Принцесса навсегда (fb2)

- Принцесса навсегда (а.с. Дневники принцессы-10) 543 Кб, 253с. (скачать fb2) - Мэг Кэбот

Настройки текста:



Мэг Кэбот
Принцесса навсегда

Посвящается моему агенту Лоре Лэнгли, с любовью и огромной благодарностью за её безграничное терпение, доброту, и больше всего, за её чувство юмора.


– Совсем как в сказке, – всхлипывала она. -

Когда бедного принца выгоняют из дому…

Фрэнсис Ходсон Бёрнетт, "Маленькая принцесса"

Тин стайл.


Эксклюзив!


Тин Стайл пообщался с принцессой Миа Термополис на тему, каково это – быть королевской особой, а также о её предстоящем выпускном и предпочтениях в моде.


Тин Стайл перехватил принцессу Миа этой весной, во время её многочисленной волонтёрской работы – уборки в Цетральном парке вместе с другими старшеклассниками Средней школы имени Альберта Эйнштейна, так как все они примут участие в церемонии открытия, через несколько недель.


Что может быть менее подходящим для принцессы, чем покраска скамейки в парке? Но принцессе Миа всё ещё удаётся выглядеть царственно в паре тёмных коротких зауженных джинсов от 7 For All Manking, простой белой футболке с вырезом под горло и балетках от Эмилио Пусси.


Она – единственная царственная особа, которая знает, что значит молодёжный стиль.


Тин стайл: Давайте напрямик. Многие люди недоумевают по поводу того, что сейчас происходит в Княжестве Дженовия. Наших читателей мучает вопрос: Остаётесь ли вы принцессой?

Принцесса Миа: Да, конечно. В Дженовии была абсолютная монархия, до того, как в прошлом году я нашла документ, написанный моей прародительницей, принцессой Амелией, подтверждающий, что в Дженовии должна быть конституционная монархия, точно такая же, как была принята в Англии 400 лет назад. Его подлинность была доказана парламентом Дженовии прошлой весной, и сейчас у нас есть две недели до выборов премьер министра.

Тин стайл: Но законы останутся те же?

Принцесса Миа: К моему большому сожалению, да. Я наследую престол после смерти моего отца. Жители Дженовии будут выбирать премьер-министра, также, как и англичане, который будет править вместе с правящим монархом… на Дженовийском престоле, поскольку мы княжество, принцем или принцессой.

Тин стайл: Это прекрасно! Так как у тебя всегда будет тиара, миллионы, дворец, красивые бальные платья…

Принцесса Миа: …а ещё телохранитель, папарацци, никакой личной жизни, люди, которые травят меня, как ты и моя бабушка, заставляющая меня встречаться с тобой, чтобы моё имя появилось в журнале, так как это привлечёт в Дженовию больше туристов? Нет, конечно, недостаточно журналов пишут сейчас о том, как мой отец участвует в предвыборной гонке за пост премьер министра и его собственный кузен выступает против него.

Тин стайл: И по последним данным лидирует в опросах общественного мнения. Но давай перейдём к твоим планам, после окончания школы. Планируется, что твой выпускной в Средней школе имени Альберта Эйнштейна, состоится 7-ого мая. Какие аксессуары планируешь надеть вместе с шапочкой выпускника и мантией?

Принцесса Миа: Откровенно говоря, я нахожу предвыборную кампанию принца Рене просто смешной. Цитирую: "Вы будете удивлены, как много в мире людей, которые ни разу не слышали о Дженовии. Большинство из них думают, что она – выдуманая, что-то из фильма. Я изменю это." Но его идея изменения Дженовии к лучшему, заключается в поднятии дохода от туризма. Он настаивает на том, что Дженовия может стать таким же курортным районом, как Майами или Лас Вегас! Вегас! Он хочет создать сети ресторанов, как Аплиби'с, Чили'с и МакДоналдс, для того чтобы привлечь туристические круизы из Америки. Можете себе представить? Что может быть хуже для деликатной инфраструктуры Дженовии? Некоторым из наших мостов 500 лет! Не говоря уже об окружающей среде, которой нанесён серьёзный урон от сброса отходов с круизных лайнеров.

Тин стайл: Ээ…мы видим, что вы очень обеспокоены этой проблемой. Мы приободрим наших читателей текущими событиями, такими как ваш восемнадцатый день рождения, который, как нам известно, состоится первого мая. По слухам, ваша бабушка, вдовствующая принцесса Кларисса, которая сейчас проживает в Нью-Йорке, планирует празднование вашего восемнадцатилетия на борту яхты.

Принцесса Миа: Я не говорю, что это не обязательно для Дженовии, но это не путь принца Рене. Я считаю мнение моего отца, что граждане Дженовии в данный момент нуждаются в перестройке повседневной жизни, совершенно верным. Мой отец, а не принц Рене, знает в чём нуждается Дженовия. Он был принцем Дженовии всю свою жизнь и управлял ей последние 10 лет. Он лучше всех знает в чём нуждаются люди, а в чём нет… и они точно не нуждаются в Аплиби'с!

Тин стайл: Ты… планируешь изучать политику в колледже?

Принцесса Миа: Что? О нет! Я планирую изучать журналистику и заниматься творчеством.

Тин стайл: Действительно? Так ты хочешь стать журналистом?

Принцесса Миа: Вообще-то мне нравится писать. Я знаю, будет сложно пройти в издательстве. Но я слышала, что если твои романы популярны, то у тебя будет больше шансов.

Тин стайл: Кстати, о романтике, ты должна готовиться к кое-чему, что волнует всех американских девчонок. Это кое-что называется школьный бал?

Принцесса Миа: Ох… Ум… Да… Вы угадали.

Тин стайл: Ну, ты можешь рассказать нам. Конечно ты собираешься! Мы все знаем, что между тобой и твоим постоянным бойфрендом Майклом Московитцом всё было кончено в конце прошлого года, когда он улетел в Японию. Он ещё не вернулся, правильно?

Принцесса Миа: Насколько я знаю, он всё ещё в Японии. И мы просто друзья.

Тин стайл: Правда! Тебя часто видят в компании Джона Пола Рейнольдса-Эбберти IV. Не он ли случайно красит скамейку вон там?

Принцесса Миа: Ум… Да.

Тин стайл: Так что… Не держи нас в напряжении! Джей Пи будет сопровождать тебя на выпускной бал школы имени Альберта Эйнштейна? Ты знаешь, металл в этом сезоне… мы можем расчитывать на тебя в блеске золота?

Принцесса Миа: О нет! Я извиняюсь. Мой телохранитель не хотел вас запачкать краской! Какой он неуклюжий! Пришлите мне счёт из химчистки.

Ларс: В королевскую пресс-службу Дженовии, по адресу пятая авеню.


Её Королевское Высочество

Вдовствуюшая принцесса

Кларисса Мари Гримальди Ренальдо


С удовольствием приглашаю вашу компанию на вечер празднования восемнадцатилетия Её Королевского Высочества принцессы Амелии Меньонет Гримальди Термополис Ренальдо, в понедельник первого мая на на пристани Саус Стрит, пирс одиннадцать, королевская дженовийская яхта "Кларисса 3".


Университет Ель.


Дорогая принцесса Амелия,


Поздравляем вас с приёмом в Ельский колледж! Объявлять хорошие новости кандидатам – это лучшая часть моей работы, и я получил огромное удовольствие, посылая Вам это письмо. У Вас есть все основания гордиться нашим предложением. Я знаю, что прибывание здесь будет очень важным событием в Вашей жизни.


Принстонский университет.


Дорогая принцесса Амелия,


Примите поздравления! Ваши научные и внешкольные достижения, также как и ваши прекрасные личные качества, были сочтены сотрудниками приёмной комиссии, соответствующими понятию о студенте Принстона. Мы рады были отправить Вам эту радостную новость и мы приветствуем Вас в Принстоне.


Колумбийский университет.

Колумбийский колледж.


Дорогая принцесса Амелия,


Поздравляю! Комитет по поступлениям присоединяется ко мне в поощрительной части этой работы – уведомлению Вас, что Вы были выбраны нью-йоркской вступительной комиссией Колумбийского университета. Мы полностью уверены, что вы будете уникальным и ценным пополнением нашего кампуса и найдёте здесь много возможностей для развития ваших способностей ещё больше.


Гарвард


Дорогая принцесса Амелия,


Мы рады сообщить вам, что комиссия по приёму и финансированию, проголосовала за то, чтобы предложить Вам место в Гарварде. Следуя старой гарвардской традиции, свидетельство о приёме прилагается. Примите мои личные поздравления с Вашими выдающимися достижениями.


Университет Браун

Дорогая принцесса Амелия,

Поздравляю вас! Комиссия университета Брауна закончила оценку более 19 000 кандидатов и для меня большое удовольствие известить вас, что ваша кандидатура была принята. Ваша-

Дафн Делакруа

1005 Томпсон Стрит Ап. 4А

Нью Йорк, НИ 1003


Дорогая Миссис Делакруа.

Здесь прилагается Ваша новелла "Искупление моего сердца". Спасибо, что дали нам возможность прочитать.

Тем не менее, на данный момент она не востребована. Желаем удачи в других издательствах.


Искренне,

Нед Христиансен

Редакционный Ассистент

Брампфт Книги 520 Мэдисон Авеню

Нью Йорк, НИ 10023


Дорогой Автор.

Благодарим вас за предоставление вашей книги. Хотя мы внимательно её прочитали, но она не подходит для Кембридж Хауз. Желаем, чтобы ваши следующие попытки оказались более удачные.


Искренеее,

Кембридж Хауз


Дорогая Миссис Делакруа,

Спасибо за предоставление нам вашей книги "Искупление моего сердца". Мы слышали, в АуторПресс были хорошие впечателния о ней, и мы думаем, что это обещает многое! И всё же следует помнить о том, что издательства получают больше 20 000 предложений в год и для того, чтобы принять ваше, ваша рукопись должна быть СОВЕРШЕННОЙ! За номинальную плату (5$ за страничку) вашу книгу могут издать и она появится на полках магазина к следующему Рождеству.


Старший Класс Высшей Школы Альберта Ейнштейна


заявки на развлечение для компании на выпускную вечеринку в субботу 6-го Мая в семь часов вечера в бальном зале Валдорф-Астория.


Четверг, 27 апреля, Класс Талантливых и Одарённых.

– Мия, мы после уроков собираемся идти по магазинам покупать платья для вечеринки и что-нибудь из одежды на сабантуй в честь твоего дня рожденья. Ты идёшь? – Лана.


Отправлено через BlackBerry.


– Извини. Не могу. И желаю повеселиться.

– Что значит – не можешь? Что ты ещё должна сделать? Только не говори, что это это уроки принцессы потому что я знаю, что твоя бабушка отменила их, пока готовится к Вашему большой балу, и не говори, что это визит к врачу, потому что ты ходишь к нему только по пятницам. Так, что ты скажешь? Не будь такой противной, нам нужен ваш лимузин. Я потратила все свои деньги на месяц для такси, на новую пару на лакированные босоножки на платформе D amp;G.


Отправлено через BlackBerry.


Вау. То, что я рассказала о докторе Нуце моим друзьям, освободило меня от многого, как он и предупреждал.

Тем более, оказывается, что большинство из них тоже ходит к врачу, как и я.

Но некоторые из них – такие, как Лана, склонны касаться этой темы слишком небрежно.


Я остаюсь после школы, чтобы помочь Джею Пи с его выпускной работой. Вы знаете, что он заканчивает часть своей работы для комитета на следующей неделе? Я обещала, что буду там для него. Он волнуется по поводу того, что выдают некоторые из его актёров. Он думает, что сестра Амбер Чизмен, Стейси, действительно, делает не то, что нужно. И она – звезда, знаете.


О мой Бог, тот спектакль он написал? Боже, вы друг без друга не можете? Ты же знаешь, вы можете побыть десять минут отдельно. Сейчас едем с нами за покупками. Потом – Pinkberry! Сейчас – время нашего удовольствия!


Отправлено через BlackBerry.


Лана думает, что Pinkberry решает все. Или, если не Pinkberry, то журнал Allure. Когда Беназир Бхатто совершила покушение, и я не могла перестать кричать, Лана дала мне копию журнала и сказала принять ванну и прочитать его от корки до корки. Она была совершенно серьёзна: "Не успешь моргнуть глазом, как станет лучше".

И я уверена, что она действительно это имела ввиду.

Это была фантастическая вещь после того, как я сделала то, что она сказала, и я

чувствую себя немного лучше.

Я также знала намного больше об опасностях SmartLipo. Все еще.

Лана. Это – артистический проект. Джей Пи – автор. Я должна быть там, чтобы поддержать его. Я – его девушка. Идите, только без меня.


Боже, что с тобой? Это – ВЫПУСКНОЙ. Прекрасно, пусть будет так. Я прощу тебя, но только потому, что знаю: ты волнуешься по поводу выборов твоего папы. О, а где же куда собираешься идти после школы в следующем году?

Боже, я не могу поверить, что ты никуда не принята. Ведь даже я принята в Пенн. А моя выпускная работа была об истории карандаша для глаз. Я вижу, хорошая вещь – наследство моего папы.


Отправлено через BlackBerry.


Ха, да, ну, в общем, это правда! Я получила по математике самый низкий бал, который только можно. Кто хотел бы меня? Слава Богу, хотя бы Университет Дженовии меня примет благодаря моей семье, которая является ее основателем и главным благотворителем, и все.


Тебе так повезло! Колледж с берегами! Я могу приехать на весенние каникулы? Я обещаю принести много из Penn hotties. Ой, надо идти. Флинер дышит мне в шею. Что с этими тупицами? Они что, не понимают, что у нас в этом месте только две недели в запасе? Как будто наши оценки имеют ЗНАЧЕНИЕ больше, чем всё остальное.


Отправлено через BlackBerry.


Ха, я знаю! Тупицы! Да! Расскажи мне об этом!


Четверг, 27 апреля, французский.


Хорошо, уже четыре года, с тех пор как я здесь. И никогда я ещё столько не врала. И я не имею ввиду просто Лану или родителей. Теперь я вру каждому.

Можно и вправду подумать, что после всего этого времени, я буду лучше в этом плане. Но я узнала – чуть меньше чем два года назад, фактически, сейчас – что происходит, когда ты говоришь правду.

И даже при том, что я все еще думаю, что поступила правильно – я имею в виду, это действительно принесло демократию в страну, которая раньше никогда её не знала, и всё-таки я не совершила бы эту ошибку снова. Я причинила боль очень многим людям, особенно тем, о которых действительно забочусь – потому что я сказала правду, я действительно думаю, что лучше было… ну, соврать.

Не по-крупному соврать. Только небольшая безобидная ложь, от которой никому не будет плохо. Это не то, чтобы я врала для личной выгоды.

Но что я могу сделать? Признаться, что поступила во все колледжи, в которые подала заявки?

О, да, это было бы действительно классно. Что бы сделал кто-нибудь другой, кто поступил бы в свой первый выбранный колледж как те, кто заслужил… а получив приблизительно восемьдесят процентов по тестам – что бы он тогда чувствовал?

Кроме того, Вы знаете, что бы они сказали.

Конечно, такие как Тина сказали бы, что мне повезло.

Какое отношение имеет к этому удача? Если не считать везением то, что когда моя мама встретилась с папой вне университетского городка, они ненавидели друг друга, что конечно привело к сексуальной напряженности, потом – к любовным признаниям, а потом из-за порванного презерватива получилась я.

И несмотря на настойчивость директрисы Гупты, я также не убеждена, что только тяжелая работа даёт возможность поступить куда бы то ни было.

Ладно, я и вправду успевала в писательстве и решающих предметах. И мои сочинения тоже были неплохи. (Я не собираюсь врать об этом, по крайней мере, не в

своём собственном дневнике. Это же не моя цель, в конце концов.)

Я признаю, когда ты занимаешься общественными проблемами, в одиночку принесёшь демократию в страну, в которой никто её раньше не знал, и напишешь роман на четыреста страниц для выпускной работы, это действительно выглядит немного внушительно.

Но я могу быть честной сама с собой: все те колледжи, в которые я подавала заявку, приняли меня, потому что я – принцесса.

И не то, чтобы я не рада. Я знаю, что каждое из этих заведений дадут мне

замечательную, уникальную возможность получения образования.

Только…это было бы хорошо для кого-то из этих мест, принять меня для… ладно, формы, а не диадемы. Если только я могла бы обратиться туда и под моим псевдонимом – Дафна Делакруа – чтобы знать точно.

В любом случае, у меня есть вещи и поважнее, чтобы волноваться о них прямо сейчас. Хорошо, не больше чем то, куда я собираюсь потратить следующие четыре (или больше) года, если я лентяйничаю и не признаю основное сразу, как мама делала в мои годы.

Но есть всё это с Папой. Что, если он не победит на выборах? Выборы, которых бы не было, если бы я не сказала правду.

И бабушка так расстроена из-за того, что Рене настраивает всех идти против папы – плюс слухи, которые ходили вокруг с тех пор, как я объявила общественности декларацию Принцессы Амелии, которую наша семья специально скрывала всё время, так, чтобы Ренальди могли оставаться у власти – что папа должен был выслать ее в Манхэттан и согласиться на её план с этой глупой вечеринкой по случаю дня рождения для меня только, чтобы отвлечь ее, таким образом она поутихнет со своим вечным сумасшествием "Но это значит, что мы должны будем выселиться из дворца?"

Она, как и читатели ТинСтайл – кажется, не понимает, что королевский дворец Дженовии защищён согласно декларации Амелии (и помимо этого, он ещё и основной источник туристического дохода, точно так же, как британская королевская семья). Я продолжаю объяснять ей: "Бабушка, независимо от того, что произойдёт на выборах, папа всегда будет принцем Дженовии, а ты всегда будешь Вдовствующей Принцессой Дженовии. Передо мной всё ещё есть необходимость открывать новые отделения, я всё еще должна носить эту глупую диадему и посещать государственные похороны и

дипломатические обеды . Я только не собираюсь участвовать в законодательстве. Это будет работой премьер-министра. Папиной работой, надеемся. Ты понимаешь?"

Только она никогда не понимает.

Я думаю, это меньшее, что я могу сделать для папы после всего того, что я

сделала. Я подразумеваю, иметь дело с ней. Я решила так, когда я пролила свет на то, что Дженовия на самом деле – демократическое государство, я думала, что он станет премьер-министром, не встретив сопротивления. Я имею ввиду, с нашим безразличным населением, которое никогда не интересовалось политикой. Я никогда и не подумала бы, что Контесса Тревани потратит деньги на зятя, чтобы провести кампанию против папы.

Я должна была знать. Непохоже на то, чтобы Рене когда-либо имел фактическую работу. И теперь, когда у него и Беллы есть ребенок, он должен делать что-то, я предполагаю кроме того, чтобы менять подгузники.


Но Эпплби? Я думаю, что они платят Рене деньги или что бы то ни

было. Что может случиться, если в Дженовии станет одной ресторанной сетью больше – моя ноша станет действительно трудной – иногда я думаю, а вдруг страна превратится в Евро Дисней?

Что я могу сделать, чтобы этого не произошло? Папа говорит, он сделал достаточно, чтобы остаться среди них …Да. Как будто это не делает меня виноватой.

Это все так опустошает меня. Не упоминая остального. Какое это может иметь значение, по сравнению с тем, что ожидает Папу и Дженовию дальше, но … хорошо, это отчасти неплохо (для меня).

Я подразумеваю, папа и Дженовия стоят перед всеми этими изменениями, так же как и я. Единственное отличие, они не врут об этом, как я. Хорошо, хорошо, уверена,

папа лжет, ведь бабушка находится в Нью-Йорке (чтобы распланировать мою вечеринку по случаю дня рождения, когда на самом деле, она должна быть здесь, но папа не может находится рядом с ней).

Ложь. Я делаю ее еще больше. Ложь, настоящая ложь.


Список лжи Миа Термополис.


Ложь Номер один: во-первых, вранье то, что я якобы не принята во все те

колледжи. (Никто не знает правду, кроме меня. И директрисы Гупты. И моих

родителей, конечно.)

Ложь Номер два: ложь о моей книге. Может быть, это не так важно, но история отжима оливкового масла Дженовии, приблизительно 1254-1650 года, это тема моей книги, как думают все (кроме госпожи Мартинес, конечно, которая была моим советчиком, и которая фактически прочитала мой роман … или, по крайней мере, первые восемьдесят страниц, так как я заметила – она прекратила исправлять мою пунктуацию. Конечно, доктор Нуц знает правду, но ему все равно). Никто больше даже не попросил почитать это, потому что, кто захочет прочитать толстенную рукопись на четыреста страниц об истории отжима оливкового масла Дженовии, приблизительно 1254-1650 годов?

Хорошо, за исключением одного человека. Но я не хочу говорить об этом сейчас. Ложь Номер три: ложь, которую я сказала только Лане – я не могу пойти по магазинам покупать платья для выпускного с ней, потому что я занята, смотрю репетицию Джея Пи после школы.

На самом деле, это не единственная причина того, почему я не иду покупать платье вместе с ней. Я не хочу идти с ней, потому что я знаю то, что она может сказать. И я не испытываю желание общаться с Ланой сейчас.


Только доктор Нуц знает полный масштаб моего вранья. Он говорит, что он готовит список для того дня, когда вся моя ложь отразиться на моем лице, поскольку он предупредил меня, это точно случиться.

И он говорит, что лучше бы я скорее рассказала о своем враньё, потому что следующая неделя – последняя неделя сессии.

Он упомянул, что было бы намного лучше, если бы я приехала с чистой совестью -признавшись в правде о том, что буду принята в любой колледж, какой только захочу (потому что я – принцесса), сказав, что в моей книге все реально, включая одного человека, который хочет прочитать ее.

Если вы спросите, где бы я могла говорить правду, то это было бы в офисе

доктора Н., к которому я хожу на терапию. Да, он почти спас меня, когда я

переживала один из самых трудных периодов моей жизни (хотя он заставил меня делать все самой, чтобы подняться из той черной ямы самостоятельно).

Но он чокнутый, если думает, что я просто возьму и начну всем выговаривать

правду, как ему.

Жаль Кенни Шоутера…ох, Кенни, так хотел пойти в Колумбийский колледж, но вместо этого его берут во вторую отборную школу Массачуссетского технологического института. Массачуссетский технологический институт – фантастическая школа, но попытка сказать Кенни, что им с Лилли придется учиться в разных институтах, выведет его из себя. И затем есть Тина, которая получила отказ из Гарварда, не находящегося в Нью Йорке. Таким, образом она

отчасти счастлива, потому что Борис не принят в колледж Беркли, куда хотел,

который находится в Бостоне. Вместо этого он принят в Джульярд, который

находится в Нью-Йорке. Так, что Тина и Борис по крайней мере будут учиться в одном городе.

О, и Триша едет в Герцог. И Перин идет в Дартмут. И Линг Су идет к Пасторам.

А Шамика идет в Принстон.

Ни один из них не попал куда хотел. (Лилли хотела пойти в Гарвард.)

Кроме меня и Джея Пи, нас берут куда бы мы не захотели благодаря родителям.

Я не могла ничего поделать с этим! Когда все сидели в Интернете, пытаясь узнать

что-нибудь о поступлении, начали приходить сообщения из колледжей, и никто не был принят туда, куда хотел с самого начала, все понимали что им придется учиться разделенным одним или даже двумя штатами друг от друга, они все кричали и ругались, а я… я не знаю что произошло со мной. Я чувствовала себя так ужасно среди расстроенных друзей, что выпалила: "Меня тоже не приняли!"

Врать легче, чем говорить правду, ведь это могло повредить чувства других. Даже при том, что моя ложь заставила Джея Пи побледнеть, решительно положить руку на меня и сказать, "Ничего страшного Миа, все будет хорошо". Вот так. От этого у меня сосет под ложечкой.

Доктор Н. говорит, что я – храбрая девушка, точно так же как Элеонора Рузвельт и Принцесса Амелия, и что я могу легко преодолеть эти препятствия (о которых написано выше) .

Но есть еще десять дней до сессии, чтобы рассказать им всё! Любой может

исправить что-нибудь в течение десяти дней. У бабушки были фальшивые брови в течение всего времени нашего общения.


Mиа! Ты пишешь в дневнике! Я давно не видела, что бы ты делала это!


О. Привет, Тина. Да. Я была занята своей книгой.

Которая, как она думает, о Дженовии и истории отжима оливкового масла.

Если бы только Тина знала то, о чем моя книга на самом деле! Она бы сошла с ума, если б узнала, что я написала исторический роман на четыреста страниц… Тина обожает романы!

Но я не могу сказать ей. Скорее всего, моя книга – полный бред, потому что её не

берет ни одно издательство.

Если бы только она попросила почитать это… но кому интересно читать об оливковом

масле и его изготовлении? Но я не могу дать ей читать мой роман из-за одного

человека, которому она наверняка захочет послать копию, и он сразу поймёт, о чём эта книга на самом деле.

И я умру.


Миа, ты хорошо себя чувствуешь?


Конечно! Почему ты спрашиваешь?


Не знаю. Ты очень задумчивая. И, как твоя лучшая подруга, я обязана это спросить. Я знаю, что тебя не приняли ни в один из колледжей, куда ты подавала заявку. Но твой папа ведь может дёрнуть за пару ниточек и подправить ситуацию, правильно? Он ведь все еще принц, не смотря на то, что скоро станет премьер-министром! Надеюсь. Я уверена: принц Рене ему не конкурент. Стоит твоему отцу приехать в Нью-Йорк и тебя сразу возьмут в любой колледж!


Я даже не волнуюсь об этом.


Ты? Не волнуешься? Я же вижу, что волнуешься! Ты уже полгода не писала в дневник. Может ты переживаешь, что не сможешь пойти с Ланой покупать платье для выпускного, а вместо этого идешь на репетицию Джея Пи?


Мда, новости быстро расходятся по миру. Хотя я не должна удивляться.

Если об этом знает Лана, то, конечно, знают и остальные.


Ага, должна же я поддержать его.


Правильно. Но жаль, что он не может запретить тебе ходить на репетиции и не хочет удивить тебя спектаклем. Или он и так запрещает?


Боже. Доктор Н. был прав. Моя ложь написана на моем лице.

Хорошо, хорошо. Если я собираюсь начать говорить людям правду, я могла бы

начать с Тины … Мягкая, необидчивая Тина, "на все готовая ради меня", моя лучшая

подруга. Правильно? Пишу правду:


Вообще-то, я не уверена, что я иду на выпускной.


ЧТО? Почему? Mиа, ты что, снова феминистка и противостоишь танцам? Вы говорите с Джеем Пи о выпускном?


Да! Говорим, ты же знаешь, что говорим…Мы просто немного отдалились с тех пор, как…Я думаю, с тех пор как Лилли стала редактором "Атома" в этом году. И никто не обновлял ihatemiathermopolis.com в течении почти двух лет. Ты знаешь, я думаю, что она все еще чувствует себя отчасти плохо после всего, что произошло, может быть. Да, наверное. Я хочу сказать, что она никогда не обновляла сайт после того дня, когда она ужасно повела себя с тобой в кафетерии. Возможно, независимо от того, что это была Лилли, несмотря на то, что она была настолько безумна, она всё-таки решила убрать ihatemiathermopolis.com из своего компьютера.


Или она была настолько обеспокоена своим "Aтомом". И у нее есть Кенни. То есть, Кеннет.


Я знаю! Это мило, что Лилли встречается с ним так долго. Но мне честно жаль, что они не стали встречаться сразу. И я бы с самого начала могла встречаться с Борисом. Мне так неприятно вспоминать, что когда-то она целовалась с ним. А еще трогала у него ЭТО. Но ни одно из ВСЕГО этого не объясняет, почему ты не идёшь на выпускной!


Хорошо, я скажу правду… Джей Пи просто не пригласил меня. И может он просто не хочет идти…


Это – всё? О, Mиа! Конечно же, Джей Пи собирается пригласить тебя! Я уверена, что он всего лишь занят своим спектаклем. А может, он хочет пригласить тебя во время

твоего Дня Рождения! А хочешь, я могу попросить Бориса поговорить с ним на эту тему?


Блин! Блин, блин, блин, блин.

Почему это происходит со мной?

Да, Тина, о да, я хочу, чтобы твой парень попросил моего парня пригласить меня школьный выпускной, ведь это романтика прямо на высшем уровне, меня всегда приглашают куда-то через кого-то.


Я понимаю, что ты имеешь в виду. Дорогая, мне так жаль. Это должно быть особенным событием для нас, ты знаешь.


Подождите-ка…

Может быть мы с Тиной, на самом деле, говорим о…

Она… Она на самом деле…

Сейчас она говорит о том, о чём мы разговаривали весь год, когда были второкурсниками.

Вы знаете, что это – Потеря Девственности После Выпускного Бала.

Разве Тина не понимает, что с той поры много воды утекло – с тех пор, как мы учились в 10 классе и фантазировали о волшебной ночи после выпускного?

Она не может думать, что я чувствую то же самое, о чём говорила тогда.

Я уже не тот человек, что была раньше.

И я сейчас не с тем человеком, с которым была. Я имею в виду, сейчас я с Джей Пи…

И Джей Пи и я…

Джей Пи уже опоздал с заказом номера в Валдорфе после выпускного бала. Последнее, что я слышала, у них уже не осталось номеров.

О Господи! Она серьёзно!

Говорю официально: я сейчас очень волнуюсь.


Он, вероятно, может заполучить номер в другом месте. Я слышала, что "W" очень классный. Я просто не могу поверить, что он до сих пор тебя не пригласил! Что вообще с ним происходит? Я знаю, что это на него не похоже. Между вами всё в порядке? Вы же не поссорились, правда?


Я серьёзно не могу поверить в то, что происходит. Это очень странно.

Могу ли я ей это сказать?

Я не могу ей это рассказать. Или могу?

…Нет.


Нет, мы не поссорились. Просто много всего накопилось: и наши выпускные проекты, и окончание школы, и выборы, и мой день рождения. Я действительно думаю, что он просто забыл. И разве ты не прочитала то, что я писала тебе раньше? Я НЕ ХОЧУ ИДТИ НА ВЫПУСКНОЙ!


Не будь глупой, конечно, ты хочешь пойти. Кто не хочет пойти на свой школьный выпускной бал? А почему ты сама его не спросишь? Сейчас же не XVIII век. Ты же знаешь, что девушки могут приглашать парней на выпускной. Я знаю, что это не то же самое, но зато вы пойдёте туда вдвоём. Вы же всё равно больше, чем друзья, даже если вы всё ещё… ну ты знаешь… ещё не… Я имею в виду, у вас же ещё не было… или было?


Ооо, она до сих пор это называет это "Ты знаешь"! Это так мило, что я могу умереть.

Спокойно. А ведь Тина сделала хорошее предложение. Почему бы мне самой у него не спросить? Когда в "Атоме" начали появляться объявления о выпускном бале, почему я не прикрепила эту вырезку к шкафчику Джея Пи и не спросила: "А мы туда пойдём?"

Почему я не могу его прямо спросить, идём ли на выпускной бал, за ланчем, когда все об этом говорят. Это правда. Джей Пи сейчас отвлечён Стейси Чизмен, которая его уже достала (возможно, ему могло бы помочь, если бы он всё время не переписывал пьесу и не давал бы Стэйси учить новые реплики).

Мне было бы проще получить от него ответ: да или нет.

И, конечно, потому что это Джей Пи, ответ будет положительным.

Потому что Джей Пи, в отличие от моего бывшего парня, ничего не имеет против выпускного бала.

Дело в том, что я не хочу обсуждать с Доктором Н., почему я не спросила Джея Пи о выпускном. Это точно не тайна. Может быть для Тины, но не для меня.

Но я не хочу сейчас в это вдаваться.


Ти, ты знаешь, что выпускной уже не так важен для меня. Это действительно очень глупо. Вообще-то, я этим не очень удивлена. Так зачем тратить время на покупки нескольких платьев, которые я никогда не надену? Девчонки, веселитесь без меня. Мне всё равно дописывать свой хлам.


Хлам. Когда я перестану называть свой роман "хламом"? Серьёзно, если в мире есть один человек, который может объективно оценить мой роман, то это Тина. Тина не будет смеяться, если я скажу ей, что написала роман… особенно, любовный роман. Тина – это человек, который познакомил меня с любовными романами, она заставила меня их ценить и понимать, объяснила, что это не просто введение в издательский мир, романы сказочно прекрасны (просто опубликовать свою книгу в этом жанре имеет больше шансов, чем если вы пишете, скажем, в жанре научно-фантастического романа), и, потому что это просто прекрасные истории. Там есть сильные главные героини, неотразимое мужское лидерство, их конфликты, а затем, после огромного количества обгрызенных ногтей… наступает счастливый конец.

Зачем кто-то хочет, чтобы писали что-нибудь ещё?

Если бы Тина знала, что я пишу любовный роман, то она попросила бы его прочитать, особенно, если бы она знала, что это не касается истории отжима оливкового масла в Дженовии, которую ни один нормальный человек не захочет читать.

Ну, не считая одного человека…

Когда я каждый раз думаю об этом, я хочу начать плакать, потому что это – самые лучшие слова, которые я слышала. Точнее, лучшее, что я получала по е-мейлу, ведь именно так Майкл прислал мне свою просьбу прочитать мой выпускной проект, я имею в виду. Так или иначе, мы обмениваемся письмами по е-мейлу несколько раз в месяц, эти письма лёгкие и безличные, точно такие же, как то первое, которое я ему отправила после нашего разрыва: "Привет, как дела? У меня всё хорошо, у нас идёт снег, разве это не странно? Ну ладно, мне пора идти, пока".

Я была в шоке, когда он написал: "Твой выпускной проект – это книга об отжиме оливкового масла в Дженовии около 1254-1650годов? Классно, Термополис. Могу я это прочитать?"

Меня как будто ударило одним из помпонов Ланы. Потому что ещё никто не просил просил прочитать мой выпускной проект. Никто. Никогда. Даже мама. Я думала, что выбрав такую тему, я была застрахована от того, что кто-нибудь попросит прочитать это. Когда-нибудь.

А вот Майкл Московитц, который находится в Японии (где он был на протяжении последних двух лет, следя за созданием руки-робота – который, я уверена, никогда не будет сделан, я перестала спрашивать его об этом, так как мне кажется это невежливым с тех пор, как он не отвечает на этот вопрос), попросил это прочитать.

Я говорила, что в моей книге 400 страниц.

Он сказал, что его это не беспокоит.

Я говорила ему, что это одиночный интервал и шрифт 9.

Он сказал, что он увеличит её, когда приедет.

Я ему говорила, что это очень скучно.

А он сказал, что ему не верится в то, что написанное мной может быть скучным.

В этот момент я прекратила посылать ему письма по е-мейлу.

Что мне оставалось делать? Я не могу ему это написать! Да, я могу это отправить издателям, с которыми я никогда даже не встречалась. Но только не своему бывшему парню! Только не Майклу! Я имею в виду, там столько постельных сцен!

Просто… как он может такое говорить? Ну, он не верит в то, что я написала что-то скучное. О чём он говорит? Конечно, кое-что из того, что я написала, может быть скучным. Например, история об отжиме масла в Дженовии около 1254-1650гг. Это скучно! Это очень, очень скучно!

И хорошо, что моя книга, на самом деле, не об этом.

Но всё-таки! Он этого не знает.

Но как он мог сказать что-то подобное? Как он мог? Это не та вещь, о которой можно говорить с просто друзьями, а тем более с бывшими.


И теперь мы должны об этом поговорить.

Ни за что. Никогда.

Это не так, как я могу показать её Тине, ведь она мой лучший друг. Хотя я не знаю, почему я так стесняюсь, правда. Вообще есть люди, которые размещают в Интернете свои романы и просят людей, чтобы те прочитали.

Но я не могу этого сделать. Даже не знаю, почему. За исключением…

Я знаю почему: я боюсь даже Тины – не говоря уже о Майкле, Джее Пи или о ком-нибудь ещё – ведь роман может им не понравиться.

Как, например, не понравилось всем издателям, которым я его отправила. Ну, кроме Автор Пресс.

Но они хотят, чтобы я заплатила ИМ за издание! Это издательство должно платить ТЕБЕ!

Хотя, мисс Мартинез сказала, что ей нравится.

Но я даже не уверена, что она прочитала его целиком.

А что, если я ошибаюсь, вдруг я ужасный писатель? Что, если я впустую провела 2 года своей жизни? Я знаю, все думают, что я написала только о производстве Дженовийского масла.

Но что я действительно сделала?

О нет. Тина же прислала мне сообщение о выпускном бале.


Миа! Выпускной бал – это не банально! Что с тобой случилось? У тебя опять началась депрессия или как?


"Депрессия". Здорово.

Нет, не буду ругаться с Тиной. Не хочу. Она слишком сильная.


Нет, Тина. У меня не депрессия. Я не это имела в виду. Я не знаю, что со мной не так. Девчонки, я согласна, что бал – это та вещь, которая заставляла нас оставаться внимательными на уроках. В общем, забудь об этом. Я поговорю с Джем Пи о выпускном.


Ты это подразумевала? Ты правда с ним поговоришь? Ты говорила об этом?


Да, я спрошу у него. Извини. Просто у меня накопилось много мыслей.


И ты пойдёшь с нами по магазинам сегодня после школы?


Вот чёрт! Я не хочу идти с ними по магазинам сегодня после школы. Что угодно, только не это. Лучше буду заниматься уроками принцессы.

Ого, не могу поверить, что я это написала.


Да, конечно, почему нет.


Здорово. Мы так повеселимся. Мы заставим тебя забыть обо всех проблемах с папой!


Я не буду передавать записки в классе.

Я не буду передавать записки в классе.

Я не буду передавать записки в классе.

Я не буду передавать записки в классе.

Я не буду передавать записки в классе.

Я не буду передавать записки в классе.


О, похоже, мадам Уитон вышла на тропу войны.

Клянусь, они собираются забрать все наши iPhone и Sidekick в ближайшие дни. Хотя я думаю, на учителей тоже распространяется предвыпускная апатия, потому что они уже долго нам только угрожают, но не исполняют свои угрозы.


27апреля, четверг, психология.


Отлично! Хоть раз я сказала кому-то правду…

И ничего из ряда вон выходящего не произошло (ну, кроме того, что мадам Уитон заметила, что мы обмениваемся записками в то время, когда она пыталась сделать окончательный обзор сессии).

Я рассказала Тине правду о том, что Джей Пи не пригласил меня на выпускной бал… и о том, что я всё равно не хочу туда идти. И ничего такого не произойдёт. Тина чуть в обморок не упала.

Она пыталась убедить меня в том, что я, конечно же, не права.

Но чего я ещё могла ожидать? Тина такая романтичная, она считает, что выпускной бал – самое важное в жизни подростка.

Было время, когда я считала точно также. Я всё время смотрела свои старые журналы. Я была просто помешана на выпускном. Я бы лучше УМЕРЛА, чем пропустила его.

Я думаю, таким образом мне просто хотелось пережить прежние впечатления.

Но однажды мы все должны вырасти.

И правда в том, что я действительно не понимаю что грандиозного в том, чтобы пойти на обед (резиновая курица и увядший салат под соусом – это отвратительно) и танцевать (под ужасную музыку) и побывать в Валдорфе (где я бывала уже миллион раз прежде, особенно запомнился последний раз, когда я произнесла речь, которая разрушила репутацию моей семьи, не говоря уже о моей родной стране).

Я просто хочу, чтобы… О, Господи, я должна привыкнуть к этой штуке, которая вибрирует в моём кармане.


Амелия, мне нужен от тебя обновлённый список гостей в понедельник. Я очень раздражена. Все, кого я пригласила, занесены в специальный список, утверждённый Виго. Даже твой двоюродный брат Хэнк приедет из Милана, чтобы поприсутствовать. А я только, что узнала, что прилетят твои ужасные бабушка и дедушка из Индианы, чтобы побывать на твоей вечеринке. Я очень этим расстроена. Конечно, вы должны были их пригласить. Но я не ожидала, что они согласятся. Это всё меня очень тревожит… возможно, придётся отменить приглашения некоторых твоих гостей. Комфортно на этой яхте может разместиться только 300 человек. Позвони мне немедленно – Кларисса, твоя бабушка.

Передано через BlackBerry.


О, Господи! Зачем папа подарил бабушке BlackBerry? Неужели он хочет разрушить мою жизнь? И кто, собственно, настолько глуп, чтобы показать бабушке, как этим пользоваться? Я должна убить Виго.

Эффект свидетеля – это психологическое явление, заключающееся в том, что кто-то имеет меньше шансов вмешаться в чрезвычайной ситуации, когда другие люди в состоянии тебя помочь, чем когда он или одна в одиночестве. Например, случай Кити Дженовезе, когда на молодую женщину было совершено нападение, это слышали десятки соседей, но никто из них не позвонил в полицию, потому что они думали, что это сделает кто-нибудь другой.


Домашняя работа.

Мировая история: всё равно.

Английский: отстаньте.

Тригонометрия: Господи, ненавижу этот предмет.

ТО: я знаю, что Борис будет играть в Карнеги Холл в качестве своего выпускного задании, но ПОЧЕМУ ОН НЕ ПЕРЕСТАЁТ ИГРАТЬ ШОПЕНА????

Французский: у меня болит голова…

Психология: я не могу поверить, что я обеспокоена тем, что передавала записки в классе.


27 апреля, четверг, Джеффри.


Здорово.

Джей Пи увидел нас, когда мы направлялись к лимузину.

"Девчонки, вы выглядите такими счастливыми, куда это вы идёте?"

И Ларс ответил, опередив меня: "Идём покупать платье к выпускному".

Затем, Лана, Тина, Шамика и Триша, изогнув брови, выжидательно посмотрели на Джея Пи, как будто хотели спросить: "Ээй? Выпускной бал? Помнишь? Ты что, забыл? Собираешься ли ты вообще позвать свою девушку на выпускной бал?"

Я, конечно, знаю, что новости распространяются быстро. Я имею в виду то, что Джей Пи не пригласил меня на выпускной. Спасибо, Тина!

Не то чтобы это очень плохо.

Джей Пи снисходительно нам улыбнулся и сказал: "Ну что ж, девчонки и Ларс, хорошенько повеселитесь". Потом он пошёл в аудиторию, где должны проходить репетиции его пьесы.

Все они были совершенно потрясены – Лана и все ребята, я имею в виду. От того, что он не ударил себя по лбу и не воскликнул: "Точно! Выпускной бал!" Затем он должен был упасть на колени, нежно взять мою руку, попросить, чтобы я его извинила и пошла с ним на бал.

Но я им сказала, что они не должны быть настолько потрясены. Я не принимаю это близко к сердцу. Джей Пи не может ни о чём думать, кроме своей пьесы "Принц среди мужчин".

Я его полностью понимаю, я чувствовала себя точно также, когда писала свою книгу. Я не могла думать ни о чём, кроме этого. При любом удобном случае, я ложилась в кровать со своим ноутбуком и Толстым Луи (он оказался отличным котом, который помогал мне писать) и писала.

Я имею в виду, вот почему я не пишу дневник уже почти 2 года. Это действительно трудно, когда вы по-настоящему сосредоточены на творческом проекте, уделять внимание чему-то ещё.

По крайней мере, так было для меня.

В некотором смысле я понимаю, почему доктор Н. предлагал это. Чтобы я написала книгу. Чтобы привести свои мысли в порядок… хорошо, ну и другие вещи. Других людей.

Ну это было ещё и потому, что мне было нечего делать с тех пор, как родители забрали телевизор из моей комнаты, мне было действительно тяжело смотреть все шоу в гостиной. Отчасти, это способ смутить меня, чтобы я не была лежебокой, которая смотрит передачу "Шокирующая правда: Слишком молодые, чтобы быть такими толстыми".

Так или иначе, написание книги было отличной терапией, потому что это действительно сработало. Я не испытывала желания что-нибудь написать в дневнике, когда я писала роман. Я тратила всю энергию на роман "Искупление моего сердца".

Сейчас книга уже дописана (конечно, её отклонили все издательства), я внезапно обнаружила желание снова писать в дневнике.

Хорошо ли это? Я не знаю. Иногда я думаю, что может мне вместо этого лучше написать ещё одну книгу.

Так что я просто сказала, что понимаю озабоченность Джея Пи в связи с его пьесой.

Правда, в отличие от меня, Джей Пи имеет все шансы поставить свою пьесу на Бродвее, потому что его отец – влиятельный человек в мире театра.

И Стейси Чизмен снималась в рекламе для Gap Kids и играла главную роль в фильме с Шоном Пенном. А ещё Джей Пи заполучил в свою пьесу Эндрю Ловенштейна, племянника троюродного брата Брэда Пита, который играет роль старика. Вот почему пьеса должна иметь огромный успех. Я слышала людей, которые его видели, они говорили, что у него отличный потенциал для Голливуда.

Но, всё-таки, вернёмся к выпускному: я не знаю, любит ли меня Джей Пи. Он мне это говорит приблизительно 10 раз в день…

Боже, я забыла, как всех раздражает, когда я начинаю писать что-то в своём дневнике вместо того, чтобы замечать, что происходит вокруг. Сейчас Лана заставляет меня примерить платье без бретелек от Badgley Mischka.

Я сейчас надела модную вещь. То, как вы выглядите, является отражением того, как вы чувствуете себя внутри. Если вы позволите себе не мыть голову, носить одежду, в которой вы спали целый день или одежду, которая не соответствует вашему стилю – это сразу говорит: "Я не забочусь о себе. И вы не должны заботиться обо мне".

Вы должны приложить усилия, потому что одежда говорит о многом. Одежда не должна быть дорогой. Вы просто должны выглядеть в ней хорошо.

Должна признаться, что и сейчас, и в прошлом я стараюсь не делать ошибок в этой области (хотя я до сих пор ношу дома свой старый комбинезон, когда никто не видит).

С того времени, как я перестала наедаться, мой вес пришёл в норму, и я снова вернулась к размеру B.

Так что, я надеваю модные вещи. Это правда.

Но если честно, почему Лане кажется, что мне идёт сиреневый? Просто этот цвет считается королевским, но идёт не всем королевским особам. И почему в последнее время принято смотреть на Королеву Елизавету? Ей подходят только нейтральные оттенки.


Отрывки из романа "Искупление моего сердца" (автор – Дафна Делакруа).

Шропшир, Англия, 1291 год.

Хьюго уставился на прекрасных обнажённых купальщиц; его мысли были в полном беспорядке. Главным вопросом был "КТО ОНА?", хотя он знал, что ответить. Финнула Крэйс, дочь миллионера. Хьюго помнил, что рядом с его отцом живёт семья с такой фамилией.

Она должна быть одной из их семейства. Что касается этого миллионера, как он мог позволить бродить беззащитным служанкам по сельской местности без сопровождения и одеться в такие откровенные наряды, как будто они были голыми, как сделал он в этом случае?

Как только Хьюго прибыл в усадьбу Стефенсгейт, он подослал к миллионеру людей, чтобы они заботились о том, чтобы девушка в будущем была защищена. Неужели этот мужчина не знал, что в эти по здесь путешествует столько отбросов общества и головорезов, которые похищают таких девушек, как она?

Хьюго стоял неподвижно, он даже не понял, что девушка уже находилась вне поя зрения. Где каскад водопадов перекрывал выступы скал, на которых он располагался. Хьюго предположил, что она нырнула в водопад, возможно, для того, чтобы вымыть волосы.

Хьюго стоял в ожидании появления прекрасной девушки. Он спрашивал себя, по рыцарски ли то, что он собирается незаметно уползти отсюда, а затем снова встретиться с ней на дороге, как бы случайно, чтобы проводить её до дома в Стефенсгейтс. Потом он услышал тихий звук за спиной, и вдруг он почувствовал что-то резкое в горле, а затем лёгкое ощущение на спине.

Хьюго с трудом контролировал свой солдатский инстинкт нанести удар первым, а потом задавать вопросы.

Но он никогда раньше не чувствовал, чтобы его шею обвивала такая тонкая рука, а его спины касались такие небольшие бёдра. Также никогда ещё его головы не касалось что-то такое соблазнительное и мягкое.

"Не двигайся", – скомандовала похитительница, и Хьюго, наслаждаясь теплом её бёдер, а, особенно, мягкостью груди, где находился его затылок.

"Я приставила нож к твоему горлу", – сказала горничная хриплым мужским голосом. – Но я не буду его использовать, если не понадобится. Если ты будешь делать так, как я велю, ты не пострадаешь. Понял?"


27 апреля, четверг, 19.00, мансарда.


Дафне Делакруа.

Дорогой Автор,

Благодарим Вас за возможность прочитать Вашу рукопись. Однако, в данный момент, она нас не устраивает.


Даже не подписались!


Когда я пришла домой, мама поинтересовалась, почему в нашу квартиру приходят письма из издательских домов для некой Дафны Делакруа.

Стоп!

Я обдумывала, как же ей соврать, но в этом не было смысла. Она собирается меня поймать, особенно если "Искупление моего сердца" будет опубликован, и тогда я построю собственное крыло в больнице Дженовии или что-нибудь ещё.

Ладно, хорошо, я не знаю, сколько получают писатели за публикацию своих романов, но я слышала, что Патриция Корнуэлл купила вертолёт на гонорар от романа.

Дело даже не в том, что мне нужен вертолёт, ведь у меня есть свой самолёт (ну, он папин).

Я отправила свой роман под псевдонимом, чтобы посмотреть, опубликуют ли его.

Моя мама уже подозревает, что я писала совсем о другом. Я не могу ей об этом врать. Она видела меня в комнате, когда я слушала саундтрек к фильму Мария Антуанетта, и рядом со мной сидел Толстый Луи, а я сидела и всё время что-то печатала… ну хорошо, когда я не была в школе, на уроках принцессы, на терапии или не гуляла с Тиной и Джем Пи.

Я знаю, что это плохо – врать собственной матери. Но, если я скажу, о чём действительно моя книга, мама захочет её прочитать.

И я не хочу, чтобы Хелен Термополис читала то, что я написала. Я имею в виду, постельные сцены и моя мама? Нет уж, спасибо.

– Ну, – сказала мама, указывая на письмо, – что они сказали?

– Им это неинтересно!

– Ну да, сейчас очень жёсткая конкуренция. Особенно для истории об отжиме оливкового масла в Дженовии, – сказала мама.

– Да уж, рассказывай мне об этом.

Господи, а что если TMZ (новостной сайт) узнает обо мне всю правду? Я имею в виду то, что я – обманщица? Какой пример я буду подавать? Вот я бы хотела быть как, например, Ванесса Хадженс, которая выглядит как мать Тереза. Ну, кроме обнажёнки. Потому что я не собираюсь фотографироваться голой, а потом отправлять их своему парню.

К счастью, наш разговор с матерью закончился, потому что мистер Дж. учил Рокки играть на его детских барабанах.

Когда Роки увидел меня, он уронил барабанные палочки и побежал меня обнимать за колени с криком: "Миииаааа!!!!"

Хорошо иметь возможность прийти домой и увидеть человека, который рад тебе, пусть даже ему всего 3 года.

– Да, привет, я дома, – сказала я. Это вам не шутка пытаться ходить, когда на ваших ногах висит ребёнок. – Что у нас на обед?

– Двойная пицца для каждого а-ля Джанини, – сказал мистер Дж., опустив барабанные палочки. – Что за глупый вопрос!

Рокки хотел узнать, где я была.

– Я ходила по магазинам с друзьями!

– Но ты же ничего не купила, – сказа Рокки, взглянув на мои пустые руки.

– Я знаю, – сказал я, направляясь на кухню со всё ещё висящим на мне Рокки. Это моя работа – накрывать на стол. Я могу быть принцессой, но всё равно занимаюсь домашними делами. Мы договорились об этом на семейной сессии с доктором К. – Это потому что мы ходили покупать платье для выпускного, а я не собираюсь туда идти, это банально.

– С каких пор это банально?, – хотел узнать мистер Дж., с полотенцем, обмотанным вокруг шеи. Я знаю, что от занятий на барабанах очень потеют, потому что Роки до сих пор висел на мне.

– С тех пор, как она стала очень-саркастической-будущей-студенткой, – ответила мама, указывая на меня. – Мы поговорим об этом после обеда. О, здравствуй!

Последнее она сказала по телефону, затем дала два средних куска пиццы каждому, один кусок мяса себе, другой мистеру Джанини, а сыр нам с Рокки. Я снова вегетарианка. Я действительно становлюсь вегетарианкой.. Я не заказываю для себя мясо, исключая тот сильнейший стресс, когда мне нужен был источник белка, например, бифштекс (его до сих пор хочется, но я пытаюсь воздерживаться). Но когда кто-то накладывает мне мясо в тарелку – например, на прошлой неделе, на встрече Domina Rei – я съела его, чтобы быть вежливой.

– О чем это мы поговорим? – изумилась я, когда мама повесила трубку.

– О тебе, – сказала она. – Твой папа наметил телефонную конференцию.

Прекрасно. Нет ничего, чего я бы ждала с таким нетерпением, как телефонный разговор с моим папой из Дженовии вечером. Что бы ни случилось, всегда есть гарантия того, что я хорошо проведу время.

"Что я должна сейчас сделать?" хотелось бы мне знать. Потому что, серьезно, я совершенно ничего не делаю (не считая лжи о том, что я знаю… что-то знаю). Кроме этого, я всегда дома во время комендантского часа, и вовсе не потому, что у меня есть телохранитель, который должен обеспечивать мою безопасность. Мой бойфренд честный. Он не хочет портить отношения с моим отцом (или мамой, или отчимом), и когда мы встречаемся, он одержим тем, чтобы я вернулась домой за полчаса до моего предполагаемого возвращения, и он буквально каждый раз швыряет меня в руки Ларсу.

О чем бы папа ни сказал мне по телефону – я не буду этого делать.

Во всяком случае, не сейчас.

Я пошла в свою комнату к Толстому Луи пока нам не доставили пиццу. Я так за него беспокоюсь. Потому что если я скажу, чего я действительно хочу делать, все, я знаю, взбесятся, как только узнают, что я пойду поступать в колледж США вместо университета Дженовии, в котором никто не учится кроме сыновей и дочерей известных пластических хирургов и дантистов, которые не могут больше никуда поступить. (Спенсер Прэтт из сериала "Холм одного дерева" вероятно пошел бы туда, если бы он не пробил бы путь на телешоу экс-бойфренда своей девушки. Лане, возможно, стоит поехать сюда, если я не заставлю ее учиться и выйти из lastnightsparty.com, в ее-то первый год).

Проблема в том, что ни один колледж не позволит мне принести в свое общежитие кота. Это значит, что если я уеду отсюда и захочу взять кота, то мне следует жить вне университетского городка. Поэтому я не буду ни с кем встречаться и буду для общества как прокаженная, если поступлю иначе.

Но как я могу оставить Толстого Луи? Он боится Рокки, потому что Рокки обожает Толстого Луи и все время, когда видит его, бежит к нему и пытается схватить его и поднять, стискивает беднягу, что, конечно, приносит Толстому Луи неудобства, потому что он не любит быть схваченным и стиснутым.

Толстый Луи сидит в моей комнате (куда Рокки запрещено заходить, потому что он разбросал мои фигурки Баффи-истребительницы вампиров), когда я не защищаю его.

И если я уеду в колледж, то это значит, что Толстый Луи будет жить в моей комнате, как в тайном убежище, четыре года, и никто не будет спать с ним и чесать его за ухо так, как он любит.

Это просто несправедливо.

О, конечно, мама сказала, что он может приходить и в её комнату. (В которую Рокки тоже запрещено заходить – во всяком случае, когда за ним никто не следит – потому что один раз он нашёл её косметику и съел целую помаду от Lancome, теперь она тоже ставит эти скользкие предметы на ручку двери.)

Но я не думаю, что Толстому Луи понравиться спать с мистером Джанини, который храпит.

Мой телефон звонит! Это Джей Пи.


27 апреля, вторник, 19.30, мансарда.

Джей Пи хотел узнать, как прошел шоппинг за платьями для школьного бала. Конечно, я соврала ему. Сказала "Отлично!".

Наш разговор прошел здесь, в "Сумеречной зоне".

– Ты что-нибудь купила?- хотелось ему знать.

Я не могла поверить, что он спросил это. Я действительно была шокирована. Знаете, с каким он пренебрежением спросил меня о школьном бале. Глупая я, что могла предположить, что мы туда не пойдем.

Я сказала "нет".

Моему потрясению не было предела, когда он продолжил говорить:

– Хорошо, когда ты купишь, дай мне знать, какого цвета твой наряд, я буду знать, какого цвета корсаж подойдет тебе.

Ку-ку?

– Подожди, – сказала я. – Мы идём на школьный бал?

Джей Пи действительно рассмеялся.

– Конечно! – сказал он. – У меня уже есть билеты.

!!!!!!!!

Потом он перестал смеяться, когда увидел, что я не смеюсь вместе с ним, и сказал осторожно:

– Подожди. Мы ведь идем, не так ли, Миа?

Я была так ошеломлена, не знала, что сказать. Я имею в виду, я…

Я люблю Джея Пи. Я не могу его не любить!

Только есть несколько причин, из-за которых я не хочу идти на школьный бал с Джеем Пи.

Только не знаю, как ему все объяснить, чтобы не задеть его чувства. Он не откажется от этой идеи, даже если я скажу ему, что считаю школьные балы банальными, как я сказала это Тине.

Особенно после того, как он только что признался, что купил билеты. А они недешёвые.

Вместо этого я слышала свое бормотание:

– Я не знаю… Т-ты… ты ничего не говорил.

Ммм, какая правда. Я имею в виду, я говорю правду. Доктор Н. может гордиться мной.

Но вот что Джей Пи ответил мне:

– Миа! Мы встречаемся уже почти два года. Я не думал, что мне надо было спрашивать.

Что мне сказать?

Я не могла поверить, что он сказал это. Даже если это правда… девушка все равно все еще хочет, чтобы у нее спрашивали разрешения! Правильно?

Я не думаю, что я самая девчачья девушка в мире – у меня нет накладных ногтей (во всяком случае), и я не сижу на диетах, даже если я и не самая стройная девушка в классе. Я в меньшей степени девчачья, чем Лана. И я принцесса.

Все еще. Если парень хочет сводить девушку на школьный бал, ему следовало бы спросить ее…

…даже если они встречались только почти два года.

Потому что она не хочет идти туда.

Действительно, что это я? Я прошу слишком много? Я так не думаю.

Но возможно. Возможно, исключая вопрос о школьном бале, для меня слишком много уже то, что я иду туда.

Я не знаю. Я полагаю, что я ничего не знаю. Джей Пи должно быть понял мое молчание прежде, чем сказать что-то неправильное. Потому что в конце он спросил:

– Подожди… Ты хочешь сказать, что я должен был спросить у тебя?

Я сказала

– Эм.

Потому что я не знала, что сказать! Часть меня говорила: "Да! Да, ты должен был спросить у меня!" Но другая часть говорила: "Что ты понимаешь, Миа? Не качай лодку. У тебя выпускной через десять дней. ДЕСЯТЬ ДНЕЙ. Позволь им идти".

Но с другой стороны, доктор Н. сказал мне начинать говорить правду. Сегодня я уже не соврала Тине. Я понимаю, что было бы прекрасно перестать врать бойфренду тоже. Итак…

– Было бы прекрасно, если бы ты спросил, – слышала ужас в собственном голосе.

Джей Пи странно себя повел.

Он рассмеялся!

Правда. Как будто это была самая смешная шутка, которую он когда-либо слышал.

– То есть как это? – спросил он.

Что это предположительно означает?

И у меня не было ни одной идеи, объясняющей это. Его слова немного звучали как слова сумасшедшего, что было Джея Пи нехарактерно. Правда, он не заставлял меня смотреть от начала до конца все фильмы Шона Пенна, его нового любимого актера-режиссера.

Я ничего не имею против Шона Пенна. Я даже не против его развода с Мадонной. Я имею в виду, мне все еще нравится Шайа ЛаБаф, хоть он и выбрал себе роль в фильме "Транформеры", который оказался фильмом про роботов.

Этот разговор. Он так же плох, как развод с Мадонной, если вы спросите меня, что я имею виду.

Однако это не значит, что Джей Пи сумасшедший. Даже если он смеется так, как сейчас.

– Я знаю, ты купил билеты, – сказала я, продолжая так, как будто я не подозреваю о его интересе. – Я верну тебе деньги за себя. Если ты не пойдешь с кем-нибудь другим.

– Миа! – Джей Пи вдруг перестал смеяться. – Я ни с кем, кроме тебя, идти не хочу! С кем, по-твоему, я должен пойти?

– Я не знаю, – ответила я. – Я просто предложила. Это и твой выпускной тоже. Ты должен был спросить у того, с кем ты идешь.

– Я и спрашиваю тебя, – сказал Джей Пи грохочущим голосом, которым он говорил иногда, когда чувствовал, что пора уходить, и когда я оставалась дома и занималась писательством. Только я ему не говорила, чем я занимаюсь, потому что он, конечно, не знает, что я пишу настоящую книгу, а не научный доклад к моему проекту.

– Ты спрашиваешь? – не поняла я, немного удивившись. – Ты меня прямо сейчас спрашиваешь?

– Ну, не в эту самую минуту, – сказал Джей Пи быстро. – Я понимаю, мне надо было пригласить тебя поромантичнее, через отдел приглашений. Я планировал это сделать. Скоро придет приглашение.

Я признаюсь, мое сердце забилось чаще, когда я это услышала. И не от счастья, но, тем не менее, он такой милый. Но в другом он не так мил. Потому что, честно, я не думаю, что он пригласил бы меня на школьный бал, если бы там были сухой цыпленок и плохая музыка Валдорф на все медленные песни.

– Эм, – протянула я. – Ты не собирался делать чего-то такого, что смутит меня перед всей школой, не так ли?

– Нет, – сказал Джей Пи прежним голосом. – О чем ты говоришь?

– Ну, – сказала я . Я знаю, это, возможно, звучит ненормально, но я скажу это. Я быстро это скажу. – Я однажды видела фильм "Lifetime" , где парень облачился в доспехи и на белом коне поскакал к офису своей девушки делать ей предложение. Ты знаешь, почему он захотел быть рыцарем в золотых доспехах? Ты не собираешься скакать верхом на белом коне в доспехах вокруг школы Альберта Энштейна и просить меня пойти на школьный бал, не так ли? Потому что это действительно уже перейдет все рамки. О, и этот парень не смог найти белого коня, поэтому покрасил коричневого в белый, что очень жестоко по отношению к животному, белая краска испачкала его джинсы и, когда он слез коня и встал на колени, чтобы сделать ей предложение, он выглядел реально бестолково…

– Миа, – сказал Джей Пи, раздраженным голосом. За который, я думаю, я его не осуждаю. – Я не собирался в доспехах ехать верхом на разукрашенном коне к школе Альберта Энштейна, чтобы просить тебя пойти на школьный бал. Я думаю, я смогу придумать что-то более романтичное, чем это.

Однако, по некоторым причинам от этого утверждения мне не стало легче.

– Ты знаешь, Джей Пи, – сказала я, – школьный бал – это довольно банально. Я имею в виду, это танцевать только под Валдорф. Мы можем сделать это в любое другое время.

– Но не со всеми нашими друзьями, – заметил Джей Пи. – Сейчас мы все выпускаемся и разъедемся по разным колледжам, и возможно, никогда не увидим всех нас вместе.

– Но мы это сделаем, – напомнила я ему, – на моем дне рождении на Королевской яхте Дженовии ночью в понедельник.

– Правда, – возразил Джей Пи, – это будет не то же самое. Все твои родственники будут там. И потом мы не сможем остаться одни.

О чем это он говорит?

О… прекрасно. Папарацци.

Вау. Джей Пи действительно хочет пойти на школьный бал. И совершить ещё кое-какие дела после выпускного.

Я не могу винить его. Это последний вечер, на котором мы будем присутствовать как ученики школы Альберта Энштейна, кроме выпускного, который администрация школы тщательно продумает в течении следующих дней, что бы избежать того, что было в прошлом году, когда в клубе центра города несколько старшеклассников были настолько пьяны, что их забрали в Св. Винсент из-за алкогольного отравления, и после надписи в Вашингтонском парке "Оружия массового поражения у меня во влагалище". Директриса Гупта, кажется, чувствует, что люди знают, что у них выпускной в следующие дни, и руководство не позволит выпускникам опьянеть в этом году.

Итак, я сказала:

– О'кей. Я буду с нетерпением ждать приглашения. Потом я подумала, что хорошо бы сменить тему, а то мы были немного раздражены друг на друга. – Как прошла репетиция?

Потом Джей Пи начал жаловаться на Стейси Чизмен, на то, что она не может запомнить строчки своих слов на пять минут, до тех пор, пока я не сказала, что мне надо спуститься вниз, потому что пришла доставка пиццы. Но это была ложь (Большая Ложь Миа Термополис Номер Четыре), потому что доставка пиццы на самом деле не пришла.

Если честно, я боюсь. Я знаю, он не собирается в доспехах ехать верхом на коне, выкрашенным в белый цвет, потому что он сказал, что не будет этого делать.

Но он может сделать что-то в равной степени меня смущающее.

Я люблю Джея Пи – и знаю, я это уже писала, но я это только написала. Я не люблю его так, как я любила Майкла, это правда, но все же я люблю его. Джей Пи и я очень похожи, мы оба любим писать, мы ровесники, и бабушка тоже его любит, и большая часть моих друзей (исключая Бориса, по некоторым причинам).

Но иногда я желаю… О мой Бог, я не могу поверить, что пишу это – но иногда…

Хорошо, боюсь, моя мама была права. Она одна отметила тот факт, что если я скажу, что хочу что-то сделать, Джей Пи всегда захочет сделать это тоже. И если я скажу, что не хочу делать что-то, он согласиться со мной и не захочет этого делать.

Факт, временами он не соглашается со мной, тогда я использую это, что бы сказать ему, что не пойду с ним обратно домой, когда я работаю над книгой.

Но это бывало только потому, что он хотел быть со мной. Это так романтично, правда. Все девочки так сказали. Особенно Тина, которая знает, что говорит. Я имею в виду, какой девушке не понравится бойфренд, который хочет быть с ней все время и всегда делает то, что она захочет?

Мама одна отметила это и попросила меня не сходить с ума. И когда я спросила, что она имеет в виду, она сказала: "Будь хамелеоном. Его вид – собственное чувство индивидуальности, или это только твоя неконфликтность?"

Тогда мы сильно заспорили об этом. До такой крайности даже не доходят терапии с доктором Н.

После этого она обещала держать при себе своё мнение о моей личной жизни, с тех пор я отметила, что никогда не буду упоминать, что я думала про её личную жизнь. (Хотя, и это правда, мне нравится мистер Джанини. Без него не было бы Рокки.)

Я никогда не говорила с другими о Джее Пи. Не считая доктора Н., и, конечно, маму.

Одна вещь, возможно, сделает мою маму счастливой. Но других… хорошо, во всяком случае, никакие взаимоотношения не могут быть идеальными. Посмотрите на Тину и Бориса. Он все еще заправляет свой свитер в брюки, несмотря на ее повторяющие просьбы не делать этого. Но они счастливы вместе. И мистер Джанини храпит, но мама решила эту проблему, надевая затычки в уши и использую белую шумящую машинку.

Я сталкиваюсь с таким фактом, что моему бойфренду нравится делать то, что я делаю, и ему хочется делать то, что я делаю постоянно.

Это другие думают, что наши отношения идеальны, но я так не считаю.

Вот сейчас действительно доставили пиццу.


28 апреля, пятница, полночь, мансарда.

Окей. Дыши глубоко. Успокойся. Все будет хорошо.

Все прекрасно. Я уверена в этом! Больше, чем уверена. 100 % все будет прекрасно -

Мой бог. Кого я обманываю? Все рухнуло!

Итак, семья встречалась не только для выборов и папа придрался ко мне с вопросом, в какой колледж я буду поступать – другими словами; Это была катастрофа.

Все началось с того, что папа попытался дать мне конечный срок: день Выборов. До этого дня Выборов (также я должна знать насчет школьного бала) я решаю, где мне учиться следующие четыре года моей жизни.

Затем я должна принять решение.

Папе следует побеспокоится о более важных вещах, с Рене его рейтинг в выборах падает.

Бабушка, конечно, была на конференции, и за нее проголосовало 2 %. (Она хочет, чтобы я пошла к Саре Лауренс. Потому что когда-то она приходила к ней, в ее времена продвинутых колготок, когда она вместо колледжа вышла замуж за дедушку). Мы все пытаемся игнорировать ее, по совету врача-терапевта, но это невозможно благодаря Рокки, потому что по каким-то причинам он любить бабушку, даже хотя бы из-за ее противного голоса (вопрос: ПОЧЕМУ?), он подбегает к телефону и пронзительно кричит, "Бабуфка, бабуфка, ты скоро придешь? Крепко поцелуешь Вокки?"

Можете себе представить как он хочет оказаться рядом с ней? А она даже технично не хочет иметь с ним отношения (счастливый ребенок).

Во всяком случае, да. Самая большая встреча – или не самая – начнется. Мне следует решить, куда я пойду учится после школы за 8 дней.

Спасибо, ребята! Никакого давления!

Папа говорит, он не беспокоится о том, куда я пойду, лишь бы я была счастлива. Но он уверен, что если я не пойду учится к Иви или Саре Лоуренс или одной из Семи Сестер, я могу совершить харакири.

"Почему ты не идешь в Йол?" продолжал он. "Джей Пи хочет поступить туда? Ты можешь пойти с ним."

Конечно Джей Пи хочет туда поступить, потому что там есть фантастический драм кружок.

А я не могу поступить в Йол . Он очень далеко от Манхеттена. Что, если что-нибудь случиться с Рокки или с Толсьым Луи – пожар или разрушится здание? – как я смогу вернуться сюда так быстро?

Кроме того, Джей Пи думает, что мне следует поступать в университет Дженовии, и сам уже собирался поступать туда вместе со мной. Хотя университет Дженовии не имеет драм кружка, я объяснила ему, что поступая туда, мы не сможем дальше продолжать свою карьеру, учась в аспирантуре. Он сказал, что это не так важно как то, что мы можем быть вместе.

Я думаю, это действительно не так уж важно, особенно с тех пор, как его отец его продюсирует.

Но во всяком случае, ни о чем об этом я не волнуюсь. А вот что случиться после тюрьмы.

Это было после того, как бабушка рассказала мне о списке приглашенных на мою вечеринку – и сказала мистеру Джанини, "Ваша племянница и племянник будут присутствовать? Потому что вы знаете, тогда мне придется искать еще комнату для Бэкхемов" – и затем в конце она повесила трубку и папа сказал, "Я думаю, вам следует сейчас поговорить с ней", и мама сказала, "Действительно, Филипп, только ты будешь немного огорчен, но ты можешь сам с ней поговорить", и папа сказал, "Я тоже член этой семьи, и я хочу быть здесь и поддержать ее, даже если не могу присутствовать здесь во плоти", и мама сказала "Ну, если ты настаиваешь" и она встала и вышла из комнаты.

Я начинала немного нервничать, "Что случилось?"

И мистер Джанини сказал, "О, ничего. Твой отец прислал по и-мейл что-то, что он видел по СНН"

"И я хочу, чтобы ты тоже увидела, Миа", сказал папа через телефон "перед тем как кто-то скажет тебе об этом в школе"

Мое сердце упало, потому что я представила, что еще мог вытворить Рене, что бы больше туристов приезжало в Дженовию. Может быть, он собирается здесь открыть Хард Рок кафе, и пытается пригласить Клей Экен на открытие.

Только это было не про это. Когда мама вернулась из своей комнаты с распечаткой папиного и-мейл, я увидела, что это было вовсе не про Рене.

Вот, что это было:

Нью-Йорк: Робот-рука – это будущее хирургии, а точнее, дублер кардиоруки – это революция в области кардиохирургии. Ее создатель – Майкл Московитц, 21 года, из Манхеттена, – очень богатый человек.

Его изобретение – хирургический робот – было создано вместе с передовыми технологиями. Московитц был два года в командировке в Японии, где с японскими учеными конструировал кардиоруку для его маленькой фирмы, Хирургии Павлов.

Акции Хирургии Павлов, хай-тек компании Московитца, продающей руки робота в США, составляют около 500 процентов за последний год. Аналитики предсказывают, что они еще вырастут.

Вот почему спрос на продукцию Московитца растет, и скоро его маленькая компания будет имеет весь рынок акций.

Хирургическая рука, которая на расстоянии контролируется хирургом, была одобрена администрацией здравоохранения в прошлом году.

Кардиорука позволяет более точно и без вмешательства традиционными хирургическими инструментами прооперировать больного благодаря маленькой камере, вставляемой в тело во время операции. Больной значительно быстрее восстанавливается после операции кардиорукой, чем после традиционной операции.

"Только работая с кардиорукой, ты манипулируешь ей, визуализируя.", сказал доктор Артур Уорд, глава кардиологического отдела Колумбийского Медицинского университета.

Существует уже 50 госпиталей, работающих с кардиорукой, и ожидается еще сотни, но цена кардиоруки от 1 миллиона до 1,5 миллиона $, система не может быть дешевой. Московитц пожертвовал несколько Кардиорук в детские общественные госпитали, и пожертвует еще один в медицинский центр Колумбийского университета.

"Это прекрасное, уникальное изобретение, – сказал Уард. – Среди роботов кардиорука является лидером. Московитц сделал действительно что-то экстраординарное в хирургической медицине".

!!!!!!!!!!!

Вау. Бывшая подружка всегда узнает все последней.

Но, что бы это ни было, это ничего не меняет.

Я имею в виду, и что? Майкл – гений, получивший всемирное признание, то, чего он хотел получить. Он заслужил все эти деньги и аплодисменты. Но действительно много работал. Я знаю, он хотел спасать детские жизни, что он сейчас и делает.

Я только… Я только, думаю…

Хорошо, только я не могу поверить, что он не сказал мне!

С другой стороны, что бы он написал в своем и-мейле? "О, между прочим, мой хирургический робот имеет большой успех, спасает жизни народов и акции моей компании раскупаются на Уол Стрит".

О, нет, это было бы очень нескромно.

Но, во всяком случае, я прекратила переписку с ним, когда он попросил меня дать почитать мой проект. Все что я знаю, так это то, что он, может быть, упоминал, что его кардиорука стоит 1,5 миллиона долларов и владеет рынком.

Или "Я вернусь в Америку и пожертвую мою кардиоруку медицинскому центру Колумбийского университета, и, может быть, я увижу тебя."

Я не давала ему никакого шанса, была невежливой, не писала ему с того последнего времени, когда мы переписывались.

И еще я знаю, что Майкл приезжал в Америку через некоторое время после того, как мы расстались, что бы навестить свою семью. Почему он не упомянул мне об этом? Почему мы не могли встретиться вместе за чашечкой кофе или еще как-нибудь? Но мы же расстались.

И, у меня уже есть бойфренд.

Только… В статье сказано, что Майкл Московитц, 21 года, из Манхеттена. Не из Тсукубы, Японии.

Итак. Он, очевидно, живет здесь. Он попросил дать почитать мой проект и он здесь.

Я в панике.

Я имею в виду, когда он был в Японии, и спросил у меня про мой проект, я могла лишь написать "О, я пришлю тебе его, ты его получил? Нет? Это очень странно. Давай я пришлю его попозже".

Но сейчас, если я увижу его, то он спросит…


Боже мой. Что же мне делать?????

Стоп… Он же не захотел увидеть меня! Ведь он здесь, так? И он позвонил? Нет.

Написал имейл? Нет.

Конечно… Я же единственная должна слать ему имейлы. Он, следуя этикету, ждет мое ответное письмо. Что он должен думать? Ведь я перестала с ним общаться, с тех пор как он захотел прочитать мою книгу. Он может подумать, что я самая настоящая тварь, как сказала бы Лана. Он сделал самое милое предложение – такое, о котором мой парень никогда, кстати, и не упоминал – и я совершенно не знаю, что мне делать…..

Боже, а как вспомню то странное желание нюхать его шею все время. Такое ощущение, что, если я не понюхаю его шею, то не смогу чувствовать себя счастливой или спокойной, или что-то в этом роде. Это было так… придурковато, как сказала бы Лана.

Это естественно… потому что, насколько я помню, Майкл всегда пах лучше Джей Пи, который все еще пахнет химчисткой. Я попробовала купить ему одеколон на день рождения, как предложила Лана…

Это не сработало. Он его использует, но пахнет просто одеколоном. Поверх легкого запаха химчистки.

Я просто не могу поверить, что Майкл вернулся, и я даже не знала об этом! Я так рада, что папа сказал мне! Я могла встретиться с ним в Bigelow или Forbidden Planet, без предупреждения о его возвращении. И тогда я обязательно сделала бы что-нибудь невероятно глупое, увидев его. Например, описалась. Или выпалила бы: " Ты выглядишь потрясающе!"

Предполагая, что он выглядит потрясающее, я думаю, что это действительно так. Это было бы ужасно (хотя описаться было бы хуже всего).

Нет, в общем-то, появившись в любом месте и наткнувшись на него без макияжа и приличной прически было бы гораздо хуже… правда, я должна сказать, что мои волосы выглядят как никогда хорошо, после того как они отросли и с ними поработал Паоло. И сейчас у меня довольно симпатичная прическа, а волосы я могу заправлять за уши, придать им сексуальный вид или же завязать в резинку. Даже teenSTYLE подтвердил это в своей ежегодной колонке Hot and Not (Я оказалась в колонке Hot вместо Not. Я видела в Ланином журнале)

Чего не произойдет, потому что папа, конечно, сказал мне о приезде Майкла (так что я могу быть уверена в том, что я выгляжу модно, если вдруг случайно встречу своего бывшего)

Папа сказал, что сообщил мне об этом, чтобы папарацци не застали меня врасплох без телохранителя.

А после того как появился этот пресс-релиз, это вполне могло произойти.

И не было ни какой потребности в том, чтобы пресс-офис Дженовии составлял мне речь – что я очень счастлива за М. Московитца и так рада, что он не стоит на месте, также как и я. Я могу и сама составить комментарий для прессы, огромное вам спасибо.

Все в порядке. Он возвращается на Манхеттен, и со мной все хорошо. Даже более чем хорошо. Я счастлива за него. Он, скорее всего, забыл обо мне, но не настолько, чтобы попросить прочитать мою книгу. Вернее, выпускную работу. Я уверена, что теперь, когда он создал робот-манипулятор и владеет миллиардами, глупая переписка с выпускницей, с которой он раньше встречался, волнует его меньше всего.

Если честно, мне все равно, увижу ли я его снова. У меня есть парень. Самый замечательный парень, который даже сейчас придумывает, как бы поромантичнее пригласить меня на выпускной бал. И не будет перекрашивать коричневую лошадь в белую. Возможно.

Я ложусь спать, и я собираюсь спать, а НЕ лежать полночи и думать о том, как Майкл приедет на Манхеттен и будет просить прочитать мою книгу.

Не собираюсь.


Пятница, 28 апреля, домашняя комната.

Черт, я чувствую себя ужасно и страшно выгляжу. Я не спала всю ночь, волнуясь из-за приезда Майкла!

И, пропустила собрание "Атома" сегодня утром перед школой, сделав все еще хуже. Я знаю, доктор Н. точно не одобрил бы это, потому что храбрая женщина, такая как Элеонора Рузвельт, не исчезнет.

Но этим утром я не чувствую себя Элеонорой Рузвельт. Я просто не знаю, собирается ли Лилли назначить кого-нибудь, чтобы написать о том, что Майкл дарит Медицинскому центру Колумбийского университета одного из Роботов-Манипуляторов. Кажется, да. Он же выпускник СШАЭ. То, что выпускник СШАЭ изобрел нечто такое, что спасает детям жизни, а затем дарит это местному университету действительно новость….

Я не смогла избежать написания статьи в прошлом выпуске. Лилли не настраивает меня против себя – мы вообще не пересекаемся.

Но она, наверное, это сделала просто из-за ее извращенного понятия иронии.

И я не хочу видеть Майкла. Вернее, не как корреспондент школьной газеты, пишущий о его блестящем возвращении. Это может убить меня.

К тому же, что если он спросит меня о моей выпускной работе?????

Я знаю, маловероятно, что он помнит. Но такое могло бы произойти.

Кроме того, мои волосы сзади снова ужасно выглядят. Фитодефризант больше на них не действует.

Нет, в следующий раз, когда я увижу Майкла, я хочу, чтобы мои волосы хорошо выглядели, а также хочу быть издаваемым автором.

О, пожалуйста, Боже, сделай так, чтобы эти два моих желания сбылись!

И я знаю, что уже помогла маленькой европейской стране приобрести демократию. И это значительное достижение. Нелепо, конечно, то, что я буду издаваемым автором в восемнадцать лет (а так как у меня остается приблизительно три дня, абсолютно нереальная задача)

Но я так трудилась над той книжкой! Я потратила на нее почти два года своей жизни. То есть, сначала мне нужно было провести кое-какие исследования. Я должна была прочитать, например, пять сотен любовных романов, чтобы узнать, как написать один самой.

Затем, я должна была прочитать пять миллиардов книг по средневековой Англии, чтобы я смогла узнать об образе жизни и разговорах тех времен и все такое.

Ну, и, конечно, я должна была написать его.

И я знаю, что один исторический любовный роман не сможет изменить мир.

Но будет так замечательно, если читая его, люди смогут испытать такое же счастье, как и я, пока писала его.

О, Боже, почему я все время об этом думаю, если мне абсолютно все равно? У меня уже есть замечательный парень, который постоянно говорит, что любит меня и все время гуляет со мной и, как все во всей вселенной говорят, он идеально мне подходит.

Ну, хорошо, он забыл пригласить меня на выпускной. И есть еще кое-что.

Но я в любом случае не хочу идти на бал, потому что он для детей, а я уже не ребёнок. Мне будет восемнадцать через три дня, что значит я скоро официально стану взрослой…

Ладно, мне нужно взять себя в руки.

Возможно, Ханс может принести мне еще одно кофе-латте. Хотя папа говорит, что я должна перестать посылать шофера выполнять личные поручения. Но что же еще я должна делать? Ларс наотрез отказывается выйти и принести мне горячий кофе с пенкой, хотя я уже ему объясняла, что маловероятно то, что меня украдут, пока он сходит в Старбакс.

Пока что никто не упоминал о роботе-манипуляторе, а я уже видела Тину, Шамику, Перин и, конечно, Джея Пи.

Может об этом нигде не упоминается, кроме как на CNN.com.

Господи, пожалуйста, лишь бы так и было.


Пятница, 28 апреля, площадка на третьем этаже.

Я только что получила сообщение от Тины, чтобы я быстро взяла пропуск в туалет и встретила ее там!

Я не могу себе представить, что произошло!

Должно было произойти что-то серьезное, потому что в последнее время мы не пропускали уроки, учитывая то, что все мы поступаем в этом году в колледж, и, в общем-то, у нас больше нет причин посещать занятия, кроме как чтобы обсуждать какие туфли наденем на выпускной.

Я надеюсь, она не поссорилась с Борисом. Они такая прелестная пара. Он иногда действует мне на нервы, но, должна сказать, он просто обожает Тину. И он так мило пригласил ее пойти с ним на бал, подарив ей билет на бал с полураспустившейся красной розой и коробочку от Тиффани, привязанную к ней.

Да! Он даже не был от Kay Jewelers, Тинин любимый. Борис решил купить что-то другое. (Молодец. Её преданность Kay Jewelers начинала надоедать.)

И внутри коробочки была еще одна, бархатная для колец. (Тина сказала, что у нее сердцебиение ускорилось, когда она ее увидела)

А в ней было самое прекрасное изумрудное кольцо (кольцо обещания, а не обручальное кольцо, Борис поспешил убедить ее). На ободке кольца были переплетенные инициалы Тины и Бориса, и дата выпускного.

Тина сказала, что она была так взволнована, что у нее сердце выпрыгнуло бы из груди, если бы такое было возможно. В понедельник она пришла в школу и показала всем нам кольцо. (Борис подарил ей его в ресторане Per Se, в самом дорогом ресторане города. Он мог его позволить, потому что недавно он записал альбом, прямо как его кумир Джошуа Белл. После этого он не стал надменным. Особенно после того, как он получил предложение сыграть на концерте в Carnegie Hall на следующей неделе, что и будет его выпускным проектом. Мы все приглашены. Джей Пи и я идем туда на свидание. Правда, я возьму с собой iPod. Я все уже слышала около 9 миллионов раз, когда Борис репетировал в закрытой коморке в классе Талантливых и Одаренных. Если честно, не думаю, что кто-нибудь захочет платить деньги, чтобы послушать его, но какая разница.)

Папа Тины не был в восторге из-за кольца. Ему больше понравился кусок бифштекса, который Борис отправил ему. (Это было моим предложением. Так что Борис у меня в долгу.)

Возможно мистер Хаким Баба даже свыкнется с мыслью, что Борис однажды станет членом его семьи. (Бедный. Мне так его жаль. Ему придется все время слушать сопение, сидя с дочкой и ее парнем за столом)

О, а вот и она…она не плачет, хотя возможно так и есть…


Пятница, 28 апреля, тригонометрия.

Так. Хорошо. Разговор был не о Борисе.

А о Майкле.

Я должна была догадаться

Телефон Тины настроен так, чтобы получать все новости обо мне с Google. И этим утром она получила одну, когда Нью-Йорк пост опубликовал статью о подарке Майкла Медицинскому центру Колумбийского университета (и только потому, что это Нью-Йорк пост, а не международные новости бизнеса CNN, главным в статье было то, что Майкл раньше встречался со мной).

Тина такая милая. Она хотела, чтобы я узнала, что он вернулся, прежде чем мне сказал бы кто-нибудь другой. Она боялась, что я могла услышать об этом от журналистов, также как это было с папой.

Я ей сказала, что мне уже все известно.

И это было ошибкой.

"Ты знала? – закричала Тина. – И ты ничего мне сказала сразу? Как ты могла?"

Видите? Я не могла ничего поделать. Все время, если я говорю правду, то попадаю в неприятность!

"Я сама только недавно узнала, – уверила я ее. – Прошлым вечером. И со мной все в порядке. Правда. С Майклом все кончено. Теперь я с Джеем Пи. И это так здорово, что Майкл вернулся".

Господи, я такая лгунья.

И даже не очень хорошая. По крайней мере, в этом. Потому что Тина не выглядела убежденной.

"И он тебе ничего не сказал?- потребовала Тина. – Майкл, что, ничего не сказал о том, что возвращается, ни в одном из писем?"

Конечно же, я не могла ей рассказать правду. О том, что Майкл попросил прочитать мой проект, и что я из-за этого так переживаю, что перестала с ним переписываться.

Потому что Тина начала бы спрашивать, почему я из-за этого так беспокоюсь. И тогда я должна буду объяснить, что мой проект – любовный роман, который я пытаюсь опубликовать.

И я просто не готова услышать мнение Тины. Не говоря о том, что она попросит прочитать эту книжку.

А когда она дойдет до постельной сцены – ладно, сцен – то просто взорвется.

"Нет", – вместо этого всего я просто ответила на ее вопрос.

"Это как-то странно, – уныло сказала Тина. – Ведь вы друзья сейчас. Во всяком случае, ты все не перестаешь твердить мне об этом. Друзья рассказывают друг другу, если вдруг один из них возвращается в ту же страну, тот же город, в котором находится второй. И то, что он ничего не сказал должно что-то означать".

"Нет, не должно, – сказала я быстро. – Это, наверное, случилось очень неожиданно. У него просто не было времени, чтобы рассказать мне…"

"Чтобы отправить тебе сообщение? "Миа, я возвращаюсь на Манхеттен" Как много времени это должно занять? Нет. – Тина покачала головой, ее длинные волосы раскачивались за ее плечами. – Здесь что-то другое. – Она сузила глаза. – И, похоже, я знаю, в чем дело".

Я так люблю Тину, и буду сильно скучать по ней, когда уеду в колледж. (Я ни за что не пойду в Нью-Йоркский университет с ней, хотя я туда поступила. Мне кажется, что мне там будет сложно. Тина хочет быть грудным хирургом, так что вероятность того, что мы встретимся, включая ее дополнительные занятия, которые она будет посещать, почти равна нулю)

Но мне не хотелось бы услышать еще одну её идиотскую теорию. Правда, иногда она бывает права. Она же верно сказала про то, что Джей Пи меня любит.

Но мне все равно, что она хочет сказать о Майкле – я не хочу этого слышать. Так не хочу, что я закрыла ее рот своей рукой.

"Нет", – сказала я.

Тина уставилась на меня своими большими карими глазами, очень удивленно глядя.

"Что?" – кое-как сказала она из-за моей руки.

"Не говори этого, – сказала я. – Все, что ты собираешься сказать".

"В этом нет ничего плохого", – сказала Тина в мою ладонь.

"Мне все равно, – сказала я. – Я не хочу этого слышать. Ты обещаешь не говорить?"

Тина кивнула. Я опустила руку.

"Тебе нужна салфетка?" – спросила Тина, кивая на мою руку. Потому что мои пальцы, конечно же, были покрыты блеском для губ.

Теперь была моя очередь кивать. Тина передала мне салфетку из сумочки. Я вытерла руку, невольно признавая тот факт, что Тина посмотрела так, как будто буквально умирала рассказать мне от того, что хотела мне сказать.

Ну ладно, никто на самом деле не умирает. Это метафорически.

Наконец Тина сказала: "Так. Что ты собираешься делать?"

"Что ты имеешь в виду? – спросила я. Я никак не могла избавиться от ощущения обреченности … не такого, которое я чувствовала думая о предстоящем приглашении Джея Пи на вечеринку. Ну, я думаю, что это было ощущение не столько обреченности, сколько страха. – Я не собираюсь ничего делать".

"Но, Миа… – Тина, казалось, подбирает слова с большой осторожностью. – Я знаю, что вы с Джеем Пи совершенно счастливы. Но неужели тебе ни капельки не хочется увидеть Майкла? После всего этого времени?"

К счастью, позвонили, и нам пришлось схватить наши вещи и "сматываться", как любит говорить Рокки. (Я понятия не имею, где он взял слово "улепётывать", тем более "бегуны", как он называет свои кроссовки. Боже, как это я собираюсь уйти в колледж, целых четыре года и пропустить все этапы его развития … не говоря уже о его остроумии? Я знаю, что буду возвращаться на те праздники, которые не буду проводить в Дженовии, но это не будет уже совсем не то!)

Так что я уже не должна отвечать на вопрос Тины.

А сейчас я хотела бы заставить Тину прекратить рассказывать мне свою теорию. Я имею в виду, что моё сердце стало биться медленнее. (В подъезде оно колотилось по некоторым причинам. Я понятия не имею, почему).

Бьюсь об заклад, что бы ни было, это заставило бы меня смеяться.

Ох, хорошо. Я попрошу её об этом позже.

Или нет.

На самом деле, наверное, нет.


Пятница, 28 Апреля, Класс Талантливых и Одарённых.

Ладно. Они сошли с ума.

Я думаю, что в любом случае, некоторые из них (Лана, Триша, Шамика, и Тина) не хотели идти так далеко.

Но я думаю, что они по-новому посмотрели на слово "выпускник".

Так что, когда мы с Тиной в коридоре перед обедом столкнулись с Ланой, Тришей, и Шамикой, Тина закричала, перекрикивая всех: "Разве вы, ребята, не слышали? Майкл вернулся! И его манипулятор пользуется огромным успехом! И он миллионер!"

Лана и Триша, как можно было бы предсказать, так взорвались криками, что я могу поклясться – побились стёкла на всех пожарных вышках поблизости. Шамика была более сдержанной, но даже у неё выражение глаз стало сумасшедшим. Потом, когда мы вошли в очередь за йогуртами и салатами (ну, эти ребята, они все пытаются сбросить пять фунтов до выпускного вечера. А я взяла гамбургер с индюшкой), Тина начала рассказывать о подарке Майкла – кардиоруки Колумбийскому Университетскому Медицинскому Цетру, и пришла Лана: "О Боже, когда это, завтра? Мы так собираемся."


"Ооо, – сказала я и почувствовала, как к горлу подбирается комок. – Нет, мы не идём".

""Серьезно, – сказала Триша, соглашаясь со мной. (Я могла бы поцеловать ее.) – У меня абонемент в солярий. Мне нужно получить золотой цвет до вечеринки на следующих выходных. Вы же знаете, какая я белая".

"Всё, – вздохнула Лана, выбирая всем нам диетические напитки. – Ты можешь и потом загорать".

"Но мы уже получили приглашение от Миа на вечеринку в понедельник, – возразила Триша. – Туда собирается идти много знаменитостей. Я не хочу выглядеть пастообразной перед звездами".

"У Триши действительно стоящие приоритеты, – кивнула я. – Мало того, что выглядеть пастообразно перед знаменитостями, так ещё и встретиться с моим экс-бойфрендом".

"Я не хочу встречаться с Майклом, – сказала Шамика. – Но я согласна с Ланой, что мы должны, по крайней мере, проверить это событие. Я хочу посмотреть, как выглядит Майкл. Тебе разве не любопытно, Миа?"

"Нет, – твердо сказала я. – И, кроме того, я уверена, что мы не сможем получить приглашение. Это, скорее всего, закрыто для всех, кроме приглашенных гостей и прессы".

"О, это не проблема, – сказала Лана. – Ты можешь нам раздобыть приглашения. Ты же принцесса! И, кроме того, даже если ты не сможешь – можно рассчитывать на сотрудников "Атома" и получить нам пресс-пропуска. Просто попроси Лилли".

Подняв со стола мой поднос с обедом, я выстрелила в неё саркастическим взглядом. Прошла секунда или две, чтобы Лана поняла, что она сказала. И тогда, она, наконец, закатила глаза: "Ох. Да. Он ее брат. И она действительно была сумасшедшая, когда ты бросила его в прошлом году, или что-то вроде этого. Правильно?"

"Давайте просто прекратим это", – ответила я. Клянусь, я больше даже не была голодна. Мой гамбургер с индюшкой, лежа на своей тарелке передо мной, выглядел совершенно невкусным. Я думала о том, что придётся его выбросить. Если бы когда-нибудь был день, когда я могла бы обратиться к острой говядине, это было бы похоже на сегодня.

"А твоя младшая сестра Гретхен не пишет в этом году для "Атома?"" – спросила Шамика Лану.

Лана посмотрела на свою сестрёнку Гретхен, которая сидела с другими болельщицами за столом у двери.

"Ооо, – сказала Лана. – Отличная идея. Она такая смешная, когда пытается получить внешкольную работу для колледжа, ей надо будет быть на встрече "Атома" этим утром, я уверена. Позволь мне узнать, может ли она помочь нам с историей с Майклом".

Я могла бы зарезать их обоих.

"Я сейчас собираюсь пойти и сесть, – проговорила я, скрипя зубами, – с моим бойфрендом. Вы, ребята, можете сесть со мной, но я не хочу чтобы вы говорили об этом. Прямо перед моим парнем. Вы понимаете? Хорошо".

Я задержала свой взгляд на Джее Пи, который пробирался через кафетерий к нашему столу, стараясь не глядеть в направлении Ланы. Джей Пи, беседуя с Борисом, Перин и Линг Су, заметил, что я иду, поднял глаза и улыбнулся. Я улыбнулась в ответ.

Тем не менее, уголком глаза, я успела увидеть, как Лана ударила свою сестру по затылку, схватила кошелёк Miu Miu и начала в нём копаться.

Чудесно. Это может означать только одно. У Гретхен были приглашения на завтрашний вечер.

"Как дела?" – спросил меня Джей Пи, когда я села.

"Отлично" – солгала я.

Большая Ложь Номер Девять Миа Термополис.

"Фантастика, – ответил Джей Пи. – Эй, я хотел кое-что спросить".

Я замерла, держа мою индюшку на полпути к моим губам. О Боже. Здесь? Сейчас? Он собирается пригласить меня на выпускной прямо в столовой, на виду у всех? Это и есть романтические идеи Джея Пи?

Нет, не может быть. Потому что Джей Пи до этого уже устроил для меня ужин в своей квартире, когда его родители уехали из города, он сделал всё так…свечи, джаз на стерео, вкусные феттучини Альфредо, шоколадный мусс на десерт. Парень разбирается в романтике.

И также он не стесняется Дня святого Валентина. Он подарил мне красивый медальон в виде сердца (от "Тиффани", конечно) с нашими инициалами на первый день Святого Валентина и бриллиантовое колье путешествия (чтобы показать, насколько далеко мы уже от нашего первого поцелуя вне моего дома) на второй.

Конечно, он не собирается приглашать меня на выпускной вечер, когда я кусаю мою индюшку в кафетерии.

Потом опять… Он думал, что вообще не должен приглашать меня на выпускной. Итак…

Тина, подслушивающая его вопрос, ставя поднос рядом с Борисом, ахнула.

‹…›

Французский: выпускной экзамен

Психология II: выпускной экзамен


Пятница, 28 Апрель, приёмная доктора Нуца.

Чудесно, я шла сюда на мой следующий из последних приёмов у психолога, и если кто-нибудь и должен был здесь сидеть, так точно не вдовствующая принцесса Дженовии собственной персоной.

Я хотела сказать "Что за …", но к счастью, удалось сдержаться в последнюю минуту.

"О, Амелия, вот ты где, – сказала она, как на последней встрече с чаепитием в Карлайле, или в любом другом случае. – Почему ты не перезвонила?"

Я просто смотрела на нее с ужасом.

"Бабушка, – сказала я. – Это моё лечение".

"Я знаю это, Амелия, – она улыбнулась в приемной, как будто извинялась за мой идиотизм. – Я не глупая, ты знаешь. Но как же еще я должна с тобой общаться, если ты не будешь отвечать мои звонки и отказываешься отвечать на мои имейлы, которые являются общим способом связи между молодыми людьми сегодня? Действительно, у меня не было выбора, кроме как выследить тебя здесь".

"Бабушка, – я серьёзно серьезно была вне себя от бешенства. – Если речь идет о моей вечеринке, я не отменю приглашение для моей собственной матери и отчима, чтобы освободить комнату для твоих друзей общества. Можете отменить приглашение Натана и Клэр, если хочешь, меня это не волнует. И я могу только добавить, что совершенно неуместно для тебя появляться на мой приём у врача, чтобы поговорить со мной об этом. Я понимаю, у нас были совместные сеансы терапии раньше, но это было запланировано заранее. Ты не можешь просто появляться здесь и ждать меня…"

"О, это, – бабушка сделала небольшие волнообразные движения в воздухе, сапфир на кольце от шаха Ирана заискрился, когда она сделала это. – Ну, пожалуйста. Виго решил трудности со списком приглашений. И не волнуйся о месте для твоей матери. Хотя я бы не сказала то же самое для её родителей. Я надеюсь, они будут наслаждаться видом вечеринки на палубе у руля. Нет, нет, я об Этом Мальчике".

Я не могла понять, о чём она говорит в первую очередь.

"Джей Пи?"

Она никогда не называла Джея Пи Этим Мальчиком.

Бабушка любит Джея Пи. Я имею в виду, серьезно любит его. Когда они вдвоём собираются, то говорят о старом Бродвее, который показывал то, что я даже никогда не слышала, пока я практически не утаскивала Джея Пи прочь. Бабушка более чем уверена, что могла сделать большую карьеру на сцене, если бы не выбрала женитьбу на дедушке и была принцессой маленькой европейской страны, вместо того, чтобы быть великой звездой Бродвея, а-ля та девушка, которая была звездой "Блондинки в законе", мюзикла. Только, конечно, в представлении бабушки, она была бы куда лучше её.

"Не Джон Пол, – сказала бабушка, шокированная этой мыслью. – Другой. И эта вещь… которую он изобрёл".

Майкл? Бабушка пригласила себя сюда на мой приём у врача, чтобы поговорить со мной о Майкле?

Хм, это тоже отлично. Спасибо, Виго. Он настроил её BlackBerry получать новости Google обо мне?

"Ты серьезно? – я клянусь, в данный момент я не знала, что происходило. Я действительно не могла посчитать дважды два. Я до сих пор думала, что она беспокоится о вечеринке. – Ты хочешь пригласить Майкла, теперь?

Ну, извини, бабушка, но нет. Просто потому, что он известный изобретатель миллионер – это не значит, что я хочу видеть его на моей вечеринке. Если ты пригласишь его, я клянусь, я…"

"Нет, Амелия", – бабушка протянула руку и схватила меня за запястье. Это не было одним из ее обычных жадных, алчных захватов. Это было как будто она хотела меня… ну, защитить.

Я была так удивлена, я и вправду опустилась на кожаный диван и смотрела на неё: "Что? Что происходит?"

"Рука, – сказала бабушка. Как нормальный человек, а не так, когда она просила меня не выставлять мизинец, когда я пила чай, и всё такое. – Манипулятор, который он сделал".

Я уставилась на неё.

"Что?"

"Нам нужна одна, – сказала она. – Для больницы. Ты должна заполучить нам одну".

Я моргнула еще удивлённее. Я подозревала, что бабушка могла потерять рассудок за…ну, то время, которое я знала её, конечно.


Но теперь стало ясно, она совсем слетела с катушек.


"Бабушка, – я осторожно нащупала пульс. – Ты принимала свои лекарства для сердца?"

"Не в подарок, – бабушка поспешила объяснить, говоря быстрее и больше, чем обычно. – Скажи ему, что мы заплатим. Но, Амелия, ты знаешь, если бы у нас было что-нибудь подобное в нашей больнице в Дженовии, мы бы ну… это было бы невероятное улучшение в медицинском обслуживании. Мы тогда сможем дать нашим гражданам такое невероятное лечение! Им не придётся ехать в Париж или Швейцарию для операции на сердце. Конечно, ты понимаешь, что…"

Я отдёрнула свою руку. Я вдруг поняла, что она не самая сумасшедшая. И не страдает от инсульта или сердечного приступа. Её пульс был сильным и равномерным.

"Боже мой! – я заплакала. – Бабушка!"

"Что? – бабушка с недоумением смотрела на мой порыв. – Что случилось? Я прошу тебя попросить Майкла одну из своих машин. Не подарить её. Я сказала, что мы готовы платить…"

"Но ты хочешь меня использовать мои отношения с ним, – плакала я, – потому что так папа сможет получить преимущество над Рене на выборах!"

Бабушки подняла нарисованные брови.

"Я не говорила ни слова о выборах! – заявила она своим властным голосом. – Но я подумала, Амелия, если бы ты пошла на это мероприятие в Колумбийском университете – завтра".

"Бабушка! – я вскочила с дивана. – Ты просто ужасна! Ты действительно думаешь, что народ Дженовии скорее проголосует за папу, потому что он сумел купить им кардиоруку, в отличие от Рене, который только смог пообещать им Эпплби?"

Бабушка посмотрела на меня.

"Ну, – начала она. – Да. Что бы ты предпочла? Доступную хирургию сердца или луковые палочки?"

"Палочки делает Outback, а не Эпплби! – едко ответила я ей. – И главное в демократии – то, что голоса никто не может купить!"

"О, Амелия! – коротко вздохнула бабушка. – Не будь наивной. Всех можно купить. И как бы ты себя чувствовала на моём месте, если на последнем визите к королевскему врачу он сказал мне, что состояние моего сердца очень серьёзно и возможно понадобится шунтирование?"

Я колебалась. Она выглядела совершенно искренней.

"П-правда?" – пробормотала я.

"Ну, – раздражилась бабушка, – пока нет. Но он сказал мне, что мне придется урезать до трех сайдкаров в неделю!"

Я должна была догадаться.

"Бабушка" – сказала я. "Прекрати. Сейчас же ".

Бабушка нахмурилась.

"Ты знаешь, Амелия – сказала она. – Если твой отец проиграет выборы, это убьет его. Я знаю, что он все равно Принц Дженовии и всё тому подобное, но он не будет править, и что тогда, барышня, это будет вина не его одного, а твоя собственная".

Я застонала, сорвавшись, и закричала: "Уйди!"

Что она и сделала, бормоча что-то Ларсу и портье, которые оба с удовольствием наблюдали за нашей беседой. Но если честно, я совсем не понимаю, что тут смешного.

Я думаю, что для бабушки использование экс-бойфренда, чтобы стать первым в списке ожидающих (если бы Майкл даже рассматривал такую возможность) и получить аппарат медицинского оборудования на миллион долларов – это совершенно обычная рутинная задача.

Но хотя у нас одни гены, во мне нет ничего от бабушки.

НИЧЕГО.


Пятница, 28 апреля, по дороге домой в лимузине из офиса доктора Нуца.

Доктор Н., как обычно, не сочувствовал моим проблемам. Казалось, он чувствует, что я несу их в себе.

Почему я не могу иметь приятного, нормального врача, который будет меня спрашивать: "А как вы к этому относитесь?" и прописывать мне лекарства от беспокойства, как все остальные с моей школы?

О, нет. Я должна иметь именно того единственного врача на всем Манхэттене, который не верит в психофармакологию. И который думает, что всё то кошмарное, что случается со мной (по крайней мере, в последнее время) – происходит по моей собственной вине из-за того, что я не честна сама с собой, со своими эмоциями.

"Как мог мой парень не пригласить меня на выпускной по моей вине из-за того, что я не честна перед своими чувствами?" – спросила я его.

"Когда он пригласит тебя, – сказал доктор Нуц, отвечая вопросом на вопрос, в классическом стиле психотерапевта – ты собираешься сказать "да"?"

"Ну, – замялась я, чувствуя себя неловко. (Да! Я достаточно честна с собой, чтобы признать, что я почувствовала себя неловко, пытаясь ответить на этот вопрос!) – Я действительно не хочу идти на выпускной".

"Я думаю, что ты ответила на свой вопрос" – сказал он, самодовольно поглядывая через блестящие стекла очков.

И что это должно значить? Как это мне поможет?

Я вам скажу: это не так.

И знаете что еще? Я просто хочу сказать:

Лечение больше не помогает.

О, не поймите меня неправильно. Был момент, когда это помогало, когда длинные бессвязные рассказы доктора Нуца о лошадях, которые у него были, действительно помогли мне выйти из моей депрессии, а как это поможет теперь, в этих проблемах с моим отцом и Дженовией и слухами о нем и нашей семье, после того как все узнали о декларации принцессы Амелии и всего этого вместе, не говоря уже о вопросе с колледжем и потере Майкла и Лилли и всем этим.

Может быть, потому что я больше не в депрессии и давление идёт извне (несколько), и он детский психолог, а я действительно не ребёнок больше – или не буду им после понедельника – я просто готова прервать всё это сейчас. Именно поэтому наша последний сеанс лечения – на следующей неделе.

По-любому.

Я пыталась спросить его, как я должна выбрать колледж, о воспитании бабушки, о том, как попросить Майкла продать одну из своих кардиорук для Дженовии до папиных выборов, и что было бы, если бы я просто рассказала людям правду об "Искуплении Моего Сердца".

Вместо того, чтобы предлагать конструктивные советы, Доктор Нуц начал рассказывать мне эту длинную историю о породистой лошади, которую он купил у диллера и назвал Сахарок, и каждому говорил, какая эта удивительная лошадь и он тоже знал, что это была удивительная лошадь. По документам.

Хотя на бумаге Сахарок была фантастической лошадкой, доктор Нуц просто не мог найти себе место в седле, и их поездки были совершенно неудобные, и в конечном счёте он был вынужден продать ее, поскольку она была настолько далека от Сахарка, что он начал избегать её и кататься вместо этого на других лошадях.

Серьёзно. Какое отношение имеет эта история ко мне?

Плюс, меня настолько бесят эти истории о лошадях, что я могу закричать.

И я до сих пор не знаю, в какой колледж я собираюсь идти, что я собираюсь делать с Джеем Пи (или Майклом), и как я собираюсь перестать врать каждому.

Может быть, мне следует просто сказать людям, что я хочу быть писательницей любовных романов. Я имею в виду, что я знаю: каждый смеётся над тем, кто пишет любовные романы (до тех пор, пока не прочитает романы). Но о чём я беспокоюсь? Каждый смеётся и над принцессами тоже. Я к этому уже почти привыкла.


Но…что если люди читают мою книгу и думают, что это обо… Я не знаю. Мне?

Потому что это не так. Я даже не знаю, как стрелять из лука и пускать стрелы (несмотря на неправдивые фильмы о моей жизни).


Кто бы назвал лошадь Сахарок? Это маленькое cliche, правда?


8 апреля, пятница, 19:00, мансарда.

Уважаемая миссис Делакруа!

Спасибо Вам за заявку. После тщательного рассмотрения оказалось, что "Искупление моего сердца" на данный момент нам не подходит.

С почтением, издательство Пембрук.

Опять отказ!

Серьёзно, неужели мир треснул? Как это никто не хочет опубликовать мой роман? Конечно, это не "Война и мир", но ведь есть книги и похуже. По крайней мере, в моей книге нет сексуальных роботов, шлёпающих друг друга. Возможно, если бы я вставила этих сексуальных роботов, кто-нибудь захотел бы издать мою книгу. Но я не могу вставить в сюжет сексуальных роботов. Слишком поздно, к тому же, это было бы не совсем исторически точно.

Хотя ладно.

У нас тут безумие с приготовлениями феерического дня рождения. Бабуля и дедуля останутся пока в отеле Трибека Гранд, и все усилия будут направлены на то, чтобы мама и мистер Дж. могли остаться тет-а-тет. Они отправляются на острова Эллис, Свободы, в Маленькую Италию, Гарлем, Музей Метрополитен, музей восковых фигур мадам Тюссо, музей "Хотите верьте, хотите нет!" Роберта Риплея, мир M amp;M's (последние три пара выбрала сама).

Конечно, они хотят погостить у меня и Рокки (больше у Рокки), но мама говорит: "О, у нас будет полно времени для этого". Они остаются только на три дня. Как они собираются за это время посетить все музеи и вечеринке, остаётся загадкой, отгадка которой известна лишь маме.

Мм, сообщение от Тины.

ЯлюРоманы: Итак, встречаемся на 168-ой улице завтра в 13:30, хотя церемония посвящения начинается в два часа дня. У нас будет куча времени, и мы сможем занять хорошие места, чтобы видеть Майкла вблизи.

Что мне сделать, чтобы эти девочки поняли, что я НЕ собираюсь идти туда?

ТлстЛуи: Звучит здорово.

"Звучит здорово" – это не ложь. Вернее, то, что сказала Тина, действительно кажется классным. Будет грустно, когда они все соберутся на углу 168-ой улицы и будут ждать. Но жизнь такая несправедливая штука.

ЯлюРоманы: Подожди… Миа, ты же придёшь, да?

Стоп. Как она догадалась????

ТлстЛуи: Нет. Я же говорила тебе, что не приду.


ЯлюРоманы: Миа, ты ДОЛЖНА прийти. Без тебя нет смысла! Разве тебе не интересно хоть немножко, как к тебе относится Майкл спустя такое количество времени? Любит ли он тебя до сих пор ПО-ПРЕЖНЕМУ?

ТлстЛуи: Тина, у меня уже есть парень, который любит меня и которого люблю я. И вообще, как я могу определить, любит ли он меня "ПО-ПРЕЖНЕМУ", просто увидев его на мероприятии?

ЯлюРоманы: Ты сможешь определить. Вы встретитесь глазами, и ты всё узнаешь. Что ты собираешься надеть????

К счастью, мне только что позвонил Джей Пи и сказал. Он прорепетировал весь день и хочет перехватить суши в "Голубой ленте". Пользуясь связями продюсера отца, он сумел заказать столик на двоих (а ведь это фактически невозможно в вечер пятницы). Он интересуется, могу ли я присоединиться к нему и помочь расправиться с хрустящей кожицей лосося и драконьими роллами.

Другой вариант обеда – оставшаяся с прошлой ночи пицца или двухдневная холодная лапша из "Нудл Сана".

Или я могла бы отправиться на недавно отремонтированную квартиру бабушки в Плазе, присоединиться к ней и Виго, чтобы за салатом планировать мою вечеринку.

Хммм, что же выбрать, что же выбрать? Это так сложно.

И да, Джей Пи может воспользоваться возможностью и пригласить на школьный бал… может, подсунет приглашение в раковину устрицы или положит в ролл и всё такое.

Но я готова рискнуть на это, лишь бы закончить эту беседу.

ТлстЛуи: Извини, Ти, я ухожу с Джеем Пи. Напишу тебе позже!


29 апреля, суббота, полночь, мансарда.

Оказалось, мне не нужно было сегодня вечером волноваться по поводу приглашения Джея Пи на школьный бал. Он был истощён репетициями и полностью разбит (всё время жаловался на Стейси), так что, очевидно, даже не думал об этом.

Затем, после обеда, у нас снова возникли проблемы. Это так странно, куда бы я ни пошла с Джеем Пи, нас всюду находят папарацци. Подобного никогда не случалось, когда я была на свидании с Майклом. Видимо, это и есть различие между встречами с обычным студентом колледжа (которым был в своё время Майкл) и с богатым сыном театрального продюсера. Так или иначе, когда мы вышли из "Голубой ленты", нас окружили папарацци. Я думала, что где-то показалась Дрю Бэрримор со своим последним парнем, и начала озираться по сторонам.

Но оказалось, что они хотели сфотографировать МЕНЯ. Сначала это было круто, только… ладно. Я как раз надела ботинки от Кристиана Люботина, так что чувствовала себя хорошо. Как говорит Лана: "Если на тебе Кристиан Люботин, с тобой не может произойти что-либо плохое" (неумно, но справедливо).

Но потом один из них крикнул: "Эй, принцесса, каково это знать, что Ваш отец проигрывает выборы… Вашему кузену Рене, который не управлял ничем больше прачечной, не говоря уж о большой стране?"

Я четыре года посещала (ладно, время от времени) уроки принцессы ЗРЯ. К такому меня не подготовили. Я лишь сказала: "Без комментариев".

Хотя это было ошибкой, потому что если вы что-нибудь скажете, это только растравит журналистов к вопросам, и когда мы с Ларсом и Джеем Пи пытались пройти обратно к мансардау (это буквально два квартала от ресторана, поэтому мы не стали брать лимузин), папарацци всё окружали нас, и мы не могли быстро передвигаться. Тем более, у меня нет особого опыта ходьбы на четырёхдюймовых Люботинах, и я шаталась (немножко), как Большая Птица из "Улицы Сезам". Так что репортёры могли продолжать нас снимать, несмотря на то, что слева от меня был Ларс, а справа – Джей Пи, толкающий меня вперёд.

"Но Ваш папа проигрывает в голосовании! – сказал "журналист", – Да ладно, это же обидно. Тем более, если бы Вы помалкивали, ничего этого не случилось бы".

Боже! Эти парни просто звери. К тому же, им несколько недостаёт познаний в политике.

"Я поступила так во благо жителей Дженовии, – сказала я, пытаясь удержать приятную улыбку, намазанную на всё лицо, как учила меня бабушка, – А теперь, если вы извините, мы вернёмся в дом".

"Даа, парни, – сказал Джей Пи, пока Ларс открывал своё пальто, чтобы убедиться, что его оружие увидели все. Не то, чтобы это испугало папарацци, потому что те отлично знали, что ему нельзя в них стрелять, – Оставьте её в покое, ладно?"

"Вы её парень, верно? – захотел узнать один папарацци, – Эбернети-Рейнолдс или Рейнолдс-Эбернети?"

"Рейнолдс-Эбернети, – ответил Джей Пи, – И хватит вопросов!"

"Похоже, жители Дженовии действительно хотят есть луковые палочки, – заметил другой папарацци, – Не так ли? Что Вы чувствуете, принцесса?".

"Я обучался особой технике, которая позволит мне отправить ваш носовой хрящ прямо в ваш мозг ладонью моей руки, – сказал Ларс, – Что ВЫ чувствуете?"

Я знаю, мне нужно привыкнуть ко всему такому. Действительно, ведь есть люди, у которых дело с этим обстоит хуже, чем у меня. По крайней мере, "пресса" позволяет мне ходить в школу в относительной анонимности. Всё ещё. Иногда…

"Это правда, что сэр Пол Маккартни приведёт Дениз Ричардс на Ваш день рождения в полночь понедельника, принцесса?" – вопил один репортёр.

"А правда, что там будет принц Уильям?" – кричал другой.

"А что насчёт Вашего экс-бойфренда? – орал третий, – Теперь, когда он вернулся в…"

И в этот самый момент Ларс буквально закинул меня в пустой салон такси, которое он остановил, и велел ездить кругами, пока не убедился, что репортёры (которые бросили попытки забраться на мансарда, так как все квартиранты, включая маму, мистера Дж. и меня, бросали на них водные бомбочки) окончательно отстали.

Ну что я могу сказать – слава Богу. Джей Пи был настолько занят своей игрой, что понятия не имел, о чём был тот последний разговор с репортёрами. Он скорее проверит новости в Google про меня (или Майкла Московитца), чем позавтракает. Вот насколько он спятил!

Так или иначе, когда мы возвращались на мансарда, вокруг не было ни единого признака присутствия журналистов, прячущихся в кустах (из-за опыта с мамой, наверное).

И тогда Джей Пи спросил меня, может ли он подняться ко мне.

Я, конечно, знала, что он имеет в виду. Ещё я знала маму и мистера Дж., которые будут спать, как всегда в пятницу после долгой рабочей недели. Последним, чем я хотела бы заниматься после инцидента с папарацци, было бездельничанье с моим бойфрендом в моей комнате. Но он сказал (понизив голос, чтобы Ларс не мог подслушать), что это шанс, с его-то графиком репетиций и моими принцессовскими обязанностями.

Итак, я попрощалась с Ларсом в вестибюле и позволила Джею Пи подняться ко мне. Да, он БЫЛ мил, когда защищал меня от папарацци. К тому же он отдал мне последний кусок хрустящей кожицы лосося, хотя я знала, что ему самому хочется съесть его.

Я ужасно себя чувствую из-за того, что я врала ему. Серьёзно.


Отрывок из "Искупления моего сердца" Дафны Делакруа.

"Я сказала тебе не двигаться!" – крикнула маленькая захватчица, сидя верхом на спине Хьюго.

Хьюго, восхищаясь тонкой стопой (единственной частью тела, которую он мог видеть), решил, что ему нужно извиниться. Действительно, девочка имела право сердиться; она просто, самым невинным образом, пришла искупаться, а не шпионить. И пока он наслаждался её сексапильным телом, его совсем не радовал её гнев. Лучше он успокоит энергичную девчонку и сопроводит к Стефенсгейту, где он мог бы удостовериться, что она будет защищена от качаний на спинах других мужчин, таким образом, не причинит себе вред.

"Я искренне прошу Вашего прощения, юная леди, – начал Хьюго серьёзным тоном, хотя ему было трудно удержаться от смеха, – Я наткнулся на Вас в Ваш самый личный час, и за это просто обязан просить прощения".

"Я думала, что ты простак, но не настолько глуп", – таков бы удивительный ответ девочки. Хьюго был поражён: в её голосе также слышались нотки смеха.

"Конечно же, я хотела, чтобы ты "наткнулся" на меня", – уточнила она. Быстро, почти молниеносно нож оставил горло мужчины, и девица схватила оба его запястья и связала их сзади прежде, чем Хьюго мог понять, что произошло.

"Теперь ты – мой заложник, – сказала Финнула Крэйс, явно довольная своей хорошо проделанной работой, – Чтобы ты мог снова обрести свободу, тебе придётся заплатить. Миленько".


29 апреля, суббота, 10:00, мансарда.

С самого пробуждения я думаю только о том, что сказал тот репортёр… о папе, проигрывающем в голосовании, и что во всём этом виновата я.

Я знаю, что это неправда. То есть, да, у нас идут выборы.

Но то, что папа проигрывает – это не моя ошибка.

И, естественно, мой разум зациклен на словах бабушки, сказанных в офисе д-ра Нутца. Про то, что если бы мы достали хотя бы одну кардиоруку Майкла, у папы был бы больший шанс против Рене.

Кроме того, я понимаю, что это было бы неправильно. Истинная причина того, что мы нуждаемся в кардиоруке – то, что она смогла бы облегчить жизнь многим жителям Дженовии.

Кардиорука в Королевской больнице Дженовии не стимулировала бы экономику, не обеспечивала бы приток туристов, не помогла бы папе на выборах, хотя бабушка, похоже, действительно в это верит. Но кардиорука помогла бы больным Дженовии, которые могли бы не ездить за границу, чтобы получить медицинское обслуживание, а просто получили бы безвредную хирургическую операцию в своей стране. Они экономили бы время и затраты.

Плюс, если верить статье, шрамы зажили бы быстрее благодаря высокой точности кардиоруки.

Я не хочу сказать, что если бы достали одну, то за папу больше бы голосовали. Я говорю, что если бы мы достали одну руку – это было бы правильно, по-принцессовски, полезно для моих людей.

И я не говорю, что идя сегодня на мероприятие, хочу возвратиться с Майклом. То есть, если бы даже он думал обо мне, хотя он, конечно же, не думал, потому что он переехал, к тому же это прекрасно иллюстрирует тот факт, что он уже некоторое время находится на Манхэттене, но до сих пор не позвонил. Даже не прислал е-мейл.

Но я точно могу сказать, что я сегодня ДОЛЖНА пойти на мероприятие в Колумбийский университет. Поскольку так поступила бы настоящая принцесса для своих людей. Заполучить для них самую современную медицинскую технологию. Только я собираюсь сделать это без самого большого клёвого инструмента, то есть, у меня нет идеи. Не могу же я пойти и сказать: "Гм, Майкл, вследствие того, что мы встречались некоторое время, и даже при том, что я ужасно относилась к тебе, не мог ты переместить Дженовию в начало очереди и сразу же выдать нам кардиоруку? Вот чек".

Но думаю, это неплохой способ. Часть обязанностей принцессы включает в себя проглатывание своей гордости и выполнение правильного решения для своего народа, несмотря на свои чувства и обиду.

Так или иначе, он мне ещё должен за ситуацию с Джудит Гершнер. И я понимаю, в чём причина того, что он не говорил мне о том, что переспал с Джудит, в том, что он знал меня, и что я не была достаточно зрела и готова принять такую информацию.

Он был прав: я не была готова.

Конечно, это ужасная манипуляция – использовать свои прошлые романтические отношения ради постановки страны в начало очереди к кардиоруке, но эта страна – Дженовия.

И это – моя королевская обязанность, сделать всё для моей страны.

Последние четыре года были потрачены не для умелого обращения с диадемой, которая всё время падает с головы.

То есть, в конце концов, я училась у бабушки не только правильно пользоваться столовой ложкой.

Пойду лучше позвоню Тине.


29 апреля, суббота, 13:45, Медицинский центр Колумбийского университета.


Это. Была. Худшая. Идея. В мире.

Я знаю, этим утром, когда я проснулась, у меня была благородная идея сделать что-нибудь невероятно важное для жителей Дженовии.

И – ладно, я признаю это, – пусть и нехорошим путём, помочь папе.

Но, на самом деле, это просто безумие. Представляете, вся семья Майкла здесь. Все Московитцы! Даже его бабушка! Да! Здесь Нана Московитц!

Я так смущена, что готова провалится сквозь землю.

И, хорошо, я заставила всех сесть в задние ряды (охрана здесь слабая: они позволили нам делать всё, что хочется, хотя у нас было только два билета), где, слава Богу, нам не грозит быть замеченными кем-либо из них (но Ларс и Вахим, телохранитель Тины, такие высокие, не факт, что нас не заметят. Я попросила их ждать снаружи. Они на меня так сердятся. Но что мне, собственно, надо было сделать? Я не могу рисковать, иначе есть шанс, что Лилли увидит их).

Также я знаю, что всё это почти равно разговору с Майклом.

Но я же не знала, что Лилли тут тоже будет! И это было невероятно глупо с моей стороны. Нужно было догадаться, конечно. Я имею в виду, что вся семья Майкла (включая его сестру, которая привела Кенни, то есть, Кеннета, который надел КОСТЮМ. И Лилли надела платье… и сняла весь пирсинг. Я её кое-как узнала), конечно, должна присутствовать на таком важном и престижном мероприятии.

Как я могу подняться к Майклу и поговорить с ним прямо перед нею? Правда, Лилли и я не бросимся друг другу в горло, но мы, определённо, больше не подруги. Последнее, что мне нужно, это обновлённый ihatemiathermopolis.com.

Это бы, разумеется, случилось, если бы Лилли услышала хоть краем уха про то, что я пыталась использовать её брата, чтобы получить кардиоруку для своей страны и всё такое.

Лана говорит, что это не нечто грандиозное, и я должна просто подойти к докторам Московитцам и сказать привет. Она говорит, что она дружит с родителями всех своих бывших (а это, зная Лану, половина Верхнего Ист-Сайда), даже при том, что она использует большинство их сыновей только для секса или для вещей похуже (…как так? Что может быть хуже использования мальчика для секса? Я даже знать не хочу. В прошлом году Лана взяла с собой меня и Тину в "Розовую кошечку", объясняя это тем, что нам необходимо немного поучиться в этой области. И единственное, что я купила – это массажёр Hello Kitty. Но вы даже не представляете, что купила Лана).

Но Лана никогда не встречалась с парнями так долго, как я с Майклом. И она никогда не была лучшими подругами с сёстрами тех парней и не ссорилась с ними, как мы с Лилли. Так что вопрос "Как дела?" на публичном мероприятии не может быть чем-то грандиозным для Ланы.

С другой стороны, я не могу подойти к докторам Московитцам и сказать: "О, эй, здрасьте, доктор и доктор Московитц. Как дела? Помните меня? Та девочка, которая продинамила Вашего сына и была лучшей подругой Вашей дочери? О, здрастье, Нана Московитц. Как Ваши рогалики, которые Вы пекли? Ням, я любила их. Хорошие были времена".

Всё равно. Эта жертва – большое событие (к счастью, тут тонна людей, и я могу остаться незаметной, если сутулиться). Здесь журналисты из всех изданий – от журнала "Анестезия" до "Мира компьютера". Также тут много девиц модельной внешности, скользящих вокруг в узких красных платьях, посылая фонтаны шампанского.

Пока нигде не видно Майкла. Наверное, он в комнате отдыха, и ему делает массаж одна из тех девушек в обтягивающем платье. Это то, чем занимаются успешные изобретатели робота-руки перед тем, как их университету пожертвуют кучу денег. Ну, я так думаю.

Тина говорит, что мне нужно прекращать писать в дневнике и следить, вдруг выйдет Майкл (она не верит моей теории о массаже модели в обтягивающем платье). Более того, она думает, что тёмные очки и чёрный берет, который я надела, только привлекают ко мне внимание, а не маскируют.

Но что знает Тина? Она никогда не бывала в такой ситуации. Она…

О.

Боже.

Мой.

Только что вошёл Майкл.

Я не могу дышать.


29 апреля, суббота, 15:00, Медицинский центр Колумбийского университета, женская комната.


Ладно. Я всё испортила.

Точно-точно, испортила.

Просто… Он выглядит просто невероятно.

Я не знаю, чем он занимался, когда был заграницей… дрался с монахами в Гималаях, как Кристиан Бэйл в фильме "Бэтман", как предположила Лана. Триша уверена, что это старые добрые тренажёры, а Шамика думает, что дело в комбинировании тренажёров и кардиостимуляторов. Тина говорит, что он просто "нашёл волшебную палочку невероятной классности".

Но что бы то ни было, его плечи теперь так же широки, как у Ларса, и я очень сомневаюсь, что дело в искуственных вставках в его пальто-костюме от Хьюго Босс, как предположила Лана.

И у него теперь причёска взрослого мужчины, и по каким-то причинам его руки выглядят огромными, и он не волновался, когда пожимал руку доктора Артура Ворда на сцене. Он был непринуждён и спокоен, говоря перед сотнями людей!

И он улыбался, глядя на всех в аудитории по-отдельности, так же, как учила меня бабушка, и ему не нужно было смотреть в бумагу, чтобы вспомнить речь, так как он знал её наизусть (прямо как учила меня бабушка!).

И он был весёлым и умным, и я сняла свои берет и тёмные очки, чтобы лучше рассмотреть его, и я таяла внутри, понимая, что совершила ужасную ошибку, придя сюда.

Потому что я вспоминала и всё чётче и чётче понимала, что не хотела с ним расставаться.

Я не говорю, что я не люблю Джея Пи и всё такое…

Просто я хочу…я…

Я даже не знаю.

Но я знаю, что хотела бы не приходить сюда! И в ту минуту, когда Майкл начал говорить, и поблагодарил всех и описывал, как появилась идея Хирургии Павлова (которую я уже знаю, конечно, он назвал ее именем своей чудесной собаки, Павлов), я знала точно, что я никогда не смогла бы подойти к нему. Даже если Лилли и его родителей, и Наны Московитц там не будет.

Даже для народа Дженовии. Ни за что. Никогда.

Я просто не могла доверить себе подойти и заговорить с ним, а не броситься на шею и обнять, и залезть языком в рот, как Финнула сделала Хьюго в "Искуплении Моего Сердца".

Я знаю! И у меня есть бойфренд! Бойфренд, которого я люблю! Даже если – ладно. Это уже другая тема.

Поэтому я хотела, (это хорошо, что мы в последнем ряду), чтоб мы просто улизнули, когда он договорит.

Я действительно думаю, что в этом не было бы ничего такого страшного. Ларс остался еще в коридоре с Вахимом, хотя я видела, как он поглядывал на меня и посылал мне дьявольский взгляд (который полностью выучил у бабушки). Не было никаких шансов разрушить бесполезную попытку Ланы или Триши притвориться, что они такие , как и другие представители прессы, которые сидели вокруг нас, ни один из которых не был милым, во всяком случае, так что это казалось очень маловероятным.

Но тогда Майкл начал представлять других членов команды кардиоруки – вы знаете, которые помогали ему изобрести её или продавать её, в любом случае.

И одним из этих членов была совершенно очаровательная девушка по имени Мидори, а когда она вышла на сцену и так обняла Майкла, и я могла сказать… То есть, я могла бы просто сказать …

Ну, во всяком случае, именно тогда я знала, что они пара и ещё я могла почувствовать овсянку с изюмом, которую ела на завтрак, которая поднялась почти до моего горла. В этом не было никакого смысла, потому что мы расстались и, ах, да, как уже упоминалось раньше, У МЕНЯ ЕСТЬ ПАРЕНЬ.

Во всяком случае, Тина увидела объятия тоже, и наклонилась сказать шёпотом: "Я уверена, они просто друзья, и работают вместе. Серьезно, не беспокойся об этом".

На что я ответила шепотом: "Да, правильно. Потому что все парни просто игнорируют девушку в кратчайших мини-юбках на работе".

На что Тина, конечно, не ответила. Поскольку мини-юбка Мидори выглядела просто супер, как и она сама. И каждый парень в комнате игнорировал ее. НЕТ.

А потом Майкл представил свою кардиоруку – которая была больше, чем я думала и все хлопали, и он опустил свою тёмную голову и посмотрел восхитительно скромно.

И тогда доктор Артур Уорд сделал ему сюрприз, предоставив ему почетную степень магистра в области науки. Просто, вы знаете, как бывает. Тогда все хлопали еще немного, и доктора Московитцы вышли на сцену с Наной и Лилли (Кенни – я имею в виду, Кеннет – ушёл обратно, пока, Лилли, наконец не дала ему сигнал присоединиться к ним, что он и сделал, после многих колебаний и маханий ему, и когда она, наконец, топнула ногой властно, как делала только Лилли, и это заставило людей засмеяться, даже тех, кто её не знал), и вся семья обнималась, и я просто …

Я начала реветь. Реально.

Не потому, что у Майкла была новая подруга сейчас, или что-нибудь не так. Но потому, что это просто так приторно сладко – видеть их всех там обнимающихся, семью, которая, я лично знала, пережила столько, что родители Майкла и Лилли чуть не развелись и сейчас они снова вместе, и Лилли переживала, и Майкл поехал в Японию, так упорно трудился, и …

… и все они были просто так счастливы. Это было просто так … приятно. Это был прекрасный момент успеха и триумфа, чуда.

И там была я, следила за ними. Потому что я хотела использовать Майкла, чтобы получить что-то, да, для нужд моей страны, но я никак не заслужила. Я имею в виду, мы можем ждать, как и все остальные.

В общем, я почувствовала, что я это было вторжение в их личную жизнь, и что я не имела права находиться там. Потому у меня не было прав. Я была там по ложным причинам.

И пора уходить.

Я посмотрела на всех других девушек – кое-как могла видеть их сквозь слезы – и сказала: "Давайте уйдём".

"Но ты даже не поговорила с ним!" – Тина плакала.

"А я и не собираюсь" – сказала я. Я знала, как сказать, чтобы это было так… по-принцессовски. Оставить Майкла одного. Он был счастлив. Ему больше не нужны сумасшествие, мои нервотрёпки и неприятности в жизни. У него есть сладкая, умная, элегантная Мидори в мини-юбке, или, если не она, то кто-нибудь такой, как она. Последнее, что ему нужно – это лгунья, пишущая любовные романы принцесса Миа.

У которой, кстати, уже есть бойфренд.

"Давайте улизнём по одной, – шепнула я. – Я пойду первой, мне нужно в ванную комнату, – я знала, что должна всё это записать, пока это еще свежо в моей памяти. К тому же, мне было нужно снова перекрасить подводку и ресницы, потому что я просто выплакала их все. – Я буду ждать вас ребята на Бродвее и 168".

"Это побег", – сказала Лана. Она очень зависит от своих чувств.

"Лимузин ждёт там, – сказала я. – Я возьму вас в Pinkberry. Я угощаю".

"Pinkberry, о мой зад, – сказала Лана. Ты возьмёшь нас в Нобу".

"Хорошо", – сказала я.

Так что я пробралась сюда. Где я нанесла повторно свой макияж и пишу это.

Действительно, лучше так. Отпустить его. Не то чтобы он когда-либо действительно был моим, что могло бы быть, действительно, но … Ну, гораздо, гораздо лучшее то, что я делаю, и все это. Я уверена, бабушка не думает так. Но это на самом деле самый подходящий поступок для принцессы. Московитцы выглядели так счастливо! Даже Лилли.


А счастливой она никогда не была.

Я лучше пойду. Я думаю, что Ларс мог бы выстрелить в меня, если я заставлю его ещё ждать. Я…

– Эй, знакомые туфли.

О, нет!


Суббота, 29 апреля, 16.00, лимузин домой.

О, да.

Лилли. Это была Лилли.

В киоске рядом со мной.

Она сразу узнала мои туфли от Мэри Джейнс. Мои новые Prada, не те старые, на которые она беспощадно нападала несколько лет назад на своем веб-сайте.

Она подошла и сказала:

– Миа? Это ты там? Мне показалось, что я видела Ларса в коридоре…

Что я могла сделать? Я не могла сказать, что это не я. Это же очевидно.

Я вышла, там стояла смущенная Лилли:

– Как, ты делаешь здесь??

Я же так долго сидела в аудитории, где я могла придумать легенду на этот случай.

Большая Ложь Миа Термополис Номер шесть.

– О, привет, Лилли, Гретхен Вайнбергер не могла придти сюда сегодня и попросила меня написать статью о Майкле, – я даже достала из моей сумки приглашение Гретхен, что бы доказать мою колоссальную ложь… – Я надеюсь, с тобой всё в порядке.

Лилли моментально уставилась на пригласительное для прессы. А потом она уставилась на меня, точнее попыталась (потому что я все ещё выше её на шесть дюймов, особенно в моих платформах, даже при том, что она носит каблуки).

Честно сказать, мне не понравилось то, как она посмотрела на меня. Она до сих пор не верила мне.

Слишком поздно, я помню способ, которым Лилли могла проверить вру я или нет (потому что мой нос вспыхивает).

Однако, я практиковалась перед зеркалом, а также перед бабушкой, чтобы этого не происходило.


И бабушка говорит, что получается намного лучше. (Джей Пи тоже так говорит. Иначе он бы все понял, когда я сказала, что я не принята ни в один из колледжей. Не говоря уж о других моих неправдах.)

Я готова убить Лилли за то, что она рассказала ему про ноздри.

Иногда интересно, есть ли еще что-то из того, что Лилли не рассказала Джею Пи про меня.

Я была довольна тем, что Лилли не могла понять, что я вру. И как только убедилась, я добавила:

– Я надеюсь, ты не возражаешь, что я здесь. Я старалась не встречаться с тобой и оставаться на заднем плане в максимально возможной степени. Я знаю, что это – особенный день для тебя и вашей семьи, и даже для меня… я думаю, что Майкл теперь знаменит.

Последние слова были правдой, и я не беспокоилась о моих ноздрях. Лилли сузила свои глаза. На этот раз она не накрасила их черными тенями для век.

Я знаю, она сделала это специально для миссис Московитц, которая считает черные тени для век вульгарными.

Я думала, что она собиралась наброситься на меня.

– Ты на самом деле здесь только потому что пишешь статью для "Атома"? – спросила она твердым голосом.

Я никогда не концентрировалась на своих ноздрях сильнее, чем сейчас.

– Да, – сказала я. И так или иначе, это не ложь, потому что я планирую придти домой и написать статью на четыреста слов об этом.

Пристальный взгляд Лилли с жадными глазами не изменялся.

– И ты действительно будешь писать о Майкле, Миа?

– Конечно, – ответила я.

Это тоже правда. Как я и думала, Лилли полностью уставилась на мой нос и, увидев что мои ноздри спокойны, немного расслабилась.

То, что она сказала потом, так потрясло меня, что я на мгновение потеряла дар речи.

– Действительно хорошо, что ты пришла, – сказала она, казавшись на сто процентов искренней. – И я знаю то, что ты приехала, очень много значит для Майкла. Поэтому я не могу отпустить тебя пока ты с ним не поздороваешься.

– Мм, – сказала я, чуть не толкнув пожилую леди выходящую из соседней кабинки. – Нет, спасибо. Я думаю, что у меня есть достаточно для "Атома". Этот день предназначен только для вашей семьи, я не хочу отнимать у вас время. Меня уже ждет Ларс.

– Не будь идиоткой, – сказала Лилли, схватив мое запястье, – ты идешь со мной, как представитель прессы. Я допускаю это.

Я была немного испугана.

– Ты – принцесса, помнишь? Ты можешь перенести свои личные дела, но как твой редактор, я говорю, тебе необходимо интервью с Майклом. И ему будет больно знать, что ты была здесь и даже не поздоровалась, – сказала она, всё сжимая мое запястье. – А причинишь ему боль ты только через мой труп."

Я причиню ему боль? Здрасьте! Я могла бы напомнить ей, что ее брат был тем, кто уничтожил меня. И пусть, я полная дура и полностью имела право быть уничтоженной. То, что происходит сейчас – это продолжение мести за то, что я сделала в прошлом году? Она тянула меня в ту комнату, чтобы оскорбить меня перед всеми, особенно пред ее братом?

Если так, это не месть, ведь у меня был любой выбор, я могла не позволять ей тянуть меня назад в переполненный павильон. Мое запястье походило на железо. Но… что, если это не месть? Что, если Лилли вела себя так, потому что в течение двух лет так обращалась со мной? Возможно, это стоило риска.

Поскольку несмотря на всё, даже на ihatemiathermopolis.com-я уважала Лилли. Если бы она не мстила мне все это время – я возможно простила бы ее. Я видела удивление на лице Ларса, когда мы вышли из дамской комнаты вместе, и его глаза быстро расширились – он отлично знает, что Лилли и я больше не подруги. И заметив с какой силой она сжимает мое запястье, он поня,л что я иду с ней за руку не по собственной воле.

Однако, я покачала головой, чтобы сообщить ему, что он не должен идти со мной. Это было моими проблемами, и я сама разберусь с ними. Чего бы это ни стоило. Я видела и Тину, которая смотрела на меня с ужасом. Лилли, слава богу, не заметила её.

Челюсть Тины отвисла, когда она увидела мое запястье, зажатое рукой Лилли: подругами мы точно не казались.

Тина поднесла свой сотовый к уху и показала губами: "Позвони мне!"

Я кивнула. Тина просит перезвонить.

Следующее, что я увидела это то, что Лилли тянула меня через Саймана и Луизу Темплман.

Мы приближались к месту, где Майкл, его родители, Кенни и другие работавшие над Хирургией Павловым все еще стояли и пили шампанское.

Мне казалось, что я сейчас умру.

Тогда я вспомнила кое-что, в чем бабушка когда-то убедила меня: Никто никогда не умирал от страха, ни разу в истории.


– Майкл! – заорала Лилли, когда мы подходили к ним. Она отпустила мое запястье и взяла мою руку – я почувствовала, что-то странное. Лилли и я привыкли держаться за руки все время, когда шли по улице и были детьми, наши мамы научили нас этому, гарантируя себе, что так нас не переедет автобус. В детстве рука Лилли всегда была потной и липкой от леденцов. Теперь она была гладкой и прохладной. Как рука взрослого человека. Это казалось странным.

Майкл разговаривал с целой группой людей на японском языке. Лилли позвала его еще дважды и только потом он, наконец, просмотрел и увидел нас.

Мне жаль, что я не могу сказать, что была спокойна когда его темные глаза посмотрели на меня, и что я легко смеялась и говорила все правильно. Мне жаль, что я не могла сказать как в действительности: я принесла демократию в страну, и написала роман на четыреста страниц, и принята в каждый колледж, к которому обращалась (даже если это только потому, что я – принцесса), но я не могу врать, что встретилась с Майклом впервые после того, как я сорвала с шеи мое ожерелье из снежинок на его глазах около двух лет назад.

Я чувствовала, что покраснела, когда его внимательный взгляд встретился с моим.

Кроме того, мои руки начали потеть сразу же. Я была уверена, что пол сейчас провалится, голова начала кружиться.

– Mиа, – сказал он глубоким голосом Майкла.

Он улыбнулся, и мое головокружение увеличилось примерно до десяти миллионов процентов. Я был уверена, что сейчас упаду в обморок.

– Гм – сказала я. Я думаю, улыбаясь. А если честно, я понятия не имею. – Привет.

– Миа здесь представляет "Атом" – объяснила Лилли Майклу, когда я поздоровалась. Я не могла сказать ничего большего. Это было все, что я могла сделать, только чтобы удержаться от падения, как дерево, которое грыз бобер.

– Она пишет статью о тебе, так ведь Миа?

Я кивнула. Статья? "Атом"? О чем она говорила?

Ой, точно для школьной газеты.

– Как твои дела? – спросил меня Майкл. Он говорил со мной. Он говорил со мной дружественным, неконфликтным голосом.

И все равно никакие слова не формулировались в моей голове, я молчала, точно так же, как Джуд Лоу в кино Стивена Кинга. Только я не была такой красивой.

– Почему ты не задаешь Майклу вопросы для своей статьи, Миа? – Лилли тыкала меня. В плечо. И это неприятно.

– Ой, – сказала я.

– Ничего себе! Слово!

– Где Ларс? – усмехаясь, спросил Майкл. – Ты лучше подожди, Лилли. Она вообще-то ходит только с Ларсом.

– Он где-то здесь, недалеко, – удалось мне сказать. Наконец! Предложение. Сопровождаемое шатким смехом .

– У меня все хорошо, а ты как, Майкл?

Неужели я говорю?!

– Я – отлично, – сказал Майкл.

И тут подошла его мама:

– Майкл, этот человек из Нью-Йорк Таймс. Он хочет поговорить с тобой, – вдруг она увидела меня и ее глаза стали огромными.

– О… Миа.

Ага. Прямо как: О. Это ты. Девочка, Которая Разрушила Жизни Обоих Моих Детей.

Я правда не думаю, что это было мое воображение. Я подразумеваю, если вспомнить воображение Тины то вышло бы:

О. Это ты. Девочка, По Которой Мой Сын Тайно Сходил С Ума Два Года Назад.

– Здравствуйте, доктор Московитц – сказала я худшим голосом в мире. – Как Вы?

– Все хорошо, дорогая, – сказала доктор Московитц, улыбаясь и наклоняясь , чтобы поцеловать мою щеку. – Я не видела тебя так долго. Это прекрасно, что ты смогла приехать.

– Я пишу о Майкле статью для "Атома", – объяснила я торопливо, зная, как глупо это звучало. Но я не хочу, чтобы она думала, что я приехала по любой из настоящих причин, – но я знаю, что он занят. Майкл, иди, поговори с Нью Йорк Таймс.

– Нет – сказал Майкл. – Есть много времени и для этого.

– Ты шутишь? – Мне захотелось протянуться и выдвинуть его к репортеру, но мы больше не пара, значит этого делать нельзя. Даже при том, что мне действительно понравилась бы чувствовать руку Майкла под пальто. – Это "Таймс"!

– Может быть, вы могли бы встретиться завтра за чашечкой кофе или еще где-нибудь? – сказала Лилли небрежно, как – ха, я вспомнила! – как Кеннет. – Как для частного интервью.

Как она сказала? Это похоже на Лилли, внезапно я забыла, насколько она ненавидит меня. Или Злая Лилли была заменена Хорошей Лилли, пока все смотрели.

– Эй, – сказал Майкл, – это хорошая идея. Что скажешь, Миа? Ты свободна завтра? Можем встретиться в Кафе Данте, скажем, в час?

Я не знала, что я делала, обуреваемая чувством, я кивала, и говорила: "Да, в час завтра – прекрасно. Хорошо, большое спасибо".

И затем Майкл ушел … только, вдруг повернулся в последнюю минуту и сказал:

– О, и принеси свою книгу. Я все еще не могу дождаться, чтобы прочитать ее!

О мой Бог!

Честно, я думала, что меня вырвет на блестящие ботинки Кеннета.

Лилли, должно быть, заметила, так как она ткнула меня в спину (снова не очень мягко), и спросила:

– Миа? Ты в порядке?

Майкл был вне пределов слышимости к тому времени, давал интервью репортеру Таймс, и его мама побежала прочь, чтобы поговорить с его папой и Наной Московитц.

Я только несчастно смотрела на Лилли и сказала первую вещь, которая трещала в моей голове:

– Почему ты вдруг так хорошо со мной разговариваешь?

Лилли открыла свой рот и начала говорить что-то, но Кенни обнял ее, впивался взглядом в меня и спросил:

– Ты все еще встречаешься с Джеем Пи?

Я только закрыла глаза.

– Да, – сказала я.

– Тогда неважно, сказал Кенни и отвел Лилли далеко от меня как, будто принял меня за сумасшедшую.

И она не пыталась остановить его.

Это очень странно, потому что Лилли не тот тип девочки, которая позволит парню говорить ей, что делать. Даже Кенни, который ей действительно нравится. Больше чем нравится, я уверена.

Также я уверена, что это было концом моей первой встречи с Майклом почти после двух лет. Я пошла прочь с таким большим достоинством, как я могла (здорово, когда у Вас есть телохранитель, чтобы сопроводить Вас), и мы направились к лимузину, где ждали девочки, и они потребовали рассказать все в мельчайших деталях.

Я должна взять их в "Набу", где они говорят, что собираются пробовать каждый тип суши из меню.

Но я не знаю, как я смогу сконцентрироваться на понимании тонких ароматов Шеф Матцухиса, когда все время я буду думать о том, как я смогу показать мою книгу Майклу?

Поскольку я не могу дать свою книгу Майклу. Он изобрел автоматизированную руку, которая спасает жизни людей. А я написала роман. Эти вещи – не похожи.

Серьёзно. Мне сейчас очень не по себе.

И я действительно не хочу, чтобы парень, который только получил почетную степень магистра в науке (и у которого рука очень часто была под моей блузкой), занимался чтением моих сексуальных сцен. Это очень смущает.


Суббота, 29 апреля, 19.00, мансарда.

Я решила, что доктор Нуц прав.

Я действительно должна прекратить врать. Я имею в виду, если я собираюсь завтра встретиться с Майклом, чтобы взять у него интервью (ведь нет никакого способа этого избежать, иначе, если я не приду, я буду должна признаться, что приходила в университет не для того, чтобы взять интервью для Атома, а для того, чтобы узнать о его роботе-манипуляторе… или ещё хуже, пришла шпионить за ним с подружками, чтобы посмеяться), а затем собираюсь дать ему копию моего выпускного проекта.

Я просто собираюсь это сделать. У меня просто нет выхода. Он всё помнит – не спрашивайте меня как, ведь он, наверное, – самый занятой человек во вселенной.

А если я собираюсь сказать правду моему бывшему парню о своём выпускном проекте, то мне придётся рассказать всю правду и тем людям, которые важнее для меня, чем он. Например, моей лучшей подруге и моему нынешнему бойфренду.

Потому что, в противном случае, это просто не справедливо. Я имею в виду то, что Майкл узнает правду о "Выкупе моего сердца", а Тина и Джей Пи нет?

Поэтому я решила, что стисну зубы и сделаю копии всем. На этих выходных.

На самом деле, я отправила копию Тине прямо сейчас по е-мейлу. Свободное время у меня есть только сегодня, потому что Джей Пи на репетиции, а я обычно являюсь нянькой для Рокки в то время, когда мама и мистер Дж. обсуждают необузданный экспансионизм NYU и что они могут сделать для того, чтобы это остановить.

Я отправила Тине свою рукопись с этим сообщением:

Дорогая Тина,

Я надеюсь, ты не будешь сердиться, ты помнишь, я тебе говорила, что мой выпускной проект – это история отжима оливкового масла в Дженовии, около 1254-1650 годов? Это была, некоторого рода, ложь. На самом деле, мой выпускной проект – это средневековый любовный роман на 400 страниц, он называется "Искупление моего сердца", действик которого разворачивается в Англии в 1921 году, в нём рассказывается о девушке Финнуле, которая похитила и удерживала в плену рыцаря, только что вернувшегося из Крестового похода, только так она может получать деньги на хмель и ячмень для свой беременной сестры, чтобы производить пиво (обычная практика в те дни).

Однако, Финнула не знает, что этот рыцарь – граф её деревни. И у Финнулы есть секреты, которых граф не знает.

Сейчас я отправляю тебе "Искупление моего сердца". Ты не обязана его читать (если не хочешь). Я просто надеюсь, что ты простишь меня за ложь. Я действительно глупо себя чувствую. Я не знаю, почему я это сделала, наверное, из-за того, что я смущена, потому что я не уверена, что книга получилась хорошей. Плюс, в ней много постельных сцен.

Я действительно надеюсь, что ты останешься моим другом.

С любовью, Миа.

Я не слышала, чтобы от неё пришёл ответ, но это, может быть, из-за того, что семейство Хаким Баба в это время обычно обедает, и Тина сейчас не может прочитать сообщение. Это семейное правило, даже мистер Хаким Баба следует ему, когда доктор предупредил его о повышенном давлении.

Я чувствовал себя плохо, но в тоже время взволнованно. Я имею в виду, из-за того, что я отправила Тине "Искупление моего сердца". Я даже не представляю, что она скажет. Интересно, выйдет ли она из себя из-за того, что я ей врала? Или нет, ведь любовные романы – это её любимая вещь в мире? Правда, она предпочитает современные романы, где главные действующие лица – шейхи.

Но, возможно, ей понравится роман. Я прочитала столько литературы, чтобы написать его.

Гораздо важней, что скажет Джей Пи, когда я ему это расскажу? Он знает, что я люблю писать и что когда-нибудь я хочу стать писателем.

Но я никогда ему не говорила, что хочу писать любовные романы.

Но скоро я узнаю, что он об этом думает. Ему я тоже отправила копию.

Хотя, кто знает, когда он откроет письмо и прочитает его. Ведь репетиции его пьесы продолжаются до полуночи.

А сейчас Рокки умоляет меня посмотреть с ним Дору по каналу Эксплорер. Я понимаю, что миллионы детей любят шоу Доры, и благодаря нему, они научились читать. Но я не против, если Дора прыгнула бы со скалы и захватила с собой своих маленьких приятелей.


29 Апреля, Суббота, 20:30.


Я только что получила сообщение от Тины!


О ГОСПОДИ, Я НЕ МОГУ ПОВЕРИТЬ, ЧТО ТЫ НАПИСАЛА ЛЮБОВНЫЙ РОМАН И НЕ СКАЗАЛА МНЕ ОБ ЭТОМ!!!!! ЭТО ТАК КЛАССНО!!!! Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!!! ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ НАВСЕГДА!!!! Я ТОЛЬКО НАЧАЛА ЕГО ЧИТАТЬ, ЭТО ПРОСТО СУПЕР!!! ТЫ ДОЛЖНА ПОПЫТАТЬСЯ ЕГО ОПУБЛИКОВАТЬ!!! Я НЕ МОГУ ПОВЕРИТЬ, ЧТО ТЫ НАПИСАЛА ЦЕЛУЮ КНИГУ!!!! Тина.


P. S. Я должна кое о чём с тобой поговорить. Мы не можем это обсуждать по переписке. Это не плохая вещь. Это кое-что, касающееся твоей книги. ПОЗВОНИ МНЕ НЕМЕДЛЕННО!!!


Когда я это читала, зазвонил мой телефон, это был Джей Пи. Я взяла трубку, даже не успев сказать "привет", я услышала: "Подожди… ты написала любовный роман?"


Он засмеялся. Но не подло. А ласково, я даже этого не ожидала.


Если бы я всего этого не знала, я бы тоже засмеялась.


– Да, – сказала я. – Ты помнишь мой выпускной проект?


– Тот, который рассказывает о производстве оливкового масла в Дженовии, около 1254-1650 годов? – голос Джея Пи звучал скептически. – Конечно.


– Да, – сказала я. – Ну, собственно, в некотором роде это была неправда. – О Господи, я молюсь. Не дай ему возненавидеть меня за эту ложь. – Мой выпускной проект на самом деле – это исторический любовный роман. Который я только что тебе отправила. Действие разворачивается в Средневековой Англии в 1291 году. Ты ненавидишь меня?

– Ненавижу тебя? – Джей Пи засмеялся ещё больше. – Конечно, я тебе не ненавижу. Я не могу ненавидеть тебя. Но… любовный роман?, – произнёс Джей Пи. – Что-то вроде того, что читает Тина?

"Да", – сказала я. Почему его голос так звучит? Это было странно. "Ну, не совсем такой, как она читает. Но что-то подобное. Понимаешь, доктор Н. сказал мне, что это просто прекрасно, что я помогла Дженовии стала конституционной монархией, но я должна сделать что-то для себя, а не только для народа Дженовии. А так как я люблю писать, я подумала, – доктор Н. согласился со мной – что должна написать книгу, потому что я хочу быть писателем, и ведь, я всё время писала в свой дневник. И, ну, мне нравятся любовные романы… они помогают избавиться от стресса – много ли ты знаешь членов Domina Rei, или политиков, или бизнесменов, которые читают любовные романы, чтобы расслабиться? Я проводила некоторые исследования, более 25% всей проданной литературы составляют любовные романы. Поэтому я подумала, если я хочу написать то, что будет опубликовано, то, по статистике, роман – это лучший выбор.

Отлично. Я всё это пролепетала. Я имею в виду, неужели я правда сказала ему, что больше 25% всей проданной литературы составляют романы? Неудивительно, что он молчал.

"Ты написала любовный роман?", – спросил он. Опять.

Ужасно, Джей Пи, кажется, был расстроен из-за того, я написала любовный роман, а не из-за моей лжи.

"Мм, ну да", – я старалась не фокусироваться на том, что Джей Пи был так ошеломлён. "Знаешь, я много исследовала средневековье – ну знаешь, когда жила принцесса Амелия? А затем я написала эту книгу. И сейчас я пытаюсь её опубликовать!"


"Ты пытаешься её опубликовать?", – повторил Джей Пи, его голос дрогнул на слове опубликовать.


"Да", – сказала я, удивлённая тем, что застала его врасплох. Что такого? Разве это не то, что бы сделали бы вы, если бы написали книгу? Я имею в виду, он написал пьесу, и он старается сделать её постановку. Верно? "Правда, пока безуспешно. Никто не хочет её издавать. Ну, кроме Vanity Press, но они хотят, чтобы я им заплатила. Но мне кажется, что это странно. Правда, Джоан Роулинг тоже получила много отказов, прежде чем её первая книга о Гарри Поттере…"


"А издатели знают, что эту книгу написала ты?", – прервал меня Джей Пи. "Принцесса Дженовии?"


"Конечно, нет", – сказала я. "Я использовала псевдоним. Если они узнают, что это написала я, они точно это опубликуют. Но тогда я не пойму, действительно ли им понравилась моя книга, или они опубликовали её только потому, что я – принцесса Дженовии. Ты видишь разницу? Я не хочу быть опубликованной таким образом. Я имею в виду, я хочу увидеть, могу ли я это сделать – быть публикуемым автором – не только благодаря тому, что я принцесса. Я хочу, чтобы это произошло потому, что книга, написанная мной, хороша – может не лучшая. Ну, хорошо, чтобы она могла бы продаваться на Wal-Mart или где-нибудь ещё".


Джей Пи просто вздохнул.

"Миа", – сказал он. "Что ты делаешь?"


Я моргнула. "Что делаю? Что ты имеешь в виду?"


"Я имею в виду, почему ты продалась? Почему ты пишешь коммерческую литературу?"


Вынуждена была признать, что он меня не понял. Что он там сказал, "я продалась?" Коммерческая литература? А что я должна была написать? Книгу, основанную на реальных событиях? Я пыталась однажды это сделать… давно. Я написала короткую историю о реальных людях – это был рассказ о Джее Пи, конечно, до того, как я узнала его.


И в конце я убила героя, которого списала с Джея Пи, бросив его под поезд.


Слава Богу, в последнюю минуту я поняла, – непосредственно перед тем, как этот рассказ прочитали бы все в литературном журнале Лили – что не могу его опубликовать. Вы не можете писать истории, основанные на реальных людях, а в конце бросать их под поезд.


Потому что вы причините боль его чувствам, если они это прочитают и узнают в них себя.


А я не хочу никому причинять боль!


Но я не могла сказать этого Джею Пи! Он не знает об этом коротком рассказе, который я написала. Я хранила это в тайне всё время, которое мы встречались.


Это ответ на его коммерчески-литературный вопрос, я сказала: "Ну, потому что… это весело. И мне понравилось его писать".


"Но, Миа, ты же гораздо выше этого", – сказал он.


Должна признаться, меня это задело. Как будто он сказал, что моя книга – над которой я работала почти 2 года и которую он даже не прочитал – ничего не стоит. Знаете, такой реакции от него я не ожидала.


"Может, ты сначала её прочитаешь", – сказала я, пытаясь сдержать слёзы, которые подступили к моим глазам, я не знаю почему, обычно я не настолько чувствительна, – "прежде чем будешь делать выводы".


Голос Джея Пи звучал раскаивающимся.


"Конечно. Ты права. Извини. Слушай… Я должен вернуться на репетицию. Давай поговорим об этом попозже?", – сказал Джей Пи.


"Конечно", – сказала я. "Позвони мне".


"Я позвоню. Я люблю тебя".


"Я тоже тебя люблю", – сказала я. И повесила трубку.


Думаю, всё будет хорошо. Я точно знаю, что так и будет. Он прочитает "Искупление моего сердца" и он ему понравится. Точно понравится. Так же, как я увидела премьеру фильма "Принц среди мужчин" и, буквально, влюбилась в него. Всё будет хорошо! Вот почему мы так подходим друг другу. Потому что мы оба очень творческие. Мы – творческие натуры.

Я имею в виду, у Джея Пи, вероятно, будут какие-то замечание, касающиеся "Выкупа моего сердца". Нет идеальных книг. Но это нормально, потому что мы творческая пара. Как Стефан и Табита Кинг. Я приму его замечания. У меня есть несколько рекомендации, как можно сделать "Принца среди мужчин" лучше. Завтра узнаю его рекомендации по поводу книги…


О ГОСПОДИ!!! Я ЖЕ ЗАВТРА ВСТРЕЧАЮСЬ С МАЙКЛОМ В КОФЕЙНЕ!!!


Как же я могу сейчас спокойно спать????


30 Апреля, Воскресенье, 3 утра, мансарда.


Вопросы Майклу от "Атома":


– Что вдохновило тебя на создание КардиоРуки?

– Каково это, жить в Японии на протяжении 21 месяца, не возвращаясь сюда до этого момента, и не звонить мне, девушке, с которой у тебя всё было хорошо, пока мы не расстались?

– Чего тебе больше всего не хватало?

– Что тебе больше всего понравилось в Японии?

(Я не могу у него это спрашивать! Что, если он скажет о Мидори в микромини? Я буду не в состоянии это вынести! Плюс, я не могу поместить этот ответ в школьную газету! А, может, я всё-таки могу задать это вопрос… вдруг он скажет про суши).

– Что тебе больше всего понравилось в Японии? (ПОЖАЛУЙСТА, НЕ ГОВОРИ, ЧТО ЭТО МИДОРИ В МИКРОМИНИ!!!!)

– Насколько длинна очередь ожидания Кардио Руки Хирургии Павлова?

Этого я тоже не могу спросить! Потому что это будет звучать, как будто я спрашиваю, сколько времени потребуется Дженовии, чтобы получить одного из роботов-манипуляторов, и я намекаю, что хочу получить одного…

– Гипотетически, если одна маленькая страна обратится с просьбой предоставить для их больниц Кардио Руку (и будет готова заплатить за это, разумеется), какую процедуру им надо проделать? Принимает ли Хирургия Павлова чеки или страна может оплатить с помощью карточки Американ Экспресс и могу ли я заплатить за Кардио Руку прямо сейчас?


– Если бы ты мог стать животным, то каким и почему? (Господи, это самый тупой вопрос, но меня часто спрашивали об этом на интервью, поэтому я тоже задам ему такой вопрос).


– Как долго ты планируешь оставаться в Нью-Йорке? Ты вернулся сюда навсегда или собираешься вернуться в Японию? Или ты собираешься переехать в Силиконовую Долину в Калифорнии, где находятся такие титаны компьютерного бизнеса, как Google и Facebook?


– Какие лучшие воспоминания у тебя остались от обучения в школе им. Альберта Эйнштейна? (только не говори, что это Зимний бал в год, когда ты выпускался, пожалуйста)


– Есть ли у тебя какие-то пожелания для выпускников школы им. Альберта Эйнштейна?


ОООООООО, ЭЭТОО ТААК ГЛУУПООО!!!


30 апреля, воскресенье, полдень, мансарда.


Ладно, я ещё не придумала для Майкла вопросы получше; это лучшее, что смогла я придумать после того, как Джей Пи спрашивал: "Ты написала роман?" Не говоря уже о тех 900 сообщениях, которые я получала от Тины, которая говорила, что нам надо встретиться лично. Я понятия не имею, что может быть таким важным, что мы не можем обсудить по телефону.


Но Тина абсолютно убеждена, что Рене с помощью хакеров прослушивает все мои телефонные разговоры (так же, как в случае с "тампоном" Чарльза и Камиллы), так что, она ничего не будет мне говорить по телефону или отправлять сообщения. Это заставляет меня думать, что я не хочу слышать того, что Тина хочет мне сказать.


Возможно, причина того, что я не могу составить нормальные вопросы для Майкла, это то, что я проснулась, потому что Рокки стукнул меня кулаком по лицу и прокричал: "Сюйпйиз!"


Я была очень тронута эти "сюйпйизом". Я была удивлена тем, что он в моей комнате, хотя ему нельзя здесь находиться, я даже специально сделала ручку скользкой, только взрослые знают, как это работает.


Оказалось, кто-то из взрослых открыл ему дверь. Это был взрослый человек, который смотрел на меня широкой счастливой улыбкой.


"Привет, Миа, как ты там? Как у тебя дела?"


О Боже. Это была бабушка. С ней рядом был и дедушка. В моей комнате. В МОЕЙ СПАЛЬНЕ.


Вот и всё. Я отсюда переезжаю. Даже скорее, чем я думала, когда планировала поступать в колледж. На выбор которого у меня осталась всего неделя.


"С Днём Рождения, заранее!" Бабушка закричала: "Посмотрите на неё, всё ещё лежишь в кровати в 10 часов! Что ты о себе думаешь? Принцесса?"


Это вызвало взрыв смеха у бабушки и дедушки. Ну у них и шутки! Это заставило меня спрятаться под одеялом, и я завопила: "МА-А-ААМ!!!"


"Мама!". Я услышала, как появилась мама. "Пожалуйста, я уверена, Миа очень рада вас видеть, но дайте ей встать и поприветствовать вас должным образом!" У вас будет ещё достаточно времени, чтобы с ней увидеться.


"Я не знаю, когда мы встретимся", – сказала бабушка. По её голосу чувствовалось, что она хмурится. "У нас запланировано так много экскурсий и музеев".


"Я уверена, Миа с радостью пойдёт с вами на экскурсию", – я услышала, как мама сказала.


Именно в этот момент я перевернулась и посмотрела вниз. Мама просто сразу посмотрела.


Очевидно, сегодня я иду с бабушкой и дедушкой в Центральный зоопарк.


Понимаю, что это меньшее, что я могу для них сделать как их единственная внучка. Спокойно. Мне всё равно больше нечего делать.

Думаю, мы успеем прогуляться до моей встречи в кофейне, я имею в виду, интервью с Майклом. К которому мне надо продолжать готовиться. Хотя это трудно, потому что у меня настолько дрожали руки, что я даже не могла ровно подвести глаза.


Мне действительно хотелось, чтобы Лана отправила сообщение с советом, что мне надеть.


Хотя я не прислушиваюсь к её советам, я собираюсь одеть что-нибудь повседневное. Просто джинсы от 7 For All Mankind, туфли от Кристиана Лобутена, топ от Sweet Robin Alexandra, все мои браслеты, колье из бисера и длинные серёжки. На самом деле, это не так много. Я не пытаюсь казаться ему сексуальной. Сейчас мы просто друзья.


Сейчас я почищу зубы ещё раз, на всякий случай.


Мистер Дж. и Рокки устроили концерт для бабушки и дедушки, они играли на барабанах.


Господи, пожалуйста, позволь мне выбраться отсюда, чтобы у меня не заболела голова.


30 апреля, воскресенье, кафе Данте, улица МакДугал.


Мои руки так пак потеют. Такая слабость недопустима, особенно для члена Семейства Ренальди. Мы все феминисты. Даже папа. У него, в конце концов, есть одобрение организации NOWG, Национальная Организация Женщин Дженовии. Даже бабушка является его членом.


Говоря о бабушке, она шлёт мне е-мейлы по ЧЕТЫРЕ раза в день, чтобы поговорить о вечеринке и/или о папиных выборах. Я удаляю все сообщения. У меня нет времени, чтобы читать её безумные сообщения! Почему она не может научиться правильно посылать е-мейлы? Я понимаю, что ей 400 лет, и я должна уважать старших (даже если она не заслуживает моего уважения). Но не обязательно удерживать кнопку R столько времени.


Но где же МАЙКЛ? Мы с Ларсом здесь. Я понимаю, что мы пришли на 5 минут раньше. (Я взяла Ларса, чтобы он отгонял папарацци, хотя их, как не странно, не было. Также, я хотела первой выбрать себе место, чтобы быть уверенной, что я получаю достаточное количество освещения. Лана уверяет, что это очень важно на любой встрече парней/девушек, даже если это просто дружеская встреча. Также я хотела выбрать столик для Ларса подальше от нас, чтобы он не дышал нам в шею, Ларс, если вы читаете это через моё плечо, без обид, я знаю, что ты делаешь, когда у тебя кончается зарядка на твоём смартфоне). Так где же…


О Господи. Он здесь. Он оглядывается, наверное, ищет нас.


Он так ХОРОШО выглядит. Даже лучше, чем вчера, потому что сегодня в джинсах, которые ПОТРЯСАЮЩЕ на нём сидят.


О нет. Я превращаюсь в Лану.


Также он надел милую чёрную рубашку-поло с короткими рукавами. И, как я и предполагала вчера, у него под одеждой было именно то, чего я ожидала.

У него такие мускулы. Не отвратительные, полученные с помощью стероидов.


Но Лана была не далека в оценке Кристиана Бэйла в роли Бэтмена.


И я знаю, что у меня есть бойфренд!!!


!!!!!!


Он меня увидел!!! Он идёт сюда!!!!!!!


Я сейчас умру, всё, прощайте.


Интервью с Майклом Московитцем для газеты Атом, зафиксированное Миа Термополис с помощью iPhone 30 апреля, воскресенье.


Миа: ничего, если я буду записывать наш разговор?


Майкл (смеясь): всё нормально.


Миа: я знаю, но я должна записать всё, что ты говоришь. Я знаю, что это глупо.


Майкл (всё ещё смеясь): это не глупо. Это просто довольно странно. Я имею в виду, сидеть здесь, ты проводишь со мной интервью. Во-первых, это… ты. А, во-вторых, ты всегда была знаменитостью.


Миа: ладно, сейчас твоя очередь. И ещё раз спасибо тебе за то, что ты согласился. Я знаю, насколько ты занят, и я хочу, чтобы ты знал, я ценю то, что ты нашёл время встретиться со мной.


Майкл: Миа… конечно.


Миа: отлично. Первый вопрос: что вдохновило тебя на создание Кардио Руки?


Майкл: Ну, я увидел, что нужно медицинскому сообществу и почувствовал, что у меня есть достаточно технических знаний, чтобы заполнить его. Раньше предпринимали попытки создать похожие изобретения, но мое – первое, которое включает в себя современное отображение техники. Я могу тебе рассказать об этом поподробнее, если хочешь, но вряд ли в статье найдется для этого место, если я правильно помню размер статей в "Атоме".


Миа (смеясь): Ух, нет, что ты…


Майкл: И, конечно, ты.


Миа: Что?


Майкл: Ты спросила, что вдохновило меня на создание робота манипулятора. Частично это была ты. Ты помнишь, что перед тем как уехать в Японию я сказал тебе, что хочу сделать что-то, чтобы показать всему миру, что я достоин встречаться с принцессой. Я понимаю, что сейчас это звучит глупо, но… в большей части именно это было для меня главным. Тогда.


Миа: Т-точно. Тогда.


Майкл: Ты можешь не помещать это в статью, если это все-таки смущает тебя. Я думаю, что ты бы не захотела, чтобы твой парень прочел это.


Миа: Джей Пи?.. С ним бы все было в порядке. Ты шутишь? Он же все знает. Мы рассказываем друг другу все.


Майкл: Ну, да. Так он знает, что ты здесь со мной?


Миа: Конечно! Так на чем я остановилась? Как это жить в Японии так долго?


Майкл: Потрясающе! Япония великолепна! Очень рекомендую посетить.


Миа: Правда? Так ты планируешь… Ой, подожди, я задам этот вопрос позже… Извини, бабуля разбудила меня сегодня очень рано, и потому я такая неорганизованная.


Майкл: Вдовствующая Принцесса Кларисса?


Миа: О, не она. Другая. Она приехала в город на мой день рождения.


Майкл: О, да. Я хотел поблагодарить тебя за приглашение на вечеринку.

Миа:… приглашение на вечеринку?


Майкл: Да. Я получил его этим утром. И мама сказала, что для нее, папы и Лили пришли вчера вечером. Это очень мило с твоей стороны. Кто старое помянет тому глаз вон, я имею в виду Лили. Я знаю, что она собирается пойти с Кенни. Мои родители тоже пойдут. Я тоже хочу попробовать пойти.


Миа (шепотом): Бабушка!


Майкл: Что это было?


Миа: Ничего. Все хорошо…итак, чего тебе не хватало больше всего, когда ты был в отъезде?


Майкл: Э-э… тебя?


Миа: О, ха, ха. Будь серьезным.


Майкл: Извини. Ладно. Моей собаки.


Миа: А что тебе больше всего понравилось в Японии?


Майкл: Наверное, люди. Я встретил там много замечательных людей. Мне будет сильно не хватать некоторых из них – тех, которые не приехали с моей командой.


Миа: О, правда. То есть… ты приехал в Америку надолго?

Майкл: Да, у меня есть квартира на Манхеттене. У Хирургии Павлова здесь будет корпоративный офис, хотя большая часть производства будет находится в Пало-Альто в Калифорнии.


Миа: О, итак…


Майкл: Можно задать тебе вопрос?


Миа: Э-э…, конечно.


Майкл: Когда я смогу прочитать твой проект?


Миа: Видишь ли, я знала, что ты спросишь меня об этом…


Майкл: Так если ты знала, где же он тогда?


Миа: Я должна тебе кое-что сказать.


Майкл: Ой-ой, мне знаком этот взгляд.


Миа: Да, мой проект не об истории отжима оливкого масла в Дженовии около 1254-1650 гг.


Майкл: Нет?


Миа: Нет. Вообще-то это исторический любовный роман на четыреста страниц.


Майкл: Мило. Давай я прочитаю.


Миа: Серьезно. Майкл… это мило с твоей стороны, но ты не должен его читать.


Майкл: Должен? Если ты не считаешь, что я хочу его прочитать, может ты под кайфом. Может ты покурила сигареты Клариссы? Потому что я совершенно уверен, что когда однажды попробовал, был не в себе.


Миа: Она бросила курить. Смотри, если я сейчас отправлю тебе копию, ты пообещаешь мне, что не станешь его читать до тех пор, пока я не уйду?


Майкл: В смысле сейчас? То есть сейчас на мой телефон отправишь? Я клянусь.


Миа: Ладно. Отлично. Держи.


Майкл: Замечательно. Подожди. А кто такая Дафна Делакруис?


Миа: Ты сказал, что не будешь читать!


Майкл: О Боже, видела бы ты свое лицо. Оно такое же красное, как и мой Converse.


Миа: Спасибо, что заметил. Вообще то, я передумала. Я не хочу, чтобы ты его читал. Дай мне свой телефон, я его удалю.


Майкл: Что? Ни за что. Я прочитаю его сегодня вечером. Эй, успокойся! Ларс, помоги, она нападает на меня!


Ларс: Я должен вмешиваться, если кто-то нападает на принцессу, а не тогда когда она нападает на кого-то.


Миа: Дай мне его!


Майкл: Нет…


Официант: У вас какие-то проблемы?


Майкл: Нет.


Миа: Нет.


Ларс: Нет. Пожалуйста, извините их. Слишком много кофеина.


Миа: Извини, Майкл. Я заплачу за химчистку.


Майкл: Не дури… Ты до сих пор записываешь что ли?


Конец записи.


Воскресенье, 30 апреля, 14.30, на лавочке Вашингтонского Центрального Парка.


Да, все вышло не так уж хорошо.

И все было еще хуже, когда мы прощались – после того, как я неудачно попробовала забрать у него iPhone, чтобы удалить книжку, которую так глупо ему отослала – мы поднялись, я высунула свою руку, чтобы пожать его руку, но он посмотрел на нее и сказал:

– Я думаю, мы можем сделать кое-что получше, а?

И протянул руки, чтобы обнять меня – просто дружеское объятие, я имею в виду, не более того.


Я засмеялась и сказала: "Конечно".


И я его обняла.


И я случайно его понюхала.


И ко мне вернулись все воспоминания. Я чувствовала безопасность и тепло, когда находилась в его объятиях, и я хотела, чтобы он не выпускал меня из своих объятий. Я не хотела, чтобы он меня отпускал ни здесь, ни в кафе Данте, ни где-либо ещё… Это было так глупо. Это было ужасно. Я имею в виду, мне практически пришлось заставить себя отпустить его, потому что нюхала Майкла, этот запах, который я давно не ощущала.


Да что со мной случилось?


Сейчас я не могу идти домой, потому что я не смогу справиться со своими родственниками из Индианы (или из Дженовии), которые могут оказаться там. Мне просто надо посидеть здесь в парке и попытаться забыть, какой я была идиоткой (в это время Ларс защищал меня от торговцев наркотиками, которые предлагали мне курево, и от бродяг, которые просили дать им 5 долларов, и от туристов, – детей и их родителей – которые говорили: "О Господи! Это же принцесса Дженовии, Миа!", я надеялась, в конце концов, что успокоюсь, мои пальцы перестанут трястись, моё сердце перестанет биться и говорить Майкл, Майкл, Майкл, как будто я снова в 9 классе.


Я действительно надеюсь, что горячий шоколад отмоется с его джинсов.


Просто я хочу спросить у богов или у кого-нибудь ещё, кто может меня выслушать… Почему я не могу себя нормально вести с парнем, с которым я рассталась на все 100 процентов?


Это было так… странно, снова сидеть с ним рядом. Особенно, снова чувствовать его запах. И мы с ним сейчас просто друзья – и, конечно, у меня есть парень, а у Майкла есть девушка (правда, я не задавала ему вопросы насчёт этого).


Просто он такой… Я не знаю! Я не могу этого объяснить! Наверно, это происходит из-за… прикосновений.


Я, конечно, знала, что мне нельзя к нему прикасаться (до того, как я к нему прикоснулась… это он ПРЕДЛОЖИЛ. Он не мог знать, что принесут мне эти объятия. Он знал? Нет, он не мог. Он же не садист. Не то, что его сестра).


Но находиться с ним там, в кафе, это было похоже на… ну, это было, как будто время повернулось вспять. Хотя, конечно, прошло уже много времени. Наверное, если послушать плёнку, на которую записана наша встреча, это звучит так глупо (Я просто отмотала её назад, я была как полная идиотка), я не чувствовала себя глупо, когда говорила это – не из-за того, что я моложе Майкла. Думаю, это потому, что… много всего произошло с тех пор, как я встречалась с Майклом, и я чувствую себя более уверенно во многих вещах (ну ладно, ладно… не считая мужчин). Хотя, это просто нелогично.


Вот например – сейчас я отматываю назад плёнку и понимаю, что Майкл со мной заигрывал! Ну, немного!


Но всё отлично! Действительно, всё более чем отлично.


О нет. Неужели я это сейчас написала?


Не то чтобы это имеет значение, потому что я уверена, он считает, что я пришла туда, только чтобы написать статью для Атома (хотя какой из меня репортёр, я даже не задала ему все свои вопросы, потому что была занята тем, что пыталась вырвать у него телефон).


Вырывала! В ресторане! Прямо как семилетняя! Здорово. Когда, наконец, я научусь вести себя как взрослая? Я действительно думала, что я в состоянии достойно себя вести в общественном месте.


А потом я пыталась отнять iPhone у моего бывшего парня прямо в кафе! И пролила на него горячий шоколад!


Потом я его нюхала.


И ещё мне кажется, что я потеряла одну серёжку.


Слава Богу, там не было папарацци, которые бы это всё сфотографировали.


Хотя, если подумать, это кажется очень странным. Никого из них не было вокруг, поскольку они, похоже, следуют за мной по пятам.


В любом случае…


Мне кажется, это было так… мило? Я имею в виду, Майкл и его реакция на то, что я сказала о своём любовном романе. Хотя я сожалею, что я отправила ему копию.


Он сказал, что собирается её прочитать! Вечером!


Конечно, Джей Пи сказал то же самое. Но ещё Джей Пи сказал, чтобы я не продавала себя. А вот Майкл не сказал ничего подобного.


Но опять же, Майкл не мой парень. Он не защищает мои интересы, как Джей Пи.


Это было настолько восхитительно, когда он сказал, что именно я была его вдохновением при создании робота-манипулятора. Хотя это было давным-давно, ещё до нашего разрыва.


Ещё он сказал, то, что я забыла старые ссоры с Лили, – это очень мило. Но он, очевидно, не знает правды. Я имею в виду, это не я ругалась с Лили всё это время, но…


О нет. Их позвала бабушка. Я собираюсь с ней увидеться, мне есть, что ей сказать.


"Амелия?" Голос бабушки звучал, как будто она в тоннеле. Я слышу сушку феном на заднем плане, поэтому я поняла, бабушка приводит в порядок причёску. "Ты где? Почему ты не отвечаешь на мои е-мейлы?"


"Бабушка, у меня есть для тебя вопрос получше. Зачем ты позвала моего бывшего парня и его семью ко мне на день рождения завтра вечером? И тебе лучше не говорить, что ты позвала его, чтобы я спросила у него про Кардио Руку, потому что"…


"Конечно именно поэтому, Амелия", – сказала бабушка. Я услышала звук пощёчины, а потом бабушка сказала: "Паоло, хватит. Я же сказала не надо столько лака для волос". А мне она сказала уже более громким голосом: "Амелия! Ты ещё здесь?"


Я думала, что он не скажет ничего, что меня удивит. Но она это делает. Постоянно.


"Бабушка", – сказала я. Я схожу с ума. Это не просто мой бывший бойфренд. Этой Майкл! "Ты не можешь этого делать. Ты не можешь использовать этих людей".


"Амелия, не будь глупой. Ты же хочешь, чтобы твой папа победил на выборах? Нам нужен один робот-манипулятор. Как, думаю, я тебе уже говорила. Если бы ты сделала то, о чём я тебя просила, поговорила бы с ним о роботе-манипуляторе, мне бы не пришлось отправлять приглашение и его ужасной сестре, и ты не попала бы в глупое положение, ведь тебя завтра придётся развлекать своего бывшего любовника на глазах у нынешнего. Я признаю, это будет сложно…


"Бывший", – пробормотала я. Поблизости катались мальчики на скейтбордах. Я смотрела на одного из них, который скатывался с горки, специально поставленной в парке. Я точно знаю, что он чувствовал. "Бабушка, Майкл не был моим любовником. Это слово означает, что мы спали друг с другом. Но это не правда".


"Паоло, я тебе говорила, не надо столько лака. Ты пытаешься меня отравить? Посмотри на бедного Роммеля, ему трудно дышать, вы же знает, возможности лёгких собаки не такие, как у человека". Бабушкин голос то исчезает, то появляется. "Так, теперь, Миа, поговорим насчёт твоего выхода завтра вечером. Шанель доставят завтра утром. Сообщи своей матери, что кто-нибудь должен быть в квартире, чтобы получить его. Это значит, что твоей матери придётся остаться дома. Как ты думаешь, она с этим справится, или это слишком большая ответственность? Ничего, я уже знаю ответ на этот вопрос"…

Какой-то входящий вызов. Это Тина!


"Бабушка, всё", – проинформировала я её. "Мне надо идти"…

"Не смейте отключаться, юная леди. Мы ещё не поговорили о том, что мы будем делать, если завтра тебе предложат членство в Domina Rei. Ты"…


Я знаю, это прозвучит грубо, но мне хватило разговоров с бабушкой. Действительно, 30 секунд общения вполне достаточно.


"Пока, бабушка", – я переключилась на разговор с Тиной. С бабушкой я поговорю позже…


"О Господи", – спросила Тина, ведь я целую минуту не брала трубку. "Ты где?"


"Я на Вашингтон-сквер", – сказала я. "Сижу на скамейке. Я только что встречалась с Майклом и пролила горячий шоколад на его брюки. Мы обнялись на прощание. И я нюхала его шею".


"Ты пролила на него горячий шоколад?" Тина была поставлена в тупик. "Ты нюхала его шею?"


"Да". Скейтбордисты всё пытались превзойти друг друга в прыжках, но большинство из них просто падали. Ларс наблюдал за ними с лёгкой улыбкой на лице. Я надеюсь, он не думает о том, чтобы взять у одного из них скейтборд, чтобы показать, как это делается. "Он классно пахнет"

Затем наступила длинная пауза, как будто Тина переваривает это.


"Миа", – спросила она, – "Для тебя Майкл пахнет лучше, чем Джей Пи?"


"Да", – сказала я очень тихо. "Но так было всегда. Джей Пи пахнул химчисткой".


"Миа", – сказала она. "Я думала, ты купила ему одеколон".


"Да, купила. Но это не помогло".


"Миа, я должна с тобой поговорить. Я думаю, тебе лучше приехать сюда".


"Я не могу, – сказала я. "Я должна погулять с бабушкой и дедушкой в Центральном Зоопарке".

"Тогда я встретимся в зоопарке", – сказала Тина.

"Тина, что происходит?", – спросила я. "Что же такого важного ты не можешь сказать мне по телефону?"


"Миа, ты сама знаешь".


Она ошибается. Я понятия не имею, о чём она говорит!


Наверное, это что-то очень плохое, если Тина боится, что TMZ узнает об этом и поднимет шум, что повредит моему отцу на выборах.


"Встретимся рядом с вольером пингвинов в 16:15", – сказала Тина. Её голос звучал как у героини шоу Ким Посибл.


Но я не удивлена. В любом случае, вольер с пингвинами – это место, где я провожу время, когда мне надо побыть одной.


"Хотя бы намекни. К чему это имеет отношение? К Борису? К Майкду? К Джею Пи?"


"К твоей книге", – сказала Тина и повесила трубку.


Моя книга? Что такого произошло с моей книгой? Если…


Неужели всё так плохо?


Замечательно. А Майкл и Джей Пи прямо сейчас читают копии. ПРЯМО В ЭТУ МИНУТУ!


Мне надо перестать об этом думать.


Мне хотелось пойти на Восьмую улицу, купить парик в одном из магазинов для трансвеститов и бежать из этого города. Я же права, мне больше нечего сделать. Я была унижена во всех отношениях. Я просто могла бы сесть на автобус до Канады.


Если бы только был способ избавиться от телохранителя…

30 Апреля, воскресенье, 16:00, вольер с пингвинами в Центральном Зоопарке.


Уау.


Сначала мой парень сказал, что я продалась популярной литературе, потом пролила горячий шоколад на джинсы своего бывшего парня (который в данный момент читает мою книгу), потому моя подруга сказала, что ей надо встретиться со мной, потому что есть какая-то проблема с моей книгой – с той самой книгой, над которой я работала 21 месяц – я действительно не думала, что 24 часа могут пройти так плохо.


Но это было до того, как я пошла в зоопарк с мамой, отчимом, братишкой, бабушкой, дедушкой и с телохранителем.


Наверное, я просто родилась под счастливой звездой 17 лет, 364 дня назад.


Центральные Зоопарк был не слишком переполнен в первый солнечный воскресный день весны, поэтому у нас не было проблем, чтобы толкать коляску Рокки через толпу.


Или просто никто не замечает моего телохранителя, который был одет в чёрный пиджак, рубашку, галстук и брюки.


Да и бабушка не сильно выделяется в своём ярко-розовом спортивном костюме Juicy Couture очень большого размера (на попе написано Spicy, а не Juicy. Spicy – это не то слово, которое ассоциируется с бабушкиной попой).


Дедушка отказывается одеваться в соответствии с модой Нью-Йорка, и он продолжает носить свою старую жёлто-зелёную бейсболку от John Deere, хотя бабушка купила ему новую, как в Блондинке в законе – в мюзикле. Я готова заплатить наличными, чтобы увидеть, как он будет её носить.


Мы показали Рокки белых медведей и обезьян, его любимых животных. И я признаюсь, было очень мило, когда Рокки изображал обезьян с почёсыванием подмышек и всего остального (ум он, явно, унаследовал от отца. Не обижайтесь, мистер Дж.)


Бабушка была рада провести время не только со своим внуком, но и со мной. Потом мы проводили время с ещё большим удовольствием… мы были в ресторане, который выбрали бабушка и дедушка. И ресторан, который они выбрали, это… Эплби'с.


Да! Оказывается, на Таймс-сквер есть ресторан Эплби'с. И именно туда бабушка с дедушкой захотели пойти. Когда я это услышала, я обратилась к Ларсу: "Пустите мне пулю в голову". Но он этого не сделал.


И мама сказала, чтобы я заткнулась или она сама меня заткнёт.


Серьёзно, хотя… Эплби'с? Из всех ресторанов на Манхэттене? Почему они выбрали ресторан, который можно найти почти в каждом городе Америки?


Я сказала бабушке, что у меня есть чёрная карточка Американ Экспресс и я могу отвести их в любой ресторан, который они захотят, цены не проблема. Бабушка, что проблема не в цене. Это дедушка. Он не любит есть странную еду. Ему нравится ходить в такие места, где он точно знает, что можно заказать.


Но это же так весело, сходить куда-нибудь и попробовать новые блюда!


Но дедушка говорить, что пробовать новые блюда – это не весело.


Я просто молюсь всем богам, которые находятся на небесах, – Яхве, Аллаху, Кришне – чтобы они не дали папарацци сфотографировать то, как я, принцесса Дженовии, выхожу из этого ресторана, в такой важный момент кампании моего отца.


Во всяком случае, Бабушка хотела поговорить о колледже. В какой колледж я собираюсь (Бабушка, Добро пожаловать в клуб). Она дала мне много советов относительно того, что я должна изучать. По её мнению, я должна учиться на медсестру. Она говорит, что для медсестёр всегда есть рабочие места, и, так как, население Америки стареет, хорошие медсёстры всегда будут пользоваться спросом.


Я сказала бабушке, что она совершенно права, медсестра – необходимая профессия, но не думаю, что могу изучать эту профессию, ведь я принцесса. Я имею в виду, что я должна выбрать профессию, при которой я смогу исполнять свои обязанности принцессы в Дженовии, как, например, крещение судов, оказания гостеприимства и всего подобного.


Будучи медсестрой, этим заниматься невозможно.


Но я могу быть писателем, это возможно делать в приватной обстановке во дворце.


Плюс, с моими оценками по математике, вряд ли кто-то захочет, чтобы я занималась медициной. Я скорее убью больше людей, чем спасу.


Слава Богу, у нас есть такие люди, как Тина, кто хорошо знает математику, кто собирается получить медицинскую профессию.


Говоря о Тине, я пробралась к корпусу с пингвинами в то время, когда мама и те парни пытаются накормить Рокки мороженым или чем-то ещё, когда он увидел, что кто-то ест его и закатил обычную для трёхлетнего ребёнка истерику. Они думают, что я до сих пор там. Здесь не так воняет, и свет лучше, чтобы писать. Но здесь так много людей! Я клянусь, Нью-Йорк превращается в Диснейленд Северо-Востока. Я слышала, что кто-то спросил о том, где монорельсовая дорога. Хотя, может быть, это была шутка.


Ну как я могу покинуть это место, чтобы учиться в колледже? Как? Я так люблю его!


О, вот и Тина. Она выглядит… озабоченной. Возможно, она слышала, куда я иду на обед?


Я шучу…


30 апреля, воскресенье, 18:30, дамская комната ресторана Эплби'с на Таймс-Сквер.


Я ПРОСТО ПРИШЛА В ЗАМЕШАТЕЛЬСТВО ОТ ТОГО, ЧТО ТИНА СКАЗАЛА МНЕ ОКОЛО КОРПУСА С ПИНГВИНАМИ.


Я просто хочу записать всё, что произошло, не обращая внимания на французское жаркое, раздавленное на полу (Кто ест французское жаркое в туалете? Кто??? Кто вообще есть в туалете? Извините, но это ужасно), а также тот факт, что я это пишу в дамской комнате ресторана Эплби'с, в единственном месте, где я могу остаться без бабушки с дедушкой:


Тина подошла к дому пингвинов, где я находилась, и сказала: "Я так рада, что нашла тебя. Нам надо поговорить".


Я ей ответила: "Тина, что случилось? Тебе не понравилась моя книга или что?"


Просто, я должна признаться, моя книга не самое великое произведение, если бы оно было замечательным, кто-нибудь захотел его опубликовать.


Но я не думала, что всё НАСТОЛЬКО ужасно, что Тина встретилась со мной здесь, в Центральном Зоопарке, чтобы сказать мне это лично.


Плюс, её бледность была видна, несмотря на тени для век и помаду. Но, возможно, это было из-за синего свечения от водоёма с пингвинами.


Но потом она схватила мою руку и сказала: "О Господи, Миа, конечно нет! Мне понравилась твоя книга! Это просто классно! И там было пиво! Я подумала так весело, это же из-за твоего неудачного опыта с пивом, помнишь, в 10 классе, когда ты хотела стать принцессой вечеринки, ты напилась пива и танцевала сексуальный танец с Джем Пи перед Майклом?"


Я посмотрела на неё. "Мы же договорились больше не вспоминать об этом сексуальном танце".


Она прикусила губу и сказала: "Упс. Извини. Но просто, это так мило. То, что ты написала о пиве. Мне это понравилось! Но, когда я говорила, что мне надо с тобой поговорить о книге, я имела в виду"…


И она послала Ларсу такой взгляд, будто говорила – УХОДИ!


Он это понял и пошёл к Вахиму, телохранителю Тины, который смотрел на милое плавание пингвинов, так они оба могли за нами наблюдать, но мы были вне зоны слышимости.


Я всё это время я думала, хорошо, я писала о пиве, я имею в виду, в моей книге есть упоминания о пиве, неужели Тина думает, что я алкоголичка? Неужели она здесь, чтобы поговорить со мной об этом? Я видела по телевизору, как это происходит.


И я оглянулась в поисках съёмочной группы, интересно, как я потом смогу реабилитироваться, ведь я правда не люблю пиво…


Тогда Тина повернулась и спросила у меня, что до сих пор трясёт моё сердце. Я имею в виду, она улыбалась, и её глаза блестели, когда она спрашивала, но она была очень серьёзной.


Я пишу это и всё ещё не могу поверить. Я имею в виду – ТИНА ХАКИМ БАБА! Из всех людей


Я, конечно, не сужу. Но я никогда от неё такого не ожидала!


А может и ожидала…

Ну, это же… ТИНА!


Тина повернулась и спросила: "Миа, я просто обязана у тебя спросить – я имею в виду, я прочитала твою книгу, и – не пойми меня неправильно, она мне понравилась, но… я начала задаваться вопросом, но – я знаю, что это не моё дело – у вас с Джеем Пи был секс?"


Я смогла только посмотреть на неё. Это было так далеко от того, чего я от неё ожидала – особенно около вольера с пингвинами, в нескольких ярдах от наших телохранителей, среди бегающих вокруг нас детей и кричащих: "Смотри, Мама! Делай ноги!", – в течение нескольких секунд я была слишком потрясена, чтобы вымолвить хоть слово.


"Ну, просто", – Тина быстро продолжила, видя, что я потрясена, – "сцены секса в твоей книге получились очень реалистичными, и я просто не могла избавиться от мысли, что у вас с Джем Пи уже было ЭТО". Я имею в виду, секс. Если у тебя это было, то я хочу, чтобы ты знала, я тебя не осуждаю за то, что ты не дождалась ночи после выпускного, как мы договорились. Я всё понимаю. На самом деле, Миа, я всё прекрасно понимаю. По правде говоря, я уже в течение длительного времени хотела тебе сказать, что Борис и я… мы уже тоже занимались сексом".


!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!


"Первый раз у нас был прошлым летом", – продолжала она, после того, как я просто молча на неё посмотрела. "В доме, который арендовали мои родители, в Martha's Vineyard. Помнишь, Борис приехал на 2 недели, чтобы навестить меня? Так вот, тогда у нас и случилось это в первый раз. Я старалась подождать, Миа. Правда пыталась. Но видеть его каждый день в плавках – я просто не могла этому сопротивляться. И в конце концов… мы сделали это. После того, как мои родители пошли спать. И с тех пор мы занималсь этим регулярно, когда мистера и миссис Пелковски не было дома".


Я думаю, мои глаза выглядели так, словно я сунула пальцы в розетку, потому что Тина вытянулась, чтобы встряхнуть мою руку.


"Миа, с тобой всё в порядке?", – спросила она, заинтересованно смотря на меня.

"Ты?", – наконец я выдохнула. "Ты и Борис?"


Я не думала, что я собираюсь сделать – ругаться или упасть в обморок. Или и то, и другое.


Это не был тот факт, что Тина – ТИНА! – из всех людей, именно она отказалась от своей мечты – потерять девственность после выпускного бала.


Просто, она сказала, что видеть Бориса в плавках было слишком тяжёло, чтобы сопротивляться. Извините, конечно, но…


Хотя это правда, у Бориса произошла огромная трансформация от "лузера" к "классному" парню за последние годы – и у него есть раздражающие поклонницы скрипки, которые ему поклоняются и следуют за ним по пятам, они просят у него автограф, когда он репетирует – я не верю, Я ПРОСТО НЕ МОГУ ПОВЕРИТЬ! – я просто такого не ожидала.


Может, если бы я никогда не видела его, как он заправляет свитер в штаны, и встречается с Лили, я МОГЛА бы это понять.


Правда, я не могу смотреть на него и видеть его высокое, накачанное тело. Я просто не могу! Не могу! Он мне как брат!

Тина, конечно, поняла моё отвращение иначе.


"Миа, не волнуйся", – сказала Тина, взяв меня за руку и озабоченно взглянув в мои глаза. "Мы предохранялись. Ты знаешь, мы ни с кем не были друг до друга. И я пила противозачаточные таблетки, так как мне было 14, потому что у меня очень болезненные менструации".


Я уставилась на неё ещё больше. Ах да. У Тины болезненные менструации. Она каждый месяц уходила с уроков Физического воспитания из-за этого.


Тина неуверенно на меня посмотрела: "Так ты не думаешь, что я шлюха из-за того, что не дождалась выпускного бала?"


Я разинула рот от удивления: "Что? Нет! Конечно нет, Тина!"


"Ну". Тину передёрнуло. "Я просто… не была уверена. Я хотела тебе сказать, но не я не знала, что ты подумаешь. Я хочу сказать, у нас были планы на ночь выпускного бала,… а я всё испортила, потому что не могла подождать". Потом она оживилась. "Но потом, когда ты сказала, что выпускной – это глупо и Джей Пи не пригласил тебя, я прочитала твою книгу и подумала, что у вас уже был секс! Только теперь, когда у вас с Майклом"…


Я быстро посмотрела на вольер с пингвинами. Там было столько людей! Большинству из них 5 лет! И они кричали! А мы вели этот интимный разговор! Про секс!


"Что у нас с Майклом?", – я прервала её. "Тина, у нас с Майклом ничего нет. Я тебе говорила. Я просто пролила на него горячий шоколад. И ВСЁ!!!!"


"Но ты нюхала его", – сказал Тина, заинтересованно смотря на меня.


"Да, я его нюхала. Но в этом ничего такого!"


"Но ты сказала, что он пахнет лучше, чем Джей Пи!", – Тина всё ещё выглядела заинтересованной.


"Да!", – я начала паниковать. Внезапно я стала чувствовать, что в этом вольере у меня начинается клаустрофобия. Здесь было слишком много народа. Кроме того, раздавались крики детей, не говоря уже о запахе пингвинов – это было немного подавляющим. "Но это ничего не означает! Это не значит, что мы с ним опять вместе! Мы просто друзья!"


"Миа!", – Тина укоризненно посмотрела на меня. "Я читала твою книгу, помнишь?"


"Мою книгу?" Мне стало жарко, хотя в вольере пингвинов был очень хороший кондиционер "Какое отношение к этому имеет моя книга?"


"Прекрасный рыцарь, который долгое время отсутствовал дома, а потом вернулся?", – многозначительно сказала Тина. "Разве ты писала не о Майкле?"


"Нет!", – утверждала я. О Господи! Неужели каждый, кто это прочитает, подумает об этом? И Джей Пи так подумал? О Майкле? О, НЕТ! ОН ЧИТАЕТ ЭТО ПРЯМО СЕЙЧАС!!! Может он читает её с МИДОРИ В МИКРОМИНИ!!! И СМЕЁТСЯ НАД ЭТИМ!!!


"Что относительно той девушки, которая чувствовала себя обязанной заботиться о людях?", – продолжала Тина. "Неужели ты писала не о себе? И люди, которых ты там описывала, разве это не жители Дженовии?"


"Нет!", – закричала я, но мой голос дрожал. Некоторые родители, которые привели детей в зоопарк, чтобы посмотреть на пингвинов, посмотрели на нас, чтобы узнать, о чём двое девочек-подростков разговаривают в тёмном углу.


Если бы только они знали правду. Они бы, вероятно, сбежали бы из зоопарка. Они, наверное, даже попросили бы охранников пристрелить нас.


"Оу", – Тина опустила глаза. "Ну… просто это выглядело так. Выглядело так… как будто ты писала о том, что вы с Майклом снова вместе".


"Тина, это не так", – сказала я. В груди у меня появилось напряжение. "Я клянусь!"


"Ну… а что ты собираешься делать с Джем Пи? Я имею в виду, у вас был секс? Не так ли?", – Тина пристально на посмотрела на меня, освещённую синим цветом.


Я не знаю, что бы произошло дальше, если бы не произошло чудо, которое меня спасло, но в этот момент показались бабушка с дедушкой и Рокки, они выкрикивали моё имя. Я имею в виду, Рокки выкрикивал. Не бабушка с дедушкой.


Потом зоопарк закрылся, и мы ушли. Это прекратило наш разговор на тему половой жизни Тины. И моей. СЛАВА БОГУ!


И вот сейчас я здесь, в Эплби' с.


И я не думаю, что у меня когда-нибудь будет то же самое. Потому что Тина призналась, что они с Борисом регулярно занимались сексом.


Я должна была догадаться. Они никогда не проявляли свои чувства на публике – не целовались, не держались за руки в коридоре, ничего подобного – это указывало на то, что происходит что-то серьёзное.


После школы, когда дома не было мистера и миссис Пелковски.


Господи! Я была слепа!


О нет, звонит мой мобильный. Это Джей Пи! Он должен звонить, чтобы сказать, что он думает о "Выкупе моего сердца".


Я ответила, хотя в дамской комнате было много людей вокруг меня. Я лично думаю, что это отвратительно, отвечать на телефонные звонки в дамской комнате, но я не слышала Джея Пи целый день, и я оставляла ему сообщение раньше. Я хочу узнать, что он думает о моей книге. Я не хочу показать нуждающейся в этом, но вы знаете. Что, если он подумает, что эта книга обо мне и Майкле, как Тина?


Но, оказывается, мне не надо было беспокоиться: он ещё не прочитал её, Джей Пи весь день был занят репетициями.


Он хотел узнать о моих планах на обед.


Я сказала, что сейчас я в Эплби'с с бабушкой, дедушкой, мамой, мистером Дж. и Рокки, и мы приветствуем, если он к нам присоединится.


Но он рассмеялся и сказал, что все отлично.


Я не думаю, что он действительно понимает всю серьезность ситуации.


Затем я сказала: "Нет, ты не понимаешь. Тебе НУЖНО прийти и присоединиться к нам".


Потому что я понимала, мне действительно нужно увидеть его после того дня, когда… когда я узнала о Майкле от Тины и Бориса, от всех.


Но Джей Пи сказал: "Миа,… это же Эплби'с".


Я сказала, чувствуя себя немного отчаявшейся (хорошо, очень отчаявшейся): "Джей Пи, я знаю, что это Эплби'с. Но это один из тех ресторанов, которые нравятся моей семье. Хорошо, некоторым членам моей семьи. И мне там нравится. Это действительно приободрит меня, если ты перестанешь говорить об этом. И бабушка очень хочет познакомиться с тобой. Она целыми днями спрашивает о тебе".


Это полная ложь. Но, тем не менее, я и так много лгу, что изменится, если я еще раз совру?


Бабушка даже и не упоминает о Джей Пи, хотя она спросила меня, когда встал вопрос о том, с кем мне выходит в свет "Этот симпатичный мальчик из "Классного мюзикла". Ты, как принцесса, я уверена, можешь взять его с собой для выхода в свет". Эээ.. спасибо, бабушка, но я не хочу назначать свидания парням, которые носят макияжа больше, чем я.


"Кроме того", – сказала я Джею Пи, – "я скучаю по тебе. Кажется, мы с тобой очень редко видимся, ты так занят своей пьесой".


"А. Вот что случается, когда два творческих человека пытаются быть вместе", – напомнил мне Джей Пи. "Вспомни, как ты была занята, когда ты продолжала работать над своим роман, как сейчас я узнал?" Его нежелание вступать в такой ужас, каким является Эплби'c на Таймс сквер, было ощутимо. И, если я еще что-нибудь добавлю, станет вполне понятной. Однако. "И ты увидишь меня завтра в школе. И всю ночь на твоей вечеринке завтра. Я действительно занят на репетициях. Ты не возражаешь, не так ли?"


Я посмотрела на раздавленное жаркое под моей туфлей.


"Нет", – сказала я. Что еще я могла сказать? Кроме того, что может быть трогательнее, чем когда почти восемнадцатилетняя девушка в дамской комнате умоляет своего бойфренда встретится с ней, с ее родителями и с ее дедушкой и бабушкой в Эплби'с?


Я так не думаю.


"Увидимся позже", – сказала я вместо этого. И положила трубку.


Мне хотелось плакать. Мне правда, правда этого хотелось. Сидя здесь, я думала о том, как мой бывший бойфренд, может быть, читает мою книгу и думает, что она о нем… а моему нынешнему бойфренду вообще не стоит её читать…


Честно, я думаю, я буду самой жалкой девушкой на Манхэттене в ночь после дня рождения. Возможно, на целом Восточном побережье. Может быть, во всей Северной Америке.

Может быть во всем мире.


Отрывок из книги "Искупление моего сердца" Дафны Делакруа.


Хюго лег под ней, с трудом осмеливаясь поверить в свою удачу. В свое время его преследовало великое множество женщин, женщин, гораздо красивее Финулы Крайс, женщин более изысканных и образованных.


Но ни одна из них не была для него так привлекательна, как сейчас эта девушка. Она смело заявила, что хочет его из-за денег, и она не собирается прибегать к соблазну и использовать этот метод, чтобы заполучить его. Ее похищение было игрой, простой игрой, и Хюго был приятно удивлен, он думал, что сейчас громко рассмеется.


Каждая женщина, когда-либо его знавшая, в буквальном и в библейском смысле, имела в мыслях единственную цель – стать хозяйкой поместья Стефенсгейт. Хюго не имел ничего против женитьбы, но он чувствовал, что ни с одной знакомой женщиной он не сможет прожить остаток своей жизни. И здесь простая девушка, понятная и простая, как день, все, что она хочет от него – это деньги. Это было, словно на него подул порыв свежего, английского ветра, поменявший его веру женщин.


"Итак, я твой заложник", – сказал Хюго камням под собой. "Почему ты так уверена, что я могу заплатить выкуп?"


"Ты думаешь, я дура? Я видела, как ты кидал монету Симону, Фоксу и Хэа. Тебе не следовало показываться со своей добычей. Ты счастливчик. Это я захватила тебя и никто из друзей Дика и Тима. Они имеют довольно сомнительных компаньонов, ты знаешь. Тебе бы могли серьезно навредить".


Хьюго улыбнулся. Здесь он начал беспокоился о той неожиданной встрече с ней, на обратном пути к Стефенсгейту, никогда не подозревая, что она имеет какое-то отношение к нему.


"Над чем ты смеешься?", – требовательно спросила девушка, и, к его сожалению, она соскользнула с его спины и не очень мягко ткнула его пальцем ноги в бок. "Приподнимись, и перестань насмехаться. Нет ничего забавного в том, что я похитила тебя, ты знаешь. Я знаю, я не очень то похожа на похитителя, но я думаю, я приведу обратно Фокса и Хэа, ведь у меня самый изящный поклон во всей деревне, думаю, ты это помнишь".


Приподнимаясь, Хюго хорошо чувствовал свои руки у себя под спиной. Девушка крепко связала ему руки. В связанных руках кровь почти перестала циркулировать.


Поднимая свой пристальный взгляд, он увидел, что его колени захвачены ее ногами, ее чудесное бледное лицо увенчано дикими красными кудрявыми локонами, волосы были так длинны, что их конец касался фиалок под ее коленями. Ее рубашка была незаправлена и местами прилипла к ее влажному телу так, что ее соски были четко видны через тонкую материю.


Его брови поднялись, Хьюго осознал, что девушка совершенно не понимает, какой сногсшибательный эффект ее внешность оказывает на него. По крайней мере, осознавая только свою наготу, она становилась еще привлекательнее.


1 мая, Понедельник, 7:45, в лимузине по дороге в школу.


Я встала в это утро, когда прозвенел будильник (хотя я и спала совсем чуть-чуть, думая о том, как Майкл читает мою книгу – Я ЗНАЮ!!! Все, о чем я думала всю ночь, было, "Он уже ее прочитал? А сейчас? Ты думаешь, он читает ее сейчас?" И потом я тоже была взволнована: "О чем я должна заботиться, если мой бывший парень прочитал мою книгу? Соберись, Миа! Тебя не должно волновать, что ОН думает! Как насчет твоего нынешнего бойфренда?" и потом я начала беспокоится о Джее Пи. ОН прочитал? Что он подумал о книге? Она ему понравилась? А что, если он не прочитал? ), и стащила Толстого Луи со своей груди и, пошатываясь, пошла в ванную принять душ и почистить зубы, и посмотрела на себя в зеркало (мои волосы, похожие на заросли, были смешно растрепаны – слава богу, мне наконец-то попался бальзам для волос), и вдруг я поняла.


Мне восемнадцать.


И я совершеннолетняя.


И я – принцесса (конечно).


Но сейчас, думая о той информации, которую Тина выдала мне вчера, я уверена, что я, по существу, единственная девственница в выпускном классе Школы Альберта Эйнштейна.


Да. Проведем подсчет: Тина и Борис – потеряли её прошлым летом.


Лили и Кенни? Очевидно, занимались сексом много лет назад. Вы только можете добавить, что они ласкаются в холле в школе. Так не вовремя.


Лана? Пожалуйста… Она лишилась девственности еще когда встречалась с Джошем Рихтером.


Триша? То же самое, но не с Джошем Рихтером. По крайней мере, я уверена, что он даже старше, чем мы все подозреваем (наверное).


Шамика? Папа охраняет её так, как будто она владеет всем золотом Форт Нокса (военная база в штате Кентукки, место хранения золотого запаса США)? Она рассказала мне, что прошлым летом вылетела из десятого класса (никто из нас не мог этого даже предположить, она была очень осторожна) со старшеклассником, с которым она встречалась, я не знаю его имени.


Перин и Линг Су? Без комментариев.


И еще есть мой бойфренд, Джей Пи. Он сказал, что всю свою жизнь ждет любимого человека, и он знает, что этот человек – это я, и когда я буду готова, он тоже будет готов. Он может ждать вечность, если это потребуется.


Кто остался?


О, да. Я.


И Бог – свидетель того, я не занималась этим, несмотря на то, что все (хорошо, Тина) об этом думают.


Честно? Этого никогда не случится. Между Джеем Пи и мной, я имею в виду. За исключением того, что Джей Пи может ждать вечность (такая перемена в моем последнем бойфренде). Я имею в виду, только в этом. Джей Пи ведет себя как джентльмен. В этом отношении он совершенно отличается от Майкла. Он никогда не позволяет себе обнять своими руками мою шею, когда мы целуемся.


Правда, меня волнует, что он не говорит мне, что принимает границы, которые я установила и не хочет переходить их.

Это очень мило с его стороны.


Но я не знаю, каковы мои границы. У меня не было ни одного шанса их проверить. Во всяком случае, с Джеем Пи.


Это все так… по-разному, я имею в виду, когда я встречалась с Майклом, он никогда не спрашивал ни о каких границах. Он просто переходил через них, и если у меня были какие-либо возвражения, я могла высказать это. Или убрать его руки. Что я и делала. Часто. Не потому, то мне это не нравилось, а потому, что его – или мои – родители или еще кто-то были рядом.


Проблема с Майклом была в том, что когда он начинал это делать, меня бросало в жар и часто мне не хотелось что-то говорить – или убирать его руки – потому что мне все это нравилось.

Моя проблема – это уже другое – моя страшная и ужасная тайна, которую я не скажу никому, даже доктору Н.

С Джеем Пи я никогда себя так не чувствовала. Частично потому, что мы никогда не заходили так далеко. Но также, потому что… хорошо.


Я полагаю, мне нужно поступать так, как Тина поступает с Борисом, и говорить ему, что я хочу. Я долгое время видела Джея Пи в халате (он приезжал ко мне в Дженовию) . Но говорить ему, что я хочу никогда не приходила мне в голову. Это не значит, что он не горяч или еще что-то. Он целиком поглощен работой. Лана сказала, что Джей Пи делает как Мэтт Деймон из фильма "Граница" и выглядит как Оливер из сериала "Хана Мантана".


Но я не понимаю, что со мной! Не похоже, что я потеряла интерес к сексу, потому что вчера, когда я пыталась отнять у Майкла iPhone, и еще когда он крепко обнял меня – мне этого хотелось, все в порядке.

Только с Джеем Пи так не бывает. Это уже Совсем Другое.


Это не все, о чем я точно хочу подумать на мое День рождение, хотя. Не тогда, когда я в радостном настроении после пробуждения утром и смотрю на себя в зеркало и понимаю, что мне восемнадцать; я принцесса; и я девственница.

Что ты знаешь? Еще один пункт, относящийся к моей жизни – я "Единорог".

У меня счастливое и ненормальное день рождение.


Во всяком случае, мама, мистер Джанини, и Рокки ждали меня с вафлями в форме сердца в качестве сюрприза на завтрак (вафли в форме сердца были сделаны с помощью свадебного подарка от Марты Стюарт). Они были слишком сладкими для них. Я имею в виду, они ничего не знают о моих проблемах (о том, что я ненормальная, и я девственница).


Затем папа позвонил из Дженовии, когда мы ели, и пожелал мне счастливого дня рождения и напомнил мне, что сегодня я вступаю в свои полные права, как королевская принцесса (хотя и не могу купить себе пентхаус на Парк Авеню, но я могу их арендовать, если потребуется), и не могу тратить деньги только в одном месте (ха-ха-ха, он не забыл как я веселилась в Бенделе, а после пожертвовала деньги в "Международную амнистию"), потому что мой счет пополняется только один раз в год.

Я признаюсь, он подавился и сказал, что он никогда не думал, что тогда, в Плазе 4 года назад, объясняя мне, что я наследница трона, я стану икать и поведу себя так, как будто буду совсем не рада, что я принцесса. И наору на него (как будто вы считаете это хорошим).


Я тоже подавилась и сказала, что у меня не было никаких возражений по отношению к конституционной монархии, особенно если мы все еще сохраняем титул, трон, дворец, корону, драгоценности и драгоценные камни и все остальное.


Он не высмеивал меня, но стал резок, а я знаю, что это значит, он расчувствовался и заплакал, и положил трубку.


Бедный папа. Ему стало бы легче, если бы он познакомился и женился бы на красивой девушке (но не на супермоделе, как президент Франции, хотя я не уверена, что его жена красива).


Но он все еще ищет свою любовь в неподходящих местах. Например, в салонах нижнего белья.


Наконец, он знает, что не может ходить на свидания, пока он занимается предвыборной кампанией.


Затем пришла мама с подарком для меня, это был коллаж, включающий в себя все вещи, символизирующие нашу совместную жизнь, такие как остаток билета с поездки на женское ралли в Вашингтон, мои старые одежки, когда мне было шесть лет, фотки Рокки, когда он был малышом, фотки, где мы с мамой красим мансарду, ошейник Толстого Луи, когда он был котенком, и фотоснимок моего костюма Джона Арка на Хэллоуин.


Мама сказала, это, чтобы я не так скучала по дому, когда поеду в колледж.


Это было так мило с ее стороны, и у меня на глазах навернулись слёзы.


После она напомнила мне, что мне следует поспешить решить, в какой колледж я пойду учиться в следующем году.


Хорошо! Да, я буду уверена в этом! Вытащи меня с чердака, почему ты этого не делаешь?


Я хорошо понимаю ее, мистера Джанини и папу. Но это нелегко. Сейчас в моей голове много мыслей. Вчера моя лучшая подруга призналась мне, что она регулярно занимается сексом со своим бойфрендом, а до этого она мне ничего не говорила, и я дала свой роман мое бывшему парню, и мне следует вернуться к статье, которую я должна написать, о разговоре бывшего парня с его сестрой, которая ненавидит меня, и сегодня ночью у меня вечеринка на яхте с тремя сотнями приглашенных, большинство из которых я не знаю, которые были приглашены вдовствующей принцессой маленькой страны, моей бабушкой.


И, о, да, у моего бойфренда есть моя книга уже 24 часа, и он не читал ее и не захотел пойти со мной в Эплби'c .


Кто-нибудь может разрезать меня на кусочки?


У девственниц жизнь нелегкая, вы знаете. Мы вымершая порода.


1 Мая, понедельник, домашняя комната.


Так, я только что вышла из офиса Атома. Я всё ещё немного дрожу.


Там никого не было, только вдруг вошла Лили. Я натяжно улыбнулась (я всегда так делаю, когда вижу мою бывшую лучшую подружку) и сказала: "Привет, Лили. Вот история о твоём брате" и протянула ей статью. (Я была занята вплоть до часа ночи, сочиняя это. Как вы можете написать 400 слов о вашем бывшем бойфренде и оставаться при этом беспристрастным журналистом? Ответ: вы не можете. Я чуть не получила приступ эмболии, делая это. Но я не думаю, что вы можете сказать, читая это, что я пролила на него горячий шоколад, а потом нюхала его). Лили посмотрела поверх компьютера, на котором она работала (Не могу не вспомнить, что этап, который она прошла, когда имела обыкновение помещать названия всяких божеств и грязных слов в Googlе, чтобы только посмотреть, какие сайты она придумала. О Господи, что это были за дни. Не скучаю по ним) и сказала: "А, привет, Миа. Спасибо".


Затем с нерешительным видом она добавила: "С Днём Рождения!"


!!!!!Она вспомнила!!!!!


Ну ладно, думаю, тот факт, что бабушка прислала ей приглашение на мою вечеринку, стал небольшим напоминанием.


Я удивлённо протянула: "Мм…спасибо".


Я подумала, что это было всё, но когда я была на полпути к двери, Лили меня остановила и сказал: "Слушай, я надеюсь, ты не возражаешь, если мы с Кенни придём сегодня вечером. Я имею в виду, на твою вечеринку".


"Нет, нисколько", – ответила я. Полная Ложь Мии Термополис номер семь. "Я буду рада, если вы оба придёте".


Зато это только является примером того, что уроки принцессы не прошли даром. О Господи, правда, конечно, у меня в голове. Она придёт??? Зачем? Она может прийти только потому, что она замышляет какую-то месть мне. Может, они с Кенни собираются угнать яхту, как только на ней установят паруса, загонят её в международные воды и взорвут её во имя свободной любви, пока мы будем загружаться в спасательные лодки. Или придумают ещё что-нибудь. Хорошо, что Виго заставил бабушку усилить охрану, в случае, если Дженнифер Энистон покажется там же, где и Брэд Питт.


Лили сказала: "Спасибо. Я хочу подарить тебя на День Рождения кое-что, но я могу это сделать только если приду на вечеринку".


Что-то, что она может подарить мне только на День Рождения, но может сделать это только на Королевской яхте Дженовии? Замечательно! Моя теория угона подтверждается.


Я, запинаясь, сказала: "Вообще-то, ты не должна мне ничего дарить, Лили".


Я не должна была этого говорить, потому что Лили нахмурилась и сказала: "Вообще, я знаю, что у тебя есть всё, но есть одна вещь, которую никто не сможет тебе дать".


Я очень сильно занервничала (не то, что было до этого) и сказала: "Я не имела в виду то, как это, может быть прозвучало. То, что я подразумевала…"


Лили, казалось, сожалела о своей мгновенной вспышке гнева и сказала: "Я этого не подразумевала. Слушай, я больше не хочу бороться".

Это был первый раз за 2 года, когда Лили сослалась на тот факт, что мы были друзьями и что мы боролись. Я была настолько удивлена, что даже не знала сначала, что сказать. Я имею в виду, что мне никогда не приходило в голову, что борьба это не вариант. Я полагала, что единственный вариант-это то, что мы делаем…а именно, игнорируем друг друга.

"Я больше не хочу враждовать", – сказала я.


Но если она больше не хочет враждовать, чего же ОНА хочет? Точно уж не быть моим другом. Я недостаточно крутая для неё. У меня нет пирсинга, я принцесса, я хожу на шопинг с Ланой Уайнбергер, я иногда надеваю розовые бальные платья, у меня есть костюм от Прада, я девственница и, а, конечно, – она думает, что я увела её бойфренда.


"В любом случае, – сказала Лили, когда нашла свой рюкзак, весь усеянный Корейскими кнопками (она планирует продвигать в Корее своё шоу), – мой брат сказал передать тебе это".


И она вытащила конверт и передала его мне. Это был белый конверт с голубым фирменным бланком с предполагаемым адресом отправления. Фирменный бланк гласил "Хирургия Павлова" с небольшой иллюстрацией собаки Майкла, Павлова. Конверт был шероховатым, как будто там было что-то ещё кроме письма.


"О", – только и смогла я сказать. Я чувствовала, что краснею, что случается со мной всякий раз, когда я слышу имя Майкла. Замечательно. "Спасибо".

"Нет проблем", – сказала Лили.

Слава Богу, в это время раздался звонок, поэтому я сказала: "Увидимся позже".

А потом я развернулась и убежала.


Просто это было так…СТРАННО. Почему Лили была со мной такой милой? Она, должно быть, что-то запланировала на сегодняшний вечер. Она и Кенни. Очевидно, они собираются что-то сделать, чтобы испортить мою вечеринку. Хотя, может быть, и нет, ведь Майкл и его родители тоже собираются там появиться. Зачем бы она собиралась причинить мне боль, если это может смутить её родителей и брата? Я могу сказать, насколько сильно она их любит, ну и конечно, я знаю её всю мою жизнь, несмотря на то, что мы не разговаривали последние два года.


Я оглянулась в поисках Тины или Ланы или Шамики или кого-нибудь ещё, чтобы обсудить то, что только что случилось с Лили, но я никого не смогла найти. Что было довольно странным, я думала, что они придут к моему шкафчику, чтобы поздравить меня с Днём Рождения или что-нибудь ещё. Но никого не было.


Я не могла избавиться от мысли – наверное, это была паранойя – что они избегают меня, потому что Тина рассказала им о моей книге. Я знаю, что она сказала, что это довольно мило, но это лишь то, что Тина сказала мне в лицо. Может за моей спиной она думала, что это ужасно, и отправила мою книгу всем, и теперь они все думаю, что это ужасно, наверное, это и есть причина, по которой они не поздравили меня с Днём Рождения,

потому что они боятся, что они будут не в состоянии остановиться смеяться мне в лицо.


Или они действительно что-то запланировали.

Это не исключено.


Моё дыхание участилось, потому что, когда я добралась до спальни, я была уверена, что никто сюда не заглядывал. Я открыла конверт, который дала мне Лили, и вот, что я там увидела. Письмо, написанное рукой Майкла, в котором говорилось:


Дорогая Миа,

что я могу сказать? Я не знаток любовных романов, но ты, наверное, Стивен Кинг этого жанра. Спасибо за то, что ты позволила мне его прочитать. Тот, кто не хочет публиковать этот роман, полный дурак.

Так или иначе, я знаю, что это твой День Рождения, и я также знаю, что ты никогда не забываешь сохраняться, поэтому это лишь немногое, что я могу сделать для тебя. Было бы жаль, если "Искупление моего сердца" был потерян до того, как увидит свет лишь потому, что жёсткий диск на вашем компьютер вышел из строя. Увидимся вечером.

С любовью, Майкл.


В конверте с письмом была небольшая игрушечная фигурка принцессы Лея – это флешка.

Для меня…чтобы я смогла сохранить свой роман, вообще-то он был прав – ведь я никогда не делаю резервную копию на жёстком диске компьютера.


Вид этого – Лея в её снаряжении – это ведь мой любимый из всех костюмов (как он только это вспомнил?) – прямо слёзы на глазах наворачиваются.


Он сказал, что ему понравилась моя книга!


Он сказал, что я Стивен Кинг этого жанра!


Он подарил мне лично разработанную флешку, чтобы я не потеряла свой роман!


Действительно, есть ли комплимент ещё лучше, который парень может сказать девушке?


Я так не думаю.


Я не думаю, что у меня когда-либо был подарок лучше, чем этот.


Ну конечно, кроме Толстого Луи.


К тому же…он подписал своё письмо С ЛЮБОВЬЮ.


С Любовью, Майкл.


Конечно, это ничего не значит. Люди всегда подписываются с любовью. Это не значит, что они в вас влюблены. Моя мама подписывает мне все записки "С любовью, мама". Мистер Джанини пишет мне записки и тоже подписывается "С любовью, Фрэнк".


Но всё же…факт, что он написал это слово…


С любовью. С ЛЮБОВЬЮ!


О Господи! Я знаю. Я жалкая.

Я жалкий единорог.


1 Мая, понедельник, мировая история.


Я только что видела Джея Пи в коридоре. Он подарил мне крепкое объятие и поцелуй, поздравил с Днём Рождения и сказал, что я прекрасно выгляжу. (Я знаю, что я выгляжу далеко не прекрасно. Вообще, я выгляжу ужасно. Я до полуночи писала статью о Майкле, поэтому под моими глазами красовались тёмные круги, которые я старалась замазать с помощью корректора, но здесь даже большое количество корректора ничего не смогло сделать. А потом ещё я слушала до половины второго ночи, слушая, как Тина рассказывала мне о ней и Борисе, а потом о том, что она очень волнуется за реакцию Майкла и Джей Пи по по поводу романа).


Может, для Джея Пи я выгляжу привлекательно только потому, что я его подружка. Джей Пи меня просто слишком сильно любит, чтобы заметить, что я единорог (Но не один из тех красивых с длинными шелковистыми гривами из сказок. Я одна из тех прищуренных пластиковых игрушечных единорогов, с которыми играется Эмма, подружка Рокки. Я – тот небольшой единорог, маленькая пони с проплешинами, которые дети постоянно сосут).


Я ждала Джея Пи, чтобы он сказал мне, как ему понравилась моя книга, прямо как Майклу. Но он ничего не сказал. Он даже не упомянул о моей книге.


Я думаю, что он даже не удосужился её прочитать. У него есть только его пьеса и всё. Ведь приближается Ночь Открытия, когда он должен предстваить свою пьесу комитету. (В среду ночью).


Но всё же. Я подумала, что он скажет хоть что-нибудь. Джей Пи сказал, чтобы я пока не ждала от него подарка. Он сказал, что подарит мне его вечером, на моей вечеринке. Он сказал, что собирается меня удивить. Также он сказал, что не забыл и о прогулке.


Какой же он всё-таки смешной.

Кстати, до сих пор никаких признаков Тины, Шамики, Ланы или Триши я так и не увидела. Я увидела Перин и Линг Су, которые обе поздравили меня с Днём Рождения. Но потом они убежали, безумно хихикая, что на них вообще не похоже. Так: они прочитали мою книгу полностью, они ненавидят её. Вмешательство, вероятно, будет за обедом.


Я не могу поверить, Тина сделала это – она отправила копии моего романа все, не спрашивая меня.


Я имею ввиду, что это день чтения в рамках подготовки к выпускному, так что нет ничего страшного в том, она читала мой романа, но чтобы его читали все… Очевидно, что это прекрасное время для людей, чтобы они прочитали мою книгу.


Может мне попробовать провалить все выпускные экзамены (в случае с Тригонометрией даже усилий прикладывать не надо). Тогда у меня точно не будет выбора, и мне придётся поступать в университет Дженовии.


Но я это не сработает. Тем более, я не хочу быть так далеко от Рокки.


О НЕТ! Директриса Гупта попросила зайти к ней в кабинет в связи с семейными обстоятельствами.


1 Мая, Понедельник, Элизабет Арденн Спа-салон "Красная дверь"..


Да. Я должна была догадаться.


Никаких семейных обстоятельств нет. Бабушка обманула. Как всегда, чтобы я ушла из школы, чтобы я провела время в её любимом спа-центре до вечеринки в честь дня рождения.


Хорошо, что мы с ней здесь не одни. И в этот раз она не пригласила тех, кого хотела бы видеть сама, например моих двоюродных братьев из королевской семьи Монако или Виндзор.


Нет, она позвала моих настоящих друзей. Но немногие (Перин и Линг Су, которые заботятся о своих оценках) оказались сознательными, они отказались пойти сюда, потому что остались в школе готовиться к выпускным экзаменам. Тина, Шамика, Лана и Триша – все делают педикюр рядом со мной, а в соседней комнате бабушка с трудом пытается избавиться от вросшего ногтя. Что, слава Богу, происходит не передо мной, потому что я бы упала в обморок. Я не могу смотреть на просто голые ноги бабушки, но чтобы смотреть на избавление от вросшего ногтя? Нет уж, спасибо.


Это своего рода прикосновение, которое бабушка получала через такое количество лет. Я имею в виду, у меня есть друзья, о которых я забочусь, и она не может просто так заставить меня ходить куда-то с людьми, которые, как она считает, являются более подходящими спутниками (хотя большинство приглашённых на мою вечеринку – это друзья бабушки… или члены Domina Rei).


Иногда бабушка совершает разного рода глупые поступки.


Хотя я рада, что её не было здесь в этот момент, потому что я не хотела, чтобы бабушка подслушивала разговор.


"В Валдорфе", – ответила Триша на вопрос Шамики, пока женщина делала ей скраб гранулами соли. "Мы с Брэдом сняли там номер".


"Но там уже не было номеров, когда я звонила", – грустно сказала Шамика.


"Как и я". У Ланы были огурцы на глазах. "Ну, там были номера, но не люкс. Вместо этого мы с Дереком забронировали номер в Четырёх сезонах".


"Но придётся же ехать через весь город", – закричала Триша.


"Меня это не волнует", – сказала Лана, – "Я не мог остановиться в номере с одной ванной. Я не могу делить ванную с каким-то незнакомым парнем"

"Но у вас же будет секс", – сказала Триша.


"Это разные вещи", – сказала Лана. "Я хочу иметь возможность пользоваться ванной, никого не дожидаясь. Я не могу долго ждать".


Мне хотелось спросить, кто здесь всё-таки принцесса?


"Миа, а где вы с Джем Пи остановитесь после выпускного?", – хотела узнать Шамика, плавно сменив тему.


"Он до сих пор её не спросил", – сказал Тина как ни в чём не бывало. "Лана, я думаю они присоединятся к вам в Четырёх сезонах". Не буду корректировать Тину в этом вопросе. "Кстати, Миа… я могу им рассказать?"


Шамика взволнованно посмотрела. "Рассказать нам о чём?"


"О… ну ты знаешь". Тина подняла брови, посмотрев на меня.


Я серьёзно запаниковала, когда Тина сказала это своё Миа, Я могу им рассказать? Я думала, что он собирается пересказать им наш вчерашний разговор. О Майкле и о том, как я его нюхала и обо всём остальном.


И то, что я получила записку о своей книге – с Любовью, Майкл – и то, что сейчас у меня в кармане была флешка в виде принцессы Леи, всё это заставило меня чувствовать себя… я не знаю. Я думаю, сумасшествие – подходящее слово. Если девственницы могут быть сумасшедшими.


К тому же, я волнуюсь из-за того, что они все говорят о своих бойфрендах, где они будут после выпускного, а меня даже не спросили должным образом…


Я думаю, вы можете сказать, что я слишком остро реагирую на всё.


Потому что внезапно я услышала, что говорю слишком громко как женщина, которая делала мне педикюр и избавляла меня от мозоли, получено из-за слишком высоких каблуков (королевская обязанность): "Послушайте, у нас с Джем Пи не было секса, понятно? Мы никогда этим не занимались. Давайте, скажите что-нибудь! Мне восемнадцать, я принцесса, я девственница. У вас у всех всё в порядке? Может, мне подождать в машине, пока вы разговариваете о сексе?"


Целую секунду все четверо просто молча ошеломлённо смотрели на меня (девять, если учесть всех женщин, которые занимались нашим педикюром). Молчание нарушила Тина, она сказала: "Миа, я имела в виду, всё будет нормально, если я расскажу им, что ты написала любовный роман".


"Ты написала любовный роман?" Лана была в шоке. "Книгу?"


"Зачем?", – Триша ошеломлённо посмотрела на меня "Зачем ты это сделала?"


"Миа!", – Шамика перекинулась нервным взглядом со всеми, а потом сказала: "Это так здорово, что ты написала книгу! Серьёзно! Поздравляю тебя!"


Им понадобилось больше минуты, чтобы это осознать. Они были больше шокированы тем, что я написала книгу, чем то, что я девственница. В самом деле, их не волновало то, что я девственница, они зациклились на том, что я написала книгу.


Если честно, я этим оскорблена.


"Но в твоей книге есть постельные сцены", – сказала Тина. Она была шокирована, как и все в этой комнате. "Они были такими"…

"Я тебе говорила". Я почувствовала, что стала такой же красной как дверь в спа-центр Элизабет Арденн. "Я прочитала много любовных романов".


"Это прямо настоящая книга?", – поинтересовалась Лана. "Или это одна из тех книг, написанная тобой в торговом центре и где часто писала своё имя? Потому что я тоже писала такие книги, когда мне было 7 лет, о том, как ЛАНА ходила в цирк, ЛАНА выступала с воздушными гимнастами, потому что ЛАНА такая же талантливая и красивая, как"…


"Да, это настоящая книга", – сказала Тина, послав Лане уничтожающий взгляд. "Миа написала её сама, она реально"…


"ПРИВЕТ", – закричала я. "Я только что вам всем сказала, что я никогда не занималась сексом! Кажется, вам всем хочется поговорить о книге. Вы можете сосредоточиться на другом? Я никогда не занималась сексом! Вы ничего об этом не хотите сказать?"


"Ну, книга это более интересно", – сказала Шамика. "Я не вижу проблемы, Миа. Только из-за того, что у нас у всех это было, не надо считать странным то, что ты ждала. Я думаю, в Университете Дженовии будет много девчонок, кто никогда этим не занимался. Поэтому это не будет казаться неуместным".


"Вполне", – сказала Тина. "И вообще, как мило, что Джей Пи на тебя не давит".

"Это не мило", – сказала Лана. "Это странно".


Тина выстрелили в неё своим взглядом, но Лана отказывалась идти на попятную. "Это, правда, странно! Это то, что делают мальчики. Это, как будто их работа, постараться переспать с тобой"


"Джей Пи тоже девственник", – проинформировала я их. "Он берёг себя для своей единственной. И он сказал, что нашёл её. Меня. И он готов ждать меня".


Когда я это сказала, все в комнате переглянулись и мечтательно вздохнули.


Все, не считая Ланы. Она сказала: "Так чего он ждёт? Ты уверена, что он не гей?"


Тина закричала: "Лана! Ты можешь быть серьёзной хоть секунду?", а Шамика спросила: "Миа, если Джей Пи готов ждать, так в чём же проблема?"


Я уставилась на неё: "У нас нет проблем, я имею в виду, всё в порядке".


Полная ложь Мии Термополис Номер Восемь.


Тина поймала меня на моей лжи.


"Но проблема есть", – сказала Тина. "Не так ли, Миа? На основании того, о чём мы вчера говорили".


У меня расширились глаза. Я знала, что она собирается сказать, и я действительно этого не хотела. Только не перед Ланной и другими девчонками.


"Аа", – сказала я. "Нет. Нет проблем. До меня всегда позднее доходит"…


"Ну да, конечно", – фыркнула Лана.


Но Тина не поняла моего тонкого намёка.


"Миа, хочешь ли ты вообще заниматься сексом с Джем Пи?", – спросила Тина.


С Любовью, Майкл. Почему мне пришло это в голову?


"Да, конечно!", – закричала я. "Он такой сексапильный".Я позаимствовала фразу со стены в ванной о Лане. Но она написала это о себе, а я применила её к Джею Пи.


"Но…", – Тина пыталась выбирать слова очень осторожно, – "вчера ты сказала, что Майкл пахнет лучше".


Я видела, что Лана и Триша обменялись взглядами. Затем Лана закатила глаза.


"Только не шея, опять", – сказала Лана. "Я же говорила тебе, просто купи Джею Пи одеколон".


"Я купила", – сказала я. "Но это всё не то – слушайте, давайте забудем об этом. В любом случае, девчонки, у вас у всех был секс. Но там было больше отношений, чем секса, вы знаете".


Это заставило всех девушек, которые делали нам педикюр, истерически захохотать.


"Ну, вы закончили?", – сказала я им.


"О да, Ваше Величество", – ответили они.


Почему у меня ощущение, что они смеялись надо мной? Что они все надо мной смеялись? Слушайте, я читала свой роман, я знаю, что секс – это весело.


Но также, благодаря своему роману, я поняла, что есть вещи, более важные, чем секс.


С ЛЮБОВЬЮ, МАЙКЛ.


"Кроме того", – отчаянно добавила я, – "если я думаю, что Майкл пахнет лучше, чем Джей Пи, это ещё не значит, что я всё ещё люблю его".


"Хорошо", – сказала Лана. Затем она понизила голос до шепота: "Кроме той части, где она действительно это сказала".


"О Господи, любовный треугольник!", – завизжала Триша, и они начали так смеяться, что из ванночек для ног начала расплёскиваться, поэтому специалисты педикюра попросили их держать себя в руках.


В этот момент бабушка зашла в комнату, одетая в халат и шлёпанцы, она выглядела особенно страшно, потому что поры на её лице ещё не закрылись, она была без макияжа и её кожа блестела, и она была крайне удивлена…

Но нет, оказалось не из-за того, что услышала нас (к моему облегчению).


Это объясняется тем, что никто не нарисовал ей брови…


1 Мая, Понедельник, 19:00, Королевская Яхта Дженовии Кларисса 3, каюта капитана.


Никогда ещё я так не нервничала перед вечеринкой. Хотя я была на многих вечеринках.


Флористы принесли не ты цветочные композиции – с белыми розами и фиолетовыми лилиями, а не с розовыми – и к роллам с дарами моря привезли арахисовый соус вместо апельсинового (Мне всё равно, но у принцессы Айко из Японии аллергия на арахис).


Бабушка и Виго забыли об этом. Можно подумать, что кто-то забыл о польском серебре.


Поймите, у них даже начались аневризмы, когда я предложила использовать площадку для посадки вертолётов как танцпол.


Какая разница! Всё равно никто не прилетит на вертолёте.


По крайней мере, моё платье прибыло благополучно. Я в него втиснулась (оно серебряное, сверкающее и облегающее, что я ещё могу сказать? Вы можете сказать, что оно сделано специально для меня. Не осталось место воображению), мои волосы свернули и засунули их под тиару, мне было приказано сидеть спокойно до моего торжественного выхода, когда приедут все гости.


Ещё я жду своих близнецов "подарков" – от Лили и Джей Пи.


Я уверена, что слишком эмоционально на всё реагирую. Я уверена, независимо от того, что я получу от Джея Пи, я его люблю. Я имею в виду, он – мой парень. Он не собирается делать ничего, чтобы смутило меня на глазах у моей семьи и друзей. Все это с парнем, который оделся, как рыцарь, подъехал на покрашенной в белый цвет лошади, ну, я уже говорила. Он получил сообщение. Я знаю, он получил сообщение.


Ну… почему я чувствую боль в животе?


Потому что он звонил мне некоторое время назад, чтобы узнать как я (На самом деле, я чувствую себя немного лучше, после того, как поделилась с девчонками своими "секретами". Ну, о своей книге и о том, что я – единственная девственница в выпускном классе школы им. Альберта Эйнштейна, я имею в виду, не считая Джей Пи. Дело в том, что они не считали это грандиозным событием, это принесло облегчение. Ну, это не грандиозное мероприятие. Это просто… хорошо, хорошо знать, что они не считают это грандиозным событием. Я просто хочу, чтобы Лана больше не присылала мне сообщения с альтернативными названиями романа. Я не думаю, что "Положи это в мой рот" не очень хорошее название для романа).


Джей Пи хотел узнать, "готова" ли я к сюрпризу на день рождения.

Готова к сюрпризу на день рождения? О чём он говорит? Он хочет меня разволновать? Серьёзно, между ним и Лили – с её разговорами, что она подарит мне что-то вечером – я просто сойду с ума. Правда.


Я не знаю, как я могу сохранять спокойствие и сидеть. Я просто не могу спокойно сидеть. Я смотрела в иллюминатор на людей, идущих по трапу (я стараюсь прятаться за шторой, потому что бабушка рассказала мне золотое правило: если ты можешь их увидеть, то они могут увидеть тебя).


Я не могу поверить, кто сюда пришёл. Так много знаменитостей: здесь Дональд Трамп и его жена. Принцы Уильям и Гарри. Пош Спайс и Дэвид Бэкхем. Билл и Хилари Клинтон. Уилл Смит и Джада Пинкет. Билл и Мелинда Гейтс. Тайра Бэнкс. Анджелина Джоли и Брэд Питт. Барак и Мишель Обама. Сара Джессика Паркер и Мэтью Бродерик. Шон Пенн. Моби. Майкл Блумберг. Опра Уинфри. Кевин Бэкон и Кира Седжвик. Хайди Клум и Сил.


И развлечение вечера – Мадонна и её команда уже готовы. Она обещала исполнить пару старых песен в дополнении к новым (Бабушка отдаст дополнительные деньги на благотворительность в фонд Мадонны, чтобы та спела Into the Groove, Crazy for You, Ray of Light).


Надеемся, ничего такого не произойдёт, ведь здесь бывший Мадонны, Шон Пенн.


Изначально бабушка планировала позвать разных музыкантов (Паваротти), но к счастью, он умер (не в обиду сказано, он был очень хорош, но под оперу трудно танцевать).


Дело в том, что в дополнение к знаменитостям… здесь было много людей из моего прошлого. Мой кузен Себастьяно (останавливался, чтобы поговорить с папарацци, чтобы его сфотографировали), он шёл под ручку с супермоделью. Сейчас он известный модный дизайнер. У него есть линия джинсов Wal-Mart.


О, здесь и мой кузен Хэнк в белых кожаных брюках и чёрной шёлковой футболке. Его фанаты нашли дорогу к причалу (должно быть прочитали о вечеринке в Page Six, там была заметка об этом), они просили у него автограф. Хэнк учтиво остановился и расписался. Трудно поверить, что ещё несколько лет назад мы ходили на охоту в Индиане, в комбинезонах и с босыми ногами. Сейчас Хэнк регулярно появляется в нижнем белье на билбордах на Таймс-сквер. Кто бы мог подумать? Я имею в виду, я видела, как он пускает струи Кока-Колы из носа.


О, здесь и бабушка с дедушкой. Я вишу, бабушкин стилист над ними поработал. Интересно, она бы волновалась, если бы они появились в футболках NASCAR?


Но они прекрасно выглядят! Дедушка в смокинге! Он немного похож на Джеймса Бонда. Ну, если бы Джеймс Бонд курил табак.


И бабушка одела вечернее платье! И, кажется, Паоло поработал над её волосами. И хорошо, что она перестала махать папарацци, всё равно никто не хочет её фотографировать.


Но она отлично выглядит! Немного похожа на Шэрон Осборн. Если бы у Шэрон Осборн были бы русые волосы, огромная задница, и она бы постоянно кричала: "Привет всем!"


И здесь мама, мистер Дж. и Рокки! Мама выглядит прекрасно, как всегда. Если бы только я могла когда-нибудь стать такой красивой. Даже мистер Дж. хорошо выглядит. Разве Рокки выглядит не круто в своём маленьком смокинге?


Интересно, как долго он будет продолжать разливать что-то вниз (я дала ему 5 минут). Могу поспорить, это ореховый соус.


Здесь же и Перин, и Линг Су, и Тина, и Борис, и Шамика, и Лана, и Триша, и их родители…ну разве они выглядят не прекрасно? Конечно, не считая Бориса.

Ну ладно. Даже Борис. По крайней мере, когда на нём смокинг, не видно, что его рубашка заправлена в штаны.


И здесь директриса Гупта! И мистер и мадам Уитон! И миссис Хилл и мисс Мартинез, и мисс Сперри, и мистер Хипскин, и медсестра Ллойд, и мисс Хоган, и миссис Поттс и ещё почти весь коллектив Школы им. Альберта Эйнштейна.


Это хорошо, что бабушка позволила мне позвать их всех, потому что это просто классно увидеть своих учителей за пределами школы. Факт того, что они одели вечернюю одежду, делал их почти неузнаваемыми, например, мистер Хипкинс пришёл со своей женой, и она выглядит почти как он, только без усов. К сожалению, я имею в виду её, а не его…


Ничего себе, это действительно весело, кроме того, что в конечном счёте я имею…


О! Здесь же Джей Пи. Я имею в виду, он привёл своих родителей.

И он выглядит просто великолепно в своём вечернем фраке.

Но у него нет с собой больших пакетов. Но…что же тогда это может быть? Я мею в виду то, что он мне подарит? Потому что, насколько я вижу, он ничего мне не принёс…


Слушайте, он только что остановился со своими родителями, чтобы поговорить с папарацци. Почему он ничего не сказал насчёт того, что собирается упомянуть свою пьесу?


Ну, если бы я написала книгу под своим собственным именем, я бы не упустила возможность рассказать о ней? Наверное, нет, не так ли?


С другой стороны, Тина, кажется, тоже думает об этом, а может нет…


Отлично, я больше не могу этого терпеть! Мне кажется, что я схожу с ума. Когда я уже присоединюсь к вечеринке?

Уж лучше я с этим покончу, чем буду ждать как…


Это же идут Московитцы! Они вышли из ЛИМУЗИНА! Там доктора Московитцы – я так рада, что они снова вместе! Ну разве доктор Московитц выглядит не потрясающе в своём смокинге? А мама Лили и Майкла, в её вечернем красном платье и с длинными волосами? Такая красивая! Так отличается от своего повседневного вида, когда она в деловом костюме и очках…


Здесь и Кенни, тоже в смокинге, обернулся, чтобы помочь Лили! Вау, она одета в очень красивое чёрное бархатное платье! Интересно, где она его достала, это безусловно отличается от её повседневнего выбора одежды Армии спасения. И смотрите, её сумка для видеокамеры подходит к платью. Она так стильно выглядит!

Она выглядит замечательно. Не могу поверить, что она действительно была сегодня искренна со мной. Может ли она?


И здесь Майкл! Он ПРИШЁЛ! Он выглядит просто БОЖЕСТВЕННО в своём смокинге! О Господи, я думаю, что я собираюсь…


О нет! Это бабушка…и она…


Капитан!


Замечательно, капитан Джонсон сказал, что мы не можем отплывать от берега, потому что яхта забита до отказа и здесь ещё лимузины и такси, которые ещё больше тянут её вниз и если мы выйдем в море с таким количеством людей, яхта может затонуть.


"Ладно, – сказала бабушка, – Амелия, ты должна сказать гостям, чтобы они покинули яхту".

Я просто рассмеялась ей в лицо. Она, наверное, выпила слишком много Сайдкара, если думает, что я на такое способна.


"Моих гостей? Извини, кто позвал Брэда и Анджелину? И всех их детей? Я хочу знать. Я вообще их не знаю! Я просто хочу хорошо провести время на своём Дне Рождении с моими друзьями. Это ты попросишь уйти своих звёздных гостей!"


Бабушка ахнула. Она закричала и сказала: "Я не могу этого сделать. Анджелина – член Domina Rei. Это весомая причина, по которой она получила приглашение".


Так или иначе, мы пришли к компромиссу: никто не уйдёт. Яхта просто не будет отплывать, она останется у причала.


Но это даже хорошо, потому что я не хочу выходить в открытое море с некоторыми из этих сумасшедших (на всякий случай, если Лили собирается не только снимать каждого с полным ртом креветок).


Ларс просто попросил минуточку внимания. Он сказал, что настало время для моего торжественного выхода. Да, думаю время действительно пришло.


Так жалко, что меня не выносят на диване полуголые культуристы, как некоторых девчонок из программы "Уже можно". Я просто выхожу.


Конечно, у меня на голове тиара, поэтому я должна идти прямо, или она свалится с моей головы.


Но всё же…


1 Мая, понедельник, 23 часа, Королевская яхта Клариссы III, фантастическое место, недалеко от того, где Лео и Кейт стояли в Титанике, где Лео говорил, что он король мира. Я не знаю, как называется это месть, ведь я не разбираюсь в яхтах. Но здесь холодно и мне жаль, что у меня нет с собой пальто.


О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи О Господи!


Отлично, просто я должна помнить, что надо дышать. ДЫШИ. Вдох – выдох. ВДОХ, затем опять ВЫДОХ.


Дело в том, что всё начиналось так хорошо. Я имею ввиду, я вышла и Мадонна пела песню Счастливая звезда, и моя тиара не слетела, и все хлопали, и всё было отлично, несмотря на все беспокойства бабушки и Виго, особенно по поводу фиалок – и это было действительно удивительной вещью – Папа специально прилетел из Европы на Королевском самолёте Дженовии, сделав перерыв в работе, только на одну ночь, чтобы удивить меня.


Да! Он вышел из дальнего угла и произнёс речь о том, какая я прекрасная дочь и принцесса, а я…я была настолько потрясена его речь, что расплакалась.


А затем следующая вещь, о которой я знала, он преподнёс мне ОГРОМНУЮ чёрную бархатную коробку, в которой лежала сверкающая тиара. Она показалась мне знакомой, потом папа объяснил, что это тиара принцессы Амелии Вирджинии, в которой она была изображена на портрете, находящемся в моей комнате. Он сказал, что если кто-то достоин её одеть, то это я. Она была потеряна в течение 400 лет, папа приказал обыскать весь дворец, и наконец тиару нашли в каком-то пыльном углу хранилища драгоценностей, затем её отполировали и отчистили специально для меня.


Можете ли вы себе представить что-либо более милое?


Мне понадобилось минут пять, чтобы перестать плакать. И ещё столько же времени понадобилось, чтобы Паоло снял мою старую тиару и одеть новую, закрепляя шпильками.

Вы знаете, эта тиара подходит мне больше, чем старая. У меня нет чувства, что она сейчас свалится с моей головы.


После этого все начали подходить ко мне и говорить милые вещи, например, что "я выгляжу прекрасно!" или "Спасибо за приглашение" или "эти роллы просто восхитительны". Анджелина Джоли поднялась и вручила мне официальное приглашение в Domina Rei, которое я сразу же приняла (бабушка говорила, что мне надо туда вступить, но я и сама хотела, так как это возможность показать, на что ты способен). Бабушка нашла нас разговаривающими и, разумеется, сразу же догадалась, что происходит – примчалась, как Рокки, когда услышит звук открываемой пачки печенья.


И ещё Анджелина дала ей своё приглашение, и бабушкины мечты осуществились.


Не могу сказать, что мне было жаль, когда бабушка ушла, и весь вечер провела около Анджелины, благодаря за шанс, который ей предоставили.

Но это же была бабушка. В этом не было ничего нового.


Затем я обошла всех гостей и выполнила то, что положено принцессе, а именно, поблагодарила за то, что они пришли, я даже не чувствовала неловкости, потому что я выполняла это в течении четырёх лет и уже привыкла к этому, и я даже не была обижена на то, какие странные вещи иногда говорили люди, которые, вероятно, являются фразами, вырванными мной из контекста, как, например, миссис Хипкинс сказал, что я похожа на русалку.


Я уверена, что она так сказала только потому, что моё платье очень блестящее, а не потому, что она сумасшедшая (но это частично правда) и потому, что перепутала русалку с единорогом, и она знает, что я – единственная девственница, которая получает высшее образование в старшем классе


школы имени Альберта Эйнштейна, помимо моего бойфренда, конечно.


Лана, Триша, Шамика, Тина, Линг Су, Перин, моя мам и я веселились, танцуя рок-н-ролл под "Express Yourself" Мадонны ("Come on, girls!"), а потом Лана и Триша сразу пошли к принцам Уильяму и Гарри (ну конечно), а мы с Джем Пи танцевали медленный танец под песню Crazy for you, и я танцевала румбу с папой под Ласла Бонита. И даже при том, что Лили снимала всё, что даже технически не было позволено, я сказала охране, чтобы они позволили ей всё снимать, чтобы не было скандала.

Она, по крайней мере, спрашивала у людей прежде, чем отдаст им запись, это и было хорошо – но это было всё, чем она занималась.

Только Богу известно, что она собиралась делать с этим фильмом потом. Вероятно, сделает какой-нибудь документальный фильм о мерзкой привычке богачей непомерно тратить деньги – Настоящая Принцесса Нью-Йорка – и запустит сцены с моим участием бок о бок со сценами людей, живущих на Гаити, которые едят печенье, сделанное из грязи.

(Небольшое примечание для себя: сделать пожертвование в фонд помощи голодающим. Каждый третий ребёнок в миру умирает от голода каждый день. Серьёзно. А у бабушки в это время была подгонка по СОУСУ, который мы подадим к роллам).


Но когда Лили подошла ко мне, она немного опустила камеру – за ней плёлся Кенни, и Майкл, идущий недалеко позади – сказала: "Привет, Миа. Это просто супер вечеринка".


Я чуть не поперхнулась креветкой из коктейля, который я ела. Потому что я была не в состоянии съесть что-нибудь за всю ночь, я так была занята танцами и приветствием людей, Тина только что подошла ко мне с небольшой тарелочкой еды и сказала: "Ты должна хоть чем-нибудь перекусить, или ты собираешься упасть в обморок?"…


"Спасибо", – сказала я ртом, набитым едой.


Признаюсь, я говорила с Лили.

Но мой взор был полностью зафиксирован на Майкле в его смокинге, он стоял за Кенни (я имела в виду, за Кеннетом). Майкл выглядел так…невероятно, стоял там, освещаемый огнями Манхэттена, немного воздуха, который осел на его широких плечах так, что чёрная ткань его смокинга искрилась, освещаемая огнями вечеринки.


Я не знаю. Я не знаю что со мной не так. Я знаю, что он порвал со мной. Я знаю, что на терапии мы долго работали над этим с доктором Натсом. Я знаю, что у меня есть бойфренд, замечательный парень, который любит меня и который в это время пошёл за бутылкой воды для меня.

Я всё это знаю.


Зная всё это, я смотрела на Майкла, и, увидев, что он мне улыбается, я подумала, что он самый красивый парень в мире (хотя Лана быстро отметила, что самый красивый – это Кристиан Бэйл, а не он) – но это даже не проблема.


Вот что произошло дальше.


Майкл сказал: "Классную шляпу ты получила на вечеринке, Термополис", имея в виду тиару принцессы Амелии Вирджинии.


"О", – сказала я, ещё раз коснувшись диадемы, до сих пор не верится, что мой папа её нашёл,

и то, что он дал её мне. "Спасибо. Я собираюсь убить его за то, что он сделал. Он не может позволить себе занимать много времени из-за предвыборной кампании. А Рене уже лидирует в опросах".


"Этот парень?" Майкл был шокирован. "Он, конечно, делает луковое ассорти. Но как он может нравиться людям больше чем твой отец?"


"Всем им нравятся луковые палочки!", – сказал Борис, который стоял около Тины.


"Эплби'с не делают луковые палочки", – зарычала я. "Их делают Аутбэк".


"Я не понимаю, зачем твой отец хочет быть премьер-министром", – сказал Кенни. "Он же всё равно остаётся принцем, ведь так? Почему бы ему просто не расслабиться и предоставить заниматься политикой другим людям? Так что он сам может заниматься полезными вещами, например, кататься на яхтах…мисс Мартинез, они выглядят неплохо, да?"


Я посмотрела туда, куда указывал Кенни.


И хорошо, да, мой отец танцевал медленный танец с мисс Мартинез под Live to Tell. Они выглядели такими…довольными.


Но мне уже 18.


Но меня вдруг начало тошнить, рвота подбиралась к моему горлу.


Я мудро себя повела, повернулась и сказала: "Вообще-то, Кенни, конечно, мой папа мог бы отказаться выдвигать свою кандидатуру на пост премьер-министра, а просто довольствоваться тем своим званием. Но он предпочитает играть более активную роль в образовании будущего своей страны, поэтому он хочет быть премьер-министром. И именно поэтому я не хотела, чтобы он терял время, приезжая сюда".И теперь, когда я вижу то, что вижу, вот почему я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не хотела, чтобы он приезжал.


Вот и хорошо, мой роман прочитала мисс Мартинез. Пусть её считают руководителем этого проекта.

Я думаю, что она прочитала его. Во всяком случае, какую-то часть.


Но не это меня сильно испугало.

В защиту моего отца Лили сказала: "Это очень мило, что он приехал. Ведь 18 бывает только раз в жизни. И он не сможет видеть тебя часто, когда ты поступишь в колледж".


"Он будет её видеть, если она поступит в Университет Дженовии, как планировала", – сказал Борис.

Услышав это, Майкл повернул голову и посмотрел на меня своими широко открытыми глазами и спросил: "Университет в Дженовии? Почему ты собираешься поступать туда?" Потому что, он, конечно, знает, какое там отвратительное образование.


Я почувствовал, что начинаю краснеть. Мы с Майклом не обсуждали в нашей электронной переписке то, что я поступила во все колледжи, в которые обращалась, а также то, что я врала об этом своим школьным друзьям.


"Потому что она не может получить образование в другом месте", – Борис любезно ответил за меня. "У неё слишком низкие оценки по математике".


Эти слова заставили Тину толкнуть его локтём так сильно, что у него вырвался стон.


Как раз в это время вернулся Джей Пи с моей минералкой. Причина, по которой он нёс её так долго, было то, что Джей Пи долго увлечённо разговаривал с Шоном Пенном – они с энтузиазмом разговаривали, ведь Шон Пенн его кумир.


"Я считаю, что в это действительно трудно поверить, чтобы твои заявления отклонили всюду, куда ты обращалась, Миа", – говорил Майкл, не замечая, кто приближается. "Здесь же есть много колледжей, которые не учитывают оценки по математике. Например, замечательный колледж имени Сары Лоуренс, там очень серьёзная программа. Не могу поверить, что ты не подавала туда заявку. Возможно, ты просто преувеличиваешь своё…"


"О, Джей Пи!", – закричала я, перебив Майкла. "Спасибо! Я так хочу пить!"


Я выхватила бутылку воды из рук Джея Пи и выпила её, Джей Пи стоял, глядя на Майкла, он был несколько озадачен.


"О, Майкл", – сказал Джей Пи, до сих пор казавшийся ошеломлённым от беседы со своим героем. "Привет…так ты…вернулся".


"Майкл вернулся совсем недавно", – сказал Борис. "Его хирургический робот-манипулятор имел огромный финансовый успех. Я удивлён, что ты ничего не слышал об этом. Все госпитали борются за неё, но каждый стоит свыше одного миллиона долларов и на них есть очередь".


Тина снова толкнула его локтём. На этот раз, я думаю, она сломала ему ребро, потому что он согнулся пополам.


"Уау", – улыбаясь, сказал Джей Пи. Он не заметил, что все были встревожены тем, что сказал Борис. Вообще, он стоял, засунув руки в карманы брюк смокинга, как будто он – Джеймс Бонд или вроде того. Вероятно, он заполучил номер телефона Шона Пенна и теперь его гладил. "Это замечательно!"


"А Джей Пи написал пьесу", – сказала со скрипом Тина. Видимо, потому что она была не в состоянии терпеть напряжение и попыталась сменить тему.


Все просто взглянули на неё. Я подумала, что Лилли сломает свой пирсинг, так сильно она изогнула свои брови, как будто пыталась сдержаться и не заржать.

"Уау, это здорово", – сказал Майкл.


Я не знаю, говорил ли он серьёзно или издевался над Джей Пи, в основном, повторяя то, что он только что сказал. Всё, что я знала, я должна отойти отсюда, иначе напряжение убьёт меня. А кто хочет вычеркнуть свой восемнадцатый день рождения?


"Ну что ж", – сказала я, отдавая тарелку Тине, – "Принцессу зовёт долг. Мне надо идти. Увидимся позже, ребята"…


Но прежде, чем я успела отойти хоть на один шаг, Джей Пи схватил меня за руку и потащил обратно: "Миа, если всё в порядке, я хочу сделать объявление. Я не могу придумать времени лучше, чем сейчас. Пойдёшь со мной к микрофону? Мадонна может сделать перерыв".


Тогда у меня снова заболел живот. Потому что, какое заявление собирается сделать Джей Пи? Перед Клинтонами? Перед Мадонной и её командой? И перед моим папой?


Ах, да, и перед Майклом.


Но прежде, чем я успела что-то сказать, Джей Пи мягко дёрнул, ладно, потащил меня на сцену, установленную за бассейном.


Следующее, что я увидела, Мадонна уступила дорогу Джею Пи, который попросил всеобщего внимания. Триста лица были обращены на него, а моё сердце дико колотилось в груди.


Правда, я неоднократно выступала с речами перед людьми. Но это отличалось друг от друга. Тогда я была за микрофоном. А сейчас за ним кто-то другой.


И я понятия не имею, что он хочет сказать.


У меня, конечно, есть предположения.


Я хочу умереть.


"Леди и джентльмены", – начал Джей Пи, его голос раздавался над палубой и, как я знаю, даже за её пределами. Папарацци, вероятно, могли его услышать. "Я так горд, что нахожусь здесь, чтобы отпраздновать особый случай, а именно, день рождения молодой девушки, которая много значит для всех нас… для её страны, для её друзей, для её семьи. Но, наверное, для меня принцесса Миа значит больше, чем для всех вас"…


О Господи. Нет. Только не здесь. Не сейчас! Я имею в виду, очень мило, что Джей Пи так обо мне заботится, у всех на глазах – Бог знает, Майкл на такое никогда бы не решился…


Но я не думаю, что Майкл когда-нибудь чувствовал, что это необходимо.


"…именно поэтому, пользуясь этой возможность, чтобы показать ей, как много она для меня значит, хочу попросить её на глазах всех друзей и родных"…


Когда я увидела, что он лезет в карман брюк своего смокинга, я начала думать, что мне понадобится аппарат жизнеобеспечения.


И Джей Пи достал из кармана маленькую чёрную бархатную коробочку… гораздо меньше той, в которой лежала тиара принцессы Амелии.


В этой коробочке лежало кольцо.


Как только все в толпе увидели коробочку – а потом Джей Пи опустился на одно колено – все подумали, что ослышались. Люди громко хлопали и кричали, я не услышала, что потом сказал Джей Пи… и я подошла прямо к нему. Я уверена, что никто не слышал, хотя он говорил в микрофон.


"Миа", – продолжал Джей Пи, глядя прямо мне в глаза, с уверенной улыбкой на лице, он открыл коробочку, а там находилась платиновое кольцо с большим грушевидным брильянтом, – "ты"…

Крики и восхищение стали ещё громче. Всё промелькнуло перед моими глазами. Горизонт Манхэттена, огни вечеринки, лица перед нами, лицо Джея Пи.


На секунду мне показалось, что я упаду в обморок. Тина была права: мне надо было больше есть.


Но одно моё видение было чрезвычайно ясным и устойчивым:


Это был Майкл Московитц. Он уходил.


Да, он уходил с моей вечеринки. С яхты. В любом случае, он покинул яхту. На минуту я увидела его лицо, на котором выражались все эмоции там, внизу.


А затем я увидела его затылок. Я увидела его широкие плечи, а затем его самого, он пробивался к трапу.


Да, он уходил.


Даже не ожидая того, что я отвечу на вопрос Джей Пи.


Или даже, о чём был вопрос. Который оказался вовсе не тем, чего все ожидали.


"… ты пойдёшь со мной на выпускной бал?", – Джей Пи закончил, на его лице всё ещё была широкая улыбка, полная доверия.


Но я едва могла смотреть в его сторону. Потому что не могла прекратить смотреть на то, как уходит Майкл.


Это просто… я не знаю. Я смотрела в толпу, все были удивлены, а я всё думала, как Майкл мог просто развернуться и уйти, как будто ему было не всё равно, что произошло…


Это было, как будто что-то внутри меня похолодело. Что-то, что я даже не поняла, но оно до сих пор во мне живёт.


Наверное, это были крошечные красные угольки надежды.


Надежда, что, возможно, когда-нибудь, мы с Майклом снова будем вместе.


Я знаю! Я дурра! Идиотка! После всего это времени ещё сохранила надежду? Особенно, когда у меня есть такой фантастический парень, который всё ещё стоит на колене передо мной, держа в руке КОЛЬЦО! (Которое, извините меня, ни с чем не связано. Кто дарит девушке кольцо, приглашая её на выпускной? Борис – исключение. Но это же БОРИС!)


Наверное, я просто скрывала, что у меня всё ещё есть надежда. Майкл даже не остановился, чтобы посмотреть, что я отвечу на на предложение моего парня. (Я думаю, что это что-то было! Не так ли?)


Ну что ж. Вот и всё.


Это смешно, потому что, я думала, что Майкл разбил моё сердце уже давным-давно. Но он снова это сделал, разбил мне сердце, просто ушёл.

Это просто удивительно, как парни могут это делать.


К счастью, хоть я видела и не очень хорошо из-за слёз на моих глазах, потому что Майкл ушёл, и моё сердце было разбито на кусочки (снова), я всё ещё могла ясно мыслить. В каком-то роде.


Единственно, о чём я могла думать, это сказать Джею Пи, как учила меня бабушка, я репетировала речь девять миллионов раз для такого случая, хотя я и не думала, что такой случай наступит.


"О, спасибо за приглашение, я просто так потрясена, и я не знаю, что сказать. Ты действительно меня ошарашил…"


В этом случае, это не ложь.


"Я просто так молода и неопытна, как видишь, а ты такой… я этого не ожидала".


В данном случае, абсолютно не ложь. Кто в средней школе приглашает на выпускной кольцом – даже если это просто кольцо обещания? Ах, да, верно. Борис.


Подождите, а где мой отец? А, вот он. О Господи. Я никогда не видела его лицо такого цвета. Я думала, его голова взорвётся, он выглядит реально сумасшедшим. Должно быть, он, как и все, думает, что Джей Пи сделал мне предложение. Он не слышал, что Джей Пи просто пригласил меня на выпускной. Он видел кольцо, видел, что Джей Пи опустился на колено и предложил… о, это ужасно! Зачем Джей Пи подарил мне кольцо? Это было то, о чём подумал Майкл? Джей Пи просил меня выйти за него замуж?


Сейчас я хочу умереть.


"Я думаю, мне надо полежать одной в своей комнате, и пусть горничная натрёт мне виски лавандовым маслом, я подумаю над этим. Но не звони мне, я сама тебе позвоню".


Правда, речь, которую подготовила мне бабушка, немного… устарела.


А также, не думаю, что она применима к случаю со мной и Джем Пи, ведь мы встречаемся с ним почти два года. Таким образом, не похоже, что его кольцо – предложение пойти на выпускной.


Да ладно! Да я даже не знаю, в какой колледж я пойду в следующем году. Откуда уж мне знать с кем я хочу встречаться в будущем?


Но у меня есть ключ к разгадке: точно не с тем, кто даже не взглянул на мою книгу, хотя она у него была больше 48 часов.


Я просто говорю.


Но, дело в том, что я никогда не скажу этого ему на глазах у всей яхты! Я люблю Джей Пи! Правда. Я просто…


Почему, ну почему он стал на колено у всех на глазах? Ещё и с кольцом?


Так, вместо речи, которую мы учили с бабушкой, я осознала, что тишина нарастает, чувствуя, что моим щекам становится всё жарче и жарче, поэтому я сказала: "Ну что ж, посмотрим!"

Ну что ж, посмотрим? НУ ЧТО Ж, ПОСМОТРИМ?


Сексуальному, прекрасному, превосходному парню, который, между прочим, любит меня и готов ждать целую вечность, просит, чтобы я пошла с ним на выпускной бал, а также предлагает мне что-то, что выглядит как предложение, бабушка вбила мне это в голову, подарил мне кольцо с бриллиантом в 3 карата, и ему я сказала: "Ну что ж, посмотрим?"


Да что со мной происходит? Серьёзно, я что, хочу остаться в одиночестве (ну, только с Толстым Луи) на всю жизнь?


Я действительно так думаю. Уверенная улыбка Джей Пи дрогнула… но только немного.


"Это моя девочка", – сказал он и обнял меня, а где-то в толпе начали хлопать… сначала медленно (наверное, это был Борис), затем более быстро, до тех пор, пока все вежливо не зааплодировали.


Это было ужасно! Они аплодируют мне из-за того, что я сказала своему бойфренду "Ну что ж, посмотрим!" в ответ на приглашение пойти на выпускной! Я не заслуживаю аплодисментов! Я заслуживаю того, чтобы меня выбросили за борт. Они этого не сделают, потому что я принцесса и их хозяйка. Я знаю, в глубине души они думают: "Вот стерва!"


Почему? Ну почему Майкл ушёл?


Когда Джей Пи меня обнял, я прошептала: "Нам надо поговорить!"


Он прошептал: "У меня есть сертификат, что он это настоящий алмаз. Ты из-за этого переживаешь?"


"Отчасти", – сказала я, вдыхая его запах химчистки и мужского парфюма Каролина Эррера. Мы уже отошли от микрофона, поэтому ни у кого не было шанса нас подслушать: "Просто…"


"Это просто кольцо-обещание", – Джей Пи перестал меня обнимать, но он продолжал держать мою руку… в которую он вложил коробочку с кольцо с огромным бриллиантом. "Ты знаешь, я хочу сделать всё, чтобы ты была счастлива. Я думал, это то, чего ты хочешь".


Я смущённо на него посмотрела. Частично моё смущение было вызвано тем, что здесь находится прекрасный, замечательный парень, который имел в виду то, что он сказа – он действительно хочет сделать всё, чтобы я была счастлива. Так почему я просто не могу ему это позволить?


И другая часть меня спрашивал, неужели я когда-то говорила ему, что хочу кольцо-обещание или помолвки, или чего-то ещё?


"Это то же самое, что Борис подарил Тине", – объяснил Джей Пи, видя моё непонимание. "Ведь ты была так рада за неё".


"Верно, потому что ей это понравилось".


"Я знаю", – сказал Джей Пи. "Просто ей нравятся любовные романы, а ты написала один…"


"Поэтому вполне естественно, если парень подарил ей кольцо-обещание, то и я хочу такое получить?" Я помотала головой. Очнись.


Разве он не видит, какая большая разница между мной и Тиной?


– Смотри, – сказал Джей Пи, закрывая мои пальцы вокруг бархатной коробочки. – Я увидел это кольцо, и оно напомнило мне о тебе. Думай о нем, как о подарке на твой день рождения, если не хочешь думать по-другому. Я не знаю, что происходит с тобой в последнее время, но я просто хочу, чтобы ты знала… Я никуда не уеду, Миа. Я не оставлю тебя ради Японии и чего-нибудь там еще. Я останусь здесь, с тобой. Поэтому, что бы ты ни решила… Ты знаешь, где меня найти.


Именно тогда он наклонился и поцеловал меня.


А потом он тоже ушел.


Так же, как Майкл.


И тогда я сбежала в безопасное место … сюда. Туда, где я сейчас.

Я знаю, что должна прийти в себя. Мои гости, вероятно, уходят, и это невежливо, что я не говорю им "До свидания".


Но привет! Сколько раз девушке делают в некотором роде предложение? В день ее рождения? На глазах у всех, кого она знает? А затем она отвергает его? Сколько раз на самом деле?


К тому же … Что случилось со мной? Почему я не смогла просто сказать "да"? Джей Пи явно самый удивительный парень на планете … он прекрасный, великолепный, фантастический и милый. И он меня любит. Он ЛЮБИТ меня!


Так почему я не могу просто любить его так, как он заслуживает, чтобы его любили?


Ах, черт … Кто-то идет. Кто-то, кого я знаю, кто достоточно проворный, чтобы подняться сюда?

Это точно не бабушка…


2 мая, Вторник, полночь, в лимузине по дороге домой с моей вечеринки


Мой отец не очень доволен мной.


Он поднялся на нос яхты, чтобы сказать мне, что я должна перестать "дуться" (это слово не совсем подходит к тому, что я делаю, оно не совсем точное, на мой взгляд … Я назвала бы отдушиной, то, что я пишу в моем дневнике), и спустилась вниз, попрощаться со всеми моими гостями.


Это было еще не все, что он сказал. Он сказал еще много чего.


Он сказал, что мне нужно идти на выпускной с Джеем Пи. Еще он сказал, что я не могу встречаться с парнем в течение почти двух лет, а затем решить за неделю до выпускного, что не собираюсь с ним идти, только потому, что мне не хочется.


Или, как он несправедливо выразился:

– Просто потому, что твой бывший парень вернулся в город.


Я подумала: "Все, папа! Майкл и я просто друзья!" С любовью, Майкл.


– Как будто мне могло когда-нибудь прийти в голову идти на выпускной с ним!


Это совершенно не так. Кто пойдет на выпускной с двадцатиоднолетним миллионером, выпускником колледжа, который к тому же изобрел хирургического Робота-манипулятора? Который, кстати, порвал со мной два года назад и которому на меня совершенно наплевать. И скорее всего, он не пошел бы, даже если бы я его об этом попросила.


Так что я пойду с Джеем Пи в любом случае.


– Есть одно название для девушки, как ты, – сказал папа, после того, как он сел рядом со мной на ненадежный насест над водой. – И того, что ты делаешь с Джеем Пи. Я даже не хочу это повторять. Потому что это неприятно.


– Правда? – Мне стало любопытно. Никто никогда не обзывал меня. Кроме Ланы, которая

регулярно обзывает меня выродок или идиотка и все в таком духе. Ну и вся чепуха, которую писала обо мне Лилли на ihatemiathermopolis.com.


– Какое название?


– Дразнилка, – папа говорил серьезно.


Я должна признаться, это заставило меня рассмеяться. Хотя ситуация должна была быть полностью и абсолютно серьезной, то есть, я хочу сказать, мы с папой сидели на краю палубы, он говорил со мной, как будто я собиралась совершить самоубийство или что-то еще не менее ужасное.


– Это не смешно, – сказал папа раздраженно. – Последнее, что нам нужно сейчас, Миа, это чтобы, ты приобрела плохую репутацию.


Это заставило меня смеяться еще сильнее. Учитывая тот факт, что я буду последней девственницей среди выпускников старших классов школы Альберта Эйнштейна (кроме моего бойфренда). Это было так иронично, что мой отец читал лекции мне – мне! о приобретении плохой репутации. Я смеялась так сильно, что мне приходилось держаться за поручень, чтобы не упасть в чернильно-черную воду Ист-Ривер.


– Папа, – сказала я, когда я, наконец, смогла говорить. – Я могу заверить тебя, я не дразнилка.


– Миа, дела говорят громче, чем слова. Я не говорю, что вам с Джеем Пи нужно помолвиться. Это совершенно абсурдно. Я надеюсь, что ты любезно и мягко объяснишь ему, что вы слишком молоды, чтобы думать о таких вещах.


– Па-апа, – сказалая, закатив глаза. – Это кольцо обещания.

– Независимо от твоих личных чувств насчет выпускного, – продолжал он, игнорируя меня, – Джей Пи хочет пойти, и с твоей стороны было неправильно давать ему надеяться, что он пойдет туда с тобой.

– Я знаю, – сказал я. – И я сказала ему, что не будет возражать, если он пойдет с кем-то другим.

– Он хочет пойти с тобой. Ты его девушка. Та, с кем он встречается на протяжении почти двух лет. По этой причине, он определенно имеет право ожидать этого от тебя. Ты должна пойти на выпускной с ним, если, конечно, не будет дурного поведения с его стороны. Для тебя будет лучше всего пойти на выпускной с ним.

– Но, папа, – сказала я, покачивая головой. – Ты не понимаешь. Я имею в виду … Я написала любовный роман и дала ему, а он даже его не прочитал.

Мой отец посмотрел на меня, странно моргая: "Ты написала любовный роман?"


Упс! Да, полагаю, я забыла упомянуть об этом моему немного старому, доброму папе. Может быть, я смогу отвлечь его.


– Хм, – сказала я. – Да. Об этом. Тебе не стоит волноваться. В любом случае, никто не хочет публиковать ее.


Мой отец махнул рукой, будто мои слова раздражали его, будто жужжали вокруг его головы.


– Миа, – сказал он. – Я думаю, ты уже знаешь, что быть особой королевской крови – это не только то, что тебя возят в лимузинах, ты имеешь телохранителя, можешь летать на частных самолетах, покупать сумочку или джинсы из последней коллекции и всегда быть стильной. Ты знаешь, что на самом деле ты всегда будешь большим человеком, и ты должна быть доброй по отношению к другим. Сейчас ты выбрала Джея Пи. Ты выбирала его в течение почти двух лет. Ты не можешь не пойти на выпускной с ним, если только он не был в некотором роде жесток к тебе… но как ты говоришь, это не так. Теперь, перестань быть такой… Как вы, дети, это называете? Ах, да, королевой мелодрамы и давай спустимся отсюда. Моя нога затекает.


Я знала, что мой отец был прав. Я была глупой. Я вела себя как идиотка, всю неделю (как еще по-другому?). Я собираюсь на выпускной вечер, и я пойду туда с Джеем Пи. Он и я совершенно подходим друг другу. И всегда будем.


Я больше не была ребенком, и мне нужно перестать поступать, как ребенок . Я должна перестать врать всем, как сказал доктор Натс.


Но самое главное, мне нужно перестать врать самой себе.


Жизнь – это не любовный роман. Правда в том, что причина, по которой любовные романы продаются так хорошо, причина, по которой все любят их, в том, что жизнь на самом деле не является такой, какой она описывается в них. И каждый хочет, чтобы его жизнь была похожа на ту, из книжки.


Но на самом деле, жизнь не такая.


Нет. Это правда, Майкл и я – свободные люди, даже если он подписал свое письмо "С любовью, Майкл". Это ничего не значит. Этот маленький уголек надежды, который я поддерживала отчасти, хотя знала, потому что мой отец сказал мне, что любовь всегда ждет прямо за углом и необходимо погасить его, погасить окончательно и тогда будет хорошо. Я должна была позволить ему погаснуть, и быть счастливой тем, что я имела. Потому что у меня было достаточно и даже больше.


Я думаю то, что сегодня произошло, в конце концов, убило уголек надежды о Майкле, который я поддерживала. Я действительно это делала. По крайней мере, у меня было почти хорошее настроение, когда я спустилась вниз и нашла Джея Пи (который, конечно, снова разговаривал с Шоном Пенном), я подошла к нему и сказала: "Да", и показала ему, одетое на пальце кольцо, это поразило его. Поразило почти до смерти. Он крепко меня обнял, поднял и закружил. Все стояли вокруг, улыбались и хлопали. Все, кроме моей мамы. Я видела, как она посмотрела на папу, он покачал головой, а она сузила глаза на него, вглядом говоря: " Ну вот, ты получил то, что хотел". Он посмотрел на нее, как бы говоря: "Это всего лишь кольцо обещания, Хелен".

Я подозреваю, что получу завтра утром на завтрак лекцию о постмодернистском феминизме. Как бы сказала Лана: "Чепуха". Но любая лекция мама не может заставить меня чувствовать себя хуже, чем вид вернувшегося некоторое время назад Майкла.

Тина, Лана, Триша, Шамика, Линг Су и Перин были заинтересованы кольцом, хотя Линг Су в

основном хотелось бы знать, могла ли я разрезать надвое пластин моим новым бриллиантом, так как она делает новую поделку, в которой будут использованы обломки керамики (мы экспериментировали с посудой общественного питания и ответ "да", мое кольцо может разрезать пластин пополам).

Больше всех, казалось, заинтересовалась Лилли. Она подошла и внимательно посмотрела на кольцо и было похоже, что она думает:

"Ну что же, теперь ты, вроде как, помлвлена?"

А я ответила:

– Нет, это просто кольцо обещания. Лилли продолжила .

– Это какое-то большое обещание, – имея в виду бриллиант. Я вполне уверена, что она говорила полу-оскорбительно. Кстати …


Ей это удалось.


Я не могла понять, почему Лилли не показала ее "сюрприз" для меня, хотя… она сказала, сможет его подарить только, если она прийдет ко мне на вечеринку. Я подумала, что это означает, что она собирается подарить его прямо на вечеринке или, по крайней мере, в течение моего дня рождения. Но до сих пор она не проявлял никаких признаков.


Может быть, я чего-то не понимаю.


Или может быть – только может быть – где-то в ней еще был кусочек любви ко мне, и всю дьявольскую схему, которую она планировала, она решила, в конце концов, не приводить в действие.


Вспомнив, как отец говорил о том, что королевская особа – большая личность, я отказалась обижаться на нее.

– Это какое-то большое обещание – заметила она.


Я не стала спрашивать ее, куда уходил ее брат. Хотя Тина, конечно, подошла ко мне боком и прошептала в случае, если я не заметила, что он ушел… и что он сделал это, как только Джей Пи вынул кольцо.

– Ты думаешь, – прошептала Тина – Майкл ушел, потому что он не мог видеть, как девушка, которую он так долго любил, дает обещание другому человеку?

Это действительно, было уже слишком.

– Нет, Тина, – сказала я наотрез. – Я думаю, что он ушел, потому что его просто не волнует все, что связано со мной.


Тина шокировано посмотрела на меня.

– Нет! – Воскликнула она. – Это не так! Я знаю, что не так! Он ушел, потому что он думает, что тебе на него наплевать, он не мог контролировать свою необузданную страсть к тебе! Он, наверное, боялся, что если бы он остался, он убил бы Джей Пи!

– Тина, – сказала я. Мне было очень трудно оставаться спокойной, но я вспомнила мой новый девиз: "Жизнь – не любовный роман" и мне от этого стало немного легче. – Майкл не заботится обо мне. Давай будем смотреть фактам в лицо. Я с Джеем Пи.

Сейчас, как я всегда должна была быть. И, пожалуйста, не говори мне больше о Майкле.

Это действительно огорчает меня.

Это был конец. Тина извинилась за то, что меня расстроила примерно миллион раз и было похоже, что она сама огорчилась из-за того, что задела мои чувства. Тогда мы обнялись, и все после этого было хорошо.

Вечеринка продолжалась еще некоторое время, но потом закончилась не совсем удачно, потому что приехал хозяин дока и долго говорил о том, что Мадонна и ее группа должны отключить аппаратуру из-за жалоб из ассоциации соседства квартир, которые расположены на берегу.

(Я думаю, они бы предпочли Паваротти).


В целом, это была очень хорошая вечеринка. Я получила несколько великолепных подарков: кожаная сумка от Марка Джекобса и Miu Miu, клатчи, кошельки и прочее; много ароматизированных свечей (которые даже нельзя взять с собой в общежитие неважно в какой из колледжей я поступлю, в конце концов, свечи считаются предметом повышенной пожарной опасности); кошачий костюм Принцессы Леи, для Толстого Луи, который не будет слишком смущать его, очень мудро с их стороны; футболка Brainy Smurf от Fredа Flare; кулон в форме диснеевского замка Золушки; заколки для волос с бриллиантами и сапфирами (от бабушки, которая всегда говорит, что с тех пор, как мои волосы отрасли, они все время падают мне на лицо и 253050 долларов в виде пожертвований в "Гринпис"). Ах да, и один кроваво-красный бриллиант в три карата на кольце обещания.


Я бы еще добавила в список одно разбитое сердце, но я стараюсь не быть "Королевой мелодрамы", как говорил папа. Кроме того, Майкл разбил мое сердце уже давно. Он не может разбить его снова. И все, что он сделал, это сказал, что моя книга ему понравилась, и написал "С любовью, Майкл" в конце своей записке об этом. Это не значит, что он хочет, чтобы мы снова были вместе. Я понятия не имею, почему я получила таким смешным девчачьим способом.

Ах, да: потому что я нелепая маленькая девочка.


2 мая, Вторник, экзамен по Всемирной истории


Это, похоже, была плохая идея делать вечеринку по случаю моего восемнадцатилетия вчера ночью, потому что сегодня у меня начинаются экзамены. Я видела, много человек бродило, глядя вокруг мутными глазами, как будто они могли поспать еще пару часов. И я в том числе.


Слава Богу, что все расписание перевернули с ног на голову из-за экзаменов, и у меня сегодня только Всемирная история и английский.


Сегодня нетрудный день, у меня самые легкие уроки. Если бы у меня была тригонометрия или французский, я бы умерла.


Буквально. Моя мама говорила о том, какой долгий путь прошли женщины с того момента, когда им приходилось выходить замуж сразу после школы, поскольку женщины не допускались в университеты и для них не было рабочих мест, они проходили этот путь очень долго. И каждый раз, когда я начинала дремать, она тыкала и будила меня снова и снова.

Тогда я сказала:

– Мама, прекрати! Джей Пи и я не поженимся после окончания школы! Я амбициозная, так ведь? Я поступила во все колледжи, куда я посылала заявки, я написала роман, и я пытаюсь его опубликовать! Что ты еще хочешь от меня?


Но почему-то всего этого оказалось мало, чтобы ее утешить. Она все время говорила:

– Но ты не выбрала колледж. У тебя осталось меньше недели, чтобы решить, куда ты собираешься поступать. И это любовный роман.

Как будто это могло значить что-то другое.

Какая разница: героиня моего романа – очень решительная и стреляет из лука.

Я даже не ношу кольцо Джея Пи дома, но я не уверена, что проблема в этом. Это не так, потому что она даже не видела его. Разве это оскорбительно для нее?

2 мая, Вторник, Обед


Все клянчат, чтобы посмотреть мое кольцо. Я имею в виду, это лестно и все такое, но … как-то неудобно. Я все время должна объяснять, что это не обручальное кольцо. Потому что, конечно, это выглядит в точности как оно. И они все думают, что Джей Пи сделал мне предложение.


К тому же кольцо настолько большое, что все время зацепляется за вещи. Например, за торчащую нитку моей юбки от униформы, а один за одну из кос Шамики. Нам потребовалось пять минут, чтобы распутаться.


Я не привыкла приходить в школу такой гламурной.


Вы можете сказать, ведь Джей Пи действительно приятно.


Что ж. Так и есть. Если он счастлив, я счастлива.


2 мая, Вторник, последний урок английской литературы


!!!!!!!!!!!!!!!!!


Ладно, еще раз, я окончательно превратила себя в полную дуру.


На самом деле, что же нового?


Не важно, потому что я уже перешла через это. Мне восемнадцать, я взрослая, и через четыре дня я НАВСЕГДА покину эту адскую бездну (только не спрашивайте меня, куда я пойду после нее, потому что я до сих пор не знаю).


В любом случае, во всем виновата Тина, потому что Тина едва разговаривает со мной. Я знаю, что я сказала ей не говорить мне о Майкле, но это не то же самое, чтобы запретить ей говорить со мной вообще.


Можно подумать, что она не говорить со мной, видя то, что нам обоим необходимо заниматься и заниматься, и все.


Но, может, она боится мне сказать что-нибудь не так, опасаясь оскорбить мои чувства, и поэтому она решила не говорить со мной совсем.


Я не знаю, в чем ее проблема. Я не могу выдержать размолвку с моими лучшими подругами. Я никогда не смогу видеть, что я делаю их несчастными.

Правда, мне нужно решить является ли Лана моей подругой. С ней гораздо легче, чем с остальными. Она очень возбуждена сегодня, потому что у нее есть засос, и она утверждает, что он от принца Уильяма (она об этом мечтает). Она показывает его всем вокруг. Я удивлена тем, что она не обвела красной помадой большой круг возле него, со стрелой, указывающей на знак, где говорится, что засос поставил ПРИНЦ УИЛЬЯМ (ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО).

ЗАСОС.

Впрочем, после обеда я увидела Тину в туалете для девочек, и я спросила у нее:

– В чем твоя проблема?

А она сказала:

– Проблема? Какая проблема? У меня нет никаких проблем, Миа, – и посмотрела на меня своими большими глазами, как у Бэмби.

Но я могу сказать, что, хотя глаза ее были невинными, она мне врала. Я имею в виду, я не знаю, как я могу сказать точно.


Ладно, может быть, она не врет. Может быть, у меня просто произошло проектирование (этот термин мы узнали из психологии. Это тогда, когда вы приписываете собственные нежелательные мысли кому-то еще, как защитный механизм). Может быть, я еще не пришла в себя от того, что произошло накануне, после ухода Майкла с вечеринки.


Тогда я подошла к ней и сказала:

– Есть одна проблема. Ты думаешь, что я делаю неправильно, говоря "да" Джею Пи, когда у меня еще есть чувства к Майклу. (Да, я знаю. Даже сейчас, когда эти слова слетали с моих губ, я думала: "Что ты говоришь? Заткнись, Миа." Но я не могла заткнуться. Я просто продолжала говорить. Это было, как в кошмаре.)


– Хорошо, – продолжила я, – но ты, же знаешь, что это не так. Я имею еще какие-то чувства к Майклу. Но это я предложила Майклу уйти. И он, правда, ушел. Прошлой ночью, когда он ушел, это была последняя капля. И я решила, что после выпускного вечера, Джей Пи и я это сделаем. Да. И мы сделаем это.


Честно говоря, я понятия не имею откуда это взяла. Мне кажется, я просто подумала об этом в тот самый момент.

– Я устала быть последней девственницей в старших классах. Я ни за что не буду начинать колледж, не потеряв своей невинности. Хотя я, вероятно, я потеряла ее давно на велосипеде или как-нибудь еще.


У Тины по-прежнему большие глаза, я не знаю, что она скажет о моем решении.

– Хорошо, Миа, – сказала она. – Что бы тебе сказать. Ты же знаешь, что я поддерживаю тебя во всех твоих поступках.


Ах! Она иногда такая разочаровывающе ХОРОШАЯ!

– В самом деле, – сказала я, схватив мой iPhone. – Я хочу написать сообщение Джею Пи прямо сейчас. Да! Прямо сейчас! И сказать ему, чтобы он заказал комнату в отеле после выпускного!

После этого Тинины глаза стали ОГРОМНЫМИ. Она подошла и сказала:

– Миа. Ты действительно уверена, что хочешь это сделать? Ты знаешь, ведь на самом деле нет ничего плохого в том, чтобы быть девственницей. Куча человек в нашем возрасте…

– Слишком поздно! – закричала я.


Клянусь, я сама не знаю, что со мной случилось. Может быть, это потому, что несколько минут назад, кольцо Джея Пи зацепилось за хвостик Стейси Чизмен, когда она шла по залу. Может быть, это из-за всего ДАВЛЕНИЯ, которое на меня оказывали … экзамены, выборы отца, все говорят, что мне нужно выбрать колледж до конца недели, Майкл и Лилли, которые вдруг начали ко мне хорошо относиться … Я не знаю. Может быть, это было все сразу.


Во всяком случае, я написала Джею Пи сообщение: "УБЕДИСЬ, ЧТО МЫ ПОЛУЧИЛИ КОМНАТУ В ОТЕЛЕ НА НОЧЬ ПОСЛЕ ВЫПУСКНОГО".

Сразу после этого в туалете спустили воду. Дверь кабинки открылась.

И оттуда вышла Лилли.

У меня чуть не случилось синаптическое расстройство прямо в туалете для девочек. Я просто стояла и смотрела на нее, понимая, что она услышала все, что я сказала особенно о Майкле, и о том, что я девственница.

… И что я отправила сообщение Джею Пи, про комнату в отеле для ночи после выпускного вечера.

Лилли смотрели прямо на меня. Она не произнесла ни слова. (Я тоже не могла ничего сказать, потому что ничто не приходило мне на ум. Потом, конечно, я придумала миллион вещей, которые я должна была сказать. Например, что Тина и я только что репетировали сцену из пьесы или что-то в этом роде.)


Потом Лилли повернулась, подошла к раковине, вымыла руки, вытерла их, выбросила бумажное полотенце, и вышла из комнаты.


Все в полной и абсолютной тишине.


Я смотрела на Тину, которая уставилась на меня своими огромными глазами, в которых читалось волнение… глазами, которые, я только теперь поняла, были наполнены беспокойством за меня.

– Не волнуйся, Миа, – были первые слова из уст Тины. – Она не скажет Майклу. Она не будет. Я знаю, она не будет.


Я кивнула. Тина не была уверена ни в чем подобном. Она просто хорошая. Как всегда.

– Ты права, – сказала я, зная, что это не так. – И даже если она… Его это не волнует. Я имею в виду, очевидно, что не волнует, иначе он бы не ушел вчера вечером.


Это, по крайней мере, было правдой.


Тина закусила губу.

– Конечно, – сказала она. – Ты права. Только, Миа … Не кажется ли тебе…


Наверное, я никогда не узнаю, что Тина хотела бы знать, что я думаю, потому что мой мобильный телефон зазвонил.


Это было сообщение от Джея Пи.


И оно говорило:


НОМЕРА В ОТЕЛЕ ОПЕСПЕЧЕНЫ. ВСЕ В ПОРЯДКЕ. ЛЮБЛЮ ТЕБЯ


Так. Великолепно!


Он позаботится об этом. Ура! Я собираюсь потерять девственность.


У меня приступ.


2 мая, Вторник, 18:00, чердак


Дафна Делакруа

1005 Томпсон стрит, кв. 4A

Нью-Йорк, NY 10003

Уважаемая г-жа Делакруа,


Мы сожалеем, что не можем опубликовать материалы, высланные вами. Благодарим за предоставленную нам возможность.


С уважением, Редакция.


И… отказы продолжают поступать.


Я пошла в мастерскую и нашла (кроме этого письма) маму со всеми документами о приеме в колледж, которые я когда-либо получила, разложенными на полу и Рокки, сидящего в центре всего этого, как тычинка цветка (если тычинки цветка когда-нибудь пили маленькими глоточками из чашки "Доры путешественницы"). Мама посмотрела на меня и сказала: "Мы выберем колледж для тебя. Сегодня вечером".


"Мам", – сказала я, – "если речь идёт о Джей Пи и кольце, то…"


"Речь о тебе", – сказала мама. "И о твоём будущем".


"Я собираюсь в колледж, верно? Я сказала, что выберу один после папиных выборов. У меня ещё есть время. Я не справлюсь с этим сейчас, завтра у меня экзамен по тригонометрии, я должна готовиться".


Кроме того, я собираюсь лишиться девственности после выпускного в субботу. Но я не упомянула эту часть. Конечно.


"Я хочу, чтобы мы обсудили это сейчас", – сказала мама. – "Я хочу, чтобы ты сделала осознанный выбор, а не просто выбрать любой колледж потому, что твой отец на тебя давит".


"А я не хочу поступать в колледжи Лиги Плюща", – сказала я, – "я не достойна туда поступать, меня приняли только потому, что я принцесса". Я полностью потерялась во времени, всё, чего я хотела, это пойти в свою комнату и подумать о потери-своей-девственности-в Субботу. И о том факте, что моя бывшая лучшая подруга Лили Московитц об этом знает. Расскажет ли она об этом брату?


Нет. Она не станет. Ей наплевать на меня. А что же она сделает?


Наверное, это уничтожило меня в её глазах ещё больше, чем моё прежнее идиотское поведение.


"Тогда тебе не обязательно поступать в колледж Лиги Плюща", – сказала мама. – "Ты можешь пойти учиться в какой-нибудь другой колледж, где никого не волнует, что ты принцесса. Позволь помочь мне тебе его выбрать, Миа, ради всего святого. Только не говори, что твоя будущая степень – это МИС".


"Что это такое?", – спросила я.


"Миссис Рейнолдс-Эбернетти IV", – ответила она.


"Это кольцо ОБЕЩАНИЯ", – закричала я на неё. Господи! Почему никто не хочет меня слушать? И почему, когда мы делали педикюр с девочками, у которых был секс, не задали о нём никаких вопросов? Я знаю, что написала об ЭТОМ в любовном романе. Я, конечно, читала об этом немного.


Но, вообще-то, читать это не то же самое, что делать, верно?


"Хорошо", – сказала мама о кольце обещания. – "Тогда ПООБЕЩАЙ мне, что ты позволишь помочь мне сузить круг поисков колледжа, чтобы я могла сказать твоему отцу об этом. Он дважды звонил мне сегодня насчёт этого. И он вернулся в Дженовию пару часов назад. И я немного об этом беспокоюсь".


Я скорчила рожу. Потом я походила по комнате и взяла пакеты с приглашениями в колледжи, их было очень много. Я попыталась обратить особое внимание на те, в которых требуются хорошие оценки по математике (я смотрела их на компьютере, как посоветовал Майкл… хотя я сделала это не из-за него. Просто… это хороший совет), что ж, они, может быть возьмут меня не из-за того, что я принцесса.


Это был наиболее зрелый поступок за весь день. Кроме того, я приготовила благодарственные открытки за подарки к моему дню рождения. Я ещё не пришла к окончательному решению, куда я собираюсь поступить, но я сузила круг поисков, и, возможно, после выпускного я скажу им, куда я решила поступить.


Я думаю. Вроде.


Я была готова к тому, чтобы достать свои тетрадки по тригонометрии, как получила е-мейл от Джей Пи.


ДЖЕЙ ПИРА4: Привет! Как у тея всё прошло? Я имею в виду, экзамены.


ТЛСТ ЛУИ: Хорошо, я так думаю! Сегодня у меня были только Мировая История и Английский, так что ничего слишком стрессового. А вот насчёт завтра я беспокоюсь! Тригонометрия! А ты?


Это так странно, что мы обмениваемся е-мейлами об экзаменах, когда меньше, чем через неделю… ну, вы знаете.


А мы даже никогда не были раздетыми в одной комнате до этого.


ДЖЕЙ ПИРА4: я тоже беспокоюсь насчёт завтрашнего дня… и ещё о ночи.


ТЛСТ ЛУИ: точно, у тебя же завтра выступление перед выпускным комитетом! Не беспокойся, я уверена, что всё будет замечательно! Не могу дождаться, когда увижу это!


Как он может думать о своём выпускном проекте, когда мы собираемся заняться сексом? Да что происходит с парнями?

ДЖЕЙ ПИРА4: всё будет замечательно, пока ты будешь там.


ДА О ЧЁМ ОН ВООБЩЕ ГОВОРИТ??? ОН НЕНОРМАЛЬНЫЙ??? СЕКС!!!!! МЫ СОБИРАЕМСЯ ЗАНИМАТЬСЯ СЕКСОМ!!!!ПОЧЕМУ МЫ ОБ ЭТОМ НЕ ГОВОРИМ???


По крайней мере, Майкл говорил об этом..


ТЛСТ ЛУИ: Ты знаешь, что я это не пропущу! Это будет просто классно!


ДЖЕЙ ПИРА4: Это ты КЛАССНАЯ!


Дальше мы обсуждали, кто класснее, но никто из нас не говорил то, что действительно нужно было сказать (или по крайней мере то, что я чувствовала, как нам нужно было поговорить), пока я не получила е-мейл от Тины, которая прервала нас


ЯлюРоманы: Миа, я знаю, ты сказала, что не хочешь больше разговаривать на эту тему, но я действительно не думаю, что Майкл ушел с вечеринки прошлой ночью, потому что не любит тебя. Я думаю, он ушел, потому что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО любит тебя и не может стоять и видеть тебя с другим. Я знаю, ты не хочешь это слышать, но это мое мнение.


Я люблю Тину. Очень.


Но иногда мне хочется задушить ее.


ЯлюРоманы: Я имею в виду, мне просто интересно, если вы действительно рассмотрели все последствия того, что собираетесь делать с Джей Пи ночью после выпускного. Я знаю, Лана и Триша могут выставить все в таком свете, будто это ничего не значит, но секс – это глубокое эмоциональное переживание, особенно в ваш первый раз, Миа – или оно должно быть. Это действительно большой шаг, и ты не должна это делать с кем попало.


ТлстЛуи: Со своим бойфрендом, с которым я встречаюсь два года и которого люблю до безумия, ты это имеешь в виду?


ЯлюРоманы: Ладно, я вижу, что ты говоришь, и вы ребята встречаетесь в течение длительного времени. Но что если ты делаешь ошибку? Что если Джей Пи не тот единственный?


ТлстЛуи: О ЧЕМ ТЫ ГОВОРИШЬ?? ЕСТЕСТВЕННО ДЖЕЙ ПИ ТОТ ЕДИНСТВЕННЫЙ. ПОТОМУ ЧТО ОН НЕ ПОРВАЛ СО МНОЙ, КАК ЭТО СДЕЛАЛ МАЙКЛ, ПОМНИШЬ?


ЯлюРоманы: Да, но с тех пор прошло много времени. И сейчас Майкл вернулся. И я думаю…может тебе не стоит делать поспешных решений. Потому что, что если Лили сказала Майклу, то, что слышала сегодня в туалете (ванной)?


Я знаю, Тина врала сегодня.


ТлстЛуи: ТЫ СКАЗАЛА, ЧТО ОНА НЕ РАССКАЖЕТ.


ЯлюРоманы: Ну, она, вероятно, не будет. Но… что если расскажет?


ТлстЛуи: Потому что Майкл разлюбил меня, Тина. Я имею в виду, он порвал со мной. Он ушел с вечеринки вчера вечером. Какое ему дело, если вокруг говорят, что я еще девственница, но собираюсь переспать со своим бойфрендом после выпускного бала и что я только-только оправилась от любви к нему? Если бы он любил, он бы делал что-нибудь, верно? Я имею в виду, у Майкла ведь есть мой номер телефона, правда?


ЯлюРоманы: Правда.


ТлстЛуи: И телефон не звонит, не так ли?


ЯлюРоманы: Я думаю, нет.


ТлстЛуи: Нет. Это не так. Без обид, Тина. Я тоже люблю романы, но в данном случае это КОНЕЦ. МАЙКЛ НЕ ЛЮБИТ МЕНЯ БОЛЬШЕ. Его поведение относительно меня наглядно это иллюстрирует.


ЯлюРоманы: Ну, хорошо, если ты так говоришь.


ТлстЛуи: да, я так говорю. Вопрос закрыт.


Потом я сказала и Тине, и Джею Пи, что мне действительно пора идти. Я думала, что мне надо было закончить эти разговоры, а то я думала, что моя голова сейчас выйдет во двор нашего дома и со свистом улетит в космос, как космические спутники.


Конечно, это не то, что я им сказала. Я сказала, если я не пойду учить, то я не сдам тригонометрию. По правде говоря, если я не сдам тригонометрию, возможно, хотя бы один из этих колледжей не примет меня.


Джей Пи прислал мне е-мейл с миллионами прощальных поцелуев. И я тоже ему послала такое же. Тина написала мне только: "Пока". Но в этом было заключено 10000 вещей, которых она хотела бы сказать. Например, что Джей Пи не мой Единственный.


Мило с её стороны упомянуть об этом сейчас. Я уже ничего не могу с этим поделать.


Я полагаю, что она считает моим Единственным Майкла. Почему моя лучшая подруга считает, что мой Единственный – это парень, который мной даже не интересуется?


2 Мая, Вторник, 20:00, чердак.


Чёрт. На всех сайтах есть сплетни о моей "помолвке" с Джей Пи Рейнолдс-Эбернетти IV.


Это всё связано с тем, что папа продолжает терять голоса на опросах в Дженовии… и то, что он вылетел на восемнадцатый день рождения своей дочери, как мы видим, не самая лучшая идея, он действительно не может позволить себе тратить много времени из-за предвыборной кампании.


С другой стороны, огромное количество статей говорило о том, что, если бы, отец проводил больше времени с дочерью, он не была бы обручена в столь раннем возрасте.


Я прямо как Джэйми Линн Спирс семьи Ренальдо! Ну, конечно, не беременная!


Я собираюсь залезть под одеяло и больше никогда не вылезать!


Это КОЛЬЦО ОБЕЩАНИЯ! Кто им вообще сказал, что это кольцо означает помолвку?


Серьёзно, когда это всё закончится?


О, верный ответ: НИКОГДА.


2 Мая, Вторник, 21:00, чердак.


Только что звонила бабушка. Она хотела узнать, есть ли у меня платье для выпускного.

"Мм", – внезапно вспомнив, что у меня действительно его нет. – "Нет".


"Так я и думала", – со вздохом сказала бабушка. – "Я закажу его Себастьяно, он как раз сейчас в городе".


Затем она сказала, если бы я сказала Джею Пи ту речь, которую она давно придумала, никаких сплетен не произошло бы. Я предполагаю, они сказали что-то о развлечении на сегодня. Бабушка никогда не упускает случая сказать, что я должна подражать Марии Харт, бабушка считает её совершенной (я бы это сделала, но я бы лучше намазала свою задницу вареньем).


"С другой стороны", – продолжала он, – "если ты должна будешь выйти замуж, Амелия, то надо было бы выбрать кого-нибудь очень воспитанного и с собственным состоянием. Это может быть куда хуже. Я полагаю", – добавила она, хихикая, – "это мог быть Тот Мальчик".


Под Тем Мальчиком она подразумевала Майкла. И я не увидела здесь ничего смешного.


"Я не обручена", – сказала я. – "Это кольцо-обещание".


"Ради Бога", – бабушка хотела узнать, – "что за кольцо-обещание? А то, что мне рассказал отец, о том, что ты написала любовный роман?"


Я была не в настроении обсуждать с бабушкой "Искупление моего сердца". Мне надо просмотреть ещё 20 глав по тригонометрии. А, и надо планировать потерю моей девственности. Мне надо было подумать, что купить в CVS, чтобы повторить весь сценарий фильма Джуно. Следующий роман, который я напишу, не должен называться Беременная принцесса.


"Тебе не надо об этом волноваться", – сказала я. – "Всё равно никто не хочет его публиковать".


"Ну, слава Богу", – сказала бабушка. – "Последнее, в чём нуждается наша семья, это безвкусная писательница романов…"


"Это не безвкусно", – прервала я её. – "Это юмористический роман о сексуальном пробуждении молодой девушки в 1291 году".


"О Господи", – голос бабушки звучал так, словно она подавилась. – "Пожалуйста, скажи мне, если ты его опубликуешь, ты возьмёшь псевдоним".


"Конечно, возьму", – сказала я. – "Даже если не возьму, что такого будет? Почему все вокруг такие ханжи? Ты знаешь, что я выполняю всё, что мне говорят в течение последних четырёх лет. Мне кажется, пришло время, когда я могу сделать то, чего хочу я…"


"Ну, ради Бога", – сказала бабушка, – "почему ты не можешь заниматься лыжами или чем-нибудь ещё? Почему ты выбрала написание романов?"


"Потому что мне это нравится", – сказала я. – "Я могу заниматься этим, и у меня будет оставаться время на то, чтобы быть принцессой Дженовии, и папарацци не будут за мной гоняться, это же не плохо для меня, почему ты не можешь порадоваться за то, что я нашла своё призвание?"


"Её призвание!", – бабушка закатила глаза. – "Её призвание, не смешите меня. Это не может быть твоим призванием, если никто даже не покупает её, Амелия. Слушай, если хочешь себе призвание, то я заплачу за твои уроки скалолазания. Я слышала, что многие молодые люди избавляются с помощью этого от ярости…"


"Не хочу я заниматься скалолазанием", – сказала я. – "Я собираюсь писать романы, и ты с этим ничего не поделаешь. И я собираюсь пойти в колледж, чтобы изучать это, чтобы писать лучше. Правда я ещё не определилась, куда пойду. Но я выберу после выпускного и выборов…"


"Ну что ж", – бабушкин голос прозвучал обиженно, – "похоже, кто-то не выспался!"


"Потому что я была на твоей вечеринке", – сказала я. Потом я смягчила свой тон, ведь папа говорил, что принцессы должны быть добрыми. – "Извини. Я не имела этого в виду. Было очень мило с твоей стороны, что ты устроила эту вечеринку для меня, и было здорово, что я увидела папу, вы с Виго проделали огромную работу. Я просто имею в виду…"


"Я полагаю", – сухо сказала бабушка, – "я должна быть освобождена от того, чтобы устроить вечеринку в честь твоей помолвки. Никто не дарит кольца-обещания на вечеринках… ведь так? Но я полагаю, ты ведь планируешь как-нибудь устроить вечеринку в честь твоей книги".


"Если её кто-нибудь опубликует", – сказала я, – "то это было бы здорово".


Бабушка тяжело вздохнула и повесила трубку. Я думаю, она собирается выпить сайдкар, хотя врачи сказали ей урезать количество выпитого (а я видела её вчера вечером с бокалом сайдкара в руке. Либо её бокал волшебным образом никогда не опустошался, либо у неё их было несколько).


Ах да. Именно то, чего не хотел папа: выглядела как принцесса с дурной репутацией.


С другой стороны, в этот момент… я могла бы соответствовать этому.


3 Мая, Среда, Экзамен по тригонометрии.


О, едва решила это.


Ладно, надо продолжать.


3 Мая, Среда, Ланч.


О МОЙ БОГ!!!


Я просто сидела за нашим столиком в кафе с бутербродом с тофу, как вдруг зазвонил телефон, я увидела, что это был папа.


Папа никогда не звонил мне в то время, когда я в школе, если только это не чрезвычайно важно, так что я чуть не уронила свой поднос, произнесла в телефон: "ЧТО?"


Конечно, Джей Пи, Тина, Борис и Лана перестали разговаривать и посмотрели на меня.


Единственное, о чём я смогла подумать:

А) бабушка умерла от огромного количества сигарет, которые она курит или

Б) Каким-то образом папарацци узнали, что я собираюсь заняться сексом в ночь после моего выпускного и рассказали об этом секрете моим родителям. Может Тина права? Может они прослушивают мои телефонные разговоры?


А папа сказал спокойным голосом: "Я думаю, тебе будет интересно узнать, что в Королевскую больницу Дженовии был доставлен один робот-манипулятор, он был любезно пожертвован Майклом Московитцем, президентом и главным исполнительным директором Хирургии Павлова".

Я чуть не уронила свой телефон в йогурт Ланы. А она сказала: "Что ты делаешь?"


"Программист по имени Мидори приехала к нам с роботом-манипулятором, она будет проводить двухнедельные курсы для наших медиков по эксплуатации", – сказал папа. – "Сейчас она в больнице, настраивает её".

Мидори в Микромини!


"Я не понимаю!", – сказала я. Я была поставлена в тупик. – "Зачем он это сделала? Мы его даже не просили об этом. Ты просил его? Я, лично, не просила".


"Я тоже его об этом не просил", – сказал папа. – "И я проверил твою бабушку. Она клянётся, что не просила его об этом".

Я должна была сидеть, просто не могла встать. Я даже не думала о бабушке. Это она стояла за этим! Наверное, она заставила Майкла подарить Дженовии одного из роботов-манипуляторов! Неудивительно, что он так быстро ушёл с вечеринки! Бедняга.


И всё это время у меня были ужасные мысли о нём…


"Миа", – сказал Джей Пи, взволнованно смотря на меня, – "У тебя всё в порядке? Что случилось?"


"Она наверняка ему что-то сказала", – сказала я по телефону, игнорируя своего парня. – "Она врёт. Зачем ему тогда это вообще делать?"


"У меня есть одна замечательная идея зачем", – папа сказал это странным голосом.


"Какая?", – спросила я. – "Зачем? Ты не думаешь, что бабушка зажала его углу на моей вечеринке и потребовала одного? Она точно имеет к этому отношение", – я понизила голос, чтобы никто из обедающих не услышал. – "На робота-манипулятора огромная очередь желающих. Они стоят более миллиона долларов! Он не мог просто так подарить один Дженовии, без причины!"


"Я думаю, причина есть", – сухо сказал папа. – "Почему ты не звонишь ему, чтобы поблагодарить? Я полагаю, он скажет, в чём причина, за ужином".


"За ужином?", – повторила я. – "О чём ты говоришь? Почему мы должны идти ужи…"


И тут меня осенило. Я поверить не могу, что до меня так долго доходило то, что папа имел в виду – Майкл подарил им робота-манипулятора, потому что я до сих пор ему нравлюсь. Может даже больше, чем нравлюсь.


Я почувствовала, что начинаю краснеть. Я благодарна, что сидящие за этим столом не могли услышать весь наш разговор. То есть, если они ещё не поняли его смысла.

"Па-ап", – сказала я. – "Прекрати" Это не то! Я имею в виду…" Я понизила голос ещё больше, чтобы никто не услышал. – "Он порвал со мной, помнишь?"


"Это было почти два года назад", – сказал папа. – "Вы оба повзрослели с того времени. Ну, один из вас, точно".


Он имел в виду меня. Я знаю, что он имел в виду меня. Он, конечно, не имел в виду Майкла, который всегда был спокойным и понимающим, но вот я…


Ну, нет.


"Миа, да что происходит?", – Тина хотела знать. Она выглядела обеспокоенно. – "С твоим папой всё в порядке?"


"Всё отлично", – сказала я им. – "Расскажу всё через минуту".


"Миа, мне пора идти", – сказал папа. – "Здесь пресса. Я думаю, что мне не надо им рассказывать об этом… это большая новость для такого места, как Дженовия".


Нет, ему не надо было мне этого рассказывать. Люди не делают пожертвования в размере миллиона долларов, а именно медицинское оборудование для маленькой больницы Дженовии.

Это происходит, чтобы получить массовое освещение средствами массовой информации.


Это больше того, что Рене собирается открыть Эплби'с.


"Ладно, папа", – сказала я, как в тумане, – "пока".


Я положила трубку, я была в тупике. Что вообще происходит? Зачем Майкл это сделал? Я имею в виду, я знаю мнение моего отца по этому поводу.


Но зачем он на самом деле это сделал? Я видела, что он ушёл с моей вечеринки. Это не имеет никакого смысла.


С любовью, Майкл.


"Миа, что происходит?", – хотел узнать Джей Пи.


"Ты выглядишь, как будто проглотила носок", – сказала Тина.


"Ничего", – быстро сказала я. – "Просто мой папа сказал, что Королевская Больница Дженовии получила пожертвование, робота-манипулятора от компании Майкла, вот и всё".


Тина поперхнулась диетической колой, которую она пила. Все остальные восприняли новость спокойно.


Включая Джей Пи.


"О, Миа", – сказал он. – "Это же здорово! Уау. Это щедрый подарок!"


Он нисколько не ревновал.

А почему он должен ревновать? Нет причин для ревности. Я не нравлюсь Майклу, несмотря на то, что папа и Тина так думают. Я уверена, что он сделал это пожертвование, чтобы просто быть милым.


И Мидори в Микромини… факт того, что он отправил её проводить там курсы? Это не значит, что она и Майкл не встречаются. Это означает, что у них стабильные отношения, и расставание на несколько недель этому не мешает.


О чём я говорю? Кого волнует, что Майкл и Мидори в Микромини встречаются? Я ношу кольцо-обещание от другого парня! С которым я собираюсь потерять девственность после выпускного в эту субботу! Что со мной происходит?


Действительно – что со мной происходит? Я не должна думать об этих вещах. У меня экзамен по французскому через пятнадцать минут!


НО ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ, ВЕДЬ МАЙКЛ ПОДАРИЛ РОБОТА-МАНИПУЛЯТОРА КОРОЛЕВСКОЙ БОЛЬНИЦЕ ДЖЕНОВИИ?????


Я не могу перестать думать о нём ни на секунду, а я собираюсь потерять девственность со своим парнем после выпускного через четыре дня (через три, если не считать сегодня)???


3 Мая, Среда, экзамен по французскому.


Миа, ты уже закончила с экзаменом? Т.


Да, это было ужасно.


Я знаю! Как ты ответила на пятый вопрос?


Я не знаю. Я думаю, совершенное будущее. Я ничего не помню.


Я тоже. Я знаю, что ты не хочешь об этом разговаривать, но что ты собираешься делать с Майклом и с тем, что он сделал? Потому что, что бы ты ни говорила, ты не можешь отрицать – парень не отправил бы робота-манипулятора в страну девушки, которую он не любит.


Понимаешь, я знала, что это случится. Тина берёт всё, оборачивает это серебряной бумагой, помещает на него бант и называет это Любовью.

И, я полагаю, должна стать писателем любовных романов.


Да не любит он меня! Не любит! Он сделал это, чтобы просто быть милым. По старой памяти. Я уверена.


Ну, я просто не понимаю, как ты можешь быть в этом уверена, даже если ты даже с ним об этом не говорила. Ты разговаривал с ним об этом?


Ну, нет. Ещё нет. Я вообще не уверена, что буду. Потому что, если ты помнишь, Тина, я приняла кольцо-обещание от другого.


Но это не даёт тебе право быть грубой! Когда кто-то дарит твоей стране робота-манипулятора, меньшее, что ты можешь сделать, это лично его поблагодарить. Хотя это не означает, что ты должна с ним спать или что-то ещё. Я уверена, Майкл не ожидает ничего подобного. Ты можешь его просто поцеловать.


О Господи!


Тина, ты вообще на чьей стороне? Джея Пи или Майкла?


Конечно, на стороне Джей Пи! Потому что он тот, кого ты выбрала, ведь так? Я имею в виду… не так ли? Было бы довольно странно, если бы он не был тем, кого ты выбрала, ведь ты носишь его кольцо-предложение, и ты планируешь провести с ним ночь в Субботу.


Конечно, я выбрала Джей Пи! Майкл порвал со мной, помнишь?


Миа, это было почти два года назад. Это большая разница. Сейчас ты другая.


ПОЧЕМУ МНЕ ВСЕ ЭТО ГОВОРЯТ?


О ГОСПОДИ, ДЕВЧОНКИ, Я ТОЛЬКО ЧТО СДАЛА ПОСЛЕДНИЙ ЭКЗАМЕН ПО НЕМЕЦКОМУ! Больше никаких экзаменов по немецкому! Думаю, что в колледже буду сдавать испанский, потому что, когда я пойду в Кабо, смогу заказывать не только эти лепёшки.


– ------------


Передано через BlackBerry.


Лана, не думаешь ли ты, что Миа должна поблагодарить Майкла за то, что он подарил робота-манипулятора Королевской Больнице Дженовии?


Она должна ему позвонить, потому что он такой СЕКСУАЛЬНЫЙ, прямо как красный жгучий перец вроде того, который я буду изучать на испанском вместо немецкого!


– ------------


Отправлено с моего мобильного устройства BlackBerry.


Видишь? Миа, просто отправь Майклу сообщение. Поблагодари его за то, что он сделал. Это не причинит боли Джей Пи. Я имею в виду, ты уже встречалась с Майклом и ничего не рассказывала об этом Джей Пи. И, может быть, Майкл сделал это потому, что Лили сказала ему то, что она услышала в дамской комнате. Но есть шансы, что он отправил его просто так. Так что, просто позвони ему.


Ты думаешь, он послал его, потому что Лили сказала ему, что услышала от меня, что я до сих пор его люблю? Я сойду с ума!!!


Нет! Я сказала, МОЖЕТ БЫТЬ поэтому он сделал это.


О ГОСПОДИ он сделал это именно поэтому! Я знаю это! О Господи! О ГОСПОДИ!!!!


Слушай, я уверена, он так поступил НЕ по этой причине. Ты… должна позвонить ему и узнать.


Подожди-ка минуточку… Я собираюсь в Дженовию. Я собираюсь изучать в следующем году французский. Как по-французски будет лепёшка?


– ------------

Передано через BlackBerry.


Когда я пойду в колледж, первым делом надо выбрать новых друзей. Потому что мои нынешние друзья сумасшедшие.


3 Мая, Среда, 16:00, в лимузине по дороге в квартиру бабушки в Плазе.


Себастьяно подобрал полдюжины платьев из своей коллекции, чтобы я их примерила и выбрала одно для выпускного, и я встретила его у бабушки.


Мне кажется, что они будут ужасными, но я не должна быть такой субъективной. Мне очень понравилось его последнее платье, которое я одевала (на Зимние Танцы в год, когда я была первокурсницей. Неужели это было так давно? А кажется, как будто это было вчера). Просто потому, что Себастьяно продаёт вещи в Wal-Mart, не значит, что его вещи плохи.


Я набирала сообщения для Майкла и тут же удаляла на протяжении всего пути в машине. Я испытывала их на Ларсе (Он думал, что я сумасшедшая. Но что в этом нового?) Действительно трудно подобрать правильный, небрежный, весёлый, но всё-таки теплый искренний тон.


Ларс считает, что я должна сказать это:


Дорогой Майкл,


Я не могу выразить, как я была удивлена, я очень была рада услышать сегодня от моего папы о некой доставке в Королевскую Больницу Дженовии. Ты даже не можешь себе представить, что ты сделал для него и народа Дженовии. Мы никогда не забудем твою щедрость. Мне бы хотелось поблагодарить тебя лично от их имени (когда у тебя будет время).


С уважением, Миа.


Я думаю, что правильно подобрала вежливый и дружественный тон. Это тон девушки, которая приняла кольцо-предложение от другого, таким тоном можно отправить сообщение, и её действия не будут истолкованы неверно. Или будет перехвачена папарацци, и девушка заработает себе неприятности.


Я добавила фразу о том, что надо встретиться лично, потому что… за подарок, который стоит больше миллиона долларов, надо благодарить лично. А не потому что я снова хочу его понюхать. Независимо от того, что думает Ларс (Я действительно не хочу, чтобы он подслушивал все мои разговоры. Но я думаю, что это одна из опасностей охраны кого-либо).


Я должна это ОТПРАВИТЬ прежде, чем успею струсить.

3 Мая, Среда, 16:05, в лимузине по дороге в квартиру бабушки в Плазе.


О Господи! Майкл получил сообщение и отправил мне ответ. Я в шоке! (А Ларс надо мной смеётся, хотя мне всё равно).


Миа,


С радостью увиделся бы с тобой "лично". Может сегодня вечером?


Майкл


P. S. Не надо благодарить меня от имени твоего отца или Дженовии. Я просто отправил его, потому что думал, что это поможет твоему отцу в выборах и, в свою очередь, чтобы сделать тебя счастливой. Так что видишь, мои мотивы были абсолютно эгоистичными.


И что мне теперь делать???


Ларс мне не ответил. Он предложил, но это было глупо. Он сказал: "Позвони ему. Встреться с ним сегодня вечером".


Но я не могу встретиться с ним сегодня вечером! Потому что у меня есть ПАРЕНЬ! К тому же, у Джей Пи сегодня пьеса! Я обещала прийти, чтобы поддержать его!


И я хочу быть там ради Джей Пи. Конечно хочу. Просто…


Что имел в виду Майкл, его мотивы были абсолютно эгоистичными? Неужели это значит то же, что подумал Ларс, а именно, он отправил Кардио Руку, потому что до сих пор меня любит?


И снова хочет быть со мной?


Нет. Это невозможно. Ларс слишком много времени провёл в пустыне на солнце, с взрывчатыми веществами с Вахимом. Почему Майкл снова хочет быть со мной, ведь я явно сумасшедшая? Я имею в виду, когда раньше мы встречались, я вела себя как Бритни. Я не представляю себе, чтобы какой-то парень подписался на это второй раз.


Хотя, может быть, как сказал папа, я с того времени выросла…


И мы прекрасно провели время в Кафе Данте. Но это было просто интервью.


О! Но он всё также прекрасно пахнет! Я не думаю, что ему тоже кажется, что я хорошо пахну?


Я должна поговорить с Тиной… хотя иногда он более сумасшедшая, чем я.


Но не в этом случае. Я переслала ей его сообщение… И, чёрт возьми, сейчас я у бабушки, мне придётся примерять одежду в течение нескольких часов. Кто терпит эту моду, когда столько всего происходит?

3 Мая, Среда, 20:00, Театр Этель Ловенбаум .


Действительно трудно писать с тех пор, как выключили свет, и началась пьеса Джей Пи. Я делаю это благодаря подсветке от моего мобильного.


Я знаю, что не должна писать сейчас в своём дневнике – я должна внимательно смотреть пьесу, здесь находится и выпускной комитет (здесь и родители Джея Пи, и все наши друзья, кроме тех, которые остались дома для подготовки к экзаменам), я должна попытаться выглядеть, как будто поддерживаю Джея Пи.


Просто я должна написать о е-мейле Майкла.


Потому что, конечно, я не могла хранить это в себе. Я должна показать это всем.


Бабушка сказала, что это лишь доказывает, что Майкл не испытывает ко мне ничего. Она сказал, что медицинское оборудование на миллион долларов не такой романтичный подарок, как платиновое кольцо-обещание с трёхкаратным бриллиантом.


"Но", – продолжала она, – "факт того, что Майкл пожертвовал его без твоей просьбы, то это что-то удивительное. Я начинаю думать, не ошибалась ли я насчёт Того Мальчика".


!!!!!!!!


Честно говоря, я чуть не упала в обморок. Я НИКОГДА не слышала, чтобы бабушка говорила, что она ошибается в ЧЁМ-НИБУДЬ!!!!!


Ну, почти никогда.


Во всяком случае, было очень удивительно услышать такое из бабушкиных уст, я чуть не упала со стула, услышав это, а Себастьяно втыкал булавки в платье, которое я примеряла. Он сказал: "Тихо, тихо, тихо", и сказал мне, чтобы я не вертелась, потому что тогда я буду похожа на дикобраза.


Только Себастьяно ещё не выучил основ английского языка, поэтому сказал "Свинья" вместо "дикобраза".


"Б-бабушка", – сказала я, запинаясь. – "Что ты сказала? Я д-должна дать Майклу шанс? Я должна вернуть Джею Пи его кольцо?"


Клянусь, моё сердце подпрыгнуло в груди, я чувствовала, что не могу дышать, так я ждала её ответа. Что странно, потому что я никогда не прислушивалась к советам бабушки, ведь она сумасшедшая.


"Что ж", – задумчиво протянула она. – "Это ужасно большое кольцо. С другой стороны, это ужасно дорогое медицинское оборудование. Но ты не можешь одевать робота-манипулятора".


Понимаешь, что я имею в виду?


"Я знаю, что ты должна сделать, Амелия", – сказала бабушка. – "Переспи с ними обоими, и тот, кто лучше выступит в спальне, того ты и должна сохранить. То же самое я проделала с Барышниковым и Годуновым. Такие прекрасные мальчики. И такие податливые".

"Бабушка!", – я была в шоке. Серьёзно: как она может быть такой злой? Как мы можем принадлежать одному роду?


Честно говоря, я не считаю себя ханжой. Но я думаю, что ты хотя бы должна быть влюблена в того, с кем собираюсь заниматься этим (что я безуспешно пытаюсь объяснить Лане. И бабушке).


Так или иначе, я сказала ей, чтобы она не сходила с ума. И я не буду спать ни с кем из них. Полная ложь Мии Термополис Номер Девять.


Но что же мне тогда делать? Я получила е-мейл подтверждение от Тины. (Сегодня она здесь с Борисом. И, конечно, мы не можем сейчас об этом поговорить. Ведь здесь Джей Пи. И Борис).


Она думает, что сообщение Майкла означает то, что думала бабушка: Майкл действительно отправил Кардио Руку для меня! Для МЕНЯ!


Тина говорит, что я должна написать ему ответ и назначить встречу, чтобы увидеться с ним лично. Вот, что она мне написала сообщение со своего места:


Ты не можешь оставить Майкла так. Может быть, он просто флиртует с тобой… но я сомневаюсь. У него наверняка были хлопоты с тем, что он отправил вам Кардио Руку… не говоря уже о Мидори в Микромини.


И единственный способ понять, что происходит – это встретиться с ним лично. Когда ты посмотришь ему в глаза, ты узнаешь, было это игрой или реальностью.


Миа, это серьёзно: ты должна перестать РАЗРЫВАТЬСЯ МЕЖДУ ДВУМЯ ПАРНЯМИ!!!


Я знаю, ты действительно очень расстроена этим, но это неправильно. Ладно, извини, мне надо перестать подпрыгивать на сиденье. Кто-то в соседнем ряду уже неодобрительно на меня смотрит, и Борис хочет, чтобы я обратила внимание на пьесу.


Я рада, что хоть кто-то этому рад, но не я. Честно говоря, я не знаю, как это случилось. Как могла я, Миа Термополис, которая была самым скучным человеком на планете (не говоря уже о том, что я принцесса), которая почти не выходила из дома в течение последних 2 лет, потому что работала над выпускным проектом – Историей отжима оливкового масла в Дженовии в 1254-1650 годах (ну, на самом деле, это исторический любовный роман, ну и что с того?), могла превратиться в девушку, которая нравиться сразу двум парням?


Действительно, ну как?


И по совету своей лучшей подруги, я должна встретиться с одним из них, с которым я не обручена…

Но как я могу договориться о встрече с Майклом, я знаю свою слабость к нему, особенно нюхание его шеи – когда я, возможно, ему нравлюсь – и он отправил Кардио Руку в мою страну (и одного человека, который будет обучать медиков его использованию).


Я не могу так поступить с Джей Пи. У Джей Пи есть свои недостатки (я не могу поверить, что он не прочитал мою книгу), но он никогда не встречался со своими бывшими за моей спиной (хотя у него нет бывших, кроме Лилли). Он никогда мне не врал.


Но сейчас я не думаю, что проблема с Джудит Гершнер так уж важна для меня, как было раньше, до того, как мы порвали с Майклом. Я никогда не спрашивала у Майкла, был ли он с кем-нибудь ещё до меня, поэтому он, в принципе, мне не врал.


Но нельзя отрицать тот факт, что это важная информация, которой он должен был со мной поделиться. Люди, состоящие в романтических отношениях, должны рассказывать друг другу о своих бывших сексуальных отношениях. Обо всех сексуальных отношениях.


Хотя он поделился со мной этим. В конце концов.


Тогда я вела себя как пятилетняя. Ведь он знал, что я буду себя так вести.


О Господи! Я растеряна. Я не знаю, что мне делать! Я должна поговорить об этом с кем-то адекватным – с кем-то, кто со мной не связан (см. предыдущее высказывание: с кем-то адекватным) или с кем-нибудь, с кем я хожу в школу!


Жалко, что я больше я не могу поговорить с доктором Натсом.


Но я не увижу его до пятницы, когда будет наша последняя встреча. Так что.


ДА Я ВЕЗУЧАЯ!!! Мне надо самой разобраться со всем этим, и понять, что я должна сделать.


Я думаю, что люди, которым уже восемнадцать лет и которые скоро выпустятся из средней школы, сами должны решать свои проблемы.


(Вы знаете, в этом зале есть кто-то знакомый, я весь вечер пыталась понять кто это, и наконец-то, меня ударило – это Шон Пенн.

Неудивительно, что Джей Пи так волновался.

Шон Пенн, его любимый режиссёр, здесь на постановке его пьесы, Принц Среди Мужчин. Наверное, Джей Пи рассказал ему о шоу, когда мы были на яхте, на вечеринке в честь моего дня рождения. А может, ему сказала Стейси, которая снималась в одном фиьме с Шоном Пенном.

Это очень мило, что мистер Пенн пришёл).


Я знаю, что должна ответить Майклу. В конце концов, я сказала, что хочу встретиться с ним лично. Ведь я оставила этот вопрос неразрешённым после того, как он прислал мне сообщение о том, что он прислал Кардио Руку для меня, а не для отца или Дженовии.


Но я не знаю, что именно мне надо сказать! То, что я не могу встретиться с ним сегодня, это очевидно, ведь уже поздно.


С другой стороны, для людей, которые уже окончили среднюю школу, это не поздно, поэтому, возможно, слово очевидно не применимо к Майклу.


Но Тина права. Я должна с ним увидеться.


Как насчёт этого:


Привет, Майкл! Очевидно, сегодня мы не сможем видеться, а завтра вечером выпускной проект у Бориса (у него концерт в Карнеги Холл). А пятница день прогула выпускников. Может, встретимся в пятницу за ланчем? Миа


Ведь ланч – это нормально? Никакого сексуального подтекста. Вы можете сходить на ланч и быть просто друзьями. Друзья противоположного пола часто ходят на ланчи, и в их отношениях нет ничего романтического.


А потом. Я его отправила.


Я думаю, что это хорошее сообщение. Я не сказала с любовью, Миа или чего-то ещё вроде этого. Я не упомянула то, что он подарил Дженовии Кардио Руку ради меня, а не ради папы. Мой тон был прохладным и сдержанным и…


О Господи, он ответил! Уже!


Миа,


Отлично, встретимся в пятницу за ланчем. Встретимся в Центральном парке, в Ботхауз, рядом с озером, в 13:00?


С любовью,

Майкл.


Ботхауз! Друзья не встречаются за ланчем в Ботхауз! Я имею в виду, конечно, они встречаются, но… это не слишком уж по-дружески. Чтобы получить там столик, надо заказать его и ресторан на берегу озера это как-то… романтично. Просто во время ланча.


И он подписал "С любовью, Майкл!" Снова! Почему он всё время это говорит?


Ой, все захлопали…


Чёрт, неужели уже антракт?


3 Мая, Среда, 22:00, Театр Этель Ловенбаум.


Отлично.


Отлично, главного героя пьесы Джей Пи зовут Джей Эр, и уж больно он похож на Джей Пи. Я имею в виду, он привлекательный, богатый парень (его играет Эндрю Ловенштейн), который является выпускником средней школы в Нью-Йорке, также здесь есть героиня принцессы небольшого европейского княжества. В начале пьесы Джей Эр очень одинок, потому что его единственное хобби – это сбрасывание бутылок с крыши собственного дома, ну и писательство в своём дневнике, и выбирание кукурузы из чили в кафетерии. Это делает его отношения с эгоцентричными родителями очень неустойчивыми. И он балансирует на грани, он хочет переехать во Флориду к бабушке и дедушке.


Но однажды принцесса Реа (её играет Стейси Чизмен, которая одета в школьную голубую юбку, которая, между прочим, гораздо короче всех моих юбок), подошла к Джей Эр в кафе и предложила сесть с ней за ланчем, и вся жизнь Джей Эр поменялась. Он похудел и перестал сбрасывать бутылки с крыши своего дома, и его отношения улучшились, и он уже не хотел переезжать во Флориду. Вскоре, прекрасная принцесса влюбляется в Джея Эр за его ум и доброту.


Я должна сказать, что эта пьеса обо мне и Джее Пи. Он только поменял наши имена (едва) и некоторые детали, но всё равно, это же о нас?


Дело в том, что я привыкла к тому, что люди снимают кино, основанное на моей жизни, и они немного свободно обращаются с фактами моей жизни.


Но люди, которые снимают фильмы, не знают меня! Их не было со мной, когда случались эти вещи.


Но Джей Пи был. Вещи, которые говорят Эндрю и Стейси в его пьесе… я имею в виду, слова, которые мы с Джей Пи говорим друг другу… вырваны из контекста.


Например, есть сцена, где принцесса Реа пьёт пиво и танцует сексуальный танец, ставя себя в неловкое положение перед бывшим парнем.


Это, конечно, было.


Но неужели это не должно было остаться между парнем и девушкой? Неужели Джей Пи должен был делиться этим со всеми, кого мы знаем (даже если они и так уже об этом знают)?


И Джей Пи написал, что Джей Эр всегда на стороне принцессы, и он поддерживает её (несмотря на сексуальный танец, после которого он должен был подумать, что она шлюха). Сейчас идёт сцена, где Стейси Чизмен со слезами объявляет Эндрю, что она может понять его, если он не захочет с ней встречаться, ведь она пьёт пиво, танцует сексуальные танцы, и за ней постоянно охотятся папарацци. И если они когда-нибудь поженятся (!!!!!!), ему придётся стать принцем, он потеряет свою независимость, и, как королевскому консорту, ему придётся идти всегда на пять футов позади неё, и он никогда не сможет принимать участие в гонках.


Но Эндрю Ловенштейн говорит очень патетическим голосом, взяв руку Стейси Чизмен, с любовью смотря в её глаза, что ему всё равно, просто он любит её очень сильно, он готов перенести любые унижения, даже её сексуальные танцы, и готов стать принцем…


Ох, и теперь все хлопают как сумасшедшие, занавес падает, Джей Пи выходит и выводит с собой остальных, чтобы покланяться…

Я просто… я просто не понимаю. Я имею в виду… его пьеса о нас.


Только не совсем правда. Половина вещей вообще не происходило, хотя некоторые события имели место.


Можете себе представить?


Я думаю, да. Он просто это сделал.


3 Мая, Среда, 23:00, чердак.


Дорогой Автор,


Благодарим за отправку рукописи Искупление моего сердца в Издательство Тримэйн. Хотя ваша работа показательно, мы не считаем, что у нас есть место для её выпуска. Мы приносим извинения за то, что не можем прислать более полную критику вашего произведения из-за большого объёма присылаемых нам материалов. Спасибо, что думаете о Тримэйн.


С уважением,

Издательство Тримэйн.


Опять благодарность за ничего, Издательство Тримэйн.


А вот пьеса Джея Пи имела большой успех.


Конечно, он достойно сдал свой выпускной проект для комитета.


Но это ещё не всё:


Шон Пенн заинтересовался этим.


Это значит, что Шон Пенн – сам Шон Пенн – хочет сделать из этой пьесы фильм.


А очень этому рада. Не поймите меня неправильно. Я рада за Джей Пи.


И, тем более, уже есть столько фильмов о моей жизни. Почему бы не снять ещё один, верно?


Просто… КОГДА УЖЕ БУДЕТ МОЯ ОЧЕРЕДЬ?


Серьёзно. Когда кто-нибудь признает то, что сделала я? Ну, кроме того, что я принесла демократию в маленькую европейскую страну, которая, кажется, никого не волнует.


Я не хочу жаловаться (хотя я знаю, что это звучит смешно, когда я пишу это в своём дневнике), но ради Бога. Я не думаю, что это справедливо, то что парень написал пьесу (которая основана на МОЕЙ жизни, так что он, более или менее украл это), потом поставил её на сцене, а теперь заключает контракт с Шоном Пен

В то время, как я до изнеможения работала над своей книгой, а её даже никто не хочет издавать.


Да ладно!


Да! Я знаю, что это такое признание! Я знаю, что заслужила все эти награды! Это очень печально, что мальчик умер. Но я думаю, что фильм Зачарованная, где есть поющая принцесса, бурундук и люди, танцующие в Центральном парке, гораздо круче!


Вот!


Во всяком случае, Джей Пи подошёл ко мне и спросил, понравилась ли мне пьеса Принц среди мужчин. ("Я изучал тему открытия самого себя!", – объяснил он, – "как мальчик, благодаря девушке, прошёл путь от неблагополучного детства к реализации того, что значит стать человеком… а потом и принцем. Он даже не упомянул исследования темы сексуальных танцев).


Я сказала, что мне очень понравилась его пьеса. А что я ещё могла сказать? Я думаю, если бы она была не обо мне, то мне бы действительно понравилось. (За исключением того, что принцесса получилась девушкой с закидонами, которой необходимо, чтобы её парень вытаскивал её из дурацких ситуаций, в которые она попадает, а я не думаю, что я такая. Я не думаю, что мне, в самом деле, всегда нужна помощь).


Но я думала, сейчас не время для критики. И я рада, что не сделала этого, потому что ему было так приятно услышать, что мне понравилось. Он хочет, чтобы мы встретились все вместе с Шоном Пенном, его родителями, Стейси Чизмен, Эндрю Ловенштейном и поговорили о производстве фильма. Шон Пенн приглашает всех, включая выпускной комитет, на праздничный банкет к мистеру Чоу.


Но я сказала, что не могу прийти. Я сказала, что мне надо идти домой и готовиться к экзамену по психологии.


Что, я признаю, было не очень вежливым с моей стороны. Тем более, я не хочу готовиться к экзамену по психологии. Я итак знаю психологию. В конце концов, большую часть жизни у меня была лучшая подруга, чьи родители психиатры. И я встречалась с её братом. А теперь я прохожу курсы терапии.


Но очевидно, на Джей Пи это не повлияло, он просто спросил: "Ты точно не хочешь пойти, Миа?" Затем поцеловал меня, когда я сказала нет, затем поспешил присоединиться к Шону, Эндрю, Стейси Чизмен и своим родителям у входа в театр, чтобы папарацци сделали их фотографии.


Да. Потому что там было очень много папарацци. Когда я выходила, они спросили меня, что я чувствую, ведь мой бойфренд написал обо мне пьесу, а режиссёр Шон Пенн собирается сделать из неё фильм.


Я сказала, что замечательно себя чувствую, это заявление – Полная Ложь Мии Термополис Номер Десять.


Я не знаю, как я буду сегодня спать, ведь всё, о чём я сейчас думаю, это…


P. S. Не надо благодарить меня от лица твоего отца или Дженовии. Я отправил её только потому, что думал, что это поможет твоему отцу в выборах, и для того, чтобы сделать тебя счастливой. Так что, видишь, мои мотивы были абсолютно эгоистичными.


ЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ!!!!!!!!!!!!!!


Отрывок из романа "Искупления моего сердца", Дафна Делакруа.


Он почувствовал напряжение в её теле, но когда она попыталась от него убежать, произошли сразу две вещи, которые помешала её побегу. Первое, она натолкнулась на кобылу Вайолет.

Она только посмотрела на них, продолжала безмятежно жевать свою солому и не сдвинулась с места. Второе, руки Хьюго обвились вокруг неё, он приподнял Финнулу с земли, и его язык скользнул в её рот.


Финнула пыталась возразить, но его рот тут же подавил её… но её протест был очень коротким. Ведь Финнула была женщиной, которая ценила хорошие поцелуи, а он ей нравился, по крайней мере, немного. Потому что после того, как его губ встретились с её губами, её голова откинулась, а губы были открыты, как цветок. Он почувствовал, что она расслабилась, потому что руки, которые только что пытались его оттолкнуть, сейчас обвили его шею.


Только когда он услышал звук поцелуя, он окончательно потерял контроль. Внезапно, он начал целовать её ещё более настойчиво, его руки скользили по её бокам, вдоль бёдер.


Её упругая грудь, сокрушённая его грудью, её бёдра были плотно сжаты его бёдрами, Хьюго целовал Финнулу в щёки, веки и шею. Такие чувственные реакции, полученные от неё, поразили и взволновали Хьюго, когда она зажала его лицо своими руками и пролила дождь поцелуев на него, он застонал от этой сладости и от того, что он мог чувствовать тепло между её ног, которые горели против его собственной воли.


Придерживая её одной рукой, он проскользнул в открытый воротник её рубашки. Финнула издала другой звук, этот вздох был таким тоскливым, что Хьюго не смог заглушить этот бессловесный крик, и он подыскивал стог сена для того, чтобы они смогли туда лечь…


4 Мая, Четверг, экзамен по психологии.


Опишите главные свойства комплекса гистосовместимости.


Ну, это очень просто.


Комплекс гистосовместимости – это ген, который можно найти в большинстве семейств млекопитающих, который отвечает репродуктивный успех. Это молекулы, которые отображаются на поверхности клеток, они контролируют иммунную систему. Они обладают способностью убивать патогенные микроорганизмы или неисправные клетки. Другими словами, гены помогают иммунной системе распознавать и уничтожать захватчиков. Это особенно полезно при выборе потенциального партнёра. Недавно было рассказано, какую важную роль в этом играет обоняние. Было доказано, чем более разнообразны эти гены у родителей, тем сильнее иммунная система у ребёнка. Интересно, что гены партнёров разнородных тенденций были определены так. Мужчины, гены которых были менее сходны с генами женщины (исследования проводились без использования дезодорантов и одеколонов) в клинических исследованиях пахли для женщин "приятнее", чем остальные. Эти исследования повторялись несколько раз, результат был идентичным. У мышей и рыб были аналогичные…


О.

Мой.

Бог.


4 Мая, Четверг, экзамен по психологии.


Что мне делать?


Серьёзно. Этого не может быть! Я же не страдаю от комплекса гистосовместимости к Майклу. Это просто… это просто смешно.


С другой стороны… но почему же тогда я обращаю внимание на – ладно, я полностью одержима – то, как пахнет шея Майкла?


Это всё объясняет. Он идеально мне подходит, потому что у нас абсолютно разнородные гены! Неудивительно, что я никогда не могла с этим совладать! Это не я, и не моё сердце, и не мой мозг… это выкрикивают мои гены с их стремлением к полному генетическому набору!


А что же с Джей Пи? Это объясняет, почему я никогда не испытывала к нему физического влечения… он пах для меня только химчисткой и ничем больше. У нас слишком похожие гены! Мы слишком близки генетически! Даже выглядим мы похоже… светловолосые, со светлыми глазами, похожи строением. Как давным-давно сказал человек, который вместе видел нас в театре: "Они составляют идеальную пару. Они оба высокие и светловолосые".


Неудивительно, что мы с Джей Пи даже ни разу не достигали первой стадии. Просто наши молекулы ОТКАЗЫВАЮТСЯ! ОТКАЗЫВАЮТСЯ! МЫ НЕ ПОДХОДИМ ДРУГ ДРУГУ!


И теперь я думаю, как мы будем это делать!


Ну, конечно, с презервативом.


Но всё-таки. Чем всё может закончиться, в конечном счёте, если мы с Джей Пи поженимся!


О ГОСПОДИ! Я представляю, какие генетические дефекты будут иметь наши с ним дети, ведь я не чувствую никакого запаха. Они, вероятно, будут эстетически совершенные, как Лана!!!


Что, если подумать, является серьёзным генетическим дефектом! Быть рождённым таким прекрасным ребёнком, и быть таким "монстром", как Лана (ну, в первые семнадцать лет жизни, она была ужасной, пока я не смогла её немного приручила). Я имею в виду, если ты родился таким же красивым, как Лана, ты не сможешь изучить устройства механизмов или что-то ещё.

Потому что такие люди могут только следить за своей внешностью, у них нет чувства юмора, они не умеют проявлять сострадание к людям и тому подобное. Почему они должны это делать? Ведь они совершенны. Если вы родились прекрасными, как, например, Джей Пи и мои будущие дети, то вы будете монстром… и мои гены это знают.


Вот почему, когда всякий раз меня целует Джей Пи, я не испытываю того волнения, которое я испытывала, когда меня целовал Майкл… МОИ ГЕНЫ НЕ ХОТЯТ, ЧТОБЫ Я ДАВАЛА ЖИЗНЬ ГЕНЕТИЧЕСКИМ МОНСТРАМ!!!!


И что же мне делать????? Я планирую заняться сексом с человеком, с которым у нас почти идентичные гены меньше, чем через два дня!


А ЭТО – ПОЛНАЯ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ ТОГО, О ЧЁМ ГЛАСИТ КОМПЛЕКС ГИСТОСОВМЕСТИМОСТИ!!!


Мой идеальный партнёр – это человек, который порвал со мной около двух лет назад!


И кто, несмотря на то, что моя бабушка и лучшая подруга думают, что он не любит меня, просто хочет остаться друзьями.


Правда, у нас с Джей Пи очень много общего – мы очень любим творчество, "Красавицу и чудовище" и драматургию.


В то время, когда у нас с Майклом нет ничего общего, кроме общей и неизменной любви к сериалу Баффи – истребительница вампиров и фильмам Звёздные войны (первоначальные три фильма, а не отвратительные сиквелы).


И всё же, я должна признать, что моя слабость к нему невыносима. Да! Точно! Я не могу удержаться от того, чтобы его понюхать. Меня тянет к нему, как Тори Спеллинг к Американской общественности.


Я не могу с этим бороться. Я не могу позволить себе чувствовать это к парню, который абсолютно мне не подходит (ну, только генетически).


Но что, если я просто не в силах с этим бороться?


4 Мая, Четверг, экзамен по психологии.


Миа, это правда? По пьесе Джей Пи действительно собираются снять фильм?


Аааа! Ты меня испугала! Тина, у меня сейчас нет времени об этом говорить! Я не могу сейчас понять, соответствуем ли мы с Джей Пи по генам друг другу… или не соответствуем. Наши дети могут быть генетическими мутантами, как Лана! Зато Майкл идеально подходит мне по генам! Вот почему я всегда было одержима тем, как пахнет его шея! И вот почему, когда он находится рядом, я веду себя, как идиотка. Тина, я падшая женщина!


Миа… ты принимала наркотики?

Нет – разве ты не понимаешь, что это значит? Это объясняет ВСЁ! Вот почему я никогда не чувствовала физического влечения к Джею Пи… Вот почему я не могла позволить Майклу уехать… О, Тина, я заложник своих генов. Я должна с ними СРАЖАТЬСЯ! Ты мне поможешь?


Тебе нужна помощь? Потому что я могу позвонить Доктору Натсу!


Нет! Тина, послушай. Просто… ничего. Я в порядке. Представь, что я никогда ничего не говорила.


Почему все думают, что я сумасшедшая, в то время, когда я не была более разумной в своей жизни? Сейчас мне восемнадцать. Я знаю, что должно быть сделано.


Или, как в этом случае – не сделано. Потому что я ничего не могу с этим сделать.


Кроме того, что мне надо оставаться далеко-далеко от Майкла Московитца.


Я просто не могу поверить, что я просто купила Джею Пи одеколон. Теперь выяснилось, что одеколон не имеет с этим ничего общего. Это просто его гены.


Но кто знал?


Ну, вообще-то… я. Просто я даже не думала об этом до сегодняшнего теста.


Мне кажется, что я просто была сильно загружена выборами отца и попыткой выбрать колледж.


Я обвиняю образовательную систему этой страны. Зачем ждать последнего семестра моего выпускного класса, чтобы рассказать мне это всё – я имею в виду, о генах? Это информация, которая могла оказаться полезной для меня ещё в девятом классе, возможно!


Сейчас вопрос состоит в следующем: как мне избежать нюхания шеи Майкла завтра за ланчем?


Я не знаю. Я думаю, что мне надо находиться от него как можно дальше. И, конечно, в этот раз я не буду его обнимать. Если он предложит. Я просто ему скажу, что простудилась.


Да! Точно. И я не хочу, чтобы он заразился.


Господи. Гениально.


Я не могу поверить, что в нашем классе Кеннет – это выпускник, который будет произносить прощальную речь. Это должна быть я. Если бы они хотели, чтобы студент, который произносит прощальную речь, рассказал об уроках жизни, то это должна была быть я.

4 Мая, Четверг, Ланч.


Папа только что позвонил, чтобы рассказать ещё новости о Московитц.


Но в этот раз, о Лили.


Серьёзно, я должна перестать здесь есть, если я не собираюсь ронять всю еду на пол. Хотя завтра будет день прогула выпускников… я думаю, это будет последний день, в который передо мной будет стоять такая проблема.


"Помнишь, как она снимала всех на твоей вечеринке?", – спросил папа, когда я взяла телефон, убеждена, что в этот момент бабушка была в шоке.


"Да…", – я выбирала листья салата из своих волос. Все зло на меня посмотрели, потому что я выбирала салат из своих волос. Это не моя вина, просто я уронила тарелку со своим Фиесто Тако.


"Ну, она выстроила кампанию исходя из этой съёмки. И её с полночи транслируют по телеканалам Дженовии".


Я застонала. Все посмотрели с вежливой любознательностью – кроме Джей Пи. Он в этот момент разговаривал по своему телефону.


"Это Шон", – сказал он, извиняясь. – "Я должен ответить. Я скоро вернусь". Он встал и вышел из кафетерия, чтобы шум не мешал разговаривать.


"И насколько большой ущерб?", – спросила я. Позиции папы немного улучшились, когда Майкл сделал пожертвование.


Но по опросам, Рене всё ещё лидировал.


"Нет", – сказал папа. Его голос звучал странно. – "Миа, ты не поняла Её кампания по поддержке меня. А не против меня".


"Что?", – спросила я его, затаив дыхание. – "Что ты сейчас сказал?"


"Всё верно", – сказал папа. – "Я просто подумал, что ты должна знать. Я отправил тебе ссылку по электронной почте. Я очень мило. Я не могу представить, как она это сделала. Ты же говорила, что она продвигает своё шоу в Корее? Я думаю, что у неё там есть люди, которые соединяли это всё…"


"Папа", – сказала я, чувствуя, что мне плохо. – "Мне пора идти…"


Я повесила трубку, и сразу начала проверять электронную почту. Прокручивая все сообщения от бабушкиного истеричного Что я одену на выпускной бал и на следующий день на вручение аттестатов (как будто это имеет значение), я нашла сообщение от папы и сразу нажала на него. Началось воспроизведение.


Он был прав. Это было очень мило. Это был клип на 60 секунд со всеми знаменитостями на моей вечеринке – Клинтоны, Обама, Бэкхемы, Опра, Брэд и Анджелина, Мадонна, Боно и остальные – и все говорят приятные, прекрасные вещи о моём отце, о том, что он в прошлом сделал для Дженовии, и как избиратели Дженовии должны его поддерживать. Между краткими рассказами звёзд были вставлены прекрасные снимки Дженовии (которые, я думаю, Лили сделала во время её путешествия туда со мной), а именно, сверкающие заливы, зелёные скалы, белоснежные пляжи, и дворец, всё это выглядит нетронутым туристами.


В конце ролика говорится: "Сохраним историческое великолепие Дженовии. Голосуйте за принца Филиппа".


К тому времени, когда музыка – а это была баллада, написанная Майклом во время существования группы Скиннер Бокс – закончилась, я была вся в слезах.


"О Господи, ребята", – сказала я. – "Вы должны это видеть".


Затем я передала телефон по кругу и всем показала это. Вскоре, почти весь стол был в слезах. Ну, за исключением Джей Пи, который ещё не вернулся, и Бориса, который не так эмоционален.


"Почему она это сделала?", – спросила Тина.


"Она всегда старалась быть крутой", – сказала Шамика. – "Помнишь?"


"Я должна её найти", – сказала я, всё ещё плача.


"Найти кого?", – спросил Джей Пи. Он наконец-то вернулся после переговоров с Шоном Пенном.


"Лили", – сказала я. – "Посмотри, что она сделала". Я дала ему мой телефон, чтобы он увидел её ролик. Он посмотрел и нахмурился.


"Ну что ж", – сказал он, когда ролик закончился. – "Это было… мило".


"Мило? Это удивительно!", – сказала я. – "Я должна её поблагодарить".


"Я не думаю, что ты должна это делать", – сказал Джей Пи. – "Она обязана тебе. После того, как она сделала тот сайт о тебе. Помнишь?"


"Это было давно", – сказала я.


"Да", – сказал он. – "Пусть так. Я всё же посоветовал бы тебе остерегаться её. Она же Московитц".


"Что ты имеешь в виду?", – спросила я. Джей Пи пожал плечами: "Ну, Миа, ты должна знать. Ты должна понимать, что Лили чего-то хочет в ответ на свою очевидную щедрость. Как и Майкл, не так ли?"


Я смотрела на него в полном шоке.


С другой стороны, может быть, я не должна так удивляться. Ведь он говорил о Майкле, о парне, который разбил моё сердце на много маленьких кусочков… которые Джей Пи помогает мне снова собрать.


До того, как я успела что-нибудь сказать, Борис сказал: "Смешно, что я этого не заметил. Майкл предложил мне жить с ним в следующем семестре".

Это заставило нас всех повернуть к нему голову, как будто он был счётчиком стоянки, который волшебным образом начал разговаривать.


Тина была первой, кто очнулся.


"ЧТО?", – спросила она у своего парня. – "Ты будешь жить с Майклом Московитцем в следующем семестре?"


"Да", – сказал Борис, удивляясь тому, что она не знала. – "Я забыл во время зарегистрироваться в Джулиарде, и у них кончились все одноместные комнаты, а я не собираюсь жить с соседом по комнате. Так что Майкл сказал, что я могу жить с ним в одной комнате, пока не подойдёт моя очередь в списке ожидающих одноместной комнаты. Он получил в своё распоряжение чердак на Спринг Стрит. Он просто огромный".


Я посмотрела на Тину. Её глаза были больше, чем когда-либо. Я не понимала, было ли это гневом или недоумением.


"Значит, всё это время", – сказала Тина, – "ты тайно дружил с Майклом у Мии за спиной? И никогда мне об этом не говорил?"


"В этом нет никакого секрета", – сказал Борис, выглядевший обиженным. – "Мы с Майклом всегда были друзьями, с того времени, как я играл в его группе. Это никак не связано с Миа. Вы не должны переставать быть друзьями с парнем, который просто расстался со своей девушкой. И есть много вещей, о которых я вам не расскажу. Мужские дела. Не выводите меня из себя, ведь у меня концерт сегодня вечером, я хочу, чтобы он прошёл…"


"Мужские дела?", – сказала Тина, поднимая свой кошелёк. – "Ты не можешь мне рассказать о ваших мужских делах? Отлично. Ты хочешь, чтобы концерт прошёл легко? Ты не хочешь испытывать стресс? Без проблем. Почему бы мне просто не освободить тебя от стресса? Я ухожу".


"Ти", – сказал Борис, закатывая глаза.


Но когда она покинула кафе, он понял, что она серьёзно. И ему пришлось поторопиться, чтобы угнаться за ней.


"Эти двое", – с усмешкой сказал Джей Пи, когда они ушли.


"Да", – сказала я. Хотя я не смеялась. Я начала вспоминать то, что произошло два года назад, когда пришёл Борис, он призывал меня написать Майклу, который писал мне долгое время, а я ему не отвечала. Я думала, что Борис даже не знал, что Майкл мне пишет. Я думала, что это Тина ему про это рассказала.

Теперь я вижу, что ошибалась. Может быть Майкл сказал ему. Потому что они общались друг с другом.

Обо мне.


Что, если всё то время, пока Борис пилил на скрипке в чулане на уроке Талантливых и Одарённых, он всё это время шпионил за мной для Майкла?


А теперь Майкл предоставляет ему проживание и чердак в Сохо за это!


Или слишком много читала?

Мне кажется, то, что сказал Джей Пи о Московитцах, что они всегда ждут чего-то взамен, это не правда. Я имею в виду, да Майкл хотел заниматься сексом, когда мы встречались (если это то, что он подразумевал… я думаю, что это было).


Но по правде говоря, я тоже хотела. Может быть, тогда я не была готова к этому эмоционально так, как сейчас. Но нас точно тянуло друг к другу.


И сейчас, наконец, я поняла почему!


Просто всё так запутано! Вообще, что происходит? Почему Лили сделала ролик для моего папы? Почему Майкл пожертвовал Дженовии Кардио Руку?


Почему это вдруг вся семья Московитцев стала так мило себя вести?


4 Мая, Четверг, 14:00, коридор.


Я чищу свой шкафчик.


Завтра День Прогула Выпускников (хотя, технически, он официально не санкционирован школой), и я сдала все экзамены, так что сейчас единственная возможность сделать это сейчас – я последний раз буду в этой адской бездне (кроме выпускного, который будет проходить в Центральном парке, если не будет дождя).


Это очень печально.


Я думаю, что это место не адская бездна. Ну, по крайней мере, не всегда. У меня было здесь несколько приятных моментов. Ну, немного. Я выбрасываю тонну записок от Лили и Тины (помните, мы перебрасывались записками, пока у нас не появились телефоны, и мы начали обмениваться сообщениями?) и много вещей, которые здесь застряли, которые я даже не могу определить (серьёзно, ведь я чистила шкафчик лишь один или два раза за последние 4 года. Кроме того, я думаю, что здесь была мышь).


Здесь и смятая коробка от шоколадных конфет, которые кто-то когда-то мне подарил. Кажется, я съела уже все. И какой-то цветок, я думала, что у него есть скрытое значение, а сейчас он был заплесневелым. Почему я не могу лучше заботиться о своих вещах? Я должна была зажать цветок между страниц книги, как учила меня бабушка, надписать, кто и когда мне его подарил, чтобы это сохранилось в моей памяти.


Что со мной не так? Почему в моём шкафчике джем? Теперь это сгнило, и у меня нет другого выбора, как выбросить в мешок для мусора мистеру Креблуцу, который является главным хранителем.


Я ужасный человек. Не только потому, что я плохо отношусь к своим вещам, а потому что… по другим причинам, которые итак очевидны.


Что мне делать? ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ?


Я обошла всё в поисках Лили, но не смогла найти её. Наверное, у неё сейчас экзамен.


(Надо найти хотя бы Тину и Бориса. Они помирились. Ну, если то, чем они занимались на лестнице третьего этажа, считается примирением. Я ушла, прежде чем они меня заметили).

Я думаю, что должна ей позвонить (я имею в виду, Лили). Но… я не знаю, что мне ей сказать. Это будет настолько банально.


То, что я хочу спросить… почему? Почему ты так мило себя со мной ведёшь?


Может, я спрошу её брата завтра за ланчем. Я имею в виду, если он знает. После того, как я его предупредила, что простыла. И оставаться подальше от меня.


Так или иначе.


Так странно, бродить здесь по коридорам, а все в это время в классах. Директриса Гупта видела меня, но не сказала ничего вроде: "Почему ты не в классе, Миа? У тебя экзамен?" Она просто сказала: "Привет, Миа" и пошла дальше. Очевидно, она беспокоится о выпускном (Как и я – КАКОЙ МНЕ ВЫБРАТЬ КОЛЛЕДЖ???) или о чём-то ещё, у неё, явно, более важные проблемы, чем у принцессы, которая бродит по коридорам школы.


Либо, я уже не смотрю на это, как на угрозу. Вот что происходит, когда ты выпускник.


С телохранителем на буксире.


Возможно, когда-нибудь я напишу об этом книгу. Девушка-выпускница, испытывает противоречивые чувства в то время, когда очищает свой шкафчик, прощаясь с местом, где она получала образование… с её любовью-ненавистью… Она хочет покинуть школу… но, в то же время, боится её оставлять, боится расправить крылья и начать всё заново в другом месте. Она ненавидит длинные, серые, вонючие коридоры и ещё… она любит их. В каком-то смысле.


Львы Эйнштейна, мы для тебя

Ну, будь смелым, ну будь смелым.

Ну, будь смелым.

Львы Эйнштейна, мы для тебя

Синий и золотой, синий и золотой,

Синий и золотой.

Львы Эйнштейна, мы для тебя

У нас есть команда, которую никто не покорит

Львы Эйнштейна, мы для тебя

Давайте выиграем эту игру!


Прощай, школа имени Альберта Эйнштейна. Я тебя ненавижу.

И ещё… я буду по тебе скучать.


4 Мая, Четверг, 18:00, чердак.


Дорогая мисс Делакруа,

Ниже прилагается ваша рукопись, в данный момент мы не считаем её подходящей для нас. Мы желаем вам, чтобы его опубликовали где-то ещё.

С уважением,

Издательство Heartland Romance.


Мне пришлось спрятаться от Джей Пи, который сейчас здесь. Он пришёл сегодня после школы. Впервые за этот месяц у него не было репетиций, у меня уроков принцессы и ни у кого из нас не было терапии.


Вот. Он пришёл.


Сейчас он в гостиной, разговаривает с мамой и мистером Джанини о его фильме. Сейчас "я переодеваюсь для концерта Бориса".


Но, на самом деле, это не так. Я пишу о том, что случилось, когда он пришёл. Я пыталась заставить свои гены соответствовать его генам, но это ОЧЕНЬ ОЧЕНЬ ТРУДНО. Я делала то же самое, что делала Тина, когда она увидела Бориса в плавках.


Да. Я хотела заняться с ним сексом.


Ну, точнее, хотела себя заставить. Просто я подумала, если я я могу заставить Джей Пи поцеловать меня – действительно поцеловать, таким же способом, как Майкла, когда у него была сессии, а мы были в его комнате в общежитии – может быть, всё будет хорошо. Возможно, я не должна волноваться о том, что я соврала Майклу о своей простуде. Может, меня не будет к нему так тянуть.


Но это не сработало.


Не то чтобы Джей Пи оттолкнул меня или что-то ещё. Он поцеловал меня и всё такое. Он пытался. Он, правда, пытался.


Но он останавливался каждые 30 секунд, чтобы поговорить о своём фильме.


Я не шучу.


Например, о том, как Шон попросил его написать сценарий. (Думаю, сценарий не то же самое, что пьеса, поэтому Джей Пи должен переписать всё с нуля).


И о том, что Джей Пи сейчас рассматривает выезд "на побережье" для съёмок.


Он даже обсуждал то, что, возможно, ему придётся отложить обучение в колледже на год, чтобы он смог работать над фильмом. Потому что в колледж вы можете пойти в любое время.

Но быть одним из самых сексуальных молодых сценаристов в Голливуде можно только раз.


Так что, он просил меня поехать с ним. В Голливуд.


Это полностью убило моё настроение.


Я думаю, что большинство девушек с радостью бы отложили обучение в колледже на год и переехали бы в Голливуд с их бойфрендом, который написал пьесу о их отношениях, по которой скоро будет снимать фильм сам Шон Пенн.


Но, будучи поставленной перед ультиматумом, я выпалила "Почему я должна это делать?" прежде чем смогла себя остановить. Главным образом, потому что мой мозг плохо соображал. Я думала… ну, не о съёмках фильма в Голливуде.


Кроме того, я ужасный человек, по большей части.


"Ну, потому что ты меня любишь", – был вынужден мне напомнить Джей Пи. Мы лежали на моей кровати, а Толстый Луи гневно мяукал на нас с подоконника. Толстый Луи ненавидит, когда на моей кровати лежит кто-то кроме меня. – "И ты хочешь меня поддержать".


Я покраснела, чувствуя себя виноватой в этом порыве.


"Нет", – сказала я. – "Я имею в виду, что я буду делать в Голливуде?"


"Писать", – сказал Джей Пи. – "Может быть не любовные романы, потому что, откровенно говоря, я уверен, что у тебя будут гораздо более важные работы…"


"Ты даже его не прочитал", – напомнила ему я, чувствуя обиду. Более важная работа? Любовные романы важны! Для людей, которые любят их читать.


"Я знаю", – сказал Джей Пи, смеясь, но не подло. – "Я собираюсь прочитать его, клянусь, я так был завален работой: пьесой, экзаменами и всё такое. Ты знаешь, каково это. Я уверен, что это лучший любовный роман. Я просто говорю, что ты можешь написать что-то более весомое, если ты направишь на это своё внимание. Что-то, что изменит мир".


Более весомое? О чём он говорит? Разве я ещё не достаточно сделала для всего мира? Я имею в виду, что я принесла демократию в Дженовию. Не я лично, конечно, но я способствовала этому. И если вы пишите что-то, что приободряет человека, когда ему плохо, разве это не меняет мир?


И позволь мне кое-что тебе сказать: я видела пьесу Принц среди мужчин, она не изменила мир И никого не приободрила. Не хочу сказать, что это очень плохо, но это правда. Она не заставляет размышлять, ну, разве только о том, что парень, который её написал, слишком много о себе думает.


Извини. Я не имела этого в виду. Это было неуместно.


Во всяком случае, я сказала: "Джей Пи, я не знаю. Переезд в Голливуд с тобой – это не то, что мои мама с папой бы одобрили. Они оба ждут того, что я поступлю в колледж".

"Верно", – сказал Джей Пи. – "Но взять годичный отпуск не такая уж плохая идея. Тогда ты куда-нибудь сможешь поступить".


О. У меня есть отличная возможность это сказать: "На самом деле, Джей Пи, я несколько преувеличивала, что я никуда не поступила…"


Только, конечно, я не сказала. Вместо этого я просто предложила пойти в гостиную, чтобы посмотреть Реальную Жизнь: я не хочу получить в ответ: "Ты что, приняла наркотики?"


После просмотра Реальной жизни, я кое-что узнала. Не просто то, что я никогда не буду принимать наркотики. Я поняла, писательство – это мой наркотик. Это единственная вещь, которой мне всегда нравится заниматься.


Ну, кроме поцелуев с Майклом. Но я не могу больше этого делать.


4 Мая, Четверг, 20:00, дамская комната, Карнеги Холл.


О ГОСПОДИ!


Я думала, что этот концерт будет скучным, но как же я ошибалась.


Нет, не музыка. Она была скучной. Я слышала её миллион раз, когда выходила из класса ТО (хотя, я признаюсь, что это немного отличается, ведь я это была сцена Карнеги Холла, особенно видя, как все эти люди разоделись, прижимали к груди диски с Борисом – БОРИСОМ – на обложке, все возбуждённо повторяют его имя. Это же просто Борис Пелковски. Но все эти люди, кажется, думают, что он знаменитость. Какие они смешные).


Все, кого я знаю из школы имени Альберта Эйнштейна, здесь, включая обоих Московитцев – это так волнительно. Я этого не ожидала.


И я знаю, что нельзя радоваться тому, что я увидела своего бывшего парня в то время, когда я на свидании с нынешним.


Однако, это не моя вина. Это всё гены.


Наши места были разделены рядами, так что никаких шансов встречи с Майклом. Если только мы не столкнёмся позже. В чём я очень сомневаюсь.


Однако, Майкл один. Он не пришёл с девушкой! Возможно, это произошло, потому что Мидори в Микромини в Дженовии.


Только я не понимаю, почему он пришёл один, ведь я отправила ему е-мейл, там было сказано, что я приду.


Но потом я вспомнила, что сказал Борис – о том, что они будут жить в одной комнате в следующем году. Вот почему он здесь. Он пришёл, чтобы поддержать друга.


Глупо с моей стороны надеяться. СНОВА.


Мне пора возвращаться на своё место. Я не хочу быть грубой и писать в то время, когда я должна смотреть на…


ПОДОЖДИТЕ.


О Господи.


Я узнаю эти туфли.


4 Мая, Четверг, 20:30, дамская комната, Карнеги Холл.


Я была права: это её туфли.


Мы с ней столкнулись, когда она вышла из своей кабинки.


Ну, столкнулись не правильное слово. Я спросила её о ролике, который она сделала для моего папы. Я имею в виду, почему она это сделала.


Сначала она попыталась уйти и сказала, что это был подарок на мой день рождения.


И это правда, она сказала мне ещё в офисе Атома, когда я принесла свою статью о Майкле, что она собирается подарить мне что-то на вечеринке. И она сказал, чтобы подарить мне это, она должна прийти на вечеринку. Просто она не сказала, в чём заключается его суть. Я предположила, что это только часть.


Но… почему сейчас? Почему именно в этом году? И такой замечательный подарок?


Сначала она выглядела очень раздражённой, поэтому я не хотела её отпускать. Как будто она не могла поверить, что она зашла в дамскую комнату и увидела там меня.


Мне кажется, что всё время, когда она заходит в туалет, я там.


Ну, в общем, это правда. Как будто у меня есть радар, который отслеживает Лили Московитц.


И в этот раз здесь не была Кеннета, которые всё время задавал странные вопросы о нас с Джей Пи и удерживал Лили от ответов. На секунду мне показалось, что она всё равно не будет отвечать.


Но тогда казалось, что она принимает для себя решение. Она вздохнула и потом немного раздражительно сказала: "Что ж, Миа, ты должна знать… мой брат попросил меня быть с тобой милой".


Я на неё уставилась. Прошло пару секунд, пока я не осознала её слова: "Твой брат сказал…"


"Что я должна быть с тобой милой", – закончила за меня Лили, её голос звучал раздражённо. – "Он узнал о сайте, понятно?"


Я начала моргать. Да у меня прогресс. "Об Ihatemiathermopolis.com?"


"Верно", – сказала Лили. Кажется, ей было немного стыдно за себя. – "Он был в бешенстве. Я допускаю, что… это было несерьёзно".


Майкл нашёл сайт Ihatemiathermopolis.com? Ты имеешь в виду… он не знал? Я думала, что весь мир знает об этом глупом сайте.


И он сказал Лили, что она должна быть со мной милой?


"Но", – у меня были сложности с получением такого количества информации. Я была словно пустыня, которая получила дождь, но слишком много. Вскоре бы наступило наводнение. – "Но, в первую очередь, почему ты на меня так злилась? Я знаю, что вела себя как дурра по отношению к твоему брату. Но я пожалела об этом, я старалась вернуть его. Но он сам отказался. Так почему же ты так на меня сердилась?". А потом была часть, над которой я никогда не задумывалась: "Это… это было из-за Джей Пи?"


Лицо Лили потемнело. "Ты не знаешь?", – недоверчиво спросила она. – "Ты правда не знаешь?"


Я явно испытывала перенагрузку: "Нет". Я покачала головой. Она не ответила. "Что я должна была знать?"


"Я никогда", – сказала Лили, – "не встречала такого несообразительного человека, как ты, Миа"


"Что?", – я просто не представляла, о чём она говорит. Я знаю, что я не сообразительная. Знаю! Я глупая. Но она не должна была этого говорить. Она должна была мне немного помочь. "И чего же я не понимаю?"


Но в этот момент зашла пожилая леди, и я подумала, что Лили решила, что она и так сказала достаточно. Она просто покачала головой и вышла.


Она оставила меня удивляться, как и миллионы раз до этого: Что я должна знать? Почему Лили считает, что я очень глупа?


Это правда, что я начала встречаться с Джей Пи сразу после того, как они расстались. Но она не разговаривала со мной уже к тому времени. Поэтому это не может быть причиной.


Почему Лили просто не может мне сказать, чего я не понимаю? Она гений, не то, что я. Я ненавижу, когда гении ожидают, что все люди будут такими же умными, как они. Это не справедливо. У меня средние способности, и я всегда была такой. Я творческая личность и всё такое, и я написала любовный роман! Я никогда не показываю хороших результатов на тестах IQ, а тем более, на тестах по математике.


И я никогда не могла понять Лили.


И я не могла понять её брата. Например, почему он начинает заботиться, хороши ли относится ко мне его сестра или нет?


О, замечательно. Я слышу аплодисменты! Мне лучше вернуться в зал…


5 Мая, Пятница, Полночь, чердак.

Я просто не в состоянии держаться от моего идеального партнёра по генам.


Все вышли на сцену после фантастического успеха концерта Бориса (все аплодировали ему стоя), чтобы поздравить его.


Я это обнаружила, когда стояла рядом с Джей Пи, мы разговаривали с Тиной и Борисом, а потом подошли Лили и Майкл, чтобы поздравить Бориса.


Было немного неловко.


Учитывая, что Лили – бывшая Бориса (помните, как он разбил глобус о свою голову?), Джей Пи – бывший Лили, а Майкл – мой. О, а ещё, Кенни тожи мой бывший!


Эх, хорошие времена. Нет.

К счастью, Майкл не пытался меня обнять. И не сказал ничего вроде: "Привет, Миа, встретимся завтра за ланчем". Он как будто бы знал, что я не обсудила это со своим парнем.


Хотя он довольно приветливый, не то, что на моей вечеринке (Почему он это сделал? Этого не может быть из-за того, что Тина сказала, что он не может смотреть, как я нахожусь рядом с Джей Пи. Потому что сегодня он тоже видит меня с Джей Пи).


С другой стороны, Лили игнорировала Джей Пи с каменным выражением лица – хотя мне она немного улыбнулась.


Тина, тем временем, так нервничала по поводу всего этого (хотя это было странно, потому что она единственная, у кого там не было бывших), что она начала говорить очень высоким голосом он выпускном комитете, который, кстати, выглядел очень измождено, возможно из-за вчерашнего вечера с Шоном Пенном, поэтому я взяла Тину за руку и начала тихо говорить ей: "Всё будет хорошо. Тихо. Всё уже закончилось. Борис с честью сдал…"


"Но", – сказала Тина, бросив взгляд через плечо, – "почему здесь Майкл и Лили? Почему?"


"Майкл – друг Бориса. Помнишь? Они будут жить вместе в одной комнате в следующем году, пока Борис будет ждать одноместную комнату".


"Мне нужен отдых", – хныкала Тина. – "Мне действительно нужен отдых".


"Ты его получишь", – сказала я. – "Завтра день прогула выпускников".


"Ты действительно собираешься спать с Джей Пи?", – хотела узнать Тина. – "Миа, ты серьёзно? Действительно?"


"Тина", – прошептала я, – "ты не можешь говорить ещё громче? А то я не уверена, что все в Карнеги Холл тебя слышали".


"Просто я не думаю, что у тебя достаточные причины для этого", – сказал Тина. – "Не делай это только потому, что ты думаешь, что должна, или потому, что ты не хочешь быть последней девчонкой в нашем классе, которая остаётся девственницей, или потому, что ты не хочешь быть единственной в колледже, кто ещё не с кем не спал. Делай это потому, что ты этого хочешь, потому что ты испытываешь к нему страсть. Когда я смотрю на вас, мне не кажется, что… Миа, я не думаю, что ты хочешь этого. Я не чувствую страсти. Ты писала о страсти в твоей книге, но ты не испытываешь её. Только не с Джей Пи".

"Хорошо", – сказала я, похлопав её по руке. – "А сейчас мне пора идти. Скажи Борису, что он проделал замечательную работу. Пока".


Я взяла с собой Ларса и Джей Пи, сказали всем, что мы уезжаем, я находилась далеко от Майкла, чтобы его запах не действовал на меня. Джей Пи мы забросили домой по дороге.


Я старалась вложить в свой поцелуй на ночь страсть.


Мне даже кажется, что получилось. Я определённо что-то почувствовала.


5 Мая, Пятница, 9:00, Чердак.


Я не верю в это.


Мама заглянула ко мне и сказала: "Миа. Просыпайся".


И я сказала что-то вроде того: "МАМ, я не собираюсь идти в школу. Сегодня День Прогула Выпускников. Мне всё равно, что это не санкционировано школой. Я выпускник. Я прогуливаю. Это значит, что Я НЕ СОБИРАЮСЬ ВСТАВАТЬ".


Она сказал: "Это не то. Здесь на линии кто-то спрашивает Дафну Делакруа".


Я думала, что она шутит. Я действительно так думала.


Но она поклялась, что она серьёзно.


Я вылезла из постели, взяла трубку и сказала: "Привет".


"Это Дафна?", – спросила весёлым голосом женщина.


"Ну, в какой-то степени", – сказала я. Я ещё недостаточно проснулась, чтобы осознать ситуацию.


"Ваше настоящее имя не Дафна Делакруа, не так ли?", – спросил голос, немного смеясь.


"Не совсем", – сказала я, мельком взглянув на определитель номера. Это был Эйвон Букс.


Эйвон Букс – это название издательства, именно ими издаваемые романы я читала, когда проводила исследования для написания своей книги. Это крупное издательство любовных романов.


"Я Клэр Френч", – сказал весёлый голос. – "Я только что закончила читать вашу книгу, Искупление моего сердца, я звоню вам, чтобы предложить вам заключить издательский договор".


Клянусь, я думала, что неправильно её расслышала. Мне послышалось, что она предложила заключить мне контракт на издание моей книги.


Но это невозможно. Потому что люди не звонят мне и не предлагают заключить договоры на издательство моей книги.

Особенно в первой половине дня.


"Что?", – разумно спросила я.


"Я звоню вам, чтобы предложить заключить издательский контракт", – сказала она. – "Мы хотели бы предложить вам контракт с нашим издательством. Какое ваше настоящее имя, или вы мне его не скажете?"


"Ааа… Миа Термополис", – сказала я.


"Оу", – сказала она, – "привет, Миа". Затем она начала говорить о других вещах, о деньгах, о контрактах, о сроках и о некоторых других вещах, которых я даже не понимала, потому что находилась в тумане.


"Ну что ж", – наконец сказала я. – "Можете оставить свой номер телефона? Я вам перезвоню".


"Конечно!", – сказала она и дала мне свой номер. – "С нетерпением буду ждать вашего звонка".


"Хорошо", – сказала я. – "Большое спасибо".


Затем я повесила трубку.


Я легла в свою кровать и посмотрела на Толстого Луи, который смотрел на меня и счастливо мурлыкал с моей подушки.


Тогда я закричала так громко, как могла, напугав маму, Рокки и, конечно, Толстого Луи, который спрыгнул с моей кровати (и всех голубей, которые сидели на пожарной лестнице).


Я не могу в это поверить.


Я получила контракт на издательство книги.


И, ладно… это, конечно, не так много денег. Если бы я была человеком, который зарабатывает себе этим на жизнь, то не смогла бы прожить и двух месяцев – по крайней мере в Нью-Йорке – на те деньги, которые они предлагают. Если вы хотите быть писателем, очевидно, вам надо делать и какую-то другую работу, чтобы оплатить вашу аренду и так далее. По крайней мере, когда вы только начинаете.


Но, поскольку я всё равно собираюсь пожертвовать эти деньги в Гринпис, то… кого это волнует?


Кто-то хочет купить мою книгу!


5 Мая, Пятница, 11:00, чердак.


Я чувствую, что я лечу…


Серьёзно! Я так счастлива! Это был лучший день в моей жизни. По крайней мере, до сих пор.

Я действительно имею в виду это. Никто не собирается это разрушать. НИЧЕГО. И НИКТО.

Я им не позволю.

Первое, что я сделала после того, как рассказала об этом маме и мистеру Дж., я позвонила Тине. "Тина, угадай что? Я получила контракт на издательство моей книги".

А она спросила: "ЧТО??? О ГОСПОДИ, МИА, ЭТО ПРОСТО ЗАМЕЧАТЕЛЬНО!"

Затем мы ещё десять минут восторгались по этому поводу. Затем я положила трубку и позвонила Джей Пи. Сначала, я хотела позвонить ему первым, ведь он мой парень. Но Тину я знаю дольше.

Дело в том, что, хоть Джей Пи и был счаслив за меня, он… сказал несколько слов предупреждения. Просто потому, что любит меня.


"Ты не должна соглашаться с первым предложением, Миа", – сказал он.


"Почему нет?", – сказала я. – "Ведь ты согласился, на предложение Шона Пенна".


"Здесь большая разница", – сказал он, – "Шон Пенн всеми признанный режиссёр. Ты даже не знаешь, что это за редактор".


"Да, не знаю", – сказала я. – "Я просто нашла её в Интернете. Она выпустила целую тонну книг. Её издательство полностью законно. Оно просто огромное. Оно опубликовало все романы. Ну, большинство".


"Даже и так", – сказал Джей Пи. – "Ты можешь получить предложение получше от кого-нибудь ещё. Я бы с этим не спешил".


"Не спешил с этим?", – повторила я. – "Джей Пи, я получила примерно 65 писем с отказом. Она – единственный человек, который проявил заинтересованность в моей книге. Это абсолютно справедливое предложение".


"Если ты сделаешь так, как сказал я", – сказал Джей Пи, – "и попытаешься продать её под своим настоящим именем, то ты получишь очень много интересных предложений и, возможно, гораздо более высокую цену".


"Вот именно", – сказала я. – "Она хочет опубликовать мою книгу, хотя она не знает, кто я! Это значит, что она просто оценила мою книгу. Для меня это значит гораздо больше, чем деньги".


"Слушай", – сказал Джей Пи. – "Просто принимай пока это предложение. Я поговорю с Шоном. Он знает людей в издательском бизнесе. Спорю, он найдёт более выгодную сделку".


"Нет!", – закричала я. Я не могу поверить, что Джей Пи разрушает такой прекрасный момент. Хотя это не его вина. Я знаю, он просто заботится о моих интересах. "Ни за что, Джей Пи, я принимаю это предложение".


"Миа", – сказал Джей Пи. – "Ты ничего не знаешь об издательском бизнесе. Откуда ты знаешь, во что ты себя вовлекаешь? У тебя даже нет агента".


"У меня есть Королевские адвокаты Дженовии", – напомнила я ему. – "Не думаю, что тебе надо напоминать, что они напоминают стаю разъяренных быков. Помнишь, что они сделали с тем парнем, который пытался издать мою несанкционированную биографию?" Я хотела добавить и то, что я могу заставить их сделать с Джей Пи, который написал пьесу обо мне. Просто я не хочу быть подлой, я бы никогда не натравила бы королевских адвокатов Дженовии на Джей Пи. – "Я должна передать контракт им, чтобы они просмотрели его, прежде чем подпишу его".

"Я думаю, что ты совершаешь ошибку", – сказал Джей Пи.


"А я так не думаю", – сказала я. Мне хотелось плакать. Правда. Я знаю, что он себя так ведёт, потому что любит меня, но всё же.


Я понимаю это, но всё же. Я думаю, что всё-таки я поступаю правильно. Потому что потом я позвонила папе и рассказал ему об этом, он задал мне много вопросов (правда, это отвлекало его от предвыборной кампании. Мне жаль, что я отвлекала его, когда ему надо сделать так много, но это было очень важно для меня), он сказал, что всё в порядке, но, чтобы я не подписывала ничего, пока его адвокаты-питбули всё не проверят.


Я сказала: "СПАСИБО, ПАП!"


Затем я позвонила Клэр Флетчер и сказала, что принимаю их предложение.


Единственная проблема, которая возникла, это то, что она уже знала, кто я.


Она сказал: "Это будет звучать странно, но когда ты сказал, что тебя зовут Миа Термополис, мне показалось это знакомым, я набрала твоё имя в Google. Ты случайно не принцесса Дженовии Миа Термополис?"


Моё сердце ёкнуло.


"Ну", – сказала я.


Дело в том, что я лгунья, но нет смысла врать ей. Она просто хотела узнать.


"Да", – сказала я. – "Да, это я. Но я не отправляла свою книгу под моим настоящим именем, потому что я не хотела, чтобы её издали только потому, что знаменитость, понятно? Я хотела увидеть, что она просто кому-то понравится, а не потому, что её написала я. Я надеюсь, вы это понимаете".


"Ох", – сказала Клэр. – "Я абсолютно поняла! И тебе не надо волноваться, я не подозревала, что это ты, когда читала, или когда я предложила тебе контракт. Дело в том, что… ну Дафна Делакруа звучит слишком фальшиво, тем более это очень трудная фамилия для произношения американцев. Если твоё настоящее имя гораздо более узнаваемое и запоминающееся. Я предполагаю, что ты это делаешь не для финансовой выгоды…"


"Нет", – сказала я. – "Я пожертвую мои авторские доходы в Гринпис!"


"Ну, по правде говоря", – сказала Клэр, – "твоё авторское пожертвование будет гораздо больше, если ты позволишь издать нам твою книгу под твоим настоящим именем".


Я вцепилась в телефон, я была ошеломлена. "Вы имеете в виду… Миа Термополис?"


"Я думаю, Миа Термополис, принцесса Дженовии".


"Ну…", – моё сердце забилось очень быстро. Я вспомнила, что сказала мне бабушка, когда она была уверена в том, что я не использую своё настоящее имя. Ей это не понравится. Ей очень не понравится то, что я опубликую роман под своим настоящим именем!


С другой стороны… все в школе увидят его. Все в школе увидят его и скажут: "О Господи! Я её знаю! Я ходил с ней в одну школу!"


И, тем более, что Клэр купила мою книгу не зная обо мне, а… читатели будут знать. И все деньги пойдут в Гринпис!


"Я думаю, что это будет нормально", – сказала я.


"Замечательно!", – сказала Клэр. – "Решено. Я буду рада сотрудничать с тобой, Миа".


Это был лучший телефонный звонок всех времён. Это почти заставило меня забыть о нашей стычке с Джей Пи и о предстоящем ланче с Майклом.


Я публикуемый автор. Ну, точнее скоро буду.


И никто не сможет меня от этого уговорить. Никто!


5 Мая, Пятница, 12:15, чердак.


Модная служба 911 здесь, чтобы спасти тебя. Тебе надо деть твои джинсы от Chip amp; Pepper, чёрно-розовый топ с блёстками от Alice + Olivia, фиолетовый жакет, который мы выбрали у Джеффри и те классные туфли Прада. Поняла? Не переусердствуй с макияжем, он любит натуральный макияж, и не надевай длинные серьги в этот раз, что насчёт тех милых серёжек-вишенок, которые я подарила тебе на день рождения? Они очень тебе подходят!


– ------------


Передано через BlackBerry.


Нет! Я думаю, что это слишком много! Кстати, мою книгу собираются опубликовать!


Это не слишком много, просто сделай то, что я сказала, не забудь завить ресницы. ТОЛЬКО НЕ "МЕНЯ СЕЙЧАС ВЫРВЕТ"! Какого цвета у тебя будет платье на выпускном?


– ------------


Передано через BlackBerry.


Я ещё не знаю, Себастьяно прислал ещё пару вещей. Туфли Прада – это слишком. Я думаю, что одену сапоги! И они называются не "МЕНЯ СЕЙЧАС ВЫРВЕТ", я тебе говорила.


НЕТ! ИМЕННО ТАК ОНИ И НАЗЫВАЮТСЯ! ТОЛЬКО НЕ ОДЕВАЙ ИХ НА ЛАНЧ. Ты можешь надеть те милые бархатные туфли без каблука.


– ------------


Передано через BlackBerry.


Ладно, ты права. СПАСИБО! МНЕ ПОРА ИДТИ!!! Я опаздываю! Я так волнуюсь!!!


Не беспокойся!!! Мы с Тришей арендуем лодку и будем за вами наблюдать!!!


– ------------


Передано через BlackBerry.


НЕТ! ЛАНА!!! НЕТ!!!! НЕ ПРИХОДИТЕ!!! Если ты это сделаешь, я никогда с тобой не заговорю.


ПОКА! Повеселись там!!!


– ------------

Передано через BlackBerry.


5 Мая, Пятница, 12:55, в лимузине по дороге в Центральный Парк.


Я буду оставаться вдалеке от Майкла.


Я не буду с ним обниматься.


Я даже не буду пожимать ему руку.


Я не буду делать ничего, что могло бы заставить меня потерять контроль над собой, и буду делать это без сожаления.


Не то чтобы это имеет значение, он всё равно не любит меня. Больше. Он думает обо мне только как о друге.


Но я не хочу смущать себя перед ним.

И, вообще, у меня есть парень. Который сильно меня любит. И он хочет для меня лучшего.


Таким образом, в заключение:


Находиться от Майкла подальше – Галочка.


Не обниматься с ним – Галочка.


Не пожимать ему руку – Галочка.


Не делать нечего, что может заставить меня его понюхать – Галочка.


Поняла. Всё в порядке. Я могу это сделать. Я абсолютно точно могу это сделать. Всё под контролем. Мы просто друзья. И это просто ланч. Друзья часто ходят на ланч.


Хотя с каких пор друзья дарят друг другу подарки на миллион долларов, ведь правда?


О Господи. Я не могу этого сделать.


Мы здесь. Я думаю, что я сейчас испугаюсь.


Отрывок из романа "Искупление моего сердца" Дафны Делакруа.


Финнула целовалась до этого, это правда.


Но немного таких мужчин, которые пробовали это, и не сожалели потом, так как она была быстра с кулаками.


И всё же, было в этих губах что-то особенное, которые так на неё напирали, что не вызывало ни капли злости в ней.


Он прекрасно целовался, её пленник, его рот, который двигался в немного любознательной манере – если он задавал вопрос, то только у неё, у Финнулы, был ответ. Только когда Финнула почувствовала вторжение его языка у себя во рту, она поняла, что ответила на его вопрос, хотя едва знала как. Теперь не было ничего подвергающего сомнению в его манере, он начал наступать и понял, что Финнула почти не сопротивляется. Он напал, не показывая милосердия.


В этот момент он легонько ударил Финнулу, что доказывало, что этот поцелуй был чем-то необычным, и она не контролировала ситуацию настолько, насколько бы ей хотелось. Хотя она боролась с внезапным, головокружительным чувством, она не могла освободиться от гипнотического обаяния его губ. Она была полностью податливой в его руках, как будто она таяла от него, за исключением рук, которые, как бы по собственному желанию, проскользнули к его мускулистой шее, запутываясь в удивительно мягких волосах, откинутых на капюшон.

Что это было, задавалась она вопросом, когда этот человек ввёл свой язык в её рот, внезапно она заметила ожесточённое ощущение между её бёдер?


Она оторвала свои губы от его, положила руки на его грудь, Финнула подняла свой взгляд на его лицо, она была удивлена тем, что она там увидела. Не ироническую улыбку или насмешку, как раньше, а приоткрытый от желания рот и зелёные глаза с… с чем? Финнула не могла дать название тому, что она увидела в его огромных глазах, но это напугало её настолько же, насколько и взволновало.


Она должна была положить конец этому безумию, пока это всё не зашло слишком далеко.


"Ты потерял разум?", – требовательно спросила она. – "Отпусти меня сейчас же".


Хьюго поднял голову, выражение его лица было ошеломлённым, как будто его только что разбудили. Она смотрел на эту девушку, он услышал всё, но его руки по-прежнему были сцеплены, как будто он не собирался её отпускать.


"Скорее, это моё сердце потеряло контроль", – прохрипел он.


5 Мая, Пятница, 16:00, в лимузине по дороге на терапию.


Я дура.


Я ужасный, страшный человек.


Я не заслуживаю находиться рядом с Джей Пи, не говоря уже о том, чтобы носить его кольцо.


Я не знаю, как это произошло! Я не знаю, как я это позволила этому произойти!


Это целиком и полностью моя вина. Майкл не имеет к этому отношения.


Ну, может быть, немного и имеет.


Но в основном, это моя вина.


Я самая плохая, отвратительная девушка в мире.


И теперь я точно знаю, что мы с бабушкой родня. Потому что я такая же плохая, как она!


Может быть, это всё произошло из-за того, что я слишком много общаюсь с Ланой. Может быть, это на мне отразилось!


О Господи! Интересно, могу ли я вернуть свою клубную карточку в Domina Rei прямо сейчас? Конечно, члены Domina Rei так бы не поступили, да?

Всё началось невинно, слишком. Я пришла в Ботхауз, и Майкл уже был там, ждал меня. Он выглядел восхитительно (не удивлена), в пальто (но без галстука), с его темными, беспорядочно лежащими волосами, как будто он только что вышел из душа.


И самое первое, что случилось – самое первое – он пошёл ко мне навстречу и поцеловал в щёку.


И, хотя я пыталась отойти, крикнула: "О, нет, я простудилась!"


Он только засмеялся и сказал: "Мне нравятся твои микробы".


Вот что случилось. Сначала. Я понюхала его свежий запах чистого Майкла. Клянусь, его было так много, что я чуть не упала, Ларсу надо было протянуть руки, чтобы подхватить меня. "Принцесса, с вами всё в порядке?"


Нет. Мой ответ – нет, у меня не всё в порядке. Я чуть не упала в обморок. От своего желания! Желания из-за разнородных молекул!


Но мне удалось взять себя в руки, и я засмеялась, как будто ничего не произошло. (Но кое-что произошло! Что-то произошло! Что-то ужасное!)


Затем мы пошли к своему столику, залитого солнцем (Ларс сел в баре, чтобы одним глазом можно было наблюдать за матчем, а другим – за мной. Ах, Ларс, почему? Почему ты сел так далеко???) и Майкл болтал, я даже понятия не имела о чём, я всё ещё была ошеломлена феромонами или чем-то ещё, они витали вокруг моей головы, и наш столик был ПРЯМО НАПРОТИВ ОЗЕРА, так что я смогу наблюдать за Ланой и Тришей, если они будут здесь.


Но ещё я была ослеплена мерцанием солнца на воде, всё было таким красивым и свежим, как будто мы были не в Нью-Йорке, а в… Дженовии или где-то ещё.


Клянусь, я себя чувствовала, как будто приняла наркотики.


Наконец Майкл сказал: "Миа, у тебя всё в порядке?". Я помотала головой, как делает Толстый Луи, когда его слишком долго чешешь за ухом, и, нервно смеясь, я сказала: "Да, да, всё в порядке, я просто немного отвлеклась". Но я не могла ему сказать, ПОЧЕМУ я отвлеклась.


В последний момент я вспомнила свою радостную новость и радостно сказала: "Сегодня утром я разговаривала по телефону с редактором – они опубликуют мою книгу".


"Это замечательно!", – сказал Майкл, он широко улыбнулся. Это замечательная улыбка, которую я помню с первого курса, он использовал её, чтобы помочь мне с заданиями мистера Джанини по алгебре, тогда я думала, что умерла и попала в рай. – "Мы должны это отпраздновать!"


Тогда он заказал минеральной воды, произнёс тост за мой успех, я была очень смущена и тоже сказала тост о его успехе (я имею в виду, по правде говоря, моя книга не спасает жизни, но как он заметил, Кардио Рука является спасением жизней, семья пациента может сидеть в комнате ожидания и спокойно читать мою книгу. И это очень хорошо), и вот так мы сидели, потягивая Перье во второй половине дня, в пятницу, в Нью-Йорке.

Яркие лучи солнца заиграли на брильянте кольца, которое подарил мне Джей Пи, и я поняла, что забыла его снять. Так или иначе, блики от моего кольца попали на лицо Майкла, заставляя его мигать.


Мне стало обидно, и я сказала: "Извини". Я сняла кольцо и положила его в сумку.


"Вот это бриллиант", – сказал Майкл с дразнящей улыбкой. – "Так что, вы, ребята, теперь помолвлены?"


"О, нет", – сказала я. – "Это просто кольцо дружбы". Полная ложь Мии Термополис Номер 11.


"Я вижу", – сказал Майкл. – "Дружба стала намного дороже, чем… когда я учился в школе имени Альберта Эйнштейна".

Чёрт.

Но затем Майкл сменил тему: "В какой колледж Джей Пи собирается в следующем году?"


"Ну", – сказала я осторожно, – "Шон Пенн заинтересовался пьесой, которую написал Джей Пи, он думает перебраться в Голливуд, а колледж закончить позже".

Майкл заинтересовался этим, когда услышал это: "Правда? Значит, вы будете жить на расстоянии".


"Ну", – сказала я, – "я не знаю. Мы говорили о том, что я могу поехать с ним".


"В Голливуд?", – его голос звучал недоверчиво. Затем он извинился: "Прости. Просто ты… я имею в виду, просто я никогда не считал тебя Голливудским типом. Не то, чтобы ты не гламурная. Потому что ты очень гламурная".


"Спасибо", – смущенно сказала я. К счастью, официант принёс наши салаты к тому времени, поэтому я могла отвлечься на то, чтобы сказать нет, благодарю, молотый перец.


"Но я понимаю, что ты имеешь в виду", – продолжила я, когда официант отошёл. – "Я не понимаю, что буду делать весь день в Голливуде. Джей Пи сказал, что я смогу писать. Но… я всегда думала, что если я отложу обучение в колледже, то я должна буду поплыть на одной из тех лодок, которые находятся между китобойными судами и горбатыми китами или что-то ещё в этом роде. А не торчать в Мелроус. Понимаешь?"


"Не думаю, что твои родители одобрят эти планы", – сказал Майкл.


"Есть ещё кое-что", – со вздохом сказала я. – "Мне нужно в кое-чём разобраться. У меня осталось совсем немного времени. Родители хотят знать, в какой колледж я пойду, после выборов я должна им сказать".


"Ты правильно поступишь", – уверенно сказал Майкл. – "Ты всегда правильно поступаешь".


Я просто смотрела на него. "Как ты можешь такое говорить? Это совсем не так".


"Ты всегда верно поступаешь", – сказал он. – "В конце концов".


"Майкл, я не всегда поступаю верно". Я положила свою вилку. – "Ты должен знать это лучше, чем остальные. Я разрушила наши отношения".


"Ты не виновата", – сказал он, выглядя потрясённым. – "Это я их разрушил".

"Нет, это я", – сказала я. Не могу поверить, что мы наконец-то сказали это друг другу… то, о чём я так долго думала, о чём говорила с другими людьми – с друзьями, с доктором Натсом – но никогда, с тем человеком, которому это действительно важно… с Майклом. С человеком, которому я должна была всё это сказать давным-давно. – "Я не должна была раздувать такую проблему из-за Джудит…"


"Мне надо было сказать это с самого начала", – прервал Майкл.


"Пусть и так", – сказала я. – "Я вела себя как полная сумасшедшая".


"Нет, Миа, это не так".


"О Господи", – сказала я, подняв руку, чтобы остановить его со смехом. – "Не могли бы мы переписать историю? Я могу. Ты был прав, когда порвал со мной. Всё было слишком быстро. Нам обоим была нужна передышка".


"Да", – сказал Майкл. – "Передышка. А ты не должна была обручиться в это время с кем-то".


После того, как он сказал, я не могла дышать. Мне показалось, что весь кислород высосали или что-то ещё. Я просто посмотрела на него, не уверена, что расслышала его правильно. Если бы он действительно это сказал… Возможно он в самом деле…?


Тогда он засмеялся и, когда официант вернулся за нашими тарелками (я почти не притронулась к своей), сказал: "Просто шутка. Я знал, что это риск. Я не мог ожидать, что ты вечно будешь ждать меня. Ты можешь быть помолвлена или что-то ещё? Ах, верно, обменяться кольцами дружбы с кем ты хочешь. Я просто рад, что ты счастлива".


Подождите. Что происходит?


Я не знаю, что мне сделать или сказать. Бабушка подготовила меня к миллионам ситуаций – к воровству горничных, побега из посольства при государственном перевороте.


Но, по правде говоря, не подготовила меня к такому.


Неужели мой бывший парень намекает на то, что он хочет всё вернуть?


Или я слишком много читала? (не в первый раз, кстати).


К счастью, в это время принесли наши основные блюда, так что Майкл снова продолжил обычный разговор, как будто ничего не случилось. Может, ничего и не произошло. Мы просто говорили о погоде, о Джосс Уидон, о Баффи – истребительнице вампиров, о Карен Алене, о концерте Бориса, о компании Майкла, о кампании моего папы. Для двух людей, у которых почти ничего общего (потому что, давайте смотреть правде в глаза, он изобрёл хирургического робота-манипулятора, я пишу романы и я… принцесса, я люблю мюзиклы, а он их ненавидит, да у нас абсолютно разные ДНК), у нас просто не заканчивались темя для разговоров.


Что действительно странно.


Затем, без моего ведома, мы добрались до Лили.

"Твой отец видел ролик, который она для него сделала?", – спросил Майкла.


"Оу",- улыбаясь, сказала я. – "Конечно. Это просто потрясающе! Я не могла в это поверить. Ты… имеешь к этому отношение?"


"Ну", – сказал Майкл, тоже улыбаясь. – "Она хотела его сделать. Я… немного её подтолкнул к этому. Я не верю, что вы всё ещё не друзья, после всего этого времени".


"Мы не друзья", – сказала я, вспоминая, что сказала мне Лилли, как она сказала, почему она так мило себя вела. – "Просто, я не знаю, что произошло, правда. Она никогда не скажет мне".


"И мне не скажет", – сказал Майкл. – "Ты действительно не догадываешься?"


Я вспомнила тот день, в классе ТО Лилли сказала мне, что Джей Пи порвал с ней. Я всегда этому удивлялась. Может это всё произошло из-за парня? Может, именно этого я не могла долгое время понять?


Но это было бы глупо. Лилли не тот человек, который бы перестал дружить из-за парня. Тем более с лучшей подругой.


"Я действительно не понимаю почему", – сказала я.


Принесли меню с десертами, Майкл настаивал на том, чтобы заказать каждого по одной порции (потому что это был праздник), в то время, когда он рассказывал мне о разнице в Японской культуре и затруднениях, которые он из-за этого испытывал (пение баллад в караоке, которое его японские коллеги восприняли очень серьёзно).


И когда он говорил, стало ясно, что он и Мидорив Микромини? Не пара. Он несколько раз упомянул её бойфренда, который, очевидно, является чемпионом караоке в Цукубе.


Потом я начала хихикать, когда принесли десерты, я заметила двух девочек в лодке в центре озера, которые яростно спорили друг с другом, которые гребли вёслами, и никак не могли доплыть до берега. План слежки за мной полностью провалился.


Это было позже, после того, как принесли счёт – и Майкл заплатил, хотя я говорила, что заплачу, чтобы поблагодарить его за пожертвование в больницу – вещи действительно начали распадаться.


Ну, может быть, днём всё неуклонно рушится, просто я не обращаю внимание. Вещи имеют эту тенденцию в моей жизни, заметила я. Это было, когда мы стояли около Ботхауса, Майкл спросил, что мне надо сделать до конца дня, и я призналась, что мне нечего делать (кроме моей терапии, но я не упомянула об этом. Я скажу ему как-нибудь. Но не сегодня).


"Нечего делать до четырёх? Отлично", – сказал Майкл, взяв меня за руку. – "Значит, мы можем продолжать праздновать".


"Как праздновать?", – непонимающе спросила я. Я пыталась сконцентрироваться на том, чтобы не нюхать его. Я не могла обращать внимание ни на что другое. Как на то, куда мы идём.

"Ты когда-нибудь была в одной из них?", – спросил он.


Вот тогда я увидела, что он привёл меня к тем ужасным конным экипажам, которые находятся в Центральном парке.


Ну, хорошо, может не ужасным. Это очень даже романтично, мы с Тиной часто говорили о секретном желании покататься в них. Но не в этом дело.


"Конечно, я никогда на них не каталась", – закричала я в ужасе. – "Это же для туристов. И ПЕТА пытается их запретить. И они для людей, которые на свиданиях".


"Замечательно", – сказал Майкл. Он остановил даму – извозчика экипажа, который был смешно одет (я имею в виду, фантастически) в старый костюм и цилиндр, дал ему денег. – "Мы хотим прокатиться вокруг парка. Ларс, сядь вперёд. И не поворачивайся".


"Нет!", – я практически кричала. Но я смеялась. Я ничего не могла с этим поделать. Это так смешно. Тем более, это то, что я всегда хотела сделать, но никому не говорила (не считая Тины, конечно), боялась высмеивания. – "Я сюда не залезу! Это жестоко по отношению к лошадям!"

Извозчик с обидой на меня посмотрел.


"Я прекрасно обращаюсь со своими лошадьми", – сказал она. – "Наверное, лучше, чем вы обращаетесь со своими домашними животными, юная леди".


Я плохо себя почувствовала, к тому же, Майкл посмотрел на меня, его взгляд сказал мне, что я обидела её. Теперь ты должна сюда залезть.


Я не хочу! Я, правда, не хочу!


Не потому что это глупо или кто-то может меня увидеть (конечно, мне не всё равно, потому что тайно я всегда хотела это сделать!) А потому, что это романтическая прогулка на лошадях! С тем, кто не является моим парнем!


Хуже, с тем, кто является моим бывшим парнем! С которым я не собираюсь находиться так близко!


Однако Майкл выглядел так мило, с протянутой рукой, и его глаза говорили: да брось! Это всего лишь конная прогулка! Что может случиться?


И в это время, я просто думала, что он прав. Я имею в виду, какой вред может быть от того, что мы просто прокатимся по парку?


К тому же, я оглянулась, здесь не было ни одного папарацци.


И красная бархатная скамейка в карете смотрелась довольно просторной. Мы определённо можем сидеть на ней и даже не соприкасаться. Я легко могла сидеть там и не рисковать тем, что могу его понюхать.


В конце концов, как может быть романтичной прогулка в дурацком экипаже по Центральному Парку? Несмотря на то, что Джей Пи изобразил меня в своей пьесе, которая постоянно нуждается в помощи (это не очень точно), я очень упорная. Я буду публикуемым автором!


Таким образом, закатив глаза и притворившись недовольной, я, смеясь, позволила Майклу усадить меня в карету на скамейку. Между тем, Ларс уселся рядом с дамой в цилиндре, карета тронулась, и мы продолжили общение…


И оказалось, я ошибалась.


Скамейка далеко не широкая.


И я не измучена Нью-Йорком.


Даже сейчас я не могу сказать, как это произошло. И казалось, что это произошло сразу же. Сначала мы спокойно сидели рядом друг с другом на скамейке, не целуясь, а в следующий момент… мы уже были в объятиях друг друга. И целовались. Подобно двум людям, которые до этого не целовались.


Или, скорее, как два человека, которые раньше целовались очень много и любили это, а потом на долгое время были лишены этого. А потом они встретились, чтобы целоваться, и вспомнили, что они это очень любили. Ну, немного.


И они снова начали это делать. Много. Как будто пара изголодавшихся по поцелуям маньяков, которые находятся в пустыне и целуются уже двадцать один месяц.


Мы делали это протяжении от 72 Улицы, на протяжении всего парка, и до Пятьдесят Седьмой. Это же двадцать кварталов, плюс-минус некоторые.


ДА! МЫ ЦЕЛОВАЛИСЬ НА ПРОТЯЖЕНИИ ДВАДЦАТИ КВАРТАЛОВ. ПРЯМО СРЕДИ БЕЛОГО ДНЯ. В КАРЕТЕ, ЗАПРЯЖЕННОЙ ЛОШАДЬМИ!


Кто-то мог заметить нас. И СДЕЛАТЬ ФОТОГРАФИИ!!!


Я не знаю, что на меня нашло. Одну минуту я наслаждалась цоканьем лошадиных копыт и красивыми пейзажами из пышных зелёных листьев в парке. А потом…


И да, я признаю, казалось, что Майкл сидит слишком БЛИЗКО ко мне на этой скамейке.


И, хорошо, я действительно осознавала, что его рука обнимает меня, когда карета немного покачнулась. Но это было вполне естественным. Я думаю, что это было мило. Это было, своего рода, проявление дружбы парня по отношению к девушке.


Но и потом Майкл не убрал свою руку.


А потом я вдохнула его запах.


И всё было кончено. Я знаю, что всё было кончено, но я повернула к нему голову, чтобы сказать ему – вежливо, конечно, как поступают принцессы – не беспокоить меня, сейчас я с Джей Пи, и что это безнадёжно, я не могу сделать ничего, что бы обидело Джей Пи, я не могу его предать, Джей Пи был мне предан, когда я была в отчаянии, когда Майкл меня бросил. Хотя, этого, вероятно, не было. Но, на всякий случай.


Но почему-то эти слова так и не вылетели из моего рта.


Потому что, когда я повернула голову, чтобы сказать это всё Майклу, он так на меня смотрел, а я не могла обернуться, было что-то в его глазах – я не знаю. Как будто в них был вопрос. Я не знаю, что это был за вопрос.


Ладно, думаю, что знаю.


В любом случае, я думаю, что ответила ему, когда он приблизил свои губы к моим.


И, как я уже сказала, мы продолжали страстно целоваться на протяжении двадцати кварталов. Или что-то вроде того. Математика не моя сильная сторона.


Вообще-то, надо признаться, что это было больше, чем поцелуи. Были и небольшие, сдержанные касания шеи. Я надеюсь, что Ларс поступал, как сказал ему Майкл, и не оборачивался.


Во всяком случае, когда экипаж остановился, я пришла в себя. Думаю, это произошло из-за того, что больше не слышала цокающего звука. Или, может быть, это окончание нашей беседы, и то, что нас практически сбросило со скамейки.


Тогда я сказала: "О Господи!", посмотрела на Майкла в ужасе, понимая, что только что произошло.


Что произошло с парнем, который не является моим бойфрендом. Уже долгое время.


Я думаю, самое ужасное это то, что мне понравилось. Очень понравилось. Сильно понравилось. Что же, комплекс гистосовместимости сложная вещь? Он НЕ ошибается.


Должна сказать, что Майкл почувствовал то же самое.


"Миа!", – сказал он, смотря на меня своими тёмными глазами, наполненные чем-то, я очень боялась этого, и от этого хотелось бежать. Его руки были в моих волосах. Он прижимал мою голову. – "Ты должна знать. Ты должна знать, что я лю…"


Но я прижала свою руку к его рту, как делала Тине. Я ношу на своей руке кольцо с бриллиантом в три карата. От другого парня.


Я сказала: "ТОЛЬКО НЕ ГОВОРИ ЭТОГО!"


Потому что я знаю, что он собирался сказать.


Затем я сказала: "Ларс, мы уезжаем. Немедленно".


Ларс спрыгнул с кареты и помог мне слезть со скамейки. И мы пошли к лимузину.


Я забралась внутрь. И я не оборачивалась.


Ни разу.


На мой телефон пришло сообщение от Майкла, но я даже не взглянула на него! Нет!


Потому что я не могу поступить так с Джей Пи. Не могу!

Хотя, О Господи. Я так люблю Майкла.


О, слава Богу. Мы здесь.


Мы с доктором Натсом должны о многом сегодня поговорить.


5 Мая, Пятница, 18:00, в лимузине по дороге из офиса доктора Натса.


Когда я пришла в офис доктора Натса, там была бабушка. СНОВА.


Мне хотелось узнать почему. ПОЧЕМ она продолжает нарушать конфиденциальность между пациентом и врачом. И пускай сегодня моя последняя сессия терапии, но всё же. Просто потому, что я приглашала её несколько раз на моих сессиях, это не значит, что она может приходить ВСЁ ВРЕМЯ,


Она пыталась использовать предлог, что это единственное место, где она может меня найти. (Жаль, она не выглянула из своего окна, она бы увидела, как её внучка катается на карете и целуется с парнем, который не является её бойфрендом).


Как я предположила (тогда), это могло быть разумным оправданием. Но это не значит, что она ПРАВА, я ей это говорила.


Конечно, она меня проигнорировала. Она сказала, что ей надо знать, правда ли, что я собираюсь опубликовать свой любовный роман, если я это делаю, то почему бы мне её не застрелить и покончить с этим? Почему я должна делать это таким образом, унизительно, на глазах всех своих друзей? Почему я не могу быть такой идеальной внучкой, как Белла Тревани Альберто (я клянусь, что если услышу это ещё хоть раз…)?


Затем она начала говорить о колледже Сары Лоуренс (снова) и как она знает, я должна выбрать колледж после выборов (и ВЫПУСКНОГО), если я выберу колледж Сары Лоуренс (колледж, в который бы она пошла учиться, если бы ей это было надо), то всё будет отлично.


Я испустила крик отчаяния, и разбушевалась прямо в офисе доктора Натса, не ожидая услышать большего. Потому что, насколько эта женщина может быть смешной? Кроме того, у меня была стрессовая ситуация с Майклом. У меня нет временя на бабушкин театр.


Так или иначе, доктор Натс спокойно выслушал то, что произошло – между мной и бабушкой, я имею в виду – и он извинился, поскольку это наша последняя сессия, он поговорил с бабушкой.


Затем он выслушал, как я рассказала ему о том, что произошло с Майклом.


Его ответ был таким, вынесла ли я что-нибудь для себя из истории, которую он рассказывал в прошлый раз о своей лошади, Сахар.


"Потому что, как я уже объяснял, Миа", – продолжал доктор Натс, – "иногда отношения, которые на бумаге выглядят идеально, в реальности таковыми не являются, как и Сахар был идеальной лошадью по документам, но в реальной жизни мы не поладили".

САХАР! Моё сердце сейчас мучается (этому способствовала и бабушка), а Доктор Натс не может разговаривать ни о чём, кроме своей глупой лошади.


"Доктор Н.", – сказала я, – "можем ли мы поговорить о чём-нибудь, кроме лошадей?"


"Конечно, Миа", – сказал он.


"Ну", – сказала я. – "Мои родители заставляют меня выбрать колледж после выборов отца и после выпускного. А я не могу решить. Я имею в виду, мне кажется, что меня приняли во все колледжи потому, что я принцесса…"


"Но ты же не уверена в этом", – сказал Доктор Натс.


"Но с моими оценками по математике, это абсолютно точно…"


"Мы уже спорили об этом, Миа", – сказал доктор Натс. – "Ты должна концентрироваться не на тех вещах, которые ты не можешь контролировать. Что ты должна делать?"


Я подняла взгляд на картину, стадо мустангов со страхом бегут. Сколько часов я смотрела на эту картину в течение 21 месяца, мечтая, чтобы она упала ему на голову? Не для того, чтобы причинить ему боль. Просто для того, чтобы он испугался.


"Принимать то, что я не могу изменить", – сказала я. – "А также молить о мужестве, с которым бы я меняла то, что могу, и о мудрости, чтобы видеть разницу между тем, что могу и нет".


Дело в том… я знаю, что это хороший совет. Она называется Молитвой сиятельства, то действительно помогает видеть перспективу (она предназначена для восстановления алкоголиков, но помогает и ненормальным, как я).


По правде говоря, это то, что я должна себе сказать.


Что становится для меня более ясным с каждым днём, я меняюсь. Не только из-за школы или уроков принцессы, но и благодаря сеансам терапии. Не то, чтобы я думаю, что достигла самоактуализации или то-то ещё, известно только Богу… я вообще не думаю, что человек может полностью самоактуализироваться. Не стала я и более мыслящим человеком.


Но я поняла одну простую истину: Никто мне не может помочь. Мои проблемы слишком странные. Где я ещё найду терапевта, у которого есть опыт помощи Американской девушке, которая является принцессой маленького европейского государства, у которой мать вышла замуж за её же школьного учителя алгебры, у которой отец не может устроить свою личную жизнь, с лучшей подругой, которая с ней не разговаривает, которая не может прекратить целоваться со своим бывшим парнем в карете в Центральном Парке, с парнем, который написал пьесу, рассказывающую об их личной жизни, и у которой чокнутая бабушка?


Нигде. Только здесь.


С этого момента, я должна решить все свои проблемы. И знаете что? Я уверена, что готова.


Но я не хочу, чтобы доктор Натс плохо себя чувствовала, ведь он так помог мне в прошлом. Я сказала: "Не могли бы вы посмотреть со мной одно текстовове сообщение?"


"Отнюдь", – сказал он.

Поэтому мы вместе открыли сообщение Майкла:


В нём говорилось


Миа,

Я не сожалею,

И я буду ждать.

С любовью,

Майкл.


Уау.


Уау.


Даже Доктор Натс согласился. Хотя, не думаю, что его сердце бьётся так же, как моё – Майкл, Майкл, Майкл.


"О да", – сказал доктор Натс о сообщении Майкла. – "Очень прямо. И что ты будешь делать?"


"Делать?", – печально сказала я. – "Ничего. Я иду с Джей Пи".


"Но Джей Пи тебя не привлекает", – сказал Доктор Натс.


"Нет, привлекает!", – сказала я. Откуда он это знает? Я никогда об этом не говорила. По крайней мере, ему. – "Ну, по крайней мере… я работаю над этим".


Наука. Проблема в том, что это наука. В которой я никогда не была хороша.


Но есть способы обойти науку. Это то, что делают учёные, вроде Кенни Шоутера. Дни напролёт ищут способ, чтобы обойти науку. Я должна избежать этого с Майклом. Потому что не могу причинить боль Джей Пи. Не могу. Он был так добр ко мне.


"Миа", – спросил доктор Натс со вздохом. – "Разве мы этого не сделали?"


Аа… да, сделали.


"Я не могу порвать с идеальным, милым парнем", – сказала я. Интересно, а если придётся объяснять теорию моего отца, что я дразнилка, – "просто потому что мой бывший парень хочет всё вернуть".


"Ты не только можешь, ты должна, если ты до сих пор любишь бывшего парня", – сказал Доктор Натс. – "Это просто не честно по отношению к тому идеальному, милому парню".


"Ох!", – я спрятала лицо руками. – "Слушайте, я знаю это, понятно? Я не знаю, что делать!"


"Ты знаешь", – сказал Доктор Натс. – "И ты сделаешь это, когда настанет время. Говоря о времени… наше уже вышло".

ЧЧЧЁРТ!!!!!


О чём он говорит, я сделаю то, что надо, когда наступит врем? Я не понимаю, о чём это он.


Вообще-то, знаю: Я хочу переехать в Японию, есть настоящую еду, которую мне будут доставлять, и жить под вымышленным именем (Дафна Делакруа).


5 Мая, Пятница, 21:30, чердак.


Только что звонила Тина. Она хотела узнать, как прошёл мой ланч с Майклом. Она звонила несколько раз, пока я не подняла трубку (Джей Пи тоже звонил несколько раз). Просто я не могла с ним поговорить. Позор, вы же знаете? Как я могла ей это рассказать?


И как я могла снова поговорить с Джей Пи? Я знаю, что должна. Но… не сейчас.


Во всяком случае, сейчас я с ней говорю. Я просто сказала: "Ланч прошёл отлично", легко и сдержанно. Я не могла ей рассказать, что мы катались в карете и целовались на протяжении двадцати кварталов и так далее.


Господи! Я настоящая шлюха!


"Правда?", – сказала она. – "Это здорово! А что насчёт МHS генах?"


"Ты имеешь в виду MHC гены? Всё в порядке. Всё было под контролем".


Шлюха и ЛГУНЬЯ!


"Ну…", – голос Тины звучал, как будто она не могла в это поверить. – "Это здорово, Миа! Это значит, что вы с Майклом действительно можете быть просто друзьями".


"Конечно", – сказала я. Полная ложь Мии Термополис номер Двенадцать. – "Нет проблем!"


"Это здорово!", – сказала Тина. – "Просто…"


"Что?", – спросила я. О нет. Она что-то слышала? Неужели Лана и Триша всё-таки следили за нами? Я получила сообщение от Ланы, в котором просто говорилось: )( amp;$#, это означает, что Лана перебрала саке в Нобу, обычное явление для пятницы.


"Ну, я говорила с Борисом", – сказала Тина. – "И знаешь, он сказал мне, что всё то время, когда Майкл был в Японии – ты можешь смеяться над этим, но я должна сказать – он просил Бориса… в общем, следить за тобой. Ты знаешь, когда вы вместе были в классе ТО? Я не верю, что Борис не сказал мне этого раньше. Но Майкл попросил его ничего мне не рассказывать. Они оказались более близкими друзьями, чем я предполагала. Борис сказал, ему кажется, что Майкл тебя любит, и всегда любил. Он никогда не прекращал тебя любить, даже после того, как вы расстались. Я думаю, что ему просто казалось несправедливым заставлять тебя ждать его, пока он в отъезде и пытается доказать себе и твоему отцу что-то там, понимаешь? Господи, это просто… так романтично!"


Я убрала телефон от лица, потому что начала реветь. И я боялась, что Тина услышит мои всхлипывания.


"Да", – сказала я. – "это романтично".


"Не то, что Бори шпионил за тобой", – сказала Тина. – "Я имею в виду, я никогда не говорила того, о чём мы с тобой разговаривали. Борис рассказал мне, почему Майкл ушёл тогда с твоей вечеринки, когда Джей Пи достал это кольцо, я была права… он не мог видеть, как ты обручаешься с другим парнем. Борис мне не сказал, но думаю, что Майклу не очень нравится Джей Пи. Он очень ревнует, ведь ты сейчас с Джей Пи. Разве это не самое милое, что ты когда-либо слышала?"


Слёзы текли по моему лицу. Но я сделала вид, как будто этого не было.


"Угу", – сказала я. – "Очень мило!"


"Но он ничего не сказал об этом за ланчем?", – спросила она. – "Вы вообще об этом не говорили?"


"Нет", – сказала я. – "Я имею в виду, Тина… сейчас я с Джей Пи. Я никогда с ним так не поступлю".


Врунья!


"НО", – сказала Тина. – "Конечно, нет. Ты не такая!"


"Нет", – сказала я. – "Мне пора идти. Я должна хорошенько выспаться перед выпускным!"


"Конечно", – сказала Тина. – "Мне тоже! Увидимся завтра!"


"Увидимся", – сказала я и положила трубку.


Тогда я заплакала, как ребёнок, это продолжалось целых десять минут, пока ко мне не зашла мама и не спросила: "Что на этот раз?"


А я просто сказала: "Мамочка, обними меня".


И, хотя мне восемнадцать и я юридически взрослая, я находилась в маминых объятиях минут десять, пока не пришёл Рокки и не сказал: "ТЫ НЕ ребёнок! Это я ребёнок!"


А мама сказала: "Иногда она становится ребёнком".


Потом Рокки подумал и сказал: "Ладно", а потом погладил по щеке: "Хорошая девочка".


Не понятно как, но мне стало лучше.


По крайней мере, чуть-чуть.


6 Мая, Суббота, полночь, чердак.

Я только что получила е-мейл от Джей Пи.


Миа,


Я несколько раз пытался позвонить тебе, но ты не брала трубку. Я знаю, что ты злишься на меня, но, пожалуйста, послушай, что я хочу сказать… ты попросила меня этого не делать, но я поговорил с Шоном о твоей книге. Не сердись. Я сделал это, потому что люблю тебя и хочу для тебя лучшего.


И когда ты услышишь, что Шон позвонил и сказал мне, я думаю, ты поблагодаришь меня за то, что я с ним поговорил: он хороший друг президента издательства Санбёрст Публишинг (ты знаешь, они опубликовали почти все романы, по которым Шон снял фильмы). Они с удовольствием напечатают твою книгу (если они смогут подписать Принцесса Дженовии Амелия Ренальдо). Шон сказал, что они предлагают за эту книгу четверть миллиона долларов.


Разве это не великолепно, Миа? Не думаешь ли ты, что тебе надо рассмотреть другие предложения? Это лишь одно из предложений.


Во всяком случае, я думал, что пытаюсь помочь. Сладких снов… не могу дождаться завтрашней ночи.


Я люблю тебя, Джей Пи.


И так.


Дело в том, что я, вероятно, должна принять предложение Старбёрст Публишинг. Это же четверть миллиона долларов… это куча денег, которую я смогу пожертвовать Гринпису. Но… Старбёрст Публишинг даже не читали мою книгу. Они представления не имеют, хороша ли она. Они хотят её опубликовать, потому что я это я.


И это не просто то, что я хочу получить издательский договор. Это всё равно, что написать пьесу о подруге, принцессе. В некотором роде.


Я знаю, что детёныши тюленя и тропические леса будут страдать из-за моего эгоизма…


Но я просто не могу этого сделать. НЕ МОГУ,


Я глупая. Я глупее всех людей на этой планете.


6 Мая, Суббота, 10:00, чердак.


Всё, о чём я могла думать целую ночь это Джей Пи и детёныши тюленя, которых я не спасу, если не приму предложение от Старбёрст Публишинг.


И о Майкле, конечно.


Я не думаю, что спала больше нескольких часов. Это ужасно.

Я проснулась с головной болью и до сих пор не знаю, что мне с ними двумя делать, к тому же, у моего папы пока ничья с Рене по опросам в Дженовии на пост премьер-министра.


Думаю, это случилось благодаря ролику Лилли (хотя, конечно, они не называют её имя) и из-за того, что больнице подарили современное медицинское оборудование в Королевскую больницу Дженовии, всё это повысило авторитет моего папы по опросам общественного мнения.


Я серьёзно не могу поверить, что это правда. Московитцы спасли пост премьер-министра для моего отца?


И ещё…


Было ли у них когда-нибудь то, какую цель они себе поставили и не добились её?


Нет, не было. Это действительно пугает.


Избирательные участки закроются в полдень по нашему времени (в Дженовии это 6). Значит у нас есть ещё больше двух часов. Мистер Дж. делает вафли (в этот раз обычные, а не в форме сердца), а мы ждём звонка.


Я храню всё, что приносит счастье.


Рене не может победить. Я имею в виду… ни за что. Дженовийцы никогда не были глупыми.


Ох, подождите. Неужели я пишу это?


Сегодня вечером выпускной бал. Я знаю, что должна пойти… я не могу его пропустить.


И всё же, ещё никогда я ничего так не хотела, как не идти на этот бал.


А ещё быть принцессой.


6 Мая, Суббота, полдень, чердак.


Избирательные участки закрыты.

Папа только что звонил.

Чтобы официально это сказать.

Надеюсь, никогда не буду есть столько вафель. Мне плохо.


6 Мая, Суббота, 13:00, чердак.


Здесь бабушка. Она притащила Себастьяно и все платья, которые я должна была просмотреть и выбрать то, в котором пойду на выпускной.

Но вы можете сказать, что она здесь, чтобы просто не ждать в одиночестве в своей квартире в Плазе результатов.


Я знаю, как она себя чувствует.


Рокки, конечно, в восторге. Он кричит: "Бабуфка, бабуфка" и послал ей воздушный поцелуй, как она его учила. Она притворяется, что ловит их и прижимает к сердцу.


Я клянусь, когда рядом с бабушкой находятся другие дети, она становится другим человеком.


Мы все сидим здесь и ждём телефонного звонка.


Это просто мучение.


6 Мая, Суббота, 18:00, чердак.


До сих пор ни слова от Папы.


Наконец, я сказала им, что мне пора идти. Готовиться, я имею в виду. Пришёл Паоло со своими инструментами, чтобы сделать мне прекрасную причёску. Плюс, я должна была побрить ноги и всякие другие вещи, чтобы быть красивыми… очищающая грязевая маска, для очистки пор и так далее. (Даже думать не хочется о том, что произойдёт после сегодняшнего вечера).


Через каждые двадцать минут я заходила в комнату, чтобы узнать, слышно что-нибудь от папы.


Но папа не звонил. Я не могла сказать хорошо это или плохо. Голосование же должно быть окончено, не правда ли?


В конце концов, я выбрала платье. Моя причёска была готова – Паоло закрепил на моей голове заколку с бриллиантами и сапфирами, которые мне подарила бабушка на день рождения, но оставил сзади болтаться несколько прядок – и я вся была чистая, увлажнённая, побритая и приятно пахнущая.


Не то, чтобы это имеет значение, потому что я уже решила, что никто не подойдёт ко мне настолько близко, чтобы увидеть эти части тела. Я имею в виду, у меня и так достаточно проблем – мне не нужен секс, который это всё только усугубит.


Вообще, я старалась не думать о том, что произойдёт после выпускного бала. Я имею в виду, всё, что касается того, что произойдёт после выпускного бала, находится у меня в мозге под запретной дверью. Я решила, что единственный способ пережить эту ночь состоит в том, что надо занять минуту, "буквально за один раз". Я даже отправила е-мейл Джей Пи с благодарностью за его предложение.


Я не сказал, что принимаю это предложение, или что-то в этом роде. Просто это казалось бесспорным. Мы собираемся прекрасно провести этот вечер на выпускном, я решила.


По крайней мере, это ему причитается.


Всё будет отлично. Никто не мог знать, что вчера большую часть времени я провела со своим бывший парнем в экипаже, запряжённом лошадьми. Не считая, конечно, моего бывшего парня, телохранителя и извозчика кареты.


Который, я надеюсь, меня не узнал и не побежал рассказывать об этом TMZ.


Я пыталась устроить небольшой модный показ с огромным количеством платьев для бабушки, мамы, мистера Дж., Рокки и соседки Ронни, которая к нам зашла (она сказала: "Девочка, ты отлично выглядишь!" и "Не могу поверить, что ты выросла с тех пор, когда ты ходила в маленьком комбинезоне Ральф Надер!")


В конце концов, все согласились, что это короткое кружевное чёрное коктейльное латье в стиле ретро восьмидесятых очень подходит принцессе на выпускной, правда я девушка, которая вчера изменила своему парню (хотя об этом, конечно, никто не знает, кроме меня и Ларса, и извозчика).


Если поцелуи считаются изменой. Думаю, что фактически, не является. Особенно с твоим бывшим.


Мы не будем говорить о том, что ласкали шеи друг друга.


Теперь я просто жду, пока за мной зайдёт Джей Пи. А потом мы поедем в Валдорф и исполним все мои мечты о выпускном: есть резинового цыплёнка и танцевать под глупую музыку. Как я всегда говорила, я не хочу этого делать! Ура! Я так этого жду!


Подождите, кто-то стучится в мою комнату. Этого не может быть… А, это мама.


6 Мая, Суббота, 18:30, чердак.


Я должна была догадать, что мама не отпустит меня на такое важное событие, как выпускной, без важной речи. Она каждый раз говорит мне какую-то речь. Почему выпускной не мог стать исключением?


Она говорила о том, что , даже если я встречалась на протяжении почти двух лет с Джей Пи, это не должно заставлять меня чувствовать себя обязанной делать то, чего мне не хочется. О том, что иногда мальчики давят на девочек, что это их потребности, если бы девочки их любили на самом деле, они бы помогли удовлетворить их потребности. Но ничего с ними не произойдёт, если они не удовлетворят эти потребности.


Не то, чтобы Джей Пи такой парень, поспешила объяснить мама. Но ты никогда точно не знаешь. Он может превратиться в такого. Выпускной творит с парнями удивительные вещи.


Я должна была попытаться сохранить непроницаемы вид, когда она это говорила, она уже разговаривала со мной об этом в 10 классе, я знаю, что парни не взорвутся, если не будут заниматься сексом. Да и факт того, что то, о чём она говорила, НЕ ПРОИЗОЙДЁТ НИКОГДА ЗА МИЛЛИОН ЛЕТ.


За исключением того дня, когда мне пришло в голову заняться сексом с Джей Пи после выпускного.


В общем, точка. Я, конечно, собираюсь заниматься с ним сексом. По крайней мере, если бы оставался хотя бы малейший шанс, избавиться от этого. Просто сказать нет.

У меня были намерения это сделать.


Хотя я не хотела причинять ему боль.


Я действительно хотела спросить, как я могу это сделать, но тогда она подумает о том, что я об ЭТОМ думала, и не было никакой возможности, я понимала ЭТО, хотя, конечно, такая возможность была.


Потом она сказала, что выпускной делает удивительные вещи и с девочками, и, хотя она знала, что я не такая, какой была она в подростковом возрасте (вернувшись в восьмидесятые, когда никто и не слышал о воздержании, моя мама потеряла девственность в возрасте пятнадцати лет с парнем, который женился на Кукурузной принцессе), она надеется, что если вдруг я увлекусь – но лучше бы не увлекалась – хотя бы, пусть секс будет безопасным.


"Ма-а-ам", – сказала я смущенно. Потому что это единственный адекватный ответ на такие заявления.


"Ну что ж", – сказала мама. – "Миа, дай нам несколько обещаний. Когда ты придёшь после завтрака на следующий день после выпускного, мы знаем, где большинство из вас было этой ночью, и это не боулинг".


Хватит!


"Мам", – сказала я. – "М, э , а, спасибо".


Слава Богу, прозвенел звонок. Он здесь.


И я иду.


Звонок меня спас.


Буквально.


Или нет.


Вообще-то, я не знаю.


Я могу это сделать. Я могу это сделать.


6 Мая, Суббота, 21:00, Валдорф Астория, дамская комната.


Я не могу этого сделать.


Не поймите меня неправильно, Джей Пи очень милый.


К счастью, бабушка вспомнила, что мне надо дать Джей Пи бутоньерку (я никогда не думала, что буду так ей благодарна), поскольку я совсем об этом забыла. Мама сделала много фотографий, как я прикрепляю её на его лацкан.

Это меня нисколько не смущало.


Я думаю, она может быть нормальной мамой, когда захочет.


Во всяком случае, сейчас – мне удавалось вести себя нормально, а не говорить о том, что я провела вчерашний день с бывшим парнем – и комната была очень красивой. Бальный зал Валдорф Астория просто великолепный, с его огромными потолками, прекрасными столами, роскошным декором и ворсистыми коврами. Выпускной комитет превзошёл себя, чего здесь только не было – и всякие памятные вещи из школы им. Альберта Эйнштейна, и диджей и т. д.


И Джей Пи хорошо себя здесь чувствует! Я имею в виду, я вспоминаю то время, когда была первокурсницей, и только жила и дышала выпускным, выпускной, ВЫПУСКНОЙ!


Но Джею Пи нравится! Он хотел танцевать каждый танец. Он съел всю свою курицу (резиновую, как я и ожидала) и мою тоже (ведь я вегетарианка). Он принёс свою цифровую камеру, он сделал 8000 снимков – всех нас за столом, Лану и её парня, Тришу и Шамику с их парнями, Тину и Бориса, Перин и Линг Су и ребят, которых они где-то откопали. Каждые пять минут говорил: "Улыбаемся!"


Это было не плохо. Но как мы только вошли, он заставил меня остановиться и попозировать с ним для папарацци около отеля (я попыталась это понять. Я имею в виду, сначала Голубая лента… потом моя вечеринка… затем его пьеса… сейчас выпускной. Такое ощущение, что TMZ прикрепило жучков на меня или моего парня?)


Но не это было хуже всего. Отнюдь. О нет. Хуже всего было то, что парни за столом хвастались, какие номера они заполучили для ночи после выпускного (конечно, без обид, но я знаю, что все номера заказывали девчонки, за исключением Джей Пи, ну, может и Бориса) и показывали свои ключи от номеров, и Джей Пи достал ключ от номера Валдорф – как будто ничего не случилось – у всех на виду.


Я хотела умереть. Я имею в виду, я даже не знаю парней Ланы, Триши и Шамики! Разве нельзя было поступить более благоразумно? Тем более, что…


Подождите-ка минутку.


Как Джей Пи заполучил номер в Валдорф, если Тина сказала, что все номера закончились уже много недель назад? А Джей Пи узнал об этом только на прошлых выходных?


6 Мая, Суббота, 22:00, Валдорф-Астория, за столом.


Я просто вернулась к нашему столу и спросила Джей Пи о бронировании номера в отеле.


А он сказал мне: "О, я позвонил им, у них был номер. Проблем не было. А что?"


Когда я спросила об этом у Тины позднее, когда Джей Пи пошёл за пуншем для меня, он сказала: "Ну, я думаю… может быть… кто-то отменил заказ?"


Но неужели у них списка ожидания?


А как Джей Пи мог быть первым в списке ожидания, если позвонил только в тот день?


Просто мне казалось, что это не тот ответ. Не то чтобы я не доверяю Джей Пи. Но это… очень странно для меня.


Поэтому я подошла к источнику зла, двуличности и интриг в моей жизни (Лилли теперь нет со мной): к Лане.


Она перестала целоваться со своим парнем и сказала: "Да. Должно быть, он заказал его месяцы назад. Он явно давно запланировал, что вы будете сегодня ночью вместе. А теперь проваливай, не видишь, что я занята?"


Но это не может быть правдой. Потому что Джей Пи даже никогда не обсуждал со мной возможность секса этой ночью – до того, как я написала ему об этом. Мы даже никогда не доходили до второй стадии! Почему он был уверен, что я захочу заниматься с ним сексом в ночь после выпускного? Он даже не просил меня пойти с ним на выпускной до прошлой недели. Я имею в виду, заказать номер в отеле на ночь после выпускного, даже не позвав меня туда, это несколько… самонадеянно?


И так. Да. Я начала сходить с ума. Немного. Я имею в виду, Джей Пи же не мог запланировать, что мы будем заниматься сексом сегодня ночью? Ведь мы даже не разговаривали об этом?


Дело в том, что… по его пьесе можно сказать, что он планирует жениться на мне и стать принцем когда-нибудь. Он даже назвал пьесу Принц среди мужчин. Так… похоже, что он планирует наше будущее. Он даже подарил мне огромное кольцо.


А может это не обручальное кольцо.


Но это следующая из этого вещь.


И это не всё. Когда мы танцевали, я сказала, так незначительно, потому что я только об этом и думала со вчерашней поездке в карете: "Джей Пи, а тебе не кажется странным, что везде, куда бы мы с тобой вдвоём не пошли, появляются папарацци? Как сегодня, например?"


А Джей Пи сказал: "Ну, это хорошо для прессы Дженовии, не так ли? Твоя бабушка говорила, каждый раз, когда ты появляешься на страницах газет, это как бесплатное объявление туризма в вашу страну?"


И я сказала: "Я догадываюсь. Но мне кажется странным, что они всегда появляются случайно. Например, когда я выходила из Эплби'с с бабушкой и дедушкой, Я была в ужасе, что там появились папарацци. Это могло разрушить папины шансы в выборах. Можешь себе представить, что TMZ или кто-то ещё получили информацию, что я ем в Эплби'с? Нет".


И их не было, когда вчера я каталась в карете с Майклом. Но я не добавила эту часть. Конечно.


"Я просто не понимаю, почему иногда они знают, где я буду, а иногда нет", – сказала я. – "Бабушка их не просила. Она, конечно, злая, но не настолько…"


Джей Пи ничего не сказал. Он просто продолжал танцевать со мной.


"В самом деле", – сказала я, – "они появляются только когда я… с тобой".

"Я знаю", – сказал Джей Пи. – "Это так раздражает, не правда ли?"


Да. Очень. Потому что это начало происходить только когда я начала встречаться с Джей Пи. С нашего первого свидания, когда мы ходили на Красавицу и чудовище. Это был первый раз, когда пресса получила о нас информацию, мы выходили из театра, выглядели как пара, но тогда мы ещё ей не были.


Я всегда удивлялась, кто позвонил им и сказал, что мы будем там вместе. И каждые последующие наши свидания, о которых они просто не могли знать заранее, как, например, в суши-баре Голубая лента. Каким образом они узнали о том, что мы зашли в случайный суши-бар за углом моего дома? Я всё время ходила в ресторанчики неподалёку от моего дома, но папарацци там никогда не появлялись.


Если там не было Джей Пи.


"Джей Пи", – сказала я, глядя на него, освещённого розовыми и голубыми огоньками. – "Ты один из тех, кто звонил папарацци и рассказывал им, где нас можно найти?"


"Кто, я?", – засмеялся Джей Пи. – "Никогда".


Я не знаю, что это было. Может быть, этот смех… который был слегка нервозным. А может быть то, что он так и не прочитал мою книгу. Может быть то, что он поместил сцену моего сексуального танца в пьесу, чтобы все посмеялись над этим. А может быть то, что его герой, Джей Эр, очень хотел стать принцем.


Но почему-то, я просто знала:


Это "Никогда" было полной ложью Джей Пи Рейнолдса-Эбернети IV Номер Один. А может, и Номер Два. Я думаю, что он врал и о бронирования номера в отеле.


Я не могла прекратить смотреть на него, он тоже смотрел на меня с нервной усмешкой на губах


Я думала, что это не Джей Пи. Я знала. Джей Пи, который терпеть не мог, когда в его чили кладут кукурузу, который тоже вёл свой дневник, который ходит на терапию дольше, чем я.

Но это были разные Джей Пи.


Хотя нет. Это был тот же самый Джей Пи.


Только сейчас я знаю его лучше.


"Я имею в виду", – сказал Джей Пи со смехом. – "Зачем я должен это делать? Сам звонить папарацци?"


"Может быть", – сказала я, – "потому что тебе нравится смотреть на себя в газетах?"


"Миа", – сказал он с той же нервной усмешкой на лице. – "Да брось. Давай просто танцевать. Ты знаешь что? Я слышал, что мы можем стать королём и королевой выпускного бала".


"У меня устали ноги", – сказала я. Это была ложь. Но на этот раз я не чувствую себя виноватой. – "У меня новые туфли. Мне надо немного посидеть".


"О нет", – сказал Джей Пи. – "Пойду, поищу лейкопластырь. Стой здесь".

Джей Пи пошёл искать лейкопластырь.


А я пытаюсь понять.


Как мог Джей Пи – Джей Пи, такой высокий блондин, который хорошо выглядит, парень, с которым у меня столько общего, парень, которого все считали более подходящим для меня, чем Майкл – быть таким человеком, с которым у меня вообще нет ничего общего?


Это не возможно. Этого не может быть.


За исключением того… что сказал Доктор Натс о другом дне?


Его история о лошади, Сахар. Породистый, который хорошо выглядел на бумаге, но чьё седло было для него совершенно неудобным? Доктору Натсу пришлось избавиться от Сахара, потому что он не хотел на нём кататься, это было несправедливо по отношению к Сахару.


Сейчас я поняла. Я всё поняла.


Некоторые люди могут показать совершенными… но только на бумаге.


До тех пор, пока вы не узнаете их. По-настоящему не узнаете.


Тогда вы понимаете, в конце концов, что он, может быть, идеален для кого-то, но не подходит тебе.


С другой стороны…


Что же плохого, если парень любит девушку, и он забронировал для них номер на ночь после выпускного за месяцы вперёд? О, большое преступление.


А что насчёт пьесы? Если бы я попросила, он бы это поменял…


О Господи. Здесь Лилли.


Она в чёрном с головы до ног. (Впрочем, как и я. Только почему-то я не думаю, что я выгляжу как убийца, в отличие от неё).


Она направляется к дамской комнате.


Хорошо, я думаю, что это похоже на преследование. Но я иду за ней. Она встречалась с Джей Пи шесть месяцев.


Если кто-то и знает, что мой парень обманщик, то это она. Поговорит она со мной или нет, это уже другая история.


Но Доктор Натс сказал, что, когда я пойму, что настало время, я всё сделаю правильно.


Я действительно на это надеюсь…


6 Мая, Суббота, 23:00, Валдорф Астория, дамская комната.

Отлично. Я дрожу. Я должна оставаться здесь, пока мои колени не перестанут дрожать, чтобы я снова могла встать. Сейчас я просто посижу здесь, на этом маленьком бархатном диване, и постараюсь написать то, что произошло…


В любом случае…


Думаю, что я, наконец, поняла, почему Лилли так долго на меня злилась.


Я зашла в ванную комнату, там она красила губы ярко-красной помадой.


А выглядело, как будто кровью.


Она взглянула на своё отражение и приподняла брови.


Но я не собираюсь отступать, хотя моё сердце бешено колотилось. Господи, дай мне мужество изменить то, что я могу.


Я должна была проверить, одни ли мы в комнате. Мы были одни. Затем я подошла, прежде чем могла бы потерять мужество: "Джей Пи полный врун, ведь так?"


Она очень спокойно надела крышечку на помаду и спрятала её в вечерней сумочке. Потом она посмотрела с отвращением, повернувшись, чтобы посмотреть мне в глаза: "До тебя долго доходило".


Я не скажу, что это было, как будто она вонзила мне нож в грудь, или что-то очень драматическое. Потому что часть меня привыкла думать, что я люблю Джей Пи, она прекратила думать, что, как только я пролила горячий шоколад на Майкла на прошлой неделе, и я поняла, что любовь к Джей Пи – это желаемое, принятое за действительное. Я имею в виду, я смогла бы заставить себя заставить любить Джей Пи, если бы Майкл Московитц никогда бы не вернулся из Японии, но он приехал, и это заставило меня понять, что я его не разлюбила.


Но этого уже никогда не случится.


"Почему ты мне этого не сказала?", – спросила я у Лилли. Я не злилась, правда. Слишком много времени прошло – слишком много воды утекло – для меня, чтобы злиться. Мне просто было любопытно, ничего более.


"Ох, что ж", – сказала Лилли с саркастической улыбкой, – "ты начала с ним встречаться практически в тот день, когда он меня бросил – бросил ради тебя".


"Он не бросал тебя ради меня", – покачала я головой. – "Это произошло не так".


"Прошу прощения", – сказала я. – "Я была там, а ты нет. Я думаю, что знала. Джей Пи меня бросил, потому что, как он сказал, цитирую, он безнадёжно в тебя влюблён. Я не упомянула эту часть, когда рассказывала тебе о нашем разрыве".


Я смотрела на неё, чувствуя, что краснею: "Но…"


"Это то, что он мне сказал. Он бросил меня, как горячую картошку, видя, что вы с Майклом расстаётесь, у не теперь есть шанс быть с тобой. Но я ему сказала, что это невозможно, моя лучшая подруга никогда не будет встречаться с парнем, который разбил мне сердце", – она брезгливо взглянула. – "Да, но… я думаю, что ошибалась насчёт этого, не так ли?"

Я была шокирована, я не знала, что сказать. Я не могла в это поверить. Джей Пи? Джей Пи сказал Лилли, что любит меня… до того, как мы начали встречаться? Джей Пи бросил Лилли, потому что я стала доступна?


Это было гораздо хуже того, что он звонил папарацци и сообщал им, где я обедаю.


Или договариваться с издателем о публикации моей книги, даже не прочитав её.


"Не пытайся это отрицать, Миа", – сказала она, её верхняя губа дрожала. – "Не прошло и пяти минут, как я рассказала тебе о нашем разрыве, я уже видела вас обоих целующимися".


"Это была ошибка!", – кричала я. – "Он повернул голову в последний момент!" Он преследовал определённую цель, теперь я это точно знала.


Но в тот момент я не могла убрать его руки в коридоре.


"О, ошибкой было и то, что в ту ночь, когда мой брат улетал в Японию, ты пошла с ним на свидание?", – с усмешкой спросила она.


"Это было не свидание", – сказала я. – "Мы пошли просто как друзья".


"Пресса не так себе это всё представляет", – потрясла головой Лилли.


"Пресса?", – я вдыхала, наконец-то поняла я истину через двадцать один месяц. – "О Господи. Он позвонил им той ночью. Той ночью, когда мы пошли на Красавицу и чудовище. Вот почему там появились папарацци. Джей Пи сам им позвонил".


"О, наконец-то ты это поняла", – Лилли покачала головой. Теперь повязка упала с моих глаз, она стала смотреть на меня не с таким отвращением. – "Он играл нами обоими. Он встречался со мной только для того, чтобы быть ближе к тебе… хотя, я думаю, что он спал со мной не ради тебя…"


"О Господи!", – тогда все кости в моём теле превратились в желе, мне пришлось сесть, чтобы не упасть. Я рухнула на один из диванов Валдорф Астории, которые сотрудники услужливо поставили, я схватилась руками за голову.


Просто я хочу добавить, что знала это! Я знала, что они ЭТО сделали! Ещё в ачале одиннадцатого класса, я знала это.


"Лилли!" – я кричала. – "Ты говорила, что никогда с ним не спала! Я специально спрашивала, а ты сказала, что он мог бы воспользоваться, но не сделал этого".


"Да", – сказала Лилли, опускаясь рядом со мной и опираясь на стену. Её лицо ничего не выражало. – "Да, я соврала. Я была слишком гордая, наверное. И ничего такого страшного не произошло. Я ценила бы это, если бы, в конце концов, не оказалось, что он всё это время желал тебя".


"О Господи", – снова сказала я. Я получила целую массу неприятностей с Джей Пи и Лилли. Вот так.

А что насчёт всего того времени, когда Джей Пи говорил, что он девственник, как и я? О том, как он говорил, что ждёт свою единственную, и эта единственная я? Полная ложь Джей Пи Рейнолдс-Эбернетти IV Номер Четыре? Или уже Пять? Уау, скоро он побьёт мой рекорд.


"Лилли", – сказала я. Я чувствовала, как будто сердце в моей груди скручивают, мне было плохо. Не из-за себя. Из-за Лилли. Теперь я поняла. Всё, даже ihatemiathermopolis.com. Это, конечно, было неправильно. Но я это поняла.


"Мне так жаль", – сказала я, протянув руку, чтобы взяться за её руку с чёрными ногтями. – "Я не имела понятия об этом. Не знала, что он бросил тебя ради меня. Я понятия не имела. По правде говоря, почему… ты просто мне об этом не сказала?"


"Миа, да брось", – покачала он головой. – "Почему я должна была это делать? Чтобы моя лучшая подруга не встречалась с моим бывшим парнем? Ты должна была лучше знать. А что ты сделала, порвав с моим братом из-за Джудит Гершнер? Это было просто… истерично. Большую часть начала прошлого года ты была истеричкой.


Я закусила нижнюю губу. "Да, – скала я. – "Я знаю. Но то, что ты сделала, это не помогло".


"Я знаю", – сказала Лилли. Когда я взглянула не неё, у неё текли слёзы. – "Я думаю, что я тоже истеричка. Я… любила его, ты знаешь. А он бросил меня ради тебя. И я… была так зла на тебя. А ты была так слепа, ты не видела, кто он на самом деле. Но… ты казалась счастливой. А у меня появился Кенни, я была счастлива… и я подумала, может теперь, когда он с тобой, Джей Пи станет лучше… я прошу прощения… что я сделала?"


Она смотрела на меня и беспомощно сжимала мою руку. Я посмотрела на неё, мои глаза были наполнены слезами.


"Но, Лилли", – всхлипывала я. – "Я так по тебе скучала. Я очень сильно по тебе скучала".


"Я тоже по тебе скучала", – сказала Лилли. – "Даже при том, что я ненавидела тебя".


Это заставило меня сморкаться.


"Я тоже тебя ненавидела", – сказала я.


"Что ж", – сказала Лилли. Слёзы сияли как драгоценные камни в уголках её глаз. – "Мы обе вели себя как полные идиотки".


"Потому что мы позволили встать парню между нашей дружбы?"


"Двум парням", – сказала Лилли. – "Джей Пи и моему брату".


"Да", – сказала я. – "Мы должны договорить, что никогда больше не будем так поступать".


"Согласна", – сказала Лилли и мы сцепились мизинцами. Мы поклялись мизинцами. А затем, всхлипывая, обнялись.


И это странно. Она никогда не пахла так, как её брат.


Она действительно хорошо пахла, прямо как её брат. Она пахла как что-то, напоминающее мне… о доме.

"Теперь", – сказала Лилли, вытирая слёзы и отпуская меня. – "Мне надо вернуться на вечеринку. Пока Кенни ничего не натворил".


"Хорошо", – сказала я с улыбкой. – "Я скоро приду. Мне просто… нужна минутка".


"Увидимся позже, ПД", – сказала Лилли.


Даже не могу сказать, как приятно было чувствовать, что она снова меня так называет. Хотя я ненавижу это имя. Я не могла удержаться от смеха, пока вытирала слёзы.


И она встала и ушла, а сюда зашли две девочки, подошли ко мне и сказали: "О Господи, а вы случайно не Миа Термополис?"


А я сказала: "Да". Что теперь? Серьёзно. Я не знаю, сколько мне ещё это терпеть.


А они сказали: "Тогда тебе лучше вернуться туда. Люди тебя ищут. Все говорят, собираются объявить королеву выпускного бала. Просто они ждут, пока ты вернёшься, чтобы они могли начать церемонию".


Да. Как будто я королева выпускного бала.


К сожалению, если Джей Пи будет королём, это будет большим сюрпризом.


7 Мая, Воскресенье, полночь, в лимузине по дороге в центр города.


Я вышла из дамской комнаты и, конечно, кричали имена короля и королевы школы имени Альберта Эйнштейна: Джей Пи Рейнолдс-Эбернети IV и Миа Термополис.


Я не шучу.


Как я могла превратиться из самой непопулярной девчонки в школе в королеву выпускного бала? Не понимаю.


Думаю то, что я стала принцессой, помогло мне.


Но я не думаю, что это всё поменяло настолько.


Джей Пи пробивался сквозь толпу, он нашёл меня, улыбаясь, взял меня за руку, вёл на сцену, откуда на нас светили софиты. Все кричали. Директриса Гупта дала ему пластмассовый скипетр и одела на меня фальшивую тиару. Потом она выступила с речью о моральных ценностях и ставила нас всем в пример.


Это была шутка, если вы думаете, что мы планировали делать что-то после выпускного. Да и то, что мы делали вчера с моим бывшим в карете.


Затем Джей Пи схватил меня, наклонил и поцеловал, все ликовали.


И я его целовала, потому что не хотела позорить его при всех выпускных классах, и я не натравила на него Ларса.

Хотя это действительно то, что бы мне хотелось сделать.


Хотя, если подумать, я не намного лучше его. Я имею в виду, что я носила его кольцо, хотя совсем не любила его. Ну, по крайней мере, не настолько. Я тоже всё время врала.


За исключением того, что моя ложь была во благо.


А его ложь? Нет.


Но, по крайней мере, я намерена с эти что-то делать.


Во всяком случае, сразу после нашего поцелуя, на нас полетело много воздушных шаров, диджей поставил быструю панк-версию песни Let the Good Times Roll, и все начали танцевать, как сумасшедшие.


Кроме меня и Джей Пи.


Потому что я вытащила его со сцены и сказала ему: "Нам надо поговорить".


Но мне пришлось кричать, чтобы быть услышанной, музыка была очень громкой.


Я не знаю, что услышал Джей Пи, но он сказал: "Замечательно, конечно, пошли".


Я думаю, у него было очень хорошее настроение, ведь он стал королём выпускного. По пути нас поздравляли все девчонки, а парни давали пять Джей Пи – в том числе и парень Ланы – за то, что он стал королём. Поэтом мы очень медленно пробирались к вестибюлю.


Но, наконец-то, мы сделали это.


"Слушай, Джей Пи", – сказала я, снимая тиару со своей головы. Это было неудобно, к тому же, я уверена, что разрушила свою прекрасную причёску. Но мне было всё равно. Я проверила и убедилась, что Ларс был рядом. Он стоял, засунув пальцы в уши, чтобы проверить, не оглох ли он танцевальном зале. – "Я действительно об этом сожалею!"


Дело в том, что папа сказал, что я должна пойти на бал с Джей Пи. Но сейчас выпускной уже закончился. Я имею в виду, они уже выбрали короля и королеву. Поэтому я чувствую, что вечер уже закончен.


А, что касается Джей Пи, точно закончено.


"Сожалеешь о чём?", – спросил Джей Пи, подходя к лифту. Я понятия не имела, почему он идёт именно сейчас, ведь выход на первом этаже. Но потом я догадалась. – "Отличное время, чтобы уйти, не так ли? Эта музыка сводит меня с ума. Я не знаю, что случилось с Джошем Гробаном. И нет лучшего времени, чтобы идти, верно? Как твои ноги? До сих пор болят? Послушай…", – он понизил голос. – "Не могла бы ты сказать Ларсу, что он может идти? Я могу убрать его отсюда". Он хитро улыбнулся, затем нажал кнопку лифта вверх.


Я не понимала, что он делает. Или то, о чём он говорит. По крайней мере, не то. Я была полностью сосредоточена на том, что мне надо сделать.

"Просто", – сказала я. Я не хотела причинять ему боль. Бабушка подготовила мне речь для того, чтобы спокойно расставаться с женихами.


Но, честно говоря, что он сделал с Лилли? Это просто непростительно. И я не вижу причины, по которой я должна мягко с ним разговаривать.


"Я думаю, настало время быть честными друг с другом", – сказала я. – "Действительно честными. Я знаю, что это ты звонил папарацци каждый раз, когда мы куда-нибудь шли. Я не могу это доказать, но это довольно очевидно. Я не знаю, почему ты это делал. Может быть, ты думал, что это хорошая реклама для тебя как будущего писателя. Я не знаю. Но мне это не нравится. И я не собираюсь больше с этим мириться".


Джей Пи шокировано смотрел на меня. Он сказал: "Миа, о чём ты говоришь?"


"А твоя пьеса?", – покачала я головой. – "Джей Пи, ты написал целую пьесу обо мне. Как ты мог – ты выставил мою личную жизнь, например, сексуальный танец, прямо на публику – а Шон Пенн снимет об этом кино? Если бы ты действительно меня любил, ты бы никогда этого не сделал. Однажды я написала короткую историю о тебе, но это было до того, как я узнала тебя, я уничтожила все копии, потому что это было несправедливо по отношению к тебе".


У Джей Пи начала опускаться челюсть. Он помотал головой: "Миа, я написал эту пьесу для нас. Чтобы весь мир узнал, насколько мы счастливы – и насколько я люблю тебя…"


"Есть и другое", – сказала я. – "Если ты меня так любишь, почему так и не прочитал мою книгу? Я не говорю, что это лучшая книга в мире, но она была у тебя целую неделю, а ты не прочитал её. Ты даже её не пролистал, чтобы сказать, что ты думаешь об этом? Я ценю, что ты нашёл такую фантастическую сделку для меня, которая мне не нужна, потому что я уже сама получила одну, но ты даже не взглянул?"


"Миа", – теперь Джей Пи защищался. – "Ты опять? Ты знаешь, что я был занят. У нас были экзамены, и я был на репетициях…"


"Да", – я сложила руки на груди. – "Я знаю. Ты говорил мне. У тебя много оправданий. Но мне любопытно узнать твою отговорку, почему ты соврал о номере в отеле?"


Он вытащил руки из карманов и развёл ладонями, чтобы показать, что он не виноват. – "Миа, я не знаю, о чём ты говоришь!"


"Все номера в этом отеле были проданы давным-давно. Джей Пи, серьёзно", – покачала я головой. – "Поэтому, не может быть, что ты позвонил на прошлой неделе и получил номер. Будь честным. Ты сделал резервацию месяцы назад, не так ли? Ты думал, что сегодня вечером мы будем заниматься сексом".


Джей Пи опустил руки. Да и притворяться он тоже перестал.


"Ну и что в этом такого?", – хотел он узнать. – "Миа, я знаю, как вы разговаривали с подружками о ночи выпускного – и обо всём, что за этим следует. Я хотел сделать это для тебя. Что же, это делает меня плохим парнем?"


"Да", – сказала я. – "Потому что ты не был честен со мной об этом. И, ладно, Джей Пи, я тоже врала тебе о многих вещах, например о колледжах, в которые я поступила, и о своих чувствах… и, в общем, ещё о многом другом. Но есть и самая большая ложь. Я имею в виду, что ты соврал мне, почему расстался с Лилли. Ты сказал ей, что любишь меня! Это была причина, по которой она так долго злилась на меня, и ы знал это и никогда не говорил об этом"


Джей Пи только покачал головой.


"Я не знаю, о чём ты говоришь", – сказал он. – "Если ты говорила с Лилли…"


"Джей Пи", – сказала я. Я не могла поверить в то, что он говорил! Я не могла поверить, что он врёт. Мне в лицо. Я тоже врунья. Я принцесса лжи. А он пытался соврать мне? О том, что было настолько важным? Как он посмел! – "Хватит врать! Мы с Лилли снова друзья. Она мне всё рассказала. Она сказала мне, что спала с тобой! Джей Пи, ты не девственник. Ты не хранил её для меня. Ты с ней спал! И ты никогда не думал, что об этом надо упомянуть? С каким количеством девушек ты переспал, Джей Пи? Я имею в виду, на самом деле?"


Лицо Джей Пи стало красным, почти фиолетовым. Тем не менее, он пытался спасти ситуацию. Как будто там оставалось, что спасать.


"Почему ты ей поверила?", – спросил Джей Пи. – "После того, что она сделала? Тот сайт, который она сделала? И ты ей поверила? Миа, ты сумасшедшая?"


"Нет", – сказала я. – "Джей Пи, кем уж я не являюсь абсолютно точно, так это сумасшедшей. Лилли сделала тот сайт, потому что была зла на меня. Зла, потому что я оказалась плохой подругой. Да… я ей поверила. А тебе, Джей Пи, я не могу поверить. Сколько же ты врал мне с тех пор, как мы начали встречаться?"


Она перестал трясти головой. И сказал: "Миа…"


И он посмотрел… в ужасе, это единственно слово, которое я могу подобрать для описания.


Затем перед нами открылась дверь лифта. И Ларс подошёл, чтобы проверить, что лифт пуст. Потом он сухо спросил: "Ведь вы никуда не идёте вдвоём, верно?"


Джей Пи сказал: "Ну, вообще-то, мы…"


Но я сказала, как только поняла, что лифт поднимается вверх к номерам: "Нет".


И Ларс снова вернулся.


Двери лифта закрылись, и мы поехали обратно.


Дело вот в чём: я не хочу сказать, что Джей Пи обо мне никогда не заботился. Потому что я думаю, что заботился. Да.


И я тоже заботилась о Джей Пи, правда. Он был хорошим другом в то время, когда я нуждалась в друзьях. Может, когда-нибудь мы снова станем друзьями.


Но точно не сейчас.


Потому что сейчас я думаю, что единственная причина, по которой он со мной встречался – он хотел быть известным сценаристом, он думал, что я помогу ему в этом.


Надо в этом признаться. Я нравилась ему только потому, что я член королевской семьи. Сколько я ещё буду на это поддаваться?


Но вы знаете, что иногда это очень глупо?


Быть принцессой. И общаться с людьми, которые настолько этим очарованы, что они не видят за короной человека. Люди, которые хотят быть оценнёными за её счёт. Люди, которым наплевать, что кто-то хочет опубликовать её книгу за четверть миллиона долларов. Она лучше получит меньше денег, чем напечатает книгу у того, кто её даже не прочитал.


Ну, конечно. Люди утверждают, что они любят тебя за то, что ты есть. Они даже могут хорошо это имитировать. Так хорошо, что вы даже можете поверить. На какое-то время.


Дело в том, что, если ты умный, у тебя будет разгадка. Но это может занять некоторое время.


Но вы сделаете это. В конечном итоге.


И, в конце концов, всё сводится к следующему:


Люди, которые были вашими друзьями до получения короны, останутся вашими лучшими друзьями несмотря ни на что. Потому что они – те, кто любят вас, потому что вы это вы, со всеми вашими странностями, а не потому, что вы получили корону. Странно, а в некоторых случаях люди, которые были вашими врагами до того, как вы стали известным (например, Лана Уайнбергер), могут оказаться лучшими друзьями, чем люди, с которыми вы подружились, когда стали знаменитым. И даже если ваши друзья злятся на вас – как Лилли на меня – они вам всё равно необходимы, даже больше, чем раньше. Потому что только они являются теми людьми, которые расскажут вам всю правду.


Вот так вот. Одинока на троне.


К счастью, у меня были замечательные друзья до того, как я узнала, что я принцесса Дженовии.


И, если есть вещь, которую я усвоила за последние четыре года, то это то, что я должна их сохранить.


Не важно как.


Вот почему я сказала ту речь, которой меня учила бабушка, чтобы мягко бросать женихов.


"Джей Пи", – сказала я, снимая с пальца кольцо, которое он мне подарил. – "Я забочусь о тебе. Правда. Я желаю тебе лучшего. Правда в том, что я думаю, что нам лучше остаться друзьями. Хорошими друзьями. Поэтому я хочу вернуть тебе это".


Я подняла его руку, положила в центр ладони кольцо и зажала его пальцами.


Он смотрел на свою руку, на его лице отражалось мучение.


"Миа", – сказал он. – "Я не могу объяснить, почему я не сказал тебе о Лилли. Я не думал, что ты…"


"Нет", – сказала я. – "Тебе не надо ничего говорить. Не огорчайся". Я протянула руку и погладила его по плечу.


Думаю, что я могла бы себя пожалеть, ведь мой выпускной был полность разрушен. Я пошла на него с парнем, который оказался фальшивкой.


Но я помнила, что обязанность принцессы – всегда быть сильным человеком, а также делать то, что заставляет всех чувствовать себя лучше. Я вдохнула побольше воздуха и сказала: "Знаешь, что тебе надо сделать, я думаю? Позвони Стейси Чизмен. Думаю, она в тебя влюблена".


Джей Пи посмотрел на меня, как будто я сумасшедшая. – "Ты считаешь?"


"Конечно", – соврала я. Но это была невинная ложь. И я уверена в том, что он ей нравится. Все актрисы обожают своих режиссёров.


"Это так неловко", – сказал Джей Пи. Теперь он смотрел на кольцо.


"Нет, это не так", – гладя его по плечу. – "Ты собираешься ей звонить?"


"Миа", – сказал он со страданием на лице. – "Прости. Но я думал, если ты узнаешь правду о Лилли, ты никогда…"


Я подняла руку, чтобы показать, что он не должен ничего говорить. Вы думаете, что такой человек, как он не будет пытаться меня вернуть, это было настолько ясно.


Я удивлена, что большая часть его не хочет звонить Стейси, потому что она не известная. Пока.


Но я подумала, что это было бы невеликодушно с моей стороны. Я действительно пытаюсь стать принцессой больше, чем в моих мыслях и действиях.


Но я не хотела позволить себе ликовать в этой ситуации. Вы знаете, что, хоть мой выпускной бал и провалился, я вернула свою лучшую подругу и порвала с парнем, в которого совсем не была влюблена.


Я старалась сохранять торжественное выражение лица, когда встала на цыпочки и поцеловала его.


"Прощай, Джей Пи!" – прошептала я.


Тогда я поспешила уйти прочь, потому что была вероятность, что он может просить остаться, что очень непривлекательно для жениха (так сказала бабушка. Этого со мной не случилось… ещё. Но у меня было чувство, что он собирался).


Тогда я поспешила, я быстро позвонила Королевским адвокатам Дженовии, но их офис ещё не был открыт, ведь сейчас всего лишь семь утра по Дженовийскому времени.


Но я оставила им сообщение, что они должны остановить показывать пьесу Джей Пи, запретить снимать по ней кино или даже показывать на Бродвее.


Я имею в виду, я знаю, что я принцесса, и я милостиво себя вела во время нашего разрыва. И я не забуду того, что он сделал для меня.


Но то, что он сделал с Лилли? Это низко.


Ему действительно следовало помнить, что мои прародительницы душили и/или отрубали головы своим врагам.


А когда я засовывала свой телефон, я натолкнулась на Майкла.


Да, на Майкла.


Я была абсолютно потрясена, конечно. Что делает Майкл на выпускном балу школы имени Альберта Эйнштейна?


"О Господи", – закричала я. – "Что ты здесь делаешь?"


"А ты как думаешь, что я здесь делаю?" – спросил он, потирая плечо, в которое я его стукнула зубцами пластмассовой тиары.


"Как давно ты здесь стоишь?" – я была охвачена паникой, ведь он мог услышать то, что мы обсуждали с Джей Пи о Лилли. С другой стороны, если бы он слышал, то здесь бы уже произошло убийство Джей Пи. – "Подожди… что ты слышал?"


"Достаточно, чтобы меня затошнило", – сказал Майкл. – "Прекрасный звонок юристам, кстати. Правда, и как вы говорили друг с другом?", – его голс поднялся до фальцета. – "Ты знаешь, что тебе надо сделать, я думаю? Позвонить Стейси Чизмен Я думаю, она в тебя влюблена", – он вернулся к своему голосу. – "Мило. Что-то же мне это напоминает? Подожди. Знаю… 7 минут на небесах".


Я схватила его за руку и потащила за угол, чтобы не увидел Джей Пи. (Который ещё этого не заметил, потому что он уже разговаривал по телефону со Стейси).


"Серьёзно", – сказала я, отпустив руку Майкла. – "Что ты здесь делаешь?"


Майкл усмехнулся. Он так классно выглядел в своей футболке Скиннер Бокс, с растрёпанными волосам, в отлично сидящих джинсах. Я не могла не вспомнить наши вчерашние обещания. Всё это вернулось в память и было, как удар.


Конечно, это могло быть и потому, что я вновь вдохнула запах Майкла. Да, комплекс гистосовместимости – сильная вещь. Сильная настолько, чтобы пробить девчонку.


"Я не знаю", – сказал он. – "Лилли сказала мне пару дней назад, что я должен встретить тебя, выходящей из лифта здесь около полуночи. Она сказала, что у неё ощущение того, что тебе будет нужна, ээ, моя помощь. Но мне кажется, что всё просто прекрасно, особенно, в этой целой церемонии возвращения кольца тебе не нужны были указания".


Я почувствовала, что краснею, когда поняла, о чём Лилли вела речь. Подслушивая мой разговор с Тиной в туалете о том, что я хотела заказать номер, она сказала своему брату, чтобы он пришёл сюда и не допустил того, о чём бы я сильно жалела…


Только она не сказала ему, что именно он должен был остановить. Слава Богу.


Лилли была настоящим другом, даже после всего этого. Не то, чтобы я когда-то в этом сомневалась. Нет, наоборот.


"Так ты собираешься мне сказать, почему Лилли сказала, что моё присутствие здесь сегодня было настолько необходимо?" – Майкл хотел узнать, обняв меня за талию.

"Ты знаешь", – быстро сказала я. – "Я думаю, потому что она знала, что я всегда хотела провести выпускной с тобой"


Майкл только засмеялся. В некотором роде саркатично.


"Ларс", – позвал он моего телохранителя. – "Скажи мне правду. Должен ли я пойти туда и сделать из Джей Пи Рейнодса-Эбернети IV манную кашу?"


Ларс, к моему стыду, кивнул и сказал: "По моему мнениею, несомненно".


"Ларс!" – в панике закричала я. – "Нет! Нет! Майкл, всё кончено. Мы с Джей Пи расстались. Ты не должен с ним драться".


"Ну, мне надо подумать", – сказал Майкл. Он не дразнил. На его лице не было улыбки, когда он сказал: "Я думаю, земля стала бы намного лучше, если бы кто-нибудь давно превратил Джей Пи Рейнодса-Эбернети IV в манную кашу. Ларс! Ты со мной согласен?"


Ларс посмотрел на него и сказал: "Сейчас полночь. Я никого не бью после полуночи. Правило Союза Телохранителей".


"Прекрасно", – сказал Майкл. – "Тогда ты будешь его держать, а я бить".


Это было ужасно!


"У меня есть идея получше", – сказала я, снова взяв Майкла за руку. – "Ларс, почему бы тебе не отдохнуть этой ночью? И Майкл, почему бы нам не поехать к тебе?"


Я надеялась, что это отвлечёт Майкла от его миссии убить Джей Пи. Он смотрел на меня в шоке практически на протяжении пяти секунд.


Затем он сказал: "Это просто отличная идея".


Ларс пожал плечами. А что ему ещё оставалось делать? Мне уже восемнадцать, и я уже юридически взрослая.


"Мне тоже нравися эта идея", – сказал он.


Вот как я оказалась в лимузине, направляясь в Сохо, в мастерскую Майкла.


И теперь Майкл предложил мне остановиться писать в своём дневнике и обратить на него внимание хоть на какое-то время.


И знаете что? Я тоже думаю, что это прекрасная идея.


Отрывок из романа "Искупление моего сердца" Дафны Делакруа.


"Финнула", – снова сказал он, и в это время она призналась, что ей необходим его голос. Эту необходимость она ощутила в своём сердце, в её собственных пульсирующих венах. – "Я знаю, что дал тебе слово, что не буду к тебе прикасаться, но…"


Финнула была не совсем уверена в том, что произошло потом. Казалось, что одну минуту она просто стояла и смотрела на него, интересно, прекратит ли он когда-нибудь это говорить и просто сделает это, ради Бога…


Следующее, что произошло, она оказалась в его руках. Она не знала, он ли её схватил или она сама.


Внезапно, она обвила руками его шею, наклонив его голову к себе, её пальцы запутались в его мягких волосах, губы были раскрыты в ожидании его.


Эти сильные золотые руки, она так давно хотела, чтобы они обняли её, они так сильно прижимали её к груди, что она не могла дышать. Не то, чтобы она не могла отдышаться, он целовал её так сильно, так настойчиво, как будто её сейчас оторвут от него. Он как будто боялся, что их снова прервут. Только Финнула поняла, с удовольствием отметив, что её брата бы наверняка шокировало то, чем они занимались всю ночь. Соответственно, она продлила поцелуй, проводя неторопливое исследование оружия, которое её так восхитило. Почему оно было действительно таким же совершенным, как она себе представляла.


Внезапно, Хьюго поднял голову и посмотрел в её глаза, которые были даже зеленее, чем изумруд, висящий на шее у Финнулы. Она задыхалась от нехватки воздуха, её грудь быстро поднималась и опускалась, её скулы покраснели. Она видела вопрос в его взгляде, и она очень хорошо его поняла. Он не знал, что она уже приняла решение, то, что это было сделано безвозвратно, она видела его без бороды, и её сердце – или что-то, похожее на сердце – было потеряно навсегда.


Хорошо, возможно это решене было принято потом. Что это такое? Он сам был пришельцем в странном, чужом месте. Никто бы никогда не узнал этого. Сейчас не время для его неуместного чувства рыцарства.


"Не сейчас", – зарычала она, пркрасно понимая, почему он перестал её целовать, и что его вопросительный взгляд подразумевает. – "О Господи, мужчина, уже слишком поздно…" Независимо от того, что хотел сказать Хьюго, её крик заставил его замолчать об этом навсегда. Наклонил её тело в свои объятия, Хьюго усыпал поцелуями её щёки и нежную кожу за её ушами, его рот исследовал путь к вырезу её платья. Финнула по-прежнему стремилась своими губами его, он снова обратил к ней свою голову, а затем она ахнула, когда его руки настойчиво сомкнулись на её груди.


Ощущение, что его рот пожирает её, его руки на её напряжённой груди, угрожали сокрушить Финнулу. Это было всё, чего она ожидала… только намного больше. Казалось, что комната плывёт перед ней, как будто она выпила слишком много пива, и только Хьюго оставался неподвижным в её поле зрения. Она прижалась к нему, желая чего-то… она только начинает понимать, чего.


Потом, когда она почувствовала, что его колено проскользнуло между её ногами, она чувствовала его твёрдое бедро там, где соединялись её ноги, у неё возникли судороги, которых она не испытывала раньше.


Внезапно, она поняла. Всё.


7 Мая, Воскресенье, 10:00, мастерская Майкла.


Я ПОЛУЧИЛА НАЗАД СВОЁ ОЖЕРЕЛЬЕ СО СНЕЖИНКАМИ,


Оказывается, когда я бросила его здесь той ужасной ночью так давно, Майкл его нашёл.


И он до сих пор его хранил.


Потому что (он сказал) он никогда не переставал меня любить, думать обо мне и надеяться…


… как и я надеялась, ведь я хранила эти красные уголёчки внутри меня.


Оказывается, Майкл тоже хранил эту надежду. Он знал, что всё, что произошло между нами было неправильным, и что время, проведённое на расстоянии, сможет нам помочь.


Он никогда не думал, что появится какой-то человек, который надолго нас разлучит. (Ладно, он поставил этот вопрос не совсем так, но это звучит более драматично, чем то, что он сказал, что не думал, что я буду встречаться с Джей Пи Рейнолдс-Эбернети IV).


И тогда он попросил, чтобы Борис приглядывал за мной. (Не шпионил, просто держал его в курсе).


Майкл думал (из-за того, что ему сообщил Борис), что мы с Джей Пи влюблены друг в друга. И некоторое время я думала, что мы так и выглядели. Особенно для постороннего человека (особенно для Бориса, который не понимает человеческого существа, в том числе, пожалуй, и свою девушку).


Но всё же, Майкл не оставлял надежды. Вот почему он сохранил ожерелье – на всякий случай.


Только когда Майкл увидел меня в тот раз в Колумбийском колледже, я была настолько застенчивой, что он стал смело мечтать о том, что, возможно, Борис был неправ.


Но когда Джей Пи подарил мне кольцо на мой день рождения, он понял, что требовались решительные меры. Вот почему он ушёл с моей вечеринки – он делал заказ для механиков, чтобы отправить моему папе Кардио Руку (а также, как он выразился: "Поскольку я знал, что мне надо уйти, пока я не ударил этого парня").


Это так романтично! Не могу дождаться, чтобы рассказать об этом Тине!


Когда-нибудь. Не сейчас. Пока я сохраню это в тайне только для меня и Майкла, хотя бы, на какое-то время.


Он сказал, что, если я хочу, он может подарить мне ожерелье с бриллиантовыми снежинками взамен тех серебряных, которые есть сейчас. Н я сказала: "Ни за что".


Я обожаю это, такое, какое оно есть.


ЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ!!!!!!!!!!


Во всяком случае, я не хочу вдаваться в подробности того, что произошло здесь между нами этой ночью, это очень личное – слишком личное даже для этого дневника. Потому что вдруг он попадёт в неправильные руки?

Но я хочу сказать кое-что очень важное:


Если папа думает, что я проведу это лето в Дженовии, то он просто глупец.


О Господи, ПАПА! Я забыла узнать, как прошли выборы!


7 Мая, Воскресенье, 13:30, в лимузине по дороге в Центральный Парк.


Отлично, ПАПА ПОБЕДИЛ В ВЫБОРАХ!


Да, я всё ещё не понимаю, как это случилось. Я обвинила Майкла, в довершении ко всему тому хорошему, что он сделал для меня в последнее время, в фальсификации голосов в Дженовии.


Но он клянётся, что хоть он и компьютерный гений, он не способен фальсифицировать приборы для голосования в маленькой европейской стране, которая находится в тысячах километров от того места, где он живёт.


Кроме того, в Дженовии использую Scantron.


На самом деле оказалось, что папа выиграл с большим перевесом. Проблема заключалась в том, что они не привыкли к выборам и долго считали голоса. Явка избирателей оказалась выше, чем ожидалось.


И Рене не поверил, что он не выиграл, и потребовал пересчёта.


Бедный Рене. Всё в порядке. Попа пообещал ему место в кабинете министров. Наверное, делать что-то с туризмом. Что очень мило с папиной стороны.


Я узнала это всё из папиного телефонного звонка. Хотя это был не трансатлантический звонок. Он звонил от бабушки. Папа приехал на моё вручение аттестата. Оно начнётся через полчаса.


Правда, очень плохо, что он летал на своём самолёте, он намотал уже столько миль, летая туда сюда, преодолевая расстояние от Дженовии до Нью-Йорка. Я уже говорила ему, что это даёт слишком много выбросов углекислого газа.


В любом случае, все повели себя абсолютно нормально, когда я появилась у нас дома, чтобы переодеть выпускное платье, с Майклом. И никто не сказал ничего, что бы могло меня смутить вроде: "А, привет, Миа, как ты провела ночь в боулинге сегодня?" или "О, Миа, а разве ты ушла вчера из дома не с другим парнем?"


Казалось, что мама была очень рада видеть Майкла. Она знает, как я всегда любила его, какой счастливой меня делает Майкл, что, в свою очередь, делает счастливой и её.


И она никогда не делала секрета из того, что она терпеть не может Джей Пи. По крайней мере, ей не надо волновать о том, что Майкл "хамелеон". У него было собственное мнение по любому поводу.


И он не стесняется выражать его, особенно, когда оно противоположно моему собственному, так как это заставляет нас спорить, а потом… и целоваться. Вот главный комплекс гистосовместимости для вас.

К сожалению, я не уверена, что Рокки вообще помнит Майкла. Ведь последний раз он видел его два года назад, когда Рокки едва исполнилось три.


Но Рокки он, кажется, очень нравится. Он сразу показал Майклу свои ударные, и как он выдирает клочки шерсти с Толстого Луи, когда он недостаточно быстро бегает.


Во всяком случае, мы возглавляли выпускную церемонию, когда ждали папу и бабушку. Я надела платье, которое все захотели на мне видеть (ещё одно из творений Себастьяно, такое же, как я надевала вчера, только чисто белое). Я пыталась проигнорировать около 80000 текстовых сообщений, которые я получила от Тины и Ланы, большинство которых, я уверена, спрашивали, куда я пропала прошлой ночью. Ну ладно, вероятно, сообщения Ланы о её парне.


Но ладно. У девушки могут быть свои тайны.


Я увидела, что одно из моих сообщений от Джей Пи! Но я не открыла его с Майклом в машине.


Ещё одно из Лилли. Я увижу всех этих людей через пять минут! Так что они смогут всё сказать мне лично!


А сейчас мне надо идти, потому что Рокки обнаружил кнопки управления от люка. Мой маленький брат имеет много общего со своим двоюродным братом Хэнком.


7 Мая, Воскресенье, 14:30, Шип Мидоу, Центральный парк.


О Господи, Кенни – я имею в виду, Кеннет – произнёс самую скучную выпускную речь, которую я когда-либо слышала. Все выпускные речи скучные (ну, по крайней мере, та, которую я слышала).


Он победил в этом. Серьёзно, он говорил о пылевых частицах. А может и не опылевых частицах. Но о каких-то частицах. Ког это волнует? Так жарко на этих трибунах.


И никто не обращает на него ни малейшего внимания. Лана вообще спит. Даже Лилли, его девушка, обменивается с кем-то сообщениями.


Я просто хочу выбраться отсюда, чтобы пойти и поесть торт. Привет? Это неправильно?


Да. Думаю, так и есть.


Чёрт – кто-то прислал мне сообщение…


Миа, что происходит? Я писала тебе всё утро. Всё в порядке? Я видела прошлой ночью Джей Пи со СТЕЙСИ ЧИЗМЕН! Они вместе шли к лифту. Где ты была?


О, привет, Тина! Всё в порядке. Мы с Джей Пи расстались. Но это произошло по обоюдному


согласию. Прошлой ночью я вернулась к Майклу.


ЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!


Я это сказала!!!!!!!!!!!!!


О Господи, это так романтично!!!!!!! Я так за вас рада!!!!!!!


Я знаю!!! Я тоже!!! Я так его люблю!!!!!! И он меня любит!!!!! И у нас всё отлично. Кроме того, я жду, кода закончится эта глупая речь, и я смогу пойти и поесть торт.


Да, я тоже. Единственное, что я сегодня видела утром, как Стейси Чизмен выходила с Эндрю Ловенштейном из Старбакса в центре города. Но это неправильно, ведь она с Джей Пи сейчас. Верно?


Мм. Верно!


О, ещё одно сообщение…


Привет, ПД! Я видела, как ты прошлой ночью ушла из отеля с моим братом.


Это Лилли!!!!!!!


Какие-то проблемы? Он сказал, что это ты его туда отправила!!!!


Это классно. Но тебе лучше не разбивать его сердце снова. Или тогда я, на самом деле, разобью тебе лицо.


Ничьё сердце больше не будет разбитым, Лилли. Мы уже повзрослели.


Ха. Вряд ли. Но… я рада, что ты вернулась, ПД!


Оууууу…


Я тоже рада, что вернулась, Лилли.


О, сообщение от Джей Пи.


Миа. Просто хочу сказать, что я очень сожалею… обо всём. Хотя слово "извини" кажется недостаточным. Я надеюсь, что ты имела в виду, что мы можем остаться друзьями. Потому что ничего не может значить для меня больше. Ещё спасибо за то, что ты предложила позвонить Стейси. Ты была права – она просто удивительная. Не беспокойся насчёт пьесы. Звонили из компании Шона, у них какие-то проблемы из-за съёмок. Что-то с адвокатами. Я думаю, он не захочет её после этого продюссирвать. Но не волнуйся, я в порядке. У меня есть идея для другой пьесы, о сценаристе, который влюбился в актрису, надеюсь, ты оценишь её, мне очень важно твоё мнение. Позвони мне, Джей Пи.


Действительно. Вы просто должны засмеяться. Потому что, что вам ещё делать?


О Господи, почему этот парень не заткнётся? Я сейчас загорю, пока сижу здесь. Если у меня появятся веснушки, я буду судиться с этой дурацкой школой. Подожди минуточку… куда ты пропала прошлой ночью? Ты выглядишь, как будто у тебя был СЕКС! Не пытайся это отрицать! О Господи, у этой истерички был СЕКС! ХА ХА ХА! Разве это не смешно?


– ------------


Передано через BlackBerry.


7 Мая, Воскресенье, 16:00, закусочная на лужайке, двенадцатый столик.


Каждый произносил речь, делал фотографии и говорил о том, что мы никогда не забудем этот день.

Это, конечно, день, который Лана никогда не забудет… потому что миссис Уайнбергер (по моему настоянию, хотя я никогда не скажу этого Лане) представила ей самый желанный подарок на выпускной:


Это верно, Уайнбергеры нашли пони, которого они забрали у Ланы много лет назад, и отдали его ей. Пони ждал её на зелёной лужайке, когда мы вернулись с официального приёма.


Я не думаю, что когда-нибудь слышала, чтобы кто-нибудь так радостно кричал.


Или так громко.


Это день, который не должен забыть и Кеннет. Потому что его родители вручили ему конверт с письмом из Колумбийского колледжа. Он был снят со списка ожидания.


Таким образо, похоже, что они не будут разделены с Лилли целым штатом. Они будут разделены лишь общежитием. За этим столом было столько радостных криков и объятий.


Сначала я боялась идти туда, где сидели Московитцы, хотя Майкл спокойно ходил с моими родителями. Но я стеснялась, что доктора Московитцы будут обо мне думать. Правда, я уже видела их на приёме в Колумбийском университете, но, казалось, это было так давно, теперь всё по-другому, из-за того, что произошло прошлой ночью (и этим утром тоже!)


Но, конечно, они об этом не знали. И Майкл имел храбрость прийти ко мне домой (не говоря уже о том, что он сейчас проводит время с моими папой и бабушкой). По крайней мере, мне ничего не оставалось делать, как подойти к ним.


Что я и сделала.


И, конечно, всё было прекрасно. Доктора Московитцы – не говоря уже о Нане – были рады меня видеть. Потому что я сделала их сына счастливым. А это сделала счастливыми их.


Было страшно, когда к нашему столу подошёл Джей Пи со своими родителями, чтобы поздороваться. Вот ЭТО было неловким.


"Что же, Принц Филипп", – сказал мистер Рейнолдс-Эбернети, пожимая руку моему папе. – "Похоже, наши дети не поедут вместе в Голливуд после всего этого".


Но, конечно, мой папа понятия не имел, о чём он говорит, потому что он не был посвящён в эти планы (Слава Богу).


"Простите?" – сказал папа, выглядя смущённым.


"Голливуд?" – потрясённо закричала бабушка.


"Верно", – быстро сказала я. – "Но это было до того, как я решила пойти в колледж Сары Лоуренс".


Бабушка набрала столько воздуха, это просто какое-то чудо.


"Сара Лоуренс?" – радостно заричала она.

"Сара Лоуренс?" – повторил папа. Это был колледж, который он предложил ещё в девятом классе как лучший выбор для меня. Но я вполне уверена, что он никогда не думал, что я выберу этот колледж.


Но это произошло, когда Майкл сказал, что при поступлении в этот колледж не учитываются оценки по математике. И там серьёзная писательская программа. И это очень близко к Нью-Йорку. Так что я смогу вернуться на Манхэттен, чтобы навестить Толстого Луи и Рокки.


Или понюхать шею моего парня.


"Прекрасный выбор, Миа", – сказала мама, выглядевшая очень счастливой. Конечно, она выглядела очень счастливой, ведь она не заметила на моей левой руке кольца с бриллиантом, и с выпускного я вернулась с Майклом, а не с Джей Пи.


Но, ещё, я думаю, что она счастлива, потому что я выбрала колледж Сары Лоуренс.


"Спасибо", – сказала я.


Но не было никого более счастливого, чем бабушка.


"Сара Лоуренс", – бормотала бабушка. – "Я должна была туда поступить. Если бы не вышла замуж за дедушку Амелии. Мы должны начать планировать, как мы украсим её комнату. Думаю, стены цвета жёлтые лютики. У меня должны были быть такие стены…"


"Хорошо", – сказал Майкл мне, смотря, как бабушка говорит о жёлтых стенах. – "Хочешь потанцевать?"


"Конечно", – сказала я, довольная тем, что у меня появилось оправдание покинуть стол.


Таким образом, мы оказались на танцполе рядом с мамой, мистером Дж. и Рокки, которые веселились, как всегда; Лилли и Кеннет танцевали какие-то новые танцы, которые сами придумали, хотя музыка была медленной; Тина и Борис просто обнимались, смотрели друг другу в глаза, у них, как всегда, романтика, ведь это была Тина… ну и Борис; и… мой папа и мисс Мартинез.


"Нет", – сказала я, останавливаясь, когда увидела это. – "Только не это".


"Что?" – Майкл оглянулся. – "Что случилось?"


Я должна была этого ожидать. Я имею в виду, они танцевали вместе всю мою вечеринку, но я думала, что это на один раз.


Именно в тот момент, мой папа сказал что-то мисс Мартинез, она ударила его по лицу и унеслась с танцплощадки.


Я не думаю, что кто-нибудь мог быть более потрясён, чем мой отец… за исключением, возможно, моей мамы, которая начала смеяться.


"Папа!" – воскликнула я в ужасе. – "Что ты ей сказал?"


Мой папа подошёл, потирая одну сторону лица, однако он выглядел более заинтригованным, чем обиженным.

"Ничего", – сказал он. – "Я ничего ей не сказал. Ну, ничего больше, что я обычно говорю, когда танцую с красивыми женщинами. На самом деле, это был комплимент".


"Пап", – сказала я. Когда же он научится? – "Она не модель нижнего белья. Она моя бывшая учительница английского языка".


"Она очень возбуждающая", – задумчиво сказал папа, глядя ей вслед.


"О Господи", – застонала я и уткнулась лицом в шею Майкла. Я могла ясно видеть, что происходит. Всё было слишком очевидно. Опять! – "Скажи мне, что этого не происходит".


"О, это происходит", – сказал Майкл. – "Он идёт за ней, зовёт её… Кстати, ты знала, что её зовут Карен?"


"Думаю, что я скоро стану более знакома с этим фактом!" – сказала я, оставляя своё лицо уткнутым в его шею, я глубоко вдыхала.


"Да, теперь он идёт за ней на стоянку… Она пытается поймать такси, чтобы уехать, но… он её останавливает. Они разговаривают. О, подожди. Он берёт её за руку… Слушай, а ты собираешься называть её миссис Мартинез, когда они поженятся, как ты называла мистера Джаннини, или ты сможешь называть её Карен?"


"Серьёзно. Что происходит с моей семьёй?" – спросила я со стоном.


"То же самое, что происходит с семьёй каждого", – сказал Майкл. – "Это то, что является смыслом жизни. Эй, перестань нюхать меня хоть на минутку и подними голову".


Я подняла голову и посмотрела на него. – "Зачем?", – спросила я.


"Чтобы я мог сделать это", – сказал он. И поцеловал меня.


И, поскольку мы целовались, и всё было залито солнечным светом, и другие пары танцевали рядом с нами и смеялись, я кое-что поняла. Это что-то, я думаю, действительно важное:


То, что я была принцессой, четыре года назад вызывало во мне ужас, а сейчас наоборот. Это научило меня многим вещам, которые являются очень важными. Например, как постаять за себя и как оставаться собой. Как получить от жизни то, чего я хочу. И никогда не сидеть рядом с бабушкой, когда подают крабов, поскольку это её любимое блюдо, и она просто не может есть и говорить одновременно, так что, в конечном счёте, половина краба окажется на том, с кем она сидит рядом.


Это научило меня ещё кое-чему.


Вот что, когда вы становитесь старше, вы теряете вещи, которые бы вам не хотелось терять. Некоторые вещи, как… ну, молочные зубы, когда ты был маленьким ребёнком, так как они уступают место для коренных зубов, необходимых взрослым.


Но, как возраст, вы теряете и другие, более важные вещи, например, друзей – надейся, что только плохихи друзей, которые, возможно, были не такими хорошими друзьями, как вам казалось. Если вам повезёт, с вами останутся ваши настоящие друзья, которе были вашими друзьями даже тогда, когда… вы думали, что они ими не были.

Потому что такие друзья являются более ценными, чем все тиары в мире.


Также я узнала, что есть вещи, которые вы хотите потерять… как та шляпа, которую вы бросаете в воздух на выпускном. Я имею в виду, почему вы ходите удержать её? Средняя школа – это такая глупость. Люди, которые говорят, что это были лучшие четыре года в их жизини, вруны… Кто хочет, чтобы их лучшие годы прошли в школе? Средняя школа – это то, что каждый должен быть готов потерять.


А есть вещи, о которых вы думали, что хотите их потерять, но… теперь вы не рады, что потеряли их.


Хорошим примером этого может быть бабушка. Она сводила меня с ума четыре года (и не только из-за крабов). Четыре года уроков принцессы, пиления и безумия. Я клянусь, в течение этих лет было несколько моментов, когда я бы с радостью ударила её лопатой по лицу.


Но, в конце концов, я совсем этому не рада. Она многому меня научила, я не имею в виду, использование соответствующих столовых приборов. В некотором смысле, она одна – ну, с помощью мамы и папы, конечно… не говоря уже о Лилли и обо всех моих друзьях – научила меня ценить то, что я член королевской семьи – ещё одна вещь, которую я отчаянно не хотела терять, но…


И, да, в конце концов,… я рада.


Я имею в виду, да, конечно, иногда быть принцессой ужасно.


Но теперь я знаю, что в этой работе существуют способы помочь людям, и, может быть, в конце концов, даже сделать наш мир лучше. Не обязательно в огромном масштабе. Конечно, я не собираюсь изобретать хирургического робота-манипулятора, который будет спасать человеческие жизни.


Но я написала книгу, которая, может быть, как сказал Майкл, заставит того, чей любимый человек находится в операционной, забыть хотя бы на какое-то время, как он боится за него.


О, и я принесла демократию в страну, которая никогда этого не знала.


Ладно, это мелочи. Но это так же, как ребёнок делает шаг за шагом.


Тем более, есть одна наиболее важная причина, по которой я рада, что я являюсь принцессой и всегда ей останусь.


Если бы я не была принцессой, сомневаюсь, что я бы получила такой счастливый конец.