загрузка...
Перескочить к меню

Два слона в посудной лавке (fb2)

- Два слона в посудной лавке (а.с. Про Машу и Илюшу-1) (и.с. Черный котенок) 409K, 108с. (скачать fb2) - Елена Вадимовна Артамонова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



ДВА СЛОНА В ПОСУДНОЙ ЛАВКЕ

ПРОЛОГ

По вечерам на заросшем травой и бурьяном пустыре, который еще не успели превратить в строительную площадку, собирались собаководы со своими питомцами. В основном здесь выгуливали небольших собак: пуделей, кокер-спаниелей, дворняжек, но встречались среди них и более серьезные особи: овчарки, ротвейлеры и даже стаффорды. Однако все животные обладали добродушным нравом и прекрасно ладили между собой. Поэтому вечерняя прогулка в приятном обществе всегда становилась праздником как для собак, так и для их хозяев, которые давно перезнакомились друг с другом и с удовольствием проводили вечера в обществе таких же, как они сами, любителей животных.

В тот вечер все начиналось, как обычно. Ближе к восьми часам к пустырю начали подтягиваться люди в сопровождении своих четвероногих любимцев. Собираясь группками, собаководы обсуждали последние новости, наблюдали за веселыми играми спущенных с поводков собак. События развивались по раз и навсегда определенному сценарию, однако Вероника Павловна — седовласая, но все еще красивая дама лет шестидесяти, — почему-то испытывала необъяснимую тревогу. Может быть, виною всему был назойливый, прилетевший с реки ветерок, трепавший серебристые побеги полыни, может быть — страшный сон, приснившийся этой ночью, от которого на душе остался неприятный осадок. Веронике Павловне привиделось, будто ее маленький ненаглядный Торик стоит на плывущей по реке льдине, а она все бежит и бежит вдоль берега, понимая, что ничем не может помочь несчастному песику.

— И все же, малыш, тебе надо немного побегать, — преодолевая тревожное чувство, Вероника Павловна отстегнула карабин изящного поводочка. — Иди, погуляй…

Почувствовав свободу, крошечный, раза в два, а то и в три меньше кошки, тойтерьер по-деловому засеменил к зарослям полыни. Ветер усиливался, серые облака стремительно затягивали небо, тревога, завладевшая сердцем пожилой женщины, потихоньку превращалась в страх.

— Торик! Торик! Не уходи далеко…

Из зарослей полыни выглянула мордочка с огромными, очень выразительными и хронически испуганными глазками, но Вероника Павловна не обратила на нее внимания. В тот самый момент, когда Торик пришел на зов, она заметила в дальних кустах силуэт человека. Его движения были торопливы, а во всем облике сквозила угроза. И все же скрывавшийся в зарослях мужчина показался хозяйке Торика знакомым.

— Стас, это вы? — неуверенно окликнула Вероника Павловна, однако человек в мешковатой спортивной куртке стремительно исчез из поля зрения.

Оставаться одной в дальнем конце пустыря было неприятно, и, позвав собачку, Вероника Павловна направилась к молодому парню, с увлечением игравшему со своим псом — белолапым рыжим полугодовалым стаффордом по кличке Мальчик.

— Добрый вечер, Володя.

— Добрый вечер, Вероника Павловна, что-то вы сегодня задержались…

— Просто вы нас не видели, мы пришли как обычно. Сегодня вечер какой-то странный, тревожный. Вы не обратили внимание?

— Нет… — Володя наклонился, похлопал по спине собаку. — Иди, Мальчик, поздоровайся со своим другом.

Крошечный Торик и мускулистый сильный Мальчик были так не похожи друг на друга, однако это не мешало их общению. Тойтерьерчик кругами бегал вокруг стаффорда, а тот припадал на передние лапы, немного неуклюже заигрывая со своим крошечным приятелем.

— А Стас не приходил? — спросил Володя.

— Нет, я их с Ротмиром сегодня не видела, впрочем, мне показалось, что сам Стас промелькнул за кустами, но он был без собаки. Я окликнула его, но он не отозвался. Наверное, ошиблась.

— Странно. Может быть, что-нибудь случилось?

С тех пор, как Володя со своим питомцем стал посещать площадку для выгула собак, он сдружился со Стасом. Их объединял не только возраст, но и то, что оба являлись владельцами «крутых» собак. Правда, Мальчик был еще щенком, но Стас знал толк в собаках и говорил, что из него вырастет великолепный бойцовый пес, часто играл с ним и учил приятеля, как правильно воспитывать такую энергичную и сильную собаку.

— Может, Ротмир заболел? — предположила Вероника Павловна.

— Вряд ли. Стаффордширские питбуль-терьеры, как правило, не болеют. Скорее ввязался в какую-нибудь разборку.

— Я так боюсь собачьих драк! Это такой ужас, такой ужас…

Тем временем таскавший по пустырю здоровенную ветку Мальчик неожиданно встрепенулся и торопливо затрусил в сторону зарослей боярышника, отделявших пустырь от дороги. Торик, немного подумав, последовал за ним. Разговаривая, ни Вероника Павловна, ни Володя не заметили, как их питомцы исчезли из поля зрения.

На пыльную землю упали первые капли дождя.

— Пожалуй, мы пойдем, Володя. Торик, ты где?

Никакой реакции не последовало, и Вероника Павловна начала с тревогой озираться по сторонам. Удивленный Володя свистнул своему псу, но Мальчик так и не появился.

— Торик, Мальчик, идите сюда! — наперебой звали встревоженные хозяева собак, однако их зов больше напоминал глас вопиющего в пустыне.

Не обращая внимания на усиливающийся дождь, Вероника Павловна и Володя метались по пустырю, выспрашивая у других собаководов, не видели ли они странную, но неразлучную парочку четвероногих приятелей. Расспросы ничего не дали — никто из находившихся на пустыре не заметил, куда исчезли собаки. Хотя дождь неожиданно прекратился, людей становилось все меньше, в сумерках все обычно расходились по домам, уступая место серьезным, по-настоящему «крутым» собакам, которых хозяева старались выгуливать в гордом одиночестве.

— Неужели Торик и Мальчик выбежали на улицу, и их сбила машина?

— Не переживайте, Вероника Павловна, все будет в порядке.

— Я видела такой нехороший сон. Что, если он вещий?

Торопливо выйдя на улицу, Вероника Павловна и Володя столкнулись с хозяином черного лабрадора, респектабельным чиновником, которого по утрам увозила на работу служебная машина. Обычно весь его вид говорил о том, что от него многое зависит в этом мире, и только на площадке, гуляя со своей собакой, чиновник становился обычным человеком, шутил, общаясь с «простыми смертными». А сегодня Анатолия Андреевича и вовсе было не узнать — он выглядел расстроенным и постаревшим:

— Вы не видели Дана? Как в воду канул. Я его возле подъезда отпустил и сразу потерял из виду. Вы не встречали его на пустыре?

— Нет, Анатолий Андреевич, — ответил Володя, — наши тоже куда-то исчезли. Может, они вместе убежали?

Мужчина мрачно усмехнулся:

— Коллективный побег бывает из тюрьмы, а не с прогулочной площадки.

Но отчаиваться было еще рано, оставался еще один, хотя и маловероятный вариант, — перебежав дорогу, собаки могли отправиться в сторону высокого песчаного берега Москвы-реки, где с ними иногда гуляли в хорошую погоду. Трое встревоженных хозяев торопливо зашагали к реке.

— Скажите, вы не видели здесь собак: маленького тойтерьерчика и двух больших, один из них рыжий стаффорд в белых «туфельках», второй — черный лабрадор? — обратилась Вероника Павловна к чинно прогуливавшимся по берегу толстым пенсионеркам, начисто игнорирующим плохую погоду.

— Развели собак, да еще белые туфли им покупают, совсем совесть потеряли! — вместо ответа заявила самая толстая из теток. — Проходу людям нет, везде эти противные твари бегают!

Володя махнул рукой:

— Идемте. Вы поспрашивайте у прохожих, а я полазаю по склону, поищу.

Но поиски вновь не дали никаких результатов. Покинув берег реки, несчастные хозяева, потерявшие своих подопечных, медленно брели по направлению к своим домам. Когда они переходили улицу, у тротуара затормозила машина Стаса:

— Привет, собаководы. Что это вы такие мрачные, словно с похорон? А где же ваши собаки?

— Недобрый сегодня вечер, — ответил за всех Володя. — Собаки наши пропали.

— Как, все сразу? — удивился Стас. — Так не бывает.

— Оказывается, бывает.

— Может быть, их украли? Хорошо, что я сегодня выгулял своего Ротмира пораньше, у меня потом неотложные дела были.

— А мы уже беспокоились за вас, Стас, — вежливо ответила Вероника Павловна, но чувствовалось, что мысли женщины были далеко, и сейчас она могла думать только о судьбе бедного пугливого Торика.

— Да, история… — задумчиво протянул Стас. — Но вы напрасно волнуетесь, собаки все дорогие, их на дороге не бросят, обязательно кто-нибудь возьмет. Завтра развесьте везде объявления, и уверен, что собачек вам вернут. Возможно, правда, потребуют вознаграждение, но то, что вернут, — не сомневайтесь.

— Спасибо, Стас, вы вселили в нас надежду, — попыталась улыбнуться Вероника Павловна.

— Так вы думаете, что их вернут? — буквально ожил Анатолий Андреевич. — Вознаграждение — пустяк, я за своего Дана ничего не пожалею, лишь бы нашелся.

Немного успокоенные Анатолий Андреевич и Вероника Павловна отправились по домам, а Володя сказал, что продолжит поиски своей собаки, даже если ему придется бродить по улицам города до самого утра.

— Удачи вам, — пожелал на прощание Стас и еще долго смотрел им вслед из окна своей машины.

Володя действительно допоздна разыскивал Мальчика, терпеливо обходя квартал за кварталом, но к рассвету вынужден был ни с чем вернуться домой. А с утра столбы, подъезды и даже фасады домов запестрели объявлениями о пропавших собаках. Стас оказался прав: в первый же вечер неизвестный позвонил Анатолию Андреевичу и сообщил, что его лабрадор найден, но назвал такую сумму вознаграждения, которая смутила даже такого состоятельного человека, как Анатолий Андреевич. Тем не менее он без колебания согласился на все условия, и еще через день Дан благополучно вернулся домой.

Позвонили по объявлению и Веронике Павловне, но она не смогла сразу заплатить ту сумму, которую потребовали в качестве вознаграждения, и попросила об отсрочке, надеясь собрать деньги. Незнакомец «великодушно» согласился и отвел на сбор выкупа три дня. Только Володя так и не дождался звонка, и дальнейшая судьба рыжего стаффорда по кличке Мальчик по-прежнему оставалась для него загадкой.

ГЛАВА I Старая голубятня

К концу июня шумный, звенящий детскими голосами двор опустел — его обитатели разъехались на лето: кто на дачу, кто в лагерь, кто в деревню. За исключением малышни, только трое ребят-одноклассников из этого двора: Маша, Егор и Илюша — остались на каникулах в городе. Никто из них не захотел уезжать в лагерь, ни у кого не оказалось бабушки в деревне, а поехать куда-то с родителями никто из них не мог по причине большой занятости последних.

Компания ребят дружной стайкой перемещалась из одной части двора в другую, затевая все новые и новые игры. Глядя на эту неразлучную троицу, никто бы не подумал, что это были совершенно разные люди, обладавшие несходными характерами и привычками. Илюша — шустрый мальчик в очках, очень начитанный — был заводилой во всех играх и лидером компании. Он слыл выдумщиком, фантазером и отличным рассказчиком. В противоположность ему Егор — толстый, неповоротливый паренек, которому в школе дали кличку Слон, — имел несколько замедленную реакцию, не любил читать, но зато обожал вкусно покушать. Маша — длинноногая, худенькая, очень подвижная девочка — была выше ростом обоих мальчиков и ужасно не любила проводить время в компании других девчонок, которые казались ей плаксами и занудами. Училась она хорошо, но непоседливость мешала ей стать отличницей. Зато почерк у Маши был не только самым красивым в классе, но и вполне взрослым, скорее даже мужским, нежели женским, чему втайне завидовал Илья, который, несмотря на всю свою ученость, писал как курица лапой.

Вся компания жила в пятиэтажном доме, который смотрел на школу, и частенько играла на просторном и зеленом школьном дворе, лакомилась кислыми яблоками и вишнями из школьного сада. Так продолжалось до последнего времени, но недавно школу обнесли новой оградой, закрыли ворота, оставив лишь одну калитку в дальнем ее конце. Огороженный участок превратился в подобие огромной клетки с единственным выходом, и большинство ребят стало инстинктивно избегать этого враз ставшего неприятным места. Протоптанные дорожки стали потихоньку зарастать травой, зелень становилась гуще и пышнее, а школьный двор стал чем-то вроде необитаемого острова. Однажды, рассматривая пышные кроны за высокой решеткой, Илья так и сказал:

— Предлагаю освоить этот необитаемый остров.

— А мы будем Робинзонами? — обрадовалась Маша. — Только, наверное, нам нужен корабль, а где его взять?

— Сейчас будет корабль.

— А из чего ты собираешься строить его? — удивился Егор, энергично завертевший головой в поисках хоть каких-нибудь дощечек или картона. — Строительные материалы у тебя в кармане?

— Угадал, — ответил Илья и достал из кармана своих шорт обыкновенный белый мелок.

— Класс! Это же здорово! Я бы до такого не додумалась! А где мы его нарисуем? Возле калитки?

— Нет, Маша. Так неинтересно. Тут рядом, как раз напротив нашего подъезда, кто-то вытащил один прут из ограды, наверное, собаководы, они по вечерам выгуливают собак на школьном дворе. Проникнуть на «необитаемый остров» через такую дырку намного таинственнее, чем «приплыть» на него через калитку.

— А можно я нарисую корабль? У меня получится, честное слово!

— Пожалуйста, — Илюша протянул девочке мелок.

Не успели мальчики опомниться, как на асфальте перед оградой стали появляться очертания великолепного парусника. Юная художница орудовала мелком быстро и уверенно. Никто из ребят не ожидал, что она так хорошо рисует.

— Готово! Заходите, — гостеприимно предложила девочка.

Парусник получился таким большим, что на нем могла разместиться многочисленная команда. Илюша первым поднялся на капитанский мостик. Но не успели ребята занять свои места, как им пришлось срочно покинуть корабль, поскольку на площадку перед домами въехал грузовой фургон с надписью «Мебель», проехался тяжелыми колесами по белым парусам и высокой корме, сильно подпортив рисунок. Однако это обстоятельство только обрадовало «капитана» — о таком совпадении можно было только мечтать.

— Наше судно потерпело кораблекрушение, но поблизости я вижу неизвестный острой. Придется вплавь добираться до него. Вы умеете плавать, мисс? — галантно обратился Илья к Маше.

— Еще как. Особенно если по асфальту.

Покинув корабль, неразлучная троица подбежала к дыре в решетке, но тут возникла неожиданная проблема — толстяк Егор вряд ли сумел бы протиснуться в щель между прутьями.

— Я не пролезу!

— А ты живот втяни, — посоветовала ему Маша. — Представь себя сдувшимся воздушным шариком.

— Не получится, я недавно перекусил.

— А ты попробуй… Ну же!

Опасения оказались напрасными — Егор благополучно проник через дыру в ограде, вслед за своими товарищами оказавшись на территории «необитаемого острова». Школьный двор был просторным, зеленым и пустынным. Перед входом в здание высились старые тополя и липы, а позади строения просматривался запущенный фруктовый сад, где в несколько рядов росли старые раскидистые яблони.

— Надо обследовать остров, — предложил капитан потерпевшего крушение судна. — Мы должны выяснить, нет ли здесь дикарей, хищных зверей, и можно ли добыть пропитание. Пойдемте на север, туда, где начинаются джунгли.

Под джунглями Илья подразумевал фруктовый сад. Маленькая компания двинулась вслед за своим предводителем, как вдруг Маша остановилась и указала на школу:

— А это что за сооружение?

— Школа, — пожал плечами Егор. — Разве ты не узнала?

— Как, и на необитаемом острове — школа?!

— Видно, этот остров еще недавно был обитаем — может быть, на нем жили очень прогрессивные дикари, — откликнулся Илья, — но все они покинули его вслед за своими детьми, которые то ли ушли на каникулы, то ли вообще сбежали подальше от знаний.

— А если кто-нибудь остался и сейчас наблюдает за нами? — произнесла Маша, которая все больше погружалась в игру и с опаской посмотрела на пустые окна спортивного зала.

В это время заросли цикория зашевелились, из них выскочила кошка и стремительно взобралась на росший рядом ясень. Все вздрогнули. Маша рассмеялась:

— Это всего лишь кошка! А я и вправду подумала, что это дикари. Кис-кис…

— Это не кошка, а дикий зверь, к счастью, неопасный, — серьезно ответил капитан, — но все же лучше не приближаться к нему.

«Потерпевшие кораблекрушение» обогнули школу и очутились в саду.

— Вижу съедобные плоды! — закричал Егор и бросился к яблоньке, сплошь усыпанной маленькими зелеными яблочками.

— Нет, они не годятся в пищу, — остановил его Илюша. — Они зеленые и кислые.

Пришлось ребятам довольствоваться первыми вишенками, а затем заняться поисками места для строительства шалаша, поскольку настоящие Робинзоны, конечно же, не могли обойтись без хорошо укрепленного и безопасного жилища на загадочном, полном нераскрытых тайн «необитаемом острове». В самом дальнем заднем углу школьного двора среди густой некошеной травы возвышались разросшиеся кусты жимолости, к которым и направились юные искатели приключений. Обогнув кусты, они оказались на небольшом пятачке между оградой, увитой полевым вьюнком, и зеленой стеной кустарника, подковой окружавшей маленькую площадку. Посередине этого укромного местечка стоял сколоченный кем-то небольшой столик и скамейка, а на утоптанной земле валялся мусор, старые бумаги, окурки.

— По-моему, отличное место для нашего дома, — заявил Илюша. — Да здесь и строить ничего не надо, какие-то заезжие дикари здесь уже потрудились.

— Только крышу от дождя надо поставить, — предложил хозяйственный Егор.

— И прибраться. — Маша тут же взялась за дело — нарвав пучок травы, начала подметать площадку.

Усевшись на скамейке, ребята огляделись. За увитой вьюнком оградой почти вплотную к ней высилось самодельное строение старой голубятни, брошенной хозяевами, переселившимися из снесенной пятиэтажки на новую квартиру. На месте их старого жилища уже строился новый восемнадцатиэтажный дом, а потому расположенная между школой и стройплощадкой голубятня оказалась почти отрезанной от мира, к ней вела лишь узенькая тропинка, чудом сохранившаяся между школьной оградой и строительной площадкой. С другой стороны от дороги голубятню отделяло несколько гаражей.

— Это непростая голубятня, — таинственным голосом произнес Илья. — С ней что-то не так…

— Почему непростая? — Маша встрепенулась, приготовившись услышать одну из необыкновенных историй, которые так любил рассказывать ее приятель.

— Ну… С ней связано одно всамделишнее происшествие… Впрочем, вы мне все равно не поверите. Скажете, я все выдумал…

— Поверим! — хором выпалили приятели Илюши.

— Тогда слушайте… По вечерам зимой я часто гулял с собакой на школьном дворе. Вертик тогда еще щенком был, много бегал, а в школе — простор и к тому же прожектор над дверью горит, хорошо всю территорию освещает.

— Кстати, а где он сейчас? — спросила Маша. — Почему ты с ним не гуляешь?

— Понимаешь, у папиного друга собака пропала, и он попросил, чтобы Верт погостил у него летом на даче. Он хороший человек, любит собак, и мы решили, что Вертику будет у него классно. Пусть порезвится на просторе. А осенью мы снова заберем его домой. Обязательно! Но я сейчас о другом рассказываю. Так вот, гуляли мы с Вертом однажды на школьном дворе, обогнули школу и очутились в саду. А на той стороне прожектор включен не был, поэтому мы попали в темную зону. Было как-то не по себе… Яблони простирали свои темные ветви с остатками листьев, которые шуршали на ветру, и кругом — ни души. Тут я случайно посмотрел в сторону голубятни и заметил мерцавшее голубоватым светом окошко. Раньше мне казалось, что там нет никакого окна, но я решил, что просто его не замечал. Нам бы идти своей дорогой, но было в этом холодном голубоватом свете что-то неземное, внушающее невольный трепет. Я просто похолодел от необъяснимого страха, но все же решил подойти поближе, чтобы лучше рассмотреть таинственное окно. Мы с Вертиком двинулись к голубятне, но чем ближе подходили, тем слабее был свет, а когда я приблизился к ограде, то ничего, кроме темной, едва различимой во мраке стены, не обнаружил. Окно исчезло.

— Так, может, там просто потушили свет? — предположил Егор.

— Если бы! На следующее утро я уже без Верта все тщательно осмотрел и никакого окна не обнаружил. Да посмотрите сами!

Тут только заинтригованные Маша и Егор повернули головы к голубятне. Их взглядам открылась глухая железная стена первого этажа, выкрашенная поблекшей зеленой краской.

— Да, окна здесь не просматривается, — констатировала Маша, — но, может быть, свет падал откуда-нибудь из другого места?

— Не знаю, нет, вряд ли. Я все осмотрел — поблизости никаких источников света. А потом, никогда прежде мне не доводилось видеть свечение такого оттенка. Обычная лампочка, да и лампы дневного света горят совсем не гак. Кстати, когда на каникулы ко мне приезжал двоюродный брат, мы с ним много эту тему обсуждали. Он считает, что в истории с окошком не обошлось без мистики, может быть, это проход в параллельный мир, а может быть, призраки свили здесь свое гнездо. В любом случае он считал, что приближаться к окошку очень опасно. Вдруг тебя затянет в другой мир, или случится какое-то несчастье? С такими вещами не шутят. Вскоре брат уехал, но еще около месяца я видел это светящееся окно, исчезающее при приближении, а потом, когда наступили морозы, оно пропало и больше никогда не светилось.

— Жуть… — только и смогла произнести Маша, украдкой косясь на высившуюся за ее спиной голубятню. — А давайте пойдем и посмотрим, что там внутри.

Предложение не слишком обрадовало Илью, который уже успел немного испугаться собственного рассказа, но он просто не мог выглядеть трусом в глазах девчонки, а потому, не задумываясь, согласился. Егор долго переминался с ноги на ногу и наконец вполне резонно заметил:

— Так это надо делать вечером, когда темно будет, а темнеет сейчас поздно, и меня из дома не отпустят. И вообще, мы же играем в Робинзонов, а не в охотников за привидениями.

— Илья, Егор, мы же на минуточку! Просто посмотрим одним глазком, и все. К тому же днем это совершенно безопасно. Или вы боитесь?

— Скажешь тоже, — пробормотал Егор. — Лично я ничего не боюсь, просто не люблю нарываться на неприятности.

— Тогда — вперед!

Мальчишки уныло поплелись за долговязой Машей. Выйдя за пределы «необитаемого острова», неразлучная троица проследовала по тропинке вдоль наружной стороны школьной ограды прямиком к заброшенной голубятне. Вокруг неуклюжего строения весело цвели оранжевые ноготки, а на углу красовался роскошный куст мальвы с крупными красными цветами. Прежний владелец устроил возле голубятни нечто вроде маленького дворика и даже одно время держал здесь приблудившуюся бездомную собаку.

Атмосфера вокруг была самая безмятежная и приятная, но все трое исследователей чувствовали себя не слишком уверенно. Даже склонная к риску Маша немного приуныла, гадая, какие неприятные сюрпризы могут поджидать их внутри голубятни. Конечно, Илья был известным фантазером, но кто знает, насколько соответствовала его история реальности… Пылкое воображение девочки мгновенно нарисовало зловещую картину — вот поверхность старой стены начинает растворяться в воздухе, голубоватый неземной свет падает на их лица, а там, за окошком, медленно колышутся жуткие, нечеловеческие тени…

— Похоже, сюда уже никто давно не заходил, — заявил Егор, рассматривая ржавый замок, болтавшийся на двери голубятни. — Откуда же был свет? Может, тебе все почудилось, Илья?

— Не надо делать необдуманных выводов, Егор, — заговорила Маша, к которой уже вернулась ее уверенность и решительность. — Надо обойти голубятню со всех сторон, все осмотреть, ощупать. Кто знает, что мы обнаружим? Вдруг эта стена раздвигается, и все такое…

— Зачем? — поинтересовался практичный Егор. — Кому придет в голову делать голубятню с раздвижными стенами?

Тем не менее мальчишки под предводительством Маши приступили к тщательному и наружному осмотру, ощупывая руками нагретые солнцем металлические стены голубятни.

— Кажется, я лаз нашел! — внезапно сообщил Илюша.

Нижняя часть голубятни была покрашена зеленой краской, и поэтому среди травы и цветов почти незаметной оставалась маленькая, вырезанная в железе дверца. Она крепилась не на боковых, а на верхних петлях и свободно отворялась вовнутрь, стоило ее слегка толкнуть. Дверца была приделана несколько выше земли, и, когда она открывалась, снизу получалось нечто вроде порога, который предохранял внутреннее помещение от попадания воды во время дождя и таянья снега. Вероятно, это был лаз для приблудной собаки, которая укрывалась в голубятне во время непогоды.

— Может быть, попробуем протиснуться через лаз? — Маша посмотрела на Илью, как бы предлагая ему проделать эту рискованную операцию, потом перевела взгляд на Егора и засмеялась: — Нет, пожалуй, ты, Слон, точно застрянешь. А если и залезешь, то разнесешь там все. Как слон в посудной лавке. Лезь ты, Илья.

Илюше было очень и очень страшно в эти мгновения, но он только улыбнулся, лег на траву, приоткрыл дверцу и просунул туда голову.

— Ну что там? — нетерпеливо спросила девчонка.

Вместо ответа раздалось громкое чиханье, потом еще, и среди ноготков блеснули очки мальчишки. Он энергично тряхнул головой, заключительный раз чихнул и заявил, что залезать в глубь голубятни не имеет никакого смысла.

— Там нет ничего, кроме помета и пустых мешков из-под зерна, можете сами посмотреть, если есть желание. Никаких хитроумных механизмов или проходов в параллельный мир. Только пыль и прочая гадость.

Несмотря на столь неутешительный доклад, Маша все же приоткрыла дверцу и заглянула внутрь, однако голову просовывать не стала. Настроение у нее было не очень — только что чувствовала, что находится на пороге страшной тайны, как вдруг все закончилось ничем. Но тут у нее возникла новая идея:

— Знаете, ребята, если там немного подмести, то в голубятне получится отличный тайник.

— А зачем нам тайник? — не понял Егор.

— Можно записки оставлять, например срочные сообщения или еще что-нибудь интересное.

— Мы же каждый день видимся, зачем нам посылать друг другу сообщения?

Но Илья сразу по достоинству оценил мысль Маши:

— Может быть, дикари с острова похитят тебя и захотят съесть, Егор. Ведь ты выглядишь так аппетитно. Но вдруг сначала они попытаются получить за тебя выкуп и потребуют, чтобы его оставили в тайнике? Да мало ли еще что может случиться… В такой ситуации тайный почтовый ящик просто необходим.

— Нет здесь никаких дикарей, — недовольно ответил Егор. — И вообще, мне пора обедать.

Перспектива быть похищенным дикарями испортила настроение мальчишке, и он ушел домой подкрепиться. Маша принялась наводить чистоту в тайнике, а когда все было готово, Илья удовлетворенно заметил:

— Это, конечно, не дупло, но кроме сообщений и выкупов здесь можно оставлять любовные записки.

Маша покраснела, но, увидев в глазах товарища смешливые искорки, тоже засмеялась:

— Так здесь же нет Дубровского!

— Зато есть Маша.

Их разговор прервал громкий лай с повизгиванием. Похоже было, что какая-то собака, а скорее всего щенок, горько жалуется на жизнь. Такие звуки никого не могли оставить равнодушными, и ребята поспешили в ту сторону, откуда доносился собачий «плач». Около подъезда они заметили рыжего Вальку Чеснокова из соседнего дома, который держал на поводке тоже рыжего, но в отличие от него очень симпатичного стаффорда месяцев семи. Сам Валька был года на два моложе Робинзонов, к тому же славился вредным характером, поэтому друзей у него не было. Но при виде щенка ребята подошли к мальчишке.

— Это твоя собака? — начала разговор Маша.

— Моя, — важно ответил Валька.

— Как его зовут?

— Янтарь.

— Откуда она у тебя? Она же дорогая.

Илюша с подозрением посмотрел на своего собеседника. Валька был из так называемой неблагополучной семьи, и вряд ли его пьяницы-родители, у которых и на хлеб не всегда находились деньги, купили бы ему эту собаку.

— Дядя подарил, — коротко ответил Валька и зло дернул за поводок щенка, который пытался познакомиться с ребятами и потянулся к ним, повиливая своим тонким хвостиком.

— Зачем ты так? Собаку надо любить, — укоризненно сказала Маша.

Янтарь между тем снова натянул поводок, приглашая хозяина гулять, и снова резкий рывок заставил его взвизгнуть. Похоже, что вредный Валька вовсе и не собирался заниматься со щенком, а просто получал удовольствие от того, что мог кем-то командовать.

— Разве можно так обращаться с собакой? — остановилась проходившая мимо женщина.

— Моя собака, что хочу, то с ней и делаю. Это не ваше дело.

— Какой злой мальчик! — вздохнула женщина и продолжила свой путь.

— Жалко щенка, — проговорила Маша, когда они с Ильей отошли в сторонку. — Он его совсем замучает.

— Да. Мне кажется, что это вообще не его собака, Валька просто нашел ее, а про дядю все выдумал.

Они замолчали, наблюдая за тем, как Валька «гуляет» с запуганным несчастным щенком.

— Эврика! — воскликнул Илюша. — Давай расклеим объявления, что найдена собака, и опишем приметы Янтаря. Если у Янтаря есть хозяева, то они обязательно позвонят.

ГЛАВА II Счастливая встреча

Володя медленно брел по лестнице, мысленно возвращаясь к разговору со Стасом, произошедшим минут двадцать назад. Парень шел с прогулки, и они разговорились, обсуждая последние новости и, в том числе, бесследное исчезновение Мальчика. Еще раньше Стас обещал поспрашивать у своих знакомых — владельцев бойцовых собак — о судьбе рыжего щенка, но его поиски не увенчались успехом. Это был обычный разговор, тем не менее Володя не мог отделаться от ощущения, что его приятель знает много больше, чем говорит.

Присев на край подоконника, молодой человек восстанавливал в памяти каждое слово, прозвучавшее во время разговора, представлял выражение лица Стаса, вспоминал, как Ротмир крутился у их ног, надеясь на продолжение прогулки… В светло-карих глазах Стаса таились лукавые смешинки, и хотя он говорил серьезно и сочувственно, Володе казалось, что он посмеивается над ним. А потом в памяти всплыла яркая, как фотография, картинка — Ротмир подходит к своему хозяину, тычется мордой в ладонь, а на его мощном загривке поблескивает золотистая цепочка ошейника, очень похожего на тот, что был у Мальчика…

Взволнованный Володя не мог усидеть на месте; торопливо сбежав по лестнице, он вышел во двор. Конечно, все его подозрения были недоказуемы, но Володя опирался не на факты, а на свою интуицию, подсказывавшую, что Стас каким-то образом причастен к исчезновению собак.

— Добрый вечер, Володя! Куда вы так торопитесь? Нашли Мальчика?

Молодой человек резко притормозил, поздоровался с проходившей мимо Вероникой Павловной. Он не стал рассказывать о своих подозрениях, а лишь поинтересовался, как обстоят дела с Ториком.

— Главное — он жив, не скитается по улицам, но я не знаю, как мне вернуть бедного малыша домой, — пожилая женщина горестно вздохнула, однако все же попыталась изобразить на лице улыбку. — Лишь бы у Торика все было хорошо… Люди, что его нашли, попросили очень большую сумму в качестве вознагражденья, а у меня нет таких денег.

— Хотите, я дам вам взаймы? Расплатитесь, когда сможете.

— Спасибо, Володя. Но я живу на пенсию, а потому прекрасно понимаю, что никогда не смогу отдать долг.

— Но как же Торик?

— Мне пришла в голову одна мысль. Сегодня должен позвонить человек, нашедший Торика. Если он примет мое предложение, мой малыш вернется.

Пожелав соседке удачи, Володя решительно направился к дому, в котором жил Стас. Искать приятеля не пришлось — он крутился тут же у подъезда, с бутылкой пива в руке обсуждал в компании других подвыпивших парней футбольный матч.

— Стас, надо поговорить.

Они отошли в сторону, и Стас, который на полголовы был выше Володи, посмотрел на него с недоумением и досадой:

— Какие проблемы?

— Я хочу поговорить о своей собаке.

— Ты и так только этим и занимаешься.

— Стас, мне кажется, ты бы мог помочь мне найти Мальчика. Я готов тебе заплатить в три раза больше, чем выложил за этого щенка, только верни его мне.

— С чего ты взял, что я имею отношение к этой истории?

Отправляясь на встречу, Володя не собирался в чем-то обвинять Стаса, он просто хотел любым способом вернуть свою собаку, но разговор начал потихоньку выходить из-под контроля. Эмоции переполняли парня, и вскоре он высказал все свои подозрения в лицо человеку, которого еще недавно называл своим другом. Володя говорил и о том, что Вероника Павловна видела на пустыре незадолго до исчезновения собак мужчину, похожего на Стаса, и о том, что его пес никогда бы не пошел с незнакомцем, и о злополучном ошейнике Ротмира, так похожем на цепочку, украшавшую шею Мальчика…

— Я не понял… — Стас поставил на асфальт недопитую бутылку, в упор посмотрел на Володю: — Ты меня обвиняешь?

— Я никого не обвиняю. Я просто хочу вернуть своего пса и предлагаю хорошие деньги человеку, который мог бы это сделать.

— Нет, друг, ты считаешь меня вором.

Разговор проходил на повышенных тонах, толпившиеся у подъезда парни, как по команде, повернули головы, ожидая увидеть нечто интересное, и не ошиблись — спорщикам уже явно не хватало словесных аргументов… Взаимные упреки следовали один за другим, а потом Стас, размахнувшись, от души заехал кулаком по физиономии своего бывшего приятеля. Володя в долгу не остался, и вскоре противники повалились на пожухлую траву газона, отчаянно колошматя друг друга.

Драка продолжалось недолго. Подбежавшие к ним ребята растащили дерущихся, но оба все еще продолжали рваться в бой, пытаясь кулаками доказать свою правоту.

— Ты — слабак, а про твою собаку я ничего не знаю! — со злостью крикнул Стас. — И ни в каком суде ты не сможешь доказать обратное!

— Я тебя выведу на чистую воду, предатель!


Молоденькая барышня, которую вполне можно было принять за школьницу, но на пальчике которой уже поблескивало обручальное кольцо, стояла возле зеркала, примеряя очередной наряд. Ирина очень ответственно относилась к выбору костюма, ведь она собиралась на свадьбу своей лучшей подруги, a потому должна была выглядеть если не сногсшибательно, то хотя бы потрясающе. В прихожей щелкнул замок и резко, зло хлопнула дверь. Ирина с тревогой заглянула в соседнюю комнату:

— Володя?! Что случилось?!!

Посреди прихожей действительно стоял ее муж, но выглядел он совершенно неузнаваемым — все его лицо было залито кровью, а левый глаз заплыл так, что его почти не было видно.

— Стас украл Мальчика! — с порога заявил Володя. — Это ему так не пройдет!

Немало пришлось потратить сил Ирине, чтобы успокоить своего супруга, но спустя некоторое время, уже сидя в кресле, с холодной примочкой на глазу, он поведал жене, что же с ним случилось. Ирина задумчиво кивала головой, раздумывая, как в таком виде Володя придет на свадьбу подруги.

— Да, доказательств у меня нет, но я уверен в виновности Стаса! — резко жестикулируя, произнес он. — У меня словно пелена с глаз спала! Знаешь, этот мой «друг» частенько рассказывал о подпольных собачьих боях. Его пес вроде бы в этом не участвовал, но мне кажется, что и это очередная ложь! Стае замешан в этом бизнесе, несомненно! Он говорил, что у Мальчика отличные данные, знал, какая впечатляющая у него родословная, — ты же знаешь, Ирина, что в роду у него несколько мировых чемпионов, победителей собачьих боев…

— Да, знаю, — она грустно кивнула головой. — Принести еще льда?

— Нет. Но я найду Мальчика! Я не хочу, чтобы из него сделали убийцу, я не хочу, чтобы он погиб с разорванным горлом на потеху каким-то богатым негодяям!

— Не связывайся с ними, Володя. Я слышала, что на собачьих боях наживают бешеные деньги. Если ты попробуешь помешать им, тебя просто убьют.

— Я не могу предать Мальчика. Он верит мне и нуждается в моей помощи. Он бы меня никогда не бросил в беде.

— Я боюсь, Володя.

— Не бойся, все будет хорошо.

После долгого молчания Ирина глубоко вздохнула и поинтересовалась:

— А как ты пойдешь на свадьбу с таким фингалом? Об этом ты не задумывался, герой?

— Надену черные очки, — криво, распухшим ртом улыбнулся Володя. — Если Стас думает, что сможет остановить меня, он ошибается, очень ошибается…


Маша аккуратно выдавила на листок бумаги последние капельки клея, приложила нарезанную «лапшой» бумагу к столбу, тщательно разгладила ее. Больше объявлений у девочки не было. Впрочем, потрудились они с Илюшей сегодня на славу — распечатанные на компьютере объявления о найденной собаке уже висели у метро, на дверях подъездов в радиусе нескольких трамвайных остановок от дома и даже на фонарных столбах. Только в районе школы Илья с Машей объявления расклеивать не стали, из-за опасения, что они могут попасться на глаза Вальке. Егора на эту операцию с собой не пригласили, так как от нерасторопного мальчишки вряд ли было бы много проку.

Развесив объявления, ребята разошлись по домам, и Илья, указавший свой номер в объявлении, стал с нетерпением ждать звонков владельцев потерявшихся собак, однако телефон молчал. Никто не позвонил ему и на следующий день.

Ожидание изматывало. Илья не мог ни на чем сосредоточиться, все поглядывал на телефонный аппарат и злился на себя за то, что уделяет этой истории слишком много внимания. Внезапно его размышления нарушил резкий пронзительный звонок. Мальчик подскочил к телефону, схватил трубку:

— Алло!

— Привет, — услышал он голос Маши. — Ну как, звонил кто-нибудь?

— За исключением тебя — никто. Может быть, и в самом деле собаку Вальке подарили?

— Возможно. Или хозяева сами нашли Янтаря. Знаешь, я думаю, что тебе в любом случае больше незачем дежурить у телефона. Люди, у которых пропала собака, будут звонить не один раз, а до тех пор, пока не застанут тебя дома. К тому же мы тебя ждем на «необитаемом острове». С Егором что-то случилось…

— Случилось?!

— Ты не волнуйся, случилось в хорошем смысле этого слова. Помнишь, когда мы уходили расклеивать объявления, то оставили ему «Робинзона Крузо», чтобы не скучал?

— Да. И что?

— Теперь он сидит целыми днями за столом и читает книжку. Такого раньше с ним никогда не было. А мне скучно. Даже поболтать не с кем. Приходи, Илюша.

— Хорошо. Я немедленно отправляюсь в плаванье. Смотри на горизонт и жди появления моего корабля.

— Встретимся у дыры в школьном заборе. До встречи.

— Пока.

Попрощавшись с девочкой, Илья, которому ужасно надоело сидеть дома, начал торопливо зашнуровывать кроссовки…


Раньше весь квартал вокруг школы был сплошь застроен пятиэтажками, но теперь их осталось совсем мало, и на месте снесенных строений высились новые многоэтажные красавцы. Глядя на них, стоявший возле ограды Илья раздумывал, когда же и они с родителями получат новую квартиру.

— Сразу пойдем на «остров»? — предложил мальчик, увидев спешившую к месту встречи Машу.

— Поплывем. Только давай сначала заглянем в новый двор — хорошо бы раздобыть коробку из-под холодильника. Их новоселы часто привозят, а картон нам нужен для крыши дома на «острове».

Пройдя до конца своего дома и завернув за угол, ребята очутились на большом просторном дворе, сплошь покрытом затейливым газончиком с молодой травкой и несколькими посаженными недавно деревцами.

— Смотри! — Илюша схватил Машу за руку.

У одного из подъездов стоял Валька, неподвижно, словно его привинтили к асфальту шурупами, держа на поводке Янтаря. Бедный пес понуро опустил морду и уже совсем не напоминал того резвого жизнерадостного щенка, которого Маша с Илюшей видели два дня назад. Янтарь больше не пытался тянуть за поводок, и похоже было, что он совсем перестал интересоваться жизнью.

Приятели собрались подойти к Вальке, но в это время дверь подъезда отворилась, и оттуда вышел толстый мужчина с добродушным румяным лицом. Увидев его, Валька засиял, как медный пятак на солнце. Мужчина потрепал паренька по голове и сел в стоявшую у подъезда машину. Валька наклонился к открытому окну, что-то сказал, и машина отъехала. В руках у мальчишки осталась большая плитка шоколада, которую он тут же развернул и, ломая на дольки, начал с жадностью поедать.

— Это, наверное, и есть его дядя? Похоже, что он богатый, раз купил квартиру в таком доме.

Илья не успел ответить на вопрос своей спутницы — их разговор прервал приятный женский голос:

— Ребята, вы не подскажете, где здесь дом четыре, корпус два?

Перед ними стояли нагруженные коробками и цветами девушка и мрачный, как туча, парень с подбитым глазом.

— Вот он, — Маша указала на дом.

— Спасибо.

А дальше произошло что-то совсем непонятное — посмотрев на сверкающую под солнцем десятками окон новостройку, парочка, теряя на ходу коробки, рванула к подъезду, у которого Валька доедал свой шоколад.

— Мальчик! Мальчик! — кричали наперебой молодые люди, простирая руки к оторопевшему пареньку.

Однако обращались они не к Вальке — в ответ раздался радостный визг, и Янтарь, вновь ожив, потянулся им навстречу. Валька к дернул его за ошейник, но на этот раз он не смог удержать своего пленника. Вырвав из рук мальчишки поводок, пес прыгнул на грудь молодого человека и стал лизать его лицо, потом бросился к девушке, отчаянно повизгивая и бешено крутя хвостом. А парень с девушкой только повторяли:

— Мальчик, Мальчик, ты нашелся!

— Это моя собака, — попытался взять поводок Валька.

— Где ты его нашел? Не понимаю, как он так далеко убежал, ведь мы живем на другом конце Москвы. Но тебе спасибо большое, что ты его приютил. Вот, возьми… — девушка протянула Вальке коробку с тортом.

Видя, что собаку ему уже не вернуть, рыжеволосый пацан схватил коробку и быстро исчез из виду.

У Маши и Илюши, ставшими свидетелями этой сцены, отлегло от сердца — Янтарь, которого на самом деле звали Мальчиком, был спасен и вернулся к своим настоящим хозяевам.

— Значит, Валька соврал, — сказала Маша. — Никто щенка ему не дарил, он просто нашел его.

— Но про дядю он сказал правду. Дядю мы видели, он действительно существует и даже дарит племяннику шоколадки.

Обсуждая событие с Валькой и щенком, ребята направились к школе. У школьной калитки они вновь увидели рыжего мальчишку. В одной руке Валька все еще держал коробку с тортом, а в другой прутик, с помощью которого пытался выманить котенка, притаившегося за оградой. Похоже, паренька действительно интересовали животные, вот только мысли в его голове были недобрые…

— Что же ты обманывал, будто собаку тебе подарили? — строго спросила Маша. — А оказалось, что ты ее просто нашел.

Валька проворно вскочил на ноги, пытаясь улизнуть, но Илюша преградил ему дорогу:

— Нет, ты уж объясни нам, откуда взял щенка.

— Да он мне и не нужен вовсе, а если захочу — дядя другого подарит, — гордо выпалил мальчишка и, прошмыгнув между ребятами, бросился наутек.

— Может, он и не врет, просто дядя купил щенка у кого-то, кто его нашел или украл?

— Может, и так, — согласилась Маша, — но торт он уж точно не заслужил. Кстати, мы же забыли поискать картон для крыши!

— Ничего. В следующий раз найдем. Пойдем скорее к Егору, он, наверное, совсем одичал.

Прибыв на «необитаемый остров», Маша с Ильей проследовали к жилищу Робинзонов, однако толстяка на месте не оказалось.

— Наверное, надоело ему здесь одному. — Маша смахнула со стола, за которым еще недавно сидел Егор, крошки от булочки. — Смотри-ка, свежие еще, видно, наш Слон недавно ушел.

— Да ты настоящий детектив. А может быть, он нам оставил записку в тайнике?

Делать было все равно нечего, и Робинзоны направились к голубятне. Илюша просунул руку в тайник, но никакого послания не обнаружил — похоже, Егор ушел по-английски, ни с кем не попрощавшись.

— Ты ничего не замечаешь? — Маша прошлась вдоль голубятни, внимательно глядя себе под ноги.

— Нет, а что?

— Здесь кто-то был.

— Почему ты так думаешь?

Девочка молча указала на кустик ноготков, один из побегов которого был сломан.

— Это, наверное, я зацепил, когда заглядывал в тайник.

— Нет, это случилось вчера.

— Как ты узнала?

— По состоянию побега, — серьезно пояснила Маша. — Видишь, листья и цветки уже успели завянуть.

— Тогда это Слон.

— Нет, он вчера весь день «Робинзона Крузо» читал, так увлекся, что про все на свете забыл.

— Ну, тогда это собаки пробежали!

— Если бы это были собаки, то сломали бы не один побег.

— Да, с тобой не поспоришь. Получается, что кто-то кроме нас мог узнать о тайнике?

— Возможно, он и раньше о нем знал. Думаю, этот человек как-то связан с призрачным светящимся окошком…

Маше страстно хотелось оказаться в гуще таинственных происшествий, раскрыть какую-то тайну, и вот, кажется, такая возможность появилась. Голубятня действительно была странным местом, в котором происходили непонятные события, — так, во всяком случае, казалось скучающим во время летних каникул ребятам. Было решено проводить наблюдение за голубятней из убежища на «необитаемом острове». Чтобы оставаться незамеченными со стороны голубятни, Маша с Ильей тщательно замаскировали все уязвимые места ограды ветками. Когда они уже почти закончили, раздался шелест шагов, и перед ними предстал довольный, только что подкрепившийся Егор.

— Фу, Слон, ты нас напугал! — проговорила девочка.

— С каких это пор вы стали меня бояться? — удивился толстяк. — И с чего бы это? Ну как, звонил кто-то по объявлениям?

— Нет, зато у щенка нашлись хозяева, — Илюша начал торопливо рассказывать о том, что случилось сегодня.

— Вот здорово! — обрадовался Егор. — Щенку повезло.

— Ну а ты как? Прочитал книжку?

— Еще немного осталось.

— Понравилось?

— Спрашиваешь!

— Да, Егор, ты случайно не видел около голубятни посторонних? — вмешалась в разговор Маша.

— Был какой-то толстяк, толще, чем я, — засмеялся Егор.

— И что он делал?

— Не знаю, я решил, что он туалет ищет, а у меня как раз интересное место в книжке было: Робинзон Крузо увидел на песке след человеческой ноги.

— Ну, а потом, потом что произошло?

— В книжке?

— Да нет, около голубятни!

— Ничего не произошло, я и забыл про дяденьку, а когда посмотрел — его уже и след простыл.

— Эх ты, наблюдатель, — укоризненно произнес Илья. — Тебя-то он хотя бы видел?

Егор почесал затылок:

— Думаю, что нет, иначе он не стал бы устраивать туалет у меня под носом.

— Значит, он…

— Что ты пристал?! — разозлился Егор. — Лучше позаботься, как капитан, о пропитании своей команды.

— Ты же только что пообедал! — с притворным ужасом воскликнула Маша.

— Еда никогда не бывает лишней.

— Нет, поисками пропитания мы займемся в другой раз, а пока давайте составим карту «острова», — переменил тему Илюша.

— Зачем? — удивился Егор.

— Как зачем? Обозначим на ней, где находится наше жилище, где растут съедобные растения, где север, где юг и так далее. Если у нас будет подробная карта, то мы не сможем заблудиться в джунглях.

— Делать вам нечего!

— У тебя совсем нет фантазии, Слон, — заявила Маша, которой очень понравилась Илюшина идея. — Я принесу бумагу, карандаш, в общем, все, что нужно. У нас получится отличная карта.

Но составление столь важного документа пришлось отложить до следующего дня — проходившая мимо школьного двора мама Маши позвала девочку домой, а у Ильи нашлись какие-то дела, поэтому вскоре вся компания покинула «необитаемый остров».

ГЛАВА III «Подарок феи»

Маша была не совсем права, когда сказала, что у Егора нет фантазии. Просто до него все медленно доходило, зато потом воображение у него распалялось даже сильнее, чем у его товарищей. Весь вечер мальчишка представлял себе карту школьного двора, на которую был нанесен каждый кустик, каждое деревце, отмечены все тропинки и дорожки. Егор даже достал учебник географии и стал прилежно изучать его, чем немало удивил отца с матерью.

А с утра он первым пришел к жилищу Робинзонов. Егор вставал раньше своих друзей, так как родители очень заботились о его здоровье и рано укладывали спать, из-за чего он вынужден был коротать утренние часы на «острове» в гордом одиночестве. Маша еще не принесла бумагу и карандаши, поэтому, немного побродив по школьному двору, Егор занялся чтением.

Раньше добровольно Слон книжек не читал. Охоту отбил отец, который заставлял его в младших классах читать книги вслух. Егор отлично помнил, как ему хотелось узнать, что произойдет дальше, но читал он еще плоховато, и отец не позволял заглядывать вперед, заставляя перечитывать предыдущую страницу до тех пор, пока у него не получалось все гладко. При этом всякий интерес к тому, о чем писали в книге, у мальчишки пропадал. Роман Даниэля Дефо стал первой книжкой, которую Егор прочел с интересом и без принуждения.

Вьюнки, обвивающие изгородь, раскрыли розовые граммофончики и источали нежный аромат. «Все-таки замечательное время — каникулы, и лето тоже — хорошая вещь, — размышлял Егор, перелистывая последние страницы книги. — Вот сейчас сюда придут ребята…» Не успел он так подумать, как послышалось шуршание шагов по траве. Мальчик встрепенулся, но вскоре понял, что звук доносится с наружной стороны ограды. Егор прижался к скамейке и замер, внимательно всматриваясь в просвет между листвой. Почему-то он испытывал волнение, почти тревогу, хотя вроде бы в этих шагах не было ничего необычного.

По тропинке к голубятне поспешно шла пожилая женщина. Она была хорошо одета, ее седые волосы аккуратно уложены, в руках она держала сумочку. Достигнув голубятни, бабуля огляделась по сторонам и, видимо не заметив Егора, присела и начала ощупывать руками стену голубятни, пока не добралась до тайника. Толкнув дверцу, старушка еще раз осмотрелась по сторонам, достала из сумочки какой-то пакетик и, сунув его в тайник, быстро удалилась.

Егор только теперь вдохнул полной грудью. До этого, боясь выдать свое существование, он почти не дышал. «Вот это да! Вот новость, которую я расскажу ребятам. Интересно, что она там спрятала?» — мальчишка вскочил со своего места, горя желанием как можно скорее заглянуть в тайник. В этот момент, как всегда не вовремя, из кармана, где он носил маленький мобильный телефончик, раздалась знакомая мелодия.

— Егорушка, быстро домой, — послышался голос мамы. — Тетя Оля приехала, она очень хочет тебя поскорее увидеть.

— Я позже приду, мы с ребятами договорились…

— Тетя Оля обидится, если ты заставишь ее ждать. Она тебе подарки привезла и большущий торт.

После такого аргумента мальчишка не смог устоять на месте и ринулся домой. Мамина сестра приезжала к ним из Ростова каждый год, и ее приезд всегда был праздником в семье. Сестры любили друг друга, а в своем племяннике тетя Оля, у которой не было собственных детей, души не чаяла. «Ничего, сбегаю домой минут на пятнадцать, — решил Егор. — Машка с Ильей сегодня карту начнут рисовать, так что дело у них есть — никуда не денутся». Конечно, Егору не терпелось рассказать новость о таинственной старушке, которая что-то спрятала в тайнике, и вместе с товарищами увидеть, что там лежит, но он отложил это до возвращения.

Выбегая из калитки, он столкнулся с Машей. В руке она держала пакет с бумагой, фломастерами и карандашами.

— Куда это ты так мчишься, Слон? Мы же карту собирались делать.

— Я скоро вернусь, — Егор виновато улыбнулся и вдруг, неожиданно для самого себя, пошутил: — Тебе в тайнике фея подарок оставила.

Девочка остановилась, глядя вслед убегающему Егору. Информация о подарке феи ее интриговала, хотя она и подозревала, что приятель просто решил ее разыграть. Тем не менее ноги сами понесли Машу вдоль ограды прямиком к голубятне. Просунув руку в тайник, она нащупала там пакет и вытащила его наружу. В прозрачном полиэтиленовом мешочке поблескивали самые настоящие золотые украшения! Маша высыпала прямо на траву золотую цепочку, кольцо, сережки и старинные золотые часики.

— Придурок! — возмутилась она. — Из дома унес! Ему же голову оторвут, и правильно сделают…

Разочарованная Маша вернула вещицы в тайник. Если бы там лежала какая-нибудь фенечка или шоколадка, девчонка только обрадовалась бы такому вниманию со стороны Егора, но шутки с дорогими вещами ее не вдохновляли. Похоже, Егор просто не представлял, как отнесутся его родители к такой щедрости сына. Вытащив из своего пакета с принадлежностями для изготовления карты листок бумаги, Маша размашисто написала: «Слон! Я тебя убью. Немедленно верни драгоценности на место. М.». Листок она положила в тайник рядом с пакетиком и, только войдя на школьный двор, сообразила, что записку писать было совсем необязательно, так как Егор обещал вернуться с минуты на минуту.

Илюши на месте еще не было. Он поздно ложился, засиживаясь то за книжкой, то за телевизором, и любил утром поспать. Маша села на лавочку, положила на стол альбом и вновь задумалась, что за странную шутку выкинул Егор. Она была уверена, что он принес золотые вещицы из дома. Но зачем? Неужели для того, чтобы завоевать ее внимание? Размышляя, Маша не заметила, как появился Илья.

— Привет, а Егор еще не приходил?

— Умчался куда-то. Сказал, что скоро придет. Он такое натворил! Представляешь, принес из дома золотые украшения, положил в тайник и сказал, что мне фея подарок оставила, а сам убежал.

— Не может быть! Это на него не похоже. А где сейчас украшения?

— Я положила их назад в тайник.

— Это ты зря. Надо забрать вещи оттуда, там их может любой обнаружить. А с Егором мы проведем разъяснительную работу.

Обсуждая странный поступок своего товарища, ребята не заметили, как к голубятне пробрался Валька. Они обнаружили рыжего пацана лишь тогда, когда, сидя на корточках перед тайником, он перекладывал мешочек с драгоценностями в большой полиэтиленовый пакет.

Робинзоны переглянулись, без слов поняв друг друга. Вальку надо было во что бы то ни стало задержать и отобрать у него драгоценности. Чтобы не спугнуть воришку, ребята не стали его окликать, а молча наперерез бросились к калитке.

Тем временем, закончив свое дело, он, размахивая пакетом, вприпрыжку побежал прочь от голубятни. Пока все складывалось в его пользу — Маша и Илья еще находились на территории школы, а маленький вор уже пересек дорогу и нырнул во двор дома своего дяди.

— Я его догоню!

Быстроногая Маша рванула вперед так, будто собиралась побить мировой рекорд, и тут только Илюша с ужасом заметил шальную легковушку, на полной скорости мчавшуюся по дороге. От предчувствия неминуемой катастрофы все внутри похолодело, и он отчаянно, не своим голосом закричал на весь двор:

— Маша! Осторожно!!!

Но было уже поздно. Возомнивший себя Шумахером водитель только теперь заметил девчонку, которая, как он подумал, специально бросилась под колеса его машины. Страшно заскрежетали тормоза, все утонуло в облаке пыли, отчаянно завизжала Маша…

Илья в несколько прыжков домчался до места происшествия и только теперь вздохнул с облегчением — каким-то чудом беда миновала, и его подружка в последний момент все же успела проскочить перед резко затормозившим автомобилем. Еще была слышна брань напуганного водителя, возмущенные реплики сидевших перед домом пенсионерок, а Маша продолжала мчаться вперед, любой ценой пытаясь задержать почувствовавшего неладное Вальку.

Все решали мгновения, но на этот раз удача оставила Машу — добежав до подъезда, воришка что-то прокричал в домофон и скрылся за дверью перед самым носом девочки. Маша со злостью забарабанила в дверь кулачками, понимая свое бессилие. Железная дверь надежно защитила похитителя, которого так и не удалось взять с поличным.

— Ты цела? — спросил подбежавший к девочке запыхавшийся Илюша.

— Со мной — порядок. Но что нам делать С Валькой? А с Егором? Как доказать, что именно рыжий украл его вещи? Надо пройти в подъезд и…

— Остынь, Маш. Мы же не знаем ни номера квартиры Валькиного дяди, ни его фамилии, ничего.

— Так и будем стоять в сторонке?

— Но…

— Знаешь, Илья, ты карауль Вальку у подъезда, а я сбегаю за Егором. Он, наверное, уже вернулся и ждет нас. Вместе что-нибудь придумаем.

— Давай, только быстро.

Сорвавшись с места, Маша вихрем помчалась в сторону школы. Девочку мучила совесть — Егор совершил этот нелепый поступок ради нее, а она, вместо того чтобы сохранить драгоценности и вернуть на место, бездарно упустила похитителя золота.

Егор как ни в чем не бывало сидел за столиком, на котором лежал альбом, оставленный Машей, и раздумывал, куда она исчезла. Мальчишка был в самом благодушном настроении и находился под впечатлением полученных подарков. Ворвавшаяся в жилище Робинзонов Маша сразу же набросилась на него:

— Твои драгоценности украли! Что ты теперь скажешь дома?

— Какие драгоценности? — не понял Егор.

— Те, что «фея оставила». Пойдем скорее, надо не упустить Вальку. Это он их свистнул.

— А Валька тут при чем? — Егор никак не мог разобраться в том, что же случилось в его отсутствие.

— Говорю же, это он украл твои драгоценности из тайника!

Постепенно до Егора начала доходить суть того, что произошло.

— Значит, в тайнике были драгоценности?

— Будто сам не знаешь!

— Не знаю, потому что они не мои.

— А чьи же? — на бегу спросила Маша.

— Их принесла какая-то бабуля и засунула в тайник. Но я не знал, что там драгоценности. Я хотел вам все рассказать, но меня срочно позвали домой, а когда я вернулся, то никого из вас не застал.

— Так, значит, это были не твои вещи? — обрадованно засмеялась Маша. — А я-то подумала…


Илюша переминался с ноги на ногу возле подъезда Валькиного дяди, дожидаясь возвращения друзей. Громкий топот двух пар бегущих ног возвестил о приближении ребят.

— Отбой, — с ходу сообщила Маша. — Вещицы оставила в тайнике какая-то старушка. Так что теперь нам совсем не обязательно дожидаться Вальку.

— Странно, — Илюша поправил сползшие на нос очки. — Ничего не понимаю… Но в любом случае мы должны что-то предпринять. Валька ограбил старушку, а мы были тому свидетелями.

— Может, она сама украла украшения и спрятала их в тайнике? — предположила Маша. — И вообще — они сообщники?

— Нет, не похоже, — засомневался Егор, — бабуля такая интеллигентная.

— А что, если она маскируется?

— Нет, господа Робинзоны, думаю, что старушка не имеет никакого отношения к криминалу. Возможно, она просто решила понадежней спрятать свои сокровища и вместо того, чтобы хранить в доме, надумала оставить в тайнике. У некоторых пожилых людей случаются всякие странности… Скорее всего, она вернется к голубятне вновь — проверить тайник или заново перепрятать золото. Наша задача — дождаться старушку и рассказать ей, кто похитил украшения.

С Ильей трудно было не согласиться, и неразлучная троица вновь вернулась на свой наблюдательный пост, расположенный в дебрях «необитаемого острова». Неизвестно, сколько времени им предстояло там находиться, но Илюша был настроен очень решительно, заявив, что в любом случае дождется старушку.

День выдался жаркий, солнце припекало все сильнее и сильнее. Вначале ребята еще пытались заниматься составлением карты, шагами меряя расстояние до каждого объекта и нанося на чертеж условные знаки, но потом окончательно выдохлись, устав от однообразной работы. Хотелось пить, и эта мысль потихоньку затмевала все остальные, превращаясь в назойливую идею. Однако никто из Робинзонов не смел думать о возвращении домой, продолжая следить за скрытой в кустах голубятней.

— Эх, минералочки бы… — мечтательно произнесла Маша, облизнув пересохшие губы.

— Сейчас схожу, куплю, — обрадованно предложил Егор, которому надоело сидеть на одном месте, и похлопал себя по карману. — Я угощаю. К нам тетя Оля приехала, она мне подарков привезла и денежек на шоколадки подбросила. Сейчас сбегаю в магазин…

— Зачем в магазин? — удивился Илья. — Я тут рядом палатку хорошую знаю, надо только бульвар перейти.

— Где?

— Давай вместе пойдем, я покажу.

— Только не задерживайтесь, — попросила Маша, — а то вдруг без вас бабуля за драгоценностями придет.

— Мы мигом, — пообещал Илюша. — Одна нога здесь, другая там.

На бульваре было немноголюдно. На одной из лавочек сидел грузный мужчина и читал газету. Иногда он поверх газеты поглядывал куда-то перед собой и снова погружался в чтение.

«Где-то я его видел», — подумал Илюша, но тут его внимание привлекла рыжая макушка Вальки, который разместился как раз напротив толстяка. У его ног сидел крохотный симпатичный тойтерьер с большими испуганными глазами. В руке Валька крепко сжимал поводок. Илья указал товарищу на рыжего, потом, сделав знак молчать, потянул Егора на узкую аллейку, идущую параллельно главной. Ребята плюхнулись на свободную лавочку, приготовившись наблюдать. Вдруг Егор встрепенулся и прошептал:

— Это она.

— Кто? — одними губами спросил Илюша.

— Та старушка.

По бульвару к Валькиной скамейке двигалась седовласая дама в светлом полотняном костюме.

— Торик, Торик, мой маленький, иди ко мне! — со слезами на глазах протянула она руки к собаке.

«Сейчас этот изверг опять дернет за поводок», — подумал Илюша, но вместо этого Валька поднял собачку и передал ее бабуле из рук в руки. Затем, не дожидаясь окончания трогательной встречи человека со своим четвероногим другом, решительно развернувшись, покинул бульвар. Следивших за ним ребят Валька так и не заметил.

Мальчишки на секунду растерялись, не зная, за кем им дальше следить, а потом, не сговариваясь, они бросились догонять седовласую даму. Она ушла совсем недалеко, но тут на пути ребят возникло новое препятствие, спутавшее все их планы. Увлекшись преследованием, мальчики не смотрели по сторонам, а потому неуклюжий Егор едва не сбил с ног какую-то женщину, спокойно проходившую мимо.

— Извините, извините нас, пожалуйста, — на ходу бросил Егор, но так просто отделаться ему не удалось.

Женщина, которую он чуть не сбил, на беду оказалась учительницей истории Инной Николаевной.

— Ах, Кондратьев, и на каникулах с тобой сладу нет! А ты, Кузнецов, лучше бы даты учил, чем по бульвару носиться, — недовольно проговорила она, разглядывая своих учеников. — Научитесь ходить, как люди! Вы же не по футбольному полю бегаете.

Пришлось ребятам перейти на спокойный шаг, а когда Инна Николаевна скрылась из виду, выяснилось, что и дама с собачкой, за которой они бежали, уже успела исчезнуть без следа.

— Значит, не судьба, — вздохнул Илюша. — И почему нам сегодня так не везет? И Вальку упустили, и бабулю.

Купив минералку, они поспешили на свой «необитаемый остров», чтобы поделиться последними новостями с подружкой. Однако ее на месте не оказалось. На столе лежала карта «острова», а рядом камешком была придавлена записка: «Пошла домой пить сок. Вас только за смертью посылать».

— Это она нам в отместку. Будет пить так же долго, как мы ходили за водой, — сказал Илья.

— И даже дольше. Обиделась на нас.

— Это понятно, но как она могла покинуть наблюдательный пункт? А если бы в ее отсутствие бабуля пришла? Не узнаю Машку…

Но не таким человеком была Маша, чтобы просто так оставить свой боевой пост. Мальчишки просто не заметили, что, когда они вернулись с бульвара, пестрый сарафанчик девочки промелькнул в кустах, где она дожидалась их прихода, одновременно наблюдая за голубятней. И только после того, как Илья с Егором уселись на лавочке в жилище Робинзонов, Маша вынырнула в калитку и убежала домой.

ГЛАВА IV Похититель собак

После того как Валька собственноручно достал из тайника пакет с золотом, его тянуло как магнитом к этому месту. А вдруг там что-нибудь осталось, завалялась выпавшая из пакетика золотая цепочка или сережка? У размечтавшегося мальчишки даже шевельнулась порочная мысль, что новую находку вовсе не обязательно отдавать дяде, а можно спокойненько присвоить себе. Выполнив поручение дяди и передав старушенции жалкую дрожащую собачонку, Валька направился прямиком к голубятне. По-воровски оглядываясь, он проследовал по дорожке и опустился на колени перед тайником. Азарт охватил мальчишку. Убедившись, что поблизости никого нет, он засунул в темный лаз сначала руку, а потом и голову. Через несколько секунд, отчаянно чихая, он вылез на свет божий, сжимая в руке небольшой листок бумаги. Доставая в прошлый раз пакетик с украшениями, Валька не обратил внимания на записку, да и теперь она не вызвала у него особого интереса. Разочарованный пацан не стал утруждать себя чтением, собираясь просто выбросить не представлявшую никакой ценности бумажку, но потом все же передумал и решил отнести ее дяде.

Из-за двери квартиры доносились обалденные запахи. Дядя Валерий любил вкусно поесть и частенько сам занимался приготовлением пищи. Он не жалел времени на это хобби, с удовольствием колдовал над плитой, выдумывая рецепты новых соусов и подливок. Вот и теперь дядя предстал перед Валькой в фартуке, с большой ложкой в руке.

— А, племянничек, заходи, заходи… Ты как раз вовремя, через десять минут можно будет накрывать на стол. Чувствуешь, какой аромат? Знаешь ли, такое банальное сочетание, как гвоздика с чесноком, придает маринаду восхитительный оттенок…

Валька с некоторой робостью шагнул в богато обставленную квартиру и вместо ответа протянул дяде найденную в голубятне записку.

— Вот… Она в тайнике лежала, я ее в прошлый раз не заметил.

Прочитав записку, дядя изменился в лице. Его румяные щеки побледнели, а лицо осунулось, будто в один миг он похудел килограммов на десять.

— Иди погуляй. У меня срочные дела. Будь поблизости, ты мне можешь потребоваться в любой момент.

— Хорошо, — Валька торопливо побежал по лестнице, жалея о том, что поленился прочесть записку, так напугавшую дядю.

В квартире пахло подгоревшим чесноком, но Валькин дядя не обращал на это ни малейшего внимания. Он неподвижно сидел в кожаном кресле и, глядя в одну точку, вспоминал недавнее прошлое. В руках Валерий держал листок бумаги, на котором твердым почерком рассерженного человека было написано: «Слон! Я тебя убью. Немедленно верни драгоценности на место. М.».

Не так-то много людей знали эту его кличку. Валерий получил ее в местах заключения, откуда сравнительно недавно вернулся. Прозвище Слон дал ему страшный человек, которому там, за решеткой, все беспрекословно подчинялись. Он называл себя Медведем, и никто не осмеливался встать у него на пути. Стоявшая в конце записки подпись «М.» казалась Валерию если не смертным приговором, то предвестником огромных неприятностей, грозивших обрушится на его голову.

Толстяк снова перечитал принесенный племянником листок. Конечно же, это писал Медведь, кто еще мог назвать его Слоном, подписаться одной буквой М? Твердый решительный почерк, точка поставлена так, что сломался грифель карандаша… Человек, писавший эти строки, был очень и очень зол, и угроза убийства, о которой говорилось в записке, не была пустым звуком. Но ведь Медведю оставалось сидеть еще несколько лет. Неужели выпустили? Или сбежал? В любом случае встреча с ним не предвещала ничего хорошего, тем более после такой записки.

Валерий вспомнил, как познакомился с Медведем, когда попал за решетку. «Добро пожаловать в наш зоопарк, — приветствовал его крепкий парень со злыми маленькими глазками. — Я Медведь, и все меня здесь слушаются. А ты будешь Слоном — габариты у тебя подходящие. У нас есть и Шакал, и даже Чебурашка». Он засмеялся — зло, дерзко. Медведь считал себя шутником, но от его «шуток» кровь стыла в жилах, а сердце падало в пятки. Медведя все боялись и выполняли каждое его требование, зная, какой это был страшный, жестокий человек.

Валерий не считал себя ни бандитом, ни вором. Он просто ловко подделывал подписи на различных бланках, проворачивая выгодные делишки, за что и угодил за решетку. Отсидев свой срок и повидав за решеткой всякое, он твердо решил в тюрьму больше никогда не попадать. С такими мыслями он вышел на свободу, захотев начать жизнь заново. Однако сделать это оказалось намного труднее, чем он полагал. Вначале Валерий поселился у брата, Валькиного отца, но существование в обществе опустившегося пьяницы ничего хорошего не сулило. А по соседству закладывали новый дом, мимо проезжали дорогие автомобили… Хотелось иметь машину, квартиру и прочие блага цивилизации. И Валерий стал думать. Он приходил на бульвар, садился на лавочку и долго, часами размышлял. Так продолжалось несколько дней, но ничего путного толстяк придумать не мог. Решение пришло неожиданно. Как-то, сидя на опостылевшем бульваре, он заметил мальчика, выгуливавшего дорогую собачку в модном комбинезоне, и, глядя на юного собаковода, Валерий понял, что именно собаки помогут ему добыть состояние. «Если такая живность потеряется, хозяева выплатят за нее большое вознаграждение тому, кто ее найдет. Главное — выбирать дорогих собак и богатых хозяев. Собаки — народ безответный, в суд не подадут, да и рассказать никому ничего не смогут, — размышлял он, созерцая беззаботно резвившегося мальчишку, — а их хозяева тоже ничего не станут предпринимать, для них главное — заполучить своего любимчика домой. Они окажутся на седьмом небе от счастья, если кто-то вернет им „потерявшуюся“ собачонку».

Решение было найдено, а остальное уже было делом техники. Валерий поставил дело па широкую ногу, нанял помощников, имеющих опыт обращения с собаками, и уже через месяц начал получать неплохие деньги, а спустя год въехал в новую квартиру в том самом доме, на закладку фундамента которого смотрел с таким вожделением. Аппетиты Валерия росли, и он продолжал расширять свое дело. Все шло отлично вплоть до сегодняшнего дня, пока он не получил эту грозную записку-ультиматум.

Валькин дядюшка снова и снова перечитывал послание своего сокамерника. Он никак не мог понять двух вещей: во-первых, каким образом Медведь узнал о тайнике и, во-вторых, зачем ему надо было подбрасывать записку, требуя вернуть украшения старухе? Пришедшая на ум догадка заставила толстяка разволноваться еще сильнее. Прокручивая в памяти события последних дней, он, кажется, начал понимать, что же произошло на самом деле. Валерий вспомнил, как, позвонив по объявлению хозяйке тойтерьера, сообщил, что ее собачка найдена, и назвал сумму вознаграждения. Старушка ахнула и ответила, что у нее нет таких денег.

— Поймите меня правильно, — вежливо пояснил Валерий, — мне уже предлагали за песика очень хорошие деньги. Покупатели хотят получить собаку, но, конечно же, я предпочту вернуть ее хозяйке, однако не могу действовать себе в убыток.

— Да, Торик действительно стоит больших денег, но он мне очень дорог не потому. Это единственная память о моем сыне. И потом, он такой пугливый, так переживает по всякому поводу, что может просто погибнуть в чужих руках. Умоляю вас, подождите еще немного, может быть, я что-нибудь придумаю.

А на следующий день старушка предложила вместо денег драгоценности, на что Валерий охотно согласился, ибо сделка приобретала еще более выгодный характер. «Она говорила, что это единственная память о сыне. А что, если Медведь и есть ее сын? Но почему он сам не забрал драгоценности? Ах, да, он боялся за нервную собачку, хотел, чтобы мать получила ее в целости и сохранности», — думал толстяк, невидящим взором упершись в орнамент обоев. Оставалось непонятным только одно: как Медведь узнал, что именно Слон звонил его матери? Но и этому напуганный Валерий нашел объяснение — в первый вечер он позвонил хозяйке Торика не один, а два раза. Первый раз он не застал ее дома и оставил сообщение на автоответчик. Валерий сказал, что собака найдена, и обещал перезвонить вечером. Теперь толстяк не сомневался, что обладавший феноменальной памятью на голоса и лица Медведь узнал его голос.

— Медведь знает про тайник, знает о моем бизнесе, но пока не знает, где я живу, — вслух проговорил Слон, пытаясь хоть немного успокоиться. — Но адрес он раздобудет без труда. Возможно, он захочет вступить в дело, и тогда придется с ним делиться. Это неизбежно — Медведь сильнее, а потому имеет право на свою долю. Однако сначала надо вернуть драгоценности. Медведь шутить не будет, особенно если все это касается его матери.

Непослушной рукой Валерий набрал номер хозяйки тойтерьера.

— Да, я слушаю, — раздался на другом конце провода голос Вероники Павловны.

— Здравствуйте, как чувствует себя Торик? — вежливо поинтересовался «любитель собак».

— Спасибо, хорошо.

— Я хочу сообщить вам, что вы можете забрать свои вещички на том же месте, где вы их оставили. Ровно через два часа. Думаю, что я поступил опрометчиво, прося вознаграждение. Мне и в голову не приходило, что я имею дело с пожилым человеком, который не в состоянии заплатить такую большую сумму денег. Еще раз извините, надеюсь, инцидент можно считать полностью исчерпанным…

Валерий еще долго говорил какие-то любезности, рассыпался в извинениях, словно вымаливал прощение у грозного Медведя, а потом все же заставил себя повесить трубку. За время этого разговора виски у Слона покрылись холодным потом, а взмокшая рубашка прилипла к спине. Посмотрев на часы, Валерий вышел на лоджию, помахал рукой сидевшему на качелях племяннику. Спустя минуту запыхавшийся Валька уже стоял на пороге квартиры своего дяди. Толстяк передал пакетик с золотыми украшениями мальчишке.

— Пойди и положи его на то же место, где взял. Смотри, чтобы никто тебя не видел. Потом жди где-нибудь поблизости, пока за ними не придет та старуха, которой ты отдал собачонку. Ждать придется долго, но ты обязан ее дождаться. Если придет не она, а мужик, ничего не делай. Главное — оставайся незамеченным. Вернешься и обо всем мне доложишь. Если же тебя заметят, к моему дому не приходи — никто не должен знать, где я живу. Сделаешь, как я сказал, — жди большого подарка.

Время текло мучительно медленно, а стрелки часов казались словно нарисованными на циферблате. Поджидая мальчишку, Валерий сильно нервничал. Он вышел на лоджию и закурил. Отсюда была хорошо видна голубятня, в которой находился обнаруженный им совершенно случайно тайник. Дорожка к голубятне была пуста. Но вот на ней возникла женская фигура. Седовласая дама с сумочкой в руках проследовала к голубятне и, обойдя ее, оказалась вне поля зрения Валерия. А через несколько мгновений она вновь показалась на дорожке и торопливо пошла в сторону бульвара. Нигде поблизости Медведя, да и никаких других мужчин, не было видно.

Слон облегченно вздохнул — драгоценности благополучно вернулись их законной владелице. «А где же мальчишка? — встрепенулся он. — Неужели ушел?» Валька был хотя и вредным, но сообразительным пацаном, на которого вполне можно было положиться, за что дядя его ценил и не раз уже использовал при получении выкупов за собак. К тому же он испытывал к племяннику теплые родственные чувства и щедро одаривал его. И вдруг Вальки не оказалось на месте, словно бы и он почувствовал грозу, надвигавшуюся на его благодетеля, и поспешил предать его. Но опасения толстяка оказались напрасными — едва он засомневался в племяннике, как тот выскочил из-за гаражей и опрометью бросился к дому. А через минуту зазвонила трубка домофона, и тоненький голосок Вальки доложил:

— Все в порядке! Это я.

— Никто тебя не видел?

— Нет. Я засел в кустах около голубятни, и оттуда все было хорошо видно. А меня никто не заметил. Да у меня и футболка зеленая, — засмеялся он, — я сам как листочек.

— Вот только башка у тебя, как цветочек, — тоже засмеялся дядя, чувствуя, как отпускает страх, терзавший его последние несколько часов. — Молодец, завтра я куплю тебе в подарок часы. А сейчас давай-ка отпразднуем завершение этой операции, поднимайся ко мне.

— Слушаюсь!

Войдя в квартиру, мальчишка немного помедлил на пороге, а потом отправился в кухню. Наблюдая за ним, Валерий усмехнулся:

— Есть-то хочешь?

Валька кивнул. Он всегда хотел есть, потому что дома еды обычно не было — отец и мать все больше спивались, и их интересовали только бутылки. У дяди же, который очень побил покушать, холодильник был полон. На столе появились бутерброды, какие-то салаты, колбаса. Вот только вкусность, готовившаяся на плите несколько часов назад, давно превратилась в угольки, к немалому огорчению голодного мальчишки. Впрочем, его вполне устраивала и обычная колбаса. Валька ел за обе щеки, а потом с любопытством начал рассматривать висящую на стене карту.

— Дядя Валера, — поинтересовался он, — а что это такое?

— Это Москва. Не узнал?

— Не-а… А где мы живем?

— Вот здесь. Это наш парк.

На нижнем конце карты, куда показал дядя Валера, не было никаких отметок, зато верхняя ее часть пестрела множеством красных крестиков.

— А почему у нас нет таких знаков? — не унимался мальчишка.

— Потому что у нас самое безопасное место для собак, — засмеялся дядя.

— А там, значит, опасные места?

— Значит.

— Так получается, что это карта для собак?

— Ладно, отстань, когда ешь — надо жевать, а не болтать.

Несколько минут стояла тишина, потом дядя неожиданно предложил:

— Хочешь поехать на дачу и посмотреть настоящие собачьи бои?

Что касается дачи, то это было весьма туманное понятие для Вальки, но собачьи бои сразу вызвали в нем жгучий интерес. Кровь, грызня, визг — это было как раз то, что привлекало мальчишку, внушая страх и одновременно любопытство.

— Вижу, что хочешь. Завтра я должен сделать кое-какие дела, а послезавтра с утра поедем. Предупреди отца с матерью, что пробудешь там не один день. Впрочем, им не до тебя.

ГЛАВА V Укротительница «Слона»

Илюше и Егору долго пришлось дожидаться обидевшуюся Машу, и у них появилось достаточно времени, чтобы обсудить происшествие на бульваре, свидетелями которого они оказались.

— Теперь ясно, — заявил Илюша, — что старушенция заплатила драгоценностями за свою собачку, которую ей вернули. Именно с этой целью она положила украшения в тайник.

— А как песик оказался у Вальки?

— Его нашли, а скорее всего, украли. Если бы здесь не было криминала, вознаграждение передали бы из рук в руки, а не стали бы пользоваться тайником.

— Выходит, Валька ворует собак?

— Нет, золотые вещицы он отнес дяде — значит, это его рук дело. Валька — просто посыльный.

— Получается, и тот щенок стаффорда, ну, Янтарь, тоже краденый? Почему же они не передали его этому парню с фингалом?

— Сложный вопрос. Может быть, дядя просто не смог связаться с хозяевами, а может быть, решил подарить собаку Вальке.

Разговаривая, мальчишки не заметили, как подошла Маша.

— Долго же вы за водичкой ходили!

— Маш, не злись, у нас была уважительная причина… — и Егор начал торопливо рассказывать подружке о том, что они с Ильей увидели на бульваре.

— Я, между прочим, тоже тут не зря загорала. Минут через двадцать после вашего ухода появился Валька. Он прокрался к голубятне, долго шарил в тайнике, а потом извлек оттуда мою записку, которая предназначалась Егору. Я сначала хотела его окликнуть, а потом подумала: «Пусть почитает, что мне, жалко, что ли?»

— Кстати, о чем там речь? — уточнил Илюша.

— Я написала Егору, чтобы вернул драгоценности на место, и… обещала его убить.

— За что же меня убивать? Я тебе про фею сказал, про подарок, а ты со мной так…

— Подождите! — Илюша поднял руку, призывая к молчанию. — Дайте подумать… Сейчас Валька принес свою записку дяде. Интересно, что он подумает, прочтя ее, ведь про нас он ничего не знает. Не знает…

— И знать не должен, — закончила его мысль Маша. — Иначе нам не поздоровится. Он поймет, что мы свидетели, знаем о тайнике и о выкупе, а свидетелям часто крепко достается.

— Что же теперь делать? — испугался Егор.

— Лучше нам здесь пока не появляться, иначе Валька с дядей поймут, кто за ними следил, — серьезно проговорил Илюша, а потом все же улыбнулся. — Думаю, Робинзонам пора покинуть остров — здесь поблизости поселились дикари-людоеды, а на горизонте я уже вижу корабль, который отвезет нас домой.

Подхватив альбом с недоделанной картой «необитаемого острова», ребята поспешили оставить школьный двор. Жилище Робинзонов опустело, никто из них так и не увидел, как Валька вновь пробрался к тайнику и положил в него пакетик с золотыми украшениями. Не видели ребята и хозяйку Торика, которая вскоре вернулась за своими драгоценностями…


В этот вечер Машина мама пришла домой с тортом и какими-то свертками.

— Ты не забыла, что у бабушки завтра день рождения, Маша? Хорошо, что он пришелся на воскресенье и можно устроить настоящий праздник.

— Так мы завтра поедем поздравлять бабушку? Это здорово…

С тех пор как Маша переехала в этот район столицы и пошла в школу, она редко виделась со старушкой, хотя в раннем детстве была целиком на ее попечении. Но бабушка жила на другом конце Москвы, и добираться к ней надо было через весь город: сначала на метро, потом на трамвае, а потом еще и на троллейбусе. Поэтому общались девочка и бабушка теперь главным образом по телефону, а встречи всегда становились для них большим праздником.

Предстоящий праздник, о котором, по правде говоря, Маша совершенно забыла, обрадовал ее, но в то же время она сожалела, что не сможет провести завтрашний день в компании своих приятелей. Маша чувствовала, что история с выкупом и тайником еще будет иметь продолжение, и любопытной девчонке хотелось принять в ней живейшее участие. Подумав, что надо предупредить ребят о своем отсутствии, Маша набрала телефонный номер Ильи:

— Привет, это я. Меня завтра не будет, мы с мамой едем к бабушке на день рождения.

— Жаль… — разочарованно произнес мальчик, — а я тут одно дело придумал… Ну, счастливо попраздновать…

— До завтрашнего вечера.

— Ага…

Целый день мальчишки скучали. Теперь у них не было таинственного жилища на «необитаемом острове», их веселая и шустрая подружка находилась где-то на другом конце громадной Москвы, а Валька и его подозрительный дядюшка тоже, как назло, не попадались им на глаза. В конце концов ребятам наскучило без определенного дела бродить по двору, и Егор с Илюшей разошлись по домам смотреть телевизор, где как раз шел новый приключенческий фильм. Однако в самом интересном месте сюжета сначала у Ильи, а потом и у Егора раздался телефонный звонок.

— Выходите, у меня потрясающие новости! — едва не кричала в трубку Маша. — Я такое, такое узнала!!!

Мальчишек не пришлось долго уговаривать, они кубарем скатились по лестнице, подбежали к качелям, где обычно встречалась вся компания. Маша тоже не заставила себя ждать, но рассказ свой начала, только отведя ребят в дальний безлюдный уголок двора:

— Представляете, Валькин дядя вернул бабуле драгоценности!

— Твоей?

— Зачем моей? Хозяйке Торика, Веронике Павловне.

— Рассказывай сказки, — не поверил Егор.

— Честное слово, вернул.

— Да откуда ты все это знаешь, ведь ты была в гостях у своей бабушки, а не у хозяйки собачки?! — удивился Илья.

— В том-то и дело, что, оказывается, они соседки, живут в одном доме, только в разных подъездах. Когда собачка пропала, бабушка очень сочувствовала ее хозяйке, а потом вместе с ней радовалась, что тойтерьерчик нашелся. И вот вчера, когда Торик был уже дома, Веронике Павловне позвонили и предложили забрать назад свои драгоценности из тайника, где она их оставила. Представляете?! Короче, операция прошла успешно, а Вероника Павловна потом весь вечер рассказывала бабушке эту историю и была страшно счастлива, что все так благополучно завершилось. «Есть еще совесть у людей, и есть еще благородные люди», — то и дело повторяла она, гладя по спинке свою собачку. Но мы-то должны понимать, что вернуть драгоценности толстяка заставила не совесть, а страх. Во всем виновата моя записка.

— Что?! — переглянулись мальчишки.

— И не смотрите на меня так! Помните, я написала: «Слон! Я тебя убью. Немедленно верни драгоценности на место. М.»?

— Ну и? — поморщился Егор, которому не слишком нравился текст послания.

— Толстяк выполнил мои условия. Наверное, Валькиного дядю когда-то в школе прозвали Слоном, вот он и подумал, что я к нему обращаюсь, а не к Егору.

— Допустим, это так… — Илюша снял очки и протер их платочком, что означало у него высшую степень задумчивости. — Допустим, ты угадала его прозвище, но этого явно недостаточно, чтобы беспрекословно выполнять твои требования.

— Тогда он принял меня за кого-то другого. За человека, которого он боится и слушается. Вот только почему?

Ребята задумались, пытаясь понять странное поведение толстяка, носившего, как и Егор, прозвище Слон. Молчание прервал Илья, внезапно заявив:

— Почерк у тебя очень хороший.

— При чем здесь это?

— При том, что Валькин дядя никак не мог предположить, что записку писал не взрослый человек, а какаято девчонка. А во-вторых, скорее всего, его напугала подпись. Возможно, имя человека, которого он боится, тоже начинается с буквы М.

— Столько совпадений! Так не бывает!

— У тебя есть другие предположения, Егор?

— Нет… Просто странная получается история: человек с моим прозвищем принимает Машку за кого-то другого и слушается ее! Такого даже в кино пока не придумали!

— Это можно проверить, — предложил Илья. — Давайте назначим Слону встречу. Если он придет, значит, наша версия правильная.

— Но я не хочу с ним встречаться! — испугался Егор.

— А мы с ним и не встретимся — будем наблюдать со стороны, ведь он нас не знает.

— Ну а дальше что?

— А то, Слоненок, — ответила Маша, — что мы в письменном виде потребуем, чтобы он перестал воровать собак и больше этим делом не занимался.

— Круто…

— Нам нельзя упускать такую возможность!

— Решено, — подытожил Илюша. — Надо только все сделать так, чтобы не засветиться. Записку придется положить в тайник ночью — так надежней, днем нас могут увидеть.

— Ночью меня не отпустят, — заявил Егор.

— Твоего присутствия не потребуется. Я все сделаю сам. Поскольку я сова, мне это не составит труда, а ты, Машка, иди домой и возвращайся с запиской.

— А что писать?

Посовещавшись, все вместе составили текст послания, назначив Слону встречу возле стоявшего посреди бульвара памятника известному поэту.


Этим же вечером Илюша засобирался в опасную экспедицию к тайнику. Днем, предлагая подбросить записку в темное время суток и добровольно вызвавшись осуществить этот план, мальчишка не успел подумать о последствиях своего смелого заявления. Зато теперь, когда назначенный час стремительно приближался, ему становилось все страшнее и страшнее. Не то чтобы он боялся повстречать хулиганов и прочих темных личностей, обожавших появляться в темноте, нет, причина Илюшиных тревог и волнений крылась совсем в ином. Мальчика до дрожи в коленях пугало призрачное голубое окошко, необъяснимым образом возникавшее на стене голубятни. Дате издали смотреть на этот источник неземного мертвенного света было жутковато, а Илье предстояло вплотную подойти к голубятне и засунуть в тайник записку. Оставалось утешать себя тем, что он уже несколько месяцев не видел таинственное окно и, возможно, «проход в иной мир» бесследно исчез, а сам Илюша недавно осматривал голубятню изнутри и не нашел там ничего подозрительного. Однако такие доводы не слишком успокаивали. Оконце могло появиться вновь в любой момент, а Илья вместе со своими приятелями посещал голубятню днем, но кто знает, что происходило в заброшенном строении под покровом темноты? Короче, мальчишка весь вечер терзал себя бесплодными страхами, мечтая о том, чтобы нашлась весомая причина, позволившая отсрочить страшный поход. Однако такой причины придумать ему так и не удалось…

Отец сидел за компьютером, мама смотрела какую-то мелодраму по телику, а Илюша был полностью предоставлен сам себе. До конца фильма оставалось полчаса, за это время мальчишка намеревался отнести записку в тайник и успеть вернуться домой. Убедившись, что родители полностью поглощены своими делами, он незаметно выскользнул за дверь.

Летняя ночь была тихой и беззвездной, небо затянули густые облака. Пространство около подъездов освещали фонари, а вот «необитаемый остров», находившийся по ту сторону узенькой дороги, был погружен в непроглядную темноту. Обычно над входом в школу по вечерам включали яркий прожектор, но сегодня он почему-то не горел. Илюша с опаской посмотрел на черные дебри «острова», но, вместо того чтобы идти по дороге, решил проследовать к голубятне напрямик, выйдя к ней через школьную калитку. Этот маршрут был только немного короче, но Илья избрал его не для того, чтобы сэкономить несколько минут. Мальчик считал трусость большим пороком, стараясь бороться со всеми ее проявлениями. Он весь дрожал от страха, но, преодолев себя, решительно двинулся к черному массиву «острова».

Прошмыгнув в дырку в ограде, Илюша очутился на школьном дворе. Несмотря на то, что он знал здесь каждый кустик, ночью территория школы действительно напоминала дикие джунгли, и казалось, что из-за каждого куста на него прыгнет дикий зверь или нападет кровожадный людоед. Сердце отчаянно колотилось, каждый шаг стоил немалых усилий. А в довершение ко всему мальчик снова заметил впереди то, чего больше всего страшился увидеть. На стене голубятни вновь маячило светящееся голубое окошко, которого, как он знал, на самом деле не существовало. Юноша шел навстречу этому загадочному, мерцающему неровным светом прямоугольнику, не зная, вернется он или нет из этого опасною путешествия.

Но столь близко расположенная цель оказалась трудно досягаемой. Когда мальчишка добрался до калитки, намереваясь выйти через нее и, обогнув ограду, пробраться к тайнику, его ждала неудача — бдительные школьные сторожа заперли дверцу на ночь. Пришлось повторить весь сложный путь в обратном направлении. «Теперь уж мне вряд ли удастся вернуться домой до конца фильма», — с досадой подумал мальчик, вышагивая по недавно скошенной траве, устилавшей школьный двор.

Выбравшись через дыру в ограде наружу, Илюша вздохнул с облегчением — хорошо освещенная дорога к голубятне казалась ему спокойной и безопасной. Он почти смирился с тем, что должен вплотную приблизиться к загадочному голубому окну, и довольно бодро вышагивал к заброшенному строению. Но тайна призрачного света вновь осталась неразгаданной — чем ближе мальчик подходил к голубятне, тем более расплывчатым и размазанным становилось окошко. Оно словно растекалось по стене, медленно впитываясь в нее. Вскоре оно и вовсе исчезло, не оставив и следа. Похоже, голубятня надежно хранила свои волшебные тайны, пряча их от посторонних. До тайника Илья добрался без помех и приключений, поспешно положил туда предназначенную Слону записку и со всех ног рванул к дому.

Мама как раз досматривала кинофильм, отец не замечал ничего, кроме экрана компьютера, и тайный поход их сына так и остался незамеченным родителями. А Илья, гордый своей храбростью и довольный тем, что все осталось позади, плюхнулся в кровать, мгновенно заснув крепким безмятежным сном.


Слон очень не хотел встречаться с Медведем и даже думать об этом жутком человеке, но понимал, что просто так сокамерник его в покое не оставит. Потому, едва дождавшись появления Вальки, дядя велел ему сбегать и проверить, что находится в тайнике.

— Посмотри, приятель, нет ли там еще записки? Негоже будет, если кто-нибудь ее найдет во время нашего отсутствия.

Мальчишка стремглав бросился исполнять поручение — ему не терпелось поскорее уехать из города и собственными глазами увидеть собачьи бои. К тому же дядя пообещал племяннику заехать по дороге в магазин и купить настоящие наручные часы.

Возвращение Вальки не принесло ничего хорошего. В руках он держал записку, на которой тем же твердым уверенным почерком было написано: «Слон! Надо встретиться. У памятника на бульваре сегодня в 14.00. М.».

— Да, Рыжик… Поездку нам придется отложить… — протянул дядя, рассматривая маленький листок бумаги, грозивший ему большими неприятностями. — Ступай, купи себе шоколадок…

— А как же собачьи бои?

— Завтра поедем, если живы будем. Иди, племянничек, некогда мне с тобой болтать.

Встреча была назначена на четырнадцать ноль-ноль, но ребята отправились на бульвар заранее. Вся компания немного нервничала, не зная, чем обернется их затея. Для конспирации они взяли с собой ракетки и принялись не слишком умело играть в бадминтон. Около памятника прогуливалась молодая мама с коляской, да на лавочке сидела с вязаньем пожилая женщина. Больше никого не было. Илья, наблюдавший за игрой Егора и Маши, посмотрел на часы — до указанного в записке срока оставалось почти полчаса.

Слон появился без десяти два. Он внимательно и, как показалось ребятам, с испугом осмотрелся по сторонам и сел на свободную скамейку. Развернув газету с рекламными объявлениями, толстяк начал читать, время от времени поглядывая поверх газетного листа. Ровно в 14.05 он насторожился и заерзал на месте, словно не знал, как ему поступить, — по бульвару в его сторону шли два милиционера. Нервы не выдержали — поспешно встав со скамейки, Слон направился к боковому выходу с бульвара. Служители порядка спокойно прошли своей дорогой, не обратив ни малейшего внимания на Валерия.

Как только толстяк скрылся из виду, Маша, Илюша и Егор, побросав ракетки, закружились в хороводе.

— Сработало, сработало, сработало! — на разные голоса распевали они.

— Невероятно, ты, Машка, — настоящая укротительница слонов! — засмеялся Илья. — Потребовала вернуть вещи на место — и Слон вернул, предложила встретиться — и он пришел. Это просто супер! Почему он тебя так слушается?

Девочка пожала плечами.

— Может, ты его гипнотизируешь? Во всяком случае, твой дар надо использовать…

— Так с чего начнем? — невозмутимо произнесла Маша.

Но тут лицо стоявшего напротив Илюши вытянулось и побледнело, словно он увидел позади девчонки какого-нибудь Фредди Крюгера или восставшего из гроба мертвеца. Девочка побелела вслед за своим товарищем, а когда обернулась, то поняла, что дела обстоят еще хуже, чем можно было предположить.

На солнечном бульваре стоял не зомби, не маньяк из кошмарных снов, а Валькин дядюшка собственной персоной и внимательно наблюдал за веселившимися ребятами. Несколько минут назад Валерий покинул бульвар, завидев проходивших мимо милиционеров, но затем вновь вернулся на свою скамейку, решив дождаться запаздывавшего Медведя. Возможно, толстяк не обратил бы никакого внимания на хохочущих ребят, если бы не услышал, как мальчишка называет его прозвище. Все это было по меньшей мере странно и необъяснимо. Валерий очень жалел, что не расслышал, о чем именно болтали два пацана и девчонка, но решил прояснить ситуацию, переговорив с весельчаками.

— Эх, погодка сегодня великолепная! Верно, ребятки? — толстяк широко улыбнулся, и на его лице появилось умиротворенное благодушное выражение. — Хорошая штука лето, что ни говори.

— Да, замечательная, — Маша первой взяла себя в руки и даже сумела улыбнуться.

— И развлечений много — цирк, зоопарк… Тигры, львы, слоны… — толстяк выдержал паузу, а потом, моментально избавившись от фальшивой улыбки, почти прикрикнул на девочку: — О каком слоне вы болтали?! Отвечай, живо!

Как оказалось, Маша имела совсем не девчоночье самообладание. Выдержав недобрый взгляд, она спокойно ответила:

— Мы не про цирк говорили. Видите этого парня? — она указала на стоявшего поодаль серого от страха Егора. — Мы его еще с детского сада Слоном прозвали, такой он толстый и неповоротливый. Я над ним немного подшутила, а он и попался, поверил всему, как маленький. Верно, Егорушка?

— Вер… верно… — промямлил он.

— Ах вот оно что, шутница… — Валерий внимательно посмотрел на сникшего Слоненка. — А я-то гадал, чем нынешняя молодежь занимается.

В какой-то момент Слон подумал, что все его страхи относительно Медведя беспочвенны, а сам он оказался случайно втянут в детскую игру. Но откуда детвора знала о тайнике? Почему кто-то из них требовал от маленького Слона вернуть драгоценности? Почему грозился убить? Вообще, вопросов здесь было значительно больше, чем ответов… Впрочем, изобретательный Слон уже придумал, как проверить подозрительную компанию. Продолжая болтать с самоуверенной девчонкой и ее приятелями, толстяк извлек записную книжку, а потом начал хлопать себя по карманам, словно разыскивая что-то:

— Надо же, очки забыл! Послушайте, молодые люди, мне тут адресочек один дали, а я его записать не могу — не вижу ничего! Не поможете?

Порозовевшие было щеки Маши вновь покрыла нехорошая бледность. Девочка поняла, что Валькин дядя заподозрил их и теперь хочет заполучить образцы почерка. Кажется, Илюша тоже сообразил, куда клонит Слон.

— Диктуйте, я все запишу, — мальчик взял из рук толстяка записную книжку.

Валерий назвал первый пришедший в голову адрес, наблюдая, как пацан выводит на страничке кривые, прыгающие в разные стороны буквы.

— Не, парень, так не годится. Твои каракули и в очках не разберешь, и под микроскопом. Пусть твой друг попробует.

Егор писал значительно лучше Ильи, но и его работа не удовлетворила толстяка. Он протянул записную книжку Маше:

— Чему вас только в школе учат! Но ты-то, наверное, отличница — девчонки все такие аккуратные. Будь добра, напиши-ка адресок как следует!

Разоблачение было неминуемо. И тогда девочка топнула ногой, состроила недовольную гримаску:

— Довольно к нам приставать! Мама вообще говорит, что нельзя общаться на улице с незнакомыми людьми. Егор вам хорошо адрес написал, не придирайтесь! Нам пора, мальчики! Идемте! — Сорвавшись с места, Маша быстро побежала по бульвару, Илья — следом. Только Егор замешкался на секундочку, подхватив валявшиеся на асфальте ракетки и волан, а затем последовал за друзьями.

Валерий опустился на скамейку, задумчиво вертя в руках записную книжку. Он почти успокоился, как вдруг заметил в дальнем конце бульвара крепкого коренастого мужчину в темных очках. Страх перед грозным Медведем был столь велик, что Слон моментально принял случайного прохожего за своего сокамерника. Человек в темных очках давно ушел по своим делам, а Валерий все сидел на лавочке, представляя свое безрадостное будущее…

Ребята отдышались только во дворе. Встреча со Слоном встревожила их не на шутку.

— Ну и что нам теперь делать? — спросил запыхавшийся Егор. — Я так испугался, когда он на тебя закричал.

— Да, было не слишком приятно, — откликнулась Маша. — Но в принципе это ничего не меняет. Просто нам надо быть более осторожными и бдительными.

— Ты хочешь продолжить расследование?

— Да, Егорушка, — Маша села на качели, легонько оттолкнулась от земли. — Мы и раньше понимали, что Слон — опасный человек. Что же теперь изменилось?

— Он нас заподозрил?

— Но не получил никаких доказательств. А ты что думаешь, Илья?

Илюша молчал. С одной стороны, он готов был согласиться с осторожным Егором, но с другой, очень хотелось помочь попавшим в беду собакам, остановить человека, который приносил столько горя окружающим.

— Я думаю, что надо расспросить хозяйку Торика и узнать подробности исчезновения ее собаки, — наконец проговорил он. — А ты, Егор, можешь этим делом не заниматься…

— Вот еще! Думаете, я Слона испугался?! Да я сам Слон, со мною шутки плохи!

— Вот и отлично, — просияла девчонка. — Завтра же поеду к бабушке, она и познакомит меня с хозяйкой тойтерьерчика. А вы присматривайте здесь за Валькой, его дядей и тайником.

— Есть! — Егор сделал вид, будто берет под козырек.

— А я вчера опять видел светящееся окно, — посмотрев на видневшуюся вдали голубятню, тихо произнес Илюша, но его друзья не обратили никакого внимания на эту информацию.

ГЛАВА VI Рискованное расследование

Маша опасалась, что мама не отпустит ее к бабушке одну, так как ехать к старушке надо было через всю Москву, но вышло совсем по-другому: Машина мама сразу же согласилась на просьбу дочери:

— Конечно. Это ты здорово придумала. У меня все время болит душа, что мы так редко встречаемся с бабушкой, но из-за моей работы я и тебя-то почти не вижу. Вам обеим будет веселее, да и поможешь бабушке, ведь ты у меня человек самостоятельный.

Выйдя из троллейбуса, Маша свернула в тихий зеленый переулок, где жила бабушка. В воздухе почувствовался запах воды — всего в нескольких десятках метров отсюда протекала Москва-река. В этих краях Маша провела раннее детство. Она любила высокий песчаный берег с растущими на нем редкими соснами и вид, открывающийся на Серебряный бор, который представлялся ей тогда сказочным лесом. А вот и бабушкин дом, ее подъезд… Приятные воспоминания прервало появление вырвавшейся из подъезда своры собак всех мастей, поводки которых с трудом удерживала мрачная женщина средних лет. Маша шарахнулась в сторону, прижалась к холодной стене и только успела подумать, что если бы у нее было столько собак, то она выгуливала бы их по очереди.

Лифтом пользоваться девочка не стала, а вприпрыжку поднялась на второй этаж и позвонила в знакомую дверь.

— Ах ты, моя Красная Шапочка, — улыбнулась бабушка, принимая из рук внучки гостинцы. — Сейчас будем завтракать. Вот торт со дня рожденья остался, жаль только, хлеб кончился.

— Я в булочную схожу, она же здесь рядом.

— Что бы я без тебя делала?! Смотри, через дорогу переходи повнимательнее.

— Только на зеленый свет, я маме уже обещала.

Возвращаясь из булочной, Маша боялась столкнуться в подъезде со сворой собак, но никого не встретила. Из-за двери в дальнем углу первого этажа доносился несмолкаемый лай и поскуливание. «Как мало они гуляли, — удивилась девочка. — Только вышли и уже назад, домой. Зачем людям столько домашних животных?»

За завтраком Маша поинтересовалась:

— Бабушка, что это за женщина, которая держит много собак? Мне показалось, она их не любит.

— Это с первого этажа? Она у нас два года назад поселилась, ни с кем не общается, только здоровается.

— Так сколько же у нее питомцев?

— Кто его знает! Собаки у нее часто меняются, но все дорогие. То ли она гостиницу собачью держит, то ли еще что… Никто этим не интересовался. Да ты кушай, кушай, — бабушка подвинула тарелку Маше, которая о чем-то задумалась.

— Да, бабушка, спасибо, все было так вкусно. А когда она выгуливает собак?

— Ровно в восемь вечера, а по утрам — в десять. Можно по ней часы проверять. В это время никто из жильцов старается из дому не выходить, чтобы с ее собаками не столкнуться.

— Кстати, как поживает Торик и его хозяйка? — перешла Маша к интересовавшей ее теме.

— Вероника Павловна? Она совершенно счастлива, что ее песик благополучно вернулся домой, и всех людей теперь считает добрыми и великодушными.

— Здорово. Хорошо, когда все хорошо кончается.

После завтрака бабушка с внучкой решили немного прогуляться. Район, где жила старушка, был очень зеленым и запущенным. За годы, прошедшие после его застройки, посаженные новоселами деревца превратились в большие тенистые деревья, маленькие кусточки сирени и жасмина разрослись в непроходимые заросли, а все внутреннее пространство квартала превратилось то ли в парк, то ли в один большой зеленый двор.

Около детского сада Маша увидела крошечную собачку, деловито вынюхивающую что-то в траве.

— Бабушка, смотри, какая маленькая!

— Так это же Торик! А вот и Вероника Павловна.

Поздоровавшись с соседкой, бабушка присела к ней на скамейку. Маша устроилась рядом.

— Это моя внучка Машенька.

— Такая взрослая, — улыбнулась хозяйка тойтерьера, — я помню, как вы ее в коляске возили.

Внезапно пожилая женщина проворно поднялась со скамейки и побежала вдоль ограды детского сада, которую уже собирался обогнуть ее маленький Торик.

— Иди ко мне, а то опять потеряешься, — с этими словами она подхватила собачку на руки и вернулась с ней на лавочку.

Сидя у хозяйки на коленях, Торик с удовольствием обнюхал Машину руку, с любопытством ткнулся в нее носом и даже позволил себя погладить.

— Какой смелый стал! А помнишь, как ты дрожал на руках у нашедшей тебя женщины? — И Вероника Павловна рассказала, что вчера Торик снова, уже во второй раз за месяц, едва не потерялся: — Мы гуляли рядом с домом, и вдруг малыш исчез. Торик всегда сразу же прибегал на зов, а в этот раз — никакой реакции. В какой-то момент мне почудилось, будто я слышу что-то вроде глухого повизгивания, я подумала, что Торик свалился в подвал, и собралась идти в РЭУ за ключом. Но тут встретила соседку с первого этажа и услышала голос Торика совсем рядом. К великой моей радости, песик сидел за пазухой этой женщины. «Вот, возьмите, — она протянула мне собачку. — Я нашла его в кустах, он чуть было не потерялся». Представляете, как я была благодарна! Какие же хорошие кругом люди! Не оставляют в беде, всегда приходят на помощь…

— Это та женщина, у которой много собак? — уточнила Маша.

— Она самая.

— А как Торик потерялся в первый раз, Вероника Павловна? И как вам удалось его найти?

— Тогда мы гуляли на пустыре. Там были и другие собаки. В тот вечер пропали сразу три из них. Все они исчезли неожиданно, как в воду канули. Мы трое — Володя, Анатолий Андреевич и я — долго, но безрезультатно искали своих питомцев. А на следующий день, по совету одного знакомого, я расклеила на каждом шагу объявления о пропаже Торика.

— Что за знакомый?

— Стас — один из собаководов. Хозяин крупного бойцового пса. Он сказал, что дорогие собаки непременно найдутся, и словно в воду глядел — на следующий вечер мне позвонил встретивший Торика мужчина и попросил вознаграждение, довольно большое. Ну а что было дальше, Маша, ты, наверное, уже знаешь. За своего любимого малыша я не пожалела ничего, готова была отдать подарки покойного супруга, но такая жертва не потребовалась. Нашедший Торика мужчина отказался от вознаграждения и вернул мне драгоценности. Так я поняла, что на свете еще встречаются порядочные, добрые и великодушные люди!

Ах, если бы Вероника Павловна знала, что причиной «доброты» Слона была записка, написанная той девочкой, которая сейчас сидела рядом! Но Маша молчала, внимательно слушая рассказ пожилой женщины, изредка прерывая его короткими вопросами.


Вечером Маша отправилась на разведку. Бабушка осталась смотреть мексиканский сериал, а девочка вышла из дома, намереваясь проследить за подозрительной женщиной с первого этажа. Ровно в восемь вечера окрестности огласил многоголосый лай, и из подъезда выбежало семь собак в сопровождении их мрачной хозяйки. Притаившаяся за кустами Маша пристально, не отводя глаз, наблюдала за ними. Девочка не слишком хорошо разбиралась в породах, но питомцы недоброй тетки явно относились к собачьей элите. Маленький йорк, два французских бульдожки, одна русская борзая и три мускулистых сильных пса незнакомой Маше «национальности» уныло стояли у ног женщины, изредка перелаиваясь и огрызаясь друг на друга. Прогулка не заняла и пяти минут, и вскоре свора скрылась в подъезде.

Маша задумалась, не зная, как ей поступить дальше, но в это время входная дверь открылась, и на улицу снова вышла мрачная тетка. Развернувшись, она неторопливо пошла к реке, а девочка скрытно последовала за ней. Возможно, хозяйка своры просто хотела немного прогуляться на сон грядущий, а может быть, преследовала какие-то свои не слишком хорошие цели. На берегу Москвы-реки в это время гуляло много собак, каждая из которых могла стать жертвой безжалостных похитителей…

Яркий брючный костюм, усыпанный красными маками, был хорошо заметен издали, поэтому Маша не боялась потерять из виду «объект», за которым следила. Женщина постояла несколько минут на высоком крутом берегу, потом начала осторожно спускаться по размытой дорожке к воде. Мимо нее вверх и вниз по склону с громким лаем пробегала рыжая колли, приносившая палочку своему хозяину.

Маша не стала спускаться по тропинке — девочка знала, что метрах в двадцати отсюда находится старая железная лестница, ведущая к перегораживавшей в зимнее время года канал плотине. Маша стремглав побежала к лестнице, и вскоре металлические ступени гулко загромыхали под ее ногами.

Это был очень хороший наблюдательный пункт — небольшая площадка, где стоял павильон, в котором находился механизм плотины, метра на три возвышалась над водой, позволяя видеть все, что происходило на берегу. Облокотившись на перила, девочка продолжила свои наблюдения. Тетка в цветастом костюме о чем-то долго говорила с хозяином колли, потом переключила свое внимание на тоненькую девушку с громадным мраморным догом на поводке. Со своего наблюдательного пункта Маша не могла слышать, о чем беседовали эти люди, но, судя по жестам тетки, которая так и норовила погладить чужую собаку, речь шла о четвероногих питомцах.

А то, что случилось дальше, Маша вряд ли смогла бы объяснить. Она спокойно стояла возле перил, как вдруг почувствовала, что неожиданно теряет равновесие и камнем летит вниз… Темная, недобрая вода стремительно приближалась, еще мгновение — и девочка с громким плеском ухнулась в реку, даже не успев закричать. Для своего возраста Маша неплохо плавала, но от неожиданности очень растерялась и, позабыв все, чему ее учил инструктор в бассейне, начала отчаянно махать руками, глотая холодную, противную воду. Положение усугублялось тем, что здесь берег канала, превращавшего Серебряный Бор в остров, был закован в камень и представлял собой отвесную стену. Если бы Маша не так испугалась, она, наверное, смогла бы выплыть к набережной, где было не так уж глубоко, но паника лишала девчонку последних сил.

— Помогите! Помогите! — захлебываясь, крикнула она, уже не надеясь на спасение.

А следующим, что увидела Маша, была крона старой сосны на фоне красного закатного солнца. Только потом девчонка заметила склонившегося над ней парня в мокрой одежде:

— Не волнуйся, все позади. Все в порядке…

— Кажется… — Маша осторожно приподнялась, словно хотела проверить, целы или нет ее косточки, — это вы меня вытащили?

— Так бы каждый поступил, просто я оказался ближе.

— Все равно спасибо. Вы мне жизнь спасли, еще немного — и я бы взаправду утонула.

— Ладно, все плохое уже позади. Тебя как зовут, русалка?

— Маша.

— А я — Володя.

— Постойте, я вас раньше видела? — девочка внимательно посмотрела в лицо своему спасителю, под глазом которого красовался расплывшийся зеленоватый синяк.

— Не знаю, — парень пожал плечами. — Не припомню.

— Вы — хозяин Мальчика. Вы вместе с девушкой пришли к кому-то на праздник с цветами и подарками и еще спросили у меня, где находится дом четыре, корпус два.

— Точно! Ну у тебя и память!

Идти домой Маше было нельзя — если бы бабушка увидела внучку в мокром сарафане, то у старушки наверняка бы подскочило давление, поэтому девочка решила «высохнуть на месте», прогуливаясь со своим новым знакомым по берегу реки. К тому же она считала эту встречу удачной, ведь спасший ее человек ко всему прочему оказался участником событий, связанных с похищением собак. Иными словами, Володя был важным свидетелем, который мог располагать ценнейшей информацией. Но прежде Маше следовало сообщить своему новому знакомому обо всем, что знала она сама. Девчонка рассказала о том, как впервые встретила Мальчика-Янтаря, о своих подозрениях относительно Слона, о том, как она решила проследить за теткой со сворой собак. Володя слушал очень внимательно, а потом задал встревоживший Машу вопрос:

— Скажи, при каких обстоятельствах ты упала в воду? В этом падении не было ничего странного?

— Странного? — девочка задумалась. — Наверное, было. Я стояла неподвижно, но вдруг сзади меня что-то толкнуло, опрокинуло через перила.

— Послушай, Маша, что я тебе скажу: забудь об этом расследовании и больше никогда не вспоминай. Вся эта история тебя совершенно не касается.

— Но почему?

— Это очень опасно.

— Мы с ребятами просто хотим помочь несчастным собакам, на которых плохой человек наживает себе состояние. Надо помогать тем, кто в беде, правда?

— Правда, — парень вздохнул. — Только это может плохо кончиться. Я и сам попался в эту ловушку.

И тогда Володя рассказал обо всем, что произошло с ним и его собакой в последние дни. После счастливого совпадения, в результате которого Мальчик вернулся домой, Володе следовало бы выбросить из головы всю эту неприятную историю, однако он продолжил «копать» глубже, намереваясь вывести на чистую воду Стаса. Хозяин рыжего щенка думал примерно так же, как Маша со своими друзьями, — он хотел помочь попавшим в беду животным, восстановить справедливость. Володя довольно много разузнал о своем бывшем приятеле и теперь уже не сомневался, что Стас связан с криминалом. Похоже, понял все и Стас — последние дни в квартире Володи и Ирины стали раздаваться непонятные телефонные звонки, а саму Ирину до полусмерти напугал какой-то подозрительный тип, ехавший с ней в лифте. Все это напоминало скрытый шантаж — враги Володи пытались запугать его, заставить отказаться от начатого расследования. Он и сам жалел, что ввязался в такую опасную историю, и не знал, как ему дальше быть.

— Знаешь, почему я здесь очутился? — Володя посмотрел на притихшую, встревоженную его рассказом Машу. — Я шел за Стасом, хотел кое-что проверить, но он неожиданно исчез из поля зрения, словно под землю провалился. А спустя несколько мгновений раздался твой крик.

— Вы хотите сказать, что меня толкнул в воду Стас?

— Не знаю. Можно предположить, что он как-то связан с женщиной — владелицей собачьей гостиницы, что, увидев, как ты за ней следишь, он попытался избавиться от любопытной свидетельницы. Можно вообще представлять самые невероятные вещи! Но с другой стороны, зачем Стасу так рисковать, сталкивая тебя в воду? Скорее он должен был найти способ расправиться со мной, ведь про тебя эти бандиты ничего не знают. В том, что ты наблюдала за женщиной, нет ничего подозрительного — может быть, тебе понравился ее костюм. Или это все же было покушение? В любом случае мы все равно не сможем ничего доказать, Маша.

— Но если это такая опасная банда преступников, их тем более надо остановить!

— Да, но не с твоей помощью. Дети не должны лезть в такие дела, это не игра, а жизнь — жестокая, беспощадная.

Девочка ничего не ответила. Теплый юго-западный ветер высушил ее волосы и сарафан, и теперь Маша могла спокойно идти домой. Попрощавшись со своим новым знакомым, Маша направилась к бабушкиному подъезду.


В тот вечер Маша долго не могла уснуть. Лежа в постели, она пыталась проанализировать собранные за день сведения. Девочка почти не сомневалась, что женщина с первого этажа держит у себя ворованных собак и связана со Слоном, так как именно ему она передала похищенного в первый раз тойтерьерчика. Но почему она во второй раз пыталась украсть Торика, явно вопреки воле Слона? Возможно, это была чистая самодеятельность мрачной тетки — уж очень легкой добычей представлялся крошечный песик. Однако во второй раз похищение оказалось неудачным, и собачку сразу же пришлось вернуть хозяйке. А вообще, преступники, скорее всего, действовали так: похищали животных в одном районе Москвы, затем переправляли в другой и начинали обзванивать владельцев исчезнувших собак, развешивавших объявления поблизости от своих домов. Для того чтобы такая схема работала, у Слона должно было быть много агентов, внедрившихся в компании собаководов, и, похоже, Маша со своими друзьями, сама того не желая, вышла на настоящую «собачью» мафию.

Маша перевернулась на другой бок, поправила подушку, прекрасно понимая, что, скорее всего, не заснет до утра. Вспоминая свое неожиданное падение в реку, она испытывала страх. Володя был прав — с такими людьми, как Слон, связываться не следовало. Но с другой стороны, случай помог ей обнаружить место, где держали украденных животных, и теперь оставалось только освободить несчастных пленников и вернуть их прежним хозяевам. Неужели она могла упустить такой шанс? Но как помочь бедным собакам? Обращаться в милицию было бесполезно — ни Маша, ни Володя не имели для этого достаточных оснований. Женщина просто сказала бы, что это ее собаки, и никто бы не смог доказать обратное, да и Слон, почувствовав неладное, просто залег бы на дно.

Маша вновь перевернулась на постели, заложив руки за голову, уставилась в незанавешенное окно. Страх был силен, но и смириться, отступить без борьбы Маша не хотела, слишком хорошо она помнила, каким несчастным был Мальчик, попавший в недобрые Валькины руки, как тосковала Вероника Павловна, потерявшая своего любимца…


Вскоре после завтрака Маша набрала номер Ильи.

— Ты уже вернулась? — обрадовался мальчишка. — Узнала что-нибудь новое?

— Знаешь, Илюша, наверное, мне придется побыть у бабушки денек-два. Ей со мной весело, да и вообще… Короче, мне кое-что стало известно. Но о подробностях мы лучше поговорим потом. Это не телефонный разговор.

— Понятно. А у нас новостей нет. Валька вместе со своим дядей исчез, и даже их машины на месте нет — видно, куда-то уехали.

— Слушай, подскажи, где еще кроме столбов можно поместить объявления о пропавших собаках? Может, есть какая-нибудь газета? Главная ошибка состоит в том, что хозяева ищут своих питомцев рядом с домом, а они могут удрать за много километров, или кто-то увезет их на другой конец города. Я знаю приметы некоторых собак, которые наверняка считаются пропавшими, надо сообщить о них по всему городу и оставить мой телефон. Так мы кое-кого сможем вывести на чистую воду.

— Отличная мысль! Вот только газеты я такой не знаю. Хотя… Эврика! — воскликнул Илья после некоторой паузы. — Надо дать объявление через Интернет.

— Точно! Но как это осуществить?

— О технических нюансах не беспокойся — папа сделает все без проблем. А пока продиктуй мне приметы пропавших собак.

— Есть чем записывать?

— Да.

— Пиши: йоркширский терьер, мальчик, на вид молодой, год-полтора, не больше, коротко пострижен…

Маша была очень наблюдательной девочкой, а потому без труда описала приметы семерых четвероногих пленников мрачной тетки. Илюша записал все данные, отложил блокнотик:

— Папа придет только вечером, тогда мы все и сделаем.

— Ладно. Созвонимся.

— Удачи тебе, Маша.

— Спасибо.

ГЛАВА VII Зловещий особняк

Идея поместить объявления в Интернете очень понравилась Илюше, однако этому проекту не суждено было сбыться. Отец вернулся домой довольно поздно и с ходу сообщил, что завтра утром они отправляются на дачу к его другу дяде Игорю и проведут там несколько дней.

— Раз уж выдались свободные денечки, надо использовать их с толком. Да и Верта неплохо бы повидать, а то он нас совсем забудет. Скучаешь по своему песику?

— Конечно. Это будет классная поездочка! Но у меня к тебе одно дело, папа. Помоги мне дать объявление в Интернете…

— Нет-нет-нет, сын, никакого Интернета! — отец даже руками замахал, словно отмахивался от этого «кошмара». — Сегодня надо лечь пораньше, а потому придется обойтись без компьютера и даже без книжек — завтра мы должны попасть на электричку в 8.00. Опаздывать нельзя — Игорь будет встречать нас на машине, иначе придется добираться автобусом, а такое путешествие — испытание не для слабонервных.

— Но…

— Нет таких проблем, которые нельзя отложить на потом.

Спорить с папой было бесполезно. Илья мрачно покосился на темный монитор, а потом, вздохнув, отправился чистить зубы. Спал Илюша плохо, видел во сне какие-то кошмары про собак, и самым страшным было то, что в них участвовал его Верт. Только к утру сон стал крепким, спокойным и глубоким, поэтому мама никак не могла добудиться сына.

Утро прошло в суете и сборах, когда же все семейство вышло наконец из дома, остатки дурного сна улетучились сами собой. Оглядевшись по сторонам, Илюша улыбнулся, вдохнул полной грудью — кругом было так хорошо, впереди их ждало увлекательное путешествие за город, а самое главное — встреча с Вертом.

Однако поездка оказалась явно не такой романтичной, как представлял мальчишка. В электричке с трудом удалось найти свободные места, а на следующей остановке народу набилось столько, что люди стояли в проходах — казалось, будто вся Москва едет на дачу именно в этом злополучном поезде. Илюша представлял себя сардиной в консервной банке, сильно вспотел, мечтая поскорее выбраться из душного вагона, он здорово намучился, но тем приятнее оказалось ощущение простора и тишины, которое охватило его, когда он с родителями сошел на станции. Свистнув, электричка продолжила свой путь, а толпа дачников устремилась на штурм автобусов, дежуривших на «привокзальной площади» — просторной, поросшей по краям птичьей гречишкой и подорожником поляне.

— А вот и Игорь, — сказал отец, еще издали узнав спешивший к станции старенький красный «Москвич» своего друга. — Едва успел вовремя…

Илюша совершенно не представлял, какой сюрприз его ожидает. «Москвич» остановился на краю поляны, дверь открылась, и из машины выскочила годовалая немецкая овчарка. В первый момент пес не обратил внимания на стоявшую возле железнодорожной платформы семью, но потом, уловив знакомые запахи, бросился к ним навстречу. Всего за несколько мгновений Верт ухитрился по очереди облизать и мамино, и папино лицо, а потом переключился на Илюшу, едва не сбив его с ног.

— Вертик, Вертик, Вертик!!! — только и мог повторять мальчишка, обнимая овчарку за шею.

А папа с мамой тем временем уже поздоровались с дядей Игорем и обсуждали то, как возмужал и изменился чуть больше чем за полгода их питомец.

— Видно, хорошо ему живется на свежем воздухе и на просторе — вон как вымахал, — заметил отец, похлопав по спине здоровенного пса, вертевшегося у ног.

— Такой собаке, как Верт, надо много двигаться, она создана для этого, — откликнулся Игорь.

Наконец, трогательная встреча завершилась, и все уселись в машину: отец рядом с Игорем, а мама, Илья и Верт — на заднем сиденье. Дорога сначала проходила через окруженный пыльной рощей поселок, выросший рядом с фарфоровым заводом, а потом сворачивала к шоссе. Выехав на ровный, недавно уложенный асфальт, машина прибавила скорость и помчалась мимо лесов, полей и дачных кооперативов. Минут через двадцать Игорь притормозил, лихо свернул на проселок, проехал мимо небольшого, но живописного озера.

— Мы почти у цели, — указал он на показавшуюся за полем темную стену леса и маячившие перед ней разноцветные крыши дач.

— Красота, просто красота! — не удержалась от восторженного восклицания мама.

— Да, места тут симпатичные. А знали бы вы, какая здесь по утрам бывает тишина…

Красненький «Москвич» продолжал ехать дальше, и вскоре его пассажиры увидели мрачное, совершенно не вписывающееся в окружающий пейзаж сооружение — поодаль от дачного поселка прямо в поле у кромки леса высился одинокий трехэтажный особняк из красного кирпича.

— Это «новые русские» хоромы себе построили, — пояснил Игорь. — К ним шикарные иномарки время от времени ездят, они даже дорогу специально для себя сделали. И собак развели столько, что даже в поселке лай иногда слышен. Видно, есть что охранять, тем более что дом стоит на отшибе. Хорошо еще их барбосы грибников не трогают, во всяком случае, ничего такого пока не было. Но время от времени в поле появляются собаки, причем всегда породистые. А парочка даже к нам на участки забрела, да так и осталась жить У нас. Их дачники «усыновили». Возможно, псы из того дома убежали, а может быть, горе-хозяева их сами выгнали.

Тем временем машина въехала в ворота дачного поселка и через пару минут остановилась у новенькой бревенчатой дачки с большой верандой. Домик был невелик, но зато обнесенный сеткой участок производил сильное впечатление.

— Мы присоединили к своему участку еще пару, купили их у соседей, и вот получилось довольно просторно, по крайней мере, Верту хватает, — не смог скрыть довольной улыбки землевладелец.

Овчарка выпрыгнула из машины и по-хозяйски стала носиться среди сосен и берез. При этом она то и дело возвращалась к Илюше, словно пытаясь рассказать ему, как хорошо здесь живется, и приглашая его побегать вместе. Мальчишка, конечно же, не мог оставаться безучастным и последовал за своим четвероногим другом.

Дачный участок не был похож на соседние садики с аккуратными грядками, фруктовыми деревцами и ягодными кустами. Казалось, это был кусочек леса, правда, хорошо ухоженного. Сосны перемежались с березками, рябиной и черемухой, а просторная поляна слева от входа была сплошь покрыта земляникой. На террасе, где уже ожидал накрытый стол, их радушно встретила жена Игоря Лиля, которая, даже несмотря на то что была несколько полновата, и в самом деле чем-то напомнила Илюше прекрасный нежный цветок.

Взрослые не могли удержаться от воспоминаний, говорили, говорили, говорили, явно не собираясь вставать из-за стола. Илье же было скучновато в этой компании, ему хотелось побегать с Вертом, лучше познакомиться с новыми местами. Поблагодарив за вкусное угощение, Илья заявил, что хочет пройтись с собакой.

— Он обычно гуляет на участке, а если ты захочешь выйти наружу, то возьми его на поводок, — предупредил Игорь.

— Хорошо, — согласился мальчик, а потом тихо, едва слышно позвал растянувшегося на сочной траве Верта: — Хочешь поиграть? Тогда — подъем!

Овчарка мигом вскочила на все свои четыре лапы, демонстрируя полную готовность отправиться на прогулку.


Сначала Илюша гулял со своим питомцем на участке, прятался от него в кустах, играя в прятки, заставлял приносить палку. Верт пребывал в полном восторге оттого, что ему уделяется столько внимания, и был неутомим в играх. Бегать по участку было, конечно, здорово, но Илюшу тянуло на приключения, а потому он не стал долго задерживаться на «лесной» поляне перед домом. Мальчишке хотелось познакомиться с новыми местами и погулять за пределами «усадьбы». Особенно привлекал его лес, который находился по соседству с дачами.

— Пойдем погуляем в лесу, — предложил Илья собаке.

Верт припал на передние лапы и отчаянно завилял хвостом, всем своим видом показывая, что он готов отправиться на поиски новых развлечений. Взяв овчарку на поводок, Илюша вышел за калитку. Почувствовав свободу, Верт радостно потянул вперед, увлекая за собой хозяина. Пробежав по широкой, заросшей мелкой травкой улице дачного поселка и не заметив ничего, кроме ярко цветущего на обочинах иван-чая, Илюша остановился перед легкой оградой, отделяющей поселок от настоящего леса. Впрочем, первым остановился Верт. Пес затормозил перед калиткой в ограде, и было непонятно, случайно ли они здесь оказались, или умный Верт специально привел мальчика к выходу с территории дачного поселка, приглашая его прогуляться в лесу. Неожиданно Илюша заколебался — ему очень хотелось отправиться в путешествие по настоящему лесу, однако в одиночку бродить по лесным дебрям было страшновато. Впрочем, мальчик был не один, а с надежным товарищем, готовым прийти на помощь в трудную минуту. Мальчик оценивающе посмотрел на своего четвероногого спутника:

— Погуляем немного по самому краю, а потом сразу вернемся. Хорошо?

Однако его благоразумные планы оказались далеки от реальности. Как только искатели приключений очутились в лесу, Верт натянул поводок и быстро засеменил вдоль опушки, словно взял след. Мальчик едва поспевал за овчаркой, но не отпускал поводок. С одной стороны, Илья опасался за Верта, а с другой — и сам боялся остаться без охраны, ведь в незнакомом лесу чувствовать себя в безопасности можно было только с такой сильной и умной собакой, как его питомец.

— Ты знаешь, куда идешь, Вертик?

Собака словно бы и не услышала обращенные к ней слова, продолжая нюхать сухую, усыпанную прошлогодней хвоей землю. Шерсть на загривке овчарки поднялась дыбом, выдавая сильное возбуждение.

— Может, нам пора домой? — на ходу поинтересовался Илюша, продолжая бежать за собакой.

Вскоре откуда-то издалека послышался многоголосый лай, который становился все громче и громче. Илюша догадался, что он раздается из того одинокого дома «новых русских», о котором говорил дядя Игорь. Похоже, Верт направлялся именно туда. Его привлекал то ли яростный лай, то ли запахи множества собравшихся в одном месте собак, но он упорно тянул своего маленького хозяина к подозрительному месту. Наконец, пес сбавил скорость, внимательно обнюхивая каждое деревце, каждый кустик. Остановился и Илюша, напряженно вслушиваясь в неприятные звуки. К громкому лаю теперь прибавилось и рычание — по-видимому, где-то поблизости шла отчаянная грызня. Но самым удивительным было то, что время от времени собачий рык прерывался восторженными людскими воплями вроде тех, что издают болельщики на футболе.

— Куда ты меня привел, Верт?

Собака пристально посмотрела в лицо хозяину, шевельнула большими остроконечными ушами, но объяснить ничего не смогла. Судя по всему, разгадывать эту загадку предстояло самому Илюше.

— Ладно, жди меня здесь и сиди тихо-тихо. Я позже все тебе расскажу.

Привязав Верта к березе, мальчик двинулся к мрачному особняку, маячившему за молоденькими деревцами. Вскоре Илья достиг своей цели, осторожно выглянул из-за ствола толстой елки.

Прямо к лесу примыкал глухой забор, выкрашенный зеленой краской, с маленькой неприметной калиткой. Видно, через нее живущие в особняке люди ходили в лес, а возможно, выгуливали своих собак. За забором был виден построенный из красного кирпича дом с кокетливыми башенками и балкончиками.

Собачья грызня на территории особняка продолжалась, и на ее фоне вновь раздался взрыв криков болельщиков. Чтобы понять, что же происходит по ту сторону забора, Илюша решил залезть на дерево. Ель, за которой он прятался, идеально подходила для осуществления рискованного плана. Нижние ветви дерева давно засохли, и от них остались только небольшие «пенечки», которые вполне могли сыграть роль ступенек. Прикинув свой маршрут, мальчишка начал карабкаться по ветвям старого дерева.

То, что Илья увидел за глухим забором, потрясло его до глубины души. Часть двора занимали клетки, откуда и доносился несмолкаемый лай, но мальчишка почти не обратил внимания на беснующихся собак. Его взор был прикован к небольшой площадке около дома, где яростно дрались два бойцовых пса. Вокруг сцепившихся в смертельной схватке стаффордов, совсем как на стадионе, стояло десятка полтора мужчин, внимательно наблюдавших за боем. Время от времени мужики издавали ликующие вопли. Илью особенно поразило, что эти звуки исходили от болельщиков именно тогда, когда у одной из собак, казалось, не оставалось шансов выжить.

«Звери, вот они — настоящие звери, — подумал мальчик, до боли сжимая ладонями ветви дерева. — Животные, которых так называют, не заслуживают этих слов. Они никогда не убивают просто ради удовольствия. Даже те несчастные бойцовые псы, которых люди натравили друг на друга, вынуждены драться, каждый из них просто борется за жизнь… А эти… Почему люди бывают такими жестокими? Почему им нравится делать плохо другим? Почему они восторженно кричат, когда на их глазах одно живое существо убивает другое?»

Как только первый шок прошел, и мальчик смог более четко воспринимать действительность, он заметил среди толпы мужиков шустрого пацана, показавшегося ему знакомым. Когда же юный зритель собачьих боев стянул с головы бейсболку и начал восторженно размахивать ею над головой, Илюша больше не сомневался, окончательно узнав в нем рыжего Вальку. Потом Илья увидел и Валькиного дядю, стоявшего неподалеку от племянника.

События приобретали неожиданный оборот. До сих пор вся информация, относящаяся к мрачному особняку на краю поля, воспринималась Ильей как случайная, но теперь фрагменты мозаики неожиданно сложились в единую картину. Рассказ дяди Игоря о том, что в окрестностях мрачного дома бродит много брошенных собак, Валька, присутствовавший на собачьем поединке, — все эти факты оказались звеньями одной цепи… Теперь Илюше было понятно все. Сам того не желая, случайно, он нашел то, что они с Егором и Машей пытались обнаружить в Москве. Судя по всему, стоявший на отшибе мрачный особняк принадлежал Валькиному дядюшке, известному ребятам под кличкой Слон. Так вот где Слон держал ворованных собак! Вот зачем ему нужны крутые бойцовые псы! Здесь из ни в чем не повинных собак делают настоящих убийц, а потом стравливают их в смертельных боях, зарабатывая на этом большие деньги. Именно такая судьба была уготована добродушному рыжему Янтарю-Мальчику, и вот почему Валькин дядя не вернул щенка хозяевам за выкуп, оставив временно у своего племянника!

А трагедия, разворачивавшаяся на глазах остолбеневшего Ильи, стремительно приближалась к концу. Одному из четвероногих гладиаторов удалось победить соперника, но эта победа стоила жизни побежденному. Бой завершился, на миг затих многоголосый лай сидевших в клетках пленников. Животные чувствовали смерть, но зрители ликовали, хлопали в ладоши, и среди них торжествующе махал бейсболкой рыжий Валька…

Илюша отвел глаза, в которых стояли слещы, от этого жестокого жуткого зрелища. Никогда прежде ему не доводилось сталкиваться с такой чудовищной несправедливостью, никогда прежде он не ощущал себя таким слабым и беспомощным. Ведь он не мог ничего — не в его силах было спасти собак или остановить безжалостных зверей в человеческом обличии.

Переживания так захватили мальчика, что он не заметил, как к выходившей в сторону леса калитке направился крепкого сложения мужчина, вероятно, охранник. Заняв наблюдательный пост на ветвях ели, Илья не учел, что не только ему хорошо видно все, что делается во дворе особняка, но и он сам может стать объектом наблюдения, тем более что дерево, которое он облюбовал, находилось почти рядом с забором. Только когда щелкнул замок, Илюша сообразил, какой серьезной опасности он подвергается.

— Неужели это за мной? — встрепенулся он и начал поспешно слезать с дерева.

Но было поздно — едва коснувшись ногой земли, мальчик попал точно в крепкие руки охранника.

— Пустите! Вы не имеете права!

— А у тебя есть права? — схватив Илью за шиворот, «накачанный» мужик поволок его к открытой калитке.

— Помогите!!!

Неожиданно за кустами послышался грозный лай Верта. Охранник даже не успел сообразить, что происходит, когда взъерошенная рассвирепевшая овчарка подлетела к нему, запрыгала вокруг, скаля белые клыки и не позволяя сделать ни одного шага. Мужик замер на месте, но пленника своего не отпустил, продолжая сжимать в кулаке ворот мальчишечьей куртки.

В отличие от охранника Илюша прекрасно понял, что произошло. Похоже, он недостаточно хорошо привязал Верта к дереву, и тот, услышав зов о помощи, немедленно примчался к хозяину. Первое ощущение, которое мальчик испытал, увидев своего защитника, была огромная радость и уверенность, что теперь все обойдется, и они сумеют удрать от этих страшных людей. Но через мгновение Илью обуял страх, скорее даже ужас, он отчетливо понял, что если Верт, защищая его, нападет на охранника, то другие обитатели этого дома просто спустят на него обученных убивать бойцовых собак. Конечно, Верт мог постоять за себя, но в таком неравном бою шансов у него не было. Псы непременно разорвали бы его, а заодно и самого Илюшу.

— Верт, стоять! Фу! — не своим голосом закричал мальчишка. — Все хорошо, иди ко мне.

— Так-то лучше, — усмехнулся уже успевший успокоиться охранник и разжал пальцы, выпуская ворот Илюшиной куртки. — Ты парень сообразительный. Возьми собаку на поводок и шагай в калитку. И не дури, а то не поздоровится ни тебе, ни твоей собаке.

ГЛАВА VIII В осаде

Изнутри двор особняка выглядел еще мрачнее, чем снаружи. Тому, кто попал сюда не по доброй воле, жутко было идти по мощенным плитами дорожкам, ежась под взглядами окон-глазниц. Двор уже опустел, ничто не напоминало о недавней трагедии, но зловещая атмосфера этого места внушала холодящий душу страх. Сидевшие в клетках четвероногие пленники больше не лаяли, однако, увидев проходившего по двору мальчика с собакой на поводке, вновь огласили окрестности воем и визгом. У Илюши сжалось сердце, он только крепче стиснул в ладони поводок Верта, продолжая твердо вышагивать вперед. Следовавший за мальчишкой охранник внимательно наблюдал за каждым его движением, словно опасаясь побега, хотя здесь, за глухим забором, в окружении злых людей и собак, бежать было просто некуда. Громада темно-красного особняка приближалась, из окон-глазниц послышался смех, обрывки разговоров. Судя по всему, зрители собачьего боя и не думали разъезжаться по домам, продолжая отдыхать «на лоне природы».

Маленький пленник думал, что его с Вертом отведут прямо к хозяину дома, однако ошибся. Обогнув особняк, все трое вышли на задний двор, проследовав к черному ходу.

— Шевелись, парень, тебе сюда! — охранник толкнул незапертую дверь, пропуская вперед своих пленников.

На миг Илья остановился у порога — освещенный тусклой лампочкой коридор показался ему началом дороги в бездну. За спиной припекало летнее солнышко, шуршали кроны сосен и елей, но, возможно, он видел эту замечательную картину в последний раз…

— Идем, Вертик, все будет хорошо.

В этой части дом еще не был достроен — в коридоре стояли прислоненные к стене доски, рейки, какие-то отделочные материалы, пахло краской и свежим деревом. Пройдя всего несколько шагов, охранник остановился возле распахнутой двери:

— Иди в комнату. Посидишь здесь, пока хозяин тобой не займется. Сейчас ему некогда.

Как только мальчик и собака вошли в помещение, дверь за ними захлопнулась с оглушительным стуком. В первый момент Илюше показалось, что он ослеп — так темно было вокруг, но постепенно глаза начали привыкать к сумраку, из темноты начали выступать очертания предметов.

— Не бойся, Верт, мы что-нибудь придумаем, — прошептал мальчик, успокаивая скорее самого себя, нежели настороженную, но ничуть не испуганную овчарку. — К тому же здесь совсем не темно, это мне от страха почудилось. А на свету думать значительно проще.

Комната, в которой оказались запертыми Илюша и его собака, была чем-то вроде кладовки, в которой хранились стройматериалы. Чтобы никто не мог проникнуть через нее в глубь особняка, окно заделали металлическим щитом, который чуть-чуть не доходил до верха оконного проема, пропуская в помещение скудный свет. Однако протиснуться в эту щель не смог бы даже самый худенький и шустрый мальчишка. Похоже, на этот способ бегства из темницы пленникам рассчитывать не приходилось.

Еще совсем недавно, всего несколько минут назад, когда он шел по пустому каменному двору, мальчик испытывал страх, но теперь ему удалось справиться с эмоциями, и все мысли его сконцентрировались на предстоящем побеге. Когда за дверью затихли шаги охранника, Илья начал осматривать полутемную кладовую и прежде всего ведущую в коридор дверь. Она была заперта снаружи — люди Слона могли в любой момент войти в комнату и сделать со своим пленником все, что угодно. Илюша понимал, что ему не открыть замок, однако становиться беспомощной жертвой, ежеминутно ожидавшей расправы, он не собирался. После недолгого молчания Илья снова обратился к своему другу:

— Пусть пока мы не можем выйти, но это не означает, что мы позволим заходить сюда всем, кому не лень. Верно? Давай, Верт, покрепче забаррикадируемся, чтобы никто не мог сюда проникнуть без нашего ведома.

Еще раз осмотрев дверь, мальчик задумался о том, как бы понадежней закрыть ее. Створка открывалась наружу, поэтому забаррикадировать вход лежавшими в кладовой строительными материалами оказалось невозможно. Илюша огляделся, подыскивая подходящий брусок, чтобы засунуть его в ручку и таким образом закрепить дверь на засов. Взгляд мальчика остановился на брусьях различной толщины, которые стояли у одной из стен. Выбрав подходящий, он просунул его сквозь дверную ручку, проверил, надежно ли он держится, и остался вполне доволен своей работой.

— Теперь это наша крепость, Верт. Неприступная крепость, и нас здесь никто не одолеет, правда? — Он потрепал Верта по загривку, и пес в знак согласия со своим хозяином вильнул хвостом. — Теперь ни один злодей к нам не пройдет, да, по правде говоря, они и сами не сунулись бы к тебе в зубы. Но так все-таки спокойней. Нам остается только ждать, когда мама с папой поднимут тревогу, и нас непременно здесь найдут. Короче, главную проблему мы решили. Кстати, знаешь, какие еще трудности бывают у осажденных?

Пес внимательно слушал, ожидая ответа.

— Основная проблема в осажденной крепости — это недостаток воды. Если же там есть колодец или другой источник воды, то можно выдержать очень долгую осаду. При наличии, конечно, еще и запасов продовольствия. Я читал в одной книжке, что в Карпатах крепости строили на горах и рыли на их территории очень глубокие колодцы. Некоторые из них достигали стометровой глубины! Представляешь? Работенка, конечно, была та еще, но зато результат… При набегах турок в таких крепостях укрывалось все окрестное население, и враги не могли их взять, сколько бы ни осаждали. Так и уходили ни с чем. Короче, без воды осажденным рассчитывать не на что, но нам с тобой, Вертик, повезло — кажется, здесь есть свой «колодец», — Илюша указал на раковину, находившуюся справа от двери, — так что продержимся. Что же касается провианта… Ну не месяц же мы будем здесь сидеть?! Ничего, немножко поголодаем. Устроим разгрузочный день…

Судя по всему, идея устроить разгрузочный день не слишком понравилась Верту. Пес хорошо знал, что это такое, — раз в неделю Игорь устраивал своему питомцу такую «разгрузку», следя, чтобы овчарка не набрала лишний вес.

— Хочешь попить? — предложил мальчик, открыв кран, из которого потекла сначала ржавая, а потом довольно чистая вода.

Верт тотчас стал на задние лапы, уперся передними о край раковины, подставил морду под струйку и стал жадно пить.

— Молодец! Ты все понимаешь, с тобой можно разговаривать, как с человеком. А теперь нам остается только ждать…

Пес все понял, лег на пол, положил морду на лапы и грустно покосился на запертую дверь. Илюша сел рядом, обнял собаку и, прижавшись к ней, не заметил, как задремал. Сказывались усталость и переживания этого беспокойного дня.

Проснулся Илюша от рычания Верта — кто-то дергал дверь.

— Эй, парень, — раздался снаружи голос охранника, прерванный громовым лаем овчарки. — Ты там не дури, открой дверь.

— Не могу.

— Почему не можешь?

— Вас Верт разорвет.

— А ты его привяжи.

— Не могу, он сильнее, чем я.

— Ладно, как хочешь, только скажи своему псу, чтобы замолчал. С тобой хочет поговорить хозяин.

— Тихо, Верт, — приказал мальчик. — Послушаем, что нам скажут.

Когда наступила тишина, из-за двери раздался вкрадчивый голос Слона:

— Скажи-ка, мальчик, что ты делал на дереве рядом с моим домом? Как ты там оказался? Зачем?

И тут Илюшу понесло: сам того не ожидая, он заговорил на языке телеэкрана, словно превратился в героя остросюжетного боевика или ведущего программы новостей:

— Вы задержали меня на ничейной территории, поэтому я требую немедленного освобождения. Я ничего не буду вам говорить без своего адвоката! Мы — я и Верт — объявляем молчание и голодовку.

Ошарашенный такими словами, Слон ненадолго притих, а потом расхохотался:

— Ну, ты даешь, пацан! Какая голодовка?! Тебя никто и не собирается кормить. Будто кто-то предлагал ему обед из трех блюд! — проговорил он, обращаясь к стоявшему рядом охраннику. — Но только, парень, со мной шутить не рекомендуется. Отвечай на мои вопросы, быстро!

Илья молчал. Раздосадованный толстяк подергал запертую дверь — она не поддавалась. Конечно, можно было просто высадить створку, но сейчас, когда в доме находились гости, Слон не хотел поднимать шум. Вообще, появление юного шпиона очень обеспокоило Валерия. Случайно оказался здесь мальчишка или нет? Что он видел, а главное, кому он расскажет об увиденном? Последнее время Слон испытывал сильную тревогу — ему не давали покоя странные записки Медведя, объявления на столбах, в которых кто-то сообщал приметы украденного щенка стаффорда, ощущение того, что за ним постоянно наблюдают.

— Забавный мальчишка, — сказал Валерий своему охраннику, когда они на несколько шагов отошли от двери. — Но он, к сожалению, слишком много видел.

— Что же с ним делать?

— Хороший вопрос…

Слон задумался — его бизнес шел слишком успешно, чтобы отказаться от него из-за какого-то пацана. Отпускать мальчишку было нельзя, как, впрочем, и держать его пленником в особняке. Скоро парня начнут разыскивать, пройдутся по всем домам, станут задавать ненужные вопросы…

Валерий пристально посмотрел в глаза стоявшего рядом человека, заговорил негромко, спокойно, наблюдая за реакцией своего собеседника:

— Его может сбить машина на шоссе километрах в двадцати отсюда, возможно, даже вместе с собакой. Впрочем, собака все равно никому ничего не расскажет. Главное — парень. Допустим, мальчишка заблудится в лесу, будет долго плутать в дебрях, наконец выйдет на шоссе в нескольких километрах от своего дома, где его и собьет машина. А еще он может просто утонуть в болоте. Такое случается со слишком шустрыми пацанами.

Охранник внимательно слушал Слона. Этот человек готов был выполнить любую, даже самую грязную работу, если за нее хорошо платили, однако вряд ли он мог вот так сразу пойти на убийство. Предложение хозяина ему очень не понравилось, но, похоже, шеф был настроен очень серьезно.

— Я слышал, ты копишь на машину, Василий?

— Потихоньку.

— На крутую тачку потихоньку не насобираешь. Ты же знаешь, что я щедро плачу своим помощникам.

— Да, шеф, но…

— Ты уже в моем деле, Василий! Назад пути нет никому.

— Такие вещи без подготовки не сделать.

— А это, голубчик, уже твоя проблема, — обычная улыбочка сползла с лица Слона, и теперь его взгляд был острым, как стальное лезвие. — Займись пока подготовкой к завтрашнему бою, гости ждут. А ближе к рассвету подумай о мальчишке. В это время у всех самый крепкий сон. Кстати, собаку у него лучше отобрать заранее, так с ним легче будет справиться. И постарайся обойтись без шума.

— Как скажете, шеф.

— Вот и славно. А шашлычок, должно быть, уже подрумянился…

Развернувшись, Валерий неторопливо вышел во двор. Он улыбался, о чем-то болтал со своими гостями, но мрачные мысли не оставляли его ни на минуту. Из-за мальчишки, оказавшегося в ненужное время в ненужном месте, он мог потерять все и, похоже, даже вынужден был пойти на убийство…


Как ни прислушивался Илья, он почти ничего не разобрал из разговора между Слоном и охранником. Однако и нескольких слов, долетевших до его темницы, вполне хватило, чтобы мальчик покрылся холодным потом. Только теперь он понял, каково это — по-настоящему испугаться за свою жизнь. Когда Илюшу и Верта задержал охранник, мальчишка, конечно, здорово перетрусил, однако это ни шло ни в какое сравнение с тем, что с ним происходило сейчас. Еще недавно все случившееся воспринималось как игра — «осажденная крепость», Верт, в зубы которого не посмели бы сунуться трусливые злодеи, и, конечно же, благополучное завершение всей этой истории — встреча с нашедшими похищенного сына мамой и папой… Но реальная жизнь оказалась такой же жестокой и страшной, как собачьи бои. Илья понимал, что в любой момент за ним может прийти человек, получивший приказ убить его. Между мальчиком и убийцей оставалась только ненадежная преграда — дверь, закрытая на деревянный брусок.

За дверью вновь раздались шаги — это вернулся охранник.

— Эй, парень, а ведь Верту гулять надо, должен же он делать свои дела. Выпусти его — обещаю, что не обижу, я собак люблю.

Илюша не проронил ни звука. Впрочем, даже если бы он хотел вступить в разговор, то вряд ли смог бы выдавить из себя пару слов. Губы пересохли, а сердце в груди стучало часто-часто и оглушительно громко.

— Как хочешь, играй в молчанку, только мне собаку жалко, — притворно добрым голосом проговорил Василий. — Если он будет проситься, позови, я выпущу. Сходит в туалет и вернется, а потом вы вместе будете ждать своего адвоката.

Напряжение потихоньку отпускало. Напуганный приходом охранника Илюша не сразу сообразил, что пока, в ближайшие часы, ему ничего не угрожает. Расправу решили отложить до глубокой ночи, а до того пленников убивать никто не собирался. Василий что-то еще поворчал себе под нос, а потом, не дождавшись ответа, ушел по своим делам. Вскоре его шаги стихли в конце коридора.

Следующие полчаса Илья думал. Он пытался сосредоточиться, найти путь к спасению. Отодрать железный лист и вылезти в окно? Невозможно — железка была приварена к вбитым в кирпич металлическим прутьям. Сделать подкоп? На это не хватило бы ни времени, ни сил. Прошмыгнуть мимо охранника, когда тот откроет дверь? Но дальше огороженного высоченным забором двора Илья все равно бы не пробился. Звать на помощь? Бесполезно — его зов останется неуслышанным… Неужели ему оставалось смириться и покорно ждать, когда его убьют? Такой вариант явно не устраивал Илюшу, однако найти ему альтернативу мальчик пока не мог.

Верт вел себя беспокойно. Возможно, псу действительно надо было выйти в туалет, а может быть, ему просто надоело сидеть в душной темной кладовке. Он то ложился у ног хозяина и тихонечко поскуливал, то поднимался, начинал ходить по комнате, внимательно обнюхивая сложенные у стен брусья и листы фанеры. Один из углов привлекал особое внимание Верта. Он все время подходил к нему и даже пытался скрести лапой стоявшие там доски.

— Что ты там нашел? Иди ко мне, — позвал Илья, но пес не отреагировал на зов, все глубже просовывая нос между досками.

Такая настойчивость удивила мальчика. Поднявшись с пола, на котором он сидел все это время, Илья подошел к собаке:

— Верт, куда ты лезешь?

Овчарка на мгновение отвлеклась от своего занятия, посмотрела на хозяина, а потом с удвоенным энтузиазмом начала «ввинчиваться» носом в щель между досками. «Может быть, Верт нашел выход?» — подумал Илюша, еще не веря своему счастью, и стал осторожно, почти бесшумно разбирать завал, переставляя брусья и доски в угол комнаты. Мальчику хотелось как можно скорее выяснить, что именно обнаружил пес, но он понимал, что должен действовать очень осторожно, стараясь не привлекать внимания преступников. Работа оказалась не из легких и заняла много времени. Когда же все стройматериалы были убраны, за ними обнаружился дверной проем, закрытый снаружи листом фанеры. Обрадованный Илюша уже собирался отодвинуть последнюю преграду, но в этот момент где-то совсем рядом послышался тоненький голосок Вальки:

— Дядя Вася, это и есть твоя комната?

Илья отпрянул назад, едва успев сделать знак Верту, чтобы тот молчал. Голос Вальки доносился прямо из-за фанеры, видно, она была единственным барьером, разделяющим соседние комнаты. «Странно, — подумал Илюша, — если комната находится рядом с нашей, то почему я не слышал шагов в коридоре?» Насколько он знал Вальку, тот все свои передвижения в пространстве осуществлял бегом или вприпрыжку, но ничего подобного за дверью слышно не было, и создавалось впечатление, будто этот мальчишка, как, впрочем, и охранник, возник в комнате внезапно, по мановению волшебной палочки.

— Да, — послышалось из-за фанеры, — это у меня что-то вроде комнаты отдыха. Сюда я прихожу чайку попить, а основная моя работа там, у главного входа. Сейчас мы с тобой чаевничать будем.

— С конфетами?

Дядя Вася засмеялся:

— Вот, угощайся.

Вероятно, Валька слишком активно принялся за угощение, потому что охранник удивился:

— Ты так любишь сладкое? То-то ты такой зеленый!

— Я не зеленый, я рыжий, — последовал ответ.

— Ну что, понравились тебе собачьи бои?

— Угу. Круто было!

— Завтра еще круче будет.

— Опять бой? — обрадовался Валька и захлопал в ладоши. — Вот это я понимаю — веселье!

— Да еще какой! Наш московский чемпион встречается с питерским. Ставки будут — о-го-го! Только держись. Гостей много придет. Ну, ладно, мне пора — надо подготовить все к встрече. А ты можешь погулять. Хочешь в лес? Здесь калитка есть. Только далеко не ходи, а то заблудишься.

— Что я там делать буду?

— Ягоды собирать. Они, конечно, не конфеты, но тоже сладкие. Воздухом подышишь…

Было слышно, как зашуршала очередная конфетная обертка. Валька думал. Прежде ему не доводилось бывать в лесу, и такая прогулка казалась ему весьма занятной. Но, с другой стороны, в доме дяди тоже было интересно, особенно там, где находились клетки с бойцовыми псами.

— Ступай, ступай, нечего путаться под ногами, — прервал затянувшуюся паузу охранник.

— Ладно, дядя Вася!

Подслушивавший разговор Илья затаил дыхание. Он ждал, что услышит шаги в коридоре, однако вместо этого голосок Вальки раздался снаружи, прямо под окном Илюшиной темницы:

— Дядь Вася, а где калитка?

— Да прямо перед носом. Не видишь?

Вновь послышался топот сбегавших по ступенькам ног, но теперь голос рыжего паренька звучал немного тише:

— А она не открывается!

— Тут секрет есть, код нужен.

— Знаю, у нас в подъезде такой.

— Такой, да не такой — если неправильно номер наберешь, сразу звонок тревоги по всему дому раздастся. Он подскажет, что незваный гость пришел. Так что ошибаться нельзя. Понял?

— Понял.

— А теперь запомни номер: триста…тьдесят четыре.

Видно, называя номер, дядя Вася повернул голову, и ветер унес одно очень важное слово. Как ни напрягался Илья, он так и не смог разобрать, пятерка или шестерка стояла в середине кода.

Щелкнул замок в калитке, стих топот Валькиных ног. Охранник вновь вернулся в соседнюю с кладовкой комнату, пробыл там минут пять, а затем отправился по своим делам. Илюша прижался ухом к фанере и весь обратился в слух — из-за перегородки не доносилось ни звука. Ясно было, что людей там не было, и сейчас настало самое подходящее время, чтобы проникнуть в соседнее помещение. Теперь Илюша не сомневался, что из комнаты охранника можно было выйти наружу, минуя коридор.

Потрепав Верта и приказав ему сидеть тихо, Илюша с трудом отодвинул лист фанеры. В образовавшуюся щель потянуло свежим лесным воздухом. Мальчик попытался протиснуться сквозь узкое отверстие, но что-то мешало ему. Теперь, когда спасение казалось таким близким, любое препятствие повергало в отчаянье. Навалившись всем телом на фанеру, до крови обдирая кулаки, Илья начал расшатывать перегородку, потихоньку отодвигая ее в сторону. После долгих усилий ему наконец это удалось.

Свет заходящего солнца заливал комнату и в первый момент ослепил маленького пленника. Выходящее на запад окно было настежь открыто, однако его перегораживала решетка. Убедившись, что поблизости никого нет, Илья протиснулся в помещение и продолжил осмотр. Оказалось, что к листу фанеры, разделяющему две недостроенные комнаты, была приколочена рейка с множеством гвоздей, на которых висела рабочая одежда и какой-то хлам. Они-то и мешали свободно отодвигать фанерный щит. У противоположной стены комнаты стояла раскладушка, а в углу — столик с электрическим чайником и множеством конфетных фантиков.

Проскользнув мимо окна, мальчик приблизился к двери, потянул ручку… Дверь оказалась незапертой! Сердце застучало быстрее, а свобода показалась такой близкой. Илюша осторожно выглянул наружу. Так и есть — дверь выходила не в коридор, а на крыльцо дома. Видно, эта часть особняка изначально предназначалась для охранников и прочей обслуги, поэтому имела отдельный вход. И всего в нескольких метрах от нее виднелась заветная калитка в заборе!

Первой мыслью Илюши было позвать Верта и немедленно устроить побег. Момент выдался самый благоприятный: нет охранника, дверь открыта, и он знает код калитки — 354… Или — 364? Мальчик задумался, сообразив, что неточно запомнил комбинацию цифр. Какой же код верный? А ошибаться было нельзя. Если нажать не на ту кнопку, трезвон поднимется по всему дому, по тревоге за беглецами сразу же отправятся в погоню и, скорее всего, спустят собак.

И все же надо рискнуть — другой такой возможности могло и не представиться. Но тут случилось непредвиденное — за окном промелькнула чья-то тень, и встрепенувшийся Илюша увидел охранника, который, словно из-под земли, неожиданно вырос на дорожке, ведущей к калитке. Похоже, Василий все время находился неподалеку, где-то за углом особняка. К счастью, охранник не заметил находившегося в комнате мальчишку. Насвистывая что-то под нос, он неторопливо приблизился к забору, остановился возле калитки. Щелкнул замок, и послышался его громкий голос:

— Эй, Рыжик, тебя дядя зовет! — крикнул охранник гулявшему на опушке пареньку.

Не дожидаясь дальнейшего развития событий, Илья в мгновение ока оказался за фанерным щитом в своей тюрьме. Прижимая к себе Верта, прислушался. Ничего. Выждав минут десять, мальчик дал псу команду «Вольно», но тот только тяжело вздохнул, положил голову на лапу и продолжал так лежать на полу.

— Знаешь, Верт, сегодня ночью мы все равно убежим, — поделился Илюша своими планами. — Нет, не ночью, а когда стемнеет, но охранник еще не вернется в свою комнату. У него сегодня много работы, и он будет долго возиться. Можно было бы попробовать и сейчас, но в темноте нас будет труднее поймать.

Верт поднял морду, навострил уши и всем своим видом словно говорил, что он готов.

— А сейчас давай отдохнем — нам сегодня много придется бегать. Можно даже поспать. Ладно?

Впрочем, заснуть Илья не мог. Страшные мысли переполняли его бедную голову, окончательно лишая душевного равновесия. Если бы не секундное промедление, он, возможно, уже сейчас был бы на свободе, а все кошмары остались бы только в воспоминаниях. Или, наоборот, люди Слона схватили бы его, затолкали бы куда-нибудь в подвал, откуда невозможно было бы вырваться на свободу…

Когда узкая полоска над железным щитом, закрывающим окно, потемнела, и комната погрузилась во мрак, за дверью раздались шаги. Верт поднял голову и вопросительно посмотрел на хозяина, как бы спрашивая, можно ли нарушить молчание.

— Рычи, — разрешил ему мальчик, который решил, что сейчас лучше будет дать о себе знать и таким образом усыпить перед побегом бдительность охранника.

— Ну что, выпустишь собаку или будешь над ней издеваться? Я намордник принес, надень его Верту и выпускай, — предложил Василий. — Идет?

— Ха-ха-ха! — услышал он смех, сопровождаемый грозным рычанием немецкой овчарки.

— Ну-ну, вам же хуже будет, — с этими словами охранник неторопливо удалился.

Илюша понимал, что очередное предложение выгулять было лишь предлогом для разговора, а в самом деле тюремщик проверял, на месте ли его пленники. Теперь счет шел на часы. Закончив обслуживать гостей, Василий займется его скромной персоной. Наверное, он уже выбрал способ, как отправить их с Вертом на тот свет. Илюша понимал, что у него нет права на ошибку, ведь у него оставался только один крошечный шанс уцелеть, живым вырваться из этого мрачного особняка. Выждав еще минут десять, Илья позвал собаку:

— Пора, Верт. Сейчас или никогда. Иди за мной тихо-тихо, нас никто не должен слышать.

Умный пес все понял. Он как тень выскользнул за хозяином в соседнюю комнату и неслышно последовал за ним к калитке. Мальчик дрожащими руками набрал код 354 и дернул за ручку — калитка не открывалась…

ГЛАВА IX Лесное наваждение

Родители хватились Илюши часа через два после того, как они с Вертом отправились на прогулку. Проводив гулять самых шумных непоседливых существ, каковыми являются дети и собаки, компания взрослых упивалась свободой общения, наслаждаясь тем, что их никто не отвлекает каждую минуту. Но время шло, и стало чего-то не хватать, а тишина на дачном участке уже начала казаться тревожной и неприятной…

— Что-то Илюшка с Вертом загулялись, вам не кажется? — первой забеспокоилась Марина.

— Пойду, посмотрю, — встал из-за стола Андрей.

— И я с тобой, — присоединился к своему институтскому товарищу Игорь, — заодно поселок покажу.

Однако, обойдя дачный поселок вдоль и поперек, мужчины так и не обнаружили никаких следов мальчика и собаки. Немногочисленные садоводы, возившиеся на участках, были так заняты возделыванием грядок и цветников, что не слишком часто смотрели по сторонам.

— Здравствуйте, Николай Петрович, — поздоровался Игорь с пожилым дачником, окапывавшим яблони. — Вы не видели Верта с мальчиком?

До сих пор на этот вопрос он не получил ни одного положительного ответа, однако теперь ему наконец повезло.

— Как не видел? Видел, — откликнулся старичок. — Они через вон ту калитку в лес побежали.

— В лес? — испугался Андрей. — Илюша не знает здешних мест.

— Да вы не беспокойтесь, с собакой он не заблудится. К обеду вернется.

Несмотря на спокойный тон соседа, Андрей и Игорь не на шутку взволновались.

— Надо их поискать, — предложил отец Илюши, то и дело посматривая на часы. — Илья парень серьезный, о времени никогда не забывает.

— Пройдемся по опушке, посмотрим. Только девчонок надо предупредить, чтобы не волновались.

Когда Марина узнала, что мужчины отправляются в лес на поиски, она заявила, что непременно пойдет с ними. Лиля тоже хотела составить им компанию, но ее оставили дома на тот случай, если Илюша с Вертом вернутся в отсутствие родителей и Игоря.

Жаркий, пропахший сухой хвоей лес выглядел безмятежным и спокойным. Стоя на опушке, даже трудно было представить, что кто-то может заблудиться в таком уютном, «домашнем» лесочке. Однако именно ощущение безмятежности, вероятно, и сыграло с маленьким мальчиком злую шутку, он спокойно углубился в чащу, а там… Марина даже поежилась, представив, какие опасности поджидали ее сына в глубине леса.

Остановившись на опушке, Игорь, Марина и Андрей устроили небольшой совет, чтобы определиться, в каком направлении вести поиски. Все сошлись во мнении, что двигаться по краю леса к одиноко стоявшему в поле особняку смысла не имело. Вряд ли Илюша повел бы своего пса туда, где содержат множество собак, лай которых слышен по всей округе. К тому же, если бы он и отправился в том направлении, то никак не мог бы заблудиться. Идти по краю леса в другую сторону также не имело смысла, так как за сеткой тянулись дачные участки, и потеряться здесь мальчику с собакой было практически невозможно. Оставалось только углубиться в лес.

— Илюша! Верт! Где вы? — то и дело оглашая окрестности криками, команда поисковиков начала продвигаться в дебри.

Теперь лес уже не казался Марине безопасным — все чаще стали попадаться лесные завалы, темные овражки, поросшие непроходимыми зарослями малины и крапивы, почва под ногами стала влажной и упругой. Маленький отряд не без труда преодолевал эти естественные преграды, а настроение его участников становилось все тревожнее и тревожнее. Неожиданно лес расступился, открывая взорам солнечную, покрытую густой сочной травой и прекрасными цветами поляну.

— По-моему, эти цветы растут на болотах, — с опаской сказала Марина, но Андрей не обратил внимания на ее слова и едва не поплатился жизнью за легкомыслие.

Решительно шагнув на поляну, отец Илюши сразу же по колено провалился в трясину, и только жалкая с виду корявая березка, за которую он судорожно ухватился, и протянутая рука Игоря помогли Андрею выбраться на твердую землю.

— Боже мой, как я за тебя испугалась! Я же говорила, что это болото! — Марина с тревогой посмотрела на мужа. — А если Илюша с Вертом попали в него?

Ужас сковал все ее существо. Мужчины, хотя и пытались успокоить свою спутницу, сами испытывали почти то же самое. Выдвинутая Мариной версия казалась очень правдоподобной. Все же, взяв себя в руки, Игорь попытался расставить точки над «i»:

— Во-первых, Илюшка гулял не один, с ним был Верт. А собаки, надо сознаться, существа куда более осторожные, а в некоторых ситуациях и более умные, нежели человек. Так что в болото Вертик бы не полез, да и хозяина предостерег от таких глупостей. Во-вторых, они совсем не обязательно должны были выйти к этому болоту. Мы и сами оказались здесь только потому, что, обходя буреломы, незаметно для себя здорово отклонились влево.

Посмотрите-ка на солнце — оно светит совсем не с той стороны, как раньше, когда мы только вошли в лес. Думаю, Илюши здесь не было.

— Что же нам делать дальше? — спросила Марина, в которую слова Игоря вселили надежду.

— Предлагаю спокойно вернуться домой. Возможно, Илья с Вертом уже ждут нас там. Если же их все еще нет, надо будет сообщить в милицию.

— Да, правильно, — поддержала его Марина. — Не дожидаться же ночи! Пусть пришлют вертолет, без этого искать ребенка в лесу — все равно что иголку в стоге сена.

— Насмотрелась фильмов, — иронически хмыкнул Андрей. — Какой вертолет? А участкового из деревни не хочешь?

— Хочу, всех хочу, кто поможет найти моего сына! — Женщина замолчала, с тревогой смотря на безмолвную, полную опасностей чащу, окружавшую ее со всех сторон.

— Ребята, а ведь я веду себя как балбес, — неожиданно постучал по собственному лбу Игорь. — У меня же мобильник с собой! Сейчас звякну Лиле и узнаю, как обстоят дела.

К сожалению, ничего нового они не услышали — Илюша с Вертом все еще не вернулись. И тогда Игорь позвонил в милицию. Напрасно беспокоился Андрей, что серьезной помощи они не получат, а если поиски и начнут, то не раньше чем на следующий день. В милиции среагировали оперативно и пообещали сделать все возможное, чтобы найти мальчика до темноты.

Игорь положил телефон в карман.

— В милиции предположили, что Илюша с Вертом уже не в лесу, а вышли к какому-нибудь населенному пункту или на шоссе. Меня заверили, что мальчика будут искать повсюду и обязательно найдут.

— Хотел бы я, чтобы так все и оказалось!

— Кстати, нас просили ничего не предпринимать и немедленно вернуться домой.

— Домой? — Марина с недоумением посмотрела на Игоря. — Как можно идти домой, когда мой сын пропал? Давайте продолжим поиски. Милиция будет действовать сама по себе, а мы — сами. Тогда шансы удвоятся.

— Вряд ли мы сможем что-то сделать, — поддержал друга Андрей. — Ты устала, тебе надо немного отдохнуть.

— Я прекрасно себя чувствую! Знаете, почему мы до сих пор не нашли Илюшу? Мы ходили все вместе, толпой, а если бы разделились, то прочесали бы втрое большую площадь!

Стоявшие под старой сосной мужчины и женщина еще долго спорили, обсуждая дальнейший план действий, и наконец пришли к компромиссу. Они решили двигаться в сторону дома, но порознь, еще раз на обратном пути осматривая территорию леса. Пожелав друг другу удачи, Марина, Игорь и Андрей разошлись в разные стороны…


На самом деле Марина чувствовала себя совершенно обессиленной. Только сознание своего долга и боязнь за сына заставляли женщину идти вперед, то и дело окликая пропавшего мальчика. Откуда-то издалека доносился голос мужа — он тоже звал Илью, впрочем, в отличие от Марины, не слишком надеясь, что услышит ответ.

— Илюша, отзовись! Где ты? — звала женщина, из последних сил пробираясь сквозь бурелом.

Выбравшись на полянку, она остановилась — слишком тихо было вокруг. Время о времени доносившийся до ее ушей голос Андрея стих, и лишь таинственные звуки предзакатного леса нарушали безмолвие.

— Ау! — позвала Марина, но ответа не последовало. — Андрей! Игорь!

«Этого еще не хватало, — с досадой подумала женщина, — теперь, кажется, и я заблудилась! Надо остановиться, сосредоточиться, немного подумать, вспомнить, где мы шли. Главное — добраться домой до темноты. Нельзя, чтобы милиция отвлекалась на мои поиски, они все силы должны сосредоточить на Илюше».

— Ау! Ау! — уже громче крикнула Марина, но кругом стояла полная тишина, даже птицы почему-то не пели.

И она продолжила свой путь. Однако, несмотря на то что женщина была уверена, что идет в правильном направлении, лес почему-то не кончался. Солнце клонилось к закату, и невыносимо наглыми стали комары, в изобилии водившиеся в этих болотистых местах. По-видимому, пришло время их ужина, и они вели себя как кровожадные вампиры.

— Ау! Кто-нибудь… Отзовитесь!

Босоножки давно растерли ноги, от укусов комаров зудели лицо и руки. Марина упорно брела вперед, пока не заметила большую муравьиную кучу. Где-то она слышала, что если засунуть платок в муравейник, а потом протереть им лицо и руки, то ни один комар не посмеет сесть на это место. Пришло время испытать бабушкин метод. С помощью какого-то прутика Марина засунула носовой платок в глубь муравейника, через некоторое время вынула его и, стряхнув бегающих по ткани муравьишек, протерла лицо и руки. Идти стало легче, но деревьям не было ни конца ни края и уже начинало смеркаться. Стало совершенно очевидным, что эту ночь придется провести в лесу.

Если бы Марина не так тревожилась за своего сынишку, то перспектива самой заночевать в лесу привела бы ее в ужас. Однако сейчас женщина довольно спокойно отнеслась к выпавшим на ее долю трудностям. Она понимала, что пришло время выбрать более-менее безопасное место для ночлега, лучше всего достаточно высокое дерево. Темнота сгущалась стремительно, и через каких-нибудь полчаса лес должен был погрузиться в полный мрак.

Вскоре Марина выбрала дерево, на котором собиралась устроиться на ночевку. Это была старая береза со стволом, разветвленным, словно лира. В детстве Марина, как мальчишка, частенько лазила по деревьям, и теперь эти навыки ей пригодились. Она легко поднялась по стволу, как в гнезде, устроилась на развилке. Конечно, ни о каком сне в такой экзотической «постели» не могло быть и речи, но Марина и не собиралась спать — она хотела только пересидеть на дереве до рассвета.

Забравшись на березу и обхватив ствол руками, Марина приготовилась ждать. «Хорошо, что ночи сейчас короткие, — утешала она себя. — Продержусь».

Ночь в лесу была совсем не такой, как в городе. В огромном мегаполисе никогда не оставалось места для темноты — фонари, фары машин, светящиеся окна домов разгоняли мрак, превращая его в серые сумерки, а здесь, среди густого леса, тьма была полновластной хозяйкой. Марина могла видеть только темное звездное небо да силуэты деревьев на его фоне. Даже ее руки, даже серебристый ствол березы не удавалось различить в темноте, укутавшей лес непроницаемым покрывалом.

Тревожно закаркала ворона, а где-то недалеко раздалось уханье филина и крики совы. Стало жутко до дрожи, но какая-то сила, словно цепями, сковывала все тело женщины, не давая пошевелиться. Ночь, казалось, не знала конца, превратив каждую минуту ожидания в час. «Если я, взрослый человек, так боюсь, то как же страшно сейчас моему бедному Илюше?!» — успела подумать она, погружаясь то ли в оцепенение, то ли в сон.


Пробуждение было бурным — Марина свалилась с березы, приземлившись прямо в мокрую от росы траву. Тело никак не желало слушаться, миллионы иголочек пронзали затекшие ноги, но, к счастью, падение с дерева, кажется, обошлось без травм.

— Доброе утро, — совершенно неожиданно услышала женщина. — Вы не ушиблись?

Прямо над ней стоял приличного вида полный мужчина. Мгновение радости тут же сменилось тревогой — Марина успела заметить, что у незнакомца не было в руках корзинки грибника. Но если мужчина пришел в лес так рано не из-за грибов, то что он здесь делает? Встреча в лесу один на один с незнакомым человеком не сулила ничего хорошего. И, словно прочитав ее мысли, мужчина пояснил:

— Решил пройтись лесом напрямик к первому автобусу в Запрудне и, кажется, немного заплутался. Вы не подскажете мне дорогу?

— Запрудню? — Марина подозрительно пожала плечами. — Я не знаю. Здесь поблизости Дубки.

Незнакомец засмеялся:

— Дубки, девушка, километрах в пятнадцати отсюда и совсем в другом направлении. Я вижу, вам самой надо помочь найти дорогу. Как вы здесь оказались? Собирали грибы?

— Нет. Из-за личных проблем.

— Вот как? Надеюсь, они благополучно разрешатся.

— Спасибо.

Мужчина не производил впечатления злоумышленника, и в конце концов Марина даже обрадовалась столь неожиданной встрече. Появилась надежда, что с помощью этого человека она все же выберется из леса, пусть в Запрудню, пусть куда угодно, лишь бы только не плутать по болотам и бурелому. Но когда Илюшина мама сделала первый шаг, то почувствовала, что падение с дерева оказалось для нее не таким безобидным, как представлялось сначала. Лодыжка немного опухла, а каждый шаг причинял все большую боль. Мужчина сочувственно покачал головой, а затем нашел крепкую палку и протянул Марине:

— Вот, это вам вместо костыля.

— Вы очень любезны.

— Кстати, представить нас явно некому, придется действовать без посредников. Я — Валерий Николаевич.

— Марина.

Вначале, встретившись с незнакомцем, Марина не хотела рассказывать ему о своих проблемах, решив, что, чем меньше о ней будет знать этот непонятно откуда взявшийся человек, тем лучше. Однако мысли о сыне полностью занимали ее помыслы, и потому ни о чем другом говорить она не могла. Пока пробирались по лесу, Марина рассказала своему новому знакомому, почему здесь оказалась. Он, как мог, успокаивал женщину, говоря, что сынишку наверняка уже нашли, и когда «пропавшая» мама вернется, то ее ненаглядное чадо уже будет ждать дома.

— Я так на это надеюсь! — вздохнула Марина, ковыляя по едва различимой в траве тропинке.

Через полчаса они выбрались на дорогу и увидели вдали желанную автобусную остановку. Мужчина на дороге внимательно осмотрелся — вид у него был весьма озабоченный. Но вот тревогу сменила широкая улыбка:

— Видите, как все удачно складывается. Скоро будем на месте.

Но увы, Валерий Николаевич ошибся — когда до остановки оставалось совсем немного, палка, на которую опиралась Марина, неожиданно подломилась. Женщина охнула и в растерянности посмотрела по сторонам.

— Позвольте, я вам помогу, — подставил руку Валерий Николаевич. — Держитесь за меня.

— Спасибо.

Между тем на шоссе показался автобус.

— Это как раз наш, на станцию, — заявил спутник Марины.

— Но мне надо в Дубки, — возразила она, — а это, кажется, в другую сторону.

— В Дубки отсюда вы не попадете в любом случае. На станции придется пересесть в другой автобус.

Автобус замер на остановке, и водитель терпеливо поджидал спешившую к нему парочку — дородного мужчину и опирающуюся на его руку молоденькую женщину. Больше всего Марина боялась, что автобус уедет без них, но, как ни старалась, передвигаться быстрее не могла.

Наконец Илюшина мама и ее спутник благополучно вошли в салон. Пассажиров оказалось немного, в основном это были старушки, везущие на базар творог, молоко, ягоды. Устроившись на первом сиденье, Марина почувствовала облегчение. Одна неприятность благополучно завершилась, и теперь появилась надежда, что черная полоса несчастий закончилась, и с Илюшей все обойдется. Ей так хотелось верить в это. Внезапно Валерий Николаевич напрягся, до белизны суставов стиснув поручень. Водитель забыл отключить микрофон, и пассажиры автобуса стали свидетелями его переговоров с диспетчером.

— Кого везу? — докладывал он диспетчеру. — Трех бабушек с корзинками и бидонами и семейную пару. Нет, больше никого.

После этих слов спутник Марины расслабился и даже пошутил:

— Водитель нас с вами уже поженил.

Однако его благодушное настроение длилось недолго — чем ближе подъезжали к конечному пункту, тем задумчивее и беспокойнее становился Валерий Николаевич. Вскоре за окнами промелькнули трубы фарфорового завода, автобус притормозил и остановился. На той самой поляне, где еще вчера утром встречал своих друзей Игорь, толпилось много народу, и среди них выделялись два человека, одетых в милицейскую форму.

— А знаете, Марина, — проговорил ее новый знакомый, — в такой толчее, да еще с больной ногой, вы можете не попасть в автобус. Лучше вам проехать электричкой одну остановку — на следующей станции начало маршрута в сторону Дубков, и вы спокойно займете место.

— Но ведь для этого потребуется дополнительное время.

— Ровно десять минут.

Марина ничего не знала о здешних маршрутах автобусов и доверилась своему спутнику. Возможно, он был прав — излишняя поспешность могла обернуться для нее новой задержкой.

— Хорошо, если вы так считаете…

— Держитесь за меня крепче, Мариночка, — предложил Валерий Николаевич, — здесь на перроне высокие ступени.

Дежурившие на платформе милиционеры не обратили внимания на супружескую пару, которая спокойно села в вагон следовавшей к Москве электрички, — в их задачу входило задержать полного мужчину средних лет, передвигавшегося в одиночку, без сопровождающей его женщины. Возможно, Валерий Николаевич и подходил под описание разыскиваемого преступника, однако присутствие опиравшейся на его руку блондинки полностью снимало с него подозрения.

На следующей остановке Валерий Николаевич заботливо проводил свою спутницу к выходу и пожелал ей счастливо добраться до Дубков. Марина помахала ему рукой на прощание, повторяя слова благодарности за столь неожиданную, но такую необходимую помощь.

К сожалению, радость Илюшиной мамы оказалось преждевременной. Сойдя с электрички, Марина не обнаружила автобусной остановки, а местные жители пояснили, что нужный ей маршрут начинается в Вербилках, откуда она пять минут назад приехала. В растерянности Марина прислонилась к сосне, задумчиво созерцая пыльную деревенскую улочку. Зачем Валерию Николаевичу потребовалось ее обманывать? А может быть, он и сам все напутал? Электричка в Вербилки должна была прийти только через час, и все это время удивленная и расстроенная женщина пыталась разгадать странное поведение ее загадочного спутника. Безрезультатно…

Дождавшись поезда, Марина отправилась в обратный путь. Денег у нее не было, и она поехала «зайцем», как маленькая девочка, с трепетом ожидая появления контролера. В Вербилках на площади было непривычно тихо — автобусы уже разъехались, а следующие ожидались только через два часа. Измученная, едва державшаяся на ногах женщина села на лавочку.

— Ваши документы, гражданочка, — услышала она.

Перед ней стоял молодой милиционер.

— Извините, но у меня нет документов, они на даче, в Дубках. Понимаете, я заблудилась в лесу… — попыталась прояснить ситуацию Марина.

Она понимала, что ее объяснения выглядят по-детски, и уже приготовилась к тому, что ей не поверят и отведут в участок, но вместо этого милиционер вдруг улыбнулся и спросил:

— Как вас зовут?

— Мне кажется, что это не очень подходящий повод для знакомства…

— И все-таки назовите, пожалуйста, ваше имя и фамилию, — уже серьезно попросил страж порядка.

— Кузнецова Марина Владимировна.

— Вот вас-то мы и ищем, — снова улыбнулся милиционер. — Вся милиция с ног сбилась, лес прочесывает. Сначала мальчика искали, а потом вас.

— Скажите, а вы не знаете, мой сын, он нашелся? — с отчаяньем выговорила Илюшина мама.

— Успокойтесь, ребенка еще вечером нашли, и собаку — тоже.

ГЛАВА Х Развязка

Когда набранный код не сработал, Илюша понял, что теперь счет идет на секунды, а любое промедление смерти подобно. Непослушными пальцами мальчик поспешно начал набирать новую комбинацию цифр — 364. А в доме уже возник переполох, одно за другим вспыхивали окна, лай собак становился все громче и громче, территорию двора озарил свет прожектора.

— Только бы успеть!

Щелкнул замок, и на этот раз калитка легко открылась. Илюша бросился вперед. Вырвавшись из освещенного пространства двора в темноту леса, он почувствовал на себе его защиту, хотя и понимал, что вряд ли темнота спасет его от преследования. Мальчик не стал углубляться в чащу, а, свернув влево, побежал вдоль поля. Он бежал так, как не бегал никогда в жизни, а рядом стремительно несся Верт. Конечно, собака могла бы легко обогнать Илью, но умный пес все время оставался рядом, приготовившись, если придется, до последнего вздоха защищать своего хозяина.

— Вперед, Верт, беги домой, приведи помощь! — скомандовал мальчик, продираясь сквозь кустарник и молодой ельник. — Убегай, пока можешь! Позови папу, дядю Игоря! Быстро!

Собака обернулась, внимательно посмотрела на мальчика, а потом, тихонько взвизгнув, огромными прыжками понеслась вперед и вскоре скрылась из виду.

Илюша остался один, но теперь он немного успокоился, зная, что Верт непременно приведет помощь. А пока надо было бежать, бежать, бежать… Сзади слышался шум погони, яркий луч мощного фонаря уже метался по лесу.

— Эй, парень, остановись, иначе мы спустим собак!

Обернувшись, Илюша увидел Слона, едва удерживающего на поводке огромного черно-белого стаффорда. Кошмарная развязка была неизбежна, мальчик понял это, замер в оцепенении, с ужасом ожидая, что произойдет дальше.

И вдруг яркий луч ударил в лицо Слону.

— Стойте на месте! — крикнул кто-то из темноты леса. — Не двигайтесь!

Удравший из мрачного особняка Илюша не знал, что в это время происходило на воле. Оказывается, милиция уже несколько часов прочесывала лес в поисках пропавшего мальчика, и шум погони привлек внимание одного из стражей порядка. Он ринулся на шум и вскоре увидел маленького беглеца и его преследователя.

— Стой!

Спасение было близко. Мальчик хотел броситься навстречу своему защитнику, однако мгновенная радость сменилась чувством ужаса — Слон, которому уже нечего было терять, выполнил угрозу, спустив с поводка страшного пса.

— Фас! Взять его! Взять!

Стаффорд как черно-белая торпеда понесся вперед, едва не сбил с ног окаменевшего мальчика, направляясь прямо к милиционеру. Тот уже выхватил пистолет, но почему-то не стрелял, словно ждал, когда бойцовый пес набросится на него. Еще один прыжок, и для молодого парня в милицейской форме все бы было кончено… Илюша зажмурился, боясь увидеть страшную сцену, а когда открыл глаза, то увидел, как громадный пес, вместо того чтобы вцепиться мертвой хваткой в свою жертву, восторженно повизгивая, лижет милиционера в нос.

— Бинг! Дружище! Неужели это ты?!

В эту страшную ночь еще одна собака обрела своего настоящего хозяина. Полгода назад Бинт бесследно исчез с собачьей площадки, и хотя владельцем стаффорда был милиционер, он так и не смог найти своего четвероногого друга. И вот встреча состоялась…

Впрочем, это счастливое совпадение сыграло на руку еще одному человеку. Воспользовавшись заминкой, вызванной радостной встречей хозяина и собаки, Слон исчез, словно растворяясь в ночной мгле.


Покинув электричку, Валерий неторопливой уверенной походкой вышел на перрон Савеловского вокзала. Сейчас главным для него было не паниковать, держаться спокойно, тогда, возможно, ему бы удалось «залечь на дно», обманув сыщиков. Шагая по привокзальной плошали. Слон вспоминал случившуюся недавно встречу. Мать мальчишки, которого он едва не убил, сама того не желая, помогла ему вырваться из кольца преследователей. Встретив в лесу заблудившуюся женщину, Слон сразу сообразил, насколько ему повезло. Марина была нужна ему для маскировки, и этот план блестяще сработал. Но теперь рассчитывать на случайное везение не приходилось, и дальнейшая судьба Валерия зависела лишь от того, насколько продуманными и взвешенными будут его действия.

Слон понимал, что не должен возвращаться домой — там его наверняка уже ждали. Оставалось связаться с надежным человеком, отсидеться какое-то время в тиши и постараться раздобыть для себя фальшивые документы. У толстяка были неплохие связи в криминальном мире, поэтому он надеялся, что без особых хлопот разрешит эту проблему.

Ехать в метро было непривычно — последнюю пару лет Слон видел город только из окна роскошного автомобиля, поэтому суета и толчея подземки здорово действовали ему на нервы. И все же он улыбался, купив в переходе журнальчик, неспешно перелистывал его, сидя в вагоне, всем своим видом демонстрируя, насколько доволен жизнью. Преступник направлялся к своему помощнику, давно ставшему его правой рукой в «собачьем» бизнесе. На этого парня вполне можно было положиться, проблема, в данный момент тревожившая Слона, состояла в другом — как без помех добраться к своему сообщнику.

Выйдя из метро, Валерий, смешавшись с толпой пассажиров, направился к стоявшему на остановке трамваю…


Маша скучала. Конечно, ей было хорошо рядом с бабушкой, но мысли девочки занимали совсем другие проблемы, поэтому она порой отвечала невпопад, надолго замолкала, глядя куда-то в пустоту. Рядом находился преступник, продолжавший творить свои злые дела, а она ничего не делала для его разоблачения. К тому же обсуждать свои дела ей было не с кем — Илья уехал отдыхать на дачу, а Егор, которому Маша звонила, наверное, раз пять, больше говорил о книгах, которые в последние дни буквально «проглатывал» одну за другой. Оставались только прогулки. Маша пока не познакомилась ни с кем из сверстников и проводила время в компании собаководов — Володи, Вероники Павловны и других любителей животных.

Пообедав и вымыв посуду, девочка вышла во двор, немного побродила по детской площадке, раздумывая, чем бы ей заняться в ближайший час, как вдруг увидела вышедшего из подъезда Володю. Обрадовавшись, Маша подбежала к своему знакомому:

— Здравствуйте!

— Привет, Маша! Ты теперь у нас поселилась?

— Наверное, завтра уеду. Кажется, я уже успела соскучиться по маме. А где Мальчик?

— Дома сидит. Я как раз иду в зоомагазин за кормом. Если хочешь, можешь составить мне компанию.

— С удовольствием!

Они неторопливо пошли по тенистой зеленой улочке, болтая о пустяках. Маша ничего не спрашивала про Стаса, а Володя говорил о чем угодно, кроме того, что по-настоящему волновало его спутницу. Неожиданно девочка остановилась, проворно юркнула за газетный киоск, потянула за рукав Володю…

— Ты чего?

— Тс-с… Смотрите…

Оба осторожно выглянули из-за своего укрытия. Навстречу по переулку шли двое — толстый Валькин дядюшка и парень, в котором Володя моментально узнал Стаса. Занятые своими проблемами, они не обратили внимания на спрятавшихся за ларьком людей и продолжали говорить так, как если бы, кроме них, в переулке никого не было.

— И учти, меня ищут по всему Подмосковью, — проговорил Валерий, — так что надо быть очень и очень осторожным.

— Не переживайте, шеф, все под контролем. Я вас отвезу в такое место, где вы спокойно сможете отсидеться хоть до Страшного суда.

— Шутник. Прибереги свои шуточки для девчонок. Если загремлю я, тебе тоже на свободе гулять недолго придется.

Продолжая разговаривать, Валерий и Стас поравнялись с газетным киоском, спокойно проследовали мимо, а затем скрылись в одном из дворов.

— Что будем делать? — Маша с тревогой посмотрела на Володю. — Похоже, Слон совершил что-то страшное, раз его повсюду разыскивают. Надо его остановить.

— Сейчас я позвоню в милицию…

— А они в это время уже будут далеко.

— Больше мы ничего не можем.

— Можем! Нам необходимо задержать их до приезда милиции.

— Но мы же не группа захвата. Остынь, Маша!

Однако девочка не слушала доводов своего взрослого спутника. В голове у нее созрел простенький план: подойти к Слону и говорить с ним до тех пор, пока не подъедет милицейская машина. Маша рассчитывала, что преступники не догадаются, с какой целью она болтает с ними. Сорвавшись с места, девчонка побежала в тот двор, где скрылись Слон со Стасом. Володя, который как раз в это время набрал «02», только за голову схватился и, наскоро объяснив диспетчеру, что происходит, ринулся за Машей.

Слон уже сидел в салоне, а Стас стоял рядом, вертя в руках ключи от машины. Он только-только хотел сесть за руль, как во двор вбежала щуплая долговязая девчонка, которая, как уже успел заметить Стас, любила совать нос не в свои дела.

— Вы не подскажете, который час?

— Без четверти три, — откликнулся Стас.

Получив ответ на свой вопрос, девчонка не ушла — вместо этого она заглянула в машину:

— Ой, здравствуйте! Москва такая большая, а мы уже во второй раз встречаемся.

— Что-то я тебя не припомню, девочка, — недовольно пробурчал Слон.

— Как же! Помните, как вы просили мальчишек записать адрес в записную книжку? А я тогда отказалась. Извините, неловко как-то получилось.

Только теперь Валерий сообразил, где видел эту девчонку, и весь напрягся, ожидая дальнейших неприятностей. Все эти детишки, то и дело встававшие у него на пути, каким-то образом были связаны между собой, а может быть, и с Медведем, а может — и с самим чертом… В любом случае, встреча эта ничего хорошего Валерию не сулила.

— Что ты копаешься? Едем! — прикрикнул он на Стаса.

Маша шагнула вперед и стала прямо перед машиной, всем своим видом давая понять, что уехать эти двое могут только через ее труп. Девчонка явно не понимала, насколько в данный момент это расхожее выражение близко к истине.

— С дороги!

— Подождите, я только хотела узнать…

Стас приблизился к Маше и, не говоря ни слова, грубо толкнул ее на асфальт. Девочка вскрикнула, но вновь поднялась на ноги, намереваясь любой ценой задержать уезжающих преступников.

— Стас, у меня к тебе должок!

Вбежавший во двор Володя подскочил к Стасу и, прежде чем тот успел опомниться, от души заехал ему по физиономии. Удар получился отменным — крепкий парень как подкошенный рухнул на дорожку. Ключи со звоном выпали из его рук.

Сообразивший, что все складывается наихудшим образом, Слон с неожиданным для его комплекции проворством выскочил из машины, намереваясь схватить ключи, но Маша опередила его. Выхватив у него из-под носа желанную добычу, она побежала прочь. Преступник замешкался, оценивая ситуацию: воспользоваться автомобилем он не мог, Стас лежал без признаков жизни, девчонка удрала, где-то вдали слышался звук милицейской сирены…

— Пропадите вы все пропадом! — выскочив на дорогу, толстяк побежал прочь.

Впрочем, бежать Валерию пришлось недолго — выехавшая из-за угла милицейская машина преградила ему путь…

ЭПИЛОГ «Тайна» призрачного окошка

Подходил к концу июль. Теперь темнеть начинало раньше, а ярких звезд на небе стало больше. Вечера были теплые, и дружная компания допоздна проводила время на воздухе, оккупировав свои любимые качели неподалеку от подъезда. Хотя события, связанные со Слоном, остались позади, троица частенько вспоминала «дела давно минувших дней». Слушая очередной рассказ Илюши, Егор только сокрушенно вздыхал да смотрел себе под ноги.

— Эй, Слоненок, ты чего раскис? — поинтересовалась Маша. — Тебе что, надоела эта история?

— Наоборот. Я вам завидую. Вы с Ильей столько приключений пережили: ты, Машка, в реку упала и чуть не угодила под колеса бандитской машины, а тебя, Илья, похитили и вообще чуть не убили… Короче, лето вы провели содержательно и с толком, да еще опасного бандита помогли поймать. А я… А я в это время читал сначала про Робинзона Крузо, потом про остров сокровищ, и все настоящие приключения проходили стороной. Может, зря я чтением увлекся?

Илюша покачал головой:

— Нет, Егор, книжки надо читать. Это всегда пригодится.

— Где пригодится?

— Знаешь, мой прадедушка много раз рассказывал историю об одном телеграфисте, которого вскоре после революции посадили ни за что в тюрьму. Такое тогда часто случалось. А телеграфист был тихим, скромным, и в жизни у него имелась единственная радость — книжки вечерами после работы читать. Посадили его в камеру с бандитами-уголовниками. Телеграфист как посмотрел на них, съежился весь — понял, что до утра вряд ли доживет. Так бы, наверное, и случилось, но тут ему в голову пришла спасительная мысль — рассказывать бандитам разные истории, которые он в книжках вычитал. Начал с «Трех мушкетеров», пересказал всего Дюма, потом перешел к приключениям Шерлока Холмса, потом… В общем, успел им пересказать много книг. И оказались бандиты очень любознательными, слушали его рассказы, затаив дыхание, и все просили новые романы пересказывать. И не только пальцем телеграфиста не тронули, но стал он в их обществе весьма уважаемым человеком.

— Прямо как в истории с Шахерезадой, — заметила Маша. — Султан хотел ее казнить, а она ему каждую ночь сказки рассказывала с продолжением. Каждый раз останавливалась на самом интересном месте и говорила: «А конец этой истории расскажу завтра». Конечно же, султан ее не казнил, ведь ему интересно было, чем же сказка закончится. Так и с телеграфистом получилось, только взаправду.

— Вроде того, — улыбнулся Илюша.

— Кстати, а что с ним потом было?

— Телеграфисту, Егор, снова повезло. Его выпустили, так как поняли, что он ни в чем не виноват. Потом у него родился сын, потом — внук, потом — правнук…

— Так это твой прадедушка, Илья?! — первой сообразила Маша. — Вот это история!

— Точно. Если бы он в свое время много книжек не прочитал, меня бы, может быть, на свете бы не было.

Ребята замолчали, рассматривая темное небо, усыпанное крупными сверкающими звездами. Молчание нарушил вздох Егора:

— Книжки, конечно, хорошо, — снова посетовал он, — а настоящие истории еще лучше. Особенно когда принимаешь в них непосредственное участие, становишься главным героем. Только они все без меня закончились.

— Так есть же еще одна тайна! — хлопнул себя по колену Илья. — Кстати, еще не разгаданная. Помните призрачное окошко, по ночам возникающее на стене голубятни? Про него впору самим страшные истории писать.

— Нам эту тайну никогда не разгадать, — грустно заметил Егор. — На такие вопросы ответов не бывает.

— Зато из-за волшебного окошка мы на Слона вышли. Теперь нам столько собак должны быть благодарны: и освобожденные, и те, которых могли украсть.

— Но все-таки что же это такое? — вступила в разговор Маша. — Должно же быть какое-то разумное объяснение!

— Я думаю, что мы имеем дело с чем-то мистическим, — задумчиво произнес Илюша. — Егор прав — ни один человек не сможет понять, что именно происходит по ночам в старой голубятне.

Илья вспомнил ту ночь, когда он пробирался по «необитаемому острову», чтобы положить в тайник записку, адресованную Слону. Может быть, светящееся окно на стене голубятни было предзнаменованием, знаком предстоящих страшных событий, которые чуть не стоили ему жизни? Теперь он почти не сомневался в этом.

— Возможно, призрачный свет предвещает беды и несчастья. Тогда нам лучше никогда больше не видеть его.

— А может, ты все это придумал и не было никакого голубого окошка? Ведь мы с Машкой так ни разу его и не видели, — неожиданно засомневался Егор. — Тогда эту «тайну» мы уж точно не разгадаем.

— Идемте! — возмутился Илья. — Может, оно и сейчас светится!

В эту минуту он забыл про посетившие его голову мысли о том, будто свет в окошке является дурным предзнаменованием, теперь мальчишке хотелось только одного — чтобы ребята увидели окошко и убедились в том, что он говорил правду.

— Скоро нас домой позовут. Спать давно пора.

— Ладно, Егор, ты сам напросился. Вот сейчас и проверишь, вру я или нет.

— Идемте, мальчишки. Мы быстренько, раз — и проскочим, а то я всю ночь не засну, буду ломать голову над этой тайной.

Возглавляемая бесстрашной Машей компания покинула качели и направилась к школьному двору. Прожектор в школе не горел, видно, во время летних каникул его не включали. Ребята друг за другом протиснулись через дыру в ограде и очутились в темном море деревьев и пышно разросшихся кустов.

— А тут и правда как на необитаемом острове! — поежился Егор, вспомнив придуманную Ильей игру в Робинзонов.

— Так и есть. Но не бойся, я один здесь ночью ходил, а сейчас нас трое.

— Ой! — охнула Маша, оступившись в какую-то яму. — Здесь слишком темно!

Напряжение нарастало. Хотя ребята и бодрились, всем передалось мистическое настроение Ильи, все ждали чего-то необычного и страшного. Подойдя к заброшенному жилищу Робинзонов, Илюша показал рукой на голубятню:

— Вот оно!

В самом деле, на стене четко вырисовывалось горящее холодным неземным светом окошко. Оно, как показалось мальчику, было гораздо больше, чем обычно. Все трое стояли неподвижно, как зачарованные наблюдая за неровным мерцанием «прохода в иной мир». Неизвестно, сколько бы еще простояли ребята, но тут послышалось жуткое шипение какого-то существа, а потом истошный нечеловеческий вопль огласил округу. Этого оказалось достаточно, чтобы юные исследователи сверхъестественных явлений, спотыкаясь и падая, бросились к спасительной дыре в школьной ограде. С трудом вытащив Егора, который, как нарочно, снова застрял, они наконец очутились в относительной безопасности.

— Что это было? — спросила Маша. — Оно пришло оттуда?

В это время со стороны только что покинутого «необитаемого острова» раздался новый взрыв воплей. Егор прислушался:

— По-моему, это просто кошачьи разборки, только и всего. У нас под окнами коты частенько дерутся и при этом орут такими дурными голосами.

Это простое объяснение вызвало бурный смех у смущенных собственным страхом друзей. Первой прекратила хохотать Маша:

— А окошко действительно светится, теперь мы все видели. Давайте еще раз посмотрим, подойдем поближе…

Однако идти на школьный двор больше желающих не нашлось. И все же девчонка продолжала настаивать на своем:

— Не хотите идти через школу, тогда давайте подойдем к голубятне со стороны улицы. Если уж проводить следственный эксперимент, то до конца.

— А при чем здесь следственный эксперимент? — не понял Егор, но послушно поплелся за ребятами в сторону голубятни.

Со стороны бульвара то и дело проходили парочки, казалось, что в такой вечер никто не хотел ложиться спать, а все гуляли по аллеям парков и скверов. Ребята обошли старый кирпичный гараж, который доживал свой век и нелепо торчал на пути к новому дому, загораживая вид на голубятню. Дверь развалюхи была приоткрыта, оттуда лился голубой свет и звучала музыка — по-видимому, в гараже был включен телевизор.

— Толик-шофер с комфортом устроился, даже телек с собой притащил, — заметил Илюша.

Толика Петрова — долговязого мужика лет тридцати пяти — во дворе прозвали шофером за его безудержную любовь к старенькой, как и сам гараж, «Победе», которую он безуспешно ремонтировал уже несколько лет. Однажды Толик даже проехал на машине метров двадцать, чем вызвал бурный восторг местных мальчишек, но дальше дело не пошло, а «Победа» окончательно превратилась в «недвижимость».

— Кажется, я поняла, в чем дело, — резко остановилась Маша. — Смотрите! Свет от экрана падает прямо на голубятню! Со стороны школы не видно, что в гараже работает телевизор, поэтому создается впечатление, будто свет льется ниоткуда.

— Вот и разгадка… — разочарованно протянул Егор. — И никакой тайны здесь нет, а просто телевизор.

— Нет, — поправила его Маша. — Тайна была, а мы ее разгадали.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА I Старая голубятня
  • ГЛАВА II Счастливая встреча
  • ГЛАВА III «Подарок феи»
  • ГЛАВА IV Похититель собак
  • ГЛАВА V Укротительница «Слона»
  • ГЛАВА VI Рискованное расследование
  • ГЛАВА VII Зловещий особняк
  • ГЛАВА VIII В осаде
  • ГЛАВА IX Лесное наваждение
  • ГЛАВА Х Развязка
  • ЭПИЛОГ «Тайна» призрачного окошка

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...