загрузка...

Дело о фальшивой картине (fb2)

- Дело о фальшивой картине (а.с. Ромка и Лешка-12) 504 Кб, 151с. (скачать fb2) - Наталия Александровна Кузнецова

Настройки текста:



Дело о фальшивой картине

Глава I КАТЬКА ПРИЕХАЛА!

— Рома, ну что ты возишься! Мы же опоздаем! Мама, ты скоро? Нет, вас сегодня не дождаться! Бы что, не понимаете, какой сегодня день? — топнула ногой Лешка.

Сама она давно была готова к выходу, и теперь, то и дело сверяя часы, подгоняла маму с братом. Давно пора было ехать на вокзал встречать Катьку, а они, как будто нарочно, находили себе какие-то дела и никуда не торопились.

Валерия Михайловна собрала разбросанные Ромкой книги, расставила их на полке, в последний раз придирчиво оглядела тщательно прибранную комнату.

— Успокойся, пожалуйста, и не колготись, у нас еще уйма времени. Займись пока чем-нибудь, — посоветовала она дочери.

Займись, как же! Похоже, никто из них до конца не проникся важностью момента и не осознал, какой сегодня день. А он сегодня особенный: Катька, лучшая Лешкина подруга, приезжает к ним из Воронежа на все первомайские праздники — целых четыре дня! Лешка всю ночь не могла уснуть, боясь проспать такое необыкновенное событие. А кто бы знал, сколько раз она прокручивала его в своем воображении. И то, как они встречают Катьку на вокзале, и как вместе с Ромкой водят ее по своим любимым местам, и как знакомят со своими друзьями… Катька в Москве и была-то всего один раз, совсем маленькой. Лешка не сомневалась, что теперь от всего увиденного ее подружка будет в полном отпаде. Только бы скорее это произошло!

Ромка с Лешкой по-настоящему подружились с Катькой в прошлом году на осенних каникулах. Та поездка в Воронеж оказалась бесподобной: им удалось отыскать самый настоящий клад, состоящий из золотых царских червонцев. Брат с сестрой потом долго вспоминали о своих приключениях и потому уговорили маму поехать в этот город еще и весной, и вторые воронежские каникулы вновь оставили в их памяти неизгладимые впечатления. Была и еще одна поездка, тайная от всех, но тогда, по правде говоря, им с Катькой было не до разговоров. И теперь Лешка предвкушала восхитительное, ничем не обремененное времяпрепровождение в обществе своей любимой подруги, а потому и стремилась как можно скорее попасть на вокзал.

Но вот наконец у Валерии Михайловны в руке блеснули ключи от входной двери, Ромка нацепил на ноги свои любимые кроссовки, и они дружно зашагали к метро. Поскольку Катька приезжала к ним с мамой, подругой и бывшей одноклассницей Валерии Михайловны, то их мама тоже была в приподнятом, праздничном настроении.

— Мам, ты рада, что увидишь свою Александру Юрьевну? Классно, что Катька к нам едет, да, Рома? — забегая вперед, тараторила Лешка. — Мы с тобой ее и со Славкой познакомим, и к Венечке свозим.

— А еще к Арине и к Матвею Юрьевичу, — вторил ей брат. — Он ведь обрадуется, если мы к нему зайдем, да? Интересно, узнает ли Катьку Банг? У собак, вообще-то, хорошая память, а Катька наша все-таки тоже его спасительница. Ведь так?

— Да, без нее я б его не нашла, — согласилась Лешка. — Заблудилась бы одна в лесу, да и все тут.

— Жаль, что Темка наш все еще в своей Англии, но когда-нибудь она и его узнает.

— Я уверена, что они подружатся.

Летом, то есть совсем скоро, их лучший друг Артем должен был вернуться из Англии. Кто знает, может быть, и Катька к ним опять приедет. Вот будет здорово, когда они соберутся все вместе! Представив себе беззаботное лето без школы и уроков, Лешка просияла. Сколько хорошего ждет их впереди!

Из метро они вышли прямо на Павелецкий вокзал и через несколько минут услышали объявление о прибытии поезда из Воронежа. Издали послышался протяжный гудок, и вскоре похожий на синюю длиннющую гусеницу состав вкатился в глубь перрона. Лешка ринулась бежать за восьмым вагоном, в окошке которого мелькнула счастливая Катькина мордашка.

Поезд остановился, Катька вылетела из вагона и, бросив вещи прямо на асфальт, обхватила Лешку двумя руками и что было мочи прижала к себе. Обнявшись, девчонки закружились по перрону. Катькиным восторгам уже сейчас не было числа.

— Я так рада, так счастлива и тебя, и вас всех видеть! — бормотала она. — Моя мама сначала ехать не хотела, целую неделю ее уламывала, пока, наконец, уговорила, а теперь, видишь, сама радуется, что приехала.

Лешка оглянулась. Валерия Михайловна с Александрой Юрьевной стояли в обнимку и тоже никак не могли насмотреться друг на друга.

— Эй, а как там Стае? — как всегда, влез между подружками Ромка.

Катька зарделась румянцем.

— Все зубрит, бедняга. Класс же у него выпускной, А вам он передал огромный-преогромный привет.

— Передашь от нас ему тоже. Пусть зубрит, — разрешил Ромка. — Мы тут сфотографируемся, а ты ему потом наши снимки покажешь, он на нас полюбуется.

— А где бы вы больше всего хотели побывать? — спросила Валерия Михайловна, когда взаимный восторг от встречи друзей немного поутих.

— Планы у нас огромные, — возвестила Александра Юрьевна. — Хотим просто так по Москве походить, на Красной площади побывать, на Манежной, там ведь много чего понастроили. Ну, разумеется, и Третьяковку, и Пушкинский, и еще какую-нибудь выставку посетить. Начнем прямо с сегодняшнего дня.

Ромка скорчил рожу. Эта программа никак не увязывалась с их собственной, тоже давно и тщательно продуманной. Неужели все планы рухнут и все дни Катькиного пребывания в Москве пройдут в утомительных походах по всяким там скучным музеям и сто лет кому нужным выставкам, да еще и в компании собственных предков?

Он уже разинул рот, чтобы выразить свое негодование, но Катька схватила его за руку.

— Не возникай, — шепнула она и заявила: — Мама, ты же знаешь, что по просьбе Серафимы Ивановны мне обязательно надо съездить к Дарье Кирилловне, А потом, конечно же, мы пойдем в Пушкинский музей. — И, успокаивая Ромку, снова понизила голос: — На полчасика всего, чтоб только отметиться.

— На полчасика в музей не ходят, — все-таки услышала ее Валерия Михайловна.

— Ладно, так и быть, пойдем ровно на часик, можешь снабдить нас секундомером. Но только одни, без вас. — Воспрянувший духом Ромка укоризненно посмотрел на мать. — Искусство, конечно, штука нужная, но неужели ты не понимаешь, что на свете есть вещи и поважнее музеев?


После завтрака Валерия Михайловна и Александра Юрьевна, прихватив с собой еще и Олега Викторовича, отправились на прогулку в центр города, предоставив детям полную свободу действий, лишь взяв с них слово, что они непременно сводят Катьку хоть в один музей. И Ромка с Лешкой им это клятвенно пообещали.

Как только родители скрылись за дверью, Катька извлекла из сумки толстенную косметичку и угнездилась перед зеркалом. Давно собравшийся в путь Ромка тяжело вздохнул и, включив компьютер, выбрал самую длинную игру, потому как сразу понял, что их выход откладывается на неопределенный срок. По прежнему опыту он прекрасно знал, что Катька не отлипнет от зеркала, пока не сочтет себя полностью неотразимой.

Так оно и оказалось. Пользуясь отсутствием взрослых, девчонка пустила в ход весь свой косметический арсенал. С невероятным усердием она подкрашивала ресницы, размазывала над глазами тени, пудрила нос. При этом они с Лешкой болтали о прикидах и косметике, то есть о такой ерунде, от которой у нормального человека вянут уши.

Когда же Ромка наконец дождался девчонок и все втроем они выскочили во двор, то сразу наткнулись на Славку с его немецкой овчаркой — верным Джимом. И Джима, и, как ни странно, его хозяина тоже наповал сразила Катькина красота. Когда девчонка протянула Славке руку, он вдруг зарделся, пробормотав что-то вроде «а я о тебе много слышал», и, чтобы скрыть смущение, подозвал своего любимца и представил его Катьке:

— А это мой Джим.

— Я тоже о тебе и о нем много слышала, — Катька раздвинула пухлые губки в радостной улыбке и погладила пса.

И тут Джим повел себя так, как никогда раньше. Он не стал к ней принюхиваться, как к любому другому незнакомому человеку, а отчего-то пришел в дикий восторг: то ли от всего Катькиного обличья, то ли от ее замечательного запаха. Духов, Ромка видел, Катька не пожалела. В общем, Джим, ошалев от счастья, завилял хвостом, высоко подпрыгнул и лизнул Катьку прямо в глаз. И сразу же «несмываемая» тушь для ресниц расплылась не только на ее щеке, но покрыла черными пятнами кусок лба и даже кончик носа. Теперь настала очередь смущаться Катьке. Она закрыла смазанный глаз и все остальное рукой и пулей помчалась домой выправлять смазанную красоту. Лешка помчалась за ней, Джим огромными прыжками следом, а Ромка, когда Славка поймал пса и привел его назад, поморщился.

— С девчонками только свяжись. Пойдешь с нами? Мы в музей собрались и еще по всяким разным местам.

Но Славка покачал головой.

— Мы с папой в Питер сегодня на три дня уезжаем.

— Тоже по музеям ходить? — посочувствовал ему Ромка.

— Ага, — подтвердил Славка.

И хотя в отличие от своего друга он ничего не имел против музеев и всяких там картин, по его лицу было видно, что сейчас он с радостью отложил бы долгожданную поездку и предпочел остаться с ними в Москве.

С большим сожалением отведя взор от подъезда, куда скрылись Лешка с Катькой, Славка поволок Джима домой. Опасался, наверное, как бы его пес снова не навредил воронежской гостье.

А Катька, вылетев из дома с восстановленным глазом и убедившись, что ее красоте больше ничего не угрожает, радостно подпрыгнула.

— Ура, я в Москве! С вами! На свободе! Знаете, как я мечтала об этом! Сейчас мы поедем к Дарье Кирилловне, да?

— Сначала к Матвею Юрьевичу, — подумав, сказал Ромка. — Потому что к нему ближе, его дом у «ВДНХ» находится. А потом снова в метро спустимся и по той же ветке до «Бабушкинской» доедем, где Дарья Кирилловна живет.


Но планы друзей вскоре поменялись.

Ребята подошли к огромному дому напротив станции метро «ВДНХ», где жил хороший знакомый Ромки с Лешкой Матвей Юрьевич Кузнецов, потомок той самой знаменитой династии, что в давние времена производила прославившиеся на весь мир изделия из фарфора. Ромка потыкал пальцем в кнопки домофона, услышал басистый собачий лай и с удовлетворением отметил:

— Оба дома.

И хозяин, и огромный белый с черными пятнами немецкий дог по кличке Банг были рады гостям. Банг немного потолстел, оброс шерстью, то есть принял свой прежний облик и совсем не был похож на ту облезлую полуживую собаку, которую дней десять тому назад Лешка с Катькой нашли на пустыре неподалеку от Воронежа.

— Это наша Катька и есть, — объявил Ромка, ткнув в девчонку пальцем.

Матвей Юрьевич еще не успел ничего им ответить, как Банг, встав на задние лапы, передние опустил на Катькины плечи, едва не свалив девчонку с ног своей более чем восьмидесятикилограммовой тушей, и лизнул ее в тот же глаз, что и Джим.

Хозяин схватил Банга за ошейник, оттащил от своей гостьи и виновато развел руками.

— Не понимаю, что на него нашло. Вот уж не ожидал. Он у меня, вообще-то, воспитанный пес.

— Просто нашу Катьку все любят, даже собаки, — объяснила Лешка, а ее подруга, отвернувшись от Матвея Юрьевича, снова схватилась за глаз и попросила показать, где находится ванная комната.

— А нечего краситься, — ничуть не посочувствовал девчонке Ромка. — Почему-то меня можно лизать сколько угодно, и ничего от этого не меняется.

После того, как Катька снова битый час проторчала перед зеркалом, они стали лить чай и разглядывать невиданной красоты блюдо, разрисованное самим Михаилом Врубелем. Как раз это блюдо вместе с кузнецовским сервизом совсем недавно было похищено у Матвея Юрьевича, и тогда же пропал Банг, а Ромка с Лешкой и Катькой отыскали в Воронеже не только собаку, но и коллекционеров, купивших у преступника ценный антиквариат.

Вволю наговорившись о своих приключениях, друзья поднялись с места, чтобы заодно навестить дочь Матвея Юрьевича: Арина жила в том же доме, только выше этажом. Но девушка сама забежала к отцу.

— Ой, привет! — воскликнула она, увидев детей, и улыбнулась Катьке: — И ты здесь? На праздники приехала? Какие же вы молодцы, что зашли к нам. Только, к сожалению, я сейчас очень спешу. Быть может, мы с вами попозже встретимся? Если хотите, я могу пригласить вас на концерт нашей шоу-группы. Только это будет дня через три, не раньше: завтра мы отправляемся в Ярославль.

Дети знали, что дочь Матвея Юрьевича занимается шоу-бизнесом,

— Тогда Катька уже уедет, — огорчилась Лешка. — А сейчас ты куда собралась?

— В одну частную картинную галерею. За мной Володя должен вот-вот заехать.

Словно в ответ на ее слова во дворе громко засигналили. Арина поспешила к окну, Лешка тоже глянула вниз. У подъезда стоял знакомый «Сааб», из его открытой двери высунулся Аринин друг и приветливо помахал им рукой.

— Мы едем к Павлу взглянуть на Сонечкину картину, — объяснила Арина отцу и обратилась к детям: — А у вас какие планы? Если нужно в Центр, то мы можем вас подвезти,

— Вообще-то нужно, вот ей, — Ромка указал на Катьку и предложил девчонкам: — А давайте сначала от вашего музея отделаемся, а потом к Дарье Кирилловне поедем.

Подружки не возражали. Лешка вскочила и на прощание чмокнула Банга прямо в нос. Катька же пробиралась к выходу бочком, опасаясь новой бурной собачьей нежности.

Володя, которого друзья совсем недавно подозревали чуть ли не во всех смертных грехах, в том числе в похищении Банга, с улыбкой распахнул перед ними дверцы своей новенькой иномарки и спросил у Арины:

— Все едем к Павлу?

— Только я, — ответила девушка, — а их надо в Центр подбросить.

— А нам с вами нельзя в галерею? — сморщив свой короткий носик, запрыгала на заднем сиденье Катька. — Очень хочется посмотреть, что она из себя представляет. Тогда я маме расскажу, что там есть, она довольна будет, что мы не только в музей сходили, а еще и на выставку.

Арина улыбнулась.

— Почему же нельзя? Пожалуйста. А потом Володя вас к музею подвезет. Ты не против? — прикоснулась девушка к плечу своего приятеля.

— Нет, конечно, — ответил тот.

— А зачем тебе понадобилось глядеть на чью-то картину? — полюбопытствовал Ромка.

Арина обернулась к ним с переднего сиденья и доверительно сказала:

— Всю зиму ждала апрель — мой самый любимый месяц, а он принес мне сплошные несчастья. Да вы и сами знаете, как все сразу навалилось: папина болезнь, исчезновение части его коллекции, пропажа Банга… Гастроли и те прошли далеко не так, как планировались, вместо Франции мы оказались в страшной дыре, в провинции. И в довершение еще один удар: не так давно узнаю, что одна моя очень хорошая знакомая попала в автокатастрофу. Она художница, подавала большие надежды, и вдруг такая беда.

— Насмерть? — ахнула Катька.

— Нет, она выжила, но когда сможет приступить к работе, никто не знает. А в галерею, куда мы сейчас едем, я недавно отвезла одну ее картину, а теперь хочу узнать, каковы шансы ее продать. Сами понимаете, что Софье — так зовут мою знакомую — сейчас требуется жуть сколько денег на лечение.

— Представляем, сколько, и как ей сейчас плохо, — от души посочувствовала Лешка незнакомой художнице.

Глава II ЗАГАДКА «ЧЕРНОГО КВАДРАТА»

Частная картинная галерея Павла Богачева располагалась в районе трех вокзалов недалеко от Каланчевской площади. Лешка, сама не зная почему, ожидала увидеть что-то величественное, схожее с большим музеем вроде Третьяковки или Пушкинского с его высокими колоннами, скульптурами, мрамором, огромной толпой народа. И разочаровалась, оказавшись в небольшом, ничем особенным не выделяющемся помещении с решетчатыми окнами, у входа в которое в кресле скучал охранник в единственном числе, а посетителей было раз-два и обчелся.

Вскоре Лешка сообразила, что это всего лишь бывшая многокомнатная квартира на первом этаже высокого здания. Две или три ее комнаты превратили в один большой зал, и все его стены в два ряда были увешаны картинами. А одна из картин стояла особняком на высокой подставке чуть сбоку от входа. Наверное, подумала девочка, это лучший экспонат выставки. И Арина это подтвердила.

— Это специальный мольберт. На него выставляют те полотна, которые вызывают особый интерес публики, — шепнула ей девушка и, поздоровавшись с владельцем галереи, высоким мужчиной с обрамляющей подбородок короткой темной бородкой и неожиданно светлыми глазами и волосами, выразила свое одобрение:

— Молодец, Павел, сделал все так, как я и просила.

Владелец галереи перевел светло-серые глаза на картину:

— Она того стоит.

Он кивнул Володе, а потом с интересом оглядел Арининых спутников: упитанного черноглазого Ромку, совсем не похожую на него рыжеватую и голубоглазую Лешку и вечно улыбающуюся Катьку, то и дело кокетливо поправляющую свою каштановую челку.

— Это мои лучшие друзья Рома, Оля и Катя. Привезла их к тебе на экскурсию, — объяснила Арина.

А друзья уже разбежались по залу. Лешка подошла к выставочному мольберту и увидела подернутые предутренней дымкой, высоченные и словно призрачные дома, а перед ними — перекинутый через реку ажурный мост. Солнца видно не было, зато его красноватые лучи, пропитывая воздух, били в верхние окна домов и, отражаясь от них, попадали на зеркальную речную гладь. Вода в реке блистала и переливалась. И вроде бы на картине все было как в жизни и в то же время напоминало сказку. Это был не просто город, это был город-мечта. У Лешки аж дух захватило от увиденного.

Девочка стояла и стояла у мольберта, все не могла насмотреться на необыкновенную картину.

К Лешке подбежал брат, затем подошла Арина.

— Это и есть Сонечкина работа. Называется она очень просто: «Восход». Ну как, правда, замечательная? Софья умеет передавать настроение.

— Ага. — Лешка кивнула, по-прежнему не сводя с картины глаз, а Ромка, толком не приглядевшись, сощурился, придал своему лицу умный вид и снисходительно похвалил:

— Весьма, весьма колоритна.

Он уже пробежался по залу, мельком осмотрел всю выставку, нигде не задержавшись, и теперь торопил сестру:

— Ну, нагляделась? Теперь пошли, время-то не терпит.

А затем оглянулся кругом в поисках Катьки.

— Эй, а ты чего там застряла?

А Катька стояла в углу зала и пристально рассматривала какую-то небольшую и, на первый взгляд, невзрачную картину. Потом она обернулась и поманила к себе друзей.

— Вы только поглядите, это же мой Воронеж! Видите, вон наш каменный мост, только здесь он почему-то какой-то не такой, и вокруг него все тоже немножко не так. Дома какие-то непохожие. Откуда у вас эта картина?

В поисках ответа она подбежала к хозяину галереи и указала пальцем на понравившийся ей экспонат выставки.

— Это какой-то старый воронежский вид, да?

— Эту картину написал воронежский художник Николай Терещенко. Он большой любитель воспроизводить прошлое, — ответил Богачев.

— Как красиво! Даже лучше, чем в жизни, — восторженно сказала Катька. — Знаете, по этой самой дороге моя мама каждый день на работу ходит. Рома, ты должен этот мост помнить, мы мимо него в университет однажды шли. Вспомнил?

— Вспомнил, вспомнил; А теперь пошли, — потянул ее за рукав Ромка.

Но Катька вырвала руку.

— Постой!

Снова подойдя к хозяину галереи, она подняла на него глаза:

— Павел…

— Павел Петрович, — подсказал он.

— Павел Петрович, эта картина, наверное, очень дорогая?

— Совсем нет, — ответил мужчина.

Катька хотела его еще о чем-то спросить, но Ромка подтолкнул ее к выходу.

— Ты что, картину надумала покупать? Зачем она тебе?

Катька покрутила аккуратным носиком.

— Ну, так.

— Раз так, значит, не нужна. И вообще можешь считать, что музей ты уже посетила.

Ромка поискал глазами Арину. Девушка сидела в уютном кресле в небольшом кабинете с открытой в зал дверью. Володя стоял рядом. Мальчишка подлетел к ним.

— А вы здесь еще долго будете?

— Мы еще посидим. Володя, ты обещал их подвезти, — напомнила Арина.

— Слушаюсь. Куда прикажете? — Володя вышел из кабинета и склонился над девчонками в шутливом поклоне.

— В Пушкинский. Я маме обещала, — наперекор Ромке твердо сказала Катька. — Или, может, в Третьяковку?

— Третьяковка, кажется, сегодня не работает, — услышав ее слова, заметила Арина.

— Значит, в Пушкинский.

Ромка, насупившись, молчал всю дорогу. Он уже был по горло сыт всякими картинами и надеялся, что его спутницы сжалятся над ним и не станут заставлять пялиться еще на одни. Но «Сааб» подкатил к ступеням Пушкинского музея, Лешка с Катькой выскочили из машины, помахали на прощание Володе и, купив в кассе билеты, резво побежали вверх по лестнице.

Ромка плелся позади девчонок, бормоча себе под нос, что он вовсе не намерен тратить время на всякую ерунду, и поначалу вообще не смотрел по сторонам. Однако потом, в зале импрессионистов, куда приволокла их Лешка, вдруг замер у знаменитой картины Матисса с изображенным на ней аквариумом с красными, плывущими по кругу рыбками. Губы у него зашевелились, но он ничего не произнес, а Лешка удовлетворенно улыбнулась. Ну наконец-то ее брата хоть что-то здесь заинтересовало! Неприятно же, когда кто-то постоянно зудит тебе под нос и все время куда-то торопит.

Однако Ромка, оторвавшись от красных рыб, шустро обежал весь зал и снова прицепился к Катьке.

— Ознакомилась? Ну и хватит. Слишком много хорошего тоже нехорошо. В другой раз в Москву приедешь и снова на все это позыришь, если тебе так этого захочется, только, пожалуйста, без меня. А я есть хочу. У меня от одного только вида картин жуткий голод просыпается.

— А в Храм Христа Спасителя? — робко взглянула на друзей Катька, когда они вышли из музея. До Храма было рукой подать, и Катька завороженно уставилась на величественное сооружение. — Сколько раз я его по телику видела, а наяву он в сто раз лучше.

— Вот и любуйся на него отсюда. Все видно, что тебе еще надо? Сможешь всем сказать, что везде побывала. — Ромка задрал рукав свитера, чтобы взглянуть на часы. — Время-то обеденное, а когда мы еще до Дарьи Кирилловны доберемся? Что ты ей везешь, кстати?

— Конфеты воронежские, прямо с фабрики, и фотографии Серафимы Ивановны и ее собаки Альмы.

— Надеюсь, ты все с собой захватила? Катька похлопала по своей сумке.

— Я никогда ничего не забываю. Наконец-то Ромка воодушевился.

— У Дарьи Кирилловны и пообедаем. К кому-кому, а к ней я завсегда с превеликим удовольствием. И тебе она понравится, вот увидишь.

Он помчался к метро, не дав Катьке как следует осмотреться.

Дарья Кирилловна, стройная, моложавая и совсем не похожая на бабушку, встретила их в своем любимом бордовом халате, расшитом золотыми цветами.

— Проходите, проходите, — сказала она своим низким завораживающим голосом и, приподняв вверх брови, внимательно оглядела Катьку. — А это… Я, кажется, догадываюсь…

— Это наша Катька и есть, — опередив ее, объявил Ромка, будто в том, что Катька появилась в доме Дарьи Кирилловны, была его заслуга.

— Значит, ты тоже участвовала в поисках старинных монет? Мы о тебе, обо всех вас с Серафимой Ивановной часто вспоминали с огромной благодарностью, особенно тогда, когда ездили в Болгарию на могилу ее мужа. Ведь если бы не вы, этой поездки не случилось бы, и тетя Сима до сих пор бы не знала, где и как он погиб. Ну что ж, сейчас я вас буду кормить, а вы мне рассказывать о своих новых приключениях.

С кухни Дарьи Кирилловны, как всегда, доносились невероятно аппетитные запахи, от которых у Ромки прямо с порога потекли слюнки. Здесь они с Лешкой всегда чувствовали себя как дома, и сейчас он безмятежно развалился в кресле в ожидании, пока его позовут к столу.

Ждать долго не пришлось. Подав друзьям вкусное, запеченное с грибами мясо, Дарья Кирилловна с теплой улыбкой стала рассматривать привезенные Катькой фотографии.

— Расскажи-ка мне, как там моя старушенция одна поживает, не скучает по Москве и по нас с Анд-рюшей?

— Серафима Ивановна не одна, вы ведь знаете, что у нее теперь Альма есть. Вот она. — Катька указала на большую желтую дворнягу с грустными, все понимающими глазами. — А еще я часто ее навещаю, и Стае тоже. Мы ей помогаем, ходим в магазин или там в аптеку, и всегда будем помогать. Плохо только, что телефона у нее нет и она не может нам позвонить, когда ей что-нибудь надо.

— Вы прямо как тимуровцы, — улыбнулась Дарья Кирилловна. — Когда я была маленькой, повесть Аркадия Гайдара «Тимур и его команда» была у нас настольной книгой, и все мы старались подражать ее героям. И я с тобой согласна, телефон тете Симе действительно нужен. Катюш, а знаешь, что? Я дам тебе денег, а ты купишь для нее в Воронеже сотовый, чтобы он у нее всегда был под рукой и она могла позвонить и вам, и в поликлинику, если понадобится. Хорошо?

Девочка с готовностью кивнула.

А Лешка принялась рассказывать Дарье Кирилловне о том, как они спасали дога по кличке Банг и коллекцию кузнецовского фарфора, для чего им пришлось поехать в Воронеж, где им на подмогу пришли Катька со Стасом, и поэтому все у них удалось как нельзя лучше.

— А теперь Катька к нам в Москву приехала, — она с нежностью погладила подругу по плечу. — Я так ее ждала. До сих пор она о нашей жизни знала только по нашим рассказам, а теперь всех сама увидит. Мы сегодня уже успели у Матвея Юрьевича побывать и с Ариной в художественную галерею съездить.

— Отличная галерея, — подхватила Катька. — В ней я увидела одну замечательную картину. Ну, там, конечно, всяких картин полно, и самая главная на мольберте стоит, с небоскребами, «Восход» называется, но лично мне больше всего понравилась другая. Ее написал один воронежский художник, не помню, как его зовут. На ней наш каменный мост нарисован, причем совсем не такой, как теперь, а каким был в старину, лет пятьдесят назад или даже больше,

— Пятьдесят лет — это еще не старина, — улыбнулась Дарья Кирилловна и задумчиво произнесла: — Но я знаю, что его потом перестроили. Очень интересно было бы взглянуть на эту картину. Ведь в том месте, недалеко от каменного моста, жили мои дедушка с бабушкой. И мама моя тоже там родилась, а когда выросла, в Москву переехала. Я появилась на свет уже в столице, а деда с бабкой видела, когда была маленькой, мама меня к ним привозила. И, представьте себе, все еще помню этот мост.

— Правда? — Катька запнулась, помолчала и затараторила вновь: — А потом еще Володя, Аринин друг, отвез нас в Пушкинский музей. Но из-за Ромки мы ничего не успели толком рассмотреть, он вечно всем недоволен и всегда куда-то торопится.

— Чем это ты недоволен? — удивилась Дарья Кирилловна, видя, как Ромка смирно сидит на стуле и увлеченно поглощает ее кулинарные шедевры.

— Я музеями недоволен, — проглотив огромный кусок мяса, проворчал мальчишка. — И вообще я не понимаю, что такого во всех этих картинах, которые там развешаны. Нет, есть, конечно, такие, каких даже мне сроду не нарисовать, портреты, например. С другой стороны, зачем малевать людей, тратить на это время, когда можно сделать фотографию? Щелк — и готово. Ну, в прежние времена несчастным художникам приходилось рисовать всяких там знаменитостей, разных богачей, королей и графов, чтобы они могли увешивать стены своих старинных замков портретами предков. Но теперь-то вместо этого фотоальбомы существуют! Лично я вообще не люблю портреты, пусть их теперь историки разглядывают. Но там, в музее этом, есть вообще непонятные картины. Мне кажется, их нарисовать раз плюнуть. Вот, например, красные рыбы у Матисса, знаете, они у него в аквариуме по кругу плавают. Я сегодня этих его рыбок очень внимательно рассмотрел. Такое чувство, что их ребенок рисовал. Я, думаете, так не смогу? Так каждый дурак нарисует.

Дарья Кирилловна лукаво улыбнулась.

— Не все так просто. Фотограф передает образ, а художник — душу. А насчет Матисса… Видишь, ты сам заметил, что рыбки у него движутся как бы по кругу. Этого художник достиг сопоставлением разных цветов, выделив свой любимый, оранжевый, и нарочито нарушив привычные правила рисунка, для чего приподнял верхний край стола, чтобы на его рыбок можно было взглянуть одновременно с двух точек зрения: сверху и сбоку. Окружности стола, кстати, у него тоже расположены в разных плоскостях. Все эти «нарушения» и сделали картину такой реальной. У ребенка так бы не получилось.

Ромка во все глаза смотрел на Дарью Кирилловну.

— Надо же, какие сложности. А на вид и правда делать нечего. Впрочем, все гениальное всегда простым кажется.

— Вот именно, ты же у нас философ, все правильно понял, — она потрепала мальчишку по голове. — Есть много великих произведений, еще более простых на вид. Вы, надеюсь, слышали о Малевиче?

Катька зажмурилась и выпалила:

— Казимир Малевич. «Черный квадрат». Нам в школе его показывали.

— Молодец! «Черный квадрат» — самое известное произведение Малевича. Но у него много и других работ.

Дарья Кирилловна пошла в свою комнату и вынесла оттуда большой альбом.

— Вот, посмотрите на его картины.

Ромка открыл альбом и сразу наткнулся на репродукцию знаменитого «Черного квадрата», полистав, нашел еще и «Белый квадрат» и хмыкнул:

— И что ж, кроме этого вашего Малевича, никто больше квадраты рисовать не может?

— Квадраты-то рисовать мог и может каждый, ты прав. Однако «Черный квадрат» Малевича — это не просто написанный маслом четырехугольник, это, как бы получше выразиться, нулевая стадия новой, авангардной живописи. То есть в 1915 году Малевич призвал к отказу от изображения людей, вещей, природы и провозгласил переход к беспредметным формам. Черный квадрат для него — это элементарная форма выражения чистого цвета. Потом художник приступил к сочетанию чистых плоскостей и в том же году впервые ввел в русский язык термин «супрематизм», то есть превосходство беспредметности над старой живописью, «миром вещей», и провозгласил победу чистых красок. Это была самая настоящая революция в искусстве. Не случайно супрематические полотна Малевича до сих пор высоко ценятся во всем мире.

Дарья Кирилловна вновь сходила в свою комнату и положила перед Ромкой иллюстрированный журнал:

— Вот еще одна из «супрематических» картин Малевича. Она так и называется «Супрематизм». Художник написал ее в том же 1915 году, и уже в нашем, двадцать первом веке, на аукционе в Нью-Йорке британский дом «Филипс» оценил ее в двадцать один миллион долларов.

Ромка чуть не поперхнулся.

— Что? Вот за это? Вот за это самое двадцать один миллион? Тут же одни прямоугольники и линии. Да вы только поглядите! Черный прямоугольник, зеленый прямоугольник, ромб темно-синий, полоски всякие мелкие… И больше ничего. Странно как-то…

Внезапно он резво подскочил, не отрывая глаз от репродукции.

— А… А вы дайте мне ее копию, пожалуйста. Можно я сам ее сделаю?

— Сделай, если тебе так хочется, — разрешила Дарья Кирилловна.

С журналом в руках Ромка понесся в комнату ее внука Андрея, где стоял компьютер с принтером и сканером, и уже через несколько минут выскочил оттуда с яркой картинкой в руках.

— Ну надо же, двадцать один миллион баксов, — сверяя листок с образцом, он недоуменно покачал головой, затем кинул журнал на стол, убедившись, что сделанная им копия ничем не отличается от журнального варианта.

А когда они засобирались домой, в прихожей послышался шорох, и в комнате появился внук Дарьи Кирилловны Андрей, журналист известной газеты «Новости плюс». С ним, как и с его бабушкой, Ромка с Лешкой тоже были большими друзьями. И не сосчитать, сколько раз Андрей по первому зову приходил к ним на помощь, а потом, основываясь на их расследованиях, писал интересные статьи в свою газету.

— Какие люди! — воскликнул он. — Бабушку пришли навестить? А это кто ж у нас такая?

— Это Катька из Воронежа, мы тебе о ней сто раз говорили, — сообщил Ромка. — Можешь с ней познакомиться и заодно — попрощаться, потому что мы уже от вас уходим. Засиделись, хватит.

— Очень приятно, — улыбнулся Катьке Андрей. — Надеюсь, что мы еще увидимся?

Ромка пожал плечами.

— Вряд ли. Она здесь ненадолго.

— Увидитесь, увидитесь, — возразила Дарья Кирилловна. — Через день я жду вас у себя снова. Учтите, у меня будет много вкусных вещей.

— У бабушки послезавтра день рождения, — шепнул друзьям Андрей. — Приходите, не пожалеете.

— Тогда, конечно, придем, — обрадовался Ромка. — И Катька еще не уедет, она к нам на целых четыре дня приехала.

— Ром, а зачем тебе копия картины Малевича? — поинтересовалась Лешка, когда они, распрощавшись с бабушкой и внуком, вышли из подъезда, и Ромка, присев на скамью, спрятал листок в свою сумку, предварительно аккуратно вложив его в пластиковую полосатую папочку, чтобы не помять.

— Надо.

— Ты же не любишь живопись, — вслед за Лешкой пристала Катька.

— Люблю — не люблю. Кто знает, может, еще и полюблю, — туманно ответил Ромка.

Глава III СПАСЕННАЯ КАРТИНА

Следуя намеченному плану, на следующий день друзья навестили Венечку. Сын Банга, маленький бело-черный Дожик выскочил за дверь и ткнулся Лешке в ногу. Венечка мгновенно подхватил щенка на руки и приказал:

— Разувайтесь скорей и мойте руки с мылом. Такое странное требование он предъявлял друзьям впервые. Переглянувшись, они покорно сняли обувь и отправились в ванную. А потом вошли в его комнату. И если Катька была в ней впервые и потому не заметила ничего особенного, то Лешка от увиденного так и плюхнулась на диван.

— Венечка, я не узнаю ни тебя, ни твоего жилища! Чем вызвано такое преображение? — воскликнула она, в изумлении озираясь кругом.

В Венечкиной комнате слепил глаза абсолютно невероятный, прямо-таки фантастический порядок. Она-то ожидала, что их маленький дружок — а Венечке недавно исполнилось всего двенадцать лет — долго будет думать над тем, как рассадить в своей небольшой комнате сразу трех гостей, так как его кресло и диван обычно были заняты книгами, дискетами, кассетами и прочими предметами первой для него необходимости, равно как и подоконник, и стол, и даже пол. — И почему ты заставил нас мыть руки?

Венечка осторожно, словно драгоценность, поставил щенка на пол.

— Не понимаете, что ли? Дожику делают прививки и велели остерегаться всякой инфекции. А мало ли что вы могли подхватить в метро или на улице.

С глубоким вздохом он взял в руки тряпку и подтер очередную лужицу. Всем тут же стало ясно, почему на полу в его комнате больше ничего не валяется.

А Венечка отнес тряпку, вернулся назад, подвинул очки к переносице и, наконец, обратил свой взор на Катьку:

— Я тебя сразу узнал. Ты — Катя, я знал, что ты приедешь. — И церемонно добавил: — Очень приятно познакомиться.

И тут же помчался за щенком, так как тот умудрился протиснуться в дверь и выскочить в заставленный инфицированной обувью коридор.

— Потом он еще будет все подряд грызть, — озабоченно сказал мальчик, возвращая беглеца в комнату. — И когда только поумнеет?

— Через полгода, не раньше, — Лешка прижала к себе тепленькое тельце бело-черного щенка и пожалела о том, что Дик достался ей уже большим. Но зато он не съел в их доме ни одной вещи и всегда вовремя просился на улицу.

— А ты можешь оставить его на какое-то время? — спросил Ромка Венечку, недовольный всей этой собачьей кутерьмой.

— Конечно, я же хожу в школу.

— Тогда собирайся, поедем в Измайловский парк. Там «Вестерн-сити», ковбойский городок. Олег Пономарев был, сказал — клево. На лошадях катают, пострелять можно.

— Я — за, — подскочила Катька.

— А я предлагаю ВВЦ, — возразила Лешка. — Во-первых, ближе, во-вторых, мы все там знаем, а Катька ни разу не была.

Венечка не хотел оставлять щенка надолго, а потому Лешкино предложение победило. Он накормил Дожика и посадил его в корзинку, но песик моментально выкарабкался обратно, снова сделал лужицу и весело завилял хвостиком.

— А еще вчера он не мог оттуда вылезти. Во как растет! — умилился мальчик, запихнул щенка назад и, не дожидаясь новых безобразий, тщательно запер дверь своей ныне стерильной и безупречно убранной комнаты.

— Ладно, пусть делает, что хочет. Пошли.


Катьке ВВЦ, то есть обожаемый Лешкой Всероссийский выставочный центр, понравился безумно. Девчонка восторгалась всем подряд: и знаменитым фонтаном «Дружба народов» с хороводом золотых девушек, и огромными дворцами-павильонами, и маленькими белоснежными магазинчиками, и пестрыми лотками с пирожными, мороженым и прочей снедью, а Лешка радовалась вместе с ней. Друзья прокатились на самом высоком в Европе колесе обозрения, откуда вся Москва была как на ладони, а потом решили пройтись по памятным местам, связанным с тем или иным событием в их жизни.

Венечка наглядно продемонстрировал Катьке, как однажды в прошлом году он прятался в кустах, выслеживая преступников. Катька, конечно, знала об этой истории, но теперь она еще и увидела воочию, где все это происходило. А еще все вспомнили, как прошлым летом Ромка охотился за сокровищами, и потому потащили Катьку к музею-усадьбе «Останкино» и там доказали ей оставшийся от старого дуба огромный пень, возле которого француз Жан-Жак откопал свою стеклянную банку. Катьке было известно, что содержимое той банки Ромку жутко разочаровало, а для Жан-Жака и Маргариты Павловны оно оказалось дороже любого золота и бриллиантов.

А по дороге к памятному пню Лешка затащила друзей в свой любимый павильон «Цветоводство». С ним у нее были связаны самые волнующие воспоминания. Как-то зимой, сбежав от Ромки, они с Артемом пили здесь ароматный чай с плавающими в нем лепестками какого-то экзотического растения, и как же им было хорошо вдвоем! За окном валил снег, но в павильоне было тепло, а Артем, жутко стесняясь, излагал ей краткое содержание придуманного им самим фантастического рассказа об астронавтах, залетевших на самый край Вселенной и попавших в антимир. Но об этом ни Катька, ни Ромка, и вообще никто-никто не знал, кроме них двоих. Это была их с Артемом тайна. Ничего никому не сказала Лешка и теперь и лишь с грустью посмотрела на столик, за которым они сидели тогда.

На ВВЦ друзья провели несколько часов и устали настолько, что домой еле приволокли ноги. Ромка с Катькой свалились как подкошенные на диван, а бедной Лешке надо было идти гулять с Диком. А потом ей позвонила Светка, с которой они учились в одном классе, и попросила одолжить ей «крутую» дорожную сумку для поездки на дачу к своей новой подруге. И нет чтобы прийти за ней самой! Лешка еще должна была оттащить ей эту сумку, домой, поскольку Светка была чересчур занята сборами в дорогу. Но отказать подруге Лешка не смогла.

— Я скоро, — сказала она Ромке с Катькой.

Нисколько у Светки не задержавшись, она и в самом деле тут же вернулась обратно. Однако ни Катьки, ни брата дома не оказалось, а на столе лежал раскрытый телефонный справочник «Желтые страницы».

Странно, что их нет. И куда они могли отправиться?

Лешка удивилась, но не придала этому особого значения и уселась за компьютер писать письмо Артему в Англию, чтобы рассказать ему о приезде Катьки. Как же быстро пролетели осень и зима! Последний месяц весны тоже пролетит незаметно, а лето начнется, и Артем вернется домой, то есть ждать его осталось совсем недолго, с радостью думала она.

Письмо Лешка написала большое-пребольшое, затратив на него, наверное, не меньше часа. Затем она отослала его по электронной почте и, встав из-за стола, прижалась носом к оконному стеклу, чтобы понаблюдать за краешком дороги от метро, который просматривался из их окна. Куда же, интересно, могли подеваться Катька с Ромкой?

Но тут Дик, прежде нее заслышав шаги, с лаем кинулся в прихожую, и она облегченно вздохнула: ну наконец-то, явились!

Привычно оттолкнув от себя коленкой пса, в комнату ввалился Ромка. Он притащил что-то громоздкое, обернутое в бумагу, и пронес эту вещь в свою комнату. А потом вышел обратно, сбегал на кухню, заглянул в комнату родителей, после чего они хором воскликнули:

— А где Катька?

— А разве она не с тобой? — удивилась Лешка. Ромка замотал головой.

— Нет. Я ушел, мне надо было, а она осталась

дома ждать тебя.

Сестре оставалось только развести руками.

— Но я пришла от Светки, а ее нет.

— Странно, — почесал нос Ромка. — Надеюсь, ее никто не украл. Хотя твой Дик бы этому помешал.

— Это уж точно, мой Дик не позволил бы ее похитить, — раздумчиво сказала Лешка. — Да и кто бы стал это делать?

Брат беспечно махнул рукой.

— Вот именно, кому она нужна! Жди, сейчас придет.

Он прошел на кухню, приподнял крышку стоящей на плите кастрюли, недовольно сморщил нос, достал из шкафа свою любимую кружку с попугаем на боку, из холодильника вытащил пепси-колу и принялся за сооружение своего любимого бутерброда, который он именовал чизбургером. Разрезав вдоль целый батон, Ромка положил на одну его половинку огромные куски сыра, колбасы и ветчины, все это обильно полил майонезом, кетчупом и горчицей и прикрыл сверху другой половинкой батона. Налив в чашку пепси-колы, он с наслаждением отпил глоток и откусил огромный кусок от своего сооружения. И только потом заметил валяющийся на полу листок бумаги. Наверное, он слетел со стола или холодильника. На листке крупными буквами было написано:

«Я в галерею и сразу назад. Катя».

— Лешк, ты это видела? — крикнул Ромка, протягивая сестре бумагу.

— Не-а. — Лешка прочитала написанное. — Странно. Как она сама туда доберется? И почему меня не подождала?

— Наверное, потому, почему и я. Завтра праздник, многие магазины будут закрыты, я это по телефону выяснил. И галерея, наверное, тоже, а ей, значит, что-то там понадобилось. Она у нас шустрая, не переживай, не заблудится. Лешк, а ты-то ела? Хочешь кусочек? — великодушно предложил Ромка, протягивая сестре свой необъятный «чизбургер».

Лешка помотала головой.

— Нет, я дождусь Катьку. И чего она там забыла? А что это ты принес? — вспомнила она о непонятном предмете, с которым ее брат явился домой.

— Что надо, не трогай! Потом покажу, — крикнул Ромка.

Но девочка, не слушая его, развернула бумагу и обнаружила под ней чистый холст на подрамнике. Удивлению ее не было предела.

— Ты что это, картину вздумал писать?

— Ага, — с набитым ртом ответил брат.

— Но ты же не любишь живопись и собираешься быть детективом! — поразилась Лешка, но Ромка был невозмутим.

— Ну и что? Одно другому не мешает. У всех великих сыщиков были хобби. Сама знаешь, что Шерлок Холмс на скрипке играл. И Эйнштейн тоже. Он хоть и не сыщиком был, а всего-навсего физиком, но голова у него работала ничуть не хуже, чем у знаменитых детективов. А Ниро Вульф вообще хризантемы разводил. Да что тебе рассказывать, ты и сама про них все читала.

Однако Лешка никак не могла взять в толк, что на сей раз затеял ее неугомонный брат.

— Но раньше-то ты собирался стать писателем!

— То совсем другое дело. Писательство — это не хобби, а профессия. Оно отнимает слишком много времени, ему надо посвящать себя целиком. А картину нарисовать — раз плюнуть. Что я, квадрат не нарисую? Или вот этот, как его, супрематизм?

Отложив свой «чизбургер», Ромка достал из сумки лист бумаги со скопированной картиной из журнала, который показала им вчера Дарья Кирилловна, и хмыкнул:

— Всего и делов-то, подумаешь там, несколько линий и прямоугольников нарисовать и разукрасить. Я и краски купил акриловые, их можно водой разводить, чтобы долго не возиться. А холст уже загрунтован, ничего с ним делать не надо. И размерчик я взял тот, что надо, международный, плакатный, девяносто на шестьдесят, то есть мою работу можно будет сразу на каком-нибудь крутом аукционе выставлять.

— Какой же ты наивняк! Думаешь, это так просто? Почему тогда другие этого не делают? Квадраты и линии не рисуют?

— Сама такая, — парировал Ромка и сморщил нос. — Может, никто не догадывается? Ну и, конечно, способности надо иметь, не без них же. И выдумку. Я же не точно так, как Матисс или Малевич, нарисую, а совсем по-другому. Если у вашего Матисса, скажем, красные рыбы в воде плавают, то у меня, может, желтые попугаи по комнате летать будут. Я ведь запросто могу своего Попку с натуры зарисовать. Но лучше, конечно, абстрактную вещь написать. Это уж совсем нечего делать.

С этими словами он установил подрамник на стол, прислонил его к стене и взял в руки линейку и карандаш.

Лешка не стала с ним спорить. Пусть себе рисует, если ему так хочется, вреда не будет. Услышав знакомую мелодию, она прошла на кухню и сделала погромче радио. Но ее любимая песня тут же сменилась последними известиями. Лешка не стала выключать приемник, решив вновь дождаться музыки. И вдруг прислушалась к словам ведущего новостей, а затем повернула ручку на полную громкость и закричала ко весь голос:

— Рома, ты только послушай! В галерее пожар. В той самой! Там, куда наша Катька поехала!

Ромка, бросив свое занятие, прибежал на кухню, потом взглянул на часы.

— Может быть, она уже оттуда ушла?

— А если нет? Мы же не знаем, когда он начался. Что делать, а? Мы же за нее отвечаем! А мама с папой уже скоро придут, и Александра Юрьевна тоже. Что мы им скажем? — Лешка, вне себя от волнения, заметалась по комнате.

Ромка швырнул Дику недоеденный «чизбургер».

— Чего зря рассуждать? Бежим скорее! Лешка судорожно схватила сумку, поискала ключи. Мигом одевшись, брат с сестрой вылетели из дома.

— И чего ее туда понесло? — всю дорогу вопрошал Ромка, но Лешка ему не отвечала и лишь мысленно подгоняла поезд метро.

Они подскочили к галерее в тот самый миг, когда пожар был почти потушен. Ни дыма, ни огня уже не было, только чувствовался сильный запах гари. Возле дома стояли две пожарные машины, но они уже собирались уезжать. Хозяин галереи стоял на улице и взволнованно обсуждал что-то с пожарником.

— А где Катька? — дернула его за рукав Лешка. — Вы не видели нашу Катьку?

Павел Петрович с недоумением перевел на девочку усталые воспаленные глаза, и в них вспыхнул проблеск узнавания.

— А, вы у меня, кажется, вчера с Ариной были? Лешка закивала.

— Да, да. Так где Катька, вы не знаете? Он качнул головой.

— Нет. Откуда мне знать, где ваша Катька? Тут, видишь, какая история приключилась. Отошел на минутку, чего никогда не делаю, вернулся — все полыхает. Не знаешь, откуда беды ждать.

— И большой убыток? — сочувственно спросил стоявший рядом с ними любопытствующий старичок.

— А вы как думали? — тяжело вздохнул Богачев и скрылся в черном зеве погибшей галереи.

— Спасибо его охраннику, и пожарников вызвал, и сам, прежде чем они приехали, огнетушитель схватить догадался, поэтому пламя на другие помещения не успело распространиться. Но в зале вряд ли что уцелело, — проинформировала ребят женщина в халате и тапочках, живущая, по всей видимости, в этом же доме.

Лешка последовала за Павлом Петровичем, заглянула в зал, вернулась назад. Плечи ее тряслись, а голос срывался.

— Там никого нет. Так где же Катька-то? Ромка старался сохранять спокойствие.

— А что, если она уже дома, и мы только напрасно сюда прискакали? Подожди, я сейчас.

Он подбежал к телефону-автомату на углу, сунул в него карту и набрал их с Лешкой домашний номер, но на его звонок никто не откликнулся, ни Катька, ни родители. Значит, их предки до сих пор водят по Москве Катькину маму и ведать не ведают ни о каких пожарах.

Теперь и Ромка всерьез испугался за девчонку. Прибежав назад, он влетел в пахнущее дымом, с почерневшими от огня стенами и потолком помещение галереи, заметался и в отчаянии закричал:

— Катька! Ты где? Ну пожалуйста, отзовись, я очень тебя прошу!

— Здесь я, — в самом углу зала за неприметной, покрытой копотью дверью вдруг раздался слабый знакомый голос.

В мгновение ока Ромка оказался у маленькой двери.

— Катька, ты здесь? Ты не сгорела? Открывай же скорей!

Дверь медленно открылась, и из-за нее вышла, вернее сказать, выползла мокрая, грязная до неузнаваемости Катька. Мало того, что тушь с ее ресниц была размазана по всему лицу, оно у нее стало еще и разноцветным, как и руки, и шея, и одежда. Ну прямо ожившая картина Казимира Малевича. Катька щурилась и моргала глазами.

— Что, пожар уже кончился?

— Ну да, уже. А ты как здесь оказалась? Почему не выскочила? — Не дожидаясь ответа, Ромка радостно заорал: — Лешка, иди сюда, Катька нашлась! — А потом продолжил допрос: — Говори, что тебя сюда понесло?

— Я не успела выскочить, — вдруг всхлипнула Катька. — И еще мне хотелось спасти картины. А с ними мне сюда было ближе бежать, к тому же у выхода жуткий огонь полыхал.

— Какие еще картины? — не понял Ромка.

На крик брата примчалась Лешка, прижала к себе целую и невредимую подругу и тут же от нее отстранилась, чтобы не испачкаться.

— Откуда ты такая вылезла? И зачем ты вообще сюда поехала?

После долгих расспросов выяснилось, что Катька решила преподнести Дарье Кирилловне ка день рождения подарок — картину воронежского художника с тем самым каменным мостом, о котором они вели речь вчера у нее в гостях. И Ромка не ошибся: Катька действительно помчалась в галерею, выяснив, что и завтра, и послезавтра она будет закрыта.

А дальше дело было так. Как только девчонка вошла в зал и подошла к «своей» картине, в противоположном углу, за цветком, в большом горшке, вдруг вспыхнул огонь и побежал по стене. Пламя мгновенно распространилось по всему помещению, повалил густой черный дым, стало трудно дышать. Катька схватила полюбившуюся ей картину, кинулась было к двери, а потом увидела, что огонь уже подобрался к мольберту, на котором стоял главный экспонат выставки. Эту картину ей стало тоже жаль, она схватила и ее, но сразу две рамы в руках было удержать трудно, а огонь уже занялся у самого входа. Тогда она и нырнула в первую попавшуюся дверь. Выхода отсюда не было, зато обнаружилась раковина с краном, из которого капала вода, а под раковиной были свалены половые тряпки, а также старые, покрытые краской холсты. В углу подсобки валялись испорченные акварели, какие-то картины. Девчонка захлопнула за собой дверь, но дым все равно проникал сквозь все щели. Чтобы хоть как-то обезопасить себя, Катька открыла кран и стала мочить все, что попадалось ей под руку. Затем она накрыла картины большим полиэтиленовым мешком, набросала на них мокрых тряпок, сама улеглась на пол и тоже укрылась мокрыми холстами.

Вот так она и лежала на мокром, покрытом кафельной плиткой полу и тихо шептала: «Только бы все обошлось, только бы все обошлось». И еще Катька думала о том, что будет с мамой, когда она узнает о том, что ее единственная дочь сгорела в огне. Но об этих своих мыслях она своим друзьям говорить не стала.

— Ладно, пошли отсюда, — сказал Ромка.

В подсобку, шаркая ногами, вошла старенькая согбенная старушка в надвинутом на лоб платочке, с ведром в руке, по-видимому, уборщица. Вся она была в копоти.

— Почему здесь так мокро? И что вы здесь делаете?

— Здесь наша Катька укрывалась и картины спасала, — объяснил Ромка.

— Чего? — переспросила старушка,

Катька нагнулась и вытащила из-под тряпок и мешка две картины.

— Вот они, не намокли даже.

Уборщица пристально посмотрела на девчонку, а потом на картины.

— Так ты, значит, спряталась здесь с ними от пожара?

— Ну да.

— Молодчина какая. — Старушка нагнулась и стала собирать мокрые тряпки, а друзья выскочили из подсобки.

— Но как же ты успела все это проделать? И картины укрыть, и промокнуть, и от огня спрятаться? — не переставал удивляться Ромка.

— Сама не знаю, — пожала плечами Катька. — Мне, конечно, себя было очень жалко, но и картины тоже. Все-таки они — произведения искусства. И еще я слышала, как охранник вызывал пожарных, так что надеялась, что все обойдется и меня спасут. Так и вышло. — Голос у девчонки был веселым и бодрым, она уже забыла о своих недавних страхах.


Павел Петрович Богачев снова стоял на улице и разговаривал с парнем, обвешанным фотоаппаратами, с большим кофром на плече. Затем парень отошел подальше от дома и зачем-то стал фотографировать закопченную вывеску над входом. Ромка подошел к владельцу сгоревшей галереи и сунул ему в руки обе картины.

— Вот, держите.

Богачев оглядел их со всех сторон, и радостная улыбка озарила его лицо. Он не мог оторвать глаз от полотна со сверкающими в лучах восходящего солнца окнами большого города.

— Это же работа Софьи Полянской! Значит, она спасена! Ох, черт, все остальные ее не стоят.

Все еще не веря своему счастью, он уставился на подростков.

— Где вы ее взяли? Как, почему она оказалась у вас?

— А это она, — указал Ромка на Катьку. — Пришла, увидела огонь и спряталась вместе с картинами в вашу подсобку.

Богачев протянул Ромке назад картины и порывисто прижал к себе девчонку, а потом, удерживая за плечи, отстранил ее от себя и, оглядев с головы до ног, как какое-то чудо, воскликнул:

— Но почему ты это сделала? И откуда ты вообще здесь взялась?

Катька кокетливо покрутила своим коротким носиком.

— Ну, я пришла, чтобы купить у вас одну картину: вы сказали, что она недорогая, а нам она нужна. А тут пожар. — Она вывернулась из его объятий и указала на произведение воронежского художника: — Сколько она стоит? Можно я прямо сейчас за нее заплачу?

— Бери так, — сказал Павел Петрович. — Ты сама не представляешь, что для меня сделала!

Он забрал у Ромки «Восход» и, держа его перед собой на вытянутых руках, покачал головой.

— Ну надо же, нет худа без добра.

Откуда ни возьмись, примчался все тот же парень с кофром.

— Вам что, удалось спасти картину?

Хозяин галереи радостно кивнул и указал на Катьку.

— Вот моя палочка-выручалочка. Если б не она…

— А вы откуда? — дернул парня за руку дотошный Ромка.

— Из «Новостей плюс», — охотно откликнулся фотограф. — Знаете такую газету?

— Еще бы нам не знать, — обрадовался мальчишка. — У нас там друг работает, Андрей Гридин.

— Я с ним хорошо знаком, — ответил парень, устремляясь к Катьке. Он обнял ее за плечи и подвел поближе к вывеске: — Ну-ка, девочка, стань-ка вот так. — Затем подбежал к Богачеву, выхватил у него «Восход» и сунул Катьке. — Держи-ка.

Катька прижала к себе картину, умудрившись при этом поправить челку и изобразить на лице самую ослепительную улыбку, на какую только была способна.

Фотограф отбежал, щелкнул пару раз, а потом покачал головой.

— Не так держишь.

Катька и впрямь держала картину шиворот-навыворот и сикось-накось, то есть вверх ногами и изнанкой наружу. Фотограф перевернул картину, вручил ее Катьке снова, и солнечный свет с полотна брызнул навстречу яркой вспышке его фотоаппарата.

— Так это что же, про нашу Катьку теперь в вашей газете напишут? — вновь подступился к парню Ромка.

— Разумеется, — ответил фотограф, — надеюсь, в самом ближайшем номере.

— Вот класс! Мы тебе, Катька, пришлем эту газету.

— Зачем присылать, когда она у нас в Воронеже продается? Только я не хочу, чтобы моя мама меня в ней увидела и узнала, что я на пожаре была. Придется ее у Стаса спрятать, — озабоченно проговорила Катька и достала из кармана зеркальце, чтобы посмотреть, как она будет выглядеть в этой самой газете и можно ли будет показать ее своим воронежским друзьям. Вообще-то она давным-давно собиралась полюбоваться на себя, но только теперь ей удалось это сделать. Катька увидела свое лицо, сплошь в черных и разноцветных потеках, ахнула и опрометью кинулась назад в ту самую комнату, где провела на полу не одну страшную минуту и где из крана все еще сочилась вода. Лешка помчалась за ней. Катька умылась, причесалась, мигом накрасила ресницы. При этом она причитала:

— Надо попросить, чтобы он сфотографировал меня снова! Ты представляешь, какой я буду на фотографии? Этого ужаса нельзя допустить!

Подруги выскочили наружу, но парень с кофром уже ушел.

— Что же делать? — чуть не заревела Катька, оглядывая свою грязную, мокрую одежду. — Как его вернуть? Как теперь все исправить?

Лешка взяла ее за руку.

— Вернемся домой и позвоним в редакцию. Идем скорее, чтобы ты успела переодеться до прихода наших мам.

Попрощавшись с Богачевым, друзья помчались в метро.

— Так отчего пожар-то случился? — спросил Ромка.

— Я не знаю, — ответила вконец расстроенная Катька.

— А я и спросить-то не успел, — засокрушался мальчишка. — Ну да ладно. Главное, что все уже позади. — Снова оглядев девчонку, Ромка воскликнул: — А Катька-то наша — героиня. Жанна дАрк прямо. Вернее, птица Феникс. Потому что Жанна дАрк на костре сгорела, а Катьке нашей, как и птице этой, огонь нипочем.

Домой друзья успели примчаться до прихода родителей, и Катька, быстро переодевшись, уселась звонить в редакцию газеты «Новости плюс», чтобы уговорить парня с кофром ее немедленно перефотографировать. Но никого застать в редакции ей не удалось. Предпраздничный день был коротким и для газетчиков тоже.

— Смирись и забудь. Получишься плохо — никому не покажешь газету, только и всего, — утешил девчонку Ромка. — Не думаю, что у вас в школе все подряд только ее и читают.

На другой день друзья отвезли картину в подарок Дарье Кирилловне, чем тронули ее до слез. Все остальное время пребывания Катьки в Москве они гуляли по нарядной, праздничной Москве. А потом праздники кончились, и Катька уехала в свой Воронеж, договорившись, что летом они непременно увидятся снова.

Глава IV РОМКИНО ТВОРЕНИЕ

По правде сказать, одетым в праздничный наряд городом любовались только Лешка с Катькой, когда вдвоем, когда с родителями, а Ромка в это время оставался дома. Вооружившись кистями и красками, он творил. А когда кто-нибудь входил в его комнату, тут же отворачивал свое творение к стене и никого к нему не подпускал.

Лишь Катьке перед самым отъездом он позволил мельком взглянуть на холст. Во-первых, из-за уверенности в том, что совершившая геройский поступок ради спасения чужой картины Катька должна с трепетом относиться ко всякому творчеству, а уж к его — тем более, а во-вторых, он ее пожалел. Разве можно было допустить, чтобы она уехала в свой Воронеж, так и не увидев его картины?

А потом, еще через несколько дней, когда они с Лешкой вернулись из школы, он сам подошел к сестре и молча потянул ее в свою комнату. Там он торжественно сорвал с холста старую скатерть, которой укрывал его от посторонних глаз, и, не пытаясь сдержать собственного восхищения, прошептал:

— Ну как? Клево, да? Ну скажи, разве хуже, чем у того же Малевича? Это, я тебе скажу, не супрематизм, как у него, а суперсупрематизм. А что, это идея! — воодушевился Ромка. — Я ее так, пожалуй, и назову. «Суперсупрематизм». Звучит!

С видом знатока живописи Лешка пристально вгляделась в Ромкин шедевр. На холсте были начерчены аккуратные, ровно закрашенные квадраты, полосы и линии, и, в отличие от сканированного с журнала произведения Малевича, добавлены два асимметричных овала и один круг, ярко-желтый, словно полуденное солнышко.

— Ну, чего молчишь? Классно, да? — заглянул Ромка сестре в лицо.

— А Попку своего ты почему не стал рисовать? — спросила она, чтобы оттянуть момент оценки картины.

Брат помялся и сознался:

— Попка позировать не хочет, скачет по клетке, как ненормальный. Короче, он у меня не очень получается.

— Потому что ты не умеешь передавать сходство, — догадалась Лешка.

— Ну и что? — вскинулся Ромка. — У каждого художника свое направление. Я избрал абстрактное. Авангард. Имею право.

— Конечно, имеешь, — ответила сестра. Она все еще не могла выразить свое мнение о картине. Если сравнивать с репродукцией Малевича, то Ромкино произведение, несомненно, было куда ярче и красочнее. Она так и сказала: — Яркая картина. Она украшает твою комнату. Ромка расцвел.

— Вот спасибо! Отныне я буду считать тебя своим первым критиком и даже, возможно, когда-нибудь приведу эти твои слова в своих воспоминаниях. Жаль, Катька уехала и не видит того, что видишь ты. Это ей не физиомордию свою разрисовывать!

Вспомнив о Катьке, он встрепенулся.

— А кстати, ты проверяла сегодня почту? Если пришли «Новости плюс», то их следует спрятать. Зачем маме с папой знать о том, что делала Катька на этом пожаре? Начнут потом всякий раз думать, что мы с тобой тоже во что-нибудь влипнем, вернее, где-нибудь ненароком сгорим.

— Сейчас я вниз сбегаю и проверю почтовый ящик, все равно мне с Диком гулять, — сказала Лешка.

И, вернувшись с прогулки, протянула брату газету.

— Смотри, какой класс! Не ожидала. Катькина фотография была помещена на цветной глянцевой вкладке. Симпатичная мордашка с сияющими глазами и улыбкой до ушей, несмотря на боевую индейскую раскраску, а, быть может, как раз благодаря ей, украшала номер. Хоть вырезай да лепи на стенку, как какую-нибудь кино- или рок-звезду.

Взглянув на четко пропечатанную картину, которую прижимала к своей груди Катька, Лешка невольно оглянулась на Ромкин шедевр. Сам по себе он, несомненно, был хорош, но по сравнению с работой Арининой знакомой почему-то тускнел, даже несмотря на свои яркие краски. Конечно, об этом она не стала говорить брату, тем более что сам он ничего подобного не подметил и лишь спросил:

— Лешк, мы как, припрячем всю газету от папы или только вырвем из нее эту вставку? Давай ему скажем, что на ней нужный нам снимок был, то есть и не соврем даже. Так, интересно, а что тут о нашей фотомодели пишут?

Ромка аккуратно выдрал вкладку из газеты, начал читать текст и тут же заорал:

— Лешк, да ты только позырь, что здесь написано! Нет, ты только послушай, ЧТО спасла наша Катька!

— Дай сюда, — сестра вырвала у него вкладку и прочитала вслух:

«Поистине героический поступок совершила воронежская школьница Катя Бражникова. Оказавшись в частной художественной галерее Павла Богачева во время неожиданно возникшего там пожара и рискуя собственной жизнью, она укрыла от огня картину одаренной, но доселе малоизвестной художницы Софьи Полянской. Примечательно, что в тот момент ни девочка, ни владелец галереи не знали о том, что цена спасенной картины в скором будущем многократно возрастет. Дело в том, что совсем недавно работу Полянской приобрел один из первых богачей мира Сэм Уолтон, владелец сети супермаркетов „Уол-Март“, по своим капиталам сравнимый разве что с главой компании „Майкрософт“ Биллом Гейтсом. Художница, отдающая предпочтение городским пейзажам, совершенно случайно изобразила магазин, принадлежащий Уолтону, что и привлекло внимание магната к картине, выставленной в одной из нью-йоркских галерей, а вслед за этим позволило ему оценить незаурядный талант ее автора.

Нет сомнения в том, что теперь все работы кисти Софьи Полянской станут привлекательными для коллекционеров и любителей живописи на элитных выставках и известных мировых аукционах».

Ромка внимательно выслушал текст, отобрал у сестры газету, перечитал заметку еще раз. Глаза у него засверкали.

— Офигеть можно! Позавидуешь! Лешк, ведь теперь у этой Арининой знакомой будет куча денег, она станет миллионершей и сможет вмиг поправиться, да? Вот интересно, Арина-то в курсе? Читает ли она эту газету?

Он подлетел к телефону, и спустя секунды Лешка услышала его вопли:

— Арина, ты видела сегодняшние «Новости плюс»? Там написано, что Катька наша — настоящая героиня.

— Об этом я и без них знала, — ответила девушка. — Павел мне давно рассказал о ее подвиге. Я даже звонила вам, хотела поблагодарить Катю как от себя, так и от Сонечки, но сначала вас дома не было, а потом я сама опять уезжала и только сегодня вернулась с гастролей. А газету эту мне папа показал, он обычно всю московскую прессу просматривает.

— Твоя знакомая художница теперь огромные бабки из-за границы получит и сразу вылечится, да? Здорово-то как! — не унимался Ромка.

Арина вздохнула.

— А вот здесь ты, к сожалению, ошибаешься. Никаких денег у нее с этого не будет, потому что и проданная недавно картина, и все те, что остались в Америке, ей давно уже не принадлежат. Они являются собственностью галереи, так как, уезжая из Нью-Йорка, Софья продала их за ту цену, что ей за них предложили. Теперь, конечно, все они стали значительно дороже, верно б газете пишут. Когда какая-либо мировая знаменитость, будь то президент, миллиардер или кумир публики приобретают картину неизвестного художника, на другой день тот просыпается знаменитым и может заключать фантастические контракты на свои будущие работы. Покупка же Сониной картины таким крупным магнатом, как Уолтон, плюс автокатастрофа, то есть трагическая судьба самой художницы, несомненно, сыграют свою роль. Но беда в том, что Софья пока не может работать, я об этом вам говорила. И теперь вы понимаете, как она и я вместе с ней благодарны Кате за ее поступок. Ведь картина, которую она спасла, — единственная Сонина надежда.

— А наша Катька, выходит, ей еще и дополнительную рекламу создала, — подхватила Лешка. С самого начала разговора она прижимала к уху трубку параллельного телефона и теперь тоже порадовалась за Аринину знакомую.

— Да уж, теперь этот «Восход» нарасхват будет. Небось, уже очередь, из желающих его купить выстроилась, — дополнил брат.

— Очередь — не очередь, но потенциальные покупатели уже есть, — подтвердила Арина. — Володя сегодня утром в галерею заезжал, Павел в рекордные сроки отремонтировал зал. Уйму денег затратил и теперь надеется, что эта картина привлечет внимание к его галерее и поможет ему поправить свои дела.

— Надо Катьке звякнуть. Она-то, глупая, переживала, что плохо получится.

Лешка стала звонить в Воронеж, чтобы побыстрей порадовать подругу, если та еще не видела газету, а Ромка снова взял в руки газетный разворот с Катькиной фотографией. Картина Полянской придавала девчонке особый шик. Фотографу тоже повезло — нарочно такой снимок не сделаешь.

Отложив газету, Ромка критическим взглядом окинул свой шедевр и, сдвинув брови, заявил:

— Пожалуй, мне следует усовершенствовать колористику. Что, если добавить сюда еще и красный круг?

— Дело твое, — ответила сестра. Невероятный успех незнакомой художницы явно

вдохновил Ромку. Он достал кисти и краски, мазнул дару раз по холсту.

— Я вот что сделаю. Я ее подправлю и в галерею отволоку. Хороню, что у нас там знакомый есть, и он кое-чем нашей Катьке обязан. А раз самой Катьки здесь нет, то пусть его благодарность мне достанется. — Он отошел от своего творения подальше, сощурился и довольно покивал головой: — Надо будет ему сказать, чтобы он мою картину тоже на самое видное место поставил. Впрочем, если не захочет, то и не надо, я сделаю ее такой яркой, что с любого угла будет видно.

Лешка пообщалась с Катькой и снова взглянула на произведение своего брата. И без дополнительного красного круга оно бросалось в глаза, этого у него было не отнять.

Но чужие лавры не давали Ромке покоя. Он отложил кисти, вымыл руки и пошел одеваться.

— Давай прямо сейчас сходим в галерею и спросим, на каких условиях он у меня ее возьмет, а, Лешк? А назад приду, тогда и дорисую.

— Об этом и по телефону спросить можно. Позвони туда, зачем время терять?

Ромка отчаянно замотал головой.

— Ты что! По телефону никак нельзя. Главное в общении — это личный контакт и обаяние.

— Чье, твое?

— А чье ж еще? — Он схватил свою огромную сумку, с которой не расставался ни при каких обстоятельствах: — Собирайся! Ты же слышала, что ремонт там уже окончен, значит, надо быстрей договариваться, чтобы Павел Петрович включил мою картину в свою новую экспозицию.


У входа в галерею брат с сестрой нос к носу столкнулись с Ариной.

— А почему ты нам по телефону не сказала, что сюда собираешься? — упрекнул ее Ромка. — Могли бы встретиться, нам же по дороге.

— Я в тот момент и сама не знала об этом, — ответила девушка. — Мне позвонил Павел сразу после тебя и сказал, что я ему зачем-то срочно нужна. Странный какой-то у него был голос, вот я и поспешила.

Павел Петрович встречал их у входа. Кивком головы, как старых знакомых, он поприветствовал Ромку с Лешкой и провел Арину в свой маленький кабинетик. Ромке было очень интересно послушать, о чем они будут говорить. Он пристроился рядом с открытой дверью и принялся сосредоточенно рассматривать один из натюрмортов, вовсю напрягая слух.

Лешка, отметив посветлевшие после ремонта стены с новыми картинами, поискала взглядом спасенный Катькой «Восход», но выставочного мольберта на месте не оказалось.

«Старый сгорел, а новый еще не купили», — подумала девочка.

Затем она тоже подобралась поближе к кабинету и навострила уши. Слышимость была хорошей, голос Павла Петровича звучал довольно громко, кроме них, других посетителей в этот момент в зале не было. А говорил Павел Петрович Арине вот что:

— Сегодня приходил Петр Казимирович, старичок такой седенький, одет как нищий, а денег у него куры не клюют. Ну, да ты его знаешь, он у меня часто промышляет. Так вот, по поводу Софьиного «Восхода». Петр Казимирович всегда покупал ее картины, прямо скажем, по дешевке, а теперь, когда я поднял цену, потребовал от меня заключения экспертов. Сказал, что боится выбросить деньги на ветер. Я даже психанул оттого, что он мне не верит, и мы с ним вместе поехали в НИИ реставрации на атрибуцию, причем он захватил с собой одну из ее картин.

Ромка с Лешкой заметили, как занервничала Арина.

— И что?

— И то, — не глядя на нее, сказал Павел Петрович. По его лицу так и заходили желваки. — То, что даже поверхностный осмотр показал, что это фальшак, подделка.

Лицо девушки стало матово-бледным.

— Ты серьезно? Но ведь я сама взяла эту картину у Сони в мастерской и тут же привезла ее тебе.

— Вот именно, — по-прежнему не глядя на нее, подтвердил Павел Петрович.

Арина изо всех сил сжала руками свою сумочку.

— Надеюсь, ты меня не подозреваешь? Я не умею писать ни картины, ни копии с них, и не способна ни на какие подмены.

— Тебя? Нет, — как-то ненатурально возразил Богачев.

— Погоди, — стараясь во всем разобраться, девушка, как могла, скрывала обиду, но Лешка видела, что у нее это плохо получается. — Я ее тебе отдала прямо в руки и уехала. А вот ты можешь сосчитать, сколько потом здесь народу перебывало?

— Могу. Но только Игорь, — Богачев кивнул в сторону охранника, сидевшего рядом с входной дверью, — глаз с нее не спускал. А в нерабочее время галерея стоит на охране в милиции, и еще мы, когда уходим, включаем особую сигнализацию. Но даже если бы сюда ночью каким-нибудь образом сумели проникнуть воры, они бы унесли картину, и все, зачем им трудиться над ее копией? Я тоже крайне редко отхожу с этого места, а если это случается, то всегда кого-нибудь вместо себя оставляю. Вот только… — он задумался и внезапно воскликнул: — Пожар! Черт возьми, что, если он был специально подстроен?

— А пожарники что говорят?

— Розетка у меня в углу давно искрила, там и оказалось место возгорания. В тот день я, кстати, вызывал электрика. Вот мы с пожарником и решили, что электрик что-то напутал, уж очень он мне молодым и неопытным показался. — Павел Петрович тут же засомневался в сказанном. — Но электрик утром приходил, и картина далеко от того угла, где он работал, стояла.

— А кто-нибудь еще в тот день здесь был?

— Все было, как обычно. — Внезапно Богачев приподнялся. — Девочка эта… Которая спасла картину. Не помешало бы ее расспросить.

— Уж не думаете ли вы, что наша Катька подменила вашу картину? — вмешался Ромка. От возмущения он даже не стал скрывать, что слышал весь их разговор.

Павел Петрович дернул плечом.

— Да нет, разумеется, я так не думаю. Черт, и как я, старый дурак, мог проглядеть подмену?

Он встал из-за стола и открыл дверь рядом с креслом, в котором сидела Арина. Ромка думал, что это встроенный шкаф, но оказалось, что дверь вела в еще одну комнату. Павел Петрович вышел, а Ромка дернулся в сторону двери:

— Что там у него?

— Мастерская, — тусклым голосом ответила Арина.

Обратно Павел Петрович вышел с картиной в руках и подал ее девушке:

— Посмотри сама, что здесь не так. А ведь чутье мне всегда подсказывает, фальшак передо мной или подлинник. И как оно на этот раз меня подвело? Ничего не понимаю.

Арина взяла картину в руки.

— А она и в самом деле какая-то не такая. Надо было мне, перед тем как ее сюда везти, кромку подрамника сфотографировать. Или хотя бы его обратную сторону. Сейчас бы сравнили.

— Надо было. Тогда бы я знал, подменили ее здесь или она такая мне уже досталась, — ответил Богачев и отвлекся на телефонный звонок.

Ромка дернул девушку за руку и прошептал:

— А почему ты заговорила про кромку подрамника? Зачем ее надо было фотографировать?

Арина вынула картину из рамы.

— Смотри. Кромка картины как отпечатки пальцев у человека. Потому что вторично невозможно оставить точно такие же следы. Как ни старайся так же прибить гвоздиками холст к подрамнику, все равно ничего не получится: какая-нибудь ниточка или пятнышко непременно не так будут выглядеть.

— Ну надо же, четырнадцать лет на свете живу, а этого не знал! — удивленно воскликнул Ромка.

— Ты еще многого не знаешь, — сказала Арина и вновь обратилась к Павлу Петровичу:

— А в милицию ты заявил? Хозяин галереи угрюмо кивнул.

— Конечно. Только что она может сделать? Провенанс картины слишком короткий: от Софьи к тебе, от тебя ко мне.

Девушка поднялась.

— Ну что ж, я пойду. — Она наткнулась на швабру, которой худенькая старушка-уборщица, кряхтя, мыла пол, и сказала: — Простите, теть Тань.

— Ничего, ничего, проходи, — ответила уборщица.

— Ты уж на меня не обижайся, — Павел Петрович тоже встал с кресла, — но я должен все выяснить.

— Постараюсь.

Арина резко направилась к выходу, а потом оглянулась на Лешку:

— Вас подвезти?

Тут только Лешка вспомнила, зачем они сюда приехали. Ведь Ромка собирался узнать у Павла Петровича, нельзя ли ему пристроить к нему в галерею свой шедевр. Только, подумала она, момент сейчас для этого не слишком подходящий. Уж очень у владельца галереи несчастный и расстроенный вид, он и слушать не захочет ни о каких доморощенных картинах.

Видно, ее брат посчитал так же, а потому и словом не обмолвился о своем произведении.

— А на чем ты нас повезешь, на тачке? — спросил он у Арины.

— Естественно.

Выскочив на улицу, брат с сестрой увидели темно-синюю «десятку», точь-в-точь такую же, как у Андрея, только другого цвета: машина Андрея была красной.

— Купила? — порадовалась за Арину Лешка.

Девушка лаконично ответила:

— Трудно без машины. — Видно было, что разговор с Павлом Петровичем сильно ее расстроил.

Ромка мигом забрался на заднее сиденье и заявил:

— А по мне, так и новая картина ничем не отличается от прежней. Да и какая разница, подделка это или нет, если их только эксперты различают?

— Большая разница, — усмехнулась девушка и попросила: — А не могли бы вы позвонить Кате и спросить, не видела ли она в тот день еще кого-нибудь в галерее? Все-таки этот пожар возник слишком неожиданно. Не думаю, что из-за испорченной розетки могло вспыхнуть такое сильное пламя.

— Я и сам уже об этом подумал, — ответил Ромка. — Мы прямо сейчас обо всем ее расспросим. Катька слышала, как охранник пожарных вызывал и сам с огнетушителем бегал, а дотом у нас с ней об этом разговоров не было. Как-то упустил я из виду этот пожар, совсем другими делами был занят, — и он многозначительно взглянул на сестру.

Но сейчас Лешке было не до Ромкиного творчества. Она думала о том, как помочь Арине. Обида на Павла Петровича до сих пор не сошла с лица девушки. Арина сосредоточенно смотрела на дорогу, сжимая в руках руль. Лешка ласково коснулась ее рукой.

— Не расстраивайся. Главное, ты сама знаешь, что никаких картин не подменяла.

— Я-то знаю. Но ведь обидно, когда тебя подозревают черт-те в чем!

— Он, наверное, сгоряча так сказал, — заступился за Павла Петровича Ромка. — Не может вычислить преступника, вот и взялся за крайнего, за тебя, то есть. А я бы на его месте в первую очередь электрика прощупал. Что, если он не зря приходил? Он же мог подойти близко к картине, я сам видел, что там, невдалеке от того места, где мольберт стоял, розетка какая-то торчит, а потом заменить ее, ну, а потом устроить пожар…

— А копию он из кармана вынул? Глупости несешь, — перебила его Лешка. — И потом, тебе же сказали, что охранник с картины глаз не спускал. А если электрик ее не заменял, то для чего ему было устраивать пожар? Чтобы она сгорела и никому не досталась?

— Но кто-то же это сделал! И пожар этот кто-то мог устроить для того, чтобы никто не заметил, что картину подменили. Может быть, он хотел маленький пожарчик сделать, для отвода глаз, а он вовсю разошелся. — Ромка схватил сестру за руку. — Лешк, это же мог сделать сам охранник! Сначала подменить картину, а потом засуетиться, забегать туда-сюда, то есть создать видимость, что больше всех озабочен…

— Но ему вовсе не надо суетиться. Он и так имел к ней доступ в любое время.

— Но он мог устроить пожар, чтобы отвести от себя подозрения. — Ромка подскочил на заднем сиденье и ткнул пальцем Арину: — Правда, отличная версия?

Не отрывая от дороги глаз, она пожала плечами.

— Не думаю. Игорь очень симпатичный парень, и Павел ему полностью доверяет.

— Но неужели наша Катька зря совершила свой геройский поступок и спасла никому не нужную подделку! — патетически воскликнул Ромка.

Лешка схватила брата за плечо.

— Слушай, а мы ведь запросто можем это узнать!

— Как?

— А помнишь того фотографа из «Новостей плюс», который нашу Катьку снимал?

— Ну.

— Тогда вспомни, что Катька сначала картину к себе не той стороной прижала, рисунком к себе, а изнанкой наружу, причем держала ее так криво, что края были видны, а он сначала этого не заметил, нащелкал кадров, а потом подошел к ней, перевернул картину, как надо, и опять стал ее фотографировать. Вспомнил?

Ромка быстро кивнул и снова ткнул пальцем Арину:

— Пожалуйста, поверни назад. Мы ведь еще не очень далеко отъехали, а? Это очень нужно, для дела.

— Ну что ж, я не тороплюсь.

После того, как брат с сестрой спасли собаку ее отца и помогли вернуть часть его коллекции, Арина терпимо относилась ко всем Ромкиным выходкам. Она развернула машину, — к счастью, пробок на дороге в тот момент не было, — и через несколько минут они снова были у галереи.

— Я сейчас, — крикнул Ромка и вбежал внутрь.

Лешка пошла за ним. Ей интересно было посмотреть, что он будет делать. А ее брат подбежал к оставленной на кресле копии картины, очень внимательно оглядел ее со всех сторон, а затем достал из своей сумки тетрадь, что-то на ней нарисовал и спрятал назад. Павел Петрович в это время разговаривал по телефону и не успел его ни о чем спросить. Когда же он положил трубку, Ромки уж и след простыл.

Вернувшись в машину, юный сыщик спросил:

— У тебя телефон с собой?

— Возьми в сумке, — ответила Арина.

Ромка открыл небольшую черную сумочку, в одном из отделений нашел сотовый телефон, мигом набрал известный ему номер.

— Андрюша, это я, Рома. Как хорошо, что ты на работе. Послушай, сделай для нас доброе дело, а? А вот какое. Пусть фотограф отдаст нам кадры с той пленки, на которой наша Катька красуется. Что, нельзя? А ты не попросишь его тогда напечатать их для нас, все до единого? Очень-очень нужно, а зачем, мы тебе потом объясним. — И, не удержавшись, добавил: — Может, у тебя скоро новый криминальный сюжетик для статьи появится. Конечно, я тебе перезвоню.

— Андрей обещал все выяснить через несколько минут. — Ромка положил назад телефон и, немного помолчав, сказал: — Что такое атрибуция, я знаю, поскольку по ряду причин мне теперь близка эта тема. Это, кажется, определение подлинности предметов искусства, так? — Он помедлил в ожидании, что Арина спросит, чем вызван его повышенный интерес к художественному творчеству, а он тогда расскажет ей про свою картину и, быть может, еще и покажет, но девушка лишь кивнула:

— Так!

— А что такое провенанс?

— А это история появления картины на свет и перемещения ее от одного владельца к другому. В основном это относится к антиквариату, а не к современному искусству. А в данном случае Павел просто шутил.

— Хороши шуточки! — воскликнул Ромка, выбираясь из машины, поскольку они уже подъехали к их с Лешкой дому. — Но ты будь спок, твое дело снова в надежных руках. Мы будем держать тебя в курсе нашего расследования.

— Да, позвоните мне, пожалуйста, когда поговорите с Катей, — Арина махнула рукой, отъезжая. Вид у нее был невеселый.

— Конечно, обязательно, — крикнула ей вдогонку Лешка.


Если раньше, приходя домой, Ромка спешил к клетке, где сидел его любимый Попка, то теперь его, как магнит, притягивала картина. Вот и сейчас, не удержавшись, он погладил свой шедевр по верхней планке подрамника, схватил было кисть, но тут же положил ее обратно.

— Это происшествие мне все карты спутало. Может, напрасно я не спросил у Павла Петровича, можно ли ее у него выставить? Тут у меня без подделок, самый что ни на есть подлинник. Он бы ее продал и себе комиссионные взял, раз ему денег не хватает, да, Лешка?

— Звони лучше Андрею, — ответила сестра.

— Я не забыл. — Брат придвинул к себе телефон. — Андрюша, ну что?

— К концу дня наш лаборант сделает фотографии. Постараюсь их вам завезти, — пообещал журналист.


Затем Лешка позвонила в Воронеж.

— Привет, Катюша, это опять я, — сказала она и без всяких предисловий спросила: — Нам надо знать, кого ты видела в галерее до того, как спряталась в ту подсобку. Вспоминай быстро, это очень важно. Дело в том, что спасенную тобой картину кто-то заменил, вот и хотелось бы знать, кто и когда.

— Я не заменяла… — испугалась Катька.

— Ежу понятно! — заорал Ромка в трубку параллельного телефона. — Ты давай, снова о своем геройстве повествуй. Ты туда вошла, и что? Тебе кто-нибудь на пути встретился?

— Да, женщина какая-то. Своя, наверное, потому что она из кабинета Павла Петровича появилась. Старичок какой-то седенький вошел, на мольберт мельком глянул, будто хотел удостовериться, что картина на месте, и тоже ушел, почти сразу же. Да, и уборщица еще свой халат в подсобке повесила и тоже ушла. А потом, не успела я оглядеться — дым, огонь, как-то очень быстро все случилось. Охранник схватил огнетушитель, а потом, наверное, решил, что ему одному не справиться, и пожарных вызвал. Вот так все и было. Да, уборщица еще потом вернулась и тоже, кажется, помогала огонь тушить. Помните, она вся в копоти была? А больше я ничего и никого не видела.

— И этих вполне достаточно, — сказал Ромка. — А в руках у кого-нибудь из них что-нибудь было?

— У старичка не было, а у женщины — что-то большое, плоское… ой, ну точно, картина!

— Молодец. А больше ты ничего не помнишь? Катька помолчала.

— Больше ничего, только то, как мне было страшно там лежать. Вот вы меня смелой считаете, а я, если хотите знать, до сих пор тот свой ужас вспоминаю. Если честно, то я жутко боялась, что сгорю или в дыму задохнусь. Я только об одном и думала: успеют ли потушить огонь или он до меня доберется. А вы говорили, что я бесстрашная. А я трусиха на самом-то деле.

— И вовсе нет, — возразила Лешка. — Только дурак ничего не боится. Если тебе все нипочем, то какой это подвиг? А вот когда себя преодолеваешь и делаешь, несмотря ни на что, то, что в данный момент от тебя требуется, — это и есть героизм, и ты у нас, Катюша, самая настоящая героиня, и мы с Ромой тобой гордимся.

— Эй, героиня, вспомнишь что-нибудь еще, сразу звони, — добавил Ромка, поспешно вешая параллельную трубку. Затем схватил свою необъятную сумку и достал из нее тетрадку.

Лешка вспомнила, как брат возвращался в галерею и что-то срисовывал с копии картины.

— Что там у тебя? — заинтересовалась она.

— Ты что, не поняла? Обратная сторона картины, вот что. Пленки у меня в фотоаппарате не было, вот я и зарисовал некоторые характерные черты изнанки и кромки, чтобы не забыть, какие они. Вот на этом месте, видишь, сразу три нитки торчат, а вот кусочек холста выпятился. Верно Арина сказала, точно так же другой холст к подрамнику невозможно прибить. Конечно, лучше было бы эту изнанку сфотографировать, но пока и так сойдет. По крайней мере, будет что сравнить с теми снимками, что нам Андрюша обещал привезти.

Не успел Ромка договорить, как раздался звон недавно установленного в их подъезде домофона и громко залаял Дик. На телефонные звонки пес не реагировал, а в домофоне чуял какую-то неведомую опасность.

— Кто это? — крикнула Лешка, нажав на кнопку в переговорном устройстве, и обрадовалась: — Анд-рюша!

— Пусть кто-нибудь из вас спустится вниз, я вам фотографии привез, — сквозь собачий лай услыхал Ромка и, крикнув «бегу», с тетрадкой в руках кубарем выкатился вниз. Лешка помчалась за ним.

Андрей приоткрыл дверцу машины, и брат с сестрой забрались внутрь.

— Что еще случилось, рассказывайте.

— Покажи сначала снимки.

Андрей отдал им пакет, и Ромка, быстро проглядев все фотографии, выхватил ту из них, где Катька прижимала к себе картину обратной стороной. А затем открыл свою тетрадку на нужном листе.

— Ой, Лешка, ты только глянь! Вот этот гвоздик не на том месте, а ниток и вовсе нет. А пятно от краски совсем не такое и не там посажено.

— Из этого следует, что наша Катька спасла настоящую картину, а заменили ее потом, — глубокомысленно изрекла Лешка. — И, значит, электрик вне подозрений.

— Выходит, что так.

— Эту картину заменили? — изумился Андрей. — Ну надо же, я о ней в своей собственной газете читал и вашу Катьку на развороте видел. Очень колоритный снимок. И как только вы всюду поспеваете! Так, и кто же мог сотворить такое?

— Вот мы и хотим это выяснить, иначе художница, которая ее написала, не получит своих денег и не вылечится. Ты, наверное, и не слышал о том, что она попала в автокатастрофу и сейчас лежит в больнице.

— Об этом я, действительно, ничего не знал, — подтвердил Андрей.

— Но теперь, по крайней мере, ясно, что Арина принесла в галерею настоящую картину, и чутье Павла Петровича не подвело, когда он ее у нее брал, — с облегчением сказала Лешка. — И что во время пожара на нее никто не покушался.

— А вот это неизвестно, — покачал головой Ромка. — Никто не взял — это да, потому что Катька ее с собой утащила. Но откуда ты знаешь, что ее в тот день не хотели взять? Кто же это мог быть-то, а?

— Может, старичок, которого Катька видела? Или женщина, с которой Катька столкнулась? Рома, а вдруг эту замену сам Павел Петрович подстроил, а на Арину сваливает?

— Нет, Павел Петрович не мог так рисковать. Зачем ему сжигать свою собственную галерею?

— И правда.

Лешка помолчала, а потом схватила брата за руку.

— Слушай! Но ведь тогда еще никто не знал о том, что эта картина вдруг подорожает. Об этом только теперь, после праздников, стало известно, когда вышла газета с Катькиной фотографией.

— Это мы не знали, а вор мог и другими каналами воспользоваться, — Ромка взглянул на Андрея, который внимательно слушал их рассуждения. — Так ведь?

— Вполне, — согласился с ним журналист. — Ты, Роман, пошарь-ка в Интернете. Сам знаешь, что там любая информация куда раньше появляется, чем где-либо. А я, в свою очередь, спрошу у автора заметки, где он ее взял. Скорее всего, он это сообщение из Интернета и выудил.


Попрощавшись с Андреем, брат с сестрой вернулись домой и позвонили Арине.

— Ты можешь радоваться, наша Катька спасла настоящую картину, — прокричал Ромка. — Нам Андрей привез фотографии, мы сравнили кромки и изнанки обеих, и ты теперь вне всяких подозрений.

— Спасибо вам большое, — как ни странно, Аринин голос остался по-прежнему грустным.

Ромка положил трубку на место и с разочарованием протянул:

— Я думал, что она запрыгает от счастья, а она только спасибо и сказала.

— Настоящая-то картина неизвестно где, — сказала Лешка. — Вот она и переживает за свою Софью.

Глава V ПЛАН ДАЛЬНЕЙШИХ ДЕЙСТВИЙ

Потом Лешка отправилась гулять с Диком, а Ромка засел за компьютер и вошел в Интернет. Но, вконец заблудившись в необъятном информационном пространстве, позвонил Венечке и подключил его к поискам сообщения о покупке картины мало кому известной художницы одним из самых богатых в мире людей.

И Венечка не обманул его ожиданий. Это у Ромки Интернет появился всего-то месяц назад, а у Венечки он был давным-давно, и мальчик прекрасно ориентировался в поисковых системах виртуальной паутины, впитавшей в себя все мировые новости. Он перезвонил Ромке примерно через час и сообщил, что картина Софьи Полянской была куплена чуть ли не два месяца тому назад, и почти сразу же информация об этом появилась в Интернете.

— Спасибо за помощь, — сказал Ромка другу и задумался.

— Выходит, газета о продаже картины упомянула в связи с пожаром в галерее, а то б и вовсе умолчала, не такое уж для нее это и важное событие. Мало ли что этот миллиардер себе еще захочет купить, коли денег у него немерено. Обо всем писать, что ли?

— И тот, кто подменил картину, запросто мог об этом знать задолго до майских праздников, И еще преступник должен или сам уметь рисовать, или заказать кому-нибудь копию, да? — наморщила лоб Лешка.

— И как ты догадалась? — съехидничал Ромка. Сестра обиделась.

— А разве ты не так же думаешь? Брат отмахнулся.

— Не в том дело. В галерее есть мастерская, так?

— Ну и что?

— А то, что можно было сделать копию и подменить картину, даже не выходя из галереи.

— Но посторонний человек не мог воспользоваться чужой мастерской.

— Снова поразительно тонкая догадка.

— А ну тебя.

Лешка села за высвободившийся компьютер, чтобы написать очередное письмо Артему, а Ромка принялся дорисовывать еще один круг на своей картине. Это занятие нисколько не мешало ему думать о деле.


На другой день была суббота. Как ни хотела Лешка как следует отоспаться, Дик ее разбудил, когда и девяти еще не было. Она оттолкнула от себя лохматую морду своего «кавказца» и отвернулась к стенке, но Дик вскочил лапами на диван, ткнулся холодным носом ей в щеку и заскулил. Пришлось вставать.

Лешка натянула на себя джинсы и, проходя мимо Ромкиной комнаты, не без зависти взглянула на брата. Его никто не будил, торопиться ему было некуда. Попкину клетку он предусмотрительно завесил огромным светонепроницаемым одеялом, чтобы желтый приятель не нарушал его сна, и теперь дрых в свое удовольствие.

Но каково же было ее удивление, когда, вернувшись с прогулки, она услышала веселое верещание попугайчика и обнаружила, что родители, которые до ее ухода так же, как и брат, тихо-мирно спали в своей комнате, уже успели разбежаться по своим делам. А полностью одетый Ромка, что-то жуя и бормоча себе под нос, сидит у компьютера и двумя пальцами тычет в клавиатуру. Она подошла ближе.

— Ты что делаешь? Я думала, что ты еще спишь.

— Я «Дело» завожу и план наших дальнейших действий разрабатываю. Нам сегодня же надо осуществить все мною намеченное, — провозгласил Ромка.

— А что ты наметил?

Лешка вгляделась в экран. В Ромкином плане действий пока было всего три пункта. Следуя пункту номер один, им предстояло съездить в галерею, чтобы реабилитировать Арину в глазах Павла: вдруг она сама не захочет перед ним унижаться? Пункт второй гласил: проверить охранника. Согласно третьему пункту им предстояло проникнуть в имеющуюся там мастерскую и осмотреть ее как следует.

— И это все? — удивилась Лешка.

— А тебе мало? — Ромка вскочил. — Пей чай и пошли. Остальное буду по ходу дела додумывать. И не забывай, что мне еще свою собственную картину дописывать надо.


Влетев в галерею, Ромка покосился на охранника, совсем еще молодого, спортивного вида, накачанного парня, и проследовал в кабинет к Павлу Петровичу. Владелец галереи сегодня был не один. Рядом с ним сидела пожилая тетка в толстой вязаной кофте, и они что-то увлеченно с ней обсуждали. Ромка поздоровался и с ходу брякнул:

— Арина здесь ни при чем, зря вы ее подозревали. Вот, можете сравнить изнанки двух разных «Восходов». — И вручил владельцу галереи фотоснимки Катьки с перевернутой картиной в руках.

Павел Петрович встал, сказал тетке «извините» и открыл дверь в соседнюю комнату. Ромка с полным правом последовал за ним. Лешка осторожно двинулась следом.

Они и впрямь оказались в художественной студии-мастерской. Мольберты пестрели разноцветными холстами, в воздухе разливался терпкий запах краски. Копия «Восхода» без рамы стояла у стены рядом с зарешеченным окном. Богачев взглянул на ее изнанку и бока, потом внимательно рассмотрел принесенные Ромкой фотографии и неопределенно хмыкнул.

— Ну что, убедились? — Не дожидаясь ответа и совсем осмелев, Ромка прошелся по мастерской и подошел к самому большому мольберту. На нем был недописанный натюрморт. Натюрморты Ромка терпеть не мог, вообще не понимал, зачем переводить краску на изображение всяких цветов, а также овощей и фруктов, поэтому перешел к другому мольберту, повернутому к окну, а по дороге непринужденно обратился к Богачеву: — Какое счастье, что пожар обошел вашу мастерскую стороной.

— Хоть в этом повезло, — согласился с ним Павел Петрович, и тут дверь в мастерскую приоткрылась, и тетка в кофте позвала его к телефону. Богачев поспешил за ней, а Ромка загляделся на лежащий прямо на полу холст. На нем масляными красками был написан освещенный ярким солнцем город, и пейзаж этот чем-то напомнил ему «Восход».

Ромка схватил холст, поднес его к копии картины Полянской и шепотом спросил:

— Лешк, позырь, похоже? Сестра вгляделась.

— Что-то есть.

— Значит, копию могли сотворить прямо здесь, то есть моя версия подтверждается. Я сейчас пойду и спрошу у Павла Петровича, кто писал эту картину. Интересно, что он мне на это скажет? А ты наблюдай за выражением его лица. Вдруг я его это… ошеломлю, и он сам себя выдаст. Да, и еще за охранником следи. Интересно, и как он на мой вопрос прореагирует?

Павел Петрович стоял в зале у огромной картины и беседовал с высоким пожилым человеком — посетителем выставки. Дождавшись конца разговора, мальчишка развернул перед Богачевым поднятый с пола городской пейзаж. Лешка была вся внимание.

— Чья это работа? Ваша? Очень красиво, — слукавил Ромка.

Однако Павел Петрович ничуть не смутился, не удивился и вообще не придал Ромкиному вопросу никакого значения.

— Сам я давно уже ничего не пишу. А это проба кисти моей жены, — просто ответил он. — Она начала ее уже давно, а потом увидела работы Софьи Полянской, поняла, что лучше у нее все равно ке получится, и решила не продолжать. А потом мне подрамник понадобился, я этот холст с него и снял. Убери его отсюда, пожалуйста.

— Свернуть? — спросил Ромка и, не дожидаясь ответа, попытался скатать холст в трубочку. Движения его были неловкими, и Лешка поспешила ему на подмогу.

Но охранник стоял ближе. На Ромкин вопрос, как ни следила за ним Лешка, он не обратил никакого внимания, а сейчас первым подхватил картину, аккуратно ее расправил и стал сворачивать снова.

Павел Петрович, случайно взглянувший в их сторону, заметил его усердие.

— Эй, что ты делаешь?

— Вы лее сами сказали убрать, — ответил за Игоря Ромка.

Богачев выхватил у охранника картину и оглядел ее со всех сторон.

— Игорь, да кто ж так холсты свертывает! Вы мне так всю картину испортите! Кто знает, может, Лена за нее снова возьмется.

«Лена — его жена», — поняла Лешка, а Ромка удивился.

— А как же надо? Нельзя же, чтобы она пылилась и пачкалась.

— Картину следует сворачивать красками вверх, — пояснил хозяин галереи, — а иначе они потрескаются.

— Так вот почему после кражи картин из музеев многие из них нуждаются в реставрации! — воскликнул Игорь. — Всякие дилетанты вырезают их из рам и скатывают рисунком внутрь, думая, что делают правильно, а сами таким образом наносят им только вред.

— А ты что, не знал этого? — заглянул ему в глаза Ромка.

— Впервые слышу, — развел руками парень. — Сроду этим не интересовался.

Юный сыщик выпучил глаза.

— Ты же в галерее работаешь!

— Ну и что? Я охранник, а не художник.

— А чем ты занимаешься в свободное время?

— У меня нет свободного времени. Я на юридическом учусь, заочно, а здесь подрабатываю.

— И ты что, никогда-никогда кисти в руках не держал? — продолжал допытываться Ромка.

Игорь пожал плечами.

— Как-то нет у меня такой склонности.

— Но здесь-то ты давно работаешь?

— Полгода.

Ромка наморщил лоб, думая, что бы такого у него еще спросить.

— И ты с тех пор так и не приобщился к искусству? — наконец выдал он.

Будущий юрист равнодушно скользнул взглядом по стенам с картинами.

— А зачем мне? Не все ли равно, что охранять, вот это все или, скажем, овощи в магазине? Мое дело — следить, чтобы их не украли, и только.

«Не уследил, однако», — подумала Лешка, а ее брат довольно кивнул и улыбнулся. Все шло согласно плану.

Наконец холст был скатан так, как надо, и Ромка отнес его на место. При этом он умудрился заглянуть за покрывало, накинутое на второй мольберт. Там на фонекрасного закатного неба плыла похожая на космический корабль белая церковь с золотыми

куполами.

— Красиво как, — прошептала следовавшая по пятам за братом Лешка. — А ты так смог бы? Как эта… — Она вгляделась в подпись внизу картины: — Имени тут нет. Значок какой-то. Не то «О», не то «С».

— Почем я знаю? — отозвался брат, явно недовольный обилием картин-конкурентов, и снова затопал в кабинет Павла Петровича, где до сих пор рядом с хозяином восседала тетка в кофте. Ромка прокашлялся и сказал:

— Меня попросили узнать, можете ли вы повесить у себя картину совсем никому не известного художника? Ну, если он, например, прослышит про вашу галерею и сам принесет вам свое талантливое произведение?

— Почему бы и нет? — ответил Павел Петрович. — Если оно действительно талантливое, мне понравится и его можно будет продать, то я сразу заключу договор с этим человеком. У меня такой случай был как раз с автором той картины, что я подарил вашей Кате.

Ответ хозяина галереи Ромку вполне удовлетворил, и он потянул сестру к выходу:

— Пошли домой. Свой план мы уже выполнили. Но у выхода они снова встретились с Ариной и,

конечно, остались. А она улыбнулась им и направилась в кабинет.

— Добрый день, Павел. Хотела тебе позвонить, но проезжала мимо и зашла. Ты занят? — увидев незнакомую тетку в кофте, Арина подняла брови.

— Для тебя могу и освободиться. Это Арина, а это — Анастасия Андреевна, мой новый заместитель или помощник, и так, и так верно, — Павел Петрович встал и представил одну женщину другой.

Девушка улыбнулась его заместительнице.

— Приятно познакомиться. Павел, так что говорят в милиции?

— А что им сказать? — Голос у Павла Петровича стал непонятно почему резким. — Тем более что я не могу подставлять своих знакомых, а потому вынужден утаивать некоторые сведения.

Арина вспыхнула.

— Ив самом деле! Я-то, глупая, думала, что ты мне хоть чуточку доверяешь.

Богачев сузил глаза.

— Тебе, может, и доверяю.

— Ну что ж, до свидания.

Арина помедлила, будто хотела сказать что-то еще, да передумала, а потом тряхнула головой и быстро вышла из кабинета.

Ничего не понявший Ромка выскочил за ней следом.

— Мы же ему доказали, что это не ты подменила картину! Он же видел фотографии с ее изнанкой! То есть он в курсе того, что ты принесла ему подлинник.

Девушка шла быстро, а мальчишка подпрыгивал, дергал ее за руку и заглядывал в глаза. Она подошла к своей машине, открыла дверцы и пригласила брата с сестрой.

— Садитесь.

Усевшись, Ромка не отстал.

— Ты не ответила, почему он. др. сих пор к тебе цепляется. И еще намекает на каких-то там знакомых. Скажи, почему?

Арина вздохнула.

— Все дело в том, что уже после ремонта, то есть совсем недавно и совершенно спонтанно мы устроили в его галерее вечеринку. Галку, мою подругу, в Питер провожали, она-таки согласилась там жить и работать. Охрану Павел отпустил, и никто в тот вечер не следил за тем, кто и что делал. Мы и входили, и выходили, кто в магазин, кто к машине. И теоретически каждый из нас мог и принести, и унести любую картину. Но ты же знаешь, что мы на такое не способны.

— А кто еще с вами был? — заинтересовался Ромка.

— Аи всего-то мы с Галкой, Володя и Лариса, ее соседка по квартире. Надеюсь, ты-то понимаешь, что Галка с Володей вне подозрений? А Павел, очевидно, считает, что раз Галина искусствовед и имеет дело с картинами, то может изготовить копию и пойти на преступление. Смешно просто.

Ромка кивнул.

— Да уж, твоих Галину с Володей мы один раз уже подозревали. Сколько времени напрасно потратили! А Лариса? Ее ты хорошо знаешь?

— Ларису мы прихватили с собой случайно, а до того она и слыхом не слыхивала ни об этой галерее, ни о Сонечке, ни о ее картинах, в этом я могу поклясться. Мне кажется, что и я все еще нахожусь в числе подозреваемых. Ведь и за границу часто езжу, и отец мой коллекционер, то есть при желании сплавить кому-нибудь чужую картину мне бы не составило никакого труда.

— Но неужели ему и подумать больше не на кого? — с досадой спросил Ромка.

Арина лишь дернула плечом.

— А он валит с больной головы на здоровую. Я бы и не волновалась так, если бы из-за этой истории не страдала Сонечка. Она, кстати, еще ни о чем не знает, но сейчас я еду к ней в больницу, придется ее огорошить. Мало ей одного горя!

— А где она лежит? В Склифе?

— Ну да. Как ты догадался?

— Просто предположил. Венечка наш с ним рядом живет, и это первое, что пришло мне в голову, — сказал Ромка и, нахмурив брови, спросил: — А скажи мне, пожалуйста, жена Павла Петровича в тот вечер с вами была?

Девушка покачала головой.

— Она еще до пожара уехала во Францию и собирается там пробыть несколько месяцев. Потому-то он и взял себе новую помощницу.

Арина доставила Ромку с Лешкой прямо к их подъезду, а сама отправилась в больницу.


Лешка думала, что ее неутомимый брат, вернувшись домой, сядет за компьютер, откроет файл под названием «Дело» и займется развитием плана их дальнейших действий. Однако Ромка, даже не поев, нашел огромный циркуль, кисти с красками и торопливо принялся пририсовывать красный круг в самый центр своего шедевра. С работой он справился быстро, затем отошел к противоположной стене, окинул картину оценивающим взглядом, и по его радостному лицу было видно, что сам себе он ставит наивысший балл.

— Класс! А не сменить ли мне название? «Суперсупрематизм» — это, пожалуй, слишком круто. Не каждый и допетрит, что это значит, а всем не объяснить. Гораздо лучше «Красный круг». Коротко и ясно, а, Лешка? Красный круг до меня еще никто не додумался написать. Можно, конечно, его еще и отдельно нарисовать, жаль, что у меня нет другого холста. Ну ничего, я очень скоро разбогатею и куплю их сразу штук десять.

Вымыв руки и пообедав, весьма довольный собой Ромка уселся-таки за компьютер.

— Ну вот, теперь можно и о деле подумать. Лешк, что же нам с тобой еще предпринять, а? Я было решил, что это жена Павла Петровича орудует, а она, видишь, еще до пожара во Францию умотала. А жаль, она почти как Софья рисует. Слушай, а может быть, мой «Круг» выставить и проследить, кто его подделает, а?

Лешка снова внимательно пригляделась к произведению своего брата. Красный круг и впрямь затмевал остальные геометрические фигуры, хаотично разбросанные по полотну, и сразу бросался в глаза. Тем не менее она засомневалась.

— Ты уверен, что твой «Красный круг» может кому-то понадобиться?

Ромка даже вскочил.

— А то! Неужели никто не захочет спереть такую замечательную работу? Я на нее столько дней потратил, кучу красок перевел! Значит, так. Перед тем, как ее выставлять в галерее, мы сфотографируем кромку подрамника и его изнанку, и потом каждый день будем сверять, не произошло ли с ними каких-нибудь изменений. А к делу можно будет Игоря, охранника, привлечь, надеюсь, ты поняла, что он никакого отношения к подмене картины не имеет?

— Глупая затея, — .отрезала Лешка. — Ты слишком высокого о себе мнения. Пока еще твои труды никакой миллиардер не купил, а потому никто твою картину подделывать не станет. Лучше подумай, не мог ли кто влезть, скажем, в окно? Или отключить сигнализацию и подобрать ключи?

Ромка, обиженный словами сестры, уселся обратно.

— Павел Петрович же сказал, что никто не мог этого сделать. А если кто-нибудь все же умудрился, то тогда это посторонний человек, и мы его вряд ли отыщем.

— А давай дадим объявление в Андрюшину газету, что в галерее есть еще одна картина Софьи, и проследим, что предпримет этот человек, — предложила Лешка.

Ромка задумался, а потом покрутил носом:

— Тоже глупость. В таком случае эту другую картину надо иметь, а где ее взять?

— Ну, тогда решай сам.

Лешка присела рядом с братом, вызвала электронную почту и обрадовалась, обнаружив очередное письмо от Артема.

«Если посторонний человек подменил картину, то вы его вряд ли найдете, — писал их лучший друг. — Поэтому прежде, чем что-либо предпринимать, советую окончательно убедиться, что в галерею никто не мог проникнуть с улицы».

— Ну и Темка! — восхитился Ромка. — Прямо все мои мысли читает.

Он вылез из-за стола, снова полюбовался на свое творение и улегся на Лешкин диван.

— Будешь спать? — спросила сестра.

— Мне спать некогда. Я думать буду, — уставившись в потолок, ответил Ромка.

Думал он долго. Лешка уже все уроки на понедельник сделала, а он все лежал и лежал на диване, а потом она заметила, что ее брат уже давно ни о чем не думает, а сладко спит. Впрочем, Ромка по субботам никогда не садился за уроки, всегда откладывал их на потом.


Вечером, когда Лешка собралась гулять с Диком, Ромка вызвался ее сопровождать. Он подбежал к сестре и шепотом сказал:

— Прихвати намордник.

Девочка покорно кивнула, а когда они вышли из дома, спросила:

— И что ты надумал?

— А то, что надо действовать, а не сидеть и гадать на кофейной гуще. Знаешь ведь, что «хороший план сегодня лучше безупречного завтра». Так в «Законе Мэрфи» сказано, и я с этим высказыванием целиком и полностью согласен. Какое счастье, что галерея эта от нас не слишком далеко! Бежим скорее на троллейбус!

Припустившись за братом, Лешка не могла взять в толк, что он затеял, а Дик тем более. Пес решил, что непонятно за что он впал в немилость к своей хозяйке, и всю дорогу, жалобно поглядывая на Лешку, пытался сорвать с себя ненавистный намордник, тычась мордой в кусты и обтирая все попадающиеся по дороге углы. Из-за него и Лешке приходилось шарахаться из стороны в сторону, так как удерживать на поводке такого огромного пса ой как непросто. В троллейбусе Дик сел в угол и посмотрел на нее с таким укором, что Лешке стало стыдно.

— Потерпи немножко, я не виновата, это все он, — указав на брата, погладила пса девочка.

Но Ромке было не до собачьих страданий. Троллейбус подходил к Каланчевской площади, и он целеустремленно направился к галерее.

Возле нее не было ни души, и Дик на время избавился от намордника. Внутри галереи тоже было пусто, входные двери были плотно закрыты, а жалюзи на окнах опущены.

— И что мы будем здесь делать? — спросила Лешка.

— Поначалу давай стукнем в окно, будто собираемся его разбить, и посмотрим, что из этого выйдет. Мне интересно, как сработает сигнализация.

— А если нас сцапают? — неуверенно проговорила Лешка.

— Не нас, а меня одного. Риск — благородное дело. Но я постараюсь, чтобы этого не произошло.

Ромка оглянулся по сторонам и двинулся к окну. Он встал на цыпочки и поднял было руку, чтобы постучать по стеклу, но не успел осуществить свое намерение, так как откуда-то издалека послышались тихие шаги, и к дверям галереи подошла стройная женщина. Она была на высоких каблуках и при ходьбе чуть покачивалась. Отскочив от окна, мальчишка замер у большого дерева.

На всякий случай надо посмотреть на ее лицо, подумала Лешка. Она кинула Дику камешек и, сунув два пальца в рот, отчаянно свистнула, как учил ее когда-то давно Ромка. Женщина непроизвольно оглянулась. Лешка заметила высокие скулы и проницательные темные глаза. Незнакомка открыла дверь галереи, и через некоторое время в окне мастерской вспыхнул свет.

Ромка подбежал к окну и сквозь неплотно закрытые жалюзи увидел, что женщина надела халат и, подойдя к одному из мольбертов, прикрепила к нему холст и направила на него свет настольной лампы.

Юный сыщик выхватил из сумки свой цейсовский бинокль и прижал к глазам, но что было на холсте, все равно не смог увидеть, так как мольберт был отвернут от окна.

— Лешка, — прошептал он, отскакивая назад к дереву, — как ты думаешь, что она там рисует?

— Да мало ли что, — пожала плечами сестра. — Раз у нее ключи и она сюда спокойно заходит, значит, она не посторонняя и Павел Петрович об этом знает.

— Зато мы ее не знаем, — буркнул Ромка.

— Мы и не должны всех знать. Пойдем домой, уже поздно.

— Пойдем. Получается, зря, что ли, ходили? Снова напяливая на собаку намордник, Лешка лишь пожала плечами.

Глава VI НА СТАРОМ АРБАТЕ

Когда Ромка был маленьким, то всегда перед сном клал под подушку самые дорогие ему вещи. Это были и всевозможные игрушки, и книжки, и камешки со стеклышками, и всякие железяки. Если же какая-либо долгожданная игрушка была большой и под подушкой не умещалась, как, например, самосвал или управляемый робот, то он ставил их рядом с собой. Наверное, боялся, как бы за ночь они куда-нибудь не пропали. Вот и теперь, укладываясь спать и повинуясь старой привычке, он придвинул к дивану кресло и поставил на него свою картину. А проснувшись рано утром, сразу уперся глазами в свой разноцветный шедевр, радостно улыбнулся и разбудил сестру.

— Ты только поглянь, какая красота!

Лешка, протирая глаза, не сразу сообразила, что ему от нее надо. А Ромка ткнул пальцем в холст, освещенный утренним солнышком.

— Смотри лее! А когда я ее в раму вставлю, то вообще глаз не оторвешь. Лешка, а как же мы не догадались до сих пор раму купить, а? — спохватился он, а потом махнул рукой. — Но ничего, это даже к лучшему. Отнесем так, а потом еще и раму притащим, то есть два раза в галерее побываем и что-нибудь новенькое выведаем. Короче, скорее выводи своего Дика и собирайся, пока предки не встали.

Лешка, вздохнув, направилась в ванную, потом остановилась.

— Рома, а ведь там сегодня выходной. На табличке рядом с дверью так и написано: «Выходной — воскресенье». Сам, что ли, не видел?

— Я забыл, — огорчился Ромка. — Странно, что Павел Петрович в такой день не работает.

— Его галерея, когда хочет, тогда и отдыхает, — рассудила Лешка и решила еще полежать. — Наверное, в воскресенье туда людей мало ходит.

Но сидеть дома ее брат не собирался и преградил ей путь.

— В таком случае давай поедем в магазин и приглядим раму для моей картины. Сама понимаешь, что абы какая сюда не подойдет, нужна особая, такая, которая соответствовала бы общему замыслу и делала мой «Круг» еще лучше. Кстати, у тебя деньги есть? А то я совсем поистратился на холст и на краски. Знаешь, как все это дорого стоит!

— А я просила тебя их покупать? Ну почему я тебе всегда должна давать свои деньги? — возмутилась Лешка.

— Так я же тебе их верну! — расширил глаза Ромка. — Причем в стократном, а то и тысячекратном размере! Когда свою картину продам. — И вздохнул. — Даже жалко с такой красотой расставаться! Ну да ладно, будут деньги, я еще лучше нарисую.

— А куда ехать-то? — смирившись с неизбежным, наморщила лоб Лешка.

— На Никольскую. Но только давай сначала на Старый Арбат заедем. Мне нужно в зоомагазине Попке корму купить. И вообще прошвырнёмся. И в «Макдоналдс» зайдем.

— Тоже на мои деньги?

— Но я же тебе сказал, что скоро отдам! — снова удивился непонятливости сестры Ромка.

Лешка пять минут гуляла с Диком, потом они оставили родителям записку и, даже не позавтракав, вылетели из дома.


Есть ли на свете хоть одна улица прекраснее Старого Арбата? Лешка твердо знала, что нет. А потому и возражала брату только для виду, а сама была рада его предложению, тем более что они уже очень давно здесь не были.

Как только Лешка ступила на арбатский тротуар с его пятирожковыми фонарями, бесконечными палатками с хохломой, гжелыо, матрешками, павловопосадскими платками, бижутерией, праздно шатающимися и глазеющими на всю эту красоту туристами, так в ее душе наступил самый настоящий праздник. Они прошли мимо памятника Пушкину с Гончаровой — когда-то великий поэт со своей красавицей женой тоже ходил по этой улице, — стены Виктора Цоя, сплошь покрытой надписями его поклонников, Театра имени Вахтангова… Лешка взглянула на свое отражение в одной из сверкающих на солнце магазинных витрин и ощутила себя совсем взрослой и независимой. И тут же смутилась, когда один из художников предложил нарисовать ее портрет, и, покачав головой, быстро прошла мимо. На такое она пока еще не могла отважиться, да и вечно торопящийся Ромка не стал бы ее дожидаться.

Но чего на Старом Арбате было больше всего, так это картин. Решетчатые металлические стенды, сплошь завешанные творениями неизвестных художников, следовали один за другим почти от самого Садового кольца. Ромка оглядывал их с большим интересом и по ходу комментировал, проявляя поразительную осведомленность:

— Вот этот лес прямо как у Шишкина, а море — совсем как у Айвазовского.

Лешка кивнула. Кто ж не знает Шишкина или «Девятый вал» Айвазовского? Ее брат был прав: многие картины заставляли вспомнить мишек с конфетных фантиков и бурные волны знаменитого мариниста.

Потом Ромка потащил сестру в зоомагазин. В одном из его отделов в тесных клетках томились малюсенькие щенки.

— Смотри, Лешка, я думал, это хомячок, а оказывается, чихуахуа. Купи, в карман положишь. Всегда собака под рукой будет, если только твой Дик ее тут же не проглотит. — Взглянув на цену, он присвистнул. — Дорого! И мопс не дешевле, и болонки тоже, к тому же я их не люблю.

Ромка купил пачку «Трилла» для Попки и, отказавшись смотреть рептилий, поспешил назад в «Макдоналдс», мимо которого они уже один раз прошли. Лешка давно поняла, что поездка в зоомагазин для Ромки была всего лишь предлогом (корм для попугая продавался и в магазине рядом с домом) и что больше всего ему хотелось поскорее дорваться до гамбургеров, мороженого и кока-колы, потому он и не стал завтракать дома.

И вдруг по пути к вожделенной цели на другой стороне Арбата они заметили ресторан под смешным названием «Му-му». Сбоку белели выставленные на свежий воздух столики. За ними, правда, никто не сидел, так как на улице было прохладно, и все люди заходили внутрь ресторана.

Не говоря ни слова, Ромка потащился туда же. В «Му-му» было самообслуживание, как в обычной столовой: все брали в руки подносы и становились в длинную очередь, но двигалась она очень быстро. Ромка пихнул сестру в бок и умоляюще заглянул в глаза.

— В «Макдоналдсе» мы с тобой уже сто раз были.

— Ладно, останемся здесь, — великодушно согласилась Лешка. — Но тогда, боюсь, у меня не хватит денег на раму для твоей картины.

Ромка сделал было шаг назад, потом повернулся обратно к стойкам с вкусной едой и махнул рукой.

— Купим в другой раз. Между прочим, здесь навалом картин на одних подрамниках. Значит, можно пока и так отнести.

Заказав люля-кебаб, как это делало большинство посетителей, и взяв с прилавка взбитые сливки и по стакану апельсинового сока, брат с сестрой уселись за круглый деревянный стол, покрытый бежевой кафельной плиткой, и осмотрелись. Стены ресторана были кирпичными, с нарочито ободранной штукатуркой, из-под красных кирпичей выступали некрашеные бревна. Толстые колонны, стилизованные под растущие березы, поддерживали крышу и обвитые зеленью деревянные стропила под ней.

Ромка огляделся и недоуменно спросил:

— А при чем же здесь Му-му?

— Как при чем? Ты, что ли, не видишь, что все здесь, по идее, должно напоминать хлев, вернее, коровник?

— Так Му-му — это, выходит, корова? — протянул Ромка.

— Ну да. А кто-ж еще?

— А я думал — собака. Ну, та, которую Герасим утопил.

Лешка поморщилась.

— Ненавижу этот рассказ, и этого мерзкого Герасима тоже. Лично я на его месте ни за что не стала б топить бедную собачку! — Она хотела еще что-то добавить, но вдруг замолчала и крепко сжала Ромкину

руку.

— Гляди!

Ромка повернулся и увидел женщину с высокими скулами и темными, глубоко посаженными глазами, то есть ту самую незнакомку, которая вчера вечером приходила работать в галерею Павла Богачева. Быстро отвернувшись, он прошептал:

— Интересно знать, что она здесь делает?

— То же, что и мы, — пожала плечами Лешка. — Завтракает.

— Слушай, может, нам за ней проследить? — воодушевился юный сыщик, но сестра затрясла головой.

— Вот уж нет. Узнать, кто она такая и откуда взялась, нетрудно. Расспросим о ней Павла Петровича или Арину, вот и все.

— И то верно, — согласился Ромка. — Тогда ешь быстрее, и пойдем.

Лешка и не заметила, когда он успел проглотить свою порцию. По скорости поглощения пищи ее брата давно пора было заносить в Книгу рекордов Гиннесса.

Доев сливки, она взяла с собой конфетку под названием «Му-му», которую в ресторанной кассе выдавали каждому посетителю. Ромка свою уже давно слопал и теперь косился на ее. Лешка лишь вздохнула:

— На, бери.

И они снова вышли на Арбат. Спрятавшееся на короткое время солнышко вновь выглянуло из-за облаков, заблистало на витринах, преобразило картины на стендах. Ромка шел и снова разглядывал каждую из них.

— Опять Шишкин, то есть почти как Шишкин. И опять. А как у меня картины нет ни у кого, — радовался он.

Наконец они наткнулись на стенд с абстрактной живописью. Холсты на нем были и без рам, и без подрамников.

— Так, наверное, и дешевле, и каждый покупатель может из них свой размерчик вырезать, под любую раму, — придирчиво разглядывая сине-зеленую мазню, предположил Ромка. — Но ведь правда, Лешк, что моя картина в сто раз ярче этих?

Лешка охотно согласилась со своим братом-живописцем, а он продолжал:

— Жаль, что я не могу здесь торговать, времени нет. Проще картины в разные галереи относить. Пусть галеристы там себе проценты с них возьмут, я хоть и потеряю из-за этого какую-то часть своих денег, зато у них выставляться более престижно, да?

Но Лешка, не слушая разглагольствований брата, вдруг устремилась к следующему стенду и уставилась на одну из стоящих на нем картин.

Присмотревшись, Ромка тоже увидел знакомый город со сверкающими окнами высоких домов, воду с бликами, ажурный мост. Только небо было иным, чем на картине Софьи Полянской, каким-то зеленовато-розовым, и называлась она не «Восход», а «Закат». И вообще, при ближайшем рассмотрении, казалась какой-то поддельной.

Возле стенда стояла невзрачная молодая девушка в потертом джинсовом костюмчике. Она шмыгала носом, видно, простудилась от постоянного пребывания на сквозняках. Ромка обошел стенд кругом, потом подошел к девушке и очень вежливо спросил:

— Скажите, пожалуйста, вы сами написали эту картину?

Девушка дотронулась рукой до тонкой темной рамы.

— Эту нет. А все остальные — мои, — и обвела рукой совсем не яркие пейзажи и натюрморты.

— А эта чья? — не отступался Ромка. Он наклонился и в самом углу холста картины заметил какой-то значок, то ли букву «С», то ли недописанную «О». — Мы это с тобой уже видели, — указал он на него сестре.

— Ее написала одна моя знакомая. Она уже несколько раз просила меня продать ее картины, самой ей здесь стоять некогда: днем она работает в другом месте, — с детской непосредственностью ответила девушка.

Ромка постарался придать своему голосу самый что ни на есть безразличный оттенок.

— И как ее зовут, вы не знаете?

— Инна Николаевна.

— А фамилия?

— Остроумова.

— А откуда она? Кто она такая?

— А вот этого я и сама толком не знаю, — ответила девушка. — Просто мы с ней договорились, что я буду продавать ее работы: я ведь здесь каждый день с утра до вечера, и мне это нетрудно. Она мне доверяет, так как знает, что я никуда отсюда не денусь.

— А как ее найти, вы не знаете?

— Обычно она сама со мной связывается. Или прямо сюда приходит.

— А какая она из себя? — изо всех сил сдерживал волнение Ромка.

— Ну, она немолодая, всегда хорошо одета и очень… — девушка замялась, подыскивая нужные слова. — Очень элегантная.

— И глаза у нее такие, ну, темные, и каблуки высокие, да? Она к вам недавно подходила, а потом пошла вон в ту сторону. — И Ромка указал на ресторан «Му-му».

Художница кивнула.

— Правильно. Вы ее знаете?

— Да как вам сказать, — неопределенно ответил мальчишка. Помолчав и подумав, он спросил снова: — А вы, случайно, не знакомы с Софьей Полянской? Мы видели одну ее картину, эта почти такая же.

— С Полянской я не знакома, но наслышана о ней достаточно. И тоже видела некоторые ее работы. Но Инна Николаевна и не скрывает, что пишет в ее манере, если ты об этом. Такие картины здесь сейчас хорошо идут, а ей нужны деньги.

— А почему же вы сами тогда так же не рисуете? Или вам деньги не нужны? — удивился Ромка.

— Деньги нужны всем, — вздохнула девушка. — Но сам подумай, что получится, если одни художники начнут копировать других, более удачливых, и не создавать ничего своего?

— По-моему, здесь все только этим и занимаются, — сказала Лешка и взглянула на брата, не принял ли он ее слова на свой счет тоже. Но Ромка пропустил их мимо ушей: он был твердо уверен, что его шедевр самый оригинальный и неподражаемый. К тому сейчас его голова была занята другими мыслями.

— А можно я сфотографирую эту картину? — спросил он у девушки.

— Пожалуйста.

Ромка достал из сумки фотоаппарат — пленку они купили по дороге на Арбат тоже на Лешкины деньги, — сделал несколько снимков, поблагодарил художницу и быстро зашагал вперед. А когда они прошли шагов двадцать, зачем-то оглянулся и взволнованно прошептал:

— Тебе не кажется, что мы уже вышли на след? Давай прямо сейчас Арину порадуем.

— А ты уверен, что эта женщина и есть преступница? — усомнилась Лешка.

— А ты, что ли, нет? Это же ясно, как божий день. Раз она сама не продает свои картины, значит, боится, что ее кто-нибудь здесь увидит, это раз. А коли она работает в манере Полянской, то и ту копию ей ничего не стоило сотворить. Это два. Видишь, как все сходится? — Ромкины глаза заблестели еще больше. — Лешка! Как же нам повезло! Не зря мы вчера с тобой к галерее ездили, а сегодня сюда пришли и в ресторане побывали. Меня на Арбат интуиция привела, шестое чувство. Впрочем, ничего удивительного, все великие сыщики им обладают, — небрежно добавил он.

Лешка всегда знала, что ее брат от скромности не умрет, но спорить с ним не стала.

— Возможно, ты и прав.

Миновав кинотеатр «Художественный», они подошли к станции метро «Арбатская». Там Ромка нашел телефон-автомат и позвонил Арине.

— Я собираюсь к Сонечке в больницу, — сказала девушка. — Ты меня у самого порога застал.

— Но ты же вчера к ней ездила!

— Вчера я не смогла ничего ей сказать, язык не повернулся, а сегодня решила-таки это сделать.

— А мы хотим рассказать тебе что-то очень-очень важное.

— Тогда подъезжайте прямо к больнице. Машину мою вы знаете, в крайнем случае, подождете возле нее.

— Отлично. Едем!


Арина вышла из больничного корпуса и кивнула ребятам.

— Давно ждете?

— Не очень. Как себя чувствует твоя знакомая? — спросила Лешка.

— К счастью, гораздо лучше, — отпирая двери своей «десятки», ответила девушка. — Сонечка начала шевелить ногами, то есть с позвоночником у нее все в порядке, а это самое главное. Врачи больше не сомневаются в том, что она сможет ходить, и поэтому известие о подмене ее «Восхода» она восприняла более-менее спокойно. И, оказывается, у нее есть еще одна работа, о которой пока никто не знает. Соня сказала, что не решалась ее выставлять, так как считала незавершенной, но я ее убедила, что время не терпит, и пока обстоятельства для нее благоприятные, грех ими не воспользоваться. Поэтому прямо сейчас я еду к ней домой за этой самой картиной. Хотите со мной?

— Еще бы! — воскликнул Ромка.

Арина, свернув на проспект Мира, остановилась у светофора на перекрестке.

— А у вас что стряслось?

— А вот что. Мы вчера вечером случайно оказались у галереи и увидели, как туда пришла какая-то женщина и осталась работать в мастерской. Такая вот из себя, — Ромка сделал рукой зигзаг и пояснил: — Стройная, одним словом. А сегодня мы зашли в один ресторанчик на Старом Арбате, — он сказал это так, будто ходить по ресторанам для них с Лешкой — самое обычное занятие, — и встретили ее там. А потом на одном из стендов увидели картину, ну очень похожую на «Восход», только она «Закат» называется. И узнали, что ее написала женщина, которую зовут Инна Николаевна, то есть та самая тетка, сечешь? Видишь, как нам повезло и как быстро мы во всем разобрались. Остается только узнать, кто она такая. Ты, случайно, не знаешь?

Арина покачала головой.

— Понятия не имею.

Ромка даже на месте подскочил.

— Значит, Павел Петрович ее от всех скрывает? Разве это не подозрительно? Что, если он с ней в сговоре? И тогда ты была абсолютно права, когда говорила, что он сваливает с больной головой на здоровую.

Вспыхнул зеленый свет, и сзади засигналили. Арина тронула машину с места.

— Надо, конечно, разобраться в том, что ты мне сказал, однако Павел не может быть ни с кем ни в каком сговоре. Я хоть и зла на него за его подозрительное отношение ко мне и моим друзьям, но абсолютно уверена в том, что сам у себя он никаких картин не крадет.

— Тогда, возможно, его самого водят за нос. Пригрел змею на своей груди, и потому ему следует открыть на нее глаза. Ты нам поможешь в этом?

— Посмотрим, — ответила Арина. — Я вот думаю, нести ли мне в его галерею новую работу Софьи? С одной стороны, Павлу хочется помочь несмотря ни на что, с другой — кто может гарантировать, что и с этой картиной ничего не случится? Хотя теперь, я надеюсь, он примет особые меры безопасности.

— Я по радио как-то слышал, что картину самого Марка Шагала, «Над городом», из нью-йоркского музея увели, а уж из галереи-то этой, да при большом желании… А почему твой Павел Петрович не установит систему видеонаблюдения?

— Никаких краж из галереи ни разу не было, поэтому он, наверное, и не думал об этом. А сейчас, возможно, денег на нее нет.

Глава VII ТАЙНА ЧУЖОГО ДНЕВНИКА

Софья Полянская жила в самом конце Кутузовского проспекта. Арина набрала известный ей код на двери подъезда, они поднялись на третий этаж старого дома. Девушка достала из кармана связку ключей, открыла массивную дверь.

Квартира состояла из двух больших комнат. Одна из них, более просторная и светлая, служила художнице мастерской. На мольберте у окна стояла небольшая картина. Лешка повернула ее к себе и подняла глаза на Арину:

— Еще лучше прежней, да? Хоть они и похожи. А солнечные блики какие яркие! Как настоящие.

На этом холсте первые лучи невидимого солнца тоже пронизывали покрытый дымкой полупроснувшийся город, предвещая замечательный день. Утро только занималось, тротуары блестели в ожидании потока автомобилей, магазины распахнули двери для первых посетителей. Картина так и называлась: «Ожидание». Арина тоже залюбовалась ею.

— Этот пейзаж дышит оптимизмом. Все-таки Софья — настоящий мастер. Ей всегда удается делиться с людьми своей радостью.

— Рома, а тебе нравится? — повернулась к брату Лешка.

Ромка молча кивнул, утешая себя тем, что у него совсем другая манера письма и в своей области абстрактной живописи он тоже запросто может стать, если уже не стал, непревзойденным мастером.

— Давай посмотрим, что у нее еще есть, — увидев стоящие в углу картины, попросила Лешка. — Мы же этим не причиним ей вреда?

— Она почти ничего не успела сделать после возвращения из Нью-Йорка, — ответила Арина и наклонилась к стене, перебирая недописанные холсты на подрамниках.

Ромке стало неинтересно, и он отправился бродить по квартире. Ничего примечательно в ней не было. Обычная, как у всех, кухня. Не отличалась особой обстановкой и вторая комната. Ромка подошел к окну, остановился возле письменного стола, заметив, что из самого большого его ящика торчит ключ. Очевидно, хозяйка торопилась и забыла его вынуть. Прикрыв за собой дверь, Ромка повернул ключ и выдвинул ящик. Поверх собрания самых разных вещиц: маленьких игрушечных человечков-инопланетян, смешных утят, динозавриков, брелоков, писем в старых конвертах, газетных вырезок, квитанций, значков и всякого рода косметики лежал небольшой черный ежедневник в блестящем переплете из искусственной кожи.

И Ромка не утерпел. Его рука сама, непроизвольно, потянулась к тетрадке. Это был дневник. На первом листе стояла дата: 15 октября.

Писала Софья крупными, чуть ли не печатными буквами, поэтому не приходилось разбирать слова. И Ромка прочел:

— Кто сказал, что Нью-Йорк — это каменные джунгли? Очевидно, тот, кто никогда не видел его на рассвете и не слышал, как шумят платаны на Пятой авеню, как покрывают падающие листья зеленые газоны Центрального парка. Достаточно одного осеннего раннего утра, чтобы навсегда влюбиться в этот невероятный город. Как брызжет солнце с окон небоскребов! Это «праздник, который всегда с тобой». Американец Хемингуэй когда-то давно сказал это о Париже, но лучшей фразы я сейчас подобрать не могу. Ведь, в отличие от него, я художник, а не писатель.

Воровато оглянувшись на дверь, Ромка прислушался. Лешка с Ариной все еще что-то двигали в соседней комнате. Тогда он быстро перелистал ряд страниц.

19 декабря.

Очевидно, я себя переоценила, ожидая моментального и сногсшибательного успеха. А теперь мечтаю лишь о сносном существовании, чтобы оно давало мне возможность работать. Хорошо, что в одну из галерей взяли сразу несколько моих картин. Кое-кто уже это считает огромным достижением…

Не успев дочитать, мальчишка вздрогнул, заметив рядом с собой внезапно возникшую тень.

— Ты чего крадешься, как приз-рак? — недовольно прошипел он.

— А ты что делаешь? — Лешка заглянула в тетрадь и возмутилась: — Рома, как тебе не стыдно! Нельзя читать чужие письма и дневники, разве ты не знаешь?

— Прекрасно знаю, — ответил Ромка, и, тем не менее, не положил тетрадь обратно, а, снова оглянувшись на дверь, откуда вслед за Лешкой могла появиться Арина, быстро нашел последнюю страницу.

Лешка хотела вырвать у него тетрадь, но вместо того перегнулась через его локоть, и любопытство взяло верх над ее принципами.

13 марта.

Снова поругались. Неужели она мне завидует? Порой кажется, что если б она набралась смелости и была уверена, что останется безнаказанной, то в какой-то момент с превеликим удовольствием убила бы меня. И за что? За то, что мне удается большее? Но я работаю как лошадь, сама подчас не зная, что мне позволяет держаться на плаву: неустанный труд или мои скромные способности. Мы с ней поистине как Моцарт и Сальери в пушкинской трактовке…

Скрипнула дверь, и Ромка быстро сунул тетрадь обратно в ящик стола. В комнату вошла Арина.

— Пора идти, — сказала она, укладывая картину в пакет.

Ромка двинулся за девушкой к выходу, но у порога преградил ей путь. Только что прочитанные строки не давали ему покоя,

— П-послушай, — заикаясь, сказал он, — а автокатастрофу, в которой пострадала твоя подруга, не могли подстроить ее враги?

— Какие враги у Сонечки? — удивилась Арина. — Если б ты был с ней знаком, то понял бы, какой она замечательный человек и что ее нельзя не любить или хотя бы не уважать. А в тот злополучный день она куда-то спешила и, сама того не ожидая, поймала на улице такси. Не частника, а самое настоящее, с шашечками. А потом на трассе столкнулись сразу несколько автомобилей, и ее такси влетело туда же. Кроме Сони, пострадали еще трое людей. А виноват в дорожной аварии мокрый асфальт, на котором занесло одну из машин.

— Но, наверное, она рада была, что Софья попала в эту катастрофу? — пробурчал Ромка.

Арина недоуменно сдвинула брови.

— Да кто — она! О чем ты?

— Ну, та, которая хотела, чтобы она умерла.

— Что за глупости? Кто мог желать Сонечкиной смерти? С чего ты вообще это взял?

Ромка посмотрел на письменный стол, затем на сестру, спрашивая ее взглядом, сознаваться ли ему в том, что он брал в руки чужой дневник или нет.

Лешка кивнула.

— Скажи.

— Ну, я это, совершенно случайно, когда вы были в той комнате, открыл вот этот ящик, потому что ключик из него сам торчал. Там она о ней и пишет.

— О ком 60 ней"? — подняла брови Арина.

— Ну, о какой-то своей знакомой, которая хочет ее убить.

Арина шагнула было к столу, но читать чужой дневник не решилась и остановилась как вкопанная.

— Ты что такое говоришь? Как убить? Там что, так и написано?

— Ну, почти так. Она пишет, что эта подруга ее бы убила в какой-то момент с превеликим удовольствием, если бы только набралась смелости и могла остаться безнаказанной.

Девушка облегченно вздохнула.

— Ох, я порой думаю, что тоже с удовольствием убила бы кое-кого, если бы набралась смелости. Да только от желания до его воплощения в жизнь огромная дистанция, вернее, особая грань, которую переходят лишь преступники-убийцы, а нормальные люди подавляют в себе гадкие мысли. Пойдем-ка отсюда.

Но Ромка поймал ее за руку.

— Ладно, допустим, что убить ее эта женщина не могла, но подменить картину — вполне. Такую-то грань перейти куда легче, ты не находишь?

Арина задумалась, а потом воскликнула.

— Но не могу же я сказать Сонечке, что вы читали ее дневник!

— И не говори, — охотно согласился с ней юный сыщик. — Узнай только, нет ли среди ее подруг таких, кто ей завидует. Из тех, кто был с ней в Америке.

— Ну что ж, послезавтра постараюсь расспросить ее об этом. Сегодня уже в больницу не попасть, а завтра я весь день занята на работе.

— Будем ждать. — Ромка, как истый джентльмен, взял у Арины пакет с картиной и понес его к машине.

— Послушай, — сказал он, ставя пакет на переднее сиденье и по привычке усаживаясь с сестрой на заднее, — может, ты картину эту у себя пока подержишь, от греха подальше? Днем раньше ты ее в галерею отнесешь, днем позже — какая разница?

— Пожалуй, ты прав. Я ее у папы оставлю, — пообещала девушка.

— Вот это правильно, — одобрила Лешка. — Банг защитит ее от любых грабителей.

Ромка попросил Арину высадить их у магазина рядом с домом.

— Прямо сейчас отдадим проявить и отпечатать фотопленку, — сказал он сестре, — а завтра предъявим фотографии картины с Арбата Павлу Петровичу и расспросим его о той тетке. Интересно, что он нам ответит?

Глава VIII ПУСТЫЕ ХЛОПОТЫ

На другой день брат с сестрой получили готовые фотографии и, как Ромка и планировал, отправились в галерею. Павел Петрович сидел за своим столом один, новой помощницы рядом с ним не было.

Поздоровавшись, Ромка протянул ему снимки. — Вы случайно не знаете, кто написал эту картину?

Внимательно рассмотрев фотографии, Богачев с равнодушным видом положил их на стол.

— Понятия не имею. А вот по стенду догадываюсь, что картина с Арбата, не так ли?

— Ага, — кивнул Ромка и, не отрывая глаз от лица Павла Петровича, задал ему следующий, заранее заготовленный вопрос:

— А кто такая Инна Николаевна?

— Чайку или кофейку? — нараспев спросила уборщица тетя Таня, заглянув в кабинет. Очевидно, она занималась не только уборкой, но за отсутствием в галерее секретаря выполняла некоторые его обязанности.

— Попозже, — ответил Павел Петрович.

— Попозже так попозже.

Кряхтя и тяжело дыша, тетя Таня поправила выбившиеся из-под платочка седые пряди, вынесла из подсобки ведро со шваброй и стала протирать и без того чистые полы.

— Так кто такая Инна Николаевна? — Ромка с трудом скрывал волнение.

— А откуда вы о ней знаете? — удивился хозяин галереи.

— Нам на Арбате сказали, что это ее картина, — указал на снимок юный сыщик.

— Ее? Странно. Такой я у нее никогда не видел. — Он снова взял фотографии в руки и пояснил: — Инна — подруга моей жены, тоже художник. Они вместе Строгановку оканчивали.

— А где ее мастерская, если не секрет? — как можно равнодушнее спросил Ромка.

— У нее сейчас нет мастерской. У старой вышел срок аренды, а новую она еще не нашла. Пока нашей пользуется.

— А с Полянской они тоже подруги? — вспомнила Лешка о дневнике Софьи и ее таинственной подруге.

— Насколько я знаю, они незнакомы. А в чем дело?

— В том… — Ромка открыл было рот, чтобы рассказать о встрече на Арбате с девушкой-художницей, но тут послышался шум, тяжелая входная дверь открылась, и в зале появились две женщины и один мужчина. Одной из женщин была новая помощница Богачева, Анастасия Андреевна. Она вошла в кабинет впереди всех, Павел Петрович помог ей снять плащ, и тетка осталась не в толстой кофте, как прежде, а в какой-то цветастой шали, накинутой поверх широкого черного платья. Увидев брата с сестрой, она, как показалось Лешке, недовольно нахмурилась, а затем скосила глаза на снимки, лежащие на столе. А еще Лешка увидела у нее на щеке небольшой шрам, на который раньше не обращала внимания.

А Павел Петрович вышел из кабинета и подошел к разглядывавшим одну из его картин мужчине и женщине.

— Ну наконец-то. А я уже заждался.

Он провел гостей к своему столу и крикнул:

— Теть Тань, сообразите-ка четыре кофе, пожалуйста.

— Сейчас, сейчас, — захлопотала старушка. Лешка схватила фотографии и прошептала:

— Пошли отсюда. Это надолго, тем более что все равно ты от него больше ничего не добьешься. И пр-том, не знаю, как тебе, а мне еще уроки учить надо.

Ромка вздохнул.

— О хорошем не напомнишь. Идем.

Они хором сказали "до свидания", но отозвался на него лишь охранник Игорь, а больше никто не заметил их ухода.


Хотя Ромка с Лешкой вернулись домой довольно рано, когда и пяти часов не было, Олег Викторович, как назло, уже пришел тоже. Встретив детей у порога, он ни с того ни с сего заворчал:

— Снова где-то гуляли? Как ни позвонишь, вас дома нет. Хоть вам кол на головах теши, все одно и то же. Совсем об уроках забыли?

— Как ты можешь так говорить? — укоризненно сказал Ромка. — Мы только о них и думаем, сам не видишь, что ли? Лично я учу и учу, голова скоро лопнет. Пожалел бы меня лучше.

— Ну надо же! — удивился Олег Викторович. — Каким-то я стал ненаблюдательным, никак мне не удается заметить тебя с учебником в руках.

— А вот сейчас тебе крупно повезет, только смотри внимательно. Я снова сажусь уроки делать, — объявил Ромка.

Быстро поев, он и впрямь сел за стол, раскрыл учебники и тетрадки и что-то забормотал себе под нос, а потом, увидев, что отец в другой комнате увлекся своим любимым телевизором, вскочил и зачем-то принялся рыться в шкафах, а на вопрос сестры, что он там ищет, лишь лаконично ответил:

— Надо.

А вечером, когда Лешка, как обычно, собралась идти гулять с Диком, Ромка напялил на себя черный отцовский свитер, который был ему велик и висел чуть ли не до коленок, и позвонил Славке, велев ему выйти во двор. А когда они все вместе встретились, попросил;

— Погуляй с Диком, пожалуйста. А то нам с Лешкой надо быстренько смотаться в одно место.

— Что, снова к галерее? — удивилась Лешка. — А почему с Диком нельзя?

— Потому что его там уже видели, — отрезал Ромка. — К тому же мы пойдем к метро, а не на троллейбус, так будет быстрее. А тебе я потом все объясню, — крикнул он Славке.

Так как Славка учился в параллельном с Ромкой классе, то на переменах брат с сестрой каждый день ему обо всем рассказывали, и он много раз предлагал им свою помощь. Вот теперь она и понадобилась. С трудом удерживая рвущегося за хозяйкой Дика, Славка пожелал друзьям удачи.

Ромка махнул ему рукой и припустился к метро.

— А почему ты так оделся? — едва поспевая за братом, спросила Лешка.

— Непонятно, что ли? Для конспирации.

— Понятно. А что мы там будем делать? — подпрыгивая рядом, поинтересовалась сестра.

— Преступницу фотографировать, вот что. Надо было мне еще позавчера это сделать, тогда б сейчас я свою личную пленку не переводил. Но ничего, лучше поздно, чем никогда. А потом мы попросим Арину показать ее фотографии Софье: вдруг это та самая ее подруга и есть, о которой она в своем дневнике пишет. А когда Софья ее опознает, то Павел Петрович поймет, с кем имеет дело, и заставит ее вернуть ему украденную картину. Какой лее я все-таки умный, — сам собой восхитился Ромка.

Лешка, может, что и возразила, но только брат не дал ей и рта раскрыть. Пока они ехали в поезде метро и бегали по переходам, он беспрерывно талдычил о своем необычайном сыщицком даре и удивительной интуиции. И умолк, лишь когда они добрались до галереи. И только тогда она спросила:

— А если эта Инна Николаевна сегодня не придет?

— А там уже кто-то есть. Смотри. — Ромка указал на свет, пробивающийся из окна мастерской. Но жалюзи сегодня было закрыты наглухо, и он в растерянности притулился к стене. — Блин. Придется ждать, пока она оттуда выйдет.

Лешка заглянула в окно, не увидела в нем ни единой щелочки и забеспокоилась.

— А если это будет не скоро? Славка же не может гулять с Диком до бесконечности. Метро, между прочим, до часу ночи работает. А если она там столько времени и пробудет? А ты обещал Славке скоро вернуться. Да и маме с папой мы что скажем, если простоим здесь допоздна?

Ромка подумал и приблизился к двери.

— Что, если позвонить? Она откроет, а я ее — щелк! Меня она не узнает, я кое-что для этого предпринял.

— А если не откроет, а просто спросит, кто там, ты ей что ответишь?

— И правда. Я-то хотел ее у дверей, как в прошлый раз, подпасти. — Ромка задумался, а потом радостно подпрыгнул. — А зачем звонить в дверь, когда можно постучать в окно?

Ромка полез в свою сумку и извлек из нее старую маску тигра: мама купила ее для новогоднего утренника в детском саду, когда ему было лет пять, а потом еще с ней ходила на елку Лешка. Теперь маска стала Ромке мала, и потому он удлинил прорези для глаз, отчего тигр стал отчасти походить на китайца.

Так вот что он искал в шкафах, догадалась девочка.

А Ромка нацепил на себя тигрино-китайскую маску, вытащил фотоаппарат, сумку отдал сестре, а сам подкрался к окну мастерской и что было сил постучал в стекло.

Через несколько мгновений жалюзи поползли вверх, и из окна выглянуло испуганное женское лицо. Если художница что и ожидала увидеть, то только не страшный тигрино-китайский оскал. Коротко вскрикнув, она отпрянула от окна. Крика ее Ромка с Лешкой, конечно, не услышали, но догадаться об этом им не составило труда. Да и что еще делают люди, когда к ним в окно хочет влезть непонятное чудище?

Женщина быстро опустила жалюзи обратно, но Ромка был начеку. Лешка насчитала целых три вспышки его фотоаппарата.

Быстро отскочив за дерево, он сорвал с себя маску, спрятал ее в сумку и прошептал:

— Бежим отсюда скорее!

Буквально через три минуты они влетели в метро, и Ромка с шумом выдохнул из себя воздух.

— Уф, дело сделано. Будем надеяться, что снимки выйдут четкими. Завтра после школы забежим в "Фотоэкспресс", и через час они будут готовы.

Освободив Славку от Дика и поведав ему об удачной поездке, Ромка с Лешкой примчались домой и сразу завалились спать. Следовало набраться сил перед завтрашним днем.


Все три фотографии Инны Николаевны получились прекрасно. На первом снимке ее лицо было удивленным, на втором — жутко напуганным, на третьем — слегка повернутым в профиль.

— То, что надо для опознания, — удовлетворенно отметил юный сыщик и побежал звонить Арине,

Девушка как раз собиралась ехать в больницу навещать свою подругу.

— Ту женщину, чьи картины продаются на Арбате, зовут Инна Николаевна, она подруга жены Павла Петровича, и еще мы ее сфотографировали, — скороговоркой проинформировал ее Ромка. — И еще я вот что подумал: а вдруг это и есть та самая подруга твоей Софьи? Только Павел Петрович почему-то утверждает, что они с ней не знакомы. Но откуда ему это знать? Жаль, что мы не спросили у него, была ли Инна Николаевна в Нью-Йорке. Тогда бы все сразу стало на свои места.

— Подъезжайте к больнице, — сказала девушка. — Разберемся.


У "Склифа" брат с сестрой оказались раньше Арины. Дождавшись темно-синей "десятки", они забрались в машину, а девушка отправилась в больницу. От волнения Ромка не мог усидеть на месте. Он то выскакивал, высматривая, не идет ли она обратно, то залезал обратно, то начинал теребить сестру:

— Как ты думаешь, это та подруга или нет? Неужели моя интуиция меня подведет? Слушай, а даже если это она и есть, то как мы докажем, что именно она подменила картину?

— Не суетись. Потерпи немножко. Арина скоро вернется, мы обо всем узнаем и все обсудим вместе, — урезонивала его Лешка, хоть ей и самой не терпелось поскорее все выяснить.

Наконец Арина вышла из больницы. Ромка вылетел ей навстречу.

— Ну что?

Она протянула ему фотографии Инны Николаевны. Ответ ее был краток.

— С этой женщиной Софья незнакома.

— Правда? — с отчаянием вымолвил Ромка. — А я так надеялся, что это та самая завистница, которая ее убить собиралась. Но ты хоть выяснила, о ком твоя Софья в дневнике пишет?

— Да. Она мне рассказала о своей подруге, Оксане Ермаченко. Вместе с ней они жили в Нью-Йорке. Причем у Софьи, как она тогда считала, дела шли хоть и неважно, но все же ее работы покупали некоторые галереи, и потом результат, как мы с вами знаем, превзошел все ожидания. А ее подруге вообще не везло, хотя они обе работали в жанре городского пейзажа. Настроение у Оксаны, естественно, было хуже некуда, она раздражалась, поэтому они без конца ссорились. Наверное, там присутствовала и зависть. Я думаю, в душе Оксана сознавала, что Софья талантливее ее, но признать это ей было трудно. Вот, наверное, после очередной такой ссоры Сонечка и написала в своем дневнике те гневные строки. Но в целом она к Оксане относится неплохо и желает ей добра. Да и сама Оксана была очень опечалена, когда узнала, что случилось с ее подругой.

— А сейчас она где, эта Оксана?

— По-прежнему в Нью-Йорке.

На Ромкином лице отпечаталось новое разочарование.

— Как? И она вообще в Москву не приезжала?

— Соня говорит, что нет.

— Во дела! А кто ж тогда преступник?

Арина лишь пожала плечами, а Ромка, поразмыслив, предположил:

— Но, может быть, эта Оксана каким-то образом связана с Инной Николаевной и подговорила ее подменить картину? — Он схватил Арину за руку. — Мне кажется, что разгадка где-то здесь, совсем рядом. Арин, ну давай прямо сейчас снова съездим в галерею, а? Ну пожалуйста! Ты нам поможешь проникнуть в мастерскую и просмотреть все ее картины. Может быть, Павел Петрович сам не знает, чем она там по вечерам занимается?

— Ну что ж, давайте съездим, хоть мне его сейчас совсем не хочется видеть, — неохотно согласилась девушка.


Павел Петрович, увидев Арину и давно примелькавшихся юных посетителей, привстал со своего места.

— Чем могу служить?

— Заехала узнать, нет ли чего нового, — объяснила свой визит девушка. — А они со мной.

— Если ты о картине, то все остается по-прежнему, милиция, по-моему, и не собирается никого искать. Однако в галерее, вернее, вокруг нее, творятся странные вещи. Здесь у меня работает одна знакомая художница, подруга жены, так вот, кто-то вчера поздно вечером ее напугал чуть ли не до смерти.

— Как напугал? — удивилась Арина.

— Какой-то человек со страшным оскалом постучал к ней в окно, а затем ослепил вспышкой. Потом до нее дошло, что неизвестный фотограф был в маске, а в первый момент она не поняла, в чем дело, и чуть в обморок не упала. Бедная Инна здесь была совсем одна и никак не ожидала ничего подобного.

С трудом сдержав улыбку, Арина испытующе взглянула на Ромку и сделала ему знак помалкивать. Впрочем, Ромка и не собирался ни в чем сознаваться.

— А чем она здесь по ночам занимается? — спросила девушка.

— Не по ночам, а по вечерам, — ответил Павел. — Пишет кое-что для себя.

— И что, если не секрет? Можно взглянуть? — И Арина, не дожидаясь разрешения, открыла ведущую в студию дверь. Ромка с Лешкой, как приклеенные, последовали за ней.

В мастерской стоял открытый мольберт, а на нем — недописанная белая церквушка на фоне красного закатного неба. Подобную картину брат с сестрой в этой мастерской уже видели, и еще тогда она поразила Лешкино воображение. Но Арина, как ни странно, пренебрежительно махнула рукой.

— Она над этим работает? Кич какой-то. Неужели ты это у себя выставлять собираешься?

— Я? Вовсе нет. Инна пишет на потребу публики. Такие вещи на Арбате разлетаются вмиг. А у себя, ты сама знаешь, я стараюсь выставлять настоящее искусство, по крайней мере, мне хочется так думать. — Павел Петрович вдруг с обидой взглянул на Арину. — А откуда в тебе такой снобизм? Будто бы этим больше никто не занимается! Да твоя Софья тоже с Арбата начинала, вспомни об этом.

— А можно я посмотрю другие ее работы? — миролюбиво спросила Арина и прошлась по студии, заглядываясь на каждый холст. Ромка, делая вид, что ей помогает, тоже не пропускал ни одной картины.

Павел усмехнулся.

— Я, кажется, догадываюсь, что ты хочешь найти. Уж не подозреваешь ли ты, что Инна могла сделать копию и подменить Софьин "Восход"? Вот и Рома мне вчера фотографии какой-то картины показывал и допытывался, чья это работа. Я Инну потом расспросил, она ничего подобного не писала.

Арина слегка кивнула.

— Возможно.

Павел Петрович схватил ее за руку.

— Ты мне не веришь? Так вот, я не стану тебе доказывать, что уверен в ней, как в самом себе. Скажу лишь, что после пожара и до того момента, как я узнал, что Софьину картину заменили, Инны не было в Москве. И как тебе только в голову взбрело, что я могу бросить тень на престиж своей собственной галереи?

Девушка вздернула подбородок и посмотрела ему прямо в глаза.

— А мне не обидно, когда ты подозреваешь меня и моих друзей?

— Это совсем другое дело. До той вечеринки картина ни разу не оставалась без присмотра. Я расписал по часам каждый день, и получилось, что подозревать некого. Но кто-то же это сделал?

— Но кто-то же это сделал! — повторил Ромка слова Павла Петровича, когда они покинули галерею. — И лично я уже ничего не понимаю. Лешк, а на Арбате есть картины с церквями и красным небом?

Лешка кивнула.

— Полно. Но только не у той девушки.

— А Павел Петрович правду говорит? — заглянул в глаза Арине Ромка,

— Думаю, да.

— Тогда все. мои версии лопнули, и я не возьму в толк, почему девушка с Арбата говорила нам об Инне Николаевне. Мне показалось, что она не врет. — Юный сыщик почесал затылок. — Слушайте, может быть, она, эта Инна, приехала в Москву раньше, чем думает Павел Петрович, и незаметно проникла в галерею? Подслушала пароль, который говорят охране, когда открывают дверь, или еще что придумала, чтобы туда войти. Или забежала в тот самый вечер, когда вы там оттягивались. Вот самая простая версия, а? Ты говорила, что вы заходили и выходили и что дверь никто не запирал. Вдруг она улучила момент, когда в зале никого не было?

— Это маловероятно, — сказала Арина. — Сам подумай, чтобы сделать копию с картины, ей не один раз надо было там показаться.

— Оксана могла эту копию и в Нью-Йорке сделать, а потом как-нибудь Инне Николаевне передать. Софья же, небось, свою картину в Америке начала писать.

— Слишком уж все это сложно, — покачала головой девушка.

— Пусть, как ты говоришь, маловероятно и сложно, но и не невозможно, и потому надо все проверить. — Ромка взглянул на часы: — Арин, может быть, еще не поздно на Арбат смотаться, а? Я хочу еще раз с той девушкой поговорить.

Арина не стала больше с ним спорить.

— Ну что ж, так и быть, я вас туда подвезу, а потом по своим делам поеду.

Глава IX НОВАЯ ЗАТЕЯ

— Здрасьте, — вежливо сказали брат с сестрой еще больше хлюпавшей носом девушке-художнице и внимательно оглядели ее стенд. Картины под названием "Закат" на нем не было.

— А ее уже купили, — увидев знакомые лица, девушка сразу поняла, что именно ребята пытаются у нее высмотреть.

Тогда Ромка протянул ей фотографии Инны Николаевны.

— Взгляните, пожалуйста, это та женщина, что дала вам на продажу свою картину?

Девушка мельком взглянула на снимки и покачала головой.

— Нет, это не она.

— Как не она? — не понял Ромка, удивленный тем, что художница даже не рассмотрела как следует фотографии. — Вглядитесь получше, пожалуйста.

Но она отвела его руку.

— На что мне их разглядывать? Я ж вам сказала, что Инна Николаевна — женщина немолодая.

— А эта какая, по-вашему? — изумился Ромка.

— Этой всего лет тридцать пять — тридцать семь, а той — давно за пятьдесят, если не больше, — объяснила художница.

— Вот те на, — присвистнул мальчишка. — А что ж вы нам сразу-то об этом не сказали?

— Как раз об этом я вам и говорила.

— А мы и эту достаточно старой посчитали. Выходит, просчитались. А когда ваша Инна Николаевна снова сюда придет?

Девушка в очередной раз хлюпнула покрасневшим носом и достала из кармана джинсов носовой платочек.

— Теперь не знаю. Я ей отдала деньги за ту картину, и она мне сообщила, что скоро уезжает.

— Куда? — вскинулся Ромка.

— Она не сказала.

— А как же ее найти?

Девушка молча пожала плечами.


— Чужое имя присвоила, картину продала и уезжать собралась! — Ромка с тоской оглянулся на ресторан "Му-му", но сестра перехватила его взгляд и заявила:

— У меня больше нет денег.

— Я же отдам!

— Это я уже слышала. Но у меня их и в самом деле нет.

— И на раму?

— Знаешь прекрасно, что и на раму тоже. Сам говорил, что твою картину сначала можно отнести в

галерею на одном подрамнике. Если ее у тебя там возьмут, то на раму можно будет у папы попросить, он не откажет.

— Ну что ж, придется обойтись и без рамы, и без "Му-му", — горестно проговорил Ромка. — Значит, настоящая Инна Николаевна в ресторан просто доесть приходила, как и мы с тобой, а к девушке этой в тот день подходила совсем другая тетка, совсем старая. Ну, и где ж ее теперь искать?

На этот вопрос Лешка ничего не могла ответить.

— Эй, послушай, — встрепенулся ее брат. — А что, если эта самая Оксана тайно приехала в Москву, загримировалась под старуху и действует себе под чужим именем, а? Я где-то читал, что есть какое-то вещество под названием гумус: если его нанести на кожу, то она съежится и на ней появятся морщины. И руки можно раскрасить так, чтобы они все были в пигментных пятнах, как у нашей бабушки.

Лешка поморщилась.

— Не фантазируй! В гриме можно показаться в темноте или издали, а ты только посмотри, сколько солнца на Арбате! Да здесь никакой грим не утаить. Ведь даже в кино видно, когда актер на самом деле старый или когда молодой человек играет роль пожилого. А старуха та не раз с этой девушкой дело имела. Да и зачем ей для нее- гримироваться? Не могла же она предвидеть, что мы ее картину здесь увидим и о ней расспрашивать станем.

Ромка отправился-таки к ресторану "Му-му" и сел за пустой столик на улице.

— Тогда дай подумать.

Посидев немного, он вскочил и изо всех сил стиснул Лешкину руку.

— У меня, кажется, появилась грандиозная идея. Очень надеюсь, что Арина ее поддержит.

Снова подбежав к стенду, он спросил у девушки:

— А как вас зовут?

— Оля.

— Меня тоже Оля, — сказала Лешка.

— Тезки, значит, — открыто улыбнулась девушка.

Ромка внимательно к ней присмотрелся. У девушки было простое, очень милое лицо с рассыпанными по носу, совсем как у Лешки, веснушками. Она была из тех редких людей, что располагают к себе с первой встречи. Решив, что ей можно доверять, он напрямую выпалил:

— Оля, а вы смогли бы скопировать картину Софьи Полянской?

— Пожалуй, смогла бы, — ответила девушка. — Только зачем?

— Ну, на заказ. Вы ведь слышали о том, что она попала в автокатастрофу? И что ее картины подорожали? Так вот, это еще не все. Одну ее картину, предпоследнюю, украли из галереи, а вместо нее оставили копию. И теперь мы ищем того, кто это сделал, и все сходится на этой вашей знакомой.

И Ромка рассказал ей всю историю, начав с пожара в галерее, когда там совершенно случайно оказалась Катька и спасла от огня, как выяснилось, тогда еще настоящую картину.

— Если вы сделаете копию с последней картины Полянской, — поспешно закончил он, — мы повесим ее в галерее, поставим видеокамеру и, как только на нее кто-нибудь польстится, то мы его хоп! — и заснимем! Настоящую-то картину вешать рискованно: вдруг эта ваша знакомая снова что-нибудь учудит вроде пожара или наводнения. А если она просто заменит одну копию на другую, то и пусть себе, мы только над ней посмеемся.

Девушка Оля окинула мальчишку скептическим взглядом.

— Как-то все это несерьезно.

— Как это — несерьезно? — обиделся Ромка. — Да мы, если хотите знать, уже столько дел раскрыли, что вам и не снилось. Мы даже клад нашли, и не один. И наркодельца ментам поймать помогли, и уголовника обезвредили.

— Он правду говорит, — заступилась за брата Лешка.

— Если вы дадите нам свой телефон, то мы попросим позвонить вам кого-нибудь из своих взрослых знакомых, и вы в этом сами убедитесь, — добавил мальчишка. — Время-то не терпит, раз эта ваша знакомая, как вы сами сказали, уезжать собирается. Но будем надеяться, что она еще в Москве.

Оля, продолжая сомневаться в Ромкиных подвигах, номер своего телефона все же ему дала и даже продиктовала адрес и рассказала, как к ней проехать. Жила она недалеко от станции метро "Измайловская".

— Спасибо большое. — Глаза у Ромки блестели, настроен он был по-боевому.

— А теперь мы куда? — спросила Лешка.

— Арине звонить, куда ж еще.

Позвонив от станции метро Арине на сотовый, они договорились встретиться с ней у Матвея Юрьевича.

Огромный пятнистый дог Банг и его хозяин, как всегда, приветливо встретили гостей. В ожидании Арины брат с сестрой уселись на кухне пить чай и делиться с Матвеем Юрьевичем последними новостями. А когда появилась Арина, Ромка вновь рассказал им о разговоре с девушкой Олей со Старого Арбата и о том, что под именем Инны Николаевны действует незнакомая пожилая, вернее, совсем старая женщина. А потом развил перед ними свой замысел:

— Оля сделает копию с новой картины Софьи, ее мы и отнесем в галерею, и в каком-нибудь незаметном месте напротив нее приладим малюсенькую видеокамеру. А компьютер, к которому мы ее присоединим, — может стоять открыто, только надо будет спрятать проводку. Конечно, есть специальная аппаратура слежения, но раз у Павла Петровича сейчас туго с деньгами, то и без нее можно обойтись. Веб-камера недорого стоит, не разорится, а компьютер у него небось дома есть. Ну что, классно я все продумал? Арина, как и перед этим Оля, засомневалась.

— Неизвестно, что за копию сделает ваша арбатская знакомая. А если в галерею заявится тот самый занудливый старичок Петр Казимирович, то он сразу раскусит фальшивку.

Однако Матвей Юрьевич принял сторону Ромки.

— Если Петр Казимирович увидит копию и она вновь вызовет у него сомнения, то Павел сам предложит ему провести атрибуцию и возьмет с собой подлинник. Так что в Ромином предложении есть резон. А художницу свою сюда привозите, чтобы картину из дома не выносить, пусть она у меня работает. Надеюсь, ей не потребуется на это много времени?

— Отлично! Поехали за ней прямо сейчас, — загорелся Ромка.

— Но раз выяснилось, что настоящая Инна Николаевна ни при чем, то разве она не может сделать копию? — спросила Лешка.

— Ты что? Я считаю, что никого в галерее, ни Игоря, ни новую помощницу, даже уборщицу не стоит посвящать в нашу затею. Мало ли где они об этом случайно проговорятся. Пусть о ней, кроме нас, один только Павел Петрович знает. Правильно я говорю? — обратился Ромка к своему союзнику, и Матвей Юрьевич снова его поддержал.

— Чем меньше посвященных, тем лучше.

— Тогда надо сначала с глазу на глаз поговорить с Павлом. — Арина встала с места и достала из сумочки ключи от машины. — Ну что ж, поехали снова в галерею.


Всю дорогу Ромка терзал своих спутниц вопросом, захочет ли Павел Петрович воплощать в жизнь его идею, но волнения его оказались напрасными. Богачев выслушал Ромкин рассказ об арбатской художнице и самозваной Инне Николаевне и неожиданно легко согласился со всеми его предложениями.

— Я и сам давно собирался перевезти сюда компьютер, — сказал он. — Думаю, хуже от твоей затеи не будет, а делать что-то надо, а то я уже стал бояться выставлять у себя по-настоящему ценные работы. И хотя в успехе дела я не очень уверен, попробовать, думаю, стоит.

— Но никакой стройной пожилой женщины-художницы вы не знаете? — еще раз решил уточнить Ромка.

Павел Петрович задумался.

— Еще одна загадка. Не могу никого припомнить, а ведь она должна входить в число наших знакомых, коли назвалась Инной Николаевной и ставит похожую подпись под своими картинами.

— Ну и ладно. Мы все равно ее найдем, честное слово! — заверил его юный сыщик, весьма воодушевленный тем, что взрослые и серьезные люди одобрили его план.

Затем с Ариной они отправились за Олей, и хотя Ромке на обратном пути очень хотелось снова поехать с ними к Матвею Юрьевичу и посмотреть хотя бы на начало работы над копией картины, Лешка настояла на том, чтобы Арина высадила их у дома. У Матвея Юрьевича, она считала, им уже было делать нечего, а мысль о невыученных уроках угнетала давно. Лешка была человеком ответственным, к тому же учебный год подходил к концу, и ей вовсе не хотелось видеть в своем табеле тройки. И если Ромка умел отгонять от себя мысли об учебе, то она и не собиралась этого делать.

— И папа сейчас снова начнет выступать, что мы поздно пришли, — вздохнула она.

Но в этот день им крупно повезло: Олег Викторович задерживался на лекциях, а Валерия Михайловна была на презентации каких-то товаров: она заведовала отделом рекламы в одной из московских газет и поэтому ей приходилось налаживать контакты с самыми разными фирмами.

Лешка, погуляв с Диком и отправив по электронной почте очередное письмо Артему в Англию — без этого у нее не проходил ни один день, — уселась решать задачи по физике. Она думала, что и Ромка тоже, наконец, станет хоть что-нибудь учить, но ее брату снова было не до уроков. Он сновал туда-сюда, принимаясь то доводить до полного совершенства свою картину, то звонить Матвею Юрьевичу, то и дело справляясь, как продвигается Олина работа, то приставать к Лешке с вопросами, не забудет ли Павел Петрович привезти завтра на работу свой компьютер и заглотит ли неизвестная преступница их крючок. Короче, и сам ничего не делал, и ей мешал до тех пор, пока не пришли родители. Только тогда он затих и стал что-то чертить в тетрадке по геометрии.

Лешка захотелось узнать, что он делает, и она заглянула через его плечо. Брат рисовал схему установки видеокамеры.

— Рома, учи уроки, — прошептала она. — Сколько б ты преступников ни поймал, тебе в школе за это пятерки не поставят. Неужели ты не можешь хоть на час отвлечься от своего расследования?

— А я думал, что оно не мое, а наше, — обиделся он.

— Ну, конечно, наше, и я никогда тебя не подведу, но ты должен совмещать его с учебой.

— Отстань, долдонишь прямо как училка. — Ромка дернул плечом. — На что спорим, что я из любой ситуации найду выход?

— Ни на что, — ответила Лешка, так как знала, что Ромка всегда у нее все выспорит. С другой стороны, ответ брата ее порадовал. Значит, он все-таки помнит об уроках и тревожится за свои оценки.


На следующий день, даже не зайдя из школы домой, Ромка отправился в галерею. Причем так торопился, что Лешке снова пришлось вприпрыжку бежать рядом с ним.

— Дик скоро отвыкнет гулять днем, — посетовала она на бегу.

Но Ромка Дику ничуть не посочувствовал. Пес не признавал в нем хозяина, и мальчишку это задевало и злило.

— Тебе ж лучше. Почти все люди гуляют со своими собаками не три, а два раза в день.

— Но ему хочется гулять больше. А еще у меня завтра контрольная.

Ромка остановился так резко, что Лешка налетела на него со всего размаху.

— Не ной или не ходи со мной. У меня, может, завтра три контрольных, но я же молчу! Ты мне, кстати, и не нужна сегодня вовсе.

Но не пойти с братом Лешка никак не могла: отказаться от участия в установке техники слежения за преступниками было выше ее сил.

Оказалось, что к их приходу Павел Петрович уже все продумал сам, но дожидался Ромку, чтобы вместе с ним разобраться с компьютером, который привез из дома вместе с небольшим столом и умудрился втиснуть все это хозяйство в свой и без того тесный кабинет.

Как только они вошли в галерею, Богачев отпустил охранника Игоря на перерыв, а тетю Таню отослал в магазин, поручив ей восполнить припасы кофе и сахара и разрешив на работу больше не возвращаться.

Игорь умчался сразу, тетя Таня немного покопалась в своей подсобке, походила взад-вперед с Ведром и тряпкой и тоже скрылась с глаз, а Павел Петрович, закрыв дверь на ключ, приступил к работе. Он вынул из портфеля дрель и в коробе для электропроводки, который находился как раз напротив предполагаемого местонахождения новой картины, просверлил небольшое отверстие. В короб он вставил маленькую видеокамеру так, чтобы ее глазок совпал с просверленной дырочкой, и протянул провод к компьютеру.

— Мы поставим выставочный мольберт в самый темный угол, чтобы даже самый дотошный посетитель не мог определить истинную ценность нашей картины. — Он отошел от короба подальше, рассматривая сделанное. Отверстие в коробе было совсем неприметным.

— Никто и никогда не обращает внимания на электропроводку, — авторитетно заявил Ромка и предупредил: — Только следите, пожалуйста, чтобы компьютер работал все время, без перерывов.

Он подсоединил веб-камеру к компьютеру, а проводок от нее они с Богачевым упрятали за висящие на стене картины, а затем по плинтусу протянули его в кабинет. И он тоже стал незаметным.

Затем все по очереди, в том числе и Павел Петрович, изобразили, как они крадут картину, а потом, убедившись в том, что камера действует замечательно, полюбовались на себя на экране монитора.

И вдруг их общую радость прервал стук в дверь. Богачев пошел открывать, а Ромка быстро-быстро раскидал ногами кусочки пластмассы, усеявшие пол после сверления короба.

В зал вошла Анастасия Андреевна и прищурилась после яркого солнца.

— Что случилось? Почему вы закрылись?

— А у нас перерыв, — буркнул Ромка, недовольный ее приходом.

Она подошла к кабинету и застыла на пороге.

— У нас компьютер!

Павел Петрович помог Анастасии Андреевне снять плащ, и она снова предстала перед ними в своей толстенной кофте.

— Без компьютера нам не обойтись. Согласитесь, что все данные о картинах и художниках удобнее держать в его памяти, нежели заниматься никому не нужной писаниной. — Казалось, что Богачев оправдывается и заискивает перед своей помощницей.

А она тяжело опустилась на стул и покосилась на монитор, как на неведомого зверя.

— Значит, мне на старости лет придется еще и компьютерной грамотой овладевать?

— Ну что вы, Анастасия Андреевна! — воскликнул Богачев. — Пока я сам буду этим заниматься, а как только наши дела пойдут на лад, посадим за компьютер специального человека вести учет и всю нашу бухгалтерию. Извините, я вас не спросил о главном. Вы приобрели билеты?

— На завтра и даже на послезавтра их уже нет, — ответила женщина. — Так что я решила повременить с отъездом. Поеду через несколько дней, так что у нас с вами будет достаточно времени для подготовки к выставке.

И они заговорили о каком-то художнике, подающем большие надежды, чья выставка в скором времени должна будет открыться в галерее,

Брату с сестрой ничего не оставалось делать, как отправляться домой.

Глава X ОТВЕРГНУТЫЙ ШЕДЕВР

Ромка вышел на улицу и довольно улыбнулся.

— Мышеловка готова. Теперь приманку поставим — и она захлопнется. Не терпится увидеть, кто в нее попадется. А тебе? Лешка кивнула.

— Мне тоже. Будем надеяться, что Оля успеет сделать копию до того, как эта неизвестная старуха куда-то уедет.

— Придем домой — позвоним Матвею Юрьевичу и спросим, как продвигается ее работа.

Ромке в глаз попал солнечный зайчик от витрины в магазине напротив, он поморгал, отошел в сторонку, а зайчик остался лежать на земле, квадратный и желтый, ну точь-в-точь одна из фигур с его шедевра. И Ромка заволновался.

— Лешк, вот мы все о чужих картинах заботимся, а моей когда ж займемся? Давай завтра ее сюда привезем, а? Это ведь не только в моих интересах. Сразу две новые картины привлекут и народ, и преступников. — Он наступил на зайчик ногой, и светящийся квадратик расплылся по его кроссовке. — Знаешь, я, пожалуй, скажу Павлу Петровичу, что это не моя картина, а что ее мой лучший друг написал. Так будет скромнее и позволит ему более объективно оценить все ее достоинства. Хорошо я придумал?

— Так будет удобнее, — согласилась Лешка и посмотрела на часы. — Ты придумай еще, что мы сейчас будем говорить маме с папой. Они уже, наверное, дома.

Но Лешка волновалась напрасно: как и вчера, кроме Дика с Попкой, их снова никто не встречал. Ну и, конечно же, вместо того, чтобы сесть за уроки, Ромка, позвонив Матвею Юрьевичу и убедившись, что работа над копией идет быстрыми темпами, снова прилип к своей картине. Ему показалось, что на том месте, где она стояла, не хватает света, и он взял ее в руки, чтобы перенести на другое. И тут же зазвонил телефон. Ромка побежал к нему, поспешно опустив свой шедевр прямо на пол.

Он снял трубку и услышал звонкий Катькин голос.

— Рома, я кое-что вспомнила! Там, в кладовке, был один холст, очень похожий на ту картину. Может быть, мне это теперь так кажется, ведь рассматривать его, сам понимаешь, у меня не было времени, — затараторила она.

— Да ну! — воскликнул Ромка. — И откуда он там мог взяться? Кстати, я и сам тебе хотел позвонить. Ты нам говорила, что перед пожаром видела в галерее торопящуюся куда-то женщину. Не помнишь, какой она была, молодой, старой?

— Старой и толстой, — не задумываясь, ответила Катька. — Ой, и еще на щеке у нее шрам был. Точно. Я его сразу заметила.

— Это новая помощница Павла Петровича, — разочарованно произнес Ромка, и затем они с Лешкой, перебивая друг друга, рассказали Катьке о том, как продвигается их расследование и что им удалось сделать за последние дни.

Затем о том, как развиваются события, захотел узнать Славка. А вслед за Славкой позвонил Венечка. Пришлось Ромке и ему повторять все сначала, а Лешка пошла гулять с Диком.

— Видишь, Венька, какие дела. Скоро уже мы все выясним, недолго осталось, — резюмировал Ромка. Он был настолько увлечен беседой со своим другом, что даже не заметил, как в его комнату вошел неизвестно откуда взявшийся и донельзя грозный Олег Викторович.

— Опять вас весь день дома не было! Я звонил сюда несколько раз, и можешь меня не убеждать, что у вас плохо со слухом. Придется принимать меры. — Олег Викторович сделал еще один шаг вперед, и вдруг что-то громко хрястнуло у него под ногой.

Ромка вздрогнул и с ужасом увидел, что отец наступил на край подрамника его творения.

— Ты что же наделал? И почему ты под ноги не смотришь? — запричитал он. — Ты же мне такую картину загубил! А я, между прочим, завтра собирался ее в галерею отвезти.

— А ты не разбрасывай по полу свои шедевры, — ответил отец, но было видно, что огорчен он ничуть не меньше сына. Присев на корточки, Олег Викторович взял Ромкину картину в руки.

— Что же он такой хлипкий, этот подрамник?

— Откуда я знаю! Вот скажи, что мне теперь делать?

Отец поднялся с пола.

— Купить новый, только и всего. Я, так и быть, возмещу убытки.

— В двукратном, нет, в трехкратном размере, — тут же воспользовался случаем Ромка. — Ведь мне к моей картине еще и рама нужна.

Олег Викторович вздохнул, сходил за бумажником и выдал Ромке несколько купюр.

— Бери, так и быть.

— Спасибо, — продолжая хмуриться, Ромка спрятал деньги в карман, разыскал клещи и принялся вытаскивать гвозди из сломанного подрамника.

За этим занятием его и застала Лешка, вернувшись с прогулки. Она прошла в комнату и увидела, что ее брат с довольным видом отдирает свою драгоценную картину от деревянных планок.

— Что случилось и чему ты так радуешься?

— Отец на мой "Круг" наступил, и у меня теперь деньги не только на новый подрамник есть, но и на раму тоже, — похвалился Ромка. — А еще он себя виноватым почувствовал и про уроки ничего не спросил, зря мы с тобой боялись. — Лицо его вдруг омрачилось. — Но только пока я подрамник куплю, пока прибью, снова время уйдет, а мы же решили ее завтра отвозить.

— А ты отвези пока один холст, — посоветовала Лешка. — Помнишь, на Арбате абстрактные картины не только без рам, но и без подрамников продавались? И нести легче. А подрамников у них в мастерской сколько угодно, там и прибить можно будет. Если, конечно, его у тебя примут.

— А ты что, думаешь, не примут? — вскинулся Ромка.

Лешка вспомнила, как Павел Петрович говорил Арине о том, что он в свою галерею берет только настоящие произведения искусства, а в отношении Ромкиного шедевра у нее все-таки были некоторые сомнения. Но не говорить же ему об этом!

— Там будет видно, — только и ответила она.

— А я на двести процентов уверен, что она Павлу Петровичу понравится. А подрамник и рама — дело и впрямь десятое. Их и потом несложно присандалить. — И, развернув перед собой разукрашенный холст, Ромка восхищенно поцокал языком. — Красота!

А потом помчался в магазин за фотопленками, чтобы всегда иметь под рукой заряженный фотоаппарат.


Поужинав, Лешка выложила на стол учебники,

но, прежде чем учить уроки, включила компьютер. Брат присоединился к ней.

— Ну, и что там у нас Темочка пишет?

Артем всецело одобрил Ромкину идею установить в галерее веб-камеру. И еще он предлагал получше поразмыслить и поискать преступника среди людей, до сих пор остающихся вне всяких подозрений, но так или иначе связанных с галереей. А о Ромкином шедевре Артем вообще никак не отозвался, хотя фотография картины была отправлена ему несколько дней тому назад.

— Темке хорошо. Советы дает, а сам ничего не делает, — буркнул Ромка, обидевшись на то, что лучший друг не соизволил похвалить его произведение. — Был бы он здесь, посмотрел бы я на него, как бы он кого на моем месте вычислил.


Вернувшись на следующий день из школы, Ромка тут же выбросил из головы противные мысли о гадкой учебе. Он даже о расследовании не думал, а только о том, какое впечатление произведет его картина на Павла Петровича. Аккуратно свернув холст, он упаковал его в оберточную бумагу.

— Хорошо, что я теперь знаю, как правильно

картины сворачивать! Лешк, так мы идем? Тогда поторопись.

— Я только Дика выведу, а ты пока обед разогрей, — отозвалась сестра.

— И так поедим, — заявил Ромка, но все-таки зажег газ и поставил на плиту кастрюлю с супом и сковородку с котлетами. — А ты быстрей возвращайся.

Лешка гуляла недолго.

— Там дождь, — сказала она, стряхивая с куртки капельки воды.

— Плевать на дождь, — заявил Ромка. — Возьмем зонт.

Лешкин Дик, шумно отряхнувшись, вбежал в комнату и оставил на полу мокрые грязные следы. Лешка вытерла пол и решила вымыть Дику лапы, чтобы не гневить маму, если она явится домой раньше них.

Налив в ведро воды, она вынесла его в прихожую и попеременно стала совать туда собачьи лапы, а затем вытирать их специальным полотенцем. А Ромка стоял над ней и беспрерывно нудил:

— Ну что ты так медленно! Зачем ты это затеяла? С тобой только свяжись!

И тут отчаянно заверещал Попка, призывая к себе хозяина. Оказалось, что попугай в очередной раз запутался в веревке, на которой держался его колокольчик. Пришлось Ромке его распутывать. Попка при этом кричал "Омочка, пусик мой!" и больно клевался.

Когда же несносный попугай, наконец, получил свободу, Лешка все еще не была готова идти в галерею. Вместо того, чтобы одеваться, она извлекла откуда-то маленький пузырек и стала рыться в аптечке.

— Что ты ищешь? — недовольно спросил Ромка.

— Пипетку.

— Зачем тебе пипетка?! — потеряв всякое терпение, завопил брат.

— Дику в уши капли закапать, у него опять аллергия. — Сказав это, Лешка тут же испуганно прикрыла рот рукой, но было уже поздно. Дик прекрасно все понял. Больше всего на свете он боялся именно этой процедуры, и страшнее слов "закапать в уши" для него не существовало. Пес тут же забился под кухонный стол, откуда его нельзя было выманить никакими посулами. Он отверг даже сахарную косточку, которую Лешка стала совать ему прямо в нос, и лишь сопел: мол, знаю, зачем ты меня зовешь, не обманешь.

Ромка уже озверел.

— А потом нельзя это сделать? Но Лешка была непреклонна.

— Потом нельзя. Он все время скулит и лапами уши трет, а мне его жалко. И нельзя запускать болезнь.

Ромка, чтобы ускорить дело, вышел за дверь и нажал на звонок, но умный Дик никак на это не прореагировал. Тогда он позвал соседского мальчишку и попросил его постучаться к ним как можно громче. Мальчишка забарабанил изо всех сил в дверь, инстинкт охранника в Дике взял верх над страхом, и, забыв об угрозе со стороны хозяйки, он с лаем ринулся в прихожую. Лешка тут же закрыла кухонную дверь и строго приказала:

— Сидеть!

Дик оглянулся. Путей к отступлению не было, и он покорно сел. Лешка капнула ему в оба уха по нескольку капель. Пес тут же вскочил, затряс головой, заметался и наткнулся на ведро с грязной водой, в котором Лешка только что мыла его лапы. Ведро опрокинулось, вода, подтопив мамины тапочки, хлынула в комнату.

— Мы же соседей зальем! — воскликнула Лешка. Она схватила собачье полотенце, бросила его на воду и приказала: — Помогай!

— Главное, что мы опоздаем! — заорал Ромка. Он побежал за тряпкой в ванную, а по дороге со всего маху пнул Дика ногой, но пес увернулся, и Ромка растянулся на мокром полу.

Охая, растирая ушибленную коленку и упрекая во всем сестру, он отправился переодеваться: нельзя же такую картину относить в грязных джинсах.

Всю дорогу Ромка хромал и ворчал на Лешку, но в галерею вошел с сияющей улыбкой и направился прямо к кабинету.

Павел Петрович разговаривал с кем-то по телефону. Он заметил брата с сестрой и махнул им рукой, подождите, дескать. Ромка поздоровался с Анастасией Андреевной и вплотную приблизился к Богачеву. А когда тот положил, наконец, трубку, торжественно объявил:

— Я решил, что еще одна хорошая картина вам никак не повредит. — И, развернув холст, представил глазам Павла Петровича и его помощницы свой шедевр. — Это мой друг написал, а я уговорил его вам показать. Ну и как?

Ромка замер, ожидая восторженных возгласов, но их почему-то не последовало. Богачев рассеянно взглянул на его картину и, не рассмотрев ее толком, снова взялся за телефон. Анастасия Андреевна тоже промолчала и с каким-то холстом в руках удалилась в мастерскую. Опешив от такого невнимания к себе и своему произведению, мальчишка дернул Павла Петровича за рукав.

— Вам, что ли, не нравится?

— Чем-то напоминает Малевича, — сказал Богачев.

Ромка заликовал.

— Значит, клево, то есть замечательно, да? Мой друг ее, знаете, как назвал? "Красный круг". А первоначально она носила название "Суперсупрематизм". Вы можете выбрать любое из двух, какое вам больше понравится. И еще… И еще он просил узнать, сколько она может стоить?

Павел Петрович с сожалением посмотрел на Ромку.

— Столько, сколько затрачено на холст и краски. В том случае, если на нее найдется покупатель.

Ромка так и застыл с картиной в руках, ушам своим не поверив. Он, конечно, не предполагал, что Павел Петрович назовет астрономическую сумму — понятное дело, художник он неизвестный, ничем пока не прославился, — но претендовал на вполне приличные деньги и уже давно продумал, что купит на них в первую очередь, что потом. На вожделенный скутер он не рассчитывал, а вот на цифровую видеокамеру — вполне.

— Как это? — растерянно проговорил он. — Это же прекрасная картина! Она в сто раз ярче, чем у вашего Малевича. И лучше, потому что я, то есть мой друг, ее усовершенствовал.

— Такую картину может написать любой, — терпеливо сказал Павел Петрович.

— Ну, а в Малевиче что такого особенного? — упрямо возразил Ромка. Уголки его губ опустились, голос предательски задрожал. — Так, как он, тоже многие могут.

— Видишь ли, — медленно проговорил Богачев, и Лешка поняла, что он старается подбирать такие слова, чтобы ее брат не очень на него обижался. — Казимир Малевич был великим реформатором искусства двадцатого века. Первооткрывателем, разрушителем вековых устоев. У него нашлось множество последователей, но это было уже потом, ты понимаешь? А твой друг вновь решил изобрести велосипед, и даже не изобрести, а воссоздать по готовой схеме, не подозревая о том, что его давно обкатали и модифицировали. Так что посоветуй ему создать свое направление в живописи, и тогда он тоже войдет в историю. Скажи мне, о чем ты, вернее, твой друг, думал, когда писал свою картину?

— Ну, о том, чтобы красиво получилось.

— А вот Малевич, к твоему сведению, отвергал всяческую "красивость" и руководствовался своей особой философией.

Лешка вспомнила, что Дарья Кирилловна уже говорила им что-то подобное, но тогда Ромка пропускал ее слова мимо ушей, завороженный огромной ценой полотна художника. Вот и сейчас он жалобно спросил:

— Так вы что, не повесите ее у себя на стенку? Павел Петрович помялся, а потом сказал:

— Знаешь такое выражение: Платон мне друг, но истина дороже?

— Я все знаю, — буркнул Ромка. — Но неужели эта картина хуже некоторых на Арбате?

— Там всякие картины. Должно быть, есть и не лучше. Но подобные этой сейчас и там не пользуются спросом.


В досаде бросив свой холст на кресло, Ромка выскочил из кабинета в зал и оглядел висящие на стенах произведения незнакомых ему художников.

— Лешк, — прошептал он, — да неужели все эти скучные пейзажи, натюрморты и портреты лучше моего "Круга"?

Лешке стало жалко брата, и хоть она не исключала подобного развития событий, ей не хотелось огорчать его еще больше.

— Конечно, не лучше, — ответила она.

Из подсобки с ведром и шваброй, в синем стареньком халате и неизменной косынке на голове появилась тетя Таня. Вымыв зал, она добралась до кабинета.

— Дайте-ка я туточки уберу, — проговорила она и завозила шваброй по полу.

А в зал в это время вошел высокий представительный мужчина. Погладив рукой подбородок, он огляделся по сторонам. Павел Петрович вскочил с места и, приветливо улыбаясь, пошел ему навстречу. Он провел мужчину в свой кабинет и указал рукой на кресло. Но оно было занято Ромкиным шедевром, и Богачев подозвал своего юного приятеля:

— Убери, пожалуйста, свой холст.

Ромка поспешил к креслу и непонятно почему наткнулся на его ножку. Неуклюже взмахнув руками, он потерял равновесие и грохнулся на скользкую мокрую плитку.

— Ох, ох, ох, — заквохтала тетя Таня. — Тебе больно?

— Не очень, — скривился Ромка и завздыхал: — Второй раз сегодня на ту же коленку падаю. Я ж так калекой стану. Как не повезет — так не повезет.

— Осторожней надо быть, — появившись из мастерской, сказала Анастасия Андреевна. Она хотела снять с кресла Ромкино творение, наклонилась, схватилась за поясницу и-тихо ойкнула.

К ней тут же подоспела тетя Таня.

— Давайте я вам помогу. — И, взяв в руки холст, она быстро его скатала, завернула в брошенную Ромкой оберточную бумагу, положила на подоконник и снова вернулась к мытью полов.

Кряхтя, Ромка встал с пола и отправился к компьютеру проверять работу упрятанной в электропроводку веб-камеры. На экране монитора, то уменьшаясь, то увеличиваясь, извивалась желтая змейка. Кроме охранника Игоря, на него никто не смотрел. Игорю, наверное, тоже хотелось повозиться с компьютером, но он, бедный, не мог оставить свой ответственный пост.

Ромка проверил, как смотрится угол, в котором вот-вот должна появиться копия новой картины Софьи Полянской, а потом заменил экранную заставку: вместо желтой змейки нарисовал красный круг с линиями и квадратами и желтыми кругами вокруг него, и даже цвета подобрал точно такие же, как на своей картине..

Лешка присела рядом и восхитилась.

— Хитрый какой! Пристроил все-таки в галерею свой шедевр.

— Не мытьем, так катаньем, — угрюмо отозвался ее брат. — Против этой-то картины, надеюсь, здесь никто возражать не станет? А теперь пошли, что ли, отсюда. Не хочу больше здесь оставаться!

Взяв с подоконника свое невостребованное произведение и буркнув "до свидания", Ромка поплелся к выходу.

— Если бы не Арина и ее больная художница, не стал бы больше ничего для них делать! Не оценить, такую красоту!

С горя он споткнулся на ровном месте, и нога у него заболела еще больше.

— Как же не везет! Ну как не везет! Прохромав вперед еще немножко, Ромка внезапно остановился.

— А раз так, то я больше не хочу быть художником.

— Теперь ты можешь стать музыкантом, — не удержалась Лешка.

— Почему именно музыкантом? — вытаращился на нее брат.

— Ну, как Незнайка. Помнишь, как он был поэтом и сочинял: "У Авоськи под подушкой лежит сладкая ватрушка", а затем стал художником и доктора Пилюлькина изобразил с градусником вместо носа. А потом на трубе играл. Ну, а ты хотел стать писателем, теперь вот побыл художником, а музыкантом еще не был.

Ромка чуть не заплакал.

— Издеваешься, да? Вместо того, чтобы поддержать меня в трудную минуту? Ты… Ты… Я думал, ты мне друг. — Махнув рукой, он захромал к метро.

Лешка забежала вперед.

— Ты что, обиделся? Я лее пошутила. Вот честное-пречестное слово, у меня это нечаянно вырвалось, а картина твоя мне очень даже нравится. И вообще она… Она замечательная!

— Правда? — недоверчиво спросил Ромка.

— Ну, я же сказала. Мне даже жалко было с ней расставаться, я ведь думала, что Павел Петрович из-за Катьки и из-за того, что мы ему помогаем искать преступницу, ее у тебя все же возьмет и пристроит где-нибудь у себя в уголке.

Они спустились в метро, зашли в вагон. Им надо было проехать всего одну остановку, но Ромка решил сесть и поискал глазами свободное место. Его не было.

— Все мечты рухнули, — продолжал страдать он. — Не представляешь, как я рассчитывал на эту картину! Думал, прославлюсь, и куплю себе кое-что… Ну, да что теперь об этом!

Одной рукой Ромка придерживал свой шедевр, другой вцепился в металлический поручень и вдруг спохватился:

— А не попортила ли ее, часом, эта старая клюшка? Она же, небось, не знает, как надо скатывать картины.

Он отогнул край бумаги.

— Гляди-ка, сообразила! Ясное дело, в галерее работает, не где-нибудь. Разлила, понимаешь, воду, чтобы люди падали.

— Тихо ты, — толкнула его в бок Лешка и легким кивком указала на стоявшую неподалеку старую женщину, устало притулившуюся к двери. Уборщица, к счастью, его не слышала и их не заметила.

— Садитесь, мне скоро выходить, — уступил тете Тане свое место молодой парень.

Она кивнула ему так царственно, будто бы и не ожидала иного, и, поправив косынку на лбу, легко опустилась на сиденье. А парень задел локтем девушку, читавшую детектив в яркой обложке. Книжка шмякнулась на пол, и плохо склеенные листки веером посыпались под ноги уборщицы. Но она не стала наклоняться, а продолжала сидеть, глядя прямо перед собой, и парень с девушкой, весело переговариваясь и мешая выходить другим людям, бросились собирать упавшие листки.

Поезд подошел к станции "Проспект Мира", и Ромка с Лешкой пошли на пересадку. Пробежав по короткому переходу, они влетели в почти пустой вагон. Несмотря на то, что до их "Рижской" тоже была одна остановка, Ромка опустился на свободное сиденье рядом с дверью и, достав из сумки тетрадку по алгебре, с тоской уставился на домашнее задание.

— Я, наверное, контрольную завтра не решу. Лучше на нее не ходить, чем двойку заиметь. И почему мне так не везет? Как не повезет, так во всем, — снова затянул он свою песню.

Лешка хотела было сказать, что много раз напоминала ему о несделанных уроках, но прикусила язык. Ромка все равно найдет что возразить и только снова на нее обидится.


Когда они вошли во двор, Ромка забеспокоился снова,

— Не возились бы с твоим противным Диком, поехали бы в галерею пораньше и давно бы уже вернулись. А теперь из-за тебя предки опять прилипнут: где были да что делали.

И вдруг он увидел Славку с Джимом и, все так же хромая, заторопился навстречу другу..

— Мой папа тебе, случайно, не звонил?

— Нет. А что, должен был? — удивился Славка.

— Ну мало ли. А раз нет, то теперь мы ему скажем, что у тебя были.

— А если он у бабушки спросит?

— Ну, тогда пусть думает, что мы в беседке алгеброй занимались, — мигом передумал Ромка. — И ты, пожалуйста, реши мне кое-что по-быстрому. А ты, Лешка, отнеси это домой и скажи маме, что Славка мне алгебру объясняет.

Он протянул сестре свой свернутый в трубку холст так, чтобы Славка не обратил на него внимания и не стал расспрашивать, зачем они брали с собой в галерею картину, и потянул друга к беседке. Там круглый отличник Славка терпеливо и толково разобрал вместе с ним все его домашнее задание, после чего Ромка облегченно вздохнул: и чего он переживал о какой-то контрольной! Теперь он с ней одной левой справится.

Домой он пришел с открытой тетрадкой и предъявил ее Олегу Викторовичу, встретившему его на пороге.

— Вот, можешь посмотреть, чем я занимаюсь целыми днями,

Отец внимательно просмотрел решенные задачки и, удивленно пожав плечами, молча вернул ему тетрадку.

После ужина Ромка расспросил по телефону Матвея Юрьевича, как продвигаются дела у художницы Оли, и обрадовался, услышав:

— Олечка молодец, техника письма у нее замечательная, мазки кладет легко, сумела передать свет и глубину картины и с работой справилась в рекордно короткий срок. Завтра с утра Арина отвезет копию в галерею.

— А она не забудет сфотографировать кромки с изнанкой? — забеспокоился Ромка.

— Не волнуйся, конечно, нет, — заверил его Матвей Юрьевич.

Но мальчишка, положив трубку, не успокоился.

— Я тоже должен ее увидеть, — прошептал он Лешке и заорал, чтобы услышали родители:

— Лешк, не видишь, что ли, твой Дик давно гулять просится.

Лешка мигом собралась.

— Надеюсь, не надолго? — спросила Валерия Михайловна.

— Что, детям уже и свежим воздухом после трудов праведных подышать нельзя? — возмутился Ромка, а когда они вышли из подъезда, распорядился:

— Ты тут гуляй себе, а я к Матвею Юрьевичу и обратно.

Лешка не возражала, так как прекрасно знала, что с Диком к Матвею Юрьевичу все равно не зайти: Банг не потерпит такого гостя в своем доме.

На Ромкин взгляд, Олина картина вообще ничем не отличалась от оригинала. Он не только сфотографировал ее со всех сторон много раз, но еще и ручкой на изнанке посадил малюсенькое-премалюсенькое пятнышко. Если не знать, где смотреть, его сроду не обнаружить.

— Теперь остается ждать, когда на копию польстится похититель, вернее, похитительница, — вернувшись во двор, сказал он Лешке.

Наутро по дороге в школу Ромка вновь замучил сестру вопросами.

— Как ты думаешь, Арина ее прямо с утра отвезет, не забудет? Лешк, а когда ее заменят? А вдруг уже завтра?

Лешка рассуждала более логично и рассудительно.

— Сам подумай, где она так сразу возьмет копию? Ее ж еще и написать надо.

— Я и сам знаю, — вздохнул Ромка. — Только уж очень хочется, чтобы все это побыстрее произошло. А ведь мы даже не узнаем, увидит она ее или нет. Каждого посетителя ведь не проверишь.

— Может и вообще ничего не получиться. Вдруг она уже уехала?

— Уж лучше бы повременила, не уезжала. Не уезжала… — настороженно повторил Ромка и вдруг, остановившись, схватил сестру за руку. — Кто-то, я совсем недавно слышал, куда-то тоже уезжает. Анастасия Андреевна, вот кто! Слушай, это она и есть! — вдруг вскричал он. — Помнишь, она ходила за билетами? Павел Петрович ее еще спрашивал, купила она их или не купила.

— И что?

— И Катька ее до пожара видела. С картиной в руках. Должно быть, с копией, которую ей пришлось унести назад, так как Катька с картиной в подсобку спряталась. Лешк, я понял, это она и есть. Анастасия Андреевна воспользовалась именем Инны Николаевны, ясно тебе? — раздельно произнес он,

Лешка вырвала у него руку и покрутила пальцем у виска.

— Ты что, сбрендил? Она же толстая! А та женщина, хоть и старая, но худая и элегантная, по фигуре похожая на Инну Николаевну, Оля же нам ее ясно обрисовала. А Анастасию Андреевну, да еще когда она в своей толстой кофте, никто не назовет элегантной.

Ромка помолчал, переваривал слова сестры, а потом распалился еще больше.

— А тебе не приходит в голову, что она маскируется? Что, если на ней надета какая-нибудь толстовка или ватник, ну, не знаю, чем там люди, когда надо, утолщаются. Потому, может, она и кофты такие толстые носит, и платки всякие, чтобы никто не заметил, что у нее еще что-то под ними поддето, а?

— Ну, не знаю, — нерешительно сказала Лешка, а потом воскликнула: — Так проверить, она это или не она, проще простого. Надо спросить у Оли, не было ли у ее знакомой художницы шрама на лице.

— Точно! Вот это и будет следующим пунктом нашего плана. — И Ромка бодро зашагал на первый урок, которым была алгебра.

Глава XI НЕУДАЧНОЕ ПРОЩУПЫВАНИЕ

А вот сегодня день с самого начала складывался удачно, Ромке во всем везло. Контрольную по алгебре отложили до понедельника, по английскому его не спросили, чего он боялся тоже, а когда они с Лешкой очутились на Старом Арбате, то и вовсе забыл о всяких там уроках, с наслаждением окунувшись в атмосферу вечного праздника, царившего на этой необыкновенной улице.

Покосившись на ресторан "Му-му", он вздохнул.

— Я-то надеялся, что у нас будет много денег и мы сможем раз сто сюда сходить. Но, вообще-то, у меня они есть. От тех, что мне папа на раму и подрамник дал, еще немного осталось. Пошли, что ль, потратим?

— Не надо, — отказалась Лешка. — Папа спросит, где твоя рама, а ты что ему ответишь?

Ромка вспомнил о своей не оцененной по заслугам картине и сразу скис.

— Скажу, что она мне больше не нужна.

— Очень даже нужна, — убедительно сказала Лешка. — Как ты иначе, без рамы и подрамника, ее на стенку повесишь? Я же тебе говорила, что твоя картина украшает не только твою комнату, но и всю нашу квартиру.

— Ладно, считай, что утешила, — махнул рукой брат. — Пошли скорей к Оле.


Девушка, как обычно, стояла у своего решетчатого стенда.

— Привет! Мы видели твою копию, ты ее классно написала, — похвалил ее Ромка и сразу перешел к делу. — Скажи, пожалуйста, у той твоей знакомой, которая называла себя Инной Николаевной, не было на лице никакого шрама?

Оля задумалась.

— Если и был, то я могла его не заметить, потому что на ее лице полно штукатурки. Она, наверное, тональный крем изводит килограммами. Ой, нет, постойте! Был шрам. На лбу, совсем маленький. Я его у нее лишь раз заметила.

— Вот! — воскликнул Ромка. — Спасибо за информацию. Я так и подумал, что она маскируется и гримируется! У нее, должно быть, полно шрамов, при ее-то занятии.

И не успела Оля спросить, о ком он ведет речь, как Ромка-, схватив за руку сестру, кинулся прочь.

— Лешк, пошли скорее в галерею. Мы эту помощницу вмиг раскусим, а, вернее сказать, прощупаем.

— Как мы это сделаем? — не поняла Лешка.

— А так. В прямом смысле этого слова. Схватим ее за бок и посмотрим, что такое на ней надето.


По дороге Ромка в деталях разработал план их предстоящих действий.

— Значит, так. Мы оказываемся с ней рядом, ты падаешь в обморок и нечаянно за нее хватаешься. А я тебя страхую, чтобы ты не разбилась. Поняла?

— Думаешь, я сумею? — заволновалась Лешка.

— А почему нет? Что, у тебя голова никогда не кружилась, что ли? Вспомни, как тебя один раз в автобусе укачало и ты вышла из него еле живая. Или нет. Лучше представь себе солнечный удар. Поднимаешь руку, чтобы схватиться за голову, и как бы случайно промахиваешься.

Лешка кивнула. Хоть она и не знала, как правильно изобразить солнечный удар, потому что на солнце с ней пока еще ни разу ничего не случалось, но решила действовать по обстоятельствам.


Обстановка в галерее благоприятствовала их замыслу. Все складывалось как нельзя лучше. Павел Петрович отсутствовал, и в его кабинете восседала Анастасия Андреевна. По залу бродили две девушки, за ними неусыпно следил охранник Игорь. Ромкин красный круг украшал монитор работающего компьютера. А в углу зала на новом выставочном мольберте стояла знакомая копия.

— Ух ты! Новая картина? — с неподдельным удивлением воскликнул юный сыщик, подбегая к мольберту и поворачивая картину к себе боком. — А чья это работа? Уж не Полянской ли?

— Руками не трогать! — одновременно закричали охранник Игорь и Анастасия Андреевна.

— Извините, я нечаянно. — Ромка поправил картину и отошел. То, что ему было надо, он уже увидел. Его малюсенькая, никому не заметная точечка была на месте.

Став у противоположной стенки рядом с кабинетом, он ткнул пальцем в первый попавшийся портрет и, сделав заинтересованное лицо, обратился к Анастасии Андреевне.

— Вы не могли бы подсказать, чем пользовались при написании этой картины, мастихином или кистями?

— А что это такое, мастихин? — прошептала Лешка.

— Скребок такой. Все современные художники его используют. Чтобы мазки широкими были, — так же шепотом объяснил брат и повысил голос: — Так что же, Анастасия Андреевна?

— Кисти, — ответила женщина.

— Тогда вот здесь, — он перешел к следующей картине, — мастихин. Могу поспорить.

— Отсюда мне не видно, — сказала Анастасия Андреевна. Поднявшись с места, она вышла из кабинета. Этого-то Ромка и добивался.

Когда помощница приблизилась, он незаметно толкнул сестру в бок:

— Падай!

Лешка закатила глаза и стала оседать на пол, пытаясь ухватиться за Анастасию Андреевну. Однако та неожиданно проворно схватила ее за руку и удержала на весу. Тем не менее, следуя Ромкиным указаниям, Лешка решила упасть, чего бы ей это ни стоило. Она дрыгнула ногой, свалилась сама, но при этом нечаянно подставила подножку брату. Ромка, не удержав равновесия, тоже рухнул на пол и при этом больно ударился своей многострадальной коленкой. Лешка, боясь открыть глаза, чтобы никто не догадался о ее притворстве, слепо щупала вокруг себя, стремясь не упустить Анастасию Андреевну. Наконец что-то мягкое попалось ей под руку. Она обрадовалась и со всех сил сдавила это мягкое пальцами. И вдруг услышала Ромкин визг:

— Ой-е-ей! Больно же.

Оказывается, Лешка перепутала и вместо помощницы Павла Петровича ущипнула собственного брата.

Когда-то давно, в раннем детстве, Ромка увидел лебедя, плавающего в пруду, и, подойдя к самому его краю, решил познакомиться с белой сказочной птицей. Но лебедь то ли не понял намерений малыша, то ли по своей натуре был коварным, а потому взмахнул крыльями и больно-пребольно ущипнул Ромку за ногу. Синяк потом сходил больше месяца. Лешкин щипок живо напомнил мальчишке о том зловредном лебеде. Ромка потер бок, потом коленку, и жалобно попросил;

— Помогите подняться.

Одна из девушек-посетительниц протянула ему руку, но мальчишка, сделав вид, что не видит этого, приподнялся сам, изловчился и ухватился-таки за бок Анастасии Андреевны. Но его рука не прошла дальше толстой кофты и еще чего-то матерчатого. Анастасия Андреевна тоже чуть не свалилась на пол, но ей на помощь пришел охранник Игорь. Он поддержал женщину, а потом дернул Ромку за локоть и мигом поставил его на ноги. А тут еще и тетя Таня прибежала и стала суетиться вокруг них, предлагая вызвать для Лешки "Скорую". Лешка поняла, что пора ей выходить из обморока, и мигом поднялась сама, без посторонней помощи. Второй раз хватать за бок Анастасию Андреевну ни она, ни Ромка уже не решились.

— Что с тобой случилось? — заботливо спросила у Лешки Анастасия Андреевна.

— В школе перетрудилась, задают слишком много, — ответил за сестру Ромка, кряхтя и не переставая стонать. А потом спросил слабым голосом: — Павел Петрович-то когда придет? Я ему для консультации нужен был. — И указал в сторону компьютера.

— Его сегодня не будет, — ответила помощница.

— Тогда до свидания.

Они выбрались на улицу, и Ромка, шмыгнув носом, проговорил:

— Могла бы так больно не щипаться. И ноги свои не подставлять.

— Я же не нарочно, — стала оправдываться Лешка. — Так получилось.

— А ничего и не получилось. Если бы я в цирковом училище учился, и то бы не устоял после таких кульбитов. Кстати, до бока Анастасии Андреевны я так и не добрался. На ней и в самом деле очень много всего надето. Так она это или не ока?

Подумав, Лешка пожала плечами.

— То, что ты не смог ее ущипнуть, это, конечно, подозрительно. Но если бы она была худая, то и ноги у нее были бы худыми, а я снизу видела, что они толстые.

— Я тоже это видел. Но, может быть, она и на ноги что-нибудь утолщающее надела? Не глупая лее, понимает, что раз притворилась толстой, то надо быть ею во всех местах.

— И все-таки мне как-то не верится, что это она, — с сомнением сказала девочка. — А давай о ней Павла Петровича получше расспросим. Или ее снимок Оле покажем. Ее и сфотографировать не надо, распечатаем на принтере то, что веб-камера записывает.

— А что, это идея. Только сегодня туда уже не зайти. Но у меня и еще одна версия есть, самая первая. Ты ее отвергла с самого начала, а я, дурак, тебя послушался, а теперь думаю, что и ее надо проверить.

— Какая: еще версия?

— Ну та, что подруга Софьи Оксана давно уже здесь, а не в Америке, и что все эти подмены картин и переодевания — ее рук дело. Ты слышала, как Оля про грим на лице той тетки сказала? Что она штукатурку тоннами изводит. Ты говорила, что моя версия не годится, потому что если Оксана загримируется под старуху, то грим заметен будет. Вот Оля его и заметила. А раз Оксана молодая, то, значит, изящная и элегантная. Впрочем, это легко узнать.

Лешка вздохнула. Она уже сегодня Ромку подвела, а потому боялась возразить. Кто знает, может быть, Оксана и в самом деле давно в Москве?

Увидев телефон-автомат, Ромка похромал к нему и позвонил Арине.

— Привет! — закричал он. — А когда ты к своей Софье в больницу поедешь?

— Сегодня, когда с работы вырвусь, — ответила девушка. — А в чем дело?

— Мы хотим, чтобы ты у нее снова кое-что выяснила.

— Вы и сами можете это сделать. У нее теперь тоже сотовый есть. — И она продиктовала ему номер телефона своей подруги.

— Класс, — обрадовался Ромка. Он тут же перезвонил художнице, и, немного стесняясь, сказал: — Здравствуйте, Софья. Я — Рома, должно быть, Арина вам обо мне рассказывала.

Он ожидал услышать больной, еле звучащий голос, но художница говорила звонко и приветливо.

— Рома! Конечно, я много слышала о вас с сестрой.

— Очень приятно. А скажите, пожалуйста, вашу подругу Оксану можно назвать элегантной женщиной?

— Конечно, — ответила Софья.

— Тогда вспомните, пожалуйста, ее адрес и ничему не удивляйтесь, — быстро сказал Ромка, чтобы не тратить дорогое телефонное время.

— Но она в Америке! — воскликнула художница.

— А нам нужен ее московский адрес. А зачем, мы вам потом объясним.

Наверное, Арина и в самом деле ей много чего рассказала о Ромке, поэтому Софья не стала его ни о чем расспрашивать.

— Ну что ж, записывай.

— Я запомню, говорите.


Оксана Ермаченко жила в районе станции метро "Отрадное".

— Давай съездим туда прямо сейчас, — загорелся Ромка. — Надо ковать железо, пока горячо. И как мы раньше этого не сделали? Все из-за тебя!

Номера домов на улице Декабристов шли непонятно как, и высоченную шестнадцатиэтажную башню ребята отыскали с трудом, опросив кучу прохожих. Квартира Оксаны находилась на первом этаже. Домофон не работал, дверь подъезда скрипела под порывами ветра.

Ромка позвонил в четвертую квартиру, но никто им не открыл. Лешка и не рассчитывала на это, Ромкина версия ей снова показалась несостоятельной. Она собралась уходить, но ее брат, покрутив головой, позвонил в квартиру напротив. Оттуда выглянула молодая женщина.

— Вам кого?

— Вы не знаете, где Оксана? — спросил Ромка. — Нам поручили ей кое-что передать, а дверь почему-то никто не открывает.

— Оксана здесь не живет, она в Америке, — с удивлением взглянув на подростков, ответила женщина.

— И давно?

— С осени.

— Извините, но нам сказали, что она приехала.

— Насколько я знаю, раньше, чем через полгода, она не вернется, — соседка поторопилась захлопнуть дверь, так как в глубине квартиры послышался детский плач.

Ромка вздохнул.

— Неужели я, больной и хромой, только зря сюда тащился? А пойдем, Лешка, заглянем к ней в окно.

Первый этаж дома скрывался за густыми зарослями кустарников и высокими деревьями, и поэтому можно было спокойно приближаться к его окнам, оставаясь незамеченным с улицы. Правда, все они были защищены железными решетками, но Ромке и не надо было проникать внутрь, он только хотел посмотреть, что делается в квартире. Юный сыщик взобрался на дерево и заглянул в окно.

— Лешка, там стоит мольберт! Я его своими глазами видел, — закричал он, неуклюже спрыгнув на землю и вновь хватаясь за коленку.

— Ну и что? Она же художница. Не везти же ей его с собой в Нью-Йорк? Сама уехала, а мольберт дома остался, — как маленькому, объяснила ему сестра.

— Да, ты права. Но что-то тут не то. Во! Письмо! Давай вернемся.

Они вернулись в подъезд, Ромка посмотрел в дырочки почтового ящика.

— Видишь, белеется? Достань, у тебя рука тоньше. Хотя бы на обратный адрес посмотрим.

Лешка изловчилась и аккуратно вытянула бумажку из почтового ящика. Это была реклама. Фирма "Меркурий" предлагала приобрести мозаичные покрытия, рольставни и шкафы-купе.

— Что такое рольставни? — спросила Лешка.

— Почем я знаю, — расстроился Ромка и бросил бумажку обратно в ящик. — Пусть лежит, где лежала.

Потом он снова покрутился у двери четвертой квартиры и вдруг замер.

— Лешк, гляди!

— Ну что еще?

— Счетчик электрический работает, вот что.

И впрямь в электросчетчике крутилось колесико с красной полоской на ободке.

Не раздумывая, Ромка снова позвонил в квартиру напротив и спросил у той же женщины:

— А если Оксана уехала, то почему у нее счетчик работает?

— Наверное, холодильник включен. Ее мать сюда часто заходит, — спокойно ответила соседка.

— А ты уж обрадовался! — поддела брата Лешка. — Пошли лучше домой, сегодня-то нам точно от папы достанется.

— Не достанется, мы примем меры, — беспечно махнул рукой Ромка.


Когда они наконец добрались до своего двора, было уже часов восемь вечера. Ромка сразу направился в другой подъезд, к Славке, перед тем напутствовав сестру:

— Скажешь папе, что я сейчас приду. А если он еще о чем-нибудь тебя спросит, молчи, как партизан. Я сам ему все объясню.

Но Славки дома не оказалось, а его бабушка сообщила:

— Тебя твой пала разыскивает, несколько раз мне звонил.

Спустившись на один пролет, Ромка подошел к подоконнику, вытащил из сумки дневник, заполнил две его страницы, то есть каждый день текущей недели, расписанием уроков и против сегодняшней алгебры красной ручкой вывел себе жирную-прежирную пятерку, приписав перед ней "контр".

Домой он вбежал почти следом за сестрой и радостно оповестил домашних:

— Я пять по контрольной получил! По алгебре! Лешка уставилась на него с полным недоумением" Она-то почему об этом впервые слышит?

А Ромка продолжал:

— И девятый класс я закончу почти отличником,

как Славка, ну, может, всего-то с одной троечкой по физике.

Олег Викторович взглянул на его жирную пятерку и наставительно произнес:

— Во-первых, не "закончу", а "окончу". Заканчивают всевозможные дела, а школы, ПТУ, техникумы, университеты, академии, что там еще?

— Цирковые училища, — покосившись на брата, услужливо подсказала Лешка.

— Вот-вот, и их тоже оканчивают, а не заканчивают, зарубите это у себя на носу. Это все равно как глаголы "одеть" и "надеть".

— Знаю, знаю, одевают кого-то, а надевают на себя, — обрадовавшись, что отец сам нашел другую тему для разговора, охотно подхватил ее Ромка.

— Вот именно, — сказал Олег Викторович и не стал приглядываться к Ромкиной пятерке.

— Когда же мы свое-то "Дело" закончим? — пробормотал Ромка, быстро пряча дневник назад в сумку.

— Ты правда пять получил? — подступилась к нему Лешка, когда Олег Викторович оставил их в покое. — А мне почему не сказал?

— Я пока что ничего не получил, но это вопрос времени. Я же не виноват, что контрольную перенесли и что она у нас теперь только в понедельник будет. А если я людей раньше срока порадовал, то что же тут плохого? — Ромка глядел на нее такими же ясными и правдивыми глазами, как только что на отца, и она поняла, что брат и сам верит в то, что говорит.

— Но тебе могут пятерку еще и не поставить!

— Теперь обязаны, — заявил он. — Сейчас я еще и Наташке Тихоновой позвоню для подстраховки.

Ромкина одноклассница Наташка училась на отлично, а на уроках сидела впереди него; то есть на контрольных работах они всегда решали один и тот же вариант. Оставалось только первому забить очередь на списывание.

Лешка вздохнула. Если бы она училась не на класс младше брата, а, наоборот, была бы старше его, или они хотя бы были ровесниками, то, конечно, она бы делала за него все домашние задания. Хотя Ромка и сам при его памяти и способностях мог учиться не хуже и Славки, и Наташки.

А Ромка, заручившись согласием своей одноклассницы, дернул сестру за руку.

— Лешк, а если она приехала, а живет не в своей квартире?

— Кто?

— Да Оксана эта!

— Тогда мы ее никак не найдем, поэтому успокойся! Подождем, что покажет твоя камера, зачем раньше срока суетиться?

— Может, ты и права. Уж скорее бы похищали эту картину, что ли! А завтра у Павла Петровича прямо с утра все выспросим об Анастасии Андреевне, да?

Значит, несмотря на то, что завтра суббота, он опять не даст ей выспаться, поняла Лешка.

Глава XII ДОЛГОЖДАННАЯ ПОДМЕНА

Так и случилось. Ромка поволок ее в галерею к десяти часам, к самому открытию. Павел Петрович сидел на своем обычном месте, а Анастасия Андреевна отсутствовала.

Первым делом Ромка решил проверить, не проявил ли кто-нибудь особый интерес к копии картины, и просмотрел видеофайл. К великому его сожалению, никто из посетителей к ней не притрагивался, а дольше всех возле нее стоял седенький сгорбленный старичок. Юный сыщик догадался, что это и есть небезызвестный Петр Казимирович. Старичок картину тоже не трогал и никаких подозрительных действий не совершал. Тем не менее Ромка присмотрелся к нему очень внимательно и признал, что на изящную и элегантную женщину Петр Казимирович не потянет в любом гриме.

Оторвавшись от компьютера, он приступил к допросу Павла Петровича.

— Я слышал, что Анастасия Андреевна уезжать собирается. Не секрет, куда?

— В Брест, в Белоруссию, по семейным делам.

— А когда?

— В среду, по-моему. Сыщик затрепетал,

— Ясно. Но ведь Брест на границе с Польшей, не так ли?

— Географию ты знаешь, — кивнул Павел Петрович.

Ромка схватил его за рукав пиджака.

— Но неужели это вам не кажется подозрительным?

Богачев поднял брови.

— Да что именно?

— Ну, то, что она в Брест едет. Оттуда в Польшу, то есть за границу, запросто попасть можно, электричка до самой Варшавы ходит, мой друг Олег Пономарев так туда с мамой ездил. И она так же может, с чужой картиной. И вообще она…

— Не говори ерунды, — прервал его Павел Петрович. — Анастасия Андреевна здесь абсолютно ни при чем, забудь о ней.

— Но послушайте, она же здесь в день пожара была, ее Катька своими глазами видела! — с запалом произнес Ромка.

— Ну да, мы с ней в тот день договорились встретиться, а я ее подвел, опоздал, вот бог меня за это и наказал.

— И вы в ней уверены?

— Абсолютно. Анастасия Андреевна когда-то была моим преподавателем, а теперь вышла на пенсию, и я очень рад, что она согласилась мне помочь.

— Ну ладно, извините.

Ромка отошел от богачевского стола, сел за компьютер рядом с сестрой и прошептал:

— Его не пронять. В ней, видишь ли, он уверен, а в Арининых друзьях сомневается. Сейчас мы с тобой ее фотографию отпечатаем и Оле предъявим.

Он еще раз просмотрел видеофайл, но снимка Анастасии Андреевны в нем не нашел. Должно быть, потому, что веб-камера была установлена напротив картины, и люди, идущие в кабинет, не попадали в ее объектив.

— Она, что ли, за все время ни разу не подошла к картине? — удивился Ромка.

— Наверное, ей ее показали, когда принесли, а потом зачем ей было к ней подходить? — сказала Лешка.

— А мне это кажется подозрительным. — И Ромка снова вскочил и тронул Павла Петровича за рукав. — А Анастасия Андреевна сегодня будет?

— Нет. Сегодня она отдыхает.


Ничего толком не выяснив, брат с сестрой вернулись домой, а в воскресенье им и вовсе некуда было ходить. К тому же родители, как назло, весь день сидели дома, и сбежать от них надолго было проблематично. Да и куда идти? Славка сам к ним приходил, Венечке они звонили по телефону. Он, правда, приглашал их приехать посмотреть, как подрос его щенок за то время, что они не виделись, но Ромке было лень тащиться к нему только за этим. Ему и Лешкиного Дика хватало. Но зато он несколько раз раскрывал свои учебники и даже писал что-то в тетрадках, и лишь изредка вздыхал:

— А если это не Анастасия Андреевна, то кто? Неужели мы зря камеру поставили и заставили Олю делать копию?

А в понедельник Лешка еще не успела открыть дверь, как раздался телефонный звонок. Это была

Арина.

— Ждала, когда вы из школы вернетесь, — сказала она. — Если не возражаете, то я сейчас за вами заеду. Вместе посмотрим, что. там ваша видеокамера отследила.

— Что? Зачем? Картину подменили, да? — Ромка мгновенно схватил параллельную трубку, голос его стал хриплым от волнения.

— Вроде так. Мне Павел только что звонил.

— Ну, наконец-то! — Ромкиному восторгу не было предела. Еще бы — его затея себя оправдала: не зря они упросили Олю сделать копию, не напрасно Павел Петрович тащил из дома в галерею свой компьютер.

— Мы тебя у подъезда ждем, — крикнул он, потом проглотил сразу три холодные котлеты и помчался на улицу.

Лешка заторопилась тоже. Она вывела погулять Дика, обежала с ним пару кустов и мигом затащила его обратно.

— Извини, пожалуйста, — сказала она недовольному псу, и, снова спустившись вниз, уселась рядом с братом на скамье у подъезда.

— Ну что, написал контрольную? — вспомнила она про преждевременную пятерку в его дневнике.

Ромка довольно кивнул.

— Ага. Представляешь, как повезло, я ее сам решил, без Наташки Тихоновой обошелся. Задачка попалась типа той, что мне Славка в беседке вечером объяснял, помнишь? Наверное, у меня дар предвидения, не иначе. Уверен, что мне за нее "пять" поставят.

Вскоре рядом с ними затормозила темно-синяя "десятка", и брат с сестрой забрались в машину и затеребили Арину.

— Расскажи поподробней, в чем там дело.

— Павел позвонил, попросил привезти к нему Рому, а еще захватить с собой настоящую картину Софьи, — сказала она.

— Ты ее захватила?

— Конечно. Вот она, — кивком головы девушка указала на пластиковый пакет, стоявший на переднем сиденье. — А больше я и сама ничего не знаю.

Из машины Ромка выскочил первым, и, не дожидаясь Арины с Лешкой, помчался в галерею. Павел Петрович, увидев его, встал из-за стола. Анастасии Андреевны не было, но на ее стуле лежала сумка. Скорее всего, помощница Богачева находилась в мастерской.

— Павел Петрович, что? — Ромка чуть не задохнулся от волнения.

— Компьютер какое-то время не работал. А еще мне почему-то показалось, что копия не та. А фотографий-то ее у меня нет, сам я о них не позаботился, понадеявшись на вас с Ариной, а любопытно было бы взглянуть.

Богачев старался говорить спокойно, однако чувствовалось, что он тоже едва сдерживает волнение.

Ромка отдал ему снимки, а сам подбежал к картине и поискал на изнанке свое пятнышко. Но, как ни старался, не нашел. Да и сам холст показался ему чуть-чуть светлее прежнего.

— Не та, — с уверенностью прошептал он.

А Павел Петрович взглянул на снимки, на картину, переглянулся с подоспевшей Ариной. На лицах обоих была написана тревога, а Ромка ликовал. Сейчас, наконец-то, они воочию увидят эту несчастную самозванку, и не подозревающую о том, что ее преступление фиксировала видеокамера.

Он кинулся к компьютеру, нашел видеофайл, просмотрел его. Затем лихорадочно проделал то же самое еще раз и, как ни странно, не увидел ни одного человека, кто хотя бы раз дотронулся до Олиной копии картины. Просмотрев файл в третий раз, Ромка, наконец, обнаружил, что какая-то часть кадров в нем отсутствует, то есть в течение десяти минут, с часа двадцати до половины второго, камера ничего не записывала. Это требовало объяснения.

— Вы что, выключали компьютер? — обратился он к Павлу Петровичу.

Тот покачал головой.

— И не думал.

Из мастерской показалась Анастасия Андреевна, и Ромка повторил свой вопрос.

— Что ты, деточка, — ответила она, — я и не знаю, с какого бока к нему подойти.

— Тогда кто же мог это сделать? Примерно в половине второго?

— В это время меня здесь не было. То есть я забежала на секунду и сразу же ушла. — Анастасия Андреевна перевесила свою сумку на спинку стула и преспокойненько на него уселась.

— Черт, а я после часу тоже отходил, минут на сорок, не больше. Да что ж это такое, ни на секунду нельзя оставить галерею! — в сердцах воскликнул Богачев, а потом подошел к охраннику и строго спросил: — Игорь, ты не видел, кто выключал компьютер?

— Я выключал, — спокойно сознался Игорь.

— Ты?! — вскричал Павел Петрович. — Зачем? Я же просил, чтобы к нему никто не подходил!

— Клавиатура вдруг ни с того, ни с сего запищала, а компьютер завис, — невозмутимо сказал парень. — Ну, а чтобы узнать, что же такое с ней случилось, мне и пришлось его выключить. Потом я клавиатуру потряс, снова к компьютеру подсоединил, и все заработало. Видно, клавиша какая-то в ней запала.

— Как она могла сама по себе запасть? — удивился Ромка.

Павел внимательно посмотрел на охранника.

— А кто здесь был в это время?

— Женщина с мужчиной. Они на картины посмотрели и ушли.

— К мольберту подходили?

— Ага. Только ничего не трогали. А что, картину снова заменили, что ли? — Игорь говорил с таким удивлением и так искренне, что ему трудно было не поверить.

— Вы что, серьезно? — Анастасия Андреевна, встав со своего стула, давно слушала их диалог и, казалось, была удивлена не меньше охранника.

Ромка перевел глаза с Игоря на помощницу. Кто же из них говорит неправду?

— Похоже на то, — сказал Павел Петрович, не отрывая от Игоря глаз. — Скажи честно, ты никуда отсюда не отходил?

— Нет, клянусь, — затряс головой парень.

— Странно. Теть Тань, — позвал он, — вы тут ничего не трогали?

Уборщица, поправляя платочек, вышла из подсобки.

— Как можно! Я и дотронуться до всего этого боюсь. Полы протирать стала, а он как запищит, как запищит. Мне прямо жутко сделалось, ан, думаю, никак опять пожару быть… Но Игорек подошел и быстренько все исправил.

— Странно. Вы не находите? — проговорил Ромка, обращаясь ко всем сразу.

— Но я правда никуда не выходил и ничего такого особенного не видел, — сказал Игорь. — Вы что, мне не верите? Сам, честное слово, в толк не возьму, как это могло случиться. Может, это произошло ночью, кто-нибудь отключил сигнализацию и вошел?

— Возможно. — Павел взглянул на часы. — Ты можешь быть свободным.

Игорь тоже посмотрел на часы. Галерея работала до семи, а еще и четырех не было. Он радостно улыбнулся и тут же сорвался с места.

— Вот спасибо, тогда я пошел.

Ромка проследил за ним из окна. Игорь быстро шагал, размахивая пустыми руками. Лешка тоже посмотрела в окно и тронула брата за руку:

— Это не он.

— Я тоже так считаю, — согласился Ромка. — Мы с тобой его уже вычеркнули из числа подозреваемых, чего снова заводиться. Сама посуди, не мог же он загримироваться под женщину? Уж больно она бы получилась длинной и совсем не элегантной.

— Да уж, — хихикнула Лешка, сразу вспомнив свой любимый старый фильм "Джентльмены удачи". — А если женщина сама по себе, а он сам по себе?

— Тогда зачем она взяла чужое имя? Или они в сговоре? Ничего не понимаю.

А Павел Петрович подошел к своей помощнице и заботливо сказал:

— Анастасия Андреевна, вы ведь хотели пораньше уйти, вам же уезжать скоро, собираться надо. Я не могу вас больше задерживать.

— Но как же? — замялась женщина. — Ведь скоро Петр Казимирович должен прийти.

— Ничего, я сам с ним разберусь. Не беспокойтесь. А с вами мы завтра еще раз обсудим предстоящую выставку.

— Ну, раз так, то на сегодня я желаю вам удачи.

— Вам также.

Обменявшись любезностями, они, наконец, расстались, и Павел Петрович подошел к компьютеру. Ромка проверял клавиши.

— "АИ" западает, контакт испорчен! — воскликнул он.

— Павел Петрович, а мне нельзя уйти? — робко спросила уборщица, вновь появившись из своей подсобки.

— Простите, тетя Таня, я о вас совсем забыл, — спохватился Павел Петрович. — Конечно, идите, всего вам хорошего.

Уборщица сняла халат и тоже покинула галерею. Из окна было видно, как вслед за Анастасией Андреевной она в старых, стоптанных туфлях поплелась к станции метро, еле передвигая натруженными ногами.

— Может быть, тетя Таня пыль с клавиш хотела вытереть, а теперь боится в этом сознаться? — предположила Лешка.

— Так не вытрешь. Сюда надо было отвертку по меньшей мере запихнуть, — со знанием дела ответил Ромка. — А когда Игорь клавиатуру потряс, контакт случайно встал на место, но менять ее вам так или иначе теперь придется.

Арина с Павлом Петровичем так внимательно прислушивались к его словам, будто он говорил невероятно мудрые вещи.

— А покажи-ка мне женщину с мужчиной, о которых говорил Игорь, — попросил Богачев.

— Пожалуйста. Вот, смотрите, они по залу ходят, на картины смотрят. Ничего не трогают. Уходят, — прокомментировал он, затем отпечатал фотографии обоих посетителей и спросил у Арины: — Ты не находишь эту женщину элегантной? -

— Одета она неплохо, — сказала девушка. — Стройная к тому же.

— А вы этих людей никогда раньше не видели? — обратился Ромка к Павлу Петровичу.

Тот покачал головой.

— Ни разу. Но стоит ли о них говорить, если они ни разу не притронулись к картине?

— А если они сначала клавиатуру испортили, а потом ее заменили? — предположил Ромка и тут же себя опроверг: — Но не могли же они это при Игоре сделать? И о видеокамере они, в таком случае, должны были знать. А вы о ней никому не говорили?

— Никому, как и договаривались.

— Н-да, — протянул Ромка. — А Игорь… Он не мог нам соврать, что никуда не отходил?

Павел Петрович пожал плечами.

— Это сын моих хороших знакомых, я знаю его с детства и ему доверяю. Но… как можно ручаться?

— А тогда зачем вы его отпустили?

— Не пытать же его! Если он куда и уходил, то теперь уже не сознается. К тому же скоро, — Богачев взглянул на часы, — буквально через несколько минут сюда должен прийти Петр Казимирович, мы с ним собирались съездить в НИИ реставрации на атрибуцию. Я потому и попросил Арину захватить с собой подлинник, и мне не хотелось его всем показывать.

— То есть он решил купить Сонину картину? — уточнила Арина.

— Ну да. И представляешь, что было бы, если бы я Рому не послушал и выставил в зале не бутафорскую копию, а оригинал? А теперь мы вора, кем бы он там ни был, с носом оставили.

— Но мы же его не схватили! Неужели вы не хотите узнать, кто это сделал? — удивился Ромка.

— Конечно, хочу, и обо всем сообщу в милицию. И Игоря еще потрясу как следует.

— Когда это еще будет, — разочарованно произнес Ромка и спохватился: — И почему мы ни о чем не расспросили тетю Таню? Уж она-то должна была заметить отсутствие Игоря на работе. Давайте ей позвоним, или нет, по телефону о таких вещах нельзя спрашивать. Хорошо бы съездить к ней домой. Она далеко отсюда живет?

Из ящика своего стола Павел Петрович достал записную книжку.

— Вообще-то она у меня, как и Анастасия Андреевна, в штате не числится. Пенсионерка, ей рабочий стаж не нужен. Но адрес свой она мне давала. Вот, пожалуйста, улица Амурская. Это рядом со станцией метро "Черкизовская".

Сыщицкий азарт охватил Ромку. Он переписал адрес и, умоляюще глядя на Арину, попросил:

— Съездим, а? Это ведь не очень далеко отсюда? Арина поднялась.

— Терпимо. Ладно, поехали, мне и самой интересно узнать, что за невидимка здесь орудует.

Длинный девятиэтажный дом в глубине двора они нашли сразу. Позвонили в домофон.

— Кто? — послышался испуганный голос.

— Теть Тань, мы от Павла Петровича, — ответила Арина.

— Открываю. Зашли?

— Все в порядке.

Не дожидаясь лифта, они поднялись на третий этаж. Старушка встретила их у порога и тщательно прикрыла за собой дверь.

— Не могу вас к себе пригласить, извините ради бога.

Лешка с жалостью взглянула на ее сгорбленную фигуру, усталое лицо с глубоко въевшимися морщинами. Тетя Таня прислонилась к дверному косяку и поправила надвинутую на лоб старенькую выцветшую косынку. Наверное, не хочет, чтобы мы видели, как плохо она живет, потому и в квартиру не пускает, подумала девочка.

— А нас и не надо приглашать, мы к вам на минутку. — Арина дотронулась до ее руки и мягким голосом спросила: — Теть Тань, скажите честно, Игорь сегодня в половине второго никуда не отлучался из галереи?

— Покамест я там была, ни разочку, — промолвила старуха.

— Правда? Теть Тань, мы никому не проболтаемся, да, Арина? — Ромка любой ценой хотел добиться истины.

— Не возводить же мне на парня напраслину, — ответила тетя Таня.

— И никого из посторонних у вас не было?

— Были. Двое. Мужчина и женщина.

Те самые, понял Ромка.

— И что же они делали?

— На стенки смотрели, на картины энти. Откуда деньги только берут, чтоб на ерунду тратить?

Глава XIII УСПЕШНАЯ ТОРГОВЛЯ

— Ну что ж, из всех подозрительных людей у нас остаются мужчина с женщиной, если только Игорь с тетей Таней не сговорились, — выйдя из подъезда, заключила Лешка.

— В их сговор поверить трудно, — сказала Арина, и даже дотошный Ромка улыбнулся, представив, что крутой студент Игорь со старой уборщицей тетей Таней образовали преступную группировку. Он вынул из сумки фотографию неизвестной женщины, в половине второго посетившей галерею.

— Смотри-ка, пожилая, не толстая, и, ты сама сказала, хорошо одета. И накрашена прямо как наша Катька. А давайте к Оле на Арбат съездим и ей этот снимок покажем, а? Вдруг это и есть та самая тетка, которая выдает себя за Инну Николаевну?

Арина молча развернула свою "десятку". Припарковались они на Новом Арбате, девушка осталась в машине, а Ромка с Лешкой, пробежав сквозь арку, мигом очутились возле знакомого стенда.

Оля взглянула на их встревоженные лица.

— Что случилось?

— Ты хороший художник, — нечаянно перейдя на "ты", похвалил ее Ромка, — потому что твою копию уже сперли. Вернее, заменили на другую.

— Да ты что! — поразилась девушка. — И кто же?

— А вот этого мы пока не знаем. Посмотри, ты не узнаешь эту женщину? — и он протянул Оле портрет посетительницы галереи.

Оля внимательно всмотрелась в снимок и покачала головой:

— Я ее ни разу не видела.

— Как так? — опешил Ромка. — Она же точно пожилая! И элегантная.

— Ну и что из этого? Нет, моя Инна Николаевна, или кто она там есть, на нее совсем не похожа.

— Блин, что ж делать-то? — растерянно пробормотал Ромка и укорил девушку: — Мы на тебя надеемся, а ты никого не опознаешь.

— Я не знаю, как вам помочь, — с сожалением ответила Оля и заинтересовалась: — Ну, а другая-то копия лучше моей?

— В сто раз хуже, — заверил ее Ромка. — И вообще, отнесла бы ты в галерею к Павлу Петровичу какую-нибудь свою картину, он такие, мне кажется, любит, — неожиданно для самого себя посоветовал он и тут же в недоумении сморщил нос: и чем его яркий и такой привлекательный "Красный круг" хуже каких-то деревьев у пруда?

— Мне самой как-то неудобно, — замялась художница.

— Неудобно, знаешь, что делать? Будь спок, я все устрою, только мне сейчас некогда. — Юный сыщик покровительственно махнул рукой и, увлекая за собой сестру, помчался к дожидавшейся их Арине.


— Мне кажется, — сказала Лешка, когда они снова уселись в машину, — что тетя Таня по доброте душевной не захотела выдавать Игоря. Хотите, я с ним завтра сама поговорю, чтобы мы хотя бы в нем были уверены на все сто процентов?

— Дерзай, — ответила Арина и повезла их домой.

В отличие от брата с сестрой она не очень-то расстраивалась из-за того, что преступник так и остался неразоблаченным, а радовалась тому, что картина ее подруги сохранена и не сегодня завтра будет продана и что Павел Петрович перестал подозревать ее друзей в подмене "Восхода".


Выйдя из машины, Ромка с угрюмым видом взглянул на часы и присел на скамью у подъезда.

— Ща опять напрягать будут! Не жизнь, а одно мучение.

— Даже домой идти не хочется, — поддакнула Лешка, хотя ей от родителей доставалось всегда меньше, чем Ромке. — А если мы им скажем, что с Ариной в галерее были, что здесь плохого?

— То, что дома не сидим. Помолчи, дай подумать.

Лешка притулилась на скамье рядом с братом. Ромка думал усердно. Он даже губами шевелил, как великий сыщик Ниро Вульф, и так продолжалось минут пятнадцать, Лешке даже ждать надоело. Наконец к Ромке пришло озарение, и он вскочил:

— Пошли!

— А мне что делать?

— Тебе — ничего. Будешь стоять, слушать и перенимать опыт.

Ромка с силой надавил на звонок и не отнимал палец до тех пор, пока Олег Викторович не открыл дверь. А затем, опережая нежелательные вопросы, радостно сообщил:

— Мы сегодня всем классом спорили, чьи родители самые лучшие. Отгадай, кто выспорил?

Отец тут же клюнул на удочку.

— Неужели ты?

— Спрашиваешь!

— И какие же ты привел аргументы?

— Ну, я всех убедил, что мои родаки не такие, как другие, что вы у меня — особенные.

— Правда? — интерес Олега Викторовича заметно возрос.

— Ну да. Ведь какие только среди вас не попадаются. Бывают жутко упрямые, которые заставляют своих детей делать только то, что кажется важным им самим, а детям это вовсе даже и не надо. Например, овсянку по утрам лопать и спать рано ложиться. Есть и еще хуже, ну прямо из позапрошлого века вылезшие: все запрещают, никуда не выпускают, каждый шаг своих детей контролируют. А вы у нас молодые душой и самые продвинутые. То есть любите все то, что и мы с Лешкой: ту же музыку, те же компьютерные игры и фильмы. И это еще не все! Я им доказал, что вы у меня — предки будущего!

Черты лица Олега Викторовича разгладились, а глаза залучились от удовольствия. Сзади него давно маячила Валерия Михайловна.

— А это как же понимать?

— Ну, вы умеете читать наши самые сокровенные мысли и исполнять любые наши желания. Вот я хотел Интернет — и получил. И на раму для картины мне папа денег дал. И почти никогда не возникаете, если мы с Лешкой где-нибудь задерживаемся.

— Гм. Да, — сказал Олег Викторович и отправился к телевизору переживать услышанное, а Валерия Михайловна спросила:

— Ужинать-то будете? Еще не совсем остыло.

— Накладывай, — разрешил Ромка. — Мы только руки помоем. Нельзя же садиться за стол с грязными руками.

Как самые воспитанные дети, они аккуратно повесили на вешалку куртки, поставили на место обувь и отправились в ванную.

И перед сном, и на другой день на всех уроках Лешка думала только о том, как заставить Игоря сказать ей правду, и ничего не смогла придумать. Хитрить так, как Ромка, она не умела, а потому решила действовать напрямую.

Когда они вошли в галерею, Игорь, как обычно, скучал в кресле у входа. Ромка с ним поздоровался и отошел в сторонку, а Лешка задержалась у двери и открыто посмотрела на парня своими огромными голубыми глазами.

— Игорь, скажи честно, ты вчера никуда не отходил перед тем, как испортился компьютер? Чем хочешь тебе клянусь, что никому ничего не скажу, кроме Ромы, конечно. Просто нам надо это точно знать.

— Я тоже, чем хочешь, клянусь, — ответил Игорь. — Зачем мне врать? Я и сам теряюсь в догадках, кто и, главное, как, каким образом мог заменить эту картину.,

Лешка расстроилась. Она-то надеялась, что ей-то он сознается. Ведь если бы сюда проник человек-невидимка, и то нельзя было бы не заметить, как на месте одной картины вдруг возникает другая.

— Правда-правда? — дотронувшись до его руки, переспросила она.

Парень поморщился.

— Ну, говорят же тебе. Впрочем, если уж начистоту, то на минутку я и впрямь отходил, но в самом прямом смысле этого слова. Тетя Таня тащила очень тяжелое ведро с известкой и всякой штукатуркой, я и помог ей его вынести. Мусорка у нас за домом, во дворе, я бегом туда и сразу назад. Может, и минуты не прошло. За это время никто не мог сюда войти, а картины поменять — тем более. К тому же я велел тете Тане ни на шаг от входной двери не отходить. И еще здесь была Анастасия Андреевна, можете сами у нее спросить. Я возвращался от мусорки, а она мне навстречу шла.

— Ну что ж, спасибо за информацию. Лешка подошла к брату и прошептала:

— Он тети-Танино ведро с мусором на помойку выносил. Бегом и назад, меньше чем за минуту. А в это время сюда приходила Анастасия Андреевна. Только это не секрет. Помнишь, она и сама вчера нам об этом говорила?

Помощница Павла Петровича оживленно беседевала с кем-то по телефону. Ромка взглянул на нее и грозно нахмурился.

— Так-так. Она не могла об этом не сказать, потому как понимала, что мы все равно узнаем. Хитрая какая! Но я ее перехитрю. — Он увлек сестру в самый дальний угол, где на полу стоял новый горшок с цветком, похожим на дерево. — Слушай, Лешка, мне все же кажется, что не случайно мы ее прощупать не смогли. Я, балда, Павла Петровича послушался и потерял всякую бдительность. Но зато теперь знаю, что надо делать. Так как на всякие ее фотоснимки у нас уже времени нет, а на видеокамеру она, мне кажется, нарочно не заснялась, все же прознала о ней, наверное, то давай сюда Олю привезем. Она захватит какую-нибудь свою картину, что и будет предлогом. А заодно в глаза мнимой Инны Николаевны поглядит. Представляешь, что будет? Фурор! Мы и ее разоблачим, и другим неповадно будет.

Ромка говорил очень тихо, но Богачев, совершенно неожиданно оказавшийся рядом с ними, его-таки услышал.

— И кого вы разоблачать собираетесь?

Юный сыщик подошел к нему вплотную и снова зашептал, оглядываясь на Анастасию Андреевну:

— Вашу помощницу. Она была здесь вчера в половине второго, а больше подозревать некого. Кроме тети Тани, конечно, — улыбнулся он, сделав жест в сторону подсобки.

— Перестань, — поморщился Павел Петрович. — Я теперь стал думать, что подмена произошла задолго до половины второго. Люди здесь всякие были, и в одиннадцать часов утра я Игоря отпускал на полчаса. Должно быть, сам и недоглядел. Но теперь мы приобретем настоящую технику слежения, и никакой вор нам не будет страшен. А вся эта история послужит мне уроком на будущее. И еще раз спасибо тебе. Но только Анастасия Андреевна этого не делала, — еще раз повторил он и даже улыбнулся. Видимо, не мог представить своего бывшего преподавателя в роли похитителя картин.

Ромка внимательно выслушал Павла Петровича, однако своего мнения не изменил и от намерения разоблачить Анастасию Андреевну не отказался.

И вновь им с Лешкой предстояла тряска от станции метро "Комсомольская" до "Библиотеки имени Ленина", затем пробежка по длиннющему подземному переходу. И вот он, Старый Арбат. Вскоре они оказались возле Олиного стенда.

— Привет! — еще издали крикнул Ромка девушке, а, подойдя ближе, озабоченно спросил: — Тебе еще долго тут торчать?

— До вечера, а что?

— Мы хотим раскрутить тебя сразу на два дела. Чтобы ты какую-нибудь свою картину Павлу Петровичу показала, ну, и заодно на тетку одну посмотрела, помощницу его. Нам кажется, это и есть твоя Инна Николаевна, только сильно замаскированная.

— А как же я это все оставлю? — Оля обвела руками свой стенд,

Ромка, не задумываясь, ткнул в сестру пальцем.

— А Лешка на что? Пусть она здесь постоит. Ты можешь не волноваться, опыт у нее есть, она еще в прошлом году до всяким фирмам шастала и косметику продавала. — И он быстро поведал художнице историю о том, как успешно исполняла его сестра роль "челнока".

Оля приняла его рассказ к сведению и, вздохнув, достала из сумки толстую тетрадь и протянула ее Лешке.

— Здесь, на всякий случай, цены на картины. Но, главное, никуда не отходи и следи, чтобы со стенда ничего не пропало.

— Торгуй хорошо, — напутствовал сестру Ромка.

— Постараюсь, — кивнула Лешка, но когда они ушли, заволновалась. Картины — не косметика, а особый товар. Значит, и продавать их надо по-особому. Но как? Просто стоять и молчать? А равнодушная толпа будет течь мимо, не обращая на нее никакого внимания? Вон сколько здесь картин, причем самых разных, и за ними нет никакой очереди, выбирай любую.

Чтобы привлечь внимание потенциальных покупателей, она выбрала один, на ее взгляд, самый лучший пейзаж, и взгромоздила его на верх стенда, удерживая снизу обеими руками. Но вскоре устала так стоять. Тогда она прижала пейзаж к себе, как Катька картину Софьи на фотографии в газете, и изобразила на лице такую же ослепительную улыбку. Постояв так некоторое время и не дождавшись никакого результата, Лешка вернула картину на место, мучительно соображая, что же ей предпринять еще.

И вдруг, откуда ни возьмись, к ней подошел пожилой дядечка в сером костюме. Он взглянул на нее, потом на картины живыми черными глазами и что-то сказал по-английски, да так быстро, что Лешка ничего не разобрала и лишь на всякий случай утвердительно кивнула.

— How much is this picture? — поинтересовался затем иностранец и указал пальцем на тот самый пейзаж, которым она только что манипулировала.

Лешка прекрасно поняла, что этот дядечка спрашивает у нее, сколько стоит эта картина. Если бы такой простой вопрос ей задали на уроке английского языка, то она, ни минуты не колеблясь, с легкостью бы на него ответила. Но сейчас она попросту онемела, язык у нее прямо-таки присох к небу. Лешка беспомощно посмотрела на иностранца, потом кивнула снова, затем заглянула в тетрадку, которую ей оставила Оля. Там было написано: "пейз. с сосн. — 800". Это означало, что пейзаж с сосной следовало продавать за 800 рублей.

Она перевела глаза на картину. Пейзаж ей очень нравился, а цена — нет.

— Две тысячи, — заявила она и показала сначала два пальца, а потом большой и указательный согнула в кольцо и потрясла ими перед дядечкой.

— Goog, good, — пробасил он и, протянув Лешке две зеленые бумажки, убрал с ее плеча волосок, а потом сам сиял со стенда картину, взял ее под мышку и пошел прочь.

Лешка перевела глаза на бумажки. Важный государственный муж, предтеча американских президентов Бенжамин Франклин внимательно и серьезно смотрел на нее с каждой из них большими выпуклыми глазами. Что ж получается, этот дядечка дал ей целых двести долларов вместо двух тысяч рублей? Лешка хотела кинуться за иностранцем вдогонку, но он шел быстро, а отойти от вверенных ей картин она не посмела.

За вторую картину, схожую с проданной, Лешка выручила сто долларов, и столько же — за третью, сама удивляясь тому, как бойко пошла торговля и незаметно пролетело время.

— Рома, как дела? — крикнула она, завидев брата с девушкой.

— А никак, — недовольно ответил он. — Мы пришли, а Анастасии Андреевны уже нет. Я спрашиваю, где она, а Павел Петрович мне отвечает: "Собираться поехала, ей уезжать завтра". Вот и отвезет теперь картины за границу. Одна у нее хоть и копия, но другая-то, первая, — подлинник. Какой-то он слепой все-таки, если не сказать иначе. А я теперь еще больше уверен в том, что это она и есть. Оль, скажи, глаза у твоей знакомой темные и глубоко сидят, да?

Девушка кивнула.

— Ну, а брови какие угодно нарисовать можно. Лешк, а еще я адрес ее узнал. Сказал Павлу Петровичу, что могу в компьютер данные на его сотрудников и всех художников занести, он дал мне карточки, пришлось потрудиться. Она, знаешь, где живет? За "Белорусской". Места знакомые, мы там одного наркомана выслеживали, — сказал юный сыщик Оле и схватил сестру за рукав куртки. — Поехали!

— Погоди. — Лешка вырвала руку и протянула художнице деньги: — Вот, я продала три твоих картины.

— И тебе за них столько дали? — удивилась девушка. — Тогда на, возьми, мы разделим эти деньги по-честному, — она вернула назад две бумажки.

— Мне-то за что? — удивилась Лешка.

— За помощь. Я и столько за них получить не рассчитывала. И спасибо вам обоим, — в отличие от Ромки девушка выглядела очень довольной. — Павел Петрович согласился со мной сотрудничать. В перспективе, сказал он, возможна выставка всех моих работ. Может быть, после нее мне не придется здесь загорать каждый день.

— Здорово, — восхитилась Лешка, а Ромка прошептал:

— Бери, пока дают! А если они тебе не нужны, можешь мне отдать.

— На, — расщедрилась Лешка и протянула брату сотенную бумажку.

Ромкины глаза радостно заблестели.

— Ух ты, это сколько ж раз теперь в "Му-му" можно будет сходить! Попросим Арину или Андрея их нам поменять на рубли, и у нас с тобой куча денег будет. Ну, ты даешь, Лешка! Послушай, а может, тебе в будущем в торговлю надо идти, а не дизайном заниматься?

Лешка покачала головой.

— Нет, я не хочу. Сама не знаю, как мне удалось продать эти картины, это случайно вышло. Счастливо оставаться и спасибо, — сказала она Оле и взяла брата за руку. — Лучше скажи, как мы будем Анастасию Андреевну раскалывать? Скажем ей: "Отдавайте картины"? А она ответит, что знать ничего не знает, и выгонит нас из своего дома.

— Ты меня не напрягай, я пока и сам не знаю, что мы будем делать. Но что-нибудь обязательно придумаю, не в первый раз. Главное, попасть к ней домой и посмотреть, что у нее там делается, с кем она живет, есть ли у нее мастерская и что в ней находится. Ведь картины — не иголка, найти их нетрудно. — И Ромка зашагал еще быстрее.

Глава XIV ПАДЕНИЕ С БАЛКОНА

Брат с сестрой дошли до станции метро "Смоленская", доехали до "Киевской", перешли на кольцевую и вышли на "Белорусской". Вот он, знакомый дом, где когда-то жил наркодилер Леха, а вот и дерево, с которого Ромка с Венечкой ранней весной заглядывали в окно его квартиры.

Нужный им дом располагался дальше, в глубине квартала. Ромка с Лешкой беспрепятственно вошли в подъезд, поднялись на второй этаж, позвонили в квартиру под номером семь. Один раз, другой, третий. Прислушались. За дверью было тихо.

Тогда Ромка, как всегда, позвонил к соседям. Из шестой квартиры выглянула тетка в спортивных брюках и полосатой футболке.

— Вы не знаете, где может быть Анастасия Андреевна? У нас к ней поручение, — протарабанил Ромка, но тетка пожала плечами.

— На работе, должно быть. Я за ней не слежу.

— И зря, — буркнул он, и, когда за теткой закрылась дверь, перешел к следующей. Там тоже никого не было. Еще в одной кто-то посмотрел в глазок, а потом старческий голос долго выспрашивал, кто пришел да кого надо, но как они ни кричали, старичок так и не понял, чего они от него хотят, а наружу не вышел.

— Странные тут люди живут. Ну что, будем ее ждать? И куда она могла деться?

Постояв немного на лестничной клетке, Ромка круто развернулся и направился вниз. Скамья у подъезда оказалась поломана, присесть было негде. Тогда он обошел дом с торца и вычислил балкон седьмой квартиры. Несмотря на второй этаж, выглядел он так, будто до него рукой подать. Балкон у Анастасии Андреевны был застеклен, но одно из его окон показалось Ромке приоткрытым. Рядом с домом росло высокое раскидистое дерево, его ветви касались стен дома.

— Лешка, подержи-ка.

Ромка вручил сестре свою неизменную сумку и полез по стенке, воображая себя скалолазом, альпинистом, покорителем горных вершин. Правой рукой он хотел дотянуться до толстой ветки дерева, а левую ногу поставить на слегка выпирающую из-под балкона бетонную плиту. Лешка, затаив дыхание, следила за ним снизу и то и дело оглядывалась по сторонам, опасаясь, что кто-нибудь их заметит и примет за воришек.

Но прохожих здесь, к счастью, не было, а Ромка карабкался все выше и выше, и его цель, считай, уже была достигнута.

И вот он наступил на край балкона и толкнул окно внутрь. Оно легко подалось, но страшно заскрежетало. И вдруг в комнате зажегся свет, и тут же раздался испуганный вскрик:

— Ой! Что это? Кто там?

Ромка шарахнулся назад и двумя руками уцепился за ветку, ища правой ногой точку опоры. Но наступил в пустоту. Его левая нога сорвалась тоже, и он, обдирая руки, как по школьному канату, полетел по ветке вниз. Не выдержав тяжести упитанного мальчишки, ветка сломалась, когда до земли оставался какой-то метр, и Ромка рухнул на землю.

— Рома, тебе очень больно? — бросилась к нему Лешка.

Мальчишка медленно приподнялся, встал на четвереньки, потом сел на землю и посмотрел на свои ладошки. Они были в крови и занозах. Лешка тут же вспомнила, как однажды зимой он ободрал их о ледяные дуги автомобиля и как долго они потом у него заживали.

А ее брат скривился, заохал, тыльной стороной руки потрогал правую коленку и удивленным и даже каким-то торжественным голосом сказал:

— А ведь я ее уже в четвертый раз разбиваю.

— И правда. — Лешка наклонилась, взяла его под мышки и попыталась приподнять. Не тут-то было. — Рома, а сам ты можешь встать?

Ромка было приподнялся, еще громче заохал и снова уселся на землю.

— Не-а.

Лешка прямо-таки похолодела.

— А что же делать? Так и будешь тут сидеть? Давай я "Скорую помощь" вызову. Или папе позвоню и скажу, чтобы он за нами сюда приехал.

— Сдурела совсем! — вскричал Ромка. — Лучше я на одной ноге допрыгаю.

Но с места не стронулся.

Лешка замолчала, села рядом с ним и стала ждать, когда у него пройдет боль и он сможет подняться. И еще она думала о том, что скоро станет совсем темно, а родители и без того давно их хватились, и если они с братом и доберутся в конце концов до своего дома, то все равно не смогут объяснить им Ромкины травмы и ушибы. Не рассказывать же им, что он свалился с чужого балкона! А что он шел себе, шел и вдруг упал, они тоже не поверят. И вообще, несмотря на всю свою "продвинутость", перестанут, их куда-либо отпускать, и еще отец примет меры, как он давно грозится, и отключит их от Интернета, и тогда она не сможет переписываться с Артемом по электронной почте. Это будет ужасно. И Ромку очень жалко. Если бы у нее так ободрались ладони, она бы вообще сейчас рыдала, а он, бедный, терпит.

Она потрясла брата за плечо, но он не пошевелился. Лешка шмыгнула носом, провела по нему рукой, размазала по лицу грязь, а потом полезла в карман за носовым платком. И нащупала плотную бумажку. У них же с Ромкой куча денег, вспомнила она и вскочила.

— Рома, я придумала. Мы возьмем такси! Ромка даже привстал.

— А что, это мысль. Иди лови, а я, может, пока оклемаюсь.

И свалился снова.

Но не успела Лешка отойти, как внезапно послышались шорох и звуки шагов. Лешка обернулась и замерла от страха. К ним приближалась Анастасия Андреевна.

— Так это вы хотели ко мне на балкон забраться?

Врать смысла не было. Она, конечно же, слышала Ромкин крик и весь их разговор — окно-то у нее было приоткрыто. Как они не подумали говорить тише?

— Мы у соседей ваших спросили, дома вы или нет, а они сказали, что не знают. Вот мы и решили сами посмотреть, вдруг вы уже пришли, но не открываете, — неуклюже соврал Ромка.

— И зачем же я вам так срочно понадобилась?

— Спросить кое о чем.

— И о чем же? Ромка думал недолго.

— Об Игоре, охраннике вашем. Вы говорили, что. были в галерее вчера в половине второго. А он утверждает, что в это время тоже там находился. Но, может быть, вы его не видели?

Лешка пытливо вгляделась в ее лицо. Ай да Ромка! Забыв о своих болячках, он нашел слова в свое оправдание и в то же время сразу придумал каверзный вопрос. Интересно, замнется ли она, продумывая свой ответ?

— Игорь был, — просто и быстро ответила женщина. — Он ведро вынес и сразу же вернулся на свое место.

— Ясно. — И Ромка, опершись руками о землю, вновь попытался встать, а потом охнул и подул на руки.

Анастасия Андреевна увидела, что из его грязных ладоней сочится кровь, и всплеснула руками.

— Да у тебя столбняк может быть! Вам в школе делали от него прививки?

— Почем я знаю? — дернул плечом Ромка.

— Нет, это нельзя так оставлять.

Она наклонилась, взяла Ромку под мышки и приподняла. У нее это получилось лучше, чем у Лешки.

— Опирайся на мою руку, вот так. А ты слева поддерживай, — приказала она девочке.

Ромка встал, пошатываясь, и, поддерживаемый с двух сторон, похромал к торцу дома.

— А куда вы меня ведете? На такси?

— Тебя, такого чумазого, ни один таксист к себе не посадит. Зайдем сначала ко мне, приведем тебя в порядок.


Анастасия Андреевна жила в маленькой однокомнатной квартирке. Обстановка в единственной комнате была самой обыкновенной: диван, стол, шкаф, кресло да телевизор, однако целую стену в ней занимали книжные полки, а на всех стенах, даже в прихожей, висели картины.

"Еще одна галерея", — подумала Лешка и, когда прошла в комнату, то отметила, что большинство книг на полках были по искусству.

А Ромка остался стоять, держась за косяк двери. Он не решился приблизиться к креслу или дивану, чтобы не извазюкать их своими грязными джинсами. Анастасия Андреевна в одно мгновение обчистила его щеткой, подмела мусор, усадила на стул, принесла йод и пинцет.

— Ой, не надо! — увидев орудия пыток, вскричал Ромка.

— Потерпи, пожалуйста, — попросила его Лешка.

А хозяйка квартиры осторожно коснулась пинцетом его ладони.

— Когда я была маленькой, говорили так: ""Терпи, казак, атаманом будешь". А ты кем хочешь стать?

Ромка чуть было не сказал "детективом", но потом испугался, что она догадается, зачем они к ней пришли, и ответил:

— Художником.

Анастасия Андреевна ловко вытащила из его правой руки еще одну занозу, взялась за левую руку и спросила:

— А ты когда-нибудь учился рисованию? Юный сыщик покачал головой.

— Ну, как все. А зачем учиться-то? Есть же художники-самоучки. Я про одну бабульку слышал, она в восемьдесят лет вдруг начала рисовать и сразу прославилась.

— Я не спорю, такие люди есть. У них вдруг открывается особое зрение, свое видение мира, — согласилась женщина и подцепила последнюю, самую большую даже не занозу, а, можно сказать, целую щепку, и залила больное место йодом.

Ромка скривился от боли и правой рукой изо всех сил вцепился в ее бок.

Анастасия Андреевна была в одном халате, а Ромка так основательно ее ущипнул, что она поморщилась, но, сдержав себя, отцепила от себя его пальцы и очень вежливо попросила:

— Потерпи еще немножко, пожалуйста.

— Я не хотел, извините, — пробормотал Ромка, как вдруг до него дошло, что Анастасия Андреевна вовсе не притворяется полной, что она и в самом деле довольно упитанная женщина. И тогда, подставляя ей другую ладонь для заливки йодом и оглядывая ее простенький домашний халат, он сперва охнул, а потом спросил:

— А почему вы на работе кажетесь, ну, немножко толще, чем дома?

— Там холодно, — объяснила женщина. — Первый этаж, отопление давно отключили, а у меня радикулит, потому и приходится поддевать теплые вещи.

Так вот почему в первый раз они никак не могли ее прощупать, поняла Лешка, и все ее сомнения рассеялись тоже. С одной стороны, она обрадовалась: Анастасия Андреевна показалась ей очень доброй, и было бы неудобно ее разоблачать после того, как она оказала ее брату первую помощь. С другой стороны, выходит, Ромка напрасно лазил на ее балкон и непонятно за что пострадал. Но самым ужасным было то, что теперь неизвестно, где им ловить настоящую преступницу,

— А можно от вас позвонить? — спросила она.

— Да, конечно.

К телефону подошел Олег Викторович.

— Ну, наконец-то. А мы уж собрались в милицию идти. Где вы бродите?

— А мы… Мы скоро придем.

Трубку перехватила Валерия Михайловна.

— Где вас черти носят?

— Мы в гостях. У Анастасии Андреевны, — не зная, что сказать еще, Лешка беспомощно оглянулась на хозяйку дома.

Анастасия Андреевна подошла к телефону.

— Здравствуйте. Я Анастасия Андреевна Стари-лова. Ну да, та самая, ну да, мы с вами встречались. Ваши дети у меня. Пьем чай, разговариваем. Да, Рома в последнее время заинтересовался искусством.

Брат с сестрой навострили уши. Они знали, что их мама по работе с кем только не встречается. Значит, она и с Анастасией Андреевной знакома. И как они этого раньше не знали? Разузнали бы все о ней дома и не тратили время даром.

— Я их отправлю на такси и запомню номер машины, вы не волнуйтесь, — закончила разговор Анастасия Андреевна и вернулась к Ромкиным болячкам.

Теперь она приказала ему снять джинсы. На распухшей Ромкиной коленке сиял огромный кровоподтек. Анастасия Андреевна внимательно осмотрела его ногу и констатировала:

— У тебя всего-навсего ушиб, так что жить будешь.

Ромка сразу повеселел. А потом они и в самом деле пили чай и рассматривали ее картины.

— Это дары моих учеников, — сказала Анастасия Андреевна. — Когда я смотрю на их работы, то всех перед собой вижу, и Вадика Сергеева, и Олега Воронина, и Свету Самойлову. А вот эта картина мне особенно дорога. Когда-то давно ее написала Сонечка Полянская.

Лешка встала и подошла к стене поближе. В пустынном московском дворике выделялась одинокая скамья с несколькими пожелтевшими опавшими листьями.

— Она называется "Одиночество". Анастасия Андреевна вздохнула, и у девочки сжалось сердце. Она поняла, что у этой пожилой, умной и доброй женщины ничего в жизни не осталось, кроме воспоминаний о ее учениках и вот этих картин на стенах.

— У меня было две Сониных картины, но одну я сразу продала, когда узнала, какая с ней приключилась беда, чтобы помочь ей с деньгами. А теперь дела у Сони пошли на лад, да еще и Петр Казимирович купил ее последнюю картину, так что с этой я ни за что не расстанусь. А вам нравится? — Анастасия Андреевна тоже встала с места и залюбовалась произведением любимой ученицы. Ромка помялся.

— Ничего. Но я люблю яркие краски.

— Как у тебя самого, да? Ведь я поняла, что то была твоя картина, — с улыбкой призналась она и тут же добавила, чтобы его не обидеть: — Вообще-то, я тебе скажу, декоратор из тебя получился бы неплохой. Краски ты подбираешь в тон.

Ромка махнул рукой.

— Я не хочу быть декоратором и, если честно, то и художником тоже. Пусть Лешка краски подбирает. Это она хочет стать дизайнером по интерьеру, если снова не передумает. А я буду сыщиком. Вернее, я уже и так давно сыщик, и сейчас мы хотим отыскать того, вернее, ту, кто подменяет картины в вашей галерее.

— Я бы тоже была не прочь посмотреть в лицо тому человеку, — сказала Анастасия Андреевна. — Так, значит, ты подозревал в этом преступлении меня, потому и на балкон мой карабкался?

Ромка покраснел.

— Вы же вчера в галерее около половины второго появлялись, как раз тогда, когда компьютер испортился, да еще и собрались к самой границе ехать.

— Як сестре еду, по семейным делам, — ответила Анастасия Андреевна.

— Нам Павел Петрович об этом говорил, но мы ему не поверили. Вы нас извините, пожалуйста, — сказала Лешка, вставая.

— Я нисколько не обижена, а даже тронута тем, что вас так волнует судьба Сонечки и ее картин, — ответила Анастасия Андреевна. — И, пожалуйста, при случае передайте ей от меня огромный привет и пожелания скорейшего выздоровления. Как только вернусь, я сразу же ее навещу.

Потом она усадила ребят в такси, до дома брат с сестрой добрались без всяких приключений, и их никто не ругал. Валерия Михайловна, конечно, тут же прицепилась с расспросами о том, как живет известный искусствовед, и Ромка при рассказе старался не жестикулировать, чтобы мама не обратила внимания на его израненные руки, а также меньше двигаться, чтобы никто не заметил его хромоты. Никто ничего и не заметил.

— Ну, вот видишь, все и обошлось, — сказала Лешка, когда Валерия Михайловна, наконец, оставила их одних.

— Если не считать моих мучений и того, что мы так и не нашли преступницу. — Ромка оглядел свои многострадальные руки. — Лешк, ну и загадка, а? Наверное, Павел Петрович был прав: она проникла в галерею не днем, а утром, в то самое время, когда он куда-то посылал Игоря. И с этим уже ничего не поделать.

Всю ночь Ромка провел в кошмарах: ему снилось, что какой-то человек без лица вырывает у него "Красный круг" и издевательски хохочет, а он пытается его поймать, но хватает руками пустоту, а страшный человек бесследно от него ускользает.

Глава XV ПОРТРЕТ В АЛЬБОМЕ

Ромка прихромал из школы позже сестры: после уроков у них был классный час. Поев, он улегся на Лешкин диван и вперился в потолок.

— Ну что, выставили вам оценки по алгебре? Что ты получил? — спросила Лешка.

Ромка молча поднял вверх красно-коричневую, в ссадинах и йоде ладонь, растопырив все пальцы.

— Пять? — не поверила Лешка. Ромка даже обиделся.

— Что ж тут такого? Я ж говорил тебе, что все сам решил, и Тамара Ивановна это видела. Списать при ней никто не мог, она по рядам ходила, ни разу не присела.

— А что ж тогда ты такой хмурый? Почему не радуешься?

— Плясать мне из-за этого, что ли? Сама знаешь, что меня сейчас волнует. Где вот теперь ту тетку искать?

Лешка развела руками.

— Ну что ж теперь поделать? Она нас всех перехитрила, и мы с тобой уже вчера это обсудили. Что ты такой упертый? Если бы была стопроцентная раскрываемость преступлений, то их бы никто и не совершал. Лучше вспомни, что скоро лето, каникулы, речка, солнышко…

— Речка, солнышко, — передразнил ее Ромка. — Это у тебя солнышко, а у меня экзамены. Эх, нет в жизни счастья. Арине, что ль, позвонить? — Ромка хотел было встать, потом передумал. — Принеси-ка мне, больному и хромому, трубку.

— Ладно.

Лешка пошла к телефону, но он затрезвонил сам, и это была как раз Арина.

— А мы тебе собирались звонить! — воскликнула девочка. — Ты не поедешь сегодня к своей Софье? Мы хотели тебя попросить, чтобы ты передала ей привет от Анастасии Андреевны. От той самой, что у Павла Петровича работает. Оказывается, она ее бывший педагог и много хорошего для нее сделала. Мы у нее вчера были в гостях, чай пили.

— А Сонечка просила поблагодарить вас за то, что убедили меня выставить в галерее не подлинник, а копию ее картины. Я, кстати, сейчас к ней в больницу еду. Хотите со мной? Часы приемные, и к ней уже всех пускают. Сами ей все приветы и передадите.

— Лично я очень хочу, — сказала Лешка и обернулась к брату: — А ты сможешь дойти? Арина нас в больницу с собой зовет, по пути заехать может.

— До тачки-то? Запросто. — Ромка довольно бодро вскочил с дивана. — Только благодарить нас не за что, ничего мы толком не сделали и злодейку не вычислили.


Знаменитая ныне художница, опираясь на подушки, чуть-чуть приподняла голову навстречу гостям. Возле нее стояла отключенная капельница и еще какие-то приборы, но Софья улыбалась, и Лешке очень понравилось ее открытое лицо с широко расставленными карими глазами, контрастирующими с густыми светлыми волосами.

Арина поставила в вазу большую пунцовую розу, выложила на тумбочку фрукты. Для Ромки нашелся стул, а Лешка с Ариной умудрились поместиться на краешке кровати.

— Это, как ты догадываешься, и есть мои друзья Рома и Оля, — представила Арина брата с сестрой своей подруге. — Они вчера у Анастасии Андреевны в гостях были. Я и сама не знала, что новая помощница Павла — та самая Старилова, твой любимый педагог.

— Она вам привет передает, а сама сегодня в Брест к родственникам уезжает, а как вернется, к вам придет, — вставил Ромка.

— Спасибо большое, — снова улыбнулась Софья. — Я ее очень люблю, она золотой человек и очень много для меня сделала.

— Они мне тоже всю дорогу об этом твердили, — сказала Арина и обратилась к Ромке: — Но как вы оказались у Анастасии Андреевны дома? И что у тебя с руками?

Ромка с Лешкой переглянулись.

— Чего уж тут скрывать! — прошептал Ромка. — Давай расскажем.

И они выложили подругам историю "разоблачения" Анастасии Андреевны, начав с того момента, как Ромка пришел к выводу, что новая помощница Павла Петровича и есть та самая элегантная самозванка, о которой им сообщила Оля, а толстой только притворяется. И как он разработал план прощупывания ее боков, и худо-бедно они его осуществили. Но поскольку при всех стараниях и ухищрениях добраться до ее бока им так и не удалось, то подозрение никуда не делось, а после подмены еще одной картины, наоборот, только усилилось. И как потом Ромка уговорил Олю съездить в галерею взглянуть на Анастасию Андреевну, а Лешка осталась на Арбате продавать картины, причем проделала она это просто отлично, заработав кучу денег. Но Ромке с Олей не повезло, так как помощницы Павла Петровича на месте не оказалось. Поэтому им с Лешкой пришлось ехать к ней домой, и вот там-то Ромка и умудрился упасть с балкона. Но своего они все-таки добились, Анастасию Андреевну ущипнули, и выяснилось, что никакая она не преступница и никаких картин не похищала. И мама их то же самое подтвердила. А еще они поняли, что тетка она, в общем-то, очень хорошая и добрая.

Арина хохотала от всей души, а Софье от смеха чуть не стало плохо. Она прижала к животу забинтованную руку и взмолилась:

— Хватит, ну пожалуйста, я больше не могу! Мне же больно смеяться.

Ромка нахмурился.

— И почему вам смешно, когда плакать надо? Ведь мы так и не нашли ту элегантную тетку, которая косит под Инну Николаевну. Может быть, все-таки это Игорь? Не сам, конечно, а с какой-нибудь своей подругой. Он один там в компьютерах сечет, и возможностей у него больше всех было.

Но Арина лишь махнула рукой.

— Чепуха, Игорь — хороший парень. А Софья сдвинула брови.

— Расскажите-ка мне поподробнее об этой неуловимой мошеннице.

— Да мы и сами ее только по Олиным рассказам себе представляем. Худая, элегантная, хорошо одетая, сильно накрашенная, пожилая, старая, то есть, с маленьким шрамом на лбу, — отчеканила Лешка. — Ну, и еще она художница.

— И с вами знакома, поскольку похоже на вас рисует, — подсказал Ромка и попросил: — Вспомните, пожалуйста, всех своих пожилых и элегантных знакомых.

— Со шрамом, пожилая, рисует… — Софья задумалась. — Под твое описание разве что Оксанина мать подходит, Татьяна Яковлевна. Но она не смогла бы незамеченной проникнуть в галерею.

— А где она живет? — насторожился Ромка.

— Этого я не знаю. Она некоторое время назад обменяла свою квартиру, и новый ее адрес мне неизвестен. Погодите-ка. Ариша, подай мне, пожалуйста, карандаш и бумагу.

Арина нашла в тумбочке большой альбом, открыла его и поднесла Софье. Художница, с трудом удерживая карандаш пальцами левой руки — правая у нее пока находилась без движения, — тем не менее умудрилась довольно быстро набросать портрет пожилой женщины с глубоко посаженными пронзительными глазами и гордо поднятой головой. Такая царственная осанка была разве что у Анны Ахматовой: Лешка не раз видела ее фотографии в маминых поэтических сборниках.

— Вот это, — сказала Софья, — мать Оксаны Ермаченко. А больше я никого не могу припомнить.

Рисунок дался художнице с трудом, и она, побледнев, откинулась на подушки. Лешка взяла у Арины альбом.

— Кого-то она мне напоминает. Рома, а тебе?

Ее брат мельком взглянул на лист и мотнул головой,

— Мне — нет.

— Ой, а я ее где-то видела, и совсем недавно. Вот где только?

Лешка вертела портрет и так, и эдак. К ней подключилась Арина и внимательно вгляделась в рисунок.

— Мне кажется, что я тоже ее знаю. Но откуда? Лешка стала вспоминать, она даже зажмурилась

от усердия.

И вдруг перед ней всплыл вагон метро и в нем женщина с высоко поднятой головой, усаживающаяся на освободившееся сиденье.

— Тетя Таня! — вскричала она.

— Ну да, тетя Таня, — устало кивнула Софья.

— А я и говорю, что тетя Таня. Рома, это тетя Таня, ты понимаешь?

Ромка схватил альбом.

— Ты что, думаешь, что эта старая клюшка… А… постой, вообще что-то есть. Арина, посмотри, как она похожа на уборщицу тетю Таню. Блин! И в самом деле, как раз у тети Тани возможностей заменить картину больше всего было. Игорю, значит, она свое ведро подсунула, а Анастасия Андреевна в это время уходила из галереи. Вот она отверткой в клавиатуру и ткнула, потом к мольберту подбежала — и все дела. Небось заранее свою копию заготовила и в подсобку спрятала. Кто б там ее искать стал?

— А ведь в ее подсобке наша Катька какую-то подозрительную картину видела. И на пожаре тетя Таня была, огонь помогала тушить, — тут же вспомнила Лешка.

— Зуб даю, что она его сама и подстроила. — Ромка резво вскочил, тут же скорчился от боли в коленке, сел снова и попросил Арину подать ему телефон. Девушка протянула ему свой сотовый, мальчишка потыкал пальцем в кнопки — все номера он помнил наизусть — и взволнованным голосом спросил:

— Павел Петрович, а тетя Таня на работе?

— Нет ее, и пару дней не будет. Она приболела, — ответил Богачев.

— Так. А скажите мне, пожалуйста, давно она у вас работает?

— Месяца два, наверное. — Павел Петрович удивился. — А зачем она тебе понадобилась?

— А затем, что она и есть она, — не совсем вразумительно ответил Ромка. — Мы вам скоро еще позвоним, до свидания.

Он отключил телефон и снова встал, теперь уже медленнее и осторожнее.

— Арин, как хорошо, что мы знаем, где она живет. Едем к ней домой!

— Значит, она еще не уехала? — побледнев еще больше, проговорила Софья. — Оксана говорила, что ее мать должна получить американскую визу и приехать к ней в Нью-Йорк.

— Так вот она куда собиралась! Теперь вообще все понятно. И как мы ее сразу-то не раскусили? Хотя как было догадаться? Она такой серой мышью прикинулась, никакой элегантностью от нее и не пахло. Только бы застать ее дома, только бы успеть!

Даже не попрощавшись как следует с больной, друзья ринулись к выходу.

— Только бы успеть! — всю дорогу твердил Ромка.


В подъезд дома на Амурской улице их впустила молодая девушка, пришедшая к кому-то в гости. Вместе с Ариной брат с сестрой вбежали на третий этаж, Ромка нажал на дверной звонок и прислушался. За дверью было тихо.

— Затаилась или дома нет? — прошептал он. Снизу, тяжело дыша, поднималась грузная женщина.

— Опять лифт не работает, — пожаловалась она. — Вы к Татьяне Яковлевне? А я ее только что у метро встретила.

— Она вам не сказала, куда идет? — спросил Ромка, но женщина покачала головой.

— Мы с ней поздоровались — и все. Она очень спешила.

— Уж не в аэропорт ли? — прошептал юный сыщик и крикнул: — Скажите, пожалуйста, у нее в руках какие-нибудь сумки были?

— Я не обратила внимания, — ответила женщина1.

Ромка подошел к электросчетчику. Колесико стояло на месте.

— Елки-палки, она же все отключила!

— А что же делать? В милицию звонить? Или в аэропорт ехать? — Лешка перевела растерянный взгляд с брата на Арину.

— Раз она, — Ромка кивнул на лестницу, по которой поднималась соседка, — не помнит, была ли тетя Таня с сумкой, то, значит, она поехала не в аэропорт. Большой багаж нельзя не заметить. Давайте съездим в Отрадное. Мне почему-то кажется, что она там. Думает небось, что никому не придет в голову искать ее в Оксаниной квартире. А если ее там нет, то хотя бы на счетчик посмотрим. Если она уже уехала, то холодильник должен быть отключен.


Лешку даже в жар бросило при виде быстро крутящегося колесика, отсчитывающего киловатт-часы, потребляемые электроприборами в квартире Оксаны Ермаченко.

Ромка, в отличие от сестры, побледнел от волнения.

— Ну что, звоним? — спросил он и, надавив на кнопку, замер в ожидании. Оно было недолгим.

— Кто? — спросили за дверью. Порадовавшись тому, что в двери нет глазка, юный сыщик прошептал Арине:

— Скажи, что ты из горгаза.

— Проверка газовых плит.

Аринин голос напомнил Лешке противных теток из их домоуправления. Никаких сомнений, не вызвал он и у женщины, находившейся внутри квартиры. А потому дверь открылась, и перед ними предстала уборщица тетя Таня. Вернее сказать, появившаяся перед ними женщина никак не походила на ту согбенную поломойку в вечно надвинутом на лоб стареньком платке и синем обтрепанном халате. Ее обведенные черным контуром глаза казались яркими и пронзительными, губы блестели от дорогой помады. Прежде неопрятные волосы были хорошо уложены, на лбу белел чуть заметный шрам. Оксанина мать была в брюках и тонком свитере.

Как ни была Лешка готова к подобной встрече, а все же растерялась. Опешила и Арина.

— Тетя Таня! — только и вымолвила она.

Замешательство на лице женщины в одно мгновение сменилось прежней угодливостью и покорностью судьбе. Она даже стала меньше ростом.

— Я приболела, приехала сюда, — пролепетала тетя Таня. — Это квартира моей дочери.

И все же прежний образ безропотной уборщицы ей возродить не удалось. Она первая это поняла, а потому сухо спросила:

— Что вам угодно?

— Нам угодно забрать у вас чужие картины, — невозмутимо ответил Ромка.

— О чем ты? — женщина изобразила полное непонимание и возмущение.

— А то не знаете? — хмыкнул юный сыщик и распорядился: — Арин, ты позвони, пожалуйста, Павлу Петровичу, а заодно и в милицию, скажи всем, что мы нашли преступницу и надо сделать у нее обыск.

— Какой еще обыск? Вы что, с ума сошли? — тетя Таня попыталась захлопнуть дверь, но Ромка ей помешал, быстро переступив порог.

— Нетушки, меня вам не вытолкнуть!

Что и говорить, по своему весу мальчишка явно превосходил хрупкую женщину.

— Теть Тань, давайте расстанемся по-хорошему, — вмешалась Арина. — Отдайте нам картины, и мы уйдем.

— Нет у меня никаких картин, — отрезала бывшая уборщица.

— Ну что ж.

Не вступая в дальнейшую полемику, Арина вытащила из сумки мобильник и принялась нажимать на его кнопки.

Оксанина мать развернулась и быстрым шагом направилась на кухню. Ромка побежал за ней. А она открыла шкаф, и вдруг в ее руке блеснула склянка. Мальчишка насторожился, но не сразу сообразил, что она собирается делать. А тетя Таня извлекла откуда-то цветной холст и плеснула на него из пузырька. Краски расплылись, рисунок стал таять на Ромкиных глазах.

— Вы что делаете? — закричал он, хватая ее за руку.

Вырвавшись, женщина схватила огромный кухонный нож и стала кромсать им полотно.

— Вы с ума сошли! — Ромка снова попытался ухватите ее за руку, но вместо того схватился за нож, его пронзила острая боль, и в ту же секунду он пожалел об этом, так как понял, что уничтоженный только что холст — всего-навсего хорошо ему знакомая копия второй картины Полянской. Но было уже поздно. Острое лезвие рассекло его ладонь. Алая кровь быстро закапала на пол.


Вбежавшую на кухню Лешку при виде крови обуял ужас.

— Рома, что с тобой, ты ранен?!

А тетя Таня продолжала размахивать окровавленным ножом, наступая на ее брата. Не хватало еще, чтобы она его убила!

Подбежав сзади, Лешка со всей силы пнула женщину под коленку, и та, потеряв равновесие, наткнулась на газовую плиту. Кастрюли и сковородки посыпались вниз, их содержимое заляпало пол. Оксанина мать неловко оперлась о плиту рукой с зажатым в ней ножом, но на месте не удержалась, и нож вонзился ей в плечо. Брызнула и полилась кровь, причем куда сильнее, чем из Ромкиной ладони. Все это произошло в какое-то мгновение. Арина, вбежав на кухню следом за Лешкой, остолбенела.

— Что случилось? Кто ударил ее ножом?

— Она сама на него напоролась, — сказал Ромка. — Наверное, ей нужна "Скорая". А милицию ты вызвала?

— Пока нет. Я позвонила Павлу и Володе, сейчас они будут здесь. — И девушка принялась набирать номер "Скорой помощи".

Лешка перевела глаза на изрезанную, расплывшуюся, закапанную кровью картину.

— Это копия, — несмотря на свое трагическое состояние, Ромка хихикнул и приблизился к тете Тане. Женщина, вмиг превратившаяся в старуху, сидела на стуле, окровавленными руками держалась за свое плечо и смотрела прямо перед собой ничего не видящими глазами. — Скажите нам, где первая картина, и мы не будем вызывать милицию. Арин, подтверди.

— Не будем, — нерешительно кивнула девушка.

— А иначе вас в тюрьму посадят, у вас виза пропадет и вы никуда не уедете, — гнул свое Ромка.

То ли Оксанину мать проняло, то ли у нее не осталось больше сил, но она слабым жестом указала на старую хозяйственную сумку в углу за дверью. Лешка подтащила ее к себе — в сумке лежала картошка. Она бы сроду не догадалась здесь ничего искать.

— На дне посмотри, — нетерпеливо крикнул Ромка.

Лешка вытряхнула клубни прямо на пол. Они довершили картину разгрома кухни.

На дне сумки лежал обернутый в бумагу тщательно скатанный холст. Левой рукой Ромка отогнул бумагу, но., побоявшись запачкать ее кровью, продолжавшей течь из его рассеченной ладони, сказал сестре:

— Проверь.

Лешка развернула холст. Всходящее солнце отражалось от окон верхних этажей небоскребов. Это был Софьин "Восход".

— Та самая, — обрадовалась она, снова свернула картину, отнесла ее на тумбочку в прихожей и вернулась на кухню.

Арина увидела рассеченную ножом Ромкину ладонь.

— Мне кажется, тебе придется накладывать швы.

— Не надо! — завопил он.

— Дождемся "Скорой", там будет видно. — Она взглянула на часы. — Ждать недолго осталось.

Однако самым первым в квартиру влетел Павел Петрович, за ним — Володя, а уж потом появилась "Скорая помощь".

— Что здесь произошло? — с подозрением обводя глазами картину недавней битвы, спросил пожилой мужчина-врач.

— Моя сотрудница каким-то образом наткнулась на нож, — ответил Павел Петрович. — Так ведь, Татьяна Яковлевна?

Тетя Таня, кивнув, встала со стула, покачнулась и чуть не упала. Люди в белых халатах подхватили ее под руки. Лешка оглянулась вокруг. На стуле была кровь, на плите была кровь, на столе была кровь, на полу была кровь. Кровь была везде, она никогда не видела столько крови сразу. Ее затошнило, и она медленно осела на пол.

Девочка пришла в себя, почувствовав резкий запах нашатыря, и тут же услышала бодрый и, несмотря ни на что, радостный голос своего брата:

— Лешк, очнись. Дело-то наше закончено. Или окончено, как правильно сказать?

— Закончено, — ответила она и снова закрыла глаза.

Эпилог

Лешка вышла из школы и посмотрела по сторонам, ища глазами брата. Его нигде не было. Зато к ней подскочил Славка.

— А где Ромка?

— Не знаю, сама ищу. Погоди, сейчас у Наташки Тихоновой спрошу.

Расфуфыренная Наташка, задрав, как всегда, нос, плыла мимо.

— Наташа, — робко окликнула ее Лешка, — ты Рому не видела?

— У нас на последнем уроке изложение было, а он со справкой, его отпустили.

— Значит, он дома, — успокоилась Лешка.


Так оно и было. Ромка возлежал на ее диване, сжимая в левой руке телефонную трубку.

— Мне снова крупно повезло! — захлебываясь от восторга, вещал он, как Лешка поняла, Венечке. — Потерпел немножко, когда мне швы в травмпункте накладывали, зато теперь писать не могу, значит, от всяких там контрольных, изложений и сочинений надолго освобожден. И уроки письменные могу не делать. Когда еще такое счастье выпадет? Экзамены? Да что мне экзамены! Подумаешь, к ним я только так подготовлюсь. Теперь-то у меня навалом свободного времени. А Лешка мне не верила, что я из любой ситуации вывернусь, — подколол он вошедшую в комнату сестру. — Жаль, что я у нее ничего не выспорил.

Поговорив с Венечкой и продолжая лучиться от счастья, Ромка переключил внимание на Славку. Его прямо-таки распирало желание похвастаться тем, как он вчера рисковал жизнью. Причем в Ромкиной интерпретации злая преступница сама кинулась на него с ножом, и только благодаря своей необыкновенной изворотливости и проницательности он избежал гибели.

— Значит, это она пожар в галерее учинила? — уточнил Славка.

— Ага. Но Павел Петрович выяснил, что она не предполагала таких последствий, а хотела лишь отвлечь на время внимание Игоря, чтобы подменить картину своей копией. Для этого за горшок с цветком, в самый угол, она поставила бутылочку с бензином, а под нее — маленькую свечку, чтобы пластик расплавился и бензин загорелся не сразу, а после того, как она спрячется в своей подсобке. Так оно и случилось, только пламя вмиг занялось и побежало по стенкам. Конечно, нормальный человек так бы не поступил, с психикой у нее, видать, нелады. Увидев, что она натворила, тетя Таня сначала решила убежать, забыв о всяких картинах, но потом пришла в себя и даже помогала Игорю тушить пожар до приезда пожарников. В суматохе никто не заметил, как Катька нырнула в ее подсобку.

— А про веб-камеру твою она откуда узнала?

— На полу кусочки пластмассы заметила. Я-то думал, подметет старая клюшка пол и ни о чем таком не подумает.

— А она, выходит, и на компьютере работать умеет.

— Этого я не знаю. Может быть, да, а может быть, и нет. Как она с ним расправилась, большого ума не надо.

— А сейчас она где?

— В больнице, где ж еще. Софья очень просила Павла Петровича не возбуждать против нее уголовного дела. Все-таки это мать ее подруги. А Оксана здесь ни при чем. О том, что миллиардер приобрел Софьину картину, Оксана узнала раньше, чем информация об этом попала в Интернет, позвонила своей матери и попросила ее сказать об этом Софье. Ну, а та сообщением дочери совсем по-другому воспользовалась и Оксану в свои козни не посвятила.

— А зачем она еще и на Арбате картины продавала? — задал очередной вопрос Славка.

— Из-за денег. А чужое имя на всякий случай присвоила. Никто б ни о чем и не догадался, если б не я, — с гордостью заявил Ромка. — Но Лешка, впрочем, тоже молодец.

А его сестра включила компьютер, чтобы в очередном письме Артему рассказать об их вчерашних подвигах, и на глаза ей попался один из его предыдущих ответов.

— Если бы Артем был с нами, он бы еще раньше тетю Таню раскусил, — заявила она, — Видите, он давно нам написал, что преступник — это человек, так или иначе связанный с галереей, но который остается вне всяких подозрений.

Ромка насупился.

— Вот пусть приезжает и раскусывает, кого хочет, а то хорошо ему на расстоянии рассуждать. На нее никто и подумать не мог. Помнишь, когда мы к ней первый раз приехали и она нас к себе домой не пустила, то решили, что она бедно живет и стесняется этого. А она, скорее всего, испугалась, что если мы к ней зайдем, то по обстановке догадаемся, что никакая она не бедная и не уборщица. Ничего не скажешь, здорово она притворялась убогой, неграмотной старухой, ничего не смыслящей в искусстве. Да еще и под косынкой шрам свой скрывала.

— Вот именно. Уборщицы — самые незаметные люди, и ты должен был об этом помнить, — возразила Лешка, вступаясь за Артема. — И еще ты сам обратил внимание на то, как умело она один раз свернула холст, но не придал этому никакого значения. Славка прервал их спор.

— Вот что делают жадность и зависть, — задумчиво проговорил он.

— Ты прав, — согласился с ним Ромка. — Мне тоже сказали, что я недостаточно хорошо рисую, но я же из-за этого не стал воровать и подменять чужие картины.

Он поднялся с Лешкиного дивана, левой здоровой рукой извлек из-под него свой "Красный круг".

— Разверни-ка, — попросил он друга и, заново любуясь своим произведением, произнес: — Недооценили меня все-таки как художника. Но не зря я такую красоту рисовал. Теперь подрамник с рамой куплю, картину на стенку повешу, и мы всегда будем помнить об этой истории. А еще я Андрею обо всем расскажу, он напишет статью на криминальную тему о подмене картин, а если ему понадобится моя фотография, то я поставлю перед ним одно условие. Знаете, какое? — Как великий актер на сцене, Ромка сделал многозначительную паузу, а потом сказал: — Я попрошу его заснять меня, как Катьку, с картиной, только с моей собственной. Заслужил я хоть капельку славы?

— Конечно, заслужил, — хором ответили Лешка со Славкой.


Оглавление

  • Глава I КАТЬКА ПРИЕХАЛА!
  • Глава II ЗАГАДКА «ЧЕРНОГО КВАДРАТА»
  • Глава III СПАСЕННАЯ КАРТИНА
  • Глава IV РОМКИНО ТВОРЕНИЕ
  • Глава V ПЛАН ДАЛЬНЕЙШИХ ДЕЙСТВИЙ
  • Глава VI НА СТАРОМ АРБАТЕ
  • Глава VII ТАЙНА ЧУЖОГО ДНЕВНИКА
  • Глава VIII ПУСТЫЕ ХЛОПОТЫ
  • Глава IX НОВАЯ ЗАТЕЯ
  • Глава X ОТВЕРГНУТЫЙ ШЕДЕВР
  • Глава XI НЕУДАЧНОЕ ПРОЩУПЫВАНИЕ
  • Глава XII ДОЛГОЖДАННАЯ ПОДМЕНА
  • Глава XIII УСПЕШНАЯ ТОРГОВЛЯ
  • Глава XIV ПАДЕНИЕ С БАЛКОНА
  • Глава XV ПОРТРЕТ В АЛЬБОМЕ
  • Эпилог


    Загрузка...