загрузка...
Перескочить к меню

Дело о любопытном ежике (fb2)

- Дело о любопытном ежике (а.с. Ромка и Лешка-17) 464K, 139с. (скачать fb2) - Наталия Александровна Кузнецова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Дело о любопытном ежике

Глава I ПРЕКРАСНОЕ НАЧАЛО

Ромка вбежал в комнату, вытер со лба пот и поискал глазами сестру.

— Уф, ну и жара сегодня! Лешка не прореагировала. Она сидела на полу козле большого платяного шкафа и с яростным выражением лица вытягивала оттуда свою одежду. Присев рядом, Ромка ухватил сестру за локоть.

— Лешк, спорим, не знаешь, какой зверь в зоопарке меньше всех от жары страдает.

Девочка отдернула руку.

— Вараны какие-нибудь, они ж из пустыни, привыкли к пеклу. Или попугаи, потому как все они из тропиков. А вообще не приставай ко мне с всякими зверями, и без тебя тошно.

— Вараны, попугаи! — передразнил сестру Ромка. — Это каждый знает. Но вараны — это ящерицы, то есть пресмыкающиеся, а попугаи — птички. Правда, Попочка? — повернулся он к своему волнистому попугайчику.

— Омочка, пусик мой! — тут же откликнулся всегда веселый и бодрый Попка. Желтый попугайчик подлетел к прутьям решетки, покрутил головкой, спрыгнул на качели, с них — на жердочку и забегал из стороны в сторону, шустро перебирая лапками и всем своим поведением доказывая, что тропическим птичкам никакая жара не страшна.

А Лешка лишь плечами пожала.

— Тогда не знаю, отстань от меня.

Но Ромка отставать не собирался, не поделившись новыми, только что приобретенными знаниями.

— Этот зверь — белый медведь, вот кто. Он ни арктического холода, ни тропической жары не боится, такая у него толстая шкура, ясно тебе? И вообще, чтоб ты знала, этот медведь — самый сильный на свете хищник, запросто переборет и льва, и тигра. Не веришь? И зря. Только что по телику Московский зоопарк показывали, так там мишки с Севера на травке развалились и греются себе на солнышке.

Лешка снова пожала плечами. Медведь так медведь, ей-то что? И тут только Ромка заметил, что сестра не в духе.

— Лешк, а что это с тобой? — удивился он. — Мы ж в Медовку едем! До сих пор не прониклась? Сама целый год талдычила: скорее бы лето да на дачу. А теперь снова чем-то недовольна. Не рада, что ли?

— Рада, еще как, — с грустью произнесла Лешка и затолкала на освободившееся место свою любимую оранжевую обезьяну.

Ромка огляделся. У его сестры были три мягкие обезьянки, кроме оранжевой, еще две коричневые. Днем она рассаживала их на своем диване, а на ночь перекладывала в кресло. Но сейчас и диван, и кресло были пустыми.

— А чего это ты делаешь? И куда подевала своих мартышек?

— Спрятала.

Чуть слышно шмыгнув носом, Лешка как попало рассовала по полкам свои свитера и футболки.

— Зачем?

Сестра поднялась с пола и откинула назад свои рыжеватые волосы.

— Ну что ты такой непонятливый? Они похожи на Аечку!

— Так мы же сегодня уезжаем! Ты их теперь не скоро увидишь.

— Но приезжать-то будем! И они мне о нем сразу напомнят! — воскликнула Лешка и горестно вздохнула: — И как я без него буду жить!

— Так же, как и всегда, — хмыкнул Ромка. Однако, заметив в углу комнаты невесть как попавший туда недогрызенный кокос, незаметно от Лешки подобрал остатки тропического плода и выбросил их в мусорное ведро. А сам подумал: «Ну и далась же ей эта зверушка!».

И надо же было такому случиться, чтобы неведомо какими путями занесенный в Москву редчайший мадагаскарский лемур Аи-аи, или руконожка, как еще называют этого зверька, по невероятному стечению обстоятельств достался именно Лешке. Никогда раньше брат с сестрой не видали подобных зверей. У Ай-ая был длинный пушистый хвост, огромные, как у летучей мыши, перепончатые уши, и зубы, как у белки. Но самым примечательным у этой полумартышки, как называл лемура Ромка, были лапки с длинными-предлинными пальцами, а из них особенно выделялся средний с длиннющим когтем-щупом, которым Аи-аи в природе добывал себе в пищу личинок из-под коры деревьев. По всему по этому Ромка считал руконожку жутким уродом, но на Лешкин взгляд Аечка был просто красавцем. Впрочем, о вкусах не спорят. Тем паче, что дело было вовсе не во внешности экзотического зверька, а в том, что за короткое время заморский пришелец принес ребятам уйму забот, хлопот и неприятностей, а их мама считала, что появление лемура в доме оказалось сродни пожару или нападению банды грабителей. Веселый и ласковый зверек мигом приручился, однако крушил и портил все, что попадалось под его когти-бритвы.

Правда, вскоре после появления руконожки начались летние каникулы, вернулся из Англии Артем — лучший друг Ромки и Лешки, и друзья были приглашены в гости в красивую загородную усадьбу, расположенную на реке Десне. Лешка взяла зверька с собой, избавив маму от проделок нежданного квартиранта. После отдыха на Десне она собиралась забрать Аечку на все каникулы в Медовку, а о дальнейшей его судьбе не задумывалась, так как лето казалось бесконечным, а будущее — необозримым.

Но мама знала, что каникулы промелькнут быстро и зверь снова воцарится в их доме. С содроганием думая о том, что придется снова и снова покупать подушки и занавески, волноваться за люстры, посуду и комнатные цветы, Валерия Михайловна сама нашла выход из угрожающего ее спокойной жизни положения. Она позвонила в Фонд защиты животных, потом еще куда-то, с кем-то встретилась, словом, приложила все силы к тому, чтобы вернуть редкого зверя на его родину — остров Мадагаскар. Как раз сегодня его и увезли.

— Ну и чего страдать? — недоумевал Ромка. — Он же вернется в заповедник, создаст там семью. Не для тебя же ему жить.

А Лешка вспомнила, как Аечка на прощание ткнулся ей в щеку своей глазастой мордочкой, будто поцеловал. Должно быть, чувствовал, что они расстаются навсегда. На ее глазах выступили слезы.

— Если бы я не понимала, что зверям нужна дикая природа, никому бы его не отдала. И еще я боюсь, что он привык к тому, что его кормят люди, и не сможет сам добывать себе пищу.

— Еще как сможет! Иначе бы он в шкафу в поисках личинок дырку не расковырял. А уж банан или кокос и ты найдешь, если попадешь в тропики.

Лешка чуть-чуть успокоилась, захлопнула шкаф и положила в уже собранную сумку несколько иллюстрированных журналов для подростков, чтобы листать на пляже. Во второй половине дня отец Артема обещал отвезти их в Медовку. Как жаль, что такой счастливейший день, который она действительно ждала почти год, омрачен расставанием с Аечкой. Он ведь не пришлет ей письма и не позвонит, и она никогда ничего не узнает о его дальнейшей судьбе.

— Знаешь что? — воскликнула она. — Больше никогда, ни за что никаких зверей заводить не буду! С ними так грустно расставаться. Есть Дик — и ладно.

— Мудрое решение, — сказал Ромка, выглянул в окно и радостно заорал: — Едут!

Из заехавшей во двор машины выскочил Артем и замахал им обеими руками. Родители подхватили сумки детей и заторопились к выходу. Лешка схватила за поводок своего Дика, Ромка потащил к дверям клетку с Попкой. Попугай впервые покидал родной дом: Ромка решил, что его любимцу пойдут на пользу смена обстановки, свежий воздух и новые впечатления.

То есть если на Десну брат с сестрой брали с собой одного руконожку, то теперь увозили из дома всех своих питомцев. И Олег Викторович при всем огорчении от разлуки с дорогими чадами по-детски радовался тому, что они на все лето избавили его от выгуливания Лешкиной собаки и чистки клетки Ромкиного попугая, что ему доводилось делать довольно часто.

Все семейство спустилось вниз. Владислав Николаевич, отец Артема, пригласил Валерию Михайловну и Олега Викторовича в Медовку на выходные дни проведать детей и отдохнуть самим, и они, конечно, согласились.

После прощальных объятий и долгих напутствий Ромка залез на переднее сиденье, двумя руками обнимая клетку с притихшим Попкой, а Лешка с Артемом и Диком устроились сзади.

— Отправили зверя? — спросил Артем. Лешка печально кивнула.

Артем погладил ее по плечу.

— Честное слово, ему там будет хорошо, в сто раз лучше, чем здесь.

И сказал это он таким проникновенным и заботливым голосом, что Лешка поверила ему сразу и безоговорочно, и в ту же секунду все ее существо затопила безудержная радость. Наконец-то она осознала, прониклась, как говорит Ромка, что они и в самом деле едут в Медовку — лучшее место на всей планете. Подумать только: еще какой-то час — и они на свободе, предоставлены самим себе и делают все, что им захочется. Ну, правда, там с ними, как всегда, будет еще жить Нина Сергеевна — родная тетка Артема, но она добрая, а потому не считается.

Дачный поселок под замечательным названием Медовка располагался совсем недалеко от Москвы — в каком-нибудь получасе езды от МКАД. Владислав Николаевич высадил детей и их живность из машины и почти сразу уехал: назавтра ему предстояла важная командировка.

Лешкин Дик, выпрыгнув на дорогу, спокойно затрусил к даче: узнал знакомые места. Сама Лешка и вовсе прекрасно помнила каждую проведенную здесь минуту, а потому, войдя в дом, с превеликим удовольствием огляделась. Почти все осталось без изменений, даже фотография трехмесячного Артема с гордо поднятой головкой по-прежнему стояла на каминной полке. Правда, спустя секунду снимок исчез. Это Артем, проходя мимо, вдруг застеснялся своего голопузого прошлого и незаметно задвинул рамку со снимком за цветочную вазу.

Ромка в воспоминания не вдавался. Он пронесся по дому, как метеор, подыскивая самое хорошее место для клетки с Попкой, но, как ни искал, не придумал ничего лучше, как поселить его на втором этаже в комнате, в которой всегда жил вместе с Артемом.

А Лешка направилась обустраивать «свою» комнату. Комнатка была маленькой, но очень уютной. Из раскрытого окна волнами натекал летний зной. Лешка присела на диван, и на память пришла зима. Вспомнилось, как Артем приехал в Москву на каникулы, как они встретили Новый год, а потом упросили родителей отпустить их сюда, на дачу. И был один прекрасный вечер, когда за окном бушевала вьюга, об это самое окно бились снежные комья, а они с Артемом сидели вдвоем, придвинув к ногам обогреватель, и он рассказывал ей про Англию. И как же было тогда тепло и хорошо. Правда, к ночи всю идиллию, как всегда, испортил Ромка: обнаружилось, что он вдруг куда-то пропал. Но это уже другая история.

А сейчас комнату заливал яркий свет: солнце, похоже, и не собиралось закатываться. С улицы пахло цветами, из кухни — чем-то невероятно вкусным.

Встав с дивана, Лешка вытащила из сумки одежду, переложила ее в шкаф, развесила на плечиках вещи, которые могли помяться, и отправилась во двор, где ее дожидалась Нина Сергеевна, чтобы продемонстрировать свои цветоводческие достижения. В этом году возделанные ее руками клумбы благоухали и радовали глаз не только во дворе, но и на улице перед домом, а новая застекленная веранда походила на цветочную оранжерею.

Но экскурсия длилась недолго. Ромка, выбрав для своего Попки место в углу напротив окна, чтобы и свет на клетку падал, и сквозняков не было, и, забросив в угол сумку, предложил сестре и другу сходить на речку. Так они и сделали.

Наплававшись в теплой воде, Лешка разлеглась на подстилке, жмурясь от яркого солнца и чувствуя себя на вершине блаженства. Все вокруг было именно так, как она себе и представляла долгими зимними вечерами: и островки зеленой травы среди желтого песочка, и синее-синее небо с редкими белыми облачками, а рядом Артем — и это самое главное. А еще и Венечка обещал приехать.

Озарив сестру счастливой улыбкой и обдав холодными брызгами, рядом плюхнулся Ромка, но тут же увидел старых дружков Коляна и Сашку Ведерникова, и его как ветром сдуло. А Артем к ребятам не побежал, лишь помахал им рукой. Он сел рядом с Лешкой, заглянул в ее лицо и смущенно произнес:

— Конечно, здесь не так шикарно, как у Гарика. Ни водных лыж, ни скутера.

Лешка покачала золотистой головой.

— На Десне было хорошо, но здесь ещё лучше, честное слово.

И они снова побежали к воде, а потом лениво следили, как истекающее жаром солнце медленно прячется за кружевные верхушки деревьев, украшающих высокий холм. А когда весь берег заволокло тенью, Лешка, внезапно опомнившись, вскочила.

— Нас же Маргарита Павловна с Жан-Жаком ждут! Я ей утром позвонила и сказала, что мы сегодня приедем.

Глава II НОВЫЕ СОСЕДИ

Забежав домой, друзья переоделись, поужинали и, прихватив с собой Дика, отправились в гости. Но сначала решили повидаться с еще одним своим взрослым приятелем. Чуть дальше дома с мансардой, где жили Маргарита Павловна и ее муж Жан-Жак, стоял небольшой киоск, в котором работал продавцом отставной майор милиции Петр Иванович Сапожков. Артем до сих пор знал о Петре Ивановиче и его внуке Алексее, тоже милиционере, только понаслышке, а сейчас воочию увидел перед собой грузного пожилого человека с седыми волосами и грубым, но очень добрым лицом.

— Привет, друзья, рад вас видеть, — сиплым голосом поприветствовал их Петр Иванович.

— А это наш Тёмка, мы у него будем все лето жить, — объявил Ромка, пожимая протянутую руку.

Петр Иванович подал Артему вторую руку.

— Очень приятно. Из Англии, значит, вернулся? — Его внимательные «милицейские» глаза, казалось, прощупывали мальчика насквозь. — Надеюсь, на сей раз вы не впутаетесь ни в какую криминальную историю. Обещаете? — теперь он смотрел на всех.

— Ну… — начал Ромка.

— Конечно, обещаем. Мы сюда отдыхать приехали, хватит с нас всяких приключений, — опередила брата Лешка и спросила: — А Алексей, случайно, не в отпуске?

— Он разве когда-нибудь отдыхает? — вздохнул бывший милиционер.

Они еще немножко поговорили, а потом Петр Иванович повернулся к покупателям, а друзья, пообещав заходить к нему как можно чаще, повернули обратно и направились к дому с мансардой.

Артем не был в Медовке с зимы и теперь с удивлением смотрел на новостройки вокруг. Особенно его поразило отсутствие старой развалюхи, в которой когда-то жил жалкий похититель Маргариты Павловны и Лешки. На месте маленького домишки был возведен новый большой особняк, увенчанный высокой квадратной башенкой.

— Надо же, сколько здесь перемен! — воскликнул Артем.

— Мы это еще весной заметили, — сказал Ромка, отворяя знакомую калитку.

Первым во двор дома с мансардой влетел Дик. Внезапно остановившись, пес повел ушами и подбежал к своей бывшей будке. Обнюхал ее со всех сторон, попятился от входа и выразительно посмотрел на Лешку. Несомненно, он хотел выяснить, не вздумала ли она снова поселить его в эту конуру.

— Не волнуйся, Дик, мы сюда просто в гости пришли. — Лешка всегда разговаривала с ним, как с человеком, и четвероногий друг ее прекрасно понимал.

А Ромка подвел Артема к своему собственному творению — огородному пугалу. Стараниями Жан-Жака верный страж дома с мансардой всегда одевался по сезону. На сей раз поверх старого темного пальто, которое считалось не одеждой, а туловищем, чучело украшала ярко-желтая футболка, а на голову-мяч с дыркой-ртом и нарисованными фломастером глазами была нахлобучена широкополая соломенная шляпа.

Услышав голоса, на низкое крылечко вышла Маргарита Павловна. Дик подбежал к ней, завилял хвостом, подпрыгнул, лизнул в щеку и виновато оглянулся на Лешку: дескать, тебя я люблю больше всех, но сейчас не могу не поприветствовать свою бывшую хозяйку. Она ко мне всегда хорошо относилась.

Маргарита Павловна просияла улыбкой и погладила собаку.

— Дик, голубчик! Ромочка, Оленька, Артем! Давно приехали? Проходите в дом, пожалуйста.

Вслед за Маргаритой Павловной показался загорелый, все такой же моложавый и подтянутый, ничуть с прошлого года не изменившийся Жан-Жак. Поистине ни над ним, ни над Маргаритой Павловной время было не властно, хотя каждому из них исполнилось уже немало лет.

Сцепив пальцы обеих рук, Жан-Жак потряс ими над головой в знак приветствия.

— Мы с Риточкой о вас часто вспоминали. Школьные каникулы давно начались, а вас всё нет и нет.

— Мы на другой даче гостили. Сейчас вам столько всего расскажем! — пообещал Ромка. Нетрудно было догадаться, что и спешил он сюда за тем, чтобы похвастаться своими подвигами перед внимательными слушателями, а заодно и вкусно поесть: когда Маргарита Павловна пригласила их к столу, а Лешка покачала головой: «Спасибо, мы уже ели», он толкнул сестру в бок. — Говори за себя.

По знакомой лесенке дети поднялись в мансарду, где гулял наполненный цветочными ароматами легкий ветерок, а на столе у окна стоял разукрашенный самовар. Лешка села за стол, посмотрела в окно, увидела закатное небо над густым лесом и, как всегда, подумала о том, что нет в мире места лучше маленькой Медовки.

А Маргарита Павловна, очевидно, готовилась к встрече. Она напекла для дорогих гостей вкусных пирожков, и даже Лешка не смогла отказаться от душистого чая, не говоря уж о мальчишках. Но не успел Ромка как следует наесться и приступить к рассказу о своих подвигах, как послышался рокот двигателя. К особняку с башенкой подъехала новенькая темно-синяя сверкающая «Ауди», из нее вышел высокий человек, посмотрел на окна мансарды и покачал вскинутой вверх рукой.

— Добрый вечер. — Голос у соседа был густой, звучал отчетливо. — Чаевничаете?

Жан-Жак приветливо закивал в ответ.

— У нас сегодня гости. Валера, присоединяйся! Молодой человек не заставил себя упрашивать, тут же поднялся наверх, кивнул ребятам, уселся за стол и, как у себя дома, без всякого стеснения стал лопать чужие пирожки. Ромка так и следил, как они исчезают у него во рту. А потом, давясь, и сам принялся за пятый пирожок, хоть и давно наелся. Потому что по собственному опыту знал, что когда не доешь что-то вкусное, то потом об этом долго жалеешь. Один раз Ромка пошел с отцом в кафе, а Олег Викторович расщедрился и разрешил ему заказать все, что душе угодно. Ромкиной душе, вернее, его желудку, были угодны все блюда из предложенного меню. Но своих сил он не рассчитал, и огромный кусок курицы гриль так и остался несъеденным. И потом всякий раз, оставаясь голодным — а Ромка часто оказывался в ситуациях, когда или некогда поесть, или нигде, — он, глотая слюнки, представлял себе золотистую кожицу той невостребованной курицы, а потому и зарекся никогда ничего не оставлять недоеденным. Вот и теперь хоть и был уже сыт выше головы, но наедался еще и впрок. И поскольку был всецело увлечен этим занятием, то упустил многое пи того, о чем рассказывал молодой человек. Впрочем, слушать его было необязательно, так как говорил тот о вещах совсем неинтересных: больших налогах и всяких трудностях, с которыми сталкивается его фирма. Внимал соседу один Жан-Жак. Маргарита Павловна, стараясь всем угодить, ходила туда-сюда, Артем листал журнал, а Лешка все смотрела в окно и просто радовалась жизни.

— Валера, ты был во Франции? — вдруг, перебив молодого человека, спросил Жан-Жак. — Мне все кажется, что я тебя где-то раньше видел.

— Был. Туристом, — ответил сосед. — Но, вообще-то, многие говорят, что я на кого-то похож.

Лешка пригляделась к Валере внимательней. It мощность его была располагающей: открытое лицо, широкие плечи, серые глаза, прямой нос, высокие скулы. Таких лиц полно на страницах различных изданий. Сосед Жан-Жака и Маргариты Павловны запросто мог рекламировать какие-нибудь дорогостоящие товары. Лешка перевела взгляд на журнал, который разглядывал Артем. Вот, пожалуйста, похожий на Валеру парень со счастливой улыбкой садится за руль дорогой иномарки.

А молодой человек, опередив Ромку, схватил с блюда последний пирожок, запил его чаем, вылив в свою чашку всю заварку, вытер со лба пот и поднялся.

— Спасибо за чай, не успел в Москве поужинать, а дома ничего нет, и жена моя сегодня у родителей останется. — И тут же с радостью воскликнул: — А нет, вот и она! Значит, передумала.

Ребята выглянули в окно и увидели двух молодых женщин, светленькую и темноволосую. А сосед крикнул:

— Вика, я здесь!

Женщина с темными волосами первой подняла лицо вверх и улыбнулась всем сразу.

— Здравствуйте! Валера, спускайся к нам. Вслед за ней со всеми поздоровалась блондинка, а Маргарита Павловна почему-то очень обрадовалась.

— Здравствуй, Вика, здравствуй, Наденька. Заходите к нам тоже, — пригласила она.

Но обе женщины сказали спасибо и, сославшись на то, что уже поздно, пообещали прийти в другой раз. Валера, еще раз поблагодарив хозяйку за чай, сбежал вниз.

Маргарита Павловна отошла от окна и, заварив свежего чаю, улыбнулась.

— А ведь это я Вику с Наденькой познакомила. И рассказала, как недавно в электричке встретила симпатичную молодую женщину, которая тоже ехала в Медовку. Приглядевшись, Маргарита Павловна узнала в своей спутнице дочь профессора Валагина — ученика своего первого мужа.

Ребята знали, что Жан-Жак был вторым мужем Маргариты Павловны. Хоть и познакомилась она с ним в далекой юности, судьба развела их на долгие годы, можно сказать, на целую жизнь. Жан-Жак уехал во Францию, а Маргарита Павловна вышла замуж за хорошего человека — профессора Балалейкина. Потом профессор умер, она несколько лет жила одна и лишь в прошлом году снова встретилась со своей первой любовью.

— Они с отцом у нас так часто гостили, что, можно сказать, девочка выросла у меня на руках, — продолжала Маргарита Павловна. — Она тогда была прелестным ребенком, а теперь превратилась в красивую женщину. И достигла в жизни многого. Знает несколько языков, защитила диссертацию, а сейчас пишет какую-то интересную книгу, а потому и приехала к нам в Медовку, чтобы уйти от городской суеты и спокойно поработать на природе.

Ну и, понятно, когда они сошли с электрички, Маргарита Павловна пригласила Надежду к себе, а наутро помогла снять в поселке жилье, потому что молодая женщина не захотела обременять их с Жан-Жаком своим присутствием. А поскольку новые соседи оказались тоже очень приятными людьми, то, придя в гости все скопом, сразу нашли общий язык.

— Но вы лучше о себе расскажите. Как жили, что делали? Мы же знаем, ваша жизнь без приключений не обходится, — обратилась Маргарита Павловна к детям.

— Не обходится, — деланно вздохнул Ромка и поведал о том, как замечательно они провели время в красивейшем уголке Подмосковья, где живет их новый друг Гарик, и заодно раскрыли очень запутанное преступление. А Лешка рассказала о своем экзотическом зверьке, которого только сегодня отправили на его родину, остров Мадагаскар. Она при этом снова загрустила и в который уже раз клятвенно заверила всех присутствующих, и прежде всего себя:

— Вот честное слово, никаких зверей больше не завожу!

От разговоров ребят отвлек телефонный звонок. Нина Сергеевна интересовалась, не собираются ли они домой. Артем взглянул на часы и присвистнул. Шёл первый час ночи. Нина Сергеевна беспокоилась не о детях: им троим, да еще с Диком, ничего не грозило, а вот хозяевам могли надоесть изрядно припозднившиеся гости. Но Маргарита Павловна ее заверила, что ребята ничуть им не мешают,

— Тогда я ложусь спать, — объявила Нина Сергеевна.

— И на здоровье, мы не станем тебя будить, — сказал Артем.

А у Маргариты Павловны подоспел новый противень с пирожками, и Ромка запихнул в себя парочку и налил еще чаю из самовара. Но Артем заметил, что Жан-Жак незаметно зевнул, и схватил друга за руку,

— Тетя Нина права, нельзя надоедать людям. Пойдем домой.

Ромка вздохнул, но согласился, а перед уходом вспомнил, что Жан-Жак обожает еще одного неотъемлемого члена их компании — вундеркинда Венечку, и на прощание порадовал француза:

— В следующий раз мы к вам с Венькой придем. А теперь спокойной ночи.

По обезлюдевшему давно поселку трое друзей отправились домой. Путь им освещала яркая луна. От росших по обочинам дороги деревьев и кустов веяло прохладой, аромат цветов усилился, и было немного жаль, что такой прекрасный и долгий день уже ушел в прошлое.

Перед сном друзья собирались немного посидеть во дворе на лавочке, но сил хватило лишь на то, чтобы помыться и свалиться в постели.

Но спокойно поспать никому не удалось.

Глава III НОЧНЫЕ СТРАХИ

Дик любил спать на полу возле Лешки, но сейчас, чтобы пес не мучился в своей шубе в жарком помещении, она уложила его под деревом у своего окна. И калитка, и входная дверь находились в поле собачьего зрения, то есть в надежности охраны можно было не сомневаться, хотя никаких грабителей, по правде говоря, и не предвиделось. Нина Сергеевна сколько уже времени прожила здесь одна, и ничего с ней не случилось, а теперь их много, так что и вовсе нечего опасаться.

Уснула Лешка быстро. У Ромки с Артемом тоже моментально воцарилась тишина. А Нина Сергеевна и подавно видела десятый сон. Она любила рано вставать и рано ложиться в отличие от ребят, которые всегда, будучи на отдыхе, засиживались далеко за полночь, а потом могли дрыхнуть, сколько им заблагорассудится.

Но крепкий Лешкин сон вскоре был прерван. Кто-то ужасно громко топтался на кухне. Лешка вздохнула и досадливо поморщилась. Вне всякого сомнения, это был Ромка, которому среди ночи опять вздумалось что-то слопать. Кто еще мог нисколько не думать о том, что в доме есть и другие люди и им, между прочим, нужен покой.

Подождав немного, Лешка встала, приоткрыла дверь и громким шепотом спросила:

— А потише нельзя?

Ромка не ответил. Похоже, что-то искал и продолжал топать, как слон. При этом он еще громко пыхтел, фыркал и чем-то непрерывно шуршал.

— Рома, что ты ищешь? — повысив голос, осведомилась Лешка.

Брат не отвечал, а производимый им шум уже

превосходил все допустимые границы.

Пылая праведным гневом, девочка направилась в кухню и широко распахнула дверь. Вмиг стало тихо, но в кромешной тьме — луна скрылась за тучку — она никого не разглядела. Лешка нащупала выключатель и заморгала глазами от яркого света и удивления, так как Ромки на кухне не было. И вообще никого, лишь слабый теплый ветерок медленно шевелил занавеску на окне. Куда же мог подеваться ее брат? Не удрал же он через окно? Странно.

Лешка вернулась в свою комнату, выглянула во двор. Дик неподвижно лежал под деревом, положив тяжелую мохнатую голову на вытянутые вперед лапы.

— Дик! — позвала она.

Пес приподнял голову, завилял хвостом, всем своим видом показывая: я на посту, во мне можешь не сомневаться.

И зачем Ромке от нее прятаться? Хотя он и не такое способен учинить. Скорее всего, испугался ее гнева и действительно выскочил в окно или умудрился потихоньку прошмыгнуть к себе наверх. А может, это и не Ромка вовсе, а Нина Сергеевна что-нибудь искала в темноте, лекарство например, а потом незаметно ушла в свою комнату. Хотя нет, она бы делала это как можно тише. Артем тоже не стал бы так греметь. Нет, вести себя подобным образом способен только Ромка. Ну ничего, утром она выскажет все, что о нем думает. Подумав так, Лешка сладко зевнула, улеглась и снова спокойно уснула.

А спустя короткое время подскочила от нового грохота. На кухне упала то ли кастрюлька, то ли сковородка, а скорее всего, и то и другое вместе.

Тут уж Лешка разозлилась по-настоящему. Неужели Ромке мало тех пирожков, которые он умял у Маргариты Павловны? Ну, сейчас она ему покажет!

Вылетев за дверь с разъяренным лицом, она метнулась на кухню, дернула выключатель, ожидая увидеть Ромку, растерявшегося и ищущего слова в оправдание своего обжорства.

Но на кухне снова никого не оказалось. Ромка не успел бы за это время выскочить в окно, если только не сидел на подоконнике. Лешка забеспокоилась. Неужели то была крыса? Эти мерзкие твари, попав в дом, валят все, что попадаются на их пути. Да, но крысы не топают. Она вернулась в комнату и посмотрела под дерево. Ее верный страж преспокойненько лежал себе на том же самом месте.

— Дик! — с осуждением прошептала Лешка. Пес подергал хвостом, поднял голову и склонил

ее набок, что означало: «Я тебе всегда рад, но никак не могу понять, что тебе от меня без конца надо».

— Иди сюда, — приказала девочка и, открыв входную дверь, провела Дика на кухню.

Пес остановился на пороге и с шумом втянул в себя воздух, а его морда почему-то показалась Лешке виноватой. Впрочем, это еще ни о чем не говорило. Он всегда так выглядел, когда она его ругала, даже если потом оказывалось, что она была не права и возводила на собаку напраслину.

— Нюхай, Дик, ищи!

Пес засопел и непонимающе посмотрел на хозяйку: кого искать-то?

— Где Рома? — прошептала Лешка.

Это Дик понимал. Он подошел к ведущей на второй этаж лесенке и коротко тявкнул. Лешка сомкнула его челюсти, прошептала: «Хватит» — и выпроводила обратно во двор. Дадут ей, интересно, сегодня поспать или нет?

Вернувшись в комнату, она улеглась, поворочалась и уснула, теперь уже с трудом. Но не прошло и получаса, как новый грохот заставил ее вскочить в третий раз. Это было уже слишком!

Лешка пулей вылетела на кухню и снова никого и ничего не увидела, кроме валяющейся на полу разбитой тарелки. Не было сомнений, что сюда кто-то проникал и что-то искал. Но кто? И как этот кто-то сумел провести ее чуткого Дика?

В нечистую силу Лешка не верила, стало быть, это был человек. А что, если он давно затаился в их доме, и Дик успел к нему принюхаться, а потому и никак на него не реагирует? Или это кто-то из их знакомых, кого пес считает своим, но раз этот знакомый от нее прячется, то человек он нехороший и замыслил недоброе. Значит, надо осмотреть всю дачу: и чердак, и ванную комнату, и кладовку, и веранду. Лешка вооружилась каминной кочергой и шагнула в темный коридор. Свет здесь она включить не решилась, чтобы не потревожить Нину Сергеевну, и в темноте ей стало страшно. И еще она вспомнила о том, как совсем недавно торжественно клялась Ромке с Артемом, Петру Ивановичу, а до того Жан-Жаку с Маргаритой Павловной и другим взрослым, что больше никогда, ни при каких обстоятельствах не будет проявлять никакой самодеятельности.

Она вернулась в комнату, накинула халат, взглянула на себя в зеркало, поправила волосы: ее воронежская подружка Катька говорит, что при любых обстоятельствах нельзя забывать о своей внешности, — и направилась на второй этаж.

Из комнаты ребят не доносилось ни звука. Лешка открыла дверь и включила свет. Оба крепко спали.

Первым проснулся Артем.

— Что случилось? — приподнявшись на локтях, встревоженным голосом спросил он.

— К нам кто-то проник, — прошептала Лешка.

— А? Что? — Ромка тоже разлепил глаза, пригляделся, увидел сестру, и лицо его стало похожим на гриб-сморчок. — Чего тебе надо? Такой сон не дала досмотреть!

Лешка, как ни была обеспокоена происходящим, все же успела отметить, что Артем в отличие от Ромки на нее нисколько не разозлился, и заговорила более решительно:

— Вы сами просили, чтобы я в случае чего одна ничего не предпринимала. А сейчас как раз такой случай. Там, — она ткнула пальцем вниз, — кто-то есть.

Ромка с Артемом дружно, как ваньки-встаньки, вскочили и один за другим скатились по лестнице. Яркий свет снова залил кухню.

— Где, кто? — закрутил головой Ромка.

У входа вдом громко зацарапался Дик. Видно, решил, что раз они все на кухне, то садятся есть, и захотел посмотреть, что именно. Артем впустил пса, опасаясь, что он начнет лаять и разбудит Нину Сергеевну. Дик остановился на пороге кухни и замер, как и в первый раз, втягивая в себя воздух.

Ромка, по своему обыкновению, пнул собаку коленкой.

— Какой ни есть бесполезный и противный пес, а все же и он бы учуял, если бы кто сюда влез. — Но все же заглянул во все шкафы и даже в холодильник, а после того осведомился: — Лешк, а у тебя, случайно, не глюки?

Сейчас, в компании ребят, Лешка уже и сама никак не могла поверить в то, что на дачу мог пробраться кто-то посторонний.

— А если в дом кто-то раньше зашел и Дик успел к нему принюхаться? Или давно его знает? — привела она свой последний довод.

— Что ж, пошли посмотрим, — согласился Ромка.

Стараясь не очень шуметь, они обошли комнаты и кладовки, заглянули во все потаенные уголки, и Артем, как бы оправдываясь, развел руками и пошутил:

— Разве только моя тетка прячет кого-нибудь в своей комнате. Но тогда бы ты заметила, как он бегает взад-вперед.

— Заметила бы, — удрученно кивнула девочка.

— Лешк, а ты у нас не того? — покрутил пальцем у виска Ромка.

Лешка фыркнула.

— Сам ты того. А сковородку с кастрюлькой кто спихнул? А тарелку кто разбил?

— Они на самом краю стояли, могли и упасть.

— Сны у тебя страшные, и это понятно, в последнее время столько всего случилось, — попытался сгладить обстановку Артем и потрепал Лешку по плечу.

Брат подобной чуткости не проявил.

— Думай в другой раз, а потом буди, — пробурчал он. — Идем, Темка, скоро уже светать начнет, не выспимся из-за некоторых, чересчур нервных.

— Да никакая я не нервная! — воскликнула Лешка. — Слышали бы вы, какой тут стоял грохот.

— А! Слушай сама, — махнул рукой Ромка, поднимаясь наверх.

— А ты оставь Дика у себя, так нам всем спокойнее будет, — посоветовал Артем.

Лешка поманила за собой пса и, думая о том, что она пока еще в своем уме, отправилась в свою комнату. Там она снова выключила свет, прогнала ночных бабочек и улеглась на теплые простыни — короткой летней ночью в дом так и не пришла прохлада.

Но спала Лешка ровно полчаса, ни минутой больше, потому что, проснувшись, первым делом взглянула на часы. А разбудил ее все тот же громкий топот. Включив свет, она посмотрела на Дика. Пес склонял голову то налево, то направо, то есть прислушивался, к тому же громко сопел, но с места не вставал. Значит, и он все слышит и что-то чует, и ей это не приснилось.

Прошептав: «Дик, за мной», — Лешка в четвертый раз выскочила за дверь. Но прежде чем идти на кухню, подбежала к камину и снова вооружилась кочергой.

Пес подошел к кухонному порогу и глухо заворчал, а потом оглянулся на хозяйку, словно ожидал подкрепления.

Высоко подняв кочергу, Лешка рывком открыла кухонную дверь и быстро включила свет. В тот же миг за окном что-то гулко шмякнулось, как будто с подоконника свалился пакет, наполненный водой. А Дик кинулся к окну, встал на подоконник обеими лапами и оглушительно залаял. Лешка подлетела к собаке, высунула наружу голову, но никого не увидела.

По перилам лесенки скатились Ромка с Артемом. Ромкины глаза сузились от гнева.

— Вы тут еще и лаять вздумали! Обращаясь к Артему, Лешка указала на окно.

— Он туда убежал.

— Кто — он? Ты его видела?

— Не видела, но слышала, как он спрыгнул на землю. Дик тоже его учуял, а собаки врать не умеют.

Ромка недоверчиво покачал головой, но Артем огляделся и показал на пол.

— Вот это да!

В кухне царил полный разгром. Все шкафы были распахнуты, на полу высились кучки различной крупы, валялись какие-то сухофрукты, красиво, словно только что выпавший снежок, сверкал сахар. А посередине лежал надкусанный бублик. Этот бублик хотел съесть Ромка перед тем, как лечь спать. Он забежал на кухню, достал его из хлебницы, повертел в руках да так и оставил на столе вместе с кусочком колбасы, потому что после пирожков Маргариты Павловны в него больше ничего не влезало. И вот теперь бублик свалился на пол, а колбасы и вовсе не было. На какой-то миг Лешке показалось, что к ней вернулся ее Аечка. Выбираясь из своей клетки, руконожка безобразничал точно так же, отчего мама и поспешила избавиться от шустрого зверька.

А в Ромке в это самое мгновение проснулся сыщик: в глазах его замелькал жгучий интерес, и он тут же перестал злиться на сестру, хотя и не подумал извиниться.

— Здесь был обыск, — таинственным голосом произнес он и с воодушевлением развил свою мысль. — Темка, в вашем доме есть что-то такое, что кому-то позарез нужно? Ты знаешь, что здесь могли искать?

— Понятия не имею, — отозвался Артем. Он поднял надгрызенный бублик и кинул его Дику. Пес не стал ловить еду на лету, как делал это обычно, а дал бублику упасть на пол, с подозрением его обнюхал и только потом медленно сжевал.

Лешка взяла веник и- принялась подметать пол. А Ромка продолжал рассуждать, размахивая руками.

— Кто бы это мог быть? И почему он выбрал такой неудобный для себя момент, когда сюда приехали мы, а не явился раньше?

На это ни у кого ответа не было. Артем помог Лешке навести порядок, закрыл окно на все шпингалеты, и все снова пошли спать. Больше их никто не побеспокоил.

Глава IV ЛЕСНОЙ ГОСТЬ

Утром, за завтраком, Ромка тронул Нину Сергеевну за руку и как бы невзначай поинтересовался:

— У вас здесь, на кухне, случайно не хранятся какие-нибудь ценности?

Нина Сергеевна поставила на стол кофейник.

— Какие ценности? Деньги на продукты лежат в моей комнате. Вы хотите что-то купить?

Ромка помотал головой.

— Я не про деньги. Не может ли здесь быть чего-нибудь такого, о чем вы и сами не знаете?

— Как я могу сказать тебе о том, о чем сама не знаю? — рассмеялась Нина Сергеевна.

— Это верно, — с серьезным видом согласился Ромка и после завтрака деловито просмотрел кухонные шкафы, исследовал помещение прихваченным с собой из дома самодельным металлоискателем, простучал стены и плитки пола, но так ничего и не нашёл. Он было понурился, но вскоре его осенила новая мысль:

— Темка, а не мог твой отец припрятать на кухне какие-нибудь важные бумаги? Он ведь у тебя в МИДе работает.

— Точно, — кивнул Артем. — Привез сюда документы и заложил в сковородку с двойным дном. У них же там, в МИДе, больше негде хранить важные бумаги.

Но Ромка и сам понял, что сморозил глупость.

— Это я так, предположил только.

На пляж юный сыщик пошел с большой неохотой, да и там занимался только тем, что разрабатывал план поимки преступника и без конца донимал Артема, требуя припомнить, какие тайны может скрывать его семья. И никак не мог дождаться вечера: очень надеялся на то, что таинственный незнакомец явится снова.

После обеда Ромка поспал, чтобы скопить силы к вечеру. Встав, больше никуда не пошел, и Лешку с Артемом уговорил остаться дома.

Если в прошлом году Артему не разрешили взять на дачу компьютер, то в этот раз он сумел убедить родителей, что без Интернета с электронной почтой ему здесь не обойтись никак, пообещал им не торчать часами в виртуальном пространстве и не вступать в сетевые игры, и они уступили. И теперь Ромка сидел в гостиной у монитора и коротал время за игрой в дурацкие шарики, а Артем с Лешкой смотрели телевизор, только никак не могли сосредоточиться на фильме, потому что доморощенный сыщик то и дело подскакивал к ним и спрашивал:

— Ну как вы думаете, придет он сегодня снова или нет?

Артем пожимал плечами, а Лешка ворчала:

— Отстань, пожалуйста, откуда нам это знать? Наконец долгий летний день подошел к концу, на улице стало совсем темно, и Нина Сергеевна засобиралась спать. Она закрыла окна на кухне и веранде, проверила все запоры и, пожелав друзьям спокойной ночи, удалилась в свою комнату.

Чтобы не создавать преступнику лишних помех и облегчить проникновение в дом, Ромка тут же отворил кухонное окно, прикрыл дверь, выключил везде свет, а сам уселся на лесенке между первым и вторым этажом, тесно вжавшись в стену. Лестница в этом месте изгибалась, и снизу, тем более в темноте, его нельзя было заметить. Сам же он хорошо слышал все, что делается на кухне.

Еще раньше он велел Лешке отвести Дика в сарай. Но в темном закутке пес сидеть не захотел, а потому стал громко скулить, выть и кидаться на дверь, требуя, чтобы его немедленно выпустили из заточения. Тогда, чтобы не проснулась Нина Сергеевна и не начали возмущаться соседи, Ромка привел его в Лешкину комнату, а Лешке приказал сидеть там же, самой носа не высовывать и следить, чтобы молчал ее Дик. А поскольку на лестнице было мало места для двоих, то Артем присоединился к Лешке.

Свет Ромка им включать запретил, даже свечу зажечь не позволил, и под ревнивым оком Дика они только и могли, что чуть слышно шептаться в темноте. Впрочем, Лешка была не против такого времяпрепровождения, Артем — тоже.

Вскоре на улице затихли шаги последних прохожих, у соседей смолкла музыка, и в комнату доносился лишь отдаленный лай собак да шелест деревьев. Лешка с Артемом стали разговаривать еще тише. Лешка поглаживала Дика по голове, чтобы пес не прислушивался к тому, что делается на кухне. По правде говоря, им с Артемом тоже было интересно знать, заявится к ним вчерашний визитер или нет.

Они готовились к длительному ожиданию, но прошло совсем немного времени, как тишину на кухне разорвал громкий шорох.

Ромка кубарем скатился с лестницы и помчался к цели. Движения его были быстрыми и четкими: юный сыщик еще днем рассчитал каждый свой шаг. Он открыл дверь, включил свет и зловеще прошипел:

— Ни с места!

Но не успели Лешка с Артемом добежать до порога кухни, как Ромка издал разочарованный вздох и донельзя расстроенным тоном проговорил:

— Фу ты, а я-то думал!

Все взоры устремились на пол.

Прямо посередине кухни сидел большой еж, а перед ним лежал свежий бублик. Зверек поднял острую мордочку, с любопытством принюхался и вместо того, чтобы убежать или свернуться в клубок, грозно зашипел и зафыркал.

— Что-то подобное я и предполагал, — сказал Артем.

Ромка, весь день мечтавший о раскрытии жгучей тайны, жутко разозлился. Лешка же пришла в полный восторг.

— Какая прелесть! — воскликнула она и протянула руку, чтобы погладить зверушку.

Ежик все же свернулся в клубок, выставив вперед все свои иголки. На его спине обозначилась небольшая проплешинка: часть колючек в этом месте отсутствовала.

— Ой! — вскрикнула Лешка, почувствовав, как в палец вонзилась острая иголка.

Дик оглушительно залаял, но к Лешкиному обидчику не приблизился и за хозяйку не вступился. И тут только до нее дошло, почему вчера пес так странно себя вел. Наверное, еще раньше унюхал невиданного зверя, решал узнать, кто это такой, ткнулся в него носом, больно укололся и понял, что лучше с этим страшным существом не связываться. Подобным образом пес поступал всегда, когда сталкивался с теми, кого не мог победить. Так было и с руконожкой. После того, как Аи-аи больно уколол его в загривок своим острым когтем, Дик перестал его замечать, будто Аечки и вовсе не было в их квартире.

— И как я сразу не подумал о еже! — сокрушался Ромка. — А уж ты-то должна была сообразить, что они всегда по ночам шастают. И могла бы под стол заглянуть, между прочим, он, наверное, вчера от нас туда прятался.

— И ты тоже мог, — отпарировала Лешка.

— Не мог, потому что не предполагал, что здесь такая мелочь орудует.

— О том, что ежи по ночам шумят и топают, я знала, — задумчиво сказала Лешка, — но что ежик способен влезть в окно, понятия не имела. И что с ним теперь делать?

— А, делайте, что хотите. — Ромка с досадой махнул рукой и отправился спать. Столько трудов — и все даром. Он-то рассчитывал поймать преступника, а какая-то лесная колючка его нисколько не интересовала.

На шум и лай прибежала Нина Сергеевна.

— Что вы здесь делаете, почему не спите?

— Да вот, — указал Артем на ежа. — Проник в дом, а Ромка решил, что это грабитель.

— Он и вчера, оказывается, приходил, — вставила Лешка. — Мы, правда, его не видели, а только слышали, как он топает, и не догадались, что это еж.

Нина Сергеевна ни капельки не удивилась.

— Этого ежика я давно знаю, он в нашем саду живет. Я ему каждый день молоко наливаю, может быть, видели блюдечко под яблоней? Ежи очень полезные, огороды от вредителей оберегают.

Об этом Лешка слышала, а еще она где-то читала, что они любят белый хлеб, молоко и мясо, и вообще большие обжоры — в день съедают столько, сколько сами весят. Но молоко из его блюдечка вчера, конечно же, вылакал Дик: она сама видела, как пес бегал под яблоню. Тогда же он, наверное, и неудачно понюхал невиданное колючее создание. А ежик, не найдя своей привычной еды, отправился на ее поиски и, скорее всего, унюхал, что из окна кухни пахнет колбасой, которую оставил на столе Ромка.

— Но как он мог сюда залезть? — тоже недоумевала Нина Сергеевна, — Никогда не слышала, чтобы ежи по стенам лазили.

— Я, кажется, понимаю как. — Артем подозвал всех к окну и указал на росшее под ним дерево. — Видите, какое короткое расстояние отсюда до его ствола? Еж упирался лапками в стену, анголками — в дерево, или наоборот. Колючки ему не только для защиты служат.

— А обратно шмякался на них, как на амортизаторы, — добавила Лешка.

Ежик на миг высунул из-под клубка остроносую мордочку, пошипел-пошипел, развернулся и придвинулся к желанному бублику.

— Какой же он хорошенький! — умилилась девочка. — А пусть он у нас живет. Мы его назовем… Как же его назвать-то?

— Бубликом! — подал голос Ромка. Он хоть и собрался спать, но не усидел, вернее, не улежал в одиночестве и снова спустился вниз. — А еще лучше — Кренделем, круглый потому что. Но только учти, что ни на какую кличку он отзываться не станет. Ежи глупые, не приручаемые и дрессировке не поддаются. В городских домах они, кстати, быстро погибают. К тому же в их иголках полно клещей, среди них даже энцефалитные попадаются. Ежи — разносчики заразы, ясно тебе? Хочешь, чтобы все его клещи на твоего Дика перешли?

— Все-то ты знаешь, — дернула плечом Лешка, однако к словам брата прислушалась. Клещей она боялась больше всего на свете. Если они заберутся в густую собачью шерсть, то их там сроду не найти, а

Дик может заболеть и погибнуть. К тому же не далее как вчера она зареклась заводить новых животных.

— Пусть живет в саду, как и жил, — сказал Артем.

Завернув ежа в полотенце, он взял его в руки и вынес из дома. Лешка заперла Дика в своей комнате, нашла две мисочки, в одну налила молока, в другую положила кусочки колбасы, мяса и самый большой бублик и побежала за Артемом. Ромка идти не хотел, но тоже потащился в сад.

Под большой яблоней Артем развернул полотенце и выкатил ежика на траву. Вскоре клубочек распрямился, еж юркнул под куст смородины и затаился. Друзья отошли подальше и выбрали место, чтобы ветер дул в их сторону — Ромка сказал, что у ежиков плохое зрение, но замечательный нюх, — и ребята стали ждать, что он будет делать дальше. Не прошло и нескольких минут, как колючий гость подбежал к миске с молоком и, никого не стесняясь, громко заурчал и зачмокал.

Лешка обрадовалась.

— Будем каждый день носить ему сюда еду, и тогда он к нам совсем привыкнет.

— Так все люди и делают, — кивнул Артем.

Глава V В ПОИСКАХ РОМКИ

Наутро Лешка побежала под яблоню проверить, все ли съел их новый колючий знакомый. Все миски были пустыми, значит, их угощение ему понравилось. Она забрала из сада посуду, чтобы ее помыть, и весь день нет-нет да и думала о том, как там ежик. Спит, наверное, себе в какой-нибудь ямке, ежи — животные ночные.

А перед тем, как ложиться спать, они с Артемом отправились в сад с молоком, мясом и белым хлебом и, так же как и вчера, поставили миски на землю и отошли в сторонку. И ежик вскоре прибежал и сразу сунул мордочку в миску с молоком.

А на следующий вечер они заигрались в бильярд у Сашки Ведерникова и домой пришли поздно. Вспомнив о некормленом еже, Лешка снова наполнила миски и в сопровождении Артема помчалась в сад. И каково же было их изумление, когда лесная зверушка подбежала к еде, не успела девочка поставить ее на землю.

— А Ромка говорит, что они неприручаемые. Смотри, совсем ручной ежик, — прошептала Лешка и, присев на корточки, дотронулась мизинцем до иголки. Ежик фыркнул, словно хотел сказать: «Не мешай мне», — и продолжал чмокать дальше.


А еще на следующее утро к их даче подкатила старая светлая «Волга», и из нее вылез улыбающийся во весь рот Венечка. Конечно же, он был со своей неизменной, набитой всякой всячиной сумкой и в белой — по случаю жары — кепочке. Венечкин отец поздоровался с ребятами, поговорил с Ниной Сергеевной и, убедившись, что его сын будет жить под присмотром и в хороших условиях, уехал.

Новый долгожданный гость пожелал поселиться на благоухающей цветами веранде. Там стояла узкая и короткая кушетка, но Венечке исполнилось всего двенадцать лет, он был маленьким и худеньким, так что большее ложе ему и не требовалось.

— Жаль, что я к вам всего на несколько дней, — посетовал мальчик, распаковывая свою необъятную сумку. — Если бы сюда можно было Дожика взять, я бы мог пожить и подольше. Но ведь Дик его обидит.

— Это правда, — согласилась Лешка. — Дик соперников не любит.

Венечка поискал глазами вольер и не нашел.

— А где твой Аи-аи? Лешка вздохнула.

— Аечку моего на Мадагаскар увезли, мама наша подсуетилась. Теперь у меня только Дик. Ах, да, — тут же вспомнила она, — еще и ежик. Но он не мой, а общий. Забавный такой, ты его сегодня вечером увидишь.

Конечно же, друзья сразу отправились к Жан-Жаку с Маргаритой Павловной, но оказалось, что их пожилые приятели еще вчера уехали в Москву, а вернутся только завтра. Об этом им сообщил Валера, выглянув из окна своего особняка.

Навестив в киоске Петра Ивановича: с ним Венечка тоже был хорошо знаком, — друзья отправились на речку и пробыли там почти весь день, а вечер снова провели у Сашки Ведерникова.

Домой опять вернулись поздно, и Лешка потащила Венечку смотреть на ежа. Но ежик почему-то не пришел, сколько они его ни ждали.

Они оставили миски с едой под яблоней и пошли спать. А ночью Лешка проснулась, тихо-тихо выскользнула из своей комнаты и прокралась в сад проверить, не появлялся ли у дерева их новый питомец. Кто знает, может быть, на этот раз еж не захотел с ними встречаться и решил поесть в одиночестве. Но миски все еще были полными.

Утром Лешка проснулась раньше всех и снова побежала к старой яблоне. К ее большому сожалению, еда осталась нетронутой. Молоко свернулось, на мясе толклись противные жирные мухи, по хлебу ползали муравьи. Девочка вывалила содержимое мисок под дерево, присыпала землей и медленно направилась к дому.

— Ежа, наверное, украли. Он же почти ручной, значит, доверчивый, — жалобно проговорила она за завтраком. — Убегать ему от нас не было никакого смысла. Личинок в саду и на огороде полно, и кормили мы его хорошо, зачем ему было от добра добра искать? И ты, Венечка, на него так и не посмотрел.

— Лешенька, не переживай ты так, — пожалел ее маленький дружок. — Может быть, он еще назад прибежит.

— Кончай страдать, — выходя из-за стола, сказал Ромка, видя, что сестра едва поковырялась в тарелке. — Нашла из-за чего. Из-за глупого ежа, который мог куда угодно сбежать, он же не нанимался только в нашем саду пастись. Собирайся лучше на

пляж.

Лешка, не взглянув на брата, встала и потихоньку шепнула Артему:

— А давай сначала по поселку походим и поспрашиваем, не видел ли кто ежика.

Но Ромка услышал.

— Ага, делать нам больше нечего, как по такой жаре всяких ежей разыскивать, — хмыкнул он. — И что ты предлагаешь? Заходить в каждый дом и спрашивать, не забегал ли к ним ночью еж, а если забегал, то не сообщил ли, куда пойдет дальше и где будет спать днем. Так, что ли?

— Не знаю, — буркнула Лешка.

— А если не знаешь, то кончай дурью маяться. Вечно ты по какому-нибудь зверю страдаешь.

— А ты… Ты толстокожий, как белый медведь, тебе, как и ему, все нипочем. Представь себе, что улетел твой Попка.

— А ты не равняй моего родного Попку с диким чужим ежом, — отпарировал Ромка. — Я со своим Попочкой почти год живу, а ты этого ежа всего два раза в жизни видела.

— Три, — поправила Лешка.

— Вот именно.

Как Лешка ни злилась на брата, а не признать его правоту не могла. Не обходить же, в самом деле, каждый дом. А если ежа кто и поймал, то в этом не сознается. И, тяжко вздохнув, она отправилась на пляж.

Венечка привез с собой плавательный матрас в виде огромной рыбы голубого цвета с разноцветными хвостом и плавниками. Они с Лешкой оттащили рыбу в воду, умудрились вскарабкаться на нее вдвоем и отплыли подальше от берега. Тут же с двух сторон к ним подплыли Ромка с Артемом и ухватились за плавники. Хлопнув рукой по воде, Ромка весело проговорил:

— А ну, кто быстрее скажет: «У ежа и елки иголки колки». Или вот еще: «За ужами бегают ежи, за ежами ползают ужи».

— Ты что, издеваешься? т- Лешка обдала брата водой, соскочила с рыбы и поплыла к берегу.

— Подумаешь, что такого я сказал? — крикнул ей вслед Ромка.

Лешка и отвечать не стала. Она постелила на горячий песок полотенце и подвинулась, чтобы хватило места Венечке.

— Он не хотел тебя обидеть, — заступился за друга мальчик. — Он просто не подумал, что это может тебя задеть.

— Вот именно, что он только о себе и думает. Считает, что смешно волноваться из-за какого-то там ежа. Так могут рассуждать только черствые, равнодушные люди. Или жестокие, как мальчишки у нас во дворе: недавно они коту усы подожгли. А у ежика на спине проплешина. Может быть, его тоже кто-нибудь хотел сжечь? А если даже его взяли себе хорошие люди, то они могут не знать о том, что ежи в городских домах быстро погибают.

Оставив Ромку с рыбой, Артем тоже вышел на берег.

— Эй, Санек, — крикнул он, увидев у воды своих местных приятелей. — Ты, случайно, не слышал, никто ежа не находил?

— Какого еще ежа?

— Обыкновенного, колючего.

— С проплешиной на спине, — приподнявшись, с надеждой в голосе добавила Лешка.

— Их тут полно в лесу, — отозвался Ведерников, с наслаждением почесывая покусанную комарами ногу. — А что?

— Да он у нас в саду жил, а вчера вдруг пропал, — объяснил Артем.

— Недалеко от меня еж живет, — вступил в разговор Колян. — В саду у Валентины Ивановны, учительницы. Мой братишка мне сегодня рассказывал.

— Правда? — встрепенулась Лешка. ~ А давно он у нее завелся?

— Понятия не имею.

Она мигом вскочила с полотенца.

— Вы как хотите, а я прямо сейчас туда схожу.

Лешка быстро оделась, прихватила обувь и, не оглядываясь, решительно зашагала вперед. Но прошла всего ничего и, вскрикнув от боли, запрыгала на правой ноге, дрыгая левой. Боль усилилась. Лешка села на песок, вынула застрявший между пальцами незатушенный окурок и брезгливо отбросила его в сторону. А глаза ее мигом повлажнели.

К Лешке опрометью кинулись ребята. Венечка присел рядом на корточки.

— Тебе очень больно?

Девочка дотронулась до своего пальца и крепко зажмурилась, чтобы удержать слезы.

— Не так больно, как обидно. Видишь, я говорила, что на свете много равнодушных и черствых людей, и была права. Ну скажите, разве можно бросать окурки там, где люди ходят босыми?

— Я сейчас домой за мазью схожу, — вызвался Артем.

— Не надо, уже все прошло, я пойду,

Лешка встала и с независимым видом похромала с пляжа. Внезапно перед ней возник Ромка.

— Сиди уж, я, так и быть, сам схожу, помни потом мою доброту и самоотверженность.

Он натянул шорты, сунул ноги в шлепанцы и подбежал к Коляну.

— Так где, ты говоришь, живет твоя ежатница? Колян объяснил, и Ромка, сверкнув глазами на

сестру, убежал.

— Видишь, я тебе говорил, что он не нарочно, — сказал Венечка.

— Вину свою заглаживает, — довольно улыбнулась Лешка.

А Артем все же сбегал домой и принес мазь от ожогов. Лешка смазала свой палец, боль почти прошла, и настроение улучшилось. Приятно ведь, когда о тебе все заботятся.

Когда Сашка Ведерников позвал всех играть в волейбол, то Артем с Венечкой сначала отказались, чтобы не оставлять Лешку в одиночестве, но она их отпустила.

— Вы идите, а я пока почитаю.

Вытянув из сумки цветной журнал для подростков, она первым делом разглядела его обложку. «Твое имя — ключ к счастью», — было написано внизу, и указывалась страница, где об этом можно прочесть. Интересно, есть ли там ее имя и какое ее ждет счастье?

Лешка быстро пролистала журнал и нашла нужное место. С глянцевого разворота улыбались розовощекие куклы, наряженные в красивые платья. В руках у каждой было по воздушному шарику. У голубоглазой Оли — а именно так по-настоящему звали Лешку — и волосы были совсем как у нее, рыжеватые и кудрявые, и шарик под цвет глаз — небесно-голубой. А на нем было написано: «Умеешь дружить со всеми, но лучше всего общаешься с мальчишками. Если захочешь, добьешься в жизни очень многого».

Надпись Лешке понравилась очень. А поскольку первое утверждение в ней целиком и полностью соответствовало действительности, то и во втором тоже можно было не сомневаться. То есть все то, о чем она мечтает — а планы на дальнейшую жизнь у нее были грандиозными, — обязательно сбудется. Лешка самодовольно огляделась по сторонам и заметила недалеко от себя молодую женщину в модной пляжной шляпе с огромными полями. Женщина почувствовала пристальный Лешкин взгляд и обернулась. У нее были очень светлые волосы, неожиданно темно-карие большие глаза, обрамленные густыми черными ресницами, прямой небольшой нос, чуть впалые щеки — в общем, она была необыкновенно хороша собой. И если бы Лешку прямо сейчас спросили, на кого она хочет быть похожей, когда вырастет, то она, не задумываясь, указала бы на эту красавицу. Где же она ее раньше-то видела?

А женщина поправила шляпу и, улыбнувшись, сказала:

— Если хочешь надолго сохранить молодость, никогда не подставляй лицо солнцу.

И тут Лешка узнала в ней ту самую профессорскую дочку, о которой им недавно рассказывала Маргарита Павловна.

— Вы — Надежда, — утвердительно сказала она и объяснила, откуда об этом знает. А потом нашла в своем журнале куклу Надю и подивилась прозорливости авторов предсказаний. Самая нарядная, белокурая, похожая на принцессу игрушечная девочка сидела за рулем открытой розовой машинки, а ее самый яркий красный шарик гласил: «Обаятельна, привлекательна, красива, общительна, умна. Готова преуспеть во всем».

Лешка протянула Надежде раскрытый журнал. Ознакомившись со своим описанием и прогнозом на будущее, женщина мило улыбнулась и перенесла поближе к ней свои вещи и подстилку. И как-то так получилось, что Лешка рассказала ей о себе, своих друзьях и брате, о том, как две ночи подряд они охотились на таинственного грабителя, но вместо преступника поймали лесного ежика. А теперь он пропал, из-за чего они с Ромкой сегодня чуть было не рассорились. И что сейчас ее брат, который на самом деле добрый и хороший, отправился искать ежа, чтобы загладить перед ней свою вину.

Надежда была внимательной слушательницей.

— Расскажешь потом, чем увенчались поиски ежика. И вообще мне интересно знать обо всем, что происходит в поселке.

— Нам Маргарита Павловна сказала, что вы пишете книгу.

— Потому мне и нужны новые впечатления, — сказала женщина и порывисто встала. Движения ее были по-кошачьи грациозны. Лешка не отрывала от нее восхищенных глаз. Надежда это заметила.

— Если хочешь, давай дружить, — предложила она.

— Хочу, — обрадовалась девочка. На душе у нее стало совсем легко и хорошо. Палец на ноге прошел окончательно, и, когда новая подруга ушла, она присоединилась к ребятам.

Потом они снова плавали, ныряли и катались на Венечкиной рыбе, и не успели оглянуться, как солнце перешло на вторую половину неба и стало клониться к венчающим холм высоким деревьям,

Артем взглянул на часы.

— Тетя Нина давно нас ждет с обедом.

— Жалко уходить, — вздохнул Венечка и удивился: — А что ж это Ромки так долго нет?

— Должно быть, он нас дома ждет, — предположил Артем.

Неужели, втайне понадеялась Лешка, Ромка притащил ежика и решил устроить ей сюрприз? С приподнятым настроением она собрала свои вещи. Венечка сдул свою рыбу, сложил в пакет.

— Я готов.

Все заторопились домой.

— Сейчас пообедаем, а потом захватим Ромку и пойдем к Маргарите Павловне, — порадовалась Лешка. — Они с Жан-Жаком, наверное, уже вернулись.

Однако дома ни Ромки, ни, тем более, ежа не оказалось.

— Теть Нин, а Роман еще не приходил? — крикнул Артем.

Нина Сергеевна выглянула из кухни.

— А вы разве не вместе на речке были?

— Сначала вместе, а потом он с ребятами ушел по делу, — ответил Артем, а сам с недоумением пожал плечами: — Куда ж он мог деться?

— Должно быть, мы с ним разминулись, и сейчас он нас на пляже ищет, — предположил Венечка.

Лешка, оставив сумку, бросилась назад.

— Давайте туда вернемся.

Выбежав из дома, друзья вновь помчались к реке, но на полпути столкнулись с Коляном.

— Ромку не видел? — остановила его Лешка.

— Не-а.

— Странно, — протянул Артем и попросил: — Уточни-ка, пожалуйста, где и в каком доме живет тетка с ежом.

— Валентина Ивановна-то? На Сосновой, а вот номера дома я не помню. Но крыша у него блестящая, а сам он зеленый, с большой верандой, с цветами внутри, как у вас, и около забора тоже цветник огромный. Да он один такой на всей улице, не ошибетесь.

— И чего он там застрял? — удивился Венечка.

— Через пять минут узнаем, — понадеялась Лешка.

Вскоре они приблизились к зеленому дому с блестящей крышей. В Медовке у всех росли цветы, но хозяйка этого дома превзошла даже их Нину Сергеевну: такие у нее были замечательные клумбы. Над ними кружились и жужжали деловитые пчелы, спеша собрать ежедневную дань — цветочный нектар — и отнести в свои ульи. В поселке было много пасек, потому он и назывался Медовкой.

На дорожку выскочил огромный рыжий кот и уставился на Лешку круглыми зелеными глазами. Она погладила его по мягкой шерстке и, порывшись в кармане шорт, нашла квадратик припасенного для Дика сухого корма. Кот с удовольствием захрумкал собачьей едой.

Выскочив из-за забора, к Лешке подкрался еще один представитель кошачьего семейства — малюсенький рыжий котенок, вылитый папаша. Она подняла пушистое создание с земли и заглянула в изумрудные кружочки, пересеченные пал очками-зрачками. Котенок мяукнул и зацарапался.

Из дома, вытирая о фартук руки, вышла полная пожилая женщина.

— Вы за котенком?

— Нет, — с сожалением ответила Лешка, опуская на землю маленького проказника. — Мы его не можем взять, у нас уже есть попугай и собака. Мы пришли спросить… У вас еж есть?

— Еж? Есть. В саду живет.

— Один?

— А сколько же? — Валентина Ивановна подняла светлые брови. — Постой, постой, меня не так давно один мальчик тоже о еже спрашивал, разговорчивый такой.

— Это был мой брат!

— Ну так когда он мне рассказал, где вы живете, то я ему сказала, что ваш ежик в мою сторону, то есть в глубь поселка, никак не мог побежать. Скорее всего, он в лес направился.

Но Лешка сейчас больше думала о Ромке.

— А вы не знаете, куда потом пошел мой брат? — начиная волноваться, спросила она.

Но ее собеседница покачала головой.

— Нет, я не спросила.

— Ну хоть в какую сторону, не помните?

— Кажется, туда, — женщина указала рукой в направлении их дома, и все посмотрели на пустую дорогу.

— А давно это было? — спросил Артем.

— Порядком. Только обед начала варить, а тут он.

— Извините, до свидания, — чуть слышно проговорила Лешка. Чувствуя, как у нее дрожат коленки, она отошла к высокой сосне и ухватилась за теплый ствол.

Венечка озадаченно сморщил нос.

— Не пошел же он в лес искать ежа?

— Не думаю. — Артем помолчал. — А к Маргарите Павловне он не мог зайти? Должно быть, они с Жан-Жаком уже вернулись.

Может быть, и правда, Ромка сидит на кухне у Маргариты Павловны, поглощает очередные пирожки и в ус себе не дует, а они тут с ног сбились, разыскивая его? Слегка воспрянув от такой мысли, Лешка попросила у Венечки телефон. Вообще-то мобильники были у всех, и у Артема, и у них с Ромкой, но они часто оставляли аппараты дома, а Венечка свой всегда носил с собой. Телефон у него был новеньким, обладал невероятным количеством функций. Лешка набрала знакомый номер, но Маргарита Павловна ответила, что из Москвы они приехали уже давно, но Ромка к ним не заходил.

— Ну что за человек! — воскликнула Лешка, изо всех сил стараясь скрыть тревогу от своих спутников. — Никуда и ни за чем его нельзя посылать! Уж лучше бы я пошла сама, собиралась ведь!

Артем взял Лешку за руку.

— Идем домой. Он, должно быть, уже там. Нина Сергеевна встретила их у входа.

— Ну где вас носит? Сядете вы, наконец, обедать или нет?

— А Ромка не обедал? — вскользь поинтересовался Артем, будто его это нисколько не волновало. Зато взволновалась Нина Сергеевна.

— И не приходил. Вы от меня что-то скрываете. Уж не на речке ли вы его потеряли? — испугалась она. Но лицо племянника осталось непроницаемым.

— Нет, конечно. Значит, он до сих пор у Сашки. Сейчас мы его приведем.

Друзья вновь выбежали на улицу и остановились. Никто не знал, куда идти теперь, где еще искать Ромку.

Глава VI ДИТЯ ПОДЗЕМЕЛЬЯ

— Мне кажется, надо сбегать еще раз на речку, вдруг он там, — сказала Лешка, хотя прекрасно знала, что ее брат ни за что не станет в одиночестве торчать на пляже. Но не стоять же на месте!

Друзья подбежали к крутому обрыву, осмотрели берег. Народу на пляже осталось мало, а на том месте у воды, где они всегда останавливались, и вовсе никого не было.

— Наверное, встретил кого-нибудь и заболтался. Или и вправду к Сашке за кассетой зашел, он ему еще вчера какой-то фильм обещал, — неуверенно предположил Венечка.

— Не пообедав? — покачала головой Лешка.

— Мог у Сашки поесть.

— На Ромку это не похоже. Он ведь должен понимать, что мы за него волнуемся. Тем более что телефона у Сашки нет, и позвонить ему мы не можем. Но все равно давайте к нему сходим.

Ведерников оказался дома.

— Привет еще раз. Ромку не видел? — спросил Артем, когда Сашка открыл дверь.

— Только утром, когда и вас. А что?

— Куда-то делся, не поймем куда. Ведерников пожал плечами.

— Я тоже понятия не имею. Все ребята давно разошлись, но его ни с кем не было.

— Ну, извини. — Артем повернулся к друзьям. — Какие еще будут предложения?

— А не мог он кого-нибудь встретить, ну, не знаю, кого, и начать за ним следить? Он же у нас детектив. Впрочем, гадать можно сколько угодно. — Венечка поправил очки и задумался.

Лешка потерла лоб. Голова раскалывалась, руки, несмотря на жару, похолодели. Тревога за брата все нарастала и нарастала. Лешка снова пошатнулась, ухватилась за Венечкино плечо и, стараясь не дать слезам воли, еле слышно проговорила:

— Неужели он опять пропал? Сколько можно? А вдруг его похитили? Но кто? И зачем?

Артем повернул Лешку к себе, вынул из кармана носовой платок и осторожно вытер с ее щеки вырвавшуюся из плена соленую капельку.

— Не паникуй раньше времени. Я, знаете, что предлагаю? Давайте проследим его обратный путь. Начнем с Сосновой. Пройдемся по этой улочке и поспрашиваем жителей, не видели ли они нашего Ромку, или, может, хотя бы слышали какой-нибудь странный шум.

— Думаю, Ромка бы так же поступил, если бы пропал кто-нибудь из нас, — с готовностью закивал Венечка.

— Так вы все-таки думаете, что он окончательно потерялся? — в ужасе прошептала Лешка.

— Вовсе нет. Это нужно сделать прежде всего для собственного спокойствия, а лично я абсолютно уверен, что на него никто не покушался. Вот увидишь, — убежденно сказал Артем.

На улице Сосновой и впрямь росло много сосен — на Новый год некоторые дачники, наверное, украшали их прямо в своих дворах. А вообще улочка была скромной, сплошь и рядом состоящей из старых одноэтажных домов, построенных еще в середине прошлого века.

Друзья снова подошли к дому, где среди красивых цветов жила женщина с котами и собственным

ежом, и в нерешительности остановились. Артем взял бразды правления в свои руки.

— В этом доме мы уже побывали, а раз Ромка побежал туда, — он указал вправо, — значит, начнем со следующего.

Миновав зеленый дом, он заметил открытую калитку, подошел к выкрашенной светло-коричневой краской двери, потянул за ручку. Дверь была не заперта.

— Есть тут кто?

На пороге показался молодой человек в голубой рубашке, ничуть не похожий на сельского жителя. Все обитатели Медовки ходили бронзовыми от много дней подряд палящего солнца, а этот загорал разве что в подвале под свечкой. В глубине открытой комнаты ребята заметили мерцающий экран монитора, и им тут же открылась причина благородной бледности хозяина дома. Несомненно, он был из породы тех заядлых компьютерщиков, чья жизнь проходит в виртуальном пространстве, где не существует ни зимы, ни лета.

Бледнолицый парень вопросительно смотрел на детей.

— Раз вы все время сидите дома, то, может, слышали какие-нибудь крики или еще чего подозрительное? — спросил Артем.-

Компьютерщик потер лоб.

— Вроде нет. А в чем дело-то?

— Брат мой пропал. Пошел на вашу улицу и не вернулся. Мальчик, темненький такой, — объяснила Лешка.

— А был ли мальчик? — филосософски произнес парень и покачал головой. — Увы, не было мальчика, я во всяком случае ничего не видел и не слышал.

— Жаль, — вздохнула девочка.

Дверь следующего дома открыл пожилой человек с короткими волосами с проседью и лицом, изъеденным глубокими морщинами. Этот мужчина в противоположность своему соседу как раз с утра до ночи пребывал на воздухе: лицо его было темно-коричневым, продубленным всеми ветрами, как у бывалого моряка. Он остановил взгляд на Лешке, и она повторила:

— Брат мой пошел на вашу улицу и пропал, темненький такой. Вы не слышали никакого шума?

— Я сам недавно вернулся, — глубоким басом ответил мужчина. — А к кому твой брат приходил?

Ответить Лешка не успела.

— Вы кого спрашиваете? — Из стоящего напротив дома к ним спешила пожилая женщина в желтом халате. Судя по ее любопытному лицу с пронзительными, острыми глазками, она была из тех старух, про которых говорят: в каждой бочке затычка.

— Мы мальчика ищем, темненького… — снова начала Лешка, ничуть не надеясь на успех, но тетка неожиданно воскликнула:

— Толстенького такого? Как же, как же… Здравствуйте, Федор Игнатич, — женщина сначала отвечала Лешке, а потом все свое внимание переключила на соседа, но тот в беседу вступать не пожелал, а коротко ответил: «Добрый вечер, Александра Прокофьевна» — и прикрыл свою дверь. А Лешка в ужасе осознала, что уже и в самом деле почти вечер, а Ромка ушел искать ежа утром. И она поспешно дернула тетку за рукав халата.

— Так что мальчик-то?

— А мальчик этот вон на то дерево лез, — женщина указала на высокую яблоню, крона которой касалась крыши дома Федора Игнатовича. — А я ему и говорю: «Как тебе не стыдно по чужим садам лазить и деревья портить, большой уже».

— А он? Что он вам сказал?

— А он ответил, что попугая ловит. Я смотрю: там и впрямь желтая птица сидит. Значит, думаю, не врет.

— Ну и что, поймал он птичку? И куда потом делся? — Лешка заметно воодушевилась и в нетерпении заглянула в теткино лицо. — Это мой брат был. Вы не видели, куда он потом пошел?

Но женщина, одернув на толстом животе свой канареечный халат, покачала головой.

— Ко мне бабка Маня зашла, соседка, и больше я за ним не следила. А когда вышла ее проводить, его там уже не было.

— А что, если на дереве сидел его попугай? — сморщил лоб Венечка. — Вылетел из клетки, и Ромка теперь его ловит.

Дети переглянулись. Вот оно, самое простое объяснение Ромкиного исчезновения.

— Это легко проверить, — сказал Артем, и, как угорелые, друзья понеслись домой. Вбежали по лестнице на второй этаж, распахнули дверь…

— Омочка, пусик мой? — вопросил из клетки желтый Попка, перепрыгнул с жердочки на жердочку и позвенел колокольчиком.

— Так ты здесь, не улетел? — разочарованно произнесла Лешка и, понурив голову, спустилась вниз. А в гостиной их снова поджидала Нина Сергеевна.

— Вы еще долго взад-вперед гонять будете? Обед давно остыл. А Рома нашелся?

— Мы же тебе сказали, он у Сашки видак смотрит и возвращаться не собирается, — как ни в чем не бывало сказал Артем.

— Тогда мойте руки и садитесь за стол.

Деваться было некуда, пришлось обедать. У Лешки кусок в горло не полез, она проглотила чуть-чуть жидкого супа, а котлеты с пюре незаметно подсунула Дику.

— Ничего не понимаю, — упавшим голосом прошептала она, когда Нина Сергеевна вышла из кухни.

— А мне все ясно, — заявил Венечка. — Та тетка сказала, что птичка была желтой, так? Значит, Ромка решил, что это его Попка — не бежать же проверять, — и теперь гоняется за ним по всему поселку.

— Я тоже так думаю, — согласился Артем. — Но если так, то теперь его и с собаками не сыщешь.

Лешке Венечкина версия понравилась, но волноваться она не перестала. Куда могла завести ее братца погоня за чужой птицей? Не в лес ли? Но там, Артем прав, его и с ищейками не найти. А если все же попробовать? Еле высидев за столом, она первая вылетела во двор и поманила за собой Дика.

— Возьмем его с собой, может быть, он Ромку где учует.

Все трое, не считая собаки, вышли из дома и остановились посреди улицы. Снова никто не знал, с чего начинать поиски.

— Мне кажется, надо снова вернуться на Сосновую. Он ведь до дому не дошел, значит, застрял где-то по пути сюда, не так ли? — сказал Артем.

— Правильно, — одобрил Венечка.

Они пробежали пару кварталов и чуть не столкнулись с девочкой лет десяти с длинными распущенными, ярко-рыжими, очень красивыми волосами. Сначала Лешкино внимание привлекли волосы, а потом только она заметила в руках у девочки небольшую клетку-переноску, внутри которой сидел желтый попугайчик — вылитый Попка. Лешка так и застыла на месте.

— Эй, постой, — остановил девочку Артем. — Это твой попугай?

— Мой. Его Кешей зовут, — с гордостью ответила девочка и, покосившись на Дика, крепко прижала к себе клетку.

— А куда ты его несешь?

— Домой.

— Он что, улетал?

— Ага, выскользнул, хитрец, когда я ему подстилку в клетке меняла. Только что поймали, вон там. — Она указала на ряд березок. — А до этого где я только за ним не бегала, боялась, что его кошки съедят.

Лешка тронула девочку за плечо.

— Как тебя зовут?

— Кристина.

— А скажи, Кристиночка, ты своего Кешу сама ловила? Тебе никто не помогал?

— Алла помогала, сестра моя. Когда я его вдруг из виду потеряла, то за ней сбегала, а она его сразу увидела: он на высокое дерево взлетел. Как, думаю, его поймать? А он, наверное, устал летать, и как только я позвала: «Кеша, Кеша!» — сам ко мне слетел. Кеша у меня умный и разговаривать умеет.

— А кроме сестры, тебе никто не помогал? — гнула свое Лешка.

— Больше никто, — девочка покачала головой и отступила назад. Она никак не могла понять, чего хотят от нее эти большие ребята.

— А ты не знаешь, у кого еще в поселке есть желтые попугаи? — спросил Венечка.

Кристина пожала плечами.

— Не знаю. Они же все по домам в клетках сидят. Она собралась убежать, но Венечка заступил ей

дорогу.

— Постой. А ты не видела случайно черненького пацана, такого, как он, — мальчик кивнул на Артема, — только пониже и потолще?

— Не-а.

Девочка тряхнула своими чудесными волосами и, крепко прижав к себе клетку с любимым Кешей,

вприпрыжку понеслась по улице. А Лешкины глаза стали опять понемногу намокать. Она отвернулась от мальчишек и незаметно шмыгнула носом.

— Наверное, Ромка увидел этого попугая, когда девочка за сестрой бегала, — сказал Венечка.

— Даже если и так, то куда он потом делся? Сквозь землю, что ли, провалился?

— Идем, куда шли, и начнем отсчет с того дерева, на котором его в последний раз видели, — сказал Артем. — Если твой Дик ничего не почует, то других людей расспросим. Может быть, кто-нибудь еще его видел и заметил, куда и с кем он пошел.

И они вновь направились к дому, где жил мужчина с обветренным загорелым лицом, и оглядели растущую близ него высокую яблоню, на которой востроносая тетка засекла Ромку. Венечка, как самый легкий в их компании, быстро перескочил через забор и взобрался на дерево.

— Ну, вот так он, значит, сюда залез, — встав на последний толстый сук, прокомментировал он Ромкины действия и, одной рукой обнимая ствол, другой потянулся вверх. — Если попугай сидел там, то до него он не достал.

Артем перевел взгляд на соседнюю вишню.

— Не думаю, что он стал ждать, пока чужой человек его схватит. Скорее всего, перелетел на другое дерево.

— А Ромка, конечно, опять за ним полез, — сказал Венечка и спрыгнул вниз. На земле под яблоней остались четкие отпечатки его сандалий.

— Во, а где ж тогда Ромкины следы? — удивился он.

Лешка с Артемом тоже перемахнули через загородку и подбежали к яблоне. Дик еще раньше нарушил чужие владения и теперь бегал взад-вперед по саду, вспугивая кузнечиков.

Лешка увидела ребристый отпечаток Ромкиного шлепанца.

— Вот его след.

— Верно, здесь он опирался ногой, чтобы подтянуться и влезть на ветку, — авторитетно заявил Венечка. — Ас яблони он должен был спрыгнуть сразу на две ноги, стало быть, оставить не один, а два следа. И где они?

— Значит, наш Ромка не спустился с яблони, а воспарил в небо. — Артем шутливо поднял руки вверх, но тут же посерьезнел. — Действительно, загадка.

Он подозвал к себе собаку и указал на Ромкин отпечаток.

— Дик, ищи Ромку, ищи.

— С ним не так надо говорить, — сказала Лешка. — Дик не розыскная собака, а пастушья, он по следу ходить не умеет.

— А что же он умеет?

— В прятки играть. Это он любит.

Присев на корточки, Лешка двумя руками схватила пса за морду и притянула к себе.

— Дик, где Рома, куда он спрятался? Ну-ка, найди мне Рому.

Так они часто играли в своем московском дворе. Ромка прятался за какой-нибудь куст или забегал за столб, и не было такого случая, чтобы Дик его не нашёл. Вот и теперь пес склонил голову набок, звонко тявкнул, отбежал к растущим за яблоней кустам малины и залился звонким лаем.

Лешка схватила собаку за ошейник и оттащила назад. Не хватало еще, чтобы их увидел здесь хозяин дома — мужчина с обветренным лицом.

— Тише, Дик. Ты что, не понял, что я тебе сказала? Ищи Рому. Покажи мне, где Рома?

Дик вырвался из ее рук, подбежал к той же малине, снова тявкнул и оглянулся на хозяйку, подзывая ее к себе.

Лешка подбежала к кустам. Они были густыми, но невысокими, с обломанными ветками. За ними мог спрятаться разве что какой-нибудь гном, но никак не ее упитанный, совсем не маленький братец.

— На кого это он? — удивился Венечка. — Никого ж здесь нет.

А Дик, сунув голову в малинник, еще и радостно повизгивал.

Лешка снова потянула пса за ошейник и вдруг замерла. Из-под кустов донесся какой-то далекий замогильный голос:

— Дик! Дик! Лешка, ты здесь?

— Ромка! — ахнула девочка. — Ромка, Ромочка, ты где? Ты жив?

— Жив, жив, только не ори, говори потише, — послышалось из-под земли.

Разом позабыв о своих страхах, Лешка запрыгала от радости.

— Он здесь, здесь, Дик его нашел! К малине подбежал Артем.

— Где он там?

Он потянул к себе обломанные ветки, чтобы заглянуть в середину кустарника, сделал шаг вперед и вдруг на глазах Лешки и Венечки провалился. На миг мелькнул черный зев, но гибкие ветки малинника тут же выпрямились и скрыли провал в земле от их глаз,

— Эй, вы там целы? — приник к кустам Венечка,

— Все в порядке, — из провала в земле заверил друзей Артем. — Только глубоко очень, самим не выбраться.

— Гляди-ка, Лешка, а ведь ты была права: Ромка и вправду сквозь землю провалился! — воскликнул Венечка. Удерживая на носу очки, мальчик снова склонился к черному зеву и деловито осведомился: — Ну и как вас теперь оттуда вытаскивать?

— Тащите бельевую веревку, — скомандовал Ромка. От встречи под землей с закадычным другом голос его заметно повеселел.

— Сейчас принесу, подождите немножко, — крикнула Лешка и, оставив Венечку у кустов, в сопровождении Дика помчалась к дому с мансардой — он был отсюда ближе, чем дача Артема. Ничего не объясняя, она попросила у Маргариты Павловны длинную веревку, примчалась обратно, они с Венечкой обмотали ею яблоню, а концы бросили в яму.

— Тяните, — послышался вскоре Ромкип голос. Лешка с Венечкой схватились за веревку вдвоем

и, как репку, потянули узника подземелья наружу, И очень удивились, когда из провала вместо Ромки выполз огромный, черный, покрытый зеленой плесенью тяжелый баул с когда-то желтым, а теперь позеленевшим от сырости замком посередине.

Они отвязали от непонятной сумки концы веревки и вновь кинули их в провал. И, наконец, из-под кустов появилась чумазая Ромкина физиономия. Громко пыхтя, он выполз на траву, беспрерывно моргая отвыкшими от яркого света глазами. Затем из подземелья с легкостью выбрался Артем.

— Все было так, как мы и предполагали, — сказал он. — Ромка увидел чужого попугая и подумал, что кто-то из нас упустил его Попку, полез за ним на яблоню, а потом сорвался с ветки, упал в кусты и провалился.

— Хорошо еще, что упал в малину, а не в крапиву, — улыбнулся Венечка, очень довольный тем, что все хорошо закончилось.

Рядом с малиной тянулись к солнцу стебли жгучей травы.

— Этот Федор Игнатович не очень-то следит за своим садом, — заметил Артем.

А Лешка никак не могла насмотреться на своего непоседливого братца.

— Ох, как же я волновалась, думала, с ума сойду.

— Сама виновата, — скорчил мину Ромка. — Если б не твои звери, то ничего б со мной не случалось. Все из-за них. Хотя на сей раз я тебе за это очень даже благодарен.

Поискав глазами выуженный из-под земли баул, он схватился за его грязную ручку.

— Что это? — в один голос воскликнули Венечка с Лешкой.

Ромка оглянулся по сторонам и, не скрывая торжества, таинственным шепотом объявил:

— Сокровища!

Глава VII БИВЕНЬ МАСТОДОНТА

Ромка прямо-таки сиял от счастья.

— Я давно хотел найти клад и вот нашел, потому что, кто ищет, тот всегда найдет. Существуют люди, у которых на клады стопроцентное чутье, и я — из их числа. Наконец-то мне повезло! Наконец-то!

Переполненный безудержной радостью, он подпрыгнул, но тут же скорчился и схватился за живот. И тут только все заметили, что под футболкой у него что-то топорщится, большое и твердое.

Венечка поправил сползшие на кончик вспотевшего носа очки и подошел к Ромке поближе, чтобы заглянуть к нему за пазуху.

— А здесь у тебя что? Тоже клад?

Ромка отрицательно покачал головой.

— Не совсем. Штука одна.

Но не успел Ромка показать, что еще он нашел в своем подземелье, как из дома напротив раздался пронзительный крик:

— Вы почему по чужим садам лазаете? Ромка одернул футболку, схватил баул и пулей

метнулся с ним в заросли крапивы. Еще быстрее он вылетел обратно — уже без баула — и яростно зачесался.

Лешка с сожалением взглянула на веревку, которую не успела отвязать от яблони. Хорошо, что она терялась в траве и с улицы была незаметна. Все четверо перескочили через ограду. Артем обезоруживающе улыбнулся и подбородком указал на Ромку.

— Вы же знаете, что мы его искали. И вот нашли в этом самом саду. Он с дерева упал, в те кусты свалился и сознание потерял. Только сейчас в себя пришел.

Тетка смерила Ромку недоверчивым взглядом.

— Ты что же, с самого утра в малиннике лежал?

Ромка сгорбился, вжал в себя живот, чтобы предмет под футболкой не бросался в глаза, и жалобно ответил:

— Ну да, не мог подняться. У меня, наверное, сотрясение мозга.

— А нечего по деревьям лазить, — сурово произнесла тетка и все же решила посмотреть, что с ним такое. Она сделала по направлению к ним несколько шагов, но Дик почувствовал в ее действиях угрозу и глухо зарычал. Женщина отпрянула назад. — Уберите своего пса и идите скорей к врачу. Может быть, у него серьезная травма.

— Серьезней не бывает, — едва сдерживая смех, сказал Артем.

А Ромка одной рукой схватился за голову, другой — за живот, чтобы ненароком не выронить свою находку, и, демонстративно охая, пошел вперед. Пройдя немного, он оглянулся. Тетка продолжала стоять посреди дороги и не спешила никуда уходить. Ромка зашагал снова, но медленнее — боялся за оставшиеся в крапиве сокровища.

— Так что у тебя тут? — Венечка его догнал и ткнул пальцем в неизвестный предмет на Ромкином животе.

— У меня… — начал Ромка, но не успел ничего сказать, потому что недалеко от них притормозила примчавшаяся откуда-то девушка-велосипедистка. На ней были светлые, почти белые шорты, за плечами — красный рюкзачок. Волосы, контрастирующие с загорелым лицом девушки, были еще светлее шорт — так выгорели на солнце. Она соскочила с велосипеда и извлекла из рюкзачка письмо.

«Почтальон, что ли? — подумала Лешка. — Только почему она приехала вечером? Почту обычно разносят по утрам. Хотя, может, здесь свои порядки».

— От кого это? — спросила тетка, взглянула на обратный адрес и радостно вскрикнула: — Батюшки, от внука, из армии. Ну спасибо тебе, Аллочка, уважила.

— Пожалуйста, Александра Прокофьевна.

Но даже письмо не отвлекло въедливую тетку от ребят. Она сунула конверт в карман своего желтого халата и снова уставилась на Ромку.

— Или, может, тебе «Скорую помощь» вызвать? Можно Аллочку попросить. На почте телефон имеется.

— Спасибо, не надо, у нас свой есть, — отказался Ромка, а почтальон ему подмигнула: дескать, такой уж она человек, эта Александра Прокофьевна, как привяжется — не отстанет.

Тут у Ромки, как назло, снова жутко зачесалась обожженная крапивой лодыжка. Он наклонился, чтобы ее почесать, футболка оттопырилась, из-за пазухи выскочила и покатилась по земле похожая на колесо кругляшка темно-желтого цвета. Она подкатилась к девушке, ударилась о ее ногу, откатилась назад и, обернувшись несколько раз вокруг своей оси, упала на дорогу и засверкала на солнце. И друзья, и девушка с теткой, как зачарованные, не отрывали глаз от странного колеса. А Ромка, забыв, что он «травмированный», ринулся, как кошка за мышью, за своим непонятным предметом.

— Что это? — удивилась девушка.

— Да так. Мой талисман.

Он засунул кругляшку обратно за пазуху и отбежал к забору. Почтальон, вскочив на свой велик, умчалась. Тетка тоже не стала ничего больше выспрашивать, а ушла в свой дом читать письмо от внука.

— Послушай, — возмутилась вдруг Лешка, — мы же здесь сто раз проходили, почему ты не кричал и не звал на помощь? Хорошо, что Дик тебя унюхал, а то сидеть бы тебе там и сидеть.

— Я сначала покричал, а потом понял, что никто меня не услышит, и стал сам искать выход. И, представьте, нашел, раскопал землю, добрался до стены дома, только кирпичи не смог ни вынуть, ни внутрь пропихнуть. С другой стороны подземелья прохода тоже нет, но мне кажется, что он там должен быть, потому что то, куда я попал, — часть подземного хода, вот что это такое. Узнать бы, куда он раньше вел. Вдруг в какую-нибудь пещеру? Или вообще под всем поселком проходил! Представляете, как здорово? — захлебывался от восторга Ромка. — Этот ход обязательно надо исследовать.

— Но не сейчас, — сказал Артем, а Венечка вновь ткнул пальцем в Ромкино пузо. — Так что это такое, ты нам скажешь, наконец?

Проверив, не следит ли кто за ним, Ромка вытащил из-за пазухи блестящую кругляшку.

— Понятия не имею, — признался он. Лешка взяла странный предмет в руки.

— Похоже на спил дерева. Глядите, вот и кольца, совсем как годовые. Только это не дерево. Это…

— Это отполированная кость, — подсказал Артем.

— Вроде как слоновая,

— Ты что! — возмутился Ромка. — Слоновая кость другая, она белая, вернее, желтоватая. У нашего соседа тачка так и называется — цвета слоновой кости. А еще у нашей бабушки была из нее брошка.

— Интересная вещь. А блестит как! Отполирована потому что, — восхитился Венечка. — Она что, так там и лежала, в твоем подземном ходе?

— Ага. Прямо у стены дома, в куче гнилых досок, в прозрачном пакетике, рядом с сумкой с сокровищами. Я пакетик выбросил, он грязным был. Класс, да? — воскликнул Ромка и направился к забору за своим кладом.

— Атас, — тихо сказал Артем, так как из дверей дома напротив вновь появилась тетка в желтом халате. Она явно за ними следила.

Ромка отскочил назад.

— Небось, не поверила, что у меня сотрясение мозга. И, значит, сейчас мы сумку унести отсюда не сможем. Вы идите, а я побуду где-нибудь здесь, поблизости, а то вдруг кто-нибудь на мой клад наткнется. А как только стемнеет, вы мне поможете его из крапивы достать. Только оденьтесь так, чтобы не обжечься. Если бы вы только видели, что там есть!

Полный баул золота! — Он покачал головой, не веря своему счастью.

— Но ты же голодный! — воскликнула Лешка.

— Ничего, потерплю, — махнул рукой брат и прошептал трагическим голосом: — Сокровища еще и не таких жертв требуют. Так просто они никому не достаются. Все кладоискатели верят в дурную силу клада, так как каждую ценную находку судьба облагает данью. Некоторые, после того как что-то найдут, даже погибают. Или их близкие.

— xjto ты мелешь! — поморщился Артем. — Не мучайся, иди и поешь. Лешка пойдет с тобой, отведет Дика, а мы с Венькой здесь подежурим. Будем теперь ходить попарно, чтобы Друг за друга не беспокоиться.

Ромка думал недолго: голод взял своё.

— Ты, Темка, настоящий друг, — вымолвив это, он стремглав помчался домой. Дик, конечно, его опередил, а Лешка едва догнала.

— Так что за сокровища-то? — пыталась выяснить она на бегу.

— Сказал же, что золото. Наверно, чистое. Я его не очень хорошо разглядел, в темноте же сидел. Только ты смотри, о кладе никому ни слова.

— А про кость?

— Про кость, наверное, можно. Интересно же угнать, чья она. Сегодня же покажем ее Маргарите Павловне и Жан-Жаку.


Прибежав домой, Ромка помыл руки, накинулся на обед и съел все, что с ворчанием подала ему Нина Сергеевна. Потом сменил грязную футболку на чистую, шорты — на джинсы. Несмотря на жару, напялил носки и кроссовки и заторопился обратно.

Артем с Венечкой сидели под забором за густым кустарником. Брат с сестрой пристроились рядом и стали ждать, не уйдет ли куда зловредная тетка. Но Александра Прокофьевна сидела в своем доме как пришитая. Один раз только вышла, зашла к соседям и тут же вернулась назад с небольшим бумажным кульком в руках. Наверное, что-то одалживала.

— Знаешь что, Рома, — сказала Лешка, — раз ты не можешь туда влезть, то и никто другой не сможет. Но первых, кому это нужно, ни с того, ни с сего соваться в чужую крапиву? А во-вторых, эта тетка и есть лучший сторож твоих сокровищ. Она в этот сад никого не пустит.

— Все равно уходить опасно, — нерешительно проговорил брат.

Лешку поддержал Артем.

— Ничего не опасно. Сколько времени эта сумка в подземелье пролежала, не знаешь? А я знаю, что давно, видите, как вся позеленела? И если еще часика три в крапиве побудет, то ничего с ней не сделается.

Ромка внимательно оглядел высокие заросли жгучей травы. Вероятность того, что кто-то снова попа яблоню и, упав с нее, угодит не в малину, а в крапиву, была ничтожной. А добровольно в нее и в самом деле никто не полезет. И скрепя сердце он согласился с друзьями, и они отправились в дом с мансардой все вместе.


Конечно же, Маргарита Павловна, как всегда, спросила, не хотят ли они поесть, и Ромка, как обычно, с готовностью закивал.

— Очень хотим, У вас всегда вкусно.

Улыбнувшись, она погладила благодарного гостя но голове и захлопотала на кухне. Из мансарды спустился Жан-Жак и, увидев Венечку, разулыбался и распахнул навстречу мальчику свои объятия. Они подружились еще прошлым летом и с тех пор души не чаяли друг в друге.

— Вениамин! — Жан-Жак называл своего юного друга только полным именем. — Очень рад тебя видеть. Что у нас новенького?

Венечка вбежал по лесенке в мансарду и предъявил французу фотографию трехмесячного белого с черными пятнами щенка немецкого дога.

— Мой Дожик подрос. Видите, каким он стал красивым? Скоро я к нему обратно в Москву поеду, хоть здесь и хорошо очень. Правда, сегодня день трудным был, замучились Ромку искать, с трудом нашли.

— И где же он был? — удивился Жан-Жак.

— А он под кусты провалился, в подземелье.

— Как это — провалился? — Голос раздался из угла гостиной. Тут только все заметили сидящего в кресле соседа Валеру. Молодой человек даже привстал, с интересом глядя на детей.

Ромка водрузил на стол свою кругляшку.

— Под кустами в одном саду подземный ход, а в нем — вот что! Как вы думаете, что это такое?

Валера протянул руку.

— Похоже на ископаемую кость.

— Мамонта? — воскликнул Венечка.

От Валеры кругляшка перекочевала к Жан-Жаку.

— Мне кажется, что это спил бивня взрослого мастодонта, — сказал француз. — У меня есть друзья — палеонтологи, я от них многого набрался, да и сам когда-то интересовался этой наукой, кое-что почитывал. Кстати, по одной из теорий эти прекрасные животные, так же как и мамонты, уничтожены древними людьми. Интересная находка. И где же этот подземный ход, в котором лежат такие редкости?

— На Сосновой улице рядом с домом, где живет загорелый человек, похожий на моряка, его Федором Игнатовичем зовут, — сообщил Венечка.

А Ромка приступил к рассказу о том, как он из-за Лешки отправился на поиски пропавшего ежа, но тот оказался вроде как чужим, как потом полез на яблоню за попугаем, потому что подумал, что там сидит его Попка. Однако попугай тоже оказался чужим, но он этого тогда не знал и лез з>1 ним без оглядки до самой верхушки, откуда, конечно, сверзился и, пробив своим телом землю, угодил в самый настоящий подземный ход, а там и лежал этот кусок бивня.

— В подземный ход? — услышала его Маргарита Павловна, удивилась и недоверчиво покачала головой. — Сколько лет в Медовке живу, а никогда ни о каких тайных ходах не слышала.

Ромка повернулся к ней всем телом.

— Потому и не слышали, что он тайный!

— А что? Всякое может быть, — сказал Жан-Жак.

— Да-да, — не стала спорить Маргарита Павловна. — Всякое бывает. Надежду, кстати, такие истории интересуют, она ведь книгу пишет. Вот обрадуется, если вы расскажете ей о своем подземелье. Может, вставит об этом куда-нибудь. — И, пробормотав что-то вроде того, что не стоит откладывать дела в долгий ящик, тут же взялась за телефонную трубку.

— Представляешь, Наденька, — заговорила Маргарита Павловна восторженным голосом, — наши юные друзья, Рома, Оленька… Ты их знаешь, да? Так вот, они угодили в какую-то яму, и в ней нашли кусок бивня мастодонта. Да-да, прямо детективная история. Конечно, фантазией можно преобразить эту яму во что угодно, тем более что они говорят, что там подземный ход. Ну да, я сразу подумала, что тебя это наверняка заинтересует. Где? На улице Сосновой, под каким-то деревом. Какой дом? Да-да, они тебе сами его покажут. А больше вроде ничего. — При этих словах Маргарита Павловна оторвалась от трубки и вопросительно взглянула на детей. — Там ведь больше ничего не было?

Ромка наступил Лешке на ногу, толкнул локтем Артема, упреждающе взглянул на Венечку и затряс головой.

— Нет, совсем ничего, больше вообще ничего. Маргарита Павловна снова приникла к трубке.

— Кроме этого бивня, ничего. — И снова повернулась к ребятам. — Наденька спрашивает, вы не очень спешите? Она сейчас занята, затеяла уборку и стирку. Как приведет себя в порядок, так и придет с вами поговорить.

— Конечно, мы ее подождем, — кивнула Лешка, обрадовавшись предстоящей встрече с новой взрослой подругой.

Ромка выглянул в окно. На улице еще не стемнело, и за баулом идти было рано. Он повел носом, улавливая усиливающиеся запахи из кухни, и радостно потер руки.

— Пока чайку попьем.

— С удовольствием к вам присоединюсь, — заявил Валера, и у Лешки сложилось впечатление, что сосед Маргариты Павловны, как и ее брат, любит вкусно поесть, а жене готовить некогда, оттого его так и тянет в этот гостеприимный дом.

И вдруг внизу завизжала, на все лады тревожно завыла чья-то машина. Валера вскочил.

— Уж не моя ли? Я ее на улице оставил, а воров в поселке развелось…

Разведя руками, он бросился к окну и со словами: «Так и есть, моя», — ринулся вниз.

А Маргарита Павловна накрыла в мансарде стол, и не успели они за него усесться, как пожаловал новый гость. Петр Иванович освободился от своей работы в ларьке и тоже захотел посидеть у самовара. Ромка и ему продемонстрировал кусок бивня древнего животного и еще раз рассказал историю про то, как он искал ежа, гонялся за чужим попугаем и провалился под землю. В новом рассказе подземелье стало глубже, а сидение в ней обросло леденящими душу подробностями. И крысы там бегали, и привидение на миг мелькнуло, и звуки откуда-то неслись замогильные. Но о позеленевшем бауле Ромка не проговорился ни разу.

Лешка слушала брата невнимательно. Она смотрела вдаль, за лес, где медленно таяла розовая полоска заката. Вот и еще один день прошел, думала она. Говорят, что жизнь полосатая, хорошее всегда перемежается с плохим. Как же это верно! Аечку увезли, зато они в Медовку приехали. Потом, когда ежик исчез, снова стало грустно, а когда Ромка пропал, то вообще жутко и страшно. А теперь снова все замечательно, то есть вновь наступила светлая полоса. Ромка жует свои пирожки, и Артем рядом, и Венечка, и все-все самые лучшие друзья. Хорошо сидеть в уюте и никуда не спешить. И ежик, может быть, к ним еще вернется.

Глава VIII ПОЖАР

А Ромка закончил свой рассказ и, допив третью чашку ароматного чаю с очередным пирожком — и когда только Маргарита Павловна успевает их печь? — шумно потянул носом. Воздух за окном из свежего неожиданно превратился в неприятный.

— Что-то горит, — произнес Ромка.

Лешка тоже почувствовала запах гари. Примерно так пахло когда-то в городе, когда в Подмосковье горели торфяники. Она переместилась к другому окну и воскликнула:

— Ой, смотрите, пожар!

Петр Иванович приподнял свое грузное тело.

— А не на Сосновой ли это горит?

— Где? На Сосновой? Это же там, где мой… мой ход! — крикнул Ромка и ринулся к выходу. Артем с Венечкой тоже выскочили из-за стола.

— Извините, — только и сказала всем Лешка и понеслась следом за мальчишками.


Зрелище пожара привлекло к себе по меньшей мере четверть населения поселка. Еще издали ребята увидели большую толпу, красную пожарную машину, суетившихся возле нее пожарников. Они уже складывали свои принадлежности и готовились к отъезду.

Лешке сначала показалось, что горит тот самый дом, возле которого находится Ромкино подземелье, но огнем был объят и не дом даже, а старый деревянный сарай, принадлежащий-той вредной тетке, которая помешала им забрать баул. Угол ее дома тоже чуть было не занялся огнем, но пожарники не дали ему разгореться, а крыша сарая обрушилась еще до их приезда. Об этом ребятам рассказала словоохотливая бабка, для которой зрелище пожара стало непредвиденным развлечением. А самым интересным было то, что руководил тушением пожара Федор Игнатович, к дому которого подходил подземный ход. Как раз сейчас он отдавал последние распоряжения своим подчиненным.

— Он кто? — спросила Лешка у бабки.

— Пожарник наш главный, — ответила та. Поскольку больше ничего не горело, то и интерес

у собравшихся к происходящему исчез, а потому все разошлись по своим домам. Остались лишь сочувствующие Александре Прокофьевне соседи. Они называли ее тетей Шурой и наперебой жалели, а она громко стенала, призывая всех разделить ее горе. Хоть дом и не сгорел, но требовал ремонта, а сарай так и вовсе надо было отстраивать заново. Александра Прокофьевна жила на одну пенсию, и такое ей было не под силу.

Ромка же счел, что тетка Шура должна не плакать, а радоваться.

— Повезло ей с соседом-пожарником. Не успел сарай загореться, как он тут как тут. Подумаешь, сарай, главное, дом не сгорел и сама жива. И нам это на руку. Никто не увидит, как мы свои сокровища прихватим, всем сейчас не до нас.

Однако, прежде чем перелезть через забор, Ромка внимательно огляделся. Убедившись, что никто за ним не следит, он метнулся к кустам крапивы и, пока Лешка отвязывала от яблони веревку Маргариты Павловны, брат с огромным трудом перекинул свой баул за ограждение.

— Тяжелый какой! — взявшись за ручку, воскликнул Венечка.

— А ты как думал? Тут же самородки, — хриплым от волнения голосом произнес Ромка и еще раз всех предупредил: — Никому чтоб! Им только скажи. Петр Иванович первым привяжется, ему в голову тут же всякие страсти типа взрывчатки взбредут. Нет уж, сначала я сам все рассмотрю как следует.

Лешка схватила брата за руку и оттащила его от огромной сумки.

— Ой, а вдруг там и вправду какой-нибудь пластид?

— Не мели чепухи! Сколько раз мы его швыряли, давно бы взорвался. Нет, это самый что ни на есть настоящий клад. — И Ромка, закряхтев и беспрестанно вытирая льющийся с лица пот — одет-то он был не по-летнему, — потащил баул к дому. Сжалившись над ним, Артем нашел толстую палку, просунул ее под ручку, и они понесли сумку вдвоем.

На улице было сравнительно темно, во многих домах погасли окна, луну накрыло небольшое облачко, и путь им освещали лишь редкие фонари и далекие огромные звезды.

— Быстрее, — всю дорогу торопил друга Ромка. Незаметно от Нины Сергеевны они втащили свою

ношу наверх, и Ромка, поковырявшись в замке, распахнул баул. В нем оказались какие-то странные окаменевшие раковины, как целые, так половинки, а то и отдельные куски. Каждая была обернута ветошью. Ромка схватил ту, что лежала сверху. Она была величиной с ладонь, спирально скрученной и распиленной вдоль, а ее отполированная середина почти вся была золотой.

— Видите? — прошептал Ромка.

— Дай сюда, — потребовала Лешка и поднесла сокровище к настольной лампе. Раковина засверкала так, что дух захватило. Неужели Ромкина мечта сбылась и он действительно нашел целый баул золота? Услышав о сокровищах, она не очень-то ему поверила, а теперь смотрела на брата с некоторым испугом. Как знать, вдруг он и вправду притягивает к себе клады?

Потом заполненная золотом раковина перекочевала в руки Артема. Он осмотрел ее и задумался. И думал так долго, что Ромка устал ждать и заглянул ему в лицо.

— Темка, ты чего не радуешься? — удивился он.

Артем вздохнул.

— Боюсь тебя огорчить, но мне кажется, что это не золото.

— Это еще почему? — рассердился Ромка.

— Ну, золото немножко не такое. Не могу объяснить, но оно другое.

— И какое же оно, по-твоему?

— Ну, оно может быть в чешуйках, в зернышках или сплошной массой, но только не таким.

Артем встал и побежал на кухню. Вернулся он с острым ножом и провел им по гладкой поверхности раковины. Нож не оставил никакого следа.

— А мамино золотое кольцо все исцарапано, — сказала Лешка.

— Вот именно, — кивнул Артем. — Я же говорю — не золото.

Он снова сбегал на кухню, принес молоточек, положил раковину на стол и легонько стукнул по самому ее краешку. Отбился малюсенький кусочек, своей формой похожий на кристаллик поваренной соли.

— Видите? Это кубический кристалл и, значит, точно не золото.

— Тогда что это такое? — растерянно проговорил Ромка и недовольно поджал губы. Неужели он весь день напрасно радовался?

Тем временем Венечка выложил на пол почти все содержимое баула, и у друзей разбежались глаза. Все окаменелости были разными. Нашлось еще несколько с отполированными золотыми серединами, но были срезы и синие, и сиреневые, и фиолетовые, радужные. Похожие разводы дает бензин, расплываясь по луже. Ни одна из раковин не повторяла другую. Некоторые были как улитки, другие — как зонтики, третьи напоминали карандаши, четвертые — бесформенные клубки. Нашлась одна, похожая на вязальный крючок, но слишком толстый для того, чтобы цеплять нитки. Сами раковины в основном были серыми, как булыжники, но нашлись среди них и отливающие перламутром, и белоснежные, как зимние, небрежно слепленные снежки, а одна была и по форме точь-в-точь как морковка, и тоже оранжевая.

Наклонившись, Лешка выбрала раковину с острыми шипами, сужающуюся к одному концу. На синем фоне отполированного среза сияли, как звездочки, желтые кристаллики. Она положила ракушку на стол шипами вверх, и получился маленький ежик.

— Тогда что же это? — снова спросил Ромка.

— Какие-то окаменелости, — пожал плечами Артем.

— Точно, совсем древние, — закивал Венечка. — Только я забыл, как они называются.

— Я такие тоже где-то видела, — сказала Лешка, — вот только никак не могу вспомнить, где именно.

Артем сосредоточенно сморщил лоб.

— Мне почему-то кажется, что мы видели их с тобой вместе, — сказал он.

— Срочно вспоминайте, — велел Ромка и сложил свое богатство обратно в баул, дно которого устилали полиэтиленовая пленка и старая пожелтевшая, местами даже почерневшая от времени и сырости газета. Под настольной лампой осталась лежать только одна сверкающая золотом половинка раковины, и он, поднявшись, снова взял ее в руки.

— Я все же думаю, что такая красота не может не быть ценной. Да и кто бы тогда стал эти штуки прятать в подземном ходе?

— Логично, — сказал Артем, а Лешка внезапно вздрогнула, услышав в гостиной треньканье телефона. Кто мог позвонить им в такое время?

Все бросились вниз. Артем схватил трубку.

— Добрый вечер, Маргарита Павловна.

Голос женщины в тишине звучал отчетливо, ребята слышали каждое слово.

— Надеясь, вы еще не спите? Извините, что так поздно, — сказала она. — Ко мне Наденька пришла, я забыла ее предупредить, что вы на пожар убежали. И она спрашивает, не покажете ли вы ей завтра свой подземный ход.

— Покажем, — оглянувшись на Ромку, сказал Артем.

Трубку взяла сама Надежда.

— Здравствуй. Это…

— Артем, — подсказал мальчик,

— Тема, извини за беспокойство, но мне очень хочется посмотреть на ваше подземелье. В десять часов вас устроит? Или пораньше?

— Нет-нет, — испугавшись, что ему придется рано вставать, вскрикнул Ромка. — В десять в самый раз.

Надежда его услышала.

— Отлично, тогда в десять на Сосновой, встречаемся в начале улицы, и вы мне показываете, куда идти, — сказала она низким, приятным голосом.

— Так и быть, сводим ее туда, если ей так хочется, — пожал плечами Ромка. — Я и сам завтра туда прямо с утра собирался. А она нам пригодится, если придется объясняться с теткой Шурой. Только про сокровища — никому, пока сами с ними не разберемся.

Побеседовав на ночь со своим Попкой и обменявшись с ним комплиментами, Ромка накрыл клетку покрывалом и улегся спать, а Артем с Венечкой отправились в Лешкину комнату — им она тоже казалась самым уютным местом в доме. Лешка положила раковину-ежика на стол и, пока они сидели и разговаривали, не сводила с нее глаз. А спустя какое-то время ей на память отчего-то снова пришла минувшая зима. Как однажды в мороз они с Артемом сбежали от Ромки и отправились гулять по ВВЦ.

И ее как током стукнуло. Там, на выставке, в одном из павильонов сверкали чернильно-радужным срезом раковины, подобные тем, что лежат сейчас в найденном Ромкой бауле. Как же они назывались?

Она напомнила об этом Артему, он тоже задумался.

— Ну конечно! — воскликнул мальчик. — Я же сказал, что мы видели их вместе. И, по-моему, они называются аммонитами. Надо в энциклопедии поглядеть, что это такое, а можно в Интернете пошарить.

— Прямо сейчас? — спросил Венечка, и все посмотрели на часы. Шел второй час ночи, и после такого бурного дня залезать в Интернет не было никаких сил. И друзья отправились спать, решив, что утро вечера мудренее.

Глава IX ГЛУПЫЙ РОЗЫГРЫШ

Хоть Ромка и собирался утром подольше поспать, проснулся он раньше всех — не терпелось скорее приступить к осмотру своего подземелья. Он вскочил, разбудил всех остальных, и на свидание с Надеждой друзья прибежали раньше времени, но она уже ждала их в условленном месте. Одетая в старую футболку и потертые джинсы, женщина выглядела как подросток. Увидев ребят, Надежда помахала рукой:

— Привет следопытам!

Ромка подвел ее к знакомому забору и указал на кусты малины.

— Вон там провал. Давайте привяжем к яблоне веревку и по ней спустимся вниз.

Лешка полезла в сумку, достала веревку, оглянулась на дом Александры Прокофьевны, заметила мелькнувший в окне желтый халат и подумала, что пожар пожаром, а вредная тетка все равно сейчас к ним привяжется. И что они ей станут говорить?

Словно прочитав ее мысли, Надежда предложила:

— А давайте не будем никуда спускаться. Лучше пойдем к хозяину дома, спросим, для чего ему этот ход, и попросим разрешения в него заглянуть.

Ромка сразу же согласился, и все направились к главному поселковому пожарнику. Не успели постучать, как дверь открылась сама. Видимо, хозяин собрался куда-то уходить и как раз вышел им навстречу. Увидев перед собой Лешку, мужчина поднял вверх седые брови, отчего еще резче обозначились все морщины на его продубленном лице.

— Что, до сих пор своего брата разыскиваешь? Девочка представила ему Ромку.

— Нет, вот он, еще вчера нашелся.

— Мы тут по-другому делу, — сказал Артем и в поисках поддержки оглянулся на женщину, а она приветливо улыбнулась.

— Меня зовут Надежда Николаевна, я пишу книгу, и меня интересует прошлое вашего поселка. А вчера…

— Совершенно случайно, — ввернул Ромка.

— Да-да, совершенно случайно ребята обнаружили, что у вас имеется что-то вроде подземного хода. Если не секрет, расскажите, зачем он вам нужен и сколько лет существует.

— Чего? — не понял мужчина. — Какой еще ход? Нет у меня никакого хода и никогда не было.

— Ну как же? — удивился Ромка. — Вон там, под яблоней, самое что ни на есть настоящее подземелье, я сам там был. Не верите? Идемте, покажу. Федор Игнатович, недоверчиво хмыкнув, вышел в свой сад. Ромка подвел его к малине, раздвинул ветки.

— Видите в земле дырку? Так вот под ней внизу подземный ход, а идет он от вашего дома.

Мужчина покачал головой.

— Странно. Я эту малину весной окучивал и ничего такого не заметил. Откуда что взялось? Разве что ливень землю размыл. А ты как туда попал?

— Так получилось, — сказал Ромка и быстро и складно поведал Федору Игнатовичу уже заученную историю про ежа и попугая. Мужчина удивился и слегка растерялся.

— Ну надо же, два года здесь живу и впервые слышу о подземных ходах. Оказывается, не знаю, что творится на собственном участке.

Надежда тронула его за рукав.

— Давайте вместе посмотрим, что он собой представляет.

Главный поселковый пожарник не возражал.

— Что ж, идемте, мне и самому интересно. Они зашли в широкие сенцы, свернули налево.

Федор Игнатович открыл небольшую деревянную дверь, за которой была лестница, ведущая вниз, нащупал на стене выключатель. Вспыхнул неяркий свет, и по каменным выщербленным ступенькам все спустились в небольшой, глубокий, самый обычный погребок. В одном его углу за деревянной загородкой хранились остатки старой картошки, на стеллаже стояли стеклянные банки. К стене напротив входа была придвинута тяжелая чугунная ванна.

— Так вот почему я не смог оттуда вылезти, ванна мешала! — воскликнул Ромка и сдвинул чугунную тяжесть с места. А потом схватил стоящий рядом ломик, поддел им один из кирпичей, из которых была выложена стена, и с легкостью его вынул. За первым кирпичом последовали другие, и вскоре перед присутствующими открылся небольшой черный лаз.

— Милости прошу, — сказал Ромка, вспомнив почему-то про Маргариту Павловну. Она часто вот так церемонно выражалась.

Федор Игнатович посмотрел на мальчишку, как на фокусника, оглядел свою чистую светлую рубашку, махнул рукой, встал на четвереньки и первым пролез в узкий низкий проход. Затем, сделав галантный жест, Ромка пропустил вперед себя Надежду и юркнул следом. После него в темницу проникли Лешка с Венечкой, замыкал экскурсию Артем.

Подземная темень тут же сменилась ярким светом от разом вспыхнувших пяти фонариков, которые прихватили с собой предусмотрительные следопыты. Ромкина темница оказалось того же размера, что и погребок пожарника, со сгнившими деревянными сводами, совершенно пустая, если не считать кучи земли, рухнувшей сверху вместе с Ромкой, и полуразвалившейся бочки со ржавыми обручами.

— Это не подземный ход, — сразу сказал Федор Игнатович. — Это старый заброшенный погреб. Вход в него засыпали, а камеру, — то есть вот это помещение, не удосужились. А так как он не кирпичный, а деревянный, то со временем доски сгнили, а сырость и дожди сделали свое дело. Если бы ты, — повернулся он к Ромке, — сюда не провалился, то вскоре здесь в любом случае образовался бы небольшой котлован.

— Погреб? Всего-то! — с огромным разочарованием протянул мальчишка и, достав из сумки свой металлоискатель, прошелся им по стенам и полу, но ничего не нашел, кроме старого медного пятака и нескольких пробок от бутылок.

— Придется зарыть это безобразие, не то со следующим ливнем мой дом поплывет, как корабль, — сказал пожарник и полез назад. Он отряхнул руки, но рубашка и брюки были в грязи. Пригласив всех в дом, Федор Игнатович скрылся за одной из дверей, откуда послышался шум воды. Вернулся он в другой одежде, заметил на столе бумажник, взял его в руки и негодующе покачал головой.

— Между прочим, меня вчера обокрали. Думал, что в Медовке воров нет, но это не так. Кто-то воспользовался пожаром и, пока я соседский сарай тушил, проник в мой дом.

Ромка насторожился.

— А что у вас пропало?

— Деньги. Уходя, я бросил бумажник на стол. Вернулся, открыл — пустой. А дверь не заперта, хотя я помню, что закрыл ее перед уходом.

— И много? Бы в милицию заявили?

— Не стал я с милицией связываться. Денег было немного, а больше ничего не украли, а могли бы и телевизор новый унести. Впредь умнее буду, запоры укреплю, а то и собаку заведу.

— Это правильно, — с одобрением кивнула Лешка, а Ромка дернул пожарника за руку.

— А кто здесь раньше, до вас жил?

— Женщина одна, Риммой Ивановной ее звали. Ей стало трудно с домом управляться, в Москву переехала. А больше я о ней ничего не знаю.

— А как ее найти, не подскажете? — спросила Надежда. — Она, наверное, много интересного про ваш поселок рассказать может.

— Где-то у меня был записан ее адрес. Пожарник прошел в другую комнату, до друзей

донесся шум от выдвигаемых и задвигаемых ящиков. Федор Игнатович вышел к ним и виновато пожал плечами.

— Никак не могу найти записную книжку.

— Ее тоже вор украл? — воскликнула Лешка. Пожарник усмехнулся.

— Книжку — не вор. Ко мне на днях дочь приезжала и уборку делала. После ее набегов я многие вещи месяцами ищу, потому что она их по разным местам рассовывает, лишь бы порядок был. А по мне, лучше беспорядок, зато знаешь, где что лежит.

— Я тоже, — обрадовался Венечка, встретив единомышленника.

Лешка про себя усмехнулась. У Венечки в комнате раньше ступить было некуда, а с появлением щенка дога вещи перекочевали наверх и теперь, чтобы сесть на диван или в кресло, сначала надо долго расчищать себе место.

Федор Игнатович улыбнулся и, сказав, что спешит, извинился. Когда все вышли из дома, Лешке тоже захотелось извиниться — перед Надеждой.

— Жалко, что это не тайный ход, да? — сказала она. — Вы только время с нами потеряли.

— Ничего страшного. Зато я вспомнила, как была подростком и тоже не упускала случая куда-нибудь проникнуть, раскрыть какую-нибудь тайну.

Новая Лешкина подруга вытащила из кармана зеркальце, увидела на лице черные разводы, картинно ахнула, из другого кармана извлекла платочек, вытерла нос и щеки и распрощалась с друзьями.

Сзади раздался шелест шин. Лешка оглянулась и увидела девушку, которая вчера привезла тетке Шуре письмо от внука. Девушка притормозила, так как дорога была узкой, и друзья расступились. Велосипедистка пронеслась мимо, видимо, спешила поскорее развезти свою почту.

Венечка равнодушно глянул ей вслед и схватил Ромку за руку.

— Рома, а как ты догадался, какой кирпич в стене надо отковыривать? Их же там много было, а ты сразу в точку попал.

— Так он мне сразу в глаза бросился. А вы разве ничего не заметили? Конечно, вы не такие наблюдательные, как я. — Ромка всегда выхвалялся, все к этому привыкли, и потому никто не обратил на его последние слова никакого внимания, все ждали, что он скажет дальше. И он продолжал: — Кирпич этот был исцарапан больше других и слегка выступал из стены. И поддался легко, раз — и отошел. А следы на полу от сдвинутой ванны тоже не заметили? А ты, Темка, не обратил внимания на небольшой камень, на котором я вчера сидел, вас дожидаясь? Он тоже сдвинут был. Ну да, ты не помнишь, как он раньше лежал, ты ж там не столько времени провел, сколько я.

Венечка напряженно сдвинул брови.

— Так ты хочешь сказать…

— Ну да, я уверен, что после меня там побывал кто-то еще. И… — Ромка задумался, и глаза его вспыхнули. — Мне, знаете, что кажется? Что деньги у пожарника украли для отвода глаз. Иначе бы он удивился, зачем к нему кто-то залез, и стал бы думать, что этот странный грабитель у него делал. И, узнав от нас про старый погреб, пришел бы сейчас к тому же выводу, что и я. А так решил, что то был обыкновенный вор, теперь замки поменяет и успокоится.

— Но… Значит, там что-то искали. Уж не баул ли твой?

— А что ж еще?

— И кто бы это мог быть? — задумалась Лешка.

— Ну, должно быть, тот, кто его туда спрятал. Кстати, он делал тайник за стенкой нового погреба и, скорее всего, понятия не имел о том, что к нему примыкает еще и старый, деревянный. А когда стена старого погреба сгнила, то клад в него и вывалился. Я, кажется, уже говорил, что баул мой прямо из гнилья торчал. Надо же, как повезло, что я нашел его до того, как за ним пришли. Странно, конечно, что тот, кто его туда спрятал, не сделал этого раньше.

— Действительно, странно, — согласился Артем.

— Ну и ладно, — махнул рукой Ромка. — Каких только совпадений не бывает. Но это говорит о том, что я и вправду нашел сокровища.

— А мы вчера вспомнили, что они называются аммонитами, — сказала Лешка. — Видели их на ВВЦ.

Ромка раздвинул рот до ушей.

— Класс! Наверное, они очень дорогие! Хорошо, что мы о них никому не сказали. А раз Федор Игнатович ничего не знал ни о старом погребе, ни о тайнике, то и баул этот не его. И, значит, ничей, потому что тот, кто его спрятал, нечестный человек, а потому не считается. Честный мог прийти к хозяину дома, сказать, что это его добро, и преспокойненько забрать свои сокровища. А раз он так не сделал, а я нашел баул первым, то он мой.

— Это еще как посмотреть, — сказал Артем, но его друг счел свою логику безукоризненной и помчался домой к своим сокровищам.


Не помывшись и не переодевшись, Ромка подбежал к своей кровати, выдвинул из-под нее старую сумку и стал выкладывать аммониты на пол, радуясь каждой раковине.

— Сегодня они кажутся еще красивее, чем вчера. Надо их пересчитать, вот что.

На лестнице послышались шаги. Ромка стянул с кровати покрывало и набросил на свой клад.

— Рома, почему у тебя покрывало на полу? Подними немедленно, — строго сказала Нина Сергеевна и обвела глазами друзей. — Надеюсь, вы надолго явились. Но если куда отойдете, не забудьте закрыть двери, потому что я ухожу.

— И куда направляешься? — спросил Артем. Нина Сергеевна потрясла большой хозяйственной сумкой.

— В магазин, скоро вернусь.

— Никуда мы не пойдем, — крикнул ей вслед Ромка, открыл свои сокровища, снова восторженно охнул и приказал: — Венька, немедленно включай компьютер и узнавай, сколько эти аммониты могут стоить и откуда они вообще берутся.

Венечка безропотно спустился вниз и направился к компьютеру, но не успел подключить к нему домашний телефон, как он громко зазвонил. Сняв трубку, мальчик крикнул:

— Просят пригласить Олю.

Лешка удивилась. Кто мог ей сюда позвонить? Может быть, мама соскучилась?

— Алло, — сказала она, отчего-то волнуясь.

— Оля. — Голос был незнакомый, и непонятно какой, то ли мужской, высокий и хриплый, то ли женский, но грубый. Или мальчишеский? Сразу и не разобрать. — Скажи, это не у тебя, случайно, еж пропал?

Лешка опешила.

— Вообще-то у… у меня.

— Приходи на станцию, к павильону, получишь своего ежа назад. Да сотню не забудь, отдашь за хлопоты.

— Ладно, — тут же согласилась Лешка. Деньги у нее с собой были. — А когда?

— Немедленно, — прохрипел неизвестный (или неизвестная?) и отключился.

Девочка бросила трубку и понеслась в свою комнату.

— Ты куда? — удержал ее Артем. — И кто это был?

Лешка подпрыгивала от радости и нетерпения,

— Не знаю кто. Он ждет меня на станции с ежом и просит за него сто рублей.

— А если это не тот еж? — привстав, спросил Венечка.

— Посмотрим, тот или не тот. А если и не тот, я все равно его куплю, пусть у нас в саду живет.

Вбежав в свою комнату, Лешка закрылась, чтобы переодеться. Артем остался за дверью.

— Одна ты никуда не пойдешь, слышишь? Хватит с нас того, как Ромка вчера за ежом ходил. Надоело мне играть в сыщиков!

Лешка обрадовалась еще больше. Как же приятно, что Артем за нее беспокоится. Ведь это подчеркивает то, что она ему небезразлична.

Переодевшись, Лешка открыла дверь и равнодушно пожала плечами.

— Ну, если тебе так хочется, можешь пойти со мной.

С грохотом отодвинув стул, вскочил и Венечка. Ему тоже захотелось посмотреть на ежа, из-за которого разгорелся весь сыр-бор.

— Я тоже пойду.

Ромка вернулся к своим сокровищам, покидал раковины в баул и задвинул его под кровать.

— Тогда и я с вами, не сидеть же здесь одному. Лешк, а тебе, случайно, не Ведерников звонил?

Сестра покачала головой.

— Нет, его бы я узнала. Это был кто-то совсем незнакомый.

— Да Сашка и не стал бы с нее сотню требовать, он бы ежа ей и так отдал, сам бы принес, — вступился за дружка Артем.

— А как кто-то незнакомый узнал Темкин телефон? — нахмурил брови Ромка.

— Какая разница как? — радостная улыбка не сходила с Лешкиного лица. — Главное, что наш ежик нашелся и что он жив и здоров.

Вместе с ними за ворота выскочил Дик. Лешка хотела отвести его назад, но потом передумала. Несчастный пес и так почти все время сидит дома, будто и не уезжал из московской квартиры. Когда в прошлом году Дик жил в будке возле дома с мансардой, и то она гуляла с ним куда чаще, чем теперь. И поэтому Лешка вернулась за намордником и поводком, чтобы грозный с виду «кавказец» никого не напугал на станции. И еще она прихватила с собой полотенце, чтобы нести в нем ежа.

Артем закрыл входную дверь и калитку, и они помчались на встречу с таинственным незнакомцем. Впереди всех неслась Лешка — ей больше всех не терпелось заполучить пропавшего зверька.

Запыхавшись, она ворвалась в небольшой открытый железобетонный павильон, где на скамьях вдоль двух стен — с третьей была касса — сидели поджидающие электричку пассажиры. Людей было немного, навстречу Лешке никто не поднялся. Она оглядела каждого. Ее никто не ждал.

— Где же он? — вскричала она и вылетела на платформу. Но и там никого с ежом не было. Вернувшись обратно, Лешка приблизилась к сидящей с краю женщине. — Вы здесь ежа не видели? Вернее, кого-нибудь с ежом в руках?

Женщина покачала головой.

— Не заметила я никаких ежей.

— Ну как же так? — Уголки Лешкиных губ опустились вниз" она еще раз обошла павильон, опустилась на свободную скамью и попросила: — Давайте еще немножко подождем. Может, его что-нибудь задержало.

Венечка с Артемом тоже обежали платформу и сели рядом с ней.

— Ни у кого никаких ежей нет, — сообщил Венечка.

Посидев минут пятнадцать, Ромка дернул сестру за руку.

— Тебя, балду, разыграли, — хмыкнул он. Лешка уже и сама это поняла и с обидой сморщила нос.

— Но кому понадобилось так глупо прикалываться?

— Мало ли кому. Пошли отсюда, нечего народ смешить.

Насупившись, Лешка взяла Дика за поводок и молча пошла вперед. Ее догнал Венечка.

— Не переживай. Ну подумаешь, ну сбегали на станцию, кому от этого хуже?

— Дело не в том, что мы, как дурачки, туда бежали, а в том, что ежик наш так и не нашелся. А я так обрадовалась, что с ним все в порядке, — ответила Лешка и зашагала еще быстрее, прямо посередине улицы. И перед самым домом на нее чуть не налетела велосипедистка — та самая светленькая девушка-почтальон с красным рюкзачком, которая сегодня уже встречалась им у дома Федора Игнатовича. Хорошо, что Артем подоспел вовремя и оттолкнул Лешку с дороги.

Ромка тоже посторонился, сделал несколько шагов вперед и присвистнул.

— У нас сегодня что? — сам себя спросил он и сам же ответил: — Суббота.

— И верно, — поморщился Артем. Во дворе их дома стоял автомобиль.

Глава X ПОКУШЕНИЕ НА БАУЛ

На отдыхе дни недели один от другого не отличаются ничем, и потому никто из ребят и не вспомнил о намеченном на сегодня приезде четверых родителей, собравшихся совместить приятное с полезным — и чад своих навестить, и природой с погодой насладиться. Одна Нина Сергеевна об этом помнила, потому и ходила в магазин с огромной сумкой.

Как только они вошли во двор, на пороге возникла Людмила Сергеевна. Артем отпрянул, чтобы успеть увернуться от пылких объятий своей мамочки, однако она не думала обнимать любимого сыночка, а с укоризной воскликнула:

— Темочка, почему же вы ушли и все оставили открытым?

— Как это — оставили? — удивился Артем. — Мы все закрыли, честное слово.

— Закрыли, — подтвердила Лешка, потому что сама видела, как Артем повернул в двери ключ, а выходя из калитки, аккуратно ее захлопнул. — Это, наверное, Нина Сергеевна забыла,

— Нина пришла после нас, — покачала головой Людмила Сергеевна. — Мы приехали, а здесь все двери распахнуты и никого нет.

— Правда? И что, что-то пропало? — испугалась Лешка.

В окне кухни показалась Нина Сергеевна.

— Ничего не пропало. Но вы уж, пожалуйста, больше так не делайте.

— Но Темка, честно, закрывал, я тоже видел, — вступился за друга Ромка и вдруг, несмотря на свой загар, резко побледнел. — А из дома никто не выбегал, вы не заметили?

— Нет, конечно, — ответила Людмила Сергеевна, будучи в полной уверенности, что дети попросту заступаются за ее сына. Но Ромка не стал ничего ей доказывать, а метнулся в дом, чуть не сбив с ног собственных родителей. Бросив им "здрассьте", он проскользнул между Валерией Михайловной и Олегом Викторовичем и взлетел наверх.

Через пару секунд Ромка вернулся обратно, и теперь на его загорелом лице цвела улыбка.

— Мама, папа, вы себе и представить не можете, как я рад вашему приезду. — Произнес он это с такой искренностью и признательностью, что родители тоже засветились от счастья.

— Ну вот, а ты не верила, что они нас ждут, — шепнул Валерии Михайловне Олег Викторович.

— Конечно, мы вас ждали. — Лешка подбежала к отцу, краем глаза наблюдая за братом. Что это с ним стряслось?

А Ромка, позволив маме себя обнять, тут же вырвался из ее рук и подозвал к себе Артема с Венечкой. Лешка, быстренько чмокнув отца в щеку, тоже присоединилась к мальчишкам.

— Вам не показалось странным, что кто-то открывал нашу калитку? — таинственным шепотом вопрошал ее брат.

Артем пожал плечами.

— Что ж тут странного? Воров полным-полно развелось, к счастью, ничего не успели украсть, родичи наши спугнули.

Но Ромка не успокаивался.

— А я уверен, что кто-то приходил не за чем иным, как за моим баулом. Проследил, когда уйдет Нина Сергеевна, а потом и нас из дома выманил, а вот появления наших предков не предусмотрел, и, если бы не они, не видать бы мне моего клада, потому что догадаться нетрудно, где он у меня лежит.

— Погоди, — наморщил лоб Венечка. — Ты, что ли, забыл, что нас никто никуда не выманивал, на станцию одну только Лешку позвали.

Но Ромку не смутил и этот довод.

— Ну, во-первых, он мог предположить, что ее одну мы никуда не отпустим, а во-вторых, во-вторых… — Он помолчал, подыскивая нужные аргументы, а потом произнес зловещим тоном: — А что, если он решил похитить Лешку и попросить за нее выкуп — мой баул?

— А Дик? — возразила Лешка. — Он бы не дал меня похитить.

Ромка скорчил рожу.

— А что твой Дик? Ты могла его с собой и не взять, это раз, а потом, сама знаешь, что твой глупы и пес все подряд лопает, кто бы ему что ни подсунул. Его запросто можно обмануть или даже отравить.

Лешка побледнела, а Венечка покачал головой,

— Ну, ты загнул. — Но глаза его вдруг испуганно округлились. — Хотя тебя же похищали из-за Лешкиного руконожки.

— Вот именно.

Все на минутку умолкли, и Артем счел, что Ромкины утверждения небезосновательны.

— Но кто это мог быть? Как его искать? — сузил глаза мальчик. — И откуда он мог узнать, что эти сумка у нас?

— Надо, наверное, получше припрятать твои аммониты, — предложил Венечка.

— Кто это такой и как его искать, не знаю, предположений у меня миллион, но не проверять же каждое? Как он узнал, что сумка у нас? Наверное, проследил за нами вчера, на улице было темно, и сделать это было несложно. Спрятать баул, конечно, надо. — Юный детектив призадумался, и вскоре хитрая усмешка промелькнула на его лице. — Но искать мы никого не будем, он сам найдется. Устроим ему ловушку, вот что.

Еще раз лучезарно улыбнувшись своим родителям, Ромка промчался мимо них наверх. Выдвинув из-под кровати свои сокровища, он заявил примчавшимся за ним друзьям:

— Знаете, что мы сделаем? Спрячем все эти ракушки в другом месте, а эту сумку набьем камнями. Пусть он ее крадет, а мы на него посмотрим в прямом смысле этого слова. Короче, создадим ему все условия для воровства: он хапнет мой баул, а мы — его самого.

— Тихо! — прошептал Артем.

Ромка задвинул клад под кровать и, как Дик, повел ухом. На лесенке раздавались шаги. К ним шел Олег Викторович.

— Ну и как отдыхаем? — дружелюбно осведомился он.

— Классно. Прекрасно, — опередил Ромку Попка и, кувыркнувшись на качелях, подлетел к прутьям клетки, ухватился за них коготками, высунул головку и вполне осмысленно взглянул на своего домочадца.

— Слышал? — сказал Ромка и поднял вверх большой палец. — Во отдыхаем!

— Я рад. А сейчас чем собираетесь заняться? На пляж пойдете?

— А вы?

— Разумеется, мы тоже люди. — Олег Викторович шагнул к столу, где под настольной лампой сверкала золотом окаменелая раковина. — А это что?

Ромка раздумывал недолго.

— Это… Это Венька нашел. Шел по улице, смотрит — лежит. Ну, он поднял и домой принес.

Чтобы не подводить друга, Венечка суетливо поправил очки и молча кивнул.

Олег Викторович взял раковину в руки.

— Надо же, никогда в жизни не видел таких красивых аммонитов.

— Откуда ты знаешь, что это такое? — воззрился на него Ромка.

Отец слегка пожал плечами.

— Ну, я уже большой мальчик, поэтому много чего знаю.

— Тогда объясни толком, что это такое.

— Насколько мне известно, аммониты — это подкласс давным-давно вымерших головоногих моллюсков. А жили они так давно, что и представить невозможно. Первые из них появились, если не ошибаюсь, четыреста миллионов лет тому назад, а продержались они в морях и океанах безумно долго, более трехсот миллионов лет.

— Такие старые? — с уважением взглянул на раковину, а потом на обладающего столь обширными познаниями отца Ромка.

— Головоногие? — сдвинул брови Венечка. — Как осьминоги, что ли?

— Ты прав, осьминог тоже головоногий моллюск, только без раковины. А аммонит сидел в своем известковом домике, и из устья раковины торчали только его щупальца с присосками да глаза. А если моллюску угрожала опасность, то он втягивал щупальца внутрь и закрывался крышечкой. Раковина делилась на множество камер, вот, видите? — Олег Викторович указал на еле заметные прожилки на срезе наглядного пособия. — Но тело моллюска находилось в верхней, наружной камере, а остальные были заполнены газом. Регулируя количество газа в раковине, аммонит погружался на дно или всплывал на поверхность, как подводная лодка. Между прочим, похожий моллюск живет сейчас в западном части Тихого и в Индийском океанах и именуется наутилусом. Кстати, если помните, так назвал свою подводную лодку капитан Немо. Хотя вы, наверное, Жюля Верна не читали, считаете его устаревшим фантастом.

— Я читал, эта книга называется "Двадцать тысяч лье под водой". — Венечка не только внешне был похож на мультяшного Знайку, он был такой же умный и начитанный. — А еще капитан Немо появлялся в "Таинственном острове".

— Молодец, — похвалил мальчика Олег Викторович и продолжил свою краткую лекцию: — Аммониты были самых разных форм и размеров, от нескольких сантиметров до двух метров, их насчитывалось около тысячи пятисот видов, а поскольку они быстро сменяли друг друга во времени, то интересны не только палеонтологам, но и геологам, так как помогают им определять возраст попавших в них полезных ископаемых.

"Так вот почему находящиеся в бауле раковины такие разные! Они же разнятся по возрасту в миллионы лет!" — подумал Ромка и пожалел, что не может показать отцу найденную коллекцию. Тогда придется ему все рассказать, он начнет за них волноваться, еще и маме проговорится, и последствия этого лучше себе и не представлять.

— А вот это, — указал Олег Викторович на сверкающую желтую поверхность, — скорее всего, марказит, минерал, из которого получают серную кислоту. Похож на золото, не правда ли?

— Мы сначала так и подумали, — ответил Венечка, — но потом сами разобрались.

— Значит, хоть эта ракушки и не золотая, но все равно очень ценная, так? — решил еще раз удостовериться Ромка.

— Ну, разумеется. Странно, что такие вещи на дорогах валяются. — Олег Викторович, конечно, понял, что Венечка чего-то недоговаривает, но пытать его не стал, так как хотел поскорее очутиться на речке, и лишь поторопил друзей: — Собирайтесь скорее.

— Уже идем. — Ромка вскочил с кровати и схватился за горло и закашлялся так, что на выступили слезы.

— Что с тобой? — встревожился отец.

— Ерунда, простудился немного, — хриплым голосом проговорил юный сыщик. — Не волнуйся, пройдет.

— Как это пройдет? Надо лечиться, и немедленно.

— Я не сильно простыл, чуть-чуть, — пошёл на попятную Ромка и вздохнул с глубоким сожалением: — Однако боюсь, что купание в реке усугубит мою болезнь.

— Разумеется, усугубит, — согласился Олег Викторович. — Тогда пусть все идут, а я останусь с тобой, чтобы тебе одному не было скучно. Когда ты был маленький и болел, то всегда просил, чтобы я с тобой посидел.

Но Ромка замотал головой и, поняв, что перестарался, существенно умерил свой хрип.

— Спасибо тебе, но я тоже уже большой и что ты всю неделю мечтал о речке. Иди и ни о думай, а я еще успею накупаться. Только маме ни о чем не говори, чтобы не омрачать ее отдых. А мне нисколько не будет скучно одному. Полежу с книжкой, посмотрю телик.

Олег Викторович потрогал Ромкин лоб. Температура была нормальной.

— Ну что ж, сиди дома и полощи горло. Постараюсь скоро вернуться.

Помявшись на пороге, отец ушел.

— Ты прямо сейчас хочешь прятать аммониты? — спросила Лешка. — Потом, что ли, нельзя? Нина Сергеевна ведь дома, а при ней кто сюда придет их воровать?

Но брат был непреклонен.

— Зачем тянуть время и рисковать? Этот, не знаю кто, может и Нину Сергеевну обмануть. Лучше перестраховаться. Вы идите, а то предки чего-нибудь заподозрят. Я и сам со всем управлюсь.

Вскоре все ушли, кроме Нины Сергеевны. Ромка с благодарностью принял от нее какое-то полоскание и тут же выплеснул его за окно. А потом незаметно выскользнул во двор, нашел за забором обломки кирпичей и набил ими баул. А в сарае юный сыщик обнаружил несколько пачек старых газет, припасенных для растопки камина и иных хозяйственных нужд, и сложил их все вместе. Получилась высокая стопка, внутри которой он вырезал огромную нишу, потому что не раз читал о том, как люди прячут деньги, драгоценности или даже пистолеты в книги. Для его громоздкого клада как нельзя лучше подходили именно газеты.

Работал Ромка долго. Немало времени ушло на то, чтобы изрезать кипу макулатуры. Побегать тоже пришлось порядком. Чтобы Нина Сергеевна ничего не заметила, он таскал в сарай аммониты небольшими порциями. Учитывал юный детектив и то, что за его действиями может подглядеть преступник.

Завершив свой нелегкий труд, Ромка позвал с собой Дика, заперся с ним на веранде и улегся на Венечкину кушетку, поставив перед собой зеркало так, чтобы, не вставая с места, обозревать и калитку, и окна гостиной, и входную дверь, которую он предусмотрительно оставил открытой.

Но в этот день за его кладом никто не пришел.

На следующий день снова пришлось кашлять и терпеть ингаляцию — Валерия Михайловна не могла уехать, не вылечив сына. Ромка вынес и это испытание — на что не пойдешь ради выяснения тайны?

А когда к вечеру все четверо родителей собрались в Москву, Владислав Николаевич подошел к Венечке,

— Собирайся, поедешь с нами. Я обещал твоей матери завезти тебя домой.

Венечка чуть не заплакал. Завтра все будут ловить преступника, а он — торчать в душной московской квартире. Мальчик убежал на веранду, позвонил домой и принялся уговаривать родителей разрешить ему остаться еще хоть на один денек.

Его мама долго не соглашалась.

— Ну пожалуйста, погуляй еще немного с Дожиком, — хныкал Венечка.

— Дело не в собаке, а в том, что мы сами не сможем за тобой заехать, потому что машина в ремонте, — объясняла мама.

— И ничего страшного. Здесь меня посадят на электричку, а ты или папа можете меня встретить. Заняты будете? Ну и ладно, сам доберусь, ты забыла, наверное, что я уже большой. Телефон-то у меня с собой, и вы с папой в любой момент сможете меня проконтролировать.

Венечка отключил мобильник и с превеликим облегчением выдохнул из груди воздух.

— Ну наконец-то удалось ее уговорить. А потом я к вам еще разок приеду. Как было бы хорошо, если бы Дик с Дожиком смогли подружиться! Я взял бы Дожика с собой, и мы пожили б у вас подольше.

— Да, с вашими собаками одна морока, — пожалел Венечку Ромка. — То ли дело — мой Попка. Вот от кого никаких хлопот и неприятностей, и поговорить можно, и доверить всегда найдется кому.

На это трудно было что-либо возразить.

Глава XI НЕУДАВШАЯСЯ ЗАСАДА

Нина Сергеевна любила ходить на небольшой рынок и в поселковый магазин рано утром, пока было не очень жарко, а дети спали. Но на следующий день друзья проснулись раньше нее: еще с вечера договорились, что, как только она выйдет из дома, они тоже покинут дом, и если незнакомец за ними следит, то не сможет не воспользоваться такой прекрасной возможностью стырить баул.

Но Нина Сергеевна все не уходила и не уходила. Сначала она пересаживала какой-то цветок, потом собрала клубнику и пошла полоть сорняки.

Артем сбегал на кухню, проверил содержимое холодильника, заглянул в хлебницу.

— Продуктов-то у нас полно, — сообщил он. — Родители съели меньше, чем она для них закупила, да еще они с собой много всего понавезли. Она теперь не скоро в магазин соберется.

Ромке это известие крайне не понравилось.

— Все планы путаются. Так и день пройдет, никого не поймаем и не позагораем, — сокрушался он. — А при ней этот тип вряд ли придет, побоится, Надо что-то срочно придумать.

И придумал. Взял и припрятал все имеющиеся в доме продукты: и хлеб, и колбасу, и сыр. То, что не уместилось в сумке, отдал Дику.

А Нина Сергеевна, вернувшись из сада, сварила кофе, вскипятила чайник — кому чего, на выбор, и пригласила всех завтракать.

— Молодцы, рано проснулись, — сказала она, открыла хлебницу и удивилась. — Я же вчера целых две буханки купила, чтобы сегодня никуда не ходить. Вы не знаете, куда хлеб делся?

Лешка, подперев кулачком подбородок, с интересом ждала, чем объяснит исчезновение хлебобулочных изделий ее предприимчивый брат. Ромка открыл было рот, но его опередил Артем.

— А весь хлеб Роман съел, — сказал он как о чем-то само собой разумеющемся и даже не улыбнулся.

— Как съел? Когда? — Нина Сергеевна сосредоточенно сжала губы и пытливо взглянула на племянника: не шутит ли он. Но Артем как был, так и остался абсолютно серьезным.

— Да так, — пожал он плечами. — Ночью встал и съел, я сам видел, мы же с ним в одной комнате живем.

— И батон?

— Ну да. И все бублики тоже. Но батон с колбасой и сыром он уже утром доел, не смог завтрака дождаться. Он же у нас болел и теперь силы и восстанавливает.

Нина Сергеевна с недоумением посмотрела на Ромку. Она знала, что чего-чего, а поесть этот товарищ любит, но чтобы столько! Потом перевела взгляд на Лешку, не вступится ли она за своего брата, вслед за ней — на Венечку. Но все словно воды в рот набрали, а Ромка исподтишка показал Артему кулак, а сам небрежно сказал:

— Ну и что? А если захотелось? Жалко вам, что ли?

— Да нет, не жалко. И тебе не поплохело?

— Не-а. Я бы и еще что-нибудь съел, но у вас больше ничего не осталось.

— Но раз из-за тебя у нас в доме больше ничего не осталось, то теперь сам и иди в магазин, чтобы к обеду был хлеб, — сказала, как отрезала Нина Сергеевна и с ехидством добавила: — А сейчас я сварю вам овсянки.

Этого от нее никто не ожидал. Ромка вопросительно взглянул на Артема, не зная, как вывернуться. Лучший друг не заставил себя ждать.

— Теть Нин, поридж мы съедим с удовольствием, лично я к нему в Англии привык и просто жить без него не могу. А Ромка уже и так наелся, обойдется, нам больше достанется. А вот в магазин пойти мы ну никак не можем.

Его тетка сдвинула брови.

— Почему это?

— Ну там… там… Там у магазина территория Серого, и нам в том месте опасно появляться. Но если так надо, то мы, конечно, рискнем. Пошли, Венечка, ничего страшного, их там всего-то человек десять, надеюсь, справимся. — Решительно привстав, Артем сжал кулаки и грозно насупился, демонстрируя полную решимость принять неравный бой.

По правде говоря, с местным заводилой Серым — Сережкой Алтуховым — Артем давным-давно установил нормальные отношения. Но Нина Сергеевна об этом не знала, зато помнила, как года четыре назад ее племянник не раз приходил домой с разбитым носом и говорил всем, что упал, а она сумела выяснить, что обидчиком ее дорогого Темочки являлся не кто иной, как Сережка.

— Сидите уж, сама схожу, — вздохнула она.

— И сахар не забудь купить, — крикнул ей вслед Артем.

Нина Сергеевна остановилась.

— Что, Рома и сахар съел?

— Ага, — невозмутимо кивнул Артем. — Сахар кусочками был, он такой как раз любит.

— Неправда, сахар мы вместе ели, — опомнился Ромка. — Темка еще больше меня слопал. Всю ночь грыз, я сам слышал. — И добавил в отместку: — Только не забудьте купить побольше "Геркулеса", Темка каждый день жалуется, что ему овсянки не хватает. И… И гречки. Для Лешки.

Лешку передернуло. Она ненавидела запах гречневой каши, как ее ни убеждали, что это очень полезная крупа.

А Нина Сергеевна уже ничему не удивлялась. Она еще раз заглянула в опустевший холодильник, взяла с собой сумку побольше и скрылась за дверью.

— А зачем ты про сахар сказал? — спросил у Артема Венечка.

— Чтобы она подольше ходила.

— Это правильно, но мог бы и получше что-нибудь придумать, а не валить все на меня, — буркнул Ромка.

— Но цель-то достигнута, — ответил Артем. — Разве не это главное?

Ромка не умел обижаться, и это было его большим достоинством. Он вскочил, готовый к активным действиям.

— Ну что ж, не будем терять время. Лешка, уходи отсюда и уводи Дика, чтобы он не мешался, только будь недалеко, чтобы мы за тебя не волновались.

Пока Артем припрятывал имеющийся в доме сахар, чтобы его не обнаружила, вернувшись, Нина Сергеевна, Ромка набивал пляжную сумку первыми попавшимися полотенцами, а Венечка засовывал в пакет свою надувную рыбу.

Лешка покорно поднялась, надела на Дика ошейник с поводком и повела его к собачьему пляжу. Место купания четвероногих друзей находилось неподалеку от их дачи. Люди на него не зарились: заросли камышей и тина на дне делали пляж непривлекательным для купания. Справа возвышался поросший густым кустарником холм, и Лешка, прежде чем идти на реку, поднялась наверх, чтобы поглядеть, что делают мальчишки. С холма отлично просматривался их дом и сад. Неожиданно по узкой тропинке навстречу Лешке лихо скатилась девушка-почтальон и улыбнулась ей, как старой знакомой. Девочка проводила ее восхищенным взглядом. Сама бы она ни за что не отважилась съехать с такой крутизны.

Поднявшись наверх, она увидела Ромку с Артемом и Венечкой. В соломенных шляпах, с ластами, большой пляжной сумкой и пакетом друзья дружно шагали по дороге к реке. Но, не пройдя и пары кварталов, свернули в проулок, обогнули несколько дач, перелезли через собственный забор, пробрались через сад во двор и затаились в кустах.

Было забавно наблюдать, как Венечка, то и дело поправляя сползающие на нос очки, держит наготове свой крутой сотовый телефон с встроенным в него фотоаппаратом, чтобы успеть запечатлеть преступника, а Ромка так и сяк вертится, будто сидит на раскаленной печке. Впоследствии выяснилось, что он угодил в муравьиную кучу и не сразу это понял.

Радуясь, что она нашла такое хорошее место для обзора, Лешка присела в тень на небольшой пенек и стала ждать развития событий. Пока на дороге не было никого подозрительного. Никто не крался к дому и не отворял потихоньку калитку. И о чем только думает этот человек? Не век же Нине Сергеевне ходить по магазинам.

Но вскоре тень от куста ушла в сторону, стало безумно жарко, с Лешки градом полил пот. Дик, побегав по тропинкам, свесил язык чуть ли не до земли. Его густой шубе жара и вовсе была противопоказана. Пес подбежал к хозяйке, коротко тявкнул и повернул морду в сторону реки. Дескать, что тут делать, идем туда, где лучше и прохладней. Дик обожал купаться и плавать.

— Подождем еще немного и пойдем, — сказала Лешка и привстала, заметив на дороге чей-то силуэт. Но это была всего лишь соседка. Потом ее взгляд приковал красный рюкзак — мимо их дома опять пронеслась девушка-почтальон, — и снова улица обезлюдела. А еще через несколько минут появилась Нина Сергеевна с доверху набитой сумкой. Должно быть, она и впрямь поверила в возросший аппетит детей и накупила в три раза больше продуктов, чем делала это обычно. Больше ждать было нечего. Раз таинственный преступник не стал воровать баул, когда в доме никого не было, то теперь уж точно не явится. Значит, Ромка напрасно готовил свою западню и два дня не ходил на речку. И Нину Сергеевну они зря гоняли в магазин. Ну что ж, и Ромке, и всем им впредь будет наука.

По крутой тропинке Лешка сбежала к собачьему пляжу, отпустила Дика поплавать, а вскоре к ней присоединилась вся троица. Мальчишки отчаянно чесались: в кустах, помимо муравьев, их одолели невесть откуда взявшиеся комары.

Ромка, насупившись, уселся на камень около берега и стал кормить рыбок. Кусочек дна возле камня был песчаным, вода — прозрачной, и серебристые мальки так и засновали у его ног. Юный сыщик, пребывая в полном расстройстве, машинально крошил хлеб.

— Ну как же так? — восклицал он. — Ну почему, почему он не пришел за кладом? Почему не воспользовался случаем? Такой прекрасный был план. Не мог же он прочитать мои мысли и узнать о нашей засаде? Об этом же никто, кроме нас, не знал. Ты, Лешка, случайно, никому не проболталась? — Ромка с подозрением уставился на сестру.

— Почему ты так на меня смотришь? — обиделась Лешка. — Кому и когда я могла что сказать? Зачем мне это надо?

— Никому-никому? Тогда почему же он не явился? — продолжал сокрушаться Ромка.

— А мне кажется, что никакого преступника и в помине нет, — мягко сказал Венечка,

— Как это нет? А кто ж тогда Лешке про ежа врал? А калитку и дверь кто открыл перед тем, как наши предки приехали?

Венечка нашел ответ сразу.

— Но ты же сам уверял, что над Лешкой кто-то подшутил. Все же знают о ее страсти к разным зверушкам, и о пропавшем еже все на пляже знали, вот и устроили розыгрыш. А двери мог открыть какой-нибудь бомж или самый обыкновенный вор, который покушался не на твои сокровища, а хотел стянуть деньги или какие-нибудь дорогие вещи.

— Наверное, Венечка прав, — сказала Лешка.

— Но зато теперь тебе не надо трястись над своим богатством, — добавил Артем.

— Да, а сколько я времени потратил на резку газет. Мне ж никто не помогал. И на пляж два дня не ходил, простуду выдумал. — Ромка вздохнул, отряхнул руки и поднялся с камня. — Ладно, пошли наверстывать упущенное.

— И поскорее, — заторопился Венечка. — Вы не забыли, что мне сегодня уезжать?


Вернувшись с реки, друзья изучили расписание электричек, выбрали самую подходящую, шестичасовую, и загодя отправились на станцию. Перед отъездом Венечка хотел попрощаться с Жан-Жаком и Маргаритой Павловной, а также заглянуть в киоск к Петру Ивановичу.

Однако в доме с мансардой они застали одну Маргариту Павловну — Жан-Жак еще с утра по каким-то делам уехал в Москву, А с Петром Ивановичем Венечка заговорился и чуть было не опоздал на поезд — едва успел влететь в последний, битком набитый вагон. Артем подал ему сумку, и Венечка застрял с ней в тамбуре.

— Постарайся перейти в другой вагон, там просторней, — крикнул ему Ромка.

— Постараюсь, — ответил мальчик.

— А как домой приедешь — сразу звони, — приказала Лешка.

— Обязательно позвоню, — печально кивнул Венечка, уж очень не хотелось ему расставаться с друзьями. Без привычной бейсболки — в ней было жарко — он походил на взъерошенного, обиженного воробушка. Венечка поправил сползшие на кончик вспотевшего носа очки, опустил на чьи-то ноги свою сумку, замахал обеими руками и прокричал:

— Я вам письмо пришлю по электронной почте.

— Ив Интернете пошарь насчет сам знаешь чего, о цене узнай. — Ромка приподнялся на цыпочки, Венечка согласно закивал, поезд тронулся, и друзья медленно пошли обратно.

Ромка двинул ногой по камушку, но камушек был накрепко вмурован в землю. Ромка ойкнул, запрыгал на одной ножке и объявил:

— Устал я, вообще-то. Куда пойдем, домой или к Сашке?

— Сначала домой, а там видно будет, — ответил Артем и взглянул на Лешку. — А ты чем хотела бы заняться?

Лешка небрежно пожала плечами.

— Там видно будет, — А в душе победоносно улыбнулась. В начале прошлого лета ни Ромка, ни Артем и не подумали бы поинтересоваться, что она собирается делать — им было на этого глубоко наплевать. Сами закатились бы куда-нибудь, а о ней вспомнили бы в последнюю очередь. Сколько раз в те дни она была предоставлена сама себе! Потом ее, к счастью, похитили, и они, наконец, поняли, что она им нужна. А теперь все складывается как нельзя лучше и, главное, без особых происшествий. Ромкино падение в старый погреб в расчет можно не брать — такое с каждым может случиться. Жаль вот только, что Венечка уехал. Она бросила последний взгляд на уносящийся в Москву поезд, и вдруг он резко остановился.

Лешка схватила Артема за руку.

— Эй, смотрите! Что там могло случиться?

— Давайте узнаем, — сказал Ромка, и друзья припустились бежать по параллельной рельсам узкой дорожке. Но не успели они нагнать последний вагон, как электричка вновь тронулась с места, загудела и вскоре исчезла вдали.

Лешка перевела дух.

— Как вы думаете, почему поезд останавливался?

— На путях что-нибудь лежало или кто-то стоп-кран сорвал, только и всего, — ответил Артем.

И, не подозревая ни о чем плохом, друзья направились домой. У киоска Петра Ивановича вновь задержались, чтобы попить водички: жара все никак не спадала.

— Проводили дружка? — спросил бывший милиционер.

— Ага, — весело ответил Ромка. — Но он к нам скоро опять приедет.

Глава XII ОЧЕРЕДНОЕ ДЕЛО

А как только они вошли в дом, раздался телефонный звонок.

"Интересно, кто это? — подумала Лешка. — Родители вроде уже звонили, Венечке еще рано. Ведерников, наверное, хочет к себе позвать".

И она спокойно сняла трубку. И., застыла от неожиданности. На другом конце линии был вовсе не Сашка, Звонил тот самый человек, который вызывал ее на станцию, обещая вернуть ежа. Но только теперь его хриплый голос звучал не дружелюбно, а зловеще, и сказал он такое, что не будь рядом дивана, Лешка плюхнулась бы прямо на пол, потому что у нее закружилась голова и подкосились ноги, А услышала она всего четыре слова:

— Ваш друг у меня.

— Какой друг? — спросила Лешка и, хотя сразу все поняла, осевшим голосом уточнила: — Венечка?

— Он самый.

— Вот почему поезд остановился, — непроизвольно вырвалось у нее.

— Умная девочка. — Мерзкий человек еще и насмехался.

Увидев, что на сестре лица нет, Ромка кинулся к

ней.

— Ты с кем разговариваешь?

— Не знаю. Венечку похитили, — выдохнула она чуть слышно.

— Что за шутки? — Ромка выхватил у Лешки трубку, — Эй, кто вы? Что вам надо?

— Аммониты, — коротко ответил похититель. — И если вам дорог ваш друг, то немедленно несите сумку на собачий пляж. Оставите ее на козырьке над обрывом и уйдете. И чтоб без фокусов, не вздумайте ловчить, или я за него не ручаюсь.

— Дайте Веньке трубку! Слышите! — крикнул Ромка.

— Обойдешься, здесь я диктую, — ответил голос. Трубку взял Артем.

— Но как мы узнаем, что с ним все в порядке? — изо всех сил сдерживая эмоции, спросил он.

— Если выполните мои условия, он сам вам позвонит. — Ив трубке раздались короткие гудки.

Ромкино лицо покрылось красными пятнами. Он перевел растерянный взгляд с сестры на Артема.

— А ведь я был прав! Прав, прав, прав! Охотились за моим кладом. — Однако никакого торжества в его голосе не было, одно страдание.

— Вот только перехитрить его ты не сумел, — вздохнул Артем.

— Не сумел. — Ромка замотал головой и стукнул кулаком по собственной коленке. — И как он обо всем узнал? И что теперь делать?

— Отдать ему все ракушки, какими бы ценными они ни были, Венькина жизнь дороже любых сокровищ. И не тяни время.

— Да я не о том вовсе, я … я за Веньку волнуюсь. Ладно, что сейчас об этом, лучше и вправду поспешить. — Ромка помчался в свою комнату, Лешка вскочила, чтобы бежать за ним, и вдруг села обратно, покрывшись холодным потом.

— Не мог же он зайти в поезд в маске! Значит, Венечка видел его лицо и сможет его опознать. И … И если этот тип себе не враг, то не отпустит его. Эх, если бы мы успели добежать до поезда! Ну почему мы не посмотрели, кто с него сошел? Могли бы отбить нашего Венечку. Ромка сказал, что клады требуют жертв. Неужели это правда?

Артем положил руку на ее плечо.

— Ромка нес глупости, успокойся, пожалуйста. А прошлого уже не вернуть. Постарайся ни о чем не думать. Ничего другого, как отдать сумку, мы все равно не можем сейчас сделать. У нас нет времени на раздумья, а с похитителями не шутят. — Он взял телефонную трубку, на всякий случай набрал номер Венечкиного мобильника. Телефон был отключен. Артем чуть заметно побледнел, но внешне остался невозмутимым. — Идем поторопим Ромку.

С безумно колотящимся, сердцем Лешка поднялась с дивана. Ну почему так несправедливо устроен мир? Не успела она порадоваться жизни, как опять настала черная-пречерная полоса. И как долго она будет длиться?

Когда они с Артемом поднялись наверх, Ромка перекладывал кирпичи из баула в большой пластиковый пакет. Часть их с пылью и грязью вывалилась на пол. Артем, чтобы ускорить дело, придержал пакет за ручки, и Ромка вывалил в него сразу все содержимое сумки. Сверху шлепнулась старая газета. Ромка оставил пакет с кирпичами в комнате, взял со стола "золотую" раковину, и они помчались в сарай за остальными аммонитами.


Венечкин похититель, вне всякого сомнения, был весьма сообразительным человеком. Чтобы заполучить баул и остаться при этом незамеченным, лучшего места, чем собачий пляж, нельзя было и придумать. Людей на этом небольшом клочке берега всегда было мало, а тот, кто туда приходил, все внимание уделял своему хвостатому питомцу и на посторонних не обращал никакого внимания. А чуть поодаль от берега, под обрывом было углубление, что-то вроде небольшой пещерки, над которой козырьком нависал большой камень. В пещерке всегда был тенек, Лешка в прошлом году с книжкой в руках иногда пряталась в ней от солнца.

Поначалу у Ромки мелькнула мысль как-нибудь незаметно пробраться на берег и подглядеть, кто притаился под козырьком, но он тут же ее отмел. А вдруг преступник распознает его замысел? К тому же он может действовать не один. И Ромка не посмел рисковать Венечкиной жизнью, а взобрался на горку, взгромоздил баул на козырек и не успел сделать и трех шагов назад, как его сокровища исчезли.

А Лешка приметила возвращающегося с речки высокого худого человека с черно-белым русским спаниелем. Пес мотался взад-вперед, подметая ушами землю. Дик почему-то спаниелей за собак не считал и не обращал на них никакого внимания. А она обращала и знала, что хозяин спаниеля живет через три дома от их дачи, то есть, считай, является их соседом. Вот у кого можно будет спросить, кто взял Ромкину сумку. Она это сделает, но только, конечно, не сейчас.

И тут же ее обожгла все та же мысль: а вдруг Венечку не отпустят? Лешка остановилась и чуть не задохнулась от ужаса. Как страшно зависеть неизвестно от кого и не знать, чем и когда закончится ожидание. Сердце билось так громко, что Лешка посмотрела на Артема — не слышит ли он его ударов. Но Артем ни к чему не прислушивался. Он и сам дышал чаще, чем обычно, то есть волновался не меньше ее. Ромка же хмурился и злился.

— Теперь все вместе пойдем домой, чтобы этот хмырь видел, что мы не собираемся его выслеживать. Эх! — Он отрывисто махнул рукой и зашагал прямо по середине дороги.

— Но как могли его похитить, выдернуть из переполненного вагона? Ведь вокруг были люди, почему же Венечка не кричал, не просил о помощи? — Вот что не давало покоя Лешке.

— Я сам об этом думал и тоже не могу представить, как это могло быть, — с недоумением сказал Артем.

Они вошли в дом и молча уселись в гостиной у телефона. Артем посмотрел на часы.

— Даем ему полчаса. Если через тридцать минут Венька не позвонит, я побегу к Петру Ивановичу, и пусть он поднимает на ноги всю милицию.

Ромка кивнул.

— Пожалуй, так и сделаем.

— Только бы он позвонил! — взмолилась Лешка и, поднеся к глазам свое запястье, стала считать секунды. Одна, две, три… Время бежало быстро. Лешка подняла голову и вспомнила печальное Венечкино лицо, понурый взгляд. Он так не хотел от них уезжать! Что с ним сделали, в какой темный подвал его заперли? Вырисовывающиеся перед ней картины были одна страшнее другой.

Ее брат тоже не сводил глаз с часов.

— Осталось пять минут, — предупредил он. Пять минут тоже прошли незаметно.

— Ну, вот и все. — Ромка решительно встал со стула. — Темка, идем к Петру Ивановичу. А ты, Лешка, оставайся дома, может быть, Веньку все же отпустят, и он позвонит по этому телефону.

Лешка молча кивнула.

Но не успели ребята выйти за дверь, как телефон зазвенел, затрезвонил, как никогда громко и заливисто. Наверное, потому, что сидели они в полнейшей и непривычной тишине, а обычно в доме и музыка гремела, и телевизор работал на полную мощность.

Опередив Лешку, Ромка метнулся назад и схватил трубку. Лешка прижалась ухом к другой ее стороне. И разом отлегло от сердца: голос принадлежал Венечке.

— Рома? Привет! Ты не подскажешь, я у вас свой телефон не оставлял? — Как и следовало ожидать, их друг был очень взволнован.

— Телефон? Какой еще телефон? Венька, это ты? — заорал Ромка так оглушительно, что Нина Сергеевна выглянула из своей комнаты проверить, не случилось ли чего. Ромка сбавил тон, и широкая улыбка появилась на его грязной физиономии. — Так ты что, живой?

— Ну да, живой, почему ты так странно спрашиваешь?

— Венька, какое счастье! Когда тебя отпустили? А ты его запомнил?

— Кого я должен был запоминать? — удивленно спросил Венечка.

— Как кого! Своего похитителя.

— Какого еще похитителя? Никто меня не похищал, с чего ты взял?

— Как не похищал? А нам сказали… Постой. А почему тогда останавливался поезд?

— Я не знаю, наверное, кто-то стоп-кран сорвал. Должно быть, в той толчее меня и обокрали. Электричка уже ход набрала, а потом как затормозит — все друг на друга попадали.

— Нет, скорее всего, тебя еще раньше обокрали, а поезд он остановил, чтобы не прыгать на ходу, а спокойно уйти с твоим мобильником, — раздумчиво произнес Ромка.

— Венечка, а где ты находишься? — вклинилась Лешка.

— Я-то? На вокзале, у телефона-автомата. Сошел с электрички, хотел маме позвонить по сотовому, чтобы сказать, что я уже в Москве, стал искать свой телефон, везде посмотрел, и в сумке, и в кармане, а его нигде нет. Значит, у вас я его тоже не забывал? Жалко, что украли. Мама будет ругаться, и новый теперь не скоро купит, — горестно вздохнул Венечка.

— Венька! Да что такое телефон по сравнению с твоей жизнью! — патетически воскликнул Ромка и тут же сморщился, как будто у него заболел зуб. — Эй, что же это получается? Что нас провели? Что этот мерзкий тип, не знаю кто, оказался хитрее меня?

— О чем ты говоришь? — не понял друга Венечка.

— А вот о чем. Тот, кто врал Лешке про ежа, стырил у тебя мобильник, чтобы ты из поезда не смог нам позвонить, а нам сказал, что тебя похитил, и не оставил ни секунды на размышления. А мы тобой рисковать не могли и все ему отдали, преподнесли как на блюдечке. И мобильник теперь у него твой, и ракушки мои. Венька, ты понимаешь, что я все-все аммониты на тебя обменял? Я их сразу отдал, потому что ты для меня важнее любых, самых что ни на есть доисторических, ценностей, знай это.

— Ты, все вы мои самые настоящие друзья, я в этом никогда не сомневался, — сказал Венечка как о чем-то само собой разумеющемся, только голос его

повеселел.

А Ромка вдруг пришел в странное возбуждение. Он восхищенно зацокал языком и постучал себя по лбу костяшками пальцев.

— Нет, ну как меня классно провели! И он надеется, что это сойдет ему с рук? Как бы не так! Я с таким хитрецом еще ни разу не сталкивался, тем интереснее будет его раскусить. Венька, ты меня слышишь? Так вот, я торжественно обещаю найти твой телефон. Ты пока своей маме ничего не говори, она же не будет проверять, есть он у тебя или нет. В общем, дуй себе спокойненько домой и помни, что все будет окей, усек?

— Да, спасибо за все, до свидания, — ответил мальчик и повесил трубку.

— И как же ты найдешь его телефон? — Лешка с недоверием взглянула на брата.

— Сам еще не знаю как, — сознался Ромка. — Но раз пообещал, то что-нибудь придумаю. И докажу, что я умнее этого наглого типа в сто тысяч раз. Он не подозревает, с кем связался. — Юный сыщик уселся на диван и переключился на деловой тон. — Лешка, давай, вспоминай, какой у него был голос, ты с ним чаще, чем я, общалась.

— Голос? — девочка задумалась. — Ну, как будто мужчина притворялся женщиной, или женщина старалась говорить грубым голосом и подделывалась под мужчину. — Она кашлянула и прохрипела: — "Если выполните мои условия, он сам вам позвонит". Ну как, похоже?

— Не совсем, но что-то есть, — кивнул Ромка. — Значит, по голосу его искать нет смысла, так хрипеть может каждый.

— А если это кто-то из ребят? — неуверенно предположила Лешка.

Но Артем покачал головой.

— Из ребят вряд ли. Кто из них в аммонитах разбирается и вообще знает, что это такое? А если б они прознали про баул, то давным-давно его бы сами достали, не стали б дожидаться, пока Роман с яблони упадет.

— Ладно, разберемся. — Ромка пересел за компьютер, открыл новый файл. — Ничего не попишешь, придется заводить новое дело.

— Опять! — вырвалось у Лешки.

— Ты что, разве не рада? — уставился на нее брат. — А ты, Темка?

Артем пожал плечами.

— Как-то не очень, но что еще остается?

— А мне так хотелось отдохнуть от всяких дел, — призналась Лешка. — Но раз ты пообещал Венечке найти его телефон, то куда деться?

— Так, — забормотал юный детектив, — какое же у нас дело по счету? Номер… Номер… Я уж и забыл, сколько мы преступлений раскрыли. Ладно, назовем его просто: "Дело о любопытном ежике".

— Почему о ежике, а не об аммонитах? — удивился Артем.

— А потому, что все началось с этого несчастного ежика. Если б я за ним не пошел, то не угодил бы в погреб, не нашел бы тайник, ну, и так далее, — И Ромка вывел на экране прописными буквами заглавие: "Дело о любопытном ежике".

— И все-таки я не могу понять, почему этот человек дожидался, пока ты влетишь в погреб, а не слазил раньше за своим баулом, — сказал Артем.

— Забыл, куда прятал, — усмехнулась Лешка.

— Бот найдем этого хитреца и все узнаем. — Ромка, подумав, изменил шрифт заголовка на курсив, то есть наклонил буквы набок, потом увеличил их, растянув слова на пол-экрана, снова уменьшил и повернулся к друзьям. — Хотел я подглядеть, кто придет за баулом, но испугался, что это повредит Веньке.

Лешка тотчас вспомнила о соседе с собакой.

— Я сейчас вернусь, — сказала она и побежала к выходу.

— Ты куда? — крикнул Артем.

— На минутку, к соседу.

Хозяин черно-белого спаниеля курил, сидя на порожке у входа в свой дом. Собака ткнулась холодным черным носом в Лешкину ногу, посмотрела снизу вверх доверчивыми, грустными, все понимающими глазами.

— Здравствуйте, — погладив спаниеля по шелковой голове, вежливо сказала Лешка и сразу приступила к делу: — Вы, когда с ним на речке были, не заметили, кто стоял у обрыва под козырьком?

Мужчина пожал плечами.

— Не обратил внимания.

— Ну, а кого-нибудь с тяжелой сумкой видели?

— С сумкой? — Он задумался и посмотрел на нее виновато. Лешка поняла, что пришла напрасно.

— Ну хоть кого-нибудь вы там заметили, без собаки? — взмолилась она.

— Мужчину, молодого, и еще, кажется, девушку.

— Они шли вместе или порознь?

— Порознь. Лешка напряглась.

— А как они выглядели?

— Как? — Сосед бросил в клумбу окурок и сосредоточенно помолчал. — Нет, не помню, извини уж.

Даже не спросит, зачем ей понадобились эти сведения, подумала Лешка и сказала:

— Это вы меня извините. — Она снова погладила спаниеля и выпрямилась. Если б собаки умели говорить! Этот песик рассказал бы ей обо всем, что видел, не то что его ненаблюдательный хозяин.

Вернувшись назад, Лешка сообщила:

— На собачьем пляже были и мужчина, и женщина, но не вместе.

— Ценное открытие, — съязвил Ромка.

Глава XIII ГЛАВНЫЙ ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ

Когда пришла Лешка, Ромка, щедро делясь с Диком, доедал припрятанные утром продукты. От пережитого в нем проснулся зверский аппетит, да и добро было жалко. Наевшись, он снова уселся за компьютер и бодро заявил:

— Не так уж и сложна наша задача. Вот скажите мне, кто знал о том, что мы нашли аммониты? — И набрал ниже "Дела" еще один заголовок: "Список подозреваемых".

— Никто не знал, кроме нас. Ты же не велел никому говорить, — сказала Лешка. — Мы всем только кусок бивня показали.

— Бивень… Бивень… А где он, кстати, мой бивень?

— У Маргариты Павловны остался. Мы на пожар тогда убежали и о нем забыли, — напомнил Артем.

— Ну, а так как он — тоже палеонтологическая редкость, то его спрятали в тайник вместе с ракушками, просто он в баул не поместился. Значит, увидев бивень, кто-то понял, что мы нашли аммониты. Так, а кто видел этот кусок бивня?

— Маргарита Павловна, Жан-Жак, Петр Иванович и Валера, — добросовестно перечислила Лешка.

— Значит, пишем: "Валера", потому что в остальных мы не сомневаемся. Так?

— Ну, допустим, — кивнул Артем. — Я и сам так же подумал.

— Но тогда, выходит, у нас всего один подозреваемый! — воскликнула Лешка, на что ее брат ответил:

— Разве плохо, что один? К тому же к нему можно приплюсовать его жену. Он мог ей рассказать о нашей находке.

— И Надежду, — сказал Артем. — Она приходила к Маргарите Павловне после того, как мы ушли.

— Надежду? — С этим предположением Лешка категорически была не согласна. — Ну уж нет, это не она. Сам посуди, если она побывала в погребе накануне вечером, то зачем бы ей снова лезть туда утром? Кстати, во время пожара она была у себя дома, стиркой занималась. И вообще она не преступница, потому что хорошая, и Маргарита Павловна ее еще маленькой помнит.

— Я все равно ее запишу, — непреклонно ответил Ромка. — Но сначала мы должны узнать, где были Валера и его жена, когда мы сажали Веньку на электричку.

— Как ты это узнаешь? Можно подумать, они тебе скажут. — Лешка дотронулась до руки брата. — А что, если рассказать обо всем Петру Ивановичу или Алексею?

— А вот это ни к чему, — замотал головой юный сыщик. — Да и будет ли Алексей этим заниматься? Передаст дело кому-нибудь еще, вот и все. Да и как мы докажем, что нашли ценные раковины? Как жаль, что у нас ни одной не осталось!

Лешка вдруг вскочила.

— Одна есть, она у меня, сейчас принесу.

Охваченная страхом за Венечку, она совсем забыла о похожем на ежика аммоните, который остался у нее в комнате. И хорошо, что забыла. Полюбовавшись на сверкающий золотыми звездочками срез, она протянула раковину-ежика Ромке. Брат оглядел аммонит со всех сторон, выковырял застрявший в шипах-колючках малюсенький клочок газеты, но не выбросил его, а повертел в руках и в досаде стукнул себя кулаком по лбу.

— Стойте-ка! Ведь по газете можно определить, сколько лет баул пролежал в тайнике! И почему я раньше этого не сделал?

С грохотом отодвинув стул, Ромка кинулся наверх. Но кирпичей в комнате не было, а пол сверкал первозданной чистотой.

— Теть Нин! — истошно завопил он, подбежав к лесенке. — Это вы наши кирпичи убрали? Зачем?

Нина Сергеевна с недовольным лицом вышла в гостиную.

— Как это — зачем? Не понимаю, что вам в голову взбрело натаскать их в комнату, — возмутилась она и покачала головой. — А я-то надеялась, что детки за год повзрослели, а они все такие же. Ну какой нормальный человек всякий мусор в дом носит?

— Это очень, очень важные кирпичи! Вам этого не понять, — воскликнул Ромка и осведомился: — Там еще газетка была. Ее вы куда дели?

— С грязным пакетом на мусорку отнесла. Да ручки по дороге оторвались, кирпичи рассыпались, еще и в гостиной пришлось пол затирать. — Нина Сергеевна вздохнула и повторила: — Как малые дети, ей-богу.

Не собираясь оправдываться, Ромка помчался на улицу к мусорным контейнерам. Их было четыре, и каждый доверху наполнен всякой дрянью. Будто назло ему вся округа поспешила избавиться от своих отходов, и неизвестно было, в недрах какого ящика находится пакет с кирпичами и газетой. Ромка сбегал назад узнать, в какой контейнер выбросила пакет Нина Сергеевна, но она этого не помнила. Ничего не оставалось делать, как приступать к раскопкам. Ромка взял палку и, оглянувшись, принялся ковырять мусор в первом контейнере. Услышал шаги и отскочил в сторону. Мимо прошла незнакомая женщина. Спустя несколько минут спрятался снова: протопали двое знакомых ребят. Потом он подумал, что если при каждом встречном нырять в кусты, то пакет сроду не отыщется, и стал разгребать отбросы, невзирая на прохожих.

И когда в начале улицы показалась велосипедистка, свое занятие юный сыщик не прервал. Светленькая девушка-почтальон на этот раз была без привычного красного рюкзака. Не снижая скорости, она пронеслась мимо. А Ромке вскоре повезло, и он вернулся в дом, размахивая, как флагом, старой газетой.

— Этому "Труду" пять лет, — объявил он. — Значит, и баул был спрятан пять лет назад.

Ромка расстелил газету на полу, направил на нее свет и стал водить пальцем по заголовкам. Друзья присели рядом. Лешка первая увидела маленькую заметку.

— Глядите, про аммониты!

— Где? — сощурился брат.

Она указала на колонку "Новости культуры" и прочла: "Большим успехом у парижан пользуется выставка ископаемых морских моллюсков — аммонитов, древнейших членистоногих — трилобитов и других уникальных образцов, представленных музеем Палеонтологического института РАН. Среди экспонатов преобладают…"

— Погоди, — Ромка поднял голову. — А что такое РАН?

— Насколько мне известно, Российская академия наук, — ответил Артем.

— Так, так, — быстро пробежав глазами небольшой текст, юный сыщик с воодушевлением воскликнул: — Темка, Лешка, это ж и есть улика! Значит, мои аммониты привезены из Парижа!

— Из Парижа? — перепросил Артем и недоверчиво покачал головой. — Если бы их вывезли из Москвы за границу, то не стали бы везти назад. Ведь подобные вещи обычно переправляют на Запад, а не наоборот.

— И правда, — не смог не согласиться Ромка. — Но все равно эта заметка так или иначе связана с нашими аммонитами. А как — нам и предстоит выяснить. Послушайте! — вдруг вскричал он. — Я вспомнил, что Валера был в Париже! Он сам об этом сказал! А помните, как он встрепенулся, когда услышал, что я провалился под землю? А потом ушел и не вернулся. Ясно, куда — туда! А когда из погреба вылез, то увидел нас с баулом, проследил, где мы живем, и сумел-таки нас перехитрить.

— Если это и Валера, ты ничего не докажешь, — сказала Лешка. — Он твои ракушки или спрятал, или продал.

— Ты думаешь, их так легко продать? Он что, их на рынок отвез? Нетушки, покупателя еще найти надо, и это не так просто. Кстати, можно в Интернете поискать, нет ли там какого объявления о продаже аммонитов. Веньку засадим, ему все равно делать нечего. — Ромка потянулся к телефону, но он зазвонил сам. Венечка оказался легок на помине.

— Я в Интернете нашел кое-что интересное и вам переслал, — сообщил мальчик, — откройте почту.

— Молодец. Вовремя. Мы здесь тоже кое-что обнаружили. — Ромка рассказал другу о заметке в старой газете и попросил поискать еще и объявления о продаже аммонитов, а сам вывел на экран Венечкино послание, быстро пробежал его глазами и, пораженный прочитанным, воскликнул: — Эй, слушайте! А я и не знал! Оказывается, палеонтологический бизнес дает сверхприбыли не меньше, чем наркоторговля. И вот еще что тут написано: "Экспедиции обходятся дорого, и поэтому нынешние "искатели" ископаемых редкостей промышляют в основном в музеях, и число краж в них увеличилось во много раз. Наиболее внушительные кражи совершены в Палеонтологическом институте РАН". Поняли! — Ромка даже в ладоши захлопал. — В этом самом, который в газете! Значит, мы с вами на верном пути. Ой, а еще вот что! "Исчезла даже коллекция амфибий и рептилий, которую привез знаменитый писатель-фантаст Иван Ефремов из пустыни Гоби. А стоила она миллион долларов".

— Так и не нашли? — ахнула Лешка.

— Сейчас узнаем. — Ромка снова всмотрелся в экран. — "Не раз возбуждались уголовные дела, создавались всевозможные комиссии, поиском пропавших экспонатов занималась международная рабочая группа ученых — все тщетно", — прочитал он и вздохнул. — Значит, не нашли. А вот, вот самое интересное! "Палеонтологические материалы из России периодически всплывают на Западе. И вообще вокруг ископаемых животных за границей царит настоящий бум, особенным успехом пользуются кости мамонтов и аммониты". — Ромка пробежался дальше по тексту и восхитился: — Надо же, цена одного аммонитика доходит до полутора тысяч долларов. А у нас их сколько было? Штук пятьдесят или больше? Я начал считать, потом сбился и решил, что еще успею. Не успел. Лешк, а давай твой загоним, а?

— Я так понял, что все твои аммониты однозначно украдены из музея, — сказал Артем. — И их придется туда вернуть. Если найдем, конечно.

— Сам знаю, что придется, — вздохнул Ромка. — Уж и пошутить нельзя.

А Лешка удивилась.

— Но как воры умудрились выкрасть все эти коллекции? Что ли в этих музеях никакой охраны нет?

— Способов много, — усмехнулся Артем. — Иначе бы воровства на свете не было. Интересно другое: как наши аммониты попали в Медовку.

А телефон зазвонил снова. Венечка сгорал от нетерпения.

— Пригодилось?

— Еще как, спасибо тебе, — проникновенно ответил Ромка.

— Я маме сказал, что телефон свой у вас оставил, как ты и велел. Ужасно жаль, что я не с вами. А ты уже догадался, у кого твой клад и мой телефон, или еще нет?

— Почти, — самонадеянно заявил Ромка. — На девяносто девять и девять десятых процента.

— И кто же?

— Валера, сосед Маргариты Павловны, — ответил юный сыщик и сам окончательно утвердился в своей версии. Ромка объяснил Венечке, почему пришел к такому выводу, а положив трубку, сказал: — А как припереть этого типа к стенке, я тоже знаю. Помните, когда мы в первый раз пришли к Маргарите Павловне, то Жан-Жак сказал, что где-то его видел. А вдруг на этой самой выставке? Давайте прямо сейчас покажем Жан-Жаку газету, и пусть он вспомнит, что делал весной пять лет назад. Ведь он говорил, что когда-то всем этим интересовался.

— Что ж, — согласился Артем, — можно попробовать.

Глава XIV ЖЕСТОКОЕ НАПАДЕНИЕ

Маргаритой Павловной друзья встретились на улице возле ее дома.

— Жан-Жак приехал? — поздоровавшись, спросил Ромка.

— Уже подъезжает, — улыбнулась Маргарита Павловна. — Позвонил мне с дороги, я и решила пойти ему навстречу, заодно подышу свежим воздухом. Очень уж вечер хороший.

Лешка взглянула на далекое темное небо с яркими огромными звездами и вдохнула полной грудью аромат цветов. Жара наконец-то начала спадать, воздух и в самом деле был превосходным.

— И правда, хорошо.

Артем Лешку понял и кивнул, Ромка же, поглощенный новым расследованием, прелестей природы не замечал. А Маргарита Павловна, поговорив с друзьями, обратила внимание на мятую желтую газету, которую юный сыщик бережно прижимал к своей груди.

— Что это у тебя?

— Это? Это "Труд" Мы хотим показать его Жан: Жаку. — Договорить он не успел. Из переулка выскочила темно-синяя "Ауди" и остановилась. За рулем сидел Валера. Из машины выбрались Вика, Надежда и широко улыбающийся Жан-Жак.

Перехватив удивленные взгляды жены и ребят, Жан-Жак сообщил:

— Пожалели старичка, подхватили на дороге.

Сказал это он, разумеется, с иронией. Хотя Жан-Жаку было много лет, называть его старичком язык бы ни у кого не повернулся, и он сам об этом прекрасно знал. Под стать ему была и Маргарита Павловна — стройная, высокая, с прямой спиной и веселыми черными глазами.

Вика ответила Жан-Жаку что-то по-французски, и он весело рассмеялся. А Ромка тут же воспользовался моментом и дернул женщину за руку.

— Вы бывали во Франции, да? Вика спокойно кивнула.

— Жила. Несколько лет.

— Понятно, — Ромка шагнул назад и от греха подальше поспешно убрал за спину руку с зажатой в ней газетой. Но Жан-Жак заметил, что его юный друг что-то прячет, и невинно поинтересовался:

— Что у тебя там?

— Да так, я потом вам покажу, — замялся Ромка. Совсем не нужно было, чтобы преступник узнал, насколько они близки к его разоблачению. Но ни о чем не ведающая Маргарита Павловна сказала:

— Они тебя с этой газетой дожидаются. Хотят о чем-то спросить.

Француз поднял брови.

— Ну так спрашивайте. Ромка отступил еще дальше.

— Дамы потом… Тут все равно темно, вы ничего не увидите.

И вдруг Валера склонился к своей "Ауди" и через окно включил в салоне свет.

— А так светло?

— Вполне, — сказал Жан-Жак и протянул к газете руку.

Будь что будет, решил юный сыщик, философски рассудив, что все, что ни делается, к лучшему. Может быть, этот Валера прямо сейчас себя и выдаст? И решительно ткнул пальцем в заметку.

— Вы говорили, что увлекались палеонтологией. А на этой выставке вы не были?

Жан-Жак внимательно прочитал информацию.

— Когда-то ходил на какую-то. Но когда? Сейчас и не вспомню. — Он взглянул на женщин и шутливо развел руками. — Что поделаешь, склероз.

Валера взял у Жан-Жака газету и, как ни в чем не бывало, спросил:

— Что еще за выставка?

Остальные сгруппировались вокруг него, загородив дорогу, и тут же им пришлось расступиться: мимо с хохотом прошла компания молодых людей. Лешке показались знакомыми белые волосы одной из девушек, и она узнала в ней почтальона. Один Ромка стоял, не двигаясь, но разглядывал не Валеру, как должно было быть по логике вещей, а его машину и что-то соображал. А потом подошел к французу.

— Пожалуйста, постарайтесь вспомнить об этой выставке и еще, если не трудно, позвоните в Париж своим друзьям-палеонтологам. Уж они-то ее наверняка не пропустили.

Ромка знал, что, какой бы странной ни показалась Жан-Жаку его просьба, он ее выполнит. Прошлым летом они с Артемом выручили из беды Маргариту Павловну, и поэтому француз считал себя обязанным им до конца своей жизни.

— Хорошо. Если мои друзья были на той выставке, я постараюсь обо всем узнать. — Жан-Жак забрал у Валеры истрепанную газету, а на его лице промелькнула догадка. — Вы думаете, что ваш бивень имеет к ней какое-то отношение?

Ромка не стал его разубеждать.

— Ага, — кивнул он и перевел глаза на владельца "Ауди", и тот неожиданно ему улыбнулся. Ромка в ответ тоже растянул губы, но улыбка получилась какой-то искусственной.

Вскоре Маргарита Павловна с Жан-Жаком распрощались со всеми и ушли в свой дом. А Валера вызвался отвезти Надежду. Он усадил ее в машину, сел за руль и сделал приглашающий жест.

— Хотите, вас тоже подброшу?

Лешка думала, что брат откажется, но он, не дожидаясь второго приглашения, тут же забрался на заднее сиденье. Друзья уселись рядом с ним. Ромка всю дорогу молчал, напряженно глядя в затылок водителю. Проехав квартал, Валера обернулся.

— Друзья, а где вы живете, куда сворачивать?

— Пока никуда, езжайте прямо по Солнечной, а потом мы вам покажем, где поворот, — ответил Артем, а когда "Ауди" затормозила у их калитки, вежливо поблагодарил: — Спасибо большое.

— Пожалуйста, спокойной ночи, — ответил Валера.

— До свидания, — сказала Лешка и водителю, и Надежде. Один Ромка вышел из машины молча. А когда автомобиль исчез из виду, покачал головой.

— Это ж надо, какой лицемер! Видите ли, он не знает, где мы живем! Уж теперь-то я абсолютно уверен, что это он и есть. И не на сто, а на целых двести процентов. Вот скажи, Темка, ты ничего не заметил?

— Где?

— За стеклом его тачки. Артем задумался.

— За лобовым? Постой, постой, у него же нет лампочки!

— Какой еще лампочки? — удивилась Лешка.

— Маленькой такой. И раз нет лампочки, то, значит, его машина звуковой сигнализацией не оборудована, — пояснил брат. — А он в тот вечер, когда пожар был, сказал, что сигналит его машина, и убежал.

— А это была чужая машина, — медленно проговорила Лешка.

— Вот именно. Это он такой предлог нашел, чтобы поскорее от нас уйти и попасть в наше подземелье. Мы же сказали, где оно находится.

— Погоди! — сосредоточенно сморщила лоб девочка. — Так, может, и теткин сарай не сам загорелся, а он его поджег?

— Ежу понятно, что он. Именно он! Чтобы влезть в дом к пожарнику, надо было его отвлечь. Даже если этот Валера не знал, чем занимается Федор Игнатович, то не сомневался, что сосед обязательно побежит выручать соседку. Хорошо хоть, что он только сарай поджег, мог бы и дом подпалить.

— Сарай деревянный, горит лучше, — деловито произнесла Лешка. — Но как ты все это докажешь? Не пойман — не вор.

— Очень просто. Выясним, где он работал пять лет назад — это раз. Где работает сейчас — два. Помните, он что-то такое о своей фирме рассказывал. А вдруг она с палеонтологией связана? Еще узнаем, не собирается ли в ближайшее время за границу, — три. Посмотрим еще, что покажут объявления в Интернете. А когда наберем много улик, тогда и привлечем к делу Алексея. Только надо попросить Жан-Жака, чтобы он не тянул с нашим делом и как можно скорее, а лучше прямо завтра, выяснил про ту выставку. Да, и еще бы не помешало, чтобы он спросил у своих друзей, не осталось ли у них с нее каких-нибудь буклетов, визиток или, скажем, фотографий.

Ромка потянулся за телефоном, но сестра его остановила.

— Не стоит, ночь на дворе. Жан-Жак устал с дороги и, наверное, уже спит.

— А я сейчас посмотрю, есть у него свет или нет. Войдя в дом, по узкой боковой лесенке Ромка

влез на чердак. Раньше оттуда хорошо был виден весь дом с мансардой, но теперь его закрывала башня, венчающая Балерин особняк.

— И тут он заслон поставил, весь обзор закрыл, прям как нарочно, — спустившись вниз, забурчал он. — Одно окошко только и видно, но в нем света нет. Что ж, придется терпеть до утра.

Ромка прошествовал на кухню, взял из хлебницы бублик, подмигнул сестре через дырку и вдруг изо всех сил стукнул бубликом себя по башке.

— Дошло! До меня дошло, почему не сработала моя западня! Потому что он за нами из своей башни наблюдал, вот почему! Вот посмеялся-то, глядя на то, как мы комаров в кустах бьем. Ну ничего, хорошо смеется тот, кто смеется последним! Завтра он у меня попляшет!

Юный сыщик засунул бублик в рот и откусил половину. Потом соорудил себе огромный бутерброд, попил чаю и в полнейшем довольстве улегся спать, предвкушая скорую победу над хитрым и коварным преступником.

Проснувшись утром, Ромка сразу схватился за телефон, намереваясь поговорить с Жан-Жаком. Но в доме с мансардой никто не взял трубку.

— Вышли куда-нибудь, — сказал Артем. — После завтрака позвонишь еще раз.

Чуть не подавившись ненавистной овсянкой — Нина Сергеевна положила им всем по огромной порции, да еще и проследила, чтобы они все съели, — Ромка снова позвонил в дом к Маргарите Павловне. И опять ему никто не ответил. Припомнив номер сотового телефона Жан-Жака, набрал и его. Сотовый был отключен.

— Должно быть., домашний телефон испортился, а они об этом не подозревают и не догадываются включить мобильник, — сказал он. — Надо им об этом сказать.

Через несколько минут друзья были у дома с мансардой. Но там никого не было.

— Куда ж они могли пойти? — проговорила Лешка. — Вроде бы собирались сегодня сидеть дома.

Ромка мотнул головой в сторону особняка с башней.

— Может, этот знает?

— Ты хочешь обратиться к Валере? — удивилась сестра.

— Ну и что? Он же не подозревает, что мы его уже раскусили. — Ромка нажал на звонок у высоких ворот. Но и оттуда никто не вышел.

Юный сыщик остановился посреди дороги и в растерянности пожал плечами.

— И где они все?

— Вы, случайно, не сюда? — спросила проходящая мимо женщина, указав на дом с мансардой. Лешка вспомнила, что видела ее когда-то разговаривающей с Маргаритой Павловной. Кажется, она живет за утлом, через дом отсюда.

— К ней, — кивнула девочка. — Но почему-то ни ее, ни Жан-Жака нет дома. Не видели, куда они пошли?

— Ох, ох, — завздыхала соседка и закатила глаза. У Лешки по коже пробежал неприятный холодок. Она схватила женщину за руку.

— Что с ними случилось?

— Тут такое было, такое… На француза напали, оглушили и ограбили. И денег-то у него было кот наплакал. Ну и люди пошли — за копейку готовы человека убить.

— Как напали? Когда? — вскричал Ромка.

— Рано утром. Он же чуть свет встает и пробежку делает. Потом иногда в магазин за хлебом забегает. Маршрут всегда один и тот же, вот его и подстерегли.

— Но он жив? Где он? В больнице? "Скорую помощь" вызывали, да? — затормошила тетку Лешка.

— Нет, чтобы не ждать врачей, его соседи в больницу повезли. — Женщина указала на особняк с башней и, продолжая вздыхать и охать, пошла по дороге. А Лешка всхлипнула.

— Как же так! Почему на него напали? Ясно же, что, собираясь на пробежку, никто не берет с собой много денег. Неужели, правда, из-за копеек?

— Ты что, не поняла? — Ромка погрозил кулаком пустому особняку. — Сам пристукнул, сам и повез. История повторяется. Забыли, что ли, как на этом самом месте жил некий Валерий Павлович и как он в прошлом году подпилил ступеньку, чтобы племянник Маргариты Павловны сломал ногу, а потом сам отвез его в больницу?

Лешка вспомнила улыбчивое лицо нового соседа Маргариты Павловны. Надо же так притворяться!

— Неужели это он напал на нашего Жан-Жака?

Ромка скривился.

— А кто же? И ясно, из-за чего. Испугался, что Жан-Жак вспомнит, что видел его на той выставке. Эх, не надо было мне при нем газету показывать. Не хотел я такой ценой получать доказательства. — Подпрыгнув, он попытался заглянуть в окно особняка. — Вот бы влезть в его дом, пока там никого нет. Только как? Замки небось сложные, станешь открывать — соседи увидят.

С хмурым лицом Ромка вошел во двор Маргариты Павловны и сел на лавочку. С реки подул ветер. Сотворенное Ромкиными руками ярко одетое пугало — верный страж дома с мансардой — неистово замахало пустыми рукавами старого пальто, заскрипело шестом, словно просило прощения за то, что не смогло покинуть свой пост и защитить хозяина.

Лешка присела рядом с братом и тут же вскочила. Темно-синяя "Ауди" затормозила посреди улицы, из нее вышли Валера с Викой, помогли выбраться Маргарите Павловне, кивнули ребятам и, снова сев в машину, заехали к себе во двор.

Такой они Маргариту Павловну не видели никогда. Глаза ее запали, и выглядела она изможденной и постаревшей сразу на много лет. Лешка кинулась к ней.

— Маргарита Павловна, "мы уже все знаем. Что с Жан-Жаком, как он?

— Ушиб черепа. Сотрясение мозга, — коротко ответила женщина, и на глазах ее блеснули слезы.

Друзья вместе с ней вошли в дом. На кресле в гостиной лежал старый помятый "Труд".

— Вы… Может быть, вы есть хотите? — устало спросила женщина,

— Нет, спасибо, мы сыты, — отказался Ромка, прекрасно понимая, что Маргарита Павловна лишь из вежливости задает такой вопрос и что сейчас ей совсем не до еды.

Свернув газету, он сунул ее в карман. Конечно, Жан-Жак не успел ничего вспомнить, а теперь ему, наверное, и думать-то вредно, не то что звонить во Францию и что-то выяснять у своих друзей.

— А в милицию вы заявили? — спросила Лешка.

— Да, конечно, Петр Иванович здесь был, обещал сообщить куда надо. Но я не уверена, что преступника когда-нибудь найдут. — Маргарита Павловна горько усмехнулась. — Только вчера подумала, как хорошо и весело мы живем, и нате вам, сама себя сглазила. Никак не предполагала, что в нашей жизни так скоро наступит черная полоса.

— Я недавно тоже думала о том, что наша жизнь, как зебра, — сказала Лешка и погладила по плечу свою старшую подругу. — Но скоро все снова будет хорошо, вот увидите.

— Спасибо, ты хорошая девочка. — Маргарита Павловна провела рукой по лбу и глазам. — Я, пожалуй, прилягу.

— Конечно, а мы пойдем, не будем вам мешать.

Глава XV ОШИБКА В РАСЧЕТАХ

Дети вышли за калитку и увидели, что из ворот особняка вновь выезжает знакомая "Ауди". Сейчас в машине находился один Валера.

— И зовут его так же, как и того, что тут раньше жил! — с ненавистью глядя вслед иномарке, проговорил Ромка.

— Имя — не аргумент, — возразил Артем,

— Не аргумент, но роковое совпадение. — Юный сыщик окинул взглядом высокий забор, и в нем проснулась решимость. — Люди, надо действовать.

— И что ты предлагаешь? — спросила Лешка.

— Проникнуть внутрь и обыскать дом. И немедленно!

— И как ты это себе представляешь? Вика-то, его жена, дома осталась. А если б ее и не было, туда не попасть, сам только что сказал.

Но Ромка успел продумать все их дальнейшие действия.

— Это хорошо, что его нет, а жена осталась. Значит, так. Звоним, вы с Темкой входите, и ты, Лешка, падаешь в обморок. Она над тобой суетится, а я незаметно проникаю внутрь и обыскиваю все комнаты и что там еще есть. Правда, хороший план?

Лешка отшатнулась от брата.

— Я? А почему я? — возмутилась она.

— Ну не я же? И потом, ты уже как-то раз падала, у тебя это неплохо получилось. А раз опыт имеешь, значит, теперь сможешь еще лучше свалиться,

Но сестра, яростно помотав головой, отступила от брата еще дальше, с содроганием представляя, как, неуклюже взмахнув руками, она, словно куль с мукой, валится на пол, а Артем смотрит на это безобразие. А если очень постараться и упасть красиво, то это будет неестественно, и Вика сразу поймет, что она притворяется. К тому же такая жертва нисколько не гарантировала успех делу. И Лешка вновь тряхнула своими рыжеватыми кудрями.

— Не буду я. Ни за что! Сам падай. Ромка с осуждением уставился на сестру.

— Ты что, не понимаешь, как это важно? Ты что, не хочешь помочь Маргарите Павловне? Неужели до тебя не дошло, что теперь мы не только из-за ракушек и Венькиного телефона стараемся, а еще и из-за Жан-Жака? Он ведь из-за нас пострадал!

Лешка чуть не заплакала. Она все понимала, но упасть в обморок при Артеме было выше ее сил. И Артем за нее вступился.

— В самом деле, придумай что-нибудь другое.

— Что тут еще придумаешь? — насупился Ромка.

— Можно притвориться, что мы не видели, как уехал Валера, и сказать Вике, что он нам очень нужен, — предложила Лешка.

— Она тебе ответит, что его нет дома, и все дела. — Ромка подошел к чужому забору, подпрыгнул, пытаясь разглядеть, что делается за ним, но ничего не увидел. — Лешк, а помнишь, как вы тут в прошлом году с Маргаритой Павловной в подвале сидели?

— Еще бы не помнить! Но теперь и подвала того уже нет.

— А что, если есть? Что, если его оставили и в нем сейчас лежат наши аммониты? А ты не хочешь это проверить! — Ромка отбежал подальше, встал на бугорок, дотянулся до ветки растущей за забором высокой груши и обрадовался: — А вот здесь запросто можно перелезть.

— Зачем? Что это тебе даст? — пожал плечами Артем. — В дом-то мы все равно незаметно не войдем.

Внезапно раздался гул двигателя, на дороге возник автомобиль знакомого синего цвета. Подумав, что вернулся Валерий, Ромка с такой поспешностью отскочил от забора, что налетел на сестру. Лешка оступилась, заскользила по гладкой траве и, потеряв равновесие, упала. И хотя ударилась не сильно — Артем успел ее поддержать, — но наткнулась на попавший под руку кусок старой колючей проволоки. Острый ржавый шип больно вонзился в ее ладонь. Лешка подняла руку, подула на ранку, откуда тут же выступила капелька крови, и с испугом оглянулась. Но машина оказалась чужой и промчалась мимо.

Ромка перевел взгляд с Лешкиной ладони на ржавую колючку.

— Это, между прочим, опасно. Помнишь, как я три года назад точно так же наткнулся на проволоку, а потом у меня чуть не началось заражение крови?

— Помню, конечно. Не надо было потом в луже руку мыть. — Лешка стряхнула на землю красную каплю, а на ее месте тут же выросла новая, больше прежней.

— Вот я и говорю, что нельзя допустить, чтобы с тобой случилось то же самое. — И брат решительно нажал на звонок у ворот особняка.

Послышались быстрые шаги, к ним вышла Вика.

— Лешка упала, поранилась, и, чтобы не было заражения крови, ей требуется первая помощь, — придав своему лицу трагическое выражение, протарабанил Ромка. — Мы бы пошли к Маргарите Павловне, но она легла отдохнуть, не хочется ее беспокоить.

— Проходите, — увидев Лешкину ладонь, без лишних разговоров сказала женщина.

Они вошли в небольшой дворик, и в одном месте около дома Ромка заметил следы велосипедных шин. Он толкнул Артема в бок и, чуть отстав от спутниц, зашептал:

— Теперь я понял, как он умудрялся всюду успевать и притом оставаться невидимкой. Тачка-то шумит, да и заметна слишком, а велик — милое дело. Тем более что здесь многие на велосипедах ездят, и никто на них не смотрит. Интересно только, куда он его девал, когда в Венькину электричку садился?

— Мог у какого-нибудь киоска оставить, — так же шепотом ответил Артем.

— Верно! В случае чего можно расспросить ларечников.

Пока Валерина жена промывала Лешкину ладонь, накладывала на рану лейкопластырь и расспрашивала о прививках от столбняка, Ромка незаметно проскользнул на кухню, открыл оконные шпингалеты и благополучно вернулся обратно. А когда Лешка освободилась, друзья снова уселись во дворе дома с мансардой, но на сей раз не на лавочке, которая была видна с улицы, а за собачьей будкой на бревнышке, и стали ждать, когда Вика уйдет из дома.

— Не век же ей торчать в четырех стенах, — рассудил Ромка, — А если засидится, придется задействовать Маргариту Павловну, хоть и не хотелось бы раньше времени посвящать ее в наши дела.

Но Маргариту Павловну тревожить не пришлось, Не прошло и двадцати минут, как, помахивая хозяйственной сумкой, Вика вышла на улицу и направилась в сторону поселкового магазина.

Ромка вскочил.

— Ура! Полчаса как минимум нам обеспечены.

Преодолев забор в том месте, где тянулась к солнцу высокая груша, Ромка первым очутился на вражеской территории. Артем подсадил Лешку, а потом перебрался сам. Вообще-то он Ромкиной затеи не одобрял, как и Лешка, но они оба прекрасно знали, что если Ромка чего задумал, то его не остановить. Не отпускать же его одного!

Забраться в дом через кухонное окно тоже не составило никакого труда. Первым делом Ромка побежал в холл — туда, где, по его расчетам, прежде находилась комната с тем самым подвалом, в котором прошлым летом томились в заточении Маргарита Павловна с Лешкой.

Юный сыщик тщательно простукал почти каждую паркетину, для чего пришлось передвигать и диван, и кресла, и журнальный столик, то есть почти всю мебель, но не нашел никаких скрытых люков. Почесав затылок, он сокрушенно вздохнул.

— Подвала здесь нет. А новый у них небось теперь под гаражом, а туда с ходу не проникнуть. И домина у них уж слишком большой, боюсь, весь обыскать не успеем.

И помчался на второй этаж. Заглянул в спальню, осмотрел все шкафы — и снова безрезультатно. А Лешка вздрагивала от каждого шороха и без конца просила брата поторопиться. Артем был на ее стороне.

— Надо действовать по-другому, а не врываться в чужой дом, — сказал он.

Теперь Ромка и сам был готов признать свое поражение.

— Башню только осмотрим и уйдем, — попросил юный сыщик.

По винтовой изгибающейся лестнице с витыми перилами и деревянными ступеньками друзья вбежали наверх. Если из мансарды Маргариты Павловны открывался очень красивый вид, то отсюда он был еще лучше: весь поселок был как на ладони. А уж про их дачу и говорить нечего. Все сразу увидели, как вышла из дома Нина Сергеевна, сорвала на грядке какую-то зелень и вернулась обратно в дом.

— Что и требовалось доказать. — Ромка присел за стоящий у окна небольшой столик, сдвинув брови, заглянул в его ящики, посмотрел на часы и качнул головой. — Ладно, пошли отсюда. Скорее всего, он наш баул в другом месте припрятал.

Лешка торопливо двинулась к лестнице. И вдруг прямо у двери раздались громкие шаги. Она замерла в ужасе, а где-то в области желудка что-то ухнуло и оборвалось. В дверях, широко расставив ноги, стоял хозяин дома и преграждал им выход. Больше всего в его голосе было разочарования.

— А я-то думал, что вы приличные ребята. Лешка не шевелилась и не смела поднять глаз.

У Артема на лице отразилось страдание.

— Так я и думал, — чуть слышно выдохнул он.

А Ромка если и смутился, то лишь на очень краткий миг. Он и не подумал отворачиваться, сам впился взглядом в лицо хозяина дома.

— Мы у вас ничего не украли!

— Что ж так? Не успели? — с иронией спросил тот.

— И не собирались. Мы деньги и телефоны, как некоторые, не воруем.

Валерий пропустил намек мимо углей.

— Тогда что же вы делаете в чужом доме?

— Мы-то? Да мы… — Ромка покраснел, но не от стыда, а от ярости. — Можете вызвать милицию, мы ее не боимся. Ей мы и объясним, что тут делаем. Но и вам придется дать кое-какие показания. — Скоро он окончательно пришел в себя и перешел к неприкрытым угрозам. — Мы о вас знаем куда больше, чем вы думаете. Вы, наверное, нас дурачками считаете. И зря. И учтите, что мы и не с такими справлялись.

Но хозяин дома не испугался, а удивился.

— Что-то я тебя не понимаю.

— Да? — хмыкнул Ромка. — Темка, дай-ка мне свой сотовый,

Артем протянул другу мобильный телефон. Ромка приложил палец к кнопке и на всякий случай сделал один шаг назад, другой — в сторону.

— Я, между прочим, и сам могу позвонить в милицию.

Лешка немного пришла в себя и подошла поближе к Артему. Успокаивало то, что сразу троих преступник схватить никак не сможет. Ромка это понял раньше и расхрабрился еще больше.

— Баул вы, конечно, так запрятали, что и с собаками не найти. Но не думайте, что мы не соберем против вас достаточно улик. Жан-Жак выздоровеет, и они появятся, вы и сами об этом знаете. Благодарите судьбу, что он жив остался, а то бы я вам такое устроил! И как у вас совести хватило! Вы же их другом считались, у Маргариты Павловны пирожки ели. Между прочим, тетка Шура могла сгореть, и тогда бы вы ответили еще и за убийство. А кто ей теперь новый сарай построит? Ей ее пенсии на жизнь не хватает.

Выслушав эту тираду, Валерий слегка вытянул шею и сощурился, словно перед ним был не Ромка, а какое-то редкое, не виданное прежде насекомое.

— Мальчик, ты в своем уме? При чем тут пирожки? Какая еще тетка Шура?

— г Это женщина, у которой сарай сгорел, — тихо пояснила Лешка.

Валера посмотрел на нее.

— А я тут при чем?

— А кто его поджег? — воскликнул Ромка.

— Я?! Сарай? Да что с тобой? — Молодой человек шагнул вперед и попытался приложить руку к Ромкиному лбу, но юный сыщик увернулся.

— Не придуривайтесь. Мы еще вчера обо всем догадались, жаль, не смогли предотвратить ваше последнее преступление. Из-за этого Жан-Жак в больнице, а Маргарита Павловна страдает.

Валера глубоко вздохнул и обратился к Артему с Лешкой.

— Может быть, все-таки объясните, что он от меня хочет?

— На вашей машине нет звуковой сигнализации. А вы сказали, что есть, — ответила Лешка и в напряжении замерла. Что он на это скажет? Валерий не смутился.

— Когда я такое говорил?

— В тот самый вечер, когда Ромка кусок бивня принес. Вы узнали, где он его взял, и сразу же ушли, сказав, что сигналит ваша машина. И больше не вернулись.

— А, теперь вспомнил! — воскликнул подозреваемый. — Так то и была моя машина. А сигнализацию я с нее на следующий день снял, потому что ставил временно, для того, чтобы съездить к другу в соседний поселок. Народ там такой — не угонят, так без колес оставят. А в Москве я звуковой сигнализацией не пользуюсь, сами знаете, ночной шум в городе запрещен. У меня теперь стоит другая противоугонная система. Да что я перед вами оправдываюсь, в самом деле, — вдруг опомнился он.

— А тогда скажите, — недоверчиво проговорил Ромка, — что вы пять лет назад во Франции делали?

— Пять лет назад я был не во Франции, а в… Да какая вам разница, когда и где я был! — По всему было видно, что Валерию надоело объясняться перед мальчишкой..

Но Ромка не обиделся, а, как дотошный следователь, въедливо продолжал:

— Ага, вы говорите, что не были во Франции. А почему тогда ваша жена вчера сказала, что там жила?

— Она и жила во Франции, но это было еще до нашего знакомства. Мы с ней всего два года назад поженились. Может, тебе паспорт показать?

— Вы говорите правду? Честное слово? Ну, тогда это… Тогда это она!

— Что она? Уверяю тебя, жена моя тоже не поджигатель. В тот вечер Вика вообще из дома не выходила.

— Даже в сад?

— Никуда. Теперь я и сам припоминаю, что на Сосновой что-то горело. Пожар, кажется, недолго продолжался.

— А на палеонтологической выставке ваша жена была? — не отставал юный сыщик.

— Не знаю, но вряд ли ее интересуют такие вещи. Она, вообще-то, не в Париже, а в Ницце жила, живописью там занималась. Вика — художник, а это все ее работы. — Валера указал на стены, где только сейчас Ромка заметил невзрачные, на его взгляд, акварели в нелюбимых им серо-зелёных тонах. Он признавал только яркие краски. Красный, желтый, оранжевый — вот это цвета!

У Лешки уже не осталось никаких сомнений в том, что Валера — не преступники и что они зря залезли в чужой дом.

— Вы нас извините, пожалуйста, — сказала она и потянула брата за руку. — Рома, пойдем.

— Погоди, — дернулся Ромка и задал последний вопрос: — Так у вас нет аммонитов?

— Аммонитов? — спокойно переспросил Валерий. — Кажется, где-то был один.

Ребята спустились за ним на второй этаж. Зайдя в одну из комнат, он подошел к шкафу со стеклянными дверцами и снял со средней полки небольшую штуковину. Маленькая, похожая на речную гальку окаменевшая раковина была прикреплена к подставке из малахита и сама слегка отсвечивала зеленым цветом.

— Вот, подарил кто-то.

— Мы такие на ВВЦ видели, они тоже на подставках были, — сказала Лешка, и повторила: — Рома, пойдем.

Но хозяин дома вновь преградил им путь.

— Ну уж нет. Никого из вас Дне выпущу, пока не расскажете мне все по порядку.

Валера спустился еще ниже, в гостиную, сам уселся в кресло, а вломившуюся к нему в дом троицу усадил напротив себя на диван, чтобы видеть всех сразу.

— Все началось с ее ежа, — указал на сестру

Ромка.

— Про ежа и подземелье я помню. Знаю даже, что там не подземный ход, а старый погреб.

— Надежда сказала, да? Но ни она, ни вы не знаете другого. Там еще и тайник был, и я нашел в нем не только кусок бивня мастодонта, но и огромный баул с красивыми аммонитами. И газета эта, — Ромка вынул из кармана старый "Труд", — тоже была там. А вот баула у нас больше нет.

И он рассказал Валере о таинственном незнакомце, который поджег чужой сарай, чтобы проникнуть и дом пожарника, украл у Венечки в поезде телефон, а им сказал, что Венечка похищен, и они отдали ему баул. Цепь преступлений довершило самое ужасное — жестокое нападение на ни в чем не повинного Жан-Жака.

Молодой человек слушал Ромку очень внимательно.

— Пожалуй, на вашем месте я бы тоже счел свою кандидатуру самой подходящей на роль преступника, — сказал он.

— Хорошо, конечно, что это не вы и не ваша жена. То есть вам хорошо. А нам — не очень. Надо все начинать сначала и искать новых подозреваемых, — тяжко вздохнул Ромка. — Вы бы панашем месте что сейчас сделали?

Валера задумался.

— Ну, наверное, постарался бы найти того, кто прежде жил в том доме, где находились аммониты, и попытался выяснить, кто их там спрятал. Согласитесь, совершенно посторонний человек на чужой даче свои вещи не оставит. Ну, а еще проще — обратиться в милицию, тем более что есть к кому. Насколько мне известно, приятель Жан-Жака — бывший милиционер.

— Это мы их познакомили, — с гордостью сообщил Ромка. — И внука его, Алексея, отлично знаем, а он тоже в милиции служит.

— Ну, тем более. Ромка встал с дивана.

— Надеюсь, вы больше не думаете, что мы хотели вас обокрасть? Ошиблись в расчетах, с кем не бывает.

Валерий развел руками.

— Нет худа без добра. Теперь я убедился, что надо поставить дом на охрану. Раз вы с такой легкостью проникли в нашу крепость, то и всякий другой сможет.

Глава XVI ДОБРОВОЛЬНЫЕ ПОМОЩНИКИ

— Ну вот тебе и стопроцентная вероятность, — укорила брата Лешка, когда они вышли на улицу.

— А зато все, что нужно, выяснили. Я сколько раз говорил, что отрицательный результат — тоже результат, и он не менее важен. И… — Ромка замолчал, так как Лешка его больше не слушала. Она смотрела мимо. Обернулся и он. Быстрыми шагами к ним шла Надежда. Лицо ее было донельзя взволнованным. Она кивнула мальчишкам и обняла Лешку за плечи.

— Позвонила Маргарите Павловне, а она плачет. Вы не знаете, что случилось?

— Кто-то напал на Жан-Жака, — ответил Артем.

Надежда так и схватилась за сердце.

— Боже мой! Кто мог на него напасть?

— Кто угодно. Подлецов на свете много, — дернул плечом Ромка.

— Скажите, он сильно пострадал?

— Сотрясение мозга, — вздохнула Лешка и принялась рассказывать новой подруге о том, что знала сама. Надежда вздыхала тоже, а Ромка незаметно пихал сестру в бок, давая понять, что словами делу не поможешь и времени на разговоры у них нет, а потом не выдержал и, бросив; "Ждите меня здесь, я сейчас вернусь", — умчался в сторону станции.

Вернулся он скоро, как и обещал. Надежда уже ушла утешать Маргариту Павловну, а Лешка с Артемом остались стоять у калитки.

— К киоскам бегал? — догадалась Лешка. — И что, узнал что-нибудь?

Ромка был мрачнее тучи.

— Узнал, но мало. Прикинул, у какого ларька можно притулить велосипед, и спросил у продавца, не просил ли его кто-нибудь вчера присмотреть за своим транспортом, а он говорит, да, просил. Видите, я не ошибся, этот тип на велике ездит.

— Так кто это такой?

— А продавец не рассмотрел. Говорит, то ли девка, то ли парень, их теперь не различить.

— Н-да, — протянул Артем. — Тогда, по совету Валеры, давайте узнаем, как позвонить той женщине, которая прежде жила в доме пожарника. Кажется, Федор Игнатович говорил, что ее Риммой Ивановной зовут. Давно надо было это сделать.

Ромка наморщил лоб.

— К пожарнику обращаться не стоит. Помните, он не смог найти свою записную книжку. К кому бы еще сходить?

— Ясное дело, к кому. К тому, кто во все сует свой нос.

— К Александре Прокофьевне? — уточнила Лешка.

— К кому ж еще, — ответил Артем, и Ромка согласно кивнул.

— И верно. Она-то точно все про всех знает.

Несмотря на то, что после пожара уже прошло несколько дней, Александра Прокофьевна продолжала сетовать на судьбу и была рада любым слушателям. Но просто поговорить с ней не получилось.

Друзья постучались, она открыла дверь, а Лешка возьми и брякни:

— Не надо ли вам помочь?

Сказала она это исключительно из вежливости, в надежде на то, что тетка Шура поблагодарит и откажется, но та сразу ухватилась за ее опрометчивое предложение.

— Ой, молодцы какие, не оставили в горе одинокую старуху! — запричитала она и тут же распорядилась:

— Перенесите вон те кирпичи и отгребите ветки.

Что оставалось делать? Пришлось браться за работу. Вскоре по Ромкиному лицу крупными каплями покатился смешанный с грязью пот.

— Совсем сдурела, — шипел юный сыщик на сестру. — Мы что, просто так не могли ее расспросить, что ли?

Лешка трудилась молча, говоря себе, что все люди должны друг другу помогать, тогда и жизнь станет лучше, а Артем еще и посвистывал.

Вскоре кирпичи были аккуратно уложены у забора, а куча посреди двора ощетинилась сухими ветками, напоминая огромного ежа.

— Устали? — посочувствовала добровольным помощникам тетка Шура и вынесла из дома пакет с липкими розовыми пряниками. — Угощайтесь.

— Спасибо, мы, честное слово, уже поели, — отказался Артем.

Ромка тыльной стороной ладони вытер со лба пот и тоже отвел руку с пакетом.

— Сами чай попьете, нам ничего не надо. Мы, вообще-то, мимо шли, ну, о вас и вспомнили. Отчего не помочь, а потом не побеседовать? Пожилые люди столько всего знают, от кого еще можно почерпнуть мудрости, как не от них, — льстиво проговорил он.

Тетка Шура чуть не поперхнулась своим пряником. Таких речей она ни от кого никогда не слышала и уж тем более ничего подобного не ожидала от малознакомых подростков. А когда Ромка проникновенно спросил: "Как вы себя чувствуете?" — совсем растаяла и стала делиться наболевшим.

— Плохо чувствую, ох плохо. После пожара сердце прихватило. Этот ж какие ужасы на свете творятся! Сегодня сарай подожгли, завтра весь дом спалят.

Как так жить?

— Жизнь пошла страшная, — поддакнул Ромка и ловко перевел разговор на нужную тему. — Но у вас, к счастью, пожарник под боком. Жаль только, что он все время занят, ни поговорить с ним, ни чайку попить. С прежней хозяйкой дома вы, наверное, чаще общались.

— Куда как чаще, — закивала Александра Прокофьевна. — Здесь хорошая жила женщина, интеллигентная.

— Совсем одна, в таком большом доме? — удивилась Лешка.

— Она одну часть занимала, а другую весной и летом дачникам сдавала.

— Дачникам? — Ромка встрепенулся. Наконец-то разговор вошел в нужное русло. Сделав вид, что о чем-то вспоминает, он чуть помолчал и воскликнул: — А знаете, мой двоюродный брат когда-то в Медовке дачу снимал. И, кажется, говорил, что его хозяйку Риммой Ивановной звали. Очень хорошо о ней отзывался. Только он давно здесь жил. Пять лет назад. Не припомните?

Тетка Шура внимательно вгляделась в Ромку.

— Брат? Твой? А как он выглядел?

— Ну, как? — Ромка сдвинул брови, вспоминая всех своих знакомых. Почему-то представил себе толстого, с сиплым голосом Петра Ивановича и сразу же — его внука Алексея. Вот этот, пожалуй, подойдет, и не надо мучиться, придумывать внешность несуществующего брата.

— Ну, светлый, то есть блондин, молодой, то есть тогда был молодой, но и сейчас, в общем-то, еще не старый.

Ромка не думал, что Александра Прокофьевна сразу вспомнит кого-нибудь похожего на Алексея. Он лишь надеялся на то, что она припомнит дачников, которые отдыхали в соседнем доме пять лет назад, и тогда в руках окажется какая-нибудь ниточка. Но тетка Шура, не сводя с Ромки острых глаз, сурово спросила:

— А звать-то его как, брата твоего?

— Его-то? — Чтобы потом не путаться, Ромка и имя решил не выдумывать. — Алексеем его зовут. Алешей.

— А… Алексей, значит? — Александра Прокофьевна закачала головой. — Похоже. Что на "А" — это точно. Может, и он. А если он, то куда твой брат делся? Почему всего ничего пожил и съехал, ни с кем не попрощавшись?

— Лешка-то? Ннн…не знаю. — Юный сыщик сдвинул брови, мучительно соображая, как ответить на столь неожиданный вопрос. Но тетка Шура дожидаться не стала, а продолжала:

— Нехорошо он поступил, не предупредил, ждать его или нет. А Римма Ивановна волновалась. Сумку-то он свою увез, а одежу оставил, и письма с фотографиями.

— А сумка была большая, черная, вот такая, да? — Ромка показал руками, каким был найденный под землей баул.

— Вроде такая. Помню, что тяжелая, нес сюда, надрывался. А как обратно с ней уезжал, никто не

видел.

— Я ему скажу, чтобы он извинился перед Риммой Ивановной… — начал Ромка, но Александра Прокофьевна, не слушая его, вскочила и, одернув свой желтый халат, заспешила к калитке. Там, наклонив велосипед и опершись одной ногой о землю, ее дожидалась девушка-почтальон. Лешка, сама не зная зачем, последовала за теткой Шурой,

— Вам письмо, — звонким голосом сказала девушка.

Александра Прокофьевна оглядела конверт со всех сторон, вскрыла и разочарованно вздохнула:

— Думала, снова от внука, а это на собрание ветеранов приглашают. Но все равно спасибо тебе, Аллочка.

— Не за что.

И девушка унеслась прочь, пахнув на Лешку приятным, очень знакомым запахом. Ну да, недавно такие духи подарили их маме на день рождения. Духи были дорогими, простому почтальону не по карману.

А Ромка, чувствуя, что они приближаются к разгадке, нетерпеливо задергал тетку Шуру за халат.

— Вы дайте мне телефон Риммы Ивановны, а я его Алексею передам, пусть он сам ей объяснит, что с ним тогда случилось, и извинится за внезапный отъезд.

— Телефон-то? А вот номера-то ее я не помню, — посетовала тетка. — Задевалась куда-то бумажка с телефоном, два года, чай, прошло. Но я тебе подскажу, с кем она близко зналась. С библиотекарем нашим бывшим, Владимиром Владимировичем его зовут, у них интересы общие были. Если только он что помнит, а то постарел и, говорят, совсем плохой стал.

Найти бывшего библиотекаря оказалось несложно. Ребята толкнули обитую потертым дерматином дверь выкрашенного белой краской деревенского домика с небольшими окошками и покрытой шифером крышей с широкой печной трубой, попали в узенькие сенцы и потянули за ручку следующую дверь.

— Есть тут кто? — крикнул Ромка. Никто не отозвался.

Друзья миновали небольшую кухню и оказались в маленькой комнатке с огромным книжным шкафом. На кровати, застеленной простым серым одеялом, сидел маленький седенький старичок и смотрел в окно. И хотя они шли, громко топая и переговариваясь между собой, он не повернул к ним головы,

— Здравствуйте, Владимир Владимирович, — с почтением произнес Ромка.

Старичок не услышал. Тогда Лешка осторожно дотронулась пальцем до его плеча. Бывший библиотекарь, вздрогнув, развернулся всем телом, и ребята повторили:

— Здравствуйте.

Старичок улыбнулся и кивнул. Голова его слегка тряслась, и руки тоже. Совсем старенький, с жалостью подумала Лешка, наверное, давно обо всем позабыл.

— Нам сказали, что вы дружили с Риммой Ивановной, которая жила на Сосновой улице, и что у вас есть ее телефон, — сказала она.

Владимир Владимирович поднял на девочку выцветшие старческие глаза и приложил руку к уху.

— А?

— Вы Римму Ивановну помните? — прокричал во всю глотку Ромка.

— Римму Ивановну? — переспросил старичок, взял со стола старую потрепанную тетрадку, открыл ее, не листая, — там оказалась закладка, — и дребезжащим, но громким голосом сказал: — Вот ее адрес и номер телефона.

Глава XVII ПОЕЗДКА В МОСКВУ

Ребята поразились.

— Он, что ли, ясновидящий? — воскликнул Ромка. — Заранее приготовился к нашему приходу? Но как он мог это предвидеть, когда мы сами минут пять назад узнали о его существовании? — И снова изо всех сил закричал: — А как вы узнали, что мы к вам придем?

Старичок вопроса не понял и виновато улыбнулся. А в комнатку незаметно вошла невысокая худенькая женщина средних лет.

— Ребята, что вы от него хотите?

— Здрассьте, — сказал Ромка и не стал скрывать своего изумления. — Мы пришли узнать телефон Риммы Ивановны. Попросили поискать, а он нам сразу его дал. Откуда он мог узнать, что мы к нему придем?

— О вас он ничего не знал, а вчера весь вечер искал свою тетрадку и говорил, что к нему должна прийти красивая девушка. Она тоже у него телефон и адрес Риммы Ивановны спрашивала.

Ромка вскинул голову и схватил женщину за руку.

— Девушка? А какая девушка?

— Не знаю, я в это время на рынок ходила и ее не видела.

— А снова она приходила? Взяла адрес?

— Папа, к тебе та девушка сегодня приходила? — еще громче, чем Ромка, крикнула женщина.

Старичок закивал.

— Ну, значит, я в это время снова в магазин отошла.

— А какая девушка? Как ее звали? — заорал Ромка прямо в ухо старику,

Лешка поморщилась. Неужели они всегда так общаются? Но дочь старика порылась в небольшой тумбочке, нашла какой-то крючочек телесного цвета и со словами: "Он его не очень любит", — подала отцу. Старичок приладил крючочек к правому уху. Слуховой аппарат, догадалась девочка.

— Какая девушка к вам приходила? Как ее звали? — заметно волнуясь, снова проорал Ромка.

Старичок чуть дернулся, дотронулся до уха и попросил:

— Пожалуйста, говори теперь тише. Что ты хочешь узнать?

— Как звали ту девушку? — четко, раздельно и спокойно спросил Артем.

— Она представилась, но я не расслышал. Был без своего аппарата, поняли ребята, а Артем задал новый вопрос.

— А вы не спросили, зачем ей адрес Риммы Ивановны?

— Спросил. Она сказала, что хочет с ней повидаться, потому что когда-то жила в ее доме. Я попросил привет передать. А имя… — Лицо старика вдруг оживилось: — А ведь я ее имя видел!

— Как это — видели? — не понял Ромка.

— А она свою тетрадь уронила, а там и фамилия ее, и телефон, и еще что-то на первом листе было, — разъяснил старичок. — Но я успел прочитать только имя.

— Ну и как же ее звали? — юный сыщик не сдержался и снова повысил голос.

Бывший библиотекарь открыл было рот, но ничего не сказал, а только покачал головой.

— Не могу вспомнить. А ведь еще подумал, что оно у нее, как у певицы, знаменитой очень.

— У какой певицы? — в один голос вскричали друзья.

Старичок поморщился, но не ответил, и лицо его снова стало виноватым.

— Погодите немного, — попросил он. — Я вспомню.

Дети замерли в ожидании. Первым молчание нарушил Ромка.

— А долго ждать? — шепнул он дочери старика.

— Кто ж его знает? Он, возможно, и вспомнит, но не сразу.

— И когда же? — в нетерпении дернулся Ромка.

— Может, через час, а может, и день целый понадобится, а то и больше. Но раз вы задали ему задачу, будет стараться, — ответила дочь и вышла из комнаты.

— Нет, это нам не годится. — Юный сыщик покачал головой и, попросив у старика листок бумаги, присел за стол, чтобы переписать координаты Риммы Ивановны. Адрес ее был написан крупными, чуть ли не печатными буквами, а телефонный номер зачеркнут. Ромка посмотрел листок на просвет, но ничего не разобрал: некоторые цифры были не просто вымараны, а выдраны вместе с бумагой.

Поблагодарив Владимира Владимировича, он захлопнул тетрадку и вышел из комнаты. Дочь старика была на кухне.

— А кто в поселке знает, что ваш отец был знаком с Риммой Ивановной?

Она пожала плечами.

— Да многие. Какая это тайна? Она к нему в библиотеку за книгами ходила, а когда он перестал работать, стала здесь бывать.

— И, значит, эта девушка могла узнать об этом от кого угодно, — подытожил юный сыщик.

Несмотря на то, что глуховатый старичок не смог припомнить самого главного, Ромка не расстроился, а был полон оптимизма.

— Медленно, но верно мы движемся к цели, — очутившись на улице, заявил он. — Знаем теперь, что это девушка, а не мужчина, что ей тоже зачем-то нужна Римма Ивановна. А как вы думаете, о какой певице он говорил?

— Об Алле Пугачевой, о ком же еще, — пожала плечами Лешка. — Знаменитей не придумаешь, ее все знают.

У ее брата глаза полезли на лоб.

— Ты что же, думаешь, что это… Это почтальон? — поразился он и, крепко сжав губы, потер лоб. — А что, подходит, вполне. Она давно мне примелькалась. Куда ни пойдешь — везде она.

— Точно, будто преследует, — сказал Артем.

— А еще, — вспомнила Лешка, — она на холме была, когда вы засаду устраивали. Я туда с Диком поднималась, а она — мне навстречу. А потом она еще и по нашей улице проехала, но в дом не полезла, потому что понимала, что я все сверху вижу. И духами хорошими пахнет. Откуда они у нее?

— И бивень она наш видела… Помните, как он ей под ноги подкатился? И газету! Она же мимо нас проходила, когда Жан-Жак ее читал… Елки-палки, каким же я был слепым! Лешка, а ты-то чего до сих пор молчала? — накинулся на сестру Ромка.

— Ну, не знаю. Во-первых, ты меня убедил, что это Валера, а во вторых… Ну, она мне понравилась. Лицо у нее приятное, и улыбка…

— Лицо, улыбка! — Как обычно, передразнил Лешку брат. — Между прочим, я от теории Ломброзо, от его утверждений, что у преступника и внешность должна быть соответствующей, давно отказался. Преступник может быть обаятельным и умнейшим человеком. И с Пушкиным я не согласен, Помните, он в своей маленькой трагедии "Моцарт и Сальери" говорит, что гений и злодейство — две вещи несовместные. Так вот, не прав Пушкин. Гениальность со злодейством еще как совмещаются, и чем талантливее человек, тем изощренней его преступления.

— Философ! — усмехнулся Артем, а Лешка, не дослушав Ромкины рассуждения, побежала назад к старичку. К счастью, он еще не успел снять с уха свой аппарат.

— А девушка была какой?

— Молоденькой и очень вежливой, — улыбнулся он,

— А лицо? А волосы?

— Волосы светлые, красивые. И сама она красивая.

— Понятно. Только вы никому не говорите, что мы у вас были, ладно? — доверительно попросила Лешка.

— Мне забыть нетрудно, — грустно пошутил старичок.

Ромка с Артемом тоже вернулись в этот дом, но только подошли не к старику, а к его дочери.

— Вы не скажете, где живет почтальон? — спросил Ромка.

Женщина подняла брови.

— Зина?

— Почему Зина? Разве ваш почтальон — не Алла?

— Аллочка — не почтальон, она Зинина племянница. Зина заболела, вот она ее и замещает. Приехала погостить, а тут такое дело: сумка с письмами на полу брошена, а тетку в больницу увезли. Ну, она один раз почту развезла, а потом ее уговорили еще немного поработать, пока Зина не поправится.

— А где она живет, не подскажете? Женщина подвела Ромку к окошку и указала

вправо.

— Дойдете до угла и свернете. Их дом второй от угла, с зеленой калиткой.

— Значит, она живет сейчас одна, раз ее тетка и больнице?

— Что ты! Там еще трое.

— Кто такие?

— Зинины дети. Сашке двенадцать, Кристине — десять, Аленке — восемь.

— Кристине? — Лешка вдруг вспомнила золотоволосую девочку. — А у нее, случайно, нет желтого попугая?

— Не знаю, я у них давно не была. В разговор вступил Артем.

— А скажите, вы Аллу давно знаете? Женщина поднесла руку близко к полу.

— Вот с таких лет.

— А отец ваш ее тоже знал? Он ее помнит? Не могла Алла и быть этой девушкой? — быстро спросил Ромка.

Дочь библиотекаря приподняла правое плечо.

— Все могло быть. Он Аллочку много лет не видел и вообще мало кого узнает.


— Н-да, к ней не проникнуть, раз там столько народу, — сказал Ромка, когда они вновь вышли на улицу и прошли направо, за угол.

Лешка оглядела небольшой домик за зеленой калиткой.

— И ни к чему это, все равно ничего не найдем. Она твой клад хорошо запрятала, потому что там дети, от которых трудно что-нибудь утаить.

— Это верно, — согласился брат. — Она и в лесу могла тайник сделать, и на берегу, да мало ли где еще, но это не важно. Когда докажем, что она и есть преступница, найдем улики, найдутся и аммониты. — Ромка покачал головой. — Нет, вы только поглядите, какая она хитрая! Пришла к старику, когда он был один, чтобы его дочь ее не узнала, да еще pi телефон Риммы Ивановны умудрилась вымарать. Старичок, наверное, все время на нее смотрел, а то б она и адрес зачеркнула. Но ничего, мы номер по адресу запросто узнаем.

Однако в справочной, куда они, придя домой, с трудом дозвонились, номера телефона Риммы Ивановны им не дали. Должно быть, он значился на другой фамилии.

Хотели попросить Венечку к ней съездить, но дома его не оказалось, а мобильника у него, как известно, больше не было.

— Ничего не поделаешь, придется ехать самим, — вздохнул Ромка, и друзья отправились смывать с себя грязь от трудов праведных на участке Александры Прокофьевны. А затем Лешка умолила Нину Сергеевну отпустить их на пару часиков в Москву, чтобы навестить заболевшую подругу.

— Цветочков сорвите, — посоветовала Нина Сергеевна, и Лешка, подумав, что красивый букет лишним не будет, направилась к клумбе. По дороге, волоча по земле уши, прочелночил черно-белый спаниель. Повертев головой, Лешка увидела долговязую фигуру его хозяина. Выскочив соседу наперерез, она пожалела, что до сих пор не знает, как его зовут.

— Здрассьте, — вежливо произнесла девочка. — Помните, я у вас вчера спрашивала, не видели ли вы кого-нибудь на собачьем пляже, и вы сказали, что там были и мужчина, и девушка. А на велосипеде мимо вас, случайно, никто не проезжал?

Мужчина поморгал глазами.

— На велосипеде? Выл кто-то и на велосипеде, кажется, девушка.

— Спасибо большое. — Лешка вернулась к клумбе с пионами. Все сходится. И где она была раньше?

С красивым букетом в руках она направилась к мальчишкам и увидела, что они вытаскивают из сарая старый велосипед.

— Мне его пять лет назад купили, — сказал Артем. — Я год на нем катался, а потом надоело, так и стоит.

Ромка оседлал велик и прокатился по двору.

— Сойдет. Сделаю вид, что тренируюсь. Или заберусь на холм, сяду на пенек, буду сидеть и вниз глядеть, воспользуюсь ее же местом.

— Так ты что, в Москву не едешь? — удивилась

Лешка.

Ромка покачал головой.

— Не-а. Подумал, что не стоит выпускать ее из виду. Мало ли куда она может деться, потом ищи-свищи. Без меня обойдетесь, надеюсь, справитесь. Когда выясните, где фотографии и письма исчезнувшего квартиранта, сразу мне звоните.

И полез в карман проверить, не делся ли куда их с Лешкой общий мобильник.


Римма Ивановна жила в сером девятиэтажном доме неподалеку от станции метро "Семеновская". На двери ее подъезда был домофон, но звонить в него не пришлось. Какая-то девочка открыла дверь, и Лешка с Артемом поднялись на пятый этаж.

Артем всю дорогу опасался, что Римма Ивановна — такая же престарелая и беспамятная, как и ее приятель-библиотекарь, но она оказалась очень приятной и далеко не старой. В магазинах таким обычно говорят "женщина", а не "бабуля".

Римма Ивановна распахнула дверь и удивилась при виде незнакомых подростков,

— Вы кто?

— Мы из Медовки, Владимир Владимирович, ваш знакомый, привет вам передает. Помните его? — спросил Артем.

— Конечно, — улыбнулась женщина. — Значит, он тоже обо мне вспоминает?

А Лешка протянула женщине свой букет.

— О вас — да, а вот многое другое, по правде говоря, забыл. Это вам. От него.

Римма Ивановна зарделась от радости.

— Ой, спасибо.

Она провела ребят в комнату, усадила на небольшой диванчик, налила воды в вазу и поставила цветы на подоконник. А на столе в точно такой же вазе уже стоял похожий букет.

— Бывают же такие совпадения, — полюбовавшись Лешкиными пионами, воскликнула хозяйка и подошла к столу. — Эти цветы — тоже из Медовки. У меня сегодня еще один гость был, гостья, вернее, молоденькая девушка.

— А кто она такая? — равнодушным тоном спросил Артем. — Может быть, мы ее знаем?

— Вряд ли, она в Медовке не живет, заезжала туда только, за тем, чтобы узнать мой адрес. — Римма Ивановна помолчала, на лицо ее набежало печальное облачко. — Знаете, она меня расстроила. Дело в том, что пять лет назад я сдала дачу одному молодому человеку, Антоном его звали. — На "А", отметила Лешка. — Он у меня несколько дней пожил и исчез. Я на пару дней в Москву уезжала, вернулась — его нет, а ключи лежат на условленном месте. Ну, думаю, тоже в город отправился. Но он и на другой день не вернулся, и на третий. А в его комнате вещей совсем мало осталось, только свитер старый с рубашками, да письма с фотографиями, а сумки большой, с которой он ко мне приехал, не было. Ну я и подумала, что он об одежде забыл, а со мной не посчитал нужным проститься. А девушка эта… — Женщина вздохнула. — Девушка эта мне сегодня сказала, что он тогда под машину попал, потому ко мне и не вернулся. Сама она недавно узнала о том, что он у меня последние дни жил. Спросила, не осталось ли у меня каких-нибудь его вещей.

— И вы их ей отдали? — В отличие от Артема у Лешки от волнения голос стал хриплым.

— Здесь у меня ничего нет. Вещи я людям отдала, а письма с фотографиями на всякий случай у Владимира Владимировича оставила, в его книжном шкафу на нижней полке. Антон знал, что мы с ним дружны, и если бы спустя время вспомнил о своем имуществе, то догадался бы к нему обратиться. Но… уже не обратится.

— А как зовут эту девушку? — прервал Артем мрачные мысли женщины. — Ее, случайно, нет на тех фотографиях?

— Зовут ее Верочкой. На снимках Антон был с девушкой, но лица ее я не запомнила.

— А когда она к вам заезжала?

— Рано утром.

— Ну, а мы к вам приехали, чтобы спросить, знаете ли вы о том, что в вашем саду раньше был погреб.

— Погреб? — удивилась женщина.

Лешка рассказала, как ее брат влез на яблоню, чтобы поймать вылетевшего из клетки попугая, упал, провалился под землю и угодил в старый забытый погреб.

Римма Ивановна ее слушала и качала головой.

— Я же просила рабочих засыпать его как следует! А они отвечали, что все сделали, как надо, а ведь не проверишь. Теперь уже никому не пожалуешься, тридцать лет прошло.

О тайнике и спрятанной в нем сумке с аммонитами Лешка не упомянула ни разу. Пусть Римма Ивановна хранит добрую память о своем квартиранте.

Артем поднялся с места.

— Нам пора, извините за беспокойство.

— А что же вы мне не позвонили? Зачем было ехать в такую даль, чтобы спросить о старом погребе? — всплеснула руками женщина.

— А мы не знали, как вам позвонить, у Владимира Владимировича был только ваш адрес, — кратко ответил Артем и занес на всякий случай номер телефона Риммы Ивановны в память своего мобильника.

А она полезла в шкаф и вынула оттуда коробку конфет.

— Если вас не затруднит, отвезите ему, пожалуйста, и передайте большой привет.

Лешка взяла коробку под мышку. Конфеты им были только на руку.

Выйдя из квартиры, двое друзей принялись звонить Ромке. Может быть, он опередит Аллочку-Верочку, заберет из шкафа бывшего библиотекаря письма с фотографиями, и они, наконец, прольют свет на эту запутанную историю.

Но мобильник у Ромки молчал. Сколько Артем ни набирал его номер, бесстрастный женский голос без устали повторял: "Телефон отключен или находится вне зоны действия".

Глава XVIII УМОЛКШИЙ ТЕЛЕФОН

Лешка и сама не помнила, как они добрались до Медовки. Крепко сжимая руку Артема, она без конца повторяла:

— Ну что еще могло с ним случиться? Ну что еще, а?

— Успокойся, пожалуйста, ты же знаешь, Ромка себя в обиду не даст, — отвечал Артем, но сам беспокоился не меньше Лешки.

Выскочив из электрички, они забежали домой, убедились, что Ромки нет, взобрались на холм, осмотрели улицы: не промелькнет ли на какой из них красный рюкзак, и помчались к бывшему библиотекарю.

Увидев их, старичок сразу приладил к уху свой крючочек.

— Это снова мы, — протягивая ему коробку, через силу улыбнулась Лешка. — Мы были у Риммы Ивановны, она передает вам привет и вот это. А к вам, случайно, та девушка еще раз не приходила?

Владимир Владимирович взял конфеты и смутился.

— Ну зачем она беспокоилась! А девушка была, забрала свои письма.

— Уже? — воскликнул Артем. — А вы не вспомнили, как ее зовут?

— Я спросил, она мне сказала, но я опять не расслышал. Аппарат запищал. — Старичок указал на ухо и, как всегда, виновато улыбнулся. Но для Лешки даже это было уже не важно. Ни о ком другом, кроме Ромки, она сейчас не думала.

Выйдя на улицу, они снова набрали Ромкин номер, и снова им никто не ответил. У Лешки внутри снова, как и несколько дней назад, образовалась жуткая пустота. Но если в прошлый раз Ромка пропал, когда ушел за ежом, что само по себе ничем ему не угрожало, то теперь он охотится за опасной преступницей, от которой всего можно ожидать.

Они свернули за угол и подошли к дому с зеленой калиткой.

— А если войти и напрямую сказать, что мы все про нее знаем? И если не ответит, где Ромка, то ей еще хуже будет!

У Лешки был такой отчаянный вид, что Артем не стал ей перечить.

— Давай зайдем, — согласился он. — А что сказать, будет видно. Может быть, ее и дома-то нет,

Так оно и оказалось.

Во дворе играла Кристина с подружкой. Открыв калитку, Лешка взяла себя в руки и окликнула девочку спокойным голосом.

— Как твой Кеша, не улетал больше?

У Кристины был очень серьезный взгляд.

— Я за ним слежу, больше не улетит,

— А Алла дома? — спросил Артем.

— Нет, она уехала на слет и сегодня не вернется, а с нами бабушка Поля ночевать будет.

— На какой еще слет?

— На студенческий.

— Она на велосипеде туда поехала? — уточнила

Лешка.

— Ну да.

— А не с сумкой, случайно?

— С рюкзаком. Вот с таким. — Кристина во всю ширь раскинула руки.

— А давно?

— Часа два назад.

— Ясно. А в какую сторону она поехала? Где у них слет?

— У Чистого озера. Она сказала, чтобы я всех ее друзей туда отсылала. Вы ее друзья? — Девочка, не отрываясь, смотрела на ребят большими внимательными глазами.

— Друзья, — закрывая калитку, усмехнулся Артем.

На душе у Лешки стало чуть-чуть полегче. Ромка, конечно, помчался следом за Аллой, но почему у него телефон не отвечает? Она схватила Артема за локоть.

— Ты знаешь, где это озеро?

— Приблизительно. Три года назад мы туда с папой ездили. Там очень красиво. Вода в озере такая чистая, что на его дне шишки видны: вокруг ели растут и их туда роняют. По-моему, надо по дороге прямо ехать, а после березовой рощи свернуть влево. Но на чем мы туда поедем?

— Можно попросить Валеру, чтобы он нас туда подвез, — осенило Лешку.

Но к особняку с башенкой они спешили напрасно.

— Валера в Москве, — выйдя к ним, сказала Вика.

— Тогда дайте нам, пожалуйста, свой велосипед, — попросил Артем.

— У нас нет велосипеда, — ответила Балерина жена.

Жалко ей небось дать, подумала Лешка, вспомнив отчетливые следы велосипедных шин во дворе особняка.

Велосипеды им дал Сашка Ведерников. У него их было два — один его, другой — старшей сестры. Сашка еще и план нарисовал, чтобы они не заблудились в лесу, указал все нужные повороты.

— Вы туда меньше чем за час доберетесь, — заверил он.


Изо всех сил нажимая на педали, Лешка с Артемом мчались по неширокой лесной дороге, и в Лешкиной голове неотступно крутилась дурацкая Ромкина скороговорка, которой он донимал ее на пляже: "За ужами бегают ежи, за ежами ползают ужи". Где-то тут наш ежик бегает, подумала девочка, но лишь на мгновение: все ее мысли сводились к Ромке. Только бы он поскорее нашелся, и она бы простила ему не только старые, но и будущие обиды!

По дороге они обогнали пешую группу парней и девушек с большими рюкзаками. Потом еще одну.

— Там, должно быть, и в самом деле какой-то студенческий слет, — сказал Артем. — Видишь, все туда с электрички идут?

Руководствуясь Сашкиным планом, они тоже вскоре подъехали к Чистому озеру. Место и впрямь было очень красивым. Гладь воды своей синевой соперничала с небом, отражая золотые облака и огромные ели.

Народу у озера собралось много. Пестрели разноцветные палатки: кто-то свою уже поставил, кто-то только вбивал в землю колышки. Заманчиво пахло кострами. Сидя на длинном толстом бревне у одного из них, бородатый парень перебирал струны гитары. К нему и подошла Лешка.

— Мы ищем студентку, Аллу, она на велосипеде должна приехать.

— Здесь все студенты, — пожал парень плечами. Оставив велосипеды у бревна, друзья обошли все костры, заглянули в каждую палатку. Ни почтальона, ни Ромки у озера не было.

— Что же делать? — простонала Лешка. — Мы даже не спросили, в каком она институте учится. Даже фамилии ее не знаем.

— Подождем еще немного, — сказал Артем, следя за вновь прибывающими студентами.

Посидев несколько минут на бревне, Лешка вскочила.

— Не могу больше ждать, поехали назад, обратимся к Петру Ивановичу. Ведь Алла из дому уже давно уехала, а сюда до сих пор не добралась. Может, и не собиралась вовсе.

Она нагнулась, чтобы поднять упавший велосипед, а бородач приподнялся с бревна и отставил в сторону свою гитару. Лицо его выражало крайнее изумление. Лешка с Артемом посмотрели туда же, куда и он, и перед их глазами предстала довольно странная картина. По дороге медленно брели Алла с Ромкой. Вернее, брела Алла, сгибаясь под немалым Ромкиным весом, а Ромка прыгал на одной ноге, левой рукой опираясь на ее плечо, правой — на толстую суковатую палку. Один глаз у него заплыл, нога была вся в крови.

— Ромка! — не веря своим глазам, закричала Лешка, кидаясь к брату. — Что с тобой?

Бородач с Артемом освободили девушку от ее тяжелого спутника и подвели Ромку к бревну. Он сдерживался изо всех сил, стараясь не заплакать, а по лицу его одна за другой скатывались крупные капли пота. Правая нога распухла, кожа на ней оказалась стесанной, страшно смотреть,

— Должно быть, перелом, — с отчаянием простонал Ромка. — Теперь все лето лежать придется.

— Эй, люди, врач есть? — громовым басом на весь лагерь заорал бородач.

Из оранжевой палатки выполз невысокий курносый паренек лет девятнадцати на вид. Лешка окинула его сомнительным взглядом. Чем он сможет помочь?

— В чем дело? — спросил студент.

Бородач указал на страдальца. Парень попросил Ромку лечь, осторожно прощупал его ногу и вдруг резко дернул за лодыжку. Ромка испустил душераздирающий крик, а потом улыбнулся и удивленно сказал:

— Полегчало.

— У тебя ушиб и обыкновенный вывих, — сказал будущий врач, и Лешка посмотрела на него с большим уважением. А парень сбегал в палатку, принес пузырьки с какими-то жидкостями, промыл Ромкину голень, наложил повязку и, вставая, пообещал: — Жить будешь.

— Спасибо вам, — проникновенно сказала Лешка, а Алла заботливо склонилась к ее брату.

— Все в порядке?

Ромка снова откинулся на траву и, удивительное дело, погладил ее по руке.

— Ага. — Вслед за этим он обратился к другу: — Темка, помоги ей привезти сюда наши велики, мы их в лесу оставили. — И, отвечая на немой вопрос друзей, вздохнул: — Это не она. А Алка, между прочим, отличная девчонка.

Вскоре выяснилось следующее. Не успел Ромка забраться на холм и приступить к наблюдению, как увидел Аллу, выезжающую из своего двора, но не с красным рюкзачком, как обычно, а с огромным, синим, выше ее головы.

"Аммониты", — тут же подумал сыщик. Скатившись с холма, он вскочил на спрятанный в кустах велик и помчался за ней. А так как дорога была прямой, то слежку Алла заметила сразу и, естественно, встревожилась: что нужно от нее подростку с грозным насупленным лицом?

Миновав березовую рощу, она разогналась и исхитрилась по заросшей травой тропинке въехать на довольно высокую горку, а потом лихо скатиться вниз. Ромка горку осилил тоже, но опытным велосипедистом не был и поэтому, съезжая вниз, неосторожно вильнул, запутался в кустах и грохнулся наземь. Телефон выскочил из кармана, отлетел в сторону и что-то в нем повредилось. А сам Ромка так и остался лежать, в ужасе думая, что теперь здесь, в лесу, его никто никогда не найдет. Но Алла вернулась посмотреть, что там с ним такое, а заодно выяснить, почему он ее преследует. Девушка достала бутылку с водой, дала мальчишке попить, промыла его ссадины, осмотрела ободранную ногу. Как Ромке плохо ни было, а все же он изловчился заглянуть в ее рюкзак. Никаких аммонитов в нем не оказалось. Ну, слово за слово, и он узнал, что Аллочка — будущий экономист и ни о каких окаменелых моллюсках и слыхом не слыхивала. И вообще пять лет назад ей было всего тринадцать лет, то есть меньше, чем ему сейчас, и, стало быть, она никак не могла участвовать ни в каких выставках, ни в наших, ни в зарубежных.

Рассказав все это, Ромка накинулся на сестру:

— И зачем только я тебя послушал!

— Я думала, что ей больше двадцати. И потом, все же говорили, что она молоденькая. Что ты от меня хочешь? — огрызнулась Лешка. Раз с братом все в порядке, значит, можно снова ссориться.

Среди студенческого братства нашелся автомобилист. Приладив к верхнему багажнику велосипеды, он отвез друзей в Медовку.

Нина Сергеевна чуть с ума не сошла, увидев хромого, растрепанного и разукрашенного Ромку. Еле удалось ее успокоить. А он улегся на диван в гостиной, но вздыхать и стонать не перестал.

— Очень болит? — посочувствовала Лешка.

— Не очень, но как теперь я буду продолжать поиски?

— Лежи, — сказал Артем. — Мы и без тебя обойдемся.

— А куда вы пойдете? Я считаю, что вы должны… — начал Ромка, но Лешка не стала его слушать.

— Мы пойдем к Петру Ивановичу, — категоричным тоном заявила она и помчалась к выходу. Артем развел руками и побежал следом.

Глава XIX ОБЕЩАННОМУ ВЕРИТЬ

Петр Иванович знал только о том, как Ромка искал ежа, вследствие чего провалился в подземелье и нашел там кусок бивня мастодонта. Лешка с Артемом рассказали ему обо всем остальном.

— Сколько раз обещали не проявлять никакой самодеятельности, — просипел бывший милиционер. — Но давайте по порядку. После кражи из музея, говорите, уже пять лет прошло? А эта неизвестная девушка была в Париже на выставке и теперь боится, что Жан-Жак ее узнает, так?

— Так, — подтвердил Артем. — Мы думали, что это почтальон Аллочка, но она ни при чем, и вообще ей только восемнадцать лет.

— Преступница тоже очень молодая, — возразила Лешка. — И Римма Ивановна, и Владимир Владимирович назвали ее молоденькой.

— Я был знаком с этой женщиной, — сказал Петр Иванович. — Здесь же деревня, все друг друга знают. Скажите-ка мне, как ей позвонить.

Артем нашел в памяти своего мобильника номер Риммы Ивановны, нажал на кнопку, дождался звонка и отдал телефон.

— Вот, пожалуйста.

Отставной майор взял трубку и откашлялся.

— Римма Ивановна, вас Петр Иванович Сапожков из Медовки беспокоит. Помните, да? Очень приятно. Вопрос у меня к вам один. Девушка к вам сегодня приезжала, Верочкой назвалась. Сколько ей, по-вашему, лет? Сколько? Под тридцать, говорите?

— Как под тридцать? А нам она сказала, что девушка была молоденькой, честное слово, — вскричала Лешка.

— А какая она для нее, для семидесятилетней, старая, что ли? — отключив телефон, сказал Петр Иванович.

— Тогда Владимиру Владимировичу она и вовсе юной показалась. Ему и сорокалетние небось теперь молодыми кажутся, — усмехнулся Артем. — Послушайте, а вдруг он вспомнил, наконец, ее имя?

— Ну что ж, давайте к нему сходим. — Отставной майор повесил на окно табличку с надписью "Перерыв", поднял свое грузное тело и вышел из киоска.

— Владим Владимыч, узнаете? — просипел Петр Иванович.

Старичок долго вглядывался в его лицо.

— Петя я. Милиционер.

— Петя! — обрадовался бывший библиотекарь и поправил крючочек за ухом.

— Он самый. А теперь давайте разберемся, что за девушка вас навещает. Как ее зовут, вспомнили?

— Как ни старался, — развел старичок руками.

— Ну, а певицу? Вы говорили, что знаменитую певицу зовут так же, — заглянула в старческие глаза Лешка.

— Он, наверное, Клавдию Шульженко любил. Или Изабеллу Юрьеву, — пробасил Петр Иванович.

— Ему Майя Кристаллинская нравилась, — войдя в комнату, сказала дочь старика и, поздоровавшись с Петром Ивановичем, удивилась: — Что-то мой папа вдруг всем понадобился.

— Хотим узнать, что за девушка у него была, — объяснил Артем.

— Римме Ивановне она сказала, что ее зовут Верой, — напомнила Лешка.

— Вера, Надежда, Любовь… — вздохнул старичок и, замолчав, потер покрытый испариной лоб. Очевидно, в его голове забрезжила какая-то мысль. И совершенно неожиданно он пропел дребезжащим, но громким голосом:

— "Ты сидишь у камина…".

— Красивый романс, — кивнул Петр Иванович.

— А кто его поет? — спросила Лешка.

— Очень многие, — ответил Артем, но дочь старика нагнулась и открыла нижнюю створку шкафа. Там стояли старые пластинки.

— Надежда Обухова это пела, — сказала она. — Папа раньше очень любил ее слушать.

— Надежда? — Лешка вздрогнула, как от удара, вспомнив приветливую улыбку, с которой заговорила с ней на пляже грациозная женщина. И то, как ей сразу захотелось во всем подражать этой женщине, а став взрослой, быть на нее похожей. И как она делилась с ней своими секретами. — Надя? Нет, это не она. Маргарита Павловна ее с детства знает. У нее отец — профессор!

— Ну и что же, что профессор? Она тоже блондинка, и газету видела, и кусок бивня, — медленно проговорил Артем. А в его кармане зазвенел телефон. Конечно, это был Ромка, которому не терпелось узнать, как движется дело.

— Вы сейчас где? Выяснили хоть что-нибудь? — кричал он.

— Выяснили, — вздохнул Артем. — Это, кажется, Надежда,

— Да? — Ромка переварил информацию и заорал так, что его расслышал вооруженный своим аппаратом старичок. — Я вас и хотел послать за ней последить, да вы не стали меня слушать. Из списка подозреваемых-то я ее не вычеркивал. Н-да, пригрела змею Маргарита Павловна. А Петр Иванович с вами? Подскажите ему, что надо срочно обыскать ее дом.

— Без постановления нельзя, — покачал головой бывший милиционер, тоже услышав Ромкин совет. — А впрочем… Где она живет?

Лешка с Артемом переглянулись. Адреса Надежды никто из них не знал, а Маргариту Павловну тревожить не хотелось.

— Можно у Вики с Валерой узнать, — сообразил Артем.

Несмотря на свою толщину, Петр Иванович ходил очень быстро, и уже через пять минут вся троица оказалась у особняка с башенкой.

Дома была одна Вика. Прежде чем выяснять, где живет Надежда, Лешка спросила:

— А кто из вас на велосипеде ездит?

— Я же тебе сказала, что у нас нет велосипеда.

— А во дворе следы шин.

— Так это Надя иногда заезжает, — просто ответила Балерина жена.

— А в вашей башне она бывает?

— Часто. Ей там удобно работать, света много. Лешка с шумом выдохнула воздух. Из башенки

Надежда и следила за их домом. Сомнений в ее виновности уже не осталось, но как же не хотелось в это верить!

— А не подскажете, где она живет? — спросил Артем.

— На Еловой. Дом, кажется… — Вика сморщила нос, вспоминая, — кажется, двадцать четвертый. Да вы его сразу найдете, рядом с ним, справа, огромная яблоня растет.

— Не у Еремеича, случайно, она дачу снимает? — сосредоточенно сдвинул брови Петр Иванович.

— Кажется. Такой невысокий дядечка, вечно в кепке ходит.

— Послушай-ка, дочка, — по-отечески проговорил Петр Иванович, — сделай милость, пригласи к себе свою подругу да задержи ее хотя бы на часок. А потом мы тебе все объясним, сейчас недосуг.

— Хорошо, — с удивлением ответила Вика, а Петр Иванович резво припустился на Еловую улицу.

— Это хорошо, что там Еремеич, — на ходу бормотал он. — Мы с ним на рыбалку вместе ездим, а сейчас я к нему по-свойски зайду, а он меня в комнату своей квартирантки сводит, тоже по-свойски. А там видно будет, что дальше делать.

Касающаяся ветвями окон высоченная яблоня напоминала ту, с которой свалился Ромка.

— Смотри-ка, и дом этот похож на тот, где живет Федор Игнатович, и яблони рядом с ними одинаковые. Мне кажется, что по какой-то причине Надежда спутала улицы Еловую с Сосновой, а мы помогли ей догадаться об этом, — прошептала Лешка.

— Я и сам так подумал, — ответил Артем. Дом у Еремеича был с двумя входами, во второй

половине и жила его квартирантка. Нашлись и запасные ключи. Позеленевший баул с аммонитами стоял в углу за диваном. Надежда его не особенно прятала, настолько была убеждена в своей неуязвимости. А поверх каменных ракушек лежал Венечкин телефон.

Лешка тут же его схватила и протянула Артему.

— Спрячь. Вернем сразу Венечке, пускай у нее на одну кражу меньше будет, — и дрогнувшим голосом сказала: — Но как я надеялась, что это не она, а кто-то другой! До самой последней минутки. Каким это будет ударом для Маргариты Павловны. Она же ее на руках носила.

— И это уже не первый случай. Помнишь Алену, ее племянницу, которой ты своим Диком обязана?

— Еще бы не помнить! — вздохнула Лешка.

Легко нашлись и письма с обратным адресом Надежды на конвертах, и несколько фотографий. На каждом снимке она сама и весело улыбающийся светловолосый молодой человек.

Петр Иванович позвонил в местное отделение милиции: там у него осталось много друзей — и сказал, что знает, кто покушался на жизнь Жан-Жака. Он назвал адрес и попросил своих коллег захватить с собой санкцию на обыск, а также связался с внуком, вкратце обрисовал ему ситуацию, и Алексей тоже пообещал немедленно приехать.

И вскоре понаехало много милиционеров, и они стали обо всем расспрашивать Лешку с Артемом, а потом домой вернулась ни о чем не подозревающая Надежда, и лицо ее исказилось болью и отчаянием, но вовсе не от раскаяния, а оттого, что ей помешали довершить задуманное.

Стараясь не встречаться взглядом с преступницей, Лешка молча потянула Артема за руку. Не хотелось дожидаться, когда ее увезут. Никакой радости от ее разоблачения девочка не испытывала.


Войдя в гостиную, где, страдая от невозможности быть с ними, лежал Ромка, она протянула ему Венечкин телефон.

— На, и можешь считать, что сдержал свое обещание.

— А аммониты нашли? — заволновался брат.

— Все нашли, — кивнул Артем и рассказал во всех подробностях, как было дело. Под конец его повествования Ромка спросил:

— А как вы думаете, если мы тот кусок бивня и один аммонит себе на память оставим, нам за это ничего не будет?

— Мне кажется, надо все отдать, — сказала Лешка.

— Я тоже так думаю, — присоединился к ней Артем.

— Жаль, — вздохнул Ромка и, притянув к себе домашний телефон, позвонил Венечке.

— Венька, можешь радоваться! Ага, нашел. Неужели ты сомневался? Обещаниям нужно верить. Ну, конечно, Темка с Лешкой мне кое в чем помогли, один я бы не справился. Я из-за тебя, между прочим, ногу вывихнул, цени это.

Ромка принялся излагать Венечке свою, приукрашенную версию событий, а Лешка с Артемом, преодолев сопротивление Нины Сергеевны — как же так, с утра дети голодные! — снова убежали из дома. На сей раз — к Маргарите Павловне. Лешка хотела, чтобы она узнала всю правду о Надежде от них, а не от чужих людей.

Узнав, кто и почему покушался на Жан-Жака, Маргарита Павловна пришла в ужас.

— Лучше бы это был неизвестный преступник, пусть бы его никогда не нашли, — несколько раз повторила она и оживилась лишь тогда, когда друзья поинтересовались здоровьем Жан-Жака. Маргарита Павловна потрясла головой, отгоняя мысли о Надежде, и даже улыбнулась.

— Жан-Жак послезавтра выписывается. Уговорил врачей, чтобы ему разрешили лежать и лечиться дома. Здесь, на свежем воздухе, у него скорее все пройдет, а уж уход я ему обеспечу лучше больничного. Приходите и вы. Пирогов напеку, позовем Петра Ивановича с внуком, поговорим. В этой истории еще много неясного.

Когда Ромка узнал о скорой выписке Жан-Жака, то чуть было не спрыгнул с дивана и не заскакал от радости на больной ноге, а потом заявил, что в любом случае туда допрыгает, независимо от того, пройдет его болячка или нет. И снова позвонил Венечке.

— Венька, послезавтра приезжай обязательно! Пойдем к Маргарите Павловне, там Алексей будет, расскажет нам то, чего мы не знаем.

ЭПИЛОГ

Два дня пролетели незаметно. Все друзья, и юные, и постарше, и изрядно пожившие на белом свете, собрались в большой гостиной дома с мансардой. За столом с душистым чаем и высокими пирогами сидели Маргарита Павловна, Петр Иванович с Алексеем, Валера с Викой, Лешка, Артем и Венечка, Стол был придвинут к дивану, на котором лежал Жан-Жак. Ромка сидел в кресле, возложив больную ногу на пуфик, и изображал из себя главного героя. Прыгать на одной ноге ему не пришлось — за ним заехал Валера. У Ромки был персональный столик с пирогами, и Маргарита Павловна следила, чтобы они у-него не иссякали.

Алексей, посмотрев на поджившие Ромкины синяки и ссадины, покачал головой и повторил дедову фразу:

— А ведь обещали ни во что не вмешиваться!

— А мы и не собирались. Это все Лешка, — как первоклассник-ябедник, Ромка указал на сестру. — Я за ее ежом ходил.

— Про ежа я все знаю, — улыбнулся лейтенант милиции.

— Ну, а дальше все само собой завертелось. Согласись, что мы почти все сами раскрыли, пару раз всего и ошиблись. Только вот не сумели выяснить, почему Надежда перепутала дома и не смогла сама найти тайник с аммонитами и кем был тот человек, Антон, который пять лет назад снимал дачу у Риммы Ивановны.

И Алексей рассказал следующее.

Как-то раз Надежда устроилась работать стендистом-переводчиком в фирму, которая организовывала выставки всяких палеонтологических редкостей и довольно часто вывозила их на Запад. Заметив, что часть экспонатов потихоньку разворовывается и распродается, она не схватила преступников за руку, а решила сама заняться столь доходным бизнесом.

— Разве у нее было мало денег? Она же профессорская дочка! — воскликнула Лешка.

— Профессора не так уж и много теперь получают, — вздохнула Маргарита Павловна. — К тому же в детстве ее избаловали, я сама к тому руку приложила. А став взрослой, она не перестала считать, что все ей что-то должны, и любыми способами стремилась получить все, что хочется.

— Значит, она всегда притворялась? И когда со мной на пляже знакомилась, тоже? — Лешку постоянно мучил этот вопрос.

— Почему притворялась? Ты же тогда не стояла на ее пути, а она всегда и всем хотела нравиться. Себя-то она видела не злодейкой, а принцессой. Я думаю, что она и мне вполне искренне сочувствовала, когда я из больницы от Жан-Жака вернулась.

— После того, как сама туда его и спровадила! — вскричал Ромка. — И как же шустро обернулась! Сначала на Жан-Жака напала, потом к старичку за адресом Риммы Ивановны сбегала, от него — в Москву, потом — к вам, лить крокодиловы слезы, и опять к старичку — за своими фотографиями, чтобы все концы отрубить. И еще я понял, зачем она за нами к Федору Игнатовичу увязалась, когда уже вечером тайник проверила. Чтобы выведать, нет ли у него фотографий и где они могут быть. От него узнала про Римму Ивановну, потом кто-то еще помог ей выйти на старичка.

— Все так, но давай послушаем Алексея, — прервала его рассуждения Маргарита Павловна.

— И тогда Надежда, — продолжал внук Петра Ивановича, — познакомилась с молодым сотрудником Палеонтологического института и подбила его на воровство. Ни в чем подобном Антон Гудков до того замечен не был, на работе его считали хорошим и честным человеком. Но она всегда добивалась своего, удалось ей и это. А когда отправилась с очередной выставкой в Париж — той самой, о которой написано в вашем "Труде", — Антон ей туда позвонил и сообщил, что ему удалась еще одна кража из институтского музея. Это и была коллекции редких аммонитов. Надежда посоветовала ему спрятать ценные окаменелости в Медовке, благо, навещая в детстве Маргариту Павловну, хорошо знала этот поселок. Помнила и то, что на улице Еловой в доме, возле которого растет большая яблоня, всегда живут дачники.

А Антон, очевидно, перепутал названия улиц, ведь у дома на Сосновой тоже растет яблоня, и снял дачу у Риммы Ивановны. Для полной безопасности сделал в погребе тайник и спрятал в него сумку с аммонитами. Но на этом не успокоился, присмотрел еще какую-то коллекцию, попался с поличным и оказался в тюрьме. Потому и не вернулся больше в Медовку.

Но Надежду он не выдал. Она же, вернувшись из Парижа, постаралась о нем забыть. Ни разу не навестила в тюрьме, даже записки не прислала, то есть попросту отреклась от друга, чтобы не навлечь на себя подозрения. Ей ведь был нужен пособник, а не заключенный.

В тюрьме Антон тяжело заболел и умер, а незадолго до смерти написал ей прощальное письмо: так и не смог поверить в предательство своей подруги. В письме он упомянул об оставленном в Медовке бауле с аммонитами, будучи в полной уверенности, что адрес она вспомнит сама. А что было дальше, вы и сами знаете.

— Грустная история, — сказала Вика. — Теперь и Надю ждет тюрьма, а там не сладко. Я бы, несмотря ни на что, ей посочувствовала, если бы она не напала на Жан-Жака.

— Не был я на той выставке, — развел руками француз, — И друзья мои на нее не ходили.

— Но Надежда-то об этом не знала, — сказал Алексей. — А поскольку была переводчиком и все время находилась у стендов с экспонатами, то ее часто фотографировали, да и на выставочных буклетах она красовалась тоже.

— Эх, — вздохнул Венечка и обратился к хозяйке дома: — Вам теперь, наверное, трудно будет относиться к людям со всей душой, как вы это до сих пор делали?

— Ничего подобного, — возразила Маргарита Павловна. — Без доверия жить нельзя. Пусть лучше меня еще сто раз обманут, чем я буду на всех волком глядеть, так еще труднее жить. Хороших людей много, на них мир держится, и надо об этом помнить.


Домой друзья вернулись, как всегда, очень поздно. Ромку, как инвалида, а заодно и всех остальных снова подвез Валера. Оказавшись дома, они сразу улеглись спать.

А среди ночи Лешку разбудил невероятный грохот. Она вскочила и прислушалась. На кухне что-то падало, гремело и бряцало, и казалось, что там топчется целое слоновье стадо. Чем-то этот шум походил на тот, что производил пропавший еж, но был гораздо громче.

Лешка выскочила за дверь и столкнулась с Венечкой. Мальчик спал на прежнем месте — на веранде, а она находилась тоже недалеко от кухни. Они распахнули дверь и включили свет.

На кухне все было перевернуто вверх дном, на полу, как и в прошлый раз, лежал бублик, а возле него сидели… два ежа. У одного на спине была заметная проплешинка.

Значит, догадалась Лешка, все это время их ежик бегал но лесу в поисках подруги, и теперь привел ее домой. А может, с проплешинкой на спине не еж, а ежиха, и она решила завести себе друга. Ежей ведь не разберешь, кто из них кто.


Оглавление

  • Глава I ПРЕКРАСНОЕ НАЧАЛО
  • Глава II НОВЫЕ СОСЕДИ
  • Глава III НОЧНЫЕ СТРАХИ
  • Глава IV ЛЕСНОЙ ГОСТЬ
  • Глава V В ПОИСКАХ РОМКИ
  • Глава VI ДИТЯ ПОДЗЕМЕЛЬЯ
  • Глава VII БИВЕНЬ МАСТОДОНТА
  • Глава VIII ПОЖАР
  • Глава IX ГЛУПЫЙ РОЗЫГРЫШ
  • Глава X ПОКУШЕНИЕ НА БАУЛ
  • Глава XI НЕУДАВШАЯСЯ ЗАСАДА
  • Глава XII ОЧЕРЕДНОЕ ДЕЛО
  • Глава XIII ГЛАВНЫЙ ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ
  • Глава XIV ЖЕСТОКОЕ НАПАДЕНИЕ
  • Глава XV ОШИБКА В РАСЧЕТАХ
  • Глава XVI ДОБРОВОЛЬНЫЕ ПОМОЩНИКИ
  • Глава XVII ПОЕЗДКА В МОСКВУ
  • Глава XVIII УМОЛКШИЙ ТЕЛЕФОН
  • Глава XIX ОБЕЩАННОМУ ВЕРИТЬ
  • ЭПИЛОГ

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...