загрузка...
Перескочить к меню

Дело о черных археологах (fb2)

- Дело о черных археологах (а.с. Ромка и Лешка-28) 265K, 121с. (скачать fb2) - Наталия Александровна Кузнецова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Наталия Кузнецова Дело о черных археологах

ГЛАВА I Разговор на станции

Незабываемые, полные захватывающих приключений дни в чудесном заповеднике на берегу Дона промелькнули летним ветерком и канули в прошлое, а жизнь наших героев потекла дальше. Катька отправилась в свой Воронеж, а Лешка, Ромка и Артем вернулись в Москву. Но и там они пробыли очень недолго: провели со своими мамами и папами один воскресный день, а уже в понедельник засобирались в дачный поселок Медовку, где жили с самого начала лета. Причем Лешке так сильно захотелось поскорее увидеть своего Дика, что она решила не дожидаться, когда родители придут с работы и отвезут их на машине, а предложила отправиться на дачу на электричке. Ромка сразу согласился, потому что ни одного из их друзей в городе не оказалось, и не с кем было делиться воспоминаниями о заповеднике, к тому же в Медовке оставался его любимец — говорящий попугайчик Попка, по которому он тоже очень соскучился. Одобрив предложение сестры, Ромка кинулся к телефону, чтобы сказать об этом Артему, а тот уже сам звонил к ним в дверь. И, судя по тяжелой дорожной сумке, явился он к ним с тем же самым предложением.

— В Москве делать нечего, и я подумал: а не поехать ли нам в Медовку прямо сейчас?

— А мы уже собрались! — воскликнул Ромка, и вскоре дружная троица уже сидела в вагоне поезда, который мчался по хорошо знакомой дороге. В окна било яркое солнце, назад убегали придорожные строения, остановочные павильоны, столбы и деревья. Лешке бросились в глаза желтые листья, то тут, то там проглядывающие в кронах.

— Вот и лето уже кончается, — с грустью отметила она. Робкие приметы осени напомнили ей о скорой разлуке с Артемом: дело в том, что он учился в Англии и домой приезжал только на каникулы.

Но ее оптимист-брат излучал одну только радость.

— Брось, Лешк, горевать, сентябрь наступит не скоро, с нами до того еще столько всего произойдет, — утешил сестру Ромка. — Давайте лучше подумаем, что будем делать, когда приедем.

— Лично я пойду гулять с Диком, — сказала Лешка. — Свожу его на собачий пляж, он там столько времени не был, пусть порадуется. Тема, ты пойдешь со мной?

— Пойду, — кивнул Артем.

— Ну а я сбегаю к Коляну и к Сашке Ведерникову, расскажу им, что было с нами в заповеднике. Они-то, наверное, все это время так на пляже и проторчали, а у нас столько приключений было. Вот позавидуют! — потер руки Ромка. — А потом буду отсыпаться. День, два, три — не знаю, сколько, в общем, пока не высплюсь.

— Я бы тоже от этого не отказался, да только боюсь, что нам опять что-нибудь помешает, — сказал на это Артем.

И он как в воду глядел.

Сначала резко и совершенно неожиданно испортилась погода. Солнце ушло за тучи, за окном посерело, потом потемнело, крупные серые капли упали на оконное стекло и потекли по нему тонкими струйками, потом эти струйки стали шире, размылись и превратились в сплошной поток.

Артем закрыл окно, чтобы на них не попадала вода, и вздохнул.

— Боюсь, никуда мы с вами уже не пойдем.

— Ну и ладно, побудем дома. Или, еще лучше, пойдем в наш сарай, сядем на сено и будем слушать, как дождь стучит по крыше, — мечтательно проговорила Лешка.

— Правильно, мне без разницы, какая погода, лишь бы было весело. И позовем к себе Коляна с Сашкой и еще кого-нибудь, — закивал Ромка.

Но и этим планам не суждено было осуществиться.

Вскоре электричка подошла к станции Медовка. Дождь к этому времени стал мелким, моросящим, почти осенним. Друзья, не торопясь, поднялись со своих мест, пропустили вперед себя пожилого мужчину и женщину с ребенком и последними покинули вагон, а Лешка замешкалась на платформе, пытаясь открыть зонтик.

Навстречу поезду спешила молодая девушка с цветным зонтом. Миновав трех друзей, она подбежала к их вагону и заглянула в тамбур, видимо, рассчитывала на то, что вслед за ними покажется кто-то еще. Лешка даже оглянулась, чтобы посмотреть, не идет ли кто сзади них, но из вагона больше никто не вышел, все остальные пассажиры следовали дальше.

Электричка захлопнула двери и двинулась к следующей станции, сошедшие с нее люди заторопились по своим домам, и вскоре на платформе никого не осталось, кроме наших друзей и этой девушки. Лицо ее, окаймленное длинными каштановыми волосами, было печальным и бледным, под глазами залегли голубые тени. Видно, этой ночью она не выспалась. Разочарованно вздохнув, девушка окинула взглядом опустевший перрон и достала из сумки телефон.

Друзья не прислушивались, о чем она говорит, но после ухода электрички вокруг стало так тихо, даже дождь смолк, что они невольно слышали каждое ее слово.

— Татьяна, я на станции, тебя встречаю. Ты когда приедешь? Что? Не приедешь совсем? Не сможешь? Мама заболела? Жаль. Мне здесь одной как-то неуютно. Как подумаю, что этот призрак опять явится ко мне ночью, так сердце в пятки уходит.

И вот тут-то магическое слово «призрак» приковало Ромкино внимание. Он навострил уши, замедлил шаг и подобрался к девушке поближе, чтобы подслушать, что она скажет еще.

А девушка грустно усмехнулась и закивала головой, как будто ее собеседница могла это видеть.

— Да все я понимаю! Но это сейчас смешно, когда светло на улице и народ кругом, но как подумаю, что настанет ночь, и я снова останусь одна в пустом доме… Будь ты на моем месте, тебе бы тоже было и страшно, и жутко. Уехать? Но я боюсь оставить пустым дом. Ладно, я что-нибудь придумаю. Танюш, значит, ты и завтра ко мне не приедешь? Посмотришь? Ну что ж, до свидания, надеюсь, что до скорого. Передай маме мои наилучшие пожелания, пусть поскорее выздоравливает.

Девушка опустила в сумку телефон и ускорила шаг. Друзья ее обогнали и обернулись.

— Давайте спросим, что за призрак такой ей являлся, — зашептал Ромка.

— Какое тебе дело до чужих призраков! — недовольно поморщился Артем.

— Как это — какое дело?! Интересно же! Прикольно. И потом, вдруг мы сможем ей чем-нибудь помочь?

— Но это неудобно! — воскликнула Лешка.

— Вам, может, и неудобно, а мне очень даже удобно, — Ромка круто развернулся и подбежал к девушке. — Можно вас на минуточку?

Она остановилась.

— В чем дело?

— Извините, мы нечаянно услышали, как вы говорили про какого-то призрака. Он что, вам в самом деле являлся? Неужели вы верите в привидения?

Девушка ему улыбнулась, но глаза ее остались грустными.

— Нет, конечно, я не суеверна и ни в какие привидения не верю. Насчет призрака я просто пошутила, несомненно, это был самый обыкновенный человек. Не пойму только, зачем он ко мне приходит, с какими намерениями.

— Может быть, это просто вор?

— Если бы это был вор, в доме что-нибудь бы пропало. Но он приходит две ночи подряд, и все вещи на месте, и от этого мне еще больше не по себе.

— А вы его видели? Какой он из себя?

— В том-то и дело, что я его не видела. Прошлой ночью слышала, как скрипит дверь в гостиной, а сегодня — чуть слышный шорох шагов, а когда выглянула в коридор, заметила призрачную тень на стене.

— И что вы сделали?

— Оцепенела от страха. Хотела закричать, позвать соседей, но что-то сдавило мне горло, и я не смогла выдавить из себя ни звука. А когда он исчез, никого уже звать не стала.

— И правильно, что не стали. Это бы вам ничего не дало. Пока соседи бы разобрались, что к чему, его бы и след простыл. А как же он к вам входит? Вы проверяете перед сном входную дверь?

Девушка кивнула.

— В том-то и дело, что проверяю. Я все хорошо закрываю — и окна, и двери.

— Значит, это происходит всего две ночи подряд… — Ромка задумчиво сдвинул брови и поднял воротник своей ветровки, потому что дождь усилился, и вода стала заливаться ему за шиворот. — А до этого вас никто не тревожил?

— До этого меня здесь не было, я приехала всего два дня назад. Но дача не пустовала, в ней после смерти бабушки жили наши родственники, целая семья: муж, жена и двое детей. А еще с ними собачка была, маленькая, но лай поднимала, как целая свора огромных псов, при ней никакой вор и близко бы к дому не подошел. На всякий случай я им позвонила, спросила, не замечали ли они что-нибудь странное в доме, они ответили, что нет.

Лешка участливо тронула девушку за локоть.

— Послушайте, а это не могла быть мышка или крыса?

— Какие мыши-крысы, когда у меня в доме кот!

— Ну тогда какое-нибудь другое животное. К нам как-то в кухонное окно повадился лазить ежик, а мы очень долго думали, что это грабитель, пока не устроили на него засаду и не поймали его.

— А тень на стене?

— Она могла вам примерещиться от страха.

— Хотелось бы мне, чтобы это был еж, — тихо вздохнула девушка. — Возможно, ты и права, мне все это померещилось.

Но Ромке такое объяснение не понравилось, куда больше его устраивал неизвестный «призрак». Он с недовольством взглянул на сестру, посмотрел девушке в глаза и увидел в них затаенную тоску и тревогу.

— Вы очень боитесь, что он придет снова?

И она снова печально улыбнулась.

— Боюсь, но я как-нибудь справлюсь. Мне только одну ночь пережить, а там ко мне нагрянут гости, и страхам придет конец.

— А хотите, мы к вам придем, вы нам расскажете и покажете, где видели свое привидение, и мы вместе подумаем, как от него избавиться? Вы где живете?

— На улице Сосновой.

— На Сосновой? — вскричал Ромка. — Там наш приятель Колян живет. Вы его, случайно, не знаете?

— Я в Медовке вообще мало кого знаю. Бывала здесь, к сожалению, не так часто, как хотелось бы, а последние полтора года и вовсе жила в Петербурге, с родителями, а на этой даче обитали мои дедушка и бабушка.

— И где же они теперь? — спросил Артем.

— Их больше нет. Дедушка умер прошло зимой, а бабушка в начале этого лета. А завтра знаменательный день — дедушкин день рождения, и сюда должны понаехать его друзья, вернее, наши общие друзья, потому что я их всех знаю. Специально я никого не приглашала, но об этой дате помнят многие. В этот день на даче всегда царило веселье, и однажды дед попросил, чтобы и после его ухода все оставалось по-прежнему, потому что человек жив, пока живет память о нем. Поэтому бабушка не отменила эту традицию и после его смерти. А теперь вот и ее уже нет, но я все равно буду ждать гостей, — разоткровенничалась девушка.

— Старички всякие понаедут, да?

— Что ты, вовсе нет, дед любил окружать себя молодежью, у него было много учеников, все они его любили и до сих пор помнят.

Они подошли к развилке дороги, девушка указала на высокий двухэтажный кирпичный дом в конце улицы.

— Вон там я и живу.

— Большой у вас дом, — отметил Ромка и опустил воротник — дождь пошел на убыль, а из-за туч несмело выглянуло солнце. — А как вас зовут?

— Анастасия.

— Значит, Настя?

— Нет, меня все называют Асей.

— А меня зовут Ромой. А это моя сестра Лешка и наш лучший друг Артем. Мы здесь на его даче живем.

— Лешка? — с удивлением взглянула на девочку Ася.

— Вообще-то, ее Ольгой зовут, — пояснил Ромка, — а Лешка — это ее прозвище.

Печальное лицо снова осветилось улыбкой.

— Ольга — это имя моей бабушки. Ольга Игоревна Запольская — так ее звали.

— Княжеское имя, — отметил Артем.

— Моя бабушка и была похожа на княгиню, всегда держалась прямо, даже в старости нарядно одевалась. Сердце ее подвело, а то бы еще долго жила. И дедушку тоже сгубило сердце, а в молодости он был сильным и могучим, и в экспедициях, которые он возглавлял, его называли Львом, хотя на самом деле его звали Леонидом Сергеевичем.

— А кем он был? — спросила Лешка.

— Археологом, профессором. И прадедушка мой тоже был археологом.

— У вас что, династия археологов?

— Нет, мой папа — врач, мама — инженер, а я — палеонтолог и поэтому бывала с дедом в экспедициях.

— Ух ты, здорово! — восхитилась девочка. — Вы что, изучаете динозавров?

— Не только динозавров. Я изучаю остатки древних животных. — Ася сложила зонтик. — Ну, до свидания?

— До скорого! — воскликнул Ромка.

Друзья дождались, пока девушка войдет в свой дом, и только тогда побежали к себе.

— Ну вот, и до дому дойти не успели, как нашли себе новое дело, — подпрыгнул на бегу Ромка.

— Ты же мечтал выспаться! — поддел друга Артем.

— А вот узнаем, что там за «призрак» такой, и выспимся.

— А я уверена, что этот «призрак» Асе просто почудился, — сказала Лешка. — Осталась одна в такой большом доме, вот ей с непривычки и стало жутко.

— Лучше б не почудился, лучше б он был на самом деле, — мечтательно проговорил про себя Ромка, а вслух воскликнул:

— Но помочь-то ей надо!

— Конечно, надо, — кивнул Артем.


ГЛАВА II Собственная тень


Нина Сергеевна встретила друзей с распростертыми объятиями.

— Добро пожаловать, мои дорогие. С вами — одно беспокойство, а без вас скучно и грустно, — говорила она, обнимая и оглаживая Ромку и своего любимого племянника. А до Лешки она добраться не сумела, так как к девочке с неистовым визгом кинулся Дик. От бурных проявлений собачьей радости Лешка едва устояла на ногах. Она обычно ругала пса за такое несдержанное поведение, но сейчас сама радовалась не меньше его. Сев прямо в траву, она обняла своего любимца, вжалась носом в его густую мягкую шерсть, вдохнула в себя непередаваемый собачий запах и чуть не задохнулась от счастья.

— Дикушечка мой, — прошептала она ему в ухо, — я по тебе тоже очень-очень соскучилась.

Когда с взаимными восторгами было покончено, Лешка обратила внимание на то, что в миске пса полно еды.

— Нина Сергеевна, он что, ничего не ел без меня?

— Кое-что только, а в основном полуголодным ходил. Страдал бедный, все тебя ждал, глаз с дороги не сводил. Не покидай его больше.

— Больше нам ехать некуда.

— Вот и хорошо. А как вам заповедник? Понравился? Хорошо отдохнули?

— Угу, — кивнул Ромка.

— Говорят, там очень красиво. Вот мы сейчас сядем за стол, и вы мне обо всем расскажете.

Ромка всю дорогу мечтал поделиться с кем-нибудь своими воспоминаниями, но сейчас ему было не до них: все его мысли занял таинственный призрак.

— Расскажем, только потом, попозже. Нина Сергеевна, — сдвинул он брови, — а вы не знали Запольских с Сосновой улицы?

— Запольских… Что-то очень знакомое. Это из какого же дома?

— Двухэтажного, большого такого, он в самом конце улицы стоит.

— О, конечно, знала. И Ольгу Игоревну, и ее мужа, Леонида Сергеевича. Он был ученым, археологом, кажется. Да только они оба, к сожалению, уже умерли. А что?

— А мы с их внучкой сейчас познакомились.

— Внучку их я видела, когда она была совсем-совсем маленькой. Напомни мне, как ее зовут.

— Асей.

— Правильно. Леонид Сергеевич называл ее Асенькой. Как сейчас помню ее в белом платьице, с большим белым бантом на голове. Теперь-то она уже выросла. Сколько же ей лет? — Нина Сергеевна пошевелила губами. — Наверное, постарше вас будет.

— Гораздо старше. Ей уже больше двадцати.

— Ну да, ну да, время-то так быстро идет, что за ним не угонишься. Вот и лето почти ушло. Асе передавайте при случае привет, а сейчас идите к столу, я для вас много всяких вкусностей наготовила.

Ромка сбегал на второй этаж, — они с Артемом жили там, — перекинулся парой слов со своим ненаглядным Попкой, убедился, что птичка сыта и здорова, спустился вниз, быстро проглотил завтрак и заторопил друзей.

— Не рассиживайтесь, идемте скорей разбираться с «призраком».

— Теперь покой нам будет только сниться, — вздохнул Артем, и трое друзей, сказав Нине Сергеевне спасибо, отправились к своей новой знакомой.


Асин дом фасадом выходил на улицу, а с трех сторон был окружен старым садом и обнесен плотным добротным забором. Ромка легко, без скрипа, открыл деревянную калитку, вошел во двор и с хитрой улыбкой обратился к сестре:

— Лешк, отгадай загадку. Мягкое, белое и пушистое — кто это?

— Я, кто ж еще? — задорно улыбнулась девочка.

— А вот и не ты.

Лешка проследила за Ромкиным взглядом и увидела белоснежного кота с огромными зелеными глазами.

— Кис-кис, — позвала она.

Кот мяукнул, но с места не сдвинулся. Лешка подошла к нему, погладила и взяла на руки. Вначале он не сопротивлялся, но когда Лешка прижала его к себе, недовольно забил хвостом и стал вырываться.

На пороге своего дома показалась Ася.

— Это вы!

— Мы. Это ваш кот? Как его зовут?

— Снежок. Лучше отпусти его, а то оцарапает. Он у нас с характером, только бабушку и признавал, ходил за ней, как собака, а всех остальных только терпит.

Однако кот перестал вырываться, приблизил свою мордочку к Лешкиному лицу и понюхал ее губы, чуть коснувшись их холодным носиком. Словно поцеловал. Лешка опустила его на землю и вместе с друзьями вошла в дом, где ее брат сразу приступил к делу.

— Так где ты видела своего «призрака»? — деловито спросил он.

Ася ввела его в длинный коридор, по обеим сторонам которого располагались комнаты. В начале коридора находилась кухня, а перед ней, ближе к входной двери — гостиная со старой, но добротной мебелью, камином, книжными полками. Между кухней и коридором еще была кладовка. Коридор в конце изгибался и кончался дверью, которая вела в сад, перед ней стояла вешалка, увешанная старой одеждой, предназначенной для грязной работы. Всюду царили чистота и порядок. Все это своим зорким сыщицким взглядом отметил Ромка.

Девушка указала на стену посередине коридора.

— Я видела его здесь. Вот эта дверь в комнату была открыта, и через окно падал слабый лунный свет. Тень была расплывчатой, нечеткой и какой-то зловещей, потому я и назвала его призраком.

— А на кого эта тень была похожа?

— На согбенного старика. Мне на миг показалось, что это тень моего дедушки, — чуть слышно сказала Ася.

Ромка прошелся на цыпочках по полу, рассохшаяся половица чуть слышно скрипнула. Ночью этот скрип должен был казаться куда громче. Потом подергал дверь в конце коридора. Она была закрыта на английский замок. Он ее открыл, закрыл — замок щелкнул.

— Это черный ход?

— Да.

— И «призрак» шел сюда?

— Ну да. Словно сквозь дверь проскользнул.

— А щелчка ты не слышала?

— В том-то и дело.

— Можно мы осмотрим твой дом?

— Пожалуйста.

Все трое быстро пробежались по двум этажам, заглянули в каждую комнату, но никаких следов пребывания загадочного призрака не нашли.

— Какой большой у тебя дом, куда больше, чем у Темки, — вернувшись к девушке, отметил Ромка. Неожиданно для себя он перешел с ней на «ты», и так как она не возражала, остальные последовали его примеру.

— Да, не маленький. Дедушка строил его в расчете на гостей, чтобы они чувствовали себя здесь комфортно. — Ася распахнула окно гостиной, и в нее хлынул свежий воздух, а из облаков снова выглянуло солнце, и его лучи преобразили дом, который из мрачного превратился в уютный и теплый.

Ромка поскреб ногтями свою щеку и задумчиво сказал:

— Ну что, Темка устроим здесь ночью засаду?

— И возьмем с собой моего Дика, — тут же предложила Лешка. — Ася, у меня есть кавказская овчарка, она, знаешь, какая грозная. Если твой «призрак» сюда только сунется, ему не поздоровится. Дик, если я ему прикажу, его в клочки разорвет.

— А это удобно? Вас родители отпустят на ночь?

— Родители наши в Москве, мы тут живем с Ниной Сергеевной, его тетей, — Лешка указала на Артема. — Оказывается, она тебя знает, то есть знала еще маленькой, и передает привет. Если мы ей скажем, что ты боишься оставаться одной в таком большом доме, она сама попросит нас составить тебе компанию.

— Как ты говоришь? Нина Сергеевна? — Ася наморщила лоб. — А не у нее ли во дворе росли красивые цветы? Она увлекается цветоводством?

— Еще как увлекается! У нас теперь весь дворе в цветах, шагу ступить некуда, приходи, посмотришь.

— Приду непременно. — Девушка внезапно оживилась и воскликнула: — Послушайте! А что, если я съезжу в Москву, а вы здесь с собакой без меня переночуете? Завтра, я вам уже говорила, сюда прибудут гости, и мне надо кое-что купить для стола.

— Да пожалуйста, не волнуйся, уезжай, так даже будет лучше. Оставь нам ключи, мы еще до темноты сюда с Диком явимся и никуда не выйдем, — заверил ее Ромка.

Заметно повеселев, Ася очень быстро собралась, подхватила сумку, и все вышли на улицу. А из соседних ворот выползла скрипучая, наполненная песком тачка. Ее толкал перед собой пожилой человек в полосатой морской тельняшке.

— Здравствуйте, дядя Саша, — окликнула девушка своего соседа. — Чем это вы занимаетесь?

— Здравствуй, Асенька, копаю колодец. Хочешь, и тебе вырою.

— Зачем? У меня водопровод.

— Так ведь там вода с хлоркой, а то будем целебная. Все в Медовке сейчас себе колодцы копают.

— Ну хорошо, я подумаю, — улыбнулась Ася.

— Подумай, подумай.

Дядя Саша загромыхал тачкой по улице, а из окна соседнего дома высунулась его жена.

— Ты далеко, Асенька?

— Доброе утро, Ирина Петровна! В Москву надо съездить. Утром вернусь, — звонко прокричала девушка, и Ромка шепнул ей радостно:

— Если призрак за тобой подсматривает, то теперь будет знать, что дом остается пустым, и придет обязательно.

— Лучше б он больше никогда не приходил, — вздохнула Ася.

Друзья проводили свою новую знакомую на станцию, посадили в поезд.

— Не волнуйся, все будет хорошо, — на прощание заверил ее Ромка.


Электричка тронулась с места, и все трое направились домой.

— Нина Сергеевна, наверное, расстроится оттого, что мы снова не будем ночевать дома, — вздохнула Лешка. — Она ведь так нас ждала.

А Ромка вдруг заявил:

— Это мы не будем ночевать дома, а ты останешься, чтобы ей не было скучно.

— Как это? — опешила сестра. — Почему? Да мой Дик вас слушаться не станет! Если он захочет домой, ко мне, вы его не удержите, а если запрете, он начнет выть.

— А никакого Дика мы с собой тоже брать не собираемся.

— Ничего не понимаю. Почему?!

— Да потому что твой Дик своим лаем только спугнет «призрака», и мы не узнаем, кто он такой и что ему надо в том доме! Ты этого хочешь?

— Ну, не знаю, — пожала плечами сестра.

— Зато я знаю, что без собаки будет лучше. Поэтому оставайся с ним и Ниной Сергеевной, а мы с Темкой вечером незаметно войдем в дом, затаимся и будем ждать призрака. Темка, ты согласен?

— Куда от тебя деться? — вздохнул лучший друг.

Так все и сделали. Лешка с Диком остались дома, а Ромка с Артемом дождались вечера и вошли в дом с черного хода. Для засады они выбрали среднюю комнату на первом этаже. Чтобы помешать «призраку» где-либо затаиться, они распахнули двери всех помещений, лишь свою оставив приоткрытой, и стали ждать.

Известно, что когда ничего не делаешь, время ползет невыносимо медленно. Не прошло и получаса, как Ромка пробормотал:

— Прямо пытка какая-то. Ненавижу сидеть без дела! Ни почитать в темноте, ни телик посмотреть, даже плеер не послушать — нельзя уши затыкать. И когда это кончится?

— Думаешь, мне нравится это бестолковое сидение? Но ты сам все это затеял, теперь терпи, — пожал плечами Артем.

— А я разве что говорю? И потерплю. Знаешь, какое самое главное качество в профессии детектива? Терпение. А так как я собираюсь в будущем стать великим сыщиком, мне надо его в себе вырабатывать.

Тем не менее Ромка не прекратил вздыхать и страдать. Он попробовал полежать, но тут же сел и выпрямился, чтобы не дать сну сморить себя. А глухую тишину вдруг взорвал надрывный телефонный звонок. Один, другой, третий. Потом телефон смолк, а через некоторое время ожил снова.

— Проверяет, должно быть, есть кто дома или нет.

— Необязательно, — покачал головой Артем. — Это могут звонить Асины друзья.

— И то верно.

Телефон смолк часам к двенадцати, и стало еще тоскливее. Все свои силы Ромка тратил на борьбу со сном. И вдруг где-то рядом послышались скрип форточки, какой-то непонятный стук и шорох.

— Темка, да как же спать-то хочется! В заповеднике столько ночей не спали, и вот опять.

— Но ты же сам…

— Я и не говорю, что не сам. Но чего вдвоем-то сидеть? Знаешь, что? Давай спать по очереди.

— Давай. Ложись сначала ты.

— Ладно, — тут же согласился Ромка. — Я всего часик посплю, не больше, ты засеки время и разбуди меня, ладно? А потом поспишь ты.

Будущий великий сыщик улегся на диван и мгновенно уснул. Смилостивившись над другом, Артем выждал не один час, и даже не два, а целых четыре, и разбудил его перед самым рассветом.

— Темка, что, так никого и не было? — бросив взгляд на часы, разочарованно прошептал Ромка.

Артем покачал головой и улегся на его место.

— Никого. Ты посиди до рассвета, а потом тоже ложись.

— Ладно.

Ромка несколько раз шумно зевнул, встал, потянулся так, что затрещали кости, а когда опустил руки, похожий треск повторился. Только теперь он доносился из коридора и был тихим-тихим и каким-то жутким. Ромка замер. Но за окном пробежал легкий ветерок, под его дуновением заколыхались и зашумели деревья, и этот шум поглотил все прочие слабые звуки.

Юный сыщик на цыпочках подкрался к двери и выглянул в коридор. Никого. Он вышел и, сощурившись, всмотрелся в темное пространство. Луна давным-давно ушла с небосклона, но слабый свет уличного фонаря проникал в окно соседней комнаты и падал на противоположную светлую стену. И на этой стене, как на киноэкране, вдруг мелькнула расплывчатая движущаяся тень сгорбленного человека.

Фонарик остался на столе в их комнате, но бежать за ним было некогда. Ромка шагнул вперед, щупая рукой стену. Где-то рядом с дверью должен быть выключатель. Половица под его ногами предательски скрипнула. Он замер на месте, затаил дыхание, тень метнулась назад, и он услышал похожий, словно эхо, скрип недалеко от себя. Тогда, не скрываясь, с вытянутыми вперед руками Ромка ринулся к черному ходу. Он почти добежал до двери, когда неожиданно со стоящей около нее вешалки на него свалилась старая тяжелая шуба и чуть не сбила с ног.

С трудом сохранив равновесие, Ромка выпутался из шубы, а его громкие вопли разбудили друга. Артем вылетел в коридор и щелкнул выключателем, но в коридоре уже давно никого не было.

Ромка пристроил шубу обратно на крючок, отметив, что у нее оборвана вешалка. Дверь черного хода оставалась на замке. Друзья его открыли и выскочили через сад на улицу, но там тоже никого не оказалось, ни единой души. Вот тут-то Ромка пожалел, что они не взяли с собой собаку.

— Словно в воздухе растворился! — вскричал он. — А был бы с нами Лешкин Дик, он бы раньше меня его учуял, и мы б его схватили.

— А каким он был?

— Я его смутно видел. И даже не его самого, а только сгорбленную тень. И еще слышал треск и шорох. Вот как его теперь найти?

Артем взял друга за плечо и потянул обратно.

— Теперь уже ничего не поделать. Идем досыпать, он сегодня больше не явится.

— А если он вообще больше никогда не придет? И упустил его я. — Ромка обратил к другу жалобное лицо. — Ну почему я сразу не схватил фонарик!

Артем на это лишь плечами пожал и философски заметил:

— Не переживай, всего не предусмотришь.


ГЛАВА III Приезд гостей


Артем спал чутко, и когда рано утром во дворе раздались чьи-то шаги, тут же открыл глаза. Должно быть, это вернулась Ася или прибежала Лешка, подумал он и подбежал к окну кухни. Однако в калитку вошел темноволосый, сильно загорелый парень в темно-синей джинсовой рубашке. Он подошел к входной двери, подергал ее и тихо позвал:

— Ась! Ты дома?

Потом робко постучал в окно, но Артем не счел нужным его впускать. Не дождавшись ответа, парень не ушел, а сел на скамью и стал дожидаться хозяйку.

Ну и пусть себе сидит, а мы еще поспим, решил Артем и вернулся в комнату.

Окончательно они с Ромкой проснулись от громких оживленных возгласов. Оба приблизились к кухонному окну и увидели входящую во двор Асю. А встречал ее уже не один парень, а два, к темноволосому брюнету добавился широкоплечий, голубоглазый, стройный блондин. Оба кинулись к девушке и выхватили у нее тяжелые сумки.

— Здравствуй, Даня! Я не сомневалась, что ты сегодня приедешь! — погладив по плечу светловолосого молодого человека, радостно воскликнула Ася, а к другому обратилась холодно и безразлично: — Миша, никак не ожидала тебя увидеть. Мог бы и предупредить о своем приезде.

— Боялся, что ты не захочешь меня видеть.

— Почему же? — пожала она плечами. — Ты же приехал на день рождения моего дедушки, а он привечал всех гостей.

Ситуацию сгладил Даня. Он лучезарно улыбнулся и объявил:

— А я тебе звонил, но никто не брал трубку. Поэтому приехал наобум, так как не знаю номер твоего сотового телефона.

— Я была в городе и не думала, что ты нагрянешь так рано.

— Спешил увидеть тебя!

— Ну что ж, заходите, — Ася поднялась на порог, и Ромка с Артемом распахнули перед ней дверь.

— А это кто ж такие? — удивился блондин.

— Это мои новые знакомые. Они охраняли дом. С добрым утром. Как прошла ночь?

— Ну что, приходил призрак? — воскликнула невесть откуда появившаяся Лешка.

— С добрым утром, — сказал Артем всем, а Ромка удрученно кивнул. — Приходил.

— Кто-то к вам приходил? — вмешался в разговор Даня. — Какой еще призрак?

— Да тут кто-то повалился ходить ко мне по ночам, сама не знаю, кто, — со смехом пояснила Ася. Сейчас, при свете дня, в окружении молодых людей она полностью забыла о своих былых страхах.

— Ну и как он выглядел?

— Не знаю, мы его не разглядели, одна только тень и мелькнула, — сознался Ромка. — Он сумел от нас сбежать.

— Объясните получше, что тут у вас за призрак такой, — вслед за Даней попросил Миша.

И Ася им рассказала, как, оставшись одна, она тряслась две ночи подряд и слышала чьи-то шаги, а один раз даже видела сгорбленную и расплывчатую тень на стене, и потому, когда ребята предложили ей поехать в Москву, а самим остаться на ночь в ее доме, она с радостью согласилась.

— Оленька, а почему вы не взяли с собой собаку, как собирались? — удивилась девушка.

— Он передумал, — указала на брата Лешка.

— Дик мог его спугнуть, — пояснил Ромка. — Я бы и сам поймал этого «призрака», если бы он на меня шубу не набросил.

Даня перевел глаза с сестры на брата, остановил взгляд на Асе и вдруг расхохотался.

— Так вы все, оказывается, видели не человека, а всего лишь какой-то фантом? Покажите-ка мне эту стенку.

Даня прошел в коридор, приблизился к вешалке, оглядел шубу, зашел в комнату, из окна которой ночью на стенку светил фонарь, выглянул из этого окна на улицу.

— А березку рядом с фонарным столбом вы видите?

— Ну и что? — сдвинул брови Ромка.

— Да то, что она могла покачнуться от ветра и бросить на стену кривую тень. А шуба такая тяжеленная, что могла и сама оборваться.

— Ты что же, хочешь сказать, что никакого призрака не было?!

— Именно. У страха глаза велики, он еще и не то покажет.

— Ася, может, и боялась, потому что была в доме одна, а мы с Темкой никакого страха не испытывали! — воскликнул Ромка.

— А у вас фантазия разыгралась.

— Ничего подобного. Я сам слышал скрип.

— Скрипеть дверь могла от сквозняка. А еще иногда в старых домах по ночам трещат обои.

В это время, держа хвост трубой, по дому пронесся белый кот.

— Теперь понятно, кто еще мог шуршать в доме, — указал на него Даня.

— Он был на улице, — топнул ногой Ромка.

— Ну ладно, ладно, — примирительно сказала Ася. — Теперь, кто бы то ни был, сюда уже точно больше не заявится, мне больше не будет страшно. А вам, — повернулась она к друзьям, — огромное спасибо за отзывчивость.

— Да ладно, не за что, — махнул рукой Артем и побежал открывать дверь, так как в нее кто-то постучал.

На пороге появилась женщина-почтальон, которая принесла Асе телеграмму.

— Это от Антона Моисеевича, — распечатав ее, сказала девушка.

— Он тоже приедет? — спросил Даня.

— Нет, по-моему. Иначе бы не написал, что всегда помнит о дне рождения дедушки. Что же с ним такое? Не заболел ли? Сейчас я ему позвоню.

Ася прошла в гостиную, и оттуда послышался ее встревоженный голос:

— Антон Моисеевич, здравствуйте, я получила вашу телеграмму. А почему вы сами не приехали? Глупости какие, я никому ничего такого не говорила. Да, постарайтесь, пожалуйста. У меня уже есть двое гостей, надеюсь, скоро их будет гораздо больше. Да-да, и вам всего хорошего. Жду.

Ася положила трубку и подошла к Дане.

— Почему ты сказал Антону Моисеевичу, что никаких сборов на этот раз не будет?

Молодой человек пожал плечами:

— Мне об этом Олег говорил, а я лишь передал его слова.

— Странно. Он-то с чего взял? Ну ладно, как бы то ни было, мне надо готовить. Будем надеяться, что Олег больше никого не ввел в заблуждение.

— А кто такой Антон Моисеевич? — полюбопытствовал Ромка.

— Известный ученый, член-корреспондент Академии наук, закадычный друг моего дедушки, — ответила Ася и прошла на кухню. Там она открыла сумки и принялась выкладывать на стол купленные в Москве продукты.

— Тебе не помочь с готовкой? — подошла к ней Лешка.

— А ты умеешь?

— Я могу нарезать салаты и сделать красивые бутерброды. И запечь мясо. В общем, я много чего могу.

— Тогда помоги, если тебе не трудно.

Артем с Ромкой ушли досыпать, а Лешка осталась. Сначала они с Асей напоили гостей кофе, накормили их завтраком, а потом принялись за дело. Даня вызвался им помогать, но повел он себя, как слон в посудной лавке: уронил на пол кастрюлю, потом сковородку, неловко повернувшись, рассыпал сахар и был с позором изгнан с кухни. Но на том не успокоился. И трех минут не прошло, как дверь открылась, и он просунул в не голову.

— Ну как вы здесь без меня?

— Справляемся, как ни странно, — в тон ему ответила Ася.

— Мое дело предложить, ваше — отказаться.

— Как-нибудь обойдемся без посторонней помощи, — проворчала Лешка.

— Как знать, как знать. — Даня засвистел и удалился, теперь уже окончательно. Ася проводила его с улыбкой.

— Это он на вид такой легкомысленный, а вообще-то, очень серьезный и умный парень, диссертацию пишет.

Потом к ним заглянул Миша и предложил свою помощь. Лешка попросила его нарвать в огороде зелени. Он принес больше пучки укропа и петрушки и отдал их Асе в руки.

— Этого хватит?

— Достаточно. Спасибо, — холодно поблагодарила гостя девушка и повернулась к нему спиной. Но парень не обиделся и не ушел, а нерешительно помялся у порога и спросил:

— А больше ничего не нужно?

— Если понадобится, мы скажем.

— Почему ты с ним так сурово обращаешься? — прошептала Лешка, когда за Мишей закрылась дверь.

Ася налила себе в чашку крепкого кофе и села на стул.

— Знаешь, мы с ним раньше дружили… Вернее, это я, глупая, думала, что у нас серьезные отношения, как он вдруг неожиданно исчез. Я тогда уехала к родителям в Питер, он обещал ко мне приехать, и… не приехал. С тех пор прошло полтора года.

— Ты, наверное, на него очень обиделась.

Девушка сделала большой глоток и отставила чашку.

— Теперь уже все прошло, а тогда места себе не находила. Поначалу я думала, что с ним что-то случилось, хотела ехать в Москву, искать его, но он позвонил мне сам и коротко сказал, чтобы я его не ждала. Но я все равно ждала, причем очень долго. И вот — дождалась. Он появился так же внезапно, как и исчез, и даже не потрудился объяснить, почему он тогда так поступил. Здрасьте, вот он я, смотрите на меня и радуйтесь.

— Может быть, еще объяснит.

— А мне уже все равно.

Лешка с Асей еще долго возились на кухне и о многом говорили. А когда приготовления закончились, и Лешка пришла домой, ей захотелось сделать для своей новой подруги что-нибудь приятное, и она решила испечь пирог, такой, как они однажды пекли с Катькой по журналу «Лиза» — с абрикосами и взбитыми яичными белками. А Нина Сергеевна, узнав о том, что к Асе съезжаются гости, приготовила для нее свои коронные кубики из льда для коктейлей с замороженными в них веселыми цветками анютиных глазок. Одной Лешке все это было не донести, и Ромка с Артемом вызвались ей помочь.

Когда они вошли в дом, все уже сидели за столом. Вопреки Асиным ожиданиям, большой компании не получилось, Лешка насчитала всего пять человек гостей. К Даниилу с Мишей прибавился еще один молодой человек, который выглядел очень серьезным, должно быть, из-за того, что был в очках, и пара пожилых людей, вероятно, муж и жена.

— Здравствуйте, а мы для вас пирог испекли, — торжественно объявил Ромка.

— Спасибо огромное, — откликнулась хозяйка дома.

Оставив дары на кухне, друзья собрались уходить, но Ася пригласила их к столу.

— Нет-нет, спасибо, у тебя своя компания, мы здесь будем лишними, — помотала головой Лешка.

Однако Ромка уже увидел на столе много вкусной еды и, хоть Нина Сергеевна кормила их до отвала, не захотел от нее отказываться. Он бесцеремонно шагнул в комнату и уселся в большое кресло, придвинутое к обитой вагонкой стенке.

— Это место моей бабушки, — сказала Ася.

Ромка вскочил как ошпаренный.

— Что, сюда нельзя садиться?

— Сиди, сиди, можно. И вы тоже не стойте, проходите. — Ася подтолкнула вперед Лешку с Артемом и указала им на свободные стулья. Они нерешительно на них присели.

А за столом продолжался прерванный их приходом разговор.

— Мы просто заехали выразить Асеньке свое сочувствие и вовсе не рассчитывали на такое угощение, — накладывая себе и мужу салат, сказала пожилая женщина.

— И я тоже, — кивнул парень в очках. — До меня дошли слухи, что все отменяется. Вроде бы об этом всем сообщил Олег.

— Непонятно, почему он так подумал, я с ним вообще не разговаривала, — пожала плечами Ася. — Где он сейчас, кстати?

— В Греции, на раскопках.

— Даня, и когда же он успел тебе об этом сказать?

— Перед своим отъездом, — придвигая к себе паштет, коротко ответил молодой человек, а пожилая женщина сменила тему:

— Я не один раз была в Греции, принимала участие в раскопках, — проронила она, и все заговорили о прошлых экспедициях и, конечно же, принялись вспоминать об Асином деде, ради которого они здесь, собственно, и собрались. Сначала все говорили самые возвышенные слова, потом стали припоминать связанные с ним смешные случаи и курьезы.

— Мой дедушка был очень веселым человеком, — сказала Ася Лешке и поднялась с места, так как у калитки вдруг просигналила машина, и спустя минуту к ним во двор въехала новенькая темно-синяя «Тойота» и стала в ряд с двумя другими автомобилями, на которых приехали Асины гости. Из «Тойоты» вышла красивая высокая девушка с замысловато уложенными черными волосами.

— Жанна! — радостно вскричала Ася и побежала к ней.

Но первым со своего стула сорвался парень в очках. Он помог девушке открыть багажник, вынуть из него вещи и внести их в дом.

Жанна принимала его действия как должное.

— Спасибо, Юрик, поставь все сюда, — распорядилась она низким грудным голосом и сначала обняла хозяйку дома, а потом обвела присутствующих ярко-голубыми глазами. — Здравствуйте, Станислав Сергеевич, здравствуйте, Елена Гавриловна. Данька, привет. Мишка, богатым будешь, я тебя не узнала. Где это ты пропадал все это время?

— Работал, — коротко ответил молодой человек.

— А это мои новые друзья, — сказала Ася, когда взгляд Жанны остановился на подростках.

— Очень приятно. Послушай, мне Татьяна звонила, говорила, что у тебя тут какое-то привидение завелось. Что еще за чертовщина? К тебе что, воры лазят?

— Да кто их знает. Может, и вообще никого не было, — посмотрев на Даню, отмахнулась Ася.

— Я так и подумала, что тебе показалось. Когда остаешься в таком большом доме в одиночестве, еще и не то примерещится. Ты мне какую комнату выделишь?

— Выбирай любую. Ты надолго?

— Пока не надоем.

— Что ты, Жанночка, ты мне никогда не надоешь.

Жанна выбрала себе комнату на первом этаже с окном, выходящим в сад, напротив той, в которой Ромка с Артемом караулили призрака, попросила Юру отнести туда ее сумки и ненадолго в ней заперлась. Обратно Жанна вышла преображенной. В темном с чуть заметными блестками платье, не вычурном, как на светских приемах, а соответствующем дачной местности, она стала еще красивее, чем прежде. Юра подставил ей стул, она царственно на него опустилась и позволила ему положить к себе на тарелку приготовленные Лешкой салаты.

— Как твоя работа? Движется? — спросила у нее Ася, а когда та кивнула, объявила на весь стол: — Жанночка решилась писать кандидатскую диссертацию.

Лешка перевела взгляд на Даню.

— Как и ты? Мне Ася сказала, что ты тоже пишешь диссертацию.

— Угу, — ответил тот и как бы вскользь подчеркнул: — Только я пишу не кандидатскую, а докторскую.

— Правда? Сколько же тебе лет?

— Двадцать пять.

С возросшим уважением Лешка посмотрела на молодого человека, а Даня обаятельно улыбнулся и развел руками. Дескать, разве я виноват, что уродился таким умным?

Ромка вскоре наелся и шепнул сестре и Артему:

— А не пора ли домой?

— Давно пора, я же говорила, что мы тут лишние, — ответила Лешка и мигом вскочила. — Спасибо за все, мы пойдем.

Вместе с ними поднялась пожилая пара.

— Пожалуй, мы тоже поедем, а то будет поздно.

Все вышли их провожать, даже кот Снежок. Весь вечер он провел под большим креслом, на котором сидел Ромка, и периодически драл когтями деревянную стенку. Ромку это жутко раздражало, но, как он ни пытался его оттуда прогнать, у него ничего из этого не вышло.

Супруги распрощались со всеми, сели в свою машину и уехали, а друзья отправились домой. Сворачивая с Сосновой улицы, Лешка оглянулась на Асину дачу. Она сияла в ночи всеми своими окнами, словно большой корабль, пущенный на волю волн.

— Больше Асе бояться нечего, — порадовалась девочка за свою новую подругу.

— Да уж. Теперь к ней никакой «призрак» не сунется, — не без сожаления отметил Ромка.

— А может, Даня прав, и никакого «призрака» не было? — Лешка тронула Артема за руку. — Тема, ты-то как думаешь?

Артем развел руками.

— Лично я не видел даже его тени, поэтому ничего не могу сказать.

— Ну, а у меня пока что глюков не наблюдалось, говорю, что видел человеческую тень, значит, видел, — взвился Ромка.

Однако и в его словах проскользнуло едва заметное сомнение.


ГЛАВА IV Сплошные «ЧП»


Проснувшись, как всегда, раньше ребят, Лешка решила, наконец, сводить Дика на его любимый собачий пляж. Утро выдалось ясным, но прохладным, без куртки было не обойтись, поэтому она вернулась за ней в свою комнату, поискала глазами, не нашла и вспомнила, что оставила ее у Аси. Она погуляла с собакой в старой куртке, а после завтрака отправилась на Сосновую улицу.

Мальчишки вызвались ее сопровождать, чтобы оттуда всем вместе зайти к Коляну, с которым Ромка заранее договорился о встрече.

Дверь им открыла Ася, лицо ее было не выспавшимся, как тогда, когда они впервые увидели ее на станции.

— Доброе утро. Что это с тобой? Уж не приходил ли к тебе опять твой призрак? — в шутку спросил Артем.

— Призрак не приходил, — без улыбки ответила девушка. — У нас тут произошло «ЧП». Несчастный случай. Даня с лестницы свалился.

— Во дела! — протянул Ромка. — И как это его угораздило?

— Вышел ночью из своей комнаты — он на втором этаже жил, — на первой же ступеньке поскользнулся на банановой кожуре и слетел вниз. Такой был грохот, всех перебудил.

— И что он себе повредил? — встревожилась Лешка.

— К счастью, больших повреждений нет, но на правой ноге растянуты связки, и теперь он долго не сможет ходить. У соседей нашлись костыли, будет пользоваться ими.

Девушка прошла на кухню, вынула из морозилки пузырь со льдом и понесла его к пострадавшему. Друзья пошли за ней.

Даню для удобства перевели в комнату на первом этаже, и Юра перетаскивал туда его вещи. Он поставил на пол Данину сумку и сказал:

— Ну вот, теперь тебе больше не придется спускаться с лестницы.

— Очень болит? — подойдя к больному, с сочувствием спросила Лешка.

— Совсем не болит, — ответил молодой человек и попытался пошевелить забинтованной ногой. Его лицо тотчас же исказилось от боли.

— Может быть, отвезти тебя в больницу? — всполошилась Ася.

— Хочешь от меня избавиться?

— Ну что ты! Я о тебе забочусь.

— Тогда заботься обо мне здесь, — Даня взял у нее пузырь со льдом и приложил его к больной ноге. — У меня так уже было, помнишь, на раскопках, два года тому назад?

Ася кивнула.

— Отлично помню. Ты тогда целый месяц не мог ходить.

— Но прошло же? И теперь пройдет, причем гораздо быстрее, потому что в тот раз боль была сильнее. В общем, до свадьбы заживет, — со значением сказал Даня, не сводя с девушки внимательных глаз.

Ася покраснела и вышла из комнаты. А Ромка коснулся Даниного плеча и не удержался от того, чтобы не задать волнующий его вопрос:

— Послушай, а перед тем, как упасть, ты никого не видел и не слышал? В коридоре в тот момент никого не было?

Молодой человек повернул к нему хитрое лицо и хрипло прошептал:

— Там было страшное, лязгающее цепями привидение. Оно подкралось ко мне сзади и дунуло в спину могильным холодом. Я обернулся, обомлел и оступился. Ты это хотел от меня услышать?

— Нет, я серьезно.

— А если серьезно, то виной всему противный кот, который неожиданно метнулся мне под ноги, и Юрка. Скажи, ты нарочно все это подстроил, да? — обратился он к своему приятелю.

Юра поправил очки и обиженно воскликнул:

— Дань, да как ты мог подумать!

— Да шучу я, шучу. Только нечего всюду шкурки от бананов разбрасывать.

— Я и не разбрасывал. Я ее, честное слово, нечаянно уронил.

— За нечаянно бьют отчаянно, но я тебя, так и быть, пощажу. Если ты принесешь мне попить.

— Принесу, конечно.

Юра бросился на кухню, а оттуда с большим подносом уже спешила Ася. Она принесла Дане свежий дымящийся кофе и бутерброды. Следом прибежала Жанна, притащила роскошный клетчатый плед. И только Миша не участвовал в суете вокруг больного. Лешка увидела его в окно. Он стоял в саду, опершись о яблоню, и о чем-то размышлял.

— Надо что-нибудь еще? — спросила Ася у Дани.

— Надо. Детективчик бы мне, и я буду благодарить судьбу за то, что она предоставила мне такой редкий шанс отдохнуть.

Книжка ему была доставлена незамедлительно, и Даня с наслаждением погрузился в чтение. А Ася подошла к окну и грустно вздохнула:

— А мы на речку собирались…

— Вот и идите, — разрешил пострадавший и лукаво подмигнул Ромке. — А я останусь здесь и буду стеречь дом от призраков.

Ромка в ответ скорчил ему рожу и вышел из комнаты.

Лешка нашла свою куртку, и друзья, покинув Асин дом, направились в стоящий через дорогу дом. Там с великой радостью их встретил Колян — невысокий белобрысый мальчишка.

— Привет! — еще издали прокричал он. — Сто лет вас не видел.

— А нас здесь не было, — сообщил ему Ромка. — Мы в заповедник уезжали.

— А когда приехали?

— Позавчера.

— Почему же сразу ко мне не пришли?

— Мы были очень заняты. Мы… — Ромка хотел рассказать Коляну, что они большую часть времени находились в двух шагах от него, как тот сам вдруг всмотрелся в его бейсболку, перевел взгляд на Артема и спросил:

— А не вы ли вчера ночью выбегали из дома напротив?

— Мы. Ты что, нас видел?

— Угу. Я на рыбалку с ребятами ходил, встал по темноте, вышел на улицу, смотрю, какие-то ребята выскочили из сада, побегали взад-вперед и убежали назад. А что вы там делали?

— Дом сторожили от грабителя, хотели его поймать, но не смогли, он от нас убежал.

— А может, и не было никакого грабителя, — вставила Лешка. — Может, он Ромке только почудился.

Брат метнул на нее гневный взгляд и с надеждой спросил:

— Колян, а кроме нас, вернее, до нас ты никого на улице не видел?

И Колян вдруг вскричал:

— Видел! Старик какой-то очень быстро шел, почти бежал. Или то был не старик… Короче, какой-то сгорбленный тип куда-то очень спешил.

— Правда? Вы слышите? Значит, грабитель таки был! — торжествующе воскликнул Ромка. — Колян, а ты можешь его описать?

Но тот подумал и покачал головой.

— Не-а, не могу. Во-первых, было еще слишком темно, во-вторых, я к нему не приглядывался, не знал же, что вам это может понадобиться.

— Жаль, — покачал головой Ромка. — Одно хорошо: теперь ясно, что ни мне, ни Асе он не примерещился.

— Зря радуешься, — охладила его Лешка. — Может, это был вовсе не твой «призрак».

— А кто ж тогда?

— Да мало ли кто? Простой прохожий.

— А чего ж он тогда бежал?

— Он мог торопиться к первой электричке. Колян, не помнишь, во сколько это было точно?

— Часа в четыре.

— Ну вот, к этому времени она как раз на нашей станции останавливается. А после нее очень долго ничего нет.

Ромку такая версия нисколько не устраивала, поэтому он отмахнулся от сестры, как от назойливой мухи, и снова затеребил своего белобрысого приятеля.

— Колян, постарайся, пожалуйста, вспомнить еще что-нибудь. Хоть какую-нибудь отличительную примету этого старика.

— Да что ж я могу еще вспомнить? Говорю ж тебе, что темно было.

— Да, никудышный из тебя, Колян, сыщик, — расстроился Ромка. — Никакой наблюдательности.

И тут паренек сам схватил его за руку.

— Погоди! Я вспомнил! По-моему, он был в очках!

— Как же ты мог в темноте разглядеть его очки? — усомнилась Лешка.

— А мимо него машина проезжала, и в свете фар что-то сверкнуло. Что еще могло сверкнуть, если не очки?

— Значит, наш «призрак» — старик в очках. Это уже кое-что, — раздумчиво проговорил Ромка, но Артем, который, как это часто бывает, принял Лешкину сторону, покачал головой.

— Это ровным счетом ничего не значит. Сам подумай, сколько на свете стариков в очках?

— К тому же это мог быть посторонний человек, — продолжала стоять на своем Лешка.

— А так это или не так, мы об этом уже никогда не узнаем, он исчез и больше уже не появится, — добавил Артем.

— И жаль, — вздохнул Ромка. — Я так надеялся на новое дело. Ну ладно, зато теперь отосплюсь, как и собирался.

Тут к Коляну пришел его друг Сашка Ведерников, все уютно устроились в небольшой беседке во дворе, и Ромка смог, наконец, осуществить свое давнее желание: рассказать им о том, что приключилось с ними в заповеднике. Сашка с Коляном узнали о судьбе сокола Тимоши, найденного Лешкой на собачьем пляже, и украденных в заповеднике соколятах, выслушали невероятную историю о розысках похищенного мальчика, и восхищению их не было предела.

— И откуда вы их только берете, эти свои бесконечные дела? — удивленно покачал головой Сашка. — Почему-то мы их не находим, а на вас они откуда-то сыплются, прямо как по заказу.

— Потому что у меня особое чутье на такие дела, — хвастливо заявил Ромка. — А просто так ничего не сыплется.

— Проще сказать, Ромка всегда вмешивается там, где другие проходят мимо, — пояснила Лешка.

— А чем вы сейчас заняты? — спросил Сашка.

— Ничем, к сожалению, — вздохнул Ромка. — Было одно дельце, Колян знает, но, похоже, оно сорвалось, так что и говорить о нем не стоит.

— Но если появится что-нибудь, вы нам скажите, и мы вам всегда поможем, — сказал Колян.

— Спасибо, конечно, скажем, — кивнул Ромка.

Потом Колян с Сашкой предложили пойти на реку и поиграть с местными ребятами в волейбол, и друзья охотно согласились. Если раньше все становились в кружок и просто перекидывались мячом, то теперь недалеко от берега появилась настоящая волейбольная площадка, вокруг которой всегда толпились люди.

После спортивных баталий друзья отдохнули, а вечером сходили в летнее кафе, наелись там мороженого, после чего отправились к Сашке играть в бильярд. Так и прошел этот день. А о таинственном «призраке» больше никто не вспоминал.


На другой день Нина Сергеевна попросила своих подопечных сходить за продуктами. Нагрузившись в поселковом магазине пакетами, друзья уже шли к выходу, когда у хлебного отдела встретили Асю.

— Привет! — дружно воскликнули все, а Лешка поинтересовалась здоровьем Дани.

— Как у него дела?

— С ним все в порядке. Прыгает по дому на одной ноге с костылями. А у нас, кроме Дани, еще один пациент появился, — сообщила девушка.

— И кто же это?

— Юра.

— А с ним что? Тоже с лестницы свалился?

— Нет, он пошел ночью в гостиную, а там с каминной полки упал медный подсвечник и угодил прямо на его голову. Он даже сознание потерял. Когда очнулся — нас позвал. Прибегаем — Юра лежит на полу, подсвечник валяется рядом.

— Разве подсвечник на краю полки стоял? — удивился Ромка. — Что-то я этого не помню.

— Нет, он стоял в глубине. Должно быть, Снежок прыгнул на полку и его сдвинул, он такой неуклюжий, все валит.

— А зачем Юра пошел ночью в гостиную?

— Вообще-то, он на кухню шел, попить ему захотелось, а по дороге завернул в гостиную, ему послышался там какой-то шорох.

— Какой-то шорох, говоришь? — сощурил глаза Ромка.

— Ну да, только призраков там никаких не было. У Дани дверь была открыта, он в этот момент не спал и слышал, как Юра шел и как упал. Это кот скребся и привлек его внимание, Даня это тоже слышал.

— А свет в коридоре или еще где-нибудь горел?

— Нет, везде было темно.

— Так откуда же твоему Дане знать, был там кто-то, кроме кота, или не был?

— Ты намекаешь на «призрака»? Брось. Мы ведь уже договорились, что никаких призраков не было, — беспечно махнула рукой Ася и пошла покупать хлеб.

Ромка уговорил своих друзей ее дождаться. Они проводили ее до самого дома, и когда она пригласила их зайти, не стали отказываться, потому что Ромке захотелось наведаться к пострадавшему.

Юрий лежал в своей комнате на диване, рядом с ним сидела Жанна и держала его за руку.

— Здрасьте. Можно? — не дожидаясь разрешения, Ромка подошел к молодому человеку. — Привет, как ты?

— Нормально, — не открывая глаз, тихим голосом ответил Юра и потрогал рукой огромную шишку на голове.

— А мы Асю в магазине встретили, и она нам сказала, что с тобой случилось несчастье. И как тебя угораздило? Ты что, под каминной полкой лазил, что ли?

— Я наклонился, чтобы посмотреть, где там кот. А он выпрыгнул, и я не успел разогнуться. Помню только, как у меня искры из глаз посыпались, очнулся уже на полу, — коротко пояснил парень. Было видно, что ему трудно разговаривать.

— И это все? — разочарованно произнес Ромка.

— А что ты еще хотел от меня услышать?

— Ну, там ведь темно было. Ты мог не заметить постороннего человека.

За своего друга ответила Жанна.

— Никого там не было и быть не могло, я все двери перед сном проверила и окна тоже. А на каминной полке кошелек лежал, я его там забыла, и если б в дом кто входил, то первым делом на него бы польстился.

— Все было не так. В гостиную сквозь стену проник призрак, и стоило Юрке появиться, как он огрел его подсвечником.

Этот голос раздался из угла. Ромка в раздражении оглянулся. Разумеется, голос принадлежал Дане. Он восседал в кресле с перебинтованной ногой, рядом высились костыли.

— Не смешно.

— А я и не смеюсь. Я очень серьезный человек. — Держа на весу больную ногу, Даня встал, оперся на костыли и вынес свое тело из комнаты. Прыжки его по коридору сопровождали такой гул и грохот, что Юрий поморщился.

— Стадо слонов подкованных, а не один человек.

Дверь снова открылась, и к ним в сопровождении Аси зашла молодая женщина.

— Юра, это моя знакомая, Инна, она врач, — представила ее девушка. — Я попросила ее тебя осмотреть.

Женщина извлекла из сумки маленький молоточек, постучала больного по коленям и локтям, поводила пальцем перед его носом.

— Ну, что? — с волнением спросила Жанна.

— Возможно, сотрясение мозга.

— Я же говорила, его надо отвезти в больницу! — воскликнула Ася, но Юра покачал головой и слабым, но твердым голосом объявил:

— Никуда я не поеду. Или я вам мешаю?

— Нет, конечно, я же о тебе беспокоюсь.

— Тогда я остаюсь.

— Пусть лежит, — разрешила женщина. — Ему нужен покой, а я сейчас напишу список лекарств, которые вы будете ему давать.

Когда, оставив Юру с Жанной, все вышли из комнаты, к Асе подошел Миша. На улице стояла теплынь, чуть ли не жара, а он по-прежнему был в наглухо застегнутой рубашке.

— Ась, нужно что-нибудь сделать?

«Подлизывается», — скосила на него глаза Лешка, а Ася, как всегда, холодно ответила:

— Делай что хочешь.

Миша взял в сарае грабли и пошел сгребать прошлогоднюю листву. Асины родственники, несмотря на то что прожили здесь чуть ли не все лето, совсем не занимались садом, и он пришел в полное запустение.

А на ухоженном участке соседей вовсю кипела работа. Дядя Саша, облаченный в морскую тельняшку, под музыку продолжал рыть свой колодец и вывозить из него грунт. Его жена без устали трудилась на грядках. Лешкино внимание привлек крошечный прудик с цветущими розовыми кувшинками в их саду, и она подумала, что надо бы привести сюда Нину Сергеевну, чтобы она переняла у них опыт и соорудила себе такую же красоту.

Увидев Асю, сосед приветливо помахал рукой:

— Все путем, Асенька?

— Все отлично, дядя Саша.

Тут мимо них с задранным хвостом промчался белый кот. Ромка проводил его неприязненным взглядом и с сочувствием сказал:

— И как ты его только терпишь?

— Что ж с ним делать? — вздохнула девушка.


После обеда друзья снова отправились на пляж играть в волейбол. После одного особо резкого паса соперников мяч вылетел далеко за пределы площадки и покатился к реке. Ромка погнался за ним и неожиданно столкнулся с Асей и Жанной. Они явились на реку в сопровождении Миши. Девушки расстелили на берегу подстилку, разделись и побежали в воду, а Миша остался, так и не сняв с себя рубашки.

— Привет еще раз! А ты почему одетый? — удивился Ромка.

— Обгореть боюсь, — пошутил дочерна загорелый парень.

— У вас там все нормально? Как Даня с Юрой?

— Все о’кей.

Вечером Лешка вспомнила о поразившем ее воображение очаровательном прудике с розовыми кувшинками и рассказала о нем Нине Сергеевне. Та мгновенно загорелась желанием как можно скорее увидеть это чудо, и друзья пообещали прямо с утра сводить ее к Асиным соседям.

Обещание было выполнено. На другой день сразу после завтрака все четверо подошли к высоким воротам, нашли на калитке кнопку звонка, позвонили, и к ним вышел дядя Саша, облаченный не в свою обычную старую тельняшку, а в строгий цивильный костюм. Когда Лешка объяснила, зачем они пришли, Асин сосед охотно показал Нине Сергеевне свой водоем, рассказал, как он устроен, и предложил оказать содействие, если она захочет вырыть у себя такой же.

— Я на пару дней должен уехать, а как вернусь — милости прошу к нам, — радушно сказал он и проводил их до калитки.

И как раз в этот момент на пороге своего дома показалась Ася.

— Снежок, иди сюда! — крикнула девушка.

— Асенька! — воскликнула Нина Сергеевна. — Здравствуй, девочка! Ты меня узнаешь?

— Нина Сергеевна? — помедлив доли секунды, произнесла Ася. — Конечно, я вас узнала. Вы ведь с тех пор ничуть, ну ни капельки не изменились!

Нина Сергеевна просияла от комплимента.

— Зато ты сильно изменилась. Была прелестной девочкой, а теперь вот в какую красавицу превратилась.

— Ась, как твои больные? — спросил Ромка и пояснил Нине Сергеевне: — У нее тут полно гостей, и двое из них в лежку лежат вот из-за этого самого кота.

Он указал на Снежка, который с громким мяуканьем кинулся к хозяйке. Ася поставила перед ним блюдце с едой и выпрямилась.

— Не двое, а уже трое. У нас еще одно «ЧП».

Ромка чуть дар речи не потерял.

— Как?

— И кто на этот раз? — воскликнул Артем.

— Миша. Ему понадобилась отвертка, и я посоветовала ему заглянуть в шкафчик в коридоре — у нас там хранится тысяча всяких мелочей. Он стал его открывать, а шкафчик возьми и свались ему на ногу, и торчащий из него гвоздь рассеку ему артерию. Кровищи было, страшно сказать, сколько. Только что убрали.

Миша оказался легок на помине. Он вышел во двор и прислонился к косяку двери. Несмотря на загар, его лицо стало жутко бледным, наверное, из-за потери крови.

— Ась, не преувеличивай, ничего страшного, все пройдет, в жизни бывают вещи и пострашнее.

— Ступай в свою комнату и немедленно ложись, — строго прикрикнула на него девушка, однако в ее голосе Лешка впервые почувствовала теплоту. Миша, конечно, это тоже заметил, и радостная улыбка промелькнула на его губах.

— Слушаю и повинуюсь. — Миша повернулся и, сильно хромая, ушел в дом. А Ромка побежал за ним и в коридоре наткнулся на злополучный шкафчик. Он до сих пор валялся на полу, и из него торчали все четыре гвоздя, которыми он был прибит к стене.

— Миша, почему он упал? Ты что, пытался его снять?

— Нет, я только до него дотронулся, даже открыть не успел, как он грохнулся, — ответил молодой человек.

— Интересно, а как могли гвозди сами вылезти из стены?

На этот вопрос вместо Миши Ромке ответил Даня. На своих громыхающих костылях он прискакал в коридор.

— Он уже лет сто здесь висит, вот гвозди и не выдержали.

— Держали, держали — и вдруг не выдержали? Что-то тут не то, — засомневался Ромка и приподнял шкафчик. Дверка его открылась, оттуда вывалились плоскогубцы, какая-то губка, искомая отвертка, затем выкатился и упал на пол большой красный елочный шар, он звякнул, но не разбился. И впрямь в шкафчике собралась тысяча мелочей. Ромка поспешно засунул все назад, прикрыл дверцу и пробормотал: — Странно все это все-таки. Миша, а ты никого здесь не видел?

— Нет, — покачал головой молодой человек, а Даня хмыкнул:

— Если ты имеешь в виду привидение, то оно днем не ходит. Вот если бы шкаф упал в полночь, тогда, конечно, других объяснений быть не могло.

— Как знать, — с раздражением буркнул Ромка и позвал Артема с Лешкой, чтобы те помогли ему повесить шкафчик на стену. Так как все мужское население дома вышло из строя, больше это было сделать некому.

— Теперь не упадет, — сказал Артем, когда шкафчик занял свое прежнее место, а Ромка поплотнее закрыл дверцу, чтобы его многочисленное содержимое больше не вываливалось наружу.

И в ту же секунду в коридоре невесть откуда взялся кот и запрыгнул на верх шкафчика, словно хотел проверить гвозди на прочность.

— Вот кто его раскачал, — сказал Артем, а котяра громко и победно мяукнул. Наверное, хотел сказать, что в доме хозяин он, а потому и впредь будет делать все, что ему заблагорассудится.

Однако Ромке такое объяснение не понравилось.

— Я не верю, что все это натворил кот. Несколько несчастных случаев подряд — это как-то ненормально. Или дом заколдованный, во что я не верю, или за этим что-то кроется.

Но ни Артем, ни Лешка с ним не согласились.

— Жизнь еще и не такие сюрпризы преподносит, — покачал головой его лучший друг. — Чего только в ней не бывает. Один раз я пришел в магазин, куда очень редко ходил, и туда же явилась Наташка Тихонова из нашего класса, а потом вы с Лешкой, помните?

— Помню, — кивнула Лешка. — Только Наташка Тихонова неспроста туда притащилась, она небось за тобой по пятам шла, а ты не заметил. Хотя я с тобой согласна — в жизни все бывает.

— А я не согласен, — упрямо возразил Ромка. — Совпадения, конечно, случаются, но не так часто.

— Но и в твоего «призрака» мы все равно не верим, — заявила сестра и пошла в сад.


ГЛАВА V Неожиданный сюрприз


В саду прогуливались Нина Сергеевна с Асей и вспоминали прошлое. Вернее, Ася слушала, а вспоминала Нина Сергеевна. Потом она стала уговаривать Асю поселиться в Медовке.

Громко шурша травой, вслед за Лешкой из дома вышла Жанна и направилась к скамейке под яблоней.

— Жанна, ты почему не обулась? — опустив глаза, обеспокоилась Ася.

Девушка подняла босую ногу и кокетливо пошевелила аккуратными пальчиками с красным лаком.

— Сто лет босиком по траве не ходила, а это так приятно.

— Смотри, не наколись, — предостерегла ее Нина Сергеевна и продолжила свои увещевания. — До города рукой подать, ты можешь жить здесь и каждый день ездить в Москву на работу, так многие делают. А какой тут воздух! Можно посадить всюду цветы, и все вокруг преобразится. Ты приходи ко мне, я тебе покажу свои клумбы, расскажу, как за ними ухаживать, дам семян, рассады.

Путь им преградил большой куст смородины. Нина Сергеевна сорвала последнюю оставшуюся на нем сморщенную ягодку, помяла ее в руках, отбросила в сторону и горько вздохнула.

— Разрослось-то как все. И яблонька большая стала. Бабушка твоя любила под ней сидеть. Здесь когда-то стол стоял, гости за ним собирались и пили чай со смородиновым вареньем из ягод, собранных вот с этих самых кустов.

— Стол тот давно убрали, — озираясь вокруг, сказала Ася. — Но он, по-моему, стоял не здесь, столько воды утекло.

Лешка вдруг почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Оглянулась и в окне второго этажа увидела Мишу. Ася случайно подняла голову и тоже заметила его.

— Миша, тебе что-нибудь надо?

— Если не трудно, то, когда освободишься, зайди ко мне.

— Она уже освободилась, — ответила Нина Сергеевна и тронула девушку за руку. — Так ты придешь ко мне, Асенька?

— Обязательно.


После их визита к Асе Нина Сергеевна решила навестить еще одну свою приятельницу, а друзья, не торопясь, поплелись домой. Всю дорогу третий несчастный случай не давал Ромке покоя. И как Артем с Лешкой ни старались ему доказать, что в жизни и не такое бывает, ему не хотелось признавать их правоту, и он продолжал утверждать, что во всем этом кроется какая-то тайна, и он в ней еще разберется.

На подходе к дому до Лешки долетел громкий лай Дика. Однако лаял пес не злобно, а доброжелательно, будто кого-то приветствовал.

— Кто бы это мог быть? — удивилась девочка.

Друзья ускорили шаг и увидели, как какой-то невысокий, щупленький мальчик дергает за ручку их калитку и пытается ее открыть.

Они подошли ближе, и Ромка завопил так, что впору было хвататься за уши:

— Венька! Венька, глазам не верю! Ты ли это? Откуда ты взялся?

Мальчик повернулся к ним, просиял и, спотыкаясь, побежал навстречу. Это и вправду был Венечка — самый лучший, самый добрый, самый отзывчивый и, несмотря на свои двенадцать лет, самый умный их друг.

— Я из Болгарии вчера вернулся, уговорил папу еще немного побыть с моим Дожиком, а утром сразу к вам, сюрпризом.

— И сюрприз тебе удался! — запрыгал от счастья Ромка. — Ты, Венька, вовремя. Чуть-чуть раньше — и нас бы не застал, мы сами недавно вернулись из заповедника. Мы тебе столько всего теперь расскажем!

Друзья устроили Венечку на благоухающей цветами веранде — это было его любимое место, — накормили, а потом предложили пойти в сарай, который еще в начале лета был оборудован под штаб-квартиру, и Ромка частенько проводил там заседания детективного клуба, председателем которого он сам себя и назначил. А сейчас все уселись на «тигровое» покрывало, которым было покрыто мягкое душистое сено, и предались воспоминаниям.

По крыше застучал теплый ласковый дождик, и сено запахло еще сильнее. Потом дождь усилился, и Ромка отключил приемник, чтобы ничто не мешало наслаждать его ритмичными звуками.

— Хорошо-то как! — Венечка откинулся на сено с абсолютно счастливым выражением лица. — Это то, о чем я мечтал в Болгарии. Просто сидеть с вами на сене и слушать дождь.

— А я буду мечтать об этом всю предстоящую зиму, — сказал Артем и незаметно пожал Лешкину руку.

— Мы все будем об этом мечтать, — заявил Ромка и по-взрослому добавил: — Потому что это наше последнее лето детства. Хотя к тебе, Венька, это не относится, ты у нас еще маленький.

— Я тоже уже большой.

— Он большой, потому что умный, — сказала Лешка.

Когда дождь кончился, Венечке захотелось погулять по поселку. Друзья сначала зашли в кафе, потом к щенкам, которых Лешка нашла на собачьем пляже и пристроила к своим хорошим знакомым. Убедившись, что с бывшими бродяжками все в порядке, друзья пошли куда глаза глядят, и ноги сами привели их к высокому холму. Этот холм возвышался недалеко от их дома, и вся Медовка была видна с него как на ладони.

Венечка посмотрел вниз, потом перевел глаза вправо и остановил их на старом огромном вязе, часть веток которого с одного бока была обломана.

— А помнишь, Лешка, ураган, и как мы с тобой улетели отсюда на воздушном шаре?

— Спрашиваешь! Конечно, помню. А Ромка с Артемом тогда думали, что нас унесли инопланетяне.

— А свалку жуткую около старой усадьбы помните?

— Ее забудешь, как же, особенно то страшное подземелье, из которого, мне казалось, мы никогда уже не выберемся, — вздохнул Ромка. — Это нас Темка тогда спас.

— А где же свалка?

— Нет ее больше, убрали.

Венечка поднес к глазам прихваченный с собой бинокль.

— И правда, больше ничего там нет, все завалы расчищены. А в старой усадьбе что-нибудь строится?

— Вроде пока ничего, — ответил Артем.

— А поглядите, там кто-то что-то копает.

Ромка взял у Венечки бинокль, посмотрел в окуляры на старую разрушенную графскую усадьбу.

— Вижу на поле одного человека… А вон и еще один. И что же у него в руках? У одного лопата, это точно. А у другого, по-моему, металлоискатель. Посмотри, Темка, ты.

Он передал бинокль другу, и тот кивнул:

— Точно, металлоискатель.

— Это они, должно быть, клады ищут. — Ромкины глаза азартно загорелись, искать клады одно время было его любимым занятием. — Люди, пошли туда, а? Прихватим с собой мой металлоискатель и тоже пороемся в земле. А вдруг что найдем? Раз они ищут, значит, там что-то есть.

— Рома, ты обещал больше никогда не искать никаких кладов, — строгим голосом напомнила брату Лешка.

— Обещал, — тяжко вздохнул Ромка и во избежание соблазна перевел бинокль на поселок. — Столько крыш, и все такие разные. И старые, и новые, и блестящие, и черные, и красные… А под каждой крышей своя жизнь, и ни одна не похожа на другую.

— Как тонко подмечено, — съязвил Артем.

— А что, нет? Посмотрим-ка, что делается у Аси.

Асин двор пустовал, а в соседнем появился дядя Саша. Он скрылся в своем гараже, вывел из него машину, помахал рукой жене и умчался по дороге, ведущей к городу.

Потом из своего дома вышла Ася. Она сорвала какую-то травку, перекинулась парой слов с соседкой и вернулась назад. Белый кот выпрыгнул в форточку и скрылся в траве.

— Ничего там не делается, — разочаровался Ромка.

— Вот и хорошо, — сказала Лешка. — Хватит с Аси всяких «ЧП».

Вернувшись домой, друзья посмотрели снятый Венечкой фильм про Болгарию, а потом еще долго сидели во дворе, снова вспоминали прошлое, мечтали о будущем и спать легли очень поздно.

Перед рассветом Ромке приснился кошмарный сон. Будто к нему в комнату заходит седой старик с толстой клюкой и хочет его этой клюкой ударить. Он ее поднимает, замахивается, но Ромка успевает уклониться, а тут откуда-то появляется Ася, и удар палки достается ей.

От ее крика Ромка и проснулся. Но оказалось, что на улице орал чей-то кот, а вовсе не Ася.

Ромка уснул, но вскоре его будто что-то толкнуло. Он проснулся снова и сразу вспомнил свой сон, хотя обычно он снов не запоминал. Одна минута потребовалась ему на то, чтобы одеться. Он сбежал вниз и наткнулся на Лешку. Она, как всегда, собиралась гулять со своим Диком и ходила по дому очень тихо, стараясь не разбудить Венечку. Увидев брата, Лешка удивилась:

— Ты-то куда в такую рань?

— Узнать, как дела у Аси, не случилось ли там чего. Понимаешь, сон мне какой-то страшный приснился.

— С каких это пор ты стал верить снам?

— А кто сказал, что я им верю? — пожал плечами брат. — Вовсе нет. Но проверить-то надо.

— Да она еще спит небось.

— Если спит, я уйду.


Ася уже не спала. Вбежав к ней во двор, Ромка увидел ее силуэт в кухонном окне. Девушка пила кофе.

— Доброе утро, — легонько постучав по стеклу, с улыбкой приветствовал ее юный сыщик.

— Доброе. Заходи.

— Спасибо.

Появившись на кухне, Ромка улыбнулся еще шире:

— Ну и какие дела? Кто на этот раз пострадал от несчастного случая?

Он ожидал, что Ася скажет: «Никто, с чего ты взял?», но она коротко ответила:

— Жанна.

— Не может быть! — ошалело воскликнул Ромка.

— В семействе хромых прибавление, — мрачно пошутил откуда-то взявшийся Миша. Припадая на одну ногу, он вошел в кухню, сам налил себе кофе и присел к столу.

— И что с ней? Как это случилось?

— Вышла ночью босиком в коридор, тут же наступила на осколок стекла, и он глубоко впился ей в ступню. Говорила я ей, чтобы обувалась, но она не послушалась, вот и результат. — Ася налила себе еще кофе и предложила Ромке: — Хочешь?

— Потом. А откуда на полу взялось стекло?

— Шар елочный разбился.

— Какой шар? Красный?

— Да. А ты откуда знаешь?

— Так он же в шкафчике был, в том самом, который на Мишу упал. Да только он сам не мог оттуда выпасть, я его в самую глубь запихнул.

— Значит, выкатился, — пожал плечами Миша. — Я брал оттуда изоленту, может быть, не заметил, как он упал.

— А звон слышал?

— Нет.

— Но шкафчик висит в самом начале коридора, а комната Жанны находится посередине. Как он туда попал?

— Скорее всего, все это проделки кота, — сказала Ася. — Прыгнул на шкафчик, дверка открылась, шар выпал, он принялся с ним играть и подогнал его к комнате Жанны.

— Опять этот твой кот! — воскликнул Ромка и зловещим шепотом прошептал: — А если не кот? Послушайте, вам не кажется, что за всеми этими несчастными случаями что-то стоит?

— За тем, что случилось со мной, ничего не стоит, — ответил Миша, а Ася пожала плечами.

— Мне все это кажется очень странным, но если ты снова имеешь в виду того «призрака», то он здесь ни при чем.

— Это верно, в доме посторонних не было, — твердо сказал Миша.

— Ты в этом уверен?

— Абсолютно.

Дернув плечом, Ромка вышел в коридор, на всякий случай заглянул в шкафчик, убедился, что шара там нет, и решил навестить очередную пострадавшую.

Дверь в комнату Жанны была приоткрыта, и он просунул в нее голову.

— Привет. Ты не спишь? Можно к тебе?

— Заходи.

Ромка примостился на стул и осведомился:

— Как самочувствие?

Девушка высунула из-под одеяла забинтованную ступню, пошевелила пальчиками с красными ноготками.

— Нормально. Вот только босиком больше походить не придется.

— А зачем ты выходила ночью из комнаты?

— Что-то меня разбудило, а что, не могу сказать. Заснуть не смогла и пошла на кухню попить соку. И только вышла за дверь, напоролась на стекло.

— Ты больше ничего не видела и не заметила?

— Нет.

Дверь соседней комнаты скрипнула, и в коридоре раздался характерный стук костылей. С Даней Ромка встречаться не хотел, кроме насмешек, он все равно бы от него ничего не услышал, а потому покинул Жанну и решил навестить Коляна, чтобы спросить, не попадался ли ему снова какой-нибудь подозрительный старик в очках. Но Коляна он не застал, оказалось, что они с Сашкой еще вчера уехали в Москву.

Домой Ромка прибежал, когда все садились завтракать.

— Где ты был? — спросила Нина Сергеевна.

— К Асе бегал, — ответил Ромка и нарочито равнодушно сообщил: — А там Жанна стеклом поранилась.

— Как?!

— Босиком ходила и на стекло напоролась.

— А ведь я ее предупреждала! И сильно?

— Не очень, но наступать на ногу пока не может.

Нина Сергеевна покачала головой и вышла из кухни, и Ромка обвел друзей торжествующим взглядом.

— Ну что, вы до сих пор верите в совпадения? Даже после этого нового «ЧП»?

— А ты все так же считаешь, что в их дом проникает никому не известный «призрак» и творит там такие безобразия? — задал Артем встречный вопрос.

— А что еще думать?

— Хорошо, допустим, кто-то и впрямь проникает в этот дом. Но зачем?

— Если б знать! Но четыре случая подряд! Это уже ни в какие ворота не лезет. Венька, скажи, ты тоже веришь в такие совпадения?

Неожиданно для всех Венечка принял Ромкину сторону.

— Мне кажется, — поправив очки, робко начал он, — все эти несчастные случаи можно было легко подстроить. И шкурки от бананов подложить, и стекло, и шкафчик раскачать, и подсвечник так поставить, чтобы он свалился на чью-нибудь башку.

— Верно, верно, — подхватил Ромка. — И не обязательно поставить. «Призрак» мог притаиться в гостиной и садануть Юру подсвечником.

— Но как ты это все докажешь? — воскликнула Лешка.

До конца завтрака Ромка молчал, а когда все вышли из-за стола, сказал:

— Предлагаю провести следственный эксперимент.

— Как?

— Идите за мной.

Ромка привел друзей к дому Аси, оставил их на улице, а сам проследовал на кухню, попил там воды, на цыпочках прошел по коридору к черному ходу, тихонько открыл дверь, вышел в сад, а потом на улицу к поджидавшим его друзьям.

— Эксперимент удался. Я и на кухне был, и в коридоре, и никто на меня не обратил внимания. Значит, любой другой точно так же может войти в этот дом.

Артем скептически покачал головой.

— Да ничего твой эксперимент не доказывает. Они не обратили на тебя внимания, потому что ты все время мельтешишь у них перед глазами и стал частью мебели.

— А вот и нет!

Ромка вернулся в дом и на цыпочках прошел по коридору.

— Ромочка, ты что-то потерял? Взад-вперед бегаешь, — окликнула его Ася.

— Я… Да, оставил где-то у вас свой телефон.

— Нашел?

— Нашел.

Когда Ромка снова вышел на улицу, по его смущенному виду было видно, что Артем оказался прав.

— Эх ты, экспериментатор! — надвинула ему на нос кепку Лешка.

— Отстань, — буркнул брат и мечтательно проговорил: — Хорошо бы установить в доме и вокруг него камеры наблюдения. Тогда бы мы точно знали, что к ним никто не проникает.

— И где ты их здесь возьмешь? А главное, за какие деньги?

— Да это я так. И все же… Я вот что подумал. Если пострадали четверо, то не может ли Ася быть пятой? — Предрассветный сон все еще не давал Ромке покоя.

— А ты ей скажи, чтобы она ночью заперлась в своей комнате и ни на какие звуки не реагировала, — посоветовал ему Венечка.

Ромка так и сделал. В который раз вбежав в дом, он вывел Асю в коридор и тихим шепотом попросил:

— Послушай, не выходи ночью из своей комнаты, пожалуйста. Ни за чем, что бы ни услышала, ладно? Если что, кричи, буди всех, пусть выходят Даня или Миша, а ты сиди. Обещаешь?

— Ну хорошо, хорошо, — кивнула девушка. — Я уже и сама стала суеверной, не хочу рисковать.

И все-таки вечером Ромка позвонил Асе и еще раз попросил ее быть осторожней. А следующее утро он начал с того, что отыскал в кладовке у Нины Сергеевны новенький английский замок и со словами «надо было еще раньше это сделать, если к ним в дом кто-то и проникает, то делает это через черный ход», побежал с ним к Асе.

Артем с Венечкой за ним не пошли. Они после завтрака засели за компьютер, а Лешка посидела немножко с ними и потом присоединилась к брату.

Ромка нашел Асю на кухне. Она как ни в чем не бывало готовила завтрак.

— Привет, ты цела? — воскликнул он.

Девушка весело рассмеялась.

— Я вижу, ты этим недоволен. Тебе, должно быть, хочется, чтобы я тоже пострадала и слегла. Но учти, что тогда тебе пришлось бы за всеми нами ухаживать, потому что больше некому.

— Наоборот, я очень рад, что с тобой ничего не случилось. Значит, ты ночью не слышала ничего подозрительного?

— Увы, ничего. Разве что Снежок носился по дому и, как всегда, скреб когтями свою стенку. Ну и пусть себе скребет, я уже устала с ним бороться.

— Надо было вечером выгнать его из дома и закрыть все форточки. По ночам котам положено гулять.

— Но он раньше вел себя как человек: днем гулял, а по ночам спал. Бабушка всегда мне о нем рассказывала, и в письмах, и по телефону. И сейчас у меня такое чувство, что он ходит по дому, мается, страдает и не может без нее заснуть.

— И по ночам превращается в кошмарного человека-призрака, — приглушенным шепотом сказал кто-то сзади. Ромка вздрогнул и обернулся. Ну конечно, это был Даня, кому ж еще придут в голову такие шуточки. С чашкой кофе он пристроился в самом углу кухни, и потому ни Ромка, ни Лешка его не заметили.

Но Лешка живо представила себе, как кот становится на задние лапы, распрямляется, растет… Дзинь! И вот это уже не кот, а седой старик с белой бородой и в белой одежде. Она встряхнула головой и отогнала от себя нелепое наваждение. Ладно бы еще, если б этот кот был черным, тогда б можно было себе вообразить, что он заколдованный, а вот про то, чтобы с черной магией были связаны белые коты, она никогда не слышала.

— Скажешь тоже, — фыркнула она.

На кухне появились еще двое пострадавших: Юра и Жанна. Девушка могла наступать только на пятку, а потому опиралась на руку своего приятеля, а тот шел медленно, наверное, у него кружилась голова. За ними, тоже сильно хромая, появился Миша в своей наглухо застегнутой рубашке.

— Парад калек можете считать открытым, — сострила Жанна.

Юра отодвинул от стола стул, бережно ее усадил и только потом сел сам.

— Тебе не помочь? — как всегда, спросил Миша у Аси.

— Спасибо, сиди, — ответила она и принялась расставлять на столе тарелки и чашки.

Брат с сестрой от завтрака отказались, и Ромка, ничего никому не сказав, отправился к черному ходу менять замок. Лешка последовала за ним. Ее вдруг потянуло назад, к Артему с Венечкой, и потому она висела у брата над душой, с нетерпением ожидая конца этого бессмысленного, по ее мнению, занятия.

— Ну, скоро ты?

— Спешка нужна лишь при ловле блох, — ответил Ромка, сосредоточенно ввинчивая шурупчики.

— Неужели ты думаешь, что кто-то и впрямь проходит через эту дверь?

— Я ставлю замок для собственного успокоения, чтобы перестать думать об этом дурацком «призраке». Ну вот и все.

Вся работа заняла у Ромки несколько минут — новый замок был точно таким же, как прежний, и легко вошел в старую нишу. Ромка повесил на гвоздик новый ключ, а старый выбросил. Асе он решил сказать об этом попозже, когда она будет одна, чтобы Даня снова не поднял его на смех. И потому, не заходя на кухню, они с Лешкой вышли из дома. Во дворе было тихо, на улице — ни души. И вдруг окрестную тишину нарушили чьи-то шаркающие шаги.

Лешка вздрогнула всем телом и схватила брата за руку.

— Смотри!

Ромка посмотрел и оторопел.

К Асиным воротам подходил седой согбенный старик в светлой одежде и в очках, с небольшим саквояжем в руке.


ГЛАВА VI Схватка с кладоискателями


Брат с сестрой инстинктивно попятились и отступили в тень яблони. Старик их не заметил. Он подошел к калитке, уверенно ее открыл, вошел в дом и негромко кашлянул у порога.

— Асенька, ты где?

Ромка с Лешкой переглянулись и молча двинулись следом за ним.

Ася услышала, что ее кто-то зовет, и выглянула из кухни.

— Я здесь. Кто там?

— Здравствуй, Асенька, — ласково сказал старик.

Девушка вся просияла и кинулась ему на шею.

— Антон Моисеевич! Наконец-то! Я уж и ждать вас перестала.

— А я взял и приехал.

Ася выхватила у него саквояж, взяла под руку, повела в дом.

— Вы на электричке, не на машине? Но почему же вы меня не предупредили о приезде? Я бы вас встретила.

— К чему такие церемонии? Везти меня некому, дочь с зятем уехали на юг, а персонального шофера у меня нет. Но эту дорогу я знаю наизусть, никогда не заблужусь.

— Я очень, очень вам рада. Вы где хотите остановиться? Свободные комнаты есть и на первом, и на втором этажах.

— А веранда свободна?

— Конечно. Она в вашем распоряжении.

— Спасибо, вот там я и поживу немножко.

— Завтракать будете?

— Кофейку попью с удовольствием.

Ася отнесла саквояж старика на веранду, привела его на кухню, и все гости радостно и дружно воскликнули:

— Здравствуйте, Антон Моисеевич!

— Здравствуйте, здравствуйте. О, я вижу, все ученики Леонида Сергеевича в сборе, и даже Миша здесь. Вот кого я не ожидал увидеть. Где ты пропадал? Ты ведь, кажется, не только в этом, но и в прошлом году не был на раскопках. Или я ошибаюсь?

— Не был, — как всегда, Миша отвечал коротко. — Уезжал я.

Даня ловко перескочил на другой стул и предоставил старику свое уютное местечко.

— Садитесь здесь, пожалуйста. Вам кофе со сливками или черный?

— Со сливками. Спасибо, Даня. — Старик взял у него чашку, Жанна пододвинула к нему блюдо с бутербродами.

— Как ваши дела, Антон Моисеевич?

— Мои дела идут, как и шли, без особых изменений. Мне интереснее послушать про ваши. — Старик опустил глаза и удивился: — Даня, что у тебя с ногой? Жанна, а с тобой-то что?

— Мы тут все пораненные, — весело сообщил Даня. — У Мишки тоже нога болит, а у Юрки головка повредилась. В смысле, на него подсвечник упал.

— Это правда, у нас тут лазарет, — подтвердила Ася. — И все пострадали в результате каких-то нелепых несчастных случаев. Прямо-таки анекдотическая история, рассказать кому — не поверит.

Тут она заметила крутящихся у двери брата с сестрой.

— А вы что там стоите, как бедные родственники? Проходите, садитесь с нами.

— Нет, спасибо, нам надо идти, — покачала головой Лешка и потянула брата к выходу. — Идем-идем, нечего нам тут больше делать.

Ромке ничего не оставалось, как пойти за сестрой, но во дворе он с гневом на нее обрушился:

— Зачем ты отказалась?

— Не понимаешь разве, что мы там лишние? И мест там для нас нет.

— Ну что ж, тогда я здесь подожду, — Ромка подошел к скамье и уселся на нее.

— Чего ты собираешься ждать?

— Мне хочется проверить… Короче, я хочу посмотреть на тень этого старичка.

— Обалдел? — Лешка покрутила у виска пальцем. — Это же тот самый лучший друг Асиного деда, который прислал ей телеграмму!

— Тем более, что друг. Друг деда вполне мог иметь ключ от черного хода.

— Так он же известный ученый!

Но и этот аргумент не оказал никакого действия на ее брата.

— Да он тебе первой показался подозрительным! Высокий, сгорбленный, в очках — все совпадает. А ты слышала, как он сказал, что живет один? Значит, алиби его на те ночи, когда мы все видели «призрака», проверить невозможно. На всякий случай надо показать его Коляну. Не вовремя он, однако, уехал. А ты иди, иди, куда хотела, я тебя не держу.

— Ладно, я тоже посижу, — смирилась Лешка и села рядом с ним. — Хоть это и жутко глупо.

Устроившись поудобнее, брат с сестрой приготовились к длительному ожиданию. Однако ждать пришлось не очень долго. Антон Моисеевич с полчасика посидел за столом с молодежью, допил свой кофе, оставил на веранде светлый пиджак и вышел из дома.

А солнце тем временем ушло за серые тучи, и все тени стали расплывчатыми, неясными, и Ромкино ожидание потеряло всякий смысл.

Юный сыщик вздохнул и поднялся с места.

— Зря сидели. Пошли, что ли.

— Я с самого начала знала, что зря, — начала Лешка и оглянулась на скрипнувшую за ее спиной дверь. Из дома выбежала Ася и догнала старика.

— Антон Моисеевич, возьмите зонтик, дождь собирается.

Поблагодарив девушку за заботу, академик взял у нее зонт и медленно побрел вдоль улицы.

В это время к себе домой, нагруженная тяжелыми пакетами, возвращалась Асина соседка. Увидев Асю со старичком, она замедлила шаг, а когда девушка удалилась, подошла к Ромке и, заметно волнуясь, спросила шепотом:

— Кто это?

— Асин новый гость.

— А кто он такой?

— Археолог. Академик. А что?

Женщина внимательно посмотрела вслед старику и слегка тряхнула головой.

— Да ничего, я просто так спросила, из любопытства. — И еще раз оглянувшись, она пошла к своему дому.

— Что-то тут не так, — прошептал Ромка. — Надо узнать, в чем дело.

Двумя прыжками он догнал соседку и выхватил у нее пакеты.

— Ирина Петровна, давайте я вам помогу. Скажите, вы что, знаете этого человека? Вы встречались с ним где-то раньше, да?

— Да нет, нигде не встречалась, — покачала головой женщина.

— Но он здесь раньше часто бывал, это же друг Леонида Сергеевича!

— Может, и бывал, я к их гостям не особо приглядывалась. Только Данечку хорошо помню, он Ольге Игоревне в последнее время за родного внука был, навещал ее постоянно. А вот имя это — Антон Моисеевич — я от нее слышала не раз. Она мне о нем часто рассказывала. Но… Ох, прямо не знаю, стоит ли об этом вспоминать. Может, он и не виноват ни в чем…

Ромкино сердце затрепетало.

— А в чем он может быть виноват? Вы скажите, мы вместе подумаем, — сдерживая волнение, настойчиво попросил он.

Ирина Петровна открыла свою дверь, впустила к себе брата с сестрой, указала Ромке, куда поставить пакеты, и стала вынимать из них продукты. Ромка с Лешкой стояли возле нее и молча ждали, когда она начнет говорить. Женщина оставила свое занятие и опустилась на стул.

— В тот самый день, когда она умерла… Вернее, до того, утром, я пошла к ней за чем-то… что-то мне понадобилось по хозяйству, соль, кажется. Захожу, а она с телефонной трубкой стоит и вежливо так говорит: «До свидания, Антон Моисеевич. Всего вам доброго». Вот это имя мне и запомнилось, потому я и взволновалась, когда услышала его от Аси.

Ирина Петровна снова замолчала, и Лешка одобряюще взяла ее за руку.

— А дальше что было?

— Она трубку положила и за сердце схватилась. Я ей в тот же миг валерьяночки накапала, она ее выпила. «Полегчало?» — спрашиваю. Она говорит: «Да, все нормально, спасибо», и снова за трубку схватилась. Ну, я и ушла, чтобы не мешать ее разговорам. Потом, где-то часа через три, у меня самой в сердце что-то екнуло, я снова к ней. А Ольга Игоревна лежит без сознания. «Скорая помощь» приехала быстро, но она так и не пришла в себя. Вот я с тех пор и думаю: чем же этот Антон Моисеевич ее так расстроил-то? И не знаю, сказать об этом Асечке или нет? Еще возведу напраслину на невинного человека, прослыву сплетницей.

— Не надо пока никому ничего говорить, мы сначала сами у него спросим, о чем был тот разговор, — быстро сказал Ромка.

— Вы уж с ним поделикатнее, пожалуйста.

— Конечно, конечно, не волнуйтесь.

Брат с сестрой опрометью кинулись на улицу. Ромка приставил руку ко лбу, вгляделся вдаль.

Старика нигде не было.

— Лешка, где же он? Ты не заметила, куда он пошел?

— Кажется, вправо.

Оба вихрем пронеслись по одной улице, потом по другой, перебежали на третью и еще долго бы метались взад-вперед по поселку, если бы не встретили знакомую девочку Кристину которая сказала, что видела старого человека в очках, бредущего по направлению к старинной усадьбе.

В мгновение ока Ромка с Лешкой оказались на окраине поселка, еще несколько минут им понадобилось на то, чтобы пробежать по пыльной неасфальтированной дороге и очутиться на руинах когда-то огромного дома, остатки толстых стен которого до сих пор выступали среди густой растительности.

Бывшая графская усадьба находилась на небольшом пригорке, внизу шумела молодая березовая роща, сбоку которой виднелись еще какие-то постройки.

Старика искать не пришлось. Он стоял на самом высоком месте и с неодобрением взирал на двух парней, высокого и пониже, которые неподалеку от березок раскапывали небольшой холмик. Работали они бойко. Один из них с остервенением вгрызался лопатой в землю, другой водил вокруг навороченным металлоискателем.

— Это те самые кладоискатели, которых мы с холма видели, — прошептал Ромка.

— Точно, — кивнула Лешка.

— Крутой у них прибор, однако. Интересно бы узнать, что они там ищут.

Антона Моисеевича это тоже интересовало. Он сошел вниз и, тяжело опираясь на палку, подошел к парням.

— Чего смотришь, дед? — крикнул один из них.

— Вы не имеете права проводить здесь раскопки! — неожиданно сурово произнес старик.

— Это еще почему?

— Потому что это археологический памятник, и он охраняется законом.

— Да ты что, а мы и не знали, — с издевкой отозвался парень с металлоискателем, а другой швырнул под ноги старику комья сырой земли и лениво процедил:

— Дед, чапал бы ты отсюда, пока цел.

Но старик не сдвинулся с места.

— Неужели вы не понимаете, что уничтожаете собственную историю? А если я сообщу о вас в милицию?

В ответ высокий парень снова швырнул в него землей.

— Так иди и сообщай. Топай, топай, не мешай только.

Антон Моисеевич побагровел, но с места не сдвинулся.

— Последний раз прошу вас уйти!

— Ну, достал! — злобно вскричал парень с металлоискателем, а его приятель отбросил к березе лопату, подошел к старику и с силой оттолкнул его двумя руками от ямы.

Антон Моисеевич оступился и упал навзничь на траву, палка его полетела в одну сторону, очки — в другую.

Мог ли Ромка спокойно смотреть на то, как молодые, здоровые парни обижают старого, больного человека? Конечно, нет. Взыгравшая в нем злость вызвала прилив нечеловеческих сил, он сорвался с места и с разбегу врезался головой в живот одному из кладоискателей. От неожиданности парень согнулся пополам и рухнул на землю, а Ромка отскочил от него, ловко выбросил вперед правую ногу и саданул его дружка в колено. Тот вскрикнул, но пересилил боль и кинулся на мальчишку. Однако Ромка сумел увернуться и тем же приемом сбил с ног поднявшегося с земли первого негодяя.

Лешка тоже не стояла на месте. Она умудрилась схватить принадлежащую парням лопату и теперь угрожающе ею размахивала.

— Уходите отсюда! Слышите, вы! Или я милицию позову.

— Сначала ребят! — тяжело дыша, крикнул ей Ромка и снова увернулся от налетевшего на него кладоискателя. — Если сюда набегут наши друзья, то от вашего металлоискателя даже железок не останется. Лешка, ты рожи их сфотографируй, покажем их, кому надо.

Лешка вытащила телефон с встроенным фотоаппаратом и навела его на парней.

И те отступили. Решив, что связываться с местными подростками себе дороже, парни подхватили металлоискатель, лопату, сумки и быстро скрылись за стенами усадьбы.

Ромка подал старику руку, помог ему встать, нашел очки. Лешка отряхнула его от пыли.

— Спасибо вам огромное, — поблагодарил их академик, а когда протер платком испачканные стекла своих очков и водрузил их на нос, с удивлением спросил: — Это ведь вы были сегодня у Аси?

— Мы, — кивнула Лешка.

— А здесь-то как оказались?

— Гуляли, — ответил Ромка. — Мы сюда часто ходим, здесь раньше старинная усадьба была.

— А почему вы им сказали, что здесь нельзя копать? — спросила Лешка, глядя вслед поверженным врагам, которые, поднимая дорожную пыль, уже подходили к поселку. — Это же обычные кладоискатели, хоть и повели они себя с вами, конечно, безобразно.

Старик устало присел на камень.

— Кладоискатели, говоришь? Нет, моя милая, это не просто кладоискатели. Куда вернее было бы назвать их мародерами или разбойниками. Потому что они не зарытые в земле клады ищут, а древние вещи для последующей их продажи, то есть грабят исторические памятники, состоящие на охране у государства.

— Да эти исторические памятники всю жизнь кто только не грабит, — махнул рукой Ромка. — Я читал, что из нескольких десятков погребений египетских фараонов только одно дошло до нас не разграбленным — это гробница Тутанхамона, а во всех остальных побывали мародеры.

— Правильно говоришь, — кивнул старик. — Нашу страну эта беда тоже не обошла стороной. Со времен Ивана Грозного в делах сыскного приказа содержатся сведения о так называемых «бугровщиках», потому что курганы — древние погребения на территории России — еще именуются буграми. В южных районах страны таких копателей называли счастливчиками, а теперь и тех и других все чаще зовут «черными» археологами — по аналогии с «черными» копателями, которые мародерствуют в могилах солдат, погибших на полях войны. Но никогда в истории не было такого жестокого нашествия на археологические памятники, как теперь.

Антон Моисеевич посмотрел вдаль и горько вздохнул. По всему было видно, что эта тема является для него очень больной.

— Ныне волна браконьерских раскопок буквально захлестнула нашу страну. Зайдите в любой антикварный магазин — на его прилавках вы найдете массу раритетов. Варварская добыча древностей превратилась в хорошо организованный и очень прибыльный промысел. «Черными» археологами раскопаны скифские курганы и городища железного века, финские могильники и античные склепы. Всему этому способствует неограниченный доступ к металлодетекторам, а в последнее время появились и куда более совершенные приборы. И проблема прежде всего не в том, что государство теряет прибыль с ценного клада, а в том, что, извлекая одни только дорогие вещи, разбойники нарушают культурные слои, в которых скрываются сведения о прошлом, то есть куда большая научная ценность, и это непоправимо. Кладоискателей можно сравнить с неумелыми грибниками, которые, выдирая из земли всего один гриб, портят целую грибницу. Оценить размеры ущерба от грабительских раскопок в рублях или долларах невозможно, поскольку для науки главная сущность потери — это утрата знаний о прошлом, утрата информации, которую невозможно восстановить. Ведь для археологов источниками информации о древних обществах и культурах служат не столько сами вещи, сколько их связь с определенными постройками и сооружениями. Если сейчас «черных» археологов не остановить, то через десять лет в нашей стране будет нечего раскапывать.

— Может быть, надо было все-таки вызвать милицию? — спросила Лешка.

Академик грустно покачал седой головой.

— Это бы ничего не дало. К сожалению, наши правоохранительные органы не считают самовольное разрушение археологических памятников серьезным преступлением. К тому же очень трудно доказать факт их разрушения.

— А разве эта старая графская усадьба представляет собой археологическую ценность?

Антон Моисеевич усмехнулся.

— Много веков назад здесь было древнее поселение, а уж потом на этом самом месте возвели дома. — Он привстал и указал рукой вперед, на густые буйные заросли. — Посмотрите туда. Видите, более темные и густые кусты образуют прямоугольник? Значит, глубоко под ними имеется древний фундамент. Почва на местах поселений рыхлая, а каменные стенки конденсируют воду, и растения в этих местах растут быстрее.

— Ух ты, как интересно! — восхитился Ромка.

— Археология, мой друг, очень интересная наука. Я бы мог тебе еще много чего рассказать.

— Надо же, а мы ни о чем таком не знали. Ромка как-то даже хотел записаться в кладоискательский клуб, и записался бы, но мы ему не позволили, — воскликнула Лешка. — И здесь мы тоже рылись, хотели найти графские сокровища, но так и не нашли.

— Надеюсь, больше вы не станете этого делать?

— Конечно, нет. Я уже давно этим не занимаюсь, — объявил Ромка.

— Вот это хорошо, — одобрил его Антон Моисеевич, и все замолчали. А потом Ромка вспомнил, зачем они сюда пришли, и только открыл рот, чтобы расспросить старого академика о его последнем телефонном разговоре с Асиной бабушкой, как старик сам поднял эту тему:

— В нашей стране около пятидесяти тысяч археологических объектов находятся на учете как памятники археологии, но неизмеримо большее количество объектов еще не открыто. Земля хранит очень много загадок. А вот покойный Асин дед одну такую загадку разгадал.

— И что же он открыл?

— А вот этого я не знаю. Он держал свое открытие в секрете. Может быть, мне бы он и сказал, но я не допытывался.

— Почему же он скрывал открытие? — удивилась Лешка.

— Хотел оставить его до лучших времен, когда государство сможет выделить достаточно денег на изучение нового памятника, а главное, когда оно научится бороться с «черными» археологами. Об этом его открытии одна только Ольга Игоревна и знала. Кстати, надо Асечке напомнить, чтобы была поосторожней с его архивом — не дай бог попадет в плохие руки.

— Так после Асиного деда остался архив? А мы и не знали! — вскричал Ромка, и по его спине пробежал ток. А не за этим ли архивом охотился таинственный «призрак»? Если это так, тогда понятно, зачем он являлся в Асин дом, и почему его не интересовали ни деньги, ни вещи. Ромке захотелось как можно скорее узнать о судьбе архива. Он взглянул на часы и поднялся.

— А не пора ли домой?

— Пожалуй, — согласился Антон Моисеевич и тоже встал.

По дороге академик шел медленно, тяжело опираясь на палку, а Ромка то и дело вырывался вперед, как норовистая лошадь из упряжки. Старик это заметил и добродушно сказал:

— Да вы бегите, коли торопитесь, я и сам доплетусь.


ГЛАВА VII Безуспешные поиски


В знакомый дом Ромка влетел, как ракета, и с порога спросил:

— Ася, а где архив твоего деда, здесь или в Москве?

— Здесь, — ответила девушка. — Бабушка все самое для нее дорогое всегда с собой возила.

— А где именно? — подпрыгнул от нетерпения юный сыщик.

— После ее смерти я все дедушкины бумаги положила на антресоли около кухни, чтобы люди, которые тут жили, ненароком их не выкинули и ничего не тронули. А зачем они тебе?

— Не мне. Мы случайно встретили твоего Антона Моисеевича, это он ими интересуется.

— Бери стремянку, лезь.

В мгновение ока Ромка взлетел к потолку.

— Здесь какой-то картонный ящик. Это?

— Да, снимай его оттуда.

Ромка спрыгнул с ящиком вниз, подул на него и провел по верху рукой, чтобы стереть пыль.

— Погоди, я принесу тряпку, — остановила его Ася.

Ромка взглянул на свою ладонь. Как ни странно, она осталась чистой.

— Почему бы это? — заволновался он. — Значит, этот ящик кто-то недавно снимал?

— Возможно, наши родственники заглядывали на антресоли, — с удивительным спокойствием ответила Ася и открыла ящик. — Сейчас проверим, все ли на месте. Бабушка моя была очень аккуратна, все дедушкины бумаги содержала в образцовом порядке. На папках ставила номера…

С огромным нетерпением брат с сестрой ждали, когда она пересчитает все папки. Ася делала это неторопливо и без особого интереса.

— Да, все на месте. Вот одна, вторая, третья… все одиннадцать.

Но Ромка на этом не успокоился.

— А ты не боишься их вот так хранить, без всяких запоров? Ведь это очень важный архив, секретный. А то, что все папки на месте, ни о чем еще не говорит — документы можно скопировать.

— Но в нем нет никаких тайн. Все самые важные бумаги, те, что представляли научный интерес или несли в себе тайну, бабушка передала в дедушкин институт. А здесь осталось только то, что уже было опубликовано.

— А можно взглянуть? — спросила Жанна.

— Пожалуйста.

Все Асины гости, несмотря на свои болячки, сгрудились вокруг них и с интересом разглядывали содержимое ящика. И только Даню куда больше волновали перипетии героев книжки в крикливой обложке, которую он читал в гостиной. Но когда Жанна крикнула: «Данька, здесь и твоя статья!», прискакал к ним на своих гремучих костылях и самодовольно заметил:

— Да там полно моих статей. Я этот архив много раз видел.

— Мишка, а вот и твоя работа. Ты так хорошо начал. Почему ты не стал писать диссертацию?

Миша взял у Жанны рукопись и пожал плечами.

— Может, еще напишу. Когда-нибудь.

— Ну-ну, — насмешливо произнес Даня, отчего на Мишином лице заходили желваки.

А Ромку же в данный момент интересовали отнюдь не научные достижения Асиных гостей, а совсем другое.

— Но Антон Моисеевич мне сказал, что тут должно быть очень важное исследование… — начал он.

— Какое исследование? — подняла брови Ася.

Ромка не успел ей ответить. Стукнула входная дверь, возвестив о приходе старого академика.

— Нагулялись, Антон Моисеевич? — шагнула к нему девушка.

— Нагулялся. — Старик прошел на кухню, устало опустился на стул и указал на Ромку с Лешкой. — Я ходил к старой усадьбе, и если бы не эти ребята, меня бы там, как говорится, измочалили.

— А что случилось?

Антон Моисеевич рассказал Асе и ее гостям о том, что произошло с ним на развалинах старой усадьбы, и все посмотрели на Ромку так, будто увидели его впервые.

— Вовремя же вы там оказались! — сказала Жанна, а Даня, пылая праведным гневом, воскликнул:

— Эти кладоискатели — бич нашего времени. При Иване Грозном им заливали в рот расплавленный свинец, а потом четвертовали. Если бы и сейчас ввели такую меру наказания, я бы ничуть не возражал.

— Ну, это, пожалуй, чересчур, — поморщился старый академик.

— Ничего не чересчур. Сами знаете, сколько от них вреда.

— С чем, с чем, а с этим я с Данькой полностью солидарна, — сказала Жанна, и Юра тоже кивнул.

Лешка подошла к старику и указала на снятые с антресолей документы.

— А мы архив Асиного дедушки достали.

— Но Ася говорит, что в нем нет ничего секретного, — добавил Ромка и придвинул ящик к академику.

Антон Моисеевич перебрал все папки, заглянул в каждую и поднял на Асю утомленные глаза.

— А тетрадок тут не было?

— Каких тетрадок?

— Общих, оранжевого цвета, в обычном коленкоровом переплете.

— Нет. А что в них?

— Дело всей жизни твоего деда. Насколько я знаю, он описал в них один, пока еще никому не известный археологический памятник.

— Я как-то раз, давно, видела одну из таких тетрадей. Помню, дедушка сидел за столом и что-то в нее записывал. Так, может, бабушка их тоже сдала в его институт?

Академик покачал головой.

— А вот это полностью исключено. Ольга Игоревна как-то мне по телефону обмолвилась, что никуда сдавать их не собирается и никогда этого не сделает, а будет хранить дома и ждать, когда придет их час.

— Куда же они могли деться? — удивился Юра. — Почему же их здесь нет?

— Вероятно, они хранятся в другом, более надежном месте. Потому что я ей еще тогда, помнится, сказал, чтобы она получше за ними присматривала, и она ответила, что все понимает, потому что это для нее самая большая ценность.

— Значит, они тут, в доме! — с глубокой убежденностью вскричал Ромка и окинул всех победным взглядом. — Вот вы все не хотели поверить в «призрака», а я теперь знаю, зачем он сюда приходил, и кто он такой. Это «черный» археолог, он хотел найти эти тетради, чтобы с их помощью отыскать в земле еще не найденные сокровища, всякие там старинные украшения или что-нибудь еще более важное, вроде золота Трои, которое раскопал Шлиман.

— Ну ты и размахнулся! — сказал Юра и снисходительно погладил Ромку по голове.

— Глупости! Чушь! — тут же встрял Даня. — Не было никакого призрака!

Но Жанна нахмурилась и, не обращая на него внимания, сказала:

— А вдруг все-таки был? Что, если этот мифический «призрак» их уже нашел и украл?

В ответ на это Ромка энергично затряс головой.

— Не думаю. Если вы уверены, что к вам сюда никто не заходил после того, как его подстерег я, то при мне он ничего не мог украсть, потому что только вошел в коридор и сразу убежал.

— Да никого здесь не было! — воскликнул Юра.

— Тогда они здесь. Должно быть, Асина бабушка их запрятала в какой-нибудь тайник. Ася, в вашем доме есть тайник?

— Никогда о нем не слышала, — покачала головой девушка.

— А давайте его поищем!

Все посмотрели на Асю.

— Давайте, — решилась она.


И все хромые и больные Асины гости приступили к поискам тайника с запрятанными в нем оранжевыми тетрадками. Один только Антон Моисеевич не принимал в них участия, потому что устал от дальней прогулки. А остальные двигали мебель, заглядывали во все дыры, осматривали все потайные места.

Общее руководство осуществлял Даня. Он восседал на диване в гостиной и подсказывал каждому, куда заглянуть и что еще отодвинуть.

Юра, которому врач предписал полный покой, проглядел все книги на полках и в книжном шкафу, Жанна — ящики письменного и кухонных столов, заглянула во все кастрюльки. Ася тщательно осмотрела комнату, в которой жила ее бабушка, и все пустующие помещения. Лешка обследовала холодильник и унитаз, Миша — бытовые приборы и даже внутренности телевизора.

Но больше всех старался Ромка. Он прощупал обивку мягкой мебели, простукал полы и подбежал к Асе.

— А ты знаешь, сколько в твоем доме стульев? Двенадцать. Мне кажется, что это не случайное совпадение.

— Если во всем видеть мистику, тогда конечно. Однако тетрадки — не бриллианты, их под обивку не зашьешь, — без улыбки сказал Миша.

— А если частями? — упрямо возразил Ромка и принялся прощупывать стулья. Но и в них никаких тетрадок не обнаружилось. Ромка сел на последний стул и задумался. — Ну где же они могут быть? В комнатах гостей она не могла их спрятать, чтобы гости их ненароком не обнаружили, значит, они где-то здесь… Эх, были бы они металлическими! Я бы сейчас притащил сюда свой металлоискатель и сразу бы их нашел.

— У тебя есть металлоискатель? — удивился Даня.

— У меня много чего есть. Я, к вашему сведению, опытный сыщик, получше тех, о которых в твоей книжке написано.

— Ты — сыщик? Тогда я — папа римский, — хмыкнул молодой человек.

— Да ну тебя, — беззлобно махнул рукой Ромка и заглянул под кресло, перед которым стоял стол. Оттуда донеслось злое шипение. Два огромных горящих глаза глядели на него в упор, словно гипнотизировали. Ромка не сразу сообразил, что это кот.

— Брысь отсюда! — шуганул он проказника и отодвинул кресло от излюбленного кошачьего места, где Снежок постоянно драл когтями деревянную вагонку.

Между вагонкой и стеной имелся небольшой зазор, куда вполне могли уместиться тетрадки, однако все вертикальные планки были плотно пригнаны одна к другой, а сверху их венчала прибитая мелкими гвоздиками горизонтальная дощечка. И как Ромка ни дергал каждую планку, ни одна не отстала от стены.

— Ась, — окликнул он хозяйку дома, — а давно здесь эта вагонка?

— Столько, сколько я себя помню, — ответила девушка. — По-моему, она была здесь еще до моего рождения.

Она отряхнула руки и присела на диван. Все остальные тоже устали от бесполезных поисков и с разочарованными лицами расселись кто куда.

— Ничего мы не найдем, — поправив на ноге повязку, сказала Жанна.

— Должно быть, мы только зря теряем время, — согласился с ней Юра и провел рукой по потному лбу.

Но Ромка сдаваться не собирался.

— Дом большой, за один раз все не осмотреть. Я отдохну и снова приду искать. Ася, ты не возражаешь?

— Делай, что хочешь, — махнула рукой девушка.

А в кармане у Лешки требовательно запел телефон. Это Артем с Венечкой вышли из Интернета и, вернувшись к реальности, заметили их отсутствие.

— Где вы там застряли?

— Уже идем, — коротко ответила Лешка.

Но прежде чем уйти, Ромка постучался в комнату старика.

— Можно?

— Входи.

— Антон Моисеевич, я хотел у вас спросить одну вещь… — Ромка замялся у порога, а академик взглянул на него добрыми близорукими глазами и похлопал по дивану рядом с собой.

— Присядь. Спрашивай, о чем хотел, не стесняйся.

Ромка сел и выпалил:

— Скажите, пожалуйста, о чем вы говорили с Ольгой Игоревной перед тем, как она умерла?

— А ты откуда знаешь, что мы с ней говорили?

— Соседка слышала, как она, прощаясь с вами, произнесла ваше имя. Вы были одним из последних людей, с кем она разговаривала.

Антон Моисеевич не стал этого отрицать.

— Да, наверное, — кивнул он. — Но ни о чем важном мы с ней не говорили, это был самый обычный, я бы сказал, дежурный звонок. Она позвонила мне сама, расспросила о моем житье-бытье, поделилась своими планами на лето. Чувствовала она себя хорошо, поэтому меня прямо-таки ошеломило известие о ее смерти.

— Однако что-то ее очень сильно взволновало. Соседка сказала, что именно после разговора с вами ей стало плохо. Может быть, все-таки вспомните подробности.

— Постараюсь. Я ей рассказал о том, как мародеры-кладоискатели разграбили один архитектурный памятник.

— Так, может, это?

— Нет-нет. Подобные вещи она слышала нередко и перестала остро на них реагировать, лишь сказала, что и на них когда-нибудь найдется управа. Потом мы заговорили о наших с Леонидом Сергеевичем бывших и нынешних учениках, о том, кто из них где находится и чем занимается. Вспоминали Мишу. Она спросила, куда он делся, но я ничего не смог ответить. Похвалили Юру и особенно Даню, он из всех них самый успешный. Еще она радовалась, что скоро увидит Асю. Вот и все. Самый обычный стариковский треп.

— А о тетрадках вы с ней говорили?

— Нет. О тетрадках в тот раз даже речи не было.

Лешка дожидалась брата во дворе. По разочарованному Ромкиному лицу она поняла, что ему ничего не удалось узнать.

— Идем скорей, нас Артем с Венечкой ждут, — потянула она его за руку.

— Погодите, — догнала их Ася. — Я вот что подумала… Может быть, бабушка все же оставила тетрадки в своей московской квартире?

Ромка тут же воодушевился и с энтузиазмом воскликнул:

— В любом случае это надо проверить!

— Но я не могу уехать и оставить гостей.

— Так давай это сделаем мы.

— А вас это не затруднит?

— Нет, конечно. Мы с радостью съездим, если ты нам, конечно, доверяешь.

— Я же оставляла на вас дом. Подождите, я сейчас вернусь. — Ася сбегала в дом и вынесла ключи и клочок бумаги, на котором был написан адрес. — Посмотрите в письменном столе, на антресолях… Ну, не мне вас учить.

— Все сделаем в лучшем виде, — заверил ее Ромка.


ГЛАВА VIII Неизвестный родственник


Дома после недолгих споров было решено, что вчетвером в небольшой квартире делать нечего, и в Москву поедут Ромка с Артемом, а Лешка с Венечкой останутся в Медовке.

Асина квартира находилась на проспекте Вернадского, в большом сером девятиэтажном доме, и Ромка с Артемом его сразу нашли.

Быстрый лифт доставил друзей на шестой этаж, они вышли на полутемную лестничную клетку, и только Ромка воткнул ключ в замочную скважину, как из квартиры напротив появилась соседка — пожилая женщина в желтой вязаной кофте. Некоторое время она стояла у своей двери, потом решительно шагнула к ним и бесцеремонно спросила:

— А вы кто?

— Асины родственники, — ответил Ромка.

— Еще одни?

— Угу.

— Много же у нее нынче родственников развелось, — покачала головой тетка. — Прежде столько не было.

Ромка не счел пускаться ни в какие объяснения, и соседка постояла-постояла да и ушла к себе, а они открыли, наконец, дверь и вошли в квартиру.

Кое-какие бумаги Ас иного дедушки нашлись в столе, кое-что на антресолях. Но оранжевых тетрадок не было и тут.

Однако и на здешних антресолях почти не было пыли. На столе она была, на подоконниках — тоже, а вот наверху, где ее реже всего вытирают, пыли было меньше всего.

— Темка, значит, их и здесь искали. Не родственники же перед отъездом решили стереть наверху пыль? Значит, у вора был ключ и от этой квартиры. А если так, то «черный» археолог — это кто-то из знакомых Асиного деда, — пришел к выводу Ромка.

— Козе понятно, — отозвался Артем. — Незнакомый человек не мог ничего знать об этих тетрадках.

Ромка подошел к окну, посмотрел вдаль. Внизу проходила широкая магистраль, по ней бежал нескончаемый поток машин.

— Послушай, а почему соседка сказала, что у Аси слишком много родственников? Кого, интересно, она имела в виду?

— Должно быть, тех, кто жил на даче.

— А может, не только их? Может, кого другого? Это надо узнать.

Ромка вынесся на лестничную клетку и позвонил в дверь напротив. Тетка долго вглядывалась в «глазок», прежде чем открыла дверь.

— Это ты? Чего тебе?

— Извините, вы не скажете, кто приходил в эту квартиру? — предельно вежливо спросил Ромка. — Какие родственники?

— Те, что на даче жили, с детьми, то и дело сюда приезжали, а их мать так вообще здесь безвыездно жила, — отрапортовала соседка.

— И все? А в последний раз кто приходил, после того, как они уехали?

— После того еще один приходил.

— Кто?

— А вот этого не знаю. Не спросила, думала, еще успею, а он больше не появился.

«Горячо», — заволновался Ромка.

— И каким он был — молодым, старым?

— Скорее молодым, чем старым. Только сутулый какой-то.

— Блондин, брюнет?

— Он был в темных очках и кепке, а на площадке у нас темно, и волос его я не разглядывала.

— А когда это было?

— Погоди, дай вспомнить… Да с неделю назад. Или нет, если точно, то девять дней назад, потому что в тот самый день ко мне дочка заезжала. Неужели что-то пропало? Это разве не родственник ваш был? — всполошилась женщина.

— Родственник, просто я хотел узнать, кто именно, — ответил Ромка.

— Узнал?

— Угу. Это был наш дядя из Киева. Спасибо вам, до свидания.

— Нет, не напрасно мы сюда приезжали, — вернувшись к Артему, сказал Ромка. — Теперь мы точно знаем, что тетрадки все еще в Медовке, потому что он приходил в эту квартиру девять дней назад, то есть раньше, чем на дачу. Значит, надо продолжать их поиски.


Два друга сошли с электрички и сразу отправились к Асе, чтобы доложить ей, как прошла поездка. На Сосновой улице они неожиданно столкнулись с куда-то спешащим Коляном.

— Приехал? — обрадовался Ромка. — Колян, а мы тебя искали, ты нам позарез нужен был.

— Зачем?

— Теперь уже не важно.

В это время на улице появился Антон Моисеевич. Должно быть, старик решил прогуляться перед ужином. Кивком головы Ромка указал на него своему приятелю.

— Колян, посмотри на этого человека, не похож ли он на того старика, который бежал по улице в ту ночь, когда ты шел на рыбалку. Чем черт не шутит, вдруг это он.

Антон Моисеевич шел неторопливо, поглядывая по сторонам и тяжело опираясь на свою палку. Колян долго вглядывался в него, пока не пришел к определенному выводу.

— Нет, это не он, — твердо заявил он.

— Почему? И очки, и сутулый.

— Тот был моложе, и пошустрее, движения у него были быстрые, как у… у зверя, а этот совсем старенький и ступает осторожно.

— Но ты сам говорил, что тот был стариком!

— Значит, я ошибался. Мне так показалось, потому что он горбился.

Артем отошел в тень, согнулся в три погибели и пробежал несколько метров.

— Тот так же бежал?

— Похоже.

— Значит, он вовсе не был стариком. Ну что ж, спасибо и за это, — сказал Ромка.

— Да пожалуйста. Всегда обращайтесь, если чего, и приходите вечером к Сашке.

Колян убежал к своему Сашке, а Ромка посмотрел вслед медленно удаляющемуся по дороге Антону Моисеевичу.

— Он хороший, с «черными» археологами борется и никак не может быть одним из них. Я и без Коляна это знал, а теперь окончательно убедился.

— Я тоже так думал, — кивнул Артем и открыл Асину калитку. — Иначе какой смысл ему было рассказывать всем о существовании тех тетрадок?

— Но отчего все же умерла Асин а бабушка? Что он ей такого сказал?

— Может быть, ничего особенного он ей и не говорил. Старые люди подчас умирают внезапно, особенно если у них больное сердце.

Ася была в гостиной с Даней. Ромка вернул ей ключи, рассказал, как прошла поездка, и задал самый тревожащий его вопрос:

— Скажи, пожалуйста, у тебя есть молодой и сутулый родственник?

Девушка пожала плечами.

— Вроде нет.

— А почему ты об этом спрашиваешь? — приподнялся с дивана Даня.

Ромке ничуть не хотелось делиться с ним своими домыслами.

— Просто так, — ответил он. — До свидания, до завтра.

— До завтра, — откликнулась девушка.


Весь вечер Ромка неотступно думал о пропавших тетрадках и охотящимся за ними сутулом незнакомце, и когда играл у Сашки Ведерникова в бильярд, и когда гулял с друзьями по поселку. Где же эти тетрадки? Куда запрятаны?

На следующий день, сразу после завтрака, Ромка снова помчался к Асе. Чтобы не мельтешить в чужом доме вчетвером, он опять взял с собой одну Лешку, а Артем с Венечкой засели за свой компьютер.

Лишь только брат с сестрой переступили хорошо знакомый порог, как услышали громкий и рассудительный Данин голос. Он доносился с веранды:

— Нет сомнений, что он пробрался сюда через черный ход. Потому что парадную дверь я сам, лично, закрыл вечером на засов. Если, конечно, никто из вас после того не выходил из дому.

— Никто не выходил, — сказала Жанна.

Ромка кинулся к веранде. Там собрались все до единого Асины гости с весьма встревоженными лицами. Девушка сидела рядом с Антоном Моисеевичем на диване.

— Кто к вам пробрался? — взволнованно вскричал юный сыщик.

— Преступник, — коротко ответила Ася.

— И что он сделал? Как это было? Когда?

— Под утро, — ответил Антон Моисеевич и поморгал близорукими глазами — почему-то он был без очков. — Я ночью проснулся и встал задолго до того, как рассвело. Хоть и воздух здесь свежий, и тишина убаюкивающая, а все равно сплю я неважно. А как только вышел — услышал очень тихие шаги и заметил, как кто-то выскочил из гостиной и скрылся в коридоре.

— А как он выглядел?

— Не знаю, я без очков был. Оставил их вчера вечером на столе, а теперь их здесь нет. Не могу понять, куда они могли запропасть. Кстати, вот очки на том человеке, кажется, были. Я заметил, как сверкнули стекла в свете уличного фонаря. Жаль, что я, старый дурень, не взял с собой свои запасные, и теперь мне придется уехать в Москву.

Лешка оглядела стол, небольшой комод и остановила глаза на подоконнике. Кончик оправы торчал из-за цветочного горшка.

— Да вот же они!

— Вот спасибо! — воскликнул старик и тут же водрузил очки себе на нос. — Я без них, как без рук, то есть еще хуже, совсем не могу обходиться. Но как они там оказались?

— Может быть, вы сами их туда положили и забыли об этом?

— Нет, я хорошо помню, что оставлял их вот здесь, — он снова указал на стол, стоящий рядом с дверью. — Неужели память стала меня подводить?

— Так куда делся преступник? — нетерпеливо прервал Ромка незначащий, на его взгляд, разговор об очках.

Академик указал на коридор.

— Он убежал туда, к черному ходу. Я сразу закричал, ко мне вышел Даня, прибежал Миша, но было уже поздно.

— Значит, вы его совсем-совсем не разглядели? Какого он хоть был роста, заметили?

Антон Моисеевич развел руками.

— Росту он был, кажется, не маленького, а больше ничего я про него, к сожалению, вам сказать не могу. В темноте, да еще без очков…

Ромка сверкнул глазами и повернулся к Дане:

— Ну, теперь-то ты, надеюсь, поверил в «призрака»?

Молодой человек поднял вверх обе руки.

— Беру все свои слова назад. Ошибаются даже боги. Надо было действительно тебя послушать и сменить на той двери замок. У этого искателя, должно быть, имеются от него ключи, если только он не пользовался отмычками. Замок-то там простенький, английский, открыть его ничего не стоит.

— Я сегодня же куплю новый, и мы его заменим! — воскликнула Ася.

— Послушайте! Но ведь мы… — вскрикнула Лешка, но брат незаметно наступил ей на ногу и закивал.

— Замок обязательно надо сменить. Я, кажется, сто раз вам об этом говорил. А знаете, я вам помогу! Ася, не надо ничего покупать! У нас дома есть новый замок, и он нам не нужен. Сейчас я этот сниму и принесу другой. Вот только отвертку возьму.

Отыскав в известном шкафчике отвертку, Ромка метнулся к двери в конце коридора, снял замок и с криком: «Я сейчас вернусь, я мигом», помчался с ним домой. За ним стрелой вынеслась Лешка.

Прибежав к себе во двор, Ромка приказал принести ему лупу и принялся разбирать замок. Лешка рассказала Артему с Венечкой о новом происшествии на Асиной даче, и все они уселись на скамейку рядом с Ромкой и стали наблюдать за его действиями.

— Ну и зачем ты это делаешь? Что ты надеешься увидеть? — заглянул через Ромкино плечо Венечка.

— Замок абсолютно новый, — пояснил Ромка. — И если Асин «призрак» — будем по-прежнему называть его так — пользовался отмычками, то они обязательно должны были оставить внутри него царапины.

— А если царапин нет?

— А если их тут нет, то он никак не мог войти в дом с улицы, потому что нового ключа у него нет, а о том, что я сменил замок, он не знал. Никто не знал.

Лешка расширила свои и без того большие глаза и с живым интересом уставилась на брата.

— И что же все это значит?

Ромка не успел ей ничего ответить — его опередил Артем.

— Это значит, — медленно сказал он, — что «призраком» является один из Асиных гостей.

И все замолчали, ожидая, какой вердикт вынесет Ромка.

А он осмотрел в лупу внутренности замка и собрал их в единое целое.

— Ну что? — дернул его за рукав Венечка.

— То и есть. Нигде ни одной царапины.

Лешка со свистом втянула в себя воздух.

— Вот это да! Кто бы мог подумать? Мне они все казались такими хорошими. И кто же из них так умело притворяется?

— Вот это мы и должны теперь узнать, — торжественно объявил Ромка. — Венька, принеси-ка мне чистую тетрадь и ручку.

Получив тетрадку, на первом листе Ромка написал большими круглыми буквами:

«СПИСОК ПОДОЗРЕВАЕМЫХ».

Подобный список, а также план последующих действий юный сыщик составлял всегда, когда друзья приступали к очередному расследованию. Вот и сейчас он настрочил в столбик имена, после каждого поставил вопросительный знак. Выглядело это так:

Миша?

Жанна?

Юра?

Даня?

— А ты, Тема, говорил, что «призрак» исчез и больше не появится. Но он и не исчезал вовсе. — Ромка сунул в рот кончик шариковой ручки и задумался. — И кто же из этой четверки «черный» археолог? Все они высокие, и каждый мог надеть очки и ссутулиться… Вообще-то, у меня есть некоторые предположения, но сначала вы выскажите свои.

— Надо выяснить, кто из них занимался незаконными раскопками, — сказал Венечка.

— И разобраться со всеми этими несчастными случаями, — добавил Артем.

— Вот, — поднял вверх указательный палец Ромка. — Говорил я вам, что эти случаи неспроста происходят, а вы мне не верили! Ну ладно, на первый раз я вам прощаю. Лешк, скажи, вот ты смогла бы для пользы дела на стекло наступить?

— Ну, если бы очень было нужно, то смогла бы.

— А с лестницы упасть?

— Не знаю.

— А по башке себя подсвечником тюкнуть?

— Это еще труднее.

— Погоди, — перебил Ромку Венечка. — А разве кто-нибудь видел, как они падали и били себя по голове?

— Нет.

— Значит, каждый мог притвориться. Жанна чуть-чуть наколоться, Юра только сделать вид, что на него подсвечник упал.

— У него шишка на голове, — напомнила Лешка.

— И что, что шишка? У меня их целых три, до сих пор не прошли после заповедника, а я бегаю и больным не притворяюсь.

— А на Мишу шкафчик днем упал, и все это видели.

— А что, если он его на себя нарочно свалил? Иначе почему этот шкафчик висел-висел себе, и вдруг ни с того ни с сего взял и сорвался? Миша этот вообще очень странный, мне он кажется из всех самым подозрительным. Где он пропадал целых полтора года? Почему не хочет об этом говорить?

— Так, может, он ездил на нелегальные раскопки? — сдвинул брови Венечка.

— Это я и хотел сказать. Остальные-то не скрывают, где были и что делали, а он молчит.

— А так как он до того дружил с Асей и бывал в этом доме, то мог знать о тетрадках, — вставила Лешка.

— Они все бывали в этом доме и все могли знать о тетрадках, — возразил Артем.

— Короче, подозрительны все, — заключил Ромка.

— Хорошо бы узнать, где каждый из них находился в ту ночь, когда к вам с Артемом приходил «призрак», — подумала вслух Лешка.

— Как мы это узнаем? Не будем же мы звонить их друзьям и родственникам? Не с нашими возможностями устанавливать чье-либо алиби.

— А если вовлечь в наше расследование Асю и Антона Моисеевича?

Ромка скептически взглянул на сестру.

— А вот этого никак нельзя делать. Если они себя как-нибудь выдадут, то «призрак» затаится, и тогда мы сроду его не вычислим. Значит, будем действовать так. Сначала я вставлю замок, потом мы с тобой присмотримся к ним ко всем повнимательнее, может, заметим что-нибудь подозрительное, и только тогда будем делать выводы. Ну что, пошли? — сказал он, вставая и направляясь к калитке.

— А мы? — побежал за ним Венечка.

— Вам там пока делать нечего. Не стоит привлекать к себе внимание.


ГЛАВА IX Землекопы


Когда брат с сестрой снова появились в Асином доме, первым, кого они там увидели, был Юрий. Молодой человек находился в гостиной. Сильно ссутулившись, он опирался на подоконник и безучастно смотрел в окно.

— А вот и новый замок! — с преувеличенной радостью объявил Ромка.

Молодой человек выпрямился и вздрогнул.

— А? Что?

— Замок, говорю, мы принесли новый на черный ход и сейчас будем его вставлять. А чего ты стоишь без дела? Почему не ищешь тетради?

— Обыскались уже, надоело, — ответил за Юру Даня. С новым детективом в яркой обложке он, как всегда, возлежал на диване, положив на валик забинтованную ногу.

— Где Ася? — спросила Лешка.

— Она в саду.

Ромка отправился вставлять замок, а Лешка вышла в сад. Там Ася рвала с высокого дерева груши, неподалеку от нее Миша окапывал большую яблоню.

— Прошла нога?

— Нет, все еще побаливает.

— А почему ты не лежишь, как Даня?

— Не лежится. Мне не так плохо, как ему. И Асе помочь надо.

Лешка отыскала в траве крупную желтую грушу и, не удержавшись, вонзила зубы в сочную сладкую мякоть.

— Ася, собрать груши?

— Собери и, если не трудно, помой и отнеси в гостиную.

Ася подала ей небольшое ведерко, Лешка доверху заполнила его спелыми плодами, принесла на кухню, тщательно вымыла, переложила в плетеную корзинку для фруктов и поставила на стол в гостиной. Даня схватил самую большую грушу и откусил от нее добрую половину.

— Вот спасибо.

— Юра, угощайся, — сказала Лешка. — А Жанна где?

— Она у себя.

А вот и повод застать ее врасплох, подумала Лешка и, прихватив с собой несколько груш, рывком открыла дверь в комнату Жанны.

Та с грустным лицом сидела на своей постели.

— Жанна, ты груши любишь? Я тебе принесла.

Та даже не пошевельнулась.

— Оставь. Спасибо.

— Да не за что. Может быть, тебе еще что-нибудь принести?

— Ничего не надо. Спасибо, — снова сказала Жанна. Видно было, что ни на какие разговоры она сегодня не настроена.

Но что-то странное почудилось Лешке в ее взгляде. Глаза! Вот в чем дело! Жанна посмотрела на нее не голубыми и сияющими, а темными, бездонными глазами.

Поспешно ретировавшись из комнаты, девочка кинулась к брату.

— Рома, у Жанны раньше глаза были голубые, а сейчас они у нее черные.

— Ну и что из этого? — не отрываясь от своего занятия, пожал плечами Ромка. — Значит, она носит цветные линзы, только и всего.

— Ясно, что линзы. Но это как-то неожиданно…

— А больше ты ничего не заметила?

— Пока нет.

Ромка докрутил последний шуруп, укрепил на двери дополнительный запор и побежал искать Асю. Девушка в этот момент шла в гостиную. За ней, как верный пес, следовал Миша.

— Ася, замок я вставил, ключ повесил на гвоздик. А еще прибил к двери щеколду, и теперь к вам точно никто не войдет.

— Спасибо. Только когда все уедут, мне все равно будет страшно жить здесь одной.

— Ася, ты никогда не будешь одна, — напыщенным тоном произнес Даня со своего дивана.

Ася смутилась и покраснела, а Миша окинул своего приятеля недобрым взглядом.

— Ты себя имеешь в виду?

— Ну не тебя же.

В гостиной повисла неловкая тишина. Атмосферу разрядил Ромка:

— Раз замок вставлен, теперь начнем искать тетрадки. Лешк, приступай. Кто с нами? — довольно потирая руки, вопросил он.

Его энтузиазм никто не поддержал. Ася отправилась на кухню, Юра — в свою комнату, Миша — в сад, а Даня углубился в книжку. Ромка взялся за дело один, но новые поиски успеха не принесли.

Вспотев и устав, Ромка присел на кресло в гостиной и, ни к кому не обращаясь, озабоченно проговорил:

— Где же они могут быть-то?

— А ты в каминной трубе смотрел? — оторвался от книги Даня.

— Нет, там еще не смотрел.

— Что ж так-то?

Не ответив, Ромка отыскал в кладовке длинный металлический прут и кинулся к камину. Чтобы просунуть прут в дымоход, ему пришлось на полтуловища влезть в камин. Из трубы на его плечи и голову обрушился шквал сажи и пепла, вмиг превратив его в заправского трубочиста. А Даня расхохотался.

— Опять не повезло, горе-сыщик? Кто ж в таких трубах тайники устраивает?

— Ты же сам мне посоветовал туда заглянуть!

— А ты что, шуток не понимаешь?

От возмущения Ромка потерял дар речи и побежал в ванную. Там Миша отмывал от земли руки. Дождавшись, пока он выйдет, Ромка кое-как помылся, вышел назад, и Ася крикнула:

— Обедать с нами будете?

Подумав, что сидение за столом в общей компании расследованию не поможет, Ромка отказался.

— Спасибо, нас дома ждут.


Артем с Венечкой их и вправду уже заждались.

— Ну и как? — спросил Венечка, когда все четверо уселись на скамью во дворе. — Удалось вам узнать хоть что-нибудь новое?

Ромка помотал головой, и с его волос во все стороны полетели пепел и сажа.

— Почти ничего. Торчать там не имеет смысла, это ничего не даст. Тетрадок нигде нет. И не поймешь, кто из них самый подозрительный. Сначала я подумал, что это Юра. Во-первых, он иногда сутулится, во-вторых, он в очках.

Венечка поправил свои очки и смущенно заметил:

— Я тоже очкарик. И еще куча народу носит очки. Это недостаточный аргумент.

— А мне самой подозрительной кажется Жанна, — сказала Лешка. — Я сегодня узнала, что она носит линзы.

— Дались тебе эти линзы, — поморщился Ромка.

— Но это значит, что у нее наверняка есть очки. Не будет же она ночью, на ощупь, вставлять в глаза линзы!

— Резонно, — кивнул Артем. — Ну, а остальные? Даня, Миша, как они себя ведут?

Ромка вытер со лба пот, размазав по нему не отмытую сажу.

— Данька лежит и над всеми издевается, и вообще он мне не нравится.

— Зато он пишет докторскую диссертацию, — вставила Лешка.

— И, наверное, тратит на это все свое время. А еще я вспомнил, что банановую шкурку, на которой он споткнулся, на лестнице оставил Юра, он сам в этом сознался. А Миша больше всех суетится, то и дело чем-то занят. Значит, ничего у него не болит, раз он без конца в саду копается. Дался ему этот сад. Все лежат или сидят, а он копает и копает, словно на раскопках находится, клад отрыть старается. И вообще, кто в августе окапывает деревья?

— Никто, — Лешка покачала головой и вдруг вскрикнула: — Ребята! А знаете, что я только что вспомнила?! Когда Нина Сергеевна с Асей гуляли по саду, Нина Сергеевна сказала, что под одной из яблонь раньше стоял стол, за которым Асины бабушка и дедушка собирали своих гостей и поили их чаем со смородиновым вареньем.

— Ну, поили, — наморщил лоб Ромка. — Что ты этим хочешь сказать?

— То, что Миша это тоже слышал. Он как раз в то время к окну подходил, я видела.

Вытаращенными глазами Ромка уставился на сестру.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что старушка зарыла тетрадки в землю, и потому он в ней роется?

— А почему бы и нет? Обернула их хорошо, чтобы в них не попала влага, или сунула в стеклянную банку с герметично закрывающейся крышкой. Если бумажные деньги в огородах закапывают, так почему нельзя зарыть тетрадки?

— И ты думаешь, что она их закопала именно под яблоней?

— Не знаю, может, и не под яблоней. Она могла найти какой-нибудь другой ориентир, чтобы только не забыть, где они лежат.

— А ведь верно! Лешка, да ты у нас гений! — воскликнул Венечка, а Ромка снисходительно кивнул:

— Мы же с ней одна семья. Да, в этой версии что-то есть.

— Но как ее проверить?

— Придется установить за садом круглосуточную слежку. Нас четверо, будем следить по очереди.

— Следить? Ох, как не хочется! Это значит — опять не спать! — непроизвольно вырвалось у Лешки. Она наткнулась на осуждающий взгляд брата и горько вздохнула: — Не смотри на меня так, я и сама понимаю, что от слежки никуда не деться.

— Вот сейчас бы камеры наблюдения нам действительно не помешали, — вслед за Лешкой вздохнул Артем. — Ну, а так как их у нас пока нет, предлагаю привлечь к этому делу Коляна с Сашкой. Они нам сами свою помощь предлагали.

— Что ж, можно, — согласился Ромка. — Сейчас я им позвоню и попрошу к нам прийти.

Юный сыщик взял в руки телефон, нажал на одну кнопочку, потом на другую и застопорился.

— А знаете, что? Не стану я никому звонить, и не будем мы ни за кем следить!

— Почему? — воскликнули все.

— Потому что мы должны опередить вора. Не ждать, пока он найдет тетрадки, а отыскать их самим. Предлагаю выкопать их сегодня же ночью. Как вам моя идея, а?

Первым закивал Венечка.

— В принципе, я — за.

— А если нас засекут? — спросила Лешка.

— Ну и пусть. Тогда так всем и скажем, что ищем в саду тетрадки. Мы же их везде искали, так почему там нельзя? Но лучше делать это потихоньку, чтобы нас не увидел Миша.

На том и порешили.


Дождавшись часа, когда в Асином доме погаснут все огни, вооруженные тремя лопатами — Лешку подрядили стоять на стреме — наши герои отправились на раскопки.

За дело принялись дружно, лопаты легко вгрызались в грунт, земля от них так и отскакивала. Под той яблоней, где предположительно когда-то стоял стол, тетрадей не оказалось, и они перешли к соседней. Потом к следующей. Когда яблони кончились, друзья вскопали землю под вишней и грушей. Вскоре в саду не осталось ни одного не окопанного дерева.

Ночь была темной, то и дело приходилось наклоняться и ощупывать попадающиеся под лопату крупные предметы. Но это были либо слежавшиеся комья земли, либо камни да кирпичи.

Ромка поначалу работал быстрее всех, но спустя какое-то время снизил темп, подул на натруженные руки и пробормотал:

— Нелегкое это дело — перекопать такой большой сад. Тренировки нет, надо было побольше помогать Нине Сергеевне, да все было некогда.

— Асина бабушка была старой, она не могла глубоко закопать свои тетрадки, — утешал себя и других еще больше уставший Венечка.

— Только на это и надеюсь, — вздохнул Ромка и перешел к кустам смородины. Но и под кустами не нашлось ни единой банки, ни одного свертка.

— Ох, и устал же я. А руки как болят. Смотри, какие мозоли, — Ромка сунул Венечке под нос свою натруженную ладонь.

Тот показал ему свои мозоли.

— У меня такие же. Может, хватит копать?

— Нет, будем искать до победного!

Однако Ромкиного запала хватило ненадолго. Вскоре он сдался и отставил лопату.

— Или здесь ничего нет, или старушка зарыла тетрадки так глубоко, что до них сроду не докопаться.

— Или их вообще здесь нет. Может быть, она их кому-нибудь отдала на хранение? — предположил Артем.

— Все может быть. Пошли домой.


Из сада друзьям удалось выскользнуть незамеченными.

— Вот завтра они удивятся, когда увидят, что все вскопано, — сказала по дороге Лешка. — Если подумают на нас, будем сознаваться?

Ромка представил себе насмешливые лица Асиных гостей, особенно Дани, который вновь обзовет его горе-сыщиком или приклеит еще какое-нибудь обидное прозвище, и энергично затряс головой.

— Ни за что. Пусть думают, что это сделал «призрак». А Асе скажем об этом после того, как найдем преступника.


ГЛАВА X Куда исчез Венечка?


Убрав в сарай лопаты, друзья потихонечку вошли в дом, помылись, свалились в свои постели и заснули как убитые. Спали все долго и не проснулись бы до самого обеда, если бы не Нина Сергеевна. Сама она укладывалась рано и вставала чуть свет. И если для ее подопечных полдень считался утром, то ей он казался чуть ли не вечером.

— Вставайте, вставайте, — нараспев произнесла она, заглянув сначала к Лешке, а потом на второй этаж к Ромке с Артемом.

Лешка первая прибежала на кухню.

— Доброе утро.

Нина Сергеевна разбила для омлета яйца и повернулась к ней.

— Накрывай на стол. Хотелось бы мне знать, чем вы ночью-то занимались?

Лешка невозмутимо пожала плечами.

— Да так, ничем. Гуляли. Потом во дворе сидели.

Вошел Артем, потянул к себе чашку с крепким чаем. Вбежал умытый Ромка и принялся делать свои любимые тосты. Он намазал поджаренный хлеб маслом, шмякнул на него столовую ложку абрикосового варенья, откусил от него чуть ли не половину и с набитым ртом поинтересовался:

— А Венька еще спит?

— Спит, — кивнула Нина Сергеевна. — Его я будить не стала, пожалела. Гость все-таки.

— А нас с Лешкой, значит, можно? Мы ведь тоже ваши гости!

— Да какие вы гости! Я вас давно уже считаю своими родственниками. Ну, вы тут сами разбирайтесь, омлет и салат ешьте, а я в магазин пошла.

Нина Сергеевна удалилась, а Лешка заварила для Венечки персиковый чай — он такой любил — и побежала на веранду его будить.

— Венечка, вставай! — приоткрыв дверь, весело сказала она.

Ответа не было.

— Вот соня!

Мимо горшков с благоухающими цветами Лешка пронеслась к узкой кушетке, взглянула на нее да так и обмерла. Кушетка была пуста.

— Ромка! Тема! — закричала она что есть мочи. — Идите сюда.

Два друга сорвались с места и в один присест оказались рядом с ней.

— Что случилось?

— Венечка пропал!

— Странно, куда это он делся? — удивился Ромка.

— А вдруг с ним что случилось! — в панике вскричала Лешка.

Артем подошел к ней, обнял за плечи и спокойно сказал:

— Ну что ты так расстраиваешься? Сама подумай, что такого ужасного с ним могло случиться? Похитить его не могли, твой Дик не пустил бы сюда никого постороннего. Так ведь?

— Так.

— Значит, он проснулся раньше нас, решил никого не беспокоить и пошел погулять. Сейчас мы ему позвоним и позовем завтракать.

— Как ты его позовешь? Он не взял с собой телефон, — Лешка указала на столик, где лежал Венечкин мобильник.

— Да? И верно. Ну, значит, подождем, пока он сам явится.

Друзья вернулись к столу, но аппетит у всех почему-то пропал. Даже Ромка вместо своих обычных четырех тостов съел всего два и выпил одну-единственную чашечку чая. А потом взглянул на часы.

— Где же он может шляться так долго?

— Вот и я думаю, где? — Лешке вообще кусок в горло не полез. Она отодвинула от себя нетронутую чашку и выглянула в окно. — Если бы он встал раньше нас, то, скорее всего, сел бы за компьютер. И куда ему ходить? Ведь некуда же. А если б он куда и пошел, то с телефоном, он всегда его с собой носит. И почему его не видела Нина Сергеевна? Она ведь раньше всех встает.

— Но куда-то все же он ушел! — вскричал Ромка.

— Давайте вместе подумаем, куда он мог пойти.

Лешка рассеянно осмотрелась.

— Кроме Асиного дома, мне ничего не приходит в голову.

— Вот и мне тоже, — кивнул Ромка. — Может быть, он решил последить за Мишей? За тем, как он себя поведет, когда выйдет в сад и увидит, что он весь раскопан? В любом случае надо туда сбегать.

— Так идемте скорей к Асе, — вскочил со своего места Артем.


Все трое вынеслись из дома и спустя несколько минут оказались у Асиного забора.

— Венька, ты где? — негромко позвал Ромка.

— Венечка, отзовись, — вторя брату, повысила голос Лешка, но слабый шелест листвы сказал им о том, что мальчика в саду нет.

Друзья вошли во двор, огляделись и направились в дом. Хозяйка и все ее гости находились в гостиной.

— Здрасьте, как дела? Что новенького? «Призрак», надеюсь, в заднюю дверь не ломился? — изображая веселость, бойко спросил Ромка.

— Не ломился, но являлся, — блеснул очками Юра.

— Да вы что? Как же он мог войти, когда Рома поменял замок? — с искренним изумлением воскликнула Лешка.

— А он не в дом к нам приходил, а в сад. — Ася указала на окно. — И не просто приходил, а все там перекопал. Должно быть, решил, что тетрадки зарыты в землю. Неужели бабушка и впрямь устроила там тайник?

Выразив крайнюю степень удивления, все трое кинулись к окну. И поразились еще больше, увидев при свете дня, какую грандиозную работу проделали ночью.

— Вот это да! Круто! — покачал головой Ромка. — И как ему это удалось? Тут целый отряд нужен.

— Мы тоже решили, что одному человеку перелопатить столько земли было бы не под силу, — согласилась с ним Ася.

— Кем бы они ни были, им нужно вынести благодарность за их героический труд, — усмехнулся Даня и с подозрением посмотрел на Ромку. Юный сыщик спокойно выдержал его взгляд. — Правда, Мишка видел только одного из них.

— Да вы что? И как же он выглядел? — уже без всякого притворства заволновался Ромка.

Вся троица уставилась на Мишу. Парень слегка пожал плечами.

— Он так быстро убежал, что я не сумел его разглядеть. Это был не взрослый человек, а мальчишка. Маленький, худенький, в очках.

— А тот, которого прошлой ночью видел я, был высоким, — подметил Антон Моисеевич.

— Вот и то мое «привидение» было не маленьким, — поддакнула Ася.

— Но их всех объединяют очки, — вставил Даня.

Как же хорошо, что Венечка ни разу здесь не был, и они не знают о его существовании, подумала Лешка, и на миг у нее отлегло от сердца. Значит, он цел, жив и здоров, раз его здесь видели.

— И куда этот «призрак» побежал? — небрежно спросила она.

— Через забор перемахнул и скрылся, — ответил Миша.

— А когда это было?

— На рассвете.

Жгучая тревога захлестнула Лешку с новой силой. С тех пор прошло полдня. Где же он теперь, куда делся?

Она достала из кармана телефон и позвонила домой. Если Венечка пришел, он возьмет трубку. Хотя как он ее возьмет, когда у него нет ключей? И она взглянула на мальчишек.

— Нина Сергеевна придет, а нас нет.

Они ее поняли и понеслись домой. По дороге каждый надеялся на то, что Венечка давно пришел и сейчас в нетерпении поджидает их у калитки.

Однако торопились они напрасно. Никто их не ждал, кроме Дика, который лежал у забора и тоскливым взором встречал и провожал прохожих, а при виде Лешки вскочил и завизжал от счастья.

Но его хозяйка в этот момент чувствовала себя безмерно несчастной и не ответила ему взаимностью. Она взялась двумя руками за калитку, и из глаз ее вытекли две огромные соленые слезы.

— Зря только бежали! А вдруг Миша наврал? Вдруг он с ним что-нибудь сделал?

— Кончай рыдать, — прикрикнул на нее брат. — Что он мог с ним сделать?

— По… похитить или убить…

— Глупости!

— Никакие не глупости.

— Ну вот что, — решительно сказал Артем. — Ты жди Венечку тут, а мы попытаемся растрясти Мишу и узнать от него всю правду.

Оставив Лешку дома, два друга кинулись обратно. Запыхавшись, вбежали в дом. Подозреваемого нашли на кухне — он помогал Асе готовить обед.

— Миша, — подскочил к парню Ромка, — не можешь ли ты нам показать, куда побежал тот мальчишка? Мы хотим узнать, кто это такой. Вдруг он из местных? Тогда найти его не составит труда.

— Он перемахнул через забор вон там, — молодой человек указал направо.

— Но там не улица, а чужой участок!

— Туда он и попал. В тот момент как раз соседка вышла, я ей крикнул что-то вроде: «Держите вора», но он и от нее сумел ускользнуть. Я бы его догнал, если бы не нога.

— Понятно. — Ромка отступил от Миши и прошептал Артему: — Надо проверить, правду он говорит или нет. Пошли поговорим с соседями.

Для скорости друзья перемахнули через забор, и Ромка постучал в окно соседнего дома. За ним показалось знакомое женское лицо.

— Ирина Петровна, здравствуйте. Скажите, пожалуйста, вы видели утром воришку?

Та кивнула.

— Видела, но толком не разглядела.

— А куда он от вас убежал?

— За малинник. — Она указала на широко разросшиеся кусты в дальнем конце своего сада. — Я на рассвете вышла из дому и вдруг слышу, как кто-то ломится через забор, а один из Асиных гостей кричит: «Держите вора!» А вор этот, маленький такой, щупленький, в кусты юрк. Я за ним, а его и след простыл. Должно быть, в дыру проскочил. У нас там в заборе доска одна отстает, надо будет мужу сказать, чтобы получше ее прибил. А вообщe-то, скажу я вам, странные дела здесь творятся.

— Какие дела?

— А всю ночь в Асином саду слышался какой-то шум, звяканье лопат, шепот, я хотела уж возмутиться, но смолчала — мало ли чем люди занимаются. А оказалось, что все они были дома и спали, а какие-то неизвестные весь Асенькин сад перекопали. А кстати, вы узнали, что за человек этот Антон Моисеевич? Что он сказал Ольге Игоревне?

— Узнали. Антон Моисеевич очень хороший человек и в смерти Асиной бабушки не повинен, — твердо сказал Ромка. — А говорили они о всяких пустяках.

— Знать, что-то другое на нее подействовало.

Соседка захлопнула окно, вышла из дома и направилась к грядке с давно поспевшими помидорами. А Ромка с Артемом ринулись в ее малинник. Дыру в заборе они заметили не сразу, она оказалась незаметной и такой узкой, что никто из них не смог в нее протиснуться. Но Венечка был тоньше их, и узость отверстия не могла стать для него преградой.

— Ну, вылез он отсюда на улицу, а куда ж потом-то делся? — в растерянности воскликнул Ромка.

Артем на это лишь руками развел.


А тем временем домой возвратилась Нина Сергеевна, и Лешка, сгорая от нетерпения и беспокойства, побежала к мальчишкам. Она вбежала в Асин дом, разыскала хозяйку.

— А где Ромка с Артемом?

— Где-то там, — кивком головы Ася указала на сад.

Лешка понеслась по садовым дорожкам, но вместо ребят наткнулась на одиноко сидящего Мишу. Было жарко, и парень разделся до пояса, сняв с себя всегда наглухо застегнутую рубашку. Еще издали Лешка увидела на его груди небольшую, но четкую синюю татуировку. Зрение у нее было хорошее, и примитивная картинка сразу впечаталась в ее память: море, обозначенное тремя волнистыми линиями, островок, на нем пальма с тремя листьями, и лучистое солнышко над этим незамысловатым пейзажем.

Должно быть, у археологов принято делать такие татушки, машинально подумала она, хотя сейчас ее мысли занимало совсем другое.

— Миша, ты случайно Ромку с Артемом не видел?

Молодой человек вздрогнул и накинул на себя рубашку.

— Что?

— Я ищу своих ребят.

— А они в том дворе.

Лешка уже и сама заметила двух друзей в чужом малиннике. Через забор она не полезла, а обежала дом и вошла через калитку. По дороге она мимоходом заглянула в пустой колодец и, подбежав к мальчишкам, горестно сообщила:

— Нина Сергеевна пришла, а Венечки до сих пор нет. Ну почему у нас никогда не обходится без происшествий? Почему всегда кто-нибудь пропадает? Вы расспросили Мишу? Что он вам сказал?

— Миша ни при чем, Венечку, кроме него, видела соседка, а он от нее скрылся и пролез вот в эту дыру, — Артем указал ей на забор.

Лешка с легкостью протиснулась в узкое отверстие, оказалась на пустынной улице и вернулась обратно.

— Отсюда до нашего дома рукой подать. Почему же он не прибежал обратно? А вдруг его все же похитили? Если не Миша, то кто-нибудь еще?

— Хватит паниковать! Надоело! И потише, пожалуйста, — шикнул на нее брат. — У меня есть идея!

Лешка шмыгнула носом.

— Какая?

— Сходить к Коляну, позвонить Ведерникову и призвать их на помощь. Они нам его из-под земли достанут.

Так и сделали.

Узнав, в чем дело, Колян с Сашкой охотно подключились к поискам пропавшего. Они обзвонили всех своих друзей и знакомых, описали им Венечку, те, в свою очередь, вовлекли в розыск своих приятелей, и вскоре весь поселок был поднят на ноги.

Наши друзья тоже не теряли времени даром. Они обзвонили всех своих знакомых и помчались к железнодорожной станции, где в одном из киосков работал продавцом их старший друг, бывший милиционер Петр Иванович Сапожков. Ромка очень надеялся на его помощь, но, к несчастью, Петра Ивановича в тот день не было — он уехал в Москву. А расспросы его коллег ничего не дали, Венечку на станции никто не видел.

Несмотря на все усилия, Сашке с Коляном тоже ничего не удалось узнать. Венечка как сквозь землю канул.

Все это привело Лешку в полнейшее отчаяние. Теперь уже и Ромке все труднее было совладать со своими чувствами.

— Темка! — обратил он страдальческое лицо к лучшему другу, когда они вышли из дома Коляна и остановились посреди дороги, не зная, куда еще направить свои стопы. — Темочка, что дальше-то делать? Я уж и не знаю.

Артем огляделся, и взгляд его упал на забор, огораживающий участок Асиных соседей.

— Я вот о чем все время думаю. Мы с тобой знали о том, что в этом заборе имеется дыра и тем не менее не сразу ее нашли, и это при свете дня. Как же Венька на рассвете умудрился с ходу в нее проскочить, когда он и понятия не имел о ее существовании?

— Может быть, он на нее случайно наткнулся? — неуверенно предположила Лешка.

— Не думаю.

— Темка, уж не хочешь ли ты сказать, что Венька до сих пор находится где-то тут? — с недоверием произнес Ромка. — Хотя… Прятался же я как-то в подвале у тетки Анфисы, а вы меня точно так же всюду искали, с ног сбились. А она меня случайно закрыла, и я не мог оттуда выбраться.

— Так давайте это проверим! — вскричала Лешка.

И друзья вновь пробрались в малинник, принадлежащий Асиным соседям. Ромка повел себя, как истинный следопыт. Он присел, оглядел каждую травинку, каждую веточку и поднял голову.

— Темка, а ведь ты прав, Венька тут не пробегал.

— Как ты это узнал? — удивилась Лешка.

— Посмотри сама. Вот эти стебли обломали мы, они еще свежие. А если бы здесь пробегал Венька, после него осталась бы пожухлая трава, потому что это было еще на заре.

— Интересно, где у них погреб? — покрутил головой Артем.

Лешка первая увидела неподалеку от гаража невысокое строение и указала на него рукой.

— Он там.

Все трое прокрались к погребу. Но его дверь была прочно закрыта, равно как и гаражные ворота.

Рядом находился сарай. Лешка незаметно пробралась к нему, приоткрыла дверь, позвала тихо, потом громче:

— Венечка, ты здесь?

Никто не откликнулся.

А из дома вышла Асина соседка, и друзья нырнули за кусты смородины. Женщина открыла дверь погреба и спустилась вниз. Она вынесла несколько пустых трехлитровых банок и пошла в дом.

— Венька там, если только его похититель — Ирина Петровна, — мрачно сострил Ромка и кинулся к двери. Назад он вернулся разочарованным. — Как я и говорил, его там нет. Темка, давай заглянем на всякий случай в летнюю кухню, мало ли что. А ты, Лешка, жди нас здесь.

Но Лешка не могла усидеть на одном месте. Она тоже выбралась из-за кустов и направилась к колодцу. Что-то, какое-то шестое чувство потянуло ее к нему опять.

Хотя колодец был довольно глубоким, до воды дядя Саша еще не докопался, и поэтому на его дне желтел песок. На песке стояла перевернутая бадья.

Лешка покрутила ручку ворота, наверх выполз обрывок веревки, а бадья так и осталась на дне колодца.

— И тут его нет. Ну где же он может быть! — чуть ли не в полный голос, забыв о том, что ее могут услышать, простонала девочка.

И вдруг со дна колодца послышался тихий и неуверенный, но знакомый-презнакомый голос:

— Лешенька, это ты?

Лешка так низко свесилась вниз, что чуть не перекувырнулась. Еще немного, и она составила бы своему другу компанию.

— Я, я! Ты где, Венечка?

Бадья откинулась, Лешка увидела своего маленького друга и чуть не задохнулась от счастья.

— Рома, Артем, — приглушенно крикнула она, и столько радости было в ее голосе, что те поняли, что Венька нашелся, и в мгновение ока оказались у сруба и свесились вниз.

— А ведь я тоже заглядывал в этот колодец и никого не увидел! Венька, как ты туда попал? — крикнул Ромка.

— Хотел спрятаться, а веревка оборвалась. Вот сижу и жду, пока вы меня отсюда вытащите.

— И ты молчал! — воскликнула Лешка.

— Я боялся кричать, потому что не знал, что сказать тем, кто меня здесь увидит.

— И правильно сделал, — похвалил Венечку Ромка.

— Вот только напугал нас до ужаса, — добавила его сестра и, услышав звук шагов, отскочила от колодца.

К ним направлялась хозяйка дома.

— Атас! Венька, прячься, — прошептал Ромка.

Венечка накрылся бадьей, а Ирина Петровна подошла к ним и поинтересовалась:

— Нашли воришку?

Ромка потряс головой и слегка оттеснил ее от колодца.

— Нет, не удалось. Никто не знает, кто он такой.

— А что вы тут снова делаете?

— Да мы так по жаре набегались, что очень захотелось попить настоящей колодезной водички. Вы уж извините, что зашли к вам без спросу.

— У нас в колодце еще нет воды. Она оказалась ниже, чем предполагал мой муж. Вот дороет до водоносной жилы, тогда милости просим.

— Дайте тогда хотя бы простой.

— Что ж, идемте.

Ирина Петровна ушла в дом и вынесла им воды.

— Вы в магазин собирались, да? — возвращая ей кружку, с затаенной надеждой спросил Ромка.

— Хотела, да передумала. Дай, думаю, сначала помидоры соберу, давно уже созрели.

— Вам помочь?

— Нет, спасибо, я и сама справлюсь.

— Тогда спасибо и до свидания.

— Всего хорошего.

Ромка вздохнул и направился к калитке. Из-за того, что соседка осталась на огороде, извлечение пленника из колодца откладывалось на неопределенный срок.

Пристроившись за ее забором, друзья с огромным нетерпением ожидали, пока она опустошит свои грядки. А урожай был богатым, три ведра темно-красных томатов Ирина Петровна отнесла к себе в дом и еще одно ведерко, поменьше, вручила Асе — у той в огороде росла одна зелень.

Наконец соседка удалилась по делам. Но только все трое собрались бежать к колодцу, как в Асином саду, аккурат напротив него, появилась Жанна и прочно уселась на скамью. К ней тут же подсел Юра, и они принялись о чем-то спорить. Потом еще и Миша вышел и тоже нашел себе место, с которого просматривался колодезный сруб.

И пришлось бедному Венечке прозябать на дне своего убежища до самого позднего вечера. Хорошо хоть, что Лешке удалось незаметно подобраться к срубу и сбросить вниз бутылку воды и бутерброды, чтобы несчастный узник не умер от голода и жажды.

Но вот настал момент, когда никаких преград между друзьями и колодцем не осталось, и бедняга с помощью крепкой веревки был извлечен на поверхность. Все четверо выскользнули из чужого сада на улицу, и Ромка задал Венечке вопрос, мучивший его с самого утра:

— Теперь говори, зачем ты вернулся в Асин сад?

— За твоим фонариком. Я пришел на веранду, лег спать и тут вспомнил, что оставил его в траве. Ну, и побежал за ним. Нашел, положил в карман, собрался бежать назад, и вдруг из дома вышел такой темный, высокий парень.

— В очках?

— Без.

— Значит, Миша. Ну, и что было дальше?

Венечка подвинул очки поближе к переносице, пригладил свои взъерошенные волосы и оперся рукой о ствол дерева.

— Он зашел за яблоню, присел и стал что-то искать в траве, в том месте, где мы с вами не копали. Мне захотелось посмотреть, что он делает, я тихо-тихо к нему подполз, думал, что он не слышит, но у него слух, как у кота. Он повернул ко мне голову и спросил: «Кто здесь?», а потом вскочил и двинулся прямо на меня. Я, естественно, тоже вскочил и дерганул от него через забор. А там откуда ни возьмись соседка. Я от нее в кусты, она за мной.

— Там, в заборе, была дыра, — сказала Лешка.

— Но я же не знал. И потому пробежал вдоль забора и подполз к колодцу. Смотрю, веревка опущена. Дай, думаю, спущусь по ней вниз, пока тетка не смотрит в мою сторону, и пересижу там, пока все не разойдутся. Так бы оно и вышло, если бы она вдруг не оборвалась. К счастью, это случилось, когда я уже у самого дна был. Ну, тогда я бадьей накрылся и стал ждать, пока вы меня найдете.

— Тихо! — вдруг страшным голосом прошептал Ромка и толкнул Венечку за дерево.

Лешка поспешно оглянулась. По противоположной стороне улицы шел Миша, вероятно, Ася послала его за чем-нибудь в магазин. Слегка прихрамывая, парень быстро прошел мимо них.

— Как вы думаете, заметил он Веньку или нет? — заволновался Ромка. Но Лешка беспечно махнула рукой.

— Уверена, что нет. Он и не смотрел в нашу сторону, даже головы не повернул.

Веселые и довольные, друзья прибежали домой. Там Венечка поел и сразу уснул: после долгого сидения на дне колодца его не держали ноги. Все остальные уселись во дворе на скамью и стали держать совет.

— Как вы думаете, что искал в траве Миша? Неужели мы с вами проглядели ночью тетрадки, а он их утром нашел? — забеспокоился Ромка.

— Не может такого быть, — покачал головой Артем. — Сам подумай, как мы их могли проглядеть?

— А что ж тогда? И зачем он так рано вышел из дома?

Артем пожал плечами, а Лешка подперла рукой подбородок и задумчиво сказала:

— Он еще более странный, чем я думала. Я теперь поняла, почему он никогда не снимает с себя рубашку. У него на груди татуировка, и он ее стесняется. Зачем только сделал?

Ромка недоуменно сдвинул брови и повернул к сестре голову.

— Какая еще татуировка? Ты хоть ее запомнила?

— Да там и запоминать нечего. Песок, пальма на островке, море и солнце с лучиками. В археологии, наверное, модно делать такие татушки. — Лешка взяла палочку и мигом изобразила на земле хорошо запомнившуюся ей картинку.

На улице было темно, но из кухонного окна на землю падал свет, и ребята, наклонившись, внимательно рассмотрели рисунок.

— В археологии, говоришь? — после некоторого раздумья хмыкнул Ромка. — Такие наколки, чтоб ты знала, на зоне приняты, а не в археологии. Я их специально изучал.

— Да ты что! И что означает эта?

— Погоди, дай вспомнить. — Ромка пошевелил губами и спустя короткое время выдал: — Эта наколка означает, что наш загадочный Миша отбывал наказание вдали от родных мест. Теперь понятно, в какой он был «экспедиции»!

— Вот, значит, почему он всегда в рубашке, — сказал Артем, а Лешка удивилась.

— Но почему же он ее не свел? Это, говорят, совсем нетрудно сделать.

— Наверное, так спешил за тетрадками, что не успел свести, — сощурил глаза Ромка.

— Так вот почему он не приехал к Асе полтора года назад, когда она его ждала! Я завтра же ей обо всем расскажу! Пусть знает, какой он на самом деле.

— Одна татуировка еще ничего не доказывает, — покачал головой Артем.

— Возможно, — согласился Ромка. — У него должна быть справка об освобождении, хорошо бы на нее взглянуть.

— Но как?

— Очень просто. Надо проникнуть в его комнату и обыскать ее.

— Не вздумай! Ты же хочешь стать настоящим сыщиком, а снова собираешься действовать незаконными методами.

— Я руководствуюсь принципом Жеглова: «Вор должен сидеть в тюрьме». Или ты так не считаешь?

— Этот принцип неверный.

Ромка и не подумал возражать Артему. Все равно в споре на эту тему каждый из них всегда оставался при своем мнении, так зачем же зря сотрясать воздух? Он взглянул на часы и вскочил:

— Пойду спать, сил никаких нет. День сегодня был ненормальный.

Лешка с Артемом, которые обычно чуть ли не до рассвета сидели на скамейке, последовали его примеру, так как тоже очень устали.

— Завтра оставим Венечку дома, а к Асе пойдем втроем, — объявил Артем.

— Как хочешь, — ответил Ромка.


ГЛАВА XI Незаконный обыск


Однако планам Артема не было суждено сбыться: их нарушила его родная тетка. Заглянув после завтрака в хлебницу, Нина Сергеевна сказала:

— Была в магазине, а хлеб купить забыла. Рома, сбегай, пожалуйста, в магазин, а то будет не с чем обедать.

Ромка недовольно сморщил нос, но отказать ей не посмел. Сказав друзьям, чтобы они ждали его дома, он стремглав кинулся к магазину. Однако, пробежав пару кварталов, замедлил шаг, а потом и вовсе остановился. Ему пришла в голову замечательная мысль: воспользоваться тем, что с ним нет Артема, и безотлагательно обыскать Мишину комнату. Что случится от того, что он только взглянет на его документы? Сам же Миша их им не покажет.

Подумав так, Ромка сменил маршрут и вместо магазина помчался на Сосновую улицу.

Миши в доме не было, Ася крутилась на кухне, Юра с Жанной сидели в саду на своей скамейке, Даня, как всегда, валялся с книжкой на диване в гостиной. Момент для обыска казался самым подходящим. Если Миша не носит справку с собой, то она должна быть в его комнате.

Ромка тихо прокрался по коридору, поднялся на второй этаж. Дверь открылась без скрипа.

Обстановка в Мишиной комнате была простой, можно сказать, спартанской: диван, шкаф и небольшой столик, на котором стояла старая магнитола да лежала стопка книг.

Из вещей у Миши была одна сумка, Ромка решил оставить ее на потом, а сначала открыл шкаф, нашел куртку, сунул руку в один ее карман, затем в другой, на груди нашелся третий, потайной. Там-то и был искомый документ. Ромка развернул вчетверо сложенную бумагу, пробежал глазами по диагонали. Детально изучать справку ему было некогда, да и ни к чему, главное — сделать с нее копию. Он достал мобильник с встроенным в него фотоаппаратом, щелчок — и справка осталась в памяти телефона. Ромка положил справку в тот же самый карман, но не успел закрыть шкаф, как его ухватили чьи-то крепкие руки.

Миша так тихо вошел в комнату, что Ромка не услышал его шагов. Он рванулся, попытался вырваться, но хватка у бывшего уголовника была железной.

— Не рыпайся, от меня не уйдешь, — зло сказал парень.

Дернувшись изо всех сил, Ромка все же выскользнул из его рук и кинулся к двери, но Миша одним прыжком его настиг и схватил за горло.

— Пусти. Я закричу, — превозмогая боль и задыхаясь, прохрипел Ромка.

Миша толкнул его к дивану и неожиданно отпустил.

— Давай, кричи. Так даже лучше. Пусть все убедятся, что ты вор.

— Что? — Ромка поперхнулся, закашлялся, но не столько от боли, сколько от несказанного возмущения, а чувство страха у него сменилось глубокой обидой. — Это как ты меня назвал?

— Вором. Думаешь, я не понял, что вы тут делаете? От кого-то узнали или кто-то надоумил вас искать здесь тетрадки Леонида Сергеевича, «призрака» какого-то выдумали, а сами же и являетесь этими самыми «призраками». Я ведь видел с вами того маленького очкарика, который сбежал от меня вчера утром. Хотя еще до того догадался, что он — ваш приятель.

Значит, он их вчера все-таки засек у дерева. И зачем они останавливались на улице, почему сразу не пошли домой? Ромка сморщился, ощупал свое горло и попытался подыскать убедительное объяснение.

— Все вовсе не так, — начал он.

— А как? Такая глупая затея: искать тетрадки в саду, только таким недоумкам, как вы, и могла прийти в голову. А ну, покажи руки. — Миша вывернул Ромкину ладонь и ткнул пальцем в огромные водяные мозоли. — Вот они — улики. Сейчас я позову Асю, пускай она сама с тобой разбирается. Нашла с кем связаться!

Ромка вскочил и гордо выпрямился. Глаза его метали громы и молнии. Он помахал пальцем перед носом у Миши, как это делала мама, когда он с Лешкой выводил ее из себя, и запальчиво вскричал:

— Хочешь свалить все с больной головы на здоровую? Не выйдет. Я первый ей расскажу, что ты сидел в тюряге, а когда из нее вышел, тут же кинулся за тетрадками ее деда. Так что «призрак» — это ты сам. Гнулся, как старик, и очки надевал, чтобы тебя никто не вычислил. А мы вычислили, по наколке. И первый в саду начал копаться ты, а мы только продолжили твое дело. Мы не воры, а сыщики, и не недоумки, как тебе кажется. Мы, знаешь, сколько в своей жизни дел распутали, и все они были куда сложнее этого. Можешь с Петром Ивановичем Сапожковым поговорить, бывшим милиционером, его тут все знают и уважают, а мы с ним давно дружим, и он это все подтвердит.

Ромкины слова возымели действие. Миша сел на диван и указал на место рядом с собой.

— Сядь, пожалуйста, не мельтеши.

Ромка послушался и сел, но на всякий случай поодаль. Миша взглянул на него в упор.

— Допустим, я тебе верю. Значит, ты считаешь, что если я сидел в тюрьме, то способен пугать людей по ночам и выискивать чужие секреты? Да я даже не знал о существовании этих тетрадок!

— Я так думаю не потому, что ты сидел в тюрьме, а потому, что ты скрываешь сей факт. А, как говорится, единожды солгавши… Ведь Ася ничего об этом не знает? Или я ошибаюсь?

Миша громко вздохнул.

— Не знает. Но я не могу ей сказать. Не могу — и все тут! Сколько раз уж собирался. Тут Юрка с Жанной, такие благополучные, все у них идет нормально и гладко, Данька самодовольный к Асе подкатывается. И как я на их фоне буду выглядеть?

— Думаешь, они тебя осудят?

— Нет, они все примутся меня жалеть, а это еще хуже.

— Значит, ты здесь из-за Аси торчишь?

— Из-за нее.

— А в саду зачем все время копаешься?

— Просто так, мне нравится это занятие, отвлекает от плохих мыслей. К тому же садом больше некому заняться, там все заросло.

— А остальные почему не уезжают?

— Данька, как ты можешь догадаться, тоже здесь застрял из-за Аси. Он и раньше тут часто бывал и потому чувствует себя как дома. А Жанна с Юркой просто отдыхают на природе. Они, если ты заметил, друг к другу неравнодушны: то ссорятся, то мирятся, без конца выясняют отношения. — Рубашка на Мише распахнулась, обнажив татуировку, он ее запахнул и смущенно проговорил: — На днях ее сведу. Это по глупости вышло, я не хотел, заставили.

Ромка подвинулся к нему поближе.

— А за что ты сидел, если не секрет?

Парень горько усмехнулся.

— Да никто ни за что не поверит. Я скажу тебе так: попал я туда по собственной глупости и доверчивости. Один мой хороший приятель оставил у меня свой портфель и попросил его спрятать. Если бы тебя твой друг об этом попросил, ты бы как поступил?

— Наверное, спрятал бы.

— Ну вот и я спрятал. Не заглянув внутрь, поставил его в угол и забыл. А на другой день ко мне нагрянули менты с обыском и спросили, чей это портфель. И я, не желая выдавать друга, сказал, что мой. Потом арестовали и его тоже, предъявили портфель и задали тот же вопрос.

— И что он сказал?

— Он сказал, что впервые его видит.

— А что было в том портфеле?

— Пистолеты. Этот мой приятель, противно называть его имя, как потом выяснилось, со своими дружками нашел где-то склад с оружием, оставшийся еще со времен войны, а до того они раскапывали солдатские могилы и выискивали в них медальоны, награды, оружие. Если бы я только знал, что он занимается таким гнусным делом, руки бы ему не подал.

— То есть он был «черным» следопытом?

— Ну да. Но это еще не все. Я давал ему свой металлоискатель, и на нем, естественно, остались мои отпечатки пальцев. А доказать, что я не пользовался им в преступных целях, я не смог. И так как все улики были против меня, то никто не стал ни в чем разбираться, и в итоге на меня повесили статью за незаконное хранение оружия. Дали три года, но потом за примерное поведение срок скостили до полутора лет. Никогда не думал, что такое может случиться именно со мной, что меня подведет человек, которого я считал своим другом. Как говорится, от тюрьмы да от сумы не зарекайся. А Асе я ничего не сказал, потому что не хотел портить ее жизнь.

Ромку потряс этот рассказ, и он проникся к Мише еще большим сочувствием.

— Как же ты не раскусил его раньше?

— Не знаю. На свете очень много плохих людей, — вздохнул парень.

— Хороших все равно больше, — убежденно сказал Ромка. — Наверное, ты его недостаточно хорошо знал.

— Возможно, что и так. Не было случая испытать нашу дружбу.

— А вот мои друзья не такие, они настоящие и так бы никогда не поступили. Венечка вчера весь день в колодце просидел, чтобы только нас не выдать, вот какой он верный друг. И все остальные такие же. А кстати, что ты искал вчера в траве рано утром?

— Клубнику для Аси собирал. Там было всего несколько кустиков с перезревшими ягодами, мелкими, но сладкими, она такие любит, — просто ответил Миша.

Покровительственным жестом Ромка положил руку на его плечо и заглянул в лицо.

— Послушай, ты же не сможешь скрывать про тюрьму всю жизнь? Если мы догадались, то и Ася рано или поздно обо всем узнает, и тебе только хуже будет.

— Я понимаю. Я обязательно ей расскажу. Но немного позже, мне надо собраться с духом. Надеюсь, вы меня не выдадите?

— В нас можешь не сомневаться. Но и ты не говори пока никому о том, кто перекопал сад. Ведь «призрак» — это кто-то из вас, то есть если он — не ты, то это или Жанна, или Юра. Или даже Даня, хотя у него нога больная. Хотя… А вдруг он притворяется?

— Вот уж не думаю. Я сам слышал грохот. И помню, что с ним такое прежде было.

— Ася тоже это помнит.

— Вот-вот. А почему ты вообще нас подозреваешь?

Ромка рассказал Мише о замке от черного хода, который он сменил раньше, чем к ним в дом проник мистер «Икс», которого видел Антон Моисеевич.

— А еще, — добавил он, — в московскую Асину квартиру тоже приходил неизвестный «родственничек», его соседка видела. Ты не заходил случайно? — С вновь вспыхнувшим подозрением Ромка внимательно посмотрел на Мишу.

— У меня и в мыслях такого не было. И ключей у меня от той квартиры нет и быть не могло. Я знал, что Ася на даче, и сразу туда поехал. А когда незнакомец появился там?

— Девять дней назад, то есть теперь уже больше.

— Если ты внимательно прочел мою справку, то должен знать, что я вышел на свободу восемь дней назад.

Этот ответ окончательно убедил Ромку в Мишиной невиновности, и он попросил:

— Тогда помоги нам, пожалуйста, разоблачить преступника.

— Но как?

— Скажи, кто из них троих может быть связан с «черными» археологами?

— Никто, — твердо и незамедлительно ответил Миша.

— Ты был хорошего мнения о своем приятеле, а он тебя подвел. Так почему ты так уверен в порядочности этих людей? Ведь они тебе не друзья даже, а так — приятели.

— Дело отнюдь не в их порядочности. Все трое честолюбивы, хотят стать большими учеными, для которых важней не цена вещи, какой бы дорогой она ни была, а историческая информация, которую она несет. Поэтому они никогда не снизойдут до вульгарного кладоискательства. Пробиваться случайными криминальными находками ниже их достоинства, каждый из них слишком высокого о себе мнения для этого.

— Но «призрак»-то был! Антон Моисеевич его сам видел. Значит, не все они говорят о себе правду. Неужели ученые никогда не бывают замешаны в таких делах?

— Почему же, бывают. Пару лет назад у нас из экспедиции за недобросовестность выгнали одного парня. Я его не очень хорошо знал, с ним в основном Жанна общалась.

— Жанна? — уцепился Ромка. — А вдруг она до сих пор поддерживает с ним знакомство?

— Вряд ли.

— Ты этого не можешь знать. А Юра что за человек?

— Он неплохой, скрытный только.

— Вот и мы не можем его распознать. Что ж, с тобой все понятно. — Юный сыщик взглянул на часы и встал. Ему давно пора было быть дома с хлебом. — Если ты заметишь в их поведении что-нибудь подозрительное, скажешь мне об этом?

— Специально я за ними следить не стану, но если что замечу, молчать не буду, — пообещал Миша.

— Спасибо и на этом. Ну, пока?

— Пока.

Тихо ступая по лестнице, Ромка спустился вниз и по привычке заглянул в гостиную. Сначала ему показалось, что она пуста, но потом он заметил за тумбочкой с телевизором Жанну. Присев на корточки, девушка что-то искала. И не просто искала, а ковыряла ножичком щель в полу.

— Тетрадки ищешь? — почему-то шепотом спросил Ромка.

Жанна не слышала, как он подошел. От неожиданности она вздрогнула и сверкнула на него голубыми линзами:

— Какие тетрадки! Я свою сережку потеряла.

— Давай помогу.

Ромка присел рядом с ней, пошарил рукой под телевизором, посветил в щель фонариком.

— Если бы сережка провалилась туда, она бы блестела.

— Значит, она потерялась где-то еще. Пойду поищу в саду. — Жанна поднялась и, прихрамывая, вышла из комнаты.

Оставшись за тумбой, Ромка простукал, прощупал, чуть ли не обнюхал всю половицу. Правду сказала Жанна насчет сережки или же она искала здесь тайник? Не найдя ответа на этот вопрос, Ромка вскочил и заглянул на кухню. Ася все еще была там.

— Ась, тебе хлеба не купить? Я в магазин иду, меня Нина Сергеевна послала.

— Хлеб у нас есть. Купи коробку конфет, если тебе нетрудно, — попросила девушка и выдала Ромке деньги.


ГЛАВА XII Любитель валерьянки


Из магазина Ромка примчался домой. Своих друзей он нашел на втором этаже, Нина Сергеевна и для них подыскала полезное занятие. Артем пылесосил полы, Лешка наводила в комнатах порядок, Венечка ходил с большой тряпкой и протирал всюду пыль.

— Люди! Сенсация! Миша не виноват! — вскричал Ромка, плюхаясь на кровать.

Трое друзей уставились на него с живым интересом, и даже желтый Попка покрутил головкой и, грассируя, вопросил:

— Омочка, в чем дело?

— Миша не виноват, — повторил Ромка и, не сходя с места, кинул своему любимцу горстку зернышек.

— И как тебе удалось это выяснить? — с подозрением спросил Артем.

— Ну, я с ним поговорил.

— Вот так прямо взял и поговорил?

— Ну да. Зашел к нему в комнату, а он…

— А он тебя застал, — усмехнулся Артем. В прозорливости ему трудно было отказать. — Ты все же поступил по-своему.

— Зато добился нужного результата.

— Так был Миша в тюрьме или не был? — с нетерпением спросила Лешка.

— Был. Но он ни в чем не виноват, и я ему верю. И он никак не может быть «призраком» хотя бы потому, что из своей тюряги вышел уже после того, как в московскую Асину квартиру являлся неизвестный «родственничек». И вообще он мужик что надо. Я ему тоже все рассказал, и он обещал нам свою помощь.

— Он кого-то подозревает?

— Он никого не подозревает. А вот я сегодня Жанну застукал, как она под телевизором ползала. Правда, она отговорилась, что сережку ищет, однако Миша сказал, что прежде она зналась с каким-то нечестным археологом, и поэтому стоит к ней особо приглядеться. Да и к Юре не мешало бы. Вам еще долго гут убираться?

— С полчасика, но если ты нам поможешь, то будет еще быстрее, — ответила Лешка.

Ромка сморщился, будто в один присест съел целый лимон, и вскочил с кровати.

— Ну уж нет, вы тут как-нибудь сами, меня Ася ждет. Она просила купить конфеты, они ей срочно нужны, и я должен отнести их немедленно. Вы меня подождите, я скоро вернусь.


Оставив друзей бороться с пылью, Ромка вновь очутился у знакомого дома.

— Вот ассорти, которые ты заказывала, — сказал он, отдавая Асе коробку.

— Спасибо. Будь другом, сделай мне еще одно одолжение. Отнеси эти конфеты Ирине Петровне, положи на стол и скажи, что это ей от нас маленький презент. Мне самой как-то неудобно их вручать, а отблагодарить ее хочется, она нам столько всего приносит — то помидоры, то патиссоны…

— Пожалуйста, мне нетрудно, — Ромка взял конфеты и отправился с ними в соседний дом.

Ирина Петровна была не одна, из города вернулся ее муж дядя Саша, и они собирались обедать. Ромка прошел к ним на кухню и положил на стол коробку.

— Это вам от Аси. Презент.

— Ну зачем это? — воскликнула Ирина Петровна, но от конфет ее отвлек Снежок, который проскользнул в дверь вместе с Ромкой. Белый кот подбежал к шкафчику на кухне, поднялся на задние лапы и заорал дурным голосом.

— Что это с ним? — удивился Ромка.

— А он валерьянки просит. Знает, что она у нас там хранится, — пояснила женщина, а ее муж поднялся с места, открыл шкафчик и достал оттуда пузырек, при виде которого кот подпрыгнул чуть ли не до потолка. Дядя Саша отвинтил крышечку и капнул валерьянки прямо на пол. В одно мгновение Снежок слизал с линолеума темно-коричневую жидкость и потребовал еще.

— Саша, не спаивай кота! — прикрикнула на мужа Ирина Петровна.

— С одной капельки ничего не будет, — ответил тот и капнул еще немного. Кот уничтожил новую порцию, а Ирина Петровна подхватила его на руки, выставила за дверь и, качая головой, вернулась назад.

— Охоч Снежок до этого дела. Как-то раз Ольга Игоревна пузырек забыла убрать, оставила открытым, так он на стол запрыгнул, валерьянка разлилась, Ольга Игоревна стала Снежка оттаскивать, он ее оцарапал, в общем, и смех, и грех. А там еще тетрадки лежали, все перепачкались, и это ее ужасно огорчило.

— Какие тетрадки? — вскинулся Ромка. — Вы не помните, какого они были цвета?

— Желтые или оранжевые. В них ее покойный муж, как я поняла, что-то очень важное записывал.

— И давно это было?

— Незадолго до ее смерти.

— А после вы этих тетрадок у нее не видели? Понимаете, Ася никак не может их отыскать.

— После — нет.

А настырный кот снова проник в дом через форточку, кинулся к шкафчику и заскреб его когтями. С возгласом «Ну что ты будешь с ним делать, никак не угомонится!» Ирина Петровна ухватила Снежка за шкирку и всучила Ромке.

— Забери его, пожалуйста, с собой и передай Асечке большое спасибо за конфеты. И скажи, чтобы она этого больше никогда не делала, Я же ей свои фрукты-овощи от чистого сердца ношу.

— Она тоже от чистого сердца. Но я передам ей ваши слова.

С сопротивляющимся котом в руках Ромка влетел в гостиную. Не обращая внимания на беседующих там Даню и Антона Моисеевича, он быстренько закрыл все окна и дверь и только тогда опустил Снежка на пол. Кот кинулся к двери, требуя выпустить его обратно, но Ромка был неумолим.

— Сиди здесь, я тебе сказал! — прикрикнул он на упрямое животное, и Снежок его понял и смирился. Задрав хвост трубой, он гордо прошествовал мимо Ромки под кресло и принялся, как обычно, драть обитую вагонкой стенку.

«Ходит туда, будто это место чем-то намазано», — проследив за котом взглядом, подумал Ромка, и от внезапной догадки его кинуло в жар.

А не потому ли Снежок облюбовал эту стенку, что чует за ней свой любимый запах, который издают облитые валерьянкой тетрадки? Как бы это проверить, не вызывая ни у кого подозрений?

Он отвернул лицо от занятых какой-то важной археологической проблемой Дани и академика, испугавшись, что они заметят, как горят у него щеки. И сидел так с полчаса, пока Ася не позвала своих гостей на обед.

— Присоединяйся, — сказала она Ромке. Но он отказался.

— Нет, спасибо, я не хочу. Можно я пока посмотрю здесь телевизор?

— Смотри, сколько влезет.

Оставшись один, Ромка отодвинул кресло от стенки, достал из кармана ножичек, проковырял между узкими планками щель и посветил в нее фонариком. И когда среди дощечек блеснуло что-то оранжевое, сердце его затрепетало от радости. Вот оно, то самое, за чем охотится таинственный «призрак»!

Но как старушка сумела запрятать туда тетрадки? Если бы она отрывала всю стенку, это было бы заметно. Да такое ей одной и не под силу, а при свидетелях она бы не стала этого делать.

Набравшись терпения, Ромка принялся искать доступ к тайнику. Хоть он уже и осматривал это место, теперь он стал делать это более скрупулезно, тем паче, что участок поисков стал несравнимо меньше. Он и поддевал дощечки, и тыкал пальцем во все пятнышки и зазубринки, и водил по ним рукой. И его усилия увенчались успехом. Одна дощечка подалась, когда Рома попробовал подтянуть ее вверх, и поехала, как крышка пенала. Ромка просунул в образовавшееся отверстие руку и нащупал обе тетрадки.

Пытаясь унять дрожь в руках и коленках, он засунул вожделенную добычу к себе за пазуху, вернул на место планку, с каменным лицом посидел некоторое время у телевизора, вскочил и заглянул на кухню.

— Приятного всем аппетита и до свидания.

— Насмотрелся? — спросила Ася.

— Угу. Очень интересное было кино.


Друзья давно закончили уборку и тоже садились обедать.

Ромка поел как никогда быстро и пригласил всех на Венечкину веранду. Там он небрежным жестом, нарочито спокойно, выложил на кушетку оранжевые тетрадки.

— Вот.

— Что это? — изумилась Лешка.

— Не видишь, что ли? Тетрадки.

— Те самые?!

— Угу.

— Класс! Где ты их взял?

Ромка рассказал друзьям про кота и валерьянку.

— Это тебе случай помог! — воскликнула Лешка.

— И случай, и моя гениальная прозорливость, — горделиво произнес юный сыщик. — Я сумел сопоставить факты и догадаться, где тайник. Ну, согласитесь, что это не каждый бы сделал?

— Не каждый, не каждый, ты у нас, Ромочка, самый умный, самый прозорливый, самый находчивый, — погладила брата по голове Лешка. — А что ты собираешься с ними делать?

— Перво-наперво надо узнать, что в них написано, — Ромка схватил одну тетрадку. — Смотрите, тут и карта есть!

Венечка дотронулся до второй тетради и отдернул руку.

— А это хорошо? Они же секретные.

— Но мы же не собираемся пользоваться этими секретами в корыстных целях. Мы должны найти преступника, и записи нам могут помочь. — С этими словами Ромка открыл тетрадку и присвистнул: — Да тут такой ужасный почерк, с ним и за три года не разберешься.

— Давай я попробую, — предложил Венечка. — Я умею разбираться в чужих почерках.

— Попробуй.

Мальчик с благоговением взял рукопись. Лешка пристроилась рядом помогать ему распознавать отдельные буквы, Ромка с Артемом взялись за вторую тетрадь.

Общими усилиями друзья продрались сквозь непонятные археологические термины и сведения, которые перемежались с дневниковыми записями, и уяснили для себя самое главное.

Оказалось, что начало важному открытию положил еще Асин прадед, то есть отец Леонида Сергеевича, который, как известно, тоже был археологом. Случилось это во время Великой Отечественной войны.

Асин прадед служил в пехоте. В одном из тяжелейших боев в далеком 1942 году, спасаясь от вражеских снарядов, ему с товарищами пришлось укрыться в глубокой воронке. Прижав голову к земле, он вдруг наткнулся взглядом на выступающую из грунта кладку из необожженных кирпичей. Неосведомленному человеку это ни о чем бы не сказало, но опытный археолог сразу понял, что перед ним не что иное, как обломки древних городских стен.

После боя он вновь отправился к спасшей его воронке, раскопал ее еще глубже, и когда кроме кирпичей обнаружил в земле еще и остатки глинобитных построек, то окончательно убедился в том, что перед ним руины древнего города. Обо всем этом он рассказал в письме своему тогда еще малолетнему сыну и в следующем бою погиб. А новые разрывы бомб и снарядов перепахали землю и ничего не оставили от той воронки.

По соображениям цензуры в письмах военных пет не разрешалось упоминать названия населенных пунктов, близ которых вели сражения наши войска, и поэтому спустя много лет ставшему взрослым Леониду Сергеевичу стоило больших трудов определить место, где находилась та воронка. Однако он сумел выяснить, что бой шел недалеко от села Кольчугино, расположенного на одном из притоков реки Дон. Вместе с оставшимся в живых однополчанином своего отца и с помощью местных жителей Асин дед провел пробные раскопки и после долгих и упорных поисков нашел-таки ту самую древнюю городскую стену. Под ее обломками скрывались не только глинобитные постройки, но и руины древнего храма, а также оборонительные сооружения. Еще в необыкновенном мощном культурном слое обнаружились древние монеты, предметы домашнего обихода: керамика, оружие, детали одежды. Воспользовавшись услугами местной авиации, Асин дед провел аэрофотосъемку и разведку местности, затем сопоставил свои данные с найденными в архиве письменными источниками и понял, что перед ним не просто древнее поселение, а очень большой город, торговый центр, возникший за несколько веков до нашей эры.

— «Это открытие имело не меньшее значение, чем открытие Танаиса», — медленно прочел Венечка.

— Танаис, Танаис… — протянул Ромка. — Что-то такое я о нем слышал. Он, кажется, тоже находится где-то на Дону.

— «Дон» по-древнегречески и значит Танаис. И так был назван город, созданный за пять веков до нашей эры в устье этой реки, — пояснил умный Венечка. — Я как-то сам читал об этом в Интернете. И еще о том, что многие курганы Танаиса были разграблены «кладоискателями» в девятнадцатом веке, а тогда у них не было металлоискателей. Ну, давайте читать дальше. Слушайте, что пишет Асин дед: «Я набросал примерную археологическую карту, собрался публично объявить о своем открытии, организовать и возглавить большую экспедицию, но финансирование нашего института резко сократилось, и пришлось отложить все до лучших времен».

— Вот это самое нам с Лешкой и говорил Антон Моисеевич, — покивал Ромка. — Значит, он прав: для «черных» археологов эти тетрадки, особенно карта, представляют огромную ценность. В этом не разрытом пока городе небось скрыты несметные богатства: и золото, и драгоценности, и всякие дорогие вещи.

— Ну и что теперь мы будем делать с этими тетрадками? Отнесем их Асе? — задала вопрос Лешка.

— Ни в коем случае! Чтобы преступник их у нее взял и незаметно скопировал, а потом поехал на раскопки? Мы не вернем их до тех пор, пока его не вычислим.

— И долго ты собираешься его вычислять?

— Теперь быстро. Эти тетрадки должны стать для него приманкой. Он налетит на них, как оса на варенье. Вот только как бы это получше устроить… Ты, Венька, сканируй их пока, чтобы на всякий случай у нас осталась копия, а я полежу, подумаю. Вы только мне не мешайте, — попросил Ромка и улегся на Венечкину кушетку. Он лежал не двигаясь, молча уставившись в потолок минут десять, а потом вскочил, будто его ужалила оса, и завопил:

— Эврика!

— Уже придумал? — обрадовалась Лешка.

— А то! — Ромка схватил одну из тетрадок и безжалостно отодрал от нее оранжевую обложку.

— Что ты делаешь?!

— Не будем же мы рисковать содержимым. Достаточно и одной обложки, — проговорил Ромка, ничего никому не объясняя, понесся в сад, и все услышали его громкий голос. — Нина Сергеевна, что-то давно вы не приглашали к себе своих подруг-садоводов.

— Как раз сегодня мы собираемся попить чайку у нас на веранде. Венечка ведь не рано спать ляжет?

— Не рано.

Нина Сергеевна сорвала несколько красивых цветков на длинных ножках, понюхала сама и сунула под нос Ромке.

— Изумительные, правда? Поставлю их в высокую вазу, пусть гости любуются.

Быстрым танцующим шагом Нина Сергеевна направилась к дому. Предвкушение праздника придало ей дополнительную энергию, и она весело вспорхнула на порожек. Ромка ее догнал и схватил за руку.

— А почему бы вам не пригласить к себе Асю? Она только и мечтает поскорее увидеть ваши цветы и посадить у себя такие же.

— Правда? Так ведь я думала, что ей сейчас не до цветов. Но если ты так говоришь, то, конечно, я ее с удовольствием приглашу. Передай Асе, пусть приходит к восьми. Или нет, лучше я сама ей позвоню.

Предусмотрительный Ромка тут же набрал Асин номер и протянул ей телефонную трубку.

— Вот, пожалуйста, можете разговаривать.

— Асенька, это Нина Сергеевна. Приходи ко мне сегодня в гости, чайку попьем, и я тебя с опытными цветоводами познакомлю. Если надумаешь здесь обосноваться, такое знакомство тебе не помешает. Что, гости? Да неужели ты не можешь оставить их на пару часиков? Вот и ладненько, жду тебя к восьми.

Весьма довольный собой, Ромка вернулся к друзьям и объявил:

— Одно дело сделано.

— Ты хочешь увидеться и поговорить с Асей без свидетелей, да? — заглянула брату в лицо ничего не понимающая Лешка.

— Вовсе нет. Мне просто-напросто надо удалить ее из ее дома. А план мой такой: она уходит, я прячу обложку на прежнее место и нечаянно «нахожу» ее при Асиных гостях.

— А они ее тут же достанут.

— Во-первых, они не смогут это сделать, потому что не знают как, а ломать стенку без Аси они не посмеют.

— А если кто-нибудь из них сообразит, что одна планка выдвигается?

— Тогда я им скажу, что брать тетрадки нельзя. Все знают о том, что они секретные, а порядочные люди без хозяйки не должны ничего трогать. Темка, ты как считаешь? Ты бы взял?

— Нет, конечно.

— Значит, я все спланировал правильно. Тогда действуем так. Лешка идет за Асей, приводит ее сюда и дальше действует по моей инструкции. Мы с Темкой тоже идем туда. Я кладу обложку на прежнее место, а ты, Темка, прячешься в кладовке около гостиной и ждешь, когда за ними придет преступник, а потом действуешь по обстановке. Желательно сфотографировать его на месте преступления и вызвать свидетелей.

— А мне что делать? — спросил Венечка.

— А ты пойдешь к Коляну — я с ним договорюсь, — и будешь следить из его окна за гостиной, к счастью ее окна выходят на улицу. Я оставлю шторы открытыми, а ты постарайся увидеть, что там будет происходить. В случае чего, придете с Коляном Темке на выручку. Связь друг с другом будем держать постоянно. Все ясно?

— Да, — кивнул мальчик.

— Все так все, а теперь за дело.


ГЛАВА ХIII Приманка для «призрака»


Дождавшись, когда часовая стрелка приблизится к цифре «8», все четверо вышли из дому. Венечку сразу направили к Коляну, остальные вошли в Асин дом.

— Ася, ты где? Меня Нина Сергеевна за тобой прислала, — с порога крикнула Лешка, и, когда девушка появилась перед ней в джинсах и старенькой футболке, забеспокоилась: — Ты не передумала к ней идти?

— Нет-нет, подожди, я только переоденусь.

Из своей комнаты, громыхая костылями, показался Даня.

— Ася, ты куда-то уходишь?

— Меня пригласили в гости. Там организуется что-то вроде светского приема, да, Оленька?

— Вроде того. Ты не пожалеешь, — пообещала Лешка.

— А меня с собой не возьмете? Я уже могу наступать на ногу. — Даня приставил костыли к стене, сделал маленький шажок, и тотчас его лицо исказилось от боли.

Ромка с Артемом подхватили его с двух сторон и подали костыли.

— Видишь, рано тебе еще ходить. К тому же там будут одни женщины, и тебе с нами делать нечего, — мягко сказала Ася и отправилась переодеваться. Даня удалился в свою комнату, и в гостиной и коридоре никого не осталось.

Воспользовавшись моментом, Артем проскользнул в кладовку, а Ромка, оставив сестру в коридоре, побежал в гостиную. Спрятать обложку на прежнее место было делом пустяшным. Еще он успел так расширить щель между дощечками, чтобы оранжевая обложка была видна невооруженным глазом, и выбежал назад.

— Готово.

— Только, пожалуйста, будьте осторожны, — шепнула Лешка.

— Будь спок. Могла бы и не предупреждать.


Нарядно одетая Ася и Лешка вскоре ушли, а Ромка нашел предлог остаться. Он отыскал в саду Мишу и предложил ему сыграть с ним в шахматы. Миша охотно согласился, вынес шахматную доску во двор, и они расположились на порожке у входной двери. Однако оттуда их прогнал вскоре начавшийся дождь. Для Ромки он был весьма кстати, так как им с Мишей пришлось перейти в гостиную. Там вели свой постоянный научный спор Даня и Антон Моисеевич, туда же заявились изрядно подмокшие Жанна и Юра, то есть все гости оказались в сборе в нужное время и в нужном месте. Ромкин план шел как по маслу.

Партию в шахматы Ромка Мише проиграл — сейчас ему было не до игры. Сделав вид, что этот проигрыш его жутко расстроил, юный сыщик вынул из кармана шарик для настольного тенниса и с досадой саданул его о пол с таким расчетом, чтобы шарик закатился под кресло. Так и вышло. Из-под кресла пулей выскочил напуганный кот, а Ромка, забормотав: «И куда ж он мог деться?», занял его место.

Там он посветил вокруг себя фонариком, немного выждал и вслед за тем издал такой пронзительный вопль, что задребезжали оконные стекла:

— Эй! Гляньте-ка, люди! Кажется, они нашлись!

— Кто — они? — воскликнул Миша.

— Тетрадки. По-моему, те самые. Все-таки я их нашел! Ура, нашел!

Вскочили все, даже Даня. Юра отодвинул кресло подальше от стены.

— Где они? Показывай.

— Вот, глядите. — Ромка посветил фонариком в щелочку, и оттуда блеснул ярко-оранжевый коленкор.

Юра принес с кухни ножик, просунул его в щель, пытаясь поддеть обложку, но только загнал ее еще дальше вглубь.

— Так их не достать. Придется выломать хотя бы одну планку.

— Погодите ломать! — воскликнула Жанна. — Как-то они туда попали, не ломала же старушка стенку.

Быстрыми движениями она прощупала планки, подвигала их взад-вперед, и тайна тайника была открыта.

— Молодец, Жанночка, — похвалил ее Юра и полез за обложкой.

Весь блестящий план шел насмарку.

Ромка схватил Юру за плечо, чтобы остановить его, и тут ему на помощь пришел Антон Моисеевич.

— Юра, Жанна, нельзя этого делать, — с мягким укором произнес старик. — Асенька сама должна достать эти тетрадки, никто из нас не имеет права их трогать.

— Вообще-то, я тоже так считаю, — сказал Миша, а Жанна воскликнула:

— Тогда надо ей позвонить, пусть поскорее возвращается.

В этот момент за окном сверкнула молния, прогромыхал гром, и хлынул такой сильный ливень, что в комнате стало темно, как ночью. Ромка сам закрыл все окна, оставив шторы открытыми, и включил свет.

— Как же она пойдет по такому дождю?

— Подождем, когда он кончится, — сказал Миша, и все с нетерпением стали ждать улучшения погоды.

Когда небо просветлело, Жанна взяла трубку.

— Почему-то Асин телефон не отвечает, — после нескольких попыток дозвониться с досадой сказала она.

Ромка предусмотрел и это. Согласно его инструкции, Лешке было велено под любым предлогом изъять у Аси ее телефон и отключить его.

— Не волнуйтесь, сейчас я позвоню к нам домой, — сказал Ромка и набрал несуществующий номер.

— Нина Сергеевна? Это я, Рома. А Ася все еще у вас? — оживленно заговорил он в молчащую трубку. — Куда-то отошла? С кем? С Лешкой? И куда они пошли? А они еще вернутся? Должны? Да нет, ничего не случилось, просто ее гости уже по ней соскучились. Как придет, пусть сразу им позвонит. Они с Лешкой куда-то пошли, а когда вернутся, Нина Сергеевна не знает, — объявил он собравшимся.

— Так звони своей Лешке, — потребовал Юра.

— Сейчас.

Ромка снова потыкал в кнопки и развел руками.

— И Лешка почему-то не отвечает. Подождем еще?

— Подождем, — согласились все.

После получасового ожидания, когда на улице сгустилась ночная темень, Жанна вздохнула:

— И где они могут быть?

Ромка снова сделал вид, что пытается связаться с сестрой, и развел руками.

— Не отвечает. Я думаю, она повела Асю в один двор кормить маленьких щенков. Или же они пошли на холм смотреть сверху на поселок, это очень красивое зрелище. Придут, никуда не денутся.

Ромка очень надеялся на то, что гостям надоест ждать хозяйку, и они, наконец, разбредутся по своим комнатам, но они сидели как приклеенные, уставившись в телевизор, ушел только один Антон Моисеевич.

Ромка сидел рядом с Мишей и незаметно наблюдал за Юрой и Жанной. Когда же они уйдут? И кто из них заставит покинуть гостиную остальных?

Со своего места поднялся Даня и прокостылял на кухню.

Хоть одного не стало, обрадовался Ромка, но Даня тут же вернулся, угнездился на своем диване, а спустя некоторое время упрыгал вновь.

— Не надоело шастать взад-вперед? — с раздражением бросила Жанна. Она сама тоже не раз выходила из гостиной, но только во время рекламных пауз. Возможно, ей и вправду нравился фильм, или она делала вид.

Ну когда же все они разойдутся? Ромка тихо вздыхал и то и дело глядел на часы. А еще он жалел Артема, который вынужден был все это время томиться в темной кладовке.

Нудное кино, наконец, закончилось. Ромка снова притворился, что пытается дозвониться до Лешки, после чего громко зевнул.

— Где же они до сих пор гуляют? Как же спать-то хочется.

— Так иди и спи, — посоветовал ему Даня.

— А вы? — Ромка оглядел всех собравшихся и бесцеремонно спросил: — Почему вы не уходите? Тетрадки, что ли, сторожите? Боитесь, что их украдут?

— Кто их украдет? — фыркнула Жанна и поднялась. — Я лично сторожить их не собираюсь. Если Ася захочет рассказать нам, что в них, то мы узнаем об этом завтра. Юра, шел бы и ты к себе. Тебе же надо лежать, а ты все время на ногах.

Юра послушно встал и ушел вслед за Жанной.

Ромка в который раз взглянул на часы и толкнул задремавшего Мишу:

— Пойдем поищем Асю с Лешкой. Я уже начинаю за них волноваться. Где они могут быть? Почему их телефоны не отвечают?

— Я и сам об этом думаю. Конечно, идем. — Миша тряхнул головой, отгоняя сон, и направился к двери.

Теперь следовало удалить из гостиной Даню, и путь для преступника будет расчищен.

— А ты так и будешь здесь сидеть? — оглянулся с порога Ромка.

— Боишься, что, оставшись один, я посягну на чужие тетрадки? — усмехнулся Даня. — Не беспокойся, мне чужие тайны не нужны. Только получше прикройте за собой дверь.

Оглашая ночную тишину гулкими прыжками и стуком костылей, Даня отправился в свою комнату, а Ромка с Мишей вышли из дома.

— Уф! — Юный сыщик громко выдохнул из себя воздух и вытер со лба пот.

— Что такое?

— Да так, душно там очень.

Ромка доверял Мише полностью, но решил пока ничего ему не рассказывать. Уж очень ему хотелось насладиться эффектом, который произведет на Мишу поимка преступника.

Он послал SMS-сообщение Венечке, велел ему и нес сводить глаз с Асиного дома, подал условный сигнал Лешке, чтобы она через пятнадцать минут включила Асин телефон и сама вышла с ним на связь. Этого времени, посчитал Ромка, вполне должно хватить преступнику для того, чтобы попытаться украсть или переснять тетрадки.

Через пятнадцать минут Ромка дозвонился до Аси и объявил ей, что тетрадки нашлись. Также он ей сообщил, что они с Мишей ждут их с Лешкой на перекрестке улиц Сосновой и Солнечной.

Подруги явились вовремя. Ася обнимала огромный букет цветов, который вручила ей на прощание Нина Сергеевна.

— Это правда, что нашлись тетрадки? — взволнованно спросила она.

— Правда, — кивнул Миша.

— А где же они?

— В гостиной, за стенкой-вагонкой, — ответил Ромка.

— Но ты же там и раньше смотрел, я это хорошо помню.

Ромка развел руками.

— Значит, плохо смотрел.

Внезапно он заволновался. А вдруг преступник не клюнет на его приманку, и весь его прекрасный план сорвется? Хотя тот не может не понимать, что другого такого удобного шанса у него уже не будет. Но тогда почему ни Венечка, ни Артем не дают о себе знать?

Он взглянул на часы и взмолился про себя: ну позвоните же!

И мольба его была услышана. Телефон зазвонил. Ромка поднес его к глазам. Артем.

— Тема, что?

— Пожар! — крикнул Артем и отключился.

— Алло, алло, Темка! — во весь голос заорал Ромка. — Какой еще пожар?

— Что? Какой пожар? — в недоумении спросила Ася.

Ромка пожал плечами, а вслед за тем ему позвонил Венечка.

— Ромка, дом горит.

— Какой дом?

Венечка не ответил и тоже отключился.

— Что случилось? — спросила Лешка, увидев, как переменилось лицо брата.

— Бежим скорей! — крикнул он и сорвался с места. Остальные, ничего не понимая, припустились за ним.


ГЛАВА XIV Пожар


Они неслись по улице, а по ней катился громкий женский крик:

— Пожар! Люди, пожар!

Скоро все четверо почувствовали сильный запах гари. А еще через несколько секунд увидели, что пылает не что иное, как Асин дом. Впрочем, Ромка в этом и не сомневался. Едкий черный дым валил отовсюду, поднимался к небу, стлался по земле, а из окон гостиной рвались ввысь ярко-красные языки пламени.

— А где же Артем? — в ужасе прошептала Лешка.

Ромка огляделся вокруг. Дачу уже окружили соседи, отовсюду на пожар сбегались все новые и новые люди, но Артема среди них не было.

— Темка! — диким голосом закричал он и кинулся к горящему дому. К счастью, входная дверь оказалась открытой. Задыхаясь от дыма, Ромка подбежал к кладовке, но там Артема не было. Тогда он ринулся к гостиной, в которой вовсю бушевало пламя. Своего друга он увидел за дверью. Артем лежал на полу, еле заметный из-за дыма, и к нему уже подбирался огонь.

— Темка! Темочка, идем отсюда скорей! — закричал Ромка и схватил его за плечи. Но Артем был без сознания. Тогда Ромка его приподнял, потащил, но его друг был тяжелым, а дыму становилось все больше и больше, и дышать было все труднее, боль стала такой сильной, что разрывала грудь. Все же Ромка сумел вытащить его в коридор, но там, обессилев, свалился рядом с ним. Неизвестно, что сталось бы с ними дальше, может быть, оба задохнулись бы в густом дыму, а то и сгорели заживо, если бы не сильная струя воды из шланга и не подбежавший к ним Миша. Он доволок до кухонного окна Ромку, затем Артема, а там их подхватили сбежавшиеся на пожар соседи.

— Тема, Ромка! — кинулась к ребятам Лешка. — Вы целы?

— Я — да, — Ромка с трудом сел и затормошил друга. — Темка, очнись, пожалуйста.

— Что с ним?!

— Угорел, наверное. Ему срочно нужен врач.

К ним подбежала какая-то женщина, дала Артему понюхать нашатырного спирта, он открыл глаза, вдохнул в себя воздух и гулко закашлялся.

— Где я?

— На улице, с нами. Темочка, как ты? — закричала Лешка. — Тебе очень плохо? Я сейчас вызову «Скорую помощь».

— Не надо мне никаких «скорых», — прохрипел Артем. — Я отдышусь и встану. Но только еще чуть-чуть полежу.

Лешка обхватила его голову, заглянула в глаза.

— Ты правда сможешь встать?

— Правда. Я скоро буду в полном порядке, обещаю.

В темноте было плохо видно, и Лешка только теперь заметила, что у Артема обожжено плечо. Она сбегала к соседям за мазью, обработала ожог, принесла ему и брату воды.

— Я слышал, как Ромка кричит, чувствовал, что он меня тащит, а сам почему-то не мог подняться. Спасибо тебе, Роман! — проникновенно сказал Артем сидящему рядом другу.

— Да ладно тебе, — махнул тот рукой. — Это Миша нас вытащил, его и благодари.

— Но нашел меня ты.

— Ты, что ли, за мной бы не кинулся? Оставь это. Скажи лучше, ты видел преступника? Кто он?

— Не знаю.

— Как не знаешь?

— Не знаю, — повторил Артем.

— А кто же устроил пожар?

— И этого я не знаю.

— Так расскажи, как все было.

— После того как все ушли, мимо меня никто не проходил. Даже кот не пробегал. Я сидел, ждал преступника, ждал, и вдруг в гостиной взрыв. Я — туда. А там огонь — горит стена. Я позвонил «01», потом тебе, Венечке и побежал на кухню за водой, думал, смогу потушить сам. Но не смог, споткнулся о порог и упал. Потом мимо меня прошел Даня, я его по стуку костылей определил, и еще кто-то, но они меня не заметили. Это все.

— Выходит, ты зря просидел весь вечер в кладовке? И чуть не сгорел тоже зря?

— Выходит, так. Меня там, кстати, чуть не застукали. Еще до того, как вы все ушли, кто-то зачем-то заглянул в кладовку. Я перепугался, что он меня заметит, спрятался за ящик, но все обошлось. — Артем откинулся на траву, и его снова сотряс кашель. Ромка закашлялся тоже, но поднялся и поискал глазами Коляна с Венечкой, и когда их увидел, призывно помахал рукой.

А пожар уже был потушен. По грязным, закопченным лицам Аси, Юры, Жанны, Миши и даже Дани с Антоном Моисеевичем было видно, что каждый из них внес посильную лепту в борьбу с огнем. Но самую большую помощь оказали соседи. Первым кинулся тушить огонь дядя Саша. Это он подключил садовый шланг к своему крану и сбил пламя, чуть не погубившее Ромку с Артемом. У Коляна в доме тоже нашелся длиннющий шланг, и он со своим отцом и Венькой протянули его через дорогу, чтобы заливать горящие окна. А Миша действовал из Асиной кухни — до нее огонь, к счастью, так и не добрался. Все сработали настолько оперативно, что пожарники приехали, когда огонь был потушен. Выгорела одна только гостиная, и пострадала комната Жанны, а остальные помещения остались целы. Сейчас самодеятельные пожарники стояли кучей и обсуждали происшествие.

— Хулиганье! Надо же, до чего дошли — чужие дома поджигать! — донесся до ребят гневный возглас какой-то женщины.

— Ольга Игоревна этого бы не пережила, — сказала другая, и Ромка узнал голос Ирины Петровны.

Прибежал мокрый и грязный Колян, за ним спешил взъерошенный, как воробышек, Венечка.

— Венька, говори быстрей, кто это был, — шагнул к нему Ромка и получил ответ, который больше всего боялся услышать.

— Не знаю, — сказал Венечка.

— Ты что, тоже никого не видел?

— Видел только, как кто-то выскочил из-за угла дома на улицу и что-то швырнул в окно. Должно быть, то была бутылка с горючим. Оттуда сразу как полыхнет! Я тебе позвонил и в пожарку, а Колян побежал поднимать на ноги людей.

— А как тот тип выглядел?

Веня виновато развел руками.

— Не могу сказать, темно очень было, а он кинул и сразу убежал.

Ничего не смог добавить к сказанному и Колян.

— Но зачем ему понадобилось уничтожать тетрадки? — воскликнул Ромка. — Где логика? Я поначалу подумал, что он учинил пожар изнутри дома, чтобы никто не догадался, что он украл тетрадки, а он, оказывается, к тайнику даже не приближался, поджег стенку издали. Зачем, почему? А куда он побежал? В какую хоть сторону?

Колян с Венечкой переглянулись и дружно ответили:

— Ни в какую.

— Как это — ни в какую? — взбеленился Ромка. — Он что, сквозь землю провалился?

— Нет, он из-за дома выбежал и назад за дом убежал.

— Там в заборе дыра, что ли?

— Угу, — кивнул Колян.

— Так-так. А не через черный ли ход он выбежал? Не через дверь сбоку?

— Нет, эта дверь в торце дома, мы бы его увидели.

— Ладно, тогда пошли в сад искать его следы.

Оставив Артема с Лешкой на улице, Ромка с Венечкой и Коляном подошли к дому с обратной стороны. С первого этажа на них смотрели темные окна комнат, две из которых занимали Юра и Даня. Ромка посветил на землю фонариком и под Юриным окном увидел ребристый след чьей-то ноги. Земля еще не просохла от недавнего ливня, и поэтому отпечаток был исключительно четким.

Ромка присел и чуть ли не носом уткнулся в след.

— Это след от кроссовки примерно сорок третьего размера. Причем кроссовки своеобразной. Смотрите, ребра идут вдоль подошвы, хотя чаще они бывают поперечными. — Он задрал вверх ногу и продемонстрировал свою кроссовку Коляну с Венечкой. — Видите, у меня рисунок совсем другой.

Друзья оглядели свои подметки.

— И у нас не такой.

— А раз это Юрина комната, значит, он и есть наш неуловимый «призрак»! — вскричал Ромка. — Недаром говорят, что в тихом омуте черти водятся. Но теперь-то он мне попался! Вот когда я смогу его уличить! Сейчас зарисую след, и если это его кроссовка, то наше дело будет закрыто. Надо же, столько времени он оставался недосягаемым, думал, что его никто никогда не найдет, а погорел на ерунде. Так всегда бывает, даже самые матерые преступники на мелочах попадаются.

У Венечки нашелся клочок бумажки и ручка, и Ромка зарисовал найденный след. Радости его не было границ. План его хоть и не так, как предполагалось, но все же сработал, и преступник, считай, уже был разоблачен.

— А может, это не Юра? Может, кто-то другой воспользовался его комнатой? — сказал Колян.

— Может, и так. Значит, надо посмотреть, у кого такие кроссовки.

— Ты прямо сейчас пойдешь смотреть? — спросил Венечка.

— А чего тянуть? Конечно, сейчас.

Однако около Асиного дома уже никого не было, разошлись все — и соседи, и погорельцы. И так как стояла глубокая ночь, разоблачение преступника решили отложить до утра.

Несмотря на жуткую усталость, Ромка с трудом дождался начала следующего дня. Всю ночь он думал о том, зачем преступнику понадобилось жечь тетрадки? Ну и, конечно, его волновала предстоящая встреча с ним. Вдруг он выкинет что-нибудь непредвиденное?

Так как Артем всю ночь ворочался в кровати и стонал от боли в обожженном плече, Ромка не стал его будить. Лешка с Венечкой тоже еще спали, и он отправился к Асе один, собираясь осмотреть обувь ее гостей. Задача была несложной, с ней он мог справиться сам, без помощников.

Ромка переступил через обгоревшие ступеньки, открыл опаленную огнем дверь.

— Кто там? — крикнула Ася.

— Это я, Рома.

— Что-то ты рано. Тоже не спится?

— Не спится, — ответил Ромка и заглянул в гостиную. Она представляла собой удручающее зрелище: закопченный потолок, выбитые окна, обугленные подоконники, обгоревший книжный шкаф с погубленным содержимым, почти полностью сгоревшие злополучная стенка из вагонки и большое кресло. Венчал картину скукожившийся черный диван, любимое пристанище Дани.

Ромка споткнулся о медный подсвечник, тот самый, что якобы упал на Юру, переступил через искореженные безделушки, ранее украшавшие каминную полку, и отправился на кухню. Там не выспавшиеся Асины гости собрались пить кофе.

— Здравствуйте всем. Помощь нужна?

За всех ответил Миша:

— Лишние руки не помешают.

— Пойду посмотрю, что можно сделать.

Ромка вышел обратно и проскользнул в пропахшую дымом и гарью Юрину комнату. Вот они, те самые кроссовочки. Он даже не потрудился их спрятать, снял и бросил в угол. Значит, «призрак» — Юра. Ну что, пойти разоблачить его прилюдно? Рассказать всем, кто устроил пожар и пугал людей по ночам? Или сначала потихоньку рассказать о нем Мише или Асе?

Ромка подумал и решил не тянуть с разоблачением, а войти в кухню и показать всем Юрину кроссовку, а потом след под окном. Интересно, какие он найдет оправдания?

Схватив кроссовку, Ромка побежал с ней на кухню.

Он уже был у самой двери, как вдруг услышал Данин голос:

— Юрка, теперь ты мой друг навеки.

— Да брось ты, — отозвался Юрий.

— Как это — брось? Он ради меня жизнью рисковал, прибежал за мной во время пожара и вывел за дверь. Я без него мог в дыму задохнуться.

Даню тут же перебила Жанна:

— До Данькиной комнаты огонь не дошел, и ничего бы с ним не сделалось, даже если б он остался в ней, а вот я, если б не Юра, точно бы угорела. Я чуть коснусь подушки, тут же засыпаю. Вот и вчера ничего не слышала и не чувствовала, а он сразу обо мне подумал. Прибежал, растолкал, притащил к себе в комнату, выпрыгнул в окно и поймал меня. А потом вернулся за Данькой и вывел его через дверь, потому что тот не может прыгать из окон. — Девушка благодарно посмотрела на Юру, и взры остальных тоже были обращены на него.

— И это еще не все. Потом Юра и мне помог выбраться, — сказал Антон Моисеевич. — Я сам из окна веранды тоже бы не выпрыгнул.

Ромка отступил назад и убрал кроссовку за спину Значит, Юра герой, а не преступник? А кто ж тогда учинил пожар, если не он, не Жанна, которую он вытащил из постели, и не инвалид Даня? Может быть, это и в самом деле были пробравшиеся в сад неизвестные хулиганы, которых вчера вечером поносила одна из Асиных соседок? Или Жанна сумела вернуться в горящую комнату и притвориться спящей? А что, очень может быть.

— Будешь кофе? — спросила Ася.

— Давай! Только я сначала помою руки.

Ромка отнес кроссовку в Юрину комнату, а по дороге назад вдруг вспомнил о том, как Артем ему сказал, что кто-то вчера вечером заходил к нему в кладовку и что-то там брал. Интересно, что?

Ромка открыл дверь в кладовую и огляделся. На одной из полок теснились многочисленные банки с краской, бутылки с олифой, ацетоном и керосином — должно быть, Асина бабушка готовилась к ремонту. Одной бутылки не хватало, так как на плотном слое пыли остался светлый кругляшок. Вот за чем сюда приходил преступник, вот откуда он взял горючее, которое швырнул в окно. Значит, уличные хулиганы тут ни при чем. А Жанна вчера не раз выходила из гостиной, когда все смотрели телевизор.

Ромка вернулся на кухню и остановился у двери, скосив глаза на девушку. Глаза у Жанны сегодня были черными, видно, утром ей было не до линз. Юра сделал бутерброд с сыром и отдал ей.

— Рома, налить тебе кофе? А то остынет, — сказала Ася.

— Не вставай, я сам. — Ромка шагнул к плите, потеснил Антона Моисеевича, задел забинтованную ногу Дани и тихо проговорил: — Извини, пожалуйста.

Он думал, что Даня вскрикнет или хотя бы недовольно поморщится, но тот был так увлечен беседой с академиком, что ничего не заметил и не почувствовал.

Ромка налил себе в кружку кофе, шагнул назад и теперь уже задел Данину ногу специально. Тот поднял на него глаза и охнул. Но реакция его была несколько запоздалой.

— Извини, пожалуйста, — повторил Ромка и весь покрылся холодным потом. Неужели преступник — Даня? Но он же ученый и к «черной» археологии не имеет никакого отношения. А если имеет? Если все, что он говорил, одно вранье и притворство? Вот и сейчас он беседует с Антоном Моисеевичем о высоких материях и тоже притворяется?

Юный сыщик выпил залпом горячий кофе и снова выбежал из кухни. Теперь он решил обыскать Данину комнату. Как же он раньше не догадался поискать у него очки и кепку? Это хоть и не прямые улики, но тем не менее очень важные.

Сейчас бы его за это Темка не осудил, думал он, открывая чужую дверь. Когда надо вывести па чистую воду поджигателя, все средства хороши.

Он вбежал в комнату, подошел к подоконнику. Спрыгнуть отсюда здоровому человеку ничего не стоит. А вот и водосточная труба, по которой можно легко вскарабкаться обратно. Не этим ли путем воспользовался Даня, чтобы швырнуть в окно гостиной бутылку с керосином с засунутой в нее горящей тряпкой, а потом вернуться назад и ждать помощи? Обернуться он мог за какие-то секунды, а под окном твердый грунт, следов на нем не осталось.

Ромка вернулся к письменному столу, на котором, кроме детективов в дешевых обложках, лежало несколько умных книг по археологии и ноутбук, заглянул в ящики и сразу же наткнулся на очки. Он примерил их на себя, все предметы слегка уменьшились в размерах. Значит, у Дани небольшая близорукость, но он ее скрывает и даже телевизор смотрит без очков. Одна улика против него имеется, теперь бы еще кепку найти.

И тут в коридоре раздался характерный стук костылей. Весело посвистывая, к себе возвращался Даня. Несмотря на постигшую Асю беду, он все утро выглядел именинником. Не потому ли, что сумел сделать свое черное дело?

Ромка метнулся туда, сюда. Что же делать? Куда прятаться?


ГЛАВА XV Разоблачение


А Даня был уже у двери. Сейчас он ее откроет и войдет в комнату. Встречаться наедине с преступником у Ромки не было никакой охоты, мало ли чего он удумает.

Ромка метнулся к подоконнику, вскочил на него и спрыгнул вниз. В спешке он сделал это так неуклюже, что подвернул правую ногу. Острая боль пронзила его лодыжку, он чуть не закричал, однако сдержался, быстро отполз от окна и спрятался в кустах.

Даня услышал шум и выглянул из окна. Сделал он это слишком быстро для инвалида на костылях, что еще больше усилило Ромкины подозрения.

Переждав, пока пройдет острая боль, Ромка поднялся и, держась за стенку, запрыгал ко входу в дом. Со своей веранды его заметил Антон Моисеевич.

— Рома, что с тобой? — окликнул его ученый.

— Упал. Наверное, растянул связки, — пожаловался Ромка.

— Так иди скорей сюда.

Ромка доковылял до веранды, опустился на маленький диванчик, стянул с себя кроссовку.

— Распухло-то как! — склонился к его ноге академик. — Тебе лед нужен, и поскорее. Да что же это такое делается? Одно несчастье за другим. Даже я, пожалуй, скоро начну верить в мистику, в то, что дом этот и впрямь кем-то заколдован. Сейчас я позову кого-нибудь, тебе помогут. Асенька, подойди сюда, пожалуйста! — громко крикнул он.

Превозмогая боль, Ромка схватил старика за руку.

— Погодите, я хочу сказать вам одну вещь. Знаете, что мне кажется? Что Даня — не тот, за кого себя выдает, на самом деле он занимается «черной» археологией.

— Что за глупости! — поморщился старик.

— Никакие не глупости. Вы же не знаете, чем он занимался во время отпусков, да и на раскопках можно скрыть многие вещи. Не все археологи чистоплотные люди, вы же не станете возражать.

— Ну, все бывает! — покачал головой Антон Моисеевич. — Действительно, и среди археологов есть и рвачи, и хапуги, и подлецы, точно так же, как и во всех других профессиях. И Даниил далеко не ангел, но в этом вопросе я готов полностью за него поручиться. Я прекрасно знаю, чем он занимается не только в рабочее, но и в свое свободное время. Весь предыдущий отпуск он потратил на поиск материала для докторской диссертации, а потом начал ее писать. Он уже заявил ее тему. И если он получит новые данные, — а я уверен в его успехе, — то его диссертация произведет самый настоящий фурор в нашей науке и в обществе.

— И что же он там такое пишет?

— Следуя примеру своего наставника, Леонида Сергеевича, он открыл что-то вроде нового Танаиса.

— Что? — вскричал Ромка. — Как вы сказали? Танаиса?

— Ну да. Ты, надеюсь, слышал об этом древнем городе?

Ромка кивнул и, не отрывая блестящих глаз от лица старого академика, сильно волнуясь, спросил:

— А этот новый Танаис находится на одном из притоков Дона, да?

— Точно. Тебе Даня рассказал?

— Нет, не он. А скажите, пожалуйста, вы не обсуждали с Ольгой Игоревной тему Даниной диссертации во время вашего последнего с ней разговора?

— Ну как же, обсуждали. Хоть тема и закрыта, мне очень хотелось, чтобы она порадовалась за ученика своего мужа.

— Она и порадовалась, — усмехнулся Ромка. — Так порадовалась, что ей после разговора с вами плохо стало.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Сейчас узнаете.

Ромка вынул из кармана куртки телефон и позвонил Лешке.

— Беги быстрей сюда и захвати с собой сама знаешь что, — он попытался встать, но охнул и опустился обратно на диванчик.

Тут на веранду заглянула Ася, за ее спиной замаячил Миша.

— Антон Моисеевич, вы меня звали? — спросила девушка.

— Звал, — академик указал на скорчившегося от боли Ромку. — Надо осмотреть его ногу.

Ася присела перед Ромкой на корточки.

— Что случилось? Упал? Ну ничего, сейчас я принесу тебе лед, будешь прикладывать. Или, может, пригласить врача?

— Не надо, пожалуйста, ничего не надо, все потом, — замотал головой Ромка и придвинулся поближе к окну, с нетерпением ожидая прихода сестры.

Лешка явилась в сопровождении Артема и Веночки, все трое, запыхавшись от быстрого бега, влетели на веранду. Ромка взял у них пакет, достал из него тетрадки и молча положил на стол.

— Что это? — увидев оранжевые обложки, с удивлением произнесла Ася.

— Тетрадки твоего деда.

— Они же сгорели!

— Рукописи не горят! — торжественно возвестил юный сыщик.

Скрипнула дверь, появилась Жанна.

— Ася, а я тебя ищу! — стряхивая с себя пепел, сказала она. — Что тут у вас происходит?

— Тетрадки, те самые, дедушкины, оказывается, целы! — изумленно воскликнула Ася.

— Правда? Ну надо же! Данька, Юра! — закричала Жанна. — Идите сюда! Тетрадки нашлись! Они не сгорели!

Первым на веранде появился Юрий. Он коснулся тетрадки, лишенной переплета, и блеснул очками в Ромкину сторону.

— А что же тогда сгорело?

— Одна обложка.

— Как так? А тетрадки где были?

— А? Там, — не отрывая глаз от двери, Ромка взмахнул рукой и указал в неопределенном направлении. С огромным нетерпением он ждал появления Дани. И тот не замедлил явиться.

Все так же весело посвистывая, Даня ввалился на веранду, увидел на столе оранжевую обложку и чуть не свалился с костылей.

— Что это? Откуда?

— Оттуда. И не надейся их поджечь, у нас есть копии, — со всей едкостью, на какую был способен, процедил Ромка.

— Рома, что ты такое говоришь! — вскричала Ася.

— А ты спроси у него, о чем он пишет свою диссертацию, а потом почитай эти тетрадки, и окажется, что совпадут и тема, и содержание. Вот почему он хотел их уничтожить! Да только ничего у него не вышло, не на тех напал. Видишь, Даня, хоть ты и считал меня горе-сыщиком, а я тебя вычислил! А поначалу мы все какого-то «черного» археолога искали. Ты хоть и не «черный» археолог, но душа у тебя черная, и ты такой же мародер, как и они.

Асино лицо побелело, она стояла, вцепившись двумя руками в стол, словно боялась упасть, и недоверчиво качала головой.

— Ты все еще мне не веришь? Тогда спроси у Антона Моисеевича, о чем они разговаривали с твоей бабушкой в последний день ее жизни. Она, может, оттого и умерла, что узнала о непорядочности Дани, о том, что он посягнул на дело жизни твоего деда. А она ему доверяла. Должно быть, сама дала ему почитать эти тетрадки, а он их скопировал в надежде в скором времени уничтожить. Но перед своей смертью она хорошо их спрятала, и он стал искать. Сразу он это сделать не мог, так как здесь жили твои родственники с собакой, а появился, когда дача опустела. Но неожиданно приехала ты. Это и была твоя первая встреча с таинственным «призраком».

— Боже мой, — прошептала девушка.

— Да-да. И это он, я уверен, сказал всем твоим гостям, чтобы они к тебе не приезжали, и сослался на какого-то Олега, который уехал за границу, чтобы эту ложь нельзя было проверить. Но они все равно приехали, и тогда начались все эти «несчастные случаи». Сам-то он, я так думаю, действительно поскользнулся на банановой шкурке и ногу подвернул, слегка, не сильно, но это навело его на мысль притвориться инвалидом, тем паче что у него уже была такая травма, о чем все знали, и изображать инвалида было нетрудно. А сделал он это, мне кажется, для того, чтобы оставаться днем одному и спокойно заниматься поисками. Но и ночью он тоже не мог спать спокойно, и когда из своей комнаты неожиданно вышел Юра, пришлось дать ему по голове подсвечником. Елочный шар, я думаю, он нарочно в коридоре бросил, чтобы хруст стекла предупредил его о появлении Жанны, а шкафчик в коридоре снял и неудачно повесил, вот он и упал на Мишу. И очки Антона Моисеевича спрятал тоже он. И тебе могло бы достаться, если бы ты не прислушалась к моему предупреждению не выходить по ночам из комнаты.

Широко раскрытыми глазами Ася в упор посмотрела на обвиняемого.

— Даня, неужели все, о чем он говорит, правда? Отвечай же!

Натянутая улыбка исказила губы молодого человека:

— Чушь!

— Тогда чего ты так волнуешься? — вскричал Ромка.

— Потому что меня обвиняют черт-те в чем. И я этого так не оставлю.

— А ты назови тему своей диссертации.

— Я не обязан это делать! — Круто развернувшись, Даня направился к выходу и с силой захлопнул за собой дверь.

— А костыли-то забыл! — крикнул ему вслед Ромка. — Ну и хорошо, теперь они мне пригодятся, я-то буду хромать по-настоящему.

Жанна кинулась к двери, посмотрела Дане вслед и взволнованно сказала:

— Он сейчас, знаете, что сделает? Уничтожит свою диссертацию, и ты, Ася, ничего не докажешь. И к ответственности за пожар его будет нелегко привлечь.

— А я и не стану его привлекать. Пусть катится ко всем чертям, не хочу больше его видеть!

— Правильно, мы сами отремонтируем твой дом, — шагнул к ней Миша и с благодарностью взглянул на Ромку, который избавил его от соперника. — Ася, мне так много надо тебе сказать.

— Скажешь еще. Ты ведь больше никуда не уедешь? — с надеждой спросила девушка.

— Никуда. Никогда.

— Что же теперь будет с работой твоего деда? — воскликнул Юра. — Если о содержании тетрадок знает Даня, то это уже не тайна.

— А если о ней пронюхают «черные» археологи? — обеспокоилась Лешка.

Все переглянулись, и в разговор вступил Антон Моисеевич:

— А мы их опередим! Я постараюсь найти спонсора, организовать большую экспедицию и уже следующим летом начать раскопки. Приложу для этого все усилия.

Представив себя во главе грандиозного предприятия, старый академик помолодел на глазах.

— Класс! А нас с собой возьмете? — робко спросил Артем.

— Возьмем, конечно, там всегда нужны рабочие руки.

— Ура! — заорал Ромка. — Люди, представляете, каким крутым будет наше следующее лето?

— Представляем, — радостно воскликнул Артем, а Лешка с Венечкой счастливо заулыбались.

А на веранду вбежал белый кот, вскочил на стол и принялся обнюхивать знакомые тетрадки.


Оглавление

  • ГЛАВА I Разговор на станции
  • ГЛАВА II Собственная тень
  • ГЛАВА III Приезд гостей
  • ГЛАВА IV Сплошные «ЧП»
  • ГЛАВА V Неожиданный сюрприз
  • ГЛАВА VI Схватка с кладоискателями
  • ГЛАВА VII Безуспешные поиски
  • ГЛАВА VIII Неизвестный родственник
  • ГЛАВА IX Землекопы
  • ГЛАВА X Куда исчез Венечка?
  • ГЛАВА XI Незаконный обыск
  • ГЛАВА XII Любитель валерьянки
  • ГЛАВА ХIII Приманка для «призрака»
  • ГЛАВА XIV Пожар
  • ГЛАВА XV Разоблачение

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...