаю, о чем идет речь.

— Да, да слышали заколдованная принцесса. Нет, мы, конечно, верим в это, но помимо принцессы кто ты еще? Ты, правда, Пресветлая Мать? — все затаив дыхания, ждали моего ответа.

— Пресветлая Мать? Ну не знаю, все может быть…. Вот только не надо злиться, — добавила я, увидев выражения на их лицах. — Я сама не знаю этого, а то, что они меня так называют, не значит, что я и есть она. У меня провалы в памяти, я вам о них рассказывала.

— Ладно, эти твои провалы, — Али взял меня за ремешок, Ворд же стоял, задумавшись. — Пойдемте отсюда, нам здесь делать больше нечего.

— Не хочу вас расстраивать, но у меня еще остались тут кое-какие дела. Если хотите, идите домой, я дорогу помню, так что не бойтесь, не заблужусь, — попыталась я, отделаться от них.

— Дела? Да какие у тебя здесь могут дела? — очнулся Ворд «кажется, он разозлился. С чего бы это? Странно….»

— Да дела! И чего ты бесишься? — в свою очередь вспылила я.

— Я бешусь? Да ты просто неблагодарная! — зло сказал он, «ничего не понимаю…»

— Эй, не ссорьтесь! — влез Яло. — Кать, ты чего? Ворд за тебя переживает, а ты так с ним разговариваешь! И какие у тебя могут быть дела в городе? Ты же никого здесь не знаешь!

— Ну не знаю и чего?! — выкрикнула я, готовая всех поубивать «так, надо успокоиться, не хватало мне еще со всеми перессориться из-за какой-то ерунды. Что-то у меня нервы последнее время никуда не годятся». Закрыв глаза, я глубоко вздохнула и досчитала до десяти. Открыв их, я увидела осуждающие взгляды своих друзей, мне стало стыдно за свое поведение. — Извините, ладно? Но у меня, правда, осталось одно незаконченное дело. Мне надо освободить вон того дракона, — призналась я, указав на фонтан. — Правда я не знаю как, поэтому я не имею понятия, сколько это займет времени.

— Он же здесь стоит с основания города. С чего ты решила, что сможешь его освободить? Или все-таки ты действительно Пресветлая Мать? — усмехнулся Ворд.

— Да не знаю я! Вы идите домой, я тут сама разберусь.

— Никуда мы не пойдем, — категорически заявил Али. — Тебя же нельзя и на минуту оставить одну, опять в какую-нибудь историю влезешь. Не знаю как Ворд, но я, так точно хочу увидеть, как ты будешь его освобождать, — «и что мне с ним делать? Не прогонять же, в самом деле».

— Все хватит разговоров! — скомандовал Ворд. — Иди, освобождай своего дракона. Не знаю, как ты собираешься это сделать, но удачи тебе, а мы будем здесь рядом, так, на всякий случай, — сказав это он повернулся к Али. — Пусть идет, а ты пока расскажи мне, что произошло в замке и как вы умудрились попасть в тюрьму, — Али погрустнел.

— Ладно, мы же будем недалеко, все можно и отсюда увидеть, — убеждал он сам себя.

— Спасибо, ну я пошла…

— Я с тобой, — прыгнул Яло ко мне на макушку.

— Нет, пусть она сама разбирается, — взял его Али. — Береги себя! — проговорил он и повернулся ко мне спиной, уже что-то рассказывая Ворду.

Я медленно пошла к фонтану.

— Кать, что ты задумала? Ты, правда, хочешь его освободить?

— Лан, я обещала ему. Я же тебе рассказывала.

— Да помню я, а вдруг это был всего лишь сон, может, он мертв уже давно и тебе все это привиделось?

— Да нет же, это было так реально…

Я к тому времени уже приблизилась к фонтану. Я в который раз поразилась его красоте и размерам. Дракон был высотой с трехэтажный дом, его чешуя отливала всеми оттенками синего цвета. Я подошла к бортику и посмотрела в воду, как ни странно, но в ней вообще ничего не отражалось ни небо, ни я, хотя вода и была кристально чистой.

Помня то, что я сказала дракону во сне, я перепрыгнула через бортик, когда копыта коснулись воды, у меня тут же возникло ощущение, что я падаю с большой высоты. Я вскрикнула, на мгновение мир исчез, а потом я оказалась в пещере, слышался шум воды. Я огляделась, и только тут осознала, что я ощущаю все так, как если бы я была в своем теле, я посмотрела на свои руки, они были полупрозрачными, как если бы я была призраком. Я дотронулась до земли, рука не прошла сквозь нее.

Пещера была огромна. Я стояла, восхищенно ее рассматривая. Она имела структуру амфитеатр, то есть с одной стороны, где я сейчас и находилась, была наклонная поверхность, далее шла небольшая яма, идущая через всю пещеру, а за ней огромная площадка с возвышением посередине и оттуда шел ровный голубой свет, причем этого света было достаточно, чтоб освещать полностью пещеру.

Постояв немного, я стала спускаться вниз, идти было сложно, учитывая, то, что я была босиком. Я ругала себя последними словами, за свою любовь ходить без обуви. Кое-как спустившись, я встала в нерешительности на краю ямы и попыталась рассмотреть от чего же идет такой яркий свет. Но я была от него слишком далеко, мне ничего не оставалось, как преодолеть эту яму, что я далее и проделала с большим трудом, ободрав себе руки и коленки, порвав платье и перепачкавшись землей. Я залезла на другой край, переводя дыхание. Немного отдохнув, я двинулась дальше, пройдя немного, я смогла наконец рассмотреть от чего идет свет, я видела языки голубого пламени, сосредоточенные вокруг какого-то предмета, что был в их центре, причем огонь был явно не природного происхождения. Я остановилась в нерешительности «Что же делать? Зачем я оказалась здесь? Что за предмет источает столь яркий свет? Имею ли я права взять его? Что мне за это будет?» — эти вопросы крутились у меня в голове.

Я бы и дальше так стояла, размышляя, но грот начал очень быстро наполняться водой. За считанную минуту амфитеатр и сцена оказались разделены большим пространством воды, и она все прибывала. Чтобы хоть как-то спастись от нее, я пошла к возвышению, от которого шел свет, чем дальше я продвигалась, тем сильнее было больно глазам, но закрывать их не было смысла, когда я попыталась это сделать, то боль только усилилась. «Что происходит?! Так и зрения можно лишиться!». Я побежала, прикрывая глаза ладонью, правда толку от этого было мало. Заливаясь слезами, я все же добралась до возвышения, в его центре стоял пьедестал и на нем лежал огромный голубой кристалл, от которого и шли языки синего пламени. Рука сама потянулась к нему, огонь не обжигал меня, наоборот он казался теплым и приятным, я взяла кристалл в руки, и он тут же погас, наступила полная темнота. «Что же я наделала?!». Стало сразу как-то жутко.

— Тебе не кажется, что пришло время вернуть это на место?

Подпрыгнув от неожиданности и чуть не выронив кристалл, я повернулась на звук голоса. В непроглядной темноте на меня смотрели два больших глаза, в которых плескались огоньки голубого пламени. Мне сразу стало спокойнее на душе, наверное, потому что в этих глазах я не увидела злобы, только любопытство.

— Кто вы? — в свою очередь спросила я «не хорошо конечно отвечать вопросом на вопрос, но мне так интересно с кем меня на этот раз столкнула судьба».

— А ты еще не поняла, кто я? — послушалось удивление в голосе.

— Нет, простите, здесь слишком темно, я вижу только ваши глаза и все.

— Понятно, сейчас мы это исправим.

Вверх тут же взметнулся столб голубого огня, и я отчетливо увидела…

— Дракон! — восхищенно выдохнула я.

— Правильно. А теперь может, ты все-таки уже пойдешь и сделаешь то, для чего ты пришла сюда, — «это про что он? Неужели про освобождение дракона, тогда…»

— Простите, не будете ли вы столь любезны, объяснить мне, что это за место и что я должна сделать, — обратилась я к нему. Секунду ничего не происходило, а потом он выпустил вверх пламя, из его ноздрей пошел дым и внутри у него что-то загрохотало. Я немного испугалась, «что с ним происходит? Может ему плохо?» Но мгновение спустя я поняла, в чем дело, он всего лишь смеялся, выпуская периодически небольшие язычки пламени. «Не пойму, что я такого могла сказать, что его так рассмешило».

— Это была хорошая шутка, — проговорил он, немного успокоившись, но взглянув на меня, осекся. — Ты, правда, ничего не знаешь? — прошептал он, с удивлением рассматривая меня.

— Представь себе, нет.

— Я и не мог подумать, что Пресветлая Мать не знает, что делать в собственном мире с теми, кого она создала. Это воистину забавно!

— Так объясните мне, наконец, все! — не выдержала я.

— Не злись, тебе это не идет, а сиди и внимательно слушай, — спокойно проговорил он «еще бы знать куда сесть», только я об этом подумала, как тут же передо мной появилось высокое кресло, от которого исходил тусклый голубой свет «интересно, откуда все это? Здесь появится все, что я захочу?»

— Не отвлекайся! — окликнул меня дракон, я уселась, а он продолжил. — Этот мир был создан тобой. Как? Это надо скорее спросить у тебя. Ему уже много тысяч лет. Место, где мы сейчас находимся, называется святилищем. Кто я такой? Я всего лишь хранитель этого места. Драконы рождаются из священного огня, и на протяжении всей их жизни в них живет частичка этого пламени, когда же они умирают, я должен забрать этот огонь обратно в святилище, чтоб смог родиться новый дракон. Тот кристалл, что ты взяла — это частичка священного огня, принадлежащая дракону, который сейчас оказался ни жив, ни мертв. И только ты способна либо вернуть частичку священному пламени или же возвратить дракона к жизни. Решать тебе. Если честно, то когда ты здесь появилась, я подумал, что ты, наконец, решила освободить плененного заклинанием дракона.

— Так оно и есть! Я этого очень хочу, но не знаю как! Подскажи мне, что мне надо сделать, чтоб он ожил! — взмолилась я.

— К сожалению, это знает только Пресветлая Мать, то есть ты — наша создательница. А сейчас извини, мне надо возвращаться к священному пламени, вот-вот должен родиться новый дракон. Я не могу этого пропустить.

— Но постой, как мне отсюда выбраться! — попыталась я остановить его, вскакивая с кресла.

— Ты же знаешь, так же как и попала сюда. Удачи Пресветлая Мать! — лукаво подмигнув мне, он исчез, и снова наступила пугающая тишина.

«И что он имел ввиду? Так же как и попала, М-да…. что-то фонтана я здесь не наблюдаю…. Как же здесь темно! Как отсюда выбраться? Бог его знает…. Что же делать? Не знаю…. и спросить-то не у кого! Так, сейчас самое главное не поддаваться панике. Все будет хорошо. Зачем я здесь? Правильно, чтоб освободить дракона. Так далее, что я имею? Кристалл — частичка дракона — священный огонь. Посмотрим поближе». Я поднесла его к глазам и ничего не смогла разглядеть. «Да что за ерунда! Да я даже своих рук не вижу!» Меня накрыла волна злости.

— А лети все к черту! Не знаю я, что делать с этим кристаллом! — выкрикнув это в темноту, я бросила кристалл со всей силой наземь. Он ударился и к моему глубокому ужасу разбился, из него тут же хлынул поток голубого огня. «Что я наделала?!». Но еще страшнее стало, когда это пламя понеслось на меня. Я, испугавшись, присела и закрыла руками голову. Но огонь не причинил мне вреда, он кружился вокруг меня. Поняв, что он мне ничего не сделает я встала, посмотрела на свои ладони, на них плясали огоньки пламени. «Что за…?» Я попыталась стряхнуть его, но не тут-то было, оно все разгоралось, охватывая меня всю, потом пропало ощущение реальности, я уже не ощущала себя, я забыла кто я, я сама стала этим огнем, и понеслась вперед увлекаемая им, перед нами расходились волны пространства и времени.

Яркая вспышка и я опять ощущаю себя. Оглядевшись, я поняла, что нахожусь в пещере и передо мной склонившись, стоит дракониха. Удивления не было, а наоборот было странное чувство, что так и должно быть.

— Я ждала тебя Пресветлая Мать. Он вот-вот должен родиться, — произнесла она, отходя в сторону и открывая моему взору большое яйцо. Как будто, так и надо, я подошла и коснулась его ладонью, яйцо тут же охватило голубое пламя, через несколько секунд послышался треск, скорлупа лопнула и я увидела маленького дракончика, охваченного пламенем, вдруг огонь как бы втянулся в него и исчез. Дракончик кашлянул и изверг поток огня.

— Спасибо тебе Пресветлая Мать! — с умилением смотря на малыша, благодарила она меня.

Я улыбалась им, ощущая внутри беспредельную радость и счастье.

Огонь опять охватил меня и понес в неведомые дали.

Как и прошлый раз была яркая вспышка, вернувшая меня в реальность. В этот раз я висела в воздухе высоко над землей. Ко мне приближался дракон. Вот только огня в нем не чувствовалось и тут я поняла кто это.

— Остановись. Кто тебе сказал, что у тебя нет шанса, — произнесла я, когда он завис в воздухе, разглядывая меня.

— Ты хочешь сказать, что я смогу, стать прежним? — с надеждой посмотрел он на меня. «Ах, эти непослушные волосы так и лезут в глаза». Я улыбнулась ему ободряюще и попыталась, хоть как то их усмирить, убрав их за уши.

— Прежним? Да, думаю, сможешь, к тебе вернется твое тело и сила, — ответила я.

— Говори, что мне нужно для этого сделать? — с готовностью проговорил он. «Эх, если бы тебе, а то мне тут приходиться голову ломать, как же тебя освободить».

— Тебе? — усмехнулась я своим мыслям. — Боюсь, тебе остается только ждать, — он непонимающе смотрел на меня.

— Чего ждать? — удивился он.

— Ждать, когда я вспомню сегодняшний разговор и приду к фонтану.

— Ничего не понимаю! — воскликнул он, «еще бы ты понимал».

— А тебе и не нужно понимать. Просто жди и верь, что я приду, и как только я ступлю в воду фонтана, то оковы, удерживающие тебя века, падут, — «что-то я уже сомневаюсь в этом».

— Что ж, я буду ждать! Спасибо, что под….

Дослушать я не успела, огонь, охватив меня, снова увлек за собой. Пришла я в себя у фонтана, только через пару секунд я поняла, что время остановилось. Я с удивлением смотрела на застывших птиц в небе и на замершую Лану.

— Ты пришла!

Я развернулась на голос. Это произнес полупрозрачный дракон, которого мне и предстояло освободить.

— Да, я же обещала. Помнишь, — улыбнулась я ему. — Что? Соскучился по настоящей жизни?

— Еще спрашиваешь! — усмехнулся он.

— Осталось ждать совсем недолго, — сказала я, подходя к статуе.

Как только я дотронулась до нее, она тут же вспыхнула. Обернувшись, я увидела, что призрак дракона тоже запылал, а потом он втянулся в статую вместе с остальным огнем. Статуя вздохнула, дракон открыл глаза, чихнул и выдохнул струю пламени, как и тот малыш в пещере. Он ощупал себя, еще не веря в произошедшее.

— Это снова я! Спасибо тебе! — и счастливые слезы покатились по его щекам.

Реальность снова поплыла, я опять забылась. Вдруг все это резко прекратилось.

— Все хватит! — раздался чей-то голос, я непонимающе озиралась по сторонам. Я стояла все в той же пещере в виде амфитеатра, только сейчас в ней было светло. Свет шел, от голубого пламени заполнившего почти все пространство. Передо мной же стоял дракон и улыбался мне.

— Еле удалось выдернуть тебя из огня. А ты молодец! Теперь ты все вспомнила?

— А что я должна была вспомнить? — спросила я, постепенно приходя в себя.

— Ну как же….сотворение мира и все такое….

— Нет, ничего подобного я не помню.

— Эх, придется тогда использовать крайний метод, — задумчиво протянул он.

— Что-то мне, все это, уже начинает не нравиться.

— Да не бойся, тебе всего-то надо искупаться в этой речке, — сказал он, показывая на пламя, — либо ты все вспомнишь, либо уже никогда не проснешься.

— Знаешь, я, наверное, пойду отсюда, — проговорила я, отступая назад. «Не я так рисковать, не согласна, я еще хочу пожить».

— Эй, ты куда?! — воскликнул дракон, заметив мои передвижения.

— Как, куда? Подальше отсюда!

— Хорошо иди, — спокойно сказал он. Я потопталась на месте в нерешительности.

— Дракон, а дракон выведи меня отсюда, — попросила я его.

— Я? Ну уж нет, ты сильная, справишься сама, а я пошел, — сказал он, поворачиваясь ко мне спиной и делая вид, что собирается уйти.

— Ладно, — сдалась я, — что прямо так и заходить в одежде?

— Если тебе так хочется, то можешь ее снять, но я бы не советовал, а то мало ли куда тебя занесет.

— Понятно, тогда пошла я?

— Иди, удачи!

Я осторожно шагнула в огненную реку. В следующий миг из нее выскочила струя пламени, она обвила меня. Я не успела, и глазом моргнуть, как оказалась в центре реки. Последнее, что мне запомнилось, это расширенные от ужаса глаза дракона.

Часть вторая

Глава 1

Придя в себя, я ощутила, что лежу на земле «как жестко и холодно, неужели потеряла сознание, и как всегда никого не оказалось рядом, чтоб подхватить меня». И тут я как будто проснулась, я вспомнила все, что произошло со мной. «Что же было после того как я вошла в реку? Крутятся какие-то расплывчатые образы, а поймать и, наконец, понять, что это было так и не удается. Эх, видно зря я ныряла в огненную реку. Интересно, а где я на этот раз оказалась». Я раскрыла глаза, «кажется, я опять на площади, как приятно видеть впереди бескрайнее голубое небо, по которому медленно плывут мелкие, прозрачные облака. Но хватит валяться на земле, так и простыть недолго».

Я села, и тут пришло понимание, что я это я в своем теле, я посмотрела на свою левую руку, на ней не было и следов от парезов, а еще я чувствовала себя так, как будто я работала три дня без сна и отдыха. Я огляделась, рядом справа стоял, улыбаясь мне дракон, с другой стороны ко мне спешила Лана и через всю площадь, выхватив клинки, ко мне бежали Али и Ворд со своими людьми. «Почему они с оружием, они что-то мне кричат, но с такого расстояния трудно понять». Лана подошла ко мне. На ее морде читалось неприкрытое беспокойство, она фыркнула мне в волосы.

— Катя, это, правда, ты? Ты меня слышишь? — раздался ее голос у меня в голове.

— Да я. Я тебя прекрасно слышу! — так же мысленно ответила я ей.

— Слава богу! А то, я так испугалась, когда ты исчезла из сознания! А потом ты неожиданно появилась здесь! Почему? Как это произошло? — закидала она меня вопросами.

— Хотела бы я сама это знать! Как? Каким образом я очутилась в своем теле? Да, загадка… Лана, помоги мне подняться, — попросила я ее. Она наклонила голову, я смогла обхватить ее за шею и, прикладывая неимоверные усилия, я все же поднялась.

В это время до нас добежали Али и Ворд со своими людьми. Они встали вокруг нас с Ланой, образуя защитное кольцо. «Зачем? На нас же никто не нападает…»

— Отойди от нее! — грозно произнес Ворд «это кому он такое говорит?» Я проследила за его взглядом и тут же расслабилась.

— Али, Ворд постойте! Это друг! Понимаете Друг! Не трогайте его! Он не причинит нам вреда, — «не хватало еще, чтоб они подрались с драконом, которого я с таким трудом вернула к жизни».

— Ты в этом уверена?

— Али, уверена! И расступитесь наконец, я с ним поговорю, — они нехотя освободили мне проход к дракону, но клинки не стали убирать в ножны. Я, пошатываясь, вышла вперед.

— Спасибо, — произнес дракон, поклонившись мне, — я теперь твой вечный должник.

— Да ладно, забудь, ничего ты мне не должен! — махнула я рукой. — Хотя… пообещай, что не будешь мстить людям за то, что они тебя заколдовали, и не будешь убивать людей просто так, а только если нет другого выхода. — Он скривился, как будто я предложила съесть ему кислый лимон, «видимо я угадала, что он хотел сделать».

— Хорошо, — выговорил все-таки он, — я обещаю это, хоть я планировал поступить совсем наоборот, — видно было, что он очень расстроился по этому поводу.

— Не переживай, ты принял правильное решение, — утешала я его. — Подумай сам, зачем тебе эта месть? А вдруг еще какой-нибудь маг самоучка чего со страху наколдует и будешь опять статуей стоять тысячи лет, не зная чего дожидаться, и не факт, что опять появится какая-нибудь добрая душа, что найдет в себе силы освободить тебя. Тебе это надо? — он, с ужасом смотря на меня, отрицательно замотал головой, а я, кивнув, продолжила, — вот и я думаю, что с тебя и так достаточно. Давай, я лучше поговорю с королем, может, вы заключите с ним соглашение. К примеру, ты будешь жить в своей пещере, и питаться в лесах, думаю, за это время они не успели их все вырубить, а за это ты в случае войны или еще чего непредвиденного будешь защищать эту страну и ее жителей. Ну как тебе такая перспектива? — дракон задумался, почесал себя по подбородку.

— Идея, конечно, так себе, но должен признать, что в данный момент я не вижу лучших вариантов. Хорошо, я согласен заключить договор с королем.

— Ну, вот и славненько, давай прямо сейчас это и сделаем.

Я оглянулась на голос «король? Откуда он здесь взялся?».

— Не удивляйтесь так принцесса, — произнес он, увидев, растерянность на моем лице. — Я не успел дойти до замка, когда ко мне прибежал один из стражников и рассказал удивительную новость, что фонтан превратился в дракона. Я не мог, это не проверить. И вот я здесь и что я вижу? Живого дракона. Это потрясающе! — он повернулся к дракону. — Я король Артимар, рад встрече с вами.

— Я Рузав, мне тоже приятно с вами познакомиться. Договор будет на крови и у меня есть несколько требований….- дальше я их слушать не стала «э, нет, это без меня не люблю я эту бумажную волокиту». Оставив их обсуждать условия договора, я повернулась к остальным.

«Что, спрашивается, я опять не так сделала?» Али сиял, как будто только что выиграл миллион долларов, а вот Ворд наоборот смотрел на меня укоризненно.

— Что с вами? — спросила я, не понимая, что происходит.

— Кать, не беспокойся, просто они на тебя поспорили, — сдал их Яло, сидевший на плече Али.

— Что? — моему возмущению не было предела. — На меня? Поспорили?

— Кать ты все не так поняла….- стал оправдываться Али, — не обижайся, мы просто заключили пари с Вордом на то, сможешь ли ты оживить дракона или нет. — «Фух, кажется, я действительно неправильно их поняла…»

— И кто выиграл? А на что вы, интересно, спорили?

— А ты как думаешь, конечно, выиграл я, — самодовольно улыбнулся Али. — А спорили мы на щелбан. Это нам Яло подсказал, он вспомнил, что ты обычно споришь на них, вот и мы решили, что выигравший дает щелбан проигравшему, — «а, кажется, Ворд получил уже свое, поэтому он такой хмурый, ну и ладно». — Но Кать, это сейчас не главное, важнее то, что твое проклятье снято, и ты снова стала человеком! Как тебе это удалось? — спросил он, выжидательно смотря на меня.

«А ведь он прав. Я теперь в своем теле… но почему? Что со мной случилось? И если я сейчас стою здесь, то Лана уже не сможет меня отправить домой. Как же я теперь? Что со мной будет? Аааа!!!»

— Катя, с тобой все в порядке? — раздался обеспокоенный голос Ворда.

— А? — отвлеклась я от своих мыслей. Я взглянула на него, слезы тут же подступили к горлу, и еле сдерживая их, я быстро проговорила. — Со мной все хорошо!

— Точно?

— Да, — сказала я, отводя глаза и повернулась к нему спиной, а слезы предатели тут же побежали по щекам, видно сказывалась усталость и напряжение «еще немного и я расплачусь как маленькая девочка. Не хочу, чтобы они видели, как я плачу». — Я скоро! — выкрикнула я и побежала в сторону сада, «откуда, только силы взялись?» Но убежать далеко мне не удалось. Меня вдруг обхватили сзади за талию крепкие мужские руки, не давая возможности двинуться дальше.

— Ну, куда ты бежишь? — тихо спросил Ворд. «Как же мне сейчас не хочется с тобой разговаривать, кто бы знал».

— Не твое дело! Пусти! — резко выкрикнула я, пытаясь вырваться из его объятий. «Лучше бы он ушел…. увидит слезы, начнутся ненужные расспросы. А мне сейчас не до этого, я хочу только куда-нибудь упасть на травку и разреветься».

— Нет! — твердо сказал он.

«Что? Да кем он себя возомнил?!» Я снова попыталась освободиться, да не тут то было.

— Кать, прекрати дергаться, все равно не отпущу!

«И что мне теперь делать? Я слаба, а он силен. У меня нет никаких шансов…». Я расслабилась и прекратила сопротивляться.

— Хорошо, я не буду никуда убегать, только отпусти меня, — попросила я его.

— Обещаешь? — спросил он с сомненьем.

— Обещаю, — подтвердила я с неохотой.

— Что ж смотри, ты дала слово, — произнес он, разжимая руки. Я, не поворачиваясь к нему, сделала шаг вперед и без сил осела на землю. Обхватив колени руками, и уткнув в них лицо, я расплакалась.

Он тем временем обошел меня и встал напротив, я только сильней наклонила голову, чтобы волосы закрыли мое лицо, и он не увидел моих слез. Он присел на корточки.

— Что с тобой? Мы тебя чем-то обидели? — обеспокоено спросил он.

Я молчала, «может ему надоест разговаривать самому с собой и он отстанет от меня».

— Я не уйду отсюда, пока ты мне не расскажешь, что случилось! И вставай с земли, она холодная, а ты и так вся дрожишь, так и заболеть недолго.

— Не встану, ну и пусть заболею и помру, вам на радость.

— На радость говоришь? А ну поднимайся сейчас же!

— Нет. Отстань, пожалуйста, — взмолилась я.

Он встал. «Неужели он одумался и решил оставить меня в покое». Рано я радовалась, потому что в следующее мгновенье он подхватил меня на руки.

— Так-то лучше будет, — улыбнулся он, я же судорожно обхватила его шею и испугано посмотрела ему в глаза.

«Эх, теперь не имеет никакого смысла от него убегать, он видит, что я плачу».

— И долго ты собираешься меня так держать? — спросила я его, вытирая слезы.

— Сколько потребуется, столько и буду! — усмехнулся он.

— Поставь меня на землю, я никуда не убегу.

— Верю, ты просто опять рассядешься на земле. Пойдем, я лучше отнесу тебя к Али.

— Да не надо меня никуда нести, у меня ноги есть, я и дойти могу.

— Конечно можешь, кто же спорит, вот только давай ты как-нибудь в другой раз пройдешься ногами.

«Да как он смеет мне указывать, что делать!»

— Опусти меня, — растягивая слова, произнесла я. Ворд посмотрел на меня, и медленно не отводя взгляда, поставил на землю. — Спасибо — проговорила я, делая шаг, и тут же опускаясь на колени. «Что со мной? Я не могу идти?! Вот этого мне только и не хватало!»

— Эх ты! Я же говорил, — сказал осуждающе Ворд, подавая мне руку. Моя гордость уверяла не принимать его помощь, но здравый рассудок победил и я, наплевав на нее, поднялась, опираясь на его руку.

— Идти сможешь? — спросил он, придерживая меня, я неуверенно кивнула и сделала пробный шаг, было такое ощущение, что к каждой ноге привязано по пудовой гире.

— Что же мне с тобой делать? — спросил он, когда я остановилась передохнуть, после нескольких шагов, которые я проделала с большим трудом. Я беспомощно посмотрела на него. Он вздохнул и поднял меня на руки. — Ну что, в этот раз вырываться не будешь? — Я молчала, мне было стыдно за то, как я вела себя с ним, видимо поняв, о чем я думаю, он хмыкнул и понес меня назад.

«Эх, сейчас бы теплую ванну принять и под одеяло. Жаль, что я вновь обрела свое тело, а то бы Лана давно позаботилась бы обо мне. И есть сильно хочется, я так нервничала перед казнью, что мне кусок в рот не лез. А вот интересно с чего это Ворд так обо мне печется, неужели влюбился? Да нет! Что за глупые мысли?! Он же расчетливый тип, наверняка завтра заявит, что мы должны пожениться, до начала путешествия…. О, нет! Чур, меня, чур!»

А мы тем временем подошли к Али и остальным, они все это время внимательно за нами наблюдали. Король и дракон все еще о чем-то спорили. «Так это они точно до вечера провозятся».

— С тобой все хорошо? — спросил Али, с участием смотря на меня.

— Ну что, на обнимались? — улыбался Яло. «Как же мне иногда хочется его придушить, жаль, что у него шеи нет…»

— Со мной все в порядке, не стоило беспокоиться. Яло еще раз услышу подобные шуточки, и будешь лететь далеко и больно, понял?

— Неа.

— Чт-о-о? — возмутилась я, с негодованием смотря на него.

— Я говорю, будь проще и люди к тебе потянуться!

— Эх, ты неисправим. Ворд спасибо, а сейчас поставь меня, пожалуйста, думаю, дальше я смогу сама идти, — благодарно улыбнулась я ему.

— Да не за что. Вот только сможешь ли ты идти?

— Думаю да, я вроде отдохнула немного.

Он кивнул, опуская меня, но придерживая под руку.

— Однако холодно, — сказала я, переступая с ноги на ногу. Ворд тут же снял плащ и, несмотря на мои возражения, укутал им меня.

— Кать, так давай я тебе сотворю теплую одежду, — предложила Лана.

— О, это будет просто великолепно. Я хочу теплый плащ с большим капюшоном, сапожки из тонкой кожи и длинные перчатки, красного цвета.

— Хорошо, сейчас все будет, и не расстраивайся, все будет так, как должно быть.

— Да знаю я, просто я сильно испугалась, что теперь не знаю как вернуться домой. Я же каким-то образом оказалась в своем теле в этом мире. Еще бы понять, как я умудрилась это сделать.

— А ты не помнишь? — удивилась она.

— Частично…. Я тебе вечером все расскажу.

— Я поняла, забирай свой заказ. Нравятся?

— Супер! Спасибо! — поблагодарила я ее.

Али и Ворд с удивлением смотрели на появляющиеся из ниоткуда вещи.

— Это Лана создала, — ответила я на их немой вопрос, одеваясь.

— А она, что, у тебя волшебная? — спросил Али, с интересом разглядывая ее.

— Конечно, ты в этом еще сомневаешься?! Ну что, пойдемте?!

— Куда? — спросил Яло.

— Как куда? — удивилась я его несообразительности, — в таверну конечно, или же в иное заведение, главное чтобы там подавали хорошую еду. Ведь, правда?

— Да, нам действительно, не мешало бы подкрепиться, — согласился со мной Али.

И мы пошли, пересекая площадь, я шагала, опираясь с одной стороны на руку Ворда, с другой держа за ремешок Лану, рядом же с Вордом шел Али, на плече у него сидел Яло. Своих людей Ворд отпустил домой, когда стало понятно, что их помощь нам больше не нужна. Благодаря мне мы продвигались еле-еле, мы уже почти дошли до начала одной из улиц, когда нас накрыла большая тень.

— Постойте! — произнес дракон, приземляясь перед нами. — Я хотел тебя отблагодарить, — обратился он ко мне.

— Не стоит, мне ничего не надо.

— Я знаю, но все же прими от меня этот подарок.

В следующее мгновение он дыхнул огнем себе на лапы, и как только пламя погасло, я увидела искусно сделанного маленького дракончика на цепочке. Дракон протянул его мне.

— Спасибо, какой красивый! — произнесла я, восхищенно рассматривая и осторожно беря его в руки.

— Это не просто украшение, а свисток, свистни в него и я тут же появлюсь, где бы ты ни находилась. А сейчас извини, мне надо кое-что еще обсудить с королем.

— Везет же тебе, дай посмотреть, — попросил Али, когда дракон улетел, я протянула ему украшение, он взял его и тут же, вскрикнув, выронил дракончика на мостовую.

— Али ты чего? Что случилось? — обеспокоенно взглянула я на растерянного Али, трясущего рукой.

— Он обжег меня! — сказал он, обиженно смотря на свисток.

«Ничего себе, у него защита!» Еще раз, мысленно поблагодарив дракона, я надела его подарок на шею, и мы двинулись дальше.

Глава 2

Уже прошел целый час, как мы покинули площадь, а мы все никак не могли найти открытую таверну. Все ближайшие к площади были закрыты, и нам пришлось идти вглубь города, чтобы найти приличное и самое главное не закрытое заведение. Благо, дойдя до ближайшей улицы, Ворд вспомнил, про лошадь, оставленную им неподалеку отсюда, да и Али быстро сбегал в королевскую конюшню за своим скакуном. Поэтому дальше мы двигались на лошадях. Я чувствовала себя настолько разбитой, что даже не стала возражать, когда Ворд посадил меня на лошадь впереди себя.

Свернув на очередную улицу, мы увидели очередную таверну — двухэтажное здание, на котором красовалась вывеска «Сильва». Али спрыгнул с коня и пошел посмотреть открыто ли данное заведение. Он вернулся через минуту, по его радостному выражению лица, я поняла, что дальше мы не поедим. Оставив лошадей на попечение слугам, мы направились внутрь, к сожалению, Лану тоже пришлось оставить у здания.

Зал, оказался довольно светлым, с множеством столиков, большинство из которых были заняты. В центре мы нашли подходящий нам столик.

Али и Ворд по дороге сюда предупреждали меня, что в такие заведения редко заходят женщины, но я не думала, что меня все так будут рассматривать, и если бы не серьезные выражения на лицах моих друзей и висящие на их поясах ножны, мне бы, скорее всего, пришлось несладко.

К нам резво подбежала улыбчивая официантка. Заказ я оставила на Али и Ворд, я только попросила на их выбор суп и какое-нибудь мясо на второе. К сожалению, в этом заведении, да, наверное, и в других тоже, и слухом не слыхивали, про чай или сок, про компот я вообще молчу, везде подается только вино или более крепкие напитки.

Пока мы ждали заказ, к нам подошел гном с бородой почти до пояса, перетянутой посередине, серебряной лентой. Он поклонился и представился хозяином данного заведения.

— Скажите, а это правда, вы? Та ведьма, что сегодня поутру должны были сжечь? — обратился он ко мне.

«Эх, вот и пришла популярность, как хорошо, что у них нет телевидения, а то бы уже все в стране знали меня в лицо».

— Ну я, а что? Есть какие-то проблемы с этим? — вызывающе улыбнулась я ему, сказала и только потом сообразила, что, наверное, стоило все-таки соврать, теперь неизвестно что от него ждать.

— Нет, что вы госпожа! — заверил он меня, — просто не могли бы вы нам рассказать, что произошло на площади, хочется знать, что там случилось на самом деле, а то ходят всякие непонятные слухи.

— Простите, но у меня нет никакого желания ничего рассказывать, я хочу есть и буду вам очень признательна, если наш обед окажется здесь в течение пяти минут.

— Извините за беспокойство, сейчас вам все подадут, — сказал он с поклоном, развернулся и понуро пошел в сторону кухни.

— Кат-я-я! Почему ты не захотела поведать им о наших приключениях? — заныл, прыгая по столу Яло.

— Потому! И вообще, если хочешь, иди и рассказывай, а у меня такого желания. Я пришла сюда есть, а не народ развлекать.

— Что, правда, можно? — с надеждой посмотрел он на меня.

— Да, только сильно не привирай, — дала я свое согласие.

— Как можно?! Чистая правда и ничего кроме правды.

«Да уж, знаю я его правду, ну да ладно пусть развлекается, раз ему так хочется».

Мы послали официантку за хозяином. Он появился почти мгновенно.

— Вы передумали госпожа? — радостно заблестели его глаза.

— Не совсем, если хотите вместо меня вам поведает о сегодняшних событиях мой друг Яло, он был непосредственным их участником.

— Хорошо. Господа, кто из вас будет рассказывать? — он вопросительно посмотрел на Али и Ворда.

— Я! — сказал Яло, спрыгивая с плеча Али.

— Говорящее?! — произнес гном удивленно.

— Нет поющее! — заявил Яло.

— Поющее? — переспросил хозяин.

— Яло прекращай дурачиться! — одернула я его.

— Да я чего, пошутить уже нельзя! — рассмеялся он, а потом, повернувшись к гному посерьезнев, сказал. — Ну что, показывайте, где я могу расположиться для рассказа, чтоб все видели и слышали меня.

— Пойдемте, сейчас все устроим, — хозяин быстро оправился от шока, Яло запрыгнул к нему на плечо и они пошли к стойке. Тут же на нее был поставлен стул, на который положили маленькую подушку, а на подушке уселся Яло. Хозяин вышел вперед и представил его.

Рассказ Яло слушали все, раскрыв рты, включая нас троих. К концу его повествования в зале было не продохнуть от народа.

«Сегодня я открыла еще один его талант, ему точно надо идти в сказочники, братья Гримм и рядом не стояли. Такого насочинял!» По его рассказу выходило, что он главное действующее лицо и только благодаря ему, я спаслась. Я же, оказалось бедной слабенькой женщиной, которую безнаказанно заточили в темницу, где меня жестоко пытали, и я не выдержав всех этих ужасов сказала, что от меня хотели услышать. Он же рискуя жизнью, пробрался к нам в темницу и смог убедить нас не сдаваться, рассказав нам придуманный им план, нашего спасения. Когда же подожгли костер, он вызвал наших старых друзей, которые и помогли нам освободиться. В общем, слава и почет герою сего повествования.

Когда он замолчал, в зале повисла тишина, мы переглянулись с Али и Вордом и зааплодировали. Что тут началось, все как будто очнулись ото сна.

«Удивил, ничего не скажешь. Хотя мне от этого есть и выгода, эта история теперь облетит все таверны города, да и страны тоже, он молодец, теперь он главный герой, а я так второстепенный персонаж данного действа».

— Катя помоги! — раздался мысленный крик, я даже подпрыгнула от неожиданности.

— Лана? Что случилось?

— Меня, кажется, пытаются похитить! Они прямо сейчас меня отвязывают!

— Что? Среди бела дня? Не волнуйся, попробуй их задержать ненадолго.

— Я не могу, они накинули мне на голову черный мешок, приставили нож к горлу и теперь ведут куда-то. Поторопись! Спаси меня!

— Не бойся! Я уже бегу!

— Катя, что с тобой? — Али обеспокоено смотрел на меня. — Ты вся так побледнела.

— Лану похитили, — прошептала я, вскакивая. — Как они посмели?! Да я их в порошок сотру! — злость накатывала волнами, я подняла глаза на Али, он отшатнулся от меня. — Все! Обед закончен. Бежим, иначе они уйдут слишком далеко, и мы не сможем их найти.

— Давайте, вы идите, а я Яло захвачу и к вам присоединюсь, — сказал Ворд поднимаясь и расталкивая народ стал пробираться к Яло.

Мы же старались как можно быстрее добраться до выхода, но это было очень проблематично, слишком много набилось в зал людей. Минут пять мы потратили на то чтобы выйти из таверны, еще через пару минут до нас добрались Ворд с Яло. Пока мы их ждали, Али изучил место похищения и выяснил, что похитителей было двое, и что они были людьми.

— Лана, вы далеко уже ушли?

— Не знаю, но пару поворотов уже точно было. Ты же меня спасешь, правда?

— Конечно! ты в этом еще сомневаешься?!

— Спасибо!

— За что? Пока еще рано его говорить.

— За то, что не оставляешь меня в беде, ты же теперь сама по себе и никак не зависишь от меня, может я тебе больше и не нужна.

— Да, о чем ты? Мы же друзья! Я обещала доставить тебя домой, значит, сделаю это и не только потому, что я тебе дала слово, а просто, потому что я хочу, чтобы ты была счастлива.

— Кать! — окликнул меня Али. — Дальше начинается мостовая, по ней нельзя определить, куда они пошли, следы теряются, я не могу понять, в каком направлении они двигались дальше.

— Плохо, что же делать? — я растерянно смотрела на них. И тут мне пришла одна мысль.

— Лана, а ты можешь что-нибудь создать?

— Конечно.

— Тогда сотвори, даже и не знаю, а давай оставляй банки с краской, естественно открытые, чтоб они на мостовой продержались хоть какое-то время. Так мы сможем определить, куда ты идешь.

— Смочь то сможете, вот только и похитители заметят это.

— Да, я как-то не подумала об этом.

— Али, Ворд, у вас есть какие-нибудь идеи?

— Думаю, мы могли бы разделиться. От таверны идут три основные улицы и потом несколько ответвлений, мы можем пойти по каждой из них, — предложил Ворд.

— Нет, не подходит, — отвергла я его идею, — я плохо знаю город, да и как мы потом встретимся, нет уж, лучше давайте держаться все вместе. Али, а ты что думаешь?

— Так рассуждать можно целую вечность, пойдемте уже, будем спрашивать у попадающихся нам на пути людей, не видели ли они лошадь с мешком на голове, может, кто и подскажет, куда нам идти.

— Как же я сразу не сообразила, Али ты умничка! — я чмокнула его в щеку, он непонимающе взглянул на меня, я улыбнулась, поясняя, — у нас же есть дракон! С высоты он сразу увидит, где они и куда направляются. Пошлите скорее на площадь, он наверняка еще там.

Выехав на площадь, я облегченно вздохнула, я оказалась права, король с драконом все еще что-то обсуждали. Я спрыгнула с лошади Ворда и подбежала к ним.

— Извините, что прерываю вас, но Рузав, мне очень нужна твоя помощь.

— Что случилось принцесса? — обеспокоенно посмотрел на меня дракон.

— Украли Лану, мою лошадь и нам надо срочно ее разыскать. Ты же поможешь?

— Конечно, мы уже почти все обсудили, так что конкретно ты хочешь, чтоб я сделал?

— Тебе нужно будет облететь город, найти похитителей и указать нам направление, в котором они движутся.

— Всего-то, хорошо я попробую, — согласился он.

Мы подробно рассказали ему, что конкретно он должен искать. Он взмыл в небо, покружив над городом минут десять, он вернулся, выглядел он довольным.

— Нашел! — выкрикнул он, приземляясь. — Они на юге города. Я видел их, когда они проходили мимо здания с высокой башней красного цвета. Я бы на вашем месте поспешил, это довольно далеко отсюда.

— Я знаю, где это! — воскликнул Ворд, я с надеждой посмотрела на него. — Эта башня находиться в квартале Сапожников, он довольно большой, а за ним дальше только городские трущобы. Если ехать быстро, то минут через двадцать мы будем там. Но похитители могут и свернуть куда-нибудь, пока мы будем добираться до этого квартала.

«Что же делать? Если мы сейчас поедим, то пока мы доберемся до этого квартала, ее уже за это время уведут куда-нибудь еще, когда мы туда прибудем, нам нужно будет узнать, куда они движутся дальше. Точно, надо попросить дракона…» Я повернулась к дракону, мило улыбаясь.

— Спасибо тебе за помощь, но у меня есть к тебе еще одна просьба: минут через двадцать облети все еще раз и скорректируй наш путь, хорошо?

Он кивнул, соглашаясь, а мы помчались к красной башне. Я нервничала всю дорогу, меня все не покидали мысли, кому могла понадобиться моя лошадь. За размышлениями, я и не заметила, как мы подъехали к башне, она действительно оказалась очень высокой, вся покрытая красной глиной, это здание выделялось среди остальных серых домов. Мы остановились, ожидая появления дракона.

«Ну, где же дракон? Может он забыл про мою просьбу? Да, нет…. не может быть, просто, наверное, еще не прошло двадцати минут».

— Лана, где ты? — мысленно позвала я ее, решив отвлечься от плохих мыслей.

— Кать, мы все еще идем куда-то, я сбилась со счета поворотов. Но здесь стоит жуткая вонь.

— Скорее всего, ты сейчас в трущобах, будь осторожна — ноги себе не переломай. Потерпи еще немного, с нами дракон, он поможет нам отыскать тебя.

— Я на это очень надеюсь, а то не понятно, что же у них на уме. Может они хотят меня убить?

— Лан, что за мысли, если бы они хотели, то убили бы тебя прямо у таверны. Нет, ты им нужна для чего-то другого…

— И то правда. А может… — она остановилась на полуслове.

— Лана?! — обеспокоенно вскрикнула я.

— Кать мы остановились! Я слышу звук открываемой двери, кажется, мы входим в какое-то здание…

— Нет! Только не это… Лана, что у тебя там происходит? — и тишина в ответ, я испугано закричала. — Ланаа! Лана ты меня слышишь? — и снова молчание в ответ.

— Кать! Смотри дракон! — произнес Ворд, он что-то еще говорил, но я его уже не слушала.

Я резко спрыгнула с лошади, Ворд даже не успел сообразить, что произошло.

Я остановилась в нерешительности. «Какой еще дракон? Как он их теперь найдет, если они зашли в дом? Боже, что же делать?»

— Кать, что с тобой? — спрыгнул следом за мной Ворд, я подняла на него глаза. А в голове только одна мысль: «как же там Лана? Из-за чего она мне не отвечает?» И тут во мне проснулась злость, я чувствовала, как она растет во мне, я злилась на похитителей, которых угораздило украсть Лану, на себя за свою беспомощность, на Ворда, который непонимающе смотрел на меня. Перед глазами заплясали огоньки синего пламени. Я попыталась удержаться за исчезающую реальность, но тут вдруг все поплыло, на мгновение наступила темнота, а потом яркая вспышка как будто разбудила меня, я открыла глаза и не поверила увиденному. Я оказалась в каком-то здании. Свет пробивался сквозь небольшие окна. «Где я? Как я сюда попала? Где Ворд и Али?», я поморгала, привыкая к полумраку. И тут я разглядела впереди кресло, а в нем на меня с удивлением смотрел старик с длинной бородой, я огляделась по сторонам и обернувшись назад, застыла не в силах поверить.

— Лана? — Я сделала нерешительный шаг в ее сторону. — Лана!!! Я все-таки нашла тебя! — вскрикнув, я бросилась ей на шею. Она приветственно заржала.

— Лана, где мы? — мысленно спросила я ее, но ответом мне была тишина, — Лана? — я посмотрела ей в глаза, они выражали беспомощность.

«Что за…. Почему она мне не отвечает? А кто этот старик? Неужели это он ее похитил? Если это так, то я ему сочувствую!»

— Так, и что здесь происходит? — я повернулась к старику, сверля его злобным взглядом. — Надеюсь, вы просветите меня, зачем вы украли мою лошадь. — Как ни странно, но на старика мои гневные возгласы не произвели никакого впечатления, он смотрел на меня, усмехаясь одними глазами.

— Милая леди, — произнес он, я же вздрогнула, столько уверенности прозвучало в его обращении. — Я попросил бы вас не мешать нам, если уж явились, так будьте добры присесть куда-нибудь и не совать свой красивый носик не в свои дела. — От такой наглости я раскрывала рот, как рыба на суше и не находила слов, чтоб ответить ему.

Я отошла в сторонку и уселась на подоконник. Каким-то шестым чувством я поняла, что он не причинит вред ни мне, ни Лане. Я стала ждать, что же будет дальше, и быстро устала, ничего не происходило. Старик как сидел, смотря Лане в глаза, будто гипнотизируя ее, так и продолжал сидеть. Было, такое ощущение, что остановили время, я даже ущипнула себя, чтоб проверить, не сон ли это. Так прошло минут пятнадцать. Вдруг старик вскочил и выругался, как последний сапожник, а затем, топнув ногой, исчез.

«И что это было?» Я спрыгнула с подоконника. Лана стояла и невидящим взглядом смотрела перед собой, я подошла и дотронулась до нее, она вздрогнула и повернула голову ко мне.

— Кать, он ушел… — наконец сказала она, и такая растерянность звучала в ее голосе, как будто она потеряла любимого человека.

— Лан успокойся. Кто ушел? Этот старик? Да брось, нашла из-за чего расстраиваться!

— Он вовсе не старик, а Лорд Поднебесья — возразила она. «Что? Неужели она узнала кто он на самом деле. Значит, он действительно ушел. Эх, как же некстати, я же хотела с ним переговорить насчет перемещений».

— Лан, да будет тебе расстраиваться, расскажи лучше, откуда ты его знаешь. Ты встречала его раньше?

— Да, помнишь, я говорила, что сознание для меня создал один старик, так вот это он и был. А сейчас он явился ко мне, потому что что-то случилось с моим сознанием. Еще он признался, что его прислали мне в помощь мои родители. А сейчас он попрощался навсегда!

— Постой, как навсегда? Как так? Насколько мне известно, эти Лорды Поднебесья уходят только в том случае, если их подопечный умирает или же узнает, что они ему помогают. Но здесь совсем другой случай. Ничего же подобного не было, он сам рассказал, кто такой и зачем был к тебе приставлен, что-то я ничегошеньки не понимаю.

— Ты, думаешь, я понимаю?

— Но, что конкретно он тебе сказал? Хочу знать детали.

— Детали говоришь….- она задумалась на мгновенье. — В общем дело обстояло так. Завели меня в это здание и как только закрыли дверь, я потеряла связь с тобой. Когда с меня сняли мешок, я увидела в кресле перед собой человека, я его сразу узнала, как ты поняла, это и был тот старик. Он посмотрел мне в глаза и я услышала его голос у себя в голове. Он спрашивал, не происходило ли со мной чего необычного в ближайшее время. Я естественно сказала, что нет, и в свою очередь потребовала объяснений, зачем он похитил меня, если мог появиться в сознании. Оказалось, что он больше не может никак влиять на мое сознание и тем более там появляться. А потом, вдруг, вспыхнул синий огонь, и из него вышла ты. А кстати что это за огонь, подобный же был, когда ты появилась на площади.

— Пока точно не знаю, но в ближайшее время постараюсь это выяснить. Так не отвлекайся! Что дальше то было?

— А дальше он предпринял попытку влезть ко мне в сознание, но у него ничего не получилось. Тогда он рассказал мне, что он Лорд Поднебесья и был прислан ко мне моими родителями. Оказывается, я все время была под его наблюдением, но несколько часов назад, что-то во мне изменилось, поэтому он похитил меня, так как ему необходимо было выяснить, что же произошло. Но, кажется, он так ничего и не понял. А еще он сказал, чтоб я поспешила найти дорогу домой, потому что у меня осталось мало времени, всего пара месяцев, если до этого мне не проведут обряд, то я останусь простой лошадью до конца жизни и никогда не смогу летать. Кать, мне страшно!

— Лана, не бойся, я же с тобой! Мы обязательно успеем вовремя вернуть тебя домой! Ой, я тут вспомнила, нас же, наверное, разыскивают, я же исчезла так же внезапно, как и появилась здесь. Пошли скорее на улицу, попытаемся их найти.

Я шатаясь, с трудом открыла дверь и нос к носу столкнулась с Али и Вордом.

— Вы?! Как вы нас разыскали? — пораженно прошептала я, из последних сил держась за гриву Ланы.

— Это я вас нашел! — показался из-за спины Али Кил.

— Ты? Но как? — я растерянно смотрела на него.

— Да я, а чего ты удивляешься, у меня отличный нюх! — гордо заявил он.

— Но, у вас же не было ни одной моей вещи, откуда ты узнал как я пахну?

— Так я и не знал, я помнил запах Ланы. И мы шли по нему. А тут и тебя нашли.

— Понятно, — проговорила я, пытаясь сфокусировать взгляд на нем.

— А где же похитители? — спросил Яло.

— Они… — закончить я не смогла, мое сознание погасло, видимо мой организм решил, что с него хватит мучений на сегодня.

Глава 3

«М…. не хочу просыпаться, как же уютно под этим одеялом, неохота на работу. Интересно, сколько сейчас времени. Мне снился какой-то ужасный сон. А сил нет, неужели я заболеваю». Я открыла глаза. Пару секунд я не могла понять, где это я очутилась, а потом я вспомнила все события предыдущих дней, и мне тут же захотелось зарыться в подушки и не вылезать оттуда, до скончания веков.

Тяжело вздохнув, я привстала, осматривая комнату. На стуле рядом с кроватью, положив голову на локти, спал Али. Волна нежности накрыла меня, мне захотелось обнять его, почувствовать себя защищенной в крепких мужских руках. Я не удержалась и погладила его по волосам. Он, почувствовав мое прикосновение, приподнял голову, открывая глаза.

— Привет, — улыбнулся он и более ехидно добавил, — я вроде не похож на котенка, чтобы меня надо было гладить.

— Прости, — отдернула я руку, — сама не понимаю, что на меня нашло, — смутившись, попыталась я оправдаться.

— Да ладно, мне понравилось, если хочешь, можешь еще погладить, — «кажется, его забавляет меня смущать. Ах так, ну держись, я сама кого хочешь, могу в краску вогнать».

— Только погладить? — я вопросительно приподняла бровь, и протянув к нему руки раскрывая объятья, томно проговорила. — Ну, иди ко мне мой котеночек, я тебя приласкаю. — «Кажется, он не ожидал от меня подобной реакции». На его лице промелькнуло удивление, а в следующую секунду в глазах появился озорной блеск.

— Да, конечно, я уже спешу к тебе, — он приподнялся со стула, сев на кровать и прижал меня к себе. Я же обняла его и провела рукой по волосам.

— Чем это вы тут занимаетесь? — раздался от двери гневный голос Ворда.

«Да уж, представляю, что можно подумать, увидев нас сейчас». Али с видимой неохотой отстранился от меня. Мы переглянулись с ним, он, подмигнув мне, обернулся к Ворду.

— А ты сам не видишь? — лениво проговорил он, — и вообще-то, при входе в комнату к девушке, надо стучаться, а то мало ли что она там делает.

— Да вы, да я… — Ворд покраснел и не находил слов, «кажется еще чуть-чуть и он взорвется». Я встретилась взглядом с Али и мы расхохотались. Ворд потеряно переводил взгляд с Али на меня и обратно.

— Да ну вас, — махнул он рукой, поняв, что его разыграли, как последнего младенца. — Есть будете? — Мы никак не могли остановиться, только и смогли кивнуть. — Хорошо, я распоряжусь, подать нам ужин в гостиной. Кать, надеюсь, двадцати минут тебе хватит чтоб одеться?

— Одеться? — я только сейчас поняла, что лежу в какой-то сорочке. «Кто посмел?!» — Так…. и кто же меня раздевал, если не секрет? — «ну я им…»

— Да не кипятись ты, — сказал Али, поднимаясь с постели, — не мы уж точно. Служанка тебя переодевала, а платье твое было очень грязное, его необходимо было выстирать. Вон оно, кстати, чистое висит, — указал он на спинку стула.

— Спасибо, а теперь кыш отсюда, я постараюсь не опоздать, — выгнала я их.

— Лан привет! Ты как? — спросила я ее, все еще нежась в постели.

— Неужели, проснулась? Я нормально, со мной тут Яло болтает. Сама как?

— Да вроде ничего. Вот ужинать собираюсь, а ты не хочешь присоединиться к нам?

— Конечно, хочу, но кто меня пустит к вам за стол.

— Так мы сейчас в сад придем, устроим пикник, как прошлый раз.

— Здорово! — обрадовалась она.

— Все жди, я скоро приду за тобой.

— Уже жду, — почувствовала я улыбку в голосе.

Тут раздался стук в дверь. «Кого это там опять принесло?»

— Войдите, — проговорила я, садясь на постели. В дверь вошла девушка лет так двадцати.

— Здравствуйте госпожа, меня зовут Катрина, граф попросил позаботиться о вас, — присела она в реверансе.

— Здравствуй, приятно познакомиться. Но твоя помощь мне не нужна. Ты можешь быть свободна, — сказала я. Она со страхом подняла голову вставая.

— Простите меня госпожа! Я прошу, не прогоняйте меня, — взмолилась она, падая на колени.

— Встаньте, пожалуйста, — проговорила я, ошарашено смотря на нее.

— Слушаюсь госпожа! — она вскочила, и был у нее такой умоляющий взгляд.

— Ладно, оставайся, — сдалась я, — покажи мне, где я здесь могу умыться.

— Спасибо вам госпожа! — с чувством сказала она.

Ванна оказалась за дверью, которую я вначале не заметила. Умывшись теплой водой, которую мне принесла Катрина, я надела, уже столь полюбившееся мне платье и мы вышли с ней в широкий коридор, по обе стороны которого шли одинаковые двери. Если бы не Катрина, то я бы здесь точно долго плутала, ища гостиную. А так мы спустились по лестнице на первый этаж и зашли в одну из боковых дверей. Гостиная оказалась большой комнатой, обитой зеленой тканью, посередине стоял длинный дубовый стол, заставленный всякими блюдами. Но больше всего меня поразили размеры этого стола. «Как в старинной пьесе: хозяин на одном краю, а за три километра от него сидят гости и надо кричать, чтобы услышать друг друга. Что-то меня не прельщает подобная обстановка, даже есть расхотелось».

— А вот и наша принцесса. Прошу сюда, — улыбнулся мне Али, вставая и отодвигая стоящий рядом с ним стул.

— Спасибо, но знаете, я тут подумала, а почему бы нам не поесть на свежем воздухе?

Али посмотрел на Ворда, тот кивнул, соглашаясь.

— Как скажешь. Нам-то все равно где ужинать, — сказал Ворд, вставая и отдавая распоряжения слугам, стоящим вдоль стола. — Ну что пойдемте пока, немного погуляем, — предложил он.

— Хорошая мысль, но сначала, мне надо сходить за Ланой и Яло, — сказала я, выходя из гостиной, дверь из которой любезно открыл передо мной Али.

— Зачем? — удивился Ворд, ведя нас в сад. — Только не говори мне, что ты решила устроить еще и конную прогулку ночью.

— Нет, я просто хотела, чтобы они посидели с нами за столом, — успокоила я его.

— Что? — Ворд посмотрел на меня как на сумасшедшую, — лошадь? Будет, есть вместе со мной? Нет! — твердо заявил он. — Извини, но я такого не потерплю!

— Возможно, ты чего-то не понимаешь, — задумчиво посмотрела я на него, — давай я тебе объясню ситуацию. Лана необычная лошадь, поверь мне, она как человек и она все понимает, что ты ей говоришь, единственное она не сможет тебе ответить, к сожалению, ее слышим только мы с Яло, но это не значит, что надо относиться к ней как к животному. Она разумна и к тому же умна не меньше вашего, поэтому прошу относиться к ней уважительно. Я, надеюсь, доступно объяснила?

— Ты все-таки странная, — проговорил Ворд. — Я впервые встречаю человека, который бы так говорил о лошади. Ладно, так и быть, можешь привести ее. Но за стол она не сядет! Пусть расположится где-нибудь в сторонке.

— Спасибо! Я скоро! — воскликнула я, оставляя их и сворачивая за угол.

Зайдя внутрь конюшни, я быстро нашла Лану. Яло же чуть не сшиб меня с ног, бросившись ко мне с радостными криками. Затем мы вышли в сад.

Нам накрыли ужин на том же месте, что и прошлый раз, только сейчас стол был нормальной высоты. Али и Ворд с интересом разглядывали Лану, что ей крайне не понравилась, и мне еле удалось ее успокоить. Наконец-то рассевшись за стол, мы приступили к ужину. Лана сидела чуть в стороне, поглощая морковь, принесенную для нее слугами.

— Кать, хватит, есть! — прыгал передо мной Яло. — Давайте лучше обсудим, что мы будем дальше делать.

— Яло прекрати, здесь нечего обсуждать, все остается, как и раньше, — отмахнулась я от него, беря в руки фрукт похожий на грушу, но вкусом напоминавшей персик. — Нам нужно найти несколько надежных человек, что будут нас сопровождать и помогут при захвате моего замка. Мы переплываем море и расспрашиваем всех по дороге, может, кто слышал о моей стране. Дальше, когда мы отыщем мой замок, я попробую мирно договориться с мачехой, если не удается, то тогда мы набираем из крестьян, которые помнят и любят меня, отряд и идем на его штурм. Вот в принципе и весь план.

— Как у тебя все просто! — рассмеялся Али. — Думаешь, твоя мачеха захочет с тобой разговаривать? А что, если она опять попытается тебя убить?

— Если бы да кабы в огороде выросли цветы! Все будет хорошо! А кстати, Ворд, как ты себя чувствуешь? И скоро ли мы сможем отправиться в путь? — повернулась я к нему.

— Я? Вполне прилично. И думаю нужно назначить наш отход через три дня в пятницу, — увидев мой вопросительный взгляд, он пояснил. — Просто, я уже почти поправился, но мне осталось еще уладить кое-какие дела.

Я обрадовалась данному факту. Мы еще немного посидели, болтая о предстоящем путешествии. После ужина я отвела Лану в конюшню, Яло опять остался с ней. Али и Ворд проводили меня, оказалось, что наши комнаты находятся рядом.

«Надо ложиться спать, мне нужно набираться сил». Я легла в постель, промучившись с полчаса, я встала, подходя к окну. «Что-то я никак не могу заснуть…» Я села на широкий подоконник, обхватив руками коленки. «Какое красивое и незнакомое небо. И эта большая красная луна, дает вполне прилично света и яркие звезды отчетливо видны, не то, что в моем городе». Я тяжело вздохнула и попыталась выстроить цепочку событий и осмыслить все произошедшее со мной. «Эх, жаль, что я не могу поговорить с бабушкой, она бы мне сразу подсказала, что делать. Сейчас я выгляжу как человек, но почему так произошло? И что интересно случилось с моим телом в моем мире…. Но самое ужасное, я боюсь, что не смогу найти дороги домой, что я никогда больше не увижу маму, папу, братишку и своих друзей. Смогу ли я справиться со всем этим… Аааа! Как же все запутанно и непонятно! Меня просто бесит, что я никак не могу вспомнить, что же произошло, после моего падения в реку. Прямо амнезия какая-то! Да уж, сейчас мне остается только надеяться на то, что мы найдем замок Клариссы и что у нее еще служит Ханна, возможно, она сможет объяснить, как мне вернуться домой. А если ее уже там нет? Все! Хватит рассуждений! Что будет, то будет!». Я спрыгнула с подоконника и направилась к постели, закутавшись в одеяло, я тут же уснула.

Три дня пронеслись очень быстро. За это время я перезнакомилась со всеми, кто должен был нас сопровождать. Это были довольно серьезные мужчины, вооруженные до зубов. Они относились ко мне с почтением и уважением, что меня сначала немного удивило. Расспросив Ворда, я выяснила, что они были свидетелями событий на площади. Мы решили, что с собой мы возьмем только пятерых, а там если нам понадобятся еще бойцы, то мы наймем их в городе, который будет ближайшим к замку.

В первый день я облазила весь этот большой дом, надоела всем с расспросами, что да как. На второй день, проснувшись утром, я поняла, что мне надо чем-то себя занять. Я вспомнила про обещание, данное мне Али, научить меня различать деревья и растения, поэтому за завтраком я предложила всем пойти на весь день в лес. Возражений не было, Ворд же рассказал, что неподалеку от его дома есть чудесное лесное озеро, в котором много рыбы. Я уговорила Али пойти туда на рыбалку. Он накопал червей, я взяла свежего хлеба и мы, прихватив Лану и Яло, отправились в путь. Ворд показал нам тропинку, по которой мы быстро добрались до озера. К сожалению, его с нами не было, он уехал в город, улаживать оставшиеся дела.

Озеро мне понравилось с первого взгляда, с одной его стороны был крутой склон, покрытый деревьями, они доходили до самой воды, с другой тянулся большой песчаный пляж, кое-где заросший камышами, между склоном же и песком находился относительно крутой берег, на котором мы и расположились. Я подошла к воде, она оказалось очень холодной, я предложила Али искупаться в нем под предлогом, что это именно то озеро, которое он ищет, но он категорически отказался.

Мы достали удочки и встали, ожидая клева. Лана, Кил и Яло расположились позади нас, о чем-то болтая. Солнце светило во всю, дул несильный ветерок с воды, создавая рябь на поверхности озера. Али посоветовал мне закидывать удочку с размаху из-за спины. Я попробовала, и действительно, крючок летел намного дальше, и у меня тут же стало клевать.

Я в очередной раз размахнулась удочкой, раздался характерный звук рассекаемой воздух лески, вот только до воды она так и не долетела. Я обернулась, посмотреть, что случилось, и замерла не в силах поверить. Али стоял, широко раскрыв глаза, и хватал ртом воздух, как рыба, а мой крючок торчал из его лба, по которому стекала тонкая струйка крови. «Я поймала Али на крючок…. Как я это умудрилась сделать? Просто непостижимо…»

— Али прости, — наконец проговорила я, пытаясь сдержать нервный смех, пробивавшийся наружу, он глянул на меня осуждающе, я быстро добавила, — не двигайся, я его сейчас вытащу.

— Да уж, пожалуйста, сделай милость, — сказал он, подходя ко мне поближе. Я быстренько освободила его от крючка.

«Я понимаю, что ему больно, но ситуация настолько комична, что я больше не могу…» Я взглянула ему в глаза и мы оба согнулись пополам трясясь от смеха.

— Фух…. Это же надо было мне так… — проговорила я успокоившись.

— Али, ты подальше от нее отойди, — советовал ему Яло, — а то мало ли что….

Али отмахнулся от него. Мы стали дальше рыбачить, я поймала пару рыбок, похожих на наших карасей.

Спустя десять минут, я в очередной раз закидывала удочку, и она опять за что-то зацепилась, я с опаской повернулась к Али, он укоризненно смотрел на меня. В этот раз я его поймала за рубашку. Подергав крючок, я попыталась его вытащить, но он сильно зацепился. Али пришлось снять рубашку, мы отдали ее Килу, который быстренько достал из нее крючок.

— На, готово, можешь ее надеть, — сказал Кил, протягивая ему рубашку.

— Спасибо, но я хочу немного позагорать, — проговорил Али, кладя ее рядом с собой.

— Али, а я бы на твоем месте одел ее, — громко зашептал ему на ухо Яло, подмигивая мне, — вдруг ее крючок решит опять на тебя напасть, а так хотя бы рубашка тебя защитит.

— Али не слушай его, я, правда, случайно! — оправдывалась я, пряча улыбку.

— Да знаю я, — улыбнулся он мне, — все Яло, иди, не мешай нам, — проговорил Али, снимая его с плеча и опуская в траву.

Где-то минут двадцать прошли спокойно. Я в очередной раз замахнулась и вот я уже наблюдаю, как летит моя леска, а на крючке развевается рубашка Али. Плюх и она уже в воде.

— Что смотришь? Давай вытаскивай ее быстрее, пока она не утонула — смеясь, запрыгал вокруг меня Яло.

— Али, держи, — протянула я ему рубашку, которую я с большим трудом выловила из озера.

— Спасибо. Вот скажи мне Кать, зачем тебе понадобилась моя рубашка? Неужели, ты решила, что сможешь поймать на нее самую крупную рыбу этого озера? — спросил Али, пытаясь выглядеть серьезным.

— Эх, ты раскусил меня, — сокрушенно проговорила я, поднимая на него глаза. Это было последней каплей, мы с ним опять расхохотались, я все никак не могла остановиться, у меня даже слезы выступили. «Да, ух, такое могло произойти только со мной».

Побыв еще немного на озере, мы отправились в обратный путь.

После обеда, на котором мы ели пойманную нами рыбу, мне захотелось расспросить дракона про пещеру и странную огненную реку. Я, сопровождаемая Али, вышла за пределы сада, туда, где была большая поляна и подула в свисток.

— Что случилось? — сказал дракон, появляясь, и заспано озираясь по сторонам.

— Ничего, я просто хотела с тобой поговорить.

— О чем? — спросил он, широко, зевая.

— Меня интересует пещера с рекой из волшебного пламени, ты что-нибудь знаешь о ней?

— Река….- задумался он, — о ней ходит множество легенд, говорят, что она нашу силу питает. Мне мама, что-то про нее рассказывала, но конкретно ничего я не помню, я еще тогда маленький был. А зачем тебе это?

— Да, просто интересно.

— А, понятно. Это все, что ты хотела узнать?

— Да в принципе все.

— Ну, тогда я полетел?

— Погоди, а ты можешь меня…. покатать на себе? — мило улыбнулась я ему.

— Покатать? А ты не боишься?

— Нет, что ты.

— Тогда садись, — сказал он, наклоняясь так, что я смогла усесться между гребней на его спине, «жестко конечно, но когда выпадет еще возможность полетать на драконе».

— Готова? — обернулся он ко мне, демонстрируя два ряда белоснежных зубов.

— Всегда готова, — улыбнулась я ему.

— Постойте! — окликнул нас Али, до этого стоящий в сторонке и внимательно прислушивающийся к нашему разговору.

— Да? — посмотрел на него дракон, Али выдержал его взгляд.

— Можно мне тоже с вами? — наконец проговорил он.

— С нами? — усмехнулся Рузев, — ну садись, коль не боишься.

Али устроился позади меня. Дракон расправил свои большие крылья, и мы взлетели. Я попросила его сильно высоко не подниматься, чтобы можно было увидеть, что проноситься под нами. Я с восторгом смотрела на проплывающие внизу город, на леса с полянами и небольшими озерами, на поля на которых трудились крестьяне. Это было потрясающее зрелище.

— Скажи, а куда мы летим? — обратилась я к дракону, пытаясь перекричать ветер.

— Не знаю, а ты хочешь куда-то конкретно попасть?

— Вообще-то, я бы хотела побывать у тебя в пещере, если ты конечно не против, — «интересно, сильно ли изменилась она за столько времени…»

— Можно и ко мне, — проговорил он, сворачивая на право.

Прошло где-то с час, прежде чем я заметила впереди высокую скалу. «Да, это именно та скала из сна, а вон и его жилище». Дракон приземлился на площадку перед входом в пещеру. Мы с Али слезли с него. Я подошла к краю и посмотрела вниз, у меня тут же дух захватило, передо мной как на ладони были леса, поля и луга. «Высоко же он забрался».

Пока мы летали, наступил вечер. Я предложила посмотреть на закат и отправляться в обратный путь. Али был не против. Мы уселись с ним на край площадки, свесив ноги вниз, дракон устроился рядом с нами, мечтательно смотря на солнце, медленно опускающееся за горизонт. «Однако здесь прохладно, ветер так и норовит сбросить меня вниз» поежилась я.

— Замерзла? — спросил Али, заметив, что я дрожу.

— Да, немного, — призналась я.

— Хочешь, я тебя согрею?

— Что? — переспросила я, удивленно смотря на него.

— Я говорю, давай я тебя обниму, чтоб ты согрелась, — и, улыбнувшись, добавил, — по-дружески конечно.

— По-дружески говоришь, ну тогда ладно, а то я сейчас и правда в ледышку превращусь, — сказала я, устраиваясь у него на коленках, он обнял меня.

«Как же хорошо! Хочется, чтоб время остановилось. Спокойно, чувствуется тепло рядом сидящего друга. А друга, ли?» в который раз задалась я вопросом. «Иногда он так с нежностью смотрит на меня, что меня в дрожь бросает, и он почти все время проводит со мной, хотя первоначально, когда мы встретились, он говорил, что ни на шаг не отойдет от Ланы. Ааааа! Ну что за мысли?! Мы же друзья, к тому же он эльф, да еще и принц». Загнав эти мысли в дальний уголок своего сознания, я расслабилась, наслаждаясь моментом.

К сожалению все когда-нибудь кончается, вот и солнышко зашло, и мы отправились в обратный путь. На подлете к дому, я заметила возле него какое-то оживление, то там, то тут мелькали волшебные огоньки.

— Али, что там происходит? — спросила я его, когда мы приземлились.

— Не знаю, может, это нас ищут, мы же никого не предупредили, что улетаем в гости к дракону, — ответил он, помогая мне слезть на землю.

Мы поблагодарили дракона, за поистине чудесную прогулку, он попрощался с нами и взмыл ввысь, а мы пошли к калитке, ведущей в сад, но открыть ее не успели. Из нее выскочили Ворд, на плече у него сидел Яло. Я даже глазом не успела моргнуть, как Яло прыгнул на Али, ударяя его в живот, Али охнул и согнулся пополам.

— Где вы были? — разъяренно скакал Яло вокруг нас, — мы так беспокоились!

— В гостях у дракона. Ну, Яло, ну миленький, успокойся. Я же говорила тебе, что собираюсь поговорить с ним.

— Так одно дело поговорить, а совсем другое полететь к нему домой. Да еще и без меня!

— Так ты же спать ушел, и к тому же это получилось спонтанно, — попыталась я оправдаться.

— Яло! — выпрямляясь, зло прошипел Али, — Какого…. ты дерешься?

— А такого! Нечего к дракону без меня летать!

— Ах ты, паршивец, сам все проспал, а теперь еще и дерешься! Ну, я тебя сейчас!

Последующие десять минут мы с Вордом наблюдали, как разъяренный Али пытается насадить Яло на свой клинок, но к счастью Яло оказался очень проворным и постоянно увертывался, еще при этом, умудряясь показывать Али язык.

— Все хватит! — крикнула я, когда Яло прыгнул ко мне на плечо, а Али занес надо мной клинок, чтобы пронзить его. — Я сказала, прекратили этот цирк, — с нажимом проговорила я.

— Слышал Али, убирай свой ножик, — победно произнес Яло.

— Яло, а ну престань и сейчас же извинись перед Али! — одернула я его.

— Вот еще! — заупрямился он.

— Так, если вы сейчас оба не помиритесь, то я не буду с вами вообще разговаривать! Поняли?! Пойдем отсюда Ворд, — сказала я, ссаживая Яло в траву и беря Ворда под руку, и развернулась к ним спиной.

— Ка-тя-я! — разревелся Яло.

— Я все сказала, встретимся за ужином, — и мы вошли с Вордом в калитку.

— Думаешь, они помирятся? — спросила я его, высвобождая руку.

— А куда они денутся?! Придется, ты же поставила им ультиматум.

— Ну, тогда пошли в дом, а то тут прохладно уже.

— Постой Кать, — остановил меня Ворд, беря при этом за руку. — Знаешь…. я могу понять чувства Яло, я тоже очень волновался.

— Правда? — я удивленно смотрела на него. «Вот от кого, от кого, а от него я подобного не ожидала».

— Чистейшая, — кивнул он.

— Прости, я не думала, что ты будешь так из-за меня переживать.

— Какая же ты… — тихо проговорил он, притягивая меня к себе и заключая меня в объятья. — Я так испугался, что больше тебя никогда не увижу….- прошептал он чуть слышно.

«Боже…. что же делать…. И это, холодный и расчетливый Ворд?! Эх, как же обманчиво первое впечатление о людях…»

— Прошу, больше не исчезай так внезапно, — произнес он, отстраняясь и убирая выбившуюся у меня прядку за ухо.

— Обещаю, — улыбнулась я ему. — Я замерзла, пойдем в дом, а?

— Пошли, — сказал он, с неохотой отпуская меня.

Не знаю, что произошло после моего ухода, но к ужину Али появился с Яло, который сидел у него на плече и они болтали, как будто ничего и не было. Я не стала их расспрашивать, помирились и слава богу. Остаток вечера прошел спокойно. Ворд передал нам с Али приглашение от короля на бал, который должен был состояться завтра в замке. Пробежав его глазами, я решила было не идти, но перевернув приглашение, я увидела приписку корявыми буквами: «Мама, я очень хочу с тобой увидеться, очень люблю и скучаю. Кудряшка». Естественно я согласилась поехать. Обсудив завтрашний день, мы решили, что Яло с Ланой нечего делать в замке, и они останутся дома. Еще Ворд принес огромную карту и показал нам примерный путь до столицы Амиар. Ворд составил наш маршрут таким образом, чтоб мы на ночь останавливались в деревнях. Я посмотрела, дорога должна пройти боле менее гладко, но меня мучили сомнения, так ли соответствует карта действительности, она выглядела очень старой. Ворд рассказал, что она передавалась в его семье из поколения в поколение, и заверил меня, что за это время мало что изменилось, верилось, конечно, с трудом, но уж лучше такая карта, чем вообще ехать наугад. Еще немного поболтав, я отправилась спать.

Проснулась в чудесном настроении. Мне снился дом и мама, которая уверяла меня, что все будет хорошо.

Бал начинался в четыре вечера, но мы решили, что поедим к шести. Вместе с Ланой мы создали чудесное бальное платье, в так полюбившейся мне гамме, белая ткань с красной вышивкой и отделка камнями. Еще она сотворила туфли на плоской подошве из мягкой кожи, которые идеально подходили к платью. Али и Ворд тоже оделись в шикарные костюмы. Ворд запряг карету, и мы двинулись во дворец. Учитывая дороги, я проклинала все на свете, я отбила себе все что могла.

Добрались в замок мы только к половине седьмому. Это был мой первый бал, и я соответственно немного нервничала, я не знала как вести себя на подобном мероприятии.

У дверей в бальный зал стоял слуга, который объявлял всех пришедших гостей. Как только произнесли наши имена, мы вошли в двери и нашему взгляду открылся большой зал с множеством нарядно одетых людей. На возвышение стояло четыре трона, на которых сидел король с детьми и герцог.

Кудряшка, завидев меня, вскочила со своего места и понеслась ко мне. Я раскрыла ей навстречу объятья, подхватив ее, мы, смеясь, закружились с ней по залу. Так и неся ее на руках, я дошла до короля, поприветствовав его, я попросила разрешение покинуть на некоторое время бал. Он все поняв, отпустил нас. Оставив Ворда и Али в зале развлекаться, я вместе с Кудряшкой поднялась к ней в комнату.

Она болтала без умолка, рассказывая мне, разные пустяки, познакомила меня со своими игрушками, я пообещала привезти ей огромного и пушистого белого медведя. Потом нам стало скучно, и мы решили поиграть с ней в догонялки по замку. Слуги шарахались от нас в стороны, а мы развлекались от души, пугая их громкими криками, вот так бегая друг за другом, мы и спустились на кухню. Все там сначала переполошились, но затем успокоились и уже не обращали на нас никакого внимания, мы же, устроившись у печки, уплетали, только что испеченные пирожки. Мне было хорошо, и совсем не хотелось возвращаться в зал, где было полно незнакомого народа. Но я заметила, что Кудряшка зевает, и мы поднялись к ней в комнату, я уложила ее и рассказывала ей известные мне сказки, пока она не уснула. Я еще немного посидела возле ее кровати. Взгрустнулось, пришло понимание того, что, скорее всего я ее больше никогда не увижу, стало жутко одиноко и грустно. Я поскорее спустилась вниз, решив повеселиться напоследок.

Войдя в зал, я увидела, что Али и Ворда окружила стайка девиц, «а они не теряют времени даром. Хотя вид, какой-то у них грустный, чего говорится, не танцуют. Музыка кстати очень напоминает вальс». Я встала в сторонке, наблюдая за кружащимися парами. Посмотрев в сторону Али, я встретилась с ним взглядом, он толкнул Ворда локтем и он тоже заметил мое присутствие, они тут же подошли ко мне. Узнав, что я уложила спать Кудряшку, они обрадовались, что я теперь буду с ними, и им не придется вести скучные разговоры с придворными дамами. Началась новая песня и Али пригласил меня на танец. Мы закружились с ним, «надо же я ничего не забыла, хоть и ходила на уроки по спортивным танцам года три назад». Только закончилась песня, как меня перехватил у Али Ворд. Так я и танцевала то с одним, то с другим. Время пролетело незаметно. Прозвучала последняя песня, и мы все вышли в сад, а на небе творилось нечто потрясающее, «сразу видно, что такое можно создать, только с помощью магии». То тут, то там раздавались залпы, и на небе появлялись удивительные картины изображающие: разных животных и растения. Я стояла, с восторгом смотря на салют. В этот момент я была поистине счастлива.

Глава 4

Утро для меня началось слишком рано…

— Катя, пора вставать! Просыпайся! — услышала я сквозь сон, голос Али.

— Не хочу! — проговорила я, переворачиваясь на другой бок и накрывая голову одеялом.

— А ну вставай, а то мы без тебя уедем! — попытался напугать меня Али, потянув на себя край одеяла.

— А идите куда хотите, только оставь меня в покое! — пробурчала я, все еще надеясь, что он уйдет. Но не тут то было, я почувствовала, что одеяла у меня остается все меньше и меньше и стала тянуть его на себя. «Ну, вот проснулась, такой сон не досмотрела…. Эй куда! Ой!»

Я открыла глаза, передо мной было лицо Али. «Ничего себе он дернул, это же надо было мне упасть на него».

— С добрым утром, — улыбнулся он.

— Али, ты чего вытворяешь с утра пораньше?! — смущенно проговорила я, слезая с него.

— Как что?! Тебя бужу! — сказал он, садясь рядом.

— Ну, спасибо. — Я посмотрела в окно, на улице только светало. — Интересно, а сколько сейчас времени?

— Пять утра. Мы через час выступаем. Я и пришел тебе сказать, что завтрак уже готов.

— Понятно… — тихо произнесла я, смотря перед собой. — Али, все же будет хорошо?

— Ты о чем? — не понял он.

— Да так, забудь, — быстро проговорила я, вставая. — Иди, я скоро спущусь.

— Ладно, — сказал он, поднимаясь и направляясь к двери, уже открывая ее, он обернулся и подмигнул мне. — Не боись, прорвемся.

Дверь за ним закрылась. От его слов, стало спокойнее. Умывшись и одевшись, я вышла на улицу. День обещал быть солнечным. Появилось приятное ощущение, что впереди меня ждет много всего интересного.

Завтрак проходил в тишине, каждый думал о своем. Тут к Ворду подбежал один из конюхов и что-то зашептал ему на ухо.

— Спасибо, можешь идти, — сказал Ворд ему и повернулся ко мне. — Кать, возникли некоторые проблемы с твоей лошадью.

— С какой лошадью? — я непонимающе глядела на него. «Причем тут Лана? Она же вон спокойно доедает свою порцию морковки».

— С такой. Я понимал, что Лана твой друг, поэтому для тебя я приказал оседлать коня из моей конюшни. Но когда его выводили на улицу, одна из подков слетела. Так что нам придется, немного подождать пока ему поставят новые.

— Что?! Я буду ехать на лошади? — я возмущенно смотрела на него.

— А на чем ты собралась путешествовать? Или ты пойдешь пешком? — усмехнулся он.

«Пешком?! М-да…. кажется, он прав, здесь же нет ни машин, ни какого-либо другого транспорта. В этом мире лошади единственно средство передвижения. Но как я могу…. Я же решила не ездить на них, ведь им больно….»

— Кать, у тебя такое выражение лица, как будто ты сейчас заплачешь.

— Так и есть Лан. Ааа! Я не знаю, как поступить! Что же делать?!

— Успокойся, поедешь на мне, — уверенно произнесла она.

— Что? — удивилась я.

— Я говорю, что с радостью буду возить тебя на себе.

— С тобой все в порядке?

— Как видишь. Кать, сама посуди, другого выхода нет. Любая лошадь будет тебя слушаться, только если ты будешь использовать уздечку и хлыст. А я… мне же достаточно просто сказать куда ехать.

— Но…

— Никаких но!

— Кать, ну так, что ты решила? — спросил Ворд.

— Ты не поверишь, меня повезет Лана.

— Я так и знал! — радостно запрыгал Яло по столу.

— Эй, тише, всю посуду побьешь! — прикрикнула я на него.

— Не бойся, я аккуратно, — сказал он, возвращаясь на плечо Али.

— Тогда, пусть она идет в конюшню, на нее наденут седло, — проговорил Ворд.

— Нет, я так на ней поеду! — возразила я.

— Ну, ну давай. Только, боюсь, далеко ты на ней не уедешь.

— Это еще почему?

— Да потому! Ты хоть раз задумывалась, зачем вообще седло? — я отрицательно помотала головой, — тогда смотри сюда, — он взял вилку и стал ею чертить на земле, поясняя, — это спина лошади. Если бы не было седла, то твой вес тела был бы направлен в одну точку, в этом месте бы получался прогиб. Рано или поздно произошла бы деформация позвоночника, ты бы просто изуродовала лошадь — это во-первых, а во-вторых, тебе бы самой было неудобно, ногами очень трудно держаться, ты будешь соскальзывать, я не говорю уже про другое место, которое ты бы стерла себе в кровь.

— Кать, он прав.

— Лан, а тебе правда не будет больно?

— Если такое произойдет, я тебе об этом скажу. А сейчас пошли седлать меня, а то мы так и к обеду никуда не выедем, — сказала она вставая.

Мы выехали за ворота и по уже известной мне тропинке направились к дороге, ведущей в город. Мы ехали друг за другом: впереди Ворд прокладывал путь, дальше я, за мной Али и все остальные. Выбравшись на дорогу, мы двинулись в противоположную сторону от города. Сначала нам встречалось много путников едущих в обоих направлениях, но постепенно, нам все меньше и меньше попадалось народу на пути. И уже больше часа как мы не видели ни одного всадника или телеги. Я еще не до конца осознавала, что наше путешествие уже началось, мне все это казалось легкой прогулкой, что мы, накатавшись, вернемся домой, не знаю почему, но я кажется, уже стала считать дом Ворда своим.

Мы двигались болтая о том о сем, сильно не гнали, нам спешить было некуда, неделей позже, неделей раньше, ситуация в принципе не изменится. К обеду, я уже не могла сидеть в седле, я же не привыкла к таким долгим переездам. Мы как раз проезжали небольшое озеро, я предложила отдохнуть немного и мы свернули к нему, наши люди развели костер, чтоб нагреть воды.

Мы сидели на поваленном дереве, которое нашлось, почти у самого берега, к нам подошел Сем, большой бородатый дядька, как я поняла, он был негласным лидером, нашей охраны.

— Извините, что прерываю вашу беседу, но мы не можем набрать воды, — немного смущенно сказал он.

— Как не можете? Почему? — удивились все мы.

— Мы зачерпываем ее котелком, но она тут же сама вытекает из него. Может не стоит здесь оставаться? Мне не очень нравится это место.

— Вытекает? Очень интересно. Лана ты когда-нибудь слышала о таком?

— Нет Кать. Дай угадаю, ты не уйдешь отсюда пока не узнаешь в чем секрет?

— Да, ты права. Возможно это озеро очередной Водолодилии, хотя нет, здесь вода не такая прозрачная, да и форма у нее не правильный круг как у нее. Ладно, чего гадать, пойду, посмотрю поближе.

— Я с тобой.

Я поднялась со своего места.

— Вот только не говори, что ты сейчас будешь выяснять, почему она вытекает, — обратился ко мне Ворд. — Давайте поедем к другому озеру, там наверняка будет нормальная вода.

Я не стала ему ничего отвечать, просто развернулась и направилась к воде.

— Подожди меня, — Яло перебрался ко мне с плеча Али. Сзади послышался тяжелый сдвоенный вздох, обернувшись, я увидела, что Ворд и Али идут следом за нами.

Мы подошли к кромке воды, с виду было обычное озеро. Али взял котелок и зачерпнул немного воды, она тут же утекла обратно, ломая все законы физики.

— Волшебное озеро, — прошептала я и протянула к нему руку. Как только я опустила ее в воду, у меня закружилась голова, а потом я внезапно оказалась под водой, я испугалась, мне хватило одно взгляда, чтобы понять, что я нахожусь, почти на самом дне озера. Подомной были какие-то развалены, заросшие водорослями, я не стала их разглядывать, а быстро направилась вверх, из последних сил я вынырнула на поверхность, рядом со мной появились Али и Ворд. Я огляделась, мы были на середине озера.

— Ааа! Помогите! Спасите! — заверещал Яло, залезая мне на голову.

— Яло, угомонись, пожалуйста! — взмолилась я.

— Не шумите! Плывите тихо, иначе оно может обидеться, — раздался откуда-то голос. Мы все притихли, даже Яло перестал всхлипывать, переглянувшись с Али и Вордом, мы поплыли к берегу, где виднелись наши лошади, мы старались двигаться бесшумно. «Что происходит?! Мне не нравится все это, да еще Яло такой тяжелый, интересно у меня хватит сил доплыть до берега. Как же он еще далеко. Странное озеро, совсем непонятно, кто может обидеться, а если обидеться, то, что нам за это будет, мало ли, еще утопит нас, надо быть настороже».

Минут через десять, когда я двигалась уже через силу, не чувствуя ног и рук, мы наконец-то приблизились к берегу, я поскорее выбралась из воды. К моему удивлению, я была абсолютно сухой, вся вода до последней капли ушла обратно в озеро. «И что это было? Интересно, если я снова дотронусь до воды, я опять окажусь на его середине. Брр… нет, что-то мне не хочется туда возвращаться, да ну это озеро, прав был Ворд, нам действительно лучше поехать дальше» Я встала, намереваясь сказать всем о моем решении.

— Подождите, вы вели себя тихо и озеро благодарит вас, — раздался неожиданно голос, я стала озираться по сторонам, пытаясь определить от куда он идет. И тут до меня дошел смысл сказанных слов, «постойте-ка! Оно что разумно?». От этой мысли по спине тут же побежали мурашки.

— Подойдите к воде, но не дотрагивайтесь до нее, озеро хочет вам кое-что показать, — продолжил кто-то говорить. На меня вопросительно смотрели Али и Ворд, я утвердительно кивнула и мы направились к воде. Я стояла, смотря на воду. «Как я на это раньше не обратила внимания! Здесь же дна не видно, даже если совсем мало воды, как она была темно синего цвета, так она и есть. А может это и не вода вовсе? А что тогда?» Вдруг вода стала черного цвета, а потом резко прозрачной и то, что мы увидели, потрясло меня до глубины души, перед нами как на ладони было дно озера, казалось, что мы смотрим прямо в самую его глубь, теперь я четко смогла разглядеть развалины, которые видела, когда была подводой. Приглядевшись, я поняла, что они мне напоминают «Здесь когда-то наверняка был какой-то храм, вон и алтарь угадывается. Мне только одно не понятно, зачем оно нам это показывает?»

— Спасибо — не удержалась я от восклицания, — А скажите, кто вы? И что это за озеро такое?

— Я последняя жертва храма, остатки которого вы сейчас видите, — послышалась грусть в голосе.

— Вас принесли в жертву на алтаре? — спросил Яло.

— Нет, это было совсем не так, наверное, стоит вам поведать мою историю, — он на мгновение замолчал, я устала стоять и присела на нагретый песок, Яло устроился у меня на коленках, Али и Ворд расположились рядом, я смотрела на ровную поверхность озера, ставшего опять однотонного синего цвета. Видно собравшись с мыслями голос начал свое повествование, — Я жил в небольшом городе, что находился здесь когда-то. Обычный городок, в котором жизнь текла размерено и спокойно. Как и полагалось в те времена за его стенами местные жители построили храм с алтарем, куда они приходили принести дары Пресветлой Матери, прося ее об исполнении желаний. И вот однажды случилась сильная гроза, и молния ударила в алтарь, все посчитали это хорошим знаком. Но с того дня начали твориться странные вещи. К храму теперь было не подойти. Чтобы в него попасть, надо было отстоять огромную очередь. И все это только из-за того, что у всех стало сбываться то, что они просили в храме. Прошло совсем немного времени и началось нечто непонятное, люди умирали, без какой бы то ни было на это причины. В городе началась паника, многие бросали все и спешно покидали его. В то время я был молодым самоуверенным мужчиной, я смеялся над теми, кто уезжал, называя их трусами и глупцами. Хотя сейчас я понимаю, как же я тогда ошибался…. У меня была красавица жена. Однажды она пришла счастливая и сказала, что была в храме и попросила у богини для нас ребенка. Через некоторое время и вправду выяснилось, что она беременна, вот только с каждым днем она чувствовала себя все хуже и хуже, казалось, что силы утекают из нее. Тогда я пошел в храм и вознес мольбы, чтоб она была здорова, когда я вернулся домой, она была полна жизни. Но прошло каких-то две недели и она опять начала слабеть, да и я стал чувствовать постоянную усталость. Я еще несколько раз ходил в храм, но каждый раз ситуация повторялась. Моя жена угасала на глазах. Однажды проснувшись утром, я понял, что она умерла. Моему отчаянью не было придела, я пришел к алтарю и попросил вернуть ее к жизни, когда я возвратился домой, на пороге меня встречала моя жена, вот только вела она себя странно, как будто и неживая вовсе. Я был в ужасе, выбежав на улицу и оглядевшись, я понял, что я так был занят своими проблемами, что не заметил, что все вокруг стали такими, как и она — вроде живыми, а вроде и нет. Я же сам чувствовал, что из меня утекают последние силы. Я пошел к алтарю и попросил, чтоб они все стали как прежде — нормальными. Придя в город, я не смог пробыть там и минуты, везде лежали полуразложившиеся трупы, оказывается, все кто встречался мне каждый день, были на самом деле уже давно мертвы. Я в ярости схватил топор и бросился к алтарю, я попытался его расколоть, но у меня ничего не получилось. Тогда я взмолился, чтобы алтарь разрушился, внезапно появилось это озеро и накрыло его, к сожалению, как вы могли видеть, мое желание не смогло его уничтожить…

— Но что стало с вами? — спросила я, размазывая слезы.

— Как только я произнес мое последнее желание, я умер, но моя душа не может уйти от сюда, как будто меня кто-то держит, не давая возможности вырваться.

— А тебя можно как-нибудь освободить?

— Не знаю….

Я тем временем встала и, размышляя над тем, как бы ему помочь, подошла к воде, от слез остались неприятные ощущения, мне захотелось умыть лицо и я, задумавшись, опустила руки в озеро и плеснула водой себе на щеки. В тоже мгновение меня как будто током ударило, я вдруг почувствовала нестерпимую душевную боль всех тех, кто умер когда-то здесь. Передо мной проносились сотни жизней, я видела все то, что они желали, то как они умирали, но самое ужасное я поняла, что все они оказались пленниками алтаря. Я закричала, падая на колени и сжимая руками голову. Перед глазами все поплыло, а потом появилось синее пламя, оно успокаивало, но боль не исчезла, она как бы отодвинулась на второй план. Собравшись с силами, я поднялась на ноги и шагнула в воду. Она шарахаясь от меня расходилась в стороны, я пошла вперед. Оглянувшись, я увидела что позади меня вода так и не сомкнулась, ее удерживали с двух сторон стены из синего огня. А я все шла и шла, вот наконец появились развалины, алтарь представлял собой обычный с виду прямоугольный камень. Я положила на него руки, он затрепетал под ними, на мгновение показалось, что он живой. Отбросив все мысли, я собрала руки в кулаки и ударила по нему со всей силы. Из него тут же вылетела молния, устремившись в небо. Я попыталась ухватить ее за конец, но не успела, она взлетела вверх и исчезла.

— Свободны! — раздался вздох сотни голосов. В следующее мгновение из воды стали подниматься и замирать, как при невесомости капли воды, они были разной величины, от совсем маленьких, до размера с арбуз. По мере того как их становилось все больше и больше вода в озере уменьшалась, как только последняя из капель поднялась в воздух, все пришло в движение, они закружились вокруг меня.

— Спасибо! — слышалось отовсюду.

Казалось, что капли танцуют какой-то свой танец, поднимаясь вверх и уходя в небо. А я стояла и плакала, не в силах остановиться, ведь я помнила жизни всех душ, мною освобожденных, было ощущение, что еще немного и я забуду кто я на самом деле. Я без сил опустилась на землю, наблюдая за их движением, мне захотелось спать, и я закрыла на мгновение глаза.

— Кать, ты что, заснула? Что ты там увидела? Поехали, нам немного осталось, привал будет через полчаса, — послышался голос Али. Я открыла глаза и поняла, что я сижу в седле, рядом со мной Али, который с улыбкой смотрит на меня. «Что за…. Неужели, я уснула и мне все это приснилось? Да нет, не может этого быть…. Хотя, лучше уж пусть это все будет сном, не хотела б я на самом деле помнить всего этого ужаса. Но все же…». Я огляделась по сторонам, вокруг меня был небольшой холмистый лес, справа, присмотревшись, я увидела нечто, напоминавшее развалины.

— Подождите немного, я хочу кое на что посмотреть.

— Лана поехали вон туда, — указала я на виднеющиеся развалины.

— Зачем? — удивилась она, но все же пошла в указанном мною направлении.

— Да так…. Скажи, а здесь не было озера?

— Какое озеро? Откуда? Да я здесь остановилась на мгновение и то, только от того, что почувствовала, что ты отпустила ремешок. Может ты задремала, и тебе привиделось озеро?

— Возможно, — не стала я ее разубеждать.

Мы тем временем подъехали к развалинам, заросшим небольшим кустарником. Я оставила Лану и пошла вперед. Обогнув один из кустов, я уперлась в алтарь, немного к нему приглядевшись, я увидела две небольшие вмятины, похожие на следы от кулаков. «Значит, не приснилось. Что ж, я рада, что освободила их. Вот только почему никто ничего не помнит, что здесь было. А ладно, может это и к лучшему. Слава богу, из меня ушли все их воспоминания, если бы я помнила все их жизни, я бы сошла с ума». Я развернулась и пошла обратно, взобравшись на Лану, я вернулась к остальным.

Глава 5

Остаток дня прошел спокойно, к вечеру мы решили остановиться в небольшой деревушке. В ней нас приветливо встретили. Остановились мы у старосты. Как и все постройки в этой деревни его дом был сделан из бревен. Внутри оказалось очень уютно. Мне понравилась еда, которой они нас угощали, она была вся приготовлена в большой печи, располагавшейся на кухне. Поужинав, мы отправились гулять. В центре поселка, как и положено, стоял храм с алтарем, в который мы не стали заходить. В принципе ничего такого интересного я не увидела. Обычный быт обычных людей. Вечером в честь нашего приезда устроили праздник с танцами и конкурсами.

Я сидела за столом, наблюдая за танцующими.

— Интересно, они всегда так радуются, когда в их деревню заезжают путники? — обратилась я к Ворду, расположившемуся напротив.

— Думаю, что да. Людям надоедает только работать, им хочется расслабиться и отдохнуть. Так почему бы не использовать приезд кого-то, как повод повеселиться. К тому же не думай, что к ним часто заезжают путники, скорее наоборот это большая редкость. Тем более мы из большого города, от нас можно узнать последние события, происходящие в мире.

— Кать, хватит сидеть! Пошли танцевать! — потянул меня за руку, сидящий рядом Али.

— Я тоже, тоже хочу плясать! — прыгал по столу Яло.

— Но я не умею! — возразила я, вцепившись в стол.

— Там нет ничего сложного, я тебя научу! — уговаривал меня Али. Ворд же сидел и посмеивался над нами. «Предатель!»

Еще немного по сопротивлявшись, я сдалась. Али показал мне несколько не сложных движений, и мы закружились с ним в танце.

Я обернулась на Ворда. Он все так же сидел о чем-то беседуя со старостой. Я подкралась к нему сзади и закрыла ему ладошками глаза.

— Угадай кто! — произнесла я, изменив голос.

— Дайка подумать. Катя? — улыбнулся он, отлепляя мои ладони от лица, но не отпуская их.

— Ворд пошли к нам! Чего тут сидишь, скучаешь? — обратилась я к нему.

— Сейчас, погоди, я договорю со старостой, — заупрямился он.

— Что вы, что вы, раз девушка просит. Я не смею вас задерживать, — подмигнул мне староста, — идите молодежь развлекайтесь.

— Все, слышал? Идем! — я вытянула его из-за стола.

Мне было весело. Натанцевавшись вдоволь, мы присели послушать баллады о подвигах рыцарей, о драконах и прекрасных девах. За день я немного устала и поэтому, облокотившись на Али, сидела, смотря на пляску языков костра.

Раздался крик петуху, я проснулась и, потянувшись, посмотрела в окно. «Небо только начало светлеть. Скоро в дорогу. Надо подниматься…. А так не хочется. Все тело ломит. Еще бы, вчера весь день провела в седле. Ноги болят ужасно. Не знаю, как я буду сегодня. А кстати, что-то я совсем не помню, как я добралась до комнаты. Наверное, уснула, слушая очередную историю».

Позавтракав и со всеми попрощавшись, мы отправились дальше. Прошел какой-то час и все небо затянули черные тучи. Я обеспокоенно поглядывала вверх, молясь чтобы только не было дождя. Но моим надеждам не суждено было сбыться, уже через полчаса начался такой ливень, что не было видно впереди едущего человека. Хоть я и была в плаще, но промокла насквозь почти сразу же. Я ехала, тихо ругая всех подряд, особенно доставалось Ворду, который сказал, что ближайшей деревни мы достигнем только к вечеру.

Дождь не прекращался весь день. Мы ехали, не останавливаясь, даже обедали, не слезая с коней. Седло от воды размокло и стало сильно натирать. Мне хотелось только одного — как можно быстрее оказаться в тепле и стянуть с себя всю мокрую одежду.

Вечерело, дождик потихоньку утихал, теперь он только немного накрапывал. А деревни обещанной Вордом все не было и не было. От усталости я начала злиться.

— И где твоя деревня? Долго нам еще до нее ехать? — обратилась я к Ворду, готовая разорвать его на кусочки.

— Да нет, думаю, она скоро появится, — устало ответил он.

— А может, ее нет уже и в помине? — не успокаивалась я.

— Может и нет, — пожал он плечами.

— Это что, нам придется ночевать на мокрой земле? — возмутилась я.

— Смотрите, — подъехал к нам Али, указывая вправо от дороги. Приглядевшись, я увидела очертания домов.

— Ура! Она все-таки существует! — вскрикнула я, и мы понеслись к виднеющимся домам. Но наша радость была недолгой. Нас встретили покосившиеся заборы и пустые глазницы окон.

— Заброшенная деревня! — со стоном проговорила я, «прощайте мечты о теплой постели и горячем ужине».

Мы выбрали один из домов, где боле менее сохранилась крыша. По моей просьбе Лана создала нам палатку, которую и установили в нем, очистив его предварительно от крупного мусора. Переодевшись в сухую одежду, мы быстренько перекусили всухомятку и легли спать. Чтоб было теплее, мы расположились все вместе, я оказалась между Али и Вордом. Накрывшись одеялом, я тут же провалилась в сон.

Проснулась я от того, что меня знобило. Открыв глаза, я огляделась. Я полулежала на груди Ворда, он же обнимал меня одной рукой, с другой стороны меня за талию прижимал к себе Али. Я освободилась от них и, закутавшись посильнее в одеяло, снова заснула.

— Катя вставай! — услышала я над ухом голос Али.

— Сколько времени? — спросила я, трясясь от холода. Мне было не хорошо, я чувствовала себя как разбитое корыто.

— Да давно день на дворе! Мы бы разбудили тебя раньше, да на улице все еще шел дождь. А сейчас тучи вроде бы ушли. Поэтому поднимайся, мы сейчас позавтракаем и дальше поедим.

Я вышла на свежий воздух. На улице было пасмурно, но кое-где уже проглядывало голубое небо. Я чихнула несколько раз. «Только не это, еще заболеть мне и не хватало, для полного счастья».

К обеду небо полностью очистилось и ярко светило солнце. Но это меня не радовало, я чувствовала себя все хуже и хуже: текли сопли, было больно глотать, и было такое ощущение, что мою голову сжимают невидимые тиски. Я ехала мрачнее тучи. «Эх, здоровьем я всегда не отличалась, частые простуды, я к ним привыкла, вот только, почему так скоро, мы ведь только начали наше путешествие!»

Али кидал на меня сочувственные взгляды. Ворд на привале дал выпить мне какой-то настой из трав, сказал, что он должен мне помочь.

К концу дня вы въехали в большой поселок, здесь даже оказался постоялый двор. Где мы и сняли себе комнаты. К счастью он был почти пустой. Али поселился с Вордом, а мне досталась отдельная комната, чему я была несказанно рада. За ужином мне кусок не лез в горло, так немного поковыряв вилкой еду, я поднялась к себе в номер и легла спать, с мыслью о том, что сон лучшее лекарство.

Всю ночь мне снились кошмары, то за мной гнались какие-то чудовища, то я падала в черную бездну, причем один и тот же сюжет повторялся несколько раз. С трудом проснувшись, я поняла, что лежу вся мокрая от пота. Я села на постели тяжело дыша. За окном было темно. Дотронувшись до лба я поняла, что у меня температура, да к тому же еще и высокая. «Что же делать? Лечь спать? Но температура не спадет сама собой. Лекарств у меня никаких нет. Остается только одно…». Я, шатаясь, поднялась с постели и направилась будить Али и Ворда, надеясь, что у них найдется какое-нибудь лекарство, чтобы сбить температуру. Кое-как я добралась до своей двери, в руках была жуткая слабость, я еле открыла замок и вышла в коридор. Али и Ворд разместились в соседней комнате, но эта пара метров, показалась мне длинною в целый километр, голова жутко кружилась, ноги меня не слушались. С трудом дойдя до их двери я постучала, мне никто не открыл, тогда я из последних сил ударила по ней ногой и опустилась на пол, последние силы покинули меня. Через мгновение дверь распахнулась. На пороге стоял Али.

— Катя? — заспано смотрел он на меня, — вставай с пола, что случилось?

— Я не могу, — расплакалась я. Он спохватился, поднял меня на руки.

— Чего расшумелись? — спросил Ворд, зевая, выглядывая из комнаты, он взглянул на меня и, кажется, тут же проснулся, — Катя, что с тобой? Тебе плохо? — я тихонько всхлипнула, кивая.

— Али отнеси ее в комнату, уложи в постель, а я сбегаю за лекарем, — скомандовал Ворд.

Али положил меня на кровать и укрыл одеялом, которое я тут же сняла, мне было очень жарко. Все время пока Ворд ходил за доктором, Али пытался отвлечь меня, рассказывая забавные истории.

Примерно через час пришел Ворд, он привел с собой пожилую женщину, больше похожую на ведьму. Я немного испуганно на нее смотрела.

— Не бойся деточка, — обратилась она ко мне, — сейчас я тебе сделаю отвар из трав и будешь как новенькая. У нее лихорадка, — повернулась она к Ворду, — я сейчас сделаю настой, его нужно принимать три раза в день до еды. Желательно пока ей не станет лучше никуда ей не выходить.

— Да уж нагулялась она. Мы проследим за ней, — сказал Али, смотря на меня.

Старуха достала из принесенного с собой мешочка траву, перетерла ее и залила кипятком.

— Выпей, не волнуйся, тебе от него станет лучше, — подала она мне кружку. Я с опаской поднесла напиток и принюхалась, пахло луговой травой. Я быстро пока не передумала, выпила его, по вкусу он напоминал травяной чай. — Вот и молодец, а сейчас тебе надо поспать, — сказала она мне и повернулась к Ворду. — Если через три дня ей не станет лучше, приходите за новым настоем.

— Я скоро, — сказал Ворд выходя проводить старушку.

— Али иди спать, — попыталась я выгнать его из комнаты.

— Нет, я еще немного побуду с тобой, а ты закрывай глаза и спи. Завтра проснешься здоровой, как огурчик, — улыбнулся он, устраиваясь в кресле, рядом с постелью.

Не знаю, что там намешала эта знахарка, но заснула я почти мгновенно.

К сожалению, на следующий, да и последующие два дня тоже мне не стало лучше. Меня мучили непонятные ведения, я бредила, только временами приходя в себя. Я плохо помню эти дни, знаю только, что когда бы я ни очнулась, со мной всегда рядом были Али или же Ворд. На четвертый день я проснулась, голова была ясной, чувствовала я себя намного лучше. С этого дня я пошла на поправку и через пару дней я была уже абсолютно здорова.

Перед отъездом, я попросила Ворда показать, где живет знахарка. Я хотела попросить у нее лекарств в дорогу, «мало ли что может еще со мной приключится, я же везучая на это». Ее дом оказался самым последним в поселке, он стоял немного на окраине. Я остановила Лану возле ее забора и постучалась в калитку, нам дверь открыла девчушка лет так десяти.

— Привет. Скажи, а знахарка дома? — спросила я ее.

— Да бабушка у себя, делает новые настои. Пойдемте, я вас провожу.

Мы вошли, внутри оказалась обычная комната, только по стенам развешаны вязанки с травами.

— Бабушка, к вам гостья, — громко сказала девочка, стуча в незаметную дверь с боку, которая тут же открылась и оттуда выглянула знахарка.

— А поправились — улыбнулась она мне.

— Да спасибо. Вот зашла вас поблагодарить и хотела бы у вас попросить настои в дорогу, а то путь у нас дальний, мало ли что может еще с нами произойти.

— Путешествие это хорошо, присядь, попей чайку, а я пока подберу тебе травок, — сказала она, возвращаясь в боковую комнату. Ее внучка принесла мне большую кружку чая, пахнущего ромашкой. Минут через десять появилась и она с небольшим мешочком.

— Вот держи, — протянула она его мне, — там подписанные настои, есть и от головы и от желудка, да там еще и мазь от ран есть.

Поблагодарив и расплатившись с ней, я вышла на улицу.

— Ну, наконец-то — приговорил Яло, запрыгивая ко мне на плечо — Что так долго? Мы уже устали ждать. Кони так и рвутся в путь! Залезай быстрее, и поехали! Нас ждут новые приключения!

Глава 6

Мы уже который час ехали по лугам, редко когда попадались небольшие рощицы. Вдруг из травы прямо передо мной вылетела птица и устремилась ввысь.

— Лана, помнишь, когда тебя похитил Лорд, он сказал, что тебе надо спешить провести обряд, иначе ты так и останешься просто лошадью. Ты знаешь, что он собой представляет, ну, этот обряд?

— К сожалению, нет, я понятия не имею, как он должен проводиться, возможно, мне и рассказывали про него, когда я была маленькой. Хотя нет, не рассказывали, я хорошо помню свое детство. Эх, хорошее было время! — вздохнув, промолвила она.

— Полностью согласна, вот бы сейчас там оказаться, — мечтательно проговорила я. — А насчет крыльев не переживай, мы обязательно выясним, что это за обряд такой. Я вот тоже хотела бы полетать. Расправить крылья и парить, а под тобой проплывают города, моря, поля. Мне частенько снится, что я летаю. У нас говорят, что если ты во сне летаешь, значит растешь. Хотя куда уж мне еще расти, и так вымахала куда некуда.

— Не бойся Кать, как только у меня появятся крылья, мы полетаем по-настоящему! — в ее голосе звучала уверенность, которая мне понравилась.

Я подняла голову, «Какая сегодня хорошая погода, голубое небо, солнышко почти в зените и ни одного облачка на небе, только легкий теплый ветерок, приятно обдувает, неся запахи луговых трав. Как хорошо…вот так ехать рядом с друзьями. В такие моменты я чувствую себя счастливой».

В обед мы остановились возле небольшого ручья посреди лугов. Я сидела, облокотившись спиной на Лану, сыто жуя травинку. Вдруг передо мной расступилась трава, и я увидела небольшого забавного зверька, он был размером с котенка, мордочка приплюснутая, глаза черные бусинки, он стоял на двух задних лапках, а передние прижимал к груди, еще у него был пушистый хвост и лопоухие уши.

— Какая прелесть, — прошептала я, протягивая к нему руку, но он тут же скрылся. Я разочарованно вздохнула, — убежал.

— Кать, ты чего там бормочешь? — спросил меня Али, незаметно ко мне подошедший.

— Да, так, увидела одно милое создание, хотела его погладить, а оно испугалось и спряталось от меня.

— Понятно, а я пришел сказать, чтоб ты сильно не расслаблялась, через полчаса мы поедем дальше. Ну ладно, отдыхайте пока.

Али ушел, а со мной рядом опять появился тот же зверек, в этот раз он позволил себя погладить, но когда я попыталась взять его в руки, он не дался и отпрыгнул в сторону. Захотев его поймать, я поднялась и побежала за ним, он двигался, высоко подпрыгивая и периодически останавливаясь, прыгая на одном месте, как будто играя со мной.

— Катя, ты куда? — окликнула меня Лана, когда я уже отбежала на приличное расстояние.

— Лан, я скоро, сейчас поймаю его и быстро вернусь.

— Нет, погоди, я с тобой, — она поднялась и быстро нагнала меня.

Я обернулась и заметила, что мы ушли уже довольно далеко, я с трудом могла разглядеть, где мы остановились на обед. «Похоже, придется возвращаться, а то в этих лугах можно и заблудиться, где я потом остальных буду искать?! Жаль, что я его не поймала».

— Все Лан, возвращаемся, ну его, пусть бежит дальше.

— Давай садись и поехали об…Апчхи обратно, а то и вправду еще начнут переживать. Апчхи, — расчихалась она.

— Будь здорова. Лан, ты чего?

— Апчхи, не знаю, Апчхи, но давай вер… Апчхи… вернемся к остальным. Апчхи.

— О, да у тебя, похоже, аллергия на что-то, может на эти цветы? — спросила я, любуясь большими белыми цветами, в окружении которых мы и остановились.

— Апчхи воз…Апчхи возможно. Апчхи.

— Лана, отойди немного в сторону, — она сделала пару шагов, уходя на место свободное от этих цветов. И тут опять появился этот зверек, да еще и не один. — Лана постой там секунду, представляешь, это животное вернулось и с собой привело еще одного, я их только поглажу и мы пойдем обратно.

— Хорошо, Апчхи, знаешь, кажется, ты была права, я здесь меньше чихаю. Апчхи.

Я тем временем присела, разглядывая их. Неожиданно они стали раскачиваться из стороны в сторону и издавать тихий приятный свист. Тут к ним подбежало еще несколько таких же созданий, и они тоже присоединялись к их странному концерту. Перед глазами поплыли круги. Я попыталась встать, но у меня ничего не получилось. Тело как будто сковало, оно не слушалось меня. Я попыталась, что-то сказать Лане, но было такое ощущение, что свист глушит все мои мысли и слова. Потом появилось приятное чувство, что я качаюсь на волнах, забывая кто я.

— Катя, ты там еще долго?! Апчхи — послышался как в тумане голос Ланы. — Катя, заснула ты там что ли? — уже более обеспокоенно спросила она, послышались приближающиеся шаги. — Что Апчхи здесь происходит? Апчхи. Катя, Апчхи, Апчхи тебе пл… Апчхи… плохо? — наклонилась она ко мне. — Эй Апчхи, вы, кыш Апчхи отсю. Апчхи отсюда! — сказала она, пытаясь прогнать зверьков, но они только усилили свист, и она стала водить головой, следом за их движениями. Она перевела на меня затуманенный взгляд. — Я Апчхи ско… Апчхи скоро, — послышался ее заплетающийся голос, и она полупьяной походкой ушла.

А мне было хорошо, я, как никогда, чувствовала себя счастливой. Мне хотелось одного, чтобы это чувство длилось вечно. Двое зверьков уселись мне на грудь, остальные вцепились в мою одежду и куда-то потащили, не прекращая при этом свистеть. Затем меня стали запихивать в широкую нору, полого уходящую вниз, когда я была уже по грудь в ней, послышались шаги и обеспокоенные голоса совсем рядом.

— Вот смотрите, здесь ее тащили. Мы правильно идем. — Зверьки видимо тоже их услышали, и стали сильнее тянуть. В тот момент я не испытывала страха или еще каких-либо подобных чувств, мне было хорошо. Я уже по нос была в норе. Тут надо мной небо закрыла чья-то фигура.

— Вот она! — раздался голос Али. — Прости. — проговорил он, и потянул меня из норы за волосы. Ему удалось вытащить меня по плечи. Животные поняв, что от них ускользает добыча издали протяжный свист, тут же из травы появилось еще с десяток таких же созданий, они стали раскачиваться свистя, но Али и Ворд быстро сообразив в чем дело, стали громко орать песни, стараясь заглушить их свист. Зверьки, поняв, что это бесполезно, присоединились к тем, кто затаскивали меня в нору. Вот так они и тянули меня в разные стороны. Но мужчины все же оказались сильнее, одежда не выдерживала и рвалась на мне, зверьки впивались в кожу ног, стремясь удержать добычу. Меня одним последним рывком вытащили из норы, зверьки разжали челюсти и быстро попрятались в траву. Я же, не испытывала боли, было только чувство опустошенности и безнадежной утраты чего-то очень дорогого для меня. Я смотрела в небо и слезы текли по щекам, я не могла пока даже пальцем пошевелить.

— Катя, ты меня слышишь? Боже, что они с ней сделали? — послышался голос Ворда. Он поднял меня на руки и куда-то понес.

— Это же полевуоки. Ты не знал о них? — спросил его Али.

— Нет, а кто это?

— Они страшные твари, каких еще поискать, они гипнотизируют свою жертву, затаскивают в нору, и не дожидаясь пока она умрет, начинают ее поедать. Насчет Кати не бойся она скоро отойдет. Эти твари с помощью свиста погружают свою жертву в коматозное состояние, и она не может самостоятельно вырваться от них. Так, что нам очень повезло, что мы нашли ее до того момента, как ее затащили в нору. Давай отъедим отсюда подальше.

Ворд взобрался на коня, Али подал меня ему. Ворд аккуратно прижимал меня к себе, а я безвольной куклой весела у него на руках. Мы скакали еще минут двадцать. К тому времени ко мне вернулись чувства, и самое первое пришла боль.

— Все давайте останавливаемся, — скомандовал Ворд. — Разбиваем здесь лагерь.

— Катя ты меня слышишь? — спросила Лана.

— Слышу. Лана, мне так больно и я не могу пошевелиться. Мне страшно, представляешь, они же меня съесть хотели.

Тем временем расстелили одно из покрывал. Ворд сгрузил меня на него и устроил мою голову у себя на коленях. Убрал волосы с лица. А мне хотелось криком кричать, казалось, что все мое тело горит. Я закрыла глаза не в силах вынести его сочувственный взгляд.

— Какая же я…! Это же надо было так легко попасться! Миленький зверек, да чтоб тебя! Как?! Как так можно?! — я мысленно ругала себя последними словами, за свою глупость.

— Ну все, все, тихо, главное ты все еще жива — попыталась меня успокоить Лана.

— Спасибо, но все равно обидно. Если бы не ты… А кстати, как тебе удалось, не попасть под их влияние?

— Скорее всего, меня спасло то, что я чихала почти не переставая, таким образом, я отвлекалась от их свиста. Хотя им почти удалось загипнотизировать меня, но я быстро сообразила, что если я сейчас не уйду, то буду как и ты валяться обездвиживая. И я стала напевать себе под нос веселую песенку. Когда я уже подходила к месту, где мы остановились на обед, мне навстречу выбежали Али с Яло. Я быстро все рассказала Яло, он соответственно остальным. Они тут же понеслись туда, где я оставила тебя. Можешь сказать спасибо Али, только благодаря его способности хорошо читать следы, они смогли отыскать тебя.

— Спасибо, всем вам спасибо, — замолкла я.

Прошло несколько долгих минут, казалось, что мне еще никогда не было так плохо, меня всю трясло, и я все еще не могла пошевелиться.

— Все готово, неси ее в палатку, мы сделали ей постель, — сказал подошедший к нам Али. Ворд аккуратно перенес меня.

— Надо обработать ее раны. Посмотри в мешочке, она же заходила к знахарке. Она вроде говорила, что взяла у нее мазь от ран.

— У меня есть лучшая эльфийская мазь, — проговорил Али, — мне ее сама мама делала. Сейчас принесу, подожди, — он ушел, а Ворд достал нож и стал срезать остатки того, что когда-то было моим платьем. Я осталась в одном нижнем белье.

— Извини, но нам надо обработать твои раны, — немного смущенно пояснил он, свои действия. Нам принесли воды, и Ворд взяв полотенце, стал обмывать грязь с ран.

— Аккуратней, ей же больно, — болтал Яло, скача вокруг нас, — давай я буду дуть ей на раны, возможно, ей будет легче.

— Дуй и не шуми, ей и так плохо, — ответил Ворд.

А я лежала и думала, что же я везучая такая, но вот вернулся Али. Они с Вордом в четыре руки быстро смазали мне раны. Мазь оказалась холодной, на несколько минут боль утихла, а затем началось жжение, ноги и руки горели просто невыносимо. Вдруг раздался гром. «Неужели опять дождик?» В это время в палатку ворвался напуганный Сем.

— Там… там, — не мог он выговорить, смотря на нас расширенными от ужаса глазами.

— Да что там?! — не выдержал Ворд.

— Там молнии бьют прямо в землю, они просто повсюду!

Ворд выскочил из палатки, вернулся он через минут весь мокрый.

— Там и вправду творится нечто нереальное, тысячи вспышек молний и дождь льет, как из ведра. Везде черные тучи, только над нами небо боле менее светлое. Мы, наверное, в центре бури. Я никогда такого не видел. Двадцать минут назад же было чистое небо. Я уже сказал остальным в срочном порядке ставить палатки, похоже, он надолго.

— Кажется, природа взбесилась, — проговорил Али. — Кать ты можешь уже двигаться? — повернулся он ко мне.

Я попробовала пошевелить рукой, но было такое ощущение, что мое тело мне не принадлежит. «Да что же это такое?! Как же меня это бесит!»

— Кать, Кать, успокойся, — обратился ко мне Яло, — мне страшно, когда ты злишься, у тебя в глазах начинает плясать голубое пламя.

— Яло прав, не нервничай попусту, — поддержал его Али, — и не беспокойся, скоро ты сможешь управлять своим телом, только сразу не делай резких движений, у тебя много ранок, они уже прекратили кровоточить, но если будешь много двигаться, кровь может пойти снова. Я должен извиниться, что потащил тебя за волосы, но у меня не было другого выхода. Надеюсь, тебе не очень было больно, — Ворд положил ему руку на плечо.

— Конечно, она все понимает, так что не переживай. Ты все правильно сделал.

— Спасибо, — улыбнулся Али.

— А откуда ты знаешь про этих полевуоков? Ты встречался с ними раньше? — спросил его Яло, запрыгивая к нему на плечо.

— Да нет, слава богу, это была первая и надеюсь последняя моя встреча с ними. Просто в моем замке есть большая библиотека, я много времени проводил в ней, ища информацию по моему проклятью. Так вот в одной книжке, рассказывалось про Варкускую войну, при которой большая часть боев проходила на лугах, ориентировочно находящиеся как раз где-то в этих местах, так там эти твари умудрились кучу народу съесть, пока люди не выяснили, куда деваются их товарищи. В то время маги истребили всех полевуоков, что были в тех окрестностях, норы их обрушили, но, кажется, окончательно они так их и не перебили.

— Да, эта война была лет триста назад, за это время они наверняка сумели восстановить свою былую численность, — согласился с ним Ворд.

— Но все же тогда, благодаря им, короли заключили перемирие, а затем и мир, ведь они объединились, чтоб уничтожить эту заразу. Ворд достань карту, надо посмотреть далеко ли мы от ближайшего поселка или города. Кате нужно несколько дней отлежаться, в таком состоянии она не сможет продолжить путешествие.

— Да ты прав, — сказал Ворд, разворачивая карту. — Вот смотри, — ткнул он в нее пальцем. — Утром мы были еще в поселке Норвиль, и теперь находимся где-то здесь. Значит, ближайшей отсюда будет деревня, откуда мы сегодня выехали, но туда возвращаться нам не имеет смысла. Следующим же по курсу будет город Шладвиль. Судя по карте это город с замком, но до него нам ехать галопом часов десять.

— Долго. Думаю нам, стоит здесь побыть, пока Катя не придет в норму.

— Согласен, — кивнул Ворд складывая карту и убирая ее обратно в сумку. Я тем временем немного задремала, и мне снился странный сон.

* * *

Я стояла на холме. Приятно пахло луговыми травами. Меня окружало несколько расплывчатых силуэтов, и было чувство спокойствия, я знала, что они друзья.

— Может, хватит? Вы и так сегодня много потрудились. Вы уверены, что подобные существа вообще должны жить? — спросил один из них, кто, понять было невозможно.

— Конечно, так интересней будет. Почему должны быть только безобидные звери, а как же естественный отбор? — в свою очередь задала я им вопрос.

— Но вы хотите создать тварей, которые будут опасны для всех жителей.

— Ну и что. Все, не мешайте мне.

Я на мгновение закрыла глаза, когда я открыла их, на моей ладони появилось синее пламя, оно быстро сгущалось, скоро стала видна форма. Я щелкнула пальцами и вот на моей руке уже сидит пара симпатичных зверьков с лопоухими ушами, — Какие симпатяжки получились, я назову вас Полевуоки.

— И это опасное животное? — опять сказал тот же голос.

— Поверь мне, — самодовольно улыбнулась я, — опасный, не значит страшный, как правило, такие существа самые ужасные, ведь в них не разглядишь угрозу жизни с первого взгляда.

Зверьки тем временем встали на задние лапки и стали раскачиваться из стороны в сторону, издавая приятный свист. Перед глазами пошли круги.

— Э нет, так дело не пойдет, — остановила я их и передала одному из силуэтов. — Вы свою задачу знаете, — утвердительно сказала я.

— Конечно, сделаем все как всегда, скоро они будут на всех континентах.

— Хорошо, очередь за следующими….

Дальше все было обрывчатыми кусками, изображение то появлялось, то исчезало, я создавала и создавала, то одних, то других животных. Были просто жуткие создания, а некоторые очень даже милые.

Отдав кому-то очередного зверя, я устало легла на траву, раскинув руки и ноги в стороны, и закрывая глаза. Через некоторое время я попыталась открыть их, но мне как будто что-то мешало, мне пришлось приложить немало усилий, чтобы все-таки сделать это. Было ощущение, что я сбросила тяжелый груз с них.

* * *

Я смотрела в потолок палатки. «Значит сон… Забавно, я видела создание тварей населяющих этот мир. Кто показал мне это? А может, это были воспоминания?» Я повернула голову, она тут же отозвалась болью, «да, хорошо же меня тащил Али, слава богу, не все волосы хоть выдернул. Что это они делают? А, в шахматы играют… Постой, я же смогла повернуть голову, а это значит, что я вернулась!» Я снова чувствовала свое тело. «Если я могу двигаться, то способность разговаривать тоже должна восстановиться».

— Али, — позвала я, — Дайте, пожалуйста, попить.

— Очнулась?! — вскочили они оба, — сейчас, сейчас на… — Али отстегнул фляжку от пояса и протянул ее мне. Я взяла ее и, сделав пару глотков, закашлялась. Я посмотрела на свои руки, «да уж, просто класс…», на них виднелись тут и там следы от зубов, я села ноги были немного в худшем состоянии, кое-где виднелись довольно глубокие ранки, но там где были сапоги, ноги не пострадали, пара синяков не в счет.

— Спасибо вам, — подняла я на них виноватый взгляд.

— Да ладно, — сказал Ворд, — если бы не твоя лошадь, мы бы не успели спасти тебя. Так что можешь сказать ей спасибо.

— Я уже сказала.

— Может, ты есть хочешь? — спросил Али, — мы то, немного поели, пока ты спала.

— Было бы неплохо. Интересно, долго ли я спала?

— Да нет, всего часа два, не больше, — проговорил Али и полез в сумку, — вот сухой поек. На улице жуткая буря, нам не развести костер, — добавил он, доставая вяленое мясо и хлеб.

— Постойте, а где Лана?

— На улице, им же не страшен дождь, наоборот смоет с них дорожную пыль, — сказал Ворд, помогая мне сесть удобнее.

— Она на улице? Но как же так?! Заведите ее сюда. Ей же, наверное, холодно.

— Хорошо, хорошо сейчас приведем, ты только не нервничай.

— Спасибо — успокоилась я. Али вышел и вернулся через пару минут с Ланой.

— Ты как? — обратилась я к ней — я не знала, что они оставили тебя под дождем. Прости…

— Да ничего, иногда полезно постоять немного под струями воды. Ты как? Сильно болит?

— Еще как больно.

— Давай, я тебе свою слюну дам, она поможет лучше любых мазей.

— Знаю, спасибо, я намажусь, как только все уснут, чтоб они не видели, а то начнут еще лишние вопросы задавать.

— Договорились, что ты там ешь? — спросила она.

— Да так, мяса немного с хлебом, костер же не развести.

— Эх ты, давно бы меня позвала, я бы тебе сотворила нормальной еды.

— Ой! И вправду, тогда я хочу пюре с котлетками, компот и пирог с клубникой.

— Ты как всегда…. На этих тоже делать? — кивнула она на Али и Ворда, внимательно за нами наблюдающих.

— Да делай на всех. Только создай сначала стол и стулья, а то есть полулежа очень неудобно.

— Хорошо, такой подойдет столик?

— Да отлично, — одобрила я, — и еще, ты можешь мне сотворить одежду, а то моя вся пришла в негодность.

— Да без проблем, тебе старый набор?.

— Да, я уже привыкла к нему.

Передо мной появились мое платье, плащ и сапожки. Я сняла покрывало, которым все это время была прикрыта.

— Эй Али, Ворд, — обратилась я к ним, — помогли бы что ли? — указала я на одежду. Я встала с трудом, ноги болели, они поддерживали меня под руки. Я их не стеснялась, да и они виду не показали, что удивились моей просьбе. Немного повозившись, мы все-таки в шесть рук одели меня. К тому времени Лана создала все, что я у нее попросила.

— А! Ты пришла в себя! — прыгнул ко мне на плечо Яло, я скривилась от боли.

— Яло! Слезь! Откуда ты вообще взялся? — удивилась я.

— Прости! — сказал он, перепрыгивая к Али, — я задремал немного.

— Ну, теперь все в сборе, пойдемте, поедим за столом, отпразднуем мое чудесное спасение. А спасибо надо сказать Лане, а вы ее под дождем оставили.

— Да что же за лошадь у тебя такая, прямо на все руки мастер, — пошутил Али.

— Ты прав, она просто супер.

Я сидела, откинувшись на спинку стула. «Вкусная у Ланы получается еда. Интересно, а как она создается? Но, похоже, этот вопрос так и останется для нас загадкой».

— Катя ты как? — обратился ко мне Ворд. — Ты же не сможешь сейчас ехать сама верхом?

— Эх, боюсь, что нет, мне на стуле сидеть то больно. А сколько там до ближайшего поселения?

— Часов десять галопом, но с твоими ранами будет дольше. Мы можем подождать здесь, пока они боле менее не затянутся, и ты не сможешь нормально сесть в седло. Едой мы обеспечены, так что решать тебе.

— Да это самый лучший вариант, но может кто-нибудь из вас сможет везти меня на руках, хотя нет, мы же никуда не торопимся, так что давайте все-таки пару дней побудем здесь. Надеюсь, этих тварей нет поблизости.

— Мы довольно далеко уехали от них, так что думаю, преследовать нас они не будут, поэтому расслабься, — успокоил меня Ворд. Али зевнул.

— Вот только эта внезапная буря так некстати, надо бы посмотреть кончился ли дождь, — зевнул Али.

— Сиди, я гляну — спрыгнул с его плеча Яло. Вернулся он через минуту весь мокрый.

— Не, все еще идет, но уже мелкий, возможно скоро совсем стихнет.

— Иди сюда, — поманила я его, — я оботру тебя.

— Щекотно, — заулыбался он, когда я взяла полотенце и стала вытирать капли воды.

— Все, свободен, — сказала я ему, когда он высох, — вы, как хотите, а я пойду, прилягу, что-то сильно я устала за сегодня.

— Еще бы, — хмыкнул Али, помогая мне дойти до постели. — Спокойной ночи, — сказал он.

— Спасибо, тебе тоже, — сказала я и, не удержавшись, нежно провела ему рукой по щеке, когда я, опомнившись, хотела уже убрать ее, он удержал ее на мгновение, но тут же поцеловав, отпустил. Я ошарашено смотрела на него.

— Сладких снов, — сказал он, улыбнувшись, как ни в чем, ни бывало, и возвратился к Ворду с Яло.

Я вроде бы и хотела спать, но сон никак не шел. Во-первых, над ухом у меня пищал комар, как я ни пыталась его убить, у меня ничего не получалось, то ли я такая косая, то ли там был не один комар. Во-вторых, как я ни старалась лечь поудобнее, ноги и руки все равно ныли, что соответственно не способствовало сну, а в третьих ну вообще мне просто не хотелось спать.

Я осмотрелась, все уже спали. Али и Ворд ночевали в моей палатке. Лана спала неподалеку, «надо бы попросить у нее лекарства, а то с их мазью, я тут точно неделю проваляюсь».

— Лана, ты спишь? — позвала я ее и тишина была мне ответом, «точно спит» — Лан, проснись, ну пожалуйста! — взмолилась я.

— Катя? — сонно проговорила она, — ты чего?

— Чего, чего….- забурчала я, — не могу уснуть, раны болят, ты же сама предлагала намазать их твоей слюной, помнишь?

— Да, конечно, надо было еще перед сном это сделать.

— Так ведь пока все уснули, — возразила я.

Я смазала все раны, было немного неприятно. «Слава богу, я не сильно брезгливая. К тому же я точно знаю, что это поможет, как говорится испробовано и проверено на себе».

На следующий день я проснулась в хорошем настроении. Ноги уже почти не болели. «Еще пару дней и об этом инциденте мне будут напоминать лишь небольшие следы, но скоро и они исчезнут».

Все еще спали. Я встала и вышла на свежий воздух. Дождь кончился, солнце только собиралось вставать. Пахло свежестью, природа начинала просыпаться. Я стояла и смотрела на диск красно-оранжевого солнца медленно появляющегося из-за горизонта. На траве виднелись то ли капли дождя, то ли роса, лучи солнца проходили сквозь них, и казалось, что все вокруг усеяно бриллиантами. «Красиво…. Этот мир почти ничем не отличается от моего. Удастся ли мне вернуться домой? Не знаю…. Хотя теперь здесь у меня появились настоящие друзья, с которыми мне совсем не хочется расставаться. А! Так и знала…. Эх, порой мне кажется, лучше бы я так и оставалась в сознании Ланы, тогда бы я так не подружилась с Али и Вордом. Мне нравиться с ними путешествовать, но мне становиться больно, от того, что я понимаю, что рано или поздно я уйду из этого мира, и уже врятли, когда увижу их снова. Грустно. Сколько у меня есть времени? Кто знает…. Солнышко взошло. Начался новый день, нехорошо встречать его так! Все, хватит грустить! Что это за настроение вообще такое! Чтобы не ждало меня впереди, я буду наслаждаться тем, что есть сейчас. Я знаю точно, что не пожалею ни об одном мгновении проведенном здесь. Вот это уже другое дело». Улыбнувшись своим мыслям, я вернулась обратно в палатку.

День прошел быстро, благодаря слюне Ланы, мои раны заживали, прямо на глазах. Вечером, усевшись у костра, мы рассказывали друг другу веселые истории, произошедшие либо с нами, либо с нашими знакомыми.

— Ворд твоя очередь, — обратился к нему Али.

— Да знаю, дайте-ка подумать, что же вам такое интересное рассказать. А вот! Эта история произошла с одним пиратом, он рассказал мне ее за кружкой пива в одной таверне. Возвращались они как-то домой, после очередного удачного грабежа. Ничего не предсказывало беды, как внезапно налетела сильная буря, половину экипажа сразу же смыло в море. Страшное то было время. И бушевала она три дня и три ночи, мало кто выжил в ней. Наутро четвертого дня оставшиеся в живых проснулись и никак не могли понять, где они оказались. С компасом творилось что-то непонятное, стрелка крутилась как бешеная. Море же вокруг было белое, как молоко. Один из матросов решился попробовать ее на вкус, она оказалась такой же как и обычная морская вода. Из-за бури они потеряли бочки с питьевой воды и теперь страдали от жажды и тут один из пиратов заметил вдалеке землю. Они естественно все обрадовались, ведь у них появилась надежда найти там воду и возможно какое-нибудь поселение, где они могли бы узнать, куда же их занесло. Подплыв ближе, они увидели сеть небольших островов, сплошь покрытых черными растениями. Их это напугало. Они не стали высаживаться, решив поплавать еще в окрестностях, в надежде найти пригодный для высадки остров, с нормальной растительностью, но вот перед ними встала дилемма, либо они высаживаются и пробуют найти нормальную воду, либо просто умирают от жажды. Тогда они причалили к ближайшему острову, из оставшихся двенадцати пиратов были выбраны по жребию трое, которые и высадились на остров, в их числе был и тот пират, что мне все это рассказывал. Им было жутко, вокруг только черная растительность. Они долго шли вглубь острова. Им попадались различные животные, птицы, насекомые и все они тоже были черные. Вот они, наконец, дошли до воды, это был небольшой ручеек, как и следовало ожидать, он был белый, вода оказалось пригодной для питья, только с небольшим привкусом. Они обрадовались, что спасены, но они и оглянуться не успели, как их окружили странные существа, покрытые черно белой чешуей. Они были небольшого роста, обычному человеку, примерно покалено, они имели вытянутые мордочки, и с боков маленького рта у них свисало два отростка, напоминающих хоботки. Пираты естественно испугались и бросились, кто куда. Этого пирата окружило несколько штук, они стали его обстреливать из своих хоботков чем-то черным. Он пытался от них отбиваться, но у него ничего не вышло. Но что странно, через некоторое время, они сами отстали от него. Он, еще немного поплутав, все-таки вышел к кораблю. Тут вернулись и двое остальных, они были такие же черные, как и он, они попробовали отмыться в море, но у них ничего не получилось. Тогда было решено отправить их еще раз, но уже с бочками, чтобы они принесли воды. Когда они возвращались назад, за ними увязались несколько этих странных существ. Выйдя на берег, они не поверили своим глазам, весь корабль был черным, похоже что эти существа добрались и до него. Быстро погрузившись, они поплыли в противоположную сторону от островов и попали в очередную бурю, им повезло, она длилась недолго, когда она утихла, вокруг них было обычное синее море. А за кораблем тянулся белый след, как оказалось, черная краска, которой их покрыли эти непонятные создания, смывалась обычной морской водой, при этом становясь белой. Вот такая история.

— Да уж, каких только тварей нет в нашем мире, — вздохнул Али.

— Согласен. Ну что Кать, давай, ты последняя, — обратился ко мне Ворд, — да пойдем спать.

— Хорошо — кивнула я, задумавшись. «Что бы им такое рассказать…. В свое время я много прочитала книг, так что выбор у меня большой. Думай, думай…. Вот точно, давно я это не рассказывала, наверное, с детства». — Так вот, — начала я. — Жил был один часовых дел мастер, звали его Анри. Однажды идя по улице, он увел, что едет карета, а на ее дороге стоит седобородый старик, который двигается еле-еле, а карета приближается с бешеной скоростью. Поняв, что спасти старика кроме него некому, он не стал больше раздумывать. Раз и вот уже карета промчалась дальше, а они оба оказались в пыли. Анри помог ему подняться, старик отряхнулся, поблагодарил его за спасение и сказал, что денег у него нет, но он не может так просто отпустить своего спасителя. Он протянул Анри свернутый в четыре раза маленький листок бумаги и пояснил: придешь домой покажи его жене, но ни в коем случае не читай сам, что там написано и будет тогда тебе через некоторое время большое счастье. Анри поспешил домой, радуясь тому, что скоро его ждет счастье. Придя домой он все рассказал жене: так мол и так, иду по улице, а там карета и старик посреди дороге ну я его и спас, а он мне за это дал листок бумаги, сказал, чтоб я ни в коем случае не смотрел, что там, и тогда меня ждет большое счастье, сказал, чтоб я тебе его показал. — Жена естественно захотела узнать что там, разворачивает, читает, смотрит на Анри и как давай его скалкой колотить, собрала его вещи и выставила его за дверь, сказав, что он может идти на все четыре стороны. Он собрал вещи, раздумывая над тем — что же там такое написано, — но прочитать, все-таки не решился, ведь на горизонте маячило большое счастье. Делать нечего пошел он к своему лучшему другу. Тот удивился, стал расспрашивать Анри, что с ним такое приключилось, почему такой побитый еще и с вещами. Анри и рассказал ему, — Эх, спас я сегодня одного старика от кареты, когда он переходил улицу, и в благодарность он дал мне одну бумажку, сказал, чтоб я в нее не смотрел, а когда приду домой чтоб показал ее жене и будет мне в скором времени счастье. Вот я пришел домой, рассказал все жене, а она прочла записку, отходила меня скалкой, сказала, что я ей больше не муж и вышвырнула мои вещи за дверь, я собрал их и пришел к тебе. У тебя же я могу немного пожить? — Друг ответил — конечно, живи сколько хочешь. — И стал упрашивать Анри показать ему листок, тот долго отказывался, мало ли говорит и ты меня выгонишь, куда я тогда пойду. А тот — да ты что?! Я же твой друг! Я только одним глазком посмотрю и сразу же тебе отдам. — Анри все-таки не смог устоять перед просьбой друга и дал ему прочитать, тот пробежал ее глазами и выгнул его из своего дома, со словами, что тот ему больше не друг. И вот сидит он на дороге, мимо проезжает патрульный, остановился возле него видит мужик весь побитый, решил поинтересоваться, может, чем ему сможет помочь. Пошли они с Анри в кабак, сели за столик. Стражник давай его расспрашивать, что с ним такое произошло. Анри долго не хотел рассказывать, но кружка хорошего эля развязала ему язык. — Вот, какая история со мной произошла. Спас я сегодня старика от смерти под колесами кареты, а он мне в благодарность дал кусочек бумаги, сказал, чтоб я туда не заглядывал, а только показал его жене, и будет мне тогда большое счастье. Я пришел домой радостный, рассказал об этом случае своей жене, она прочла, что там написано и как давай меня скалкой бить, а потом выбросила мои вещи на улицу, сказала, чтоб я здесь больше никогда не показывался. Тогда я пошел к лучшему другу поведал и ему мою историю, он долго меня уговаривал показать ему записку, я естественно не выдержал и дал ему ее посмотреть. А он надавал мне еще, еле живой остался и сказал, чтоб я забыл его имя и больше не показывался вблизи его дома, иначе он убьет меня. — Стражник естественно стал просить и ему показать ее, интересно же в честь чего они так на него взъелись. Анри очень долго отказывался, говорил, что тот тоже его изобьет, а патрульный убеждал его, что он ему совсем не знакомый человек и что бы там ни было написано, бить его тому не за что, доводы стражника звучали убедительно и Анри решился показать ему бумагу, что дал ему старик. Зря он, конечно, это сделал, тот бить не стал, так просто пинками выставил Анри за ворота города, сказал, что если его хоть еще раз увидит в городе, то тому не жить. Анри понуро плелся по дороге пока не дошел до одной деревушке на берегу моря, куда как раз в то время причалил пиратский корабль. Он подумал — делать нечего, ни семьи, ни денег, а ладно пойду в пираты. — Приходит к капитану и говорит, мол так и так, хочу к вам присоединиться. Капитан захотел узнать, почему он решил стать пиратом. Анри сказал, что с ним произошла одна не приятная история. Капитан потребовал подробностей, ну тому и пришлось все рассказать, что он спас от гибели старика, которого чуть не задавила карета, в благодарность за это старик дал ему записку, запретив Анри читать ее, взамен пообещав, что если Анри послушается его, то будет ему большое счастье. Как он, придя домой все рассказал жене, как она взяла, избила его и выгнала из дома, когда прочла, то, что было написано в записке. Как он тогда пошел к лучшему другу, и тот тоже прочтя записку, набросился на него и запретил приближаться к нему, грозясь в следующий раз убить его. Как он потом сидел в пыли дороге в растерянности. Как к нему подошел добрый стражник пригласил его в кабак, напоил его элем, как Анри рассказал ему, что с ним произошло, и как потом стражник выгнал его из города, когда Анри дал ему прочитать записку. Капитан очень заинтересовался, что же там такое, раз с ним обошлись так лучший друг и жена, но Анри наученный горьким опытом, наотрез отказывался показывать записку, тогда тот стал угрожать, что убьет его, естественно после такой угрозы Анри ничего не оставалось как показать ее капитану. Он прочитал ее и выкинул Анри за борт корабля. Анри доплыл до берега, вылез из воды и растянувшись на теплом песке, стал все обдумывать, что он много чего натерпелся, а счастья так и не увидел, наоборот только одни несчастья и происходили с ним, поэтому он решил что, ему больше не нужно никакого счастья. Он сел, достал записку, раскрывал ее, а там…. Размыто. — «Фух, устала рассказывать. Какие у них сейчас потерянные лица. Ха-ха-ха, мне всегда было забавно наблюдать за людьми, когда они слышали концовку. Вот и сейчас они смотрят на меня непонимающе, еще до конца не поверив, что они так и не узнают, что там было».

— Размыто? Но как?! Там совсем было не понять, что написано? — возмущенно спросил Али.

— Совсем, вода все смыла.

— Дай угадаю, ты сама не знаешь, что там было в записке? — ухмыльнулся Ворд.

— Точно, без понятия.

— Но так не справедливо! — заканючил Яло, — так хочется узнать! Плохая история, я теперь буду долго мучиться и гадать, что же там было написано.

— Да ладно, это всего лишь история, забудь. Все, вы как хотите, а я пошла спать. Всем спокойной ночи, — я развернулась и пошла к палатке. «Как я понимаю его, когда я первый раз услышала ее, мне было лет так десять, я помню тогда, еще до конца дня голову ломала, все делала предположения, что же там было написано. Но это и по сей день остается для меня загадкой».

Я лежала, ворочаясь из стороны в сторону «что-то последнее время не то. Я всегда спала хорошо, а сейчас не могу уснуть и все. И меня гложет какое-то беспокойство, а просыпаясь, я даже не могу вспомнить снилось ли мне что-нибудь вообще. Странно все это». В конец измучавшись, я взяла пару одеял и вышла с ними на улицу. Расстелила одно рядом с палаткой, а вторым укрылась. «Да, красивое здесь небо, свет фонарей не мешает рассмотреть звезды, кажется, что их тысячи, на небе сейчас виднеется месяц прямо как в моем мире, вот только здесь он раз в пять больше, на нем можно рассмотреть впадины и трещины. Интересно, а где мой мир? Наверное, где-то там далеко. Хотела бы я сейчас узнать, как там мои мама и папа и что стало с моим телом. Получается, если я вышла из сознания Ланы, то там время должно было продолжить свой путь с того момента как я появилась в своем теле рядом со спасенным мною драконом это прошло уже больше недели. А может, я уже умерла в своем мире? Да нет, не верю. Бр… что за бред мне лезет в голову…» Так за размышлениями я и не заметила как уснула. Разбудила меня поднявшаяся возня в палатке. Оттуда выскочил заспанный Али.

— Да вот она здесь на улице спит, — заорал он, тыча в мою сторону пальцем.

— Катя! — бросился ко мне зареванный Яло.

— Эй, вы чего? Что у вас там опять случилось? — вздохнула я.

— Да это все твое яблоко, он тебя потерял, перебудил нас всех, голосил как сумасшедший, а ты оказывается здесь спишь. Кстати, почему не в палатке ночевала? — прикрывая зевоту рукой, спросил он.

— Да ничего, просто стало мне там душно, вот я и перебралась на свежий воздух.

— А понятно. Ты как себя чувствуешь? Как раны?

— Да уже почти ничего не болит, сегодня можем в принципе отправляться в путь.

— Значит, помогла моя мазь, — заулыбался Али.

— Еще как, — соврала я.

— Я знал, что она поможет.

— Я смотрю, нашлась пропажа, — проговорил Ворд, выходя из палатки, — раз все проснулись, пойдемте тогда завтракать.

— Ворд у Кати раны зажили, так что, мы можем, после завтрака отправляться в город, как раз к вечеру доберемся, — предложил Али.

— Правда? Что ж признаю, твоя мазь и вправду волшебная, значит, решено завтракаем, сворачиваем лагерь и вперед в город.

«А меня даже и не спросили, они же не знают, что я уснула только пару часов назад. Но с другой стороны новый город, надо будет поискать в нем магов, возможно, мы сможем найти того, кто сможет провести обряд для Ланы. А ладно, чего гадать, на месте и разберемся».

Глава 7

Я потихоньку дремала в седле. Неожиданно Лана остановилась, я еле успела схватиться за луку седла, а то бы точно оказалась в дорожной пыли.

— Эй, что случилось? — спросила я находящегося впереди меня Али. — Почему так резко затормозили? — но мне было молчание в ответ, я попыталась рассмотреть, что же привлекло внимание остальных, но за их спинами невозможно было ничего разглядеть. Только объехав их, я увидела «хм… ничего особенного, просто черепушку на палке и под ней прикреплена табличка с надписью — если дорога жизнь, то поворачивай обратно. Что-то мне не нравится эта надпись, совсем не нравится».

— Ворд, что это вы все делаете? — спросила я его, он ничего мне не ответил. Он стоял, справа от меня, закрыв глаза, и, так же как и все остальные выводил в воздухе руками непонятный узор.

Прошло каких-то пять минут, и они все отъехали от столба. Ворд слез с коня и развернул карту. Они с Али нагнулись над ней и начали обсуждать, как я поняла обход города, куда мы как раз направлялись. «Не, я что-то не поняла?!»

— Али, Ворд может, вы все же объясните мне, наконец, что здесь происходит? — спросила я их, начиная злиться.

— А ты никогда такого не встречала? — в свою очередь задал мне вопрос Али, с удивлением смотря на меня.

— Представь себе, нет, — раздражено ответила я.

— Кать не злись, но нам, правда, нельзя дальше ехать по этой дороге.

— И почему? — я сложила руки крест-накрест.

— Да потому, что там чума или еще какая-нибудь зараза, — ответил вместо Али Ворд.

— С чего вы это взяли? — не унималась я.

— Да с того, вон череп видишь и надпись, — указал мне на них он рукой.

— Ну, вижу и что с того?

— А то, что такие знаки оставляют только в том случае если впереди серьезная угроза жизни, как правило, это чума, но могут быть и другие заразы.

— И вы, вот так, этому поверили? Да мало ли какой шутник прикрепил сюда череп и надпись примостил. Я тоже так могу, почему вы этому верите? — продолжала возмущаться я.

— А ты езжай и проверь, посмотрю я на тебя, как ты будешь умирать потом, — разгорячился в свою очередь Ворд.

— Ах так?! Ну и поеду, и плевать на ваши надписи, — выкрикнула я, вскакивая в седло.

— Поехали отсюда, пожалуйста, — попросила я ее.

— Ты в этом уверена? — спросила она.

— Да, все, ни хочу больше их видеть!

Ко мне тем временем подбежал Али.

— Остановись! Там и вправду очень опасно, ты можешь умереть, — он схватился за ремешок, что был вокруг шеи Ланы.

— Ну и что? Подумаешь, погибну, вам станет только проще, не будете влипать во всякие истории, — попыталась я отобрать у него повод, но не тут то было.

— Что за чушь ты несешь, нам не плевать на тебя, Ворд, да скажи ты ей, — а тот стоял молча, только смотрел на меня с укором.

Спас положения Яло. Он прыгнул на меня и как заорал:

— Совсем с ума сошла! Очнись! Они столько возятся с тобой. Когда ты валялась без сознания, они дневали и ночевали возле тебя, а ты им такое говоришь! — «пристыдил и то правда, находит же на меня иногда, но эта проклятая гордость, как не потерять свое лицо и при этом признать, что была не права, да, проблема». Но тут Яло неожиданно расплакался, — останься, ну пожалуйста, — ныл он, Али тоже смотрел на меня умоляюще, я перевела взгляд на Ворда, он слегка кивнул.

— Хорошо, — сдалась я, — остаюсь. Пойдемте, посмотрим карту, куда вы там собрались и, кстати, что это вы делали перед столбом, руками там что-то махали.

— Как что? — удивился Али, — мы молились, а ты разве нет?

— Нет, с чего это мне молиться?

— Да чтоб нас эта зараза обошла стороной, это же обязательный ритуал, который надо исполнить, когда встречаешь подобные предупреждения. Нас всех с детства заставляют их заучивать. Я потрясен, что ты об этом не знаешь.

— Ничего удивительного, может и меня учили этому когда-то, но я об этом забыла. У меня же память частично утеряна, только не говори, что ты об этом забыл.

— Прости, забыл, — кивнул он.

Мы тем временем подошли к карте, Ворд улыбнулся мне и стал рассказывать возможные пути обхода. Как и следовало ожидать, их оказалось два, справа или слева, все равно надо было делать крюк. Но с одной стороны, были болота, с другой — дорога была боле менее нормальной, правда если у болота у края и конца еще встречались поселки, то судя по карте, если мы выберем свернуть направо, то следующая деревня будет только дня через три. Я естественно была за любую дорогу, только не на болота, с детства у меня панический страх перед ним. «Как же назывался тот фильм? А не помню. Но с тех пор, как я увидела, как в нем на болоте погибла одна из героинь, я стала жутко бояться попасть в трясину. Как представлю: вонючая вода кругом и нормальной суши не видать, брр сразу мурашки до костей пробирают».

Остальные тоже не горели желанием ехать через болота, поэтому мы свернули вправо.

Меня как всегда укачало, и я дремала в седле, проснулась я от того, что Лана сильно отклонилась назад, и я ударилась подбородком об ее шею. Я открыла глаза, потирая ушибленную челюсть. Я посмотрела по сторонам, и сон тут же улетучился в неизвестном направлении «Что?! Нет! Только не это!». Везде вокруг нас окружало, так ненавистное мною болото. Страх закрался в мою душу, и у меня впервые в жизни началась паника, я кричала, что мы все здесь погибнем. Али и Ворд подъехали ко мне и попытались меня успокоить, они объясняли, что это скоро все кончится, что болото не такое и уж страшное, но тут, как на зло, одна из лошадей провалилась в трясину. Я с ужасом наблюдала, как она медленно погружается в непонятную жижу. Но общими усилиями ее удалось вытащить оттуда. Я заплакала, не в силах справиться с чувством страха.

— Кать, посмотри мне в глаза! — кричал мне Ворд, я с трудом отлепила ладони от лица и взглянула на него. — Кать все хорошо, успокойся. И послушай меня внимательно, — я отвела от него взгляд «Я не хочу здесь быть! Нет, нет, нет! Почему мы здесь оказались? Мы теперь все умрем! Ааа!» Вдруг Ворд дал мне пощечину.

— Что? Как ты посмел? — закричала я на него, отвлекшись от своих мыслей.

— Слава богу, помогло! Ты пришла в себя….- облегченно вздохнул он, я смотрела на него негодующе и тут я поняла, что страх ушел, просто исчез. Да, мне было неприятно здесь находиться, но ко мне пришло понимание, что со мной рядом находятся люди, которые меня вытащат из любой трясины.

— Спасибо, — прошептала я с благодарностью.

Еще немного проехав, нам пришлось слезть с лошадей, они постоянно спотыкались и норовили скинуть нас в болотную жижу… Лана по моей просьбе сотворила нам всем высокие сапоги, в них нам были не страшны пиявки и прочие болотные гады. Ворд шел впереди, прокладывая дорогу. Я же как только мы слезли с коней, вцепилась в руку Али и умоляюще посмотрела на него, он понял меня без слов, ободряюще улыбнулся мне и передал повод своего коня Ворду. Я с облегчением вздохнула, и мы зашагали вперед.

«Интересно, долго еще будет это болото, меня нервиреут этот угнетающий пейзаж, даже солнце, кажется, светит здесь тусклее. А еще эти надоедливые комары нападают на нас прямо стаями, как будто они не ели тысячу лет. А это что такое?» Пройдя еще немного, мы уперлись в стену из поднимающихся вверх небольших пузырьков, похожих на мыльные, только немного плотнее. Ворд достал клинок и вставил его в стену, но пузыри не полопались, а дотронувшись до клинка, разделялись на более мелкие. «Странные, они какие-то. Хм, неужели, они природного происхождения?! Лучше, от греха подальше, обойти эту стену». Мы стали двигаться вдоль нее, так прошло два часа, но вот перед нами оказалась трясина, и нам пришлось решать сложную задачу, что делать дальше. Всего у нас было три варианта: идти сквозь пузырьки непонятно куда, попытаться все-таки пройти сквозь трясину и наверняка погибнуть или же повернуть обратно к началу болота и ехать вдоль него пока не найдем нормальной дороги. Посовещавшись, мы решили отправить одного из нас сквозь стену из пузырьков, выяснить, что скрывается за ней. Ворд послал на разведку Курта — мужчину, лет так тридцати с приятными чертами лица. Он вернулся минут через пятнадцать. По его словам, за этой стеной шла полоска земли, а за ней начиналась другая стена, но уже из воды. Мы решили выбрать этот вариант.

Пройдя сквозь пузырьки, мы вышли на твердую землю, шириной метра три, которая уходила в обе стороны и терялась где-то вдали. Я с наслаждением опустилась на зеленую траву, стягивая сапоги, и рассматриваю стену из воды. «Не думала, что такое может существовать, здесь потоки воды уходят вверх, минуя все законы притяжения, интересно, а куда она девается, там наверху?» Ворд тем временем, попытался проткнуть стену клинком и тут же за это поплатился: давление воды оказалось настолько большим, что клинок тут же выкинуло обратно, ему повезло, что он упал плашмя на него, и он всего лишь заработал себе шишку на лбу, зато живой. Нам сразу стало понятно, что через нее не пройти. Мы решили остановиться здесь ненадолго, перекусить и передохнуть.

Я жуя пирожок, шла с Ланой между стен.

— Кать, не уходи далеко, а то мало ли кто здесь живет, — только Али это сказал, как передо мной появилось жуткое существо. Оно было мне чуть выше пояса с толстыми перепончатыми лапами, покрытое короткой коричневой шерстью, огромная, широкая челюсть с выступающими вперед клыками, могла перекусить меня за один раз. Он шел на меня, рыча, а я стояла не в силах от страха и шагу сделать «Что же делать?! Он же сейчас меня съест. Бежать бесполезно, он настигнет меня в два прыжка, и от остальных я отошла довольно далеко. Ааааа! Как же быть?! Неужели я так и погибну?! Ну уж нет, мне еще рано умирать, я так просто не сдамся! Даже если он меня съест, я встану у него в горле и он издохнет от несварения!». Больше не сомневаясь, я встретилась с ним взглядом, пару секунд мы смотрели друг другу в глаза. А потом произошло нечто совсем выходящие за рамки моего понимания, он заурчал, припал к земле и оставшиеся два шага прополз и уткнулся носом в мою руку. Я машинально погладила его, он заурчал, прямо как котенок. Он глядел на меня с обожание. Тем временем до меня добежали Ворд с Али, зверь тут же перестал ласкаться, он оскалился в их сторону, злобно рыча. Я встала между ним и остальными, загораживая их собой, он вопросительно посмотрел на меня.

— Это свои, слышишь Ричи, свои, их нельзя трогать, — остановила я его, он разочаровано зевнул, сел и уже, как будто не замечая их, почесал за ухом.

— Кать и кто это? — удивленно разглядывал существо Али.

— А я откуда знаю, наверное, местная зверюшка, но, слава богу, она оказалась безобидной.

— Безобидной говоришь, скажи спасибо, что ты ему понравилась иначе сейчас бы ты переваривалась у него в желудке. Кстати, почему ты назвала его Ричи? — спросил Ворд.

— Даже не знаю, само просто вырвалось, и все. А вот интересно, где он живет и чем здесь питается.

— А ты спроси у него, может, ответит, — вмешался Яло, сидящий на плече Али.

— К сожалению, он не умеет разговаривать, но если некоторые не прекратят умничать, то в скором времени мы увидим, что он ест.

— Да ладно, пошутить уже нельзя, — проговорил Яло, перепрыгивая к зверю на макушку, — смотри какие у него зубы, он явно не травоядный, так что мне можно не бояться.

— Яло, сейчас же слезь с него, может он и не питается яблоками, но покусать тебя может, — воскликнула я испугавшись за него. Тем временем Ричи заметил Яло и одним движением передней лапы, скинул его вниз и прижал к земле, нюхая.

— Аааа! Помогите! Убивают! — заверещал Яло, зверь от неожиданности ослабил хватку, и Яло удалось выскользнуть. — Я чуть не погиб! — плакался Яло, сидя у меня на плече.

— Яло, прекрати этот концерт, сам же во всем виноват! — прикрикнула я на него.

— Уууу, злая ты! — сказал он, перебираясь к Али.

— Ворд, как думаешь, там впереди, откуда пришел этот зверь, может быть выход из болота? — спросил его Али.

— Что-то сомневаюсь я на этот счет, посмотри на его лапы, они перепончатые, специально сделаны, чтоб ходить по трясине, он обитатель болот, это не поддается сомнению, но я думаю, ты прав и нам надо двигаться в ту сторону. Часом меньше, часом позже, я не горю желанием опять ходить по болоту.

— Ну что, веди нас Ричи, — обратилась я к нему. Зверь, как будто поняв мои слова, потрусил вперед. Мы старались не отставать от него. Он шел, вынюхивая что-то впереди. Периодически оглядываясь на нас, проверяя, идем ли мы за ним. Вдруг он остановился, принюхался и скрылся за стеной воды. Его не было пару секунд, потом он выскочил обратно, причем он был абсолютно сухой. Он ухватился за край моего платья и потянул к стене.

— Эй, ты куда меня тащишь, отпусти, — попыталась я выдернуть платье. Он принял это за игру и стал наоборот сильнее тащить меня в стену воды. Но вот он резко дернул, и я врезалась в стену, но не ударилась, как ожидала, а прошла сквозь нее. «Что?! Коридор? Так стена в этом месте иллюзия…» Вместо потоков воды здесь оказался высокий туннель, с округлыми стенами, я оглянулась назад, как сквозь стекло были видны все остальные. Я выглянула наружу.

— Пойдемте, здесь проход, не знаю куда он ведет, но он явно искусственного происхождения, — улыбнулась я, отходя в сторону, что бы дать возможность пройти им. Лошадям пришлось завязать глаза, они никак не хотели идти в стену, вставая при этом на дыбы и вырывая уздечки из рук всадников. Наконец все мы оказались в коридоре. От воды шло голубоватое свечение, поэтому в проходе было боле менее светло, глаза быстро привыкли к такому освещению.

— Все в сборе. Что ж веди нас дальше Ричи, — тот услышав свое имя вскочил и потрусил вперед, все это время он лежал и скучающе смотрел, как переходят через стену мои спутники.

Коридор шел прямой линией, поэтому мы издалека увидели огромную, во весь проход дверь. Мы пошли немного быстрее. Достигнув ее, мы разочаровано вздохнули, она оказалась запертой. Она была двухстворчатой, сделанной из дерева, и на ней были вырезаны всевозможные цветы и животные, а еще вверху была надпись буквами похожими на латынь, но я с легкостью смогла их прочесть, там было написано «Ты ведь знаешь, что делать?»

«Странная надпись, как будто написана для кого-то». Мы подошли к ней вплотную, внимательно ее осматривая.

— Ну и что будем делать? — спросил Али, — смотри Кать, твой Ричи спокойно проходит сквозь нее, как будто ее для него и не существует.

— У нас не получится, как у него — сказал Ворд, дотронувшись до двери.

— Должна же она как то открываться… — пробормотала я, внимательно осматривая ее.

— Да, непонятно, даже замочной скважины нет. И этот странный отпечаток руки, интересно кому он принадлежит, — проговорил Ворд.

— Уж точно не мне, — подал голос Яло, он как всегда восседал на плече Али.

— Что за отпечаток? — спросили мы хором с Али, поворачиваясь к Ворду.

— Да вот этот, — показал на дверь Ворд.

«Как мы сразу его не заметили. Хотя немудрено, он же на стыке двух створок, да еще вплетен в рисунок». Али приложил ладонь к отпечатку.

— Не, моя рука не подходит, у меня ладонь шире, да и пальцы толще, Кать, попробуй ты, у тебя рука поменьше, может, она подойдет, — а меня и упрашивать не надо, я уже сама прикоснулась рукой к отпечатку, моя рука точно легла на него. От двери шло приятное тепло, я нажала на отпечаток, он засветился и ушел вглубь, я убрала руку. Раздался звон колокольчиков и дверь начала открываться наружу, из образовавшейся щели хлынул солнечный свет, перед нами представал мир, насыщенный яркими красками. После голубого света прохода, мир вокруг казался настолько красочным, что на душе сразу стало празднично.

— Пойдемте, чего стоять, — сказал Ворд.

Глава 8

Мы зашагали вперед, как только я переступила порог, створки начали закрываться, все ускорили шаг, последним шел Сем, он еле успел выскочить, дверь захлопнулась и исчезла, а на ее месте появилось большое дерево с дуплом. Я дотронулась до него, палец прошел его насквозь, и изображение заколебалось, от него пошли волны, как от брошенного в воду камешка. Я отошла на пару шагов и посмотрела на то место, где были ворота, предо мной, как будто продолжая пейзаж, шел стеной лес, окружающий долину. «Значит, кто-то прикрыл стену из воды иллюзией. Что за искусный маг трудился над ней?!»

Я отвернулась от иллюзии и повернулась к долине.

— Красота! — проговорила я восхищенно, любуясь разноцветными цветами, которых здесь было видимо, не видимо. За поляной располагались небольшие холмы. Мы решили подняться на них и узнать, что же скрывается дальше. Тут мы увидели приближающуюся к нам тучу, только она была какой-то странной, она искрила всеми цветами радуги, я стояла, с интересом наблюдая за ее приближением, она очень быстро неслась к нам. Все сбились в кучу, меня запихали вглубь.

— Да вы, да я вас, а ну пустите, я хочу увидеть что это, — стала я возмущаться.

— Ну, Кать, — попытался уговорить меня Али, — это может быть что-то опасное.

— И что?! В крайнем случае, я быстро спрячусь за вас.

— Да выпусти ты ее, Али, пусть смотрит, если ей так хочется, — сказал Ворд, отходя в сторону и давая мне возможность встать между ним и Али.

Туча была все ближе и ближе. Мы застыли все в напряженном ожидании. Вскоре она приблизилась настолько, что можно было рассмотреть ее детально. Я улыбнулась, к нам приближалась туча, состоящая из маленьких крылатых человечков.

Они остановилось в двух шагах перед нами, внимательно рассматривая нас, я же в свою очередь разглядывала их, они были разные, у одних были крылышки зеленых оттенков, у других переливались радугой, еще были с синими крыльями. Как я смогла рассмотреть встречались только эти три вида. Они смотрели на нас, мы же настороженно наблюдали за ними, не зная, чего ждать от них. «Вроде на первый взгляд они не опасны, но в тоже время их много, мало ли что они могут выкинуть». Вдруг, от толпы отделились три человечка и подлетели ко мне. Я машинально подставила руку, чтоб они встали на ладонь. Они опустились на нее, я почти не чувствовала их веса. Это были красивые человечки, на головках у них были миниатюрные короны. Они сложили крылышки, я внимательно следила за ними, они разглядывали меня, как будто пытаясь увидеть во мне что-то. Потом они переглянулись, закивали друг другу головами, повернулись ко мне и опустились на одно колено. Все это проходило в абсолютной тишине, даже птицы петь перестали.

— Мы рады приветствовать тебя здесь, — произнес один из них, тот, кто был посередине, с радужными крылышками.

— Спасибо, — кивнула я. — А вы феи, ведь, правда?

Они переглянулись, подняли на меня удивленные глаза, встали с колен.

— Не она это Вар, ошиблись мы, — сказал человечек с зелеными крыльями, тому, кто был с радужными.

— Но кроме нее никто из людей не мог пройти сквозь этот проход, — возразил ему, тот кого назвали Вар.

— Смотрите, Ричи жмется к ней как к родной. Она это, точно вам говорю, — включился в их спор третий, у которого были синие крылья. Так они и продолжали отстаивать свои точки зрения, как будто меня здесь и не было, во мне же просыпалось раздражение.

— Эй, вы! — не выдержала я. — Сейчас же прекратите! — прикрикнула я, когда от их спора у меня разболелась голова.

Они замолчали на полуслове, повернулись ко мне, и тут же упали на одно колено.

— Прости нас, что усомнились в тебе, — хором проговорили они.

— Простите вы меня, но, кажется, вы меня принимаете не за ту, — сказала я, вздохнув, они поднялись с колен.

— За ту, сомнений нет! — улыбались они так радостно, что я не выдержала и заулыбалась им в ответ.

Тут как будто все очнулись, толпа зашевелилась, они кружились друг с другом, обнимались и танцевали.

— Интересно, за кого они тебя приняли? — спросил меня тихо Али.

— А я откуда знаю, — так же шепотом ответила я ему, но человечки услышали нас.

— Ты, правда, ничего не помнишь? — спросил тот, что с радужными крылышками, эта троица уже удобно устроилась на моей ладони, свесив с нее ножки и удерживая равновесие с помощью крылышек.

— К сожалению, нет, а мы раньше встречались?

— Еще бы, — сказал крайний с зелеными крыльями. — Ты же создала для нас этот уголок, где мы и живем спокойно, огражденные от всяких опасностей.

— Я? Создала все это? — я удивленно смотрела на них.

— Да, тяжелый случай, — ответил он. — Кажется, она действительно нас не помнит, хотя и не удивительно, столько времени прошло уже.

— Извините, а сколько лет назад я здесь была?

— Да поди ж ты вспомни, может пару тысяч назад, а может и больше. Мы точный счет не ведем. Но мы ждали тебя, ты же обещала вернуться сюда. И вот мы дождались, а ты нас не помнишь, — огорченно повесили они головы.

Вдруг в толпе послышался какой-то шум, она расступилась и ко мне понеслась еще одна фея. Она подлетела совсем близко к лицу. Это оказался ребенок. У него были красные крылышки.

— Ты пришла! — воскликнул он и обхватил меня всей своей широтой рук за щеку и поцеловал.

— Нейви, она не помнит нас, — обратилась к нему троица, сидящая у меня на ладони. Он отлетел на расстояние вытянутой руки и внимательно посмотрел мне в глаза.

— Она вспомнит, — уверенно сказал он, — обязательно вспомнит.

— Я буду рада, если это случится, — улыбнулась я.

— А мы тебе поможем, — закивали они.

— Меня зовут Акри, — представился тот, что с зелеными крылышками, — его Варри, — указал он на фею с радужными крыльями, — а его Прулли. Мы короли трех народов фей обитающих в этой долине. Мое племя живет на большом дереве.

— А мы на цветочной поляне, — сказал Варри.

— Ну, а мы у Водопада. Мы тебе все покажем, — проговорил Прулли.

— А я, Нейви и живу в каждом племени по четыре месяца, мое же племя было полностью уничтожено, я последний кого тебе удалось спасти, — сказал он, кружась вокруг меня.

— Но кто их уничтожил? — спросила я.

— Как кто?! Люди.

— Но почему?

— А давайте об этом поговорим позже, я тебе все подробно расскажу, а сейчас вы, наверное, устали с дороги, вам надо отдохнуть.

— Да, ты прав, нам не мешало бы привести себя в порядок, а то мы почти целый день ходили по болоту, — я посмотрела на своих спутников, «все грязные, уставшие и феи сияющие чистотой и красотой, контраст еще тот».

— Пойдем, я отведу тебя в твой домик, — проговорил Нейви, потянув меня за локон.

— А у меня здесь есть дом? — удивилась я.

— Конечно, ты создала его для себя в прошлый раз, повелела нам поддерживать его в чистоте.

— Очень интересно, ладно веди, посмотрим, что я там построила в прошлый раз, — проговорила я, идя за ним.

Короли откланялись, сказали, что вечером зайдут за нами и проводят нас на большой праздник, в честь моего возвращения, остальные феи тоже разлетелись кто куда.

— Кать, ты еще не поняла, за кого они тебя приняли? — спросил Яло, перебравшись ко мне на плечо.

— Я точно в этом не уверена. Эх, в последнее время происходят слишком странные вещи, к тому же я откуда-то угадала, как зовут, этого красавца, — кивнула я на Ричи, все еще шагающего рядом со мной.

— А может ты, действительно, сотворила это место, — продолжал он делать разные предположения.

— Кто знает?

— Кать, ты хоть саму себя не обманывай, ты ведь понимаешь, что они признали в тебе Пресветлую Мать, — вмешалась Лана.

— Лан, я еще точно не уверена, что я и есть бог этого мира, к тому же я правда ничего не помню про это место, абсолютно, ноль информации. Я, конечно, хотела бы верить, что такую красоту создала я и гордилась бы собой, но, к сожалению, у меня нет никаких воспоминаний об этой долине.

— Мой тебе совет, сейчас просто наслаждайся покоем и отдыхом, вот, помоешься, выспишься, пообщаешься с ними, может, что и вспомнишь.

— Хотелось бы в это верить.

Со мной поравнялись Ворд с Али.

— Кать, с тобой не соскучишься, — сказал Али.

— Это точно, — поддакнул ему Ворд — слава богу, в этот раз это выглядит, по крайней мере, безобидно.

— Да ладно, что вам не нравится? Сейчас придем, отдохнем. А вечером еще праздник будет, — успокоила я их.

А мы тем временем взобрались на очередной холм, с него открылся потрясающий вид на долину. «Неужели, такое и вправду существует?! Я как будто в сказке очутилась! Никогда не думала, что в природе может существовать столь большое дерево! Оно же высотой, наверное, с тридцатиэтажный дом, да и в ширину оно огромно, могу поспорить, что это и есть дом фей с зелеными крыльями. Как забавно, оно стоит в окружении обычных деревьев, по сравнению с ним, они похожи на траву. А вон, и водопад виднеется вдалеке, какая яркая над ним радуга от брызг. Из него вытекает река, которая постепенно сходит на нет. Возможно, ручеек, который огибает этот холм это ее конец. Правда, какая-то маленькая получается река, ну да что с нее возьмешь, это ведь волшебная долина. А слева…. Ух, ты! Какие большие цветы, как минимум раз в семь больше обычных. Они как деревья возвышаются над обычными цветами. Но я отсюда, что-то нигде не вижу дом, про который говорил Нейви».

— Где же мой домик? — спросила я фею, пытаясь угадать, в какой стороне он может быть.

— Да вон за той рощей, — ответил он, указывая на небольшую березовую рощу. — Еще минут десять и мы будем на месте.

Мы спустились с холма, прошли сквозь рощу, и перед нами оказался. «Дом моей мечты! Мне такой не раз снился, могла ли я предположить, что смогу его увидеть в реальности?! И этот небольшой дворик заросший цветами и пруд с деревянным мостом через него, к поверхности которого свисают ветки деревьев. И даже есть беседка рядом с домом оплетенная цветущими растениями. А сам дом из дерева и часть стены затянута плющом. Он очень похож на коттеджи, которые я привыкла видеть дома, но в то же время в нем есть нечто такое, такое родное, что ли…»

Мы вошли в дом. «Мы осмотрели уже несколько комнат. Пока что, мне больше всего понравилась гостиная с камином. Я уже начинаю верить в то, что я создала этот дом. Здесь мебель ну точь в точь, как в моем мире. Правда, я нигде не увидела, ни телевизора, ни какой подобной техники. Кухня…. какая большая?! Вот только я что-то не пойму, где тут плита».

— Интересно, а на чем же здесь готовят? — спросила я вслух, Нейви повернулся ко мне.

— Готовить? Зачем? Если можно и так все себе создать. Не забывай, мы же феи.

— Понятно. Нейви скажи, а где же в этом доме можно искупаться? — спросила я у него.

— Так вон, за той дверью ванна, — указал он на соседнюю дверь с кухней.

— Спасибо, увидимся позже, — проговорила я, заходя внутрь ванной комнаты.


Я сидела на ступенях дома и попивала сок, сотворенный Ланой.

— Как хорошо Лан, правда.

— Согласна, здесь спокойно, чувствуется умиротворение.

— А где Нейви?

— Не знаю, улетел куда-то, сказал, что скоро будет.

— Он славный, надо будет расспросить его, за что люди убили его соплеменников.

— Кать, я, конечно, понимаю, что тебе любопытно, но ты не думаешь, что ему будет не очень приятно об этом вспоминать. К тому же если он захочет, то сам тебе все расскажет.

— Эх, не хочется признавать, но ты права. Ему, наверное, и так несладко пришлось.

Я отставила стакан в сторону, и тут ко мне на колени упал небольшой сверток, я подняла глаза и увидела Нейви в окружении нескольких фей с голубыми крыльями.

— Это тебе подарок, от жителей водопада, я как раз сейчас живу у них, — ответил он на мой удивленный взгляд.

— Но за что?

— Да просто так, разве для подарка обязательно нужна причина?

— Нет. Спасибо вам, а что это? — спросила я, осматривая сверток.

— Разверни и увидишь, — улыбнулся он, я аккуратно сняла упаковку.

— Боже, какая красота! — воскликнула я, с восхищением смотря на потрясающее платье голубого цвета, усыпанное застывшими капельками воды, образовывающими замысловатый узор. — Спасибо, у меня просто нет слов, оно великолепно! Я обязательно надену его сегодня.

— И не только его, — послышался знакомый голос сзади, я обернулась, там висели в воздухе феи с зелеными крыльями, среди них я узнала Анри.

— Мы тоже кое-что для тебя приготовили. Раскрой ладони и закрой глаза.

Я сделала, как он сказал, и почувствовала, как что-то опустилось мне в руки.

— Все, открывай, — скомандовал Анри. «Туфли?! Что-то я не пойму из чего они сделаны? Такие мягкие и невесомые, к тому же они идеально подходят к платью, как будто они заранее договорились об этом. Хотя, скорее всего это так и есть».

— Но, это не все, ты еще не видела, то, что мы для тебя приготовили, — сказал, подлетая со своими феями Варри. — Держи, — произнес он и передо мной вырос голубой цветок, с нераспустившимся бутоном. — Дотронься до него, — пояснил он. Я осторожно коснулась бутона, он тут же раскрылся, а в его сердцевине лежала изящная корона, напоминающая тонкую паутинку, на которой застыли капли росы.

— Спасибо вам всем, за столь чудесные подарки! — благодарила я их, тронутая до глубины души. Они выглядели очень довольные, попрощавшись, они разлетелись. Остался только Нейви.

— Знаешь, каждый король хотел, чтобы праздник прошел на его территории. Поэтому было решено устроить трехдневные гулянья. Подходи после захода солнца к большому дереву, сегодня праздник будет там, завтра у водопада, а послезавтра на цветочной поляне. Ты, надеюсь, не откажешь нам в этом? Ведь мы так соскучились по тебе! Ты даже не представляешь, насколько сделала нас счастливыми своим появлением, — он обнял меня за щеку, — кстати, будь осторожна с людьми, с которыми ты пришла, от них идут волны зла. Но раз они с тобой, то нам нечего их бояться. Можешь взять их с собой сегодня. А сейчас мне пора. Увидимся, — сказал и улетел.

А я осталась сидеть. «Его последние слова, они встревожили меня. Волны зла…. Мог ли он ошибиться? Не знаю, я думала, что им можно верить, хотя все равно надо быть начеку».

Я поделилась своими мыслями с Вордом и Али.

— Это не возможно, выдумывает он все, они надежные люди, я их сам подбирал. Я всех знаю по нескольку лет. Так что не бойся, ошибается он, точно говорю, — убеждал меня Ворд.

— Хотелось бы в это поверить, но я все равно беспокоюсь. Кстати, мне сообщили, что праздник продлиться три дня, сегодня он будет у большого дерева, нам надо прийти туда, как стемнеет, так что я пошла переодеваться. И еще, Ворд, скажи остальным, что они тоже приглашены.

— Хорошо передам, встречаемся у порога через двадцать минут.

— Договорились, — сказала я, уже направляясь в свою комнату, где оставила до этого подаренные мне феями вещи.

Переодевшись, я подошла к огромному зеркалу, которое было в моей комнате. Из него на меня смотрела сказочная принцесса.

Я вышла на порог, солнце зашло и на небе теперь светила почти полная луна. На меня обернулись все стоящие мужчины, раздался всеобщий вздох восхищения.

— Принцесса….- склонились они в поклоне.

Я посмотрела на свое платье, от попадающих на него лучей луны, казалось, что все платье усыпано звездами. Я мысленно в который раз поблагодарила фей.

Еще днем, мы решили дать отдохнуть лошадям и, расседлав их, отпустили пастись. Поэтому сейчас к дереву мы отправились пешком. С нами еще пошла Лана и, конечно же Яло, они не хотели пропустить такое мероприятие. Приблизительно через полчаса мы добрались до места проведения праздника. Вблизи дерево оказалось еще больше, чем я думала сначала, мне понадобилось минут десять, чтобы обойти его вокруг.

Феи постарались на славу, украсили все вокруг, маленькими разноцветными фонариками и лентами. Специально для нас были установлены столы, сами же феи располагались прямо на цветах и ветках деревьев. Их здесь было видимо, не видимо, играла приятная музыка, многие кружились в танце, некоторые летали друг за другом в догонялки, отовсюду слышался смех и радостные возгласы. Нам тоже передалось от них веселое настроение, я болтала со всеми, отвечала на вопросы, чокалась с феями кубками. «Может, в этом повинен напиток, который мы пьем, Нейви назвал его напитком богов. Чувствуется вкус абрикос и еще чего-то. А не важно, главное, что мне хорошо на душе».

Ко мне подлетел Нейви.

— Станцуй для нас, — попросил он.

— Для вас? Но я плохо танцую, — смущенно ответила я.

— Ты? Не смеши меня, я видел это, и поверь, я знаю, о чем говорю, — улыбался он.

— Мы тоже хотим посмотреть на это, — влез Али, — мы ни разу не видели, как ты танцуешь, бал можно не считать, да и танцы в деревне тоже.

А я сидела и кусала губы. «Аааа!!! Если соглашусь, то опозорюсь. Я ведь всегда плохо танцевала, я же по натуре очень стеснительная, хоть стараюсь и не показывать этого. На дискотеках, я ни разу не танцевала от души, а повторяла всегда обычное движение: переход с ноги на ногу, ну и руками там немного помашу, и все. Но здесь, в этом платье, это будет выглядеть просто глупо, они все будут надо мной смеяться! Как же быть? Хотя, иногда я, конечно, включала музыку, когда никого не было дома, и танцевала от души, но тогда я точно знала, что меня никто не увидит, никто не посмеется над моими движениями. А здесь на меня будут смотреть тысячи глаз. Я ж ни одного движения не смогу сделать».

— Нет, простите, но танцевать я не буду, — приняла я решение. «Кажется, я сказала это слишком громко, потому что сразу стихла музыка, умолк смех, теперь на меня глядят сотни просящих глаз. Ааа! Что мне делать?»

— Станцуй для них, — влезла в мои мысли Лана.

— Но, я не умею, я опозорюсь, к тому же я стесняюсь, когда на меня смотрят.

— А ты представь, что здесь никого нет.

— Легко сказать. И что они так глядят на меня? Аааа!!! Все! Сами напросились!

— Ладно, уговорили, я станцую для вас, но потом не говорите, что я вас не предупреждала! У вас есть какая-нибудь красивая музыка? — спросила я, все сразу загалдели, веселье возобновилось, как будто ничего и не было.

— Они сыграют твою любимую, — ответил Нейви.

— Тогда пусть начинают, — произнесла я обреченно. «Надо отмучаться и все, надеюсь после этого, они не будут больше ко мне приставать, с просьбой станцевать для них».

Для меня очистили довольно широкий круг, все феи расселись, наступила пугающая тишина. Я вышла из-за стола и встала в центре освободившегося пространства. «Как же мне не по себе! Хочется сбежать отсюда! И зачем я только согласилась!» Я закрыла глаза пытаясь, расслабиться. «Так, надо успокоиться, я здесь одна, тут никого нет! На меня никто не смотрит! Я спокойна и я хочу танцевать, просто для себя! Аааа! Ничего не получается, я не могу!»

Тут ночную тишину прорезали первые звуки музыки, они лились, сплетаясь в мелодию. Я стояла, прислушиваясь к ней. Она цепляла. Я расслабилась, на душе стало спокойно и радостно, не открывая глаз, я начала двигаться. Я ощущала себя частью музыки, я текла вместе с ней. В какой-то момент я почувствовала себя маленьким деревцем. Я танцевала его радость от просыпающегося дня, восхищение от появления первых листочков и цветов. Я передавала его восторг и наслаждение от дождя, омывающего его листья. Я танцевала его жизнь, как оно растет и крепнет, превращаясь в могучего великана, которого не согнуть даже сильнейшему ветру. Я танцевала его смерть, которой оно улыбалось, благодаря ее за возможность начать все сначала.

Когда мелодия закончилась, я тихо опустилась на траву.

Глава 9

Проснулась я в своей кровати в домике, улыбаясь при воспоминании о вчерашнем вечере. «Не знаю, как это выглядело со стороны, какие движения я там совершала, но, то, что моя душа танцевала, и я была счастлива, в этом нет никаких сомнений». Я потянулась. «Что-то я не помню, что было после того как музыка закончила играть. На мне платье, подаренное феями, возможно меня перенесли сюда спящей или я просто устала до такой степени, что решила не переодеваться, а лечь прямо так. Ладно, чего гадать, пойду, расспрошу остальных».

Переодевшись, я спустилась к пруду, умылась его холодной водой.

Тем временем ко мне подошла Лана.

— С добрым утром Кать! Знаешь, хоть я и раньше не сомневалась в том, что ты Пресветлая Мать, но вчера я в этом убедилась окончательно.

— О чем ты? — не поняла я ее.

— Я о твоем вчерашнем танце.

— А, ну и как я станцевала, тебе понравилось? Представляешь, я не помню, как уснула.

— Ты, да это просто трудно передать словами, я никогда ничего подобного не видела, я смотрела на тебя, не отрывая глаз, в твоем танце было столько радости, света и жизни, в общем это нельзя передать словами, это надо видеть.

— Да хотела бы я сама это увидеть. Эх, жаль, у нас нет видеокамеры.

— А что это?

— Да так, одна очень полезная вещица, к сожалению, тебе ее создать не удастся.

— Понятно.

— Пошли в беседку, что ли? Предлагаю немного перекусить и пойти гулять по окрестностям. Кстати, я тут подумала, надо будет расспросить фей о тебе, может они знают что-нибудь про обряд.

— Ты думаешь, они смогут мне помочь?

— Без понятия, но спросить стоит. У них ведь тоже есть крылышки. Так что все может быть.

Мы тем временем перебрались в беседку, Лана сотворила мне замечательный завтрак. Но я даже не успела ничего съесть, как к нам заглянул Али.

— Доброе утро Принцесса! — сказал он, присаживаясь рядом.

— И тебе тоже доброе, будешь завтракать? — спросила я его.

— Конечно, а то я после вчерашнего вечера ничего не ел.

— Сейчас все будет. Али, знаешь, я как-то не заметила, как я вчера уснула, расскажи, чем закончился вчерашний праздник.

Тут к нам заглянул Ворд с Яло на плече.

— Ах, вот вы где и опять едите без меня, — произнес Ворд сокрушённо.

— Садись, хватит из себя мученика делать, — усмехнулся Али, ближе подвигаясь ко мне.

— Али, ты так и не ответил, чем кончился праздник?

— А ты как думаешь? — ответил он вопросом на вопрос, я пожала плечами в ответ. — О, не думал, что ты такое забудешь. Ты вчера была очень веселой и много пила местного напитка. Потом ты повздорила с Вордом и полезла с ним драться. А еще ты гоняла по поляне фей, крича: какая красивая бабочка! Мы еле увели тебя оттуда!

— Что?! — я испугано взглянула на него.

— Ой, все не могу! — всхлипнул Али и они как давай все смеяться.

— Не поняла….

— Кать, да пошутил я! — пояснил он, отсмеявшись. — Не было этого ничего.

— А что тогда было?! — начинала я злиться.

— Да ничего не было! — вмешался Яло, — ты так танцевала, так, ну прямо, ух! В общем мне понравилось. А когда музыка кончилась, ты уснула, праздник на этом и закончился, ни у кого не было сил и эмоций продолжать его и мы вернулись домой. Я в восторге от твоего танца!

— Спасибо, — немного смущенно проговорила я.

— И чего упиралась, говориться, — сказал Али серьезным голосом, а в его глазах так и прыгали смешинки.

— Да ну вас, я, ведь, правда, плохо танцую.

— Врятли мы теперь в это поверим, припаси эти сказочки, для других, — усмехнулся Ворд. «Да уж, теперь поди докажи им, что это было все лишь минутное помешательство».

— Ну и ладно — махнула я рукой. — Мы с Ланой хотим пройти и осмотреть здесь все. Вы с нами? — сменила я тему разговора.

— Куда же мы денемся! — ответил за всех Али, — конечно с вами.

Закончив завтрак, мы собирались уже покинуть беседку, но тут к нам прилетел Нейви.

— Привет! Спасибо тебе за танец! — радостно проговорил он, обнимая и целуя меня — ты что-нибудь вспомнила?

— К сожалению, нет, когда я танцевала, мне казалось, что я дерево, я видела, нет, не правильно, я прожила его жизнь, странно все это, а что за музыка вчера звучала? — спросила я его.

— Это была музыка леса, в которой сплетается шум листвы, пение птиц, журчание ручьев, это любимая песнь жителей дерева. Надеюсь, вы помните, что сегодня праздник будет у водопада?

— Конечно, помним. Нейви, мы хотим посмотреть долину, проведешь для нас экскурсию?

— С большой радостью! — закружился он вокруг нас.


Мы подошли, к месту вчерашнего праздника. Феи уже прибрались, и не осталось никаких следов, вчерашнего веселья. Сейчас при дневном свете, я смогла рассмотреть это могучее дерево. Оно имело необычную структуру. Казалось, что ствол его состоит из сплетения нетолстых веток, которые между собой образуют переходы, комнаты, залы, в них то и жили феи. Вокруг нас сновали феи, их жизнь шла своим чередом. К нам вышел поздороваться Акри. Пока все обходили дерево, я отозвала незаметно короля в сторонку.

— Скажите, ваше величество, а вы знаете, что-нибудь про обряд для пегасов, ну чтоб у них появились крылья? — спросила я его шепотом.

— У пегасов? А зачем вам это? — удивился он.

— Да есть у меня один пегас, он потерялся и мы ищем, как бы вернуть его домой, а еще если по истечению двух месяцев ей не провести обряд, то она так навсегда и останется лошадью.

— А не про эту ли лошадь идет речь, что идет и внимательно нас сейчас слушает?

— Вы проницательны ваше величество именно она и есть. Так, вы сможете нам помочь?

— Помочь? Хм, мне надо переговорить с двумя другими королями. Это очень сложный и опасный обряд, ведь дается только один шанс и если она не сумеет его использовать, то навсегда останется лошадью.

— Пожалуйста, спросите. Я очень надеюсь на вашу помощь. Только нужно все это тайно сделать, я не хочу, чтобы мои спутники знали, что она пегас.

— Давайте поступим так, вы продолжаете свою прогулку, а я пока соберу совет трех, как только мы все обсудим и примем решение, мы пришлем к тебе Нейви.

— Да, спасибо вам большое.

— Благодарить будешь, если все получится, — сказал он, попрощался и улетел.

— Лан ты все слышала?

— Да, мне немного страшно, согласятся ли они мне помочь.

— Эй, не переживай! Думаю, короли не откажут мне в этой маленькой просьбе. Я верю, что у нас все получится, и ты через пару дней будешь возить меня уже и по небу, — улыбнулась я и потрепала ее за холку.

Дальше мы отправились к водопаду. Я стояла, задрав голову, и любовалась потоками воды, срывающимися вниз. В этом месте было нагромождение скал, как будто кто-то вырвал с корнем часть горы и перенес ее сюда. Эти скалы не были голыми, они сплошь заросли деревьями и цветами. Здесь Феи жили в проходах в скалах. А еще у них в озере, куда падал водопад, было большое множество кувшинок, и даже рос лотос. Мне показали место предстоящего праздника, это оказалась довольно большая поляна, над которой нависала скала, туда и сюда носились феи, развешивая украшения и фонарики. Мы не стали их отвлекать и двинулись на поляну с огромными цветами.

Я с восторгом смотрела на цветы с меня размером. В каждом цветке жила семья. Здесь Нейви попрощался, сказал, что вечером придет за нами, чтоб отвести на праздник.


Мы шли по зеленому лугу, светило солнышко, пели птички, я разулась и шла босиком по траве. Я почувствовала себя такой счастливой, маленькой девочкой. Я обернулась на Али и Ворда, они шли, о чем-то болтая.

— Вы чего скучаете, давайте, в догонялки поиграем, — сказала я, подбегая к ним.

— Кать, мы взрослые люди, какие догонялки?! — возмутился Ворд.

— Обыкновенные! Ну и что, что мы взрослые, сейчас я ребенок и мне хочется побегать, вы откажите мне в этом удовольствие? — я надув губы, посмотрела на Али.

— Хорошо, — сдался он, — кто водит?

— Вы как хотите, но я с вами не играю! — категорически заявил Ворд.

— Да ты просто не умеешь бегать! — стала я его подначивать.

— Я?! Да если хочешь знать, то я…

— Что ты?! Могу поспорить, что ты меня не догонишь.

— А вот догоню!

— Так догоняй! — хлопнула я его по плечу, — все в рассыпную! Ворд водит — крикнула я, срываясь с места по направлению к дому.

— Ах, так?! Ну, теперь держитесь! — воскликнул он и понесся за нами следом. Вот так, смеясь, и догоняя друг друга, мы добрались до дома.

Поужинав, я пошла одеваться, в комнате было открыто окно. Я как раз собиралась снять платье, когда появился Нейви.

— Привет! — уже привычно обнял он меня. — Я к тебе по делу, — сказал он, садясь на подставленную ладонь.

— Ну, говори, не тяни. Они помогут?

— Помогут! — улыбнулся он — они сказали, что бы за час до рассвета, вы подходили к большому дереву, они будут вас там ждать, так что смотрите, не проспите. А сейчас я полетел, еще столько дел. Увидимся на празднике!

Он вышел. А я помчалась к Лане.

— Ты куда бежишь?! — остановил меня ее голос.

— Можешь радоваться, — счастливо улыбалась я, подбегая к ней, — они завтра проведут для тебя обряд.

— Слава богу! — облегченно вздохнула она. — А чего ты прибежала, то?

— Чтоб тебе сообщить?

— Так ты же могла и в комнате со мной поговорить.

— Ой, и вправду! Я просто так обрадовалась, что забыла об этом.

— Бывает, — улыбнулась она, — но сейчас то, иди переодеваться, а то опаздывать не хорошо.


Праздник ничем не отличался от вчерашнего, та же суета, смех и веселье. Как я и думала, меня опять попросили станцевать. В этот раз я не стала упираться. Я встала на краю озера и закрыла глаза. Началась музыка, я расслабилась и понеслась вперед горной рекой. Я танцевала ее мощь, силу с которой она стачивает камни и несет поваленные деревья. Я срывалась вниз безумным водопадом и разлеталась на мелкие брызги, которые в лучах солнца превращались в радугу. Я танцевала спокойствие широкой реки и веселье маленького ручейка, я была каплей росы и океаном, полным жизни. Но вот музыка закончилась, и я без сил опустилась на землю.

— Кать, проснись! Ка-т-я-я! Ну, пожалуйста, проснись уже наконец! — послышался мне встревоженный голос Лана, я открыла глаза.

— Лан, ты чего раскричалась? Что случилось? — спросонья не поняла я, что ей от меня надо.

— О! Неужели, ты меня услышала?! Сейчас же вставай, мы же так опоздаем!

— Куда?

— Кать, ты, что еще не проснулась? Мне же сегодня феи должны проводить обряд.

— Ах, да точно, а сколько сейчас времени? — спросила я ее, зевая.

— Много уже! Нам через десять минут надо быть у большого дерева.

— Через сколько?! — воскликнула я, вскакивая с постели.

— Вот и я про тоже! Открой окно, я уже тут, давай вылезай, да помчались. Скорее всего, немного опоздаем, но будем надеяться, что они нас дождутся.

На небе одна за другой гасли звезды. Я выбралась на улицу, и мы понеслись к дереву.

— С добрым утром! Извините, мы проспали! — повинилась я, когда мы подъехали к феям.

— Ну, наконец-то, а мы думали, что вы уже не придете. Надо спешить, скоро взойдет солнце, — сказал Варри и полетел в сторону холмов.

Мы, следуя за ним, подошли почти вплотную к стене иллюзии. В этом месте три холма образовывали небольшую поляну, в центре которой был камнями выложен треугольник, у которого отсутствовала одна из вершин, как раз с той стороны, откуда должно было появиться солнце.

— Надо торопиться, уже через десять минут взойдет солнце! — воскликнул Акри.

— Кать, скажи своему пегасу, чтоб она зашла в треугольник и разместилась так, чтоб быть головой к углу, что без вершины. Далее, самая неприятная процедура, держи — произнес Варри, протягивая мне миниатюрный меч, я удивленно посмотрела на них.

— И что мне с этим делать? — спросила я, недоуменно рассматривая клинок.

— Тебе надо сделать небольшие надрезы на ее коже, там, где будут предположительно располагаться крылья.

— Вот этим? — покрутила я клинок в руках.

— Да им, между прочим, он сделан из алмаза и с помощью него мы проводим все ритуалы, — пояснил Прулли.

— Хорошо, а когда резать?

— Незамедлительно, иначе, может, не получится.

Я подошла к Лане, она смотрела на меня широко раскрытыми глазами, в которых читался страх.

— Не бойся, все будет хорошо, — погладила я ее по шее, успокаивая.

— Да я понимаю, но все равно страшно, а вдруг не получится?

— Господи, ну что за мысли?! Конечно, у тебя все получится! Главное поверь в это сильно-сильно! Поняла?! А сейчас расслабься и не дергайся, будет чуточку больно, — сказала я и быстро сделала с двух сторон вдоль позвоночника разрезы, длинной примерно по двадцать сантиметров.

Лана все мужественно вынесла, ни разу не шелохнувшись. Из ранок тут же потекли тонкие струйки крови.

— Я все надрезала, что делать дальше? — повернулась я к феям.

— От тебя больше ничего не требуется, только выйди из треугольника.

Пожелав Лане удачи, я отошла в сторону, тем временем небо уже окрасилось алым «еще каких-то пара минут и появится светило».

Три короля встали по бокам треугольника, каждый ровно в середине, одного из его ребер.

— Как, говоришь, зовут твоего пегаса? — спросил Варри.

— Лана, вы можете обращаться к ней напрямую, она все понимает, что вы говорите.

— Отлично, тогда Лана слушай внимательно. Как только первый луч солнца коснется тебя, активируется этот треугольник. Видишь проход, что вместо вершины, от него к солнцу будет тянуться алая дорожка света, когда она появится, тебе нужно будет вскочить на нее и бежать вперед, у тебя сразу же начнут появляться крылья. Почувствуешь, что они тебя слушаются, тут же спрыгивай с дороги, но ни раньше и, ни в коем случае долго там не задерживайся, а то можешь раствориться в свете. А теперь приготовься.

Лана встала с колен, внимательно следя за горизонтом. Наконец солнце показалось, его лучи попали на Лану и сразу же треугольник наполнился красно-оранжевым светом. Короли стояли, широко раскинув руки и крылья, я поняла, что они не дают свету пройти дальше. Через мгновение свет не найдя другого пути кроме срезанной вершины устремился прочь и вот теперь треугольник и солнце связывала, казалось бы невесомая дорога из оранжево-красного света. Лана вскочила на этот луч и понеслась вперед. Кровь из ранок под действием света поднялась вверх, образую контуру крыльев. По мере того, как она удалялась, крылья становились видны все четче и четче. Скоро Лана совсем исчезла из нашего вида, прошло еще долгих пять минут и луч исчез, как будто кто-то щелкун выключателем.

— Все! — произнесли феи, бессильно опускаясь в траву, — теперь остается только ждать и надеяться на то, что она справилась.

Я сидела, нервно кусая губы. Вдруг на горизонте появилась черная точка, она приближалась. Еще через минуту моему взору предстал пегас с красивыми черными крыльями, «Хм, я почему-то думала, что они будут как у птицы состоять из перьев, но они больше похожи, на крылья бабочек». Лана аккуратно приземлилась рядом со мной, я тут же бросилась ей на шею.

— Молодец, ты справилась! — похвалила я ее.

— Спасибо, что верила в меня.

— Всегда, пожалуйста! Лан, я потрогаю их? Ты ведь не против, правда?

Она кивнула, я подошла к ней с боку, с восхищением рассматривая крылья, они были с рваными краями, я дотронулась до них, было ощущение, что я провожу рукой по бархату.

— Мне нравиться! Хорошие крылышки получились! Ну что прокатишь меня? — спросила я.

— С удовольствием, только сначала поблагодари от меня королей.

— Ах, да, сейчас, — сказала я, поворачиваясь к ним.

— Лана выражает вам искреннею признательность и от всего сердца говорит вам спасибо, — произнесла я, а Лана в это время склонилась в поклоне перед ними.

— Рады были помочь! — улыбнулись они, поднимаясь в воздух.

— Нам здесь делать больше нечего, — сказал Варри и повернувшись к Лане добавил, — если захочешь, чтоб крылья исчезли, просто, представь, что их нет, а для того, чтоб они снова появились, вспомни ощущение полета. Советую не экспериментировать в воздухе. Ну, развлекайтесь, а нам пора. Увидимся вечером на празднике.

— Кать, чего стоишь? Залезай! — скомандовала она, наклоняясь вперед, чтобы я смогла на нее взобраться.

— Вперед, к солнцу! — воскликнула я, усаживаясь поудобнее.

Мы взмыли вверх. Без седла я с трудом удерживалась на ней, постоянно накреняясь то в одну, то в другую стороны, но я все равно была счастлива. Полетав немного, мы спустились подальше от дома и пошли шагом. Лана немного поэкспериментировала, заставляя крылья то появляться, то снова исчезать. Я с улыбкой наблюдала за ней.

Глава 10

Мы вернулись домой, было еще раннее утро, я оставила Лану и чтобы не шуметь и ненароком не разбудить кого-нибудь я решила залезть в свою комнату обратно через окно. Дойдя до него, я остановилась, прислушиваясь. «В моей комнате кто-то есть. Неужели, меня пришли будить Али или Ворд. Хотя это маловероятно, после вчерашнего-то, они наверное отсыпаются. Ричи сам не войдет. Тогда кто? А ладно чего гадать!». Я тихонько подтянулась и заглянула в окно. В комнате был человек, он стоял ко мне спиной, и поэтому не мог меня видеть. «Похоже, это Карл, но что он здесь делает?» Он тем временем повернулся боком, и в его руках я увидела Нейви, он держал его за крылья. «Что происходит? Что ему от Нейви надо? Как он посмел вообще его тронуть?»

— Я никогда этого не сделаю! — выкрикнул Нейви. «Интересно что? Ладно, послушаем еще немного, но мне это все ой, как не нравится».

— Тихо! Не ори! Поверь, жить захочешь, сделаешь, а нет, так я тебе прямо сейчас, да по отрываю твои крылышки, — прошипел Карл, слегка потянув за них.

— Пусти, у тебя все равно ничего не получится! — заплакал Нейви.

— А это мы еще посмотрим. Ты же фея, вот и исполняй мое желание.

— Но я не могу! — воскликнул он, — если я это сделаю, то никогда не прощу себя!

— Меня не волнуют твои душевные терзания! Ты должен ее убить! Просто обязан!

— Да, что она вам сделала-то? — воскликнул Нейви, всхлипывая.

— Эта мерзавка, лишила меня всего, — тихо заговорил он, глядя перед собой, — надо мной все смеются! По ее вине мне пришлось бежать, меня перестали уважать! Да что, я тебе рассказываю?! Убей ее, иначе умрешь сам!

«Кажется, есть только один человек, который может меня так ненавидеть, это колдун из замка, но как он оказался Карлом? Эх, как же я еще мало знаю про этот мир и уж тем более ничего не знаю про здешнюю магию. Возможно, он принял облик Карла еще до начала нашего путешествия. Тогда почему он решился убить меня только сейчас? Может, до этого у него не было шанса это сделать, ведь со мной постоянно кто-то находился, я почти никогда не оставалась одна. Но почему он сам это не сделает, зачем он заставляет Нейви? Загадка, однако. Что же делать? Если появлюсь сейчас, то он поймет, что я все слышала, и его план раскрыт, тогда он может сильно навредить Нейви. Как же быть?»

— Нет, я не сделаю этого и тебе не позволю, — прошептал Нейви, я отвлеклась от своих мыслей, с ужасом представляя, что сейчас может произойти. Нейви, тем временем, поднял на колдуна глаза, я с удивлением смотрела на его лицо, на нем не было и тени страха, а только самоуверенная улыбка. «Интересно, что он задумал?»

— Да что ты можешь? — рассмеялся Карл, — ты же букашка, да я тебя одной рукой могу прихлопнуть.

— Ничего ты не сделаешь! Я уже все решил! Ты хотел, чтоб я убил? Так и быть, я отправлю тебя в ад! — нервно рассмеялся Нейви. Тут же его крылья загорелись алым пламенем, колдун хотел отдернуть руку, но она как будто прилипла к Нейви. — Прощай! — крикнул Нейви. Колдун мгновенно вспыхнул и превратился в пепел. А крылья Нейви стали прозрачными.

Больше не раздумывая, я залезла в комнату. Нейви стоял посреди пепла, увидев меня, он улыбнулся.

— Вот и я спас тебя! — произнес он, и начал заваливаться на бок, я успела его подхватить.

— Нейви, миленький! Не умирай! Я умоляю тебя, очнись! — шептала я.

«Боже, что я наделала! Он же теперь умрет! Как же его спасти?»

— Пожалуйста! Я прошу тебя, открой глаза! — слезы сами полились из глаз «Я не знаю, что делать! Что я за бог такой, если даже не могу его спасти! Где справедливость?!» От злости я топнула ногой, пепел, что остался от колдуна взвился вверх и вспыхнул синим пламенем. Я тут же стала куда-то проваливаться. Еще мгновение и я оказалась на какой-то поляне, было ощущение, как во сне, как будто я наблюдаю за всем со стороны.

Я видела маленьких фей, они лежали повсюду с прозрачными крыльями, пришло понимание того, что они все мертвы, я стала искать выживших, отойдя немного в сторону, я увидела горстку пепла, в ней лежала еще одна маленькая фея с прозрачными крылышками, а над ней носился маленький Нейви.

— Мама, мама! — сквозь рыданья звал он ее. — Спаси ее! — воскликнул он, увидев меня, — ты же Пресветлая Мать, ты всемогуща! Верни мне ее! — плакал он, колотя меня своими маленькими кулачками. А я стояла и с ужасом понимала, «я действительно могу их спасти, ведь стоит только подправить немного события, произошедшие в прошлом, и можно будет избежать, уничтожения этого племени. Но если, я их спасу будущее изменится, а я не в праве, да и не хочу этого делать. Значит, я не буду ничего менять».

— Прости меня малыш, — грустно улыбнулась я ему, — но я не могу вернуть того, кто покинул этот мир. Пойдем со мной, я отведу тебя к другим феям, они позаботятся о тебе, — произнесла я, беря его на руки.

Изображение расплылось, а когда я снова смогла сфокусировать взгляд. Я висела в воздухе. «Здесь! Да, это место идеально подходит». В моих руках появилось пламя, я сбросило его вниз, и оно охватил все вокруг. Тут же огонь стал принимать разные формы, изменяя до неузнаваемости пейзаж. Вот справа появились красивые большие цветы, слева выросло огромное дерево, я обернулась, позади, высились скалы, а с вершины одной из них срывался водопад. Довольная результатом, я обвела рукой примерные очертания долины. И поднималась, следуя за моей рукой, стена воды, ограждая долину от непрошеных гостей. Дальше я взмахнула рукой и появилась вторая стена из пузырьков, а от нее огонь пошел в стороны и все чего он касался, превращалось в непроходимые болота. Я хлопнула в ладоши и в долине появились все феи этого мира.

— Этот кусочек земли принадлежит вам, — обратилась я к ним, — я обещаю, что кроме меня к вам не сможет найти дорогу ни один человек. Но я не собираюсь вас удерживать здесь насильно, любой, кто захочет покинуть эту долину, сможет это спокойно сделать. Живите и радуйтесь жизни. К тем, кто останется здесь, у меня единственная просьба: позаботьтесь о малыше Нейви, он единственный остался из красного племени.

Все вдруг поплыло. Открыв глаза я, с удивлением обнаружила, что лежу в своей постели, а рядом на подушке свернувшись калачиком, спит Нейви. Я присела, пытаясь сообразить. «Как? Что-то я ничего не понимаю! Нейви жив и крылья у него сейчас нормального цвета, но кто его спас? А может, мне все это приснилось? Да нет, не может быть…. Так, последнее что я помню, это ведение, когда я просила фей позаботиться о нем. А что было дальше? Да ничего вроде не было…. Что за бред, но кто-то же его вернул к жизни. Так, надо разбудить его, возможно, он сможет мне объяснить, что здесь произошло».

— Нейви, проснись, — позвала я его, он перевернулся на спину и открыл глаза.

— Привет, — улыбнулась я ему, — ты как?

— Катя? Постой, я не умер? — он с удивлением стал себя ощупывать.

— Нейви, скажи, что ты последнее помнишь?

— Я? Так, я помню, как убил человека, потом появилась ты, вот вроде бы и все…. А что?

— Да так, я кое-что забыла, думала, что ты сможешь мне помочь вспомнить.

— Прости…. И спасибо, что вернула меня к жизни, — сказал он, обнимая меня.

— Эх, не благодари меня, скорее всего это сделала не я.

— Ты, можешь в этом не сомневаться, только Пресветлая Мать, могла спасти меня.

— Понятно, — сказала я, ложась обратно, я чувствовала себя очень уставшей.


Проснулась я от того, что кто-то тряс меня за плечо. Я открыла глаза, мне улыбался Али.

— Ты собралась весь день проспать?

— А сколько сейчас времени? — спросила я.

— Уже почти полдень! Я пробовал разбудить тебя часа два назад, но ты от меня только отмахнулась. Сказала, чтоб я позже зашел.

— Правда? Что-то я ничего подобного не помню, — я тем временем уселась на кровати, оглядевшись по сторонам, я нигде не увидела Нейви.

— Бывает, ну все вставай, а я пока пойду, встретимся в беседке, — сказал он, направляясь к двери.

— Али! — окликнула я его, и пока не передумала, я быстро добавила, — постой, мне надо с тобой поговорить, — он вернулся и разлегся на постели, я, было, хотела возмутиться, но решила, что сейчас ему это можно простить.

— Я весь во внимании, — вопросительно посмотрел он на меня. «Эх, была, не была!»

— Али ты не замечал во мне некоторые странности?

— Хм, вопрос прямо не в бровь, а в глаз. Да ты ходячая странность, — усмехнулся он.

— Я? — «вот так всегда, хочешь с ним серьезно поговорить, а он опять шутки шутит» — нет правда, что во мне ты заметил необычного? Только честно!

— А если без шуток, — посерьезнел он, — то ты уж не обижайся, но ты никак не похожа на принцессу, — я удивленно смотрела на него, он вздохнул и пояснил, — ну ты ведешь себя никак принцесса, у тебя другие манеры, ты не высокомерна и слава богу не глупа, с тобой можно общаться на равных, что несомненно делает общение с тобой приятным. С другой стороны ты постоянно попадаешь в разные истории, я все на тебя удивляюсь, как можно находить столько неприятностей. А еще когда ты злишься или тебе больно, то в твоих глазах начинает плясать голубое пламя, меня это немного пугает. Откуда этот огонь?

— Понимаешь… — и тут я решилась. — Думаю, стоит начать с самого начала, прошу меня не перебивать. Если возникнут вопросы, задашь их в конце, — Али кивнул, принимая мои условия.

— Во-первых, я из другого мира, во-вторых, ты прав, я действительно не принцесса. Все началось одним вечером, когда я сидела дома и от скуки решила написать книгу. — Дальше я рассказала ему все: как я познакомилась с Ланой и сотворила Яло; как спасла Кудряшку; призналась ему про происшествие с Водолодилиями, потом я поведала ему о пещере и о реке синего пламени, о том, как я вернула дракона к жизни и закончила я свое повествование событиями, произошедшими сегодня утром, про то, как у Ланы появились крылья и как погиб Карл.

— Вот в принципе и все, можешь задавать свои вопросы, думаю, их должно было возникнуть множество, — улыбнулась я ему.

— Да уж, — вздохнул он, — другого от тебя и ожидать было нельзя. Значит, ты и есть Пресветлая Мать. Что ж, не могу сказать, что я не догадывался об этом.

— Подожди, — перебила я его, — а когда ты стал это подозревать?

— С первого дня, я знал, что с тобой что-то не так. А потом, когда ты должна была сгореть на костре, тебе пришли на помощь Водолодилии, они же явственно назвали тебя Пресветлой Матерью, а потом дракон, ты смогла его спасти. Но уверился я в этом только позавчера на праздники, поверь, я много чего видел в жизни, но твой танец, он…. я даже не могу передать словами, в общем так может танцевать только Пресветлая Мать.

— Все ясно. Знаешь, я до сих пор много не понимаю…. Сила меня не слушается, она появляется только когда все, без нее уже не обойтись, а так я ее не чувствую, совсем! Понимаешь?! И мне становится иногда страшно, что я ошибаюсь. Меня потрясает, что все сейчас окружающее нас, сотворено мной: горы, реки и моря, растения и животные, эльфы, да и вообще все живое. У меня в голове не укладывается, как я могла все это сотворить и что самое ужасное я не помню, как я все это создавала. Иногда ко мне приходят странные видения и сны, в которых я вижу отдельные события, как например создание Полевуоков или этой долины, но остальное все покрыто мраком. Мне от этого не по себе и ужасно страшно, — призналась я. Он, поняв мое состояние, придвинулся ближе и обнял меня.

— Не бойся, я с тобой! Ты все обязательно вспомнишь! А я буду рядом, — прошептал он.

— Спасибо, за твои слова. Али, я хочу все рассказать Ворду, вот только боюсь потерять его дружбу, я же обещала выйти за него замуж, когда верну себе свой замок. Но на самом то деле….

— Ты не собиралась этого делать с самого начала, поэтому так легко и согласилась, ведь так? — раздался сзади голос Ворда, я обернулась, он стоял, прислонившись спиной к косяку, сложа руки крест-накрест. «Что? Какой кошмар! Как давно он здесь стоит?»

— Ворд, я все сейчас тебе объясню, — проговорила я тут же вскакивая с постели.

— Зачем? Я и так услышал, больше чем достаточно, — сказал он и так посмотрел на меня, что у меня тут же побежали мурашки по спине.

— Прости, — произнесла я, отводя глаза.

— Ворд, она… — начал, было, Али.

— Знаю Али, — тяжело вздохнул он. — С самого начала знал, но не хотел в это верить.

В комнате повисла гнетущая тишина.

— Что за черт! — воскликнула я. — Бред какой-то! Ворд, скажи, как давно ты здесь.

— Ты хочешь знать, что я слышал? — спросил он, я кивнула. — Да все я слышал и все понял. Кать, я не настолько глуп, чтоб не видеть очевидного, я давно заметил некоторые странности и подозревал тебя. К тому же, неужели, ты думала, что я всерьез поверил в твою сказку о злой мачехе и о твоем чудесном спасении?

— Ну, если честно, то я не была до конца в этом уверена. Но тогда у меня возникает другой вопрос: почему ты пошел с нами дальше?

— Хм…сложный вопрос. Могу только сказать, что мне стало интересно, и я захотел убедиться в своей догадке.

— Понятно… Ворд ты же не обижаешься на меня, правда?

— Я? На что? Я сам виноват, что ты боялась мне все рассказать, ведь ты же не знала, как я отреагирую. Кстати, можешь спать спокойно, я освобождаю тебя от обещания выйти за меня.

— Правда? Ой, спасибо! — бросилась я ему на шею.

— Эх, не думал я, что ты так не хотела за меня замуж, — вздохнул он, нежно обнимая меня.

— Прости, — смутилась я, и тут же отстранилась от него, — просто, не люблю, когда меня принуждают к чему либо.

— Ну теперь то ты свободна в своих действиях. И какие у тебя планы дальше?

— А что планы? — удивилась я, — они остаются прежними, нам нужно найти замок Клариссы или мага способного переместить Лану домой, а потом я хочу вернуться в свой мир.

— А как же мы? — спросил Али.

— Эх, ну поймите же, я из другого мира, я привыкла к нему. Да, согласна, мне нравится этот мир, но там у меня остались мама и папа, друзья, которых я люблю.

— А мы? — понуро опустил он голову.

— Вы тоже мои друзья и я буду скучать по вас, но я прошу! Помогите мне вернуться!

— А ты не боишься, что этот мир погибнет сразу же, как ты уйдешь отсюда? — спросил Ворд.

— Я об этом как то не думала. Да нет, он наверняка просуществует еще не один миллиард лет, — попыталась я убедить саму себя в этом. — Но хватит разговоров, уже день на дворе, а я еще не завтракала.

— Так пойдем в беседку, — предложил Ворд.

— Погодите, а где Нейви? Али ты видел его?

— Нет, когда я зашел в комнату, то ты была одна, но не волнуйся, я думаю, что он просто полетел по делам и скоро вернется, — попытался успокоить меня Али.

— Что ж, надеюсь, ты прав. А теперь кыш из комнаты! Мне нужно переодеться, идите, я скоро буду, — стала выгонять я их.

— А мы тебе разве мешаем? — притворно возмутился Ворд, я улыбнулась про себя, а для них сделала серьезное лицо. — Что??? Да я вас, а ну….- воскликнула я, бросая в них подушками. Они выскочили за дверь. Через мгновение она приоткрылась, появилась взлохмаченная голова Али.

— Не попала, — сказал он, показывая мне язык, я зарычала. — Ой, боюсь, боюсь! — рассмеялся он, захлопывая дверь. Я усмехнулась и пошла умываться.

— Лана, — позвала я ее.

— Привет, что-то случилось? — тут же откликнулась она.

— Да ничего особенного, просто меня пытались убить, я вроде бы спасла Нейви и еще я все рассказала Али и Ворду. А так в принципе, совсем обычное утро.

— Ну, ты даешь. Что? Все рассказала? Ну и как они отреагировали?

— Да нормально, как оказалось, они обо всем давно догадывались. Думаю они не оставят нас и помогут вернуться домой. Но знаешь, это все странно, я же до этого не планировала им ничего говорить, а вот проснулась и поняла, что должна им все рассказать.

— Ничего удивительного, просто, если бы ты и дальше скрывала от них правду, они бы перестали тебе доверять.

— Да, наверное, ты права.

— Можешь в этом не сомневаться. А теперь я жду подробностей, кто там тебя хотел убить, и что ты с ним сделала, — попросила она.

В это время я вышла из комнаты. По дороге к беседке я ей все подробно рассказала.

— Да уж хорошо, что он жив остался.

— И не говори, а ты, кстати, где? — спросила я ее, заглядывая в беседку.

— Сейчас приду.

— Приветствуем тебя о Пресветлая Мать! — воскликнул Али при моем появлении, — разреши нам разделить с тобой трапезу.

— Али, перестань сейчас же! — попросила я смеясь.

— И не подумаю, — усмехнулся он, — прошу сюда, на самое почетное место.

Я села между ним и Вордом.

— О великая из великих. Скажи долго нам еще ждать твоего волшебства? Мы есть хотим!

— Али, если сейчас не прекратишь, то будешь ходить голодным весь день!

— Ладно, все, уговорила, — сдался он.

В это время пришли Лана с Яло, она сотворила нам завтрак.

— Кать, а она может показать нам свои крылья? — попросил Али, разглядывая Лану.

— Сейчас спрошу.

— Кать, да объясни ты им, наконец, что я все понимаю, что они мне говорят, пусть обращаются напрямую, а отвечать я буду уже через тебя, а то как то глупо получается.

— Хорошо передам, так как покажешь?

— Почему бы и нет.

— Она просто красавица! — проговорил восхищенно Али, когда у Ланы появились крылья.

— Согласен, — прошептал Ворд. Он вышел из-за стола и подошел к Лане.

— Кать, что ему от меня надо? — попятилась она.

— Не беспокойся, просто он хочет рассмотреть крылья. Вот и все.

— Прости, — проговорил он, смотря ей в глаза. — Я должен был давно извиниться, но все откладывал. Мне жаль, что я с самого начала не понял, кто ты. Еще раз прости.

— Он попросил прощения? Не может быть?! — прошептала пораженно Лана.

— Да, кто бы мог подумать. Так, что? Ему что-нибудь передать?

— Не знаю…. Мне трудно еще в это поверить. Может он и не такой плохой, как я думала?

— Конечно, нет. Сколько раз я тебе уже это говорила.

— Да много. Ладно, скажи ему: я его прощаю, но что было забыть, к сожалению, не могу.

Я передала ее слова Ворду.

— Спасибо, — проговорил он, протягивая руку и гладя ее по щеке.

«Наконец-то помирились. Надеюсь, когда-нибудь они станут друзьями. Эх, здорово все же здесь. Даже немного жаль, что мы с утра отправляемся дальше. Хотя, по сути, больше нам тут делать нечего. Лана получила крылья, а мы немного отдохнули. Бр…. все-таки мне жуть как не хочется завтра опять идти по болотам. Но, к сожалению, этого не избежать».

Остаток дня пролетел быстро. После ужина я отправилась принимать ванну и собираться на праздник. Выйдя из ванной, я увидела Нейви, он сидел на подоконнике, болтая ногами.

— Кать! — бросился он ко мне, но остановился передо мной, виновато смотря в пол.

— Что случилось? — спросила я его, не понимаю причину такого поведения.

— Прости меня, а? — сказал он, поднимая на меня глаза.

— За что? — удивилась я.

— Ну, ты только не сердись. Понимаешь, когда я очнулся, ты крепко спала, и мне захотелось отблагодарить тебя за свое спасение, а знаешь, как феи благодарят?

— Нет. А как? — заинтересовалась я.

— Мы исполняем желание нашего спасителя. Но я не спрашивал твоего желания, я просто заглянул тебе в душу, и она сама выбрала, что ей требуется.

— Постой, что-то я ничего не понимаю, как это сама выбрала?

— Это сложно объяснить, в общем должно было исполниться, то, что ты больше всего желала.

— Ты хочешь сказать, что мое желание уже исполнилось? — догадалась я, он кивнул, подтверждая правоту моих мыслей. — Интересно, что именно. Не может быть, хотя если посмотреть. Нейви, признавайся, это благодаря твоим стараниям я все рассказала Али и Ворду, — по его глазам я поняла, что угадала. «А я то думала, с чего это меня потянуло на откровение, а это, оказывается, было мое желание. Но я должна сказать ему спасибо, сама бы я, наверное, никогда не решилась вот так поговорить с ними». — Нейви, спасибо! — улыбнулась я, — теперь у меня нет от них тайн, и думаю, они тоже стали мне больше доверять. Знаешь, иногда полезно получить подобный толчок.


Праздник проходил на поляне, чуть поодаль от больших цветов.

— Нейви скажи, а из долины есть только один путь, по которому мы пришли или есть еще один проход? — он сидел у меня на ладошке и попивал из малюсенького стаканчика нектар.

— Есть, но я тебе не скажу!

— Что? Почему? — удивилась я.

— А ты возьмешь меня с собой? — «ах, вот чего он добивается».

— Прости, но это будет для тебя слишком опасно, сам же видел, что сегодня произошло утром. Мало ли какой еще колдун захочет использовать тебя в своих целях, а я не всегда буду с тобой рядом, и в следующий раз ты можешь действительно погибнуть. Так что тебе лучше остаться здесь.

— Я все понял, — послышалась грусть в его голосе, — из этой долины существует четыре выхода, соответствующие четырем сторонам света, вы пришли с севера. Если долину пройти по прямой, то будет южный выход. Они все похожи, как близнецы и открыть их можешь только ты. Выход легко распознать, это большое дерево с расколотым основание у корней, за этой картинкой и скрываются ворота и проход. А вам какие ворота нужны?

— Не знаю, наверное, южные, мы к морю идем, там сядем на корабль и поплывем к другому материку.

Тут ко мне подлетели три короля.

— Мы хотели бы выразить тебе нашу признательность и благодарность за сегодняшнее спасение Нейви, мы знаем, что произошло, — произнесли они, кланяясь мне.

— Пожалуйста, будем считать, что мы в расчете, мы помогли Лане, я спасла Нейви.

— Спасибо еще раз. А теперь время вашего танца.

— Постойте, я все хотела спросить, почему, эта музыка так влияет на меня? Ведь только благодаря ей, я так танцую.

— Как, вы разве еще не поняли? — удивились они.

— Нет, я просто танцевала, и мне было хорошо.

— Все ясно, что ж, думаю, нам стоит ответить на твой вопрос, — сказал Варри. — Эта музыка была рождена этим миром, она несет в себе знания, помогая лучше постигнуть суть вещей. Ты же заметила, что музыка помогла тебе понять этот мир изнутри, ведь только прочувствовав дерево, можно его создать. Если не знать, например, что несет в себе вода, и создать просто воду, то это будет мертвая вода, она не сможет питать деревья и растения, не сможет напоить животных, ведь, в нее это не заложено. Так как ты Пресветлая Мать, то ты есть вода, земля, все живое, даже мы являемся, твоей частью. Поэтому танцуя под эту музыку, ты сливаешься с этим миром, становясь с ним одним целым. Так что, танцуй, вспомни все!

«Кажется, я начинаю их понимать, они ведь с самого начала знали, что я ничего не помню, и пытались с помощью танцев, помочь мне». Теперь я склонила перед ними голову.

— Спасибо, — улыбнулась я им, выходя из-за стола.

Музыка зазвучала, я чувствовала ее, я сливалась с ней в танце. Я была, то маленьким цветком, который поутру тянет свои лепестки к солнцу, на которых блестят капельки росы, то я стала бабочкой, порхающей вокруг цветов и наслаждающаяся, их нектаром. А то я вдруг понеслась вперед шальным ветром, приносящим прохладу в жаркий день, а потом и вовсе завыла свирепым ураганом, вырывающим деревья с корнями. Я была землей, я чувствовала ее, то, как вливает она свои силы в растения, то, как рождается вода в ее недрах, и то, как принимает она умерших, снова даруя им жизнь.

Музыка закончилась, а с ней и мой танец.

Глава 11

Проснулась я от того, что меня кто-то теребил. Я открыла глаза и посмотрела в окно, было раннее утро, я повернулась и встретилась взглядом с Али.

— С добрым утром! Вставай Кать, нам уже пора.

— Но почему так рано! — заныла я, натягивая на себя одеяло.

— Да потому, что нам еще по болоту идти, а оно о-го-го какое большое, ты же не хочешь ночевать на болоте, вот и мы не хотим, так что, давай поднимайся, мы ждем тебя в беседке, позавтракаем и в путь.

— Хорошо, сейчас, через пару минут встану, — сдалась я, он вышел, а я повернулась к окну и опять задремала.

— Кать, ну, сколько можно спать! — возмущался Яло, прыгая по кровати.

— Да встаю я уже, встаю! — отмахнулась я от него, зевая.

— Вижу я, как ты встаешь, уже полчаса тебя ждем в беседке. Они не выдержали, меня к тебе послали, узнать, когда ты будешь, а ты, оказывается, еще спишь.

— Полчаса? Я же всего на минутку закрыла глаза, — пыталась я оправдаться. Я нехотя села на постели. — Все иду, видишь, встала. Скажи им, что я буду через пару минут.

Мы стояли возле южных ворот, что были за скалами. Провожать нас пришло все население долины. Короли пожелали нам счастливого пути, сказали, что я всегда их самый желанный гость. Нейви все утро не отходивший от меня, обнял и поцеловал меня на прощанье, сквозь слезы улыбаясь и бормоча, что он всегда будет ждать моего прихода. Ричи жался ко мне и поскуливал, чувствуя наше ближайшее расставание. Я, стараясь не расплакаться, подошла к иллюзии и дотронулась до дерева, за которым скрывалась дверь, его изображение тут же пошло волнами, постепенно становясь прозрачным и открывая нашему взору дверь, идентичную той через которую мы входили. Я приложила ладонь к отпечатку на ее поверхности и створки пришли в движение. В этот раз я выходила последней, зайдя внутрь прохода, я обернулась, наблюдая за тем, как двери в долину фей постепенно закрываются, как только створки сомкнулись, я приложила ладонь к отпечатку с этой стороны, и он ушел внутрь, надежно запечатав дверь. Пройдя голубой туннель, мы вышли к стене из пузырьков, здесь я попрощалась с Ричи, потрепав его на прощание, войдя в пузырьки, я услышала за спиной жуткий вой, пробирающий до костей.

Через пару минут мы уже опять шагали по болоту, отбиваясь от надоедливых комаров. Часа три прошли спокойно. Я вроде успокоилась, привыкнув к окружающему нас пейзажу. Как вдруг раздался визг, Али отпрыгнул в сторону, чуть не угодив в трясину, виднеющуюся справа.

— Ты чего визжишь и скачешь как козел?! — обернулся к нему Ворд.

— Да, не я это визжал, кажется, я на кого-то наступил, — оправдывался он.

В это время из трясины показалось небольшое существо зеленого цвета с красными пятнышками на голове, напоминало оно мне крупную ящерицу, вот только мордочка у нее была немного вытянутая. Она пару секунд изучала нас своими большими желтыми глазами, а потом противно завизжала. Я рефлекторно закрыла уши руками.

— Что это с ней? — ошарашено, спросил Али.

— Бежим! — крикнул Ворд, — что непонятного?! Она наверняка своих зовет, — тем временем то тут, то там стали раздаваться всплески воды. Мы, больше не раздумывая, рванули вперед, старясь обходить трясины стороной, хорошо, что их сразу было заметно по зеленой осоке. Шум сзади все нарастал, я на мгновение оглянулась и лучше бы я этого не делала. «Да сколько же их?! Надо бежать быстрее, они почти настигли нас. Какие у них большие зубы?! Разорвут тут же».

— Быстрее! — подгонял нас Ворд.

— Не успеем! — воскликнула я, снова обернувшись, и тут я споткнулась и полетела в трясину.

— Помогите! — закричала я, вынырнув на поверхность. Я запаниковала, пытаясь взобраться обратно на кочку, но я чувствовала, как все сильнее опускаюсь вглубь, меня тянула вниз неведомая сила. Али и Ворд подбежали, хватая меня за руки и общими усилиями стали вытягивать меня из трясины. Твари тем временем приближались. Я старалась не думать, что через мгновение они настигнут нас и что будет потом.

Последний рывок и я опять на земле.

— Побежали Кать! Кил их задержит! — проорал Али, помогая мне подняться.

— Не стоит, тебе лучше этого не видеть, — остановил меня Ворд, когда я хотела обернуться, и сказал это так, что я поняла, что ни за какие коврижки не посмотрю назад. Тем временем за спиной раздавались жуткие крики и возня.

— Не переживай! Он справиться! — успокоил меня Али, поняв, о чем я думаю. — А сейчас поторопимся, осталось совсем немного, вон впереди, кажется уже нормальная земля.

Приглядевшись, я действительно вдалеке увидела кусты. Но силы были на исходе, на какое-то мгновение показалось, что мне никогда не добраться до них. Но загнав эти мысли подальше, а лишь посильнее сжала кулаки.

Добежав до кустов, мы без сил рухнули в траву, пытаясь отдышаться. «Фух…. Давно я так не бегала, совсем ног не чувствую. Слава богу, что в эту сторону болото не такое длинное. А эта трясина. Бр…жуть, спасибо, Али и Ворд подоспели, а то бы еще чуть-чуть и прощай этот грешный мир. Я, наверное, сейчас на чудовище похожа, вся в вонючей грязи. Надо поскорее отмыться, а то противно, до тошноты».

Я встретилась взглядом с Али, было видно, что он сейчас взорвется от хохота.

— Ну чего ты смеешься?! — воскликнула я возмущенно.

— У тебя осока запуталась в волосах, ты сейчас похожа на чудище болотное, — ответил за него Яло.

— Ну, спасибо утешил, ничего, сейчас отдохну, найдем какое-нибудь озеро, я там отмоюсь.

— Да зачем ты и так красавица писанная, — утешил меня Ворд.

— Да, прямо идеал красоты, — поддержал его Али.

Это было последней каплей, мы все тут же рассмеялись, сбрасывая напряжение.

— Интересно, что это за твари такие? — обратилась я к Али, отсмеявшись, — ты случаем про таких не читал?

— Нет, я без понятия, кто это и знаешь, как то не горю желанием выяснять это. Могу сказать точно, нам очень повезло, что у нас есть Кил, а то боюсь, нам пришлось бы несладко.

— Да, как он там, жив ли….- обеспокоенно проговорила я, стараясь оттереть грязь с рук и лица, полотенцем и водой, которую сотворила для меня Лана.

— А чего мне сделается?! — раздалось сбоку, я повернулась на звук, к нам из кустов вышел Кил. «Живой! Выглядит он правда неважно, весь в тине и запах соответствующий, да уж от меня, наверное, не лучше пахнет, надо срочно искать озеро или ручей, а то что-то мало толку от этого ведра воды».

— Ты их всех того? — поинтересовался у него Яло.

— Да нет, конечно, они разбежались, как только поняли, что им не пройти. Не бойтесь со мной не пропадете, я не с такими справлялся! — самодовольно улыбался он.

Вдруг справа раздался топот копыт.

— Кого еще там несет! — простонала я, с трудом вставая. Топот приблизился, раздвинулись кусты, и нашему взгляду предстала пятерка мужчин. Они грозно наставили на нас копья.

— Кто такие? Что делаете на землях Корнеула? — пробасил самый здоровый из них.

— Мы просто путешественники, — ответил за всех нас Ворд. — Мы держим путь к морю и будем вам очень признательны, если вы нам покажите сейчас, как пройти к ближайшему городу или поселку, — старался он говорить как можно вежливей.

Они о чем-то зашептались между собой. А во мне росло раздражение, кожа от грязи начала жутко чесаться, смыть ее мне так и не удалось.

— Простите, — обратилась я к ним, — а вы далеко отсюда живете? — мой вопрос поставил их в тупик или скорее вид.

— Что это за чудище такое? — зашептались они между собой, но я их услышала.

— Я не чудище! — воскликнула я, злясь, — я человек, только немного грязный и мне нужно отмыться, у вас можно это сделать? — уперла я руки в бока, «пусть только еще чего скажут про мою внешность, самих макну в болото».

— Мы будем вам очень благодарны, если вы как можно быстрее проводите нас в поселение, — обратился к ним Али, почувствовав мое настроение. Они посмотрели на него оценивающе.

— Хорошо, — ответил бородатый дядька, — мы проводим вас в замок, пусть граф сам решает, что с вами делать. Следуйте за нами, — произнес он, поворачивая свою лошадь и направляясь туда, откуда они появились.

— Лан прости, я такая грязная, — извинялась я, садясь в седло, — тебе придется тоже мыться.

— Да ничего, главное ты жива, к тому же мы скоро будем в поселении там и отмоемся.

— О, я очень на это надеюсь.

Мы преодолели заросли кустов, которые оказались довольно таки колючими, ветки задевали за одежду, и я с сожалением наблюдала, как на них остаются клочки моего платья. За ними шла небольшая роща, а далее по еле заметной тропинке мы выехали на довольно протоптанную дорогу. Я поравнялась с Вордом.

— Скажи, ты не помнишь, какой город должен быть здесь? — спросила я его, он нахмурился припоминая.

— На карте до моря не было никакого города, только мелкие поселки, но ты не забывай, что она очень старая и за эти годы тут вполне мог вырасти и не один город, ничего скоро увидим, куда нас занесло.

«Хм…мне совсем не нравятся эти пятеро. Зачем они взяли нас в круг, как будто мы какие-то заключенные или же наоборот высокие господа, а они наша охрана, хотелось бы верить во второе, но по всем параметрам выходит все же первое. Интересно, далеко еще до этого города. Мне бы сейчас в ванну, больше мне ничего не надо».

Проехав пару рощ и перейдя большой деревянный мост через бурную речку, мы вышли на широкое пространство, занятое полями, впереди уже виднелись строения. Город был окружен высокими стенами, со сторожевыми башнями, идущими через каждые сто метров, вокруг стен тянулся ров. Мы подъехали к мосту через него, по которому шли телеги и ехали всадники. Люди искоса поглядывали в нашу стороны, меня это сильно раздражало, я попыталась отвлечься от горьких мыслей и в свою очередь стала рассматривать людей, повозки и всадников. Мимо нас пронеслась красивая карета, я посочувствовала, ехавшим в ней, помня свой первый опыт езды в подобном пыточном агрегате, «да, отбила я себе тогда все что можно. По мне, так лучше уж на лошади скакать полдня, чем час в такой повозке». Мы въехали в город, там нас остановили стражники, взяли пошлину за въезд. Дальше мы двигались черепашьим шагом, город был полон людьми, и было очень сложно продвигаться на лошадях. К тому же город был очень грязным, мусор валялся повсюду. «Здесь вообще, когда-нибудь убираются?! Как им не противно жить в таких условиях. Я просто не понимаю! По сравнению с местным запахом улиц, я пахну, как изысканные французские духи».

Я старалась дышать через рот. Мне это конечно мало чем помогло. Через некоторое время пошли улицы чище, да и дома здесь были богаче. Справа я увидела здание храма. «Надо будет зайти. Интересно, что там внутри». Еще чуть проехав, мы увидели большой трехэтажный дом или вернее было бы назвать его мини замком, его окружали цветники и деревья. В его двор мы и заехали, охрана остановилась и попросила нас слезть с лошадей, которых сразу же куда-то увели. «И долго мы еще здесь будем стоять? Они что, кого-то ждут? Как же все чешется! Скорее бы очутиться в ванной! Я, наверное, выгляжу сейчас как последний бомж, грязь уже засохла, одежда превратилась в клочья, да поставь меня сейчас на паперть и деньги польются рекой. Все не могу больше!»

— Простите, — обратилась я к одному из охранников, на его лице тут же отразилось отвращение. — А где мне можно умыться, может у вас есть ванна или хотя бы баня? — «Ну и чего спрашивается, он молчит? Стоит и только хлопает глазами, да от такого ничего не добьешься». Я обошла его и направилась в сторону дом. «Наглость, ну и что, я просто больше не могу терпеть этой чесотки! Сейчас спрошу у первого попавшегося слуги, где можно найти воды, надеюсь, они мне подскажут». Но моим планам не суждено было сбыться. Меня, молча, окружили стражники и отвели обратно к Али и Ворду.

— Интересно, они что глухонемые, — вырвался у меня комментарий.

— Кать, ну пожалуйста! — взмолился Ворд, — будь тактичней, смотри как они сверлят тебя взглядами, того и гляди разорвут на части. — «Да уж не стоило, конечно, так, но сейчас я готова даже убить лишь бы избавится от этого все нарастающего зуда».

— Ворд! — зашипела я, — долго мы еще будем здесь стоять, По-моему, это не очень вежливо, так встречать гостей.

— Кать, а кто тебе сказал, что мы гости. Мы скорее похожи на пленников, хотел бы я знать, в чем причина, — задумался он.

Тут из дома вышел человек «неужели граф? Да нет, не граф, возможно слуга или дворецкий. А какая разница, главное чтоб мне, наконец, показали, где можно смыть всю эту грязь».

— Господа приветствую вас, — сказал он, подойдя, — прошу следовать за мной. Граф примет вас в зеленой гостиной, — проговорил он, смотря при этом на меня с таким презрением, что мне захотелось его чем-нибудь ударить. Пока я раздумывала над этим, он уже развернулся к нам спиной и направился обратно в дом. Ворд и Али сделали умоляющие лица, «а ладно, пусть живет, пока».

Мы пошли за дворецким в дом. Внутри оказалось довольно уютно, чувствовалось, что здесь любят комфорт. Пройдя пару поворотов, мы уперлись в двухстворчатую дверь, когда она распахнулась перед нами, я поняла, почему комнату назвали зеленой гостиной. В ней все стены были оббиты зеленым сукном с незамысловатым орнаментом.

— Его превосходительство граф Корнеул, — объявил дворецкий, как только мы вошли. Двери с другой стороны зала открылись, и к нам вышел мужчина. «Это граф? М-да… не этого я ожидала. Разочаровал. Ростом он Ворду по плечо, да еще и полный, наверное, целыми днями сидит дома. Интересно, откуда у него это красное пятно, закрывающее пол лица, сразу какой-то негатив возникает».

— Ваше высочество, рад приветствовать вас в моем доме, — обратился он к Али, делая поклон. «Они знакомы? Что-то не похоже. Ах, ну да, как же я могла забыть, Али же все узнают по цвету его волос. Но тогда почему нас задержали…»

— Здравствуйте граф, — произнес Али ледяным голосом, чуть наклонив голову. Я смотрела на него во все глаза. «Ничего себе и это Али? Как же резко изменились его манеры, сейчас передо мной не тот Али, которого я привыкла видеть каждый день, а совсем другой человек. В данный момент я готова поверить, что он высокомерный и властный эльфийский принц, с которым я бы, наверное, никогда не решилась не то что заговорить, а вообще обходила бы его стороной за десять километров!» тем временем Али продолжал. — Мы очень не довольны тем, как ваши люди обошлись с нами. Как они посмели окружить нас и тем более заставить ехать сюда. Хотелось бы узнать причину, столь наглого поведения с их стороны.

— Простите, — пролепетал граф, белея, — они обычные люди и им было велено охранять границу, к тому же они не узнали вас. А вы появились со стороны болот, оттуда обычно к нам никто не приходит. Поэтому они и решили доставить вас сюда ко мне, чтобы я разобрался, что да как.

— Вот оно значит, как…. Что ж, надеюсь, граф, теперь-то вы разобрались, что к чему? — криво усмехнулся Али, вопросительно глядя на него.

— Да-да конечно! — усердно закивал он головой, — приношу вам искренние извинения за такой казус. Может быть, в качестве компенсации вы погостите у нас немного. Я предоставлю вам и вашим спутникам лучшие апартаменты.

Али мельком глянул на нас, мы все дружно закивали головой, «не знаю как остальные, но мне точно надо искупаться и выстираться».

— Да, пожалуй, я приму ваше приглашение. Нам действительно надо немного отдохнуть.

— Спасибо, — радостно улыбнулся граф, — тогда если вы не против, вечером мы устроим бал в честь вашего приезда. Знаете, к нам так редко заезжают столь высокие гости.

— Хорошо, мы будем, — сказал Али, и развернулся к нему спиной, показывая тем самым, что разговор окончен. Дворецкий шел впереди, показывая дорогу до наших комнат. Первым поселили Али, рядом с ним Ворда, потом в одну комнату оставшихся четырех людей Ворда. Я думала, что следующая комната будет моей.

— Ваша комната находится ниже этажом, — проговорил он, высокомерно глядя на меня. В тот момент, мне было все равно, я настолько устала от постоянного зуда, что готова была жить хоть в сарае, лишь бы мне дали смыть с себя грязь. Но то куда меня привели, я даже на мгновение отвлеклась от чесотки. «Что это? Может он что-то напутал. Да нет, похоже, это действительно моя комната. А ну и ладно, главное есть кровать, на которой я смогу поспать. Хм… за кого же ты меня принял? Представляю, что обо мне можно подумать. Если посмотреть со стороны, то выгляжу я ужасно, вся в грязи, одежда порвана, болтается лохмотьями, да еще я перед отъездом от фей, забыла одеть диадему. Тогда я, не подумав, положила ее на самое дно сумки, а потом мне стало лень все вытаскивать, и я решила, что достану ее при первом удачном случае. Может одеть ее сейчас? А толку? Только все перепачкаю. Пусть пока думает, что я какая-нибудь служанка. Зато, потом вот я позабавлюсь, когда он узнает, кто я на самом деле. А он, похоже, собрался уйти. Э нет, так не пойдет!»

— Простите! — остановила я его, — подскажите мне, пожалуйста, где в этом доме, можно помыться?

Он обернулся, сверля меня взглядом, в котором читалось негодование и презрение. «Наверное, он думает: как такая как я может к нему так обращаться. Ну да, ну да наслаждайся властью, пока она есть у тебя».

— Я сейчас пришлю к вам Марту, она покажет, где что находится, — процедил он сквозь зубы и вышел. Я осталась стоять, боясь, что-нибудь испачкать. Через долгие пять минут, в мою комнату заглянула молодая женщина приятной наружности со светлыми волосами аккуратно собранными в несложную прическу.

— Привет. Новенькая? — спросила она улыбаясь.

— Здравствуйте. Не совсем. Я приехала сегодня с принцем.

— А, с эльфом, — догадалась она, — где же это ты так испачкалась?

— Да это я в болоте чуть не утопла, ели спасли, — пояснила я, — подскажите, где я могу помыться, и не могли бы вы одолжить мне какое-нибудь платье, а то мое совсем пришло в негодность, а я вам потом другое принесу, у меня осталось в сумке на лошади.

— В болоте?! Какой кошмар! — заохала она. — Но ничего, не беспокойся, сейчас я натоплю тебе баньку, попаришься и будешь как новенькая. И платье тебе найдем, у меня, кстати, есть одно, я из него уже выросла, но думаю, что тебе оно подойдет. Пойдем! — махнула она рукой. Я с радостью последовала за ней, благодаря судьбу зато, что столкнула меня с такой доброй женщиной. Я уже знала, что по отъезду отсюда, обязательно подарю ей одно из самых красивых платьев, которое сможет сотворить Лана.

Мы шли по широкому коридору, она проводила по дороге мне небольшую экскурсию.

— Вот здесь кладовые, — указала она на двери справа, — дальше, вон за той дверью погреб, а тут, — приоткрыла она дверь, из которой тут же хлынули запахи, от которых я почувствовала себя голодной как волк, — находится кухня, как только помоешься и переоденешься, приходи сюда, скажешь, что от меня и тебя накормят. Сегодня будет суматошный вечер и много работы, господин вечером устраивает бал в честь вашего принца, придется потрудиться. А вот и банька, — завела она меня в небольшое помещение, разделенное на две зоны небольшой перегородкой. В первой все раздевались здесь была лавочка и крючки для одежды, далее уже шла сама баня, на стенах висело несколько веников, возле стен стояли широкие лавки а в центре пара бочек. У стены же был колодец с водой. Как Марта мне объяснила, вода в бочки набирается из колодца, когда ее уровень достигает определенной отметки на стенке бочки то она становиться определенной температуры, которая заложена в ней с помощью магии.

— Когда искупаешься, то тебе надо вынуть, вот эту затычку, что почти у самого дна, тогда вода уйдет из нее на пол и затем по наклонному полу стечет в небольшие отверстия, сделанные в стене, за которой идет сад. Ну, все оставляю тебя. Наслаждайся, — сказала она, закрывая за собой дверь.

Я с облегчением стянула с себя лохмотья и залезла в одну из бочек. Я сидела, наслаждаясь, кожа, отмывшись от грязи, успокаивалась. «Как же здорово! Слава богу, пропал этот невыносимый зуд, хотя все равно кожа еще немного чешется, надеюсь, и это скоро пройдет. Как там остальные? Надо будет зайти к Али, чтоб меня не искали, а то знаю я их, кинутся еще меня разыскивать и испортят мне весь праздник. Что ж думаю, хватит уже, пора и вылезать». Зайдя за перегородку, я увидела на скамейке платье простого кроя коричневого цвета, моих же лохмотьев нигде не было видно, «наверное, их выкинули. Ну, да, кроме как на тряпки оно уже никуда не сгодится. А платье мне прямо как раз, теперь меня ничем не отличишь от служанок этого замка».

Глава 12

Я вышла из бани и направилась на кухню, там меня встретили тепло и тут же усадили есть. Вокруг вовсю шла подготовка к вечернему празднику. Перекусив, я решила сходить к Али. Чтоб это не выглядело слишком подозрительно, я попросила собрать мне поднос на две персона для принца, объяснив это тем, что он часто любит пить чай со своим другом. Мне тут же все организовали. «Надо выяснить, как добраться до его комнаты, а то когда мы шли сюда, я не запоминала дорогу, мне было как то не до этого, к тому же я могу заблудиться и в трех соснах».

Я шла по коридору, который выглядел заброшенным. «Как же у них тут все запутанно! Похоже, я все-таки свернула не туда, а ладно пройду еще немного, если что всегда смогу повернуть назад». Но вот впереди показалась приоткрытая дверь, из нее шел свет и слышались голоса, я прибавила шагу, радуясь возможности узнать дорогу. Я подошла к двери, за которой, судя по голосам, шел какой-то разговор, я встала в нерешительности, раздумывая как задать вопрос. Тут голоса стали громче, и я смогла разобрать.

— Где мне ее найти? — нервно спросил явно мужчина.

— Где хочешь, но чтоб завтра она была в храме! Если ее не будет, пеняй на себя, ты знаешь, что будет! — гневно отвечал ему женский голос.

— Но… — попробовал он вставить слово.

— Никаких но! — отдернула она его, — я все сказала. Прощай!

«Кажется, я услышала, то, что не должна была слышать», я быстренько добежала до угла и затаилась. Мимо меня прошел граф, бубня себе под нос:

— Вот противная ведьма! Но ничего, надеюсь, в этот раз все получится и мне не придется тебя больше терпеть!

Когда он удалился от меня на довольно большое расстояние, я направилась за ним и в скором времени я оказалась в оживленном коридоре. Я спросила у встретившейся мне служанки, как пройти к комнате принца. Она была так любезна, что довела меня до нее.

Так как руки у меня были заняты, то я заколотила в дверь ногой.

— Кто еще там? — спросил грубо Али.

— Чай его высочеству от принцессы Екатерины, — проговорила я быстро, «ну, теперь-то он должен мне открыть» и точно дверь распахнулась, на пороге стоял Али.

— И где ее саму носит? — проговорил он и только тогда соизволил поднять на меня глаза.

— Катя? — удивился он, пока он не испортил мне всей игры, я запихала его в комнату.

— Да тихо ты, я это я и рот закрой, а то муха залетит, — пошутила я, ставя поднос на столик, расположенный рядом с дверью.

— Всем привет, — сказала я, увидев, что и Ворд и Яло тоже здесь.

— Катя ты чего в таком виде? — спросил Ворд, сидевший в глубоком кресле.

— А мы тут удивлялись, куда это ты пропала! — воскликнул Яло, прыгая по подушкам на диване.

— Да, это долгая история, в общем Али меня приняли за твою служанку и соответственно поселили в крыле для слуг.

— Что? — удивились они.

— Да как они посмели! — заголосил Яло, — да я их! Они должны выделить тебе лучшие покои и ходить все на цыпочках!

Я подошла к нему, уселась рядом, взяла его в руки.

— Яло, миленький, не ругайся, я сама им ничего не сказала, к тому же мне нравится пока быть служанкой, среди прислуги столько приятных и открытых людей.

— Но, как же ты? Как же праздник? — непонимающе смотрел на меня Али, — мы же не пойдем без тебя!

— Ой, нашел насчет чего беспокоиться, не бойся я тоже приду, — успокаивала я их, — Ну поймите меня, это так интересно когда тебя принимают не за того. Пока меня считают служанкой, ко мне по другому относятся. Меня это забавляет, а на бал я приду, вот только чуть позже, чем вы.

— Да уж от тебя можно ожидать что угодно, — усмехнулся Ворд, — хорошо, делай, что считаешь нужным, вот только сильно не увлекайся. Кстати, как ты себя чувствуешь?

— Нормально, вода смыла всю грязь, еще немного чешется, но думаю, что это скоро пройдет. Представляете, когда я сюда шла, то услышала разговор графа с какой-то женщиной. Она все требовала у него кого-то найти. Интересно, кого это они потеряли?

— Не знаю, — проговорил Али, задумчиво ходя взад и вперед по комнате, — насколько я слышал, граф вообще одинок, детей нет, жена правда недавно умерла.

— Кать ты как всегда слишком любопытна, по мне так это не наше дело, — сказал Ворд.

— А мне он совсем не нравится! Надо его схватить и выпытать все! — высказал свое мнение Яло.

— Нет, Ворд прав, это нас никак не касается. Тогда если все не против, то долго здесь мы не будем задерживаться. С утра завтра и отправимся дальше, — сказал Али, наконец, остановившись и садясь в кресло.

— Я против! — воскликнула я, на меня все вопросительно посмотрели. — Сами посудите, сегодня бал, ляжем поздно. Предлагаю выезжать в обед. Кто за, поднимите руки.

— Понятно, кто о чем, а ты как всегда. Любительница поспать. Ладно, будь по-твоему, тронемся в обед, — произнес Ворд ухмыляясь.

— Спасибо. А что никто чай не пьет? — спросила я, направляясь к подносу.

Попив чаю и поболтав с ними еще немного я, собрав грязную посуду, отправилась в обратный путь. К счастью в этот раз я увязалась за одной из служанок и дошла без приключений. Зайдя на кухню, я остановилась в нерешительности. Здесь творилась суета и неразбериха полнейшая, все носились взад и вперед, и тут я увидела Марту.

— Скажите, чем я могу вам помочь? — обратилась я к ней, она взглянула на меня, не понимая, что я от нее хочу. — Я приехала с эльфийским принцем, вы меня еще в баню проводили, — напомнила я ей.

— Ах, это ты, тебя прямо не узнать, — улыбнулась она, — значит помочь пришла, ну тогда на, неси, — дала она мне стопку тарелок, — вон туда, — указала она мне на дверь сбоку, — аккуратно только, не разбей.

Я, стараясь ничего не уронить, прошла в зал. Здесь подготовка шла полным ходом, слуги вешали украшения, расставляли приборы. Я немного помогла накрыть на столы, затем Марта позвала меня резать овощи, у меня это не очень хорошо получалось и меня отослали формировать букеты для украшения столов, мне это занятие понравилось, так что я почти и не устала. Закончив с цветами, я вернулась на кухню, где меня попросили помыть фрукты.

— Ничего себе?! Никогда не мыла столько фруктов, гости, наверное, лопнут, съев все это! — воскликнула я, когда меня привели на мойку.

— Конечно, не съедят, — засмеялась девушка, находившаяся там, — но все равно они должны быть на столах, граф не хочет ударить лицом в грязь перед принцем вот и расстарался.

Время пролетело быстро. Постепенно стали подтягиваться гости, почти самым первым пришел граф, как добропорядочный хозяин, встречая гостей.

Самыми последними появились мои друзья. Все служанки столпились у дверей, влюблено их разглядывая. «Как же я их понимаю. Они просто красавцы. В них действительно можно влюбиться с первого взгляда. Я бы тоже могла, вот только никогда не бывать этому. Это было бы поистине глупо, я же понимаю, что мне все равно не быть с ними. Я скоро отправлюсь в свой мир, а они останутся здесь, и скорее всего мы больше никогда не увидимся. Так, что пусть лучше считают меня просто своим другом. Да, так будет проще. А ладно, чего грустить раз все в сборе, то мне пора уже на выход».

— Марта, пожалуйста, подскажи, как мне пройти в конюшню, — спросила я ее