загрузка...
Перескочить к меню

Дело об украденном перстне (fb2)

- Дело об украденном перстне (а.с. Ромка и Лешка-2) 313K, 138с. (скачать fb2) - Наталия Александровна Кузнецова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Наталия Кузнецова Дело об украденном персте

Глава I КРИК В НОЧИ


Лешке снилось, как к ней, шурша, медленно подползает мерзкая черная змея. Она смотрит на девочку немигающим взглядом и приближается все ближе и ближе. У Лешки парализованы руки и ноги — она совсем-совсем не может ими пошевелить. А шорох все громче и громче. Вот сейчас змея ее ужалит! От жуткого, прямо-таки животного страха девочка покрылась липким холодным потом, а на теле выступили мурашки. Она сделала над собой усилие и… проснулась. Змея тут же исчезла, но шорох. Шорох остался. Лешка открыла глаза И сразу увидела, как от распахнутого настежь окна отделилась чья-то огромная тень и исчезла в ночном саду. Ей снова стало страшно. Может, закричать и перебудить весь дом? Может быть, ей эта тень тоже приснилась?

Она похлопала глазами и, убедившись, что это уже не сон, все же продолжала в оцепенении лежать, боясь пошевелиться. Если бы не привидевшийся кошмар, она бы лучше поняла, что же происходит в действительности.

— Я не боюсь, — прошептала Лешка.

В самом деле: стоит ей сделать лишь несколько шагов по коридору, и она окажется в комнате, где спят ее брат Ромка и их общий друг Артём. Или крикнуть — и тогда все прибегут: и мальчишки, и Нина Сергеевна — родная тетка Артема, которую родители попросили присматривать за ними на даче. Но скорее всего все эти тени и шорохи ей просто померещились, и не стоит никого напрасно беспокоить.

Девочка поворочалась в постели, откинула легкую) простыню и привстала. В саду чуть слышно шуршали деревья. «Показалось!» — подумала она, но стоило ей утвердиться в своем мнении, как тут же, разрушая тишину, совсем недалеко от окна раздался истошный крик. Такой, от которого совсем недавно едва удержалась она сама. Лешка вскочила, подбежала к окну и прислушалась, но крик больше не повторился. Все стихло. Где-то хлопнуло окно, — и отчетливо раздались недовольные голоса соседей. Кто-то из них вышел на улицу — девочка слышала, как где-то хлопнула калитка, — и вернулся назад. И снова все погрузилось в тишину.

Лешка закрыла окно, чтобы не налетели комары, ночные бабочки и другие насекомые, включила свет и первым делом бросилась к столу. Сюда перед сном она положила на блюдечко перстень, который дала ей Маргарита Павловна. Вернее, Лешка сама выпросила его вчера вечером. Но… на блюдечке было пусто. Драгоценность исчезла!

Лешка снова вся похолодела, но теперь уже от другого ужаса: что она скажет Маргарите Павловне? Что ей теперь делать?

Девочка снова обшарила весь стол, посмотрела на полу — может быть, перстень куда-нибудь закатился? — но перстня нигде не было.

— Что делать, что же теперь делать? — повторяла она едва слышно, но, как ни старалась действовать тихо, все же свалила на пол стопку книг и кассеты.

Лешка замерла, словно тишину можно было удержать таким образом, но было уже поздно. В дверях появился заспанный Ромка.

— Ты что это тут творишь? — недовольно сморщившись, он уставился на сестру.

— Ромка, перстень пропал, — испуганно прошептала девочка.

— Какой еще перстень?

— Драгоценный. Перстень. Перстень. Драгоценный, — как заведенная, повторяла Лешка.

— Да что еще за перстень? Откуда он у тебя?

— Маргарита Павловна дала. Вернее, я сама его попросила. Ненадолго.

— А зачем он тебе?

— Нужен был.

— Нет, ты скажи зачем? — настаивал Ромка.

— Ну, он мне понравился. — Лешка, снова полезла под стол.

— Странно. И куда ты его положила?

— Сюда, на блюдечко.

— А почему на блюдечко?

— Да что ты прицепился, в самом деле? — вдруг озлобилась Лешка. — Куда хочу, туда и кладу.

— Вот положила, а он с концами. Стол-то у окна стоит — и в комнату влезать не надо, чтобы с него чего-нибудь стырить.

— Что же мне теперь делать?

— Откуда я знаю, что тебе делать. Чужой перстень не надо было брать. А ты что, никого не видела и ничего не слышала?

— Видела. Тень в окне, но думала, что она лене померещилась, потому что сон страшный снился — про черную змею. И шорох был. А потом крик.

— Крик я тоже слышал, — задумчиво сказал Ромка. — Рассветет — посмотрим, есть ли следы за окном, хоть какие-нибудь. А ты что, калитку не закрыла, когда от Маргариты вернулась?

— Я думала, что вы еще позже меня придете.

— Я сразу домой пошел, между прочим, а Артем пришел минут через сорок. Больше мы никуда не выходили. Фильм такой классный смотрели по видаку — мне его Сашка Ведерников дал. А потом у себя в комнате в шахматы играли.

— А почему же вы ко мне не зашли, если дома были?

— Ты же позже нас явилась, вот и должна была сама к нам зайти.

— Сено к лошади не ходит, — высокомерно произнесла Лешка. — Какая у меня нужда к вам ходить? И потом, я думала, что Артем еще гуляет.

— С кем ему гулять-то? Он какую-то мымру на станцию проводил и назад вернулся. А ты-то что там делала так долго?

Услышав слово «мымра», Лешка обрадовалась и стала отвечать на вопросы брата более миролюбиво.

— Рома, я ходила к Дику, ты же знаешь.

— Вот уж никогда бы не подумал, что этот пес поддается дрессировке. Раньше его даже Маргарита боялась. Помнишь, как она к нему миску с едой шваброй пододвигала?

— Больше не боится, привыкла давно. И он к ней привык. А у нас с ним особые отношения. Ты думаешь, я его дрессирую? Вовсе нет. Я его просто люблю, и он это чувствует. Его, наверное, никто никогда не любил. Теперь уж и не узнать, у кого он раньше жил и как к нему там относились. Алена же его притащила только для того, чтобы он ее тайник в будке охранял.

— Да, история та еще была! — поддакнул Ромка.[1] Лешка вспомнила, как однажды зашла к Маргарите Павловне. Это было в одно из воскресений месяца два тому назад. Зашла просто так, потому что с начала весны они с Ромкой очень часто ездили к Артему на дачу в выходные дни, и после того, как вся их компания подружилась с этой приветливой пожилой женщиной и ее племянником, она довольно часто их навещала.

В тот раз Лешка, как обычно, подошла к калитке, и Дик встретил ее громким лаем. Она, как всегда, с опаской поглядывая на собаку, пробежала мимо, а он, посмотрев ей вслед, вдруг жалобно-прежалобно заскулил. Лешка тогда вернулась и, не испытывая ни малейшего страха, подошла к псу и положила руку на его лохматую голову. Дик закрыл глаза и громко вздохнул. Вот так они и обрели друг друга — девочка и собака. С тех пор она с нетерпением ждала выходных и праздников, чтобы встретиться со своим лохматым другом. А как только начались каникулы, и вовсе поселилась в дачном поселке под названием Медовка. Но, если честно, не только из-за Дика…

— Эй, ну и что же дальше? — прервал ее размышления брат. — Пошла ты к Дику, и… Почему так долго у него была?

— Мы с ним гуляли, вы нам еще по дороге попались. Забыл, что ли? Артем со мной пошел Дика отводить. Я думала, что мы с ним вместе вернемся, а он…

— А что, он? Он сказал, что эта Илона сама попросила проводить ее на станцию. Что тут такого? А ты чего ж с ними не пошла?

— Еще чего! — дернула плечом Лешка. — Ему захотелось с ней пойти, он и пошел, а мне и у Маргариты Павловны было интересно.

— Что интересного со старухой-то сидеть?

— Ромка, ты же сам к ней с удовольствием ходишь. И к племяннику ее, А вчера вообще особый случай был.

— Какой еще случай?

— Бабка этой Илоны, оказывается, давняя подруга Маргариты Павловны. Вернее, не подруга, а сокурсница. Они в институте вместе учились, в одной группе. И лет сорок не виделись, представляешь? А ведь обе в Москве как жили, так и живут. Евгения Семеновна ее зовут. На вид ну прямо Шапокляк — подбородок дальше носа, но, по правде сказать, не глупая. Они весь вечер свое прошлое вспоминали. Оказывается, в молодости у Маргариты Павловны был роман с одним французом. Только время такое было, начало пятидесятых годов, короче, они говорили: странное время. ;

— Сейчас тоже страшное.

— Вот-вот, Шапокляк тоже так сказала. А Маргарита возразила, что нельзя то и это сравнивать. Сейчас денег у многих нет, терроризм процветает, мафия развелась… Все это очень страшно. Но зато люди свободны: читают что хотят, ездят куда хотя встречаются с кем хотят. А тогда за иностранцев замуж почти никто не выходил — это знаешь как осуждалось в обществе! Шпиономания была жуткая. Когда француза этого в чем-то там заподозрили, Маргариту за такое знакомство чуть из Института не исключили, а отца ее чуть с работы не сняли. Могло все быть и гораздо хуже. К тому же еще и мать у этого француза была русской эмигранткой, об этом тоже тогда узнали. В общем, такое завертелось! Но кончилось довольно мирно, ему пришлось уехать обратно во Францию, а она вышла замуж за своего Балалейкина, который все про них знал, но решил ее спасти. Вот и предложил ей руку и сердце. Любил, наверное… Д потом профессором стал. Она прожила с ним вместе почти сорок пять лет, но своего Жан-Жака — так того француза звали — никогда не забывала. Этот самый перстень он ей подарил, когда уезжал. Она говорит, что перстень ей силу дает, стоит только на него взглянуть. На что она теперь смотреть будет? И я что ей теперь скажу?

— Раз так — надо его найти, — сказал Ромка. — И все же не надо было брать этот перстень.

Внезапно в комнате выросла фигура Артема.

— Вы чего не спите? — поинтересовался он.

— Перстень, который Лешка у Маргариты взяла, пропал. Зачем брала только, непонятно, — проворчал Ромка и посмотрел на сестру. — Калитку надо было за собой закрыть!

— Как будто через забор нельзя перелезть!

— Кому можно, а кому и нет. И к тому же на это время нужно. Не каждый станет рисковать.

— Теперь буду закрывать, — прошептала девочка.

— А перстень дорогой? — спросил Артем.

— Да, наверное. Бриллиантовый, — на Лешкины огромные голубые глаза навернулись слезы.

— Давайте подождем до утра, — предложил Артем, — а потом будем думать, что дальше делать. Вокруг дома следы поищем и постараемся узнать, кто ночью кричал.

— Ты тоже слышал? — спросил Ромка.

— Слышал. Только я сначала решил, что мне это снится.

— Как видишь, это не сон.

Лешка с трудом уснула, а утром ни свет ни заря вылезла в окно. Почти никаких следов вокруг дома и возле окна она не обнаружила» лишь у самого фасада т- под подоконником — была чуть заметная вмятина, скорее всего от небольшого каблука.

— Рома, — постучала она по стеклу открытого окна в комнате ребят, — вставай, тут след.

Брат быстро вылез наружу.

— Ром, смотри, тут отпечаток каблука женской туфли. И ночью кричала тоже женщина.

— Отлично. Это уже кое-что. Итак, что мы имеем? Один каблук, вернее, один отпечаток чужого каблука. Темка, проверь всю обувь своей Нины Сергеевны» чтобы щам не идти по ложному следу.

— Тут относительно тонкий каблук, а таких туфель у нее на даче нет; — ответил Артем. — Я это точно знаю.

Ромка внимательно вгляделся в след.

— Что мы теперь имеем? — торжественно провозгласил он. — А имеем мы первую улику. Вообще-то, по идее, надо с него гипсовый слепок сделать. Темка, у тебя есть гипс?

— Зачем он мне? — покачал головой Артем.

— Что ж, обойдемся и без гипса. — Ромка взял с Лепленного стола бумажку и срисовал на нее контуры следа. — Стало быть, начинаем новое Дело, а? Й называться оно будет «О поисках украденного перстня». Нам надо отыскать владельца, вернее, владелицу этой туфли, и все сразу прояснится.

— Думаешь, это так просто? — спросил Артем. — Сам же всегда твердишь, что все не так легко, как кажется. По твоему любимому закону Мэрфи.

.— А кто говорит, что это легко? Придется потрудиться. В первую очередь нам следует поговорить, с соседями, может, кто-нибудь из них тоже слышал крик или видел что-нибудь подозрительное.

— Поговорим, а дальше что? Мне-то что пока делать? Что я Маргарите Павловне скажу, если она спросит, где ее перстень? — вконец расстроилась Лешка.

— Она тебе его на какой срок дала?

— Дала, и все. Я ей сама сказала, что ненадолго.

— Значит, на несколько дней. Ну и молчи пока.

— А вдруг она напомнит?

— Надейся на лучшее. В крайнем случае придумай что-нибудь. А лучше всего не показывайся пока ей на глаза. Зачем тебе к ней ходить?

— Как зачем? Меня Дик ждет.

— Дик, Дик! Дался тебе этот Дик! Забыла, как он Артёма укусил?

— Ты что, не понял, что я тебе только что говорила? Во-первых, Артем ему тогда сам подставился, а во-вторых, Дик теперь меня знаешь как слушается! Без моего разрешения никого не укусит.

— Все равно «кавказцы» — глупые собаки, — не удержался Артем.

Даже при всем своем особом к Артему отношении Лешка обиделась..

— Вовсе нет. А вы знаете о том, что был такой армянский царь, Тигран Второй? Так вот, к вашему сведению, эти собаки помогали этому царю сражаться с римскими легионера ми еще в первом веке до нашей эры. А изображения голов — не каких-нибудь там львов или тигров, а именно кавказских овчарок — когда-то украшали гербы грузинских князей.

Во времена покорения Кавказа именно эти собаки служили в русской армии. И у многих офицеров, может быть, даже и у Печорина, были кавказские овчарки. Вот и у меня есть. Ну, почти есть, хоть Дик и живет у Маргариты Павловны. Я его люблю, и он меня тоже, так что я все равно буду туда ходить. — Девочка обреченно махнула рукой. — И будь что будет.


Глава II ИНТЕРВЬЮ

Позавтракав, Лешка, как и собиралась, побежала к Дику. Пес почуял ее еще издали и приветствовал громким лаем. Красивый дом с мансардой, где жила Маргарита Павловна, был обнесен высоким забором, и у Лешки был свой ключ от калитки. Девочка вошла во двор и подбежала к собачьей будке, но не успела она погладить своего любимца, как дверь дома отворилась и на пороге появилась его хозяйка.

— Оленька, — ласково позвала она, — подойди сюда.

У Лешки замерло сердце. Неужели она прямо сейчас попросит назад свой перстень?

— Ты мне нужна, — продолжала та. — Женя только утром уехала, а у меня, представь себе, сегодня опять гости. Журналисты из одной газеты приезжают. Дело в том, что скоро юбилеи института, где мой покойный муж проработал больше сорока лет. Он там не последним человеком был — о нем до сих пор помнят. Вот газетчики меня здесь и отыскали. Хотят теперь интервью у меня взять. Шурик на работе, а я боюсь, что не успею подготовиться к встрече. Хочется принять их как следует. Поможешь мне организовать для них чай? А то неудобно, люди издалека приедут, перерыв свой рабочий, должно быть, истратят Петр Львович мой всегда был гостеприимным хозяином, надо марку поддерживать.

Облегченно вздохнув, Лешка, оставив Дика, вошла в дом.

— Конечно, я сделаю все, что надо, — заверила она Маргариту Павловну.

Они вошли в дом, пожилая женщина стала что-то искать в ящиках письменного стола и в шкафу.

— Вообще-то кое-что у меня в московской квартире хранится, но и тут много всяких бумаг осталось. Петр Львович в последние годы практически здесь, на даче, жил, а я ничего обратно в Москву не перевозила. Правда, тогда наша дача совсем другая была — маленькая, без мансарды. Это Шурик перестройку затеял — евроремонт, видишь ли, ему понадобился! В прошлом году тут все поменяли: мансарду возвели, лишнюю комнату соорудили. Он мебель новую привез, а я со старой никак расстаться не могу. Вот и получилось нагромождение столов и шкафов.

Лешка давно заметила, что мебели в комнате Маргариты Павловны на самом деле многовато, письменный стол стоит в темном углу, и если бы за ним кто-нибудь вздумал работать, то ему даже днем пришлось бы включать свет. Эх, как бы она тут все переставила! А кое-что и вообще выбросила бы.

— А давайте этот стол к окну придвинем, — предложила она. — Так, чтобы свет на него падал слева.

— Ты думаешь, так будет лучше? Давай, — согласилась Маргарита Павловна. — Тут еще много вещей переставить надо, а я даже никак за уборку не примусь. Видишь, какие окна грязные? Шурик все время на работе, а одна я, пожалуй, с генеральной уборкой сейчас не справлюсь.

— Я вам помогу. Но только… Только через несколько дней. Мне надо в Москву домой съездить и вообще… — сказала Лешка, подумав, что, может быть, к тому времени найдется ее злополучный перстень. — Я буду рада твоей помощи. Если тебя это, конечно, не затруднит. Когда сможешь, конечно. Я тебя не тороплю, — сказала Маргарита Павловна.

Они придвинули письменный стол к окну, и женщина быстро нашла все бумаги.

— Вот его почетные грамоты. И дипломы. А — ещё у него премия была. Государственная. — И Маргарита Павловна вздохнула. Видно, она жалела и всегда уважала своего Балалейкина, хоть и любила всю жизнь совсем другого человека. Как раз об этом она и говорила вчера Евгении Семеновне, а Лешка была этому свидетельницей.

Й тут девочка внезапно вспомнила фразу Маргариты Павловны: «Женя только утром отсюда уехала». Как же так? Ведь эта старуха довольно рано вчера засобиралась домой.

— А кстати, — спросила она, — почему Евгения «Семеновна назад вчера вечером вернулась? Она же раньше меня от вас ушла?

— Она сказала, что опоздала на электричку, а следующую ждать не захотела. А что, у меня места много.

— Ничего?». Я просто так спросила — ответила девочка.

Часа через два к поселку подъехали старенькие «Жигули». Из них выбрались двое молодых людей. Лешка вышла к ним навстречу, и оба представились ей как журналисты. Того, что был постарше, звали Сергей, а его более молодого коллегу — Андрей. Лешка уменьшила цепь, на которой сидел Дик, чтобы пес не доставал до дорожки, и провела гостей в дом.

Чуть раньше она сбегала домой, чтобы предупредить Нину Сергеевну и мальчишек о том, что задержится, а заодно и переодеться. Потом с удовольствием похозяйничала у Маргариты Павловны на кухне, и, использовав кучу продуктов, приготовила красивые бутерброды, которые украсила сладким красным, и ярко-желтым перцем, огурцами, помидорами, оливками и вынесла в гостиную на изящном подносе, где журналисты, достав диктофон, уже приступили к работе. Они расспрашивали хозяйку дома о привычках и увлечениях ее покойного мужа, И та охотно отвечала на их вопросы.

— Чай, кофе? — по-взрослому осведомилась Лешка, как это обычно делала ее мама.

Андрей внимательно посмотрел на девочку.

— Мы хотим, чтобы рассказ о Петре Львовиче заинтересовал как можно больше наших читателей, — зачем-то объяснил он ей и попросил: — Мне кофе.

Разговор с хозяйкой дома занял часа: два. Сергей довольно часто поглядывал на часы, а Андрей, похоже, никуда не торопился; Он не сводил с Лешки глаз. А выглядела девочка очень нарядно! Она надела белый летний костюмчик — топик и шорты, который весной ей привезла мамина подруга Эля из Лос-Анджелеса. Все говорили, да она и сама знала, что в этом «прикиде» она выглядит «отпади но». К тому же Лешка едва заметно подвела свои огромные голубые глаза, что, по правде сказать, она делала крайне редко, отчего глаза еще больше увеличились, а сама девчонка стала казаться куда старше своих тринадцати с половиной лет.

Наконец интервью закончилось. — Послезавтра я покажу вам то, что у нас получится. Чтобы не было никаких недоразумений, вы должны будете одобрить то, что я напишу, и расписаться на оригинале. У нас в редакции существует такой порядок. Я, если вы не возражаете, приеду к вам сюда рано утром, чтобы успеть сдать интервью в секретариат, — сказал Андрей, обращаясь почему-то не к Маргарите Павловне, а к Лешке. — Вам, Оля, может быть, тоже будет интересно ознакомиться с материалом?

Не привычная к подобным церемониям, Лешка смутилась и на всякий случай кивнула. Журналисты попрощались и уехали обратно в Москву-

— Приятные молодые люди, — сказала, вздохнув, Маргарита Павловна, убирая назад наследие покойного супруга. Она задержала взгляд на его фотокарточке. — Хороший был человек Петр Львович, и жили мы с ним всегда в согласии. не могу на него пожаловаться. — И она опять вздохнула — при Лешке уже в третий раз.

А день был уже в полном разгаре. Девочка взглянула на свои красивые часы, привезенные ей Элей из Парижа, вспомнила про пропавший перстень и испугалась, как бы на него не переключился их разговор. Сославшись на то, что ее давно ждут, быстро убрав со стола и вымыв посуду, она распрощалась с Маргаритой Павловной. Выбежав из дому, она подошла к Дику, чтобы удлинить его цепь.

Внезапно ее окликнули.

— У меня вот тут суп остался. — Из калитки напротив появился сосед Маргариты Павловны, дядя Валера, невысокий, худой сутулый человек лет сорока. Маргарита Павловна знала его еще ребенком и поэтому звала просто Валерой. — Будет он его есть?

— Давайте попробуем. — Лешка вылила суп Дику в миску, и пес с удовольствием выхлебал его.

— Он всегда голодный, как его ни корми! — возвращая дяде Валере кастрюльку, сказала она. — Спасибо.

— А кто же это был у тети Риты? — спросил сосед.

— Да журналисты из газеты, — ответила девочка. — В институте, где ее муж работал, юбилей какой-то, вот они и пишут о его выдающихся сотрудниках. А он там был, говорят, самый выдающийся.

— Да, достойный был человек Петр Львович — подтвердил дядя Валера. — Большой ученый.

— Наверное, — согласилась Лешка, думая о своем.

Если сегодня ей удалось избежать разговора о перстне с Маргаритой Павловной, то что будет завтра или послезавтра?

Рома, ты придумал что-нибудь? — первым делом спросила она у брата, возвратившись на дачу к Артему.

Опрос соседей ничего не дал, — ответил Ромка. — Пока ты там чаи с журналистами распивала, мы поговорили со многими из них. Крик слышали почти все, но кто кричал, неизвестно. Никто никого нигде не видел. Но ты не огорчайся, ведь все тайное, сама знаешь, всегда становится явным.

Опять ты со своим Мэрфи. Сам знаешь, что так бывает не всегда.

— Я думаю, — рассудительно сказал Артем, — что ты должна рассказать старушке всю правду. Если мы когда-нибудь и отыщем ее перстень — в чем лично я в отличие от некоторых очень сомневаюсь, — это будет не скоро. Потому что улик у нас никаких нет, кроме отпечатка неизвестно какого каблука, и следовательно, зацепиться нам не за что. Она бабка хорошая, поймет, что ты не виновата в том, что его украли.

— Хорошая, — вздохнула Лешка. — Но она говорила, что это самая дорогая для нее вещь, что это вообще самое дорогое, что у нее есть. А я ей такую свинью подложила. Даже если бы у меня было много-много денег, я бы точно такой перстень нигде не купила. Он единственный на свете. И Жан-Жаку он от мамы достался.

И зачем только ты его брала? — снова вскинулся Ромка.

Надо было, и все! — отрезала девочка.

В данный момент мы бессильны. Лично я не знаю, что можно еще предпринять. Чем сидеть и страдать, давайте лучше пойдем с ребятами в волейбол поиграем, — предложил Артем и посмотрел на Ромку: — Или ты предпочитаешь расти духовно?

А кстати, почему ты не пишешь свой детектив? — с ехидством спросила Лешка Ромку. — Ты же еще весной собирался это делать. А то забудешь все, что с нами тогда было.

— Опять ты за свое. Да пойми ж ты наконец, что сначала мне надо очень многое познать. Я сейчас читаю книги о великих философах, перенимаю, можно сказать, многовековую человеческую мудрость. И потом, я же не виноват, что здесь нет компьютера. Не писать же мне книгу от руки!

Жаль, конечно, но отец не разрешил мне компьютер сюда брать. Сказал, что незачем на дачу ехать, если все лето у компьютера сидеть. — Артем с сожалением развел руками.

Дома у тебя свой компьютер был, — не отставала Лешка от брата, — а ты все равно ничего не делал. И вообще, уж черновик мог бы и от руки писать.

— Я же сказал: не могу от руки. А дома мне было некогда. В девятый класс я должен был перейти или не должен? К тому же, как я уже сказал, сначала мне нужно стать эрудированным, образованным человеком, набраться всяких там знаний. Или вы на это что-то можете возразить?

Артем с Лешкой на это ничего возражать не стали, и они все вместе отправились играть в волейбол. Хотя Лешка надеялась, что Ромка засядет за свой роман или пойдет повышать свой культурный уровень, а она хоть на какое-то время останется с Артемом наедине. Но они жили здесь уже четвертую неделю, а вредина Ромка все это время не отходил от Артема ни на шаг. Эрудиции же он набирался поздно вечером, когда все ложились спать. Втроем, конечно, тоже было интересно, но всё-таки иногда можно было бы обойтись и без брата.

А на другой день она вообще осталась одна: Артема с Ромкой позвали играть в бильярд, а взять ее с собой они даже и не подумали. Так и сбежали сразу после завтрака. Начало дня было серым и дождливым. Лешка сбегала за Диком и потихоньку, чтобы не заметила Нина Сергеевна, которая ворчала, что от собаки в доме слишком много шерсти, провела его в свою комнату. Пес лежал у ее ног, а она, включив магнитофон с записями затмившего всех прежних девчачьих кумиров Рикки Мартина, читала детектив Иоанны Хмелевской. Вообще-то она любила порой побыть в одиночестве, но только тогда, когда ей самой этого хотелось. Поэтому, несмотря на наличие сразу нескольких удовольствий, Лешка периодически вздыхала и жалела себя.

«Никому я не нужна. Перстня нет, и ни кто его не ищет, потому что всем наплевать, что со мной будет. Может быть, я вообще тут лишняя, раз меня никуда не берут? — думала она.

Словно в ответ на ее грустные мысли, Дик лизнул ее ногу, и девочка ласково погладила его по густой шерсти. Внезапно она вспомнила, что завтра должен приехать Андрей, чтобы показать Маргарите Павловне свою статью, и подумала, что неплохо было бы с ним встретиться. Хотя ей это, в общем-то, ни к чему, но интересно. На нее еще ни разу не обращали внимания такие взрослые молодые люди. То есть на неё еще никто никогда; не обращал внимания. Иногда ей казалось, что Артём все-таки это Делает, то есть иногда смотрит на нее с особым интересом, но чаще всего она в этом сомневалась. Тут она снова со страхом подумала о том, что если она захочет встретиться с Андреем, то ей не избежать встречи и с Маргаритой Павловной-;, «Скажу, что перстень в Москве забыла», — решила Лешка. Жаль все-таки, что Артем уделяет ей так мало внимания. Конечно, она и сама делает вид, что ей до него нет никакого дела. А то вдруг он решит, что она за ним бегает?

Правда, вечер они провели все вместе, ж довольно неплохо. Дождь кончился еще днем, и Нина Сергеевна заставила их собирать в саду обломанные сучья. Они разожгли из них костер, испекли картошку и поджарили на палочках хлеб, а потом еще смотрели по видаку смешной фильм с Джеки Чаном и ели очень вкусное, разноцветное в полосочку, желе из разных фруктов, которое приготовила Нина Сергеевна. Но чем бы Лешка ни занималась, она ни на секунду не забывала о своей утрате, и периодами на нее накатывалось ну просто жуткое отчаяние.

На следующий день была отличная погода, и утром, не дожидаясь завтрака, Лешка побежала к Дику. Опасливо озираясь на дверь дома с мансардой, она отвязала пса и отправилась с ним в лес на прогулку. С Диком она не боялась заходить в любую чащобу: во-первых, он всегда находил самую прямую дорогу домой, а во-вторых, не позволял никому к ней приближаться больше, чем шагов на тридцать, что ее вполне устраивало.

Погуляв Минут сорок, она вернулась и еще издали увидела, как Маргарита Павловна прощается с Андреем во дворе своего дома.

«Подожду немножко, — решила Лёшка, — пусть она уйдет».

Девочка отошла подальше и стала выгуливать собаку на таком расстоянии от дома, чтобы Маргарита Павловна не смогла её заметить. Но вот они, кажется, распрощались окончательно. Лешка услышала, как хлопнула калитка, и повела Дика в его будку.

— Оля, здравствуй, — обрадовался Андрей. — А я уж боялся, что не увижу тебя.

Лешка посадила Дика на цепь, вышла со двора и остановилась за калиткой. Молодой человек подошел к ней.

— Тут вокруг такие красивые места! Может быть, погуляем немножко?

Лешка уже набродилась по лесу, а потому с сомнением пожала плечами.

Я без Дика в лес не хожу, — на всякий случай заявила она.

Ну так что ж, — с готовностью согласился Андрей, — пусть и он побегает на природе. Мне так редко удается выбраться за город! Пойдем, а?

«А почему бы. и нет? — подумала Лешка; Андрей был очень ей симпатичен. — Немножко староват, но совсем чуть-чуть, ему, наверное, года двадцать три», — прикинула она. Девочка снова удивилась, почему это он вдруг обратил на нее внимание.

«Пойду, — решилась она. — Пусть Артем знает! Ой, нет, зачем ем/это знать? Но разве я что-то плохое делаю? И потом, кто ему об этом расскажет?»

Она снова осторожно открыла калитку и быстро отвязала собаку. Неутомимый Дик был готов бегать сколько угодно.

Они отыскали в лесу светлую полянку и сели на поваленное сухое дерево. Андрей оказался веселым и разговорчивым парнем. Он довольно интересно рассказывал Лешкё о своей редакции, в которой он сначала проходил практику, а потом стал работать после окончания факультета журналистики МГУ. Видно было, что он гордится своей газетой и тем, что его, одного из немногих, оставили в ней после университета.

— А ты где учишься? — закончив рассказывать о себе, спросил он девочку.

Лешка насторожилась.

Значит, он действительно принимает ее за взрослую. Иначе бы просто спросил, в каком она классе. Но тогда бы он с ней никуда не пошел. Что же ему ответить?

— Я еще только Собираюсь поступать…

Я хочу быть дизайнером по интерьеру, — заявила она, а про себя подумала; «А в каком году это будет, ему знать необязательно».

Посмотрев вокруг, она стала рассказывать ему о ландшафтном дизайне, о котором совсем недавно читала в одном из журналов, в Частности, о том, каким красивым можно сделать любой дачный участок.

— А у нас с бабушкой — мы с ней вдвоем живем, так как мои родители сейчас за границей в командировке, — Дачи, к сожалению, нет, но зато она нашу квартиру необыкновенными коллажами украсила, — сказал Андрей.

— О, я знаю, для их изготовления используют цветы всякие, листья, траву, краски яркие. — Лешка подумала, что неплохо бы ей самой сделать несколько таких вещей и украсить ими и дачу Артема, и свою квартиру, Да и Маргарите можно было бы подарить при случае… Вспомнив о ней, она спросила: г-т Маргарите Павловне твоя статья понравилась?

— По-моему, да, — ответил Андрей и добавил: — Она очень интересная женщина. Красивая.

Лешка хмыкнула про себя. Она любила старушку, но считала ее доисторической личностью, в которой если и была когда, какая-нибудь красота, то давно канула в вечность. Тут же она снова в который уже раз вспомнила об исчезнувшем перстне, и жизнь перестала ей казаться такой прекрасной, какой была, лишь секунду назад. Андрей сразу почувствовал перемену в ее настроении.

— Что это ты вдруг погрустнела? — Сочувственно, спросил он.

И Лешка, поддавшись какому-то внезапному порыву, вдруг рассказала ему про свой страшный сон и про пропавший перстень.

— Действительно, загадочная история, — сказал Андрей. — Даже и не представляю, как тебе помочь, Я думаю, у тебя нет другого выхода, как рассказать об этом Маргарите Павловне.

Лешка вспомнила, что Артем ей говорил то же самое, но отважиться на это она пока никак не могла и только тяжело вздохнула.

— Пора, наверное, возвращаться, — взглянула она на свои часы.

Андрей тоже посмотрел на часы и подал ей руку. Пес, неотрывно следивший за ним, тут же зарычал. Шерсть у него на загривке встала дыбом.

— Я сама. Дик никому не разрешает до меня дотрагиваться, — сказала девочка, поднимаясь.

Они быстро пошли назад, и Лешка подумала, что Нина Сергеевна будет на нее ворчать за то, что она не стала завтракать. Ну и пусть! Только бы избежать встречи с Маргаритой Павловной!

Однако все обошлось. Из дома, когда она подвела Дика к его будке, никто не вышел.

— До встречи, — Андрей махнул ей рукой и быстро зашагал по направлению к электричке.

Лешка несколько секунд смотрела ему вслед, а потом побежала на дачу к Артему.

Где ты была, Лешка? — недовольно спросил Ромка. Они с Артемом сидели за столом и играли в шахматы. — Сколько можно тебя ждать? И почему ты не завтракала?

Я с Диком гуляла. Мы с ним зашли далеко в лес и долго оттуда выбирались, — сказала Лешка лишь частицу правды. — А вы как, наигрались в свой бильярд?

— Не совсем. Скоро еще пойдем. Можешь присоединиться к нам, если хочешь, — великодушно предложил он. — А мы тут, кстати, еще одного соседа встретили, Сергея Петровича. Он говорит, что та женщина кричала прямо у него под окном. И голос был какой-то немолодой. Он выглянул в окно, но никого не увидел. Странно все это, правда?

— Очень странно. — Лешка снова помрачнела. — Немолодой голос, говоришь? Знаете, о чем я думаю? Мне Маргарита Павловна еще позавчера сказала, что эта мерзкая Шапокляк, Евгения Семеновна то есть, у нее в ту ночь, оказывается, ночевала. Ушла, представляете, раньше меня, а вернулась позже. Чем она могла столько времени на улице заниматься?

А чем она сама объяснила Маргарите свое возвращение? — спросил Артем.

Сказала, что на электричку опоздала, а следующую решила не дожидаться.

Странно. В это время их там навалом. Если бы это было так, как она говорит, то она бы быстро вернулась, а не после того, как ты ушла. Ты же еще и с Диком своим небось потом минут сорок гуляла?

Полчаса примерно.

Все равно.

Ромка встрепенулся и потер руки.

Вот у нас и первый подозреваемый появился! Что ж ты раньше не сказала?

Я хотела вчера сказать, но вы ушли рано утром и меня с собой не позвали. А вечером нас Нина Сергеевна работать заставила, мы не могли никуда ехать. Да и как ее искать? У Маргариты Павловны ведь не спросишь. Мы даже ее фамилии не знаем.

Вы понимаете, — тут же завелся Ромка, — что теперь нам необходимо проверить обувь этой Евгении Семеновны. Но если это она украла перстень, то чего ради ей было вопить на весь поселок? Разве только от радости; что он ей достался. Как-бы действительно узнать» где она живет?

— Вообще-то можно спросить об этом у ее внучки, — помявшись, сказал Артем, и у Лешки снова упало настроение.

Она встала и демонстративно ушла в свою комнату. Через некоторое время к ней заглянул Ромка.

Слышь, Лешка, мы до нее не дозвонились. Не сидит же она все время дома. Будем еще звонить.

Звоните, — пожала плечами Лешка.

Так мы для тебя же стараемся. Чтобы твой перстень отыскать.

Девочке и впрямь стало неудобно.

Я понимаю.

Ты пойдешь с нами в бильярд играть?

Нет, я дома побуду.

Лешка, оставшись в одиночестве, включила магнитофон и решила дочитать свою Хмелевскую.

На обед мальчишки пришли с большим опозданием. Нина Сергеевна лишь покачала головой:

Вы так скоро совсем исхудаете.

Ничего, Ромке полезно поголодать, — поддел друга Артем.

Я уже почти худой, — возмущенно возразил тот и взглянул на Лешку: — Сейчас опять будем твою старуху Шапокляк искать.

Внезапно они услышали, как возле их ворот засигналил автомобиль. Лешка первая выбежала из дома и увидела «Мерседес» Александра Федоровича, племянника Маргариты Павловны, с которым они тоже подружились весной при весьма необычных обстоятельствах.

— Здравствуй, Оленька, — поприветствовал он девочку. — Ты мою тетку случайно не видела?

Утром видела, когда к Дику приходила.

А она тебе ничего не говорила? Может, куда-нибудь идти или ехать собиралась?

Лешка покачала головой:

Нет. Я с ней не разговаривала. А вы у дяди Валеры, у соседа своего, не спрашивали? Может быть, он ее видел?

Да, ты права. Надо спросить. — Александр Федорович, проехав чуть вперед, развернулся и докатил обратно к своему дому.

Куда это она могла деться? — удивился Ромка.

Мало ли куда. Может, к кому в гости пошла. Имеет право, — сказала Лешка.

Давайте к ним попозже сходим, — предложил Артем. — Спросим у Александра Федоровича, как там у него дела в «Фривэе». Или он уже туризм забросил?

Мама говорит, что летом турфирмы оживают. Наверное, у него все хорошо.

«Когда дела идут хорошо, что-то должно случиться в самом ближайшем будущем», — живо процитировал Ромка — Второй закон Чиэхолма.

Надо же. А я был уверен, что ты с «Закона Мэрфи» на другой цитатник перешел. — Артем посмотрел на часы. — Кстати, еще в бильярд успеем сыграть.

Что значит «цитатник»? Это сама жизнь, — возмутило Ромка. — Нет ничего справедливее законов Мэрфи.

— Вот и проверим сегодня его справедливость, — подтолкнул его к дому Артем. — Собирайся, а то никуда не успеем.

— Я лично вечером туда так и так пойду, — сказала Лешка. — Мне Дика кормить надо. А Маргарите Павловне скажу, что перстень дома в Москве забыла.


Глава III СТРАННОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ


После ужина ребята поспешили к дому с мансардой. На пороге их встретил встревоженный Александр Федорович.

— Ее до сих пор нет. Валерий Павлович говорит, что видел, как она на станцию к электричке шла. Однако все ее вещи здесь: и сумки, и чемоданы. Куда она могла поехать?

— Может быть, домой? В смысле в свою московскую квартиру, — предположила Лешка.

Я туда звонил. Никто не отвечает.

Можно еще разыскать Евгению Семеновну, ее однокурсницу. Ту, что три дня назад у нее была. Может быть, Маргарита Павловна решила нанести ей ответный визит?

А как ее найти? Вы знаете, где она живет или хотя бы ее номер телефона?

Можно узнать это у ее внучки, — смущаясь, проговорил Артем, доставая из кармана электронную записную книжку, и Добавил не глядя на Лешку, а обращаясь почему-то к Ромке: — Она мне сама свой номер всучила — Лешка при этих словах пожала плечами.

«Мне-то что?»

Александр Федорович переписал номер телефона из электронной книжки ни бумажку, а потом» подумав, отдал ее Артему:

— Позвони сам, пожалуйста, и спроси, как найти ее бабушку. Так будет гораздо проще, — попросил он, не заметив неловкости, возникшей среди подростков:

Артему не осталось ничего иного, как под пристальным взглядом Лешки Набирать номер телефона своей новой знакомой. На сей раз она оказалась дома.

— Илона? Это Артем. Я по делу звоню — на всякий случай оговорился парнишка, — Александр Федорович, племянник Маргариты Павловны, у которой вы недавно были, хочет узнать, как позвонить твоей бабушке, Говори, мы записываем.

Он продиктовал номер телефона, который ему сообщила Илона, и, покраснев, быстро сказал в трубку:

— Да-да, конечно, я тебе еще позвоню. Александр Федорович тут же набрал нужный номер.

— Евгения Семёновна? Извините за беспокойство. Нет, вы меня не знаете, разве что заочно. Я племянник Маргариты Павловны.

Она вам случайно не звонила? И вы ее сегодня не видели? Нет-нет, я не на даче, я в Москве, до нашей дачи не могу дозвониться. Вы тоже ей звонили? Должно быть, у нее телефон Неисправен.

Закончив разговор, он пояснил ребятам:

— Зачем зря пугать старушку? Может быть, тетя вот-вот появится, а я только зря паникую и других расстраиваю. — Мы утром придем узнать, появилась она или нет, — сказал Ромка и посмотрел на Артема: — Что я говорил? Законы Мэрфи всегда сбываются!

Утром все трое, быстро позавтракав, ринулись к дому с мансардой. Лешка думала о том, что, если Маргарита Павловна вернулась, то старую отговорку про оставшийся в Москве перстень она еще не использовала, и поэтому настроение у нее было в общем то неплохим. По дороге она нашла одуванчик с белой Шапочкой и подула сквозь нее на Ромку. Мальчик громко чихнул и обиделся, и это было очень смешно. «Интересно, — подумала Девочка, — где это Маргарита Павловна гулять вчера вздумала?» С другой стороны, не все же время ей одной дома торчать?

Но встретили их только Дик и Александр Федорович. Причем если первый был, как обычно, счастлив при виде Лешки, то у второго вид был весьма подавленный. В руках он держал какую-то бумажку.

— Черт-те что, — бормотал он, — чушь какая-то.

— А нам можно посмотреть? — попросила Лешка и взяла протянутую записку.

Ромка с Артемом заглянули через ее плечо. На половинке сероватого листа бумаги на старой с запавшими буквами машинке было напечатано:

«Хозяйку не ищите;. В милицию не обращайтесь. иначе она никогда не вернется».

— Ничего не понимаю, — развел руками Александр Федорович. — Ее похитили, что ли? Тогда почему выкупа не требуют?

— Чеченцы вон за генерала семь миллионов долларов просят, — вставил Ромка.

— У меня столько нет, — отозвался Александр Федорович. — И кому она понадобилась? Что же теперь делать? — он беспомощно оглянулся на ребят.

— Думать надо, — глубокомысленно заявил Ромка!. — И браться за дело со всей решительностью. «Не проточная вода портится, а Стоячая». Знаете, кто это сказал? Испанский философ Бальтасар Грасиан.

— Он прав, твой философ, — меланхолически заметил Александр Федорович и растерянно огляделся по сторонам. — Только с чего начинать-то? Кому все-таки она понадобилась?

Александр Федорович вошел в дом. Ребята поплелись следом за ним.

— А вдруг ее похитили из-за перстня? А перстня у нее нет, и ей теперь не откупиться? — чуть отстав от Александра Федоровича, шепотом сказала Лешка ребятам.

— Может быть, одно с другим вовсе и не связано, — подумав, ответил Ромка.

— А вдруг связано?

— Но, пожалуй, племяннику надо сказать об этом, — сказал Артем.

Они все еще по привычке между собой называли Александра Федоровича «племянником» как это делали весной, когда именно он был у них подозреваемым номер один. Лешка, которая маялась из-за пропажи чужой драгоценности вот уже несколько дней, облегченно кивнула головой. Она села рядом с Александром Федоровичем на диван и во всех подробностях рассказала ему о том, как совсем недавно, ночью, у нее кто-то украл со стола перстень Маргариты Павловны. И о крике какой-то немолодой неизвестной женщины, который они все слышали. И о следе у окна. И о подозрительном поведении в тот вечер Евгении Семеновны, которая ушла на станцию, пробыла где-то неизвестно сколько времени, а потом вернулась назад к Маргарите Павловне.

— Старушку мы, конечно, проверим. Действовать пока будем сами, поскольку если и обратимся в милицию» то толку от этого будет мало, — сказал Александр Федорович. — Им так же, как, и нам, оттолкнуться будет не от чего. А тете это может навредить. Ну надо же, — он хлопнул себя по коленке. — Тетку мою похитили! Кому сказать — не поверят.

Внезапно они услышали громкий лай Дика, и все четверо разом выскочили из дома. Лешка увидела посетителей и поморщилась. У калитки стояли Илона и еще какая-то девица, на целую голову выше ее, постарше и не менее красивая. Что-что, а Лешка всегда была объективна. «Наверное, фотомодель, — подумала она. — И что им тут надо? — А мы к вам, — попыталась перекричать Илона собачий лай. — Меня бабушка послали узнать, как дела у Маргариты Павловны. Она снова не смогла ей дозвониться.

«Врет небось, — подумала Лешка, — никто сюда сегодня не звонил».

— Так приехала Маргарита Павловна или нет? — продолжала кричать Илона, во все глаза уставившись на Артема.

— Нет, — быстро ответил Александр Федорович. — Она к родственникам, оказывается уехала» А я не знал, потому и побеспокоил Евгению Семеновну. А ты сегодня у своей бабушки была или вчера?

— Вчера, — ответила девушка. — И бабушка вашей тете весь день звонила, а сегодня попросила меня сюда заехать.

— Что ж, видимо, она напрасно волновалась. Как только тетя приедет, она сама ей позвонит.

— Хорошо, — легко согласилась девушка и кокетливо посмотрела на Артема: — Ну, мы пойдем?

— Счастливо, — с готовностью попрощалась с ними Лешка.

Илона откинула назад свои длинные волосы и, проигнорировав Лешкино напутствие, обратилась к Артему и Ромке:

— А вы не проводите нас до станции?

Артем нерешительно оглянулся на Ромку.

Ромка точно знал, что такие крали не для него, и потому с неохотой пожал плечами: «Чего зря ходить?»

— Мы боимся, — сразу уловила ситуацию Илона — За нами от станции какой-то очень страшный хмырь тащился. Как нам одним теперь назад возвращаться? А вдруг он нас там поджидает?

Расчет был стопроцентным. В «хмыря» ни Артем, ни Ромка, ни тем более Лешка не поверили, но оспаривать сей факт было как-то неудобно.

— Ну что ж, — пожал плечами Артем. — Проводим, да, Роман?

И они отправились. Вчетвером. Лешка ждала, что Артем скажет: «Пойдем с нами», — но он даже и не взглянул на нее. И Ромка, предатель, тоже. Ушли — и все. Может быть, думали, что она сама за ними потащится, как собачка? Не на ту напали. Она никому навязываться не собирается.

Лешка посмотрела им вслед и увидела, как Илона взяла Артема под руку. Этого она уже вынести не могла.

— Значит, моей тети действительно нет у Евгении Семеновны, — задумчиво сказал племянник. — Девчонка не смогла бы это скрыть.

— Наверное, — согласилась с ним Лешка, и в ней вдруг все вскипело от обиды и злости. Она подумала и обратилась к Александру Федоровичу: —Вы тут Дика, пожалуйста, покормить не забудьте. А если сами куда уедете, попросите об этом дядю Валеру, они друг с другом ладят. А мне в Москву, домой, нужно съездить Ведь вы не придумали, как мы будем искать Маргариту Павловну? Тот покачал головой:

— Нет пока. Видимо, надо выждать какое то время. Должен же этот похититель-злоумышленник, или кто он там, снова объявиться и предъявить свой требования?

— Значит, я вам сейчас не нужна? Тогда до свидания.


Глава IV ОБЪЯВЛЕНИЕ


Лешка прибежала на дачу к Артему и заявила Нине Сергеевне, что ей срочно нужно домой, в Москву.

— Но как же, Оленька, ты одна-то поедешь? — всплеснула руками тетка Артема.

— Не вечер же. Светло. Что со мной случится? Да вы не волнуйтесь, я вам оттуда позвоню!

Оставив Нину Сергеевну охать и причитать, Лешка мигом переоделась и отправилась на станцию. Чувствовала она себя очень несчастной. Так они дружно жили все это время с Ромкой и Артемом, так дружно! И надо же — они предали ее при первом удобном случае. Малюсенькое испытание не выдержали. Предатели! Сколько ей, интересно, лет, этой Илоне? Небось все пятнадцать. Артем — он высокий и симпатичный и выглядит старше своих четырнадцати лет, вот она к нему и прицепилась. Но он-то вполне мог не поддастся, так нет — второй раз ее провожать пошёл. Так и привыкнуть можно.

Идя на станцию, Лешка заметила возвращающихся Ромку и Артема. Она быстро метнулась в сторону и спряталась в кустах. Они, оживленно разговаривая, прошли мимо.

«Им и без меня хорошо. Ну и ладно», — прошептала она.

Москва встретила Лешку жарой, пылью и шумом. Она доехала до «Рижской» и вышла из метро. Лешка огляделась вокруг и медленно поплелась домой. Достала свои ключи, но на всякий случай позвонила в дверь. Дома был отец.

— Лешка, ты одна? — спросил он. — А где Ромка?

— Да мне надо, — неопределенно ответила девочка и прошла в маленькую комнату, где на нее будто с упреком смотрела из кресла большая оранжевая обезьяна.

— Ты меня ждала, да? — Девочка прижала было к себе свою любимую игрушку, но тут же отбросила ее в сторону.

— Когда вы не вместе, а каждый сам по себе, мы с мамой за вас волнуемся, ты же знаешь, — продолжал Олег Викторович, тоже зайдя в комнату.

— Да ладно, что здесь такого? — отмахнулась Лешка. — День ведь.

Она зашла в ванную и заглянула в зеркало, оттуда на нее смотрела насупленная девчонка с рыжеватыми вьющимися волосами.

«Конечно, куда мне до этой Илоны! У нее волосы прямые и длинные, и глаза зеленые, кажется. А у меня веснушки противные. Да и кто я для них — до сих пор просто Лешка, вот и отношение оттого такое несерьезное. Й даже Андрей этот в лесу сразу понял, что я еще маленькая, даже мой номер телефона не попросил. Надо волосы подлиннее отпустить, — еще раз критически посмотрела на себя девочка. Потом вгляделась пристальнее. — А вообще-то я не уродина. Нос самый что ни на есть нормальный, хоть и с веснушками. Мама даже говорит, что он у меня прямо-таки точеный. А уж про глаза и говорить нечего — они многим нравятся. И ноги у меня длинные».

После обследования собственной внешности у Лешки несколько поднялось настроение. Она приняла душ, вернулась назад и, аккуратно усадив обезьянку обратно в кресло, рассеянно взглянула на покинутый всеми компьютер. Жаль, что Славка — их с Ромкой новый друг — уехал куда-то с отцом на Волгу, она бы с ним с удовольствием поговорила о собаках. Славкин Джим, немецкая овчарка, был всеобщим любимцем, и мальчик мог говорить о нем часами. А Лешка бы рассказала ему о Дике, как она к нему еще больше привязалась за то время, что живет у Артема на даче, каким он оказался умным и замечательным. Лильки, их общей новой подруги, тоже нет в Москве — она помирилась с матерью и отдыхает с ней на Кипре. Что делать? Тоска!

Олег Викторович с удовольствием читал газету, и ему явно хотелось поделиться с дочерью прочитанным.

— Смотри, Лешка, какие здесь забавные объявления, — сказал он. — Вот, например: «Со всеми почестями похороню ваше любимое усопшее насекомое…» А кстати, ты умеешь писать стихи ямбом? Да не простым. Тут некто Манфред из Германии требует, чтобы девушки писали ему любовные послания пятистопным ямбом. Стихи, написанные другим размером, он и читать не станет.

— Шутишь, что ли? — не поверила Лешка. — Дай-ка я посмотрю.

Она взяла в руки газету и стала внимательно изучать курьезные строчки. И вдруг в колонке рядом с ультиматумом любителя ямба ей бросилось в глаза другое объявление. Оно гласило:

«Рита Колосова, отзовись. Хочу поверить в чудо. Хочу найти наше сокровище и провести вместе с тобой остаток наших дней Знаю, что ты одна. Я тоже теперь один. Всегда твой Жан-Жак».

Далее следовали номер телефона в Париже и адрес в электронной почте.

Что-то очень знакомое почудилось Лешке в этом объявлении. Она стала думать, что именно, и ее вдруг словно током пронзило.

Да ведь Рита Колосова — это. Маргарита Павловна Балалейкина, Точно! Лешка вспомнила во всех подробностях, как Маргарита рассказывала Евгении Семеновне о Жан-Жаке, а та постоянно обращалась к ней по фамилии: «А помнишь, Колосова?..», а ты представляешь, Колосова…» И Жан-Жак подарил ей перстень. А этот перстень принадлежал еще его матери, и она отдала его сыну со словами: «Это талисман. Тот, кто его хранит, всегда любим и любит». Ну как после этого Лешка могла удержаться от того, чтобы не выпросить его хотя бы на несколько дней? Особенно после того, как появилась эта Илона и Артем пошел ее провожать? А еще по ночам он притягивает к себе лунные лучи. Так рассказывала Маргарита Павловна. Потому-то Лешка и сняла тогда его с пальца и положила у окна на блюдечко. А он пропал. Девочка вздохнула.

— Папа, — крикнула она, — откуда у тебя эта газета?

— Купил, а что?

— А еще у тебя такие есть?

— г- Если ваша мать их не выбросила.

Лешка бросилась на кухню, где в углу между дверью и холодильником у них обычно лежали старые газеты, и стала в них лихорадочно рыться.

Вот, на прошлой неделе» оказывается, уже было одно такое же объявление. И на позапрошлой тоже. А эта газета вчерашняя. Постой-постой, а ведь в этой самой газете Андрей работает. Точно, в ней. Он о ней в лесу рассказывал. Значит, скоро именно здесь появится интервью с Маргаритой Павловной о ее покойном муже. Какое странное совпадение! А Ромка с Артемом там, на даче, сидят и ни о чем таком не подозревают. Й сама Маргарита Павловна, должно быть, об объявлении не знает. И как она теперь узнаёт, что ее Жан-Жак разыскивает?

«Постой, — сказала Лешка сама себе, — может быть, из-за этого объявления е*е как раз и похитили? Тут речь идет о каких-то сокровищах. А раз он ей дарил такие перстни…»

И конечно, Маргарита Павловна не может не знать о местонахождении этих сокровищ, и вот теперь ее, должно быть, пытают. Но почему она молчала о них столько лет? Или же она, наоборот, не знает, где они находятся, а знает только один этот ее Жан-Жак? А вдруг ее теперь убьют и не будет больше такой хорошей и доброй Маргариты Павловны?

У Лешки на глаза навернулись слезы. Хоть Артем с Ромкой и предатели, но им об этой? нужно срочно сообщить. И племяннику, то есть Александру Федоровичу, тоже. Надо немедленно им всем позвонить.

Она набрала номер телефона дачи Артема — телефон там был с самого начала лета. Владислав Николаевич поставил его, как он сам сказал, для собственного спокойствия, чтобы в любой момент быть в курсе дел своего сына. К телефону долго никто не подходил. Наконец она услышала Нину Сергеевну, которая, как обычно, ковырялась где-то в саду. Ромки с Артемом дома не оказалось. Тогда Лешка позвонила Александру Федоровичу. Его тоже не было на месте. А номер его сотового она не знала, до сих пор он ей как-то и не требовался.

Лешка снова пожалела, что в Москве нет Славки. Надо же» рыбачит. Лешка терпеть не могла рыбалку. Часами сидеть и неизвестно на что тратить свое драгоценное время. Даже читать нельзя — за поплавком следить надо. Когда рыба без конца клюет, тогда еще ладно, наверное, при этом у людей азарт появляется. Но когда она, Лешка, рыбачила в свой первый и последний раз в жизни, у нее ни разу не клюнуло, и поэтому такой род занятий лично для себя она решительно и навсегда отвергла. И потом, ей всегда было жалко серебристую рыбешку, которая могла бы еще плавать и плавать…

Так что же все-таки сейчас-то ей предпринять? Не ехать же обратно на дачу!

И тут ее осенило: Венечка! Вот уж кто всегда поможет и ни за что не пойдет провожать всяких там накрашенных дылд, как бы они его ни уговаривали! А если и пойдет, то это будет не скоро, потому что ему еще и двенадцати нет. Но друг он вполне подходящий. В их компании Венечка пользуется заслуженной репутацией вундеркинда — никто из ребят не знал компьютер так, как он. Впрочем, он разбирался и в массе других вещей, за что Лешка и все остальные его очень уважали.

Венечкин номер телефона она помнила наизусть. И о счастье! — мальчик оказался дома.

— Венька! Рада тебя слышать, — закричала Лешка в трубку. — Приезжай ко мне! Тут такое случилось! Человека похитили. И перстень украли, И еще в газете объявление появилось… Я его только сейчас обнаружила. И оно Многое объясняет. Помнишь Маргариту Павловну, ну ту, у которой мы весной Славкиного Джима нашли? А потом еще и тайник в собачьей будке, куда Дика ее племянница поселила, чтобы он тот тайник охранял?

— Погоди, — перебил ее Венечка.. — Ты лучше сама ко мне приезжай, у меня Никого дома нет. Ты мне все по порядку расскажешь, и мы с тобой спокойно все обсудим. Вдруг что и придумаем. И газету с объявлением не забудь с собой захватить.

От Венечки даже на расстоянии веяло спокойствием и уверенностью. У Лешки разом сменилось настроение.

— Еду! — обрадовалась она. Конечно, они с Венечкой сейчас что-нибудь обязательно придумают и утрут нос предателям Артему и Ромке.

Венечкина комната напоминала и склад, и лабораторию одновременно. Лешка давно определила для себя, что этот мальчик похож на Знайку из мультика «Незнайка», вернее, даже не из мультика а из старой, еще маминой, книжки «Приключения Незнайки и его друзей», огромной, толстой, с цветными иллюстрациями. У Венечки, как и у книжного Знайки, везде лежали книги: и в шкафу, и на столе, и на кресле, и даже под креслом. Кроме того, письменный стол был завален кассетами и дискетами. А на другом, отдельном столе стоял компьютер, вернее, не стоял, а тонул в океане бумаг и дискет и дисков. Лишь экран монитора, как айсберг, гордо светился над всякой мелочью. В углу Лешка заметила знаменитую Венечкину сумку, без которой он не выходил из дома. В ней были фотоаппарат, фонарик» книжки, калькулятор, рулетка, да чего только там не было!

Я всегда знаю, где у меня что находится, — заранее предупредил он Лешкин вопрос о беспорядке. — Мне так удобно.

Твоя комната, — пожала плечами Лешка и присела на диван — единственную в комнате вещь, которая использовалась по назначению: Венечка на нем спал.

Она устроилась поудобнее и стала в подробностях рассказывать ему о событиях последних дней, разве что не упомянула об Илоне, Андрее и о своей обиде на мальчишек, то есть о тех деталях, о которых ее младшему другу знать вовсе не обязательно.

Покажи газету, — попросил мальчик и стал внимательно изучать объявление. — Да, ты права. Пожалуй, другой причины, из-за которой могли бы похитить вашу старушку, я не вижу.

И что ты предлагаешь? — напряглась от волнения Лешка.

Я предлагаю позвонить этому Жан-Жаку. Рассказать все как есть, и пусть решает, что ему дороже — его сокровища или Маргарита Павловна» Он дал объявление? Дал. Вот и пусть теперь сам отвечает за свой поступок.

Только надо ему все это сказать как можно быстрее, а то меня мама будет ругать. За звонки за границу. Они знаешь как дорого сейчас стоят.

— Знаю, — кивнула головой Лешка. — Мы сами часто в Америку звоним, а когда счет приносят, мама ужасается.

Венечка, не откладывая дело в долгий ящик, заглянул в телефонный справочник, — нашел код Парижа, набрал восьмерку, еще тринадцать цифр и посмотрел на девочку.

Кто будет говорить? — быстро спросил он.

Ты. Говори ты сам, пожалуйста. — У нее вдруг учащенно забилось сердце.

Ладно, — спокойно согласился Венечка. — Я сам все ему скажу.

В далеком Париже довольно быстро сняли трубку, и чей-то голос что-то сказал по-французски.

Вы извините меня, пардон, — быстро проговорил мальчик. — Мы из Москвы, по объявлению в газете. Нам нужен мсье Жан-Жак, который разыскивает некую Риту Колосову;

Я Жан-Жак. С кем я говорю? — ответил пожилой голос.

— Мы ее знакомые, — немножко запинаясь, продолжал Венечка.

А где она сама? Она с вами?

Нет, с нами ее нет. Она сейчас не может с вами разговаривать.

Что с ней? Где она?

Лешка слышала каждое слово. Голос был очень взволнованным, Жан-Жак говорил по-русски с акцентом, но совершенно правильно. Она вспомнила, что его мать была русской.

—. Я… Я не знаю, как вам все сразу объяснить… А давайте мы пошлем вам письмо по электронной почте, — нашелся Венечка, поняв, что в двух словах о похищении человека рассказать невозможно. — Мы будем вам писать по-русски латинскими буквами. И вы нам ответите так же. До свидания. Оревуар.

Он мигом отключил телефон и вызвал на монитор компьютера электронную почту. Затем выдвинул клавиатуру, которая, к Лешкиному удивлению, оказалась ничей не заваленной.

— Подай мне газету, пожалуйста, я спишу его адрес, — попросил мальчик. — Хорошо, что я вовремя вспомнил о компьютере. Когда печатаешь латинскими буквами есть время обдумать каждое слово. Только давай вместе думать, что мы ему должны сказать.

— А ты так и пиши: Риту Колосову похитили скорее всего из-за клада. Может быть, предложим ему дать новое объявление о том, что он меняет этот клад на Маргариту, раз помнит и хочет ее увидеть.

— Нет, давай мы пока ничего предлагать не будем. Он взрослый, пусть сам соображает, что ему делать.

И Венечка, сосредоточенно насупив брови, принялся печатать:

«Мы — друзья Маргариты Павловны. Ее похитили и запретили сообщать об этом в милицию, Мы предполагаем, что это случилось из-за вашего объявления. Они, наверное, хотят заполучить ваш клад. Решайте сами, что делать. Ждем ответа.

Мальчик даже вспотел, набирая этот текст.

Я никак не привыкну к латинскому шрифту, — объяснил он Лешке, — хотя у меня в Интернете есть друзья из Англии, и я с ними иногда общаюсь. По-английски, но коротко. Это нелегко. Но ничего, я скоро напрактикуюсь. А теперь давай думать, что дальше делать.

Ждать, наверное, что он решит, — пожала плечами девочка.

Вдруг резко зазвонил телефон. Лешка даже вздрогнула. Она почувствовала, что звонят именно ей. Она всегда, по крайней мере в восьмидесяти процентах случаев, об этом знала и всегда поражалась этой своей телепатической способности.

И правда, звонил Ромка из дачного поселка. Она это сразу поняла по ответам Венечки.

Привет… Да, у меня… По делу… Очень важному… Передаю трубку.

Лешка, почему ты уехала, не предупредив нас? — как ни в чем не бывало спросил брат. — Мы с Темкой пришли домой — а тебя нет. Потом Нина Сергеевна нам сказала, что ты зачем-то в Москву поехала. А папа передал, что ты у Веньки. А что вы там делаете?

Надо же, они даже не поняли, что она на них обиделась! Какие толстокожие! И все же Лешка решительно отложила все свои обиды на лотом. Дело важнее всего!

— Пока вы гуляли неизвестно с кем, мы выяснили мотив похищения Маргариты Павловны, — важно сказала она. — я уже связались с ее Жан-Жаком — помнишь, я тебе о нем рассказывала? — по телефону и электронной почте. А теперь вот сидим и ждем от него ответа.

— Какой мотив? О чем ты говоришь? Нам надо срочно встретиться.

Лешка услышала приглушенный голос Артема и согласно кивнула, будто тот мог ее видеть.

Возвращайся, — потребовал Ромка. — Мы не просто так тех дылд провожали, мы от них кое-что узнали.

Ладно, я, так и быть, приеду. — Лешка облегченно вздохнула и посмотрела на Венечку: —А ты?

Я бы очень хотел поехать, — огорченно ответил он. — Но дома никого нет. Уже скоро пять часов, я не могу уйти, мама вот-вот придет.

«Как бы и меня дома не задержали», — подумала Лешка и позвонила в туристическую фирму «Фривэй», которой руководил Александр Федорович. Он, к счастью, оказался на месте и согласился отвезти девочку в Медовку, поскольку сам собирался туда же.

— Ты, Венька, будешь у нас диспетчером. — осенило Лешку. — На даче-то у нас нет компьютера, а без него мы никак не сможем связаться с Жан-Жаком. Поэтому ты сиди дома и жди от него письмо. Мы тебе будем периодически звонить и держать в курсе своих дел. Хорошо?

— Придется, — согласился Венечка.

Лешка позвонила домой и, сообщив отцу, что возвращается в Медовку вместе с Александром Федоровичем, пообещала сразу же оттуда позвонить.

В Москве все плавилось от жары, в воздухе был переизбыток озона и всяких других вредных веществ, поэтому удерживать ребенка в городе Олег Викторович не стал.


Глава V СТАРАЯ ФОТОГРАФИЯ


Лешка ждала Александра Федоровича в условленном месте недалеко от станции метро «Проспект Мира», возле которой жил Венечка. Увидев его серебристый «Мерседес», «на радостно вскинула руку. Сев в машину, она первым делом показала племяннику объявление в газете и взахлеб рассказала ему все последние новости. То же самое она сделала, встретившись с друзьями у самого въезда в поселок, где Ромка и Артем с нетерпением ждали ее.

— Давайте сейчас все вместе заедем ко мне. — предложил Александр Федорович, сажая ребят в машину.

Лешка так и хотела сделать, потому что ей не терпелось увидеть Дика. Пес так всегда радовался при виде ее, а ведь как приятно доставлять кому-то радость!

Отдав дань собачьей верности и любви, она поспешила в дом. Александр Федорович варил кофе и рассуждал вслух.

— Значит, моя единственная тетка зарыла где-то сокровища, а мне, любимому племяннику, за всю жизнь ни словечком не обмолвилась? Ч[то-то мне верится в это с трудом. Хотя я и о Жан-Жаке ничего не знал. Когда я родился, она тихо-мирно жила со своим Балалейкиным, и этот вопрос в нашей семье никогда не обсуждался. Кто же все-таки мог ее похитить?

. — Да любой, кто прочел газету и захотел стать богатым! — воскликнул Ромка.

— Вечно ты выступаешь, не подумав, — возразил Артем. — Это мог сделать только тот, кто знал историю отношений Риты Колосовой и Жан-Жака, а также то, что она впоследствии стала Балалейкиной, и к тому же в курсе, где она живет. То есть получается, что это совсем близкий ей человек. Но кто? — развернулся он всем телом к племяннику.

Тот недоуменно пожал плечами;

— Когда-то у нее, понятное дело, было очень много знакомых. У них с Петром Львовичем было полно друзей, но вряд ли в их среде мог зайти разговор о ее прошлом. Ведь все это, насколько я понял, тщательно скрывалось. Даже я не знал. А сейчас, наверное остались какие-нибудь старые-престарые подруги, которым в юности она доверяла все тайны. Такие, как Евгения Семеновна, например.

— Или враги, — резонно возразил Артем, — которые были в курсе ее прежних дел.

— Возможно. Только откуда у нее могут быть враги? Она сроду никого не обидела. Да вы- и сами ее знаете. Да, проблема сложная. Так с чего же мы начнем поиски? У Лешки ехидно блеснули глаза.

Как раз и надо начать с бабки его подруги, — она указала на Артема.

Да какая она ему подруга, — заступился за друга Ромка.

— Не знаю какая. Это его личное дело. Только с чего это вдруг старуха Шапокляк ни с того ни с сего приехала сюда и завела разговор о Жан-Жаке? Я же при этом присутствовала и сама все слышала. А Маргарита Павловна говорила, что они до этого лет сорок не виделись. И в ту же самую ночь у меня ее перстень пропал. Случайность ли это? Лично я в совпадения не верю.

Я же давно говорил, что надо ее обувь проверить, — воодушевился брат.

В первую очередь надо с ней поговорить. Где я записал ее номер телефона? Ага, вот здесь. — Александр Федорович взглянул на листок бумаги и сам позвонил старухе- т Евгения Семеновна? Здравствуйте. Это говорит Александр Федорович, племянник Маргариты Павловны. Нет-нет, с ней все в порядке. Она в гостях у родственников. Да что с вами? Плачет, — он обернулся к детям, — Пенсию украли? Как украли, когда?

Выслушав старушку и договорившись подъехать к ней на другой день утром, он объяснил ребятам, что на Евгению Семеновну напал в подъезде какой-то неизвестный грабитель, выхватил из рук сумку в которой находилась — вся ее пенсия, и был таков. Да и еще сказал, что если она заявит в милицию то он ее в другой раз просто убьет. Она и не заявила. Да и как его найдешь, если она никаких особых примет преступника не запомнила. А лица она не видела, потому что вор его чем-то прикрыл.

Грабеж в подъезде — обычное дело, — пожал плечами Артем. — Поэтому сейчас везде ставят домофоны.

Да, не повезло бабке, — констатировал Ромка и невозмутимо добавил: — «Когда дела идут хуже некуда, в самом ближайшем будущем они пойдут еще хуже». Так гласит следствие из второго закона Чизхолма.

Александр Федорович с грустью взглянул на мальчишку.

Ох, как бы мне этого не хотелось.

Вы не обращайте на него внимания, — Лешка показала брату кулак. — Он у нас с прибамбасами.

Да ничего, я к нему уже успел привыкнуть, — улыбнулся племянник.

Но Ромка не унимался.

А это мы тоже еще проверим, — пробурчал он. — Вы еще сами убедитесь, что я прав. Вернее, не я, а теория.

А ведь где-то у тети был снимок ее институтской труппы, — вспомнил Александр Федорович и достал старые фотоальбомы. — А ну, давайте посмотрим. — И достал старые фотоальбомы.

Некоторые из них Лешка уже видела, когда журналисты брали У Маргариты Павловны интервью. Снимки, содержащиеся в большинстве альбомов, отражали научную деятельность Петра Львовича: вот он на заседании кафедры, вот — на защите своей докторской диссертации, а вот это уже его аспирант защищает свою кандидатскую. А вот ему вручают какую-то премию, наверное, Государственную, о которой говорила Маргарита Павловна. А вот фотокарточки, где они вдвоем с мужем в смешных купальниках загорают на пляже в Сочи. Только лицо у Маргариты Павловны почти везде очень грустное. Было множество фотографий самого Александра Федоровича — от маленького беззубого Шурика с соской во рту до взрослого предпринимателя, ведущего совещание в одном из своих офисов.

— Ага, вот то, что я искал.

Александр Федорович достал из альбома довольно большой выцветший снимок, где часть девушек сидела на стульях, а остальные и несколько парней с каменными лицами стояли позади них, держась за спинки этих самых стульев. Почти все молодые люди были в вельветовых куртках с кокетками, а некоторые девушки в каких-то полупрозрачных пестрых платьях с высокими плечами.

Эти платья у них из крепдешина или креп-жоржета, я точно не помню названия, но у нашей бабушки такое тоже было, — сказала Лешка.

Ни имен, ни фамилий, — вздохнул племянник. — Как тут кого вычислишь? А тетка то моя, была симпатичной. И даже очень.

Приглядевшись к фотокарточке получше, Лешка первая узнала на ней Маргариту Павловну — тоненькую и стройную девушку. Даже выцветший старый снимок не мог скрыть блеска ее глаз. И платье с огромными плечами сидело на ней, как на актрисе из старых советских кинофильмов. Лешка вспомнила альбом с фотографиями артистов, который в раннем детстве собирала ее мама. Он до сих пор хранился в их доме, и Лешка иногда их с удовольствием разглядывала. Девочка решила, что Маргарита Павловна в юности была похожа на молодую Зинаиду Кириенко из какого-то фильма про разведчика, где актриса играла француженку, которую звали Моникой. На той фотографии так и было написано: «3. Кириенко в роли Моники». Лешка вспомнила и название фильма — «Вдали от Родины». Маме этот фильм в детстве очень нравился, она об этом не раз Лешке говорила. Там еще молодой Михаил Козаков фашиста играл. Лешке стало понятно, почему француз Жан-Жак до сих пор не забыл свою Риту Колосову.

Где же она сейчас? — вздохнула она и тут же обратила внимание на другую, довольно невзрачную девушку, указав на нее Артему: — А вот и Шапокляк, Евгения Семеновна то есть. Бабка твоей Илоны. А она на свою бабулю очень похожа.

Мне-то что? — взорвался Артем. — Хватит уже!

— А чего я такого сказала, — пожала плечами Лешка. .

— А больше вы здесь никого не знаете? — обратившись к Александру Федоровичу, разрядил обстановку Ромка.

Тот вгляделся в снимок еще раз и только покачал головой.

Ну что ж, значит, будем начинать с Евгении Семеновны, раз больше никого не нашли, — Ромке явно не терпелось взять бразды правления в свои руки. — Как ни крути, все нити ведут именно к ней. Кстати, надо след от каблука с собой взять.

Навестить ее, по крайней мере, стоит, — подтвердил Александр Федорович. — Не напрасно, значит, я с ней договорился о встрече. Давайте завтра прямо с утра все вместе к ней и поедем.

Как замечательно, что сейчас лето, — , обратился Ромка к друзьям. — : А то, помните, сколько мук нам пришлось претерпеть из-за школы, когда мы выслеживали Ларису. И вас тоже, — он виновато взглянул на Александра Федоровича.

Да уж, грехов тогда ты мне приписал немало. Но теперь мы с вами в одной команде сыщиков, — невесело усмехнулся тот. — Я действительно очень тревожусь за тетю. Она мне всю жизнь была как мать. Может быть, вам, вернее, нам повезет и мы ее отыщем? Я, честное слово, готов уцепиться за любую соломинку.

Мы не соломинки, — возразила Лешка. —.. Все вместе мы можем многое. К тому же у нас еще и Венечка ест?.. Кстати, ему нужно позвонить, вдруг он узнал что-нибудь новенькое?

Венечка моментально снял трубку.

Ну что, есть новости от Жан-Жака?

Есть, — не очень радостно ответил он. — Пишет, что ничего не понимает и не знает, о каком кладе идет речь.

Неужели этот Жан-Жак такой жмот? — возмутился Ромка.

Давайте не будем за глаза судить о человеке, — попросил Александр Федорович- Я, пожалуй, сам ему позвоню, но только когда хоть что-нибудь прояснится.

^ Утром Лешка поднялась первой и заглянула в комнату к мальчишкам. Те еще сладко спали, а возле Ромки на полу у кровати валялись две книги. Девочка не удержалась от того, чтобы не взять их в руки. Одна из них оказалась Уголовным кодексом Российской Федерации, а другая, толстая и тяжелая, называлась «В мире великих мыслей». Лешка ее открыла и сразу наткнулась на высказывания древнегреческого философа и оратора Цицерона. Видно, Ромка ее вчера читал как раз на этом самом месте. Она удивилась, что, оказывается, такие всем известные изречения, как «Друзья познаются в беде», «Привычка — вторая натура», «Каждому — свое», «Что посеешь — той пожнешь» и многие другие принадлежат именно этому мыслителю.

А она-то считала, что это просто пословицы. «Значит, — подумала девочка, — скоро брат преподнесет нам немало мудрых перлов».

Лешка положила книги на стол. Ее внимание привлекла серая папка-скоросшиватель, на которой Ромкиной рукой красным фломастером было написано: «Дело № 2. О поисках украденного перстня». Она открыла папку. В ней сиротливо лежал один листок бумаги с нарисованным на нем маленьким неровным овалом, обрезанным с одного конца. Это был след от каблука той самой туфли, которую они обнаружили под подоконником Лепленного окна. Девочка закрыла папку, подошла к двери и громко ею хлопнула.

А? Что такое? — Ромка открыл глаза и сел, уставившись на сестру. ,

Пора вставать, — строгим тоном объявила она и пошла на кухню, где Нина Сергеевна давно хлопотала у плиты.

Куда это ты так рано собралась? — спросила она девочку.

— В Москву.

Опять в Москву?

Мы, едем вместе с Александром Федоровичем.

Не волнуйся, мы тебе позвоним, если задержимся, — сказал Артем, появившись следом за Лешкой.

Да что у вас с ним за дела такие? Вроде взрослый человек, занятой, а с вами возится, — удивилась Нина Сергеевна.

Он хочет, чтобы мы помогли ему в одном деле. Ты же знаешь, он человек серьезный, так что не волнуйся.

Не успели они сесть за стол, как у калитки взметнул пыль серебристый «Мерседес» Александра Федоровича. Ребята, доедая на ходу, выскочили из-за стола и помчались к машине.

Как хорошо, что мы теперь с тачкой! — воскликнул Ромка. — А то как раньше без нее мучились.

Неплохо, — согласился Артем и оглянулся на Лешку.

Но та никак не отреагировала на такое удобство. Девчонка постоянно думала о том, что эта противная Илона будет наверняка у своей бабки. Лешке даже стало стыдно, что это обстоятельство ее заботит чуть ли не больше, чем судьба Маргариты Павловны. Она взглянула на Артема, который невозмутимо сидел рядом с Александром Федоровичем. Лешку же племянник посадил на заднее сиденье, утверждая, что так оно безопасней. Ромка достал из кармана листок бумаги и стал его внимательно изучать. Лешка взглянула на листок. Там был отображен уже знакомый ей след от каблука.

— Это — копия, — важно пояснил брат. — Надо получше запомнить все его особенности.

Дверь им открыла сама Евгения Семеновна, предварительно поглядев в «глазок». Она несколько удивилась, увидев такую большую компанию, и растерянно проговорила:

— Ну что ж, заходите.

— А обувь снимать? — засуетился в прихожей Ромка. — Я вижу, у вас тут чисто, так что надо снять, наверное?

Он присел на тумбочку для обуви и стал медленно стаскивать с себя кроссовки.

Да нет, не надо ничего снимать, — попыталась остановить его старуха. — У меня на вас на всех и тапочек-то не наберется!

Ничего, я и так похожу, в носках. Тьфу, черт, узелок не развязывается. Ни туда, ни сюда, — развел руками Ромка и снова склонился над кроссовками. — Ох, это, наверное, надолго.

А вы пока проходите, — пригласила Евгения Семеновна остальных.

Я вас немножко обманул по телефону, — сказал Александр Федорович, войдя в комнату. — Дело в том, что мы с тетей поссорились, и она уехала, даже не сказав куда. Наверное, к каким-нибудь своим старым друзьям. Я теперь пытаюсь вычислить, у кого бы она могла быть, чтобы найти ее и помириться. Вот, узнаете? — Он протянул ей старый снимок.

Ой» а у меня такой фотографии нет, — всплеснула руками Евгения Семеновна. — Была, но при переезде пропал целый фотоальбом, и она вместе с ним. А жалко.

А вы всех помните, кто здесь сфотографирован? — нетерпеливо спросил племянник.

— В лицо-то почти всех, а вот по фамилиям… Вот этот» светленький, из армян пришел, старше нас был намного, и учился с нами всего год, не больше. А это Паша Семенов, он сейчас известный ученый. А Машенька умерла. И Леночки уже нет. Лиза с Володей не в Москве. Они поженились и уехали, представьте себе, в Магадан. Перебрались сейчас сюда или нет — не знаю. Тонечка В Киеве живет, Аня — в Воронеже. Вот еще, кажется, Люда и Светлана. Но я не знаю, где они и что с ними. Они тоже куда-то уезжали. А больше никого и не помню.

Старушка подняла бесцветные глаза и, окинув грустным взглядом своих гостей, задержала его на Ромке, который, По всей видимости, уже справился со своими обувными проблемами и теперь стоял посреди комнаты в одних носках.

— Да, невесело, — вздохнул Александр Федорович.

Внезапно раздался звонок в дверь. Евгения Семеновна пошла открывать, и у Лешки сразу упало сердце. В коридоре раздался пронзительного голос Илоны.

— А что это вы тут делаете? — расширила она глаза от удивления, увидев всю знакомую компанию. — Ой, бабушка, а что это у тебя? Дай посмотреть!

Илона выхватила из рук Евгении Семеновны старый фотоснимок. — «Это моя институтская группа, — пояснила старушка.

— Ой, бабуль, какая ты здесь смешная. А как! все одеты интересно! Некоторые, между прочим, даже неплохо. Тетя Рита, например. А вот и тетя Даша. А она ничего была, да? И изменилась не очень сильно.

Какая тетя Даша? — встрепенулся Ромка.

Да с ней бабуля постоянно по телефону болтает и в гости к ней часто ездит. Ведь так, ба?

Александр Федорович вопросительно посмотрел на старуху.

Действительно, про Дашу я даже и не подумала. Я предполагала, что уж ее-то вы знаете. Привыкла к ней, наверное, поэтому, — вдруг почему-то покраснела Евгения Семеновна. — К тому же Рита у нее никак не может быть. Мы с ней недавно как раз всех вспоминали, и Риточку тоже. Даша ее давным-давно не видела.

А ее координаты нам на всякий случай вы можете дать? Может быть, она еще кого-нибудь на этом снимке узнает, — попросил Александр Федорович.

Старуха помялась.

— Могу, конечно. Вот ее номер телефона. — Евгения Семеновна помнила его наизусть. — А живет она на «Бабушкинской», в большой квартире. Уже давно туда из центра перебралась. У нее там просторно, не то что у меня. Тоже пенсионерка, но на жизнь ей хватает. И пенсия большая, и подрабатывает еще, и дети помогают, с какой-то затаенной завистью сказала она.

— Ой «Бабушкинская» — это же по нашей линии метро — воскликнула Лешка.

А как ее зовут по имени-отчеству вашу Дашу.

— Дарья Кирилловна. Дарья Кирилловна Гридина.

— Красиво звучит, — сказала Лешка.

А как так получилось, что вас ограбили? — задал давно интересующий его вопрос Ромка.

Сама не знаю, — покачала головой старуха. — Может быть, бог за что-то наказал.

За что тебя наказывать, ты у меня бабка хорошая. — Илона наклонилась и чмокнула ее в щеку.

Евгения Семеновна с обожанием взглянула на внучку, а Та не сводила глаз с Артема.

И много взяли? — не унимался Ромка.

Всю пенсию, шестьсот восемьдесят девять рублей. Я ее всего за день до этого получила, а из сумки вынуть забыла. — На глазах у старушки выступили слезы. — Ни копеечки из нее не потратила, хотела сэкономить немножко.

Неужели вы совсем не разглядели грабителя? Какой он был? Высокий, низкий, молодой, старый?

Мужчина. Невысокий, — ответила Евгения Семеновна и задумалась. — Больше ничего не могу сказать. Он был какой-то… никакой.

Лешка перевела взгляд с Илоны на Александра Федоровича и увидела, как тот, достав из кармана свой бумажник и отсчитав семь сторублевок неловко протянул их старухе.

— Позвольте, я вам компенсирую убытки. Не обижайтесь, возьмите, пожалуйста.

Да что вы, не надо, — заохала Евгения Семеновна. — Я не могу принять от вас деньги. Вы же меня первый раз в жизни видите.

Вы — тетина подруга, и этого для меня достаточно.

А друзья познаются в беде, — вставил Ромка.

Лешка невольно улыбнулась: «Вот, уже начал цицеронить. Я так и думала».

Артем коснулся ее руки и незаметно подмигнул. Видимо, он тоже ожидал подобных высказываний от своего друга.

Старушка продолжала отрицательно качать головой.

Да бросьте вы церемониться, — от смущения несколько грубовато сказал Александр Федорович. — Отдадите, когда будут.

Дайте я вас хоть чем-нибудь угощу, — засуетилась Евгения Семеновна. — Илоночка, поставь чайник.

Однако племянник поднялся с места.

Нет, спасибо. Я тороплюсь, у меня совещание.

А вы ему лучше газету дайте, «Новости-Плюс», — сказал Ромка, внимательно наблюдая за старухой; Он не успел купить на — этой неделе, а она ему очень нужна.

А… Вы… У меня ее нет. Я не покупаю эту газету. Я же пенсионерка, я вообще газет не покупаю, все новости по телевизору узнаю.

Евгению Семеновну Ромкины слова явно застигли врасплох, и;, если у нее и не было дома этой газеты, было видно, что она имеет представление о печатном органе с таким названием. И о помещенном в нем объявлении она скорее всего осведомлена. Недаром она вдруг резко побледнела. И вообще Ромка заметил, что она чего-то боится.

«Я ее еще достану, — подумал он, вставая с места. — Бабка что-то знает, но молчит».

Она знает, но молчит, — повторил он теперь уже вслух ту же фразу, когда, распрощавшись с бабушкой и внучкой, они сели в машину.

Что именно она знает? — спросила Лешка, довольная тем, что разочарованная Илона осталась ни с чем.

Ну, об объявлении-то уж точно. Иначе зачем бы ей бледнеть при упоминании о газете? Вы разве не заметили?

Это-то мы заметили. А как ты думаешь, о Маргарите Павловне она знает? О том, где она может быть?

Не знаю, что и думать. Но вряд ли. — Ромка с сомнение покачал головой.

А о перстне?

Тоже не знаю. Я у нее в прихожей всю обувь пересмотрел, пока делал вид, что шнурки на кроссовках развязываю. Там таких туфель нет. Все какие-то старые, или совсем без каблуков, или с толстенными. Но почему она не захотела узнавать свою подругу на снимке? Если бы внучка ее не заложила, мы бы так и ушли от нее в неведении. Может быть как раз здесь собака зарыта?

— Мне тоже так кажется, — сказал Артем, и все трое посмотрели на Александра Федоровича.

Я думаю, что вы правы. Действительно, по какой-то пока непонятной причине она не хотела говорить нам о своей близкой подруге. Было бы, кстати, неплохо, если бы мы смогли выяснить эту причину, — проговорил он, не отрывая взгляда от дороги. Затем, посмотрев на часы, воскликнул с досадой: — Да, нелегка ты, доля бизнесмена. Хочешь не хочешь, а мне сейчас непременно надо быть в своем офисе. Предстоят слишком важные переговоры, чтобы я мог их пропустить.

Тогда мы сами съездим к этой самой Даше. Вернее, к Дарье Кирилловне, — сказала Лешка. — Чего зря время терять?

Ну что ж, поезжайте. Вреда, я думаю, от этого не будет, — согласился Александр Федорович. — А вечером мы с вами встретимся и все обсудим. Только ей надо сначала позвонить и спросить, сможет ли она вас принять.

Он нашел место для остановки, достал свой сотовый телефон и быстро пробежался по его кнопкам. Объяснив Дарье Кирилловне, что он племянник ее бывшей сокурсницы, Александр Федорович попросил разрешения задать ей несколько вопросов. По его лицу было заметно, что та охотно согласилась.

— Только сам я не смогу, — добавил он. — К вам приедут мои юные друзья. Я им полностью доверяю.

Высадив их недалеко от станции метро «Бабушкинская»» племяннику мчался прочь.


Глава VI НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА


Все еще радуясь тому, что Артем никак не отреагировал на противную Илону, Лешка весело вбежала в подъезд большого дома, дверь которого, хоть и имела кодовый замок, была открыта. Дарья Кирилловна оказалась высокой, стройной пожилой женщиной, с прямыми плечами и короткой, стрижкой. Узнать ее по старому снимку было легко: она почти не изменилась. Было видно, что Дарья Кирилловна тщательно следит за собой. Она была с маникюром, на что Лешка тут же обратила внимание. Женщина была одета в красивый халат из какой-то тяжелой бордовой ткани, расшитый золотыми цветами. Царственным жестом пригласив ребят войти, она спросила:

— Чай будете пить?

В ее голосе было что-то такое завораживающее, что все трое, не сговариваясь, согласились, хотя никто из них пока еще не проголодался.

Она провела их в просторную, отделанную деревом кухню. На стене висели два необыкновенно красивых коллажа в голубых и желтых тонах.

«Хорошо бы спросить у нее, как она их делала», — тут же подумала Лешка.

На столе стоял большой разноцветный самовар, в сахарнице лежал не песок» а кусочки сахара! Дарья Кирилловна открыла стенной шкаф и достала оттуда клубничное и вишневое варенье и баранки. Такое чаепитие Лешка видела только в кино. У них дома всем обычно было некогда рассиживаться на кухне за. самоваром.

— Надо же, чайная церемония по-русски, — отметил Артем.

Ромка, зажав зубами кусок сахара, цедил сквозь него чай. При этом он оглянулся, боясь, что его манипуляции заметит хозяйка, но та доставала из холодильника лимон.

Она обдала лимон кипятком, нарезала тоненькими ломтиками и, положив на блюдце, подала ребятам.

Может, вас накормить получше? — вдруг спохватилась хозяйка.

Нет, что вы, — ответил Артем и взглянул на Лешку: — Может быть, ты хочешь?

Та покачала головой:

И так очень вкусно.

А вот меня бы получше накормить не мешало, — вдруг раздался из коридора громкий веселый голос.

Лешке он показался страшно знакомым. Она обернулась и обомлела: на кухне появился… Андрей. Он увидел Лешку и тоже слегка остолбенел.

— Оля? Как ты сюда попала?

Артем с Ромкой настороженно взглянули на парня.

— Что ты тут делаешь? И как ты меня нашла? — продолжал расспрашивать девочку Андрей.

— И вовсе я тебя не искала, — обиделась Лешка. — А вот что ты тут делаешь?

— Я? Я тут живу, — невозмутимо ответил Андрей.

— А Дарья Кирилловна?

— И она тут живет, как ты могла заметить.

— Да нет, я не о том. Почему вы вместе живете?

— Причина весьма простая: я — ее внук, а она — моя бабушка. Я же тебе рассказывал, что я с бабушкой живу, помнишь? Значит, вы к ней пришли? — Казалось, он только теперь заметил Ромку с Артемом. — А зачем?

— Надо, — буркнул Ромка и подозрительно посмотрел на сестру: — А ты откуда его знаешь?

— Так это он приезжал брать интервью у Маргариты Павловны. Он в газете работает. Я же вам рассказывала об этом, — пояснила Лешка.

— В какой еще газете?

— «Новости-Плюс», — гордо ответил Андрей.

— Понятно… — протянул Ромка и с удивлением повторил еще раз: — Понятно! А ты, когда брал интервью у Маргариты Павловны Балалейкиной, знал, что они с твоей бабушкой когда-то вместе учились?

— Тогда еще не знал, к сожалению. Теперь, конечно, знаю. Я интервью бабушке показал — я ей все свои работы показываю, — а она тут же заохала: «Это же Рита Колосова, мы с ней учились вместе». А вы, кстати, знаете, что эту вашу Маргариту какой-то. француз разыскивает? Он в нашей газете объявление поместил. В нескольких номерах даже. А у нас частные объявления недешево стоят. Интересно, она сама-то об этом знает? Бабушка, выкрикнул он, — ты своей Колосовой позвонить хотела. Звонила? Я же тебе ее дачный номер телефона дал.

— Пыталась, — ответила Дарья Кирилловна. — Да только почему-то никто не отвечает. А я бы и повидалась с ней охотно. Мы с ней лет пятнадцать не виделись. Шурик, ее племянник, тогда в вашем возрасте был. — Она взглянула на Ромку. — А где он сейчас? — Она уехала к каким-то друзьям. С племянником поссорилась и уехала А он ее теперь никак отыскать не может чтобы извиниться и сказать, что был не прав, — вдохновенно соврал Ромка. — Мы за этим собственно, к вам и приехали. Чтобы получить хоть какие-то сведения о ее друзьях.

— А объявления она хоть видела? — с интересом спросил Андрей.

Может, видела, а может, и нет, — пожал плечами Артем. — Мы этого не знаем. — Какая жалость, что я к ней без нашей газеты приезжал. Забыл на столе в редакции. А ведь из этого мог бы неплохой материальчик получиться» а? «Встреча спустя полвека».

Как вы думаете, у кого она может быть? — нетерпеливо спросил Ромка.

Даже и не представляю, — покачала головой Дарья Кирилловна. — Мы с ней столько лет не виделись да, пожалуй, она ни с кем из наших и не общалась. А если бы кто объявился вдруг и захотел ее увидеть, то я бы знала. Ведь наши сборища всегда раньше у меня проходили. А теперь… «Иных уж нет, а те далече…» Женя вот только часто заходит.

Евгения Семеновна?

Нуда.

Она небось позавидовала, узнав, что Маргариту Павловну Жан-Жак разыскивает? — не преминул вставить каверзный вопрос Ромка.

Может/и так. Женю понять можно. Ее дочь Илону одна воспитывает, без мужа, а сейчас к тому же и без работы осталась. Илона девять классов окончила и больше ничего делать не хочет, ни учиться, ни работать. А у Жени у самой пенсия такая ничтожная! Так что счастливой ее жизнь никак не, назовешь. И перспектив никаких.

Значит, она это объявление видела?

Ну конечно, я сама ей его показала. Давно уже, мне же Андрюша все номера своей газеты приносит. А потом я узнала, что он к Риточке ездил интервью брать. Как мир все-таки тесен, — вздохнула она.

Что же это получается? — воскликнула Лешка. Ваша Евгения Семеновна, зная про объявление в газете, приехала к Маргарите Павловне и ей о нем ни слова не сказала?

Откуда ты знаешь? Может быть, и говорила, — возразила Дарья Кирилловна.

Да нет же, — покачала головой Лешка. — Я у нее тогда весь вечер была и ничего такого не слышала, Вот почему она не хотела нам о вас говорить!

Я спрошу у Жени, почему она так поступила. Какая ей от этого могла быть выгода?

«Злой человек вредит другим без всякой для себя выгоды». Это Сократ сказал, древнегреческий философ, — снова блеснул своей свежей эрудицией Ромка.

Лешка незаметно подмигнула Артему, Дарья Кирилловна задумалась.

— Ты думаешь, она злая? А мне ее всегда было жалко. — Она поднялась. — Ну, гости дорогие, чем я еще могу вам помочь?

— Да вроде больше ничем. Вставай, Лешка, пошли, — Ромка положил руку на плечо сестры.

— Это мой брат, — сбрасывая его руку, на всякий случай сказала девочка.

— Старший, — важно пояснил тот, утверждая тем самым свое неоспоримое право командовать сестрой.

— А… сколько тебе лет? — взглянув на шустрого подростка, нерешительно спросил Лёшку Андрей.

— Почти четырнадцать, — не глядя на него, ответила девочка.

— А… — протянул он. — Сначала я решил, что тебе больше, а потом в принципе и сам догадался, что ты еще маленькая. Вернее, не совсем взрослая. А почему ты Лешка? Я думал, что тебя Олей зовут.

— Я и есть Оля. А Лешкой меня с детства зовут, — ответила девочка и замолчала.

Не рассказывать же в было в очередной раз историю о том, как маленький Ромка, по рассказам взрослых, вместо «Олюшка» лепетал «Лешка», и это прозвище теперь прилипло к ней навеки. Впрочем, мысленно она и сама себя так называла, хотя давно представлялась всем только как Оля. Да и Лешкой теперь ее именовали только старые друзья и родные. Артем вот тоже. Значит, он и старый друг, и родной?

Подумав так, Лешка успокоилась. Ну и что, что ей тринадцать? Возраст — штука поправимая, как говорит папа.

— Коллажи у вас очень красивые, — сказала она Дарье Кирилловне на прощание, вспомнив, что Андрей рассказывал ей о своей бабушке и ее работах.

Действительно, мир тесен. Надо, кстати, и ей тоже поскорее создать что-то подобное.

Всю дорогу домой, то есть до дачного поселка под названием Медовка, Ромка с Артемом подозрительно косились на Лешку.

Когда это ты успела с этим Андреем познакомиться, если он приезжал брать интервью у Маргариты Павловны, а ты их только чаем поила?

Не чаем, во-первых, а кофе, — уточнила Лешка. — Вот когда пили, тогда и знакомились.

О своей прогулке по лесу с Андреем она решила ни за что не рассказывать. Стоит ей только сознаться в этом — и тогда вообще никогда перед ними не оправдаться. А что она такого сделала? Проста погуляла с приятным молодым человеком около часа, даже меньше. А думала при этом о Маргарите Павловне, вернее, о том, как бы с ней не встретиться, когда они вернутся назад. Вот и не встретилась. Как раз тогда…

Лешка вдруг похолодела: ведь Андрей предложил ей пойти в лес в тот самый день, когда, исчезла Маргарита Павловна. И сам же предложил ей взять с собой Дика. Может быть, для того, чтобы собака не мешала похитителям? Боже мой, неужели Андрей замешан в этом деле? Или нет? Как ей теперь быть?

Лешка взглянула на Артема, затем на Ромку, затем снова на Артема, «Вот странно, — думала девочка, — Ромка почему-то понятен мне насквозь, я даже знаю, как он сейчас начнет нудеть: «Зачем ты с ним пошла, и зачем тебе понадобился этот хмырь, и что ты наделала…» А вот что скажет Артем? Артем был для нее загадкой, хоть она о нем и без конца думала. Интересно, она его когда-нибудь разгадает? & если разгадает, то будет ли продолжать так же постоянно думать о нем?

Это интервью мне кажется весьма подозрительным, — между тем твердил брат. — Почему это они вдруг к ней явились как раз тогда когда появилось это объявление?

Но они же сначала к ней пришли просто по делу, а потом только узнали, что она и есть Рита Колосова.

Это Андрей тебе так сказал. Почему мы должны ему верить? К тому же других версий у нас нет. Значит, надо проверить эту: замешаны или нет Андрей и его напарник, который был с ним, в похищении Маргариты Павловны. И об этом мы должны рассказать племяннику. Во всяком случае, «если наши соображения правдоподобны, то не стоит стремиться к большему». Пока, во всяком случае. Так Цицерон говорит, — с гордостью посмотрел Ромка на Артема и уничтожающе — на Лешку.

«Ну вот, снова прорезался со своим Цицероном», — теперь почему-то тоскливо подумала она.

Артем даже не улыбнулся.

— Может, Цицерон и прав, — сказал он.

Пообедав, Лешка снова отправилась в дом с мансардой. Мальчишки поплелись за ней дожидаться Александра Федоровича. Пока она возилась с Диком, Ромка с Артемом, держась поодаль, разрабатывали свою единственную версию.

«Этот Цицерон еще не знает, что Андрей снова сюда приезжал, — вертелось у Лешки в голове. — Они оба не знают. Сказать или не сказать? Но разве можно не говорить?»

Когда наконец Александр Федорович приехал и пригласил их в дом, она все-таки решилась.

Потом этот Андрей снова сюда приходил, — глядя в сторону, небрежно сказала она, как будто речь шла о чем-то незначительном.

Зачем? — хором воскликнули мальчишки.

Ко мне, — Лешка хотела произнести эти два слова вызывающе, ведь она встречалась о ним назло Артему, который ходил провожать на станцию противную Илону, а получилось вдруг, что она как будто оправдывается.

Как это — к тебе? — не понял Ромка.

А так это!

Тебе сколько лет?

А он этого сначала не заметил. Ты же слышал, как он сам об этом сказал. Здесь же не такой яркий свет, как на улице. Близко я к нему не подходила.

Весь этот диалог Артем слушал молча. Он сидел в кресле Маргариты Павловны, глядя на стену перед собой и выпрямившись, как струна.

Ромка продолжал допрос:

А потом?

А потом мы с ним в лес ходили.

— В лес? Ты что, совсем сдурела?! Разве можно с незнакомым парнем в лес ходить?

— Ничего не сдурела. Со мной Дик был.

Услышав про Дика, Артем откинулся на спинку кресла и слегка расслабился. С Диком у них были давние и не совсем дружеские отношения. Пес, видно, до сих пор помнил, с каким удовольствием однажды тяпнул его, да и Артем не забывал о своих прошлых ощущениях, хотя тогда подставил ему свою руку нарочно, для дела. Он знал, что с Диком шутки плохи и что в присутствии пса до Лешки никому нельзя было дотронуться.

И когда же это было?

Позавчера утром. Он Маргарите статью свою показывал, а потом мы погуляли немножко.

Так. Получается, что Дика не было на месте, когда моя тетя исчезла? — уточнил Александр Федорович.

Возможно, — совсем уж виновато прошептала Лешка. — Я же не знала, что такое может случиться.

Значит, он тебя, малявку, неспроста в лес позвал, — сказал, как отрезал, Ромка. — Иначе зачем ты ему понадобилась?

Лешка, несмотря на охватившее ее чувство вины, жутко обиделась.

— Затем, — с вызовом ответила она. — Ты, значит, считаешь, что я глупая, еще маленькая и совсем никому не нужна? Ну и считай себе на здоровье, если тебе так хочется, только я уже большая и у меня своя жизнь.

С кем хочу, с тем и встречаюсь!

Выслушав эту тираду, Артем снова выпрямился, как будто кол проглотил. Лешка в его сторону старалась не смотреть.

Столь щекотливую ситуацию неожиданно прервал телефонный звонок. Александр Федорович снял трубку, послушал и протянул ее Лешке:

Тебя.

Опять! — взвился Ромка.

Это Венька, — услышав знакомый голос, успокоила его Лешка. — Венечка, как хорошо, что ты меня нашел. Ну что, есть что-нибудь новенькое от Жан-Жака? Ты получил наконец от него ответ?

Все затаили дыхание.

Лешка отставила трубку подальше от уха, чтобы Артем с Ромкой, приблизившись к ней, могли слышать разговор.

Получил, — отвечал Венечка. — И вот что он пишет: «У меня есть некоторые сбережения, я мог бы отдать их за Риточку. Но где гарантия, что ее освободят? К тому же тот, кто мне звонил, требует каких-то сокровищ. Я все еще не понимаю, чего он хочет».

Да что он так трясется над своими сокровищами? — закричал Ромка в трубку. — Венька, а ты спроси, для чего он тогда о них в своем объявлении написал?

Спросил уже. Он ответил, что никаких сокровищ у него нет, и это просто чья-то шутка или вообще недоразумение.

Хороши шуточки! — г- воскликнул Ромка.

И еще он пишет, что сам приедет и во всем разберется. Но когда и куда — не написал.

Может быть, он еще недостаточно нам доверяет? — предположил Артем.

Конечно, — пробурчал Ромка, — зачем ему доверять нам свои сокровища? Он приведет и сам их откопает.

У него бзик с копанием. Он и здесь, у Маргариты Павловны, собирался весь сад перекопать, когда вас подозревал и ваши деньги искал, — объяснил Артем Александру Федоровичу.

Теперь-то все по-другому. Факт налицо, вернее, в газете напечатан, — оторвался от телефона Ромка, а потом снова закричал в трубку. Венька, ты все-таки узнай у него, когда он собирается приехать. Объясни, что мы ее друзья и тоже хотим найти Маргариту Павловну.

Ладно, — ответил Венечка. — Я спрошу.

Видите, — сказал Ромка, закончив разговор, — похитители уже на француза вышли.

Мы это поняли, — сказал Артем.

А у нас пока только одна зацепка — Лешкин ухажер.

Лешка при этих словах вскочила с места.

Никакой он мне не ухажер!

Сама же только что на этом настаивала, — фыркнул брат, не обращая на нее внимания. — Значит, так. Он увел ее в лес вместе с собакой, чтобы ничто не мешало его сообщникам увезти Маргариту Павловну. Ведь так? — обратился он к Александру Федоровичу.

Кто знает, может быть, так, а может, и не так, — ответил тот. — Предположений на сей счет может быть сколько угодно.

Но Ромка так воодушевился, что глаза у него заблестели.

Может быть, подложим ему на работу диктофон, как мы это проделывали в вашей фирме? Наверняка его сообщник — тот второй парень, что приезжал с ним на дачу. Как его зовут? — он повернулся к Лешке.

Сергей, — ответила сестра.

Вот-вот. Надо за ними проследить, узнать, о чем они между собой говорят…

Не надо никому ничего подкладывать, — сказал Александр Федорович. — .С Андреем я сам встречусь и поговорю. Он, же не собирает ся скрываться, верно? А поскольку Вениамин уже наладил контакт с Жан-Жаком, то пуст» у него спросит, каким образом с ним связывался похититель, по телефону или с помощью электронной почты, и если по телефону, то нельзя ли будет узнать, откуда именно? У француза наверняка есть определитель номера.

— Хорошо, — пожал плечами Ромка. — Мне сейчас Веньке позвонить?

— Да, конечно, хотя мне надо было самому его об этом попросить, — отозвался Александр Федорович.

На улице стало совсем темно. — Тетя Нина уже волнуется, — сказал Артем, посмотрев на часы.

— Да, — виновато вздохнула Лешка, — время летит очень быстро.

Ромка покосился на нее.

— Кто же все-таки кольцо спер, то есть перстень? Если не Шапокляк и не твои хмыри? Ведь они приходили уже после того, как его у тебя увели. Я сначала был уверен, что это Евгения Семеновна. Туфли те она могла спрятать где-нибудь, верно? А к Маргарите Павловне ночевать вернулась, потому что скорее всего после кражи перстня испугалась кого-то. А теперь думаю, что это была не она.

Почему?

А чего ж она из-за своей пенсии так переживала? Ведь это копейки по сравнению с драгоценностью.

Так кто же все-таки мог ваять перстень?

Все взглянули на Александра Федоровича, но тот только пожал плечами:

— Я еще не сыщик, я только учусь. — Он улыбнулся и перевел разговор на другую тему: — Может быть, вы есть хотите? Я тут без тети совсем перестал с хозяйством справляться. Правда, у меня в машине есть кое-какие продукты. Я сейчас принесу.

Он вышел во двор и вернулся, неся в руках какие-то свертки.

Хорошо хоть, что моя семья сейчас в Греции отдыхает. На два дома меня бы не хватило. Кстати, я предупредил людей в своем офисе, что некоторое время буду отсутствовать, так что мы с вами вплотную займемся этим делом. Тетю надо выручать. Вы согласны?

Конечно! — в один голос воскликнули мальчишки.

Лешка снова тяжело вздохнула:

— Где она сейчас, бедненькая? Мы же с ней собирались уборку здесь делать. Генеральную.

Александр Федорович погладил ее по голове.

Найдем. Не волнуйся. Еще наубираетесь. Так вы есть-то будете? — воскликнул он, выкладывая на стол сыр, буженину, хлеб и наливая воду в чайник «Тефаль».

Нет, спасибо, — поднялся с места Артем. — Нам уже домой пора. Утром мы к вам снова придем.

Конечно, — кивнул Александр Федорович. — Тогда мы прямо с утра и съездим к этому вашему Андрею, хорошо?

Ее Андрею, — не удержался Ромка, Лешка толкнула его в бок.

— Вы идите, сказала она. — А я чуть-чуть с Диком погуляю. Может, я его к нам возьму, если вы не против?

— Бери, конечно, — согласился Александр Федорович. — Похоже, он тебя больше всех уважает.

С трудом удерживая на поводке рвущегося вперед пса, Лешка страшно жалела, Что не взяла его с собой в ту ночь, когда у нее украли перстень. Уж он-то никому бы не позволил Приблизиться к ее окну!

Совсем от рук отбились, — встретила ребят Нина Сергеевна. — Родители думают, что вы здесь загораете, поправляйтесь, а вы то в Москву мотаетесь, то к соседям, как челноки какие-то.

Точно, — Ромка взглянул на Лешку и, не удержавшись, прыснул Мы и это. можем. Запросто что угодно продадим!

Лешка толкнула его под столом ногой: Нине Сергеевне вовсе не обязательно знать о ее прошлых подвигах, в частности, о том, как весной она действительно весьма успешно выступала в качестве продавца косметики. Ромка это понял и прикусил свой язык.

Поужинав и накормив пса, Лешка, взглянув на брата, спросила:

— Кто со мной Дика отводить?

Она отчаянно надеялась на то, что Ромке не захочется куда-то тащиться на ночь глядя, что он пойдет изучать мысли великих людей, а с ней отправится один Артем, и тогда она все ему объяснит про Андрея, но брат изо всех сил разыгрывал благородство.

Конечно, я тебя провожу, чтобы ты одна назад по темноте не шла. А то еще нового ухажера найдешь, с тебя станется. Тем, а ты?

Я тоже пройдусь, — отозвался Артем.

Интересно, что племянник завтра еще придумает? Раз он на работу ходить не будет, значит, что-нибудь предпримет. Хотя я лично и без него бы справился, — разглагольствовал Ромка по дороге. — У меня столько идей!

Каких еще идей? — не понял. Артем.

А бабок этих надо еще раз потрясти. Как их там? Евгению Семеновну и Дарью Кирилловну. И еще, ты помнишь, как Илона эта, когда мы ее на станцию провожали, говорила, что в Париж собирается?

И что?

А на какие шиши? Денег-то у них нет, сам слышал. Значит, на сокровища рассчитывает.

А чего ж ты племяннику об этом не сказал?

Да как-то из головы вылетело, только сейчас и вспомнил.

Записывать надо, — назидательно сказала Лешка. — Ты же у нас писатель. И философ вдобавок. Цицерон, в общем.

Подойдя к дому с мансардой, ребята встретили соседа Маргариты Павловны, дядю Валеру. Дик относился к нему доброжелательно — тот его часто кормил — и на этот рае даже подошел и всего обнюхал.

А я думаю, куда он делся? — указывая на пса, сказал дядя Валера.

Я часто с ним гуляю, — объяснила Лешка. — Одного его выпускать опасно, еще напугает кого-нибудь, а на привязи весь день собаке вредно сидеть, хоть она у нее и длинная. Он через забор легко перепрыгивает, поэтому его даже во дворе отпустить нельзя.

А где же тетя Рита? Так до сих пор и не узнали, куда она делась?

Александр Федорович говорит, что она к своим друзьям уехала, — памятуя об их общем уговоре, ответила Лешка и обратилась к друзьям: — У него» кстати, еще свет горит. Может быть, зайдем?

Ни к чему, — ответил Ромка. — Завтра предстоит масса дел: и в «Новости-Плюс» съездить, чтобы с Андреем и его другом поговорить, и к бабкам, и еще куда-нибудь, поэтому нам всем надо как следует выспаться.

На это трудно было что-либо возразить, и вся компания, попрощавшись с дядей Валерой, дружно зашагала к дому.


Глава VII РАСПИЛЕННАЯ СТУПЕНЬКА


Утром Лешка, как всегда, поднялась первой. Правдами Нина Сергеевна, по своему обыкновению, уже давно возилась на кухне. День обещал быть, замечательным, ночью шел дождь, а сейчас солнечные лучи сушили дорожки, весело проглядывая сквозь листву. Девочка зашла в комнату, где спали ребята, и быстро стащила с Ромки легкое одеяло. Его возмущенные вопли разбудили Артема.

— Племянник уже, наверное ждет, — объяснила она причину своего появления. — А еще позавтракать надо.

Нина Сергеевна, совсем как Эля в свой последний приезд, тоже пыталась кормить ребят овсяной кашей.

Ешьте, ешьте, — приказала она. — Набирайтесь сил. Сегодня ваши родители приезжают, а я за вас перед ними в ответе.

Какие именно? — спросил Ромка.

Да чуть ли не все скопом. И его, — она указала на Артема, — и ваши.

— Ах да, — вспомнил Ромка. — Сегодня же пятница. Значит, нам надо спешить. Все люди сегодня из Москвы на свои дачи разъезжаются. И в редакции газеты, между прочим, мы можем никого не застать, если будем медлить.

Во дворе дома с мансардой взад-вперед по натянутой проволоке бегал Дик. Увидев Лешку, он приветствовал ее радостным лаем. Дверь в дом была приоткрыта.

Наверное, племянник уже собирается и сейчас выйдет» — сказала девочка, гладя своего любимца.

Давай зайдем к нему, поторопим, предложил Ромка Артему. — Эй, смотри, ступенька сломана.

Странно, — сказал Артем. — Это же не хибара какая-нибудь, где все отваливается. Тут же не так давно евроремонт был.

Как будто если евроремонт, то ничего и ломаться не должно! — не согласился с ним Ромка.

Войдя в дом, ребята обнаружили Александра Федоровича сидевшим в кресле с бледным, искаженным от боли лицом.

— Хорошо, что вы сами догадались войти.

А мне не повезло, я, кажется, ногу сломал.

Дай бог, чтобы это был только вывих. И голова трещит, разваливается прямо.

В комнату вбежала Лешка, — Ой, я чуть не упала, что это с вашими ступеньками творится? А что с вами?

— Не видишь, что ли, человек оступился, — ответил брат.

— На ступеньке? Как же так? А мне Маргарита Павловна говорила, что здесь все прочное и новое, что только год назад все перестроили.

Ромка молнией метнулся к крыльцу.

— Смотри, Темка, — подозвал он друга, — ступеньку-то подпили. Даже опилки есть. Вот, видишь, их чуть-чуть совсем здесь осталось — остальные, должно быть, убрали. А эти, наверное, не заметили. В темноте небось пилили-то.

— Может быть, это еще старые опилки?

— Откуда? Н «видишь, распил совсем свежий? Распилили и сдвинули так, чтобы тот, кто на ступеньку наступит, непременно потерял равновесие и упал.

А Дик? Неужели он молчал и не лаял, когда кто-то чужой пришёл? Или ему снотворное дали? Или это произошло вечером, когда мы с ним гуляли? — Значит, за нами кто-то следит?

Не за нами, а за этим домом.

Ну и дела, — покачал головой Ромка. Из дому выскочила Лешка.

— Ребята, племянника нужно срочно везти в больницу или в травмпункт. Он сам не сможет. Ему нужно помочь.

Артем пошел в дом.

— Конечно, поможем.

Поддерживаемый мальчишками, Александр Федорович допрыгал до своего «мерса» и с трудом втиснулся в него.

А вы машину-то сможете вести? — с тревогой спросил Артем.

Постараюсь, — поморщился тот, включил зажигание и вновь его выключал. — Нет, пожалуй, не могу. Голова у меня что-то сильно кружится, лучше не рисковать.

Что же делать? Может быть, «Скорую» вызвать? — предложила Лешка.

Давайте попробуем здесь «тачку» найти. А кстати, вон у дяди Валеры во дворе старый «Москвич» стоит. Может быть, он вас отвезет? — спросил Артем.

Попроси, — согласился Александр Федорович — Он не должен отказать.

Лишь только Артем приблизился к дому напротив, как дверь распахнулась и на пороге вырос хозяин с ведрами в руках.

Пустые, — покачал ой своей ношей. — Не к добру!

Александр Федорович, похоже, ногу сломал, сам машину вести не может. Вы не могли бы помочь нам довезти его до больницы? Мы вам заплатим, ведь бензин теперь очень дорогой!

Какая там оплата! — Возмутился сосед. — Конечно, довезу. Люди должны выручать друг друга. Сейчас, подождите, я только двери запру и машину выведу.

В травмпункте была очередь. Александр Федорович терпеливо ждал, и лишь по капелькам пота на его лбу было заметно, как он страдает. Затем, когда он наконец попал на прием к врачу и ему сделали рентгеновский снимок, выяснилось, что у него трещина голени, и вдобавок врач определил небольшое сотрясение мозга.

Об этом племянник сообщил ребятам в больничном коридоре. Опершись на подоконник, он попросил двух нянечек, которые поддерживали его с двух сторон, помогая допрыгать до палаты, немного подождать.

— Не повезло, — сокрушенно сказал он. — Кто знал, что такое случится?

«Кто-то знал, и очень даже хорошо знал», — подумал Ромка, но вслух ничего не сказал. Зачем его еще и из-за этого тревожить, все равно он сейчас ничего не сможет поделать.

— Я знаю, — продолжал племянник, — что вы без дела сидеть не станете, но очень прошу вас: будьте осторожны! Кстати, у меня, кажется, сто тридцать седьмая палата. Впрочем, вы сможете со мной связаться, когда захотите. — И он похлопал себя по карману, откуда выглядывал сотовый телефон.

О'кей, — обрадовался Ромка. ~ Мы будем вам звонить. А насчет осторожности… Уж бабки-то нам точно ничего не сделают. А мы пока только к ним и собираемся.

С богом, — произнес Александр Федорович и ободряюще улыбнулся. — Как говорится, будем надеяться на лучшее.

Да вы не волнуйтесь, «перед тем как улучшиться, ситуация ухудшается», — сказал Ромка и, глядя на племянника ясными глазами, пояснил: — Это комментарий Эрмана к теореме Гинзберга. Закон Мэрфи.

Ну и память у тебя, — заметил тот на прощание.

Только там еще второй комментарий есть, — сказал Ромка и, убедившись, что Александр Федорович его уже не слышит, провозгласил: — «Кто сказал, что она улучшается?»

Ты все дурачишься, а это не шутки, — гневно свела брови Лешка. — Ты смотри, сколько всего случилось, а мы до сих пор ничего не можем сделать.

— А я о чем? Как раз о том же, — невозмутимо развел руками Ромка.

— Действительно, пока ее его комментарии справедливы, — грустно сказал Артем, выходя на улицу. — Надо быстрей что-нибудь предпринимать.

— Ну и как дела у Шурика? — высунулся из своего «Москвича» ожидавший их у больницы дядя Валера. — Я уж сам не свой от волнения: вдруг с ним что-нибудь серьезное?

— Да нет, не очень, — ответила Лешка. — =-Трещина в ноге и небольшое сотрясение мозга.

Ну слава богу, что он сейчас в больнице, — облегченно вздохнул тот и взглянул на часы. — А теперь мне надо на работу. Вы отсюда сами-то домой доберетесь или вас подбросить куда?

Сами доберемся. Спасибо вам, — поблагодарил его Артем и добавил, когда «Москвич» скрылся из виду: — Душевный дядька.

А Ромка озабоченно произнес:

Зря я «тачке» племянника радовался; Опять мы безлошадные.

Ну что ж, не привыкать. С кого или с чего начнем?

Веньке-то мы не позвонили, а он должен был с Жан-Жаком связаться.

Так, может быть, махнем сначала к нему на военный совет? — наморщил лоб Артем.

Лешка согласно кивнула, а Ромка добавил:

— А ты, Артем, тогда от Веньки еще и Илоне позвони. Мало ли какую информацию у нее добыть можно?

Лешка взглянула на брата, как на Иуду.

— Если для дела, то я позвоню, — немного смутившись, сказал Артем и повторил: — Для дела можно.

— Где же вы пропадали? — встретил их у порога взволнованный Венечка.

В больнице, — коротко ответил Артем — С племянником несчастье.

Какое несчастье?

— Говори сначала ты про свои новости, а я потом тебе все подробно расскажу, — пообещала Лешка, проходя в комнату.

— А новости у меня следующие. Месье Жан-Жак наконец снова прорезался. Он написал, что выезжает. Что он не может сидеть сложа руки, когда ему чуть было не улыбнулось счастье, и что ему пора самому спасать свою любовь.

— Ну, дает! — присвистнул Ромка. — Он что, с ума сошел? А если его тоже похитят! Нам тогда двоих искать придется, что ли? А тут у тебя места для сидения есть, вообще-то? — оглядывая Венечкину комнату, спросил он.

— Сейчас что-нибудь придумаю. А вы садитесь на диван, — предложил Венечка Артему и Лёшке.

Лешке место на диване уже было знакомо, только она сдвинула вбок подушки и одеяло, чтобы Артем тоже мог на нем поместиться.

А как он едет? — спросил Артем, садясь рядом с Лешкой. — По туристической?

По бизнес-визе. Здесь у него, вернее, у его родственников какие-то дела. Знаете, а мы с ним подружились, воодушевился Венечка. — Он мне поверял, только считает меня Маленьким, Но я ему всю правду сказал, и он теперь знает, сколько мне лет. Чтобы потом недоразумений не было, как с вами весной, например. Ну, когда мы еще только познакомились.

Да, тогда я думал, что тебе по меньшей мере шестнадцать. До тех пор, пока мы только по Интернету общались и я воочию, как говорится, тебя не увидел. Знаешь что, отговори своего месье ехать. Попроси его хотя бы не спешить, — сказал Артем. — А то придется и его охранять, и Маргариту искать. У нас на всех ни сил; ни времени не хватит.

Погоди, — встрепенулся Ромка. — На него преступники выйдут, а мы тут как тут. Пусть едет. Будет подсадной уткой.

Подождите, я еще не все сказал, — перебил их Венечка. — Никакой уткой он не будет. Потому что похитителю тоже не надо, чтобы он сейчас сюда приезжал. Он требует от него координаты клада, сокровищ то есть, И как только он их получит, так сразу старушку в отпустит.

Ну» какие в таком деле могут быть гарантии? Только мсье Жан-Жак предлагает ему свои деньги, а не сокровища, а тот деньги брать не хочет.

— Почему не хочет? — удивилась Лешка. — Какая ему разница, в каком виде богатство?

— Большая, — терпеливо объяснил Венечка. — Клад — он как бы ничей, раз его столько лет никто не искал, а по деньгам его могут вычислить и найти. Это ж надо еще исхитриться, чтобы их взять, а самому не попасться. Тем более если он дилетант в таких делах.

А месье Жан-Жак говорит, что так оно и есть.

А он что, снова звонил Жан-Жаку?

Ну да.

А голос какой? — спросил Ромка.

Обыкновенный, мужской. Жан-Жак сказал, что ему показалось — трусливый. А звонит он скорее всего из какого-нибудь телефона-автомата.

Наверное, невозможно вычислить, из какого именно?

Месье Жан-Жак говорит, что все возможно. Что он скоро приедет и сам возьмется за это дело.

Все понятно, — заключил Ромка. — А вы отдали бы бесценные сокровища за какую-то там бабку?

Глупый ты еще и маленький. Если любишь, все за него отдашь, — высказалась вдруг Лёшка и почему-то покраснела.

Ну да, Стендаль говорит, что Любовь свойственна всем возрастам, но это только в книжках так бывает, — махнул рукой эрудированный брат.

А ты что, читал Стендаля? — с уважением спросил Венечка.

Лешка исподтишка взглянула на брата: «Интересно, как он сейчас выкрутится?»

Я? Да как тебе Сказать… — замялся тот. — Не всего. Частично.

Только лишь его мудрые мысли, — пояснила сестра.

Ну и что? Кто его сейчас читает? — вдруг завелся Ромка. — В нашем классе никто, я Точно знаю. Ну, разве что Милка Занина, да, Темка? А ты сам-то читал?

Я — нет. Я про Любовь не очень-то люблю, — смутился Венечка.

Ну вот, сами Стендаля не читали, а меня в чем-то обвиняете. Но что он так говорил, знаю точно. А прочитать его я еще успею, если надо будет, — пробурчал Ромка и, взяв с Венечкиного стола телефонную трубку, протянул ее Артему: — А ты Давай звони своей Илоне.

— Позвоню, если надо, — недовольно буркнул Артем. — А что сказать-то?

Она тебе говорила про Францию? Вот и скажи, что ты тоже туда собираешься.

Мне отец действительно предлагал за границу съездить. На курсы английского языка. В Лондон.

— И ты отказался? — удивился Венечка.

— Отказался.

— А почему? — не отставал тот. — Надо было, — коротко ответил Артем и, достав из кармана свою электронную записную книжку, стал искать номер Илоны.

— Она сама заставила меня записать ее координаты, — снова почему-то оправдываясь, объяснил он.

— Только бы она на месте оказалась, только бы… — Ромка заерзал на стуле, принесенном специально для него Венечкой с кухни.

— И что это вам даст? — недовольно пробормотала Лешка.

— Кто знает, может быть, что-нибудь да Даст.

Илона оказалась дома.

— Артем? — обрадовалась она. — Я уж думала, что ты никогда не позвонишь. Ты хочешь со мной встретиться, да? Ты что вечером делаешь?

Она говорила громко, а в комнате было тихо, потому что все затаили дыхание. И поэтому было слышно каждое ее слово.

— Сегодня я не могу, у меня родители из Москвы приезжают, — нашелся Артем. — И они хотят, кстати, чтобы я в самое ближайшее время поехал во Францию. Ты, кажется, тоже туда собираешься?

Уже нет, — огорченно ответила Илона. — Если, правда, один конкурс пройду… Тогда, может быть… Но это еще не скоро.

А почему так? Ты же хотела ехать туда этим летом?

Не знаю почему. Бабушка то одно говорит, то другое. Она сама мне обещала а потом передумала. Кто-то ей деньги должен был дать, а потом не дал.

— И она уже но рассчитывает, что ей их когда-нибудь дадут? — на всякий случай уточнил Артем.

— Да глухо. Ода говорит, что если раньше и была, надежда, то теперь никакой. А кстати, Маргарита Павловна не приехала? Бабушка хочет ей что-то очень важное сказать.

Не приехала. Очень жаль, что ты; в Париж не едешь. Я тебе еще позвоню. До свидания — Артем быстро повесил трубку и облегченно вздохнул.

— И какие последуют из этого выводы? — спросила Лешка.

— Вы и сами все слышали. Что-то мне подсказывает, что бабка в похищении Маргариты ну никак не замешана.

— Мне почему-то тоже так кажется. Если бы она надеялась на сокровища, то не говорила бы своей любимой внучке о том, что у нее никогда не будет денег, — поддержал его Ромка и совсем по-иезуитски обратился к сестре — А теперь ты звони своему хахалю. Телефон его небось знаешь.

— Представь себе, не запоминала, — окрысилась Лешка.

— Тема, подскажи ей номер телефона Дарьи Кирилловны. Пусть позовет своего внучка, а Лешка с ним поговорит.

Да он скорее всего сейчас на работе, — нахмурились девочка.

Попросишь у нее его рабочий телефон. Давай-давай, звони, нечего филонить.

Лешка посмотрела на номер телефона, который бесстрастно сунул ей Артем, и, нехотя нажав на кнопки, услышала глубокий грудной голос Дарьи Кирилловны. Девочка представилась И попросила к телефону Андрея.

— Его, к сожалению, нет, но он скоро будет. А что же Риточка, так и не появилась?

Ты знаешь, я уже за нее волноваться стала. Тем более после того, как Жан-Жак мне сказал, что она пропала.

— Как Жан-Жак? — не поняла Лешка. — Когда сказал?

А я ему в Париж позвонила» — просто ответила Дарья Кирилловна. — По номеру, который он в своем объявлении дал. Он же был моим другом когда-то, вернее, они оба были моими друзьями. Когда на улице была плохая погода, они всегда в моей квартире встречались. А когда хорошая — то по городу бродили. А тут еще у Андрюши перстень появился, Похожий на тот, что у Риточки был. Он навеял мне массу разных воспоминаний — и хороших, и плохих, Вот я и решила поговорить со старым другом.

А на этот перстень можно посмотреть? — даже задрожав от волнения, спросила Лешка. — Я ведь очень хорошо помню тот, что у Маргариты Павловны был.

Разумеется, можно. Если хочешь, приезжай ко мне.

А я не одна.

Понятно. С ребятами? А Шурик снова на работе?

Да нет, он ногу подвернул. Случайно совсем, на пороге собственного дома. Он сейчас в больнице. Мы его туда сегодня отвезли, — как можно спокойнее объяснила Лешка и спросила: — А можно, мы прямо сейчас к вам приедем?

Приезжайте. Как раз и Андрюша подойдет. Если он тебе нужен, конечно.

Больно он мне нужен, — попрощавшись с Дарьей Кирилловной, пробормотала Лешка и вскочила. — Поехали скорее, перстень у нее!

— Какой перстень? Тот самый, который у тебя Пропал? — удивился Венечка.

— Почем я знаю, тот или не тот. А вдруг тот самый? А если тот самый, то зачем она родного внука тогда выдает? Или она делает это нечаянно? — затараторила Лешка, запутавшись в своих мыслях. — Поехали скорее?

Вень, что там у тебя?

Венечка давно отослал по электронной почте письмо во Францию и теперь напряженно вглядывался в экран монитора.

Загруженность в это время суток очень большая, ответ может прийти не так скоро. Да и не сидит же месье Жан-Жак весь день у компьютера! А давайте ему позвоним?

Звони быстрее — согласился Артем, — а мы погнали.

Венечка набрал длинный заграничный номер, но трубку во Франции никто не снял.


Глава VIII ПЕРСТЕНЬ ИЗ КАРМАНА


Дарья Кирилловна показалась ребятам еще моложе, чем при первой встрече. На этот раз на Пей было длинное» до самого пола, платье; обтягивающее стройную не по возрасту фигуру, а на шее сверкало красивое ожерелье.

— Заходите, — произнесла она своим грудным голосом и гостеприимно спросила, почти так же, как и в первый раз: — Есть будете?

— Будем, — с готовностью кивнул Ромка, и все вспомнили о том, что время уже давно перевалило за полдень, а они, кроме ненавистной овсянки, с раннего утра ничего не ели.

Дарья Кирилловна провела их в ванную комнату и заставила вымыть руки. Там пахло каким-то необыкновенно приятным мылом. А когда они вернулись на кухню, то увидели, что стол уже накрыт и у каждого на тарелке лежит по большому куску запеченного мяса с какими-то овощами. Вид у хозяйки был озабоченный, и Ромка понял, что на этот раз они не будут распивать чаи у самовара.

Дарья Кирилловна включила чайник «Тефаль», который тут же закипел, и деловито спросила:

Чай или кофе?

Мне кофе, — сказал Артем. Лешка вслед за ним кивнула, а Ромка попросил чаю. Никто из них не знал; с чего начать разговор. Внезапно девочка скосила глаза и увидела на кухонном столе рядом с плитой тарелочку, а на ней — знакомый сверкающий перстень. Она даже есть перестала, В ее комнате в ту злополучную ночь перстень тоже лежал на блюдечке.

Дарья Максимовна перехватила ее взгляд.

— Никогда в чудеса не верила, а теперь приходится, — сказала она. — Утром поднимаюсь выхожу на кухню, а он здесь лежит. А ведь я его отлично помню. Это Риточкин перстень. Его Жан-Жак подарил. Я даже сначала была уверена, что в нем настоящий бриллиант.

— А разве это не бриллиант? — замерла Лешка.

Да откуда у бедного студента могли быть такие деньги? Вернее, он был не очень бедным, но бриллианты ему все равно были не по карману. Да мы тогда о драгоценностях и не думали. «Мне не дорог твой подарок, дорога твоя любовь», — пропела она. — А уж как он ее Любил!

А она ему изменила.

Нет; она выбрала. Между несвободой и свободой. Если бы дело касалось одного материального благополучия, она бы согласилась. Вам не понять теперь этого. Тогда времена совсем другие были!

А почему все-таки она не могла за него замуж выйти? — спросила Лешка. — Наплевала бы на все и уехала с ним во Францию. Пусть бы ее тогда из института исключали!

Все было не так просто, Жан-Жака тогда обвинили в антисоветской деятельности, похоже, даже в шпионаже. А все потому, что он как-то раз — а дело было у меня дома на вечеринке — пересказал нам книгу французского писателя Андре Жида. Знаете такого?

Дети переглянулись. Ромка пожал плечами. Еще один французский писатель, которого он почему-то должен знать!

— Это был известный писатель, — продолжала Дарья Кирилловна. — В далеком 1936 году он был в Советском Союзе а потом написал книгу «Возвращение в СССР»; В ней он в основном говорил об отсутствии свободы в нашей стране. Поэтому книга была у нас, естественно, запрещена. Мы о ней тогда не знали, а потому слушали Жан-Жака открыв рты. А потом кто-то из присутствующих донес на него куда следует.

Кто? — спросил Ромка.

Об этом до сих пор никто не знает. Теперь ужине узнает, — вздохнула Дарья Кирилловна.

А вы не пытались это сами выяснить?

Знаешь, как трудно подозревать своих друзей. А сам разве кто сознается? Да и ни к чему это теперь. Все равно уже ничего не исправить.

А Евгения Семеновна тогда там тоже была?

Рома, я поняла, на что ты намекаешь. Однако ты не должен судить о человеке по первому взгляду, — строго сказала Дарья Кирилловна, и Ромка решил оставить с «Й измышления при себе.

— А можно, я посмотрю перстень? Лешкина рука сама потянулась к красивой вещице.

Перстень действительно, был тот самый. Вот и малюсенькая точечка у самого основания камня, которую Лешка очень хорошо запомнила. Так что же это получается? Значит, к ней в окно той ночью влез Андрей? Но как могла такое случиться? Неужели он настолько коварный что сумел всех обмануть и раньше всех узнал о том, что Маргарита Павловна и есть Рита Колосова? Но зачем тогда он оставил перстень здесь? И кто тогда кричал? Она беспомощно посмотрела на ребят. Они сосредоточенно ели, стараясь не показать свою заинтересованность.

— А почему же вы мне сразу не сказали, что Риточка пропала? — спросила Дарья Кирилловна. — Вы так и не заявили в милицию о ее исчезновении?

— Мы не могли, — поднял голову от тарелки Ромка. — Разве вам Жан-Жак не сказал о предупреждений преступников: если мы заявим в милицию, то они ее убьют?

— Сказал. Он мне все сказал, потому что знает, что мне можно доверять. Если я их то где ни разу не подвела, то теперь-то уж точно не подведу.

В прихожей послышался шум, и в кухню вошел Андрей. Он увидел прежнюю компанию и снова удивился:

— Вы опять здесь? Какими судьбами?

«И не стыдно ему?» — подумала Лешка.

Она взглянула на свою руку с украшением на пальце и решила тут же выяснить истину.

— Андрей, откуда у тебя этот перстень?

Артем и Ромка оторвались от еды и стали внимательно наблюдать за реакцией молодого человека.

— Я не знаю, — ответил Андрей. — Вернее знаю, но не понимаю. Я его нашел.

Где нашел? — тут же включился Ромка.

Представьте себе, в собственном кармане. Еще вчера, когда домой пришел. Пришел рано, мне надо отписываться…

— Ну, Мне Надо было дописать все статьи, что у меня в черновиках накопились. У нас в редакции гвалт, сосредоточиться не дают, к тому же все время отвлекают. А дома я сажусь за свой любимый компьютеров одиночестве и покое, и спокойно себе работаю.

Это все понятно. Ты лучше про перстень говори, — перебил его Ромка.

Я и говорю. Пришел, руку в карман сунул— а там перстень. Может быть, кто из девчонок на работе надо мной подшутил? Я сегодня хотел у них об этом спросить, да забыл его дома.

Это тот самый перстень, — сказала Лешка. — Я тебе про него говорила. В лесу, помнишь?

При этих словах Ромка исподволь показал сестре кулак.

Да, — подтвердила Дарья Кириллов на. — Этот перстень Жан-Жак подарил Риточке, то есть Маргарите Павловне.

Да вы что? — Андрей настолько искренне удивился, что Ромка тут же подумал, что в нем или величайший артист пропадает, или он Действительно не врет. Ты мне, бабушка, сегодня утром что-то такое говорила, но я не врубился, думал, это просто похожая вещь.

В дверь позвонили, и ребята вопросительно Посмотрели на Дарью Кирилловну.

— Это, наверное, Женя. Они сегодня собиралась ко мне заехать.

Андрей открыл дверь и на пороге перед ним действительно предстала Евгения Семеновна. Она прошла на кухню и тут же увидела перстень в руках у Лешки. Старуха внезапно побледнела:

— Это же Ритин! Как он тут оказался?

— Он здесь сам появился, — за всех ответил Ромка и, как практичный человек, задал вопрос, который его давно мучил: — Интересно, сколько он может стоить?

— Да нисколько, — пожала плечами Дарья Кирилловна. — То есть он что-то стоит, конечно. Рублей триста или четыреста, а может, и чуть-чуть побольше. Я не знаю. Только для Риточки он был бесценным.

— Так это… Так это… не бриллиант? — Евгения Семеновна опустилась на стул и, казалось, вот-вот задохнется.

«Странная какая-то, — подумала Лешка. — Если бы это был настоящий бриллиант, тогда бы и стоило волноваться, а так чего?»

— Знак видишь, — ответила Дарья Кирилловна. — В эту оправу вставлен всего-навсего горный хрусталь. Только очень хорошей огранки.

Но как он сюда попал? Дашенька, почему он находится у тебя? — еле вымолвила старуха, Андрей принес. Сам не знает, откуда он у него взялся.

— Сначала он был у меня… — И Лешка поведала старым женщинам историю пропажи перстня, которую все остальные уже авали.

Евгения Семеновна закрыла глаза и покачала головой.

— Значит, ей он подарил безделушку, а сам что-то ценное зарыл.

Ромка, выражая ей свою солидарность непроизвольно закивал головой.

— Да что такое он мог зарыть? Я в те времена все его имущество знала, — возразила Дарья Кирилловна.

— Много ты знала! — вздернула вверх и без того длинный подбородок Евгения Семеновна. — Если Он был подослан…

Окстись! Что это с тобой? Ты что, забыла ту историю?

Как же, забыла, Ничего не забыла. Да это я так сказала! Сама не знаю, что на меня нашло. Но написал же он про сокровища в своем объявлении! Кстати, я хотела о нем, Рите при встрече рассказать, да забыла совсем. Сегодня только вспомнила, — добавила она и заморгала своими выцветшими глазами. — Зачем тогда написал?

И в самом деле, зачем он написал о сокровищах в газете? — поддержал ее Ромка.

Ну что ж, приедет — сам объяснит — невозмутимо ответила Дарья Кирилловна. — А ты, значит, о том объявлении забыла? После того, как я его тебе показала?

Дети переглянулись.

— Ну да, — с готовностью подхватила старуха. — Память-то дырявая, а забот полон рот. А Жан-Жак, значит, сюда едет?

— Собирался. Я ему сегодня звонила.

— А каким рейсом? Когда? — встрепенулся Ромка.

— Он ничего не сообщил. Ни-че-го, — раздельно повторила Дарья Кирилловна. Лешка решила вклиниться в разговор и выяснить для себя кое-какие неизвестные детали.

Андрей, а твой друг, Сергей… Одним словом, когда мы с тобой и с Диком гуляли, — она специально сказала про Дика, чтобы брат снова не начал доводить ее своими подозрениями, — что он в то время делал? Чем занимался?

Во всяком случае, ста… — тут Андрей осекся, взглянув на свою бабушку и ее подругу, — короче, эту женщину он украсть не мог. В этом уж вы можете не сомневаться. Я-то своего друга знаю. К тому же в тот день у него было наиважнейшее мероприятие: он своей любимой девушке предложение делая.

— А кто-нибудь еще из твоих знакомых знал об этом объявлении? — спросил Доселе молчавший Артем.

— Я во всяком случае, никому; кроме Сереги, не говорил. По той простой причине, что просто-напросто сам о нем забыл. Вот так же как Евгения Семёновна. Других дел по горло.

— Ну что ж, нам пора. — Артем поднялся с места. — Спасибо за обед и в Если вы не против, мы вам еще позвоним.

— Конечно, звоните и приезжайте, когда пожелаете, — с теплотой ответила Дарья Кирилловна.

Лешка сняла со своего пальца перстень, повертела его в руках» с сожалением положила на место.

Не бойся, у меня он больше не пропадет, — заверила ее женщина. — Я отнесу его в свою спальню. А Риточка вернется, я ей его тут же отдам.

Не знаю, чем вам еще помочь, — сказал Андрей.

Может быть, ты выяснишь, кто все-таки положил этот перстень тебе в карман, — попросил Ромка.

Во всяком случае, постараюсь. Но только в понедельник. Сегодня уже на работе никого нет. А я лично сейчас поем и буду отписываться. Но если что — я к вашим услугам.


Глава IX СТРАШНОЕ ОТКРЫТИЕ


Будем говорить предкам, что Маргарита Павловна пропала? — решила на всякий случай уточнить Лешка у ребят.

— Зачем это? — возразил Ромка. — Чем они нам помогут? Только помещают нашему расследованию.

Ребята спешили к метро. Лешка неожиданно споткнулась, о камешек на асфальте и совершенно, случайно обернувшись, вдруг увидела, как на улице промелькнула знакомая фигура.

— Смотри-ка, — дернула она брата за рукав. — Андреи ним сказал, что будет весь вечер дома писать свои статьи, а сам куда-то пошел.

У Ромки загорелись глаза.

— Будем следить?

И, даже не успев получить согласие друзей, помчался в ту сторону, куда указала сестра. Лешка с Артемом поспешили за ним и увидели, что он стоит на углу и. растерянно озирается по сторонам.

Как сквозь землю провалился. Может быть, тебе показалось?

Ну уж нет, я его хорошо успела рассмотреть.

Как же быть? Где его теперь искать?

Нигде, раз он уже исчез, — сказал, оглядевшись, Артем. — А потом, нам давно пора домой. Хочешь репрессий со стороны родителей? И так уже опаздываем неизвестно на сколько часов.

— А мы скажем, что племянника в больницу отвозили и там застряли. Об этом благородном поступке им можно будет рассказать?

— Об этом, пожалуй, можно.

Путь от электрички к даче Артема лежал мимо дома с мансардой. Сейчас, этот красивый дом казался заброшенным и безжизненным. Дик, издали завидев Лешку, вылез из своей будки и подбежал к забору. Девочка достала из кармана джинсов ключ от калитки.

— Вы идите, я вас сейчас догоню. Видите, как «он по мне соскучился? Я всего лишь на минутку» нему загляну. На секундочку, уточнила она, видя недовольное лицо брата. А потом, после ужина, снова к нему приду и еду ему принесу.

— Ты только быстрее, — сказал Артем, и они с Ромкой пошли вперед.

Лешка опустилась на корточки перед огромным псом и, обняв ее за шею, с удовольствием вдохнула терпкий запах псины. Пес выпростал свою громадную голову и лизнул ее в ухо.

— Я тебя люблю, Дик, — прошептала она, — ничуть не меньше, чем Славка своего Джима.

Она вспомнила, как когда-то весной обнаружила в этой самой будке Славкину пропавшую собаку, как потом Славка радовался, когда встретился со своим Джимом, и какой доброй показалась ей тогда Маргарита Павловна, которая без всяких возражений вернула мальчику его любимого друга. И где она сейчас, бедненькая?

— Дик, да ты весь день по жаре без воды сидел! — всплеснула Лешка руками, увидев перевернутую миску. — Пить небось хочешь?

Пес, склонив набок голову, посмотрел на свою пустую посудину, а потом снова на девочку, как бы соглашаясь с ее словами.

Лешка озабоченно огляделась вокруг. На нее смотрели темные, безжизненные окна подкинутого хозяевами дома с мансардой. К колонке идти было довольно далеко. Она бросила взгляд на низенький домик напротив. «Москвич» стоял во дворе, а в окнах проглядывал свет.

— Дядя Валера дома, обрадовалась она и выглянула за калитку. Прохожих не было, и она отвязала Дика. — Побегай пока хоть чуть-чуть.

Взяв в руки собачью миску, она направилась через дорогу. Дик, отряхнувшись от надоевшего ему ошейника, весело тявкнул и побежал за ней.

Калитка соседа была не заперта. Лешка вошла в нее и постучала в дверь. Послышались торопливые шаги.

Кто там? — Дядя Валера приоткрыл дверь и, увидев Лешку, приветливо ей улыбнулся;— А, это ты? Ну как, с Шуриком все в порядке?

Вроде, да, — кивнула Лешка. — Завтра мы к нему пойдем или, в крайнем случае, позвоним: А вы не могли бы Дику водички налить? Он очень пить хочет.

Воды не жалко, — ответил сосед. — Давай сюда миску.

Он пошел на кухню, оставив Лешку стоять у Дверей. Дик подбежал к ней; лизнул ее ногу и вдруг неожиданно ринулся внутрь дома.

— Дик, туда нельзя! — закричала девочка и побежала вслед за собакой.

Пес остановился на старом ковре, который лежал посередине единственной в доме комнаты поскреб его лапой, коротко тявкнул и посмотрел на Лешку.

— Дик, как тебе не стыдно без спросу врываться в чужой дом, — укоризненно сказала она и вдруг услышала откуда-то снизу приглушенный протяжный стон. Девочка обомлела. Значит, там, внизу, погреб? Но кто в нем может находиться? Неужели дядя Валера кого-то у себя скрывает?

Она внезапно покрылась холодным потом. А вдруг там Маргарита Павловна? А что, если дядя Валера и есть похититель? Да нет, этого не может быть. Однако проверить его погреб необходимо.

Лешка постаралась взять себя в руки, чтобы выглядеть спокойной. Надо скорее бежать за ребятами, все им рассказать и привести их сюда. 'Вместе они что-нибудь придумают, а одна она сейчас все равно ничего не сможет сделать.

— Дикуш, пошли отсюда, — как ни в чем не бывало проговорила она.

Но тут слабый протяжный стон повторился. И вошедший в комнату дядя Валера услышал его тоже. Он посмотрел на побледневшую от ужаса Лешку и криво улыбнулся. Девочку стала медленно пятиться к двери.

— Дик, — жалобно позвала она собаку.

Пес почуял в ее голосе тревогу и тихо зарычал. Но дядя Валера не испугался. Он быстро подошел к стоявшему в той же комнате маленькому холодильнику, достал оттуда кусок колбасы, поднес к носу собаки и что было силы швырнул его за Дверь. Дик не устоял и ринулся вслед за колбасой. Сосед захлопнул за псом дверь и повернулся к Лешке.

«До чего же у него неприятное лицо! Как у хорька, — подумала она. Как я этого раньше не замечала?»

«Хорек» подошел к ней совсем близко.

— Тебе не повезло. Я не рассчитывал на подобный вариант, но теперь, сама понимаешь. Тебе отсюда не уйти. — даже не зло, а как то озабоченно сказал дядя Валера и криво усмехнулся. — Ты моя Лизавета.

Он быстро скатал ковер, под которым оказался люк, ведущий в подвал, доносившийся оттуда стон стал громче. Дядя Валера откинул крышку люка и приказал Лешке:

— Спускайся.

Лешка отчаянно замотала головой и громко закричала.

— Я не хочу! Мне надо домой! Выпустите меня.

— Будешь кричать, убью, — прошипел дядя Валера и, обхватив девочку руками, с силой столкнул ее вниз.

Чтобы удержать равновесие, Лешка уцепилась за край люка.

— А ну убери руки! — крикнул преступник и с силой опустил крышку люка. Лешке волей-неволей пришлось опуститься ниже и схватиться за лестницу, иначе крышка могла раздробить ей пальцы. Затем она медленно спустилась вниз. Перед ее глазами предстала мрачная картина. С потолка свисала лампочка без плафона. Воздух в подвале был сырой и спертый. В его правой половине на кровати лежала Маргарита Павловна. Ее глаза были закрыты. Женщина громко стонала.

«Сам что ли закатывает?» — совсем не к месту подумала Лешка и ту же бросилась в Маргарите Павловне. Старая женщина казалось очень бледной, губы ее запеклись от жажды.

— Это я. Оля, — сказала девочка. — Вы меня узнаете, Маргарита Павловна?

— Оленька! — Приподнявшись женщина сначала обрадовалась, но, тут же поняв, что все осталось поп прежнему, откинулась на спину, и ужасе опять закрыла глаза. — И тебя тоже? Сюда? Почему?

— Он понял, что я догадалась о том что вы здесь. Но что с вами? Вам плохо? — испугалась Лешка.

Маргарита Павловна едва шевелила сухими губами.

— Здесь так душно, и в груди давит.

— А как же вы сюда попали? Мы же вас везде разыскиваем, и Жан-Жак собирается в Москву прилетать на ваши поиски.

— Как? Почему Жан-Жак? — старая женщина даже приподнялась на своем неудобном ложе.

— Вы наверное и об объявление ничего не знаете, которое он в газете поместил? Он вас давно разыскивает. А этот, ну, дядя Валера, — Лешке даже противно было произносить это имя, — он разве не сказал вам об этом? Что же он тогда от вас хочет?

— Ох, Оленька, да я и сама не пойму! Требует чтобы я указала местонахождение каких-то сокровищ. Может быть, он помешался? А ведь я его так давно знаю. Был таким робким, застенчивым пареньком. И что сделалось! Представляешь, он пригласил меня к себе в дом какой-то новый салат попробовать. По-соседски. Я и пошла. Мало того, и в погреб этот я сама спустилась, — хотел похвалиться передо мной своими заготовками. Заманил — и был таков. Неужели отсюда нет никакого выхода? — Маргарита Павловна снова легла на кровать и прошептала: — До чего же пить хочется!

Его, наверное, весь день — сегодня дома не было, а то б он и Дику водички налил. Вот странно, преступник, а о собаке заботится.

Гитлер тоже своих собак любил, — через силу усмехнулась Маргарита Павловна. — Так что любовь к животным еще никак не характеризует человека.

. — Может быть, он его специально приручил, чтобы к Вам безбоязненно ходить? Значит, неважно, был Дик на месте или не был, когда вы пропали. А я все мучилась из-за того, что увела его в тот день в лес! А питья-то здесь сколько угодно! Смотрите, сколько компотов!

— Да, но как их открыть? — развела руками Маргарита Павловна.

— И в самом деле, как? Лешка оглянулась вокруг в поисках ножа или какой-нибудь открывалки. Ничего похожего на них в погребе не было. Тогда она выбрала одну из трехлитровых банок и, недолго думая, саданула ее краем о каменную стену. Крышка отскочила вместе с частью стекла.

— Нестрашно. Если стекло в банку и. попадет, то оно утонет, — прошептала девочка.

Она нашла пустую кружку, сполоснула ее содержимым банки, и, подойдя к Маргарите Павловне, стала поить ее абрикосовым компотом.


Глава X ТРЕВОГА


Нина Сергеевна завидела ребят еще издали.

— Наконец-то! Сколько вас можно ждать? На дворе уже темнеет!

Приехали? — с ходу спросил Артем.

Наши — да, а твой, Рома, сегодня не приедут, должно быть, завтра только. Лера не может, а Олег без нее ехать не хочет.

А я знал, что так и будет, — кивнул Ромка, — Просто боялся, то есть надеялся, что они передумают.

Они вошли в гостиную и остановились на пороге. Людмила Сергеевна накрывала на стол, а Владислав Николаевич резал хлеб. Увидев сына, он недовольно покачал головой:

Ты, кажется, на свежий воздух рвался с друзьями, а сам в Москве время проводишь? Лучше бы я тебя не слушал и в Англию отправил.

Да мы не нарочно, — сказал Ромка и посмотрел на друга.

— Понимаешь, папа, с Александром Федоровичем, племянником Маргариты Павловны, случилось несчастье, — глядя на взволнованную мать, пояснил Артем. — .Он с лестницы упал у себя на даче, вернее, ступенька у него на крыльце сломалась, он и упал. И ногу подвернул, то есть у него в ней трещина.

Жаль, — покачала головой Людмила Сергеевна. — Вот так живешь и не знаешь, где оступишься. А вы его, значит, в больницу отвозили?

Ну да. Нам его сосед, дядя Валера, помог. Но там знаете какая очередь! Ждали, ждали… А потом к Веньке заехали по дороге, — сказал Артем, не упомянув лишь о визите к Дарье Кирилловне.

А Оленька что же, дома, в Москве, осталась? — спросила Нина Сергеевна.

— Да нет, она за нами следом идет. С Диком своим задержалась. Вы, кстати, из еды ничего не выбрасывайте, пожалуйста. Нам этого монстра теперь самим кормить придется.

— А Маргарита Павловна где же?

Она уехала к своим родственникам, — вставил свое слово Ромка.

Ну ладно, мойте руки и Садитесь за стол. Пойду выгляну, где там Ольга застряла.

Нина Сергеевна вышла за дверь, затем — за калитку.

— Что-то ее долго нет, — вернувшись, сказала она.

Ребята переглянулись.

— Не может на своего Дика налюбоваться, — С досадой сказал Ромка но в его взгляде мелькнула тревога. — Может, пойдем встретим?

Артем с готовностью поднялся с места. Они вышли на улицу и пошли по направлению к дому с мансардой. Вглядываясь в даль, ребята ждали что вот-вот им навстречу покажется тоненькая Лешкина фигурка. Они уже дошли до знакомого дома, но девочки нигде не было видно. У своей будки на привязи одиноко сидел Дик.

— А где же Лешка? — вырвалось у Ромки, как будто пес мог ему ответить. Он оглянулся, посмотрел по сторонам и громко позвал — Лешка, где ты? Отзовись, Лешка! — Голос его сорвался от тревоги. — Темка, с ней что-то случилось. Я боюсь, Темка.

Взгляд Артема заметался по сторонам. Прохожих не было. В следующем доме из ярко освещенных окон доносилась музыка — там, видно, что-то праздновали, а в окошке дома напротив тускло горел свет.

— Не паникуй, — сказал Артем другу как можно сдержаннее. — Давай у дяди Валеры спросим, может быть, он ее видел?

— Конечно, давай спросим, — согласился Ромка и, подскочив через дорогу к калитке громко закричал — Дядь Валер, можно вас на минуточку?

Сосед Маргариты Павловны тотчас же показался на пороге своего домишки.

— Валерий Павлович, извините за новое беспокойство. Вы нашу Олю случайно не видели? — спросил Артем, — Как, же видел. Она у меня? воды для пса попросила, а потом в сторону; электрички пошла. Мне показалось, что ее там дожидается кто-то. Я решил, кто-то из вас, вы же всегда вместе ходите. Но теперь думаю, что никого и не было, так тень от дерева. Она, кажется, сказала, что в Москве что-то забыла. Я не спросил, что именно. Зачем мне в ваши дела лезть? Ваши дела молодые.

— С нее станется, — сказал Ромка и облегченно вздохнул. — Ну что, пошли домой?

Но, пройдя всего несколько шагов, он остановился. В голове мальчишки зародилось сомнение.

Что и где она могла забыть? Домой-то мы не заходили, а в руках у нее тоже, по-моему, ничего не было. Деньги у нее в кармане. А что еще? И кто дяде Валере мог на дороге показаться? Значит, ее кто-то ждал:

Я с тобой согласен, — сказал Артем. — Что-то тут не так. Если она что и забыла, она бы нам сказала. До дому-то осталось три шага дойти. Как это — не посоветовавшись с нами куда-то ехать? На нее не похоже.

— Ну да! Только позавчера она в Москву моталась, нас не предупредив. — Во-первых, мне показалось, что в тот раз она на нас обиделась. Во-вторых, еще день был. В-третьих, мы ее сразу же вычислили и позвонили Веньке. Забыл? Да она и сама тогда тут же объявилась, как только в Москву приехала; Тетя Нина нам сказала, помнишь?

— Может быть, и сегодня позвонит? — с надеждой сказал Ромка. — А что же мы сейчас взрослым-то скажем?

— То и скажем, что она, в Москву опять уехала. Что вам остается?

Нам остается звонить. Может быть, мы ее по телефону разыщем?

Прямо сейчас и начнем. Только ты виду не подавай, что волнуешься.

С трудом изобразив спокойствие, Ромка с самого порога сказал вопросительно посмотревшей на них Нине Сергеевне.

— А вы были правы, Лешка в Москву умотала.

— Опять небось обидели девочку, — вздохнула та.

Такой вариант друзей вполне устроил. — Да, мы немножко по дороге поспорили, вот она и… — и Ромка развел руками. — Характер у нее невозможный просто!

— Да и ты не сахар. Но куда ж она на ночь-то глядя поехала? — не унималась Нина Сергеевна.

— Мне кто тоже не нравится. Мы за нее в ответе, — сказала Людмила Сергеевна. — Нас-то она просто обязана была предупредить. Я еще с ней поговорю на эту тему. Ну что ж, садитесь за стол. Мы уже поужинали, вас дождаться не смогли — за день проголодались, как волки.

— Ничего страшного, — ответил Артем, — мы с ужином и одни справимся:

Однако им обоим кусок в горло не лез. Сбросив почти всю: еду в кастрюльку для Дика, они схватили телефон и побежали в свою комнату.

— Кому будем звонить? — спросил Ромка. — Если мы сейчас позвоним моим, а ее нет дома, ты представляешь, что будет с нашими предками и какая заварится буча?

— А ты позвони сначала Веньке. Вдруг она снова у него, хотя это маловероятно. Если же ее у него нет, пусть он позвонит к вам домой и попросит к телефону Лешку. Он же вполне может не знать, где она в данный момент находится.

У Венечки Лешки, разумеется, не оказалось. Ромка коротко объяснил ему, что Лешка куда-то делась, впрочем, Венечка всегда был понятливый. Он попросил перезвонить ему минуты через три. Ромке они показались вечностью. Отсчитав про себя ровно сто восемьдесят секунд, он снова набрал тот же номер.

Ну, что?

Твой отец сказал, что она на даче у Артема. Й еще очень вежливо спросил, что ей передать, так как они сами туда завтра едут.

Ну что ж, спасибо. Пока, — убитым голосом сказал Ромка и вскочил. — С ней что-то случилось, Темка. Что будем делать, а?

Надо искать, — срывающимся от волнения голосом сказал Артем. — Не ляжем же мы сейчас вот так просто спать? Но и в Москву нас тоже никто не отпустит.

А куда нам ехать-то? Ведь ни единой зацепки нет, — запричитал Ромка. — Хоть одна была бы, хоть малюсенькая. И почему мы ее одну оставили, почему ее не подождали? Это мы сами во всем виноваты. Помнишь, как я говорил племяннику, что «когда дела идут хуже некуда, в самом ближайшем будущем они пойдут еще хуже»? Неужели я и в самом деле был прав и мы ее не найдем?

Хватит стонать, — прервал его Андрей. — И нечего пилить опилки, все равно уже ничего не поделаешь. А малюсенькая зацепка у нас Все же есть.

Какая?

Забыл, что ли, как Лешка заметила Андрея после того, как мы от Дарьи Кирилловны ушли? Он говорил, что весь вечер дома будет, а сам сразу же вслед за нами выскочил. Ты за ним побежал, но не догнал. Он сразу же куда-то исчез, спрятался, наверное. Может быть, это он ее и похитил? Во всяком случае, других версий у меня пока нет, хотя и эта какая-то слабенькая.

Ромка снова потянулся к телефону.

— Что, будем Андрею звонить?

— Да что толку? Так он тебе прямо и сознается! К нему надо съездить, вот что! Эх, если бы племянник был на колесах! А кроме него, кто нас отвезет? Может быть, моего отца попросим? ,

— Ты что? Ты представляешь, какая здесь начнется паника, если мы им скажем, что Лешка пропала! А ведь я этому Андрею поверил. Он мне даже понравился. Нет» давай все-таки ему сначала позвоним, а?

— Попытка не пытка, — махнул рукой Артем. — Звони. А, впрочем, я сам.

Он уточнил номер телефона Дарьи Кирилловны по своей электронной книжке и сам набрал ее номер. К телефону подошел Андрей.

Извини за беспокойство, это Артем, — четко сказал мальчик. — Я звоню по поводу нашей Лешки, Оли то есть. Ты знаешь, где она?

Артем, что-то случилось с Олей? — встревоженным голосом спросил Андрей. — Ее что, с вами нет? Но ведь вы же вместе с ней от нас уходили!

А ты за нами следил Мы тебя заметили. Зачем?

— Я?! Следил?!

— Ну да. Мы же видели. Ты сказал, что весь вечер дома будешь, а сам вышел следом за нами. Учти, если с Лешкой что случится…

— Да ты что, Артем? Я в аптеку бегал только и всего. Ты же видел, бабке Жене еще при вас плохо стало, а как только вы ушли, ее совсем развезло. За сердце схватила и еле дышала. А у моей бабушки ни одного нужного лекарства в доме не оказалось, вот меня и послали в аптеку.

А что же нам теперь делать? — растерянно проговорил Артем — Лешка-то пропала!.

Рассказывай по порядку. Как она пропала и где?

— В Медовке. В нашем поселке. Мы уже почти дошли до своего дома, а она около собаки — Дика своего, да ты его знаешь — на минутку задержалась. Сказала, что сразу же нас догонит… Мы и пошли себе дальше не спеша, а она… не догнала. Нам сосед Маргариты Павловны сказал, что она в Москву вернулась. К кому? Зачем? Он еще сказал, будто ее на дороге кто-то ждал, но кто именно, сосед не разглядывал.

— Да, действительно это очень странно. У вас без конца происходят какие-то странные исчезновения. И в милицию еще рано обращаться. Сколько времени прошло с тех пор, как она пропала? Часа два?

Даже меньше. Но мы и не собираемся никуда обращаться… Ты представляешь, что с предками будет, если они узнают? Нет, мы должны ее сами отыскать.

И как же вы собираетесь ее искать?

— Я и сам пока не знаю, — сознался Артем. — Но ты, может быть, спросишь у своей бабушки, кто еще знает ту старую историю про Риту Колосову и Жан-Жака? У нас такое чувство, что за домом Маргариты Павловны кто-то следит. И племянник ее неспроста в больницу попал — кто-то его порожек нарочно подпилил.

Свою бабушку я уже расспрашивал, но она никому ничего не говорила и больше никого не может припомнить.

А твой напарник? Не мог он кому-нибудь сказать?

Сергей? Я ж говорил, вряд ли. Ему сейчас не до того.

— А вдруг? Не может же быть так, чтобы никто ничего никому не говорил, никто ничего не знал, а люди пропали. Позвони своему Сергею, пожалуйста. На всякий случай, — взмолился мальчик. — А мы тебе позже перезвоним.

Он положил трубку, но, через некоторое время набрал тот же номер.

Ну, что?

Сереги нет дома. Я же говорю, он сейчас занят совсем другими делами. Человек жениться собрался. У него хлопот полон рот. Скажи мне свой номер, а я тебе попозже перезвоню, если все-таки свяжусь с ним, — сказал Андрей.

Внезапно в дверь к мальчишкам постучали.

Не надо мне звонить, предков тревожить, а то еще догадаются, что у нас что-то случилось, — быстро сказал Артем. — Я сам тебе еще раз позвоню, если ты не возражаешь.

Артемчик, телефон у вас? Мне он срочно нужен, — раздался за дверью голос Людмилы Сергеевны.

— У нас.

Артем поднялся с места, посмотрел на Ромку и, отдавая матери телефон, попросил:

Мам, только и ты, и папа, пожалуйста, нас больше, не тревожьте! Мы сейчас ложимся спать, а завтра в четыре утра — на рыбалку. Роман, ты червей накопал?

Накопал, — машинально ответил Ромка.

Тогда давай спать.

Да и мы пораньше ляжем. Неделя очень трудной была, — сказала Людмила Сергеев на. — И Ниночка уже, наверное, давно спит. Как она тут с вами управляется?

Нормально управляется, — ответил Артем. — Спокойной ночи.

Спокойной ночи, — отозвалась мать и ушла в свою комнату с телефоном в руках.

Артем плотно прикрыл дверь и взглянул на Ромку:

— Эй, мы не только на последнюю, мы даже на предпредпоследнюю электричку успеваем!

— А куда мы поедем, ты знаешь? — с надеждой в голосе спросил Ромка.

Он уже не претендовал на главенствую роль в этом деле. Все версии вылетели у него из головы, а тревога за сестру спутала все «го мысли.

— К Андрею, — ответил Артем. — Что толку без конца ему звонить? Лучше встретиться, чтобы найти этого Серегу. Это надо срочно сделать.

— Ладно — понуро согласился Ромка; — Мне все равно, куда ехать. Я не могу сидеть и ждать.

Артем взглянул на часы.

— Еще и одиннадцати нет. Подождем, пока все лягут. Двадцать минут ничего не решают.

Немного спустя он снял, с себя одежду и в одних трусах прошел на кухню.

Ты что, Артемчик? — сонным голосом спросила мать, поднимаясь по лестнице на второй этаж.

Попить перед сном. И удочки проверить?

Еще раз спокойной вам ночи, — как примерный сын, сказал Артем.

Погасив везде свет, он вернулся обратно с удочками в руках.

— Они уже легли. Собирайся, — приказал он Ромке, вновь натягивая на себя джинсы.

Тихо-претихо они выбрались из окна, и, перебросив сначала на улицу удочки, перемахнули через забор в самом дальнем конце сада, чтобы невзначай не засветиться у калитки: пространство вокруг нее было залито тусклым светом поселкового фонаря.

Погнали, — сказал Артем.

А куда удочки денем?

Бросим по дороге за забор Маргариты Павловны. Там их никто не возьмет.

И они что было сил припустились на станцию, стараясь быстрым бегом заглушить нарастающую тревогу.


Глава XI БЕСПОКОЙНАЯ НОЧЬ


Электричку, к счастью, долго ждать не пришлось. Она была почти пустой: в пятницу, как правильно еще утром подметил Ромка, все люди стремились выехать из Москвы, а обратно, да еще в такое время, мало кто возвращался. Ребята сели к окну напротив друг друга. Артем порылся в карманах и нашел билет в метро на пять поездок.

— Я еще два раза по «ему могу ездить, — сказал он, чтобы нарушить молчание. А у тебя есть такой?

Но Ромка его не услышал. Он мучительно обдумывал один вопрос. Лишь спустя некоторое время он решил наконец озвучить свои мысли.

— Почему француз не сказал, где зарыт «го клад? Может быть, и не от жадности вовсе? А из страха, что похититель клад заберет, а Маргариту убьет? Она же его лицо видела, значит, он рискует, что его поймают, если он отпустит ее.

Может быть, и так, чего зря гадать, — устало ответил Артем.

Но где же наша Лешка? А если она тоже у него? И тоже теперь знает, кто он такой? — не смог сдержать себя Ромка.

Я же тебя просил не паниковать! Ты что, забыл своего Мэрфи? Все тайное становится… Ну? Каким? — попытался подбодрить своего друга мальчик и сам тяжело вздохнул: — Как же медленно тащится этот поезд!

Наконец электричка подползла к вокзалу. Через пару минут они уже были в метро, затем короткая пересадка на «Проспекте Мира» и шесть долгих перегонов до станции «Бабушкинская».

А что мы им скажем, если они уже легли спать? Неудобно их будить, они же нам совсем чужие люди, — снова заканючил Ромка.

А мы сейчас вычислим, куда выходят их окна, и проверим, горит у них свет или нет.

Свет горел. Ромка облегченно вздохнул, значит, можно зайти.

Дверь им открыли не сразу. Ромке казалось, что у него сейчас сердце выскочит из груди. Почему они медлят? Что они там так долго делают? Он оглянулся на Артема, словно тот мог слышать его беззвучные вопросы. Артем был бледен, а глаза его блестели от волнения.

Наконец в коридоре послышались шаги, и кто-то посмотрел в дверной «глазок». Дверь распахнулась.

— Заходите, — усталым голосом произнесла Дарья Кирилловна. — Длинный сегодня день получился.

Она пошла вперед. Ребята, стараясь не отставать, — за ней. Ромка даже попытался ее опередить. Он все надеялся, что вот-вот и все разрешится. Может быть, Лешка здесь? Ну, мало ли зачем ей мог понадобиться этот Андрей. Может быть, она в него влюбилась? Он даже был готов пожертвовать чувствами собственного друга, о которых давно догадался, только бы с его сестрой было все в порядке., Он умудрился первым влететь в гостиную, и ему навстречу поднялся пожилой, седовласый, элегантно одетый мужчина.

— Познакомьтесь, это Жан-Жак, — сказала Дарья Кирилловна таким будничным тоном, что можно было подумать, что он захо дил к ней на огонек чуть не каждый день, а не появился здесь впервые, и что они не виделись Друг с другом чуть ли не пятьдесят лет.

Ромка без всякого удивления кивнул и разочарованно огляделся по сторонам.

А… Лешка?

Да, Андрюша нам сказал, что девочка пропала, — грустным голосом сказала Дарья Кирилловна.


А мы думали… Нам больше некуда идти… В милицию еще рано обращаться. Дамы и не хотим. Но и ждать мы не можем. И потом… А вдруг она тоже у него?

Во-первых, садитесь, — приказала Дарья Кирилловна. — Сейчас будем все вместе думать, что делать дальше. Жан-Жак ведь тоже; не так просто приехал.

Несмотря на жуткое волнение, Артему стало неловко оттого, что они выказывают полное равнодушие гостю из Франции. Он решил исправить положение и подошел к французу.

— А вы… давно приехали?

— Сорок минут назад, — ответила за Жан-Жака Дарья Кирилловна. — Он сам решил отыскать Риточку.

— Я с утра привлеку самых лучших детективов, — сказал француз. Голос у него был густой и приятный, с небольшим акцентом, они будут действовать незаметно, преступник о них не догадается.

— А вы знаете, где они находятся, эти детективы? — спросил Артем. Жан-Жак кивнул.

— Знаю. Я еще в Париже навел справки.

Он взглянул на убитого горем Ромку и сказал: — Пока моя мама была жива, мы с ней говорили по-русски.

Тот понимающе кивнул и, запинаясь, спросил, теряя последнюю надежду:

А сейчас? Сейчас вы ничего не будете делать?

Вы знаете сколько сейчас времени? Почти час ночи, — устало сказала Дарья Кирилловна. — Как вас из дому-то отпустили?

Артем махнул рукой.

— Надеемся, там никто не заметит, что нас нет. Но мы убежали из поселка не просто так. Мы без дела сидеть не будем. Андрей ты дозвонился Сергею? — кинулся он к вошедшему в комнату молодому человеку.

— Нет, пока не дозвонился.

— Так, может быть, ты ему снова сейчас позвонишь? Я понимаю, что уже поздно, но это необходимо, ты пойми.

— Ну хорошо, сейчас позвоню. Вы думаете, я сам не переживаю за девочку? Но уверяю вас, он ничего нового нам не скажет.

Внезапно телефон резко зазвонил, и Андрей тут же кинулся к нему.

—. Ну да, я. Много раз. Легок на помине. Это Серега, — оторвавшись от трубки, сказал он. — А ты где? Едешь домой? Может быть, к нам по дороге заскочишь? Ничего, завтра суббота, выспишься. А мы не спим. Когда ляжем? — Андрей оглядел собравшуюся в комнате компанию. — Понятия не имею. — Он положил трубку и пояснил ребятам — Серега был в кафе со своей подругой, потом домой позвонил, ему отец и сказал, что я его разыскиваю. А он сейчас где-то в нашем районе находится, так что ему нетрудно будет к нам подскочить.

Любая зацепка важна, — сказал Ромка, как бы оправдываясь, и подошел поближе к Жан-Жаку. — А… а… — Он не мог сообразить, как обратиться к этому пожилому иностранцу. — А он, ну, тот, знает, что вы в Москве? Тот, кто похитил Маргариту Павловну?

Называй меня просто по имени, — понял Жан-Жак его затруднения и покачал головой. — У меня с собой сотовый. Номер его я уже здесь в Москве согласовал. Кстати, ваш юный друг, Вениамин, мне уже звонил. Но что я в Москве, пока никто не знает. Кроме присутствующих, разумеется.

Про Веньку мы знаем. А этот?

А этот по ночам не звонит. Он выбирает Либо утро, либо день. Но чаще всего звонит часов в одиннадцать утра.

Ну да, если он звонит из телефона-автомата, то так ему удобнее, — сказал Артем.

Ромка хотел спросить иностранца про клад, но передумал. Какая теперь разница, где он находится, если Лешка пропала.

А Жан-Жак продолжал рассуждать о похитителе.

— Судя по голосу, это человек неуравновешенный и какой-то несчастный. Вы не поверите, но его иногда даже жалко становится, да-да, — развел руками француз. — Если своим поступком он вызывает к себе ненависть, то словами, представьте себе, нет. Он оправдывает похищение Риточки своей несчастной жизнью, без конца говорит о каком-то шансе, который наконец предоставила ему судьба. О том, что мечтает начать новую, достойную жизнь.

Заполучив сокровища, конечно, — дополнил Артем.

Он? Достойную? — удивилась Дарья Кирилловна.

Чокнутый, наверное, — покачал головой Ромка. — Но если это он еще и нашу Лешку похитил, я его сам убью.

Артем мрачно кивнул, соглашаясь с другом.

Их разговор прервал звонок в дверь. Андрей кинулся открывать. На пороге появился симпатичный высокий парень в светлом костюме. Он выглядел старше Андрея и казался очень озабоченным;

— Добрый вечер. Вернее, уже и не вечер даже — ночь на дворе. Что случилось? — спросил он, оглядывая разновозрастную встревоженную компанию.

Серега, вспомни, как мы ездили в Медовку брать интервью у вдовы профессора Балалейкина, — начал Андрей.

Ну, вспомнил. Давай ближе к делу, — попросил его друг, поглядывая на часы.

— Да ты сядь, — подвинула ему стул Дарья Кирилловна.

Вообще-то мне домой пора, — сказал он, но все-таки сел. Снова взглянул на часы, затем на Андрея: — Я тебя слушаю.

Так вот, — продолжал тот. — А теперь вспомни, кому ты говорил о том, что Маргарита Павловна Балалейкина, у которой мы брали интервью, и Рита Колосова, которую разыскивает некий месье Жан-Жак из Парижа — а вот и он, кстати, — Андрей указал на француза, — одно и то же лицо?

— Ты говоришь про объявление, которое было в нашей газете?

— Разумеется. Так говорил кому-нибудь об этом?

Сергей недоуменно посмотрел на людей, взиравших на него с большим вниманием.

Да никому. Помнится, ты мне действительно что-то подобное рассказывал, да только я сразу все это из головы выкинул. Мне не до того было, рам знаешь. Может быть, ты еще кому-нибудь об этом рассказал? Вроде бы тебя самого это куда больше волновало. А какая вообще разница: говорил — не говорил?

Большая. Из-за этого люди пропали. Исчезли Маргарита Павловна и Оля, девочка, которая у нее тогда была. Сейчас мне некогда тебе об этом подробно рассказывать, потом всё узнаешь. Значит, ты совсем ничего но можешь вспомнить?

Если это так серьезно, то ты лучше сам подумай, жому ты еще мог об этом брякнуть.

С кем, например, ты обедал в редакции в тот день?

Да нет, я точно помню, что только тебе рассказал об этом интересном совпадении. И именно в тот день, когда я съездил в Медовку, чтобы показать Маргарите Павловне свое интервью.

Тогда тебе надо детально припомнить весь тот день. Почему ты вообще об этом стал кому-то говорить? — спросил Артем. — Или просто так, ни с того ни с сего?

Андрей задумался и посмотрел на Сергея.

Из Медовки я на минутку заскочил домой. Пока переодевался, бабушка читала интервью. Тут она, вспомнив об объявлении, мне все и рассказала. А когда я приехал в редакцию, достал интервью из кейса, чтобы отнести его в секретариат, захотелось поделиться с кем-нибудь таким интересным фактом. А тут ты вошел. Кому же было рассказывать, как Не тебе, раз мы с тобой вместе в первый раз к этой Колосовой-Балалейкиной ездили. Да ты потому мимо ушей все пропустил, что с Нечаевым из-за какого-то слова спорил. Из-за правописания, помнишь?

А кто это — Нечаёв? — привстал присевший было на стул Артём.

Да так, — махнул рукой Андрей. — Корректор наш.

Так, значит, он тоже слышал? — в один голос выкрикнули мальчишки.

Да кто его знает? Может быть, и слышал. Только это не тот вариант. Вы б его только видели! У нас его Акакием зовут; За глаза, правда. Вылитый Акакий Акакиевич. Робкий, прибитый какой-то.

— А на самом деле как его зовут? — спросил Ромка.

Серега, как Нечаева зовут? Ты же с ним обычно дела имеешь? — обратился Андрей к другу.

Палыч, кажется, — зевая, ответил тот.

А имя у него есть? Как его полное имя? — Артем подскочил к Сергею и схватил его за плечо.

Сейчас вспомню, дайте секунду. Ну да, Валерий Павлович.

Что? — хором крикнули Артем с Ромкой. — Дядя Валера?

— Ну, наверное, для вас он — дядя Валера.

— А на чем он ездит? На «Москвиче»?

Кажется, — сказал Сергей. — Ну да, на старом-престаром «Москвиче». Он еще у себя на даче разные огурцы-помидоры выращивает и сам их маринует. А жена от него ушла, несмотря на всю его хозяйственность. Он сам мне об этом говорил. Бедный.

Бедный? Наверное. А теперь, значит, решил разбогатеть? Выходит, это он подпилил ступеньку, чтобы племянник Маргариты. Павловны оступился. Ведь это он нам сказал, что Лешка в Москву поехала. А еще раньше он говорил, что видел, как Маргарита Павловна к станции на электричку пошла. — Ромка вскочил, схватил Сергея за руку — Ты нас отвезешь туда, а? Ну, пожалуйста, отвези, а? Вставай скорее! Поехали! — Он заметался по комнате, подбежал к двери, потом кинулся Обратно к Сергею — Ну, поехали же!

Вы что, знаете этого человека? — попытался вникнуть в суть происходящего Жан-Жак.

Да-да, объясните сначала все поподробнее. — Дарья Кирилловна взяла Ромку за руку, прервав на время его беготню.

Этот человек, этот гад, вернее, — сосед Маргариты Павловны. Он напротив нее живет. И кажется таким добреньким. Племянника в больницу с нами отвозил. Сам угробил, и сам же отвез. Наверное, для того, чтобы он у него под контролем был.

А если вы все-таки ошибаетесь? — сказал Андрей. — Меня же, например, вы подозревали? Подозревали. Иначе бы сюда не позвонили. И наверное, не меня одного. А здесь тоже может быть роковое стечение обстоятельств. Представьте себе, например, такую вещь: Акакий — действительно услышал, о чем я говорил Сереге, и сказал об этом еще кому-нибудь. К примеру, какому-нибудь другому вашему соседу.

Нет, — вступился за друга Артем. — На сей раз, мне тоже кажется, что все на нем сходится. А кстати, вы потом его в редакции видели? Ну после того, как он ваш разговор услышал?

Да мы за ним не следили. Во всяком случае, работы в тот день у него было немного. И все же нельзя ставить на одного человека. Надо подстраховаться и продумать другие версии, — сказал Сергей.

— Знаешь, сколько мы уже над этим думали, — вздохнул Артем.

Мне он может позвонить часов в одиннадцать утра, — сказал Жан-Жак.

Вот вы его и подождете. И разыщете своих детективов, — Ромка подчеркнул слово «своих», а потом мысленно простил Жан-Жака за недоверие в их с Артемом силы. Он же не знает об их детективных способностях. Ромка снова схватил Сергея за руку: — Сереженька, ну поехали скорее, там же Лешка наша!

Нельзя врываться в дом к человеку ночью, — покачал головой Сергей.

Как нельзя? — вскипел Ромка. — А если этот человек — преступник, гад и сволочь?

— Тем более нельзя. Уж поверьте моему опыту. Мало ли что он может от отчаяния или от злости сделать! Заложников лучше всего освобождать хитростью.

Ромка был неумолим.

Придумаем что-нибудь! Мы его как-нибудь отвлечем и проверим, нет ли Лешки с Маргаритой Павловной в его доме. Только и всего.

В принципе, — сказал Андрей, — нас здесь пятеро мужчин. Неужели мы не справимся с одним Акакием Акакиевичем?

— Он не Акакий, — возразил Артем. — Он какой-то оборотень. Бес прямо.

— Да уж, — усмехнулась Дарья Кирилловна. — И фамилия подходящая.

— При чем тут фамилия? — не понял Ромка.

— А ты в каком классе учишься? — спросил Андрей.

— В девятый перешел.

— Значит, вы Достоевского еще не проходили?

В школе «Бесов» не проходят, — сказал Сергей.

О Нечаеве упоминают. На истории. Вы нечаевщину по истории проходили?

Ромка покачал головой:

Нет еще. Да и какая разница, сейчас это неважно. Давайте не терять время, а? Поехали скорей!

Ну вот что, — сказала, вставая с места, Дарья Кирилловна, беря инициативу в свои руки. — А теперь послушайте меня. До рассвета мы будем ждать в любом случае. А станет светло — и отправимся. Все вместе. Я тоже поеду и постараюсь вам помочь.

— Ты, бабушка? — удивился Андрей.

— Именно я. Меня-то он ни в коем случае ни в чем не заподозрит. А сейчас всем спать! Чтобы силы были. Они вам еще понадобятся. Я вам всем сейчас постелю. До утра-то совсем недолго осталось ждать.

Тон её был непререкаемым, и все — правда, с неохотой — подчинились.

И мне оставаться? — спросил Сергей.

Придется, Сережа. Как же мы без тебя будем? И ты нам нужен, и машина твоя тоже. Позвони домой и предупреди, что ночевать не придешь.

Артему и Ромке достался широченный диван в гостиной, но они оба, несмотря на усталость, никак не могли сомкнуть глаз. Ромка без конца вздыхал, представляя себе Лешку в руках у злодея, а Артем сносил свои страдания молча. Ему было еще тяжелее.

— Только бы она нашлась, — как молитву, бормотал Ромка. — Я никогда-никогда не буду с ней ссориться! И спорить ни о чем не буду. И все отдавать ей буду, что она ни попросит. Только бы она нашлась!

Наконец за окнами стало светать. Артем услышал шорох и увидел, как Дарья Кирилловна прошла на кухню. Он поспешил вслед за ней.

Скоро поедем?

Во-первых, доброе утро, — улыбнулась она. — А во-вторых, сначала мы с тобой выпьем крепкого зеленого чая. Он тонизирует, в нем много витаминов и других полезных для организма веществ. Я сейчас его заварю.

Выглянувший из-за плеча друга Ромка услышал ее последние слова и сморщил нос:

И почему все полезное — невкусно? А когда поедем?

Потерпите немножко. Если мы так рано приедем в гости, то это будет выглядеть неестественно. Пейте лучше чай.

Она налила густой дымящийся напиток в большие кружки. Ромка хлебнул терпкую горьковатую Жидкость, и она ему неожиданно понравилась, если в таком состоянии ему вообще могло что-то нравиться. Его мама, Валерия Михайловна, не раз пыталась внедрить зеленый чай в их повседневное меню, но упорное сопротивление детей и даже покладистого Олега Викторовича так и не позволило ей осуществить свой замысел. А вот у Дарьи Кирилловны все казалось вкусным, даже зеленый чай!

А затем, заглянув на красивые коллажи на стене кухни и вспомнив, как их хвалила сестра, он чуть не заплакал.

Несколько минут спустя на кухне появился Андрей и в ответ на предложение Дарьи Кирилловны выпить чайку молча кивнул головой. Жан-Жак, поздоровавшись, прошел в ванную. Только Сергей мирно спал в комнате Андрея. Все-таки эта история его практически не касалась, он выступал всего лишь в роли подручного просто потому, что не мог отказать близкому другу.

— Пусть еще поспит, — остановила Дарья Кирилловна бросившегося, было его будить Ромку. — Мы там должны появиться часов в шесть-семь. Это тоже довольно рано, но для экстравагантной старухи сойдет.

На кухне появился выбритый и приятно пахнущий Жан-Жак.

— Жан-Жак, мы же еще вчера договорились, что ты с нами не едешь, — пресекла она сборы своего старинного друга.

— Почему? — француз сделал недоуменное лицо.

Во-первых, ты сам вчера говорил, что тебе утром должен звонить похититель. Вдруг мальчики все-таки ошибаются, и это не тот человек! Во-вторых, ты собирался встретиться с детективами. Теперь ты сделаешь это, если только будет такая необходимость, а мы тебе оттуда сразу позвоним, как только что-нибудь выяснится. В-третьих, в машине для тебя места нет. Не брать же, в самом деле, в поселок такси. В-четвертых… Впрочем, это уже неважно, но ты, короче говоря, остаешься.

Я хотел сам спасти свою Риточку. Страшно подумать, что она в руках какого-то маньяка! — отчаянно жестикулировал Жан-Жак.

— Ничего, не волнуйся. Если она действительно там, с одним-то Акакием мы запросто справимся, — усмехнулась Дарья Кирилловна. — Вон сколько со мной добрых молодцев!

Да-да, они очень добрые, — согласился Жан-Жак и вздохнул: — Только как я могу справиться с волнением! Я же ее столько лет не видел — и вот… Выяснилось, что ее украли у меня из-под носа, то есть когда она чуть было не прочла мое объявление. Жаль, что Я курить бросил. И давно уже. Одна сигарета помогла бы мне хоть немножко успокоиться.,

Нечего жалеть. Курить вредно. У тебя новая жизнь впереди, а ты хочешь ее сократить?

Ромка, внимательно слушавший их разговор, даже не улыбнулся. Дарья Кирилловна погладила его по голове.

— Не грусти. Все будет хорошо, я знаю.

И такой уверенностью повеяло от ее бодрого голоса, что у мальчишки разом посветлело на душе, и он ободряюще взглянул на Артема:

— Скоро уже!


Глава XII СХВАТКА С АКАКИЕМ


Где здесь лучше припарковаться? — спросил Сергей, когда его машина въехала в Медовку.

Артем велел повернуть за. угол и указал на свободное место за трансформаторной будкой.

— Здесь и от его дома недалеко, и машину вашу не будет видно.

— А теперь сделаем так, — сказала Дарья Кирилловна, когда все вышли из «Жигулей». — Я прикинусь провинциалкой, родственницей Маргариты Павловны, которая приехала из другого города. Видите, я даже большую сумку с собой взяла, легкую, правда. У нее же телефон здесь недавно появился? Давно? Неважно, я вполне могла этого не знать и поэтому очень удивлюсь, что ее нет дома. И, естественно, пойду расспрашивать соседей, где она может быть. Главное — выманить его из дома, да подальше, а вы уж затаитесь где-нибудь и ждите удобного момента, чтобы его схватить.

— Эй, партизаны, — подмигнул Сергей, — там кустов-то много, у его дома? Я что-то в прошлый раз не обратил внимания.

Полно, — ответил Артем. — И дом его очень удачно стоит, входная дверь почти рядом с калиткой;

Тогда вперед!

Дарья Кирилловна подошла к калитке дома с мансардой, и нажала на звонок. Дик мигом выбрался из своей будки и залился громким лаем. Дарья Кирилловна выждала некоторое время, вполне достаточное для того., чтобы пошить, что ни на звонок, ни на лай собаки никто не откликнется, с достоинством повернулась и, как бы слегка поразмыслив, отправилась к дому напротив. Нащупав щеколду, она открыла калитку и постучала в дверь. В окне мелькнула тень.

— Откройте, пожалуйста! Я вас умоляю! — как можно громче крикнула женщина.

Дверь приоткрылась. Из-за нее выглянул приземистый сутулый человечек с тусклыми глазами и довольно вежливо спросил:

— Вам что-то нужно?

— Извините, что беспокою вас в такую рань. Хотя здесь, наверное, все рано поднимаются. Я только хотела задать один вопрос. Два месяца тому назад мы с Ритой, соседкой вашей, договорились, что я у нее погощу пару недель. Я в Москву ей позвонила, и, поскольку ее в своей квартире не оказалось, я решила, что она должна находиться на своей даче.

Где же ей еще быть, в самом деле? Вот с одной из первых электричек сюда и нагрянула. А сейчас вижу, что никто меня здесь не ждет. Вы, голубчик, не в курсе, где она может быть?

Я слышал, что она куда-то уехала, — сочувственно ответил Нечаев.

И давно?

Несколько дней назад.

И когда вернется?

А кто ж ее знает?

А Шурик, ее племянник, сюда приезжает?

Насколько мне известно, он в больнице, ногу повредил.

Боже мой! Боже мой! Что же мне теперь делать? Ведь в такую даль ехала! Из другого города! Столько денег перевела!

Дарья Кирилловна вышла за калитку, поставила сумку на землю, села рядом и, схватившись за сердце, слабеющим голосом произнесла:

Я надеюсь, вы не откажете мне в глотке воды?

Сейчас принесу» — Сосед исчез за дверью и через некоторое время появился с эмалированной кружкой в руках.

Дарья Кирилловна взяла ее, поднесла было ко рту, но рука вдруг задрожала, кружки выпала, и она, крепко уцепившись за Нечаева обеими руками, стала клониться назад, закрыв глаза. Он обхватил ее и инстинктивно потянул вверх. Лучшего момента представить себе было невозможно.

Вся четверка, заранее распределив роли, выскочила из засады. Сергей с Артемом перекрыли дверь в дом, а Ромка с Андреем подбежали к Валерию Павловичу и крепко схватили его за руки.

Дарья Кирилловна перестала изображать сердечный приступ поднялась с земли.

— Да что вам всем от меня нужно? — испугался Нечаев. — Андрей, Сережа, а вы что здесь делаете?

Ромка, опередив остальных, быстро выпалил.

— «Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления». Примечание к статье сто двадцать шестой Уголовного кодекса. Но если ты, гад, с ними что-нибудь сделай, мы сами тебя убьем!

— Да, милейший, — строго сказала Дарья Кирилловна. — Или вы нам скажете, где содержите своих заключенных, либо мы сами найдём их, и тогда вам наверняка не поздоровиться.

— Да не знаю я ничего! Что вы от меня хотите?

Нечаев стал вырываться. Ромку сменил Андрей. Вдвоем с Сергеем они держали его железной хваткой.

Двое друзей быстро нырнули в дом.,

— Лешка! — громко закричал Ромка с самого порога. — Лешка, ты здесь? Где ты, Лешка?

Ребята прислушались. Весь дот состоял из одной комнаты, маленькой кухоньки, сеней и кладовки. Артем заглянул в кладовку. Там на полках рядами стояли пустые трехлитровые банки.

— Лешка! — не сговариваясь, во весь голос завопили оба друга, а потом замолчали, прислушиваясь.

Вдруг откуда-то снизу до них донеслись приглушенные звуки.

Артем мигом сдвинул ковер и увидел люк, ведущий в подвал. Мгновение—и крышка была откинута. Мальчик лег на пол, заглянул вниз, при свете тусклой лампочки увидел кучу битого стекла, а чуть поодаль, на кровати— живую и невредимую Лешку. Рядом с ней — Маргарита Павловна. — Лешка, а как к вам спуститься? — крикнул он. — Или как вас оттуда достать?

— Очень просто. — ответила девочка и поднесла к люку лежавшую возле кровати лестницу.

Артем быстро спустился вниз. Ромка решил не отставать от друга.

Лешка схватила Артема за руку, а тот притянул ее к себе и обнял.

— Я так беспокоился за тебя, — прошептал он. — Тебе здесь было очень плохо? Страшно, скажи?

Лешкины глаза наполнились слезами, она уткнулась Артему в грудь и застыла, а потом подняла голову и, тихонько шмыгнув носом, улыбнулась:

— Не так как тогда, весной, когда на меня чуть поезд не наехал. Тогда страшнее было. А в этот раз — просто как в тюрьме. Так себя, наверное, арестанты чувствуют. Я все время думала о том, что будет с мамой и папой, когда обнаружится, что меня нет. И о вас тоже. — И она, не отрываясь от Артема, погладила брата по плечу.

А Ромка глубоко вздохнул и облегченно выдохнул, словно избавляясь от тревог и волнений, накопившихся за длиннющую ночь. К нему вернулась былая самоуверенность, и перед друзьями предстал прежний Ромка.

Если бы ты от нас вчера не отстала, ничего бы не было, — привычно заворчал он и, взглянув на пожилую женщину, не нашел ничего личного, кроме как вежливо сказать; — Здравствуйте, Маргарита Павловна! И вы здесь?

Но как вы узнали, где нас искать? И так быстро? — удивилась девочка.

Нам Андрей помог догадаться, что этот гад — сосед Маргариты Павловны. Он, оказывается, у них в редакции корректором работает.

Вы нам потом все расскажете, да? — Лешка действительно выглядела немножко напуганной и усталой, но вполне здоровой. — А сейчас давайте отсюда вылезем. Мне здесь уже надоело, а Маргарите Павловне — и подавно. Она уже несколько дней в этом плену находится.

Тьфу! — заорал вдруг Ромка. — Я, ка жется ногу порезал. Зачем он накидал вам битого стекла? И почему здесь, так сыро?

Он не кидал, — ответила девочка.

Тогда откуда тут столько всякой гадости?

И вовсе это не гадость. У него тут, как видите, полно банок со всякими вкусными вещами. В подвале сидеть скучно, сами понимаете, вот мы и решили попробовать содержимое каждой баночки. Ну, почти каждой. — все открыть мы не успели. А поскольку открывалки здесь нет, — Лешка развела руками — пришлось их разбивать.

А стекол острых зачем накидали?

Чтобы он не смог к нам спуститься! Я лестницу убрала и решила: пусть прыгает, если захочет, а мы посмотрим, что из этого выйдет. Но он вчера вечером почему-то даже не Заглянул к нам. Правда, нам и без него хорошо было. Его баночки очень даже скрасили наше существование. Ты, Артем, не обижайся, но даже твоей Нине Сергеевне далеко до дяди Валеры! У него такие огурчики! И горошек очень вкусный, консервированный. В нем витамины, а нам надо было силы поддерживать.

Ну, ты, Лешка, даешь, — изумился брат. — Прямо как Атос из «Трех мушкетеров, когда он, помнишь, тоже в погребе оказался. Плохо только, что у вас здесь колбас и окороков всяких не было. И вина тоже. В бочках. Можно было бы их все продырявить.

— От вина я бы, пожалуй, не отказалась, — подала голос Маргарита Павловна.

Она с трудом поднялась, держась за спинку кровати. Ребята помогли ей выбраться наверх.

А Лешка, очевидно из-за пережитого волнения, все болтала и болтала без умолку. Все четверо вышли из дому, оставляя за собой грязные следы. Ромка совсем успокоился и, ощущая внезапный приступ голода, с хрустом жевал маринованный огурец из подвала дяди Валеры.

— Риточка! — закричала Дарья Кирилловна и быстро пошла навстречу своей старой подруге.

Они обнялись и даже прослезились.

— Как ты меня здесь нашла? — удивилась Маргарита Павловна. — Откуда ты вообще здесь взялась?

— Нашла тебя не я, а мальчики, я им только чуть-чуть помогла. Тебе было очень плохо?

Он тебя мучил?

— Мучил. Ужасно. Своими разговорами и жалобами на жизнь. Лучше бы меня не такой зануда украл! Каждый вечер садился у люка и начинал жаловаться: денег нет, покрышек нет, банок для засолки — и то не хватает. Все какой-то клад требовал. Был бы он у меня тут же, не раздумывая, отдала бы, чтоб от него избавиться. Но где я его возьму? И этого человека я почти с детства знала! Кое-кто из-за одинаковых отчеств нас даже родственниками считал. Хорош оказался родственничек!

Всегда был забитым и несчастным и вдруг отважился на такое! Ишь, искатель сокровищ! — Она с презрением посмотрела на своего некогда хорошего соседа. — Только вчера он к нам не приставал, но мы, по правде сказать, и не скучали вдвоем, — бодро заявила она.

А ведь это Жан-Жак в своем объявлении о каких-то сокровищах написал.

Я знаю, мне Оленька все рассказала. Только никак в толк не возьму, что он имел в виду.

А ты знаешь, что Жан-Жак тоже приехал тебя спасать? Он в Москве, у меня дома. Хочешь, прямо сейчас к нему и поедем?

Нет! — неожиданно для всех испуганно вскричала Маргарита Павловна. И тут же тихо добавила, но Ромка услышал: — Как же я могу ему показаться в таком виде? Ты только посмотри на меня! Мне надо сначала привести себя в порядок!

Я так и подумала, что ты не захочешь с ним встречаться без подготовки, а потому и заставила его остаться у меня дома.

«Странный народ тетки, — подумал мальчишка. — Если бы я столько лет не видел своего близкого друга, то сразу бы к нему побежал, без всяких подготовок. А эти на старости лет о красоте думают».

Валерий Павлович, с тревогой оглядев появившихся из его дома мальчишек и своих узниц, опустил глаза и, обратив внимание на их ноги, обляпанные месивом из сладких фруктов и соленых овощей, закричал не своим голосом:

Это что? Что это? Это же мое! Вы зачем мои банки трогали?

И что? — пожал плечами Ромка. — Все равно в тюрьму вам их некому носить. Вам за похищение Маргариты Павловны полагается от четырех до восьми лет, а за Лешку, как несовершеннолетнюю, — от пяти до десяти лет. Правда, я не знаю, складываются все эти годы вместе или нет. Но все равно за это время ваши компоты протухнут. Впрочем, вы тоже можете подать на нас в суд за причиненный вам материальный ущерб, мы не возражаем.

Меня? В тюрьму? Да что я сделал? Да это вы меня всего лишили! У самих и хоромы, и деньги, и клады спрятанные.

Внезапно на его глазах выступили слезы и потекли по дряблым щекам.

Сергей с Андреем, пожалев своего бедного сослуживца, чуть ослабили хватку, а Нечаев, вдруг проявив недюжинную силу, вырвался из рук конвоиров и мигом скрылся в своем доме. Оттуда донеслись его пронзительные вопли.

Сергей опомнился первым и помчался за ним.

Где он там? — подскочили к нему Андрей и Ромка.

Кажется, в кладовке заперся.

А из нее какой-нибудь выход есть?

Кажется, нет.

Тогда что он тай делает?

Андрей с силой дернул дверь кладовой.

— Тут щеколда, — сказал он. — Ее легко можно чем-нибудь поддеть/ Принесите мне какой-нибудь инструмент.

— Ромка осмотрел дом и обнаружил в сенях какую-то длинную и тонкую железяку.

Подойдет? — спросил он.

Сгодится! — ответил Андрей и поддел ею щеколду кладовки.

Заглянув туда, они увидели сидящего на колченогом стуле Валерия Павловича со странной блуждающей улыбкой на лице. Сейчас он действительно был похож на потерявшего свою шинель Акакия Акакиевича с иллюстраций к знаменитому рассказу Гоголя.

— Прощайте, — каким-то блаженным, слабеющим голосом сказал злоумышленник и откинулся на спинку стула.

Прямо перед ним на столе лежала аптечка— зеленая жестяная коробочка с красным крестом, — на столе валялись пустые стеклянные пузырьки.

— Да он, похоже, отравился! — воскликнул Андрей и громко крикнул: — Бабушка, подойди сюда!

На пороге кладовой появилась Дарья Кирилловна. Взглянув на разбросанные пузырьки и теряющего сознание похитителя, она сразу все поняла:

— Вызывайте «Скорую», быстро!

Она нашла в аптечке нашатырный спирт и смочила им виски Нечаева. Тот чуть приоткрыл глаза.

— Воды, быстро! — приказала она, — Ему нужно срочно промыть желудок.

Ромка принес воды в той самой эмалированной в которой себе на беду вынес сосед Дарье Кирилловне. Она добавила в нее питьевой соды и поднесла к губам Валерия Павловича: :

— Пейте!

Тог что-то замычал и, сжав губы, отрицательно замотал головой.

— Дело ваше, — вздохнула она. — Тогда остается положиться на судьбу/

— А нам что теперь делать? — спросил ее Ромка.

— Да что хотите, Я же говорила, что все окончится хорошо. Так и оказалось. Не для всех, правда. Только бы «Скорая» быстрее приехала!

Ромка выбежал на улицу.

Сергей подогнал «Жигули» и стоял в ожидании Дарьи Кирилловны и Андрея, а Артем повел Маргариту Павловну в ее дом с мансардой.

— Темка, не забудь про ступеньку! — крикнул ему вслед Ромка.

Лешка кинулась к Дику, который все это время настороженно следил за ними через дырку в заборе.

— Ну что, — обхватив его морду руками, нежно спросила она, — продал меня за кусочек колбасы? Этот гад ему колбасу кинул, он за ней и кинулся, а меня бросил, — пожаловалась она подошедшему брату.

— Я же говорил, что он глупый пес, И вовсе нет. Ведь он же Маргариту Павловну учуял и в дом вбежал. А я — за ним иначе мы бы никогда не догадались, что она у нас под самым носом находится. Так бы и ходили мимо его дома неизвестно еще сколько дней. Кстати, к дяде Валере Дик всегда почему-то хорошо относился. Тот его и кормил, и поил часто, как ни странно.

— А чего тут странного? Положительные черты характера есть даже у самых закоренелых рецидивистов, — со знанием дела высказался Ромка и не вытерпел: — Эй, Лешка, а тебе то Маргарита про клад не рассказала, пока вы там сидели?

Не знает она ни про какой клад, честное слово. Я ей верю.

Да, странная история. — Скажи честно, ты очень боялась?

Лешка уже сказала Артему, что ей было там не очень страшно, и поэтому сейчас лаконично повторила:

— Сначала — очень, а потом — нет. Нас же там двое было.

И тут же вспомнила о своем испуге, растерянности и даже ужасе, когда она внезапно, ни о чем подобном не помышляя, оказалась в чужом погребе. Девочка замолчала, заново переживая неприятные ощущения прошлого вечера..

После того как она, отбила горлышко трехлитровой банки с компотом и напоила Маргариту Павловну, ею овладела ярость. Она попила сама и даже съела один абрикос, а потом с силой швырнула банку о противоположную стену. Стекла и абрикосы разлетелись в разные стороны, а на стене образовалось огромное темное пятно. Лешка оттащила лестницу, по которой спустилась в погреб» но» добрала стекла и уложила их под люком острыми концами вверх. Потом разбила еще несколько банок и успокоилась только тогда, когда посередине погреба выросла порядочная горка острых осколков.

Вот теперь он нас не достанет, — удовлетворенно сказала она Маргарите Павловне, с удовольствием оглядывая свою работу. — Если попытается спрыгнуть, то наколется. Тут мы его банкой по башке и треснем!

А ты отважная девочка, — внимательно наблюдая за ее действиями, сказала Маргарита Павловна.

Не всегда, — честно призналась Лешка. — Знаете, как я испугалась, когда у меня ваш перстень украли. Но вы не волнуйтесь, он нашелся. И знаете где? У вашей подруги, Дарьи Кирилловны. Только он» оказывается, не драгоценный…

Он больше чем драгоценный, — сказала Маргарита Павловна; — Я раньше не верила в волшебные свойства камней, а теперь стала верить. В этом перстне не алмаз, как думали очень многие, а горный хрусталь, попросту — обыкновенный кварц. Но если его правильно огранить, то по игре света он ничуть не будет уступать бриллианту. Вот такой волшебный перстень подарил мне Жан-Жак.

Вы говорили о его волшебстве. Когда к вам приезжала Евгения Семеновна. Тогда я подумала, что это алмаз. Я где-то читала, что алмаз — это сгусток великого могущества. Вы еще говорили, что это талисман и что тот, кто его хранит, всегда любим и любит… Вот я его у вас и попросила в тот вечер…

Я догадывалась, зачем. Это из-за того мальчика, Артема. Он тебе Нравится?

Лешка потупилась.

— Но горный хрусталь — не алмаз. Никакого могущества он не приносит. Зато он дает нечто большее.

Он помог вам не забыть Жан-Жака?

Наверное, хотя я бы его и так никогда не забыла. Но этот перстень много лет приносил мне еще и радость!

— Как это? — не поняла Лешка.

— Говорят, кварц впитывает в себя положительную энергию, которая идет от солнца, и передает ее своему владельцу. Я, бывало, выйду в сад, возьму перстень в ладони — теперь-то уж он мне маловат стал, чтобы его постоянно носить, — направлю на солнышко и на душе становится тепло и радостно. Приходит уверенность, что будет еще в жизни что-то хорошее; Смешно! В мои-то годы! — усмехнулась Маргарита Павловна.

— Конечно, у вас все будет хорошо, заверила ее девочка. — И Жан-Жак скоро приедет.

А ты знаешь, я боюсь е ним встречаться. Он. меня помнит молодой и красивой, а какой увидит сейчас?

Любви все возрасты покорны, — вспомнила Лешка слова великого классика. — Вы не волнуйтесь он же прекрасно понимает, что вы с годами чуть-чуть изменились.

— Совсем чуть-чуть» — грустно улыбнулась Маргарита Павловна.

Беседуя, как две близкие подружки, они даже забыли в тот момент, где находятся. Потом незаметно для себя уснули на узкой железной кровати и довольно крепко спали, пока их не разбудил Ромкин крик.

Лешка, — дернул ее за руку брат, — ты чего молчишь, не рассказываешь, что вы с Маргаритой в подвале делали?

А? — вздрогнула девочка. — Да ничего не делали. Стекол набросали и спать легли. А потом вы нас спасли.

— А этот дурак из-за своих банок отравился.

Не только из-за банок, наверное. Он же. рассчитывал на сокровища, а дело вон как для него обернулось. Ты знаешь, мне его даже жалко стало, у него такое лицо было, когда он увидел, что я в его погребе натворила.

Его почему-то всем жалко. А вдруг он помрет?

— Не дай бог! Все-таки он человек, хоть и противный.

Уж скорее бы эта «Скорая» приехала! Я так спать хочу! А дома что скажем?

Об этом ты не волнуйся, У вас алиби железное, — мы с Темкой чуть свет на рыбалку пошли, а ты — в Москву уехала. А вот и Артем, кстати.

— Артем, радостно улыбаясь, подбежал к друзьям.

— Маргарита Павловна спрашивает, когда Дарья Кирилловна освободится?

— Когда «Скорая приедет, наверное.

«Скорая помощь» не заставила себя долго ждать, и через несколько минут вдалеке послышался рев мотора и на дороге показалась белая машина с красным крестом. Из нее выскочили два человека, один из которых был с чемоданчиком в руках.

— Где пострадавший?

Я провожу, — вызвался Ромка. Услышав, что подъехал автомобиль, на пороге появилась Дарья Кирилловна.

Что тут творится? — брезгливо поморщился мужчина в белом халате наступая на липкую жижу.

— Знаете, это наш сосед натворил. Он с ума сошел. Сначала все банки у себя в погребе переколотил, а потом взял и отравился, — выпалил Ромка и выразительно посмотрел на присутствующих.

Артем хмыкнул, а Лешка с удивлением посмотрела на брата.

— Очевидно, так все и было. Я сама не видела, — пожала плечами Дарья Кирилловна, а потом шепнула Лешке на ухо: — А я-то все думала, что бы такое им сказать. С милицией связываться не хотелось. Терпеть не могу судебных волокит. Тем более что я уверена — это будет ему уроком на всю жизнь.

Нечаеву сделали какой-то укол, забрали все имеющиеся в его аптечке лекарства и пустые пузырьки и погрузили его на носилки.

Хотят узнать, чем он отравился, — прокомментировал их действия Ромка.

Кто-нибудь с нами поедет? — спросил врач.

Андрюша! — взмолилась Дарья Кирилловна.

Бабушка, мы же тебя ждем, хотим тебя домой отвезти.

Не надо, я здесь останусь. А вы поезжайте со «Скорой», узнайте, как будут обстоять дела у этого человека. Все-таки ваш сослуживец. Сколько ему лет-то? Лет сорок? Может быть, еще хватит ума понять, что сокровища с неба не падают, и попытается наладить свою жизнь. Если выживет, конечно.

Ладно, — махнул рукой Сергей, уже отчаявшийся покончить с этой историей, и сел за руль.

Вскоре обе машины исчезли из виду.

Дарья Кирилловна обнаружила висевшие на гвоздике ключи, тщательно заперла дом Нечаева, проговорив: «Бог ему судья», пошла к дому с мансардой. Лешка, Ромка и Артем поплелись за ней, чтобы попрощаться с Маргаритой Павловной.

Пожилая женщина неподвижно сидела в своем любимом кресле и со страхом смотрела на телефон.

Я боюсь ему звонить, — увидев свою подругу* пролепетала она, словно юная барышня. — Позвони сама. И скажи, что сегодня ко мне нельзя. Скажи, что все в порядке, но сегодня нельзя.

Да не волнуйся ты так. Сейчас мы что-нибудь придумаем, чтобы оттянуть торжественный момент вашей встречи, — сказала Дарья Кирилловна и взялась за телефон. — А позвонить Жан-Жаку обязательно надо. Он же ждет нашего звонка и волнуется.

Мы пойдем, — сказал Артем.

Конечно, мои хорошие! Спасибо вам за все, — откликнулась Маргарита Павловна.

Дика не забудьте покормить, пожалуйста, — попросила на прощание Лешка.


Глава XIII НЕОБЫКНОВЕННЫЕ ЗВЕЗДЫ


А теперь, — сказал Артем, когда они вышли на улицу, — нам надо найти Коляна и выпросить у него немножко рыбки. Мы ведь как-никак с рыбалки идем.

— А удочки? — напомнил Ромка.

— Ах да!

Мальчик вернулся назад и за забором дома с мансардой нашел припрятанные с прошлого вечера удилища.

А что подошла к нему Лешка, — в самом деле, есть ещё надежда, что никто да наших не узнает, где я была ночью?

Сейчас придем с удочками, е рыбой и скажем» что встретили тебя случайно, что ты только что с электрички. Будем надеяться, что ваши предки моим не звонили.

Это будет чудом. Впрочем, я в них верю, в чудеса в смысле. И Маргарита Павловна тоже верит. Кстати, я ей рассказала про перстень всю правду:, и как он пропал, и как нашелся. Теперь перстень снова к ней вернется, Дарья Кирилловна ей его отдаст, чему, я очень рада. Й все у них с Жан-Жаком будет хорошо, я уверена. Интересно, как они снова встретятся?

Но она сказала, что сегодня не хочет его видеть, — сказал Артем.

Странно, столько лёт не виделись, а она не спешит, — влез в их разговор Ромка.

Потому и не хочет, — сказала Лёшка. — Вы же видели, какая она из подвала вышла? Бледная, старая.

Какая есть, старость — не радость.

Ну уж нет! Вы только на Дарью Кирилловну взгляните. Классная тетка, да? Й Думаю, она нашу Маргариту в полный порядок приведет. Вот бы посмотреть!

В принципе я бы тоже не отказался позырить, как они встретятся, — поддержал ее брат. — Давайте завтра что-нибудь придумаем. Интересно, он к ней приедет или она к нему в Москву потащиться?

Увидим. А сейчас бы поспать не мешало. Я лично уже на ногах еле стою, — сознался Артем и дотронулся до Лешкиного локтя. — Ты хоть немножко-то спала в своем мокром подвале?

Чуть-чуть. Мы с Маргаритой на одной кровати задремали.

У, гад, — вспомнил Ромка дядю Валеру. — Он, наверное, вас и убить мог.

Не так-то просто одному человеку взять и убить другого человека, если он ему не враг, — философски заметила Лешка.

Ну да! А скольких людей без всяких причин убивают! И машины» и даже дома взрывают!

— Так то не люди, а самые настоящие нелюди. А этот… просто жалкий хлюпик. Надеялся с помощью сокровищ изменить свою жизнь. Думал, наверное, что если соседка посидит немного в его подвале, то ей от этого ничего не будет, а ему счастье привалит. Он, наверное, потому и отравился, что боялся в тюрьму попасть.

Конечно, она по нему плачет, зря я его пожалел. Но что теперь сделаешь? Темка, яде»! скорей к речке Коляна искать. Лешка, ты постой здесь, мы сейчас. .

Нет, не надо здесь стоять, пошли с нами, — сказал Артем — А то вдруг снова пропадешь.

«Значит, я ему все-таки небезразлична», — вспомнив их трогательную встречу в сыром погребе, с радостью подумала девочка. Ромке с большим трудом удалось выпросить у местного рыбака Коляна четырех окуньков и одну плотвичку.

— И то хорошо, — сказал он. — Скажем клев был плохой. Обувь не забудьте помыть, а то люди подумают, что мы на овощной базе были.

Так, втроем, они вошли в свою калитку. Во дворе их встретила Нина Сергеевна.

— Улов у вас богатый, как я погляжу. — Не обращая внимания на окуньков, которыми Ромка старательно вертел у нее перед глазами, она окинула взглядом Лешку. — А где ж вы эту то рыбку поймали?

А она сама появилась… Теть Нин, ты не говори никому, а? А мы спать пойдем, ладно? — Артем чмокнул тетку в щеку.

Если это в последний раз, то не скажу Думаешь, я не заметила, какие у вас вчера вечером лица были? Да слышала, как вы на рыбалку в одиннадцать часов вечера отправились. Ты пойми, Темчик, ведь от ваших выкрутасов в первую очередь мае не поздоровится, потому что я за вас отвечаю.

— Это был исключительный случай, — сказал Артем. — Честное слово. Родители небось еще спят? Вот и мы пойдем тоже. А ты скажи» чтобы нас не будили, хорошо?

— Темка, она прямо как наша Эля, — сказал Ромка, когда они вошли в свою комнату, — такая же хорошая. Ой, надо же племяннику сообщить что его тетка жива здорова.

Дарья Кирилловна сама это сделает. Мы же сказали ей, в какой больнице он лежит.

И то правда. Давай спать — десять часов почти.

Лешка проснулась уже к вечеру. Солнце вот-вот собиралось зайти за крышу соседнего дома, а пока освещало ажурную — верхушку растущей перед ним высокой березы. «На закат спать вредно», —вспомнила она. Девочка потянулась. Все пережитое ночью ей стало казаться каким-то нелепым, страшным сном. Конечно, если бы ее до сих пор не спасли, это было бы ужасно. Они с Маргаритой Павловной До сих нор сидели бы в этой жуткой сырости и терзались от безысходности. А если бы она оказалась в этом погребе одна? С ума бы сошла, наверное. Впрочем, она все равно что-нибудь да придумала бы. Но какие же хорошие все-таки мальчишки! Зря она на них столько раз обижалась. Лешка снова сладко потянулась и вспомнила о Дике. Вдруг его забыли покормить?

Внезапно в окне показалась темноволосая голова; Артема, который протянул ей тарелку с крупными желто-красными персиками.

— Предки с собой вчера притащили. Ешь. Или ты до сих пор дяди Валериными компотами сыта? Хотя тебе наверное, хочешь чего-нибудь более весомого?

Лешка кивнула, Она чувствовала себя счастливой. Ради такого нежного отношения стоило наверное одну ночку в чужом подвале; Вот если бы Артем был таким все да, она бы не взяла тогда у Маргариты Павловны перстень и никто бы не влез к ней в окно. Хотя… объявление в газете все равно бы появилось, и дальше все пошло бы по тому же сценарию…

— Значит, это дядя Валера у меня перстень украл?

— Скорее всего. Он запросто мог подслушать ваш разговор и тут же начать действовать.

А кто же тогда кричал?

В этом деле еще не все загадки разгаданы, — словно привидение, откуда-то из-под подоконника возник Ромка. — Я тот след пошел проверить, а его уже нет — дождем размыло.

Артем недоуменно поднял брови.

— Зачем он тебе?

— Я же говорю — не все еще загадки разгаданы. Далеко не все! — Ромка предостерегающе поднял вверх палец.

— Какое это теперь имеет значение? Перстень-то все равно нашелся, — взглянула Лешка на брата и предложила. — Давайте прямо сейчас сходим к Маргарите Павловне. Я заодно Дика покормлю. К тому же надо узнать, как там наш похититель. Может, уже помер.

— Пусть живет, — великодушно разрешил Артем, и вся троица быстро прошла через гостиную.

Вы куда это снова намылились? — преградила им дорогу Нина Сергеевна.

— Мы ненадолго, честное слово. К ужину будем, — выступил вперед Артем.

— А наши-то приехали? — спросила Лешка.

— Не так давно, к обеду. Но вас будить не стали.

— И где же они?

Да на речку пошли. От московской жары спасаться.

А здесь вроде и не жарко совсем, — пожал плечами Ромка. — Впрочем, когда столько дел, о погоде как-то забываешь.

Дик был сыт, но сильно нуждался в общении.

— Подожди, мой хороший, я сейчас к тебе приду, — обнадежила его Лешка, и все трое вошли в дом с мансардой, осторожно переступая через ступеньку, но она оказалась исправленной.

— Доброе утро, дамы, — поздоровался Ромка и спросил: — А кто вам порожек починил?

— Андрюша заезжал, привез нам кое-что. Я сегодня здесь ночевать останусь, — ответила Дарья Кирилловна, хлопотавшая вокруг Маргариты Павловны, у которой волосы стали красивого каштанового оттенка, а лицо, как у мима, было намазано чем-то белым. — Вы не обращайте на нас внимания, мы готовимся к встрече века.

— Полувека, — уточнил Ромка.

— Да-да, конечно, — кивнула головой Дарья Кирилловна. — Но, согласись, это тоже ответственно.

А как там дядя Валера, Андрей не сказал? — почему-то волнуясь, спросила Лешка. — Похититель-неудачник и отравиться-то как следует не смог. Откачали.

Ну и ладно. И хорошо. А Жан-Жак? .

А Жан-Жак уже восемь раз звонил. Но мы его не пригласим, пока Риточку в порядок не приведем. К счастью, он сейчас не один. Сидит с каким-то другом.

— С каким еще другом?

С неким Вениамином. Проводит время в приятной беседе. Так он нам сказал.

Ну что ж, мы за него рады, — засмеялся Ромка. — Венька и вправду замечательный друг, и поговорить с ним: есть о чем. Это он с французом связался и предупредил его, что Маргариту Павловну похитили. Когда же вы будете с Жан-Жаком встречаться?

Завтра утром. Больше тянуть нельзя, — сказала Дарья Кирилловна и погрозила Маргарите Павловне пальцем, когда та попыталась что-то возразить.

А нам завтра утром тоже в Москву надо, — тут же нашелся Ромка. — Давайте вместе поедем. Только во сколько? И на чем?

Я думаю, что придется воспользоваться электричкой. Не вызывать же сюда из Москвы такси! Часиков в девять поедем, да, Риточка?

Та только вздохнула.

— Тогда до завтра, — сказал Артем.

А Александр Федорович уже знает?

— Навестили ему сразу легче стало, — засмеялась Дарья Кирилловна.

— А я понял, зачем дядя Валера ступеньку подпилил, он слышал. Как мы вечером говорили о том, что на другой день собираемся в редакцию газеты ехать, Андрея искать. Испугался, видимо, что мы там на него наткнемся и все поймем.

Лешка решила быть объективной.

— А знаете, он совершенно искренне обрадовался, когда узнал, что Александр Федорович пострадал не очень сильно. Он, видимо, хотел его из строя ненадолго вывести, а убивать или калечить там не собирался.

— Ты добрая девочка. Но я тоже считаю, что у него ещё есть шанс одуматься, — сказала Дарья Кирилловна.

— Одного я только понять не могу. Почему он меня Лизаветой назвал? Он же знает, как меня, зовут.

— Как-как? — заинтересовалась Дарья Кирилловна. — Скажи дословно.

— Ну, он сказал: «Ты, моя Елизавета» — и при этом так противно улыбнулся.

— Он ведь, мальчики говорили, корректором в редакции работает? Филолог по профессии, должно быть. Значит, он себя с Раскольниковым отождествлял. А тебя, — Дарья Кирилловна взглянула на подругу, — со старухой-ростовщицей. Вы «Преступление и наказание» еще не проходили? — обратилась она к ребятам.

— Вы нас а Достоевском уже спрашивали. Не проходили пока, — ответил Ромка. — А при чём тут Елизавета?

— Елизавета была случайной свидетельницей того, как Раскольников старушку убивал, — неожиданно сказал Артем. — Я думаю, Федор Михайлович этим хотел сказать, что ни одно преступление без невинных жертв; не обходится.

— Темка, какой ты умный, а я и не знал, — похвалил друга Ромка.

Лешка с восхищением посмотрела на мальчика.

— Наверное, ваш Акакий примерно то же самое имел в виду, — поддержала Артема Дарья Кирилловна. — Человек не без юмора. Я же говорю, он заслуживает сострадания.

Желаю ему купить себе желтого попугая, — брякнул Ромка.

Это еще зачем?

А жёлтые попугаи — к деньгам. Мне так мужик на Птичьем рынке сказал, который ими торгует.

А что ж ты себе его до сих пор не купил? — удивился Артем.

— Куплю. Я, представь себе, давно собираюсь это сделать.

Когда ребята вернулись домой» в гостиной были открыты все окна, на празднично накрытом столе стоял огромный букет цветов, а за столом сидели родители в полном составе».

— Наконец-то я воочию вижу своих деток— воскликнула Валерия Михайловна.

— Как это? — удивился Владислав Николаевич. — А разве вы вчера о Лешкой не виделись? Ты же в Москве была, обратился он к девочке.

Лешка покраснела.

— Не была она, — быстро сказал Ромка. — Она у Маргариты Павловны ночевала. Она собралась в Москву, пришла на станцию, ждала электричку, вдруг, увидела старушку, которая вернулась от своих родственников.

Лешка, конечно, рассказала ей о том, что Александр Федорович попал в больницу, а той вдруг стало плохо, вот Лешка и пошла ее провожать, а потом ночевать осталась, чтобы Маргарите одной. не страшно было.

Мальчишка победно оглядел окружающих, он, видимо, остался доволен своим экспромтом.

— Странно, — сказала Людмила Сергеевна — По-моему, ваша Маргарита Павловна уже не один год здесь живет и до сих пор не боялась одна оставаться.

— А вчера испугалась. Честное слово. Можете сами у нее спросить.

А почему же Лешка нас не предупредила? И прийти можно было, и позвонить, между прочим.

А она еще до этого с нами поссорилась, вот и решила ничего никому не говорить. Назло, — снова нашелся Ромка.

— Мне это не нравится, — сказала Валерия Михайловна. — Я-то думала, что, пока вы здесь, за вас можно не волноваться.

— А чего за нас волноваться? — сделал круглые глаза ее сын. — Куда мы ходим-то, кроме рыбалки?

— Значит, завтра все вместе на речку? — примирительно спросил Олег Викторович. — Помните, как мы однажды туда ходили и Ромкиной майкой мальков ловили? Вы тогда еще совсем маленькими были.

— Ты что? Какая речка! — мигом отверг такое банальное предложение Ромка и объявил во всеуслышание: — Мы завтра к жениху едем!

— К кому-кому? — поразилась Валерия Михайловна.

Лешка пнула брата под столом ногой и выбрала самый что ни на есть нейтральный тон.

Я сейчас все объясню. Пап, помнишь, мы с тобой в газете читали смешные объявления? Ты мне еще сам их показал, про ямбы всякие. Но там были и серьезные. Например, в одном из них некто. Жан-Жак из Франции разыскивал Риту Колосову, свою первую любовь. Так вот, Рита Колосова — это и есть наша Маргарита Павловна.

Да ты что! — разом ахнули Валерия Михайловна и Людмила Сергеевна. — А сколько же ей лет?

Мы точно не знаем. Но много. Они еще в пятьдесят втором году расстались и с тех пор больше не виделись. Она потом замуж вышла, чтобы ее все оставили в покое. Теперь у нее мужа нет, у него жены — тоже. Вот они и встретились. То есть не встретились еще, а только завтра встретятся, потому что сегодня она красоту наводит.

А жених-то ее где дожидается?

В Москве, на квартире ее подруги. Вернее, их общей подруги. А подруга сейчас здесь. Завтра мы поедем все вместе.

— Вот это да! Встреча века! — восхитилась Валерия Михайловна.

Не века, а полувека, — поправил ее педантичный во всем Олег Викторович.

И я им тоже так сказал, — подпрыгнул на стуле их сын.

«Так вот в кого Ромка пошел», — улыбнулся про себя Артем.

— А вы-то там зачем, я не понимаю? — поднял брови до сих пор Молчавший Владислав Николаевич.

— Мы? Ну мы так. Нам ведь тоже интересно. А что, нельзя? — вскинулся Ромка.

— Ну; не знаю. Я в таких ситуациях не был. Если Они не возражают иметь столько малолетних свидетелей, то, наверное, можно! И на чей вы туда поедете?

— На электричке. Дарья Кирилловна — её подруга — говори, что такси вызывать не стоит.

— Да вы в него все и не поместитесь.

Здорово! Значит, вы сватами будете?! — воскликнул Олег Викторович. — Уж потом, будьте добры, расскажите об их встрече во всех подробностях.

Ладно, — кивнул годовой Артем. — Ромка вам все расскажет.

Друзья выбрались из-за стола, обрадованные тем, что так легко отделались, и, выйдя из дома» сели на скамейку под большой раскидистой яблоней подобрал с земли небольшое яблочко, надкусил его, сморщился И отбросил в сторону. Потом поднял оброненную кем-то десятикопеечную монетку повертел ее в руках и задумчиво произнес:

Как вы думаете, когда они за своими сокровищами поедут?

Ты что, Ромка, совсем сбрендил? — возмутилась Лешка. — Тебе же ясным языком было сказано: нет никаких сокровищ. В природе не существует! Понял? Уж мне бы она точно сказала, мы ведь теперь с. ней подружки.

— Конечно, конечно, — кивнул головой брат. — Тебе лапшу на уши повесили, а ты и поверила. Сама говоришь, что Акакий этот убивать вас не собирался. Так с чего бы это она ему про клад рассказала? Я уверен, что они прямо завтра за ним поедут. В крайнем случае послезавтра. Вот бы проследить.

Проследить-то не трудно, — сказал Артем, — Только вот зачем?

Посмотрим, может, и есть за чем.: Ты думаешь я просто так к ним на завтра напросился? Думаешь, мне охота на их шуры-муры смотреть.

— Ты» Ромка циник, — покачала головой Лешка и отвернулась. — Смотри, Артем, какие звезды! Наша Эля говорила, что в ее молодости звезды были большие-пребольшие, помнишь?

— Помню! — глядя далеко в небо, отозвался мальчик. — Сейчас, мне кажется, они еще лучше стали. А в августе они падать, начнут, можно будет желания загадывать. У тебя много желаний?

— Не очень. Одно, второе, — начала загибать пальцы Лешка. — Вообше-то много. Хотя нет, только одно. Но я не скажу, а то не сбудется.

— Смотри, вон Большая Медведица. Видишь ковш? А вон Малая. Когда луны нет, все созвездия еще ярче становятся. Просто дух захватывает, когда подумаешь, как они от нас далеки! И как велика Вселенная!

Артем осторожно взял Лешку за руку, Ромка впервые почувствовал себя лишним. Никто больше не обращал на него никакого внимания. Он поерзал, повздыхал и глубокомысленно изрек:

— «Наниматься ерундой хуже, чем ничего не делать». Это Бальтасар Грасиан сказал.

Поэтому я пойду к себе и что-нибудь почитаю.

Лешка с Артемом остались одни. В воздухе пахло метеолой — ночной фиалкой, лениво шумели деревья в саду, уютно стрекотал сверчок» а Лешка подумала о том, что для нее звезды и через пятьдесят лет останутся такими же большими и яркими, если с ней рядом будет Артем.

— А почему ты не поехал на каникулы в Англию? — задала она мальчику давно мучивший ее вопрос.

— Так. Не захотелось, — ответил Артем, почему-то смутившись, и Лешка не стала его больше расспрашивать.


Глава XIV ВСТРЕЧА ПОЛУВЕКА


Наутро, вбежав в дом с мансардой и увидев Маргариту Павловну, Ромка подумал, что она вовсе не такая уж и старая, как он привык о ней думать. Сегодня у нее была красивая прическа, которая очень ей шла, а строгий темный костюм выгодно подчеркивал ее фигуру. Губы Маргарита Павловна подкрасила неяркой розовой помадой и своими блестящими глазами теперь напоминала девушку с фотографии, какой она была когда-то.

Вы вовремя, — встретила их Дарья Кирилловна. — Мы уже собирались выходить.

А убраться-то я не успела. Сколько тут грязи и пыли прибавилось, пока я в чужом погребе сидела, — огорченно Сказала Маргарита Павловна. — Как сюда гостей приглашать?

Под «гостями» она явно подразумевала Жан-Жака..

— А вы оставьте мне ключ от дома. Я вернусь раньше вас и быстренько' все уберу, — предложила Лешка.

— Да мне даже просить тебя Об этом неудобно, тут работы— непочатый край.

Ничего страшного, мне не трудно. Мы же все равно собирались делать генеральную уборку, вы забыли? Вот я и начну, а там видно будете.

Я — твоя должница, — Маргарита Павловна протянула девочке ключи от дома. —

— Только никаких генеральных уборок. Ты наведи маломальский порядок, чтобы хоть грязь в глаза не бросалась, — Я постараюсь. Вы не волнуйтесь. Сделаю, что смогу, — кивнула Лешка, пряча, ключи в свой маленький цветной рюкзачок.

— А Жан-Жак знает, что вы к нему едете? — спросил Ромка.

— Да, конечно. Мы ему позвонили, — ответила Дарья Кирилловна. — Он и о вас, кстати, спрашивал. Ему очень хочется на Оленьку посмотреть, мальчиков-то он уже видел.

Ромка обрадовался, что не нужно искать повода, чтобы попасть в дом Дарьи Кирилловны. .

— Вот и отлично! Нам совсем не трудно будет к вам зайти.

К. электричке вся компания подошла вовремя, и всю дорогу до Москвы Маргарита Павловна волновалась и вздыхала, а Дарья Кирилловна ее успокаивала.

— Она даже в погребе куда спокойней была, — шепнула Лешка Артему.

— Любовь зла, — пожал плечами Ромка.

— А теперь что? — спросила Маргарита Павловна, когда они вышли из вагона. — В метро пойдем или, может быть, такси возьмем?

— Кажется, нам больше ничего не придется делать, — сощурив глаза и вглядываясь в даль, произнесла Дарья Кирилловна.

На перроне в самом начале поезда стоял Жан-Жак с огромным букетом роз. Он былине один. Рядом с ним подпрыгивал» стараясь что-то разглядеть в толпе, его новый друг.

— Венька! — что было сил закричал Ромка. — Мы здесь!

Венечка со всех ног кинулся к Лешке.

— Я знал, что тебя тоже похитили. Я хотел тебе сказать, что очень за тебя переживал и рад что ты нашлась.

— Мы все рады— ответил за сестру Ромка и пошел навстречу Жан-Жаку.

Но тот, никого не видя вокруг, не отрываясь смотрел на Маргариту Павловну. Подойдя, он протянул ей розы.

— Я приехал. Ты рада?

Маргарита Павловна молча кивнула, взяла у него цветы и утонула лицом в благоухающих бутонах. Никого не замечая вокруг, они смотрели друг на друга, а остальные толпились вокруг них, боясь нарушить молчание.

Наконец Ромке надоело терять даром время.

Нам, наверное, два такси нужно, — безапелляционно заявил он, — а то мы все в одно не поместимся.

Что? — встрепенулся Жан-Жак. — Такси. Ах да, конечно… — Но сам не сдвинулся с места.

— Сейчас я договорюсь, — Дарья Кирилловна, как всегда, взяла инициативу в свои руки.

Она договорилась с двумя водителями, одному приказала ехать вперед, а другому — сзади. На заднее сиденье в первое такси она посадила Жан-Жака и Маргариту Павловну, а сама села рядом с шофером. Ребята погрузились во вторую машину. И все-таки я не понимаю, зачем мы все туда едем, — сказала Лешка. — Мы же будем им только мешать!

А мы немножко побудем и уйдем, — сказал Ромка; — Почему бы не поехать, если зовут? Венька, ты с Жан-Жаком много общался?

Да. — ответил Венечка. — С ним очень интересно. Я его о Париже расспрашивал, о мостах через Сену. Там есть такой мост — мост Марии называется. Когда под ним проплываешь, можно желание загадывать. И оно сбудется. И еще мы говорили о французской кухне.

Почему о кухне?

Ну, она у них особенная. Мне интересно.

А о сокровищах?

Никаких сокровищ нет, — ответил Венечка: — Неужели вы до сих пор не поняли?

Мы-то поняли, а вот он нет, — Артем махнул головой в сторону Ромки. — Ты же знаешь, какой он упрямый.

Когда они выбрались из такси, Маргарита Павловна и Жан-Жак уже исчезли в подъезде, а Дарья Кирилловна ждала их во дворе, чтобы расплатиться с водителем. Поднявшись в ее квартиру, они сразу же столкнулись с Андреем.

— Вы, наверное, скоро у нас совсем поселитесь, — весело сказал он» — Оленька, как себя чувствуешь?

— Нормально. — ответила девочка. — Как там дядя Валера;, не знаешь?

— Я его даже навестил вчера вечером. Хотелось для себя прояснить, представляет он угрозу для общества или нет. Все-таки работаем вместе.

— Ну и как, представляет?

— Да какое там! Лежит весь в слезах и кается. Просит на работе ничего не говорить. Кается, что искупит свою вину, как только его выпишут из больницы.

— Между прочим, — сказал Ромка, — когда у древнекитайского философа Конфуция спросили, руководствуясь каким словом можно прожить целую жизнь, то он ответил, что это слово — снисходительность.

— А я бы проще сказал — лежачего не бьют, — ответил. Андрей. — Будем великодушными. — А Маргарита Павловна как считает?

— Говорит, глаза бы его больше не видели. А вообще-то ей не до него, сам видишь.

— Как я переживала, когда он у меня перстень чужой украл. Вот этого, я ему никогда не прощу. Как бы я в глаза Маргарите Павловне смотрела, если бы он не нашелся. — сказала Лешка. — Значит, это он тебе его на работе подложил?

— Ну да, в карман. Со страху. мне, в тот день менты приходили: — я о них статью писал, а он решил, что это по его душу. Мой пиджак на стуле висел, вот он и спрятал перстень в первое попавшееся место. На воре, как говорится, шапка горит. К тому же Палыч тогда уже знал о том, что он никакой ценности не представляет.

— А когда воровал — думал, бриллиантовый?

— Думал. Только он его не воровал. То есть воровал, но не у тебя.

— А у Кого же?

— Совсем у другого человека.

— Тогда у того, кто украл этот перстень у меня. Так кто же этот человек?

— Понимаешь, Оленька, — вздохнул Андрей, — я обещал своей бабушке никому об этом не говорить.

— Да ты что? — вмешался в их разговор Ромка. — Как это — не говорить? Мы столько времени потратили, чтобы это выяснить; Мы должны знать правду!

— Должны, — подтвердил Артем, — Да мы, по правде сказать, уже и сами давно догадались. Только все детали до сих пор не можем соединить Воедино.

— Скажи, пожалуйста, — попросила Лешка. — Ты даже себе не представляешь, как я тогда испугалась; Сначала сон страшный приснился, потом слышу — шорох, крик какой-то дикий за окном, а потом смотрю — нет перстня. Я тогда была уверена, что перстень драгоценный.

— Ну хорошо, скажу; Только между нами ладно. А то бабуля мне не простит, что я слово не сдержал.

— Да говори уж не тяни попросил Артем. — Кто? Шапокляк?

— Ну конечно. Бабка Женя несть. Она тоже думала, что перстень бриллиантовый. Она прочла в моей газете объявление о сокровищах и сразу сообразила, кто такая Рита Колосова, вот и примчалась к ней на дачу. Разговор завела соответствующий случаю — о прошлом, о любви. И вдруг при ней Маргарита Павловна спокойно отдает свою драгоценность какой-то девчонке. «Значит, у нее их много, — подумала она. — Если от много взять немножко…»

— То это будет не воровство, а дележка, — машинально закончил Ромка. — Вот именно. Она вышла раньше Оли и проследила, куда та пойдет. А до этого обо всем ее расспросила: с кем живет, в какой комнате спит…

— Расспрашивала она тебя? — обратился Артем к Лешке.

— Кажется, да. Только я думала, что она это так просто, из вежливости, даже внимания на ее расспросы не обратила.

— Она бабка хитрая, — продолжал Андрей. — Да только Палыч наш углядел, как она возле дома Маргариты Павловны крутилась, а потом за девчонкой потащилась. Он, естественно, за ней. Короче, проследил, как она в чужое окно влезла, как что-то у нее в руках блеснуло, И решил это «что-то» отнять. Решили что е таким божьим одуванчиком ой враз оправится. На голову полиэтиленовый для маскировки натянул и вперед. А она возьми и заори как резаная. Он до нее даже дотронуться не успел. Перепугался, что весь поселок на этот ор сбежится, и огородами быстренько к себе домой вернулся.

— А потом что? Как же он все-таки этот-перстень у нее отобрал? — с нетерпением спросил Ромка.

— Она на электричку в ту ночь не пошла, побоялась. Вернулась назад к Маргарите и осталась у нее ночевать.

— Это мы знаем, — кивнула Лешка. — Маргарита Павловна нам говорила.

— Ну и вот. А он ее утром подстерег Представился как сосед и друг Маргариты Павловны и предложил подвезти в Москву. Он и в самом деле на работу ехал. До самого дома ее довез, узнал, где она живет, а по дороге завел разговор о драгоценностях: сказал ей, что по причине бедности едет к одному ювелиру золотишко сдавать, — тот дорого берет, не то что в магазинах. Даже кольцо какое-то ей показал. Она и клюнула на приманку. Сама попросила, чтобы он и о ней со своим знакомым договорился. Палыч ей, естественно, это пообещал. Затем позвонил и сообщил, на какой день и час назначена встреча, а сам к этому времени в подъезд подскочил, сумку у нее из рук выхватил — и был таков.

— А там еще и пенсия ее была, — вспомнил Ромка.

— Ну да. Он мне об этом тоже рассказал. Я у него теперь вместо исповедника.

— Значит, это был прямой грабеж, открытое хищение чужого имущества. А грабеж, между прочим» наказывается либо исправительными работами на срок от одною года до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы сроком до четырех лет. Статья сто шестьдесят первая УК, пункт первый, — словно стихотворение, прочитал наизусть мальчишка.

Ты что, весь Уголовный кодекс выучил? — поразилась Лешка.

Не весь еще, — признался Ромка. — Только частично.

— Ты сам: себе не противоречь, — одернул его Андрей, — Сам только что говорил о снисходительности. А Палыч, кстати; клянется, что отдаст все до копеечки. Он эти деньги, между прочим, не потратил, совесть не позволила.

— Значит, у Евгении Семеновны теперь две пенсии будет, одну ей Маргаритки племянник компенсировал.

— Теперь понятно, почему ваша Илона в Париж собиралась, а потом передумала, — сказала Лешка.

— И почему Шапокляк плохо стало, когда она узнала» что камень в перстне ненастоящий, — добавил Ромка. — Столько труда и страданий — и все напрасно.

— Ну да. Меня еще тогда в аптеку послали, чтобы лекарствами ее отпаивать. После этого она созналась в краже перстня и в том, что этот перстень у самой увели вместе с пенсией, А уж Акакий ее рассказ своими де талями дополнил. Добровольно причём.

Жаль, что я в аптеку не заглянул, когда за тобой побежал.

Да, вы же сразу решили, что я за вами слежку устроил.

— И хорошо, что мы так решили, — сказал Артем. — Иначе мы бы к вам не приехали, когда Лешка пропала, и не вычислили бы этого несчастного Акакия.

— Вот вы все где, — заглянула в комнату Андрея Дарья Кирилловна. — Идите садитесь за стол.

Вслед за ней к ней вошел улыбающийся Жан-Жак.

— Да-да, мои дорогие. Давайте все вместе сейчас позавтракаем.

— Спасибо большое, только мы уже завтракали. Дома, — сказал Артем.

— Так то дома, а то с нами.

— Пошли, раз зовут, — толкнул его в бок Ромка и первым деловито прошел в гостиную.

Посередине большого круглого стола возвышался уже знакомый им самовар.

— Готовить мне было некогда, — сказала Дарья Кирилловна, — поскольку дома меня не было; Сами знаете. Поэтому будем есть то, что Андрюша из магазина принес.

На столё было множество вкусных вещей: французские сыры разных сортов, копченые устрицы — Андрей, видимее хотел угодить национальным пристрастиям Жан-Жака, — множество разных фруктов, огромный шоколадный торт, именно такой, какой Ромка просто обожал.

Маргарита Павловна почти ничего не ела, хотя Жан-Жак подкладывал ей на тарелку все новые и новые закуски.

Тебе надо подкрепиться, восстановить силы. Попробуй фуагра, хоть кусочек, — умолял он, а она только благодарно улыбалась и качала головой.

А что это за фуа такая? — шепотом спросил Ромка у Андрея.

Паштет из гусиной печенки, — прошептал тот в ответ. — Мне Серега сказал, что французы без него жить не могут. Знаешь, сколько попотеть пришлось, пока нашел. В центр пришлось смотаться.

— А почему вы дали объявление именно в нашу газету? — спросил Андрей, отвлекая Жан-Жака от уговоров Маргариты Павловны.

— Эта газета продается у нас в Париже, и я зная, что в ней печатается много разных объявлений. Поскольку мои друзья имеют деловые связи с институтом, где работал Риточкин муж, я узнал, что он умер несколько лет назад. Сам я тоже давно овдовел. Но Риточку не забывал никогда. Решил ее найти, Позвонил было Даше, а ее по старому адресу не оказалось. Я не знал, что у нее теперь другая квартира. Вот и решил дать объявление в газету: а вдруг из этого что-нибудь да получится? Ждал, что Рита откликнется, но сначала вы позвонили, а потом — ее похититель. Я просто места себе не находил, я готов был все отдать, чтобы ее спасти, но он ни на что не соглашался, а требовал от меня каких-то сокровищ. Потом мы стали переписываться по электронной почте с Веней, потом позвонила Даша… А дальше… я прилетел, и оказалось, что мне уже и делать ничего не надо — Риточка моя нашлась. Вернее, вы нашли мою Риточку. А выбранный мною путь, как видите, оказался вовсе не таким легким, как я думал вначале.

Тут Ромка не выдержал и решил наконец выяснить то, что терзало его все эти дни. Он достал из кармана вырезку из газеты и показал ее французу.

— Вот. Тут написано: «…Хочу найти наше сокровище и провести вместе с тобой остаток наших дней». Разве это не вы писали?

Жан-Жак взглянул на объявление.

Писал я. Только тут ошибка. Вернее, не совсем точно написано. Кто-то все напутал в этой газете.

Кто напутал?

Я не знаю, — пожал плечами Жан-Жак. — Но какое это теперь имеет значение? Ведь все уже позади!

Я тебе говорила, — прошептала Лешка и поднялась. — Нам, пожалуй, пора.

Да-да, — поддержал ее Артем. — Мы уж тут порядком засиделись.

— А день-то сегодня какой чудесный, — выглянула в окно Дарья Кирилловна, — Жа ра-то еще вчера спала, а сегодня солнечно и прохладно.

— Риточка, если ты не хочешь сейчас отдохнуть, то, может быть, мы сходим погуляем? — обратился Жан-Жак к Маргарите Павловне. — Давай прямо сейчас сходим к нашему дубу. Я об этом столько лет мечтал! Всю свою жизнь. Отсюда ведь ВСХВ недалеко?

— Что? — не понял Ромка.

— ВСХВ — это Всесоюзная сельскохозяйственная выставка. Он так ВДНХ называет, по старой памяти. То есть ВВЦ. Фу-ты, сама запуталась, — ответила Дарья Кирилловна. — Короче, это теперь Всероссийский выставочный центр.

— Это мы знаем, — кивнул Венечка.

— Конечно, лучше погулять, — Маргарита Павловна, словно девочка, порывисто вскочила с места. — А то я уж в погребе наотдыхалась. Прямо сейчас и пойдем.

— Ну и отлично, ну и хорошо, — обрадовался Жан-Жак.

— А я вам что говорил? Начинается! — зловещим шепотом прошептал Ромка на ухо Артему.

Жан-Жак с довольным видом прошел на кухню, а Ромка потихоньку последовал за ним. Мальчик увидел, как француз кладет в сумку большой хозяйственный нож, и торжествующе ухмыльнулся. Он незаметно вышел в прихожую я присоединился к своим друзьям.

— А ты, Дашенька, пойдешь с нами? — спросил Жан-Жак.

— Не уж — отказалась та, — ваше дело молодое, вот вы и гуляйте. А я дома порядок наведу. Да и отдохнуть после всех этих передряг мне не помешает.

— Предлагаю ехать, на метро, — сказал Жан-Жак Маргарите Павловне. — Я сорок семь лет не был в вашем метро.

А сорок семь лет назад этой линии и не было, — сказал Венечка. — Я знаю это точно.

И многих других тоже, — подтвердил Артем.

— Мы вас проводим, — предложил Ромка, — и скажем, где выходить. Нам же всё равно вместе ехать.

— Хоть я дорогу еще не забыла, — сказала Маргарита Павловна, — мы в любом случае рады вашему обществу. Правда, Жан-Жак?

Жан-Жак с улыбкой Кивнул головой.

— Теперь вы все — наши лучшие друзья, — объявил он.

А Ромка сбежал вниз по лестнице, раньше всех выскочил из подъезда и сразу же наткнулся на Евгению Семеновну.

— Здрасьте, — буркнул он и перевел взгляд на ее ноги,

Евгения Семеновна была обута в старомодные туфли бордового цвета на скошенном каблуке. Теперь эта, — правда, уже бесполезная улика была налицо.

— А я к Дашеньке, — заговорила было старуха. — Она дома?

— Дома. — Ромка по-прежнему не отрывал взгляд от ее туфель.

И тут из подъезда вышли Артему Лёшка, Венечка и Жан-Жак под руку с Маргаритой Павловной.

Женя! — радостно воскликнула та. — Ты узнаешь Жан-Жака? А мы погулять решили. Если хочешь, пойдем с нами.

Здравствуйте, — равнодушно кивнул Жан-Жак Евгении Семеновне. Видимо, он ее плохо помнил.

— Да нет, — отказалась та, окинув завистливым взглядом цветущую и помолодевшую от счастья подругу. — Як Даше зайду. А вы гуляйте. Мы ведь еще увидимся?

— Ну конечно! Ты позвони и приезжай ко мне, хорошо?

Все пошли вперед, а Лешка оглянулась. Сморщенная маленькая старушка смотрела им вслед, а в глазах ее застыла тоска.

«Что посеешь — то и пожнешь», — почему-то вспомнила Лешка Ромкиного Цицерона, и у нее мелькнула мысль: а не Шапокляк ли выдала тогда Жан-Жака? Ромка в этом почему-то был уверен. И если она, то зачем она это сделала? Из зависти? Или из злости? Ведь она приехала к Маргарите Павловне, уже зная об объявлении, и не сказала ей о нем ни слова. Так мог поступить только злой, жестокий и завистливый человек. Ну да ладно. Раз никто не желает выводить ее та чистую воду, то пусть себе живет дальше;

Туфли на ней видела? — толкнул ее в бок брат. — Те самые, я уверен.

Знаешь, Рома, бог ей судья, — повторила девочка слова Дарьи Кирилловны, сказанные, правда, в адрес их с Маргаритой Павловной похитителя, и добавила: — Пусть их с дядей Валерой теперь собственная совесть мучит.


Глава XV ПОХОД К ДУБУ


— Когда поезд приблизился к станции «ВДНХ» и Жан-Жак с Маргаритой Павловной, попрощавшись с ребятами, поспешили к выходу из метро, Ромка тут же вскочил и непререкаемым тоном приказал:

За мной! Только незаметно. — И быстро вытолкнул всю компанию в другую дверь.

Да что это с тобой? — вскипела Лешка. — Достал уже всех. Пусть они одни погуляют! Ведь им вдвоем побыть хочется, как ты это не понимаешь?

Они за кладом идут, — прошептал Ромка. — Теперь у меня нет никаких сомнений. Я видел, как он на кухне нож брал. Чтобы клад выкопать, я в этом уверен. А иначе зачем он ему? Интересно только, где их дуб растёт?

Артем резко остановился на середине платформы, и пальцы его сжались в кулаки. Лешке показалось, что он сейчас набросится, на собственного друга. Но он довольно спокойно проговорил:

— «Каждому свойственно заблуждаться» но упорствует в заблуждениях только неразумный»» Знаешь, кто это сказал? Твой Цицерон, Или он для тебя больше не авторитет? Плохо же ты свою книжку читаешь.

— Пожалуйста, в последний раз, — не обратив внимания на издевку, взмолился Ромка. — Вы увидите, что я прав!

— Ладно, в последний раз мы тебя слушаемся, — предупредил Артем. — И то потому, что спешить особенно некуда. Можно и выгулять, правда, Лешка?

Лешке было все равно куда идти, лишь бы с Артемом, а Венечка отпросился из дому до самого вечера и теперь просто радовался незапланированной прогулке с друзьями. Поэтому они незаметно пошли следом за пожилой парочкой.

У входа на выставку мы весной Ларису выслеживали, помните? — спросил Ромка. — Конечно, — кивнул Венечка. — У меня потом еще фотоаппарат увели с телескопическим объективом. Кстати, того типа так и не поймали?

Кажется, нет, — ответил Ромка — но я до него еще доберусь, вот увидите.

— Какой ты самонадеянный, — вздохнула Лешка.

Между тем Жан-Жак и Маргарита Павловна миновали почти всю территорию выставки и вышли к павильону «Цветоводство».

— А мы здесь с мамой недавно кактус покупали! — воскликнула Лешка. — А потом еще купили какой-то необыкновенный цветочный чай и ели пирожные и ржаные лепешки. Знаете, какие они здесь вкусные! Давайте как-нибудь сюда снова придем?

— Давайте, — согласился Артем. — А можно и прямо сейчас зайти.

— Ты что, сейчас нам некогда, — рассерженно зашептал Ромка. — У нас сейчас очень важное дело, ты что, забыл?

— Мы уже до самого конца ВВЦ дошли. — Куда же они направляются? — удивилась Лешка. „

Оказалось, что с этой стороны выставки тоже есть выход. Народу здесь было совсем немного, поэтому Ромка приказал друзьям соблюдать более строгую конспирацию, прячась за деревьями и редкими строениями.

Однако Жан-Жак внезапно остановился и, оглянувшись, крикнул:

— Идите-ка сюда, друзья мои. Я в конспирации поднаторел еще много лет назад и поэтому давным-давно вас заприметил. Раз уж вы хотите нас сегодня всюду сопровождать, то давайте пойдем вместе. Ты не против компании молодых людей, Риточка?

— Ромка смутился.

— Да мы вот тоже решили погулять немножко…

Но Жан-Жак его не дослушал. — Риточка, — закричал он, отчаянно жестикулируя, — ты посмотри, это же наша танцплощадка! «Отрада»! Тогда было тоже название? Я уверен, что оно с тех пор не изменилось. Мы с тобой здесь много разрыли, помнишь? Это был Парк культуры и отдыха имени Дзержинского, — обернулся он к ребятам и снова схватил за руку Маргариту Павловну. — Ты помнишь, Риточка, как мы танцевали здесь «Рио-Риту»?

— Это танец был такой, фокстрот, — шепотом пояснила Лешка своим спутникам.

А Жан-Жак продолжал:

— И еще у тебя была любимая песня. Ах, я забыл, какие в ней были слова.

Француз огорченно покачал головой, а Маргарита Павловна вдруг запела низким красивым голосом:

Цветок, твой дар, храню я,
И помнят лепестки
Печаль прощанья, нежность поцелуя,
Тепло твоей руки.

— Да-да, это та самая песня. А еще, помнишь, «Мишка, Мишка, где твоя улыбка?», — смешно пропел он сам.

— Смотрите, а вот и пруд. Все такой же. Мы тут гуляли, сюда доносилась музыка с танцплощадки. И вальс-бостон, и падеграс… И Ив Монтан пел — прошептала Маргарита Павловна и Прижала руку к сердцу. — Боже мой, неужели все это когда-то действительно было?! Ведь с тех пор я ни разу здесь не была: все собиралась, собиралась, да так и не смогла себя заставить прийти сюда. И не надеялась даже, что мы снова окажемся здесь вместе.

Жан-Жак взял ее под руку, и они медленно побрели дальше.

— А это что? — спросила Лешка, указывая на обнесенный железной оградой парк.

Это усадьба графа Шереметева, — ответила Маргарита Павловна. — Но в те годы здесь был Музей творчества крепостных.

Верно! — воскликнул Венечка. — . Мы сюда всем классом на экскурсию ездили. Только мы тогда с другой стороны подъезжали. Я и не знал, что сюда от выставки пешком дойти можно. Это музей-усадьба «Останкино». Нам столько всего интересного понарассказали!

Какой красивый дом! — воскликнула Лешка.

Это не дом, — принялся с жаром объяснять Венечка. — Это целый дворцово-парковый ансамбль. Здесь театр был, один из первых и самых лучших в России. В нем Прасковья Жемчугова пела, ну, которая «Крепостная, актриса», а граф Шереметев на ней женился. Это сейчас единственное в России здание конца восемнадцатого века, где был театр. Здесь и сцена сохранилась, и фойе, и зрительный зал… Вы, наверное, сюда тоже на экскурсии ходили?

Маргарита Павловна покачала головой:

— Да нет, мы сторонились людных мест. Мы гуляли в основном в парке, поскольку здесь было малолюдно. От центра это тогда было далековато. И потом, нам хотелось быть вдвоем, а не тратить отпущенное нам короткое время на экскурсии. Это потом мы по разным музеям вволю находились. Но уже не вместе, — с горечью сказала она.

— А я терпеть не могу музеев, хоть и приходится иногда их посещать, — заявил Ромка. — А тут вообще-то красиво, — признал он.

— Здешней дубраве лет двести, наверное, — сказала Маргарита Павловна и обратилась к Жан-Жаку: — Пойдем поищем наш дуб.

— Это наше любимое дерево. Мы под ним не один раз от дождя скрывались; — пояснил француз.

— У него была такая густая крона. Интересно, каким он стал теперь? — Маргарита Павловна пошла немного быстрее.

— Ваш дуб на территории усадьбы, да? — загорелся Ромка.

— Да нет, мы не рискнули бы внутри ничего делать. Это было опасно, — как-то загадочно ответил Жан-Жак.

Они прошли мимо главных ворот, обошли всю усадьбу и приблизились к ее левому краю.

— Вот наш дуб, — грустно сказала Маргарита Павловна, указывая на огромный пень недалеко от ограды.

Ее спутник заметно растерялся, но потом быстро взял себя в руки.

— Так и что же? Деревья тоже не вечны. Значит, он уже прожил все свои триста лет» Зато рядом вон сколько новых выросло! А то, что пень остался, это хорошо. Это ориентир. Значит, нам не придется долго искать ваше сокровище. — И Жан-Жак вдруг заговорщицки подмигнул ребятам.

Ромка влез на пень и сверху вниз посмотрел на своих друзей. «А я что вам говорил!» — выражал он всем своим видом.

— Итак, три шага от дуба: вперед, и один влево, — проговорил Жан-Жак, приближаясь к ограде.

Он достал из сумки большой хозяйственный нож и просто сказал:

— Вот, позаимствовал у Даши. Вместо лопаты. А тогда мы воспользовались финкой.

Помнишь, Рита?

Маргарита Павловна кивнула.

— Мы ее здесь же, неподалеку, нашли.

Какой-то бандит потерял. Ручка у нее была красивая — цветная и полосатая.

— А что такое «финка»? — спросила Лешка.

— Ты не знаешь? Да откуда оке тебе это знать? Финки — это самодельные ножи, холодное оружие бандитов и хулиганов. — И Маргарита Павловна вдруг озорно пропела:

Когда я был Мальчишкой,
Носил я брюки клеш,
Соломенную шляпу,
В кармане — финский нож.

И тут же как-то сразу сникла, а потом и грустно сказала:

— Мы тогда не бандитов, а совсем других людей боялись.

А Жан-Жак ножом расчистил от травы место у забора и начал рыть землю.

— Если здесь не производились никакие работы, то мы ее должны отыскать — бормотал он. — Мы же ее неглубоко закопали.

Сверху мы положили красный кирпич и чуть-чуть присыпали землей. Но время стерло все метки. Придется, видимо, хорошенько потрудиться…

Жан-Жак продолжал копать, а Ромка забежал сначала с левой, потом с правой стороны и, присев на корточки у появившейся небольшой ямки, нетерпеливо спросил:

Может быть, помочь?

Не надо. Я сам, — отказался француз.

Но для Ромки ожидание было нестерпимым, и он снова вскочил на пень. Остальные молча наблюдали за работой пожилого джентльмена.

Внезапно они услышали скрежет ножа, наткнувшегося на что-то твердое. Жан-Жак обрадовался и, обернувшись, радостно взглянул на Маргариту Павловну. Та подошла ближе. Он обвел ножом контуры какого-то прямоугольного предмета, поддел его, и в руках у него действительно оказался большой, сырой, с обсыпающимися от времени краями красный кирпич.

Далее нож снова звякнул, и Ромка чуть не задохнулся от волнения. На этот раз Жан-Жак извлек из земли… стеклянную банку.

Сокровища, — прошептал Ромка.

Не сокровища, а секрет, — поправил его Жан-Жак — Я в своем объявлении так и написал «секрет». А в газете это слово исправили на «сокровища».

Насколько мне известно, — сказал умный Венечка, — газета оставляет за собой право корректировать частные объявления.

— А корректором в нашей газете был… — начала Лешка, а Артем завершил:

— Не кто иной, как Валерий Павлович Нечаев. Наш неудачливый похититель.

— Значит, он сам себе проблему скорректировал, — хмыкнул Ромка. — За. что боролся… А что же это за секрет такой?

Сейчас увидите. — Жан-Жак обтер носовым платком стеклянную банку, с трудом открыл хорошо притертую стеклянную крышку и пояснил: — Раньше пластиковых пакетов не было, вот мы и придумали поместить все в банку.

Что — все?

А вот что, — француз извлек исписанные фиолетовыми чернилами тетрадные листочки, фотографии и маленький камешек. Ромка взял его в руки — камешек оказался обыкновенной галькой. — Это не простая галька, — продолжал Жан-Жак, забирая у него камешек. — Это наша мечта. Знаете, как мы тогда хотели поехать к морю. Да только эта мечта так и не осуществилась. На море мы, конечно, были, и не раз. Но… не вместе.

Лешка тут же вспомнила снимки, которые видела на даче у Маргариты Павловны: она со своим Балалейкиным в Сочи на пляже с Очень грустными глазами. «Неужели она и тогда думала только о Жан-Жаке? — подумала девочка, но спросить об этом не решилась.

Жан-Жак присел на пенек. Маргарита Павловна молча примостилась рядом.

— Значит, это не сокровище, — протянул вконец разочарованный Ромка.

— Зато это банка. Помнишь, как ты весной хотел откопать стеклянную банку, — не замедлил подтрунить над другом Артем.

— Я искал банку с деньгами. Или с драгоценностями, — сокрушенно ответил тот. — Ну надо же…

— Да что ты так волнуешься? Прямо как Акакий. Все равно это были бы не твои сокровища.

— Я только хотел посмотреть, как настоящий клад выглядит. Это же так интересно…

— Ничего, купишь себе желтого попугая и увидишь. Сам же говорил, что желтые попугаи — к деньгам Артем подошел поближе к пеньку, на который Жан-Жак, как на стол, выложил содержимое банки.

— Это дороже всяких сокровищ. Это наше прошлое, — бережно разглаживая листки, сказал он и протянул Лешке фотокарточку, на которой Жан-Жак и Рита Колосова, молодые и счастливые, были засняты вдвоем. — А это наши письма. Мы писали их друг другу каждый день, хоть и постоянно встречались, чувствовали, наверное, что в будущем никакой переписки между нами не будет. Чтобы они никому не достались, мы решили их сжечь, но не смогли. Как говорится» рука не поднялась. Вот и решили закопать их в укромном Месте и довериться судьбе, а она распорядилась так, как сочла нужным. Риточка, посмотри, что я тебе писал когда-то.

Маргарита Павловна дрожащими руками взяла листок, прочитала первые строчки, и на ее глаза Навернулись слезы.

— Мы пойдем, — сказал Артем и, взяв Лешку за руку, подтолкнул все еще ошарашенного Ромку и кивнул о чем-то задумавшемуся Венечке. — Вон как раз наш трамвай идет. Теперь уж точно их надо оставить одних.

Отойдя на некоторое расстояние от усадьбы, Лешка оглянулась. Две маленькие фигурки взявшись за руки, продолжали сидеть на пеньке, оставшемся от когда-то огромного дуба.

— Интересно, это счастье, что они все-таки встретились через столько лет, или горе — ведь им всю жизнь пришлось прожить порознь?» — задумалась девочка, но не смогла ответить на этот вопрос. Да и кто смог бы?


ЭПИЛОГ, ИЛИ ОПЯТЬ СЕКРЕТЫ


А теперь мне надо ехать домой, — сказала Лешка, когда они вчетвером сидели в вагоне метро.

— Это еще зачем? — удивился Ромка. — Предки-то наши в Медовке.

— Я же Маргарите Павловне обещала у нее в доме убраться. Мы с ней генеральную уборку собирались вместе делать, а теперь мне одной придется. Поэтому мне срочно нуж ны подручные средства. Не хотите со мной идти, я и без вас обойдусь.

— Ну уж нет, — поднялся с места Артем. — Мы поедем все вместе. Только неужели у Маргариты в доме не найдется всяких там стиральных порошков и мыла? — А вот порошки-то мне как раз и не нужны, — ответила Лешка. — У меня для скорости уборки есть кое-что другое. Ты мне поможешь у нее в доме пропылесосить?

— Почему бы и нет? Это несложно.

Распрощавшись с Венечкой, Лешка вместе с мальчишками вышла на «Рижской». Хмурый и недовольный Ромка даже не стал возражать, а молча поплелся за сестрой. Дома Лешка быстро собрала необходимые вещи, и ребята сразу же отправились на вокзал.

Когда они подошли к дому с мансардой, Лешка кинулась било к Дику, но Артем остановил ее:

— Ну уж нет! Псина подождет. Мы же все равно сейчас вернемся! Надо хотя бы родителям показаться.

— Ладно, — пошла на компромисс Лешка. — Я покажусь вместе с Диком и сразу же вернусь. А вы попозже подойдете, хорошо? Не хочется время терять; Мы же не знаем, когда Маргарита Павловна и Жан-Жак обратно приедут. А вдруг следом за нами? — Хорошо, — пожал плечами Артем. — Если ты так решила. Ромка не проронил ни слова.

— Ну и как, — спросила Валерия Михайлович когда дети, оставив Дика у калитки, вошли в дом, — встретились наконец ваши влюбленные?

Да, — махнул рукой Ромка. — Они откопали-таки свое «сокровище», которое зарыли еще в пятьдесят втором году. Я-то думал, что это настоящий клад, ну, всякие там драгоценности, а там оказались только старые письма и фотографии. И еще камешек какой-то — простая галька.

Это они, наверное, детскую игру переняли. Мы в те годы так часто играли — закапывали в землю разные камешки или цветные стеклышки и называли их. «секретами», — сказала Нина Сергеевна. — Жизнь тогда бедная была, игрушек никаких не было, вот мы и устраивали праздники сами себе. Откопаешь, бывало, «секрет» и радуешься яркой находке как самому настоящему сокровищу.

Вот-вот! — вскричал Ромка. — Они тоже сказали, что это «секрет».

Лешка закрыла глаза и представила себе пару пожилых людей, сидящих рядышком на пеньке. Они встретились со своим прошлым и отыскали свой «секрет», драгоценный только для них самих. Лёшке почему-то стало очень грустно. Но потом девочка вспомнила, как Маргарита Павловна говорила ей, что все еще надеется обрести счастье. Наверное, не зря надеется. У них с Жан-Жаком все будет хорошо, ведь они наконец-то встретились друг с другом!

— Лешка встрепенулась. Не будут же они вечно сидеть на своем пне? Значит; давно пора приниматься за обещанную уборку.

— Я не буду обедать. Мне нужно снова зайти к Маргарите Павловне, я у нее в доме убрать обещала, — заявила она родителям и обратилась к мальчишкам: — А вы потом приходите, пропылесосить поможете.

Ромка с Артемом в отличие от Летки от обеда не отказались, а пообедав, стали наблюдать за шахматным турниром между Владиславом Николаевичем и Олегом Викторовичем. Победителем стал Олег Викторович. Ребята подбросили монетку, и Ромке выпал «орел», то есть очередь сыграть е победителем. Отец с сыном засели за игру, и Артем надеялся, что партия окончится быстро, но Ромка минут по пять думал над каждым ходом, потом делал ход, а через секунду снова менял решение. Олег Викторович, как ни странно, терпеливо ждал, а Артема такая игра жутко раздражала. ,

— А не пара ли нам к Лешке? — дернул он друга за плечо.

Тот, примериваясь, на какую клеточку поставить крепко зажатого в руке ферзя, отчаянно замотал головой:

— Ты что? Там у нее знаешь сколько работы? И окна. И плита. А пыли сколько!

Тогда давай пойдем и поможем.

Вот еще! — Ромка поставил ферзя на прежнее место и сделал рокировку. — Она сама вызвалась, никто ее за язык не тянул.

Ты как хочешь, а я пойду.

Иди. Я доиграю и тоже приду — ответил Ромка.

Было видно, что: ему не хочется никуда идти, поскольку никаких интересных событий в доме с мансардой больше не предвиделось.

Когда Артем подошел к калитке дома с мансардой, Дик поворчал, но даже не пошевелился. Он уже усвоил, что есть люди, на которых ни в коем случае кидаться нельзя:, даже если очень хочется. Мальчик не обратил на пса никакого внимания. Он готовился к подвигу, потому что согласиться наводить порядок в таком огромном доме— это настоящий подвиг. Но что ему еще оставалось? Артем решительно вздохнул и засудил рукава: Лешку надо выручать, хотя, надо признать, она дала Маргарите Павловне довольно опрометчивое обещание.

— Ну, что делать-то? — спросил он, увидев ее тоненькую фигурку на ступеньках дома. — Ты обещал пропылесосить, — ответила девочка. — А все остальное я уже сделала.

Артем, казалось, лишился дара речи. .

— Как… сделала? — не понял он и, войдя в Дом, оглянулся по сторонам.

Все окна я зеркала блестели, плита была идеально чистой, на шкафах и столах не было ни пылинки.

— Ну, ты даешь, Золушка! — изумился он. — Как это твое удалось?

А это уже мой секрет, — ответила Лешка. — Могут и у меня быть секреты? Пылесос, между прочим, за дверью. Терпеть не могу с ним возиться, у нас этим папа всегда занимается;

Это нетрудно, — ответил изумленный Артем и принялся за свою часть уборки.

А я пока чай поставлю, — сказала девочка. Она вдруг представила себе, что это их с Артемом дом и живут они здесь давным-давно. — Кстати, помоги мне этот шкаф передвинуть».

Это еще зачем? — удивился мальчик. — Маргарите может не понравиться.

Ей понравится, она сразу ощутит комфорт. Все темные углы в комнате должны быть освещены. Мы с ней уже говорили на эту тему. Она сама недовольна, что у нее здесь такое нагромождение мебели. А по китайской теории «фэйшуй» этот шкаф здесь не на месте;

А ты веришь во все эти теорий?

— Что значит — веришь или не веришь? Я считаю, что нужно использовать все, что может принести пользу и красоту нашим жилищам. Ты только посмотри, в каких одинаковых квартирах мы все живем! У всех одна и та же мебель, и даже расставлена везде одинаково.

— Ну да. Об этом и фильм есть. «Ирония судьбы» называется. Каждый Новый год смотрим.

— Хоть люди и стали делать всякие евроремонты, а все равно ничего не изменилось. Те же стандарты. А ведь каждый дом должен подчеркивать индивидуальность своих хозяев.

А ты, Лешка, наверное, будешь хорошим дизайнером, — подумав, сказал Артем.

Во всяком случае, я этого очень хочу. Так что давай двигать шкаф.

Давай подождем, пока Ромка придет. Шкаф-то, наверное, дубовый.

Хорошо, подождем. А Маргарите Павловне я дам еще несколько советов, если она, конечно, будет здесь жить, а не уедет со своим месье. Жаном во Францию. Ты как думаешь, уедет?

Кто знает?

А как же тогда Дик? Племянник же здесь не живет постоянно! И мы скоро отсюда уедем. А Дика, между прочим, каждый день и кормить нужно, и гулять, и вообще… разговаривать.

Может быть, предки тебе разрешат «зять его на зиму домой?

Даже боюсь спрашивать, — созналась Лешка. — Думаешь, Ромка поможет мне их уговорить? Он Дика не любит.

Зато он любит тебя. Ты не волнуйся, мы что-нибудь непременно придумаем. Во-первых, так скоро Маргарита Павловна никуда не уедет, а во-вторых, на улице его никто не оставит. Я тебе это обещаю. Ты мне веришь?

— Верю, — подняла на мальчика свои большие глаза Лешка.

Их взгляды встретились, и девочка сразу успокоилась.

Все будет хорошо. У всех все будет хорошо! И у Маргариты Павловны, и у нее, и у Дика. Какой сегодня день чудесный! Дарья Кирилловна была сто раз права, когда утверждала это.

Внезапно на пороге появился Ромка. — Ну что, много еще здесь работы? — озираясь вокруг, недовольным голосом спросил он.

Шкаф надо подвинуть, — ответил Артем.

И все?

И все. Давай подходи с левого края.

А зачем его двигать?

Мебель в доме следует расставлять так, чтобы создавалось ощущение равновесия, — пояснила сестра.

— Может, ты и права, — не стал спорить Ромка, вполне довольный количеством выпавшей ему работы. С пыхтением двигая шкаф, он философски заметил — «Сколько же есть вещей, без которых можно жить». Это Сократ сказал. А зачем, правда, здесь столько мебели?

— Новую племянник привез, а старая как память осталась.

— Теперь Маргарита Павловна ее выбросит, вот увидите, — убежденно заявил Ромка. — Раз она новую жизнь начинает, зачем ей старое барахло?

— Прошлое не зачеркнешь, — мудро сказал Артем.

— Пусть оставит то, что полегче. Фотоснимки, например. Но только не шкафы, — пробурчал Ромка, вытирая ладонью вспотевший лоб.

— Погоди, я тебе носовой платок дам. — сказала Лешка. Она полезла в маленький карман своего джинсового комбинезона и вдруг вскрикнула: — Ой, что это?

В руках блестел знакомый ей перстень.

— Опять он здесь. Но как он у меня оказался?

— Я видел, как Маргарита Павловна что-то незаметно тебе в карман положила, когда мы в метро ехали, вы же с ней рядом сидели, — сказал Артем. — А на меня посмотрела и прижала палец к губам. Я и не стал тебе говорить, думал, конфета какая-нибудь. А потом и вовсе забыл об этом.

Надев сверкающую вещицу на палец, девочка не могла поверить своим глазам.

— Он же ей всю жизнь помогал. Как она теперь без него будет?

— Теперь у нее ее француз есть, — ворчливо ответил брат, все еще недовольный тем, что его обошли с сокровищами. — Он все ее желания исполнит.

Наконец шкаф оказался там, где, по Лешкиному мнению, ему было самое подходящее место;

— Правда, так лучше? — радостно спросила она.

— Будем надеяться, что Маргарита тоже так подумает, — ответил Артем.

— А как тебе удалось так быстро уборку сделать? Учти, я в чудеса не очень-то верю.

Колись, как это у тебя получилось? — Ромка снова внимательно оглядел все вокруг, подошел к окну и провел пальцем по подоконнику. Тот был абсолютно чистым.

— Ты что, забыл, что я хочу быть дизайнером по интерьеру?

Ну и что из этого?

А то, что я читаю много всяких специальных журналов. Мне интересно не только то, как обустроить квартиру, какую расставить в ней мебель, но и еще как при минимальных усилиях и затратах постоянно поддерживать в этой квартире порядок. Вот, смотри, — Она достала из кармана небольшую тряпочку. — Это — салфетка, но не простая, а микроволокнистая. Об этом, кстати, я тоже прочла в одном из журналов. Окна и зеркала она очищает моментально. Даже плиту кухонную может очистить. Ты разве не заметил, что у нас в доме теперь всегда чисто? Я как про эту салфетку узнала, сразу заставила маму ее купить. Она мне уже не раз за это спасибо сказала.

Так просто! — разочарованно протянул Ромка.

Ты что, не знаешь, что все гениальное — просто? — Артем взял у Лешки салфетку и спросил: — Чай-то мы будем пить?

А обычный чай я на кухне не нашла. Наверное, кончился. Может быть, попьем зеленый? — спросила Лешка. — У нее только такой есть. Видимо, Дарья Кирилловна привезла или Андрей. Я раньше этой пачки здесь не видела.

Пил я уже такой чай. Вчера, рано утром. Я тогда чуть с ума не сошел, потому что не знал, найдешься ты или нет, — продолжал ворчать Ромка.

Ну, вот видишь, я здесь, а ты недоволен. Все уже позади. И я нашлась, и Маргарита Павловна тоже, и все тайны мы раскрыли. Так заваривать чай или нет?

Заваривай, — решился Ромка. — Будем пить как положено. Без сахара.

Лешка насыпала заварку в большой фарфоровый чайник, залила ее кипятком и посмотрела из окна кухни на маленький домишко, стоящий, напротив. Ромка перехватил ее взгляд.

А племянник из-за этого гада до сих пор в больнице. Может быть, он этого Акакия и не простит вовсе.

Простит. Он добрый, А если Акакий снова что-нибудь затеет, он его в бараний рог скрутит.

Это уж точно, — усмехнулся брат. — Сколько у меня уже сюжетов для будущих книг набралось! Только одного я понять не могу. Зачем тебе этот перстень понадобился?

— Так, — ответила Лешка. — Надо было.

Она молча разлила в чашки зеленый чай и подала ребятам.

— А что, неплохо, — отпил Ромка непривычного на вкус горячего напитка. — Так скажешь ты нам все-таки, зачем брала перстень у Маргариты?

— Не скажу, — прошептала Лешка и вдруг покраснела. — Каждый человек имеет право на свой секрет.

— Не скажешь? — удивился Артем. — Никогда?

Девочка повертела перстень на пальце и вспомнила слова Маргариты Павловны: «Тот, кто его хранит, всегда любим и любит».

— Может, когда-нибудь… — произнесла она и подняла на Артема свои огромные голубые глаза.

Ромка принял безразличный вид и пожал плечами:

— Ну и пожалуйста. Все равно он не драгоценный.


Примечания

1

Подробно об этом читайте в книге Н. Кузнецовой «Дело о таинственном шефе» вышедшей в серии «Черный котенок»* (Прим. ред.)

(обратно)

Оглавление

  • Глава I КРИК В НОЧИ
  • Глава II ИНТЕРВЬЮ
  • Глава III СТРАННОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ
  • Глава IV ОБЪЯВЛЕНИЕ
  • Глава V СТАРАЯ ФОТОГРАФИЯ
  • Глава VI НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА
  • Глава VII РАСПИЛЕННАЯ СТУПЕНЬКА
  • Глава VIII ПЕРСТЕНЬ ИЗ КАРМАНА
  • Глава IX СТРАШНОЕ ОТКРЫТИЕ
  • Глава X ТРЕВОГА
  • Глава XI БЕСПОКОЙНАЯ НОЧЬ
  • Глава XII СХВАТКА С АКАКИЕМ
  • Глава XIII НЕОБЫКНОВЕННЫЕ ЗВЕЗДЫ
  • Глава XIV ВСТРЕЧА ПОЛУВЕКА
  • Глава XV ПОХОД К ДУБУ
  • ЭПИЛОГ, ИЛИ ОПЯТЬ СЕКРЕТЫ


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...