Последний соблазн (fb2)

- Последний соблазн (пер. Людмила Иосифовна Володарская) (а.с. Тони Хилл и Кэрол Джордан-3) (и.с. Лекарство от скуки) 1.25 Мб, 444с. (скачать fb2) - Вэл Макдермид

Настройки текста:



Вэл Макдермид Последний соблазн

Кэмерону Джозефу Макдермиду Бэйлли:

подарок по общим меркам весьма скромный,

но по моим возможностям — наилучший


Соблазн последний — нет страшней измен:

Поступок хоть и добр, но из гнилых пелен.

Т. С. Элиот. «Убийство в соборе»

Только беря на себя ответственность за психологический диагноз государственных устремлений, психология становится по-настоящему важной.

Макс Симонайт, военный психолог Вермахта.
1938 год

История болезни

Имя: Вальтер Нойманн

Сеанс № 1

Медицинское заключение: Очевидно, что пациент некоторое время страдает самонадеянным ощущением непогрешимости. Наблюдается вызывающая беспокойство заносчивость, а также непомерное самолюбование, исключающее любую возможность того, что пациент может стать объектом серьезной критики.

Когда его слова подвергают сомнению, он обижается и с большим трудом прячет раздражение. У него отсутствует потребность защищать себя, так как он считает свою правоту само собой разумеющейся, несмотря на все доказательства обратного. Его способность к самоанализу весьма ограниченна. Типичная реакция на вопрос — встречный вопрос. Пациент с очевидной неохотой задумывается о своем поведении и о последствиях своих поступков.

Ему чужды здравый смысл и понятие ответственности. Он легко впадает в состояние аффекта, скорее всего пользуясь им как привычной маской.

Лечение: Шоковая терапия.

1

Голубым Дунай не бывает никогда. А вот сине-серым, грязно-коричневым, бурым, ржавым, цвета хаки с потными разводами и других бесчисленных промежуточных оттенков он быть может; из-за чего мгновенно отрезвляет любого стоящего на берегу мечтательного романтика. Иногда он маслянисто поблескивает под лучами солнца там, где собираются суда, покрывающие его поверхность нефтяной пленкой, и в это время на память приходят переливчатые шейки голубей. Зато темной беззвездной ночью он черен, как сам Стикс. Правда, в Центральной Европе перед началом нового тысячелетия одним пенни не отделаешься, если хочешь, чтобы перевозчик доставил тебя на другой берег.

И с берега, и с воды то, что открывалось взгляду, было похоже на заброшенную портовую мастерскую. В щели между досками высоких ворот если что и можно было рассмотреть, так лишь гниющие останки барж да проржавевшие механизмы, прошлое назначение которых оставалось тайной. Если кто-нибудь особенно любопытный тормозил на пустынной дороге и заглядывал во двор, то и ему приходилось констатировать, что он видит еще одно промышленное кладбище коммунистической эпохи.

Однако никому в голову не приходило особенно любопытствовать. Разве что кто-то, возможно, задавался вопросом: зачем даже в самые алогичные тоталитарные времена открывать на этом месте предприятие? Какую сторону ни возьми, до ближайшего, относительно значительного человеческого жилья не меньше двенадцати миль. На немногих здешних фермах, чтобы сделать их рентабельными, надо вкалывать и вкалывать, так что свободных рук нет и в помине. Когда открыли мастерскую, рабочих возили на автобусах за пятнадцать миль. Единственным ее преимуществом было такое расположение, что с реки, как ни смотри, ничего не увидишь за длинной песчаной косой, колючим кустарником и немногими деревьями, клонившимися по воле ветра.

Правда, это как раз и было определяющим преимуществом для тех, кто со старых нелучших времен тайно пользовался разрушающимся объектом промышленной архитектуры. На самом деле тут все было не таким, каким казалось. Ни о какой разрухе даже речи не шло, так как здесь располагался действующий промежуточный пункт для путешественников определенного свойства. Стоило присмотреться повнимательнее, и в глаза бросались некоторые несоответствия. Например, ограда по периметру состояла из готовых цементных блоков повышенной прочности. И она была на удивление в хорошем состоянии.

Укрепленная наверху, свернутая кольцами проволока обновилась намного позже падения коммунистической системы. Это немного, но в общем-то достаточно для тех, кто близко знаком с языком тайн и уверток.

Если бы кто-то из любопытствующих оказался на пустынном дворе в ту ночь, его интерес был бы удовлетворен. Однако, когда элегантный черный «мерседес» с тихим урчанием проехал по дороге, он не приковал к себе ничьего внимания. Автомобиль остановился рядом с воротами, и из него вышел водитель, которого на сыром прохладном воздухе тотчас пронизала дрожь после салона с кондиционером. Пошарив в кармане кожаной куртки, водитель достал связку ключей. Ему потребовалась всего пара минут, чтобы открыть четыре незнакомых замка, после чего ворота без лишнего шума подались под его рукой. Распахнув их настежь, он торопливо вернулся к «мерседесу» и въехал на нем внутрь двора.

Когда он закрыл ворота, из автомобиля показались двое мужчин. Тадеуш Радецкий покачался на длинных ногах, поправил костюм от Армани и вновь полез в салон за длиннополой собольей шубой. В последнее время он остро реагировал на холод, а эта ночь была на редкость морозной, так что при выдохе из ноздрей появлялись белые облачка. Потуже запахнув шубу, он огляделся. За несколько месяцев Тадеуш Радецкий ощутимо потерял в весе, отчего в призрачном свете фар его костлявое лицо казалось черепом без кожи, и лишь быстрые карие глаза излучали жизнь.

Дарко Кразич обошел кругом автомобиль и встал рядом с Тадеушем Радецким, после чего поднял руку и посмотрел на массивные золотые часы:

— Половина двенадцатого. Груз будет тут с минуты на минуту.

Тадеуш едва заметно наклонил голову:

— Пожалуй, мы сами примем его.

Кразич нахмурился:

— Идея не очень удачная. Процесс отлажен, и тебе незачем светиться.

— Ты так думаешь? — переспросил Тадеуш обманчиво небрежным тоном, и Кразич почел за благо не спорить. В последнее время с боссом было трудно ладить, и даже ближайшие помощники не рисковали навлекать на себя его гнев, переча ему.

Кразич примиряюще вскинул руки:

— Как скажешь.

Тадеуш отошел от автомобиля и принялся, привыкая к темноте, шагать по двору. В одном Кразич был прав. Не стоило прямо показывать свое участие в бизнесе. Однако именно теперь нельзя было ничего принимать на веру. Большую роль в становлении характера Тадеуша сыграла его бабушка, которая, хотя и настаивала на том, что в ее жилах течет голубая кровь, в суеверии не уступала презираемым ею крестьянам. Правда, свои противоречащие здравому смыслу взгляды она прикрывала прихотливыми одеждами литературных аллюзий. Например, желая научить мальчика, что если уж случилось несчастье, то жди второго и третьего, она привлекала на помощь Шекспира, утверждавшего: «…беды, когда идут, идут не в одиночку, а толпами…».[1]

Казалось бы, смерти Катерины было вполне достаточно. Прежде Тадеуш гордился тем, что по его лицу ни деловые партнеры, ни близкие люди никогда и ничего не могли прочитать. Однако от этого известия его лицо перекосилось, из глаз брызнули слезы, грудь разорвал беззвучный вой. Он всегда знал, что любит ее, но не предполагал, что так сильно.

Да и случилось все до ужаса нелепо. Только Катерина так могла. Она любила гонять на своем «мерседесе» с открытым верхом. Когда откуда-то сбоку вылетел мотоциклист, она только что свернула с берлинской кольцевой дороги, так что, наверное, скорость у нее была приличная. Желая избежать столкновения, она вильнула в сторону, не справилась с управлением и врезалась в газетный киоск. Умерла она на руках врача «скорой помощи» от несовместимой с жизнью травмы головы.

Мотоциклист исчез с места происшествия, видимо даже не зная, что натворил. Потом экспертиза обнаружила неисправность в тормозной системе «мерседеса», во всяком случае, такова была официальная версия.

Когда Тадеуш немного пришел в себя и вновь обрел способность думать, он стал задавать вопросы, и Кразич, давний и преданный помощник, сообщил, что в отсутствие Тадеуша случилось несколько ловких попыток «наехать» на его бизнес. Но, стоически сохраняя верность отсутствующему боссу, он жестко отвечал на угрозы, и едва Тадеуш вновь обнаружил признаки жизни, изложил ему всю историю в деталях.

Теперь Тадеуш жаждал заполучить мотоциклиста. От полицейских он почти ничего не узнал, от свидетелей тоже никакой информации не добился. Все произошло слишком быстро. К тому же начался дождь и прохожие шли мимо, низко наклоняя головы. Ни одной камеры слежения на перекрестке не оказалось.

Чуть большего добился частный сыщик, которого Тадеуш Радецкий нанял, чтобы тот опросил свидетелей. Некий подросток, тоже любитель покататься, обратил внимание на марку мотоцикла — «БМВ». С тех пор Тадеуш нетерпеливо поджидал, когда полицейские предоставят ему список возможных виновников происшествия. Как бы там ни было, Тадеуш был намерен разобраться, случилось непредвиденное ДТП или заведомо продуманное преступление, и наказать убийцу.

В ожидании ему надо было чем-то занять себя. Обычно он предоставлял действовать Кразичу и другим помощникам, которых они с доверенным сербом подбирали много лет. Тадеуш вырабатывал общую стратегию и не вникал в детали. Но сейчас было другое дело. Он кожей чувствовал угрозу и должен был удостовериться, что все звенья в цепочке целы, как тогда, когда все начиналось.

Да и что худого в том, чтобы напомнить всем остальным, кто есть кто?

Он подошел к реке и стал смотреть на приближавшиеся огни большого сухогруза, с рокотом подваливавшего к берегу. Еще немного, и сухогруз вошел в узкий глубокий канал судоремонтной мастерской. За спиной у Тадеуша вновь открылись ворота.

Тадеуш оглянулся и увидел побитый пикап, тормозящий рядом с «мерседесом». Несколько секунд спустя во двор стала заезжать задом большая фура. Из пикапа выпрыгнули трое мужчин. Двое направились к причалу, а третий, в форме румынского таможенника, — к фуре, где его уже поджидал водитель. Они сняли таможенные пломбы, отперли замки и распахнули двери.

Внутри стояли ящики с банками консервированных вишен. Тадеуш поморщился. Какому здравомыслящему человеку придет в голову есть консервированную румынскую вишню, тем более ввозить ее в фурах? Тем временем таможенник с водителем принялись вынимать ящики. А за спиной Тадеуша пришвартовался сухогруз.

*

Вскоре между оставшимися в фуре ящиками освободился узкий проход. После минутной паузы из темноты начали появляться человеческие фигуры и спрыгивать на землю. Ошарашенные потные лица китайцев блестели в сумеречном свете огней. Сначала поток людей замедлился, потом иссяк. Сорок китайцев сбились в кучу, крепко прижимая к себе узлы и рюкзаки и в ужасе поводя глазами, словно почуявшие кровь лошади. Они дрожали от холода, так как тонкая одежда не защищала их от речной промозглой сырости.

Порыв ветра донес до Тадеуша затхлый запах из недр фуры. Он раздраженно поморщился, учуяв жуткую смесь пота, мочи, кала, сдобренную какой-то химией. Надо дойти до ручки, чтобы таким образом перемещаться по свету. Львиную долю своего богатства он сколотил на отчаянии других людей и привык в некотором смысле уважать тех, кому хватило смелости выбрать путь к свободе, который он им предлагал.

Водитель фуры, люди из пикапа и команда сухогруза мигом организовали прибывший «товар». Несколько китайцев достаточно понимали по-немецки, чтобы стать переводчиками, и нелегалы с готовностью принялись помогать. Сначала они освободили фуру от вишни и биотуалетов, вымыли ее изнутри из шланга. Потом, образовав живую цепочку, переместили ящики с консервированными фруктами с сухогруза в уже чистую фуру. И наконец безропотно спустились в освободившийся трюм. Команда Тадеуша загородила нелегалов одним рядом ящиков, после чего таможенник точно так же все опломбировал.

Все шло как по маслу, с гордостью отметил Тадеуш. Китайцы прибыли в Будапешт по туристическим визам. Их встретил один из людей Кразича и доставил на склад, где они спрятались в фуру. За пару дней до этого сухогруз недалеко от Бухареста вполне легально загрузили под бдительным присмотром таможенников. И вот на полпути они встретились и совершили обмен. Теперь сухогрузу предстоит долгий путь до Роттердама. Даже если его будут осматривать, то все документы и пломбы в порядке. Любой любопытный таможенник, даже имея серьезные подозрения, обратится к местным коллегам, проверявшим груз. А если остановят фуру, то в ней будут настоящие фрукты. Даже если какой-нибудь служитель заметил что-то в аэропорту или на складе и сообщил властям, никто ничего не найдет, кроме консервированных вишен. Предположим, власти даже обнаружат поврежденные венгерские пломбы, водитель сошлется на вандализм или попытку ограбления.

Когда таможенник направился к фуре, Тадеуш остановил его:

— Одну минуту, пожалуйста. А где посылка для Берлина?

Кразич нахмурился. Он уже почти решил, что боссу хватило здравого смысла закрыть глаза на китайский героин, которым нелегалы частично оплатили переезд. Не стоило Тадеушу менять систему, детально разработанную Кразичем. У него была лишь одна причина — дурацкое суеверие, во власти которого он находился после смерти Катерины.

Таможенник пожал плечами.

— Спросите шофера, — отозвался он с нервной усмешкой. Ему прежде не приходилось видеть большого босса, и он предпочел бы все оставить по-старому.

Подняв бровь, Тадеуш посмотрел на водителя.

— У меня под радио, — сказал водитель. Он подвел Тадеуша к кабине и вынул приемник. В углублении находились четыре запечатанных брикета прессованного коричневого порошка.

— Спасибо, — произнес Тадеуш. — К чему беспокоиться из-за этого в пути? — Он взял брикеты. — Ты, конечно же, свои деньги получишь полностью.

Кразич наблюдал за боссом, чувствуя, как у него встают дыбом волосы на затылке. Он не помнил, когда в последний раз пересекал границу с таким количеством наркоты. Безумие — ехать через Европу с четырьмя килограммами героина. Наверное, босс хочет навлечь на себя смерть, но Кразичу-то это ни к чему. Мысленно призвав на помощь Деву Марию, Кразич последовал за Тадеушем к лимузину.

2

В дамской комнате Кэрол Джордан улыбнулась своему отражению в зеркале и беззвучно поаплодировала себе. Отличное собеседование, лучше не придумаешь, даже если бы она сама его планировала. Она была, что называется, в теме. Да и вопросы ей задавали такие, что она могла показать себя в выгодном свете. Даже в самом смелом сне ей не могло привидеться, чтобы комиссия — двое мужчин и одна женщина так часто улыбались ей и одобрительно кивали.

Два года она вкалывала ради этого дня. Она ушла из Сифордского отдела уголовного розыска в Восточном Йоркшире и вернулась в столицу, чтобы иметь шанс поступить в элитное подразделение НСКР — Национальной службы криминальной разведки.

Позади остались всевозможные семинары, когда она жертвовала всем свободным временем ради расширения своих познаний. Кэрол даже оторвала неделю от отпуска, чтобы поработать в одной канадской фирме, специализировавшейся на разработке международных компьютерных программ для отслеживания криминальных связей. Ей было плевать на развлечения; она любила свою работу и научилась не хотеть большего. К тому же Кэрол Джордан искренне считала, что во всей стране нет лучшего старшего инспектора-детектива, да еще с такой же, как у нее, хваткой. Теперь она была готова двигаться дальше.

Она знала, что представила безукоризненные рекомендации. Ее бывший шеф, главный констебль Джон Брендон, долгое время уговаривал ее бросить опасную практику и заняться информацией и анализом.

Поначалу она сопротивлялась, так как, с одной стороны, первые попытки вознаградили ее отличной профессиональной репутацией, но с другой — они же внесли смуту в ее чувства и довели ее самооценку до самого низкого уровня. Едва она вспомнила об этом, как улыбка исчезла с ее лица. Кэрол смотрела в свои серьезные синие глаза и думала о том, сколько ей еще понадобится времени, чтобы вспоминать о Тони Хилле, не чувствуя пустоты в сердце.

Кэрол Джордан сыграла значительную роль в привлечении двух серийных убийц к суду. Однако ее уникальный союз с Тони, который, будучи специалистом по извращениям, сам обладал весьма своеобразной психикой, способной поставить в тупик самый изощренный ум, разрушил все оборонительные сооружения, возведенные ею вокруг себя за двенадцать лет работы офицером полиции. Она совершила роковую ошибку, влюбившись в мужчину, который не мог себе позволить ее любить.

Его решение покинуть передний фронт профессии и уйти в академическую науку стало для Кэрол освобождением. Наконец-то она получила возможность развивать свои способности и следовать собственным желаниям, фокусируясь на работе, от которой ее теперь не отрывало присутствие Тони.

Правда, он все равно оставался рядом, она слышала его голос, и его взгляды так или иначе влияли на ее мысли.

Кэрол беспомощно провела рукой по растрепанным светлым волосам.

— Черт бы тебя побрал, Тони, — громко произнесла она. — Не лезь в мой мир.

Она порылась в сумке и нашла губную помаду. Торопливо приведя себя в порядок, вновь улыбнулась своему отражению, на сей раз с вызовом. Комиссия просила ее вернуться через час, чтобы выслушать приговор. И Кэрол решила спуститься на второй этаж в столовую, чтобы поесть впервые за день, так как прежде она слишком нервничала и ей было не до еды.

Упругим шагом Кэрол покинула туалет. Впереди, чуть дальше по коридору, остановился лифт. Когда двери разошлись, из кабины вышел высокий мужчина в форме и сразу же повернул направо, даже не глянув в ее сторону. Кэрол замедлила шаг, узнав коммандера Пола Бишопа. Что он тут делает, в НСКР? Последнее, что она о нем слышала, так это то, что его перевели на тепленькое местечко в Министерство внутренних дел, подальше от прессы, после драматичного, анархического и сомнительного дебюта Национального спецподразделения по профилированию преступников, которое он возглавлял. К удивлению Кэрол, Бишоп вошел в ту самую комнату, которую она оставила десять минут назад.

Какого черта? Почему они говорят о ней с Бишопом? Он никогда не был ее непосредственным начальником. В свое время она отказалась перейти в его группу, потому что не хотела опять работать рядом с Тони. Тем не менее она все же оказалась втянутой в расследование и в результате нарушила все мыслимые правила и перешла все мыслимые границы. Ей было совсем ни к чему, чтобы комиссия, рассматривавшая ее назначение на высокую должность аналитика, выслушивала мнение Пола Бишопа о ее прошлом поведении. Он никогда ей не симпатизировал, а так как Кэрол была старшей по чину среди тех, кто участвовал в поимке одного из самых страшных серийных убийц Британии, то свой гнев за несанкционированную операцию он обрушил на нее.

Наверное, и Кэрол поступила бы так же на его месте. Однако от этой мысли ей не становилось легче, тем более что теперь Пол Бишоп был в той комнате, где решалось ее будущее. У Кэрол пропал аппетит.

*

— Мы были правы. Она то, что нам нужно, — проговорил Морган, постукивая карандашом по блокноту.

Торсон нахмурилась. Ей ли не знать, до чего нехорошо все может сложиться, если в игре задействованы эмоции.

— Почему ты думаешь, что у нее есть необходимые качества?

Морган пожал плечами:

— Мы ничего не можем знать наверняка, пока не увидим ее в деле. Но я абсолютно уверен, что мы не найдем никого лучше, даже если продолжим поиски.

И он деловито подтянул рукава на мускулистых руках.

В дверь постучали. Суртис встал и впустил коммандера Пола Бишопа. Его коллеги продолжали напряженную дискуссию.

— Все равно. Получится глупо, если мы сейчас примем решение, а потом будем вынуждены признать, что наша кандидатура никуда не годится. Кроме того, дело очень опасное, — сказала Торсон.

Суртис жестом предложил Бишопу кресло, в котором незадолго до него сидела Кэрол. Бишоп сел, подтянув брюки на коленях.

— Она не раз бывала в опасных местах. Не стоит забывать о деле Джеко Вэнса, — напомнил Морган, упрямо выпятив подбородок.

— Коллеги, у нас коммандер Бишоп, — с нажимом произнес Суртис.

Пол Бишоп откашлялся:

— Если уж вы заговорили об этом… Можно, я скажу пару слов об операции «Вэнс»?

Морган кивнул:

— Извините, коммандер, за нечаянную бестактность. Мы с коллегой увлеклись обсуждением. Расскажите нам все, что помните. Мы как раз хотели вас послушать. Для того и позвали.

Бишоп изящно наклонил красивую голову:

— Когда считается, что операция прошла успешно, проще всего замолчать недостатки. Однако если объективно, то преследование и задержание Джеко Вэнса было кошмаром для полиции. Честно говоря, команда Кэрол Джордан никому не подчинялась, плевала на полицейскую иерархию, не соблюдала приоритетов, нарушала предписания, так что просто чудо, что все обошлось благополучно. Будь Джордан моим офицером, было бы проведено внутреннее расследование и, не сомневаюсь, ее бы понизили в должности и звании. До сих пор не понимаю, почему Джон Брендон ничего не предпринял.

Он откинулся в кресле, и на душе у него потеплело оттого, что возмездие свершилось. Джордан дорого ему обошлась, и он не упустил первого же представившегося ему шанса поквитаться с ней. Это было приятно.

Однако, как ни странно, комиссия не приняла его сторону. Морган откровенно улыбался.

— Вы считаете, что, когда Джордан загоняют в угол, она прорывается, как может? Значит, у нее нет проблем с инициативой?

Бишоп помрачнел:

— Я бы выразил это несколько иначе. Она считает, что правила писаны не для нее.

— Своими действиями она поставила под угрозу свою жизнь и жизнь своих людей? — спросила Торсон.

Бишоп не без изящества пожал плечами:

— Трудно сказать. Честно говоря, офицеры, которые были у нее в подчинении, не очень-то откровенничали.

Суртис, третий член комиссии, поднял голову, и его бледное лицо едва ли не светилось в сумеречном свете уходящего дня.

— Итак, позвольте обобщить. Просто чтобы уяснить, правильно ли мы все поняли. Вэнс, прячась за своей известностью шоумена, убил по крайней мере восемь девочек-подростков. Но на него никто не обращал внимания, пока эксперты-психологи из Национального спецподразделения по профилированию преступников не соединили эти случаи. Однако никто в группе не отнесся серьезно к своим выводам, даже когда их коллега была убита. Я буду прав, если скажу, что старший детектив-инспектор Джордан не имела отношения к делу, пока Вэнс не убил взрослого человека? И тогда стало ясно, что, если его не остановить, он будет убивать и убивать?

Бишоп, казалось, чуть смутился.

— Можно и так сказать. Но к тому времени, когда она подключилась к расследованию, Вэнсом уже занималась полиция Западного Йоркшира. Там уже предприняли необходимые шаги и повели расследование в правильном направлении. Если бы Джордан хотела внести свой вклад, то она пошла бы в ногу со всеми.

Морган опять улыбнулся.

— Но ведь именно Джордан и ее разношерстная команда добились успеха, — мягко отозвался он. — Вы считаете, Джордан проявила силу духа в расследовании дела Джеко Вэнса?

Бишоп наморщил лоб:

— Ее упрямство не подлежит сомнению.

— Настойчивость, — не отступался Морган.

— Полагаю, что да.

— И смелость? — вмешалась Торсон.

— Не знаю, смелость это или чертова вредность, — ответил Бишоп. — Послушайте, зачем вы меня сюда пригласили? По-моему, кадры в НСКР подбирают иным способом.

Морган промолчал. Бишоп поинтересовался, зачем его сюда вызвали, лишь догадавшись, что его попытка очернить Кэрол сорвалась. По мнению Моргана, ответа он не заслуживал.

Суртис заполнил паузу:

— Мы предполагаем поручить старшему инспектору Джордан ключевую роль в ответственной операции. Так как дело секретное, мы не считаем себя вправе посвящать вас в детали. Однако все сказанное вами было очень полезно.

Это был финал беседы. Бишоп не мог поверить, что тащился через весь Лондон только ради этого. Он встал:

— Если это все…

— Подчиненные ее любят? — спросила Торсон, когда Бишоп уже шагнул к двери.

— Любят? Ее? — Бишоп не мог скрыть изумления.

— Как вы думаете, у нее есть шарм? Харизма? — продолжала настойчиво спрашивать Торсон.

— Я в этом не эксперт. Но моих офицеров она на веревочке водила. Что бы ни сказала, они всё исполняли. — Он не мог скрыть горечи. — Своими женскими штучками она заставляла их забывать о дисциплине и лететь по ее приказу через всю страну.

— Спасибо. Вы очень нам помогли, — сказал Суртис.

Комиссия молчала, пока Бишоп не покинул комнату.

Потом Морган с усмешкой покачал головой:

— Она у него просто в печенках сидит, как думаете?

— Мы узнали то, что нам надо было узнать. У нее есть характер, она инициативна и чертовски обаятельна. — Суртис что-то записал в блокнот. — И она не боится идти напролом.

— Вот этого не нужно. Мы не сможем обеспечивать ей нормальное прикрытие. С ней даже нельзя будет связаться по телефону. Это слишком рискованно. Так что нужна особая осторожность, — возразила Торсон.

Суртис пожал плечами:

— У нее эйдетическая слуховая память. Так написано в деле. Она прошла независимое тестирование. Все услышанное она может воспроизвести дословно. Ее рапорты наверняка будут более четкими, чем у половины наших агентов.

На лице Моргана появилась торжествующая улыбка:

— Я же сказал, что она безупречный сотрудник. Перед ней не устоит ни один преступник.

Торсон поджала губы:

— Ради бога, не торопитесь. Прежде чем мы примем окончательное решение, я хочу увидеть ее в деле. Идет?

Мужчины переглянулись, и Морган кивнул:

— Идет. Посмотрим, как она поведет себя в критической ситуации.

3

Не в силах приспособиться к солнцу, когда автомобиль, едва оставив пределы Сент-Эндрюса, поехал вверх по склону холма, Тони Хилл опустил щиток и поглядел в зеркало заднего вида. Зеленый Тентсмурский лес вставал на голубом блестящем фоне залива Тей, а за ним Северного моря. Над городом серело словно искромсанное небо, руины соседствовали с внушительными зданиями девятнадцатого столетия. За последние полтора года, что он преподавал психологию поведения в здешнем университете, Тони Хилл успел приглядеться к этому мирному пейзажу и тем не менее каждый раз восхищался им. Расстояние усиливало волшебство, превращая остовы башни Святого Регула и кафедрального собора в фантастические картинки Диснея. Однако самым замечательным было то, что расстояние отделяло его от коллег и студентов и он мог забыть о них.

Хотя заведующий кафедрой вел себя так, словно заполучить специалиста с такой репутацией было настоящим чудом для факультета, сам Тони не был уверен в том, что оправдал надежды университетской братии. Он всегда знал, что не подходит для академической жизни. В политике он не разбирался, а лекции до сих пор ввергали его в панику, отчего даже ладони становились мокрыми от пота. Все же, когда ему предложили должность в университете, это показалось ему более приемлемым, чем его предыдущая работа, для которой, как он считал, он больше не годился. Начинал Тони как больничный психолог в самом сложном отделении лечебницы для душевнобольных, где имел дело с серийными убийцами. Когда же в Министерстве внутренних дел осознали, как важно для полицейского расследования создание психологического портрета преступника, Тони сделался очевидным кандидатом для этой работы.

Его репутация выиграла почти так же, как пострадала психика, когда он был вовлечен в непосредственное задержание убийцы-психопата, нападавшего на молодых людей. Тогда он оказался настолько уязвимым, что едва не погиб. Тони еще долго мучился кошмарами и просыпался в холодном поту, а его тело сотрясалось от воспоминаний о прежней боли.

Когда было решено создать команду для разработки психологического портрета преступника, естественно, что Тони Хилла пригласили учить молодых офицеров полиции. Задание казалось простым, однако для Тони и его подопечных оно обернулось экскурсией в ад. Во второй раз ему пришлось нарушить правила, предписывавшие держаться на почтительном расстоянии от реальных действий. Во второй раз пришлось обагрить руки кровью. И теперь он был совершенно уверен, что ничего подобного с ним больше не случится.

Даже по прошествии двух лет он не сумел освободиться от прошлого. Занимаясь университетской рутиной, он не мог поверить, что это он и что он больше не имеет отношения к настоящей работе. А ведь свое дело он знал отлично, в этом Тони не сомневался. Однако этого, видно, недостаточно.

Недовольный собой, Тони выключил кассету с Филипом Глассом.[2] Музыка давала слишком большой простор ненужным размышлениям. Только слова могли отвлечь его от бессмысленного самокопания. Он внимательно выслушал конец дискуссии о новых вирусах, обнаруженных в африканской Сахаре, не забывая внимательно следить за дорогой, которая вилась среди красот Восточного Ньюка. Когда он свернул к рыбачьей деревне Селлардайк, привычный сигнал возвестил о начале четырехчасовых новостей.

Послышался умиротворяющий голос диктора:

«Осужденный серийный убийца и бывший шоумен Джеко Вэнс подал апелляцию в высшую инстанцию. Вэнса, который был чемпионом Британии по метанию копья, полтора года назад приговорили к пожизненному заключению за убийство полицейского. Ответ ожидается в течение двух дней.

Сегодня полиция Северной Ирландии призвала население к спокойствию…»

Диктор продолжал говорить, но Тони его больше не слышал. Еще один последний шаг, и все. Еще немного волнения, отчаянно верил он, и на него снизойдет покой. Умом Тони понимал, что апелляция Вэнса не должна быть удовлетворена. Однако, пока все не закончится, нельзя быть уверенным до конца. Тони сам участвовал в поимке Вэнса, но наглый убийца постоянно заявлял, что найдет лазейку и выйдет на свободу. Оставалось лишь надеяться, что дорога к свободе существует единственно в воображении преступника.

Когда автомобиль Тони стал съезжать с холма в сторону дома на побережье, который он купил с год назад, он вдруг задался вопросом: а известно ли Кэрол об апелляции? Надо послать ей вечером электронное сообщение, а то мало ли что. Какое счастье, что есть электронная почта. Она помогает избежать множества недоразумений, которые случались, когда они работали лицом к лицу или даже говорили по телефону. Тони понимал, что подвел Кэрол, да и себя тоже. Мысли о ней никогда не покидали его, но он не мог заставить себя признаться ей в этом.

Проехав по узкой улочке к дому, он припарковал автомобиль вплотную к тротуару. В гостиной горел свет. Когда-то у него наверняка сердце сжалось бы от страха. А теперь он живет совсем в другом мире, во многих отношениях превзошедшем его мечты. Теперь он хочет, чтобы все оставалось как есть — ясным, управляемым, не трогающим душу.

Конечно, такая жизнь не идеальна, особенно если надолго. Но она лучше, чем просто сносная.

А для Тони это все, что ему нужно теперь и было нужно прежде.

*

Урчание мотора действовало на него, как всегда, успокаивающе. На воде с ним никогда не случалось ничего плохого. Насколько он помнил, лодки защищали его от мира. На воде были свои простые и ясные правила, продиктованные здравым смыслом. И даже когда он был еще слишком юн, чтобы уразуметь их, даже когда он нечаянно нарушал их, наказание всегда следовало только на берегу. Наказание было неотвратимо, но ему всегда удавалось обуздывать страх, пока шумели моторы, а ноздри наполнялись запахами немытых мужских тел, несвежего жира с кухни и дизельного топлива.

Боль настигала его, когда жизнь на воде оставалась позади и они возвращались в вонючую конуру возле рыбных доков в Гамбурге, где его дед демонстрировал свою власть над мальчишкой, оказавшимся на его попечении. Наказание начиналось, когда он еще не успевал привыкнуть к твердой земле.

Даже теперь, стоило ему вспомнить об этом, он начинал задыхаться. Кожа словно сморщивалась. Много лет он старался обо всем забыть, потому что это выводило его из себя, делало слабым. Но постепенно он понял, что забыть и освободиться нельзя. Можно лишь оттянуть момент. Теперь он заставлял себя вспоминать, едва ли не с восторгом оживлял в памяти ужасные болезненные ощущения и тем самым доказывал себе, что он достаточно силен и в состоянии победить прошлое.

Если проступки были мелкие, он должен был сидеть на корточках в углу кухни, пока дед жарил колбасу, картошку и лук на плите, которые пахли куда лучше всего того, что готовил кок. А вот вкуса этого жарева он не знал, потому что, когда дело доходило до еды, ему надлежало сидеть в углу и смотреть, как дед жует картошку с луком и колбасой. Его желудок сжимали голодные спазмы, рот заполняла слюна.

Старик ел, словно охотничий пес на псарне, зорко следя за мальчишкой. Опустошив тарелку, он подчищал ее куском ржаного хлеба. Потом брал складной нож и нарезал еще хлеба. Из шкафа он доставал собачьи консервы и смешивал с ними хлеб, после чего ставил миску перед внуком.

— Сукин сын. Ты больше ничего не заслуживаешь, пока не научишься вести себя, как полагается мужчине. У меня были собаки поумнее тебя. Я — твой хозяин, и ты будешь жить так, как я тебе скажу.

Дрожа от страха, мальчик опускался на колени и съедал все, не прикасаясь к еде руками. Этому он научился довольно быстро. Каждый раз, стоило ему оторвать руку от пола и потянуться к миске, старик бил его по ребрам сапогом с металлической набойкой. Выучить такие уроки много времени не надо.

Если проступки были мелкие, ему позволялось спать на складной кровати в коридоре между спальней старика и грязной ванной комнатой, где была только холодная вода. Но если дед решал, что он недостоин такой роскоши, тогда мальчику приходилось спать в кухне на вонючей подстилке, от которой несло последним псом деда, бультерьером, перед смертью страдавшим недержанием мочи. Свернувшись в комочек, мальчик часто лежал без сна, отдаваясь на милость демонам неуверенности и страха.

Когда же дед решал, что непреднамеренные грехи внука требуют серьезного наказания, он заставлял мальчика всю ночь стоять в углу своей спальни, направив на него узкий луч стопятидесятивольтовой лампы. Самому деду свет не мешал спать. Но едва измученный мальчик опускался на колени или засыпал стоя, привалившись к стене, старик переставал свистеть и храпеть и непременно просыпался. После второго раза мальчик перестал засыпать. Он был готов на что угодно, лишь бы избежать невыносимой боли от ударов в живот.

Если деду казалось, что он упрямится или бычится, наказание бывало пострашнее. Тогда ему приходилось голым стоять в унитазе, дрожа от холода и стараясь, чтобы ноги не сводило судорогой. Дед входил в туалет, словно не видя внука, расстегивал штаны и обливал его горячей вонючей струей. Потом стряхивал последние капли и уходил, никогда не спуская за собой воду. Мальчику приходилось балансировать, стоя на одной ноге в воде, смешанной с мочой, а другой упираясь в стенку толчка.

В первый раз его чуть не стошнило. Он думал, что ничего хуже быть не может. Оказалось, может. Во второй раз дед пришел, спустил штаны и уселся опорожнять кишечник. Мальчик попался в ловушку, сидение врезалось ему в ягодицы, спиной он прижимался к холодной стене, на ляжки давила задница деда. Острая вонь поднималась вверх, и его едва не выворачивало. А дед вел себя так, словно внука не было в туалете. Закончив, он подтерся и ушел, не смыв нечистоты. То, что он хотел сказать мальчику, было совершенно ясно. Никудышный, никчемный, никому не нужный.

Утром дед появился вновь, набрал в ванну холодной воды и, все еще не обращая на мальчишку никакого внимания, наконец-то привел туалет в порядок. Потом, словно в первый раз увидев внука, приказал ему вымыться, поднял его и швырнул в ванну.

Неудивительно, что, научившись считать, он первым делом стал считать часы до возвращения на баржу. На берегу они с дедом проводили не больше трех дней, но когда дед бывал недоволен, эти три дня были как три жизни, наполненные унижением, болью и голодом. Однако малыш не жаловался. Он просто не понимал, на что жаловаться. Не зная другой жизни, он был уверен, что так живут все.

Понимание того, что не все правильно, пришло постепенно. Но оно захлестнуло его как девятый вал, заполнив жаждой мести.

Только на воде ему было спокойно. Здесь он распоряжался и собой, и всем вокруг. Но этого ему было мало. Он знал, что есть что-то еще, и хотел большего. Прежде чем занять место в существующем мире, он должен был избавиться от своего прошлого — день за днем. Другим счастье как будто давалось без особых усилий. А он почти всю свою жизнь знал лишь ледяную хватку страха. Даже когда бояться было нечего, тревога не покидала его.

Постепенно он понял, что ему надо. У него появилась миссия. Он не знал, сколько ему понадобится времени, чтобы исполнить ее, но знал наверняка, что тогда он перестанет дрожать, вспоминая детство. Необходимо было действовать, к тому же теперь он чувствовал в себе достаточно сил для этого. Первый шаг был сделан. И ему сразу стало немного лучше.

И вот теперь, когда его судно двигалось вверх по Рейну к голландской границе, пора было подумать о втором шаге. В кубрике он взял мобильник и набрал номер телефона в Лейдене.

4

Ничего не понимая, Кэрол смотрела на членов комиссии.

— Вы хотите, чтобы я разыграла для вас роль? — переспросила она, стараясь не показать своих чувств.

Морган потер мочку уха:

— Понимаю, звучит немного… странно.

У Кэрол, помимо ее воли, брови поползли вверх.

— Мне казалось, я прохожу собеседование, чтобы возглавить отдел по связям с Европолом. И теперь я не понимаю, что тут происходит.

Торсон сочувственно кивнула:

— Кэрол, мне понятно ваше недоумение. Но нам нужно оценить ваши потенциальные возможности.

— У нас прямо сейчас идет разведывательная операция, не ограниченная рубежами одной европейской страны, — вмешался Морган. — Нам кажется, вы могли бы очень помочь. Однако у нас должна быть уверенность, что вы именно тот человек, который нам нужен, то есть способный легко влезть в чужую шкуру.

Кэрол нахмурилась:

— Прошу прощения, сэр, но это не та работа, на которую я рассчитывала. Я думала, что буду аналитиком, а не оперативником.

Морган посмотрел на Суртиса, и тот, кивнув, подключился к беседе.

— Кэрол, ни у одного из нас нет и тени сомнения, что вы прекрасно руководили бы отделом по связям с Европолом. Однако пока мы занимались вашими документами, нам стало ясно, что только вы одна можете оказать нам помощь в одной уникальной и очень сложной операции. Поэтому нам бы хотелось посмотреть на ваши реакции в критических ситуациях. Чем бы это ни обернулось, обещаю, результат никак не повлияет на наше решение принять вас в НСКР.

Кэрол напрягла мозги. Результат следующей проверки не имеет значения — должность она получит. Если она правильно поняла, то ничего не потеряет, приняв их эксцентричное предложение.

— Чего конкретно вы от меня хотите? — спросила она недрогнувшим голосом и не меняясь в лице.

Заговорила Торсон:

— Завтра вы получите все материалы, касающиеся ваших действий. В назначенный день отправитесь в указанный там пункт и постараетесь добиться поставленной цели. Вы должны играть назначенную вам роль, пока один из нас не сообщит, что игра окончена. Все ясно?

— Мне предстоит общаться с обычными людьми или с офицерами полиции?

Румяное лицо Моргана расплылось в улыбке.

— Прошу прощения, но в данный момент мы ничего больше не можем вам сказать. Утром получите все инструкции. У вас сейчас официальный отпуск. С вашим начальством мы договорились. Вам ведь нужно время, чтобы подготовиться, навести кое-какие справки. Есть еще вопросы?

Кэрол устремила на него холодный взгляд серо-голубых глаз, который не раз помогал ей в комнате допросов:

— Я получила работу?

В ответ Морган усмехнулся:

— Вы получили работу, старший инспектор Джордан. Наверное, это не совсем то, на что вы рассчитывали, но было бы нечестно не сообщить вам, что на прежнее место службы вы больше не вернетесь.

*

По дороге домой Кэрол почти не замечала никого вокруг. Хотя ей нравилось думать, что она, как профессионал, всегда готова к встрече с неожиданным, события дня застали ее врасплох. Во-первых, с чего бы это возник из «небытия» Пол Бишоп? А потом еще этот непонятный оборот, который вдруг приняла беседа с членами комиссии.

Где-то около эстакады Вестуэй удивление отчасти было потеснено раздражением. Что-то не давало Кэрол покоя. Ее будущая работа не должна была быть оперативной. Начальник отдела по связям с Европолом не гоняется за преступниками с пистолетом, а сидит за письменным столом, собирая и анализируя разведывательную информацию, поступающую из разных источников во всем Европейском Союзе. Организованная преступность, наркотики, нелегальные иммигранты — вот сфера ее будущей деятельности. В отделе по связям с Европолом сидят исследователи, работающие за компьютером, оперирующие информацией, сопоставляющие факты, отсеивающие лишнее и создающие по возможности четкую карту криминальной активности, угрожающей Британии.

Зачем им понадобилось бросать ее на то, чем она никогда прежде не занималась? Наверняка они изучили ее досье и знают, что она никогда не работала под прикрытием, даже в самом начале своей карьеры. Ничего такого не было в ее прошлом, что говорило бы о ее способностях к перевоплощению.

Выезжая на Мэрилбоун-роуд, Кэрол поняла, отчего больше всего нервничает. Она не знала, справится ли с заданием. А этого Кэрол терпеть не могла. Это было даже хуже, чем удар исподтишка, — она боялась провала.

Если она хочет стать победительницей в этой игре, то следует серьезно подготовиться. И Кэрол решила не медлить.

*

Франсис резала овощи, когда пришел Тони, и стук ножа по деревянной доске перекликался с голосами Радио-4. Тони постоял на пороге, наслаждаясь обыденной, уютной и столь непривычной для него картиной приготовления ужина женщиной. Франсис Маккей, тридцати семи лет, преподавала французский и испанский языки в средней школе Сент-Эндрюса. У нее были иссиня-черные волосы, сапфировые глаза, бледная кожа, какой ее наградили предки с Гебридских островов, подтянутая фигура гольфистки, да еще она отличалась острым чувством юмора, почти циничным. Они познакомились, когда Тони стал членом местного клуба любителей бриджа. В карты он не играл со студенческих времен, но решил поискать в прошлом что-то, что могло помочь ему построить новую жизнь, сложить по кирпичику новый дом, то есть пройти путь, который он мысленно называл «вновь стать человеком».

Бывший партнер Франсис перевелся на новую работу в Абердин, и ей, как и Тони, требовался кто-то, с кем она могла бы найти взаимопонимание. Игра у них пошла с самого начала. Потом карточные вечеринки стали случаться и вне клуба. Наконец последовало приглашение на обед — накануне очередного турнира, к которому следовало подготовиться. В следующие несколько недель они вместе побывали в театре, во всех пабах Ист-Ньюка, побродили под хлестким северо-восточным ветром в Вест-Сэндс. Тони нравилась Франсис, однако не до умопомрачения, поэтому он легко сделал следующий шаг.

Тони давно пытался побороть импотенцию, превращавшую в кошмар его существование. Он не хотел пользоваться ни виагрой, ни другими лекарствами, чтобы избавиться от психологической проблемы. Однако если всерьез начинать новую жизнь, то не стоило цепляться за принципы прежней жизни. И он стал принимать таблетки.

Для него был новым сам факт того, что он мог оказаться в постели с женщиной и не бояться неудачи. Избавившись от худшего из страхов, Тони избавился и от тревоги, которую всегда испытывал во время предварительных ласк, опасаясь фиаско. Теперь он чувствовал себя уверенно, был в состоянии спросить женщину, чего бы ей хотелось, зная, что сможет дать ей это. Казалось, Франсис все устраивало, и она не требовала большего. В первый раз Тони ощутил себя мачо, настоящим мужчиной, который умеет угодить женщине.

И все же, и все же… Несмотря на физическое удовлетворение, Тони не мог не думать о том, что обновление было скорее косметическим, чем радикальным. Оно даже не коснулось симптомов, просто Тони сделал вид, будто их нет и не было. Он всего лишь надел другую маску и спрятал под ней свою человеческую несостоятельность.

Наверное, все было бы иначе, если бы близость с Франсис переросла в нечто большее. Однако любовь оказалась не для Тони. Любовь была для тех, кто мог что-то дать, во всяком случае, не так мало, как мог дать он. Тони научился не думать о любви. Не стоило мечтать о несбыточном. Язык любви был ему недоступен, и, горюй не горюй, этого он не мог изменить. Итак, Тони похоронил свои страхи вместе с функциональной импотенцией и обрел с Франсис нечто вроде душевного покоя.

Со временем Тони научился принимать это как само собой разумеющееся. Иногда, правда, он вдруг начинал анализировать свою жизнь, но такие моменты случались все реже и реже. Ему казалось, что он младенец, который учится ходить. Поначалу это требовало большой сосредоточенности, и он постоянно набивал себе шишки. Но постепенно тело стало забывать, что удачный шаг — это счастье не случившегося падения. И в конце концов научилось не воспринимать нормальное хождение как чудо.

То же самое касалось и его отношений с Франсис. У нее был собственный современный дом, то есть половина дома на окраине Сент-Эндрюса. Чаще всего они проводили пару ночей в неделю у нее, пару ночей у него, а остальные дни и ночи порознь. Такое положение вещей устраивало обоих, и у них практически не было разногласий. Когда Тони размышлял об этом, он приходил к выводу, что скорее всего такое спокойное сосуществование — логичный результат отсутствия жарких страстей.

Франсис оторвала взгляд от стручков перца, которые аккуратно резала маленькими ручками.

— Как прошел день? — спросила она.

Тони пожал плечами, пересек комнату и дружески обнял Франсис:

— Неплохо. А у тебя?

Она скривилась:

— В это время года всегда ужасно. Весной у подростков играют гормоны, да и от перспективы экзаменов их трясет. Все равно что учить стаю обезьян на сносях. Я сделала ошибку, предложив моим старшеклассникам, которые учат испанский, написать сочинение «Мое идеальное воскресенье». Половина девчонок выдала такую сентиментальщину, что по сравнению с ними у Барбары Картленд[3] каменное сердце. А мальчишки все без исключения написали о футболе.

Тони засмеялся:

— Чудо еще, что они производят на свет младенцев, так мало у подростков общего с противоположным полом.

— Не знаю, кто с большим нетерпением считал минуты до звонка — они или я. Иногда мне кажется, что умному человеку невозможно заработать себе на жизнь. Изо всех сил стараешься открыть им красоты чужого языка, а кто-нибудь обязательно ляпнет, что coup de grace[4] — это газонокосилка.

— Ты сочиняешь, — отозвался Тони, кладя в рот половинку гриба.

— Хорошо бы. Кстати, когда я пришла, как раз звонил телефон, но у меня обе руки были заняты сумками, так что включи автоответчик.

— Ладно. А что на ужин? — спросил Тони, подходя к своему крошечному кабинету.

— Maiale con latte с жареными овощами, — откликнулась Франсис. — Чтоб тебе было понятно — свинина, тушенная в молоке.

— Звучит заманчиво! — крикнул Тони, нажимая на кнопку автоответчика.

Раздались гудки. Потом Тони услышал ЕЕ голос:

— Привет, Тони.

Тони застыл на месте. Два года он не слышал этот голос, потому что они лишь время от времени обменивались посланиями по электронной почте. А тут два слова, и раковина, в которой он спрятал свои чувства, дала трещину.

— Это Кэрол.

Еще два, совершенно необязательных. Этот голос он узнал бы, несмотря ни на какие помехи. Наверное, до нее дошла новость о Вэнсе.

— Мне надо с тобой поговорить, — продолжала Кэрол более уверенно. Значит, она звонит по делу. — Я получила задание, и мне очень нужна твоя помощь.

У него сжалось сердце. Зачем она так поступает с ним? Она же знает, почему он больше не занимается психологическим портретом. В конце концов, именно ей неплохо бы быть помилосерднее.

— Это не имеет отношения к психологическому портрету, — торопливо проговорила она, вероятно, чтобы он не понял ее неправильно, хотя избежать этого ей не удалось. — Это для меня. Я получила задание и не знаю, как к нему подступиться. Вот и подумала, что ты мне поможешь. Я бы послала сообщение на компьютер, но решила, что лучше поговорить. Перезвони мне, пожалуйста. Спасибо.

Тони неподвижно постоял несколько минут, глядя в окно на слепые фасады домов напротив. Собственно, он всегда знал, что Кэрол — это не только прошлое.

— Хочешь вина? — услышал он голос Франсис из кухни.

Тони вернулся к ней.

— Я достану, — сказал он, проходя мимо нее к холодильнику.

— Кто это был? — спросила Франсис скорее из вежливости, чем из любопытства.

— Одна моя бывшая сослуживица. — Отвернувшись, Тони вытащил пробку из бутылки и налил вино в два бокала. Кашлянул. — Кэрол Джордан. Из полиции.

Франсис озабоченно нахмурилась:

— Это не та самая!..

— Да. Та самая, с которой я работал над последними двумя делами.

По его тону Франсис поняла, что лучше не продолжать. О жизни Тони ей было известно немного, но она всегда чувствовала, что есть что-то между ним и его бывшей коллегой, о чем ему больно говорить. Наконец-то у нее появилась возможность перевернуть камень и посмотреть, что из-под него вылезет.

— Вы были близки?

— Когда работаешь над одним делом, всегда на какое-то время сближаешься с коллегой, ведь у вас общие цели. А потом его или ее видеть не можешь из-за воспоминаний о таких вещах, которые хочется выбросить из памяти.

Такой ответ ничего для Франсис не прояснил.

— Она звонила из-за этого ужасного Вэнса? — спросила Франсис, чувствуя, что Тони уводит ее в сторону.

Тони поставил ее бокал возле разделочной доски:

— Ты слышала о нем?

— Говорили в новостях.

— Ты не сказала.

Франсис сделала несколько глотков прохладного игристого вина.

— Тони, я не собираюсь лезть тебе в душу. Если захочешь поговорить, то сам выберешь время. Если не захочешь, что ж, значит, не захочешь.

Тони скептически усмехнулся:

— Кажется, ты единственная из знакомых мне женщин, у которой отсутствует ген любопытства.

— Я могу быть такой же любопытной, как любая другая женщина. Однако жизнь научила меня не совать нос куда не надо, чтобы не портить отношений.

— Я позвоню ей, пока ты тут хозяйничаешь.

Оторвавшись от овощей, Франсис посмотрела ему вслед. У нее появилось ощущение, что нынешней ночью ей предстоит проснуться от криков Тони, который будет еще сильнее, чем обычно, метаться во сне, не находя себе покоя. Она никогда не упрекала его в этом. Прочитав довольно много книг о серийных убийцах, Франсис понимала, какие кошмары гнездятся в его сознании. Ей нравилось быть с ним, однако она не хотела делить с ним его демонов.

Франсис даже не представляла, насколько это отличало ее от Кэрол Джордан.

5

Кэрол сидела на диване, откинувшись на подушки. В одной руке она сжимала телефонную трубку, а другой гладила черную спинку кота Нельсона.

— Ты правда не возражаешь? — спросила Кэрол, понимая, что задает формальный вопрос. Тони никогда не предлагал такого, чего не мог или не хотел делать.

— Если тебе нужна моя помощь, я должен взглянуть на инструкцию, которую тебе дали. Будет лучше, если ты сама покажешь мне материалы, чтобы мы могли вместе пройтись по ним, — проговорил Тони так, будто все им сказанное было как нельзя более естественным.

— Спасибо огромное. Я…

— Никаких проблем. В сравнении с тем, через что мы прошли, это удовольствие.

Кэрол невольно содрогнулась.

— Ты слышал о Вэнсе?

— Это было в новостях.

— Ничего у него не выйдет, — уверенно сказала она, хотя в душе шевелились сомнения. — Благодаря нам он в тюрьме. За что только он не цеплялся, но нам все же удалось убедить присяжных, которые склонялись на его сторону. Он не смягчит суд последней инстанции.

Нельсон замяукал, когда ее пальцы слишком сильно вцепились ему в шерсть.

— Хотелось бы верить. Но у меня всегда были плохие предчувствия насчет Вэнса.

— Ладно, хватит об этом. Завтра, как только получу инструкции, отправлюсь в аэропорт и полечу в Эдинбург. Там возьму напрокат машину. Я позвоню тебе, когда узнаю все точнее.

— Хорошо. Ты можешь… ты можешь остановиться у меня.

По телефону трудно было понять, чем вызвана его запинка: робостью или нежеланием принимать ее у себя в доме.

— Спасибо, но я не хочу тебя обременять. Закажи мне лучше номер в гостинице. Что-нибудь неприметное.

Тони помолчал.

— Мне тут хвалили пару местечек. Узнаю утром. Но если ты передумаешь…

— Я сообщу.

Пустое обещание, ведь это он должен сделать первый шаг.

— Кэрол, я очень хочу повидаться с тобой.

— Я тоже. Слишком много времени прошло.

Она услышала, как он тихо хмыкнул:

— Да нет, как раз сколько надо. Что ж, до завтра.

— Спокойной ночи, Тони. И спасибо.

— Да ладно тебе. Пока, Кэрол.

Кэрол услышала щелчок и, выдернув вилку телефона из розетки, бросила ее на пол. Взяв Нельсона на руки, она подошла к окну и стала смотреть на каменную церковь, сохранившуюся в центре современного бетонного комплекса. Всего лишь утром она с элегической грустью глядела на площадь, думая о том, как соберет вещи и отправится к новому месту службы в Гаагу. Тогда все было просто, и будущее виделось ей простым и ясным, а теперь трудно было сказать, что ее ждет после сна и завтрака.

*

«Вильгельмина Розен» миновала Арнем и на ночь встала на якорь. Причал, на котором он всегда швартовался, когда оказывался на Недер-Рейне, особенно любила его команда, состоявшая из двух человек; всего в пяти минутах ходьбы отсюда была деревня с отличным баром и рестораном. Не успел он оглянуться, как работа была выполнена, а через полчаса он уже остался на судне один. Его даже не спросили, не хочет ли он тоже прогуляться в деревню. За все время он лишь один раз пошел со своей командой выпить, когда жена Манфреда родила первого ребенка. Судовой механик чуть ли не силой уволок шкипера обмыть такое событие с ним и Гюнтером. Вспоминал он об этом с омерзением. Они встали тогда около Регенсбурга и ходили из бара в бар. Слишком много пива, слишком много шнапса, слишком много шума, слишком много шлюх, дразнивших его своими телами.

Лучше было оставаться на судне, где он мог, никого не опасаясь, смаковать свои тайны. Кроме того, здесь всегда хватало работы, особенно если учесть, что сухогруз уже давно не новый. Тем не менее медь должна сверкать, краска должна быть чистой и свежей. Красное дерево в рулевой рубке и на капитанском мостике должно блестеть, как всегда в течение многих лет. И он продолжал традицию. Баржу-самоходку он унаследовал от своего деда, и это было единственное, что он получил хорошего от старого ублюдка.

Ему никогда не забыть своего освобождения. Никто ни о чем не знал до самого утра. Накануне старик сошел на берег, чтобы, как он делал время от времени, провести вечер в баре. Он никогда не пил с командой, предпочитая сидеть в одиночестве, подальше от всех. Старик вел себя так, словно все остальные были не слишком хороши для него, хотя его внук не сомневался, что он сам злобой и самодовольством приводил в ярость всех без исключения шкиперов на реке.

Утром дед не объявился на судне. И это само по себе казалось невероятным, потому что все знали, насколько он был последователен в своих привычках. Ни разу болезнь или лень ни на минуту не задержали его в постели после шести. Зимой и летом старик, умывшись, побрившись и одевшись, в шесть двадцать уже придирчиво осматривал машины, не случилось ли с ними чего за ночь. Но в то утро на барже стояла мрачная тишина.

Склонив голову, его внук возился с трюмной помпой. Ему нужно было чем-то занять руки, чтобы никто не заметил и позднее не вспомнил, что он нервничал. Тем не менее у него как будто огонь зажегся внутри, едва будущее оказалось в его собственных руках. Наконец-то он стал хозяином своей судьбы. Миллионы людей хотели бы освободиться, но совсем немного наберется таких, у которых хватит духу сделать это. И он ощутил прилив гордости, особой гордости, которой никто не предполагал в нем.

Гюнтер готовил в камбузе завтрак и ничего не замечал. Ему приходилось быть таким же точным, как шкипер. Тревогу забил Манфред, судовой механик. Не слыша старика, он набрался смелости и приоткрыл дверь в его каюту. Кровать оказалась пустой, а одеяло натянуто так, что на нем, как на батуте, можно было прыгать до потолка. Ничего не понимая, он вернулся на палубу и принялся за поиски. В трюме пока было пусто, так как утром ожидался груз гравия. Манфред отвернул брезент и полез вниз, чтобы осмотреть его от носа до кормы, ведь старик мог устроить внезапную ночную проверку баржи и упасть. Его мог хватить удар. Но в трюме никого не оказалось.

У Манфреда появилось нехорошее предчувствие. Он вылез обратно на палубу и обошел ее по периметру, глядя в воду. Около носа он обнаружил то, что боялся найти. Старик плавал лицом вниз между баржей и пристанью.

Все было яснее ясного. Старик слишком много выпил и споткнулся о трос. Вскрытие показало, что он ударился головой, вероятно, потерял сознание. Но даже если его всего лишь оглушило, алкоголь сделал свое дело, и он захлебнулся. Официальное заключение гласило, что произошел несчастный случай. Ни у кого не возникло ни малейших сомнений.

На это внук и рассчитывал. Правда, он боялся до самого конца, но все вышло, как ему виделось в мечтах. До чего же он удивился, поняв, что значит настоящая радость.

В первый раз он узнал, что такое власть, и она оказалась нежнее прикосновения шелка к коже и горячее прикосновения бренди к горлу. Когда-то он нашел в себе кроху силы, которую постоянные унижения и издевательства не сумели уничтожить, и подкармливал ее своими фантазиями, а потом ненавистью к деду и к себе самому, пока ее не сделалось так много, что он решил действовать. В конце концов он показал гнусному старому ублюдку, кто из них настоящий мужчина.

Никакого раскаяния или угрызений совести он не испытывал ни сразу после смерти старика, ни потом, когда поползли слухи среди речников. Одна мысль о содеянном переполняла его головокружительной легкостью. Ему хотелось испытать все снова, и это жгло его изнутри, однако он понятия не имел, как удовлетворить свои желания.

Как ни странно, ответ он получил на похоронах, к счастью, собравших совсем мало людей. Хотя старик всю жизнь проработал на реке, друзьями он не оброс. Никому даже в голову не пришло прервать работу ради того, чтобы отдать последний долг покойному. Новоиспеченный хозяин «Вильгельмины Розен» узнал в пришедших бывших докеров и шкиперов, которые не знали, что делать со своим временем.

После панихиды к нему подошел пожилой человек, которого он видел первый раз в жизни.

— Я был знаком с твоим дедом, — сказал он. — Пойдем, угощу тебя выпивкой.

Молодой человек не знал, как принято отказываться от нежелательных приглашений. Его настолько редко куда-то приглашали, что ему не представилось возможности этому научиться.

— Хорошо, — сказал он и последовал за пожилым мужчиной, оставив позади остальных участников траурной церемонии.

— У тебя есть машина? Я приехал на такси.

Парень кивнул и направился к старому «форду» своего деда. Он собирался купить другую машину, как только адвокаты позволят ему тратить унаследованные от деда деньги. Уже сидя в машине, пожилой мужчина попросил его ехать на окраину города, а потом и за город. Остановились они на пересечении дорог около гостиницы. Он купил пару бутылок пива и указал на стоявшие снаружи столики.

Они уселись в тенечке, хотя весенняя сырость, с которой еще не могло справиться солнце, не располагала к этому.

— Меня зовут Генрих Гольц. — Представление сопровождалось вопросительным взглядом. — Может быть, слышал обо мне? О Гени?

Парень покачал головой:

— Нет. Ни разу.

Гольц медленно вздохнул:

— Не могу сказать, чтобы меня это удивило. О том, что нас соединило, уж точно не стоило распространяться.

Он отпил пива с сосредоточенностью человека, редко предающегося этому удовольствию. Кем бы ни был Гольц, он не принадлежал к речникам. Невысокого роста, узкоплечий человечек со сморщенным лицом сутулился, словно на него постоянно дул холодный ветер. Водянистые серые глаза прятались в скоплении морщин, и смотрел он скорее искоса, чем прямо.

— Откуда вы знаете моего деда?

Ответ Генриха Гольца и история, которую он рассказал, изменили жизнь парня. Теперь он понимал, почему ему так не повезло с детством. Но это лишь подогрело его ярость. Деда он не простил, зато как будто увидел свет в конце тоннеля. Наконец-то он обрел миссию, которая уберет ледяную хватку страха, слишком долго мешавшую ему получать то, что другим дается просто так.

Вечер в Гейдельберге стал всего лишь следующим этапом в его замысле. О том, что он тщательно все продумал, говорило отсутствие полицейских и его пребывание на свободе. Значит, он не допустил никаких более или менее серьезных ошибок. Однако первая экзекуция многому его научила, и в будущем кое-что он будет делать совсем по-другому.

Он верил, что у него большое будущее. Небольшим краном молодой человек поднял блестящий «фольксваген-гольф» с задней палубы «Вильгельмины Розен». Потом проверил в сумке, не забыл ли он чего: блокнот, ручка, скальпель, запасные лезвия, клейкий пластырь, тонкая веревка и воронка. Маленькая банка с формалином надежно закрыта. Всё на месте и в полном порядке. Он взглянул на часы. Чтобы добраться до Лейдена, времени хватит. Он положил мобильник в карман и стал переносить машину на пристань.

6

Аплодисменты накрыли волной Даниэля Баренбойма,[5] когда он повернулся к оркестру и жестом поднял его. «Лишь Моцарту дано пробуждать такую любовь к людям», — думал Тадеуш, беззвучно хлопая в ладоши в глубине отдельной ложи. Катерина любила оперу почти так же, как любила наряжаться в преддверии вечера, который собиралась провести в «Штатсопер». Кому какое дело, откуда берутся деньги? Значение имеет лишь то, как их тратят. А Катерина понимала в этом толк, и жизнь всех, кто находился с ней рядом, становилась особенной. Идея купить лучшие места в опере принадлежала ей, хотя Тадеушу тоже не приходило в голову возражать против этого. Вот и сегодня вечером он как будто совершал ритуал. Ему ни с кем не хотелось общаться, и меньше всего с хорошенькими женщинами, которые в фойе перед началом спектакля выражали ему свое сочувствие.

Ожидая, когда зрители покинут зал, он не сводил невидящего взгляда с занавеса. Потом встал, одернул классический смокинг, надел соболиную шубу и, достав из кармана мобильный телефон, включил его. В конце концов он одним из последних покинул оперный театр и оказался на улице весенним звездным вечером. Обойдя несколько групп людей, которые обсуждали увиденное и услышанное, он свернул на Унтер-ден-Линден и зашагал в сторону освещенных прожекторами Бранденбургских ворот и нового Рейхстага, сверкавшего огнями чуть правее. До его апартаментов в Шарлоттенбурге надо было пройти две мили, однако в этот вечер ему захотелось прогуляться по берлинским улицам, вместо того чтобы закупоривать себя в машине. Ему, как вампиру, требовалось вливание жизни. Пока еще у него не было сил на светские игры, но город был насыщен энергией, которая подпитывала его.

Едва Радецкий миновал Советский военный мемориал возле Тиргартена, как зазвонил телефон. С досадой он вытащил его из кармана:

— Слушаю!

— Босс!

Тадеуш Радецкий узнал глубокий бас Дарко Кразича.

— Слушаю, — повторил он. У него было правило не называть имена по мобильному телефону: слишком много развелось зануд, которые не находят ничего лучшего, как записывать чужие разговоры.

И это помимо государственных служб, которые продолжают прослушивать своих сограждан, словно красная угроза не ушла в прошлое.

— У нас проблема, — сказал Кразич. — Надо поговорить. Где встретимся?

— Я иду домой. Через пять минут буду около колонны Победы.

— Там я тебя и перехвачу.

Кразич отключился, а Тадеуш тяжело вздохнул. На минуту он остановился, глядя на небо сквозь ветки деревьев с набухающими почками.

— Катерина, — тихо произнес он, словно обращаясь к живой женщине. В такие моменты, как этот, он задавал себе вопрос, исчезнет ли когда-нибудь пустота, образовавшаяся в его жизни. Пока ему с каждым днем становилось только хуже.

Тадеуш расправил плечи и зашагал к высокому монументу, воздвигнутому в честь ратных подвигов Пруссии. По приказу Гитлера он был передвинут на середину проспекта. Позолоченная крылатая Победа, венчавшая колонну, светилась, как маяк, глядя на Францию, назло всем поражениям минувшего века. Тадеуш остановился на углу. Кразича еще не было, и ему не хотелось привлекать к себе внимание. Осмотрительность, насколько он знал по опыту, всегда вознаграждается. Он перешел дорогу и стал обходить вокруг колонны, делая вид, будто изучает искусно сделанную мозаику. «Видела бы меня моя польская бабушка! Она перевернулась бы в гробу», — подумал он. Его губы скривились в сардонической усмешке.

Подъехал черный «мерседес» и осторожно мигнул фарами. Тадеуш сел в машину.

— Извини, что испортил тебе вечер, — сказал Кразич. — Но повторяю, у нас проблема.

— Ничего страшного, — отозвался Тадеуш, откидываясь на спинку кресла и расстегивая шубу. Машина двинулась по Бисмаркштрассе. — Вечер мне испортил тот ублюдок на мотоцикле, а не ты. Так что за проблема?

— Обычно меня такие вещи не очень беспокоят, но… Помнишь пакет, который мы взяли у китайцев?

— Разве я что-нибудь забываю? Конечно, я давно ни к чему такому не прикасался, но спутать — ни с чем не спутаю. А что с ним?

— В нем дерьмо. Четыре наркомана из ЭС-ноль-три-шесть на том свете, а еще семь, насколько я слышал, в реанимации.

Тадеуш наморщил лоб. Восточный Кройцберг, который местные привыкли называть номером гэдээровского почтового кода, был сердцем молодежной культуры города. Бары, клубы, живая музыка — жизнь на Ораниенштрассе била ключом до самого утра, причем каждую ночь. Этот же район стал прибежищем для многих турок, однако на единицу площади тут было больше продавцов наркотиков, чем турецкой еды.

— Дарко, с каких это пор тебя волнуют мертвые наркоманы?

Кразич нетерпеливо передернул плечами:

— Плевал я на них. Завтра еще четверо займут их места. Понимаешь, никто не обратит внимания на одного мертвого наркомана. Но даже копам приходится отрывать задницы от стульев, когда их четверо, и не исключено, что они не последние.

— Почему ты думаешь, что это наш продукт? Мы ведь не единственные поставщики.

— Провел небольшое расследование. Все покойники получили товар по нашей цепочке. Дело дрянь.

— Раньше всякое случалось, — спокойно возразил Тадеуш. — Что же теперь такого особенного?

Кразич нетерпеливо фыркнул:

— Товар пришел необычным путем. Помнишь? Ты сам отдал его Камалю.

Тадеуш нахмурился. Опять сжалось сердце. Как он ни перестраховывался, кажется, неприятности все же настигли его.

— Камаль далек от уличных пушеров, — заметил он.

— Не так уж и далек, — огрызнулся Кразич. — Раньше между тобой и Камалем было несколько звеньев цепочки. Он никогда не мог сказать: «Тадеуш Радецкий лично снабжает меня героином». Нам неизвестно, насколько осведомлены копы. Возможно, они в паре шагов от него. Если он окажется перед выбором — сдать тебя или самому отмотать по полной, он наверняка тебя заложит.

Теперь Тадеуш слушал внимательно.

— Камаль казался мне надежным партнером.

— Если предложить правильную цену, никто не устоит.

Тадеуш повернулся и пристально вгляделся холодными глазами в Кразича:

— И ты, Дарко?

— Тадзио, я надежен, потому что моя цена никому не по карману, — отозвался Кразич, похлопав огромной ручищей по колену босса.

— Итак, что ты предлагаешь?

Тадеуш немного отстранился, подсознательно создавая дистанцию, которая и без того существовала между ними.

Кразич устремил взгляд в окно:

— Можно устранить Камаля.

Два месяца назад Тадеуш просто кивнул бы и сказал бы что-нибудь вроде: «Делай как знаешь». Но два месяца назад Катерина была еще жива. И он иначе относился к потерям. Не то чтобы его очень волновало, что Камаль может быть так же дорог кому-то, как Катерина была дорога ему; он отлично знал Камаля, знал о его продажности, о его «поигрывании мускулами», о его драматических попытках придать себе вид человека, с которым следует считаться. Однако, испытав сердечную боль из-за неожиданной смерти Катерины, Тадеуш открыл в себе умение поставить себя на место другого человека. Мысль о том, что Камаля могут убить ради его благополучия, внушала ему беспокойство. Но вместе с тем Тадеуш Радецкий ни в коем случае не должен был хотя бы намеком выдать то, что Кразич сочтет за слабость. Глупо было бы раскрыться перед таким человеком, как Кразич, как бы тот ни был ему предан. Все это мгновенно пронеслось в голове Тадеуша.

— Давай подождем и поглядим, — сказал он. — Если мы избавимся от Камаля прямо сейчас, то привлечем к себе внимание полицейских. Вот увидим, что они к нему приближаются… тогда, Дарко, ты знаешь, что делать.

Кразич удовлетворенно кивнул:

— Я займусь этим делом. Позвоню кое-кому.

Машина проехала дворец Шарлоттенбург и свернула на тихую улочку, на которой жил Тадеуш.

— Поговорим утром, — сказал он, открыв дверцу и твердо, но тихо закрывая ее за собой. И, не оглядываясь, зашагал к подъезду.

*

Хотя снаружи тоже было серо и пасмурно, Кэрол все равно не сразу освоилась в сумеречном в пабе на пристани, где Тони назначил ей встречу. Тем не менее она с удовольствием отметила, что в глубине зала оркестр тихо играет кантри. Бармен оторвал взгляд от газеты и одарил Кэрол короткой улыбкой. Она огляделась, обратила внимание на свисавшие с потолка рыбачьи сети, на яркие поплавки, потускневшие от сигаретного дыма. На обшитых деревом стенах было много акварелей с видами рыбачьих бухт Ист-Ньюка. Кроме нее в зале находились еще два старика, полностью поглощенные игрой в домино. Тони видно не было.

— Что желаете? — спросил бармен.

— Вы можете сварить кофе?

— Будет сделано.

Он повернулся к электрочайнику, сиротливо примостившемуся среди экзотических ликеров и аперитивов под полкой с более крепкими напитками, и включил его.

За спиной Кэрол открылась дверь. Когда Кэрол повернула голову, у нее сжалось сердце.

— Привет, — сказала она.

Тони шел к стойке, медленно раздвигая губы в улыбке.

— Извини за опоздание. Все звонки, звонки…

После секундного колебания Кэрол повернулась к нему, и, когда они обнялись, пальцы Кэрол ощутили знакомое прикосновение к поношенному твидовому пиджаку. Тони был выше ее на пару дюймов, и при своем росте она чувствовала себя рядом с ним прекрасно.

— Приятно вновь увидеться, — тихонько проговорил он, и она ощутила его дыхание на своей щеке.

Потом они внимательно оглядели друг друга. У него начали серебриться виски. Стали заметнее морщинки вокруг темно-синих глаз. Зато демонов во взгляде вроде бы не видать. Тони явно поздоровел со времени их последней встречи. Он не потолстел, был таким же худым и жилистым, как прежде, но его объятие показалось ей более уверенным, и он нарастил мускулы.

— Выглядишь хорошо, — сказала Кэрол.

— Морской воздух. Ну а ты — ты здорово похорошела. Иначе постриглась?

Она пожала плечами:

— У меня другой парикмахер. Не более того. Наверно, сейчас прическа стала, ну, определеннее, что ли.

«Не могу поверить, — думала изумленная Кэрол, — что говорю о прическе. Два года мы не виделись и теперь беседуем так, словно были всего лишь случайными знакомыми».

— Выглядит отлично.

— Что желаете? — прервал их бармен, ставя перед Кэрол чашку. — Молоко и сахар в конце стойки, — добавил он.

— Пинту пива за восемьдесят шиллингов, — сказал Тони и полез за бумажником. — Я плачу.

Кэрол взяла свой кофе и огляделась.

— Где сядем? — спросила она.

— Вон за тот столик в дальнем углу около окна.

Тони заплатил и тоже направился в угол, где высокие спинки стульев отделяли их от остального зала.

Кэрол долго и сосредоточенно помешивала кофе, сознавая, что он, с присущей ему холодной объективностью, заметит неестественность ее поведения. Но потом, оторвав взгляд от чашки, с удивлением обнаружила, что он пристально смотрит в кружку с пивом.

— Спасибо, что согласился в это вникнуть.

Тони посмотрел на нее и улыбнулся:

— Кэрол, ради того, чтобы выманить тебя сюда, стоило постараться. Электронная почта, конечно же, дело хорошее, но за ней очень удобно прятаться.

— Нам обоим.

— Не буду отрицать. Однако время не стоит на месте.

Кэрол улыбнулась в ответ:

— Итак, ты готов послушать о моей «невыполнимой миссии»?

— Как всегда, берешь быка за рога. Кстати, я тут подумал: если ты не против, то мы можем поехать в твою гостиницу, закинуть вещи и перебраться ко мне домой, чтобы поговорить всерьез. Я предложил тебе встретиться здесь только потому, что этот паб легче отыскать, чем мой дом.

Тони кое-чего недоговаривал. Кэрол, к своей радости, поняла, что все еще видит его насквозь.

— Отлично. Я бы хотела посмотреть, где ты живешь. Мне не приходилось бывать тут прежде — удивительно красивые места.

— О да, красивые. Даже слишком красивые. Легко забыть, что страсти в здешних рыбачьих деревнях, похожих на виды с открыток, бушуют не хуже, чем на грязных городских улицах.

Кэрол отпила кофе, оказавшегося на удивление вкусным.

— Идеальное место для восстановления сил.

— Ты права. — На мгновение Тони отвел взгляд, потом снова поглядел на нее, решительно сжав губы. Кэрол поняла, что он скажет, и внутренне собралась, чтобы изобразить счастливую улыбку. — Я… Я встречаюсь кое с кем…

Кэрол знала, какие мускулы надо задействовать, чтобы улыбка не показалась фальшивой.

— Очень рада за тебя, — сказала она, мечтая о том, чтобы сердце не сжималось так больно.

У Тони брови поползли на лоб.

— Спасибо.

— Нет, правда. Я рада. — Она опустила взгляд на черный кофе. — Ты заслуживаешь счастья. — Кэрол подняла голову, стараясь не выдать своих истинных чувств. — Какая она?

— Ее зовут Франсис. Она учительница. Очень спокойная и очень умная. Очень добрая. Мы встретились в местном бридж-клубе. Я хотел тебе сказать. Но сначала я хотел убедиться, что это не просто так. И потом… ладно… я уже сказал, что за электронной почтой легко прятаться.

Он развел руками, вроде как прося прощения.

— Ладно тебе. Ты мне ничем не обязан… — Их взгляды встретились. Оба знали, что она не хочет говорить правду. Собственно, она хотела спросить, любит ли он эту Франсис, однако боялась услышать ответ. — Итак, я встречусь с ней?

— Нет, я сказал, что мы сегодня работаем, поэтому ее не будет. Однако я могу позвонить ей и пригласить ее поужинать с нами, если ты не против, — неуверенно предложил он.

— Не стоит. Мне в самом деле нужна твоя помощь, а завтра надо уезжать.

Кэрол допила кофе. Тони не стал возражать, тоже допил пиво и встал.

— Знаешь, я действительно рад тебя видеть, — произнес он нежнее, чем говорил прежде. — Я очень скучал по тебе, Кэрол.

«Не очень», — подумала Кэрол.

— Я тоже скучала, — сказала она. — Пойдем, пора за работу.


7

Любая насильственная смерть потрясает. Однако убийство в красивом доме девятнадцатого столетия с окнами на тихий канал, средневековый центр наук и великолепную церковь вызывало у старшего инспектора Кииса Маартенса ярость посильнее, чем, возможно, такое же преступление на узкой бедной улочке Роттердама. Карьеру он сделал в порту на Северном море, но потом добился перевода в родные места, почему-то решив, что там его ждет спокойная жизнь. Не то чтобы в этой части Голландии не случались преступления, конечно же, случались. Однако в университетском Лейдене было меньше насилия, это уж точно.

Так он думал, пока не наступило сегодняшнее утро. Ему не раз приходилось сталкиваться с тем, что один человек или несколько в слепой ярости способны убить себе подобных. Он насмотрелся на разборки в доках, побоища в пабах, где реальные и воображаемые обиды провоцировали выяснение отношений в драках, нападениях и даже убийствах, в которых чаще всего жертвами становились проститутки. Ему казалось, что он нарастил себе вторую кожу и его уже не могут тронуть никакие проявления человеческой жестокости. Он решил, что очерствел с годами. Однако он ошибся.

Двадцать три года нелегкой службы не подготовили его ни к чему подобному. Это было отвратительно, тем более отвратительно, что декорации не соответствовали происшедшему. Маартенс стоял на пороге комнаты, которая как будто почти совсем не изменилась с того времени, когда был построен дом. Стены от пола до потолка скрыты за полками из красного дерева с орнаментом, который приглушенно поблескивал, натертый не одним поколением прислуги. Все полки заставлены книгами и картотечными ящиками, хотя от двери Маартенс, конечно же, не мог рассмотреть детали. Сверкавший паркет покрывали несколько ковров, которые Маартенсу показались тусклыми и вытертыми. «Я бы не выбрал их и для такой темной комнаты», — думал он, изо всех сил стараясь не глядеть на середину кабинета. Два высоких окна смотрели через дельту Рейна на исторический центр города. В это утро небо было ярко-голубое, и в нем неподвижно висело несколько облачков, словно время остановилось.

Оно и вправду остановилось для человека, который находился посреди этого кабинета. Мертв он или не мертв — такого вопроса не возникало. Он лежал навзничь на письменном столе из красного дерева, за лодыжки и запястья привязанный тонкой веревкой к его изогнутым ножкам. Было похоже, что его привязали одетым, а потом всю одежду срезали, выставив напоказ загорелую кожу с белым пятном от плавок.

Этого уже было бы достаточно — унизительного выставления напоказ немолодого тела. Но этим дело не ограничилось. Под животом непристойно краснела чудовищная рана, из которой уже не текла кровь, однако успевшая испачкать белую кожу и натечь на стол. Маартенс быстро закрыл глаза, стараясь перевести мысли на что-нибудь другое.

На лестнице за его спиной послышались шаги. Потом на лестничной площадке показалась высокая женщина с золотисто-медовыми волосами, стянутыми в подобие конского хвоста, и в приталенном синем костюме. У нее было неулыбчивое, но безмятежное круглое лицо, синие глаза затенялись темными прямыми ресницами. Она была необъяснимо прекрасна, а из-за отсутствия косметики казалась слабой и беспомощной. Маартенс обернулся к бригадиру Марийке ван Хассельт, одной из своих двух командных координаторов.

— Что у тебя есть, Марийке?

Из кармана жакета Марийке достала блокнот:

— Владелец дома — доктор Питер де Гроот. Он работает в университете. Читает лекции по экспериментальной психологии. Три года назад развелся. Живет один. Каждый второй уик-энд его навещают дети-подростки. Они живут недалеко от Гааги вместе с матерью, его бывшей женой. Тело нашла сегодня утром уборщица. Она пришла в обычное время, ничего особенного не заметила, потом поднялась сюда. Заглянула в кабинет… — Марийке показала на дверь. — Она говорит, что сделала пару шагов внутрь, но потом бросилась вниз и позвонила нам.

— Это она у дверей с офицером в форме?

— Да. Она не захотела оставаться в доме. Не могу сказать, чтобы я винила ее в этом. Пришлось беседовать с ней в машине. Том прислал кое-кого, чтобы поспрашивали соседей.

Маартенс удовлетворенно кивнул, одобряя действия второго координатора.

— Потом побывайте в университете, разузнайте побольше о докторе де Грооте. Криминалисты еще тут?

Марийке кивнула:

— Патологоанатом с ними. Ждут, что вы им скажете.

Маартенс отвернулся:

— Пусть войдут. Придется подождать, пока они тут все осмотрят.

Марийке заглянула в комнату, когда он двинулся к лестнице:

— У вас есть какие-нибудь предположения о причине его смерти?

— Я вижу только одну рану.

— Я тоже. Но, похоже…

Маартенс кивнул:

— Крови как будто мало. Наверно, его кастрировали, когда он умирал. Послушаем, что скажет патологоанатом. Ну, а пока можно лишь утверждать, что его смерть не была естественной.

Марийке посмотрела на мрачного босса и удостоверилась, что тот не шутит. За два года совместной работы она редко видела, чтобы он улыбался. Другие копы пытались защититься от реальности с помощью черного юмора, и она тоже была бы не прочь последовать этому, чтобы чувствовать себя спокойнее. Однако Маартенс как раз не желал, чтобы его команда чувствовала себя спокойно. Что-то подсказывало Марийке, что это жуткое дело будет посложнее остальных и им понадобится куда больше сведений, чем пока предполагает скупой на слова Маартенс. Она смотрела ему вслед, и у нее тяжело билось сердце — под стать его тяжелым шагам.

Марийке переступила через порог кабинета. У криминалистов была своя отлаженная система поиска, хотя с убийствами они сталкивались не настолько часто, чтобы работа превратилась в рутину. И Марийке надо было проследить, чтобы место преступления оставалось недоступным для посторонних, во всяком случае Маартенс так определил ее роль во время их беседы. Надев перчатки и пластиковые бахилы, которые она всегда носила с собой в сумке, Марийке прошла прямо к письменному столу, на котором лежал труп. Ее прямой обязанностью было осматривать трупы, чего сам Маартенс старательно избегал. И она не знала, то ли он брезглив, то ли считает, что принесет больше пользы в другом месте. Хорошо, когда люди занимаются тем, что умеют лучше всего, а Марийке никогда не пугал вид мертвецов. Скорее всего, потому, что она выросла на ферме и с младенчества привыкла видеть туши забитых животных.

Она была сосредоточена только на том, что труп может сообщить ей о жертве и убийце. Марийке была амбициозна и не собиралась всю жизнь оставаться где-то на задворках. Каждое расследуемое дело становилось кирпичиком в ее карьере, которую она собиралась продолжить в Амстердаме или в Гааге, поэтому она лишь ждала случая, чтобы по-настоящему блеснуть.

Оценивающе посмотрев на мертвого Питера де Гроота, она вытянула палец, чтобы коснуться его раздутого живота. Уже холодный. Значит, умер не недавно. Марийке нахмурилась, когда, наклонившись, разглядела на полированной поверхности стола круглое пятно вокруг головы, словно тут было что-то разлито. Марийке мысленно отметила это, чтобы потом сообщить остальным. Все, что выходит из разряда обычного, должно быть зафиксировано.

Несмотря на намерение осмотреть каждый дюйм трупа и всего, что вокруг, она не могла оторвать взгляд от запекшейся крови возле жестокой и непристойной раны. Выставленная словно напоказ плоть была похожа на забытое в кухне мясо. С первого взгляда Марийке сделала то же предположение, что и Маартенс. Однако де Гроот не был кастрирован. Его гениталии оставались на месте, разве что были чудовищно измазаны кровью. Марийке судорожно глотнула воздух.

Кто бы ни убил психолога, он не посягнул на его половые органы. Убийца лишь срезал лобковые волосы вместе с кожей.

*

Кэрол облокотилась о подоконник, и от пара, поднимавшегося из ее кружки, на оконном стекле образовалось туманное пятно. За окном почти ничего не было видно, и залив Ферт-оф-Форт был похож на смятую серую простыню из шелка с белыми пятнами там, где далеко от берега разбивалась волна. Она заскучала по родному лондонскому небу.

Зачем ей понадобилось приезжать? Все, что она получила в качестве профессиональной помощи, было уже перечеркнуто всколыхнувшимися чувствами от новой встречи с Тони. С горечью Кэрол пришлось признать, что она все еще надеялась оживить их чувства, дав им обоим передышку во времени и пространстве. Надежда рассыпалась в прах, как песочный замок, когда она поняла, что его жизнь не стояла на месте, а ведь она сама мечтала об этом. Но, к сожалению, в своем путешествии по жизни не ее он избрал себе в подруги.

Кэрол очень старалась, чтобы он не заметил, как страшно она разочарована, поэтому, когда они вышли из паба, изображала дружескую улыбку и поздравляла его. Потом она отвернулась, подставив лицо под пронизывающий северо-восточный ветер и получив оправдание для набежавших слез. Она ехала следом за машиной Тони вверх по холму прочь от картинной пристани к маленькой гостинице, где он снял для нее номер. Кэрол потратила целых десять минут на то, чтобы подправить косметику и уложить волосы как можно эффектней. Потом она сняла джинсы и надела узкую юбку, показывавшую больше, чем кому-либо в Лондоне позволялось видеть. Пусть она проиграла битву, но это не значит, что она должна изображать мокрую курицу. «Пусть посмотрит, что он потерял», — думала Кэрол, бросая вызов и ему и себе.

По дороге к нему домой они болтали об особенностях жизни в провинциальном городке. Сам дом был именно таким, каким Кэрол ожидала его увидеть. Что бы Тони ни чувствовал к этой женщине, ее присутствие не было заметно. Кэрол узнала почти всю мебель, картины на стенах, книги на полках в кабинете. Даже автоответчик.

— Похоже, ты тут обжился.

Тони пожал плечами:

— Я не очень-то умею наводить уют. Прошелся повсюду с белой краской, потом перевез свое барахло. К счастью, оказалось неплохо.

Когда они — разлив кофе в кружки — устроились в кабинете, неловкость исчезла сама собой и им стало легко друг с другом, как в былые времена. Пока Тони читал инструкции, присланные утром Морганом, Кэрол удобно устроилась в кресле и стала просматривать кучу самых разных журналов — от «Нью сайентист» до «Мари Клер». Она с нежностью вспомнила, что у Тони всегда были странные пристрастия в чтении. В его доме она никогда не удивлялась, отыскивая самые неожиданные книги и журналы.

Читая, Тони делал пометки в блокноте, который пристроил на подлокотнике кресла. Время от времени он хмурился, а несколько раз вытягивал губы, видимо, собираясь задать вопрос, который так и оставался незаданным. Материалов было не так уж много, однако Тони читал их медленно, не упуская ни одного слова и возвратившись к началу, чтобы заново просмотреть текст, когда дошел до конца. Наконец он поднял голову.

— Должен признаться, я озадачен.

— Чем?

— Тем, чего они требуют от тебя. Ты же никогда подобным не занималась.

— Вот и я так подумала. Я вынуждена предположить, что какие-то из моих профессиональных качеств компенсируют отсутствие у меня опыта по части секретной работы.

Знакомым жестом Тони пригладил волосы.

— Попробуем разобраться. То, что здесь сказано, просто и понятно. Взять наркотики у некоего дилера, поменять их на наличные деньги и деньги вручить тому же дилеру. Конечно же, они будут постоянно создавать препятствия. Иначе какой смысл во всей этой проверке?

— Предполагается, что это проверка моих способностей, поэтому разумно предположить, что будут неожиданные моменты. — Кэрол отложила журнал и подобрала под себя ноги. — Что мне тогда делать?

Тони посмотрел на записи.

— Тут есть два аспекта — практический и психологический. Что ты думаешь?

— Практический проще. У меня четыре дня. Я знаю адрес, где должна получить деньги, и знаю в общих чертах место, где должна совершить обмен. Значит, надо сначала проверить дом, где я получаю деньги. Потом изучить разные подходные и отходные пути. Я должна быть готова ко всем непредвиденным обстоятельствам, значит, надо достаточно хорошо ориентироваться, чтобы действовать не раздумывая. Надо серьезно обмозговать, что надеть и как влезть в чужую личину, ведь мне придется маскироваться.

Он кивнул, соглашаясь:

— Как ты понимаешь, кое-какие практические вещи зависят от психологического аспекта.

— Вот тут я хуже соображаю. Поэтому и приехала к тебе. За предсказанием к оракулу.

Смеясь, Кэрол отдала Тони честь. Его ответная улыбка была ироничной.

— Хорошо бы мои студенты относились ко мне так же.

— Они не видели тебя в действии. Увидели бы, запели бы по-другому.

Тони мрачно поджал губы, и в его глазах Кэрол увидела тень, которую не заметила прежде.

— Точно, — помолчав, произнес он. — Свяжись со мной и увидишь круги ада, которые Данте и не снились.

— Ад расположен в другом месте, — возразила Кэрол.

— Поэтому я там больше не живу. — Тони посмотрел в окно и тяжело вздохнул. — Итак, тебе необходимо знать, как влезть в чужую шкуру, правильно? — Он вновь посмотрел на Кэрол.

— И срастись с ней.

— Ладно. Начнем. Мы составляем мнение о человеке по тому, как он выглядит, чем занимается и как разговаривает. Когда мы встречаем кого-то, наш мозг сопоставляет наблюдаемое с тем, что содержится в памяти. Чаще всего мы используем уже накопленный опыт, чтобы выносить оценки. Но, основываясь на этом опыте, мы можем вырабатывать новые формы поведения.

— Ты хочешь сказать, что я уже знаю то, что хочу узнать? — с сомнением в голосе переспросила Кэрол.

— Если не знаешь, то даже такой умнице, как ты, за неделю этого не узнать. Для начала я хочу, чтобы ты представила какого-нибудь знакомого тебе человека, которому было бы относительно комфортно в твоем сценарии. — Он постучал ручкой по стопке бумаг. — Не чересчур уверенно, но относительно спокойно.

Кэрол нахмурилась и стала перебирать в памяти преступников, которых наблюдала из года в год. Ей не приходилось работать в отделе борьбы с наркотиками, однако она много раз сталкивалась с дилерами и «мулами», когда работала в Сифорде. Никто не подходил. Дилеры были слишком наглыми, а «мулы» — совершенно безынициативными. И тут ей на память пришла Джанин.

— Кажется, есть одна. Джанин Джерролд.

— Расскажи о ней.

— Она начинала как портовая проститутка. Но отличалась от остальных, потому что у нее никогда не было сутенера. Она работала сама по себе в пабе, который держала ее тетка. Когда я вышла на нее, она уже занялась кое-чем более прибыльным и менее опасным для здоровья. Верховодила бандой магазинных воровок. Время от времени нам в руки попадались ее девочки, но сама Джанин всегда оставалась вне пределов досягаемости. Хотя все знали, кто стоит во главе банды. Ни одна из девочек ее не выдала, потому что она всегда о них заботилась. Платила штрафы, давала деньги на сигареты. Когда их сажали, они могли быть уверены, что их дети не останутся без присмотра. Джанин вела свои дела с умом, но очень много пила.

Тони улыбнулся:

— Отлично. Пусть будет Джанин. Это нетрудно. Теперь тебе надо подстроить Джанин под себя. Перебери в памяти все, что она говорила и делала, и продумай, какие составные войдут в ту смесь, какая тебе требуется для выполнения задания.

— За четыре дня?

— Пусть не в деталях, но общая картина нарисуется. А теперь кое-что потруднее. Тебе придется забыть о Кэрол Джордан и стать Джанин Джерролд.

Кэрол выглядела встревоженной.

— Думаешь, у меня получится?

Задумавшись, он склонил голову набок:

— Думаю, получится. Думаю, у тебя все что угодно, получится, если ты захочешь.

Воцарилось напряженное молчание. Потом Тони вскочил:

— Сварю-ка я еще кофе. Мне нужно выпить еще чашечку. А потом мы поговорим о следующем шаге.

— Следующем? — переспросила Кэрол, отправляясь следом за Тони в коридор.

— Да. У нас не очень-то много времени. Надо поработать над ролью. Прямо сейчас.

Прежде чем Кэрол успела ответить, послышался скрежет ключа. Оба удивленно обернулись к двери, которая распахнулась, после чего на пороге возникла подтянутая женщина лет тридцати с хвостиком. Она вытащила ключ из замка и лучезарно улыбнулась, правда, одними губами.

— Привет. Вы, верно, Кэрол? — спросила Франсис, закрывая дверь, убирая ключи в карман и протягивая гостье руку. Она смерила Кэрол взглядом с головы до ног, не оставив без внимания короткую юбку.

Кэрол бессознательно одернула юбку.

— Кэрол, это Франсис, — выдавил из себя Тони.

— Почему вы в коридоре?

— Мы хотим сварить еще кофе, — ответил Тони и, пятясь, вошел в кухню.

— Прошу извинить меня за вторжение, — сказала Франсис, утаскивая Кэрол в гостиную. — Глупо получилось. Но я забыла контрольные работы, которые проверяла тут вчера вечером. Так торопилась, что совершенно о них забыла. А мне обязательно надо их раздать завтра утром.

«Ну конечно!» — подумала Кэрол, все поняв и не сводя взгляда с Франсис, которая собирала школьные тетради на диване.

— Я думала потихоньку зайти и забрать их. Но если у вас перерыв на кофе, я могла бы к вам присоединиться. — Франсис обернулась и пристально посмотрела на Кэрол. — Если, конечно, не помешаю.

— Мы решили передохнуть, — холодно отозвалась Кэрол. Она знала, что должна сказать, как ей приятно познакомиться с Франсис, но если для работы под прикрытием она была готова на все, то в такой ситуации не желала лгать ради своего или ее спокойствия.

— Тони! — крикнула Франсис. — Я выпью с вами кофе, если ты не против.

— Отлично.

Кэрол успокоилась, когда услышала по его тону, что ему не менее неприятно вторжение Франсис, чем ей.

— А вы совсем не такая, какой я вас воображала, — произнесла Франсис с прохладцей в голосе.

Кэрол словно опять стала четырнадцатилетней девочкой, беззащитной перед сарказмом учительницы математики.

— Большинство людей не представляет, какие полицейские на самом деле. Я хочу сказать, мы все ходили в школу и знаем, чего ждать от учителей. А вот о полицейских узнают в основном по телевизору, — сказала она.

— Я мало смотрю телевизор. Да и Тони не много о вас рассказывал, поэтому я ожидала увидеть… более зрелую, что ли, женщину. А посмотреть на вас, так вы совсем как мои шестиклассницы, а не старший офицер полиции.

От продолжения словесной дуэли Кэрол избавило возвращение Тони. Они посидели минут двадцать, болтая ни о чем, после чего Франсис забрала свои тетради и ушла. Проводив ее, Тони вернулся в гостиную, покаянно качая головой:

— Извини.

— Ее можно понять. Впрочем, скорее всего, ты не собирался показывать мне вид из окна наверху?

Тони не подхватил шутку. Он засунул руки в карманы джинсов и уставился на ковер.

— Продолжим?

Остаток вечера они провели, придумывая разные варианты роли, и даже не ужинали. Работа была трудная и требовала от Кэрол полной концентрации внимания. Когда такси привезло ее в гостиницу, она была абсолютно вымотана, потому что ей пришлось предельно напрягать воображение и одновременно сдерживать эмоции. У дверей она и Тони простились, неловко обнявшись, и Тони коснулся губами ее шеи возле уха. Ей очень хотелось расплакаться, однако она взяла себя в руки, ведь ничего не случилось. Поднявшись в свой номер, Кэрол чувствовала лишь пустоту в груди.

Теперь, глядя на море, она разрешила себе дать волю гневу, который, однако, не был направлен на Тони. Он ведь никогда не давал ей невыполнимых обещаний. Ее ярость была обращена на нее самое. Никого другого ей не приходило в голову винить за новый всплеск чувств.

Кэрол знала, что у нее есть выбор. Она могла позволить ярости разъесть ее изнутри. И она могла подвести под прошлым черту, чтобы со всей энергией устремиться в будущее. Она знала, что ей делать. Другой вопрос, получится ли у нее.

История болезни

Имя: Питер де Гроот

Сеанс № 1

Медицинское заключение: У пациента отмечается сильное снижение психической реактивности. Он не желает вступать в контакт и показывает тревожный уровень пассивности. Тем не менее у него высокое мнение о своих способностях. Единственное, о чем он готов говорить, — его интеллектуальное превосходство. У пациента ярко выраженная мания величия.

Его поведение не оправдано достижениями, которые можно оценить как средние. Однако некоторые из его коллег без особых причин демонстрируют нежелание ставить под сомнение его самооценку. Он же рассматривает это как демонстрацию признания его исключительных заслуг.

Пациент не понимает, что болен.

Лечение: Шоковая терапия.

8

Нагруженная баржа, тяжело рассекая воду, шла к Роттердаму; тусклая вода впереди как будто то светлела, то темнела, а потом коричневый Недер-Рейн стал шире, его сменил Лек и, в конце концов, полноводный Маас. Большую часть утра шкиперу было не до пейзажей. Баржа плыла мимо небольших процветающих городков с высокими жилыми домами и приземистыми фабриками, с церковными шпилями, дырявившими ровное серое небо, однако он не мог бы отличить их один от другого, разве что ему на помощь пришли бы воспоминания о прошлых плаваниях. Он не замечал ни заросших травой насыпей, возвышавшихся на равнинных берегах, ни ухоженных дорог, ни железнодорожных мостов, которые делили на неравные отрезки длинную реку.

Мысленному взору шкипера представлялись совсем другие картины. Он видел падающего на пол Питера де Гроота, когда он ударил его по голове орудием собственного изготовления — набитым дробью мешочком из замши. Ему даже в голову не приходило, что де Гроот окажется настолько доверчивым и повернется спиной к незнакомцу через пять минут после их встречи. Что ж, такая беззаботность не могла остаться безнаказанной.

Было и другое, в глазах бессердечного ублюдка, когда он пришел в себя голым и привязанным к столу. Как ни странно, он вроде бы даже успокоился, когда «гость» сказал ему:

— Ты умрешь тут. Ты это заслужил. Не надо было изображать Бога. А теперь я покажу тебе, что бывает, когда кто-то становится Богом. Слишком долго ты дурачил людей, и теперь твоя очередь быть одураченным. Я могу сделать это быстро, потому что, поверь мне, тебе не понравится, если я буду убивать тебя медленно. А если закричишь, когда я выну кляп, буду мучить тебя, пока ты не станешь умолять о смерти.

Профессор удивил его. Первая жертва не желала сдаваться и принять неизбежное. И это было нормально, но вызывало у него раздражение, потому что осложняло все дело. Однако вызывало и уважение. Так должен вести себя мужчина.

Профессор в Лейдене был не таким. И повел он себя по-другому, как будто сразу поняв, что на человека, глядящего на него сверху вниз, никакие уговоры не подействуют. Он признал поражение, и глаза у него сделались тусклыми в преддверии смерти.

С осторожностью он вытащил кляп изо рта жертвы. Психолог даже не молил о пощаде. И в ту минуту он ощутил духовную близость с ним. У него не было ни малейшего представления, что было такого в жизни профессора, отчего он оказался способен на подобное смирение, однако он учуял сходство со своим собственным поведением в прошлом и еще сильнее возненавидел де Гроота.

— Очень разумно, — хрипло проговорил он и отвернулся, чтобы скрыть неуверенность в себе. Вспоминать об этом ему не хотелось.

Было кое-что получше. Вздымающаяся грудь, непроизвольные конвульсии, сотрясавшие тело, которое боролось за то, чтобы остаться по эту сторону вечности. Когда он как будто вновь пережил незабываемые минуты, с души словно камень свалился. Такой легкости он никогда прежде не испытывал.

А потом он открыл для себя еще одно удовольствие — непредвиденное. Наконец-то он обрел способность показать шлюхам, кто из них главный. Возвращаясь на баржу после убийства профессора в Гейдельберге, он с изумлением обнаружил, что хочет женщину. До того он не доверял своим порывам, потому что они ничего, кроме унижения, не приносили ему, но тогда он сказал себе, что стал другим человеком и может делать все, что пожелает.

И он поехал в портовые закоулки, где снял шлюху, которая привела его к себе, и он заплатил ей больше положенного, чтобы привязать ее к замызганной кровати, как привязал профессора к столу. Убивать женщину он не стал. Но эрекция была что надо, и он трахал проститутку с такой звериной силой, что она стонала и просила еще, а он видел изуродованное тело, оставшееся в кабинете психолога. И чувствовал себя богом. Когда он кончил, то отвязал ее и перевернул на живот, чтобы устроить себе настоящий праздник новой жизни. Потом он ушел, бросив ей пригоршню монет и тем самым продемонстрировав свое презрение.

На баржу он вернулся в отличном настроении, какого не знал никогда прежде, даже после убийства старика.

То, что рассказал ему Генрих Гольц после похорон, не просветлило его душу и не помогло простить деда. Иногда ему даже приходило в голову, что он лишен способности прощать; и вообще лишен многого, чем другие владели, не задумываясь об этом. Словно у него этого не было от рождения.

Но теперь он понимал, кто поможет ему создать новую череду воспоминаний, которые будут доставлять ему радость и удовольствие. Довольно долго он размышлял над тем, как отплатить своим мучителям. Дорогу к освобождению ему в конце концов показала венгерская шлюха, с которой он испытал чудовищное унижение. Такое случалось и прежде, но та шлюха напомнила ему деда. У него потемнело в глазах, и он забыл обо всем на свете, кроме одолевшей его неутолимой ярости. В одно мгновение он схватил ее за шею, отчего она побагровела, высунула язык и стала похожа на горгулью. Однако именно тогда, когда он, говоря фигурально, держал в своих руках ее жизнь, его осенило — убить он хотел не ее.

Задыхаясь, весь в поту, он отвалился от нее, но голова у него была, как никогда, чистая; он точно знал, что ему нужно. Тогда он стал другим человеком. У него появилась миссия.

Удовольствие от нахлынувших воспоминаний испортил Манфред, который принес кружку с дымящимся кофе. Однако он не возмутился. Пора было возвращаться на землю. Все утро он не особенно присматривал за баржей, поставленной на автопилот, но теперь пора было самому встать за штурвал. В Роттердаме, того и гляди, угодишь в ловушку. Маас стремился вперед, разделяясь на каналы, которые вели к пристаням и стоянкам и на которых проходу не было от барж, баркасов и буксиров. Словно из ниоткуда могли на огромной скорости выскочить моторная лодка или катер, так что от шкипера требовалось максимальное внимание. На носу стоял Гюнтер и смотрел вперед — вторая пара глаз не мешала там, где другие суда то и дело загораживали обзор шкиперу.

Теперь ему надо было отвлечься от всего постороннего, чтобы в целости и сохранности довести судно до места. Баржа была для него всем, потому что без баржи ему грош цена, и его миссия останется неисполненной. Кроме того, он гордился своим мастерством рейнского шкипера и не собирался никому давать повод для насмешек.

Позднее, когда на землю опустится ночь, у него будет достаточно времени, чтобы ублажить себя воспоминаниями. Пока баржу не загрузят вновь, он сможет без помех предаваться своим радостям. А заодно и размышлениям о том, как их пополнить.

*

Бригадир Марийке ван Хассельт наморщила носик. Не бояться мертвецов — одно дело; выносить вонь и видеть признаки разложения — вот что требовало гораздо большего самообладания. На первой стадии все было ничего. Она не нервничала, когда патологоанатом Вим де Врие отмерял и взвешивал, снимал пластиковые мешки с головы и рук, вычищал грязь из-под каждого ногтя, педантично наговаривая все свои наблюдения на аудиоаппаратуру и снимая на видео. Однако она знала, что будет позже, а уж это требовало крепкого желудка.

По крайней мере, де Врие не принадлежал к тем, кто получал удовольствие от слабости офицеров полиции, по долгу службы вынужденных присутствовать на вскрытии. Он никогда не выставлял напоказ органы, словно веселый мясник — требуху. Скорее, он был спокоен и рационален и с уважением относился к покойнику, раскрывая его тайны. И говорил он ясно и понятно, особенно когда обнаруживал нечто такое, что было необходимо знать присутствующему офицеру. Для Марийке это было большим облегчением.

Де Врие продолжал внешний осмотр.

— Следы пены в ноздрях. Словно у утопленника. Однако во рту их нет, что меня удивляет, — добавил он, направляя луч фонарика в рот де Гроота. — Подождите-ка… — Он наклонился пониже и взял в руки лупу. — Есть ссадины глубоко во рту, повреждения на внутренних сторонах щек и губ.

— Что это значит? — спросила Марийке.

— Пока не могу сказать с уверенностью, но, похоже, ему что-то с силой засовывали в рот. Уточню позднее.

Не теряя даром времени, он быстрыми движениями взял мазки и продолжил внешний осмотр тела.

— Кожа с лобка снята очень аккуратно, всего пара небольших надрезов. — Он показал пальцем. — Видите? Я с таким никогда прежде не сталкивался. Можно назвать это лобковым скальпированием. Ваш преступник очень старался не повредить гениталии жертвы.

— Операция проделывалась над живым?

Де Врие пожал плечами:

— Трудно сказать. Во всяком случае, над умирающим. — Де Врие продолжал осматривать тело и задержался, когда взглянул на левую сторону головы. — Вот здесь большая шишка. — Он прикоснулся к ней. — Немного повреждена кожа. Удар был нанесен с большой силой. И нанесен незадолго до смерти. — Он кивнул помощнику: — Переверните его.

Марийке смотрела на синяки на теле де Гроота. Задняя часть шеи, поясница, бедра, подколенные впадины были фиолетовыми от стекшей туда крови. Там, где тело прижималось к столу, оно оставалось мертвенно-белым — на спине, ягодицах, икрах ног. Марийке пришло в голову сравнение с абстрактной живописью. Де Врие прижал большой палец к плечу трупа и тут же отнял его. Никакого следа на коже не осталось.

— Гипостаз второй степени. Этот человек, уже будучи мертвым, пролежал в одном положении десять-двенадцать часов. После смерти его не передвигали.

Наступила часть, которую Марийке ненавидела. Тело было вновь положено на спину, и началось вскрытие. Она отвела взгляд. Случайному наблюдателю показалось бы, что она пристально следит за руками де Врие, однако на самом деле она смотрела на поднос с инструментами, как будто ее жизнь зависела от того, насколько твердо она запомнит их. Ножи, ножницы, скальпели, пинцеты для операций, о которых ей не хотелось даже думать.

Вот и получилось, что Марийке пропустила момент, когда де Врие вскрыл грудную клетку и показались бледные и раздутые легкие.

— Так я и думал, — проговорил он с удовольствием, которого не могла скрыть привычная профессиональная рассудительность, и с настойчивостью трущегося о ноги кота стал требовать внимания от Марийке.

— Что там?

Марийке неохотно отвела взгляд от инструментов.

— Вы только посмотрите на его легкие. — Он ткнул пальцем в серую массу, вплотную прижатую к ребрам, даже распиравшую их. — Его утопили.

— Утопили?

Де Врие кивнул:

— Никаких сомнений.

— Но вы сказали, что он умер в том положении, в каком его обнаружили.

— Правильно.

Марийке нахмурилась:

— Там не было воды. Он был привязан к письменному столу. Его нашли не в ванной и не в кухне. Как же его могли утопить?

— Очень неприятным образом, — бесстрастно отозвался патологоанатом. Он не сводил взгляда со своих рук. — Судя по состоянию рта и дыхательного горла, полагаю, воду подавали в дыхательные пути через трубку. Вы сказали, он был привязан, да я и сам видел следы. Он не мог оказать существенного сопротивления.

Марийке вздрогнула:

— Господи Иисусе. Заранее спланированное убийство.

Де Врие пожал плечами:

— Это вам решать, не мне. Я лишь озвучиваю то, что мне говорит тело. К счастью, мне не надо думать о том, кто и зачем.

«А мне надо, — мысленно отозвалась Марийке. — Отвратительное дело».

— Значит, причина — смерть от утопления?

— Вы сами понимаете, что определенно я смогу сказать только после окончания вскрытия. Но все указывает на утопление.

Де Врие снова повернулся к трупу, опустил руки в разрез и вынул какие-то органы.

«Утопление, — беззвучно повторила Марийке. — Такого не сотворишь сгоряча. Кем бы ни был убийца, он тщательно все подготовил. И принес с собой необходимые инструменты». Если же это преступление по страсти, то страсть довольно странная.

*

Войдя в свою квартиру, Кэрол закрыла тяжелую дверь и прислонилась к ней, скидывая туфли. Наклонившись и подняв ногу, она принялась массировать пальцы. Целый день она прошагала по нетуристическим улицам Сток-Ньюингтона, Далстона и Хакни, глядя на все вокруг себя взглядом преступницы, не так уж существенно отличающимся от взгляда полицейского. Оба обычно искали возможные пути отступления, возможные цели преступления, возможные прорехи в охране. Однако прежде Кэрол была охотницей. А теперь ей надо было вжиться в образ добычи.

Она запоминала боковые переулки, пустые дома, укромные местечки. Мысленно отмечала пабы с несколькими выходами, забегаловки, где подавали кебабы и где любой с быстрыми мозгами и острыми локтями мог легко выскочить в заднюю дверь, цыганские повозки, стоявшие в стороне от главных улиц и готовые в любой момент раствориться в воздухе. Смотрела, около каких домов есть сады или дворы, то есть запоминала их на случай бегства. Три дня Кэрол провела в атмосфере выхлопных газов, смешавшихся с вонью прогорклого масла и дешевой парфюмерии, одетая так, чтобы можно было легко слиться с теми, кто рассчитывает подняться по общественной лестнице, и теми, кто понимает, что неуклонно катится вниз. Она прислушивалась к говорам с пяти континентов, смотрела, кто привлекает внимание, а кто — нет.

Не то чтобы она считала, что добилась чего-то, но это было необходимо. Завтра она постарается навести глянец на свой новый образ, ну а потом — за дело.

9

Это было все равно что сковыривать болячку. Боль жуткая, а рука так и тянется делать это вновь и вновь. Тадеуш сидел за полированным срезом дуба, служившим ему письменным столом в домашнем кабинете, и перебирал фотографии Катерины. Здесь были официальные фотографии, когда они вдвоем посещали кинопремьеры и она сияла так, что журналисты принимали ее за восходящую кинозвезду, фотографии с благотворительных обедов, на которых Катерина собственными пальчиками кормила его лобстером, а еще с открытия детского сада, для которого она помогала собирать пожертвования, студийные фотографии, которые он выпрашивал у нее в качестве подарков на свой день рождения. Фотокамера любила Катерину чистой любовью.

Еще были десятки фотографий, сделанных им самим — и сиюминутных, и тщательно продуманных. Катерина в Париже, и Эйфелева башня отражается в ее солнцезащитных зеркальных очках. Катерина в Праге, на фоне многолюдной Вацлавской площади. Катерина на рынке во Флоренции, трогающая сверкающий бронзовый нос статуи дикого вепря, якобы приносящего счастье. Катерина нежится в бикини на солнце, согнув ногу в колене и читая дешевый романчик. Он никак не мог вспомнить, где была сделана эта фотография, — то ли на Капри, то ли на Большом Каймане. Почему-то эти фотографии попали в пачку с пражскими фотографиями. И за каждой была целая история.

Он постоянно собирался разобрать их и разложить по альбомам, однако, пока Катерина была жива, все не хватало времени, да и архив пополнялся регулярно. Зато теперь у него было сколько угодно времени и он мог раскладывать изображения любимой женщины в каком угодно порядке. Тадеуш вздохнул и потянулся за альбомом в кожаном переплете, который купил в магазине фототоваров несколькими днями раньше. Он открыл еще один пакет с фотографиями и принялся рассматривать их, не обращая внимания на пейзажи и архитектурные достопримечательности, но выбирая лишь лучшие изображения Катерины, три из которых расположил на первой странице. Придирчиво оглядев дело своих рук, он написал, как всегда, аккуратным почерком: «Катерина. Амстердам. Наш первый совместный уик-энд». Ему пришлось уточнить дату в дневнике, и его рассердило, что эта подробность их жизни с Катериной не осталась навсегда запечатленной в его памяти. Он расценил это как неуважение, которого Катерина не заслуживала.

Гудение видеодомофона прервало размышления Тадеуша, и он закрыл альбом, после чего поднялся, пересек холл и подошел к маленькому экрану в стене около входной двери. Снаружи Дарко Кразич стоял вполоборота к улице и беспрерывно шнырял глазами то вправо, то влево. Даже на респектабельных улицах Шарлоттенбурга его помощник не воспринимал безопасность как нечто даруемое небом. Кразич вечно цитировал своего отца-рыбака: «Одна рука для лодки, другая для себя». Тадеушу не приходило в голову протестовать против того, что можно было бы назвать паранойей, по крайней мере пока речь шла о его собственной жизни. Кразич заботился о его безопасности и о своей тоже, так что его следовало благодарить, а не давать волю раздражению.

Впустив своего помощника в подъезд, Тадеуш оставил дверь на задвижке и отправился в кухню варить кофе. Едва он успел достать кофе из морозилки, как Кразич уже был рядом, с опущенной головой и расправленными плечами, словно искал, на кого бы обрушить свое воинственное настроение. Однако он знал, что с боссом лучше не шутить.

— У нас неприятности, — проговорил он на удивление спокойно.

Тадеуш кивнул:

— Я слушал новости по радио. Еще два мертвых наркомана в грязном ночном клубе на Ораниен-штрассе.

— Всего семеро, считая того, который умер в реанимации.

Кразич расстегнул пальто и достал из внутреннего кармана сигарницу.

— Знаю. — Тадеуш включил кофемолку, на несколько мгновений лишив их обоих возможности слышать друг друга. — Дарко, я умею считать.

— Журналисты тоже. Тадзио, они поднимут жуткую вонь. Такое нельзя спустить на тормозах. На полицейских давят со всех сторон.

— За это мы им и платим, разве не так? Чтобы они держались и не нападали на наших людей.

Он насыпал кофе в кофейник и залил горячей водой.

— Есть кое-что такое, чего они не могут игнорировать. Например, семь покойников.

Тадеуш нахмурился:

— Дарко, о чем ты говоришь?

— Дело зашло слишком далеко, и нашими обычными силами мы не справимся. Сегодня собираются арестовать Камаля. У нас будет крапленая карта, если наш человек сейчас засветится. — Он раскурил сигару и с удовольствием затянулся.

— Черт! Что можно сделать?

Кразич передернул плечами:

— Зависит от многого. Если на Камаля повесят семь убийств, то он может решиться на то, чтобы сдать меня. И даже тебя. Если ему дадут гарантии безопасности, он с легкой душой от нас избавится в надежде на программу защиты свидетелей.

Тадеуш обдумал слова Дарко.

— Нельзя этого допустить. Дарко, настало время пожертвовать пешкой.

Дарко позволил себе легкую усмешку, и это не осталось без внимания Тадеуша.

— Хочешь, чтобы я не дал ему добраться до полицейского участка?

— Я хочу, чтобы ты сделал, что нужно. Однако, Дарко, надо быть осторожным. Дай что-нибудь журналистам, чтобы они думать забыли о мертвых наркоманах.

Он налил кофе в чашки, и одну подвинул сербу.

— У меня есть пара идей. — Дарко поднял чашку, словно хотел чокнуться с Тадеушем. — Предоставь все мне. Ты не будешь разочарован.

— Нет, — твердо произнес Тадеуш. — Не буду. Ну а если Камаля не станет? Кто займет его место? Кто сумеет его заменить?

*

День был долгим, и бригадир Марийке ван Хассельт слишком устала, чтобы сразу заснуть. Она доложила о результатах вскрытия — жертву, как сразу же предположил де Врие, утопили, — на совещании со своим начальником Маартенсом и Томом Брюке, своим коллегой в одинаковом с ней звании. Хотя они не обмолвились об этом ни словом, все трое сознавали, что у них ни единой зацепки.

Свое недовольство они скрывали за обычной полицейской рутиной, которую знали назубок. Маартенс быстро определил направления расследования, обозначив задачи так, словно ему уже приходилось сталкиваться с чем-то подобным. Однако все трое понимали, что бродят в потемках, не имея ни малейшего представления, где искать убийцу Питера де Гроота.

Как правило, прежние убийства раскрывались без особого труда. Они подпадали под три главные категории: зашедшие слишком далеко разборки на бытовой почве, убийства по неосторожности в пьяных ссорах и убийства, связанные с наркотиками или грабежом. Лейденское убийство не укладывалось ни в одну из этих категорий. В окружении жертвы не нашлось человека, имевшего очевидный мотив, да и на убийство из-за всепоглощающей страсти или испорченных семейных отношений это похоже не было. Кроме того, у бывшей жены и теперешней подруги имелось алиби. Одна сидела дома с детьми, а другая навещала сестру в Маастрихте.

Маартенс потребовал обратить внимание на профессиональную жизнь жертвы. Ему и самому казалось невероятным, чтобы кто-то из коллег решил закончить теоретический диспут таким страшным способом, однако при отсутствии зацепок надо было удостовериться, что они ничего не упускают. Ему приходилось слышать, что страсти могут весьма накаляться в утонченной академической среде, да и люди там встречаются разные, особенно в кругу психологов.

Марийке почла за лучшее промолчать, чтобы не усиливать предубеждений босса в отношении подобных ей самой университетских выпускников. Хотя, подобно всем своим коллегам, Маартенс освоился с современными методами расследования, он тем не менее предпочитал работать по старинке, и Марийке не хотелось усложнять и без того не самое простое дело. Кивком головы она подтвердила, что приняла приказ босса, но была убеждена, что это пустая трата времени, да и начать опрос раньше понедельника было невозможно. Однако свою задачу она выполнит добросовестно.

Команда Тома Брюке уже опрашивала соседей, но пока безрезультатно. Никто ничего не видел и не слышал такого, что имело бы очевидное отношение к убийству. Не тот это был район, где чужую машину сразу бы заметили, да и прохожие не привлекали внимания обывателей — здесь пешеходы не были редкостью. Кто бы ни убил Питера де Гроота, он остался незамеченным.

Остаток дня Марийке занималась тем, что осматривала дом де Гроота, искала ключ к странному сценарию, разыгранному в комнате на верхнем этаже. И ничего не нашла. Что же исчезло? Ни дневника, ни календаря, ни органайзера. Трудно было поверить, что у такого человека, как де Гроот, не было aide memoire в домашнем кабинете. Марийке приказала проверить компьютер профессора, не было ли у него электронного дневника, но и в компьютере ничего не нашли.

Иногда отсутствие каких-то вещей тоже имеет немаловажное значение. Для Марийке это означало, что убийца де Гроота не был человеком случайным. Его ждали, и он позаботился о том, чтобы убрать все следы своего присутствия в доме. Если она права, то есть шанс найти дубликат дневника в университетском кабинете де Гроота. Она пометила для себя, что надо поискать дневник, когда доберется до университета, и приказала одному из своих офицеров с утра первым делом получить допуск.

Тем временем Марийке убедилась, что больше ей в доме де Гроота делать нечего. Ее команда занималась обычным делом, разбирая вещи и бумаги, которые наверняка окажутся бесполезными, и ее присутствие не требовалось. Самым полезным для нее самой и для дела было пойти домой и обдумать все, что стало известно и что необходимо выяснить. По опыту она знала, что лучшие решения приходят в голову во сне.

Однако до сна еще далеко, и это тоже ей было известно по опыту. Она налила вина в бокал и устроилась за компьютером. Несколько месяцев назад она зарегистрировалась в сетевом чате полицейских-геев. Не то чтобы в голландской полиции не жаловали лесбиянок, да и зацикленности на сексуальных ориентациях у нее не было. Но иногда полезно иметь то, что она называла своим уголком в пространстве, и через этот форум ей удалось завести близкую дружбу с несколькими офицерами, которые с удовольствием обменивались с ней посланиями. Более того, особенно близкие отношения у нее сложились с немецкой коллегой. Петра Беккер служила в Берлине и, подобно Марийке, занимала довольно высокий пост в уголовной полиции, отчего близкие отношения с коллегами у нее не очень налаживались. Она тоже не была замужем — еще одна жертва карьеры. Поначалу они немного остерегались друг друга и писали больше о личной жизни, так как тут можно было быть более откровенными насчет своих мыслей и чувств. Обе считали, что хорошо относятся друг к другу, однако не хотели встречаться из боязни испортить отношения, которыми дорожили.

Итак, у них вошло в привычку проводить примерно по часу в компании друг друга несколько вечеров в неделю. Хотя это был не их вечер, Марийке знала, что если Петра дома и не спит, она в чате, так что можно сделать попытку и увести ее оттуда, чтобы без помех обменяться посланиями.

Марийке включила компьютер и вошла в чат. Высветился список бесед по интересам, и она сразу же вошла туда, где люди обменивались мыслями о полиции и о том, какую роль она играет в их жизни. Человек пять-шесть жарко спорили об операциях под прикрытием, записи так и мелькали. Однако Петры тут не было. Тогда Марийке отправилась на страничку лесбиянок. На сей раз ей повезло. Петра и еще две женщины обменивались впечатлениями о сомнительном изнасиловании лесбиянки в Дании, но едва немецкая подруга Марийке увидела ее имя, как тут же без промедления перешла на личную страничку, и они начали, не боясь чужих глаз, электронную переписку.

Петра: привет, дорогая, как ты?

Марийке: Только что вернулась. У нас убийство.

П: штука не из приятных.

М: Да уж. А это особенно отвратительное.

П: бытовое? уличное?

М: Ни то ни другое. Гораздо хуже. Ритуальное, преднамеренное, без очевидных подозреваемых. Явно по личным мотивам, но как бы обезличенное, если ты понимаешь, что я имею в виду.

П: кто жертва?

М: Профессор Лейденского университета Питер де Гроот. Тело нашла прислуга. Его голым привязали к письменному столу и утопили, засунув в горло трубку и пустив по ней воду.

П: жуть, он принимал участие в опытах над животными?

М: Он был психологом. О его работе я пока еще мало знаю. Но не думаю, что убийство связано с борьбой за права животных. Скорее, выяснение отношений один на один. Хуже всего другое. Это не простое убийство. Есть еще и членовредительство.

П: гениталии?

М: И да и нет. Убийца не тронул ни член, ни яйца, но ободрал лобок. Никогда такого не видела. Лучше уж кастрация. Было бы больше смысла. И ясно было бы, что орудует сексуальный маньяк.

П: знаешь, я тут вспомнила, читала об одном деле, не нашем, но задействованы все.

М: В Германии случилось что-то подобное?

П: не могу сказать наверняка, но что-то такое есть, буду на работе, поищу в компьютере.

М: Я тебя не стою.

П: стоишь гораздо лучшего, но мы, кажется, отклонились, хочешь просто поболтать?

Марийке усмехнулась. Петра напомнила ей, что жизнь состоит не из одних убийств, так что теперь Марийке предвкушала спокойный сон.

10

Борта «Вильгельмины Розен» необычно высоко поднимались над водой. Утром ее разгрузили, однако кто-то в транспортном агентстве не справился со своими обязанностями, и погрузку, которая должна была состояться в тот же день, отложили на сутки. Шкипер особенно не расстроился. Он наверстает упущенный день, когда они будут в пути, даже если нарушит правила, установленные насчет несения вахты. Команда тоже как будто не возражала. Всем хотелось провести вечер в Роттердаме, если это не грозило потерей заработка.

Оставшись один в своей каюте, он открыл небольшой, обитый медью сундук, принадлежавший его деду, и в который раз стал перебирать его содержимое. В двух кувшинах когда-то находились маринованные огурцы, но теперь на дне плавало что-то вонючее. Залитая формалином, украденным в похоронном агентстве, кожа давно потеряла естественный цвет и приобрела цвет консервированного тунца. Частички плоти были темнее и выделялись на коже, как разрезы на недожаренном стейке из тунца. Волосы все еще завивались, но стали тусклыми, словно на плохом парике. Однако он знал, на что смотрел.

Когда ему впервые пришла в голову эта мысль, он сразу решил, что ему понадобится нечто в качестве напоминания о том, как он хорошо справился с поставленной задачей. Он читал книжки об убийцах, которые отрезали груди, гениталии, сдирали кожу со своих жертв и делали из нее одежду. Все это казалось ему неприемлемым. Все те люди были извращенцами, а ему нужен был «сувенир», имеющий значение лишь для него одного.

И он стал перебирать в памяти унижения, которым его подвергал старик. Память не отказывала ему. Даже часто повторявшиеся муки не слились в одну картину. Все детали были словно острые иголки. Что бы такое брать, чтобы его цель сохранилась чистой, значительной и ясной?

И тогда он вспомнил о бритье. Это случилось вскоре после его двенадцатого дня рождения, который, как всегда, не отмечался ни праздником, ни подарком. Да и узнал он о своем дне рождения случайно, всего несколько месяцев назад, когда старик пересматривал старые бумаги. До тех пор он понятия не имел, когда родился. Ему никогда не дарили открытки, никогда он не получал ни подарков, ни торта со свечами, к нему никогда не приглашали гостей. Да и кого было приглашать? Друзей у него не было, родственников, кроме деда, тоже. Если он и знал кого-то, то только команду «Вильгельмины Розен».

Ему было известно, что он родился осенью, так как, когда облетали листья, ярость старика меняла словесное выражение. Вместо «Тебе уже восемь лет, а ты все еще ведешь себя как младенец», старик кричал: «Тебе уже девять, пора бы становиться взрослым».

Когда ему исполнилось двенадцать лет, он обратил внимание на происшедшие с ним перемены. Он вырос, плечи уже не помещались в матросской блузе, и голос стал ненадежным, он то басил, то давал петуха. Внизу живота начали расти черные волосы. Он знал, что когда-нибудь это случится, ведь он постоянно жил в окружении трех взрослых мужчин и понимал, что рано или поздно станет похожим на них. Однако это нагоняло на него страх. Детство оставалось в прошлом, а он понятия не имел, что значит быть взрослым.

Дед тоже заметил происшедшие с ним перемены. Трудно представить, как можно было стать еще более жестоким, но старик воспринял взросление внука как вызов и не нашел ничего лучшего, как придумать для него новые унижения. Его жестокость перешла на другой уровень, когда однажды утром в Гамбурге с треском лопнул трос. Виноватых не было, но старик решил, что должен на ком-нибудь отыграться.

Когда они вернулись домой, он приказал мальчику раздеться, и тот, весь дрожа, стоял в кухне, не зная, что его ждет, пока старик из ванной осыпал его руганью и оскорблениями. Вернулся он с острой опасной бритвой, которая сверкала, как серебряная, в предвечерних сумерках. От ужаса у внука желчь подступила к горлу. В уверенности, что старик решил его кастрировать, он бросился на него с кулаками, отчаянно стараясь вырваться и убежать.

Мальчик даже не заметил, как старик поднял руку и ударил его кулаком по голове, словно молотком. Он лишь почувствовал острую боль, а потом у него почернело в глазах. Когда он пришел в себя, вокруг было темно. С его щеки на пол стекала рвота, и еще болело внизу живота, отчего он испугался так, что даже не обратил внимания на глухую боль в голове. Довольно долго он пролежал, свернувшись комочком, на холодном линолеуме, не позволяя себе пошевелиться и протянуть руку, чтобы не убедиться в самом страшном.

Понемногу он осмелел. Медленно и осторожно он провел пальцами по животу, поначалу не чувствуя ничего, кроме холодной гладкой кожи. Потом сразу над лобковой костью ощущения изменились, и от острой боли он едва не застонал. Стиснув зубы, он привстал на локте. В темноте трудно было что-нибудь разглядеть, тогда он решил рискнуть и зажечь свет. Это могло закончиться плохо, однако ему непременно нужно было знать, что старик сделал с ним.

Едва не крича от боли, с какой ему давалось каждое движение, он встал на колени и так постоял, пока не отошла подступившая к горлу тошнота. Ухватившись за стол, он поднялся на ноги и сделал несколько шагов к выключателю. Он прислонился к стене и дрожащим пальцем нажал на кнопку. Сумеречный свет наполнил кухню, и мальчик, собравшись с силами, посмотрел вниз.

Вокруг гениталиев была одна большая кровоточащая ссадина. Ни осталось ни одного волоска, а заодно был удален и верхний слой кожи. Капельки крови виднелись там, где бритва заходила чуть глубже. Страшное жжение отдавалось в паху. Старик не просто сбрил волосы, он освежевал его. Таким образом он сказал внуку, чтобы тот и думать забыл о себе как о мужчине. Именно тогда, накрытый черной волной презрения к себе, мальчик себя и возненавидел.

Теперь, оглядываясь назад, он понимал, что панический бунт стал поворотным пунктом в его взаимоотношениях с дедом. С тех пор старик стал меньше мучить внука. Он даже держался на расстоянии, полагаясь на окрик, который все еще заставлял мальчишку дрожать и слабеть. Мальчик подумывал о бегстве. Но куда бежать? Он не знал другого мира, кроме «Вильгельмины Розен», и боялся, что не выживет за его пределами. В конце концов, достигнув двадцати лет, он сообразил, что есть другой путь к обретению свободы. Для этого потребовалось много времени, но победа осталась за ним.

Однако этой победы ему оказалось недостаточно. Требовалось что-то еще, что не давало ему покоя еще до откровений Генриха Гольца за кружкой пива. Правда, это Гольц подсказал ему, как вернуть свое. Он помог ему стать мужчиной.

Взяв один из кувшинов, мужчина крутанул его, наблюдая за медленным danse macabre[6] внутри. И с улыбкой расстегнул штаны.

*

Тадеуш Радецкий был слишком умен, чтобы оставаться только гангстером. Он построил легитимную сеть пунктов проката видеофильмов, и она приносила ему существенный доход, который вполне удовлетворял налоговые органы, а заодно позволяла отмывать «грязные» деньги. Если бы конкуренты имели возможность заглянуть в его бухгалтерские книги, они бы подивились, какую высокую цену он установил за каждый фильм, и, не исключено, разогнали бы своих работников. Но такое, конечно же, было невозможно. Тадеуш позаботился о том, чтобы его легальный бизнес был безупречен. Забегаловки на темных улицах с контрафактными фильмами, тем более приторговывающие наркотиками, были не для него. Наверное, на складах случалось всякое, однако к этому Тадеуш Радецкий официально не имел никакого отношения.

В этот день Тадеуш посетил свой головной магазин в самом начале Курфюрстендамм, где продавали видеокассет и дисков не меньше, чем давали напрокат. Он решил взглянуть на новшества, которые предложили самые продвинутые дизайнеры, и был поражен результатами. Чистые линии, приглушенный свет и бар с кофе посреди торгового зала создавали идеальную обстановку для выбора и покупки товара.

Совершив экскурсию по магазину, Тадеуш позволил менеджеру увести его в кабинет, чтобы выпить там бокал вина в честь удачного ведения дела. Как раз в это время по телевизору показывали новости. Журналист стоял на улице, в которой Тадеуш мгновенно узнал Фризенштрассе в Кройцберге. За его спиной было видно пятиэтажное здание изолятора временного содержания. Естественно, самому Тадеушу не приходилось там бывать, просто на этой улице он обычно покупал детективы в специализированном книжном магазине.

Журналист беззвучно открывал рот, и его сосредоточенное лицо говорило о серьезности того, о чем он сообщал замершему в ожидании миру. Потом картинка сменилась, и на экране возникла любительская запись того, как два офицера полиции вытаскивают некоего человека из машины и тащат по направлению к тяжелой серой двери. Неожиданно из-под перегородки, ограничивающей въезд машинам, вынырнула женщина. Стража была захвачена врасплох, а женщина бежала следом на преступником, чем-то размахивая на ходу. Остановилась в паре ярдов от него, и тотчас его голова будто лопнула, как перезрелый арбуз, и все вокруг оказалось в красных пятнах. Почему-то на ум пришел брызнувший на кухонный стол соус для спагетти. Полицейские отшатнулись от своего пленника, когда он стал падать на асфальт. Они тоже попадали, оборачиваясь бледными лицами к женщине. Даже при такой некачественной съемке был виден ужас в их глазах.

Тадеуш в смятении смотрел на экран. Жертву он видел всего несколько мгновений, да и то вполоборота, но сразу понял, кто это. Услышав, что менеджер обращается к нему, он повернул голову:

— Прошу прощения?

— Я сказал, забавно, что реальная стрельба не смотрится и вполовину так впечатляюще, как в фильмах.

Он взял открытую бутылку с красным вином и налил понемногу в два бокала.

— Кажется, прежде мне не приходилось видеть настоящую стрельбу, — солгал Тадеуш. — Ужасно, что это показывают в первых вечерних новостях.

Менеджер со смехом подал бокал боссу:

— Уверен, радетели о нравственности молодежи непременно возникнут со своими жалобами. Ваше здоровье, Тадеуш. Удачно вы выбрали этих парней. Они отлично поработали над торговым залом.

Одной рукой Тадеуш автоматически поднял бокал, а другой взялся за мобильный телефон.

— Да. А теперь мне надо как-то оправдать понесенные расходы. Извини. — Он набрал номер Кразича. — Это я. Надо встретиться. Жду у себя через полчаса. — Не ожидая ответа Кразича, он выключил телефон и отпил вина из бокала. — Все отлично, Юрген, но, боюсь, мне пора. Сам знаешь, каково это — строить новые империи и завоевывать новые миры…

Спустя двадцать минут он уже мерил шагами пол перед телевизором и щелкал пультом, перебирая каналы в поисках местной станции, заснявшей убийство Камаля. Наконец он поймал взглядом последние кадры видеосъемки и тотчас усилил звук. Ведущий в студии вводил зрителей в курс дела:

— Убитый, чье имя пока не разглашается, был арестован в связи с делом о семи героиновых смертях, произошедших в последнюю неделю. Источники, близкие к полиции, сообщили, что стрелявшая женщина была подругой одного из несчастных, который умер после приема наркотика. Пока еще неизвестно, каким образом женщина узнала об аресте еще прежде, чем арестованный был доставлен в следственный изолятор. — Он заглянул в лежавшие перед ним бумаги. — А теперь послушаем нашего корреспондента в рейхстаге, где обсуждаются новые меры борьбы против дальнейшего распространения коровьего бешенства…

Тадеуш выключил звук. Теперь он знал все, что ему нужно было знать. Когда через пять минут приехал Кразич, что было мочи поносивший пробки, он сразу взял быка за рога.

— В какие игры ты играешь?

— Тадеуш, о чем ты? — уклонился от ответа Кразич. Однако по его бегающему взгляду было ясно, что он все отлично понял.

— К черту, Дарко, не строй из себя дурака. Что с тобой случилось? Убрать Камаля чуть ли не на ступеньках полицейского участка! Я считал, что мы должны свести расследование на нет, а не делать из него новость дня. Господи, ты ничего не упустил, чтобы привлечь к нему внимание.

— А что еще было делать? У меня не осталось времени для дорожной аварии…

Он притих, понимая, что сказал. Краска отлила от лица Тадеуша. В сумеречной комнате он выглядел устрашающе.

— Безмозглый ублюдок, — прорычал Тадеуш. — Уж не думаешь ли ты спастись, напомнив мне о Катерине?

Кразич с хмурым видом отвернулся:

— Я не это имел в виду. Подготовить несчастный случай, который показался бы естественным, у меня не было времени. Тогда я решил, что пусть это выглядит как убийство, но семейное. И я выбрал Марлен для грязной работы. Последние пару лет она в Митте распространяла для нас наркотики. Сама не употребляет. И достаточно умна, чтобы сыграть роль девицы, потерявшей от горя разум. Если дело дойдет до суда, ее не посадят. Нас она не выдаст. У нее шестилетняя дочь, и я пообещал позаботиться о ней. Меня она хорошо знает, так что объяснять ей ничего не потребовалось. Одно неосторожное слово, и о девочке позаботятся, но только не так, как ей хочется. Босс, другого выхода не было. Но дело должно было быть сделано, и оно сделано.

В голосе Кразича не было плаксивости. Он не сомневался в своей правоте. Тадеуш посмотрел прямо ему в глаза:

— Все полетит к чертям. Как ты не понимаешь? Теперь всю жизнь Камаля изучат под микроскопом.

— Нет, босс, этого не будет. Они займутся Марлен. А мы тем временем сделаем из нее героиню, которая избавила город от мерзавца-наркодилера. Я уже сказал, что она не наркоманка. В жизни у нее ничего особенного не происходило. А мы отыщем достаточно людей, которые будут говорить о ней как о матери, черт ее дери, Терезе. Опубликуем фотографию грустной шестилетней девочки. Расскажем, как Марлен мучилась, стараясь отучить своего дружка от наркотиков. К тому же теперь, когда все знают, как мы поступили с Камалем, никто не осмелится ни одним словом перекинуться с полицейскими. Поверь, Тадзио, ничего лучше нельзя было придумать.

— Ладно, Дарко, пусть будет так. Потому что, если все полетит к чертям, я буду знать, кто в этом виноват.

11

Выходя из аудитории, Тони поглядел на часы. Пять минут двенадцатого. Кэрол уже наверняка занимается своим новым делом. Интересно, где она теперь, как справляется, что чувствует? Ее приезд привел его в сильное смятение, в чем он не хотел признаваться даже самому себе. И дело далеко не только в том, что она потревожила его сердце. К этому он был готов и предпринял все, что было в его силах, чтобы устоять перед бурей эмоций, без которой не обходилась ни одна их встреча.

Не предвидел он другого. Кэрол пробудила в нем тоску по его профессиональному прошлому. Он получил большое удовольствие, помогая ей готовиться к операции; это стало для него словно бодрящим холодным душем. Работа со студентами его никогда так не вдохновляла. Пришлось признаться себе, что в университете едва ли не половина его способностей остается без дела. Если ему потребовалось время, чтобы прийти в себя после поединка с Джеко Вэнсом, то не было никакой необходимости прятаться в академической тени всю оставшуюся жизнь. Наверное, ему был нужен толчок, чтобы осознать это, и он его получил.

Тони всегда боялся этого момента. В глубине души он знал, что когда-нибудь песня сирены напомнит ему о том, что он лучше всего умеет делать, и пробудит от сонного существования, которое он сам несколько лет назад для себя выбрал. Он все делал, чтобы отдалить этот момент. Однако апелляция Джеко Вэнса и возвращение Кэрол Джордан ни следа не оставили от возведенных им защитных сооружений.

Многое переменилось с тех пор, как он покинул передовую линию борьбы с преступностью, и он это сознавал. Потихоньку, шаг за шагом полицейское управление едва ли не полностью отказалось от использования профессиональных психологов в качестве консультантов в сложных расследованиях, связанных с серийными убийцами. Там устали от шумихи. Не все были такими умницами, как Тони; и уж совсем немногие умели держать язык за зубами. Хотя горстку экспертов удалось сохранить и их время от времени призывали для участия в расследовании, полицейские на местах пытались создавать собственные группы психологов, например в Брэмсхилле. Появилось новое поколение офицеров-аналитиков, разбирающихся в психологии и компьютерах. Подобно американским и канадским спецслужбам, англичане тоже решили, что лучше полагаться на своих специалистов, чем призывать иногда весьма спорных профессионалов, то есть клиницистов и ученых, у которых нет опыта работы в криминальной полиции. Итак, у Тони вряд ли имелся шанс обрести место там, где он мог бы самым эффективным образом использовать свой талант, который он не без оснований считал уникальным.

Но, может быть, он все же сумеет отыскать нишу, где ему удастся потренировать свои аналитические способности в поисках людей с полностью нарушенной психикой, которые совершают самые ужасные преступления.

Оставался единственный вопрос: к кому обратиться? Апелляция Вэнса наверняка напомнила многим о существовании некоего Тони Хилла. Наверное, сейчас самый подходящий момент еще сильнее всколыхнуть их воспоминания и убедить, что в некоторых отношениях ему нет равных. Он не только понимает, как работает мозг серийного убийцы, но и принадлежит к тем немногим людям на планете, кому удалось засадить некоторых из этих извращенцев туда, где им следует быть, чтобы они не наделали новых бед.

Попытаться стоило.

*

В Берлине Петра Беккер, придя на работу в понедельник, тоже с самого утра размышляла о серийных убийцах. Ее карьере совсем не помешало бы, если бы именно она сумела доказать, что в Европе действует серийный убийца.

Но сначала надо было отыскать дело, о котором она вспомнила, пока разговаривала с Марийке. С хмурым видом Петра вглядывалась в экран компьютера, и жесткое выражение ее лица было в явном противоречии с веселым изобилием коротких каштановых волос на голове. Лоб пересекали глубокие морщины, и затененные ресницами глаза казались темно-темно-синими. Она отлично помнила, что недавно читала о чем-то похожем, однако тогда материал не показался ей интересным. Ее отделение отвечало за сбор информации об организованной преступности, анализ этой информации и предоставление ее в соответствующие инстанции правоохранительных органов. Европейские границы, благодаря Шенгенскому соглашению, стали открыты для преступников так же, как для законопослушных граждан, и очень часто информация через Европол шла в другие страны. За последние три года Петре пришлось изучить такие разные сферы, как контрафактная продукция, контрабанда наркотиков, мошенничество с кредитными картами и ввоз нелегалов. С убийствами она обычно не сталкивалась, разве что следователи предполагали связь с организованной преступностью. Очевидный способ, с циничной усмешкой думала Петра, сбросить трудное дело, которое хотя бы отдаленно напоминало деяние «мафии», если полицейским не удавалось ни за что зацепиться.

Вот и дело, которое она теперь искала, подпало, вероятно, под категорию гангстерских разборок. Однако, если его отложили в сторону, потому что оно не отвечало нужным параметрам, его наверняка не было в файлах. Скорее всего, его удалили, чтобы оно не замусоривало пространство.

Однако сама Петра была слишком дотошной, чтобы удалять из компьютера любую информацию, касающуюся работы. Никогда не знаешь, в какую минуту может стать важным то, что еще вчера казалось полной чепухой. Поэтому у Петры выработалась привычка делать заметки даже по поводу совершенно безнадежных дел. С этим она всегда могла пойти к следователям и уточнить заинтересовавшие ее детали.

Открыв папку со своими заметками, она просмотрела недавние файлы. За последние семь недель случились четыре убийства. Стрельбу из автомобиля в маленьком городке между Дрезденом и польской границей, а также убийство турка в Штутгарте она отвергла сразу. Мужчина истек кровью, так как убийца отрубил ему обе руки. Петра думала, что это больше похоже на бытовое выяснение отношений, чем на серийное убийство или разборку между профессиональными преступниками, поскольку полицейские не нашли ничего более серьезного, чем просроченная виза.

Оставались два случая. Очень странное убийство в Гейдельберге и распятие известного наркодилера в Гамбурге. В ее записях не было ничего о лобковых волосах, однако ей вспомнилось, что что-то такое было в одном из тех дел. Петра проверила регистрационные номера дел и послала запросы в соответствующие подразделения. Если повезет, ответ она получит уже в конце дня.

Довольная своими успехами, она отправилась пить кофе. Но едва успела положить сахар в кружку, как появилась ее начальница Ханна Плеш.

— Что это ты веселишься? — спросила она.

— А тебе не нравится? — отозвалась Петра, подняв бровь.

— Я хочу, чтобы ты занялась стрельбой возле изолятора на Фризенштрассе.

Плеш нагнулась и нажала кнопку, наливая себе черный кофе. Петра задумчиво помешивала ложкой в кружке.

— Это ведь не наша территория, правильно? Кажется, все пишут, что это убийство по страсти. Убийца — подружка одного из умерших наркоманов, так?

Плеш усмехнулась:

— Это официальная версия. И никуда не годная. Женщина — та, которая стреляла, — числится в нашей картотеке. Ее зовут Марлен Кребс. По оперативным данным, она торговала наркотиками в Митте. Мелкая сошка. Поэтому мы ее не трогали. Но до нас дошли слухи, что она связана с Дарко Кразичем.

— Думаешь, через нее мы выйдем на Радецкого? Хочешь, чтобы я с ней поговорила?

Плеш кивнула:

— Стоит, наверное. По-видимому, она надеется на небольшой срок, считает, что присяжные ее не осудят — женщину, которая, обезумев от горя, отомстила нехорошему торговцу наркотиками, убившему ее возлюбленного. Если мы сумеем убедить ее, что она заблуждается… нажать на нее…

— Она сообщит нам что-нибудь, что мы сможем использовать против Кразича и Радецкого? — Петра пригубила кофе, слегка обожглась и поморщилась.

— Правильно.

— Сделаю. Как только ей станет ясно, кто я такая и что мне известно о ней, полагаю, она предпочтет не доводить дело до суда. Ты дашь мне имеющийся на нее компромат?

— Все на твоем столе.

И Плеш направилась к двери.

— Ой, Ханна, послушай!..

Та остановилась и поглядела через плечо.

— Еще что-то нужно. — Это было утверждение, а не вопрос.

— Еще кто-то. Человек, который бы потолкался в Митте. Нам надо доказать, что умерший от наркотиков парень не был дружком Марлен.

— Это будет нелегко.

— Наверно. Но если мы выйдем на настоящего любовника Марлен, ее связь с мертвым парнем окажется под большим сомнением. Аналогичным образом, если мы сможем выяснить, была ли у погибшего наркомана более или менее постоянная подружка…

Плеш пожала плечами:

— Думаю, стоит попытаться. У Акуленка нет сейчас срочных дел. Дай ему наводку.

У Петры было тревожно на сердце, когда она шла к своему столу. Акуленком в шутку прозвали самого молодого члена группы, во-первых, за его отвращение к крови и, во-вторых, за неумение отступить назад и переоценить факты в свете новой информации. Никому в голову не приходило, что он продержится в группе долго. Сама Петра ни за что не поручила бы ему прочесывать бары и кафе в Митте и искать людей, знакомых с Марлен Кребс. Это значило, что Плеш считает затею Петры пустой тратой времени. И все же Акуленок лучше, чем никто. Да и она сама может подключиться в любой момент, если ей не удастся ничего вытащить из Кребс в обмен на смягчение приговора.

Итак, за дело.

*

Хотя день стоял сырой и прохладный, Кэрол вспотела. Она выполнила первую часть задания без сучка и задоринки, однако это не значило, что ей удастся скоро попасть в свой теплый дом. В восьмом часу явился курьер и принес подробные инструкции. Разорвав конверт, в спешке она едва не порвала бумагу с заданием. Всего один листок был внутри конверта. Кэрол информировали, что она должна к десяти часам прибыть по указанному прежде адресу. Там она получит дальнейшие инструкции.

Первым ее побуждением было приехать вовремя в некий дом в Сток-Ньюингтоне. Но не исключено, что это первая проверка. Возможно, она не должна делать то, что от нее требуют. Кэрол торопливо приняла душ и оделась так, как, по ее представлениям, оделась бы Джанин Джерролд для такого случая. Короткая черная юбка из лайкры, белая рубашка с длинными рукавами и глубоким вырезом, узкий жакетик из кожзаменителя. В сумке, которую Кэрол повесила на плечо, было все для мгновенного преображения: бейсболка, очки-консервы со светлыми стеклами, плотные леггинсы и легкая непромокаемая спортивная ветровка отвратительного линялого голубого цвета. Еще в сумке были баллончик с запрещенным газом CS и металлическая расческа с заостренной ручкой. Память о ее службе в Сифорде. Когда-то она их конфисковала, но так и не сдала. Она не знала, как отреагируют наблюдатели, если придется ими воспользоваться, хотя начальники сами требовали от нее инициативности и естественности в роли наркокурьера. Потом она найдет аргументы в защиту своей позиции.

Решив приехать на место пораньше, в восемь часов Кэрол вышла из своей квартиры. К месту назначения она добиралась кружным путем. Она была уверена, что за ней следят, однако не собиралась никому облегчать работу и воспользовалась преимуществами часа пик. В последний момент выскочив из поезда метро, она проехала назад три станции, прежде чем вышла на улицу и села в автобус.

Когда она свернула на тихую боковую улицу, сзади не было ни души. Однако это вовсе не значило, что за ней не следили. Поднявшись на три ступеньки, она оказалась перед нужной дверью. Дверь была черная от лондонского смога, однако в довольно приличном состоянии. Кэрол нажала на кнопку звонка и стала ждать. Медленно шла секунда за секундой, прежде чем дверь открылась на пару дюймов. Показалось бледное лицо под коротко стриженными черными волосами с остроконечным гребешком.

— Мне нужен Гэри, — сказала Кэрол, точно следуя инструкции.

— А ты кто?

— Подруга Джейсона.

В точности по инструкции.

Дверь распахнулась, и мужчина впустил ее внутрь, стараясь держаться так, чтобы его не было видно с улицы.

— Я Гэри, — сказал он, ведя Кэрол в комнату.

Он был без обуви, в вытертых джинсах и на удивление чистой белой футболке. На окне висели пыльные тюлевые занавески. Бурый, вытертый почти до основы ковер лежал между продавленным диваном и широкоэкранным телевизором с DVD-плеером.

— Садись. — Гэри махнул рукой на диван. Предложение не вызвало у Кэрол энтузиазма. — Я сейчас.

Гэри оставил Кэрол одну. Около плеера лежали диски, и это было единственным отличием этой конуры от комнаты допросов в полицейском участке. Судя по названиям дисков, Гэри предпочитал жестокие триллеры. Сама Кэрол ни на один из них не потратила бы денег, а может быть, и приплатила бы, лишь бы их не видеть.

Не прошло и минуты, как вернулся Гэри с целлофановым пакетом, в котором был белый порошок, в одной руке и с дымящимся косяком в другой.

— Вот товар, — сказал он, подавая Кэрол пакет.

Не задумываясь, Кэрол взяла его и тотчас вспомнила об отпечатках пальцев. Тогда она сделала мысленную пометку: протереть пакет, как только появится возможность. Она не знала, что на самом деле в пакете, и эта мысль не давала ей покоя. Меньше всего на свете ей хотелось попасть в руки ретивого полицейского, не участвующего в операции, и быть уличенной в хранении пятисот грамм кокаина.

— Куда теперь?

Гэри сидел на ручке дивана и глубоко затягивался, а Кэрол тем временем изучала его узкое лицо, составляя, по своему обыкновению, перечень характерных примет. На всякий случай. Тонкий длинный нос, впалые щеки. Глубоко посаженные карие глаза. В левой брови простое серебряное кольцо. Неправильный прикус.

— На Дин-стрит есть кафе-бар, — ответил Гэри. — Называется «Дамокл». Парень будет сидеть за угловым столиком около выхода в туалет. Отдашь ему пакет и возьмешь бабло. Принесешь бабло мне. Ясно?

— Как я узнаю, что это тот парень? Вдруг столик окажется занят?

Гэри сделал круглые глаза:

— Он будет читать журнал «Кью». И он курит «Гитанес». Этого хватит? Или тебе еще размер ноги?

— Было бы легче, если знать, как он выглядит.

— Размечталась.

— Как его зовут?

Гэри усмехнулся, показав ровные желтоватые зубы:

— Ладно, ладно, сама все увидишь. Просто делай свое дело. В два жду тебя обратно.

Кэрол положила наркотики в сумку, между складками леггинсов, и тут же тщательно вытерла тканью пакет. Видел Гэри или нет, ее это не волновало. Не помешает иметь свидетеля своей осмотрительности, если он, как она думала, один из людей Моргана.

— Пока, — проговорила Кэрол, стараясь скрыть свою неприязнь. Наверняка он был таким же, как она, то есть полицейским, который вживается в чужую шкуру ради некоей цели, неизвестной им обоим.

Кэрол вышла на улицу и содрогнулась всем телом под порывом холодного ветра, от которого не спасала легкая одежда. Чтобы побыстрее добраться до Сохо, надо было повернуть налево и идти на улицу, где можно сесть в автобус. Этого от нее и ждут. Кэрол повернула направо и зашагала скорым шагом в другую сторону. Когда она изучала местность, то выяснила, что чуть дальше есть короткая улочка между магазинами, которая выходит на другую сторону Сток-Ньюингтон, и там можно спуститься в подземку. Кэрол решила, что для наблюдателей это станет неожиданностью.

На углу она ускорила шаг, почти побежала, надеясь быть на другом углу, прежде чем наблюдатели опомнятся. Повернув, Кэрол на ходу вытащила из сумки ветровку. Тем временем показался следующий поворот, но тут Кэрол быстро шмыгнула в ворота, натягивая ветровку и скрывая светлые волосы под бейсболкой. Потом она вернулась на улицу, на сей раз как будто прогуливаясь и не имея ни малейшего намерения никуда торопиться.

Дойдя до перекрестка, она оглянулась через плечо и не заметила никого, кроме старика с тележкой из супермаркета, который шел по другой стороне. Но ей-то было известно, что это ничего не значит. Она не могла позволить себе действовать так, словно окончательно избавилась от слежки.

Вот и узкий проход между высокими кирпичными домами, который легко не заметить, если не знать о нем. Почувствовав мощный выброс адреналина, Кэрол свернула в мрачный проулок.

Углубившись в него примерно на треть, она поняла, что совершила непростительную ошибку. Навстречу ей шли двое молодых мужчин. Места было недостаточно, чтобы идти рядом, но они все-таки шли рядом, и Кэрол никак не могла с ними разойтись. Выглядели они как настоящие головорезы. Впрочем, в нынешние времена все молодые люди около двадцати лет выглядят головорезами. Вдруг Кэрол поняла, что как настоящая идиотка пытается вспомнить, когда именно у приличных молодых людей появилась мода выглядеть потенциальными преступниками. Эта парочка словно была сделана по соответствующему лекалу. Бритые затылки, пиджаки из кожзаменителя, надетые на футболки, брюки из хлопчатобумажного твида и ботинки «Док Мартенс». Ничего индивидуального. «Может, в этом и фишка», — думала она, пока они неумолимо приближались.

Кэрол отчаянно хотелось оглянуться, посмотреть, нельзя ли сбежать, но она знала, что этого делать нельзя, если она не хочет показать слабость. Расстояние между ней и молодыми людьми уменьшалось, и она обратила внимание, как изменилась их походка. Теперь они напоминали хищных зверей, присматривающихся к добыче. Кэрол решила, что это часть игры. И это означало, что серьезно они ее не покалечат. Думать иначе было чересчур тревожно. Кэрол слишком привыкла находиться в окружении своих людей, чтобы представить, как легко стать потенциальной жертвой.

Неожиданно они остановились по обе стороны от нее, практически прижав к стене.

— Кто это у нас тут? — проговорил тот, который был повыше, и Кэрол узнала гортанный акцент северного лондонца.

— Как тебя зовут, крошка? — плотоядно глядя на нее, спросил второй.

Кэрол посмотрела в конец улицы. Никого. Значит, их лишь двое.

На мгновение выпустив их из поля своего внимания, Кэрол чуть не поплатилась за это. Высокий схватился за сумку.

— Давай сюда, — потребовал он. — А то побьем.

Кэрол мрачно цеплялась за сумку, привалившись спиной к стене и группируясь. Неожиданно она ударила его ногой под коленную чашечку. Он заорал от боли и ярости, отскочил от нее и выпустил из рук сумку, схватившись за ногу и падая на землю.

— Чертова сука, — негромко проговорил второй, что было страшнее, чем если бы он закричал. Он прыгнул к ней, развернув правую руку для удара. Кэрол присела, и он налетел на стену.

У нее появилось несколько драгоценных секунд, и она вытащила из сумки газовый баллончик. Когда первый парень снова приблизился к ней, она пшикнула ему в лицо газом. Вот теперь он орал, словно попавший в капкан зверь.

В это время его приятель отделился от стены и приготовился ко второй атаке. Но когда он увидел, что она с дикой усмешкой направляет баллончик прямо ему в лицо, то поднял обе руки ладонями вперед в традиционном жесте человека, сдающегося на милость победителя:

— Остынь, сука чертова!

— Уйди с моей дороги! — рявкнула Кэрол.

Он послушно прижался к стене, и Кэрол бочком прошла мимо, ни на секунду не убирая баллончик от его лица. Его приятель все еще кричал, у него по щекам текли слезы и рот кривился от боли. Удаляясь, Кэрол не спускала с них глаз. Тот, который прижимался к стене, теперь обнял другого, и они поплелись в противоположную сторону. От их бравады не осталось и следа. Кэрол позволила себе едва заметно улыбнуться. Если Морган не сумел придумать ничего получше, то она придет к финишу с развевающимися флагами.

Наконец повернувшись спиной к горе-грабителям, Кэрол вышла на оживленную улицу. Трудно было поверить, что всего в нескольких ярдах от толпы пешеходов и покупателей она лицом к лицу столкнулась с настоящей смертельной опасностью. Когда волнение немного утихло, Кэрол получила возможность беспристрастно оценить положение, в котором оказалась. Она была вся в поту под кожаным жакетом и ветровкой, которые не пропускали воздух. Волосы под бейсболкой прилипли к голове. И еще Кэрол отчаянно хотелось есть. Если она собирается выполнить задание, то попросту смешно игнорировать свои физические потребности.

Впереди показалась вывеска «Макдоналдс». Там Кэрол могла перекусить, умыться, снять юбку и надеть леггинсы. Если повезет, то она приведет в порядок волосы под сушилкой. Даже, не исключено, переменит прическу.

Спустя двадцать минут Кэрол вновь появилась на улице. Волосы она аккуратно зачесала назад. Надела очки, которые несколько изменили ее лицо. Жакет застегнула наглухо, спрятав под ним рубашку. Теперь она выглядела иначе, чем женщина, которая позвонила в дверь Гэри, и могла бы ввести в заблуждение кое-кого из наблюдателей. Конечно же, Кэрол понимала, что дурачить их долго не удастся, однако пару секунд она отвоевала.

Она направилась к станции, поглядывая на витрины магазинов и изображая домохозяйку, которая выбирает, что бы купить на обед. Однако, оказавшись на станции, она бегом одолела лестницу, что вела на платформу, и успела на тотчас отошедший поезд. «Молодец я, что заранее сверилась с расписанием», — поздравила она себя и села в углу пыльного вагона. Можно было передохнуть и подумать, что делать дальше.

12

Петра вошла в комнату для сотрудников изолятора временного содержания. Здесь было так же уныло, как во всех подобных местах. Тюлевые занавески несколько затеняли решетки на трех окнах, но уже давно пожелтели от выкуренных тут второсортных сигарет, а стены и пол были такими же серыми, как во всем здании. Здешний персонал попытался как-то оживить помещение с помощью почтовых открыток, постеров и фотографий домашних животных. Несколько чахлых цветков стоически сражались за жизнь в отсутствие солнечного света. Однако из-за них комната казалась еще более унылой.

Здесь никого не было, кроме женщины-полицейского, которая ставила пластиковый ящик с личными вещами арестованной на одну из полок. Она обернулась, когда Петра облокотилась о стойку и кашлянула.

— Петра Беккер из криминальной разведки. Мне надо увидеться с Марлен Кребс. Она ведь еще у вас, верно?

Женщина кивнула:

— Через пару часов она предстанет перед судьей, и потом ее переведут, насколько мне известно. Есть время подождать?

— Мне нужно срочно. Могу я воспользоваться адвокатской комнатой?

Сотрудница выглядела растерянной.

— Поговорите с боссом. Он в кабинете сбора донесений.

— Это в конце тюремного корпуса?

— Да, прямо за комнатой, где снимают отпечатки пальцев. Оставьте оружие.

Петра вынула пистолет из кобуры и заперла его в сейфе для полицейских, после чего направилась в сторону тюремного корпуса, бросив взгляд на электронную систему тревоги, которую полицейские язвительно называли пультом «обслуживания номеров». Ни одна из лампочек не горела, потому что заключенные вели себя пристойно и не сводили с ума здешних полицейских бесконечными вызовами.

Тюремный корпус оказался на удивление современным и чистым. Вместо обычного линолеума тут пол и стены были выложены красной керамической плиткой. Почти все двери были заперты, следовательно, в камерах находились люди. Но несколько дверей оставались открытыми. За ними виднелись маленькие камеры с кроватью и прямоугольной дырой в полу на тот случай, если заключенные, ленясь ходить в сопровождении охранника в туалет, захотят справлять нужду в камере. Такую ошибку многие из них допускали лишь однажды, потому что обязанность приводить камеру в порядок возлагалась на ее обитателей.

Интересно, в какой камере Марлен Кребс и как она чувствует себя в своем новом положении? Хорошо бы она чувствовала себя плохо. Тогда Петре придется намного легче.

Начальника смены она отыскала за компьютером. Она объяснила, зачем пришла, и он попросил ее подождать, пока организует допрос.

— Ей у нас не место, — проворчал он. — Ее должны были сразу препроводить в тюрьму, но так как все произошло у наших дверей, нам приказали держать ее тут.

— Всего двадцать четыре часа. Это максимум, — заметила Петра.

— И двадцать три слишком много для меня. Она все время ноет. То ей подавай адвоката, то веди ее в туалет, то ей хочется пить. Кажется, она думает, что попала в отель, а не в изолятор. Ведет себя так, словно мы должны обращаться с ней как с героиней, а не как с преступницей. — Он встал и направился к двери. — Через несколько минут я пришлю кого-нибудь за вами. А пока взгляните на документы — вон там на подносе.

Большим пальцем он указал на высокую стопку документов.

Свое слово он сдержал. Спустя десять минут Петра уже находилась в адвокатской комнате и смотрела на сидевшую по другую сторону привинченного к полу стола Марлен Кребс, которой можно было дать и тридцать, и сорок лет, хотя из документов Петра уже знала, что ей всего лишь двадцать восемь лет. Волосы, выкрашенные в раздражающе черный цвет, она не причесала после ночи, проведенной в камере. Косметика на лице размазалась — и по той же причине. У Кребс было опухшее лицо и руки много пьющей женщины, да и белки ее светло-зеленых глаз уже покрылись желтоватым налетом. Однако заметная сонная чувственность выдавала в ней женщину, которая нравится мужчинам и знает об этом.

— Марлен, меня зовут Петра Беккер. Я из криминальной разведки.

Петра откинулась на спинку стула и выдержала паузу.

По лицу Кребс ничего нельзя было понять.

— У вас есть сигареты? — спросила она.

Петра достала из кармана полупустую пачку, положила на стол и подтолкнула к сидевшей напротив женщине. Та вытащила сигарету и зажала ее в пухлых губах.

— А зажигалка?

В ее голосе звучали требовательные ноты.

— Сигарета бесплатно. А за огонь придется заплатить.

Кребс со злостью посмотрела на нее:

— Сука.

Петра покачала головой:

— Нехорошее начало.

— А зачем мне это? При чем тут криминальная разведка?

— Поздно ты задаешь этот вопрос, Марлен. Надо было раньше.

Кребс вынула изо рта сигарету и щелкнула по ней, словно сбрасывая пепел.

— Послушайте, я же призналась, что застрелила ублюдка Камаля.

— Да уж, в этом нет оснований сомневаться.

— Но у меня были причины. Он продал моему Дэнни наркоту, которая его убила. Ну, что мне говорить? Я сошла с ума от горя.

Петра медленно покачала головой:

— Марлен, актриса из тебя не получится. А ведь тебе придется долго играть роль перед тем, как предстать перед судьей. Послушай, нам обеим известно, что вся твоя история гроша ломаного не стоит. Почему бы нам не забыть о твоем вранье? И тогда я подумаю, что смогу для тебя сделать.

— Не знаю, о чем это вы. Я же сказала. Камаль убил Дэнни. Я любила Дэнни. Что-то во мне оборвалось, когда я услышала, что Камаля арестовали, и мне захотелось ему отомстить за то, что он забрал у меня Дэнни.

Петра улыбнулась. Это была плотоядная улыбка хищницы, учуявшей запах крови.

— Послушай, Марлен, это проблема номер один. Парни, арестовавшие Камаля, не бродили по окрестностям. Они сразу отправились в ресторан, вытащили его в парадную дверь и посадили в машину. А потом поехали сюда. Я читала рапорт. У тебя не было времени узнать об аресте, а ведь тебе еще надо было раздобыть оружие и явиться сюда как раз вовремя, чтобы пустить ему пулю в голову. — Петра дала Марлен время подумать. — Разве что кто-то шепнул тебе об аресте. Этому кому-то было необходимо убрать Камаля. Вот ты ему и понадобилась. Итак, как ты узнала об аресте Камаля?

— Ничего не скажу.

— И не говори. Но тебе придется меня выслушать, потому что все, что скажу я, будет динамитной шашкой, которая камня на камне не оставит от твоих надежд на смягчение наказания. Марлен, у тебя не получится доиграть свою роль до конца. Твоя история развалится, как только начнется следствие. Знаю, ты думаешь, будто мы не будем заниматься этим делом, потому что оно получится долгим и мучительным, не говоря уж о том, что с улиц исчез наркодилер средней руки. Нет, так не выйдет, потому что мы заинтересованы в раскрытии этого дела, я лично заинтересована. Мне нужны люди, которые стоят над Камалем.

— Это все ни к чему, — упрямо проговорила Марлен. — Как насчет чертовой сигареты?

— Я же сказала. Не бесплатно. Давай, Марлен. Тебе грозит очень долгий срок. Ведь это не было преступлением по страсти. Это было заранее спланированным убийством. И мы соберем доказательства. Ты станешь старухой, прежде чем выйдешь на свободу.

В первый раз в холодном взгляде Марлен промелькнуло что-то человеческое.

— Вы ничего не докажете.

Петра громко рассмеялась:

— Ах, Марлен, только без этого. Я думала, люди, подобные тебе, знают, как мы, полицейские, работаем. Ладно, иногда, когда мы не уверены… Но уж когда мы знаем правду, собрать доказательства — дело плевое. А я знаю, что тебя заставили. И еще я знаю, кто тебя заставил, потому что этим людям было плевать, кто убьет Камаля. Вот только себя они не пожелали подставить. Использовали тебя. Итак, одна дыра в твоей защите уже есть — это время. Следующей будет, как я думаю, ответ на вопрос, где ты взяла оружие.

— Это пистолет Дэнни, — торопливо ответила Марлен. — Он оставил его у меня.

— То есть в десяти минутах езды от ресторана и в добрых двадцати минутах отсюда. Полицейские же доехали сюда из ресторана за тринадцать минут. Ты не могла бы быть тут вовремя, если бы тебе не позвонили, когда полицейские пришли за Камалем. Итак, вторая дыра — пистолет.

Петра взяла пачку сигарет и положила ее обратно в карман.

— Прямо сейчас, — продолжала она, — полицейские опрашивают в Митте всех, кто знаком с тобой и с Дэнни. Держу пари, они не отыщут никого, кто знает о твоей связи с Дэнни. Ну, может быть, одного-двух. И держу пари, эти люди не хуже тебя знают Дарко Кразича.

Кребс явно не осталась равнодушной, когда Петра произнесла имя Кразича. У нее так сильно дрогнул палец, что у сигареты отвалился фильтр. На мгновение зажегся огонь в глазах. Ну вот, подумала Петра, первая трещина есть. Теперь вперед.

— Сдай его, Марлен. Он же тебя сдал. Если ты поговоришь со мной, у тебя есть шанс спасти свою жизнь. Ты увидишь, как растет твоя дочка.

У Марлен потемнели глаза, и Петра поняла, что упустила ее. Из-за дочери? «Ну конечно, — подумала Петра, — девочка у Кразича. Она его страховой полис. Надо найти ее, и только тогда мы сможем расколоть Марлен Кребс». Однако стоило еще раз бросить кости.

— Ты скоро предстанешь перед судьей, но тебя оставят под стражей. Не важно, насколько красноречив твой адвокат, не важно, как сильно он будет напирать на то, что ты не опасна для общества, под залог тебя не отпустят. Я скажу прокурору, что ты, по нашим данным, причастна к организованной преступности. И ты пойдешь в тюрьму, но не в одиночку. Думаешь, мне будет трудно пустить слух, что ты сотрудничаешь с нами? И сколько потребуется времени Дарко Кразичу, чтобы ты никогда и ни с кем больше не говорила? Подумай об этом, Марлен. Сколько ему потребовалось времени, чтобы убрать Камаля? — Петра встала. — Подумай.

Она подошла к двери и постучала, сообщая о том, что допрос окончен. Когда дверь открыли, Петра посмотрела через плечо. Марлен Кребс подалась вперед, нечесаные волосы упали ей на лицо.

— Я еще зайду к тебе, Марлен.

Кребс подняла голову и с ненавистью уставилась на Петру:

— Черт бы тебя подрал.

«Пожалуй, это можно принять за «да», — торжествующе решила Петра, возвращаясь на вахту за своим оружием. Наконец-то под Дарко Кразичем загорелась земля, и на этом огне, вероятно, можно будет поджарить Тадеуша Радецкого.

*

Кэрол всегда любила Сохо за его особую атмосферу. Облик района менялся, но не утрачивал для нее своей притягательности. Здесь Чайнатаун боролся за место с театрами, мужчины в кожаных пиджаках делили тротуары с хитроглазыми сутенерами, медийные гуру сражались за такси с крутыми громилами. Хотя ей самой не приходилось работать на узких, забитых машинами улицах Сохо, она провела здесь много времени, главным образом в питейном клубе на Бик-стрит, одним из основателей которого был ее старый друг-журналист.

Сегодня все было по-другому. Кэрол смотрела на здешний мир другими глазами. Для наркокурьера все было иначе. Любое лицо заставляло насторожиться. Любой подъезд таил угрозу. Ступить на Олд-Комптон-стрит значило войти в опасную зону, следовательно, надо было напрячь до предела все шесть чувств. Интересно, как преступники справляются с такими выбросами адреналина? Всего за одно утро она уже испытала и как сжимается сердце от страха, и как бегают мурашки по спине. Неимоверным усилием воли она сдерживала шаг, делая вид, будто праздно прогуливается по знаменитому Сохо.

Свернув на Дин-стрит, Кэрол внимательно смотрела на всех, кто находился на тротуарах и мостовой, стараясь угадать, не проявляет ли кто-нибудь повышенный интерес к ее персоне. Наверняка ее ждал подвох, но она никак не могла понять, какого он будет рода.

Она увидела впереди, но на другой стороне, «Дамокл», — типичный для Сохо кафе-бар с дизайнерскими стульями, мраморными столиками и экзотическими цветами, которые можно было разглядеть сквозь дымчатое стекло. Кэрол дошла до угла, потом обошла квартал и зашагала по Дин-стрит в обратном направлении.

Она почти поравнялась с ними и только тогда увидела. Ей не приходилось работать с наркотиками, но она знала, какие машины используют полицейские. Эта выглядела как стандартный «форд-мондео», однако ее выдавали две выхлопные трубы. Под капотом там было много чего, гораздо больше, чем в обычном моторе. Да и антенна, торчавшая из заднего окна, подтвердила догадку Кэрол. Сидя за рулем, водитель якобы читал газету, надвинув на лоб бейсболку, которая скрывала верхнюю часть лица.

Где один, там найдутся и другие. Теперь Кэрол лучше понимала, с кем ей предстоит столкнуться, и она, не останавливаясь, пошла дальше. Чуть погодя она увидела вторую машину отдела по борьбе с наркотиками, и в ней водитель тоже читал газету. Напротив кафе «Дамокл» двое мужчин усердно мыли стеклянные витрины газетного киоска. Еще один склонился над мотоциклом, медленными движениями накачивая шину и через каждые две-три секунды проверяя ее.

Две машины. Кэрол поняла, что рядом шесть или восемь полицейских. Она определила пятерых, и это значило, что еще трое ускользнули от ее внимания. Если она — их цель, то они скорее всего уже в кафе. Отлично. Пусть будет так.

Пришло время импровизировать.

Однако Кэрол упустила из виду белый побитый фургон, стоявший позади «мондео» и оборудованный внутри по последнему слову техники. В нем находились Морган, Торсон и Суртис. Они сидели в наушниках на специальных вращающихся сиденьях.

— Это она? — спросила Торсон. — Она здорово замаскировалась, но это она.

— Походка всегда выдает, — отозвался Суртис, протягивая руку за термосом, который предусмотрительно наполнил кофе с молоком в любимом баре на Олд-Комптон-стрит. — Этого, как ни старайся, не изменишь.

Морган внимательно смотрел на монитор.

— Идет к углу. Путает след. Войдет в кафе на обратном пути.

— А она отлично обработала тех ребят, — сказал Суртис, наливая себе кофе и нарочито не предлагая его остальным. Он знал, что у Моргана где-то есть его неизменная бутылка «Сан-Пеллегрино». А с Торсон он вообще не желал делиться.

Когда соблазнительный аромат кофе достиг носа Торсон, она пристально посмотрела на Суртиса. У нее не было привычки готовиться к таким мероприятиям, подобно ублюдку Суртису. И из-за этого она вечно чувствовала себя не в своей тарелке. Наверняка Моргану было об этом известно, и потому он заставлял их работать вместе. Ему всегда нравилось сталкивать людей лбами. Считал, что от этого результаты лучше. Однако Торсон не могла не злиться оттого, что он играет на нервной системе своих сотрудников.

Она вытянула шею, чтобы из-за плеча Моргана посмотреть на монитор.

— Все на месте, объект входит, — услышала она сквозь треск в наушниках. — По моему приказу, не раньше.

Кэрол показалась вновь, и теперь она уверенно шагала к тяжелым, из стекла и металла, дверям «Дамокла». Морган кликнул мышью, и на мониторе сменилась картинка — теперь они видели кафе изнутри. Еще один клик, и картинка раздвоилась. На одной стороне — общий вид кафе. На другой — мужчина, который читал за дальним столиком и курил. Кэрол, войдя в кафе, сразу направилась к барной стойке. Она выбрала стул подальше от входа и поближе к мужчине за столиком. Именно этому мужчине ей было сказано отдать пакет. Однако она ничего не сделала, чтобы привлечь его внимание. Вместо этого произнесла несколько слов, и бармен подал ей стакан с минеральной водой.

— Жаль, мы ничего не слышим, — сказал Суртис.

— Слишком много посторонних шумов, — отозвалась Торсон. — Мы пытались установить прослушку под столом, но мрамор ничего не пропускает.

Кэрол полезла в сумку и вынула пачку сигарет. Одну сигарету она зажала в губах.

— Вроде бы она не курит, — заметила Торсон.

— Не курит, — хмуро произнес Морган. — Что это она задумала?

Кэрол сделала вид, будто что-то ищет в сумке и не находит. Тогда она осмотрелась и остановила взгляд на мужчине за дальним столиком. Она слезла со стула, оставив сумку на стойке, и пошла прямо к нему. Теперь она заслоняла камеру, и наблюдатели не могли видеть, что происходит между ними. Кэрол наклонилась, потом выпрямилась, держа зажженную сигарету между пальцев.

— Что-то слишком много ей понадобилось времени, — сказал Морган, не скрывая беспокойства. — Она не следует сценарию.

— И хорошо, — тихо проговорила Торсон, когда Кэрол вернулась на свое место у стойки. Она отпила воды, поиграла с сигаретой, погасила ее, не докурив и до половины. Потом вновь встала, взяла сумку и зашагала в направлении туалета. Едва она открыла дверь, как поджидавший ее мужчина вскочил на ноги, бросил журнал и поспешил за ней следом.

— Черт! — прошипел Морган. — Там еще одна дверь?

Суртис пожал плечами:

— Понятия не имею. Мэри проверяла кафе.

Торсон залилась алой краской:

— Там аварийный выход. Есть сигнализация…

Она не успела договорить, как раздался рев сирены. В то же мгновение у них заложило уши.

*

Кэрол бежала по узкой улочке, зажатой между высокими домами. Ей не надо было оглядываться, она и так знала, что мужчина следует за ней по пятам, громко стуча ботинками. Они свернули на другую улицу, где было много людей, возвращавшихся в свои конторы после ленча. Кэрол перешла на быстрый шаг, мужчина поравнялся с ней.

— Черт! Ты хочешь моей смерти?

— Я заметила полицейских из наркотдела. Сидят перед кафе в машине, — сказала она, стараясь соответствовать придуманному образу. — Пару месяцев назад они перевернули вверх дном комнату моей подружки. Тогда им ничего не удалось найти, и черт меня побери, если я позволю им захватить меня с товаром. — Они услышали полицейскую сирену. — Надо сворачивать.

— У меня машина на Грик-стрит.

— Они наверняка ее засекли, — нетерпеливо отозвалась Кэрол.

Уворачиваясь от машин, она перебежала на другую сторону, держа путь к дешевому пабу на углу. Толкнула дверь. Внутри все еще было довольно много народу, собравшегося на ленч, и Кэрол стала пробираться вглубь, не выпуская из виду своего спутника. Наконец они оказались между стойкой и задней стеной. Кэрол полезла в сумку:

— У тебя деньги с собой?

Он сунул руку в карман пиджака и вытащил из него конверт размером с двадцатифунтовую банкноту и очень толстый. Руки они держали внизу, стараясь не показывать их любопытным. Кэрол отдала мужчине пакет с наркотиками и взяла конверт с деньгами.

— С тобой неплохо иметь дело, — с усмешкой проговорила Кэрол и сразу же отошла. Поискав женский туалет, она пробралась сквозь толпу и скрылась в кабинке. Там она села на стульчак и, задрожав всем телом, обхватила голову руками. Что они придумали для нее дальше, если это всего лишь проверка?

Понемногу Кэрол успокоилась, у нее восстановилось дыхание и сердце застучало почти нормально. Она встала и задумалась. Переодеваться или не переодеваться? Все-таки надела юбку и бейсболку. Надо попытаться. Осталось лишь вернуться в Сток-Ньюингтон. Это не самое страшное, мрачно подумала Кэрол.

Выйдя на улицу, Кэрол не обнаружила слежки. Она отправилась кружным путем до станции Тоттенхэм-Корт-роуд, все время старательно отгоняя от себя мысли о том, что ее еще ждет впереди. По крайней мере, у нее нет при себе наркотиков. Единственной вещью, которая может вызвать подозрения, оставался газовый баллончик. Пока никто не видел, она сунула его под скамейку. Безответственный поступок, однако Кэрол Джордан больше не была Кэрол Джордан. Она думала как Джанин Джерролд — на все сто процентов.

Через сорок пять минут Кэрол свернула на улицу, с которой началась ее миссия. Вроде ничего не изменилось. Даже смешно, как за несколько часов можно научиться во всем, даже самом обыденном, видеть угрозу. Ладно, конец уже близок. Кэрол набрала полную грудь воздуха и направилась к двери.

На сей раз дверь открыл не Гэри. На пороге стоял громоздкий мужчина с торсом штангиста и коротко стриженными рыжими волосами. От взгляда его выпуклых бледно-голубых глаз Кэрол сделалось не по себе.

— Ну? Что надо? — неприветливо спросил он.

— Мне нужен Гэри, — вся напрягшись, ответила Кэрол.

Этот человек не был похож на полицейского, но не исключено, что ее ждет очередная ловушка. Мужчина поджал губы и крикнул через плечо:

— Гэри, ты ждешь кого-нибудь?

— Да, давай ее сюда, — неразборчиво донеслось из комнаты, в которой Кэрол уже была прежде.

Штангист отступил, широко распахнув дверь. В прихожей не было ничего настораживающего, поэтому Кэрол, подавив сомнения, перешагнула через порог. Мужчина встал за ее спиной и захлопнул дверь.

Очевидно, это был сигнал. Трое мужчин вышли из дверей.

— Полиция, оставайтесь на месте! — крикнул тот, который встретил Кэрол.

— Какого черта? — успела произнести Кэрол, прежде чем все они набросились на нее и потащили в гостиную. Один из мужчин попытался вырвать у нее из рук сумку, но Кэрол вцепилась в нее, старательно изображая негодующую невинность.

— Уберите руки! — орала она.

Ее усадили на диван.

— Имя? — спросил штангист.

— Карен Барстоу, — ответила Кэрол, называя имя, данное ей комиссией.

— Ну что ж, Карен, какие у тебя дела с Гэри?

Она постаралась изобразить удивление:

— Чего вы хотите? Откуда мне знать, кто вы?

Штангист вытащил из кармана спортивных брюк бумажник и слишком быстро помахал перед ее носом удостоверением, чтобы она могла что-нибудь разобрать. Однако удостоверение не было поддельным, это она поняла.

— Довольна?

Она кивнула:

— Я не понимаю. Что тут творится? Зачем я вам понадобилась?

— Не притворяйся невинной овечкой. Нам известно, что ты работаешь на Гэри. Таскаешь для него наркотики. Информация точная.

— Бред собачий. Я пришла, чтобы отдать ему его выигрыш. А о наркотиках мне ничего не известно, — вызывающе проговорила Кэрол. Она бросила ему сумку, в которой уже не было баллончика. — Смотрите. Ну же. Там ничего нет.

Штангист взял сумку и, бесцеремонно вывалив ее содержимое на пол, сразу же схватился за конверт. Не медля ни секунды, открыл его и провел большим пальцем по банкнотам.

— Здесь не меньше пары косых.

— Не знаю. Не считала. Моих отпечатков на деньгах нет. Мне известно лишь то, что моя подруга Линда попросила меня забросить Гэри его выигрыш.

— Видно, были отличные ставки, — произнес один из мужчин, который стоял, привалившись к стене.

— Понятия не имею. Но вам придется поверить, что я ничего не знаю о том, что вы говорите. Я не употребляю наркотиков, тем более не продаю их.

— Кто сказал о продаже? — спросил штангист, засовывая деньги обратно в конверт.

— Продажа, доставка — какая разница? Я не имею с этим ничего общего. Клянусь могилой матери. Я всего лишь принесла Гэри его выигрыш.

Кэрол говорила уверенно. У ее противников ничего не было на нее. Никто не видел, как она передавала наркотики, значит, она чиста.

— Гэри сказал, что сегодня утром послал тебя с пакетом наркотиков к покупателю, — произнес штангист.

— Не знаю, зачем ему это, но он сказал неправду.

Кэрол была почти уверена, что штангист блефует. Она решила твердо держаться своей версии. Пусть предъявят ей что-нибудь конкретное.

— Ты ушла отсюда с наркотиками и должна была вернуться с деньгами. Вот они — деньги.

Она пожала плечами:

— Я же сказала, что он выиграл это на бегах. Мне плевать, что Гэри вам наврал. Я говорю правду, и вам не доказать ничего другого.

— Посмотрим, посмотрим. Вот съездим в участок, там тебя обыщут, потом поглядим, как ты будешь упираться.

Кэрол едва сдержала улыбку. Наконец-то она почувствовала под собой твердую почву. Уж ей ли не знать свои права?

— Никуда я с вами не поеду, пока вы меня не арестуете. А если арестуете, я все равно ничего вам не скажу, пока не придет адвокат.

Штангист оглянулся на коллег. Этого было достаточно. Кэрол поняла, что у них ничего на нее нет. Они врали насчет Гэри, потому что, если бы он сдал ее, они бы не задумываясь ее арестовали. Она встала.

— Ну, и дальше что? Я арестована или могу идти своей дорогой? Кстати, отдайте мне деньги Гэри. Вы не имеете права их забирать.

Кэрол опустилась на корточки и принялась складывать свои вещи обратно в сумку. Прежде чем кто-нибудь успел возразить, дверь открылась и на пороге показался Морган.

— Благодарю вас, господа, — сказал он. — Ценю вашу помощь. Но теперь я сам.

Штангист как будто хотел возразить, однако один из его коллег положил руку ему на плечо. Все четверо, друг за другом, покинули комнату. Однако тот, который стоял, подпирая стену, обернулся на полпути:

— Для справки, сэр, мы не очень довольны тем, как все прошло.

— Запомню, — коротко отозвался Морган. Он подмигнул Кэрол и приложил палец к губам. Наконец они услышали, как захлопнулась входная дверь. Морган улыбнулся. — Ну и разозлили вы отдел по борьбе с наркотиками.

— Я?

— Здесь проходила реальная операция, — сказал Морган, пересекая комнату и усаживаясь на диван. — Они хотели захватить парня, которому вы передали наркотики. Вас же собирались потрясти, а потом дать вам возможность сбежать. К сожалению, вы сыграли не по плану, и ваш приятель скрылся с пакетом, который должен был вечером вернуться к нам.

Кэрол тяжело вздохнула. Как раз чего-то такого она больше всего боялась.

— Прошу прощения, сэр.

Морган пожал плечами:

— Да ладно. Кто-то должен был позаботиться об аварийном выходе. Ну, а вы проявили инициативу, когда вас чуть не приперли к стенке. Действовали, как положено вашей героине. С двумя хулиганами из наших доблестных служб вы тоже вели себя умно и оригинально. Вы все сделали, чтобы уйти от преследования, правильно меняли внешность и переиграли всех до одного. Старший детектив-инспектор Джордан, вы отлично показали себя.

Кэрол выпрямилась:

— Благодарю вас, сэр. Значит, я принята?

По лицу Моргана пробежала тень.

— Ну конечно, место за вами. — Он залез во внутренний карман и вынул карточку. — Завтра утром жду вас в моем кабинете. Тогда получите полную информацию. А сейчас советую поехать домой и сделать все необходимые распоряжения на случай вашего отсутствия. На некоторое время вам придется уехать. И домой вы вернетесь только после того, как выполните задание.

Кэрол нахмурилась:

— Я не еду в Европол?

— Пока нет. — Морган подался вперед, уперевшись локтями в колени. — Кэрол, то назначение, которого вы добивались, у вас в кармане, и теперь вы можете сами распорядиться своим будущим.

От внимания Кэрол не ускользнуло то, что он назвал ее по имени. По опыту она знала, что такое неформальное обращение старшего офицера к младшему по званию офицеру из другой команды означает одно: от него ждут большой услуги.

— А если я не справлюсь?

Морган покачал головой:

— Даже не думайте об этом.

13

На судне всегда хватает работы, тем более ее хватало на сухогрузе «Вильгельмина Розен». У старика был свой уровень, и внук делал все, чтобы его не снижать. Команда наверняка считала его одержимым, но ему было плевать. Что толку владеть одной из самых красивых барж на Рейне, если не содержать ее в лучшем виде? В таком случае можно водить и современные металлические ящики, в которых столько же индивидуальности, сколько в пакете с кукурузными хлопьями.

На вечер он поставил себе задачу: отчистить все медные части на мостике. Он помнил о своих главных планах, однако утром заметил, что медь потускнела, и потому решил провести вечер с тряпками и политурой, чтобы в зародыше подавить свою лень, прежде чем она превратится в привычку.

Неизбежно его мысли унеслись далеко от непосредственной работы, не требовавшей особого внимания. На другой день им предстояло плыть обратно на родной Рейн, где все началось. Замок Хохенштейн, что стоит на крутом берегу выше Бингена, в средние века был владением феодала-разбойника. В течение многих лет «Вильгельмина Розен» проплывала мимо него то в одну, то в другую сторону, а дед даже не смотрел на замок, словно он совсем ничего для него не значил.

Наверное, будь он в каком-нибудь другом месте, не требующем особой сосредоточенности шкипера, дед и не удержался бы. Но тут он не мог позволить себе отвлечься, потому что это место было вечным и суровым экзаменом на шкиперское мастерство — крутые повороты, скалистые берега, неожиданные водовороты и стремительное течение. Теперь легче, потому что прорыли глубокие каналы, и они держат капризную реку под контролем. И все же есть одно место, где турист, побывав однажды, получит больше впечатлений от окружающих красот, чем сотни раз проплывавший мимо шкипер. Внуку никогда не приходило в голову, что его дед упорно не желает смотреть на замок Хохенштейн.

Но теперь он понимал причину его нежелания, потому что сам подпал под неодолимое очарование замка. Однажды вечером он даже отправился к нему, когда они стояли неподалеку. Покупать билет и совершать экскурсию было уже поздно, так что он стоял снаружи причудливо украшенных резьбой главных ворот, в которые его дед вошел шестьдесят лет назад. Как можно смотреть на суровый фасад замка и не чувствовать ужаса, свидетелями которого стали узкие высокие окна? Лишь глядя на замок, он весь покрылся потом, и перед его мысленным взором так ярко и живо встали воспоминания о его собственных мучениях, словно он вновь переживал их. Замок следовало сровнять с землей, а не превращать в аттракцион для туристов. Интересно, хоть один из гидов на туристических судах рассказывает о недавней истории Хохенштейна, навсегда запятнавшей его? Вряд ли. Всем хочется забыть об этой части прошлого. Хочется сделать вид, будто ее вовсе не было. Вот почему никто не заплатил за это. Что ж, тогда он сам заставит ублюдков платить, это уж как пить дать.

Не отрываясь от работы, он как будто заново слышал свой разговор с Генрихом Гольцем. Не разговор, скорее монолог Гольца.

— Нас называли счастливчиками, — сказал он, шныряя слезящимися глазами по сторонам, ни на чем не задерживая взгляд надолго. — Мы выжили.

— Выжили?

— Всем известно о концентрационных лагерях, — продолжал Гольц, словно не услышав вопроса. — Только и разговоров что об издевательствах, чинимых над евреями, цыганами, гомосексуалистами. Но были и другие. О них забыли. Я и твой дедушка тоже оказались забытыми. Это потому, что место, где мы были, называли больницей, а не лагерем. Ты знаешь, что в немецких психиатрических лечебницах в тридцать девятом году было тридцать тысяч пациентов, а в сорок шестом году — всего четыре тысячи? Остальные умерли, благодаря психиатрам и психологам. И это не считая детей всех возрастов, которые были уничтожены во имя расовой чистоты. Была такая больница, где специальной церемонией отметили кремацию десятитысячного душевнобольного пациента. Доктора, медсестры, обслуживающий персонал, администрация — все собрались. И пили бесплатное пиво ради такого случая. Но не надо было быть психом, чтобы умереть в их лапах. Ради чистоты расы они избавлялись от глухих, слепых, инвалидов, умственно отсталых. Достаточно было заикания или заячьей губы, — сказал он, потом помедлил, аккуратно отпил пива и сжался так, как, казалось, невозможно сжаться человеку. — И я, и твой дедушка не были душевно и физически ущербными. Мы не были сумасшедшими. Просто плохо себя вели. Были антисоциальными элементами, как тогда говорили. Я все время шалил. Никогда не слушался матери. Отец умер, а она не умела держать меня в узде. Ну, я и делал, что хотел. Воровал, бросался камнями, дразнил шагавших гусиным шагом солдат. — Он покачал головой. — Мне было всего восемь лет. Что я понимал?.. К нам приехал врач с двумя санитарами в белых халатах и эсэсовских сапогах. Я дрался как тигр, но они были сильнее. Бросили меня в так называемую машину «скорой помощи». Она была больше похожа на полицейскую. Наручниками прицепили меня к стенке, и мы уехали. К концу дня в ней набралось с десяток таких, как я, напуганных до смерти, описавшихся и обкакавшихся детишек. Твой дедушка тоже был там. Мы сидели рядом, и это стало началом нашей дружбы. Благодаря ей мы выжили. Несмотря ни на что, нам удалось сохранить нечто вроде человеческих отношений. — Гольц наконец-то посмотрел в глаза молодому шкиперу. — Это было самое трудное. Не забыть, что ты человек.

— Куда они привезли вас? — спросил новоиспеченный шкипер. Он понимал, что это совсем не важно, но предчувствовал, что история Гольца будет не из приятных. Ему во что бы то ни стало хотелось хотя бы ненадолго прервать рассказ.

— В замок Хохенштейн. Никогда не забуду, как в первый раз увидел его. Стоит только на него посмотреть, и сразу же не знаешь, куда деваться от страха. Огромный замок словно из фильма ужасов. Внутри всегда темно и холодно. Каменные полы, узкие окна и вечно сырые стены. Лежишь ночью, весь дрожа, и думаешь, доживешь ли до рассвета. И никогда не плачешь. Если заплачешь или еще что-нибудь, получишь укол. Тогда умрешь. Мы жили словно в кошмарном сне, от которого нельзя очнуться. Правительство реквизировало замок и превратило его в то, что назвали Институтом подростковой психологии. Понимаешь, им мало было просто убить нас всех, не соответствовавших стандарту. Они хотели использовать нас и живых, и мертвых. У мертвых они вынимали и изучали мозг. А живым тоже потрошили мозги, вот только нам приходилось с этим жить. — Гольц полез во внутренний карман и вынул пачку легких тонких сигар. Вытряхнув одну, он предложил ее юному шкиперу, но тот отказался, помотав головой и сделав соответствующий жест рукой. Гольц снял с сигары обертку и, не торопясь, раскурил. — Знаешь, как ученые ставят опыты над крысами и обезьянами? Вот в замке Хохенштейн они использовали нас вместо крыс и обезьян. — Гольц пыхнул сигарой, не столько затягиваясь дымом, сколько отвлекаясь на нее, чтобы успокоиться. — Мы были смышлеными, я и твой дедушка, сразу все поняли, потому и выжили. Но это был настоящий ад. Они ставили на нас опыты. Неделями не давали нам спать, пока у нас не начинались галлюцинации и мы не забывали свои имена. Приставляли электроды к гениталиям, чтобы посмотреть, как долго мы можем хранить тайны. Девочек насиловали до того и после того, как у них наступала половая зрелость, чтобы достичь некоего эмоционального эффекта. Иногда мальчиков заставляли принимать в этом участие, чтобы знать их реакции. Они вставляли нам в глотки резиновые трубки и вливали воду прямо в легкие. Твой дедушка и я выжили и после этого. Один Бог знает как. Много дней я не мог ничего проглотить, потому что пищевод был одной большой раной. А многие не выжили. Они утонули…Там устраивали показы. Привозили врачей из других больниц, эсэсовцев, представителей местной власти. Специально выбирали какого-нибудь слабоумного, малыша с синдромом Дауна или со спастическим параличом и показывали их аудитории, рассказывая, как нужно их уничтожать на благо нации. На нас смотрели как на балласт. Говорили: «На деньги, которые идут на месячное содержание такого овоща в институте, можно обучить двенадцать солдат»… Сбежать было невозможно. Помню одного парня, его звали Эрнстом, и привезли его вместе с нами. Единственным прегрешением Эрнста было то, что его отца осудили как врага государства за леность. Так вот Эрнст думал, что сумеет всех перехитрить. Он попытался завоевать доверие упорной работой, мыл полы, чистил туалеты, старался быть полезным. Однажды ему удалось выскользнуть из главного здания во двор, и он сбежал. — Гольц содрогнулся. — Конечно же, его поймали. Мы были в столовой, когда его за волосы притащили туда. Потом его раздели догола. Четыре медсестры держали его лицом вниз на столе, а два врача били палками по пяткам и считали удары. Эрнст орал, как ошпарившийся малыш. А они били его, пока не слезла вся кожа и мясо не повисло на костях. Кровь ручьями текла на пол. В конце концов он потерял сознание. Директор института тоже присутствовал и делал заметки о состоянии Эрнста после того или другого количества ударов. Он повернулся к нам и очень спокойно, словно сообщал о десерте, сказал, что мы должны запомнить, как поступят с той частью нашего тела, которая будет неправильно себя вести. — Гольц провел ладонью по лицу и стер выступивший пот со лба. — Знаешь, этот мерзкий садист оставался членом Германского общества психиатров вплоть до своей смерти в семьдесят четвертом году! Никто не хочет признать свою вину перед нами… Слишком много вины, — продолжал он. — Германии было трудно признать, что мы сделали с евреями. Но то, что сделали с нами, еще хуже. Потому что это наши добрые немецкие родители позволили сотворить такое со своими детьми. Они позволили государству забрать нас, и многие даже не возражали. Они верили, когда им говорили, что нас надо отдать государству, так как нам у государства будет лучше. А потом никто не захотел нас слушать. Сказать по правде, я и сам многое забыл. Иначе сошел бы с ума. Хотя раны все еще ноют глубоко внутри.

Наступило долгое молчание.

— Зачем вы рассказали об этом? — спросил юный шкипер, допив свое пиво.

— Потому что я знаю, что твой дедушка тебе ничего не рассказывал. Время от времени мы с ним встречались, выпивали вместе, и он сам говорил, что ты ничего не знаешь. Я думал, что он поступает неправильно. Ты должен был знать, что сделало его таким, каким он был. — Гольц протянул руку и накрыл ладонью руку юноши. — Мне ничего не известно, но полагаю, расти рядом с таким человеком было нелегко. Но тебе надо понять, что если он был недобр с тобой, то только ради твоего блага. Он не хотел, чтобы ты был похож на него, потому что это могло бы закончиться так же печально. Люди, подобные нам, могут понимать умом, что нацисты не вернутся, что никто не сделает с нашими детьми и внуками того, что сделали с нами. Но глубоко в душе мы все еще боимся ублюдков, которым ничего не стоит сотворить зло с людьми, которых мы любим. Эти врачи, не явились же они ниоткуда. Чудовища на одно поколение? Пойми, они не заплатили за то, что сделали. Их жизнь продолжалась, их почитали, они поднимались на так называемые профессиональные вершины, используя свои навыки в обучении следующих поколений. Чудовища есть, просто они лучше прячутся. Или они где-то в других местах. Но ты должен знать, что бы он ни делал с тобой, каким бы жестоким и бессердечным он ни казался, все это было из лучших побуждений. Он старался спасти тебя.

Молодой человек убрал руку. Ему было трудно выносить прикосновение старческой, тонкой, как бумага, кожи. К тому же у него разболелась голова, сначала затылок, а потом словно стальной кулак сжал мозг. Знакомая чернота поднималась внутри, лишая его радости сказать последнее «прости» своему деду. Он не знал, что ему делать с тем, о чем только что узнал, поэтому встреча с несчастным стариком не стала ему помощью и поддержкой.

— Пора идти, — сказал он. — Команда. Меня ждут.

Гольц опустил голову:

— Понимаю.

Весь обратный путь в город они молчали, глядя на бегущую впереди дорогу.

— Высади меня тут, — сказал старик, когда они въехали на окраину города. — Дальше я поеду на автобусе. Не хочу тебя затруднять. — Он полез в карман и вытащил листок бумаги. — Здесь мой адрес и номер телефона. Если захочешь поговорить, звони и приезжай.

Гольц вышел в сгущающиеся вечерние сумерки и пошел прочь, ни разу не оглянувшись. Они оба знали, что виделись в последний раз.

Шкипер потер виски, стараясь выбросить из головы ненужные мысли и вспомнить радость, которую ощутил, когда столкнул старика в воду. Но это не сработало. Тогда он завел старый «форд» и поехал в доки. Он всегда знал, что должна быть причина того, что с ним случилось. Жестокость, одинокое детство, начальное образование — потому что умникам не миновать беды. Все это не могло взяться из ниоткуда. В детстве у него появлялись на этот счет разные мысли, но такого он и вообразить не мог. Теперь ему наконец-то было кого винить в своих несчастьях.

*

Тони подъехал к дому Франсис. Все тут было ладным, все было идеально чистым. Построенный до того, как появилась мода украшать здания, этот дом казался очень простым на вид. Кстати, Франсис, в отличие от своих соседей, твердо уклонялась от всего, что могло бы исказить прямые линии дверей, окон, крыши, сада. Для нее не существовало георгианских окон из бутылочного стекла и входных дверей с разноцветными панелями и лепниной. Никаких окруженных водой клумб, никаких источников, в которые бросают монеты, загадывая желание. Всего лишь аккуратные прямоугольники с розами, обрезанными, сколько возможно. Поначалу Тони нравилась эта простота, контрастировавшая с сумбуром его собственной жизни.

Однако теперь ему стало ясно, почему для себя он выбрал старый дом, в котором ни одна стена не была вертикальной, а в саду не хватало места из-за разросшейся герани и постоянно цветущего кустарника. Когда он узнал Франсис получше, то вспомнил, что люди, столь любящие внешний порядок, обычно ограничивают и регламентируют свою внутреннюю жизнь из страха, как бы она не превратилась в неуправляемый хаос.

А ему иногда отчаянно требовался хаос.

Этим вечером им предстояло сыграть в бридж с приятелями из Купара, и Тони знал, что Франсис уже готовит ужин, чтобы сразу после его прихода накрыть на стол и не беспокоиться, как бы не опоздать. Но ему нестерпимо хотелось поговорить с Кэрол и узнать, как прошло испытание, ведь позже у него не будет возможности позвонить. Еще в университете он набрал номер ее телефона, но не застал дома. И хотя вся дорога заняла всего минут десять, он решил, что стоит попробовать еще раз.

Набрал номер и стал ждать. Услышал три гудка, потом включился автоответчик, и Тони сказал:

— Привет, Кэрол. Это Тони. Я всего лишь хотел узнать, как…

— Тони? Я только что вошла. Подожди.

Тони было слышно, как Кэрол выключила автоответчик, потом в трубке вновь зазвучал ее голос:

— Хорошо, что ты позвонил.

— Считай это профессиональным любопытством. Мне интересно, как все прошло.

— Я собиралась послать тебе имейл, но по телефону лучше.

Даже за несколько сотен миль он слышал радость в ее голосе.

— Похоже, ты победила. Как это было?

Она заразительно засмеялась, и Тони расплылся в улыбке.

— Полагаю, все зависит от точки зрения.

— Так начни со своей точки зрения.

— Все отлично. Были один-два момента, когда мне показалось, что я приперта к стене, но ни разу не возникло ощущения, будто от меня ускользает контроль над ситуацией. Мы здорово с тобой поработали, и я чувствовала в себе силы справиться с чем угодно. Вот и справилась.

— Я рад за тебя. Для кого же сегодняшний день не прошел на «отлично»?

— О боже, — простонала Кэрол. — Сегодня я номер один в списке врагов отдела по борьбе с наркотиками.

— Почему? Что случилось?

Кэрол со смехом рассказала Тони о поражении своих противников.

— Знаю, меня нужно убить, но сегодня я слишком довольна собой.

— Не могу поверить, что они так недооценили тебя, — отозвался Тони. — Должны же они были понимать, что тебе хватит ума обнаружить слежку. Ты же не первый день работаешь. Итак, нетрудно сообразить, что ты ускользнула от всех. Что еще было? — Он устроился поудобнее в кресле и стал слушать Кэрол. Наконец она завершила рассказ. — Эй, ты должна гордиться собой. Всего один день на улице, а ты уже думаешь как добыча, а не как охотница. Я потрясен.

— Без тебя ничего бы не вышло.

Он улыбнулся:

— Не представляешь, какое удовольствие я получил, вновь почувствовав себя в игре, пусть даже в качестве помощника. Моя жизнь сейчас на редкость предсказуема, и было здорово вновь поработать с тобой. Было даже лучше, чем прежде, потому что на сей раз под угрозой не была ничья жизнь.

— Может быть, подумаешь о том, чтобы вернуться в упряжку?

Тони вздохнул:

— Сегодня у вас нет места для таких людей, как я.

— Не нужно на передовую. Ты мог бы учить молодых. Подумай, Тони. Если Министерство внутренних дел не даст тебе шанс, попробуй в Европе. Полицейские в Европоле ничего не умеют, им еще учиться и учиться психологическому портрету. Там должно найтись место для такого талантливого человека, как ты, — настойчиво проговорила Кэрол.

— Ладно, там посмотрим. Ну, они подтвердили, что ты получила свое место?

— Да. Подтвердили. Но я еще ничего не знаю. Завтра все выяснится. Правда, звучит неплохо: если я хорошо сыграю, то мне все карты в руки. Кажется, я поймала свою удачу.

У Тони поползли мурашки по спине. Раз они дали Кэрол такое щедрое обещание, значит, работа ей предстояла опасная. Сладкая оболочка обычно покрывает горькое лекарство.

— Здорово.

Его взгляд упал на часы на приборной доске. Времени оставалось ровно столько, чтобы поесть перед отъездом в Купар.

— Послушай, Кэрол, мне пора. Но обещай, что позвонишь, как только узнаешь, чего конкретно от тебя хотят. Это не потому, что я сомневаюсь в твоих возможностях. Просто… Похоже, тебе понадобится поддержка, а ты наверняка будешь в таких условиях, что получить помощь будет непросто. Просто я хочу, чтоб ты знала: если я тебе понадоблюсь, то сделаю все от меня зависящее. Можешь на меня рассчитывать.

Кэрол ответила не сразу.

— Ты даже не представляешь, как много это для меня значит. Спасибо. Я буду держать тебя в курсе.

— Береги себя.

— Ты тоже. Спасибо, что позвонил.

Тони выключил телефон, положил трубку в карман и открыл дверцу машины. Войдя в дом, он уловил восхитительный аромат помидоров и мясного соуса, а проходя мимо открытой двери в гостиную, услышал голос Франсис:

— Я здесь.

Тони вошел в темную комнату. Разглядеть лица Франсис он не мог, но сразу увидел, что она стоит у окна.

— Я услышала, как ты подъехал, и не могла понять, почему тебя нет и нет. Поэтому выглянула в окно. Хотела убедиться, что ты в порядке.

— Мне позвонили.

— Тебя долго не было.

Он не видел ее лица, но что-то было такое в ее голосе, отчего у него все перевернулось внутри.

— Извини. Надеюсь, ужин не сгорел.

— Я бы этого не допустила. — Франсис прямо посмотрела на него. — Ты говорил с Кэрол?

— Почему ты так подумала?

Не успел Тони это произнести, как понял, что сделал промашку. Но это было профессиональное. На вопрос надо отвечать вопросом, чтобы не упустить власть над допрашиваемым. Однако еще сработал инстинкт, ведь Тони было что скрывать. Иначе он сказал бы: «Да, с Кэрол. Она очень рада, потому что получила работу, которую хотела получить». Там, где речь шла о Кэрол Джордан, Тони всегда чувствовал себя виноватым.

— Она — единственная, с кем ты не хочешь говорить в моем присутствии.

Тони покраснел:

— Что это значит?

— Это значит — тебе есть что скрывать.

— Ты не права. Мы говорили о секретном полицейском задании, поэтому я остался в машине.

Франсис фыркнула:

— Думаешь, я тебе верю? Ты говорил в машине, так как знал, что я обо всем догадаюсь.

Тони сделал несколько шагов навстречу Франсис:

— Я тебя не понимаю.

— Не играй со мной в прятки. Ты любишь ее. Господи, мне хватило пяти минут, чтобы это понять.

— Нет, — сказал Тони. — Ты ошибаешься.

— Не ошибаюсь. К тому же я слишком себя уважаю, чтобы лезть в чужие дела.

— Послушай, мы с Кэрол вместе работали, мы были друзьями. Как можно ревновать к женщине, с которой я даже никогда не спал?

— Ну и глупо. Тебе надо было прибегнуть к помощи маленьких синеньких пилюль немножко пораньше. Потому что она очень этого хочет.

Франсис словно залепила Тони пощечину.

— Оставь Кэрол в покое. Что бы ты ни вбила себе в голову, это касается только тебя и меня.

— Тони, беда как раз в том, что не тебя и меня. Есть только ты и Кэрол, разве что я не понимала этого прежде. Ты прятался от меня, делал вид, будто хочешь быть со мной, но тебе нужна не я.

— Франсис, это не так. У нас с Кэрол нет будущего. Есть лишь очень трудное прошлое. И я с тобой, потому что хочу быть с тобой.

Неожиданно Франсис схватила с подоконника хрустальную вазочку и бросила ее в Тони.

— Лживый ублюдок! — крикнула она, когда он увернулся и ваза, стукнувшись о стену, разбилась с громким звоном. — Тони, я не мазохистка. — От ярости у нее перехватило дыхание. — Жизнь чертовски коротка, чтобы растрачивать чувства на мужчину, который всем сердцем любит другую женщину. Так что убирайся.

Тони не мог придумать, что сказать. Его лишь искренне удивило абсолютное безразличие, с каким он отнесся к тому, что подведена черта под его романом с Франсис. Постояв немного, он повернулся и направился к двери.

— Оставь ключи на столике в прихожей! — крикнула ему вслед Франсис.

Тони не остановился. Как ни странно, у него словно тяжесть с плеч свалилась. Он почувствовал облегчение и неожиданный проблеск надежды. Ничего подобного с ним не было уже несколько лет.

14

Иногда Петра жалела, что Марийке ван Хассельт живет так далеко. Вот и нынешним вечером ей очень хотелось бы устроиться в кресле с бутылкой вина и обсудить дневные события с кем-нибудь, кто ничем не рискует, но разбирается в тонкостях полицейской работы. К счастью, Марийке была на связи, и Петра вздохнула с облегчением. Они отправились на личный чат, и Петра сразу же задала интересовавший ее вопрос.

П: ну, как убийство?

М: Много работы и мало толку. Целый день провела в университете, разговаривала с преподавателями и студентами, но не получила ни одной зацепки.

П: зато теперь ты знаешь, что жертву все любили?

М: Многие не любили де Гроота, однако ни у кого нет ни малейшего мотива для убийства. Не будешь же убивать человека за то, что он забраковал твои тезисы или помешал карьерному росту.

П: бог ты мой, до чего же вы, голландцы, цивилизованные…

М: Но хуже всего то, что я не нашла ежедневник. Очевидно, у него был карманный компьютер, и он постоянно носил его с собой.

П: вероятно, убийца взял его, чтобы замести следы.

М: Ты нашла то, о чем вспомнила, когда мы говорили в последний раз?

П: я сузила поиск до двух вероятностей, но ответов еще нет. сама знаешь, как работать с провинциалами, они никогда не торопятся.

М: У нас уж точно нет ничего похожего на убийство де Гроота.

П: значит, ты топчешься на месте? и вскрытие ничего не дало?

М: Дало, но немного. Все как-то бессмысленно. Непонятно, кого искать.

П: нет ничего тяжелее такого дела.

М: Да уж. Ладно, хватит обо мне. Расскажи, как ты провела день.

П: бессмысленно, пыталась опровергнуть ложные показания: женщина утверждает, что была любовницей убитого, а я думаю, что они даже не были знакомы, полагаю, мы получили шанс подобраться к главной фигуре организованной преступности, у этого руки всегда чистенькие, он держится на расстоянии от рискованных операций, и мы не могли его прищучить, а я хочу загнать его в угол, проблема в том, что у нее ребенок, которого, как я подозреваю, этот человек держит при себе, чтобы давить на нее. надо найти ребенка.

М: Есть зацепки?

П: пока нет. если завтра девочка не придет в школу, скажу плеш, что надо объявить ее в розыск как пропавшую без вести, будем действовать так, словно она жертва педофила, мать обезумеет от страха, а тот, у кого находится девочка, занервничает.

М: И совершит с перепугу какую-нибудь глупость.

П: не думаю, что такое дело поручили бы паникеру, если что-то случится с малышкой, они потеряют власть над матерью, более того, сделают из нее мстительную фурию, жаждущую их крови.

М: А она будет в безопасности, если ты найдешь ее ребенка?

П: тогда я и пары евро не дам за ее жизнь, как только малышка окажется у нас, придется перевести ее мать в очень-очень безопасное место.

М: Звучит так, будто ты всерьез взялась за это дело.

П: я хочу заполучить этого парня, даже не представляешь, как хочу, но до меня дошел слух, будто против него готовится какая-то большая операция, как видишь, время не на моей стороне.

М: Будь осторожна. Трудно делать свою работу, когда надо оглядываться на начальство. В таких случаях мы и делаем ошибки. Я права?

П: права, умом я понимаю, что не важно, кто его возьмет, если он больше не будет гулять на свободе, но я алчная.

М: Как будто я не знаю.

П: хочешь утолить мою алчность?

М: Я думала, ты никогда не скажешь…

Петра улыбнулась. Иногда расстояния в самом деле мало что значат.

*

Кабинет Моргана был в точности таким, каким Кэрол могла бы его представить. Небольшая комнатка, выделенная из общего офисного пространства.

Панели из матового стекла, призванные создавать иллюзию уединения, превращены в памятные «доски». На них лепились друг к другу карты, фотографии, листки бумаги — иногда с одним словом или фразой, написанными большими буквами жирным маркером, совершенно скрывая от любопытных глаз обитателя кабинета.

Обычные и картотечные шкафы были до отказа заполнены карточками, документами, справочниками. В море как будто небрежно набросанных бумаг компьютер казался островом с прямыми береговыми линиями. Однако видимый хаос не обманул Кэрол, она понимала, что Моргану хватит секунды, если потребуется найти какой-нибудь документ. В кабинете не было видно личных вещей Моргана: ни фотографий родственников, ни фотографий его самого, обменивающегося рукопожатиями с влиятельными и знаменитыми людьми. Единственное, что выпадало из общей картины, это его пиджак, висевший с внутренней стороны двери. Не на плечиках, а просто на крючке.

Морган встретил Кэрол у лифта и так быстро провел через офис, что у нее осталось лишь впечатление о множестве пустых столов. А те, кто сидел за столами, безразлично поднимали головы, когда она к ним приближалась, и столь же безразлично возвращались к своим компьютерам и телефонам. Морган распахнул дверь своего закутка и, отступив, сказал:

— Дайте мне пять минут. Мне надо кое-что закончить. Вам чай или кофе?

Кэрол просидела в кресле для посетителей пятнадцать минут, прежде чем Морган коленом открыл дверь, неся в обеих руках по кружке.

— Ну вот, — произнес он, ставя одну кружку на стопку бумаг, ближайшую к Кэрол. — Прошу прощения, что задержал вас.

Он обошел стол и подвинул кресло, чтобы компьютер не загораживал от него лицо Кэрол. Маленький кабинетик подчеркивал его собственную массивность. В нем было не меньше шести футов, и его вес соответствовал росту. Но и в свои сорок с лишним лет он не потерял форму. Под рукавами рубашки угадывались накачанные мускулы, да и на животе не было видно удручающих складок. Лицо у него было круглое, плоское, с широко расставленными глазами, что придавало ему простодушный вид, однако не обманывавший Кэрол. Сейчас, когда он улыбался своей посетительнице, вокруг глаз у него появилось много глубоких морщин.

— Отлично поработали, — сказал Морган. — В отделе по борьбе с наркотиками, конечно же, брызгают слюной, но они сами виноваты. Вчера у меня был их начальник, кричал тут, но я ему сказал, что нечего недооценивать противника, особенно если в противниках мой игрок.

— А как насчет того, что наркотик ушел на улицы? — спросила Кэрол, отчасти потому, что не хотела показаться самодовольной, но в основном потому, что хотела напомнить Моргану, что она все еще служит в полиции.

— Иногда приходится чем-то жертвовать. Ради главного. — Морган взял в руки кружку и отпил кофе, тем временем бросив на Кэрол быстрый оценивающий взгляд. — Да и им все же удалось задержать мерзавца по горячим следам. Они понимали, что у него не будет времени распродать наркотик, и через полчаса после того, как я нанес им чувствительный удар, ворвались к нему домой. Он как раз раскладывал порошок, желая получить за него вдвое больше денег. Так что ваша совесть может быть спокойна, старший инспектор Джордан. — Он понимающе усмехнулся. — Приятно видеть, что работа агента не притупила ваши полицейские инстинкты.

Кэрол ничего не сказала. Она взяла кружку и попробовала кофе, который оказался ненамного хуже того, что варила она сама, и в три раза лучше любого, который она пила в полицейских участках. И она еще больше зауважала Моргана.

Протянув руку через стол, он достал папку из-под груды исписанных бумаг. Открыл ее, просмотрел и передал Кэрол.

— Вот, — произнес он, пока она глядела на черную обложку. — Почитайте.

Кэрол открыла папку. С черно-белой, десять на восемь, фотографии на нее смотрел потрясающий красавец. Съемка была не студийная, и Кэрол сразу поняла, что мужчина не видел фотографа. Он стоял в три четверти оборота, глядя на что-то справа от снимавшего и немного хмурясь, отчего между бровями у него пролегла неглубокая морщинка. Блестящие черные волосы до воротника рубашки были зачесаны назад со лба и слегка волнились. Славянские скулы, глубоко посаженные глаза.

Изогнутый нос, как ястребиный клюв. Полные губы немного раздвинуты, и видны сверкающие белизной зубы. Мужчина был словно ограненный бриллиант.

— Тадеуш Радецкий. Тадзио для друзей, — сказал Морган. — Поляк, родился в Париже, учился в Англии и Германии. Большую часть времени живет в роскошных апартаментах в Берлине. Его бабушка вроде бы графиня. Голубая кровь. Однако отец был игроком и все просадил. Тадеуш бросил университет, чтобы стать, скажем так, антрепренером. По документам он владелец весьма доходной сети видеопроката в Германии. Объявился сразу после падения Берлинской стены и сделал ставку на жителей Восточной Германии, которые мечтали о голливудской культуре.

Кэрол молчала и ждала. Она знала, что главное ждет ее впереди, к тому же никогда не считала нужным задавать вопросы, лишь бы насладиться звуками собственного голоса. Морган откинулся на спинку кресла и сцепил руки на затылке.

— Естественно, это не вся история. Наш приятель Тадзио быстро сообразил, что, нарушая закон, можно сделать куда больше денег, чем не нарушая его. С помощью семейных связей он наладил небольшую торговлю оружием, в котором нуждались военные диктаторы бывшей Югославии, никак не оставлявшие планов поделить страну. У него были контакты в бывшем Советском Союзе, откуда вывозили оружие, вот так он стал посредником. Свои руки он ни разу не запачкал. Все было отлично. Он срывал куш за кушем. Потом у него появился помощник, его правая рука — беспощадный серб по имени Дарко Кразич.

— Часть прибылей от оружия, — продолжал Морган, — Тадзио и Дарко пустили на то, чтобы создать серьезную «крышу», и занялись наркотиками. При этом они стараются быть подальше от улиц, чтобы, не дай бог, не запачкаться, но в то же время не упускают свою выгоду. За последние несколько лет они захватили львиную часть рынка тяжелых наркотиков в Центральной Германии, некоторые международные рынки и поставки героина по воде в Великобританию. Они остаются наверху, потому что у Дарко репутация бессердечного ублюдка. Тот, кто его обманывает, умирает. И не самым легким способом.

Морган выпрямился и сделал знак Кэрол, чтобы она перевернула страницу. На следующей фотографии был грузовой контейнер с открытой дверью. В проеме виднелись несколько сваленных в кучу трупов.

— Помните?

Кэрол кивнула:

— Восемь иракских курдов, найденных мертвыми в Феликстоу. Летом, кажется.

— Правильно. Произошла задержка грузового парома по другую сторону Ла-Манша, и бедняги буквально зажарились заживо после того, как кончился кислород. Жертвы последнего смелого предприятия Тадеуша Радецкого. Еще вопрос, что хуже — его бизнес с наркотиками или с нелегалами. Однако нас интересует не количество наркоманов, которых он поставил нашим немецким коллегам. Нам необходимо положить конец ввозу в нашу страну нелегальных иммигрантов, о количестве которых мы можем только догадываться.

Кэрол взялась за страницу, чтобы перевернуть ее.

— Не спешите, — непререкаемым тоном произнес Морган.

Кэрол опустила руку.

— Он большой босс? — спросила она.

— Один из самых больших. Сначала он сделал капитал. Потом создал инфраструктуру. Если даешь взятки чиновникам, чтобы они закрывали глаза на наркотики, то можно прибавить немножко и заниматься перевозкой нелегалов. Он доставляет их из Китая, с Ближнего Востока, с Балкан, из Афганистана. Пока у этих людей есть деньги или наркотики, чтобы платить, он готов везти их куда угодно. А большинство хочет к нам.

— Что с ними происходит, когда они добираются сюда? Он внедряет их в свою структуру? Или отпускает, предоставляя собственной судьбе?

Морган усмехнулся:

— Хороший вопрос. Мы думаем, это зависит от того, сколько у них денег. Если они платят, то получают документы, и их даже устраивают на работу. Но если денег нет, они присоединяются к другим страждущим.

— Наверно, с моей стороны наивно спрашивать, почему немецкая полиция не арестовывает Радецкого?

— Причина обычная. Недостаточно улик. Как я уже сказал, он сохраняет дистанцию. Между ним и его нелегальным бизнесом огненная стена. Да и сеть видеомагазинов отлично отмывает деньги. Так что у него законный источник доходов, и он ведет очень дорогой образ жизни. Немцы создали подразделение, которое уже давно пытается положить конец империи Радецкого, однако у них ничего не получается. Лишь очень немногим известно о реальной деятельности Кразича и Радецкого, но эти люди слишком запуганы, чтобы дать показания. Посмотрите на следующую фотографию.

Кэрол повиновалась и увидела труп мужчины на каменных ступенях. У него было снесено полголовы. Зрелище не из приятных.

— Это один из тех, кто, по мнению немцев, мог вывести их на Радецкого. Два дня назад его арестовали на том основании, что он поставлял героин, отправивший на другой свет двенадцать несчастных наркоманов. А ему взяли и выбили мозги прямо перед дверью полицейского изолятора временного содержания. Эти ребята ничего не боятся.

Кэрол ощутила одновременно страх и возбуждение, как всегда в преддверии охоты. У нее не было ни малейшего представления о том, что приготовил для нее Морган, но в любом случае ей явно предстояло участие в большой игре.

— Что я должна делать?

У Моргана неожиданно появился странный интерес к кофейному осадку на дне кружки.

— У Радецкого была любовница. Катерина Баслер. Они прожили вместе четыре года. Если у него и было слабое место, так это Катерина. — Морган посмотрел в глаза Кэрол. — Судя по всему, Радецкий был от нее без ума.

— Был?

— Два месяца назад Катерина погибла в автомобильной катастрофе. Радецкий не находил себе места. Насколько нам известно, он и теперь еще не очень-то оправился. А сразу после ее смерти совсем сошел с катушек. Заперся в своих великолепных апартаментах и обо всех делах предоставил заботиться Кразичу. Теперь он как будто возвращается. И вот тут наступает ваша очередь. Смотрите следующую фотографию.

Кэрол послушно перевернула страницу. И кожа у нее на руках тотчас покрылась мурашками, потому что она как будто смотрелась в зеркало. Если бы не длинные волосы у запечатленной на фотографии женщины, они могли бы сойти за одного человека. Ничего неприятнее, чем встретиться с двойником в полицейском досье, Кэрол и представить не могла. Руки у нее стали липкими и холодными, пока она старалась привести в порядок дыхание. Она осторожно выдохнула воздух, словно это могло развеять видение.

— Господи, — проговорила она, не желая мириться с тем, что поставлена под сомнение ее уникальность.

— Жуть, да?

Кэрол внимательнее вгляделась в изображение. Теперь она заметила различия. У Катерины глаза были темнее. И рот другой. У Кэрол помассивнее подбородок. Однако первое впечатление абсолютного сходства не выходило из памяти.

— Страшно подумать, что по земле ходит кто-то с таким же, как у тебя, лицом. Удивительное сходство.

— Иногда случается, — отозвался Морган. — Представляете, как я был поражен, когда, перелистывая ваше дело, увидел то же лицо? Вот тогда-то и появилась идея нашей операции.

Еще не придя в себя, Кэрол покачала головой:

— Она могла бы быть моей сестрой.

Улыбка Моргана напомнила Кэрол львиный оскал.

— Будем надеяться, Тадеуш Радецкий подумает о том же.

15

«Вильгельмина Розен» прокладывала себе путь в темных водах. Однако здесь не было заторов, не было сложных мест, поэтому за штурвалом стоял Гюнтер, давая шкиперу возможность поработать с документами в своей каюте. Его внимания уже давно дожидались счета за погрузку и отгрузку, расписки за горючее, ведомости. Но у него все не хватало времени сосредоточиться на них.

Рассказ Генриха Гольца не столько отвечал на вопросы, сколько ставил их. Наверное, команда считала своего шкипера недалеким и прямолинейным, ведь он никогда и никому не рассказывал, что происходило у него в голове. Он жил сам по себе, лишая себя человеческого общения. И единственное, что помогало ему отбиваться от завладевавшей им тьмы, было чтение, хотя дед пытался отказать ему даже в этом. Еще мальчишкой он тайно приносил на баржу книги в мятых обложках, купленные на распродажах или в рыночных киосках, и жадно поглощал их по ночам в своем крошечном закутке на носу — приключенческие романы, биографии, детективы, — а потом выкидывал за борт, чтобы старик случайно не нашел какую-нибудь из книг и не пропесочил внука за напрасно потраченное время. Но книги научили мальчика смотреть в глубь вещей.

Итак, тайна замка Хохенштейн стала ключом, которым он открыл запертую дверь в свое прошлое. Ему пришлось побродить по коридорам и комнатам, прежде чем он понял, что внутри. Но некоторые комнаты так и остались погруженными во тьму, потому что не было никакой возможности осветить их. Например, что представляла собой его бабушка. Она умерла еще до его рождения, и он понятия не имел, то ли она разжигала садизм в своем муже, то ли своей любовью усмиряла его в гневе, пока была жива. Кто знает.

И ему почти ничего не удалось узнать и о своей матери. Несколько раз дед упоминал о ней как о шлюхе или проститутке, опоганившей родной порог. Среди вещей деда не нашлось даже ее фотографии. Не исключено, что он сотни раз, не узнавая, проходил мимо нее на улице. Ему нравилось думать, будто его ненависть когда-нибудь поможет ему, но он отлично понимал, что принимает желаемое за действительное.

Из свидетельства о рождении он узнал немного. Мать звали Инге. Ей было девятнадцать лет, когда он родился, и работала она секретаршей. На месте фамилии отца стоял прочерк. То ли она не знала, кто отец, то ли у нее имелись причины хранить молчание. Возможно, он был женат. Возможно, был полным идиотом, с которым она не хотела связать себя на всю жизнь. Возможно, она пыталась защитить его от гнева своего отца. Все возможно, ведь кто знает, какой была Инге и не издевался ли ее отец над ней так же, как издевался над внуком. Но сын презирал ее за то, что она бросила его на произвол судьбы, от которой сама сбежала.

После похорон старика он спросил у моряков, что им известно о его матери. Пока старик был жив, они и рот открыть не смели, а когда его не стало, Гюнтер рассказал то немногое, что знал сам.

Инге растили в строгости. Ее мать держала девочку при себе, старательно вылепливая из нее правильную немку. Но когда она умерла, Инге не упустила своего шанса. Едва отец переступал порог, она становилась скромницей, подавала еду, мыла, чистила, скребла дом, одевалась невзрачно и открывала рот, только отвечая на вопросы старика. Однако стоило «Вильгельмине Розен» скрыться из виду, и все сразу менялось.

Гюнтер слышал от моряков, что Инге постоянно видели в портовых барах, где она пила с молодыми парнями до самого утра. Естественно, у нее были любовники и репутация веселой девчонки, если не шлюхи.

Наверное, она знала, что искушает судьбу. У моряков свой особый мир и сильное чувство принадлежности к этому миру, так что раньше или позже слухи о ее поведении должны были дойти до ушей отца. Но прежде чем это случилось, она забеременела. Теперь, когда молодой шкипер задумался об этом, он не мог понять, почему она не избавилась от него. В середине семидесятых не так уж трудно было сделать аборт в Гамбурге. Значит, она очень хотела родить ребенка, если решилась его выносить, несмотря на такого отца.

Судя по словам Гюнтера, месяцев пять-шесть ей удавалось скрывать беременность под свободными свитерами. Когда же отец догадался, он едва не онемел от ярости. Несколько недель на барже было черт знает что. Старик на всех бросался, и команда старалась не попадаться ему на глаза. Внук отлично представлял, как это могло быть, и радовался, что хоть тогда не испытал на себе жестокого нрава деда.

Несколько месяцев прошли в мрачном молчании. А потом, однажды утром, после трехдневного пребывания в Гамбурге, старик приехал на пристань в нагруженной машине. Моряки с открытыми ртами смотрели, как он, не показывая своих чувств, выгружает детскую кроватку с двумя наборами постельных принадлежностей, несколько коробок с детской одеждой и ящик с бутылочками, детскими смесями и всем прочим. В последнюю очередь старик вкатил по трапу коляску.

Никому не хватило смелости спросить старика, что сталось с Инге, и баржа снялась со стоянки прежде, чем до них дошли слухи. Однако, когда они в следующий раз прибыли домой, Гюнтер обошел несколько баров, чтобы послушать сплетни. Как он и подозревал, старик вернулся домой и обнаружил Инге уже с малышом. Он выгнал ее из дома, вышвырнул следом ее вещи, поменял замок и взялся растить ребенка самолично.

Насколько известно, Инге покинула город. Один из ее приятелей работал на круизном судне, и он нашел ей место официантки. Когда же корабль вернулся в Гамбург, Инге на нем уже не было. Она уволилась в Бергене и, не оставив адреса, скрылась в норвежской ночи. Это было последнее, что о ней слышали в Гамбурге, насколько было известно Гюнтеру.

Молодой шкипер без особых эмоций поразмышлял о том, что могло случиться с ней. Даже ребенком он не грезил об избавлении. Тем более ему не приходило в голову представлять, как его мать в мехах и бриллиантах объявится на барже, чтобы забрать его из ада и поселить в роскоши.

Став взрослым, он думал о том, что, скорее всего, она в конце концов сделалась проституткой — в прямом смысле или в переносном, то есть став женой мужчины, способного ее содержать. Второго она явно не заслуживала.

Однако рассказ Генриха Гольца убедил молодого человека в том, что злиться на мать или деда бессмысленно. С таким же успехом можно было бы винить в чьей-то смерти пулю или ружье. Не дед нажал на спусковой крючок, метя в его жизнь. Это психологи, считающие, что имеют законное право ставить опыты над людьми.

А теперь все делали вид, словно их преступления остались в нацистском прошлом. Как бы не так. Молодой шкипер провел собственное расследование. Из своего детского опыта он знал, что нет смысла мстить всем подряд. Сначала надо выявить врага и изучить его сильные и слабые стороны. После похорон он взял за правило читать все, что только мог найти, по теории и практике психоанализа. Поначалу это было все равно что читать на иностранном языке. Но он читал и перечитывал, пока слова не начинали двоиться в глазах и не появлялась боль в висках, хотя и тогда он не сдавался. И вот теперь у него есть возможность обернуть против них их собственное оружие. Он может завернуть свои идеи в их тайный язык. Кто поверит, что простому шкиперу дано проникнуть в их мир?

Ему было известно, что людей до сих пор используют как подопытных кроликов. До сих пор лезут им в головы и калечат их, прикрываясь профессиональной научной любознательностью. Даже как будто желая помочь, делают только хуже. Пока такие «ученые» существуют, его судьба не уникальна. И других несчастных будут уродовать, как изуродовали его. Задача ясна. Он должен подать сигнал, который нельзя оставить без внимания.

Одного-двух недостаточно. Надо, чтобы убыль стала заметной. Он выбирал свои жертвы, педантично прочитывая статьи, опубликованные в журналах по экспериментальной психиатрии. Его интересовали лишь те авторы, в которых он видел законных наследников собственных преследователей — естественно, немцев и сотрудничавших с ними французов, бельгийцев, австрийцев и голландцев. Он не обращал внимания на тех, кто работал с животными, и выискивал лишь чудовищных ублюдков, которые не только использовали людей ради собственной карьеры, но и хвастались этим в печати. Отвратительно было читать, как они подробно рассказывали о своих манипуляциях, когда вторгались в сознание пациентов и меняли их поведение. Таких оказалось на удивление немного, однако, скорее всего, далеко не все имели глупость выставлять напоказ свое жестокое обращение с людьми. Пришлось повозиться, но в конце концов получился список из двадцати имен. Первым делом молодой человек решил покарать тех, кто жил недалеко от его обычного водного маршрута, а впоследствии продолжить кампанию и в других местах.

Надо было блюсти осторожность и заранее планировать каждый шаг с тщательностью военной операции. Пока же все складывалось отлично.

Он посмотрел в иллюминатор на коричневую воду. Скоро Бремен. Что ж, кувшин ждет.

*

Петра Беккер чувствовала себя как кошка, у которой любитель животных отнял мышь. Еще один день прошел в бесплодных попытках доказать самооговор. Удалось разыскать мужчину, с которым спала Марлен Кребс, однако от него не добились ничего существенного. «Марлен — вольная пташка», — сказал он, пожав плечами. Конечно, он слышал о Дэнни, но для него это не имело значения, поскольку с ним она всегда занималась безопасным сексом. «От наркоманов не жди ничего хорошего», — самодовольно прибавил он.

Подружка Дэнни понятия не имела о его связи с Марлен, но они жили порознь, так что сказать наверняка, где он проводил те вечера, когда не был с ней, она не могла.

Зато Петра и Акуленок нашли трех человек, подтвердивших связь Марлен и Дэнни. Детективы из криминальной полиции были удовлетворены этим, а Петра насторожилась. Один из трех привлекался за мелкие правонарушения, другой работал в видеосалоне Радецкого. А третий столько задолжал местному ростовщику, что признался бы в связи с лордом-канцлером, лишь бы ему заплатили. Петра не поверила ни одному из них. Однако она не могла опровергнуть показания Марлен, которых та продолжала держаться.

В свой кабинет Петра вернулась с твердой решимостью перейти ко второй части операции. От своих обычных источников она не получила никакой информации о том, где находится дочь Марлен. Удалось лишь выяснить, что Таню в день убийства увезли после школы в большом черном «мерседесе». Никто не обратил внимания ни на водителя, ни на номер автомобиля. Теперь девочка уже могла быть где угодно. Если учесть связи Радецкого, то ее вполне могли вывезти из Германии.

И все же стоило попытаться. Она отправилась к Ханне Плеш в кабинет и изложила свой план. Плеш хмуро выслушала ее. Потом покачала головой, украшенной рыжевато-золотистыми волосами:

— Слишком рискованно.

— Другого выхода нет. Если мы объявим, что девочка пропала, то сможем ее искать. Кто-то наверняка ее видел, где бы она ни была. Или заметил что-то подозрительное. Нам обязательно надо найти девочку, иначе Марлен ни за что не скажет правду.

— А что, если они решат обрезать концы и убьют ребенка? Что мы сообщим журналистам в этом случае? Думаешь, Кребс будет откровенна с тобой, если решит, что ты виновата в смерти ее дочери?

Плеш смотрела на Петру во все глаза. Она была не меньше Петры уверена в своей правоте.

— У нас нет выбора, — упрямо повторила Петра.

— Это ни к чему не приведет. Признай, что твой план тупиковый. Но мы будем работать, вот только я не позволю тебе подвергать опасности жизнь ребенка.

— Девочка и без того в опасности.

— Кребс это знает. И еще она знает, что должна делать ради жизни своей дочери. Этого не изменить. Петра, забудь о девочке. Найдутся другие возможности.

Петра пристально смотрела на свою начальницу:

— Нет, судя по тому, что я слышала.

— То есть?

— Прошел слух, что готовится большая операция против Радецкого. И мы не будем в ней участвовать. Шеф, я много лет потратила на то, чтобы прищучить этого ублюдка, и если это наш последний шанс взять его, то я хочу использовать все возможности.

Плеш отвернулась:

— Это работа не одного человека. Ты не получала священного права на уничтожение организации Радецкого. Не важно, кто его возьмет, если в конце концов он пойдет под суд.

— Значит, слухи верные. Радецким будут заниматься другие.

У Петры вскипела кровь, и ей уже было безразлично то, что она переступает черту. Она сощурилась, и на щеках у нее вспыхнули красные пятна.

— Не наседай на меня, — сказала Плеш, поднимаясь из-за стола. — Иди и занимайся своими делами. Мы еще поговорим об этом, но не теперь. Послушай, Петра, мы так давно с тобой работаем, что ты должна понимать: бывают случаи, когда ты должна просто доверять мне. Не стоит сейчас раскачивать лодку. И идти на риск тоже не стоит. Нет смысла, да и нежелательно. — Она изобразила улыбку. — Кстати, это приказ. Не подвергай опасности ребенка.

Из кабинета начальницы Петра вышла вне себя от ярости, сжимая руки в кулаки, чтобы не сорваться. Лишь позже, когда ее гнев несколько поутих, она смогла проанализировать слова Плеш. Та, хотя и не впрямую, подтвердила слухи о большой операции. И, кажется, в ней найдется место для Петры, если она будет вести себя как надо. Это не обещание, однако Петра несколько примирилась с тем, что Плеш отвергла ее план.

Усевшись поудобнее в кресле, Петра открыла свою почту в компьютере. Не то чтобы она чего-то ждала, но это было лучше, чем смотреть на стену. Когда она проглядела перечень новых сообщений, лишь одно привлекло ее внимание — ответ на ее запрос из Гейдельберга. Помня, как все неудачно складывалось в последние два дня, Петра не дала воли своему нетерпению, но все же открыла сообщение. Она пробежала взглядом текст, отмечая важные детали:

«Вальтер Нойманн, 47. Профессор психологии в Гейдельбергском университете».

На радаре в голове Петры появился сигнал. Еще один ученый, еще один психолог. Это было многообещающе. Три недели назад студент нашел его в его квартире недалеко от кампуса. Компьютер валялся на полу, а сам он, привязанный, лежал на спине на письменном столе. Подробности совпадали с тем, что писала Марийке об убийстве Гроота в Лейдене, вплоть до причины смерти (утопления) и срезанных вместе с кожей волос на лобке.

— Эврика, — тихо произнесла она.

По инструкции должны произойти три аналогичных убийства, прежде чем их объявляют серийными, но и два убийства с такими необычными характеристиками не могли быть совпадением. Однако еще больше ее удивило, что каким-то образом это сообщение попало в отделение по борьбе с организованной преступностью. Петра стала читать внимательно и в конце документа обнаружила объяснение этому:

«Предпринятое расследование не выявило личных мотивов. Однако, судя по полученным сведениям, Нойманн был вовлечен в наркобизнес. Насколько стало известно, он сам долгое время употреблял гашиш и амфетамин, а также выяснилось, что ходили слухи, будто он продавал наркотики студентам. Хотя мы не получили неоспоримых улик, подтверждающих его деятельность в качестве наркодилера, возможно, что убийство является результатом его вовлечения в организованную преступность, которая скрывается за наркокультурой. Суммируя вышесказанное, это убийство может быть пока не расшифрованным посланием людям, поддавшимся соблазну нарушить неписаные законы организованной преступности».

— Помпезное дерьмо, — пробормотала Петра, читая заключительный параграф. — Если перевести на нормальный язык, то получается: мы ничего не узнали, поэтому пусть другие этим занимаются

Тем не менее ее впервые обрадовало желание провинциальных коллег «перепоручить» дело другим. Не будь они столь ленивы и некомпетентны, ей бы ни за что не удалось связать убийство в Гейдельберге с убийством в Лейдене, которым занималась Марийке.

Итак, что теперь делать? Между полициями отдельных стран, членов Европейского Союза, эффективного взаимодействия не было. Призвать Интерпол невозможно, так как он подключался, когда речь шла о сборе информации и стратегии взаимодействия полиций, а операции одновременно в нескольких странах — не его компетенция. Если Петра заявит об убийстве официально, это дело потеряется в бюрократических тяжбах между департаментами.

А вот если они с Марийке поработают вместе, обмениваясь информацией и возможными зацепками… После того как у нее отобрали дело Радецкого, Петра жаждала не менее громкого дела. И эти убийства вполне могли стать такими.

Петра щелкнула по значку «ответить».

«Пожалуйста, пришлите полный отчет о вскрытии Вальтера Нойманна. Мы бы предпочли бумажный текст, если это возможно. Срочно и в высшей степени конфиденциально».

Отправив сообщение, Петра откинулась на спинку кресла, и на ее лице появилась едва заметная довольная улыбка. Если Плеш не врет и она действительно будет включена в операцию, связанную с Радецким, что ж, тем лучше. Но если Плеш водит ее за нос, то дело об убийствах станет страховым полисом Петры.

16

Трех дней ей определенно не хватило, размышляла Кэрол, хмуро разглядывая свои наряды. Кое-что подойдет, но большая часть не пригодится. Морган вручил ей такой чек, что у нее брови поползли на лоб, однако покупки наверняка заняли бы больше половины дня. А потом предстояло еще поработать над новым гардеробом, чтобы ни одна вещь не поставила под сомнение ее личность.

Майкл, брат Кэрол, обещал позаботиться о Нельсоне. Он должен был приехать вечером из Брэдфилда, чтобы забрать кота и увезти его в элегантные апартаменты на последнем этаже, в которых они когда-то жили вместе. К счастью, Майкл никогда не задавал ненужных вопросов, например, почему ему надо сидеть с котом, да еще неизвестно сколько времени, в то время как его сестра отправляется бог знает куда. Едва Кэрол сказала, что не может ничего объяснять по соображениям секретности, он тотчас сменил тему.

Единственное, о чем Кэрол жалела, так это о том, что не может открыться Тони. Она знала, как его интуиция может быть полезна для нее, но, самое главное, его поддержка придала бы ей уверенности в своих силах. Однако она не считала для себя возможным доверить секретную информацию телефону или электронной почте. И все же Кэрол после разговора с Морганом позвонила Тони, ненавидя себя за то, что не может удержаться. Она дала понять, что не может положиться на обычные средства связи, и Тони, подобно Майклу, не стал настаивать.

Кэрол перебрала все вешалки и выбранную одежду положила на стоявшую у нее за спиной кровать. Ей было приятно, что можно не брать с собой вещей, которые отражали вкус Кэрол Джордан. От одной мысли, что Кэрол Джордан может иметь что-нибудь, даже на самом примитивном уровне, общее с недавно появившейся Кэролин Джексон, ей становилось не по себе. К тому же Кэрол беспокоило то, что ей подобрали имя и фамилию, почти совпадающие с ее собственными, хотя Морган и объяснил, зачем это нужно: «Мы считаем, что имена должны быть максимально близкими, иначе, не дай бог, вас окликнут, а вы не отзоветесь. Инициалы мы сохраняем по той же причине. Психологи говорят, так легче вживаться в чужой образ и меньше вероятность случайно выдать себя».

Наконец Кэрол покончила с выбором одежды и закрыла дверцы шкафа. Она обошла спальню, коснулась привычных вещей на туалетном столике и книжных полках, словно запоминая их на то время, когда откажется от себя, но захочет с собой соприкоснуться. Она помедлила около трех фотографий в рамках, стоявших на прикроватной тумбочке. На одной Майкл с добродушным, довольным выражением лица обнимал женщину, с которой жил последние два года. На другой родители на своей серебряной свадьбе: мама, не скрывая свою любовь, положила голову на плечо отца; и отец с милой улыбкой, как всегда приподнимавшей уголки его глаз, смотрел прямо в фотоаппарат. И на третьем, моментальном снимке, она сама с Тони и Джоном Брендоном, своим бывшим начальником, на вечеринке в полицейском участке отмечают первое раскрытое ими дело. У всех троих туповатый вид, какой бывает у людей, которые много выпили, но еще не опьянели по-настоящему.

Ее размышления были прерваны неожиданными гудками домофона. Кэрол нахмурилась. Она никого не ждала. Однако прошла через гостиную и взяла трубку:

— Да?

Сквозь помехи она услышала металлический голос:

— Кэрол? Это я. Тони.

Она отвела трубку от уха, глядя на нее так, словно это был незнакомый ей артефакт, а свободной рукой потянулась к кнопке, чтобы открыть входную дверь в подъезде, одновременно пытаясь сообразить, что происходит. Подобно лунатику, она отправилась открывать дверь своей квартиры. Несмотря на отличную звукоизоляцию, она расслышала жалобное подвывание лифта.

Наконец дверь лифта скользнула в сторону, и Кэрол приготовилась к потрясению, которое испытывала каждый раз при виде Тони. В ярком свете его кожа стала цвета древесной золы, и он как будто сделался монохромным бестелесным изображением, но тотчас шагнул вперед и вновь обрел живой человеческий вид. После их последнего свидания он постригся, и еще она обратила внимание, когда Тони приблизился, что он необычно доволен собой.

— Надеюсь, я ни от чего тебя не оторвал?

Кэрол отступила в сторону и махнула рукой.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она, не в силах подавить рвавшийся из горла смех.

Тони вошел в квартиру, ласково взяв Кэрол за локоть и сдержанно целуя ее в щеку.

— Извини за бесцеремонное вторжение, но по телефону ты говорила так, словно тебя следует немного поддержать морально. А насколько я тебя знаю, вряд ли удалось бы чего-нибудь добиться в баре или ресторане. — Он щедрым жестом раскинул руки. — И вот я тут.

— Но… разве тебе не надо быть на работе? Как ты оказался здесь? Когда ты приехал?

Прежде чем Тони успел ответить, появился Нельсон, привлеченный звуками знакомого голоса. Он принялся крутиться у ног Тони, оставляя на синих джинсах черные шерстинки, а Тони мгновенно опустился на корточки, чтобы почесать Нельсона за ушами.

— Привет, Нельсон. Ты, как всегда, очень красив.

Нельсон замурлыкал и прищурился, глядя на Кэрол, словно хотел сказать, что она могла бы поучиться кое-чему у Тони, который тоже смотрел на нее.

— Утром я прилетел на челноке из Эдинбурга. Занятий у меня сегодня нет, вот и подумал, что есть шанс застать тебя дома.

— Дороговатый шанс, — отозвалась Кэрол. — Проще было бы позвонить, сначала хотя бы убедиться, что я буду дома.

Тони встал:

— Иногда мне хочется лезть на стену от прозы жизни.

— А что Франсис об этом думает? — вырвалось у Кэрол, прежде чем она успела прикусить язык.

Едва этот вопрос был произнесен, Тони изменился в лице и на его глаза словно опустились невидимые жалюзи.

— Что бы я ни делал, это больше не имеет к ней отношения, — произнес он тоном, раз и навсегда положившим конец разговорам на эту тему. Словно оделся в броню.

У Кэрол дрогнуло сердце. Не может быть совпадением то, что сразу же после их встречи Франсис стала прошлым для Тони. Это значит… все, что угодно, и не надо об этом думать. Достаточно того, что он приехал, что он с ней, и по собственному выбору, а не по ее просьбе.

— Проходи, садись. Кофе будешь?

— Да, с удовольствием. Люди научились определять геном человека, а вот сварить приличный кофе в самолете пока еще невыполнимая задача.

— Располагайся, — сказала Кэрол, показывая на диваны, которые стояли углом друг к другу. — Я быстро.

И она отправилась в кухню.

Тони не стал садиться, а принялся ходить по комнате. В основном вещи были знакомые, но появилось и кое-что новое. Две большие репродукции картин Джека Веттриано[7] в тяжелых позолоченных рамах, которые были бы совершенно неуместны в прежнем жилище Кэрол, но эффектно смотрелись в комнате с белыми стенами и высокими потолками. В коллекции CD находилось много дисков современных гитаристов, имена которых были у Тони на слуху, но игру которых он еще не слышал. И еще он в первый раз видел лежавший посреди комнаты яркий габбех.[8]

Однако в гостиной не было ничего такого, что противоречило бы представлению Тони о Кэрол, насколько он знал ее прежде. Кэрол не изменилась. Он стоял у окна и смотрел на старую церковь, не сочетавшуюся с современными зданиями вокруг. Тони не был уверен, что поступил правильно, вот так нежданно-негаданно нагрянув к Кэрол. Но все же иногда стоит рискнуть. Иначе как он узнает, что все еще жив?

Голос Кэрол прервал его размышления.

— Вот и кофе, — сказала она, ставя кофейник и две кружки на низкий стеклянный столик.

Тони с улыбкой обернулся:

— Спасибо.

Он снял пиджак и остался в черном, с треугольным вырезом, свитере из отличной шерсти; куда как более модном, чем он носил прежде, отметила про себя Кэрол. Они уселись каждый на своем диване, но близко друг к другу, так что могли бы соприкоснуться рукавами, если бы захотели.

— Итак, — первым произнес Тони, — хочешь поговорить об этом?

Кэрол подтянула под себя ноги и взяла кружку в обе руки:

— До смерти хочу. Меня посылают в глубокий тыл. Полное погружение в чужую жизнь. Работа под прикрытием.

— Это от Европола?

— Не совсем. Операцию проводим мы, британцы. Говоря по правде, я еще не совсем разобралась, какая именно служба. — Она едва заметно усмехнулась. — Наверняка мне известно лишь то, что мной руководит суперинтендант Морган из НСКР, Национальной службы криминальной разведки. Вот и все, что мне положено знать.

Тони столько раз пришлось допрашивать серийных убийц, что ему хватило сил не выдать своего беспокойства. Однако ему не понравилось то, что он услышал. Насколько он знал по опыту службы в британской полиции, «серая зона» — это возможность уйти от ответственности. Не дай бог, что-нибудь случится, и единственным козлом отпущения станет Кэрол. Его настораживало и то, что Кэрол даже себе не желала в этом признаться.

— Что за задание?

Кэрол пересказала Тони все, что ей сообщил Морган о Тадеуше Радецком.

— Морган сказал, что не поверил своим глазам, когда увидел мое досье, — говорила Кэрол. — Катерина умерла, но у нее остался двойник, который может работать там, куда никому не добраться. Ну, вот он и подготовил операцию, решив использовать меня в качестве наживки, чтобы заманить Радецкого в ловушку.

— Ты собираешься соблазнить Радецкого?

Тони почувствовал, как под ним поплыл пол.

А он-то думал, что такие вещи ушли в прошлое вместе с «холодной» войной.

— Нет, нет, тут все хитрее. По словам Моргана, Радецкий вел делишки с Колином Осборном, гангстером из Эссекса. Осборн помогал Радецкому с его нелегалами, забирая их в свои пошивочные мастерские в Ист-Энде. Раз в несколько месяцев он платил кому-то в иммиграционной службе и сдавал своих рабочих в центры содержания нелегальных иммигрантов, а их заменял другими, которых получал от Радецкого. И ни к кому не подкопаешься, потому что предприятия оформлены на несуществующих людей.

— Отлично.

— Ну да. Однако полтора месяца назад Осборна убили свои же. До сих пор идет война за его отвратительную империю, хоть она и невелика, и до сих пор никто не предоставляет временный кров нелегалам Радецкого.

— И здесь появляешься ты?

— Именно здесь появляюсь я. — Кэрол усмехнулась. — Я еду в Берлин с предложением для Радецкого, и меня зовут Кэролин Джексон. — Большим пальцем она показала на крошечный кабинет, примыкавший к гостиной. — Я получила досье Кэролин с полдюйма толщиной. В какой школе она училась, когда потеряла девственность, когда и как умерли ее родители, где она жила, как зарабатывала деньги. Ну вот, а теперь она состоятельная деловая женщина с нужными связями.

Тони предостерегающе поднял указательный палец:

— Кэрол, не «она». С этой минуты только «я».

Кэрол поморщилась, понимая свою ошибку.

— Я арендую бывшую американскую базу ВВС в Восточной Англии. Там у меня фабрика деревянных игрушек ручного производства и бараки. И еще у меня есть возможность доставать фальшивые итальянские паспорта. Я была знакома с Колином Осборном и знаю, что Радецкий поставлял ему рабочих. Теперь Колин мертв, и я хочу занять его место. Мне нужны рабочие, и я могу предложить им условия получше, чем у Колина. В течение одного года они бесплатно работают на меня, а потом получают документы гражданина Евросоюза. Радецкий же вновь получает возможность пристроить своих нелегалов.

Тони кивнул:

— Думаю, ему это понравится. А зачем им двойник его бывшей подружки?

— Ну, Морган сказал, что они не в первый раз думали о том, чтобы отправить к нему кого-нибудь. Но их сдерживало то, что тогда они получили бы улики, свидетельствующие лишь о последнем этапе этой аферы. Наверное, удалось бы засадить Радецкого, но его сеть осталась бы нераскрытой. А тут появилась я. Главная идея заключается в том, что передо мной он раскроется быстрее и больше, чем перед кем-нибудь еще. Предполагается, что, завоевав его доверие, я смогу узнать в деталях о его делах. Если правильно разыграть все карты, мы положим конец его контрабанде наркотиков, торговле оружием и перевозке нелегалов. Стоит поработать ради такого.

Ее пыл вызвал у Тони беспокойство. Уж он-то знал, что такое трудное дело потребует от Кэрол максимальной уверенности в себе. Ей придется во всем полагаться только на себя, и без этого она камнем пойдет на дно. Однако не в ее духе закрывать глаза на опасности, которые могут ей грозить.

— С точки зрения психологии они, несомненно, правы, — сказал Тони. — Радецкий обязательно на тебя отреагирует. А его эмоциональное состояние поможет тебе разыграть свою роль. Он попросту не сможет относиться к тебе с тем же подозрением, как ко всем остальным чужакам. И все же тебя будут постоянно подстерегать опасности. Если ты себя выдашь, то для тебя это будет страшнее, чем для любого другого полицейского. Ему будет недостаточно убить тебя. Он заставит тебя мучиться. Ты это понимаешь?

— Да, понимаю. Но ты же знаешь, я не люблю думать о грустном.

— Тебе надо постоянно помнить об опасности. Нет ничего труднее агентурной работы. — Тони с самым серьезным видом подался вперед. — Ты будешь постоянно настороже. Ты не сможешь позволить себе поскучать о той, кем ты на самом деле являешься. Тебе придется жить чужой жизнью, и ты будешь страшно одинока. К тому же ты едешь в чужую страну, отчего одиночество будет ощущаться еще сильнее.

Его слова словно стали между ними стеной, тем более что в них угадывался еще один, скрытый смысл. Неожиданно для себя Кэрол поняла, что Тони подразумевает себя и свою жизнь.

— Ты говоришь так, словно сам прошел через это, — тихо произнесла она.

— Мне слишком долго пришлось рядиться в чужие одежки, — проговорил он с наигранной веселостью. — Я и размеренная академическая жизнь — вещи несовместимые. — Кэрол выглядела разочарованной. И правильно, подумал Тони. Она не заслужила такой чепухи. — Такие же несовместимые, как я и Франсис. Однако я приехал обсуждать не меня. Мы сможем поддерживать связь?

— Надеюсь. Морган сказал, что они откроют для меня безопасный электронный ящик.

Тони допил кофе и налил себе еще:

— Отлично. Не то чтобы я рассчитывал оказывать существенную помощь, но неплохо бы знать, что у тебя все в порядке. Да и тебе не помешает место, где ты сможешь хотя бы несколько минут в день чувствовать себя Кэрол Джордан. С другой стороны, от этого будет еще тяжелее играть роль. Поступай так, как сама найдешь нужным. Посмотри, как все сложится на новом месте.

Кэрол поставила кружку на стол и встала. Она подошла к окну, выглянула наружу. Тони видел ее профиль, ее черты, которые постоянно держал в памяти. Несколько морщинок у глаз стали глубже. Однако других изменений он не заметил. Видя, как крепко, упрямо она сжала губы, он обратил внимание на беспокойство у нее в глазах.

— Тони, я боюсь. Я стараюсь не бояться, потому что это плохо для дела. Но я очень, очень боюсь.

— Как раз страх бывает очень полезен, — сказал Тони. — У тебя будет много адреналина, пока все не закончится. Из-за страха у тебя будет вырабатываться много адреналина. И ты будешь постоянно настороже. Что бы ты теперь ни думала, тебе придется симпатизировать Радецкому. Ты будешь вести себя так, будто ты ему симпатизируешь, однако если это продлится какое-то время, ты и в самом деле начнешь ему симпатизировать. Это вариант стокгольмского синдрома. Помнишь? Когда заложники объединяются с теми, кто их захватил. Нравится тебе это или нет, но ты сблизишься с ним, возможно, он тебе понравится. Страх — отличное противоядие в таком случае.

Кэрол потерла глаза:

— Я так сильно рвусь в бой, что боюсь, как бы это не привело меня бог знает к чему. А вдруг я в него влюблюсь?

С расстроенным лицом она повернулась к Тони.

— Ты будешь не первой. И простого рецепта, как этого избежать, нет. — Тони подошел к Кэрол и взял ее руки в свои. — Если Радецкий понравится тебе, а я не вижу причин, почему этого не может случиться… ведь проще простого плыть по течению. Значит, придется тебе каждую минуту помнить, что этот человек тебе отвратителен. Ну, а там как бог даст. Однако в его досье должно быть что-то такое, что будет тебя отталкивать. Помни это и повторяй как мантру.

Он сжал ее руки, ощущая их прохладу и стараясь не думать о том, каким будет их прикосновение к его шее.

— Это просто. Он бессердечен и действует, не пачкая рук. Не могу забыть убитого дилера, как он лежит на ступеньках полицейского изолятора среди разбрызганных кругом мозгов. Радецкий же сидит в своих роскошных апартаментах, далекий от всей этой грязи, и слушает Верди или Моцарта, словно все остальное его не касается. Вот что самое отвратительное.

— Значит, каждый раз, когда тебе покажется, что тебя к нему влечет, вспоминай об этих его двух ипостасях. И ты укрепишься духом. — Тони отпустил ее руки и отступил. — Кэрол, ты справишься. Ты умная. Ты сильная. И тебе есть ради чего вернуться.

Он встретил ее взгляд. В первый раз с тех пор, как они встретились, он дал ей обещание, которое был в силах выполнить.

*

Если бы доктор Маргарет Шиллинг знала, что это последний день в ее жизни, она провела бы его иначе. Наверное, отправилась бы со своим возлюбленным побродить по лесу. Или посидела бы с ближайшими друзьями за кухонным столом, наслаждаясь вкусной едой и милой беседой. Или, что более вероятно, поиграла бы на компьютере со своим восьмилетним сыном Гартмутом. Даже ее бывший муж, бессердечный мерзавец, не отказал бы ей в этом, знай он, что она должна умереть.

А вместо этого она с удовольствием провела оставшиеся ей часы в университетской библиотеке. Ее главной научной темой было психологическое влияние разных религий на человека, и после недавнего посещения Римского музея в Кёльне у нее появились новые идеи насчет результатов навязывания местному населению римских богов после завоевания Германии. Ей также было интересно проследить, не повлияло ли столкновение двух религиозных систем на самих римлян.

Исследование Маргарет Шиллинг находилось в самой начальной стадии, и ей предстояло изучить еще много материалов, прежде чем сформулировать теорию. Это самая утомительная и скучная часть работы, потому что приходилось много времени сидеть в пыльных архивах и получать столько же полезной, сколько и бесполезной информации. Маргарет слышала об ученых, которые, роясь в манускриптах, веками остававшихся нетронутыми, подхватывали древние болезни, но эта беда до сих пор ее миновала.

Опасности, подстерегавшие Маргарет на ее пути, были совсем иного толка. Много лет она работала с живыми людьми, изучая влияние религиозных верований на личность. Результаты экспериментов по превращению верующих в атеистов были пугающими, если не сказать хуже. Ее пациенты не успокаивались, даже когда им напоминали, что они добровольно согласились участвовать в опытах, и несколько раз даже набрасывались на нее с кулаками. Маргарет понимала, что такие столкновения неизбежно ведут к стрессу, и в конце концов предпочла заняться исследованием далекого прошлого.

Ровно в четыре часа, когда у нее заболела голова от долгого вглядывания в неразборчивые письмена, она вышла из библиотеки. Ощущение счастья ей внушал даже хмурый день, даже вот-вот готовый пролиться дождь. Маргарет не хотелось возвращаться в пустой дом раньше, чем нужно. Она все еще не привыкла жить одна, и комнаты казались ей излишне просторными, а эхо слишком громким в отсутствие сына.

Горькой иронией стало для Маргарет то, что во время бракоразводного процесса, когда решался вопрос об опеке над сыном, против нее сыграло то самое обстоятельство, которое привело к разводу. Отец ее ребенка был ленивой пиявкой, он предпочитал не работать под предлогом заботы о ребенке. И не важно, что он палец о палец не ударял дома, предоставляя жене готовить еду, убираться и бегать в магазин за продуктами в перерывах между занятиями и в то драгоценное время, когда она могла бы посидеть с Гартмутом. Не важно, что он изменял жене, пока мальчик был в школе. Он доказывал, что заботился о ребенке и должен заботиться о нем в будущем. И хорошо бы, если бы он стоял на своем из любви к мальчику. Но она-то знала истинную причину — сын был нужен ему как последний из оставшихся у него способов контролировать бывшую жену.

Маргарет предпочитала поменьше бывать дома. Она допоздна работала, не пропускала ничего интересного в культурной жизни города, встречалась с друзьями и частенько оставалась в доме своего любовника. Однако в центр Бремена ее привело не только нежелание идти в пустой дом. Ей всегда нравилось бродить по узким, мощенным булыжником улицам Шнура, старейшего городского квартала, где стояли построенные в эпоху Средневековья дома рыбаков и располагались бесчисленные антикварные магазинчики с волшебными витринами. В эти магазины Маргарет даже не заходила, так как тамошние вещи были ей не по карману. Но так как университет, в котором она работала, и пригород, в котором она жила, не доставляли особого удовольствия ее взгляду, она компенсировала это прогулками по старому городу.

Она поглядела на часы. Оставалось еще два часа до встречи с журналистом из нового Интернет-журнала, предложившим взять у нее интервью. Маргарет прошла Шнур и зашагала по улице, что вела к поднявшемуся Везеру, довольно быстро несшему свои мутные воды. Несколько минут она шла вдоль реки, потом свернула на Бётхерштрассе, самую причудливую улицу Бремена, на которой мирно уживались готика, ар нуво и нечто совершенно фантастическое, продукт воображения местных художников и архитекторов 1920-х годов, профинансированный изобретателем кофе без кофеина. Маргарет всегда забавляло, что такого богатства стилей, возможно, не было бы, не будь одного из самых безобидных продуктов питания.

В конце улицы она повернула налево и направилась к своему любимому бару «Кляйнер Ратскеллер». Пара стаканчиков бременского белого и дымящаяся тарелка со здоровой knipe[9] вернули ей силы, и она была готова ко всему, что сулила ей встреча с журналистом.

Обедавшие с ней вместе люди, естественно, и помыслить не могли, что совсем скоро станут свидетелями в расследовании убийства.

17

Его руки ловко управлялись с небольшим краном, поднимавшим «фольксваген» с палубы «Вильгельмины Розен». Это был момент, когда он менял одну жизнь на другую и из почтенного шкипера отличного судна превращался в ходячий смертный приговор. Сегодня он опять испытает счастье и отпразднует свой триумф на лоне какой-нибудь бременской шлюхи.

Скрестив руки на груди, он словно обнял себя. Рано или поздно, как он рассуждал, кто-нибудь в правоохранительных органах догадается, что все его жертвы ради собственных эгоистических нужд превращали людей в лабораторных крыс. Как только обнаружится связь, следующий шаг станет неизбежным. Полицейские на удивление болтливы. Информация просочится в прессу. А как только люди узнают, что преступления были совершены во имя науки, промыванию мозгов придет конец. Общество будет возмущено, и все изменится. И тогда он остановится.

И он совсем не против этого, потому что его задача будет выполнена. Он же не маньяк, убивающий ради удовольствия. Правда то, что месть очистила его разум от тумана и позволила ему занять место в реальном мире в качестве реального человека, но уж так ему повезло. Если он перестанет убивать, то все равно останется мужчиной, потому что не убийство делает его сильным. Ведь не извращенец же он, нет, просто человек, у которого есть предназначение. Убийства сами по себе не доставляют ему удовольствия, разве что важен заложенный в них смысл. Удовольствие он получал, когда шел по реке на «Вильгельмине Розен». Его другая жизнь была работой, и не более того. Радость ему давала его баржа.

К месту назначения они прибыли вовремя и встали в доке на Везере, имея достаточно времени, чтобы разгрузиться в тот же день. Однако загружаться им предстояло лишь на другой день в десять часов утра. Это идеально совпадало с его планом. Передвинув «Вильгельмину Розен» на другое место, поближе к углю, который переместится в трюм, он оставил Гюнтера на борту, чтобы заняться собственным делом в городе.

Шкипер аккуратно опустил автомобиль на причал и освободил его от тросов.

— Я уезжаю, — сказал он Гюнтеру.

— Что-нибудь интересное? — спросил Гюнтер, не отрываясь от перегнутой книжки в обложке.

— Надо повидаться кое с кем из агентов. Не возражал бы, чтобы они подкинули нам работенку.

Гюнтер издал звук, в котором не было радости, но не было и огорчения.

— Когда же мы подольше побудем дома?

— А что такого хорошего в Гамбурге? Ты разведен и не ходишь к детям, когда мы стоим там.

Гюнтер оторвался от книги:

— У меня в Гамбурге друзья.

— У тебя везде друзья.

Терять Гюнтера ему не хотелось, но и заменить члена судовой команды не составляло особого труда. Если Гюнтеру не нравится, как шкипер исполняет обязанности, накладываемые на него его миссией, пусть убирается. Но и то правда, что найти работу на барже не так уж легко в последнее время, так что вряд ли придется искать ему замену в ближайшем будущем. И все же лучше бы Гюнтер не заговаривал о Гамбурге. Он словно ударил его и вернул в прошлое именно в то время, когда им руководило единственное желание идти вперед.

Будущее ждало его в Бремене, всего в нескольких милях от дока. Надо признать, он придумал себе отличную маску. Но и поработать пришлось немало. Сначала он хотел представляться коллегой, но сообразил, что в этом качестве его будет легко разоблачить. Ученые постоянно встречаются на конференциях и съездах, и намеченная жертва вполне могла быть лично знакома с человеком, именем которого он хотел назваться. К тому же сегодня любой может воспользоваться электронной почтой, и правда мгновенно вылезла бы наружу. Что могло подвигнуть профессора на встречу с незнакомым человеком?

Тщеславие — вот ключик, который открывает любую дверь. Все они любят поговорить о себе и о своей работе. Они настолько уверены в себе, настолько убеждены, что всё и обо всем знают. Как же это использовать?

На помощь пришли новые технологии. У него на барже, конечно же, был компьютер. Многие заказы они получали по электронке. Почему бы не использовать возможности Интернета? Тогда он отослал парней обратно в Гамбург, на неделю поставил баржу на прикол, купил ноутбук и прошел курс по созданию сайтов. Потом зарегистрировал домен psychodialogue.com и объявил о новом журнале PsychoDialogue, который якобы посвящен распространению современных научных идей в экспериментальной психиатрии. В процессе подготовки он поднабрался достаточно умных словечек, так что вполне мог сойти за своего, во всяком случае, он на это рассчитывал.

Затем он напечатал визитные карточки, в которых назвал себя Гансом Хохенштейном, главным редактором журнала PsychoDialogue. Своим жертвам он посылал электронной почтой просьбу об интервью, и дальше все шло без сучка без задоринки. Один из его наставников на компьютерных курсах, сам бывший хакер, показал ему, как посылать сообщения, заложив в них логическую бомбу, которая автоматически сотрет их в назначенный час. Вот и эта проблема с уликами была решена.

Итак, вечером доктор Маргарет Шиллинг заплатит за свою жестокость и свое тщеславие. Он еще раз взглянул на адрес и ориентиры, которые она сама назвала ему, по иронии судьбы плодотворно поучаствовав в собственной гибели. И он включил зажигание.

Маргарет Шиллинг жила в ближнем пригороде. Лишь давние насаждения, тянувшие артрические пальцы к земле, неухоженные заросли деревьев и колючих кустов напоминали о прошлом здешних мест. Последние остатки природы образовывали живые изгороди между домами, внушая их обитателям иллюзию, будто они стали сельскими жителями. Видя за окном темную стену зелени, они могли представить себя хозяевами всей округи, игнорируя тот факт, что их уродливые квадратные дома с двумя гостиными, тремя спальнями, полуторным санузлом и функциональной кухней стояли вдоль улицы, словно отвратительные клоны. Ничего хорошего. Лучше уж жить в крошечной квартирке в центре города, чем плодить на земле такое уродство. Или в каюте на барже, которая не стоит на месте и постоянно меняет вид за иллюминатором.

Включив фары, чтобы разогнать сгущающиеся сумерки и не пропустить нужного дома, он медленно ехал вдоль улицы. Дом Маргарет Шиллинг ничем, кроме номера, не отличался от остальных домов. Менялись лишь краска на дверях и занавески в окнах, но и они сливались в один аморфный фоторобот. Он отметил, что машина Маргарет припаркована перед гаражом. И подумал, не вызовет ли подозрений его «фольксваген», если он оставит его на улице, при условии, что на ней нет ни одного автомобиля. За ее видавшим виды «ауди» оставалось достаточно места для «гольфа», и он решил припарковаться там.

С портфелем в руке он отправился к входной двери, надеясь, что соседи заняты своими делами и не обратят на него внимания. Впрочем, вряд ли они запомнят столь неприметного человека. Незабываем он, лишь если заглянуть в его мысли. Позвонив в дверь, он стал ждать. Когда дверь отворилась, на пороге появилась женщина среднего роста и среднего телосложения. «Не слишком тяжелая», — подумал он. Седеющие светлые волосы она убрала назад и завязала лошадиным хвостом, открыв усталое, озабоченное лицо. Вокруг глаз немного смазалась краска, словно женщина терла их, забыв о косметике. На ней были темно-серые брюки и темно-бордовый свитер из синели, очень ей шедший.

— Герр Хохенштейн?

Он наклонил голову.

— Проходите, — сказала женщина. — Не возражаете, если мы поговорим в кухне, это самое удобное место в доме.

Он рассчитывал, что она пригласит его в кабинет. Однако, войдя в кухню, сразу понял, что лучше места не придумать. Сосновый стол с изрезанной столешницей стоял посередине, отлично расположившись для церемонии, которая им предстояла. Позднее он найдет ее кабинет и оставит там свою визитную карточку. Но пока кухня…

Он повернулся к Маргарет, которая шла следом за ним, и изобразил улыбку:

— Очень удобная.

— Я почти все время провожу тут, — сказала Маргарет и, пройдя мимо него, остановилась у плиты. — Хотите чего-нибудь? Чаю, кофе? Чего-нибудь покрепче?

Он прикинул расстояния. Лучше всего, если она пойдет к холодильнику.

— Пива, если можно, — попросил он, зная, что она повернется к нему спиной.

И за дело. Руки и мозг действовали в полном соответствии друг с другом, слаженно намечая и выполняя уже известные действия. Он наклонился, чтобы привязать к ножке стола левую лодыжку женщины, когда раздался резкий звонок в дверь, заставивший его выпрямиться и выронить веревку. Тяжело забилось сердце. От ужаса у него перехватило горло. Кто-то был рядом, всего ярдах в двадцати. Кто-то ждал, что Маргарет Шиллинг отопрет дверь.

Не назначила же она свидание. Ведь она ждала журналиста, поэтому не могла пригласить кого-то еще. Наверное, принесли религиозную литературу или домашнюю утварь, какие носят от одного дома к другому, мысленно попытался он успокоить себя. Или пришла соседка, которая видела машину Шиллинг перед гаражом и решила, что она дома. Скорее всего, так и есть. Или нет?

Опять раздался звонок, на сей раз он был более долгим. Что делать? «Журналист» отступил от стола, на котором лежала еще одетая Маргарет. А если незваный гость проявит настойчивость и пойдет к задней двери? Если заглянет в ярко освещенную кухню? Он потянулся к выключателю. Едва его пальцы коснулись кнопки, как послышались звуки, от которых кровь застыла у него в жилах. Он услышал, как ключ поворачивается в замке.

Он похолодел, у него пересохло во рту и появились мысли о бегстве. Дверь открылась, и мужской голос позвал:

— Маргарет!

Потом дверь закрылась, и мужчина направился в кухню.

— Это я.

Схватив с плиты тяжелую сковородку, «журналист» едва успел прижаться к стене возле двери, как на пороге возникла и застыла высокая мужская фигура. Света было достаточно, чтобы разглядеть лежавшую на столе женщину.

— Маргарет, — позвал мужчина и поднял руку, чтобы зажечь свет.

Тяжелая сковородка опустилась на его голову сзади, и он упал на колени, как смертельно раненный олень. Постояв и немного покачавшись, мужчина повалился лицом вниз на пол.

С грохотом отбросив сковородку, «журналист» снова включил свет. Нежданный гость лежал на полу, и из носа у него струйкой текла кровь. Мертвый он или без сознания, это не имело значения, пока он не мешал делать дело. «Журналист» сильно ткнул его в бок. Ублюдок. Кем он себя возомнил, что вот так ворвался в чужой дом?

Надо было спешить. Привязав женщину, он сорвал клейкую ленту с ее рта. Однако надо было присматривать и за мужчиной, который все еще был без сознания, и это мешало ему действовать с обычной быстротой. Он не стал объяснять суке, зачем раздевает ее. Она все запутала, помешала ему получить удовольствие от хорошей работы и не заслужила объяснений. Незачем ей знать, почему он выбрал ее своей жертвой.

Он даже не думал, что может до такой степени разозлиться. Тем не менее ему удалось довольно ловко скальпировать женщину, хотя вышло не так аккуратно, как ему хотелось бы. Ругаясь со всей страстью матроса, каким он не переставал быть, он убрал кухню, протерев все, на чем могли бы остаться отпечатки его пальцев, и напоследок, как говорится — для ровного счета, со всех сил пнул по почкам лежавшего на полу незнакомца.

После этого надо было во что бы то ни стало положить папку туда, где ей надлежало лежать. Бегом поднявшись по лестнице, он принялся ходить по комнатам, не зажигая света, чтобы не привлечь к себе внимания. Первая комната оказалась спальней с огромной, королевских размеров, кроватью и шкафами, расставленными по стенам. Вторая была похожа на детскую — с постерами футболистов из «Вердер Бремен» и игровым компьютером на столе возле окна.

Ему повезло со второй спальней, в которой был устроен кабинет. Вытащив ящик старомодного деревянного шкафа для документов, он буквально бросил в него заранее подготовленную папку. Ему хотелось поскорее покончить со всем и убраться, пока не пришел кто-то еще.

Еще раз проверив, не очнулся ли незнакомец, он осторожно открыл входную дверь, но она все равно заскрипела. Никакого шевеления. Перед домом стоял «фольксваген-пассат», однако, слава богу, он не мешал выезду. Наклонив голову, «журналист» прошмыгнул от дома Маргарет Шиллинг к своей машине.

Ладони у него были мокрые, когда он взялся за руль, пальцы беспокойно дергались. Пот стекал с висков. Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы выехать на улицу. Но забыть о скрипнувшей двери он был не в состоянии, и сердце у него сжималось. Страх вновь занял привычное место, и, сражаясь с ним, он то и дело постанывал. Уже выехав на дорогу, что вела в док, он почувствовал, что сердце бьется спокойно и дыхание нормализовалось. В первый раз с начала кампании ему пришлось столкнуться с опасностью. И это ему не понравилось.

Однако это не причина останавливаться на полпути, сказал он себе. Надо лишь не паниковать. И еще ему нужна женщина. Он скинул скорость, когда показался ряд фонарей — желтая смутная полоса на фоне черного неба. Здесь он найдет то, что ему нужно. Снимет какую-нибудь девку и будет трахать ее, пока не рассветет.

История болезни

Имя: Маргарет Шиллинг

Сеанс № 1

Медицинское заключение: Пациентка возомнила себя Богом. Она верит в то, что в интересах укрепления собственного положения имеет священное право расшатывать и уничтожать законные верования других людей. У нее отсутствует всякое чувство меры.

Ее система ценностей безнадежно искажена ошибочным убеждением в собственной непогрешимости. Тем не менее она старается навязать другим свое представление о мире и отказывается принять вероятность своей неправоты.

Очевидно, что она старается компенсировать подавляемый ею комплекс неполноценности. Подобно многим работающим женщинам, она не желает признавать свою слабость в сравнении с мужчинами и отыгрывается на том, что психологически кастрирует их.

Лечение: Шоковая терапия.

18

Тадеуш пересек тротуар и сел на заднее сиденье черного «мерседеса». Если бы его увидел кто-нибудь из соседей, то подивился бы тому, как он выглядит. Вместо обычной дорогой и безукоризненной одежды на нем были старые молескиновые штаны, видавшие виды рабочие ботинки и армейская парка поверх толстого рыбацкого свитера. Но кто надевает «армани», если собирается пострелять, а Тадеуш намеревался посвятить остаток дня именно этому.

Дарко Кразич сидел там же, на заднем сиденье, но у другого окошка. На нем была потрескавшаяся кожаная куртка поверх рубашки в клетку, не заправленной в вельветовые штаны, которые до основы вытерлись на коленях.

— День выдался что надо, — сказал он.

— Пожалуй. У меня руки чешутся подстрелить кого-нибудь, чье исчезновение сделает мир лучше, — отозвался Тадеуш. Он говорил с отвращением, словно надрезал ножом фрукт, оказавшийся внутри гнилым. После смерти Катерины им попеременно владели апатия и цинизм. Что бы он ни делал теперь, все было попыткой избавиться от их удушающей хватки, и все было напрасно. Вот и в этот день у него не было уверенности в том, что что-нибудь изменится. — А так как регулировщиков что-то не видно, — продолжал он, делая неловкую попытку пошутить, — то мне хватит кого-нибудь маленького и беззащитного. С шерстью или с перьями. Ты взял ружья?

— В багажнике. Куда мы едем?

— В очень красивый лес на краю Шорфхайде. У природы потрясающие резервы. Она не признает границ. У одного моего старого друга есть кусок земли, который граничит с охраняемой зоной. И уткам с болот очень нравится летать над его лесом. Мы наверняка наполним ягдташи отличной добычей. Он даст нам пару своих охотничьих собак, чтобы все было по правилам. — Тадеуш сунул руку в карман парки и вытащил блестящую оловянную фляжку, после чего отвернул крышку и хлебнул коньяку. Протянул фляжку Кразичу. — Хочешь?

Кразич покачал головой:

— Ты же знаешь, когда у меня в руках ружье, я предпочитаю иметь ясную голову.

— Кстати, если уж речь зашла о ружьях и ясных головах, как там Марлен?

— Крутится вокруг нее одна полицейская сука. Допрашивала сразу после ареста, еще в изоляторе, потом побывала у нее в тюрьме. Марлен изображает глухонемую и держит рот на замке, но это ее нервирует.

— Ты уверен, что мы можем ей доверять?

Кразич лениво усмехнулся:

— Пока у нас ее дочь, с Марлен проблем не будет. Забавно, как женщины дрожат над своими детьми. Можно подумать, они не в состоянии нарожать еще, до того трясутся над ними. Будто не знают, что дети рано или поздно разобьют им сердце. Тем более Марлен. Ей-то уж надо было бы понимать, что дочь вырастет, станет наркоманкой и будет продавать себя. А ей как будто невдомек. Девчонка для нее — весь свет в окошке.

— И для нас сейчас тоже, — сказал Тадеуш. — Где она?

— У меня есть кузен, у которого немного земли недалеко от Ораниенбурга. Ближайшие соседи в полумиле. У него своих двое ребят, так что ему известно, как управляться с ребятней.

— Твоя Марлен знает, что с ней не шутят?

Кразич скривил губы в ухмылке:

— Марлен не сомневается, что я на все способен. Она не станет рисковать жизнью ребенка. Не беспокойся, Тадзио, с ней проблем не будет.

— Жаль, не могу сказать того же об англичанах. Те, что хотят заменить Колина, клоуны, да и только. Слишком они ничтожны для такой операции. Не доверяю я им. А у нас между тем затык в Роттердаме. Мы не можем и дальше ввозить нелегалов, если нет принимающей стороны.

— А не можем мы просто перекинуть их в Англию и там предоставить самим себе?

Кразич произнес это, как капризный ребенок, не понимающий, почему мир не крутится по его желанию.

— Ну, не в таких же количествах! Нам совсем ни к чему привлекать к себе внимание иммиграционной службы. Мне до сих пор все с рук сходило как раз потому, что я не делал ничего подобного, — возразил Тадеуш. — С Колином у нас было отличное соглашение. Не могу поверить, что он дал себя подстрелить, да еще в какой-то дурацкой разборке.

— Это тебе предупреждение, — произнес Кразич. — Такое может случиться и с тобой, когда ты слишком приближаешься к опасности. Не надо было тебе ездить со мной на прошлой неделе. Не нравится мне, когда ты так подставляешься.

Тадеуш отвернулся к окну. Он знал, что Кразич прав, однако терпеть не мог, когда кто-то указывал ему, как поступать, даже если это делал его доверенный помощник.

— Не мешает время от времени напоминать людям, кто тут хозяин.

— Тадзио, это могло бы плохо для тебя кончиться. Если бы Камаль заговорил… Ладно. Но в следующий раз нам может повезти меньше.

— При чем тут везение? Мы отлично все предусмотрели, разве нет? — Тадеуш повернулся к Кразичу и внимательно посмотрел на него. — Мы вправду все предусмотрели, да или нет?

— Ну конечно же да. Поэтому мы платим полицейским.

— Если мы платим полицейским, то почему нам ничего не сообщают о расследовании гибели Катерины? Слишком долго они копаются. Я хочу знать, кто был этот чертов мотоциклист? Нажми на них, Дарко. Пусть даже не думают, будто могут пренебречь мной.

Кразич кивнул:

— Я подгоню их, босс.

— Хорошо. И напомни им, что музыку заказывает тот, кто платит деньги. Я хочу заполучить человека, убившего Катерину. Плевать мне на суд. Пусть поплатиться за это так, чтобы помнил всю жизнь. Скажи ублюдкам, пусть перестанут толочь воду в ступе и предоставят мне результаты.

Кразич мысленно вздохнул. Его не покидало предчувствие, что это расследование рано или поздно станет причиной обрушения крепкой кирпичной стены. Без удовольствия он думал о том времени, когда придется сообщить об этом Тадзио. Ну, а тем временем надо предпринять несколько шагов.

— Вечером поговорю кое с кем, — пообещал он.

— Отлично. Мне надоели проблемы. Пора иметь результаты. Какие угодно, но результаты.

Тадеуш откинулся на мягкую кожаную спинку сиденья и закрыл глаза, показывая, что разговор окончен. Угрожать и запугивать ему было несвойственно, однако он сам понимал, что после смерти Катерины слишком часто стал делать это. Ему была невыносима мысль, что остаток жизни он проведет в нескончаемой череде кризисов и проблем, словно все приятное она унесла с собой и ничего хорошего никогда больше не будет. А это нередко приходило ему в голову. Оставалось надеяться на месть, может быть, она станет лекарством, которое облегчит его страдания.

Это было единственное, о чем он мог думать.

*

Петра Беккер в первый раз приехала в Гаагу и была удивлена ее серостью по сравнению с красочным Амстердамом. Дома по обе стороны канала были образцами сдержанной классики с изредка мелькающими завитушками, которые в центре Амстердама поражают своим изобилием. Это был деловой город без всякого богемного привкуса, придающего Амстердаму живость. Здесь властвовало степенное благополучие, которое навязывало строгую умеренность и душило берлинскую душу Петры. Не прошло и одного дня, а Петра уже ощущала себя человеком с сомнительной репутацией.

Она не знала, что ей думать о предстоящем дне. На одиннадцать часов была назначена встреча с представительницей британской полиции. Кэрол Джордан, старший инспектор. Ну и что из этого следует? Петру послали сюда, чтобы она рассказала все ей известное о Тадеуше Радецком, и от этого у нее перехватывало горло. Ей казалось несправедливым то, что с таким трудом добытую информацию она должна передать дамочке, которая не заработала свои нашивки в этой битве. Когда Ханна Плеш сказала, что теперь ей предстоит стать связной при подсадной утке, она почувствовала себя обманутой. Конечно же в Берлине ее знали в лицо, поэтому о внедрении в криминальную среду и речи не могло быть, однако ее возмутило начальство, которое отдало всю операцию англичанам. Что им известно об организованной преступности в Германии? Кем они себя считают, что собираются играть на ее территории? И с чего они взяли, что преуспеют там, где ее департамент потерпел поражение?

Плеш все прочитала на ее лице, несмотря на усилия Петры сдержать нахлынувшие на нее чувства, и сказала, что у Петры два выхода. Или она работает с Джордан, или может попрощаться с расследованием преступлений Радецкого. Пришлось Петре согласиться с назначением. Но это не означало, что она всем довольна.

Правда, ее успокаивало то, что заканчивать операцию придется немецкой стороне. Британцы не станут выступать в качестве обвинителя. В конце операции, когда Радецкого упрячут в тюрьму, Кэрол Джордан уже не будет в Германии. А вот Петра Беккер будет в Берлине, и именно ее запомнят как главную фигуру финальной части борьбы с аферами Радецкого.

Отыскав кафе, Петра купила кофе и пару теплых рогаликов, после чего села за столик возле окна. Из кожаного портфеля она достала тонкую папку и стала читать документы.

Старший детектив-инспектор Кэрол Джордан, закончив Манчестерский университет, сразу же поступила на работу в британскую полицию. Она быстро продвигалась по служебной лестнице и в невероятно короткий срок стала сержантом. Работала в департаменте уголовного розыска, а также была членом особой команды, которая занималась убийствами и прочими тяжкими преступлениями. Сдав экзамен на инспектора, она отправилась в Брэдфилд. Кажется, именно тогда она резко пошла в гору.

Детектив-инспектор Джордан стала работать в паре с психологом, доктором Тони Хиллом, отлично зарекомендовавшим себя в раскрытии серийных убийств в Брэдфилде. Она сыграла важную роль в определении личности преступника, а также в спасении жизни доктора Хилла.

Петра мысленно сделала пометку: как только появится возможность, надо почитать об этом деле в Интернете. О серийных убийцах всегда много пишут.

Потом Джордан перевели в Восточный Йоркшир, где она стала старшим инспектором и начальником отдела уголовного розыска в Северном порту Сифорда. Служа в Сифорде, она возобновила профессиональные отношения с доктором Хиллом, практически взяв в свои руки расследование, приведшее к аресту серийного убийцы Джеко Вэнса. Именно инспектор Джордан сыграла ключевую роль, добившись обвинительного приговора для Вэнса, который убил как минимум восемь юных девушек.

Еще одно расследование дела серийного убийцы, обратила внимание Петра. Наверное, Кэрол Джордан могла бы сделать успешную карьеру и не берясь за Радецкого. Не так уж много имеется офицеров с таким опытом охоты на серийных убийц. А почему бы не попросить помощи у Джордан и не выработать стратегию поимки убийцы, который уже нанес два удара в Лейдене и Гейдельберге? Если Джордан так хороша, как о ней пишут, имеет смысл попытаться.

Петра вернулась к досье.

Два года назад старший инспектор Джордан вернулась в Лондон, где без отрыва от следовательской работы обучалась специфике аналитической разведки. Для агентурной работы она временно прикомандирована к Государственному департаменту уголовного розыска.

Конец досье. Ни слова о том, что у Джордан есть опыт агентурной работы. Может быть, решили не вдаваться в детали? Петра не могла поверить, что в операцию включают сотрудницу, которая понятия не имеет о такой работе. Радецкий слишком умен, чтобы так просто клюнуть на фальшивку. И слишком подозрителен, чтобы ухватиться за первое предложение решить его проблемы. Джордан надо быть профессионалом высочайшего уровня, если она хочет остаться в живых, не говоря уж о том, чтобы войти к нему в доверие и узнать что-то существенное.

В досье был еще один листок. Петра перевернула его. Фотография, скопированная на ксероксе. От изумления Петра присвистнула. Если бы она не знала, что на фотографии Кэрол Джордан, то ни на минуту не усомнилась бы — перед ней снимок последней подружки Тадеуша Радецкого.

Что происходит? Сходство было такое разительное, что у Петры волосы встали дыбом на голове. Где они, черт бы их побрал, отыскали ее? С таким лицом, чем бы она ни занималась прежде, Джордан была создана для этой задачи. Петра сразу поняла, что у начальства не могло быть других претендентов на работу с Тадеушем Радецким, кроме этой британки. В окружении Радецкого она вызовет много толков, но сам Радецкий не устоит перед Doppelganger[10] Катерины. Петра смотрела на фотографию и медленно раздвигала губы в улыбке. В первый раз после того, как Плеш вызвала ее к себе, она подумала о предстоящей работе с удовольствием.

Когда Петра вернулась в отель, у нее еще оставалось довольно времени, чтобы проверить почту. Ничего особенно интересного и срочного не было, поэтому она вошла в новостной сайт на случай, если после ее отъезда в Германии произошло что-нибудь интересное. Она просматривала перечень происшествий, пока одна строчка в самом низу списка не привлекла ее внимания. «В БРЕМЕНЕ ЖЕСТОКО УБИТА ПРЕПОДАВАТЕЛЬ УНИВЕРСИТЕТА», — прочитала она с ужасом.

Нажав на соответствующую кнопку, Петра стала читать высветившийся текст.

Накануне вечером профессор психологии была жестоко убита в собственном доме на окраине Бремена. Приятель женщины потревожил убийцу и также стал его жертвой.

Сорокашестилетний Иоганн Вейсс, архитектор, был избит до полусмерти, когда приехал к сорокатрехлетней Маргарет Шиллинг. Очнувшись и обнаружив хозяйку дома убитой, он вызвал полицию.

Доктор Шиллинг вела курс экспериментальной психологии в Бременском университете и была матерью восьмилетнего сына от предыдущего брака. Мальчик живет с отцом недалеко от Ворпсведе.

Полиция отказала в предоставлении подробностей, однако источник, близкий к отделу, занимающемуся расследованием, сообщил, что доктор Шиллинг была связана и раздета. Ее тело изуродовано, как если бы над ним совершили ритуальное действо.

Представитель полиции по связям с общественностью заявил следующее: «Расследование убийства доктора Шиллинг продолжается. Имеется несколько версий. Убийство было совершено с особой жестокостью, и мы намерены привлечь убийцу к суду. Мы просим всех, кто накануне вечером видел подозрительных людей около дома доктора Шиллинг, как можно быстрее связаться с нами. В первую очередь нам необходимо задать несколько вопросов водителю автомобиля «фольксваген-гольф» темного цвета».

Петра, в равной степени испытывая ужас и возбуждение, смотрела на экран. Похоже, убийца нанес очередной удар, и на сей раз в Германии. Неужели он и теперь не оставил зацепку, с которой можно начать эффективное расследование?

*

Кэрол Джордан шла следом за Лэрри Гэндлом, офицером связи Британского отделения Европола, который встретил ее в аэропорту и теперь вел по коридорам Европола на улице Раамвег. В своем элегантном костюме и с короткими редеющими волосами он больше походил на финансиста, чем на полицейского. Однако что-то неуловимое, помимо носового произношения, свойственного жителям «Черной страны»,[11] выдавало в нем британца.

Лэрри Гэндл привел Кэрол на четвертый этаж в небольшой конференц-зал с единственным окошком, выходившим во двор. Заглянуть сюда снаружи было практически невозможно. Пока Кэрол устраивалась за длинным обшарпанным деревянным столом, открылась дверь и вошла высокая, поджарая черноволосая женщина. У нее была пружинистая походка спортсменки, скорее всего легкоатлетки. В черных джинсах, темно-сером свитере и мятом кожаном пиджаке, она держала под мышкой черную сумку с рекламой Берлинского кинофестиваля и была больше похожа на телевизионного продюсера, чем на полицейского. Коротко стриженные и по-модному вздыбленные воском волосы дополняли картину. Кэрол перевела взгляд на строгое треугольное лицо с широким лбом, которое сужалось к острому подбородку, потом на тонкие губы, и ей стало беспокойно, но незнакомка улыбнулась, приветствуя ее, и тогда вокруг голубых глаз показались морщинки. Однако даже это ясное выражение лица не давало надежды на компромиссы.

— Привет. Я Петра Беккер. — Не обращая внимания на Гэндла, она пересекла комнату, направившись сразу к Кэрол. — Наверняка вы Кэрол Джордан.

По-английски она говорила с небольшим немецким акцентом.

Петра протянула руку Кэрол, которая, поднявшись со стула, пожала ее.

— Рада познакомиться с вами. Это Лэрри Гэндл, один из наших британских офицеров связи при Европоле.

Петра кивнула ему и, выдвинув ближайший к Кэрол стул, села рядом, но так, что они оказались под углом в девяносто градусов друг к другу. Гэндл сразу же как будто выпал из их сообщества, хотя он этого не понял. Пришлось ему сесть напротив Кэрол и довольно далеко от женщин, от которых его отделял стол.

— Мне тоже приятно познакомиться с вами, Петра, — покровительственно произнес Гэндл. — Я здесь, чтобы помочь вам обеим и ответить на вопросы, которые могут возникнуть. Должен сказать, что операцию проводят совместно британская и германская полиция, и от вас зависит, чтобы она завершилась наилучшим образом.

— Спасибо, Лэрри, — сказала Кэрол, не то чтобы отодвигая Лэрри, но явно фокусируя свое внимание на Петре, которая в ближайшем будущем станет ее единственной связью с реальным миром, когда она окажется одна среди преступников. Петра — ее главная опора, но и, как ни парадоксально, источник самой большой опасности. Для Кэрол было важно установить с ней хотя бы уважительные отношения. Симпатия стала бы добавочным выигрышем. — Я ценю то, что вы приехали сюда, и мы можем поговорить на нейтральной территории. Уверена, что вы так же заняты в Берлине, как я в Лондоне. Нелегко вырваться из текучки.

Петра приподняла уголок рта в кривой усмешке:

— Тадеуш Радецкий уже давно мое главное дело. И поверьте мне, я вовсе не чувствую себя избавленной от него.

— Понимаю. Для меня большое подспорье, что мне назначили связником человека, отлично знающего дело. У меня совсем не было времени для подготовки, поэтому мне понадобится любая помощь, какую только вы сможете мне оказать. Если об этом договорились, то мне хотелось бы узнать о практических деталях нашей совместной работы, пока Лэрри здесь и может ввести нас в курс того, что возможно и что невозможно. А потом, если не возражаете, мы отправимся в отель и вы сообщите мне, что я должна знать о Радецком и об операции. Не против?

Гэндл посмотрел на Кэрол так, словно собирался что-то возразить, однако Петра уголком глаза уловила это и опередила его:

— Отлично. Официальные кабинеты наводят на меня тоску.

— На меня тоже. И потом, мне нужно не только понять Радецкого головой, но и прочувствовать душой. В этом я полагаюсь на вас.

Петра вскинула брови:

— Я постараюсь. — Она помолчала, потом, склонив голову набок, стала внимательно рассматривать лицо Кэрол. — Знаете, мне сказали, что вы копия Баслер, и это так и есть, на фотографии вы очень похожи на нее. Но во плоти — просто жуть берет. Вы могли бы быть близняшками. И вы собираетесь покончить с Радецким. Господь свидетель, Радецкий с ума сойдет, когда вас увидит.

— Будем надеяться, это поможет, — отозвалась Кэрол, смутившись под оценивающим взглядом Петры Беккер.

— Ой, обязательно поможет. Уверена, он не устоит. — Петра улыбнулась. — Это сработает.

— Сработает, — твердо произнес Гэндл. — Такого оперативника, как старший инспектор Джордан, еще поискать.

Не обращая на него внимания, Петра в упор смотрела на Кэрол.

— Итак, нам надо уточнить, где вы остановитесь в Берлине, как проникнете в мир Тадзио и, наконец, как мы будем поддерживать связь.

— Для начала — да.

Петра открыла сумку и достала элегантный блокнот с разноцветным обрезом страниц и черной гибкой обложкой, держащейся на пружинке. Открыв блокнот на зеленых страницах, Петра вырвала листок:

— Думаю, отель не подходит. Слишком много кругом людей, да и для людей Радецкого не составит труда подкупить горничную, чтобы она их впустила. Сам Радецкий наверняка будет очарован вашим сходством с Катериной, а вот, полагаю, его люди — особенно его ближайший помощник Кразич — отнесутся к вам подозрительно. Кразич обязательно захочет вас проверить. Значит, так. На спокойной улочке между Курфюрстендамм и Оливерплац есть дом, прежде он был отелем, а теперь в нем квартиры с гостиничным обслуживанием. Обычно в них останавливаются деловые люди, но и вы ведь тоже деловая женщина? В каждой квартире гостиная, спальня, ванная комната и маленькая кухня. Сдают их на неделю, два раза в неделю приходит горничная, которая убирается и меняет белье. Там вам будет гораздо безопаснее, да и чувствовать вы себя будете более по-домашнему. И расслабиться проще, а?

Кэрол кивнула:

— Звучит неплохо.

Петра дала ей листок, на котором были написаны адрес и номер телефона:

— Я проверила сегодня утром, есть ли у них свободные квартиры. Сказалась вашей деловой партнершей и попросила оставить одну квартиру для вас. Они ждут вашего звонка. У вас есть кредитные карты?

— У меня есть всё. Паспорт, водительское удостоверение, кредитные карты, пара старых счетов и перечень банковских счетов. Никаких документов на имя Кэрол Джордан — они все у Лэрри на хранении. — Кэрол улыбнулась Лэрри. — Не продайте их на черном рынке.

Лэрри наморщил лоб:

— Меня так и подмывает.

— Теперь о том, как мы будем контактировать, — продолжала Петра.

— У меня есть кое-что, — вмешался Гэндл. — Кэрол, у вас ведь есть с собой ноутбук?

— Да. В Лондоне ребята его начинили всем необходимым. Там все на Кэролин Джексон. Старая и новая почта, деловые файлы, письма. Полно всего, что подтверждает мою легенду, и ничего компрометирующего.

Гэндл поставил сверкающий алюминиевый чемоданчик на стол и щелкнул замками. После этого вынул черную прямоугольную пластинку с торчащим из нее проводком.

— Дополнительный жесткий диск, который очень просто вставить в ноутбук. На нем уже стоят все коды, которые нужны, чтобы подключиться к ТЕКС.

— К ТЕКС? — переспросила Петра.

— К внутренней компьютерной системе Европола. В ней аналитическая программа, на которой вы, Кэрол, работали, и указатель. Мы запустили информационную систему, так что можете получить все известные нам сведения о Радецком и его окружении. Все, что Петра и ее коллеги сообщили нам, тут есть — стоит лишь подключиться. Здесь же шифровальная система, с помощью которой вы сможете отправлять невинную на вид информацию по электронной почте и будете общаться с теми, у кого есть ключ. Петра, вы тоже получите к ней доступ, так что Кэрол сможет легко поддерживать с вами связь через Интернет. Это безопаснее, чем телефон.

— А чтобы его прятать… — Гэндл вновь сунул руку в чемоданчик и вынул синюю коробочку с антенной. — Самый крутой радиоприемник. Можно купить в любом большом магазине. С одной лишь разницей. Наши техники вытащили начинку и вставили другое, еще более миниатюрное радио. Работает почти так же, но стоит открыть крышку… — Он толкнул металлическую задвижку на дне коробки, и мгновенно открылись две створки. — Сюда можно прятать второй жесткий диск.

Кэрол и Петра обменялись взглядами и прыснули.

— Мальчишки и их игрушки, — смеясь, проговорила Кэрол.

Гэндл обиделся:

— Это, знаете ли, работает. И не вызывает подозрений.

— Извините, Лэрри, все очень хорошо, — сказала Кэрол, не желая настраивать против себя английского помощника. — Вы правы, подозрений не вызывает. — Она взяла коробочку и, спрятав в ней жесткий диск, закрыла ее. Потом нажала на кнопку, и послышался шум помех. Отлично. Как раз то, что нужно, и я начинаю чувствовать себя Джеймсом Бондом.

— Итак, проблемы со связью решены, — сказал Гэндл, с довольной улыбкой закрывая чемоданчик.

— Лишь в техническом плане, — отозвалась Петра.

— Простите?

— Этого недостаточно. Жизнь агента — сущая мерзость. Трудно представить себе больший ужас и одиночество. А вдобавок еще синдром Зелига.

— Синдром Зелига? — хмуро переспросил Гэндл.

— Как в фильме Вуди Аллена. Зелиг ощущает себя настолько незащищенным, что становится человеком-хамелеоном, перенимая не только манеру поведения, но и внешние признаки людей, среди которых находится. Это очень опасно для полицейского, работающего агентом. Когда долго работаешь с людьми, далекими от собственного круга, начинаешь перенимать их повадки.

— Сживаешься с ними, — подтвердила Кэрол.

— Точно. Электронная почта хороша для обмена информацией, однако не защищает человека от него самого. Поэтому необходим личный контакт.

На лице Гэндла отразилось сомнение.

— Вы же сами говорили, что окружение Радецкого с подозрением отнесется к Кэрол, что оно будет ее проверять. При всем уважении, Петра, вы ведь работаете в берлинской полиции. Кто-нибудь обязательно вас узнает. Меньше всего нам хотелось бы, чтобы вы устраивали регулярные встречи и подвергали друг друга опасности.

— А мне кажется, мы могли бы это делать, ничем не рискуя, — твердо проговорила Петра. — В паре кварталов от будущего дома Кэрол есть элитный женский оздоровительный клуб. Там гимнастический зал, бассейн, а также небольшие банные помещения, сауны, которые члены клуба могут арендовать на полчаса. Туда уж точно ни Кразич, ни кто другой из ближайшего круга Радецкого не пройдет. Поверьте, Лэрри, я не сделаю ничего такого, что повредит Кэрол.

Гэндл все еще сомневался, а Кэрол кивнула:

— Согласна. Мне будет очень важна связь с реальным миром. Кроме того, иногда все же надо с кем-то поговорить лично. Наверняка будет что-то такое, что я увижу или услышу, но не смогу объяснить или оценить, поэтому не стану об этом писать. А Петра знает, как задавать вопросы, чтобы вытащить из меня информацию. Лэрри, думаю, она права. Нам будут нужны регулярные встречи.

Гэндл поправил шелковый галстук:

— Не знаю, Кэрол. Вы будете приезжать в Берлин и уезжать из Берлина через семь-десять дней, поэтому мы считали, что встречаться с нашими людьми и отчитываться вы будете или в Лондоне, или здесь.

— Десять дней — очень длинный срок, когда находишься на передовой, — заявила Петра. — Решать, конечно же, Кэрол…

И она вопросительно посмотрела на Кэрол, и та почти незаметно кивнула:

— Вы не должны забывать, что я в первый раз работаю под прикрытием и мне нужна любая помощь, какую я только могу получить. Если я сгорю, то мне нужно будет мгновенно исчезнуть. Несмотря на все ваши благие намерения, вы, Лэрри, здесь, в Гааге, и от вас будет мало проку. Если я провалюсь, то лишь Петра сможет действовать сразу же. Нам надо как-то организовать постоянные встречи. Не может же она двадцать четыре часа семь дней подряд сидеть, уставившись в компьютер. Не дай бог, я не смогу вернуться в снятую квартиру и добраться до компьютера. Мне нужна страховка, Лэрри, и, насколько я понимаю, ею может быть только Петра.

Гэндл поджал губы:

— Мне это не очень нравится. Может быть, было бы лучше, если бы я тоже поехал в Берлин. Тогда мы поддерживали бы связь напрямую.

Кэрол покачала головой:

— Вы не знаете дело так, как его знает Петра, да и город вы знаете хуже. — Он все еще не хотел сдаваться, и Кэрол поняла, что пора разыграть козырную карту. — Морган сказал, что в конечном счете решать буду я, потому что это моя игра. Так вот, мне так удобнее. Если вы не согласны на наш вариант, мы обойдемся без вас.

Гэндл вспыхнул:

— В этом нет необходимости. Если таково ваше желание, что ж, я сделаю все от меня зависящее, чтобы помочь вам. Но, чтобы вы знали, у меня есть свое мнение.

— Спасибо, — отозвалась Кэрол, с удовольствием принимая к сведению, что имя Моргана значит не меньше, чем она ожидала. — Это мы уладили. Петра, вы сказали, что хотели бы поговорить о том, как мне проникнуть в мир Радецкого. Что вы имели в виду?

— Если уж хомутать Радецкого, так с шиком. У меня есть план, как элегантно нанести Радецкому удар в слабое место.

Кэрол усмехнулась:

— Ну же, рассказывай побыстрее.

19

Когда Тони входил в свой кабинет после лекции, которую, как он полагал, его студенты вытерпели с неменьшим трудом, чем он сам, зазвонил телефон. Схватив трубку, он бросился в кресло.

— Тони Хилл, — произнес он, прикрывая скуку наигранным оживлением.

— Доктор Хилл? Говорит Пенни Бёрджесс. Не знаю, помните ли вы…

— Помню, — коротко отозвался он. Пенни Бёрджесс вела колонку преступлений в «Брэдфилд сентинел таймс», когда Тони работал в полиции Брэдфилда над делом своего первого серийного убийцы. Она буквально следовала за Тони по пятам и все сделала, чтобы его имя было на слуху в каждой семье города.

— Я надеялась, Тони, что мы сможем поговорить. Вам ведь известно, что сегодня произошло в Апелляционном суде.

Тони почуял опасность. Если апелляция Вэнса провалилась, никто не стал бы интересоваться его мнением.

— Извините, — уклонился он от прямого ответа. — Я сегодня еще не слушал новости. О чем вы говорите?

— Никто вам не звонил? — удивилась Пенни.

— Я читал лекцию и буквально только что переступил порог своего дома. Так что было в Апелляционном суде?

— Судьи решили, что улик по делу об убийстве Шэз Боуман недостаточно.

Словно бездна разверзлась у ног Тони. У него закружилась голова, и пришлось свободной рукой ухватиться за край стола. Из-за шума в ушах он не слышал, что говорила Пенни Бёрджесс. И тогда Тони усилием воли заставил себя вслушаться в слова журналистки.

— Все не так плохо, как кажется. Его немедленно опять арестовали по обвинению в убийстве Барбары Фенвик. Он опять за решеткой. Как мне сказал мой полицейский источник, в изначальном расследовании был свидетель, который расшатал доказательную базу, отчего и решили не предъявлять Вэнсу обвинения по этому делу.

— Помню, — подтвердил ее слова Тони.

— Ну вот, журналистка с радио Би-би-си провела собственное расследование, и у нее есть пленка, на которой свидетель подтверждает, что сказал то, что сказал, по просьбе Вэнса. Поэтому будет другой суд, и я слышала, что приговор предопределен. Вот мне и захотелось узнать ваше мнение на этот счет.

— Мне нечего сказать, — устало произнес Тони.

— Да я и не спрашиваю вас о новом деле. Ясно, что оно будет только разбираться. Но вас не расстроило то, что Вэнса освободили от ответственности по делу, над которым вы работали?

— Я повторяю, мне нечего сказать.

Тони беззвучно положил телефонную трубку. Хотя ему очень хотелось швырнуть ее изо всех сил и разбить вдребезги, привычку контролировать себя одолеть не удалось. Он закрыл глаза и медленно выдохнул. Ублюдок Вэнс однажды пригрозил испортить ему жизнь и, кажется, начал выполнять свое обещание. Не исключено, что он получит обвинительный приговор по другим убийствам, однако он выкрутился из преступления, которым занимался Тони. Да и не только в этом дело. От его относительного инкогнито, которого он упорно добивался, не осталось и следа, и всего из-за одного телефонного звонка.

Прежде чем Тони занялся своими делами, телефон зазвонил вновь. На сей раз он не взял трубку. Интересно, сколько времени он сможет держать оборону, пока какой-нибудь умник из университетской пресс-службы не решит, что они жить не могут без интервью с Тони Хиллом? Тони вскочил на ноги и бросился к двери. Пора прятаться.

*

Иногда неплохо иметь брата — знатока компьютерной техники. У Майкла она кое-чему научилась, и теперь быстро разобралась, где находится программный файл, без которого работа со вторым жестким диском, врученным ей Гэндлом, была бы невозможной. За пару минут она перебросила программу на электронный адрес брата в Манчестере и попросила его отослать файл вместе с инструкциями Тони Хиллу. В результате они теперь могли без всякого риска обмениваться посланиями. Конечно же, пользоваться этим можно было редко, так как Кэрол по меньшей мере грозило обвинение в нарушении секретности. Тем не менее сомневалась она недолго, хотя и понимала, как это очевидное пренебрежение безопасностью может быть истолковано человеком, не знающим Тони. Совсем не долго сомневалась. Даже если бы нашелся человек, более полезный в острой ситуации, в которой она могла бы оказаться, проводя такое сложное расследование, он едва ли сравнился бы с Тони в осторожности. Кэрол всегда доверяла своему чутью. Взяв с Майкла обещание под страхом смерти никому больше не пересылать секретный файл, Кэрол знала, что может не волноваться. Даже если начальство проведает о ее самоуправстве, она всегда сможет сослаться на разрешение Моргана поступать по своему усмотрению, если это на пользу ее безопасности.

В тот вечер она особенно радовалась возможности связаться с Тони. У нее было нечто такое, что должно было непременно вытащить Тони из его добровольного уединения. Более того, могло приблизить его к ней. Кэрол нахмурилась, глядя на экран компьютера. Уж это она должна была получить вне всяких сомнений. В нетерпении Кэрол вместе со стулом отодвинулась от стола и заходила по комнате, стараясь собраться с мыслями.

Собственно, единственное, что обещала Петра, — это квартиру в Берлине. Удобную, но без роскоши, тихую и безопасную, к тому же менее безликую, чем номер в отеле. Кэролин Джексон тоже предпочла бы такую, в этом Кэрол не сомневалась. Несколько личных вещиц указывали на то, что здесь обитает альтер эго Кэрол. Сама она никогда не купила бы такие книги, такую рамку для фотографии, такие экстравагантно-вызывающие цветы. Однако этим вечером ей было необходимо напомнить себе, что она — Кэрол Джордан. Кэролин Джексон не помогла бы ей достаточно емко и ясно выразить ее мысли, и Кэрол напрягла собственные мозги.

Последние несколько дней она прожила как будто в водовороте почти невыносимой мыслительной активности. Ее удивило, как много информации собрала Петра Беккер на Тадеуша Радецкого, и она с легкостью представила разочарование своей немецкой коллеги, когда ее команда не сумела успешно завершить операцию и засадить его за решетку. Радецкий постоянно уходил от наказания, в основном потому, что никогда не совершал ошибку большинства преступников, которые рано или поздно начинали верить в собственную неуязвимость. Именно высокомерие свергало их с пьедестала, и Кэрол было известно об этом из собственной практики. А вот Радецкий ни на минуту не терял осторожности. Это был его рецепт успеха. Он почти никому не доверял, понимал разницу между хорошим доходом и жадностью, а также между безукоризненно честным общественным деятелем и грязным воротилой криминального бизнеса. Сахарной глазурью на этом пироге был Кразич, который с очевидным удовольствием оправдывал репутацию жестокого, бессердечного человека.

И все же, несмотря на то что Радецкий был недоступен для правосудия, он был под постоянным прицелом не желавшей сдаваться Петры Беккер. Она собрала на него потрясающее досье. В нем было задокументировано все — от музыкальных вкусов Радецкого до магазинов, в которых он предпочитал покупать одежду. Первостепенной задачей Кэрол было усвоить этот материал, и она едва ли не сразу почувствовала, что начинает жить не своей жизнью. Стараясь запомнить максимально возможное количество информации, она одновременно закладывала эту информацию подальше в глубины памяти. Кэролин Джексон ничего не должна была знать о вкусах и жизни Тадеуша Радецкого, и Кэрол пришлось как бы поделить свой мозг на две половины. Тогда-то она и решила нарушить едва ли не главную заповедь и связаться с Тони.

Если у Кэрол и были сомнения насчет разумности своего поведения, они испарились после второго вечера, который она провела в компании Петры Беккер. Утром Петра рассказывала о том, что знала о преступной сети Тадеуша Радецкого, а дневные часы они посвятили прикрытию Кэрол, прорабатывали подробности ее легенды, старались предусмотреть нестыковки, обозначить опасные зоны и придумать возможные поведенческие ходы в духе «Кэролин Джексон». Наконец Петра погасила двадцатую сигарету, выкуренную за день, и откинулась на спинку кресла.

— Пожалуй, пора немного отдохнуть, — сказала она. — В Берлине нас никто не должен видеть вместе, так что надо, пока возможно, воспользоваться тем, что тут нас никто не знает, и отпраздновать удачное завершение первой фазы.

Кэрол со стоном выпрямила затекшую спину:

— Выпьем за это.

Полчаса спустя они уже сидели в тихом затененном закутке индонезийского ресторана. В центре зала стоял ярко освещенный стол с разнообразными блюдами из риса. Однако для начала обе женщины с удовольствием потягивали заказанные напитки. Кэрол сделала большой глоток джина с тоником, и Петра подняла свой стакан со словами:

— Кэрол, мне отлично работалось с тобой эти дни. Должна признаться, я не очень-то приветствовала эту операцию, но ты меня обезоружила.

— А почему не приветствовала? Думала, я не подхожу?

Помешивая соломинкой в стакане, Петра внимательно смотрела на волнообразные движения жидкости.

— И это тоже. Но в основном потому, что мы выложились, охотясь за Радецким, а вы решили отобрать его у нас.

— Понимаю. На твоем месте я чувствовала бы то же самое. Когда столько времени занимаешься одним делом, как будто прирастаешь к нему.

Петра испытующе посмотрела на коллегу. Потом, решившись, поставила локти на стол и подалась к Кэрол:

— Ты о Джеко Вэнсе? А до этого так же было с убийцей-гомосексуалистом в Брэдфилде?

Довольное выражение на лице Кэрол мгновенно исчезло, она явно насторожилась.

— Вы отлично поработали, — произнесла она, и отчуждение в ее голосе разрушило приятную близость, установившуюся между женщинами за два последних дня работы.

Петра подняла руки, как бы защищаясь и прося о мире:

— Конечно же, поработала. Иначе мне бы не стать тем, чем я стала. Однако я никогда не занимаюсь таким из чистого любопытства и не без причины упомянула об этих делах.

Кэрол было нелегко успокоиться.

— Я ни с кем о них не говорю, — твердо произнесла она.

«Я не только говорить, а и думать-то о них не желаю. Хорошо бы, они еще мне и не снились». Она допила джин и махнула официантке, чтобы принесла еще.

— Ладно. Обойдемся без кровавых подробностей. Мне же не нужны сенсации. Просто прежде я не встречала полицейских, занимавшихся серийными убийцами. И мне нужен твой совет.

Кэрол устало подумала о том, что, наверное, прошлое никогда ее не оставит. Ей и в голову не могло прийти, что вне Англии кого-нибудь интересуют ее прежние подвиги.

— Послушай, Петра, я не эксперт. В первый раз я столкнулась с серийным убийцей в городе, где работала простым офицером в уголовном розыске. А во второй… ну, назови это одолжением другу.

— То есть доктору Тони Хиллу? — не отставала Петра.

Указательным и большим пальцами Кэрол потерла лоб, прикрывая ладонью глаза.

— Да, Тони Хиллу, — с раздражением проговорила она. Потом опустила руку и холодно, с вызовом посмотрела на Петру, словно они соперницы.

Петра сообразила, что, упомянув Тони Хилла, задела больную струну в душе Кэрол, однако, хорошо это или плохо, она не могла понять.

— Кэрол, извини. Я не хотела обидеть тебя, упомянув тех убийц. Я понимаю, это были трудные дела. И мне не хотелось, чтобы плохие воспоминания испортили тебе настроение. Я объясню…

Кэрол пожала плечами. Ей предстояло работать с Петрой над самым трудным делом в ее жизни. К тому же она успела проникнуться уважением и симпатией к ней и хотела это сохранить. Ничего не случится, если она послушает.

— Говори, — сказала она, едва официантка принесла другой стакан. — Хочешь еще выпить?

Петра отрицательно покачала головой:

— Потом. Сначала должна признаться, что я лесбиянка.

Кэрол удивилась, но это не настолько взволновало ее, чтобы удивляться долго.

— А мне какая разница?

— Хорошо, что нет разницы, но я сказала не для того, чтобы об этом узнать. Просто пытаюсь объяснить, для чего начала разговор. В Интернете есть общеевропейский чат для служащих в полиции геев и лесбиянок, и там я познакомилась с Марийке. Она служит в полиции Нидерландов. В Лейдене. Три-четыре раза в неделю мы выходим на связь и очень сблизились со временем. — Петра криво, иронически усмехнулась. — Да знаю я, что говорят о свиданиях в Интернете, но она та, за кого себя выдает, а не искательница информации и не аферистка, прикидывающаяся полицейским. Так получилось, что мы с Марийке нашли друг в друге то, чего нет в нашей обычной жизни.

— Только не прибедняйся, — примирительно проговорила Кэрол и улыбнулась.

— Да нет. Так или иначе, у нас выработалась привычка откровенничать. Ну, и неделю назад у нее в Лейдене произошло убийство. Она рассказала мне, потому что оно показалось ей необычным. Ни подозреваемого, ни зацепок. Убитый, Питер де Гроот, был профессором психологии в университете. Его нашли привязанным к столу и совершенно голым. Убийца вставил ему в горло какую-то трубку и лил в легкие воду, пока несчастный не захлебнулся.

Кэрол передернула плечами:

— Жуть какая.

— Это еще не все. Убийца скальпировал его. Но взял скальп не с головы, а с лобка.

Кэрол почувствовала, как волосы у нее на затылке становятся дыбом. Она достаточно знала о психопатах, чтобы без труда, услышав нечто подобное, определить дезориентированное сознание.

— Кое в чем похоже на убийство с сексуальной мотивацией. И это значит, что ваш преступник, возможно, убивал раньше и будет убивать в будущем.

— Думаю, и то и другое. Когда Марийке рассказала мне об убийстве, у меня как будто колокольчик зазвонил в голове. Мне показалось, что я уже читала о чем-то подобном. И я нашла — убийство доктора Вальтера Нойманна. — Петра коротко рассказала, как отыскала информацию об убийстве в Гейдельберге. — Теперь я думаю, что надо искать серийного убийцу, который не соблюдает границ и действует в разных странах.

Она выжидающе посмотрела на Кэрол.

— Разумное заключение. Из того, что ты рассказала, можно сделать вывод об одном почерке. — Кэрол взглядом спросила Петру, последует ли объяснение. Та решительно кивнула.

— Так вот, я поняла, что ситуация сложная. Ты ведь знаешь, что полицейские разных стран работают сами по себе, хотя есть и Европол, и Интерпол. Ах, нам надо работать вместе, делиться информацией, если преступники действуют, не соблюдая границ, как в случае с Радецким. Но есть и другая сторона. Полицейские сами ревниво относятся к территориальным приоритетам. Иногда, столкнувшись с серийным убийством, полицейские ни за что не начнут операцию, если есть вероятность, что кто-то может отнять у них лавры победителя. Заставить их делиться труднее, чем рвать зубы.

Это прозвучало цинично, но Кэрол не могла не признать правоты Петры. Однако вместе с тем у нее появилось подозрение, что Петра Беккер хочет уравновесить свою теневую роль в операции с Радецким главной ролью в случае поимки серийного убийцы. Что ж, ничего дурного в этом Кэрол не усмотрела. Гордиться, правда, тоже было нечем, но реальная жизнь есть реальная жизнь.

— Ты решила взяться за это и сама провести расследование?

Петре стало не по себе.

— Не знаю. Я еще не приняла решение, — призналась она. — Однако не скрою, я собиралась сделать это дело достоянием общественности и попросила Марийке прислать мне досье со всеми подробностями. Если в мои рассуждения не закралась ошибка, то первое убийство он совершил в Германии, и это дает нам право расследовать его преступления. — Петра оборвала себя и полезла в сумку за сигаретами. — Ну вот, пару дней назад произошло третье убийство. Пока у меня не было времени узнать детали, но вроде бы доктор Маргарет Шиллинг из Бременского университета стала жертвой того же самого убийцы.

— К расследованию подключатся другие люди? — спросила Кэрол.

Петра пожала плечами:

— Не обязательно. У полицейских в разных частях страны нет налаженной связи. Нет центра, куда сходилась бы информация об убийствах, а не только об организованной преступности. У нас большая страна, и, если честно, полицейские в основном настолько загружены работой, что им некогда интересоваться преступлениями, которые совершаются за сотни миль от их территории. Да и живем мы не в Америке, где серийные убийства стали едва ли не частью тамошней культуры. У нас в Европе нам кажется, что такое может быть только в книжках и фильмах. Нет, Кэрол, связать все убийства воедино можно, только если такой детектив, как я, возьмется за это. Ну кто объединит убийство мужчины в Гейдельберге с убийством женщины в Бремене лишь потому, что оба преподавали психологию?

— Значит, ты собираешься официально взять дело в свои руки?

— Знаю, знаю, — проговорила Петра, пуская дым через нос. — Неловко получается. Первое немецкое преступление не было моим, и если я отправлю рапорт с просьбой об объединении дел в Европол, то мне придется сообщить, что Марийке нарушила свой долг и рассказала мне о лейденском деле. Тогда ее вместе с ее боссами смешают с дерьмом.

— Да уж, — задумчиво проговорила Кэрол — Но ты могла прочитать о лейденском убийстве и обратить внимание на его сходство с убийством в Гейдельберге, а потом соотнести детали с убийством в Бремене.

Петра покачала головой:

— В прессе почти не было подробностей. Во всяком случае, таких подробностей, которые застряли бы у меня в памяти.

— Полагаю, Марийке не прогнала свое дело по поисковой системе Европола на случай, если было что-то подобное?

— Сомневаюсь, что это пришло ей в голову. Большинство полицейских, особенно провинциальных полицейских, не принимают Европол всерьез. Он еще так недавно работает, что к его сотрудникам не привыкли обращаться. Я-то подумала о Европоле, но только потому, что моя работа это предполагает. А вот босс Марийке вряд ли даже вспомнил о Европоле.

— Если ты всерьез хочешь ее защитить, то выход можно найти. Пусть она пошлет запрос в Гаагу на том основании, что этот убийца смахивает на маньяка, который может действовать в любой стране Евросоюза. Это будет в очередном бюллетене Европола, который ты наверняка просматриваешь.

Петра кивнула.

— Думаю, только моя команда и читает документы, приходящие из Гааги, — с кривой усмешкой отозвалась она.

— Отлично. Тогда ты сможешь сослаться на гейдельбергское дело и связать с ним бременское.

Петра смотрела в центр зала, мысленно оценивая предложение Кэрол.

— Есть одна проблема, — сказала она.

— Какая?

— На прошлой неделе я попросила прислать мне гейдельбергское дело. Если начнется новое расследование, там об этом непременно вспомнят.

— Черт! — воскликнула Кэрол. — Ты права, в Гейдельберге об этом не забудут. Послушай, давай возьмем что-нибудь поесть и подумаем, как быть. Может быть, решение придет, когда мы утолим голод.

Они отправились в центр зала и положили себе на тарелки всякой всячины. Потом некоторое время жевали в полном молчании, изредка прерывая его замечаниями о качестве блюд. Одолев половину куриного сотэ, Петра вдруг просияла:

— Кажется, я придумала. Нам выслали этот материал потому, что он мог иметь отношение к организованной преступности. Сеть Радецкого раскинулась до Рейна и Неккара, и я скажу, что, готовясь к этой операции, собирала на него весь возможный компромат. Никому в голову не придет, что я вру.

Кэрол задумалась. Объяснение не очень убедительное, но, пожалуй, подойдет. Как только всерьез возьмутся за расследование преступлений серийного убийцы, уж точно никто не станет вспоминать, с чего заварилась каша.

— Неплохо, — согласилась Кэрол и иронически усмехнулась. — Отчего-то мне кажется, что ты отлично умеешь обходить своих боссов.

Петра нахмурилась:

— Обходить? Ты о чем?

— О том, как ты умеешь выходить из сложных положений.

— У меня большой опыт. Спасибо тебе за помощь.

Кэрол пожала плечами:

— Не стоит благодарности. Всегда рада помочь. Тебе ведь просто понадобился свежий взгляд на это дело.

Петра отодвинула пустую тарелку:

— Меня беспокоит еще кое-что в этом убийце.

«Невероятная женщина, — подумала Кэрол. Я бы на ее месте вся испсиховалась, а ее, видите ли, беспокоит». Она кивнула:

— Он не остановится. Тебе ясно, что, пока дело бродит по инстанциям, ублюдок будет безнаказанно убивать.

Она увидела искру в глазах Петры и с удивлением сообразила, что говорит как Тони, который умел влезать в чужие мысли и артикулировать чужие страхи.

— Молодец, смотришь прямо в корень. Убийца тщательно все продумывает. У него нет причин останавливаться, пока его не поймают. А тем временем бюрократы играют в свои игры и у следователей связаны руки. Это ужасно.

— Больше, чем ужасно. Это противоречит тому, о чем твердят инстинкты полицейского.

— Точно. Кэрол, будь ты на моем месте, что бы ты сделала?

Вопрос на миллион фунтов, и один-единственный ответ.

— Позвони другу, — с иронией произнесла она.

Петра нахмурилась. Выходит, игра «Кто хочет стать миллионером» еще не дошла до Германии.

— Я бы никому не отдала это дело и пошла бы на все, чтобы расследовать его самолично. К черту официальные каналы. И перво-наперво я занялась бы психологическим портретом.

Петра явно обрадовалась:

— Понятно. Ты бы позвала доктора Хилла?

— Он лучший. Поэтому да, я позвала бы его. Уговорила бы забыть об отставке и вновь заняться делом.

— Об отставке? — Разочарование Петры было очевидным. — Не думала, что он такой старый.

Тут Кэрол озарило, что весь предыдущий разговор был лишь прощупыванием возможности привлечь Тони к неофициальной охоте на серийного убийцу. Странно, но Кэрол не обиделась на то, что ее использовали, да и не чувствовала себя использованной. Ей было даже забавно, потому что она сама знала толк в настоящей стратегии и умела к ней прибегать.

— Тони не старый. Однако он отошел от психологического портретирования преступников, потому что решил, что по горло сыт опасностями.

Петра была огорошена.

— Черт, — пробормотала она. — А я-то думала…

Она покачала головой, злясь на себя.

— Ты думала в точности то же, что я думала бы на твоем месте, — ласково произнесла Кэрол. Она сочувствовала Петре, представляя, насколько сама была бы обескуражена на ее месте. И приняла решение. — Послушай, оставь это мне. Всего несколько дней назад я виделась с Тони, и у меня такое чувство, что он может заглотнуть наживку. Вопреки всем его ожиданиям, ему не понравилась спокойная жизнь. А твое дело может его заинтересовать и вернуть на поле боя. А ты тем временем переговори с Марийке, и пусть она запустит официальную машину. Чем быстрее, тем лучше. Со своей стороны я помогу, чем смогу.

— У тебя и без моих дел проблем хватает, — несмело проговорила Петра.

— Это даст мне твердую почву под ногами, чтобы я и в самом деле не превратилась в Кэролин Джексон, — возразила Кэрол. — Только реальность спасет меня от синдрома Зелига.

Итак, обещание дано, и его надо выполнять. Кэрол придется подобрать слова, чтобы убедить Тони в необходимости помочь ее коллеге. Ей казалось, что она стоит у полуоткрытой двери, тем не менее она знала, что ей потребуется все ее умение убеждать. Кэрол пошла в кухоньку и открыла бутылку красного вина, чтобы наконец решиться. Сначала надо послать Тони сообщение по электронной почте. А потом подготовиться к завтрашней первой встрече с Тадеушем Радецким.

20

Тони раскинул руки и сразу почувствовал, как затрещали шея и плечи. Слишком он стал стар, чтобы целый вечер сидеть у компьютера. Однако и этот способ хорош, если хочешь забыть о смешанных чувствах, вспыхнувших после сообщения о Вэнсе. Отключив телефон, Тони погрузился в работу, чтобы в равной степени отвлечься и от дурных мыслей, и от журналистов.

Он дочитал и закрыл файл — диссертацию одной из своих студенток. Неплохая работа, хотя в паре важных мест теория бежала впереди практики. И он решил, что надо будет серьезно поговорить об этом с девушкой во время очередных занятий. Такие проблемы требуют немедленного решения, пока это еще возможно.

Прежде чем выключить компьютер, Тони решил посмотреть почту. Он обычно просматривал полученные сообщения напоследок, перед тем как идти спать, потому что у многих американцев к этому времени трудовой день еще был в разгаре и он мог пообщаться с приятелями и коллегами по другую сторону Атлантики.

Во входящих оказалось всего одно письмо. Тони активизировал дешифровщика, которого ему прислал брат Кэрол, и открыл сообщение.

Привет, Тони!

Ну вот я в Берлине. Здесь жуткая суета, и у меня такое впечатление, что в этом городе неплохо жить. А это, насколько нам обоим известно, порождает более изощренные виды преступлений!

С TP я еще не установила контакта — по плану это должно произойти завтра утром, и тогда посмотрим: или сработает стратегия Петры, или мы отправимся в тартарары. Знаю, ты считаешь, что ее стратегия психологически верна, однако я очень нервничаю. Теперь, когда я стою на пороге, то почему-то вдруг распсиховалась. Не могу есть, да и заснуть, наверное, тоже удастся не сразу. У меня имеется пара стаканов вина, но, боюсь, они не помогут. Петра отлично со мной поработала. Надеюсь, это придаст мне уверенности. Пока, однако, не помогает. Хотя мне кажется, что TP я знаю довольно неплохо, вот Кэролин Джексон мне пока еще не очень знакома… Будем надеяться, что я не ударю лицом в грязь.

Знаешь, когда я пишу об этом, то еще сильнее нервничаю. Но это сообщение я посылаю в общем-то не из-за своей Кэролин Джексон.

Когда мы виделись в последний раз, ты как будто говорил, что не возражал бы вновь поработать над психологическим портретом преступника, если представится интересный случай. Кажется, у меня есть то, что тебе подойдет.

Сценарий в основном таков: точно известны два (возможно, три) убийства. Жертвы — двое мужчин и одна женщина. Все — университетские преподаватели психологии. Все лежали на столах, привязанные к ним за руки и за ноги. Все без одежды. Все захлебнулись. В горло им вводили трубки, и в трубки лили воду, пока они не умирали. Есть интересная деталь: убийца посмертно скальпировал им лобки. Гениталии не повреждены, сняты волосы и кожа.

Проблема: первое убийство, о котором известно, совершено в Гейдельберге (Германия), второе в Лейдене (Нидерланды), третье (возможное) в Бремене, то есть опять в Германии. Связь случайно обнаружена Петрой, так как она знала подробности первого убийства, а ее подруга Марийке, офицер полиции в Нидерландах, рассказала ей о втором. Позднее, когда появилось сообщение об убийстве третьего профессора психологии, она уже не сомневалась в своих подозрениях, хотя пока у нее недостаточно информации, чтобы с полной уверенностью приписывать это преступление серийному убийце. Итак, ты понял, что предстоит юридический кошмар. Более того, пока еще об этом формально не сообщено, потому что объединить преступления надо так, чтобы ни Петра, ни Марийке не потеряли работу. Через несколько дней запрос, вероятно, поступит в Европол, и тогда колесо завертится.

Не буду рассказывать тебе, как это дело застрянет в бюрократической машине. Петра считает, что вряд ли кто-нибудь еще уже додумался объединить убийства в Германии и Нидерландах, если учесть, насколько разобщены даже полицейские разных немецких районов (правда, звучит знакомо?). Петра также считает, и я с ней согласна, что жертв станет больше, прежде чем заработает международная оперативная группа. И она намерена воспрепятствовать этому, начав неофициальное расследование.

Обычно таким людям свойственно совершать свои преступления в темноте. К тому же этот убийца отлично умеет заметать следы. В первых двух случаях криминалистам как будто ни до чего не удалось докопаться.

Почему Петра рискнула и открыла мне свой секрет? Ну, не стоит забывать, что она редкая умница. И, естественно, навела обо мне справки. А эти справки прямым путем вывели ее на тебя.

Очевидно, что девочкам хочется — нет, им НЕОБХОДИМО — получить психологический портрет серийного убийцы. Как поет Карли Саймон: никто не делает это лучше?

Петре нужен лучший.

Тони, для тебя это шанс вновь заняться своим делом. Да и опасности никакой. Это будет совершенно неофициально, так что никакого начальства, никакой прессы. Никто не будет заглядывать тебе через плечо и требовать немедленных результатов. Газеты не будут строить предположений. Короче говоря, нормальная работа, которая может спасти несколько жизней.

Конечно, если девочкам удастся запустить официальное расследование, ты подтвердишь свою репутацию и наверняка откроешь для себя кое-какие двери в Европу.

Пожалуйста, не думай, будто ты должен непременно ответить «да», если я прошу. Я сказала Петре, что не очень рассчитываю на успех. Но все-таки мне бы хотелось, чтобы ты подумал и согласился. Я не уверена в том, что твоя теперешняя работа доставляет тебе много удовольствия. Зато, делая то, что ты умеешь делать лучше всех, ты почувствуешь себя счастливее.

Подумай.

Береги себя.

К. Д.

Тони вернулся к началу сообщения и вновь перечитал его, но медленнее, и ироническая усмешка приподняла уголки его губ. Отличная работа, признал он. Она всегда быстро соображала, а за последние несколько лет еще и научилась нескольким трюкам. Интересно, подумал он, сколько времени ей потребовалось, чтобы сочинить столь очевидно безыскусное письмо, но тем не менее нажать на все чувствительные точки адресата. Информации вполне достаточно, чтобы разжечь его аппетит, и все-таки недостаточно для того, чтобы он подумал, что им и без него все понятно.

Отличная работа. Наживка что надо! Неофициальная работа, никаких отчетов, никто не стоит над душой и не решает, правильно получается или неправильно. «Да и опасности никакой». Это значит, что никто ничего не узнает, если он разучился работать и провалит дело. Естественно, Кэрол об этом не думает, однако ясно, что она решила, будто он боится возвращения. И она права.

Соблазнительно. Однако Тони не был убежден, что правильные мотивы толкают его взяться за эту работу. Его смущала мысль, что сотрудничество с Петрой даст ему законные основания для поездок в Берлин, ведь ему придется, что само собой разумеется, тесно общаться с тамошней коллегой, которая «разруливает» подпольную операцию. На сегодняшний момент Берлин — это Кэрол. Та самая Кэрол, которая не покидала его мыслей с тех пор, как он уехал из Лондона, и которой нужна его поддержка.

Так нечестно. Если ему нужен Берлин из-за Кэрол, то он не сможет сосредоточиться на работе, которую должен будет делать. Более того, в этом случае его пребывание в Берлине не только не поможет, но, не исключено, повредит Кэрол. Она должна, поелику возможно, оставаться в роли, а если он будет выскакивать как чертик из табакерки, это помешает ей вживаться в роль Кэролин Джексон. Помогать издалека — одно дело, а быть рядом — значит дать ей повод слишком полагаться на него. Не дай бог, случится непредвиденное и ей придется рассчитывать только на себя — что тогда? Сможет ли она собраться и одолеть препятствие?

«Все же, — подумал он, — ничего страшного не случится, если я кое-что проверю в Сети». Тони загрузил поисковую программу и набрал: «Бремен + убийство + психология + профессор», — желая узнать хоть что-то из последних сообщений. Несколько секунд — и перед ним статья из немецкой газеты. К счастью, немецкий язык он учил в школе и этих знаний ему хватало для чтения научной литературы. Но даже если бы он был не в силах разобраться в тексте, два слова словно вспыхнули фейерверком в ночном небе.

Тони вглядывался в экран, не веря своим глазам. Ошибки быть не могло. Он сжал пальцы в кулаки и помрачнел. Потом костяшками пальцев потер виски, пытаясь осознать смысл прочитанного.

Для сомнений не осталось места. Не могло быть двух Маргарет Шиллинг, которые преподавали бы одновременно в Бременском университете. Это за пределами разумного. Но как поверить в то, что Маргарет Шиллинг умерла от руки серийного убийцы?

Тони вспомнил ее лицо. Приоткрытый в усмешке крупный рот, глубокие морщинки вокруг глаз — а ведь трудно поверить, что психолог может найти что-то веселое в этом мире. Распущенные светлые волосы, которые она нетерпеливо откидывала назад, когда спорила. Живая, умная, она всегда так точно аргументировала свою позицию, что могла свести с ума.

Они встретились на симпозиуме в Гамбурге три года назад. Тони тогда занимался влиянием религиозности на психику некоторых типов серийных убийц, и экспериментальная работа Маргарет заинтересовала его. Он внимательно выслушал ее доклад и захотел обсудить с ней пару вопросов. Поэтому в компании еще нескольких коллег они отправились в бар и пропустили официальный банкет, настолько увлеклись разговором.

У них с Маргарет оказалось много общего. Настолько много, что она убедила его сдать билет на самолет и на несколько дней отправиться вместе с ней в Бремен, чтобы познакомиться с результатами ее исследований. Все было чудесно, и живой обмен информацией и идеями очень ободрил его тогда. Она даже поселила его в свободной комнате очаровательного, переделанного из амбара дома девятнадцатого столетия, в котором жила со своим мужем Куртом и сыном Хартмутом и который находился в небольшом поселении художников в двенадцати милях от города.

Правда, Курт, насколько помнил Тони, ему не понравился. Он изображал себя мучеником, который, уволившись из фармацевтической фирмы, взял на себя груз забот о сыне.

— Естественно, постоянное внимание к ребенку мешает поддерживать научную форму, — стонал он в течение всего обеда. — У Маргарет-то все в порядке. Она может парить в небесах науки, а я остаюсь на задворках, и у меня плесневеют мозги.

Тони быстро понял, что Курт занимается сыном не по необходимости, а из лени. Со слов Маргарет он знал, что родители завещали ему приличные деньги и он купил дом, после чего средства еще остались. Тут-то Курт и бросил работу, чтобы вести жизнь художника-любителя. Рассказывая об этом, Маргарет грустно улыбалась.

— Узнав, что он будет сидеть дома, я предложила отказаться от няни. Он не возражал. Но этого мне не простил.

Тогда Тони подумал, что для психолога, постоянно имеющего дело с лабиринтом человеческого сознания, это на удивление плохой психологический ход. Если, конечно же, она не хотела покончить со своим замужеством. Развод был неизбежен и состоялся, как он узнал из поздравительных открыток на Рождество и редких электронных посланий. Не просчитала она одного. Курт захотел взять мальчика к себе, и, читая между строк, Тони понял, что потеря сына стала настоящим ударом для Маргарет.

Теперь, если статье можно было верить, сын Маргарет остался сиротой. Тони не мог смириться с гибелью Маргарет. В такой смерти всегда есть чудовищный элемент неожиданности.

Для Маргарет все кончилось. Однако других, вероятно, еще можно спасти. Суть не в том, что эта работа позволяла ему ускользнуть от журналистов, жаждущих узнать его мнение об апелляции Джеко Вэнса. Суть не в том, что ему отчаянно скучно преподавать. И суть не в том, что ему хотелось быть рядом с Кэрол. Главное — спасение человеческих жизней.

На радость или на беду, но он сделал свой выбор.

*

За полчаса до обычного появления Марийке в чате Петра включила компьютер и стала бродить по сайтам с информацией о серийных убийцах, надеясь отыскать что-то общее в их приемах и приемах новоявленного маньяка. Однако поиск оказался напрасным. Ни у одного из преступников с извращенным сознанием не было отмечено стремление удушить свою жертву таким способом, да и о скальпировании лобка тоже нигде не говорилось, хотя название этому отыскалось — «гинелофизм». Ничего полезного она не почерпнула и относительно мотивов.

Как всегда, стоило Петре заняться поиском, и время пролетало на удивление незаметно. Она уже на пять минут опоздала на свидание с Марийке. Быстро выйдя в чат, Петра обнаружила Марийке, отчаянно старавшуюся избежать дискуссии с двумя геями и бисексуалкой на тему о правах человека в Европе. Обозначив себя, она дважды кликнула на имени Марийке, приглашая ее на личную страничку.

П: извини, что заставила тебя ждать, заблудилась в сети.

М: Ничего страшного. Я сама только что освободилась. Как тебе Кэрол Джордан?

П: очень профессиональна, очень умна, быстро соображает, и думаю, у нее все получится.

М: С ней легко ладить?

П: очень легко, можно подумать, что она работала на улице, а не за письменным столом, когда забывают, каково всем остальным, полагаю, из нас получится отличная команда, ее не обижают советы.

М: Я скрестила пальцы, чтобы не сглазить. У тебя была возможность поговорить с ней об убийствах?

П: да. джордан высказала отличную идею, она считает, что надо убедить твоих боссов послать сообщение об убийстве в европол и запрос на информацию о схожих убийствах, европол распространит сообщение по всем странам, и тогда я смогу на законных основаниях доложить об убийствах в гейдельберге и бремене. что скажешь?

М: Думаешь, сработает?

П: думаю, иначе мы попадем под удар, когда все откроется, пройдут недели, прежде чем начнется настоящее расследование, ведь никто не захочет нарушать процедуру, пока там будут сражаться за то, какой стране предоставить право вести расследование, мы поработаем без них. джордан обещала попросить своего доктора хилла нарисовать для нас психологический портрет, чтобы было с чего начать, у нас еще есть шанс заработать себе репутацию, и при этом комар носа не подточит.

М: Пожалуй, в этом есть смысл. Однако мне будет нелегко уговорить Маартенса обратиться в Европол за помощью. Он очень старомоден насчет организации расследования и всегда против того, чтобы полицейские уходили с улиц в кабинеты.

П: значит, постарайся убедить его в том, что это ему выгодно, может быть, ему понравится быть первым, кто обратил внимание на эти убийства и сделал предположение о серийном убийце? ведь это он прославится, потому что его имя будет стоять на сообщении, а не твое, правильно?

М: Отличная мысль. Возможно, он расценит это как победу традиционного полицейского расследования, если я правильно с ним поговорю. Попытаюсь завтра же утром.

П: дай знать, как все пройдет.

М: Завтра вечером?

П: постараюсь быть на месте, но только попозже, около полуночи, если ничего плохого не случится, джордан будет работать допоздна, и это значит, что я тоже, спокойной ночи, детка.

М: Staap ze, liefje. Tot ziens.[12]

*

Тадеуш Радецкий ужинал в ресторане, но извинился и встал из-за стола, когда увидел, что ему звонит Дарко Кразич. В коридоре, который вел в туалетные комнаты, то есть подальше от своих респектабельных приятелей, он позволил себе ответить на настойчивый вызов:

— Слушаю!

— Когда будешь дома, босс? — спросил Кразич. — У меня новости.

— Хорошие или плохие?

— Ничего срочного.

— До завтра не может подождать?

— Думаю, ты сам не захочешь откладывать на завтра.

Тадеуш посмотрел на часы:

— Через час приезжай ко мне.

— Ладно. Значит, увидимся.

Кразич отключился, и Тадеуш вернулся в шумный зал. Его приятели уже пили кофе, так что в любом случае они задержатся еще на полчаса, и пора будет расходиться. А так как у него не было намерения провожать одинокую женщину, которую его более удачливые приятели пригласили специально для него, то он без особого труда доберется до дома за час. Что-то там Дарко темнит. Однако беспокоиться о чем-то неизвестном Тадеуш считал пустой тратой времени, поэтому никогда не позволял себе тревожиться раньше времени. Он присоединился к застольной беседе, словно ничего важного не произошло, но ровно через тридцать минут отодвинул стул и объявил, что утром ему рано вставать. Оставив на столе деньги, свою часть расходов, он поцеловал всех трех дам в обе щеки, похлопал мужчин по спинам и удалился.

Черный «мерседес» уже ждал его перед домом, когда он свернул на свою улицу. Едва Тадеуш приблизился к парадной двери, из другого «мерседеса» вышел Кразич и поравнялся с ним.

— Так что это за таинственная новость? — спросил Тадеуш, когда они вошли в лифт.

— Подожди пару минут.

Тадеуш рассмеялся:

— Дарко, ты осторожничаешь. Я же говорил тебе, что лифт не прослушивается.

— Дело не в этом. Тебе скорее всего захочется выпить, когда ты узнаешь.

Тадеуш наморщил лоб, но больше ничего не сказал, пока они не вошли в квартиру. Там он налил им обоим арманьяк и подал одну рюмку Кразичу.

— Ну говори же, что такого ужасного произошло, что я должен выпить бренди?

Кразич забыл о своей обычной невозмутимости.

— Это чертовски странно, вот что это. — Он подошел к полкам, где в серебряных рамках стояли три фотографии Катерины. — Мне наконец-то удалось раздобыть информацию о мотоциклисте.

У Тадеуша все сжалось внутри, он похолодел. Этого он не ожидал.

— Ты узнал имя?

— Нет. Не все сразу. Наш человек еще раз поговорил с подростком, который видел мотоцикл. Мальчишка из кожи лез вон. Все время предлагал, чтобы его загипнотизировали, мол, тогда он еще что-нибудь вспомнит.

— Ну и?

— Чтобы это организовать, потребовалось время, однако нашлась одна женщина, которая загипнотизировала мальчишку. И он правда вспомнил кое-что еще.

— Что?

Тадеуш подался вперед, словно гончая, учуявшая запах добычи.

— Во-первых, номер под грязью не читался, но, парень уверен, что-то с ним было не то. — Кразич отвернулся от фотографий Катерины и сел на диван. — Во-вторых, он получше описал мотоцикл. Форму выхлопной трубы. Так или иначе, наш человек все запротоколировал. Потом, когда не осталось сомнений, что речь идет о «БМВ», он позвонил в их фирму, чтобы уточнить, какая это может быть модель. И вот тут-то начинается самое странное.

Тадеуш забарабанил костяшками пальцев по стене.

— Что странное?

— То, что таких мотоциклов в германских каталогах нет. Наш человек решил, что мы зря потратили время, влезая мальчишке в мозги. И тут ему перезвонили с фирмы.

— Господи, Дарко, да не тяни ты!

— Ладно, ладно, я быстро. Оказалось, что была выпущена серия мотоциклов, подходящих под описание мальчишки. Триста пятьдесят штук. Только на экспорт. Их продали в Англию и Скандинавию. Все мотоциклы были куплены государственными службами и поступили в распоряжение полиции.

Тадеуш как будто не поверил своим ушам:

— Что? Бессмыслица какая-то.

— Так сказал наш человек. Он спросил, как экспортный мотоцикл мог спровоцировать дорожно-транспортное происшествие в Берлине. Никто понятия не имеет, но ему дали точные технические характеристики машины. Ни один такой мотоцикл в Германии не зарегистрирован.

— Ты хочешь сказать, что, кто бы ни убил Катерину, он управлял полицейским мотоциклом? — Тадеуш сделал большой глоток бренди и зашагал по комнате. — Сумасшествие какое-то. Бессмыслица.

Дарко пожал плечами:

— Не знаю. Я думал об этом дольше тебя, и у меня есть только одно правдоподобное объяснение. Тебе известно, как эти чертовы мотоциклетные ковбои относятся к своим железным коням. Они с ними неразлучны. А теперь представь, что кто-то из этих ребят вздумал погонять на своей служебной машине в выходные. Вообразим, что он британец. На какую-то долю секунды он забывает, что едет не по той полосе, попадает в аварию, паникует и жмет на газ. Ведь он не имел права вывозить из страны этот мотоцикл, и ему грозит серьезное наказание. Конечно же, он умчался быстрее лани.

— Считаешь, в этом есть смысл? — с вызовом спросил Тадеуш.

Кразич поерзал на диване, распахнул пальто и скрестил мясистые ноги, как будто стараясь за своим явственным физическим присутствием скрыть душевные сомнения.

— Другого объяснения у меня нет.

— У меня тоже. И это мне не нравится. — Тадеуш похлопал ладонью по стене. — Дерьмо это, как ни посмотри.

— Тадеуш, произошла обычная авария. Такое случается сплошь и рядом. Тебе надо смириться.

Тадеуш резко развернулся и гневно посмотрел на своего ближайшего помощника.

— К черту! Обычная авария или необычная авария, кто-то за это заплатит.

— Не возражаю. И если бы был хоть один шанс из тысячи найти того, кто сидел на мотоцикле, я бы первый достал его и заставил платить. Но он для нас недосягаем.

Неожиданно Тадеуш обмяк. Он опустился в кресло и откинул назад голову. В уголке глаза появилась слеза и скатилась на висок. Кразич вскочил на ноги, не зная, что делать и что говорить.

— Извини, Тадзио, — угрюмо произнес он.

Тадеуш стер слезу тыльной стороной ладони:

— Ты сделал, что мог, Дарко. И ты прав. Пора смириться. Пора идти дальше. — Он едва заметно улыбнулся. — Завтра увидимся. Я уже начал думать о будущем.

Хотя Кразичу тяжело было видеть босса в таком состоянии, он покинул его квартиру, бодро пружиня шаг. Похоже, они опять вместе займутся делами. У него уже появилась парочка идей, и он был уверен, что на сей раз сможет их изложить. Если у Кразича и оставались сомнения насчет загадочного человека, который стал причиной гибели Катерины, то он больше не собирался тратить время, размышляя об этом. Паранойя — удел слабых, а уж слабым он никак себя не считал.

21

Тони прилетел в аэропорт Тегель и, выйдя в зал ожидания, стал всматриваться в лица встречающих. Вскоре он увидел высокую стройную женщину с черными непослушными волосами, которая держала в руке плакатик с написанным на нем одним словом: «Хилл». Неуверенно улыбаясь, Тони направился к ней.

— Петра Беккер? — спросил он.

Она протянула ему руку, и они обменялись рукопожатиями.

— Доктор Хилл. Рада познакомиться с вами.

— Пожалуйста, зовите меня Тони. Спасибо, что встретили меня.

— Ну что вы! Ваш приезд спас меня от нытья коллеги, который считает, что я дала ему невыполнимое задание — найти потерявшуюся шестилетнюю девочку.

У Тони брови полезли на лоб.

— Вот уж не думал, что это тоже входит в ваши обязанности.

Петра хмыкнула:

— Такое редко случается. Но именно эту девочку держит в заложницах Тадеуш Радецкий, приятель Кэрол, чтобы ее мать молчала. А я хочу, чтобы мать сотрудничала с нами, поэтому мне во что бы то ни стало надо отыскать девочку. Но вам не стоит об этом думать. У вас более серьезные проблемы. Все, что от меня зависит, я сделаю, только скажите.

Она уже немало сделала, думал Тони, идя следом за Петрой к ее машине. Прочитав электронное сообщение Кэрол, Тони заказал билет на ближайший рейс до Берлина, сообщил секретарю на факультете о якобы неожиданной смерти родственника, в связи с чем ему необходим отпуск по семейным обстоятельствам. Он знал, что не может связаться с Кэрол, однако ему было известно, что Петра Беккер работает в криминальной разведке. Сделав несколько телефонных звонков, он отыскал ее, и она с удовольствием восприняла весть о его приезде в Германию. Объяснять причины своего немедленного решения Тони не стал. Еще не хватало, чтобы от его услуг отказались из-за его личной заинтересованности в раскрытии дела.

— Мне надо где-то остановиться, — сказал Тони. — Хорошо бы, вы поселили меня в отеле, где живет Кэрол. За ней, несомненно, установили слежку, так что важно найти место, где мы могли бы встречаться, не вызывая лишнего внимания к себе. В одном здании это сделать проще.

Петра отозвалась, когда аэропорт остался позади:

— Мне удалось арендовать для вас квартиру в том же доме. Двумя этажами ниже. Вам не составит труда приходить и уходить, не попадаясь никому на глаза.

— Спасибо. Насколько мне известно, вы встречаетесь с ней в женском оздоровительном клубе и там обмениваетесь информацией?

— Да, правильно. Боюсь, в клубе вы не сможете к нам присоединиться, — усмехнулась Петра.

— Да уж. Итак, с Кэрол я могу видеться дома, а с вами? На работе? Мне ведь нужен доступ к информации, так что там, по-видимому, лучше всего?

Петра поморщилась:

— Тони, с этим не все просто. Понимаете, официально я пока не имею права заниматься этим серийным убийцей. Поэтому если вы появитесь у нас, то мой шеф непременно задаст мне кучу неприятных вопросов. Вот если бы вы могли работать у меня дома. Я все отлично устроила, правда. Да и материалы у меня там.

— Отлично, если вы не возражаете, что я буду путаться у вас под ногами. Обычно я работаю по многу часов. И мне не терпится побыстрее начать.

— Материалы из Гейдельберга и Лейдена уже пришли. В Бремен я послала запрос, так что скоро должны прислать рапорт о том, как проходит расследование. Я сказала им, что их дело вроде бы имеет отношение к тому, чем мы сейчас занимаемся. Думаю, они с удовольствием разделят со мной эту ношу. У них там мало людей, и им не хватает опыта в расследовании преступлений, выходящих за рамки самых обычных.

— Прекрасно. Мне нужна вся информация, какую только можно достать.

— Я рада, что вы соблазнились этим делом.

Тони искоса посмотрел на Петру. Если она настолько честолюбива, что позволяет себе нарушать правила, то, скорее всего, не будет возражать, если он выложит ей все.

— Не только делом. Я был знаком с Маргарет Шиллинг.

— Черт! Прошу прощения. Кэрол мне не сказала.

— Кэрол не знает. У вас была возможность сообщить ей, что я тут? — спросил Тони, не желая продолжать разговор на больную для него тему смерти Маргарет.

— Надеюсь, вы не против, что я пока ничего ей не сказала? Сегодня вечером она в первый раз встретится с Радецким, и важно, чтобы ее ничто не отвлекало.

— Вы правы. Мы повидаемся завтра.

— Она будет рада. Ведь она очень ценит вас.

— Я тоже буду рад.

— Хорошо, когда рядом человек, соединяющий с реальной жизнью, — проговорила Петра, резко повернув руль, чтобы не ткнуться в подрезавшую ее машину. — Тупица, — пробурчала она.

— Если только я не помешаю ей держаться в образе.

— А меня больше волнует, как бы она не отождествилась с Кэролин Джексон. Радецкий — мерзавец, но очень обаятельный. Ему трудно противостоять, особенно если никого нет рядом. Думаю, ваше присутствие ей поможет.

— Надеюсь. А ее проницательность поможет мне в создании психологического портрета. У нее потрясающе неординарное мышление. Она может посмотреть на дело с совершенно неожиданной точки зрения и увидеть то, чего никто другой ни за что не увидит.

— Когда вы приступите к работе?

— Прямо сейчас. Если вы не против, я закину вещи, а потом вы, может быть, отвезете меня к себе домой?

— Хорошо. Я дам вам ключ, чтобы вы не зависели от меня. Приходите, когда хотите. Вы меня совсем не побеспокоите, даже не думайте об этом. Я редко бываю дома и сплю как убитая. — Петра свернула в тихий переулок. — Ну вот мы и на месте. Я вас провожу.

Тони последовал за Петрой в крохотное помещение консьержки рядом с главным входом. Покончив с регистрацией, он прошел вместе с ней в большой холл.

— Ваша квартира на втором этаже. Кэрол живет двумя этажами выше, в квартире четыреста два. Я подожду вас здесь.

Тони кивнул и нажал на кнопку вызова лифта. На сей раз он сжег за собой все мосты. Слишком долго он внушал себе, что может быть хамелеоном, подделываться под окружавший его мир, под чужие жизни, потому что у него практически нет собственной. Однако постепенно к нему пришло понимание того, что это неправда. На этом свете жила уникальная личность, имя которой Тони Хилл. И чем отчаяннее он старался избавиться от нее, тем громче она кричала о себе. Прочь слабость, прочь условности. Он это он: охотник, нюхающий воздух в поисках почти неуловимого запаха добычи. Он снова там, где ему место, и это было чудесно.

*

Кэрол не осталась равнодушной к ассоциациям, которые вызывала у нее опера. Сидя в заднем ряду партера Берлинской оперы, она слушала «Das Schlaue Fuchslein», или «Лисичку-плутовку» Леоша Яначека. Наверное, опера могла бы отвлечь ее от собственных проблем, но эта лишь напоминала об опасностях ее миссии. Сначала первый акт. Пленение лисички егерем, ее попытки защитить себя от сексуальных домогательств барбоса и издевательств детей, ее расправа над курами и своевременный побег.

«Я и есть эта лисичка-плутовка», — размышляла Кэрол. Ей предстоит заставить Радецкого думать, будто он подчинил ее себе и она послушна ему. И при этом надо не заглотнуть наживку и не раскрыть свои намерения. Кэрол понимала, что ей во что бы то ни стало надо найти способ держать Радецкого на коротком поводке. А потом она проникнет в его курятник, унесет его цыплят к себе домой, пожарит их и постарается сбежать, чтобы он не заставил ее за это расплачиваться.

К концу первого акта, когда обозначилось противостояние лисички и людей, Кэрол встала и, стараясь не шуметь, вышла из зала. У нее громко стучало сердце, сводило живот. Несмотря на легкое платье из темно-синего шелка, она чувствовала, что обливается потом. Жуткий выплеск адреналина был мучителен. За ее спиной послышались аплодисменты. Теперь или никогда, сказала она себе и направилась к лестнице, которая вела к ложам. С левой стороны, как и сказала Петра.

Петра отлично справилась с домашней работой. Согласно ее сведениям, Радецкий с недавнего времени вновь стал посещать оперу. Обычно он сидел один в своей ложе, не выходил во время антрактов и избегал встреч с приятелями и знакомыми. В буфете он не бывал никогда, предпочитая пить шампанское в ложе, куда его загодя приносил кто-то из работников театра.

— Это эффектное место для первого свидания, — сказала Петра. — Он всегда бывал в опере с Катериной, так что теперь наверняка будет во власти воспоминаний.

Тони согласился, что место выбрано с психологической точки зрения правильное, и Кэрол должна использовать свое преимущество. Застигнутый врасплох, Радецкий будет более беззащитен, чем в деловой обстановке.

Кэрол поднималась по лестнице, и толстый ковер заглушал шум ее шагов. Двери уже открыли, и публика, переговариваясь и смеясь, покидала зал. Некоторое время Кэрол шла против людского потока, потом скользнула в боковой коридор. Петра сказала: вторая дверь направо. Поглядев на дверь и мысленно произнеся молитву ангелу-хранителю, если таковой у нее имеется, Кэрол взяла сумочку под мышку и постучала.

Ответа не последовало. Она постучала еще раз, теперь погромче. Прошло несколько минут, прежде чем дверь распахнулась. На пороге появился Тадеуш Радецкий и встал, возвышаясь над Кэрол на добрых шесть дюймов. «Фотограф был к нему несправедлив», — неожиданно подумала Кэрол. Даже в ярости он был на диво хорош. Отлично сшитый смокинг подчеркивал широкие плечи, узкие бедра и длинные ноги.

— Was ist? — не предвещавшим ничего хорошего тоном спросил он, прежде чем успел посмотреть на нежданную гостью.

Кэрол не успела промолвить ни слова, как в его сознании уже отпечаталось ее лицо. Радецкий буквально отпрянул от нее, другого слова она не могла подобрать, к тому же никогда прежде ей не приходилось видеть ничего подобного. Тадеуш выпрямился во весь свой гигантский рост и одновременно сделал шаг назад. Глаза у него стали круглыми, а рот вытянулся в ниточку, и он затаил дыхание.

— Прошу прощения. Я не собиралась вас пугать, — произнесла Кэрол по-английски, изображая удивление.

А у Тадеуша одно выражение на лице сменялось другим, третьим, так что Кэрол легко читала его мысли. Неужели перед ним призрак? Нет, призраки не разговаривают. Неужели галлюцинация? Нет, галлюцинация не стала бы изъясняться по-английски. Но если это не призрак и не галлюцинация, то кто же эта женщина, стоящая на пороге ложи, которую он делил с Катериной?

Кэрол воспользовалась смятением Тадеуша и вошла в ложу. Он отступил еще на несколько шагов и натолкнулся на кресло, потому что не сводил глаз с лица Кэрол. Глубокие вертикальные морщины прорезали его лоб.

— Кто вы? — спросил он, скорее, едва слышно прохрипел, и его голос ничем не напоминал тот, которым он задал свой первый вопрос, когда распахнул дверь.

— Вы Тадеуш Радецкий? — спросила Кэрол, удерживая удивление на лице. — Я не ошиблась ложей?

— Мне известно, кто я такой. Я хочу знать, кто вы?

Тадеуш несколько оправился от потрясения и задал свой вопрос тоном, почти похожим на тон цивилизованного человека.

— Кэролин Джексон, — ответила Кэрол и нерешительно протянула ему руку.

Тадеуш осторожно коснулся ее, словно боясь, что она может исчезнуть. У него были холодные сухие пальцы, но рукопожатие оказалось до странности слабым, словно ему, как политику, приходится пожимать слишком много рук. Он наклонил голову. Усвоенные с детства манеры помогли ему взять себя в руки.

— Тадеуш Радецкий, как вы совершенно справедливо заметили. — Он отпустил руку Кэрол и отошел от нее еще на пару шагов, все еще сохраняя хмурый вид. Но твердые черты его лица выражали еще и сомнение. — А теперь, может быть, вы будете так любезны и объясните, зачем вам понадобилось вторгаться в мою ложу?

— Я хотела встретиться с вами. Извините, что ворвалась, но мне было необходимо застать вас одного. Где-нибудь без свидетелей. Не возражаете, если я сяду?

Кэрол хотела быть поближе к передней части ложи, чтобы ее было видно из партера. Она знала, что где-то там находится Петра, но самое главное, ей казалось, что, если ее видно снаружи, то она в большей безопасности. Если она провалится, то сдаваться не собирается. Однако не похоже, чтобы он был склонен к насилию.

Тадеуш подвинул ей кресло, однако сам продолжал стоять спиной к залу, опершись на парапет. Снизу поднимался гул. Тадеуш скрестил руки на груди и стал изучать Кэрол, устраивавшуюся поудобнее в обитом бархатом кресле.

— Итак, мисс Джексон, мы тут одни. Зачем я вам понадобился?

— Я знакома… то есть я была знакома с Колином Осборном.

Радецкий поднял брови и сложил губы, словно спрашивая: «Ну и что?»

— Это должно что-то значить для меня? — спросил он.

Кэрол лучезарно улыбнулась и обрадовалась, увидев, как в ответ на ее улыбку изменился взгляд Радецкого. Попался, поняла она. Тадеуш видел перед собой Катерину, и, как он ни старался сохранить лицо, ему явно было не по себе. Именно этого Кэрол и добивалась.

— Учитывая то, сколь близко вы сотрудничали, думаю, ему было бы обидно узнать, что вы так быстро его забыли.

— Наверно, вы ошиблись, мисс Джексон. Я не помню, чтобы у меня были какие-то дела с мистером… вы сказали, Осборном?

Тадеуш как будто отказывался от знакомства, однако это было неубедительно. Он вел себя в высшей степени осторожно, и его нервозность могла ускользнуть от обычного человека, но только не от Кэрол, отлично выучившей уроки, преподанные ей и Тони, и всеми остальными. Она видела его насквозь. Она вошла в роль. И теперь наслаждалась тем, что контролировала положение и чувствовала свою силу.

— Послушайте, я понимаю, почему вы осторожничаете. Вам ведь известно, как умер Колин, поэтому, естественно, вы тревожитесь оттого, что незнакомая женщина буквально вломилась к вам и впрямую говорит о нем. Но я знаю, что вместе вы делали большие деньги, поэтому и решила с вами встретиться.

Тадеуш Радецкий покачал головой, и от его едва заметной улыбки не осталось и следа.

— Мисс Джексон, вы ошибаетесь на мой счет. Единственный бизнес, который принадлежит мне, сеть магазинов, в которых можно купить и взять напрокат видеодиски и кассеты. Наверное, ваш мистер Осборн был одним из наших поставщиков, однако у меня есть сотрудники, которые занимаются поставками. Не думаете же вы, что я сам веду рутинные переговоры?

Ему отлично удался покровительственный тон, которым он произнес эти слова. Похоже, Тадеуш Радецкий сумел взять себя в руки. Что ж, с этим Кэрол ничего не могла поделать. Пока не могла.

Она откинулась на спинку кресла, делая вид, будто ее ничто не смущает.

— Вы отлично справляетесь, — проговорила Кэрол. — Нет, правда-правда! — воскликнула она, когда он попытался изобразить удивление. — Если бы я не была в курсе ваших дел, то поверила бы, что вы и в самом деле «законопослушный предприниматель». Однако, Тадзио, я приехала в Берлин не для того, чтобы говорить о видео.

Назвав Радецкого его уменьшительным именем, Кэрол сделала второй просчитанный заранее шаг, чтобы сбить его с толку. И это получилось, судя по тому, как он вдруг прищурился. Конечно же, Радецкий постарался скрыть свою первую реакцию, однако воспоминания захлестнули его.

— Тогда вы напрасно потратили время, мисс Джексон.

Кэрол покачала головой:

— Не думаю. Послушайте, ведь ясно же, что вам очень не хватает Колина. И я приехала, чтобы занять его место.

Радецкий пожал плечами:

— Ерунда какая-то. — Прозвенел первый звонок, созывающий зрителей обратно в зал. — А теперь извините меня, но вам, полагаю, пора вернуться на свое место.

— Отсюда гораздо лучше видно. Мне хотелось бы остаться.

Кэрол опустила сумочку на пол и скрестила ноги, после чего, улыбаясь, склонила голову набок. Она видела в его глазах отчаянную борьбу с самим собой.

— Не стоит, — отозвался он.

Кэрол тяжело вздохнула:

— Хватит, Тадзио. Я вам нужна.

Радецкий был потрясен. Он открыл рот, но слова не шли у него с языка.

— Колин хорошо работал, — продолжала Кэрол. — Но он уже в прошлом. Вам нужен кто-то, кто будет брать на себя нелегалов, когда они опять станут прибывать в Британию. Этим человеком могу быть я. Давайте перестанем ходить вокруг да около и поговорим прямо? Понятно, что вы нервничаете, обсуждая такие дела с совершенно незнакомым человеком, однако в настоящий момент, как мне кажется, у вас нет никого, кто мог бы снять вас с весьма опасного крючка. Но сначала я, конечно же, должна доказать, что достойна доверия?

— И все же я не понимаю, о чем вы говорите. — Он упрямо сжал зубы. — Какие нелегалы? О чем это вы? О полицейских фильмах, которые я продаю? Но я не экспортирую их в Британию.

Кэрол улыбнулась, искренне довольная тем, как поворачивается дело. Если бы начало было легким, то потом пришлось бы тяжелее. А так она набирала силу, чувствуя себя Кэролин Джексон, прежде чем открыть свои главные козыри.

— Ах, пожалуйста, — произнесла она, добавив металла в свой голос. — Это становится утомительным. Послушайте, я знаю, чем вы и Колин занимались. Могу назвать вам адреса фабрик в Эссексе, где за кусок хлеба трудились нелегальные иммигранты. Могу сказать, сколько людей он получил в прошлом году. Мне известно, где жил Колин, с кем он пил, с кем спал — и, прежде чем вы сделаете неправильный вывод, это не я. Мне также известно, кто убил его, и у меня есть свои соображения насчет того, зачем это было сделано. К счастью, это не имеет отношения к вам и вашему бизнесу.

Радецкий хотел было заговорить, но Кэрол не оставила ему ни малейшего шанса:

— У вас будет время, Тадзио, сказать свое слово. Ведь сюда я приехала не для того, чтобы создавать вам проблемы, а чтобы их решать. Если же вы предпочитаете проблемы, если хотите иметь трудности, что ж, отлично. Я отстану от вас. Но не думаю, что вам это понравится. Насколько я слышала, вы отчаянно ищете кого-нибудь на моей стороне Ла-Манша. Так почему бы нам не послушать второй акт? А вы тем временем подумаете о том, что я сказала.

Радецкий смотрел на Кэрол с таким видом, словно ничего не понимал.

— Кто вас послал? — спросил он.

Кэрол нахмурилась:

— Никто не посылал. Я работаю самостоятельно. Если мы поладим, то я все равно буду работать только на себя. Вам лучше знать об этом с самого начала.

На лбу Радецкого выступил пот.

— Почему бы вам не послушать второй акт в моей ложе?

Кэрол похлопала ладонью по креслу, что стояло рядом:

— А я уж было подумала, что вы не пригласите меня.

*

Петра была воплощением немецкой аккуратности, во всяком случае именно это пришло в голову Тони, когда он увидел надписанные четким почерком ящики на полу в гостиной. Три ящика стояли рядом, однако количество материалов в них было разным, и третий ящик оказался почти совсем пустым.

Прежде чем взяться за психологический портрет убийцы, Тони предстояло разработать психологические портреты жертв. Не исключено, что они выбраны наугад, однако скорее всего у убийцы была определенная цель. Для внешнего мира, который ориентируется на истеричные газетные заголовки, люди, которые убивают одного незнакомца за другим, могут быть только сумасшедшими. У Тони были другие соображения на этот счет. Педантичные серийные убийцы действуют в соответствии с собственной логикой, они ведомы своей миссией и шагают под свои барабаны, которые слышны лишь им одним. Необходимо определить тайные ритмы, которым подчиняется убийца, потому что только так можно понять, какой смысл он вкладывает в свои преступления. Сумев влезть в мозги серийного убийцы и воссоздав его мир, Тони рассчитывал определить ключевые моменты жизни убийцы, чтобы выследить и поймать его.

Первым делом он должен был дать убийце прозвище, то есть персонифицировать его. Это первый шаг к воссозданию человеческого лица, а там уж прямой путь к психике человека, которая работает по установленным им самим правилам.

— Ты убиваешь людей, предмет исследований которых — работа человеческого мозга, — негромко произнес Тони. — Игры мозга. Ты топишь этих людей. Это аллегория или что-то реальное? Ты скальпируешь их лобок, однако не трогаешь гениталии. Ты думаешь, будто это не имеет ничего общего с сексом. Но, конечно же, имеет. Просто ты это отрицаешь. Ты думаешь, будто тобой двигает нечто более высокое. Ты ведешь войну. Ты, наверное, Иеронимо.

Тони вспомнил подходящую к случаю цитату из «Испанской трагедии» Томаса Кида: «Иеронимо снова безумен».

— Ты и есть Иеронимо, — сказал Тони.

Теперь у преступника появилось имя, и он мог разговаривать с этим человеком. Он мог влезть в его шкуру, вместе с ним сделать несколько шагов и изучить его походку. Он мог составить схему его «достижений» и понять его фантазии. В основе таких убийств всегда лежат фантазии. Иеронимо, как многие до него, не находил удовлетворения в реальности. Неизвестно по каким причинам, но он не научился соответствовать ей. Ему не удалось, повзрослев, стать завершенной личностью, хотя бы и с функциональным расстройством. Он остановился в своем развитии на той стадии, когда весь мир вертится вокруг него и в фантазиях исполняются все желания, в которых реальная жизнь ему отказывает.

Такой психологический тип Тони отлично знал. Всю свою сознательную жизнь он сам чувствовал себя неуютно в этом мире. Он жил с ощущением собственной никчемности, отчего ему было невозможно любить, ибо любовь всегда подразумевает убеждение, что любящий тоже достоин любви. А ему было трудно в это поверить. Тогда Тони создал для себя несколько масок, эмпатическую серию фасадов, за которыми мог спрятаться. Если бы жизнь сложилась иначе, он и сам мог бы стать добычей, а не охотником. Тони в этом не сомневался. Именно понимание этого лежало в основе всего, что он делал. Благодаря такому пониманию он лучше всех справлялся с проникновением в мозги сумасшедших.

Но и по той же самой причине у Тони не получалось создать отношения, которые выходили бы за рамки поверхностных. Обычно он примирялся с такой неспособностью, считая ее платой за свое замечательно полезное ремесло. Единственным человеком, которому удалось показать ему, что он сам себе врет, была Кэрол Джордан.

Тони знал, что не заслуживает ее. Но чем сильнее он старался от нее отдалиться, тем сильнее его тянуло к ней. Когда-нибудь он захочет смириться с потерей того, что по-настоящему умеет делать, ради попытки обрести неизвестную доселе жизнь. Он захочет быть мужчиной, а не играть роль, и это может настолько его изменить, что, не исключено, ему больше не удастся проникать в лабиринты чужих путаных сознаний.

Но это потом. Тони мысленно встряхнулся и взялся за чтение того, что было известно о Иеронимо и его жертвах. Прорываясь через дебри уголовных досье, он по мере надобности делал пометки. Материалов из Гейдельберга и Лейдена было довольно много, в ящиках находилось все — от показаний свидетелей до фотографий и отзывов о жертвах. К счастью, нидерландские материалы были, ради Петры, переведены на английский язык, так что у него не возникло трудностей в их чтении, разве что перевод оставлял желать лучшего. А вот из Бремена пока ничего не пришло, потому что расследование едва началось и на запрос Петры высылать пока было нечего.

Петра не стала делать попыток разговорить Тони, когда он углубился в досье, и лишь поставила на обеденный стол, за которым он работал, кружку со свежесваренным кофе. Себе она тоже налила кофе, но в чашку.

— Мне скоро уходить. Надо приглядеть за Кэрол.

Тони рассеянно кивнул, не вслушиваясь в слова Петры. Он был поглощен изучением жертв и лишь после полуночи закончил предварительный просмотр документов. Около его локтя высилась стопка бумаг с пометками. Предстояло нарисовать таблицу, чтобы сравнить все три дела, но сначала ему было необходимо побольше узнать о научных приоритетах всех трех психологов. Тони встал и потянулся. На шее и спине заболели мышцы, протестуя против неожиданно навязанных им движений. Пора было поменять место действия.

Тони сложил свои записи и покинул квартиру Петры. Поездка на такси не заняла много времени. Выйдя из машины, Тони поднял голову и посмотрел на окна четвертого этажа. Света в них не было. Если Кэрол дома, то, скорее всего, спит. Встречу придется отложить.

Поднявшись к себе и проигнорировав неразобранную сумку, Тони сразу же поставил ноутбук на небольшой письменный стол и вышел в Интернет. Он отыскал «Метабот», свою любимую поисковую программу, которую считал наиболее удачной для научных изысканий. Через час у него уже сложилось вполне адекватное представление о научных интересах Вальтера Нойманна, Питера де Гроота и Маргарет Шиллинг. Ничего не понимая, он вновь и вновь просматривал отслеженные материалы. Изначально Тони был почти уверен, что какая-то тема объединяет трех мертвых психологов. Однако Маргарет интересовалась влиянием религии на сознание, де Гроот — эмоциональным насилием, Нойманн — психологической динамикой садомазохизма.

Тони пошел в кухню и сварил себе свежего кофе, тем временем перебирая в уме все, что ему стало известно, и сравнивая это с накопившимися в его памяти знаниями. У любого серийного убийцы есть определенный приоритет в выборе жертв. Обычно несчастных объединяет некий чисто физический фактор. Будь они мужчинами, женщинами или мужчинами и женщинами, почти всегда можно предсказать, кого в следующий раз выберет убийца. Некоторые насильники предпочитают пожилых женщин, другие — беззащитных бродяг, потому что их самих обижали в детстве, третьи — красивых блондинок, потому что те не обращали внимания на неказистых мужчин. И хотя преступления могли очень разниться в деталях, жертвы представляли собой как будто автограф преступника, который, как правило, повторялся и в самих совершенных им преступлениях.

Что касается дела Иеронимо, то с первого взгляда на полицейские рапорты стало ясно: его преступления не укладываются в привычную схему. Странно, но ритуал убийства повторялся до мельчайших подробностей. Никаких отклонений, никаких ужесточений, что говорило бы о неудовлетворенности предыдущими попытками. А вот жертвы были совершенно не похожи друг на друга. Подтянутый де Гроот, худенькая Маргарет, полноватый Нойманн. Значит, не внешность была главным элементом и не она играла главную роль в выборе жертвы. Тони мог бы поклясться, что убийца выбирал их по профессиональному признаку, поскольку только это объединяло покойных. Направляясь обратно в гостиную, Тони напомнил себе, что глупо теоретизировать, не имея достаточно информации.

— Чем так досадили тебе психологи, Иеронимо? — громко произнес Тони. — Ты ненавидишь их? По вине психологов твоя жизнь пошла не так, как тебе хотелось бы? Или тебе кажется, что их надо избавлять от мучений? Ты убиваешь, делая одолжение им или миру, в котором мы живем?

Тони вновь пробежал глазами выписки, которые сделал во время работы в Сети.

— Если кто-то причинил тебе зло, то при чем тут ученые? Предположим, на твою судьбу повлиял профессиональный психолог или его показания в суде, но почему тогда тебе безразличны практикующие психоаналитики? Что такого делают ученые, чего не делают клиницисты?

Если кто и сумеет ответить на этот вопрос, то только он. В конце концов, он побывал в обеих шкурах. Начинал Тони как клиницист и лишь относительно недавно стал ученым. Что изменилось в его профессиональной жизни, если не говорить об очевидном — об отсутствии пациентов? Это тебе не нравится, Иеронимо?

— Ты взъелся на них, потому что они неправильно используют свои знания? — вслух спросил он неясную тень, которая никак не желала обретать четкие контуры. — Нет, не думаю, — продолжал Тони. — Слишком нелепо. Никто не убивает людей за то, что они не лезут в чужие головы.

Тони потер усталые глаза и откинулся на спинку кресла. Что делают преподаватели в университетах? Читают лекции. Руководят студентами. Занимаются исследованиями.

— Исследованиями, — негромко произнес он и подался вперед. Тони стал торопливо просматривать статьи, написанные жертвами. И понял: — Эксперименты!

Ученые — все трое — занимались тем, что весьма приблизительно можно было определить как вмешательство в сознание людей, то есть они экспериментировали с живыми людьми.

— Ты считаешь, что пострадал в результате психологических экспериментов, — произнес Тони, полностью убежденный в своей правоте. — Произошло что-то такое, что сделало твою жизнь непохожей на жизнь других людей, и ты обвиняешь в этом психологов. Ты видишь в них вивисекторов сознания. Не так ли, Иеронимо, а?

Тони нутром чувствовал, что нашел мотив всех трех убийств.

Теперь он был готов к очерчиванию психологического портрета. Однако час был поздний, и имело смысл оставить это до утра. Тони с неохотой отключил компьютер и расстегнул молнию на сумке, с которой приехал в Берлин. Насчет того, что удастся поспать, он сомневался, однако попытаться стоило. В конце концов, утром предстояло не только вновь заняться делом, которое у него лучше всего получалось, но и повидаться с Кэрол. При мысли о Кэрол он улыбнулся. В первый раз он думал о том, что в их отношениях позитив начинает перевешивать негатив и горькие воспоминания о прошлом. Даже если он себя обманывает, все же не грех проверить теорию практикой.

22

Второй акт тянулся целую вечность. Не в силах сконцентрироваться на музыке, Кэрол вновь и вновь прокручивала в голове свой разговор с Радецким. Что она сказала и как сказала. Жаль, у нее не получилось заранее проиграть сценарий с Тони. Тогда она не сомневалась бы в том, что сумела нажать на нужные точки. Конечно, она не ждала от Радецкого немедленной капитуляции, однако рассчитывала на нечто большее, чем его упорное нежелание признать, что он ее понимает.

К тому же Радецкий не отрывал взгляда от Кэрол. Он сидел немного сзади, и уголком глаза Кэрол видела, как он изучает ее. Выражение его лица она не могла разглядеть, и от этого ей было тем более не по себе. О чем он думал? Какое впечатление она произвела на него?

Кэрол подавила вздох облегчения, когда наступила кульминация второго акта и лисичка вышла замуж за своего возлюбленного. «Тут уж никаких ассоциаций», — с радостью подумала Кэрол. Прежде чем зажглась люстра, она увидела, что Тадеуш встал и отошел в сторону. Кэрол повернулась и обратила внимание на то, что он что-то достает из кармана пальто, висевшего на крючке. Потом в его руке оказался мобильный телефон.

— Мне надо сделать пару звонков, — проговорил он громко, так как в зале звучали аплодисменты. — Я скоро вернусь.

— Да, — победно выдохнула Кэрол, когда за Радецким закрылась дверь.

Он решил ее проверить. Морган предупредил, чтобы она не волновалась на этот счет. В Британии над ее легендой поработали специалисты. Имя они пустили гулять по улицам с двух направлений. Одни полицейские агенты распустили слух о Кэролин Джексон как о тихом, но сильном игроке в тайном бизнесе. Другие, допрашивавшие свидетелей после убийства Колина Осборна, настойчиво задавали вопросы о Кэролин Джексон. «Мы наседали на них как надо, — пояснил Морган. — Офицеров проинструктировали, чтобы они изображали полное недоверие, когда подозреваемые говорили, будто слыхом не слыхивали о вас. Они посеяли уверенность в том, что вы были близки с Колином, работали с ним на одном поле и договаривались о совместном будущем в бизнесе. Так что, когда Радецкий начнет разузнавать — а он будет это делать, можете не сомневаться, — получится, что ваше имя уже знакомо разным людям. То, что никто не знает вас в лицо, очко в вашу пользу. Это делает вас незасвеченным игроком, подобно самому Радецкому».

В этом Морган был прав. Кэрол не сомневалась, что Радецкий делает первые звонки, чтобы расспросить о ней. А у нее есть еще одна козырная карта, которую она разыграет попозже, чтобы нарушить равновесие и заинтересовать его в качестве потенциального партнера не меньше, чем он уже заинтересован как мужчина.

Тадеуш отсутствовал весь второй антракт и еще минут десять третьего акта. Когда он вошел в ложу, Кэрол не обернулась, делая вид, будто полностью поглощена музыкой. Когда опера уже подходила к финалу, Кэрол подумала: а вдруг Радецкий тоже видит параллели между тем, что происходит на сцене, и тем, что происходит в этот вечер с ним самим? Вот умирающая лисичка, убитая скорее случайно, чем по злому умыслу. Вот егерь с одной из дочек лисички, в которой он узнает черты ее матери. Неужели это ничего ему не говорило? Кэрол могла только молить Бога, чтобы говорило. Чем сильнее она напоминает ему Катерину, тем больше у нее шансов на успех.

Когда зал разразился аплодисментами, Радецкий подвинул кресло, чтобы оказаться вровень с Кэрол. Он наклонился к ней, и она ощутила слабый запах сигар и сложный аромат дорогой туалетной воды.

— Я рад, что познакомился с вами. Хотя мне до сих пор непонятно, о чем вы говорили.

Кэрол повернула голову и встретилась с ним взглядом:

— Вы недоверчивы. Но мне это нравится в партнере. Легковерные люди обычно говорливы, а это не самое лучшее в нашем с вами бизнесе. Послушайте, почему бы вам не позвонить мне завтра? Мы могли бы встретиться и обсудить наши дела.

Радецкий наморщил лоб:

— Никаких наших дел нет. По крайней мере в сфере бизнеса. Но мне бы хотелось повидаться с вами еще раз.

Кэрол покачала головой:

— Это деловой визит, и у меня нет времени на развлечения.

— Жаль, — произнес Радецкий, на сей раз отлично владея собой.

Аплодисменты начали понемногу стихать, и Кэрол потянулась за своей сумочкой:

— Послушайте, у Колина были проблемы с финальной стадией ваших общих операций. Он прекрасно умел обещать, а вот с выполнением обещаний дело обстояло похуже. Не исключено, что именно поэтому он теперь мертв. Люди, которых вы посылали к нему, ожидали, что он снабдит их документами. В конце концов, они за это платили. А у него не с оформлением документов были проблемы. Вот почему он постоянно подставлял их.

Радецкий опять наморщил лоб:

— Я должен понять, о чем вы говорите?

— Не знаю. Я не в курсе, знали вы или не знали о том, что он делал с нелегалами, которых вы поставляли, но он катался по тонкому льду. В конце концов в иммиграционной службе связали Колина с теми пошивочными мастерскими, откуда в результате частых проверок к ним поступали нелегалы. — Кэрол вопросительно посмотрела на Радецкого. — Тем более что Колин сам насылал эти проверки, что бы он там ни говорил.

Кэрол видела, что он верит ей. Он все еще недоверчиво улыбался, в его глазах все еще было удивление, но он не требовал, чтобы она прервала рассказ.

— Я другая, — продолжала Кэрол. — Я никогда не обещаю того, что не в моей власти.

Кэрол открыла сумочку, когда зажглась люстра, и достала из нее то, что считала оставленным про запас козырем. Это был итальянский паспорт. Она спросила у Моргана, подделка это или настоящий паспорт, и Морган с улыбкой сказал: «За него не беспокойтесь. Пусть Радецкий проверяет, как хочет, он чист».

Кэрол протянула паспорт Радецкому:

— Акт доброй воли. Я могу достать много таких, естественно, в разумных пределах. Вы привозите людей с деньгами, а я выполняю свою часть сделки.

Наконец-то у Радецкого любопытство взяло верх над осторожностью. Он взял паспорт и открыл его. С фотографии на него смотрело его собственное лицо с едва заметной улыбкой на губах. В паспортных данных было сказано, что он Тадео Радис, рожденный в Триесте. Радецкий так и этак вертел документ, внимательно изучая его на свету. Потом он вновь открыл страницу с фотографией. Наконец посмотрел на Кэтрин. Он не улыбался.

— Где вы взяли фотографию? — спросил он.

— Это было самое легкое. В прошлом году один журнал напечатал интервью с вами, помните? В серии интервью с берлинскими деловыми людьми, которые не упустили шанс создать свою империю. Я вытащила журнал из архива и скопировала одну из фотографий. Итак, завтра? Позвоните мне утром. — Кэрол вновь полезла в сумку и выудила оттуда визитную карточку с именем, фамилией и номером мобильного телефона. — Я всерьез думаю, что нам надо поговорить.

Кэрол подала карточку Радецкому, и ее лицо озарилось солнечной улыбкой. Тем временем она внимательно следила за выражением его глаз.

Радецкий протянул ей паспорт:

— Очень интересно.

Кэрол покачала головой:

— Зачем он мне? Оставьте его себе. Никогда не знаешь, что и когда может понадобиться. — Она встала и весьма сексуальным жестом огладила юбку на бедрах. — Позвоните мне, — проговорила Кэрол, направляясь к двери. Она взялась за ручку и повернула ее. — Иначе вы меня никогда больше не увидите.

Оказавшись в фойе, Кэрол испугалась. Уровень адреналина, на котором она продержалась все время в ложе Радецкого, как будто начал снижаться, отчего у нее тотчас подогнулись колени и выступил пот. Однако еще рано было расслабляться. Если Радецкий был вполовину так же хорош, как рассказывали легенды, он наверняка установил за ней слежку, и ее будут вести, сколько получится. На этот счет у них с Петрой был договор. Петра должна была присматривать за Кэрол издалека, но не настолько издалека, чтобы не видеть, как она сядет в такси и кто за ней следит. Потом ей следовало поехать за преследователями, притом не разоблачая себя.

Кэрол была на пределе усталости, но держалась как ни в чем не бывало, пока отстаивала длинную очередь за своим пальто и выходила из здания оперы. Да нет, не за своим пальто, а за шубой Кэролин Джексон из превосходной каракульчи, на редкость элегантной и теплой, что было совсем неплохо в начале берлинской весны. Не оглядываясь в поисках хвоста, Кэрол подошла к краю тротуара и стала поджидать такси.

«Я и пол-Берлина», — потеряв надежду, подумала она через пять минут, когда ее попытки поймать такси окончательно провалились. Почувствовав на плече прикосновение чьей-то руки, она обернулась, широко открыв глаза, готовая драться или бежать, как получится. Это был Радецкий. Намеренно или нет, но он умудрялся сохранять дистанцию и не напирал на нее. Даже в состоянии охватившего ее ужаса Кэрол оценила эту не очень обычную для мужчины вежливость по отношению к даме.

— Извините, если напугал вас, — сказал он.

Она мгновенно взяла себя в руки.

— Напугали, — с улыбкой отозвалась Кэрол. — Благодарите судьбу, что у меня под рукой не оказалось баллончика с газом.

Печально глядя на нее, Радецкий наклонил голову:

— Я не мог не заметить, что у вас проблемы с такси. Разрешите вам помочь? — Он вынул из кармана мобильный телефон. — Через пять минут мой водитель доставит сюда машину и отвезет вас куда пожелаете.

«Это проще, чем устанавливать слежку», — с восторгом подумала Кэрол.

— Очень мило с вашей стороны, а то у меня ужасно замерзли ноги.

Радецкий взглянул на туфли на высоких каблуках на тоненькой подошве, которые Кэрол специально выбрала для их первой встречи.

— Неудивительно. Сразу видно, что вы не берлинка. Идемте-ка в фойе, там тепло.

Он взял ее под локоть и повел обратно в театр, тем временем коротко и быстро отдавая приказания по телефону. Пока они шли против движения толпы, Кэрол заметила провожавшие ее любопытные взгляды. Ничего удивительного. Если эти люди были знакомы с Тадеушем и Катериной, то, увидев ее рядом с ним, они наверняка разнесут новость по городу. Можно представить! «Вы видели Тадеуша Радецкого в опере с женщиной? Они могли бы быть сестрами с Катериной. Просто чудо! Только подумайте, он с женщиной, которая как две капли воды похожа на его мертвую подружку».

Они стояли возле дверей, не приближаясь друг к другу и не разговаривая. Кэрол на хотела нарушать молчание, боясь произнести что-то не то. Иногда лучше позволить рыбке самой плыть к вам в руки. Несколько мужчин раскланялись с Тадеушем, выходя из оперного театра, но ни один не остановился, чтобы перекинуться с ним парой слов.

Как Радецкий и обещал, прошло всего несколько минут, прежде чем он кивком головы показал на черный «мерседес», подкативший к театру.

— Моя машина, — сказал он, после чего повел ее к краю тротуара и открыл заднюю дверцу.

— Большое спасибо, — отозвалась Кэрол, залезая внутрь.

Он заглянул внутрь следом за ней и сказал что-то шоферу.

— Не стоит, — ответил он уже с тротуара. — Скажите лишь, куда вас везти.

И он стал закрывать дверцу.

— Подождите. Разве вы не поедете?

— Нет.

— А как же вы доберетесь домой?

— Мой дом поблизости. Да и я предпочитаю пройтись пешком. — На сей раз в его улыбке не было напряженности. — Я позвоню, — сказал он, бесшумно закрывая дверцу.

Кэрол назвала водителю адрес и откинулась на кожаную спинку сиденья. Умный шаг с его стороны. Теперь она у него в долгу, ведь он ни словом, ни жестом пока не выдал себя. Кэрол хотелось громко кричать от радости. Однако этого не стоило делать в присутствии водителя, который непременно расскажет своему боссу обо всех нюансах ее поведения. Тогда Кэрол откинула назад голову и закрыла глаза. Первая фаза завершилась. И все прошло куда лучше, чем можно было ожидать.

Может быть, ей все-таки удастся переиграть его?

Может быть, ей в самом деле удастся влезть в чужую шкуру?

*

Бригадир Марийке ван Хассельт вошла в кабинет следователей Лейденской полиции, держа в руках стаканчик с кофе и пакет с smoutebollen, жареными пончиками с сахаром. Углеводы, кофеин и сахар — без этого не начинался день.

Хотя она приехала рано, Том Брюке уже был на месте. Хмурый, он сидел, склонившись над рапортами, то и дело ероша кудрявые каштановые волосы на голове. Он оглянулся на шум ее шагов, и Марийке увидела его усталое мальчишеское лицо с кругами под глазами.

— Привет, — сказал он. — Будь я проклят, если знаю, как быть с этим делом.

Марийке мгновенно приняла решение. Две головы, что она уже доказала, гораздо лучше, чем одна.

— Как ни странно, Том, но вчера вечером у меня появилась одна мысль.

Она подвинула стул и села за его стол, подобрав под себя одну ногу.

Том намотал на указательный палец прядь волос.

— Здесь столько тупиков, что нужен ясновидец, — сказал он. — Не знаю, что ты думаешь, но у меня от этого дела голова кругом.

— Я постоянно просыпаюсь по ночам, потому что мне снится, будто я тону, — призналась Марийке.

Том фыркнул.

— Мы и утонем в море проклятых бумаг, — проговорил он, махнув рукой на кучи рапортов на столе. — Жизнь ради работы. Де Гроот, насколько я понял, был членом всех возможных комитетов. А еще он организатор ежегодной конференции для психологов, работающих в одной с ним сфере. «Психодинамика эмоционального насилия». Что это значит? Но в результате его знает полмира. Это же кошмар. Ну и что за блестящая идея тебя посетила?

— Я не сказала, что она блестящая, однако кое-что свеженькое. Можно попробовать. Ты ведь согласен, что убийство необычное?

— Судя по его жизни, иначе не скажешь. С другой стороны, в дом никто не врывался силой. Суди как хочешь. Но со своим убийцей он не был знаком.

Марийке сняла крышку с кружки и отпила кофе.

— Судя по тому, что я читала, люди, убивающие таким образом, не останавливаются на одном преступлении. Ты согласен?

— Ну да. Думаю, в глубине души нам всем известно, что одним убийством дело не ограничится. Тем более что мы никак не можем его остановить, — с отчаянием произнес Том. — У тебя там smoutebollen!

Он показал на пакет.

— Бери, если хочешь. — Марийке подвинула к нему пакет. — Спасай меня от себя самой.

Том открыл пакет и взял один пончик. Сахарная пудра просыпалась ему на синюю рубашку, и он смахнул ее свободной рукой.

— Я подумала, — вновь заговорила Марийке, — а вдруг это продолжение серии?

Том перестал жевать и с трудом проглотил едва не застрявший в горле кусок.

— Ты хочешь сказать, что, может, это не первое его убийство? Ты так думаешь?

Марийке пожала плечами:

— На мой взгляд, не похоже, что действовал новичок. Я бы сказала, что он уже делал это или что-то в этом роде.

Брюке с сомнением покачал головой:

— Мы бы знали. Такое скальпирование случается не каждый день.

— А если это было не у нас? Скажем, во Франции. Или в Германии.

Том почесал в затылке:

— Пожалуй, стоит об этом подумать. Но что мы можем сделать?

— Сами — немного. Но почему бы не обратиться в Европол?

Том фыркнул:

— Да там всего лишь кучка чертовых канцеляристов.

— Может быть. Однако это они рассылают международные бюллетени.

— Чертовы бумажки! Кто их читает?

Марийке потянулась к пакету и вытащила салфетку, которую тоже заблаговременно положила вместе с пончиками. Потом взяла пончик, стараясь не испачкаться.

— Я читаю, — сказала она. — И держу пари, не одна я.

— Ты хочешь отдать наше дело канцеляристам в Гааге? — недоверчиво спросил Том.

— Да нет, я не об этом. Не надо ничего отдавать. Я предлагаю послать запрос в Европол с подробностями дела, чтобы они разослали информацию по всем странам. Но при этом попросили бы отозваться тех полицейских, у которых было нечто подобное. Таким образом мы, по крайней мере, узнаем, не убивал ли он прежде. А если убивал и мы получим соответствующую информацию от тамошних следователей, у нас будет с чего начать.

Том внимательно посмотрел на коллегу:

— А знаешь, неплохая мысль.

— Значит, ты поддержишь меня, когда я буду докладывать об этом Маартенсу?

Том рассмеялся:

— Ну, Марийке, политик из тебя хоть куда.

— Принимаю это за «да».

Марийке встала и взяла остатки своего завтрака. Она как раз подошла к своему столу, когда дверь открылась и появился старший инспектор Киис Маартенс, держа в мясистой руке открытую банку с колой. Сделав на ходу большой глоток, он выбросил пустую банку в корзину для мусора.

— Что нового? — спросил он, останавливаясь у стола Тома.

— Ничего стоящего, — ответил Том.

Маартенс повернулся к Марийке:.

— А у тебя? Эксперты еще не прислали результаты?

Марийке отрицательно покачала головой:

— Ничего нет. Во всяком случае, ничего, что дало бы хоть какие-то зацепки.

Маартенс потер ладонью подбородок.

— Хуже некуда, — пробурчал он. — Выглядим дураками.

— У Марийке есть хорошая идея, — решил не терять времени даром Том.

«Ну спасибо!» — подумала Марийке, когда Маартенс повернулся к ней, вопросительно сдвинув густые брови.

— Что у тебя? — спросил Маартенс.

— Я думала о том, до чего педантично сработал убийца де Гроота. Он действовал методично и наверняка каждый шаг продумал заранее. Здесь не было порыва страсти. Все спланировано. Похоже на серийного убийцу. Конечно же, нам всем не безразлично то, что он будет убивать в будущем, но мне пришло в голову, а не убивал ли он прежде?

Маартенс кивнул и склонил голову набок. Он подошел к столу Марийке и опустился на стул напротив.

— Не могу спорить с теорией, — медленно произнес он. — Разве мы не проверили, не было ли у нас чего-нибудь похожего?

— Нам доступны только наши архивы, — отозвалась Марийке. — А вдруг его прежние жертвы жили не в Нидерландах? Что, если он убивал в Бельгии, в Германии или в Люксембурге? У нас нет возможности это узнать.

— В наши постшенгенские времена мы все граждане Европы, — с ехидцей произнес Маартенс. — Я понимаю, Марийке, к чему ты клонишь. Но как это поможет нам?

— Я обратила внимание, что в последние несколько месяцев бюллетени, которые мы получаем из Гааги, то есть из Европола, очень изменились. Прежде они были скорее общего характера, а теперь там много подробных запросов об определенных преступлениях. Ну, я и подумала, не стоит ли обратиться к ним, чтобы они разослали запрос о делах, схожих с нашим, в страны Европейского Союза.

На лице Маартенса застыло скептическое выражение.

— А ты не думаешь, что для них это мелочовка? Они ведь там привыкли играть с компьютерными базами данных. Зачем им пачкать ручки столь вульгарным делом, как убийство?

— Но это же не обычное убийство. Информацию о таких преступлениях они помещают в бюллетенях. Я проверила. Если есть международные связи, они обязаны подключиться к расследованию точно так же, как если бы речь шла об организованной преступности.

Маартенс поерзал на стуле.

— Они подумают, что тут одни тупицы, которым не по силам разобраться со своими делами, — пробурчал он.

— Я так не считаю, сэр. Полагаю, они отнесутся с уважением к тому, что мы решили копнуть поглубже и узнать, не действует ли у нас серийный убийца. Мы должны этим гордиться. Наоборот, нас будут считать умными, потому что нам хватило мозгов осознать, какое это трудное дело, и еще хватило смелости заявить об этом и попросить помощи. В Европоле из нас сделают пример для подражания, мол, вот так надо работать в новой Европе.

Марийке задействовала всю имевшуюся у нее силу убеждения, отчаянно стараясь уговорить Маартенса поступить так, как запланировали она и Петра.

Немного подумав, Маартенс повернулся к Тому:

— А ты как думаешь?

Том махнул рукой, показывая на кучу бумаг у него на столе:

— Мы сделали все возможное, а результатов никаких. Знаете, терять нам нечего, зато получить можем много.

Маартенс пожал плечами:

— Ладно. Попробуем. Марийке, напиши, что и как, а я прослежу, чтобы запрос сегодня же ушел в Европол.

— Через час он будет у вас на столе.

Маартенс встал и пошел в направлении своего кабинета.

— Однако это не значит, что мы прекращаем расследование, — буркнул он, скрываясь за дверью.

— Здорово, — сказал Том. — Умеешь, когда надо.

— Ну да. А то ты не знаешь: если получится, то вся слава Маартенсу, а если мы останемся в дураках, то виновата буду я.

— Приятно, когда в нашем быстро меняющемся мире что-то остается неизменным, — улыбнулся Том.

«И все же постараемся изменить то, что изменить в нашей власти», — мысленно отозвалась повеселевшая Марийке, включая компьютер. Вот так. Это ее шанс. И она постарается его не упустить.

*

Кэрол была возбуждена и счастлива, как девчонка-подросток на первом свидании. Он прилетел в Берлин! Когда она проснулась утром после первого дня работы под прикрытием, то получила зашифрованное послание от Петры, сообщавшей о том, что Тони занял квартиру в том же доме и работает над психологическим портретом серийного убийцы. И еще она сообщала, что он ждет ее утром. А что еще она могла сообщить? Петра понятия не имела об их сложных отношениях. И не имела понятия, каким счастьем стал для Кэрол приезд Тони в Берлин.

Она торопливо растерлась полотенцем после того, как приняла душ, натянула свежие джинсы и свободную блузку — самое простое, что было в гардеробе Кэролин Джексон. Ей хотелось, поелику возможно, остаться Кэрол Джордан. Потом она пригладила ладонью волосы и накрасила губы. Для большего не было времени.

Сердце у нее стучало как бешеное, пока она ждала лифта. «Спокойно, — приказала себе Кэрол. — Он здесь не ради тебя». Однако в глубине души она знала, что он прилетел ради нее. Расследование убийства могло бы быть отличным предлогом, однако он два года упорно отказывался от чего-либо подобного. А это расследование отличалось от других тем, что могло дать им шанс на воссоединение.

Кэрол постучала в дверь — и вот он, его лицо, такое же милое, как прежде. Не раздумывая, Кэрол бросилась к Тони. Они обнялись, и она положила голову ему на плечо, а его рука оказалась в ее волосах.

— Спасибо, что прилетел, — прошептала Кэрол.

Тони осторожно высвободился из ее объятий и закрыл входную дверь.

— Я был знаком с Маргарет Шиллинг, — выпалил он.

Ощущение у Кэрол было такое, словно она залпом выпила стакан вина. У нее перехватило дыхание и потемнело в глазах.

— Что? — спросила она, чувствуя себя дура дурой.

Тони провел рукой по волосам:

— Жертва в Бремене. Я был с ней знаком.

— Поэтому ты здесь? Из-за нее? Захотел отомстить? — спрашивала Кэрол, следуя за Тони и усаживаясь в единственное кресло, несмотря ни на что не забывая держаться подальше от окна. Хотя хвоста как будто не было, это не значило, что за ней никто не следил, и ей не следовало показываться там, где ее не должно было быть. Повернувшись к Кэрол спиной, Том стоял у окна и смотрел на улицу внизу.

— Отчасти поэтому. Отчасти потому, что я поумнел и думаю, что в моей власти спасти хотя бы несколько человеческих жизней. А отчасти… — Тони помолчал, подыскивая нужные слова. — Потому что случившееся с Маргарет заставило меня испугаться опасностей, поджидающих тебя. — Он повернулся к ней лицом, но остался стоять у окна со скрещенными на груди руками. — Не хочу показаться самонадеянным. Я знаю, ты делаешь свою работу лучше всех. Ты самая сильная и самая самодостаточная. — Тони опустил глаза. — Но я никогда не прощу себе, если с тобой что-нибудь случится, а я мог этому помешать. — Он хохотнул. — Я даже не знаю, что это значит, в чем психологу признаваться довольно странно. Я просто… ну, не знаю. Скажем так, я хотел быть поблизости на случай, если смогу понадобиться.

Слова Тони были драгоценнее золота для Кэрол. Как раз когда ей показалось, что он закатил ей пощечину, это обернулось нежнейшей из ласк. Много лет она ждала от него чего-нибудь такого. Кэрол было почти достаточно знать, что он волнуется за нее. На таком фундаменте можно строить будущее. Это звучало как обещание.

— Ты даже не представляешь, как много значит для меня то, что ты здесь. И не важно, по какой причине, — сказала Кэрол. — Мне было очень одиноко. Конечно, есть Петра. Но она не была частью жизни Кэрол Джордан. Она не поймет, если я перестану быть собой, потому что она понятия не имеет, какая я на самом деле. А ты знаешь меня. У тебя есть мои исходные данные. Ты можешь быть моим якорем. И ты поможешь мне управиться с Радецким.

— Постараюсь. Как все прошло вчера?

Кэрол рассказала ему о своей первой встрече с Тадеушем Радецким. Тони сидел на диване, упершись подбородком в кулаки, внимательно слушал и время от времени задавал вопросы.

— Похоже, ты справилась. Я боялся, как бы он чего не заподозрил из-за твоего сходства с Катериной, но тогда он бы наотрез отказался иметь с тобой дело. Этот барьер вроде бы взят.

— Вроде бы. Но он пока не звонил.

— Позвонит.

— Будем надеяться. Однако хватит обо мне. Не хочу отрывать тебя от работы над психологическим портретом. Ты же здесь для этого. Это главное. Потому что, если не остановить мерзавца, он будет убивать снова и снова. Его надо остановить. А ты можешь это сделать.

— Хорошо бы. Он должен умереть. Или пусть просидит остаток жизни за решеткой. — Тони покачал головой. — Не могу смириться с тем, что Маргарет нет в живых.

— Вы давние друзья?

— Вряд ли это можно назвать дружбой. Мы были коллегами. У нас были общие интересы. Пару дней я провел в ее доме. Мы говорили о том, чтобы вместе написать статью, но до этого дело не дошло. Несколько раз в год мы посылали друг другу электронные сообщения, обменивались открытками на Рождество. Нет, друзьями мы не были, просто приятели. Но она мне очень нравилась. У нее были ум, воображение. И она отлично работала. У нее остался сын, которого она обожала. — Он опять покачал головой. — Что будет с его психикой? Сейчас ему семь-восемь, около этого. И он вырастет, зная, что кто-то обошелся с его матерью как с куском мяса.

— Можно, я помогу тебе?

Тони удивленно посмотрел на Кэрол:

— У тебя своих дел невпроворот.

— Не исключено, что у меня будет полно свободного времени. Мне придется тратить время на Радецкого и на рапорты, а все остальное время — мое.

Насупив брови, Тони задумался.

— Я работаю в квартире Петры. Само собой понятно, что тебе туда хода нет на случай слежки. Но если бы я смог обговаривать с тобой идеи, которые будут приходить мне в голову, это было бы здорово. Ты всегда придумываешь что-нибудь эдакое, до чего никто, кроме тебя, никогда не додумается.

— Прекрасно, — улыбнулась Кэрол. — Когда ты начинаешь?

— Я уже начал вчера вечером. — Тони поглядел на часы. — Если честно, то мне уже пора быть у Петры, чтобы проверить пару идей.

— Встретимся позднее? — спросила Кэрол, вставая с кресла.

— Мы ведь можем обмениваться сообщениями? Это безопасно? Давай пока договоримся так. — Тони пересек комнату и нежно обнял Кэрол. — Я рад, что буду здесь.

— Я тоже рада.

Кэрол подняла к нему лицо, и они улыбнулись друг другу. В первый раз Кэрол подумала, что, похоже, у них вся жизнь впереди.

23

Тадеуш Радецкий не находил себе места. Вернувшись из оперы, он долго не мог заснуть. Любой человек вывел бы его из состояния равновесия, если бы зашел в его личную ложу, потому что это значило бы, что кто-то из его деловых партнеров всерьез покопался в его жизни, как он сам копается в жизни своего окружения. Однако тут было другое. Конечно, неприятно стать объектом изучения, но к нему пришла женщина, невероятно похожая на ту, которую он недавно потерял, и мир для него словно перевернулся с ног на голову.

Едва Радецкий взглянул на Кэролин Джексон, как сердце у него стремительно забилось. Он похолодел, у него подкосились ноги. Он не поверил собственным глазам, решив, что у него начался психоз с галлюцинациями. Однако «галлюцинация» заговорила, и тогда он понял, что перед ним реальная женщина, а не призрак, воплощающий его самое сокровенное желание. Катерина, обращающаяся к нему по-английски, не могла привидеться ему даже в самых буйных фантазиях и всерьез его напугала.

К счастью, за многие годы он привык контролировать свою мимику и реакции, так что ему удалось скрыть растерянность, какой он никогда прежде не испытывал. По крайней мере, ему так казалось. Что бы женщина ни подумала, по ее виду нельзя было сказать, что она поняла, какое впечатление произвела на него. А у него пересохло во рту и помутилось в голове из-за ее невероятного сходства с Катериной, мгновенно повергшего его в омут воспоминаний.

И, словно недостаточно того, что судьба лицом к лицу столкнула его с женщиной, которая как две капли воды похожа на его обожаемую подругу, так эта женщина чуть ли не сразу заговорила на самую щекотливую для него тему. Эта женщина, из-за которой у него похолодело внутри и по коже побежали мурашки, отлично знала, кто он такой — кто он такой на самом деле. Или она изучала его жизнь и оттого прекрасно понимала, в чем он отчаянно нуждается именно теперь, или это был еще один счастливый случай, который привел к нему двойника покойной Катерины. В любом случае такое немыслимое стечение обстоятельств переворачивало все его представления об окружающем мире.

Как вести себя во время последовавшей беседы, он не имел ни малейшего понятия и потому ощутил несказанное облегчение, когда показавшийся ему бесконечным первый антракт подошел к концу. Весь второй акт он просидел, ничего не слыша, так как был полностью погружен в воспоминания о своем несчастье. От непосильного напряжения у него заболели все мышцы, тем не менее он не мог заставить себя отвести взгляд от женщины, неожиданно появившейся в его ложе и его жизни.

Он изучал черты ее лица и сравнивал их с чертами, сохранившимися в его памяти. При ближайшем рассмотрении оказалось, что сходство не абсолютное. Естественно, волосы были другого цвета. Длинные шелковистые белокурые волосы его возлюбленной были прекраснее коротких волос незнакомки, хотя цвет как будто был таким же натуральным. И профили у них были разные, хотя он не мог бы объяснить почему. Да и глаза у Катерины были темно-синие, как гиацинт, а у Кэролин, и это было видно даже в сумеречном свете зрительного зала, — серо-голубые. Губы тоже, если внимательно посмотреть, не были похожи. У Катерины они были сама чувственность — полные, великолепно очерченные, постоянно зовущие к поцелую, а у англичанки они были тоньше и обещали куда меньше. Однако стоило Кэролин улыбнуться, и непохожести как не бывало, более того, перед Тадеушем словно воскресала Катерина. Когда он смотрел на ее губы, произносившие: «Тадзио», — у него пол уходил из-под ног.

Самым странным ему казалось то, что он как будто ясно видел перед собой не Катерину, но мелкие различия во внешности двух женщин лишь усиливали влияние невесть откуда взявшейся незнакомки. Она не была Катериной, и это одновременно и разочаровывало его, и радовало. Как бы там ни было, эта женщина захватила над ним власть, какой никто не имел после смерти Катерины. От этого становилось не по себе, но и появлялась надежда. Тревога и возбуждение не давали ему покоя, стоило ему подумать о совместной работе с ней.

Однако не настолько он потерял голову, чтобы не помнить главных правил своего бизнеса. Как только закончился второй акт, Тадеуш Радецкий предпринял первые шаги, чтобы узнать побольше о Кэролин Джексон. На память ему пришел человек из Эссекса, с которым он пару раз встречался, когда начинал дело с Колином Осборном. Ник Крамер прежде работал с Колином. Очевидно, что он не был настолько близок с Осборном, как Дарко с ним, тем не менее Осборн привез его, чтобы намекнуть на равенство команд. Привыкший к педантичности в делах, Тадеуш сохранил номер его телефона в памяти своего мобильника.

Крамер отозвался после второго гудка.

— Слушаю, — ворчливо произнес он.

— Я немецкий друг Колина, — сказал Тадеуш. — Мы встречались в Лондоне.

— А, да, было такое, помню. Что случилось?

— У меня тут женщина, которая говорит, будто она дружила с Колином. Мне бы хотелось знать, вы слышали о ней?

— Как ее зовут?

— Кэролин Джексон. Говорит, они собирались сотрудничать.

Крамер помолчал.

— Имя мне знакомо. Но видеть я ее не видел. Слышал, она в том же бизнесе, что ты и Колин. У нее дело в Восточной Англии. Насколько известно, держится сама по себе. Ах да… Когда Колин… умер, на допросах всплыло ее имя. Это все, что я знаю. Извини, но больше ничем не могу помочь.

— А ты знаешь кого-то, кто знает ее?

— Есть один тягун в Челмсфорде. Приятель Чарли, если тебе это что-то говорит.

Кокаиновый дилер, перевел на нормальный язык Тадеуш.

— У него есть телефон, по которому с ним можно связаться?

— Минутку… — Тадеуш услышал, как Крамер с кем-то невнятно переговаривается. Потом он назвал номер мобильника. — Скажи ему, что ты от меня.

— Спасибо.

— Всегда к твоим услугам. Послушай, если тебе понадобится товар — не тот, что дышит, а другой, — звякни. Я умею делать дело.

— Учту.

Тадеуш выключил телефон. Вряд ли он станет торговать наркотиками или оружием с Ником Крамером. Не очень он ему доверяет, и, судя по этому разговору, не напрасно. Набрав номер, названный Крамером, он стал ждать.

Ожидание затянулось, и он уже хотел отключиться, как послышался тихий голос:

— Алло.

Тадеуш мгновенно принял решение:

— Говорит Дарко Кразич. Ник Крамер дал мне номер твоего телефона.

— Мы с ним знакомы?

— Он знает этот номер.

— В индийском ресторане его тоже знают.

— Я и мой босс сотрудничали с Колином Осборном.

Послышался короткий хохоток:

— Ну уж он-то не мог дать тебе мой телефон. Послушайте, я не занимаюсь делами по телефону.

— Понятно, понятно. Мне просто надо узнать об одном человеке. Ко мне пришла женщина. Она хочет работать с нами, и Крамер думает, что ты можешь ее знать.

— Я многих знаю, — вновь понизил голос человек из Челмсфорда.

— Ее зовут Кэролин Джексон.

Молчание было долгим.

— Я знаю Кэролин. А что ты хочешь знать?

— Всё.

— Черт, а не много ли ты хочешь? Послушай, если вы собираетесь работать с Кэролин, то имейте в виду — она серьезный игрок. И она одиночка. Никому не доверяет. Умная, все знает и чертовски хорошо управляется. Если она желает работать с тобой, хватай ее, потому что она лучшая. Ясно?

— Ясно.

— Получил, что хотел? Спокойной ночи.

Неизвестный отключил телефон, но Тадеуш уже почувствовал себя намного увереннее, чем десять минут назад. Правда, он не знал, что говорил с одним из людей Моргана, тоже работавшим в агентурной сети.

Весь третий акт Тадеуш обдумывал свои следующие шаги. Ближе к финалу он принял решение. Возвращение Катерины надо принять как добрый знак. Он прислушается к своему внутреннему голосу и узнает, что Кэролин Джексон имеет ему предложить.

Когда наступило холодное утро, решение все еще казалось ему правильным. Он был бы не прочь обговорить его с Дарко, однако ближайший помощник собирался вернуться из Белграда лишь во второй половине дня. Не станешь же обсуждать такое по телефону. Придется положиться на интуицию. Тадеуш потянулся к телефону и набрал номер, напечатанный на карточке.

— Алло, — услышал он уже знакомый голос.

— Кэролин, доброе утро. Это Тадеуш.

— Приятно слышать ваш голос.

Кэрол постаралась держать себя в руках, чтобы не показаться более него заинтересованной в его звонке.

— Вы свободны сегодня? Я хочу пригласить вас на ленч.

— Не знаю.

— От чего это зависит?

— Вы хотите видеть меня ради дела или ради удовольствия? — холодно спросила Кэрол.

— Деловой ленч с вами — это удовольствие, — ответил Тадеуш, явно заигрывая с Кэрол. Он сам удивился тому, что флиртует, да еще с такой легкостью.

— Вы не ответили на мой вопрос.

— Полагаю, дойдет и до дела. Но сначала нам надо получше узнать друг друга. Понимаете, я веду дела только с теми людьми, которых считаю надежными. Доверяю своим инстинктам.

— Правда? — недоверчиво переспросила она. — И все же выбрали Колина?

Его источник прав. Она умна.

— Кэролин, если это такое плохое решение, то, по вашему собственному признанию, себя вы можете винить не в меньшей степени.

— Туше.

— Итак, что насчет ленча?

— Если только не очень поздно. У меня кое-какие дела днем.

— В полдень?

— Хорошо.

— В одиннадцать сорок пять я пришлю за вами машину. Буду рад вас видеть.

— Спасибо. Но мне надо еще по делам, поэтому я не знаю, где буду в одиннадцать сорок пять. Просто скажите мне, куда приехать, и я приеду в двенадцать.

Тадеуш назвал ресторан и продиктовал адрес.

— Буду рад вас видеть, — повторил он на прощание.

— Я тоже. До свидания.

И Кэрол положила трубку.

Итак? Умная и осторожная плюс независимая и недоверчивая. Кэролин Джексон явно заинтриговала его. И не только профессионально. Тадеуш поймал себя на том, что ему приятно думать о ленче, и к еде это не имеет никакого отношения.

*

Тони смотрел на экран. Петра умела держать слово, и, когда он приехал к ней и включил компьютер, его уже ждал следственный материал из Бремена.

Тони постарался забыть о своих личных отношениях с Маргарет и стал читать по возможности беспристрастно. Тот факт, что убийцу прервали, добавлял новые нюансы, которые могли помочь при составлении психологического портрета, однако самые важные подробности сообщил друг Маргарет, и их было необходимо зафиксировать в психологическом портрете немедленно.

На этой стадии у Тони мог получиться лишь предварительный набросок. Очень многое еще надо было сделать, да и не мешало посмотреть собственными глазами на место преступления. Тони хотелось поехать в Бремен, отчасти чтобы попрощаться с Маргарет, но в основном чтобы увидеть дом, в котором она умерла, и поискать дополнительные сведения о ее убийце. Еще ему были нужны фотографии места преступления. Однако для начала информации хватало.

Загрузив нужную программу, Тони установил свой персональный трафарет для составления психологического портрета. Начинался он со стандартной оговорки. Пускай это исследование неформальное, неофициальное, однако у Тони не было причин отказываться от привычной рабочей модели.

Следующий психологический портрет преступника создан исключительно как руководство и не должен рассматриваться как достоверный словесный портрет. Характер преступника не обязательно совпадает с портретом во всех деталях, однако я рассчитываю на высокую степень соответствия между написанным ниже и реальностью. Все элементы портрета гипотетичны.

Серийный убийца подает определенные сигналы в процессе совершения преступления, и все, что он делает сознательно или бессознательно, укладывается в определенную модель поведения. Исследуя эту модель, можно понять логику убийцы. Возможно, с нашей точки зрения это совсем не логика, но для него это основа его жизни и поведения. Поскольку его логика своеобразна, его не поймать, если действовать прямолинейно. Он уникален, и такими же должны быть средства его поимки, допроса и реконструкции его деяний.

Тони просмотрел записи, сделанные им во время чтения материалов, и особое внимание уделил тематике научных исследований жертв. Отталкиваясь от этого и привлекая новую информацию, он продолжал:

Все психологи, работающие в университетах и проводящие эксперименты с человеческим сознанием, сейчас рискуют стать жертвами серийного убийцы. Учитывая то, что Маргарет Шиллинг сообщила своему другу о свидании с журналистом, который якобы открыл новый психологический Интернет-журнал, можно посоветовать преподавателям психологии связаться со следователями, если к ним обратятся с такой же просьбой. Однако очевидно, что это чревато новыми проблемами. Если у убийцы есть связи в академической среде, он узнает о предостережениях и изменит стратегию. Более того, такие предостережения могут спровоцировать панику в группе риска. Есть также трудности и в определении географии преступлений. Убийца уже действовал в двух странах ЕС, насколько нам известно — в Германии и Нидерландах. Нет причин считать, что этим он ограничится.

Что нам известно об убийце?

1. Хотя в насилии над жертвами присутствует сексуальный элемент, мотивация не носит сугубо сексуального характера. Жертвы не имеют физического сходства и принадлежат к разным полам. Соответственно представляется невозможным предсказать, кто станет следующей жертвой. Однако, принимая во внимание это, а также скальпирование области лобка (что, видимо, символизирует возвращение к допубертатному периоду), я предполагаю, что сексуальность самого убийцы недостаточно сформирована. Под этим я разумею, что он никогда не справлялся надлежащим образом с удовлетворением своих сексуальных потребностей. Вероятно, он испытал сексуальное унижение в раннем возрасте и решил, что не может позволить себе такого еще раз. И вполне возможно, что в своей неспособности создать нормальные сексуальные отношения он винит членов сообщества, представителями которого были его жертвы. Уверен, что убийца никогда не был женат и не состоял в сколько-нибудь длительной связи. Скорее всего, это одинокий человек, не имевший любовных отношений ни с женщинами, ни с мужчинами.

Тони печально подумал, что есть множество причин сексуального расстройства. Его собственный опыт импотенции, а потом душевные поиски, вытащившие его на поверхность, пробудили в нем необычное сочувствие к тем, чьи естественные желания превратились в нечто такое, что все остальное человечество считает извращением. Всегда есть объяснение лежащим на поверхности странностям, всегда есть уникальные цепочки, наподобие ДНК, и это один из многих парадоксов в жизни Тони, который стал причиной бесконечных мучений и в то же время дал профессиональный старт его «голове». Может быть, подобно убийцам, он тоже ухватился за науку как за якорь спасения.

2. Выбор жертв говорит о том, что убийце нужно ощущение превосходства. Вероятно, именно такие люди заставляли его чувствовать себя хуже, глупее других. Зато теперь он проникает в их мир, вторгается на их территорию, и они ничего не могут сделать, чтобы остановить его. Таким образом он доказывает себе, что он совсем не такой неадекватный, как привык думать. Не похоже, чтобы у него было университетское образование. И я сомневаюсь, чтобы он прошел весь школьный курс, хотя он совсем не глуп. Судя по тому, какую стратегию он выбрал, очевидно, что он занимался самообразованием в их сфере деятельности. Вероятно, он весьма начитан (книги и Интернет) в науке психологии и ее практическом применении. Наверное, он даже посещал семинары для взрослых. Во всяком случае, он считает себя экспертом в этой области, хотя на самом деле его знания вполне поверхностны.

3. Он способен на высокую степень самоконтроля и самоорганизации. Чтобы выполнить свой план, он выработал достаточно умную стратегию для убеждения своих жертв, которые весьма опытны во взаимоотношениях с людьми. Ради успеха предприятия он научился скрывать свою неосведомленность в их сфере.

4. Вероятно, он загодя планировал серию преступлений, поскольку намечает и изучает свои жертвы, а не берет первых попавшихся с определенным набором физических данных. По тому, как мало времени прошло между вторым и третьим преступлениями, не исключено, что им составлен список будущих жертв. Тот факт, что второй промежуток короче первого, говорит о его растущей уверенности в себе, а также о том, что для осуществления его миссии ему нужна цепочка убийств.

5. Что это за миссия? Ответ заключен в выборе цели. У всех трех жертв общее то, что они были университетскими преподавателями психологии, публиковавшими научные труды, в основе которых эксперименты над (добровольцами) людьми. Полагаю, он убежден, что его жизнь не удалась в результате экспериментов некоего психолога или неких психологов. Возможно, он считает себя непосредственной жертвой экспериментов, однако это сомнительно. Будь он такой жертвой, он скорее всего мстил бы одному определенному человеку. Не исключено, что он стал жертвой насилия в детстве и пострадал от рук родителей или других взрослых, которые сами были жертвами психологических пыток. Скажем, речь идет о психологическом давлении Штази, которое так же вероятно, как и любое другое в другом месте и в другое время.

Тони перечитал набранный текст. Вполне логично в контексте того, что он почерпнул из полицейских рапортов. Однако это никак не приближало к тому, кем мог быть убийца. Теперь надо было идти дальше и строить логическую схему, в чем Тони не знал себе равных. Он должен был оттолкнуться от преступления и подойти к человеку, его совершившему.

Что это говорит нам об убийце?

1. Он переживает сильные стрессы, что не может укрыться от окружающих. В его поведении должны замечаться странности.

2. Он представляется корреспондентом Интернет-журнала, чтобы получить возможность встретиться наедине с намеченными жертвами. Я полагаю, что он договаривается о встрече при помощи электронной почты, ибо вряд ли решится обсуждать что-то с привыкшими к общению жертвами по телефону или при личной встрече. Поэтому можно с некоторой долей уверенности предположить, что у него есть личный компьютер, так как он едва ли рискнул бы воспользоваться компьютером, доступным другим людям. Кстати, профессиональное обследование компьютеров жертв может пролить свет на их общение с убийцей.

3. Не похоже, чтобы этот человек не работал. Он может позволить себе компьютер и еще он может позволить себе путешествия. Более того, он спокойно разъезжает по нескольким странам и отлично их знает. На мой взгляд, его работа связана с поездками, однако не требует высокой квалификации. Вероятно, она предполагает ум и ответственность, но не считается престижной в нашем мире. Не исключено, что он шофер-дальнобойщик или техник по обслуживанию какого-то специального оборудования. Ездит он на хорошо оборудованном, но неприметном автомобиле. Не похоже, чтобы он пользовался общественным транспортом, добираясь до места преступления, а это значит, что он берет машины в аренду в городах или возле городов, где совершает свои преступления, или имеет доступ к транспорту компании благодаря своей работе.

4. Обычно свои первые преступления серийные убийцы совершают ближе к дому. А так как первое убийство имело место в Гейдельберге, то, по моему мнению, он живет скорее всего в центральной части Германии.

5. Полагаю, что ему около тридцати лет, чуть меньше или чуть больше. Для серийного убийцы типично удовлетворять свои амбиции. Если он доживает лет до сорока, никого не убив, то почти никогда не начинает убивать, так как находит другой способ сублимировать свои желания.

6. Похоже, что члены его семьи проходили лечение у психиатра или психолога или подвергались психологическому насилию со стороны государственного бюрократического аппарата. Если речь идет о втором случае, то не исключено, что его семья жила на территории бывшей Восточной Германии.

7. Если у него криминальное прошлое, то рискну предположить нездоровое любопытство. В жизни большинства серийных убийц были обвинения в хулиганстве, издевательстве над животными, мелком вандализме и поджогах, однако, думаю, в этом случае можно найти насилие над людьми. Но, что бы ни повлияло на психику преступника, в нем скопилось много подавляемой ненависти. Прежде чем он нашел правильную (для него) цель, возможно, у него бывали вспышки ярости, направленные против людей, которые, как ему казалось, смеялись над ним. Возможно, он нападал на проституток или на мужчин, шутивших над отсутствием у него подружки.

Тони не сводил мрачного взгляда с экрана. Если честно, то удалось сделать немного. Тони, как всегда, ощущал себя фокусником, который должен достать из шляпы слона, а достает лишь заморенного кролика. Но он тут же напомнил себе, что это лишь предварительный набросок. Ему была нужна информация, да и пару идей он хотел обсудить с Кэрол, прежде чем предавать их бумаге.

Тони включил ноутбук и послал сообщение Петре:

Спасибо за помощь. Я начал работать над психологическим портретом, но мне нужно съездить в Бремен. Не можете ли вы заказать билет на поезд или самолет? Нельзя ли договориться о встрече с местными полицейскими? Еще вы бы мне очень помогли, если бы организовали встречу с кем-нибудь, кто знает о психологических опытах Штази. Сейчас я возвращаюсь к себе и жду вашего звонка.

Тони вышел через парадную дверь и устало спустился по лестнице. Стоял прекрасный весенний день, воздух был прохладный, в нем словно стояла дымка, и в небе ярко светило солнце. «В такой день лишь дурак не понимает, что жизнь прекрасна», — подумал он. Однако где-то там, на солнечном свету или под дождем, убийца планирует новый ход. И от Тони зависит, чем закончится для него игра — шахом и матом.

*

Выбранный Радецким ресторан удивил Кэрол. Она ожидала чего-то с укромными уголками и огороженными столиками, за которыми можно говорить, не боясь чужих ушей. Однако ничего такого не было и в помине. Высокие потолки, стальные светильники, столы и стулья явно дизайнерской разработки. Здесь было чисто, элегантно и шумно. В таком месте клиент автоматически осматривает остальных посетителей, чтобы убедиться, не изменилась ли мода с тех пор, как он в последний раз побывал тут.

Радецкий ждал Кэрол, сидя за столом посередине зала, куря небольшую сигару и просматривая меню. От внимания Кэрол не укрылись любопытные взгляды посетителей, пока официант вел ее к столику Тадеуша Радецкого. Придется ей привыкнуть к этому, и чем раньше, тем лучше.

Едва Кэрол подошла к столику, Тадеуш встал и по-деловому кивнул.

— Благодарю вас за то, что пришли, — сказал он.

— Благодарю вас за приглашение. — Официант подвинул стул, и Кэрол села. — Скажите, вы знаменитость в Берлине?

Радецкий нахмурился:

— Вы о чем?

— И вчера, и сегодня люди смотрят на нас во все глаза. А так как меня тут никто не знает, значит, смотрят на вас.

Побагровев, Радецкий опустил голову. Потом, немного поиграв вилкой, поднял на Кэрол взгляд, и его губы были до того крепко сжаты, что виднелась лишь тонкая полоска. Кэрол видела, как ему трудно держать себя в руках и не выдавать своих чувств.

— Я не знаменитость, хотя многим известно, кто я такой. Но смотрят на нас не поэтому.

— Не поэтому?

— Люди смотрят на вас.

Кэрол недоверчиво фыркнула:

— Вы меня разочаровали, мне казалось, что ваши комплименты должны быть тоньше.

Тадеуш тяжело вздохнул:

— Это не комплимент. Естественно, я вовсе не хочу сказать, что вы недостаточно красивы, чтобы люди оборачивались вам вслед. — И он опять вздохнул. — Наверное, вы сочтете это безумием.

— Да?

Кэрол вспомнила, что Кэролин Джексон в этот момент должна заподозрить неладное, и на ее лице появилось соответствующее выражение. Тадеуш не сводил взгляда с сигары. И вдруг нетерпеливо погасил ее в пепельнице.

— Вы очень похожи на одну женщину.

— Неужели? У меня есть в Германии знаменитый двойник?

Он покачал головой:

— Ну, не совсем так. — И он неловко поерзал на стуле. — Вы абсолютная копия женщины по имени Катерина Баслер. Она была моей любовницей, поэтому на вас так смотрят.

Кэрол наморщила лоб:

— Они думают, что вы нашли ей похожую замену?

Он пожал плечами:

— Наверно.

— Давно вы расстались?

Тадеуш кашлянул. Она видела, что ему больно говорить об этом, но не могла позволить себе проявить сочувствие и таким образом выдать себя. И она ждала.

— Мы не расстались, — произнес он в конце концов, после чего потянулся за вином и одним глотком осушил бокал. — Кэролин, она умерла.

Кэрол знала, что этого не миновать, и долго, тщательно обдумывала, как ей вести себя, что сказать. Надо было выразить изумление. Естественно, она должна быть поражена. Даже напугана. Потом следовало разыграть замешательство. Лицо расслаблено, рот открыт.

И как раз в эту минуту появился официант с вопросом, что они будут пить. Застигнутый врасплох, Тадеуш в смущении широко развел руки.

— Виски, шотландское, — решительно проговорила Кэрол. — Двойное, со льдом.

— Коньяк, — сказал Тадеуш и махнул рукой, прося официанта оставить их в покое.

На лице Кэрол все еще были написаны жалость и ужас.

— Она умерла?

Тадеуш кивнул и вновь опустил голову:

— Несколько месяцев назад. Несчастный случай на дороге. Дурацкий, дурацкий случай.

— Боже мой, я вам сочувствую, — сказала Кэрол вполне искренне. Надо иметь каменное сердце, чтобы не посочувствовать такому очевидному горю.

Тадеуш покачал головой:

— Да нет, извините меня. Я вовсе не хотел вас расстраивать.

Повинуясь инстинкту, Кэрол протянула руку и накрыла ладонью его пальцы:

— Ничего страшного. Я рада, что вы рассказали. А то мне уже начало казаться, что я схожу с ума. Но, Тадзио, вам, наверно, очень тяжело. Не могу представить, что было бы со мной на вашем месте.

— Да, это невозможно представить. — Он поглядел на нее с болезненной улыбкой. — Наверно, у всех, кто любит по-настоящему, время от времени появляются ужасные фантазии о том, что с ними будет после смерти любимого человека. Это понятно, даже естественно. Однако подготовиться к такому невозможно. Остаешься один на один с несчастьем и не знаешь, как жить дальше. Если такое могло случиться, то может случиться все, что угодно. Словно теряешь связь с реальной жизнью.

— Да, ужасно. Но вы сказали, что я похожа на Катерину?

Тадеуш прищурился:

— Да. Вы вполне могли бы быть сестрами.

— Неудивительно, что вы были так потрясены, увидев меня вчера вечером, — ласково произнесла Кэрол. — Тадзио, я не знала. Поверьте, я не имела ни малейшего представления.

— Откуда вам было знать? Никто не мог вам сказать. Колин ни разу не видел Катерину, так что от него вы тоже не могли получить информацию. — Тадеуш набрал полную грудь воздуха и медленно выдохнул его. — Прошу прощения. Когда я говорил о том, что мы должны получше узнать друг друга, я не это имел в виду.

— Да, понимаю.

Прежде чем Кэрол успела еще что-то сказать, официант принес напитки. Сама Кэрол не привыкла пить днем, но Кэролин Джексон наверняка потребовалось бы что-нибудь покрепче после признания Тадеуша, так что пришлось сделать большой глоток.

Тадеуш тоже отпил бренди и устало улыбнулся:

— Итак, теперь вы знаете обо мне, пожалуй, самое главное. Почему бы вам не рассказать что-нибудь о себе?

Кэрол пожала плечами:

— Ничего такого со мной не было.

— Я вовсе не претендую на мрачный рассказ, — отозвался Радецкий. — Я уже говорил вам, что, не исключено, мы сможем работать вместе, однако мне нужно понять вас, прежде чем принять решение. Итак, рассказывайте. — Он поднял палец. — Однако сначала закажем что-нибудь поесть.

Они взялись за меню, и Кэрол попросила у него совета, что ей взять. В итоге она остановила свой выбор на традиционной немецкой рыбе, тогда как Тадеуш заказал стейк. К тому времени как официант покинул их, Радецкий уже полностью овладел собой.

— Итак, расскажите мне о Кэролин Джексон.

Кэрол подняла стакан, они чокнулись.

— Давным-давно… — проговорила Кэрол, приподнимая уголок рта в лукавой улыбке.

В конце концов, разве она рассказывает не сказку? Однако ей придется быть убедительной.

24

С сумкой на плече Петра вошла в оздоровительный клуб. Это была блестящая идея выбрать его для встреч с Кэрол. Минимальный срок членства составлял три месяца, и Петра была намерена использовать его, насколько возможно. В это утро она сначала час позанималась в отлично оснащенном тренажерном зале. Плеш она сказала, что собирается в сауну на очередную встречу с Кэрол, однако позаботилась о том, чтобы ей хватило времени и на себя. Благодаря работе связника у нее пробудился вкус к приятной жизни. Накануне вечером она была в опере, ленч съела в ресторане, в котором ей не позволяло бывать жалованье полицейского, а теперь она наслаждается физическими упражнениями в одном из лучших клубов города. К тому же все это должно было способствовать аресту Радецкого.

Конечно же, работа не игрушки. Когда Кэрол прислала ей по электронной почте сообщение о том, куда Радецкий пригласил ее на ленч, Петре пришлось использовать все свое обаяние, чтобы заказать столик в столь модном ресторане. Но хуже всего было то, что пришлось взять с собой Акуленка для маскировки. Он оказался единственным, кто не был особенно занят. До чего же жаль, что Марийке не в Берлине, с сожалением и не в первый раз подумала Петра. Акуленок мгновенно нагнал на Петру тоску своим скучным повествованием о том, как он старался найти информацию о Марлен Кребс и ее исчезнувшей дочери, однако это давало ей возможность, лишь изредка вставляя междометия, следить за Кэрол. Когда же он вызвался проводить ее в клуб, Петра отослала его, приказав продолжать бег за тенью. Она отлично понимала, что немногим людям из своего окружения Дарко Кразич мог доверить дочь Марлен, поэтому велела Акуленку на некоторое время забыть о Марлен и сконцентрироваться на поисках человека, которому Кразич мог бы поручить присмотр за Таней. Конечно же, такое задание Акуленку не по зубам, но, по крайней мере, он не будет путаться у нее под ногами.

Петра взяла у администратора ключ от сауны и отправилась в раздевалку. До встречи с Кэрол оставалось минут двадцать, и Петра решила поплавать в бассейне. Она двенадцать раз проплыла по дорожке туда и обратно, ни на минуту не переставая обдумывать дело серийного убийцы. Из Европола все еще не было никакой информации, однако Петра была реалисткой и не ждала ничего, по крайней мере, до следующего утра. Тем не менее в Бремене не поставили под вопрос ее право затребовать копии материалов по их делу и выслали все без промедления. Иногда работа в криминальной разведке имеет свои преимущества. Возможно, провинциалы и злились, однако Петра всегда могла обосновать свое «любопытство», если всерьез хотела добиться своего. Она надеялась, что полученные материалы оказались полезными для Тони. У нее не было сомнений в том, что составленный им психологический портрет позволит ей сделать, так сказать, хороший рывок на старте.

Когда Петра вернулась в раздевалку, Кэрол, завернувшись в простыню, уже сидела на скамейке. Там же переодевались еще несколько женщин, поэтому два офицера полиции сделали вид, будто незнакомы друг с другом. Покопавшись в шкафчике и потом направившись в душ, Петра по пути незаметно бросила ключ от сауны на колени Кэрол.

Спустя пять минут они обе сидели на деревянной скамейке в чем мать родила, разве что их тела покрывала тонкая пленка пота. Петра не могла не восхититься великолепными линиями тела англичанки, ее четко очерченными плечами и бедрами, плоским животом. Не то чтобы она позавидовала, однако не обратить на это внимание было бы несправедливо, мысленно сказала она себе.

— После ресторана ты не заметила слежку? — спросила Петра.

— Да нет. Я думала о хвосте, но никого не заметила. Ты ведь вышла следом за мной, правильно? Никого не видела?

— Нет. И меня это удивляет. Я думала, что уж теперь-то он точно установит слежку. Он ведь очень подозрителен, поэтому мне не верится, что он отпустил тебя без сопровождения.

— Может быть, он до сих пор под впечатлением от моего сходства с Катериной?

Петра стерла пот со лба:

— Даже если Радецкий не в себе, куда смотрит Дарко Кразич? Просто не верится.

Кэрол пожала плечами:

— А если он еще не сказал Кразичу про меня?

На лице Петры появилось скептическое выражение.

— Вряд ли. И не думаю, что Радецкий настолько ослеплен тобой. Я разговаривала сегодня с твоим Гэндлом, так он сообщил, что один из полицейских агентов, работающий в Англии, вчера вечером разговаривал по телефону с Радецким. Правда, тот назвался Кразичем, однако, судя по тому, как этот человек хорошо говорил по-английски, похоже, звонил сам Радецкий.

— Наверное, во время второго антракта. Он выходил из ложи.

Кэрол наклонилась и подлила воды на горячие угли. Послышалось шипение, поднялся пар, стало еще жарче, и у Кэрол слегка закружилась голова.

Петра кивнула:

— Радецкий искал кого-нибудь, кто мог бы подтвердить, что есть такая особа. Ему сказали, что ты хороша в работе, а еще что ты одиночка и очень осторожничаешь при выборе партнеров. Должна заметить, твои люди отлично просчитали, что придется по душе Радецкому.

— У нас бы ничего не получилось без твоей помощи.

Довольная Петра ухмыльнулась:

— Ну как ленч?

Кэрол рассказала о том, что Тадеуш признался, какое впечатление на него произвело ее сходство с Катериной.

— Я почти пожалела его. Он ведь ее обожал.

— Даже если так, это не мешает ему отнимать любимых у других людей.

— Да знаю я. И вовсе не считаю, что эта трагедия его оправдывает, просто трудно не поддаться жалости, когда человек так сильно страдает. Даже если все остальное вызывает отвращение.

— Тебе удалось расколоть его?

Кэрол вытерла пот с лица:

— Нет. Но я и не настаивала. Он все время повторял, что хочет узнать меня получше, прежде чем мы станем партнерами. Понятно, почему он выбрал такое людное место. Ведь там человек в трезвом уме ни за что не скажет такого, о чем нельзя говорить на публике. Кроме того, узнав, что я человек осторожный, он правильно предположил, что я не заговорю о наших с ним делах в ресторане, где полно посторонних ушей.

— Ты рассказала ему свою легенду?

— Не сразу, но рассказала. Я дала ему достаточно информации для проверок. Сотрудники Моргана предоставят ему много фальшивок. Если он уцепится за то, что я ему сегодня наговорила, то следы Кэролин Джексон обнаружатся по всему городу.

— Вы договорились о следующей встрече?

— Теперь он знает, что я люблю кататься по рекам, так что завтра у нас поездка по Шпрее. У него есть катерок, как он сказал. Наверно, имеет в виду сорокафутовый волшебный дворец.

— Нет. Это судно мне известно. Небольшой катер с крошечной каютой. Скорее всего, устроит экскурсию по реке и каналам. Мы сможем присматривать за тобой с берега. Там нельзя превышать скорость и есть несколько шлюзов, так что не убежите, — произнесла Петра и со стоном добавила: — Придется мне покататься на мотоцикле.

Кэрол встала:

— Потренируешься лишний раз. Я в душ. Умираю тут. Ты со мной?

Петра последовала за Кэрол под холодный душ. Они обе затаили дыхание, когда ледяная вода обрушилась на распаренную кожу. Кэрол выскочила первой и бегом вернулась в сауну, а через несколько мгновений к ней присоединилась и Петра.

— Черт, вот это называется холодно! — воскликнула Кэрол в восторге.

— Хорошо для сердца.

— Убьет или вылечит. Кстати, насчет экскурсии с Тадеушем, — сказала Кэрол, возвращаясь к главному. — Мы будем там наедине. Не исключено, что он заговорит о деле.

— Жаль, нельзя устроить прослушку.

Кэрол с удивлением взглянула на нее. Неужели она нашла слабое место в работе Петры?

— Мне не нужна прослушка.

— Знаю. Слишком рискованно.

— Да нет, другое. — Кэрол видела смятение на лице немки. — Тебе не сказали, нет?

— Не сказали чего?

Кэрол накинула полотенце на плечи и прислонилась к деревянной стене:

— У меня эйдетическая память на сказанное.

— Не понимаю это слово — эйдетическая.

— Я помню дословно все, что мне говорят. Могу слово в слово повторить весь разговор, по крайней мере, в течение нескольких дней. Мне не нужна аппаратура, потому что я все запоминаю. — Кэрол заметила недоверие в глазах Петры. — Это было научно подтверждено. Никаких уловок, все правда. — Она закрыла глаза. — «Знаете, мне сказали, что вы копия Баслер, — произнесла она, подражая немецкому акценту Петры, — и это так и есть, на фотографии вы очень похожи на нее. Но во плоти — просто жуть берет. Вы могли бы быть близняшками. И вы собираетесь покончить с Радецким. Господь свидетель, Радецкий с ума сойдет, когда вас увидит». — «Будем надеяться, это поможет», — продолжала Кэрол, своим голосом. «Ой, обязательно поможет. Уверена, он не устоит», — проговорила она опять голосом Петры.

Нахмурившись, Петра стерла со лба пот, грозивший залить глаза.

— Как такое возможно?

Кэрол пожала плечами:

— Что-то в моих мозгах есть такое, из-за чего я в точности повторяю все разговоры. Не знаю, в чем тут штука. В моей семье никто этого не умеет. Одна я.

— Потрясающая способность для полицейского.

— Да, пригождается время от времени, — не стала отрицать Кэрол. — Теперь ты понимаешь, что нет ничего страшного в отсутствии микрофона. Мне он не нужен.

— То-то мне твой письменный рапорт показался на редкость исчерпывающим.

— Единственное неудобство в том, что слишком много писанины. — Кэрол легла на живот. — Спасибо, что подобрала Тони квартиру в моем доме.

— Это меньшее, что я могла сделать, ведь ты уговорила его приехать и помочь нам. А он не привык терять даром время, да?

Кэрол улыбнулась:

— Он такой. Когда чем-то занимается, то занимается этим во сне, за едой — дышит своим делом.

— Надеюсь, нам удастся что-то найти, прежде чем случится еще одно убийство. — Петра сжала пальцы в кулаки. — Кажется, я начинаю принимать это близко к сердцу.

*

Кразич вошел в кафе «Эйнштейн», которое находилось рядом с Унтер-ден-Линден, и огляделся. В одном из закутков за барной стойкой в полном одиночестве сидел Тадеуш Радецкий. Проложив себе путь мимо официантов и посетителей, Дарко скользнул в кресло напротив босса, который поднял голову и озабоченно улыбнулся.

— Привет, — сказал он. — Как съездил?

В кафе стоял такой шум, что они могли говорить, никого не боясь, словно в гостиной Радецкого. Кразич снял пальто и свел в кольцо большой и указательный пальцы правой руки.

— Отлично, — ответил он. — Представь, на Балканах теперь все хотят не одну, а полдюжины пушек, и это не предел. — Подошел официант, и Кразич заказал черный кофе и виски «Джек Дэниэлс». — Есть пара ребят, которым нужно кое-что посерьезнее. Я обещал подумать и сообщить.

— На следующей неделе от наших друзей на востоке придет товар по воде. Возможно, там найдется кое-что и для них, — отозвался Тадеуш. — Хорошая работа, Дарко.

— Да, кстати, я связывался с кузеном — девчонка Марлен под присмотром. Никто о ней не спрашивал. Там ее не ищут. А здесь как? — спросил серб, не понимая, что на уме у его босса, и надеясь, что ничего особенного не произошло в его отсутствие.

— Тихо, — сказал Тадеуш, помешивая горячий шоколад. Однако на переносице у него пролегли глубокие морщины. — Вчера произошла странная история.

Кразич мгновенно встрепенулся, словно сторожевой пес, почуявший перемену в воздухе:

— Какая?

— Я был в опере. Во время первого антракта в мою ложу пришла женщина.

— Большинство парней восприняли бы это как дар небес.

— Не думаю, что стоит с этим шутить, — одернул своего помощника Тадеуш. — Она англичанка. Зовут ее Кэролин Джексон. Сказала, что была знакома с Колином Осборном. Вроде бы собиралась вести с ним дела, но его убили. Еще сказала, что может заменить Осборна и работать лучше его.

— Мне кажется, это неплохая новость, если Кэролин Джексон та, за кого себя выдает. Ты не пробовал ее проверить?

— Пробовал. Еще вчера вечером сделал пару звонков. Как будто все в порядке. Сегодня мы опять встретились, и я выудил из нее довольно много информации. Однако я хочу, чтобы ее проверили с головы до ног, чтобы ее всю перетряхнули, прежде чем мы решим вести с ней дела.

— Ты ей не доверяешь? — хмуро спросил Кразич.

— Дарко, я даже слишком ей доверяю. И это опасно.

Кразич был удивлен:

— Не понимаю.

Тадеуш открыл серебряную шкатулку и достал из нее сигару. Потом неспеша обрезал ее и раскурил. Кразич молча ждал. За долгие годы он усвоил, что не нужно дергать босса, пока он молчит. На лице Тадеуша Радецкого появилось непонятное выражение, и он проговорил:

— Она как две капли воды похожа на Катерину.

Официант принес заказ Кразича, не дав ему времени на ответ. Кразич выпил виски, не зная, как реагировать на слова босса. Неужели босс освободился от своей любви?

— Что это значит? — спросил Кразич.

— То, что я сказал. Она могла бы быть ее сестрой-близнецом. У меня чуть сердечный приступ не случился, когда она вчера вошла в ложу. Я думал, что вижу привидение, пока она не открыла рот и не заговорила по-английски. Понимаешь, Дарко, я не могу нести ответственность за решение, доверять или не доверять этой женщине. Потому что каждый раз, когда смотрю на нее, у меня сердце мрет.

— Черт. — Кразич вылил остатки виски в кофе и одним глотком почти полностью опорожнил чашку. — Ты уверен, что не страдаешь обманом чувств?

— Не уверен. Поэтому договорился с ней о встрече, хотел убедиться, что не грежу. Однако это не только моя реакция. Я видел, как люди не могут отвести от нее глаз, видел и вчера, когда закончилась опера, и сегодня за ленчем. Словно они не верили своим глазам. Дарко, это невероятно!

— И ты хочешь, чтобы я ее проверил?

— Не просто проверил, а вывернул наизнанку. — Из внутреннего кармана Тадеуш достал конверт. — Здесь итальянский паспорт, который она дала мне в доказательство своих возможностей. И еще ее адрес в Берлине. Вчера вечером я вызвал машину, чтобы отвезти ее домой. Кроме того, я записал все, что запомнил, из ее рассказа о себе. Проверь все. Или это самое настоящее чудо, или это чья-то опасная затея. Дарко, сделай все возможное и невозможное.

— Уже делаю, босс. — Кразич допил кофе, встал и на ходу взял с соседнего стула пальто. — Если она врет, мы ее прищучим. Не беспокойся.

Тадеуш кивнул, немного успокоившись, и стал смотреть вслед Кразичу, который продвигался в толпе, как готовящийся к удару рогами бык.

На Дарко можно было положиться. Или Кэролин Джексон затеяла что-то темное. Или она, возможно, всего лишь возможно, явилась как его спасительница.

*

Рейн вздулся. Шкипер «Вильгельмины Розен» стоял на массивных ступенях монумента на слиянии Мозеля и Рейна, и смотрел на вздувшийся коричневый поток, сделавший навигацию невозможной. По правде говоря, это не стало для него неожиданностью. Теперь это было обычным явлением по весне, не то что в его юности. Наверное, виновато глобальное потепление. Тем не менее он рассматривал половодье как еще один элемент в великом заговоре, призванном помешать ему в исполнении его миссии.

По его плану он уже сегодня должен был прибыть в Кёльн и стать на якорь, свернув с главного русла. А вместо этого застрял в Кобленце. В первый раз в жизни он почувствовал, как ему досаждает жизнь в тесной близости с еще двумя мужчинами. Тогда он предложил Манфреду и Гюнтеру поехать на пару дней домой, так как река пока еще не собиралась спадать, а на барже у них не было никакой работы. Ему даже не жаль было заплатить им за эти дни, однако они не купились на его щедрость.

Не выказав никаких эмоций, Гюнтер проворчал, что от Кобленца до Гамбурга путь неблизкий, и когда они приедут туда, пора будет возвращаться, да и ничего такого не случилось бы, работай они на Одере или на Эльбе, то есть буквально у порога собственных домов.

Манфред же не желал никуда ехать, потому что ему и без того было хорошо. Слишком много было рядом застрявших судов, так что веселья сколько угодно. Целый день и полночи он просидел в барах, обмениваясь с другими моряками разными байками. Обладая сказочной способностью вливать в себя спиртное, он наконец-то получил возможность реализовать ее, так как его жена считала, что если муж явился домой, то должен сидеть дома.

Не удалось шкиперу избавиться от своей команды, и они сводили его с ума своей болтовней о том, куда могут пойти, с кем могут повидаться, что услышать и куда пойти потом. Ему же хотелось тишины и покоя, чтобы восстановить душевное равновесие после Бремена. Он жаждал остаться наедине с самим собой, не отвечать на дурацкие вопросы, мол, зачем он изо дня в день скупает все газеты и внимательно просматривает их — в поисках одного-единственного сообщения. Единственным способом узнать, видели ли его и могут ли описать его внешность, было чтение газет и поиск в Интернете. Едва члены его команды уразумели, что он не смотрит порно, они потеряли к компьютеру всякий интерес.

Но, даже зная, что в новостях ничего нет, он все равно не мог прогнать страх. Иногда сообщения вовсе не попадают в интернетовские издания. Иногда попадает лишь очень сокращенная версия. Но даже если бы он мог прочитать все, опубликованное в СМИ, это не значило бы, что его не ищут. Не исключено, что, имея его описание, полицейские сейчас прочесывают всю страну. В конце концов, им наверняка известно, на какой машине он ездит. Оставалось только решить, не продать ли «гольф» немедленно, чтобы заменить его другой маркой и моделью. Однако если уже ищут черный «фольксваген-гольф» с гамбургскими номерами, попытка избавиться от засвеченной машины лишь привлечет к нему внимание.

Чувствовал он себя отвратительно. Засыпал не больше чем на полчаса. Еда не лезла в горло. Случившееся в Бремене произвело на него ошеломляющее впечатление не только потому, что он никогда всерьез не думал о возможности быть пойманным. Он переигрывал умных мерзавцев с их степенями и дипломами, он показывал им, кто хозяин в этой жизни. И у него в голове не укладывалось, что он едва не попался.

А ведь в неосторожности он не мог себя обвинить. Все было тщательно спланировано вплоть до малейших деталей. Но если его остановят, то его послание затеряется, и, значит, все прежнее было напрасно. Эта дура едва не помешала его миссии, потому что не сказала своему дружку, чтобы он держался подальше от нее в тот день. Проклятая сука. Наверно, хотела похвастаться, что в своем возрасте еще может привлекать мужчин. Едва не лишиться всего из-за глупой коровы. И теперь нет никакой возможности узнать, в безопасности он или нет.

В спокойные минуты он утешал себя тем, что дружок не мог рассказать полицейским ничего наводящего на его след. Его лица парень не видел, и в Германии сотни тысяч черных «фольксвагенов-гольф», даже если тот дурак обратил внимание на машину, стоявшую у дома его шлюхи.

Но потом у шкипера менялось настроение, он ложился на койку весь в холодном поту от неодолимого страха. Но боялся он не тюрьмы. Тамошние кошмары не могли быть хуже того, что уже происходило с ним.

Боялся он того, что его неудача расскажет ему о нем самом.

Желая победить ужас, разъедавший его изнутри, он отказывал себе в том, чтобы использовать половодье как оправдание. Решив не менять своих планов, он, в точности как прежде, попросил доктора Марию Терезу Кальве о встрече, чрезмерно льстя ей в электронной почте и всеми силами подчеркивая важность предстоящего интервью для репутации его журнала, мол, ваша работа, связанная с манипуляцией памятью при помощи глубокого гипноза, не имеет себе равных в Европе, и ваше исследование 1999 года, касающееся перемен в воспоминаниях о раннем сексуальном опыте, может считаться основополагающим в своей области. Я был бы счастлив, если бы вы рассказали о ваших последних научных открытиях. Для нашего, еще молодого журнала это было бы потрясающей важности событием. Однако долго уговаривать ее не пришлось. Самовлюбленная, подобно всем остальным, она не могла устоять и не заглотнуть наживку.

Теперь ему предстояло благополучно завершить удачно начатое дело. Доктор Мария Тереза Кальве предложила устроить встречу в ресторане, вероятно, потому, что не захотела приглашать незнакомца к себе домой или понадеялась раскрутить его на бесплатный ужин, не без цинизма решил он. Договорились они на интервью в ее университетском кабинете, так как он предположил, что ей могут понадобиться какие-нибудь научные отчеты или печатные материалы. Решение не идеальное, но вечером в университете вряд ли будет много «соглядатаев».

Огорчало его лишь то, что он не знал, как там будет с водой. Не исключено, что в кабинете доктора Кальве нет раковины. И что — ходить по коридору с ведрами? Однако по опыту он уже знал, что на самом деле воды нужно совсем мало, и положил в сумку четыре полуторалитровые бутылки со «Спа». Правда, сумка стала довольно тяжелой, но ему, с малолетства приученному к физическому труду, не привыкать к тяжестям. Не забыл он спросить доктора Кальве о том, где можно поставить машину, и она сказала, что вечером легко припарковаться на обеих улицах около здания психологического факультета. Пока все складывалось отлично.

Добрался он до университета быстрее, чем рассчитывал. За последние несколько месяцев он обнаружил, что, проворачивая в голове свой план, он забывал о времени. Представляя, что он сделает с Марией Терезой Кальве, он отвлекался от скучной дороги лучше, чем если бы слушал музыку или делал еще что-либо. Он сам удивился, когда оказался в пригороде Кёльна и по главной дороге, что шла прямиком из Кобленца, выехал на внутреннее городское кольцо недалеко от университета. Сверившись с картой города, он направился к Роберт-Кох-штрассе, а оттуда — всего несколько минут до институтского здания. К счастью, Кальве отлично объяснила, как ехать, и ему не пришлось останавливаться, чтобы спрашивать дорогу.

В коридоре были люди. Несколько студентов, погруженные в какой-то важный разговор, шли ему навстречу. Как все молодые, занятые только собой, они даже не взглянули на него, когда он, опустив голову, прошел мимо, стараясь не дать им возможности обратить на него внимание, чтобы потом они не смогли описать его приметы. После Бремена даже от такой ерунды у него быстро забилось сердце и участилось дыхание.

Он стал считать двери. Она сказала, четвертая слева. Остановившись перед простой деревянной дверью, он прочитал на табличке: «Доктор М. Т. Кальве». После этого набрал полную грудь воздуха и задержал выдох, стараясь вновь обрести спокойствие. Поднял руку и уверенно стукнул один раз.

— Войдите, — услышал он высокий, звонкий, слегка приглушенный голос.

Приоткрыв дверь, он сначала просунул в проем голову, изобразив широкую улыбку.

— Доктор Кальве? Я Ганс Хохенштейн.

Переступив через порог, «Ганс Хохенштейн» устремил взгляд на поднявшуюся из-за письменного стола миниатюрную женщину с привлекательным мальчишеским лицом. В ней было не больше пяти футов. Каштановые волосы коротко подстрижены. Ей шли как бы случайно надетый пиджак и брюки «капри». Жаль, подкачали глаза. У доктора Кальве глазки были темные, маленькие и близко посаженные к тонкой переносице, отчего выражение лица казалось сердитым. Она протянула ему худенькую, костистую ручку, и он взял ее, мгновенно взмокнув, в потную ладонь.

— Приятно познакомиться с вами, мистер Хохенштейн. Садитесь, пожалуйста.

Она показала на кресла, стоявшие по обе стороны газового камина.

Ему надо было действовать быстро, так как неизвестно, сколько времени они пробудут одни. Чтобы оказаться у нее за спиной, он отступил в сторону и любезно поклонился:

— После вас, доктор.

У нее дернулись губы и брови в иронической усмешке, и она сделала шаг вперед. А он тем временем вытащил из кармана короткую, налитую свинцом дубинку. Наверное, она обратила внимание на его движение и поэтому обернулась, когда дубинка уже опускалась на ее голову. По его расчетам, удар должен был прийтись на затылок, однако пришелся на висок. Она пошатнулась и застонала, но не упала, а подалась к нему. Запаниковав, так называемый журналист вновь поднял дубинку и еще раз ударил женщину по голове. Теперь она всей тяжестью рухнула у его ног. Он с облегчением вздохнул, и у него закружилась голова. После того, что произошло у доктора Шиллинг, даже самое ничтожное отклонение от плана вызывало у него приступ паники. Все отлично, сказал он себе. Все отлично.

Подойдя к двери, он щелкнул замком и почувствовал себя в безопасности. Потом поспешил к столу и, не разбирая, сбросил все книги и бумаги на пол. Вернувшись к доктору Кальве, он наклонился и поднял ее. Она была легкой, как перышко, и это приятно отличало ее от предыдущих трех жертв. Когда она уже лежала, простертая, на столе, он достал из сумки все необходимое. Понадобилось всего несколько минут, чтобы крепко привязать несчастного психолога за руки и за ноги к металлическим ножкам стола. Большим пальцем он поднял ей веко. Женщина была без сознания. Нужды затыкать ей рот не было. Он опять владел собой.

Острой бритвой, принадлежавшей его деду, он разрезал на ней одежду. Кожа да кости. При желании можно было бы пробежаться пальцами по ее ребрам, как по счетам. Отступив на шаг, он наслаждался ее беззащитностью.

Неожиданно он ощутил, как в нем поднимается плотское желание и кровь быстро бежит по жилам, отчего у него едва не закружилась голова. До сих пор ему не хотелось признавать, что выплеск адреналина в кровь, когда он оставался один на один с жертвой, имеет что-то общее с сексуальным возбуждением. Зачем искать уличную шлюху, когда он может получить желаемое от своих жертв? Разве они не заслуживают этого последнего унижения? Разве не заслуживают быть изнасилованными, как сами насиловали других?

Его рука опустилась к ширинке, пальцы взялись за молнию и остановились. Вдруг в его ушах раздался насмешливый голос деда, отчего все остальные мысли испарились из головы. «И ты называешь себя мужчиной? Что тебя держит, малыш? Боишься женщины, которая и пошевелиться-то не может? Вот и оставайся со своими портовыми шлюхами, какой была твоя мать». Он подавил рвавшееся наружу рыдание. Желание окрепло, и не считаться с ним было невозможно. Он покажет старику. Из кармана пиджака на свет появилась пачка презервативов, которую он приготовил на потом. Нетерпеливо разорвав обертку, он с трудом натянул презерватив, сделавшись неловким от возбуждения. Потом лег на женщину и направил член в сухое влагалище.

Она пошевелилась. Дрогнули веки, приоткрыв белки. Но теперь это не имело значения. Он полностью владел собой. Ей оставалось лишь терпеть. Схватив ее за шею, он тяжело дышал, предчувствуя скорый оргазм, куда более скорый, чем он мог представить. У нее началось удушье, и она старалась набрать воздух в легкие, но он не желал останавливаться.

У нее высоко поднималась грудь, потому что легкие жаждали воздуха, чтобы сердце не перестало гнать кровь, глаза вылезли из орбит, на белках появились красные точки. Ее животный страх доставлял ему еще большее наслаждение. Вдруг ее тело обмякло, и тотчас наступило то, чего он так желал и отчего в жестокой судороге выгнул спину. В голове тотчас прояснилось, словно с мозга сняли завесу.

Что он наделал? Он все испортил. Убил ее, не выполнив главного.

В ярости на самого себя, он скатился со стола и встал, опираясь на кулаки и тяжело дыша. О чем он думал? У него же план, миссия, а это что? Правда, она мертва, но умерла-то совсем не так, как ей следовало. Отчаяние охватило его. Старик был прав. Он неудачник, он не мужчина.

Так он стоял, глядя на мертвое тело и честя себя на чем свет стоит. И вдруг заметил, как у нее дрогнула жила на шее. Неужели пульс? Он нерешительно протянул руку. Палец едва нащупал слабое биение. Кажется, пронесло.

Вылив ей в горло три бутылки, он пощупал ее запястье. Сомнений не оставалось. Женщина расплатилась за свои опыты.

Он снова взял в руку бритву и определил цель. Волосы на лобке были темные с сединой. До Маргарет Шиллинг ему не приходилось снимать кожу с женщин, и в тот раз пришлось потрудиться. Зато теперь рука была набита. Первый надрез он сделал наверху, где на бледной коже на плоском животе начинали расти волосы. Потом еще два надреза под углом по обе стороны венериного холма. Стараясь быть аккуратным, он поддел кожу бритвой и отвернул ее. С каждым разом получалось все лучше, и движения становились все более уверенными. Ближе к половым губам он сделал еще один поперечный надрез и поднял кожу на бритве, оставив на теле трапециевидную кровоточащую рану. Потом отвинтил крышку с банки, которую принес собой, и опустил свой трофей в формалин, с удовольствием глядя, как кусочек кожи из красного становится розовым по мере того, как в нем не остается крови. С блаженной улыбкой он завинтил крышку. Потом стал приводить в порядок кабинет. Напоследок он вынул из кармана носовой платок и протер все, до чего дотрагивался, включая ее кожу. После этого обернул руку платком, достал тонкую папку из сумки и направился к шкафам, чтобы поставить папку на букву «К». Его заметки о мертвой суке заняли свое место.

Работа была сделана. И сделана лучше, чем прежде. Никаких сомнений, он стал мастером.

История болезни

Имя: Мария-Тереза Кальве

Сеанс № 1

Медицинское заключение: Пациентка не питает уважения к людям. Ощущение собственной значительности делает ее слепой к нуждам и правам других людей. Себя она считает центром вселенной и потому ждет от всех окружающих подчинения. Все остальные существуют исключительно для исполнения ее собственных желаний.

Свое положение среди себе подобных она завоевала беспощадным, в ущерб другим, исполнением своих желаний. Она старается подавить свою женственность с помощью работы, которая куда больше подходит агрессивному мужчине. Она не желает признавать вклада других людей в свои достижения, приписывая все заслуги исключительно себе одной. Она не умеет сочувствовать и ставить себя на место другого человека.

Лечение: Шоковая терапия

25

Дарко Кразич думал о том, что у него есть дела поважнее, чем сидеть возле многоквартирного дома на Курфюрстендамм в ожидании женщины. С другой стороны, проводить время, предупреждая глупые поступки босса, значит отлично проводить время. Тадзио уже свалял дурака, засветившись на передовой. И вот куда это их привело. Кразичу пришлось заботиться об устранении человека да еще возиться с ребенком. И неизвестно, что труднее.

Если готовность идти на крайности в их деле вещь вполне понятная, то с миражами можно заработать плохую репутацию, тем более когда занимаешься тем, чем занимаются они с Тадзио. Небольшая мания величия не мешает, а паранойя даже необходима в кругах, где Кразич и его босс зарабатывают настоящие деньги. Однако видеть черты умершей женщины в лице незнакомки — значит страдать куда более опасным помешательством. Если Кразичу не удастся подавить это в зародыше, то придется записываться на прием к психоаналитику. Они станут посмешищем. Только этого ему сейчас недоставало, еще одной дырки в голове, когда албанцам позарез требуются ракеты «земля-воздух», а китайским «змееголовым»[13] — плавсредства для нелегальных иммигрантов и героина.

Кразич уселся поудобнее в неприметном «опеле», который выбрал для слежки. Но такие машины не рассчитаны на широкоплечих мужчин, подумал он. Они вполне подходят тощим интеллектуалам, а для настоящих мужчин не годятся. Уже половина одиннадцатого, и пока еще никого подходящего под описание, которое ему дал Тадзио. А ведь он сидит тут с половины восьмого, высматривая женщину, хотя бы отдаленно напоминающую Катерину.

«Нехорошо получилось с Катериной», — подумал Кразич. Она была особенной. Не безмозглой куклой, ну уж нет, но и не стервой, ничего умнее не знающей, как ставить людей, подобных ему, на место. Красавица. Но самое главное, с ней Тадзио был счастлив. Когда же босс счастлив, ему цены нет. А теперь, когда он несчастлив, и дела идут неважно. В конце концов придется ему смириться с несчастным случаем, который был не больше чем несчастный случай. А пока Кразич предвидел для себя уйму потерянного времени.

Не успел он об этом подумать, как открылась дверь, и у него буквально отвалилась челюсть. Если бы он собственными глазами не видел мертвую Катерину, то поклялся бы, что это она появилась на улице. Да нет, у этой женщины не такие волосы и сама помускулистее, чем Катерина, однако на расстоянии он бы их не различил.

— Твою мать, — в ярости выдохнул он.

Это научит его доверять Тадзио, что бы тот ни говорил.

Кразич был до того поражен, что едва не забыл, зачем сидит в «опеле». Женщина уже давно миновала его автомобиль, когда он взял себя в руки и вылез из машины. Она шла быстрым шагом, уверенно чеканя шаг длинными ногами. Кразичу пришлось поторопиться, чтобы не потерять ее из виду, когда она дошла до перекрестка на Оливерплац и повернула направо.

На углу Кразич увидел, что она остановилась у газетного киоска, и, пока она покупала английскую газету, он постоял рядом с несколькими пешеходами, которые ждали, когда на светофоре зажжется зеленый свет. После этого она отправилась в кафе, которое располагалось чуть дальше. Оптимист-хозяин выставил несколько столиков на тротуар, однако весна еще только начиналась и берлинцы не спешили располагаться на улице. Кэролин Джексон тоже предпочла столик внутри кафе.

Кразич помедлил. Не исключено, что женщина собиралась с кем-нибудь встретиться или кому-нибудь позвонить. Ему же не хотелось с самого начала привлекать к себе внимание, но и пустить дело насамотек он тоже не мог. Тогда он торопливо прошел мимо кафе, отметив мысленно, что половина столиков занята. Наверное, там все же довольно много народу. Минут пять Кразич простоял у магазина, задумчиво разглядывая витрину, потом зашагал обратно в сторону кафе. Он сел за стойку, откуда мог видеть макушку Кэрол. Ему совсем не хотелось смотреть на ее лицо, потому что вдвойне страшно смотреть на женщину, которая ни дать ни взять Катерина, словно та и не умерла вовсе.

Тем временем Кэролин Джексон всего-навсего читала газету и пила черный кофе. Кразич заказал чашку эспрессо и порцию «Джека Дэниэлса» и стал медленно пить то и другое. Тридцать пять минут спустя Кэролин Джексон сложила газету, убрала ее в сумку, заплатила по счету и вышла из кафе. К этому времени Кразич тоже расплатился и последовал за ней, желая знать, куда она направится. «На Курфюрстендамм отправилась», — недовольно подумал он. Женщины и магазины. Что тут поделаешь?

Через два часа Кразич все еще следовал за Кэролин Джексон по пятам. Она посетила около полудюжины магазинов одежды, присматриваясь к дизайнерским новинкам, заодно купила парочку дисков с классической музыкой в музыкальном магазине и ни разу не заговорила ни с кем, кроме продавцов. У Кразича голова шла кругом. К тому же он чувствовал себя словно вишенка в навозной куче. И решил, что приспособит кого-нибудь еще для хождений за Кэролин, это уж как пить дать. В идеале это должна быть женщина. Но если не получится, то пусть будет кто-нибудь из парней, которого больше интересует Армани, чем Армалит.[14]

И когда Кэролин Джексон повернула назад, Кразич не спускал с нее глаз, пока она не вошла в свой подъезд. Вот это и называется бесполезной тратой времени. Через час она должна была встретиться с Тадзио, и Кразич решил, что больше ждать нечего. Однако этого времени хватит, чтобы подыскать замену. Он уселся за руль «опеля» и вынул телефон. Если Кэролин Джексон хитрит, он непременно об этом узнает. Однако пусть кто-нибудь другой ходит за ней.

*

С каждой минутой Тони все больше ценил Петру Беккер. Она позвонила ему в девять семнадцать и сообщила, что к нему едет автомобиль, который отвезет его на аэродром Темпельхоф, откуда он отправится в короткую поездку в Бремен. Там его встретят детективы, занимающиеся расследованием убийства Маргарет Шиллинг.

— Как вам, черт подери, это удалось? — спросил он, чувствуя себя не совсем хорошо от недостатка сна.

— Я соврала, — как ни в чем не бывало ответила Петра. — Сказала, что вы главный по психологическим портретам в Англии и делаете кое-какую работу для Европола, поэтому мы будем очень благодарны, если они уделят вам внимание.

— Петра, вы потрясающая женщина, — отозвался Тони.

— Мне это уже говорили, правда, не мужчины, — сухо произнесла она.

— Я правильно понимаю, что в Бремене пока еще никто не соотнес убийство Маргарет с более ранним убийством в Гейдельберге?

— В Гейдельберге ребята до того хотели спихнуть это тупиковое дело нам, что продали его прессе как убийство из-за наркотиков, а не ритуальное убийство, поэтому оно не стало газетной сенсацией у них в городе. Меня бы очень удивило, если бы в Бремене кто-нибудь читал сводку об этом убийстве.

— Как вы себя ощущаете в качестве единственного полицейского в стране, которому пришло в голову соединить их в одно дело?

Тони не смог удержаться от этого вопроса. Никогда не мог.

— Хотите знать правду?

— Конечно.

— Для меня это кайф. Знаю, что мне придется в конце концов выйти из подполья, потому что я не в кино. Но пока что мне нравится. И все-таки у нас с вами нет времени на разговоры. Вам надо успеть на самолет.

Тони улыбнулся. Ответ был уклончивый, но он не возражал.

— Спасибо за поддержку.

— Не стоит. Приятного вам дня. Мы еще поговорим, да?

— Очень скоро я смогу кое-что вам предоставить, только не ждите чуда, — состорожничал Тони.

Петра рассмеялась:

— Я не верю в чудеса.


Детектив, встречавший Тони в Бремене, оказался приземистым блондином лет тридцати с небольшим, отлично говорившим по-английски.

— Берндт Гефс. Зовите меня Берндтом, — представился он.

У него был пресыщенный вид человека, которого невозможно ничем удивить. Тони уже приходилось встречаться с такими полицейскими. Расстраивало его то, что это не было позой, как не было защитной маской, а скорее говорило о притуплённой чувствительности и, соответственно, о неспособности к сопереживанию.

Естественно, Берндт не выказал никаких эмоций по поводу убитой женщины, чью смерть он расследовал, и всю дорогу до Бремена называл ее исключительно «Шиллинг». В ответ на это Тони подчеркнуто говорил «доктор», упоминая Маргарет.

По дороге к Бремену они миновали широкий мост над вздувшимся Везером.

— Река высоко поднялась, — заметил Тони, чтобы заполнить паузу, наступившую, когда Берндт покончил с изложением малополезной информации.

— Ну, не так, как Рейн или Одер, — отозвался Берндт. — Вряд ли он выйдет из берегов.

— А как баржи? Как они справляются?

— Они не справляются, не могут. Им не хватает мощностей, когда река поднимается. Если она поднимется еще выше, ее временно закроют для судоходства. Рейн уже закрыт. Все суда стоят на причале. Шкиперы рвут на себе волосы, подсчитывая убытки, а матросы знай себе пьют.

— Немного удовольствия для местных полицейских.

Берндт пожал плечами.

— По крайней мере, не шатаются по улицам, — проговорил он с визгливым смешком. — Вон там собор, — зачем-то добавил он, потому что не заметить башни-близнецы не было никакой возможности. — Шиллинг была в центре тем самым днем, когда умерла. Она ела одна в маленьком баре рядом с рыночной площадью.

— Отсюда далеко до дома доктора Шиллинг? — спросил Тони.

— Минут десять.

— Ее приятель что-нибудь помнит о том человеке, который на него напал?

— Приятель? От него толку как от евнуха в борделе. Он ничего не видел и ничего не слышал. Единственное, что он сказал, так это о чужой машине, стоявшей возле гаража. «Фольксваген-гольф», то ли черный, то ли темно-синий. Он даже не разглядел номер. Не знает, местный он или не местный. Вы представляете, сколько таких машин в одном лишь Бремене?

— Полагаю, много.

Берндт фыркнул:

— Так много, что мы не в силах их все проверить. — Он свернул на тихую зеленую улицу. — Здесь начинается пригород, в котором она жила. Наш парень проехал здесь, потому что только так можно добраться до ее дома и уехать прочь.

Тони выглянул в окошко, пытаясь представить улицу в вечерние часы. Дома в отдалении за ухоженными садиками. Частная жизнь за закрытыми дверями. Никому в голову не придет обратить внимание на черную тень машины, проезжающей мимо к зловещей цели. Интересно, убийца осматривался тут заранее? Они часто это делают, столбят место, следят за жертвой, изучают ее жизнь, стараются понять, какую брешь оставит ее уход в небытие. Однако у Тони сложилось впечатление, что это не похоже на Иеронимо. Ему было нужно другое.

Тони представил, как он ехал по темнеющим улицам, стараясь удостовериться, что не сбился с пути. Дорога тут непростая, много тупиков.

— Может быть, он сбился с пути? Потревожил кого-нибудь, развернувшись рядом с чьим-то домом?

Берндт посмотрел на Тони как на сумасшедшего:

— Думаете, нам надо было обойти тут всех на случай, если он кому-то причинил неудобства?

— Наверное, это было бы бесполезно. Однако никогда нельзя сказать наверняка. Люди не любят, когда чужаки маневрируют у их подъездных дорожек.

На лице Берндта появилось выражение, которое Тони часто видел на лицах полицейских. Это было физическое воплощение мысли, имевшей примерно такой смысл: «Чертовы психологи понятия не имеют о нашей работе». Тони решил пока попридержать язык и оставить свои мысли для Петры и Кэрол.

Берндт свернул на дорогу к дюжине домов, стоявших полукругом. Они подъехали к дому, который отличался от других лишь тем, что подход к двери закрывала полицейская лента.

— Ну вот.

Берндт вылез из машины и направился к дому, не давая себе труда подождать Тони, который пару мгновений постоял у машины, осматривая ближайшие дома. Из их окон можно было бы хорошо разглядеть чужака. «Иеронимо, ты не боишься, что тебя увидят? Тебе все равно. Думаешь, ты настолько незначителен, что тебя никто не запомнит?» Удовлетворенно кивнув, Тони последовал за Берндтом, который нетерпеливо поджидал его на крыльце, скрестив на груди руки и притопывая.

Они вошли внутрь, автоматически вытерев ноги о коврик, которого не было возле двери.

— Криминалисты забрали его. Решили посмотреть, нет ли на нем особой почвы, какая есть только в определенном месте Рура, — не без сарказма пояснил Берндт. — Вот тут все случилось.

Берндт направился в кухню.

Если не считать порошка для снятия отпечатков пальцев, там все оставалось на удивление по-старому. Тони даже узнал стол, за которым они с Маргарет обсуждали возможность совместной работы, пили кофе и дешевое красное вино. Ему стало не по себе, едва он вспомнил, что эта кухня стала местом смерти Маргарет. Тони обошел комнату, отметив полный порядок в ней. Трудно было поверить, что именно здесь произошло жестокое убийство. Никаких видимых следов крови, никаких запахов, ассоциирующихся с насильственной смертью. Невозможно представить, что в этой кухне, обжитой одним человеком, другой человек умышленно совершил чудовищное зло.

— Ничего нет, — сказал Берндт. — Обычно место убийства похоже на настоящую скотобойню. А тут? Сотри порошок — и хоть сейчас накрывай на стол.

— Есть свидетельства, что он побывал в других комнатах?

— Все на месте, как говорит ее дружок. Нет, он не обшаривал ее комод и не ложился на ее кровать, если вы об этом.

Тони не придумал вежливого ответа, поэтому почел за лучшее промолчать. Он подошел к окну и стал смотреть на сад и лес за ним.

— Там тоже ничего, — произнес Берндт. — Мы проверили, не наблюдал ли он за ней из леса, но около забора никаких следов нет.

— Не думаю, чтобы он следил за ней. Его интересовали ее мысли, а не ее передвижения, — отозвался Тони, скорее подтверждая собственные размышления. Потом, обернувшись, он улыбнулся Берндту. — Спасибо, что привезли меня сюда. И вы правы, здесь почти не на что смотреть.

— Детектив Беккер попросила, чтобы мы предоставили вам фотографии с места преступления. Так?

Тони кивнул:

— Если это возможно.

— Для вас сделали копии. Надо только подъехать в участок и забрать их. А потом, если вам больше ничего не нужно, я отвезу вас в аэропорт. Есть рейс сразу после двух, ну а не успеем, есть еще один рейс через час.

Никакого ленча, мысленно отметил Тони. Сотрудничество с Европолом так далеко не простирается.

— Отлично. — Он улыбнулся. — Мне бы хотелось быть в Берлине к чаю.

Берндт посмотрел на него так, словно только что получил подтверждение всему, что он прежде думал об эксцентричных англичанах. Как раз этого Тони и добивался. Если Берндту и запомнится чем-то этот визит, то пусть уж этим.

*

Петра пулей влетела в офис. Пока операция «Радецкий» развивалась по плану, однако у нее были большие надежды на это утро. Даже при виде Акуленка, тупо уставившегося на экран, у нее не изменилось настроение.

— Чем занимаешься? — спросила она, направляясь к своему столу. — Насколько мне помнится, ты должен был проверить партнеров Кразича.

Акуленок поглядел на Петру с очевидным негодованием на лице:

— А я что делаю? Мне сказали, что у Кразича есть родственники в городе, вот я и ищу их по официальным сайтам. Не исключено, что Кразич больше доверяет родным, чем партнерам по бизнесу.

Идея неплохая. Петра удивилась и обрадовалась. Может быть, из парня все-таки получится хороший полицейский.

— Отлично. И какие результаты?

— Пока ничего. Мне надо все перелопатить, а это займет много времени. Как идет операция?

— Хорошо.

Петра включила компьютер и первым делом нашла сайт Европола и последний бюллетень из Гааги.

— Хотите кофе? — спросил Акуленок.

— Свежий?

— Ну да.

— Тогда давай.

Петра стала читать бюллетень. Вначале шли скучные бюрократические сведения, и она стала быстро проворачивать их, пока не нашла то, что искала.

ЗАПРОС ОБ ИНФОРМАЦИИ ОТ ПОЛИЦИИ ЛЕЙДЕНА,

НИДЕРЛАНДЫ.

— Есть, — прошептала она.

Запрос был коротким и деловым:

Детективы города Лейден (Нидерланды), расследуя убийство, озабочены тем, что убийца, возможно, совершил серию преступлений. Они попросили нас распространить имеющуюся у них информацию в расчете на то, что полицейские других стран найдут нечто похожее в своих регионах. Жертва — Питер де Гроот, профессор психологии Лейденского университета. Обнаженное тело профессора было найдено у него дома привязанным к письменному столу в кабинете. Одежда срезана. Причина смерти — утопление. Вероятно, в рот ему ввели трубку, в которую наливали воду. Есть посмертное повреждение: с лобка срезана кожа с волосами. Гениталии не повреждены.

Просьба к полицейским силам стран Западной Европы проверить, не совершались ли на подведомственных им территориях похожие преступления. Информацию пересылать непосредственно старшему инспектору Киису Маартенсу в Лейден и копию в уголовный отдел Европола.

Петра не смогла удержать улыбку. Она во второй раз перечитывала текст, когда рядом возник Акуленок.

— Это что? — спросил он, ставя кружку с дымящимся кофе на стол.

— Бюллетень Европола.

— Насколько мне известно, только вы интересуетесь такими вещами.

— Знаешь, Акуленок, поэтому я тут единственная, кто добивается успеха.

Он наклонился над ней, читая текст на экране.

— Здорово! Звучит отвратительно. Хотя типично для голландцев. Они слишком тупые, чтобы справляться со своими делами, поэтому стараются переложить ответственность на других.

Петра нахмурилась:

— Ты очень ошибаешься. Надо быть очень умным, чтобы, расследуя убийство, распознать приметы возможного серийного убийцы. И очень смелым, чтобы попросить о помощи.

— Вы думаете?

Петра включила принтер, чтобы распечатать нужные страницы.

— Не думаю, а знаю. Как ты считаешь, что самое интересное в этом убийстве?

— Я должен понять это по описанию, да?

Он оперся о стол, чтобы лучше видеть экран.

— Ты уже должен был понять. Мы все должны читать информацию, которую присылают нам наши коллеги в Германии, в точности так же, как мы все должны читать информацию, присылаемую Европолом.

Акуленок со стоном выпрямился:

— Конечно, конечно. Я читаю. Иногда. Правда.

— Ну да, все мы иногда читаем. Но здесь есть кое-что важное, и это требует нашего особого внимания. Видишь, убийство пять недель назад в Гейдельберге? Кто-нибудь поднял тревогу?

Акуленок помрачнел:

— Какой-то мелкий наркодилер, да?

— Из-за этого они спихнули дело нам. Но, если серьезно, то при чем тут наркодилер?

— Наверное, поэтому я не обратил внимания, — защищаясь, произнес Акуленок. — Ничего интересного для нас.

— Убийство всегда должно интересовать полицейского. Акуленок, я прочитала информацию, и она заставила меня заподозрить, что человек, совершивший убийство в Лейдене, еще прежде совершил убийство в Гейдельберге. А после этого совершил убийство в Бремене. — Петра нажала на мышь, и на экране появился рапорт из Лейдена, который она стала распечатывать на принтере. — Таким образом я собираюсь набрать несколько очков, обратив на это внимание босса. — Она встала, взяла кружку и пошла к общему принтеру. Там она собрала листки бумаги и весело помахала ими перед Акуленком. — Не разрешай мне отвлекать тебя от Кразича, — добавила она напоследок.

Петра нашла Плеш в ее кабинете за подсчетом расходов. И та благодарно улыбнулась своей сотруднице:

— Надеюсь, ты принесла факты, а не измышления, которые к делу не пришьешь.

Петра передернула плечами и уселась в кресло напротив начальницы.

— Боюсь, еще немного измышлений вместо крепких фактов.

— Да ладно. Все равно приятно отвлечься от этой чепухи. Выкладывай, что у тебя.

Петра положила перед Плеш только что отпечатанные страницы.

— Сегодняшний бюллетень Европола. Голландская полиция затребовала информацию об убийствах, похожих на то, что случилось у них в Лейдене. Так получилось, что на прошлой неделе, готовясь к операции по разоблачению Радецкого, я просматривала нераскрытые дела. Мне хотелось обнаружить какие-нибудь связи Радецкого и Кразича с преступным миром. Тогда я набрела на убийство в Гейдельберге, которое показалось мне малообещающим. Ну, попросила прислать мне подробный рапорт. Когда я его просмотрела, то поняла, что оно не наше. А потом, когда я читала о деталях голландского убийства, меня озарило. Проверила еще раз — там полно совпадений.

Плеш подвинула к себе распечатку и принялась ее читать. Она мрачнела на глазах по мере того, как сходство двух дел становилось для нее все более и более очевидным.

— Господи, — только и произнесла она, закончив чтение.

— Это не все, — сказала Петра. — Еще одно убийство совершено в Бремене. Я вытащила файлы, потому что вспомнила о Гейдельберге. Совпадение полное.

Плеш наморщила лоб:

— Тот же чертов мерзавец?

— Похоже на то. Что будем делать?

Плеш пожала плечами:

— Свяжемся с Гейдельбергом. Похоже, это точка отсчета. Наверно, они не читали бюллетень Европола. Им надо будет связаться с полицейскими в Голландии, естественно, через Европол. И поговорить с полицейскими из Бремена. — Не открывая рта, она выдохнула воздух. — Пусть они этим занимаются. Просто кошмар. Бюрократизм и сплошная дипломатия,

— А мы можем взять это дело себе? — спросила Петра.

— На каком основании? Это не организованная преступность, значит, не наше поле деятельности.

— Но мы обнаружили сходство. Мы специалисты в анализе преступлений. Мы работаем с Европолом.

— Шутишь? Тебе не хватает дел с Радецким? Не начинай, Петра, это не наше дело, и ты отлично это понимаешь. Позволь мне связаться со старшим следователем по гейдельбергскому делу, и пусть машина закрутится. Ты отлично поработала. Но ты свое дело сделала. Теперь предоставь другим делать свое дело.

Прежде чем Петра успела что-то сказать, дверь распахнулась и на пороге возник Акуленок — раскрасневшийся, с горящими глазами.

— Прошу прощения, мэм, — торопливо проговорил он. — Я насчет дела, которое Петра нашла сегодня в бюллетене — только что появилась новая информация. Похоже, еще одно убийство. Теперь в Кёльне.

26

Петра была права насчет катера, подумала Кэрол, он никак не похож на дорогую яхту, где принимают гостей. Деревянное суденышко с мотором, правда, идеальных пропорций и с каютой под наклонной крышей посередине. Тадеуш сказал, что купил его, когда оно было в совершенно аварийном состоянии, потому что влюбился в изящество линий, а потом восстановил в его первоначальном виде, и теперь этот безупречный музейный экспонат функционировал не хуже, чем в 1930-х годах. Когда Кэрол вошла в каюту, на сверкающей меди и полированном красном дереве играли лучи солнца. Внутреннее пространство было рационально использовано. Под трехстороннюю лавку с пазами можно было убрать стол, чтобы появилась не очень широкая, но двуспальная кровать. В переборки были встроены шкафчики, так что в каюте использовался каждый уголок.

Наверху за кабиной стоял за штурвалом высокий угрюмый мужчина, ожидая приказа Тадеуша.

— По-английски он и двух слов не знает, — сказал Тадеуш, помогая Кэрол пройти по сходням. — Он поляк, как и я. Знаете, мы, поляки, лучшие моряки в мире.

— А мне кажется, что мы, англичане, могли бы поспорить с вами, — отозвалась Кэрол.

Радецкий наклонил голову, словно в ироническом подтверждении прав англичан. В этот день он совсем не был похож на серьезного бизнесмена, каким выглядел в последние два дня. В джинсах и толстом моряцком свитере, в шерстяной шапочке на голове, он ничем не отличался от всех других любителей водного спорта, которых Кэрол видела во время короткого перехода от машины к судну. Разве что руки у него были мягкими, без мозолей, и не испорченными тяжелой работой.

— Давайте я покажу вам мою лодку, — настоятельно предложил он и отступил в сторону, ожидая, когда Кэрол оценит каюту.

— Красавица, — сказала Кэрол, ничуть не кривя душой.

— Полагаю, ее построили для какого-нибудь высокопоставленного нациста. Но я не стал докапываться. Зачем мне знать? Наверно, я боялся, что разлюблю ее, если узнаю слишком много о ее прошлом.

— Похоже на любовные отношения, — заметила Кэрол с кривой усмешкой, исключавшей всякую мысль о флирте. От нее не ускользнула ирония, заложенная в его словах, ведь он тоже делал деньги на несчастьях других. Ей было отвратительно то, что Тадеуш пытался изобразить себя в моральном отношении выше, чем бывший владелец лодки. Однако такая моральная слепота была ей на руку, потому что с таким человеком легче вести коварную игру.

— Похоже, — согласился Тадеуш, приятно удивившись ее словам. — Не хотите чего-нибудь выпить? А потом поднимемся на палубу, и я стану вашим гидом. — Радецкий открыл деревянную крышку, и показался крошечный холодильник с пивом и шампанским. — Тут слишком мало места для больших бутылок, — словно извиняясь, произнес он и достал маленькую бутылку «перье-жуэ». — Это подойдет?

Через пару минут они уже сидели на корме с бокалами в руках, тогда как рулевой аккуратно выводил лодку из озера Руммельсбергерзе на открытые просторы Шпрее.

— Мы сегодня говорим о делах или ближе знакомимся друг с другом? — спросила Кэрол.

— Понемногу того и другого. Я хочу показать вам город с разных точек, а вы, может быть, приоткроете мне свои планы.

Кэрол кивнула:

— Звучит неплохо.

Рулевой повернул налево к выходу из шлюза. Пока они ждали своей очереди, Тадеуш рассказывал Кэрол истории о баржах. Как они во время реконструкции Потсдамской площади каждый день перевозили по двадцать тысяч тонн булыжника. Как обычная таможенная проверка однажды обнаружила труп жены капитана в угольном бункере. Что Речную полицию обычно называют утиной полицией.

— Кажется, вы хорошо знакомы с речной жизнью, — заметила Кэрол, когда они приближались к Тиргартену.

Деревья на берегах уже вовсю цвели, придавая романтики в общем-то трассе грузовых судов.

— Кое-какой бизнес у меня связан с речными перевозками, — осторожно произнес Радецкий. — Как вы выяснили сами, мне нравится знать, с кем я имею дело, поэтому за долгие годы я переговорил со многими schippermen. По понятным соображениям, имея лодку, мне проще общаться с ними.

— Насколько я понимаю, вы ведь не совершаете круизы по европейским рекам? Это занимало бы слишком много времени.

— Обычно лодку переправляют, куда я скажу. А там я немного плаваю на ней и веду кое-какой бизнес. — Он усмехнулся. — Ничего подозрительного, правда?

— Умно, — признала Кэрол, радуясь тому, что ее маскарад наконец-то стал давать какие-то результаты.

Тадеуш показывал Кэрол разные достопримечательности, пока они плыли по каналу, а потом опять по Шпрее. Когда они свернули в канал Вестхафен, Тадеуш махнул рукой, показывая на правый берег.

— Это Моабит. Боюсь, этот район считается не самым приятным местом в Берлине. Здесь часто случались разборки албанцев с румынами, воевавшими за территорию для своих проституток. Такова жизнь низших слоев, которая не интересует деловых людей, вроде нас с вами.

— Меня интересуют поставки и спрос, — отозвалась Кэрол. — Вы можете поставлять то, что нужно мне, а я могу снабдить тех, кто заплатит, документами. Разумеется, цена разумная.

— Все имеет свою цену. — С этими словами Тадеуш встал. — Пора налить еще шампанского, — сказал он и исчез в каюте.

«Черт побери», — мысленно произнесла Кэрол. Она была сыта по горло. Не то чтобы он не был приятным и интересным собеседником, однако, если бы ей хотелось совершить тур вокруг Берлина, она бы предпочла открытый экскурсионный автобус. Нелегко расслабиться и наслаждаться архитектурными достопримечательностями, когда нужно постоянно держаться начеку. Кэрол мечтала начать охоту, потому что чем быстрее они перейдут к делам, тем быстрее закончится операция и она вернется к нормальной жизни.

Тадеуш вернулся с еще одной бутылкой шампанского:

— Ну вот. У нас есть немного времени, прежде чем мы увидим следующий интересный объект. Так, может быть, вы пока скажете, чем, на ваш взгляд, я могу быть вам полезным.

Так как намечался серьезный разговор, Кэрол выпрямилась, следуя известному языку тела.

— Это больше, чем быть полезными друг другу. Вы будете откровенны со мной на этот раз или опять будете делать вид, будто не знаете, о чем я говорю?

Радецкий усмехнулся:

— Давайте начистоту. Кое-какие проверочные действия я уже произвел, чтобы убедиться, та ли вы, за кого себя выдаете.

— Я тоже проверяла вас, — перебила его Кэрол, — иначе и близко не подошла бы. Сначала обстоятельно изучила ваш послужной список. Ну и как, я та женщина, за кого себя выдаю?

— Пока, насколько я выяснил, да. Мои помощники, правда, все еще проверяют, расспрашивают людей, но я принадлежу к тем, кто полагается на свое чутье. И должен сказать, вы мне нравитесь, Кэролин. Вы умны и осторожны, но можете быть смелой, когда это того стоит.

Кэрол шутливо отсалютовала ему бокалом:

— Благодарю вас, добрый сэр. Рада, что мы действуем в одном направлении. Потому что, несмотря на все хорошие отзывы, которые я слышала, если бы вы не понравились мне при первой встрече, я бы исчезла в ночи, только бы вы меня и видели.

Радецкий положил руку на поручень, не касаясь Кэрол, но явно намекая на возможную физическую близость:

— Было бы жаль.

— Тем более что вас ждало бы море неприятностей, от которых я могу вас избавить, — проговорила Кэрол, решительно возвращая разговор в деловое русло.

Задуманной операции совсем не помешало бы, если бы Радецкий увлекся ею, однако ей надо было сыграть недотрогу и удержать его на расстоянии. Она не могла позволить их отношениям дойти до такой стадии, когда возникнет недоумение, почему она не желает с ним спать. Даже если бы ей этого захотелось (тут она напомнила себе, что ей этого совсем не хочется), это расстроит все планы и обесценит все, что ей удастся узнать о нем и его бизнесе. Не дай бог, Радецкий докажет, что она спала с ним, и это будет бесценным подарком его адвокату, который достойные доверия показания офицера полиции превратит в мстительный навет обиженной женщины. Кроме того, это совершенно непрофессионально. А Кэрол не желала действовать непрофессионально.

— Вы так думаете?

— Я знаю. Колину Осборну вы доставляли в месяц от двадцати до тридцати иммигрантов. Проблема состояла в том, что Колин обманывал вас и их насчет того, что он в действительности мог предложить. У него не было доступа к документам, оплаченным вашими клиентами. Вот почему он обманывал и обманывал их, пока они не поняли, что он блефует.

— Об этом я не знал.

— Я так и думала. Это не тот случай, когда недовольные клиенты обращаются с иском в службу защиты потребителей и требуют назад свои денежки, — съехидничала Кэрол. — Стоило им попасть в руки иммиграционных властей, и их либо депортировали, либо отправляли в центры для перемещенных лиц. К тому же у них не было возможности соотнестись с людьми, которым они заплатили в первую очередь. А Колин проявил достаточно сметки, чтобы мастерские, в которых они работали, формально не имели к нему никакого отношения. Он использовал фальшивые имена, когда арендовал помещения, и, прежде чем насылал проверку, всегда выносил оборудование, чтобы его не конфисковали. Так вести дела некорректно.

Тадеуш пожал плечами:

— Полагаю, он считал, что только так может выжить.

— Думаете? В любом случае, я веду дела иначе. Если действуешь в обход закона, то надо быть честнее тех бизнесменов, которые действуют в рамках закона.

Радецкий нахмурился:

— Вы о чем?

— Когда работаешь в открытом мире и не выполняешь обещаний, то можешь потерять работу или семью, однако ничего по-настоящему страшного не случится. А вот в нашем мире если кого-то обманешь, то рано или поздно придется платить куда большую цену, чем предполагаешь. Продаешь поддельный наркотик на углу улицы, и тебя достанут обманутые покупатели или другие дилеры. Смошенничаешь в банковских операциях, и потом до конца жизни не забывай оглядываться.

— К примеру, Колин, — продолжала Кэрол. — Если он был нечестен в одном, то не исключено, что он был нечестен в остальном тоже. И вот как он закончил. С пулей в голове на грязной дороге посреди эссекских болот. Себе я такого не желаю, поэтому если веду с кем-то бизнес, то веду его честно. И того же самого жду от партнеров.

Пока она говорила, Радецкий немного отодвинул руку, пристально глядя на сидевшую рядом женщину, словно она озвучивала его тайные надежды.

— Очевидно, что вы хорошо все обдумали.

— Я стараюсь выжить.

— Понятно.

— Послушайте, Тадеуш, у меня есть мозги, и я могла бы неплохо устроиться в мире открытого бизнеса. Но мне мало «неплохо». Я хочу много денег. Во всяком случае, достаточно для того, чтобы остановиться, пока я молода, и насладиться плодами своих трудов. Поэтому мне пришлось найти работу вне системы. И я чертовски хорошо с ней справляюсь. При этом не кооперируюсь с другими криминалами, пока могу без этого обойтись, не оставляю следов и выполняю обещания. Итак, мы будем говорить о деле?

Радецкий пожал плечами:

— Это зависит от одной вещи.

— От какой?

— От того, кто убил Колина Осборна. — Он вопросительно наморщил лоб.

Кэрол этого не ожидала и испугалась, что не сумела скрыть охватившего ее страха.

— Вы о чем?

— Смерть Колина была вам на руку. К тому же никто не знает, что в точности с ним произошло. Никто не взял на себя ответственность. Обычно, когда один преступник убивает другого, это должно что-то ему давать. Сами знаете. Итак, Кэролин, вы убили Колина?

Кэрол не знала, какой выбрать ответ. Вполне возможно, что Радецкий блефовал. Он мог знать больше, чем показывал, и не исключено, что проверял, как далеко она позволит себе зайти, желая завоевать его расположение. Возможно, он хотел убедиться в ее холодной расчетливости и способности идти на крайние меры. Но вероятен и другой вариант: он откажется иметь с ней дело, если она назовется убийцей.

— Зачем мне это?

— Чтобы убрать его с дороги.

Кэрол пожала плечами:

— Зачем же так? Ведь я и при нем могла бы прийти к вам с более выгодным предложением. Полагаю, вы могли бы поставить нам обоим достаточно клиентов, чтобы мы оба работали и богатели.

— Но вы же не пришли, правильно? Не пришли, пока Колина не стало. — Его голос звучал твердо, и взгляд помрачнел. — Кэролин, из-за этого у меня возникают всякие подозрения. И еще странно то, что вы так похожи на Катерину. Хорошо, Колин никогда не видел Катерину. Но он ведь был не дурак, так почему бы ему не проверить меня? Во всяком случае, фотографии Катерины было нетрудно достать. А после его смерти он, возможно, решил использовать вас для своих целей. Ну а вы убрали посредника.

Кэрол лишилась сил. Он ошибался практически во всем, однако его подозрения были обоснованными. Неожиданно от взаимной приязни они перешли к крайней подозрительности. Кэрол не знала, как справиться с ситуацией.

Она поставила бокал и, скрестив на груди руки, отошла от Радецкого.

— Позвольте мне сойти на берег.

Он нахмурился:

— Что?

— Я больше не хочу этой грязи. У меня было желание познакомиться с вами, чтобы вместе заниматься бизнесом. Но стоять тут и выслушивать обвинения в убийстве, в заговоре! Попросите вашего человека пристать к берегу. Или вы хотите, чтобы я закричала?

Тадеуш удивился:

— Вы слишком остро на все реагируете.

Кэрол изобразила ярость:

— Не смейте так разговаривать со мной. Тадзио, вы всего лишь гангстер, и нечего разыгрывать из себя чистоплюя. Я не обязана перед вами отчитываться. И у меня нет желания заниматься бизнесом с человеком, который воображает, будто я чем-то ему обязана. Я попусту трачу свое драгоценное время. А теперь, пожалуйста, позвольте мне сойти на берег.

Радецкий отступил в сторону, явно обескураженный ее горячностью. Он что-то сказал рулевому, и тот повернул катер к узкой пристани, где стояло несколько судов.

— Кэролин, я не хотел вас обидеть, — произнес он, когда она прошла к борту, готовясь сойти.

— От этого мне не лучше. — Катер пристал к берегу, и Кэрол спрыгнула на причал, не дожидаясь, когда рулевой пришвартуется. — Не звоните мне, — бросила она через плечо, шагая к каменной лестнице.

Кэрол дрожала всем телом, когда оказалась на улице. Проверив, не следует ли Радецкий за ней, она подошла к краю тротуара, чтобы остановить такси.

У нее оставалась надежда, что операция еще не провалена, однако она не могла придумать, какой шаг предпринять дальше. Его подозрения родились из ничего, а она слишком рано позволила себе расслабиться и не смогла быстро сориентироваться. Кэрол рухнула на сиденье такси, моля всех богов, чтобы правильность ее действий подтвердилась.

*

В маленьком самолете, летевшем из Бремена в Берлин, было лишь по одному креслу по обе стороны прохода, и Тони мог без помех рассматривать фотографии с места преступления, переданные ему Берндтом в полицейском участке. С тревожным чувством доставал он их из конверта. Ему совсем не хотелось смотреть на изуродованное тело женщины, с которой он был знаком. Есть что-то до странности интимное в рассматривании фотографий мертвых людей, и Тони не желал оскорблять своим взглядом знакомую ему женщину.

Однако все было не так плохо, как он боялся. В ярком освещении, которое использовал фотограф, тело Маргарет словно и не принадлежало живой женщине, которую помнил Тони. Он внимательно изучал фотографии, жалея, что забыл взять с собой лупу. На невооруженный взгляд никакой разницы между телом Маргарет и телами других жертв Иеронимо заметно не было. Все они лежат в одинаковых позах, одежда разрезана и растерзана, даже раны на лобках выглядят практически идентичными.

Он уже хотел спрятать фотографии в конверт, как что-то привлекло его внимание. Было что-то странное в узлах, которыми Маргарет привязали к ножкам стола. Тони пригляделся, стараясь рассмотреть получше. Один узел отличался от других.

Тони ощутил, как его охватывает волнение. Один узел — это немного на данной стадии расследования, однако такая деталь, скорее всего, таила в себе важную улику. А в этом случае она могла оказаться тем более важной, что преступление было прервано. В стрессовом состоянии, спровоцированном вторжением, Иеронимо мог забыть об осторожности и допустить ошибку.

Теперь Тони мечтал забрать свой ноутбук и оказаться в квартире Петры. Естественно, поездка на такси от Темпельхофа была бесконечной из-за неизбежных пробок в центре города. Переступив порог пустой квартиры Петры, Тони буквально рванулся в кабинет к сканеру. В ожидании, пока загрузится компьютер, он взял лупу и стал пристальнее изучать фотографию. Осмотрел все, что было вокруг обеденного стола, потом потянулся за другими фотографиями. После нескольких минут с лупой в руках он был готов петь от счастья. Все правильно. Узлы везде были обычными или рифовыми, и исключение составлял лишь один узел на одной фотографии с места преступления.

Тони вернулся к сканеру и подключил его к своему ноутбуку. Несколько минут — и он смотрел на увеличенный снимок. Об узлах он не знал ровным счетом ничего. Он подключился к Интернету и стал искать, написав «узлы» в графе «поиск». Спустя буквально секунды на экране возник список сайтов, посвященных искусству вязания узлов. Первый же открытый им сайт предложил ему связаться с энтузиастами этого искусства.

Тони послал им запрос:

Я совсем не разбираюсь в узлах, и мне нужна помощь в идентификации узла на фотографии — информация, где он применяется и кем. Есть ли кто-нибудь, кому я могу послать снимок в формате JPEG?

Ответ мог прийти не раньше чем через пару минут, при условии, что в Сети в этот самый момент окажется какой-нибудь знаток узлов. Желая успокоить вышедшую из-под контроля нервную систему, Тони отправился в кухню варить кофе. И тут он в первый раз за несколько часов задался вопросом, как там Кэрол справляется со своей задачей. Он вспомнил, что они предполагали встретиться, однако теперь он не знал, когда освободится, ведь ему вроде бы удалось ухватиться за конец цепочки.

Вернувшись к столу, он послал Кэрол письмо на ее электронный ящик, приглашая встретиться попозже вечером. И сразу же обнаружил послание от некоего Интернетчика, подписавшегося «Обезьяний кулак». Тони хватило смекалки сообразить, что это название одного из узлов, и он с надеждой открыл письмо.

Привет, Новичок. Присылай фото, и я посмотрю, могу ли помочь.

Спустя десять минут Тони читал второе сообщение от своего нового корреспондента.

Ну, Новичок, быстро и легко. Узел непростой, но и не то чтобы очень выдающийся. Называется лисель-галсовый узел и традиционно используется моряками при работе с прямым парусом. Он вполне надежен, по крайней мере, надежнее многих других, но может затягиваться под давлением. Хочешь знать, кто им пользуется? Да? Это узел морской, значит, моряки, рыбаки…

Спрашивай, если что.

Обезьяний кулак.

Не сводя глаз с экрана, Тони откинулся на спинку стула и, насупив брови, крепко задумался. Через пару минут он встал и принялся осматривать книжные полки, занимавшие одну из стен в кабинете Петры. Нужную книгу он обнаружил едва ли не в самом низу, где стояли книги большого формата. Тони открыл атлас и стал листать страницы. Однако найти нужных ему деталей не смог.

Сгорая от нетерпения, он вернулся к компьютеру, чтобы продолжить поиск. Сначала он просмотрел карты городов, в которых совершались убийства. Потом стал изучать карты стран, где находились эти города. В конце концов, отключившись от Интернета, он вновь занялся психологическим портретом.

8. В убийстве Маргарет Шиллинг есть одна ключевая деталь, отличающая его от остальных убийств. Нам известно, что у убийцы был вынужденный перерыв во время совершения преступления, а в состоянии стресса любой человек делает то, что ему привычно делать. В данном случае преступник привязал левую ногу жертвы отличным от других узлом. Все остальные узлы одинаковые, простые, не требующие особых навыков. А этот один — особый даже для моряков.

Стоит отметить, что все города, в которых были совершены убийства, имеют выход к водным путям. Гейдельберг и Кёльн стоят на главных водных артериях грузового судоходства — Неккар и Рейн. Хотя Лейден больше не является торговым портом, в нем разветвленная система каналов и он расположен близко к нескольким главным путям в Роттердам. Если учесть мое прежнее предположение о том, что убийца может с легкостью передвигаться по Европе, а также его знание морских узлов, о которых не имеет понятия большинство населения, я рискну и предположу, что, скорее всего, убийца — моряк с грузового судна, возможно, с баржи. Конечно же, он вполне может работать где-то еще, тем не менее наверняка связан с речным судоходством, хотя известные факторы заставляют утверждать, и с большой долей достоверности, что убийца работает на воде.

Предлагаемые действия: мне неизвестно, есть ли специальные данные о передвижении барж, однако я рекомендовал бы, если это возможно, узнать, какие именно суда были рядом с местами совершения убийств в известные нам сроки.

Тони не отказал себе в паре минут искренней радости. У него появилось приятное предчувствие. Наконец-то было за что уцепиться и в какую сторону двигаться. Он не знал, как Петра со своей голландской подругой будут работать дальше, ведь у них не очень много ресурсов. Однако у него сложилась твердая уверенность, что он указал им правильное направление поисков. Тони взглянул на часы. Он не знал, когда вернется Петра, к тому же чувствовал себя уставшим и грязным после дневных путешествий. Тогда он решил ехать к себе, оставив Петре записку с просьбой, чтобы она позвонила ему, когда выдастся свободная минута. Если повезет, они могли бы посидеть вместе еще нынешним вечером и посмотреть его наработки. А если боги действительно им улыбаются, то и у Петры должны появиться для него какие-нибудь новости, если обращение в Европол принесло какие-нибудь плоды.

*

Марийке нахмурилась, перечитав свои записи. Гартмут Карпф, детектив из Кёльна, решил не только переслать информацию через Европол, но и позвонить ей напрямую, потому что нашел расхождения в двух делах и хотел их обсудить.

— Я разговаривал с коллегами в Гейдельберге и Бремене, и у меня в общем-то нет сомнений в том, что действует один человек, — сказал он. — Однако я решил сообщить вам, что, по-моему, у нас тут серьезное осложнение.

— Спасибо, что позвонили, — отозвалась Марийке. — Но что вы имеете в виду?

— Вам подробно?

— Да, подробно. С самого начала.

Она услышала, как зашуршала бумага.

— Ладно, — продолжал детектив из Кёльна. — Мария Тереза Кальве сорока шести лет. Ведущий лектор по экспериментальной психологии Кёльнского университета. Сегодня утром она не появилась на работе, и секретарь никак не могла дозвониться ей домой. У нее должен был быть семинар, и одному из коллег пришлось ее заменить. Однако понадобились слайды, находившиеся у доктора Кальве в кабинете. Поэтому коллега взял запасной ключ у вахтера и сам открыл ее кабинет. Доктор Кальве, голая и мертвая, лежала, привязанная к столу. — Карпф откашлялся. — Боюсь, ее коллега там ужасно наследил.

— Если это утешит вас, то скорее всего это не важно. Убийца не оставляет следов, — успокоила детектива Марийке.

— Да, я тоже так подумал. Наши криминалисты очень разозлились. В любом случае, обратите внимание. Тело доктора Кальве лежало на спине, руки-ноги разведены в стороны и привязаны к ножкам стола ближе к полу. Одежда была разрезана, по-видимому, после того, как ее привязали. Волосы на лобке срезаны вместе с кожей.

— До сих пор все, как всегда, — заметила Марийке.

— Вот только он в первый раз убил кого-то в стенах университета, — поправил ее Карпф. — Все остальные жертвы погибли в собственных домах.

— Это правда, — отозвалась Марийке, мысленно обругав себя за глупость. Во всяком случае, она столкнулась с детективом, который оказался достаточно умным и дотошным, чтобы вести такое сложное дело. — Что еще вы обнаружили?

— Я потребовал срочную экспертизу. У доктора Кальве обнаружили две раны на голове от удара тупым предметом, и по крайней мере от одной она могла на некоторое время лишиться сознания. На шее обнаружены синяки, свидетельствующие о том, что ее душили.

— Такого еще не было, — подтвердила Марийке.

— Причиной смерти тем не менее было утопление. Ей в горло была введена какая-то трубка, через которую вливали воду. Это похоже на другие случаи, насколько мне известно. Но самое главное отличие заключается в том, что доктора Кальве изнасиловали, прежде чем убить.

— Черт, — едва слышно выдохнула Марийке. — Плохо. Очень плохо.

— Согласен. Убийства ему уже недостаточно.

Больше говорить было нечего. Марийке обещала выслать Карпфу всю информацию об убийстве Питера де Гроота, а он уверил ее в том, что немедленно посылает ей через Европол имеющиеся у него материалы. Единственное, о чем Марийке умолчала, так это о том, что собирается сделать в первую очередь. Она открыла свой почтовый ящик и начала набирать сообщение. Еще одно убийство могло коренным образом повлиять на составление психологического портрета. Доктор Хилл должен был как можно скорее получить дополнительный материал. Если Марийке и не очень много знала о серийных убийцах, то одно она знала наверняка. Когда такой контролирующий себя преступник теряет самообладание, чужая жизнь и вовсе перестает представлять для него какую-то ценность.

27

Зал походил на гостиную охотничьего домика девятнадцатого столетия. На стенах деревянные панели и тяжелые картины с написанными маслом сельскими пейзажами. На одной из стен красовалась голова оленя, на другой — голова вепря со сверкающими на свету стеклянными глазами. По обе стороны камина с уже лежащим в нем поленом стояли два кожаных кресла с невысокой спинкой. Середину зала занимал круглый стол, сверкающий хрусталем и серебром, а также идеально белыми салфетками. Однако все это было изысканной фальшивкой.

«Похоже на меня», — не удержалась от сравнения Кэрол. После своего решительного бегства она не ожидала так скоро вновь увидеть Тадеуша. Но не прошло и часа после ее возвращения домой, как в дверь позвонили, и когда она открыла ее, то увидела огромный букет, почти скрывавший принесшую его женщину. На карточке было написано:

«Прошу прощения. Я вел себя ужасно. Когда я позвоню, пожалуйста, не бросайте трубку.

Тадзио».

Кэрол почувствовала по-настоящему физическое облегчение. У нее опустились плечи, мышцы на спине расслабились. Значит, она ничего не испортила. К счастью, разыгранное ею возмущение в ответ на обвинения Радецкого оказалось правильным и обезоружило его. Когда он позвонил, то разговаривал примирительно, однако не унижался. И Кэрол приняла его приглашение на обед. Ей бы хотелось обговорить стратегию своего поведения с Тони, но связаться с ним, как назло, оказалось невозможно. Придется ограничиться отчетом поздно вечером.

Лифт поднял их на семнадцатый этаж одного из небоскребов на Потсдамской площади, и они прошли в современный ресторан. Переступив порог, Кэрол словно попала в другой мир. Она невольно рассмеялась:

— Вот нелепость!

Тадеуш расплылся:

— Так я и думал. У меня тоже все это вызывает улыбку, однако кормят тут потрясающе, и мне кажется, здесь надо побывать хотя бы один раз.

Они уселись возле камина, и, подав шампанское, приставленный к ним официант удалился, но предварительно сказал, что, когда они захотят сделать заказ, пусть нажмут на кнопку вызова.

— Мне в самом деле очень неприятно, что я неподобающим образом вел себя сегодня. Думаю, ваше сходство с Катериной лишает меня покоя. Я теряю способность рассуждать здраво. Ну и, конечно же, в нашем бизнесе паранойя всегда бродит рядом.

— Не буду отрицать, что меня охватила ярость. Я не привыкла, чтобы меня обвиняли в убийстве, — отозвалась Кэрол, позволив себе немного ехидства.

Тадеуш виновато наклонил голову:

— Не очень хорошее начало для доверительных отношений. Мне стыдно за себя, если это может вас утешить.

— Давайте не будем вспоминать старое. И я обещаю, что не буду устраивать демонстративных побегов, если вы обещаете не спрашивать, не убивала ли я своих партнеров. — Кэрол улыбнулась.

— Обещаю. И подкреплю свои добрые намерения тем, что выслушаю ваше предложение во всех подробностях, — сказал Тадеуш.

Кэрол ощутила необыкновенную легкость. Ей было понятно, что наступил один из важнейших моментов операции. Набрав полные легкие воздуха и медленно выдохнув его, она еще раз изложила легенду о своем бизнесе в Восточной Англии.

— В обмен на еду и крышу над головой они работают год бесплатно, но в конце этого срока получают итальянские паспорта и свободу. Вот так, — решительно заключила она свой рассказ.

— Похоже на рабство, — наморщив лоб, проговорил Тадеуш.

— Я предпочитаю называть это договором, — отозвалась Кэрол. — Естественно, мне нужны только взрослые люди. Не нужны семейные и не нужны дети. От них никакого толку.

Кэрол сама удивилась, как легко у нее получалось играть железную бизнес-леди. Наверное, у нее внутри есть что-то от холодной и расчетливой дамы, хотя все равно слишком уж легко она влезла в шкуру Кэролин Джексон.

— Я не ввожу детей.

Кэрол удивленно подняла брови:

— Вот уж не думала, что вы такой сентиментальный.

— Дело не в сентиментальности или щепетильности. Детей труднее контролировать. Они шумят. Плачут. Провоцируют родителей на геройство. Лучше уж без них. Итак, если у нас получится совместный бизнес, то будьте уверены, от меня вы никаких детей не получите.

С радостью Кэрол мысленно отметила, что Тадеуш говорит искренне и без околичностей. Все-таки удалось сломить его оборону. Одно ей не приходило в голову. Важной причиной его прямоты было то, что Кэрол находилась на его территории. В случае опасности ее было легко устранить, не оставив следов. Если бы она подумала об этом, ей не хватило бы мужества так рисковать своей жизнью.

— Приятно сознавать, что мы поняли друг друга. Но прежде чем мы перейдем к деталям, я хочу посмотреть, как вы работаете. Ведь вы можете в любой момент сдать меня британским властям. Поэтому мне нужно удостовериться, что я имею дело с партнером столь же профессиональным, как я сама.

Это был вызов. Кэрол бросила ему перчатку, и Тадеуш долго не сводил тяжелого взгляда с британки, наблюдая, как в свете огня ее лицо делается то совершенно чужим, то знакомым ему, словно его собственное.

— Откуда мне знать, что я могу вам довериться?

— Я же сказала, у вас будет кое-что на меня. Я приоткроюсь вам, вы — мне. Подумайте. Не спешите и не решайте сейчас. Подумайте. Отложите хотя бы до утра. Делайте все, что хотите, чтобы убедиться — мне можно доверять. Однако пока вы не готовы убедить меня в том, что вы серьезный партнер, я не буду с вами работать.

Радецкий все еще смотрел на Кэрол, но по его лицу ничего нельзя было прочитать, и ей подумалось, что она слишком на него наседает. Неужели он ускользнул, не успев попасться на крючок?

Но тут он изогнул губы в улыбке:

— Посмотрим, что можно сделать. А теперь давайте сконцентрируем внимание на удовольствии.

Кэрол охватило приятное возбуждение. Кое-что ей удалось, и это было почти счастье. Она подогнула под себя ногу, сидя в большом кожаном кресле, и открыла меню.

— Почему бы и нет?

*

Ничего не придумать хуже, думал Тони, читая подробную информацию, полученную от Марийке, чем убийство, которое он не смог предотвратить. Он интенсивно работал, стараясь залезть в мозги преступника и отыскать смысл в его поведении, которое всему остальному миру казалось чудовищным извращением. Похоже было на диалог с покойными, который помогал ему понять образ мыслей убийцы. Теоретически это должно дать полиции те путевые знаки, которые они поместят на своих картах, с указанием правильного направления. А теперь, когда появилось еще одно имя, нельзя было не прочитать на нем обвинение в его личном провале.

Нельзя позволить охватившему его разочарованию, думал Тони, отбросить все, что он успел наработать. В том, что сказала Марийке, не было ничего противоречащего его прежним выводам. Теперь необходимо проанализировать новую информацию и согласовать ее с наметившимся психологическим портретом. Это всего лишь работа с дополнительным материалом, а вовсе не оспаривание его способностей и не подтверждение его провала, сказал себе Тони.

И он почти убедил себя, и все же не совсем. Перечитав, что произошло с доктором Кальве, Тони сжал зубы, едва представив место преступления. Крошечная, хрупкая, ничего не подозревавшая женщина стала легкой добычей для Иеронимо. Странно, подумал он. Обычно убийцы первым делом выбирают именно такие цели. А этот настолько уверен в себе, что начинал совсем иначе. И Тони пришло в голову, что не совсем гладко прошедшее убийство в Бремене поколебало эту уверенность, отчего он выбрал более слабую жертву, желая восстановить веру в свои способности. «Наверное, ты пришел в ужас, когда в момент славы кто-то помешал тебе, — тихо проговорил он. — Ты закончил свое дело, но это засело у тебя в голове и стало причиной того, что ты убил доктора Кальве в университете, правильно? Ты думал, что вечером, когда все разошлись по домам, там было безопаснее для тебя?»

Каков бы ни был ответ, изменения в поведении Иеронимо говорили о том, что он не зациклен на определенной стратегии. Тем не менее насилие и попытка удушения выходили за рамки простой реакции на ситуацию. Они свидетельствовали о другом. Тони придвинул к себе ноутбук и стал набирать текст:

После убийства доктора Кальве в Кёльне он будет в состоянии довольно сильного возбуждения. В первых трех убийствах нет ярко выраженного сексуального элемента. Однако в серийных преступлениях всегда присутствуют ритуальные элементы и эротическое удовлетворение. То, что этого не было заметно в первых трех убийствах, говорит о нежелании убийцы признавать сексуальную подоплеку своих поступков. Насилие, совершенное над доктором Кальве, — это выход на поверхность мотивации, которая была заложена в преступлениях с самого начала, однако осмысленно подавлена.

Гораздо важнее то, что он ослабил самоконтроль. Мне кажется, что это произошло отчасти из-за не совсем гладко прошедшего убийства в Бремене. Вероятно, ему было очень не по себе, отчего он сильно нервничал перед встречей с доктором Кальве. Полагаю, он сам перепуган тем, что случилось в Кёльне. Прежде он убеждал себя, что в его действиях нет эротики и его миссия чисто альтруистическая. А теперь, когда он совершил насилие над доктором Кальве, ему будет трудно смириться с утратой иллюзий.

Чем это поможет в обнаружении убийцы и предотвращении новых преступлений?

Я думаю, что очень скоро он попытается совершить новое преступление, возможно, даже через несколько дней. Ему надо восстановить свой статус карающего ангела или праведного судьи неправедных, исправить ошибку в своем поведении, из-за которой его могут принять за «обычного» преступника.

Если я прав и его работа действительно связана с грузовым судоходством, тогда география его преступлений может быть ограничена немногими пунктами. Думаю, пришло время проинформировать психологов из группы риска о грозящей им опасности. Кстати, это надо сделать, избегая шумихи, чтобы не спугнуть убийцу. Офицерам полиции следует выяснить, в каких университетах занимаются экспериментальной психологией, и наведаться туда лично. Им следует подчеркнуть важность сохранения конфиденциальности, если они хотят поймать убийцу, и попросить психологов о содействии. Надо с особым вниманием отнестись к преподавателям, к которым обращались за интервью из нового Интернет-журнала. Это позволит быстро поймать убийцу и предотвратить пятое преступление.

Тони перечитал текст и отправил его Марийке и Петре, после чего еще одну копию сделал для Кэрол. Судя по тому, что сказала ему Марийке, вроде бы убийства уже были объединены в одно дело и вся, естественно зашифрованная, информация проходила через компьютерный центр Европола в Гааге. Тони рассчитывал, что удастся придать статус «срочное» расследованию. Иначе на их руках будет еще кровь.

*

Тадеуш проводил Кэрол до парадной двери.

— Спасибо, — сказала она. — Я приятно и с пользой провела вечер.

Радецкий взял ее руку и низко наклонился, запечатлевая поцелуй на тыльной стороне ладони.

— Спасибо за то, что согласились прийти. Я позвоню, ладно?

Радуясь тому, что он не напрашивается на чашку кофе, Кэрол кивнула:

— Буду ждать. Спокойной ночи.

Она поднялась на лифте на четвертый этаж и вошла в свою квартиру. Если он наблюдал снизу, то увидел, что у нее зажегся свет. По пути в спальню Кэрол расстегнула молнию на платье и сбросила его на пол. Ей хотелось увидеться с Тони, однако не идти же к нему в одежде Кэролин Джексон, которая еще сохраняла запах сигар Тадеуша, и Кэрол надела джинсы и спортивную рубашку. Бегом одолев два этажа, она осмотрелась, не стоит ли кто поблизости, после чего шагнула к его двери.

Едва увидев Тони, Кэрол подумала, что у него утомленный вид. Впрочем, что удивительного, если он целый день провел, расследуя убийство своей приятельницы. Было бы гораздо удивительнее, если бы он открыл дверь с беззаботной улыбкой. Кэрол шагнула к нему и поцеловала его в щеку, на что он ответил крепким объятием.

— До чего же приятно тебя видеть, — сказал он. — Как все прошло сегодня?

— Интересно, — отозвалась Кэрол. — Как в китайском проклятье: «Чтоб тебе жить в интересное время».

Тони привел Кэрол в гостиную, где шторы были уже сдвинуты, и они уселись в противоположных концах дивана, все еще немного теряясь из-за своих новых отношений.

— Расскажи, — попросил Тони, наливая Кэрол красного вина из стоявшей на столе открытой бутылки.

Кэрол стала рассказывать, и Тони, склонив голову набок, внимательно ее слушал. Наконец он сказал:

— Все правильно. Не мог не настать момент, когда его испугает и насторожит сходство между тобой и Катериной.

— Знаешь, я в общем-то была к этому готова, но все равно испугалась. Даже не сразу сообразила, что делать.

— Ты доверяешь своим инстинктам, и в данном случае это очень хорошо. У тебя отличная реакция, Кэрол, и сегодня она сработала тебе во благо. Ты не стала защищаться, а обратила ситуацию против него. Трудно придумать вариант лучше, чтобы отвратить его от подозрений. Однако не удивляйся, если такое повторится.

— И что мне тогда делать? Опять обижаться?

Тони провел рукой по волосам:

— Кэрол, у меня нет ответов на все вопросы. Сказать по правде, сегодня я, как никогда, не доверяю себе.

Кэрол наморщила лоб:

— Эй, ты сам сказал, что хочешь мне помочь.

— Помню. Но не уверен, что хочу чувствовать себя виноватым, если предложу что-нибудь не то, — устало улыбаясь, произнес Тони.

Не осознавая этого, Кэрол отодвинулась от него:

— Знаешь, Тони, тебе впору читать католикам лекции о раскаянии. Пойми, я всего лишь прошу совета. Но я сама отвечаю за свои действия.

Мысленно Тони обругал себя за глупость.

— Хочешь совета? — резко переспросил он. — Ладно. Если объективно, то в ответ на вопрос Радецкого на твоем месте я бы сказал, что не убивал Осборна и не знаю, кто убил. И мне в точности так же, как и ему, не по себе от сходства с Катериной. И не хочу, чтобы люди думали, будто я использую это сходство ради достижения своей цели. А еще, говоря начистоту, мне ничего не стоит уйти из этого бизнеса, потому что совсем не трудно найти другой нелегальный бизнес.

Кэрол кивнула.

— Спасибо. Я подумаю об этом, — холодно проговорила она.

Тони покачал головой:

— Может быть, мне выйти, а потом войти опять, чтобы мы могли начать по новой? Послушай, мы оба устали и оба раздражены, но не будем срывать злость друг на друге. — Он протянул к ней руку и сплел ее пальцы со своими. — Расскажи мне, что ты чувствуешь.

Кэрол пожала плечами:

— Это трудно. Одновременно и приятное возбуждение, так как, по-моему, у меня получается лучше, чем я смела надеяться, и абсолютный ужас, так как у меня нет сетки безопасности на случай провала. Я живу на сплошных выбросах адреналина, а это ужасно изматывает. Ладно, хватит обо мне. Расскажи, как у тебя прошел день.

— Не очень. Случилось четвертое убийство.

У Кэрол от изумления глаза стали круглыми.

— Так скоро? Ведь прошло совсем немного времени.

— И он теряет над собой контроль. — Тони коротко пересказал то, что узнал немного раньше от Марийке. — Хочешь взглянуть на черновой портрет?

— Если не возражаешь.

Тони встал, открыл портфель и достал из него несколько листков бумаги.

— Вот, — сказал он, отдавая их Кэрол. — Хочешь кофе?

— М-м-м-м… Пожалуйста.

Кэрол уже читала обычное предисловие. Пока Тони варил кофе, она сосредоточила внимание на тексте. А он все время оставался в кухне и, только когда она закончила читать, вернулся с обещанным кофе в гостиную.

— И что ты думаешь? — спросил он. — На мой взгляд, вроде бы жидковато. У меня нет ощущения, что я нашел элементы, которые могут серьезно двинуть расследование вперед.

— Если учесть, что у тебя почти нет информации, ты отлично поработал, — попыталась успокоить его Кэрол. — Самое важное тут, что он моряк.

— Да. А ты знаешь, что собой представляет грузовое судоходство в Нидерландах и Германии? Тысячи сухогрузов, и на любом может работать наш подозреваемый. Я даже не знаю, есть ли где-нибудь расписание их передвижений. Сегодня вечером у меня был короткий разговор с Марийке, и ей кажется, что суда должны регистрироваться, когда проходят по шлюзам или причаливают к берегу. Но и это ненамного облегчит работу. Потребуются месяцы, чтобы перелопатить все это. А у нас, Кэрол, этих месяцев нет.

— И даже если предостеречь группу риска, его могут не поймать.

— Правильно. Возможно, что именно сейчас он затаился и разрабатывает новую тактику в своей якобы праведной войне.

— Поскольку он рыскает в Интернете, не стоит ли справиться в книжных Интернет-магазинах, кто в последнее время заказывал большое количество книг по психологии?

Тони пожал плечами:

— Если он живет на каком-то судне, то ему проще покупать книги в обычном магазине, чем заказывать посылки, которые он может получить лишь через несколько недель.

— Наверно, ты прав, — проговорила Кэрол, постаравшись не показать своего огорчения. — А что там со Штази?

— Петра организовала мне на завтра интервью с историком. И все равно мне кажется, что мы ищем иголку в стоге сена.

— Интересно, что он сам думает о себе, — произнесла Кэрол. — Если ты прав, и он думает, что его жизнь разрушена, так как кто-то из его близких пострадал в результате психологических пыток, то какова его цель? Может быть, это месть в чистом виде? Или он пытается обратиться к миру с посланием?

— Зависит от того, имеем мы дело с сознательной или бессознательной мотивацией, — ответил Тони. — Я бы сказал так. Подсознательно он старается получить назад свое. Однако он не признается себе в том, что у него такой личный, такой мелкий мотив. Думаю, он считает себя мойщиком авгиевых конюшен психологии. Его послание таково: те, кто копаются в головах людей, достойны смерти.

Кэрол нахмурилась и поставила кружку:

— Может, он верит, что занимается исцелением общества? Проводит этакую глобальную терапию? Мол, бросьте свои злостные привычки?

Вот поэтому Тони любил работать с Кэрол. У нее было отличное ассоциативное мышление, и ей в голову приходили мысли, которые или не приходили к Тони, или были им отметены как ненужные. Так было раньше, и она оказывалась права, а он — не прав.

— Знаешь, мысль неплохая, — медленно проговорил он. — И куда она нас ведет?

— Не знаю… — Кэрол перевела взгляд на стену перед собой, пытаясь облечь в слова мысль, которая едва возникла и еще не была ею обдумана. — Если он считает себя мстителем, то не пытался ли он наносить им удары их собственным оружием? Что, если он писал в академические журналы с целью разоблачить их или раскритиковать их труды? Наверное, надо поискать и в Сети, ведь он называет себя журналистом.

Тони кивнул:

— Это возможно. Стоит попытаться.

— Не исключено, что он строчил на них жалобы в университеты. — Взгляд Кэрол стал рассеянным. — Может, он рассматривает последнюю встречу с ними как своеобразный терапевтический сеанс?

— Думаешь, он видит в них пациентов, которых лечит?

— Да. А ты так не думаешь?

— Все возможно. Ну и? — спросил Тони, желая услышать продолжение мысли Кэрол.

Кэрол подвинулась, чтобы сесть рядом с Тони:

— Ничего. Извини, это всё.

— Ладно. Вдохновение штука капризная. Завтра предложу Петре и Марийке, чтобы они поискали профессиональную критику в адрес наших жертв.

С этими словами Тони обнял Кэрол.

— Ах, до чего же хорошо, — вздохнула Кэрол. — Как неохота тащиться наверх.

Тони с трудом проглотил слюну:

— И не тащись.

— Надо. Мы слишком долго ждали, и теперь я не хочу, чтобы над нами висела тень Радецкого. Я хочу, чтобы были только я и ты и ничто нас не сковывало. — Она посмотрела на Тони. — Я могу еще немножко подождать.

Тони наклонился и поцеловал ее в губы.

— И ты меня не простишь, если я окажусь не на высоте? — спросил он, пряча волнение за хитрой улыбкой.

— Остановись, — приказала Кэрол, прижимая указательный палец к его губам. — Я не волнуюсь, и ты тоже не должен волноваться. — Она высвободилась из его объятия. — А теперь мне пора спать. На нас обоих лежит слишком большая ответственность, чтобы провалить дело из-за недостатка сна. — Кэрол встала. — Не надо меня провожать. До скорой встречи.

Тони смотрел ей вслед, пораженный снизошедшим на него покоем. Может быть, подумал он, может быть, у них что-нибудь получится.

*

Сразу после восьми Кразич приехал к Тадеушу, накупив множество всяких булочек в турецкой пекарне, ближайшей к дому его босса, на углу Карл-Маркс-аллее. Пока босс варил кофе, он выложил содержимое пакета на тарелку и, забывшись, подобрал крошки указательным пальцем, чтобы тут же слизнуть их.

— Эта Кэролин Джексон темная лошадка, — сказал он. — Никто не знает о ней ничего конкретного. Ее имя на слуху, но видеть ее — никто не видел. Я еще раз переговорил с дилером, к которому тебя направил Крамер. Он сказал, что в первый раз встретился с ней около шести лет назад, когда она в Нориче занималась деликатными сделками с недвижимостью.

— С какой недвижимостью? — спросил Тадеуш, наливая в чашки кофе и неся их к столу. — Дарко, не налегай на булочки, ты ведь уже давно не крестьянин, — добавил он ласково.

Кразич сел и отпил обжигающего кофе. Кажется, он даже не обратил внимания на то, что кофе нестерпимо горячий.

— Она получала сведения о запланированном строительстве супермаркета, которое подразумевало снос старых домов. Некоторые хозяева не желали продавать свои дома по предложенной ею цене, и тогда она использовала традиционные меры воздействия.

— Силу? — переспросил Тадеуш, потянувшись за полумесяцем, щедро посыпанным кунжутом.

— Это в последнюю очередь. Чаще обычный домашний терроризм. Сам знаешь. Окошки в машине выбьют. Собачье дерьмо набросают в почтовую щель. Судя по всему, ей хватало воображения, так что все шли на компромисс. Но одна старая дама оказалась твердым орешком, мол, где она родилась, там и умрет. И стояла на своем, пока в один прекрасный день не возвратилась из магазина и не обнаружила свою кошку прибитой гвоздями к парадной двери.

Тадеуш вздохнул, не разжимая зубов.

— Жестоко. Мне нравятся такие женщины, — усмехнулся он. — Насколько я понял, она получила прибыль от продажи земли супермаркету?

— Приятель Крамера сказал, что она освободила примерно с четверть мили. И использовала деньги для других сделок. Однако своих рук не пачкает. Все делает чужими руками. Так он говорит. И еще она держится в стороне от наркобизнеса. Однажды он пытался уговорить ее вложить деньги в дело, так она заявила, что не желает закончить жизнь в тюрьме, как гангстеры, с которыми он якшается. До него доходили слухи, что она где-то купила американскую базу, но какую и где, он не имеет ни малейшего понятия.

— Что ж, это на нее похоже, — сказал Тадеуш, вытерев рот салфеткой и потянувшись к ящику с сигарами. — А насчет нее самой что известно? Что она собой представляет?

— Вроде все хорошо. Помнишь того типа, которому мы заплатили в прошлом году, чтобы он взломал компьютер таможенников? Хакера Ханси? Я дал ему немного денег, чтобы он узнал побольше о Джексон. Она родилась там, где говорит, и когда говорит. Потом отправилась в университет Уорика. Жила там же, в каком-то чертовом особняке в Суффолке, последние три года. Платит налоги. Налоговик считает ее свободным консультантом по планированию — понятия не имею, что это значит. По документам — законопослушная гражданка. Правда, один раз привлекалась за противодействие правосудию. Однако до суда дело не дошло.

— У нее есть приятели? Муж? Любовник?

— Об этом ничего не известно. Приятель Крамера называет ее Снежной Королевой. Говорит, никогда не видел ее с мужчиной. Не исключает, что она лесбиянка.

Тадеуш покачал головой, и на губах у него появилась хитрая усмешка.

— Дарко, она не лесбиянка.

Дарко охватил ужас.

— Ты спал с ней? — вскричал он в ярости, смешанной с недоверием.

Тадеуш закрыл глаза и выдохнул дым.

— К чему так грубо? — жестко спросил он.

Кразич пожал плечами:

— Она не Катерина, Тадзио. Она точно такая же, как мы.

Тадеуш внимательно посмотрел на него:

— Знаю. Отлично знаю, что она не Катерина. Но все равно, Дарко, относись к ней с уважением. Для женщины вдвойне трудно сделать карьеру по нашу сторону закона, а она доказала, что это ей по силам. Не говори о ней так, словно она дешевая проститутка. Это понятно?

Кразич знал, что не стоит спорить с боссом, когда в его голосе слышен подавляемый гнев.

— Как скажешь.

— Кстати, для справки. Между мной и Кэролин ничего нет. — Голос Тадеуша звучал напряженно и в то же время излишне сухо. — Мне нравится ее общество. Когда я с ней, то опять ощущаю себя самим собой. Мне казалось, тебе это должно понравиться, поскольку ты как будто еще недавно был озабочен моим состоянием. — Он отодвинулся от стола и встал. — Да, забыл спросить, как там дочка Марлен?

— Вчера вечером я звонил брату. Никого чужого он рядом не видел. Говорит, девчонка все время хнычет, мол, ей скучно. А как будет не скучно, если она целыми днями заперта в доме?

— Во всяком случае, она не болтается под ногами. Кстати, почему бы тебе не встретиться с нашими китайскими друзьями и не узнать, не хотят ли они отправить к нам еще одну партию товара? Где-нибудь в конце месяца мы сможем ее принять.

— Собираешься работать с этой Кэролин?

— Подумываю об этом. Она хочет посмотреть, как мы управляемся, прежде чем решить окончательно. Присмотри, чтобы все было в лучшем виде, ладно?

Кразич постарался скрыть охватившую его растерянность:

— Ты впустишь чужую на нашу территорию?

— Она не чужая. Она ведь собирается работать с нами. Мы ее проверили, разве нет? А теперь она хочет проверить нас. Во всяком случае, она пришла к нам с открытым забралом. Не пряталась в отличие от нас.

Кразич с сомнением покачал головой:

— Не знаю. Мы никогда никого не подпускали к себе близко, и это работало на нас.

Тадеуш положил руку ему на плечо:

— Послушай, Дарко, я знаю, ты не доверяешь ей. Но за последние два дня я провел с ней уйму времени. Инстинкт мне подсказывает, что она одна из нас. Ей можно доверять. Да и ты должен мне доверять. Правильно?

Кразич сделал вид, будто принял оливковую ветвь:

— Как скажете, босс. Пожалуй, пора заняться делами. Надо кое за чем присмотреть.

Тадеуш испытующе смотрел Кразичу в спину, пока тот шел к двери, и думал, что недоверие Дарко к Кэролин очень полезно. Ему было совершенно ясно, что его оборону она одолела. Кто знает, чем может обернуться его теперешняя беззаботность. Так пусть Дарко стоит на страже их интересов. Если Тадеуш ошибается, кто-то должен будет расхлебывать заваренную им кашу.

*

В сауне Кэрол легла спиной на скамейку, чувствуя, как пот стекает по вискам и щекочет кожу за ушами.

— Лучшего места встречи не придумать, — простонала она.

Петра усмехнулась. Ее глаза были на уровне груди Кэрол.

— Должна признать, здесь есть свои преимущества.

Кэрол выгнула спину, с удовольствием чувствуя, как хрустят позвонки.

— О боже, до чего же я не в форме, — жалобно проговорила она. — Кстати, мне кажется, Радецкий установил за мной слежку. Сегодня утром я обратила внимание на молодого парня, который ходил около дома, и вспомнила, что видела его вчера. По дороге сюда, когда я проходила мимо витрины магазина, то огляделась. Ну, сама знаешь. Проходишь мимо, потом разворачиваешься, словно запоздало реагируешь на привлекшую взгляд вещичку.

— Еще бы. Такое мы, пустоголовые девчонки, проделываем по сто раз на дню.

— Правильно. Уголком глаза я увидела его. Он спрятался за машиной, делая вид, будто переходит улицу. Работает вполне профессионально, но все-таки недостаточно чисто.

— Тебя это огорчило?

— Да нет. С их стороны было бы глупо не держать меня под присмотром. И дело не в том, что я чем-то провоцирую их подозрительность. Во всяком случае, хорошо, что теперь я знаю, как выглядит мой хвост, если вдруг понадобится от него улизнуть.

Петра одобрительно покачала головой:

— Отлично сказано. Кстати, я прочитала твой вчерашний рапорт. Должна признать, ты отлично повела себя с Радецким на катере. Кажется, у нас наметился реальный прогресс.

— Мне тоже понравилось. Но я боялась, как бы не навредить делу, и это стало хорошим предупреждением, что нельзя быть слишком самоуверенной.

Петра встала и капнула на угли цитрусовым маслом. От резкого запаха у нее голова пошла кругом.

— Это сработало, потому что ты похожа на Катерину. Однако разумом он не доверяет тебе, наперекор своим чувствам. Меня удивляет, что он еще не попытался затащить тебя в постель.

— Да? А меня не удивляет. Он вознес Катерину на пьедестал. Она была его ангелом, его богиней. И он не хочет нападать на женщину, которая так на нее похожа. Он ухаживает за мной, — сказала Кэрол. — Мы с Тони говорили об этом, и он это предсказал. Кстати, насчет Тони. Он рассказал мне об еще одном убийстве, в Кёльне.

Петра тяжело вздохнула:

— Ужасно. Ну как тут не злиться, когда все расследование пошло под хвост бюрократическому коту. Теперь в Гейдельберге задрали нос. Они настаивают на том, чтобы расследование передали им, так как первое убийство, видите ли, совершено на их территории. И это те же самые умники, которые попытались спихнуть убийство на нас, потому что не сумели его расследовать.

— Я думала, все делается через Интерпол.

— Они передают информацию, но там ее горы и никто с ней не работает, кроме Тони. Все ужасно грустно. Одно хорошо, Тони как будто нащупал кое-что важное. Во всяком случае, у старшего детектива в Кёльне вроде бы есть немного мозгов. Он сразу среагировал на идею задействовать компьютерщика, чтобы тот покопался в информации на жестком диске. И Марийке сейчас этим занимается. Но, не дай бог, на это уйдет несколько дней, а то и недель. Еще Марийке попросила наших следователей проверить твою мысль о критике в адрес убитых психологов.

Кэрол покачала головой:

— Не лучшая мысль. Надеюсь, они не потратят на нее много времени.

— Возможно, это ключик, который им нужен. Боже, как бы мне хотелось принять участие в этом расследовании. — Она встала. — Пора в душ. А потом мне еще на работу.

Кэрол вздохнула:

— А мне сопровождать Радецкого по его магазинам, да еще изображать большой интерес.

— Хорошо, что не мне, — сказала Петра, выходя из сауны. — Береги себя, Кэрол.

«Ну да, конечно. Как будто у меня есть выбор», — мрачно усмехнулась Кэрол. Если бы она всегда жила по принципу «береги себя», то ни за что не ввязалась бы в такое дело. В этой игре она только и делает, что рискует собой. Рискует и выживает. И она обязательно должна выжить.

28

Обычно Кразичу нравилась его работа. Он любил силу и глубоко презирал слабость. Однако он отлично знал границы своих возможностей, и в его амбиции не входило соперничать с Тадеушем Радецким, тем более посягать на его империю. Да и зачем? Он уже делал больше денег, чем был в состоянии потратить, к тому же не считал себя умнее босса — тщеславие не застило ему глаза.

Но даже Кразичу кое-что в его работе было противно. Например, вот это. Копаться в женском белье неподходящее занятие для такого человека, как он. Извращенцу это подошло бы, но он не извращенец. Если когда-нибудь он дойдет до того, что будет возбуждаться, перебирая дамские тряпки, то лучше уж взять пистолет и без долгих рассуждений выбить себе мозги.

И все же дело есть дело. Тадзио сейчас думает не тем местом, так что кто-то должен позаботиться о бизнесе. Уходя от босса, Кразич позвонил Радо, своему троюродному брату, который приглядывал за Кэролин Джексон.

— Где она?

— Пошла в тот понтовый женский клуб на Гизебрехтштрассе, — ответил Радо. — У нее с собой спортивная сумка.

Если Кэролин Джексон может позволить себе временное членство в этом клубе, отметил про себя Кразич, значит, у нее нет проблем с наличными и она не боится их тратить. Она там пробудет как минимум час.

— Позвони, когда она будет уходить, — сказал он Радо.

Он остановил машину около магазина цветов и купил букет. Пройти в дом было для него парой пустяков. Он попросту звонил в дверь, пока ему не ответили, и сказал, что у него доставка в такую-то квартиру. В лифте он написал нечто непонятное на карточке и передал цветы несколько ошарашенной голландке. Ему был известен номер квартиры Кэролин Джексон, потому что накануне вечером она уехала отсюда на присланной за ней машине. Открыть замок не составило труда. Пять минут — и Кразич был внутри.

Сначала он, присматриваясь, прошелся по квартире, а уж потом приступил к поискам. Спальня, ванная, кухня, гостиная. Ничего не спрячешь. Даже сейфа и того нет.

Кразич начал с гостиной. Около окна на письменном столе лежал ноутбук. Кразич включил компьютер и огляделся. С десяток книг в ярких обложках на полке возле синего радиоприемника. Он пролистал их. Ничего. Английские газеты на низком столике сказали ему лишь о том, что Джексон любит разгадывать кроссворды и умеет это делать. В блокноте около телефона никаких записей, кроме как о свидании с Тадзио на реке. В портфеле на удивление мало бумаг. Записи о недвижимости в Ипсуиче с заметками на полях, типографским способом отпечатанная копия каталога деревянных игрушек ручной работы с почтовым адресом в Нориче для заказов, листок бумаги, по-