Перескочить к меню

Войди в мой мир (fb2)

- Войди в мой мир (пер. Т. Трушова) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1503) 212K, 96с. (скачать fb2) - Кэтти Уильямс

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Кэтти Уильямс Войди в мой мир

ГЛАВА ПЕРВАЯ


Тимос Хонор посмотрел на Тео из-под тонкой оправы очков и подавил вздох сострадания и разочарования. Они оба знали, что скажет Тимос, а тот факт, что Тео потратил немалые средства, прислав за ним личный самолет, не мог изменить его мнения.

— Ну, выкладывай, Тимос.

— Тебе не нужно было вызывать меня сюда, Тео…

Тео скривил губы, готовясь принять слова друга. Он уже успел проконсультироваться со всеми специалистами Лондона, и они твердили одно и то же. Почему же ему понадобилась консультация Тимоса Хонора, старого друга семьи и лучшего в своем деле? Ведь тот не скажет ничего нового. Но Тео должен был сам услышать это от кого-то, кто понимал, через что ему пришлось пройти за последние восемнадцать месяцев.

Хозяин мрачно смотрел на друга, сидевшего напротив пего в роскошной квартире в пентхаузе, обставленной в духе минимализма.

— Твой перелом уже зажил или второй несчастный случай только усложнил ситуацию? Что с тобой, старик?

— Я не катался на лыжах, если ты спрашиваешь об этом.

— Ты же знаешь, что нет.

Тимосу хотелось в раздражении запустить пальцы в волосы. Но он не желал выдавать свои эмоции и лишь провел ладонью по уже лысеющей голове.

— Тот несчастный случай на лыжной трассе был ужасен, Тео, и мы все понимаем, что ты страдаешь. Елена погибла незадолго до вашей свадьбы… Любой человек на твоем месте испытывал бы тоску и боль, но прошло больше года…

— Последний несчастный случай не имел никакого отношения к Елене, — резко заявил Тео.

Конечно, это была ложь, и он понимал, что обманывает. Тео был прекрасным лыжником, а безрассудство никогда не являлось чертой его характера. Но вот уже полтора года Тео вел затворническую жизнь. Он работал как сумасшедший, на пределе своих физических возможностей, обгоняя своих конкурентов. Он преуспел. Но стал страдать бессонницей. Тео чувствовал, что находится на грани нервного срыва.

— Ладно. Вот мой диагноз: ты достоин большего, Тео. Твоей ноге нужно время. Она заживет. Природа часто творит чудеса. Но если ты не дашь себе возможности отдохнуть, кости могут срастись неправильно. Ты останешься хромым, и о лыжах придется забыть навсегда. В худшем случае, ты можешь оказаться в инвалидном кресле. Ты этого хочешь? Тогда поезжай на Валь д'Изер, испытай еще один крутой спуск!

В тишине они угрюмо уставились друг на друга: Тимос терпеливо ждал, пока его слова дойдут до сознания друга, а Тео с горечью осознавал, что его поведение вышло из-под контроля.

— И что ты предлагаешь? — наконец спросил он сквозь зубы.

— Ты должен отдохнуть. Твоя мать сказала, что после первого несчастного случая ты не находишь себе места.

— Она склонна все преувеличивать.

— Как и все матери. Но, думаю, она не далека от истины.

— Мне надо зарабатывать на жизнь, Тимос. Если я буду сидеть перед телевизором, кто станет платить по счетам?

Тимос засмеялся:

— У тебя столько денег, что их хватит на две жизни. Я не предлагаю тебе валяться на диване пару лет. Но ты можешь сбавить темп. — Тимос оглядел дорогую квартиру и задрожал от мысли провести в ней достаточно долгое время. Он сам жил вместе с обожаемой женой в маленьком доме в предместьях Афин, который был, возможно, более скромным. Квартира Тео напомнила ему холодный склеп, безупречный и совершенно безжизненный. — По крайней мере, три месяца отдыха.

— Три месяца! — Тео разразился смехом.

— Не меньше, — спокойно объявил Тимос и встал.

— И что, черт возьми, я должен делать три месяца, Тимос? Смотреть в стену?

— Найди хобби. Живопись. Попробуй писать стихи. Используй время, чтобы открыть себя!

Последнее, чего хотелось Тео Андреу, это найти себя!

Почти две недели Тео пытался побороть мысли о своем затворничестве. Кроме того, мать атаковала его бесконечными звонками из Греции. Все ее просьбы сводились к одной: Тео должен приехать к ней, чтобы отдохнуть от тягостной атмосферы Лондона. Он отмалчивался, и мать стала угрожать, что сама прилетит в Англию следить за его здоровьем. Только чтобы остановить ее давление, Тео клятвенно пообещал, что уедет из Лондона на несколько месяцев в какой-нибудь райский уголок, где у него не будет искушения наброситься на работу.

Он оторвал взгляд от хмурых октябрьских небес и постарался сосредоточиться на ярком буклете, лежащем на коленях. На самом деле он предоставил своей помощнице выбрать место отдыха. Та нашла маленький, но восхитительный дом — идеальное место для отдыха. Он находился в Корнуолле, на расстоянии, которое могло удержать Тео от налетов в офис.

Глория лично съездила туда и удостоверилась, что дом находится не на задворках цивилизации. Затем она наняла домработницу, которая должна была приходить через день. И повара! Тео отводилась роль ценителя пейзажей. Вся это ситуация напрягала его. Спасибо богу, что на свете есть ноутбуки и мобильные телефоны!

— Поезжай медленнее, когда мы въедем в город, — сказал он шоферу, откинув брошюру. — Хочу посмотреть, чем мне предстоит наслаждаться ближайшие два месяца.

И внезапно перед ним возник городок, окруженный холмами, состоящий из милой смеси новых и старинных зданий. Невидимая глазу Ривер-Дат текла где-то поблизости, впадая в море. Место было и вправду живописным и не таким захолустным, как представлял себе Тео. Он мысленно поблагодарил Глорию, которая, очевидно, знала, что ему здесь понравится. Из окна машины Тео увидел пару ресторанов, кафе, магазины и прочие атрибуты цивилизации.

Автомобиль направился к югу города. Тео заметил девушку, которая пыталась закрыть дверь маленького офиса, больше напоминающего жилой дом, чем официальное здание. Она неловко боролась с замком, и Тео почувствовал, как нервно забилось его сердце. Девушка была так похожа на Елену. Та же хрупкая фигура и длинные прямые волосы, льющиеся по спине. Тео мигнул и сердито мотнул головой.

Огромным усилием воли он захлопнул дверь в болезненные воспоминания и сосредоточился на живописных окрестностях.

Агент недвижимости ничего не преувеличил. Дом, когда они наконец подъехали к нему, оказался таким же очаровательным, как и на рекламном проспекте. Вечернее солнце играло на желтых стенах. Большой сад был аккуратно подстрижен, через него вела маленькая дорожка к дому.

В общем, дом походил на картинку из детской книжки.

У Тео не было сомнений, что его мать одобрила бы это место. Она никогда не понимала его страсти ко всему ультрасовременному.

— Ты можешь отвезти машину обратно, Джимми, — Тео сам выбрался из салона и при помощи трости, которую считал смешной и в значительной степени ненужной, направился к входной двери, держа ключ в руке. — Только занеси вещи. Тебе нет смысла оставаться со мной.

— Я должен убедиться, что с вами все будет хорошо…

Тео хмуро взглянул на водителя. С каких пор он стал объектом жалости?

— Думаю, я и сам справлюсь. Наверное, домработница придет через час, — Тео пытался смягчить резкость своего тона улыбкой. — Какой смысл заботиться обо мне сразу двоим в таком маленьком городе? Оставь машину на стоянке, я доберусь до нее, если она мне понадобится.

— Конечно, сэр.

Как только Джимми ушел, Тео плюхнулся на диван и посмотрел вокруг.

Без привычного шума проезжающих машин и других звуков большого города тишина вокруг него казалась угрожающей. Тео несколько минут проклинал в душе свое решение последовать совету Тимоса и своей матери. Он спрашивал себя, что, черт возьми, он будет делать здесь. Разве что сидеть за ноутбуком и разговаривать по телефону. Он оставил свой круг друзей в Лондоне, хотя часто они надоедали ему до смерти. Но Тео не мог без них.

С угрюмым видом он пошел наверх и принялся распаковывать свои вещи, что не часто делал в своей жизни.

Стоя возле входной двери, Софи Скотт поплотнее запахнула жакет. Виду нее был таким же угрюмым, как у Тео.

Она сдала свой дом в аренду, съехав отсюда два месяца назад. Ей было немного не по себе, но Софи старалась казаться безразличной, насколько возможно. Ведь девушка любила дом, который напоминал ей о прошлой счастливой жизни с отцом. Теперь она могла позволить себе лишь арендовать небольшую квартиру над офисом. Но воспоминания о прошлом отражались в каждой детали дома.

Она услышала чьи-то тяжелые шаги и невольно напряглась.

Улыбка, которую Софи пыталась изобразить на своем лице, угрожала перерасти в гримасу. Поэтому она напомнила себе слова адвоката: ей нужны деньги. В идеале Софи стоило продать дом, но пока она решила просто сдавать его в аренду. Так она могла заработать немного денег, особенно летом. Корнуолл всегда привлекал много туристов.

Дверь была открыта, и Софи секунду помедлила. Затем она увидела человека, стоящего перед ней. Он был очень высоким и совсем не похожим на гламурного греческого мужчину, которого она нарисовала в своем воображении. В нем вообще не было ничего снобистского. Но тем не менее он словно сошел с полотна какого- то известного художника. Черные волосы, зачесанные назад, открывали взгляду тонкие идеальные черты лица. Его глаза были зелены как море. Но больше всего ее поразили чувственные губы.

Он был небрежно одет в старую рубашку с закатанными до локтей рукавами и потертые джинсы, подчеркивающие длинные ноги. Софи вытаращила на него глаза, предположив, что его тело так же совершенно, как и лицо.

— Ты, наверно, домработница?

Софи открыла рот, чтобы объяснить ситуацию, но не смогла произнести ни слова.

Тео отошел в сторону, чтобы позволить ей войти в дом. Софи пронеслась мимо него, подозрительно глядя вокруг, проверяя все ли на месте. Но тут же поняла, что он, видимо, только что приехал. Она кожей чувствовала на себе взгляд зеленых-зеленых пронзительных глаз, и ею овладевало смущение.

— А давно вы приехали?

— Примерно час назад. У меня просто не хватило времени устроить тут беспорядок. Но не смущайтесь, можете все осмотреть.

Теперь Тео понял, что перед ним не прислуга. Ее прямые светлые волосы пахли ванилью, фигура была стройной и женственной. Тео подумал, что, возможно, смутил ее пристальным взглядом. При ближайшем рассмотрении девушка уже не казалась ему похожей на Елену. Глаза хозяйки были карие, а не васильково-синие. И на лице еще сохранился загар. Его Елена очень сильно отличалась от любой греческой девушки, каких Тео довелось встречать. Кожа Елены была слишком чувствительной к солнцу. И она всегда носила огромные соломенные шляпы, которые подчеркивали ее хрупкую красоту. А эта девушка выглядела спортивной и решительной.

— Я не собиралась проверять, все ли в порядке с домом, — заявила ему Софи. — Просто хотела узнать, как вы устроились. Вашу домработницу зовут Энни, и она придет завтра. А Кэтрин будет готовить для вас.

— Раз вы не домработница, то, может быть, скажете, кто вы? — Тео решил прояснить ситуацию, не понимая, чем вызвал необъяснимую враждебность этой девушки. — Вы не назвали себя. А за ту астрономическую сумму, которую выложил за этот дом, я рассчитывал на более дружелюбное отношение.

Софи почувствовала, что краснеет.

— Извините, если я показалась вам грубой, — сказала она, пытаясь выдавить из себя улыбку. Присутствие этого мужчины в ее доме вызвало у нее чувство дискомфорта. — Мне следовало представиться. — Она протянула руку. — Я Софи Скотт, и это мой дом.

— Тогда вам стоит быть более вежливой к людям, которые платят за аренду.

Тео проигнорировал протянутую руку. Как он мог подумать, что она похожа на Елену, которую было трудно представить грубой с кем-либо? Тео прожил в Лондоне больше восьми лет, но все еще удивлялся непосредственности английских женщин.

Софи последовала за ним, что крайне взбесило его: единственное, чего он хотел, это сесть перед ноутбуком с бокалом вина и проверить свою почту.

Тео отправился на кухню. Открыв холодильник, он с удивлением уставился на содержимое.

— Почему здесь нет вина?

— Я решила, что вы сами купите напитки по своему вкусу. Вам нужно было сообщить о своих предпочтениях, и мы бы позаботились об этом.

Тео прищурил глаза, закрыл дверь холодильника и сел за сосновый стол на кухне. Его лицо оставалось бесстрастным, но он почувствовал что-то вызывающее в словах Софи, когда он поднял тему вина.

— Ладно. Вы можете сделать кое-что для меня. Купите вино. Белое. Лучше всего шабли. Добавите его стоимость к моему счету в конце месяца.

— Конечно. Но сейчас мне нужно ехать домой. Не могло бы ваше вино подождать до завтра? Я пришлю его с Энни.

— У меня была длинная утомительная поездка, и сейчас я бы хотел получить бокал белого холодного вина.

Тео понятия не имел, почему вел себя таким образом. Его поведение сильно изменилось после смерти Елены, и он часто стал заливать свои печали вином. На самом деле он старался не злоупотреблять алкоголем, но сейчас на него подействовала грубость Софи, которая под его давлением превратилась в холодную учтивость.

— Хорошо. Что-нибудь еще?

— Только вино.

Софи кивнула и направилась к двери. Тео был искренне удивлен, что она не захлопнула ее за собой. Но у нее не было иного выбора, как потворствовать клиенту, заплатившему приличные деньги, хотя туристический сезон уже закончился.

За пятнадцать минут до возвращения настроение девушки не изменилось.

Он же писатель, размышляла Софи. А писатели известны своим непредсказуемым капризным темпераментом, правда, это не оправдывает резкость Тео. Она явно нервничала, прижимая к груди пакет с двумя бутылками вина. Похоже, ее клиент алкоголик. К тому же он, видимо, полагает, что его внешность дает ему право вести себя нетактично. Софи подумала, что ей стоит отказать ему в аренде дома.

Повинуясь здравому смыслу, девушка нацепила вежливую улыбку, распахивая дверь.

— Вино, — она протянула пакет, оставаясь за порогом дома.

— Присоединяйтесь ко мне!

— Что?

— Выпьем вместе по бокалу в качестве извинения за мое высокомерное поведение! — Тео улыбнулся так обворожительно, что смутил Софи.

Это была коронная улыбка, которая являлась частью мощного обаяния Тео. Когда он совершенно случайно встретил Елену в доме своей матери, то остался на десять дней дольше, чем планировал. И, в конце концов, светловолосая Елена была покорена и согласилась стать его женой. Пять месяцев спустя невеста Тео погибла, унеся с собой мечты о браке и семье. С тех пор, несмотря на вереницу женщин, окружавших Тео, он оставался холодным и неприступным, вопреки статусу самого завидного жениха в Лондоне.

Глядя сейчас на Софи, Тео с трудом сдержался, чтобы не рассмеяться. Она была похожа на пойманного в клетку зверька, который не знал, как ему выпутаться.

— Ммм… я не уверена, что это уместно, мистер Андреу…

— Почему нет?

Он направился к кухне, взяв трость, несмотря на то, что доктора советовали тренировать ногу, привыкая к боли и дискомфорту. День, проведенный в машине, тяжело сказался на больной ноге. Тео нахмурился, физические ограничения всегда раздражали его.

Досчитав до десяти, Софи спокойно закрыла за собой дверь. Она напомнила себе о вежливости, поскольку этот эксцентричный мужчина платил по счетам.

— Вы не устали? — Софи последовала за ним на кухню. — Я знаю, что поездка из Лондона бывает убийственной. Очевидно, вы приехали поездом, поскольку я не заметила машины во дворе.

— Слишком большой дом для одинокой женщины. Или вы жили с здесь с кем-то еще?

Продолжая улыбаться, Софи сделала глубокий вдох.

— Но он так же просторен и для одинокого мужчины. Или вы планируете пригласить кого-то для компании?

Тео обернулся и посмотрел на нее. Держа бутылку одной рукой, он медленно вытаскивал пробку. Софи нравилась ему все меньше и меньше. Под ее вежливой маской скрывались дерзость и упрямство.

— Я думаю, что… — торопливо продолжила Софи, садясь за старый сосновый стол, — в Корнуолл приезжают на отдых семьи. У вас есть семья, мистер Андреу?

Тео выдернул пробку и налил два бокала вина.

— Нет необходимости звать меня мистер Андреу. Зови меня Тео, — он поставил перед ней бокал и с облегчением сел на стул, вытягивая больную ногу.

— Так сюда приедет ваша семья, мистер… Тео? Или вы решили от нее отдохнуть, чтобы в тишине писать книгу? — Софи отпила вино и нашла его превосходным. Она не слишком разбиралась в винах, поэтому ориентировалась на стоимость.

— У меня нет семьи, мисс Скотт.

— О!

— Вы считаете, что я писатель?

— Да, я решила, что вы арендовали лом для творчества, — Софи сделала большой глоток вина. Она не могла встретиться взглядом с Тео. Его невероятные зеленые глаза творили с ней что-то сверхъестественное.

— Почему вы сделали вывод, что я писатель?

— Так сказал Джонни. Извините, это не мое дело. Мне лучше уйти.

— Сидите!

Вспыхнув, Софи впилась в него взглядом.

— Не должны ли писатели быть более вежливыми? — Она чувствовала, как терпение покидает ее. — Вам не стоит кричать на людей, мистер Андреу. И если вы намерены и дальше вести себя подобным образом, то я не разрешу Кэтрин и Энни приходить сюда. Я не потерплю, чтобы вы вопили на них!

Это был один из тех редких моментов, когда Тео просто лишился дара речи. Он привык говорить, что хотел и когда хотел. И его просьбы не выполнялись крайне редко.

Тео смотрел на раскрасневшуюся Софи и понимал, что лучше попросить ее уйти. Она была слишком вспыльчивой, слишком прямолинейной. Тео не хотелось вступать с ней в перепалку.

— Вы не допили свое вино, Софи, — мягко произнес он. — Может, скажете мне, кто такой Джонни? Я не люблю, когда сплетничают у меня за спиной.

Софи схватилась за край стола и глубоко вздохнула. Сколько раз нужно досчитать до десяти, чтобы этот способ успокоил нервы? Как смел он намекать, что она сплетница?

Она откинулась на спинку кресла, стараясь максимально сохранять спокойствие.

— Я не распространяю сплетни, мистер Андреу…

— Тео.

Софи пропустила его слова мимо ушей.

— Договор аренды был оформлен Джоном Тейлором. Леди, представляющая ваши интересы, вероятно, сказала ему, что вы будете здесь писать. Он сообщил мне об этом, так как знает, что я трепетно отношусь к Дому. Ну, скажем, мне важно быть в курсе, что вы не станете крушить мебель. В прошлом голу дом сдавался какой-то кинозвезде, и их дикие вечеринки и прочие выходки нанесли серьезный ущерб. Таким образом, никаких сплетен с нашей стороны не было. Мы просто делились фактами…

Тео улыбнулся, подумав о Глории, оберегающей его личный мир. Но — писатель? Он задал себе вопрос, какой жанр литературных произведений мог бы заинтересовать его.

— Какие книги вы пишете? — словно прочитав его мысли, спросила Софи.

— Э… вообще-то триллеры.

Софи почувствовала, как в ней против ее воли зашевелилось любопытство.

— Какие триллеры? Вы, должно быть, пишете под псевдонимом…

— Возможно, триллеры — не совсем точное описание для моих… э… книг… — сказал Тео. Оттого, что она не считала его крупным и чрезвычайно влиятельным бизнесменом, достойным если не явного благоговения, то самого глубокого уважения, Тео чувствовал необыкновенное облегчение. — Скорее реальные истории о людях, оказавшихся в опасных для жизни ситуациях. Сейчас я работаю над черновым вариантом.

Софи по-своему поняла смысл сказанного. Этот человек источал угрозу, казалось естественным, что он пишет о людях, ходивших по краю пропасти.

— Должно быть, вас привлекает такой образ жизни — писать о том, что интересно. Гораздо увлекательнее, чем какая-нибудь монотонная офисная работа где-нибудь в городе!

Говоря это, Софи думала о скучной работе, на которую она была вынуждена устроиться. Ее отец интересовался самыми разнообразными аспектами медицины, но его страсть к изобретениям оказалась чем-то большим, чем просто занимательным увлечением, дающим пишу для ума. После его смерти выяснились некоторые неприятные подробности, связанные с его маниакальной страстью: он как одержимый вкладывал деньги в самые разнообразные проекты, помогал начинающим ученым и изобретателям и со временем исколесил буквально всю страну, посещая разные научные выставки и превращая короткие поездки в недельные отлучки. Отец тратил деньги с простодушием, свойственным человеку, совершенно беспомощному в финансовых вопросах. Заставив себя отвлечься от мрачных мыслей.

Софи взглянула на Тео из-под опущенных ресниц.

— Под каким псевдонимом вы пишете?

— Честно говоря, я бы не хотел обсуждать мое творчество. — Тео налил себе еще вина и откинулся на спинку стула. — Расскажите мне о городе.

Он ставит ее на место. Такое впечатление сложилось у Софи от его ответа. Всего в нескольких словах он дал ей понять, чтобы она не вмешивалась в его дела. Но почему он не желает рассказывать о том, чем занимается? Ведь ему следовало бы рекламировать свои книги. В конце концов, она читатель, который покупает его книги и благодаря которому он может вести такой образ жизни.

А жизнь у него безбедная, принимая во внимание ту сумму, которую он платит за аренду ее коттеджа, не говоря уже о нанятой экономке и кухарке. Софи быстро посмотрела на Тео: выражение его лица было замкнутым, как будто он ждал, чтобы она осмыслила те ограничения, которые он установил для их беседы.

По существу, ничего личного. А его замечание о сплетнях было для нее предупреждением, что ей следует избегать разговоров о нем за его спиной. Очевидно, он решил, что единственным занятием, доступным такой простой девушке, как она, было болтать на всех углах о таинственном незнакомце, поселившемся в ее коттедже.

Так же холодно взглянув на Тео, Софи начала рассказывать ему о главных магазинах и о том, куда он может пойти. Продолжая рассказ, она поднялась и принялась застегивать жакет, заметив, что. Тео даже не потрудился встать. Более того, он вытянул ноги и уселся поудобнее.

— И вы живете в этом очаровательном маленьком городке?

— Вообще-то, да.

— А как вы развлекаетесь вечерами? — как бы мимоходом поинтересовался он, а про себя подумал: есть ли у нее мужчина? Вероятно, нет. Да какого же мужчину может привлечь женщина с таким острым язычком, как у нее? Елена разговаривала мягко, как ангел. Тео оторвался от своих мыслей и услышал заключительную часть фразы, произнесенной Софи с неподобающим для настоящей леди сарказмом. Он мог определить это по плохо скрываемой агрессии ее позы: рука на бедре, кулак плотно сжимает ремешок сумки. — Что вы сказали?

— Вы спросили, как я развлекаюсь здесь. — Софи могла утверждать, что в мыслях он был за тысячи миль отсюда, может быть, на великолепном горнолыжном склоне. Ведь он и ему подобные никогда не замечали таких «очаровательных маленьких городков». — Обыкновенно мы просто сидим в местном трактире, в колпаках, как гномы, за кружкой эля…

— Я думаю, вам пора идти, — холодно прервал ее Тео. — Благодарю за вино, и не забудьте включить его в мой счет.

Софи не могла заставить себя сочинять очередное оправдание, хотя ей следовало бы сделать это.

Начать с того, что Андреу посчитал бы ее слова бессмысленными, а так оно и было, потому что она не чувствовала за собой особой вины. Этот мужчина был высокомерен и невыносим. Она бы гораздо охотнее предпочла иметь дело с толстым льстивым коротышкой среднего возраста. Однако Софи кивнула и понесла какой-то вздор о том, чтобы он без стеснения обращался к ней, если у него возникнут какие-либо просьбы.

— Я надеюсь, вы хорошо отдохнете здесь, — сказала она и вышла с натянутой улыбкой на лице.

Ночной воздух охладил ее гнев, и Софи удалось собраться с мыслями и найти решение. Она предоставит Тео самому себе, попросит Энни и Кэтрин сообщать ей о состоянии дома и будет считать недели до его возвращения в Лондон.


ГЛАВА ВТОРАЯ


— Ты точно выполняешь все рекомендации доктора? Как твоя нога? Тебе лучше? У нас здесь все прекрасно.

За четыре бесконечных дня Тео не чувствовал, что оторванность от привычного мира помогает ему расслабиться. Глория уже тысячу раз уверяла его, что с бизнесом все в порядке. Вскоре ему до смерти надоели ее однообразные рассказы. Безделье никогда не являлось чертой характера Тео, и сейчас ему было нелегко.

Был полдень. Дом убрали так, что в нем не осталось ни одной пылинки. Тео перекусил спагетти и салатом, приготовленными кухаркой. Впереди маячил еще один скучный день.

Снаружи холодный бриз угрожал превратиться в бурю. Даже сквозь оконные стекла Тео оценил силу ветра и подумал, что, за исключением прогулок по саду, не выходил из дома уже несколько дней. С тех пор как уехала гордячка Софи.

И все же эта девушка занимала его воображение. Хрупкость Софи предполагала мягкий характер. Но нет: ее упрямый рот, как у человека, пережившего тяжелые времена, с трудом изгибался в натянутой улыбке, а карие глаза смотрели на все с подозрением.

Тео вздохнул, закрыл ноутбук, положил в карман мобильный и вышел из дома, набросив на плечи пиджак.

На улице и вправду было холодно. Но городской пейзаж поразил его до глубины души. Тео спрашивал себя, как так случилось, что, объездив половину земного шара, он впервые наблюдал подобное зрелище? Наверняка его разум был занят только работой.

Дом примыкал к маленькому переулку, засаженному кустарником. Свежий соленый воздух наполнил легкие.

Первое, что Тео увидел, завернув за угол, был офис Софи. Перед фасадом росли цветы. Как это типично для нее! Она не производила впечатления деловой женщины. Тео сделал остановку рядом с ее офисом. Словно против своей воли постучал тростью в дверь Софи и осторожно зашел.

Вокруг царил хаос, а в центре него стояла Софи. Она в отчаянии запустила руку в волосы, а в другой держала стопку бумаг, на которую смотрела хмуро и расстроено. Вокруг нее три человека изображали активную деятельность. Две женщины и светловолосый мужчина улыбнулись и посмотрели на Тео с добродушным любопытством.

Тео пожалел о безумном импульсе, заставившем его зайти сюда.

— Софи, у нас посетитель.

Софи обернулась, выдернутая из собственного мира, сосредоточенного па вопросе, как решить проблему оплаты очередного чека.

Только когда ее глаза встретились с Тео, она осознала, как много думала о нем последние четыре дня. И хотя Тёо казался ей заносчивым снобом, Софи не могла выбросить его образ из своих мыслей.

Ее кожа покрылась мурашками, когда она почувствовала на себе его взгляд.

— О, это… вы. — Софи без энтузиазма представила его Мойре, Клэр и, конечно, Роберту. — Это мистер Андреу, он снимает мой дом. Что-то случилось? — занервничала она.

— Я вышел прогуляться и вот решил зайти…

— Как вы узнали, где я работаю?

— Я видел вас здесь, когда приехал в город. Вы запирали дверь.

— Вам не стоило приходить сюда, мистер…

— Тео.

— Тео. Я записала свой номер на телефонной книге…

— Так вы здесь работаете? — Тео отлепился от дверного косяка и подошел к Роберту, который протянул ему руку.

— Роберт Белл. Ваше лицо выглядит таким знакомым. Мы не виделись прежде?

— Нет, — категорически ответил Тео, игнорируя протянутую руку, и, подойдя к столу, принялся рассеянно перебирать бумаги, лежавшие там.

— Наверное, ты видел его на книжной обложке, Роберт, — сказала Софи. — Тео — писатель.

— О, да у нас знаменитость, — с усмешкой заметил Роберт. — Как нам не повезло, Софи, мы могли бы сделать снимок на память и повесить на стену. — Он обнял девушку, но та резко отстранилась и забрала у Тео бумаги.

— С домом все в порядке? Кэтрин и Энни справляются? — спросила Софи.

Она невольно заметила, какие у Тео сильные руки с длинными пальцами и темными вьющимися волосками возле ремешка дорогих часов. Интересно, есть ли волосы у него на груди? Поймав себя на странной мысли, Софи, нахмурившись, посмотрела на Тео.

— Все прекрасно, и я всем доволен, — ответил он наконец.

— Тогда зачем вы пришли? — напрямик спросила Софи. — У меня много работы…

Тео огляделся вокруг.

— Да, здесь… не прибрано.

— Она пытается навести порядок, — присоединился к разговору Роберт. — Хотя страсть к хаосу Софи унаследовала от отца.

— Роберт! Не думаю, что Тео все это интересно. — Софи скрасила резкость своего тона примирительной улыбкой. Роберт дружески поддерживал ее, жертвуя своим свободным временем. Но Софи считала это само собой разумеющимся.

— А чем занимался ваш отец? — спросил Тео. — Он увлекался медициной?

— Почему вы так решили?

— Здесь много медицинских журналов.

Софи помолчала. Ее не заботило, что думал о ней Тео, но рассказ о том, как отец хотел поймать золотую рыбку, не казался ей привлекательным.

— Он учился на фармацевта, а затем… занялся собственными исследованиями. — Софи отвернулась и подошла к каким-то коробкам. — Думаю, вам лучше уйти.

— А как насчет перерыва? Пойдем выпьем по чашечке кофе в ближайшем кафе. — Тео сам удивился, что пригласил ее. И совсем не удивился, кода Софи отказалась. — Но я хотел поговорить о доме…

Мысли заметались у нее в голове. Отец оставил ее с кучей долгов. Конечно, некоторые кредиторы, любившие ее отца, согласились подождать. Но другие могли вот-вот постучать в дверь. И если Тео не понравился дом и он откажется платить за аренду, то Софи придется продать коттедж.

— Что случилось? — с волнением спросила она.

— Мы можем обсудить все в кафе.

Тео наблюдал, как Софи наматывает локон на палец. Тут Роберт, видимо, взявший на себя роль защитника, метнулся к Софи и стал шептать что- то ей на ухо. Две женщины средних лет переглянулись и продолжили свои дела.

Провинциальный офис! Смехотворное преувеличение, поскольку ничто здесь не походило на офис Тео. Его фирма находилась в огромном здании с зеркальными окнами, где каждый этаж работал на благо империи Тео, щупальца которой протянулись от первого судоходного бизнеса к тысячам других процветающих концернов. А на верхних этажах величественного дома, настоящего памятника современной архитектуры, расположились владения самого Тео и анфилада офисов, в которых работали менеджеры.

Он снова вернулся мыслями к Софи. Сейчас она изо всех сил старалась изобразить строгий деловой вид, который никак не вязался с взъерошенными волосами, румяными щеками и повседневной одеждой — линялыми джинсами и спортивной рубашкой.

— Думаю, я могла бы уделить вам несколько минут, — произнесла Софи. Должно быть, она слепая, если не заметила его уничижительного взгляда, брошенного на ее владения. Софи схватила свою сумку, набитую всякой всячиной, и кивнула ему. — Я была бы признательна, если бы вы звонили мне в будущем по возникающим вопросам. — Это были первые слова, которые она произнесла после того, как они покинули офис. — Понимаю, что отвечаю за все, что происходит в доме, но было бы лучше, если бы вы подождали до конца рабочего дня.

Рядом с ним Софи чувствовала себя совсем крошечной, хотя была среднего роста. И как только он умудрялся выглядеть так шикарно, хотя на нем были лишь вельветовые брюки и джемпер кремового цвета с обыкновенным замшевым пиджаком? Софи еще раз окинула его взглядом, сердясь на саму себя за то, что позволяет ему затрагивать свои чувства. Снова.

Не ответив, он толкнул дверь в кафе, и Софи последовала за ним.

— Так в чем же проблема? Вы сказали, что Кэтрин и Энни справляются со своей работой…

Тео откровенно развлекался, наблюдая за посетителями кафе, в котором практически все места уже были заняты. Старые сплетницы делились последними новостями за чашкой чая с пшеничными лепешками. В половине четвертого пополудни где-нибудь в Лондоне или Ныо-Йорке, Париже или Токио он бы председательствовал на каком-нибудь совещании или расхаживал по своему офису, а рядом с ним была бы его неизменная помощница, которая как из пулемета выдавала бы ему список того, что необходимо сделать в первую очередь. Он всегда продолжал работать до поздней ночи, когда изнеможение наконец наваливалось на него. Во сне к нему приходили, воспоминания.

Что же здесь происходит со временем? Казалось, что оно стало резиновым, а сами сутки растянулись практически до бесконечности.

Всем этим людям, похоже, нечем было больше заняться, как убивать время за чашкой чая с печеньем.

Как ни странно, но он вдруг с удивлением обнаружил, что и сам заказал чай, когда мимо него проходила официантка.

— Итак? — напомнила о себе Софи.

— Отопление, — объяснил Тео. Теперь он мог разглядеть, что ее огромные карие глаза окаймлены густыми черными ресницами, что создавало потрясающий контраст со светлыми волосами. — Думаю, тебе придется мне о нем рассказать. — Тео, сколько он себя помнил, никогда не просил кого-либо о помощи и, естественно, не спрашивал ни о чем настолько элементарном, как система отопления в доме. Если бы его сейчас слышала мать, она бы просто лопнула от смеха. — Не то чтобы я не мог постичь его самостоятельно…

В нем явно заговорила греческая гордость. Софи настороженно посмотрела на него, затем улыбнулась. Итак, лед тронулся.

Ее улыбка сбивала с толку, заставляя Тео нахмурить брови, и Софи, видя этот насупленный взгляд, неправильно истолковала его, решив, что поймала Тео на неумении справиться с обычной вещью.

— Я знаю, — с волнением произнесла Софи, — для мужчины ужасно признать, что он не в состоянии что-то сделать, не так ли? — Она вспомнила о множестве попыток ее отца сделать: оканчивались вызовом соответствующего мастера. Отец был прекрасным ученым, его волновало все, куда устремлялся пытливый взгляд человечества, но стоило ему столкнуться с электрической розеткой, он впадал в ступор. — Вы же писатель, поэтому думаю, вам это простительно.

— И почему же?

— Потому что считается, что писатели на самом деле не имеют понятия о реальном мире — как, например, наладить стиральную машину или… заменить электрическую лампочку.

Тео возмутило такое допущение, но он был вынужден признать ее правоту. Если честно, он сам удивлялся, почему проводит здесь время. Друзья уже донимали его звонками, пытаясь выяснить, не нужна ли ему компания, включая одну знакомую, Ивонну, которая неправильно истолковала его вежливые ответы как активное приглашение к действию. Так какого же черта он общается с женщиной, которая, ко всему прочему, не имеет к нему и тени почтения?

— В самом деле? — протянул он, потягивая чай маленькими глотками и наблюдая за тем, как она вонзается зубами в пирожное с джемом и кремом.

— Да. Хотя, может быть, к вам это и не относится, вы же не пишете беллетристику. — Слизнув капельку крема с нижней губы, она добавила: — Хорошо. Я зайду после работы и посмотрю. За системой отопления в доме приходится постоянно следить.

Софи на секунду застыла. Затем вытерла салфеткой пальцы и огляделась в поисках официантки, чтобы попросить у нее счет.

— В любом случае, — сказала она, — необходимо отрегулировать таймер. Наверное, вы хотите, чтобы в доме было теплее, чем обычно, поскольку весь день проводите в кабинете за работой. — Принесли счет, и она решительно запротестовала, когда Тео пытался настоять на его оплате.

— Как он умер?

Софи не хотела отвечать на этот вопрос. Тео был всего лишь клиентом, а не другом.

— Я не думаю, что это секрет, — сухо сказал Тео, — но если вы смените тему, я не буду в обиде.

— У него был сердечный приступ.

Воспоминания о смерти Елены так внезапно нахлынули на Тео, что у него перехватило дыхание. Если бы она иначе начала свой день, если бы пошла иной дорогой, если бы не остановилась, чтобы ответить на его звонок, — ее жизнь не разлетелась бы на тысячу кусочков.

— Итак, вы остались, чтобы уладить его дела, — неожиданно сказал он, и Софи с благодарностью кивнула.

— Если честно, все слишком запутано. Наверное, мне придется привлечь бухгалтера для помощи по некоторым вопросам, но сейчас я делаю сама все, что могу. — Она взглянула на часы и встала.

— Сейчас мне придётся уйти.

Немного холодно и ветрено, но магазины будут открыты еще час, можете пройтись по ним.

Тео не имел ни малейшего желания заниматься покупками.

— А в котором часу вы заглянете ко мне?

— О, я закрываю офис около шести.

Сегодня вечер пятницы. Софи молодая девушка. Да, эта местность не обещает бурных ночных развлечений, но неужели ей некуда пойти?

Любопытство, подобно чужеродному вирусу, попало к нему в кровь. Он вернулся в коттедж, где умело отрегулировал несколько таймеров таким образом, чтобы подтвердить свою нелепую историю.

Затем позвонила Глория, сообщив ему различные новости, половиной из которых были малоинтересные сплетни. Пока она болтала, Тео думал о Софи.

В шесть прозвенел дверной звонок. И когда Тео открыл дверь, она стояла на пороге, одетая в брюки, сливочного цвета блузу и длинноватый коричнево-зеленый жакет. Волосы Софи заплела в две очаровательные косички, так что на вид ей можно было дать не больше пятнадцати.

— Вовремя, — прокомментировал Тео, впуская ее внутрь.

Софи повесила жакет на спинку стула. Она держалась дружелюбно, что, наверное, давалось ей не легко.

— Я живу в комнате над офисом, поэтому мне нужно лишь десять минут, чтобы добраться сюда.

Софи огляделась вокруг и убедилась, что дом в идеальном порядке. Тео был высокомерным, грубым и неприятным типом, но, по крайней мере, оказался аккуратным. Софи не заметила даже клочка бумаги, видимо, Тео писал на компьютере.

Наконец Софи взглянула на него и снова ощутила непонятную дрожь. Почему она так реагирует на него? Почему чувствует себя смущенной? Когда Тео подошел к ней, у Софи подскочил пульс, и ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы не отступить назад. Несмотря на хромоту, Тео двигался изящно, и каждый мускул его тела казался совершенным.

Как бы ни был он ей неприятен, Софи не могла не признать, что Тео был потрясающе красив. Черные волосы, откинутые назад, привлекали внимание к его утонченному изысканному липу. Вероятно, он нравился многим женщинам, даже тем, кто испытывал к нему неприязнь.

— Я проверю отопление, а затем включу на большую мощность.

Софи спустилась в котельную, где за пару минут достигла нужного результата. Когда она повернулась, Тео стоял прямо позади нее, прислонясь к стене и сложив руки на груди.

— Вы были правы, все действительно очень просто. Вы останетесь выпить со мной бокал вина?

— Нет, я не могу. — Софи чувствовала себя не такой напряженной, когда видела лишь его неясный силуэт.

Тео поднялся наверх, а Софи стала поспешно надевать жакет, словно отчаянно пыталась сбежать от него. Он не привык к женщинам, которые так настойчиво избегали его компании. Любое сексуальное влечение умерло бы от вида Софи, которая уже летела от него к двери, как от прокаженного.

— Куда вы идете сегодня вечером? — из вежливости поинтересовался Тео.

Жакет был ей велик, и Тео спросил себя, не принадлежал ли он ее отцу. Или светловолосому Роберту, с гипертрофированным инстинктом защитника.

Застигнутая врасплох, Софи покраснела, пытаясь придумать себе развлечение на вечер.

— В популярный ночной клуб? — подсказал иронично Тео. Он прошел на кухню и налил себе бокал вина. — Кино? Может быть, ресторан? — Он сделал паузу и отпил глоток вина. — Или все же местный паб, где все пьют эль?

— Считаете себя остроумным, — ответила Софи дрожащим голосом.

Тео лишь пожал плечами и вернулся в гостиную, оставляя ей право выбора — либо трусливо убежать, либо присоединиться к нему.

Софи тоже прошла в гостиную и увидела, что Тео развалился на диване.

— Возможно, вы знаменитый писатель, но все-таки не смеете так вести себя со мной!

— Как?

— Вы считаете себя частью богемы, пьете вино и думаете, будто умнее, чем остальное человечество!

Девушка и сама не знает, насколько она проницательна, подумал Тео. Он принадлежал к узкому кругу бизнесменов, которые могли позволить себе практически все и жили как на Олимпе.

— Вы правы.

— Но не думайте, что сможете выставлять здесь напоказ свой снобизм. — И тут его слова дошли до Софи. — Что вы сказали?

— Что согласен с вами. Но дело не только во мне, — лениво ответил Тео.

— Почему? — Софи почувствовала себя глупой.

— Потому что, уж так случилось, что я скромный человек. Хотя, думаю, многие могут не согласиться.

Когда Тео снова предложил ей вина, Софи кивнула, оправдываясь перед собой, что ей нужно быть вежливой с клиентом. Да и банк оценит ее хорошие манеры.

Тео задернул занавески, и комната стала такой, как любила Софи. Наполненной тенями, уютной и домашней.

— Вы ненавидите это?

— Что?

— Сдавать свой дом в аренду какому-нибудь высокомерному ублюдку вроде меня?

— Да, мне не легко.

— Вы делаете это из-за денег?

— Писатели всегда подвергают людей перекрестному допросу? — резко спросила Софи. — А затем используют их чувства как материал для книг?

— А что делаете вы? — ледяным тоном произнёс Тео.

— О чём вы.

— Делите людей на категории?

— Нет! — воскликнула Софи. — Впрочем, вы правы. Я сдаю коттедж, потому что нуждаюсь в деньгах, и мне не нравится, что здесь живут посторонние люди. Для меня этот дом полон воспоминаний.

— А что вы будете делать, когда уладите дела своего отца. Его долг так велик, как вы думаете?

Софи хотела сказать, что ее финансовые проблемы не касаются Тео, но промолчала. Она ни с кем не хотела говорить о долгах отца. Всю правду знал только менеджер банка и Роберт, сотрудничавший с отцом много лет. Они подозревали худшее. Но ни Мойра, ни Клэр ничего не знали. Им обеим было за пятьдесят, и они проработали у отца полжизни. Женщины потакали ему, заботились о нем, играли с ним в бридж.

И все они, включая Софи, жили в блаженном неведении относительно финансов фирмы. Лишь смерть отца вернула его дочь к реальности. Она просила последний курс в университете и погрузилась в мир бесконечных счетов.

Тео смотрел на Софи с равнодушным выражением лица. Она знала, что не дождется от него слои сочувствия. Слава богу, он не стал оскорблять память ее отца, спрашивая, как он мог быть таким безрассудным и оставить кучу долгов своей единственной дочери.

— Хуже некуда, — призналась Софи.

Тео промолчал. Он встал и налил ей еще вина.

Какого черта! Тео вовсе не хотел, чтобы кто- то плакался ему в жилетку! Поскольку он то и дело решал финансовые проблемы, ему до смерти надоели подобные истории.

Но провести ночь, читая электронную почту и занимаясь мониторингом трех компаний, ему хотелось еще меньше.

Тео вручил Софи бокал вина, наполненный почти до краев. Он знал: малейший намек, и она прекратит свои излияния. Софи не доверяет людям. Так что плохого, если она выговорится? Подруги подчас не те люди, которым можно открыться. Если ты, конечно, не хочешь, чтобы весь город был посвящен в твои личные дела.

— Попробуйте объяснить, — предложил Тео, садясь в кресло. Фактически он следовал рекомендациям доктора — делал маленькое доброе дело. — Я хороший слушатель.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Софи посмотрела на замкнутое лицо Тео. С чего это он решил ей посочувствовать?

Он не вызывал у нее симпатии. В самом деле, Тео писатель, и он воплощал в себе любую из черт, свойственных творческим натурам.

Но сейчас Софи казалось, что на ее плечах непомерная ноша, что долги отца бесконечны.

Софи не смела никому открыться. Она могла бы найти поддержку у подруг из колледжа, но их разбросало по свету, к тому же они не виделись целую вечность.

Довериться знакомым в городе, даже тем, с кем Софи выросла, было бы большой ошибкой. Софи просто не могла позволить пошатнуть репутацию отца и показать всем пропасть ее финансового положения.

Ещё был Роберт. Софи нахмурилась при мысли о нем. По некоторым причинам она боялась посоветоваться с ним. Софи настораживали обещания Роберта помочь в любую минуту, и если нужно — деньгами.

Было почти предательством смотреть в загадочные зеленые глаза Тео и желать излить ему душу. Соблазн был еще и в том, что Тео уедет через несколько недель, унеся с собой все ее тайны.

— Вы часто слушаете откровения других людей? — спросила Софи с кривой усмешкой.

— Обычно я не потворствую этому.

— Но вы сказали, что являетесь хорошим слушателем.

— Да. Однако это не значит, что я поощряю людей рассказывать о своих проблемах.

— Спасибо, что прояснили ситуацию, мне стало легче. Вам не нравятся люди, жалующиеся на жизнь?

— Большинство людей просят совета и хотят знать, как поступить. Но никто не может сказать, что им делать. Поэтому я не люблю подобные разговоры.

— Иногда человеку надо выговориться, — медленно сказала Софи.

— И я готов выслушать вас.

Тео никогда не говорил о Елене. На ее похоронах он был окружен сочувствующими друзьями. Он тонул в их соболезнованиях. Но не чувствовал себя способным поговорить с кем-то о своих переживаниях. Даже мать не смогла вызвать его на откровенность. Тео воздвиг стальную стену вокруг своих эмоций.

— Вы не знали о долгах своего отца? В этом проблема?

— Только отчасти, — призналась Софи. — Можно мне еще вина?

Тео почувствовал странное удовлетворение, открыв совсем не женскую черту характера Софи. Да она была именно такой — твердой, бесцеремонной, решительной.

— У вас в офисе творится нечто большее, чем неразбериха со счетами, — сухо заявил Тео. — Кто-то вел двойную бухгалтерию.

— Не смейте так говорить! Я не хочу разрушить репутацию моего отца! Я не хочу, чтобы его запомнили как человека, который оставил свою дочь в долгах! И я не хочу стать объектом жалости!

— Ладно. Насколько все запущено?

— Не знаю. Папа был самым неорганизованным человеком в мире. Его долги записаны на клочках бумаги. Вчера в офисе я нашла обрывок счета под диваном в гостиной.

— Он там жил?

— Когда был чем-то увлечён… На самом деле я ничего не понимаю в его записях. Роберт помогает мне, но их так много!

— Расскажите мне о Роберте. Чем он занимается?

— Он работал с моим отцом, время от времени. Как он говорит… Он тоже фармацевт. Я думаю, Роберт воспринимал отца как наставника, а тот хотел за неимением сына продолжить династию. Папе нравилось, что Роберт ходил за ним по пятим несколько лет, тем более я училась тогда в университете.

— Так что, вы с Робертом не виделись некоторое время?

— Выходит так, осторожно сказала Софи. Любопытство Тео дало толчок к пробуждению её способности тонко чувствовать людей. Он всегда знал, что кроется за быстрым взглядом, изменением в голосе, движением тела. Его Талант ржавел последние восемнадцать месяцев.

— По моему, вы что-то недоговариваете. Обычно так ведут себя женщины, у которых есть близкие отношения или секс. Я прав?

— Софи изумленно взглянула на Тео.

— Просто наблюдение, — тихо проговорил он и лениво потянулся к бутылке вина. Прилив адреналина взбудоражил его кровь.

Сильнейший заряд эмоций вдруг нахлынул па Тео, когда он посмотрел Софи в лицо, как будто он выиграл в важном деле или подверг свою жизнь смертельному риску, как это было несколько недель назад во время того крутого спуска.

Тео знал, что если бы обстоятельства сложились по-другому, если бы он встретился с Софи в Лондоне, то злился бы на нее за то, что она пробудила в нем способность чувствовать, но здесь все казалось другим. Там у него был другой образ, образ человека, заключенного в сейф, в котором реальность была инородным элементом.

Здесь же он был мистическим писателем, не имеющим ни прошлого, ни будущего. Над ним ничего не довлело. Через несколько недель он мог упаковать свои вещи, послать за водителем и вернуться к нормальной жизни.

Да он, черт возьми, мог быть кем угодно, стоило захотеть. Анонимность еще никогда не пахла так сладко.

— Финансовые проблемы обычно касаются более чем одного игрока. Отсюда мое любопытство в отношении этого Роберта. Он, вероятно, знает чертовски больше, чем вы думаете, о долгах вашего отца. Если ваш отец и Роберт были близки, то, возможно, ваш родитель относился к нему как к сыну, которого приходилось выручать из переделок, и не раз… Или, может быть, Роберт брал деньги из кассы, отсюда его энтузиазм помочь вам. Не исключено, что он и сейчас прибирает к рукам все, что плохо лежит.

— Ради всего святого, о чем вы говорите? — Софи коротко засмеялась, услышав его провокационные намеки о Роберте. Она была рада поделиться с кем-то своими проблемами. И то, что к у Софи могла оставаться сама собой. — А откупа вы вообще знаете что-либо о финансовых махинациях?

— Я знаю о многих вещах, — спокойно произнес Тео. — Уж точно достаточно, чтобы быть в высшей мере недоверчивым, когда дело доходит до денег.

Софи открыла рот, чтобы сказать что-то саркастичное на такое явное самовосхваление, но передумала.

— Нет никаких махинаций, — сказала она, улыбаясь при мысли о своем отце как о каком-то сумасшедшем с сообщниками, скрывающимися за каждой дверью. Или даже еще комичнее: добродушный Роберт, ловко подворовывающий из кассы.

— Что такого смешного?

— Представила себе моего отца закулисным дельцом. И Роберта — эдакого подлого подельщика, который мухлюет с бухгалтерскими книгами. Нет, на самом деле все гораздо проще. Мой отец любил науку. Он был рожден, чтобы провести жизнь в лаборатории. Это сводило мою мать с ума. Он экспериментировал, заказывал свои вещества, занимал, занимал, и все эти счета продолжают неожиданно возникать из каждого уголка и каждой щели. Вот что мы делаем в офисе — пытаемся разобрать все это! И Роберт просто помогает мне привести все в порядок.

Тео усмехнулся. Женщина должна быть наполовину слепой, чтобы не замечать того, что мужчина по уши влюблён в неё.

Он скосил взгляд на ее тело, когда она наклонилась вперед на стуле. Широкие брюки выглядели на ней даже сексуально, потому что она была стройной. Под свободным свитером выделялись волнующие холмики грудей. Он осознал это, и осознал внезапно и болезненно. После долго носимого груза добровольного воздержания волна страсти накрыла тело Тео. Он скрестил ноги, делая все возможное, чтобы его физическая реакция осталась незамеченной.

Краем уха Тео слышал, как Софи рассказывает ему о своем отце, о его привычках. Она, по всей видимости, не услышала его саркастического замечания о Роберте, и Тео отдал бы сейчас все что угодно, лишь бы побороть желание.

Он попытался вызвать в памяти лицо Елены. Безуспешно. Настойчивость его вожделения была слишком мощной.

— С вами все в порядке? — с участием спросила Софи. — Я вам не надоедаю?

— Совсем нет, — пробормотал Тео, не отрывая глаз от ее бедер. Когда она наклонилась вперед, он понял, что на ней нет бюстгальтера.

— Я могу уйти…

— Нет! — Он замахал, чтобы Софи села, хотя она даже не поднялась. — Нет. Послушайте, почему бы нам не пообедать со мной? В холодильнике есть кое-что. Кэтрин очень усердна в том, что касается еды.

— Я не знаю… — вздохнула Софи. Роберт пригласил её где-нибудь пообедать, но она отказалась, сказав, что утомлена. И еще час назад она действительно чувствовала себя усталой. Куда всё пропало, было загадкой. — Хорошо, — сказала Софи, приняв решение. — Но я бы не хотела оставаться надолго. Неделя выдалась тяжёлая. — Она встала, ожидая, что он последует за ней.

— Вы… идите вперед… Я сейчас присоединюсь к вам на кухне, только… приму душ…

— Сейчас?

— Я быстро.

Тео подождал, пока она вышла из комнаты, и направился по лестнице в ванную. Укрывшись там за дверью, он испустил вздох облегчения.

Он не был так сексуально озабочен с тех пор, как был тинэйджером. Холодная вода не сразу подействовала, но, по крайней мере, он снова чувствовал, что может контролировать себя, когда спускался по ступенькам на кухню, где она сидела за столом.

Софи подняла на него глаза, и ее сердце пустилось в бешеный пляс. Волосы Тео были влажными, и он переоделся в бежевые брюки и белую футболку. Словом, Тео производил неотразимое впечатление.

— Вы не позволяете мне забыть, что это ваш дом, — пошутил Тео, вытаскивая еще одну бутылку вина из холодильника, — но все же кажется странным заходить на кухню и увидеть приготовленные бокалы. Ради всего святого, он не должен просить её остаться. Тео чувствовал, как в нем закипает ожесточенное негодование на себя. Он едва не совершил большую ошибку.

Что он делает? Его тело, как голодный волк, рычало при виде женщины, чей внутренний мир раздражал его.

— Мне показалось естественным поставить их, — ответила Софи, затем поспешно отвернулась и стала перекладывать цыпленка на блюдо. — Извините, что веду себя как дома…

— В вашем собственном коттедже? — засмеялся Тео.

— Когда я сдаю дом, то я здесь уже не хозяйка. — Софи неохотно повернулась и прислонилась к шкафу, скрестив руки на груди. — Наверное, это не очень хорошая идея, — неловко продолжила она. — Вы бы могли поесть одни, а я бы пообедала с Робертом.

Тео бросил на нее быстрый взгляд, но Софи не смотрела на него. Она нахмурилась и уставилась в пространство. У Тео возник безумный импульс встряхнуть ее за плечи.

— Вы должны быть осторожнее с ним, — пробормотал он.

Знакомый гнев затопил ее, и Софи была рада почувствовать эту неприятную эмоцию. Секунды замешательства и смущения, которые она чувствовала рядом с Тео, бесследно исчезли. Она, как фурия, впилась в него взглядом.

— Почему?

— Возможно, он честный парень. Но мне доводилось встречать людей, подобных ему, прежде…

— В мире богемы, конечно?

Тео проигнорировал ее слова.

— Они неуверенные в себе, сомневающиеся, отчаянно влюбленные. В основном они неудачники.

— Эта самое смешное, что я слышала в своей жизни! Роберт — неудачник! Я не собираюсь слушать этот вздор. — Софи повернулась и сунула рис в микроволновку, нажимая на таймер, чтобы заглушить слова Тео.

Но он ничего не говорил. Софи лишь чувствовала его взгляд, и терпкое вожделение пробежало по ее телу. Ее груди напряглись. Она покраснела.

Сейчас Софи пожалела, что не надела лифчик. Но она ведь не ожидала, что останется на обед, который превратиться в возбуждающее действо.

— Обед, — категорически произнесла Софи, кивнув на тарелку Тео и садясь за стол напротив него.

— И конец нашему спору!

Софи смотрела, как Тео ест цыпленка, понимая, что каждый жест этого мужчины способен заставить упасть в обморок любую женщину. Должно быть, она непроходимо глупа, чтобы не понять, что источник его «эго», и самоуверенности кроется во власти, которую он, вероятно, имеет над противоположным полом. Тео полагает, что благодаря своим экстраординарным взглядам может судить людей? Он наверняка считает, что Софи совсем не разбирается в мужчинах, живя в этом болоте…

Внезапно ей захотелось защитить Роберта. Она подумала о его привязанности к ней и горько обиделась на предположение Тео.

— Вы можете говорить о Роберте что угодно, но он добрый и внимательный. Между прочим, — Софи сделала паузу, чтобы подчеркнуть важность того, что хотела сказать, — он даже предложил мне финансовую помощь…

— В самом деле?

— Да. — Софи посмотрела на него с самодовольной улыбкой, ответ на которую он поднял брови, явно забавляясь ситуацией.

— А может, он просто хочет затащить вас в постель. И предлагает деньги, зная, что вы откажетесь. Самый верный способ! Так или иначе, Роберт кажется мне скучным для такой женщины, как вы. Если, конечно, вы не любите доминировать, — прокомментировал Тео, приканчивая цыпленка и отодвигая тарелку. Он откинулся на стуле и посмотрел на Софи. На ее подбородке осталась капелька соуса. Интересно, что она сделает, если он подойдет и слижет ее? — У вас соус на подбородке…

Софи вытерла пятнышко и облизнула палец. Невинный жест показался Тео эротическим. Возбуждение, которое он ощутил раньше, снова, вернулось к нему, напоминая, что он все еще остался мужчиной с реальными физическими желаниями.

— Подумайте! Если вы не уверены, хотите мужчину или нет… — пробормотал Тео, наслаждаясь тем, как краска заливает лицо Софи. Сейчас она выглядела очень женственной. И прежде чем его тело решило что-то сделать против его воли, Тео встал и принялся убирать грязную посуду. — Я мужчина двадцать первого века, — заявил он, усмехаясь про себя.

Последняя подружка Тео обозвала его «динозавром». Он, конечно, придерживался равенства полов в отношении работы, но уборку в доме считал частью женской планеты. Тео вообще предпочитал обедать с женщинами в ресторанах или кафе. Женщина, суетящаяся на кухне, вызывала в нем чувство неловкости. Пока он не встретил Елену. Хотя…

У них не было времени, чтоб насладиться удовольствием совместной жизни. Смерть слишком рано забрала ее. Их отношения оборвались на стадии романтических встреч.

Тут до Тео дошло, что Софи говорит что-то о «мужчине двадцать первого века» особенно едким тоном.

— Вы умеете мыть посуду? Не могу в это поверить! — заявила она с уничтожающим сарказмом. — Думаю, вашу кандидатуру стоит выдвинуть на конкурс «Мужчина года»…

Прежде чем она смогла продолжить, Тео в два прыжка оказался возле Софи и схватил ее за плечи. Он был так близко, что она могла заметить золотистые пятнышки в его глазах, длинные густые ресницы, сексуальные контуры рта.

Софи ощутила, как ее тело задрожало, а соски напряглись и стали чувствительными к ткани джемпера. Она почувствовала неповторимый аромат Тео, и ей захотелось закрыть глаза и вдыхать его полной грудью.

— Ты полагаешь, я могу претендовать на это высокое звание? — произнес Тео, растягивая слова. Его взгляд опустился к груди Софи.

— За помытую посуду?

— А за что же еще?

Их глаза встретились, и Софи словно пригвоздили к месту. Сердце было готово выпрыгнуть из груди, и в висках стучало. Она чувствовала, что вот-вот потеряет сознание.

Если бы он слегка ослабил объятия, она бы смогла взять себя в руки и снова обрести невозмутимость. Но сейчас лицо у нее горело, и румянец, должно быть, становился все ярче и ярче.

Вероятно, Тео прочитал ее мысли, потому что отстранился и достал две кружки из буфета. В смятении Софи даже не рассердилась на него за то, что он ориентируется в доме не хуже ее самой.

Вместо этого она откашлялась и сказала, что ей уже пора.

— Извини, если задел твои чувства, заговорив о женихе…

— Роберт не мой жених. И чувства мои не задеты. Я кое-что понимаю в мужчинах.

— Правда?

— Да, — твердо ответила Софи. Она не собиралась разговаривать с ним об этом: он попросту не понимал, когда его любопытство переходит границы приличия. — Помочь с посудой? — вежливо спросила девушка. Она была уверена, что он оставит посуду домработнице, но привычная роль вежливой хозяйки помогла ей преодолеть смущение.

— Чтобы у тебя был еще один повод обвинить меня в том, что я не идеал современного мужчины? — пробормотал Тео. Может, он и в самом деле помоет эти дурацкие тарелки. — Ты мне так и не сказала, что под этим подразумеваешь.

— То же, что и другие женщины.

— Другие женщины хотят, чтобы их мужчины оставались мужчинами.

Софи незаметно отступила к двери.

— То есть неандертальцами? — съязвила она. — Сейчас женщинам нравятся мужчины, которые могут разделить с ними все, начиная от домашних обязанностей и заканчивая воспитанием детей. Им правятся мужчины, которые не стесняются своих слез и способны признавать свои ошибки.

— Не всем женщинам, — заметил Тео. Он знал, что флиртует напропалую, и чувствовал себя превосходно. После долгих месяцев вдали от людей он наконец-то вспомнил, что еще не все осталось позади, и не собирался упускать возможность почувствовать себя таким, как все.

Эта женщина ничего для него не значила. Она была слишком прямолинейной, и чертовски непредсказуемой.

У неё расплелась одна косичка, и Тео был вынужден признать, что ей это идёт.

Заметив, что он обратил внимание на ее прическу, Софи стянула резинки и провела пальцами по густым белокурым волосам. Косички не годятся. Особенно когда ей нужно сохранять хладнокровие.

— Возможно, тем женщинам, с которыми ты знаком, и не нравятся, — возразила Софи.

Интересно, с какими особами он общается? — подумала она и сразу представила себе очень красивых и очень высоких девушек. Роскошный мужчина с хорошим банковским счетом — если судить по его готовности платить такие деньги за квартиру — ищет женщину под стать себе.

— Тебе больше нравятся мужчины, которые любят готовить ужин и плачут во время мелодрам? Ну да, с таким можно за вышиванием обсуждать последний телесериал.

Софи напомнила себе, что он чертовски высокомерен, не говоря уже о том, что сует нос в ее личную жизнь и задает много вопросов. А то, что остроумие ему не чуждо, еще больше выводило ее из себя.

Она сделала вид, что задумалась.

— Да, всегда приятно делать что-то за компанию. Вышивание — это чересчур, но что касается мужчин, которые умеют готовить, вряд ли найдется женщина, которая от такого убежит.

— Может, ты и права, — лениво протянул Тео. — Может быть, я общался с другими женщинами. Они заставили меня поверить, что их заводит сильный характер.

Он перекинул через плечо полотенце и направился к ней. Софи чуть не взвизгнула от испуга.

Она развернулась и направилась к входной двери, зная, что он идет следом, провожая ее до выхода, чтобы закрыть за ней дверь. Как раз когда она взялась за ручку, Тео поравнялся с ней.

От нее смутно пахло какими-то цветочными духами. Она продолжала рассуждать о чем-то — так маленькие собачки лают просто так, сотрясая воздух. Тео ухмыльнулся, и она свирепо посмотрела на него, собираясь продолжить свой прерванный монолог.

— Если женщинам нужны чувствительные кулинары, то я дам тебе совет. Мужчинам нужны женщины, которые не пустословят, — заявил Тео.

Ему показалось, что она сейчас взорвется. На этот раз он не смог сдержаться и расхохотался от всей души.

Софи, потеряв дар речи, уставилась на него с открытым ртом.

— Конечно, есть один беспроигрышный способ заткнуть женщине рот…

Она должна была это предвидеть. Но даже когда оп наклонился к ней, прикосновение его губ к ее губам стало для нее совершенной неожиданностью. Она чуть не задохнулась и попыталась отстраниться, а он целовал ее все глубже и сильнее, с настойчивостью мужчины, который уже давно не знал женщины.

Внезапно Тео отстранился, преисполненный злости и отвращения к самому себе.

Софи потеряла власть над собой, но еще хуже было сознавать, что ей понравилось и она могла бы зайти еще дальше.

— Уходи, — прохрипел он, и Софи дернула дверь, дрожа всем телом.

Тео слышал, как она заперла за собой дверь. Каким-то образом он очутился в спальне, где тут же заснул, даже не поработав пару часов за компьютером как обычно.

Произошедшее застигло его врасплох, и теперь ему придется подумать, как вести себя дальше. Потому что больше всего на свете Тео не любил неожиданности. Сюрпризы, по его опыту, всегда вели к чему-то неприятному, а этого он старался избежать любой ценой.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


Софи решила, что тот мимолетный поцелуй, который не давал ей покоя целых три дня, был грустным напоминанием о ее одиноком существовании. Она не могла понять, как это случилось. У нее начинала, кружиться голова даже от одной мысли об этом поцелуе.

Она планировала держаться подальше от этого человека до тех пор, пока не будет уверена, что контролирует себя. Кроме того, их встреча могла бы вызвать смущение у них обоих. Тео выпроводил ее из коттеджа с такой скоростью, что она удивилась, как он не разнёс дверь на кусочки. Софи не поняла причину такого поведения, но почувствовала, что ему было еще неприятнее вспомнить об этой встрече, чем ей.

Отбросив мрачные мысли, Софи посмотрела на бумаги, лежащие на столе.

— Они не могли так поступить! — заявила она Роберту, который связывал кипу бумаг.

Мойра и Клэр уехали до вечера, чтобы купить подарки на Рождество, и Софи не могла их винить. Ничто не могло так убить дух Рождества, как созерцание бумажной работы, которую нужно привести в порядок, изрядно поломав голову. И только Роберт лояльно относился к этому занятию. Он работал медленно, но относился к своему делу досконально и без жалоб.

— Могут, — ответил Роберт. — Может, ты не понимаешь, по наш городок не похож на Лондон, Токио или Нью-Йорк.

— Но это не объясняет то, что управление электроэнергией может погрузить нас во тьму! — возразила Софи.

— Пару часов, Софи! Я думаю, завтра мы обойдемся без электричества с восьми до часу. Конечно, мы не сможем работать, — заметил он, недовольно оглянувшись. — Без света офис похож на тюрьму.

Мысли Софи лихорадочно метались. А предупредили ли они Тео о выключении электричества? Наверное, нет. Ее почта была перенаправлена на адрес офиса, как только она покинула коттедж. Ей следует оповестить своего клиента.

— Почему бы нам завтра не сделать небольшой перерыв? Я угощу тебя ланчем…

Софи, уставившись вдаль, искала способ избежать встречи с Тео. Мысль о том, какая реакция последует при ее появлении у этого мужчины, вызывала у нее дрожь.

— Эй, ты здесь?

Софи заметила, что Роберт что-то ей говорил, но она не могла понять о чем.

— Прости, Роберт. Ты что-то сказал?

— Я сказал, что тебе нужно отвлечься от всего этого, Софи. — Он сделал жест, как бы сметая бумагу со всех столов. — Эта ерунда не так уж важна, но она тебя все больше поглощает.

— Чем интенсивнее я буду работать, тем быстрее закончу и смогу вернуться к учебе.

— И все оставишь? Но ты не можешь позволить себе уехать!

— Что ты имеешь в виду?

— А то, что денег нет, и тебе придется либо бросить курсы, либо продать коттедж. Теперь ты, наверное, не захочешь…

—…продолжать этот разговор. — Софи встала и надела свитер, затем пальто. — Я не могу допустить мысли о том, что все происходящее начинает разваливаться на кусочки.

Роберт вскочил на ноги и преградил ей путь, как прилежная собака, загоняющая в загон своенравную беспризорную овцу. Софи пыталась найти ключи от офиса в своей бездонной сумке.

— О, Роберт, не начинай! Я знаю, ты сочувствуешь мне…

— Сочувствую?

Девушка рассмеялась, поскольку он стоял очень близко к ней, источая застенчивую нервозность, которая пугала ее.

— Мы знаем друг друга тысячу лет, но ты же не думал, что между нами… — она нащупала ключи и сжала их в кулаке, затем сунула руки в глубокие карманы пальто.

— Почему, как ты полагаешь, я работал с твоим отцом все это время?

Роберт протянул руку и погладил ее волосы. Глаза Софи расширились от изумления. Ей вдруг захотелось, чтобы земля разверзлась и поглотила ее. Да, неделя выдалась нелегкой. Сначала искушающий Тео, теперь старый друг Роберт…

— Потому что ты уважал отца, — предположила Софи с надеждой, но Роберт отрицательно покачал головой.

— Да, я уважал его, — задумчиво произнес он. — Я восхищался им, его энтузиазмом, но я был с твоим отцом, чтобы видеть тебя.

— Меня? — пропищала Софи.

— Вот почему я помогаю тебе сейчас. Если что, я поручусь за тебя перед банком… А что, если ты не сможешь выплатить все долги? Тебе придется продать дом, по денег может не хватить…

— Откуда ты знаешь?

— Неважно, — ответил Роберт с кривой усмешкой. — Но я… — он тщательно подбирал слова, — я могу позаботиться о тебе.

— Ты дашь мне денег? — с сомнением спросила Софи. — Даже не зная, когда я смогу тебе их отдать?

— Я не хочу давать тебе в долг, — терпеливо объяснил Роберт. — Я хочу, чтобы мы поженились.

— Что?!

— Я понимаю, у нас не было близких отношений…

— Роберт, у нас вообще не было отношений!

— Но у нас может получиться хорошая семья!

— Мы же просто друзья, Роберт.

— Ну и что! Ты мне нравишься, Софи.

— Нет!

— Как мне убедить тебя?

Неожиданно Роберт приблизился к ней и накрыл ее рот поцелуем. Словно в ужасном замедленном кино, Софи чувствовала, как он целует ее, и никак не могла отреагировать. Когда Роберт отпустил ее, она раздраженно уставилась на него.

— Подумай о моем предложении, Софи! Обещай мне! Мы будем прекрасной парой. Может, твой финансовый кризис — это судьба, которая соединит нас.

— Роберт…

Он положил палец на ёе губы, чтобы она замолчала.

— Знаешь, мне нужно уехать на несколько недель. Мой отец заболел, я должен помочь матери. Думаю, что останусь там на неделю, так что у тебя есть время обдумать мое предложение. Ты же знаешь, как моя мама любит тебя, она так хочет внуков. Когда я вернусь, мы обсудим это еще раз.

Роберт даже не дал ей времени ответить. Софи осталась одна, спрашивая себя, как так случилось, что она не заметила чувств Роберта, которые сразу же легко увидел Тео. И Роберт действительно неудачник…

Визит к Тео казался ей теперь не столько кошмаром, сколько возможностью отвлечься и не думать о том, что сказал Роберт. Вскоре после того, как он ушел, она неожиданно для себя направилась к коттеджу, где теперь обитал Тео.

И только увидев включенный свет в доме, Софи остановилась. Теперь, когда она оказалась па месте, мысль, от которой ей становилось дурно, всплыла на поверхность с ужасающей простотой: как он поведет себя, увидев ее здесь? В глубине души она надеялась, что он последует ее примеру и притворится, будто между ними ничего не произошло.

Интуитивно Софи считала, что она не подходит Тео, а внутреннее чутье ёе никогда не подводило. Она не могла объяснить, почему он ее поцеловал тогда; возможно, одиночество породило в нем непреодолимое желание, а она в этот момент оказалась рядом. Он знал, что она ответит на его порыв, а какая женщина поступила бы иначе? Этот мужчина просто великолепен. Однако он быстро понял свою ошибку. Ведь ее никак нельзя назвать сексуальной красоткой. Может, ей стоит с благодарностью отнестись к предложению Роберта? Оно застало её врасплох, но, вероятно, ей. стоит хотя бы рассмотреть перспективу сходить с ним на свидание? Настоящее свидание? Пусть Роберт и не разжигал в ее груди пламя бешеной страсти, но он, по крайней мере, не отвергал ее с таким нескрываемым отвращением после одного поцелуя.

Тео сидел в небольшом рабочем кабинете, уставившись в экран компьютера, мечтая о том, чтобы эта машина сотворила чудо и поглотила его. Услышав звонок в дверь, он поднял глаза.

Расположен кабинет был как нельзя более удобно: из его окон прекрасно просматривалась входная дверь. Тео не составило труда разглядеть задумчивое выражение лица Софи.

Вместо того чтобы встать, Тео откинулся па спинку стула и, сомкнув пальцы рук под подбородком, продолжал смотреть на нее.

Он знал, что она вернется. Рано или поздно. Если бы этого не произошло, ему бы пришлось выискивать предлог для встречи с ней, но он был рад, что такой необходимости не возникло. Брать инициативу в свои руки сейчас он не хотел, и перспектива активных действий его не радовала.

Но теперь…

После его выходки несколько дней назад не исключено, что Софи может дать ему оплеуху. Он признавал, что вел себя неподобающим образом. Более того, он совершил самую ужасную оплошность из всех, которые только можно совершить по отношению к женщине — он не устоял и поддался искушению только ради того, чтобы потом оттолкнуть ее с отвращением. А Софи даже и в голову не могло прийти, что его отвращение было обращено исключительно на него самого. Какой же обиженной и оскорбленной, должно быть, она себя чувствовала. Особенно учитывая ту страстность, с которой она откликнулась на его порыв.

Звонок прозвенел снова, и Тео, вздохнув, поднялся и направился к входной двери. Он не торопился, давая тем самым возможность уговорить себя не делать того, что собирался. Последние три дня выдались для Тео особенно напряженными. По сути дела, справляться с горем и печалью в течение долгих месяцев и то, наверное, было легче. По крайней мере, горе было тем состоянием, которое уже ему знакомо, которое он мог понять и с которым научился справляться. Тео мог забыться где-нибудь на вершине горы и с безрассудством катиться вниз по крутым отвесным скалам. Он запросто мог ввязаться в какое-нибудь рискованное предприятие и наслаждаться иллюзиями, чувствовать себя снова живым.

Однако в результате он всегда возвращался в свое прежнее состояние тихой скорби и печали.

Но те десять секунд физической близости с Софи погрузили Тео в состояние крайнего волнения и замешательства.

В течение трех дней он не мог ни о чем думать. Глухой звук, издаваемый его компьютером, в котором он когда-то находил покой и утешение, уносил его в страну бессмысленных мечтаний и когда ее губы касались его губ, об ощущении ее нежной кожи, о желаниях своего собственного тела, которые выходили из-под контроля.

Такое состояние было для него сейчас чуждым и неуместным. И он вовсе не собирался рассматривать его как неразрешимую проблему. Любую проблему можно решить.

Тео смирился с потерей Елены, и он был уверен, что справится с этой неожиданно разгоревшейся войной между его желаниями и разумом без особого труда. Тео относился к данной ситуации с холодным рационализмом человека, нацеленного на анализ и разрешение возникшей проблемы.

Он не смог устоять перед этой женщиной. Но Тео прекрасно понимал, почему так случилось. Он оказался вырванным из своей привычной среды, из устоявшегося уклада жизни, где привык вести себя в манере, подразумевающей жесткий контроль над своими чувствами. Сейчас же, находясь вдали от множества устремленных на него глаз, оп нарушил типичный для себя способ жизни.

Но даже осознание глубинных мотивов такого поведения не помогло остановить волну неуместной страсти и желания, накатывавшую на него всякий раз, когда он думал о Софи.

Одного он никак не мог объяснить. Почему именно она? Вокруг было много более привлекательных и соблазнительных женщин, и он не обращал на них никакого внимания. Более того, зацепить в этой квартирной хозяйке? Женщине с несносным характером, чье поведение раздражало его и которой не было дела до того, что о ней думают.

И снова Тео решил, что причиной всему те обстоятельства, в которых он оказался, — вдали от привычной лондонской жизни, от друзей и знакомых. Свобода вести себя как вздумается под надежным прикрытием того, что его здесь никто не знает.

Впервые за эти долгие полтора года Тео мог что-то чувствовать. Он беспристрастно отдавал себе в этом отчет, относясь к непредвиденной ситуации в той же манере, в какой он справлялся с трагедией неожиданной смерти Елены. Тео был человеком действия, и сейчас он тоже не собирался бездействовать. Если тело подает сигнал о том, что он постепенно возвращается к жизни, то тогда стоит прислушаться к потребностям собственного организма. Осознание того, что объектом его пробуждения стала женщина, на которую раньше он и не взглянул бы, отчасти его успокаивала. Не было никакой опасности запутаться в отношениях.

Мысль о том, что он ей противен, была ему неприятна. Он предпочел не думать об этом сейчас, а сосредоточиться на сиюминутной перспективе соблазнения, не задаваясь вопросом о будущем их отношений.

Тео открыл дверь и увидел натянуто улыбающуюся Софи. Его сердце радостно подпрыгнуло, прикрыв дверь, и заметил, что она не снимает пальто.

— Не хочешь немного выпить?

— Нет, спасибо. Я зашла, чтобы только сказать тебе, что завтра отключат электричество на несколько часов. Боюсь, тебе придется обойтись без своего компьютера. — Софи нервно улыбнулась, заметив дружелюбный взгляд Тео. Она хотела пойти к двери, но он преградил ей путь. — Может, тебе стоит продолжить писать книгу, — посоветовала она.

— Хорошая идея, спасибо.

Теперь, когда Тео не испытывал угрызений совести, ему не хотелось ее отпускать. Он подошел к Софи и заметил, что она вздрогнула как беззащитный котенок. Интересно, чего она боится? Ответ был очевиден: Софи опасается, что он прикоснется к ней. Он спросил себя, что пугает ее больше — мысль о его прикосновении или ее собственная реакция?

Тео почувствовал всплеск адреналина, глядя на объект соблазнения. Если бы кто-то сказал ему две недели назад, что он будет вожделеть другую женщину, он бы затеял драку с тем, кто попытался оскорбить память его невесты.

Теперь его глаза лениво дрейфовали по лицу Софи, наблюдая, как она медленно краснеет.

— Я тебя возбуждаю? — спросил Тео.

— Нет! А почему ты должен меня возбуждать?

— Потому что в прошлый раз, когда я поцеловал тебя… Никто из нас не предполагал, что так случится.

Теперь Тео стоял поодаль от нее, и путь к двери был свободен. Но почему, черт возьми, она не уходит?

— Слушай, давай выпьем по чашечке кофе. Я тебя не трону, если ты, конечно, сама не попросишь.

Софи вздохнула, поняв, что Тео шутит. Она уже поняла, что Тео считает ее неловкой и неопытной. И он забавляется, возбуждая ее. Он похож на хищника, а хищники любят играть со своими жертвами. Софи улыбнулась своим причудливым мыслям. Но когда посмотрела в его глаза, ее кожа покрылась мурашками.

— Очень смешно, — сказала она сдавленным голосом.

— Да ладно. Ты нервничаешь и заставляешь нервничать меня, — его улыбка была обольстительной. — Снимай пальто. У тебя же был тяжелый день.

Внезапно Тео показалось жизненно важным не спугнуть ее. Софи может стать его временным спасением, тонкой соломинкой, которая неожиданно появилась в его жизни. Он не хотел разбить ей сердце, это был не его стиль. И если бы Софи была более осторожной и держала его на расстоянии, то Тео смирился бы.

Вскоре он снова уедет в Лондон, но сможет ли вернуться там к нормальной жизни или опять погрузится свою меланхолию? Здесь мысли о Елене посещали его не так часто…

Тео пошел в гостиную, надеясь, что Софи последует за ним. Но она осталась стоять, словно прикованная к полу.

— Ну что же ты? — с сомнением спросил Тео, глядя на каменное лицо Софи. — Входи. Давай поговорим.

Но Софи не сдвинулась с места. Смущенная и взволнованная, она отказывалась отступать. Тео начал чувствовать свое бессилие перед ее упрямством.

— Зачем? — спросила Софи.

— Потому что, — терпеливо объяснил Тео, — ты владелица этого дома. Нам все равно придется общаться. Так что давай все выясним.

— А я предлагаю забыть, что произошло между нами, — заявила Софи.

У нее возникла мысль, что она никогда не хотела ни одного мужчину так, как Тео. Его сексуальная привлекательность ошеломляюще действовала на нее. Поэтому идея пообщаться с ним была достаточно плохой.

— Но это же произошло! — возразил Тео.

— Давай притворимся, что этого никогда не было.

Это предложение Софи повергло Тео в шок. В его мире, по крайней мере, в те беззаботные дни, пока он не встретил Елену, Тео играл с женщинами с изяществом музыканта. И легкие разговоры о сексе были само собой разумеющимися.

— Я думаю, — продолжила Софи, — что обсуждение этой темы ничего не изменит. И мы должны Договориться, что ничего подобного не произойдет больше. Еще я была бы признательна, если бы ты не возвращался к этой теме.

Тишина, возникшая между ними, была похожа на натянутую струну. Софи прикусила губу. Как она могла подумать, что он не может сопротивляться ее женскому обаянию? Неудивительно, что он стоит, потеряв дар речи, и смотрит на нее как на умалишенную. Боже, он, наверное, считает, что она слишком высокого мнения о себе!

Софи взяла себя в руки и с трудом произнесла:

— На самом деле я пришла сказать тебе об отключении электричества. Имей в виду, что камины в гостиной и спальне работают. Ты можешь затопить, если станет холодно.

— Вряд ли я буду валяться в спальне весь день.

Поняв, что попытка соблазнения не удалась, Тео старался говорить как можно более спокойно. Теперь, когда Софи прояснила цель своего визита, он понял, что ей не терпится уйти. Наверное, так будет лучше. Судьба иронически напомнила ему, что он все еще здоровый энергичный мужчина, но Софи не стоила его усилий. Он и прежде никогда не преследовал ни одну женщину. Даже Елену.

— А что ты собираешься делать утром без электричества?

— Полезная деятельность не обязательно обозначает работу, — подчеркнула Софи.

— Это значит, что ты будешь сидеть в офисе, перебирая бумажки.

— Кто-то должен делать черную работу. А чем займешься ты?

— Чем-нибудь… Схожу на пляж, пообедаю в ресторане.

Софи спросила себя, как получилось, что она болтает с Тео, когда находится буквально в шаге от двери.

— Ладно, мне действительно пора, — вежливо произнесла Софи. Она наконец схватилась за спасительную дверную ручку и посмотрела через плечо на Тео: — Обычно предсказания по отключению электроэнергии очень точны. Но все-таки сообщи…

—…если мне что-нибудь понадобится.

Проблема была в том, размышлял Тео, когда Софи исчезла в темноте, что то, чего он хотел, она вряд ли может ему дать.


ГЛАВА ПЯТАЯ


Когда Тео думал о Елене, он всегда представлял себе нечто утонченное и женственное. С самой первой минуты, когда он увидел Елену, Тео был увлечен ее милой, девичьей красотой и спокойным очарованием. Впервые в жизни его не одолевало желание затащить женщину в постель. Естественно, физически она привлекала его, но больше всего ему хотелось заботиться о ней.

Елена, появившись в его жизни как раз тогда, когда он неосознанно начал подумывать о том, что пора бы жениться, полностью соответствовала всем его представлениям об истинно прекрасной женщине.

Она была очень привлекательна: светлые волосы, голубые глаза и ни капли открытой сексуальной привлекательности, которая всегда так притягивала Тео, но которая шла вразрез с его представлениями о добропорядочной жене. Несмотря на свое практическое понимание жизни, Тео обладал одной ярко выраженной чертой: все, что касалось выпивки и развлечений, было приемлемо только тогда, когда речь не шла о совместной жизни.

Елена со своим ангельским видом удивительно подходила на роль его жены.

Не будучи бесхарактерной, она была почтительной ко всем. Тео никогда не привлекали любительницы поспорить, а Елена была так очаровательно покорна. Он вспомнил, как однажды сидел в одном из жутко дорогих ресторанов, которых обычно избегал, но которые так помогали ему произвести впечатление на эту женщину. Елена с милой улыбкой на губах смотрела на него, слушала его, склонив голову набок, и восхищалась им.

Он был уверен, что они заключат удачный для обеих семей союз и что пьедестал, на который он воздвиг Елену, нерушим.

Перестал ли бы Тео оплакивать ее гибель, останься он тогда в Лондоне? Теперь он твердо знал, что сумел заставить свое сердце замолчать. Сначала это был лишь защитный механизм, но потом его сердце привыкло молчать, и в итоге он чувствовал себя от этого только лучше.

Сейчас же, лёжа в кровати и понимая, что поработать на компьютере не удастся, Тео размышлял о капризах судьбы, которая завела его в этот тупик. Сложив руки в замок вместо подушки под головой, он уставился в потолок. Что же было особенного в этой женщине, сумевшей достучаться до его сердца?

Она часто спорила и говорила много колкостей, и он сомневался, бывает ли она вообще когда-нибудь покорной. Тео привык всегда находить решение своим проблемам. И теперь он никак не мог разобраться, почему переживает из-за женщины, которая приводит его в недоумение, в то время как легко мог бы найти себе другую. Почему добровольно оказался в такой ситуации, от которой одни проблемы. Ведь он был твердо уверен: женщины не должны быть источником проблем. Они — слабый пол, и поэтому должны успокаивать и расслаблять.

Софи Скотт совершенно не умела успокаивать. Она всегда насмехалась над ним. Тео нахмурился. Его ноутбук был рядом и ждал, когда хозяин начнет работать, однако необходимость прочесть присланную почту приводила Тео в уныние.

Он выключил свет и дал волю своим мыслям побродить в переулках разговора с Софи, который состоялся у них накануне. Именно тогда вежливо, но твердо она дала ему понять, чтобы он и не думал о романе с ней. Очевидно, ей никогда не говорили, что предупреждать мужчину о чем-то подобном — это все равно что трясти красную тряпку перед быком.

Что толку в поединке, если ты не принимаешь в нем участие? Тео всегда принимал вызов. Сейчас он смаковал мысль о том, что будет обладать ею, победит ее жеманность и даст волю огню, который горит у нее внутри.

На следующее утро Тео проснулся с неприятным ощущением прохлады и понял, что в доме нет отопления. Тем не менее его мозг сразу начал работать, а холод только стимулировал выплеск той энергии, которую он чувствовал в себе. Тео принял холодный душ и уже в половине десятого был на пути к ее офису.

Софи сидела на полу, обернувшись толстым одеялом, и едва ли догадывалась о том, что Тео заходит к ней в офис. Она вообще не догадывалась о чьем-то присутствии, пока не заметила его силуэт.

Вскрикнув от неожиданности, Софи вскочила на ноги и уронила несколько листов, лежащих у нее на коленях.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она, сбрасывая одеяло.

— А где твоя остальная команда?

Софи пыталась не забывать о том, что была его хозяйкой и обязана проявлять хорошие манеры, даже если ей не хочется. Она сидела на полу уже почти час просто потому, что ей было легче один раз спуститься самой к коробкам, нежели постоянно таскать их наверх. Ее руки и джинсы были грязными, волосы — наверное, тоже. Софи узких джинсах, теплом свитере и кожаном пиджаке, который, как и все остальное, говорил о повседневности.

— Ты не ответил на вопрос.

— Я подумал, что зайду и, может, помогу тебе как-то с работой, поскольку не в состоянии ничем заняться из-за отключения электричества…

— Но ты же можешь писать и без компьютера, — сказала Софи натянутым тоном. — Разве писатели не должны быть изобретательными?

— Ты говоришь о людях вроде своего отца?

— Я сказала изобретательными, а не изобретателями.

— Покажи мне, что ты уже сделала и как работает твоя система файлов.

— Тебе не нужно сидеть здесь и помогать мне.

— То есть мне лучше уйти?

— Я бы работала намного быстрее, если бы мне не приходилось тратить время на объяснения.

— Ты удивишься, но я очень быстро учусь.

— Тогда тебе нужно воспользоваться этим и осмотреться вокруг. Ну, конечно, если ты действительно думаешь, что не можешь написать пару глав своей книги без компьютера.

— Почему бы тебе просто не принять мое предложение о помощи в том виде, в котором оно было сделано? — сказал Тео с нарастающим раздражением. — Особенно учитывая то, что на данный момент здесь некому тебе помочь. Где те трое? Делают покупки к Рождеству?

Софи виновато подумала о Роберте. Он не появился. А она была рада, когда он не позвонил. Его предложение, свалившееся как снег на голову, несказанно удивило Софи. Он ведь всегда был ее другом и помощником. Но есть ли у него повод считать это началом их отношений? Она, безусловно, не становилась моложе, и что плохого в том, чтобы понять, есть ли между ними что-нибудь, что может иметь свое дальнейшее развитие?

— Только не говори мне, что твой дружок скрылся с тонущего корабля. — Тео выдвинул ящик одного из металлических шкафчиков и посмотрел на файлы. — Тебе нужен компьютер, — сказал он, увидев количество ее бумаг. — Это единственный способ проследить за всем, что у тебя здесь есть.

— У меня есть компьютер, — равнодушно ответила Софи.

— А где он?

— Наверху. Я просто не хочу… втаскивать все это наверх… Знаешь, это занимает столько времени… Вся эта работа с компьютером и так далее… Ну, я имею в виду, что компьютер — это нормально для тебя. Ты просто сидишь и печатаешь свои рассказы.

Тео пришло на ум, что весь вымысел о его работе начинает становиться тяжелым бременем, но он поспешно напомнил себе, сколько удовольствия ему приносит его инкогнито. Разве он не прожил всю свою жизнь с возложенным на него грузом надежд?

У него не было ни братьев, ни сестер, на кого можно было бы переложить ответственность, у него не было выбора, кроме как исполнение сыновнего долга — наследника судоходной империи. Хорошо, что это все пришлось ему по душе. И тем не менее было просто здорово оказаться в придуманной роли только для собственного удовольствия.

— Я знаю кое-что о компьютерах. И могу посмотреть на то, что уже было сделано.

— Ты разбираешься в компьютерах? Нет, позволь предположить. Информация попадает к тебе в голову прямиком через космос! Ну и везучий же ты!

— Ты уже начала вносить в компьютер что-нибудь из этого?

Софи так и подмывало спросить, как это ему еще хватает наглости прийти к ней в офис и задавать вопросы по поводу объемов ее работы. Уж не думает ли он, что примириться со смертью отца и уладить хаос, который он оставил после себя, равносильно прогулке в парке? Тем не менее он сидит здесь с таким видом, будто знает, что делать, хотя на самом деле, конечно же, ничего не знает. А ей так бы хотелось переложить все это на него, а потом лечь в свою кровать и спать несколько недель кряду, пока все не прояснится.

София угрюмо насупилась, и Тео неодобрительно вздохнул.

— Хорошо, сейчас мы не можем ничего сделать, но как только появится электричество, я предлагаю установить простую программу, и с её помощью мы сможем систематизировать всю информацию, разложенную по коробкам.

— Мы? — София почувствовала необходимость признаться в размерах ее собственного невежества во всем, что касалось техники.

— Во всяком случае, меня удивило, почему ты не сделала этого раньше.

— Ну, мы были слишком заняты, стараясь разобраться с этим материалом…

— Тебе никогда не приходило в голову, что есть способ сделать это гораздо быстрее? — Прихватив целую кучу папок, Тео подошел к ее столу и присел на ближайший стул. — Смотри сюда. — Он выделил несколько ключевых слов, которые ровно ничего не значили для неподготовленных глаз Софи. — Мы можем установить программу так, что при ее помощи автоматически объединятся все данные с одинаковыми заголовками. Так, например, эксперименты, проводимые над определенными жидкостями, в ходе которых твой отец контактировал с несколькими людьми приблизительно в одно и то же время, могут быть собраны в один файл простым нажатием клавиши.

— Ты действительно можешь так сделать? — спросила пораженная Софи, не уделявшая должного внимания информатике в школе. — Как? Ты прошел компьютерные курсы в колледже?

Компьютерные курсы? Колледж?

— Я интересовался этим в университете, — признался Тео. — Удивлена?

— Да нет. Нисколько. Ну, не в смысле, что ты учился в университете… Просто странно, что тебя могли интересовать такие вещи, как компьютеры. Это что, было частью твоего курса по литературному творчеству?

— Кто-то говорил что-нибудь о литературном курсе?

Безобидная ложь Глории, единственной причиной которой было защитить его, потому что известное в бизнесе имя могло привлечь нежелательное внимание, сейчас начала тяготить Тео.

Он уклонился от продолжения разговора на эту тему ради создания интригующей истории.

Софи нахмурилась.

— Ну, и что же ты делал в университете? — спросила она.

— Экономика и право…

— Ага. Теперь мне понятно, что ты вполне мог интересоваться компьютерами, если изучал экономику и право.

Тео усмехнулся.

— По-твоему мнению, это делает меня скучным?

— Да, ты самый скучный из всех людей, кого я знаю.

Эти слова были произнесены Софи, прежде чем она подумала о том, как они прозвучат. Она непроизвольно сжалась в своем кресле и попыталась подумать, как сможет объяснить, что подразумевала. Он был слишком высокомерным, слишком самоуверенным и слишком умным, чтобы считаться скучным.

— Это действительно так? — лениво протянул Тео.

— Я имела в виду… — Что она имела в виду? — Мой компьютер не слишком современный, — сказала Софи, чтобы сменить тему разговора. — Я не могла позволить себе поменять его с того времени, как начала учиться, и только потом я поняла, почему люди избавляются от своих компьютеров каждые пару лет: они просто-напросто устаревают. Однако я надеюсь, что он сможет справиться с той замечательной программой, которую ты хочешь установить.

Тео откинулся на спинку стула. Он уже был близок к тому, чтобы завоевать ее, но она опять ускользнула, и ему снова пришлось признать ее неординарность.

Он ей нравится, даже если она и решила не поддаваться его обаянию.

Ему было интересно, связано ли это с Робертом, хотя, наверное, даже отрицание этого причинило бы ей боль. Она так и не ответила на вопрос, который он задавал ей раньше.

— Я посмотрю и проверю, — сказал безразлично Тео. — Всегда можно купить новый.

— Купить новый? — Софи посмотрела на него так, как будто бы он сошел с ума.

— За эти годы компьютеры значительно снизились в цене…

— Но даже покупка одного стоит слишком много. Как ты думаешь, почему я сдаю в аренду коттедж? Мне нужны деньги! — Она отчаянно огляделась вокруг. — Я разобралась только с половиной всего этого. Материала наверху еще больше, бумаги в коттедже, в коробках, хранящихся на чердаке. Твоя арендная плата уже съедена кредиторами. Поэтому, когда речь начинает идти о том, чтобы выбросить еще несколько сот фунтов стерлингов на новый компьютер, приходится еще раз подумать.

Его лицо выражало полное сочувствие.

Софи поднялась и направилась к кофейнику, чтобы приготовить кофе. Запоздало она вспомнила, что без электричества чайник не будет работать, и, обернувшись, посмотрела на него с извиняющейся улыбкой.

— Ты пришел сюда, чтобы отвлечься, тебе наскучили мои проблемы?

— Есть кто-нибудь, кто мог бы дать тебе ссуду?

Подумав о Роберте, София пришла в волнение.

— На самом деле…

— Что на самом деле?

— Роберт сказал, что он готов поручиться за меня. Но все зависит, захочу ли я быть обязанной.

— Где он сейчас? — Тео нахмурился от явного неудовольствия. — Так или иначе, скажи, какова его выгода?

— Никакой! И он пригласил меня на ланч, — Софи легко и изящно прошлась по офису.

— Судя по всему, предложение Роберта имеет тайный смысл. Так чего он хочет? Получить большие проценты? Заложить дом? Я был бы очень осторожен, беря у него ссуду. — Тео почувствовал, как у него сжались кулаки от мысли, что Роберт оберет Софи до нитки. А именно это он и сделает, поскольку Софи была совершенно наивна в сфере финансов.

— Роберт не акула! Он просто не очень уверен в себе, — горячо возразила Софи.

— Интересно! И какую схему выплат он предлагает? — спросил Тео, подняв брови. Его взгляд выражал смесь любопытства и цинизма.

— Прекрати передергивать мои слова. Его предложение может спасти мою жизнь. И если я сказала «неуверен в себе», то только с твоей подачи, а ты видел его только пять секунд!

Тео заметил, что Софи явно нервничает, но не посвящает его во все детали, что обострило его любопытство.

— Ладно, — решил нажать он. — Я опытный человек в вопросах финансов и привык ко многим неожиданностям.

— А есть хоть что-то, в чем ты не разбираешься? — едко спросила Софи. Она не могла удержаться от искушения стереть довольную ухмылку с лица Тео. Помолчав несколько секунд, она добавила: — Роберт предложил мне выйти за него замуж.

— Ты шутишь!

— Нет, я не шучу. Ты, очевидно, плохо знаешь женщин. Они никогда не шутят по поводу брака.

Тео было трудно принять то, что только что сказала Софи. Если мужчина хочет помочь женщине в трудном положении, то, наверное, она ему нравится… Тео чуть не рассмеялся от этой мысли. Как будто вокруг него не было миллиона других свободных женщин. Очевидно, перемена обстановки так подействовала на него. Он никогда не забыл бы Елену ради другой женщины, но тело, увы, реагировало на Софи.

— И? — поинтересовался Тео. — Ты приняла его предложение? Наверное, тебе было тяжело удержаться от такого искушения?

Софи уже сожалела, что проговорилась.

— Я еще думаю об этом… — произнесла она, лихорадочно соображая, как увести Тео от скользкой темы.

— И все, чего он хочет, это жениться на тебе? — с усмешкой спросил Тео.

— Ты удивлен?

Тео заметил самодовольное выражение на ее лице.

— Помнишь, я говорил, что он слабый мужчина, который нуждается в сильной женщине.

— Спасибо за комплимент!

— Я хорошо разбираюсь в людях, — пожал плечами Тео.

— Это еще один из твоих скрытых талантов?

— Ага, — с готовностью согласился Тео, проигнорировав ее сарказм. — Возможно, я и не прав, но ты же не любишь его? Потому что иначе не говорила бы о нем как о мещанине.

Софи надеялась, что все сложится замечательно. Ее родители страстно любили друг друга, и Софи верила, что встретит такую же любовь. Она ждала. Никто не разбил ей сердце. А раз любовь не случилась в ее жизни, то почему бы не принять дружеский брак, который предлагал девушка была потрясена, как долго и тщательно он скрывал свои чувства.

— Твое мнение не имеет значения для меня. Если любовь так важна, почему же люди разводятся?

— Поэтому ты сама говоришь о браке с осторожностью?

— Это мой ответ на твой вопрос, — пробормотала Софи. — В любом случае, если для тебя так важна любовь, почему ты не женат? — Она могла бы поставить на карту свой дом, что Тео чувствует то же, что и она, и так же притворяется. Тео только выглядел умудренным в житейских делах, чтобы производить соответствующее впечатление.

— О! У тебя сложилось мнение обо мне, — равнодушно произнес Тео. — Может, лучше покажешь, где твой компьютер, чтобы я начал работу?

Софи поспешила уверить Тео, что ей не нужна его помощь.

— Почему? Программа может избавить тебя от многих забот и отсортировать счета твоего отца.

— Я не смогу заплатить тебе…

— Но я и не думал об оплате, — холодно сказал Тео.

— Мне бы не хотелось отрывать тебя от творчества ради помощи мне, — Софи гордо вскинула подбородок. — Мне не нужны акты милосердия с твоей стороны.

— Не будь дурой!

— Что?!

— Зачем ты смотришь в зубы дареному коню? — резко спросил Тео. — Я протягиваю тебе руку помощи. Почему бы не принять ее с вежливой улыбкой?

— И все же, какова твоя цена?

Тео смотрел на Софи сквозь прищуренные глаза, пока она не заерзала на стуле. Запоздало она поняла, что сболтнула лишнее, но слова сорвались у нее с языка, прежде чем она смогла их осмыслить.

— Пусть это будет обмен. Твой дом оказал просто магическое влияние на мою книгу. Так что — равноценный обмен.

Тео вдруг представил тело Софи, распростертое под ним, изнемогающее от страсти, и ее глаза, горящие томным желанием.

Невозможно. Тео никогда не заигрывал с женщинами, у которых были обязательства перед другими мужчинами.

— Где ты будешь работать?

Тео посмотрел на Софи рассеянным взглядом.

— Что?

— Программа, — терпеливо объяснила Софи. — Ты намереваешься работать с нами в офисе, но здесь слишком тесно по сравнению с домом. Впрочем, поступай как хочешь.

— Нет, я буду работать в коттедже. Есть файлы, которые ты бы не хотела мне показывать?

— Нет! Нет, конечно!

— Прекрасно. Тогда за работу.

Путь к квартире Софи вёл через чёрный ход, и она почувствовала, как мурашки пробежали по ее коже, когда Тео шел за ней следом, так близко.

Квартира была маленькая и функциональная. В ней было все, чтобы сделать жизнь более-менее приемлемой. В конце узкого коридора находилась крохотная кухня, а в середине коридора виднелись двери в спальню и ванную.

В гостиной на столе стоял компьютер. Тео предполагал, что это будет ноутбук. По нет. Компьютер был большим, как телевизор.

— Он слишком тяжелый. Твоя нога… — Софи заметила вспышку болезненного самолюбия в глазах Тео. — Как это случилось? — осторожно спросила она.

Тео пожал плечами и сел.

— Я был идиотом, — сухо ответил он. Софи взяла стул и подсела к нему, ощущая старомодное христианское сочувствие. Но Тео не хотел жалости и не нуждался в ней. — Я думал, что смогу пройти ту крутую трассу, но судьба преподнесла мне жестокий урок. И теперь… ты жалеешь меня!

— Я не считаю, что кто-либо стал бы жалеть тебя, Тео! — честно ответила Софи. — Ты выглядишь таким самоуверенным.

— Интересно… — пробормотал Тео.

— Это большое преимущество, — продолжила Софи. — С тобой не страшно в переполненном барс. Ты можешь отпугивать надоедливых коммивояжеров…

Тео рассмеялся, и звук его смеха чуть не лишил Софи сил. На несколько секунд ее сердце остановилось.

— Так я полезная вещь?

— Ага!

— Но не особенно привлекательная…

Словно загипнотизированная, Софи могла только смотреть на тонкие черты его красивого лица и полуулыбку, играющую на губах Тео. Она наклонилась к нему и, вздохнув, поцеловала его.


ГЛАВА ШЕСТАЯ


В этом поцелуе проявилась вся суть запретной страсти. Он был решительным, настойчивым и бесстыдно-жадным.

Удивление Тео длилось всего пару секунд, а затем он с наслаждением отдался сладости ее губ и мягкому изгибу тела, устремившегося к нему. Он не двинулся с места. Софи привстала со своего стула, чтобы наклониться к нему, и нежно застонала, когда он положил руку на ее талию в том месте, где свитер немного задрался вверх.

— Извини… — она отстранилась, чтобы перевести дыхание, смущенная и сбитая с толку нахлынувшим на нее желанием.

— За что?

Тео потянул Софи к себе и стал целовать ее лицо, отчего волны тепла разливались по всему телу девушки. Он собирался держаться от нее подальше. Она встречалась с Робертом, а Тео не посягал на то, что принадлежало другому. Однако ее поцелуй положил конец благим намерениям. Разве не все средства хороши в любви и войне? К тому же вряд ли она была так уж увлечена Робертом, если была готова броситься в объятья другого мужчины.

— Я не должна была… — Ужаснувшись своему поведению, Софи попыталась выскользнуть, но его рука твердо держала ее. Наконец Софи прекратила неравную борьбу. — Мне неудобно с тобой так разговаривать.

— Я тебя отпущу, и ты сбежишь. А потом, когда мы встретимся в следующий раз, ты скажешь, что нам следует притвориться, будто ничего не случилось. — Оп просунул руку под свитер Софи и стал водить пальцем вдоль позвоночника, пока ей не показалось, что она потеряет сознание от этого приятного ощущения. — Тебе не нужно бежать, — прошептал он, — и не нужно притворяться, что между нами ничего нет…

— Между нами действительно ничего нет… И, пожалуйста, ты не мог бы перестать?

— Перестать что? — Тео позволил своим пальцам пробежать по опасному маршруту вниз по ее спине, пока он не нашел место под ремнем брюк, достаточно широкое, чтобы его палец мог коснуться резинки трусиков. — Заводить тебя?

Софи вздрогнула и сделала последнюю отчаянную попытку вернуться на землю:

— Ты не должен… мы не должны… это… неправильно.

— Почему? Потому что в твоей жизни уже есть мужчина?

Софи, которая ни на секунду даже не вспомнила о Роберте, пробормотала что-то неразборчивое. Разум говорил ей, что она должна под любым предлогом выбраться из этой щекотливой ситуации, но тело пело совершенно другую песню, и мотив этот был безнравственно обольстительным. Разрываемая противоречивыми желаниями, она могла лишь слушать бархатное журчание его слов и осознавать, что хочет, чтобы ее уговаривали.

— Ваши отношения несерьезны, Софи, — нежно прошептал Тео. — Садись ко мне на колени, я расскажу тебе почему…

Раньше Софи никогда не сидела на коленях у мужчин. Хотя, вероятно, она все же сидела на коленях у папы, когда была малышкой, но никогда не делала этого в подобных ситуациях, когда воздух вокруг был насыщен невыраженными желаниями.

Разумеется, она все еще была в силах остановиться, если бы захотела. Именно эта мысль проскочила в голове Софи, когда она подвинулась к нему, а Тео потянул ее вниз, заставив схватиться за него, чтобы не шлепнуться па пол.

— Так лучше, правда? И теплее, при выключенном отоплении. Всем известно, что лучший способ сохранить тепло — это прижаться к другому телу. Ты бы очень удивилась, узнав, сколько тепла мы отдаем в окружающую среду.

Не было ни ухаживания, ни свиданий, никакой романтики, но Софи с охотой шла против всего, во что всегда верила, и с радостью предвкушала предстоящий секс!

Когда Софи поняла это, ее походка сделалась чуточку более соблазнительной: это случилось, пока они шли в спальню. С каждым шагом Софи ощущала, как растет в ней возбуждение — и вот они уже в спальне, и широкая кровать распростерлась перед ними недвусмысленным приглашением.

Софи, освободившись от правил, которым следовала всю свою жизнь, подошла к окну и задернула занавески: навязчивый свет зимнего солнца исчез.

— Это только…

— Это чудесно, — перебил ее Тео.

Когда Софи потянула свитер, чтобы снять его через голову, Тео жестом остановил ее и двинулся к ней навстречу.

— Жар тела… Помнишь?

— Ты о чем?

Это было безумие, но для одного утра, которому не суждено иметь продолжения, она чувствовала себя невероятно сексуальной и очень, очень распутной.

— О том, что нам надо раздеться… и когда мы окажемся в непосредственной близости друг к другу…

Его ладони легли на изгиб ее талии, и Тео потерся об нее всем телом: невозможно было не заметить, что он возбужден. Софи едва ли не теряла сознание от предвкушения, а Тео начал осыпать её поцелуями, долгими и нежными, от которых Софи ощутила слабость и начала задыхаться.

Ее нежное тело, горящее желанием, было для Тео как плот для тонущего. Только сейчас он осознал, насколько сильно ему не хватало такого человеческого общения. После Елены он заставил себя ничего не чувствовать, вот ничего и не чувствовал: в присутствии любой женщины, какой бы прекрасной, физически привлекательной или даже доступной она ни была, ничто в нем не откликалось на сексуальный призыв.

И даже когда он был с Еленой, секс не являлся главным блюдом их меню. Ее женственная хрупкость не давала бурно проявиться его мужскому началу, и Тео довольствовался тем, что ждал, пока Елена сама выберет время.

Его тело уже давно не знало удовлетворения. Тео спрятал лицо в светлых шелковистых волосах Софи и вдохнул чудесное благоухание, смесь запахов шампуня и кондиционера для волос: этот аромат всегда казался ему квинтэссенцией женственности.

И — о чудо! — Тео не чувствовал себя предателем. Ни в коей мере эта женщина не представляла собой угрозы его драгоценным воспоминаниям.

— Я бы донес тебя до кровати, но…

— Но решил не смущать меня, а то вдруг я буду виновата, что ты оказался в больнице с переломом позвоночника.

Тео рассмеялся. А у неё есть чувство юмора, это здорово. Значит, она не очень серьезно относится к происходящему.

— В таком случае смущаться бы пришлось нам обоим…

Но, если честно, Тео и в самом деле предпочел бы отнести Софи в постель и бережно уложить на ложе. Забавно, если учесть, что Тео в жизни не встречал человека менее склонного к романтике, нежели он сам.

Но вот что он не позволит сделать Софи, так это раздеться самой. Он проделает это сам, медленно, смакуя каждое мгновение.

Софи блаженствовала, словно кошка, умявшая целый кувшин сливок. Та часть ее мозга, которая пока не отключилась, все еще пребывала в изумлении: как она может испытывать такое удовольствие рядом с посторонним мужчиной.

Сквозь задернутые занавески просачивалось мало света, но все-таки в комнате не было темно. Софи, восхищенная и возбужденная, любовалась на игру мускулов на руках и плечах Тео, когда он сиял с нее джинсы и, опустившись на колени у кровати, избавился от своего джемпера. Его тело было гибким и тренированным, как у атлета на пике формы, а еще загорелым — самым прекрасным, какое только Софи доводилось встречать.

В данный момент ее беспокоила лишь мысль о том, что на ней надето не самое лучшее нижнее белье. Она была твердо уверена, что все женщины, с которыми спал Тео, носили сексуальное кружевное белье. Дорогой изысканный шелк, а не простые трусики, купленные на распродаже…

Но эта тревожная мысль испарилась через три секунды, поскольку Тео снял свои трусы и устроился между ее бедер.

Тео испытывал боль, борясь с ошеломляющей силы желанием просто взять Софи. Никаких прелюдий, предварительных ласк, просто отчаянная необходимость получить удовлетворение. Но все же он хотел доставить удовольствие Софи и ощутить, как она отвечает ему.

Он сделал глубокий вдох, собираясь силами, а затем наклонился к Софи и начал потихоньку тянуть ее джемпер вверх. Он, должно быть, предавался этому занятию в мечтах, сам того не осознавая. А с какой бы стати ему было затаивать дыхание, видя, как все шире становится полоска гладкой кожи, предстающая перед его жадным взором?

И никакого лифчика! Для женщины достаточно хрупкого сложения у нее были на удивление пышные груди, с четко очерченными сосками, до которых Тео сначала дотронулся большими пальцами. А когда соски затвердели, он прикоснулся к ним языком, ртом, зубами, наслаждаясь ее попытками вырваться.

Он никак не мог оторваться от этих сладостей, затягивая соски в рот и сжимая их, пока Софи не застонала, умоляя его войти в ее тело.

— Потерпи, — сказал Тео, наклоняясь и проводя губами по её плоскому животу, желая попробовать на вкус каждый дюйм этого соблазнительного тела.

Тео вдохнул запах Софи, наполнив им грудь, затем нежно провел пальцем между ее бедер. Он больше не мог медлить. Когда она забилась от его прикосновений, Тео приподнялся и, сделав несколько резких толчков, вошел в нее.

Кульминация оказалась чудесной, непередаваемой.

Их тела были липкими от пота, когда Тео наконец-то лег рядом с ней. Он хотел поинтересоваться, каковы были впечатления Софи, но с неприятным чувством осознал, что это был как раз тот вопрос, который ему задавали женщины, вопрос, который он всегда находил крайне раздражающим.

Он повернул Софи лицом к себе и нежно убрал волосы с ее лица.

— Следовало ли нам делать… это? — выдохнула она.

Софи чувствовала нарастающую тревогу. Нет, она не сожалела о своих оставленных принципах, но не могла не думать о том, что же ждет ее дальше, будет ли логическое продолжение, дающее смысл ее поведению. Будет лучше, если он скажет ей, что это все было ужасной ошибкой, поскольку так она могла бы воссоздать свою «крепость» и возвратиться к здоровой антипатии.

— Что за вопрос? — Тео поцеловал уголок ее рта, что уже само собой дало ей ответ, которого она искала. Да… Никакой ошибки не было. — Ты не боишься, что, будучи твоим любовником, я попрошу уменьшить мою квартплату?

— А ты не боишься, что я могу попросить тебя платить немного больше?

— Я бы стал…

— Стал бы — что? Я пошутила.

— Стал бы платить больше — достаточно, чтобы вытащить тебя из твоего финансового кризиса, другими словами.

Софи напряглась.

— Я бы никогда не попросила тебя об этом!

— Знаю. Я просто предложил.

— Спасибо, но не нужно. — Она начала отодвигаться, но он крепко держал ее за плечи.

— Я не хочу начинать спор, Софи, — холодно заметил Тео. — Я предложил. Ты отказалась. Все в порядке, я больше не подниму этот вопрос.

Его одолевало искушение подвести ее к грани между гордостью и глупостью, но ничего хорошего из этого бы не вышло, несмотря на то, что Софи считала Роберта — скользкого Роберта — тем, к кому она могла бы обратиться в час нужды. Но все равно. Это ее жизнь, и ей решать, как правильно поступать.

— Я не объект для благотворительности, — не удовлетворилась его словами Софи. Между ними не могло быть никакой игры и никаких предложений с его стороны о том, чтобы вытащить ее из долгов. Их жизни никогда не переплетутся. — Я не думаю, что тебе нужно помогать мне компьютерной программой.

Ну да… Разве финансовая помощь отличается от посвящения кому-то своих сил и времени? Все равно, она чувствовала бы себя его должницей, и это послужило бы началом зарождения в ней чувства вины.

Тео чувствовал, что может прочитать эту женщину как открытую книгу. Он был моментально обворожен тем, как неумело Софи скрывала свои чувства.

— Как скажешь, — пробормотал он, размышляя над ее ответом.

— Так и скажу.

— Хорошо.

Софи нахмурилась, но тут же успокоила себя. По крайней мере, им удалось избежать спора на эту тему, потому что он отказался ее слушать. Она и не хотела препираться с ним. Она хотела им наслаждаться. Все это было порочно и не имело смысла, но ей было все равно. Она спрыгнула с обрыва, пребывала в свободном падении и не собиралась усложнять этот короткий миг.

Прижавшись к нему, Софи начала возбуждать его своей рукой и тихо застонала, когда он прикрыл глаза и дыхание его стало прерывистым.

Тео же, не ожидая такого окончания разговора и вполне убежденный в том, что должен был склонить ее принять деньги, понял, что ничего не может сделать, кроме как слушаться своего тела. Хоть он и занимался любовью с утонченностью профессионала, всегда оставалась какая-то его часть, беспристрастно остающаяся вне происходящего, контролирующая процесс и при необходимости готовая к действию. Эта частица была обязана убедить его противостоять ее шаловливой руке и продолжить разговор, чтобы уломать Софи. Но не теперь.

— Ты — ведьма, — тихо засмеялся он и повернул ее так, что она оказалась сверху.

Софи скользнула вниз, и Тео оказался глубоко внутри нее, наполняя ее таким блаженством, что она едва могла дышать.

Двигаясь на нем, она наклонилась, и ее груди прижались прямо к его лицу. Тео взял сосок в рот и начал посасывать его сильнее и сильнее по мере того, как она наращивала темп.

Софи никогда раньше такого не делала. Ее сексуальный опыт был крайне ограничен, хотя у нее были партнеры. Но сейчас, когда она посмотрела на Тео, на его прекрасное лицо, страстная судорога пронзила ее с головы до ног.

Аромат секса наполнял комнату как сладкие благовония. Софи едва услышала, как включилось центральное отопление. Она была в забытьи, каждой своей клеточкой впитывая происходящее. А когда попыталась прикрыть свое разгоряченное тело, Тео придержал ее за запястье.

— Ни за что. Позволь мне полежать и посмотреть на тебя обнаженную. — Он протянул руку и нежно, круговыми движениями помассировал ее сосок, все еще темный от его поцелуев.

А еще ему хотелось до конца выяснить все вопросы насчет Роберта. Ради нее же самой он должен был удостовериться, что она не станет встречаться «не с тем» человеком «не по тем» причинам.

— Не хочешь ли мне сказать, что ни один мужчина не удовлетворяет тебя так, как я? — лениво спросил Тео.

— Нет. — (Слава богу, он не умеет читать мысли!) — И нам пора вставать. Мы не можем лежать целый день.

— Почему? Ты ждешь гостей?

— Нет, но…

— Хм, я знаю. Это полный декаданс, не так ли? Лежать в постели целый день… Правда, если у тебя имеется что-нибудь в холодильнике, мы могли бы пойти обнаженными на кухню и поесть… Вот это был бы полный декаданс.

Софи покраснела. Сама мысль об этом была извращенной, что иллюстрировало ее «интереснейшую» жизнь, грустно подумала она. Пока по всей стране ее сверстницы расхаживают со своими любовниками голыми по кухням, она лелеет свои дурацкие идеалы, застегнутая на все пуговицы как пятидесятилетняя старая дева.

Ее пронзило острое любопытство. Как часто он это делал? Лежал в постели с очередной любовницей, вставая только для того, чтобы поесть? Сколько женщин у него было? Почему сейчас с ним нет ни одной из них?

Софи поборола искушение задать ему эти вопросы. Что-то в ней осознавало, что ее безудержное любопытство может перерасти в нужду узнать о нем еще больше, а это не входило в ее планы. Она и так знала про него очень много. Не в деталях, а в общих чертах. Тео мог быть как чудесным и остроумным, так и надменным, но даже его надменность имела свой непреодолимый шарм. Своим разумом Тео превосходил всех мужчин, которых она когда-либо знала, возможно, даже ее отца.

— Я пойду в ванную, — резко сказала Софи, спуская ноги с кровати.

— Я с тобой.

Останавливать ее было все равно, что удерживать воду в пригоршне. Сейчас Тео чувствовал, что она ускользает от него, и не собирался с этим мириться. Прикосновения к ней, занятие с ней любовью заставили его желать большего. Ему также надо было прояснить ситуацию с Робертом.

— Я могу принять ванну сама, — сказала Софи, пытаясь установить должную дистанцию и ненавидя искорку возбуждения, мелькнувшую в ней, когда она представила себе удовольствие быть вымытой Тео.

Она почувствовала, что руки ее покрываются пупырышками, по мере того как тепло их постели сменялось холодом в квартире, в которую только-только начало поступать тепло.

Глядя, как Тео спокойно включил воду, отрегулировав ее температуру, Софи почувствовала себя крайне уязвимой.

Уже тысячный раз девушка задавалась тревожным вопросом — правильно ли она поступает?

— Сейчас же перестань, — не оборачиваясь, проговорил Тео.

— Кусать губы и прикрывать руками свое тело, мучаясь из-за того, что между нами произошло.

Подойдя к ней, Тео мягко освободил одну за другой ее руки, которыми она крепко обхватила свою грудь.

Удивительно; но он снова хотел ее.

Но вместо того чтобы подчиниться своему желанию, Тео отвел глаза от ее прекрасной груди.

— Пора в ванну. Залезай.

Опускаясь в теплую воду, Софи отчетливо ощущала на себе его горящий взгляд.

— Ты часто принимаешь ванну вместе с женщинами? — тихо спросила она.

— Как правило, нет, — ответил Тео, намыливая губкой шею и спину девушки, заставив Софи наклониться немного вперед. Затем, легонько опрокинув ее назад, он намылил ее упругую грудь. — Теперь встань, — тихо приказал Тео.

Софи повиновалась. Нежность, с которой он мыл ее тело, не упуская при этом ни одного дюйма, заставила Софи едва ли не кричать от наслаждения.

— Ты никогда не должна стесняться меня, — прошептал он, когда Софи ласково обвила руками его шею.

Спустя час они сидели в маленькой гостиной и мирно разговаривали. Все выглядело так, словно они уже много-много лет были вместе.

— Я очень требовательный мужчина, — сказал Тео, серьезно глядя в глаза Софи. — И не потерплю, чтобы на мою женщину заглядывался другой!

Мою женщину.

Эти слова чудесной музыкой звучали для слуха Софи. И она почти позабыла, что вскоре им придется расстаться и пойти каждому своей дорогой.

— Роберт для меня только друг, — едва слышно прошептала девушка, прижимаясь к широкой груди Тео.

Только теперь Софи поняла, что никогда в жизни не сможет полюбить Роберта. Но подсознательно она чувствовала, что Тео ни в коем случае не должен узнать об этом.

— Давай подумаем о том, чем мы займемся с тобой завтра, — пробормотал Тео, пытаясь не показать, насколько он доволен ответом Софи.

— Да. Давай подумаем о нашей работе, — рассмеялась она, желая только одного: чтобы этот день никогда не кончался.

— О работе мы поговорим как-нибудь в другой раз, — глядя в прекрасные глаза Софи, заявил Тео.

— Но я же совсем ничего не успею.

— Не волнуйся. Пусть у тебя будет небольшой отпуск. Но при определенных условиях. — Почувствовав, как возле его груди содрогаются от смеха плечи Софи, Тео ощутил неожиданное удовлетворение и… покой. — Ты обязана заниматься со мной любовью по первому моему зову и пожеланию. Гулять со мной по пляжу, где мы могли бы разговаривать о работе, компьютерах и других подобных темах. Один раз в день ты должна будешь готовить еду…

Тео не мог понять, почему он требует от Софи всего того, чего совсем не делала и не хотела делать Елена. Ему было ясно только одно. Софи будила в нем совершенно невероятные чувства, в которых смешались все, в том числе и безудержное желание обладать ею.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ


Софи прекрасно сознавала, что играет с огнем. Она чувствовала это всякий раз, когда общалась с ним, когда буквально тонула в этих восхитительных зеленых глазах, в то время как сильные мужские руки умело ласкали ее.

Как наркоманка, Софи наслаждалась запретными ощущениями, которые рождал в ней Тео. И, несмотря на все предостережения, посылаемые ей мозгом, желала, чтобы это время никогда не кончалось.

Придирчиво оглядев себя в зеркале, Софи удивилась, что красивого нашел в ней Тео. Но каждый раз, когда он смотрел на нее, она чувствовала себя самой неотразимой и желанной на свете.

Через некоторое время Софи приехала в ресторан. Она нашла Тео сидящим в баре с крайне угрюмым видом.

— Я же говорил, что должен зайти за тобой, — прорычал он, как только Софи, сняв шарфик, пальто и перчатки, присела на стул рядом с ним.

— Я тоже очень рада тебя видеть, — засмеялась девушка. — Ведь мы не виделись уже несколько дней.

И это была ее вина. Софи изо всех сил старалась сохранить остатки своей независимости, чтобы окончательно не потерять голову от Тео. Два вечера она провела со своими однокурсниками, но даже тогда не прекращала думать о нем.

— На улице холодина. Похоже, ты хочешь свалиться с пневмонией. Ты ведь приехала на автобусе, а не на такси, не так ли?

— Тео, не нужно так беспокоиться обо мне, — со спокойной улыбкой сказала Софи, чувствуя, как волна умиротворения накрывает ее. — Я постоянно езжу на автобусах. Как и большинство людей, живущих на этой планете.

— Ты снова собираешься прочитать мне лекцию о богатых и бедных мира сего?

— Больше всего я хочу выпить бокал вина. Но если ты намерен послушать лекцию…

— Нет. — Тео взял Софи под руку и повел ее в зал ресторана. — Лучше уж выпьем вина.

— Как тебе удалось заказать здесь столик? — удивленно спросила девушка, посмотрев на Тео, предусмотрительно выдвинувшего перед ней стул.

Сев напротив Софи, Тео молча посмотрел на нее.

Как разительно отличается эта девушка от всех остальных женщин, с которыми он когда-либо встречался! Она отдает ему свое время и взамен совсем ничего не требует. Ни денег, ни одежды, ни украшений.

И вот совсем скоро они должны расстаться навсегда. Этот момент приближается с неумолимой скоростью…

— Эй, ты еще здесь? — позвала Софи отрешенного от всего Тео, чувствуя болезненный укол в сердце при мысли, что он уже начал терять к ней интерес. — О чем задумался?

— А разве я задумался? — с соблазнительной улыбкой переспросил он, отчего ее кости начали моментально плавиться.

Счастливо улыбнувшись, Софи почувствовала, как напряжение отпустило ее.

Несмотря на то, что она вела себя как современная женщина двадцать первого века, наслаждающаяся своим коротким романом, Софи чувствовала себя так, будто сделана из тонкого стекла, которое может моментально разбиться от одного неловкого движения. Она понимала, что все больше и больше влюбляется в сидящего напротив нее мужчину.

Смущенно улыбнувшись Тео, Софи подняла бокал и произнесла тост за наступающее Рождество.

— Здешняя еда — самое лучшее из того, что я когда-либо пробовал в Лондоне, — склоняясь над своей тарелкой, проговорил Тео.

— Расскажи мне о том, где ты живешь, — попросила Софи.

Каждый раз, когда они затрагивали тему, касающуюся его прошлого, Тео уводил разговор в сторону, но Софи надеялась, что сегодня он так не поступит. Ей нужно было узнать все об этом мужчине, который полностью захватил ее сердце и душу.

— Тебе прекрасно известно, где я живу.

— Да. В Лондоне. Но я хочу, чтобы ты рассказал мне о своем доме. — Софи задумчиво посмотрела на горящую перед ней свечу. — Знаешь, я тоже хотела бы жить в Лондоне, по крайней мере, некоторое время.

— Ты бы возненавидела этот город.

— Но почему? — удивленно спросила Софи.

Прежде чем Тео смог ответить, к ним подошли официанты и стали расставлять на столике главные блюда.

— В Лондоне слишком грязно, многолюдно и одиноко, — мрачно ответил Тео, едва официанты покинули их столик.

— Тогда зачем ты живешь там? — с любопытством спросила Софи, наклонившись к Тео.

— Просто я свыкся с толпой, грязью и одиночеством. Тебе же более привычны открытые пространства и прекрасные пейзажи.

— Но ведь разнообразие придает жизни особый вкус, — возразила Софи. — К тому же Корнуолл тоже не близок к совершенству.

— Но думаю, зимой здесь очень красиво.

Немного смутившись, Софи решительно подняла голову.

— Это возвращает нас к вопросу о Рождестве, — прошептала она. — Ты собираешься вернуться в Лондон? Полагаю, ты хотел бы отпраздновать этот день со своей семьей и с друзьями…

Софи замерла, ожидая ответа Тео. Этот вопрос уже целый вечер вертелся у нее на языке. И она с каким-то суеверием чувствовала, что ответ Тео и предопределит их совместное будущее.

С минуту Тео молча смотрел на взволнованную девушку.

Его мать хотела, чтобы он как обычно приехал на Рождество в Грецию и отметил праздник со всей их многочисленной семьей. Но при всем этом Тео не мог себе представить торжество без Софи, которая поглотила все его мысли.

Он медленно покачал головой, и Софи ощутила, как радостно забилось ее сердце.

— Ты уверен? — с тихим беспокойством спросила она, все еще не веря своему счастью.

Но Тео кивнул ей, сказав, что чистый воздух и спокойная жизнь в Корнуолле — это все, в чем он нуждается в данный момент.

Весь остаток вечера Софи провела в блаженном тумане, мечтая о том, как они с Тео отмстят Рождество.

Сначала они вместе опустошат местные магазины, затем поставят в гостиной большую нарядную елку, съедят рождественскую индейку, а потом…

Софи мечтательно закрыла глаза, не осмеливаясь додумать, что бы было потом.

Весь ужин их разговор сводился к теме наступающего праздника. Тео даже вспомнил несколько эпизодов из своего детства, когда он отмечал Рождество со своей семьей. Но волей-неволей между ними молнией проскакивали искры желания.

Закончив ужин, Тео и Софи вернулись домой и сразу же направились в спальню.

Софи все еще не привыкла к виду обнаженного тела Тео и знала, что его забавляет ее смущение.

Занятия любовью каждый раз открывали для Софи что-то новое, волнительно-чарующее. Но сегодняшний вечер отличался от всех остальных проведенных с Тео вечеров.

Сегодня она ощущала исходящую от него нежность и надеялась, что и он чувствует то же самое.

Уже оторвавшись от него и откатившись на свою сторону кровати, Софи никак не могла заставить себя расстаться с ним.

— Ты счастлив? — тихо спросила она, нежно перебирая влажные волоски на его груди, все еще млея от мысли, что он хочет провести это Рождество вместе с ней.

Да. Тео был счастлив. Но это было так странно для него, что он не сразу смог сформулировать свой ответ. А когда слова наконец пришли, его прервал громкий стук в дверь.

Подпрыгнув на кровати, молодые люди уставились друг на друга в обоюдном замешательстве.

Кажется, кто-то не понимает, что нас не стоит беспокоить, — сухо сказал Тео. И тут же запнулся, подумав, что это может быть тот, кого он ни в коем случае не хотел видеть. — Если это Роберт, избавься от него.

С тех пор как стала встречаться с Тео, Софи напрочь забыла о существовании Роберта. И вот теперь он стучался к ней в дом. Кому еще придет в голову ломиться в квартиру в полпервого ночи? А раз так, ей придется сделать выбор между Тео и своей прошлой жизнью.

— Я разберусь с ним, — быстро сказала она, натягивая на себя халат и направляясь к двери. — Только, пожалуйста, не устраивай сцен.

— Это будет зависеть от того, как ты управишься с ситуацией, — ответил Тео, надевая плавки и футболку. — Просто избавься от него, — хмуро потребовал он, схватив Софи за руку и вынуждая ее остановиться. — Ты не должна оставить ему даже чуточку надежды. Мы оба знаем, что ты ничего к нему не чувствуешь.

— Конечно же, я что-то чувствую к Роберту, — горячо возразила Софи.

— Ты любишь его? — спросил Тео, гневно прожигая ее своими глазами. — Я тоже люблю своего редактора. Однако это не значит, что собираюсь жениться на нем.

— У тебя есть редактор?

— Каждый писатель имеет своего редактора! Я что, должен прочитать тебе лекцию о творческой жизни писателей?

Ещё один громкий стук в дверь заставил их прервать разговор, и Софи молнией бросилась к входной двери.

Позднее, когда пыталась вспомнить этот момент, Софи никак не могла решить, кто больше всего удивился человеку, стоящему под проливным дождем на пороге ее дома.

Короткий вздох Тео выдал его крайнее удивление, когда Софи и неожиданный гость одновременно спросили:

— Кто вы?

— Что, черт возьми, вы здесь делаете?

Перед Софи стояла высокая длинноногая блондинка, в дорогом меховом пальто. Она с изумлением посмотрела на Тео, затем на Софи, потом опять взглянула на Тео.

— Я потратила несколько часов, чтобы найти это место! — побледнев, воскликнула незнакомка.

Софи осторожно закрыла дверь, чувствуя себя немым свидетелем какой-то нереальной сцены.

Тео первым прервал их молчание.

— Что ты здесь делаешь? — ледяным тоном спросил он у блондинки.

— Я… я искала тебя, — заикаясь от волнения, ответила незнакомка. — Просто подумала, что, возможно, ты не захочешь провести рождественские праздники в одиночестве. Я не подозревала, что ты… окажешься в компании местной красотки.

— Что-то не помню, чтобы я приглашал тебя сюда, Ивонна. Пожалуй, я помогу тебе устроиться на ночь в гостинице, но завтра ты сразу же уедешь обратно в Лондон. Боюсь, ты напрасно приехала сюда. — Голос Тео звучал жестко и холодно, и Софи заметила, как резко вздрогнула другая женщина.

Неужели это тот обворожительный и сексуальный мужчина, с которым она только что занималась дикой, безудержной любовью? Неужели это он говорит сейчас таким резким, холодным голосом? Голосом, который так сильно пугает ее.

Внезапно Софи поняла, что совсем ничего не знает о человеке, в которого влюбилась без памяти. Решительно выступив вперед, она протянула руку этой несчастной, закоченевшей от холода женщине.

— Меня зовут Софи. А ты?

— Ивонна Шульц.

— Очень приятно. Проходи. Пожалуй, тебе не повредит чашка горячего чая.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ


Софи не чувствовала никакой тревоги, однако на следующее утро ее температура поднялась до тридцати восьми градусов. Очевидно, так ее тело отреагировало на ту стрессовую ситуацию, в которую она попала.

Но все же Софи собралась пойти к Тео. Им просто необходимо было поговорить. Она должна была задать ему вопросы, волновавшие ее.

Почему Тео скрывался здесь ото всех? Неужели у него возникли проблемы в сексуальном плане и он решил отдохнуть от компании красоток, которые, очевидно, окружали его в Лондоне?

Покачав головой, Софи зажмурилась и несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться.

Какая-то часть ее души требовала сбежать, исчезнуть, не появляться в своей квартире до тех пор, пока Тео не уедет из города. Другая же часть страстно хотела узнать, что же, в конце концов, происходит?

Уходя, Тео сказал ей, что вернется в течение дня, однако Софи была не намерена так долго ждать его.

Чем ближе она подходила к дому, в котором остановился Тео, тем медленнее и медленнее шла. Наконец Софи приблизилась к двери и, сделав глубокий вдох, постучала дверным молоточком.

Дверь открылась почти сразу, и Софи почувствовала странное удовлетворение от взъерошенного вида Тео. Было похоже, что он тоже не спал всю ночь.

Нервно засунув руки в глубокие карманы своего пальто, Софи неуверенно посмотрела на стоящего перед ней мужчину.

— Надеюсь, ты успел устроить Ивонну на ночь? — вежливо осведомилась Софи.

Тео нахмурился и мрачно взглянул на нее.

— Почему ты говоришь со мной таким тоном, как будто мы совсем не знаем друг друга, Софи?

— Но ведь это так, разве не правда? — импульсивно воскликнула девушка.

Вместо ответа Тео бросил на Софи еще один хмурый взгляд.

— Пойдем на кухню. Ты уже завтракала? Я — нет. Но у меня сегодня была дьявольски трудная ночь.

— Бедный Тео. Представляю, каково тебе сейчас, когда твое прошлое выпрыгнуло из темноты, словно чертик из табакерки, и схватило тебя за горло.

Ничего не ответив, Тео повернулся и пошел на кухню. Софи неохотно проследовала за ним.

— Зачем ты пришла сюда, если настолько невзлюбила меня? — угрюмо спросил он, налив себе большую чашку кофе.

— Я должна была узнать наконец, кому сдала свой дом.

— Ты думаешь, что я не заплачу тебе за аренду?

— Нет. Я так не думаю, — едко сказала Софи. — Тебе, конечно, нет смысла не выплачивать мне за аренду. С твоими деньгами, вероятно, ты бы мог вообще полностью выкупить этот дом.

— Я не стану извиняться за то, что богат.

— Да мне это и не нужно! Я только хочу знать — почему? Почему ты лгал мне? Зачем выдумал историю о том, что ты — писатель?

— Я… я не хотел этого, — тяжело выдохнул Тео. Поднявшись со стула, он подошел к раковине и, прислонившись к столешнице, сложил руки на груди.

Боже, она выглядит совершенно разбитой, и виноват в этом только он.

Каково ей было узнать, что он не является тем, кем представлялся! Да еще самым худшим способом, который только можно придумать. Будь проклята эта Ивонна. Она была его любовницей в Лондоне, и Тео давно уже хотел расстаться с ней, но, не желая себе лишних проблем, просто стал избегать ее.

Большую часть ночи он провел, мучительно вспоминая тот момент, когда Софи открыла входную дверь. Он помнил все, о чем подумал и что почувствовал в эти мгновенья. Память с услужливой точностью подсказывала ему, какие муки ревности он тогда испытал.

Появление Ивонны стало для него большим ударом. Конечно же, она несколько раз звонила ему и оставляла свои сообщения на автоответчике, но он никак не мог себе вообразить, что она может приехать.

— Не хотел? — с сарказмом переспросила Софи. — Ты хочешь сказать, что все это произошло помимо твоей воли? Ты не собирался врать, но в беседе с агентом по недвижимости твой рот вдруг обрел самостоятельную жизнь?

— Не я снял этот дом.

— Тогда кто?

— Мой личный секретарь. Она специально приезжала сюда, чтобы лично убедиться…

— Что здесь не свалка? — услужливым тоном подсказала Софи.

— Что-то вроде того.

Откинувшись на стул, Софи пыталась осилить свалившуюся на нее информацию.

Этот умный и ироничный человек на самом деле оказался богатым снобом.

— Потому что ты не захотел бы жить в таком захолустье, не так ли? Но если бы ты действительно был писателем, у тебя имелся бы опыт проживания в подобных местах. Однако ты никогда не испытывал такой нужды, правда, Тео?

— Да, это действительно так, — подтвердил он. — Если хочешь узнать сжатую информацию обо мне, тебе достаточно только заглянуть в Интернет. Я живу в Лондоне. Владею большим семейным бизнесом. Также у меня есть несколько и своих компаний. Так что я достаточно богатый человек. Мой личный секретарь Глория сказала агентству недвижимости, что я писатель. Возможно, она хотела, чтобы я отдохнул немного от своего высокого положения и побыл простым смертным.

— И ты не намеревался рассказать мне правду? — опустив глаза к полу, тихо спросила Софи.

— Но зачем? Что бы это изменило между нами?

Это изменило бы буквально все. Знай Софи все это заранее, она бы поняла, что их отношения ничего не значат для него, и просто наслаждалась минутами счастья; а не строила планы насчет их совместного будущего.

— Почему ты приехал сюда, Тео? Ведь не так в Корнуолле, даже если этот дом достаточно опрятен.

— Тебя оскорбило, что мой секретарь все проверила заранее?

— Нет, — честно ответила Софи. — Но ты не ответил на мой вопрос.

— Давай перейдем в гостиную, Софи. Кухня не очень удобное место, чтобы говорить на подобные темы.

Пожав плечами, Софи встала и направилась вслед за Тео в гостиную.

Каждый шаг, казалось, дразнил ее своими воспоминаниями о любви, которой больше уже никогда не будет.

Перед этим камином они впервые занимались любовью. На этом диване они вместе сидели. Целовались, стоя перед этим окном. Любовались красивым пейзажем. Как прекрасно все это было и как глупо. Глупо было мечтать о несбыточной любви.

Тео опустился на диван, и Софи ничего не оставалось, как тоже присесть. Но она постаралась очутиться как можно дальше от него.

— Все произошло из-за моей ноги. Врач посоветовал мне отдохнуть, и я решил уехать подальше от работы и всего того, что отвлекало бы меня.

— И ее ты… тоже оставил в Лондоне? Ты был… увлечен ею? — Софи очень гордилась тем, что ее голос звучал так спокойно и безмятежно. Никто бы даже не догадался, что ее сердце разрывается.

— Я никогда не придавал значения нашим отношениям.

— Ты хочешь сказать, что она для тебя была просто незнакомкой, которая настолько сильно увлеклась тобой, что, потеряв голову, примчалась сюда, чтобы найти тебя?

— Нет. Я знал ее и прежде. Но не так, как ты думаешь.

— А как?

— К чему этот перекрестный допрос? — раздраженно спросил Тео. — Разве мне недостаточно сказать, что я никогда не был серьезно увлечен этой женщиной?

— Нет. По крайней мере, для меня этого не достаточно. Мы спали вместе, и я думаю, что имею право знать правду.

— Что ты хочешь узнать?

— Она сказала, что ты прятался от женщин…

Тео видел краску смущения, на лице Софи, но совсем не понимал, о чем она хотела его спросить.

— Может, ты… устал? — быстро проговорила девушка.

Тео ошеломленно посмотрел на Софи.

— От чего?

— Ивонна говорила, что ты прятался от женщин, — повторила она.

— Да, да. Это я уже понял. Так в чем вопрос-то?

— Я спросила, может, ты приехал сюда, чтобы подумать о перемене ориентации.

Спрятав лицо в ладонях, Тео громко и заливисто хохотал.

Когда же наконец он немного успокоился, то взглянул на сидевшую рядом с ним девушку.

— Скажи мне, как ты могла подумать такое? И это после того, как мы столько раз занимались любовью, — произнес он, борясь с очередным приступом веселья.

— Но тогда почему же ты прятался от женщин? — защищаясь, спросила Софи. — Разве не поэтому ты приехал сюда? Мне трудно поверить, что причина твоего появления здесь — перелом ноги! Я даже не знала, что этот перелом настолько серьезный.

С внезапным удивлением он понял, что она, не подозревая о большей части его прошлого, мучилась настоящим. Как вообще он мог допустить такое?

Поднявшись, Тео начал беспокойно вышагивать по комнате, чувствуя, что Софи с тревогой следит за каждым его движением.

В конце концов, оп остановился возле окна и присел на широкий подоконник.

— Есть что-то, что я тебе не сказал, — тихо произнес Тео. — Это не тайна, но я не видел большой нужды… говорить тебе о своем прошлом.

Но о моем прошлом ты знал практически все, подумала Софи.

— И о чем же ты мне не сказал?

— Я был помолвлен. — Тео замер в нерешительности, не зная, как начать свое объяснение. — Её звали Елена. Тайны прошлого Тео как ножом полоснули Софи по животу.

— Что произошло?

— Она погибла. Попала в аварию. Врачи ничего не смогли сделать.

— Прости, Тео.

Он бросил на нее быстрый взгляд. Ее глаза казались огромными на бледном лице, и он стиснул кулаки, чтобы выдержать вынужденную пытку общения с ней.

— Когда… когда это случилось?

— Полтора года назад.

Софи пыталась сложить в уме известные ей факты.

Полтора года назад Тео был счастливым человеком, а не тем циником, с которым она познакомилась. Он был спокойным мужчиной, собирающимся жениться на любимой женщине. Софи не сомневалась в том, что Елена стала бы ему идеальной женой, поскольку Тео никогда бы не согласился на меньшее. А потом все его мечты разбились. Наверняка тот несчастный случай, когда Тео, катаясь на лыжах, сломал ногу, был результатом его боли, которую он пытался превозмочь. Он был человеком действия в буквальном смысле слова, и вполне логично, что нашел для своих эмоций наиболее действенный выход.

Женщины перестали существовать для него. Большинство мужчин могли бы не устоять перед искушением заняться любовными похождениями, но Тео не относился к этому большинству.

— И это привело меня к тому, о чём говорила Ивонна, — сказал Тео. На лице Софи застыло отрешенное выражение. Пытается понять, что я за человек, подумал он. — После смерти Елены у меня не было женщин.

— Но ты не испытывал недостатка в поклонницах, — медленно сказала Софи. — А Ивонна, наверное, была одной из наиболее настойчивых. Бедная женщина, — прошептала она.

Тео недовольно нахмурился.

— Почему это она бедная? Поверь мне, у нее не было повода надеяться на мою взаимность. Я полностью отдался работе, и если я нравлюсь женщинам, это их проблемы.

Софи встала и подошла к камину. В комнате вдруг стало холодно, и она принялась разжигать его. Камин был открытый, и в прежние времена здесь весело потрескивал огонь. Но пять лет назад этот камин заменили на газовый. Как бы хотела сейчас Софи заняться растопкой настоящего камина, выиграв таким образом время, чтобы прийти в себя от мучительного наплыва мыслей, вызванного откровениями Тео.

— И ты полтора года ни с кем не спал?

— Пока не приехал сюда.

Перед тем как покинуть коттедж, Софи должна была выяснить, почему же все-таки на нее первую пал выбор Тео.

— Почему я? — невозмутимо спросила она.

— По-моему, нам следует прекратить этот разговор, — сказал Тео с печалью в голосе. — Я уже рассказал тебе все, что ты хотела знать. Да, возможно, мне следовало поставить тебя в известность раньше, хотя в этом и не было необходимости…

— Я хочу понять, почему ты решил покончить со своим воздержанием и стал спать со мной. И не говори мне, что это из-за моей прекрасной внешности. Я видела Ивонну и знаю, какие прелести тебе предлагались в Лондоне. Я с ними ни в какое сравнение не иду.

Тео внезапно почувствовал непреодолимый приступ гнева оттого, что она себя так недооценивает. Он мог бы окружить себя красивыми женщинами, не испытывая при этом ни малейшего тщеславия. До того, как в жизни Тео появилась Елена, он спал с первыми красавицами мира и мог бы сказать Софи, положа руку на сердце, что ни одна из них не сравнится с ней. Но не потому ли он так решил, что голодному человеку вкусна любая пища? Потому что Софи просто оказалась нужной женщиной в нужном месте в нужное время? Может быть, это и привело к тому, что она удовлетворяла его, как никто другой?

— Ну же? — поторопила Софи. — У меня уже почти сложилась картинка. Нужно заполнить всего лишь несколько пробелов.

— Тебе от этого станет легче?

Софи подумала, что ей больше ни от чего не станет легче. После Тео в ее жизни останется ледяной вакуум, который никогда ничем не заполнится. Но если она не получит ответов на все вопросы, этот лед будет еще холоднее.

— Раз уж начал, рассказывай до конца.

— Я спал с тобой, потому что…

Лицо Тео стало мрачным. Он четко осознавал только одно: ничего плохого он не сделал. Но как озвучить свои мысли женщине, смотрящей на него так, как будто впервые его видит, и то, что она видит, ей совершенно не нравится?

— Потому что ты не смог устоять передо мной? Перед моей яркой индивидуальностью? Или, может, ты просто решил приударить за мной из-за того, что я не обращала на тебя внимания? Так?

Софи сделала несколько глубоких вдохов и успокоилась. Что толку орать, даже если крик так и рвется из груди. Девушка не хотела, чтобы Тео жалел ее, когда она уйдет. Кто знает, может, она уже вызывает у него жалость, но усугублять ситуацию, полностью потеряв самоконтроль, Софи не собиралась.

— Черт возьми, Софи! Я спал с тобой, потому что… это было нормально. — И ненормально, подумал он, копаться в том, чем они оба наслаждались.

— Почему?

Тео пристально посмотрел на нее и взъерошил волосы. Затем, будучи больше не в состоянии сидеть, он вскочил подоконника и стал ходить по комнате, останавливаясь только тогда, когда заговаривал или смотрел на ее бледное, как у привидения, лицо.

— Потому что… тут не Лондон, меня не окружают друзья, исполненные благих намерений, и женщины, потирающие руки при мысли о том, что я могу попасться в их сети. Я стал здесь другим человеком. Я больше не был Тео Андреу, мультимиллионером, скорбящим о погибшей невесте, а стал писателем, наслаждающимся мирной жизнью на корнуоллском побережье. Тут появилась ты, и я захотел тебя.

— Значит, я была для тебя лекарством, — глухо сказала Софии.

— Что за чушь!

— Чушь, но реальная. Когда люди вырываются из привычного окружения, они ведут себя непредсказуемо. Ты знал об этом? Поэтому, например, когда люди едут отдыхать, они могут заводить любые романы и искренне верят в то, что делают это сознательно, хотя на самом деле это не так. У нас были лекции по психологии в институте, и теперь я осознала, насколько это верно. Ты приехал сюда и понял, что можешь нарушить свой обет, а я просто попалась тебе под руку.

Тео отвернулся, закусив губу, его мышцы были напряжены, так как этот разговор был ему крайне неприятен. Но она была права. Пребывание здесь зарубцевало его ноющую рану, позволило ему вновь открыть дня себя радость быть мужчиной, здоровым сексуальным мужчиной.

— Но ведь мы наслаждались тем, что у нас было.

— Конечно.

— Но у нас не было будущего. Мы оба это знали, и я никогда не обещал тебе ничего, кроме того, что было в тот момент. Тео почувствовал тупую боль где-то внутри и оперся ладонью о дверной косяк. Он хотел сказать ей, что все могло бы продолжаться как раньше, что они могли бы и дальше наслаждаться его пребыванием в Корнуолле. Тео предпочел бы, чтобы Ивонна никогда не появилась, чтобы карточный домик не разрушился. Но, естественно, он знал, каков будет ее ответ.

— Нет. Нет, конечно, Тео. — Софи опустила глаза, слишком больно было смотреть на него. — Я ухожу.

Софи приказала ногам идти, и они не подвели. Она направила их к двери, где неминуемо должна была протиснуться мимо него, и ноги повиновались. Она даже повелела своему телу не реагировать на его близость и надеялась, что Тео не догадается, что за ее внешней оболочкой скрывается буря неконтролируемых эмоций, грозящих вырваться наружу.

— Софи… — Ее имя вырвалось у него, и он закрыл рот, чтобы не произнести того, чего не следовало — попросить ее остаться.

— Я знаю, — бросила Софи через плечо. — Это в любом случае было неизбежно. Не волнуйся. Я ни в чем тебя не виню. — Она уже надела пальто и шла по направлению к парадному входу. — Я никогда ничего не ждала. — Ее рука нажала на ручку двери. Последний взгляд на мужчину, в которого она влюбилась без памяти. Он стоял, опираясь о перила, руки в карманах, и смотрел на нее. — Было бы, правда, неплохо, если бы ты был более откровенным со мной.

Девушка быстро выскользнула за дверь, пока еще могла держать себя в руках, и, не поднимая головы, буквально помчалась к себе домой. Она даже не отдавала себе отчета в том, что погода была отвратительной. Она осознавала только, какое гигантское усилие над собой должна сделать, чтобы сдержать слезы до тех пор, пока не окажется в четырех стенах собственной квартиры. И лишь тогда раздался оглушительный леденящий душу грохот: это ее призрачные мечты разбились о землю.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ


Выбирая, как добраться до Лондона — на машине или поездом, Софи предпочла последнее, не столько из-за удобства, сколько из-за того, что она могла собраться с мыслями и еще раз обдумать то, что случилась с ней прошлым утром.

Но ей не повезло. Поездка оказалась ужасной. Дождливая мартовская погода стала причиной многочисленных задержек на большинстве железнодорожных веток. Повсюду висели вывески с изменениями в расписании.

В Лондон Софи прибыла промокшей и измотанной после дороги, причем намного позже, чем она ожидала.

Это, в свою очередь, вынудило ее впопыхах пробежаться по магазинам, чтобы сменить свой джемпер на другую одежду и надеть вместо старых, натиравших ей мозоли туфель новые.

Ей никак не хотелось идти на встречу в таком виде, вдобавок таща за собой тяжелую сумку, набитую промокшей одеждой, не говоря уже о том, чтобы вернуться в Корнуолл.

Она сняла дешевый номер в отеле, забросила туда сумку, привела волосы и макияж в порядок и оценивающе посмотрела на себя в зеркало.

С момента их последней встречи прошло уже более трех месяцев. Когда Тео смотрел на нее, она хотела, чтобы он видел самостоятельную, ни в чем не нуждающуюся женщину. Женщину, которая чего-то добилась в этой жизни.

Софи закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Ей было не по душе находиться здесь, предвкушая встречу с мужчиной, который по-прежнему являлся в каждом ее сне. И больше всего она боялась остаться с ним наедине. Прокручивая в памяти то письмо, Софи не желала дожидаться очередной бессонной ночи, чтобы лишний раз отрепетировать то, скажет ему при встрече.

Было уже пять часов вечера, и она любой ценой решила добраться до офиса Тео.

Ей пришлось пуститься на хитрость — позвонить его личному секретарю Глории и представиться старой знакомой Тео. Тот факт, что она знала многие подробности из его жизни, пошел ей на пользу. По-женски похихикав по телефону с Глорией, она сказала, что хочет сделать ему сюрприз, хотя он их и недолюбливал. Но ведь они так давно не видели друг друга, и, раз уж все равно оказалась в городе, она решила, что не упустит такой возможности повидаться с ним.

Софи хорошо смотрелась в серой юбке, темно-сером джемпере с вырезом поверх белой блузки и туфлях черного цвета. Ее длинные волосы были аккуратно уложены в хвост, а на губах едва просматривались следы губной помады.

Она взяла такси. Несмотря на длительный переезд и причуды погоды она приняла все меры для того, чтобы не приехать к месту его работы насквозь промокшей и изнуренной.

Такси с Софи мчалось по переполненным улицам Лондона. Дождь не прекращался. В ожидании встречи Софи без конца поглядывала на часы и старалась успокоиться, отстукивая ритм по сиденью автомобиля. Предстоящая встреча с Тео наедине в его офисе не давала ей покоя.

Когда водитель доставил Софи к указанному месту, увиденное превзошло ее ожидания.

Перед ней высилось многоэтажное здание, выполненное из дымчатого стекла. Выглядело оно негостеприимно. Ее пугала мысль о том, что ей придется пройти через эти двери и увидеть, что же все-таки находится внутри. Но первое впечатление могло оказаться обманчивым.

Эмоции заполняли ее воображение, ведь она была женщиной и надеялась, что в данный момент он тоже думает о ней. А думал ли он?

Ей очень не хотелось встретить его в дурном настроении.

Как бы там ни было, приближаясь к дубовой двери, которая производила угрожающее впечатление, Софи бормотала что-то невнятное, в то время как ее желудок издавал отвратительные звуки.

Она положила руку на пряжку дамской сумочки и напомнила себе о причине своего прихода.

— Я сообщу ему о новом посетителе, а остальное уж зависит от тебя. Думаю, ему будет приятно узнать новости из дома. Его мама звонила сюда несколько раз. Она была обеспокоена, хотя я и сообщила, что у него все нормально. Ты можешь связаться с ней и рассказать, как у нас тут идут дела, — заговорщицки прошептала Глория, и Софи улыбнулась ей в ответ.

Глория растворилась в коридоре офисов, и в считанные мгновения София испытала полный набор отрицательных эмоций, от гнева до страха.

Но она все же взяла себя в руки, даже когда ее провели в кабинет, где Тео сидел за огромным столом, рассеянным взглядом всматриваясь в доклад, лежащий перед ним.

Софи потребовалось всего несколько секунд, чтобы сделать для себя заключительные выводы. Первый: он абсолютно не изменился — его образ глубоко осел у нее в памяти. Второй: она по- прежнему сходит по нему с ума, точно так же, как это было три месяца назад.

Девушка кашлянула, чтобы привлечь внимание, и, как только оп взглянул на нее, начала таять, заворожённая его мужской харизмой.

Некоторое время они молчали. У Софи не получалось произнести, ни слова. Она могла только стоять, утопая в бездне его зеленых глаз. Тео избавил ее от неловкости, нарушив тишину.

— Так, так, так. Ну и сюрприз. — Он отодвинулся от стола и откинулся на спинку своего кожаного кресла, не отводя от нее глаз. — Чем могу помочь?

— Ты знаешь, чем ты можешь мне помочь, — стряхнула с себя оцепенение Софи. К ней наконец-то вернулся голос, и снова нахлынуло чувство гнева, которое заставило ее прийти сюда после того, как она узнала, что сделал Тео. Она подошла к нему и встала прямо перед столом. Стоило больших усилий не поддаться воспоминаниям о тех временах, когда они были вместе. На ум пришел один мудрый совет о том, что важно только настоящее, а прошлое и будущее бессильны по сравнению с ним. — Что это такое?! — Она достала из сумочки конверт и протянула ему.

Тео не торопился брать конверт. Вместо этого он сложил руки за головой и посмотрел на нее.

Впервые за три месяца с ним произошло что-то невероятное. Он соскучился по ней. В этом не было никакого смысла. Это был своего рода курортный роман, нечто увлекательное, случившееся в тот момент, когда ему это было необходимо, но не более того.

Его сердце замерло на мгновение, и Тео подумал, что этот роман все равно оставил свой след.

— Ты не хочешь взглянуть, что там? — бросила ему Софи.

— Я и так знаю, что там. — Его зеленые глаза снова встретились с глазами Софи, и несколько секунд чувство сострадания было настолько сильным, что ему пришлось ослабить узел галстука. — Сейчас неподходящее время для нашего разговора.

— Серьезно? А какое тогда подходящее, Тео?

— Не поздно вечером в моем офисе! — Тео встал так внезапно, что от неожиданности Софи отступила назад, а ее иллюзорное чувство превосходства, впервые за все время, когда она нависла над ним как туча, пропало. Он обошел вокруг стола, не дожидаясь, пока она отступит дальше, и взял ее за руку. — Я не позволю тебе устраивать здесь сцену! Почему ты не позвонила мне на мобильный?

— Потому что…

— Ты думала, я не стану тебя слушать? — Ее запах дурманил его. Находясь так близко к ней, он чувствовал мягкость кончиков ее пальцев, и желание пробуждалось в нем.

— Я хочу посмотреть тебе в лицо!

— Ты скучала по мне? — прошептал он вполголоса.

От возбуждения по телу Софи как будто пробежал электрический ток. Она обозлилась на себя за то, что решила обратиться к нему, и на него за то, что он посмел думать о ней как о жалком существе, тоскующем без него уже несколько месяцев.

Тео жадно наблюдал за ее губами. Он чувствовал, что она дрожит, но не от вожделения, а вот он, черт побери, не мог совладать с собой. Механизм, отвечающий за предотвращение катастрофы, вышел из строя под напором нарастающего страстного желания, и он прильнул к ее губам и стал целовать с такой жадностью, будто умирал от жажды.

Сначала Софи поддалась, но потом оттолкнула.

Тео мгновенно отступил назад, но не настолько далеко или быстро, чтобы избежать жгучего прикосновения ее руки, так как она с яростью ударила его по лицу. Ударила его! Он никогда не мог подумать, что ему может нанести удар женщина. Его реакция была незамедлительной — он тут же схватил обе ее руки и сжал их.

— Никогда не поднимай на меня руку, женщина! — Это, думал он в ярости, было одной из причин разрыва их отношений! Почему она такая непокорная?

— А ты больше не пытайся меня поцеловать!

— Я не знаю, что заставило меня дать тебе денег! — рявкнул Тео.

— И я тоже не знаю!

Раздался стук в дверь, и Тео резко сказал кому-то, чтобы тот убирался.

— Мы продолжим разговор где-нибудь в другом месте, — решительно произнес он.

По мнению Софи, его офис больше подходил для решения вопросов: за дверью кабинета кружилось столько народу, что разговор не мог зайти далеко. После этого обжигающего поцелуя Софи пыталась сосредоточиться. Она с великим трудом собралась с силами, и вот на несколько секунд потеряла самообладание. Ее губы до сих пор ощущали прикосновение его рта, а тело стало таким непослушным, что если бы он сейчас снова дотронулся до нее, она могла бы рухнуть на пол.

— Я не собираюсь разговаривать долго, — заявила Софи, но он уже надевал пиджак, с интересом наблюдая за ее волнением. — Я пришла только для того, чтобы сказать…

— Не здесь! — Он остановился напротив нее. — И я не хочу, чтобы ты вела себя как деревенщина, когда мы выйдем из кабинета!

«Деревенщина» было таким нелепым словом для сравнения с ней, что Софи чуть не поперхнулась перед тем, как бросить на него сердитый взгляд.

— Если с тобой я веду себя как деревенщина, то это потому, что ты меня такой видишь!

— Настоящая леди не бьет мужчин и не кричит на людях!

— Ой, ради бога! А настоящий джентльмен не обращается с леди грубо и не дает повода для крика!

Тео было трудно понять, почему он по ней соскучился, но он знал, что впервые за долгие месяцы он чувствует необычайный прилив бодрости. И он со стыдом осознавал, что отчаянно хочет прикоснуться к ней снова.

Он вывел её из кабинета, однако не сразу покинул офис, а остановился и поболтал с парой своих подчиненных, зная, что они будут умирать от любопытства, гадая, что за женщина сейчас с ним. Затем лифт спустил их на цокольный этаж, где стояла машина Тео.

— Куда мы едем? — спросила Софи, как только они выехали из подземной стоянки вверх по пандусу. — Потому что если ты решил везти меня к себе, то можешь забыть об этом. — Воспоминания о поцелуе и о том, как ее тело начало таять от него, заполнили мысли Софи.

— А что, если так? — спросил Тео. — Получился бы во сто крат более конфиденциальный разговор, чем в ресторане.

Так как уединения Софи желала менее всего, она резко ответила:

— Мне не нужна конфиденциальность, Тео. И если ты намерен ехать в свой дом, или квартиру, или что там у тебя — особняк, подумай еще раз.

— Иначе что?

— Иначе я не выйду из машины, и к тому же ты будешь в шоке, узнав, сколько воздуха может уместиться в моих легких, когда дело дойдет до крика! И я уверена, что в таком оживленном городе, как Лондон, за пять минут вокруг нас соберется целая толпа людей! Включая кого-нибудь с камерой.

Тео раздирали противоречивые чувства — разочарования и озорного веселья. Он не улыбался уже несколько недель, не считая настоящего момента, когда на его лице появилось подобие ухмылки, чего не заметила Софи, мрачно уставившаяся куда-то вдаль.

— Мы едем в одно приличное место, где можно спокойно поговорить и ты будешь в полной безопасности, а именно в бар.

— Я тебя не боюсь, — тихо сказала Софи, выходя из машины и удивляясь своим предположениям, что он вез ее к себе. Если над ней подшучивает собственное воображение, то она должна немедленно положить этому конец.

— Может быть, ты себя боишься? — предположил Тео, обходя машину и приближаясь к ней. У него снова возникло прежнее чувство — непреодолимое желание дотронуться до нее, почувствовать нежность ее тела, прижимающегося к нему. Он никогда не думал, что простое прикосновение женщины может держать его в рабстве, как сейчас.

Тео понял, чего ему не хватало — физического контакта с ней. Сейчас судьба привела Софи обратно к нему, и проблема могла бы решиться. Он бы затащил ее в постель и облегчил мучения, не дававшие ему покоя уже три месяца. И, не смотря на ее протесты, он знал, доверяя своему безошибочному инстинкту, что она все еще хочет его.

Софи проигнорировала его слова, хотя видела, что он рядом и ждет, пока она проглотит его наживку. Однажды Софи потеряла голову, но она не собиралась снова наступать на те же грабли.

Девушка прошла за ним в бар, который был наполовину пуст в столь ранний вечерний час, и, осмотрев помещение, направилась к столику, стоявшему в стороне.

Отказавшись от вина, Софи выбрала апельсиновый сок. Как только напитки оказались перед ними, она глубоко вздохнула и спросила о том, что ее интересовало. Почему Тео решил избавить ее от финансовых проблем? Как он узнал, сколько денег необходимо передать управляющему банком? И неужели он на самом деле думал, что она никогда не узнает об этом?

Тео начал с ответа на последний вопрос.

— Нет, — искренне сказал он ей, — я не предполагал, что ты узнаешь. Что касается денег, которые я приказал перевести из моего банка в твой… Не забывай, что я знал твои реквизиты. Не такая уж большая сумма в глобальном масштабе.

— Значит, не слишком большая сумма? — спокойно произнесла Софи. — А в глобальном масштабе не существует суммы, которую я бы хотела принять от тебя.

— Почему? — резко спросил ее Тео. — Мы… между нами кое-что было, и ты помогла мне, возможно, даже больше, чем думаешь…

— И за это мне положено денежное вознаграждение?

Тео густо покраснел, поняв, что превосходное владение тонкостями английского языка внезапно подвело его.

— Смеешься! Я не об этом говорю!

— Тем лучше, — зло ответила Софи. — В любом случае так это звучит для меня!

— Тогда, — с трудом произнес Тео, — я искренне прошу прощения. Я думал, что смогу помочь тебе спастись от тщетных попыток свести концы с концами. — Он подумал о том времени, когда они лежали вместе в постели, болтая о какой-нибудь чепухе, и почувствовал внезапный прилив страсти, который обжег его как физическая боль. Их отношения могли продолжаться, а потом постепенно иссякнуть. Так должно было бы случиться, если бы обстоятельства не прервали размеренный ход вещей. Он взглянул на Софи и с грустью улыбнулся. — Не хотел тебя этим обидеть, и мне очень… больно, что тебе все видится таким. — Тео ожидал, что Софи смягчится, но она хмурилась, и в раздражении он едва не прищелкнул языком, поняв, что ее упрямство не исчезло по прошествии этих месяцев. — Деньги не такие уж большие…

Произнося эти слова, Тео осознал, что допустил серьезную тактическую ошибку. Он заметил, как она напряглась, а ее глаза мгновенно вспыхнули в ответ.

— Нет. Нет, Тео. Я все понимаю. В конце концов, у тебя… миллионы? Или ты даже не знаешь сколько?

— Неважно, сколько у меня денег.

— Ты отнесся ко мне как к благотворительной акции, а все знают, что богатые любят давать деньги на благотворительность. Это облегчает им душу, когда они несутся в ближайший автосалон покупать последнюю спортивную модель, чтобы внести её в коллекцию!

Ладно, она несправедлива. Но Софи было трудно рассуждать искренне. Она чувствовала, как взгляд его зеленых прищуренных глаз скользит по ее липу, как внутри нее полыхает пожар, а страстные воспоминания затуманивают разум. Софи смотрела на него и хотела его, и ненавидела себя за это. Ненавидела за память своего возбужденного тела, не забывшего, что оно чувствовало в объятиях Тео.

— Твои слова смешны, — сказал он. — Так или иначе, как ты узнала?

— Я пошла на встречу с моим управляющим банка по поводу выкупа последней закладной на коттедж. И узнала о внезапно свалившихся деньгах от продажи каких-то мистических акций, которые он нашел припрятанными в папке одного из моих арендаторов. Он достал папку и затем вынужден был уйти и уладить что-то с клиентом, который скандалил с кассиром, и пока он отсутствовал, я развернула эту папку к себе, и там было оно. Твое письмо.

— Если бы это был не я, а Роберт, ты бы приняла эти деньги? Даже если бы ни черта не чувствовала к нему? Даже если бы не спала с ним? Просто потому, что он предложил жениться на тебе? Приняла бы ты эти деньги, если бы к ним было прикреплено обручальное кольцо?

— Я… не в этом дело.

— Просто ты не хочешь обсуждать проблему с этой точки зрения. Ты могла бы сказать, что я спас тебя от несчастной судьбы быть связанной с человеком, на которого тебе, в сущности наплевать, только потому, что он был достаточно порядочным, чтобы помочь тебе своими сбережениями. Вероятно, ты находишь более привлекательной денежную сторону вопроса? Может быть, тот факт, что у меня много денег, заставляет тебя чувствовать себя неуверенной? Тебе помогло бы, если бы я был бедным писателем? — Тео наградил ее испепеляющим взглядом. — Я не хочу продолжать этот спор.

— Уверена, что и не будешь. Тебе на самом деле лучше было бы совсем меня не видеть… — Эта мысль изводила ее все утро, день и вечер. Она услышала тоскливую грусть в своем голосе, смешанную с испугом, и торопливо продолжила, не останавливаясь: — Но, какими бы ни были твои намерения дать мне те деньги, ты должен знать, что я никоим образом не могу принять их. Вот зачем я пришла. Чтобы заключить какое-нибудь соглашение, при помощи которого я могу тебе все вернуть.

— Ты… хочешь… вернуть… мне… эти… деньги?

— Я не могу принять их.

— Почему нет?

— Потому… потому что это было бы неправильно.

— Неправильно, — шепотом пробормотал Тео, глядя вслед уходящей Софи. Официантка принесла ему еще один стакан вина, и он осушил его залпом.

Тео был поражен тем, что его план убедить Софи начать все сначала потерпел фиаско. А устроить сцену? И все из-за того, что он был великодушным, заботливым и убийственно благородным, когда думал, что их отношения подходят к концу! Он не только дал ей денег на покрытие всех ее долгов и даже сверх того, но к тому же сделал это анонимно! Разве это он виноват в том, что произошло с тем письмом, ведь это ее банковский менеджер был неосмотрителен? И за всю его доброту она отплатила тем, что швырнула ему в лицо это письмо!

Оплачивая принесенный официанткой счет, Тео неожиданно понял, что знает о противоположном поле намного меньше, чем думал.

Ярость и гнев переполняли его. Он окончательно осознал, какой удар она нанесла ему своим уходом. Что-то еще его беспокоило в этот момент, поэтому он снова сел и погрузился в раздумья.

Внезапная мысль о том, что он не сможет жить без нее, стала для него великим открытием.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ


Ночь поглотила ее. Она шла наудачу в поисках такси или какого-нибудь другого транспорта. Например, ближайшей станции метро. Тео не подозревал об этом. Он не ездил в метро уже много лет.

Он также не знал о том, где Софи проведет эту ночь, а тем более о том, что она может остановиться в Лондоне. Он думал только о том, что она постарается добраться до Корнуолла. Обратно к Роберту. Эта мысль проникла в его сознание и как кислота стала разъедать мозг. Как же еще Софи могла бы вернуть ему деньги, если не при помощи ее любезного дружка?

Частью плана послать Софи деньги являлась подсознательной попыткой разорвать ее отношения с Робертом. При финансовой независимости в его присутствии не будет необходимости. Для Тео это был самый простой способ удержать ее, так как он считал, что Софи не испытывает к Роберту ничего, кроме привязанности, основанной на ностальгии и благодарности.

Теперь Тео понял, что сильно ошибался. По причинам, понятным ей одной, он превратился в большого злого волка, а ее Роберт — в рыцаря в сверкающих доспехах.

Однако такой скачок настроения длился у него недолго. Тео сделал смелую попытку убедить себя в том, что неожиданная потеря самоконтроля произошла из-за непредвиденного крушения его планов. Софи ворвалась в его жизнь как гром среди ясного неба. Он понял, что он все еще желает ее, все еще хочет ощущать ее в своей постели. Но теперь она ушла, и отвратительное чувство паники проникло в его сердце.

Он сделал один телефонный звонок перед тем, как мчаться прочь из Лондона.

На другом конце Лондона Софи сидела в номере гостиницы. Если бы не ужасная усталость, она этой же ночью вернулась бы к себе домой и легла в свою постель. Но ей придется наслаждаться и тем, и другим лишь до поры до времени, потому что поиск денег, которые нужно отдать Тео, означает неизбежную продажу дома.

Тео…

Как она может оставить мысли о нем в прошлом, если все еще должна ему столько денег? Стоит ли ей снова встретиться с ним? Или лучше поговорить по телефону?

Сможет ли Софи через год заехать к нему и услышать его томный, бархатный голос? Отразится ли это на ее душевном состоянии? Потому что увидеть его вновь — это кошмар. Она представила, как будет стараться держать себя под контролем, ведь не поддаться его чарам — то же самое, что устоять на ногах во время шторма.

Когда он поцеловал Софи там, в баре, вся та ярость, которую она чувствовала из-за того, что он ушел из ее жизни, исчезла как дым. Она чувствовала себя беззащитной и все еще безнадежно влюбленной в него.

Софи не могла понять, отчего чувствует такую душевную боль. Почему она так легко бросила Роберта — порядочного, доброго Роберта, — и ради кого? Ради того, кто запутал всю ее жизнь и спокойно вернулся в свой мир? Как она могла попасться на удочку такому человеку?

На следующий день Софи ехала в Корнуолл со свежим решением. Она займется продажей дома и предоставлением бумаг адвокату, который от ее имени вернет Тео деньги. А она уедет. И не вернётся в Лондон, ведь этот город всегда будет для нее жестоким напоминанием о мужчине, в которого она влюбилась.

Нет, она отправится в Нью-Йорк и встретится со своей университетской подругой. Элли приютит ее бесплатно, хотя бы временно, пока она не встанет на ноги. Софи вернется на курсы подготовки учителей, после окончания которых начнет преподавать там, где найдет работу, благословляя судьбу за то, что избавила ее от всех напоминаний о Тео. Память об отце она будет хранить в сердце. Ей не нужен дом как ощутимое доказательство его присутствия.

Другими словами, она будет сильной и энергичной, а не жалкой и угнетенной.

Софи размышляла над этим, пока ехала в поезде, поэтому ей не досаждала плохая погода и беспричинные остановки.

Однако темнота дома, когда она наконец-то добралась до него, стала для нее застывшим напоминанием о потере отца, стрессе из-за непокрытых долгов и о Тео — ярком лучике света на ее горизонте, который превратился в черноту кошмара.

В нормальном состоянии Софи сразу прошла бы на кухню, налила кружечку чая, села бы и задумалась о событиях минувшего дня.

Сегодня же она направилась в гостиную. Внезапно раздавшийся шорох заставил ее осознать, что в доме есть еще кто-то. Софи почувствовала, как волосы у нее на затылке поднимаются дыбом. Не теряя времени на размышления, она сделала первое, что диктовал ей разум: резко повернулась, выставив вперед сумку с одеждой.

Сумка весила немало, а потому удар, поразивший Тео, был сделан с такой силой, какой он совсем не ожидал. Софи включила верхний свет именно в тот момент, когда Тео отлетел к стене.

Они оба на секунду закрыли глаза, и Софи взвизгнула от шока.

— Что ты здесь делаешь?!

— Подвергаюсь дикой яростной атаке, — ответил Тео, потирая щеку ладонью.

— Я не понимаю. Как ты сюда попал? Ведь я…

— У тебя есть пара таблеток парацетамола? По-моему, у меня разболелась голова.

Софи хотела сказать, что он, как захватчик, получил по заслугам, но тут же передумала, когда увидела, как синяк проявляется на его лице. Не сказав ни слова, она помчалась на кухню и вернулась с двумя таблетками и стаканом воды.

— Мне интересно, что ты будешь делать, если хочешь вернуть мне деньги, — произнес Тео, глотая таблетки.

— Что?

— Деньги. Ты же решила отдать их…

— Конечно!

— Можешь считать меня глупым, но я не понимаю, как ты можешь лететь в объятия Роберта, лишь бы вернуть мне долг!

— И ты приехал сюда, чтобы сказать мне это? Кстати, почему ты оказался здесь раньше меня?

— Я взял вертолёт, как же иначе?

Софи стояла возле двери, скрестив руки на груди:

— Ладно. Ты выиграл… На самом деле Роберт нашел себе другую девушку. Доволен?

— Ты была разочарована?

Софи желала, чтобы Тео убрался поскорей из ее дома, и боялась его неизбежного отъезда. Неужели Тео намеренно мучает ее за то, что она не захотела остаться с ним?

— Если ты узнал все, что хотел, то тебе пора… Я хочу спать.

— Ты не избавишься от меня так просто!

Софи покачала головой и сделала пару шагов по направлению к гостиной.

— Что тебе нужно?

— Поговорить с тобой, Софи, — отрывисто произнес Тео.

— Мы уже поговорили.

— Не о деньгах!

— А о чем же тогда?

Потемнев лицом, Тео напряженно посмотрел на нее. Черт, Софи была так же несгибаема, как сталь. Но он не мог винить ее. Ведь Тео беспечно играл чужую роль, не считаясь с чувствами Софи. А потом уехал в Лондон, не оглядываясь назад. Неудивительно, что она решила вернуть деньги.

— Меня привели сюда воспоминания… — выдавил из себя Тео, и Софи нахмурилась, смущенная его словами. Не спуская с нее глаз, он продолжил: — Когда я уехал в Лондон, то не переставал думать о тебе…

— Но был не в состоянии набрать мой номер телефона и позвонить?

Софи пожала плечами, вспоминая, с каким отчаянием она ждала его звонка.

— Мне следовало рассказать тебе правду о себе, — признался Тео. — Но сначала я не считал, что это важно, а затем просто не мог…

— Слушай, я правда не хочу обсуждать это. Что случилось, то случилось. Тебе лучше уехать. Я устала и хочу спать. Как ты вообще вошел в дом?

— Твой адвокат дал мне ключи.

Прежде чем Софи сделала еще шаг, Тео схватил ее за запястье. Софи пошатнулась и упала на диван.

В испуге она пыталась вскочить на ноги, но руки Тео прижали ее к спинке дивана.

— Отпусти меня, — ровным голосом произнесла Софи, но Тео покачал головой.

— Ни за что. Ты думаешь, я смогу продолжать спокойно жить дальше?

Софи бросила быстрый взгляд на его лицо. Но Тео смотрел в пол, и она не могла понять, о чем он думает сейчас.

— У меня была жуткая депрессия, когда я приехал в Корнуолл, — сказал он, не поднимая глаз, словно говорил сам с собой. — Я никому бы не признался, что полностью раздавлен. Смерть Елены оказалась слишком тяжелым испытанием для меня. И я не знал, как мне жить дальше. Она казалась мне совершенством, идеальной женой и матерью. — Тео взглянул на Софи, и тут она увидела всю боль его души.

«Совершенство, идеальная жена и мать»… Сердце Софи покрылось коркой льда. Она далека от совершенства, ей ли быть соперницей призраку? Прекрасному призраку. У нее никогда не было шанса завоевать любовь Тео. Она просто оказалась рядом в трудную минуту.

Софи попыталась сочувственно улыбнуться, но губы не повиновались ей.

— Я поместил Елену на недосягаемый пьедестал, но, прежде чем стал относиться к ней как к женщине из плоти и крови, она умерла. — Взгляд Тео стал печальным. — Тогда я приехал сюда, считая дни, когда смогу вернуться к обычной жизни, и встретил тебя.

— Ты должен был рассказать мне о своей невесте, о том, что ты любил ее, — прошептала Софи.

— Иногда очень трудно открыть сердце… Но ты, Софи, ты была реальной, из плоти и крови. Ты была дерзкой и неуступчивой. Ты вернула…

— Только не говори, что я помогла тебе выйти из кризиса!

— Но ты это сделала…

Софи вспыхнула, сбитая с толку его заявлением, но понимая, что у Тео нет причины лгать ей сейчас.

— Посмотри на меня. Я хочу видеть выражение твоего лица, потому что у тебя, Софи, самое прекрасное лицо в мире.

— Если бы тебе нравилось моё, как ты говоришь, красивое лицо, то… — Софи резко встала, вырвавшись из его рук, и подошла к окну. Оттуда она вызывающе посмотрела на Тео.

— Я остался бы? Попросил бы тебя быть со мной?

Софи притихла от стыда, потому что Тео озвучил ее самые тайные желания.

— Хотя бы звонил мне, — сказала она, принимая его вызов. — У тебя было много демонов в душе, но я не знала об этом. Ты уехал, Тео, и не позвонил. Если бы я случайно не наткнулась на твое письмо и не отправилась в Лондон, ты бы и не вспомнил обо мне. Ты приехал сюда, чтобы успокоить свою совесть!

— Я приехал, чтобы просить тебя выйти за меня замуж.

Тео произнес эти слова и понял, что именно этого он хотел все время. Софи стала для него новым смыслом жизни. Он был бы счастлив прожить с ней жизнь.

— Ты же знаешь, что я не могу, — спокойно ответила Софи.

Тео нахмурился и склонил голову, не веря своим ушам.

— Ты хорошо поняла меня, Софи? Я хочу жениться на тебе, — он усмехнулся и быстро подошел к ней. Но Софи не шелохнулась, и холодное предчувствие охватило Тео.

— Я не могу, — повторила она и задрожала, поскольку он обнял ее за талию.

— Почему нет? — резко спросил Тео, ощущая приступ паники.

Софи попыталась отстраниться от него, но Тео не позволил, а лишь плотнее прижал ее к себе, стремясь растопить ту ледяную стену, которую Софи воздвигла между ними.

— Я не могу довольствоваться вторым местом. — Софи уперлась кулаками в его грудь, чтобы оттолкнуть Тео от себя. Меньше всего на свете Софи хотела прожить жизнь в тени призрака его бывшей невесты.

— О чем ты? — Тео повернул ее лицо так, чтобы они встретились взглядами.

Софи чувствовала, что вот-вот зарыдает. Она лихорадочно цеплялась за остатки самообладания.

— Пойми, я никогда не смогу соответствовать твоей совершенной невесте, Тео! — сказала Софи.

— Ты хоть слышала, что я тебе говорил?

— Каждое слово!

— Боже, ну почему ты такая упрямая!

Софи подавила искушение уступить Тео и впилась в него взглядом.

— Не пытайся сломать меня, Тео.

— Тогда поверь мне! Ты не должна соответствовать никому! — Он сделал паузу, собираясь с мыслями. — Понимаешь, Софи, я потратил много времени, цепляясь за иллюзию, что Елена была идеалом. Оглядываясь назад, я понимаю, что мы бы не были счастливы. Елена была слишком покорной и уступчивой. Ты единственная женщина, которая дала мне отпор, ты нужна мне…

— Он осторожно коснулся её губ и почувствовал, как Софи отвечает на его поцелуй. — Я знаю, что ты любишь меня, Софи. Стань моей женой, и я докажу, что из меня получится хороший муж. Ты победила всех призраков, и ты — единственная, кого я люблю и кого буду…

— Что ты сказал?

— Я люблю тебя, — Тео улыбнулся и поцеловал кончик ее носа. — Я все равно вернулся бы к тебе, даже если бы ты не появилась в моем офисе. Жизнь невозможна без тебя, Софи. Так… ты выйдешь за меня?

— Сейчас я разрыдаюсь… — всхлипнула она.

— Знаю. Но ответь мне прежде, чем ты это сделаешь.

— Да!

— Тогда не плачь! — Он поцеловал ее в губы, и Софи растаяла от его поцелуя. — Я знаю другие способы отпраздновать нашу помолвку, но без слез…

Помолвка? Это было самое замечательное слово, которое Софи когда-либо слышала.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии