Невеста полуночи (fb2)

- Невеста полуночи (пер. Н. Н. Аниськова) (и.с. Шарм) 0.99 Мб, 301с. (скачать fb2) - Софи Джонсон

Настройки текста:



Софи Джонсон Невеста полуночи

Пролог

Замок Блэкторн,

Шотландия, 1050 год

Юный Мерек Блэкторн подглядывал за старухой, согнутой в три погибели из-за горба на спине. Волоча ноги, она добрела до ворот замка и потребовала, чтобы ее впустили. Удивительно, но голос этого уродливого создания перекрывал шум толпы, скрип телег и цокот копыт по булыжникам.

– Эй! Меня зовут Бейахита. Я пришла поведать вам о берсеркерах.[1]

От слов горбуньи у Мерека по спине пробежал холодок страха. Мальчику стало не по себе, но все же он подвинулся ближе. Старуха препиралась с леди Нильсон, которой рассказчики часто скрашивали тоскливые зимние вечера. Дряхлая Бейахита оказалась сообразительнее других, поскольку выторговала еду и ночлег. Каждый вечер она рассказывала о берсеркерах, героях валлийских легенд, людях-оборотнях, которые в гневе теряли человеческий облик.

В безлунную ночь, когда после ужина детей уложили спать, Мерек выскользнул из комнаты, которую делил со сводным братом Дамроном и тремя кузенами. Стуча зубами от холода, он закутался в короткий плащ и прокрался в большой зал, где Бейахита уже начала свой рассказ. Несмотря на высохшее тело и дрожащий голос, она обладала удивительным красноречием.

– В полночь, в последний день июня в девятьсот сорок третьем году, родился крепкий мальчик, метко названный Граффидом.[2] Ребенок сделал первый вдох, а его мать испустила последний. Скоро выяснилось, что Граффид не такой, как все, – он мог слышать чужие мысли.

Старуха сделала паузу, ее пристальный взгляд нашел Мерека в самом темном углу сумрачного зала. Голос сказительницы окреп, она жестикулировала костлявыми руками.

– Обладая дьявольским нравом, Граффид в гневе не сознавал, что делал. На губах у него появлялась пена. Он выл словно зверь. Те, кто видел Граффида в эти минуты, прозвали его берсеркером, как наводящих ужас воинов Одина.

Когда Граффид вырос, то стал крупнее большинства мужчин. В жены он взял хрупкую деву по имени Элгин. Ее роды тоже пришлись на безлунную полночь. Вскоре она сошла с ума, поскольку считала, что Граффид украл ее ум. Женщина отказывалась есть и дрожала, когда приближался муж. Любящий супруг был в отчаянии. Однажды, когда Граффид приложил малыша по имени Энис к груди Элгин и на минуту отвернулся, несчастная, закричав, выскочила из кровати. Прижимая к себе ребенка, помчалась она на верх башни. Граффид погнался за ней. Когда он настиг ее, она уже готова была броситься вместе с новорожденным сыном вниз, на камни. Обожавший жену Граффид пытался оттащить ее от края. Она отчаянно вырывалась. Он только успел выхватить из ее рук малыша, и безумная прыгнула вниз, навстречу смерти.

Мерек, дрожа, вжался в стену, остальные, наоборот, подались вперед, потому что рассказчица перешла на шепот.

– Скоро поползли слухи, что, читая мысли жены, Граффид расстроил ее рассудок. Те, кто отваживался повторять эти разговоры, вскоре исчезали. – Старуха огляделась. С каждым словом ее голос звенел все резче. – Когда пропавших находили, тела их были будто растерзаны хищным животным.

Никто не замечал прятавшегося в тени Мерека, побочного сына Доналда Моргана и пленной валлийки Эниды из рода Тьюдров. И никто не обратил внимания, как вспыхнули глаза старухи, остановившиеся на нем. А Мерек заметил.

Каждый вечер горбунья рассказывала об очередном поколении проклятого рода. После Граффида она поведала об Энисе и Фаллоне, Гилбрайде и Лениде. У всех них жены родили в безлунную полночь, и все после родов сошли с ума и умерли. Пристальный взгляд старухи не отрывался от Мерека, который, содрогаясь всем телом, жадно слушал легенду.

Однажды ночью, когда лучины с треском угасли, Бейахита начала заключительный рассказ:

– Поговаривали, что в полночь, в последний день июня 1043 года, через столетие после рождения Граффида, родился еще один прямой потомок Граффида-берсеркера. Этот ребенок был обречен остаться без матери, едва появившись на свет, и погубить любую женщину, с которой он по глупости соединится. – Она захохотала как помешанная и ткнула костлявым пальцем в Мерека.

Бейахита назвала дату рождения Мерека. Это о его матери говорила она. Парнишка уткнулся лицом в толстый гобелен на стене. Он не хотел быть берсеркером! Он хотел быть обычным мальчуганом, как Дамрон, его сводный брат, любимчик матери и отца.

Он никогда не отдаст свое сердце женщине, никогда не будет любить!

Теперь Мерек знал, отчего умерла его мать.

Это он убил ее.

Глава 1

Замок Уиклифф,

Англия, 1073 год

Линетт разглядывала стоявшего перед камином мужчину. Он ниже ее ростом, грязные короткие штаны мешком висят на костлявой фигуре. Заляпанная накидка скрывает узкие плечи. Барон Томас Дарем имел три седых волосины на макушке, чуть больше зубов и вдобавок плохо слышал.

– Пресвятая Дева! Да он старше тебя, отец! – воскликнула Линетт. – Я думала, меня стошнит, когда он коснулся моей руки. Какой из него муж?! Нет! Я за него не выйду.

– Выйдешь. – Барон Уиклифф стиснул зубы, его глаза горели ненавистью. – И нечего притворяться беременной, это ничего не изменит. – Он ткнул пальцем в спрятанную под одеждой Нетты подушку. – Это уже десятый жених. Твои сестры устали ждать, когда ты найдешь подходящего супруга. Такого не существует. – Барон грохнул кулаком по столу и, брызгая слюной, проревел: – Мерзкая девчонка! Тебе уже восемнадцать! Скоро ты будешь слишком старой, чтобы соблазнить даже такого, как Дарем!

– Барон настолько же тощ, насколько Джеймс Хексем был жирен. – Линетт с отвращением поморщилась. – Каждый раз, глядя на меня, он пускает слюни через обломки черных зубов. Да еще пытается тискать мою грудь и болтает всякие непристойности.

Трясущийся старик искоса смотрел на Линетт водянистыми глазами. Она в ответ твердо смотрела на него.

– Я запрусь в своей комнате, пока он не уедет. Я не выйду за Дарема! Ни сейчас, ни потом.

– Выйдешь. Иначе твоя спина познакомится с моей палкой! – закричал отец. – Будешь сидеть на воде и черством хлебе, пока не образумишься.

Барон сдернул дочь со стула, чуть не повалив на землю. Потенциальный жених сиял от восхищения, будто они разыгрывали пьесу, чтобы развлечь его.

– У меня душа поет при мысли о постельных удовольствиях, – сказал Дарем. – Объясните малышке, что у меня серьезные намерения, милорд. Мы поженимся, как только у нее случится выкидыш. – Он загоготал было, но его беззубая усмешка сразу исчезла, когда барон за волосы вытащил упрямицу из большого зала.

Толкнув Линетт в спальню, он захлопнул дверь. Тяжелый ключ повернулся в замке. Это случалось не в первый раз. Барон велел поставить замок после того, как сбежали первые женихи Линетт. Всякий раз, когда очередной претендент удирал по разводному мосту, отец колотил девушку и пытался заставить ее выйти замуж. Он не принимал во внимание желания Линетт.

Солнце клонилось к закату, когда сводные сестры Линетт отперли дверь ее комнаты. Увидев, как горничная и слуги внесли бадью и ведра с горячей водой, Линетт тут же насторожилась. Прежде отец, запирая, никогда не разрешал ей купаться. Это была часть наказания.

– Мы хотели тебя порадовать, Нетти, чтобы ты не беспокоилась, думая о завтрашнем бракосочетании с бароном. – Чопорные манеры Присциллы полностью соответствовали ее уменьшительному имени.[3] – Вот твое любимое мыло, чтобы улучшить тебе настроение, – сказала она, положив на табурет пахнущий вереском кусочек.

– А я принесла сыр, хлеб и вино. Отец стремится принудить тебя к замужеству, и мы хотели помочь тебе пережить это непростое время. – Элизабет потрепала Линетт по плечу, но та заметила злобный блеск глаз сестрицы.

– Два кубка? И кто будет трапезничать со мной?

Линетт всматривалась в лица сестер. С чего бы им делать ей что-либо приятное? Обе вечно причитали и жаловались, убеждая отца поскорее выдать ее замуж, не считаясь с ее чувствами. Хотя Линетт не доверяла сестрам, но обрадовалась горячей ванне и была благодарна за это. Но когда Присси и Бетт вышли из комнаты, она обрадовалась еще больше.

Раздевшись, девушка влезла в бадью, чтобы расслабиться в горячей воде. Если ей удастся побороть негодование, то она наверняка придумает, как избежать ужасного завтрашнего события.

– Может, притвориться, что у меня изнурительная рвота? Ни один нормальный человек не женится на особе, у которой еда и двух минут в желудке не держится. – Подняв брови, Нетта повернулась к служанке.

Мэри покачала головой:

– Нет, леди. Как вы можете это устроить, если отец посадил вас на хлеб и воду?

– Да, это не годится. – Линетт намылила руки и засмотрелась на переливающиеся радугой мыльные пузыри. – А если брызнуть на лицо грязью, а когда капли засохнут, подкрасить их ягодным соком, это не будет похоже на оспу? Отец наверняка побоится заразиться. А через пару дней его гнев остынет, и он передумает.

– О, леди! Барон скорее закроет вам лицо густой вуалью, поспешно выдаст замуж, а потом выставит вас обоих за ворота. – Мэри помогла Линетт подняться.

Когда служанка ополаскивала ее чистой водой, дверь снова со скрипом открылась.

Линетт, повернувшись, задохнулась от гнева: чьи-то руки втолкнули в комнату покачивавшегося барона Дарема. Его глаза блестели от предвкушения удовольствия. Теперь Нетта поняла, почему сестры принесли два кубка. – Ах, моя прелесть, – промурлыкал Дарем. – Вода струится с твоих прелестных розовых грудок, я вылижу их насухо, – Причмокивая запавшим ртом, он двинулся через комнату.

– Вон отсюда, или я велю отцу вышвырнуть вас из замка! – закричала Нетта, указывая на дверь. Прикрыв грудь руками, она торопливо села в бадью, стараясь спрятаться от жадного взгляда.

Капающие с подбородка слюни оставляли мокрые следы на одежде барона. Остановившись в шаге от бадьи, он покачнулся. Вид у старика был такой, будто Линетт своей красотой обратила его в камень. Жаль, что она не может этого сделать.

Схватившись за грудь, Дарем вытаращил глаза и зашелся в кашле.

– Прочь! – Линетт рубанула рукой воздух, сурово глянув на тщедушного жениха.

– Открой то, что будет принадлежать мне! – с внезапным приливом сил возопил барон и добавил такие непристойности, каких прежде девушке слышать не доводилось.

Плотоядное выражение появилось на сморщенном лице старикашки. Чувственный возглас, сорвавшийся с его губ, должно быть, лишил его последней энергии. Барон пошатнулся, хватая руками воздух, и внезапно захрипел и рухнул на пол.

Не успели Линетт с Мэри закричать, как в комнату ворвались отец и сестры несчастной невесты. Линетт, выбравшись из бадьи, схватила одежду. «Пожалуй, – подумала она, – родственники появились слишком быстро, не иначе как прятались за дверью».

Когда Присси и Бесс увидели на полу тело старого развратника, их пронзительные вопли эхом разнеслись по замку, и в ушах у Линетт зазвенело. Барон залепил обеим дочерям пощечины.

– О, моя прекрасная кожа! – схватившись за щеку, завопила Присси. – А все из-за тебя, Линетт! Это ты разозлила отца. – В слезах она бросилась к двери.

– Ты убила старика, чтобы разозлить нас, – вторила ей Элизабет.

Видя, что отец снова поднял кулак, Элизабет прикрыла руками голову, бросилась вперед и налетела на Присси, повалив ее на пол. Обе пищали как крысы, пока рев отца не обратил их в бегство.

Появившийся дюжий слуга потащил мертвеца из комнаты, как мешок с зерном. Не успел он выйти, как барон и Линетт снова начали пререкаться. Как все споры с отцом, Нетта и этот закончила своей давней просьбой:

– Почему я не могу уехать в Уэльс? – Вскинув подбородок, девушка уперла руки в бока. – Замок Кар-Колдуэлл мой. Если ты отдашь мне приданое, я найму рыцарей для защиты.

– Ха! И они защитят тебя от призраков берсеркера Кар-Колдуэлла? От воющих духов их сумасшедших жен?

Дрожь страха пробежала по спине Нетты. Отец, ликуя, потер руки. Не раз в штормовые ночи Линетт цепенела от зловещего шепота мачехи: «Ты думаешь, это ветер завывает в ночи? Нет, глупая девчонка. Это берсеркер воет, ему нужна новая супруга. В постели он – зверь. Жена выдерживает ночь, может быть, две. Берсеркер бросает жен за воротами, растерзанных, окровавленных, без искры жизни. Ты слышишь его? Он прячется, ждет очередную жертву. Однажды ночью он сожмет тебя в объятиях и вышибет из тебя дух». С этими словами мачеха обычно вталкивала Нетту в темную кладовку и запирала.

– Это всего лишь легенда! Никакого берсеркера нет. – Сглотнув, Нетта подняла подбородок, решив сама верить в эти слова, которые часто повторяла про себя, чтобы отогнать злых духов.

– Ты выйдешь замуж! – рявкнул отец.

Он поднял трость, и град ударов обрушился на спину Нетты. Нырнув под руку отца, девушка отпрыгнула и взобралась на кровать. Дубовая палка, ударив по бадье, переломилась пополам. От гнева у барона на лбу и шее вздулись вены.

– Видишь, что ты наделала?! – брызгая слюной, кричал он, глядя на обломки. – Глупая девчонка! Собираешься нанять рыцарей для защиты? Ха! Думаешь, сумеешь командовать дикими валлийцами?! С меня хватит. Ты совратила барона и доконала его, показавшись ему в таком виде!

– Показалась? Я всего лишь хотела помыться! – закричала Нетта, указывая на мыльную воду. – Ты втолкнул этого сластолюбца в мою комнату, а сам спрятался за дверью. Я не пойду за трясущегося слабоумного старика, грязного невежу или еще какого-нибудь отвратительного типа, которого ты для меня выберешь.

– Нет, выйдешь. Первый же мужчина, который въедет в замок, станет твоим мужем. Будет он благородный рыцарь или простой свинопас с бородавками на губах, меня это не волнует. Так тому и быть, проклятая негодница!

Выходя из комнаты, барон так топал, что дрожали половицы. В гневе он забыл запереть замок.


На следующее утро, еще до рассвета, Нетта начала прислушиваться, не скрипнет ли дверь. Услышав шаги горничной, она выглянула в коридор, схватила девушку за руку и потянула к себе так, что та влетела в комнату, будто камень, пущенный из пращи.

– А-ах! – Вскрикнув от испуга, Мэри ухватилась за столбик кровати, чтобы не упасть. – Я пришла, как только смогла, миледи.

– Слава Богу! Быстрее!

Нетта сбросила сорочку. Черные кудри упали ей на глаза. Отбросив их, Нетта увидела, что горничная озадаченно смотрит на нее.

– Ну?!

– Что? – Наклонившись ближе, Мэри удивленно прошептала: – Что быстрее?

– Мне нужна твоя одежда.

– Моя одежда?

В мгновение ока Нетта стащила с Мэри тунику. Та, взвизгнув от неожиданности, замахала руками, как курица крыльями. Не успела служанка утихомириться, как Нетта исчезла под широкой одеждой.

– Это он. Я слышал, как привратник поднял решетку. – Нетта натягивала тунику через голову, грубая ткань заглушала ее голос. – Наверняка это рыцарь с отрядом воинов. Копыта лошадей как гром грохочут по мосту. – Просунув наконец голову в вырез платья, Нетта как следует расправила его на своем стройном теле.

– Что вы задумали, миледи? – Зубы Мэри стучали. Она потерла озябшие руки и заохала, когда Нетта начала развязывать шнурки ее башмаков.

– Переодеться в служанку, конечно! Только так я смогу осуществить свой план, – пробормотала Нетта.

Мэри, казалось, оцепенела и не двигалась. Нетта шлепнула ее по лодыжке.

– Давай башмаки!

– О нет, миледи. – Тряхнув головой, Мэри отпрянула. – Вы попадете в еще большую неприятность.

– На сей раз я не попадусь.

– Ох, миледи! Вы говорили это вчера утром. Когда сунули под одежду подушку и пошли приветствовать старого Дарема.

– Это отлично сработало, правда?

Мэри поджала губы.

– Да, даже слишком. Он поднял такой крик, что прибежал хозяин и нашел вас.

– Я буду осторожнее, – грустно усмехнулась Нетта. – Ты ведь не можешь сказать, что у меня мало опыта. Я должна посмотреть, каков новый жених.

– Что это изменит? – Мэри развела руками и сочувственно посмотрела на госпожу. – Даже девчонка, пасущая гусей, слышала, как ваш отец кричал, что после убийства барона вы выйдете замуж за того, кто сегодня первым въедет в ворота.

– Я не убивала барона, – возмутилась Нетта. – Это отец погубил его, пытаясь добиться своего. Уж ты-то все видела, ты стояла рядом. Барон был так стар, что моему отцу в отцы годился. Любой человек в таком возрасте может умереть. – Она схватила башмаки, которые неохотно сняла Мэри.

– Хозяин снова вас поколотит.

– Пусть. Я должна рискнуть. Я не пойду замуж вслепую. – Нетта сжала руку Мэри. – Не волнуйся за меня. Я хочу только заглянуть в большой зал, посмотреть, за кого отец заставит меня выйти.

«Святая Агнесса, молю тебя – не допусти, чтобы он был таким же отвратительным, как тот безмозглый плюгавый старикашка!»


Мерек Блэкторн скоро вернется в горы Шотландии, он уже закончил все дела в Англии, осталось одно. За последнюю неделю он много раз слышал, что дочь Уиклиффа отказала всем женихам. Накануне вечером к их костру подсел бродячий ремесленник и рассказал о том, что произошло в замке Уиклифф.

– Ей-богу, она прикончила старого Дарема. Он-то думал, что у нее вот-вот случится выкидыш.

– И от этого он умер? – недоверчиво поднял левую бровь Мерек.

– Нет! – захохотал ремесленник. – Барона уговорили пойти туда, где она мылась. Он увидел ее нагой.

– Ты веришь, что это его убило? – допытывался Мерек.

– Никогда не слышал, чтобы старик отдал концы, увидев голую девчонку. – Почесавшись, рассказчик задумался. Должно быть, его отравили. А как насчет остальных женихов? Некогорые, чтобы избавиться от нее, бежали так, что только пятки сверкали. Отец поклялся выдать ее за первого, кто въедет в ворота после восхода солнца, но, по слухам, ни один свинопас не захочет жениться на такой стерве!

Мерек усмехнулся, вспоминая то, что услышал вчера. Он ехал впереди своих людей, направляясь в ворота замка Уиклифф. Первые лучи солнца едва появились над горизонтом. Обитатели замка таращили глаза, указывая на знаменосца отряда. Мерек оглянулся. Два флага трепетали на ветру. Один – Моргана, другой с черными буквами на алом поле. Он хмуро взглянул на знаменосца, и тот быстро опустил второй стяг.

Необычно много народу толпилось во дворе. Мерек выхватил взглядом главного конюха и его помощников. Поблизости стоял сокольничий с молодым кречетом на запястье. Медленно брел торговец свечами, свисающие фитили свечей даже не покачивались. Повар, держа пустой горшок, с головы до ног разглядывал приезжих. Прачки, прижав к груди грязное белье, шаркая ногами, направлялись к дворовым службам.

Интересно, почему никто не занимается своим делом?

Мерек потер покрытый многодневной щетиной подбородок. Он обладал необычным даром, унаследованным от матери-валлийки, – слышать чужие мысли и благодаря этому найти ответы на свои вопросы. Слушая слова дворни, звучавшие со всех сторон, Мерек нахмурился: «дикий», «бедная крошка», «убьет ее», «жестокий», «старый негодяй».

Барон Джордж Уиклифф тяжело спускался по деревянной лестнице. Мерек спешился. Бросив поводья боевого коня оруженосцу, он повернулся к своему помощнику.

– Позаботься о людях. И не поворачивайтесь ни к кому спиной, – пробормотал он, глядя на собравшуюся толпу.

– Приветствую, приветствую, добрый человек. – Льстиво улыбаясь, Уиклифф приблизился к Мереку. – Я вижу знамя лорда Моргана. Много, много о нем слышал!

– Спасибо, барон, – вежливо кивнул Мерек барону. – Я Мерек Блэкторн, друг Блэддина, потомка Тьюдров, сюзерена и повелителя Кар-Колдуэлла. Я приехал по его поручению.

Сердечный прием показался Мереку странным. Неподалеку от замка Уиклифф на отряд напали какие-то проходимцы с явным намерением отнять их прекрасных коней. У Мерека не было возможности сменить заляпанный кровью боевой валлийский наряд. Вчерашний мастеровой прав? Отец готов выдать дочь за первого встречного, не заботясь о ее благополучии? Интересно, а откажет ли барон такому, как он? Мерек являл собой колоритное зрелище: пол-лица закрашено синей краской, туника из воловьей кожи висит до колен, на плечах волчьи шкуры, руки от запястий до локтей закрыты кожаными наручами. Огромный меч придавал ему еще более грозный вид.

Если бы воины вроде него неожиданно появились в Блэкторне, решетка ворот была бы опущена, Мерек стоял бы наверху проездной башни, а лучники держали бы незваных гостей на прицеле до тех пор, пока он не выяснил бы их намерений.

– Разве лорд Блэддин не приедет с ежегодным визитом? – спросил барон, провожая Мерека по лестнице в большой зал.

– Он в замке Блэкторн в Шотландии, барон. Я прибыл в Англию по другому делу. Лорд Блэддин просил меня посетить вас и спросить, как поживает наследница Кар-Колдуэдла.

Барон, усмехнувшись, потер руки и пригласил Мерека к стоявшему на возвышении столу. Мерек на ходу внимательно осмотрел комнату, прежде чем сесть напротив Уиклиффа. Длинные столы и скамьи стояли вдоль стен. Слуги суетливо вытирали столы и передвигали скамьи с места на место, жадно разглядывая гостя.

– Столь долгая поездка должна заставить вашу жену оплакивать ваше отсутствие, – сказал барон.

– Жену? У меня нет жены, сэр.

– Вы много времени проводите в Уэльсе? – спросил Джордж.

В ответ Мерек вопросительно поднял бровь.

– Вы ведь валлиец? – не унимался барон. – Никто другой не чувствовал бы себя столь непринужденно в такой диковинной одежде.

Мерек прищурился, и барон, запнувшись, замолчал.

– Я командую воинами Моргана в замке Блэкторн и почти все время провожу в горах. Моя мать была валлийкой. Я придерживаюсь основных традиций ее семьи.

– Гм… и что вы думаете о Кар-Колдуэлле? Вы женились бы, чтобы получить его в собственность?

– Я побочный сын, сводный брат Дамрона Блэкторна и не гожусь в хозяева таких владений. – Мерек ничем не выдал своих мыслей. Ни один отец, как бы он ни был зол, не отдаст богатую дочь незаконнорожденному, если только жених не королевских кровей, признанный своим родителем.

– То, что вы незаконнорожденный, для меня ничего не значит, сэр. – Губы барона изогнулись в хитрой улыбке. – Вы командуете армией лорда Дамрона, и дела ваши прославили вас на всю Англию. – Уиклифф чуть не трясся от волнения. – Я видел ваше знамя. Только самый отважный воин на земле мог заслужить у врагов имя берсеркера.

Сжав под столом руки, Мерек вспоминал, когда впервые ему дали это прозвище. Он придержал язык, поскольку ему нужны были собственные земли, особенно эти. Почему барону так не терпится избавиться от дочери? Должно быть, в этом кроется еще что-то, кроме тех историй, что он слышал.

Он чувствовал, что кто-то изучает его, будто мягкие пальцы пробежали по его волосам, спине, руке. Он шевельнулся на скамье, чувствуя их жар. Женщина. Ее физически ощутимый пристальный взгляд. Решительный. Рассматривая балкон, Мерек глазами искал ее. Не нашел. Она исчезла в тени.

Мерек почувствовал, когда она ушла.


Нетта прикрыла рукой дрожащие губы. Незнакомец сидел к ней спиной и разговаривал с отцом густым баритоном. Мелодичный звук его голоса, контрастирующий с мощным телом воина, был ей хорошо слышен. Она не могла видеть его лицо, но поняла, каков он.

Варвар. Огромный, неукротимый дикарь.

Длинные золотисто-каштановые волосы волнами падали почти до плеч. На виске мелькнул отблеск синевы. Волчьи шкуры незнакомец носил также небрежно, как ее отец – плащ.

Изящные чувственные пальцы, потиравшие подбородок, замерли, найдя там отросшую щетину. Мужчина шевельнулся на скамье, и его запачканная кровью туника распахнулась, открыв мускулистое бедро, крепкое, как ствол дерева.

Незнакомец, должно быть, почувствовал взгляд Линетт. Боясь, что он заметит ее, Нетта, не тратя времени, скрылась из виду.

Она должна увидеть его лицо!

Если действовать осторожно, она сумеет пробраться к входной двери. Оттуда можно будет разглядеть этого невесть откуда взявшегося мужчину. Увидев на ближайшем столе большую вазу с цветами, Нетта прижала ее к груди. Цветы скроют лицо, но не ухудшат обзор.

Она пошла вниз по лестнице к залу. У нее внезапно зачесалось в носу. Святые угодники! Кто-то сунул в букет перья. Наверняка это дело рук Присциллы или Элизабет, скорее всего подлой Присси. Нетта готова была в этом жизнью поклясться! Присси знает, что она любит цветы, и знает, что перья заставят ее чихнуть.

О Господи! Нетта задержала дыхание. Поздно. Чих, достойный столь крупного мужчины, как сидевший за столом гость, сорвался с ее губ. Цветы раздвинулись. Глаза циста морской волны смотрели на нее. Она торопливо вдохнула. И снова чихнула.

Цветы полетели на пол.

Глава 2

Барон Уиклифф вскочил со скамьи, опрокинув ее.

– Нетта. Держите!

Услышав его рев, слуги кинулись выполнять приказ. Нетта со всех ног бросилась к двери. Распахнув ее, она услышала яростный крик отца:

– Это воровка! Держите ее, да поскорей!

Нетта вылетела в пыльный двор. Страх придавал ей сил. Сзади гремели тяжелые шаги. Она пискнула, как мышь, за которой гонится кот. Отчаявшись найти укрытие, девушка метнулась вперед; Преследователь приближался с каждой минутой. Нетта всхлипнула, ей казалось, что она чувствует его горячее дыхание на своей шее. Конюшни! Она метнулась внутрь, в темноту.

Большая жесткая рука легла ей на плечо, заставляя остановиться.

– Почему ты убегаешь? Что ты взяла? – В словах слышалась угроза.

Она узнала голос. Он принадлежал тому неизвестному мужчине.

Брр! Нетта почувствовала запах: кровь, пот, кольчуга, лошадь. Незнакомец держал ее за шею, словно повар куропатку, ее ноги подкосились.

– Я ничего не взяла! Отпустите меня! – выпалила Нетта.

– Не пущу, пока не выясню, что ты не спрятала на себе деньги барона. – Мужчина повернул Линетт спиной к себе, но продолжал держать.

Почувствовав, как сильные мужские руки шарят по ее телу в поисках украденного, Нетта начала отчаянно сопротивляться. Она щипалась, царапалась, словом, делала все, чтобы этот ужасный человек отпустил ее. Внезапно он прошелся рукой по переду ее свободной туники, ощупав грудь. Огрубевшая ладонь незнакомца задела сосок девушки, и по ее телу разлились странные волны.

– Прекрати, чурбан! – В гневе Нетта ударила мужчину по руке, но его ладонь еще сильнее прижалась к нежным округлостям.

Мерек не остановился, наоборот, сомкнул пальцы вокруг ее трепещущей плоти и мягко сжал. Странные звуки вырывались из его груди, словно мурлыкал гигантский кот. В ужасе Нетта изо всех сил ударила его локтями в живот, но застонала она, а не он. Мышцы этого дикаря были как камень.

– Ты только поранишься, если будешь бороться со мной, милая. Идем. Барон Уиклифф разберется, что ты взяла.

От его низкого голоса и жаркого дыхания, которое Нетта чувствовала спиной, у нее ослабли колени. Она становится трусихой? Отец все еще злится на нее, поэтому нельзя допустить, чтобы этот человек передал ее отцу. Горничной она сказала, что не боится побоев. Помогай ей небо, она, конечно же, лгала.

Взяв Нетту за плечо, мужчина повернул ее лицом к себе. Девушка вздрогнула, и всхлип снова сорвался с ее губ.

– В чем дело? – недовольно спросил он.

Инстинктивно почувствовав, что нужно делать, Нетта решила показать, как она напугана:

– Пожалуйста, сэр, не отдавайте меня барону. Он очень жестокий и бьет служанок. Чем сильнее мы кричим, тем больше это нравится хозяину. – Про себя Нетта виновато попросила свою любимую святую Агнессу простить ей эту ложь. Отцу доставляло удовольствие бить только ее.

Линетт подняла на незнакомца глаза и вздрогнула. Пол-лица у него синего цвета! Черт, она толком не разглядела, поскольку все заросло длинной щетиной. Многие англичане носят бороды, но у этого гиганта столько полос, что и на двоих с избытком хватит. Нетта запрокинула голову, чтобы разглядеть варвара получше, и встретилась с ним взглядом. Красивые сине-зеленые глаза смотрели на нее. Красота была не только в их цвете, но и в выражении.

Сочувствие? Но как это может быть? Смущенная, она затихла.

– Что ты хочешь, чтобы я сделал, девушка? – нахмурился он. – Твой хозяин велел поймать тебя. Я не могу заслонить тебя собой и притвориться, что тебя здесь нет. – Он поднял брови.

Конечно, может! За его спиной любой спрячется. Но что это? Он улыбается?

– Сэр, а вы не можете сказать ему, что во дворе потеряли меня в толпе? – Нетта надеялась, что этот увалень примет ее предложение.

– Он назвал тебя по имени. И тем облегчил поиски.

Черт побери! Надо выкручиваться.

– Отпустите меня. Я пойду к матери. Она работает на кухне замка Ридли, здесь недалеко, за следующим холмом. – Святая Агнесса получила очередную молитву о прощении лжи. – Мать поможет мне спрятаться.

– А если тебя не впустят?

Незнакомец, похоже, обеспокоен ее участью. У этого дикаря есть сердце?

– Дочери хозяина нужна служанка, сэр. Мне не откажут.

Причины для очередной молитвы нет. Нетта вздохнула с облегчением. Элиза будет счастлива дать ей приют, но как туда добраться? Взять лошадь не удастся. Не успела она высказать свои мысли, как гигант заговорил снова:

– Поедешь на лошади с моим оруженосцем. Он останется с тобой, пока не удостоверится, что ты в безопасности.

Это были не пустые слова. Задержав запястье Линетт в своей большой ладони, гигант подтолкнул беглянку к последнему стойлу и заслонил собой. Незнакомый Нетте молодой человек чистил огромного коня. Увидев вошедших, юноша замер, а конь заржал и так замотал головой, что чуть не сшиб его с ног.

– Эй ты. Иди к Маркусу и скажи, что берсеркеру нужна покладистая лошадь.

Берсеркер? Нетта дернулась и чуть не завопила от страха. Оборотень из валлийских легенд, которые мачеха рассказывала ей с пяти лет! Предостережения старших зазвучали в ее голове, страх сковал ноги. Отец часто твердил, что если она не станет слушаться, то этот ужасный воин из прошлого придет и заберет ее в свою темницу. Как отец сумел вызвать его? Неужели ее отец – колдун? Пытаясь вырваться из стальной хватки силача, Нетта так дернулась назад, что едва не вывихнула руку.

Юнец кивнул и вылетел вон. Почему он улыбнулся, когда этот страшный человек окликнул его? Не может быть, чтобы он не испугался этого дикаря. А когда его хозяин назвал себя берсеркером, его улыбка стала еще шире. Он сумасшедший?

Нетта поморщилась. Кожа ее вдруг стала очень чувствительной, грубая ткань воинской одежды словно крапивой жгла. Интересно почему? Вдруг Нетта сообразила. Пристальный взгляд великана, скользивший по ее лицу и фигуре, вызывал ощущение, что его мозолистые руки исследуют изгибы ее тела. Внезапно в горле запершило, Нетта сглотнула. Пока гигант не узнал, что она его невеста, надо бежать. Цокот копыт заглушил стук ее сердца. Крупный мужчина вел лошадь, оруженосец шел следом.

– Тебе нужна покладистая лошадь, берсеркер?! – спросил мужчина, тоном выделив прозвище. – Ни одну не могу назвать такой, но эта самая спокойная из всех. – В его голосе звучал смех.

Большая рука, державшая запястье Нетты, напряглась, потом расслабилась.

В тусклом свете конюшни Нетта толком ничего не могла разглядеть. Оруженосец хорошо знал свое дело, поскольку тут же начал седлать приведенную лошадь. Мужчины заговорили, и Нетта прислушалась. Но речь была незнакомой. На каком языке они говорят? На валлийском? Гигант выжидательно смотрел на нее. Он к ней обращается?

– Что? Что-то не так, сэр? – Нетта пыталась сдержать дрожь в голосе. Господи! Что она упустила?

– Я дважды спросил, готова ли ты сесть в седло.

Она заморгала. Оруженосец улыбался ей, сидя верхом.

– Да. Простите, я задумалась. – Но больше размышлять ей не пришлось, поскольку она почувствовала, что ее ноги оторвались от земли, – гигант поднял ее и посадил позади оруженосца.

– Нетта? Так барон тебя назвал? Я проверю, как ты устроишься в замке Ридли. – Великан пристально смотрел на нее.

Нет. Если все удастся, он никогда не увидит ее снова. Выражение глаз незнакомца изменилось, словно она произнесла эти слова вслух. Значит, рассказы, что берсеркер может читать чужие мысли, – правда?

– Буду рада, сэр.

Как же, проверил один такой! Только если жабы на задних лапах ходить начнут! Нетта прижала руку ко рту, боясь, что берсеркер и в самом деле может угадать ее намерения. Святые угодники! Его губы дрогнули?

Не сказав больше ни слова, гигант двинулся во двор. Сжав талию сидящего впереди всадника, Нетта пыталась спрятаться за ним. Чувствует ли он, как колотится ее сердце? Пока они ехали по разводному мосту, девушка чутко прислушивалась, нет ли погони.

Вцепившись в тунику своего сопровождающего, она не ослабляла хватку, пока замок отца не скрылся из виду.


Никто не преследовал их, поскольку Мерек сообщил хозяину замка, что все в порядке. Да, эта Линетт Уиклифф необыкновенно храбрая, особенно для женщины. Она ни на миг его не одурачила. Он сразу понял, что на балконе была она, дочь барона.

Преследуя предполагаемую воровку, Мерек тоже догадался, кто сбежал от него. Он умышленно позволил ей вырваться вперед, пока она не оказалась в конюшне. Он решил избавить Нетту от беды, узнав, что отец бьет ее. Ни одна женщина не должна страдать от руки мужчины, тем более от отцовской.

Получается, Уиклифф рассказывал Нетте легенды о берсеркере и давних правителях Кар-Колдуэлла, чтобы отпугнуть ее от Уэльса?

Надо позаботиться, чтобы она не узнала, что берсеркер, которого она так боится, и он, Мерек Блэкторн, одно лицо. И еще нужно заставить ее выйти за него. Этот нелегкий груз тяжело лег на сердце честного воина.

Владения Ридли и Уиклиффа граничат друг с другом, Блэддин сказал ему, что Элиза и Нетта подруги. Дочь Ридли – вторая причина поездки в Англию.

Широко расставив ноги и упершись кулаками в бока, Мерек усмехнулся.

Нетта скоро вновь окажется перед его испытующим взором.

Позже, когда небо в сумерках стало серо-грозовым, Мерек, похлопывая по столу брачным контрактом, слушал, как барон Уиклифф перечисляет приданое Линетт.

– Милорд, я выяснил, что Кар-Колдуэлл передается по женской линии. – Взгляд Мерека впился в блекло-голубые глаза сидящего напротив Уиклиффа. – Как поместье защищено от потери из-за неправильного выбора мужа?

Барон потер руки, словно стряхивая что-то неприятное.

– Мужчина, который женится на Линетт, должен защищать ее земли лично. Ваша репутация отважного рыцаря, ваша доблесть доказывает, что вы на это способны.

Мерек заметил, как барон окинул оценивающим взглядом его одежду. Почему Уиклифф так хочет женить его на своей дочери? Он разговаривает так фамильярно, будто контракт уже подписан. Линетт явно заслуживает лучшего мужа, чем бастард.[4] Мерек поморщился, вспомнив ненавистное слово.

– Мать Линетт потребовала внести в контракт условие – ее дочь должна год счастливо прожить с мужем, прежде чем им будет позволено поселиться в Кар-Колдуэлле.

Услышав это, Мерек кивнул. Похоже, мать заботилась о благополучии дочери гораздо больше, чем этот изворотливый хитрец.

– Барон, почему вы готовы выдать за меня свою дочь, зная, что я не могу ничем увеличить ваше богатство?

– Линетт нужен крепкий кулак, чтобы держать ее в узде. – Уиклифф смотрел на Мерека как на долгожданную охотничью добычу. – Многие соперничали в борьбе за ее руку. – Голос барона зазвенел от гнева. – Но она нашла способ прогнать их еще до того, как они сделают предложение. Когда пятый притворился, что его срочно вызывает отец, я присмотрелся к ней внимательнее. – Он стукнул по столу оловянным кубком, выплеснув вино на когда-то белую скатерть. – Умная девчонка, – пробормотал он. – Слишком умная. Всегда находила способ встретиться с женихом наедине. Я поймал ее в этой самой комнате. – Он повернулся на стуле и сжал толстые кулаки так, что костяшки пальцев побелели. – Вырядилась как последняя неряха, изо рта слюна течет, грязные волосы всклокочены. – Уиклифф побагровел от гнева.

Напряженное тело Мерека расслабилось, он подавил улыбку. Сообразительная девушка! Руку начало покалывать при воспоминании о нежной груди, кровь закипела от одной мысли о красивом лице и фигуре Линетт.

– Боже милостивый! Она ухитрялась свести глаза так, что они на нос лезли! – брызгал слюной барон и так нахмурился, что тоже начал косить. – Разговаривала как дурочка, а ее пение больше походило на проклятия. И когда я спускался во двор, жених уже успевал удрать.

Мерек давно научился сдерживать свою способность читать мысли других людей, поскольку от чужой вражды слепящая боль пронзала его голову. Но он должен узнать, что кроется за ненавистью Уиклиффа. Ожидая, когда гнев барона остынет, Мерек настраивался угадывать его планы относительно жизни старшей дочери.


Уиклифф едва сдерживался. С каким удовольствием он отколотил бы проклятого Блэддина, который запретил ему пересекать границу Уэльса! Как этот валлиец узнал, что Кирия презирает его так же сильно, как он ненавидит ее? Его жена думала защитить счастье дочери? Этот дикарь Мерек обойдется с дрянной девчонкой так, как она того заслуживает! Блэддин не посмеет перечить берсеркеру.

Барон прочистил горло.

Линетт не его семя. Она дочь валлийца, первого мужа Кирии. Лучше бы она умерла вместе с матерью, которой при родах некому было помочь. Похоже, девчонку при рождении эльфы подменили. Он хотел убить ее, закрыл ей рукой нос и рот. Ее взгляд остановил его.

Страх охватил Уиклиффа при этих воспоминаниях. Барон вздрогнул.

В тот миг, когда он коснулся девочки, ее глаза смотрели на него. Странные, лилово-синие, колдовского оттенка ночной тени, на одном – золотое пятнышко. Дьявольские глаза, это они отпугивали женихов.

Пока Линетт здесь, он не сможет забыть обо всем, что связано с ее матерью. Если он больше никогда не увидит эту проклятую девчонку, то успокоится.

Волны бешеной злобы сотрясали Уиклиффа. Собаки под столом заскулили. Ударом ноги он отшвырнул их.


Боль разрывала Мереку голову. Он боролся с желанием опереться локтями на стол и сжать виски руками. Теплый влажный нос ткнулся в его вытянутую ногу. Он погладил лохматую собаку, успокаивая ее. И заодно себя.

Хрипло вдохнув, великан заставил себя расслабиться. Напротив него сидел единственный в Англии, Уэльсе и Шотландии человек, который мог предложить ему, бастарду, огромные владения, богатство и красавицу жену. Больше того– Уиклифф, сам того не зная, возвращал Мереку земли его матери, фамильное наследство.

Боль ослабла. Мерек заставил себя улыбнуться и встал.

– Барон, завтра я приеду подписать контракт и привезу собственный экземпляр. Мой человек отвез Линетт в замок Ридли. Не бойтесь. Она больше не доставит вам беспокойства. С этого момента она моя – моя забота и моя ответственность. Линетт будет со мной, когда я вернусь в Шотландию.

Ом поклонился и вышел. Велев своим доверенным людям пресекать всяческие попытки войти в замок Уиклифф, Мерек с частью отряда поехал сквозь мглистый дождь в замок Ридли. Он глубоко дышал, очищая ум и тело от миазмов злобы, исходящих от барона. Когда он шумно выдохнул, Маркус взглянул на него, подняв брови.

– Что скажешь, Маркус? Примешь командование над моими людьми в Уэльсе на год? Тогда ты будешь счастлив? – Мерек кивнул изумленному товарищу.

– Маленькая служанка? Значит, она не служанка?! – Мерек в ответ улыбнулся. Маркус, уставившись на него, потер подбородок. – Дочь хозяина дома? – Он хлопнул себя по лбу.. – Знай я это, промчался бы в ворота впереди тебя.

Веселый смех Мерека эхом отозвался в деревьях. Воины, ошеломленные нехарактерным для своего военачальника поведением, в удивлении смотрели на него.

* * *

В тот момент, когда услужливый оруженосец повернулся к Линетт спиной, та скользнула в тень и вошла в замок. Опустив голову, девушка молилась про себя, чтобы никто не узнал ее, когда она шла по лестнице для слуг. Элиза наверняка поможет ей избежать этого брака. Оглянувшись вокруг, беглянка проскользнула в комнату подруги.

– Нетта! Когда ты приехала? Я как раз собиралась спуститься в зал. Идем вместе, – радостно улыбнулась Элиза.

– Ш-ш, Элиза, никто не должен знать, что я здесь.

Усевшись на кровать, Нетта устроилась рядом с подругой на пушистых меховых шкурах, покрывающих перину, и задернула тяжелый розовый полог, на случай если кто-то войдет.

– Отец совсем разум потерял, – шептала Линетт на ухо Элизе. – Ты должна помочь мне. Этот дряхлый Дарем умер в моей комнате, и отец решил выдать меня за первого мужчину, который войдет в замок этим утром, будь то рыцарь или свинопас.

– Умер в твоей комнате?! – пронзительно крикнула Элиза. – И ты должна стать женой свинопаса?

Линетт зажала подруге рот.

– Еще хуже! На рассвете появился страшный берсеркер, которым отец всегда пугал меня. Дикий бородатый валлиец. Отец встретил его как родного. Он одет в шкуры, меха и кожаные наручи, как в старые времена. И вероятно, носит в дорожном мешке череп врага. – Линетт вздрогнула от ужаса.

Элиза от страха закрыла лицо ладонями так, что виднелись только испуганные глаза.

– Берсеркер? У его седла череп висел?

Если Элиза будет говорить чуть громче, то ее услышат даже через массивную дверь.

– Ш-ш. Нет, я не видела никакого черепа. Но это меня не удивило бы, поскольку он еще страшнее, чем рассказывал отец. Он часто в детстве говорил мне, что берсеркер хранит черепа достойных врагов. Считается, что их отвага и мудрость передаются ему. – Нетта замолчала и прислушалась. – Как ты думаешь, кто-нибудь видел, что я вошла сюда?

Не успела Элиза ответить, как раздался стук в дверь. Схватив подругу за руку, Нетта зашептала ей на ухо:

– Скорее посмотри, кто это.

Когда Элиза выбралась из кровати, Нетта плотно задернула полог. Элиза чуть приоткрыла дверь.

– Миледи, прибыли гости. Ваш отец желает, чтобы вы сопровождали его.

– Сейчас спущусь, – кивнула Элиза. – Только найду башмаки. – Она попыталась спрятать за дверью обутые ноги. – Не жди меня.

Захлопнув дверь перед носом служанки, она бросилась к Линетт.

– Ты думаешь, варвар выследил тебя, как тех несчастных зверей, шкуры которых носит? – Элиза проглотила ком в горле. – Наверняка именно поэтому послали за мной. Я не могу спуститься.

– Действуй так, будто ничего не произошло, – прошептала Нетта.

– Нет, я не могу. – Голос Элизы дрожал, руки тряслись.

– Кто-нибудь придет узнать, почему ты не повиновалась отцу, – напомнила ей Нетта.

– Ну и пусть. Я не пойду вниз, – скрестив руки на груди, упиралась Элиза.

Нетта, взяв подругу за плечи, толкнула ее в коридор.

– Не бойся. Никто не знает, что я здесь.

Глава 3

Прибыв в замок Ридли, Мерек отмылся от походной пыли, побрился и переоделся в белую льняную рубашку, темно-коричневую тунику и бежевые бриджи. Все признаки воинственного берсеркера исчезли. Когда Нетта в следующий раз увидит его, она не узнает в нем человека, которого отец назначил ей в мужья.

После заката Мерек рассказал барону Ридли и его жене о суровом решении Уиклиффа и брачном контракте, подписанном утром.

– Линетт сообразительная девушка. Переодевшись служанкой, она спустилась вниз посмотреть, за кого отец вынуждает ее выйти замуж. Он заметил ее, назвал воровкой и предложил мне поймать ее, когда она сбежала. – Вспомнив, как она задрожала от его первого прикосновения, Мерек свел брови.

– Бедное дитя. – В глазах леди Ридли заблестели слезы. – Боюсь, Уиклифф сильно избил ее после вашего отъезда.

– Нет. Я бы этого не допустил. Я притворился, что поверил ее маскараду, и велел оруженосцу привезти ее сюда. Без сомнения, Линетт наверху, прячется в покоях вашей дочери. Если Нетта одета служанкой, то сделайте вид, что не узнали ее.

– Ах, теперь я понимаю ваш план. Как удачно, что вы прибыли проводить Элизу к ее кузине в Блэкторн. Когда Линетт узнает об этом, она наверняка задумает убежать с Элизой.

Барон Ридли успокаивающе похлопал Мерека по плечу.

– Да. Жаль, что отец заставил ее считать правдой ужасные легенды о берсеркере. Когда она узнает тебя и станет тебе доверять, она поймет, что, хотя легендарный воин и Мерек Блэкторн одно и то же лицо, у нее нет причин тебя бояться.


Нетта съежилась в кровати, ожидая возвращения подруги. Дверь распахнулась, и появилась Элиза вместе со служанкой. В воздухе поплыл аппетитный аромат жареного цыпленка. У Нетты в животе заурчало от голода.

– Поставь поднос на стол, пожалуйста. То, что я услышала сегодня вечером, так меня поразило, что я забыла поесть. Именно поэтому я просила принести так много еды, – громко пояснила Элиза.

Заметив руку, взявшуюся за полог кровати, Нетта забилась в дальний угол.

– Нет! – остановила Элиза служанку. – Не трудись стелить постель. Я позже разденусь и сама это сделаю.

Нетта услышала недоверчивое фырканье служанки и едва не рассмеялась в голос. Элиза по-детски зависела от других даже в мелочах.

– Я прекрасно справлюсь. Можешь идти, – добавила Элиза.

Нетта чуть раздвинула полог и увидела, как Элиза выпихнула изумленную служанку из комнаты. Как только горничная исчезла, Нетта выбралась из кровати.

Подбежав к подносу, она принюхалась к аппетитному запаху, доносящемуся из-под белых льняных салфеток.

– У меня слюнки текут. С тех пор как барон Дарем прибыл в замок Уиклифф, я, кроме хлеба и воды, ничего не ела.

– Иди сюда. Тут будет теплее. – Элиза поставила поднос на меховой ковер рядом с жаровней, полной горячих углей. Оторвав себе ножку цыпленка, она подвинула остальное Нетте. – Все устроилось наилучшим образом.

– Что устроилось? – спросила Нетта.

– Наше путешествие в Шотландию, конечно. – Элиза взмахнула сочной куриной ножкой.

– Что? – Нетта, уронив еду на колени, удивленно уставилась на свою одежду. – И кто же отправляется в Шотландию?

Элиза взглянула на лучшую подругу так, словно та повредилась умом.

– Мы, – она указала куриной ножкой на Нетту, потом на себя, – едем в Шотландию. – Элиза просияла, но, увидев разинутый рот подруги, поспешила объяснить: – Мерек Блэкторн внизу. Моя кузина пережила ужасную трагедию и послала за мной. – Внезапно глаза ее округлились. – Святые угодники, – задохнулась она. – Волки!

– Что? Какие волки? – Нетта невольно подумала, что слово «что» у нее с языка не сходит.

– Волки, – повторила Элиза. Нетта молча уставилась на нее. – Волки, о которых Галан и его друзья рассказывали мне и Брайанне. Разве ты не помнишь? Я тебе говорила об этом, – напомнила Элиза. – Они сказали, что свирепые шотландцы приручают волков. Зимними ночами они совершают набеги через границу и ловят скверных английских девочек на корм волкам. – Сплетя пальцы, она подвинулась ближе к жаровне. – А ведь скоро зима.

– Господи! Элиза, – рассмеялась Нетта, – какой здравомыслящий человек дружит с волками? Не говори, что ты поверила этим глупым сказкам.

– Галан – благородный рыцарь. Он не станет лгать, – рассердилась Элиза.

– Да, но тогда он еще не давал рыцарской клятвы. Он был мальчиком. Просто дразнил. Когда ты подпрыгнула от страха и вскрикнула, он успокаивал тебя, даже извинялся, – усмехнулась Нетта, когда Элиза согласно кивнула. – И когда твоя кузина бранила его, разве он не выглядел пристыженным?

– Да. – Лицо Элизы прояснилось. – Ты отправишься со мной?

– Куда? – спросила Нетта. За разговором о волках она забыла, о чем раньше говорила подруга.

– Куда?! Ну знаешь, Нетта! Нужно быть внимательнее. К моей кузине Брайанне в замок Блэкторн, конечно. – Отломив кусок хлеба, Элиза грызла корочку. Глаза у нее загорелись. – Мерек Блэкторн проводит нас. Он не смеялся надо мной из-за волков. – Она сердито посмотрела на Нетту. – Он сказал маме, что я могу взять одну служанку и столько вещей, сколько сможет везти вьючная лошадь. Мама пришлет остальные позже. Мерек спешит вернуться в Шотландию, где наш Блэддин ждет его.

– Почему ты не сказала мне, что лорд Блэддин в Шотландии? – У Нетты появилась надежда. Валлиец удержит ее отца от принуждения к этому отвратительному браку. – Одну служанку? Конечно, я поеду, но мне нужна одежда. – Нетта снова взялась за цыпленка. – И маскировка, – добавила она.

– В моих туниках ты утонешь. Где ты взяла этот ужасный наряд? Он у тебя с плеч сползает. Почему ты перестала расти? – Элиза, нахмурившись, смотрела на подругу, словно та умышленно осталась маленькой. – Знаю, – она ткнула в воздух указательным пальцем. – У кухарки есть дочь-подросток. Я договорюсь, чтобы ты надела что-нибудь из ее одежды. Она возражать не станет.

Подруги ели, болтали, строили планы. Когда еда закончилась, Нетта с сожалением посмотрела на пустой поднос. У нее был хороший аппетит, больше подходящий высокой женщине вроде Элизы.


Переминаясь с ноги на ногу, Нетта смотрела в окно на светлеющее с рассветом небо. Услышав, что Элиза возвращается с заутрени, она нырнула за полог.

– Это я, – прошептала Элиза.

Нетта спрыгнула с кровати и улыбнулась. Элиза внесла в комнату тяжелый поднос, вид у нее был странный.

– Я спрятала одежду дочки кухарки под своей одеждой. Зная, что тебе хочется есть, я сказала, что мне нужно еще подкрепиться. – Элиза нахмурилась и пожала плечами. – Хотя несколько оруженосцев хихикали и указывали на меня, когда я проходила мимо, никто ничего не заподозрил.

Ее обычно стройная фигура грузно колыхалась с каждым шагом. Рукав коричневой туники волочился за ней как хвост. Линетт, давясь смехом, уткнулась в подушку, показывая на рукав. Элиза, вытянув шею, оглянулась и, улыбнувшись, принялась извиваться, пока спрятанная одежда не вывалилась на пол.

Нетта, хихикнув, подняла тунику и прижала к себе.

– Они наверняка подумали, что ты сама толком одеться не умеешь. Я переоденусь, пока твоя мама не пришла проведать тебя.

– Ты не можешь надеть такую грубую ткань на голое тело, у тебя кожа зудеть будет. – Подняв крышку сундука, Элиза рылась в своей одежде, пока не нашла тонкую сорочку. – Зачем тебе ягоды понадобились? Кухарка приберегла их, чтобы сделать фруктовый пирог специально для лорда Мерека. Он хвалит кухарку и целует ее в щеку каждый раз, когда приезжает. Я ныла и говорила, как грустно мне уезжать, стать жертвой дикарей и волков, и она позволила мне взять несколько ягод. – Элиза выглядела виноватой, обманывать она не привыкла.

– Они нужны мне для маскировки, – сказала Нетта. Элиза округлила глаза, поэтому она объяснила: – Я зачерню несколько зубов и налеплю ягодную массу на правую щеку, будто родимое пятно.

Надев сорочку и коричневую тунику, она положила ягоды в глиняный горшочек и размяла их. Потом попробовала намазать щеку, но паста получилась слишком густая и не очень темная. Добавив красное вино, Нетта сделала еще одну попытку.

– Достаточно неприглядно? – повернулась она к Элизе.

– Фу! – Элиза вздрогнула и состроила гримасу.

Нетта закрыла горшочек и отставила его. Зачернив два передних зуба краской из грецкого ореха, которую приготовила заранее, она снова повернулась к подруге. Глаза Элизы округлились.

– Нетта! Это отвратительно.

– Вот и хорошо. Миловидные служанки привлекают внимание. Возможно, ваш Мерек захочет развлечься со мной. Это ему помешает.

Спрятав вьющиеся черные волосы Нетты под повязку, Элиза снова оглядела подругу.

– Смотри в пол. Ни у кого нет таких глаз, как у тебя.

– Думаешь, твой отец позволит незнакомой служанке сопровождать тебя? – У Нетты от тревоги желудок свело.

– Мама удивила меня. После заутрени она сказала, что я могу выбрать любую служанку, какую захочу. – Элиза широко улыбнулась. – А Мерек предложил мне взять какую-нибудь новенькую, чтобы она не скучала по замку Ридли. Отец согласился. Правда удачно?

– Да, действительно. Что бы я делала без тебя? Вышла бы замуж за этого ужасного дикаря, который погубил бы мою жизнь.

– А что делала бы я, если бы ты не поехала со мной в Шотландию? – Элиза покраснела. – Мы помогаем друг другу.

Нетта обняла ее.

– Пойдем в зал на обед. Я буду изображать услужливую служанку. Посмотрим, сработает ли моя маскировка.


В свете факелов, освещавших большое помещение, Мерек сразу увидел Нетту. Она сопровождала Элизу, выпрямив спину и расправив плечи со скромным достоинством. Поправив рукава, Нетта украдкой почесала руки. Мереку хотелось, чтобы она взглянула на него.

Она так и сделала. Гм… Красивые лилово-синие глаза. Его взгляд смутил ее, она быстро отвела глаза, повернувшись правой щекой. Он увидел красную отметину на ее тонкой коже, и жалость охватила его. Он не заметил пятна в тусклом свете конюшни. Не это ли одна из причин, по которым отец не может найти ей достойного мужа? Очевидно, Линетт из-за своей внешности избегает женихов. Наверное, только непривлекательные молодые люди и старики претендовали на ее руку.

Мерек заметил, что Элиза толкнула Нетту локтем. Плечи Нетты резко опустились, голова поникла, когда она, шаркая, пошла к одному из низких столов. Последнее свободное место было рядом с потным пастухом, у которого между глаз красовалась огромная бородавка. Мерек мог вообразить, какое от него исходит зловоние.

Нетта, садясь, подобрала юбку. Было заметно, что она дрожит. Вскоре после того как она уселась, ее сосед вытер нос ее рукавом. Зажав рот рукой, она выскочила из-за стола. Взметнувшиеся юбки открыли красивые ноги в грубых белых чулках.

Сидящие рядом расхохотались над стремительным бегством Нетты. Выхватив у проходящего слуги кувшин вина, она поспешила к высокому столу.

– Ваше дело с бароном Уиклиффом прошло успешно, лорд Мерек? – спросил Саймон Ридли и отпил глоток вина, ожидая ответа.

– Да. Я весьма доволен, – с бесстрастным видом сказал Мерек, поскольку Элиза глазела на него.

Нетта подошла к сидевшему рядом с ним мужчине, наклонив кувшин, чтобы снова наполнить его пустой кубок. Элиза откашлялась.

– Пока вы были в замке Уиклифф, милорд, все было в порядке с бароном и его семейством? Не было шума, поисков?

– Поисков? А почему там должны быть поиски, леди Элиза? Барон случайно положил дочь не на место? – Мерек поднял брови.

– Нет, сэр, – сказала Элиза. – В Уиклифф приезжает много мужчин просить руки моей подруги Линетт. Они иногда кладут не на место слуг.

– Гм… Если вы это имели в виду, леди, то было кое-что странное. Множество крестьян и пастухов, толкаясь, стремились проникнуть через ворота. – Мерек задумчиво потер подбородок. – Каждый кричал, что пришел первым. Вспыхивали драки. Казалось, что каждый мужчина в деревне добивался аудиенции у барона. Все предлагали пожертвовать собой у алтаря. – Он пригладил скатерть, расправляя складку.

– У алтаря? Что это значит, милорд? – Леди Мод притворилась, что ничего не знает о происшествии в замке Уиклифф.

Мерек рассказал ей о суровом решении барона, а Нетта придвинулась ближе, усердно наполняя по пути кубки.

– Он не мог такого сделать, – возразила баронесса.

Вспомнив невероятную ненависть Уиклиффа к дочери, Мерек с отвращением поджал губы. Его рука двинулась к рукоятке меча. Он жалел, что не мог воспользоваться им раньше.

– И тем не менее сделал. Я видел брачный контракт. Он не требует подписи невесты. Этот брак – свершившийся факт. Дочь барона Уиклиффа теперь во власти другого человека.

При мысли о том, кому теперь принадлежит Нетта, по телу Мерека растекались приятные теплые волны.

В паху разгорался огонь желания. Нетта теперь его!

– Что он сделал? – вскрикнула Элиза, вскочив на ноги.

Нетта наклонилась снова наполнить кубок Мерека. Он почувствовал ее аромат – розы и вереск – и исходящую от нее тревогу, потрескивающую словно искры. Молодой человек, сидящий рядом с Мереком, ущипнул ее за округлый зад. Нетта, задохнувшись, дернулась. Вино из кувшина выплеснулась на колени Мереку. Прищурив глаза, он окинул соседа ледяным взглядом.

Нетта уставилась на пурпурное пятно на его тунике. Ее глаза расширились, подбородок задрожал.

Элиза поспешно встала между ней и Мереком и залепетала:

– Барон Уиклифф отдал Линетт в лапы дикому чудовищу, милорд? Вы видели варвара? Я сожалею, что моя новая служанка запачкала вашу одежду. Снимите ее, служанка все отчистит.

– Леди, я не думаю, что прилично обедать голым. – Губы Мерека подрагивали от смеха, так как Нетта была сильно смущена. – Варвар? Я не видел мужчину, с которым обручил ее отец, но слышал, как он поклялся, что будет заботиться о ней. – Действительно, Мерек не мог видеть себя в замке Уиклифф, но слышал собственный голос. Его пристальный взгляд прошелся по Нетте.

В последнее время он много думал о старинной легенде. Блэддин – ясновидящий и целитель, и перед отъездом из Блэкторна Мерек разговаривал с ним о древних преданиях. Блэддин полагал, что это глупые сказки. Он считал, что жены берсеркера умирали от трудных родов. Это обычное дело. Много женщин от этого умерло.

Линетт была возможностью получить все, что Мерек желал в жизни. Земли и владения era матери стали бы его собственностью. Линетт родила бы детей, которые никогда не услышат отвратительного слова «бастард». У него будет своя семья, а у сыновей и дочерей – достойный отец, который всегда защитит их и оставит солидное наследство.

Он будет заботиться о своей жене. Но никогда не полюбит душой.

Звуки быстрых шагов Нетты по каменному полу стихли, она сбежала из зала.


Нетта забилась в нишу окна в комнате Элизы, расчесывая руки. Дочь кухарки отдала не только свою одежду, но и блох вместе с ней. Сникнув, Нетта отгоняла подступившие слезы. Видит Бог, у нее много причин горевать: отец, стремящийся выдворить ее из своей жизни, нареченный, который оказался внушающим страх дикарем, поездка в варварскую Горную страну, а теперь еще и блохи.

Не будь она так разъярена, Нетта бы сдалась.

В комнату влетела Элиза, а следом за ней – ее мать. Нетта, опустив голову, присела перед баронессой. Кусачие твари заставляли ее дергаться и дрожать. Леди Мод подняла брови:

– Что тебя беспокоит, девочка? Тебя так блохи заели, что ты не можешь стоять спокойно?

Нетта взглянула на баронессу сквозь опущенные ресницы. Мать Элизы с состраданием смотрела на нее. Баронесса узнала ее? Руки Нетты задрожали.

– Да, миледи. Боюсь, вы правы. Я спала на кухне рядом с собакой, и ее друзья перебрались в мою одежду, – пробормотала Нетта.

– Элиза, ты эту девушку просила отпустить с тобой?

– Да, пожалуйста, мама. Она будет моей защитницей. Она не боится ни грубых мужчин, ни зверей!

– Как тебя зовут? – спросила леди Мод.

– Это Нетта, мама, – ответила за подругу Элиза. – Я не поеду в это ужасное место без нее. – Она жалобно всхлипнула.

– Не нужно расстраиваться, милая. Идем, Нетта. У меня есть примочки и мыло, которое убьет паразитов. – Леди Мод кивком велела Нетте следовать за ней, потом резко остановилась. – Элиза, вели служанке проверить сундук, что стоит наверху. Среди твоей старой одежды наверняка найдется что-нибудь подходящее для Нетты.

Нетта, растерявшись, поплелась за баронессой, а та вдруг улыбнулась ей и потрепала по плечу. Они вышли из комнаты. Баронесса держалась прямо и горделиво, новоявленная служанка тащилась еле-еле, ожидая неудачи, которая будет стоить ей свободы.


После литургии и быстрого завтрака отряд во главе с Мереком собрался в путь. Двор замка заполнили люди и лошади, слуги помогали отъезжающим. Ветер поднимал пыль и кружил ее по двору. Лошади били копытами, фыркали, переступали ногами, конюхи старались сдержать их.

Мерек стоял рядом, когда Нетта разглядывала лошадь, на которой ей предстояло ехать. Она хмуро изучила неприглядное животное. Он купил эту клячу у местного крестьянина?

Выпрямив спину, Нетта подбоченилась и обернулась посмотреть на Мерека. Святая Агнесса! Он вырос? Сегодня он казался больше, чем накануне.

Черные бриджи облегали массивные ноги, чулки, перехваченные крест-накрест кожаными подвязками, были заправлены в кожаные башмаки. Поверх черной рубашки кольчуга, которая спускается ниже колен. Толстый красный плащ, собранный на левом плече, скрывал все, кроме рукояти большого меча. Длинные золотисто-каштановые волосы откинуты с лица. Стоявший рядом оруженосец держал серебряный нормандский шлем с защитной пластиной для носа.

– Это лучшая кобыла, которую вы могли достать, братец? – крикнула Нетта, перекрывая стук щитов и мечей.

Мерек поднял бровь, услышав фамильярное обращение. Скрестив на груди руки, он взглянул на нее сверху вниз. Нетта быстро опустила глаза, вспомнив про маскировку.

– А ты собиралась ехать на чистокровной? Сомневаюсь, что барон дает слугам тех же коней, что и своей семье. Молния не красотка, но достаточно сильная, чтобы нести тебя и часть вещей твоей хозяйки.

– Молния? – хмыкнула Нетта, покачав головой. – Только ненормальный мог назвать эту клячу Молнией.

Мальчишки, помогавшие в конюшне, захохотали. Мерек нахмурился.

В Блэкторне Блэддин изготовил два специальных седла. У них была высокая задняя лука и выпуклость впереди, через которую можно занести правую ногу, когда левая уже в стремени.

Не успела Нетта запротестовать, как Мерек обхватил ее за талию, поднял в седло и поставил в стремя ее левую ногу. Не поднимая головы, он поймал ее правую лодыжку и положил ногу в правильное положение. Шаловливый порыв ветра забрался под ее зеленую тунику. Край одежды поднялся, открыв красивые икры Нетты. Мужское естество Мерека шевельнулось, когда он представил, как в один прекрасный день эти ноги сомкнутся вокруг него и она будет умолять, чтобы он вошел глубже.

Нетта поспешно одергивала трепещущую на ветру ткань. Притворяясь, что вид обнаженной ноги девушки его не взволновал, Мерек изучал отметину на ее щеке.

Вот оно что! Леди пытается спрятать свою красоту за фальшивыми изъянами. Он видел безупречное лицо с гладким лбом и ровными черными дугами бровей, глаза глубокого синего цвета с лиловым отливом. Пятнышко на правом глазу напомнило ему золотистую веснушку. Нос у нее прекрасной формы, а губы умоляют о поцелуе.

Ах, эти губы! Каковы они окажутся на вкус? Как мед? От этой мысли в груди сурового воина учащенно забилось сердце. Нетта изумленно посмотрела на него. Мерек переключил внимание на Элизу. Знай он, какой сложной задачей окажется отправить эту леди в путешествие, он поручил бы Маркусу сопровождать ее в Блэкторн. Элиза столько раз металась от своей лошади к родным, что Мерек уже и счет потерял. Всякий раз, когда он пытался посадить ее на ее любимого Лютика, она просила подождать. И снова взбегала по каменным ступенькам, чтобы обнять мать или отца.

Наконец Мерек взял Элизу за руку и повел к Лютику. Посадив трусиху на лошадь и помогая устроиться в новом седле, он улыбнулся.

Линетт смотрела на это ледяным взглядом, тихо бормоча что-то о высокомерных мужчинах. Мерек, притворившись, что ничего не слышал, надел шлем. Он велел своему оруженосцу занять место позади Нетты, а оруженосцу Маркуса ехать рядом с Элизой. А еще вчера он приказал юношам внимательно следить за обеими леди на тот случай, если им понадобится помощь.

Помахав на прощание остающимся, все выехали из замка. Нетта молилась, чтобы страшный берсеркер не преследовал ее. К тому времени, когда солнце высоко поднялось на востоке, она начала успокаиваться. Освоившись с седлом и лошадью, девушка больше не могла сдерживать язык.

– Проклятие! Элиза, этот Мерек отвратительный. Как ты можешь быть о нем такого высокого мнения? Что это за лошадь? Лучше бы он отдал эту груду костей на корм волкам.

– Волки? Но отец утром сказал, что нам не нужно бояться волков, если мы будем осторожны и не оставим объедков. – Округлив глаза, Элиза всматривалась в растущие вдоль дороги деревья.

– Никаких волков здесь нет. Но если мы их встретим, то оставим им эту клячу, чтобы задержать их, пока будем спасаться, – проворчала Нетта и, вздрогнув, погладила шею лошади, словно отказываясь от своих слов. – Молния? Никто в здравом уме так эту лошадь не назовет. Улитка – гораздо более подходящая кличка.

– Смотри-ка, еще один мужчина направился в лес. Как ты думаешь, зачем бы это? Забыли дорогу? Пусть поскорее вспомнят, иначе далеко заедут, – вертелась в непривычном, но удобном седле Элиза. – Как ты думаешь, Мерек скоро устроит привал?

– Вот уж вряд ли. Он, наверное, забыл, что это не военный поход. Сомневаюсь, что он помнит про нас и еще меньше – о наших потребностям.

Нетта тоже заметила, как очередной всадник съехал с дороги в заросли. Вскоре он занял место в конце отряда, и девушка наконец поняла, в чем тут дело.

– Неудивительно, что этот неотесанный Мерек не устраивает привал. Мужчины уезжают в лес, когда захотят, а мы должны сидеть в седле. Просто болван, да и только, – пробормотала Нетта, хотя была рада, что Мерек хочет быстрее добраться до Шотландии. Она часто оглядывалась, опасаясь, что свирепый берсеркер гонится за ними.

Позади послышался смех Дафидда, оруженосца Мерека. Насмешливо улыбнувшись Нетте, он направился к своему командиру. Мерек, повернувшись в седле, взглянул на девушек. Хотя защитная планка шлема закрывала пол-лица, было видно, что он нахмурился. Вскоре отряд свернул с тропы на большую тенистую поляну.

Элиза, торопясь спешиться, не заметила, что молодой Фергус, оруженосец Маркуса, подошел помочь ей. Потеряв равновесие, она замахала руками, задев Фергуса по лицу, упала на его руки, и оба рухнули на землю. Элиза оказалась поверх бедняги, а ноги ее остались в стременах.

– Не вздумай повторить тот же трюк, Нетта, – невозмутимо сказал Мерек, но уголки его губ подрагивали.

– Я не нуждаюсь в помощи ваших слуг, сэр. – Надменно взглянув на него, она оттолкнула протянутые руки Фергуса.

Зеленые глаза Мерека холодно блеснули, губы плотно сжались.

– Поступай как знаешь, но не надейся, что я стану ждать, когда ты на меня свалишься.

– Что вы! Такой галантности я от вас и не жду.

Не обращая внимания на хитрый прищур его глаз, она высвободила правую ногу, застрявшую в стремени. Левая нога не повиновалась. После нескольких бесплодных попыток Нетта раздраженно фыркнула.

У Мерека ноги отказали? Почему он не уходит? Тогда она могла бы попросить помощи у Дафидда. Эта поганая лошадь слишком высокая. Нетта вдруг почувствовала тоску по рукам, которые помогли ей в замке Уиклифф. Она не хотела, чтобы огромные ладони силача-воина коснулись ее тела. Всякий раз, когда Мерек дотрагивался до Линетт, у нее странно трепетало в животе, и… в том месте… между ногами. Такого прежде никогда не случалось. Нетта нахмурилась. Затаив дыхание, она подумала, что он, пожалуй, по-своему привлекателен. Какие мысли заставляют его глаза искриться, как изумруды на солнце?

Прислонившись широкой спиной к дереву, Мерек бросил Дафидду шлем и скрестил руки на груди. Ветер ерошил его волосы, а он смотрел на Нетту так, будто у него никаких дел нет. Стоявшая рядом Элиза переминалась с ноги на ногу, нуждаясь в компании для похода в лес. Нетте самой очень нужно было бы туда прогуляться. Понимая, что больше не может оставаться в таком положении, она вспылила.

– Разве вы не можете мне помочь? – Никакой реакции. Он что, к дереву прирос? А может, потерял слух в битвах? – Вы можете помочь мне? – громче повторила она.

Мерек не двинулся, дрогнули только веки. Прищур зеленых глаз стал еще холоднее. Нетта обдумывала, как высказать свою просьбу.

– Пожалуйста, сэр. Мне нужна ваша помощь.

Великан оторвался от дерева и подошел ближе. Она уловила его запах. Не затхлый, как у ее отца. Не запах пота, как у приезжавших женихов. Этот запах куда тревожнее – от него у Нетты сильно забилось сердце, волна жара хлынула от груди в живот.

Мерек вытащил ее левую ногу из стремени, затем поставил злополучную всадницу на землю. От его прикосновения по коже Линетт побежали мурашки. Нетта глубоко вдохнула, стараясь определить запах, исходящий от Мерека. Ага, можжевельник и мускус. И мужчина. Девушка неожиданно залилась краской смущения. Усмехнувшись, Мерек отпустил ее и велел Дафидду проводить подруг.

Если бы у Нетты не затекли ноги, она показала бы бездельнице Молнии, что значит быстро двигаться. Подруги кинулись в лес и вскоре остались одни.

– Нетта! Что, если дикие звери на нас набросятся?

– После того шума, который поднял наш отряд, сомневаюсь, что тут хоть кузнечик найдется.

Элизу больше не нужно было подбадривать. Вскоре Нетта заметила, как с соседнего дерева упала большая ветка.

– Боже праведный! Ты ошиблась – за нами гонится вепрь. – Элиза бросилась к Линетт через кусты.

Услышав приглушенный смех, Нетта нахмурилась:

– Никакой это не вепрь, это кто-то из воинов пытается нас напугать. Идем. Притворимся, что мы ничего не заметили. – Взяв Элизу за руку, Нетта пошла обратно на поляну.

Мерек хмуро смотрел на мужчин, которые со смехом наблюдали за подругами. Вскоре все торопливо занялись едой, состоявшей из вяленой говядины и ячменных лепешек.

Ангус, повар Мерека, развязал большие мешки, сняв их с одной из вьючных лошадей. Оруженосцы расстелили под березой шерстяное одеяло.

– Когда обслужишь нас, Нетта, можешь поесть с нами, – велел Мерек.

Его слова отрезвили девушку. Только сейчас Нетта вспомнила о своей роли. Элиза было замялась, но Мерек подвел ее к одеялу и помог сесть. Нетте показалось, что на его лице опять промелькнула улыбка.

Нетта не знала, что делать дальше. Пожав плечами, она расстелила скатерть и начала выкладывать из мешка лепешки, большой кусок сыра, ножки жареного цыпленка. Выбрав кусок ячменного хлеба, она намазала его медом. Этой еды хватит на нескольких мужчин. А ей что-нибудь останется?

Взяв скатерть за углы, Нетта посмотрела на Мерека, вольготно рассевшегося рядом с Элизой и Маркусом. В животе у нее заурчало. Бедный желудок, когда же он наполнится? Прихватив для себя цыпленка и лепешки, Нетта поспешила к подруге.

– Лес сырой. Я заметил, что леди Элиза наступила в лужу, – объявил Мерек, когда Нетта присоединилась к ним. Его губы дрогнули, когда Элиза быстро спрятала ноги под юбки. Он приказал: – Когда мы на ночь разобьем лагерь, ты займешься ее одеждой. Служанка не должна допускать, чтобы хозяйке было неудобно.

Нетта опустила голову. Мерек положил еды Элизе и себе, предложил Маркусу, потом положил еду на одеяло рядом со «служанкой». Нетта ела, опустив глаза, потому что всякий раз, подняв их, натыкалась на пристальный взгляд зеленых глаз Мерека. Она с трудом проглотила сухую лепешку, а Мерек и Элиза съели весь мед, который она принесла. Нетта любила мед, и без него лепешка была безвкусной.

Разве этот варвар не видит, что оставил ей очень мало еды? Она, наверное, в обморок от голода упадет прежде, чем они остановятся на ночлег.

Губы Мерека снова дрогнули.

Поглощенная своими мыслями, Нетта не заметила, что Мерек закончил есть, пока он не встал. Строго глядя на нее, он ждал, когда она обратит внимание на то, что Элиза уже поднялась. Нетта вскочила, стряхивая крошки с туники.

Линетт встряхнула одеяло и начала складывать. Мерек удовлетворенно кивнул, подошел к Маркусу, оба углубились в беседу.

Он был выше Маркуса, приблизительно девятнадцати ладоней[5] росту. Нетта окинула взглядом Мерека, стараясь угадать его вес. Приблизительно пятнадцать стоунов,[6] решила она. И в плечах он шире Маркуса. Ноги длинные и сильные, мышцы так и играют при ходьбе.

Странное чувство охватило Нетту, когда она изучала мускулистое тело Мерека.

Массивная фигура воина кого-то ей напоминала. Но кого? Нахмурившись, девушка задумалась и холодок страха пробежал по ее спине.

Глава 4

– Такого грубияна, как этот Мерек, я в жизни не видела! – Нетта раздраженно наморщила лоб и, ухватившись за гриву Молнии, наклонилась к Элизе. – Всегда стоит на своем. И такой огромный. Черт! Я уверена, он и убийств не чурается.

Элиза, разинув рот, повернулась к ней. Лучше успокоить подругу, пока она не свалилась с лошади.

– В набегах, конечно, – добавила Нетта и покачала головой. – Это все воины делают.

Элиза, выпрямившись в седле, облегченно вздохнула.

– Мои родители говорили, что наши спутники отличаются от тех диких шотландцев, о которых мы слышали, а больше похожи на наших английских воинов.

Нетта оглянулась на сопровождавших их мужчин.

– Горцы действительно одеваются по-другому. – Она рассматривала отряд. На некоторых пледы, перехваченные ремнями, или рубашки навыпуск и бриджи. Маркус и еще несколько человек в тяжелых кольчугах и шлемах.

Во время недавней остановки Мерек снял боевые доспехи и надел рубашку. Нетта мельком увидела бронзовую кожу и золотистые завитки волос на груди, выглядывающие в распахнутый ворот. Широкий кожаный пояс перехватывал плед на талии, на перевязи висел широкий меч.

– Разве ты не заметила? – подняла брови Элиза. – Не очень-то хорошо они воспитаны. Мама была бы потрясена, а отец стал бы браниться и велел бы нам закрыть глаза.

– Потрясена? Закрыть глаза? – Нетта огляделась. – А что такое? Я ничего не видела.

– У них ничего под пледом нет, – громко прошептала Элиза.

– Ну не голые же они. – Опустив голову, Нетта смотрела сквозь ресницы.

– Когда мы ужинали, один из них поднял плед, чтобы почесаться. Пресвятая дева! Они все такие? – Заалевшее лицо Элизы соперничало с розами в садах замка Уиклифф.

– Нет. Наверняка больше таких невежд не найдется. Не думай об этом. – Округлив глаза, Нетта искала, чем бы отвлечь подругу… и себя. – Ой, смотри, олень перепрыгнул куст, который выше его, и мчится так, будто за ним собаки гонятся. – Она вдруг подумала, что наблюдения за животными теперь, пожалуй, отодвинутся на второй план. Мужчины куда интереснее. – Целое поле вереска! Очень красиво!

Гм… Может быть, Элиза видела какого-то необычного человека? Нетта смотрела на Мерека. Порыв ветра приподнял край его пледа, ветерок шевелил завитки волос на его бедре. Пристальный взгляд девушки не отрывался от напряженных рук силача – конь под ним был норовистый. Да. Этот костюм очень интересен.

Поймав взгляд Мерека, Нетта быстро опустила голову. Он заметил, как она бесстыдно изучала его открывшуюся плоть? В замке Уиклифф у Нетты не было ни братьев, ни других родственников мужского пола, кроме отца. Он никогда не позволял ей помогать визитерам, приезжающим в замок. Обязанность помогать в купании отец поручил ее сводным сестрам, надеясь, что они привлекут внимание богатого гостя.


Мерек часто оборачивался, проверяя, не отстали ли его подопечные. В очередной раз он, нахмурившись, ждал, когда они встанут в ряд.

– Нетта, разве ты не считаешь необходимым следить за дорогой?

– Нет, сэр. Я доверяю Молнии.

Она запнулась. Ее пристальный взгляд невольно задержался на его голых коленях. Щеки девушки загорелись как в лихорадке.

Зеленые глаза Мерека не отрывались от лица Линетт. Она отвела взгляд, но ветер снова играл тканью. Сглотнув, она смотрела. Неужели ноги могут так заинтриговать? Каковы на ощупь волосы на теле мужчины? Шелковистые или грубые? Внезапно Нетта вспомнила человека, посетившего замок. Он, должно быть, тоже покрыт жесткими волосами с головы до ног. Линетт даже вздрогнула, представив это.

Мерек не испытывал никакой досады, прислушиваясь к мыслям Нетты. Совсем наоборот – с трудом подавлял рвущийся наружу смех. Любопытный девичий взгляд скользил по его горячему телу, словно нежные пальцы. Мерек поправил плед, чтобы прикрыть предательский выступ между ногами. От осознания, что Нетта по закону уже принадлежит ему, у него закипала кровь. Его мужское естество отвердело, дыхание участилось. Может быть, он будет наслаждаться женой, которая так его смешит своей неопытностью. Видит Бог, у него было мало радостей в жизни.

Мерек с нетерпением ждал дня, когда у Нетты будет возможность полностью изучить его тело. Она была очень миловидна, даже красива. Интересно, ее волосы, спрятанные под шарфом, такие же черные, как ее брови? А те завитки, что обрамляют ее тайные прелести? Еще темнее?

Он представил Нетту без одежды, в великолепной наготе, и его копье среагировало как у пылкого юнца. Злясь на себя, Мерек чертыхнулся.

Они ехали, пока солнце не начало клониться к западу, и Мерек велел остановиться. Мелкий дождь сыпал почти весь день. Шагая по влажной траве, он подошел к Нетте, чтобы снять ее с лошади. Мерек приблизился почти вплотную и, подхватив девушку на руки, прижал к себе. Жар его тела опалил Линетт. Лицо ее вспыхнуло. Избегая взгляда Мерека, Нетта поспешила вперед, не обращая внимания на сырость. Опавшие листья налипли на подошвы великоватых башмаков Линетт. Ее ноги поехали вперед.

– У-ух! – выдохнула она, шлепнувшись в жидкую грязь.

Почувствовав запах гниющих растений, Нетта с отвращением сморщила нос. Стараясь подняться, она решила ухватиться за колени Мерека. Подняла глаза и задохнулась от представшего ее взгляду зрелища.

Нетта упала навзничь, ее голова оказалась почти между ногами Мерека. Словно изумленный ребенок, она растерянно заморгала. Когда Мерек присел рядом с ней, лицо Линетт так пылало, что он опасался лодыжки обжечь. Почему банальное падение ее так взволновало?

– Не двигайся. Я посмотрю, нет ли шишек.

Мерек осторожно ощупывал ее голову. Он знал, как опасен может быть удар. Шарф Линетт мешал ему. Он снял его, и длинные черные кудри волной упали на его руки и на землю. Мерек довольно вздохнул. На один вопрос ответ найден.

Нетта, пытаясь вырваться, вертела головой. Мерек схватил ее за подбородок.

Боже, какие красивые глаза!

Никогда он не видел такой глубокой синевы. Глаза у нее большие и широко расставлены, что у саксонцев считалось очень красивым. На правом глазу золотое пятнышко, яркое, как весенние первоцветы. Довольный, Мерек рассматривал ее черты.

Брови Нетты изогнуты изящными дугами, левая щека безукоризненна. Высокий лоб свидетельствует об уме, полные губы дрожат и влекут.

Его нареченная прячет многое, что влечет его.

Нетта внезапно улыбнулась, открыв в широкой улыбке неожиданно плохие зубы.

Она надеется провести его?

Мерек подавил смешок – чернота на ее зубах явно фальшивая.

– Не думаю, что ты ранена, девочка, хотя испачкалась изрядно. Отмойся как следует. – Он взглянул на ее волосы. – Насекомые любят заводиться в слипшихся от земли волосах.

Задохнувшись, Нетта вскочила. Кивнув оруженосцу Даффиду, Мерек указал на водоем за деревьями. Даффид проследит, чтобы ей не угрожала опасность.


Нетта терла намыленные волосы, опасаясь, что отвратительные существа, о которых говорил Мерек, и в самом деле расселятся в ее черных кудрях. Наконец убедившись, что грязи не осталось, она ополоснулась и взяла лежащую на берегу тунику. Мерек сказал правду. Вся спина заляпана. Намылив тунику, Нетта уставилась на нее. Что делать дальше? Ничего не зная о стирке, она сдвигала кулаки, поскольку видела, что так делали слуги в замке. Увы, туника чище не стала.

– Наша прачка шлепает валком по белью, – посоветовала Элиза из-за плеча Нетты. – Вот так. – Она ударила по намыленной ткани, и брызги полетели обеим в глаза.

– Нет, они бьют кулаками друг о друга. – Нетта была в этом уверена. Она яростно застучала костяшками пальцев, но ткань не желала отстирываться. Скрипнув зубами, Нетта пробормотала: – Если крестьянки с этим справляются, значит, научиться нетрудно. – И снова сдвинула кулаки, словно готовясь разорвать тунику в клочья.

– Смотри, Нетта. Видишь, как грязь катится прочь? – Элиза, схватив чулки, подражала ожесточенным движениям подруги.

Рассмеявшись, девушки выбрались из воды. Чуть спустя Нетта надела легкую желтую тунику, которую Элиза носила, когда ей было четырнадцать лет. Для маленькой фигурки Нетты туника прекрасно подошла.

Элиза мазала щеку и шею Нетты ягодным соком, пока не удовлетворилась полученным эффектом.

– Как ты можешь терпеть на лице эту гадость?

Пожав плечами, Нетта откупорила маленький пузырек с соком ореха.

– Какие зубы я красила этим утром? Два средних?

– Средние? А разве не сбоку? – Наклонив голову, Элиза разглядывала Нетту. – Да, пожалуй, ты права. – Кивнув, она зачернила зубы Нетты.

– Мы возвращаемся, Дафидд, – позвала Нетта, спрятав склянку в карман.

Юноша немедля появился и забрал у них выстиранную одежду.

Ангус уже раскладывал ужин, когда девушки подошли к лагерю. Мерек уже ждал их. После того как все устроились на одеяле и начали есть, он начал обсуждать с Маркусом планы на следующий день.

Оба были поглощены разговором, что вполне устраивало Нетту, но вскоре она почувствовала пристальный взгляд Мерека. Он разгадал ее маскировку? Опустив голову, Нетта наклонилась к Элизе и прошептала:

– Мерек странно на меня смотрит. В чем дело, как ты думаешь?

– Может, из-за этой гадости у тебя на щеке? Или из-за зубов, по которым клещи кузнеца плачут? Ты совсем на себя не похожа. Нельзя, чтобы он узнал тебя, пока мы не окажемся так далеко от замка Уиклифф, что он не сможет вернуть тебя этому неотесанному мужлану.

Нетта вздрогнула, вспомнив гиганта, назначенного отцом ей в мужья. Она не могла допустить, чтобы ее отволокли назад и заставили выйти замуж за человека, вызывавшего у нее ужас.

– Нетта, мы с родителями давно у вас были. Ты рассказала мне о бароне Дареме, но как ты отделалась от Роджера Мортейна? – вдруг спросила Элиза.

Нетта вздрогнула, вспомнив этого жестокого человека. Она не знала, кто пугал ее больше: он или берсеркер.

– Я стремилась обескуражить его, когда сказала, что я не девственница и не способна иметь детей.

Элиза, задохнувшись, прижала руку к груди.

– Нетти, ты говорила с ним о таком?

– Я всего лишь хотела избавиться от него. – Она коснулась щеки. – Я до сих пор чувствую жало его руки. Он потребовал, чтобы я позволила ему ощупать мое тело. Я отказалась, он попытался ударить меня, заставить повиноваться. Охрана замка случайно наткнулась на нас и выпроводила Мортейна из замка, но не потому что он плохо обращался со мной. Отец узнал, что его родитель устал от его жестокости к арендаторам. Чтобы обуздать его, барон закрыл для него свой кошелек, оставив скудное содержание.

Нетта вздрогнула и прогнала неприятные мысли о семействе Мортейн.


При мысли о жестокости барона Уиклиффа, пытающегося хитростью избавиться от дочери, в Мереке всколыхнулось сочувствие к несчастной девушке. Леди Мод сказала ему, что ненависть Уиклиффа к Линетт всем известна.

Блэддин тоже об этом знал и позаботился, чтобы Мерек оказался поблизости в нужное время. Не сделай он этого, другой человек завладел бы тем, что законно принадлежит Мереку – замком Кар-Колдуэлл. Его мать сбежала от резни, в которой погибла ее семья. Доналд Морган нашел ее у шотландской границы и отвез к себе домой в Блэкторн. Мерек родился в следующем году.

Нетта теперь принадлежит Мереку. Она его жена по закону, и скоро станет его по обряду.

Его!

Кар-Колдуэлл снова будет принадлежать потомку Граффида, его прапрадеда.

Мерек вскочил на ноги, удивив подруг. Элиза поднялась, но Нетта не двигалась, даже когда он поманил ее пальцем.

Наклонившись, он схватил ее за руку. Она быстро встала.

– Идем, я покажу, где ты будешь спать этой ночью.

Мерек наслаждался ощущением ее мягкой руки, вертевшейся в его ладони, как беспокойный котенок, поскольку Нетта пыталась вырваться. Мерек не отпустил ее, пока они не достигли маленькой палатки, которую приготовил Дафидд. В ней будет уютно холодными ночами, которые по мере пути в горы станут еще холоднее.

– Подготовь свою хозяйку ко сну, Нетта, затем займись своей постелью. – Он кивнул на узкий тюфяк. Подозвав Элизу, Мерек откинул полог.

Нетта, увидев приготовленную для Элизы постель, нахмурилась. Ложе в два раза шире, чем у нее, и накрыто роскошным меховым покрывалом, сулящим тепло и спокойный сон.

– Дафидд может убрать мой тюфяк. Я буду спать с Элизой.

– Не думаю. Постель приготовлена для твоей хозяйки, а не для горничной. – Скрестив на груди руки, Мерек строго глянул на нее сверху вниз. – Ты будешь спать рядом со мной, поблизости от своей хозяйки, на тот случай если ей ночью понадобятся твои услуги.

– Почему я должна спать под открытым небом, сэр, с насекомыми и животными? Здесь вполне хватит места для нас двоих. – Вскинув подбородок, Нетта уставилась на Мерека.

Он смерил девушку взглядом, задержавшись на упертых в бедра руках. Она бросает ему вызов?

– Ты будешь спать рядом со мной, детка. Не зли меня.

Нетта приложила палец к его губам, призывая к молчанию.

– Почему вы так упрямы, сэр? Элиза не будет возражать.

Не успела Нетта продолжить, как Мерек взял ее за подбородок, заставляя смотреть на него.

– Потому что я «такой грубиян, такой огромный», – передразнил он. – Потому что я «всегда стою на своем и наверняка не чураюсь убийств», – добавил он зловеще.

Нетта судорожно сглотнула, ее глаза округлились под его пристальным взглядом. Она помнила слова, которые сказала днем на привале. Ей хотелось, чтобы земля разверзлась у нее под ногами и поглотила ее.

Гнев превратил яркие зеленые глаза Мерека в холодные изумруды. Не в силах отвернуться, Нетта изучала его лицо. Золотисто-каштановые брови и густые ресницы добавляли выразительности властным глазам. Волосы – не каштановые и не золотистые, а какого-то промежуточного цвета, – падали ниже плеч. Их вид что-то напомнил девушке. Скосив глаза, Нетта пыталась вызвать в памяти ускользавшее лицо. Ничего не получалось.

Она пристально разглядывала Мерека. Можно назвать подбородок решительным? Даже высокомерным? Ее взгляд задержался на его губах. Вот это да! Полные и чувственные, нежные, соблазнительные… Уголки их подрагивают. Ее любопытство позабавило его? Заморгав, Нетта шагнула назад. Нет, она не могла видеть этого мужчину прежде. Она бы запомнила лицо, от которого внутри все так странно трепещет.

– Когда ты приготовишь свою хозяйку ко сну, я приду за тобой. – Голос Мерека прервал ее беспорядочные мысли, а глаза предупреждали, что он не позволит дальнейших препирательств. Кивнув, Мерек ушел.

Выглянув из палатки, Нетта увидела, что Мерек расставляет ночную стражу.

– Он меня так злит, что мне хочется ему ноги отдавить. – Она сердито топнула. – Я не крестьянка, чтобы спать под открытым небом. Я не буду делать, что он велит.

– Ох, Нетта, не перечь ему, – умоляла Элиза.

– Почему? Ему-то нравится изводить меня, – кипятилась Нетта.

– Из-за его характера. – Голос Элизы не поднимался выше шепота. Лицо побледнело от испуга.

– У всех есть характер.

– Но не такой, как у Мерека. Когда король Вильгельм и король Малком заставили лорда Дамрона жениться на Брайанне, тот поехал за ней с королевским указом. А она надавала ему пощечин. Кузен лорда Дамрона, Коннор, сказал, что у нее такой же грозный нрав, как у Мерека. И хотя я никогда не видела его разгневанным, я боюсь раздражать его.

– Дамрон бил Брайанну? – сердито поморщилась Нетта, снимая с Элизы тунику.

– О нет, я в это не верю, – сказала Элиза. – Тут другое. Дамрон и Мерек родились в один и тот же день, от одного отца, но у разных матерей. Мать Мерека, валлийка, умерла после родов. Леди Филиппа, мать Дамрона, взяла Мерека и растила обоих. – Голос Элизы заглушала снимаемая одежда.

Глаза Нетты расширились от удивления. Как леди Филиппа могла быть столь великодушной и всепрощающей?

– После того как отцы Дамрона и Коннора погибли, леди Филиппа отвезла мальчиков в Нормандию, а Мерек остался с дедом в Шотландии, – продолжала Элиза.

– Как жестоко! Почему его не воспитывали вместе с братьями?

– Вот как раз из-за его ужасного нрава. Говорят, что он винит себя в смерти матери. И звереет, если кто-то посмеет назвать его бастардом. Это большое неуважение к его матери. Когда ему было тринадцать, он пронзил мечом человека раньше, чем тот успел договорить это оскорбительное слово. – Элиза с дрожью перевела дух. – Умоляю тебя, не противоречь ему!

– Брайанна породнилась со странным семейством. Должно быть, она их всех не любит.

– О нет. Ее сестра, аббатиса Алана, сказала моим родителям, что они горячо любят друг друга. – Элиза тряхнула головой, подчеркнув свои слова.

Нетта нервным движением поправила волосы.

– Почему мать Дамрона оставалась с мужем, который прижил на стороне ребенка?

Элиза пожала плечами. Нетта невольно почувствовала симпатию к маленькому Мереку. Как ужасно ему было стоять в стороне, когда его брат имел все.

Нетта помогла Элизе надеть теплую рубашку. Она понимала, что самой ей придется спать в одежде, поскольку на глазах у сотни мужчин она не сможет снять тунику. «Ну, может, их не сотня», – поправила она себя. Да, их вид изысканным не назовешь, «потрепанные» – самое подходящее слово. Звуки шагов привлекли ее внимание.

– Нетта, я хочу лечь, – пророкотал нетерпеливый голос Мерека. – Иди сейчас же.

Нетта вздрогнула от неожиданности. Элиза бросила на нее красноречивый взгляд, умоляя не спорить с ним. Нетта поспешно вышла из палатки, зная, что, если она замешкается, Мерек просто вытащит ее.

– Ох!

У нее из глаз искры посыпались – она налетела на Мерека. Он был как огромное дерево, и очень твердое. На нем рубашка, доспехов нет. Прямо-таки железные мускулы. Какой контрасте мягким, оплывшим телом ее отца.

Дафидд и другие оруженосцы, расстилавшие для постелей пледы, усмехались, заметив ее неловкость. Девушка не обращала на них внимания. Позади Мерека захохотал какой-то мужчина. Звук больше походил на рев осла. Услышав его, Нетта ухватилась за рукав Мерека, словно ища защиты.

Роджер? Во рту появилась горечь. Роджер Мортейн выследил ее по поручению отца?

Глава 5

От страха у Линетт ослабели колени. Теплые надежные руки Мерека обхватили ее, прижимая ближе. Ровный звук биения его сердца успокаивал. Она уцепилась за Мерека.

Впервые в жизни Нетта чувствовала себя в безопасности. Прижимаясь к Мереку, она отважилась выглянуть из-за него. Неужели Мортейн прибыл, чтобы вернуть ее в замок Уиклифф? Смех зазвучал снова. Когда Нетта увидела, что с Маркусом разговаривает незнакомый ей человек, ее охватило облегчение.

Почему Мерек ее не отпускает?

Почувствовав, что он поглаживает ее спину, Нетта вздрогнула. Ее сердце застучало быстрее. Уткнувшись в его рубашку, она глубоко вдохнула. Можжевельник и мускус. От этого запаха его кожи у нее снова задрожали ноги.

– Я могу стоять сама, сэр. Можете разжимать руки.

Его глубокий голос загрохотал из груди:

– Пора спать. Ты должна подняться рано, чтобы помочь сварить овсяную похлебку.

– С чего я должна это делать? – Нетта удивленно подняла голову, оторвавшись от его дразнящего аромата. Она ощутила какую-то странную тоску, когда Мерек отстранился. Ночь была снова холодна, и чувство одиночества охватило Линетт.

– Разве ты не кухаркина племянница? И не работала с ней на кухне? Ты должна хорошо готовить. Скажи спасибо, что я не заставляю тебя подавать еду моим воинам.

Забыв недавние страхи, Нетта вспылила:

– Какие еще обязанности вы потребуете исполнять, сэр? Стирать ваши рубахи? Чистить вашу лошадь? Или я должна точить ваш меч и полировать доспехи? О, я забыла. Вы ведь не носите доспехов поверх своей короткой юбки. – Стиснув зубы, она сжала руки и несколько раз глубоко вдохнула.

Некоторое время Мерек стоял неподвижно. Нетта смотрела ему в лицо. Лучше бы она этого не делала. Он был сердит, и даже очень! Слишком поздно она вспомнила предупреждение Элизы.

– Пойду отдохну, мне рано вставать. – Обойдя Мерека, Нетта поспешно направилась к тюфяку.

Ей это не удалось.

Стальные руки схватили девушку за плечи. Мерек поднял ее и повернул так быстро, что у нее все мысли из головы вылетели.

– Никогда не разговаривай со мной таким тоном! Будь ты знатной леди, я и то бы этого не позволил. Даже не пытайся этого делать! – Ледяной гнев пронизывал его слова.

Нетта кивнула, слишком испуганная, чтобы говорить. Мерек отпустил ее. Она быстро юркнула под шерстяной плед. Забившаяся в норку мышь чувствует себя так же?

Нетта дрожала. Черт побери! Никогда она не встречала столь высокомерного человека.

Услышав шорох одежды, она чуть приоткрыла глаза и замерла, Мерек стоял меньше чем в полуметре от нее. Он отстегнул пряжку; скреплявшую плед. Повернувшись к Нетте спиной, снял кожаный пояс, стягивающий ткань на талии, и начал разворачивать ее.

– Спи, Нетта. Рассвет наступит раньше, чем ты выспишься.

Святые угодники! Откуда он знает, что она наблюдает за ним? Зажмурив глаза, девушка притворилась, что спит, но не могла удержаться и взглянула еще разок. Опоздала! Положив рядом меч и закутавшись в плед, Мерек уже растянулся на тюфяке. Жар его тела так приятно согревал ее.

Мерек знал, что с Неттой будет непросто. Она частенько забывает о своей роли, но быстро научится сдерживать норов. Он за этим проследит.

Он спал чутко и проснулся от холода. Обхватив Нетту одной рукой, он притянул ее ближе и накрыл своим пледом. С ловкостью, приобретенной за долгие годы практики, вытащил головной гребень и запустил пальцы в ее локоны. От ее волос пахло розовым маслом, запах ему нравился. Мерек улыбнулся, когда она, вздохнув, придвинулась к нему.

Хотя он не любит ее, но будет хорошим мужем. Никогда Нетта не будет чувствовать себя нежеланной. Их дети будут любимы обоими родителями. И станут носить имя, которым можно гордиться.

Как только глубокая чернота неба сменилась серой предрассветной дымкой, Мерек поднялся и быстро оделся. Поставив перед палаткой зажженный факел, он башмаком слегка толкнул Нетту в бедро.

– Вставай. Пришло время будить леди Элизу и варить похлебку нам на завтрак.

– Нет. Еще не рассвело, – проворчала Нетта.

Натянув плед на голову, она надеялась вернуться в ночные грезы – уж очень они были хороши. Кто обнимал ее так нежно и шептал, что желает ее? Лицо его было неразличимо, но воспоминания о теплых руках, державших ее, и нежных поцелуях в лоб были свежи.

– А-ах. – Она глубоко вздохнула. Аромат Мерека пропитал даже плед Линетт, и по ее телу пробежала приятная дрожь.

Но тут загремел голос Мерека:

– Покаты раскачаешься, уже полдень настанет. – Поддев мечом плед, Мерек сбросил его. Порыв холодного воздуха заставил бедняжку сесть и схватиться за плед.

– Господи! Вы хотите заморозить меня, сэр?

Нетта растерянно заморгала, потому что на уровне ее глаз появились голые колени. Она не посмела взглянуть выше. Подавив любопытство, девушка вскочила и, прихватив плед, ринулась в палатку.

– Просыпайся, Элиза. Мы должны готовиться к отъезду. Не могу поверить, что эти люди спят так мало, – брюзжала она.

– Просыпаться? Уже утро? – Элиза села на постели и сонно сощурилась. – Ой, я ослепла! – вскрикнула она. – Я ничего не вижу, только тени.

– Ты не ослепла, – успокоила Нетта. – Просто еще темно, а снаружи факел отбрасывает тени.

Стянув с Элизы меховое покрывало, она начала помогать ей одеваться.

– Мерек приказал мне прислуживать тебе, как я делала прежде, поторопись, иначе я в обморок от голода упаду. – В животе у нее заурчало, словно в подтверждение ее слов. Нетта оглянулась на откинутый полог палатки, надеясь, что Мерек ничего не слышал.

Она начала приводить в порядок волосы и сообразила, что, должно быть, распустила их во сне. К ее удивлению, когда она пошла искать гребень, то обнаружила его на тюфяке.

Закрутив волосы в узел на макушке, Линетт намазала лицо смесью ягод. Кожу начало покалывать, и Нетта брезгливо поморщилась. Неужели смесь протухла? Вздрогнув, Нетта поспешила из палатки.

Ангус энергично помешивал варево в висевшем над огнем котле.

– Доброе утро, милая. Я знал, что у тебя будет мало времени, поэтому разложил все по мискам. Тебе только нужно добавить мед или соль. Сэр Мерек предпочитает щепотку соли. Маркус любит мед. Обрати внимание, только щепотку. – Взглянув на нее, он улыбнулся.

Нетта заморгала.

Два передних зуба Ангуса были такие же черные, как у нее. Она улыбнулась в ответ и тут же сжала губы. А вдруг краска сошла за ночь? Ангус, усмехнувшись, склонился над котлом. Воспользовавшись этим, Нетта схватила остывший уголек, выпавший из костра. Оглянувшись, не смотрит ли кто, она энергично натерла зубы угольком. Вот незадача! Те ли она зубы намазала? Жаль, что рядом нет Элизы.

Низкий голос раздался за спиной. Она обернулась, незаметно отбросив уголек.

– Мы готовы завтракать, Нетта. Можешь нести овсянку и эль.

Замолчав, Мерек вопросительно посмотрел на нее.

– Что, сэр? В чем дело?

– Ты разводила огонь, Нетта?

– Нет. Это должна делать я?

Он отрицательно покачал головой.

– Этим занимаются оруженосцы.

Мерек повернулся к Маркусу, задев плечом ветку. Капельки росы осели на золотистых волосах, покрывавших его руку.

– Позволь, я помогу, Нетта, – поспешила к подруге Элиза, когда Мерек отошел.

Нетта бросила немного соли в первую миску и повернулась к Элизе.

– Что у тебя с лицом? – Элиза вытащила из кармана платок и вытерла Нетте рот и подбородок. – Оно все в черных пятнах!

Закатив глаза, Нетта застонала и широко улыбнулась, так что Элиза могла увидеть результат ее ухищрений.

– Посмотри, все правильно сделано? Не уверена, что зачернила те же зубы, – прошептала она.

– Ой, а разве не второй и третий? Я точно не помню. Может, тебе все их замазать, чтобы избежать ошибки?

– Ну уж нет! Я забыла ореховый сок, а горелое дерево на вкус противное. Надеюсь, никто не помнит, какие именно зубы у меня плохие.

Почувствовав нетерпеливый взгляд Мерека, Нетта посмотрела на миски. Она уже посолила овсянку? Закусив нижнюю губу, горе-служанка добавила щедрую щепоть в миску Мерека и мед – в три другие. Вроде бы сделано все, как сказал Ангус. Схватив миску Мерека и кружку эля, Линетт поспешила к нему. Потом принесла еду Маркусу, затем себе. Элиза взяла все сама.

Мужчины вежливо ждали, пока Нетта обслужит всех. Усевшись, она наблюдала, как Мерек зачерпнул ложку похлебки и положил в рот. Округлив глаза, он с трудом все проглотил, схватил кружку эля и осушил ее до последней капли. Неужели он так любит эль? Линетт надеялась, что нет. У таких мужчин глаза делаются сонными, и языком они едва ворочают. Отвратительно!

Внезапно Мерек прекратил есть и посмотрел на нее. Нетте сделалось немного неловко. Ему не нравится завтрак? В таком случае это его ошибка. Если бы он добавил мед, было бы намного вкуснее. Предложить ему это завтра?

Хотя крошки угля испортили ей удовольствие от еды, Нетта быстро все съела, обрадовавшись, что Ангус пришел собрать миски. Вместе с Элизой они поспешили к ручью умыться перед дорогой.


Нетта ехала через утренний лес. Никогда в жизни не чувствовала она себя такой свободной. Отец не позволял ей ездить дальше замка Ридли. Девушка глубоко вдохнула свежий воздух, напоенный запахом сосен, и улыбнулась небесам. Сегодня не было дождя, но воздух был прохладный и бодрящий. Вскоре после того как солнце оказалось в зените, поднялся ветер.

Пристальный взгляд Нетты, оторвавшись от дорожки, последовал за свернувшим в лес мужчиной. Поперхнувшись от смеха, она зажала рот ладошкой.

– Неудивительно, что отец запретил мне помогать купающимся гостям, – прошептала она.

Любопытствуя, Элиза проследила за взглядом подруги. Всадник выехал из чащи и пристроился в конец кавалькады.

– Что это он? – Элиза оглянулась на Нетту.

– Моя старая нянька рассказывала, что у мужчин есть странные части тела, – шепотом сказала Нетта и кивнула, вспоминая. Любопытство скоро взяло верх, и она задала вертевшийся на языке вопрос: – Ты, случайно, не видела сэра Галана или кого-нибудь из его друзей раздетыми?

Глаза Элизы расширились. По смущенному лицу подруги Нетта могла заключить, что молодые люди поспособствовали ее образованию. Элиза явно знала больше ее. Нетта потребовала удовлетворить свой интерес.

– Мужчины имеют спереди орган, похожий на хвост?

– Хвост? Почему ты решила, что это хвост? – спросила Элиза.

– Один из воинов не слишком углублялся в лес. Когда мы сворачивали, я видела, что он разглядывает дерево. Он завернул плед на талию и… – Смутившись, Нетта замолчала.

– А-а. У них есть то, что ты видела, и еще рядом что-то похожее на две сросшиеся маленькие репки, покрытые волосами. – Глаза Элизы вспыхнули. Она указала на жеребца. – Видишь? Как у этого коня.

– Но… э-э… у мужчин болтается. – Голос Нетты сорвался, лицо загорелось.

Сдавленное фырканье оруженосцев предупредило девушку, что они подслушали разговор. Не желая демонстрировать полное невежество, Нетта стала вспоминать разговор, при котором однажды ей довелось присутствовать в замке Уиклифф.

– Эта часть у него была маленькая и жалкая. Я случайно наткнулась на сестер, обсуждавших этот горестный недостаток. Они сказали, что самый длинный орган бывает у самого сильного рыцаря.

– Почему? Или именно поэтому он становится сильным воином? – Элиза состроила гримасу, ломая голову над собственным вопросом.

– Нет. Это тайна, которую отец передает сыну. В двенадцатый день рождения мальчика отец показывает ему, что необходимо сделать. Найдя в реке круглый камень определенного веса, мальчик заворачивает его в ткань и льняными полосками привязывает к себе.

– О Господи! Это больно? – Элиза, вздрогнув, поежилась.

– Думаю, да. Им нужно быть очень осторожными. Камень не должен быть слишком тяжел, и мальчик не может бегать. Все это происходит только на последнем цикле луны, мужском цикле, – проговорила Нетта со знанием дела.

Оживленно что-то обсуждая, оруженосцы продвигались вперед, к Мереку.

Вскоре Мерек остановил своего огромного гнедого коня и, поглаживая его шею, ждал, когда девушки поравняются с ним.

Оказавшись рядом с огромным животным, Нетта поглядывала краем глаза на Мерека. Жестом велев девушкам следовать за ним, тот углубился в лес.

Нетта опасалась, что оруженосцы пересказали Мереку ее глупый рассказ. Дрожь пробежала у нее по спине. Он сердится? Чем больше они удалялись, тем испуганнее становилось лицо Элизы, Нетта чувствовала себя не лучше.

Похоже, они угодили в неприятную историю.

По-прежнему молча Мерек помог им спешиться и привязал лошадей. Что-то в его походке заставило сердце девушки замереть. Зачем он завел их сюда? От этого варвара исходит такая первобытная сила! Он остановился перед подругами, и Элиза побледнела от страха.

Нетта шагнула к воину, загородив собой Элизу. Они оказались так близко друг к другу, что у Нетты глаза чуть не сошлись на переносице. Девушка уставилась на распахнутый ворот его рубашки. Золотистые завитки покрывали загорелую кожу, сильно бьющаяся жилка у основания шеи привлекала взгляд.

От разгоряченной кожи Мерека распространялся аромат можжевельника, и Нетта с наслаждением вдыхала его. От отца всегда несло потом и лошадьми, но от запаха Мерека приятно щекотало в носу и пульс учащался. Она сглотнула, задаваясь вопросом, вся ли его кожа так пахнет. Обуреваемая странными чувствами, она откашлялась. Мерек не двинулся с места. Нетта спиной прислонилась к Элизе.

Мерек наконец нарушил тишину:

– Я понимаю, вы неопытные женщины и мало знаете о мужчинах. Но с чего вы взяли, что мальчики делают такие вещи? – Он уставился на подруг.

– Какие вещи, сэр? – Нетта заставила себя отвлечься от изучения его кожи. – Ах, камни! Они действительно не помогают? Тогда зачем мужчины задерживаются за деревьями, если не для этого упражнения?

– Кто вам такого наговорил? – удивился Мерек.

– Что именно? – Запрокинув голову, Нетта растерянно захлопала ресницами. Мерек выжидательно смотрел на нее. Она решила, что у нее есть отличный ответ. – Ммм… вы имеете в виду эту вещь? – нашлась девушка. – Никто. Я подслушала, как Элизабет шепталась об этом с Присси.

Откуда-то сзади послышался стон Элизы.

– В этом рассказе нет ни капли правды, Нетта. Если ты хочешь изучить тело мужчины, приходи ко мне. – Потирая подбородок, Мерек задумчиво смотрел на нее. – Служанка твоего возраста не осведомлена в таких вопросах? Ночи становятся все холоднее. Возможно, я научу тебя этому предмету.

Элиза обхватила Нетту за талию и, едва не повалив подругу, взволнованно прошептала:

– Что он имеет в виду?

Стараясь удержаться на ногах, Нетта хмуро взглянула на бесцеремонного мужлана, который так испугал ее робкую подругу.

Черт побери! Похоже, Элиза знает о том, что происходит между мужчиной и женщиной, не больше Нетты. Ей неизвестно, как он собирается научить ее, но понимает, что предложение неприличное.

Намереваясь ударить Мерека, Нетта пыталась вырваться из рук Элизы. Та снова зашептала ей на ухо:

– Остановись, Нетти! Я тебя умоляю. Помни про его дьявольский нрав!

– Если вы закончили оскорблять меня, сэр, позвольте напомнить, что ваши люди, должно быть, уже далеко.

Нетта старалась говорить негромко, поскольку обещала Элизе владеть собой. Она не сможет заботиться о подруге, если разозлит Мерека так, что он ее в этом лесу в грязь втопчет.

Мерек разглядывал ее. Он доволен, что она не пытается спорить с ним? Его пристальный взгляд задержался на ее губах, цвет глаз стал темно-зеленым. Правду сказать, он не больше сердит, чем прежде, но глаза… Как странно, что глаза человека так меняются. Из-за чего это происходит? Полные губы Мерека уже не раз привлекали внимание Линетт. Интересно, мягкие ли они? Он ведь весь как из железа сделан. Подняв глаза, девушка увидела, что Мерек тоже внимательно разглядывает ее рот.

– Мы уже можем идти? – еле слышно прошептала Элиза.


Несколько дней спустя, когда они уже в сумерках разбили лагерь, Мерек пришел за ней.

– Нетта, помоги Ангусу приготовить ужин. Мои воины настреляли жирных зайцев. Он скажет, что тебе нужно делать.

Ангус бы симпатичен Нетте. Каждое утро, когда на рассвете она шла готовить овсянку, он встречал ее приветливой улыбкой. И каждое утро у него черными были разные зубы. Наверное, это из-за какой-то болезни. И похоже, она заразная, поскольку с каждым днем все больше мужчин, улыбаясь, показывали черные зубы.

Вздохнув, Нетта кивнула, надеясь, что Ангус не догадается, что прежде она никогда не готовила. Он вытащил из мешков репу, морковь и лук. Над костром в большом котле кипела вода. Ангус бросил туда несколько очищенных луковиц, потом отрубил зайцу голову, лапы и выпотрошил. Нетта спряталась за Ангуса и закрыла глаза от ужаса.

– Теперь твоя очередь, милая. Подготовь его и кидай в котел, – велел повар и сунул несчастное создание ей в руку.

Нетта понятия не имела, как обращаться с дичью. Ангус хмуро поглядывал на нее. Что значит «подготовь»?

Оглядевшись, Нетта не увидела ничего, что подсказало бы ей, как действовать. Наверняка Ангус хотел, чтобы она сварила зайца. Наверное, тогда шкурка отстанет и они добавят мясо к овощам.

К горлу подступила тошнота, и Нетта зажала рукой рот. Отступив от котла, она бросила тушку в кипяток. Вскоре разнесся отвратительный запах, и у Нетты защипало глаза.

Зловоние привлекло внимание Ангуса.

Заглянув в котел, он выразительно посмотрел на Нетту. И брови его взлетели чуть ли не до волос. Через несколько мгновений подошли и другие мужчины.

– Ангус, дружище, ты решил нас отравить? – спросил Юэн.

– Это специальный обед, ведь скоро зима. Разве ты не видишь, что несчастное животное еще в шубке? – Маркус широко улыбнулся Нетте.

– О чем ты думала, Нетта? Тебе когда-нибудь приходилось за едой отрывать мех от мяса? – вопросительно поднял бровь Мерек.

Растопырив грязные руки, незадачливая кухарка со стыдом смотрела на пузырящуюся воду и болтающуюся в ней тушку. Понурившись, Нетта не могла сдержать предательскую дрожь подбородка.

– Прочь отсюда, если хотите поесть. – Ворча, Ангус прогнал смеющихся мужчин. Он хмуро посмотрел на Мерека, потом кивком указал на Линетт.

– Идем, Нетта. Юэн поможет Ангусу готовить. – Мерек сурово взглянул на веснушчатого воина, который не посмел возражать.

Велев Дафидду принести мыло, он схватил Нетту за руку и повел к ручью, где она раньше умывалась.

Нетта опустила голову, почти упираясь подбородком в грудь. Она не смотрела на Мерека и не заговаривала с ним. Должно быть, он считает ее безмозглой дурой. Племянница повара, которая ничего не знает о стряпне! Даже леди следовало бы владеть этим искусством и уметь управлять кухней. Но мачеха ее этому не учила, доверяя только носить еду сестрам.

Не успела она углубиться в эти мысли, как Дафидд принес немного мыла и мягкую ткань. Мерек повел Нетту к плоскому камню и велел встать на колени. Молча она протянула руку за мылом. Мерек покачал головой.

Закатав ей рукава, он зачерпнул пригоршню воды и ополоснул ее испачканные кисти. Потом намылил и тер их, пока не отмыл.

Нетта не могла оторвать глаз от его красивых рук. Никогда прежде она не думала, что мужские руки могут быть такими. Они, конечно, большие и сильные, как весь он. Ладони мозолистые, на тыльной стороне тонкие белые шрамы. Боевые отметины? Ощущая, как длинные изящные пальцы двигаются по ее коже, Линетт почувствовала дрожь во всем теле.

Сердце торопливо забилось. У нее перехватило дыхание. Если бы Мерек ласкал ее, прикосновения были бы еще нежнее? Когда Мерек закончил и смыл мыло, у нее возникло ощущение потери. Он потянулся за полотенцем. Нетта попыталась отобрать его.

Отрицательно покачав головой, Мерек вытер ей руки.

Оба молчали. Она смотрела на него, загипнотизированная взглядом его зеленых глаз, не отрывавшихся от нее.

Нетта не остановила Мерека, когда он начал мыть ей лицо.

Когда он осторожно поднес ткань к ее глазам, Линетт зажмурилась.

Кончики его мозолистых пальцев прошлись по ее губам, словно изучая их.

Вздрогнув, девушка медленно подняла веки. Глаза Мерека, потемнев, превратились в туманные изумруды. Наклонив голову набок, он опустил ресницы и чуть приоткрыл губы. Линетт, очарованная, смотрела на него. Теплые сильные пальцы взяли Нетту за подбородок, и губы воина приблизились к ее рту.

Глава 6

Нетта облизнула губы и качнулась к Мереку, не отрывая глаз от его манящего рта. Каким окажется его поцелуй – нежным и приятным? Или как у Роджера – холодным и отвратительным? При этой мысли девушка отпрянула назад и вскочила на ноги.

– Мы должны возвращаться. Моя хозяйка будет расстроена. Элиза неловко чувствует себя среди мужчин. – Кровь бурлила у нее в жилах, воспламеняя лицо и шею. Неужели от этого голос ее стал таким хриплым?

– Как хочешь. – Мерек встал, мягко улыбаясь. Когда они вернулись в лагерь, Нетта поспешила к Ангусу и Юэну.

– Простите, что испортила своим неумением ваш обед. Есть ли для меня какая-нибудь работа?

– Не думай о своей оплошности, милая, – это мелочь, – потрепал ее по плечу Ангус. – Когда все будет готово, разнесешь миски, как обычно утром. Иди успокой свою госпожу. Она не такая храбрая птичка, как ты, и надежно спряталась.

– Да, отдыхай, детка. Помогать Ангусу – приятная работа, – подмигнул ей Юэн. Отвернувшись, он украдкой выудил из котла маленькую репу. Сунув ее в рот, он закатил глаза и погладил живот. Нетта захихикала, но он с комичным видом прижал палец к губам. – Не выдавай меня, малышка, – прошептал Юэн.

Почему, завидев ее, все широко улыбаются? Вместо того чтобы сердиться, что она добавила им забот, они, похоже, веселятся. Расслабившись, Нетта с благодарностью кивнула обоим поварам.

Подругу она нашла в палатке. Элиза сидела на постели, обхватив руками колени. Глаза у нее были как у испуганного котенка.

– Идем, Элиза. Помоги мне расстелить плед под деревьями. – Нетта взяла «госпожу» за руку и потянула из палатки. – Посидим, пока Ангус не скажет, что пора раздавать еду.

Элиза поднялась и ласково обняла Нетту:

– Я так за тебя боялась! Мерек очень сердился?

Подруги нашли местечко, усыпанное сосновой хвоей, и расстелили плед. Ветки мягко шумели над ними под порывами ветерка.

– Нет. Он был очень странный, говорил мало. – Нетта не знала, как описать поведение Мерека, жар, исходивший от его тела, и вспыхивающие нежностью глаза. Мурашки бежали у нее по спине при воспоминании о его красивых руках, касавшихся ее кожи. Какое было бы ощущение, если бы он ласково погладил ее шею или грудь? Странное ощущение, которое часто возникало у Нетты в присутствии Мерека, появилось снова – у нее запульсировало внизу живота.

У Линетт не было времени долго размышлять об этом, поскольку к подругам подошел Мерек. Он о чем-то тихо говорил с Маркусом. Почему Маркус уставился на нее? Всякий раз, когда Линетт смотрела на оруженосца Мерека, он таинственно улыбался, а она, наоборот, все больше хмурилась. Что его так развеселило? Мерек тоже недоуменно поглядывал на товарища.

Пока все ждали трапезы, Мерек начал расспрашивать Элизу:

– Элиза, ты упоминала, что знаешь Линетт Уиклифф. Она действительно так невзрачна лицом и фигурой, что отец не может найти ей подходящего мужа?

– Невзрачна, сэр? Не… ох… Линетт? Нет, она совсем не такая.

– Может, у нее глаза как бусинки? Или они косят, сходятся на переносице? – Он взглянул на Нетту. – У тебя это тоже часто бывает, Нетта, не правда ли? Возможно, у нее зубов не хватает?

Нетта онемела от возмущения.

– Глаза косят? Никогда этого не замечала, – удивленно сказала Элиза. – Менестрели всей округи восхваляют ее глаза. Они редкого лилово-синего цвета с золотыми крапинками. И вовсе они не бусинки, а большие и очень красивые. – Она дернулась, когда Нетта ткнула ее локтем в бок. – Что касается ее зубов, они белые и ровные.

Нетта, съежившись, опустила голову. Как же глаза-то замаскировать? Порыв ветра бросил ей на колени листок березы. Она разглядывала его, сжав губы, чтобы не проболтаться.

– А какие у нее волосы? Говорят, она блеклая англичанка с жидкими локонами. И ей приходится надевать парик из конского волоса, чтобы прикрыть темя.

Маркус давился кашлем, но затих: под холодным взглядом Мерека.

– Нет! Это неправда! – выпалила Элиза. – У нее густые вьющиеся волосы, которым любая женщина позавидует. – Она замолчала, ее любопытство все больше разгоралось. – Парик из конского волоса? Не слышала о таком. – Нахмурившись, Элиза смотрела на мужчин. – Моей подруге нет необходимости менять внешность; Она красавица!

Нетта сопротивлялась неукротимому желанию обхватить голову руками.

– Тогда, очевидно, ее фигура отвращает мужчин, – объявил Маркус. – Я слышал, она ест с утра до ночи. А Мерек слышал обратное. Так она жирная, как овца, или так худа, что мужчины боятся пораниться о ее кости? Может, долговяза или слишком маленькая? – Голос Маркуса дрожал, губы дергались.

Что это с ним такое? Нетта с негодованием посмотрела на него, потом опустила голову.

– Толстушка? Тощая? – Элиза развела руками. – Интересно, как кости могут поранить? Девочка, которая пасет гусей в замке Ридли, просто мощи, но она и торговец свечами часто обнимаются за его лавочкой. По нему никогда не заметно, что ему больно. – Приложив палец к подбородку, она задумчиво подняла бровь. – А, вспомнила, он как-то раз действительно сильно стонал.

Маркус снова закашлялся.

– Линетт почти совершенство! Она на полголовы ниже меня. Если бы она не была очаровательна, то почему женихи так осаждают ее отца? – Лицо Элизы пылало от негодования.

Нетте хотелось выпрямиться, чтобы казаться выше, но как тогда прятать лицо?

– Ну тогда эта леди наверняка сварлива, как торговка рыбой, которая всегда добивается своего, – сказал Мерек. – Теперь ее выдадут замуж без ее согласия. От нее только и требуется, что стоять перед священником.

– Линетт никогда не произнесет клятву верности, сэр. Отец хочет отдать ее свирепому варвару. – Элиза так и впилась в мужчин глазами.

– Ей и не нужно будет говорить. Ее нареченный позаботится, чтобы она подчинилась. – Мерек потер подбородок. – Кусочек ткани во рту заглушит ее протест. А рука на затылке заставит кивнуть при нужных словах. Этого священнику будет достаточно. Как думаешь, Маркус?

– Да. Обещания щедрой помощи или строительства новой часовни хватит, чтобы подтолкнуть священника освятить союз. Так происходило много раз, начиная с норманнского завоевания.

Испуганная Элиза громко охнула. Нетта больше не могла выдержать этой пытки. Гордо подняв голову, она окинула мужчин испепеляющим взглядом. На их лицах отразилось удивление – они явно не поняли, что вызвало ее ярость. Сжав кулаки, Нетта вскочила на ноги. Какая удача – Ангус объявил, что обед готов! Девушка поспешила к нему.

– Дуралеи! Болваны! – шипела она. – Они так низко меня ценят, что, если меня силой заставят подтвердить клятву, пальцем не шевельнут? Принудят кивнуть головой?

Слезы застилали Линетт глаза. Когда Мерек смывал грязь с ее рук, она почти физически ощущала его нежность и заботу. А сейчас она чувствовала себя преданной. Теперь-то она знает, что он не лучше любого из ее ненавистных женихов!

– Женщины для них всего лишь средство заполучить землю и богатство. Мужчинам достается все, что принадлежало нам, а мы еще должны угождать им. Кланяться, расшаркиваться, рожать одного младенца за другим! Будь мы подальше от замка Уиклифф и этих неотесанных парней, я бы все высказала Мереку.

– Нет! Не вздумай, ты только распалишь его гнев, – умоляла Элиза.

Нетта взглянула на деревянные подносы, на которых Ангус расставил еду. С дерева упала ветка, и Нетта обнаружила на листике червяков. Она стиснула зубы и, когда Ангус повернулся к ней спиной, вздрогнув, подняла лист. Выбрав одну миску, она бросила в нее двух извивающихся тварей. Это будет для Мерека.

Вот так! Будет ему мясо на ужин. Парик! Если бы его вынудили жениться на беззубой ведьме с бородавками на носу, ему бы это понравилось? А стоит женщине пожелать подходящего спутника жизни, й мужчина сразу становится брюзгливым, как старая карга.

Сквозь густые ресницы Нетта увидела, как Мерек наклонил голову, словно прислушиваясь к шороху насекомых. Один червяк начал выползать на отварную репу. Нетта прикрыла его кусочком лука.

Лицо Элизы стало зеленее майской травы. Она не могла оторвать взгляд от порции Мерека.

– Не смотри, Элиза, – прошипела Нетта. Прихватив вторую миску, она пошла к мужчинам.

Взяв еще две порции, Элиза двинулась следом.

Нетта заставила себя улыбнуться и протянула еду Мереку, а другую миску поставила перед Маркусом. Элиза поставила их с Неттой обед на расстеленный плед, и девушки отправились за элем для мужчин и разбавленным вином для себя.

– Боже милосердный! – ахнула Элиза, вернувшись.

Нетта ничего не видела, поскольку высокая Элиза загораживала ей обзор. Как только они сели, Элиза дернула Нетту за рукав.

– Элиза, не мешай Нетте есть, – властно приказал Мерек. – Она тяжело потрудилась, чтобы показать, какая она добросовестная служанка. Это прекрасное качество. Она заслуживает того, чтобы спокойно поесть и насладиться плодами рук своих.

Маркус поперхнулся с полным ртом. Мерек, нахмурившись, постучал его по спине.

Нетта вдохнула восхитительный аромат тушеного мяса с овощами и, запустив в миску пальцы, вытащила морковку. Морковка была сладкая и довольно мягкая.

– Но… – начала Элиза.

– Тихо, – поднял руку Мерек.

Нетта выбрала сочный кусочек дичи и смаковала его. Элиза, задыхаясь, вытаращила глаза и строила ей странные гримасы. Что ее так взволновало? Элиза не прикасалась к еде, но мужчины ели с удовольствием. Нетта усмехалась про себя. Мерек не заметил ничего странного?

Почему они так пристально на нее смотрят? Маркус чуть не плачет. Соринка попала? С ее отцом тоже такое бывает. Иногда у него слезы ручьем текут.

Нетта продолжала есть, Вытащив репу с прицепившимся кусочком лука, она поднесла ее ко рту. Элиза взвизгнула и выбила репу из рук Нетты, потом, застонав, зажала рот рукой.

– Элиза, что с тобой? Тебе плохо? – Нетта заглянула подруге в лицо.

– Действительно, что вас так расстроило, леди? – Голос Мерека был мягок как шелк. – Кусок был слишком велик для плохих зубов Нетты? Хотите поменяться с ней? У вас мясо мельче нарезано? – Он потянулся к их порциям.

Лицо Элизы было странного желто-серого оттенка. Прижав к себе свою миску, она оттолкнула руку Мерека. Маркус загоготал.

– Я только что вспомнила, сэр, что Нетте становится плохо, когда она ест зайчатину, – пронзительным голосом проговорила Элиза. – У нее сыпь на теле появляется и голова болит. По правде говоря, я тоже заболею, если она попробует хоть кусок. И всем буду мешать спать ночью.

– Вы действительно позеленели, леди, – согласился Мерек. – Я отдам ваши миски Ангусу, пусть отнесет тем, кто стоит на карауле. Они будут рады променять свои лепешки и сушеное мясо на тушеного зайца. – Он встал, намереваясь забрать их еду.

– Но, но… – выпалила Элиза.

Мерек, подняв брови, воззрился на нее, ожидая, когда она закончит фразу. Элиза вертела головой, переводя взгляд с него на Нетту и обратно. Удивительно, как у нее от этого голова не закружилась. Не дождавшись ответа, Мерек пошел к Ангусу и остановился боком к подругам, разговаривая с поваром.

Нетта наклонилась к Элизе, которая съежилась и смотрела на Маркуса. Если он отвлечется, Элиза сможет говорить. Черт! Маркус не собирался отворачиваться. Глядя на девушек искоса, он давился смехом.

– Это больше подойдет для ваших нежных желудков. – Вернувшийся Мерек вручил подругам лепешки и вяленую говядину. – Я настаиваю, чтобы вы съели все до последней крошки. Я не могу допустить, чтобы вы завтра ослабли от голода.

В животе у Нетты заурчало. В последнее время это происходит постоянно. Хотя она была маленькая и стройная, аппетит у нее появился волчий. Глотая слюну, она смотрела на миску Маркуса. Тушеное мясо – одно из ее любимых блюд. Почему Элиза выдумала такую глупую историю? На миску Мерека Нетта смотреть избегала.

Мужчины ели с удовольствием. Мерек иногда протягивал ей кусочек репы или морковку и, подняв брови, вопросительно смотрел на Нетту. Она вздрагивала и качала головой. Несколько раз она поглядывала на него сквозь ресницы. Мерек с меланхоличным видом пережевывал еду, потом, пожав плечами, стал смотреть в другую сторону.

Нетту замутило, как бывало, когда она смотрела с крутого обрыва. Стараясь глубоко дышать, она уставилась на землю. Почему она так поступила? Никогда прежде не выкидывала она таких низких шуток. Чувство вины захлестнуло ее, и она поежилась от стыда. Мерек думает, что она простолюдинка, но относится к ней куда доброжелательнее, чем ее отец. Она не могла винить Мерека в том, что он велел ей прислуживать. В конце концов, это ее обязанность, коли уж она выдала себя за горничную. Совесть мучила Линетт из-за того, что она поддалась минутному порыву и вела себя, словно она леди и все в отряде это знают. Помня предупреждение Элизы о неистовом гневе Мерека, Нетта сглотнула, опасаясь, что он обнаружит ее отвратительную выходку.

Она грызла сухую лепешку, которая оказалась даже не вчерашней – твердая, как кора на деревьях. Нетта окунула лепешку в разбавленное вино. Вяленое мясо было соленым, но она так хотела есть, что моментально проглотила его.

– Очень сытная пища. Какая жалость, что вы не можете ее есть. – Мерек отправил в рот остатки своей порции.

Чувство неловкости не покидало Нетту. Она не могла смотреть на Мерека.

– Да. Для мужчины нет ничего лучше хорошего обеда, – довольно отдувался Маркус.

Он похлопал себя по животу и, наклонившись вперед, взял Нетту за подбородок. Она попыталась отстраниться, но Маркус держал крепко. Повернул ее лицо в одну сторону, в другую, потом отпустил.

– Какая ты сегодня хорошенькая, крошка! Ты выпила волшебный эликсир?

– Волшебный эликсир? Сегодня, сэр? Я такая же, как всегда. – Она замолчала и покраснела, потому что в животе у нее опять заурчало.

– Что скажешь, Мерек? Ты не согласен?

– Так и есть. И даже еще лучше, могу добавить.

– Что, сэр? О чем вы говорите? – Нетта недоуменно смотрела на Маркуса. Неужели чернота стерлась с зубов?

– Кожа чистая, – разглядывал ее Маркус. – Какое притирание ты использовала, чтобы избавиться от твоего ужасного родимого пятна?

Рука Нетты взлетела к лицу. Кожа мягкая и гладкая. Липкий красно-синий сок исчез. Она вспомнила, как Мерек вытирал ей лицо влажной тканью. Нужно быстро придумать объяснение, потому что этот проклятый варвар смотрит ей прямо в глаза. По его лицу видно, что он требует, чтобы она ответила на вопрос Маркуса.

– Дело в том, сэр, что деревья и цветы в садах замка Ридли всегда вызывают у меня почесуху, а на лице – пятно. Правда, Элиза?

– Да-да, – энергично закивала подруга.

– Это отъезд из замка Ридли вызвал такое чудодейственное изменение? – Непохоже, что Мерек ей поверил.

– Да, сэр. Я в этом уверена. – Нетта погладила щеку и изобразила довольную улыбку.

– Не думаю, что это истинная причина, милая.

У Нетты заалели щеки. Мерек знает, что она лжет, – он видел ее насквозь.

– Вы правы, милорд. Это не от деревьев. Когда леди Элиза попросила меня сопровождать ее, моя тетя сказала, что, если моя внешность будет с изъяном, ваши мужчины оставят меня в покое.

Сочувственно пощелкав языком, Мерек покачал головой:

– Не опасайся моих воинов, Нетта. Ты находишься под моей защитой. – Глядя ей в глаза, он добавил: – Я лично позабочусь о тебе. Пора в постель. Ты помнишь, где твой тюфяк?

Когда он произнес последние слова, из его груди вырвался звук, похожий на мурлыканье гигантского кота.

Нетту обдало холодом. Вскочив, она пулей помчалась к палатке.

– На этот раз он лично обо мне позаботится! – обратилась она к Элизе, когда они вошли внутрь. – Будто я сама не могу это сделать! Что за разговор был из-за еды? Я так голодна, что готова бедную Молнию проглотить.

– Когда мы возвращались с элем и вином, я увидела, что Мерек поменял свою миску на твою. – Вздрогнув, Элиза поспешно умолкла. – Он и Маркус пристально следили за нами, и он не позволил бы мне говорить. Я не могла допустить, чтобы ты это съела, и предупредить тоже не могла. Когда я поняла, что ты собираешься съесть этих червяков, мне плохо стало. – У Элизы было лицо человека, видевшего роскошный стол и лишенного даже крошечного кусочка. – Я тоже голодна.

Нетте хотелось как следует отколотить Мерека. Эти болваны потешались над ней! Неудивительно, что Маркус все время давился смехом. Стиснув зубы, она молча негодовала, но вскоре комизм ситуации развеселил обеих подруг, и они катались по постели, закрывая рты меховым покрывалом, чтобы заглушить хохот.

Услышав низкий голос Мерека, окликавший ее, Нетта не заставила себя просить дважды. Обняв Элизу, она выскочила из палатки и в считанные секунды нырнула под плед.


Чем дальше от Англии уезжали путники, тем спокойнее становилась Нетта. Девушка была рада, что не надо больше мазать лицо и чернить зубы.

Однажды, проезжая через Среднешотландскую низменность и приближаясь к подножию Грампианских гор, они оказались в маленькой деревне. Жители высыпали из домов поглазеть на них. Мерек подозвал Нетту.

– Дороги становятся все круче. Они трудны для ваших лошадей. – Он повернулся к крестьянам. – У кого-нибудь найдется пара крепких пони в обмен на отличную лошадь для работы в поле? – Он указал на Молнию.

– Да. У меня есть то, что вы хотите. – Мужчина в грязной одежде шагнул вперед. И чуть слюни не пустил, когда увидел Нетту. – Вижу, пони вам нужен для этой девушки. Предлагаю лучшую сделку. Я заберу у вас бедняжку, а коня вы можете оставить себе.

Мерек, казалось, обдумывал слова мужчины.

– Я вам еще Молли добавлю. Сиськи у нее очень аппетитные. – Крестьянин искоса посмотрел на Мерека. – Живот мягкий, бедра пышные, удовлетворят самого крупного бойца. Она устроит вам поездку, которую вы не скоро забудете. – Он вытолкнул вперед стоявшую за его спиной женщину.

Глаза Мерека расширились. Он с вожделением посмотрел на женщину, потом перевел взгляд на Нетту и нахмурился.

Нетта проглотила ком в горле. Аппетитные? Она разглядывала огромную грудь деревенской женщины. На ее прелестях вполне можно два подноса уместить, и еще место останется. Да, что и говорить, дородная особа! Нечего бояться, что мужчина о ее кости поранится.

Одобрительный взгляд Мерека бродил по женщине, задерживаясь на ее аппетитных округлостях. Оглядев необъятный бюст сельской прелестницы, Нетта посмотрела на собственную маленькую грудь, едва поднимавшую тунику, и пожала плечами. Воины Мерека также таращили глаза на Молли. Напади на них сейчас орда дикарей, они бы этого не заметили. Все молодцы превратились в соляные столбы и лишились дара речи.

Местная красавица наклонилась стряхнуть с ноги воображаемого насекомого, и веснушчатый Юэн, что-то пробулькав, соскользнул с лошади.

Нетта усмехнулась. «Хороши защитники, если их так легко отвлечь».

– Мне действительно нужна опытная женщина, чтобы расслабиться. – Мерек порывисто вздохнул и кивнул поселянину. – У худой девушки посмотреть не на что, но со временем она научится успокаивать мою боль.

«Ха! Скорее она отвесит ему хороший удар толстой палкой».

Взгляд зеленых глаз Мерека вернулся к Нетте, пришпиливая ее к седлу, прошелся по ее фигуре и задержался на бедрах. Мерек наклонился и что-то пробормотал на ухо крестьянину.

– Вот бы никогда не подумал! – Захохотав, тот хлопнул себя по бедру.

– Это правда. Хотя я тогда сам удивился, – ответил Мерек.

– Почему вы… – гневно выпалила Нетта и попыталась слезть с Молнии.

Маркус схватил ее за плечо, удерживая в седле.

– Он не собирается тебя дразнить, – шепнул он девушке. – И эту игру затеял, чтобы расположить к себе сельских жителей.

Повернувшись, он указал на Ангуса, который бросил к ногам мужчины большой мешок с зерном.

Нетта заметила, что сельские жители разглядывают мешок с явным удовольствием. Вряд ли им нужно зерно, чтобы накормить семью. Судя по их загоревшимся глазам, они думали только об эле, который можно будет из него сделать.

Старик толкнул худым локтем мальчика. Тот убежал и вскоре привел двух пони местной породы. Маркус помог Элизе и Нетте слезть и велел оруженосцам оседлать лошадей.

К досаде Нетты, предательница Молния стрелой полетела в поле. Нетта обиженно нахмурилась. Выходит, этой кляче больше нравится тяжелый труд на земле, чем ездить в узде. Оруженосец Маркуса, Фергус, взял за повод Лютика Элизы. Лошадь послушно пошла за ним, когда они тронулись.

Пони Нетты, гладкий и ладно сложенный, шагал размеренно. Скоро она уже мысленно благодарила Мерека за то, что он прозорливо обменял ее доходягу-лошадь на более выносливую. Бедолага Молния наверняка не поднялась бы по крутым тропам.

Дороги становились уже и опаснее. Мужчины спешились и вели лошадей в поводу. Они двигались вдоль крутого обрыва, и леденящий страх то и дело сжимал сердце Нетты. Она дрожала как в лихорадке, но старалась держаться, потому что решила, что превосходно скрывает свою трусость от Мерека. Отец всегда высмеивал ее за это. Скорее всего Мерек будет вести себя так же.

Мерек шагал рядом с Неттой, твердой рукой держа уздечку пони. Он слышал ее мысли и заметил блестевший в глазах страх. С лица Линетт сбежали все краски, она про себя молила всех святых, известных и неизвестных Мереку. Эта черта присуща всем знатным англичанкам? Элиза выглядела очень похоже, когда они уезжали из Ридли.

«Святая Бригитта, покровительница доярок! Я никогда не ходила за коровами, но люблю молоко», – молилась Нетта.

Девушка ни разу не приближалась к корове и уж тем более не прикасалась к ней, решил Мерек. Они двигались медленно, и тропа стала еще уже. Увидев, как глаза Нетты тревожно расширились, он потрепал ее по плечу.

«Святая Марта, молю тебя, прости, что я не умею готовить. И еще тот маленький грех с тушеным мясом». – Она сплела руки.

– Ты голодна, Нетта? – улыбнулся ей Мерек. Похоже, жизнь с ней будет весьма интересной. Выходки Нетты часто веселили его в последние дни.

– Голодна? С чего вы взяли… О Господи! – задохнувшись, Линетт вцепилась в гриву пони. – О чем вы? Ах да, вы жаловались на голод. Разве вы мало поели днем, сэр? – Нетта удивленно посмотрела на Мерека.

Это была ужасная поездка. Всадники ехали по краю глубокой пропасти – озеро внизу казалось маленьким прудиком. Нетте не хватало воздуха. Когда отряд поднялся выше, копыта ее пони заскользили, заставляя качаться в седле.

«Святая Моника, покровительница жен! Прости мне, что я не вышла замуж за того дикаря, но он был худшим из всех, кого отец пытался навязать мне. – Глаза Нетты были крепко зажмурены, она с трудом переводила дух. – Перенеси меня целой и невредимой на ровную землю, – быстро добавила она. – Я клянусь, что выйду за того, кого ты мне выберешь».

Мерек подмигнул Маркусу и усмехнулся. Он напомнит Нетте об этом ее обещании! А пока отважный воин бесконечно повторял ободряющие слова и, успокаивая, гладил ее плечо.

Мерек вспомнил, как намыливал девушке руки после того, как она пыталась приготовить злосчастного зайца прямо в шкуре. Внизу живота загорелся огонь. Нетта следила тогда за его движениями, за его нежными прикосновениями. Ее изумленные глаза выдавали неожиданное для нее первое пробуждение страсти. Дрожь пробежала по ее телу, щеки пылали, и он остудил ее лицо влажной тканью, разоблачившей безупречную красоту.

Скоро придет время, когда она, нагая, будет купаться вместе с ним в одной бадье. Он прижмет ее спиной к своей груди, ее гибкое тело устроится между его ногами. Его мужское естество горело и шевелилось под пледом, когда Мерек воображал, как его руки, лаская, скользят по ее плечам к прелестной маленькой груди. Болезненное напряжение в паху напомнило ему, что край утеса слишком опасное место, чтобы отвлекаться на мысли о будущих удовольствиях.

Наконец они выбрались на ровное место, где можно было не бояться, что лошади сорвутся со скал. Мерек объявил привал, поскольку поездка оказалась весьма изматывающей. Мерек снял Нетту с седла и прошептал на ухо: – Посмотрим, как ты исполнишь клятву святой Монике, Нетта. – Он держал ее очень близко к себе, чтобы вдохнуть приятный аромат ее волос.

– Клятву, сэр? Какую клятву? – Подняв брови, Линетт наклонила голову набок.

– Что ты выйдешь замуж за того, кого святая выберет тебе, если целой и невредимой перенесет тебя на ровную землю.

– Я такого не говорила! – изумленно воскликнула Нетта. – Вы ошибаетесь!

– Разве? А я слышал, что ты обещалась перед всеми, что сдержишь слово и подчинишься указанию свыше. Правда, Маркус?

– Ты действительно громко кричала, – энергично закивал Маркус. – Все мы, даже тот, кто ехал последним, слышали твои молитвы и клятвы.

– Да, – с энтузиазмом подтвердили члены отряда, открывая в улыбке черные зубы.

Маркус усмехался, видя удивленное лицо девушки.

– А твоя молитва святой Марте показалась мне очень любопытной, – задумчиво продолжал Мерек. – Что-то о стряпне. О тушеном мясе, так? Не хочешь меня просветить?

– Вам не следовало подслушивать мольбы испуганной женщины, господа, – нахмурилась Нетта. – Это святые мгновения разговора с Богом. Он, должно быть, вами недоволен!

– Как мы могли вести лошадей, заткнув уши? – развел руками Маркус. – Ты кричала молитвы так громко, что даже Танцующий-в-Облаках слышал это в Блэкторне.

– Танцующий-в-Облаках? Интересно, каков человек, у которого столь странное имя? – Нетта в недоумении ждала ответа.

– Это не человек, а большой орел лорда Блэддина, – объяснил Мерек. – Они переговариваются друг с другом странными звуками. Танцующий-в-Облаках понимает то, что ему говорит Блэддин.

– Не сомневаюсь, – усмехнулась Нетта. – Скоро вы нам скажете, что лорд Блэддин волшебник и знает будущее.

– Да, знает. Но это не волшебство. Разве ты не знаешь, что владыка Кар-Колдуэлла ясновидящий? – Голос Мерека был мягок.

– Конечно, знаю, но он…

Слишком поздно Линетт поняла свою ошибку. Ледяной ужас обдал ее холодными волнами, как разыгравшийся шторм.

Глава 7

Нетта хватала ртом воздух. Сначала ей стало холодно, будто она в снег зарылась, потом окатило жаром. Изо рта вместо слов вырывались нечленораздельные звуки, напоминавшие всхлипы.

– Я знал, что ты Линетт Уиклифф еще до того, как мы покинули замок Ридли. – Тон Мерека был мягким и ровным.

Непроницаемое лицо предводителя отряда скрывало его намерения. Паника охватила Нетту. Она отчаянно вцепилась в рубашку воина.

– Умоляю вас, сэр, не отправляйте меня к отцу! Он заставит меня выйти замуж за того варвара, что приезжал в наш замок. Но это настоящий дикарь гигантского роста!

– Гигантского, милая? Хотя я никогда не встречал человека, который был бы выше моих родственников, я слышал рассказы о людях столь высоких и сильных, что они казались великанами. Но поскольку своими глазами не видел, судить не могу. – Мерек потер подбородок и глянул на Нетту сверху вниз. – Расскажи подробнее об этом человеке.

– Волосы у него буйные и косматые, как и борода. Половина лица закрашена синей краской, на плечах волчьи шкуры. На самой большой – волчья голова с длинными желтыми клыками. – Нетта даже вздрогнула, вспомнив это зрелище.

Стоявший рядом Дафидд фыркнул. Мерек повернулся к юноше. Достаточно было одного сурового взгляда, что бы тот, понурив голову, умолк, переминаясь с ноги на ногу. Нетта проглотила ком в горле.

– Туника едва прикрывала его, неприлично открывая наготу. Это не для женских глаз, сэр! – Она уперлась взглядом в грудь Мерека, избегая смотреть ему в лицо. – От него отвратительно пахло, похоже, он никогда не мылся.

У мужчин странное чувство юмора: после этих слов фырканье товарищей Мерека превратилось в откровенный хохот.

– Ну и ну! Никогда не мылся? А ты стояла близко к нему? – Мерек удивленно поднял брови.

Нетта заколебалась. Она хотела, чтобы он представил себе этого ужасного человека и не отправил ее к отцу. Хотя Мерек считал ее всего лишь служанкой, он относился к ней намного добрее, чем ее родственники. Конечно, он не откажется защитить ее теперь!

– Он преследовал меня от большого зала, сэр. Хотя я и бежала впереди, но все равно чувствовала запах его немытого тела.

Мерек повел бровью.

– Ты слышишь? – Маркус скосил глаза. – От презренного мужлана дурно пахло. – Наклонившись к Мереку, он наморщил нос и принюхался. И вскрикнул от боли, когда тот ударил его ногой по лодыжке.

– Он загнал меня в конюшню и схватил своими лапищами, – продолжила Нетта. Вспыхнув, она подумала о его на удивление изящных руках, которые мягко прошлись по ее груди в поисках украденного добра.

– У его седла болтались человеческие черепа, – пискнула Элиза, чтобы помочь переубедить Мерека.

Нетта съежилась. Это была ее выдумка. Поправить Элизу – значит показать, что подруга лжет.

– Черепа, говорите? – Маркус покачал головой. – Вот это да! Удивительно, как барон не проткнул его мечом, миледи!

Смех становился громче. Мерек окинул воинов ледяным взором, и воцарилось молчание.

Вместо того чтобы вызвать сочувствие, печальный рассказ Линетт, казалось, развлекал всех.

– Отец очень гостеприимно принял его. Я сбежала, иначе он отдал бы меня в руки этому животному.

Отец так ненавидит ее, что готов отдать любому, даже такому чудовищу. Мысль эта тяжким грузом легла на душу нелюбимой дочери.

Мерек потер подбородок и кивнул:

– Ни одна девушка не должна выходить замуж за дикаря и варвара. Особенно за такого, от которого отвратительно пахнет и который возит у седла черепа!

В душе Нетты затеплилась надежда. Мерек потрепал ее по плечу и взял ее лицо в свои ладони:

– Я обещал барону Ридли, что в целости и сохранности доставлю тебя в Блэкторн.

– Вы не отправите меня к отцу, сэр? – Ее сердце колотилось, а колени подгибались.

– Нет, леди. Я сдержу слово и позабочусь о вашей безопасности и благополучии. – Мерек, прищурившись, смотрел на нее, его глаза вспыхнули. – Равно как намерен проследить, чтобы и вы исполнили свои клятвы.

– Не бойтесь, миледи, – уверил ее Маркус. – Если вас опекает Мерек, то никакой дикарь не посмеет потребовать вас в невесты.

Одобрительные возгласы воинов приветствовали его слова. Встав рядом с Мереком, Маркус померился с ним ростом.

– Нет. Даже привычный к битвам вояка не осмелится схватиться с Мереком.

С губ Нетты сорвался вздох облегчения. Она улыбнулась Мереку и, сложив на груди руки, отступила назад.

– Можно нам с Элизой привести себя в порядок после долгого дня пути?

По кивку Мерека Дафидд повел подруг на полянку, где красивые вязы простирали ветки над водой небольшого озерка, придавая укромному уголку еще большую уединенность. Место находилось недалеко от лагеря, и оруженосец обещал услышать их зов, когда они будут готовы.

– О, Нетта, я слышала о чести Мерека. Говорят, он скорее умрет, чем нарушит слово. И потребует, чтобы ты так же относилась к своим обещаниям.

– Я приму мужа, которого пошлет мне Святая Моника. Я выполню этот обет, раз дала его, – заверила Нетта подругу. – Но это не относится к животному, за которого заставлял меня выйти отец. Он заботится лишь о том, как избавиться от меня.

Подругам захотелось искупаться. Все замерло, ни ветерка. Как тихо! От дурного предчувствия у Нетты по коже побежали мурашки. Стоя по бедро в воде, она позвала к себе Элизу. Приложив палец к губам, Нетта пристально разглядывала лес.

Ощущение надвигающейся опасности не проходило. Из-за деревьев доносился тихий шорох. Кто-то следил за ними.

– Скорее, Элиза. Одевайся.

Нетта вытолкнула девушку на берег и подала ей чистую одежду. Натягивая сорочку на влажное тело, она не отрывала глаз от чащи. Послышалось рычание и хруст веток. У нее сердце неистово заколотилось.

Элиза издала леденящий кровь визг. Случись это осенью, от такого звука листья бы с деревьев посыпались.

– Волки! Волки, о которых рассказывал мне Галан. Быстро, Нетта! Хватай какую-нибудь палку.

Схватив с земли здоровенный сук, Элиза сунула его в руку Нетты, потом подняла камень.

В их сторону мчалось огромное существо, его преследовали воины с боевыми криками.

Это был человек. По крайней мере, Нетта так подумала, когда он вырвался на поляну. Она закричала. Потом застыла, не в силах двинуться. Элиза с пронзительным воплем спряталась за Нетту и обхватила ее за талию. Дрожащей рукой она сжимала камень.

Мужчина вращал над головой тяжелым мечом, со свистом разрезая воздух. Дикие зеленые глаза, мерцая, обшаривали округу. Гнев исказил его лицо. Ноздри дрожали, как у волка, вынюхивающего добычу. Зубы оскалены, из груди вырывался звериный рык. Он, а следом и воины мчались к девушкам, обнажив мечи.

Мужчина остановился. Его дикий взгляд блуждал по лицу Нетты, ее телу, земле вокруг нее. Воины расположились за ним полукругом. Постепенно его черты смягчились. Звериный рык затих. Полные губы снова скрыли крепкие белые зубы. Дикие вспышки в глазах померкли, ноздри перестали трепетать. Он сделал глубокий вдох, стараясь овладеть собой. Нетта узнала Мерека!

Когда он подошел к девушкам, его лицо было все еще напряженным. Нетта сглотнула, пытаясь победить страх. Элиза выронила камень.

– Силы небесные, – прошептала потрясенная Нетта. – Они сумасшедшие.

Стиснув сук, она принялась размахивать им.

– Я не знаю, что оскорбило вас, сэр. Но даже если вам не нравится, что я нарушила волю отца, я не позволю вам обидеть нас. Только попробуйте, и, видит Бог, я вам нос расквашу.

Глаза Мерека расширились. Сорочка Нетты облепила ее влажное тело, розовые соски проступали через ткань, как и соблазнительные линии фигуры и темный треугольник волос, осеняющих ее женское естество. Хотя Нетта держалась воинственно, в ее глазах по-прежнему прятался испуг. Мерек не заметил вокруг ничего угрожающего, но видел картину, какую являла собой его будущая жена.

– Черт побери, леди! У вас ни капли скромности нет?

Ринувшись вперед, Мерек схватил с земли накидку и закутал в нее Нетту вместе с прильнувшей к ней сзади Элизой.

– Скромность?! – все еще дрожа, вскрикнула Нетта. – У нас не было времени одеться. Кто-то следил за нами из-за той березы. – Она резко указала вбок.

Мерек разжал ее пальцы, стиснувшие сук, и бросил его на землю. Потом велел своим воинам окружить дерево.

– Не двигайтесь с этого места. Маркус, держи их здесь. – Он двинулся к дереву, осматривая землю и ближайшие кусты.

Маркус вложил меч в ножны, поднял край накидки Нетты и наклонился к Элизе:

– Выходите, леди, а то задохнетесь.

Элиза вылезла, не спуская с него глаз.

– Я слышала о характере Мерека, но почему он разгневался на нас?

Маркус накинул ей на плечи плащ и завязал тесьму под подбородком. Прежде чем ответить, он также помог одеться Нетте.

– На вас? На вас Мерек не сердился. Когда мы услышали ваши крики, он решил, что на вас кто-то напал, и помчался защитить вас.

Напряжение Нетты начало спадать. Хотя неожиданный поступок Мерека испугал ее, она поняла, что он умеет обуздать свой нрав. Он не сорвался на нее. Еще более страшный, чем ее отец или Роджер в крайней ярости, Мерек не поднял на нее руку, а они это делали.

Мерек разглядывал примятую траву и листья. Какой-то крупный зверь отдыхал там. Клочки меха и пятна крови встревожили Мерека – скорее всего они принадлежали волку. Судя по всему, тяжело раненному.

– Идем, милая. – Мерек взял Нетту за локоть и сжал сильнее, когда она попыталась вырваться. Взглянув на Маркуса, он подозвал Элизу и повел девушек назад в лагерь.

– Что это было? Человек или животное? – Нетта заставила себя спокойно улыбнуться.

Мерек почувствовал укол боли. Она спрашивает о нем или о звере, прятавшемся поддеревом? Он предпочел бы, чтобы о последнем.

Вполголоса, чтобы Элиза не слышала, Мерек ответил:

– Волк. Судя по тому, что мы обнаружили, он больше не мог быть вожаком стаи, и она набросилась на него. Мы должны найти его и избавить от страданий.

Подозвав лучших охотников, Мерек указал им направление поисков. Повернувшись назад к Нетте, он приказал:

– Вы обе останетесь с Юэном. Не отходите от него ни на шаг!

Мерек смотрел на Нетту, пока та не кивнула. Потом вытащил из-за пояса огромный острый нож и исчез в лесу.

Юэн предпочел бы столкнуться с голодным волком, чем с этой маленькой саксонской девчонкой, обладавшей упорством барсука. Элиза – та не доставляла никаких хлопот. Ее глаза искрились интересом, когда она смотрела на Нетту, требовавшую отпустить ее «прогуляться».

– Нетта, сомневаюсь, что он сойдет с места, а ты не сможешь его оттолкнуть. Он намного больше тебя. Ты не думала о подкупе? Папа всегда говорит, что даром ничего не получишь. Наверняка несколько монет смягчат его нрав.

– Подкупить меня, миледи? – взорвался Юэн. – Вы советуете ей подкупить меня? – Лицо у него вспыхнуло негодованием.

Элиза, зажав рукой рот, отступила назад.

– Не рычите на нее, – нахмурилась Нетта. – Вы ее снова испугаете. Разве вы не слышали, что я вам говорю? Я сказала, что плевать мне на то, что сказал Мерек. Мне нужно выйти из палатки. А теперь дайте мне дорогу.

Почему этот бесчувственный чурбан не понимает? Уже прошло много времени с тех пор, как Мерек и воины уехали. Жалея, что так много выпила воды за обедом, Нетта застонала.

– Нет, миледи. – Выдвинув челюсть, Юэн упер кулаки в бока.

– Да сдвинься же ты! – завопила Нетта так громко, что Юэн, вздрогнув, шагнул назад.

И наступил на ноги предводителю отряда.

Святые угодники! Когда Мерек вернулся? Он отодвинул Юэна в сторону. Взглянув на Мерека, Нетта попыталась встать так, чтобы Юэн снова оказался между ними. Не говоря ни слова, Мерек взял руку девушки и ввел ее в палатку. Элиза последовала за ними. Гнев в его глазах и стиснутые губы все больше тревожили Нетту.

– У вас совсем ума нет, леди? Вы имеете хоть какое-то представление о том, что могло случиться с вами обеими? Чтобы убить волка, даже раненого, нужны двое мужчин. И вы собрались бродить по лесу?

Нетта открыла было рот, чтобы возразить, но Мерек зажал его рукой.

– Нет. Хватит, – приказал он. – Теперь относительно Юэна. Никогда не уговаривайте воина нарушить его долг. Леди, если я даю распоряжение находиться в определенном месте, вы должны оставаться там, пока я не разрешу выйти. – Мерек впился в Линетт взглядом, на скулах его ходили желваки. – Вы будете повиноваться тем, кому я поручу защищать вас. – Мерек грозно навис над ней. – И вы извинитесь перед Юэном.

– Извиниться? За что, сэр? Я не оскорбляю его. – Нетта, нахмурившись, подбоченилась. Она была очень любезна с Юэном, пока не выяснила, что скорее можно камень разжалобить.

– Я только что объяснил. Вы пытались заставить его нарушить мой приказ. Если бы он уступил вашим просьбам, то из-за вас получил бы порку.

– Вы стали бы бить его? За то, что он отпустил бы меня в лес по личной надобности? – Нетта была потрясена. Подвергать человека такому ужасному наказанию просто немыслимо. – Что вы за варвар!

– По личной надобности? – Мерек, нахмурившись, смотрел на нее.

Лицо Линетт вспыхнуло. У Мерека не больше сообразительности, чем у его подчиненных. Он ждет уточнений?

– Так вам нужно было… гм… уединиться? Почему вы не сказали Юэну?

– Да, дикарь вы этакий!

– Дикарь я или нет, вам нужно было выражаться яснее.

– Боже милостивый! Я не могла обсуждать с ним это!

Снаружи послышался смущенный кашель.

– Полагаю, у вас те же потребности, леди Элиза?

Услышав свое имя, Элиза застонала и кивнула, сжав голову руками.

– Следуйте за мной. – Раздражение в голосе Мерека заставило Элизу так поспешить за подругой, что она наступила на левый башмак Нетты и стащила его.

Прыгая на одной ноге, Нетта обулась. На мужчин она смотреть избегала.

Найдя подходящее место, Мерек велел подругам позвать его, когда они будут готовы идти назад. Немного отойдя от Элизы, Нетта смотрела ему в спину.

Вскоре Элиза окликнула ее:

– Нетта, посмотри, что я нашла.

Поспешив к подруге, она увидела, что Элиза присела у древнего дуба, уставившись на землю.

– Фу, гадость какая! – состроила гримасу Элиза. – Посмотри на этого противного жука, что сидит на листике. У него на голове две зеленые штучки вроде дополнительных глаз. Как ты думаешь, может у него быть четыре глаза?

– Какая удача, Элиза! – Нетта наклонилась посмотреть. – Ты нашла зверобой, который Брайанна просила тебя привезти.

– Этот жук – зверобой? – удивленно подняла глаза Элиза. – Я думала, зверобой – трава.

– Да не жук, а цветок, на котором он сидит. Она может его высушить и заваривать как чай или настаивать на нем масло, чтобы мазать порезы и царапины.

Зайца готовить Нетта не умела, но о травах кое-что знала. Выбирая только цветущие, она начала рвать целебные растения.

– Вы еще не закончили, черт побери?!

Раздраженный голос Мерека эхом покатился по лесу.

Нетта, от неожиданности потеряв равновесие, упала, ударившись о камень, и взвизгнула. Мерек примчался из леса и остановился, увидев ее лежащей навзничь на земле с цветами на коленях.

– Что вы делаете? – прищурился Мерек.

– Собираю зверобой. – Подобрав подол туники, Нетта поднялась на ноги.

– Леди, вы не можете разгуливать перед мужчинами, задрав одежду. – Мерек взял ее за руку и попытался выбросить траву.

– Прекратите, сэр, – отступила Нетта. – Брайанне очень нужно то, что мы нашли, чтобы сделать лекарство. Для ран, которые вы, мужчины, вечно получаете. Вот. Можете нести вместо меня. – Наклонившись, она схватила край его пледа и высыпала туда цветы. Элиза позади нее испуганно вздохнула.

– Ты что, ненормальная, женщина? – Мерек тряхнул плед, и вся охапка полетела в руки Нетты.

Элиза, издав странный звук, закрыла глаза руками.

– Я не покажусь перед своими воинами с этими сорняками, как жена пекаря с булочками в переднике.

– Осторожно, вы все помнете! Элиза, помоги мне. – Нетта сунула половину в руки Элизы и забрала остальное. – Почему вы так раздражаетесь из-за того, что вам придется показать коленки? – ворчала она, направившись в лес. – В иные минуты вы достаточно себя показываете.

Мерек схватил ее за плечи и повернул в противоположном направлении.

– Почему саксонские женщины не соображают, куда идут? И Брайанна ничуть не лучше вас. Она не может найти дорогу к собственному замку. – Мерек вдруг резко остановился, осознав смысл последнего замечания Нетты. – Вы разглядывали лес, когда вам этого не следовало делать? – недоверчиво сказал он. – Леди, у вас никакого стыда нет!

– Нет, есть. Это вы, мужчины, должны выбирать дерево, за которым можно укрыться. – Нетта почувствовала укор совести – это была не совсем правда.

Мерек сдержанно усмехнулся. Нетта подошла к палатке и с невинным видом повернулась к нему.

– Спасибо за помощь, сэр. Теперь я должна заняться сушкой растений.

– Не разговаривай со мной так!

– Как? Разве я не сказала «спасибо»?

– Ты думала отделаться от меня, женщина. – Скрестив на груди руки, Мерек широко расставил ноги. – Кроме того, вы еще не извинились перед Юэном. Вы обе сделаете это теперь!

Нетта обиженно нахмурилась и, аккуратно положив зверобой на землю, подошла к Юэну и встала перед ним. Он не смотрел на нее, и она пнула его башмак.

Юэн не обращал на Линетт внимания. Глядя поверх ее головы на Элизу, он кивнул.

– Простите, что сказала, что деньги могут сделать вас сговорчивее, – пробормотала Элиза. – Это невозможно. Но мой папа действительно говорит, что за любезность надо платить, а он всегда прав.

– Я это знаю, миледи, и принимаю ваше извинение. – Юэн продолжал смотреть поверх головы Нетты.

Нетта сильнее стукнула его по ноге и откашлялась.

– Я поняла, что своей просьбой могла навлечь на вас большие неприятности, – выдавила она с трудом, по-прежнему толкая его ногу, пока Юэн не посмотрел на нее.

– Просьбой? Что вы пытались мне сказать, миледи?

– Ах ты Боже мой! Я вам сто раз говорила, что мне нужно выйти. Едва ли я могла выразиться яснее!

– И куда вы намеревались пойти в этой глуши?

Нетта мучительно стала подыскивать слова. Бедняжка!

Мереку захотелось обнять ее и успокоить. Она молоденькая и куда более беспомощная, чем думает. Лицо девушки даже заалело от стыда. И все же Мерек сдержался.

Линетт должна усвоить этот урок ради собственной безопасности! Если он велел ей оставаться в палатке, она должна подчиняться. Нельзя блуждать по округе в одиночку. Любой разбойник легко захватит слабую женщину – это слишком часто случается в горах Шотландии. Мерек вздрогнул от мысли, что Нетта по незнанию могла подвергнуть себя такому риску.

– Мне нужно было посетить кое-какое место! – повысила голос Нетта.

– Какое место, миледи? Если вам нужно было что-то из багажа, я бы кого-нибудь послал принести. Мыться вам не нужно было – вы уже купались. Не могу я понять, про какое место вы толкуете!

– Святая Марта! Мне нужно было в уединенное местечко. Теперь ясно вам? – Лицо Линетт уже горело огнем.

– Извинение, Нетта, – напомнил Мерек.

– Боже мой! – Нетта с досады топнула ногой. – Простите, что чуть не подвела вас, но вы были слишком недогадливы, чтобы понять совершенно естественную просьбу. Вы удовлетворены теперь, сэр Мерек?

Обернувшись, она в смятении умолкла, увидев стоявших позади воинов. Задрав нос, она презрительно фыркнула и исчезла в палатке так быстро, как позволяло воспитание настоящей леди.


Тело барона Мортейна лежало на столе в большом зале замка, ожидая погребения. Воздух, казалось, был наэлектризован гневом Роджера. Молодой барон ненавидел родителя с той же яростью, с какой тот ненавидел сына. Сейчас у Роджера было куда более срочное дело, чем скорбеть над останками усопшего.

– Твоя душа подождет, пока я вернусь, – объявил Роджер покойнику. – Я не буду устраивать обедню, чтобы ускорить твой путь к вратам ада, куда ты наверняка отправишься.

С неподобающей моменту поспешностью Мортейн рылся в тайном шкафчике умершего. В нем хранилось золото и драгоценности, накопленные многими поколениями бережливых баронов. В дальнем уголке Роджер нашел то, что хотел, и поспешил в замок Уиклифф.

Несколько месяцев назад барон Уиклифф, захлебываясь от гнева, отказал Роджеру, посватавшемуся к его старшей дочери.

Он глумился над тем, что у Роджера нет денег, чтобы купить ее.

Теперь они есть!

Спустя два дня после смерти отца Роджер поставил на стол в обеденном зале замка Уиклифф шкатулку с золотыми монетами и драгоценностями, едва не задев лица пораженного барона Джорджа.

– Зовите Линетт! – Широко расставив ноги, Роджер уперся кулаками в бока.

Его презрительный взгляд прошелся по жеманничающим младшим дочерям барона. Где прячется девчонка? Уиклифф не послал за ней слугу, и Роджер угрожающе наклонился над столом, почти нос к носу с испуганным бароном.

– Мне нужно немного времени, – пролепетал барон, жадно сжимая изумруд, во много раз больший, чем любой из его собственных.

– Немного? И сколько же времени потребуется, чтобы привести девчонку и послать за священником? Мы сразу же обвенчаемся! – Мортейн шагнул к лестнице, ведущей на верхние этажи. – Линетт! Спускайтесь вниз приветствовать вашего мужа!

Когда в ответ на это никто не появился, Роджер выругался и поклялся, что своевольница заплатит за это.

– Нетта не может вас слышать, – пролепетал Уиклифф, когда Роджер шагнул к нему. – Берсеркер ворвался к нам около двух недель назад и потребовал Линетт в жены, – на одном дыхании выпалил он.

И метнулся с кресла, поскольку руки Роджера уже готовы были сомкнуться на его толстой шее.

– Он не оставил мне выбора, – верещал барон. – Я опасался за свою жизнь! Он заставил меня подписать брачный контракт.

Уиклифф отдал Линетт берсеркеру?

Дикарю. Варвару. Ублюдку! Бастарду!

Роджер взорвался от гнева. Линетт принадлежит ему! Он должен привезти ее домой с триумфом.

Он грохнул кулаком по столу. Позолоченные кубки, полные вина, опрокинулись. Подносы с жирной бараниной Роджер сбросил на пол. Изрыгая проклятия, Мортейн стиснул потную шею барона. Он не обращал внимания на женский визг и хрипы Уиклиффа до тех пор, пока трое слуг барона не вцепились в него словно пиявки.

Барон, трясясь с головы до ног, пропищал:

– Клянусь, я не мог справиться с берсеркером! Возможно, это к лучшему. Наверняка вы предпочтете одну из моих прелестных послушных дочерей этой ведьме Линетт.

Присцилла и Элизабет, которых мать вытолкнула вперед, так рыдали, что у них покраснели носы.

Девушки хотели замуж, но не за такого безумца!

Роджер на них даже не взглянул. Приданое обеих, вместе взятое, не сравнить с Кар-Колдуэллом. Только после того как Уиклифф поклялся попросить помощи у своего сюзерена, барона Хью Карсуэлла, Роджер наконец перестал бесноваться. Он вырвал из кулака Уиклиффа изумруд, бросил его в шкатулку и захлопнул крышку. Пока Линетт не окажется в постели Роджера, барону Уиклиффу не видать драгоценностей и золотых монет.

Когда Роджер, вернувшись в замок Мортейн, ворвался в главный зал, женщины разбежались. Мужчины также поспешили скрыться с глаз нового барона. Он шагнул к столу, на котором покоилось тело отца.

– Это ты виноват, вонючий мешок с костями, – прошипел Роджер. – Если бы ты не жадничал, Линетт уже была бы моей вместе с богатством Кар-Колдуэлла. Давно надо было из тебя дух вышибить!

Услышав за спиной горестный вздох, Роджер обернулся и увидел дряхлого слугу отца. Без размышлений Мортейн ударом в челюсть опрокинул старика на пол и, не обращая внимания на то, что бедняга стукнулся головой о камень, принялся расхаживать по залу.

– Как эта дрянь посмела?! – От его голоса, похожего на рев хищника, даже крысы разбежались. – Она тогда не приняла меня! А сейчас благополучно убежала с этим полукровкой, с этим животным?!

Роджер любил ее, а она предала его. В прошлый раз, когда он видел ее, она утверждала, что она не девственница. Если бы не стража, он не только ударил бы ее по лицу и избил. Он взял бы ее! Мортейн не сомневался, что Линетт забеременеет и, конечно, выйдет за него. У нее не могло быть выбора. Не будет и когда он ее найдет.


За неделю путешествия Мерек и его спутники добрались до земель Моргана. Завтра днем они окажутся в Блэкторне. Нетта рассчитывала уговорить. Блэддина, чтобы он убедил ее отца расторгнуть брачный контракт.

Наверняка она найдет себе поклонников. Святая Моника пошлет ей мужчину куда лучше тех, что выбирал для нее отец. Гм… возможно, Мерек станет ухаживать за ней? Щеки Линетт вспыхнули. Каково чувствовать его красивые руки на своем теле? У нее соски покалывало от этой мысли.

Святые угодники! С чего она об этом думает?

– Ну, Элиза, давай выберем, что надеть завтра. Нужно быть красивой, на случай если лорд Дамрон выбрал тебе супруга.

– Супруга? – в тревоге прошептала Элиза, распахнув лазурные глаза. – Ты думаешь, что он планировал свадьбу, не сказав отцу? Господи, помоги мне! – Обхватив руками голову, она застонала. – Он еще суровее, чем его кузен Коннор.

– Лорд Дамрон? А кто это Коннор?

– Кузен лорда Дамрона, его правая рука. Я встречалась с ним, когда он приехал с Дамроном за Брайанной. Он часто улыбается, но при малейшей моей оплошности хмурится и командует. Всякий раз, когда я поднимала глаза, он смотрел на меня. И кричал на всех, кто подходил поговорить со мной. – Зябко поведя плечами, Элиза с дрожащей улыбкой спросила: – Может, ты сумеешь провести его?

– С какой стати? Непохоже, что он позволит мне делать, что я хочу.

– Но он такой красивый. У него восхитительные карие глаза, искрящиеся и смеющиеся. – Лицо Элизы приобрело мечтательное выражение. – А его каштановые волосы так и тянет потрогать. Губы полные и на вид мягкие. – Она глубоко вздохнула. – Он такой же крупный, как Дамрон и Мерек, но куда более миловидный.

Нетта усмехнулась. Разве Элиза не сознает, что ей нравится мужчина, которого она описала? Было бы интересно посмотреть на них вместе. Если этот Коннор окажется не подходящим для нежной души Элизы, Нетта поклялась защищать подругу.

Разбирая дорожные мешки, девушки наконец выбрали одежду на следующее утро. Вскоре после этого появился Мерек и разрешил им идти отдыхать.

Сегодня ночью они последний раз будут спать так близко друг к другу, подумала Нетта, покраснев. Не раз она просыпалась, прижавшись головой к его плечу и закинув руку ему на грудь. К своему стыду, уцепившись за его плед, она придвинулась ближе. Честное слово, ей нужно только его тепло!

Обняв Элизу, Нетта выскочила из палатки прежде, чем Мерек позвал второй раз. Он непреклонен, когда отдает приказ. Когда они приедут в Блэкторн, Мерек не будет иметь никакого права требовать от нее повиновения. Ее статус леди Линетт Уиклифф оградит ее от этого властного мужчины.

Глава 8

Нетта проснулась от дразнящего аромата можжевельника и мускуса и… глухого сердцебиения под ее ухом. Оно исходило от твердого, как ствол дерева, но восхитительно теплого тела, которое она обнимала одной рукой. Нетта задохнулась от смущения, а потом, стараясь не разбудить Мерека, медленно отодвинулась от его груди и посмотрела сквозь ресницы.

Черт побери! Его глаза были открыты.

Мало того, их глубокий зеленый оттенок ясно сказал ей о его эмоциях. Это не был гнев. Зажмурившись, Линетт взмолилась про себя, чтобы он отвел глаза.

Мерек этого не сделал.

Пристальный взгляд сурового воина заставил девушку вздрогнуть, но губы дрогнули в озорной улыбке.

Натянув плед до подбородка, Нетта с негодованием смотрела на Мерека, словно он был виноват в создавшемся положении.

Его улыбка стала шире.

– Постели в Блэкторне тебе понравятся, Нетта, – ласково проговорил он, гладя ее по волосам.

От пророкотавшего над ухом голоса Линетт обдало холодом, и она сильнее вцепилась в плед.

– Несомненно, сэр. Я с удовольствием буду делить комнату с Элизой.

– Некоторое время. – Он улыбнулся снова, на сей раз довольно, тон его красивого голоса стал глубже. – А потом у тебя будет более интересный сосед.

Она собралась было возразить, но Мерек остановил ее:

– Миледи, если вы закончили соблазнять меня, я, пожалуй, буду вставать.

Нетта, задохнувшись, резко отпрянула. Он только усмехнулся:

– Когда я оденусь, разбуди Элизу, и поторопитесь с приготовлениями. Мои мужчины спешат к своим семьям. – Глянув на Линетт, Мерек попросил: – Закрой глаза.

Озадаченная, она выполнила просьбу, но любопытство все же взяло верх. Мерек всегда поднимался до того, как она просыпалась, и Нетта чуточку приподняла веки. Этого было более чем достаточно. Он сбросил плед, согревавший его ночью.

Боже, да он настоящий гигант! Тело Мерека свидетельствовало о его мощи. Шея сильная и крепкая, темные тени на щеках говорили о том, что каждое утро он успевал бриться до того, как Нетта просыпалась. Ширина его плеч поразила ее – нечего и пытаться обнять их. Впрочем, она, конечно, и не собиралась этого делать.

Кожа его была покрыта золотистым загаром, упругие завитки волос, рассыпанные по груди, спускались к талии. Клетчатая материя соскользнула с пояса Мерека. Нетта посмотрела вниз на… То, что она увидела лишь мельком, заставило девушку испуганно зажмуриться.

Святые угодники! Это действительно выглядит чудовищно! Как с такой помехой можно ходить или ездить на лошади?

Нетта слышала шорох одежды Мерека, Чувствовала его движения, когда он сел на землю около нее.

– Пора, Нетта, будить Элизу. – Взяв чулок, он натягивал его на загорелую ногу.

– Вы одеты, сэр? – прошептала она. Ответа не последовало.

Закутавшись в плед, Нетта села. Мерек выпрямил правую ногу. Плед закрыл интимную часть, но левая нога была голой. Пристальный взгляд Линетт быстро метнулся по массивной волосатой икре к еще более внушительному бедру. Звуки просыпавшегося лагеря отвлекли Нетту.

Оглянувшись, она вскочила на ноги и метнулась к палатке. Мерек, рассмеявшись, продолжал одеваться.


– Проснись, Элиза, – трясла Нетта за плечо подругу. – Ты знаешь, что я спала вместе с этими мужчинами и они были голые?

– Голые? Ты спала с голыми мужчинами? – Элиза выпрямилась, ее глаза заинтересованно блеснули.

– Да не спала! Но все равно – они были голые под одеялами. Когда я подняла глаза, они стояли вокруг и не соизволили прикрыться.

Элиза быстро хлопала ресницами.

– Да еще и почесывали такие ужасные места. Хотя все знали, что я лежу рядом, никто даже обрывком ткани не прикрылся.

Элиза кинулась к выходу и приоткрыла полог. Услышав ее хихиканье, Нетта подошла к ней. Не успели подруги опомниться, как встретили пристальный взор зеленых глаз. Элиза отпрянула так быстро, что опрокинула Нетту и та приземлилась на спину.

– Одевайтесь, хватит возиться, – строгим голосом скомандовал Мерек.

Подруги натянули одежду с такой скоростью, с какой позволяли руки. Элиза надела темно-синюю тунику поверх светло-голубой сорочки и вплела в косы голубые ленты. Нетта выбрала кремовую рубашку, а поверх нее – изумрудную тунику, цвета глаз Мерека, а длинные черные кудри откинула назад и перевила темно-зелеными лентами.

Нетта не спешила покидать палатку после того, как Мерек поймал обеих девушек за недостойным занятием, но когда Фергус объявил, что Мерек велел им немедленно позавтракать, иначе они отправятся в путь голодными, обе помчались к Ангусу, который ждал их с дымящейся овсянкой.

Воины, казалось, были настроены пообщаться.

– Доброе утро, миледи, – дружно прозвучало их приветствие.

Сегодня, всякий раз здороваясь с кем бы то ни было, Нетта видела широкую улыбку с зачерненными зубами. О Господи! Все знают, что они подглядывали? Элиза, не поднимая глаз от земли, отвечала на пожелания доброго утра робким шепотом.

Мерек в быстром темпе вел отряд к замку. Он знал, что Нетта шпионила за ним утром. Его тело реагировало на это, мужское естество, напрягшись, поднялось в ожидании. Мерек сомневался, что Нетте известно хоть что-нибудь о том, что происходит между мужчиной и женщиной, и был рад этому. Он будет счастлив ввести свою маленькую жену в мир удовольствий, которые ждут их обоих.

Покачав головой, Мерек с хмурым видом остановил поток этих мыслей. Нетта обошла его бдительность точно так же, как и по ночам, когда во сне закидывала на него руку или ногу. Хотя ощущать ее близость ему приятно, он должен держать свои чувства под контролем.

Дрожь охватывала Мерека, когда он вспоминал кудахчущий голос старой Бейахиты. Ее предупреждение, что берсеркер погубит любую женщину, которую по глупости полюбит, звенело у него в ушах.

Всадники переехали вброд речку у озера Лох-Лойял, потом оказались в ущелье. Мерек объявил привал у северной оконечности озера, рассчитав, что они всего лишь в двух лье от замка Блэкторн. Женщины могли подкрепиться лепешками и разбавленным вином.

День выдался прохладный. Мерек помог Нетте спешиться, затем подозвал Дафидда и что-то тихо сказал ему. Оруженосец быстро зашагал к вьючной лошади, где в мешках была одежда Мерека, и вернулся с ворохом вещей. Сверху был плед, такой же как у Мерека.

Взяв его, Мерек подошел к Нетте.

– Наденешь это, когда мы войдем в Блэкторн, чтобы наши люди знали, кто ты. – Обернув сложенным пледом талию девушки, Мерек соединил два угла над левым плечом Нетты и надежно скрепил их пряжкой с гербом Моргана, как у него самого. На всем поле была изображена рука, сжимающая кинжал, сверху по кругу было выгравировано «Manu forti».[7] Полоса пересекала рисунок по диагонали. Закончив, Мерек взял Нетту за плечи и вгляделся и лицо девушки.

– Ах, милая, твои губки и святого в соблазн введут!

От его хрипловатого голоса Нетта вздрогнула. Наклонившись, Мерек слегка коснулся губами рта девушки, немало удивив ее.

И себя.

Когда он поднял голову, у Нетты был такой вид, словно она хочет большего: веки полуопущены, губы немного приоткрылись, краска залила щеки и шею.

Мерек повернулся и побрел в лес.

Нетта с упоением втянула воздух и задержала дыхание, желая подольше ощущать запах Мерека. Колени у нее подгибались. Она жалела, что его поцелуй был столь непродолжительным. Никогда она не испытывала таких сладостных минут.

Помогай ей небо! Она встряхнулась. У нее не было приятных воспоминаний о поцелуях. До сих пор ее лобзаний домогались мужчины, которые ей совершенно не нравились.

Когда больше половины воинов исчезло за деревьями, Нетта задумалась, куда они скрылись. Закончив утреннюю трапезу, подруги решили отыскать мелководье, где можно ополоснуть руки, липкие от меда. Дафидц, должно быть, нанимался делами Мерека, поскольку Нетта не видела его. Ну что ж, они с Элизой постараются сами найти уединенное место у озера.

Последовав в том направлении, куда ушла мужская часть отряда, девушки скоро услышали разговоры и смех. Любопытствуя, они решили посмотреть, что так обрадовало мужчин. Вскоре Нетта пожалела, что они не подождали Дафидда. Внезапно она поскользнулась и вынуждена была остановиться. Элиза, шедшая позади, так ткнулась Нетте в спину, что той пришлось ухватиться за дерево. У ее подруги, похоже, вошло в привычку сбивать ее с ног. К счастью, до воды есть еще ряд деревьев.

– Уф! Что случилось? – пробормотала Элиза. Когда она заглянула через плечо Нетты, ответ не потребовался. – Святой Виллибальд! Почему они выскакивают из воды, как рыбы?

Воины действительно прыгали как сумасшедшие. Нетта заставила Элизу замолчать, чтобы мужчины их не услышали.

Неудивительно, что кое-кто из отряда держался как павлин! Все они были отлично сложены. Нетта невольно сравнивала каждого с Мереком и решила, что все уступали ему в великолепии фигуры. Как только девушка подумала о нем, то сразу же увидела его по пояс в воде. Весь в мыльной пене, Мерек обернулся и, нахмурясь, стал внимательно осматривать деревья на краю водоема.

Он заметил их? Как это могло быть? Подруги прятались за большим вязом. Мерек нырнул в воду, чтобы ополоснуться. Когда он поднялся и двинулся к берегу, Нетта схватила Элизу за руку, и подруги помчались к лагерю. Юэн был там. Нетта схватила его за плечо.

– Если кто-нибудь спросит, пожалуйста, скажите, что мы были с вами, – умоляла она. – Это всего лишь игра, мы играем с милордом Мереком. – Она всю душу вложила в просьбу.

– Уверен, что были, милая, – усмехнувшись, кивнул Юэн.

Святые угодники! Его волосы были влажными. Она видела его? Щеки Нетты вспыхнули жарким румянцем, поскольку, скрываясь за вязом, она не лицами интересовалась.

Юэн предложил подругам разбавленное вино, и обе с благодарностью взяли его, поскольку Элиза от испуга готова была рухнуть на землю.

Честно говоря, Нетте и самой отчаянно нужно было бы приободриться. Она проглотила вино. Когда мужчины начали возвращаться через лес, Нетта скромно потупила взор.

Воины пили эль и радостно смеялись, готовясь к последнему отрезку пути. Покончив с элем, они выстроились в два ряда. Дафидд и Фергус, оруженосцы Мерека и Маркуса, подошли к Нетте и Элизе, чтобы помочь им сесть в седла. Потом повели их вперед, где в одиночестве ждал Маркус.

Как ни странно, он почему-то забрал у Нетты поводья. Девушка вопросительно посмотрела на Маркуса, но тот улыбнулся, но ничего не сказал. Все вокруг словно язык проглотили. Даже лошади, казалось, ждали чего-то важного.

– Что случилось, Нетта? – едва слышно проговорила Элиза. – Почему все молчат?

– Не знаю, наверное, ждем Мерека. Куда он мог деться?

С арьергарда донеслись приветственные крики воинов и грохот мечей о щиты. Нетта повернула голову на шум, но ничего не могла разглядеть за строем мужчин. Вскоре сквозь деревья она увидела пару горделиво выступавших лошадей с седоками, направлявшихся к ним. Когда кортеж миновал поворот и предстал перед строем во всей красе, Нетта пронзительно вскрикнула. Она попыталась выхватить поводья у Маркуса, но он крепко держал их, да еще схватил Линетт за плечо, удерживая в седле.

Первый всадник держал развевающееся алое знамя. На нем черным шелком большими буквами было вышито единственное слово.

БЕРСЕРКЕР.

На второй лошади сидел тот самый человек, что приезжал в замок Уиклифф.

Глава 9

– Господи, помоги мне!

Нетта безуспешно пыталась вырвать у Маркуса повод. Тошнотворные волны ужаса накатывали одна за другой. Грозный гость приближался. Бедняжка отчаянно сжала руку Маркуса, своего единственного защитника, и только гордость мешала ей перебраться к нему в седло.

Направлявшийся к ней мужчина был гигантского роста. Ветер играл его золотисто-каштановыми волосами, пряди взлетали вокруг лица и над плечами. Плед с узором клана Морганов спускался к коленям. Волчьи шкуры, скрепленные огромной пряжкой, покрывали его массивную голую грудь и плечи. Кожаные ремни красовались на запястьях и предплечьях. Он ехал без седла. Накинутое на спину лошади покрывало служило не для комфорта всадника, а защищало животное от укусов насекомых и царапин.

Синяя краска покрывала одну сторону лица исполина.

Он ехал вдоль шеренги, оглядывая воинов. Привычка к дисциплине и гордость за свой клан сквозили в их расправленных плечах и выпрямленных спинах. Все надели клетчатые пледы цветов Моргана. Всадник одобрительно кивал.

Элиза только теперь увидела человека, сидящего верхом на огромном коне, и вскрикнула:

– Святая Агнесса! Жених Нетты нашел-таки нас!

С непроницаемым лицом и прямой спиной великан направлялся к Нетте.

Ледяной холод пополз у нее по спине, зубы застучали. Стиснув их, она прижала подбородок к груди и обхватила себя руками, надеясь, что гигант не заметит ее позорного страха. Но ведь он наверняка почувствует его! Берсеркер внушает невероятный ужас.

Наконец страшный всадник достаточно приблизился, и Нетта увидела его лицо. Яркие глаза цвета морской волны изучали ее. Линетт затрепетала – в памяти всплыли все обстоятельства того, как она оказалась но власти этого мужчины. Несчастную бросало то в жар, то в холод.

– Приветствую вас, моя невеста.

Его голос был мягким, как у Мерека.

– Как вы здесь оказались? Я намного опередила вас. Что вы сделали с Мереком Блэкторном?

Нетта задыхалась. Язык шевелился с трудом, во рту так пересохло, что она глотнуть не могла. Она тряхнула руку Маркуса.

– Маркус, вы же понимаете, что этот человек следовал за нами и убил вашего предводителя. Он родственник Мерека? Или выдает себя за него. Их лица похожи, разве вы не видите?

Нетта откинулась назад, пытаясь держаться как можно дальше от огромного варвара.

– Нет, миледи. Наш предводитель перед вами. Конь Мерека не потерпел бы другого седока. Разве вы не видите, как он спокоен?

Конь, словно поняв, о чем идет речь, радостно заржал.

– Н-но… – запнулась Нетта. – Он одет как дикарь!

– Сэр Мерек редко путешествует в шотландской одежде. До сих пор он делал это только для вашего спокойствия, поскольку предпочитает валлийский наряд, – Маркус криво усмехнулся, – и такой вид, в котором вы впервые увидели его в замке Уиклифф.

Конюшни! Как она не узнала Маркуса, который привел лошадь ее дикарю? Линетт судорожно сглотнула. Похоже, ее вот-вот стошнит. Зажав руками рот, она зажмурилась. Возможно, видение исчезнет и вновь появится строгий Мерек. Девушка вся дрожала, тихие стоны срывались с ее сомкнутых губ. Нежные руки легли на плечи Линетт.

– Ну, леди, не волнуйтесь так. Я тот же самый человек, рядом с которым ваш тюфяк лежал каждую ночь, – уговаривал низкий голос. – Тот же самый, тепло которого ты разделяла, – прошептал Мерек в самое ухо Линетт.

Святые угодники! В мозгу Нетты замелькали картины, как она по утрам прижималась к боку этого мужчины.

Этого варвара!

Линетт почувствовала знакомый аромат Мерека, и снова необычное покалывание пронеслось от ее груди к низу живота. Нетта вздрогнула, но не открыла глаз.

– Почему вы носите меха? Мужчины не одеваются в волчьи шкуры.

– Вы должны привыкнуть к такому виду. В Кар-Колдуэлле вы увидите многих мужчин, одетых так.

Нетта чуть приподняла веки. Его воины посмеивались над ее испугом. Дафидд и Фергус спешили уверить ее, что это действительно Мерек, а вовсе не чужак. Это традиционный костюм валлийцев. Все, наверное, считают ее трусливой, как мышь, но никто из них не знает – дело не только в одежде. Этому человеку отец поклялся отдать ее в жены.

Человеку, о котором родители рассказывали ужасные истории.

От кого она бежала.

Не успела Нетта еще больше растревожиться, как в вышине раздался клекот орла. Глаза девушки расширились – она услышала тот же звук совсем рядом. Это Мерек ответил на призыв. Силач смотрел в небо, его лицо светилось радостью. Орел, кружась, спускался все ниже, пока не оказался у них над головой. Мерек поднял руку, и птица беззвучно спланировала на его защищенное кожаным ремнем запястье.

– Танцующий-в-Облаках, я видел, что ты следил за нами с высоты последние несколько дней. Ты прибыл проводить нас домой? – мягко произнес Мерек и повторил зов, взглянув на Нетту. Танцующий-в-Облаках поглядывал то на нее, то на Мерека.

Орел смотрел в глаза Линетт, изучая ее. Нежное тепло, успокаивая, разливалось по ее телу. Удивляясь себе, Нетта улыбнулась орлу.

Хищник взъерошил перья и наклонил голову. Пройдясь по руке Мерека, орел взгромоздился ему на плечо, потом заклекотал, как будто давая разрешение продолжить путь.

Валлиец кивнул, потом двинулся к Маркусу, чтобы вместе с ним возглавить отряд. Воины сомкнулись с обеих сторон Нетты и Элизы. Мерек не оставил подругам времени поволноваться, поскольку всадники двинулись к заветной цели галопом.

– Нетта! Почему ты не сказала мне, что Мерек и есть твой варвар? Когда он приезжал в Ридли, то никогда так не одевался.

– Ох, Элиза, я совсем запуталась. Дикарь. Варвар. Берсеркер. Мерек. Я не знаю, который он. А если он и есть тот, кто приезжал в наш замок и имеет брачный контракт, что мне делать?

– Блэддин тебе поможет. Он владыка Кар-Колдуэлла и управляет там всем. А поскольку это наследство твоей матери, то он имеет право сказать решающее слово относительно того, за кого ты выйдешь.

Они выехали из глубины леса, и Дафидд сказал, что они уже на земле Блэкторна. У подножия холма зеленые леса закончились. Впереди земля полого поднималась вверх. Деревня, окруженная полями пастбищами, лежала перед ними.

Замок стоял на расчищенном участке земли, протянувшись с севера на юг, параллельно горловине залива. Залив Тана, врезаясь в восточную часть горного хребта, сформировал скалистые берега, защищавшие замок от нападения. Стены, перемежавшиеся башнями, окружали огромную территорию. На западе они огибали скалу, а с севера, востока и юга поднимались над большим рвом. Массивное прямоугольное здание, сложенное из огромных камней, высоко поднималось вверх. Оно было построено на норманнский манер. Пространство вокруг окружали толстые каменные стены.

Все остановились, чтобы дать Нетте возможность полюбоваться открывшимся видом. Засмотревшись на красоту пейзажа, она вздрогнула, когда Мерек заговорил с девушками.

– Леди, не опасайтесь, что с вами будут дурно обращаться в вашем новом доме. У вас будет женское общество. Сестра Коннора Меган и Брайанна ваши ровесницы. Есть еще жены рыцарей и тех, кто живет в замке. – Он пристально посмотрел Линетт в лицо. – Леди Филлипа наблюдает за всеми.

– Я не боюсь, сэр. Я бы этого не позволила, – с уверенностью ответила Нетта.

Это удивило Мерека, поскольку в голове Нетты мелькали совсем другие отрывочные мысли. «Дикий нрав… одна… защитить Элизу… а кто защитит меня?» Горькое сожаление кольнуло его, что Нетта видела его в лесу разъяренным, потерявшим контроль над собой. Сейчас Мерек хотел заверить ее, что никогда не причинит ей вреда. Не причинит – пока будет верен клятве никогда не любить ее душой. И никому другому не даст ее обидеть. Это он мог обещать с уверенностью.

Когда они подъехали ближе, люди, работающие в поле и в деревне, высыпали навстречу. Мужчины верхом на низеньких пони сопровождали отряд, приветствуя и поздравляя всех с возвращением домой. Замедлив шаг, они ехали по главной улице, упоительный аромат готовящейся пищи тянулся из кухонь.

Сельские жители, должно быть, привыкли к тому, что женами их лэрда становились англичанки, поскольку женщины улыбались и махали им вслед. Нетта отвечала на их поздравления. Если Блэддин откажется ей помогать, она надеялась найти здесь помощников и сбежать из Блэкторна. Нет, даже думать об этом глупо! Она в самом дальнем углу Шотландии, окруженная самыми беспощадными воинами в стране.

Раздался резкий звук волынки. Нетта заметила на въездной башне двух музыкантов. Рядом с волынщиками стоял странно одетый человек. Даже с этого расстояния Линетт видела, что на нем блестящий яркий плащ. Длинные черные волосы развевались вокруг лица.

Танцующий-в-Облаках приветственно заклекотал. Осторожно, чтобы не поранить Мерека, орел двинулся от его плеча к поднятому запястью. Медленно расправив крылья, птица взмыла в воздух, не задев и волоса на голове Мерека.

Нетта как зачарованная наблюдала за орлом, летевшим к удивительному мужчине. Приземлившись на его левом плече, Танцующий-в-Облаках правым крылом провел по голове мужчины, словно лаская.

– Видишь, Нетта? Это Блэддин. Ты вряд ли его помнишь. Он в большой дружбе с моими кузенами Синклер. Брайанна и ее сестра аббатиса Алана – его особая любовь. Он всегда заботился об их защите. Точно так же он заботится и о Кар-Колдуэлле.

– Я помню его. У него ужасный шрам от правой стороны лба, через веко и до самой губы? – пискнула Элиза.

– Да. Когда он красит его красной краской, а противоположную сторону лица – синей, то даже крепкие мужчины пугаются, – с нервным смешком добавила Нетта.

Под звуки волынок всадники въехали на крутой подъемный мост. Чем ближе они подъезжали к массивной опускной решетке, тем яснее становилось Нетте, что второй музыкант – молодая женщина. За входной аркой находилась внушительная сторожка. Справа высилась круглая башня, другая – в конце зубчатой стены.

На башне справа и слева от музыкантов толпились мужчины. Женщина, отняв инструмент от губ, издала крик, настолько мощный, что его было слышно сквозь резкие звуки второй волынки.

Мерек, подняв глаза, ответил ей так же. Махнув рукой, она поспешила вниз.

Отряд с грохотом проехал по деревянному мосту через узкий вход к сторожке. Нетта, запрокинув голову, разглядывала смотровые щели и бойницы. Это была массивная крепость, совершенно не походившая на замок отца. Около входа в главную башню на ступеньках собрались люди и ждали их.

Мерек снял Линетт с седла. Знакомый аромат успокоил ее, хотя она попыталась убрать его руку, властно легшую на ее талию. Он этого не позволил. Не успели они и шага сделать, как крик Элизы остановил обоих.

– Нетта! Скажи, чтобы он ушел. Я тебе о нем говорила. Ты обещала защищать меня!

Нетта обернулась. Элиза, сидя в седле, хмуро смотрела на очень крупного мужчину. Не желая, чтобы он помог ей, Элиза вцепилась в гриву лошади.

Мужчина, глядя на Элизу смеющимися карими глазами, широко улыбался. Он был столь же высок и мускулист, как Мерек. Горная Шотландия в самом деле край великанов! По описанию Элизы Нетта узнала Коннора, кузена Мерека. Он не показался ей злодеем.

– Идем, маленькая мышка. Обещаю не съесть тебя на обед, – уговаривал Коннор.

Не успела Элиза и слова сказать, как он разжал ее пальцы и поставил трусиху на землю. Бросившись к Нетте, Элиза ухватилась за ее руку.

– Коннор, как тебе не стыдно пугать бедную девочку, – упрекнула его высокая девушка, игравшая на волынке.

У нее были длинные волосы темно-каштанового цвета, как и у Коннора. И рот пухлый, как у него. Будь у нее не зеленые, а карие глаза, этих двоих можно было счесть близнецами. На девушке были короткие штаны и длинная рубашка нараспашку. На кожаном поясе висел кинжал в ножнах. Приблизившись к Коннору, девушка толкнула его в плечо, чем несколько удивила Нетту.

Тогда Нетта вспомнила, что Элиза рассказывала о девушке, которую прозвали Женщина-воин. Это была она.

– Убери свои лапищи от девушки, братец, по крайней мере пока она не отдохнет. Привет, Мерек.

Мерек торжественно поклонился и поцеловал ее в щеку. Смеясь, она обхватила его талию и шагнула к Нетте и Элизе.

– Я Меган. – Приветливая улыбка осветила ее лицо. – Как я вижу, этот медведь привез, кроме своих молодцов, еще кое-кого. Коннор часами дежурил на стене. Мы ждали тебя, Элиза. – Меган обняла Элизу, затем повернулась к Нетте: – Блэддин сказал нам, что ты приедешь, Линетт. Добро пожаловать в Блэкторн! Ты предпочла бы, чтобы тебя называли Нетта, как делает Элиза?

Нетта кивнула, и Меган дружески обняла ее. Кроме Элизы, никто не обнимал Нетту, и это было замечательно.

– Хватит, Мэг. Нетта еще не представлена лэрду.

Мерек повел Нетту к ступеням, на которых стоял такой же гигант, как и он сам. Мужчины были очень похожи, если бы не аккуратно подрезанные ниже плеч черные волосы лэрда. Это из-за многочисленных обязанностей у него такое строгое выражение лица? Когда Линетт и Мерек подошли ближе, серо-зеленые глаза отметили пряжку, скреплявшую клетчатую ткань на плече Нетты. Мужчина, ласково улыбаясь, выступил вперед, чтобы приветствовать гостью.

– Блэддин сказал нам, что Мерек привезет двух красивых девушек, которые останутся жить с нами. – Наклонившись, он мягко положил руки на плечи Линетт и поцеловал ее щеку. – Я Дамрон, брат этого вояки.

– Лэрд, это Линетт Уиклифф. Она находится под моей защитой. – Многозначительно сказав это, Мерек повернулся к красивой пожилой женщине, стоявшей рядом с Дамроном. – Нетта, я хочу познакомить тебя с леди Филлипой, матерью Дамрона. Это она сделала меня нормальным человеком.

Нетта не смогла сдержать недоверчивого фырканья при его последних словах. О Боже! Если леди Филлипа смягчила его, то каким же монстром он был раньше? Нетта в почтительном книксене присела, а когда поднялась, снова оказалась в объятиях.

– Добро пожаловать, Нетта! Я так рада, что Мерек выбрал тебя. – Леди Филлипа, тронув пряжку на плече Нетты, еще раз порывисто обняла девушку.

– Коннор, прекрати мучить Элизу, – потребовал лэрд Дамрон. – Мыс матерью хотим поздороваться с ней должным образом.

Схватив Элизу за руку, Коннор повел ее к Дамрону и леди Филлипе. Изучив хорошенькое лицо девушки, лэрд заговорил с ней. Они встречались в замке Ридли, где Элиза держалась около Брайанны, словно робкая тень.

– Добро пожаловать, Элиза. – Дамрон нахмурился, увидев ее испуганные глаза.

Сдвинутые брови придали лицу лэрда свирепое выражение, и Элиза струхнула еще больше. Дамрон, успокаивая, потрепал ее по плечу. Отпрянув, Элиза налетела на Коннора, он поддержал ее. Дамрона это явно озадачило, он не ожидал, что выглядит так грозно.

– У тебя нет причин тревожиться, Элиза. Как и Линетт, ты имеешь право на мою защиту. – Дамрон представил ее леди Филлипе, которая ободрила ее, сказав, что рада появлению в доме молодых женщин. – Идем, не надо мешкать. Вы не привыкли к резкому ветру, который налетает с залива. – Дамрон властно указал вперед. – Моя Брайанна будет счастлива видеть вас обеих, как только вы отдохнете.

Леди Филлипа повела подруг ко входу в главную башню, который находился выше первого этажа. Поднимаясь по скрипучим деревянным ступеням, Нетта разглядывала здание. В отличие от замка Уиклифф здесь первый этаж не имел окон. Она поняла, что это сделано с целью дополнительной защиты замка. В случае нападения можно будет сжечь лестницу, если враг преодолеет крепостные стены.

Войдя в массивные двери, они повернули налево в большой зал, вдвое превосходящий по размеру зал в замке Уиклифф. На стенах красовалась внушительная коллекция оружия и доспехов. С потолка свисали яркие знамена, по залу расставлены столы. У дальней стены на возвышении стоял стол лэрда. Пахло свежими травами.

Мужчины усадили леди Филлипу и гостий на стулья у очага, слуги принесли вино, эль и сыр. Выпив эля и съев немного сыра, лэрд Дамрон отправился проведать возлюбленную жену.

Пока отряд был в дороге, Нетта собиралась, бросившись Блэддину в ноги, умолять его разобрать ее дело. Теперь она отвергла эту мысль.

Беседа текла легко. Но почему все смотрят на ее пряжку, а затем, подняв брови, широко улыбаются Мереку? Он в ответ отрицательно качал головой. Нетта нахмурилась. Он держался рядом с девушкой, словно объявляя ее своей собственностью.

Нетта почувствовала движение теплого воздуха и удивленно подняла глаза. В дверном проеме стоял лорд Блэддин в плаще из ярко окрашенных перьев. На плече у него сидел орел. Буйные волосы ниспадали на плечи лорда, левая сторона лица была покрыта краской, как и у Мерека.

– Он раскрасил лицо на старый манер в твою честь, Нетта, – прошелестел у ее уха шепот Мерека.

Линетт вздрогнула от неожиданности.

Блэддин, идя к гостям, разговаривал с птицей, и та, вспорхнув, уселась на открытое окно. Взгляд темных глаз Блэддина действовал на Нетту словно успокоительное снадобье. Девушке стало легче, она поняла, что может доверить этому человеку свою жизнь.

– Маленькая Линетт, твоя мать счастлива, что ты прибыла к нам. – Загадочная улыбка осветила лицо лорда.

У Линетт перехватило дыхание. Ее мать? Почему он говорит так, будто знает, что чувствует ее мать? Не успела она заговорить, как Блэддин приложил палец к губам, призывая ее к молчанию.

– Мы поговорим завтра. Мерек и Дамрон присоединятся к нам. А пока отдыхайте, привыкайте к вашему новому дому.

Блэддин поцеловал ее в лоб, и в душе ее воцарился покой. Наслаждаясь этим состоянием, Нетта опустила взгляд. Как он узнал, что она хочет просить его о встрече? Когда Нетта подняла глаза, Блэддина уже не было в зале.

Хозяева замка засыпали путешественников вопросами о поездке. Мерек удивил Нетту, когда позволил ей говорить и в отличие от ее отца не перебивал. Элиза рассмешила всех, рассказав, как испугалась, встретив необычных животных.

– Они большие и косматые, у них шерсть на ветру колышется. А языки у них длинные, и они все время облизывали морды. Никто так и не сказал мне, как они называются. И всякий раз, когда я убегала от них, все смеялись. Они не опасны?

– Элиза, милая, твое «опасное животное» – это корова. Горная корова, – улыбнулся Коннор. – Когда ты ела овсянку с молоком, ты не задумывалась, откуда оно берется?

– Слава Богу! А почему мне не объяснили, что это корова? – Элиза хмуро посмотрела на Коннора, будто это его вина.

– Возможно, потому, Мышка, что наблюдать, как ты вприпрыжку улепетываешь от безобидных существ, было забавно. – Он стоял около стула Элизы, властно положив руку на его спинку.

Меган прохаживалась недалеко от места леди Филлипы.

– Да, Меган, можешь оставить нас и отвести девушек к леди Браианне. Я знаю, что она с нетерпением ждет их. – Леди Филлипа, повернувшись к Мереку, покачала головой. Он отпустил плечо Нетты.

Меган немедленно сорвалась с места.

– Идемте, Брайанна ждет вас. Ребенок плохо спал прошлой ночью, и она баюкает крошку.

Когда они вошли в комнату, идиллическая сцена поразила Нетту. Миниатюрная женщина сидела перед окном. Золотой солнечный свет, омывавший ее, подчеркивал хрупкую красоту молодой матери.

Лэрд Дамрон стоял на коленях рядом с ней. Любой, видя их, понимал, что муж ради нее бросит вызов всему миру и даже небу. Нежное выражение лица лэрда было почти больно видеть. Гладя каштановые локоны жены, он смотрел, как она качает ребенка. Они излучали такую любовь, что у Нетты перехватило дыхание. А на нее мужчина посмотрит когда-нибудь с такой нежностью? Брайанна подняла глаза, счастливая улыбка изогнула ее пухлые губы.

– Элиза, милая! Кажется, вечность прошла с тех пор, как я тебя видела. Иди сюда, познакомься с нашей маленькой Сереной. – С последними словами она подняла подбородок в защитном жесте.

Дамрон поднялся с пола. Улыбнувшись Браианне, он погладил ее щеку тыльной стороной ладони и повернулся к Элизе и Нетте. Печаль промелькнула в глазах лэрда, прежде чем он успел овладеть собой.

Дамрон вышел. Элиза бросилась к кузине, и Нетта последовала за ней. Брайанна прижала к плечу одной рукой спящего ребенка и поцеловала! Элизу. Когда карие глаза Брайанны взглянули на Элизу, тайна и едва сдерживаемое горе читались в них.

– А это, должно быть, Линетт Мерека, о которой говорил мой Натаниел.

Ее певучий голос имел акцент, который Нетта не могла определить. Не французский, но и не саксонский или шотландский. Его интонации были ей незнакомы. Линетт старалась слушать внимательнее и скоро привыкла к протяжному произношению Брайанны.

– Надеюсь, вы не станете возражать, если у вас в доме поселится еще одна женщина, леди Брайанна. У нас не было времени просить на это вашего разрешения. Я оставила замок Уиклифф, чтобы быть с Элизой.

– Мы счастливы, что ты здесь. Мы очень ждали тебя. Мой Натаниел посвятил нас в ваше тяжелое положение.

– Натаниел? Кто этот Натаниел и как он мог что-либо слышать обо мне?

– Брайанна говорит о Блэддине, Нетта, – сказала Меган. – Она его так зовет. Лэрд всегда знает, что произойдет. Даже то, что Дамрон женится на Брайанне и привезет ее сюда. Дамрон был далеко в Англии, но Блэддин знал все еще до сообщения короля. Лэрд специально прибыл из Уэльса, чтобы сопровождать Брайанну с Дамроном и обеспечить их защиту.

– Лэрд всегда был близок с ее сестрой Аланой. Он был в замке Синклер, когда родилась Брайанна. Блэддин заботится об обеих и хранит от всяческих невзгод.

Брайанна положила крепко уснувшую малышку в колыбель. Няня сидела рядом с непроницаемым лицом.

Нетта, слушая Меган, присматривалась к Брайанне, надеясь когда-нибудь услышать ее историю.

И смеялась, когда Элиза бегала от колыбели Серены к Брайанне и обратно.

– Мышка, ты между ними дорожку в полу протопчешь, – послышался от двери низкий голос Коннора. – Если тебе так хочется завести ребенка, Дамрон с удовольствием подыщет тебе мужа.

Элиза, резко остановившись, уселась на пол между стульями Брайанны и Нетты и смущенно опустила голову, чтобы не смотреть на улыбающегося Коннора.

При упоминании о поисках мужа Нетта вновь задумалась, как сорвать планы Мерека и ее отца. Боже! Легок на помине! Мерек сменил волчьи шкуры на полотняную рубашку и короткие штаны.

Он поцеловал Брайанну в лоб, потом склонился над Сереной. Его красивая рука осторожно поглаживала головку малышки. У Нетты даже сердце замерло, когда Мерек легко провел пальцами по нежной щечке девочки.

– Крошка прямо-таки расцвела, Брайанна, и очень выросла за время моего отсутствия. Она по-прежнему плачет, когда не видит тебя?

Нетта смотрела на него, удивленная его тоном. Голос Мерека звучал хрипловато. Линетт глазам своим не верила – так изменилось его лицо. Резкость черт исчезла, смягченная нежностью и любовью. Тоска светилась в глазах сурового воина, когда он смотрел на ребенка и Брайанну. А собственную жену он так же сильно будет любить?

– Серена всегда голодна. К счастью, у меня молока более чем достаточно. И если меня нет рядом, она плачет уже не так истошно, как прежде. С каждым днем она становится все спокойнее. Я теперь могу надолго ее оставить.

Грустное выражение появилось в глазах Брайанны. Должно быть, она заметила вопросительный взгляд Нетты и продолжила рассказ:

– Вскоре после того как я потеряла собственного ребенка, появилась на свет маленькая Серена. Ее мать, увидев, что родила девочку, бросила ее. Малышка не принимала ни одной кормилицы, пока Джоанна не принесла ее нам. – Брайанна широко улыбнулась женщине, сидящей у колыбели.

– А как поживает мой братец? – спросил Мерек. – Все еще прячет свою любовь к тебе? Или сердце все-таки победило разум?

– Ты должен гордиться моим добрым гением, Мерек. Он или пытается накормить меня, или укладывает под одеяло и настаивает, чтобы я спала. Я начинаю бояться, что моя кожа к простыням прирастет. Всякий раз, когда я открываю глаза, то вижу его. Он стоит за изголовьем кровати, иолнуясь, что я дышу слишком медленно или слишком часто. – Брайанна, вспыхнув, застенчиво улыбнулась. – Он наконец смилостивился и на этой неделе позволил мне встать с постели.

– Кстати об отдыхе, дорогая. Если ты будешь обедать с нами, то должна подремать, – приказал Дамрон, войдя в комнату. – Меган и девочки навестят отца, покаты отдохнешь. – Многозначительно посмотрев на Меган, он наклонился к жене.

Подняв Брайанну, словно ребенка, Дамрон крепко прижал ее к себе и поцеловал ее волосы.

– Мерек, займись мужчинами, а я прослежу, чтобы нашей маленькой Брайанне не мешали. – Не дожидаясь кивка Мерека, он вышел. Няня последовала за слугой, который нес колыбель.

– Идем, вы должны познакомиться с дедушкой, он плохо чувствовал себя утром и не мог встретить вас вместе с нами. – Меган вскочила и, махнув рукой, призвала следовать за ней. Проворно дойдя до конца коридора, она стала подниматься по винтовой каменной лестнице. Комната лэрда Дугласа находилась рядом с лестничной площадкой на третьем этаже.

– Вы будете делить комнату со мной, это через три двери дальше. Комната Коннора и Мерека рядом, – добавила она.

Меган распахнула дверь.

– Дедушка, я привела к тебе двух чудесных девушек, чтобы скрасить твой день. – Длинные ноги стремительно несли Меган к большой кровати у стены. Ее дедушка, старый лэрд клана Морганов, отдыхал на груде подушек.

Такого доброго лица Нетта ни у кого не видела. В густых каштановых волосах и короткой бороде виднелись белые пряди. Проницательные золотисто-карие глаза смотрели на молодых гостий. Улыбнувшись, он подозвал обеих и пригласил сесть на кровать рядом с ним. И потянул Элизу за тунику, убеждая подвинуться ближе.

– Иди, милая. Дай взглянуть на нашу новую подопечную. – Пристальный взгляд старого лэрда Дугласа изучал Элизу. – Как думаешь, Меган, волк должен охранять ее от поклонников?

Элиза побелела, как луна в ясную ночь.

– Святые угодники! Сэр, не говорите так. – Нетта положила руку на плечо Элизы. – Она боится, что шотландские волки съедят ее!

– А ты, должно быть, Линетт Мерека, Блэддин сказал, что твои глаза способны превратить сердце мужчины в пудинг. – Он улыбнулся ей.

– Милорд, я не Линетт Мерека, я Линетт Уиклифф. – Что это значит – Мерек уже объявил ее своей? – Я приехала в Шотландию, чтобы составить компанию Элизе.

– Ох, Меган, – усмехнулся лэрд Дуглас – Я вижу, Блэддин принял под свое покровительство еще одну прекрасную саксонку, которая пытается бороться со своей судьбой.

Глава 10

Нетта начала было возражать лэрду Дугласу, но стук когтей какого-то животного по полу отвлек ее. Обогнув угол кровати, зверь остановился рядом. Большая пушистая голова ткнулась в ноги Элизе. Подскочив, она взобралась на постель, боязливо озираясь.

– Святой Евстафий! – вскрикнула она. – Мерек так и не смог его убить. Этот волк шел за нами до Блэкторна.

Стараясь удержать равновесие, она размахивала руками, но это не помогло. Ложе качнулось. Элиза ткнулась в Нетту, столкнув ее с края вниз.

Нетта приземлилась на самом большом, самом лохматом существе, которое она когда-либо встречала. Соскользнув с его широкой спины, она с глухим стуком упала на пол. И не успела опомниться, как влажный язык облизал ее щеку. Огромный дружелюбный волк, казалось, улыбался, видя ее изумление. Нетта рассмеялась при этой мысли.

– Я вижу, вы познакомились с Гардом. – Мерек прислонился к дверям, глядя на Линетт.

От вида его смеющейся невесты, барахтающейся на полу с задравшимися выше колен юбками, его мужское естество напомнило о себе. Хотя пристальный взгляд Мерека сосредоточился на ее колдовских глазах, он не упустил ни одного дюйма соблазнительный плоти.

Нетта не замечала, что ее одежда в беспорядке, и Мерек не собирался говорить ей об этом.

– Ты часто играешь с животными? У тебя есть подход к ним.

– Нет, сэр. У меня никогда не было домашних питомцев. Отец сказал, что кормить животное, которое не приносит пользы, – пустая трата денег. У него есть охотничьи собаки, лошади и соколы. – Тон Нетты стал напряженным. – Я подкармливала амбарную кошку, но отец запретил, сказал, что голодная кошка лучше ловит мышей.

В ее прекрасных глазах мелькнуло огорчение. Мерек сам убедился, что барон Уиклифф отличается грубым нравом, поэтому не было необходимости прислушиваться к мыслям Нетты. Без сомнения, ее жестокий отец погубил бы любую зверюшку, с которой она подружилась бы.

Нетта похлопывала огромного волка по бокам. Он обнюхал колено девушки, и она наконец осознала, что ее ноги обнажены. Покраснев, Линетт встала. Гард опять потребовал внимания и едва снова не опрокинул ее на пол.

Коннор подошел к Мереку и, увидев скомканную постель, наклонился к Элизе. Его карие глаза весело щурились.

Лэрд Дуглас покровительственно обнял ее.

– Похоже, что ты причина этого погрома, Элиза? – От спокойного оценивающего взгляда Коннора Элиза покраснела и смущенно уставилась на свои руки. – Мерек рассказал мне о ваших проделках во время поездки. Вижу, за вами надо присматривать!

– Проделки, сэр? Мы ничего плохого не делали. – Она робко подняла глаза и в тревоге наморщила лоб. – Правда, Нетта?

Брови Коннора поползли вверх.

– Что? Ты считаешь, что помогать Нетте обманывать Мерека, подсунуть червяков ему в еду и заманить раненого волка следовать за вами, это не проделки?

– Вы всем рассказали это, сэр? – Нетта, уперев руки в бока, смотрела на Мерека. Ее глаза полыхали фиолетовым огнем.

– Дайте подумать. – Мерек энергично потерт подбородок. – Я не упоминал, что Элиза предложила подкупить стражника. Если Дамрон узнает об этом, он наверняка хорошенько отчитает вас обеих. И я никому не рассказывал, что вы подглядывали за нами, надеясь увидеть то, что вам видеть не следует. Гм… – Он повел бровями и прошептал нарочито громко, чтобы все слышали: – Или как ты пыталась совратить меня, когда я спал.

Нетта разинула рот. Переводя умоляющий взгляд от Меган к лэрду Дугласу, она бормотала:

– Я никогда не пыталась совратить его. Я ночью замерзла и спала слишком близко. И я не подглядывала за мужчинами! Что я могла поделать, если они так небрежно одеваются? Им следует носить нижние штаны и не выставлять себя напоказ при каждой возможности.

Гортанный смех Меган раскатился по комнате. Ее глаза искрились весельем.

– Да, ты права, Нетта. Но тогда они не смогут показать всем свой лучший товар. Так женщина выбирает себе партнера на ночь. Тот, у кого самый длинный штырь, погружает его глубже и быстрее.

– Тихо, Мэг! – рявкнул Коннор и с опозданием закрыл руками уши Элизы.

– Какой еще штырь? – полюбопытствовала она, прежде чем рука Коннора закрыла ей рот.

– Думаю, что Дамрону следует сначала найти для Меган мужа построже, а уж потом думать о судьбе Элизы, – с напускной резкостью сказал Мерек и подмигнул деду.

– Такого, который будет колотить ее всякий раз, когда она изрекает подобные непристойности. – Коннор впился взглядом в сестру. «Закрой рот», – красноречиво говорил его взгляд. – Я поищу мужчину постарше, который не задумываясь поколотит ее вечером, если не успел сделать это днем.

Нетта полоснула Коннора сердитым взглядом и встала между ним и новой знакомой.

– Это отвратительно, сэр! Почему мужчины могут говорить любые гадости, когда пожелают, а когда женщина посмеет открыть рот, вы готовы задушить ее?

– Потому что мы ваши владыки, а вы всего лишь глупые женщины. – Голос Мерека раздался над ухом Нетты. – Женщины будут говорить то, что мы им позволим, и действовать так, как мы велим!

Нетта обернулась к нему, ее глаза гневно сверкали. То, что она готова постоять за себя и друзей, понравилось Мереку. Он продолжил свою тираду, не давая ей слово вставить:

– Если женщинам дать ту же свободу, что и мужчинам, основы семьи рухнут. У вас не останется времени ухаживать за нами!

Меган, фыркнув, показала ему средний палец. «Странный жест», – подумала Линетт.

Коннору явно недоставало еще пары рук. Он попытался заслонить глаза Элизы, но не успел сделать это быстро.

– Что это… – только и успела сказать Элиза, когда он перебил ее:

– Ей-богу, Меган, если ты снова повторишь эту вульгарность, я скажу Дамрону, чтобы он надавал тебе по заднице.

Нетта заморгала от удивления.

– Так он и послушал, – усмехнулась Меган. – Дамрон знает, что я могу быть леди, когда хочу. И прекрати трепать Элизу, братец. Разве ты не видишь, что расстраиваешь бедную девушку, возя своими лапами по ее лицу? Теперь, когда мы развлекли дедушку, нам лучше привести себя в порядок.

Меган посмотрела на руки брата, все еще лежавшие на плече Элизы. Когда он отпустил ее, Элиза спрыгнула с кровати и кинулась к двери.

Мерек посторонился, пропуская ее и Меган. Прежде чем ушла Нетта, он сделал шаг к ней, загородив дверной проем. Она, пытаясь прошмыгнуть мимо, задела грудью его торс, и горячие искры удовольствия пронзили пах поборника чести домашнего очага. Когда ее рука случайно зацепила его нетерпеливое копье, Мерек сжал челюсти. Расширив глаза, Нетта глянула вниз, зарделась и спрятала руку за спину. И опрометью убежала следом за Меган.


Нетта оглядела комнату Меган. Она ей нравилась. У двери стояла корзина с фиолетово-розовыми веточками цветущего вереска, его свежий запах плыл в воздухе.

Подойдя к противоположной стене, Нетта выглянула в высокое узкое окно. Оно выходило на крутой спуск в долину. Лучи солнца освещали ярко-зеленый полог большой кровати. Кто-то аккуратно положил немногочисленные пожитки Нетты и Элизы на темно-зеленое покрывало. Рядом с их одеждой лежало несколько красочных туник и сорочек.

– Ты приблизительно моего роста. – Взяв тунику, Меган приложила ее к плечам Элизы. – Я выбрала кое-что из своих вещей для тебя. Если есть возможность, я не ношу юбок. Почему мужчины носят удобные штаны, а мы должны таскать на себе этот ворох ткани? – Глаза Меган искрились весельем. – Не говоря уже о том, что юбка мешает носить кинжал.

Три деревянных сундука стояли под красочными гобеленами, развешанными по стенам комнаты.

На одном из них лежал меч. Нетта взяла его, чтобы рассмотреть.

– Это твой? Красивый. Его сделали специально для тебя? – В рукоять меча был вделан маленький кристалл. Комната отражалась в лезвии, на котором были выгравированы кельтские узоры.

– Да, – кивнула Меган. – Дамрон подарил его мне на шестнадцатилетие. – Распахнув дверь, она велела принести бадью и воду для купания.

Ширма отгораживала дальний угол комнаты, там был умывальник, на котором стояли таз, кувшин и лежали полотенца. После того как слуги вышли, Элиза настаивала, чтобы Нетта вымылась первой.

– Меган, что такое штырь? Это то же самое, что и копье? – Голос Нетты перекрывал звуки льющейся воды.

– Да. Их орган имеет много названий. Если он длинный, они любят называть его копьем, жезлом или древком; если твердый и сильный – он становится тараном или орудием. Иногда он бывает маленьким и жалким, пока не нальется, и тогда больше подходит определение «стручок». Мужчине крайне неприятно слышать, когда его орудие называют стручком. – Услышав взрыв смеха Нетты и смущенное хихиканье Элизы, Меган улыбнулась и закатила глаза.

– Отец никогда не позволял мне сопровождать гостей-мужчин. – Нетта поморщилась, сознавая собственную наивность. – Я думала, что у них все почти так, как у маленьких мальчиков, пока не начала наблюдать за нашими сопровождающими. Ветер сослужил мне хорошую службу.

Меган усмехнулась:

– Так Мерек не лгал, что ты подсматривала за ними? И ты действительно пыталась соблазнить его, когда он спал? – Она села на подвесную кровать.

– Ничего подобного! – Нетта с такой поспешностью выскочила из бадьи, что расплескала воду. Завернувшись в полотенце, она выбежала из-за ширмы. – Он настоял на том, чтобы наши тюфяки были рядом, это его затея! Просыпаясь, замечала, что моя постель теплая, как свежеиспеченные лепешки. Я обнаруживала, что моя голова лежит у него на груди, а его сердце бьется около моего уха. Его стук не раз будил меня.

Разговор о Мереке напомнил Нетте о необычном жесте Меган. Мужчинам он явно очень не нравится, иначе Кониор так не возмутился бы.

– Что это за знак ты сделала? Коннор так обиделся, я думала, что он тебя поколотит.

Нетта подвинула табурет туда, где солнечные лучи струились сквозь узкое окно. Усевшись, она расчесывала волосы, пока Элиза мылась.

– Ха! Пусть попробует, – пожала плечами Меган. – В детстве у меня был печальный опыт. После этого я убедила дедушку разрешить мне тренироваться с мальчиками. Спустя годы, когда наши навыки сравнялись, меня прозвали Женщина-воин из Блэкторна. Коннор знает, что я ему ни в чем не уступлю. А этот жест Брайанна однажды использовала, когда мы, женщины, плескали пахнущую розами мыльную воду в мужчин. Эти грязнули не любят мыться. Они полагают, что вода смоет их мужскую силу без следа. Когда Дамрон приказал, чтобы Брайанна остановилась, она показала ему средний палец и объяснила, что этот жест – обычное дело в неведомой далекой земле, где она родилась.

Нетта ничего не знала об этом.

– Дамрон не возражает, что Мерек так ласково обращается с Брайанной? Я видела, как он относится к ней и малышке. Прямо-таки растаял, стал мягким, как каша. – Нетта ощутила острый приступ душевной боли. Неужели это ревность?

– Да, Мерек обожает Брайанну, но как сестру. Когда ему было семь лет, он поклялся никогда не любить женщину как жену. Он вел странную жизнь. После того как наши родители и отец Дамрона были убиты, Дамрон и Коннор по шесть месяцев в году воспитывались в семье короля Вильгельма в Нормандии. Тетя Филлипа взяла меня к себе.

– А Мерек? Его не взяли? – Элиза разбрызгала воду так, что она потекла по полу.

– Нет. Была причина. До рождения Дамрона его отец захватил в военном походе валлийку. Она влюбилась в него. И умерла, родив Мерека. В тот же самый час тетя Филлипа родила Дамрона. Она отказалась от кормилиц и настояла на том, чтобы кормить и растить Мерека вместе с Дамроном. Она взяла бы Мерека с нами в Нормандию, но дедушка не позволил, потому что боялся за него. Еще в юности Мерек узнал, что его называют последним берсеркером в Уэльсе. Дикая валлийская кровь смешалась в Мереке с воинственной кровью шотландцев. Мой кузен мало говорит, но его характер уже вошел в легенды. Первый же человек в Нормандии, назвавший его незаконнорожденным, мгновенно почувствовал бы на своей шее меч Мерека. Любой клан почтет за честь назвать его своим. Он самый лучший воин в Шотландии.

Нетте стало жаль Мерека, лишившегося матери с первого же дня жизни. Он, должно быть, всегда чувствовал себя изгоем. Это ужасное бремя для человека!

– Как это объясняет близость между Мереком и Брайанной?

– Это все из-за той француженки, возлюбленной Дамрона. К сожалению, она была уже беременна, когда Дамрон привез Брайанну в Блэкторн француженка поклялась, что ребенок у нее от Дамрона. Малыш нашей Брайанны родился мертвым. Та женщина родила девочку, приказала Джоанне убить ее и исчезла. Джоанна спасла дитя, но Серена отказывалась брать грудь. Когда Брайанна услышала голодные крики, то потребовала, чтобы ребенка принесли ей. Девочка прильнула к ее груди и по сей день, бывает, жалобно пищит, если не видит или не слышит свою новую мать.

– Брайанна сделала для Серены то, что тетя Филлипа – для Мерека? Вот за что Мерек любит ее!

Элиза, выйдя из-за ширмы, тряхнула головой.

– Храни нас Господь, Нетта! Я не хочу выходить замуж за горного великана, вокруг которого роятся возлюбленные. Отец наверняка предпочел бы, чтобы я умерла старой девой.

– Дамрон часто пытался найти мне в мужья человека с твердой рукой, но я быстро отбиваю у них охоту, – рассмеялась Меган.

– Как тебе это удается? – Нетта старалась заправить черные кудри под серебряную диадему. – Мужчин не так легко отогнать. Порой я старалась отпугнуть их неприятным запахом. Если это не помогало, я сводила глаза к переносице всякий раз, когда «жених» оказывался рядом. Но не могла оставаться так долго. – Она весело улыбнулась. – Если мужчина был брезгливый, я не мылась и роняла еду на одежду. Даже шею грязью мазала. И когда я потела, она собиралась противными катышками. И носила одну и ту же тунику, пока поклонник не сбегал от отвращения.

Меган рассмеялась, расчесывая волосы.

– Ну, такие фокусы здесь не пройдут, тетя Филлипа за мной пристально следит, но у меня есть собственные способы отвадить грубиянов.

– И какие же это способы? Глаза скашивать к носу я не умею и грязь ненавижу. – Элиза удивилась, когда Меган и Нетта рассмеялись. – Почему вы смеетесь?

– Я знаю тебя полдня и вижу, что глаза у тебя косят всякий раз, когда Коннор приближается. Разве ты сама не замечаешь? – лукаво спросила Меган.

Элиза схватилась за щеки, пряча румянец, Меган обняла ее за плечи.

– Если нежеланный жених играет на волынке, я вызываю его на состязание, – начала Меган. – Я могу победить лучшего из них. Если он считает себя опытным фехтовальщиком, я требую, чтобы мы встретились в тренировочном бою. Они падают от страха, боясь пролить каплю моей крови. Зря волнуются, я могу помериться силой с большинством мужчин. Если ни один из этих вариантов не удается, я нацеливаю кинжал на одну точку на скамье.

– Почему это должно их остановить? – Нетта не могла понять, почему умение Меган метать кинжал пугает мужчину.

– Остановит. Если это место между их бедрами. – В мгновение ока рука Меган поднялась, и клинок, сверкнув в воздухе, воткнулся в дверь.

Нетта даже не заметила, как Меган выхватила оружие из ножен.

– Черт побери! Мэг, прекрати! – крикнул из коридора Коннор.

Распахнув дверь, он хмуро посмотрел на Меган и посторонился.

Служанка Брайанны вошла с охапкой яркой одежды, сказав, что это ее хозяйка прислала Нетте. Они обе одинаково сложены и небольшого роста. На следующий день девушкам помогут сшить новые наряды.

Появление Коннора помешало Нетте спросить Меган, нашла ли она человека себе по нраву. Когда Линетт говорила о своих женихах, ее глаза были печальны.

– Разве вы не заметили, что уже поздний час? Дедушка наслаждается беседой с Мереком. – Коннор с высоты своего роста посмотрел на Нетту, его глаза мерцали. – Леди, Мерек заявил, что вы должны явиться сейчас же или он передумает.

– Передумает, сэр? Что он имеет в виду? – Нетта отбросила от лица непослушный локон.

– Он не сказал. – Коннор, повернувшись, вышел.

Войдя в большой зал, Нетта не сразу увидела Мерека, столько народу там было. Наконец она разглядела его, занятого разговором с Дамроном. Мерек стоял с небрежной грацией, прислонившись плечом к тяжелой деревянной каминной полке. У расставленных мускулистых ног стояла большая корзина.

– Святой Катберт! – выпалила Нетта. – Да у него на плечах ягненок.

Что-то белое, лежащее вокруг шеи Мерека, подозрительно шевельнулось. Пушистый белый хвост, покачиваясь, задевал Мерека по лицу. Только Нетта успела увидеть зеленые глаза, как хвост скрыл остальное. Поднявшаяся голова прижалась к щеке Мерека. Существо взглянуло на Нетту, мерцая желтыми глазами.

– Господи! Оно живое. – Недовольное ворчание, которое издало существо из-за того, что грубо прервали его дремоту, заставило Нетту остановиться.

Толстая лапа, потянувшись, вцепилась когтями в грудь Мерека. Погладив животное, тот пробормотал что-то успокаивающее по-гэльски и взял его на руки. Зачарованная, наблюдала Нетта, как Мерек, успокаивая, гладит зверя от головы до кончика длинного лохматого хвоста. Как странно, что самый грозный воин Шотландии так нежен!

Какая она глупая! Это не ягненок, а огромная белая кошка, каких Нетта в жизни не видела. У Мерека внушительные плечи, и все же кошка не умещалась на них полностью. Тут любой бы ошибся.

– Теперь, когда вы нарушили покой Митры, леди, придется вам успокоить голодных хищников. – Он кивнул на корзину, которая покачивалась и скрипела.

Внутри оказалось множество котят. Они были самых различных окрасов. Это что же, кошка спаривалась со всеми котами замка? Нет, причина другая – котята разного возраста. Нетта озадаченно посмотрела на Мерека.

– Она кормит не только собственных детенышей, но и тех, чьи матери стали добычей лисиц.

Малыши подняли мордочки, приоткрыв рты. Когда они принялись мяукать, прося есть, показались остренькие белые зубки и розовые язычки. Не раздумывая, Нетта опустилась на колени около корзины.

Кого приласкать сначала? Самого маленького, у которого еще глазки не совсем открылись? Или больших котят, что явно проголодались? Линетт выбрала четырех самых крошечных и прижала к груди, потом посадила еще нескольких себе на колени.

– Ох, я не могу успокоить их всех! – Огорчение охватило ее, когда другие котята смотрели на нее и, казалось, просили такого же внимания.

Элиза присоединилась к ней, занявшись оставшимися котятами. Сердце Нетты билось счастливо. Никогда у нее не было таких милых существ, которых можно любить и лелеять. Пушистые комочки карабкались по ее одежде и тыкались носами в ее шею. Нетта засмеялась, когда шершавые язычки принялись лизать ее кожу, отыскивая материнский сосок.

Мерек изучал лицо Нетты. Он притворился, что его не слишком интересует то, что он видит. Однако Нетта сияла красотой. Он вспоминал ее счастливое лицо в комнате деда, когда она гладила Гарда. Хотя ее отец законнорожденный, своими поступками он заслуживает прозвища «ублюдок».

Уиклифф думал командовать дочерью, подчинив ее своей воле. Никто не справится с таким духом, как у нее, с ее свободолюбием. Он добьется согласия и уступчивости Нетты другими средствами.

Он завоюет ее тем, в чем отказывал отец. Первым было ее желание иметь кого-то, кого можно любить и называть своим.

Взгляд Мерека упал на ее прелестную шею. Его невеста ежилась, поскольку язык котенка щекотал ее под ухом. Задрожит ли она, когда его язык пройдется по ней, лаская кожу? Невинное лицо девушки было нежным и тоскующим.

Господи, сделай, чтобы вскоре она так же тосковала по нему! Одного взгляда на Нетту было достаточно, чтобы тело зрелого мужчины, коим был Мерек, ответило. В паху занялся пожар, копье налилось. Никогда ни одна женщина не приводила его в такое возбуждение.

Мерек довольно много времени пренебрегал телесными потребностями до встречи с Неттой. И никогда долго не благоволил девушкам, обществом которых наслаждался. Он всегда был начеку, опасаясь, что симпатия перейдет в любовь. Теперь он не считал правильным иметь дело с другой, поскольку Нетта по закону его жена.

– Ты бы лучше занялся животными, Мерек, а то взорвешься.

Меган старалась подавить улыбку. Когда она кивнула на его выпирающее мужское естество, Meрек понял, что его желание очевидно для всех в комнате. Пробормотав проклятия на гэльском языке, он встал на колени рядом с обеими девушками.

– Митра, твои ребята требуют обед. – Он посадил кошку в пустую корзину, забрал у Нетты самых маленьких и подложил к соскам мамаши.

Когда Мерек отцеплял коготки котенка от ее одежды, он задел грудь Нетты. Его жезл пульсировал от вожделения. Как сладка будет Линетт, когда он возьмет в рот ее сосок! Мерек подавил стон.

Взгляд Нетты скользнул по лицу воина. То, что она увидела, должно быть, поразило ее, поскольку она, переведя дыхание, сама отцепила следующего малыша от туники и сунула ему в руки. Ее лицо вспыхнуло. Мерек видел, как жилка трепещет на ее искусительной шее.

Мерек думал о брачном контракте, и его решение с каждой минутой крепло. Нетта, конечно же, будет сопротивляться, но недолго. Он этого не позволит! Если она откажется произнести клятву перед священником, он заставит ее согласно кивнуть головой. Он не отступится от Кар-Колдуэлла!

Нетта вздрогнула, заметив в его лице… неистовство. Словно вернулся тот день, когда Мерек, рыча, вырвался из леса с мечом, чтобы ее защитить.

Теперь тлеющий огонь горел в глубине его потемневших глаз. Лицо его осунулось, похудело. Нетта задрожала. Всюду, где ее тела касался его пристальный взгляд, жар иссушал ее плоть.

Как он мог вызвать такие странные ощущения одним взглядом? Нетта, опустив глаза, положила в корзину последнего детеныша.

Мерек взял ее за локоть и помог подняться. Она не посмела отстраниться. Ноги не держали ее – должно быть, это усталость после долгой поездки. Да, вот причина странных ощущений!

Как они пересекли обеденный зал и подошли к стоявшему на помосте столу так быстро? Тряхнув головой, чтобы привести мысли в порядок, Нетта увидела, что Мерек наблюдает за ней и его глаза полны радостного удивления.

– Он дважды спросил тебя, Нетта, – ворвался в ее сознание голос Меган, – какой из крошек тебе больше понравился?

– Понравился? Я могу иметь собственного котенка? – Она не могла сдержать ни ликования в голосе, ни тревоги в душе. Неужели Мерек, как и ее отец, получает удовольствие, погубив потом то, что она успеет полюбить?

– Ты, кажется, нежила карлика, но он слабенький, – хрипло сказал Мерек.

– Это беленького с черным пятнышком на носу и на грудке вы назвали карликом? Как вы можете дать прелестному маленькому существу такое отвратительное имя, сэр?

Нетта, уставившись на рот Мерека, кончиком языка облизнула пересохшие губы.

– Да, прелестное маленькое существо. – Мерек, взяв девушку за подбородок, повернул ее лицо к себе. Его теплые губы коснулись ее.

Линетт растерялась. Как он мог догадаться, что ей любопытно, каковы его губы на вкус? Мяукающие комочки снова привлекли ее внимание.

– Я в самом деле могу взять котенка? – Нетта старалась скрыть умоляющие нотки в голосе.

– Да, но он должен остаться с Митрой, пока не окрепнет. Нужно постоянно проверять, чтобы его, пока он сосет, другие малыши не отталкивали. Я держу корзину в кухне, чтобы им было тепло.

– Я сделаю все, что вы велите, и буду заботиться о нем.

Счастливая улыбка разливалась по лицу Линетт. Какое незнакомое чувство! Элиза дернула Нетту за рукав, но не успела та повернуть голову, как вмешался Коннор:

– Полагаю, ты тоже хочешь котика, Элиза? – Вздохнув, он обнял ее за плечи. – Если ты хорошо попросишь, я постараюсь умолить Мерека поделиться драгоценным потомством. Ужасно трудная задача, поскольку во всем, что касается Митры, он крайне эгоистичен.

Элиза тревожно смотрела на него, пытаясь отстраниться. Потом она с умоляющим видом повернулась к Мереку, и Коннор состроил ему гримасу и улыбнулся.

– Совершенно верно, я в этом отношении очень ревнив. – Мерек пристально смотрел на Элизу, потирая подбородок.

Сглотнув, Элиза никак не могла решить: то ли вынырнуть из-под руки Коннора, то ли стоять спокойно. Она выбрала последнее.

– Вы можете упросить его, чтобы он позволил мне взять одного, сэр? – прошептала она Коннору. – Я буду за ним хорошо ухаживать. И никому не позволю его обидеть или утащить. Даже волку! – Элиза воинственно расправила плечи.

– Если ты подаришь мне невинный поцелуй, может, я и уговорю Мерека расстаться с очередным малышом, – вздохнул Коннор.

Меган стукнула его по спине, Коннор покачнулся.

– Прекрати дразнить девушку. Тебе не надо упрашивать моего братца, Элиза. Мерек с удовольствием даст тебе котенка.

– Перестаньте искушать девушек и садитесь, – скомандовал лорд Дуглас. – Пришла Брайанна, а она не сможет задержаться на весь вечер.

Дамрон восседал во главе стола, Брайанна – по правую руку от него, его дед и леди Филлипа – по левую. Рядом расположились несколько женщин, которых Меган представила как вдов рыцарей, убитых во время военных походов. За столом по правой стене зала сидели женатые рыцари с супругами, напротив стоял длинный стол для холостяков и незамужних. Другие места были отданы воинам, защитникам замка. Разнообразие нарядов и причесок озадачило Нетту.

– Длинноволосые воины – это саксонцы, которые приехали с Брайанной, – тихо пояснил Мерек. – А те, что с коротко стриженными волосами, были с Дамроном в Нормандии и вместе с ним вернулись в Шотландию. Конечно, большую часть войска составляют шотландцы.

Дамрон встал и поднял руку, призывая к тишине:

– Элиза Ридли, кузина Брайанны, находится под моей опекой. Как вы знаете, Англия испытывает недостаток в достойных мужчинах, там нет для нее подходящего мужа. Я обещал ее отцу, что проявлю предельную заботу в выборе ей спутника жизни.

– Дамрон, ради Бога, ты же не кобылу на сельской ярмарке продаешь, – упрекнула мужа Брайанна. – Ты думаешь, что никто сам этого понимает?

– Я вовсе не пытаюсь продать девушку! – взорвался Дамрон. – Мои соратники могли не знать, что она не просто гостья, если бы я им не сказал. – Он снова повернулся к присутствующим. – Выходите по одному вперед и называйте свое имя, чтобы я знал, кто заинтересовался.

Дамрон не обращал внимания на Брайанну, которая, вздохнув, развела руками. В комнате возникло столпотворение, мужчины толкали друг друга.

– Прекратить шум! – скомандовал Дамрон. – Стойте тихо, я вызову всех по очереди. – Он подозвал первого мужчину.

– Ой, Нетта, они, похоже, такие, как рассказывали нам друзья Галана, когда мы были маленькие, – прошептала Элиза и застонала. – Может, это они воровали английских девочек и скармливали их волкам!

Огромного роста воин с важным видом подошел к столу. Он был столь же высок, как трое Морганов, волосы у него были длинные и всклокоченные. Черная борода и кустистые брови обрамляли лицо с крупными чертами. Крепкие кулаки упирались в бока. Он пристально оглядел Элизу и плотоядно облизнул губы. Довольное урчание вырвалось из его груди. Схватив посох, который вручил ему Дамрон, он поднял его, потом с грохотом стукнул об пол.

– Вы, саксоночка, лакомый кусочек! Волосы как вороново крыло! – Элиза задохнулась, когда ее черный локон оказался в мясистой лапище. – Глаза подобны вишням, а рот пухлый и сладкий, как самый лучший мед. – Повернувшись, великан, обращаясь к Коннору, взревел: – Ты не пробовал этот десерт, малец?

Казалось, Элиза вот-вот потеряет сознание. Коннор обнял девушку за плечи и притянул к себе.

– Леди Элиза, это дядя Ангус Макларен из Аргайлла. Дядя, не пугай маленькую Мышку. Она думает, что мы варвары, и боится, что попадет в чье-то жаркое. Она слышала в Англии россказни, что мы, шотландцы, дикари, а не воспитанные обычные люди, которых она видит сегодня. – Его губы дергались от смеха.

– Прекратите, вы оба, – пригрозил лорд Дуглас. – Вы совсем запугали нашу гостью. Это так леди Филлипа учила вас обращаться с нежными женщинами?

Когда он вмешался, Элиза отпихнула Коннора и подняла подбородок.

– Я не десерт, сэр! Кто бы ни попытался съесть меня, не сомневаюсь, он отравился бы!

Ждущие своей очереди претенденты на руку Элизы расхохотались, оценив остроумие невесты. Коннор свирепо смотрел на них.

Дамрон вызывал одного воина за другим. Каждый, взяв посох, стучал им об пол, и эхо отдавалось от стен. Потом мужчина называл свое имя, говорил, есть ли у него маленькие дети, нуждающиеся в материнской заботе.

Женихи самой разнообразной внешности представали перед взором разборчивой леди, но очень немногие могли заинтересовать ее. Коннор хмуро посматривал на всех, не выпуская руки Элизы.

Нетта заметила, что его дурное настроение распространяется и на его кузена. Всякий раз, когда Дамрон вызывал следующего молодца, Коннор щурился все сильнее, глаза его стали походить на узенькие щели. Дамрон, представив всех, отправил их вновь за столы. Нетта вздохнула с облегчением.

Брайанна подала сигнал внести кушанья. От аромата, плывущего от больших блюд с ягнятиной, форелью, печеными куропатками и домашней птицей, у Нетты слюнки потекли. Чуть позже появились дымящиеся миски с овощами и соблазнительный горячий хлеб.

Мерек отложил немножко еды с каждого блюда на их с Неттой общий поднос. В гарнир, который полагался к домашней птице и баранине, входили любимые Неттой морковь и горох.

Мерек поднес сочный кусочек цыпленка к губам девушки. Она колебалась – после отвратительного эпизода с одним из женихов, у которого были грязные пальцы, она ела с одного подноса только с членами своей семьи. Мерек, глядя на нее, молча ждал.

Нетта внимательно осмотрела его сильные пальцы, и они оказались безупречно чистыми. Сердце ее забилось, как это случалось всякий раз, когда она видела руки Мерека. Юная леди изящно взяла в рот мясо и с удовольствием начала есть.

Остальная часть обеда прошла весьма приятно. Нетта наслаждалась оживленным семейным разговором. Мерек слушал, но не участвовал в шутливой перепалке между Ме-ган и Коннором. Скоро подали фрукты и сладости.

К этому дому будет не очень трудно привыкнуть, решила Нетта. Несколько мужчин показались ей приятными. И даже красивыми. Возможно, когда она узнает их лучше, то примет предложение кого-нибудь из них. Как только Линетт подумала об этом, поднялся мужчина и, обращаясь к Дамрону, начал говорить:

– Лэрд, вы представили одну вашу прекрасную подопечную, но за вашим столом сидит еще одна девушка. Я не вижу на ее пальце кольца с чьим-либо гербом.

– Черт! – Мерек, издав какой-то звериный рык, вскочил на ноги.

Глава 11

Все присутствующие затихли, почувствовав его напряжение. Взгляд Мерека словно метал молнии.

– Леди обручена со мной. Мое кольцо окажется у нее на пальце, как только лэрд Дамрон даст согласие на церемонию. – Вкрадчивый голос Мерека противоречил угрюмой улыбке и ледяному выражению глаз, более холодному, чем озеро в День всех душ.[8]

Нетта ухитрилась вывернуться из-под руки Мерека, легшей на ее плечо. Хотя инстинкт советовал ей остерегаться Мерека, Нетта, не желая подчиняться ему, встала. Ноги у нее дрожали. Понимая, как внушительно выглядит Мерек, она гордо выпрямилась, стремясь казаться выше, решительнее, смелее.

– Лэрд Дамрон, отец подписал контракт без моего согласия. Я сама выберу себе мужа!

О Боже, колени подгибаются! Ухватившись за край стола, Нетта застонала. Что это с ней такое? Слишком много выпила разбавленного вина? Наверняка в замужестве ей не дадут такой свободы.

– Так же, как выбирала до сих пор? – раздраженно ощетинился Мерек. – Барон Уиклифф рассказывал о проделках, которые ты учиняла, чтобы отпугнуть женихов. Я подписал контракт после того, как позволил тебе сбежать к Ридли. Если бы ты не упрямилась, на нем уже стояла бы твоя подпись!

– Отец не оставил тебе никакого выбора, Линетт? – Сожаление вспыхнуло в глазах Брайанны.

– У нее был богатый выбор. Ее отец сказал, что у каждого мужчины, который добивался ее, она находила какой-либо недостаток, несовместимый с ее деликатной натурой.

– Деликатной натурой? – выпалила Нетта. – Вы думаете, что, увидев жениха, который старше отца, я должна была скакать от радости? Или вы имеете в виду того, кто был до него? Он не был стар, но его вес вынудил нас изготовить специальный табурет. Этого толстяка ни одна скамья в замке выдержать не могла!

– Допустим, они не подходили для такого изящного цветка, как вы, леди, – насмешливо скривил губы Мерек. – Но что дурного вы нашли в сэре Сесиле, сэре Кеннете или сэре Роберте? Все они молодые и храбрые рыцари. Барон перечислил по меньшей мере десяток тех, кого вы отвергли.

– О!

Связные мысли исчезли из головы Нетты. Взглянув на большое блюдо, она прикинула, не швырнуть ли им в голову Мерека. Нет, не выйдет – он слишком высокий. Тогда Линетт потянулась к кубку, полному вина, но Мерек перехватил ее руку.

– Прекратите! – приказал Дамрон. – Здесь не место для подобных разговоров. Придете ко мне оба завтра утром.

Мерек кивнул. Нетта не отвечала, пока он не сжал ей пальцы.

– Да, милорд. – Ответ прозвучал нерешительно. Чтобы исправить это, она вскинула голову.

Кто-то потянул ее за юбку, лишая равновесия. Она оперлась о плечо Мерека, чтобы не упасть. Волк Гард настойчиво требовал внимания, его терпение, казалось, было на исходе. Посмотрев Линетт в глаза, он тихо заворчал и повернул голову к камину. Корзина с котятами вот-вот опрокинется. Слуги были слишком заняты приготовлениями к трапезе и не заметили, как подтолкнули ее слишком близко к огню.

Нетта бросилась к камину. Корзина перевернулась, и псе котята выкатились на камень. Самый крохотный оказался почти у горячих углей. Волк промчался мимо Нетты, разинув пасть.

– Ой, он съест малыша! Скорее дайте ему косточку. – Элиза дергала Коннора за рубашку.

– Что? Кость такому огромному зверю? А если он решит, что моя рука вкуснее, вы выйдете за меня замуж, леди? – Он с комичным видом подмигнул Элизе.

– Прекрати дразнить ее, брат. – Меган похлопала Элизу по плечу. – Волк не собирается есть котят, Элиза. Он хочет оттащить их от огня.

Гард аккуратно держал котенка за загривок. Когда Нетта протянула ладонь, он положил на нее крошку и, облизав его от мордочки до хвоста, сел.

– Какой прекрасный отец получился бы из тебя. Жаль, что ты не обзавелся своими малышами. – Нетта почесала волка за ушами.

– Малышами? Своими? Выводок волчат? Ох, Нетта, не внушай ему такие мысли! Они тогда наводнят замок, и нам придется забаррикадироваться в своих спальнях и носа не высовывать из дверей.

Коннор взъерошил волосы на затылке Элизы и весело засмеялся, когда она подскочила от неожиданности.

– Превосходная идея, Элиза! Ты, конечно, захочешь, чтобы я защищал тебя. Уж я найду Гарду подходящую пару!

Элиза тревожно нахмурилась. Наконец они с Неттой собрали оставшихся котят в корзину.

– Брайанна, я тебе говорил, что твоя любовь к Гарду его погубит, – с отвращением фыркнул Дамрон и стукнул рукой по столу. – Посмотрите на этого зверя! Даже отметинки на малыше не оставил. Какой из него защитник?! Ни разу ни на ком штаны не порвал.

– Я не погубила его, дорогой. Он всего лишь осторожен, – обиделась за волка Брайанна. – Гард любого в клочки порвет, если тот будет угрожать кому-то из нас. – Она погладила руку Дамрона. – Немного любви не повредит ни человеку, ни животному.

– Где эта бессовестная Митра? – ругала Нетта отсутствующую кошку. – Она не должна оставлять детенышей одних!

– Подозреваю, что она отправилась по собственным надобностям или нашла себе кавалера. – Мерек взял тяжелую корзину. – Идем, я покажу вам, где они обитают на кухне. Если вы немного подождете, то увидите, как Митра примерно ухаживает за потомством. Ты, Элиза, можешь выбрать себе питомца.

Меган тоже пошла с ними в кухню, и все уселись на коврике рядом с горящим очагом, поставив рядом корзину с котятами. Мерек вернулся к Дамрону, и Нетта воспользовалась возможностью расспросить Меган. – Меган, почему ваши мужчины меняют речь?

– Ты имеешь в виду язык? – Когда Нетта кивнула, Меган продолжила: – Все мы говорим на нормандском, французском, гэльском, английском и на других языках. Дамрон разговаривает по крайней мере на шести и любит петь на немецком своей Брайанне. Если они расстроены, сердиты или влюблены, то переходят на шотландский. Его мы знаем с детства, и он быстрее всего приходит на ум.

– Ты тоже так делаешь? – воскликнула Элиза.

– Да. Я предпочитаю шотландский. И перехожу на другие языки, если хочу осадить мужчину, который пытается вести себя фамильярно. Это причиняет им массу неудобств. – Она рассмеялась. – А теперь я покажу, как устроить, чтобы малыш поел.

– Как ты отличаешь кошечку от котика?

Как Меган это удается? Когда Нетта играла с котятами, они все показались ей одинаковыми. Она положила самого маленького котенка на спинку и разглядывала его.

– Разве ты не видишь разницу? – Меган взяла кроху у Нетты, в другую руку – второго и держала их вверх брюшками.

– Они на вид похожи. Обе девочки? – Нетта и Элиза наклонились к котятам и едва не столкнулись лбами.

– Вы что, блох ищете, леди? – прогрохотал голос Коннора.

Нетта, отпрянув, вспыхнула.

– Какой невоспитанный тип! Вы никогда не объявляете о своем появлении, входя в комнату? – состроила гримасу Элиза, глядя на Коннора.

– В кухню? Вы этого хотите? Как пожелаете, миледи! – Он начал пятиться назад, пока не оказался в дверях, и выпрямился во весь свой огромный рост. – Это я, сэр Коннор Блэкторн! Я собираюсь войти сюда и желаю, чтобы все здесь знали о моем августейшем посещении. – Коннор широко улыбнулся в ответ на улыбки девушек. – Так лучше?

– Ну и язва ты, братец! И прекрасно об этом знаешь. – Меган улыбнулась, махнув рукой. – Уходи, ты перепугаешь весь выводок своим громовым басом.

Удостоверившись, что Коннор ушел, Меган показала Нетте и Элизе, как распознать пол котенка. Нетта также узнала, как пристроить малыша к самому полному соску Митры и следить, чтобы его не оттеснили более сильные котята. Когда детеныши как следует наелись, девушки отправились в комнату Меган. Раздевшись, они уснули, как только забрались в постель.


Танцующий-в-Облаках, взгромоздившись на подлокотник кресла Блэддина, тихонько клекотал. Блэддин, ласково поглаживая царственную голову орла, рассказывал Мереку и Дамрону о жизни в замке Уиклифф.

– Барон Уиклифф женился на вдове Баркли и завел новых детей. Его жена использовала Линетт как горничную и компаньонку для своих дочек. Когда они повзрослели, их мать не могла дождаться, когда избавится от Нетты. Именно она убедила барона принять Хексема, Мортейна, а потом и Дарема в качестве женихов Нетты.

– Да уж. – Дамрон барабанил пальцами по столу. – Я слышал, что валлийский отряд встретил Хексема. Говорят, их вожак ехал на огромном коне и ударил так стремительно, что люди Хексема разбежались. – Он смотрел сначала на Мерека, потом на Блэддина. Лошади обоих воинов были гигантского размера. – Мерек, ты был в тех краях.

– Я к этому отношения не имею. В то время Линетт Уиклифф для меня ничего не значила, я всего лишь слышал это имя, когда Блэддин упомянул его, говоря о Кар-Колдуэлле.

Пристальный взгляд Дамрона изучал лицо лэрда. Блэддин молча улыбнулся. Братья поняли, что это он позаботился об освобождении Нетты.

– Я изучил брачный контракт. Он составлен в соответствии с законом. Когда ты хочешь устроить церемонию? – Дамрон наклонился, чтобы снова наполнить кубки элем, охлажденным в колодце. Он ждал ответа.

– Нетта собирается заручиться твоей помощью. – Мерек сцепил руки на коленях. – Она будет умолять тебя заставить Уиклиффа расторгнуть контракт. Отец Мэтью скоро возвратится от Макларенов, и тогда мы с Линетт поженимся. Думаю, что не стоит давать ей много времени на размышления.

С тех пор как Мерек занялся разрешением проблемы своего наследства, он впервые почувствовал себя неуверенно. Он даже на мгновение усомнился, правильно ли поступает, беря Нетту в жены.

– Ты одобряешь меня в качестве мужа Нетты?

Блэддин насмешливо поднял бровь, рассеченную шрамом.

– Если бы не одобрял, разве я послал бы тебя в замок Уиклифф, зная, кого ты встретишь там? Нетта всю жизнь жила под жестким контролем человека, который ненавидел ее. Когда отец искал ей мужа, она наперед знала, что перейдет из одних безжалостных рук в другие. Ей нужен глоток свободы.

– Да, глоток. Но не больше. Как моя жена, она будет иметь свободу, но только в пределах разумного. Свободу, соответствующую ее собственной безопасности, но не слишком широкую, чтобы она не причинила вред себе и другим.

– Несколько дней вашей поездки – это единственное беззаботное время, которое у нее было в жизни. Бедняжка упивалась им. – Блэддин улыбнулся.

– Верное слово. – Нехарактерный для Мерека взрыв веселого смеха прокатился по комнате. – Видели бы вы ее лицо, когда она решила накормить меня тушеным мясом с червяками! Это было почти ликование, пока я не притворился, что перекатываю что-то во рту. Нетта стала зеленее, чем трава в лесу. Хитрюга хотела было остановить меня, но все же не сделала этого.

Мерек потер затылок, потом хмуро посмотрел на Дамрона.

– Брат, я не хочу ждать свадьбы так долго, как ждал ты. И не хочу, чтобы она боялась и не хотела этого брака. Никогда у нее не было ничего, что она могла бы любить и назвать своим. Именно поэтому я позволил ей выбрать котенка. Блэддин, если ты дашь мне в помощь Танцу-ющего-в-Облаках, мы найдем молодую пустельгу. Нетта будет учить птенца и поймет, что независимость приходит с дисциплиной. Хотя хищник летает свободно, он возвращается к сокольничему за едой.

– Да. Завтра я пошлю Танцующего-в-Облаках на поиски. Как только он найдет то, что нужно, он приведет тебя туда. – Уголки губ Блэддина озорно приподнялись. – Даже теперь Нетта грезит о тебе. Хочешь сделать так, что она преодолеет смущение?

– Нет, не надо. Я хочу, чтобы она пришла ко мне сама, а не по чужой воле.

Ответ Мерека понравился лэрду. Он никогда не предложил бы такую тактику, если бы не был уверен, что Мерек не одобрит подобный ход.

Скрестив руки за головой, Мерек задумчиво смотрел в потолок над кроватью. Он размышлял о своей женитьбе. Когда он сообщил Линетт о брачном контракте, то заметил страх в ее глазах. Он не желает, чтобы невеста досталась ему таким образом.

Мерек вспомнил лицо Линетт, когда она возилась с Митрой и ее выводком. Ее губы были чуть вытянуты, словно просили поцелуя, глаза мечтательны. Мереку хотелось, чтобы такое же выражение в них появлялось из-за него. Его копье, пробудившись, шевельнулось. Когда он представил, как станет целовать губы Линетт, пока она не вцепится ему в плечи и не выкрикнет его имя, оно изготовилось к бою.

– Послушай, Мерек, – сонно пробормотал Коннор, – прекрати метаться и спи. Скажи Нетте, что если она в брачную ночь хочет остаться девственницей, то лучше ей побыстрее произнести клятвы. Ты понимаешь, о чем я?

– Я не принудил бы ее к близости, и ты это хорошо знаешь.

– Я – да. А она?


Хлоп! Шлеп! Руки Нетты колотили соседок по кровати.

– Ой! Нетта! – Вздрогнув, Элиза схватила ее за руку.

– Господи помилуй! Ты всегда будишь соседей ударами? – Меган отодвинула со своей шеи локоть Нетты и села. – Когда ты выйдешь за Мерека, будь поосторожнее. После бурной ночи ему вряд ли понравится, что его колошматят по интимным местам.

– Прости, Меган. Я забыла предупредить тебя. Когда Нетта спит, она шлепает вокруг руками, как рыба на песке. Если ты не будешь осторожной, то окажешься на полу, – пояснила Элиза.

– Что ж, тогда неудивительно, что Мерек утверждает, будто она приставала к нему.

Нетте не нужен был рассвет, чтобы понять, что Меган усмехается. Это было ясно по голосу.

– Тогда пусть ложится на край, а не в середину. Так она сможет стукнуть только одну из нас, – решила Меган.

– Простите, я вас разбудила. Сейчас оденусь и покормлю котят.

Нетта выбралась из кровати, пробежала по холодному полу, сгребла одежду и снова забралась в постель. Меган и Элиза отскочили, когда она одевалась. Надев чулки и башмаки, она снова прыгнула вниз.

Накинув плед, который дал ей Мерек, Нетта скрепила его на талии пряжкой. Принюхавшись, она смаковала его пьянящий аромат, тепло ткани поразило ее. В помещении это носить куда удобнее, чем накидку.

Она нашла Митру на кухне. Более сильные котята, пристроившись к соскам матери, оттолкнули малышей. Нетта села на пол и положила своего подопечного к верхнему соску. Детенышу там теплее, поскольку кошка передними лапами прижала его к себе.

От запаха свежего хлеба в животе у Нетты заурчало, словно приближалась гроза. Дородная кухарка оглянулась в поисках источника звука. Когда живот Нетты снова напомнил о себе, женщина рассмеялась и поставила перед ней чашку молока.

– На, милая. Если твои кишки заговорят громче, Митра нападет на тебя, приняв за опасное животное. – Густо намазав медом горячую булочку, она вручила ее Нетте.

Нетта покраснела.

– Ужасно непристойный звук, но я никак не могу с ним справиться. Можно подумать, что я несколько дней не ела!

Меган и Элиза вскоре присоединились к ней, и обе развлекали слуг рассказом, как Нетта в кровати надавала им тумаков. Элиза проверила, как сосет ее котенок, и когда Нетта полностью доверила своего питомца заботам Митры, девушки пошли в большой зал завтракать. Мерека нигде не было видно. Нетта молилась, чтобы он забыл о приближающейся неизбежной встрече с лэрдом, но тщетно. Она доедала кашу, когда Мерек и Коннор, чем-то очень довольные, вошли в зал. Их туники и волосы были влажны.

– Мечи? Боевые топоры? Что именно, братец? – Меган пододвинула кувшин молока к дымящейся овсянке Мерека.

– Мерек рвался тренироваться. Дамрон – с боевым топором, я с мечом, – скривился Коннор. – Я не такой дурак, чтобы находиться рядом с Мереком, когда он хватает топор.

– Разве вы упражнялись не с деревянным оружием, господа? – Элиза тревожно оглядела мужчин, выискивая раны.

– Деревянным? – Коннор подтолкнул Меган, чтобы сесть рядом с Элизой. – Нет, леди. С тех пор как нам исполнилось девять лет, мы этим не занимаемся. С таким оружием быстро теряешь бдительность. А раны – хорошее напоминание, чтобы быть начеку и помнить о противнике.

Никогда не видевшая тренировки воинов Нетта уже собралась спросить Меган, можно ли на это посмотреть. Но не успела она открыть рот, как появился оруженосец лэрда и объявил Мереку, что Дамрон теряет терпение.

– Идем, жена. Настроение Дамрона от ожидания не улучшится. – Мерек мягко взял Нетту за локоть, чтобы помочь подняться.

Нетта вскинула подбородок.

– Не называйте меня женой, – медленно и отчетливо выговорила она.

– Ты стала моей женой с тех пор, когда мы с твоим отцом подписали контракт, и ею останешься. – На скулах Мерека заходили желваки.

– Да, Нетта. Ты носишь знак Мерека Блэкторна. Все, кто это видит, считают, что ты принадлежишь ему. – Коннор игнорировал холодный взгляд Мерека, красноречиво предлагавший замолчать.

– Что вы хотите сказать? – Повернув голову, Нетта разглядывала пряжку на плече, но по-прежнему ничего не понимала. Если бы не полоса, делившая ее, пряжка такая же, как у Коннора.

– Вот эта полоса говорит, что ты принадлежишь Мереку. Когда мы были мальчишками и тренировались с деревянным оружием, он настоял, чтобы его щит был разделен, – объяснил Коннор, опережая вопрос Линетт. – Он считает себя отчасти шотландцем, отчасти валлийцем. Когда мы увидели, что ты носишь этот знак, то поняли, что он объявил тебя женой.

– Заткнись, если не хочешь, чтобы твой великолепный нос пострадал! – Мерек мрачно взглянул на Коннора, но того это не испугало.

Мерек, схватив Нетту за запястье, потащил из комнаты. Чтобы не отставать, ей приходилось делать два шага на его один.

– Сэр, нам обязательно нужно бежать? – Задыхаясь, Линетт попыталась высвободить руку.

– Если не хочешь, чтобы я придушил этого олуха, могла бы поторопиться.

Мерек досадовал на Коннора – своими поддразниваниями он мог еще больше запутать дело с Неттой. Вряд ли она с радостью восприняла тот факт, что он предложил ей носить его знак, тем самым объявив ее своей. Мерек вздохнул. Двух недель должно хватить, чтобы Нетта свыклась с мыслью, что она его жена.

За это время он обуздает ее стремление к независимости, которая может привести к беде. Горы Шотландии – суровое место, и местные жители не задумываясь похитят женщину, которая окажется по своей беспечности без защиты.

У двери Дамрона Мерек взглянул на упрямо вздернутый подбородок Нетты. Она бросает ему вызов? Придется быть беспощадным, иначе она попытается взять верх!

Нетта приветствовала лэрда, Брайанну и Блэддина. Поспешив вперед, она направилась к Блэддину.

– Лорд Блэддин, пожалуйста, скажите Мереку, что контракт, подписанный моим отцом, не обязывает меня к браку. Отец не спрашивал моего согласия, а я не подписывала обещания выйти замуж за этого человека.

– Документ утверждает, что тебя в этот момент не было в замке, вместо тебя расписалась мачеха. Священник вашей семьи и управляющий засвидетельствовали это. Поскольку ты отказываешься признать Мерека Блэкторна мужем, я хочу выслушать твои возражения. Он вынудил тебя ехать с ним?

Блэддин откинулся назад, его пристальный взгляд пронизывал Нетту. Неотразимый, завораживающий взгляд. Блэддин сосредоточил ее мысли исключительно на том, кто предъявил свои права на нее.

– Нет, сэр, я отправилась с ним добровольно.

– Во время путешествия он плохо обращался с тобой, угрожал?

Мерек ничего подобного не делал. Если не считать, что он усадил ее на эту клячу Молнию, он вел себя достойно. Даже приказы выполнять обязанности служанки были отданы вежливо.

– Нет. – Голос Линетт стал тише.

– Ты находилась под опекой Мерека. Он употребил свои преимущества во вред тебе?

– Нет! – Голос Нетты зазвенел от волнения.

Мерек вынудил ее спать рядом с ним, но не воспользовался этим. Вспомнив, как она просыпалась, прижавшись головой к его теплой груди или закинув на него руку, Нетта заморгала. Боже, однажды она на него ногу закинула! К счастью, он этого не заметил, поскольку продолжал храпеть.

Нетта вспыхнула. Да, это у нее оказались преимущества! Потому, конечно, что было очень холодно.

– Так. Мерек не принуждал тебя к дурному, не обманывал, хорошо обращался с тобой. Может быть, тебя отвращает его внешность?

Святые угодники! Удивлению Нетты не было границ. Какой женщине не понравится его внешность? Мерек, безусловно, самый красивый мужчина, какого она когда-либо видела. Широкий лоб, выразительные дуги бровей. Глаза, менявшиеся от светло-зеленого до темно-изумрудного цвета, очаровывали. Высокие скулы, выдающийся нос… «И красивые губы», – вздохнув, добавила Линетт.

А фигура? На массивных плечах и груди играют мускулы, живот твердый, как плита. Нетта вспоминала, как сравнила его тело со стволом мощного дерева. Бедра узкие, сильные ноги. Ей захотелось пройтись пальцами по упругим завиткам волос.

Единственная причина, по которой наружность Мерека может отталкивать, – это его высокий рост. Хотя это больше не тревожило Нетту – она привыкла.

Она не могла сказать, что хочет выйти замуж по своему выбору. Хотя Нетта в спорах с отцом часто использовала этот довод, она знала, что женщина не имеет на это права. Вдруг страшная мысль пронзила ее. О Господи! Как она могла забыть самое существенное возражение?

– Он берсеркер! – почти крикнула она. – Я чувствовала бы себя в опасности, обсуждая любую мелочь с человеком, заслужившим такое прозвище.

– Во время путешествия ты говорила или делала что-нибудь, чтобы вызвать его гнев? Он срывал на тебе зло?

Нетта возила носком башмака по яркому тканому ковру. В первый же день после отъезда из замка Ридли она пренебрежительно назвала Мерека «братцем». Он не отчитал ее, а спокойно сделал вид, что не слышал этого. Роджер Мортейн надавал бы ей пощечин за непочтительность. Нетта, теребя пояс, думала о своей глупой шутке с обедом Мерека. Любой другой мужчина в такой ситуации вывалил бы еду ей на голову.

Блэддин, не получив ответа, понимающе улыбнулся.

Понурившись, Нетта разглядывала пряжки башмаков, выглядывающие из-под подола желтой туники. Если Блэддин считает Мерека подходящим мужем для нее, то и она не знает ни одной разумной причины для отказа.

Она посмотрела на Блэддина, отмечая контраст между его физической и внутренней сущностью. Он тоже был крупный и мощный, как Мерек и Дамрон. Густые черные волосы обрамляли его изуродованное лицо. Он едва не потерял глаз от удара мечом, после которого остался ужасный шрам ото лба через правый глаз до губы. И даже при этом его лицо было красиво. Мужчины держались на расстоянии от этого странного человека, вызывавшего смесь страха и благоговейного трепета. Они боялись его свирепого вида и трепетали перед его даром предвидения.

Блэддин хочет, чтобы Мерек стал ее мужем! Возможно, ему давно было известно о намерении отца отдать ее Мереку. Меган ведь намекала – Блэддин заранее знал, что Дамрон и Брайанна соединятся, когда они еще даже не встретились.

– Нет, лорд Блэддин. – Вздохнув, Нетта посмотрела на его неотразимые темные глаза. – Мерек не сделал и не сказал мне ничего, чего я не заслуживала. Я хотела бы узнать о нем больше. Я лишь слышала, что его мать была валлийка. – Она с нетерпением ждала ответа.

– Обстоятельства жизни мужчины, за которого девушка выходит замуж, не должны быть для нее тайной. Прежде чем я поместил в Кар-Колдуэлл семейство твоей матери, там жила мать Мерека Энида и ее муж Рис. Она была правнучкой Граффида и единственной дочерью Эниса и Кирии.

Однажды с севера, куда ехали Энида с мужем и своими родителями, налетел отряд воинственных горцев. Ее родных убили, а ее увезли. Доналд Морган со своими людьми в тот же вечер прибыл отбить у нападавших угнанный скот. После схватки он нашел Эниду привязанной к дереву и привез ее в Блэкторн. Мерек – сын Эниды и Доналда Моргана. Оба семейства славятся древностью рода.

Нетта вспомнила рассказы отца и мачехи о предках Мерека, и новая волна паники захлестнула ее. Да, Мерек был вежлив с ней, но вдруг он станет таким, как они рассказывали, если она разозлит его? Линетт зажала рот рукой, чтобы сдержать крик. Плечи у нее затряслись.

– Твоему отцу не следовало повторять глупые легенды, – мягко сказал Блэддин. – Его первая жена Элгин после родов впала в подавленное состояние. Такие вещи иногда происходят с роженицами. Две другие умерли, потому что отказались от помощи старой повитухи, утверждая, что та слишком уродлива и пугает их, и предпочли молодую женщину. А она ничего не знала о чистоте, требуемой во время родов и после.

С матерью Мерека, Энидой, за которой был куда лучший уход, произошла иная трагедия. Она глубоко любила Доналда Блэкторна и была очень близким другом леди Филлипы. Я полагаю, что Энида оплакивала их горе, и ее сердце не выдержало.

– А как насчет дара Тьюдров? – Нетта вдруг насторожилась. – Я забыла. Вы тоже его потомок?

– То, что я читаю твои мысли, причиняет тебе какой-нибудь вред? – Негромкий голос Блэддина успокаивал ее.

Нетта размышляла над вопросом лорда. В памяти одна за другой всплывали подробности пребывания Блэддина в замке Уиклифф. Если бы он знал ее мысли, заметила бы она это? Вздохнув, Линетт отрицательно покачала головой. Ошеломленная, подавленная, девушка опустилась на стул, забыв о присутствии Мерека и лэрда.

– Хорошо, теперь, когда мы все выяснили, что скажешь насчет венчания через неделю? – Дамрон подошел ближе к столу, скрестив руки. – Блэддин сказал, Танцую-щий-в-Облаках заметил, что отец Мэтью покинул Макларенов.

– О Господи, – рассмеялась Брайанна. – Любимый, дайте девушке время хоть наши имена выучить. Через неделю? Да ей больше времени потребуется, чтобы освоиться в этом продуваемом всеми ветрами месте. К тому же нужно сшить ей надлежащую одежду.

– А чем плоха ее одежда? На мой взгляд, Линетт прекрасно одета. – Дамрон, посмотрев на Нетту, одобрительно кивнул. – Она носит тартан Моргана. И знак Мерека.

– Леди не может выйти замуж, имея только повседневный наряд. А теперь вы должны показать Нетте контракт, который подписали ее отец и Мерек.

– Зачем, сердце мое? Это обычный брачный контракт. В нем говорится, что Нетта больше не принадлежит барону Уиклиффу. Он передал свои права на нее Мереку Блэкторну.

Брайанна закатила глаза.

– По той же причине, по которой я хотела прочитать наш контракт, упрямец вы этакий. Почему мужчины относятся к женщинам, словно это деньги или земельный надел?

Брайанна сердито воззрилась на мужа. Мерек сунул большие пальцы за широкий пояс и, расставив ноги, встал поудобнее. Он знал, что предстоит очередной бурный спор лорда с женой.

– А разве вы не приносите в приданое богатства и земли? Если бы вы не владели в девичестве ни тем, ни другим, не было б никаких причин жениться на вас! – Смешинки вспыхивали в глазах Дамрона.

«Похоже, Коннор не единственный из Морганов любит поддразнить!» – подумала Линетт.

– Нет причин жениться?! – воскликнула Брайанна и, упершись руками в грудь Дамрона, попыталась его оттолкнуть. Он не двинулся с места. – Если бы мужчины не женились, кто заботился бы о них и присматривал бы за их хозяйством?

– Ба, а слуги на что? Не говоря уж об оруженосцах, которые обеспечивают наши личные надобности.

– А наследники? Как насчет сыновей, которые будут носить ваше имя? – Внезапно лицо ее исказилось. Должно быть, Брайанна очень горюет, что она-то Дамрону наследника не родила, догадалась Нетта.

– Любимая, я всего лишь подшучивал над твоей привычкой нападать на меня. Я женился бы на тебе снова, поскольку не могу жить без тебя, милая! И ты это знаешь.

Дамрон смотрел только на жену. Подхватив ее на руки, он сел, поцеловал и погладил по волосам. Брайанна, сердито фыркнув, наконец улыбнулась ему.

– Натаниел, что вы думаете о контракте? – Внимание Брайанны переключилось на Блэддина.

– Все соответствует закону. Мать Нетты, Кирия, и я составили документ сразу после брака Кирии с бароном Уиклиффом. Я хранил его в Кар-Колдуэлле, пока Нетта не достигла брачного возраста.

– Теперь, когда все знают, что написано в бумагах, вы не думаете, что я тоже должна знать? – Судя по тому, как шел разговор, Нетте начало казаться, что она стала невидимой.

– Ты умеешь читать? – скептически спросил Дамрон.

– Нет, не умею. Я надеялась, что лорд Блэддин прочитает мне.

Тяжелая рука Мерека легла на ее плечо. Нетта почувствовала, что будущий супруг очень недоволен ее требованием. Подняв глаза, она попыталась отстраниться.

– Отпустите меня. Незачем сердиться из-за того, что я хочу изучить условия договора.

– Это еще что такое? – воскликнул Дамрон. – Жена, это ты подговорила девушку? – Он всерьез нахмурился. – И не пытайся убедить меня, что это вроде тех словечек, что вы произносили на последнем Белтейне. – Лэрд явно был возмущен.

– Не делай поспешных выводов, Дамрон. Я ни разу не оставалась наедине с Неттой, чтобы научить ее чему-либо. Я уверена, она имеет в виду, что Мереку не нужно волноваться по пустякам, – заметила Брайанна, лукаво подмигнув Нетте.

– А он волнуется? Ты меня об этом предупреждала, а теперь успокаиваешь Мерека? – Дамрон чуть не уронил жену на пол.

Мерек рассмеялся, глядя на рассерженное лицо сводного брата. С тех пор как Дамрон привез в Шотландию жену-англичанку, она всех озадачивала своими странными выражениями. Только Дамрон, Коннор, Меган и Мерек знали, что Блэддин призвал уже было отлетевшую душу Брайанны, чтобы вновь даровать умирающей жизнь. Дамрон постоянно страшился, что Брайанна, которую он любил, когда-нибудь снова покинет его.

Мерек подвел Нетту к Блэддину, развернул на столе пергамент и придавил по углам. Хотя он тоже мог читать, он уступил это Блэддину. Валлийцу не потребуется много времени, чтобы изложить ей контракт, поскольку формулировки были короткие и точные. В бумагах было сказано, что Кар-Колдуэлл переходит от леди Кирии к ее старшей дочери. Вместе с окружающими замок значительными владениями и внушительным состоянием. Будущий муж получит власть над всеми упомянутыми землями.

Это было принято с двумя условиями. Первое: Блэддин, потомок Тьюдров, должен одобрить выбор мужа для дочери Кирии. Второе: пока Блэддин не узнает, что супружеская пара счастливо прожила целый год, им не разрешат жить в Кар-Колдуэлле.

– Я не понимаю. Если вы могли повлиять на выбор мне мужа, то почему не остановили попытки отца выдать меня за Джеймса Хексема, а потом за барона Дарема?

Нетта подняла глаза как раз вовремя и увидела, как трое мужчин понимающе переглянулись. Вспомнив рассказ о нападении валлийцев, она сообразила, кто защитил ее от Хексема. А как насчет Дарема?

– Барон не выдержал бы самой скромной свадьбы, – сказал Блэддин. – Он не дожил бы до брачной ночи. Как видишь, в этом случае тебе ничто не угрожает.

– А когда отец решил выдать меня за первого, кто въедет в замок, как вы могли предоставить ему такую свободу действий?

– Ну, – пробурчал он, – разве не Мерек первым въехал в замок после решения твоего отца?

Широкая довольная улыбка осветила лицо Блэддина.

Глава 12

Одинокая слеза выкатилась из глаз Нетты. Она повернулась к окну и незаметно вытерла каплю тыльной стороной ладони. Мерек скрепя сердце смотрел на ее огорченное личико. Ну что ж, раз так, он отсрочит предложенную Дамроном дату свадьбы. Но изменится ли что-нибудь через две недели?

Мысль, что Нетта не доверяет ему, уязвляла его гордость. Через некоторое время она узнает, что он вовсе не варвар, как она считает, и примирится с тем, что станет его женой.

Коннор, тревожно нахмурясь, вошел в комнату.

– Прости, Дамрон, что помешал. Мерек, с наших западных Границ прибыл вестник.

– И? – Лэрд, расставив ноги, заложил руки за спину, вопросительно глядя на Коннора.

С едва заметным кивком Коннор покосился на женщин. Дамрон жестом велел мужчинам следовать за ним в дальний угол зала.

Коннор, вздохнув, провел пальцами по волосам.

– Макдейд из Римсдейла пересек нашу границу на прошлой неделе. Он угнал скот, но не тронул жителей.

– Есть еще что-нибудь? – торопил Дамрон.

– Да. В каждом селении он оставил сообщение. – Прежде чем прочитать его вслух, Коннор шумно выдохнул. – «Вы погубили то, что я любил больше всего. Я отомщу». – Он вручил Дамрону обрывок пергамента.

– Он все еще полагает, что вы повинны в смерти его жены. – Мерек, поморщившись, потер подбородок.

– Да. Ты знаешь, что Рольф ошибается, – кивнул Коннор.!

Дамрон переменился в лице.

Мерек хорошо понимал причину. Лэрд винил во всем себя. В то время, когда он с Коннором вез Брайанну в Блэкторн, любовница Дамрона выкрала из сундука Коннора тунику и шлем и отдала их сопернику Морганов. Намалевав на щитах герб Моргана, враждебный отряд отправился в тот фатальный набег.

Коннор, сжав плечо Дамрона, тряхнул его.

– Это не твоя вина. – Он кивнул на женщин. – Меган не должна знать об этом. Ее чувства к Рольфу Макдейду – причина того, что она до сих пор не замужем.

Мерек кивнул.

– Я распоряжусь, чтобы привратники не позволяли девушкам покидать замок. Особенно Меган.

– Выставь дополнительные патрули вечером, Мерек. Нет, Коннор, ты не поедешь с ними. – Коннор начал было возражать, но пристальный взгляд и строгий голос лэрда остановили его. – Не спорь.

Коннор покорно кивнул и вышел из комнаты.

Мерек подошел к Нетте и приподнял ее лицо. Наклонился и заколебался. Отвергнет она его поцелуй?

Так и есть. Линетт отвернулась. Мерек погладил ее по щеке и последовал за Коннором.

Нетта уставилась на оловянную кружку. Руки у нее так дрожали, что она расплескала чай на колени.

Мелодичный голос Брайанны прервал ее мрачные мысли.

– Мужчины никакого понятия не имеют о чувствах женщины, правда, Нетта? Я собиралась выйти замуж за другого, но у короля Вильгельма были свои планы. Так что у Дамрона тоже не было выбора.

– Когда мой отец сватал меня к каждому холостяку в Нортамберленде, я никакой радости не испытывала, – прошептала Нетта. – У половины женихов имелись дети почти моего возраста. Другие были помоложе, но отвратительны каждый на свой манер. Разве глупо желать в мужья умного мужчину? Который умеет читать, писать, считать, говорит рассудительно?

– Конечно, нет, Нетта, – ответил веселый голос Меган. Она вошла в комнату вместе с Элизой. – У тебя теперь есть мужчина, в котором ум и сердечность сочетаются с физической красотой. Хотя его лицо не так красиво, как у Дамрона, любая девушка его не скоро забудет.

– Ты не считаешь его красивым?

Как странно! Нетте Мерек казался куда интереснее брата. Они оба одинаково крупные и мощные. Хотя волосы у Дамрона черные, а у Мерека золотисто-каштановые.

– Мне тоже больше Мерек нравится, – согласилась Брайанна. – Когда я впервые увидела Мерека, я сразу поняла, что они с Дамроном – братья.

– Ты знаешь, что Мерек учился вместе с Дамроном и Коннором, Нетта? – Меган старалась спрятать улыбку. – У него просто дар к языкам. Он прекрасно пишет и считает. Пока мы были в Нормандии, дедушка следил за тем, чтобы Мерек напряженно трудился, совершенствуя ум и тело. Он очень много знает.

Меган опять забавляется? Нетта пристально посмотрела на подругу, но увидела на ее лице серьезное выражение.

– В замке Ридли мы с нетерпением ждали визитов Мерека. – Элиза взяла с подноса две горячие булочки. – Он пел дуэтом с Галаном. Женщины вечно соперничали за его внимание. Такое вытворяли! – Она намазала мед на хлеб. – Мама говорила папе, что леди Эдит преследовала Мерека, как охотничья собака зайца. И еще сказала, что Эдит загнала его в альков и прижималась к нему всем телом. Но он слишком воспитан, чтобы рассказывать об этом.

– Почему она это сделала? – подняла брови Нетта. – Когда я на него случайно наткнулась, было ужасно неприятно – он твердый, как дерево.

Брайанна вдруг закашлялась, и Нетта взглянула на нее. Элиза вручила Нетте намазанную медом булочку.

– Мама спасла его. Бедная Эдит сказала ей, что не могла удержаться. Она сказала, что у нее ужасный зуд, который только Мерек мог успокоить.

– Почему она сама не почесалась? – Нетта откусила восхитительно мягкую булочку, смакуя мед, и удивленно подняла брови. – Дотянуться не могла?

Меган, рассмеявшись, вскочила.

– Идем! Нам пора уходить. Мари пришла уложить Брайанну отдыхать. Я покажу вам округу. Может, мы найдем чем занять ваши головы.

Меган вывела подруг в коридор. Нетта была благодарна ей – будет возможность отвлечься от тревог за свое будущее. Прежде чем спуститься по ступенькам, она оглядела внутренний двор замка. Люди занимались своими делами. Стоял редкий сухой и малооблачный день. У дальнего угла стены поднималась пыль. Справившись у Меган, Нетта выяснила, что там находится площадка, где тренируются воины. Это очень заинтересовало ее.

Девушки заходили в строения, стоявшие вдоль внутренней стены замка. Там ковали оружие, делали луки и стрелы. В одном помещении бондарь делал бочки. Вовсе не для пива, как пояснила Меган, а для того, чтобы чистить кольчуги. Оруженосцы катают их в бочках, наполненных песком, и потом кольчуги сверкают как новенькие. Оружейники работали вместе с кузнецами и мастерами-лучниками. От грохота молота кузнеца, кующего новый меч, у Нетты заложило уши.

Сидя на табурете перед дверью, сапожник что-то шил из мягкой кожи. Почему многие воины босые, когда могли бы воспользоваться удобными и крепкими башмаками?

Но самым интересным был большой участок за замком, где воины и оруженосцы оттачивали свое мастерство. Лучники стреляли по таким удаленным мишеням, что Нетта их едва могла разглядеть. Меган объяснила, что Дамрон предпочитает большие валлийские луки в рост человека, поскольку стрела летит гораздо дальше.

– Боже милосердный! – От крика Элизы Нетта даже подскочила. – Посмотрите! Там, за загородкой. Воин пытался поразить копьем чучело, но мешок ударил его по спине и оглушил.

– Это специальное упражнение. – Меган рассмеялась и, подойдя, положила руки на забор. – На столб подвешивают мишень, всадник должен на скаку пронзить ее копьем. Если всадник нерасторопен, то мешок с песком, качнувшись, сбрасывает его с лошади. Очень забавно попытаться перехитрить это устройство.

– А ты пробовала?

– Только когда Коннора и Дамрона нет поблизости.

Нетта широко раскрыла глаза от удивления. Как женщина могла проделать требующий большой ловкости и силы трюк?

На следующей площадке молодые люди бросали ножи в соломенное чучело. Старый воин, обучавший их, заметил Меган и попросил продемонстрировать свое умение. Меган согласилась. Одно за другим Женщина-воин всаживала лезвия в красный круг на груди соломенной куклы. Она бросала ножи так быстро, что они свистели в воздухе.

– Ты меня научишь? – Нетта завидовала свободе Меган учиться защищать себя. Меган, улыбнувшись, поманила ее за собой, и настроение Нетты поднялось.

– Для тренировок понадобится соответствующая одежда. Я знаю, где ее найти.

Девушки поспешили назад и поднялись на второй этаж. Нетта надеялась, что Мерек не появится, поскольку наверняка не позволит ей тренироваться с оружием. Меган огляделась, нет ли кого поблизости, и повела подруг в комнату Мерека и Коннора.

– Что ты задумала? Ты собираешься взять одежду Коннора? – зашептала Элиза. – Святые угодники! Если он обнаружит пропажу, он нас всех поколотит. Наверняка поколотит!

– Он никогда не хватится того, что я возьму, – заверила Меган. – Стойте на лестничной площадке и дайте знать, если кто-нибудь появится.

На дне старого сундука брата она нашла его первый настоящий нож, который сменил деревянное оружие. Нашлись и подходящие костюмы для Нетты и Элизы. Меган скатала все в тугие комки и спрятала под туникой.

Выйдя в коридор, Меган велела Гарду, показавшемуся из комнаты старого лэрда, следовать за ними на крышу замка. Нетта выбрала место как можно дальше от края – от одного взгляда в пустоту у нее к горлу подкатывала тошнота.

Гард растянулся у ног Меган и Нетти. Когда волк подходил ближе, они гладили его и ворковали с ним. Только Элиза еще опасалась огромного зверя. На шее волка красовался темный пушистый воротник. Срезав несколько прядей, Меган спрятала их в карман.

– Зачем мы это делаем? – изумилась Элиза.

– Чтобы замаскироваться под оруженосцев. – Нетта приложила пучок волос к верхней губе. – Я буду учиться бросать ножи, изображая тренирующегося оруженосца.

– Нетта! Ты задумала заколоть Мерека? – С ужасом в глазах Элиза прижала руку к груди. – Дамрон и Коннор тогда из чувства долга убьют тебя и скормят твое тело волкам! – Она раскачивалась взад и вперед, лицо у нее исказилось, как у плачущего младенца.

– Глупая ты гусыня! Мы никому не хотим причинить зла. Это для защиты, если нас захватят и некому будет прийти на помощь.

Подруги вернулись в свою комнату и быстро надели украденную из сундука Коннора одежду. Для пущей маскировки они намазали брови и верхние губы липкой сосновой смолой и приклеили к ним волчью шерсть.

– Ты, как оруженосец, должна носить на поясе оружие. И спрятать его на бедре. – Меган показала Нетте, как привязать нож Коннора.

Низко надвинув капюшоны плащей, девушки вышли. Довольная, что никто их не узнает, Меган приняла заносчивую, высокомерную позу.

– Иди так, будто ты король мира. Изображай мужчину гордого и уверенного, с которым никто соперничать не может. – Твердой походкой она вышла из комнаты.

Нетта последовала примеру Меган, но ноги у нее были короче, и она скоро отстала.

– Меган, замедли шаг! Если кто-нибудь увидит, как я вприпрыжку иду по двору, нас разоблачат.

Меган с ящиком ножей под мышкой повела их в тихий угол. Там стоял столб с прибитой к нему деревянной фигурой человека. Меган показала Нетте, как держать нож, и, молниеносно двинув запястьем, метнула оружие.

Нетта прицелилась и попыталась повторить ее действия.

– Черт, мимо, – пробормотала она.

После многочисленных попыток Меган, вздохнув, остановила Нетту.

– Прости, милая, но вижу, ты нанесешь большой урон деревьям, овцам, собакам и всему в округе, кроме мишени. – Она похлопала Нетту по плечу. – Забудь о том, чтобы защищаться, метая нож, если только не уговоришь противника встать поближе, чтобы ты проткнула его. Идем. Мы должны вернуться до того, как сэр Дэвид прикажет всем возвратиться в казармы, тогда он узнает, кто мы.

Меган велела подругам следовать за ней. Через несколько шагов она повернулась к Элизе:

– Ради Бога, прекрати покачивать бедрами, иначе тебя кто-нибудь за ближайший куст утащит.

– Зачем? – распахнула глаза Элиза.

– Потом объясню. И ради всего святого, говори низким голосом.

Следовавший за ними волк время от времени обнюхивал пятки Элизы, и та всякий раз подскакивала. Но когда они поднимались по ступеням, Гард оставил игру. Как только девушки оказались в своей комнате, Нетта проворно спрятала одежду на дне своего сундука.

Меган устроилась на кровати, закинув руки за голову. Улыбка осветила ее лицо.

– Я знаю отличное оружие. Мечи.

– Мечи? – Возглас Элизы эхом отозвался в комнате. – Боже милостивый! А может, Нетта лучше ударит кого-нибудь локтем в ребра или головой в живот? Мечи? Мечи проливают еще больше крови. – Застонав, она с размаху села на кровать.

– Да ненастоящие! Ты считаешь/ что я сумасшедшая и дам ей настоящее оружие? Деревянные мечи. Я дам тебе тот, которым пользовалась, когда была ростом с тебя, Нетта. У меня их было несколько, пока не сочли, что я достаточно подготовлена для настоящего оружия.

Внизу раздались крики, и девушки выглянули в окно. Разгневанный шотландец тащил за руку верещавшую женщину, проклиная ее и грозя отлупить до смерти. Стоявший неподалеку мужчина поправлял плед, стыдливо прикрывая мужское естество.

– Попалась на этот раз, – пробормотала Меган.

– Что случилось? Почему он так кричит? – нахмурилась Нетта, глядя в спину мужчине.

– Это дочь сапожника и ее будущий муж, пивовар. Она пробовала и другие копья. Он поколотит ее, а потом объездит так, что ей не скоро захочется знаться с другим мужчиной.

– Поколотит? – прошептала Элиза. Ее глаза стали круглыми, как сдобные булочки, которые подавали за завтраком. – Я не выйду замуж за горца, который бьет женщин! Я заставлю их думать, что я недостаточно хороша для них.

Меган пожала плечами.

– Женщине следует знать, что мужчина не станет ни с кем ее делить, после того как объявит своей невестой. Разве саксы не гневаются, если их женщины сбиваются с пути?

– Уверена, что гневаются, но, думаю, никогда не позволяют другим видеть их семейные распри. – Нетта начала понимать. – Однажды ночью я проснулась, услышав визг Элизабет. Я хотела пойти к ней, но моя дверь оказалась накрепко заперта. Мэри, моя горничная, сказала мне, что отец бьет Элизабет, потому что она немного «пробовала». Я не знала, что она имела в виду. Твой отец, – Нетта кивнула Элизе, – как раз прислал сообщение, что лорд Дамрон с отрядом прибыл в Ридли. Мэри сказала, что мы не поедем, потому что свежее «мужское мясо», как она выразилась, будет слишком большим искушением для Элизабет. – Ее лицо вспыхнуло. – Неудивительно, что отец так спешил выдать меня замуж. Ему нужно было найти пару для Элизабет.

– Твой отец когда-нибудь бил тебя? – полюбопытствовала Меган.

– Бил, – призналась Нетта. – Сильнее всего после того, как я отвергла Перси, сына барона Боуфорта.

– Почему ты отказала ему, Нетта? – спросила Элиза. – От него пахнет цветами, и одевается он очень тщательно. Отец сказал, что Перси, стань он даже подругой короля, вряд ли был бы краше.

– Это одна из причин. Я пыталась сказать отцу, что не хочу мужа, приятели которого злобно смотрят на меня, если я дотрагиваюсь до его руки. Перси мое прикосновение тоже не нравилось. Он дергался, будто я его ущипнула. Отец сказал, что у Перси есть проблема, и после того, как я обеспечу его наследником, он будет жить сам по себе. В. следующий раз, когда Перси приехал, я пряталась, пока он не покинул замок. Отец был в ярости. – Нетта ссутулилась, вспоминая удары его трости. – Он бил меня за то, что я сорвала его планы.

– Ты не знаешь, что за проблема была у Перси, Нетта? – Хохоча, Меган свалилась на кровать.

– Отец никогда не говорил. Перси не казался ни больным, ни хилым. Руки у него всегда были прохладные и мягкие. Правда, он немного шепелявил. Думаешь, у него проблема с зубами?

У Меган вырвались новые взрывы смеха. Не успела Нетта спросить, что ее так развеселило, как слуги принесли лохани для купания. В поспешной подготовке к вечеру вопрос выскользнул из ее памяти.


Мерек ждал у входа в главный зал. Нетта не могла удержаться от сравнения его с Перси. У Мерека не было ни тонкого лица, ни изящного хрупкого тела, как у ее бывшего жениха. Мерек вдвое больше Перси. Его красивая рука коснулась ее, и тепло разлилось по ее руке. Мужчины тоже смотрели на него, но с уважением и грубоватыми приветствиями. Они не глазели на нее из-за того, что она позволила ему взять ее за руку.

Но у Перси было одно большое преимущество. Он не мог украсть ее рассудок или иссушить ее мысли. Может, зря она ему отказала?

Нетта извинилась за опоздание, все расселись по местам. Длинные изящные пальцы Мерека коснулись ее губ, заставляя замолчать.

Она вдохнула его аромат, и внутри у нее все затрепетало.

– Стоило подождать, чтобы ты оказалась за столом рядом со мной, Нетта. – Мерек наполнил их поднос кусочками баранины, свинины и лосося, добавил отварной горох и капусту. – Как прошел день?

Восхитительный аромат еды отвлекал Нетту, ей было трудно придумать ответ.

– Мы были заняты разговорами.

– Разговорами? Разве Меган не показала вам хозяйство замка? – Предложив Линетт свинины, Мерек вопросительно поднял бровь.

А вдруг он знает, что они делали сегодня? Нетта не на шутку встревожилась. Может, Мерек прочел ее мысли? Если так, как можно что-либо утаить от потомка Тьюдров? Может быть, он ни о чем не догадается, если она станет напевать? Линетт замурлыкала какую-то мелодию.

Мерек наслаждался, глядя в прекрасные глаза Нетты. В них была растерянность, подхлестнувшая его любопытство. Он не часто интересовался чужими секретами. В раннем возрасте дед научил его уважать личную жизнь других. Мерек использовал свой дар только при крайней необходимости либо когда кто-то интриговал его, как Нетта. Ее девичьи думы, подобные легкому летнему ветерку, успокаивали его.

Он проводил часы на дальней площадке, оттачивая мастерство воинов, но чуял, что Нетта что-то затеяла. Сейчас он пристально всматривался в ее лицо, и чем дольше это делал, тем больше ему открывалось.

– Мы взяли Гарда на крышу и сидели на солнышке.

Нетта запела чуть громче. Она не могла сказать, что они срезали у волка немножко шерсти для бровей. Мерек прищурился. Значит, они использовали шерсть Гарда для маскарада? Нужно проследить, чтобы девчонки беды не наделали!

– Волку понравилось ваше внимание?

– Да, он любит, когда ему чешут шею. – Нетта слегка сбилась с ритма мелодии.

– Вы все время были на крыше или выходили во двор?

– Мы спустились во двор, и Меган показала нам все постройки.

Между вопросами Мерек галантно потчевал Линетт. Нетта увлеклась яствами. Аппетит ее не был притворным, она ела с удовольствием. Было ясно, что она не хочет рассказывать, как на самом деле провела день.

– Куда вы еще ходили?

– Ну, мы смотрели, как юноши бросают ножи.

Меган легко поразила цель, но сама Линетт даже не задела мишень. Мерек поднес к губам Нетты кусочек сочной свинины. Нетта, смакуя вкусное жаркое, вспоминала удивление на лице молодого человека, когда мешок с песком сбил его с лошади.

– Так. – Мерек вытер рот. – Если вы окажетесь у площадки, где тренируются с копьем, стойте за забором. Когда мешок с песком сбрасывает всадника, лошадь иногда может взбрыкнуть и выскочить с площадки.

Глаза Нетты округлились. Она уставилась на стол. Как Мерек угадал ее мысли? Девушка перебирала в памяти события дня. Все было на месте. Возможно, Мерек позаимствовал ее мысли, а потом вернул на место?

Слуги принесли сыр, пироги, яблоки и груши. Меган сказала, что женщины с радостью послушают пение мужчин, поскольку те давно не доставляли им этого удовольствия. Мерек отказывался, но вскоре все же согласился.

Меган взяла лежавшую у камина волынку, Блэддин – бойран,[9] Фергус, оруженосец Маркуса, вытащил маленькую арфу, которую Элиза взяла с собой в поездку. Уговорив Элизу присоединиться к ним, они наиграли ей мелодию. Этого Элизе было достаточно.

Звучные голоса Мерека, Дамрона и Блэддина наполнили зал.

Не сводя глаз с Элизы, Коннор сел рядом с Неттой.

– Мерек редко поет вместе с нами. Сегодня он делает это в вашу честь, леди. – Коннор наклонил голову набок, слегка нахмурившись. – Правду сказать, в последний раз он делал это для Брайанны. Когда Дамрон увел ее из-под носа сэра Галана, тот сочинил самую пронзительную и красивую песню любви. Мерек пел ее для Брайанны. Дамрон в ярость пришел. – Коннор понимающе улыбнулся.

Мерек и Дамрон начали волнующий дуэт по-французски, следующий – на английском. Третью песню Мерек пел на гэльском языке один. Его горячий взгляд скользил по Нетте.

Чувственный баритон Мерека действовал на девушку, словно вино. Она ощутила дрожь во всем теле. Соски закололо иголочками. Нетта притворилась, что проверяет, нет ли пятен на тунике, и оттянула ткань. Неужели это материя так трет ей грудь?

Нетта застонала. Нечего и надеяться, что никто не заметил ее движения.

Мерек уж точно все понял! Иначе почему его зеленые глаза смеются над ней?

Потом снова мужчины запели вместе. В конце разудалой валлийской баллады голос Блэддина взлетел, и все стали притопывать в такт.

В последней песне, дуэте с Дамроном, Мерек снова не отрывал взгляда от Нетты. Они пели по-немецки, но она знала, что песня о любви. Да и кто не догадался бы об этом, когда Дамрон смотрел на свою Брайанну, как голодный на восхитительные яства?

– Однажды в тоскливый вечер Дамрон пел эту мелодию своей невесте, – прошептал Коннор. – Все в замке понимали, что песней он старается проложить путь к ее душе. Любой почувствовал бы, что Дамрон поет не голосом, а сердцем. Это помогло Брайанне полюбить его. – Коннор с довольным видом скрестил руки, будто именно он был причиной счастья Дамрона.

Голос Мерека вызвал у Нетты неведомое до сих пор желание. Завязки белой рубашки певца ослабли, открыв мощную грудь, его сильная шея напряглась. У Нетты перехватило дыхание. Какова у него на ощупь кожа – горячая? Волосы натруди, наверное, будут щекотать ей ладонь. В зале вдруг стало жарко. Линетт отхлебнула немного разбавленного вина, но это не помогло ни на йоту. У нее запульсировало внизу живота.

В конце песни Дамрон поднялся и обнял Брайанну. Их любовь освещала всех, словно сверкающая молния ночную тьму. Допевая мелодию, лэрд, заметно торопясь, вывел жену из зала. Очевидная выпуклость его необузданного копья, слегка приподнявшего плед, вызвала одобрительные возгласы мужчин.


В замке Мортейн, что в Нортумбрии, Роджер, сморщив острый нос и поджав губы, наблюдал, как пытаются поставить на ноги пьяного слугу. Молодому барону было невыносимо зловоние, исходящее от грязного мужлана. Он велел вылить пьянице ведро воды на голову.

– Прочь! Не надо меня топить, – забормотал мужчина. Стражник схватил его за шею и встряхнул, как мокрого цыпленка.

– Мои приказы твердо засели в твоей тупой башке? Повтори их, – рявкнул Роджер.

– Я должен отыскать эту суку с глазами колдуньи, поймать и притащить вам.

– И?

– Что «и»?.. – Удар в челюсть не дал ему договорить.

– И ты не?.. – Роджер топнул ногой.

– Не могу ни смотреть, ни трогать. Но как я найду ту, что надо, если не буду смотреть, милорд? Да и тронуть придется!

– Дурак! Найди эту паршивку и приведи мне.

Ни к чему так расстраиваться! С того момента как Роджер увидел Линетт, она завладела им полностью. Он хотел ее. Нет, не просто хотел. Она должна принадлежать ему.

С такой женой, как Линетт, все знатные дома в Англии будут открыты для него. Наверняка король Вильгельм потребует, чтобы они были при дворе.

Роджер приказал двум воинам отправиться вместе со слугой к землям Моргана. Как только Линетт окажется у них в руках, они знают, что делать. Золото? Этот старый дурак, ее папаша, верит, что он отдаст ему с таким трудом добытые монеты? Как бы не так!

Роджер позаботится об оплате.

Уиклифф получит что заслужил.

Глава 13

Стояло прекрасное раннее утро. Нетта, выйдя из массивных дверей, прислонилась к деревянным перилам, чтобы лучше разглядеть внутренний двор замка. Она прищурилась не только от солнца, но и от удивления.

– Почему воины тренируются так далеко от главного здания, Меган?

– Чтобы их ничто не отвлекало. – Меган, покачав головой, усмехнулась. – Но этого не избежать. Любая девица способна тайком прокрасться поближе и повиснуть на заборе, пуская слюни.

– Пуская слюни? Почему? Из-за пыльных потных мужчин, размахивающих мечами?

– Идем. Скоро сама увидишь. Мы на заборе виснуть не будем – не сомневаюсь, Мерек этого не позволит. У левого края площадки стоит сарай. Мужчины иногда занимаются там. Мы можем смотреть в щели между досками, нас не заметят.

Нетта больше не задавала вопросов. Меган и Элиза прошли немного вперед. Пробираясь в густой тени вдоль стен, она предчувствовала восхитительный вкус запретного приключения. Подруги еще не видели, что происходит, но уже слышали оглушительный лязг оружия и громко звучащие богохульства.

Все трое скользнули за сарай. В ушах у Нетты зазвенело, и она закрыла их руками. Около тридцати мужчин орудовали мечами. Любопытство одолело ее. Найдя щель между досками, она заглянула туда вместе с Элизой. В нескольких дюймах от них мужчина поднял массивный щит, отражая удар противника, и взмахнул мечом. Широкие мускулистые плечи загородили обзор. Нетта перебралась к следующей щели.

– Святой… – Она не знала, какого святого призвать. Теперь перед ней маячила волосатая мужская спина.

И не только спина.

Элиза тоже сообразила, что мужчины нагие. Меган зажала ей рот рукой.

Игривый ветерок взметнул чьи-то юбки, привлекая внимание Нетты к частоколу напротив. Несколько женщин из числа дворовой челяди жадно наблюдали за происходящим.

Даже с этого расстояния Нетта заметила их нездоровое любопытство. Они действительно пускали слюни. Почему их так тянет сюда? Проследив за взглядами женщин, она это выяснила. Нетта сжала кулаки, ее лицо запылало от гнева.

Они вожделели мужчину! Мужчину с откинутыми назад и завязанными волосами, чтобы не мешали.

Она бы этим девицам глаза повыцарапала! И выцарапает!

Это не просто мужчина. Всем известно, что это ее мужчина!

Мерек.

Он сражался с противником, лицо его было напряжено, глаза прищурены. Равные по силе и навыкам, они, должно быть, сражались, давно, поскольку пот заливал лицо Мерека и капал с подбородка. Затылок его противника был обращен к Нетте. Она узнала густые волосы Коннора, падающие на нагие плечи. Это было единственное, что она увидела. Коннор нацелил меч на руку кузена. Мерек поднял щит, чтобы отразить удар, но внезапно его взгляд метнулся в сторону. Так ястреб высматривает добычу. Элиза, пискнув, плюхнулась в грязь и зажмурилась.

– Идем! Мерек почувствовал, что мы здесь, – прошептала Меган. – Поторопитесь, если не хотите попасться!

Схватив Элизу за руки, девушки стремглав бросились прочь. Сердце Нетты стучало быстрее, чем двигались ноги. Наконец подруги вбежали во внутренний двор замка. Нетта с шумом перевела дух.

За огородом раскинулся маленький фруктовый сад. Шелестевшая листвой груша давала укрытие от солнца. Сороки, клевавшие плоды, недовольно затрещали и улетели. Глядя на Элизу, Нетта задавалась вопросом, пылает ли ее собственное лицо? Хриплый смех Меган подтвердил это.

– Теперь вы знаете, почему женщины сохнут по Морганам.

– Думаю, никто не скажет, что у Морганов… гм… как ты это назвала, когда он маловат… стручок? – хихикнула Нетта.

– Да уж! – согласилась Меган.

– Как они могут биться на мечах, когда их… э-э… эти части не защищены? Разве это их не отвлекает? – спросила Нетта.

– Не совсем так. – Меган, усмехнувшись, пожала плечами. – Одежда сковывает движения. В былые дни кельты боролись голыми. Дамрон говорит, что это очень важно для тренировки, поскольку воины не позволяют себе небрежности и предельно сосредоточены. Болота и деревья мешают лошадям, поэтому воины сражаются пешими, но в набедренных повязках.

– Я никогда больше не смогу думать о Мереке как о берсеркере, – пробормотала Нетта и повернулась к Элизе. – Что ты говоришь?

– Они у меня все время перед глазами. Как они могут так отличаться друг от друга? – Лицо Элизы пылало. – Думаешь, у Коннора красивые… чресла… или отталкивающие? – Она вздрогнула.

– Судя по тому, что я слышала о своем братце, распутные девки считают, что у него все красивое. Они говорят, что он никогда не устает и знает, как доставить девушке удовольствие. Вы меня, надеюсь, понимаете. – Меган, упав на траву, расхохоталась, поскольку Элиза улыбнулась ей.

* * *

Мерек почти сразу же почувствовал, что за ним кто-то наблюдает. Девицы, забросив дела, висели на заборе, но к ним он давно привык. Быстро взглянув вбок, он увидел в тени сарая что-то желтое.

Все ясно.

Но даже на мгновение отвлекаться было нельзя, в тот же миг Мерек ощутил острую боль в руке. Коннор громко выругался.

– Черт побери! Что ты делаешь, Мерек? – возмущенно крикнул он. – Похоже, ты забыл, что у нас с тобой боевые мечи. – Страх, что он едва серьезно не ранил кузена, распалял его гнев.

Мерек кивнул на тень у стены. Глаза Коннора расширились.

– Отцу Мэтью лучше приехать побыстрее. Чем скорее Нетта выйдет за тебя, тем лучше.

– А как насчет мужа для Элизы? Ты ждешь, чтобы Дамрон выбрал ей пару? До завтрака он уже принял двух юнцов с горящими глазами. – Видя угрюмое лицо Коннора, Мерек рассмеялся. – Лэрду лучше поторопиться с выбором. Нетта не одна тут была. Они с Меган за руки тащили прочь Элизу. Похоже, она намеревалась продолжить рассматривать претендентов.

Коннор позвал оруженосцев и велел принести одежду. Кузены нашли всех трех девушек в саду под грушей. Меган, хохоча, лежала на спине. Ни одна из подруг не услышала, как подошли Коннор и Мерек.

Тени сгустились – плотные облака закрыли небо. У Нетты затылок словно иголочками закололо. Она быстро оглянулась.

И уткнулась носом в волосатую ногу. Сглотнув, она подняла взгляд к крепким коленям, небрежно наброшенному пледу, потной нагой груди. Мерек, прищурившись, смотрел на нее.

Коннор стоял рядом.

Вид у обоих был крайне недовольный.

Нетта проглотила ком в горле. Элиза, все еще не окончательно придя в себя, смущенно хихикала. Глаза ее были закрыты ладонями.

– Я видела двух мужчин из тех, кто вызвался, когда лэрд Дамрон объявил, что ищет мне мужа.

– Элиза! Открой глаза, – умоляла Нетта.

– Нет. Тогда я увижу все эти…

Она не закончила. Нетта, схватив подругу за запястье, отвела ее руку с лица. Именно в этот момент ступни Коннора ткнулись в плечо Элизы.

– Пресвятая Богородица! Мы пропали, – взвизгнула та, поднявшись на колени, и спряталась за Неттой и Меган.

Меган хмуро смотрела на мужчин:

– Если ты не хочешь, чтобы Элиза стала постоянно носить повязку на глазах, перестань пугать девушку, брат.

– Чему ты учишь их, Мэг? Если я поймаю тебя снова, когда ты станешь показывать им то, чего им видеть не следует, я скажу Дамрону, чтобы он отхлестал тебя как следует.

– Мы просто гуляли на солнышке. Что можно было поделать, если все происходило у нас перед носом?

Нетта стремилась защитить Меган. Она не могла смотреть мужчинам в глаза и вместо этого разглядывала подбородок Коннора. Что-то теплое упало на ее руку, привлекая внимание.

Кровь! Нетта быстро огляделась кругом. Кровь ручейком текла с правой руки Мерека и капала с пальцев.

– Святой Георгий! Ну и покровитель из тебя! – выбранила она защитника воинов, обращаясь к затянутым облаками небесам. – Хорошо же ты заботишься о своих подопечных! – Подскочив к Коннору, Нетта обрушила обвинения на него. – Какой позор! Вы ранили кузена. Разве вы не понимаете, что он может умереть от кровопотери? Или получить горячку от грязного меча? Что вы стоите как истуканы? Скорее! Нужно найти Блэддина. – Обеими руками она схватила Мерека за левую руку.

Около часовни стояло помещение, которое Дамрон устроил для прорицателя. Нетта пыталась тащить Мерека туда. Он не двинулся с места.

– Прекрати, Нетта. Ничего не нужно. Это всего лишь царапина. Кровь скоро остановится. Ты что, никогда не видела раненых?

– Люди моего отца не так беспечны. Они упражняются в доспехах!

О Господи! Теперь уж не отвертишься. Зачем она проболталась, что знает – он-то тренировался без всяких доспехов! Нетта насмешливо фыркнула. Доспехи? Да на нем клочка ткани не было. Она бросила отчаянный взгляд на Меган.

– Ты не следил за мечом Коннора, Мерек? – вскочила на ноги Меган. – Думаю, это тебя Дамрон должен проучить, чтобы ты не отвлекался и помнил об опасности.

– Да, – ответил Мерек. – Но ты первой заслуживаешь трепки от Дамрона за то, что оказалась там, где тебе быть не следует.

– Как бы они не начали драться, – прошептала Элиза, сев на траву у ног Нетты и Меган.

– Никто не собирается драться, Мышка. – Коннор наклонился и взял ее за локоть, чтобы поднять на ноги. Элиза, вспыхнув как маков цвет, старательно отворачивалась. – Делай, как я говорю, и тебе не придется меня бояться. Я буду заботиться о тебе, чтобы ты была довольна.

На этот раз Элиза побелела и с опаской взглянула на плед Коннора. Она, должно быть, вспомнила слова Меган, что Коннор знает, как доставить удовольствие девушке.

Нетта пыталась определить, сильно ли разгневан Мерек. Он хранил молчание, пока вместе с Коннором вел девушек в большой зал. Хотя его лицо казалось непроницаемым, непохоже было, что он злится. Усадив подруг, мужчины выпили эля и собрались вернуться к тренировке. К Мереку подошел оруженосец Дамрона. Мерек поспешно вышел, а когда вернулся, Нетта увидела, что рана его перевязана.

Почему этот тип не пошел к Блэддину, когда она намеревалась отвести его туда? Что его остановило? Дурацкая мужская гордость.

Глядя на повязку, Нетта усмехнулась. Мерек грозно прищурился, его зеленые глаза превратились в узкие щели. Линетт прикрыла рот рукой.

Коннор, наклонившись, прошептал ей на ухо:

– Когда мы входили, Дамрон заметил рану Мерека. Лэрд знал, что брат о ней не позаботится. Я уверен, он приказал Мереку зайти к Блэддину. С тех пор как Блэддин живет с нами, на нас все заживает отлично.

Пока они разговаривали, Элиза царственным жестом поманила к столу Маркуса. В первый вечер в Блэкторне Маркус объявил о своем интересе к знатной саксонке, сказав, что высоко оценил ее общество во время поездки.

Подойдя, он наклонился ближе, чтобы расслышать ее шепот.

– Когда вы едете на лошади, разве ваши причиндалы не давятся, сэр Маркус? – спросила Элиза.

– Причиндалы? Какие причиндалы, леди Элиза? – озадаченно склонил голову набок Маркус.

Не успела она ответить, как Коннор сунул ей в рот кусок сыра.

– Леди имеет в виду вещи, которые мы возим в сумках во время путешествия. Так ведь? – Пристальный взгляд пресекал всякую попытку возразить.

Давясь сыром, Элиза пробормотала:

– Конечно, именно это я и подразумевала. – И снова начала жевать.

Она не одурачила Маркуса. Извинившись перед леди, он выскочил из зала и исчез в коридоре. Оттуда донесся взрыв оглушительного хохота.

– Почему вы не позволили мне договорить, сэр Коннор? – проворчала Элиза. – Я должна отбить у этих мужчин охоту жениться на мне. Как я могу это сделать, если вы не даете мне обидеть их?

– Никогда больше не говорите так с мужчиной, или я предприму шаги, чтобы остановить вас, – сквозь зубы процедил Коннор.

Элиза торопливо отодвинулась как можно дальше, едва не сев на колени Меган.

Мужчины были так молчаливы и неподвижны, что Нетта чувствовала себя будто меж двух каменных столбов.

Коннор впился взглядом в Меган, молча осуждая ее. К счастью, Элиза мало успела сказать. Хотя что толку, если Маркус ее прекрасно понял? Но это его не оскорбило. Глаза воина весело искрились, он искренне смеялся.

Правду сказать, план Элизы был неплох. Нетта и сама бы им воспользовалась, если бы была уверена, что он принесет пользу. Этим Мерека не отпугнешь. Наверняка он ответил бы на такой вопрос.

Во всех подробностях.

– Разве ты не слышала, что я сказал, Нетта?

Вздрогнув, Линетт посмотрела на Мерека и покачала головой.

– Я сказал, что Танцующий-в-Облаках нашел маленькую пустельгу, птенчика, только что из гнезда. Его мать погибла, нужно о нем позаботиться. Блэддин принес птенца Саймону, главному сокольничему. Сегодня Саймон им займется. Не хочешь взять пустельгу себе?

– Ой! Спасибо, Мерек! – радостно воскликнула Нетта. Она готова была тут же бежать за птенцом. Но рука Мерека легла девушке на плечо, останавливая ее.

– Птенец должен привыкнуть к своему новому дому и к тебе. Прежде чем прикасаться к птице, дай ей запомнить твое дыхание, твой голос. – Мерек близко наклонился к Линетт, его губы почти касались ее рта.

От него сладко пахло вином. У Нетты затылок словно иголочками закололо.

– Ты будешь гладить его, повторять его имя, говорить, какой он красивый. Почти так, как мужчина приучает женщину к своим прикосновениям.

Теплая рука Мерека прошлась от ее затылка вниз к плечам и снова поднялась.

– Ах, Нетта, ты пиршество для моих глаз, – прошептал он.

Дрожь пробежала по ее спине.

– Ты будешь поить птенца изо рта, как делала бы его мать. Я научу тебя.

Отпив глоток вина, Мерек наклонился еще ближе. Его губы задевали ее рот, большой палец мягко прошелся по подбородку.

Теплое вино потекло по ее языку.

У нее вырвался тихий стон.

– Как только он попьет, ты должна дать ему сырое мясо, чтобы он научился получать угощение.

Этого только не хватало!

– А его нельзя немного сварить? – с надеждой спросила Линетт.

– Любимая еда пустельги – мелкие лесные обитатели. Хищные птицы в кухне не охотятся, – усмехнулся Мерек. – Нельзя научить пустельгу есть дикого вепря. Даже сокол-сапсан не станет нападать на крупное животное. А еще ты должна дать птенцу имя. Ты же не можешь называть его «птичка»!

– Мне никогда не приходилось давать имя животному.

– Правда? Мне это в голову не приходило. – Мерек распахнул глаза в притворном удивлении. – И котенку тоже надо придумать кличку. Если ты этого не сделаешь, то всякий раз, услышав «кис-кис», к тебе весь выводок Митры прибегать будет.

– Я попрошу Меган и Элизу помочь мне.

– Тогда птенцу не позавидуешь! Меган посоветует назвать его Дураком или Простофилей. – В ответ на озадаченный взгляд Нетты Мерек объяснил: – Она собственного ястреба-перепелятника назвала Простаком, хотя, правду сказать, за дело.

Дамрон, войдя в комнату, прервал его:

– Что вы разнежились, как девушки? Довольно бездельничать! – Лэрд, нахмурившись, смотрел на Мерека. – Идем, брат, остаток дня поработаешь со мной. И когда мы закончим, ты запомнишь, что нельзя глаз спускать с меча. Я не позволю, чтобы ты погиб из-за девиц, восхищавшихся твоей красивой задницей.

Мерек впился в него взглядом и выругался на гэльском. Нетта решила, что на гэльском. Хотя, возможно, на валлийском.


Нетта и Элиза оделись оруженосцами и наклеили кустистые брови из шерсти Гарда. Вслед за Меган они спустились во двор и пошли на тренировочную площадку. Меган показала Нетте основные приемы боя с мечом. Элиза сидела на траве. Когда Меган наносила деревянным мечом Нетте очередной удар, у Элизы захватывало дух. Десяток раз подряд Меган выбивала меч из рук Нетты, хотя та вкладывала в борьбу все силы. Пот ручьем тек по ложбинке на груди. Когда они сделали перерыв, Нетта проверила, не отклеились ли брови. Будет ужасно, если волчий мех вместо бровей окажется на щеках.

Освежившись у колодца холодной водой, подруги отправились в дальний угол.

– Я покажу, как защититься, если мужчина становится слишком развязным. Элиза, хватай меня за плечи и попробуй удержать. – Элиза подчинилась, Меган нырнула под ее руки, повернулась и мягко впечатала ногу туда, где сходились бедра Элизы. – Когда делаете это, вкладывайте в удар всю силу. А не так, как я сейчас.

– А если я так сделаю, его… ммм… вещь… превратится в маленький стручок? – заволновалась Элиза. – Разве он не попытается убить меня за это?

– Если ты боишься повредить его фамильную драгоценность, целься выше и бей в живот, – ответила Меган.

– Фамильную драгоценность? – переспросила Нетта.

– Да. Так это называет Брайанна. И она права, поскольку мужчины так холят и лелеют свое добро, что оно чуть ли не сияет.

От смутного предчувствия, что они не одни, у Нетты закололо затылок. Она оглянулась проверить, не наблюдает ли кто за ними.

Широко расставив ноги и скрестив на груди руки, под деревом стоял Мерек.

И ждал.

Глава 14

– Хм! Вижу, давно вы с булавами не упражнялись. – Мерек хмурился, но его глаза превратились в щелки, пряча веселые искры. Он поманил ксебе мнимых оруженосцев. – Разнежились, как девицы! Идем. Судя по вашим хилым фигурам, вы давненько от серьезных занятий отлыниваете.

Понурившись, девушки побрели за ним к конюшне.

– Эти два тщедушных юнца пусть вычистят навоз. – Мерек подтолкнул Элизу и Меган к главному конюху. – А коротышка пусть накладывает сено в кормушки.

Мерек чуть не расхохотался в ответ на гневный взгляд Нетты. Круто повернувшись, он оставил девушек на милость конюха, но время от времени заходил в дверь конюшни и начальственно покрикивал, чтобы «работники» не увиливали от дела.

Время шло, и по потным лицам и поникшим плечам новоявленных конюхов Мерек наконец увидел, что они усвоили урок.

– Дохляки. – Он покачал головой и сплюнул сквозь зубы. – Ни у кого из вас нет крепких мужских мышц! Еще раз замечу, что отвиливаете от своих прямых обязанностей, отправлю тренироваться с воинами на самую дальнюю площадку. Или вам одежда мешает двигаться порезвее? Там вас быстро от нее избавят! – С мрачным видом Мерек смотрел на подруг.

Нетта плотнее запахнула ворот рубашки, как будто кто-то собирался сорвать ее. Мерек брезгливо сморщил нос.

– Прочь с глаз моих. От вас такое зловоние исходит, что дурно становится. Отмойтесь как следует. Как вы ухитрились налепить на себя больше навоза, чем вывезли? – Шлепнув Нетту по заду, он указал на дверь сарая.

Леди Уиклифф, взвизгнув, уронила совок на землю. Не успели девушки глазом моргнуть, как Нетта уже умчалась, вздымая клубы пыли.

За ужином Мерек усадил Нетту рядом с собой. Она быстро взглянула ему в лицо, стараясь угадать его настроение. Бесстрастные черты воина, казалось, были высечены из камня. Что, если он спросит, как она провела день? Нетта молилась, чтобы этого не произошло. Если Мерек узнает, что она была одним из трех незадачливых оруженосцев, которых он отругал и велел вычистить конюшню, то наверняка даст волю своему дикому нраву! Мерек предложил ей выбрать блюдо, и тревога Нетты немного утихла.

– Пожалуй, лосось, сэр. И еще ягнятина и цыпленок. – Черт, даже голос дрожит! Какой стыд!

Мерек положил Нетге такие сочные щедрые куски, что у нее слюнки потекли. Он кивнул на большое блюдо с овощами, вопросительно подняв бровь. Зеленые глаза озорно блеснули.

Нетта выпрямилась и, расправив плечи, заставила голос звучать увереннее.

– Морковь и свеклу, пожалуйста.

Восхитительный аромат свежего теплого хлеба исходил из плетеной корзинки, рядом стоял горшок меда. Улыбнувшись, Мерек взял хлеб и налил мед в маленькую плошку, стоявшую между ними.

За главным столом было необычно тихо. Хотя Мерек был весьма любезен, напряженность искрами летела от него. Он знает, Нетта чувствовала это. Святые угодники! Ее аппетит внезапно пропал. Никогда прежде с ней этого не случалось, даже когда отец орал, бушевал и запирал ее в комнате. Тогда худшим наказанием для Нетты было скудное пропитание. Сейчас все по-другому.

И если уж Мерек даст волю своему характеру, разве не лучше, чтобы это произошло здесь? Защитят ли ее его родные? Ожидание было невыносимым.

– Мы не собирались подглядывать за мужчинами.

Нетта судорожно втянула воздух. Как это с ее губ сорвались эти глупые слова?

– Тогда с какой целью вы туда ходили, леди?

Она украдкой покосилась на Мерека. Линия рта жесткая, глаза похожи на дымчатые зеленые камни.

– Это была шутка.

– Ах шутка? Так вы считаете, что подсматривать за голыми мужчинами – шутка?

Растерявшись, Нетта умолкла, стараясь придумать правдоподобный ответ. Какой черт ее за язык дернул? Она не на шутку разволновалась.

– Мы хотели просто погулять и наткнулись на это зрелище.

– И судя по всему, были удовлетворены увиденным? Не нужно так спешить. Скоро представится возможность изучить нагого мужчину вблизи.

Вспыхнув, Нетта опустила голову. Боже милосердный.

– Ах, ты не хочешь отвечать, Нетта, – пробормотал Мерек. – Тогда, может, тебе легче рассказать, почему сегодня вы нарядились оруженосцами? Чтобы проникнуть в казармы, когда мужчины вернутся туда, чтобы отмыться?

– Нет, ничего подобного! – Почему ее голос едва не сорвался на крик? Элиза пнула ее по ноге. – Вы догадались, что это мы? И все-таки заставили нас чистить денники?

– А вы рассчитывали на радостное приветствие и поцелуи? Думаете, воины любезничают с женщинами, которые выдают себя за юношей? Ладно, для чего все-таки вы надели мужские костюмы?

– Узнать, каково носить одежду, которая не мешает ходьбе.

Левая бровь Мерека взлетела и тут же опустилась. Откинувшись назад, он с кривой усмешкой разглядывал Нетту. Она замялась. Объяснение Мереку явно не понравилось. Потупившись, Нетта лихорадочно подыскивала другое. Если она скажет, что хочет научиться владеть оружием, как Меган, Мерек это запретит.

– Выяснив, что мужская одежда гораздо удобнее, вы отправились на поиски мужских занятий?

– Мужских занятий? – удивилась Нетта. Выходит, кто-то видел их вчера утром, когда Меган учила ее бросать нож? Или сегодня, с деревянными мечами?

– Да. Тебя заинтересовало оружие? Или твое внимание привлекло другое упражнение, когда на скаку поражают мишень копьем?

– Оружие? – пискнула Нетта.

Мерек кивнул. Его лицо было непроницаемо.

– Когда я увидела, как Меган бросила нож и он, пролетев через комнату, воткнулся в дверь, то подумала, что такой навык полезен для женщин не меньше, чем для мужчин. Я хочу этому научиться.

– Ну и как, научилась?

– Нет. Я не могла попасть в цель, пока близко не подошла. – Нахмурившись, Нетта честно добавила: – Очень близко. – Наверняка самый юный оруженосец в Блэкторне добивался большего успеха, чем она. – Сегодня утром Меган решила, что с мечом получится лучше.

– Да? Это почему же?

Нетту начало раздражать его недоумение.

– Я буду ближе к врагу.

– Вы сегодня не первый раз нарядились воинами. – Это прозвучало как утверждение, а не вопрос. – И как успехи с мечом? Меган тебе руку не поранила?

– Конечно, нет! – Как Мерек мог подумать, что его кузина такая неблагоразумная? – Мы упражнялись с деревянными мечами.

– Не пытайся без моего согласия учиться обращаться с оружием, Нетта. – Голос Мерека был очень строг. – И держись подальше от площадки, где тренируются с копьем. Там даже опытные бойцы получают травмы. Я понятно объяснил? – Он смотрел на нее холодными, как льдинки, зелеными глазами, ожидая ответа.

– Да, сэр. Я только не понимаю, почему вам не нравится мое желание научиться защищать себя, – проворчала она.

– Дело не в желании обрести навык пользования оружием. Тебе следовало сначала спросить меня. Завтра, показав, как заботиться о пустельге, я начну учить тебя владеть мечом. И не обольщайся, я не буду таким снисходительным, как Меган. Шотландия отличается не только суровым климатом. Женщины здесь – главная цель похитителей, их крадут ради выкупа. Если повезет, они вернутся домой живыми, но не всегда в том же состоянии, как до похищения.

Нетта, сглотнув, понимающе кивнула. Когда слуги принесли сыр, фрукты и горячие будочки, пожилой мужчина, шаркая, прошел к камину и уселся там. Вскоре его пальцы пробежали по струнам лютни.

– Ты поешь, Нетта, или играешь на чем-нибудь? – улыбнулась ей Брайанна.

– Я никогда не была способна воспроизвести мелодию, а играю хуже любого крестьянина. – Нетта уставилась на стол. – Наш бард сказал отцу, что у меня нет никакого слуха, и если бы мелодия была улиткой, я бы до конца дней своих преследовала ее и не поймала.

– Я уверена, что у тебя много других талантов. – Брайанна ласково погладила Нетту по руке.

– У моей жены буйная фантазия, она придумывает истории, которые пугают не только мальчишек-пажей, но и закаленных битвами мужчин. – В голосе Дамрона звучала гордость. – Она даже изобрела воинственный клич, который теперь звучит в бою наряду с нашим собственным, чтобы пугать врага. Сегодня, похоже, дождливый вечер, и она нам что-нибудь расскажет.

– Не сомневаюсь, скоро я узнаю твои скрытые таланты. – Низкий волнующий голос Мерека прогремел над ухом Нетты.

Девушка замерла под его голодным взглядом. Так чувствует себя лань, встретив волка.

Мерек поправил непослушный, своенравный завиток волос Нетты и, запустив пальцы в локоны, гладил затылок. Глаза Линетт не отрывались от его губ.

Мерек мягко улыбнулся и погладил ее щеку, потом теплая ладонь коснулась ее шеи. Запах можжевельника и мускуса дразнил ее. Почему здесь так жарко? Нетта облизнула пересохшие губы. Он не осмелится поцеловать ее перед всеми. Ведь не осмелится? У девушки перехватило дыхание.

Поцеловал.

Поцелуй не был кратким прикосновением губ, как раньше. Ей такого еще не доводилось испытывать. Дарем когда-то прижался холодным мокрым ртом к ее губам. Нетта брезгливо передернула плечами. От воспоминаний о бароне подкатила тошнота.

– Теплые губы Мерека имели слабый привкус вина и меда.

Твердые и требовательные, они не ранили ее губ. Чуть покусывая, он играл уголками ее рта. Нетту охватил странный трепет. Она вздохнула, ее губы податливо раскрылись.

Он ждал именно этого?

Его шелковистый язык скользнул между ее зубами, исследуя, лаская ее собственный, потом отступил. Неужели ему неприятно? Нетта получила ответ, когда он углубил поцелуй. К стуку ее сердца примешивались слабые всхлипы. Похоже, котенок сбежал от Митры! Мерек тоже услышал звуки и покрывал успокаивающими поцелуями ее щеки и веки, но внезапно с явной неохотой отодвинулся. Если бы они были наедине, он бы не остановился.

Коннор и Меган весело смотрели на них, глаза Элизы были полны любопытства. Нетта, откашлявшись, притворилась, что ничего не произошло. Надо попробовать отвлечь их внимание.

– Один из котят мяукает. Нужно найти его, пока на него никто не наступил.

– Это не котенок, Нетта, – усмехнулся Коннор, глядя на Мерека.

– Котенок! Разве вы не слышали?

– Это были твои собственные стоны желания, милая, – прошептал ей на ухо Мерек.

От его теплого дыхания у нее по коже побежали мурашки.

– Вы оба ошибаетесь. Это не я.

Мерек коснулся губами ее уха, Нетту бросило в дрожь. Когда его язык прошелся по изгибам раковины, ее просто затрясло.

Услышав тихие звуки, которые не могла подавить, Нетта ему поверила.

Господи помоги! Как можно испытывать такие чувства к мужчине, который способен однажды лишить ее жизни!


Сильный дождь, шедший всю ночь, утих с первыми лучами рассвета. Нетта доедала последнюю ложку овсянки, когда Дафидд влетел в зал и остановился перед ней.

– Леди Нетта, сэр Мерек предлагает вам подождать его здесь. Он придет за вами, как только убедится, что все начали ежедневную тренировку. – Поклонившись, он схватил булку и выскочил прежде, чем Нетта успела слово сказать.

Она ждала, теряя терпение. Всякий раз, когда кто-то входил, ей хотелось увидеть мужчину, от чьего присутствия ее сердце пускалось вскачь. Большей частью от тревоги, но в последнее время и по другим причинам. Мерек, каким она увидела его на тренировочной площадке, прокрался в ее память.

Голый. Волосы на груди золотит утреннее солнце. Мощное тело влажно от напряжения.

Это гораздо интереснее, чем мифический берсеркер!

В дверь вошла Митра, подняв голову и размахивая хвостом. Как странно. Кошка никогда не оставалась одна – или заботилась о котятах, или вилась вокруг Мерека, чтобы он посадил ее себе на плечи.

Почему она должна ждать его в большом зале? Нетте хотелось увидеть пустельгу. Мерек догадается, что она пошла к клеткам, если не найдет ее здесь. Она поспешно вышла. Солнечные лучи почти ослепили ее, но вскоре большая тень загородила свет.

Нетта зажмурилась, потом заморгала. Мерек сурово смотрел на нее. Влажные волосы падали ему на ключицы. Струйки воды текли по завиткам волос, покрывавших мускулистую грудь. Он задержался, чтобы вымыться у колодца.

– Дафидд не сказал, чтобы ты осталась в большом зале?

Святые угодники! Опять сердится. Брови сошлись на переносице. Нетта проглотила ком в горле.

– Сказал. Я думала, вы забыли про меня.

– Я никогда ничего не забываю. И не нарушаю своего слова. Ты должна научиться повиноваться моим желаниям. – Мерек схватил ее за локоть. – Запомни это, жена.

Пожалуй, лучше промолчать.

Юный рыжеволосый паж ждал у клеток. В одной руке он держал кусочек сырого мяса, другой прижимал к худенькой груди маленькие кружки с виски и водой.

Нетта приветливо кивнула мальчику, но на мясо посмотрела с отвращением. Мерек забрал у пажа кружки и мясо.

– Идем, Нетта, это любимая еда пустельги, – уговаривал он.

Принужденно улыбаясь, она кивнула. Ее ноздри затрепетали, ожидая такого же зловония, как в замке Уиклифф. Свежий запах помещения удивил ее. Саймон стоял рядом с насестом Танцующего-в-Облаках. Увидев вошедших, хищные птицы подняли шум, хлопая крыльями.

– Для каждой птицы определено время полета. Они возвращаются, когда Саймон поднимает руку и свистит. – Мерек останавливался около каждой птицы, ласково приговаривая. Они поворачивали головы ему вслед.

– А почему они не улетают совсем?

– Они знают, где с ними хорошо обращаются. – Мерек посмотрел на нее и улыбнулся. – Придумала кличку для пустельги?

– Да. Туан. Когда я была маленькой, няня рассказывала мне легенду о Туане Маккарилле. Он прожил несколько жизней в разных обличьях, одну – как орел. Няня говорила, что у любого существа, которому дадут такое имя, будет длинная и счастливая жизнь. – Нетта искоса посмотрела на Мерека. Наверное, он считает ее глупой, потому что она верит в такие истории. – А котенка я назвала Эльф, – добавила она. – Что скажете?

Мерек с серьезным видом кивнул:

– Подходящее имя. – Он подтолкнул Нетту к Танцу-ющему-в-Облаках.

Орел заклекотал, и Мерек ему быстро ответил.

– Ты должна научиться свистеть, чтобы подзывать Туана. Он привыкнет к этому и будет повиноваться во время полета.

Нетта прикусила губу. Как она сможет научиться насвистывать мелодию, если даже петь не способна? Повернувшись на щебечущий звук, она увидела рядом с орлом маленькое гнездо. В нем сидела самая непривлекательная птица, которую Нетга когда-либо видела. Сердце у нее заныло за оставшегося без матери птенца. Она взяла гнездо.

Мереку не надо было учить ее, как добиться любви Туана. Нетга ворковала, почти касаясь губами головки птички:

– Туан, ах ты, мой хороший. Мы всегда будем вместе.

Нетта гладила губами головку и спинку Туана, потом прижалась к птенцу щекой. При этом она что-то ласково нашептывала, как будто любила всех хищных птиц. Даже Танцующий-в-Облаках прихорашивался, покачиваясь на жердочке.

– Осторожно возьми его в руки. Я поднесу кружку к твоему рту, чтобы ты могла напоить его. – Голос Мерека прозвучал грубовато, с хрипотцой. Суровый воин сейчас почти завидовал птенцу. Когда же губы Нетты вот также станут ласкать его? Мерек нагнулся, и пока Нетта, бережно держа птенца, отпивала из кружки воду и, сложив губы трубочкой, поила его, Мерек не мог отвести от нее взгляда.

– Вкусно, милый? – Она наклонялась ближе к клюву Туана, чтобы тот привык к ее запаху.

Наконец Нетта напоила Туана и начала тихо приговаривать, какой он милый и красивый. Мерек смотрел на ее вытянутые губы. Она будто собиралась поцеловать возлюбленного. Мерек представил, как она целует его нагую плоть, и его обдало жаром, мускулистые бедра напряглись. Кровь бросилась в пах. Его мужское естество отяжелело и до боли напряглось. Он взял кусочек мяса и подал Нетте. Когда она зажала его красивыми белыми зубами, пальцы Мерека задержались у ее нежного ротика.

Каждый раз, когда Туан брал кусочек, Нетта хвалила его, называла сильным маленьким хищником. Накормив птенца, она не забыла похвалить его за красоту, хотя ее и в помине не было. После этого Мерек протянул Нетте кружку с виски.

– Хорошенько прополощи рот, жена, но не глотай. – Его голос срывался от желания.

Нетта послушно подчинилась, прижав к груди крошечное тельце. Мерек не мог от нее глаз оторвать.

Он представил, как его лицо окажется между ее двумя округлыми сокровищами. Его копье, восстав, натянуло бриджи.

Яркие мечты о Нетте мучили Мерека по ночам. Грезы были столь реальны, что Мерек просыпался с ощущением, что она прижимается к нему бедрами, умоляя глубже войти в ее разгоряченное влажное тело. Если бы она спала в отдельной комнате, он уже овладел бы ею. С тех пор как он подписал контракт с бароном Уиклиффом, она принадлежала ему так же, как после клятв перед священником.

Отцу Мэтью лучше вернуться поскорее. Мерек опасался, что подобные сновидения скажутся на его настроении. Нетта и так его боится, а вдруг не удастся сохранять над собой контроль?

Мерек вытащил из кармана рукавицу, специально сшитую для Нетты кожевником. Прошлой ночью он выгравировал узоры на мягкой коже и пришил серебряный крючок, чтобы пристегивать путы Туана. Серебряные бубенчики на путах звенели, словно пение ангелов. Нетта благодарно засмеялась, и эти звуки были слаще музыки.

– Какая красивая вещица, Мерек!

Подавшись вперед, она встала на цыпочки и поцеловала его в щеку.

– Спасибо. Никогда у меня не было такого подарка!

Странное чувство, никогда прежде не испытанное, наполнило грудь. Мерек хотел этого брака с Неттой ради Кар-Колдуэлла и владений, которые она ему принесет. Он сознавал, что никаким другим способом не добудет такого богатства. Но замок и земли не единственные преимущества этого брака.

Он получит жену, которая будет радовать его, научит ее быть страстной партнершей в постели. Если она перестанет его бояться, он завоюет и ее любовь.

Вернувшись в большой зал, они увидели рядом с Дамроном незнакомого мужчину. Он поддразнивал Коннора, который, похоже, вспылил.

– Нетта, еще один великан! – прошептала ей Элиза. – Думаешь, он тоже родственник? Волосы у него, как у Мерека, а улыбается он, как Коннор.

– Прекрати, иначе я надеру как следует твою задницу! – Коннор ударил мужчину по плечу.

– Боже мой! Они драться начинают! – воскликнула Элиза.

Мужчины удивленно обернулись. Незнакомец, подойдя к Элизе, взял ее за ладошку и нагнулся поцеловать. Хмуро глянув на него, Элиза вырвала руку и спрятала за спину.

– Эрик Макларен, – представился незнакомец. – Я родственник Морганов. Если вы, красавица, не хотите, чтобы я ваши пальчики поцеловал, то, может, щечку подставите? – Взяв Элизу за локти, он приподнял ее и чмокнул в щеку. Элиза норовила стукнуть его ногой, но он ловко уворачивался.

– Ей ты не родственник! Убери от нее свои толстые губы. – Коннор выхватил Элизу из рук Эрика и поставил на пол.

Дамрон, встав между ними, приказал всем занять свои места.

– Прекратите. Вы оба! Разве не видите, что пугаете девушку своими грубыми манерами? – Прежде чем проводить Брайанну к столу, Дамрон взял у нее маленькую Серену, нежно поцеловал и отдал няне.

Коннор и Эрик толкали друг друга, пока Мерек не схватил Эрика сзади за шею. Это прекратило спор. Коннор проводил Элизу к столу, насмешливо глянув на Эрика, но торжествовал недолго.

Эрик сел напротив Элизы.

– Девушка, вы слишком красивы, чтобы тратить время впустую на неотесанного Моргана. – Эрик не спускал с Элизы восхищенных глаз. – Дамрон не говорил вам, что я снова должен жениться? Вы найдете, что Макларен гораздо более вам подходит, чем этот мужлан, что сидит рядом с вами. – Его глаза озорно блеснули.

– Если Коннор его не убьет, тогда Элизабет прикончит, – усмехнулся Мерек и тихо заговорил с Неттой. – Она не замужем. Всякий раз, когда появляются женихи, она в ярость приходит, швыряет в них кружки с элем и велит убираться, если не хотят ран посерьезнее.

Нетта словно зачарованная наблюдала, как Эрик подмигнул и послал воздушный поцелуй Элизабет Нильсон, дочери управляющего.

– Почему же она прогоняет всех женихов?

– Возможно, по тем же самым причинам, по каким ты отвергала своих. Один слишком высокий, другой – коротышка, у третьего плохие зубы, четвертый редко моется. Вероятно, ей не нравится их требование покорности. Кто знает, почему девушка отказывается от выгодных предложений?

Похоже, Мерек дразнит ее! Эрик заговорил и отвлек Нетту.

– Лэрд, я мог бы встретиться с вами сразу после обеда? – Эрик широко улыбнулся, когда Дамрон кивнул в знак согласия, и тут же вскрикнул.

Это Коннор пнул его под столом.

Нетта нахмурилась. Неужели станут драться? Под суровым взглядом Дамрона оба присмирели, и она успокоилась.

– Мыс детства соперничали. Не могли друг другу позволить верховодить ни в чем – ни в военном деле, ни с девушками, – бормотал Мерек.

– И кто чаше всего побеждал? – Нетта повернулась посмотреть ему в лицо.

– Ну, в тренировках я не уступлю и Дамрону, а Коннор – Эрику. Что же касается девушек, все мы стояли в сторонке, когда приезжал Эрик. Похоже, ни одна не может устоять перед его улыбкой. Коннор лучше всех охранял свои привязанности, пока кто-нибудь не выхватывал их у него из-под носа, – тихо добавил он".

Эрик всех увлек своим остроумием. Румянец не сходил с лица Элизы, поскольку гость отчаянно флиртовал с ней. Коннор ел с угрюмым видом. Когда все встали из-за стола, Эрик бровями подал знак Дамрону и обнял его за плечо. Оба вышли из зала.

– Идем. Если хочешь поупражняться с мечом, переоденься в дорожный костюм и жди меня под деревом во дворе. – Мерёк встал и помог Нетте подняться.

– Мне не надевать…

– Больше не наряжайся оруженосцем, Нетта, – оборвал ее Мерек. – Послушайся меня в этом, или рискуешь узнать, каков я в гневе. – Он нахмурился, строгий голос отбил всякое желание возражать.

Независимо подняв голову, Нетта поспешно вышла. Когда она явилась на урок, за ней тянулись Элиза и Меган. Элиза несла одеяло. Только еды не хватает, прямо привал в пути. Мерек, закатив глаза, покачал головой. Девушки способны даже серьезное дело превратить в пикник. Он тщательно осмотрел деревянный меч, который дала Нетте Меган. Подойдет.

– А почему ваш меч не деревянный, сэр? – У Нетты колени подкосились, когда она увидела боевой меч Мерека.

– Мне деревянный меч не нужен, жена. Я давно научился владеть оружием. – Меган фыркнула от смеха, и Мерек свирепо уставился на нее. Повернувшись к Нетте, он вручил ей щит и, взяв ее за плечи, ногой отодвинул ее ступню немного назад, чтобы Нетта стояла устойчивее. – Меч – тяжелое оружие. Нужно сохранять равновесие, – пояснил он.

Прикосновение к телу девушки ничуть не ослабило его мужское нетерпение. Приобняв Нетту, Мерек показал, как держать щит, если нельзя защититься с помощью оружия. Отпустив ее, Мерек поднял меч. У Нетты округлились глаза, когда она взглянула на лезвие.

– Я рад, что ты испугалась. Если бы я использовал деревянное оружие, ты была бы не так осторожна. Независимо от того, что происходит вокруг, не спускай глаз с оружия противника. Запомни это! – Он кивком подчеркнул свои слова.

Мерек двигался медленно, пока Нетта не научилась держать щит, а потом показал, как отражать удары. Волосы ученицы растрепались, раскрасневшееся лицо покрылось испариной, губы чуть вытянуты от сосредоточенности. Мереку хотелось схватить ее и целовать эти сладкие губы, погружать язык в ее рот. Чтобы она, нагая, стонала от удовольствия. Почему отец Мэтью так мешкает?!

Мерек смотрел на ее грудь, поднимающую ткань туники, и воображал мягкие округлости и розовые соски. Он облизнул губы, словно готовясь припасть к ним. Кровь прилила к паху, мужское достоинство поднялось.

– Мерек, а ты все свое оружие контролируешь? – саркастически спросила Меган.

Он не мог позволить, чтобы Нетта увидела его возбуждение. Достаточно того, что Меган наверняка поделится с ней своими наблюдениями. Нетта, услышав слова подруги, на мгновение глянула в её сторону. В ту же секунду лезвие меча, сверкнув, перерезало ленту у туники девушки. Ткань поползла вниз, чуть приоткрывая грудь, и Нетта стала походить на женщину, готовую заняться любовью. Мерек громко застонал.

Нетта, взвизгнув, уронила щит и схватилась за горловину туники.

– Я предупреждал, что нельзя спускать глаз с оружия противника! В настоящей схватке ты была бы уже мертва.

Мерек хлопнул плоской стороной меча по восхитительным ягодицам Нетты. Он постарался сделать это несильно, но Нетта, потеряв равновесие, ничком растянулась на земле.

Мерек упал на колени, повернул ее и усадил. Осторожно, чтобы не повредить нежную кожу, стер грязь с ее лица. Руки наставника слегка дрожали, когда он бережно отряхнул нежные выпуклости, которых так долго жаждал. Нетта брезгливо отплевывалась, пытаясь очистить рот от травы и песка.

– Святой Георгий! Зачем нужно было бить меня?

– Святой Георгий? Он покровительствует женщинам, которые по стечению обстоятельств сражаются, как мужчины? Или оберегает девушку, что никак не может сосредоточиться?

– Он заботится о благополучии воинов! Конечно, к кому же мне обращаться, взяв меч? – Она отстранилась и потерла ушибленные места.

– Я знаю, как облегчить боль, жена, – виновато пробормотал Мерек.

– Что может излечить такой синяк?

– Пойдем со мной на озеро, – прошептал он ей. – Мы снимем одежду, и ты поплаваешь, а потом я буду держать тебя и целовать уязвленную плоть.

Мерек уткнулся в ее шею и провел языком до мочки изящного уха.

– Так-так. Интересно, почему ты позволил невесте растянуться на глазах у всех? – услышали они смеющийся голос Эрика. – Если не можешь дождаться свадьбы, помолвка ускорит дело. – Он подошел к Элизе.

– Перестань, Эрик. Я шлепнул ее чуть крепче, чем надо, и случайно сбил с ног. – Мерек метнул на Макларена предостерегающий взгляд и помог Нетте подняться.

Коннор встал между Эриком и Элизой, пресекая ее попытки отойти подальше, и обратился к сестре:

– Что ж, если у Нетты не хватает сил пронзить тебя мечом, может, подойдут лук и стрелы?

– Ты прав, брат. Я об этом не подумала, – рассмеялась Меган.

– Гм… прекрасная Элиза также желает обойти женихов? – Глаза Эрика блеснули.

Рука Нетты поднялась, предостерегая подругу.

Глава 15

Элиза недоуменно смотрела на Нетту, переминаясь с ноги на ногу. Собравшись с духом, она отпихнула Коннора и обратилась к Макларену:

– Сэр Эрик, можно поговорить с вами? – Она доверительно улыбнулась. – Я слышала, что вы воспитывались с лэрдом Дамроном и его родственниками?

Эрик, озадаченно глядя на нее, кивнул. Коннор нахмурился. Когда у него вырвалось сердитое: «Элиза, не…» – она небрежно отмахнулась. Положив ладонь на руку Эрика, она спросила помертвевшими губами:

– Вы… э-э… вертели… каких-нибудь леди сегодня, сэр?

Эрик указательным пальцем тронул рот и с серьезным видом прочистил горло.

– Я уверен, вы хотели сказать «имели», миледи. Как мне это ни горько, я должен ответить отрицательно. Вы говорите про кого-то конкретного?

Колени Элизы так дрожали, что ей самой было удивительно, как она еще стоит. Коннор обхватил ее плечи. Эрик подал ей руку и, наклонившись ближе, повел бровями и улыбнулся:

– Позволь ей говорить, Коннор. Ее слова так любопытны.

– Я не намеревалась развлекать вас, клянусь святой Мартой! Разве вы не понимаете, что вас оскорбляют? – Элиза сердито топнула ножкой, но тут же глаза ее озорно блеснули. – Вы еще больший болван, чем сэр Коннор. Уж это должно вас задеть! – Она шумно перевела дыхание.

Мерек подозвал Эрика и взял за плечо побагровевшего Коннора. Усмехаясь, он повел их к тренировочной площадке. Вскоре к ним присоединился Дамрон. Заметив состояние Коннора, лэрд нахмурился.

– Что тебя расстроило, кузен? У тебя лицо цвета перезрелой сливы.

Поскольку Коннор был не в состоянии выражаться членораздельно, за него ответил Мерек:

– Прекрасная Элиза нашла любопытный способ остаться незамужней. Она надеется отбить охоту у претендентов, шокируя их, – и пояснил детали.

Дамрон, вздохнув, покачал головой.

– Я поговорю с ней завтра. – Он взглянул на Коннора и Мерека. – Если есть соображения, как утихомирить ее, готов выслушать.

Меган, подождав, пока мужчины отойдут подальше и не смогут их слышать, предостерегла Элизу:

– Не спеши сыпать оскорблениями, Элиза. Иначе Дамрон выдаст тебя за человека, которого ты несправедливо обидела. А теперь идем, навестим Туана.

Саймон со снисходительной улыбкой наблюдал, как Нетта кормит и поит птенца. Насытившийся Туан скоро снова оказался в гнезде. Меган поучала своего ястреба-перепелятника по кличке Простак. Он уселся на ее рукавицу, и девушки вышли во двор. Меган хотела показать Нетте, как тренировать птицу.

– Что заставило тебя дать красивой птице такое несимпатичное имя? – Нетта восхищалась изящным ястребом, гладя его спину.

– Потому что он действительно глупец, – пояснила Меган нахмурившейся Нетте. – Честно говоря, можно было подобрать слово и порезче. Когда он охотится, то входит в такой раж, что вокруг ничего не видит. Налетает на препятствие и камнем валится на землю.

Меган сняла с головы ястреба зеленый кожаный колпачок и подняла руку, чтобы отпустить в полет нетерпеливую птицу. Простак взмыл вверх, а Меган тем временем привязывала к шее цыпленка тонкую веревку. Подбросив приманку, Меган вращала ее в воздухе, чтобы спровоцировать ястреба на нападение.

Потом Меган подбросила цыпленка в воздух без всякой привязи. Простак с клекотом кинулся на него. Поймав добычу, ястреб ринулся к земле, чтобы насладиться трапезой. Как и говорила Меган, птица вокруг ничего не замечала и врезалась в плечо часового. Тот от неожиданности пошатнулся. Оглушенный Простак плюхнулся к его ногам.

– Меган, я же просил нарисовать ему карту, – крикнул часовой.

Неуклюже покачиваясь, Простак заклекотал, когда мужчина подвинул ему выпавшую добычу. Ястреб торопливо съел ее и по сигналу Меган снова взлетел.

Усадив ястреба обратно на жердочку, Меган учила Нетту насвистывать простую мелодию, чтобы подзывать Туана. Нетта надувала щеки, пыхтела и задыхалась, пока у нее наконец не получилось нечто похожее.

Днем похолодало. Вернувшись в комнату, девушки уселись на меховых коврах поближе к жаровне с горячими углями. Нетта была взбудоражена. У нее из головы не выходили слова Мерека о том, что он делал бы с ней в озере.

– Ты разволновалась, Нетта. Думаешь о Мереке?

– Э-э… ммм… эта штука… краснеет? – дрожащим голосом пролепетала Нетта.

– Мать никогда не говорила тебе о мужчинах?

– Она умерла родами. Новая жена отца сказала, что грех знать об этом прежде, чем окажешься на брачном ложе.

– Шотландцы куда более открыто говорят девушкам, чего ожидать. Если ты имела в виду мужское достоинство, мне говорили, что только кончик темнеет. С чего ты это взяла?

– Как-то Мерек прижался ко мне, и я почувствовала что-то твердое и очень горячее. И другой формы. Так у них всегда бывает? – Судя по тому, что Нетта смутно видела на тренировочной площадке, отличия были разительными.

– Не всегда, – рассмеялась Меган. – Только когда мужчина рядом с тобой, у него все увеличивается и восстает.

– Разве эти штуки не постоянно висят? – В синих глазах Элизы вспыхнуло любопытство.

– Ну как же, висят! Во время других любимых мужских занятий: еды и сражений, – фыркнула Меган.

Не успела Нетта задать очередной вопрос, как принесли воду для купания. Весьма кстати – у нее и так есть над чем подумать.


В конце ужина Мерек угощал Нетту печеньем и лесными ягодами. Пальцем он аккуратно стер сок с ее нижней губы. Линетт быстро облизнула губы.

– Ты не дотянулась до этого пятнышка, милая, – пробормотал Мерек.

Он наклонил голову, его красивый рот приоткрылся. Нетта затаила дыхание, но не отодвинулась. У Мерека вырвался гортанный звук, он впился в ее губы поцелуем. Нетта хотела было остановить его, но не смогла этого сделать. Его нежные ласки отвлекали ее от мыслей о внушающем страх берсеркере. Она забыла, что не хочет выходить за этого варвара.

Больше того! Он искушал ее нежной любовной игрой. И Нетте хотелось попробовать на вкус его соблазнительную нижнюю губу, втянуть ее в рот. Если она отважится, что он сделает?

Эрик прервал ее мечты, спросив, не расскажет ли Брайанна одну из своих знаменитых историй. Слуги поспешили убрать со стола и поставили скамьи напротив большого очага. Мерек, накинув Нетте на плечи плащ, сел рядом.

– Почему истории Брайанны так славятся? Единственным рассказчиком в замке Уиклифф был старый седой воин, и его рассказы были не очень интересны.

Ответ Мерека удивил Нетту.

– Брайанна начала рассказывать во время своего путешествия сюда. Дамрон запретил ей это, как только они въехали в лес. Ее истории… э-э… волновали оруженосцев и даже некоторых воинов. – Мерек подмигнул. – Мы суеверный народ. Многие шотландцы верят в волшебников, эльфов, ведьм и оборотней.

Когда необычный голос Брайанны начал повествование, Нетта быстро поняла причину запрета Дамрона.

– Давным-давно, в краю неподалеку отсюда странное жи вотное терроризировало маленькие горные поселения, – начала Брайанна. – В полнолуние все жители запирались в своих домах еще до наступления сумерек. Не успевало зайти солнце, как раздавались ужасные стоны и крики истязаемых людей. Спустя какое-то время, казавшееся вечностью, крики усиливались. Рычания и завывания, походившие на торжествующий вой гигантского волка, эхом отзывались в темной ночи.

– Ай! – вскрикнула Элиза и подвинулась ближе к Кон нору.

Брайанна плела искусную историю об оборотне. Нетта заметила, как несколько рослых воинов оглянулись. Неужели они опасаются, что это существо появится из темного коридора? Дафидд, заерзав, чуть не столкнул девушку со скамьи, стремясь спрятаться за мощным Мереком.

Мерек, подвинувшись ближе, обнял Нетту за плечи. Она не возражала. И была благодарна, что он старается ободрить ее.

Когда его рука двинулась вниз от плеча Линетт, она не шелохнулась. История Брайанны так поглотила Нетту, что она едва заметила, как большая ладонь Мерека легла ей Наталию.

Длинные пальцы двинулись ниже, и она замерла в ожидании ласки.

Но когда он ущипнул ее за бедро и прихватил зубами шею, Нетта, взвизгнув, чуть не спрыгнула с места: Мерек удержал ее.

Дамрон, подняв глаза к потолку, покачал головой. Элиза уткнулась лицом в колени и прикрыла руками голову. Коннор тронул ее за плечо. Замахав руками, она случайно ударила его в подбородок. Ее испуганные вопли смешивались с его приглушенными проклятиями. Сквозь этот шум присутствующие едва слышали сердитый голос лэрда.

– Довольно. – Дамрон повернулся к Брайанне. – Это слишком мрачная история. Жена, ты должна беречь свой голос для пения, а не для страшных сказок.

Даже Меган не насмешничала, когда мужчины предложили проводить подруг в их комнату. Коннор держался рядом с Элизой и отпихнул Эрика, когда тот подошел ближе.

Девушки провели большую часть следующего утра, навещая Брайанну и старого лэрда. Меган сказала подругам, что Брайанна зовет деда Дамрона «папа Дуги», к большой досаде мужа. Брайанна объяснила, что не знала собственных бабушек и дедушек, но если бы такое случилось, она обращалась бы к ним также непосредственно, как и к лорду Дугласу.

Нетта с тоской смотрела на старика, баюкающего на руках маленькую Серену. У него было выразительное лицо, обрамленное густыми каштановыми волосами с седыми прядями, короткая борода и золотисто-карие добрые глаза.

Впрочем, он мог прикрикнуть и командовать даже Дамроном. Но Меган утверждала, что дед не так суров, как хочет казаться. Его грозные вспышки быстро проходили.

Когда в комнату вошел Гард, Элиза, напуганная вчерашней историей об оборотнях, едва не заползла старику под колени.

Свирепый с виду, волк взглянул на нее, подошел к Брайанне и растянулся кверху лапами, чтобы ему почесали брюхо. Нетта рассмеялась. Когда-нибудь и ее суровый будущий муж ляжет на спину рядом ней, страстно желая, чтобы она запустила пальцы в густые завитки на его торсе. Тяжесть запульсировала внизу живота, когда Нетта подумала о том, как волосы на груди Мерека сходятся на животе в узкую стрелку, указывая на то место, что так распаляло ее любопытство.

Выйти замуж и стать собственностью мужчины не хочется, но Нетта хотела бы надеяться, что физическая сторона брака ей очень понравится.

– Почему ты хмуришься, внучка? – Голос у лорда Дугласа был низкий и ласковый.

Нетта повернулась к Брайанне, ожидая, что она ответит старику. Брайанна улыбнулась ей и подтолкнула к папе Дуги. Это ее, Нетту, он назвал внучкой. У нее теперь есть дедушка! Счастье охватило ее. Взглянув на лорда Дугласа, она увидела, что он смотрит на нее сочувственно. В замке Уиклифф никто не смотрел на нее так. Нетта сглотнула. Может она говорить откровенно?

Лорд Дуглас жестом пригласил ее сесть рядом и погладил по голове, совсем как Брайанна – Гарда. Нетта не могла остановить рвущийся поток слов.

– В Блэкторне у меня больше свободы, чем когда бы то ни было в жизни. Я гуляю по замку и вокруг него, когда пожелаю. У меня есть Эльф и Туан, которых я люблю. Я не хочу замуж! После свадьбы я потеряю то немногое, что обрела. Мерек не питает ко мне любви. Он будет вести себя так же, как вел себя со мной отец. Если я чем-то его прогневаю… – Нетта вздрогнула. – Он гораздо сильнее моего отца, а его характер… – Девушка, съежившись, затихла, глаза ее наполнились слезами.

Лорд Дуглас, баюкая спящую Серену, погладил Нетту по волосам, как испуганного ребенка.

– Как и отец, Мерек потребует, чтобы я повиновалась каждому его желанию. Чтобы я шила, присматривала на кухне и занималась другими подобающими женщине делами. Все узнают, какая я непутевая неумеха. – Она заколебалась, но продолжила, когда он кивком подбодрил ее. – Со сводными сестрами мне никогда не было так легко, как с Меган и Элизой. Возможно, я никогда не научусь хорошо бросать нож или владеть мечом, но хочу попытаться. Мерек сказал, что Флетч, ваш мастер-лучник, сделает для меня лук и стрелы.

Почему он улыбается ей?

– Разве ты не слышишь себя, внучка?

– Что вы имеете в виду, лорд Дуглас?

– Зови меня «дедушка», как Меган. – Он откинул с ее лба непокорный завиток. – Поразмысли над тем, что ты нам рассказала. Кто позаботился, чтобы у тебя появились Эльф и Туан? – Наклонив голову, лорд Дуглас ждал ответа.

– Мерек, конечно.

– Когда ты захотела научиться владеть оружием, кто этим занялся? Я знаю, что с мечом дело не пошло. Но разве ты только что не упомянула, что именно Мерек велел изготовить для тебя лук? Мерек имел на это право, как только подписал контракт. Твоя долгожданная свобода после отъезда из замка Уиклифф, особые привилегии, которые тебя радуют, разве не он их тебе предоставил? Спроси Брайанну, и она подтвердит, что Мерек очень мягко обходится с тобой.

– Я очень походила на тебя, – тихо проговорила Брайанна. – С тех пор как Дамрон привез меня сюда, он знает каждый мой шаг. Если он не может быть рядом, то назначает охрану во главе с Дэвидом. Я уже не замечаю, что кто-то постоянно сопровождает меня. – В ответ на изумленный взгляд Нетты она пояснила: – У меня есть свобода, которую может желать любая женщина. Дамрон ужасно боится, что со мной что-нибудь произойдет, когда его нет рядом. Я не возражаю против охраны, поскольку знаю, что это подтверждает большую любовь ко мне.

Нетта увидела это воочию, как только Брайанна встала. Утро утомило ее – она заметно побледнела.

– Папа Дуги, думаю, пора нам отдохнуть.

Брайанна бережно взяла Серену у лорда Дугласа. Поцеловав его в щеку, она мягко сказала, что любит его. Не успела она сделать и двух шагов, как рядом с ней появился молодой воин. Брайанна улыбнулась, и он гордо выпятил грудь, словно получил самую большую награду! Лорд Дуглас оперся на его крепкое плечо, и все трое вышли.

– Дамрон боится за Брайанну. Мы все боимся, – кивнула им вслед Меган. – По пути из Англии разбойники похитили ее. Когда Дамрон нагнал мерзавцев, вожак сбросил ее со своей лошади. Но сначала укусил так, чтобы она его никогда не забыла. Ты видела полукруглые шрамы у нее на скуле. Потом случались другие атаки, но за ними уже стояла любовница Дамрона. Он не перестает опасаться, что потеряет Брайанну.

Нетта понимала, что супруга лэрда не такая, как все. Тайна скрывалась в ее глазах, слова и речь были необычны. Брайанна прямо-таки излучала любовь и сострадание. Как мог Дамрон быть настолько глупым, чтобы иметь любовницу?

Впрочем, для мужчин это обычное дело. А Мерек? Неужели одна из девиц, что висли на заборе вокруг тренировочной площадки, его любовница? Нетту охватил гнев.

За обедом она пристально наблюдала, не задерживается ли подолгу взгляд Мерека на женщинах. Он поцеловал Брайанну в щеку. Но это была его давняя привычка, он всегда так делал. Погладил по голове Элизу и кивнул Элизабет Нильсон. Ох, эта Элизабет! Красивая, с прямыми рыжими волосами и большими лазурными глазами. Она часто поглядывала на Эрика, а тот усиленно дразнил Элизу, когда Элизабет оказывалась рядом.

Мошенник стремится заставить Элизабет ревновать. Жестокая уловка. Разве он уже не говорил с Дамроном о женитьбе на Элизе?

– Идем, Нетта. Флетч сделал лучший лук в Шотландии и Англии. Он ждет, чтобы вручить его тебе. – Мерек помог Линетт подняться.

Флетч ждал их около прибитой к столбу мишени в виде человеческой фигуры. Сияя, он показал ей сделанный из податливой древесины лук. Он весил меньше, чем обычно. Флетч также принес кожаный колчан со стрелами. На каждой стреле был знак «Л». Нетта поблагодарила мастера, сказав, что его работа восхитительна, и он отправился по своим делам, широко улыбаясь.

Мерек показал ей, как целиться и выпускать стрелу, объяснил каждое движение. Он велел ей несколько раз поднять лук, чтобы привыкнуть к его тяжести. Потом под его руководством Нетта прицелилась. Первая попытка оказалась неудачной. Стрела упала на землю совсем близко. Глядя на Мерека, Нетта рассмеялась:

– Молюсь, чтобы рядом не оказалось любопытных червяков.

– Мне кажется, ты именно в них целилась, – усмехнулась Меган.

Мерек улыбнулся и вручил Нетте другую стрелу.

– Я помогу тебе.

Он встал позади нее, его горячее мускулистое тело касалось ее спины. Мерек направлял ее руки. Нетта вдыхала его аромат, наслаждаясь удивительными ощущениями, которые вызывал в ней Мерек. Оказавшись в кольце его сильных рук, она не могла сдержать радостной дрожи.

Его дыхание ерошило волосы Линетт, ее пульс стал бешеным.

Когда стрела, просвистев в воздухе; воткнулась прямо и сердце, нарисованное на мишени, Нетта восхищенно расширила глаза.

После того как они сделали несколько выстрелов, Нетта отважилась задать вопрос, поскольку больше выдержать близость Мерека была не в силах:

– Можно мне самой попробовать, Мерек? Услышав свой нерешительный голос, она залилась краской. Оставалось надеяться, что Мерек ничего не заметил. Наставник с понимающей улыбкой отстранился. Все-таки заметил! Нетта прицелилась в мишень и старательно повторила все, что показал ей Мерек. Довольная, она наблюдала, как стрела пролетела значительное расстояние, но, увы, прошла намного левее цели.

Досадливо поморщившись, Нетта снова прицелилась. На этот раз стрела прошла чуть правее и воткнулась в основание.

– Святой Уистан, ты видел это? – радостно воскликнула Нетта.

– Святой Уистан? Ты его выдумала? – фыркнула Меган. – Клянусь, ты призываешь святых, о которых никто не слыхивал!

– Вовсе нет, – вступилась за подругу Элиза. – Святой Уистан умер в восемьсот сороковом году. Его памятный день отмечается в июне.

– Леди, хватит отвлекаться! Нетта должна сосредоточиться, – велел Мерек. – Бери следующую стрелу, жена. Учитывай ее вес.

Почему он все время называет ее женой? Ведь знает, что это ей не нравится! Она начала было возражать, но Мерек убрал с ее глаз выбившийся завиток волос. Нетта глубоко вздохнула. Опять этот возбуждающий запах! Взгляд ярких глаз Мерека заставил ее забыть все, что она хотела сказать. Мерек продолжал подавать ученице стрелы, хваля ее усердие, пока у нее руки и спина не заныли от напряжения.

– С луком и стрелами у тебя гораздо лучше получается, чем с ножом. – Вскинув кулак, Меган издала воинственный клич.

Нетта сияла от гордости.

Вскоре Спенсер пришел за Мереком.

– Отдохни немного, пока Дафидд соберет твои стрелы. – Мерек похлопал ее по плечу и велел оруженосцу остаться с девушкой. – Когда будешь готова, Меган с тобой позанимается.

Коннор взял за руку Элизу, Мерек встал с ней рядом. Нетта от удивления округлила глаза. Элизе выбрали мужа? Она двинулась было вперед. Мерек нахмурился и предостерегающе поднял руку.

– Нет. Дамрон желает говорить только с Элизой. Она скоро вернется к вам.

Нетта в свое время пообещала защищать подругу. Когда мужчины повели упирающуюся Элизу к главному зданию, Нетта упрямо пошла следом.

Мерек, оглянувшись, остановился.

– Послушайся меня, останься с Меган. Я не дам Элизу в обиду.

Меган, положив ладонь на руку Нетты, остановила ее.

– Ты должна повиноваться ему, Нетта. Мерек никому не позволит нарушать его приказы.

Глава 16

Пока все трое шли к лэрду, Элиза безуспешно пыталась вырваться. Коннор, хмурясь, все сильнее сжимал ее ладонь.

– Не бойся, Элиза, ничего плохого не случится, – пробурчал Мерек.

– Это все Меган с ее манерой совать нос куда не следует. – Дамрон запер дверь.

Он подошел к камину и подозвал Элизу. Она стояла перед ним, не отваживаясь поднять глаза. Разглядывая носки своих башмаков, она теребила карман туники. Дамрон вздохнул.

– Смотри на меня, Элиза, когда я говорю с тобой. – Ее взгляд переместился к носкам его черных башмаков. – На меня, а не на мои башмаки и колени. – Поскольку ее глаза блуждали по его телу, Дамрон, покачав головой, добавил: – И не на мою грудь.

Мерек заметил, как взгляд Элизы скользнул по пледу Дамрона. Черт побери, все саксонские девственницы так боятся мужского естества? Сначала лэрд опасался, что говорит слишком громко, но поскольку Элиза не заверещала и не упала в обморок, понял, что все в порядке.

– На мое лицо, леди, на лицо. Не понимаю, что с тобой происходит, – развел руками Дамрон. – Ты понимаешь, что вы с подругами обсуждали то, чего вам не следовало знать? Вы говорили о частях мужского тела. Уверен, пока вы не познакомились с Меган, вы о таком и не думали. Я обещал найти тебе подходящего мужа, но как он сможет руководить тобой, если у тебя будет репутация дурно воспитанной девушки?

Элиза снова уставилась на башмаки лэрда. Дамрон ждал ответа. Наконец она осознала, что все молчат, и робким голосом выговорила:

– Как?

– Что значит «как»? Ты меня не слушала?

– Слушала, сэр. Но когда вы упомянули о муже, который будет руководить мной, я застряла на этом. Как этот муж станет мной руководить? Если это означает делать по приказу мужа то, что мне делать не хочется, я найду еще какой-нибудь способ отпугнуть его. – Элиза, переведя дух, умолкла.

Коннор, едва сдерживая смех, громко фыркнул.

– Стручок! Это должно погасить ваш интерес ко мне, сэр Коннор. – Элиза так и впилась в него взглядом. – Не сомневаюсь, что Меган научит меня словам, которые распугают всех шотландцев в округе.

Мерек никогда бы не подумал, что у робкой Элизы достанет храбрости бросить вызов мужчине. Он мысленно одобрил эту ее недавно обретенную черту. Лицо его осталось невозмутимым, но Коннор по-настоящему был огорчен. Дамрон повернул Элизу за плечи к себе.

– Разве ты не поняла, что я сказал? – В его голосе звенел металл. – Ты не будешь учиться мерзким словам у Меган!

– Если они мерзкие, милорд, почему вы сами говорили их, когда мы присутствовали в зале? Мы подслушали, как вы обсуждали с Коннором части мужского тела.

Брови лэрда поползли вверх.

– Каждое слово, описывающее ваши не подобающие благородным мужам действия, было прекрасно слышно, когда вы похвалялись, разговаривая с сэром Эриком. – Элиза нахмурилась, набрала побольше воздуха и почти крикнула: – Отец и сэр Талан никогда не использовали такие слова, когда рядом были мы с мамой! – Откашлявшись, она прошептала: – Мы знали, когда Галан имел… э-э… подругу на вечер. Но он никогда не обсуждал это в нашем присутствии!

– Она не уймется, пока не оскорбит всех, кто, по ее мнению, стремится разделить с ней брачное ложе. – Коннор в раздражении хлопнул себя по колену.

– Да. И начало положено, – усмехнулся Мерек. Неудивительно, что девицы часто шепчутся голова к голове.

– Вы все слышали, как губы Элизы говорили эти слова? – спросил Коннор. – Губы – источник ее плохого поведения и поэтому заслуживают наказания.

Дамрон согласно кивнул. Он догадывался, куда клонит Коннор.

– Вы хотите вымыть мне рот с мылом? – задрала подбородок Элиза. – Что ж, позвольте вас предупредить, могущественные лорды. Мама так не раз делала. Если вы хотите, чтобы я заблевала всю вашу одежду и башмаки, пожалуйста. – Она расправила плечи, подражая Брайанне.

Мерек с трудом сдерживал смех.

– Нет, Элиза. Есть более приятный способ утихомирить твои непослушные губы, когда ты решишь оскорбить мужчину.

Элиза искоса посмотрела на Коннора. Он не взял мыло. И не снял ремень. Она попятилась, но он поймал ее и притянул к себе. Его глаза скользнули по ее лицу к розовому рту.

Обняв Элизу, Коннор припал к ее губам поцелуем. Когда он отстранился, девушка оцепенела от удивления, ее глаза открывались все шире. Коннор, сделав глубокий вдох, повернулся к Дамрону.

– Это за слово «стручок» по отношению ко мне. Но леди огорчила еще Эрика и Маркуса. – Он притворился, что ему не хочется снова исполнять наказание.

– Думаю, Коннор, задачу перевоспитания леди следует поручить тебе. – Мерек посмотрел на Дамрона. Брат одобрительно кивнул, и он продолжил: – Мы не хотим, чтобы она целовалась с каждым мужчиной, которого успела обозвать.

Элиза метнулась к двери, но Коннор схватил обидчицу за юбку.

Крепко держа Элизу за руки, он пристально заглянул в глаза.

Она задыхалась. У него вырвался горловой стон.

Элиза начала сопротивляться всерьез. Кто-то громко заколотил в дверь, когда он снова пленил ее соблазнительные уста. На этот раз язык Коннора властно вторгся в ее сладкий рот и, лаская, прошелся по ее языку. Элиза застонала. Коннор, оторвавшись от припухших губ, поднял голову и судорожно вздохнул.

– Это за «причиндалы» Маркуса и «болвана» Эрика, – прошептал он хриплым, как у старика, голосом.

Слезы ручьем заструились из глаз Элизы. Она с силой отпихивала Коннора, и он наконец отпустил ее.

Дамрон отпер дверь, и в комнату вихрем ворвались Нетта и Меган. Нетта, увидев заплаканную Элизу, бросилась к ней и крепко обняла.

– Что вы сделали с девочкой?! – закричала Меган. – Били по лицу? Да у нее рот как перезрелые сливы! Как не стыдно обижать слабого?! Позор! – Ее возмущенный взгляд метался от одного мужчины к другому.

Тело Коннора явно требовало срочного расслабления. Меган, уставившись на него, явственно прочитала желание в глазах. Прежде чем он разгадал ее намерение, она ударила его в живот, да так сильно, что у него с силой воздух вырвался из легких.

Схватившись за живот, Коннор согнулся пополам.

– Черт бы тебя побрал, Мэг! Я поцеловал ее в наказание, не причинив никакого вреда.

– Откуда ты знаешь? Она деликатного воспитания и не якшалась с мужчинами вроде вас! Да вы ни одной девки отсюда до Эдинбурга не пропустили. Никакого вреда?!

Никто не имеет права принуждать женщину целоваться! До чего же бессовестны бывают мужчины!

Меган презрительно посмотрела на Дамрона и Мерека. Мерек знал, что она горит желанием ударить и их, и предостерег ее взглядом. Она дерзко взглянула на него и помчалась вслед за Неттой и Элизой в свою спальню.

– Что они сделали, милая?

Когда они уселись на кровати, Нетта обняла Элизу и прижала ее голову к своей груди. Элиза, зарыдав, обхватила подругу так, что Нетта едва могла дышать.

– Боже мой, Нетта! Я мечтала, ч-что К-коннор меня когда-нибудь поцелует… но не так, – всхлипывала Элиза. – Он всегда был нежным и веселым, а с-сегодня он обращался со мной прямо-таки безжалостно. – Она судорожно вдохнула.

– Мерек принимал в этом участие? – Мысль, что ее будущий муж был заодно с Коннором вопреки обещанию не дать Элизу в обиду, подействовало на Нетту словно ушат холодной воды.

– Н-нет. Он только позволил Коннору целовать меня. Сначала я подумала, что они хотят вымыть мне рот с мылом. И пригрозила, что испорчу их одежду. Возможно, поэтому Коннор так поступил? – В голосе Элизы появилась надежда. – Не хотел, чтобы я испачкала его? Как он посмел запихивать язык мне в рот? Наверное, это ужасный грех? Теперь отец Мэтью наложит на меня епитимью. – Элиза снова залилась слезами.

– Ты ничего дурного не сделала. Отец Мэтью может попросить, чтобы ты следила за своими словами, но я уверена, что перед Господом ты не виновата. Бедная ты моя! Первый поцелуй не должен быть таким. Поцелуй должен быть нежным, правда, иногда это бывает отвратительно! Когда Роджер прибыл в замок Уиклифф, он часто пытался навязать свое внимание таким образом. – Нетта вздрогнула, вспомнив о молодом Мортейне.

– И как ты поступила? – вскинула голову Меган.

– Укусила его за язык, конечно. Он долго есть не мог!

– И он не пытался тебя наказать?;– удивилась Меган.

– Пытался. Но я бегаю быстрее его. К счастью, отец слышал разглагольствования Роджера, хотя язык его распух и едва во рту умещался. Отец положил конец этому и отправил меня в мою комнату.

– Это было после того, как отец обручил тебя с Джеймсом Хексемом? А он был такой же противный, как старый Дарем? – Слушая об ужасных событиях, приключившихся с Неттой, Элиза понемногу начала успокаиваться.

– Нет. Джеймс начал ездить к нам раньше Роджера. С ним было по-другому. Хотя он ужасно жирный, я не могла его обогнать. – Она передернула плечами. – Руки у него грязные, пальцы толстые, под ногтями чернота. Он совал мне в рот еду и пытался заставить сосать его палец. Я укусила и его, но в тот раз так легко не отделалась. – Нетта подавила оживший страх. – Он спрятался в самом темном углу и схватил меня. Всю меня исщипал и вырвал прядь волос, пытаясь заставить меня поцеловать его. – Ее едва не стошнило от воспоминаний. – Это было за день до приезда лорда Блэддина. Я была вся в синяках. Отец запер меня и сказал ему, что я поехала навестить тебя, Элиза. Позже я узнала, что на Джеймса и его отряд напали. Выбитый из седла, он валялся на спине, словно гигантская черепаха. – Нетта мстительно усмехнулась. – Огромный вес мешал ему подняться.

Мерек, стоя у приоткрытой двери, слушал невеселую историю Линетт. Неудивительно, что Нетта не хотела, чтобы толстяк кормил ее, – кому понравится есть из немытых рук?

Лорд Хексем не был проблемой для Блэддина.

Жалея, что не в лучшее время приносит ей новости, Мерек волновался, как она их воспримет. Он бесшумно отступил на несколько шагов, потом вернулся, тяжело ступая. Стук его башмаков предупредил девушек о его приходе раньше, чем он попросил разрешения войти.

Услышав «Войдите!» Нетты, Мерек шагнул в дверь. Девушки сидели на кровати. Присмотревшись к Элизе, он убедился, что она не пострадала. Ничего, выйдя замуж, она быстро привыкнет к повадкам мужчин. Нетту, похоже, снедает нетерпение. Знай она, что он намерен сказать, она бы не стремилась выслушать его.

– Блэддин уехал встречать отца Мэтью. Скоро они будут здесь, чтобы сыграть две свадьбы.

– Две свадьбы? – Нетта побледнела, но не осмелилась расспрашивать дальше.

– Да, две. Нашу с тобой и Элизы. Дамрон выбрал ей мужа и сейчас разговаривает с ним.

– Разве я недостаточно страдала, чтобы никакой свадьбы не было? Как он может выдать меня замуж, если все знают, какие ужасные слова я говорила и что Коннор сделал со мной? Я все расскажу этому мужчине, вот что я сделаю! Тогда он не захочет жениться на мне. – Элиза с вызовом смотрела на него.

– Не рассчитывай на это, Элиза. – Рядом с Мерекбм появился Коннор. – Ты будешь огорчена.

– А вас-то почему это заботит? – В ее покрасневших от слез глазах вспыхнула надежда. – Да этот человек из вас дух вышибет! Уж я его упрошу отомстить за меня. – Элиза начала спускаться с кровати.

– Давай начинай. – Коннор уперся кулаками в бедра, в его глазах вспыхивали смешинки.

– Что? – не поняла Элиза.

– Ты должна быть очень убедительна, объяснив, почему я должен сам из себя вышибить дух. Пожалуй, это может оказаться трудным делом. Как думаешь, Мерек? – Коннор потер подбородок. – Сражаться с тенью врукопашную? – Он сжал правую ладонь и ткнул воздух перед своим лицом. – Или меч больше подойдет?

Элиза, задохнувшись, спряталась за Нетту. Мерек был рад видеть, что краски вернулись налицо его невесты, пока она слушала поддразнивание Коннора. Почему женщинам нужно столько времени, чтобы понять собственные желания? Взаимное влечение буквально пульсировало между Элизой и Коннором. Нетта это понимала. Разве Элиза не сознает, что неравнодушна к Коннору?

И Нетта поступает так же. Всякий раз, когда он оказывается рядом, ее взгляд изучает его тело. Стоит коснуться ее, как у нее учащается дыхание. Если он наклоняется к ней, она облизывает губы, ожидая поцелуя.

Средоточие ее женственности наверняка становится горячим и влажным. Все в ней свидетельствует о страстности натуры.

Мерек вообразил ее нагой на сбитых простынях. Представил ее голос, когда она умоляет глубже войти в нее. Его тело напряглось, кровь забурлила в венах. Сглотнув, Мерек прикрыл глаза, чтобы спрятать горевшее в них вожделение.

– Я велел принести вам еду сюда. – Он посмотрел на девушек. – Думаю, потребуется время, чтобы вы привыкли к мысли о замужестве и подготовились к свадьбе. – Резко повернувшись, Мерек вышел.

Элиза смотрела на Коннора поверх подушки, которую прижимала к груди. Веселое озорство мерцало в его глазах. Послав ей воздушный поцелуй, он последовал за кузеном.

День прошел быстро. Когда принесли еду, Нетта увидела свои самые любимые блюда: жареный цыпленок, вареная морковь и овощи, приготовленные с солониной. Запах был божественный. Вино подали неразбавленное, чему Нетта была очень рада, поскольку ей необходимо было успокоиться.

После того как подруги закончили есть, появилась Брайанна с тремя швеями. Они принесли разнообразные ткани, а Брайанна – кусочек пергамента с набросками. Необычная одежда Брайанны уже давно удивляла Нетту. У некоторых ее туник были V-образные вырезы спереди и сзади, а не круглые или квадратные, как обычно. У других ткань откидывалась у горловины и свободно лежала на груди. Брайанна называла это «отвороты». Когда по вечерам ей становилось холодно, она запахивала их и закалывала пряжкой.

Туники, которые одолжила ей Брайанна, нравились Нетте. Она спросила, можно ли сшить ей новую одежду по такому фасону, и очень обрадовалась, когда женщины согласились.

Позже, когда все собрались в большом зале, чтобы послушать менестреля, Нетта занервничала. Она видела Мерека в каком-то новом свете. Митра опять разлеглась на его широких плечах, громко мурлыкая, пока он почесывал ее за ушком. Как этот человек мог казаться то диким язычником, то становился любезным и учтивым, а потом в мгновение ока превращался в грозного воина?

– Ну-ка, Митра, ступай, а то ты совсем забросила своих детей.

Мерек снял кошку с плеч и посадил на пол. Она потерлась о его голые икры и провела по ним шершавым язычком. Довольная, что как положено выразила свои чувства, Митра хрипло мяукнула и, подняв хвост, царственно удалилась из комнаты.

Мерек поцеловал Нетту в щеку, пробормотал что-то на незнакомом языке и добавил:

– Я тоскую по тебе, женушка. Скоро наступят долгие холодные ночи, и мы будем коротать время, узнавая секреты друг друга.

Нетта с трудом проглотила ком в горле. Аромат Мерека обволакивал ее. Коротать долгие ночи вместе? Господи, у него будет право спать рядом с ней. Но о каких секретах он говорит?

– У меня нет никаких тайн, сэр. Спросите, и я скажу вам все, что вы хотите знать.

Наклонившись ближе, Мерек прошептал ей на ухо:

– Что тебя больше всего порадует, маленькая невеста? Если я поцелую твою лилейную шейку?

Его горячие губы скользнули по нежному изгибу шеи. Мерек, чуть прикусывая кожу, ласкал ее языком.

– Или если я окажусь поверх тебя? – Подвинувшись ближе к Линетт, Мерек прижался к ней. Жар его тела проникал сквозь ее одежду.

О Боже! Это не просто жар. Нетта отпрянула так, будто Мерек ее ошпарил.

– Вам не нужно быть покрывалом, милорд. Тут достаточно одеял. – Она заставила себя поднять на него глаза и пожалела об этом. Его горячий взгляд что-то обещал. Она не знала, что именно, и, съежившись, потупилась. Средоточие ее женственности запульсировало и стало влажным. Соски покалывало, налившись, они натянули ткань одежды. Нетта скрестила на груди руки, пытаясь скрыть возбуждение от жадного взора Мерека.

Что она хотела сказать? Ах да!

– Одеяла очень теплые. Их делают здесь, в замке. Вы знаете, у Брайанны есть ткацкая мастерская, где работают пять женщин и один мужчина. Они делают и пледы. Она хочет добавить еще двух женщин. – Нетта начала молоть вздор и не могла остановиться. – Как вы думаете, почему так мало мужчин владеют этим ремеслом?

– Возможно, женщины не выдают секретов своего мастерства? – В уголках глаз Мерека появились лучики, губы подергивались.

Кстати, а как насчет его тайн? Она наконец удовлетворит свое любопытство относительно тех частей, которые видела только мельком? У нее во рту пересохло при мысли, что все это будет рядом с ней в постели. Возможно, Мерек спит в широких штанах, которые она помогала штопать. Это ее успокоило. Для верности Нетта решила проверить, достаточно ли у нее ночных сорочек из полотна. Когда Нетта и Мерек заняли свои места, чтобы развлечься пением, она увидела рядом деревянную жердочку на вертикальной стойке.

– Туан скоро будет проводить больше времени вне клетки. – Мерек улыбнулся. – Я закрепил гнездо на крестовине, поскольку он пока не может долго стоять. Тебе нравится?

Нетта разглядывала вырезанные на столбике и ярко раскрашенные леса и озера, деревья, цветы, птиц.

– Как вы нашли время на такую кропотливую и затейливую работу? – Она была восхищена подарком. – Как красиво! Спасибо, сэр.

Нетта немного растерялась, когда он наклонился к ее губам. Она не сразу сообразила, что Мерек требует поцелуя в награду за свои усилия. Вспыхнув, она поцеловала его. Отросшая за день щетина на его щеках уколола ее. Нетта тронула ее кончиками пальцев. Ощущение ей понравилось. Глубоко вздохнув, она немного успокоилась.

Но тут Дамрон, поднявшись, объявил о предстоящих свадьбах.

Глава 17

Почувствовав, что Мерек легко сжал ее локоть, Нетта задохнулась. Хотя у нее подгибались колени, она собралась с духом и встала без всяких протестов.

Элиза цеплялась за свое место. Коннор, наклонившись над невестой, обхватил ее за талию, чтобы поднять на ноги, но это оказалось нелегкой задачей. Девушка отпустила стул, и жених опрокинулся навзничь. В зале раздались взрывы смеха.

– Разве я не могу послать за отцом? Возможно, он передумал? – как могла, небрежно спросила Нетта Мерека.

Мерек сдвинул брови.

– Нет, малышка. Мы не будем ждать. Нельзя нарушать свои обещания.

Хотя тон Мерека был твердым, Нетта сделала еще одну попытку.

– А разве я что-то обещала? – Она надеялась, что Мерек забыл о ее клятве во время поездки в горах.

Его следующие слова подтвердили, что он говорил именно об этом.

– Ты прекрасно поняла меня, Нетта. Твою клятву святой Монике, что ты выйдешь замуж за того, кого она выберет, слышала вся округа, все живые существа в лесу. Блэддин и Дамрон согласны: этот мужчина – я. Никогда не давай обетов, которые не намерена исполнить.

Его лицо застыло, произнося все это, Мерек холодно смотрел на Линетт. Когда такое выражение появлялось на лице ее отца, Нетту вскоре отправляли в ее комнату. Краем глаза она взглянула на Мерека. Похоже, он этого делать не собирается.

Дафидд принес корм для Туана, и Нетта вздохнула с облегчением. Она напоила и накормила птенца, потом усадила пушистый сонный комочек в гнездо.

– Ой! Нетта, птица тебе одежду испачкала. Принесите горячую воду и мыло! – закричала Элиза, ни к кому конкретно не обращаясь.

Нетта глянула на свои руки и грудь, где недавно так уютно устроился Туан, и улыбнулась Элизе:

– Ты никогда не перепеленывала ребенка? – Когда ее сводные сестры были крошками, ленивые няньки часто исчезали невесть куда, и Нетте приходилось этим заниматься.

Высунув от сосредоточенности язык, мальчик-слуга осторожно нес лохань, расплескивая горячую воду на пол. Второй шел следом с мылом и полотенцами.

– Вода слишком горяча для твоих рук, Нетта.

Мерек повернул ее спиной к залу. Опустив кусок полотна в воду, он его слегка отжал и с улыбкой провел по шее Нетты, потом потер тунику от горловины до мягкой выпуклости груди.

Мерек не отрывал глаз от Нетты. От прикосновения его рук ее лицо совсем некстати вспыхнуло. Она уставилась на его загорелые пальцы и, представив их на своей нагой груди, вздрогнула.

Замелькали искры в воздухе между ними, или ей это показалось? Ноздри Мерека трепетали, глаза поблескивали. Его руки, скользнув под ткань, ласкали ее соски. У Линетт вылетело из головы, что нужно напевать про себя какую-нибудь мелодию. Жаркий взгляд Мерека прошелся по ее груди, задержался на выпирающих сосках и поднялся к ее лицу. От желания глаза его потемнели и стали такого цвета, как лес в сумерках. Чрезвычайно нежно он взял ладонью ее грудь и мягко сжал.

– Нет.

Нетта пыталась отстраниться, но он крепко взял ее за запястья и, опустив ее руки в остывшую воду, вымыл их. Закончив, он подтолкнул ее к столу.

Почему овдовевшие дамы понимающе улыбаются? Когда Меган, усмехнувшись, тронула свою грудь, Нетта взглянула вниз.

На тунике красовались влажные отпечатки рук. Нетта хотела выбежать из комнаты. Но Мерек, схватив правой рукой ее запястья, левой продолжал наполнять поднос. Мерек взглядом велел ей оставаться на месте. Выйти из-за стола – значит устроить неподобающую сцену.


Дни летели стремительно. Нетта вместе с Брайанной помогала кроить и шить свадебный наряд. Для нее это была ненавистная работа. Неужели ей придется, выйдя замуж, коротать время за шитьем, как большинству женщин? Задумавшись, она в третий раз уколола палец и, нахмурившись, сунула его в рот.

– Идем, Нетта, пока ты все здесь не запачкала кровью. – Элиза, потянувшись, спасла кусок, который Нетта пыталась подшить.

– Но тебе своим нарядом надо заниматься.

– Я на сегодня закончила. – Элиза ободряюще улыбнулась и погладила Нетту по плечу.

Обрадовавшись, что можно сбежать, Нетта не ждала дальнейших приглашений. В обнимку с Элизой она выскочила из комнаты.

Во дворе замка Нетта узнала, что Меган отправилась охотиться с Простаком в сопровождении егеря и его помощников. Нетта играла с Эльфом и занималась с Туаном, по на душе ее было тревожно, и она чувствовала себя неприкаянной.

Прикрывшись рукой от солнца, она рассматривала площадку с мишенью для стрельбы из лука. Никого не было поблизости, да и Мерек не упоминал о сегодняшнем уроке. Нельзя ли ей одной поупражняться? Поскольку женщинам не полагается одним находиться на тренировочных площадках, она наденет старую одежду Коннора. В ее ушах зазвучал голос Мерека, запрещающий ей надевать мужской костюм, иначе она рискует навлечь на себя его гнев. Нетта заколебалась было, но решила попробовать. Наверняка он просто пугал ее.

Она переоделась и поспешила во двор с луком и колчаном стрел. Два молодых человека окликнули ее, когда она проходила мимо площадки, где тренировались с копьем. Она махнула рукой, притворившись, что спешит к конюшне по важному делу, где главный конюх тренировал гигантского коня. Слава Богу, это не конь Мерека.

Нетта недалеко ушла, когда сильная рука грубо схватила ее за воротник и повернула к двери конюшни. Она затаила дыхание. Неужели Мерек уже узнал ее? Услышав грубый голос конюха, Нетта облегченно перевела дух.

– Притащи щетку из Денника Ангела, парень. Он второй от конца. Поторапливайся. Мне надо его гриву в порядок привести.

Он толкнул ее в сумрак конюшни. Нетта поспешила по проходу, пока не услышала странные звуки, доносящиеся из-за ближайшей перегородки. Она затаилась. Стоны. Кто-то ранен и нуждается в помощи! Почему никто не идет? Прежде чем бежать за подмогой, Нетта заглянула за перегородку.

И замерла на месте. Стонал не только мужчина, но и пышнотелая молодая женщина. Голая! Она стояла на коленях, упершись руками в пол, ее тяжелая грудь покачивалась. Мужчина, тоже обнаженный, стоял позади нее на коленях. Тиская ее грудь, он бедрами толкал женщину в ягодицы.

Подняв голову, он застонал, его лицо исказила боль. Нетта потеряла дар речи. Она разглядела профиль Маркуса. Чего она не узнала, так это его голый зад, напрягающиеся и расслабляющиеся мышцы, когда он двигался. Святые угодники! Что он делает с этой женщиной? Если это причиняет ему боль, почему он не останавливается? Повернувшись, Нетта выскочила в дверь и наткнулась на конюха. Нахмурившись, он толкнул ее назад.

– Тащи эту чертову щетку и займись делом!

Набрав в грудь воздуха, Нетта громко объявила:

– Я иду за щеткой, которая в самом конце.

– Я ж тебе так и сказал! – Конюх сплюнул сквозь зубы от отвращения к глупому мальчишке.

Нетта сделала несколько шагов.

– Конюху срочно нужна щетка для Ангела, – крикнула она и громко затопала, производя как можно больше шума. Оказавшись у цели, она снова заголосила: – Мне надо найти щетку, чтобы хозяин был доволен! Если я ее нескоро найду, боюсь, он не обрадуется.

Она пнула ведро, стоявшее около ржавого совка. Раздался такой грохот, что лошади вскинули головы. Над дверями стойла показалась голова Маркуса. Он заморгал, всматриваясь, потом на его лице появилась широкая улыбка. О Господи! Маркус ее узнал. У Нетты лицо загорелось. Опустив голову, она бросилась дальше. После торопливых поисков она схватила щетку и понеслась обратно так быстро, что даже Гард, наверное, ее не догнал бы.

Нетта бросила щетку к ногам конюха и помчалась дальше, пока он не дал ей нового задания. Ее сердце немного упокоилось только тогда, когда она оказалась далеко от конюшни. Нетта потеряла всякое желание упражняться в стрельбе. Пока она не нарвалась на еще большие неприятности, лучше вернуться в замок.

Шитье более безопасное времяпрепровождение.

Не успела она и двух шагов сделать, как молодой мужчина взял ее за плечо.

– Эй, парень. Тебе, похоже, заняться нечем, идем, ты мне нужен.

Что за люди эти горцы? Они всегда хватают ничего не подозревающих людей и дают задания? Нетта узнала мужчину – он бросил вызов Меган накануне. Мужчина подвел Нетту к подвешенной мишени для копья.

Надеясь, что говорит по-мужски, она опустила голову и понизила голос:

– Простите, но я до столбов не достаю.

– Дуглас оставил свою лошадь. Подготовь перекладину. – Мужчина указал на старую кобылу, стоящую неподалеку.

Прежде чем Нетта сообразила, чего ждать, мужчина поднял ее и установил ее левую ногу в стремя. Карабкаясь, Нетта попыталась сесть в седло сама, но неудачно. Теряя терпение, воин взял ее правую ногу и перебросил через круп лошади. Дуглас, наверное, был коротышкой, поскольку стремена были на подходящем для Нетты уровне.

Заморгав, она натянула поводья.

– Возьмись за чучело и поворачивай перекладину. Да сам под него не угоди!

Перекладина двигалась легко, и у Нетты все получилось хорошо. Но рано она себя поздравила – что-то тяжело ударило ее в плечо. Линетт качнулась вперед, лук и колчан полетели на землю. С губ сорвался совсем не мужественный крик. Она обхватила лошадь за шею. Шапка упала в грязь, темные кудри рассыпались, закрывая лицо.

– Черт побери! Невеста предводителя! Он нам наверняка всыплет. – Молодой человек бросил копье и шагнул к ней. – Он собирался проверить мои успехи, когда вернется с поля.

Нетта знала, что мужчина не намеревался причинить ей никакого вреда, но не он представлял главную опасность. Линетт увидела в отдалении Мерека. Если она не поторопится, он поймает ее не только в мужской одежде, но и на тренировочной площадке. Девушка похолодела от ужаса. Два нарушенных запрета!

– Простите. Мне нужно срочно уехать! Я скоро верну лошадь.

Нетта дала шпоры ничего не подозревавшей лошадке раньше, чем молодой человек мог схватить ее.

Куда деваться? Повсюду слуги, лошади, телеги. Прачка с грудой грязных простыней. Нетта придержала лошадь, чтобы дать ей пройти. Крестьянин с палкой на плечах, к концам которой привязана домашняя птица, спешил в поварню. Птицы кудахтали и хлопали крыльями, словно предчувствуя свою судьбу. Нетта вздрогнула. Ее собственная судьба выглядит не слишком многообещающей.

Перед ней высилась башня с въездными воротами. Слева от нее по подъемному мосту шли рыбаки с уловом, за ними егерь рядом с груженой повозкой. Крестьяне с мешками на плечах обогнали Нетту справа. Она пыталась посторониться, когда отряд воинов выехал из замка, но они окружили ее, увлекая за собой.

Бедный новоявленный лучник взмок до нитки. Нетта оглянулась на молодого человека, направляющегося к Мереку. Должен ли оруженосец по кодексу чести признаться, что девица получила удар в плечо по его вине?

Нужно найти Меган! Вместе они придумают способ вернуться в замок, пока будущий муж не хватился ее. Наверняка в замке есть женщины с таким же цветом волос. Господи помоги! Мерек предупредил, чтобы никто из подруг не покидал замок без надежной охраны. Что будет, когда он узнает, что она ослушалась? Нетта почти ощущала силу его гнева. И что есть сил подгоняла старую лошадку.

Найдя дорогу в лес, Нетта вздохнула с облегчением. Меган скоро вернется. Надо подождать ее за первыми рядами деревьев. Девушка наконец почувствовала себя в безопасности, и вдруг острие меча кольнуло ее спину. Перепуганная насмерть, Линетт громко закричала.

– Рот закрой, иначе я его кулаком заткну, – прорычал грубый голос. – Ну и дура! Свалилась прямо в руки, облегчила мне работу. А ну поезжай к тому холму, или я тебе кишки выпущу!

У Нетты внутри все сжалось, незнакомец продолжал указывать ей направление на грубом наречии лондонских низов. Что этот человек делает в горах Шотландии? Он теснил ее глубже в лес по заросшей тропинке, которой не часто пользовались. Никаких шансов, что Меган наткнется на них.

Страшные картины вспыхнули в ее воображении. Нетта, натянув поводья, попыталась повернуть лошадь. Если негодяй хочет изнасиловать ее, то лучше, чтобы он сделал это здесь и сейчас. Пока они недалеко от замка Блэкторн, есть надежда, что кто-то услышит ее крики.

– Я же сказал, не останавливайся! – Он шлепнул ее по затылку.

Нетта почти ткнувшись носом в конскую шею, выронила поводья. Мужчина рыкнул, подгоняя ее. Скорость всадницы его не устраивала, и он ткнул мечом в круп лошади.

Животное, заржав, ринулось вскачь. Нетта потянулась за поводьями, но не успела схватить их. Изо всех сил она вцепилась в гриву лошади. Кобыла, казавшаяся слишком старой для рыси, помчалась галопом, словно боевой конь. Загадочные существа – лошади! Молния червяка не могла обогнать, пока не увидела открытое поле. А теперь эта четвероногая улитка понеслась во весь опор.

Впереди поперек дороги лежало толстое дерево. Паническая дрожь охватила Нетту. Она сомневалась, что старушка помнила что-либо о прыжках, но та разглядела препятствие и отважно попыталась взять барьер.

О Господи! Возможно, лошадь справится с задачей. Передние копыта взлетели над бревном, а когда снова опустились на землю, Нетту выбросило из седла как из катапульты. Крик еще не успел сорваться с губ девушки, как она ткнулась в твердую землю.


Мерек замер, не закончив движения. Холодок страха пополз по спине. С Неттой что-то случилось. Он знал это с абсолютной уверенностью. Оглядев толпу во дворе, он побежал, бормоча проклятия. Один из оруженосцев пытался остановить его. Мерек отпихнул было его с дороги, но остановился, услышав слово «невеста». Он узнал Кеннета.

– Что ты сказан? – Его пальцы впились в плечо юноши.

– Я не знал, что это была ваша невеста. Ее ударило мешком, и она чуть не упала. Шапка с нее свалилась, и я узнал ее по волосам. – Голос Кеннета дрогнул.

– Леди Линетт, где она? Она пострадала? Ты оказал ей помощь? – Мерек смотрел в пепельно-серое лицо оруженосца.

– Ничего с ней не случилось. Я пошел вам навстречу, когда она въехала на подъемный мост. Пыталась вернуться, но оказалась в середине отряда всадников. Я потерял ее из виду.

– Найди сэра Коннора. Пусть отправляется за мной с дюжиной воинов. Поторапливайся!

Кеннет побежал исполнять приказ. Мерек быстро подготовил коня, поскольку в седле не было необходимости. Промчавшись по мосту, он вскоре направился к лесу. Коннор с товарищами следовал за ним на некотором отдалении.

Мерек оглядел открытое пространство у стен замка. Его невесты среди толпившихся людей не было. Въехав на знакомую тропу, он пустил лошадь шагом. Осматривал землю, деревья, прислушивался, но слышал только звуки леса.

Когда он найдет Нетту, то раз и навсегда внушит ей, как опасно покидать пределы замка, да еще одной. Это не английские проселки, черт побери! Она не подчинилась ему, снова нарядилась оруженосцем и болталась у тренировочных площадок. Мерек помнил, как предупреждал ее о скорых последствиях, если она так поступит, и мрачно нахмурился. Он предпочел бы ошибиться.

После ощущения, что с Неттой что-то случилось, у него больше не появлялось никаких дурных предчувствий. Неужели он опоздал? Коннор с отрядом догнал его, и воины рассыпались по лесу. Вскоре Мерек насторожился, словно зверь, что-то почуявший.

Страх.

Он чувствовал страх Нетты как свой собственный. Необходимо воспользоваться этим, чтобы найти ее.


Ох, как голова болит. И все тело. Сырая, пахнувшая плесенью земля облепила подбородок. Трава и листья щекотали лицо. Какое-то насекомое ползло по ее щеке к уху. Нетта шевельнулась и попыталась поднять руку, чтобы стряхнуть его. Не слишком преуспела. Мужчина перевернул ее на спину, словно тряпичную куклу.

От ужаса глаза Нетты расширились, она хотела было закричать во всю силу легких, но не успел первый звук сорваться с ее губ, как грязная рука заткнула ей рот. Сделав следующий вдох, Нетта поперхнулась от нестерпимого вкуса и запаха. Лицо мужчины было совсем рядом. Девушка заморгала и попыталась отвести глаза.

Это было самое отвратительное лицо в мире. Сальные черные волосы падали на низкий лоб. Мясистый нос усеян бородавками, из ноздрей и ушей торчат волосы.

Нетта закрыла глаза, молясь, чтобы этот дьявольский образ исчез. Но не тут-то было. Убрав руку, мужчина заткнул Нетте рот куском ткани, оторванным от ее рубашки. Нетта это поняла, поскольку ткань была чистая. Судя по виду и запаху мужчины, на нем чистой нитки нет.

– Глупая девчонка, – прошипел он. – Твоя лошадь убежала. Теперь ты попалась.

Связав Нетте руки за спиной, похититель посадил ее на свою лошадь, потом забрался сам и устроился позади. Бедняжку замутило от отвращения, и она попыталась отстраниться. Он выругался и крепко обхватил девушку, прижимая к ее рукам свое мужское естество. Его дыхание стало тяжелым и хриплым, в ноздри ей ударил отвратительный запах. Что-то шевельнулось под ее руками.

Она сжала пальцы в кулаки, стараясь не касаться его. Чувствуя, как мужская плоть нагревается и ерзает по ее кистям, Нетта содрогнулась всем телом.

Почему она не послушала Мерека? Он спас бы ее, если бы мог. Что, если он не знает о ее отсутствии?

Они ехали глубже в лес и оказались на маленькой полянке, где стояла покосившаяся лачуга. Судя по всему, ею уже много лет не пользовались. Часть соломенной крыши давно сгнила и провалилась внутрь, дверь болталась на одной петле.

Мужчина оказался на удивление проворным. Спрыгнув на землю, он ловко снял Нетту с лошади. Схватив ее за шею, разбойник поволок ее к хижине и, распахнув дверь, втолкнул в темную комнату. Споткнувшись, Нетта упала на грязный земляной пол и поскорее перекатилась на спину. Как это исчадие ада ни страшно на вид, не смотреть на него – еще страшнее. Тогда она не будет знать, что он намерен делать.

– А ты хорошенькая! Хозяин сказал, у тебя глаза колдуньи. Я узнал бы тебя по ним из тыщи. – Он вытащил кляп из ее рта. – Должно быть, ты малость не в себе, коли мужские штаны надела. Хотела быть мальчиком? Барон не упредил, что ты странная. – Короткие жирные пальцы прошлись по ее лицу, дернули вниз подбородок.

Нетта стиснула зубы. Что он хочет узнать? Все ли у нее зубы?

Мужчина развязал ей руки и рывком поднял на ноги. Нетта пятилась от него, пока не наткнулась на покосившуюся стену.

– Снимай одежду. Хочу посмотреть, из-за чего такую суету подняли. Наверное, у тебя есть что пощупать, иначе Мортейн не стал бы мне обещать такую плату. – Он нахмурился, поскольку Нетта не только не сделала никакой попытки повиноваться, а, наоборот, закрыла грудь скрещенными руками.

– Если вам дорога жизнь, то убирайтесь отсюда с такой скоростью, на какую только способна ваша лошадь! – Нетта заставила себя говорить хладнокровно. – Мой муж, лорд Мерек Блэкторн, видел, куда мы поехали. Он уже неподалеку. Вся Шотландия знает, что лучше его рыцаря нет!

– Раздевайся. Не найдет нас твой рыцарь. И лучше не зли меня! Мы тут надолго останемся, пока мне не вручат за тебе наградные.

Поскольку Нетта не подчинилась приказу, мужчина осторожно, чтобы не порвать, стащил с нее тунику.

– Не хочу, чтобы барон узнал, что я тискал его сокровище, – пробормотал он. С рубашкой он не стал церемониться и резким движением сорвал ее.

Взгляд насильника метался по груди Нетты. Нетта попыталась проскочить мимо него, но он схватил ее. На плечах и руках девушки остались синяки. Она боролась с ним как безумная – визжала, царапала лицо. Повернув ее, негодяй заломил ей руки за спину. Грязная рука елозила по ее талии, развязывала завязки бриджей. Они упали на пол, застряв на ее лодыжках.

Нетта лягнула его, едва удержав равновесие. Он провел по ее спине грубой мозолистой рукой и ущипнул за ягодицы. В ужасе она дернулась в сторону. Мерзавец крепко шлепнул ее, заставил наклониться и, грязно ругаясь, приказал не двигаться, толкая пахом ее горевшую плоть.

Нетта, вскрикнув, упала ничком. Болтавшиеся на щиколотках штаны спутали ей ноги. Мужчина отпустил ее руки и жадно смотрел на ее нагое тело, распростершееся на полу. Когда она попыталась дотянуться до валявшейся рядом одежды, он наступил на тунику. Хохоча, стянул с нее башмаки, сорвал штаны. Нетта на четвереньках проползла по комнате и забилась в угол. Видя поднимающуюся выпуклость на его бриджах, она зарыдала от страха.

– Высокородный и могущественный лорд, который нанял меня, никогда не узнает, что я пощупал его голубку. Я скажу ему, что украл тебя из конюшни, где ты барахталась со своим Блэкторном. – Стоя над ней, мужчина сорвал грязную веревку, опоясывающую его оплывшую фигуру.


Нетта близко! Мерек чувствовал ее.

– Ты знаешь, где она? – спросил Коннор.

Мерек поднял руку. Внутренним взором он видел и заброшенную лачугу, и как Нетту втолкнули в дверной проем и она упала на пол. Гнев захлестнул Мерека, лишив всякой жалости. Душа доблестного воина окаменела. Проклятия сыпались с его губ, когда он, подгоняя своего огромного коня, искал нужную тропу. Когда всадники приблизились к поляне, Мерек поднял руку, дав сигнал Коннору спешиться.

За то, что этот подлец сделал с Неттой, он ему шею свернет! Мерек быстро и неслышно двигался к хижине.

Испуганный крик Нетты сокрушил его здравый смысл.

Взревев от ярости, Мерек одним движением настежь распахнул дверь.

Внутрь ворвался уже берсеркер.

Глава 18

Грязными ногтями насильник рвал упрямый узел на бриджах. Рыча и ругаясь, брызгая слюной, пытался высвободить мужское естество.

Нетту тошнило от зловония, исходившего от его пропахшей мочой одежды. Она сжалась в комок. Убежать невозможно! Если она снова попробует пнуть ногой, он схватит ее за лодыжку и повалит на спину.

– Убери руки, ведьма! Я хочу видеть, как твои хорошенькие соски отвердеют, когда ты увидишь моего дружка.

Мужчина схватил Линетт за руки и развел их в стороны. Из его рта бежала слюна. Высунув покрытый желтоватым налетом язык, он облизнул толстые красные губы. Убедившись, что не может справиться с узлом, негодяй выхватил нож.

Он хочет ей горло перерезать! Нетта в ужасе закричала. Едва панический вопль слетел с ее губ, как дверь с громким стуком открылась. Огромная фигура появилась в дверном проеме. Против света невозможно было разглядеть, кто стоит на пороге.

Пристальный взгляд Мерека метнулся на звук. Он увидел свою невесту. Обнаженная, она забилась в угол, подтянула ноги, пряча женские тайны, прикрыла руками грудь. Хриплое животное фырканье наполнило комнату.

Убить мерзавца!

Кипя от ярости, Мерек ринулся вперед. Мужчина сидел на корточках рядом с Неттой, касаясь ее коленями. Услышав шум, он вскочил и бросился на Мерека, размахивая ножом. Кровавые полосы появились на груди, руках и лице Блэкторна, но он не обратил на это внимания. Ударом ноги он вышиб из рук негодяя нож и сжал кулаки. Всю свою силу он вложил в удар по ненавистному лицу. Передние зубы похитителя раскрошились. Извернувшись, тот ударил Мерека в скулу и в глаз. Однако незамедлительно получил ответный удар в живот и по ребрам. Мерек нацелился на огромный нос негодяя и с удовольствием отметил, что хрящ хрустнул, а кровь потекла ручьем. Проворно шагнув влево, он тут же нацелился в челюсть. Пролетев через комнату, похититель ударился о стену и сполз на пол.

Мерек молниеносно атаковал его. Ублюдок увез его Нетту и намеревался овладеть ею! Зная, как быстро это могло произойти, Мерек ощутил прилив дикой ярости при мысли, что он опоздал. В ушах у него шумело, кровь стучала в висках. Пальцы его сомкнулись вокруг горла негодяя. Оба кричали, но Мерек не разбирал ни своих, ни чужих слов. Противник вцепился в его руки, но Мерек не реагировал на это. Скосив глаза, он наблюдал, как отвратительное лицо синеет, заплывшие жиром глазки вылезают из орбит.

Мерек наконец переключил внимание на Нетту. Ее отчаянные крики достигли его ушей. Он тряхнул головой, его взгляд прояснился. Мерек с удивлением увидел, что Коннор и Маркус вцепились в его руки словно пиявки, и кузен что-то говорит ему. С трудом переводя дыхание, он кивнул им, давая знать, что понял, и ослабил хватку. Мужчина рухнул на пол.

Мускулы в его ногах еще дергались, но Мерек обуздал желание пнуть распростертое тело. Он двинулся к Нетте, но она смотрела на него с таким же ужасом, как и на своего похитителя. Мерек постарался справиться с дрожью в голосе:

– Не бойся. Он больше тебя не тронет.

Мерек потянулся обнять невесту, но она, закричав, отскочила. Ее взгляд застыл на его залитых кровью руках. Должно быть, это кровь чудовища, посягнувшего на ее честь. Лицо Блэкторна, полное гнева и жажды мести, пугало ее и казалось чужим. Линетт наблюдала за сражением, с ужасом отмечая каждый удар. Когда физиономия насильника посинела, а глаза выпучились, язык вывалился изо рта, несчастную вывернуло.

Мерек что-то сказал на гэльском, потом продолжил по-английски:

– Любовь моя, он больше тебя не обидит. Идем, позволь мне помочь тебе.

Чужое лицо, а голос Мерека. Он подошел к ней. Нетта побледнела при виде крови на его руках, голой груди и пледе. Кровь сочилась из ссадин и порезов. Берсеркер! Но где же его шкуры? Где кожаные наручи?

– Нет-нет! Не надо!

Нетта устыдилась своих испуганных воплей. Съежившись, она отпрянула, стремясь слиться со стеной, пытаясь спрятать свою наготу. Истерические слезы текли по ее щекам.

– Пожалуйста, не бейте меня. Я не убегала!

– Нетта, любимая, я никогда не буду тебя бить. Ты не должна думать, что я способен на такое.

Она не могла даже понять смысл его слов.

Мерека мучило раскаяние. Нетта увидела его, не владеющего собой. Он всегда держал свой нрав в узде, но когда столкнулся с таким бесчестным проявлением грубой силы по отношению к беспомощной девушке, то, забыв обо всем, бился вслепую. Мерек Блэкторн знал, что, если бы его не остановили, он растерзал бы негодяя.

Нетта взглянула на него со страхом и ненавистью одновременно. И потеряла сознание. Мерек схватил плед, чтобы прикрыть ее наготу.

– Не надо, он весь в крови, – Коннор сжал его плечо. По искаженному лицу Мерека было понятно, как он страдает от того, что потерял контроль над собой на глазах у невесты. – Маркус нашел одежду Нетта. – Одень ее, пока она в обмороке.

Мерек опустился около Нетты на колени. Маркус и Коннор тактично повернулись к ним спиной. Без особого труда Мерек просунул ее руки в рукава порванной сорочки. С бриджами было куда сложнее. Кто бы мог подумать, что с маленькими обмякшими ногами так трудно справиться?

Мерек с болью смотрел на ушибы и царапины на нежной коже. Ему хотелось воскресить негодяя и убить его снова. Жалость, пронзившая его сердце, уступила место чувству облегчения, поскольку Мерек не увидел крови на ее бедрах. Закрыв глаза, Мерек обратился к небесам и произнес благодарственную молитву за спасение его невесты. Едва он надел ей через голову короткую тунику, как девушка шевельнулась.

Увидев Мерека, она закричала, и этот звук словно нож резанул его душу. Его прикосновение пугало ее. Блэкторн неловко отпрянул и умоляюще посмотрел на Коннора.

– Нетта, это я, Коннор.

Коннор шагнул к бедной девушке. Она всмотрелась, узнала его и неистово протянула к нему руки. Он присел на колени, и Линетт обняла его за шею, заливая слезами его рубашку. Коннор успокаивал ее, по-братски прижав к себе, пока ее напряженное тело не начало расслабляться. Из ее глаз постепенно исчез панический ужас. Она не смотрела ни на Мерека, ни на тело на полу.

Уйдя из поля ее зрения, Мерек развернул плед и его краем вытер кровь с лица и тела. Перевернув плед, он снова надел его и расправил, чтобы прикрыть раны. Потом оттащил распростертое на полу тело подальше от глаз Нетты. Когда он застегнул ремень, все уже были готовы ехать.

– Коннор, ты повезешь Линетт. Маркус, собери людей, доставите тело в Блэкторн. Может быть, кто-нибудь опознает подлеца.

Коннор передал Нетту Маркусу, потом сел на коня. Мерек следил, чтобы его кузен благополучно усадил ее. Девушка уткнулась в плечо Коннора. Она перестала рыдать и лишь изредка всхлипывала.

Возвращение в Блэкторн казалось вечностью. Тело Нетты болело. Перед глазами стоял образ Мерека во время схватки. Его глаза, сощурившись, превратились в щели. Ненависть и ярость молнией сверкали в них. Из горла вырывалось рычание, зубы оскалены, как у волка, готового разорвать добычу. На шее и руках вздулись вены. Пальцы сжимали горло противника, пока его лицо не превратилось в кошмарную маску. Эти красивые пальцы, которые заставляли ее трепетать и тайно мечтать о том, как они будут ласкать ее тело, теперь вызывали дрожь страха.

Отряд по подвесному мосту въехал во двор замка, где уже собралась огромная толпа. Элиза и Меган бросились навстречу, Дамрон и Брайанна спешили за ними. Лэрд несколько мгновений изучал разбитое лицо сводного брата. Когда пристальный взгляд Дамрона переместился к Нетте, та похолодела. Лэрд казался суровым. У нее было ощущение, что его глаза пронизывают ее насквозь, в них явственно читался укор.

Все случившееся произошло по ее вине. Она не должна была переодеваться оруженосцем, отправляться одной к тренировочной площадке. И самое худшее – оказавшись за воротами, она обязана была вернуться и предстать перед Мереком.

– Ох, Нетта, где ты была? – Элиза подпрыгивала, пытаясь разглядеть лицо подруги. – Коннор, сейчас же спустите ее на землю!

Мерек кивнул Дамрону. Тот подошел забрать Нетту у Коннора. Она пробормотала, что пойдет сама, но вдруг покачнулась. Лэрд помог ей удержаться на ногах. Наверное, даже за воротами был слышен громкий крик Элизы:

– Господи помилуй! У тебя лицо раздуто, как у белки, что держит орехи за щекой. – Подбоченясь, она уставилась на Коннора и Мерека. Синие глаза сердито вспыхнули. – Ваша работа? Ну я вам устрою! Мой отец вас проучит! И Блэддин тоже. Что вы сделали с моей Неттой?

Мужчины заморгали от внезапного превращения кроткой девушки в ангела мщения.

– Они ни при чем, – прошептала Нетта. – Я упала с лошади.

Она грязная. Да вдобавок опозорена. Мало того что тот ужасный человек видел ее голой, так Мерек и другие воины были свидетелями надругательства над ней.

– Пожалуйста, можно, я пойду в свою комнату?

Нетта слышала, как Мерек попросил Брайанну распорядиться, чтобы ей принесли воду вымыться. Она не смела взглянуть на него, чтобы поблагодарить, поэтому только кивнула.

– Идем, малышка, – бодро сказала Меган. Она обняла Нетту за талию и повела вверх по лестнице. – Тебя нужно побаловать. Разве нет? Горячая вода сделает свое дело, и мы с Элизой в два счета тебя в порядок приведем! – Она кивнула Брайанне, давая понять, что позаботится о Нетте.

Дамрон взял Брайанну за руку и велел мужчинам подняться к нему в покои. Пока Брайанна осматривала и обрабатывала раны Мерека, воины возвратились из леса. Весть, которую они ему принесли, потрясла всех собравшихся в комнате лэрда.

– Что?! – взревел Мерек. – Как мертвец мог сесть на лошадь и уехать?

– Мы преследовали его, но в горах его след пропал. Он исчез, будто на крыльях улетел. – Расстроенный Маркус провел рукой по волосам. – Судя по тому, сколько крови он потерял, мерзавец ночь не переживет – потеряет сознание и сорвется со скал.


В девичьей комнате Меган вела себя так, будто Нетта только что вернулась с пикника. Нетта была благодарна ей за это.

Когда они раздели ее, чтобы искупать, Элиза запричитала:

– Ты упала на камни? Святые угодники! У тебя даже на груди синяки. Почему ты оказалась за стенами замка, Нетта? – Она уперла руки в бока и нахмурилась.

– Я думала встретить Меган с охоты. Ни я, ни лошадь, которую я позаимствовала, в прыжках не разбирались. Поперек дороги лежало дерево. Лошадь встала на дыбы, а я полетела в кучу камней, ты угадала.

Едва Нетта закончила успокаивать подругу, как пришла Брайанна попросить Элизу помочь с Сереной. Кивнув Меган, она вывела Элизу из комнаты.

– Ты сообразительная и не стала пугать свою подругу правдой. – Голос Меган был мягок. – Не думай, что я попадусь на ту же выдумку. Долгие годы на лице Мерека не было выражения ненависти к себе. И я видела глаза своего брата. Я не верю, что Мерек сделал это с тобой, хоть ты на него и не взглянула. Успокой мою душу. Расскажи, что случилось.

– Ох, Меган, мне так стыдно! Они видели меня голой. Мерек превратился в окровавленного берсеркера, у него глаза вылезли из орбит, язык вывалился изо рта, из носа лилась кровь. – Нетта задыхалась.

– У Мерека глаза вылезли из орбит и язык вывалился? – Меган нахмурилась и наклонила голову набок. – Я поняла, что он дрался, но не думаю, что кровь ручьем текла.

– Да не у Мерека! Кровь была того отвратительного мужлана. Теперь я не могу смотреть на Мерека и на его красивые руки, потому что этими руками он задушил моего похитителя и у того вывалился язык.

– Не торопись, милая. Переведи дух и начни с того, почему ты так оделась.

– Это все по моей вине, – зарыдала Нетта. – Он запретил мне надевать старую одежду Коннора, но я это все-таки сделала.

Она горестно вздохнула и попыталась связно пересказать свое печальное приключение. Трудно говорить последовательно, когда душу постоянно терзают противоречивые страхи.

Страх разоблачения, когда она увидела въезжающего во двор замка Мерека, сменился кошмаром похищения. А когда Мерек у нее на глазах превратился в чудовищного берсеркера, девушку охватил настоящий ужас.

Когда Дамрон пристальным взглядом окинул ее с головы до ног, Нетта с ужасом осознала, что недостойна войти в его семью.

Ее честь растоптана.

Лэрд с позором отправит ее к отцу.

Глава 19

Нетта крепко зажмурилась, когда чернота за окном стала чуть светлеть, предвещая рассвет. Ей так хотелось спрятаться в комнате, но это было невозможно. Ее мысли были столь же мрачны, как наступающий ненастный день в горной Шотландии.

Поднялось солнце, и Спенсер пришел пригласить ее в покои Дамрона. У Нетты внутри все сжалось. Потребуется немало храбрости, чтобы посмотреть на лэрда, хотя лицо его, против ее ожидания, не предвещало грозы. И все же Нетта была благодарна, что Меган рядом с ней.

– Доброе утро, Нетта. – Голос у Дамрона спокойный, глаза добрые. – Вид у тебя усталый. Ты всю ночь не спала?

– Я не могла, милорд. Я опозорила себя, – вырвалось у нее. – Я понимаю, почему я не подхожу Блэкторну в жены. Мерек считает меня поруганной. Я правда не знала, что этот ужасный человек прячется в засаде. Это из-за меня Мерек превратился в неистового зверя. – У нее горло перехватило от рыданий. – Вы хотите отослать меня назад в замок Уиклифф. Тогда отец выдаст меня за свинопаса!

Нетта сжала зубы, чтобы не выболтать другую мысль. Боже милостивый! Без утайки она высказала все, что приходило на ум. А причина, должно быть, в вине, которое Меган заставила ее выпить перед визитом к лэрду.

– Почему ты думаешь, что мой брат считает твою честь поруганной?

Нетта уставилась на башмаки Дамрона. Локон упал ей на лоб, и она отбросила его с лица.

– Почему? Потому. – Она заморгала, пытаясь отогнать слезы стыда. – Именно поэтому.

– Из-за чего, Нетта?

– Он сорвал с меня одежду. – Она говорила очень тихо, чтобы только Дамрон услышал ее.

– Мой брат?! – От удивления лэрд повысил голос.

– Нет. Тот негодяй. Он трогал меня, щипал, повалил на пол, и все видели меня голой.

На последних словах ее голос совсем стих. Нетта смахнула катящиеся по щекам слезы, предчувствуя дальнейший позор. Дамрон погладил ее по волосам. Прежде чем отойти с Мереком и Коннором в дальний угол комнаты, он нашел глазами Меган и кивком указал на Нетту.

Меган отвела черные кудри от мокрых щек Нетты.

– Милая, если этот человек дурно обращался с тобой, это не означает, что ты опорочена. Ты мне все рассказала? Этот мерзавец больше ничего с тобой не делал?

– Он толкался в меня бедрами, это было отвратительно. – Нетта гадливо поморщилась. Потом, подозрительно посмотрев на Мерека, спряталась за Меган, чтобы скрыть от него свои мысли. – Он не стонал, как Маркус в конюшне, но он толкался в меня и бил по голому заду, когда я пыталась увернуться.

– Толкался?

– Да.

Голос Меган показался Нетте смущенным. Да и вид тоже. Странно, что она об этом ничего не знает!

– Расскажи мне об этом и о Маркусе. Почему ты думаешь, что тот насильник погубил тебя?

Нетта, покраснев, пересказала, что она видела в конюшне. И как похититель, пытаясь высвободить из штанов мужское достоинство, тыкал им ей в ягодицы. Меган хихикнула. Нетта не видела в этом ничего смешного. Меган, обняв подругу, объяснила, что это совсем не то, что делал Маркус, поскольку мужчина не высвободил свой орган.

– Слава Богу! Значит, я не обесчещена?

– Нет, честь твоя не пострадала. И никакая грязь к тебе не пристала. Ты так скребла себя вчера вечером, я даже опасалась, что кожа слезет, – попыталась перевести разговор в шутку Меган.

У Нетты голова закружилась от радости. Или это опять действует вино? Жаль только, что расспросы не отложили хотя бы на день – после этих событий у нее каждая жилочка болела.

Успокаивающее тепло, словно промчавшийся по комнате легкий ветерок, овеяло ее с головы до ног. В такой сумрачный и безотрадный день? Озадаченная, она посмотрела в ту сторону, откуда, казалось, шло тепло, и встретила пристальный взгляд Мерека. Она не могла верить нежности, так не вязавшейся с его разбитым лицом, с образом берсеркера, которого она видела.

Мерек подошел к ней, его голос прозвучал столь же мягко, каким казался взгляд.

– Нетта, милая. Меган права – грязь не запятнала тебя. Ничто не способно сделать тебя недостойной нашего брака. Даже если бы случилось худшее, в моих глазах ты осталась бы чистой.

Он поднял свои израненные во вчерашней схватке руки, чтобы коснуться ее лица. Нетта, вздрогнув, отшатнулась. Костяшки пальцев распухли, все в ссадинах. Грязные ногти подлеца оставили на коже глубокие раны, поскольку тот пытался высвободить шею из железной хватки Блэкторна.

Мерек поспешно шагнул назад. Движения его были скованные – видно, что это причиняет ему боль.

Все еще настороженная, Нетта разглядывала его. Белые повязки покрывали грудь. Боже милостивый! Левая скула распухла, глаз заплыл. Нижняя губа наверняка начнет кровоточить, если он попытается улыбнуться. У Нетты внутри все сжалось. Это она всему виной!

Брайанна, окликнув Дамрона, вошла в комнату. Нетта была благодарна за отсрочку разговора. Перемена в лице Дамрона всякий раз, когда его жена оказывалась рядом, до сих пор удивляла Нетту. Этот огромный мужчина буквально таял от нежности. За Брайанной следовала Элиза с круглыми от удивления глазами.

– Танцующий-в-Облаках влетел прямо в окно комнаты Брайанны. На лапе у него был пергамент, – взволнованно сообщила Элиза. – Посмотри! Блэддин свернул его и запечатал воском. Как официальное письмо. – Все это ее так интриговало, что она не обратила внимания, как Коннор обнял ее за плечо и притянул ближе.

– Блэддину остался лишь день пути. Отец Мэтью с ним. – Брайанна протянула мужу сообщение валлийца.

Дамрон подошел к столу и вручил послание Мереку.

– Что скажете о свадьбе в воскресенье, то есть через два дня?

Нетта надеялась, что Дамрон обращался к Элизе. Нет, он смотрел на нее и ждал ответа. Она побледнела. Как она может встать и перед Богом и людьми поклясться быть женой? Она абсолютно не осведомлена о том, что происходит между мужчиной и женщиной. А что, если Мереку не понравится? Лучше провести жизнь в монастыре, чем разгневать Мерека!

– Разве нам не следует подождать до весны? Мы плохо знаем друг друга. Лорд Блэддин не захочет, чтобы мы торопились. – Заметив, что Дамрон удивленно поднял брови, она добавила: – Конечно, не захочет!

Мерек подошел к невесте.

– Нетта, Блэддин сам предложил, чтобы церемония свершилась, как только он приедет. – Мерек указательным пальцем поднял ее подбородок, не позволяя отстраниться. – Иди в свою комнату и отдохни, но вечером ты должна быть за столом. Мы объявим наши планы.

Линетт думала было возразить, но Мерек нахмурился и покачал головой.

– Ты придешь, – скомандовал он и пристально посмотрел ей в глаза, демонстрируя свою решимость.

Господи! Он опять читает ее мысли. Нетта с трудом отвела от него взгляд и выскочила из комнаты. Элиза бежала за ней по пятам.

– Я догадываюсь, что написал Блэддин, – сказал Мерек, когда обе удалились. – Это было не случайное нападение и не похищение ради выкупа. Чувствуется, это привкус мести. – Обеспокоенный случившимся с Неттой, он забыл, что Меган осталась в комнате. – Я полагал, что за этим стоит Макдейд, но Блэддин считает иначе. – Услышав тревожные мысли Меган, Мерек провел ладонью по лицу.

– Дай посмотреть. – Меган выхватила из руки Дамрона послание и быстро просмотрела его. – Саксонцы все-таки идиоты!

– Да, мягко говоря, они странные. – Мерек покачал головой. – У барона Уиклиффа проблемы, которых я не пожелал бы и врагу. Этот презренный болван настаивает, что Нетту подкинули эльфы, хотя Блэддин всегда говорил, что она очень похожа на свою мать.

– Должно быть, он хорошо постарался, если пять ее бывших женихов грозят войной. – Дамрон сел на стул и, взглянув на Брайанну, похлопал себя по коленям. Она устроилась на них и, вздохнув, прижалась к мужу. – Они утверждают, что он предал их. Услышав, что Уиклифф обручил дочь в соответствии со своим вздорным решением, они, должно быть, пришли в ярость. Немедленная свадьба самый мудрый выход. – Брайанна вертелась на коленях Дамрона. Он гортанно рыкнул, и она, хихикнув, теснее прижалась к нему. – Старый негодяй поторгуется и возьмет самую большую взятку, чтобы нарушить ваш контракт.

– Свадьбу мы сыграем. Брачную ночь не обещаю.

С горестным видом Мерек сел рядом с лэрдом и запустил пальцы в волосы, ероша их.

– Да?! – от удивления повысил голос Дамрон.

– Разве ты не понимаешь? – Брайанна толкнула мужа острым локотком. – Сомневаюсь, что старый Уиклифф когда-нибудь поднимал меч. И сражающихся воинов Нетта никогда не видела. Мало того что похититель напугал ее чуть не до безумия, так еще она видела, как ее нареченный своими руками задушил мерзавца. Мереку в ближайшее время будет непросто прикоснуться к ней.

Дамрон ущипнул жену, давая понять, чтобы она перестала ерзать.

– Что ж, брат. Я, кажется, припоминаю, ты очень смеялся надо мной, узнав, что моя брачная ночь отложилась на несколько недель.

– Да, но тогда все было по-другому. Твоя невеста на тебя безумно злилась. Нетта и так боится, что я иссушу ее ум. А теперь еще и страшится, что я превращусь в берсеркера и задушу ее. Как ты… ммм… вышел из положения? – Улыбка Мерека была мрачной.

– Ха. Твой слишком усердный братец чуть себе руку не отрезал над простынями. Мои тетушки решили, что второпях он пронзил меня насквозь, и перепугались не на шутку. – Брайанна хмуро смотрела на мужа, ожидая, когда мужчины перестанут смеяться. – Это не смешно, милорд Демон. Помнится, тогда вы кубками принимали заживляющий бальзам и удивлялись, почему все так волнуются.

– Если ты не перестанешь вертеться, жена, этот бальзам тебе понадобится, не успеет день кончиться. – Глаза лэрда озорно блеснули, а рука Брайанны проворно зажала его рот.


Нетте казалось, что время шло слишком быстро. Она надела светло-зеленую сорочку, тунику густого зеленого цвета и серебряный пояс. Элиза уложила черные шелковистые локоны Нетты так, чтобы прикрыть синяки на лице.

Нетта придумывала одну отговорку за другой, чтобы не спускаться в зал. Наконец она спрятала один свой башмак в кровати под покрывалом.

– Я скажу Мереку, что не могу пойти на ужин. Он же не захочет, чтобы я появилась в одних чулках. – Она притворно искала пропавшую обувь.

– Ты думаешь, его волк стащил? – Глаза Элизы расширились при этой мысли. – Наверное, проглотил.

– Гард не ест башмаки. Он любит сырое мясо, – весело улыбнулась Меган. – Как ты могла потерять один башмак, Нетта? Другой – здесь, где ты разувалась перед купанием. – Прекратив поиски, она посмотрела на двух подруг.

– Скорее всего потеряла, когда мы спешили сюда. Может, за дверью остался?

Элиза выглянула в коридор. Не обнаружив пропажу, она тщательно обыскала комнату. Сунула голову под кровать, расчихалась, вытерла глаза и объявила, что там слишком темно и ничего не разглядеть. Подойдя к сундуку Нетты, Элиза подняла крышку и чуть не на голову встала, роясь в вещах.

Должно быть, у девушки закружилась голова, поскольку она, пошатываясь, доплелась до постели и бросилась на нее навзничь.

– Ууух! – Она глубоко вздохнула и потерла грудь. Меган, сдернув покрывала, тут же нашла пропавший башмак. Повернувшись к Нетте, Женщина-воин покачала головой:

– Ты так легко не отвертишься. А если не поторопишься, Мерек пришлет кого-нибудь, чтобы привести тебя на ужин.

– Да, босая или нет, ты должна явиться. Без промедления. – Мерек, привалившись плечом к косяку, скрестил на груди руки.

Нетта застонала. Давно он там?

– Обувайся, жена. – Его голос, смягчившись, превратился в хрипловатое рокотание. – Если ты этого не сделаешь, я отнесу тебя вниз. Не хочу, чтобы камни поранили твои ноги.

Из-за ушибов и ран, на которые Нетта не в силах была смотреть, Мерек двинулся к ней без обычной ловкости.

Сердце Нетты отчаянно забилось. Она вздрогнула при мысли о том, что Мерек возьмет ее на руки. Какой он большой – заполнил дверной проем. Она не считала себя трусихой, но любая женщина опасалась бы такого великана. Глаза цвета молодой листвы в упор уставились на нее.

Схватив с пола башмак, Нетта прислонилась к столбику кровати, чтобы обуться. Взяв второй, она прыгала на одной ноге, пытаясь надеть его. Вздох, похожий на сильный порыв ветра, взъерошил ее волосы. У Линетт пресеклось дыхание, когда Мерек поднял ее и с ней сел на кровать. Сидя на коленях нареченного, Нетта дышала полной грудью, наслаждаясь его ароматом.

– Тихо, – предостерег низкий голос Мерека.

Он надел ей на ногу второй башмак и завязал тесемки. Потом поднял, как ребенка, и поставил перед собой. Пристально оглядел, не забыла ли девушка еще что-нибудь надеть, удовлетворенно кивнул, повернул к двери и легонько шлепнул, подталкивая к выходу.

Нетта вздрогнула. Мерек, возможно, таким образом давал ей команду двигаться, но она решила, что это скорее повод коснуться ее ягодиц. И помчалась вниз. Прежде чем Нетта вспомнила, что не хотела спускаться в зал, она уже пол-лестницы пробежала.

На последней ступеньке Линетт остановилась. Мысль о недавнем позоре вновь оглушила ее, когда она увидела переполненный зал. Нетта попятилась и наткнулась на Мерека, стоявшего ступенькой выше. Макушкой она уперлась ему в ребра, плечами – в мускулистый живот.

Святые угодники, помогите! Что-то горячее и твердое давило ей в спину. Когда девушка сообразила, что это, то опрометью слетела с оставшихся ступенек. Коннор, стоявший у подножия лестницы, подхватил ее под локоть, чтобы поддержать. Услышав его смех, Нетта нахмурилась. Коннор не отпускал ее, пока Мерек не взял невесту за руку.

Дамрон стукнул высокой оловянной кружкой по столу, привлекая всеобщее внимание.

– Через два дня, в воскресенье, у нас будет свадьба. Мерек и Линетт станут мужем и женой. Нам нужно многое приготовить к этому времени, и я рассчитываю на вашу помощь.

В зале поднялся шум, и Нетта поняла, что люди ждут развлечения. Мерек усадил ее и выбирал лучшие куски ее любимых блюд. Когда у нее заурчало в животе, она сообразила, насколько голодна. Мерек терпеливо ждал, сам не ел. Ну конечно, ведь у него губы разбиты!

От вида его изуродованного лица Нетту охватил стыд. Она попала в беду по собственной беспечности. И если бы она не надела мужской костюм, похититель, возможно, не заставил бы ее раздеваться. Она причина ярости Мерека, когда он увидел ее голой на глазах у того чудовища. Из-за нее Мерек там, в лесу, превратился в берсеркера.

Она повинна в том, что на его скуле синяк, рот распух. Нетта съежилась, вспомнив, как кровь ручьями текла по его груди от ножевых порезов. Если бы она не была столь упорна в желании тренироваться тайком, негодяй не изранил бы Мерека. Нетта взглянула в красивые глаза будущего мужа, потом уставилась на свои сжатые руки.

– Мерек. Я так сожалею…

Ее шепот едва долетел до него. Мерек наклонил голову. Не важно, что он не все разобрал из ее слов, – он слышал сердцем.

– Ах, маленькая моя жена, не твоя вина, что тебя увезли, а моя. Я должен был лучше защищать тебя. Не твоя вина, что я не в состоянии был обуздать свой нрав. Не ты вызвала мой гнев.

Заметив ее озадаченное выражение, Мерек попытался объяснить:

– Когда я увидел, что тот мерзавец сделал с тобой, мне захотелось ему все кости переломать. Не потому что Коннор или Маркус видели тебя нагой, а потому, что он посмел ударить тебя, сорвать одежду. Никто не должен причинять тебе боль, душевную или телесную. Никто не имеет права так обращаться с тобой – ни я, ни твой отец. Никто! А теперь ешь, восстанавливай силы. Ты прошла через ужасное испытание.

Ее лицо разгладилось. Мерек улыбнулся и стал рассказывать о своих юношеских эскападах, и вскоре Нетта немного развеселилась.

Всю ночь Нетта металась и ворочалась, не уверенная в своих чувствах к Мереку. Его голос, красивые руки, нежный взгляд заставляли сердце девушки биться чаще. Думая о его аромате, горячей коже, сильном теле, она вздыхала. Однако она все еще страшилась неизвестности. Наконец беспокойный сон овладел ею.


Спустившись утром к завтраку, Нетта увидела Блэддина, сидевшего за столом с Мереком и Дамроном. Синяя краска покрывала левую сторону его лица, длинный шрам на правой стороне подчеркнут красным цветом. Лорд был одет совсем как Мерек в Уиклиффе, но вместо волчьих шкур на нем был красивый плащ.

Блэддин взглянул черными глазами на Мерека и Дамрона. Оба молча вышли. Ну и ну! В этом доме все умеют читать мысли? Возможно, Мерек подал Дамрону какой-то сигнал, решила Нетта, пытаясь успокоиться.

– Мерек рассказал мне, как ты была напугана, когда стала свидетелем схватки, Нетта. Это естественно. Замок Уиклифф изолирован, и ты никогда не видела, как враги осаждают стены. Хотя в свое время барон Джордж участвовал в схватках, но с тех пор, как он повредил ногу, его не зовут на войну. Ты тогда была совсем малышкой. С тех пор он платит налог и посылает своих рыцарей служить королю.

Нетта кивнула.

– Я думаю, что не должна выходить за Мерека, пока мы получше не узнаем друг друга. Он наверняка найдет, что мы не можем быть супругами. И что тогда? – Она дала Блэддину время ответить. – Он будет несчастен всякий раз, когда я стану страшиться его ужасного дара читать мысли. Он может рассердиться. – Нетта вздрогнула.

– Ты полагаешь, он настолько жесток? – В уголках глаз Блэддина побежали лучики. – Мерек давно научился управлять своим даром.

– Тогда как он узнал, что я там, где быть не должна? Как он нашел меня в лесу, в заброшенной лачуге? – Нетта еще больше помрачнела.

– В тот день, когда вы с Элизой и Меган оказались рядом со сражающимися мужчинами, он слышал твое удивление. Когда тебя увезли, твоя душа взывала к нему, моля о спасении. Это были необычные условия, ты не могла сдержаться и послала ему свои мысли.

– Святые угодники! – простонала Нетта. Поставив локти на стол, она положила подбородок на руки. Наверное, нельзя прожить жизнь, не удивляясь разным неожиданностям. Неужели придется довольствоваться только скучными, унылыми мыслями? Лучше лечь спать и не проснуться. Ее глаза прояснялись. Может, притвориться больной?

– Нетта, не пытайся задерживать свадьбу. – Улыбка Блэддина была доброй.

Сдвинув брови, она пробормотала:

– Никогда рядом с вами обоими больше думать не буду, вот увидите.

– Должен сообщить, что твои прежние женихи пытаются заставить барона Уиклиффа расторгнуть брачный контракт. Если твой отец не согласится, они планируют обратиться за помощью к королю. Кто-нибудь из этих мужчин нравится тебе больше Мерека? Назови его имя, и я учту твой выбор. Если ты никого не предпочитаешь Мереку, вам лучше пожениться завтра. Барон попытается выдать тебя за человека, имеющего большое влияние при дворе. Когда свадьба состоится, закон будет на вашей стороне.

Предпочесть другого? Ни за что! Эдварда Честера, который пихал ее в закутки и пытался сосать мочку уха? Уильям Хэмпстед, правда, не слишком противен. Если бы не его слова, что жена должна во всем подчиняться его матери. Эта отвратительная особа ее за день со свету живет! Нетта с отвращением вспомнила о Чарлзе и потерла нос. Его гнилые зубы заставляли ее задерживать дыхание всякий раз, когда он открывал рот. Остальные тоже не подходят. Все они считают ее лишь движимым имуществом.

Никто из них не позволил бы ей иметь лук и стрелы. В этом Нетта была уверена. Она не могла назвать ни одного мужчину, который стал бы учить ее владеть мечом. За исключением Мерека. Никто не подарил бы ей котенка и птенца, чтобы она заботилась о них.

Нетта глубоко вздохнула. Никогда прежде не испытывала она странного щемящего чувства, которое наполняло ее, когда Мерек оказывался рядом. А когда любой из претендентов на нее касался ее руки, никакого жара внутри она не чувствовала. Были и другие, более любопытные ощущения. Стоило ей взглянуть на Мерека, как ее тело в определенных местах начинало покалывать и пульсировать.

Нетта снова вздохнула. Все еще погруженная в размышления, она встала и вышла из комнаты.

Мерек ее. Она хочет принадлежать ему.

Глава 20

– Поторапливайся, Нетта. Уже поздно. Солнце уже высоко, – разбудила подругу Элиза на следующее утро.

Крепко зажмурившись, Нетта попыталась спрятаться под одеялом. Какое наваждение одурманило ее мозг, заставляя желать Мерека в качестве мужа? Святые угодники, помогите! Сегодня она должна выйти за него. Девушку охватила паника. Нетту замутило, будто она качалась на высоких волнах, бьющихся о скалы.

Элиза металась по комнате, служанка Бран семенила следом, чтобы надеть на нее сорочку. Меган, сидя на кровати, смеялась над обеими.

– Ты хочешь сначала поесть или примешь ванну? Меган приказала нагреть воду, а Бран принесла еду, так что нам не нужно спускаться в зал. Можешь забрать и мою порцию. Я слишком взволнована, чтобы есть. А тебе нужно как следует подкрепиться.

Элиза остановилась. Бран, улучив момент, надела на нее тунику.

– Бран сказала, что ты должна плотно поесть, чтобы набраться сил, потому что ночь с мужчиной очень выматывает. Почему? – Она выжидательно смотрела на служанку.

Бран усмехнулась, но оставила свои доводы при себе. Элиза, сосредоточенно сдвинув брови, сделала собственные выводы:

– Конечно! Это потому что они храпят и ворочаются в кровати. Именно поэтому Бран такая неуклюжая сегодня утром. Она сказала, что ее муж ночью не дал ей отдыха.

– Не думаю, что причина в том, что он ворочался. Что скажешь, Бран? – со смехом проговорила Меган.

– Он никогда не ворочается. По крайней мере недолго. Он скорее напористый. – Бран, закатив глаза, вздохнула.

Нетта, посмотрев на Элизу, пожала плечами. О чем они говорят? Возможно, еда успокоит странное ощущение в животе. Плохое решение. Тьфу! Круто сваренная овсянка липла к зубам, словно поднимающаяся опара к стенкам квашни.

– Ты должна поесть, Нетта, иначе тот медведь, что живет у тебя в животе, так зарычит, что ты перепугаешь отца Мэтью, когда будешь произносить клятву. – Меган, хихикнув, вручила ей горячую булочку, намазанную медом, и кружку молока.

Никогда Нетта не тратила столько времени, чтобы съесть такую малость. Она не могла проглотить ни кусочка, не запив добрым глотком молока. Несколько раз откусив, она отложила булочку на льняную салфетку.

– Так дело не пойдет. Ешь, иначе в обморок упадешь, увидев внизу своего красавчика мужа, – подняв бровь, настаивала Меган.

Брайанна с прелестной улыбкой скользнула в комнату.

– Нетта, я никогда не видела Мерека таким неприкаянным. Сомневаюсь, что он ночью глаза сомкнул. В предрассветный час Дамрон услышал звон мечей на тренировочной площадке. Он нашел там Мерека и Блэддина, рубившихся друг с другом и довольно ворчащих, как две собаки у плошки, полной костей. – Расправив лежавшее на постели свадебное платье Нетты, Брайанна улыбнулась ей. – Он захочет рано удалиться сегодня вечером и хорошенько выспаться.

Нетте эта идея понравилась. Она втайне надеялась, что после свадебного торжества Мерек утомится и поспешит в постель. Если немного повезет, он уснет раньше, чем она присоединится к нему. Нетта вздохнула с облегчением и направилась к приготовленной для нее лохани для купания.

Этажом ниже напротив камина стояли две огромных деревянных бадьи, в каждой сидел мужчина. От стоящих рядом ведер с водой поднимался пар. На грубом сосновом столе лежали полотенца, достаточно большие, чтобы завернуться в них. У стены проходил длинный желоб, выходящий в узкое отверстие, через которое вода стекала в крепостной ров.

Мерек посмотрел на потолок, и его губы изогнулись в улыбке.

Дамрон бросил кусок мыла, попав брату в плечо.

– Перестань прислушиваться, жених! Позволь девушке в день свадьбы держать свои мысли при себе.


Мерек ждал в зале с отцом Мэтью и Дамроном, Думы его были тревожны, он всерьез опасался, что Нетта переменит решение относительно бракосочетания с ним. Он не мог этого ей позволить. Не только из-за того, что она принесет ему Кар-Колдуэлл с его землями и богатством, о которых он, незаконнорожденный, и мечтать не смел. Куда важнее иное сокровище. Сама Нетта. Он наблюдал, как она спускается по гранитной лестнице, сжимая руку Блэддина.

О такой красавице невесте мечтал бы любой мужчина. Когда Мерек смотрел на нее, его тело отвечало столь мощно, будто у него долгие годы не было женщины. Он обуздал свои мысли, поскольку не хотел, чтобы Нетта выбежала из комнаты, заметив, как сильно возбуждает его. Голубоватая блуза и фиолетовая туника в цвет глаз Нетты скрывали изящные изгибы ее тела. Вокруг квадратного выреза вышиты кельтские драконы. Пышные рукава у локтей расшиты серебром, серебряный пояс филигранной работы обвивал ее стройную талию. Перевитые друг с другом синие и фиолетовые ленты охватывали лоб и змеились по спине с каскадом черных локонов.

Мерека так и подмывало запустить пальцы в шелковистые кудри, падающие ниже талии, пройтись губами по стройной шее. Встретившись глазами с женихом, Нетта вспыхнула и вскинула голову.

Нетта очень нравилась ему. Не из-за внешности – над ней человек не властен, он с ней рождается. Мереку нравилась храбрость Нетты. Дрожа всем телом, она смело выдержала его взгляд.

Он понимал, что она боится его, и не позволял себе слышать ее мысли.

Он не хотел знать, что не мил ей.

Нетте показалось, что Мерек выглядел крупнее и внушительнее, чем накануне. Святая Моника! Он вырос? Или это потому, что он стоит неподвижно, глядя на нее? Шагая по ступеням, Нетта присматривалась к будущему мужу.

Он заплел волосы у висков. Глаза сейчас светло-зеленые, как море в спокойный день. На нем кремовая рубашка, через плечо перекинут красивый плед с черно-зелено-синим узором.

Гравированная пряжка украшала его спорран – кожаную сумку, отделанную мехом. Что за узор на ней? Нетта вспыхнула – а вдруг Мерек подумал, что она уставилась не на сумку? У пояса Мерека такой красивый меч с украшенной драгоценными камнями рукоятью! На ногах длинные белые чулки, черные подвязки подхватывают их под коленями. На ногах черные кожаные башмаки.

– Меч, которым ты восхищаешься, когда-то принадлежал его валлийскому прапрадеду Граффиду, – тихо пояснил Блэддин. – К отцу Мерека, Доналду, меч попал на поле битвы. Еще до того, как Доналд встретил Эниду, мать Мерека.

Когда Нетта остановилась перед суженым, тот окинул ее пристальным взглядом, хмуря брови. Избегая смотреть Блэкторну в глаза, она рассматривала его высокие скулы и нос. Синяки на лице Мерека немного поблекли. Мельком глянув на его полный чувственный рот, Нетта решила, что он красив хищной, волчьей красотой.

– Идем, священник ждет, – мягко сказал Мерек. Он улыбнулся и подал ей левую руку ладонью вверх.

Сглотнув, Нетта позволила Блэддину вложить ее руку в ладонь Мерека. Ее кисть спряталась там, как маленькая дрожащая птичка в гнезде.

Во время церемонии Мерек мягко сжимал ее пальцы, напоминая, когда надо отвечать и произносить клятвы. Он был готов к решительным действиям, если Нетта станет сопротивляться, поскольку только он может защитить ее. Любой мужчина, навязанный ей отцом, не станет нежничать и быстро погубит ее душу.

– Mo fear bean, моя маленькая жена, – прошептал он.

– Значит, мы женаты? Все свершилось?

– Да, женаты. Но пока не настанет завтрашнее утро, дело не закончится.

Не оставляя Нетте времени, чтобы опомниться, Мерек коснулся поцелуем ее губ. Он думал только о легком поцелуе, не забывая о своих ссадинах, но не мог оторваться от ее сладости. Обняв, он прижал Нетту к себе. Он играл с ее ртом и, втянув между зубами ее нижнюю губу, посасывал ее, все больше распаляя свое желание. Низкий звук вырвался у него, когда он отпустил Нетту.

Он хотел бы всю ее попробовать на вкус!

Какое у него красивое лицо! Влажные губы такие приятные на вкус! Щеки Нетты загорелись, ей хотелось, чтобы Мерек снова поцеловал ее. А ее рот, похоже, опух. Это заметно? Ну конечно, заметно. Они ведь стоят в большом зале? Мерек отпустил невесту, и у нее подогнулись колени. Нетта была благодарна, что он, обняв ее за плечи, прижал к себе.

– Не сломай ей кости, брат, – предостерег Дамрон, затем поцеловал Нетту в лоб. – Добро пожаловать, сестричка.

– Ха, ты считаешь, что это приветственный поцелуй? – Коннор отпихнул лэрда в сторону, взял Нетту за пылающие щеки и крепко поцеловал в губы.

И тут же громко охнул – Мерек наступил ему на ногу.

В ту же секунду изящная ножка пнула его по лодыжке, и Коннор округлил глаза от удивления и неожиданности. Оглянувшись, он увидел хмуро смотревшую на него Элизу.

– В чем дело, Мышка?

– Так чужую невесту не целуют, – строго сказала та.

– Да? А я и не знал, что невесту целуют как-то по-особенному. Ты мне покажешь, как правильно? Я не хочу снова опозориться. – Коннор сгреб Элизу в охапку и начал наклоняться к ней.

Элиза оттолкнула его.

– Что за отвратительный тип! Не лезьте со своими противными губами.

Нетта, от души рассмеявшись, расслабилась. В зале собрались все обитатели замка Блэкторн. Один задругам рыцари и воины подходили с поздравлениями.

Мужчины помоложе, которые еще недавно надеялись заполучить ее руку, пользовались последней и единственной возможностью поцеловать молодую в губы. Когда они отошли, заговорил Мерек:

– На рассвете. На дальней площадке, после завтрака. Хватит! – С каждым словом он становился суровее.

– Оно того стоило, – объявил один мужчина.

– Могу я получить еще и встретиться с тобой дважды? – предложил другой.

– Почему ты просишь их встретиться с тобой, муж?

– Поскольку они сегодня не работают, то должны вдвое больше тренироваться на следующий день.

– Ха! Он говорит неправду, Нетта. Он заставит их заплатить за то, что они всю тебя облобызали. – Меган, усмехнувшись, обняла подругу.

– Заплатить? Ты ведь не станешь наказывать их, Мерек? – Нетта, нахмурившись, смотрела на новоиспеченного мужа.

– Наказывать? Я об этом и не мечтаю. Но уверен, что некоторые носы поменяют форму!

Ничего не поняв, Нетта начала было спрашивать Меган, но вперед выступил Эрик. Он поцеловал ей руку. Заметив, как он подмигнул Мереку, Нетта решила, что Эрик не хочет иметь дело с ее мужем на рассвете.

На пальце ее теперь красовалось тяжелое кольцо. Когда Мерек его надел? Взглянув вниз, Нетта увидела широкий серебряный ободок. Мастер выгравировал по кругу сердца, связанные любовными узами. В центре самого большого сердца искрился камень цвета морской волны.

– Спасибо за красивый подарок, Мерек, – застенчиво прошептала она.

– Пожалуйста. Это mo cridhe, свадебное кольцо «мое сердце». По традиции в центре сердца вставляют драгоценный камень цвета глаз мужа. Другие сердца символизируют детей, которые родятся.

– Занимайте места, садитесь, чтобы мы могли отпраздновать удачу моего брата, – загремел из центра зала Дамрон.

Нетта вздохнула с облегчением. Слуги накрыли столы красивыми белыми скатертями, главный стол ломился от серебряных подносов, чаш с искусно выгравированными на них волками и оленями, лежали деревянные ложки. Она заморгала, увидев размер кубков с вином. Сколько же тостов они с Мереком должны провозгласить?

Не успевала закончиться одна заздравная речь, как уже произносили вторую.

Возможно, это к лучшему. Если каждый раз ее муж будет отпивать по хорошему глотку, то заснет, как только ляжет в постель. Дело затянулось, и Нетта немного успокоилась, но старательно скрывала от Мерека свои опасения.

Слуги внесли блюда, украшенные фиалками, бутонами роз и ноготками. От аромата свинины, запеченной с грибами, говядины, оленины, телятины и устриц с миндалем и имбирем у Нетты слюнки потекли. Рядом с мясом стояли миски со свеклой, репой, салатом и дикой морковью в меду – Брайанна настояла, чтобы за каждой трапезой ели овощи. На деревянных досках лежал ароматный хлеб.

Всякий раз, когда Мерек предлагал Нетте вино, она смотрела на его руки. К тому времени, когда подали пудинг и пироги, она чувствовала, что тает как масло. Такое впечатление, что у нее костей не осталось.

Требовались большие усилия, чтобы держать спину прямо.

Гораздо позже, когда жонглеры, мимы, акробаты и менестрели закончили развлекать гостей, Ангус, главный игрок на волынке, объявил соревнование на самого ловкого танцора на мечах. Воины с нетерпением бросали мечи в центр комнаты, пока пола совсем не стало видно.

– Боже милостивый! Нетта, они сумасшедшие, – вскочила со своего места Элиза. – Они столько выпили, что едва идти могут, и все-таки хотят танцевать вокруг острых мечей? Да тут все кровью будет залито. Вот увидишь. – Элиза закивала так быстро, что удивительно, как она сама удержалась на месте.

Не успели слова слететь с ее губ, как Коннор, обогнув стол, присоединился к смеющимся мужчинам. Дамрон и Мерек отказались от забавы. Нетта поняла, что они самые ловкие и своим участием лишат остальных всяких шансов. Она решила, что это очень тактичное решение.

И разумное. Не успели волынщики ускорить темп, а несколько мужчин, хромая, уже вышли из игры. Нетте танец показался очень интересным. Музыка становилась живее, танцоры двигались в такт мелодии, высоко вскидывая колени.

Пледы тоже взлетали вверх.

– Можно мне еще вина, муж? Тут очень жарко. – Нетта обмахивала пылающее лицо, избегая смотреть на танцующих.

Скосив глаза, Нетта увидела, что Элиза, прикрыв глаза ладонью, смотрит на танцоров, и усмехнулась. Мерек поднес чашу к ее губам. В чаше оказалась холодная колодезная вода! Нетта удивленно посмотрела на него.

– Ты же не хочешь, чтобы в брачную ночь тебе было нехорошо, сердце мое? – Мерек коснулся губами нежной кожи за ее ухом.

– Нет. – Почему ее голос похож на мышиный писк?

– Нет? Что «нет», жена? – Его теплые губы скользнули по ее шее, он поцеловал ямку у ключицы.

– Конечно, я не хочу себя чувствовать больной.

Музыка кончилась, победителями вышли Коннор и Эрик. Странный маленький человек подошел к столу с ярко раскрашенным кувшином и заговорил на гэльском языке. Почему все оживились и слышатся веселые возгласы?

– Дугал принес в подарок свадебный мед, – объяснил Мерек. – Мы две недели будем пить его каждую ночь, и не пройдет и года, как у нас родится сын.

Глаза Нетта расширились при упоминании о сыне.

– Боже мой, я совсем забыла о детях!

– Ты не хочешь детей, жена?

Хотя голос Мерека был мягким, Нетта расслышала в нем беспокойство. Как она могла сказать, что, по ее мнению, ребенок – единственная причина прочности их только что заключенного брака? Она всегда любила малышей. Теперь у них будет свой. Мерек улыбнулся, глядя в ее сонные глаза.

– Может, ты теперь поищешь свою кровать, муж? – Нетта надеялась, что Мерек так и сделает. Иначе они останутся здесь, пока у него глаза слипаться не начнут.

– Да, день был долгий. – Веки Мерека опустились, зевнув, он прикрыл рот.

Почему Коннор ухмыляется? Мерек сурово глянул на него из-под полуопущенных век. Когда Блэкторн снова зевнул, Коннор, поперхнувшись, закрыл рот рукой.

Обеспокоенная, Элиза похлопала его по спине. По крайней мере Нетте показалось, что это была Элиза. В глазах у нее двоилось. Она терла их и моргала, пока взгляд более или менее не сфокусировался.

– Тогда пора в кровать. Мерек, задержись на минуточку. – Меган взяла Нетту за локоть. Брайанна улыбнулась и встала, Элиза вскочила со скамьи, чтобы следовать за ними.

Нетта вежливо благодарила Дамрона, леди Филлипу, лорда Дугласа, Брайанну, Элизу, Коннора, Меган, вдов и даже оруженосцев. Не пропустила ли она кого-нибудь? Нахмурившись, Линетт искала взглядом Маркуса и Эрика. Меган тащила ее вперед.

– Ты думаешь зевать по сторонам и бездельничать весь вечер напролет? – Меган окончательно развеселилась, удостоверившись, что Нетта не споткнулась на первой же ступеньке.

– Нет. Я намерена дождаться, когда Мерек заснет.

Шепот Нетты больше походил на тихий стон. Когда она услышала смех, это удивило ее.

– Они пьяны, – сказала она. Смех усилился, и Нетта, вытянув шею, оглянулась в поисках зачинщика. – Честное слово, шотландцы такие странные!

Достигнув третьего этажа, женщины миновали спальню Меган.

– Вы забыли, где я сплю?

– Ты больше не будешь спать с нами. Мерек занял комнату рядом с лэрдом. Бран перенесла туда твои вещи и будет прислуживать тебе, – пояснила Меган.

Нетта резко остановилась. Хорошо, что она сохраняла присутствие духа.

– Мерек твой муж, милая. Теперь ты будешь делить комнату с ним, – обняла Нетту Брайанна. – Он согреет тебя холодными шотландскими ночами.

Что за идея?! Нетта, пожалуй, предпочла бы померзнуть, но ее ноги двинулись сами собой. Не успев ничего возразить, она очутилась в своей новой спальне.

Камин слева от двери наполнял помещение теплом. Нетта поспешила к огню по толстому меховому ковру. Осматривая комнату, она наслаждалась уютом. У камина стояли два кресла. Справа от дверного проема – массивный сундук, над ним на стене висит боевой меч. Это что же – когда кто-то стучится в дверь, Мерек встречает гостя оружием?

Гобелен, изображающий замок на вершине высокого холма, закрывал большую часть противоположной стены. Кто-то поставил там сундук с ее одеждой. Свечи освещали огромную кровать с занавесками травянисто-зеленого цвета. Закрытые ставни окон по обеим сторонам кровати не впускали зябкий ночной воздух.

Нетте стало холодно, и она осознала, что на ней почти нет одежды. Когда с нее сняли свадебный наряд? Ах да, Брайанна попросила ее поднять на минуту руки. Туника исчезла, ее сменила белая полотняная ночная рубашка. Пока Элиза расчесывала ей волосы, Нетта сидела в обитом гобеленом кресле. Шум за дверью заставил ее вскочить.

– Прекрасная Нетта, твой муж жаждет твоего общества, – крикнул Коннор, потом рывком открыл дверь. Он и Дамрон проводили Мерека в комнату. За ними с глупыми ухмылками протиснулись Эрик и Маркус.

Оглядев свою прелестную жену, освещенную ярким огнем, Мерек грозно посмотрел на мужчин. Те в ответ усмехнулись. Пока он ставил свадебный мед на маленький ночной столик, где уже стоял поднос с двумя серебряными кубками, Эрик незаметно подмигнул Нетте.

– Идем, мы отвлекаем их от супружеских удовольствий. Не забудь сделать что полагается. – Дамрон кивнул на нож, заткнутый за пояс Мерека.

– Пора, уже становится поздно. – Брайанна поцеловала Нетту в щеку и прошептала: – Не бойся, милая. Мерек тебя всему научит. – Удостоверившись, что все вышли, Брайанна удалилась.

От взгляда Мерека Нетту обдало жаром. Она сглотнула ком в горле. Что делать с руками? Прикрыть грудь, решила она. Лиф открыт очень низко – грудь видна над вырезом. Это неприлично.

Глава 21

Господи! Как он хотел Нетту! Мягкий свет от камина подчеркивал ее красивое тело. Хотя она стыдливо загородила грудь, нежные холмики просвечивали сквозь тонкую ткань, розовые соски манили. Мерек потворствовал своим чувствам, позволив взгляду бродить по ней. Не надо было этого делать. Округлые бедра Линетт и черные завитки между ними вызывали такое желание коснуться ее, что Мерек едва сдерживался.

Сердце гнало кровь к паху, мужское естество отяжелело и налилось. Мерек хотел, чтобы оно повиновалось ему. Он напрасно мучает себя, если думает, что может овладеть своей невестой этой ночью. Наивный взгляд Нетты метнулся от его лица к рукам. Когда они займутся любовью, он хотел, чтобы она была нежной и полной желания, а не скованной и испуганной.

– Ты прекраснее солнца, искрящегося в каплях росы, любимая.

Нетту комплимент не обрадовал, казалось, она еще больше встревожилась. Мереку было приятно, что она не придает значения своей красоте. Он подошел к своему сундуку, отвязал меч и положил его вместе с поясом на крышку. Когда он снова повернулся к Нетте, она, настороженно глядя на него, шагнула назад.

– Знаешь, дед считает, что ты очень похожа на Брайанну, такая же храбрая. Я сам не видел, как Дамрон привез ее в Блэкторн. Я был тогда в Нортамберленде, следил за восстановлением замка Стоункрест, ее родового дома. – Мерек развязал ворот рубашки, открыв мощную бронзовую шею. – У тебя с Брайанной много общего. Она жила в аббатстве Святой Анны со своей сестрой Аланой. Когда она узнала, что Дамрон едет за ней, она тоже сбежала в замок Ридли. – Он пожал плечами и улыбнулся. – Нам, мужчинам клана Морганов, в этом не везет, мы сначала женимся, а потом ухаживаем. – Мерек сел на край кровати, чтобы снять башмаки.

Нетта, наморщив лоб, разглядывала Мерека. Он больше не выглядел сонным. Вид у него голодный. Нужно его накормить и налить вина. Она беспрестанно моргала и не могла подавить зевоту. Почему это он так оживился? Протрезвел? А если она уговорит его выпить, он опьянеет снова? Нетта хихикнула. Неверное слово! Наверняка есть более подходящее.

Мерек снял чулки. Святые угодники! Какие у него красивые ноги! Сильные, выпуклые, покрытые золотистыми волосками. Завитки на вид мягкие. Нетта решила обойти подальше вытянутые ноги Мерека, но ее так и тянуло подойти поближе и задеть их. Она вовремя остановила себя. Если она коснется его, он может подумать, что она кое-чего хочет… Нет, так вести себя нельзя.

Мерек встал, отстегнул большую пряжку, скреплявшую плед, и потянул рубашку. Наблюдая, как его голова исчезает под ней, Нетта метнулась мимо, чтобы захватить с блюда пару ломтей мягкого сыра. Если предложить Мереку закусить, выпить вина, он заснет прежде, чем снимет плед.

– У вас голодный вид, милорд.

Нетта бросила Мереку один кусок, но не рассчитала расстояние. И увидела желтое пятно на его груди. Как интересно! Мускулы на левой стороне его широкой груди напряглись и подскочили вверх. Это от ран? Заморгав, она перевела взгляд вправо, Правду сказать, мышцы там двигались так же. Теплые пальцы Мерека сомкнулась на запястье Нетты, прервав осмотр. Замерев, она смотрела, как он поднял ее руку и откусил сыр. Ее взгляд метнулся к его лицу – в уголках его глаз появились лучики. Линетт с опаской посмотрела вниз и, сунув сыр в руку Мерека, отпрянула.

– Как человек может смеяться в такой ситуации? – пробормотала она, разыскивая вино.

Но его не было. Только свадебный мед. Он должен подействовать! Нетта наполовину наполнила кубок, на мгновение задумалась, потом долила доверху. Подняв кубок двумя руками, она повернулась к мужу. Мерек исчез. Что это значит? Куда он делся? Только что был около кровати!

– Я здесь, Нетта.

От его бархатистого баритона у нее по спине пробежал холодок. Нетта нашла Мерека сидящим в кресле у камина. Глубоко вздохнув, она осторожно двинулась вперед. Какой пол скверный! Доски неровные, да еще и прогибаются.

Глядя, как Нетта, нахмурившись, шагает к нему, Мерек подавил усмешку. Сжалившись над ней, он поднялся, чтобы спасти до краев налитый мед. Не успела Нетта воспротивиться, как Мерек, поставив кубок рядом с креслом, поднял ее на руки, снова сел и устроил ее у себя на коленях.

– Думаю, так удовольствия от питья будет больше.

Придерживая ее ноги правой рукой, Мерек левой гладил ее напряженную спину. Вскоре ее мышцы расслабились. Подняв кубок, он притворился, что сделал большой лоток, потом поднес напиток Нетте. Недоверчиво поглядывая на Мерека, она отпила немного.

– Не бойся, маленькая жена. Прежде чем пойти в постель, мы будем наслаждаться медом и теплом очага.

Ее тело напряглось, когда он упомянул о постели. Нетта, покосившись на кубок, подняла на Мерека недовольный взгляд, потом снова многозначительно указала глазами на питье.

Мерек наклонился к ней.

– Ты полагаешь, мы должны побольше оставить на потом?

Нетта в тревоге чуть не спрыгнула с его колен.

– Нет. Мы должны выпить это теперь, милорд. – Схватившись за кубок, она уговаривала мужа допить чудодейственное питье и наклонила сосуд так, что мед плеснул тому на подбородок.

Мерек осторожно отвел ее руку, чтобы не облиться сильнее.

Как зачарованная смотрела Нетта на золотистую струйку, медленно ползущую к ямке у основания шеи Мерека. Когда мед потек дальше, глаза ее расширились. Она следила, как струйка разделилась на тоненькие ручейки и потекла по груди Мерека.

– Какой вы неуклюжий! Как моя сестра Присси – она тоже все проливает. – Схватив край пледа, обернутого вокруг талии Мерека, Нетта вытерла липкую жидкость с его лица и шеи, стараясь не задевать незаживших ран.

Усилием воли Мерек сохранял спокойствие. Когда Нетта вытирала ему щеки, раздался скрипучий звук. Подавшись вперед, Нетта озадаченно уставилась на подбородок Мерека и потерла его пальцем. Почувствовав щетину, она довольно улыбнулась, словно раскрыла огромную тайну. Должно быть, от этого ее охватила жажда, и она повернула голову к чаше с медом.

– Я бы сейчас выпила глоток, Мерек.

Глоток оказался большим. Мерек позволил ей только один.

Осмелев, Нетта отчищала пролившийся мед и размазавшийся сыр. Отстранившись, она осмотрела дело рук своих и нахмурилась, увидев, что волосы на груди Мерека прилипли к коже. Отпустив край пледа, она принялась расчесывать их пальцами.

– Не надо так жадничать, муж мой.

Нетта внезапно икнула и, смутившись, искоса посмотрела на Мерека, будто непристойный звук вырвался у него. Блэкторн едва смог сдержать улыбку.

– Спасибо за наставление, любимая. Мы меньше дня женаты, а ты уже упорно трудишься над улучшением моих манер. – Он поставил кубок на пол и прижал ее к своей груди. Нетту, казалось, его похвала обрадовала.

Он чуть повернул ее подбородок, его губы касались ее шеи, руки были нежными. Что за сладкая мука касаться ее бархатистой кожи! Запах роз и вереска дразнил Мерека, он не мог сопротивляться стремлению осыпать жену поцелуями.

Кончик его языка скользнул вверх по ее шее. Его ладони согревали ее озябшие маленькие руки. Не успела Нетта опомниться, как Мерек припал к ее рту. Он целовал ее, играя ее губами, пока она не начала отвечать ему. Он чуть отстранился, и ее губы последовали за ним, опьяняя его. Подняв голову, Мерек улыбнулся любимой:

– Думаешь, теперь мы можем лечь, жена? Я очень устал, но не хочу разочаровать тебя сегодня ночью.

Запрокинув голову, Мерек прикрыл рот и зевнул. Его рука обвилась вокруг ее талии, чтобы Нетта не сползла на пол. Его нежная супруга засыпает сидя, как и он.

– Я тоже очень устала, муж. И прямо глаза слипаются, спать хочу. Но я при этом никогда не разочаровываюсь.

Нетта, казалось, не заметила, как Мерек понес ее к постели. Она была слишком занята, лаская его грудь. Прижимая ее к себе одной рукой, другой он сбросил на пол покрывало и одеяло, затем ловко раздел Нетту и положил на кровать прежде, чем она сумела возразить. Мерек быстро натянул простыню ей до подбородка и подоткнул с боков.

Погасив свечи, Блэкторн повернулся к Линетт спиной, чтобы раздеться. Потом лег на спину рядом с женой. Прошло некоторое время, прежде чем он повернулся к ней лицом. Глаза Нетты были открыты – она наблюдала за ним.

– Отдыхай, маленькая моя.

Он погладил ее по волосам и поцеловал в лоб. Нетта начала дрожать от холода. Мерек подавил улыбку. Ему следовало стыдиться, что он сбросил теплые одеяла на пол, но почему-то ничего подобного не испытывал.

– Иди сюда. Согрейся моим теплом, – пробормотал Мерек.

Он придвинулся к Линетт и, перевернув ее, прижал спиной к своему горячему телу. Стиснув зубы, он призывал свое буйствующее мужское естество к повиновению.

Нетта попробовала отстраниться, но Мерек притянул ее ближе. Он не мог подавить стон, вырвавшийся из его горла от сладкой муки.

– Значит, мы… – Линетт никак не могла подобрать нужное слово, – толкаемся, милорд? – Ее шепот был едва слышен.

– Да, любимая.

Мерек мог вообразить, как округлились глаза Нетты, когда его горячее копье дотронулось до ее кожи. Он двигал бедрами у ее мягких ягодиц, пока его дыхание не стало хриплым. Скрипнув зубами, Мерек продолжал осторожно прикасаться к ней. Ненормальный он, что ли, если так себя мучает? Наконец, шумно выдохнув, замер. Нетта вознаградила его усилия сочувственным вздохом.

– Я сожалею, что тебе больно, муж. Меган говорит, что со временем это пройдет, – прошептала Нетта. Когда Мерек сдавленно фыркнул, она осторожно погладила его бедро, успокаивающе приговаривая что-то.

Его милая глупенькая женушка через несколько секунд заснула. Мерек подсунул ей под голову свою подушку и встал с кровати. Взяв нож, он сделал что необходимо. Удовлетворенный результатом, Мерек подошел к угловому столику, на котором стоял таз и кувшин воды. Вернувшись к кровати, он поднял с пола одеяла, лег позади Нетты и прижал жену к себе.

Порывисто вздохнув, она взяла его руку и спрятала ее у себя на груди.


Коннор поймал запястье Элизы.

– Идем, милая. Ты же слышала, Мерек сказал, Нетте нужно поспать, чтобы оправиться после прошлой ночи. Если ты немедленно не пойдешь, я тебя накажу. – Голос Коннора был строг.

– Я не стану вас слушать! Вы мне не муж, – с вызовом бросила Элиза и промчалась по комнате.

– Пока не муж, Элиза, но скоро им буду. Ты должна учиться повиноваться мне.

Нетта быстро села в постели. И тут же пожалела об этом. Голова, похоже, весит втрое больше, чем может выдержать шея. И маленькие эльфы стучат по ней крошечными молоточками. Сжав виски, она зажмурилась.

Боль немного утихла, и Нетта, открыв глаза, увидела Коннора. Почему у него такой ошарашенный вид? Проследив за его взглядом, она схватила простыню и натянула ее до шеи. Несмотря на то что она теперь замужняя женщина, Нетта покраснела.

– Черт побери, брат, – выругалась Меган, войдя в комнату. – Не стоит беспокоить Нетту своим препирательством с Элизой. – Толкнув Коннора в грудь, Меган выпихнула его из комнаты. Он рассмеялся и ушел.

Появилась Брайанна, следом за ней внесли бадью и горячую воду. Приготовив ванну, слуги ушли.

– Ну, Нетта, нужно хорошенько вымыться, и ты почувствуешь себя гораздо лучше. – Брайанна положила одежду рядом с Неттой и ласково улыбнулась.

Подойдя к бадье, Нетта оглянулась на постель. И озадаченно уставилась на простыню. Брайанна загородила бадью ширмой и открыла дверь.

Вошедшие Мерек, Блэддин, Дамрон и отец Мэтью наблюдали, как Брайанна сдернула с кровати простыни. Увидев пятна крови, Элиза побелела. Кивнув на ширму, Блэддин вручил Меган чашу. Брайанна и мужчины тихо вышли, закрыв дверь.

– Как глава клана Морганов, я объявляю, что союз между Мереком Блэкторном и Линетт Уиклифф должным образом свершился. Что скажешь, Блэддин? – Голос лэрда звучал торжественно.

– Как покровитель леди Линетт, я считаю, что она будет Блэкторну верной женой. А вы, святой отец?

– Я удовлетворен, – усмехнулся отец Мэтью. – И приложу к их брачному контракту записку, что присутствовал при том, как с их брачного ложа снимали простыни. Свидетелей много, поэтому не стоит бояться, что кто-нибудь может оспорить этот брак.

При мысли, что его жена теперь защищена от барона Уиклиффа, Мерек улыбнулся.

Нетта немного пришла в себя. После того как она выпила снадобье Блэддина, в голове у нее перестало звенеть. Неужели у всех невест такие ужасные головные боли? Нетта вздохнула, весьма довольная собой. Теперь она была женщиной.

– Это было очень болезненно? – Шепот Элизы был таким тихим, что Нетта с трудом его расслышала.

– Я ничего такого не испытывала. Но это было болезненно для моего мужа. – Нетта произнесла последнее слово с гордостью обладания. – Он ужасно стонал. Ты видела пятна на простыне. Я хотела бы знать, полегчало ли ему сегодня, но не желаю смущать его расспросами. Полагаю, мужчины весьма чувствительны к таким разговорам.

Многозначительно кивнув, она старалась казаться умудренной. Услышав удушливый кашель Меган, Нетта взглянула на подругу. У той лицо покраснело, из глаз текли слезы. Что с ней случилось?

Нетта вопросительно подняла брови, но Меган только головой покачала, пытаясь отдышаться.

– Не спрашивай, – только и сказала она.

Голос Меган звучал сдавленно. Что она подразумевает под словами «не спрашивай»? Не спрашивать ее? Или Мерека? Нетта пожалела, что не может читать мысли. Читать мысли! У нее на миг пресеклось дыхание.

– Поверить не могу, что вчера вечером забыла об отвратительном даре Мерека.

– Мерек сделал тебе гадкий подарок? На твоем месте я бы его вернула. Невоспитанный тип! – покраснела от негодования Элиза. – Что на него нашло?

– Я имела в виду его дар слышать чужие мысли. – Нетта ошеломленно заморгала. – Как вы думаете, у меня в голове сегодня утром стучит, потому что он стащил мои мысли, пока я спала?

Смех Меган успокоил ее.

– Думаю, это от выпитого вчера вина. Мы с Мереком бок о бок всю жизнь прожили и никогда не имели ни малейших проблем от его дара. Только наша семья знает об этом. Кстати, он и так узнал мысли всех, кто накануне целовал тебя в губы. Сегодня на площадке для тренировок они об этом жалеют, будь уверена.

Не успела Нетта поинтересоваться почему, как служанка пригласила их к столу. Нетта была голодна. Накануне она была слишком взволнована и съела лишь несколько кусочков. Словно подтверждая это, у нее заурчало в животе.

– Я узнал о том, что ты проголодалась, не входя в комнату, женушка.

В дверях появился Мерек. Нетта покраснела, когда его теплый взгляд, пройдясь по ней, остановился на лице.

– Головная боль сильно тебя беспокоит? Блэддин уверил меня, что его снадобье поможет.

– Откуда ты знал, что я буду страдать от головной боли? Думаешь, это от того, что я мало ела? Меган сказала, я слишком много выпила. – Нетта смотрела на Мерека в надежде, что он опровергнет слова Меган. Ужасно неприятно считать себя пьяницей!

– Думаю, тебе нужно больше есть, жена. У тебя здоровый аппетит, но из-за вчерашней суматохи ты ела как птенчик. Это я слишком много выпил.

Нетта одарила его сияющей улыбкой. Иметь мужа, который заботится о тебе, восхитительно! Но когда она вспомнила о простынях, сердце ее упало. Как ужасны последствия их брачной ночи? С другой стороны, непохоже, что Мерек ходит с трудом. Нетта была уверена, что хорошо осведомлена о том, что происходит между мужчиной и женщиной. Но больше волноваться нет необходимости, поскольку она поняла, что это происходит только в первый раз. Но почему Мерек, далеко не юноша, так неопытен? И Маркус тоже?

Мерек издал странный звук. Бедный ее муж! Еще и кашель у него! Должно быть, заразился от Меган – прижал руку ко рту и буквально давится, как и она недавно. Надо попросить, чтобы Блэддин приготовил питье им обоим.

Когда они сели за стол в большом зале, Мерек обратился к ней с улыбкой:

– Сердце мое, я очень доволен. Пусть весь мир знает это. У меня для тебя есть подарок, который принято вручать жене наутро после свадьбы.

Он вытащил из кармана туники сложенный кусок синего шелка. Когда он положил ткань на стол, чтобы развернуть, Нетта смотрела на его руки. Бальзам, который Блэддин втер в раны Мерека, невероятно помог. Через день-другой никто даже не подумает, что Мерек побывал в ужасной схватке.

Внутри свертка оказалось чудесное украшение. Золотая цепочка с подвеской, тоже золотой. Это был грифон, мифическое животное с головой и крыльями орла и телом льва. Такой грифон красовался на боевом щите Мерека. Глаз зверя был из того же камня цвета морской волны, что и в обручальном кольце Нетты. Мерек порадовал ее двумя красивыми подарками. Сначала кольцо, а теперь подвеска. Она в жизни ничего подобного не получала. За какого щедрого человека она вышла замуж!

Она наклонилась к Мереку, чтобы он надел украшение, и когда его руки задели ее затылок, вздрогнула. Теплый кулон лег в ложбинку на груди. Зажав его в руке, Нетта взволнованно посмотрела на мужа.

– Я не заслуживаю такого роскошного подарка, милорд, – еле слышно прошептала она. – Отец всегда говорил, что никакой мужчина мне ничего не подарит, пока я не научусь быть такой же послушной, как мои сестры.

– Твой отец был не прав. Ты заслуживаешь множества подарков за свою храбрость. Я знаю, как непросто тебе было согласиться стать моей невестой. Всем должно быть известно, как я горжусь тобой!

Услышав его похвалу, Нетта просияла. Мерек взял ее лицо в свои ладони. Как ни странно, она не отпрянула. Он накрыл губами ее рот и провел языком по губам. Ласкал и дразнил, а потом его рука чуть нажала на подбородок, и ее губы приоткрылись. Какая сладость! Мед. И вкус самой Нетты.

Мерек продолжил бы целовать ее, но кто-то с шумом вбежал в зал. Один из рыцарей Макларена подошел к Мереку. Тот моментально повернулся к воину. Судя по его виду, дорога была нелегкой.

– Мерек, Макларен шлет срочное послание.

Слабым кивком он указал на Нетту. Дамрон предложил мужчине выйти. Мерек жестом велел ему следовать за ними. В комнате Дамрона посланец передал сообщение:

– Лэрд Макларен послал меня предупредить, что один из прежних женихов леди Линетт, молодой барон Мортейн, на пути к Блэкторну. Он едет со своим сюзереном бароном Карсуэллом и сорока воинами. Мой лэрд отказался пропустить такой отряд на свою территорию, разрешив проехать через свои земли только пятерым. Он велел передать вам, что задержит остальных. – Рыцарь отпил большой глоток эля из кружки, которую вручил ему Дамрон.

Мерек сжал кулаки.

– Для меня есть еще сообщения?

– Да. Ангус Макларен едет с ними. Он ведет их по самым высоким торам, чтобы замедлить продвижение. Он сказал, чтобы вы сделали дело быстро, до его прибытия.

– На сколько дней ты опередил их? – Голос Мерека был спокойным, взгляд твердым.

– Макларен задержал их на день. Из-за более длинного маршрута они доберутся позже дня на четыре.

Дамрон предложил посланцу вернуться в зал, чтобы поесть. Он останется в Блэкторне, пока не прибудет Макларен.


«Маленькая дрянь и за это ответит. Она пожалеет, что отвергла меня, когда я ею займусь».

Направившись к костру, который развели люди Макларена, Роджер Мортейн постарался придать спокойное выражение лицу. Он не привык ездить верхом по нескольку часов кряду. Бедра у него горели. А причинное место болело еще больше, и настроение у Роджера портилось с каждой секундой. Слишком крупное для его тела мужское достоинство всегда было предметом гордости Роджера, но постоянное неудобство во время верховой езды на пользу ему не шло.

Ничего, скоро бедра будут болеть у нее.

Мортейн нетерпеливо ждал, когда оруженосец развяжет тесемки его штанов. Сам он до такой низкой работы не опускался. Неуклюжие руки не успели достаточно быстро справиться с задачей, и моча потекла по ногам Роджера. Размахнувшись, он ударил оруженосца кулаком в челюсть.

Черт! Руку больно. Роджер потер костяшки пальцев, и холодная улыбка скривила его губы.

Нетта за это ответит.

Глава 22

– Скорее, Нетта! Но не позволяй никому следовать за тобой. Я должна у тебя кое-что спросить. – Элиза выскочила из зала.

По ее действиям было ясно, что она что-то задумала. Элиза стремглав бежала вперед, оглядываясь через каждые несколько шагов, и манила Нетту за собой. И только что не кричала: «Следуй за мной!» Подруга исчезла за углом. Нетта, проскочив мимо алькова, ахнула от неожиданности, когда чья-то рука дернула ее в темноту. Элиза взволнованно теребила тунику, но молчала.

– В чем дело? Почему мы здесь прячемся? – прошептала Нетта.

– Ты теперь замужняя и имеешь опыт, а мне нужно у тебя кое-что выяснить. Я не хотела спрашивать Меган. Мама говорила, что, когда придет время, она мне все расскажет, но ее здесь нет. Понимаешь? – сбивчиво протараторила Элиза и, округлив глаза, ждала.

– Что выяснить? – Нетта потерла замерзшие руки и наклонилась ближе.

– О Господи! Святая Агнесса! Я должна сказать это? – повысила голос Элиза. – Простыни! Боль действительно ужасная? Как это делать? Коннор грозится скоро показать мне.

Нетта, охнув, покачала головой:

– Никогда не оставайся с ним наедине. И не вставай перед ним на четвереньки. Я видела Маркуса в конюшне. Думаю, эта позиция должна больше всего травмировать мужчин. Маркус стонал гораздо громче, чем Мерек сегодня ночью.

– Значит, есть несколько способов сделать это?

– О да. – Нетте нравилось делиться знаниями и успокаивать подругу. – Мы оба лежали на боку. Мерек не поднимался и не толкался так яростно, как это выглядело у Маркуса. И его стоны не походили на болезненные. – Нахмурившись, она добавила: – Будь снисходительна к Коннору, когда он станет твоим мужем. Думаю, мужчины стыдятся, когда не могут сдержать крики.

– Нетта, любимая, ты здесь? – раздался поблизости голос Мерека.

Нетта прижала палец к губам, потом высунула голову в коридор.

– Ах вот ты где! Ты исчезла, я волновался за тебя. – Уголки губ Мерека слегка подергивались, он поднял ее руку и поцеловал ладонь. – Я подумал, не хочешь ли ты, случайно, попрактиковаться сегодня в стрельбе из лука? К несчастью, я не могу быть с тобой, но Меган займет мое место. Тебя это порадует?

Рядом с Мереком, широко улыбаясь, стояла Меган.

– Спасибо, милорд.

Нетта избегала взгляда мужа. Наверняка он подслушал, как она наставляла Элизу! Впрочем, может быть, и нет. Нетте не хотелось еще больше смущать его.

– Можешь надеть поверх туники старую рубашку Коннора, но не штаны. – Мерек наклонился к ней и длинным тонким пальцем поднял ее подбородок.

Нетта уставилась на Мерека. Чего он хочет? В поисках ответа она повернулась к Меган.

– Он хочет, чтобы ты поцеловала его, – подмигнула ей Меган.

Нетта поднялась на цыпочки и легко коснулась губами подбородка Мерека. Какой колючий! Да, ему один раз в день бриться мало! Она закрыла глаза и вдыхала аромат мяты, наслаждаясь волнением, которое вызывала его близость. На мгновение Нетта замерла, станет Мерек возражать, если она поцелует его в губы? И Линетт решилась. Мерек мягко ответил на поцелуй, его язык попытался проникнуть внутрь, но она сжала зубы. Обхватив ее голову, Мерек исступленно целовал супругу. Ощутив, что она чуть ли не падает, он отстранился.

– Спасибо, милая. По традиции саксонские жены целуют своих мужей-горцев при расставании. Разве ты не заметила, что Брайанна так делает?

Нетта подозрительно посмотрела на Мерека. Дамрон тоже целовал Брайанну. Ее муж смеется над ней? Не успела она это понять, как Мерек повернулся и ушел.


Меган была суровым наставником и не смилостивилась, пока Нетта не попала в цель пять раз подряд. Довольная успехами ученицы, Меган рассмеялась:

– Да у тебя природный талант к стрельбе из лука!

– У моей жены много талантов, – прозвучал чувственный баритон Мерека.

Жар заливал Нетту. Похвала Меган ободрила ее, слова Мерека были приятны. Она поклялась тренироваться вдвое усерднее, чтобы подтвердить его правоту. Нетта пристально смотрела в яркие изумрудные глаза мужа. О чем он думает?

Мерек подмигнул Нетте. У него всего несколько дней, чтобы сделать ее по-настоящему своей. Если узнают, что она все еще невинна, нельзя исключить возможность, что кто-нибудь добьется покровительства короля и оспорит брачный контракт. Вспоминая прошлую ночь, Мерек с трудом подавил улыбку. Если Дамрон или Коннор догадаются, что это был спектакль, то доконают его насмешками. Да он сам бы неделю назад счел ненормальным любого, предположившего, что его невеста наутро после венчания останется целомудренной. Теперь Мерек сочувствовал Дамрону, понимая, что тот вынес в первые месяцы женитьбы.

Возвратившись с купания, Мерек издали наблюдал за Неттой. Всякий раз, когда она натягивала тетиву, ее грудь, напрягаясь, проступала сквозь старую рубашку Коннора. Пристальный взгляд Мерека скользил по ее нежной шее к восхитительным выпуклостям, и, когда задержался там, бугорки сосков подняли ткань. Мерек облизнул губы. Он почти ощущал вкус ее сладкой плоти. Постоянное ожидание было едва выносимо. К счастью, на Мереке был только плед, а не бриджи, поскольку его мужское естество пульсировало от необузданной жажды. Вчерашняя ночь кончилась слишком быстро. Но может быть, завтра…

Группа воинов, промчавшаяся по подъемному мосту во двор замка, привлекла внимание Мерека. Дамрон утром поручил созвать клан на свадьбу Коннора и Элизы, которая состоится через четыре дня. Родные Элизы скоро прибудут. Нетта в разговорах с матерью подруги осторожничать не станет, и это лишь усиливало безотлагательность настоящей супружеской ночи.

Мерек в течение всего дня не видел Нетту, пока не зашел в комнату перед ужином. Ожидая найти жену отдыхающей, он откинул полог кровати. Пусто. Услышав плеск воды, Мерек обернулся и увидел, что Нетта, скрестив ноги, сидит в бадье и водит намыленной тканью по вытянутой руке. От этих движений ее грудь соблазнительно выступала из воды. Прислонившись к двери, Мерек наслаждался зрелищем.

Нетта собрала черные кудри на макушке, но несколько непокорных локонов падало на шею и щеки. Мерек изнывал от желания, но усилием воли сдержал себя и замер.

Нетта словно почуяла его присутствие. Повернувшись, она вскрикнула и попыталась выбраться из лохани.

– Нетта, посмотри на меня. – Просьба Мерека прозвучала как команда. – Я – твой муж. – Он сделал паузу. Нерешительность мелькнула в глазах Линетт. – Со мной ты в безопасности. – Мерек отчетливо произносил каждое слово.

Нетта заморгала, и ее паника постепенно утихала.

Мерек велел Бран оставить свою хозяйку на его попечение. Служанка сунула ему в руку большое полотенце и вышла.

– Я сказал лэрду, как ты порадовала меня успехами в стрельбе из лука. Брайанна пробовала научиться, но так и не сумела попасть в цель даже с близкого расстояния. Дамрон жалуется, что она дальше собственного носа не видит, – успокаивающим тоном проговорил Мерек и, улыбнувшись, направился к жене.

Стесняясь своей наготы, Нетта закрыла грудь руками. Когда Мерек подошел ближе, она быстро прикрыла бедра лоскутом ткани, спрятав от пристального взгляда супруга дразнящий треугольник.

– Иди, милая, ты замерзнешь. – Мерек высоко поднял большое полотенце, загородив свое лицо. Заплескалась вода, значит, Нетта встала.

– Я здесь, милорд, – застенчиво прозвучал ее мелодичный голос.

Закутав в полотенце, Мерек отнес Нетту в стоявшее у камина кресло и, сев, устроил жену на коленях.

Прижав ее к себе, он водил рукой по полотенцу, вытирая, и без умолку говорил:

– Родные Элизы прибывают через два дня. У нас будет еще одна свадьба. Как думаешь, прекратят они с Коннором бессмысленно придираться друг к другу, когда поженятся? – Мерек услышал, как сердце любимой замедлило неистовый стук.

– Да, они вечно не ладят. Но знаешь, я видела, как Элиза смотрит на Коннора, когда он разговаривает с другими женщинами. – Нетта доверительно наклонилась к Мереку. – И прямо-таки поедает взглядом этих женщин, пока они не отойдут. А когда Коннор обращается к Элизе, она хмурится и задирает нос. Ты согласен, что это странно?

– Да. – Мерек крепче обнял Нетту. – Я заметил, как он ревнует ее ко всем мужчинам. Если она беседует с Маркусом или еще с кем-либо, Коннор готов придушить их. Действительно странно!

Нетта уже давно согрелась, но Мерек не отпускал ее. Прижавшись к нему, она, сама того не сознавая, машинально играла волосами на его груди. Казалось, ее необычайно занимали завитки волос вокруг его сосков. Когда ее изящный палец прошелся вокруг, Мерека в пот бросило. Соски отвердели, кожа вокруг них сморщилась. Нетта, замерев, удивленно разглядывала их. Посмотрев на Мерека сквозь густые ресницы, она опустила руку на колени.

Сдвинув брови, Мерек притворился, что занят проблемами Коннора и Элизы.

– Я полагаю, они питают сильные взаимные чувства. – Нетта выжидательно посмотрела на мужа. – Правда ведь?

– Ты нашла разгадку, моя мудрая маленькая женушка. Как я раньше не догадался? – Наклонившись, он поцеловал ее в лоб.

– Мужчины не столь наблюдательны, как женщины, когда дело касается личных отношений. – Нетта улыбнулась и погладила его по щеке. – Мой отец никогда не сознавал, что его бездумные слова ранят.

Мерек обнял ее, скрывая гнев. Ему хотелось задушить барона Джорджа.

– Пойдем, а то опоздаем к столу. Тебе помочь одеться?

Нетта быстро покачала Головой, Мерек встал и, прижимая к себе, осторожно поставил ее на пол. Погладив ее ягодицы, он отвернулся, чтобы не смущать ее.

Подойдя к умывальнику, Мерек налил в таз горячей воды, намылил лицо и глянул в полированную металлическую пластину, висящую на стене. Он брился маленьким ножом с остро заточенным лезвием. Нетта размотала полотенце и подняла руки, чтобы надеть сорочку. Увидев ее отражение, Мерек порезал верхнюю губу. Это уже достаточно скверно, но когда его непокорное копье взметнулось от вида шелковистых завитков внизу ее живота, Мерек чуть себе горло не перерезал.

Позже, в тот же вечер, сидя у камина в большом зале, все слушали местного барда, повествующего о битвах старого лэрда. Когда он закончил историю ужасного набега, оставившего Дамрона и Мерека без отца, а Коннора и Меган – без обоих родителей, глаза Нетты наполнились слезами. Она не успокоилась, пока Дамрон не начал перечислять озорные выходки Брайанны и Меган, когда его жена впервые оказалась в Блэкторне.

Всякий раз, когда Элиза и Коннор ссорились, Нетта шепталась с Мереком. После того как Коннор прикусил ухо Элизы, Нетта захихикала, поскольку Элиза ущипнула будущего мужа.

– А ты бы ущипнула мужа за такой проступок? – Язык Мерека ласкал ухо Нетты. Горячо выдохнув, он увидел, как она вздрогнула. Зажав изящный лепесток мочки между губами, Мерек легко прикусил его и посасывал.

Нетта не собиралась щипать его.

Его губы двинулись по чувствительной коже за ухом и проложили дорожку поцелуев по шее. Мерёк застонал.

Веки Нетты взлетели. Она шевельнулась, чтобы посмотреть Мереку в лицо. Он не скрывал своего горячего желания и видел ее смущение и замешательство.

– Не тревожься из-за моих стонов. Это от удовольствия. Ты скоро научишься узнавать их.

– Значит, тебе не больно? Тебе хорошо?

– О да, милая. Очень хорошо.

Нетта вздохнула с облегчением. Какая у нее чуткая душа! Оказывается, его Нетта волновалась, что причиняет ему боль. Да, ему больно, но причина тому иная.

Когда женщины и супружеские пары начали покидать зал, Мерек оставался рядом с Неттой. Он помог ей подняться и обнял за плечи. Линетт не казалась испуганной. Пожелав всем добрых сновидений, она доверчиво последовала за ним.

Бран помогала Линетт приготовиться ко сну. Мерек, повернувшись к ним спиной, снимал меч и башмаки. Уложив Нетту, служанка вышла. Он погасил все свечи и раздевался в тусклом свете камина. Сняв длинную рубашку, Мерек свернул ее и положил на сундук. Нетта заговорила, и он понял, что она наблюдает за ним.

– Ты очень внимательный и аккуратный, Мерек. Отец бросал одежду на пол, даже когда она не нуждалась в стирке. Служанки говорили, что он специально топтал ее, чтобы добавить им работы. Как ты считаешь, это может быть?

– Очевидно, он хотел убедиться, что они исполняют свой долг. А каково твое мнение?

На самом деле Мерек думал, что Джордж Уиклифф отвратительный желчный тип.

Размышляя над его вопросом, Нетта умолкла на некоторое время.

– И ты, и горничные, должно быть, правы. Он оставлял на рубашках отпечатки башмаков. И был очень скуп. Я уверена, что он по злобе добавлял девушкам работы.

Когда Мерек улыбнулся и согласно кивнул, Нетта обрадовалась. Он расстегнул пояс и придержал соскользнувший было плед. Отвернувшись, Мерек повесил плед на спинку стула. Зная, что Нетта видит его нагое тело в отблесках огня, он старался двигаться медленно и спокойно. Когда Мерек пошел к кровати, Нетта быстро взглянула на него и опустила глаза. Ее разбирало любопытство, и она решилась преодолеть смущение. Искоса посмотрев на Мерека, Нетта натянула простыню до подбородка.

– Элиза рада, что ее родные скоро будут здесь? – Сев на кровать, Мерек оперся спиной на изголовье и привлек Нетту к себе. Она не сопротивлялась. Все еще смущаясь, она прижалась головой к его плечу.

– Да, очень! – Нетта задела головой его подбородок. – Надеюсь, сэр Галан тоже приедет. Он Элизе как брат. Он был мальчиком, когда оказался в их доме. Ты знаешь, что Брайанна сначала надеялась выйти за него?

– Знаю. Я провел с Галаном несколько дней. Каждую ночь он поднимался на самый верх замка Ридли, смотрел на Шотландию и пел песню, которую сочинил для Брайанны. – Наклонившись, Мерек посмотрел на Нетту. – Хочешь послушать?

– Да, – прошептала Нетта и прижималась теснее, пока он пел. Вздыхая, она гладила его по груди.

Закончив петь, Мерек поцеловал Нетту в макушку. Боже праведный, запах свежих летних цветов! Целуя жену в лоб, он спустился к ее прелестным губам. Сердце его взыграло, когда он коснулся их, мягких и податливых. Когда его язык скользнул между зубами Линетт, та вздрогнула и чуть не укусила его. Его язык играл с ее собственным, пока она не попыталась повторить его движения. Когда Мерек на секунду замер, Линетт ответила на ласку.

Это понравилось Мереку, и он продолжал чувственные атаки, пока тело Нетты не обмякло. Он отвлекал любимую поцелуями, пока рука его скользила по ее талии и бедрам. Обхватив ее круглые ягодицы, Мерек повернул Нетту к себе. Когда его рука двинулась вверх от ее бедер к груди, у Нетты пресеклось дыхание. Нежно взяв восхитительные холмики ладонями, он ласкал их. Язык Мерека вновь скользнул в рот Линетт.

– Тебе это приятно, милая? – прошептал он, потирая подушечкой пальца твердеющий сосок.

Нетта задохнулась от пробуждающегося вожделения и сжала его руки. Мерек перекатил ее на спину и накрыл собой. Опираясь на локти, он продолжал покрывать ее поцелуями. На мгновение раздвинув бедра Линетт, он устроил там свое твердое копье. Двигаясь и распаляя ее, он старался контролировать себя.

– А так приятно, mo cridhe, сердце мое? – Мерек то и дело переходил на шотландский.

Нетта вцепилась ему в плечи. Вместо ответа послышались тихие стоны. Скоро шелковистые завитки ее лона стали влажными. На лбу Мерека выступили бисеринки пота. Он больше не мог выдержать учиненной им самим пытки и в последний раз крепко поцеловал Нетту. Для сегодняшней ночи достаточно.

Завтра все будет по-другому.


Ночью Нетта проснулась. Она чувствовала себя в его объятиях в безопасности и, зная, что он спит, прижалась щекой к мягким завиткам на его груди. Его сердце гулко билось под ее ухом. Ей нравился этот звук. Прежде чем дотронуться кончиками пальцев до его лица, Нетта подняла голову, чтобы убедиться, что Мерек спит.

Его большой лоб и прямой нос нравились ей. Его губы во сне были нежные, как лепестки розы. Линетт погладила его щеки и подбородок, наслаждаясь ощущением шероховатости под пальцами. Она вспомнила, как его твердое копье прикасалось к ней, и между бедрами у нее стало горячо и влажно. Линетт сдвинула ноги и в сокровенном треугольнике запульсировало. Жар, исходящий от его тела, усилил это ощущение, и Нетта чуть отодвинулась. Вскоре она успокоилась.

Улыбаясь от счастья, она снова подвинулась к Мереку и положила руку ему на грудь. Нетта пыталась прижать его крепче к себе, словно он был ее любимой игрушкой. Вскоре она заснула и видела во сне себя любимой и лелеемой женой.


Во второй половине дня Нетта под руководством Саймона учила Туана летать. Птенец быстро учился. Вскоре он будет летать свободно и ловить добычу.

– Саймон, правда лучше Туана птицы нет? – Нетта повернула голову к сокольничему. – Не считая Танцующего-в-Облаках, конечно. Орел гораздо больше. Наверняка и ума у него больше. Думаю, это он учит Туана, а не мы. – Она улыбнулась, посмотрев в небо, покрытое легкими тучками.

Танцующий-в-Облаках всегда находился рядом с молодой пустельгой. Когда Туан сидел на жердочке, орел летал рядом, словно подбадривая его. А порой поглядывал на питомца, кивал головой, словно одобрял его действия. Иногда он взмывал в воздух, сердито покрикивая на пустельгу.

– Да, – согласился Саймон. – Он кое-чему научил молодого. Вечером они судачат, как две кумушки. Орел ведет себя поразительно. Любую другую птицу мы не могли бы держать свободно – она быстро устроила бы себе обед из обитателей соседних клеток.

Нетта, улыбнувшись, свистом велела Туану сесть на ее руку в перчатке и восхищенно рассмеялась, когда тот повиновался. Отдав Туана Саймону, Нетта поблагодарила сокольничего и ушла.

День был солнечный и свежий, без всякого намека на дождь. До ужина еще много времени, и Нетта прогуливалась по двору. Она ненадолго остановилась у хижины, где заканчивали работу изготовители свечей. Нетта попросила отправить в их с Мереком комнату недельный запас, испытывая гордость от исполнения обязанностей хозяйки и жены.

Стук копыт в загоне, пронзительное ржание кобылы и громкое, трубное – жеребца привлекли ее внимание. Барон Уиклифф запрещал выпускать кобылу и жеребца в один загон. Он не объяснил почему. Нетта со всех ног бросилась искать конюха, чтобы тот исправил ошибку.

Добежав до загона, Нетта резко остановилась. Ее глаза недоуменно расширились. Ангел, белый боевой конь Дамрона, гонял кобылу Брайанны от одной изгороди к другой. В один миг он загнал кобылу в угол и торжествующе заржал.

Ба, да он пытается взобраться на дрожащую кобылу!

Перепугавшись, Нетта остолбенела. Кобыла протестующе заржала, и Ангел, утихомиривая, укусил ее за изящную шею. Обе лошади тяжело дышали. Да ведь кобыла рухнет под таким весом!

Нетта перевела дух, когда заметила Дамрона, Блэддина и Маркуса, спокойно наблюдавших за разыгравшейся сценой.

– Отгоните его! – возмущенно крикнула Нетта. – Как вы можете стоять безучастно, он же ее раздавит! Разве вы не видите, что ей нужна помощь? – Нетта колотила лэрда кулаком в плечо, чтобы привлечь его внимание. Он не двигался и смотрел на нее как на ненормальную. – Если вы не отгоните Ангела, он погубит лошадь!

На ее плечо легла рука. Слава Богу, Мерек! Уж он-то положит конец надвигающейся трагедии!

– Муж, скажи своему брату, что Брайанна не обрадуется, узнав, что Ангел искалечил ее любимую кобылу. От такого огромного веса у нее ноги подломятся! Теперь я поняла, почему кобыл и жеребцов нельзя держать вместе: они дерутся!

– Шшш, любимая. Ты сорвешь голос, а я оглохну, если ты не перестанешь кричать. Не расстраивайся. – Мерек заметил удивленные взгляды мужчин. Они терпеливо ждали, пока он все объяснит жене. – Они не дерутся, Нетта. Кобыла готова понести жеребенка. – Видя ее недоумение, он добавил: – Ангел даст ей его.

К счастью для Мерека, Нетта не видела, как Ангел закончил свое дело. Триумфально заржав, он тыкался мордой в шею кобылы, словно успокаивая ее.

Оглянувшись, Нетта указала на лошадей и нахмурилась.

– Ты говоришь, что Ангел что-то дал ей, муж?

– Он посеял семя, любимая. Так делаются дети.

– Нет. Не может быть, что ты серьезно. – Обхватив Мерека за шею, Нетта наклонила его голову так, что его ухо оказалась близко. – Я передумала насчет ребенка, Мерек.

– Почему, женушка? Я думал, все женщины хотят иметь детей.

– Я не желаю, чтобы ты гонял меня по комнате и кусал. Есть какой-нибудь другой способ посеять семя? – Она очень на это надеялась.

– Не беспокойся, сердце мое. Я обещаю, мой способ тебе понравится.

Нетта озабоченно сдвинула брови. Сначала она потребует, чтобы он все ей объяснил.

Дамрон и Блэддин, пряча веселую усмешку, успокаивали лошадей. Лэрд гладил голову и шею кобылы, приговаривая, какая она красавица и каких прекрасных жеребят принесет.

Замерев, Нетта слушала сокровенные слова, которые Мерек прошептал ей на ухо:

– Сегодня ночью, женушка. Сегодня мы сделаем нашего собственного ребенка.

Глава 23

Мерек предложил пойти в постель, Нетта – отправиться на прогулку. Долгую прогулку. Очень долгую.

Она хотела утомить его, прежде чем они пойдут в спальню и он начнет ее преследовать. Господи помоги! Она не умела быстро бегать – у нее ноги слишком короткие. Нетта вздрогнула, вспомнив страшное время, когда ей необходимо было это умение. На восемнадцатилетие отец сделал ей подарок.

Жениха.

Роджер был высоким худым мужчиной с бледно-голубыми глазами, такими маленькими, будто он постоянно щурился. Губы у него были тонкие, едва заметные.

Нетта потерла руки, вспоминая щипки и синяки, которые Роджер оставил на них, когда она отвергла его поцелуй. В тот день она объявила ему, что больше не девственница и бесплодна, и он впал в ярость. Линетт рассчитывала, что он потеряет к ней интерес, но этого не произошло. Он загнал ее в дальний угол сада.

Она сопротивлялась, его пропитанный ядом голос звенел у нее в ушах.

– Не брыкайся, маленькая дрянь, – шипел Роджер, брызгая слюной ей на щеку.

Несмотря на худобу, он был удивительно силен, у него оказались крепкие мускулы. Схватив Нетту одной рукой, другой он задрал ей юбки. Холодные пальцы ощупывали ее бедра, губы прижимались к ее рту.

Улучив момент, Линетт укусила его за язык.

Роджер визгливо разразился проклятиями. Его хватка ослабла. Отпихнув негодяя, Нетта помчалась в конюшню.

– Вернись, глупая девчонка, или я с тебя шкуру спущу за неповиновение!

Роджер еще долго перечислял, что еще сделает с ней, когда поймает. Нетта была рада, что почти ничего не поняла. Она подняла такой шум, что сводные сестры решили, будто он ее режет. Наконец Роджер поймал ее и поднял крепкий сук, валявшийся под деревом. Если бы подоспевшие мужчины не выхватили у него эту дубину, мерзавец размозжил бы Нетте голову.

Воины выпроводили его за ворота замка Уиклифф. Нетта считала, что отец отказал Роджеру, потому что пожалел ее. Увы, она ошиблась. По словам Присси, посыльный сообщил отцу, что финансовое положение жениха плачевное. Тогда Нетта узнала, что отец требует за нее большой выкуп.

– Нетта, что с тобой?

Непонимающим взглядом Линетт уставилась на Мерека. Что, если она опоздала и он опять слышал ее мысли? Боже милостивый! Ужасающая догадка осенила ее. Нетта тяжело задышала. Неужели это правда?

– Ты платил моему отцу за меня деньги?

– Барон не просил об этом, но, сделай он это, я отдал бы все свое состояние за привилегию иметь такую достойную жену.

Счастье охватило Нетту при этих словах. Она взглянула на Мерека. Не дразнит ли он ее? На его лице было написано нежное восхищение. Она решила принять комплимент. Нетта была так занята приятными думами, что не заметила, как они закончили прогулку и уже стояли перед дверью спальни. Обняв Нетту за плечи, Мерек ввел ее в комнату.

Пока Бран готовила Нетту ко сну, Мерек исчез за ширмой. Потом появился в коротком зеленом одеянии, перехваченном поясом в талии. Его лодыжки привлекали ее внимание. Ноги обычно не самая соблазнительная часть тела, но у Мерека – иное дело. Разве ноги можно назвать симпатичными? Вероятно, нет, но они определенно красивы. Служанка помогла распустить шнуровку. Руки Нетты, казалось, не справлялись с самыми пустяковыми действиями. Под каким предлогом задержать Бран? Расспросить о ее семье. Мерек не дал Нетте осуществить это.

– Спасибо, Бран. Ты больше не нужна хозяйке.

Когда служанка вышла из комнаты, Нетта начала напевать простую мелодию.

Мерек притянул жену к себе и успокаивающе гладил ее напряженную спину. Его губы легко, как крылышко бабочки, коснулись рта Нетты. Кончик его языка дразнил уголки ее губ. Он обвел контур ее рта и сильнее нажал на сомкнутые губы.

– Ответь мне, любимая. – Хриплый голос мужа удивил Нетту. Она не вняла ему. Мерек удвоил усилия, пока она не приоткрыла губы. Его язык скользнул внутрь.

Сердце Мерека глухо стучало рядом. Нетта глубоко вздохнула. Когда Блэкторн отодвинулся, это огорчило ее. Может, Мерек неопытен в толкании, как она это называла, но не в поцелуях. Нетта хотела, чтобы его поцелуи не кончались. Он начал целовать ее плечи.

– Скажи, сердце мое, знаешь ли ты о том, что происходит между мужчиной и женщиной? – пробормотал Мерек.

– Всякий раз, когда я спрашивала об этом мачеху, она отвечала, что муж меня всему научит. Еще она сказала, что это болезненно, и предупредила, что я не должна кричать и портить удовольствие своему мужу. Вот и все. Она ничего не перепутала?

Мерек улыбнулся.

– Я не дам тебе повода кричать, Нетта. Первый раз иногда бывает для женщины болезненным, но боль быстро сменяется удовольствием.

– Святые угодники! Теперь ты путаешь. – Подтянувшись на цыпочки, она прошептала Мереку на ухо: – Это мужчина страдает.

Не желая говорить ему о его ночных стонах, Нетта вспоминала, что слышала в конюшне, когда застала там Маркуса со служанкой. И совсем забыла, что Мерек может прочесть ее мысли.

– То, что мы делали прежде, очень приятно. – Блэкторн поцеловал жену в висок. – Однако я не посеял свое семя в твое тело.

– И как ты намерен это сделать? – Нетта широко распахнула глаза.

Мерек взял лицо любимой в ладони и взглянул на нее. Нетта, вспыхнув, смущенно опустила веки, чтобы спрятаться от его пристального взгляда. Мерек поднял ее, сел на кровать, устроив ее на коленях, и обнял за талию.

Нетта смотрела на его длинные пальцы, которые, похоже, действовали по собственной воле. Белые шрамы могли бы многое рассказать о том, в каких схватках побывали эти руки. Поколебавшись, Нетта погладила их, затем, любопытствуя, повернула кисть Мерека ладонью кверху и стала разглядывать ее. От оружия на коже твердые мозоли. Длинный шрам, начинавшийся у запястья, пересекал ладонь до пальцев.

Его руки очень сильные! Как они могли быть такими нежными, когда прикасались к ней? Думая о том, как он сделает ей сына, Нетта вздрогнула. Мерек сказал, что способ будет не тот, что она видела днем. Наверное, Мерек не станет кусать ее шею.

– Нетта, за прошедшие ночи ты увидела различие наших тел.

Линетт поняла, что Мерек имеет в виду. Он говорил не о сильных мускулах и волосах на груди. Значит, оставалось то, что она заметила у нагих мужчин на тренировочной площадке и на что бросила взгляд здесь, в их спальне. Проглотив ком в горле, Нетта кивнула.

– Твое тело отличается от моего в определенном месте. – Мерек, успокаивая, погладил жену по волосам. – Там, где у меня мужское естество, в твоем теле находится отверстие, чтобы принять семя.

Взяв ее кисть, он приблизил ее к своему разгоряченному копью, высоко взметнувшемуся под одеждой. Нетта попыталась вырвать руку. Она спрыгнула бы с колен Мерека, не держи он ее.

– Мне хотелось бы подождать, муж. – Голос Линетт был едва громче шепота. – Я решила, что еще не готова иметь ребенка. Возможно, недели через три или месяц ты не будешь таким раздутым? Ты, должно быть, поранился.

– Это от того, любимая, как сильно я хочу тебя.

Эти слова отнюдь не убедили Нетту. Не отпуская ее, Мерек растянулся на кровати, Нетта оказалась на нем. Он не делал ничего страшного, только поглаживал ее спину и руки. Когда он поцеловал ее в макушку, Нетта не могла удержаться и наклонилась к его лицу, чтобы он мог дотянуться до ее рта.

Она жаждала его ласк.

Его губы коснулись ее лба, спустились к кончику носа, поднялись к векам, покрывая лицо нежными поцелуями. Это ощущение привело Нетту в восторг. Когда он наконец добрался до ее нетерпеливого рта, она затрепетала.

Мерек нашептывал нежные слова.

И целовал ее до потери разума.

Иначе она заметила бы, когда он раздел ее.

И она больше не была сверху.

Мерек навис над ней. Опираясь на локти, он запустил пальцы в рассыпавшиеся по подушке локоны Нетты и вдыхал их аромат.

Она тоже глубоко вдохнула, ее пульс участился. Нетта едва не поддалась желанию попробовать Мерека на вкус. Господи, откуда взялась эта мысль? Она попыталась замаскировать свое намерение, поцеловав его в шею.

Нетта не слышала тихие звуки, которые сама же издавала. А Мерек слышал. Его язык прошелся по ее уху, зубы потянули мочку. Чувствуя, как Линетт содрогнулась всем телом, он щекотал ухо языком. Нашептывая, как она хороша, Мерек продолжал ласкать.

Бедра Нетты двигались под ним. Мерека радовали вырывающиеся у нее стоны. Желание ощутить ее полностью почти устранило причину, из-за которой Мерек сдерживал свою страсть. И все же он на мгновение замер, опасаясь, что его необузданное желание испугает Нетту.

Он проложил дорожку из поцелуев по ее шее и снова вернулся к губам для новой нежной атаки. Его язык проник в ее рот, отвлекая медленным ритмом. Руки исследовали бархатистую кожу ее плеч, изгибы талии и бедер. У Нетты пресеклось дыхание, когда Мерек потерся покрытой волосами грудью о ее грудь.

Соски Линетт отвердели. Схватив Мерека за густые пряди на затылке, Нетта потянула его к себе. Его язык скользил между ее губами, и она слегка посасывала его. Их сердца бились рядом. Продолжая поцелуи, Мерек скользнул рукой между ее бедер.

Прежде чем Нетта поняла, что он собирается делать, его палец начал повторять движения его языка в средоточии ее женственности. Она сначала дернулась от удивления, потом ее накрыла волна наслаждения. Когда Мерек добавил второй палец, мягко растягивая сокровенный вход, она затаила дыхание.

– Не бойся, сердце мое, – успокаивал он.

Ее мускулы медленно расслабились. Мерек стал более требовательным. Дрожь пробуждающейся страсти сотрясала Нетту. Мерек по очереди посасывал розовые соски Линетт, распаляя ее. Хватая ртом воздух, она сжала его руки.

– Я думаю, что тебе лучше сейчас остановиться, муж. – Нетта потянула его за волосы.

Водоворот эмоций пугал ее.

– Успокойся, любимая. Не бойся, я доставлю тебе удовольствие.

Нетта извивалась под ним. С мучительным стоном Мерек втянул в рот ее сосок, чуть прижав зубами. Когда он двинулся к другой груди, чтобы сделать то же самое, Нетта чуть не вырвала ему волосы на голове – не оттаскивая, а притягивая ближе. Он убрал пальцы от ее пылающего женского естества. Его пульсирующее копье терлось о влажный треугольник между ее ног.

Тело Линетт вибрировало. Мерек коленями широко раздвинул ее ноги, нацеливая свой жезл. Нетта затихла. Стон вырвался из груди Мерека, когда он ощутил самым кончиком своего орудия ее жар. Задыхаясь, он уронил голову и уткнулся в ее шею.

Чтобы охладить пыл страсти, Мерек пытался отвлечься мыслями о сражениях. Это не помогло.

Он представлял сцены, от которых его мужское достоинство должно было увять.

Это не сработало.

Он замер.

– Все уже позади, муж? – В ее голосе звучала надежда.

Его копье вновь остановилось у ее чресел. Мерек пытался сдержать дрожь в голосе, Нетта выгибалась под ним. Он задохнулся, когда головка оказалась между горящими губами ее женского естества.

– Еще немного, любимая, и мы посеем мое семя. – «Боже мой, какой у меня отвратительный голос – походит на хриплое карканье», – подумал Блэкторн.

Нетта задыхалась, когда он дразнил ее набухший потайной бутон.

Мерек двинулся дальше. Она толкнула его.

– Ну давай же, Мерек, – еле слышно потребовала Линетт.

Он почти подчинился. Упираясь пятками в постель, Нетта пыталась увильнуть, но Мерек крепко держал ее за плечи.

– Обними меня, любимая, и держи крепче. Сначала будет немного больно, но боль быстро пройдет. Поцелуй меня, милая.

Его горячие губы накрыли ее рот. Мерек пальцами дразнил ее сосок, пока она снова не начала извиваться под ним. Не останавливаясь, он ритмично ласкал языком ее рот. Когда Нетта начала поднимать бедра ему навстречу, Мерек чуть отстранился и вошел в нее. Ее девственная преграда была преодолена с минимальной болью, и все же Нетта укусила его в губу. Но быстро отпустила его и, набрав в грудь воздуха, застонала. Он на мгновение прекратил двигаться, но не покинул ее горячего лона.

– Тебе больно? Ничего, милая, скоро все пройдет. – Мерек застонал, когда она сильнее притянула его к себе. – Пожалуйста, не двигайся, иначе ты меня прикончишь.

Он стиснул зубы и собрал всю силу воли, чтобы не навредить молодой жене.

– Прости, любимая. Больше никогда наша любовь не причинит тебе боли, – пробормотал он.

Его губы и язык ласкали и дразнили ее, пока мускулы ее чресел не расслабились. Благодарно вздохнув, Мерек начал ритмично двигаться. Скоро она опять полностью расслабилась. Думая, что вряд ли Нетта получит полное удовлетворение в этом первом слиянии, Мерек тем не менее продолжал ласкать и успокаивать ее. Вцепившись в его плечи, она стонала и выгибалась ему навстречу, Он задвигался быстрее.

Удивление отразилось на ее лице. Закусив нижнюю губу, Нетта прижималась к Мереку. Он почувствовал спазмы ее первого оргазма.

И финал не замедлил наступить.

Мерек напряженно навис над ней. Нетта с криком обхватила его ногами, когда он взорвался, выпуская семя в ее глубины. Уткнувшись в ее шею, он восторженно вскрикнул, испытывая сладкую муку.

– Ах, любимая, – задыхаясь, проговорил он, – ты доставила мне райское наслаждение!

Нетта изо всех сил пыталась обрести способность здраво рассуждать. Отпустив волосы Мерека, она ласково погладила его спину. Когда он отстранился и повернул ее на бок, Нетта обхватила его ногами. И хотя он вопросительно поднял брови, она не потрудилась объяснить свои действия.

– Значит, мы сделали ребенка? – спросила она, переводя дух. Ее взгляд предупредил о том, какой ответ она хочет получить.

– Даст Бог, мы, возможно, сделали малыша.

– Возможно? Что значит «возможно», муж? Или мы его сделали, или нет! Разве ты неправильно это делал?

– Иногда можно сделать ребенка за один раз, иногда за несколько. – Она нахмурилась. – Бог сотворил нас такими, Нетта. Ты ведь не хочешь спорить с ним?

Нетта молча покачала головой. Она не хотела сердить Бога. К тому же это так приятно – делать сына! Неприятно было только в тот краткий миг, когда она подумала, что он разорвет ее плоть.

Мерек поцеловал ее в лоб, встал с кровати и принес таз и кувшин горячей воды. Он уговорил Нетту позволить ему вымыть ее, говоря, что мужу по традиции положено делать это. Она зажмурилась.

Влажная ткань приятно успокаивала чувствительные места. Нетта сжала ноги, чтобы задержать ее там. Сообразив, что поймала в ловушку руку Мерека, Нетта покраснела и расслабилась. Пока он успокаивал ее, она глянула на его тело.

Задохнувшись, она резко села, не сводя глаз с его мужского достоинства.

– Святые угодники! Я его раздавила!

Мерек издал приглушенный смешок.

– Ты не причинила мне никакого вреда, любимая. Он наливается силой только тогда, когда я хочу тебя.

Нетта не знала, верить ли мужу, пока он не взял ее руку и не положил на свое мужское естество. Когда оно дрогнуло и начало наливаться, Линетт отдернула руку.

Мерек, растянувшись рядом с Неттой, обнял ее, поцеловал кончик носа и прижал крепче, положив ее голову себе на плечо.

– Теперь спи, моя маленькая женушка.

Она ласкала его грудь, ей нравилось слушать успокаивающий стук его сердца. Нетта вздохнула. Надо слишком многое обдумать. Когда она все разложит по полочкам, можно будет и заснуть.

Но тут глаза Л инетт закрылись, и через мгновение она уже крепко спала.

На рассвете Мерек подоткнул одеяла вокруг Нетты и задернул полог кровати. Спустившись вниз, он приказал, чтобы никто Нетту не беспокоил.

Когда солнце высоко поднялось в небе, часовой сообщил, что скоро появится Макларен с гостями. В ответ на вопросительный взгляд лэрда Мерек кивнул. Поскольку его комната рядом со спальней брата, Дамрон с Брайанной, должно быть, слышали крик Нетты, когда он похитил ее девственность.

– Спенсер, – окликнул Дамрон своего оруженосца, – попроси леди Брайанну прийти ко мне.

Молодой человек мгновенно выскочил и вскоре вернулся с женой лэрда.

– Любимая, человек, который жаждет заполучить нашу Нетту, приближается. Пока мы не выясним его намерений, ты можешь остаться с женщинами наверху? – Дамрон что-то прошептал жене на ухо. Она кивнула:

– Не волнуйся, любимый. Я позабочусь о ее безопасности. – Брайанна поцеловала мужа и поспешила из комнаты.

– Не поворачивайся спиной к Мортейну, – предупредил Мерека Коннор. – Он собирается расторгнуть контракт. Узнав, что Линетт ускользнула от него навсегда, он взбесится.

Мерек стоял, широко расставив ноги, его лицо выглядело бесстрастной маской. Одной рукой опираясь на меч, другой он держал грозный кинжал.

Любого, у кого достанет глупости схватиться с ним, ждет верная смерть.

Глава 24

Роджер Мортейн, идя по подъемному мосту замка Блэкторн, высматривал слабые места в обороне замка. На зубчатой стене через каждые пять шагов стояли часовые. Роджер с досадой стиснул зубы: в Блэкторне больше воинов, чем во многих других крепостях.

Высоко над замком под штандартом Моргана развевалось большое белое полотно. Мортейн прищурился. Ветер полоскал ткань, разворачивая ее всем на обозрение. Проклятия посыпались с губ Роджера. В сердце закипела ненависть. Простыня вывешивалась, чтобы все знали, что Нетта потеряла девственность.

Мерек Блэкторн за это заплатит. Дрянь, которая раздвинула ноги для берсеркера, увидит, как умирает ее возлюбленный.


Нетта усиленно размышляла, как сказать Элизе о своей ошибке. Между мужчиной и женщиной все происходит совсем не так, как она рассказала ей. Вспоминая, как уверенно она наставляла подругу в интимных делах, Нетта поежилась. В глубине души она радовалась, что ей не представилась возможность признаться в собственном невежестве.

Солнце начало клониться к закату, когда Мерек и Коннор пришли проводить женщин в большой зал. Мерек властно положил руку на шею Нетты. Его большой палец описывал круги на затылке. Это напомнило ей, как его пальцы гладили ее соски… и другие места. Она вспыхнула. Ее лоно загорелось. Когда они лягут спать, она сможет уговорить Мерека, чтобы он снова тронул ее там?

Он взял Митру? Нетта, услышав мурлыканье гигантской кошки, подняла глаза на Мерека. Нет, кошки не видно. О Господи! Ведь Мерек наверняка снова слушает ее мысли. Она принялась, негромко напевая, про себя перечислять всех святых, дни которых будут в следующие два месяца. Только увидев, что Эрик загородил им дорогу, Нетта сообразила, что они подошли к каменным ступеням, ведущим в большой зал.

Эрик прочистил горло. Озорные смешинки прятались в его глазах.

– Мерек, говорят, пение твоей молодой жены будит зверей в дальнем лесу.

– Пение? Я не знал, что она поет.

– Как ты мог не заметить?

– Я полагал, что у нее в животе урчит от голода. Но из вежливости не упоминал об этом. Видишь ли, у нее отличный аппетит. – Заговорщический шепот Мерека по громкости почти не уступал пению Нетты.

Нетта нахмурилась и ткнула его в ребра локтем. Удар был сильный, но Мерек даже не вздрогнул. Она начала щипать его, но тут они остановились перед стоящими у камина Дамроном и гостями. Вспомнив о манерах, Нетта присела. Мерек представил ее как свою жену. Рука, гладкая и белая, как рыбье брюхо, потянулась помочь ей. Подчиняясь правилам приличия, Нетта приняла руку и скользнула взглядом по длинным тощим ногам, обтянутым бриджами.

Холодные пальцы сжали ее кисть. Она вздрогнула.

Когда влажные губы коснулись ее кожи, Нетту передернуло.

– Роджер Мортейн и его сюзерен, барон Хью Карсуэлл, желают поздравить тебя с нашим бракосочетанием, Нетта. Разве не так, Мортейн? – Мерек пропустил титул Роджера. Постучав по запястью барона твердым пальцем, Мерек дал понять, что пора прекратить приветствие.

Тревога молнией пронзила Нетту. Ее пристальный взгляд метнулся к хищному лицу перед ней. Она не могла сдержаться и ахнула. Довольная ухмылка Роджера вызывала у нее отвращение.

Нетта кивнула и, выдернув руку, вытерла ладонь об одежду. Злобные глаза Мортейна отметили этот жест. Схватив Мерека за пояс, чтобы притянуть ближе, она задела рукой его мужское естество. Не будь ее муж гигантского роста, она опрокинула бы его.

Барон Карсуэлл откашлялся, привлекая ее внимание. Он ничем не напоминал своего вассала. Его улыбка была открытой и дружеской, с Дамроном и Мереком он вел себя непринужденно. Взглянув Линетт в лицо, он тоже нагнулся поцеловать ей руку и нахмурился, увидев, что ее лицо пошло красными пятнами.

Позже, когда они сели за стол, Нетта едва притронулась к еде, хотя Мерек положил на поднос ее самые любимые блюда. Всякий раз, когда она хотела положить в рот кусок, ледяной взгляд голубых глаз пронзал ее. Она вздохнула с облегчением, когда обед кончился и Мерек проводил ее из зала.

Нетта метнулась в их комнату и проверила, закрыл ли Мерек задвижку.

– Бран, принеси хлеба, сыра и кувшин вина. – Мерек тем временем разжигал огонь в камине.

Нетте не нужно было волноваться, что Мерек услышит ее мысли, пока он занимался завязками на ее тунике. Ее размышления этого недостойны. Они трусливы. Господи помоги!

– Нетта, ты оказываешь мне плохую услугу, опасаясь этого мерзавца. Ты сомневаешься, что я способен защитить тебя?

Тон Мерека был сердитым, даже придирчивым. Нетта разинула рот. Это уж слишком! Когда Мерек повернул ее к себе и хмуро взглянул на нее, он испугал бы женщину менее храбрую, чем она.

Он не придирается. Он разъярен.

Помогите, святые угодники! Она его разозлила.

– Я вовсе в этом не сомневаюсь, муж. Но он человек без чести. – Гадливое чувство охватило ее при мысли, что руки Роджера коснутся ее тела, которое накануне ласкал Мерек. Нетта брезгливо потерла руки. – Когда он смотрел на меня, у меня появилось предчувствие ужасной беды. Он упоминал, что собирался жениться на мне? Отец отказал ему. Что его сюда привело?

– Он отправился в замок Уиклифф потребовать, чтобы твой отец принял его сватовство. У него есть подписанный бароном Уиклиффом документ, гласящий, что если ты не замужем или брачный союз не осуществлен физически, то Дамрон должен вернуть тебя ему. – Мерек нахмурился. – Мортейн утверждает, что он стремился защитить тебя. Он привез с собой Карсуэлла, чтобы заставить лэрда уступить. – Губы Мерека сжались в тонкую линию. – Он стремится вернуть тебя отцу, чтобы избавить от участи очередной любовницы Моргана, как он выразился.

Схватив Мерека за плечи, Нетта потянула его к себе.

– Не позволяй ему забрать меня, муж! Я этого не вынесу.

– Довольно. Ты меня оскорбляешь своим недоверием. – Он схватил ее запястья, чтобы она отпустила его.

– Прошу тебя, – взмолилась Нетта.

– Жена, я знаю, что ты боишься, но оставь свои глупые страхи. Он всего лишь человек. И не более.

– Я знаю. Но он такой подлый! Пожалуйста, не поворачивайся к нему спиной. – Нетта обрадовалась, когда вернулась Бран. Мерек не станет отчитывать ее в присутствии служанки. Пока его гнев не утихнет, она не отпустит горничную.

Нетта попросила Бран расчесать ей волосы. Мерек молча взял щетку из рук служанки.

Она попросила Бран помочь ей переодеться на ночь.

Так же молча Мерек взял одежду Нетты и многозначительно кивнул на дверь. Бран вышла.

Стоя в центре комнаты, Мерек поманил Нетту пальцем. Она уставилась на него, будто не понимая.

На самом деле Линетт все прекрасно поняла. Она не сможет сдержаться, если отвлечется на размышления о том, что эти властные руки делали с ее телом. Отогнав эти мысли, Нетта отвела взгляд и вновь принялась напевать какую-то мелодию.

Мерек усилием воли сохранял на лице бесстрастное выражение, поскольку тоже вспоминал шелковистую кожу жены. Он вздохнул и стал переодеваться, наблюдая, как Нетта притворяется, будто он не велел ей подойти. Если она будет так метаться по комнате, то до рассвета ему не уступит.

Мерек сам подошел к Нетте. Заговорил о гостях, которые скоро съедутся на свадьбу Элизы и Коннора.

Взяв подушку, Мерек положил ее на пол перед креслом. Взяв Нетту за руку, он сел и жестом велел ей устроиться на подушке. Когда Нетта, краем глаза посмотрев на него, уселась, он не торопясь принялся расчесывать ее длинные волосы цвета воронова крыла.

Ее голова чуть наклонялась с каждым движением щетки. Мерек продолжал свое занятие, пока плечи Линетт не расслабились. Ему нравилось играть с ее локонами. Он даже не подозревал, что волосы могут так хранить тепло. Он вытянул одну прядь и улыбнулся, когда локон обвился вокруг его пальцев.

Он не вторгался в мысли Линетт. Почувствовав, что она немного успокоилась, он отложил щетку. Взяв обеими руками Нетту за талию, легко, как ребенка, поднял ее с подушки и поставил между своих колен.

Первым делом Мерек развязал ленту на горловине сорочки. Одежда скользнула вниз, обнажая тело Линетт. У Мерека перехватило дыхание. Нежными движениями он начал поглаживать ее роскошные ягодицы, затем кончиками пальцев стал ласкать бархатистую кожу внутренней стороны бедер и потайное местечко между ног.

Нетта попыталась оттолкнуть его руки. Мерек не обратил на это внимания. Она скоро привыкнет к его прикосновениям. Розовый румянец заливал ее щеки и грудь. Притянув Нетту ближе, он игриво покусывал кожу прелестного живота, дразнил языком впадинку пупка. Его руки сами собой поднялись к ее груди. Отодвинувшись, Мерек восхищался прелестными округлостями.

Его загорелые руки составляли разительный контраст с молочно-белой кожей Нетты. Подушечками пальцев Мерек начал водить вокруг розовых сосков жены. Она глубоко вздохнула. Когда он принялся теребить их, Нетту стала бить дрожь. Покраснев еще больше, она снова схватила мужа за запястья, пытаясь отвести его руки.

– Мы не должны делать этого, Мерек. Нас могут увидеть. – Она сильнее оттолкнула его. – Нужно погасить свечи, задернуть полог кровати и забраться под одеяло.

– Кто увидит, жена? Мы одни. Я запер дверь.

Пряча улыбку, он наблюдал ее попытки придумать другую причину своих опасений. Когда она ее нашла, Мерек понял это по ее вспыхнувшим глазам.

– Бог. – Нетта многозначительно смотрела на супруга.

– Бог? Ты боишься, Бог накажет нас, увидев, как я занимаюсь любовью с собственной женой?

– Есть еще наши ангелы-хранители. А как насчет духов, которые наверняка обитают в замке? Все они могут нас увидеть. Эти камни помнят многое.

– Я уверен, что Бог и духи слишком заняты, чтобы следить за нашими любовными утехами, жена.

Когда Мерек приник лицом к ложбинке на ее груди, Нетта тихонько застонала. Его горячий влажный язык закружил вокруг соска. Обхватив Нетту одной рукой за ягодицы, Мерек другой ласкал ее грудь. Его губы сомкнулись вокруг соска, и Нетту обдало жаром.

Рука Мерека бродила по ее бедрам и между ногами. Заветный треугольник стал горячим и влажным – тело Нетты начало бурно откликаться на прикосновения Мерека. Его нетерпеливый палец скользнул внутрь. Сердце Блэкторна бешено застучало, когда ее лоно плотно сжалось вокруг.

Хрипло вздохнув, он поднялся с кресла. Его восставшая плоть упиралось ей в живот. Нетта закрыла глаза и, запрокинув голову, шумно задышала от удовольствия. Мерек лизнул ее нижнюю губу, потом чуть прикусил, чтобы Нетта открыла рот. Его язык оказался между ее податливыми губами. У Нетты ослабели колени, и Мерек положил ее на кровать.

Плоть Мерека пульсировала, требуя немедленного удовлетворения.

Устроившись между ногами Нетты, Мерек подчинился зову природы.

Если он не обуздает свое желание, то скоро Нетта услышит его мольбы. Желая доставить жене удовольствие, он старался как можно сильнее возбудить ее. Его пальцы нежно ласкали ее разгоряченное тело. Линетт, задохнувшись, выгнулась ему навстречу, и Мерек медленно вошел в нее, потом еще медленнее отступил. Он играл с ее крошечным чувствительным бутоном, пока ее вздохи не превратились в стоны наслаждения.

Вцепившись Мереку в плечи, Нетта тянула его к себе. Он сдерживался, не давая ей того, что она хотела. Укусив его шею, Нетта обхватила Мерека ногами. Усмехнувшись, он проник глубже. Вскрикнув, Нетта подалась ему навстречу и неумело задвигалась. Держа жену за бедра, Мерек показал ей, как следует это делать правильно.

Нетта напряглась, ее страстные крики становились все громче. Когда ее движения стали настойчивее, Мерек с радостью ответил ей. Его ритм ускорился. Задыхаясь, Мерек старался отдалить приближающийся оргазм. Только когда ее лоно, конвульсивно сократившись, сжало его плоть, позволил себе излить семя. Нетта, застонав, выгнулась дугой. Мерек двигался в ней все быстрее и глубже, заливая ее лоно своим семенем.

– О Го-осподи-и!

Целуя жену, он старался унять рвущееся из груди сердце.

Той ночью они еще не раз занимались с Неттой любовью. И не было на свете никого счастливее их.


Нетта чувствовала смущение – ее громкие отклики на ласки Мерека наверняка слышал весь замок. Широкие улыбки Коннора и Эрика при каждой встрече также не добавляли ей уверенности в себе. Нетта очень огорчалась по этому поводу, совсем забыв о Роджере, и не замечала, что рядом с ней всегда были Брайанна или Меган.

Однажды утром она с Меган занималась стрельбой из лука на заднем дворе, где Мерек устроил для них мишень. Замок был переполнен гостями, прибывшими на свадьбу Коннора и Элизы. Среди них оказалось много незнакомых мужчин, и Мерек не хотел, чтобы Нетта была у них на виду.

Молодой воин по имени Томас все время находился поблизости. Как-то Меган отправила его за холодной водой. Чей-то оруженосец подошел к подругам.

– Миледи, сокольничий просит вас поскорее прийти. Что-то случилось с вашим ястребом. – Он жестами торопил Меган спешить.

– Не уходи отсюда, Нетта, – предупредила Меган. – Томас скоро вернется, а я не могу взять тебя с собой. – Когда Нетга согласно кивнула, Меган торопливо ушла. Юноша поспешил за ней.

Нетта села и оперлась спиной о мишень, решив отдохнуть. Учиться стрелять из лука весьма тяжелое занятие. Все тело Линетт болело от напряжения. Хотя и не только из-за стрельбы. Больше от другого рода тренировок. Она покраснела, вспомнив, как Мерек недавно похвалил ее за быстро обретенное умение.

В прошлую ночь он утверждал, что она его чуть не доконала.

Нетта понимала, что это похвала.

Странный звук отвлек ее от размышлений. Нетта прислушалась. Жалобный плач. Поднявшись, она пошла на звук, но он, казалось, отдалялся. Линетт продолжала идти, пока не узнала его. Ее Эльф мяукал, явно прося о помощи.

Подойдя к задним воротам, Нетта услышала из-за крепостной стены мяуканье котенка. С удивлением она заметила, что ворота не заперты. Нетта огляделась, надеясь увидеть возвращающегося Томаса, но не заметила никого, к кому можно обратиться за помощью. Она боялась выйти за ограду замка, но не могла оставить беспомощное животное на произвол судьбы.

Нетта толкала скрипучие створки, пока они не распахнулись так, что можно было выглянуть наружу. Эльф на краю утеса запутался в колючих кустах. Стараясь выбраться, он еще больше увязал в ловушке. Бедняжка! Выскочив за ворота, Нетта пулей помчалась к котенку. Ласково приговаривая, она освобождала его. Наконец она прижала Эльфа к груди. Котенок дрожал от холодного ветра и грохота прибоя внизу. Она сунула котенка в карман туники, зная, что там ему будет спокойнее.

Ворота, хлопнув, закрылись. Пораженная, Нетта обернулась и увидела направляющегося к ней сутулого мужчину. Ее ноги заскользили по камням. В отчаянии она стремилась выбраться на твердую почву. Земля осыпалась, и Нетта начала соскальзывать с края утеса. Незнакомец вцепился Линетт в плечо, пытаясь удержать ее, но ее ноги скользили за край. Закричав, она уцепилась за колючий кустарник. Ветка хрустнула и отломилась.

Нетта свалилась с откоса и вскоре оказалась лежащей на узком выступе, на котором росло маленькое кривое дерево, удержавшее ее от падения на острые камни. Хотя ей показалось, что она пролетела далеко вниз, на самом деле это было не так.

Ее сердце отчаянно колотилось. Нетту охватил ужас, она боролась с тошнотой. Когда она перестала кричать, чтобы собраться с мыслями, то от страха боялась повернуться. Если прижаться спиной к утесу, то перед глазами разверзнется пропасть с бушующими внизу волнами. Поворачиваться спиной к обрыву тоже страшно. Лучше лежать на спине.

Нетта задыхалась, потом, стиснув зубы, нащупала Эльфа. Обхватив котенка одной рукой, Нетта рискнула посмотреть наверх – далеко ли до спасения.

И вскрикнула от удивления.

Мерек не убил его!

Мужчина, который похитил ее, жив. Еще как жив! Негодяй свесился с кромки обрыва, и его огромный нос стал даже больше, чем прежде.

– Безмозглая дрянь! – зарычал он. – Вставай и дай мне руку, чтобы я мог тебя вытащить. Предупреждаю, если ты не захочешь вылезать, я твоего ублюдка убью как крысу.

Видя, что Нетта не собирается повиноваться, он, сыпля проклятиями и опасливо оглядываясь на замок, двинулся к ней. Уверенный, что они одни, мерзавец стал швырять камни ей в голову. Нетта загородилась руками. Камни колотили по предплечьям, локтям. Она закричала от боли. Мужчина поспешно ретировался. Опасаясь, что он ищет способ добраться до нее, Нетта кричала, пока не охрипла. Сама того не сознавая, она снова и снова выкрикивала одно слово.

«Мерек».

Нетта повернулась налево. От страха ее вновь затошнило. Далеко внизу простирался океан. Огромные волны налетали на камни, рассыпая брызги и клочья пены. Сглотнув, она решила смотреть только в небо. Чайки кружились в вышине с такими громкими криками, что Нетта опасалась, что ее воплей никто не услышит.

Зажмурившись, она удвоила усилия. Если она будет кричать достаточно долго, кто-нибудь услышит ее. Наконец до нее донеслось ее имя. Прижав Эльфа к лицу, Нетта посмотрела между его ушками. Мерек улыбался ей. Как он может быть так спокоен? Разве он не понимает, что она могла насмерть разбиться?

Дамрон, Коннор и почти все мужчины из замка собрались на краю утеса. Вокруг талии Мерека была обмотана длинная толстая веревка. Дамрон, Коннор и барон Карсуэлл держали конец. Они осторожно опускали Мерека к краю выступа, так чтобы падающие от его движений камни не задели Нетту. Как он так быстро оказался здесь? Скоро он уже обнимал ее, и она, рыдая, уткнулась ему в шею.

– Перестань голосить, жена, или я на неделю оглохну. – Когда Нетта замолкла, Мерек погладил ее по голове. – Ты знаешь, что кричала почти так же оглушительно, как во время занятий любовью? Именно поэтому я понял, что это вопишь ты, а не какая-нибудь страдающая от безнадежной любви девица призывает своего горца.

Его шутливые замечания возымели желанный эффект. Нетта совсем забыла, что висит на руках мужа над скалами.

Когда они оказались на твердой земле, Мерек обратился к Линетт совсем другим тоном:

– Господи помилуй! Женщина, почему, во имя всех твоих благословенных святых, ты решила посидеть на утесе? – Его крик, казалось, разнесся по всей округе.

Поскольку Нетта больше не боялась за свою жизнь, она разозлилась.

Прижав котенка к груди, она пристально посмотрела на Мерека. И подробно рассказала, почему она лежала, а не сидела на этом проклятом уступе. Закончив, она успокоилась.

А вот Мерек вышел из себя. Он побледнел, ярость захлестнула его.

Доставив Нетту в замок, Мерек поручил ее заботам Брайанны и Меган. Вскоре послышался стук копыт по подъемному мосту. Женщины бросились к окну.

– Мужчины отправились на поиски негодяя. Тебе больше не нужно бояться этого человека. Я знаю, Мерек без него не вернется, – со спокойной уверенностью проговорила Меган.

Нетта проследила за взглядами подруг. Впереди отряда несся огромный конь. На нем, гневно сдвинув брови, сидел берсеркер.

Глава 25

«Дураки! Они считают, я ищу негодяя, чтобы отомстить за Линетт».

Роджер знал, где мерзавец прячется, но не намерен был помогать воинам Блэкторна. С бьющимся сердцем он обдумывал свой план. Отстав от отряда, Мортейн повернул коня и направился в глубь чащи.

Поздний вечер застал отряд Дамрона неподалеку от северо-восточной границы владений. Оруженосец лэрда Спенсер нашел в лесу бездыханное тело. Юношу вывернуло, но никто не смеялся над ним. Чтобы отвлечь Спенсера, Дамрон послал его за остальными воинами.

Тело лежало на маленькой полянке. Руки и ноги привязаны к четырем деревьям. Убийца раздробил кисти жертвы. Окровавленный камень лежал неподалеку.

Он, должно быть, заткнул мужчине рот, поскольку около разбитой головы валялась тряпка. Отрезанный язык лежит на лбу, нос и уши – между ногами, на месте полового органа, а его убийца отсек и засунул жертве в рот. Глаз нет.

– Боже милосердный! Кто это так постарался? – ужаснулся Коннор, пока Дамрон разглядывал тело.

– Явный безумец, ни один нормальный человек такого не сделает. – Лэрд посмотрел на присевшего рядом Мерека.

Мерек внимательно рассматривал труп. Согласившись с Коннором и Маркусом, что это похититель Нетты, Мерек, подняв брови, вопросительно глянул на Дамрона.

– Это не случайное убийство. – Когда брат кивнул, Мерек продолжил: – Уверен, оно связано с моей женой. Безумец терзал своего прислужника за то, что тот провалил дело. Он выколол ему глаза, потому что тот видел раздетую Нетту. Отрезал нос, потому что он чувствовал ее аромат, уши, слышавшие ее голос. Вырвал язык, потому что негодяй посмел попытаться ее поцеловать, раздробил прикасавшиеся к ней руки. То же касается мужского достоинства.

– Да, но как его хозяин узнал обо всем? – спросил Дамрон. – Не такой же слуга дурак, чтобы докладывать о своих подвигах?

Коннор, запустив пальцы в волосы, тряхнул головой.

– В этом не было необходимости. Мы много народу на пути встретили, когда везли Нетту назад в Блэкторн. Любой из них мог видеть ее плачевное состояние. Возможно, до хозяина дошли разговоры о том, что мерзавец сделал с ней. – Он поднялся и движением брови предупредил, что кто-то приближается.

– Боже милостивый! Если это месть горца, должен сказать, что это чудовищно. – Мортейн прижал к губам надушенный кружевной платок.

– Не глупи! – прикрикнул на него барон Карсуэлл. Роджер в испуге отступил. Барон окинул его презрительным взглядом.

Мерек, как обычно, сохранял спокойствие. Роджер внушал ему отвращение. Этот тип платит королю налог за освобождение от воинской службы, чтобы избежать вида крови! Мерек старался услышать его мысли, но Мортейн сосредоточился на каких-то пустяках.

Они перерезали веревки, которыми мертвец был привязан к деревьям, и не стали глубоко зарывать останки. Волки и другие звери очистят лес от падали.

Возвращаться в Блэкторн было уже поздно. Проехав немного на запад, воины разбили лагерь. По молчаливому уговору Дамрон, Мерек и Коннор не спускали глаз с англичан.


Нетта боялась, что Мерек все еще гневается на нее за случай на утесе. Опять она не послушалась его предостережений! Нужно было найти кого-нибудь и отправиться на поиски Эльфа вместе. Но тогда, услышав жалобное мяуканье малыша, она об этом не думала.

Чувствуя себя одинокой, она не могла заснуть. Она замерзла и тосковала по мощному горячему телу.

Подойдя к двери, Нетта выглянула в коридор. Там на посту стоял сэр Томас, саксонский рыцарь, который сопровождал Брайанну из Англии. Когда Нетта сказала ему, что будет спать с подругами, он кивнул и проводил ее в комнату Меган. Девушки наверняка этого даже не заметят.

Зарывшись под одеяло, как белка в свое дупло, Нетта улеглась между Меган и Элизой. Ее вздохи вряд ли могли их разбудить, но, стараясь согреться, Нетта крепко прижалась к спине Элизы. Увы, она столкнула подругу с кровати! На отчаянный вопль Элизы в комнату ворвался Томас с мечом в руке. У бедолаги глаза округлились при виде трех полуодетых красавиц с разметавшимися волосами. Стараясь смотреть в пол, он вышел.

Вскоре после рассвета, туманным утром возвратились воины. Нетта была рада, что рядом с ней Меган и Элиза. Она не хотела остаться наедине с Мереком, когда он вспомнит, что она нарушила слово и вышла за пределы замка. Линетт понимала – он не наорал на нее раньше, поскольку видел ее испуг.

Ей крайне не нравилось, что все знают, как она боится высоты. Меган такого страха не испытывает. Нетта сама видела, как она карабкается на макушки деревьев. Причина была очень странной – Меган делала это ради забавы.

Нетта разглядывала воинов, входящих в зал. Следов крови на них нет. Увидев лицо Мерека без новых ран и ссадин, она вздохнула с облегчением. Прежде чем мужчины удалились в покои лэрда Дамрона, Мерек сказал ей, что они нашли ее похитителя. Он погиб от несчастного случая. В подробности Мерек не вдавался. Нетта уже выходила из зала вслед за Меган и Элизой, когда громкий голос Роджера остановил ее.

– Как следует заостри мой меч, – приказал он кузнецу. – Похоже, Блэкторн дает кров берсеркеру, кружащему поблизости. Ты знаешь, что он связал и убил беднягу как борова? Даже глаза вырвал. Когда мы наткнулись на это место, берсеркер еще стоял на коленях около тела.

Барон Карсуэлл так метнулся сквозь дверь, что Элиза вскрикнула от неожиданности. Неодобрительно поджав губы, Карсуэлл впился взглядом в Роджера.

Подавленная словами Роджера, Нетта мчалась вверх по лестнице, пока не выскочила в какую-то дверь. Изумившись, что оказалась на самой высокой башне замка, Нетта смахнула редкие капельки дождя и огляделась. От осознания того, как высоко она забралась, у нее подгибались колени. Привалившись спиной к стене, она съехала вниз и села на влажные камни. Святые угодники! Ее вырвет. Мерек пообещал ей больше никогда не терять контроля над собой, но накануне ее рядом не было. Как он мог совершить такое? Конечно, не мог! Он был слишком нежен с ней все эти дни, чтобы пойти на такое чудовищное злодейство.

Дверь рядом распахнулась. Она подняла взгляд, но вместо мускулистых икр горца увидела тощие ноги Роджера. Он наклонился к ее уху.

– Я думал принести тебе мужское достоинство негодяя. Но, к сожалению, твой безумный муж слишком глубоко засунул его в рот мертвеца. Я не захотел руки марать.

Нетта зажала рот рукой. Маленькие блеклые глазки Роджера буравили ее. Его длинный нос дергался. Мортейн холодными пальцами схватил Нетту за подбородок и дернул ее голову вверх, заставляя смотреть на него.

– Что вы здесь делаете? – Схватив Роджера за плечо, сэр Томас оттолкнул его словно ребенка.

– Я хотел успокоить леди, – ухмыльнулся Роджер. – Она расстроена из-за своего зверя-мужа.

Не нужно больше об этом думать. Этот мерзавец своим рассказом, как ни странно, развеял ее сомнения. Мерек не может быть таким порочным и злобным. А Роджер – вполне.

– Нет! Вы лжете, Мерек такого не сделал бы! – закричала Нетта, отпихнув его обеими руками.

Если бы сэр Томас не встал между ними, Роджер бы ее ударил. Нетта в этом не сомневалась. Прежде чем повернуться к бывшему жениху спиной, Нетта схватила Томаса за пояс, на котором висел меч, и потянула к себе. Она знала, что воин в любом случае последует за ней, но хотела быть уверенной.

Покинув замок Уиклифф, она превратилась в трусиху. Даст Бог, никто не поймет, что она больше всего боится оставаться с бароном наедине.

К сожалению, поняли.

Остаток дня сэр Томас следовал за ней по пятам. Даже если она шла из одного конца зала в другой, Томас не спускал с нее глаз, и Нетте это не слишком нравилось. Подойдя к нему, она откашлялась и сказала, что хочет побеседовать с ним о деле. Она утомила рыцаря своей болтовней. В смятении она начинала одну тему, забывала, начинала другую. Извинившись, Нетта наконец призналась, что обычно не так бестолкова.

Нетта и себя измучила. По дороге в спальню Мерек сказал, что хочет поговорить с ней. Испугавшись, что он станет отчитывать ее за самовольную отлучку, Нетта попросила его сначала заняться с ней любовью. Нет, не попросила. Потребовала.

Мерек показал ей, каким покладистым и сговорчивым мужем он может быть.

Она выказала ему свою благодарность.

После обычных громких стонов восторга Нетта, отдышавшись, заснула.


– Нетта, ты не поверишь, это случилось! Видишь костры? Слышишь Меган? Она играет прекрасную мелодию! Брайанна говорит, что скоро приезжают мои мама и отец. Ты не волнуешься за меня?

– Элиза, – нахмурился Коннор, стоявший в дверях рядом с Мереком.

– О-ох! Я совсем забыла. Тебя не полагается беспокоить. – Пробежав по комнате, Элиза исчезла за ширмой.

Коннор последовал за ней. Когда его большие руки сжали плечи Элизы, она вскрикнула.

– Когда ты научишься повиноваться мне, Мышка?

– Нетта слышала шум и костры видела. Она же смотрела в окно! Да и как она могла не смотреть, когда замок полон огромными людьми на косматых лошадях? – Элиза покраснела. Ветер задрал не один тартан, многое открыв любопытным взглядам.

– Что ты такого увидела, что у тебя щеки зарделись?

Коннор обхватил Элизу за ягодицы, приподнял, прижимая к своему налившемуся твердому копью, и крепко поцеловал в губы.

– Нечего глазеть на мужчин, когда ветер сильный. И не сомневайся, я тебя накажу, если увижу, что ты на их наготу заглядываешься.

Они спустились в большой зал приветствовать гостей. Не успело солнце подняться в зенит, как все помещения замка были заполнены представителями кланов, съехавшимися на торжество. Те, что рангом пониже, раскинули палатки между внешней и внутренней стеной замка. Для мытья такой толпы народа не хватало лоханей. Мерек посоветовал находящееся рядом озеро и воду из колодца.

– Я очень рассержусь, если увижу, что ты болтаешься у двери, разглядывая купающихся голых мужчин. – Коннор пристально посмотрел на Элизу. – Если уж тебе так нужно разглядеть мужское тело, можешь вымыть меня.

Элиза толкнула его локтем в ребра.

– Ну что за человек! Я на голых не заглядываюсь, – вознегодовала она. – Слышал бы мой отец эти слова, он бы тебе нос разбил, а может, даже твою бестолковую голову. Он запросто это сделает, и не удастся мне завтра выйти за тебя.

В комнате одновременно раздался тихий смех и взрывы хохота. Элиза попыталась сбежать. Коннор крепко держал ее.

– Я слышу, волынщик играет английскую мелодию. Твой отец у ворот. Разве ты не хочешь приветствовать родителей, чтобы твой отец сразу начал бить меня до полусмерти?

Элиза кинулась к двери. Коннор, усмехаясь, последовал за невестой.


Нетта плакала всю свадьбу Элизы. Чем больше она рыдала, тем сильнее нервничала невеста. Мерек хмурился:

– Жена, ты оскорбляешь меня своими рыданиями. Ты должна улыбаться и показать подруге, что супружество – счастливое занятие. – Он с сомнением посмотрел на Нетту. – Ты держишь себя так, будто ее ведут на заклание.

В ту минуту, когда пара произнесла клятву и семейство отправилось в часовню на свадебную службу, слезы Нетты высохли. Мерек решил, что дело в женском характере, но изменил свое мнение, когда слезы покатились из глаз отца Элизы. Ох уж эти англичане! Мерек презрительно фыркнул. Ни один горец не станет лить слезы из-за женщины!

Хотя Нетта нравилась ему, Мерек отказывался признавать, как важна она стала для него. Он не осмеливался любить ее. А гнев, который его охватывал, когда ей пытались причинить зло, дело вполне естественное. Когда кто-то угрожает его имуществу, любой взбеленится.

Мерек больше не позволит Мортейну близко подойти. Этот человек всем и каждому рассказывает, что не может дождаться союза с сестрой Нетты. Если ему так не терпится, почему он никак не уедет?

Мерек сомневался, что Роджер заинтересован жениться. Двигался он как-то не по-мужски. Но больше всего Мереку не нравилось, как Мортейн поглядывает на его оруженосца Дафидда.

Гости задержатся в замке еще на день, чтобы мужчины насладились охотой. Когда они приедут, надо, не давая Роджеру спешиться, предложить ему вернуться в Англию. Нахмурившись, Мерек сообразил, что не может командовать отъездом Мортейна. Нужно считаться с бароном Карсуэллом. Если бы Мерек не пообещал Нетте сдерживать гнев, он давно сбросил бы со скал костлявого мерзавца. Мерек притянул Нетту ближе.

– Мне руки больно! – Нетта ущипнула его за талию, привлекая внимание. Глянув вниз, Мерек, казалось, удивился, увидев жену.

– Не отходи от меня. Если тебе нужно уединиться, я пойду с тобой. – С суровым видом он похлопал ее по плечу.

Нетта покраснела от такого неделикатного предложения. Как уединиться с Элизой и объяснить ей, что происходит между мужчиной и женщиной? Она не хотела разговаривать с подругой в присутствии Брайанны или Меган. Они посмеются, если узнают о ее глупых россказнях.

Мерек оставил Нетту только на время, когда соревнованием кланов определялся самый сильный воин. Воины Блэкторна требовали, чтобы Мерек присутствовал на состязании. Никто не мог опередить его в метании копья.

Мерек за руку притащил Нетту к Дамрону.

– Буду очень благодарен, если ты присмотришь за Неттой, Дамрон. – Мерек прищурился. – Она имеет привычку бродить одна. – Подтолкнув ее к лэрду, он ушел.

– Нетта?

Тон Дамрона был резким и требовательным. Когда Нетта подняла на него глаза, он с каменным лицом скрестил на груди руки. Его глаза цвета морской волны сурово смотрели на нее. Как у Брайанны хватает смелости лечь в постель с этим мужчиной? Не теряя времени, Нетта кивнула.

– Я в отличие от своего глупого брата не понимаю, когда так опекают женщину. Тем не менее ты с этого места не сойдешь, понятно?

Дамрон ждал от нее ответа. Улыбнувшись, Нетта молча кивнула. Скоро она сможет поговорить с Элизой наедине. Увидев, что лэрд увлеченно наблюдает за разворачивающимися событиями, она попыталась улизнуть. Но не тут-то было.

– Я без колебаний поколочу тебя, если ты не подчинишься, ясно? – Голос Дамрона в отличие от выражения глаз был мягким.

– Я и шагу не ступлю. Честное слово!

Нетта не сомневалась, что лэрд выполнит свою угрозу. Элиза осталась на произвол судьбы.

Вздохнув, Нетта стала следить за соревнованием воинов. Святые угодники! Они и вправду сумасшедшие. Они метали не копья, как она думала.

Они бросали бревна. Стволы дубов.

Один из участников, присев на корточки, крепко обхватил ствол за тонкий конец и поднял. Уравновесив груз, воин ринулся вперед и метнул его. Если бросить ствол достаточно сильно, то он, кувыркнувшись в воздухе, приземлится на толстый конец и упадет вперед.

Конечно, Мерек победил, но вел он себя так, будто это обычное дело.

Это был очень долгий день. Нетте так и не выдалась возможность поговорить с Элизой наедине. После праздничного ужина, когда женщины увели невесту, чтобы помочь ей подготовиться ко сну, Нетта отказалась от своей затеи. Она надеялась, что ее подруга не слишком испугается, когда Коннор приступит к супружеским обязанностям.

Сразу же по окончании трапезы Мерек вывел Нетту из зала. Не успели они добраться до своей спальни, которая была напротив покоев новобрачных, как Мерек удивил Нетту своей чувственностью. Отослав Бран, он скинул одежду и раздел Нетту раньше, чем она успела прошептать коротенькую молитву.

В мгновение ока она оказалась на ложе, губы и руки Мерека неистово ласкали ее. Мерек решил довести ее до изнеможения и занимается этим основательно, подумала она. Когда его губы скользнули по ее животу к упругим завиткам между бедрами, Нетта чуть не выпрыгнула из кровати. Положив ноги жены себе на плечи, Мерек сжал ее талию и продолжал ласки.

Его губы и язык сладко мучили ее уже набухшую плоть. Гортанные возгласы выдавали возбуждение Мерека. Нетта не могла сдержать стонов. У нее не было времени размышлять, почему звуки, которые издают женщины, не такие радостные, как у мужчин. Нетта попыталась лежать молча, но Мерек играл ее сосками, и она окончательно перестала владеть собой. Бог с ними, с приличиями!

Нетта трепетала и таяла в его руках.

Длинные золотистые волосы упали Мереку на лицо, глаза горели страстью. Он напоминал гигантского кота, играющего с самкой. Мерек наклонился к губам Нетты. Внезапно раздавшийся крик остановил его.

– Что ты собираешь делать?

Голос Элизы. Они не слышали ответ Коннора.

– Они собираются делать вот это, – прошептал Мерек и сильным движением вошел в подрагивающее от нетерпеливого ожидания лоно Нетты.

– О да. Пожалуйста, продолжай делать именно это.

Мерек с радостью подчинился.


Проснувшись на рассвете, Нетта обрадовалась, что Мерек уже уехал на охоту. Наверное, накануне она слишком много съела на ночь. Где ведро? Когда приступ тошноты закончился, Нетта вытерла лицо мокрым полотенцем и сделала несколько глубоких вдохов. Подождав, когда желудок успокоится, она оделась и отправилась к Элизе.

– Почему ты солгала мне, Нетта? – набросилась на подругу Элиза, когда Коннор, вручив Брайанне брачную простыню, вышел из комнаты.

– Когда мы об этом говорили, я не лгала. Я действительно в то время верила в это.

– Как ты могла не знать? – сердилась Элиза. – Ты уже была замужем, когда наговорила мне эту чушь. Когда я гордо объявила Коннору, что готова, я думала, что он умрет от удара. Он побагровел и задыхался.

– А что произошло?

– Да ты не слушаешь! – Элиза с негодованием посмотрела на Нетту. – Я сказала ему, что готова. А что еще, по-твоему, могло произойти? Я встала на четвереньки, быстренько прочла молитву и ждала. – Элиза застонала и сделалась пунцовой. – Когда ничего не случилось, я повернулась и увидела, что Коннора вот-вот удар хватит. Я села рядом и похлопала его по спине. Он положил голову мне на плечо и не сразу смог отдышаться.

– Да? Ему так было плохо? Он не мог заниматься любовью, если болен.

– Легко тебе говорить. – Элиза впилась в подругу взглядом, потом закричала: – Он не был болен, Нетта! Он задыхался, стараясь сдержать хохот, потому что не хотел меня расстраивать.

– Прости, Элиза, – заломила руки Нетта.

Потом, ради дружбы, она рассказала, как прошла ее первая брачная ночь. Только сейчас Нетта поняла, какой Мерек чуткий и не стал делать посмешища из ее невежества.

Подруги немного помолчали, потом обе залились веселым смехом.

Меган влетела в комнату, жедая знать, что тут такого забавного происходит. Элиза выглянула в коридор удостовериться, что поблизости никого нет, и закрыла дверь. Нетта полагала, что не следует обсуждать их супружеский опыт, но…

– Ну и ну! – недоверчиво протянула Меган. – Я об этом узнала еще девочкой. Вы что, слепые? Неужели вы не видели, что у вас под носом вытворяют разные парочки?

А когда они рассказали Меган подробности их первой брачной ночи, она также хохотала до слез.

Брайанна пришла сказать, Что часовые увидели, как мужчины возвращаются с охоты, и все трое виновато умолкли.

Впереди едет воин. На руках он держит раненого.

Глава 26

Пока Мерек не спешился, Нетта почти не могла дышать. Его конь бил копытами и мотал головой, не желая заканчивать скачку. Дафидд ждал, пока Мерек успокоит животное и отдаст уздечку. Уверенная улыбка играла на красивом, по-волчьи хищном лице Мерека, когда он большими шагами направился к Нетте. Услышав слова Брайанны, она ужасно испугалась, решив, что на Мерека напал дикий вепрь. Но, увидев все своими глазами и узнав, что муж ее не пострадал, Линетт была вне себя от радости.

– Спасибо, Господи, благодарю тебя!

Но когда она поняла, что Роджер сегодня не уедет, ее охватило негодование. Она не видела следов крови. Значит, он не так уж серьезно ранен. Подбоченясь, Нетта нахмурилась.

– Чтоб тебя черти побрали! – пробормотала она и, услышав стоны Роджера, дернула Меган за рукав. – Видишь, он еще и трус! Я бы ему с удовольствием хорошего пинка дала, чтобы было из-за чего скулить.

Следующие две недели Нетта держалась поближе к комнате Брайанны. Даже Меган избегала заходить в зал, где Роджер бездельничал, положив ногу на табурет и постоянно требуя от хозяев замка внимания.

Брайанна держала Гарда рядом, волк рычал и скалился всякий раз, когда его золотистые глаза останавливались на Роджере.

Время шло так быстро, что Нетта обращала мало внимания на появившееся у нее странное недомогание. По утрам и за ужином ее мучила тошнота. Она рассудила, что если не станет есть, то рвота прекратится. Увы, это не помогло.

Все заметили, что она потеряла аппетит. Мерек и Дамрон понимающе улыбались. Как они могут считать ее непонятный недуг забавным? Однажды ярким солнечным утром, оставив брата, Мерек подошел к ней.

– Меган собирается поохотиться с ястребом и думает, что моя чудесная жена с удовольствием прогуляется. Что скажешь?

От радости, что может взять Туана на первую настоящую охоту, Нетта забыла про свой капризный желудок. Все утро они выпускали птиц за добычей. Простак, ястреб Меган, казалось, испытывал священный трепет перед изящным соколом Мерека.

Когда пришло время охотиться Простаку, тот стремительно ринулся за взлетевшей из кустов куропаткой. Как всегда, Простак видел только добычу и не заметил дерево, вокруг которого летала хитрая куропатка. Наткнувшись на преграду, ястреб рухнул на землю и удивленно вертел головой, не понимая, как тут оказался. Услышав смех Мерека, Нетта весело улыбнулась.

Отпустив Туана, она с материнской гордостью наблюдала, как маленькая пустельга взмыла в воздух. Туан быстро высмотрел добычу. Нетта дыхание затаила, когда ее воспитанник камнем упал вниз, схватил когтями мышь, а потом положил ее к ногам хозяйки.

Нетта намеревалась похвалить Туана за удачную охоту, но ей хватило одного взгляда на умирающую мышь. Линетт бросилась за толстое дерево, усыпанное оранжево-красными ягодами. Мерек пошел за ней и, пока ее выворачивало наизнанку, поддерживал ее голову, шепча успокаивающие слова. Его доброта совсем растрогала Нетту. Сегодня вечером она должна поговорить с Мереком. Проклятие берсеркера, похоже, подействовало, и ему нужно искать новую невесту.

Дождь барабанил по крышам замка, над лесом сверкали молнии, а Мерек страстно занимался любовью с женой. Нетта ждала, когда ее сердце немного замедлит ритм, чтобы сообщить Мереку о своей надвигающейся смерти.

– Муж, у меня ужасная болезнь. – Заметив его удивленный взгляд, Нетта, погладила его по щеке, чтобы успокоить. – Ты видишь, я не могу есть. Я только днем могу взглянуть на еду. Я скоро зачахну. Бог хочет наказать меня за мои грехи, – шептала она.

– Есть ли другие признаки этой тревожной болезни, милая?

Господи, что его интересует?! Она пытается подготовить Мерека к тому, что ему скоро понадобится новая жена, а он задает вопросы? Ни один англичанин не воспринял бы подобную новость с такой небрежностью.

– Да, есть. Все меня утомляет. Вероятно, из-за моего ослабленного состояния. Я скрывала это от тебя.

Мерек не произнес ни слова, и Нетта умолкла. Похоже, он обдумывает создавшееся положение. Ожидая ответа, Нетта прижалась головой к груди Мерека и слушала убаюкивающий стук его сердца. Не успел он высказать свои мысли, как она заснула.

Она спала очень крепко и не слышала слов мужа.

А он нежно обнял ее, касаясь подбородком ее макушки, и нашептывал в ухо, как он счастлив и горд.

Если родится сын, у него будет отец, который признает его. Мальчик не будет бастардом, лишенным наследства. Мерек улыбнулся, подумав о дочери, которую будет нянчить и одаривать отцовской любовью. Любовью, которой не знала Нетта. Пол малыша не имеет значения. И сын, и дочь вырастут в любви.

Он давно заметил, как изменилась грудь Нетты, и знал, что с их первой ночи у нее не было месячных. Она ничего не знала о признаках будущего материнства, поскольку Уиклифф отправлял обрюхаченных им женщин из замка, зная, что жена замучит его выговорами о прижитых на стороне потомках.

На следующий день Мерек выведет Нетту погулять. Они отправятся в полдень, когда ее желудок обычно не бунтует. Они перекусят сыром, хлебом и вином, и он объяснит любимой, что она не больна, а беременна.

И если повезет, Роджер, это жалкое подобие мужчины, уедет до их возвращения.


– Что? – Если бы не шум водопада, все в замке услышали бы крик Нетты. – Я не умираю? Почему ты мне раньше не сказал? Я последнюю неделю напрасно волновалась?!

– Любимая, если бы ты доверила свои опасения мне, я быстро бы их развеял, – улыбнулся ей Мерек. – Я уже говорил тебе, как я счастлив?

Это величайшая радость – знать, что у них будет ребенок. Мерек любил Нетту. Его жена стала важной для него. Любовь – первое, о чем он подумал, когда заподозрил, что Нетта беременна.

Легенда о берсеркере не давала Мереку покоя. Как он сможет жить, если потеряет Нетту?

При этой мысли Блэкторна охватил страх. Он крепче обнял Нетту и поклялся просить Блэддина не допустить, чтобы с ней что-то случилось. Мерек верил в валлийского знахаря, поскольку тот был единственным, кому удалось спасти Брайанну, когда она лежала при смерти. Мерек был тогда рядом и видел все своими глазами. И поежился, вспомнив опасения за ее жизнь.

Прижимая Нетту к груди, он шептал ей о своей любви. Внезапно его охватило дурное предчувствие чьих-то злобных намерений. Едва Мерек успел это осознать, как от страшного удара у него буквально искры из глаз посыпались. Отчаянно закричала Нетта. Огромным усилием воли Мерек боролся с чернотой, затуманивающей мозг.

Открыв глаза, Мерек увидел, как Роджер ударил Нетту по лицу. Мерек взревел от ярости, заглушая ее крик боли. Пошатываясь, поднялся. Выхватил меч.

Мерзавец вился кругом, налетая на него.

– Почему ты не умер, валлийский ублюдок? – Визг Роджера перекрывал шум воды. – Кар-Колдуэлл и его золото будут моими. Я вырву сердце из твоей груди. Линетт отнесет его своему отцу. Я заставлю Уиклиффа отдать дочь мне. – Его глаза пылали триумфом.

Мерек отражал удары Мортейна, не давая подойти к лежащей Нетте. Это оказалось непросто. К удивлению Мерека, барон отлично владел мечом. Он молниеносно рассек Мереку лоб. Горячая кровь потекла из глубокой раны, заливая глаза. Мощный удар в голову заставил покачнуться.

– Рассказать, как она порадует меня? – брызгал слюной Роджер. В глазах негодяя горела злоба. – Всякий раз, когда она откажется взять в рот мой язык, я буду отрезать тебе палец. – Его губы дергались. – Что вы думаете об этой прекрасной идее, сэр Ублюдок? – Безумие Мортейна, которое до поры было незаметно, стало очевидно.

– Что думаю? Я за это вам язык вырву, барон Простофиля. – Если привести Мортейна в ярость, он потеряет бдительность. Меч Мерека сверкнул в воздухе, оставив кровавый след на груди барона.

– Простофиля? Простофиля?! – Испуганные воплями Роджера птицы с криком вспорхнули с деревьев. – А кто, как не я, наказал того мужлана? Он получил по заслугам! Я очень хитер.

– Хитер? Это смешно. Такого жалкого типа кто угодно обманул бы. – Мерек полоснул Роджера по ноге.

– Смешно? Ты услышишь смех! Я посмеюсь, когда сочный ротик твоей ведьмы станет ублажать меня. Она это сделает. И с радостью! Я тебе яйца отрежу и отдам ей поиграть!

Как смеет этот подлец говорить такие мерзости о его Нетте? Мерек перестал сдерживать свой нрав. Ярость вырвалась на волю. Глаза сощурились, ноздри затрепетали. Губы сжались в твердую линию.

Он хлестнул мечом по левой щеке Роджера. Это он вырвет сердце из груди Мортейна и скормит Гарду! У Мерека было ощущение, что он стал выше ростом. Его дикое рычание сотрясало воздух. Он нападал и отражал удары. У обоих из ран на груди и руках текла кровь.

Краем глаза Мерек увидел, как Нетта поднялась. Вздрогнув, он пытался взять себя в руки, помня свою клятву больше никогда на глазах у Нетты не превращаться в берсеркера.

– Малыш, – насмехался он над Роджером, – не думай, что у тебя хватит сил удовлетворить женщину. Твой стручок не порадует даже давно истосковавшуюся по мужчине вдову. Я слышал, что он у тебя не больше, чем у ребенка.

Роджер побагровел. Мерек поморщился и чуть не выронил меч, прочитав безумные мысли Роджера. Сжав рукоять меча, Мерек снова подстрекал противника:

– Что за жалкое тело! С костлявой грудью и тощими ногами ты похож на цыпленка. Мой оруженосец и то мужественнее тебя.

Сумасшедшие мысли Мортейна врывались в ум Мерека, ослепляя жгучей болью. Он видел только какие-то тусклые вспышки.

– Оруженосец?! – заорал Мортейн и ринулся вперед. Мерек качнулся в сторону. Его колено подогнулось.

Роджер метил в сердце, но промахнулся, глубоко вонзив меч в плечо Мерека. Пальцы Мерека резко разжались. Он взревел от ярости и боли. Меч выпал из рук. Алое пятно расползалось по тунике, кровь текла по руке и капала с пальцев. Пошатываясь, он нащупывал короткий меч, который всегда носил на боку. Оружия не было. Мерек тряхнул головой, пытаясь смахнуть заливавшую глаза кровь.

Нетта, сжав камень, высматривала возможность помочь Мереку. И задохнулась от страха, когда его меч упал на землю. Не размышляя, она швырнула в Мортейна камень и попала ему в висок. Пока барон приходил в себя, Нетта метнулась к Мереку, схватила лежавший у его ног меч и обеими руками стиснула рукоять.

Мортейн со злобным торжеством ринулся на противника.

– Нет! Ты его не убьешь! – закричала Нетта.

Чуть согнув колени, она стояла у ног Мерека, подняв оружие. Роджер замахнулся, чтобы вонзить стальной клинок в грудь Блэкторна. Нетта метнулась навстречу негодяю. Ее меч проткнул Роджера насквозь.

Мортейн замер на месте. Его губы беззвучно двигались. Через пару мгновений он рухнул ничком. Рукоять пронзившего его меча ударилась о землю. Дыхание Роджера с хрипом вырывалось из легких.

Мерек упал рядом. Нетта закричала и попыталась оттащить его подальше. Но не могла даже сдвинуть. Набрав побольше воздуха, она схватила Мерека за здоровую руку и изо всех сил дернула. Наконец она повернула его на спину. Он придавил край ее туники. Поскольку выдернуть ее было невозможно, Нетта сбросила тунику.

Нетта рыдала так громко, что ничего не слышала и не видела. Вытерев распухшие глаза, она увидела валявшийся короткий меч мужа, который Роджер выхватил у Мерека, когда ударил его по голове. Нетта схватила меч и разрезала свою тунику на длинные полосы. Сложив каждую в несколько слоев, она плотно прижала одну к ране Мерека. Сколько крови! Ткань мгновенно промокла. Отчаявшись остановить кровотечение, Нетта добавляла все новые куски ткани. Склоняясь над мужем, она молила Бога помочь ей.

– Пожалуйста, Господи! Пожалуйста, не дай ему умереть, – повторяла Нетта, всхлипывая от страха.

Она боялась не за себя. Сейчас не время лгать.

Она отчаянно боялась потерять Мерека. Как она станет жить без его заботы о ней, чуткости, без его волшебных поцелуев? И никогда больше не затрепещет ее сердце, когда он большими шагами гордо войдет в замок. Никогда он не ляжет с ней в постель. Этого она не могла вынести.

– Пожалуйста, Господи, не забирай его. – Слезы капали с ее подбородка. – Когда мы станем седыми и старыми и наши дети и внуки тоже постареют, тогда забери нас вместе. – Нетта почувствовала, как по телу Мерека пробежала судорога. Решив, что это отлетает его душа, она закричала еще громче. – Ты не можешь забрать его, Господи. Он мой. Я больше не прошу – приказываю тебе, лучше послушай меня, – пригрозила она.

– Ты хочешь утопить меня, жена? – Голос Мерека был слабым.

– Спасибо, Господи! Спасибо! – Нетта покрывала поцелуями лицо Мерека, залитое ее слезами. Он попытался поцеловать ее в ответ. Его ласка успокоила ее.

– Ты ранена? – В его глазам блеснул страх.

– Нет, но я не знаю, что делать с тобой. – Голос Линетт дрожал.

– Моя рана… – прошептал Мерек. – Какая она?

– В плечо. Лезвие вошло выше ребер. – Дрожащей рукой Нетта погладила его по щеке. – Никогда не видела столько крови.

– Сними сумки с седла и отправь коня в Блэкторн.

Мерек на гэльском произнес команду, которую Нетта должна дать огромному боевому коню. Она поспешила сделать это и тут же вернулась к Мереку.

– Фляга, – задыхаясь, выговорил он. – Пить…

Схватив мешок, Нетта торопливо вывалила его содержимое на землю. Вытащив пробку, она поднесла флягу к губам Мерека. Он отпил большой глоток крепкого виски. Да пусть хоть все выпьет, если это уймет боль! Мерек не мог глотать быстро, жидкость потекла по лицу. Только тогда Нетта сообразила, что слишком щедра.

– Зажми мою рану коленом, любимая. И разрежь плед на полосы, чтобы туже забинтовать.

Пока Нетта резала плед, Мерек стискивал зубы. И пытался помочь, когда она бинтовала его. Каждый раз, когда он вздрагивал, она вскрикивала, будто сама мучилась от боли. Когда Мерек потерял сознание, она еще быстрее стала перевязывать его раны.

Во втором мешке Нетта нашла трут и кремень. И побежала за одеялом, привязанным к ее седлу. Обогнув бездыханное тело Роджера, она прикрыла Мерека. Солнце скоро сядет, и после заката похолодает.

Не выпуская Мерека из виду, она собрала все ветки, которые могла найти. Каждые несколько минут она бросалась назад, чтобы пощупать его лицо и прислушаться к дыханию. Собрав достаточно дров, Нетта боролась с кремнем, пока искра не зажгла прутья и тоненькую ветку.

Слава Богу! Скоро она уже разожгла настоящий костер. Что это за ужасные звуки? Задыхаясь, Нетта огляделась. Волки! Они выли в отдалении, почуяв запах крови. Она не знала, как отогнать их. А если оттащить тело Роджера в лес? Волки займутся им и не доберутся до Мерека? Дрожа, она растирала руки, уставившись на труп с намертво зажатым в руке мечом. Меч Мерека остался там, куда она его воткнула. Зажав рот, Нетта перекатила труп и схватилась за рукоять меча, торчащую из живота. Потянула. Никакого результата. После нескольких попыток, упершись ногой в ребра мертвеца, она вытащила меч. Положив его рядом с рукой Мерека, Нетта вернулась к убитому.

Схватив его за ноги, она закрыла глаза и потащила тело. Не успела она сделать и пяти шагов, как поскользнулась и упала. Поднявшись, она повернулась к трупу спиной, зажала его ноги под мышками и что есть сил поволокла как повозку. Когда силы кончились, она бросила мертвеца и побежала к Мереку.

Нетта положила рядом с мечом большую ветку. Если волки подойдут ближе, она подожжет ее и отпугнет их огнем. Если огонь не поможет, она их всех убьет. Убьет!

Всякий раз, когда Мерек открывал глаза, Нетта по капле вливала ему в рот виски. Это уменьшило боль, поскольку вскоре он заснул. Она ждала. Услышав, что волки подбираются ближе, Нетта решила для начала пугнуть их шумом.

Она запела. Громко. Это было весьма внушительно. Вой волков стал тише. Гордая своей выдумкой, она пела и кричала, пока не увидела, что ее окружили всадники. Она умолкла на полуслове.

– Можешь перестать терзать наш слух, Нетта. Вы с Мереком немного поссорились? – Дамрон спрыгнул со своего белого коня и наклонился к брату. Только тогда Нетта сообразила: Дамрон думает, что это ее рук дело.

– Не смейте говорить, что я тронула хоть волосок на его голове! – Она завопила так громко, что разбудила мужа.

– Умоляю! Ради Бога, прекрати. Такое впечатление, что мне раскаленную добела сталь в уши втыкают. – Покосившись на нее, Мерек прошептал брату: – Она ужасно громко поет, – Заметив усмешку Дамрона, Мерек предупреждающе прищурил глаза. – Осторожнее, брат. Она убила человека моим собственным мечом.

– Хорошо, Нетта, но где тело того, кто это сделал? Не думаю, что ты позволила уйти человеку, который нанес такую пустяковую рану.

– Пустяковую? Так вы это называете?

Сжав кулак, Нетта перепрыгнула через Мерека и изо всех сил ударила Дамрона в подбородок. «Боже! Как руку больно!» Подняв бро