загрузка...
Перескочить к меню

Дело о таинственном шефе (fb2)

- Дело о таинственном шефе (а.с. Ромка и Лешка-1) 595K, 174с. (скачать fb2) - Наталия Александровна Кузнецова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Дело о таинственном шефе

Глава I РОМКА — ПИСАТЕЛЬ

Ребята! Лешка, Рома! А ну-ка, отгадайте, кто сейчас звонил? — И кто же? — с трудом повернулся на крутящемся стуле Ромка, всеми силами оказывая сопротивление сестре, которая пыталась спихнуть его с места.

— Эля! На следующей неделе она к нам приезжает.

В комнату к детям вошла Валерия Михайловна. Брат с сестрой тузили друг друга, активно выясняя, чья очередь сидеть у компьютера.

— И когда же вы поладите между собой? — воскликнула их мама. — И при Эле так себя вести будете? Кстати, надо продумать, как мы здесь все разместимся. Эле мы, как и в прошлый раз, предоставим эту комнату, ты, Рома, будешь спать на раскладушке в гостиной, а ты, Лешка, как всегда, на диване, только мы его передвинем поближе к стене.

А почему это я на раскладушке? — возмутился Ромка — Пусть на ней Лешка спит.

А почему я? Мое законное место на диване, — широко распахнув свои большие голубые глаза, обиженно возразила девочка.

Вы уже не дети, — укоризненно произнесла Валерия Михайловна. — Особенно ты. Рома. Как мужчина ты должен уступать сестре.

Ромка двинул мышью так, что на мониторе пропала картинка.

Вот именно, я мужчина, и поэтому у меня ноги длиннее. Они у меня с раскладушки наружу торчат.

Ничего подобного, если и торчат, то совсем чуть-чуть, — запальчиво возразила Лешка.

Валерия Михайловна внимательно оглядела своих детей. Лешка сидела насупившись, а Ромка исподтишка показывал ей кукиш.

Вы что, не рады Элиному приезду?

Как же не рады? Рады, — первым опомнился Ромка.

А то! Просто класс! — загорелись глаза и у Лешки. Она не умела надолго обижаться. — Ты помнишь, как с ней было весело?

Помню, конечно. Привезет чего-нибудь, да? Помнишь, какие она тогда нам клевые подарки привезла?

А как же! Вот эта, моя любименькая, до сих пор со мной. — Лешка подбежала к креслу и сняла со спинки большую мягкую оранжевую обезьяну. — И Барби еще где-то валяется.

Нельзя быть такими корыстными, — попеняла мама.

Мы радуемся не только поэтому, — возразил Ромка.

Три или четыре года мы с ней не виделись? — наморщила лоб Валерия Михайловна и окинула сына взглядом. — Тебе, Ромочка, тогда десять лет было, а теперь вон какой большой стал.

Сам Ромка считал, что еще недостаточно вырос: на физкультуре он был восьмым в шеренге и все хотел дотянуться до одноклассника Артема, с которым мечтал по-настоящему подружиться. Тот-то был на построении вторым и нравился всем без исключения девчонкам в классе. Ромке, впрочем, до девчонок никакого дела не было, но раз в неделю он подходил к притолоке, где отец с незапамятных времен отмечал с раннего детства его рост, и проверял, какие сдвиги произошли за истекший период.

А мне девять было, но я отлично помню, как мы с ней в кафе ходили и ели там мороженое. Оно было такое вкусное! — мечтательно протянула Лешка и вызывающе взглянула на мать- И есть его можно было столько, сколько хочешь!

Вот-вот, а потом у вас у всех горло заболело, — напомнила Валерия Михайловна.

Мам, а она надолго приедет? — спросил Ромка.

Недели на две, наверное. А почему ты спрашиваешь?

А я подумал, смогу ли я пользоваться компьютером, когда захочу, раз она будет жить в нашей комнате. Может быть, я ей мешать буду? Или он ей самой понадобится? — Ромка озабоченно нахмурился.

Я думаю, что она дома все время сидеть не будет. Она по делам едет. С другой стороны, ты тоже какое-то время вполне сможешь обойтись без компьютерных игр. — Валерия Михайловна взялась за ручку двери, собираясь уходить, и добавила: — Уроки станешь чаще делать.

Я, между прочим, давно не играю, — обиделся Ромка. — Даже Лешка это тебе скажет. Он не играет, — подтвердила Лешка.

— А что же вы сейчас тут делали? И зачем тогда тебе компьютер?

— Я хотела рисовать. Интерьер квартиры, — пояснила девочка. — А он не давал. Ты же знаешь, что я, когда вырасту, стану дизайнером по интерьеру. А зачем компьютер Ромке, я не знаю.

Ромка сдвинул брови и глубокомысленно посмотрел на потолок:

А я, может, книгу пишу, вот зачем.

Что? — в один голос воскликнули Лешка с Валерией Михайловной.

Книгу, — снисходительно повторил Ромка. — Не писать же мне ее от руки: это и неудобно, и несовременно. А она лезет, мешает работать, — пожаловался он на сестру.

Понятно, — кивнула Валерия Михайловна. — Вез компьютера — никак. Бедный Пушкин, он-то как обходился?

И ему бы компьютер не помешал, больше бы стихов разных было. И вообще. Играл бы себе на компьютере, и не было бы у него времени на вся кие там дуэли.

Лешка даже подскочила на месте от удивления:

— Ромка, а почему ты мне раньше ничего не говорил? И о чем ты пишешь? Дашь почитать?

Это? — Она протянула руку к рассыпанным на столе листкам бумаги.

Брат стукнул ее по руке:

Отстань, не это. Я еще мало что написал, то есть, можно сказать, почти совсем ничего. Но я поставил перед собой такую цель, и я ее добьюсь. Не верите?

Да мы разве против? Пиши, Ромочка, это очень похвальное намерение. А о чем ты хочешь поведать миру? Что за жанр ты избрал? Ох, кажется, я догадываюсь. Детектив, не так ли? — пытливо посмотрела на сына Валерия Михайловна.

Что хочу, то и пишу, — насупился Ромка. — А как ты догадалась?

Я же тебя уже давно знаю и вижу к тому же, что ты читаешь в последнее время. Одни детективы.

А что, нельзя?

Можно, конечно, но желательно разнообразить выбор. Или меню, если по-вашему, по-компьютерному.

Мам, а он еще наизусть твою книжку вы учил, "Закон Мэрфи" Артура Блоха. Всякие там остроты и афоризмы, — справедливости ради заступилась за брата Лешка и, не удержавшись, добавила: — И вставляет их куда надо и не надо.

Тогда ты должен знать, что следствие закона Мэрфи гласит: "Все не так легко, как кажется…"

Ой. из-за вас я совсем про сковородку забыла! — воскликнула Валерия Михайловна и бросилась на кухню, где на плите что-то громко зашипело.

Ром, а о чем ты все-таки пишешь? — спросила Лешка. Вся ее былая обида рассеялась как дым, сменившись восхищением.

О чем, о чем! Я еще только сюжет разрабатываю. Мама в чем-то права. Думаешь, легко быть писателем? Но самое главное я уже сделал: составил рецепт создания детектива.

Какой рецепт?

А такой. В первую очередь надо изобразить группу ребят, среди которых самый главный обладает какой-нибудь отличительной чертой. Вот, на пример, у Альфреда Хичкока в детских повестях Юпитер — толстяк. И Фэтти у Энид Блайтон — тоже.

Ой, Ромочка, и ты, между прочим, не худенький.

При чем тут это? Я нормальный. Смотря с кем сравнивать. — Ромка мигом вскочил и подбежал к зеркалу, откуда на него глянул довольно упитанный темноглазый подросток. — В прошлом году я был толще, а скоро совсем похудею. И потом, про Толщину я к примеру сказал. Это неважно. Главное — обладать дедуктивным мышлением. Ну, как Шерлок Холмс или Эркюль Пуаро. Или Ниро Вульф.

О, — обрадовалась Лешка, — этот был самым толстым из всех.

А ты откуда знаешь?

Я тоже детективы читала, какие ты у Артема брал. И все эти. — Она мотнула головой в сторону книжного шкафа. — И не обязательно про ребят писать, можно и про девчонок. Вспомни Ненси Дрю. Она, между прочим, все тайны сама расследовала.

Это еще не все. Еще надо выбрать какое-нибудь преступление. Вот это-то и есть самое главное в детективе. Ведь, понимаешь, все везде уже случалось. В каждой второй книжке похищают картины или людей или из-за кладов и наследства совершают всякие убийства. Вот я и хочу написать про такое дело, какого еще никогда не было. Ты тоже можешь подумать, — разрешил Ромка. — Может, мне какая-нибудь твоя мыслишка сгодится.

Лешка обрадовалось оказанному ей доверию и тут же принялась за дело.

А что, если… Нет, не то, — тут же осеклась она и согласилась с братом. — Да, не так-то это просто.

Вот именно. Но я все равно придумаю самое необычное преступление и напишу так, как еще никто не писал! — с жаром воскликнул Ромка. — Не веришь?

— Верю, — пожала плечами Лешка. Их беседу прервал телефонный звонок.

— Рома, тебя, — позвала сына Валерия Михайловна.

Мальчишка схватил трубку:

— Конечно. Отлично. Клево. Класс.

Поговорив в таком духе, он положил трубку и подбежал к Валерии Михайловне.

— Мама, мы завтра всем классом, ну, почти всем, — поправил он сам себя, — едем к Артему на дачу. Ему родители разрешили нас пригласить. Я тоже поеду, да?

А не холодно сейчас на даче? Ведь апрель только, — с сомнением в голосе произнесла Валерия Михайловна.

Там у него камин есть, он говорил. Ну так как, мам?

Камин? Значит, Кораблиновы перестроили свою дачу? Когда-то у них совсем небольшой домик был. И без всяких каминов, — задумчиво проговорила Валерия Михайловна.

Рома, Ромочка, возьми меня с собой, пожалуйста. Я согласна спать на раскладушке, ты только возьми! — схватила брата за руку Лешка.

Ей очень нравились ребята из его класса, они были совсем не такими, как те, что учились вместе с ней. А уж от Артема Лешка просто "тащилась". Он казался ей очень взрослым и умным. Да и девчонки там были ничего, кроме некоторых задавак. У самой Лешки было мало подруг, можно сказать, что и совсем не было. Считалось, что она дружит со Светкой из своего класса, но они только вместе смотрели видак или играли на приставке. "Пятый элемент", например, Лешка видела раз сорок. И больше уже не хотелось. А разговаривать им со Светкой почему-то было не о чем, даже фильмы они не обсуждали, а просто расходились после их просмотра но домам. И потому Лешке с такой подругой было безумно скучно.

— Возьми ее, — поддержала дочь Валерия Михайловна. — И нам с отцом спокойнее будет.

Ромка внимательно посмотрел на сестру, прикидывая, не стыдно ли ему будет за нее перед одноклассниками. Вроде уже не детский сад, да и внешне не уродка: волосы рыжеватые, еще и вьются, глаза голубые, огромные, веснушки откуда-то, правда, взялись, но ее не портят. Взять, что ли? Хитро блеснув глазами, мальчишка заявил:

— Ну что ж. Насчет раскладушки — само собой, можно считать, что договорились. А сейчас пусть она в магазин идет. Артем сказал, чтобы мы привезли питье, печенье и консервы. У него распределено, кто что с собой возьмет. Мам, — обратился он к Валерии Михайловне, — дай ей денег, пожалуйста, пусть сбегает.

Лешка была согласна на любые условия и немедленно отправилась в универсам.

— Купи еще молока и хлеба, — крикнула ей вслед мать.

Лешка спустилась во двор и посмотрела по сторонам. Почти каждый день именно в это время она встречала здесь невысокого светленького мальчишку с красивой, рыжей с черной спиной, немецкой овчаркой. Она знала, что мальчика зовут Славик, собаку — Джим, в их дом они переехали с полгода назад и Славка со второй четверти учился в их школе в 8-м "Б" — классе, параллельном Ромкиному.

Обычно мальчик во дворе играл с Джимом, кидал ему палки и камешки. Собака приносила их назад и охотно отдавала хозяину, а потом лаяла, требуя, чтобы тот кинул их снова. А иногда Славик командовал: "Барьер!" — и Джим с удовольствием прыгал через любые препятствия. Это был очень доброжелательный, несмотря на свой грозный вид, пес. Лешка его не раз гладила, когда Джим подбегал к ней, помахивая хвостом. Оба они — и мальчишка, и его питомец — казались неразлучными: Лешка никогда не видела Славку одного.

Но сейчас он как раз был один. Мальчик шел ей навстречу и выглядел таким удрученным, что Лешка не смогла удержаться от того, чтобы не заговорить с ним.

Привет, — сказала она. — А где Джим?

Пропал, — грустным голосом сказал Славка.

Как пропал? — ахнула Лешка. — И давно?

Позавчера. Боюсь, что его украли. Не мог он сам убежать, не мог, — отверг даже саму мысль о собачьем предательстве мальчик.

Как же можно украсть такого здоровину? — усомнилась Лешка.

Очень даже просто. У нас карабин сломался, каким поводок к ошейнику крепится, вот он и бегал у меня с поводком, поскольку он не отцеплялся. Проще простого — взять его и увести. Он же незлой, всех любит. И темно уже было. К тому же я слышал, как от того места, где он был, отъезжала машина. А когда я туда подбежал, там ее уже не было. И Джима тоже, — горестно закончил Славка.

Ну, может быть, все-таки он сам убежал куда-нибудь и еще прибежит, — попыталась утешить его Лешка. — Хочешь, я тоже буду его искать?

Мальчик сокрушенно махнул рукой:

— Да где я только не был! Не знаю, что теперь делать. Ты извини, я пойду. — И он, чуть не плача, медленно побрел к своему подъезду.

Лешка страшно огорчилась. Ей было безумно жалко и Славку, и Джима — вдруг пес попал в плохие руки или, того хуже, к каким-нибудь живодерам?

Вернувшись домой, она рассказала обо всем Ромке и весь вечер периодически расстраивалась, вспоминая о Славкином горе.

Глава II "ОСЕЛ" ПРИВЕЛ К СОБАКЕ

О том же Лешка думала и в электричке по дороге на дачу, представляя себе несчастное лицо мальчика, потерявшего любимую собаку. Но вскоре ее грусть прошла, особенно когда Вовка Кочергин стал рассказывать смешные анекдоты.

До поселка от станции было совсем близко.

Дачный сезон еще не наступил, кое-где в затененных местах виднелись комья грязного снега и нерастаявший лед, многие дома еще только ожидали скорого прибытия своих хозяев. Артем достал ключи, открыл калитку, затем тяжелую дверь дома, и все в него ввалились.

Лешка чуть не ахнула. Как будущий дизайнер она сразу оценила планировку, модную новую мебель, камин с полкой, на которой стояли разные безделушки и большая фотография голого трехмесячного Артема: на ней он лежал на пузе и весело улыбался беззубым ртом. Только воздух в доме был спертым и сыроватым.

— Первым делом надо все проветрить и стереть пыль, — распорядилась хозяйственная Люська Дронова.

Артем сразу стал разжигать камин — кучка оставшихся еще с осени сухих дров лежала рядом на железной подставке. Девчонки принялись накрывать на стол. Мальчишки кинулись к музыкальному центру.

Собираясь в поездку, Лешка воображала, что их компания будет похожа на ту, что рекламирует по телевизору кофе "Нескафе": когда эти симпатичные ребята появлялись на экране, ей хотелось очутиться рядом с ними или хотя бы иметь друзей, похожих на них. Но, конечно, на даче оказалось не совсем так, как она себе представляла, но и ничуть не хуже. Все Ромкины одноклассники радовались выпавшей им в кои-то веки полной свободе: можно было стучать, кричать, на полную громкость включать музыку, не опасаясь гнева родителей и соседей. И Лешка тоже чувствовала себя совершенно счастливой и раскованной. Она поглядывала на Артема, и ей безумно хотелось, чтобы он уделил ей хоть чуточку внимания. Но он чаще всего обращался к Наташке Тихоновой, а эта задавака Лешке и раньше-то совсем не нравилась, а теперь и подавно.

— Ну, что теперь будем делать? — капризно спросила Наташка, когда все наелись, напились, вдоволь накричались, набесились и как-то разом притихли, поглядывая друг на друга: кто предложит еще что-нибудь эдакое?

Как настоящий хозяин, всецело отвечающий за настроение своих гостей, Артем взял инициативу на себя.

А давайте, — предложил он, — поиграем в осла.

В осла? Как это? — спросил Стасик Коренев.

Очень просто. Первым делом мы садимся в круг. Вот так. — Артем придвинул стулья и кресла поближе к дивану и пригласил всех сесть. И когда все расселись по местам, мальчик сказал:

Теперь нам надо выбрать ведущего. Кто хочет им быть?

Я! — как в классе на уроке, сама такого от себя не ожидая, вскинула вверх руку Лешка.

Ну хорошо, — легко согласился Артем. — Ты выходишь за дверь, а мы тут договариваемся, кто будет ослом. Когда мы тебя позовем назад, ты войдешь и громко спросишь: "Кто осел? Мы хором закричим: Я, а ты должна будешь догадаться, кого мы выбрали на эту роль. Если угадаешь правильно, тот человек и будет следующим ведущим.

И все? — удивилась Лешка. — Так просто?

Как видишь. Выходи и жди, когда позовем. И не подслушивай!

Минуты через две ее позвали назад.

Кто осел? — как и было велено, громко крикнула Лешка.

Я! — дружно отозвались ребята.

"Кто бы это мог быть? — переводила Лешка глаза с одного человека на другого. — Может, Наташка Тихонова? Нет, она ни за что не согласится быть ослихой. Стае? Ромка? Ну, конечно, Ромка! Не зря он теребит пуговицу. И смотрит на меня как-то странно". Она указала рукой на брата: "Ты осел?"

— Надо же, и как ты догадалась? — Ромка вскочил на ноги и мигом скрылся за дверью.

Чрезвычайно довольная собой, Лешка села на его место, и Артем предложил быть ослом Люське Дроновой.

— Только громче кричите, — попросил он.

Ромка вернулся в комнату и задал тот же вопрос: "Кто осел?"

— Я! — изо всех сил крикнула Лешка и оглянулась в недоумении. Ее голос оказался единственным. Остальные молчали. А потом раздался дружный хохот.

Девочка почувствовала себя маленькой и несчастной. От обиды и возмущения она не могла найти слов. Лешка злилась на Артема, на Ромку, на весь белый свет и еще больше на себя. И как она сразу не сообразила, что это розыгрыш, как позволила им так провести себя? Как она, наверное, глупо выглядит перед всеми, а особенно перед Артемом!

— Ах вы! — Она не нашла никаких других слов, схватила свою куртку и выскочила из дома.

Лешка шла и шла по поселку. Воздух был по-апрельски свежий и замечательный, солнышко пригревало, на доступных ему местах уже проглядывала зеленая травка. Словом, было так хорошо вокруг, что злость стала проходить сама по себе, и девочка вдруг начала здраво рассуждать:

"В конце концов, если бы я не вызвалась первой быть ведущей, то разыграли бы кого-нибудь другого. И вообще это всего лишь шутка, и теперь подумают, что я зануда и не имею чувства юмора. Вернуться, что ли?"

Она огляделась вокруг. Надо же, какие домищи здесь огромные. Двух, а то и трехэтажные особняки. А вот этот какой симпатичный, хоть и одноэтажный, но большой и с мансардой!

Лешка собирала журналы по интерьеру и немножко интересовалась архитектурой, а потому с удовольствием разглядывала необычные строения. К дому с мансардой она подошла поближе. И тут вдруг девочка услышала, как за его забором кто-то очень жалобно скулит. Она подошла еще ближе и заглянула в щелочку. На привязи сидела немецкая овчарка, и глаза у нее были тоскливые-претоскливые.

"Ну просто вылитый Джим", — подумала Лешка.

Рядом с псом стояла нетронутая миска с едой.

"Не ест", — отметила про себя Лешка и на всякий случай тихонько окликнула:

— Джим, Джим!

Пес встрепенулся и наклонил голову сначала на один бок, затем на другой, словно силясь вспомнить, кто это и зачем его зовет.

"Это Джим и есть, — совсем уверенно заключила девочка. — Но как он здесь оказался? И что теперь делать? Наверное, в первую очередь надо запомнить адрес: улица Солнечная, дом одиннадцать. А затем спросить у Артема, известно ли ему, кто здесь живет. Он должен многих знать, дача-то тут у его предков давным-давно стоит- И такой дом, как этот, он просто не может не помнить".

Лешка повернулась и быстро пошла назад. Прошла метров сто и увидела, что навстречу ей идут Ромка с Артемом. Сердце у нее радостно екнуло.

— Ты что, как маленькая, обижаешься по пустякам? — напустился на нее брат. — Делать нам больше нечего, кроме как искать тебя! Пропадешь, а мне за тебя, между прочим, отвечать. Не возьму никуда с собой больше!

Но сестра не дала ему возможности продолжать.

— Ром, там собака… Помнишь, я тебе говорила вчера, что у Славки из нашего дома Джим пропал?

Так вот, он там, вон в том дворе. — Лешка указала рукой на дом с мансардой. — Я уверена, что это Джим. И он меня тоже узнал.

Какой еще Джим? О чем ты говоришь? — спросил Артем.

У нас во дворе у одного знакомого собака пропала. А я ее обнаружила, я ее нашла, понимаете? Давайте пойдем туда, и вы сами увидите.

Ребята подошли к даче, на которую указала девочка, и заглянули в щелочку в заборе. Пес лежал на земле, положив голову на вытянутые лапы, и тяжело, как человек, вздыхал.

Джим! — снова позвала его Лешка, и он тут же вскочил и метнулся к забору.

Вот видите? — торжествующе сказала девочка, поворачиваясь к мальчишкам. — Артем, кто здесь живет?

Здесь? Кажется, старуха одна. Как ее зовут, не знаю, а фамилию помню: Балалейкина ее фамилия. Муж у нее был профессор какой-то, тоже Балалейкин, отец мой у него когда-то учился.

А собака у этой Балалейкиной была? — не терпеливо спросила Лешка.

Кажется, была. Да, точно, была. Только черная, большая, не знаю, какой породы, наверное, вообще двортерьер. А это, я вижу, овчарка.

Правильно видишь. А старуха эта одна, что ли, живет? — спросил Ромка.

Да нет, наверное. Смотри, гараж во дворе и следы от машины, свежие, кстати. Не водит же она ее сама, — резонно рассудил Артем.

— Так что будем делать? — заволновалась Лешка. — Если бы вы только знали, как Славка переживает.

— Надо сказать об этом твоему Славке. И привезти его сюда завтра. Ты согласен? — посмотрел Ромка на одноклассника.

— Опять не высплюсь, — вздохнул Артем. — Но что с вами поделаешь? А сейчас давайте вернемся, нас ведь ждут.

Лешка радостно улыбнулась и окончательно забыла обо всех обидах.

Домой с дачи Лешка с Ромкой вернулись не очень поздно.

Давай сразу, не заходя домой, пойдем к Славке, — предложила девочка. — Вот он обрадуется!

Он живет вон в том подъезде, кажется, в семьдесят девятой квартире.

Ладно, — согласился Ромка.

Дверь открыл сам Славка и очень удивился, увидев на пороге малознакомую девочку, да еще и с братом.

Мы видели твоего Джима, — без предисловий начала Лешка. — Я уверена, что это он, но ты должен сам посмотреть.

Где? — выдохнул Славка.

В дачном поселке. Медовка называется. — И Лешка подробно рассказала ему о том, где и как она обнаружила собаку.

А вдруг это не он? — засомневался Славка. — А как туда ехать, по какому адресу его искать? Вы мне скажите только, где это?

Не волнуйся, мы поедем с тобой, — успокоила его Лешка. — Завтра ровно в девять утра встречаемся во дворе.

Ромка, а нас отпустят снова? — дернула она брата за рукав, как только они вышли из Славкиной квартиры.

— Надеюсь, — пожал плечами Ромка.

Услышав сбивчивый рассказ детей о пропавшей и вроде бы обнаруженной собаке, Валерия Михайловна и Игорь Викторович согласились с тем, что ребятам непременно нужно завтра сопровождать Славку в дачный поселок.

Когда на другой день утром Лешка с Ромкой вышли во двор. Славка уже поджидал их. Видно было, что он совсем не спал.

Я всю ночь думал: а вдруг это не Джим?

А если Джим, то ведь его могут не отдать?

Что будет, то и будет. Что ты заранее паникуешь? Пойдем скорее, Кораблинов небось нас уже давно у метро ждет, — увлек его за собой

Ромка.

Действительно, у Рижской" их уже ожидал Артем. Он протянул каждому по горячему пирожку, купленному у входа на станцию.

— Ну что, пошли? — сказал он, и ребята спустились в метро.

Хотя электричка от Ярославского вокзала ехала не больше тридцати минут, дорога показалась Славке вечностью. У него возникали сомнения, рождались разнообразные идеи, которые он высказывал и тут же отвергал.

Может быть, если это действительно Джим, то его лучше всего выкрасть? Или заявить в милицию? Или…

Там видно будет, — оборвал его Ромка, а сам стал размышлять о том, даст ли это путешествие ему хоть какой-нибудь толчок к написанию вожделенного детектива. И не станет ли крепче их дружба с Артемом, о чем он давно мечтал?

Лешка же просто радовалась тому, что она снова едет в компании с мальчиками, причем на равных, а не просто как приложение к брату, и Артем относится к ней с явным уважением. Большего ей пока и не требовалось.

А Артем просто не мог отказать друзьям, на самом же деле ему очень хотелось вернуться домой и засесть за компьютер. Впрочем, справедливости ради он не мог не признать, что ему вовсе не безразлично, чем закончится эта их поездка.

Наконец электричка затормозила на нужной станции. До поселка ребята добежали за считанные минуты. В ответ на приглашение Артема зайти сначала к нему на дачу Славка только отрицательно покачал головой:

— Нет, давайте сразу пойдем туда, где Джим.

До дома с мансардой от электрички было ближе, чем до дачи Артема. Славка глянул в дырочку в заборе и закричал:

— Джим!

Пес вскочил и залаял. Славка в мгновение ока перелез через забор, и ошалевший от счастья Джим прыгнул на него, свалив с ног. Сомнений не осталось никаких: это действительно была Славкина собака.

Ромка оглядел двор и увидел, что у гаража стоит серебристый "Мерседес", которого вчера тут не было. На шум и лай из дома вышла хозяйка, грузная пожилая женщина с коротко подстриженными седыми волосами.

Что тут происходит? — спросила она и направилась в сторону собачьей будки, возле которой прямо на земле сидел Славка, а Джим облизывал его лицо.

Это моя собака, — без обиняков заявил мальчик.

— Его, — хором подтвердили ребята за забором.

Старуха распахнула калитку.

Сколько вас тут? — оглядела она стоявшую за ней троицу и сделала приглашающий жест рукой. — Ну хорошо, заходите.

Откуда у вас эта собака? — войдя во двор, напористо спросил Артем.

Она, говорят, бегала по поселку: или потерялась, или ее кто-то выгнал, — ответила старуха. — Нашего-то Джека больше нет, а конура пустует, вот моя молодежь и решила его приютить.

В чем дело, тетя Рита? — из дома вышел довольно молодой человек в синих джинсах и клетчатой рубашке.

Шурик, мальчик уверяет, что это его собака.

И мне кажется, что он говорит правду, — добавила она, посмотрев на счастливого Джима, который вдруг отбежал от мальчика и начал быстро есть из своей миски. Хозяин пса смотрел на своего любимца и радостно улыбался. Потом Славка повернул к женщине лицо и решительно заявил:

Я без него не уйду!

Его собака, говорите? Пусть забирает, — ответил мужчина и зашел в дом.

Ребята, приготовившиеся к длительному сражению, были поражены легкостью, с которой им удалось заполучить назад пса.

— Он ничего не хотел есть, — жаловалась старуха. — Уж очень тосковал по своему дому. Подождите, я сейчас.

Она зашла в дом, вынесла оттуда ошейник с поводком и протянула Славке. Мальчик взял в руки собачью амуницию и показал ее ребятам:

— Видите? Карабин не открывается. Потому-то он и бегал с поводком. Джимушка мой любимый! — Славка обнял собаку и надел на нее ошейник. — Мы купим тебе новый, самый красивый поводок!

Глядя на него, Ромка решил, что сейчас Славка счастлив на все сто семь процентов. У них с Лешкой была такая компьютерная игра, где выставлялся процент счастья, а мама говорила, что доля чего-либо не может быть больше ста процентов. Видела бы она сейчас Славку, не стала бы с нами спорить", — подумал он.

Не пожелал со мной жить. Есть ничего не хотел, — с мягкой укоризной посмотрела на Джима старая женщина и обратилась к Славке: — Ты, пожалуй, вовремя приехал. Я недавно в "Комсомольской правде" читала о том, как одна собака уже три года ждет на дороге своего хозяина. И твой, значит, такой же преданный друг.

Еще какой! — гордо подтвердил мальчик. Он поднялся с земли. — Ну, мы пойдем. Спасибо вам большое! До свидания.

До свидания, — повторили вслед за ним ребята и захлопнули за собой калитку.

А теперь ко мне, — пригласил Артем.

Когда гости вошли в дом, он, как и вчера, первым делом начал разжигать камин. А Лешка обнаружила на кухне несколько пачек печенья и чипсов, две банки консервов, сыр и хлеб.

Ура, живем! Все, что надо, у нас есть! Смотрите, сколько еды!

А еще можно заварить чай, — предложил Артем. — С травами. Моя мама на целый год насушила. Еще много осталось.

Давайте я заварю, — вызвалась Лешка. Она давно научилась делать красивые бутерброды и правильно накрывать на стол. И как хорошо, что ее умение вдруг пригодилось.

Сегодня все было по-другому, совсем не так, как вчера. Никому не хотелось кричать и скакать. Музыка звучала негромко, не заглушала потрескивание дров в камине. Прихлебывая душистый чай и доедая бутерброды, половина которых была скормлена Джиму, ребята рассуждали о необыкновенном везении и счастливом стечении обстоятельств, которые помогли им найти собаку.

— Вот пруха так пруха! — восклицал Ромка.

Что бы вы без меня делали?" — думала Лешка, втайне чрезвычайно гордясь собой.

И все же я не пойму, зачем его украли? — недоуменно проговорил Артем- Неужели только для того, чтобы привезти в наш поселок и здесь бросить? Смешно.

Но и этим людям он был не очень нужен, иначе бы они не отдали нам его так легко, — вставила Лешка.

Может быть, они просто не хотели скандала, а мы бы его точно устроили, — воинственно заявил Славка. — Или какой-нибудь алкаш увел, чтобы за бутылку сбагрить, а он убежал Хотя зачем алкашу его в этот поселок тащить?

"Число разумных гипотез, объясняющих любое данное явление, бесконечно", — важно изрек Ромка. — Постулат Персиг…

Чего-чего? — переспросил Артем.

А это из "Закона Мэрфи". Не читал? — деланно удивился Ромка.

Представь, читал. Это любимая книга моего папы. Наизусть только не помню, как ты, но основной закон Мэрфи знаю: "Если какая-нибудь неприятность может случиться, она случается".

Она случается, — повторил Артем и внимательно посмотрел на Славку: — Кстати, насчет бесконечности не знаю, а вот несколько гипотез можно было бы и проверить. Слушай! А может быть, вас хотели ограбить, потому и Джима увели? Вот если бы я был вором, я бы ни за что не полез в квартиру, где держат собаку, даже если она не злая или маленькая. Все равно же шум поднимет, внимание соседей привлечет.

Да, без собак воровать легче, — согласился Ромка. — А что, это мысль! — Глаза у него загорелись, и он мигом ухватился за подкинутую Артемом тему для разговора:

У тебя, Славка, мать кем работает?

Психологом. В школе.

Да? Ну, положим, мать отпадает. А отец?

В газете. Он журналист.

Хороший журналист?

Ну да. Его многие знают.


А о чем он пишет, на какие темы? — спросил Артем.

На политические, экономические. Разные, — пожал плечами Славка. — Но вообще-то его статьи, говорят, очень острые и многих задевают. Мама даже его как-то спросила: "А ты не боишься?", а он ответил: "Волков бояться — в лес не ходить".

Так-так. Значит, мы правильно мыслим.

У таких людей, как твой отец, всегда врагов навалом. У вас квартира-то хоть на охране?

Нет, у нас же собака есть. Была то есть. То есть снова есть. Джим уже пять лет у нас живет.

И потом, бабушка-то всегда дома. Разве что в поликлинику выйдет или в магазин. О, как раз позавчера она к врачу ходила. И еще жаловалась, что ее зря туда вызывали, — медленно проговорил Славка последнюю фразу и растерянно посмотрел на ребят.

Понятно, — с торжеством в голосе произнес Ромка, — А мы что говорим? Тебе надо срочно проверить, не пропало ли чего в вашей квартире.

Лешка решила возмутиться и пихнула брата в бок.

Зачем ты его пугаешь? Начал сочинять, да?

Ты его не слушай, — повернулась она к Славке, заметив 8 его глазах плохо скрытую тревогу.

Я и не обращаю, — натянуто улыбнулся мальчик. — А когда мы поедем обратно?

В общем-то уже пора, — посмотрел на часы Артем. — Четвертый час. Пока доберемся, вечер будет. А еще и физику делать.

Не надо о плохом! — взмолился Ромка. Он терпеть не мог физику, и она в лице учительницы отвечала ему взаимностью. — Но домой и правда пора. Тем более что в метро с собаками, кажется, не пускают.

Лешка согласилась и принялась убирать со стола. А брат подошел к ней и, незаметно подмигнув, шепнул на ухо:

"Тайна украденной собаки". Как тебе такое название?

Никак, — пожала плечами девочка. — Я такое где-то уже встречала. И потом, в чем тайна-то?

Еще узнаем, — пообещал Ромка.

Глава III ПРОПАВШИЕ БУКЛЕТЫ

Когда Славка ввел Джима в дом, торжественно при этом улыбаясь, его восторг совершенно искренне разделили все: и мама, и папа, и бабушка. Во-первых, Джим давным-давно был полноправным членом семьи Стекловых, с тех самых пор, как его месячным щенком Славка принес за пазухой. А во-вторых, на ребенка последние четыре дня невозможно было смотреть без боли — так он переживал из-за пропажи своего любимца. Но теперь, к счастью, все осталось позади, — Слава богу, нашелся! — воскликнула бабушка, когда Джим, радостно поприветствовав всех, деловито потрусил в Славкину комнату на свою подстилку.

Ну-ка расскажи, как ты его нашел? — обратился к сыну Алексей Александрович.

Славка изложил во всех подробностях то, как он с новыми друзьями ездил в дачный поселок под названием Медовка, как встретился с Джимом и заполучил его обратно. И тут же вспомнил об опасениях, высказанных Ромкой с Артемом.

— Мама, папа, проверьте, пожалуйста, у нас в доме ничего не пропало? Ведь Джима три дня не было. И бабушка позавчера в поликлинику ходила, а квартира-то в это время совсем пустой оставалась, — Славка тревожным взглядом окинул комнату.

Алексей Александрович недоверчиво посмотрел на сына, но тем не менее бросился в свой кабинет, перетряхнул на столе все бумаги, вздохнув с облегчением, вернулся в большую комнату.

— Ну и напугал ты меня. Есть у меня кое-что такое, что кое-кто не отказался бы заполучить. Но, к счастью, твои подозрения напрасны: все цело. Паникер ты, Славка, — потрепал журналист сына по плечу.

— Успокойтесь, никто нас не грабил, — вернулась из спальни и Светлана Анатольевна. — Вот эту золотую цепочку я еще в четверг на тумбочке оставила — как лежала, так и лежит. И деньги в столе все целы. Что-то, я погляжу, у вас воображение разыгралось.

Мальчик перевел дух. Версия об ограблении отпадала.

На другой день на перемене Славка увидел Ромку, подбежал к нему и весело объявил:

Слышь, Роман, никакого ограбления не было. Да и что у нас грабить-то? Вот у дядьки моего — это да! Там есть чем ворам поживиться.

А кто он, твой дядька? — заинтересовался Ромка.

Он вообще-то обыкновенный доцент, кандидат наук. Но еще и коллекционер. Вернее, библиофил. Он книжки редкие собирает. Старинные.

Знаешь, их у него сколько! Еще наш прадед начал составлять библиотеку, потом дед продолжил его дело, а потом все книжки дяде Андрею достались.

Потому что папа сказал, что нельзя их разделять, и свою половину ему отдал. Тем более что дядя Андрей до сих пор ищет всякие старые книжки, а папа говорит, что ему самому этим некогда заниматься.

Послушай — Славка вдруг прервал сам себя и побледнел. — А вдруг это не нас, а его хотели ограбить?

При чем тут он? — удивился Ромка.

Дело в том, что на позапрошлой неделе я готовился к докладу по истории и сидел у него чуть не до ночи. Вместе с Джимом. А дядька совсем не далеко от нас живет, через два дома. Как ты думаешь, могли грабители решить, что Джим — его собака?

Вряд ли. Что они, совсем дураки? А вообще-то надо проверить, даже если есть подозрение хоть на одну десятую процента. Если хочешь, давай к нему после уроков зайдем.

Давай, — обрадовался Славка.

Когда мальчишки выходили из школы, к ним присоединилась Лешка.

Вы домой? — спросила она.

Нет, мы идет к моему дядьке, — ответил Славка. — Чтобы до конца убедиться, что никаких грабителей не существует.

Я с вами, — безапелляционно заявила девочка, твердо зная, что теперь брат ей не сможет ничего возразить и даже подумать не посмеет о том, чтобы не взять ее с собой: ведь именно ей он обязан своему знакомству со Славкой. А Славка, если бы не она, до сих пор бы искал своего Джима.

Андрей Александрович, Славкин дядя, на звонок сразу открыл дверь.

"В его взгляде читалось беспокойство", — отметил про себя Ромка. Во всяком случае, именно такую фразу он написал бы в своем будущем произведении и добавил бы еще, что это свое беспокойство Славкин дядька далее не пытался скрыть.

Что случилось? — торопливо спросил хозяин квартиры, оглядывая неожиданных гостей.

Ничего не случилось. То есть случилось, но хорошее: Джим нашелся, — сообщил Славка, внимательно глядя на дядю.

Это замечательно, — как-то равнодушно кивнул Андрей Александрович. — Да вы проходите.

Ой, сколько у вас книг! — воскликнула Лешка.

Действительно, книги стояли в шкафах, на стеллажах, на полках, прибитых над дверями. Здесь были и огромные, тисненные золотом, в кожаных переплетах фолианты, и тоненькие, в бумажных обложках брошюры, и многотомные издания разных лет.

Славка окинул внимательным взглядом дядькины сокровища:

Дядя Андрей, у тебя случайно ничего не пропало? Из книг? Мы пришли об этом спросить. Раз Джима украли. А я ведь у тебя с ним тогда, считай, поселился. Может быть, они решили, что это твоя собака?

Нет, Славик, у меня все цело, уж поверь.

Дверь с сигнализацией, так что воров я не очень боюсь. То есть, конечно, зарекаться нельзя, всякое может случиться, но пока, к счастью, ничего такого не было, — как-то вымученно улыбнулся Андрей Александрович. Было видно, что он не очень-то рад визиту ребят.

Ну что ж, тогда мы пойдем?

Идите, идите, — быстро проговорил дядя и проводил гостей до двери.

Пошли, ребята. — Славка первым выскочил в подъезд. — Как видишь, и эта версия оказалась ложной, — обернулся он к Ромке.

Да, жаль, конечно, — вздохнул тот и тут же опомнился: — То есть что я говорю: это же хорошо, что у твоего дядьки все книжки в целости и сохранности.

Как оно и должно быть, — закончила Лешка. — Фантазеры вы, однако. А чего это он такой мрачный? — подозрительно спросил Ромка. — Если у него ничего не украли?

Не знаю, — пожал плечами Славка. — Мало ли почему. Обычно он веселый. Надо у бабушки спросить, может быть, она знает.

А он что, один живет? — спросила Лешка. — Жена-то у него есть?

Жены у него нет, они давно развелись, а живет с ним дочь. Ирка. Она уже большая, ей двадцать лет. Только ее сейчас нет, она за границу уехала.

Ясно. Здесь ловить некого, — с сожалением констатировал Ромка и обратился к сестре: —Пошли, что ли, домой.

— Я вот что хотел спросить, — уже подходя к своему подъезду, тронул Лешку за рукав Славка. — Почему тебя Лешкой зовут? Это же мужское имя.

Ромка расхохотался:

Да Оля она на самом-то деле. А Лешкой я ее прозвал. Мама рассказывала, что, когда она родилась, вернее, немного спустя после этого события, я только начал говорить. Все называли ее Олюшкой, а у меня так длинно не получалось, выходило: Лешка. Взрослые меня сначала передразнивали, а потом и сами привыкли к такому прозвищу.

Вот она и осталась Лешкой. Понятно?

Понятно. — Славка помялся снова. — Я вот что еще хотел сказать… А давайте дружить!

А мы разве уже не дружим? — улыбнулся Ромка.

Лешка даже боялась показать свою радость. Теперь ей не надо играть со Светкой на надоевшей приставке и смотреть по видаку одни и те же фильмы, отныне ее жизнь станет в тысячу раз интереснее.

А ты приходи к нам. С Джимом, — пригласила она мальчика. — Наши предки не станут возражать.

Как-нибудь приду, — согласился Славка. — А сейчас мне погулять с ним надо. Хотите со мной?

Хотим, — кивнула в ответ девочка. — Да, Рома? Давай только сумки отнесем и сразу выйдем.

Мам, мы потом пообедаем. Через полчасика. Мы с Джимом хотим погулять, — бросая в коридоре сумки с учебниками, ответила Лешка на немой вопрос Валерии Михайловны и вместе с братом тут же выскочила обратно. Они подбежали к соседнему подъезду и стали ждать своего нового друга. Хлопнула дверь лифта.

Это, наверное, они, Славка с Джимом, — сказала Лешка, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.

Однако из подъезда вышла бледная девушка с длинными черными волосами, в джинсах и кожаной куртке. Она посмотрела по сторонам, отодвинула рукав куртки и взглянула на часы.

Именно на такие, о каких давным-давно мечтала Лешка: довольно большие, с блестящим циферблатом и переливающимся ободком. В точности как у Ленки Шипиловой из Лешкиного класса, ей их отец из Парижа привез, и она ими страшно гордилась. Лешка втайне надеялась, что Эля из своей Америки привезет ей такие же, хотя понимала, что телепатии не существует и Эля просто не может знать, какие часы нужны Лешке и нужны ли ей часы вообще.

Может быть, позвонить Эле и попросить о них?" — мелькнуло у девочки в голове. Лешка внимательно оглядела незнакомку на предмет того, достойна ли та столь замечательных часов.

Девушка почувствовала на себе взгляд, оглянулась, и Лешка заметила небольшую, но четкую родинку у нее на щеке. Затем незнакомка быстро пошла вперед.

В это время из подъезда выскочил Джим, за ним, едва поспевая, — Славка. Пес приветливо помахал Ромке с Лешкой хвостом и принялся обнюхивать куст. Но внезапно он прекратил это занятие. Джим встрепенулся и залаял на вышедшего из подъезда мужчину в старой джинсовой куртке, из-под которой торчала мятая рубашка. Славка с трудом удержал собаку. Мужчина вдруг резко побледнел и, ничего не сказав, быстро пошел вслед за девушкой. Они сели в стоявшую невдалеке машину. Это были серые Жигули".

"Девятка", — машинально отметил про себя Ромка. Хлопнула дверца, и через несколько секунд машина, завернув за угол, скрылась из виду.

Что это с Джимом? — спросил Ромка у Славки. — Он ведь у тебя вроде воспитанный, на людей не кидается.

Никогда, — подтвердил хозяин пса. — Но он и сейчас не кинулся, то есть кинулся не затем, чтобы укусить, а, видно, что-то хотел ему сказать. Ты заметил, он лаял и в то же время махал хвостом, как будто приветствовал старого знакомого. Джим, — Славка присел перед собакой на корточки, — ответь, откуда ты его знаешь? Но Джим лишь лизнул хозяина в нос.

Мне показалось, что этот тип его тоже узнал, — заметил Ромка.

Если бы узнал, не испугался бы так, — возразил Славка.

Тогда это его похититель, — вдруг ни с того ни с сего вырвалось у Лешки.

И тебе тоже стали мерещиться на каждом шагу похитители и грабители? — усмехнулся Славка. — Скорее всего этот человек с детства боится собак. Так его воспитали. Людей таких знаешь сколько! Иной идет, за сто метров дрожит и спрашивает: "Не укусит твоя собака?" Ему отвечаешь: "Нет", а собака тут же, как назло, лает. И получается, что он не зря боялся. А на самом деле от страха люди адреналин выделяют, а собаки его чуют и трусов терпеть не могут.

Этот точно выделил. Но боялся он как-то неадекватно, — с удовольствием произнес Ромка умное слово и заключил: — Точно, похититель и есть. И я знаю, как это проверить.

Как?

А так. Надо опросить всех жильцов этого подъезда и выяснить, к кому приходила эта парочка. Если найдем к кому, то узнаем, кто они такие.

А если не найдем? — наморщил лоб Славка.

А тогда, значит, они пустую квартиру грабили. Непонятно, что ли?

Почему? Они могли прийти к кому-то и не застать его дома.

Ну да! А почему они тогда порознь вышли? Если у кого-то были, тогда понятно: она пошла вперед, а он, например, в туалет зашел или попить попросил. А уж если никого дома на застали, то вместе и выходить должны. Так что скорее всего один из них грабил, а другой на стреме стоял.

И не парочка это вовсе, — добавила Лешка.

Почему это? — не понял Славка.

Потому что она вся из себя, а он… замшелый какой-то. И рожа тупая.

Резонно. И что же вы предлагаете? Обойти все квартиры?

А что тут такого? И потом, не все. Два первых этажа отпадают, потому что она на лифте ехала, мы слышали. Третий, по идее, тоже, но лучше не рисковать.

Ромка достал из кармана красивую темно-коричневую ручку с вытисненными на ней разноцветными словами.

Вот! Скажем, они обронили, а мы подобрали и ищем, кому вернуть.

И тебе не жалко такой ручки? — удивился Славка.

Для дела ничего не жалко, — торжественно объявил Ромка. — А вообще-то она давно не пишет. Ты гуляй пока, а мы с Лешкой пойдем и все выясним.

Девочка охотно пошла за братом.

— Давай сверху начнем, — предложила она. — Поднимемся на лифте на девятый этаж, а потом станем спускаться и звонить во все двери подряд.

Обход подъезда занял совсем немного времени. Многие еще не вернулись с работы, и поэтому из двадцати семи обследованных квартир на звонки откликнулись человек пятнадцать: никто к ним не наведывался, непишущая Ромкина ручка осталась в целости и сохранности.

Что я вам говорил? — торжествовал Ромка. — Это на сто семь процентов похитители или грабители.

И я это говорила, — вставила Лешка.

Даже если вы правы на сто восемь процентов, — сказал Славка, — то все равно эти люди уже скрылись, и даже номера машины мы не знаем.

Жаль, я не догадалась запомнить, — огорчилась девочка.

Значит, поезд уже ушел, — констатировал Славка, — по квартирам только зря ходили.

А ты следи получше за Джимом, — отпарировал Ромка. — Вдруг его опять украдут?

Хозяин пса даже в лице переменился:

Теперь я этого не допущу ни за что, правда, Джим? — Он присел на корточки, обнял своего питомца за шею и обратил Ромкино внимание на новенький поводок.

Сегодня купили. Теперь по вечерам я Джима вообще не буду с него спускать, хоть это и вредно для его здоровья.

Это почему? — спросила Лешка.

Потому что овчарка должна очень много бегать. Километров тридцать пять в день. А он у меня теперь и пяти не пробегает, — объяснил Славка.

И ты тоже должен бегать вместе с ним? — пожалела нового друга девочка.

Зачем? Я ему палку кидаю или камешек, он приносит и таким образом набегает свой метраж, вернее, километраж.

А давайте вечером снова вместе гулять пойдем, — предложил Ромка.

— Я — с удовольствием, — ответил Славка. А Лешку и спрашивать было не надо.

Когда Славка вернулся домой, на пороге его встретила бабушка, Мария Андреевна.

Славик, — сказала она, — будь добр, поднимись на восьмой этаж в квартиру к Ольге Ивановне, спроси, не звонила ли ей Таня. Вот уже больше часа пытаюсь набрать ее номер, а там все время занято.

А зачем, баб?

Ну как зачем? Ты же знаешь, Таня вместе с нашей Ирочкой уехала, и вот уже неделю от них ни слуху ни духу. А я очень волнуюсь. Сердце болит, и голова гудит, не переставая, — поднесла руки к вискам Мария Андреевна. — Как бы чего не стряслось!

Да что там может с ней стрястись? Они же не одни поехали, и потом, она уже один раз тебе звонила.

Да, звонила из какого-то аэропорта. Даже не знаю, из какой страны. У них там была почему-то вынужденная посадка. И все, как отрезало. А обещала звонить через каждые три дня!

Во-первых, это, наверное, очень дорого — звонить из-за границы, а во-вторых, ей, должно быть, некогда. Она ведь там на гастролях? С ансамблем, да? — Славка был так занят в последние дни — сначала написанием доклада, потом поисками Джима, что совсем не вникал в Иркины дела и бабушкины тревоги.

В том-то и дело, что не с ансамблем, — вздохнула Мария Андреевна. — Ансамбль их уже полгода как распался. Андрюша хотел, чтобы она в институт вернулась, восстановилась и продолжала учебу, а она вместо того с Татьяной за границу поехала — та нашла какое-то агентство, оно набирало молодых людей работать и одновременно учиться гостиничному бизнесу на Мальте. Это теперь вроде модно.

Они мигом оформились и отправились чартерным рейсом. Вот я и волнуюсь: где она, что делает, что за посадка такая вынужденная?

А дяде Андрею она тоже не звонила?

Ему-то тем более. Она же с ним поссорилась незадолго до отъезда. Он не хотел ее туда пускать, настаивал, чтобы она продолжала учебу здесь, а она ни в какую, поеду и все. А теперь он места себе не находит оттого, что не настоял на своем и отпустил ее.

Так вот почему он такой мрачный! Я к нему сегодня заходил. — Славка прошел на кухню и приподнял крышку сковородки.

Ты уж сходи, пожалуйста, потом есть будешь, — попросила бабушка.

Да не волнуйся ты так, я сейчас мигом все узнаю!

Славка влетел на восьмой этаж, позвонил. Дверь открыла Ольга Ивановна, Танькина тетка, невысокая полная женщина с теплым платком на плечах.

Здравствуйте, — сказал мальчик. — Меня к вам моя бабушка прислала. Она дозвониться почему-то не может. Она спрашивает: вам Танька не звонила?

Танюша звонила в тот же день, что и Ирочка. А с тех пор от нее ни весточки. А я перед сестрой за нее отвечаю, какой грех на душу взяла, отпустила ее невесть куда, — завздыхала Ольга Ивановна.

А почему у вас телефон так долго был занят? — спросил Славка.

Сама не знаю. Тут у меня, понимаешь ли, непонятные вещи творятся. Или мне уже мерещится что-то на старости лет, будто домовой в доме завелся или этот, как теперь говорят, барабашка, что ли? — Женщина опасливо оглянулась, и Славка посмотрел в тот же угол: что за привидение она там видит?

Но нигде никого не было.

С чего вы взяли, тетя Оля?

А вот с чего. Я целую неделю из дома не выходила — болела очень. Такой грипп навалился!

Эпидемия давно кончилась, а меня, как назло, угораздило его подцепить. Веришь ли, с постели не могла подняться, даже хлеб соседка приносила.

И лекарства, какие надо, тоже. Сегодня впервые встала, в поликлинику пошла больничный лист продлить — я же еще работаю, хоть и на пенсии уже, а возвращаюсь — в доме как-то не так. Не могу даже объяснить, но я это почувствовала. Не так, как было, когда уходила. Между прочим, и трубка на телефоне оказалась сдвинутой. Книжка телефонная не на той странице открыта. Я перед уходом в поликлинику-то звонила, да так и оставила книжку открытой, а вернулась и увидела: страница перевернута. Как ветер какой пронесся.

"Мерещится тетке", — подумал было Славка, но тут же вспомнил Ромку и Лешку с их подозрениями и предложил:

А вы, теть Оль, проверьте, на месте ли ваши деньги или всякие там ценности.

Я уже проверила. Вся пенсия цела, слава богу, а больше у меня и взять нечего- Старушка махнула рукой в сторону довольно бедной обстановки.

Вот видите, — Славка пошел к двери, — значит, вам все это показалось.

Наверное. Когда болеешь, а еще вдобавок и волнуешься, все из рук валится. Да не дай бог что с девчонками стряслось. Я уж и в агентство это звонила, какое их туда направило-то, да только там никто трубку не берет. А вчера пыталась домой директору позвонить, да только он тоже не отвечает.

А у вас есть номер его домашнего телефона? — Славка решил, что, взяв его, он угодит тем самым своей бабушке: она позвонит директору домой и успокоится.

Есть, а как же Танюшка мне его говорила, а я записала. Вот здесь, сейчас найду. — Старушка взяла записную книжку, принялась перелистывать страницы, и голос ее стал тревожным. — Странно… Не могу найти. Да нет же, я писала вот здесь, точно помню. Как стер кто-то. Ну ничего, сейчас я рекламу тебе покажу, которую Танюша принесла оттуда, там не один его рабочий телефон был, а несколько.

Ольга Ивановна подошла к письменному столу и выдвинула один ящик, потом и другой, и третий.

— Да где же она? — бормотала она, быстро перетряхивая все содержимое стола. — Вот здесь же все лежало! Такой красивый двойной листок, и виды на нем красивые, и девушки, то ли буклет, то ли проспект называется. Может, здесь? И здесь нету. Как же так? Я не люблю беспорядка, у меня всегда все аккуратно сложено. И Танюшку стараюсь к порядку приучить, а тут, видно, сама куда-то не туда его сунула. Ну прямо сила нечистая какая-то!

Ольга Ивановна поднялась и огляделась:

Не знаю, где еще искать. Может быть, у Марии Андреевны, бабушки твоей, тоже такие бумажки есть?

Я сейчас у нее спрошу, — пообещал Славка. — А она вам позвонит.

Он бросил взгляд на телефон — трубка лежала на месте — и побежал к себе на пятый этаж.

Ну что, звонила Таня Ольге Ивановне? — встретила его у порога бабушка.

Не-а, — мотнул Славка головой. — Но можно же позвонить в это бюро и все узнать. Ты звонила?

Значит, и от Татьяны нет известий, — сникла Мария Андреевна. — Звонила я в это бюро, только там никто трубку не берет. Можно, правда, еще по одному телефону позвонить, там их, кажется, несколько. Прямо сейчас и позвоню. Я с директором бюро этого уже раз разговаривала, перед самым отъездом девочек, можно сказать, мы с ним заочно познакомились. Голос у него такой приятный… Максим Григорьевич его зовут. Один-то номер телефона бюро этого у меня вот он, записан.

Бабушка достала из кармана бумажку и показала Славке.

— Сейчас еще раз попробую набрать.

Она постучала по телефонным кнопкам. Ответом ей были длинные гудки.

Видишь, там никого нет. — Бабушка положила трубку и вдруг воодушевилась: — Ничего страшного, сейчас мы еще один номер телефона найдем. Ирочка буклет принесла, там они все значатся. Она же все, что оттуда приносила, у меня оставляла, чтобы отец не видел и лишний раз не расстраивался. А я, дура такая, не смогла ее отговорить, отпустила неизвестно куда.

Да где же этот буклет-то? — вдруг точь-в-точь, как чуть раньше Ольга Ивановна, воскликнула бабушка. — Вот здесь же он лежал, в тумбочке! Надо было мне, глупой, все переписать на отдельную бумажку. Но думала, зачем это делать, раз в буклете напечатано. Странно, странно… Может быть, мама твоя их убрала? Придет — спрошу. А то уж и не знаю, где искать.

Мария Андреевна прекратила поиски и задумалась.

— Да, наверное, твоя мама взяла. Иначе куда он мог деться? Не иголка же? Хотя зачем он ей, — тут же усомнилась она и спохватилась: — Ты ж у меня голодный! Идем, я тебе суп налью.

Славке все это показалось очень и очень подозрительным, но он ничем не выдал своих чувств.

Баб, — спросил он, откусывая хлеб, — а где хоть эта контора-то находится, ты знаешь?

Знаю, — снова воодушевилась бабушка. — Это на шоссе Энтузиастов. Там институт какой-то, он свои помещения разным организациям в аренду сдает. Ирочка мне подробно рассказывала, как они с Танюшкой туда вместе ходили. Номер дома-то я не знаю, а найти несложно, он от метро недалеко, она мне сама говорила.

Внезапно старушка резко выпрямилась:

Вот что. Я сама туда поеду и все выясню.

Сейчас? — Славка посмотрел на часы. — Бабушка, уже пятый час. Ты же не знаешь, когда у них рабочий день заканчивается. Давай лучше я завтра туда съезжу сразу после школы.

Один? Так далеко? — испугалась Мария Андреевна.

Я же уже большой, ты, наверное, забыла, что мне почти четырнадцать. И потом, я с собой Ромку позову или еще кого-нибудь.

Сказав про Ромку, Славка тотчас подумал, что теперь новый друг уж точно усмотрит в этих странных исчезновениях козни преступников. Но он и сам не мог подыскать иного объяснения столь странным событиям.

Да, ты прав, сегодня уже поздно ехать, — согласилась бабушка. — Ну что ж, потерплю до завтра. Ты уж только подробно все узнай, хорошо?

Должно же это бюро держать с девушками связь, с их руководителем, который их туда повез? А я пойду еще, поищу этот проклятый буклет. Куда ж я его засунула? Вот склероз проклятый!

Бабуль, — крикнул ей вдогонку Славка, — американские ученые недавно открытие сделали: от склероза очень шоколад помогает. Он какие-то там бляшки в сосудах растворяет. Тебе лечиться нужно, а мне профилактика не повредит.

Хорошо, дам я тебе на шоколадку, — ответила бабушка, все еще где-то роясь и что-то бормоча себе под нос.

Славка поел и решил не откладывать дело в долгий ящик. Он подошел к телефону и набрал Ромкин номер. Услышав голос нового друга, он спросил:

Ты не мог бы завтра со мной в одно место съездить? После уроков?

Мог бы, наверное, — проговорил Ромка, припоминая, какие у него на завтра планы. — А зачем и куда?

Да тут, понимаешь, такое дело. Бабушка за Ирку волнуется, мою двоюродную сестру, ну, дочку дяди Андрея. И до фирмы не может дозвониться, которая ее за границу отправила, а теперь и все телефоны этой фирмы почему-то пропали.

— Как пропали?

Славка перетащил телефон в свою комнату, чтобы Мария Андреевна не могла слышать их разговор, и подробно рассказал Ромке о пропавшем буклете и бабушкиных тревогах.

Вот видишь, — воскликнул Ромка, — значит, их украли те люди!

А может, это бабушкин склероз. Правда, и у Ольги Ивановны странные вещи творятся.

У какой Ольги Ивановны?

У Танькиной тетки, с восьмого этажа. Танька с Иркой уехали вместе, — пояснил Славка.

И ты еще сомневаешься? Узнай у бабушки, когда она последний раз видела то, что у нее пропало. А ехать-то далеко?

Далековато вообще-то. На шоссе Энтузиастов. Знаешь, где это?

Найдем, — уверенно сказал Ромка.

Ром, а куда это вы завтра собрались? — спросила Лешка, слышавшая весь разговор.

Искать одну фирму. Славке нужно.

Я с вами, — заявила девочка, и Ромка не стал возражать. Он знал, что и Славка не будет против, и ему самому, оказывается, с сестрой вовсе не скучно. Надо же, Лешка, выходит, уже не маленькая и котелок у нее варит. Но где же теперь искать этих двух преступников? Как?

Размышления Ромки прервал еще один телефонный звонок.

Алло, алло, — раздался знакомый с детства голос. — Рома, это ты?

Я! — радостно крикнул Ромка и шепнул Лешке:

Зови маму, это Эля! Мы тебя ждем, — сказал он в трубку. — Ты когда приедешь?

Завтра вечером. Я уже в Европе. Что вам привезти из Парижа?

Ромка как раз и надеялся именно на такой вопрос. Он заговорил быстро, чтобы не слышала Валерия Михайловна:

Если тебе не трудно, если сможешь, конечно, то привези мне, пожалуйста, маленький диктофон. Он мне очень нужен… Если не трудно, конечно.

Не трудно, — засмеялась Эля. — А Лешке что?

Лешка, тебе что нужно? Из Парижа? Говори быстро. — Ромка сунул сестре трубку.

Лешке тоже не пришлось долго думать.

— Часы, — выпалила она. — С блестящим циферблатом, с ободком таким. Ох, я название забыла. Большие такие, в общем.

Тут подошла Валерия Михайловна и отобрала у дочери трубку.

И не стыдно выпрашивать подарки? Воспитанные дети должны говорить, что им ничего не надо.

Так то ж воспитанные, — засмеялся Ромка. — Она уже завтра приезжает. Слышь, Лешка, вечером.

Ему было совсем не стыдно. Эля хоть и была маминой подругой, но они с сестрой с полным правом считали ее и своей тоже. Они выросли, можно сказать, у нее на руках, были с ней на "ты" и поверяли ей все свои детские секреты. До тех пор, пока она не вышла замуж за американца и не уехала в Штаты. Но Эля ничуть не изменилась, во всяком случае, если судить по частым телефонным разговорам и одному приезду в Москву три года тому назад.

Значит, завтра нужно успеть вернуться к ее приезду, — шепнул мальчик сестре.

Ром, а зачем тебе диктофон? — спросила Лешка.

Как зачем? Для писателя вещь необходимая — диалоги всякие там записывать. Да и мало ли зачем он еще пригодится? Можно записать, например, как со мной физичка разговаривает, а потом маме дать послушать. Чтобы она поняла, как ко мне несправедливо в школе относятся.

Глава IV ПОДОЗРЕНИЯ ОПРАВДЫВАЮТСЯ

На другой день после уроков друзья сразу направились к метро. — Только давайте быстрее, — поторопил Ромка ребят. — К нам сегодня Эля приезжает.

Откуда? Кто такая? — на ходу спросил Славка.

Из Америки. Мамина подруга. И наша тоже.

Клевая тетка. Она в кино работает. В Голливуде.

Снимается? — ахнул Славка.

Нет, по бизнесу, фильмы продает, контакты налаживает, контракты заключает. Вроде так. А еще в Канны на кинофестивали ездит и во всякие другие места. Сейчас она, например, в Париже.

Здорово! Вот счастливая! Наверное, многих артистов знает.

Ага! Чака Норриса уж точно. И Джима Керри.

А Эдди Мэрфи?

Не знаю. Приедет — спросим.

По дороге Славка еще раз в подробностях рассказал о своем вчерашнем визите к Ольге Ивановне и о том, как бабушка тоже не смогла найти буклеты, которые ей принесла Ирка из бюро по трудоустройству.

Выйдя на станции метро "Авиамоторная", ребята довольно быстро нашли здание НИИ, который занимал теперь один этаж вместо прежних девяти. Остальные восемь заполняли многочисленные офисы.

— Вроде бы других институтов поблизости нет, — констатировал Славка. — Значит, этот. Зайдем, узнаем?

А как фирма называется? — спросил Ромка.

Агентство МСД-кадры". Так бабушка сказала. Нам и надо всего-то: найти директора или кого-нибудь еще и спросить, как дела у той группы, что на Мальту поехала. И больше ничего.

Друзья открыли тяжелую дверь и увидели мужчину в наполовину стеклянной будке. Перед будкой была вертушка, но люди проходили мимо, толкая ее рукой, и никто их не останавливал и не просил предъявить пропуск.

Ромка тоже было шагнул вперед, а Лешка со Славкой замешкались.

— Вам чего, ребята? — спросил мужчина из своей будки.

Славка подошел к окошку:

Нам фирма нужна. "МСД-кадры". Она занимается трудоустройством людей за границей. Нам сказали, что она здесь находится, кажется, на пятом этаже.

Находилась, — поправил мужчина. — Съехали они.

Как это — съехали? — не понял Ромка.

Обыкновенно. Может быть, аренду не потянули. Кто ж их знает? — зевнул мужчина.

И куда же нам идти? Где их можно теперь найти? — опешил Славка.

Понятия не имею! Они нам не сообщили. Которые хотят, чтобы их нашли, нам говорят телефон или записку вешают, — мужчина указал на доску объявлений на стене напротив, — а которые не хотят — нам не докладывают.

Ой, а что же нам теперь делать? — вырвалось у Лешки.

Не знаю. Разве что у бабы Вари спросить, может быть, она в курсе.

Мужчина высунул голову из окошка и крикнул:

— Баб Варь! Поди сюда!

Из дальней комнаты в конце коридора выскочила маленькая сморщенная старушка.

— Баба Варя у нас — энциклопедия, — пояснил мужчина. — Все про всех знает.

Старушка приблизилась к ребятам:

Вы меня спрашивали?

Баб Варь, — ответил за них мужчина, — они агентство ищут. С пятого. Куда девки шастали.

Где оно теперь, не знаешь?

Баба Варя покачала головой:

Без меня съезжали-то, я не видела и даже не знала, что они вообще куда-то переезжать надумали. Говорят, в одночасье погрузились — и нету их.

Два стола в комнате оставили. Пустых. Полы даже за собой подмели.

А директор этого агентства не оставлял вам случайно свой домашний адрес или телефон? — спросил Славка.

Нет, милок, не оставлял. А вы по справочной-то попробуйте его отыскать, — подсказала баба Варя.

Для этого, — компетентно пояснил Ромка, — нужно знать имя, фамилию, отчество и год рождения. Мы с мамой так одного ее знакомого искали, я отлично помню.

Бабушка сказала, что его Максимом Григорьевичем зовут, — вспомнил Славка, — а остальное мы не знаем.

А это я знаю, — обрадовалась баба Варя, — зовут его верно, Максим, а фамилия — Мальцев.

Я всех новеньких всегда спрашиваю, как их звать-величать, а то как же — сидеть и не знать, кто мимо тебя ходит. Нет, надо, чтобы было что отвечать, когда тебя спрашивают, вот как вы, например. Да зачем он вам нужен-то?

Сестра его, — указал Ромка на Славку, — заграницу от этой фирмы уехала. А его послали справки навести. Она не звонит давно, ее отец с бабушкой беспокоятся очень.

И зачем люди в эти заграницы ездют? — вздохнула баба Варя. — А этому Мальцеву тридцать два года, да, — вдруг встрепенулась она.

Откуда ты знаешь, баб Варь? — заинтересовался мужчина.

Да как же! Он тут один раз с шампанским шел и меня шоколадкой угостил. Я и спросила, уж не день рождения ли у него, а он ответил: тридцать два стукнуло. Месяца два назад это было. Вот и все, что я знаю. Он тут был-то всего ничего, как следует мы не успели с ним познакомиться.

А помощники, сотрудники были у него? — спросил Ромка.

Ходили тут всякие, а зачем, кто их знает.

Мы теперь фамилии спрашиваем только у тех, кто у нас ключи оставляет, а он их, кроме одного случая, всегда с собой брал. Даже уборщица к ним не ходила. Так что кому он ключи давал — не знаю. И кто с ним работал, кто нет — тоже. Вроде ходила одна девушка, светленькая такая, но я не уверена, что к нему.

Ясно, что ничего не ясно, — вздохнул Ромка, поблагодарил бабу Варю и подтолкнул к выходу Славку, застрявшего на месте с растерянным видом. — Время еще есть, поехали в справочную.

Я один такой киоск на Курском вокзале знаю, мы там с мамой были.

Славка взглянул на часы.

Уже четыре, — сказал он. — А когда к вам ваша Эля приезжает?

В семь. Или а восемь. Точно не знаю, но не раньше семи, — ответил Ромка. — Так пошли?

Совсем нет времени книгу писать, — пожаловался он Лешке, когда они уже сидели в гремящем вагоне, направляясь в сторону "Курской". — А теперь и вовсе не будет.

Славка безучастно смотрел в окошко.

А ты уже придумал, о чем напишешь? — шепнула Лешка.

А мне и думать некогда, ты же видишь, то одно, то другое…

Но это все как раз тебе может пригодиться.

Ты посмотри, какой сюжет разворачивается!

Только на это и надеюсь.

Кроме того, мы должны помочь Славке.

Ага. Жалоба Чейтса гласит: "Если вы помогли другу в беде, он наверняка вспомнит о вас, когда окажется в беде снова", — процитировал Ромка свой любимый "Закон Мэрфи".

Ну как ты можешь так говорить! — возмутилась Лешка.

Это к слову, я просто так сказал, по привычке. Я ведь так рад, что мы со Славкой подружились. И мне самому очень хочется узнать, чем все это дело кончится. Только оно какое-то непонятное.

В справочном киоске на Курском вокзале, как ни странно, была совсем небольшая очередь, и ребята быстро получили адрес Мальцева.

Это совсем недалеко, на Новослободской! — воскликнул Ромка. — Я был в том районе. Это вам не какое-нибудь там Митино или Кунцево, мы мигом смотаемся. Давайте прямо сейчас съездим, не откладывая. Ты согласен? — обратился он к Славке.

Я и просить об этом боялся, — обрадовался тот. — Вы и так много времени на меня угробили.

Но хорошо бы все сразу узнать, чтобы бабушку успокоить.

Только пирожков купим, — сказал Ромка. — И мороженого, а то я от голода сейчас помру.

Вместо пирожков друзьям попались горячие хот-доги с ярко-красным кетчупом. Ребята скинулись и купили по две порции на каждого, а в соседнем киоске еще и по мороженому.

Так бы каждый день питаться! — восторженно заявил Славка.

А наша мама говорит, что это отрава, — ответила Лешка, с наслаждением откусывая теплую сосиску.

Эля приедет, нас куда-нибудь сводит, и мы на весь год наедимся такой отравы. Я бы ее каждый день ел, — мечтательно проговорил Ромка. — Однако мы должны спешить к этому Мальцеву, а то домой не успеем вовремя.

Искомый дом находился совсем недалеко от метро.

Так прямо зайдем и спросим, как дела в группе, с которой Ирка с Танькой поехали? — спросил Славка.

А почему нет? — вскинул брови Ромка. — Так и спросим. Даже если фирма развалилась, они все равно должны отвечать за своих клиентов.

Подъезд был с кодовым замком, однако ждать пришлось недолго. К двери подошла девочка с карликовым пуделем и набрала код. Ребята зашли вместе с ней в подъезд, а затем в лифт.

Мне на седьмой, — сказала девочка.

Нам, наверное, тоже, — прикинул Ромка и уточнил: — Двадцать восьмая квартира ведь на седьмом этаже?

Да, — ответила хозяйка пуделя и спросила: — Вы к папе?

— Если он Максим Григорьевич Мальцев, то к нему, — ответил Ромка.

Так зовут моего папу, — подняла глаза не знакомка.

А он дома?

Дома. Сейчас я его позову. Папа, папа! — крикнула девочка, открыв дверь квартиры. — К тебе ребята пришли.

В прихожую вышел невысокий полноватый мужчина,

Мы к вам, — сказал Славка. — Вы — Максим Григорьевич Мальцев?

Он самый, — подтвердил мужчина.

Извините за беспокойство, за то, что пришли к вам домой, но вас нет на работе, а мы хотели узнать, как нам связаться с группой, которая уехала на Мальту, а то Ира Стеклова, это моя сестра, не звонит давно, бабушка волнуется, — в один присест выпалил мальчик и требовательно посмотрел на мужчину.

— Какая Мальта, какая Ира? Ничего не понимаю, — воскликнул тот.

Как какая? Вы же сами направили ее туда!

Вы разве не директор агентства по трудоустройству за границей?

Я учитель, а не директор, — ответил мужчина. — Вы, видно, ошиблись. Почему вы пришли именно ко мне?

Потому что нам дали ваши координаты в справочном киоске. Вот, смотрите. — Славка протянул мнимому директору бумагу. — Видите?

Здесь написано: "Мальцев М.Г.". И еще адрес. Ваш.

Мужчина пожал плечами:

Ничем не могу помочь.

А где же нам теперь найти директора? — спросила Лешка, заметив, как огорчился Славка.

Я не знаю. Наверное, в справочной ошиблись.

Не может быть, — развел руками Ромка. — Там был один такой адрес.

Максим, ты разве забыл? — из кухни вышла молодая женщина, вытирая руки о передник. — Ты ведь в прошлом году паспорт потерял. Или его у тебя украли. Должно быть, им воспользовались какие-нибудь мошенники.

Все может быть. Проходимцев у нас пока еще хватает, — вздохнул мужчина и посмотрел на ребят: — А вам я советую обратиться в милицию.

Спасибо, мы так и сделаем, — убитым голосом проговорил Славка, представляя себе, как теперь расстроятся и бабушка, и дядя Андрей, и мама с папой.

Мужчина захлопнул за ними дверь.

Ну что ж, теперь уж точно едем домой, — потупился Славка. — Спасибо за то, что потратили на меня столько времени. — Мальчик перевел глаза с Лешки на Ромку и тихо спросил: — Что же теперь делать?

Скажешь родичам, пусть они сами решают, — ответил Ромка, а сам снова принялся думать, как теперь искать таинственное агентство и

что за всем этим кроется. Теперь было ясно, что все это непонятное дело каким-то образом связано со Славкиной сестрой.

В вагоне метро Славка вновь сидел задумавшись, а потом воскликнул, глядя прямо перед собой:

Ну не могли же они обе заболеть склерозом!

О чем ты? — вскинул Ромка брови.

Я о бабушке и об Ольге Ивановне.

Конечно, не могли. Значит, эти бумажки действительно стырили, потому что в них скрыта какая-то тайна. Может быть, телефон этого директора? Но тогда зачем он его на них печатал, если заранее знал, что ему придется скрываться?

А может быть, бабушка уже отыскала этот буклет? — предположил Славка. — Как только приеду, сразу у нее спрошу. И Джим уже меня заждался. С ним давно пора гулять.

Ой, Ромка, Эля небось уже приехала! — выходя из вагона, взглянула на часы в вестибюле станции метро Лешка. — Бежим скорее.

Запыхавшись, брат с сестрой вбежали в свой подъезд и вызвали лифт. В лифте хорошо пахло.

— Ромка, это Элиными духами пахнет, "273" они называются. Помнишь этот запах? — воскликнула Лешка.

Ромка смешно пошевелил ноздрями и кивнул.

Эх вы! — увидев детей на пороге, укоризненно покачала головой Валерия Михайловна. — Где вас черти носят? У меня нет слов!

Зато у меня есть, — воскликнула Эля, выскочив из комнаты навстречу ребятам. Она схватила ребят в охапку и чмокнула Ромку в левую, а Лешку в правую щеку.

Какие большие! И, кажется, наконец-то дружные. Не деретесь больше?

Ромка с Лешкой переглянулись. И впрямь они сдружились, сами того не заметив.

— Вам привет от Инночки. Она вам тут кое-что передала. И я кое-что купила. Идите сюда.

Дети ринулись за Элей в комнату. Гостья полезла в огромный чемодан и выдала каждому по большому пластиковому пакету. В Ромкином, кроме вожделенного малюсенького диктофона, были футболки, бейсболка, пара новых компьютерных игр, куча жвачек, каких в Москве Ромка не видел, маркеры, фломастеры, конфеты. Содержимое Лешкиного пакета было не менее интересным. Первым делом она отыскала в нем часы. Они были немножко не такие, как у Ленки, но, пожалуй, ничуть не хуже. А еще там были шорты, джинсовый комбинезон, который, разумеется, захотелось немедленно примерить. Девчонка кинулась в комнату родителей.

Классный прикид! — выходя обратно и оглядывая себя в зеркало, восхищенно произнесла она и тронула Элю за плечо: — Спасибо тебе.

Спасибо, — проникновенно повторил вслед за сестрой Ромка. Он сидел и мучился, не зная, как дать Эле понять, насколько он ей благодарен.

Я рада, что угодила вам, — улыбнулась гостья, выкладывая из чемодана всякую всячину: факс, кучу видеокассет, кипу цветных журналов и еще много всего нужного для ее работы.

Компьютер я не стала брать, знала, что смогу воспользоваться вашим, — сказала она Ромке, увидев, что тот за ней наблюдает.

Конечно, — кивнул мальчик.

Я здесь буду очень занята, дел у меня невпроворот, но постараюсь и вам уделить немного времени. Вы от меня не отвертитесь. — Эля шутливо погрозила детям пальцем. Энергии у нее было хоть отбавляй.

Я по утрам бегаю и здесь не хочу изменять этой привычке. Будете бегать со мной вместе?

Уу… — протянул Ромка, но Лешка воодушевилась:

А почему нет? Особенно если со Славкой и Джимом. Это наш друг и его собака, — пояснила она Эле.

— Может быть, — нехотя пробасил Ромка.

Гостья снова умилилась:

Нет, ты посмотри, какой большой! Но я еще посмотрю, чем вы тут питаетесь, и приучу вас к здоровой пище. Лера, чем ты их кормишь по утрам, например? — обратилась она к подруге.

Они сами кормятся. Бутербродами. С колбасой. А сегодня они вообще ничего не ели. Ты же видишь, только явились.

Неправда, мы ели, — возразил Ромка. И очень даже хорошо, — подтвердила Лешка.

И что же вы ели? — поинтересовалась Эля.

Хот-доги с мороженым, — вызывающе глядя на мать, ответила Лешка.

Вот-вот, — вздохнула Валерия Михайловна. — Твоя Инка тоже так питается?

Всяко бывает, но по утрам она вместе со мной ест поридж и пьет соки. И вы тоже будете так завтракать, пока я здесь, а потом и сами привыкнете.

Ромка, что такое поридж? — прошептала Лешка.

Каша геркулесовая, — ответил ее брат, и оба скорчили мину.

Так, завтра у меня митинг на канале, потом митинг с Шестаковым, а вот послезавтра во второй половине дня я свободна и мы можем пойти в Третьяковку. Или в Музей имени Пушкина. Да, правильно, именно в Пушкинский. Я ведь еще не видела храм Христа Спасителя. Значит, пойдем вместе? — Эля взглянула на ребят.

Лешке не очень хотелось идти в музей, но отказать ей она не посмела и потому согласно кивнула головой и толкнула Ромку в бок.

Угу, — покорно ответил брат.

Вот и отлично, — сказала Эля.

Эй, — встрепенулась вдруг Лешка. — Ты что, сюда на митинги приехала?

— Ну да. Это же составная часть моей работы.

Ромка от удивления открыл рот, но промолчал. Лешка представила себе, как Эля с мегафоном в руке произносит с трибуны всякие речи.

И ты не боишься?

Когда как. Завтра, например, боюсь, так как у меня очень важный митинг на канале.

На канале? Л если тебя убьют? — вообразила самое худшее Лешка. — На митингах всякое бывает…

— За что? — удивилась гостья. — Там хорошие люди. Другое дело — подпишут ли они контракт. И на каких условиях. Если нет — я зря сюда ехала.

Ромка посмотрел на ошеломленную Лешку и захихикал. Поднаторев в компьютерных играх, он неплохо знал английский.

Балда, — пихнул он сестру локтем. — Митинг — по-английски "встреча". Всего-навсего.

Она идет встречаться с разными людьми на телевизионный канал для того, чтобы подписывать свои контракты. Поняла, дурында?

Я и сама вспомнила, подумаешь, — хмыкнула Лешка.

Эля снова полистала свой блокнот:

— Да, пожалуй, я этот митинг пока отложу.

К нему надо получше подготовиться. И морально, и предварительно поговорив с другими людьми.

Выходит, что днем я завтра свободна. Так идем в музей? Окей?

— Окей, — ответил Ромка.

Ну и договорились.

За стол! — скомандовал Игорь Викторович. — Не обедали, так хоть поужинаете. Руки-то мыли? — И он подтолкнул детей к ванной комнате.

Ромка с Лешкой, помыв руки, уселись за празднично накрытый стол и в который раз услышали историю о том, как их мама и Эля познакомились в пионерском лагере, когда им было по двенадцать лет, а Игорь, их папа, учился в Элином классе и называл их дылдами, потому что сам до десятого класса был маленьким и они его за человека тогда не считали.

Позовем в субботу Сашку, Майку, Наташку, — сказала Валерия Михайловна. — Олега еще.

Эль, а ты знаешь, Владька-то Кораблинов теперь в МИДе работает. Помнишь, как мы к нему на дачу ездили? А теперь Ромка с Лешкой туда ездят с сыном его, Артемом. Он с Ромкой в одном классе учится.

Давай и Владьку позовем. Он на ком женился-то? На Ленке из "Б? Помнишь, как они дружили?

Нет, — ответила Валерия Михайловна, — у него совсем другая жена, Людмила. Он с ней на четвертом курсе познакомился.

Ромка с Лешкой поели и выскочили из-за стола.

Послушай, — сказал Ромка и вытащил из кармана свой диктофон. Он нажал кнопку, и Лешка услышала: "У него совсем другая жена, Людмила, он с ней на четвертом курсе познакомился".

В натуре, да? Включаешь и записываешь, и никто ничего не подозревает.

Подумаешь, удивил, — скривилась Лешка. — Да в каждом кино и в каждой книжке еще и не такие подслушивающие устройства встретишь. Помнишь фильм "Все без ума от Мэри"? Там этот, как его, не помню, сидит себе в машине рядом с домом и слушает, о чем тетки в своей комнате на втором этаже говорят.

Так то в кино, а то в нашей, реальной жизни. Мне лично и этого пока достаточно. — Ромка посмотрел на часы и тяжело вздохнул: — Ох, уже и алгебру некогда, можно сказать, делать. Сегодня день какой-то ненормальный. И директора этого не нашли. Значит, он и в самом деле проходимец, вернее, преступник самый что ни на есть настоящий.

Может быть, милиция поможет? — спросила Лешка.

А чем она может помочь? Никакого преступления пока не совершено, вернее, не доказано, что оно совершено.

А давай спросим у Славки, нашла ли его бабушка свою бумажку.

Лешка кинулась к телефону. Вернувшись назад, она развела руками:

Не нашла.

Значит, пора за это дело браться мне, — заявил Ромка.

И как?

Надо подумать. Все тайное в конце концов становится явным — закон разоблачения.

Глава V НЕЧАЯННАЯ ВСТРЕЧА

Ходить по Москве с Элей было утомительно, но интересно. В первую очередь потому, что она с удовольствием выполняла любые желания брата с сестрой, будь то мороженое, или жвачка, или пепси, или даже хот- дог. До храма Христа Спасителя они тащились пешком от Смоленской площади, осмотрев сначала Арбат и все, что на нем делается. Эля сказала, что по-настоящему интересно на Арбате было лет десять назад, но Лешка и сейчас любила здесь наблюдать за работой художников и рассматривать всякие картины и украшения. "Хорошо хоть, — думала она, — с Элей утром бегать не пришлось". Гостья сама перенесла это мероприятие на завтра, так как порядком устала с дороги и еще не успела как следует акклиматизироваться. А Лешка набегалась утром в школе на физкультуре, и теперь ей очень хотелось где-нибудь присесть.

"А еще музей!" — тоскливо думала она, глядя на Ромку, который тоже еле ноги передвигал. Эля же от всего увиденного была в полном восторге.

— Смотрите, отсюда теперь Красные Палаты видны, — с восторгом воскликнула она, когда они остановились на углу Остоженки, и перевела взгляд на величественный храм Христа Спасителя. — Подумать только, мы с вашей матерью здесь купались, заводили интересные знакомства. В бассейне, — пояснила Эля, — который был на этом месте. А зимой от него шел пар и вода была как парное молоко. "Это было недавно, это было давно", — пропела она и предложила, указав на скамейку: — Давайте присядем. А потом пойдем дальше.

День был очень теплый, и Лешке снова захотелось пить. Словно угадав ее мысли, Эля сказала:

— Оленька, будь другом, пойди купи какой-нибудь водички.

Лешка огляделась по сторонам, увидела невдалеке лоток, взяла деньги и побежала. Ромка остался сидеть с Элей, увлеченно листая купленный по дороге "Компьютерный мир".

У лотка толпились люди. Лешка пристроилась в очередь за девушкой с длинными черными волосами, в красивом зеленом костюме и туфлях на высоком каблуке. Та протянула продавцу деньги, и девочка снова увидела на ее руке такие же часы, как у Ленки Шипиловой. Лешка более внимательно посмотрела на девушку и заметила у нее на щеке родинку. Лешка тут же вспомнила девицу, встреченную два дня назад у Славкиного подъезда, с такими же часами и такой же родинкой. А эта положила сдачу в кошелек, спрятала его в висевшую на плече сумочку, взяла банку кока-колы в правую руку, затем вдруг переложила ее в левую, а правую поднесла к уху, чтобы проверить сережку. Серьги были очень красивые, сверкающие.

"Наверное, бриллианты, — решила Лешка и заволновалась. — Это же она, она, та самая! Не может быть столько случайных совпадений! И как же теперь быть?"

Девочка быстро схватила три банки колы, бросила их в пакет и оглянулась. Незнакомка еще не ушла. Она явно кого-то поджидала, видимо, свою подругу. Лешка решила получше рассмотреть и ее тоже. Подруга была в очках и рядом с черноволосой красавицей выглядела весьма блекло.

"Серая мышь", — определила про себя Лешка.

В руках у девушки в очках была гроздь бананов.

— Пошли скорее, — сказала она черноволосой, — мы уже опаздываем. Ко мне должны клиенты прийти.

"Наверное, они где-то здесь неподалеку работают, — сообразила девочка. — Вот бы проследить за ними!"

К счастью, незнакомки пошли в ту сторону, где сидели Эля с Ромкой. Лешка подбежала к брату, схватила его за плечо и быстро зашептала на ухо:

Рома, вон, видишь, это та, ну, та, что из подъезда из Славкиного с мужиком вышла, на которого Джим налаял.

Ты уверена? — взволнованно спросил мальчик.

— На девяносто девять с половиной процента, — ответила Лешка и тут же быстро поправила себя: — Нет, на все сто! Что же делать, Ромочка, уйдет ведь, что же делать?

Ромка вскочил на ноги.

Надо за ней проследить. Я пошел. Я сейчас вернусь, — дотронулся он до Элиного плеча. Гостья расслабленно смотрела на храм. — Я сейчас вернусь, подождите, — повторил он и ринулся вслед за девушками.

Куда это он? — удивилась Эля.

— Он сейчас придет. Ему нужно. Он быстро, — не зная, что сказать, ответила Лешка и предложила, чтобы потянуть время: — Может быть, сходить за мороженым?

Рассказывать все Эле ей сейчас не хотелось. Мало ли что дальше будет? Хоть Эля и своя, а вдруг маме проболтается? А та, разумеется, тут же начнет придумывать всякие несуществующие опасности и запросто возьмет и ограничит их свободу.

— Сходи, — согласилась гостья.

Было видно, что ей нравилось так сидеть, подставив лицо под начавшее пригревать весеннее солнышко, и лениво вспоминать свою беспечную молодость.

— У нас уже жара, — сказала она, — а тут у вас просто кайф, как вы говорите.

Лешка принесла мороженое и стала расспрашивать об Америке и голливудских актерах. К сожалению, с Брюсом Уиллисом Эля не была знакома и знала о нем даже меньше, чем сама Лешка, — уж она-то достаточно начиталась о его бурной жизни во всяких журналах и газетах.

А на фестиваль в Канны ты поедешь? — спросила девочка.

Придется, — вздохнула американка. — Ты думаешь, большое удовольствие туда ездить? Работаешь и работаешь, и ничего кроме вокруг не видишь.

"Как же все в мире относительно, — подумала Лешка. — Мне бы туда, уж я бы все и всех увидела".

Когда вернулся Ромка, его порция мороженого чуть подтаяла. Он некоторое время преследовал девушек. Они завернули за угол, через квартал — еще за один, и через пару домов вошли в парадную дверь большой серой пятиэтажки. Но пока Ромка добежал до входа и попал внутрь, их уже и след простыл. Вахтер у входа не обратил на него никакого внимания. Тогда он решил пробежаться по зданию. Поднялся на второй этаж и открыл первую попавшуюся дверь с надписью "Редакция". Сидевшая за компьютером блондинка молча на него посмотрела. Ромка увидел, что из первой комнаты ведет дверь во вторую, а пройти туда, чтобы заглянуть внутрь, ему уже было неудобно. Он захлопнул дверь и понял, что если просто так заглядывать во все двери, то девушку эту можно и не найти, так как она может находиться в других, дальних комнатах.

"Как же лучше поступить? — раздумывал мальчик. — Снова подпасти ее на улице и проследить, куда она зайдет?" Но сейчас на это не было времени. Ромка выбежал из здания и вернулся назад к своим спутницам.

— Знакомого встретил, — на всякий случай бросил он Эле.

— Ну, как? — шепотом спросила Лешка.

Ромка молча поднял вверх большой палец.

Я предлагаю, — сказала Эля на радость обоим своим спутникам, — сходить в музей в следующий раз. Дело в том, что я совсем забыла о том, что мне должны звонить из Питера.

Едем домой? — возликовала Лешка.

И очень даже срочно! — Эля подхватила сумку, вышла на дорогу и подняла руку. Через несколько минут такси мчало их к дому. Брат с сестрой устроились на заднем сиденье, Эля — впереди.

Рома, так ты узнал, где она работает? — зашептала Лешка.

Почти, — ответил Ромка. — Запомнил дом, только в нем много всяких фирм, как и в том институте, где мы вчера со Славкой были, и в какой из них она работает, неизвестно. Понимаешь, там в каждом офисе по нескольку комнат и заглянуть во все невозможно. Придется, наверное, пасти ее на входе или на выходе, а потом каким-то образом выявлять ее связи.

Ты, Рома, стал рассуждать как настоящий сыщик, — похвалила брата Лешка. — Тебе не кажется, что мы немедленно должны рассказать обо всем Славке?

К новому другу даже не пришлось идти домой — он гулял во дворе с Джимом.

Славик, иди сюда, — замахала ему руками Лешка, выходя из машины. Но первым к ним подскочил Джим, вильнул хвостом и поприветствовал всех громким веселым лаем.

Ты кто? Как тебя зовут? — наклонилась погладить собаку Эля.

Это Джим. Правда, замечательный? — с гордостью за пса ответила Лешка.

Эля переспросила:

— Джим? "Дай, Джим, на счастье лапу мне", — нараспев произнесла она и, присев, протянула псу руку.

Джим склонил голову набок и подал ей левую лапу, потом, как бы опомнившись, сменил ее на правую.

Какой молодец! — воскликнула Эля и снова погладила пса. — А почему тебя так зовут?

Наверное, в честь Джима Керри, — предположил Ромка. — Ты ведь его знаешь? Эйс Вентура который, потом "Тупой и еще тупее"…

Но Славка отрицательно покачал головой:

Вовсе нет. Когда его домой принесли, папа тоже сказал: "Дай, Джим, на счастье лапу мне…"

А его как раз требовалось назвать на букву "Д", вот он и стал Джимом. Это Сергей Есенин написал.

Читал? — посмотрел он на Ромку.

Может, и читал, — смутился тот. — У нас есть его трехтомник.

Это стихотворение Есенин посвятил собаке Качалова. Был такой великий артист — Василий Иванович Качалов, — пояснила Эля.

Я знаю, — кивнул Славка.

Ну а раз вы такие начитанные, скажите мне, какой породы была собака у Качалова? — хитро посмотрела на ребят Эля.

Дети переглянулись. Ромка пожал плечами:

Может, я и знал, но забыл. А какой?

Сказать?

Скажи уж, — заинтересовалась Лешка.

А вот и нет, — ответила Эля. — Узнайте сами. У вас в школе бывают какие-нибудь кавээны или литературные викторины?

Ну, — кивнул головой Ромка.

Ну вот вам и вопрос на засыпку- Эля взглянула на часы и поспешила домой.

Узнаем, как же, — пробормотал ей вслед Ромка. — Так и кинемся. Нам сейчас совсем другое требуется узнать!

Славик, Славик, что мы тебе скажем, — подхватила Лешка.

Что? — насторожился Славка.

Мы встретили девушку, ту самую, которая тогда из твоего подъезда выходила и на "девятке" уехала с тем мужиком, на которого Джим лаял.

Грабительницу. Я ее сразу узнала, по часам и родинке, — зачастила Лешка.

Это правда? — Славка перевел взгляд с сестры на брата. — И где вы ее встретили?

У музея. То есть у храма. Короче, она работает недалеко от метро "Кропоткинская". — И Ромка подробно рассказал о том, как он проследил за девушками и узнал, в какой дом они зашли.

Юный сыщик обвел друзей взглядом: — Вам не кажется, что у нас появилась возможность установить связь между исчезновением директора бюро, пропажей бумажек у твоей, Славка, бабушки и у вашей соседки и похищением Джима? Может быть, тогда мы сможем понять, куда подевалась твоя сестра, — добавил Ромка. — Пока что я уверен в одном — они увели Джима для того, чтобы пробраться в вашу квартиру и украсть буклет.

Допустим, — сказал Славка, — они украли Джима, чтобы залезть в нашу квартиру. Но почему же тогда они не влезли заодно в тот же день и к Ольге Ивановне, а приходили еще раз, когда Джим уже нашелся?

Услышав свою кличку, Джим громко тявкнул, и его хозяин бросил вдаль палку. Пес кинулся за ней.

Совсем мало бегает, — огорченно проговорил Славка, — экстерьер скоро ухудшится.

А у нас с Лешкой — улучшится, — вспомнил вдруг Ромка, — потому что Эля по утрам нас бегать хочет заставить. Давайте бегать вместе?

Так зачем они снова приходили? — вернулся к разговору Славка и тут же хлопнул себя по лбу: — Ах да! Она же неделю болела и из дому не выходила. Вот они и ждали, когда квартира будет свободной.

Видишь, как элементарно, Ватсон, — толкнул его Ромка.

Но не дежурили же они всю эту неделю у ее дома? — продолжал рассуждать Славка.

А ты вот что, — воодушевился Ромка. — Чтобы на этой версии мы поставили точку, ты сходи к Ольге Ивановне и выясни, не было ли еще чего подозрительного на той неделе, когда она болела, и подробно расспроси, кто ей звонил и зачем.

Ладно, — согласился Славка и скрылся в подъезде. Джим ринулся за ним, но Ромка крепко схватил его за ошейник:

Подожди немного, твой хозяин сейчас вернется.

Минут через десять Славка выбежал обратно:

Она говорит, что больше ничего такого подозрительного не было.

А звонки? — нетерпеливо перебил его Ромка.

Звонки были. Почти каждый день. Когда она поднимала трубку, то на другом конце чаще всего молчали. И еще пару раз звонила какая-то Танькина подруга, назвалась Наташей. Она интересовалась, где находится Татьяна, и расспрашивала Ольгу Ивановну о самочувствии, а та все рассказала: и о своей болезни, и о том, когда к врачу идет. Эта Наташа еще обещала какое-то лекарство привезти, да так и не приехала.

Вот видите, — заключил Ромка, — Ольга Ивановна сама им и сообщила, когда ее дома не будет.

Да, — подтвердил Славка, — и было это как раз тогда, когда мы у подъезда стояли.

Значит, нам действительно необходимо следить за этой девушкой, — с энтузиазмом воскликнула Лешка.

А я о чем? Надо только продумать, как лучше всего провернуть это дело. Мы же не можем часами сидеть там под дверью, в школу как-никак ходить надо. И вообще это скучно и времени жалко.

Ты же сам говорил, что можно ее встретить в конце рабочего дня и проводить домой, — напомнил Лешка. — Или еще куда.

Говорил… — протянул Ромка. — Придется так и сделать. Но как бы с ней поближе познакомиться?

А знаете что? — Лешка даже подпрыгнула на месте. — Я гений! Я придумала. Я пойду туда, в тот дом, и буду там чем-нибудь торговать- Можно, например, косметикой,

Что? — удивился Ромка. — Ты? Торговать?

Ну да, чего это ты на меня так вылупился?

Сейчас почти все торгуют, сам, что ли, не знаешь?

А ты уже пробовала что-нибудь продавать? — спросил Славка.

Нет, конечно, — ответил за сестру Ромка. — Когда бы это?

Сама не продавала, — запальчиво возразила Лешка, — но прекрасно знаю, как это делается.

У нас в классе Людка Пронина очень часто помаду всякую девчонкам продает и даже тряпки кое-какие. У нее сестра — челнок. В Турцию ездит.

А я чем хуже Людки?

Говорят, к этому тоже способности нужны, — заметил Славка. — А где ты возьмешь-то ее, эту косметику?

В магазине, где же еще. Ее везде навалом.

Можно около школы в "Надежде" купить.

А если она свободно продается в магазине, то зачем ее люди будут покупать у тебя? — не понял Ромка.

Вот балда! Ведь я буду продавать ее дешевле, чем она стоит в магазине. И деньги у нас есть, Эля же нам с тобой дала. Или тебе жалко? — упрекнула Лешка брата.

Не жалко, — буркнул тот. — А много надо?

Давайте прямо сейчас зайдем в магазин и посмотрим, что там есть и почем продается, и тогда прикинем, сколько и чего мы сможем купить, — предложила Лешка.

Давайте, — поддержал Славка. — Вы идите, а я Джима домой отведу и вас догоню.

Вскоре он нашел сестру с братом в магазине Надежда", посмотрел на прилавок и свистнул:

— Вот это цены! Нам же надо много всяких штук купить, а тут один крем, причем самый дешевый, триста рэ стоит.

Лешка схватила его за руку и подвела к другому прилавку:

Ты совсем не туда смотрел. Это же французская косметика, очень дорогая. А нам нужно то, что подешевле. Вон, гляди, белорусские кремы всего по тридцать рублей, а я стану предлагать их, к примеру, по двадцать, лосьоны — по двадцать три, их можно загонять по шестнадцать.

Все равно убытки будут еще те, — вздохнул Ромка.

У меня тоже деньги есть, — торопливо проговорил Славка, — вы не думайте… Мне папа дал.

А мы и не думаем. Это я так просто сказал.

А деньги твои еще пригодятся, ты не беспокойся.

Я чувствую, нам еще предстоят большие траты.

Я тоже так думаю, — согласилась с братом Лешка.

Ну так что? — вытащил деньги из кармана Ромка. — Покупаем?

Давай лучше завтра, — ответила Лешка. — А то вдруг дома увидят и начнут спрашивать, что да зачем… Завтра после школы зайдем и купим.

А кстати, я могу завтра раньше из школы слинять. У нас последний урок — физкультура.

А вы? — Было видно, что Славке тоже не терпится начать расследование.

Я тоже уйду с истории, — ответил Ромка. — Я, правда, обещал маме больше никогда не пропускать занятия после одного случая, но что поделаешь…

После какого случая? — заинтересовался Славка.

Да так, — махнул рукой Ромка.

А он вместо школы в прошлом году целую неделю в баню ходил- В сауну, — выдала брата Лешка. — С Валеркой из нашего двора.

А зачем ты туда ходил? — удивился Славка.

Как зачем? Там же лучше, чем в школе!

Кайф сплошной. Паришься, болтаешь ни о чем… — с неопровержимой логикой ответил мальчишка и с укором посмотрел на сестру: — А ты меня заложила, ослиха!

Я честно нечаянно. Я хотела у него ручку взять, в сумку полезла, а там полотенце мокрое вместо учебников. Я и спросила, зачем оно ему — мы тогда в разные смены учились, — а мама услышала, ну и началось…

Да уж, поучиться методам дедукции у предков надо: мигом все вызнали, — вспомнил свою несладкую жизнь после веселых банных дней Ромка. — Все равно завтра уйду с истории.

А у меня труд, — сообщила Лешка. — Смыться раз плюнуть.

Ну и отлично, — заключил ее брат. — После школы заходим в магазин — и вперед, в разведку!

Глава VI ЛЕШКА — ЧЕЛНОК

Лешке вскоре стало казаться, что она несколько переоценила свои коммерческие способности. Уже на другой день с раннего утра ее начал мучить жуткий страх. На самом-то деле она не представляла себе, как это она пойдет невесть куда и будет что-то кому-то предлагать купить. И этот страх настолько мешал ей воспринимать окружающее, что она даже не услышала, как ее вызвали отвечать на уроке литературы. А когда соседка по столу толкнула ее в бок, Лешка встала, попросила повторить вопрос и, разумеется, перепутала всех персонажей "Ревизора".

— Что это с тобой сегодня, Ольга? — спросила учительница. — Совсем на тебя не похоже.

— А она влюбилась! — заорал с места Сашка Лосев.

В другой раз Лешка Сашкину реплику ни за что бы без ответа не оставила, уж по кумполу ему книжкой или сумкой точно бы досталось. Но сегодня ее мысли были настолько заняты предстоящим делом, что она вообще не обратила на Лося никакого внимания, а молча вернувшись на свое место, села и снова уставилась в одну точку.

Сашка, заметив, что Лешка никак не реагирует на его реплики, покрутил пальцем у виска и оставил девчонку в покое.

Однако перед Ромкой со Славкой будущая продавщица косметики ничем не выдала своего волнения. Сбежав с последних уроков, друзья устремились в магазин. Там Лешка выбрала восемь различных белорусских кремов, шесть лосьонов, четыре помады, попросила аннотации к каждому товару, решив ознакомиться с ними по дороге, и аккуратно сложила все в пластиковый пакет.

— А ты будешь носить мои учебники, — велела она Славке, передавая ему свой маленький рюкзак из кусочков цветной кожи, который легко уместился в его большой сумке.

Еще утром Лешка оделась как можно проще: в джинсы, старый свитер и куртку, в которой ходила еще в прошлом году. А в вагоне метро приступила к репетиции своей будущей роли.

Я — девочка из бедной семьи, нам очень нужны деньги, — проговорила она тихонечко.

Ты что там бормочешь? — удивился Ромка.

В образ вхожу, не видишь, что ли? Перевоплощаюсь.

А если тебя кто-нибудь спросит, где ты берешь косметику, что ты ответишь? — Ромка все еще боялся, что сестра провалит все дело и только деньги зря пропадут.

Скажу, что сестра из Минска привозит.

К тому же у меня вот еще что есть. — Лешка достала из кармана куртки красивую коробочку.

Что это? — спросил Славка. — Тоже крем?

Ага. Эля маме привезла.

И ты его тоже продашь по дешевке? — испугался Ромка. — А мама что скажет?

А я его не стану продавать. Я на него такую цену загну, что никто по купит. Но ведь должна же быть у меня приманка для крутых теток! Ведь та, которую мы ищем, на белорусскую косметику вряд ли клюнет, — со знанием дела объяснила Лешка.

В это время поезд остановился, и в вагон с трудом втащила две огромные потрепанные клетчатые сумки раскрасневшаяся и вспотевшая от тяжелой ноши женщина. За спиной у нее была еще одна сумка. Женщина подтащила свою поклажу к освободившемуся месту и села, тяжело вздохнув. Сидевший рядом мужчина недоброжелательно на нее покосился. И в это же время в вагоне появилась девочка лет восьми. Она дотронулась до плеча мужчины и молча протянула ему руку, выпрашивая подаяние. Тот брезгливо поморщился и отвернулся, а девочка как ни в чем небывало подошла к следующему пассажиру. Лешке стало очень жаль их обеих: и женщину, и эту девочку.

"Скоро я тоже буду похожа на них, — подумалось ей. — Значит, и на меня будут смотреть с таким же пренебрежением и жалостью? Какое счастье, что я этим стану заниматься понарошку, а не взаправду!" И она, словно ища защиты, поближе придвинулась к Ромке. Тот, похоже, разгадал ее мысли и шепнул:

Не бери в голову!

Послушайте, — завладел вниманием брата и сестры Славка, — а когда мы найдем эту тетку, что мы дальше-то будем делать?

Потом видно будет. Одна ниточка часто ведет к другой. Может быть, тот мужик, на которого Джим кинулся, тоже там работает? — рассудительно ответил Ромка и коснулся руки сестры. — Ты уж там разузнай побольше всякого такого, ладно?

На улице, где стояла серая пятиэтажка, прохожих было немного. Напротив дома, через дорогу, росло большое дерево.

Может быть, вы здесь меня подождете? — предложила Лешка. — Я пошла. Пока.

Удачи тебе, челнок, ни пуха, — как смог, подбодрил ее Славка. В ответ она немножко помедлила, а потом, обреченно махнув рукой, вбежала в парадное.

Откуда-то из-за дома выехала машина и пронеслась мимо.

— Там у них стоянка, — догадался Ромка. — Лешку ждать долго, а потому, не теряя времени даром, надо все вокруг хорошенько обследовать.

Пойдем туда, — указал он другу в сторону открытых ворот.

А Лешка вошла в вестибюль и быстро прошла мимо вахтера, который даже не посмотрел в ее сторону. Девочка сочла это за добрый знак, зашла в лифт и решила начать обход сверху, как тогда, когда они с Ромкой обследовали Славкин подъезд. Но тогда не было страшно нисколько, а сейчас ноги стали ватными.

в И почему я сейчас так боюсь? — спросила она себя и сама же ответила: — Потому что тогда я была с Ромкой, а дел всего ничего — только выяснить насчет их гостей. А теперь… Ой, мамочка, как же страшно! А вдруг все догадаются, что я не настоящий челнок? Глупости, как они догадаются? А если выгонят? Ну и пусть выгоняют, подумаешь! И вообще, будь что будет!" — наконец решительно тряхнула девчонка головой и подошла к самой крайней двери, на которой было написано: "Квартирное бюро "Неолит".

Лешка набрала в легкие воздуха, зажмурилась, как перед прыжком в ледяную воду, и распахнула дверь. В комнате, куда она вошла, было множество людей. Одни сгрудились вокруг стола и что-то доказывали сидящему за ним человеку, другие стояли и сидели поодаль. На вошедшую никто не обратил внимания. Девочка постояла-постояла, потом подошла к двери направо и приоткрыла ее. Там люди окружили женщину, совсем не похожую на ту, которую она искала. Лешка спокойно закрыла эту дверь и заглянула в комнату с левой стороны. Там вообще никого не было. Девочка покинула квартирное бюро и облегченно вздохнула. Первый шажок был сделан, и ничего страшного не произошло.

Следующая фирма занималась новыми технологиями, о чем гласила надпись на ее двери. Лешка зашла внутрь. Вдоль стен стояли оконные рамы из пластика, ящики, на столах лежали куски то ли обоев, то ли картона и много всякой всячины, пахло краской. Молодой парень распаковывал один из ящиков.

Ты кого-то ищешь? — оторвался он от работы.

Я хотела спросить. Я… — пролепетала девочка и, набравшись храбрости, указала на боковую дверь. — Можно я пройду туда?

Пройди, — пожал плечами парень.

Лешка открыла дверь в другую комнату — видимо, приемную. Там стояли дорогие кресла, лежали журналы, среди которых девочка узнала недавно купленный ею "Интерьер". Потолок в офисе был дорогой, натяжной, синего цвета. За компьютером сидел мужчина, который даже не оглянулся на Лешку. Она тихо вышла, закрыла за собой дверь, пробормотала: "Я ошиблась", как бы про себя, но так, чтобы слышал парень в первой комнате, и выскочила из этого офиса.

В следующей комнате с прозаической надписью "Бухгалтерия" за столом сидела пожилая женщина. Она вопросительно взглянула на Лешку.

Вам нужна косметика? — выпалила та.

Нет, не нужна, — категоричным тоном ответила бухгалтерша и вновь уткнулась в свои бумаги.

Другой комнаты здесь не было. Страх у Лешки постепенно проходил.

В "Ремстройсервисе", следующим за бухгалтерией, у нее купили один крем. Она зашла туда, увидела трех молодых женщин и, чувствуя себя уже немножко свободнее, спросила:

— Косметикой не интересуетесь?

Женщины посмотрели на нее доброжелательно, и Лешка совсем расхрабрилась. Она вывалила на свободный стол содержимое пластикового пакета и начала расхваливать свой товар, руководствуясь прочитанным в аннотациях:

— Вот этот крем активно увлажняет кожу и улучшает ее эластичность, а этот сглаживает мелкие морщины, а вот этот лосьон идеально очищает кожу…

Одна женщина повертела увлажняющий крем в руках, спросила у Лешки цену и отдала ей деньги.

— У нас такой в магазине есть, — пояснила она сослуживцам, — но там он намного дороже стоит.

Девочка спрятала деньги и указала на обитую кожей дверь:

А там есть люди? Может быть, они тоже захотят купить?

Там наш начальник, — засмеялись женщины. — Он у нас косметикой не пользуется.

Как бы в подтверждение этих слов из-за черной двери вышел маленький пожилой мужчина, безразлично взглянул на Лешку и обратился к одной из своих подчиненных:

— Смета готова?

Собрав свой товар, Лешка выскочила в коридор. Больше она не боялась. На том же, пятом, этаже ей удалось продать еще один крем, а на четвертом и третьем — целых три, а еще два лосьона и одну помаду. Девочка прямо-таки возгордилась собой и подумала: "Теперь я смогу продавать что угодно, с голоду не помру. Видели бы меня сейчас мама с папой! Что бы они сказали? Нетушки, уж лучше им об этом не знать!" Тут же она представила себе родителей, застукавших дочь за таким занятием.

На третьем этаже на предпоследней двери красовалась табличка "Туристическое бюро "Фривэй". Буквы на ней переливались. Когда-то мама приносила домой обрезки самоклеющейся бумаги, из которой делают вывески, и называла ее "фолио". Они с Ромкой вырезали из нее разные фигурки и наклеивали в самых разных местах. Лешка осторожно открыла дверь, и этот офис оказался самым привлекательным из тех, в которых она сегодня побывала. На стенах висели яркие плакаты с морями, пальмами и загорелыми девушками, на каждом из них был призыв: "С нами — к мечте!" "Это, кажется, называется слоган, — вспомнила Лешка. Валерия Михайловна работала начальником отдела рекламы одной из газет, и девочка волей-неволей знала немало профессиональных словечек. Ниже, но помельче был еще один слоган: "Как прекрасен этот мир, посмотри!"

"Красиво", — решила девочка.

На журнальном столике лежали иллюстрированные журналы, буклеты, проспекты. Что-то столь же красочное заполняло металлические стеллажи, расставленные вдоль комнаты. Работал телевизор. В первой комнате было несколько столов. За одним из них с телефонной трубкой в руке сидела девушка в очках, та самая "серая мышь", которую Лешка вчера видела вместе с той. У девочки екнуло сердце. Девушка в очках выжидательно уставилась на нее. Лешка открыла пакет и начала быстро доставать свои кремы.

— Я хочу вам предложить очень хорошую косметику. Вот… Совсем недорого. Вы посмотрите, может быть, вам понравится. Я недорого продаю, — повторила она.

Девушка положила трубку и вновь посмотрела на Лешку:

Нам не нужна косметика!

Но у меня дешево, вы посмотрите, пожалуйста, — не зная, что еще сказать, вновь пробормотала Лешка.

Мы такими не пользуемся, ты уж извини, — отодвинула от себя подсунутый ей тюбик девушка.

Но девочка решила не сдаваться- Нельзя же уйти с полпути и не выполнить задание!

А может, кто еще посмотрит? Из той комнаты? А у меня еще вот такой крем есть, французский, — и она достала коробочку, подаренную

маме Элей, — свой последний козырь, — и присела на стоявшее рядом со столом кресло.

Ну ладно, покажи, — протянула руку девушка.

В это время зазвонил телефон. Она сияла трубку, поздоровалась со звонившим и крикнула:

— Лариса, тебя к телефону!

Из соседней комнаты вышла та самая брюнетка, на этот раз в сером, очень элегантном костюме.

Опять в той комнате что-то с телефоном случилось, — пожаловалась она, скользнула по Лешке совершенно безразличным взглядом и взяла трубку. Звонивший был, очевидно, клиентом, так как разговор шел о путевках в Испанию, и Лариса вела его долго и терпеливо. Когда она положила трубку, девушка в очках ей сказала:

А ты в курсе, что у нас завтра с утра планерка?

Так ведь завтра суббота! — возмутилась брюнетка. — Лично у меня завтра выходной.

Хозяин — барин, — пожала плечами "серая мышь". — Они распорядился.

Во сколько? — спросила Лариса.

Девушка в очках выжидательно уставилась на нее.

Лешка открыла пакет и начала быстро доставать свои кремы.

В девять, как обычно, — ответила ее собеседница.

Не хотите, как хотите, — поднялась Лешка с кресла. — Я пойду.

А этот крем у тебя сколько стоит? — спросила Лариса, взяв в руки заграничную коробочку.

Этот? Пятьсот пятьдесят рублей, — брякнула Лешка наобум.

Ладно, — отодвинула брюнетка от себя коробочку к великому Лешкиному облегчению. — В другой раз как-нибудь.

Ну извините. — Лешка схватила мамин крем, собрала свои тюбики и баночки и степенно направилась к двери. Закрыв ее за собой, она помчалась что было сил на улицу. Ну прямо гора с плеч свалилась! Мальчики стояли под деревом и, завидев издали девчонку, поспешно бросились к ней.

Ну как, нашла ее?

Естественно, — пожала плечами Лешка, как будто и не волновалась перед своим коммерческим рейдом. — Она в туристической фирме работает, "Фривэй" называется. А зовут ее Лариса.

Фривэй, фривэй… — задумчиво проговорил Ромка. — Свободный путь, значит. Эля по таким дорогам в своем Лос-Анджелесе разъезжает, без перекрестков и светофоров.

Вот и узнали, где она работает. А что теперь? — спросил Славка, а потом посмотрел на Ромку и повторил: — Что теперь делать-то будем?

Теперь? Теперь будем за ней следить. Постойте, — воскликнул вдруг Ромка. — А не она ли это?

Она, — прошептала Лешка, как будто брюнетка могла ее услышать.

Лариса вышла из дома и направилась к расположенной на углу телефонной будке. Ребята увидели, как она сняла трубку, набрала номер, недолго поговорила и пошла назад.

У них там что, телефон не работает? — удивился Ромка.

В первой комнате точно работает. Она при мне по нему разговаривала с кем-то, — ответила Лешка. — Странно, что она не смогла позвонить оттуда.

Значит, не хотела, чтобы там знали, кому она звонит. Эх, подсмотреть бы номер, который она набирала. Вспомни поподробнее, что ты там видела и слышала, — потребовал Ромка.

Красиво там, — наморщила лоб Лешка. — Телевизор есть. Плакаты. Да, — спохватилась она, — завтра у них планерка. В девять утра.

Это все?

Все, — подумав еще немного, кивнула девочка.

Интересно, — произнес Ромка. — Планерка — это интересно.

Что же в ней интересного? — возразил Славка. — Папа говорит, что нет ничего скучнее планерок. И пожрать бы не мешало, кстати.

Хорошо бы в "Макдоналдс" сходить, — вздохнула Лешка. — Пока деньги еще есть, может, двинем? Я, между прочим, кое-что продала.

А ты запомнила, до каких часов они работают? — обратился к ней Ромка.

Кажется, до семи, — неуверенно ответила она.

Надо точно знать, — наставительно заметил ее брат.

Я сбегаю, посмотрю, — вызвался Славка.

Ром, надо домой позвонить, чтобы не волновались, — вспомнила о родителях Лешка. — Есть жетончик?

Есть, я ими запасся на всякий случай, пошли.

К ним присоединился выскочивший из здания Славка.

— До семи, — подтвердил он Лешкины слова. — А завтра, в субботу, до пяти. Мне тоже бабушке позвонить надо. Так куда пойдем?

Никаких "Макдоналдсов", — строго сказал Ромка. — Сегодня надо довести это дело до какого-нибудь конца. А то уйдем и упустим эту Ларису.

Вдруг она работает не до семи или сегодня раньше с работы смоется?

Ты прав, — согласился с ним Славка. — Но есть все равно хочется.

Лешка, ты сколько выручила? — спросил Ромка.

Сто сорок восемь рэ. Вот они. — Лешка достала из кармана джинсов деньги и огорчилась: — А куда же теперь эти кремы девать? Зря так много накупили.

И правда, — вздохнул Славка.

Погодите, может быть, они еще нам пригодятся, — успокоил друзей Ромка. — А пока давай те сделаем так. Лешка сбегает за пирожками, а мы с тобой разделимся: ты останешься здесь, а я пойду во двор, где машины стоят. Кто ее знает, ходит она обычно пешком или на тачке ездит. Там беседка есть, где можно сидеть. Ты, Лешка, в ней меня и найдешь.

Девочка без возражений пошла за провизией. Славка отошел к заборчику и пристроился на сваленную кем-то кучку кирпичей.

— Ждать так ждать, — смирился он, — надо же выяснить, зачем она приходила в наш дом.

А Ромка, сидя в беседке, вспоминал старый болгарский детектив, который он читал зимой, когда болел, и молча соглашался с его главным героем, постоянно сетовавшим на то, что девяносто процентов жизни сыщика уходит на ожидание.

Лешка притащила булочки, мороженое и по банке пепси каждому.

— Там только это было, — сказала она, — ни чего другого я искать не стала.

— Сойдет, — не стал привередничать Славка и впился зубами в булочку.

Лешка отправилась к Ромке в беседку. Она протянула ему банку с пепси, и брат, не торопясь, принялся ее открывать. Но не успел он сделать и глотка, как сестра схватила его за руку:

— Смотри!

Во дворе появилась Лариса, села в серую "девятку" и уехала.

Запомни быстро номер, а потом запиши, а то забудешь, — вскочил на ноги Ромка. — Вот видишь, как хорошо, что мы не ушли раньше.

Видел "девятку"? — спросил он Славку, поднимающегося им навстречу со своих кирпичей. — Это она уехала. Тачка-то точь-в-точь как та, что у нас во дворе тогда стояла. Не случайно серый цвет для нее избрали, самый неброский. Значит, это и есть та самая тетка, теперь уже сомнений нет ни каких.

А они у тебя, что ли, были? — удивилась Лешка.

Ну, мало ли, ведь ты могла и перепутать. Ты же ее тогда только мельком видела.

А родинка? А волосы? — вскинулась Лешка. — А теперь еще и тачка.

Теперь да, — согласился с ней брат. — Столько совпадений не бывает.

И что теперь? — снова спросил Славка. — Что мы теперь делать будем?

Ромка нахмурил брови:

Надо составить план дальнейших действий.

К сожалению, на сегодняшний день у нас мизер исходных данных. Как ты думаешь, наша мама может знать что-нибудь про эту фирму? — спросил он Лешку.

Вполне, — ответила та. — Наша мама все знает.

А тогда, — сказал Ромка, — сходи-ка ты снова туда и попроси у них какой-нибудь буклетик, пригодится.

А как? — опешила Лешка.

Да так. Придумай что-нибудь. Помнишь, мама много таких приносила. Они же их специально для людей делают и всем раздают. Им не

жалко.

Ну ладно, схожу опять, так и быть. Все я да я, — обиженно вздохнула Лешка и вскоре снова исчезла за дверью серого дома.

Еще нам нужно найти кого-нибудь с тачкой, очень нужно. — Ромка присел на Славкины кирпичи в ожидании сестры. — Но кого? Папе не рас скажешь, ни к чему это, да и занят он. А иметь под рукой транспортное средство, хоть какое-нибудь, нам просто необходимо!

Лешка тем временем открыла уже знакомую ей дверь турфирмы "Фривэй". За одним из столов сидел молодой парень. Девушки в очках не было.

А где Лариса? — нашлась Лешка.

Ее уже не будет, — ответил парень.

Как жаль. А она мне ваши рекламки обещала. А вы не дадите? — робко попросила девочка и протянула руку: — Можно я одну возьму?

Да хоть две, — пожал плечами парень. — Раз она тебе обещала.

Он протянул Лешке два буклета и занялся своими делами. Девочка схватила их и быстро выскочила за дверь. Спустившись вниз, она протянула буклеты мальчишкам.

Смотрите, здесь все как на плакатах, и слоган такой же: "С нами — к мечте!" Рома, а ты хочешь посмотреть, как прекрасен этот мир? Здесь так написано. Знаешь, сколько стран они предлагают! И Грецию, и Францию, и Испанию! Вот бы поехать, да?

Хорошо бы, — мечтательно поддержал ее Славка и предложил: — Ну что, по домам? Больше сегодня мы уж точно ничего не узнаем.

Завтра узнаем, — уверенно заявил Ромка.

Глава VII РОМКИНА "СТРАХОВКА"

Славик, где ты ходишь? — встретила внука на пороге Мария Андреевна. — Ты-то еще мне волнений не добавляй, пожалуйста.

Ба, я же предупреждал, что задержусь. — Славка погладил бросившегося его приветствовать Джима. — А папа с ним уже гулял?

Твой папа еще не приходил, он сейчас у Андрюши, — ответила бабушка и сцепила пальцы. — Ты ведь знаешь, как мы все за Ирочку тревожимся. Я просто места себе не нахожу. Голодный небось?

Я булочку съел, — ответил Славка. — И мороженое. Баб, да не волнуйся ты так, ну что с ней может быть? Она же взрослая и не одна. Там Танька и целая группа. Если бы что случилось, давно бы нам сообщили.

Случиться может всякое, о каких только ужасах газеты не писали- И если бы еще директор бюро не исчез… По телефону он мне милейшим человеком показался- Кто бы мог подумать, что это преступник.

Баб, может, он и не преступник вовсе, а в горсправке ошиблись. Или он в Москве не прописан, и поэтому нет на него данных — такое же

тоже может быть… — Славка как мог старался утешить бабушку и думал: "Как хорошо, что у меня есть теперь такие друзья, которые непременно помогут распутать все это дело".

Он вспомнил Лешку с ее баночками и, надевая на Джима ошейник, неожиданно для самого себя пропел услышанный как-то по радио шлягер давних времен:

— "Как прекрасен этот мир, посмотри"…

Значит, ты брал эту рекламу? — подбежала к нему бабушка.

Какую? — не понял Славка.

Ту, что у меня пропала. Там точно такие слова были! Лет двадцать назад эта песня была очень популярной, мне нравилась.

Ба, не брал я ничего, честное слово, я просто так спел, — сказал Славка, решив пока не посвящать бабушку в то, что и самому было непонятно.

Но одно он понял сразу: связь между туристической фирмой "Фривэй" и исчезнувшим бюро по трудоустройству существует!

Он схватил Джима за поводок и помчался к друзьям. Дверь открыл Ромка. Вслед за ним показалась Лешка.

— Что случилось? — спросили они, увидев взволнованное лицо друга.

— Бабушка сказала, что на буклете, который у нее пропал, были такие же слова, как и на нашем: "Как прекрасен этот мир". Значит, между этими фирмами точно есть связь! Понимаете?

Ну! — коротко ответил Ромка.

Ну и как мы все-таки узнаем, какая именно связь? Как мы узнаем, что кроется за всем этим?

Я знаю как, — сказал Ромка. — Пойдем туда завтра, подложим диктофон и запишем, о чем они будут говорить на своей планерке.

Да, это хорошая идея, — согласился Славка. — Но как ее осуществить на деле?

В коридор вышла Валерия Михайловна.

— Что, не наговорились за день? Это и есть та самая пропажа? — указала она на Джима. Тот скромно, не двигаясь, сидел у самой двери и переводил взгляд с одного собеседника на другого. Славка очень гордился тем, что пес умел себя прилично вести в любом обществе.

Убедившись, что мама ушла, Лешка с энтузиазмом воскликнула:

— Я подложу диктофон!

— Ты? И как же ты это сделаешь? — с интересом уставился на нее брат.

— Как, как! Зайду и спрошу, не забыла ли я у них какой-нибудь крем. Только пойти надо будет пораньше, чтобы успеть до этой самой планерки.

У меня были другие варианты, но подойдет и этот, — согласился Ромка. — Ты туда пойдешь, а я тебя подстрахую.

Как подстрахуешь?

Увидите. Значит, завтра ровно в восемь встречаемся в нашем дворе. Смотри не проспи! — крикнул он Славке вдогонку.

На другой день Лешка вскочила со своей раскладушки в семь утра, поставила чайник, сделала бутерброды и растолкала Ромку:

— Вставай! Пока все спят, смоемся потихоньку, а то Эля бегать заставит.

Ромка потянулся. Так хотелось хоть в субботу отоспаться! Но поставленной перед собой цели надо упорно добиваться. Он вспомнил свой девиз, вскочил, убрал с дивана постельное белье и даже тихо собрал Лешкину раскладушку, чего сроду раньше не делал. Затем Ромка быстро помылся, сжевал бутерброд, запивая его чаем, и оставил на кухне записку: "Мы скоро будем".

Подложим диктофон и вернемся, — пояснил он Лешке и вышел в коридор. Там он пошарил в стенном шкафу, нащупал за мамиными сапогами какой-то сверток и положил его в карман. После этого мальчик вернулся на кухню и там тоже что-то взял.

Ну что ты возишься? — прошептала Лешка. — Пошли скорее, а то еще проснется кто-нибудь. — Она вытащила из-под маминой шубы тщательно спрятанный еще вчера пакет с косметикой и поспешила вниз. Славка стоял во дворе.

А я уже с Джимом погулял, — сообщил он ребятам. — И вас давно жду.

Подойдя к серому дому, друзья остановились у того же дерева.

Пойду посмотрю, может быть, кто-нибудь там уже появился, — сказала Лешка. Сунув в карман куртки диктофон, она поднялась на третий этаж. Дверь турфирмы, к ее разочарованию, оказалась закрытой. Лешка подергала ручку и услышала:

Подождите, я сейчас открою.

В двери повернулся ключ, и Лешка увидела недовольное лицо девушки в очках.

Здравствуйте, — проговорила девочка, робко переступив порог. — Вы меня помните?

Как же, как же, — усмехнулась "серая мышь", раскладывая на столе какие-то бумаги. — Что ты сегодня продаешь?

Все то же, — потупилась Лешка. — Я тут спросить пришла… Я не могла у вас вчера здесь случайно оставить одну баночку с кремом? При шла домой, смотрю — а одной не хватает. И денег тоже недостает. А меня сестра ругает. Иди, говорит, ищи, где хочешь, — импровизировала девочка но ходу, для пущей убедительности доставая из пакета его содержимое и оглядываясь вокруг в поисках места, куда можно было бы пристроить диктофон.

Ничего ты у нас не забывала. Я отлично помню, как ты все уложила в пакет и забрала с собой. Так что иди ищи в другом месте и не мешай работать.

У Лешки с лица спала краска. "Что же делать? Что еще ей сказать? Ведь больше я не найду повода зайти сюда, — лихорадочно думала девочка. — Неужели из-за меня сорвется вся операция? Ромка вроде говорил о какой-то страховке. Где же она?"

Словно в ответ на ее мысли за дверью раздался страшный грохот, как будто кто-то пальнул из автомата, а эхо в пустом коридоре еще больше усилило звук. Девочка вздрогнула и тут же поняла, что это и есть Ромкина "страховка". Девушка в очках бросилась к двери, а Лешка, недолго думая, включила диктофон и быстро сунула его под шкаф, насколько хватило руки.

— Мальчишки балуются. Распоясались. — вернувшись, сказала "серая мышь". — Кошмар какой-то. Такого здесь еще не было. Надо будет предупредить охранников, чтобы не пускали сюда кого попало. Послушай, — вдруг остановила она идущую к двери Лешку. — Я вижу, тот крем ты еще не продала. Давай я его у тебя возьму.

Лешка достала из пакета крем и замялась:

Я не могу снизить цену, сестра заругает.

И не надо. Возьми вот. Пятьсот пятьдесят рублей он стоит, ты говорила? — "Серая мышь" отсчитала деньги.

Лешка положила их в карман и в ужасе подумала: "Вот влипла! Что теперь мама скажет? И зачем этой мымре крем, все равно лучше не станет. Что же делать-то, а?"

Она вышла в коридор, где все еще пахло порохом, и медленно побрела вниз.

Что, не подложила? — встретив сестру у дерева, Ромка первым делом обратил внимание на ее удрученный вид.

Подложила, — махнула рукой Лешка. — С твоей помощью. Что это ты там взрывал?

Петарды, — радостно сообщил брат.

А почему не предупредил? Я тоже знаешь как испугалась.

Во-первых, я сам не знал, получится или нет, может, они давно отсырели, а во-вторых, твой испуг и должен был быть натуральным, понятно?

И как только тебя никто не застукал? — удивился Славка.

А я все заранее подготовил, в лифте еще петарды поджег, быстро положил их на третьем этаже и вниз съехал. И еще успел с вахтером вместе повозмущаться, какие теперь дети ужасные пошли.

Он до сих пор глаз с лестницы не сводит, хулиганов поджидает.

А если бы на третьем этаже у лифта кто-нибудь стоял? — спросила Лешка. — Об этом ты подумал?

Маловероятно в такое время, — ответил Ромка. — А потом, Эля говорит, кто не рискует, тот не пьет шампанского.

А где ты сейчас петарды взял? — допытывался Славка.

Да они у меня еще с Нового года лежали.

Олег Пономарев подарил. Но я тогда, как назло, гриппом заболел. Да и вообще мне уже неинтересно их взрывать, не в детском саду. Вот и припрятал на всякий пожарный. Видишь, пригодились.

Ты слышал, да? Класс, да? — как маленький, радовался Ромка.

Слышал, — кивнул Славка и поддержал Лешку: — Тебе повезло, что в коридоре никого не было, а то сцапали бы как миленького.

Но не сцапали же! — победно усмехнулся Ромка.

— Везуха — не последнее для сыщика дело. — Затем он внимательно посмотрел на сестру и спросил: — А чего это ты такая безрадостная?

Не забыла часом диктофон включить?

Не забыла! — буркнула Лешка и вытащила из кармана пять сотенных и одну пятидесятирублевую бумажку.

Что это? — изумились мальчишки.

Крем из-за вас пришлось загнать. Тот самый, что Эля маме привезла. Я его вчера забыла выложить, а сегодня случайно достала. А она и купила. Я даже представить себе такого не могла.

И что я теперь маме скажу?

Во дела! — присвистнул Ромка. — Ну ничего, может быть, она сразу не заметит, а потом мы что-нибудь придумаем.

Придумаем, придумаем! А ты придумал, как мы назад диктофон оттуда заберем? Мне туда больше незачем идти, и ты снова взрывать свои петарды не сможешь, — запальчиво возразила Лешка, пряча назад деньги.

Сказал, придумаю, значит, придумаю, — без тени сомнения отпарировал мальчик. — А кстати, куда ты спрятала диктофон?

Под шкаф. Под тот, что рядом с телевизором, у двери во вторую комнату. Если она будет неплотно закрыта, то запишется и то, что в ней будут говорить.

Окей. А теперь поехали домой. Не торчать же здесь полдня. — Ромка полез в карман, достал буклеты, добытые вчера Лешкой, и протянул один из них Славке:

Возьми, покажешь бабушке. Что она на это скажет?

Глава VIII ПОХОД В МУЗЕЙ

Домой брат с сестрой пришли, когда их родители и Эля в спортивном костюме сидели на кухне и завтракали.

Ранние пташки, однако, — поднялась им навстречу Эля, — А я думала, мы вместе побегаем.

Странно, обычно их не добудиться, — сказала Валерия Михайловна.

Мы со Славкой и Джимом бегали. Нам вас жалко будить было, — оправдался Ромка.

А этот Славик, по-видимому, неплохой мальчик, — заметила Валерия Михайловна, наливая себе и мужу кофе. — Ваш отец в его возрасте тоже маленьким был. А потом сразу вырос, в десятом классе. Ваш Славик тоже подрастет и еще сердцеедом станет, вот увидите.

Как я, — сказал Игорь Викторович, и мама погрозила ему кулаком, а сама посмотрела на дочь.

Лешка вспомнила о проданном креме и покраснела.

— Да не смущайся ты. Я просто пошутила.

Девочка поняла: мама считает, что ей нравится

Славка. И пусть себе. Лешка даже возмущаться по этому поводу не стала, поскольку ее мучила куда более важная мысль: что делать, если мама обнаружит пропажу?

— Овсянку будете? — спросила Эля. — Пока теплая.

— Давай свой поридж, — неожиданно для Лешки согласился Ромка. Он, как примерный мальчик, помыл руки и присел к столу. Лешке волей-неволей пришлось проделать то же самое.

Еще более удивительным было то, что Ромка съел всю ненавистную ему кашу и пытливо посмотрел на Элю:

На сегодня у тебя какие планы?

Сейчас я должна сделать несколько звонков, а вечером у нас, как ты знаешь, гости. Днем я свободна. Относительно, конечно. — Эля покосилась на Валерию Михайловну. — Я должна буду помочь вашей матери приготовить ужин.

А ты, должно быть, забыла о том, что мы так и не сходили в музей? — продолжал гнуть свое Ромка. — Может быть, сегодня ты уделишь нам немножко внимания и мы вместе посмотрим на шедевры мировой культуры?

Ты серьезно? — всплеснула руками Эля. — Лера, ведь это замечательно: твои дети тянутся к прекрасному, стремятся к духовному росту. Я свою Инку с трудом в музеи затаскиваю.

Куда они стремятся? — обернулась выходившая из кухни Валерия Михайловна.

Твои дети хотят пойти в музей! — торжественно объявила Эля. — И разве я могу им в этом отказать?

Надо же, — удивилась Валерия Михайловна. — Впрочем, если ты, Рома, решил стать писателем, то тебе действительно необходимо духовное развитие. И хорошо, что ты это понимаешь.

Ромка потер руки:

Значит, идем. Через часок, да? А кстати, мама, — как о чем-то совсем несущественном спросил он, — что это за фирма такая — "Фривэй"?

Туристическая. Ты о ней знаешь что-нибудь?

Только в общих чертах. Она существует уже третий год, и в последнее время дела у них идут не очень хорошо. Впрочем, как и во всех подобных организациях. Что поделаешь — кризис, — вздохнула Валерия Михайловна. — Небольшие турфирмы он особенно затронул.

А люди там хорошие? Им можно доверять?

Люди как люди, ничего плохого о них не слышала. И к фирме этой вроде не было нареканий. Во всяком случае, ничего такого скандального. А почему тебя это интересует?

Понимаешь, родители Олега Пономарева хотят где-нибудь отдохнуть, ну там в Италии или Испании. — Ромка заранее продумал ответ на подобный вопрос. — Им кто-то говорил про эту фирму, вот они и хотят знать, надежная >па или нет.

А то вдруг им вместо четырехзвездочного отеля подсунут двухзвездочный. Всякое, знаешь, бывает.

Бывает всякое, — согласилась Валерия Михайловна. — Но в данном случае я не советчик.

Пусть сходят в несколько фирм и сравнят условия, цены, проверят лицензии.

Вот-вот, я так и скажу Олегу, — ответил Ромка.

Скажи-скажи, — кивнула мама и сразу же забыла об этом разговоре. — Так, надо быстренько готовить салат, пора начинать приводить себя в порядок. А что же мне надеть? — Она прошла в ванную. Лешка замерла.

Эля, ты не знаешь, где крем, который ты мне привезла? — крикнула оттуда Валерия Михайловна.

Не знаю, — ответила гостья, сосредоточенно листая свой блокнот. — Кажется, он в ванной стоял.

Ну да, я тоже помню, что ставила его туда.

Лешка, ты случайно не брала? — спросила Валерия Михайловна, вернувшись в комнату.

— Зачем он мне? Я пока еще кремами не пользуюсь, — ответила девочка, невинно моргая свои ми широко раскрытыми голубями глазами.

А Ромка подумал, что дальнейшее расследование может потребовать еще и не таких жертв. Подумаешь, какой-то там крем!

Эль, а можно мы с собой Славку позовем? — вспомнил он о своем новом друге. — Он тоже знаешь как музеи любит.

Конечно, зови.

Ромка тут же подскочил к телефону и набрал нужный номер:

Слав, мы скоро идем в музей. Имени Пушкина. Вместе с Элей. Ты пойдешь с нами?

Пойду, — обрадовался Славка. — Ты придумал насчет диктофона, да?

Разумеется, — небрежно бросил Ромка. — Ты разве сомневался? А что сказала твоя бабушка? Ну, насчет того листки?

Она говорит, что он почти такой же, только название другое. И телефоны в том были другого района Москвы, но один вроде похож на эти. Надписи те же. Картинки тоже похожи очень, а точно такие или нет, она не помнит. Она говорит, что и цветовая гамма почти такая же, то есть можно подумать, что их разрабатывал один и тот же человек.

Это уже кое-что. Собирайся. Когда мы будем выходить из дому, я тебе позвоню.

В отправившейся на экскурсию в музей имени Пушкина компании не было ни одного человека, кто хотя бы раз уже в нем не побывал. Лешку с Ромкой мама сюда водила года четыре назад, потом Ромка со своим классом ходил смотреть на золото Шлимана: невзрачные штуковины, извлеченные из толщи веков, произвели на него гнетущее впечатление. Славка ходил сюда с бабушкой. Эля вряд ли могла сосчитать число своих посещений музея, но ей казалось, что и в нынешнюю поездку в Москву надо внести элемент духовности, и она искренне радовалась тому, что дети, как ей казалось, разделяют ее настроение.

Неожиданно для себя Ромка вдруг почувствовал, что ему совсем на этот раз не скучно. Он с интересом рассматривал картины, особенно в зале импрессионистов. А Славка пытался понять, чем отличаются работы Манэ или Пикассо от таких похожих на них картин, продающихся на Арбате. Лешку же заворожило небольшое полотно Мориса Утрилло "Улица Мон-Сени на Монмартре". Ей показалось, что она уже гуляла здесь когда-то, то ли во сне, то ли в прошлой жизни. Лешка в нее, правда, не верила, но мало ли… И еще она подумала, что все-таки они пришли сюда не зря, хотя этот поход и был задуман лишь как предлог для того, чтобы забрать диктофон из турфирмы и раскрыть ее тайну.

Когда вся компания вышла из музея и Эля взглянула на часы — ей все-таки хотелось внести свою лепту в подготовку к намеченному вечером празднику, — Ромка подскочил к ней и заглянул в лицо:

Ты не можешь уделить мне еще немножечко своего времени? А?

Для чего? — поинтересовалась американка, перекидывая через плечо сумку.

Я сегодня расспрашивал маму про этот самый "Фривэй", а она, если ты слышала, ничего мне толком не рассказала. А мне все-таки хочется предоставить Олегу более подробную информацию, тем более что я ему это обещал.

Эля вопросительно подняла брови:

Ну и что требуется от меня?

Да фирма эта тут совсем недалеко находится, Олег говорил. Давай сходим, а? Ты спросишь, какие у них есть путевки и куда, и поймешь, хорошая эта фирма или нет, можно ли на нее рассчитывать. А?

А почему же родители Олега сами туда не сходят?

Они не могут. Они сейчас на даче. И потом, они же на меня надеются, — принялся подбирать различные аргументы Ромка. — Я тебя очень прошу, пожалуйста, а? — сделав упор на волшебное слово, проникновенно попросил он.

Ну что ж, если это недалеко, то пошли.

Совсем рядом!

По дороге Ромка рассуждал о картинах, виденных ими в музее, всеми силами стараясь затушевать истинную цель их похода. Вдали показалось знакомое дерево.

Вы стойте тут, а мы сейчас вернемся. — Он указал на дерево Лешке со Славкой, а сам повернулся к Эле: — Это, кажется, на третьем этаже.

Впрочем, можно выяснить у вахтера.

Хитрый какой, — прошептала Лешка. — Хочет показать ей, что никогда тут не был.

Дверь туристической фирмы "Фривэй" была открыта. В комнате, кроме девушки в очках, находились еще одна женщина и молодой человек- Ларисы не было. Эля обратилась к девушке:

— Где вы можете посоветовать нам с мужем от дохнуть недельку-другую? Муж хочет в Италию, а я предпочитаю Испанию. Или же нам лучше съездить на Лазурный берег? В Канны, например? — Она поморщилась.

Девушка с готовностью поднялась с места, достала большую папку и стала рассказывать Эле о различных маршрутах, о ценах, сроках пребывания в той или иной стране и даже о местной кухне и обычаях, с которыми придется столкнуться путешественникам.

В это время как бы от скуки, Ромка достал из кармана маленький шарик и стал его подбрасывать вверх. Раз, другой, третий. Девушка взглянула на него с раздражением. Тогда, не дожидаясь замечания, Ромка выронил шарик из рук, тот покатился по полу и угодил прямо под шкаф. Ромка опустился на пол и стал искать свою игрушку. Забрать вместе с шариком диктофон было секундным делом. Мальчик незаметно сунул его в карман и теперь действительно начал изнывать от скуки, ожидая, когда же наконец Эля закончит этот нудный разговор. А внутри у него все ликовало: "Ура, получилось!"

Девушка протянула Эле бумажные листы:

— Возьмите, это ксерокопии маршрутов, покажете их мужу, посоветуетесь. Ой, подождите, я их скреплю, — спохватилась она.

"Серая мышь" выдвинула ящик стола, ища стиплер, и первое, что бросилось Ромке в глаза в этом ящике, была коробочка с кремом, привезенным Элей маме из Парижа. Мальчик увидел, что Эля тоже внимательно смотрит на эту коробочку. Ромка перевел глаза на окно и демонстративно зевнул. Эля взяла скрепленные девушкой копни, сунула их в свою сумку и, попрощавшись, вышла в коридор.

— Рома, — сказала она едва поспевающему за ней мальчишке, — что ты от меня скрываешь? От куда там мой крем? То есть не мой, а твоей мамы?

"Буду молчать, как партизан", — решил Ромка. Рассказывать все Эле, несмотря на то что она своя, ему, так же как и Лешке, не хотелось. Своя-своя, а вдруг решит, что им грозит опасность, и тогда не жди от нее ничего хорошего. И еще ему не терпелось поскорее прослушать свой диктофон, а не отвлекаться на ерунду. И поэтому он только пожал плечами:

— Я не понимаю, о чем ты говоришь. Мало ли на свете всяких кремов? Я и не знаю, какой он, твой.

Из-за дерева выскочили Лешка со Славкой.

— Ну как? — шепнула сестра.

Ромка только кивнул.

Эля вышла на дорогу и, как и в прошлый раз, поймала такси. Видно было, что она ничуть ему не поверила. Ромка на всякий случай сказал:

— Ты дай мне, пожалуйста, те бумажки, я их Олегу отдам.

Эля молча протянула ему копии маршрутов.

Пойдем сейчас ко мне, — шепнул Славка.

Ты скажи, пожалуйста, маме, что мы у Славки, — выходя из такси, попросил Элю Ромка.

И виноватым голосом все же добавил: — Пожалуйста, не сердись. Ты мне сегодня очень помогла.

Глава IX ЗНАКОМЫЙ ГОЛОС

В Славкиной комнате Ромка с Лешкой оказались впервые. Она показалась им очень уютной. На стене висел плакат, с которого улыбались молодые "Битлз". Под ним на тумбочке находился небольшой музыкальный центр.

Это папин, — сказал Славка, заметив, что Ромка обратил на плакат внимание. — Я их и сам люблю слушать. А вы?

Конечно, — ответил Ромка. — А из современных наших групп какая тебе больше всех нравится?

Славка задумался:

Так сразу я не могу сообразить. Я вообще-то больше бардов люблю.

А мне — "Иванушки", — заявила Лешка.

Они всем девчонкам нравятся, — усмехнулся Ромка и прошелся по комнате. В углу стоял стеллаж с книгами, чуть поодаль от окна, на подставке, — аквариум с подсветкой, к которому сразу кинулась Лешка. Таких рыбок она никогда не видела. По своей расцветке они походили на экзотических птиц.

— Это — попугаи, — объяснил Славка и с гордостью добавил: — А вот этих жемчужных гурами я сам вырастил.

И впрямь рыбки, сновавшие туда-сюда и время от времени подплывавшие к поверхности воды, чтобы глотнуть воздух, напоминали жемчуг.

Да еще и с кружевами", — подумала Лешка.

В это время Ромка включил диктофон. И Лешка отошла от аквариума и вместе с ребятами уселась на диван, а Джим улегся у их ног, хотя его подстилка располагалась совсем рядом. Открылась дверь, и Славкина бабушка спросила:

— Обедать будете?

— Нет! — хором закричали друзья.

Желание поскорей прослушать запись было столь велико, что ничто уже не могло оторвать их от этого занятия. Ромка вновь включил диктофон. После шороха раздался звук захлопывающейся двери и женский голос:

— Алена, ты давно пришла?

Это Лариса говорит, — сразу определила Лешка.

Не очень, — ответил другой голос.

А это — мымра в очках, — снова пояснила девочка.

Я вчера видела Вадима, — сказала Лариса.

Да? Ты что, с ним снова встречаешься?

Не встречаюсь, а встретилась. И он, кстати, просил передать, что за вами должок.

Какой должок, не понимаю?

Я сама не поняла. Но это все, что он просил передать.

А ты его когда снова увидишь?

Понятия не имею. А что?

Вели увидишь, то передай, что все решает шеф, а я ничего не знаю.

Какой-то Вадим, — пожал плечами Ромка. — Должок какой-то! О чем это они?

Да мало ли о чем или о ком говорят тетки, оставшись наедине, — махнул рукой Славка. — Давайте дальше слушать.

Из диктофона раздался чей-то бас:

— Привет, девушки! Шефа еще нет?

Затем еще один голос, немолодой, женский:

Здравствуйте! Вот, полюбуйтесь на квартальный отчет.

Что, плохи дела?

Можно и так сказать. Здравствуйте, Александр Федорович!

Затем все голоса слились в хор, который перебил уверенный в себе мужской голос:

— Извините меня за то, что вынудил некоторых из вас прийти сюда в нерабочее время. Я не смог выбрать другое. И разговор у нас, к сожалению, не очень приятный. Вы, наверное, видели уже отчет? Галина Григорьевна, он у вас?

Услужливый женский голос:

Да-да, вот он.

Из этого отчета следует, дорогие мои, что я больше не могу содержать фирму себе в убыток.

Поверьте, мне очень неприятно об этом говорить, я предпринимал разные шаги, но, увы, из кризиса мы так и не смогли выбраться. Если, конечно, положение в ближайшее время не выправится, а это вряд ли произойдет. Поверьте, мне искренне жаль расставаться с коллективом и терять так трудно налаженные связи с нашими партнерами за рубежом. Но что поделаешь? Вот ты, Михаил, вместо восьми обычных групп за месяц сколько в Турцию свозил?

Я-то при чем, Александр Федорович? Челноков-то меньше стало, — раздался уже знакомый ребятам бас.

А кстати, что там у тебя в последний раз на таможне случилось?

Да понимаете, Александр Федорович…

Черт, о какой ерунде они болтают! — не выдержал Ромка, но тем не менее вместе со всеми все же продолжал внимательно слушать запись дальше. После долгого и нудного объяснения, которое давал Михаил Александру Федоровичу, вновь послышался голос Ларисы:

И что же, у нас нет никаких шансов остаться в фирме?

Может быть, вы сами что-то сможете предпринять такое, что мне самому в голову не приходит. Думайте, дерзайте. Лично я нахожусь в затруднении. Поверьте, я много думал над тем, как сохранить нашу организацию.

Опять шеф, — шепнула Лешка.

Что же теперь я буду делать, где мне искать работу? — снова раздался женский голос.

Вот лицемерка эта Лариса, — хмыкнула Лешка. — А у самой небось денег куры не клюют.

Откуда ты знаешь? — спросил Славка.

Не на зарплату же она живет!

Не одна ты такая, мы все в таком положении! Не переживай, может быть, еще все образуется!

— Опять это та мымра, Алена, что у меня крем увела, — продолжали комментировать Лешка.

Записанный на пленке диалог продолжался.

Да, тебе легко говорить!

А почему это мне легче, чем тебе?

Сама знаешь!

Не спорьте, что толку! — снова послышался бас Михаила. — Лучше подумайте, как наладить работу!

Затем Александр Федорович попрощался со всеми, кто-то включил довольно громко телевизор, и голоса стали плохо различимы.

И это все? — разочарованно протянул Славка.

А ты что хотел? Чтобы они свои преступные планы разрабатывали? Чтобы обсуждали, где кого замочить и что у кого стырить, да? — И Ромка выключил диктофон. Но видно было, что и он совсем не доволен услышанным.

О каком sce-таки Вадиме они говорили? — задумчиво промолвила Лешка.

А кто его знает? — Ромка потряс диктофоном, словно желая извлечь из него какой-нибудь секрет. — А кстати, вам не показался голос шефа турфирмы, этого Александра Федоровича, знакомым?

Да-да, очень знакомый голос, — поддержала брата девочка. — Я не стала этого раньше говорить, решила, что мне просто почудилось.

Голосов ведь полно похожих. Как и людей. Мне и Алена эта кого-то напоминает.

И до нее дело дойдет. А теперь надо вспомнить, где мы этот голос слышали.

Мне он тоже вроде знаком, — подумав, вставил Славка.

А кстати, — вспомнил Ромка, обращаясь к сестре, — могу тебя порадовать. Эля видела твой крем в столе у этой твоей очкастой.

И что она сказала? — испугалась Лешка.

Она пока ничего не может понять. Надо будет что-нибудь придумать. Не рассказывать же ей правду?

Да, ты прав, пока не надо, — вздохнув, согласилась с братом девочка.

Ромка подошел к аквариуму и вновь стал наблюдать за шустрыми рыбками — яркими попугаями и благородными гурами. На дне он заметил несколько сомиков, которые, он знал, назывались коллихтами.

А у нас с Лешкой были гуппи, — вспомнил он. — Сами жили, как хотели, только потом выродились, стали некрасивыми, а в один прекрасный день зимой у нас дома температура упала до четырнадцати градусов, они и вымерзли все.

Надо было подогрев иметь, — поучающим тоном сказал Славка.

Надо было, — пожал плечами Ромка. — Это Лешка виновата, совсем не уделяла им времени.

Я? — возмутилась девочка. — Кто их заводил и маме говорил, что будет каждую неделю аквариум чистить? У нас еще и моллинеаии были, и меченосцы, и даже две скалярии. Ну, они-то первые сдохли в таких условиях. Потому нам мама и собаку не разрешает заводить. Говорит, что гулять ей с ней придется наверняка самой, а ей некогда.

Ну ладно, завелась, — довольно миролюбиво прервал сестру брат. — Давайте лучше думать, что дальше делать будем. Послушай, — вдруг осенило его, — если у них там нет денег и не предвидится — фирма-то, похоже, разваливается, — может быть, эта мымра продаст тебе обратно крем?

А если она им уже попользовалась? — ухватилась за соломинку Лешка.

Ну и что? Скажешь маме, что сама его открывала, не удержалась и помазалась. Не убьет же она тебя за это!

Надо попробовать, — воодушевилась девочка. — Но как?

Что-нибудь придумаем. Кстати, отныне нам предстоит следить не только за этой Ларисой, но и за ее шефом. Вы ведь слышали в самом начале записи подозрительный разговор о каком-то Вадиме и о шефе? И голос этот знакомый… Где ж я его слышал-то?

А как нам за ними следить? Шеф-то их уж точно тоже па тачке ездит. — Славка покрошил рыбкам корм, и они дружно помчались к поверхности воды. — И стоит ли вообще это делать?

А что ты предлагаешь? Сидеть сложа руки?

Нет, нам пора тачку добывать. Верное, человека с тачкой. — Ромка вскочил и заходил по комнате, Джим с интересом следил за ним. — Где же ее взять, где ж ее взять? — бормотал мальчик. Казалось, гениальная идея вот-вот придет ему в голову.

В это время в другой комнате раздался телефонный звонок, через мгновение ребята услышали громкие, взволнованные возгласы Славкиной бабушки, а еще через несколько минут она влетела к ним в комнату:

Она вернулась!

Как? Это она тебе звонила? — вскочил с места мальчик.

Звонил Андрюша, а она сейчас отдыхает.

Бедная девочка! Нашлась! Господи, какое счастье!

Я ведь все ночи не спала, все думала, где она, что с ней? — Казалось, бабушка сейчас задохнется от радости.

Класс! — обрадовался Славка и посмотрел на своих друзей. — Як ней сбегаю, выясню, что к чему?

Конечно, беги скорей!

Ребята вышли в коридор и быстро оделись.

Ты узнай все и про директора агентства, и почему буклет у бабушки твоей сперли, — попросила мальчика Лешка. — Раз Ирка ваша нашлась, может, никакого дела-то и нет? Ты нам сразу позвони, когда вернешься оттуда, мы будем ждать, хорошо?

Йес.

Славка кубарем скатился с лестницы. Друзья поспешили за ним и отправились домой.

Значит, расследовать больше нечего, раз его сестра вернулась? Выходит, мы только зря время теряли? И деньги? — вспомнила Лешка про закупленную партию белорусских кремов и лосьонов.

Погоди, — остановил ее Ромка. — Я сначала тоже так подумал, а потом понял, что мы еще не все знаем. Будем ждать Славку, только он может прояснить ситуацию. И вообще, по закону Мэрфи всякое решение плодит новые проблемы. Вот и поглядим, какие именно.

Когда дети пришли домой, у родителей уже собрались гости. Ромка облегченно вздохнул: значит. Эле сейчас не до них и она не будет вязаться к нему с ненужными вопросами.

Школьные и институтские друзья родителей сидели за празднично накрытым столом и вспоминали молодость.

— Давай на кухне поедим, — предложила Лешка. — Им сейчас не до нас. Не так-то часто они собираются вместе.

— Мам, а что это отца Артема с вами нет? — спросил Ромка у вышедшей к ним навстречу Валерии Михайловны.

— Не смог, — ответила она. — Он нас в следующие выходные на дачу пригласил. Только смогу ли я поехать туда, пока неизвестно. Работы у меня слишком много.

А зря, у них там так здорово! — сказала Лешка и вздохнули, вспомнив, как хорошо им было там вчетвером в прошлое воскресенье. — Я бы еще поехала.

Может быть, Эля поедет и вас с собой возьмет. Ешьте. — Валерия Михайловна пододвинула к детям наполненные разными салатами тарелки и вернулась к своим гостям.

Слышишь, вспоминают, как друг другу письма писали, когда разъехались после учебы, — прислушался Ромка.

Бедные они, тогда электронной почтой и не пахло, телефоны, и те не у всех были. И особенно страдали те, кто не в Москве, а в других городах жил, — пожалела взрослых Лешка.

Какой там электронной почты! Мама говорит, что у них в институте был вычислительный центр, который занимал целый этаж. Представляешь, на целом этаже стояли всякие огромные ламповые машины и все вместе производили операции, которые сейчас совершает один компьютер.

Причем древний. Какой-нибудь триста восемьдесят шестой.

У них много чего не было, — кивнула Лешка. — И в магазинах тогда ничего, говорят, не продавалось, а теперь всего навалом.

Зато теперь не у всех деньги есть, чтобы все это покупать.

— У наших-то, слава богу, есть!

— Пока есть, — уточнил Ромка. — Мама говорит, что их газета на ладан дышит. И папе мало платят.

Прямо так и говорит?

Ага, дословно. Но ничего, я стану великим писателем, и они не будут ни в чем в старости нуждаться.

Ты, Ромка, чересчур самонадеянный. И почему ты думаешь, что писатели много зарабатывают? Вспомни дядю Петю, папиного знакомого.

Так то алкаш! А если трудишься в поте лица и пишешь бестселлеры, то становишься богатым.

Вот как Сидни Шелтон, например. Знаешь такого?

Слышала.

Он на самые разные темы пишет. Очень интересно. Мне бы тоже хотелось писать так же занимательно, чтобы всем-всем нравилось. Но чтобы еще при этом и содержание моих книг было глубоким-преглубоким, как у других писателей, которых скучно читать. Так вообще-то бывает, как ты думаешь? — посмотрел мальчик на сестру.

Думаю, бывает. Но вообще-то надо у папы спросить.

Значит, получится. Я буду очень стараться.

Успех приходит к самым настойчивым. Надо поверить в свои силы и не отступать от избранной цели. И я верю и не отступлю!

Знать надо всего знаешь сколько!

Узнаю еще. Время есть.

Лешка не стала спорить с братом. Он заявлял такое не раз. Раз верит в свою затею, может, и вправду все у него получится?

А родители с гостями вдруг запели. Дядя Саша — душа компании — играл па гитаре, и все дружно выводили:

Лыжи у печки стоят. Гаснет закат за горой. Месяц кончается март, Скоро нам ехать домой…

Это "Домбайский вальс", его Юрий Визбор написал, — почему-то шепотом сказал Ромка. — Я по радио слышал.

А наша мама в Домбай ездила. Когда еще нас с тобой на свете не было. Помнишь, рассказы вала? — вставила Лешка и замолчала.

Допев одну песню, гости затянули новую:

Неистов и упрям, Горн, огонь, гори. На смену декабрям Приходят январи…

— А это Окуджава, — снова прошептал Ромка.

Песни как-то странно трогали душу. Ребята притихли.

— Да, — вздохнула Лешка, — все-таки и у них в жизни было что-то хорошее!

Глава X ЧУДЕСНОЕ СПАСЕНИЕ

Что-то Славка не звонит, — нарушив молчание, взглянул на часы Ромка. — До сих пор небось сестру расспрашивает, как она съездила в свою загранку. — Девочка потянулась, — Я так устала сегодня! И спать хочу!

Но время еще не такое позднее. И с Джимом ему все равно гулять придется. И тогда мы тоже с ним пойдем. Гости еще не скоро разойдутся, нам никто нс помешает.

А представляешь, Ромка… — Лешка поднялась с места и прижалась носом к оконному стеклу. За ним были дома в огнях, как тетрадь в клеточку, и светилось огромное "М" — самая первая буква, которую увидела она в своей жизни, а потом научилась писать: "метро", "мама", "Москва". — Мы скоро вырастем и тоже будем так же собираться и вспоминать прошлое. Ты, я. Славка, Артем…

Лешка произнесла это имя и тут же прикусила язык: вдруг Ромка еще чего заподозрит и начнет над ней издеваться? Но брат ее слова воспринял по-иному.

— Ну да, — кивнул он, — это ты хорошо придумала. Надо Артему все рассказать и привлечь его к нашему делу. Я ведь говорил, что нам своими силами не обойтись.

Лешка порадовалась предстоящей возможности чаще видеть Артема, но ничем это не выдала и даже решила на всякий случай возразить:

Это можно. Но пока Славка не позвонит, нам ему просто нечего сказать. Потому что вдруг вся эта история яйца выеденного не стоит?

Скажешь! — хмыкнул брат. — До меня только что дошло: чего это она, эта Ирка, раньше времени вернулась, а?

Словно в ответ на его слова раздался телефонный звонок. Ромка бросился к трубке.

Вы пойдете гулять? — раздался долгожданный Славкин голос. — Мы с Джимом уже выходим.

Куда это вы на ночь глядя? — остановила детей Валерия Михайловна, заметив, что они одеваются в прихожей.

Мам, ты не волнуйся, мы с собакой, — открыл Ромка дверь, — Мы недолго.

На улице уже летел им навстречу Джим. Вслед за ним спешил Славка.

Ну что, говорил с сестрой? — схватила его за плечо Лешка.

Ага, — кивнул мальчик. — Там такое, такое! Ее чудо спасло! Чудо! Вернее, она сама спаслась. Но ей повезло. Это просто чудо, — повторил он еще раз.

Давай по порядку, — прервал его бессвязную речь Ромка. — С самого начала. А то так мы ничего не поймем.

Ладно, — согласился Славка. — Я начну с самого начала. Только давайте пойдем посидим в беседке. Я что-то устал сегодня.

Беседка, куда пригласил мальчик своих друзей, располагалась на территории бывшего детского сада и, как правило, не пустовала. В ней находили приют или алкаши, или влюбленные парочки, или пацаны из соседнего двора. Но сегодня в ней, на счастье, никого не было. Ребята уселись на скамью, и Ромка подтолкнул друга:

Ну, давай рассказывай!

Понимаете, — начал Славка, — наша Ирка в институт поступила и бросила его на втором курсе. Дядя Андрей хотел, чтобы она там восстановилась и начала учиться снова, и она это ему уже пообещала, а тут с Танькой познакомилась, Ольги Ивановны племянницей. И Танька ей объявление подсунула, где было написано, что фирма по трудоустройству, та самая, "МСД-кадры", набирает молодых людей, то есть формирует группу, которая едет на Мальту работать и одновременно учиться гостиничному бизнесу. И английскому языку заодно.

Сказали, что после стажировки в гостинице каждому из них выдадут сертификат международного образца. Как было на такое не клюнуть? Вот и они уши развесили и всему поверили. У меня так тоже бывает, когда во что-то хочется верить, то веришь, несмотря пи на что, и не хочешь замечать никаких несоответствий. А у вас?

Не отвлекайся, — нетерпеливо бросил Ромка. — Давай дальше.

Так на чем я остановился? — Славка продолжил свое повествование. — Ирка наша всегда рвалась путешествовать. И потому схватилась за это агентство, как за хвост жар-птицы, и про институт забыла. А дядя Андрей был категорически против, и она с ним поэтому поссорилась и даже из дома ушла, у подружки ночевала, а когда в это агентство пришла, сказала, что у нее никого нет, что совсем одна на этом свете. Просто так сказала, чтобы отцу насолить, даже о бабушке в тот момент забыла. И не думала, что это будет иметь последствия… Джим, ко мне, — оглянулся Славка в поисках собаки. Пес подбежал, и мальчик взял его на поводок. — Я все время за него теперь беспокоюсь. Сиди тут, — приказал он собаке.

Какие последствия? Продолжай, — потребовала Лешка.

А такие. Как потом выяснилось, они старались брать в группу только одиноких парней и девушек, желательно не из Москвы, а еще лучше вообще не из России, а из стран СНГ. Чтобы их не скоро хватились.

А Танька? — спросила Лешка.

Танька им как раз полностью подходили. У нее и прописки-то московской нет. Она к Ольге Ивановне недавно из Воронежа приехала, там работу найти вообще невозможно. Разве только в ларьке торговать за пятьсот рублей в месяц. Ирка, кстати, вспомнила, как она удивилась, когда увидела, что одна девушка пришла туда с матерью и ей сразу почему-то отказали. А другая принесла всякие справки об окончании языковых курсов и о том, что она этому гостиничному бизнесу уже где-то училась, но и ее тоже отвергли, а взяли совсем

другую, абсолютно необразованную и некрасивую. Ирка-то у нас очень симпатичная, — как бы между прочим вставил Славка и продолжил: — Но все это она потом вспомнила, а тогда ни на что не обращала внимания. Главное для нее было то, что их с Танькой приняли в группу, они безумно этому радовались и больше ни о чем не хотели думать. Даже о том, что их туда по туристическим путевкам повезли и никакими рабочими и учебными вузами там и не пахло. Им сказали, что так проще, они и поверили.

Славка замолчал и задумался.

А потом что? — снова затеребило его Лешка.

А потом они полетели. На самолете. Семнадцать человек. Рейс был, заметьте, чартерный. Летела одна их группа. Никто их не провожал. Ирку — понятно почему. С дядей Андреем она была в ссоре, а бабушку убедила, что не надо этого делать, обещала ей сразу позвонить из аэропорта, когда прилетит. Оставила ей буклет с адресом и телефонами. С ними еще одна девушка была, сопровождающая. И ее фото на буклете было, который Ирка бабушке оставила.

Да ты что! — ахнула девочка.

А ты спросил, как она выглядела? Спросил? — дернул друга за рукав Ромка.

Спросил, конечно. С длинными черными волосами. На буклете она, правда, со светлыми, но Ирка ее все равно узнала. И ей об этом сказала.

О том, что она такая же красивая, как на буклете. Комплимент сделала, короче.

А звали ее как?

Звали? Я тут же спросил и об этом. И звали ее… — Славка помедлил и торжественно сообщил: — Лора.

Лариса!!! — подскочил на месте Ромка. — Вы поняли?

Чего ж тут непонятного, — взволнованно ответила Лешка и попросила Славку: — Давай рассказывай быстрее, что дальше было.

До Мальты они не долетели. С самолетом что-то стряслось, и им пришлось сделать вынужденную посадку в какой-то арабской стране. Так им сказали. А Ирка с Танькой каким-то чудом в аэропорту сразу нашли телефон и позвонили домой. Лора это заметила. А затем они рассказали ей, с кем живут и кому звонили, все, короче, о себе разболтали, а она их адреса и телефоны записала, для того, сказала, чтобы потом с ними встретиться, так как она там, за границей, долго не собиралась оставаться, а прилетела лишь затем, чтобы передать их группу другим сопровождающим.

Потом их посадили в автобус и куда-то повезли, объяснив, что в самолете обнаружена серьезная поломка. В пути эта Лора сказала, чтобы они сдали ей свои паспорта для регистрации. Все и сдали.

Кроме Ирки. Она вдруг обнаружила, что у нее все документы и деньги пропали. Очень расстроилась. Сами понимаете, каково оказаться в чужой стране без паспорта и без денег. Но Лора сказала, что ничего страшного не произошло и что они все уладят.

Из аэропорта они ехали очень долго, неизвестно было, в каком направлении. Привезли их в какую-то гостиницу, где, кроме них, других постояльцев не было, разделили по комнатам и дали успокаивающие таблетки, чтобы они легче перенесли стресс из-за вынужденной посадки самолета. А Ирка таблетки вообще не пьет после того, как в детстве чуть не умерла из-за аллергии на антибиотики, и потому ночью все спали крепко, а она — нет. И слышала какой-то шум, но не придала ему значения, а утром обнаружилось, что в группе двух девушек недостает. Ире и прочим сказали, что они уехали вместе с Лорой. Та почему-то даже не попрощалась. А вместо нее появился какой-то парень, не русский, но по-русски отлично говорящий, с акцентом, правда. Альберт его звали. И с ним еще всякие люди были. Потом еще один день прошел. Ирка спросила, когда они полетят дальше, а Альберт этот сказал, что нужно еще подождать. А на следующий день еще трех девушек на завтраке не оказалось. Сказали, что они внезапно заболели и их отправили в больницу.

Да, а еще их из этой гостиницы никуда не выпускали. Говорили, что это опасно. Только во двор можно было выходить, а он был огорожей со всех сторон, и за ними следили. Впрочем, все в группе ходили сонные и казались ко всему безразличными. В общем, все это Ирке, понятное дело, показалось очень подозрительным, и она уже стала думать, что пора оттуда, как говорится, когти рвать. Но сначала решила окончательно для себя выяснить, что же на самом деле происходит. Она подошла к номеру, где этот тип, Альберт то есть, жил, дверь приоткрыла и услышала, как он с кем-то по телефону разговаривает. Говорил он сначала не по-русски, она не поняла ничего, а потом положил трубку и уже по-нашему сказал другому типу, который там у них за компьютером сидел:

— Еще два донора требуются. Все идет отлично. Можешь сообщить.

Они заговорили о врачах, о больнице, о каких-то пациентах, которым требовалась срочная помощь, и тут Ирка все поняла.

Что поняла? — ужаснулась Лешка. — Что с ними делили?

Не знаю, как и сказать. Больным богачам пересадка всяких органов нужна, вот наших ребят и девчонок и набрали в качестве доноров. Ирка так решила. Если бы она там задержалась, то узнала бы все досконально, только уже рассказать бы не смогла никому. Бабушка говорит, о таких вещах в газетах уже писали. Только никто никогда не верит, что такое может и с ним самим случиться.

Лешка почувствовала, как у нее от все усиливающегося ужаса по всему телу побежали мурашки, и поежилась.

И что она сделала, когда догадалась, что ей грозит? — спросил Ромка.

Ей крупно повезло. Она рассказала все Таньке, и они, конечно, тут же решили сбежать. Ирка полезла в свою большую дорожную сумку, чтобы переодеться, но ее рука почему-то в сумке застряла и наткнулась на паспорт и деньги. То есть оказалось, что они у нее в сумке случайно за подкладку попали, потому они раньше и не смогла их найти. А как оттуда вырваться? Они с Танькой сначала незаметно постарались разведать обстановку вокруг. Оказалось, что выход все-таки был — через ресторан. Туда к кухне с улицы продукты подвозили. И вот, когда им подали обед, Ирка указала на второе блюдо и заявила, что такое она есть не может, так как от этого у нее аллергия, то есть пятна

на лице выступают, и все такое прочее. И сказала еще, что пойдет на кухню и попросит что-нибудь другое. А Таньку позвала с собой как будто для храбрости. Поскольку в руках кроме одной тарелки у Ирки с Танькой ничего не было, никто и не обратил на них особого внимания. А они быстро прошли через всякие подсобки и выскочили на улицу. А там женщины по улицам одни, да еще в джинсах, очень редко ходят. Поэтому они решили переждать до вечера. Увидели мусорные баки, залезли в них и просидели до темноты. Их хватились, расспрашивали о них прохожих — они все это слышали, — потом поехали их искать куда-то на машине. Ирка говорит, хорошо, что там собак нет, а то их, конечно, сразу бы обнаружили.

А почему собак-то у них нет? — удивилась Лешка.

Ты разве не знаешь? В некоторых мусульманских странах собак считают чуть ли не дьяволами.

Ну вот и поплатились. А дальше что?

Они в мусорке до темноты досидели, а потом стали пробираться в сторону автозаправки. А там очень долго, чуть ли не сутки, ждали каких-нибудь иностранцев, ну, европейцев там или американцев, на русских уж и не надеялись, которые взяли бы их с собой. И им наконец повезло, К автозаправке подъехала машина, в ней были двое англичан, муж и жена, и Ирка, как смогла, им все объяснила. Они привезли ее в аэропорт, там сходили для нее за билетом, еще купили ей темные очки, шляпу, в общем, другую одежду, и она прошла в самолет. А у Таньки-то документов не было, потому ее в посольство отвезли в наше, она уже оттуда домой звонила. Бабушка говорит, что она скоро

тоже дома будет.

А другие люди как же? Их тоже спасли? — заволновалась Лешка.

В том-то и дело, что нет. Туда направили полицию, но в той гостинице никого не оказалось, и никто ничего не мог сказать. Этот маленький отель был самым что ни на есть настоящим, они, то есть бандиты эти, его просто сняли на время. И получается, что имена и адреса людей, у кого сейчас находятся эти девушки и ребята, нужно искать здесь, в Москве, понимаете? То есть в первую очередь надо найти директора этого кадрового агентства, эту Лору, с которой они держат связь, и других их сообщников.

Выходит, мы все это время были на верном пути! — воскликнул Ромка. — Теперь ясно, почему пропали буклеты — чтобы никаких следов не осталось от той фирмы. И фотографию этой Лоры чтобы никто не видел.

Да, так же и Игорь Николаевич думает, — сказал Славка.

Какой еще Игорь Николаевич? — удивился Ромка.

Там был один, Ирку расспрашивал, — ответил Славка. — Мент или из ФСБ.

А ты рассказал ему, как мы искали Мальцева?

Конечно, рассказал.

А о турфирме? О "Фривэе"?

Сказал только, что мы видели возле нашего подъезда девушку, похожую на ту, которую описала Ирка. А больше ничего. Не буду же я при дяде Андрее рассказывать, как Лешка косметикой торговала или как ты петарды взрывал? А он возьмет и бабушке настучит!

И не говори никому ничего, — приказал Ромка. — Это наше расследование. Они нам не больно-то много расскажут, если что и узнают. К тому же пока больше и нечего сказать. В общем, мы должны продолжать следить за этой Ларисой и за шефом. Это самое главное сейчас. Во-первых, потому, что Лариса о нем говорила с этой мымрой в очках, а во-вторых, голос его не дает мне покоя.

Уж больно он какой-то подозрительный.

Значит, в понедельник опять туда пойдем, да? Но ты же обещал придумать, где нам тачку взять! — напомнила брату Лешка. — А иначе только время потеряем.

У нас еще завтра целый день для того, чтобы что-то предпринять. Воскресенье как-никак. — Ромка погладил Джима и уверенно заявил: — Ясно, что его Лариса увела. Но зачем она его в тот поселок привезла? Может быть, вспомнила о пустующей собачьей будке? Значит, у нее связь с той старухой. Видите, нам еще выяснять и выяснять все непонятное. Но главное, что есть с чего начать, короче, кончик нити от этого запутанного, полного ужасных тайн клубка у нас в руках, — снова вообразил себе свой будущий бестселлер Ромка и потому заговорил книжными фразами. — И значит, теперь пора привлекать к этому делу Артема и еще кого-нибудь.

Правильно, — подхватила Лешка. — Но у него тоже тачки нет. Не будет же он отца просить?

Может быть, у него друзья с тачками есть.

Об этом ты не подумала? А он хвалился, что у него полно взрослых знакомых.

Ромка встал и посмотрел в сторону своего подъезда:

Смотри, Лешка, уже наши гости расходятся. Пожалуй, пора и нам по домам. Артему сегодня, думаю, уже поздно звонить, спит небось. Я ему завтра с самого ранья звякну, а лучше всего встречусь с ним.

Джим, пока. — Ромка снова погладил внимательно слушавшего его пса.

Дверь детям открыла Эля. Настроение у нее было явно хорошим.

— Завтра, так и быть, бегать не будем, — объявила она и шепнула Ромке: — Не надейся, что я что-то забуду и не узнаю до конца все ваши секреты.

Глава XI ЗНАКОМСТВА ПО ИНТЕРНЕТУ

Утро следующего дня наступило мгновенно. Все еще спали, когда Лешка толкнула Ромку в бок:

Может, уже пора звонить?

Кому? Отстань… — пробормотал Ромка и перевернулся на другой бок.

Как кому! — возмутилась Лешка. — Артему! Сам говорил, что с ранья будешь ему звонить. Давай вставай!

Если все спят, он тоже спит, ты можешь это понять, дурья твоя башка?

А вдруг он на дачу поедет? Или еще куда уйдет? Звони сейчас, — не унималась девочка. — Ведь дело очень важное. Ты что, забыл, о чем Славка вчера рассказывал? Ты же сом собирался для этого рано встать!

Ну ладно. — Ромка потянулся, потом вскочил, взял трубку радиотелефона и отправился на кухню, чтобы никого не разбудить в доме.

Тем, ты? — спросил он, когда на другом конце после долгих гудков сняли трубку.

Ты что, сдурел? Сплю я еще, — ответил Артем.

И долго еще спать будешь?

А что?

Да дело есть. Боялся не застать тебя, потому я рано так. Ты уж извини, но оно не терпит никаких отлагательств, — как можно убедительнее попытался объяснить Ромка.

Да говори, что надо-то, — перебил его Артем.

Встретиться надо. По телефону не объяснишь.

Ну, приходи, — разрешил Артем. — Только не очень спеши. Пока идти будешь, я еще подрыхну.

— Ладно, не буду спешить.

Ромка помылся, медленно оделся, снял с вешалки куртку.

— Скажешь всем, что я у Артема, — приказал он Лешке и аккуратно закрыл за собой дверь.

До дома Артема было всего десять минут ходьбы. В нем был домофон, поэтому подъезд сиял прямо-таки первозданной чистотой. "Живут же люди", — как обычно, подумал Ромка, поднимаясь по лестнице на третий этаж.

Артем выглядел хмурым и заспанным.

— Предки уехали, — сообщил он. — В кои-то веки отоспаться решил, а тут ты. Кофе будешь?

— Буду, — кивнул Ромка. — Тогда пошли на кухню.

Там хозяин поставил кофейник на огонь, полез в стенной шкаф и достал оттуда кружку с надписью "Артем". Ромка подумал, что, быть может, и "Рома" найдется, но ему была предложена посудина с собакой породы чау-чау на боку. Затем Артем полез в холодильник, достал хлеб, сыр, колбасу и стал готовить бутерброды.

И бутерброды, и кофе показались Ромке необыкновенно вкусными, как будто он не ел никогда ничего подобного.

— Ну, что за дело, колись, — сказал Артем.

Тачка нужна. И люди. Завтра, — лаконично ответил Ромка, ожидая наводящих вопросов.

Зачем? Говори толком, не тяни. — Артем долил себе кофе и снова принялся делать бутерброды. — Хочешь еще? — спросил он Ромку.

Тот кивнул.

— Помнишь собаку, которую мы в твоем поселке нашли? С нее-то все и пошло. — И Ромка подробно рассказал другу обо всех событиях прошедшей недели: как они искали и не нашли директора исчезнувшей фирмы, как вышли на турбюро и что приключилось со Славкиной сестрой.

Теперь ты понимаешь, — завершил он свой рассказ, — что своими силами нам не справиться?

Я думал, такое только в кино бывает. В фильмах ужасов. Значит, нам следует как можно тщательнее продумать план операции. И поискать нужных людей, готовых вам помочь, — глубокомысленно заключил Артем и поднялся с места. — Поел? Тогда пошли. Будем вместе искать.

Куда идти-то?

Не бойся, не очень далеко. Вот сюда. — Артем провел гостя в свою комнату и включил компьютер. — Ты сечешь в Интернете?

Ну, как тебе сказать, — замялся Ромка, — представление имею, но мама говорит, что у нас в нем особой нужды нет, чтобы деньги лишние тратить.

А у меня есть. — Артем взглянул на часы. — Скоро в чате мои друзья появятся.

Где-где?

В чате. Ты что, не знаешь? Chat — болтовня по-английски. Там столько людей интересных! Девчонок всяких и ребят тоже. — Артем поставил стрелочку на "Интернет", довольно быстро нашел нужный сайт и застучал по клавишам:

— Нужна тачка на завтра. Отзовитесь, кто может. Москва. Арт.

— Ты, значит, Арт? — Ромка пододвинул свой стул как можно ближе к компьютеру, чтобы было удобнее читать появляющиеся на мониторе фразы.

— А народ-то здесь постоянный?

— Здесь у всех короткие кликухи. А люди новые, конечно, возникают, и с каждым днем их все больше, но и старых, постоянных, то есть тех, кто сидит в чате давно и упорно, навалом. Это я просто так про тачку объявил, на всякий случай, а сейчас выйду на конкретных людей. Есть такой парень крутой — Вэнс. В компьютерах сечет только так. Я с ним с зимы общаюсь. А еще Брик, тоже клевый мужик.

Ромка слушал Артема, а сам читал возникающие на мониторе послания:

Кныщ, отзовись, я по тебе скучаю. Брюс.

Ребята, я вас всех люблю, жизнь прекрасна! Лика.

Арт, а какие у тебя глаза? Белка.

— Болтовня, она и есть болтовня, — заключил Ромка. — Ничего интересного. — И тут же закричал: — Смотри, Темка, это тебя!

На экране появились следующие слова:

Арт, есть проблемы? Вэнс.

Вэнс, нужна тачка. Арт, — отстучал Артем.

Арт, сожалею, у меня сейчас нет. Вэнс, — почти тут же последовал ответ. И Ромка увидел новое обращение к Артему:

Арт, когда нужна тачка? Брик.

Завтра, — начал набирать Артем. — Во сколько? — повернулся он к другу.

Давай в пять, — подумав, ответил Ромка. — На "Кропоткинской", у музея.

Артем отстучал:

Брик. Вэнс. Сбор завтра ровно в пять часов у Пушкинского музея на "Кропоткинской". Ждать? Арт.

Ребя! — возникло на мониторе. — Музей грабануть решили? Возьмете в долю? Майк.

Ишь, чего захотел! — захохотал Ромка. — Напиши, что самим мало будет! Гляди, гляди! Это нам!

И действительно, следующее послание было весьма ценным:

— Арт! Мотоцикл сгодится? Брик.

Артем посмотрел на Ромку, тот кивнул. Выбирать не приходилось.

— Брик! Сгодится! Арт.

И снова потянулся пустой треп, а потом Брик задал новый вопрос:

— Арт! Как я вас узнаю? Брик.

Не спрашивая больше Ромку, Артем отстучал:

— Брик! Вэнс! Мы будем с мороженым в руках. Арт.

Подумав, он решил снова обратиться к Вэнсу:

— Вэнс! Ты будешь у музея завтра в пять? Арт.

Утвердительный ответ от Брика пришел довольно быстро, а вот Вэнса пришлось ждать минут двадцать.

Чего это он тянет? — недоумевал Артем. — Одного Брика ведь нам мало. Будем искать еще кого-нибудь? Вообще-то мне хотелось бы, чтобы пришел именно Вэнс. Классный парень, вот посмотришь.

А ты его видел?

Я? Нет, ни разу — ни его, ни Брика. Но это неважно. Я с ними за это время так наговорился, что абсолютно уверен: на них обоих можно положиться на все сто.

На сто семь, — по привычке поправил Ромка и согласился: — Ну что ж, подождем.

Арт! На какой предмет встреча? Вэнс, — наконец высветилось па экране.

Что бы такое ему ответить, чтобы другие не поняли? — задумался мальчик и забарабанил по клавиатуре: — Вэнс! Ты читал "Эмиль и сыщики"? Арт.

Еще минут через десять пришло новое и последнее сообщение от Вэнса:

Арт! Понял, приду. Вэнс.

Ну, все, — с облегчением вздохнул Артем. — Два клевых парня и тачка. Сойдет? И нас трое.

Четверо, — поправил его Ромка. — Ты Лешку забыл.

И верно. От нее тоже польза была.

Да еще какая! — вступился Ромка за сестру. — Если бы не она, мы бы вообще на этих бандитов не вышли.

И он рассказал Артему, как несчастной Лешке пришлось даже пожертвовать маминым сверхдорогим кремом, чтобы приблизиться к разгадке тайны туристической фирмы.

Надо в магазинах посмотреть. Теперь полно импортной чепухи, — посоветовал Артем. — Там этого добра навалом. Бабки есть?

Пока еще есть, — вздохнул Ромка. — Но на такой крем не хватит. Мы уже и так изрядно потратились. Я Лешке предложил его назад купить — это заодно и повод туда пойти. А ты представляешь, что будет, если мы это дело сами раскроем?

Что будет-то? — скривился Артем. — Медаль дадут?

Нужна она мне, — обиделся Ромка. — Просто… интересно. И потом, надо же спасать людей, если только их еще можно спасти.

Он выдохнул из груди воздух и на сей раз не стал давать волю своему воображению: от одной лишь мысли о том, что могли сделать с Иркиными попутчиками, становилось не по себе…

Ромка решил не рассказывать другу еще об одной причине, которая побудила его вначале разгадывать эту таинственную историю: о своих пока еще нереализованных творческих замыслах. А то еще возьмет и поднимет его на смех.

Надо, конечно, — согласился Артем и спросил: — А сейчас ты что будешь делать?

Домой пойду. Славка с Лешкой ждут. Порадую их, что теперь нас больше, да еще мы теперь и с транспортом. А ты физику сделал? — вспомнил вдруг Ромка.

А это для меня теперь не проблема. Я тут программу разработал, мне теперь компьютер задачи решает. Вэнс помог, между прочим. Так что от чата тоже польза есть. Хочешь посмотреть?

А то! Позвоню домой только.

И Ромка, сообщив по телефону Лешке о том, что завтра к ним присоединятся двое ребят с мотоциклом, и попросив маму не волноваться, провел весь день у Артема.

Как ты думаешь, обнаружим мы сегодня что-нибудь новенькое? — тревожился Славка, заглядывая попеременно в лицо то Ромке, то Артему, когда они около пяти часов вечера подходили к Музею имени Пушкина. — А то получится, что вы только зря новых ребят привлекли!

Что за сомнения? — возмутился Ромка. — Будем настойчивы, и все получится. Ты уж поверь моему чутью.

Лешка хоть и радовалась тому, что она вновь в компании с Артемом, но радость эту отравляла мысль о том, что ей снова предстоит одной тащиться в турфирму. А этого ей жуть как не хотелось делать,! А куда денешься? А еще надо было как-то мамин крем назад выкупать! Но сознание, что ребятам без нее не обойтись, все же придавало ей некоторые силы и уверенность в себе.

А мороженое? Стойте, мы же все должны стоять там с мороженым! — остановил ребят у лотка Артем.

Наш опознавательный знак — мороженое в руках, — объяснил Ромка Славке с Лешкой.

— Тогда мне "Нате", — потребовала девочка. Артем вручил каждому по разноцветной пачке.

— Давайте тут постоим, — остановился он неподалеку от ведущей к музею дорожки. — Думаю, нас трудно будет не заметить.

— Уже есть пять? — спросил Славка Ромку.

Ромка посмотрел на часы и кивнул:

Угу. Но где же они? — Он завертел головой, пытаясь вычислить, кто из идущих им навстречу ребят является Вэнсом, а среди мотоциклистов вы смотреть Брика.

Рома, у меня уже мороженое кончается, — сокрушенно проговорила Лешка, отчаянно вертя головой по всем сторонам.

Ромка и сам не заметил, как съел свое.

— Держи в руках бумажку и делай вид, что ешь, — приказал он и строго посмотрел на других: — Обертки не выбрасывайте! Стойте с ними! Ну, где же они, твои друзья? — Он подошел к Артему, который тоже без конца оглядывался по сторонам.

— Откуда я знаю? Я ведь сам, ты знаешь, их никогда в глаза не видел. Мне и самому интересно на них посмотреть, и я не понимаю, почему их до сих пор нет.

Вдруг послышался рокот мотоцикла, который резко затормозил у края тротуара. Сидевший за рулем парень снял шлем, и все увидели, что это вовсе не парень, а симпатичная девушка с длинными каштановыми волосами и большими карими глазами. Она смерила всех четверых надменным взглядом и остановила его на Артеме, который казался взрослее всех в этой компании:

Ты, что ли, Арт?

Ну, я, — ответил Артем.

Я — Брик. Я вообще-то думала, что ты старше. Как зовут-то тебя по-настоящему?

— Меня? Артем. А я думал, ты парень, — растерялся мальчик. — Зачем было врать?

Я никогда не вру, — обиделась девушка. — Ты хоть раз меня об этом спрашивал?

Нет, но мне и в голову не приходило… И потом, Брик — это же мужское имя!

Почему это?

Ну как же, в фильмах все Брики — мужчины… И вообще…

В "Санта-Барбаре" тоже Брик был, — услужливо подсказала Лешка.

Наверное, и там. Я не смотрел. Ну а тебя как зовут по-настоящему?

Лиля, — ответила девушка. — Ну, говорите, что там у вас стряслось, а то, может, я тут с вами только время зря теряю.

Гля, какая тачка клевая, — шепнул Ромка Славке. — "Сузуки"! Везет же этой Лильке!

Подожди немножко, — попросил девушку Артем. — Еще одного человека нет. Да ты его должна знать: в чате он — Вэнс.

— Вэнса помню. Он мне один раз даже помог в одном деле. Отлично. Будем ждать Вэнса.

Она вгляделась в прохожих:

Что-то никого похожего! Правда, я не знаю, какой он из себя.

Ну, что будем делать? — Ромка нетерпеливо переминался с ноги на ногу. — Может быть, пойдем? Нет вашего Вэнса! Не смог, наверное, прийти.

Пошли. — Артем с силой швырнул в урну обертку от мороженого. Вся компания двинулась с места.

— Подождите, — вдруг остановил их тонкий мальчишечий голос.

Ребята оглянулись. К ним подбежал худенький мальчишка лет двенадцати в черной бейсболке, очках и с огромной сумкой в руках, который давно вертелся возле них, но никто не обращал на него внимания.

— Здравствуйте, — сказал мальчишка, — я — Вэнс.

Артем, еще не оправившийся от шока, вызванного Бриком-девушкой, вообще потерял дар речи.

Ты и есть Вэнс? — ахнул Ромка.

А не врешь? — опомнился Артем. — Может быть, это твой старший брат?

Да нет у меня никакого брата. Я и есть Вэнс.

А чего ж ты придурялся? Я думал, тебе лет шестнадцать или даже семнадцать.

Но я же — я, — обиделся мальчишка. — Хоть и не такой, каким тебе казался. Но это только внешне, а внутренне я же такой и есть!

Надо же, — продолжал сокрушаться Артем, не глядя на друзей, — я-то думал… Вот она, виртуальная реальность!

Так вы что, меня с собой не возьмете? — чуть ли не плача, спросил мальчик.

Пусть идет, — великодушно согласился Ромка. — Мелкие нам тоже могут понадобиться.

А как тебя вообще-то зовут? — спросила Лешка.

Я — Вениамин, — важно представился мальчишка.

— Ясно, — кивнула Лешка. — Оттого и Вэнс.

Ну да, — подтвердил очкарик. — А тебя как звать?

Я — Оля, — ответила девочка, тоже решив назвать свое настоящее имя. — Но вообще-то меня все Лешкой зовут. А тебя я буду звать Венечкой. Согласен?

Зови как хочешь, — охотно согласился мальчишка. — А что делать-то будем?

Вот и я спрашиваю, — поддержала его Лиля.

Нам очень нужно проследить за одной теткой. А может быть, и за мужиком, если он там тоже будет. Мы ищем против них улики. Они работают тут рядом, за углом и еще за углом. — Ромка помахал рукой. — Это суть дела, а во все его подробности мы вас потом посвятим.

Лиля надела шлем и села за руль своего мотоцикла.

— За углом, а потом как? — спросила она. Ромка объяснил. Она рванула с места, и вся компания двинулась в том же направлении. А когда все остановились у большого вяза, где их уже поджидали Лиля, он сказал:

Значит, так. Мы с Артемом останемся здесь, а ты, Славка, иди во двор пасти "девятку". Если вдруг Лариса к ней выйдет, мчи сюда, и тогда мы с Лилей, — с уважением взглянул он на девушку, — двинем за ней.

А если она не на тачке поедет? — спросила Лешка. — Если пойдет в метро?

Ну, тогда мы все двинем за ней, только Лиля не будет задействована.

А если там еще и шеф? — спросил Славка.

— А если там вообще никого нет? — вставил Артем.

Ромка взглянул на сестру:

А Лешка на что? У нее там еще и дельце одно есть. Сейчас пойдет и все разведает. Иди, — подтолкнул он девочку, — узнай, где Лариса, и не забудь о шефе. А если будет возможность, выкупи назад свое сокровище.

Боюсь почему-то ужасно, — шепотом призналась Лешка брату и вздохнула: — Ну ладно, куда денешься!

Она потрясла пакетом со своей белорусской косметикой, нащупала в кармане вырученные за крем пятьсот пятьдесят рублей и медленно направилась к знакомому входу. "Может быть, еще и свои деньги добавлять придется", — промелькнула мысль, и девочка стала подбирать подходящие фразы для того, чтобы начать разговор с мымрой в очках, которую, как она знала теперь из записи на диктофоне, зовут Алена.

Лешка открыла дверь турфирмы и заглянула внутрь. Алена сидела за своим столом. А больше в первой комнате никого и не было.

Здравствуйте, — сказала она и решительно шагнула вперед. — Это опять я.

Вижу, — поднимая глаза, откликнулась девушка.

Меня Катей зовут, — сказала Лешка. — А мою сестру — Леной.

И что из этого? — спросила мымра.

Сестра моя без работы сейчас сидит. Челночить-то стало невыгодно, трудно товар продать, сами знаете. И она теперь работу ищет. У вас нет подходящей? Вы не думайте, она у меня не какая-нибудь, она курсы бухгалтерские окончила.

Нет у нас. Катя, никакой работы, — ответила девушка и посмотрела на дверь, ведущую в другую комнату. — Сами скоро безработными будем.

А как вас зовут? — поспешила спросить Лешка, чтобы невзначай не обратиться к мымре по имени и тем себя не выдать.

Алена, — ответила девушка.

Ну вот, значит, так же, как и мою сестру.

А может, я все-таки поговорю о ней с вашим начальством? — И, не дожидаясь разрешения, Лешка рванулась к двери у шкафа и открыла ее. Там за компьютером сидел молодой парень, а у окна стояла Лариса. Больше в помещении никого не было.

Лешка облегченно вздохнула. Часть плана она выполнила: установила, что Лариса находится в офисе и, значит, вся их компания собралась. не зря.

Нет у нас сегодня никакого начальства, — услышала девочка слова Алены.

А как зовут-то его? — Лешка изо всех сил старалась затянуть разговор. — На всякий случай скажите, если не секрет.

Какие уж тут секреты. Его зовут Александр Федорович, фамилия Савицкий. Только ничем он тебе не поможет. У нас у всех положение еще то.

Лешка про себя хмыкнула: это ей и так известно.

— Что, зарплату маленькую стали платить? — Теперь она старалась подвести разговор к крему и все прикидывала, как бы это сделать похитрее.

А потом подумала, что можно спросить и напрямую: — А кремом-то вы пользуетесь?

Алена наморщила лоб, вспоминая, о чем идет речь, потом сообразила, полезла в стол и достала коробочку.

— Нет еще, — ответила она, словно удивившись самой себе.

В это время из соседней комнаты вышла Лариса.

Опять здесь торговля? — спросила она и, выхватив крем у Алены из рук, обратилась к Лешке: — Я его уже видела у тебя. Напомни мне,

сколько он стоит?

Пятьсот пятьдесят, — ответила девочка и добавила: — Только Алена его уже купила.

Значит, у тебя все-таки есть деньги? — уставилась на коллегу Лариса. — А говорила…

— Вовсе их у меня нет, — резко ответила Алена. — Абсолютно так же, как и у тебя. Я его купила, можно сказать, на последние. Откуда мне было знать, что так дело обернется?

Лешка тут же взяла быка за рога.

Я могу его назад забрать, — предложила она. — Мне в другом месте за него больше обещали.

Бери, — еще раз взглянув на Ларису, подвинула ей Алена коробочку. — Давай сюда деньги и забирай.

Девочка мгновенно сунула коробочку в пакет, достала из кармана смятые бумажки и протянула их Алене. Та пересчитала их и положила в сумочку. Лешка испустила еле слышный вздох облегчения. Все! Ее миссия, намеченная на сегодня, была полностью выполнена. Она уже собралась уходить, как вдруг зазвонил телефон. Трубку сняла Лариса, так как стояла с ним рядом. Девочка насторожилась. Теперь ей надо было во что бы то ни стало здесь задержаться.

А попить у вас можно? — обратилась она к Алене.

Пей, — кивнула та в сторону окна, на котором стояли графин с водой и два стакана.

Лешка медленно пила сырую теплую воду, которую ей дома пить запрещали, и вслушивалась в разговор, который вела Лариса. Вернее, она в основном односложно отвечала:

— Что? Да. Да. В семь? У аптеки? Ну, раз ты на трамвае. Хорошо, хорошо. У ворот в семь. Пока. — И брюнетка положила трубку.

"Узнать бы, у каких ворот и с кем она встречается", — подумала Лешка, и тут ей на выручку пришла Алена.

Ты, значит, не домой сейчас пойдешь? — просила она Ларису. — А в какую сторону? Нам не по пути? На чем ты поедешь?

На метро. Мне в противоположную.

И куда, если не секрет? С Вадимом небось встречаешься?

Если и так, тебе-то что? — ответила Лариса и, взглянув на свои красивые часы, пошла в другую комнату. Алена высвободила руку и тоже посмотрела на точно такие же часы.

А чего это у вас часы одинаковые? — не удержалась от вопроса Лешка.

Алена пожала плечами:

— Вместе покупали.

Больше Лешке здесь действительно было делать нечего. Она поставила стакан на место и попрощалась с Аленой:

— Я пошла, спасибо.

Потом опомнилась, схватила свой стакан и спросила:

Может быть, помыть?

Иди, без тебя помоют, — раздраженно махнула рукой девушка.

Глава XII СЛЕЖКА НА ВЫСТАВКЕ

Лешка ликовала. Она сделала все, что могла, и даже больше. Она узнала, что Лариса встречается в семь часов с человеком, чье имя они уже знали по записи на диктофоне, — Вадимом. Теперь уж за ней проследить — раз плюнуть.

Девочка выскочила из дома и поспешила к ребятам:

Лариса там. Тачка нам не нужна. Она встречается с Вадимом, о котором мы уже слышали, в семь часов, и поедет она туда на метро. Все понятно?

Ну что ж, значит, будем за ней следить. Это не составит труда. Только ты, может быть, домой пойдешь? — посмотрел Ромка на сестру. — А то еще сама засветишься и нас подведешь.

Лешка оскорбилась смертельно:

— Нет чтобы похвалить, сказать: "Спасибо тебе, Лешенька!" Я тоже хочу с вами. Она меня и не заметит, вот увидишь!

Ее дернул за руку ранее молчавший Венечка и снял с головы свою кепку:

Возьми мою бейсболку. И давай еще и куртками поменяемся. Для маскировки. Вот тебя и не узнают, если приглядываться не будут.

Кому я нужна, приглядываться ко мне, — охотно согласилась девочка, примеряя кепку. Она знала, что ей такие бейсболки идут, поэтому сразу послушалась Венечку.

Сам он без кепки стал похож на Знайку из мультика "Приключения Незнайки и его друзей", а Лешка, убравшая с лица волосы, — на мальчишку.

— Пожалуй, на сегодня моя миссия закончена, не успев начаться. Вот мой телефон, — сказала Лиля и, черкнув номер в блокноте, вырвала листок и протянула его Ромке. Тот был польщен: выходит, девушка признала его за главного в их разношерстной компании. — Звоните, если что, — прокричала она сквозь вой своего "Сузуки" и укатила.

Лешка достала из пакета коробочку с кремом и с гордостью повертела ею перед носом у брата.

— Отлично! Хоть из-за этого голова больше болеть не будет, — похвалил Ромка сестру и обратился к остальным: — Ну что, будем ждать?

Ждать пришлось не очень долго. Вскоре из серого здания вышла Лариса и направилась в сторону метро. Вся компания двинулась за ней. Как-то так получилось, что Артем, Ромка и Славка шли впереди, а Лешка с Венечкой — сзади.

Ты что, домой после школы не заходил? — Лешка указала пальцем на Венечкину битком на битую сумку. — У тебя там что, учебники вперемешку с кирпичами?

С чего ты взяла? У меня там только все самое необходимое, что может понадобиться детективу. Когда меня Арт, Артем то есть, спросил, читал ли я книжку "Эмиль и сыщики", я сразу понял, что зам предстоит за кем-то следить. Я тебе в метро покажу, что у меня есть, а то. на ходу неудобно, — пообещал мальчик.

Лариса спустилась в метро и зашла в вагон. Ребята направились в соседний, чтобы не привлекать ее внимания. Впрочем, она не смотрела по сторонам и вовсе почему-то не интересовалась тем, следит за ней кто или нет.

Лешка увидела свободные места и подтолкнула к ним своего спутника:

А теперь показывай, что там у тебя в сумке.

Говорю, все самое необходимое. Вот, например, это. — И Венечка извлек фотоаппарат.

Надо же, какой ты молодец. Но Ромка тоже с собой нашу "мыльницу" взял.

Значит, я вам точно пригожусь, — усмехнулся мальчик. — Тут у меня объектив телескопический, снимает с любого расстояния.

— У нас дома такой был, — вспомнила Лешка. — Папа когда-то давно сделал снимок мамы, увеличил его и у себя на стенку повесил, а она здорово удивилась, когда его увидела. Мама купалась в озере, а пала был на другом берегу и заснял ее, когда она из воды выходила, вся мокрая, в купальнике. Это было, когда они еще не поженились, — добавила девочка и снова удивилась: — Смотри-ка, у тебя тут и фонарик, и лупа. А книжки о чем?

— О компьютерах. Чтобы в дороге время не терять.

— Молодец, — похвалила Лешка своего нового знакомого. — Ты только не забудь заснять того, с кем Лариса встречаться будет, и ее, само собой, тоже. — Ромка, — дернула она за рукав стоявшего возле них брата, — у Венечки фотоаппарат с телескопическим объективом, это куда лучше, чем твоя "мыльница". Пусть он Ларису заснимет, и тогда мы ее фото Ирке покажем.

— Пусть он тогда побольше снимков сделает и ее, и Вадима этого. Только чтобы незаметно снимал, понятно?

Лариса вышла на станции "ВДНХ" и пошла по направлению к выставке.

А почему это, — спросила Лешка, — метро называется "ВДНХ", а выставка — ВВЦ?

Раньше, — объяснил Венечка, — это была Выставка достижений народного хозяйства всего СССР, а теперь, если я не ошибаюсь, это Всероссийский выставочный центр. По-моему, так. Только теперь там меньше выставляют, а больше торгуют всем на свете. Я здесь с папой был не очень давно.

— Ты и вправду как большой, все знаешь, — восхищенно произнесла девочка.

Минуя магазины и киоски, людской коридор, предлагающий прохожим товар на любой вкус, от одежды, обуви, сумок до котят и щенков, ребята вслед за Ларисой подошли к воротам выставки.

Значит, так. Если они встречаются и расходятся, мы с Лешкой и Венькой идем за ее другом, или кем он ей там приходится, а Артем со Славкой — за ней самой. Согласны? — тихо сказал Ромка и посмотрел на Венечку: — А тебе хорошо бы подойти к ним и подслушать, о чем они будут говорить. Кто обратит внимание на такую малявку!

Ромка! — негодующе воскликнула Лешка.

Ничего, я исправлюсь и подрасту, — успокоил ее Венечка. — У меня еще все впереди.

Интересно, что они будут делать на выставке? — недоумевал Артем. — Скоро уже все павильоны закроются, если еще не закрылись.

Может быть, в ресторан пойдут. Или так погуляют. Или же она со своим женихом здесь встречается, а вы бог весть что вообразили, — как всегда, с сомнением в голосе произнес Славка.

Фома неверующий! — ответствовал Ромка. — Сам знаешь, что это не так. Какая такая любовь, когда у нее земля горит под ногами! Знает небось, что Ирка сбежала.

Лариса стояла у ворот, нервно сжимая в руках сумочку.

Уверена, что это не жених, — прошептала Лешка Венечке.

Почему ты так думаешь?

Да потому, что к своим женихам и прочим ухажерам девушка должна на свидание опаздывать. И вида не подавать, что беспокоится. А эта вовремя пришла и смотри, как волнуется, — со знанием дела объяснила девочка.

А ты ходишь на свидания? — поинтересовался Венечка.

Да как тебе сказать, — замялась Лешка. Уж очень ей не хотелось сознаваться, что пока в ее жизни таких событий еще не было. А хорошо было бы, если бы Артем назначил ей свидание! И она взглянула на рослого мальчика. Тот — может быть, для конспирации — что-то увлеченно рассказывал Ромке.

Лариса перекинула сумку через плечо и стала ходить взад-вперед, поглядывая в сторону метро. Внезапно оттуда появился человек в куртке, из-под которой торчала рубашка без галстука. Внешность мужчины показалась Лешке очень знакомой. У девочки все внутри задрожало от волнения:

— Ромка, это он! Славка, это он! Ну помните, тот тип, на которого тогда Джим налаял! Значит, это и есть Вадим?

Но Лариса на этого типа почему-то даже не взглянула, и он куда-то быстро исчез. Ребята недолго этому удивлялись, потому что их внимание переключилось на того, кого ждала девушка. Он появился изнутри, со стороны выставки. Это был человек среднего роста, темноволосый, с беспокойным лицом.

Венечка, который уже давно и почти неслышно щелкал своим фотоаппаратом, сразу же оценил обстановку. Он полез куда-то в кусты, укрывшие его с головой. Лариса со своим спутником тем временем направились на выставку- Венечка запрятал фотоаппарат в свою большую сумку, достал плейер с наушниками, нацепил их на себя, почти вплотную подбежал к идущей парочке и без всякого стеснения пошел сзади, пока Лариса не почувствовала, что их преследуют. Она гневно обернулась, и Венечка у нее тут же что-то спросил. Она пожала плечами и отвернулась. А мальчик вприпрыжку вернулся к друзьям.

Что ты ей сказал? — поинтересовалась Лешка.

А я спросил, не видела ли она девочку в красном плаще. Надо же было хоть рот раскрыть, раз она оглянулась.

А о чем они говорили? — нетерпеливо перебил его Ромка.

Передаю дословно то, что слышал. Она спросила: "В чем дело, Вадим? От кого ты скрываешься? Может быть, ты мне расскажешь всю правду?

И куда ты меня ведешь?" Он: "К другу. Я сейчас у него живу. Мне нужно кое у кого деньги взять, и я уеду, ты не беспокойся. Еще поесть надо купить".

Она: "Сейчас и купим". И тут она меня заметила.

А наушники зачем? — спросила Лешка.

Как зачем? Чтобы она не заподозрила, что я их подслушиваю. Иду себе с музыкой!

Маленький, а хитрый! — восхитился Ромка.

Не хитрый, а умный, — поправила его Лешка. — Смотрите, поворачивают!

Преследуемая детьми пара повернула направо и вышла на оптовый рынок. Лариса достала из сумочки такой же, как у Лешки, пакет, и они стали покупать и складывать туда продукты.

Пойду и я куплю что-нибудь, — сказал Артем и подбежал к киоску, в котором Ларисе взвешивали сыр. Ее спутник стоял рядом и мол

чал. Артем подождал и вслед за девушкой медленно пошел вперед, к следующей торговой точке.

Поужинаем, и я уйду, — сказала Лариса. — Может быть, достану для тебя деньги у шефа. Позвоню ему от тебя сначала домой или в магазин.

Хорошо, — кивнул ее спутник. — Я буду ждать твоего звонка.

Вадим, все это мне не нравится. Уезжал бы ты поскорее!

Сейчас придем ко мне и все обсудим, — ответил мужчина. — Я последний раз прошу от тебя помощи.

Лариса купила баночку растворимого кофе и пачку печенья, подозрительно оглянулась по сторонам, но на Артема не обратила никакого внимания. Он купил пачку жвачки "Стиморол" и вернулся назад к ребятам.

Его зовут Вадим, — объявил Артем ребятам.

Это мы знаем. А еще что? — схватил его за рукав Ромка. — О чем они сейчас говорили?

Она собирается ехать за деньгами. Доставать их, вернее. Так она сказала. У шефа. Вадим просит у нее помощи, — сообщил Артем и выдал каждому по жвачке.

Тем временем Лариса и ее спутник миновали оптовый рынок и вышли к киностудии имени Горького.

На какое-то мгновение Лешке показалось, что среди прохожих мелькнуло лицо того мужчины, которого она видела у Славкиного подъезда и сегодня у ворот ВВЦ. Она внимательно посмотрела еще раз по сторонам. "Да нет, мне это просто померещилось", — подумала девочка и не стала об этом никому говорить.

А Вадим с Ларисой перешли дорогу, свернули направо и вошли во двор большого дома.

Похоже, пришли, — шепнул Ромка и двинулся было за ними, но его опередил Славка.

Я пока еще не светился, вы постойте тут, а я посмотрю, куда они пойдут, — вдруг осмелел он и ринулся вперед вслед за парочкой, которая вошла в угловой подъезд дома.

Но когда мальчик влетел туда за ними, двери лифта уже захлопнулись. Славка на всякий случай взглянул на часы и бросился вверх по лестнице. Лифт догнать ему не удалось, так как он остановился где-то на верхних этажах. Тогда мальчик вернулся вниз и подсчитал, сколько секунд лифт шел наверх. Затем вызвал его, зашел внутрь и остановил через то же время, то есть на восемнадцатой секунде. Лифт оказался на седьмом этаже. Теперь оставалось только установить квартиру, в которую зашли Вадим с Ларисой. Можно было, конечно, позвонить в каждую, спрятаться и посмотреть, кто выйдет. Но Славка счел, что это несерьезно. Впрочем, полдела сделано, а определить квартиру — это уже детали, решил он и, гордясь своей находчивостью, вернулся к друзьям.

В принципе, — сказал Ромка, — мы установили все: дом, подъезд, этаж. Номер квартиры уже не важен. Подслушать, о чем они там говорят, мы все равно не сможем.

Еще мы знаем, — добавил Артем, — что он остается там, а она куда-то едет.

И хорошо бы проследить, куда именно, — добавил Ромка.

Лично я уже не могу, — вздохнул Венечка. — Мама будет за меня волноваться. И пленку надо проявить.

Когда будут готовы снимки? — спросил Ромка.

Завтра. Я специально черно-белую пленку вставил, чтобы возни не было. Сегодня же проявлю и отпечатаю.

А домой-то надо всем, — уныло проговорил Славка. — К сожалению, никто из нас не свободен. Кто ее знает, сколько времени она там ужинать будет и когда куда-то поедет? А если еще и тачку по дороге возьмет? До метро-то отсюда черт-те сколько переть.

Что же делать? — заметался Ромка и взглянул на Артема. — И нам тоже сейчас дома достанется. А как бы хотелось узнать, где этот шеф находится. К тому же нам надо выяснить, кто он такой, этот шеф, о котором они говорят: шеф турфирмы, Александр Федорович, или совсем другой человек? То есть я, конечно, уверен, что это одно и то же лицо, но вдруг ошибаюсь? Чем черт не шутит! Как быть? Что делать, Темка?

Ладно, — вдруг решился Артем. — Идите, а я останусь.

Как это? — удивился и обрадовался Ромка. — А дома что скажешь?

Я же тебе говорил — предки умотали. Будут только завтра, а может, и послезавтра. Отец — заграницу, а мама в Питере на симпозиуме. Будет, конечно, звонить, но ничего, придумаю что-нибудь потом. Надеюсь, эта Лариса у него недолго ужинать будет и мне не придется долго ждать.

Ты настоящий друг, — проникновенно произнес Ромка, а Лешка взглянула на Артема с еще большим восхищением:

Тебе не скучно будет?

Не знаю. Хорошо бы Лильку позвать, могут понадобиться ее колеса. Хоть и два всего, а лучше, чем ничего, — ответил ей Артем и обратился к Ромке: — Говори номер ее телефона. Она где-то здесь недалеко живет.

Ромка достал из кармана бумажку и протянул другу.

— Дай-ка я сначала его перепишу, — деловито сказал Венечка, добывая из своей необъятной сумки блокнот и ручку. — И свои реквизиты мне заодно сообщите. А также скажите, куда снимки приносить. У нас завтра первый урок — информатика, я и так все по ней знаю, а стало быть, могу прийти к вам в школу. Где она находится?

Ромка объяснил, как добраться до школы, где учились трое мальчиков и девочка, а Славка пообещал ждать нового друга утром у входа.

Артем взял из рук у Венечки листок и поспешил к телефону-автомату. Вернулся он весьма довольный:

— Все отлично, ребята. Лилька приедет. Иди те, я вам сразу позвоню, как только что-нибудь выясню. — Он помахал друзьям рукой и уселся на скамейку у соседнего подъезда.

У Лешки почему-то испортилось настроение. Нет, Лилька, конечно, хорошая девчонка — хоть и старовата для Артема, зато с мотоциклом. И сейчас запросто приедет сюда, а она, Лешка, потащится домой, как детсадовская.

Ромку, похоже, обуревали такие же мысли.

— Эх, — тряхнул он головой, — ну почему мы такие подневольные!

До метро ребята добежали вместе с Венечкой,

Вень, может быть, тебя проводить? — предложила Лешка.

Не такой я уж и маленький, — обиделся мальчишка и направился в сторону "Проспекта Мира", а остальные — к себе на "Рижскую". И Лешка потом пожалела, что не настояла на своем.

Всю дорогу ребята размышляли о том, кого боятся Лариса со своим знакомым, о каких деньгах у них шла речь, и восторгались Артемом, который, жертвуя своим временем, добровольно вызвался продолжать разгадывать эту жуткую загадку.

Эх, меня там с ними нет! — снова с обидой на весь мир проговорил Ромка, а потом его укачало, и он на минутку задремал. Но ехать было недолго, и Лешка его растолкала.

Ты теперь думай, что мы дома будем говорить, когда нас спросят, где мы пропадали, — потребовала она.

Нет, раньше такого никогда не было! Разве это порядок, что детей постоянно не бывает дома!

Нет, ты скажи, нормальные дети могут шляться допоздна невесть где? — воскликнула Валерия Михайловна, как только Ромка с Лешкой переступили порог родного дома, и воздела руки в сторону подруги, ожидая поддержки с ее стороны.

Но Эля не приняла заданный тон.

— Да нормальные они дети. Не пьют, не курят, наркотиков не употребляют, нецензурно не выражаются — этого тебе мало? А мы что, меньше гуляли? Ты вспомни, во сколько мы частенько домой являлись? В Америке меня приучили к тому, что нужно быть толерантной по отношению ко всем людям. Терпимой, значит, — пояснила она.

— Правда, мам, мало тебе, что мы не колемся и колеса не глотаем? Мы же просто гуляли. Со Славкой и Артемом. И с другими ребятами, — осмелел Ромка и вспомнил про похожего на Знайку Венечку: — Очень, кстати, положительными.

Да я что, — под влиянием подруги сбавила тон Валерия Михайловна. — Но мы-то росли совсем в другое время. Тогда здания не взрывались, улицы не проваливались, бензовозы не сталкивались, в людей не стреляли. А теперь сиди и думай, не похитил ли вас кто.

Ты же не миллионерша, — улыбнулась Лешка. — Зачем же нас тогда похищать? Надо руки помыть. — Она демонстративно посмотрела на свои ладошки и направилась в ванную. Там девочка быстро засунула выкупленный крем на полку у зеркала за тюбики и всякие баночки так, что его стало практически не видно, вымыла руки и вернулась в комнату, где мама продолжала вздыхать.

Жаль, что я не миллионерша. Даже более того: я всего-навсего жертва кризиса. Шучу, конечно, — усмехнулась она. — Но дела наши не ахти. Вот вы спрашивали меня о фирме туристической: как она живет? И она плохо живет.

Ромка с Лешкой переглянулись. А Валерия Михайловна продолжала:

— И другие, подобные ей, тоже плохо живут.

А стало быть, на рекламу у них денег нет, а чем живет наша газета? Реклама — наша пища, а ее-то и не хватает. Немудрено, что так растет преступность. Кто привык жить хорошо — не может мириться с бедностью и преступает закон. Не все, конечно. Некоторым, например, все равно, какую зарплату им платят. — Она почему-то взглянула на уткнувшегося в телевизор Игоря Викторовича и махнула рукой: — Ладно. Идите ужинать.

Ты что, хочешь, чтобы я преступал закон? — спросил Игорь Викторович, отрываясь от телевизора. — А не пойти ли мне в мафиози?

Не помешало бы, — буркнула Валерия Михайловна. — Хотя ты с такой работой не справишься, так и останешься на всю жизнь бедным

профессором.

Я все-таки верю, — сказал отец, обращаясь к детям, — что на образование и науку в нашей стране когда-нибудь обратят внимание. Так что не думайте, будто учиться не надо. Необразованный мафиози теперь карьеры не сделает, так и проходит в "шестерках" всю свою жизнь.

Ромка, — тихо спросила Лешка, дотронувшись до руки брата, — а что, мама правда хочет, чтобы наш папа стал мафиози?

Ты что, балда, шуток не понимаешь? — покрутил пальцем у виска Ромка. — Это она просто переживает, что папа мало стал зарабатывать.

А ты поняла, что она про фирму сказала? Что они привыкли хорошо жить, а теперь не хотят плохо, вот и подаются в преступники.

Но там только Лариса — преступница. И, может быть, шеф, раз они про него говорили. Алена точно не замешана, иначе бы она не продала мне назад крем. Для настоящего мафиози тысячу таких банок купить — раз плюнуть!

Эля прошла в свою комнату и поманила за собой Ромку:

Я за вас заступаюсь, а вы мне платите черной неблагодарностью. Тебе так не кажется?

Почему это? — с невинным видом вопросил мальчишка.

Потому что скрываете от меня что-то. Я так и не поняла, зачем ты таскал меня в эту фирму.

И не говори, что хотел помочь другу. — Эля предостерегающе подняла руку. — И почему крем, который я привезла твоей матери, оказался в столе у работника фирмы?

— Мало ли кремов на свете? — пожал плечами Ромка. — Не понимаю, о чем ты говоришь. Твой, что ли, был ручной работы, раз ты его сразу узнала?

Эля даже дар речи потеряла.

Я не заслужила такого обращения, — после некоторой паузы сказала она. — А больше всего мне обидно из-за того, что ты мне не доверяешь. И, кстати, такие кремы в России не продаются. Их мои знакомые во Франции выпускают и пока ни куда не экспортируют.

Эля, Эля, — вернулась в комнату Валерия Михайловна. — Ты представляешь, нашла я твой крем. Сама, видно, засунула его не туда, куда надо. Жаль, что вчера им не воспользовалась. И почему он не попался мне на глаза чуть раньше?

Склероз. — Ромка взглянул на Элю. — Надо было лучше искать.

И все-таки ты зря, — вздохнула Эля, дождавшись, когда Валерия Михайловна выйдет.

Что зря?

Зря не хочешь мне все рассказать. Может, и от меня какая пруха, как ты говоришь, тебе будет?

Ромка помялся:

Сейчас не могу, но я тебе клянусь, что мы не делаем ничего плохого, а даже наоборот. Клянусь тебе, — повторил он снова. — Я потом тебе все расскажу.

Ну вы наконец идете ужинать? — крикнула Валерия Михайловна.

Идем, идем, — поднялась со своего места Эля.

Ромка сидел за столом, и его распирало от желания поделиться с окружающими событиями сегодняшнего дня.

— А представляете, — не выдержал он, — у Артема был друг по Интернету, по чату то есть, мотоциклист, между прочим. Болтал он с ним часто и подружился. Брик его зовут. А сегодня он с ним встретился, а это не парень вовсе, а девушка. Нет, вы представляете?

Лиля Брик, — произнесла Эля.

Ромка аж подпрыгнул на месте:

А ты ее откуда знаешь?

Не знаю я никого. Просто у меня возникла ассоциация, вот и все. А вы что, Маяковского в школе не проходили? Лера, ты помнишь:

— "Лиля Брик на мосту лежит, разутюженная машинами?.."

Так, кажется?

Это Маяковский? — спросила Лешка.

Нет, это Андрей Вознесенский, — пояснила Эля.

Ничего не понимаю, — пожал плечами Ромка. — Сначала говоришь об одном, потом почему-то о другом. А при чем тут Лилька?

Вот я и говорю: плохо без образования, за просто можно попасть впросак, — вставил Игорь Викторович. — Так что, эту девушку действительно Лилей зовут?

Ага, — растерянно кивнул Ромка.

Вот у нее и спроси, почему она себе такой псевдоним выбрала. А кстати, об уроках вы, судя по всему, совсем забыли?

Ромка с ужасом вспомнил о завтрашней контрольной по алгебре. Потом решил, что готовиться все равно уже поздно, подошел к телефону и набрал номер Артема. Трубку никто не взял. Ромка звонил еще и еще, до тех пор, пока не пришло время ложиться спать.

О чем вы с Элей говорили? — спросила Лешка, укладываясь на своей раскладушке.

Она хотела, чтобы я ей все рассказал. Она что-то подозревает.

Ну и пусть себе подозревает.

Я тоже так думаю.

Но почему Артем до сих пор домой не пришел?

Значит, еще занят, — ответил Ромка и тихо-тихо включил диктофон. — Слушай, — сказал он сестре.

Пленка тихо зашипела, и раздался уже знакомый диалог:

Алена, ты давно пришла?

Не очень.

Я вчера видела Вадима.

Да? Ты что, с ним снова встречаешься?

Не встречаюсь, а встретилась. И он, кстати, просил передать, что за вами должок.

Какой должок, не понимаю?

Я сама не поняла. Но это все, что он просил передать.

А ты его когда снова увидишь?

Понятия не имею. А что?

Если увидишь, то передай, что все решает шеф, а я ничего не знаю.

Ромка выключил диктофон и пробормотал: — Скорей бы завтра!

Глава XIII НЕПОЛНОЕ ОПОЗНАНИЕ

Новый день наступил мгновенно, потому что Ромка за всю ночь ни разу не проснулся. Утром он открыл глаза и увидел перед собой Элю в спортивном костюме.

— Я уже пробежалась — утро такое прекрасное. Не стала вас будить, пожалела. Идите завтракать.

Ромка вскочил, бросился к телефону и набрал номер Артема. Ответом снова были длинные гудки. Мальчик хотел позвонить Лиле, но вспомнил, что листок с ее телефоном остался у Артема. Впрочем, телефон записал Венечка, который сейчас должен подойти к школе и принести фотографии Ларисы с ее спутником. Быстро, без разговоров проглотив подсунутую ему Элей овсянку и запив ее апельсиновым соком, Ромка стал торопить сестру:

— Пошли скорее, а то не успеем!

Новый друг уже ждал их у дверей школы. Вид у него был какой-то странный. Венечка протянул Ромке два снимка, на одном из которых были Вадим с Ларисой, на другом — один Вадим.

— И это все? — разочарованно спросила Лешка, со всех сторон разглядывая снимки. — Ты же вчера много раз их щелкал.

Мальчишка вздохнул:

Понимаешь, у меня фотоаппарат вчера украли. В метро. С пленкой. Одна у меня застряла в нем, когда я только начал снимать, я ее вынул и на другую заменил, которая в фотоаппарате осталась.

А на этой, застрявшей, только два кадра и было.

Да ты что? Как же это случилось? — огорчился Ромка.

Я и сам не знаю как. Сумка оказалась разрезанной, видите, я с другой пришел.

И больше ничего не украли? — спросила Лешка.

Нет, — покачал головой Венечка. — Больше ничего. Ну что ж, бывает, — развел он руками.

Нет, ты постой, — остановил его Ромка. — А вдруг за нами кто-нибудь следил? Вернее, следил за ними, то есть за Ларисой с Вадимом, увидел, что мы следим тоже, и решил этому помешать? А? Но зачем?

Кто? — подалась вперед Лешка, продолжая внимательно разглядывать снимки.

Ну, не знаю. Шеф, может быть? А ты знаешь, — поделился Ромка с Венечкой своей тревогой, — Артема-то до сих пор нет. Что делать будем?

У Лешки вдруг сильно забилось сердце.

— Ром, посмотри, — протянула она брату фотографию, — вон там, сзади, тот самый мужик, который с Ларисой буклеты воровал. Я его еще на выставке узнала, он почему-то к Ларисе не подошел, а она сделала вид, что его не знает. Может быть, это он у Венечки фотоаппарат украл? Мне еще показалось, что я его у дома, где сейчас Вадим живет, видела. Значит, он за ними следил. И за нами тоже. Странно, да?

Ромка задумался:

— Очень странно. Но нет ничего тайного, сама знаешь. Скоро все узнаем. — Он взял у девочки снимки и без предисловий протянул их подбежавшему к ним Славке: — Их надо немедленно показать твоей сестре. Для опознания.

В школе прозвенел звонок. Ромка вспомнил, что сейчас начнется контрольная по алгебре, к которой он и не думал готовиться.

— AI — беспечно махнул он рукой. — Славик, я пойду с тобой.

— И я! — не смогла устоять Лешка. Венечка тоже поплелся за ними.

Дверь друзьям открыл Андрей Александрович, Здравствуй, дядя Андрей. Мы к Ире. Она дома? — спросил Славка.

Привет. Где же ей еще быть? Я ее пока никуда не выпускаю, — внимательно оглядел хозяин столпившихся у двери ребят. — Заходите все.

Из своей комнаты в коридор вышла заспанная Ирка. Славка молча протянул ей два снимка.

Ой, кто это? Папа, посмотри, это же Максим и есть! — воскликнула девушка.

А это, это кто? — указал Ромка на Ларису. — Эту ты узнаешь?

Он ожидал новых воплей, но Ирка отрицательно покачала головой:

Эту женщину я не знаю.

Как не знаешь? Разве это не та самая тетка, которая с тобой в самолете летела? Ты посмотри получше! Ты же сама Славке говорила, что она черная и с длинными волосами.

Говорила. Но это не та. Что-то есть общее, но… Нет, совсем не та, — решительно сказала Славкина сестра.

А это кто? Вон, сзади стоит, видишь? — ткнул ее брат пальцем в мужчину, узнанного Лешкой.

И этого не знаю, — наморщив лоб, снова покачала головой Ирка. — А где вы взяли эти снимки?

Да, где? — спросил Андрей Александрович.

Да так, в одном месте, — замялся Ромка.

Вы должны мне все сказать, — нахмурился Славкин дядя. — Это же преступник, и чем быстрее его арестуют, тем лучше будет для всех.

Венечка достал свой блокнот и покосился на Ромку:

Можно я продиктую адрес этого типа?

Диктуй, — разрешил Ромка.

Венечка назвал адрес Вадима, который он вчера предусмотрительно записал.

Только квартиры мы не знаем.

Это около киностудии Горького, — пояснил Славка.

Папа, звони немедленно Игорю Николаевичу, — заволновалась Ирка.

Вы, надеюсь, еще расскажете, откуда все это узнали и где взяли фотографии, — бросил Андрей Александрович и пошел к телефону.

Последний урок я не могу пропустить. Мне нужно идти. Вы звоните, если будет нужно. — Венечка повернулся и решительно открыл дверь.

Подожди, мы все идем, — крикнул ему вслед Ромка и шепнул Славке с Лешкой: — Пошли отсюда быстрей.

Очутившись на улице и расставшись с огорченным из-за пропажи фотоаппарата Венечкой, Ромка принялся рассуждать:

Не дать ему адрес было нельзя. Ясно, что Вадима надо брать, раз он и есть Мальцев. То есть тот директор. Но только что же это получается? — возмущенно посмотрел он на ребят. — Они его арестуют, а мы будем как бы и ни при чем? Да и не в этом дело, — перебил он сам себя. — Знаете, что может быть? Что мы ничего не узнаем. Они — все, а мы — ничего. Ну, может, кое-что. И это после того, как мы все раскрыли. Вернее, не все, но многое. А они с нашей помощью раскроют все, а мы и не будем знать, чем все закончится. Это ж

как обидно!

А что, ты прав, — сказала Лешка, которая из запутанной речи брата сразу поняла, что он боится остаться без сюжета для своего бестселлера.

И действительно, будет обидно, если дело раскроют без их участия.

И что же вы предлагаете? — спросил Славка.

Предлагаю немедленно ехать к дому Вадима и хотя бы посмотреть, как его будут брать. Только в школу забежим, проверим, может быть, Артем на алгебру пришел, на контрольную. Он обычно такие уроки не пропускает.

В школе как раз была перемена. Стараясь не попадаться на глаза учителям, Ромка подошел к дверям своего класса и увидел Наташку Тихонову, одноклассницу.

Слушай, Кораблинов был на контрольной?

Не было его. А что случилось? — уставилась на него Наташка. — И почему ты тоже на ней не был?

Надо, — неопределенно ответил Ромка и бросился к выходу. И тут — о счастье! — он увидел, что навстречу ему идет Артем. Глаза у него были красные, явно от бессонной ночи. Кроме того, Ромка заметил у друга на скуле большую ссадину.

Темка! — воскликнул он. — Где ты был? Рассказывай, ну! Ты что, дома не ночевал? Ты проследил за Ларисой? Куда она ездила? Ты на уроки-то пойдешь?

— Нет, конечно, — ответил на последний вопрос Артем. — Куда я в таком виде-то?

А что с тобой было? — робко спросила Лешка.

Мы с Лилькой в аварию попали. Поэтому я не знаю точно, куда ваша Лариса поехало. Знаю, что за город. Скажите лучше, снимки Венька сделал?

Сделал, — ответил Ромка. — Два только. Вчерашний Вадим и есть Мальцев, которого мы со Славкой разыскивали. Ты понял? И мы об этом Славкиному дядьке сказали, и Вадима сейчас, по идее, брать будут. Поехали туда? Надо же на это посмотреть.

С чего вы взяли, что его будут арестовывать прямо сейчас?

Ну, мы же дали его координаты. Думаешь, они будут тянуть с этим?

Артем пожал плечами:

Кто их знает. Я спать хочу. Но, так и быть, поеду с вами, мне тоже интересно. Раз уж я ввязался в это дело, хочу посмотреть, чем оно закончится.

А Ларису Ирка почему-то не узнала. И мужик там еще на снимке подозрительный. А у Веньки фотоаппарат украли. Значит, их там много, в этой банде, — поделился с другом Ромка. — Идем скорее.

Темка, Роман, вы куда? — крикнула им вслед Наташка Тихонова.

Скажешь, что у меня зуб разболелся, — ответил на ходу Ромка.

А у тебя что болит? — догнала она Артема.

Придумай сама. У нас дело важное, — отмахнулся тот.

Хорошо, — окрылившись оказанным ей доверием, сразу утратила свою язвительность Наташка. — Я придумаю, не волнуйся.

Все четверо бегом бросились к метро и отдышались только в вагоне. Народу в этот час было мало, ребята сели в углу напротив друг друга.

Рассказывай теперь ты, — потребовал Ромка. — Когда Лилька приехала, вы что стали делать?

Долго ждали? — вклинился Славка.

Нет, не очень долго, может быть, час, не больше. А потом Лариса из дома вышла и поймала тачку. Мы на всякий случай номер запомнили и погнали за ней- До окружной и дальше. Потом тачка свернула, мы тоже, а затем прямо перед нами "КамАЗ" с "Волгой" столкнулись. Лилька вильнула, и мы чуть в дерево не врезались на полном ходу. Но ничего, живы, как видите. — Артем потрогал синяк на лице. — А потом подмогу искали. В общем, всю ночь провозились. И я у Лильки дома был, — похвалился он. — У нее классно. Она с бабушкой живет. И та ей все разрешает.

И даже по ночам на мотоцикле ездить? — позавидовала Лешка.

Нет, конечно. Зачем ей бабушку волновать.

Лилька отпросилась у нее к подружке ночевать.

А если бы мы раньше вернулись, то она бы сказала, что передумала. У каждого своя тактика, как со взрослыми ладить.

Значит, вы так и не узнали, куда Лариса поехала? — разочарованно спросил Ромка.

Не-а. Но дорогу эту я хорошо знаю. Я по ней с родителями на нашу дачу езжу. Еще б немного — и наш поселок появился бы.

Да? А я вам что говорил? Джима туда не случайно привезли. Значит, этот шеф живет в Медовке! Ясно?

Ромка, погоди, не делай скоропалительных выводов. Вдоль этой дороги знаешь сколько дачных поселков!

Не может быть столько случайных совпадений. Я уверен, что она ездила именно в Медовку, — распалился Ромка. — Сами подумайте!

— А теперь, — сказал Славка, — и думать ни о чем не надо. Сейчас этого Вадима-Максима арестуют и расколют, все остальное и выяснится.

Ромка встал и пошел на выход, приглашая за собой остальных.

Прямо так и все? А знаете ли вы, что всякое решение плодит новые проблемы? — снова вспомнил он свой любимый "Закон Мэрфи" и обернулся к Славке: — А кстати, ты не знаешь, насколько близко твой дядька знаком с этим Игорем Николаевичем?

Не знаю, — пожал плечами Славка. — Во всяком случае, они на "ты". Ну, тогда хоть какой-то информацией мы будем владеть, — обрадовался Ромка.

Глава XIV ТРАГЕДИЯ НА ДОРОГЕ

По дороге к дому Вадима Лешка воображала, как они подходят и видят, что дом окружен вооруженными до зубов секретными суперагентами с подслушивающей аппаратурой. Подслушав все, что надо, суперагенты по команде кидаются в подъезд и выводят из него Вадима в наручниках. А тот озирается и никак не может понять, кто и как его мог выследить. А их всех вызывают в кабинет к самому большому начальнику и благодарят: "Если бы не вы, ребята, мы бы никогда не вышли на банду международных преступников! И дарят им какие-нибудь замечательные подарки. А они скромно отказываются: "Что вы, нам ничего не надо!" Но их все равно уговаривают, и они никак не могут отказать этим людям. Вот интересно, что им могут подарить?

Однако у дома, где жил Вадим, абсолютно ничего интересного не происходило.

Опоздали! — огорченно воскликнула Лешка. — Или раньше пришли?

Слав, сходи позвони своей Ирке, — попросил Ромка, протягивая другу жетон. — Может быть, она тебе скажет, поехал кто сюда из их знакомых или нет, а то вдруг мы только зря сюда приперлись?

Славка взял жетон и побежал к телефону-автомату.

— А я, — сказал Ромка, — поднимусь на седьмой этаж и узнаю, дома Вадим или нет. Позвоню во все квартиры и что-нибудь спрошу. Соображу на ходу.

Артем кивнул:

Иди. Мы здесь с Лешкой побудем. Я же сегодня не слал совсем, мне бы сейчас завалиться, — доверительно пожаловался он девочке, и щеки у нее зарделись. — А если мама звонила, что она подумает? Пойдем, посидим. — И мальчик указал на скамейку, на которой уже дежурил здесь вчера вечером. И как-то машинально тут же про себя отметил, что вдали показались серые "Жигули".

Похожи на те, на которых Лариса ездит, — заметила их и Лешка. — Тоже "девятка".

Рядом с "Жигулями" остановилась белая "Волга". Водитель выскочил из нее и побежал в дом. Артем, который с детства не оставлял без внимания ни одного автомобиля и с трех лет угадывал любую марку, заметил и эту машину тоже.

Вдруг Лешка неожиданно для себя схватила его за руку. Мальчик перевел взгляд на подъезд и замер: из него с большой сумкой в руках вышел Вадим. Он обвел двор настороженным взглядом и пошел на улицу. Артем с Лешкой и выскочивший из подъезда Ромка последовали за ним.

Вадим остановился у дороги, явно кого-то поджидая.

— Темка, он сейчас уедет, что делать? — в панике зашептал Ромка и оглянулся. — А где ж менты-то? Почему их до сих пор нет?

Но не успел он договорить, как из того двора, который друзья только что покинули, выскочила белая "Волга" и помчалась в сторону лже-Мальцева. Тот спокойно стоял на месте. А машина, вместо того чтобы свернуть в сторону, резко прибавила скорость. Ребята услышали звук удара и страшный крик. "Волга", даже не затормозив, скрылась за поворотом. Все это произошло за какие-то доли секунды. Ромка весь покрылся испариной, и его почему-то резко затошнило. Он посмотрел на Артема — тот тоже был бледный и растерянный. Лешке стало страшно, и она крепко схватилась за Ромкину руку. Откуда-то появилась машина, из нее выскочили люди и подбежали к распростертому на дороге телу. Стали собираться прохожие.

— Насмерть! — ахнула одна женщина.

— Вроде дышит еще, — ответила другая.

Внезапно из того же двора выскочил страшно расстроенный толстенький лысый человечек в распахнутой куртке.

Моя машина! Угнали! Из-под носа! Средь бела дня! Как же так? — запричитал он.

Какая машина? — спросил человек с рацией в руках.

"Волга", — с готовностью ответил толстячок. — Белого цвета. Я, понимаете, дома очки забыл и за ними вернулся. Доставил ее буквально на секунду.

И ключи не вынули? — покачал головой какой-то зевака.

Ну да. И дверь даже как следует не захлопнул, — сознался пострадавший. — Но я же но секунду! Я на первом этаже живу. Забежал, схватил их — и назад. Вот! — Он показал черный футляр с очками и вместе с ним воздел руки к небу. — И теперь ее нет. А я опаздываю, у меня студенты. О боже, что же теперь делать?

— Какие студенты? — резко проговорил кто-то из толпы. — Тут трагедия, а вы о каких-то студентах!

Тут только оставшийся без своей машины человек заметил на асфальте безжизненное тело.

Что это? Кто это? Боже мой!

На вашей "Волге" его и сбили, — подтвердил человек с рацией. — Номер?

Что? — вздрогнул владелец угнанной машины.

Говорите номер своей "Волги"!

Лысый толстяк с готовностью продиктовал номер своего автомобиля.

— Внимание! Всем постам!.. — заговорил человек с рацией в свой аппарат.

К ребятам подбежал Славка.

Автомат на углу не работает почему-то, я другой искал. Ирка сказала, что Игорь Николаевич у них был и снимки взял. И сказал, что при

мет меры. А больше она ничего не знает. Что это? — ужаснулся он и, внимательно вглядевшись в лежащего на дороге человека, воскликнул: — Это же он!

Ну, он и есть. Вадим, — подтвердил Ромка и тронул за руку Артема: — А ты слышал, как этот лысый, у которого "Волгу" угнали, сказал, что забыл очки и что забежал домой лишь на одну секунду? Понимаешь, никто на свете, даже он сам, не мог знать, что ему придется вернуться и что он. оставит машину открытой, да еще и с ключами.

Ну и что? Просто угонщик воспользовался моментом. Дураком надо было быть, чтобы не угнать открытую тачку.

А потом сбить человека?

Может быть, он плохо водит, нечаянно превысил скорость, от волнения, например.

Да ты что, не заметил, как резко он ее увеличил и поехал прямо на Вадима?

Заметил. Я ж говорю, не туда нажал.

Нет, Темка, его сбили не случайно, а нарочно, — раздельно проговорил Ромка и затеребил друга: — Вспомни, он же не вилял даже, ну вспомни же, как все было!

Возможно, — сказал Артем. — Я, наверное, сегодня плохо соображаю. Устал потому что.

Смотрите, "Скорая помощь" приехала! — воскликнул Славка, — Раз "Скорая" — значит жив?

Неизвестно еще. Врач в любом случае должен осмотреть тело. Глядите, на носилки кладут, в "Скорую" грузят. Лицо открыто — значит, не помер еще.

Ну и где же твой Игорь Николаевич? — спросил Ромка Славку.

А кто его знает? Может, не успел приехать?

А менты откуда-то мигом возникли.

Или мимо проезжали, или прохожие их вызвали.

А кто-нибудь заметил человека за рулем "Волги"? — спросила доселе молчавшая Лешка. Впервые в жизни на ее глазах сбили человека, и ее мутило от одного вида крови на тротуаре. Девочка никак не могла прийти в себя от пережитого ужаса.

Кто-то в большой кепке. И в черных очках, — ответил на ее вопрос Артем. — Больше я ничего не разглядел.

Я, к несчастью, тоже, — вздохнул Ромка.

Но кто же мог ее угнать? — недоумевал Артем. — Я же раньше, еще когда мы с Лешкой во дворе сидели, смотрел на эту "Волгу", и около нее не было ни единого человека. Если только угонщик тоже из того же подъезда не выскочил. А так там кругом было совершенно пусто. Только эта "Волга" и серый "жигуль".

Что? — дернулся Ромка. — Какой еще "жигуль"?

Да, Рома, там рядом с "Волгой" стояла точно такая же "девятка", как у Ларисы, — вспомнила Лешка. — Мы с Артемом видели.

"Девятка"? А номер вы запомнили? Номер тот же или другой?

Да кто же знал, что он нам понадобится?

Она далеко стояла. А может быть, до сих пор там стоит? Я сбегаю посмотрю, — сказал Артем и побежал по направлению к двору.

Вернулся он довольно скоро.

Я ее видел, только она уже уехала. Я подбежал, а она развернулась, я только одну последнюю цифру номера и разглядел, остальные были грязными почему-то. Вся тачка была грязной, — добавил он.

И какая цифра? — спросила Лешка.

Двойка.

Ром, ты слышишь, двойка! И у той "девятки" на конце тоже двойка, — подскочила к брату девочка.

Слышу, — ответил тот. — Давайте пойдем послушаем, о чем менты говорят. Смотрите, один к другому подходит.

Сергей Петрович, — обратился к пожилому мужчине в штатском человек с рацией. — "Волгу" в трех кварталах отсюда нашли.

— Сбил, поганец, человека и машину бросил, — отозвался тот, кого назвали Сергеем Петровичем.

Ты слышал, — зашептал Ромка Артему, — как он примитивно рассуждает? Он тоже думает, что Вадима сбили нечаянно. А я все-все понял. И теперь у меня совсем другая версия.

И какая же? — спросил Славка.

Я попозже скажу. Мне еще надо хорошенько все обдумать.

На улице закончился опрос свидетелей, и скоро на месте происшествия почти никого не осталось.

— А мы сейчас куда, домой пойдем? — спросила Лешка.

Ромка посмотрел на сестру с возмущением:

— Ну да, домой! Ты что? Сейчас мы пойдем опять в турфирму. Надо узнать, там Лариса или нет, найти наконец этого шефа, ведь мы его ни разу даже не видели. А ты — домой! Впрочем, если хочешь, иди, — вдруг разозлился он.

Да у тебя там без меня ничего не выйдет, — запальчиво возразила Лешка. — Ведь не ты, а я все время на разведку хожу!

Ладно, чего базарить, едем туда все вместе, — прекратил бессмысленный спор Славка.

Лично я — пас, — сказал Артем.

Конечно, Темка, — поддержал Ромка друга, выглядевшего кик с поля битвы. — Ты иди домой и спи, мы тебе потом все расскажем.

Артем чуть было не заснул в метро, хотя ехать было всего ничего — две остановки. Ромка растолкал его и даже предложил:

Давай мы тебя проводим!

Сам доберусь, — ответил мальчик. На прощание он взглянул на Лешку, отчего у нее сразу потеплело на душе, и поплелся к выходу. Остальные поехали дальше.

Всю дорогу Ромка сидел молча, а Славка с Лешкой выдвигали разные предположения по поводу того, кто сбил Вадима и зачем.

Лариса этого сделать не могла. Она ему помочь хотела. Ужин готовила, — говорил Славка. — И к тому же вчера ездила за какими-то деньгами для него.

А еще за ними, кроме нас, мужик неизвестный следил и у Веньки фотоаппарат украл!

Может, Венька его сам посеял, случайно?

— Рома, а что я буду сейчас в турфирме говорить? — обернулась к брату Лешка.

Ну, надо будет туда зайти… А что говорить?

Я не знаю. Если хочешь, я сам пойду, — ничего не придумав, ответил Ромка.

Да ладно тебе, — махнула рукой его сестра, — я ведь уже привыкла туда ходить, и ко мне тоже все привыкли. Сама придумаю зачем.

А не боишься? — спросил Славка.

А чего бояться-то? С Аленой мы уже, можно сказать, эаконтачили, я ее больше не боюсь, вот все у нее и выясню. А если ее там нет, буду действовать по обстановке.

Лешка и вправду не очень боялась идти в "Фривэй". Ей уже стало казаться, что она навещает старых знакомых, которые работают в довольно приятной обстановке, и что опасаться ей совершенно нечего.

Путь до Кропоткинской показался неблизким. Когда дети подошли к серому дому, было уже больше двух часов дня.

— Сначала зайдем во двор и посмотрим, что за тачки там стоят, — распорядился Ромка.

Знакомая девятка" с последней двойкой на конце находилась на своем обычном месте около штакетника, только теперь все цифры номера виднелись отчетливо — машина была чисто вымыта.

— Смотри, прямо с мойки! — воскликнул Славка.

Значит, Лариса должна быть тут. Она же на этой тачке ездит, — рассудил Ромка. — Странно это все.

Я сейчас это выясню. — Лешка решительно вышла со двора и направилась к парадной двери.

Ты это, правда, осторожнее там, — вдруг неожиданно для самого себя пробормотал Ромка, и Лешка почувствовала признательность к брату.

Девочке тут же захотелось чуть ли не горы для него свернуть, а не то что разузнать сущую ерунду в какой-то там турфирме.

— Я побежала, — благодарно улыбнулась она.

Алена сидела на своем месте. Ничего необычно го и нового Лешка, как ни старалась, ее заметила.

— Это опять я, — сказала девочка, входя.

Алена бросила на нее быстрый взгляд и промолчала.

— Я сюда к вам свою сестру привела. — Лешка, осмелев, стала развивать свою легенду дальше. — Она сейчас по всем фирмам ходит, работу ищет. А я вот к вам по старой памяти забежала. Может быть, ей все-таки обратиться к вашему шефу? Чтобы он подсказал хотя бы, что ей делать? Он у себя?

У себя, — ответила девушка. — Но я тебе уже говорила, что нет у нас ни для кого работы.

Аленочка, ну можно я это сама у него спрошу? — И, не дожидаясь ответа, Лешка нахально, как и в прошлый раз, подбежала к внутренней двери и открыла ее. За столом сидел человек, лицо которого показалось ей очень знакомым. Она напрягла свою память и вспомнила мужчину на даче с мансардой, откуда они забирали Джима. И хотя сейчас он был в строгом костюме, а не в рубашке с джинсами, она его сразу узнала: это был племянник хозяйки дачи. То есть шеф — это старухин племянник, поняло Лешка, и выходило, что Ромка не зря его подозревал. Как в воду смотрел!

Племянник поднял на Лешку глаза, но она, отметив, что кроме него в комнате больше никого нет, быстро захлопнула дверь.

— Что-то я его испугалась, — сказала она Алене истинную правду. — Не буду у него ничего спрашивать. Все равно ведь ничего не получится.

И на вид он какой-то страшный. Он злой, да?

Алена пожала плечами:

Обыкновенный. А ты действительно только время зря теряешь. Ты, что ли, не учишься?

Учусь, — вздохнула Лешка. — Только сегодня прогуляла, — созналась она и простодушно спросила, решив перейти на ты": — А что это ты одна сегодня? А где Лариса?

Да кто ж ее знает. Тоже, наверное, прогуливает.

А ты одна за всех отдуваешься?

А чего тут отдуваться? Клиентов-то нет почти, сама видишь.

А шеф-то крутой. Небось на "мерсе" ездит? — продолжала допытываться Лешка, стараясь добыть для Ромки как можно больше денной информации.

А ты откуда знаешь? — вновь пристально посмотрела на нее девушка.

Да не знаю я, предположила только. На чем еще такие, как он, могут ездить?

Да он, кстати, и не всегда на "Мерседесе" ездит, — вдруг сказала Алена. — Иногда и до "Жигулей" снисходит. Вот как сегодня, напри

мер.

Сколько же у него тачек всего?

"Мерседес" его, а "девятка" вроде как фирме принадлежит. Но так как фирма его, то и машина его, — пояснила девушка.

Ой, — встрепенулась Лешка, не зная, о чем еще ее спросить, — сеструха меня небось уже ищет.

Так я побежала?

Чао, подруга, не прогуливай больше, — до неслись до нее уже у самых дверей слова Алены.

Глава XV СПЛОШНЫЕ ЗАГАДКИ

Лешка пулей вылетела из дома и, заметив у дерева ребят, быстро увлекла обоих за угол стоявшего напротив здания, словно боялась, что их кто-нибудь увидит или услышит.

— Слушайте, что я узнала. — Она прямо-таки задыхалась, от волнения. — Шеф этой фирмы — племянник и есть. Ну, племянник той старухи, у которой мы Джима взяли. Усекли?

И девочка подробно рассказала мальчишкам о том, как ей удалось увидеть шефа и о чем они говорили с Аленой.

И как я сразу не сообразил? — с досадой хлопнул себя по лбу Ромка. — Я вам говорил, что голос знакомый? Говорил. А вот вспомнить, кому он принадлежит, так и не смог.

Но мы же от него и слышали-то всего пару слов, — напомнил Славка. — Немудрено, что не узнали его сразу. Надо же! А бабка-то та, тетка его то есть, мне понравилась.

Ну и что? Она может и не знать ничего о нем.

Послушай, а если он такой крутой, то зачем ему ворованные собаки? — вспомнил Славка о своем Джиме. — Впрочем, он, наверное, и не крал его. И не врал нам. Ему Джима привели, он и взял его, пожалел бездомную собаку. Тем более что Джим мой красивый и породистый. Бандиты тоже люди. Зато теперь все наконец-то проясняется. Теперь уже нет сомнений в том, что вчера вечером Лариса именно к нему и ездила на дачу. Куда ей еще было ехать?

Действительно, не к кому, ты прав. А теперь пора домой. Отметимся, пожуем, а потом наметим план дальнейших действий.

А за племянником не будем следить? — спросила Лешка.

А зачем? Он выйдет и уедет. Нам лучше здесь больше глаза не мозолить. Пошли отсюда!

По дороге Ромка продолжал расспрашивать сестру о ее визите в турфирму, чтобы окончательно выяснить все подробности.

Значит, ты говоришь, он сегодня на "Жигулях"? А тогда получается, что именно он и сбил Вадима! Других версий даже и быть не может! — уверенно заявил он.

Давай излагай свою версию полностью! — потребовал Славка.

А вы сами еще не поняли? Он подъехал к дому Вадима в грязной машине, номер небось специально заляпал. Хотел вызвать его из дома и сбить.

Или не хотел его сбивать, а просто собирался увезти куда-нибудь и убить. Чтобы от свидетеля избавиться или деньги ему не отдавать, какие должен. Короче, потом узнаем, чего он на самом деле хотел. Ну а тут "Волга" пустая и открытая подворачивается. Грех не воспользоваться. Он в нее вскочил, Вадима сбил, квартала три проехал, бросил, а потом быстренько за своей тачкой вернулся. И по времени совпадает. Темка как раз спустя минут двадцать видел, как "девятка" со двора выезжала. И теперь тебе надо, — обратился Ромка к Славке, — у своего дядьки выяснить, что там еще менты накопали.

— А о том, что мы сами еще узнали, не говорить? — спросил Славка.

— Ты что? Нет, конечно. С какой стати? Мы им уже одну наводку дали, а толку? Вадима даже арестовать путем не смогли. Нет уж, это дело мы сами доведем до конца. В общем-то мы уже почти все раскрыли. Нам теперь только осталось узнать, где шеф-племянник всю свою информацию и деньги прячет. А где? — сам себе задал вопрос Ромка и сам же на него и ответил: — Скорее всего на даче.

Чем ближе подходил Ромка к собственному дому, тем больше его одолевали дурные предчувствия. Когда он открыл своим ключом дверь и они с Лешкой вошли в квартиру, в коридоре появилась Эля:

— Легок на помине. А мне только что звонила Марина Александровна.

Ромка обреченно присел на тумбочку для обуви. Надо же, всего на одну контрольную по алгебре не пошел, а математичка тут как тут. И Эля в это время, как назло, дома была.

А Эля продолжала:

— Оказывается, ты еще и в школе занятия пропускаешь. В чем дело, Рома? Тебе не кажется, что ты злоупотребляешь моей добротой и хорошим к тебе отношением? Вот возьму и все матери расскажу. А то вдруг, если умолчу, только хуже и себе, и тебе сделаю? — как бы про себя проговорила она.

— Закон разоблачения, — обреченно вздохнул Ромка. — Все тайное становится явным.

Стоявшая позади Лешка согласно кивнула. Она тут же вспомнила один из "Денискиных рассказов" с таким названием, тот самый, в котором Дениска вылил из окна тарелку манной каши, а она попала аккурат на шляпу прохожего. От взрослых вообще довольно трудно что-то скрыть. Эту истину Лешка усвоила на собственном опыте: как-то раз пообещала маме тепло одеться, а сама вышла из дома в мороз без шапки и на другой же день заболела, а вечером к ним зашла соседка и упрекнула маму в том, что та выпускает на улицу раздетого ребенка. В другой раз "потеряла" тетрадь с "двойкой" по геометрии, а мама в тот же день совершенно случайно встретила на улице их учительницу, которая влепила Лешке эту "пару"… Поэтому сейчас девочка стояла и очень жалела своего несчастного брата, пока до нее не дошло, что и сама она тоже сегодня пропустила уроки. Если еще и об этом станет известно!

Я больше не буду, — только и смог вымолвить Ромка. — И я тебе уже сказал, что ничего плохого мы не делаем. Все только хорошее.

Но если вы делаете, как ты говоришь, все только хорошее, то почему об этом нельзя рассказать мне? — удивилась Эля.

Потому что не могу. Это не только моя тайна. Но обещаю очень скоро все-все тебе рассказать.

Скоро ты и сама все узнаешь. Очень скоро. Только обещай, что ничего пока не скажешь маме. Школу я больше не буду пропускать, это был исключительный день. Обещаешь? — И Ромка, вскочив с тумбочки, схватил Элю за руку и заглянул ей в глаза: — Обещай, пожалуйста!

Он не стал бы так ее уговаривать, если бы не страх лишиться свободы и устраниться от расследования. Ведь тогда оно без него наверняка зайдет в тупик, и страшная тайна, к которой они уже почти вплотную подобрались, останется нераскрытой.

— Обещаешь? — повторил Ромка.

Эля пожала плечами:

Что с тобой поделать. Но это в последний раз. Я начинаю чувствовать себя пособницей преступников.

Совсем даже наоборот, — с жаром возразил мальчишка.

Ладно, разогрейте себе обед сами, мне некогда, — махнула рукой Эля и пошла собираться на очередной "митинг".

Теперь ей и подавно ничего нельзя рассказывать, — прошептал Ромка сестре. — После того что с Вадимом случилось. Дело приобретает крутой оборот, и никого из наших в него посвящать нельзя. Зачем нам лишние сложности? Осталось-то всего ничего, ты мне поверь. Потому что я обнаружил у себя экстрасенсорные способности. — Проговорив последнюю фразу, он замер, ожидая реакции со стороны сестры.

Какие, какие? — не поняла Лешка.

Экстрасенс я. Или телепат. Я подозревал племянника? Подозревал. Думаешь, я удивился, когда мы узнали, что он и есть шеф той конторы?

А? А когда домой шел, то тоже знал, что Марина позвонит и наябедничает.

Погоди, Рома, — перебила его сестра. — Если племянник — шеф турфирмы, то это еще не значит, что он и то самое агентство по трудоустройству людей за границей организовал.

Как это не значит? Ты что, забыла, как эта твоя очкастая говорила, что все шеф знает?

В кухню снова заглянула Эля:

— Я ухожу, но знайте, что компромат на вас у меня давно собран. И только от вашего дальнейшего поведения зависит, предам я его гласности или нет.

Ясно, — помахал ей в ответ Ромка, — мы приняли твою угрозу к сведению и сейчас будем делать уроки.

И чтоб сегодня из дома — никуда. Договорились?

Взаимно, — ответил Ромка.

Как только за Элей захлопнулась дверь, он подскочил к телефону, набрал номер, который записал для него Венечка, и, запинаясь, смущенно стал говорить в трубку:

Лиля, это ты? Здравствуй. — Все-таки она была старше его года на два, и он толком не знал, как с такими разговаривать.

Здравствуй, Рома, — немного снисходительно ответила девушка.

Я хотел тебе сказать… Ты ведь еще не знаешь… — смутился еще больше Ромка. — Вадима, за которым мы вчера следили, сегодня машина сбила. — Мальчик в подробностях изложил девушке все события сегодняшнего дня и, окончив рассказ, на всякий случай спросил: — А мотор-то твой фурычит?

Боюсь, теперь надолго заглох, — вздохнула Лиля. — А что?

Да так, ничего. Просто я подумал, что хорошо бы смотаться на дачу эту. Но раз нет…

Сегодня я в любом случае не могу, — ответила Лиля. — А завтра ты мне позвони. Может быть, я и найду выход. Договорились?

Отлично. Спасибо тебе. До свидания. — Ромка положил трубку. — До чего классная девчонка, да?

Лешка заметила, что его прямо-таки распирает от восторга, даже щеки порозовели, а потому молча кивнула и ничего не ответила. Она почувствовала укол ревности. Артем провел с Лилькой вон сколько времени, а теперь и Ромка считает, что она его осчастливила, хотя эта мотоциклистка только вчера появилась в их компании, а она, Лешка, сколько всего сделала, и что?

Тут же девочка устыдилась своих мыслей и пошла за братом. Тот зашел в свою комнату, где сейчас обосновалась Эля, грустно посмотрел на выключенный компьютер и горько вздохнул:

Хотел книгу писать, а сам ничего не успеваю. Даже уроки учить.

Зато столько всяких событий! А уроки ты сейчас учи, — откликнулась Лешка. — Я посуду помою и тоже за историю сяду.

Внезапно зазвонил телефон. Девочка подбежала первая:

— Славка, ты?

Ромка мгновенно вскочил с места и выхватил у сестры трубку. Лешка не стала возражать, а спокойно стала слушать разговор мальчишек по параллельному телефону, чтобы потом не тратить время на лишние расспросы.

Ты чего звонишь? — торопливо спрашивал Ромка. — Ты был у дяди Андрея?

Был. Тот тип, Вадим, жив. Он в больнице, но в сознание еще не пришел.

А интересно, дома у него обыск был?

Был, наверное, раз сказали, что ничего у не го не нашли, никаких координат преступников и пропавших людей.

Вот видишь, ничего-то они не могут, — с тайной радостью сказал Ромка.

Иду, ба, — крикнул Славка в сторону. — Ну, все, меня бабушка зовет, — объяснил он другу и положил трубку.

Ромка вернулся в свою комнату, достал большой лист бумаги и стал на нем что-то чертить. Минут через десять Славка позвонил снова.

— Слушай, — зашептал он в трубку. — Тут бабушка моя снова начала причитать, как они Ирку предупреждала о том, что ее может за границей ждать, и что два года назад в газете описывали точно такой же случай, когда одна девушка чудом вернулась, а больше никого и не нашли. А может, и не искали.

И преступников, конечно, не поймали?

Там про это, бабушка говорит, не было написано. Но я думаю, что если бы их нашли, то уж расписали бы это дело во всех подробностях, какой журналист откажется от подобных фактов? И я еще подумал: а если это действуют одни и те же люди?

Вполне возможно. Затаились на время, а потом снова развернулись. А теперь снова наследили и опять исчезнут. Если только мы этому не помешаем.

А как помешаем? Что будем делать?

Лично я сейчас буду делать уроки. Сегодня уже точно больше ничего не сделаешь.

В это время в комнату вошла Валерия Михайловна и, услышав конец разговора, погладила сына по голове:

— Как приятно слышать от тебя такие слова! Ромка пожал плечами, всем своим видом давая понять, что у него и нет других помыслов, кроме как об учебе, попрощался со Славкой и вновь вернулся в свою комнату,

Лешке в голову не лезла никакая история, задачка по физике не решалась. "Пойду спрошу у Ромки", — решила девочка и подошла к столу, за которым сидел брат.

— Ром, ты уже много выучил? — спросила она.

— Ага. Вот, смотри. — И мальчик протянул ей лист бумаги со словами, соединенными стрелками.

Первым значилось слово "собака". От него расходились два луча: один достигал слова "шеф", другой — овала, в который было вписано: "Лариса плюс неопознанный тип", "Лариса с типом" вели к "Вадиму", "Вадим" склонялся к "шефу", и все снова замыкалось на "собаке".

— Классная схемка получилась, — удовлетворенно отметил Ромка, с восторгом глядя на дело своих рук, и начал объяснять сестре смысл "классной схемки": — Итак, мы нашли Джима на даче у шефа. Затем Джим вывел нас на Ларису и того не опознанного типа, на которого он у подъезда лаял.

Затем мы узнаем, что человек, отдавший нам Джима, и Ларисин шеф — одно и то же лицо.

Усекла? Лариса вывела нас на Вадима, а Вадим требует денег у шефа. Далее ставим вопросы. Кто украл Джима? Отвечаем: Лариса с тем типом, чтобы влезть в обе квартиры и забрать компрометирующие их бумажки. Зачем шефу собака? Просто так. Будка пустовала, вот Лариса и решила не убивать Джима, а подарить своему начальнику.

Кто сбил Вадима? Шеф, Зачем? Чтобы не отдавать ему деньги, или избавиться от свидетеля, или и потому, и по другому. Зачем Лариса ездила на дачу?

Потрясти шефа и вернуть Вадиму деньги. Логично?

Вполне, — согласилась Лешка. — Только почему Лариса на выставке неопознанного типа не узнала? И кто, похожий на нее, возил Ирку с девчонками за границу? Ты сам говорил, что гипотез может быть уйма. А у тебя пока одна только. И потом, где искать координаты пропавших людей и преступников за границей? Наизусть их вряд ли кто помнит. Они должны быть где-нибудь записаны.

Записаны, записаны, конечно, записаны, — пробормотал Ромка. — Знаешь закон научных исследований Мэрфи? "В защиту своей теории всегда можно провести достаточное количество исследований".

Он вдруг вскочил с места, снова кинулся к телефону, набрал Славкин номер и зашептал в трубку, чтобы не слышала мама:

— Слав, а помнишь, ты рассказывал, что Ирка упоминала, будто в той гостинице, откуда они с Танькой убежали, есть компьютер. Уточни, пожалуйста, у нее, не перепутала ли она чего, точно ли он там был. Позвони ей, если можно, я жду, это очень важно.

Хорошо, — согласился Славка, а Ромка положил трубку и застонал: — Дача! Дача! Надо как можно скорее ехать на дачу, а то поздно будет.

Что поздно? — не поняла Лешка,

Как что? Без нас все найдут, вот что. Все координаты и все улики.

Да почему они именно на даче?

Где же им еще быть, как не там?

Да мало ли где? На работе или дома у этого Александра Федоровича!

Дома, как правило, такие вещи не хранят, уж я-то знаю. — Ромка со знанием дела посмотрел на сестру.

Тут снова позвонил Славка.

Ну да, был компьютер, — сообщил он. — Ирка говорит, что она слышала, как один тип говорил другому: "Передавай", а потом тот, другой, бил по клавиатуре компьютера.

Значит, информация у него заложена в компьютере, яснее ясного, — обрадовался Ромка.

Итак, еще одна догадка подтвердилась. — На работе ее хранить нельзя, мало ли кто влезет в компьютер. Дома? Надо узнать, с кем он живет. Надо, надо ехать на дачу! И деньги там, раз Лариса туда ездила.

Может быть, он ей их отдал?

Все может быть. И все это мы должны узнать. А мы тут сидим, как привязанные, — с несчастным видом махнул мальчик рукой.

Но сегодня мы уже ничего не можем сделать. Реши мне лучше задачку, — попросила Лешка.

Давай, — покорно согласился Ромка. Прежде он никогда не помогал сестре, да она и не просила, а сейчас отнесся к ее просьбе вполне доброжелательно, чему и сам удивился.

Объяснив сестре физику и помня данное Эле обещание, Ромка действительно выучил все свои уроки и даже не заметил, как подкрался вечер. Уже и Эля с "митинга" вернулась, и Игорь Викторович с работы пришел.

Мам, — спросил Ромка за ужином, — вот ты бы где деньги хранила, если бы их у тебя много-много было?

В банке, — ответила Валерия Михайловна и добавила: — В стеклянной.

Почему? — удивился Ромка. — Значит, в настоящий банк ты бы их не понесла?

Кто же сейчас банкам доверяет? Нет уж, или банку в саду зарыть, а если сада нет, валюту в матрац зашить или еще не знаю куда. Хорошо, что у нас нет такой проблемы, правда, Игорь? — обратилась она к мужу.

Ну вот, опять ты жалеешь, что я не мафиози? — обиделся тот.

Что ты, радуюсь, а то б еще забот прибавилось. А ты что, разбогател? — обернулась Валерия Михайловна к сыну.

Я просто так спросил, — ответил Ромка, а когда все вышли из-за стола, зашептал Лешке: — Слышь, как я не додумался сразу. Он зарыл их на своей даче. На теткиной то есть. Вот и мама говорит.

Мама шутит, — возразила Лешка.

В каждой шутке, сама знаешь, есть доля правды. Ох как надо туда ехать, как надо! — снова запереживал он.

Уже перед самым сном позвонил Артем.

Выспался? — участливо спросила Лешка, первая сняв трубку.

Не совсем, но еще целая ночь впереди, — ответил мальчик. — А у вас как дела?

Мы тебе все завтра в школе непременно расскажем, — слегка покраснев, пообещала Лешка. — А Ромку тебе позвать? Рома, тебя Артем зовет, — крикнула она.

Артем? Владькин сын? — встрепенулась Эля. — А ну-ка спроси, дома ли его отец?

Наша Эля спрашивает, дома ли твой отец, — покорно повторила девочка.

Дома, приехал. Пригласить?

Дома, — повернулась Лешка к Эле. — Артем спрашивает, позвать?

Конечно. — Эля взяла трубку. — Владик, привет. А мы вас в субботу ждали. Да, я понимаю, понимаю. В пятницу? На дачу? А что, отличная идея! Идет. Давай. Сейчас спрошу. — Она поискала взглядом подругу: — Лера, едем в пятницу к Кораблинову на дачу?

К сожалению, я никак не могу в пятницу, — ответила Валерия Михайловна. — У нас верстка номера до позднего вечера, а мне надо проследить за качеством рекламы в нем.

Эля взглянула на Игоря Викторовича:

А ты?

Я тоже буду занят, — сказал тот. — Лекции поздно кончатся. А ты предложи Владьке поехать в субботу.

Она вновь переговорила с отцом Артема.

Он говорит, что вы можете присоединиться к ним в субботу, тогда они и устроят пикник, но сами поедут в пятницу. Они с Людмилой хотят пораньше на воздух выбраться, и я, пожалуй, к ним присоединюсь. Тоже очень устала за эти дни.

Вот и отлично, — сказала Валерия Михайловна. — Ты поедешь с ними в пятницу, а мы с Игорем приедем на следующий день утром.

А мы? — разом воскликнули Лешка с Ромкой. — А о нас забыли, да?

И вы можете с нами в субботу, — ответил Игорь Викторович.

Мы хотим в пятницу!

— Договаривайтесь сами, — махнула рукой Валерия Михайловна.

Ромка тут же перезвонил Артему и потребовал: Уговори своего отца взять нас с собой в пятницу!

Он не откажет, — ответил Артем. — Как только поедем, на чем?

Это уже детали, — отмахнулся Ромка и завопил: — Ура! Мы тоже едем!

Лопату не забудь, — ехидно пробурчала Лешка.

Там небось есть, зачем с собой тащить, — миролюбиво бросил он, не обратив внимания на иронию сестры. — Найдем деньги или какие бумаги, все остальное решится само собой. И еще надо узнать, есть ли там, на даче, компьютер. Это самое главное. Если есть, тогда вообще все будет ясно.

Глава XVI В ПОИСКАХ ТАЙНИКА

На другой день в школе Ромка показал свою схему Артему и Славке и дополнил ее своими выводами.

Где-то там на даче у племянника зарыты деньги, я в этом не сомневаюсь, — убежденно заявил он.

Глупость какая, — покачал головой Артем. — Кто сейчас в саду деньги закапывает? Вот-вот двадцать первый век наступит, преступные методы все совершенствуются. Да и вообще все финансовые воротилы за границу деньги вывозят.

А если он еще не вывез? А если он не хочет никуда уезжать? Если думает, что никогда не попадется?

Гадать можно сколько угодно, ты сам говорил, — вставил Славка. — Допустим, он действительно что-то зарыл в саду. И как ты собираешься там копать, если в доме всегда кто-то есть?

Вся эта чепуха меня не остановит. Я придумаю, как туда пробраться, вот увидите!

А если Вадим в себя придет, то и так все будет ясно, — сказала Лешка.

Вот я и боюсь, что нас опередят. Только Вадим вряд ли видел, кто его сбил, а мы точно знаем, что племянник.

Эту твою версию я уже слышал. Но почему ты так в этом уверен? — нахмурил брови Артем.

А потому, что "девятка", его тачка, стояла у дома Вадима. Вот племянник его на "Волге" и сбил, а потом вернулся, сел в свой "жигуль" и поехал его мыть.

Зачем он его мыл-то, как ты думаешь? — спросила Лешка.

Ну, раз они, она, он то есть, не знаю, как сказать, грязные были…

Если "Жигули" — то они, если "девятка" — то она, — машинально поправил Артем.

Я и говорю, он Вадима сбил и ее мыть поехал, а потом чистеньким на работе уселся: мол, я ни при чем.

Ну хорошо, допустим.

А из этого и следует, что надо искать тайник и брать племянника.

Доказательств-то у тебя никаких, одни предположения, — снова возразил Артем.

А я о чем? Нужны веские доказательства, значит, срочно нужно ехать на дачу.

Мы и так едем. В пятницу.

До пятницы долго ждать. Ты что? Знаешь, сколько всего может случиться до пятницы?

А где сейчас может быть Лариса? — поинтересовалась Лешка.

Как где? Небось скрывается. И от правосудия, и от шефа — он же ее как опасного свидетеля и пришить может запросто. Просто обязан теперь это сделать. И поэтому нам любым путем нужно выяснить, зачем она ездила на дачу и что там искала, вернее, нашла чего или нет.

— А как мы все это выясним? — спросил Славка.

Его вопрос остался без ответа — прозвенел звонок. Брат с сестрой вернулись из школы. Ромка выглядел чрезвычайно озабоченным и постоянно вздыхал:

Так ни о чем и не договорились! Но не могу же я сидеть на месте без дела, когда оно уже почти на мази? А ведь вчера Лилька сказала, что я могу ей сегодня позвонить, — вспомнил он и, набирая ее номер телефона, мечтательно произнес: — Смотаться бы быстро на дачу на ее тачке и вернуться до темноты, чтобы никто ничего не заметил — ни Эля, ни родители. Лиль, — застенчиво проговорил

он в трубку, — ну как, твоя тачка в порядке?

Нет, к сожалению. А что ты хотел?

Как что? На ту дачу смотаться. Быстро.

Только туда и обратно.

Пожалуй, я это смогу устроить, — как ни в чем не бывало согласилась Лиля. — Где встречаемся?

Заранее настроившийся на отказ мальчишка даже не ожидал такой удачи.

Где тебе удобнее, сама скажи, — растерянно проговорил он.

Ты же у "Рижской", кажется, живешь? Через полчаса я там буду.

А на чем? — спросил Ромка. — Раз мотоцикл у тебя не на ходу…

Ищи красную "Мазду", — сказала девушка и продиктовала номер машины.

Ух ты, — поразился Ромка. — Ты сама ее водишь?

Нет, не сама. Но тебе какая разница?

А можно я Артема с нами позову? — осмелев, попросил Ромка.

Зови, — не стала спорить девушка.

Ты поняла Мы едем! — прыгая от радости, обернулся мальчик к сестре, которая по параллельному телефону уже прослушала весь их разговор. Закончив его, Ромка тут же позвонил другу:

Темыч! Через полчаса нас Лилька на Мазде" у "Рижской" ждет. Едешь с нами на дачу к племяннику?

Артем согласился без разговоров:

— Ладно. Через тридцать минут буду.

Ромка посмотрел на часы — времени еще было навалом. До метро он обычно добегал минут за пять.

— А давай, — предложил он Лешке, — проверим, на работе племянник или нет? И кто там вообще есть? А то вдруг он на своей даче деньги сейчас выкапывает, а мы тоже туда явимся. Звони в турфирму.

Я не знаю как. И что сказать?

Погоди, я сам, — отвел руку сестры Ромка. Он достал папку с надписью: Дело № 1. Об исчезновениях", где уже лежали его вчерашняя схема и добытый Лешкой буклет, извлек его из папки, посмотрел номер телефона "Фривэя" и решительно набрал его.

Здравствуйте, — стараясь подделать свой голос под женский, пропищал мальчик в трубку. — Это турфирма?

Турфирма "Фривэй", — ответили на другом конце провода.

Лешка, ты слушай внимательно. Ты ведь их голоса лучше знаешь, — прошептал Ромка, видя, что сестра держит в руках другую трубку, и снова запищал: — А могу я поговорить с вашим руководителем?

А что вы хотели?

Я по поводу поездки в Египет, — первое, что пришло ему в голову, брякнул Ромка.

Шурик, тебя, — сказал женский голос.

— Алло, — послышался приятный баритон, явно принадлежащий племяннику.

Ромка тут же стал стучать по трубке и дуть в нее, изображая помехи.

Я перезвоню, — пропищал он и, прервав разговор, обратился к сестре: — Кто это был?

Шеф и Алена, — ответила Лешка.

А чего это она своего начальника Шуриком называет?

Ну, может, там нет никого, зачем им официальный тон? — совсем не удивилась Лешка. — Он нестарый, она тоже, что тут такого?

Значит, я был прав и Ларисы там нет. Или есть? Звони, спрашивай, что мы теряем? Кстати, ты не видела, у них там определитель номера на телефоне есть?

По-моему, нет.

Ну и отлично, тогда бояться нечего. Звони и зови Ларису. — Ромка сам набрал номер и протянул Лешке трубку.

Ларису пригласите, пожалуйста, — не растерялась девочка, в противовес брату стараясь говорить как можно грубее.

— Ларису? Лариса, тебя, — сказала Алена.

Лариса — а это и в самом деле была она — взяла трубку.

Это Лариса Новикова? — крайне удивившись, что та на месте, назвала первую попавшуюся фамилию Лешка.

А куда вы звоните?

Лешка назвала номер телефона турбюро, изменив последнюю цифру.

Вы, к сожалению, не туда попали, — ответила Лариса и положила трубку.

Ты слышал? Лариса вполне живая и невредимая, сидит на месте и прекрасно уживается при этом с племянником. Как ты это объяснишь?

Ромка подумал несколько секунд и нашел ответ в любимой книжке.

— "Если факты не подтверждают теорию, от них надо избавиться", — небрежно бросил он, — а если серьезно, то выводы будем делать потом. Не волнуйся, когда у нас будет достаточно исходных данных, я тут же решу эту задачу. А сейчас мне уже пора.

Лешка догнала его у двери и жалобно спросила:

А я?

А ты останься, пожалуйста, дома, — по-дружески попросил ее брат. — Если кто из предков или Эля заявится домой раньше времени, то ты меня отстоишь. Окей?

Ладно, — вздохнула Лешка. Ей безумно хотелось поехать с ребятами в тот дачный поселок, но когда к ней хорошо относились, она становилась покладистой и не могла ни в чем отказать.

У метро уже стоял Артем, а вскоре к тротуару подкатила новенькая "Мазда". Дверь приоткрылась, и Лиля пригласила ребят в машину. За рулем сидел приветливый мужчина средних лет с седыми висками. Ромка с удивлением посмотрел на него.

Знакомьтесь, — как ни в чем не бывало сказала девушка. — Это мой папа, Дмитрий Алексеевич. А это Артем и Роман, мои друзья. Поехали?

Поехали, — покорно ответил Дмитрий Алексеевич. — Только куда?

В Медовку, дорогу они покажут, У ребят там бывшая учительница живет, ее нужно навестить, — объяснила Лиля.

Ромка понял, что разговаривать в машине можно только на нейтральные темы. Он думал-думал, что бы такое сказать, представил себе Элю и спросил, дотронувшись до Лилькиного плеча:

А почему тебя в Интернете Бриком зовут?

За девушку ответил отец:

Ее бабушка когда-то диссертацию по Маяковскому писала. И одно время в доме только о нем и говорили, и обо всем, естественно, что с ним было связано. А вы, очевидно, знаете, что была такая женщина, которую он любил, и звали ее Лиля Брик…

Это мы знаем, — важно кивнул Ромка. — А значит, и имя Лиля тоже поэтому?

Нет, так мою бабушку звали, — ответил Дмитрий Алексеевич.

Ромка вспомнил, что еще один "вопрос на засыпку", заданный Элей, остался открытым, и решил прояснить его для себя. "Вот и пусть ответят, раз они такие умные", — подумал он и спросил:

А знаете, какой породы была собака Качалова?

Доберман-пинчер, — не раздумывая, выпалила Лиля. И Ромка стал смотреть на нее с еще большим уважением. Только ему было не очень понятно, почему ее отец везет неизвестно куда совершенно незнакомых ему ребят. И мальчик решил при случае это непременно выяснить.

До Медовки они добрались очень быстро.

Давайте сначала заедем ко мне, — предложил Артем. Он указал, куда поставить машину, и пригласил Дмитрия Алексеевича в дом. — Вы располагайтесь, а мы пойдем навестим нашу учительницу. Может быть, и ты с нами пойдешь? — обратился он к Лиле.

Конечно, — согласилась та, и они втроем зашагали по дачному поселку. Несмотря на предстоящее важное дело, Ромка не смог удержаться от мучительного вопроса.

Лиль, — как всегда, робко проговорил он, — а чего это твой отец нас сюда повез ни с того ни с сего?

А он со мной повидаться приехал, — объяснила Лиля. — Он с новой женой теперь живет, а мама — с новым мужем. А я с бабушкой. А с ними мне видеться что-то совсем не хочется. Ну а в этот раз я ему сказала, что если он хочет меня видеть, то пусть съездит с нами, куда я скажу.

А если бы он не согласился?

А не согласился бы, то только бы он меня и видел, — с вызовом и затаенной обидой ответила девушка.

Впереди показался дом с мансардой.

Как будем действовать? С чего начнем? — заволновался Ромка.

А ты что, заранее не продумал? А зачем тогда нас сюда тащил? — удивился Артем.

Продумал, — опомнился Ромка. — Как старуху-то зовут?

Я же говорил — Балалейкина ее фамилия.

А как зовут — не помню совсем. Муж у нее был — тоже Балалейкин, мой папа у него учился.

Это я уже слышал. Вот ты ей об этом и скажешь. А пойдем мы туда, чтобы, во-первых, узнать, есть ли на даче компьютер, во-вторых, проверить, можно ли у них в саду что-нибудь зарыть, для чего нужно осмотреть участок. В-третьих, узнать, что там делала Лариса, и вообще поискать всякие разные тайники.

Да, задачка совсем простая, — усмехнулась Лиля. — Ас чего ты предлагаешь начать?

А он ей скажет, — указал Ромка на Артема, — что приехал без ключей и ему теперь домой позвонить надо, узнать, выехали ли родители. Телефон у нее может быть?

Кто ее знает? У нас почему-то пет, отцу все некогда купить. А знаете, в Японии уже видеотелефоны. Здорово, да?

Они подошли к знакомой калитке. Из будки во дворе вылезла огромная кавказская овчарка и громко залаяла.

Вот это да! — присвистнул Артем. — Снова собака! У них что, бзик такой — собак воровать?

Может быть, они ее купили. Или нашли, — возразила Лиля.

Смотрите, и звонок у них есть, как это мы в тот раз не заметили, когда Джима забирали? — И Ромка решительно нажал на кнопку. В доме приоткрылась дверь.

— Кто там? — послышался женский голос.

В ответ Артем попытался перекричать яростный собачий лай:

— Откройте, пожалуйста!

Он взглянул на злющего пса и тут же сравнил его с умным Джимом.

— У кавказцев интеллект низкий, лично я не знаю, как к нему искать подход. Это же пастушьи собаки, их дрессировать куда труднее, чем немецких, — объяснил он друзьям.

Хозяйка подошла к калитке и сама опасливо покосилась на собаку. Но та была на привязи и до дорожки, которая вела к дому, не доставала.

Здравствуйте, — сказал Артем, — я ваш сосед, Артем Кораблинов, то есть не совсем сосед, но мы тут недалеко живем. И мой папа у вашего мужа когда-то учился. А недавно мы у вас Джима, собаку, забирали. Помните?

Ну и что же ты на сей раз хочешь, Артем Кораблинов? Если и эту заберешь, я возражать не стану. — Старуха указала рукой на никак не желавшего угомониться пса.

Нет, это не наш. А откуда он у вас? Вы его тоже нашли? — решив, что это тоже важно знать, спросил мальчик.

Ее хозяева за границу уехали, а Леночка, племянница моего покойного мужа, она такая добрая, привезла его сюда, чтобы за меня спокойной быть. Я же тут одна почти всегда живу, — посетовала женщина и внимательно посмотрела на ребят. — Ну, так зачем вы ко мне пожаловали?

Дело в том, что мы приехали сюда на электричке, а родители мои должны были подъехать на машине раньше нас, а их почему-то до сих пор нет, а я без ключей. Вы не разрешите от вас в Москву позвонить, узнать, почему они задерживаются? У вас телефон есть?

Есть у меня телефон, специальный, фиксированный называется, для дачи. Пойдем, позвонишь, — позволила старуха и пошла к дому. Ребята двинулись за ней.

А у вас еще и племянник есть, — утвердительно сказал Ромка. — Это ведь он нам в прошлый раз разрешил собаку забрать?

Вдова профессора отвечала охотно:

— Да, племянник у меня тоже есть, родной, Шурик его зовут. Бог не обделил хорошими родственниками. Жаль только, все деловые очень, ну да время теперь такое, на месте остановишься, от жизни отстанешь. Вот и скачут. Я их понимаю.

На, звони. — И она протянула Артему мобильный телефон.

Мальчик набрал несуществующий номер и долго слушал длинные гудки.

Странно, никто не отвечает. Вдруг что в дороге случилось? — изобразил огорчение Артем и обратился к старухе: — А как вас зовут? А то не знаю, как к вам обращаться.

Маргарита Павловна, — ответила женщина, убирая телефон.

Артем не знал, о чем дальше продолжать беседу, и, ожидая подмоги, укоризненно посмотрел на Ромку. Ведь еще надо было уточнить, действительно ли была здесь вчера Лариса и чем она тут занималась. На выручку пришла Лиля:

Я позавчера вечером здесь случайно проходила мимо и видела, как к вашему дому машина подъехала и из нее девушка вышла. Это и была племянница вашего мужа?

Нет, это Ларочка к Шурику по делам приезжала. Работает она с ним вместе, — простодушно пояснила Маргарита Павловна. — Только она его не застала, напутала чего-то. Мы с ней вечер вместе провели, и она даже ночевать у меня осталась — не возвращаться же ей было в Москву не ночь глядя на электричке. Хорошая она девушка, душевная. Мы с ней засиделись за полночь, а потом она на свою работу проспала. И я, старая, ее разбудить не смогла, сама почему-то поздно проснулась. Со мной теперь такое очень редко случается, обычно плохо сплю, бессонница замучила, а тут на тебе, заспалась. — Было видно, что старуха рада любым собеседникам.

— А у вас телефон такой… — Артем хотел было сказать "клевый", но осекся, — новый. Это вам племянник оставил?

— Ну да, — кивнула Маргарита Павловна. — Он у меня заботливый- Я же тут одна в основном живу, мало ли что может случиться, как без связи-то быть?

А у вас и компьютер есть? — как можно равнодушнее спросил Ромка, а сам затаил дыхание, разглядывая обстановку, которая была ничуть не хуже, чем у Артема в городской квартире.

Здесь нет, — ответила старуха. — Зачем он мне? А племянники сюда нечасто ездят, Леночке здесь печатать неудобно, далеко очень.

"Ишь, чего говорит, — подумал Ромка. — Не нужен он им, ему особенно! Еще как нужен! А старуха-то — кладезь информации, надо только вопросы правильно ставить".

Как у вас красиво, — сказал он, выглянув в окно. — Я, когда вырасту, тоже сад посажу. А можно на ваш взглянуть?

Отчего же нельзя? Сходи посмотри, если хочешь. У меня, правда, теперь уже не хватает сил им заниматься, а племянникам недосуг все, вот он и растет сам по себе.

Ромка мигом выбежал в сад и принялся его осматривать на предмет закопанных денег. "Где их можно спрятать? В принципе, везде", — подумал он, оглядываясь по сторонам. Только ничего свежевскопанного ему в глаза не бросилось. Утрамбованных и подозрительных мест тоже не было видно. Ромка побродил по участку взад-вперед и подумал снова: "А если ему немного денег понадобится взять? Так и будет каждый раз откапывать и закапывать? Не будет, наверное. Значит, эта версия отпадает? А тогда где искать тайник? На даче? Так же, наверное, и Лариса думала, иначе что она тут делала, как не его искала? Старуху-то чем-то небось опоила, иначе почему она спала всю ночь и проснулась поздно?"

Хорошо у вас там, — невинно улыбнулся мальчик, вернувшись обратно. — Листья везде лежат прошлогодние. Ваш племянник там еще ничего не делал?

Шурик в выходные обещал навести в саду порядок. Если сможет, конечно. У него же столько работы! Он руководит двумя фирмами, не до дачи ему.

А чем же он у вас занимается? — спросил Артем.

— Он вообще-то историк по профессии, но занимается совсем другими делами: и торговлей и туризмом. Да только туризм перестал прибыль приносить, и Шурик, видно, теперь от этой затеи откажется. Не знает только, как с людьми быть, жалко ему их без работы оставлять. Вот и Ларочка приезжала с ним об этом поговорить, попросить, чтобы он ее еще куда устроил, да не застала его здесь.

А внуки у вас есть? — поинтересовалась Лиля. — Дети племянника.

Есть. И жена, и сын, Дениска, десять лет ему. Сына Шурик сюда привозит, а вот Галина, жена, не очень любит ко мне ездить. — Маргарита Павловна недовольно поджала губы, и ребята поняли, что ей самой не очень-то хочется привечать здесь эту жену.

— Мы, пожалуй, пойдем, спасибо вам. Может быть, мама с папой уже приехали, — сказал Артем и взглянул на друзей. Но они не знали, о чем бы еще спросить старую женщину.

Они подошли к калитке, и собака вновь кинулась в их сторону и зашлась в лае, но недостающая до дорожки цепь не позволила ей осуществить свои зловредные намерения.

До свидания, — попрощались ребята с Маргаритой Павловной, вышедшей запереть за ними калитку.

Заходите еще, помогу, чем смогу, — кивнула та.

Добрая бабка, — сказал Артем. — Жаль только, что племянник у нее гад, а она о кем хорошо думает. Узнает — жутко расстроится. Ну, что будем дальше делать? Предлагаю быстро все обсудить и домой ехать, а то мать с отцом домой приедут и волноваться будут. Ну что, нашел в саду тайник? — обернулся он к Ромке.

В саду тайника, мне кажется, нет, — чуть-чуть смутился тот. — А в доме если и есть, то его, наверное, Лариса распотрошила, хотя и это еще неизвестно. Компьютера здесь тоже нет, сами слышали. Здесь, поняли? Значит, в другом месте, то есть у старухи дома, он есть. Думаю, ее дом — это самое подходящее место. Я хотел у нее адрес спросить, но не знал, как это сделать. То есть она здесь живет, а племянник на ее квартире свои дела проворачивает. У себя дома он не может, сами слышали, у него сын есть, а какой мальчишка в компью

тер не залезет?

Так что ты предлагаешь? Стать домушниками? Влезть к старухе в квартиру? — уточнил Артем.

Вот именно. Только без ключей мы это не сможем сделать. А если еще и квартира с сигнализацией?

Сначала ты нас уверял, что тайник на даче.

Теперь — что он у старухи дома. А потом что еще придумаешь?

Ромка покосился на Лилю, пожал плечами и тем не менее вызывающе ответил:

— Потом — не знаю. Но на компьютер-то в ее квартире мы должны взглянуть?

— А ключи?

— Ключи можно выкрасть. Или ты можешь что получше предложить? Лиль, скажи, ведь ради спасения людей можно и на такое пойти?

Лиля, слушавшая их спор молча, под конец сказала:

— Иногда цель оправдывает средства.

Отец девушки ждал ребят в доме у Артема, листая журнал.

Ну что, навестили старушку? — спросил он, вставая с места.

Навестили, она была рада, спасибо вам большое, — от души поблагодарил его Ромка.

Лиля уже стояла у машины.

Отвезем твоих друзей и еще покатаемся, в кафе сходим, хорошо? — спросил ее Дмитрий Алексеевич.

Ладно, — милостиво кивнула она.

Дорога назад показалась еще короче. Высадив мальчишек у метро, отец с дочерью помчались к центру Москвы.

Счастливая Лилька, — сказал Ромка, провожая "Мазду" взглядом. — Как хочет, так и вертит своим папочкой. И он все для нее делает.

А живет он не с ней, — напомнил Артем. — И мать тоже, сам знаешь.

Ну и что? У нее ведь бабушка есть!

Все не так просто, как кажется, — философски заметил Артем почти по "Закону Мэрфи", и Ромка не стал с ним спорить.

Домой он вернулся засветло, рассказал обо всем Лешке, потом поучил физику, а вечером за ними зашел Славка гулять с Джимом, и они еще немного посидели в беседке.

— Завтра, — сказал Ромка, — надо будет выяснить московский адрес старухи и последить за ее квартирой.

С контрольной по физике Ромка с помощью Артема вполне справился, а потом сразу после школы побежал в справочный киоск и выяснил адрес Маргариты Павловны Балалейкиной. Жила она на улице Тимура Фрунзе. Ромка вернулся домой, позвонил Артему и спросил, где такая улица. Оказалось, не очень далеко, можно сказать, в самом центре, у метро "Парк культуры".

Днем туда ехать или вечером? — стал он затем размышлять в присутствии сестры. — Племянник в принципе может там в любое время объявиться. Но удостовериться-то в этом мы должны?

В том, что он туда ходит? Хотя я в этом и так уверен.

Твоя уверенность у нас уже во где сидит, — провела Лешка рукой по горлу. — Но за квартирой этой и впрямь незачем следить. — На улице шел дождь, и ей не очень-то хотелось мокнуть во дворе или торчать неизвестно зачем в чужой подворотне.

Ладно, не будем, — неохотно согласился Ромка, а потом его начала терзать мысль, что он чего-то упускает, и дотерзала до того, что он решил-таки довести начатое сегодня дело до конца.

Мам, мне к Артему надо, позаниматься, — сказал он, встретившись в прихожей с вернувшейся с работы Валерией Михайловной, и подумал, что вряд ли она станет проверять, правда это или нет. Ну а сам он постарается быстро обернуться.

Ромка доехал на метро до "Парка культуры", нашел нужные ему улицу и дом и поднялся на четвертый этаж, на котором находилась старухина квартира. Уже темнело. Мальчик спустился вниз и вычислил, куда выходят ее окна, чтобы проверить, горит ли в них свет. Свет горел! Тогда он решил осмотреть двор — не стоит ли там одна из знакомых ему машин. И — о удача! — в глаза сразу бросилась серая чистая "девятка". Можно было возвращаться, так как главное выяснилось — племянник находился в старухиной квартире.

Напоследок мальчик вновь обошел дом и взглянул на окно. Свет погас. Ромка снова метнулся во двор и увидел, как в машину садится… Лариса. В глаза бросились черные волосы и светлое лицо. Что-то в ней было странное, но Ромка не понял что — так быстро она завела мотор и скрылась из виду.

"Еще одна загадка, — подумал юный сыщик и тут же сам себе сказал: — Элементарно, Ватсон. Она пришла сюда искать тайник. Значит, мы на верном пути. А завтра все должно окончательно выясниться, иначе я буду не я".

Глава XVII ПОХИЩЕНИЕ КЛЮЧЕЙ

Следующим днем была пятница, и Ромка с нетерпением ждал вечера. — Ну когда, ну когда мы поедем? — теребил он Лешку, как будто это зависело от нее.

В пятом часу домой вернулась Эля, довольная очередным подписанным контрактом, затем позвонил старший Кораблинов и дал команду собираться. Он подъехал на белой "Ауди" вдвоем с сыном.

— Мама приедет позже, — объяснил Артем, — у нее срочное совещание, мы решили ее не ждать. И в тачке нашей теперь все легко разместимся.

Эля села на переднее сиденье, на заднем разместились дети.

— Сейчас мы сразу туда, — зашептал Ромка. — Теперь-то уж я установлю истину.

Он увидел, как Владислав Николаевич вытащил из сумки мобильный телефон, позвонил какому-то Андрею Германовичу и страшно обрадовался:

Ура, мы теперь с телефоном! Я знаю, что делать, знаю! Если, конечно, там сейчас нет племянника!

Что ты знаешь? — прошептала Лешка.

— Там увидите, — таинственно ответил Ромка.

А Эля между тем говорила:

— У меня такое чувство, что я возвращаюсь в свою юность. Каждый мой приезд на дачу был событием. Помнишь, Владька, у моего дядьки там тоже дача была? Он работал в Высшей партийной школе при ЦК КПСС, и дача ему полагалась казенная, а у меня там была своя отдельная комната, вернее, терраса, окна выходили в сад, а по ночам в них светили звезды. А воздух! А березы! Магазин был. И качели. А еще, слушайте, там же еще кино показывали! Не по телевизору, а настоящее: киномеханик приезжал каждую субботу! А твоя дача тоже была государственной? — спросила она старого друга.

Когда-то была, — ответил Владислав Николаевич, — а потом отец ее приватизировал, как и все.

Но какие были звезды! — вздохнула Эля.

И что ж с ними теперь сталось? — встрял в разговор Ромка.

Подрастешь — узнаешь, — улыбнулась американка.

Они теперь все по-другому видят, к старости-то все тускнеет, — объяснил мудрый Артем.

Ромка не стал продолжать философствовать. Перед ним стояли куда более животрепещущие проблемы, тем более что машина уже подъезжала к даче.

Попроси у отца телефон, — потребовал он.

Пап, можно мы один раз позвоним, по делу? — сказал Артем.

Пожалуйста, звоните сколько хотите, — позволил Владислав Николаевич. Вид у него был расслабленный и довольный, Кораблинов-старший был счастлив, что вырвался наконец отдохнуть, и Артем знал, что он им сейчас ни в чем не откажет.

Оля, — позвала девочку Эля, — ты мне по можешь готовить ужин?

Лешка тоскливо посмотрела на ребят.

Поможет, — ответил за нее Ромка, а сам толкнул Артема в бок: — Пошли, что ли?

Я тебе помогу, но только чуть-чуть попозже, — сказала Лешка и побежала за ребятами.

Она бы осталась с Элей, если бы не боялась, что самое интересное произойдет без нее.

А зачем тебе мобильник? — спросил Артем.

А мы узнаем старушкин номер телефона, позвоним ей и скажем, что у нее дома в Москве пожар, например. Она и помчится туда, а мы за ней. Так и проникнем в квартиру.

Угу, и ее инфаркт хватит. Дурацкие у тебя, Роман, идеи.

А тогда нам больше ничего другого не остается, кроме как ключи воровать. Адрес-то ее я знаю. И сигнализации там нет, раз туда Лариса ходит. Я тебе рассказал, как я ее там встретил?

А интересно, кто ей-то ключи дал, племянник или старуха? Или она их тоже выкрала?

Чего зря гадать? О чем на этот раз будем говорить с Маргаритой Павловной?

Не знаю, по обстановке. И зачем они такую собаку завели? Злобную и глупую. Ее старуха сама боится. Хорошо хоть, что она до дорожки не достает.

Племянница привезла, пожалела, старуха же рассказывала. А кстати, эта племянница к ней тоже домой ходит на компьютере печатать. Ты понял?

Тогда она тоже в курсе дел племянника. Одна шайка-лейка. Значит, компьютер проверить там тем более необходимо.

А если ничего не найдем? — спросила Лешка.

Дальше будем копать. Я не отступлюсь. Дело очень важное. И потом, столько убытков понесли — и все бросить? А насчет компьютера я точно не ошибаюсь. Вы сами подумайте: у него на работе он есть? Есть. И не на одной. Дома тоже, наверное, есть. Так зачем ему еще и у тетки такую дорогую вещь держать? Деньги девать некуда? Нет, только для дела, о котором никто не должен знать, ясно?

Ясно! — кивнула Лешка. — А может, и тайник там, в квартире? И деньги в нем, которые, как ты считаешь, Лариса ищет?

Кто его знает? Тайник может и сама старуха найти. В компьютер-то она не влезет, а найти большую пачку денег — почему бы и нет. Логично?

Логично, — согласилась Лешка и посмотрела на Артема. Тот сосредоточенно молчал.

Смотри, мерса", на наше счастье, нет, — сказал Ромка, заглядывая во двор дома с мансардой. — В общем, так. Ты ее отвлекай каким-нибудь образом, а я в дом проникну. Она ключи далеко прятать не должна, ей это делать незачем. Они лежат где-нибудь в сумке или в столе. Много времени мне не потребуется, чтобы их отыскать. — И он решительно нажал кнопку звонка.

Собака так и зашлась от лая. Старуха приоткрыла дверь.

Кто там? — как обычно, спросила она.

Маргарита Павловна, это опять я, Артем. Можно нам к вам войти? Спрячь мобильник! — шепнул Артем Ромке.

Кряхтя, старая женщина подошла к калитке.

— Понимаете, сегодня мы с папой сюда приехали, а мамы до сих пор нет. И мы не знаем, ждать ее или нет. Вы не разрешите снова от вас позвонить? Последний разочек?

— Хорошо, — сказала старуха, — сейчас я тебе телефон принесу. — И она отправилась в дом.

— А нас не позвала, — расстроился Ромка. Маргарита Павловна вернулась и протянула

Артему телефон:

— Звони, пожалуйста.

А вы все одна, — посочувствовал ей Артем, набирая номер. — Сегодня-то хоть у вас гости будут?

Шурик обещал приехать. Может быть, и Леночка нагрянет.

Артем, как и в прошлый раз, прослушал длинные гудки и повернулся к калитке, возле которой его поджидали Ромка с Лешкой.

— И зачем вам такой страшный пес? — спросила старуху Лешка, опасливо поглядывая на лающее чудовище.

Маргарита Павловна пожала плечами:

— Сама не знаю- Я его боюсь. Мне далее приходится ему миску с едой шваброй подвигать. Может быть, еще привыкну. Леночка хотела как лучше, кто же знал, что он такой неуправляемый. Дик, замолчи! — прикрикнула старуха, но лес и ухом не повел.

Внезапно Артем сделал шаг вперед, ни с того ни с сего пошатнулся и наклонился в сторону собаки. "Рр-ав!" И ее клыки мгновенно сомкнулись на его руке, вырвав клок материи и, как показалось Лешке, кусок руки.

Ой! — вскрикнул мальчик и взглянул на Ромку.

Ах ты господи! — запричитала старуха. — Что же теперь делать-то?

С руки Артема прямо на дорожку капала кровь. Пес перестал лаять и заинтересованно ждал, не перепадет ли ему еще какая-нибудь добыча. Лешку при виде крови даже чуть-чуть затошнило, как тогда, когда она увидела на асфальте сбитого машиной Вадима. Но мальчик держался очень мужественно.

Можно перевязать? — спросил он. — Чтобы родители не заметили.

Господи, конечно, — засуетилась старуха. — Идем в дом. У меня и зеленка, и йод есть. Сначала надо рану перекисью водорода промыть, так при укусах обычно делают.

Они прошли в комнату.

Посидите пока, — сказала хозяйка. — Я бинт поищу.

Темка, а ты не взбесишься теперь? — шепотом поинтересовался Ромка.

И буду страшен во гневе, — ответил Артем и быстро шепнул: — Действуй!

Маргарита Павловна обработала мальчику рану, которая оказалась не такой уж и большой.

Принеси ножницы. Вон там они, в столе, — приказала она Ромке и предупредила Артема: — Раны от собачьих укусов очень часто гноятся. В та ком случае надо их смазывать антибиотиками.

Тебе делали укол от столбняка?

Вроде делали. — Мальчик кряхтел от боли, но зорко следил за Ромкой.

Тот вдруг исчез из виду. Это заметила и Маргарита Павловна, потому Артем решил ее отвлечь.

В мансарде у вас тоже жилая комната? — спросил он.

Да, там Шурик живет, когда приезжает, — ответила хозяйка. Она посмотрела по сторонам, и Лешка испугалась, что старуха поймает Ромку на месте преступления. "Как стыдно-то будет, — подумала девочка. — Только бы он не попался, только бы!"

Но Ромка тут же возник на пороге.

— Какой у вас вид из окон красивый, — сказал он и подмигнул друзьям.

Артем взглянул на свою забинтованную руку: — Надеюсь, вашего Дика бешеная лиса не кусала, и я не взбешусь теперь. А позвонить-то еще раз можно?

Старуха протянула ему телефон, он позвонил для конспирации и, не дождавшись ответа, вернул аппарат и вздохнул:

— Напрасно пострадал. Мы пойдем, извините.

Напоследок Артем погрозил собаке кулаком, а когда вся троица выскочила за калитку, тут же спросил друга:

— Ну что, нашел?

Ромка оглянулся, достал из кармана связку ключей я потряс ими:

— Вот они- Надо прямо сейчас туда двигать. А что своим скажем-то?

Они подошли к своей даче и увидели еще одну машину — красный "Опель". На нем привезли с совещания маму Артема, и они с Элей разглядывали во дворе клумбу с едва проклюнувшимися на ней цветами. Мальчик прикрыл рукавом куртки свою забинтованную руку и подошел к ним:

Мам, привет. А дядя Володя здесь останется или в город вернется?

Конечно, вернусь, — появился на пороге дачи водитель "Опеля", добродушный с виду человек. — Мне домой пора.

— Пусть он нас с собой захватит, а? Нам в город нужно, очень! А завтра мы на электричке приедем.

Что за новости? — удивилась Эля. — Вы же так сюда рвались!

А мы сейчас ребятам позвонили и узнали, что у нас в школе завтра консультация по физике. Мы не можем ее пропустить. Никак. Конец года ведь скоро. Ну мам, правда. Мы никак не можем пропустить.

Вижу, вам неймется, — сказала мама Артема, — езжайте.

Лешка мигом схватила свои вещи и присоединилась к ребятам.

А у тебя тоже консультация? — съехидничала Эля.

А что мне тут одной с вами делать? — вполне резонно ответила девочка, и никто не стал ее удерживать.

Артем достал из кармана телефон, набрал чей-то номер, договорился встретиться у метро и отнес мобильник отцу.

Им без нас только лучше будет, — убежденно сказал мальчик, когда машина уже катила по лесной дороге обратно в Москву.

А кому это ты звонил? — поинтересовался Ромка.

Веньке, кому ж еще. Боюсь, мы без него не обойдемся, он лучше меня в компьютерах сечет, — самокритично добавил мальчик.

Артем, а ты нарочно собаке руку подставил? — спросила Лешка.

Пришлось, — пожал плечами мальчик, — а то как бы мы в дом проникли?

Геройский поступок, — одобрил Ромка, а Лешка посмотрела на Артема с еще большим обожанием.

Но все же это нехорошо, — прошептал герой.

Что? — не понял Ромка.

Как что? Тырить ключи и лазить в чужие дома, вот что!

Но мы же ничего там не возьмем, кроме информации, — парировал Ромка. — А она нематериальна. Зато выведем бандитов на чистую воду.

Ты не забыл, что мы еще и людей спасаем? Тех, с которыми неизвестно что сталось? И Лилька, помнишь, не возражала?

Не забыл, потому и согласился. — Артем покосился на дядю Володю, но тот не прислушивался к их разговорам.

Ребята попросили высадить их у метро "Парк культуры", где у выхода их уже поджидал Венечка в своей неизменной бейсболке и с большой сумкой в руках. Затем они обошли ряд ларьков и магазинов и свернули направо.

— Вот эта улица, — сказал Ромка. — А вон там ее дом. Я сначала сбегаю и позвоню в дверь. Если никого нет, попробую ее открыть. А вы стойте на стреме и, ежели чего, свистите или кашляйте.

Кашлять никому не пришлось. Ромке довольно легко удалось открыть дверь.

— Новичкам везет в квартирных кражах, — констатировал он.

Все четверо зашли в старухину квартиру. Венечка с Артемом поспешили к компьютеру, а Ромка начал поиски тайника. Он припомнил все виденные и прочитанные детективы и принялся открывать крышки кастрюль, заглядывать во все шкафы и даже в бачок унитаза. "Так, половиц тут нет, а стало быть, и под ними ничего нет, — бормотал мальчик. — Линолеум приклеен хорошо. За картинами — ничего. В книжках давно никто ничего не прячет. Если стены простукать — соседи сбегутся. Опасно. Где же собака зарыта?"

— А Артем смелый, не испугался собаки, — вспомнил Ромка о друге. — И зачем им эта вредная собака? Собака, собака… Зачем им вообще собаки?

Ход его мыслей нарушил Венечка:

Есть письма. По электронной почте получены. И в почтовом ящике, и новенькое. Сейчас его вызову. — Венечка пощелкал по клавиатуре и в ожидании письма вывернул ящик стола и достал оттуда фотоаппарат. Мальчик посмотрел на него внимательно и воскликнул:

Это же мой!

Что? — не понял Артем.

Мой это фотоаппарат, говорю. У меня его украли. В метро. Ну помнишь! После того как я ту парочку на ВДНХ заснял. Вот он! И откуда он тут взялся?

— Неужели племянник за нами следил? — дивился Ромка. — Откуда он знал, что Лариса там с этим Вадимом встречается? Ребус какой-то, зато след верный. Как же мы правильно поступи ли, что сюда пришли!

Венечка аккуратно уложил фотоаппарат в свою сумку, достал из нее дискету и сунул в дисковод.

Ну что? — нетерпеливо затеребил друга Ромка. — Что откопал-то?

Файлов много, как все сразу проверить? — ответил тот. — На это знаете сколько времени требуется? Вы хотите, чтобы нас здесь застукали?

И как быть? — спросил Артем и насторожился, услышав посторонний шум. Все замерли.

Глава XVIII РАЗОБЛАЧЕНИЕ

Дверь внезапно распахнулась, и в квартиру ворвался… старухин племянник. За ним появились Эля с красными пятнами на щеках и страшно рассерженный отец Артема. Разъяренный племянник указал на друзей пальцем:

— Вот они! Моя тетя оказалась права. Все-таки это они украли у нее ключи. А на вид вполне приличные ребята, сначала они очень ей понравились.

А они ее обманули и за воровство принялись. И чего им не хватает, не беспризорники ведь какие-нибудь? Ну, что будем делать? — обратился он к Эле и Владиславу Николаевичу. — Милицию вызывать?

Первым опомнился Ромка:

— Мы ничего у вас не собирались брать. А вы вызывайте, вызывайте милицию. И скажите им, Венечка пощелкал по клавиатуре и в ожидании письма вывернул ящик стола и достал оттуда фотоаппарат.

Мальчик посмотрел на него внимательно и воскликнул:

— Это же мой!

Откуда у вас этот фотоаппарат. Венька, достань, покажи ему, — посмотрел он на друга. — А мы предъявим им и другие улики, и вам не отвертеться.

Какой еще фотоаппарат, какие улики? — опешил племянник, не ожидавший ответного нападения.

Сами знаете какие. Переписку с заграницей кто ведет? По электронной почте? А ведь нам не только это известно. — Ромка не знал, можно ли так сразу выкладывать карты на стол, но ему уж очень хотелось реабилитировать себя и друзей в присутствии взрослых и немедленно изобличить преступника. А потому он окинул племянника уничтожающим взором и раздельно проговорил:

А Вадима кто сбил?

Венечка молча стоял рядом с Ромкой, поправляя очки. Лешка тревожно смотрела то на одного из них, то на другого. Артем встал и подошел к двери, чтобы не дать удрать припертому к стенке преступнику.

Какого Вадима? — даже не покраснел тот.

Такого! Мальцева! То есть бывшего Мальцева! — поправился Ромка.

Не знаю я никаких Мальцевых, ни настоящих, ни бывших, — ответствовал племянник.

В это время в дверь позвонили. Племянник пошел открывать. Артем на всякий случай последовал за ним. Племянник ничуть не удивился, бросил "привет" и снова направился в комнату, даже и не пытаясь сбежать.

Кто это здесь? — услышала Лешка знакомый голос. Она обернулась и обомлела — на пороге стояла Алена. — Что тут происходит? — спокойно спросила девушка.

Да вот, друзья одни попались. По чужим квартирам, видишь ли, шарят, — ответил ее начальник.

Ну что, доторговалась? Теперь решила более прибыльным делом заняться — квартиры грабить? — узнала Алена Лешку и задержала на ней свой взгляд: в новом, привезенном из Америки комбинезоне Лешка не походила на ту простенькую девчушку, что ходила к ним в офис. Затем девушка деловито шагнула к компьютеру и обратилась к взрослым:

— Извините. Я здесь курсовую работу набирала одному студенту, и мне надо еще несколько листов вывести.

Алена села за компьютер, спокойно нашла нужный файл, включила принтер, и оттуда через некоторое время поползли листы бумаги. Она собрала их, положила в пластиковую папку, засунула ее в свою сумку и поднялась с места.

Леночка, ты уже уходишь? — спросил племянник.

Я спешу, мне нужно курсовую отдать. Должна же я где-то подрабатывать, раз ты мне не хочешь хорошо платить, — ответила Алена и быстро вышла за дверь.

— Ольга! — официальным тоном обратилась Эля к Лешке. — Это на какую торговлю она намекала?

— Я потом объясню, — торопливо проговорила девочка.

Ромка проводил взглядом Алену и снова накинулся на Александра Федоровича.

Вы на "Волге" сбили Вадима. Мы видели там ваши "Жигули", "девятку".

Не понимаю, какая "Волга" и при чем тут мои "Жигули"?

Владислав Николаевич и Эля молча и растерянно переводили глаза с ребят на Александра Федоровича, не в силах хоть что-нибудь понять.

— А вот при чем, — оттеснил Ромку в сторону Артем и толково, как на уроке, принялся объяснять, периодически поглядывая на своего отца: — Разве не вы подъехали к дому Вадима на своей "девятке", потом пересели в чужую "Волгу", наехали на улице на Вадима, бросили "Волгу", вернулись к своим "Жигулям" и скрылись. И помыли их потом еще зачем-то, — добавил он.

Ромка внимательно наблюдал за племянником и думал, дрогнет у него хоть один мускул на лице или нет. Не дрогнул.

Интересно, — уже, казалось, устал удивляться племянник. — И когда, скажите на милость, все это я содеял?

Это было во вторник ровно в одиннадцать часов ноль три минуты, — отчеканил Артем. — Я специально на часы смотрел.

Так. — Александр Федорович уже не злился, а с каким-то непонятным интересом смотрел на детей. — А тебе о чем-нибудь говорит такое понятие, как алиби?

Говорит. Только что оно должно мне сказать?

Все дело в том, дорогие вы мои детективы, что во вторник и в одиннадцать часов, и в одиннадцать ноль три тоже я был на совещании в одном из своих офисов. И если быть еще точнее, сам проводил это совещание.

Значит, он нанял киллера, — громко прошептал Ромка.

Да зачем, скажите на милость, мне надо было убивать этого человека? Подбросьте тогда уж мне и мотив преступления.

В первую очередь вы хотели убрать свидетеля. Он же был подставным директором вашего агентства по трудоустройству людей за границей, " МСД-кадры".

Да что за галиматья такая? — совсем рассердился племянник.

"Как естественно он притворяется", — восхитился Ромка, взглянув на Элю, и привел новые доводы:

— А письма кому? По электронной почте? Венька, найди и покажи.

Венечка быстро сел за компьютер, пощелкал мышью, затем поднял глаза на ребят и растерянно произнес:

Ничего нет. Не сохранилось.

Но ведь только что было! Значит, ваша Алена нечаянно стерла. Или нарочно. Что же теперь делать? — застонал от досады Ромка.

Венечка снял кепку и на всякий случай подошел поближе к отцу Артема. Опасливо косясь на племянника, мальчик вынул из-за ее подкладки дискету и издали показал владельцу агентства.

Знаете, что это такое? Это — накопитель.

Я сбросил на него всю информацию, имеющуюся в памяти вашего компьютера. Вам теперь не отвертеться, мы все равно проверим все ваши файлы.

Но это вовсе не мой компьютер, — спокойно возразил племянник. — Я вообще на нем не умею работать, обычно это делают мои подчиненные.

А чей же он? — удивился Ромка.

Леночкин. Она здесь на нем печатает.

И Маргарита Павловна об этом говорила, — вспомнил Артем. — А если вы были во вторник на совещании, то кто тогда машину мыл? Вашу "девятку"? Почему она чистая была?

Леночка и помыла. Она у меня еще с вечера ключи взяла и сказала, что если никто не хочет этого делать, то она сама проявит инициативу. На такой грязной машине действительно уже нельзя было ездить, — объяснил Александр Федорович.

А собаку, овчарку немецкую, вы украли?

Ту, которую потом нам отдали? — на всякий пожарный спросила Лешка.

Нет, ребята, вы явно не в своем уме. Зачем я буду собак воровать? Она по нашему поселку бегала, Леночка ее и приютила.

А вы сами видели ее в поселке?

Да нет, не видел. Леночка об этом говорила.

Опять эта ваша Леночка. А Лариса вчера здесь что делала? — перешел в наступление Ромка.

Эля с Владиславом Николаевичем по-прежнему ничего не понимали.

Я не знаю, зачем здесь вчера была Лариса, — раздраженно буркнул племянник. — Должно быть, к Леночке приходила.

А деньги где? — пошел ва-банк Ромка.

Какие еще деньги?

— Какие Лариса ищет?

Александр Федорович насторожился:

Постой, постой, а ведь и впрямь она мне на какие-то деньги намекала. Я решил, что она как акционер считает свою долю от прошлой прибыли недостаточной, и сказал: "Разберемся".

А зачем вам новая собака? — спросила Лешка. Ее почему-то больше всего занимал именно "собачий вопрос".

Вот уж не знаю, зачем Алена это чудо-юдо к тете притащила.

Вот ключи Маргариты Павловны, — сказал Ромка, подходя к племяннику. — Надеюсь, вы верите нам, что мы тут у нее ничего не взяли? И, пожалуйста, давайте сейчас вернемся к вам на дачу. — Он обернулся к друзьям и торжественно объявил: — Собака зарыта под собакой. Я не сомневался в этом. Теперь-то вы мне верите?

Артем кивнул. А Ромка подбежал к телефону, набрал Славкин номер и торопливо проговорил:

Славик, звони немедленно своему дяде Андрею, пусть он сообщит куда следует о том, что мы едем на дачу к племяннику, туда, где Джима нашли, и что у нас дискета с информацией, которую они ищут. Ты все понял? А то мне более подробно сейчас некогда объяснять.

Роман, я тебе хотел рассказать одну вещь.

Это очень важно, — обрадовался его звонку Славка.

Ты понял, что я тебе сказал? — перебил его Ромка. — Потом расскажешь!

Славка понял. Ромка положил трубку и ринулся вниз. Там стояли две машины — серебристый " Мерседес" племянника и белая "Ауди" Владислава Николаевича. Ромка без спросу залез в "Мерседес", Венечка присоединился к нему. Артем с Лешкой оказались в "Ауди".

Александр Федорович уже не злился. Он с интересом разглядывал ребят и, похоже, тоже хотел прояснить для себя многие детали происшедшего. Но Ромка его опередил.

— А давно вы Алену знаете? — спросил он и тут же вспомнил о том, что говорила им Маргарита Павловна. — Ах да, вы же ее родственник!

— Да какой там родственник, седьмая вода на киселе, — махнул рукой Александр Федорович. — И знаком я с ней года два всего. Тетка попросила устроить свою племянницу на работу, вот я ее и взял к себе. А до этого тетя сама, похоже, не знала о ее существовании.

Ну и что? — нетерпеливо заерзал на сиденье Ромка.

Ничего, — пожал плечами племянник. — Работала, как и все. Бюллетенила часто, болела то есть. Но скромная и красивая. Мы ее даже как-то на рекламный проспект сняли, а она настояла на том, чтобы его переделали.

Что? — удивился Ромка. — Она? Красивая?

Эта мымра в очках?

В последнее время она действительно немножко изменилась. Перестала краситься, надела очки и мигом потеряла весь свой шарм. Сменила имидж, как говорится, не в лучшую сторону. Мне некогда было об этом задумываться, и так дел каждый день по горло.

А Лариса? — продолжал расспрашивать Ромка. — С ней вы давно знакомы?

С Ларочкой мы еще в институте познакомились, я уже аспирантуру заканчивал, а она только на первый курс поступила. А потом снова встретились, и я ее на работу принял. С Аленой они вроде дружат, или дружили, не знаю.

А Вадим? — не отставал Ромка.

Какой Вадим? Постой-постой, а ведь я знаю одного Вадима. Селезнев его фамилия. Это бывший муж Ларисы. Они женаты были полгода, не больше. Он работал у меня какое-то время, а потом они развелись, он уволился, и больше я о нем ничего не слышал. Хотя, может быть, это вовсе не тот, о котором ты говоришь.

Может, и не тот, — сказал Ромка, — но скорее всего тот самый, раз мы его вместе с Ларисой видели. Он директором был под чужой фамилией в фирме, которая людей за границу посылала, а там их всякие гады для медицинских опытов использовали. И Лариса с ним связана, и Алена ваша. Мы думали, что шеф всего этого дела — вы.

Я слышал о таком бизнесе, но чтобы самому им заниматься! Лучше уж нищим быть.

А Алена ваша так не считает. Она где живет-то? Мы ее совсем ни в чем не подозревали, а потому ничего о ней не знаем.

— Живет она с родителями, братом и его семьей, в тесноте, словом. Все мечтает о своей квартире, деньги копит на нее, а потому и подрабатывает. А так как дома ей печатать неудобно, тетя ей разрешила своей квартирой пользоваться. Алена обосновалась капитально.

Так это она всех собак на дачу привезла? — уточнил Ромка.

Она.

— Значит, они вместе с Ларисой Джима воровали. И с мужиком одним. Но тогда Лариса должна знать, что тайник в будке. А она чего-то все его ищет и не находит.

Что-то я снова ничего не понимаю из того, что ты говоришь, — глянул на мальчика Александр Федорович.

Я еще сам не все до конца понял, — сознался Ромка.

В другой машине "кололись" Артем с Лешкой. Им пришлось подробно, с самого начала выложить Эле и Владиславу Николаевичу историю похищения Джима, пропажи буклетов у Славкиной бабушки и ее соседки Ольги Ивановны, счастливого спасения Славкиной сестры и последующей охоты за девушкой по имени Лариса и племянником старухи, у которой оказался Джим.

Вы влезли в чрезвычайно опасное дело, — сказала Эля. — Я слышала о такой форме международной преступности. Ее жертвами чаще всего становятся женщины из бывшего СССР. Все это очень серьезно.

Но не могли же мы сидеть сложа руки, когда столкнулись с таким жутким преступлением? — возразила Лешка.

Погоди, а крем? — вдруг вспомнила Эля. — Тот крем все-таки был моим?

Но мы же его вернули.

Да, но как он там оказался?

Лешка, смущаясь, поведала о своем "бизнесе".

Ну, ты даешь! — воскликнула Эля. — Но неужели вы не могли мне все рассказать немного раньше? Сколько я уговаривала Рому это сделать?

Скажи мне честно, — вопросом на вопрос ответила девочка, — если бы мы тебе все сразу рассказали, ты смогла бы обо всем молчать, не говорить нашим родителям и не вмешиваться в наши дела?

Не знаю, — откровенно призналась Эля. — Я уже сказала, что это очень опасно. Вы же говорите, что замешанного в этом деле человека чуть ли не насмерть на дороге сбили. С такими людьми шутки плохи. Я вообще-то чувствовала, что вы что-то затеяли, но никак не могла понять, что именно.

Вот видишь, значит, мы никак не могли тебе ничего рассказывать.

А я-то думал, что сын мой спокойно учится, на худой конец, от компьютера не отходит, — вздохнул Владислав Николаевич- А он в сыщики подался.

А компьютер-то нам как раз и помог очень, — обрадовался Артем и рассказал о знакомстве по чату с Венькой и Лилей, своими новыми друзьями.

Так вот откуда Лиля Брик! — снова воскликнула Эля.

Впереди показался дачный поселок. Артем напрягся и замолчал.

— Что же сейчас будет? — заволновался в другой машине Ромка.

— Посмотрим, — спокойно ответил Александр Федорович, и его уверенность передалась мальчику. — Кое-что я уже начинаю понимать. А сейчас мы подъедем к тете Рите и все узнаем досконально.

"Мерседес" остановился у дома с мансардой. Ромка выскочил из машины первым и подбежал к калитке. Ожидаемого лая он почему-то не услышал. Собаки во дворе не было. Мальчик тут же кинулся к большой собачьей будке под яблоней и залез внутрь.

Возьми фонарик, — предложил запасливый Венечка, извлекая его из своей сумки.

Я был прав! — посветив внутри будки, завопил Ромка во весь голос. — Здесь тайник- Посмотрите сами.

Он вылез из конуры и от возбуждения запрыгал на месте. Александр Федорович заглянул в будку.

— Заметили? Там доска у задней стенки лишняя, а за нее и "дипломат", и любой пакет можно засунуть. И даже банку, — добавил Ромка, вспомнив свой разговор с мамой. — Там что-то явно было, видите, вот, кусок бумажки валяется?

Венечка подобрал бумажку, внимательно посмотрел на нее и на всякий случай положил в карман.

Рядом с "Мерседесом" остановилась "Ауди", из которой выскочили Артем с Лешкой и Эля с Владиславом Николаевичем.

— Темка, — помчался к другу Ромка, — я был прав. Тайник в будке. Только там ничего нет. Но было, я уверен, что было!

На шум из дома вышла старуха.

Шурик, ты выяснил, где мои ключи? — крикнула она. — А зачем ты привез их сюда? И вообще, что здесь происходит?

Все я выяснил, — ответил Александр Федорович. — Потом объясню. Вот твои ключи. Ты лучше скажи, Лена здесь сейчас была?

Была Леночка. Только что. Она сказала, что очень спешит и что забыла у меня здесь в прошлый раз какие-то бумажки. И еще подошла к

Дику и спустила его с цепи. Объяснила, что ему побегать нужно. А я теперь боюсь, не кинулся ли он на кого-нибудь. Отвечай потом… Хотела ее поругать за это, но она мигом исчезла.

А на чем она была? На машине?

Ну да. На вашей, серой. На ней и уехала.

Только сейчас.

Что же делать? — растерянно огляделся Ромка.

В это время во двор вбежал Дик. Он как-то растерянно зарычал на людей и тихонько залез в свою будку.

Не хочет никуда отсюда уходить, побегал и вернулся, — машинально отметила Лешка.

Надо позвонить в милицию, сообщить номер машины, чтобы ее задержали, — сказал Владислав Николаевич, доставая телефон.

Александр Федорович вытащил свой мобильник и стал набирать номер.

— Давайте сами за ней поедем, на милицию нельзя надеяться. Они уже Вадима упустили! — закричал Ромка.

— Ты предлагаешь устроить гонки? — спросила Эля.

— А как иначе? Пока она недалеко уехала!

Эля пожала плечами:

— Это смешно. Мы не профессионалы, ничего у нас не выйдет. Ее может только милиция задержать.

Вдали послышался рокот автомобиля, и к дому подъехала еще одна машина — серый "Форд-Эскорт". Из нее вышел мужчина и подошел к ребятам.

Кто здесь Рома? Я — Игорь Николаевич. Мне передали, что у вас имеется какая-то срочная информация. И что тут происходит?

Ее надо задержать. Она только что уехала на "девятке". С деньгами. Это она Вадима сбила. — Ромка дернул Игоря Николаевича за рукав. — Ее срочно поймать нужно!

Мне может кто-нибудь толково объяснить, в чем дело? — обратился мужчина к взрослым.

Александр Николаевич быстро все объяснил и назвал номер своей "девятки".

Перекройте дороги, — распорядился Игорь Николаевич, и один из приехавших с ним мужчин схватил рацию.

А не ее ли мы у обочины видели? — спросил другой мужчина. — Серую "девятку"? Весь номер я не запомнил, но последнее число — двенадцать.

Это она, — кивнул Александр Федорович.

Мужчина махнул рукой в сторону леса, и племянник, с трудом развернувшись, поехал в указанную сторону. Игорь Николаевич, бросив ребятам "ждите", сел в свой автомобиль. "Форд-Эскорт" помчался за "Мерседесом".

А нас не взяли, — обиженно протянула Лешка.

Я же говорил, все самое интересное без нас случится, — с горечью констатировал ее брат. — Интересно, поймают они ее?

А чего это она там остановилась? — глядя на оседающую вдали пыль, поднятую машинами, задумался Артем. — Бензин, что ли, у нее кончился?

И правда, — почесал в затылке Ромка. — Но она же не дура, знает, что ее искать будут. Потому и машину бросила. Вышла из нее и куда-нибудь сбежала. Вот только куда?

В лесу спряталась, — предположила Лешка.

Ага, в лесу! С деньгами. Что ей там с ними делать? — покрутил пальцем у виска Ромка.

Поехали пока домой, — прервал их спор Владислав Николаевич, указывая на свою "Ауди". — Мама уже давно волнуется.

Мальчик взглянул на Ромку, и тот отчаянно замотал головой.

Мы все в нее не влезем, — возразил Артем отцу. — Вы поезжайте, а мы пешком дойдем. Тут же рядом.

Давайте, только приходите быстрее, — согласился Владислав Николаевич, открывая перед Элей дверь своей машины.

Как только "Ауди" скрылась из виду, Ромка воспрянул духом:

Я знаю, куда она пошла. На электричку! Там легче затеряться. Она не могла не предвидеть, что машину будут разыскивать. Пошли на станцию. Темка, ты знаешь расписание?

Не знаю, к сожалению. Бежим скорее! Может быть, мы еще и успеем. Если твои рассуждения верны, конечно.

Ромка с Артемом помчались вперед что было сил- Лешка с Венечкой ринулись за ними. Дорога до станции заняла у них не более пяти минут. Ребята влетели на платформу и услышали, как их кто-то зовет. Лешка обернулась и увидела Славку, который бежал за ними, держа на поводке Джима.

— Я сказал, что иду с ним гулять, а сам — сюда, — задыхаясь от бега, затараторил мальчик. — А вы почему здесь? А вы видите, как я быстро? В электричку сел, а она сразу отошла.

Артем с Ромкой поздоровались с ним на бегу и помчались вперед. Венечка кинулся за ними, а Лешка остановилась, чтобы отдышаться, невзначай посмотрела в другую сторону и вдруг вся напряглась:

— Лариса. Вон там Лариса! Что она тут делает?

Славка посмотрел в ту же сторону и увидел девушку с длинными черными волосами и большой сумкой в руках.

Как быть? — заволновалась Лешка, поискала взглядом Ромку с Артемом и увидела их на другом конце платформы. В это время со стороны Москвы послышался шум поезда. Лариса, по всей видимости, ждала именно эту электричку.

И что она тут делает? Как она тут оказалась? Может быть, Алену поджидает? Славка, я к ней подойду и спрошу. Как старую знакомую. Не убьет же она меня? — И девочка решительно направилась вперед.

Лариса оглянулась. И Лешка, приблизившись, вдруг увидела, что это вовсе и не Лариса. Волосы такие же, родинка тоже, бледное лицо — а больше никакого сходства-то и не было. Но девочка узнала хорошо знакомые черты лица и поняла, кто это. Это была Алена. И еще это была та черноволосая девушка, которую она видела у Славкиного подъезда. Поэтому-то Ирка и не узнала Ларису на фотоснимке, мелькнуло у девочки в голове. Выходит, что она, Лешка, ошиблась с самого начала. Так ведь тогда у подъезда она только и запомнила, что эту родинку да длинные волосы. А то, что взгляд у незнакомки был совсем другой, не такой, как у Ларисы, Лешка объяснила тем, что девушка волновалась из-за кражи буклетов. То-то Алена всегда казалась ей, Лешке, на кого-то похожей.

Электричка приближалась. Алена пошла вдоль платформы, готовясь к посадке.

— Стой, — отчаянно закричала Лешка. Девушка оглянулась. На ее лице были написаны ярость и решимость.

Опять ты, — прошипела она и, схватив девочку за руку, с силой толкнула ее вниз на рельсы.

А поезд неумолимо приближался.

Лешка! — откуда-то издалека донесся полный ужаса голос Ромки.

Они с Артемом и Венечкой со всех ног бежали в ее сторону.

— Давай руку! — заорал Славка и с каким-то нечеловеческим усилием в последний момент выдернул девочку на платформу. Лешка задыхалось, ладошки у нее были содраны в кровь. Джим быстро их облизал, а она тихо всхлипнула.

Между тем Алена бежала за поездом. Электричка остановилась, распахнув двери вагонов. Ромка подлетел к сестре:

— С тобой все в порядке?

Девочка посмотрела на него своими огромными глазами и молча кивнула в ответ. Тогда он снова переключился на Алену, которая уже входила в тамбур вагона.

— Сейчас она уедет, и снова ее искать, — отчаянно скрипнул зубами Ромка и кинулся к самым ближним дверям. — Темка, поехали!

Но тут обычно медлительный Славка снова показал быструю реакцию.

Он нажал на хорошо действующий новый карабин на ошейнике Джима, мигом отцепил поводок, указал рукой на Алену и громко крикнул:

— Фас! Держи ее!

Джим метнулся, как темная тень, и сбил девушку с ног. Ее бордовая дорожная сумка отлетела в сторону. Подбежали люди.

— Хулиганы! — закричал дед в серой фуражке. — Собак на людей натравливают! Где милиция?

— Это преступница, — заступился за друзей Венечка.

Дед продолжал кричать. Ребят стали обступать сошедшие с поезда люди. Алена поднялась с платформы и, с ужасом глядя на собаку и боясь даже отряхнуться, потянулась за своей сумкой. Вид у девушки был затравленный и жалкий. На какую-то долю секунды Славка даже ей посочувствовал, но потом он вспомнил Иркин рассказ, кинул взгляд на чудом уцелевшую Лешку и, взяв Джима за ошейник, подошел к Алене поближе. А Джим не умел кусаться и не знал, что ему еще делать, а потому только тихо рычал, поглядывая на хозяина. Лешка стояла бледная-бледная. Она продолжала смотреть на свои ободранные и грязные ладони, боясь встретиться взглядом со своей бывшей "подружкой". Все происходящее ей казалось каким-то дурным сном. Ромка опередил Алену и схватил сумку. Толпа гудела. Артем оглядывался по сторонам, мучительно соображая, что же им делать дальше.

Но тут со стороны леса показался знакомый "Форд-Эскорт", из которого выскочили Игорь Николаевич и его люди. Артем облегченно вздохнул.

— Вот она, — указал на Алену Ромка и с огромным сожалением расстался с ее сумкой.

Игорь Николаевич пристально посмотрел на ребят.

— Молодцы, что догадались ее здесь искать.

Вы нам здорово помогли. Но в другой раз — а я надеюсь, что его не будет, — постарайтесь обойтись без самодеятельности. Вы даже не представляете, какому огромному риску вы себя подвергали.

Он оглянулся на свою машину, в которую уже усадили преступницу, и пожал каждому из мальчишек руку, а Лешку погладил по голове:

— Мы очень скоро увидимся. Вы замечательные ребята. Спасибо за помощь.

"Форд" умчался, увозя с собой Алену и все события последних дней.

"Спасибо за помощь"! — передразнил мужчину Ромка. — Что нам толку с его "спасибо"?

Он же сказал, что мы скоро увидимся, — заметил Венечка. — Ты что, не веришь?

Верю, — вздохнул Ромка и растерянно оглянулся по сторонам. — Значит, все кончилось?

Джимушка, умница мой, — погладил Славка пса. — Что б мы без тебя делали?

А Лешка села на корточки и поцеловала Джима в нос. Пес отреагировал с таким усердием, что девочка опрокинулась на спину.

Надо же, какая хитрая эта твоя подруга, — сказал Ромка, глядя на дорогу, по которой умчался "Форд-Эскорт". — Все на племянника сваливала, хотела, чтобы думали, будто он и есть шеф.

И мы бы так до сих пор считали, если бы ключи не украли, а Маргарита Павловна не обнаружили их пропажу. Интересно, сколько у нее там денег?

У кого? — рассеянно спросила Лешка. — У Маргариты Павловны?

Да у Алены твоей. Ты глянь, какая хитрая, парик надевала и под Ларису косила. Слав, а ты молодец, если бы не ты, страшно подумать, что было бы с Лешкой.

Девочка вдруг явственно представила себя под колесами поезда, отчего у нее резко закружилась голова и от ужаса к горлу запоздало подступила тошнота. Лешка вновь опустилась на асфальт, обхватила все еще кровоточащими руками свои грязные коленки и сильно-сильно зажмурила глаза, чтобы скрыть от мальчишек появившиеся в них слезы. Но они, как начинающийся дождик, оставили на асфальте темные следы. Артем присел рядом и молча обнял девочку за плечи. А Лешка прижалась к нему и вдруг зарыдала во весь голос.

— Пусть поплачет, — посмотрев на Славку с Венечкой как взрослый, сказал Ромка. — Ей от этого легче станет.

И впрямь через некоторое время Лешке стало лучше. Она подняла свои огромные глаза на Артема и благодарно улыбнулась ему.

— Пойдем? — произнес мальчик, помогая ей подняться, и столько тепла было в его голосе, что оно, казалось, компенсировало все Лешкины страдания. Девочка вдруг почувствовала себя очень счастливой: ведь все уже было позади, а Артем шел рядом и она для него что-то значила. Лешка посмотрела на свои красивые часы — только ремешок слегка поцарапался. А новый комбинезон даже и не порвался. "Отстирается", — машинально подумала девочка.

Слав, а что ты хотел сказать-то мне по телефону? Мне некогда было тебя тогда слушать, — отойдя от сестры, вспомнил Ромка, когда они на конец зашагали в сторону Артемовой дачи.

На нашу Ирку покушение было. Ее чуть машина не сбила. А за рулем сидел тот, что на снимке был.

Вадим? Но он же в больнице!

— Нет, не Вадим. А тот неопознанный тип.

Ирке позвонили с почты и сказали, чтобы она забрала телеграмму. Она и пошла, хотя вполне могла потребовать, чтобы ее ей по телефону прочитали. А дядя Андрей спустя минуту сообразил, что что-то тут не так. Она вышла из дому, а он пошел за ней. Ему все время казалось, что Ирке угрожает опасность. Так оно и было. Она только за угол дома свернула, как ей навстречу машина, прямо на нее. А дядя Андрей тут же прыгнул и оттолкнул Ирку в сторону. Тачка умчалась, а мужика за рулем она мельком все же углядела, и он ей знакомым показался. Стала вспоминать — и вспомнила.

Домой они вернулись и Игоря Николаевича тут же в известность поставили. Поэтому он на твою просьбу приехать на дачу так быстро и среагировал.

А Танька? С ней что?

Танька к родителям в Воронеж уехала. А ее тетке снова звонила ее якобы подруга Наташа, спрашивала о ней. Тетка сказала, что Таньки в Москве нет, и они, очевидно, на этом успокоились.

Теперь вам понятно, почему Лариса того типа на выставке не узнала? Потому что она его и не знала никогда. — Ромка посмотрел на сестру. — Значит, тогда у Славкиного подъезда ты не Ларису с ним видела, а Алену. И перепутала потом их у музея, а говорила, что уверена на все сто. Неважно, что она их перепутала, все равно это привело к тому же результату, — вступился за Лешку Артем. — И все-таки я не понимаю, зачем этой Алене надо было изображать из себя Ларису.

А мне очень хочется знать, зачем Алена мне крем назад отдала, если у нее полно денег, — наморщила лоб Лешка.

А я очень надеюсь, что скоро мы все узнаем, — подвел черту Ромка. — Они теперь не имеют права не рассказать нам всего.

— Что-то вы долго добирались, — встретила ребят Эля на пороге Артемовой дачи.

И впрямь было уже очень поздно. Славка взглянул на часы и ахнул, а Венечка в ужасе схватился за голову.

Придумай что-нибудь, а то их дома убьют, — попросил Ромка Элю.

Давайте номера ваших телефонов, — вздохнула та. — Останетесь ночевать здесь, не везти же вас снова в Москву.

Эля была хорошим дипломатом, и Славка с Венечкой облегченно вздохнули, узнав, что родители за них не будут волноваться. Мальчишки провели в поселке с друзьями еще и субботу, и все вместе снова посетили дачу с мансардой. Теперь ничего не надо было выдумывать, чтобы навестить Маргариту Павловну и ее племянника. А старушка никак не могла понять, что Леночка, о которой она была наилучшего мнения, вдруг оказалась самой настоящей преступницей.

— Алена с Ларисой одного роста и сходного телосложения. Вот Алена и решила: стоит ей надеть парик и пририсовать родинку — и то, что называется особыми приметами, у них с Ларисой будет совпадать. А полного сходства ей и не требовалось. Так сказал ребятам Александр Федорович, когда Ромка вспомнил, какой странной показалась ему Лариса в тот вечер, когда он следил за московским домом Маргариты Павловны.

А сама превратилась в "серую мышь", в которой никто никогда не узнал бы яркую брюнетку, — сообразила Лешка.

Это она ловко придумала. Недаром ты их перепутала, — заметил Славка.

Вовсе даже не ловко, — возразил Ромка. — Если бы она надела какой-нибудь другой парик или не работала вместе с Ларисой, Лешка бы на них не вышла и никто бы ничего про нее не узнал.

— И, возможно, вскоре в Москве обнаружилась бы какая-нибудь другая фирма по трудоустройству за границей, с подставным директором, и набирала бы она новых девушек в официантки или там в певицы, а потом бы они пропадали для своих родных и знакомых неизвестно куда, — совсем по-взрослому добавил Артем.

Славка с Венечкой вернулись в Москву в субботу, а Ромка, Лешка и Артем вместе с родителями пробыли до воскресного вечера. И, разумеется, появившись дома, Ромка тут же позвонил Славке:

— Ты был у дяди Андрея? Спросил у него, пришел в себя Вадим или нет? И вообще, узнал что-нибудь новенькое?

Игорь Николаевич ему сказал, что с Вадимом уже можно разговаривать, — ответил Славка. — А Ирка обещала сообщить все, что сама узнает.

Мы пойдем с тобой, — заявил Ромка. — Я подготовил список вопросов, на которые очень хотел бы получить ответ.

И тебе не надо будет ничего сочинять для своего бестселлера, — сказала Лешка, когда брат положил трубку. — Просто сядешь и опишешь все, что было.

Я постараюсь, — улыбнулся Ромка. — Но мама была права, все не так легко, как кажется. Даже не знаю, как и с чего начать. Но ничего, придумаю первую фразу — может быть, дальше все само собой пойдет? Если только что-нибудь опять не помешает, — с затаенной надеждой добавил будущий писатель.

А что может тебе помешать? — удивилась девочка.

Какое-нибудь новое происшествие. И потом, еще не все точки над "и" поставлены. Будем надеяться, что Ирка действительно нам все расскажет.

И действительно, через несколько дней с помощью Ирки Ромка сложил последние кусочки мозаики, которых недоставало ему для полного понимания всей этой запутанной истории, начавшейся с пропажи Славкиного Джима.

Эпилог

Быстро подошла новая суббота. Эля вернулась в свою Америку. Брат с сестрой дали ей обещание больше не лезть в подобные дела, и поэтому их родители не узнали ни о Лешкиной торговле, ни об истории с кремом, ни тем более о пропущенных уроках. А о происшествии на станции Эля и сама ничего не знала. То есть часть тайного, вопреки закону Мэрфи, так и не стала явью, чему Ромка радовался несказанно.

В общем, не было никаких препятствий тому, чтобы ребят на весь этот день отпустили к Артему на дачу. Сюда, кроме хозяина и Ромки с Лешкой, приехали Венечка, Лилька и Славка с Джимом, которому, как наиболее почетному гостю, перепадали самые вкусные вещи.

На улице не по-весеннему похолодало, но в доме было тепло, дрова в камине, как всегда, потрескивали, а ребята, уютно устроившись, пили горячий чай.

— Молодец, Лешка, — сказал Венечка, — хорошо чай заварила. Он у тебя какой-то особенный получился.

— А она и вообще молодец, — посмотрел на девочку Артем. — Если бы не она, то Алена бы сбежала и ее до сих пор бы ловили. И ведь это Лешка и Джима обнаружила, и она же вышла на турбюро.

— Перепутав Алену с Ларисой, — вставил Ромка.

Я тут твой любимый "Закон Мэрфи" перечитал и хочу тебе напомнить, что, по закону Янга, все великие открытия делаются по ошибке, — парировал Артем.

Да это я так сказал, я тоже думаю, что без Лешки ничего бы не было, — смутился Ромка.

Ты лучше ответь, дискету-то расшифровали? — завладел его вниманием Венечка.

Да, конечно. И все имена и адреса выяснили. Теперь уж от всяких спецслужб зависит, когда этих мафиози найдут и людей пропавших тоже.

А Вадим-то жив? — спросила Лиля.

Жив, — кивнул Славка. — Дядя Андрей сказал, что он раскаивается. Понятное дело, испугался. А эта Алена хотела его насмерть сбить, а не вышло, и с Иркой не вышло тоже. Ирка же ее в лицо знала, потому что она их за границу сопровождала. А когда Алена поняла, что над ней нависло разоблачение, то и решила сбежать.

А куда она направлялась на электричке? — спросил Венечка. — Когда Джим ее задержал?

К знакомому своему, этому неопознанному типу, с которым по нашим квартирам шарила.

А кто он вообще такой, этот тип?

Известный уголовник. Она с его помощью в квартиры проникала. Ведь это же не так просто — замок открыть, даже если он и не секретный. Мы один раз ключи потеряли, так пришлось слесаря вызывать. А он раз-раз своими отмычками — и готово. И Вадима с Ларисой он выследил, чтобы потом Алене сказать, где его искать. Она с Вадимом утром договорилась встретиться, из дома его выманила и сбила. "Волга" ей действительно случайно подвернулась.

А фотоаппарат мой кто спер?

Этот самый тип. Он видел, как ты их с Ларисой снимал, и испугался, что сам в кадр попал. Но, к счастью, не заметил, как ты пленку заменил.

Этот тип давно в милиции известен. Только его и на этот раз взять не удалось. Где-то бродит, и еще неизвестно, чего от него дальше ждать. Может быть, мы его сами поищем?

Я вижу, тебе неймется, — вздохнул Артем. — Скажи лучше, паспорт Вадим у Мальцева украл?

Говорит, нашел. И решил им воспользоваться. Он когда с Ларисой развелся, то и с работы уволился. И решил свою фирму открыть — то самое агентство по трудоустройству, "МСД-кадры". И, сам не зная зачем — говорит, черт попутал, — сделал это на имя Мальцева. Чтобы в случае чего смыться и от налогов уйти. На лицензию он тоже не хотел тратиться, воспользовался поддельной. И буклет взял во "Фривэе", чтобы опять-таки лишний раз не тратиться. Тот самый, на котором, как на грех, вернее, на наше счастье, были Аленин снимок и телефон фирмы. Он на нем только название изменил и свой телефон добавил. На ерунду пожмотился, короче, "жадность фраера сгубила". По правде говоря, деятельность его вначале была вполне без обидной: он по Интернету людям работу искал или, наоборот, их резюме в нем размещал. А потом Алену встретил, она и предложила новый "бизнес" — людей за границу переправлять в качестве доноров. Дело опасное, но прибыльное. Она этим два года назад уже занималась, а когда их шайку чуть было не накрыли, затаилась на время. Так как никто ее не искал, она решила, причем уже самостоятельно, взяться за старое. Только с Иркой и Танькой накладка вышла — выяснилось, что они не одинокие, да еще и буклеты у них оказались с ее фотографией и телефоном фирмы. Вадим их им случайно вручил, не подумал, что они их кому-то отдадут.

Лиля взглянула на Ромку:

А денег-то в тайнике много было? Ты, помнится, на даче все тайник с деньгами искал?

Не было там никаких денег, — потупился мальчик. — Теперь-то небось уже узнали, где она их хранила.

А как всех уверял, что они где-то зарыты, — усмехнулся Артем.

"Закон своенравия природы: нельзя заранее правильно определить, какую сторону бутерброда мазать маслом", — нашелся мальчишка. — Но в собачьей будке действительно был тайник. А в нем поддельные документы, записи всякие, адреса заграничные, в электронной почте и Интернете, и номера телефонов, и даже пистолет. Лешкино счастье, что Алена им на станции не воспользовалась. Сумку долго открывать было, я думаю.

А Лариса?

А Лариса здесь вообще ни при чем. Вадим ей сказал, что ему грозит опасность, но ничего не объяснил, и она его просто пожалела. Они развелись, но врагами не стали. И к племяннику на дачу ездила за тем только, чтобы денег для Вадима попросить. Она его на своей работе в тот день не видела, дозвонилась на другую, а ей сказали, что он к тетке на дачу собирался. Вот она туда и помчалась, а его и там не застала. А Алена ей внушила, что Вадим связан с шефом какими-то делами. И ему, Вадиму, кстати, тоже говорила, что действует она не самостоятельно, а от имени Александра Федоровича.

А зачем Алена все-таки крем мне назад продала? — спросила Лешка. — Неужели деньги пожалела? Их же у нее много.

Вот она, наверное, и не хотела, чтобы другие об этом знали, — ответил Ромка. — Лариса в частности.

А где же благодарность за то, что мы все раскрыли? Ты же ее ждал больше всего? — съехидничал Артем.

Не знаю, — пожал плечами Ромка. — Обещали. Помнишь, Игорь Николаевич что-то такое сказал. Я думаю, он свое слово сдержит. Вот увидите. Но мне лично не это важно. Гораздо важнее совсем другое. Сказать?

Он окинул взглядом всех присутствующих.

— Скажу. Больше всего на свете я мечтал иметь настоящих друзей, большую такую компанию.

Лешка солидарно закивала: в этом их с братом желания совпадали.

Я даже хотел ее выдумать, — продолжал Ромка, — и потратил на это немало времени, Лешка знает. Но у меня ничего не получалось. А теперь и выдумывать ничего не надо, друзья у меня уже есть. Ведь правда же?

Правда, — серьезно посмотрела на него Лиля, а остальные молча заулыбались.


Оглавление

  • Глава I РОМКА — ПИСАТЕЛЬ
  • Глава II "ОСЕЛ" ПРИВЕЛ К СОБАКЕ
  • Глава III ПРОПАВШИЕ БУКЛЕТЫ
  • Глава IV ПОДОЗРЕНИЯ ОПРАВДЫВАЮТСЯ
  • Глава V НЕЧАЯННАЯ ВСТРЕЧА
  • Глава VI ЛЕШКА — ЧЕЛНОК
  • Глава VII РОМКИНА "СТРАХОВКА"
  • Глава VIII ПОХОД В МУЗЕЙ
  • Глава IX ЗНАКОМЫЙ ГОЛОС
  • Глава X ЧУДЕСНОЕ СПАСЕНИЕ
  • Глава XI ЗНАКОМСТВА ПО ИНТЕРНЕТУ
  • Глава XII СЛЕЖКА НА ВЫСТАВКЕ
  • Глава XIII НЕПОЛНОЕ ОПОЗНАНИЕ
  • Глава XIV ТРАГЕДИЯ НА ДОРОГЕ
  • Глава XV СПЛОШНЫЕ ЗАГАДКИ
  • Глава XVI В ПОИСКАХ ТАЙНИКА
  • Глава XVII ПОХИЩЕНИЕ КЛЮЧЕЙ
  • Глава XVIII РАЗОБЛАЧЕНИЕ
  • Эпилог

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...