загрузка...
Перескочить к меню

Заварушка на Фраксилии (fb2)

- Заварушка на Фраксилии (пер. Б. Кадников, ...) (а.с. Дель Каб – космический курьер-1) 460 Кб, 249с. (скачать fb2) - Дуглас Хилл

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Дуглас Хилл Заварушка на Фраксилии

Часть первая Погоня на суперсвете

Глава 1

Когда с Фраксилии поступил заказ, я ничего о нем не знал. Дело в том, что незадолго до этого я велел Поси, которая заправляла почти всем на моем корабле, записывать все поступающие заказы, а меня не беспокоить. Так она и делала — записывала сообщения, анализировала и сортировала их до времени, покуда я не почувствую себя в силах общаться с внешним миром. С некоторых пор мне приходилось прибегать к подобным мерам, поскольку обилие мелких заказов с отсталых и малозначительных планет мешало мне размышлять.

Мысли мои тогда занимала — вернее сказать, лишила меня сна и покоя — как раз такая отсталая, убогая планетка под названием Ицефал-2, конечный пункт нашего маршрута. Направляясь к сектору, в котором находилась солнечная система Ицефала, мы приблизились к Сетевому Перекрестию в районе туманности Лагуна и сбросили скорость до полусуперсветовой, одновременно взяв курс ко второму уровню Галактической Сети. Подавляющее большинство судов, оснащенных, как правило, хуже нашего, проходило район Перекрестия на низшем «суперсвете» и вдобавок дрожа как осиновый лист из-за вселяющих ужас историй о незадачливых звездолетчиках, влетевших впопыхах не в ту воронку и на столетия затерявшихся в замкнутых петлях Перекрестия. Но у нас была Поси, пилот и штурман выше всяких похвал, а посему, покинув кресло в рубке управления и перепоручив корабль заботам интеллектоида, я отправился в свои личные апартаменты, где вновь предался невеселым раздумьям. Стремясь снять стресс, я отдал должное «Прохладе» — чудодейственному бальзаму — и некоторое время размышлял о сумме, которую увезу с Ицефала-2.

Если, конечно, мне суждено улететь оттуда.

Планету эту населяли миллионы небольших, голубокожих, многоруких и многоногих, отчаянно вспыльчивых параноиков, обожающих разнообразно и изобретательно мстить за нанесенные им оскорбления, подлинные и мнимые. С более чувствительными негумами (представителями негуманоидных рас) мне сталкиваться не доводилось, и по этой причине я едва не отказался от их предложения, а значит, и от комиссионных. Однако за несложную перевозку — доставку скульптуры, которой, по замыслу ицефалийцев, предстояло стать гвоздем программы всепланетного празднества, — назначили чрезвычайно соблазнительное вознаграждение, и, по простоте душевной вообразив, будто получу деньги, палец о палец не ударив, я согласился.

Вместо этого, думал я с горечью, сидя у себя в каюте и рассеянно поглощая вторую порцию «Прохлады», мне пришлось предстать перед лицом реальной перспективы потерять единственное, чем я дорожу, — репутацию межпланетного курьера. А может, и нечто более ценное — жизнь.

Начиналось все как нельзя лучше. Я авансом получил половину денег за доставку и собственно предмет перевозки — треклятую скульптуру. Ее творец, известнейший ваятель (древний, замшелый, вонючий, полуслепой старец), проживал на личном, специально благоустроенном для него астероиде в непосредственной близости от Дома — системы, где и по сию пору еще вращается старушка Земля. Пока скульптуру грузили в трюм, старикашка крутился рядом, шипел, брызгал слюной и без умолку бубнил, до чего ценно его детище, да как оно хрупко, да как легко его попортить — и так далее, до тех пор, пока я не перестал его слушать.

После этого я постарался поскорее забыть о скульптуре, водворившейся в трюме. Не могу назвать себя тонким ценителем искусства, но то, что этот шедевр мне не по душе, я понял точно и сразу. Меня от него мутило. Скульптура была размером с обычную комнату, цвет имела небесно-голубой (что, вероятно, и привлекло к ней внимание ицефалийцев) и в целом представляла собой переплетение маленьких фигурок как людей, так и всевозможных негумов, которых объединяло только одно: все они страдали под пытками, на редкость разнообразными и отвратительными. Возможно, идея произведения заключалась в том, чтобы донести до зрителя представление о том, что ждет его после смерти. Изготовлена скульптура была из миллионов тонких волокон, похожих на шероховатые волоски, на все лады завитые, заплетенные в косички, связанные между собой узелками и не распадающиеся благодаря изобретенной дряхлым скульптором секретной технологии, которую, по моему предположению, можно было назвать «поляризационным отверждением».

Вот только добиться полного отверждения этой конструкции никакой поляризацией так и не удалось.

Первой обратила на это внимание моя компаньонка Мела Йордер, миниатюрная, стройненькая, темноволосая, с лучистыми голубыми глазами и телом гибким, как у ондилийского ангела-танцовщика, но с душой и умом полицейского, кем она довольно долго была. Мела сохранила все навыки и ухватки, приобретенные за годы полицейской службы, в том числе превосходную наблюдательность, иными словами, умение подмечать разные разности, в основном, мои мелкие ошибки и промахи.

Вскоре после того, как мы оставили старикашкин астероид, Мела решила еще раз взглянуть на скульптуру и отправилась в трюм, бормоча по дороге себе под нос словечки типа «шедевр» и «потрясающе» — в общем, издавая все те звуки одобрения, какие положено издавать в подобных случаях. Не прошло и минуты, как она с криком примчалась обратно.

— Карб! Быстрей! Оно рассыпается!

Незамедлительно спустившись в трюм, я заглянул в иллюминатор, и внезапно у меня засосало под ложечкой. Пол в трюме был усыпан исходным материалом астероидного творца — голубыми веревочками, а часть фигур, составляющих композицию, определенно выглядела иначе. Все так же отвратительно, но иначе. Они уменьшились и как-то искривились.

Мела опять завопила:

— Карб, идиот ты недоделанный! — (Мела обычно зовет меня по фамилии. Ей так больше нравится, и я не возражаю.) — Кретин! Ты оставил там воздух!

Постепенно я припомнил, что в болтовне старикашки скульптора, к которой мне, похоже, все-таки стоило прислушаться, действительно проскальзывало упоминание о том, что хранить его творение следует почти в полном вакууме, можно с небольшими добавками неона и гелия, но кислород категорически исключается, иначе скульптура погибнет. Старому придурку следовало быть не таким надоедливым и следить за гигиеной! Кроме того, мы с Мелой отвечали за груз вдвоем, о чем я не преминул коротко ей напомнить.

— На тебя хоть в чем-нибудь можно положиться, дырявая ты башка?! — заорала Мела, которая уже успела приказать Поси изменить состав атмосферы в трюме. — Что мы теперь скажем ицефалийцам?

— Ничего, — ответил я. — Я ее восстановлю.

— Ты? — в голосе моей спутницы прозвучали недоверие и насмешка, но я отнес их за счет охватившего ее волнения. Несколько веских аргументов — и, махнув на меня рукой, разъяренная Мела молча удалилась в свою каюту.

И я, обуреваемый неведомым доселе вдохновением, восстановил скульптуру.

Я облачился в скафандр и вошел в трюм, где, осмотрев скульптуру, нашел, что основная ее часть вновь обрела прежние формы, однако валяющиеся на полу волокна и фрагменты бесполезны, поскольку непонятно, какому мученику что принадлежит. Впрочем, это было уже неважно. Я вышел из трюма и вооружился тюбиком универсального клея и парой собственных носков приятного оттенка «голубой электрик». Это были мои любимые носки — но искусство требует жертв! Вернувшись в трюм, я распустил носки на нитки и, безвозвратно загубив в процессе творчества пару перчаток, залатал прорехи в тех частях скульптуры, которые более прочих бросались в глаза.

Занятие это, скучное и утомительное, отняло у меня массу времени, зато результаты ремонта превзошли все ожидания. Всякие следы аварии исчезли. Но когда я лестью выманил Мелу из каюты и отвел в трюм, чтобы она оценила творение рук моих, ее губы — обычно розовый розанчик — сжались в тонкую язвительную полоску.

— Ужасно! — был ее приговор. — Ицефалийцы выпустят тебе кишки и повесят тебя на них, Карб.

Высказавшись, Мела прошествовала обратно в каюту. Вскоре вернулся к себе и я, дабы утешиться «Прохладой». Перед этим, все время, пока я следил за точнейшими маневрами, которые предпринимала в виду Перекрестия Поси, мне не давало покоя последнее, особенно красочное замечание Мелы. После пары бокалов бальзама мои сомнения сменились уверенностью, что она, пожалуй, недооценила возможную реакцию населения Ицефала.

Вопреки всем ожиданиям, на Ицефале нас приняли более чем радушно.

Отблагодарили нас по-царски, и никому не показалось странным то обстоятельство, что мы дрожали и обливались потом. По крайней мере я. Мела — та в минуты сильного волнения белеет, и глаза у нее делаются темные-претемные. Возможно, маленькие голубые негумы сочли, что люди всегда так выглядят. Может, на Ицефале люди и впрямь всегда выглядят именно так…

Короче, с благоговейным трепетом выгрузив скульптуру из корабля в прозрачный контейнер, заполненный нужными газами, они укатили ее, ничего не заметив и издавая приглушенные возгласы восхищения. Несколько ицефалийцев ненадолго задержались у корабля, чтобы сообщить мне, что доставленный мной груз займет центральное место на их традиционном празднестве, посвященном памяти одного из здешних вооруженных до зубов народных героев. Вероятно, эта штука и впрямь была шедевром отображения боли и страданий, но я слушал не слишком внимательно, сосредоточившись главным образом на том, чтобы устоять на подгибающихся ногах.

Меня похлопали по спине многочисленными руками, вручили пластиковую кредитку с остатком платы за перевозку и в заключение сообщили, что полагают специально сочинить и исполнить на празднике песнь в честь «Делмора Карба, самого надежного и исполнительного курьера в галактике». Заикаясь, я отклонил предложение лично присутствовать на премьере песни, невразумительно пробормотав какой-то более-менее убедительный предлог, и, поспешно откланявшись, позволил Поси унести нас с Мелой прочь от Ицефала-2 — к нашему общему облегчению.

На этом мы покончим с приобщением к искусству, решил я. Но когда я объявил об этом Меле — шутки ради, просто чтобы разрядить обстановку — она разбранила меня и снова надолго удалилась на свою половину.

Через некоторое время, когда мы, разогнавшись до полусуперсветовой, отдалились от Ицефала на приличное расстояние, я попросил Поси прокрутить для меня все принятые по комм-связи сообщения. Лежа в противоперегрузочном ложе, я наслаждался ощущением покоя и безопасности, в том числе и временной финансовой, поскольку все вырученные деньги без промедления перевел на свой счет в Федбанке.

Это было одно из тех мгновений, которые хочется длить вечно, смакуя по крупицам… впрочем, всем знакомо это чувство, когда опасности позади и вокруг воцаряются мир и покой.

Это были последние часы мира и покоя, какими мне выпало насладиться перед долгим периодом кошмара, ужасов и страха.

Сообщение с Фраксилии сразу же показалось мне очень интересным. С этим согласилась даже Мела, вскоре присоединившаяся ко мне (я велел Поси показать принятое сообщение Меле, благо в ее каюте тоже был экран. Я не из тех, кто долго злится). Мела заметила, что кое-что кажется ей подозрительным. В ответ я напомнил, как часто она находила подозрительными множество иных вещей, не стоящих выеденного яйца, и что виной тому ее полицейский образ мысли. Она отмолчалась и велела Поси повторить сообщение.

К нам обращался великий эмиссар планеты Фраксилия при Объединенной Федерации. В сообщении говорилось, что великий эмиссар в ближайшее время отправляется в ОФ-Централ и по пути хотел бы снестись со мною лично, чтобы с глазу на глаз обсудить одно чрезвычайно деликатное дело. Далее следовало, что по соображениям секретности я должен в точке с указанными координатами и в строго оговоренное время вывести корабль в субсвет и ждать встречи с лайнером эмиссара.

— Секретность и деликатность, вот что мне подозрительно, — сказала Мела. — Когда такая важная шишка, как эмиссар ОФ, просит о тайной встрече, добра не жди.

— Но почему? — искренне удивился я. — Секретность и приватность встреч важным людям нужнее чем кому бы то ни было. — А про себя добавил: к тому же ему нужен именно я. Эта мысль приятно щекотала самолюбие. Помимо всего прочего, просьба эмиссара означала, что я медленно, но верно вхожу в высшие круги. Я не мог позволить Меле испортить подобную перспективу.

Мела нахмурилась.

— Ты сказал, людям. Значит, Фраксилия населена людьми?

— Понятия не имею. Просто оборот речи.

Мела повернулась к Поси.

— Подготовь-ка полный обзор по Фраксилии.

— Подожди, — поспешил я вмешаться, — нам не нужны несущественные подробности. Это займет не один час…

Я не преувеличивал. Поси, оснащенная по последнему слову комм-лучевой связи, легко могла связываться с сервомеханизмами и искусственными разумами, вблизи или на расстоянии. Она могла практически из любой точки Галактической Сети подключаться к инфосистемам других миров, вплоть до всеобъемлющего энциклобанка ОФ-Централа. О том, сколько там накоплено сведений о Фраксилии, можно было только догадываться. И какая их часть окажется полезна в нашем случае — тоже. В одном я был абсолютно уверен: в необыкновенной способности Поси штудировать всевозможные бессмысленные, бесполезные и утомительные данные вроде годовых изменений валового национального продукта или состояния местных природных ресурсов.

С думающими машинами очень тяжело иметь дело. Они почти как люди. Иногда они просто не хотят думать.

И тем не менее Поси стоила потраченных на нее килокредов. На сегодняшний день она была самым совершенным интеллектоидом — искусственным разумом, помещенным в нечеловеческую оболочку, — значительно более способным и полезным, чем все последние модели многоцелевых человекоподобных мандроидов. И куда более дорогим. По сути, только планеталлионеры и иже с ними могли позволить себе подобную роскошь. В свое время, скопив после нескольких удачных операций кругленькую сумму, я купил Поси и с тех пор не раз убеждался, что во многих отношениях это именно то, что мне нужно. Классификационное наименование Поси — «полифункциональный организующий и служебный интеллектоид» — обещала многое: ведь что может быть полезнее и важнее организации и служения? Однако несмотря на все свои прелести, Поси запросто могла довести любого до белого каления — она обладала педантичностью скороспелого, самовлюбленного вундеркинда. Впрочем, после каждой вспышки гнева я убеждался, что без Поси я как без рук.

— Дай краткий обзор, Поси. Только самое главное, — распорядился я, стараясь не обращать внимания на остановившийся тяжелый взгляд Мелы.

Поси исполнила все в точности и сообщила, что Фраксилия — слабонаселенная планета, принадлежащая людям и присоединившаяся к ОФ менее трех сотен лет назад. Далекая, бедная и отсталая. Нищета сказалась там на всем, в том числе и на рождаемости, в связи с чем население планеты исчислялось сейчас всего несколькими миллионами человек, занятых преимущественно маломеханизированным сельскохозяйственным трудом. Власть на планетке была представлена абсолютной монархией в лице Царебога ю`Иггзраджипайла Первого. Об этом правителе ходило множество сомнительных слухов, помимо прочего (я разрешил Поси привести только один пример) — о его удивительной плодовитости. Все царебоги необычайно долго жили и были потрясающе богаты.

— Царебог и его двор живут в роскоши столь же неслыханной, как и нищета его подданных, — завершила обзор Поси, избрав для заключительной фразы самый неодобрительный тон, какой имелся у нее в запасе. Видимо, интеллектоидам высоких уровней присуща тяга к исправлению смыслов.

— Поси, будь добра, придерживайся фактов, — твердо попросил я. — Это все?

— Да, Дел, — ответила машина. — Но если вы хотите услышать какие-нибудь подробности…

— Нет, нет, — поспешно заверил я и продиктовал ей координаты, указанные в сообщении эмиссара, наказав вблизи этой точки сбросить скорость до субсветовой. Потом повернулся к Меле и улыбнулся: — Довольна? Это все, что нам нужно знать о Фраксилии.

Мела поморщилась.

— Поси права. Дерьмовая планетка. Люди голодают, а царебог жирует…

Я вздохнул. Время от времени проявления мировой несправедливости вызывали у Мелы вспышки раздражения, и я ничего не мог с этим поделать, хотя всеми силами пытался открыть ей глаза на реалии жизни. Но я не терял надежды. Убеждать и разъяснять — иного способа открыть ей глаза я не видел.

— Мела, любовь моя, — проговорил я терпеливо, — Фраксилия — провинциальный мир, о котором мы, в общем, ничего не знаем. И изменить там мы ничего не можем. Наше дело — выполнять заказы, доставлять груз по назначению. И не наша вина, если люди, которые платят нам за службу, не слишком приятны. Мы можем требовать от них только одного — чтобы они платили нам в срок и сколько было уговорено и не втягивали нас ни во что противозаконное или опасное.

— Положим, о соблюдении законности ты не слишком печешься, — отрезала Мела.

— Может быть, раз или два я и шел на сделку с совестью, — ответил я ледяным тоном. — Но в бизнесе это бывает сплошь и рядом, если компромисс идет на пользу делу.

— Карб, — перебила Мела, — должна сказать, что никогда еще мне так не хотелось прекратить с тобой всякие отношения. Особенно когда ты начинаешь лицемерно рассуждать о своих проделках…

— Отлично! — рявкнул я. — Ты, верно, соскучилась по Федполу! Теплое местечко девочки на побегушках наверняка еще ждет тебя!

— Пожалуй, я так и сделаю! — заорала она в ответ и в очередной раз скрылась в своей каюте.

Я откинулся в противоперегрузочном ложе, улыбаясь себе под нос. Это был третий за сегодняшний биодень оскорбленный отход Мелы на свои позиции и вторая угроза уволиться за бионеделю. Кажется, очень скоро мы побьем наш последний рекорд. Но, сказал я себе, не стоит слишком провоцировать ее. Это некрасиво. И кроме того, может статься, подобные стычки расстраивают ее.

Впрочем, я ничуть не сомневался, что подобные выходки Мелы — чистый блеф. Согласившись работать со мной — в то время она служила агентом Федпола и работала по легенде, — она первым делом заявила, что толкнули ее на это только деньги и что в предприятиях подобного рода ее привлекает возможность активно и полноценно проводить время без риска для жизни, которому нередко подвергаются агенты Федпола. Все это, а также скандальный характер Мелы, за два года наших совместных полетов проявившийся во всей своей красе, я принял добродушно и доброжелательно, поскольку был уверен, что за ее язвительностью скрывается нечто иное, более приятное. Я был твердо уверен, что за ширмой нашего неспокойного сотрудничества растет дружба, если не сказать привязанность, хотя Мела, надо отдать ей должное, ни разу ни на что подобное не намекнула ни словом, ни делом. Возможно, причиной тому были грубые, бесцеремонные и холодные манеры, накрепко вбитые ей в голову на федполовских курсах. Но, честное слово, я и без намеков почувствовал, что между нами возникла некая теплота, и накрепко уверился, что стоит проявить терпение — и робкие ростки этих чувств пробьются к свету, расцветут и принесут обильные плоды, новые стороны нашего с Мелой партнерства.

Утешался я тем, что девушка попросту не отдает себе отчета в истинной природе своих чувств — таковы женщины. И, ощущая потребность так или иначе проявить их и тем самым ослабить внутреннее напряжение, она закатывает короткие, но бурные скандалы. Показывает характер.

Впрочем, мне от этого было не легче. Нелегко находиться на одном корабле с молодой привлекательной особой — ни габариты корабля, ни раздельные каюты дела не меняют. Если быть честным до конца, пару раз я позволил себе подъехать к Меле с легчайшей прелюдией. Но поскольку в награду за все свои старания получил лишь насмешки и недвусмысленные выражения неприязни, то отступился, сказав себе, что Мела определенно еще не достигла той ступени зрелости, когда женщине понятны собственные переживания, и, затаившись, продолжал терпеливо ждать.

Однако в период этого целомудренного ожидания ничто не мешало мне мечтать и фантазировать. Чем я и занялся, удобно устроившись в ложе. В голове, приятно переплетаясь с обычными картинами нашего с Мелой совместного времяпрепровождения, возникали и другие заманчивые картины — я воображал себе то великого эмиссара, то царебога, то гадал, чего им от меня надо и что они могут дать мне взамен.

Лишь два или три раза мне приходилось выполнять работу для высшей аристократии ОФ и особ королевской крови. И мне подумалось, что встреча с фраксилийцем может стать поворотным пунктом в моей карьере.

Обладай я хоть малейшей способностью к предвидению, поворотный миг настал бы тогда же. Я бы немедленно развернул корабль и полным ходом умчался от места встречи с эмиссаром, от Фраксилии, из этой части галактики, из самой галактики и даже из вселенной.

Глава 2

По моим подсчетам, достигнуть места встречи мы должны были к середине следующего биодня. Поэтому я первым делом славно пообедал — в одиночестве и тишине, поскольку Мела все еще дулась — а затем погрузился в освежающий сон. Я прекрасно себя чувствовал и увидел отличнейший сон, в котором сиятельный царебог с отеческим видом осыпал меня богатством и всевозможными титулами и окружал всяческим почетом.

За сном последовал скромный завтрак, я переговаривался с Поси по поводу состояния корабля и приближения к пункту назначения. Все шло как нельзя лучше. Вернувшись к себе, я долго нежился в бодрящей cауне-омнипьюре, а затем со всей ответственностью приступил к выбору костюма для встречи с эмиссаром. Требовалось нечто, свидетельствующее об исключительном благоразумии, спокойное, с легким намеком на официоз. Мой выбор пал на умеренно-зеленый ансамбль: китель с розовым с золотом воротником и манжетами, гетры и золотые башмаки с розовой отделкой.

Подобрав себе наряд, я перешел к более серьезному делу. Я принялся вооружаться.

Среди моих знакомых есть один или двое, кого мое оружие удивляет и даже изумляет. Они считают его излишеством и не упускают случая пошло сострить или напомнить, что мужчине не подобает носить стилет. Однако я никогда не опускаюсь до пререканий. Сам я рассматриваю оружие как выражение разумного, реалистического и осторожного взгляда на мир, естественного для профессионала моего класса.

За свою жизнь я сменил несколько мест службы, и всюду мне приходилось подвергаться опасности. Работал ли я тайным агентом-сборщиком информации или служил проводником на гигантской планете Ворбалин, где у самой мелкой твари зубы были длиной в мою руку, везде я сталкивался с угрозой жизни. Я прекрасно отдаю себе отчет, что мы живем в огромной и жестокой галактике, щедрой на смертоносные сюрпризы, которые человеческий разум не в силах вообразить, — короче, смотрю на

мир и свое место в нем без розовых очков. Не для меня безрассудный романтический героизм, навевающий составителям некрологов такие обороты, как «безвременная кончина» или «ушел из жизни во цвете лет». Я считаю, что мой расцвет еще впереди, и твердо намерен дожить до него, призвав на помощь всю осторожность профессионала и широкий ассортимент всевозможного оружия.

Полный комплект своего я приобрел на Клабидации-5. Она населена паукообразными негумами, которым конечности заменяют тончайшие ловчие нити. Негумы эти слывут лучшими в галактике специалистами по микроэлектронике. По моему заказу пауки изготовили целый набор миниатюрных средств защиты и нападения, и с тех пор я незаметно ношу их на одежде, на теле и в украшениях. Свой арсенал я пополнял не один год, ибо каждая разновидность подобного оружия стоила небольшого состояния. Установка оружия, его зарядка и постоянный уход за ним тоже обходятся недешево. Но я иду на эти расходы, поскольку подобные меры предосторожности позволяют мне выходить сухим из воды если не всегда, то часто. Что за искусники эти специалисты по микроэлектронике! Вот уж поистине нечеловеческое мастерство!

Полностью облачившись и снарядившись, я включил высокое, в полный рост зеркало, чтобы бросить на себя последний взгляд. Из зеркала смотрел моложавый мужчина, худощавый, среднего роста (если в галактике, наводненной негумами и мутантами, существует такое понятие). Мой живот и бедра за последнее время слегка обросли жирком, но зрелому мужчине это простительно. В общем, то, что я увидел в зеркале, меня не огорчило. Мне нередко приходилось слышать малоприятные отзывы о моей внешности — мол, и в плечах узковат, и лицо слишком тонкое, и нос длинноват — но я равнодушен к нападкам недругов. Моя шевелюра, некогда каштановая, в последние годы поредела и сделалась клочковатой, но это успешно скрывает густой белокурый парик, который не отличишь от настоящих волос. А почему бы и нет? Кто не идет на небольшие ухищрения, чтобы казаться капельку лучше?

Тем более, что мой парик был не просто парик. И усыпанный самоцветными камнями обруч на голове, и кольца на пальцах, и изукрашенный пояс, и прочие драгоценности, и части моей одежды, да и сам я — все было не вполне тем, чем казалось со стороны. А главное, я — миниатюрное оружие, костюм, тело и дух — был полностью готов к встрече с важной особой.

Следующие несколько часов я отдыхал в тишине. Близ назначенной точки встречи Поси снизила скорость и выдала предупреждающий сигнал «корабль в поле зрения». С трудом сдерживая охватившее меня волнение, я отправился в рубку. То, что я увидел на обзорных экранах, еще пуще взволновало меня.

Фраксилийский корабль, воспринимаемый сенсорами, увеличенный на весь экран, потрясал воображение. Я горжусь своим кораблем, внушительных размеров дорогим фрегатом класса «Звездный свет-8», но великий эмиссар путешествовал на последней модели лайнера «Сверхновая люкс», рядом с которым мой звездолет казался метеоритом рядом с астероидом.

Непроницаемый гигантский призрак величественно скользнул к нам и, томно выпустив из своих недр портационный луч, накрепко соединился с нашим суденышком. Сразу же из одного из внешних порталов лайнера поползло нечто напоминающее гигантского земляного червя — суставчатый раздвижной пассажирский трап, предназначенный для стыковки шлюзов наших кораблей. Само собой разумелось, что неуклюжее барахтанье в скафандрах — занятие не для эмиссаров. Суставчатый трап достиг моего фрегата, присосался к нему и, испустив облако кристаллического замерзшего воздуха, загерметизировался вокруг шлюза.

— Получено устное сообщение, — доложила Поси.

— Давай послушаем, — воскликнул я, не в силах оторвать взгляд от лайнера.

В динамиках зазвучал низкий мужской голос:

— Великий эмиссар планеты Фраксилия лорд ю`Фипрехауд приветствует Карба-курьера. Позвольте выслать за вами раздвижной трап. Вас ждут на борту лайнера эмиссара.

— Поздновато он спрашивает позволения, — заявила моя прямолинейная спутница. Мела только что соизволила явиться в рубку и теперь хмурилась, глядя на трап, пересекающий экран сенсоров. На ней — вот досада! — был простой темный комбинезон, который никак не годился для посещения борта звездолета особы высокого ранга. Правда (и я не мог этого не заметить), облегающая ткань выгодно обрисовывала ладную фигурку Мелы. — Какого черта мы должны тащиться к ним?

— Он наш клиент, и денежный клиент. — Я придавил клавишу корабельного комма. — Дел Карб приветствует великого эмиссара лорда ю`Фирпе… ю`Фипе… приветствует великого эмиссара. Мы рады подняться на борт его лайнера.

Мела фыркнула, но я оставил это без внимания и приказал Поси открыть шлюз.

— Вперед, моя милая, — позвал я Мелу. — Когда-то еще нам доведется побывать на лайнере класса «Сверхновая»?

Мы быстро проплыли через трап. К сожалению, искусственного тяготения в пассажирских трапах не бывает даже на лайнерах такого класса. Нас встретил небольшой бледный человечек, облаченный в яркую расшитую мантию. Держался он по-лакейски приниженно и отрекомендовался как ю`Припио. Он провел нас по двум не то трем самодвижущимся лестницам, открыл какую-то дверь, остановился и пропустил нас с Мелой вперед, дабы открывшееся нам зрелище потрясло нас до глубины души. Он добился своего: то, что мы увидели, заставило меня вытаращить глаза и затаить дыхание, а Мелу — тихо охнуть.

Невзирая на глубокое потрясение, я не забыл легонько коснуться пальцем одного из драгоценных камней в обруче, украшавшем мою голову, как бы поправляя его. Потом повернулся кругом, «осматриваясь». Возвратясь в исходное положение, я опять дотронулся до обруча, якобы поправляя выбившийся из-под него локон, и лишь после этого спокойно стал разглядывать открывшуюся нам картину.

Я много раз видел по галавизору рекламу «Иллюзиона» — игрушки, придуманной для избалованных богатеев. Но собственными глазами наблюдать его в действии, что называется, «живьем», мне до сих пор не приходилось. Впрочем, о жизни здесь речи не было — все сплошная иллюзия, сплошная липа. Я понимал, что зал, куда я попал, имеет ограниченный объем и относительно невелик. Но взгляд мой терялся в бесконечности. Чудесные палаты сказочного дворца, потрясающе просторные и головокружительно высокие, с зеркальными мраморными полами и потолками, с белоснежными стройными колоннами, с сияющими занавесями и драпировками, изобиловали драгоценными произведениями искусства. Посреди залы, в сердце водоворота иллюзий, ютился островок реальности — настоящие мягкие низкие диваны, всамделишный фонтан и бассейн с разноцветной подкрашенной водой и плещущимися в ней живыми полуголыми нимфами.

При нашем появлении нимфы в вихре капель и мелодичного смеха с приглушенными криками покинули первый план — столь поспешно, что, к своему великому сожалению, я успел разглядеть лишь стремительно удаляющиеся стройные спины и упругие округлости пониже. Лакей ю`Припио вновь ожил и увлек нас к самой большой облачно-мягкой кушетке, где возлежал какой-то человек.

Он был невелик ростом, жирноват, лыс и довольно неприятен на вид. Сверкали зубы — по-видимому, новехонькие импланты лет на двадцать моложе хозяина. Дорогая мантия, облекавшая его, была столь обильно изукрашена золотом и каменьями, что непонятно было, как он ухитряется передвигаться. С моим появлением маленькие глазки великого эмиссара (а это был он) сразу оживились и обшарили меня с головы до пят, не уделив ни капли внимания Меле.

— Лорд Фраксилии ю`Фипрехауд, — особым голосом провозгласил лакей. — Великий эмиссар его святейшества Царебога ю`Иггзраджипайла Первого.

— Дел Карб, — коротко представился я, стараясь не выказывать больше благоговения, чем было полезно с точки зрения дипломатии. — Рад встрече, лорд ю`Фип… ю`Фире…

— Идите же сюда, мой дорогой, — властно сказал эмиссар высоким голосом, сопроводив свои слова томным жестом, — идите сюда и присядьте рядом со мной. Здесь нам будет удобно.

Я осторожно приблизился и аккуратно опустился на краешек кушетки, заметив при этом, что лакеи выкатили из невидимых дверей пару столиков, уставленных яствами и напитками. Над столиками курился парок. Я повернулся к эмиссару, и тот снова дал мне возможность рассмотреть его новехонькие зубы.

— Выпейте прохладительного, — проворковал он, — и скажите мне, дорогуша, как вы находите мою скромную обитель.

Между нами говоря, я находил его «скромную обитель» излишне роскошной и в общем не блещущей оригинальностью — досадная и напрасная трата возможностей «Иллюзиона». Но, естественно, ни эту, ни многие иные мысли, посетившие меня, высказывать вслух я не собирался. Вместо этого я взял со столика бокал легкого эфрактианского вина и степенно кивнул.

— Очень мило. И какая роскошь!

Новехонькая улыбка стала шире — и сгинула в неравной борьбе с огромной, блестящей клейкой конфетой вроде тянучки. Воцарилось молчание. Меня вдруг осенило, что Меле никто не предложил ни присесть, ни выпить что-нибудь, ни съесть конфетку. Эмиссар и его люди держались так, будто Мелы здесь не было вовсе. Я отчетливо увидел, как она нахмурилась и напряглась (вероятно, внутренне закипая), и ободряюще ей улыбнулся — что, к сожалению, по-видимому, только ускорило процесс.

— Итак, перед нами знаменитый Дел Карб, — выговорил эмиссар, не до конца еще справившийся с тягучей массой во рту. — Прославленный межпланетный агент, впоследствии курьер. Уверен, за подобным перевоплощением кроется очаровательная история!

Я пожал плечами.

— Всего лишь желание расширить горизонты, выйти на новые рубежи. Ничего более.

И найти способ зарабатывать на жизнь, не подвергая ее опасности. Но вслух я этого не сказал.

— Гм.

Я был уверен, что эмиссар придвинулся ко мне ближе, но как это произошло, я не заметил.

— Мне казалось, вы должны быть выше.

Мысленно я глубоко вздохнул. Если бы получать по декакреду всякий раз, как я это слышу… Но я лишь улыбнулся, как можно искреннее, и весело отозвался:

— А я выше. Выше многих. Например, выше меловеричишских древесных карликов.

Эмиссар рассмеялся так громко и неожиданно, что я испугался, как бы его недавно обретенные импланты не повыпадали из гнезд.

— Экий шутник! — наконец выдохнул он. — Но какая скромность! Ведь скромность — ваше кредо, не правда ли? — Еще один ленивый, томный взмах руки. — Эти непритязательные одежды, недорогой маленький корабль… все говорит о том, что вы знаете себе цену, но не желаете ее афишировать.

Невежливый смешок Мелы эхом отразился от стен и затих. К счастью, никто не обратил на это внимания. Однако я почувствовал себя задетым. Непритязательные? Недорогой? Эмиссар в своей снисходительности зашел слишком далеко. И не только в ней: его рука, совершив грациозное перемещение в воздухе, с изящной непринужденностью улеглась на мое колено.

Я незаметно отстранился.

— Я хотел бы узнать, господин великий эмиссар, что стоит за вашей просьбой о встрече.

— Какой деловитый, — пробормотал эмиссар, медленно скользя ладонью вверх по моей ноге. Я вдруг осознал нечто, в первый миг ускользнувшее от меня, — нечто касательно нимф, скрывшихся при нашем появлении. Стройные округлые тела, которые я видел со спины, были вовсе не девичьи. Кроме того, я ясно видел, что Мела готова расхохотаться, а это, конечно же, было бы опасно. Не следует портить отношения с богатым и влиятельным эмиссаром, особенно на его корабле, находящемся в открытом космосе. Особенно в том случае, если собираешься урвать приличные комиссионные. Поэтому я продолжал улыбаться (может быть, немного натянуто) и еще чуточку подвинулся.

— Делу время, потехе час, сударь, как говаривали на старушке Земле.

— Гм. Что ж, прекрасно. — С сожалением убрав руку, эмиссар приподнялся и занял сидячее положение. — Тогда к делу. Ю`Припио, прошу.

Лакей, а вероятнее, секретарь, с готовностью и сознанием собственной значимости подался вперед.

— Лорд ю`Фипрехауд согласен милостиво вознаградить вас за то, чтобы вы, сознавая крайнюю секретность и деликатность своей миссии, доставили на Фраксилию некий груз и передали его в собственные руки Первому Доверенному Слуге-Хранителю Его Чудотворства Царебога ю`Иггзраджипайла Первого.

Секретарь умолк; я ожидал продолжения, но напрасно. По-видимому, секретарь считал, что сообщил достаточно.

Тогда я терпеливо сказал:

— Но я хотел бы знать больше. Что это за груз? К чему такая секретность? Почему вы обратились именно ко мне? И, наконец, самое главное: какова плата?

Секретарь помедлил, потом заговорил и, начав с последнего моего вопроса, назвал сумму, вчетверо превышавшую ту, на какую, казалось мне, я мог рассчитывать. Я уставился на него, разинув рот, уже не замечая, что эмиссар вновь занялся моей ногой.

— От вас, — продолжал ю`Припио, — ожидают повышенного внимания, осмотрительности и полной отдачи в продолжение всего срока исполнения контракта. Вы также должны будете обойтись уже полученным минимумом информации.

— Ну почему же, — вдруг вмешался эмиссар, нежно поглаживая мой квадрицепс, — мы можем ответить на некоторые вопросы нашего симпатичного гостя. Вы повезете подарок царебогу — подарок поистине бесценный. Пожалуй, для нашего правителя он дороже самой Фраксилии. Но для вас, дражайший Карб, это всего лишь небольшой цилиндр из бальбазианской стали, чудесного неразрушимого металла. Доставка же поручена именно вам, поскольку… поскольку наш обычный курьер, к сожалению, отошел от дел. Кроме того, нам известны ваш опыт, мастерство, честность и преданность делу.

Собираясь с мыслями, я пригубил вино. Если предмет, о котором идет речь, действительно не имеет цены, это объясняет требование секретности и небывалые комиссионные. По чертогам эмиссара можно было судить о том, какую жизнь ведут сливки фраксилийского общества. Наверное, у царебога много вещиц, каждая из которых стоит столько же, сколько вся его планета… И я кивнул, улыбнулся и выразил согласие, раздумывая между тем, действительно ли бальбазианская сталь столь непроницаема, как утверждает реклама.

Я потребовал обычных гарантий (груз не должен подвергать опасности корабль или экипаж; факт перевозки не должен противоречить законам Объединенной Федерации), и ю`Припио мгновенно извлек на свет документ со всеми необходимыми справками и гарантиями, подписанный и скрепленный печатями. Я отлично знал, что гарантии подобного рода дешевле пластика, на котором напечатаны, но при всем при том в случае возможных осложнений они могли служить подтверждением легальности груза. Рассмотрев документ, я попросил выплатить мне половину комиссии вперед и без лишних разговоров получил кредитку, удостоверяющую факт перевода оговоренной суммы на мой счет в Федбанке. После этого я счел нужным поинтересоваться, где же сам груз.

— На Вадимании, — игриво ответил эмиссар.

Это известие лишь укрепило мою уверенность, что дело плевое. Вадимания, «Планета ответственного хранения», по праву гордилась собой как самым надежным и безопасным местом в галактике — и самым законопослушным. Планета располагала уникальными патентованными средствами надежного хранения предметов, ей порученных, и собственными методами удержания галактических стервятников на расстоянии. Если фраксилийский цилиндр на Вадимании, забрать его оттуда не составит никакого труда, и говорить о риске в таком случае не приходится. Конечно, безопасность перевозки зависела от моего мастерства.

Мы ударили по рукам; ю`Припио вежливо улыбнулся, Мела поостыла, а настойчивая рука эмиссара, вконец осмелев, отправилась в путешествие к моему паху. Где наткнулась на специальный кожекерамический щиток — такие щитки вшиты во все мои брюки. Вещь очень удобная во многих отношениях.

Несколько мгновений спустя мы с Мелой (я сжимал в руке контракт) поспешно покинули раздосадованного эмиссара, проворно проскочили пассажирский трап, и через две наносекунды после того, как трап втянулся обратно в фраксилийский лайнер, Поси уже мчала нас прочь. Мы с Мелой лежали в противоперегрузочных ложах в рубке и умирали со смеху. За себя ручаюсь, а вот Мела сдерживалась, не желая, чтобы веселье полностью потушило еще тлеющие угли оскорбленного самолюбия.

— Маленькая вонючая каракатица! — проговорила она, прыснув.

— Да, точно, лучше не скажешь! — согласился я, утирая слезы.

— Я о тебе, Карб! Ты сидел там и скалился, пока этот любострастник в мантии тебя щупал… Как ты думаешь, чем бы все кончилось, если бы там не было меня?

Я разозлился и перестал смеяться.

— Ничем — я так же сидел бы в своем корабле и хохотал во все горло. Да если бы тебя там не было, я повеселился бы от души!

Мела фыркнула и заговорила о другом. Она всегда так поступает, когда понимает, что неправа.

— Все равно, не слишком радуйся, Карб. Неважно, сколько денег он нам отвалил. Я чувствую, что-то тут нечисто. Дельце с душком.

Я покачал головой.

— Мела, нам поручено доставить контейнер. Вот и все. То, что фраксилийцы, возможно, что-то не договаривают, меня нисколько не беспокоит, покуда мне — нам — не грозит опасность. Пока мы будем осторожны, все будет идти гладко. Кстати, ты напомнила мне… Поси, посмотри, нет ли «жучков».

После непродолжительной паузы Поси откликнулась:

— По данным внутренних и внешних сенсоров, на корабле нет прослушивающих устройств.

Я кивнул и устроился поудобнее. Личная безопасность прежде всего! В «Иллюзионе» эмиссара я также не обнаружил ни одного «жучка» — именно для этого было устроено небольшое представление с обручем: я активировал встроенные в самоцветы мини-сенсоры.

За нами никто не следил, у нас на счету было много денег и должно было стать еще больше. Нас ожидало богатство! Ничто, даже подозрительность Мелы, не могло испортить это чудесное предчувствие.

— Все это мне очень подозрительно. — Мела словно читала мои мысли.

— Тогда отдай мне свою долю, и я сделаю все сам.

Мела засопела и (мне не нужно было поворачиваться к ней, чтобы убедиться в этом, так хорошо я ее знал) уставилась на пустой экран комма.

— Тебе просто не понравился эмиссар. А не понравился он тебе потому, что не любит женщин. Но не стоит так расстраиваться — я-то женщин люблю.

Я протянул руку и нежно провел пальцами вверх по руке Мелы. Погладил шею.

Мела злобно дернула плечом и сбросила мою руку:

— Если тебе хочется кого-то погладить, иди гладь эмиссара. И прислушайся к моим словам, Карб. Дело пахнет керосином! Как бы не вляпаться в серьезные неприятности.

— Столько федкредов, сколько нам отвалят за эту работенку, мы еще ни разу не получали, — ответил я беспечно. — Остальное меня не интересует. Если мы останемся профессионалами и будем вести себя осторожно, все пройдет в лучшем виде.

И, закончив эту судьбоносную фразу, я приказал Поси проложить новый курс, а сам преспокойно откинулся на подушки и смежил веки.

Глава 3

Чтобы добраться до сектора, где находится Вадимания, требовалось пересечь почти всю галактику. Даже при высшей суперсветовой скорости это должно было занять несколько биодней. Однако такая перспектива не слишком огорчала меня. Время межпланетных перелетов я всегда использую с толком — например, для отдыха. Я расслабляюсь, забываю о делах и с удовольствием смотрю галавизор — передачи галавидения с планет Федерации транслировались по всей Галактической Сети по каналам лучевой связи. Но в этот раз время перелета к Вадимании я потратил и на размышления о нашей с Мелой безопасности.

Проблема безопасности испокон века весьма остро стояла перед человечеством и, как с некоторых пор стало ясно, перед негумами тоже. Нигде — ни в мирах ОФ, ни в Свободных мирах, до сих пор не присоединившихся к Федерации, — нет понятия «абсолютной безопасности». Входящие в Федерацию планеты — их миллион или около того — постоянно соперничают из-за сфер влияния, рынков, доходов, союзников и многого другого. Дабы преуспеть в соперничестве, всем без исключения требуется информация. Она сделалась ценнейшим товаром, а ее сбор (в просторечии шпионаж) превратился в сферу высокоразвитой и чрезвычайно доходной индустрии.

Число шпионов в мирах Федерации растет со скоростью, сравнимой разве что со скоростью распространения йочотиникской полипной чумы. Мне это хорошо известно, поскольку я сам одно время подвизался свободным шпионом, и Меле тоже, но она работала на Федпол. Хлеб шпиона нелегок — работать приходится в самых разных условиях, используя все разнообразие самой совершенной, а зачастую и запрещенной техники, просеивая и отбирая крупицы полезных сведений. Стараясь заработать на жизнь, шпионы собирают сплетни, слухи и легенды, если больше не за что ухватиться. Между ними не затихает междоусобица, от простых попыток спутать конкуренту карты и ввести его в заблуждение до физического устранения соперника.

Естественно, важнейшие центры сосредоточения секретов просто кишели шпионами, подобно тому, как кластеры планетоидов лепились к ОФ-Централу. Больше всего шпионы любят процветающие, высокоразвитые, индустриальные планеты, планеты, богатые природными ресурсами, и часто посещаемые планеты близ перекрестков Галактической Сети.

И Вадиманию, куда направлялся наш корабль и откуда я должен был тайно вывезти бесценное сокровище царебога.

Но я не сомневался в успехе. Ультрабезопасность и экстранадежность, которыми славилась Вадимания, за несколько сотен лет обескуражили не одну тысячу шпионов.

С другой стороны, Фраксилия не настолько важная планета, чтобы привлечь внимание даже самого захудалого из соглядатаев.

— Может, и так, — согласилась Мела, когда я поделился с ней своими соображениями. — Но все равно нам нужна информация.

И моя неутомимая спутница пустилась в тщательное изучение всех сведений, какие Поси сумела раздобыть по Фраксилии. Сославшись на неотложные дела, я сделал несколько звонков в разные концы Федерации, притворяясь, будто прощупываю почву в поисках заказов или же ненароком упоминая, что нахожусь совсем в другом секторе галактики, якобы занятый перевозкой несуществующего груза для несуществующих клиентов. Таким образом мне удалось создать несложную, но довольно эффективную дымовую завесу, которая должна была скрыть наш след.

Через некоторое время Мела потребовала, чтобы я посмотрел кое-что из того, что ей показалось заслуживающим внимания. В основном это были документальные съемки, полученные в одной благотворительной видеоинформационной компании и касающиеся правления царебога. Помимо набора кадров, демонстрирующих с разных точек резиденцию царебога, именуемую «Божественным святилищем», похожую на обычный планетоид и немногим более симпатичную, смотреть, по счастью, оказалось нечего. Самое сильное впечатление на меня произвел гарнизон Святилища, набранный из убивоидов — специализированных, чудовищно дорогих человекоподобных солдат. Внутрь Святилища создателей фильма не допустили, но мне было небезынтересно услышать о довольно любопытных порядках, установленных там царебогом, в частности, об основном его времяпрепровождении — посещении юных наложниц в гареме.

— Теперь хотя бы можно не сомневаться в его ориентации: он гетеро, — сказал я Меле.

Она холодно взглянула на меня и перекрутила пленку вперед.

Никакие из полученных по Фраксилии данных не были засекречены. Досадно много места отводилось утомительным подробностям контраста между головокружительной расточительностью царебога и предельной нищетой его подданных. Мы услышали также множество былей и небылиц о поразительном долголетии царебога, о его священной мощи и иных серхъестественных качествах и способностях. К окончанию просмотра у меня окрепла уверенность, что раз фраксилийцы настолько покорны, чтобы мириться с нищетой, отведенной им в удел, и столь глупы, что верят в святость своего правителя, они вряд ли способны представлять угрозу как для него самого, так и для моей миссии.

Поэтому я пренебрег настойчивыми призывами Мелы разделить ее справедливое негодование по поводу царящей на Фраксилии несправедливости и удалился к себе в каюту к галавизору, развеять скуку. Я оставался у себя до конца биодня — пока нас не попросили о встрече ардакканианцы.

Ничего необычного в подобном звонке не было, как не было ничего необычного в ранее полученном сообщении от фраксилийцев. С тех пор, как мы с Мелой сделали своим домом корабль и космос, общаться с нами приходится в основном посредством комм-лучевой связи. Номер канала, по которому можно с нами связаться, есть в любом галактическом справочнике делового человека. Необычным было содержание просьбы, с которой к нам обращались во второй раз за короткий срок. Ардакканианцы просили о тайной встрече.

— Таинственность и паранойя, как видно, заразны, — пожаловался я Меле.

— Так было всегда, — отозвалась она. Мела вела через Поси переговоры с вызвавшим нас кораблем — договаривалась о встрече, одновременно отдавая интеллектоиду указания касательно изменения курса.

После этого (чего еще ждать от современных девиц?) Мела запросила у Поси все возможные данные о планете Ардакка.

Не успел я рта открыть, чтобы предупредить новый поток вызывающих головную боль сведений, как Поси приятно меня удивила. Оказалось, об Ардакке почти ничего нет даже в федеральном энциклобанке. Мне не пришлось просить Поси составить краткий обзор: все, что ей удалось наскрести, уложилось в несколько минут.

Во-первых, мы узнали, что Ардакка — одна из редких и странных закрытых планет. Далее говорилось, что Ардакка населена людьми и входит в Федерацию, но только теоретически. Эмиссары этой планеты очень редко посещали ОФ-Централ, а на самой планете дипломатов с других миров не принимали. Более того, инопланетников на Ардакку вообще пускали с огромной неохотой и отдавали предпочтение техникам различных специальностей, строго-настрого наказывая им держаться только в особых указанных зонах и ни в коем случае не встречаться с представителями местного населения.

Тем не менее, инопланетникам удавалось пробраться на Ардакку под личиной ученых. Некоторые действительно посещали планету из любопытства, но таких было немного. В основном на Ардакку рвались шпионы. Но ни тем, ни другим не удалось узнать ничего особенно путного. Настоящие дипломированные ученые попадали в такие же стесненные условия, как и упомянутые выше техники, и довольно скоро разочарованно отбывали восвояси. Занимающиеся Ардаккой шпионы в большинстве своем оказывались растяпами и неумехами, поскольку всех их очень быстро разоблачали и выдворяли вон.

Но, как оказалось, по большому счету всем на это было наплевать. Завершал справку вывод: Ардакка — планета маленькая, захолустная, ей в общем нечего предложить галактике, и населена она в основном хмурыми необщительными людьми, ведущими малоинтересное, небогатое событиями существование. Согласно общепринятым воззрениям, на планете построено недружелюбное общество, отправляющее особый строгий религиозный культ. И все махнули на Ардакку рукой — пусть себе живет, как ей нравится.

И вот теперь несколько отщепенцев из эдакого интравертного мира мчались по линиям Сети, чтобы встретиться со мной и Мелой.

Перспектива подобной встречи меня радовала мало. По всему выходило, что ардакканианцы — суровые пуритане и отшельники, то есть принадлежат к наименее любимому мной типу людей. Звуки, долетевшие до наших ушей из динамиков комма, полностью подтвердили это подозрение и добавили новый штрих к облику ожидаемых посетителей. Будучи (по официальным данным, и это было особенно странно) внешне весьма симпатичными, ардакканианцы оказались столь замкнутыми, что не пожелали вступить с нами в визуальный контакт.

— Чтоб повидаться с ними, придется сделать приличный крюк, — проворчал я, обращаясь к Меле, которая заканчивала диктовать Поси новый маршрут к месту встречи.

Мела пожала плечами.

— Подумаешь, лишняя пара дней! Контракт с Фраксилией никуда не денется, он лежит у тебя в кармане. А мне очень любопытно повидать людей с планеты, окруженной такой тайной. Разве тебе это не интересно, Дел?

— Не очень, — буркнул я.

— Тогда смотри на это, — сказала Мела с улыбкой превосходства, — как на дополнительную возможность несколько дней забивать голову белибердой, которую передают по галавидению.

— По галавизору показывают очень много познавательных и информационных программ, — оскорбился я.

— Знаю-знаю. Только ты у нас больно разборчив. Смотришь что угодно кроме них.

Хорошо зная, что, когда Мела в таком настроении, говорить с ней бесполезно, я вернулся в свою каюту — как раз вовремя, чтобы успеть к повторению очередной серии «Паракосмического пилота» Гарри Гарриноса. Один биодень мирно и безмятежно сменился другим, наш корабль мчался на суперсвете по Галактической Сети, и ничего значительного с нами не происходило. До тех пор, пока на борт не поднялись ардакканианцы.

Их появление было поистине из ряда вон выходящим событием. Ардакканианцы прибыли на старинном, заметно помятом фрегате класса «Стелла», выпуск которых прекратили еще до моего появления на свет, и тоннажем намного уступающем нашему с Мелой «Звездному свету». Это пробудило во мне чувство приятного удовлетворения. Отвалив от своего корабля на стареньком боте, гости направились в нашу сторону.

Как выяснилось впоследствии, многое из того, что я увидел, ровным счетом ничего не значило.

Желая угодить строгим пуританам, я скрепя сердце облачился в один из самых своих консервативных нарядов — жемчужно-серый с голубым отливом, с серебристым воротником, манжетами и поясом, — надел серебристый головной обруч и завершил ансамбль простыми контрастными башмаками, серыми с голубым. Внешность людей, появившихся из шлюза, так меня поразила, что я не сразу сообразил — они перебрались со своего бота на корабль в открытом космосе без скафандров!

Их было четверо, трое мужчин и женщина, но это я узнал чуть погодя, поскольку с первого взгляда разобрать, кто есть кто, было невозможно. Я заметил, что ардакканианцы высоки ростом и широкоплечи, а походка у них уверенная, пружинистая и грациозная, как у атлетов — участников Галактических игр. На всех четверых были длинные темно-синие плащи до пят, скрывавшие очертания тел, но лица потрясали красотой. Густые темные волосы, большие темные глаза, бледная чистая кожа, скульптурные профили, прямые носы и сильные линии ртов… все четверо были непохожи и одновременно похожи друг на друга, как дальние родственники, несущие в себе одну основную семейную черту.

Встречать гостей Мела вышла в одном из самых своих мятых, темных и затрапезных комбинезонов. Но едва первый из ардакканианцев ступил из шлюза в наш корабль, как глаза ее округлились. Она кинулась прочь, исчезла в своей каюте, и не успел еще появиться последний из четверки, как Мела вернулась в коротенькой тунике из полупрозрачного трактолеанского звенящего шелка и сразу принялась улыбаться ближайшему из ардакканианцев, как выяснилось, мужчине, поскольку он улыбнулся в ответ и мужественно расправил плечи.

Главный в четверке направился ко мне, сбросив по пути плащ, и тут уж пришла моя очередь вылупить глаза: это была женщина, сложением напоминающая стройную амазонку. Как и трое ее спутников (это выяснилось, когда упали плащи), она была в перехваченном черным поясом комбинезоне из ткани более легкой и светлой, чем материал плащей, и черных сапогах. Не слишком консервативно, подумал я, приглядываясь. Свободные одежды не могли скрыть прекрасное сложение ардакканианцев и великолепную мускулатуру. Я поймал себя на том, что мой взгляд прикован к груди предводительницы, где синяя ткань, укрывающая две полновесные притягательные полусферы, натягивалась особенно туго и соблазнительно. Честно признаться, мне некуда было девать глаза: женщина остановилась прямо передо мной, и ее грудь вздымалась у меня под самым носом.

— Я Сергия с Ардакки. А вы Делмор Карб?

Ардакканианка говорила на галактике с легким экзотическим акцентом, и голос ее был сильным, мелодичным и чрезвычайно властным. Я с трудом заставил себя оторвать взгляд от груди Сергии и взглянуть ей в лицо и тупо уставился на мягкий изгиб губ, кожу нежную, как цветочные лепестки, и черты, источающие волны сокрушительной женственности.

— Да, я Делмор Карб, — хрипло признался я.

Меж соболиных бровей Сергии залегли легкие вертикальные морщинки.

— Так это вы разоблачили главу шпионской сети на Альдебаране? Вы спасли каллитийскую принцессу? Вы положили конец восстанию Римека-Отступника?

— Да, я, — скромно ответил я. — Вернее, я принимал во всем этом некоторое участие.

Ардакканианка оценивающе выпятила аппетитные губки:

— Мне казалось, вы должны быть выше ростом…

Опять двадцать пять, подумал я, но нашел вежливую улыбку и для Сергии и начал:

— Но я выше…

Сергия еще пуще нахмурилась.

— Не в этом суть. Мы хотим предложить вам работу. Вам и вашей… спутнице? — Она вопросительно подняла бровь.

Мела перестала глазеть на улыбавшегося ей ардакканианца.

— Мела Йордер, — представилась она. — Деловой партнер Карба. И только.

— Ага, — сказала Сергия.

Пару секунд женщины смотрели друг на друга. Без сомнения, между ними шел один из типично женских диалогов без слов. Наконец обе они легко улыбнулись, как бы подтверждая, что обмен мнениями завершен, и взаимопонимание достигнуто. Сергия вновь обратила свой взгляд ко мне, и ее улыбка несколько потускнела.

— На Ардакке совершено серьезнейшее и опаснейшее преступление. Найти преступника сами мы не в состоянии. Преступления у нас почти забыты, у нашего народа нет опыта их расследования. Чтобы найти и покарать преступника, нужен агент вашего класса, Карб.

Углубленный в созерцание красоты Сергии, зачарованный музыкой ее голоса, я стоял и молча смотрел на нее, ожидая продолжения. Затем смысл сказанного и установившаяся тишина достигли моего сознания.

— Агент? — повторил я. — Вы обратились не по адресу. Вот уже два года я работаю межпланетным курьером. «Карб-курьер»…

Сергия жестом велела мне замолчать, и я умолк, точно ардакканианка своей прекрасной рукой завернула кран моего красноречия.

— Но вы когда-то были агентом. Ваши навыки и опыт по-прежнему при вас. И они нужны нам.

— А почему вы не обратились в Федпол? — поинтересовалась Мела.

Сергия энергично затрясла головой:

— У нас нет опыта общения с властями Федерации. Мы живем в закрытом мире и редко обращаемся к властям предержащим других планет. Нам не хотелось бы, чтобы группа полицейских появилась на Ардакке и вторглась в нашу жизнь. Нам нужен кто-то один, может быть, двое, кто провел бы расследование под нашим надзором.

В иных обстоятельствах упоминание о том, что кто-то хочет надзирать за моей работой, взбесило бы меня. Но мой взгляд вновь наткнулся на чудесную выпуклость груди Сергии, и, естественно, вникнуть во все подробности услышанного мне не удалось.

— Нельзя ли подробнее о преступлении? — спросила Мела.

Оглянувшись на своих спутников, словно испрашивая у них разрешения, Сергия поведала нам историю преступления. По крайней мере ее часть.

На Ардакке произрастает кустарник фет. Из его ягод получают сок — фетам. Каждая капля этого сока невероятно, невообразимо драгоценна для ардакканианцев. Поэтому весь фетам до последней капли тщательно собирают и еще тщательнее хранят. Но случилось ужасное. Кто-то ухитрился украсть немного фетама и, по всей вероятности, вывез его за пределы планеты.

— Но почему вы так им дорожите? — спросила Мела.

— Нам не хотелось бы объяснять, — подал голос ардакканианец, стоявший рядом с Сергией. — Мы надеемся, что вы с Карбом сумеете провести расследование, не вдаваясь в подробности.

— Ну, не знаю… — с сомнением начала Мела.

Я молчал, все еще под гипнотическим воздействием магнетизма, исходящего от Сергии. Но постепенно я осознал, что общее внимание сосредоточено на мне. В ту же минуту Сергия заметила, куда смотрю я, и, еще сильнее нахмурившись, отступила на шаг. Это было поразительное, непрерывное плавное движение, и на долю секунды мне представилось, что она висит в воздухе над полом.

Я моргнул и поднял взгляд к лицу Сергии. Глаза у нее были ледяные.

— Естественно, мы вам заплатим, — неловко проговорила она и назвала сумму, столь ничтожную в сравнении с моими обычными комиссионными, что я улыбнулся. Если бы мне вздумалось сравнить ее с теми деньгами, которые платили мне фраксилийцы, я бы не удержался и рассмеялся ардакканианке в лицо.

К ледяному взгляду Сергии прибавился легкий румянец на щеках.

— Да, мы небогаты. Мы стараемся выжить самостоятельно, а природные ресурсы нашей планеты невелики. Мы предлагаем вам большее, что можем себе позволить.

Один из ардакканианцев усмехнулся.

— Сергия, в качестве дополнительного вознаграждения мы можем позволить Карбу каждый день понемногу разглядывать твою грудь.

Все, включая Сергию, добродушно рассмеялись. Я с сожалением отметил, что Мела ехидно захихикала и с досадой обнаружил, что краснею.

— От обитателей нецивилизованного закрытого мира, — сказал я холодно, — ничего другого я и не ждал.

Смех оборвался. Взгляд Сергии вновь заледенел.

— Называть нецивилизованными нужно не нас, — бросила она. — Знаете, Карб, я начинаю подозревать, что ваша репутация смелого и удачливого агента на самом деле дутая…

Мое терпение лопнуло. Осторожность у меня в крови, но я быстро прихожу в ярость, когда меня начинают гладить против шерсти. Да, в моей агентурной деятельности не все и не всегда шло гладко, да, большую часть успешных операций я проводил не один, но последние слова этой беспринципной амазонки воспринял как откровенный выпад.

— И не мечтайте, что я буду с вами сотрудничать! — просипел я. — Не нужны мне ни ваша жалкая работенка, ни ваши жалкие гроши!

— В таком случае, предложение снимается, — с ледяным спокойствием отозвалась Сергия. Кивнув Меле, она набросила на плечи плащ и круто повернулась к выходу. Ее спутники устремились за ней… но тут вмешалась Мела.

— Постойте, — воскликнула она, — есть идея! Я когда-то служила в Федполе, и у меня там остался знакомый, он до сих пор работает тайным агентом. Его зовут Чертро. Я попрошу его связаться с вами. Он работает в одиночку и умеет молчать — все как вы хотели.

Сергия кивнула.

— Возможно, он подойдет. Вы очень добры. Спасибо.

И ардакканианцы один за другим скрылись в шлюзе. Последним вышел плечистый брюнет — тот, что переглядывался с Мелой. Напоследок он одарил ее многозначительной улыбкой. Люк за посетителями закрылся, и Мела повернулась ко мне с довольной улыбкой.

— Надо было продать им эту информацию! — рявкнул я.

Мела рассмеялась:

— Что это ты так раскипятился? Вот уже два года ты при всяком удобном и неудобном случае твердишь, что никогда больше не возьмешься за работу агента. Или ради красотки Сергии ты решил тряхнуть стариной?

— Ни за что, — отрезал я. — Я хотел сказать только то, что сказал. Пустячными скандальчиками вокруг экзотических наркотиков меня больше не приманишь. К тому же сумма, о которой шла речь, просто курам на смех. Нам это больше ни к чему. Теперь, когда нашими заказчиками стали люди вроде фраксилийского эмиссара…

Мела лукаво улыбнулась.

— Вот бы еще ему бюст, как у Сергии! С тем, что он не женщина, ты, насколько я понимаю, уже освоился?

Я мог отпустить ответную колкость по поводу недавних заигрываний Мелы с ардакканианцем, но не хотел затевать бессмысленную перепалку. Я молча повернулся на каблуках и отправился в рубку. Пора забыть об Ардакке и о таинственном фетаме. Пора проложить новый курс к Вадимании и приготовиться к тому, что нас там ожидает.

Глава 4

Мела довольно скоро появилась в рубке и, не теряя времени, созвонилась со своим полицейским дружком Чертро, передала ему просьбу ардакканианцев и попросила связаться с ними. По теплоте в голосе Мелы и по тому, как свободно она говорила с Чертро, я заподозрил, что отношения между ними в свое время выходили далеко за рамки приятельских. Но, невесело успокоил я себя, будем надеяться, что все это в прошлом и сейчас их не связывает ничего, кроме делового общения. Предоставив Меле возможность без помех ворковать перед экраном комма, я удалился в свою каюту и, усевшись перед личным терминалом, попросил Поси разыскать мне все что только можно об ардакканианском фетаме. И в ответ не получил ничего.

— Кустарник под названием фет известен, — доложила Поси. — Он занесен в галактический биорегистр энциклобанка. Но никаких ссылок на добываемые из него продукты нет.

— Странно, — задумчиво произнес я. — А что, в регистр заносят все известные жизненные и биологические формы?

— Предположительно да, Дел, — сказала Поси, — но жестких требований к регистрации нет. Если какая-нибудь планета не захочет включать представителей своей флоры в биорегистр, они там никогда не появятся. Несмотря на то, что это противоречит всякой логике…

— Все верно, Поси, спасибо, — перебил я машину. И в наступившей блаженной тишине задумался. Узнать о фетаме подробнее я решил потому, что мне хотелось убедиться, так ли он ценен, как утверждали ардакканианцы, и если да, то почему. Но теперь… Раз ни в одном из крупнейших хранилищ информации сведений о нем нет, значит, я столкнулся с засекреченными данными. С тайной.

Из чего следует, подсказывало мне чутье, что фетам действительно очень высоко ценится и плащеносные пуритане не желают, чтобы галактика знала об этом.

С наслаждением предавшись размышлениям, рассматривая вопрос со всех сторон и фантазируя, я начал прикидывать, нельзя ли путем некоторых действий с фетамом, на след которого я так неожиданно наткнулся, урвать и положить себе в карман пару-тройку килокредов. Возможно, думал я, не стоило столь поспешно прощаться с Сергией и ее мускулистыми красавцами. Впрочем, если все сложится так, как хотелось бы, то, выполнив фраксилийский заказ, я вполне успею попробовать исправить положение. Я не сомневался, что сумею загладить небольшое недоразумение и что Сергия с готовностью и радостью перепоручит работу мне, прогнав неуклюжего и неповоротливого тугодума из Федпола. Очень скоро к моим фантазиям делового рода примешались более вольные, но не менее приятные видения на тему, каким именно образом Сергия отпразднует мое новое появление.

— Дел!

Разумеется, это была Поси.

Сгустки чистого интеллекта, она и ей подобные были наделены женскими именами и голосами, и — я мог бы поклясться в этом — не только и не столько из сентиментального побуждения их очеловечить. Например, Поси обладала самой что ни на есть женской способностью в самый неподходящий момент прерывать ход мысли мужчины какой-нибудь ерундой. Вот и теперь:

— Мне удалось найти фрагмент очень старой записи, — гордо сообщила она. — Эту запись нашли на мертвой планете Ичел, чье солнце стало сверхновой сто пятьдесят семь лет назад.

— И что же? — безрадостно спросил я.

— Это отчет, составленный наемным ичельским шпионом, который собирал сведения о планете Ардакка.

Это всколыхнуло мой интерес.

— Там что-нибудь есть?

— Конечно, — с легким удивлением отозвалась Поси. — Не окажись там ничего, я не считала бы эту информацию.

Я скрипнул зубами.

— Я спрашиваю, есть ли там что-нибудь интересное для меня? Что-нибудь о фетаме?

— О фетаме ничего, — ответила Поси.

— Зачем же ты меня побеспокоила?

— В отчете есть материал об ардакканианцах, который может оказать стимулирующее воздействие на ваше чувство юмора, Дел. Хотя вполне возможно, что я ошибаюсь. Даже у интеллектоидов последней модели нет совершенных программ, дающих полный перечень каналов стимуляции людского чувства юмора.

Поси говорила тоном неискренней униженности, к какому обычно обращалась, если речь заходила о тех человеческих качествах, которых недоставало интеллектоидам (их немного, и все они по преимуществу бесполезного свойства). В подобных случаях мне в душу неизменно закрадывается подозрение, не ставили ли своей целью безумные гении, придумавшие первого интеллектоида, незаметно сыграть с человечеством жестокую и злую шутку.

С трудом направив словоизвержение Поси в иное русло, я выудил у нее, что же она все-таки нашла. Поси слово в слово пересказала мне написанный дурным слогом и не внушающий особого доверия отчет, состряпанный наемным ичелийским агентом, основанный главным образом на досужей болтовне, сплетнях и измышлениях вербованных на Ардакку техников. Разложив по полочкам весь этот треп, ичелиец пришел к неожиданному и гениальному выводу, что ардакканианцы — раса, представляющая собой следующий этап эволюции человека.

Согласно безумной теории этого шпика, ардаканианцы благодаря неким благоприятным мутациям (об этом он тоже брался судить) трансформировались в сверхлюдей. Далее перечислялись сверхчеловеческие качества, которые предположительно сумели развить в себе жители Ардакки, — удивительная физическая сила, неуязвимость к оружию, способность летать и прочая, и прочая. Упоминалась и необычайная красота этого народа.

Разумеется, я расхохотался. Однако где-то в глубине души я вдруг ощутил короткий укол беспокойства, припомнив недавнее странно плавное перемещение Сергии и тот поразительный факт, что у ардакканианцев не было скафандров — напоминаю, переходить со своего жалкого бота на мой корабль им пришлось в открытом космосе.

Но я вовремя спохватился и твердо сказал себе, что все это бредни и обман зрения. Например, я нисколько не удивился тому, что ичелийский шпион (скорее всего, какой-нибудь веретенообразный кривобокий и понурый мозгляк) попав в мир, где развитию расы высоких, мускулистых, красивых людей не способствовало ничто, кроме старого доброго земного генофонда, от изумления развопился: «Сверхлюди! Сверхчеловеки!»

Насколько мне известно, издавна, со стародавних примитивных пор, когда писатели еще строчили свои книжки на бумаге, чудаки и мечтатели время от времени принимались искать вокруг себя очередного Homo superior. И всякий раз с нулевым результатом. Я же в таких случаях всегда замечаю, что в галактике и сейчас пруд пруди субъектов, к которым даже определение sapiens применимо с большой натяжкой, что уж говорить о superior.

— Этот фрагмент данных, найденных на мертвой планете Ичел, — продолжала Поси, — я обнаружила в информационном хранилище планеты Квейрли, расположенной за Краем На Краю.

Я нахмурился:

— Ну и?..

— В ходе поисков в других федеральных инфохранилищах я пришла к выводу, что данные, касающиеся Ардакки, подверглись подчистке. Часть информации была полностью уничтожена. Поскольку подобные мне интеллектоиды наделены возможностью cоставлять матрицы связи между разрозненными фактами и экстраполироваться за…

— Короче! — рявкнул я.

— …за их пределы, — бесстрастно продолжала Поси, — я предполжила, что, занимаясь удалением из инфохранилищ сведений вроде тех, что собрал ичелийский агент, кто-то скорее всего пропустил квейрлийский университет.

Продравшись через эти дебри, я пожал плечами. Что хочет сказать Поси — что кто-то специально копался во всех инфобанках кроме одного и стирал оттуда информацию только потому, что из нее следовало, будто ардакканианцы — сверхлюди?

— Более вероятно, — наставительно сказал я машине, — что ардакканианцы сами стерли из хранилищ все упоминания об их драгоценом фетаме. Чтобы о нем не пронюхали стервятники.

Однако, мысленно прибавил я, кому-то из стервятников удалось прознать о фетаме и даже унести немного в когтях. Это говорило об одном — как ошибался тупоголовый ичелийский шпион. Пусть ардакканианцы наивны в таких вопросах, как преступность, но, будь они и в самом деле сверхлюдьми, разве смог бы кто-нибудь их обокрасть?

Поси попросила меня объяснить ей связь между ардакканианским фетамом и стервятником — питающейся падалью птицей, обитавшей на Старой Земле. Я был уверен, что она отлично все знает и о метафорах, и о переносном смысле и спросила просто так, чтобы меня позлить. Предчувствуя приближение головной боли, я выключил терминал, растянулся на кровати и вернулся к прерванным фантазиям, в которые теперь вплелись еще и размышления о том, почему фетам такая большая ценность. Тем временем наш корабль без помех несся к Вадимании.

На следующий день (до Вадимании оставалось всего несколько часов лета) на корабль позвонил федполовский дружок Мелы, Чертро. Он уже обосновался на Ардакке и лопался от гордости за свои достижения. Когда он вышел на связь, я был в рубке вместе с Мелой и потому слышал каждое их слово и страдал в течение всего разговора. Я сразу невзлюбил этого парня за самодовольство и излишнюю фамильярность с Мелой. Особенную ненависть у меня вызывала его худощавая, загорелая, улыбающаяся физиономия, бесконечные десять минут отсвечивавшая на экране нашего комма.

— Привет, Пушистик! — начал он (потом я поинтересовался у Мелы происхождением столь необычного прозвища, и она, зарумянившись, отрезала, что это, видите ли, не мое дело). — Ты подкинула мне классное дельце, — продолжал Чертро. — Я про Ардакку. Просто как апельсин, работенка непыльная, безобразник уже в узилище, и все счастливы. Или почти счастливы.

— Что-то больно быстро, — хихикнула Мела. — Раньше, бывало, ты никуда не торопился.

Чертро рассиялся как медный грош — ничего отвратительнее я в жизни не видел.

— Кое-что я люблю делать быстро, Пушистик.

С минуту они клохтали, хихикали и перемигивались. Потом парень сказал:

— До сих пор не могу понять, как они сами не нашли того парня. Я засек его в два счета. Это был один из техников-инопланетников; другие инопланетники подкупили его, и он понемножку таскал для них фетам. Ардакканианцев эта новость поразила, просто потрясла. Мне показалось, они не могут поверить, что кто-то мог так поступить с ними. Но жители закрытых миров как правило наивны и легковерны.

Чертро добавил, что соплеменники Сергии были ему очень благодарны, но без лишних проволочек выставили и его, и вора со своей планеты. Однако причина для огорчений не исчезла — факт вывоза украденного фетама с планеты подтвердился. Чертро, однако, полагал, что если вора допросить с пристрастием (чем заняты в данный момент его коллеги по Федполу), он поможет выйти на след исчезнувшего сока.

— Есть еще одна любопытная вещь, о которой я хотел бы тебе рассказать, — вспомнил он. — Отчитывался я в основном их главной, Сергии…

— Я с ней знакома, — вставила Мела. — Тебе, как всегда, везет.

Чертро хмыкнул.

— Она потрясная, спору нет, но не в моем вкусе. Мне она показалась фанатичкой, наивной, как все ардакканианцы. Мне нравятся девушки поменьше, потоньше, которые хоть что-то умеют. Верно, Пушистик?

На губах Чертро появилась новая, совершенно идиотская улыбка. Мелу опять расхватало, и она захихикала. Но в конце концов негодяй закончил свой рассказ. Арестовав техника и посадив под замок, он отправился с докладом к Сергии. Та сидела в резном кресле из хорошего твердого местного дерева. Услыхав, что всему виной наемный работник, которому они доверяли, она вцепилась в подлокотники кресла так, что костяшки пальцев побелели.

А подлокотники возьми да и разлетись в щепки.

— Да, я подозревала, что по силе она не уступит их мужчинам, — хмыкнула Мела.

— Не сомневаюсь, что ты обратила внимание на мужчин, — эхом откликнулся Чертро.

— Но все равно это очень странно. После этого случая я специально осмотрел точно такое же кресло и могу сказать, что дерево, из которого их делают, твердое, как чункикрит.

— Может, подлокотники были с трещинами, — сказала Мела тем тоном, каким женщины дают понять, что мужчины до седых волос остаются мальчишками-фантазерами. — По крайней мере, теперь ты знаешь, что от роскошных грудастых дам нужно держаться подальше.

— Я так и делаю, Пушистик, — правдиво ответил Чертро, — когда ты рядом.

Они снова принялись давиться от смеха и кудахтать, а я угрюмо отступил на свою половину. История Чертро пронеслась по краю моего сознания эхом, вторящим россказням о сверхлюдях с Ардакки. Но я отогнал его. Я уже не думал об этой захолустной планете. Я не стану больше тратить свое драгоценное время на пустые тревоги о тайнах их склонного к домоседству мира и загадочных сверхспособностях… довольно. Пора сосредоточиться на фраксилийском заказе.

И тем не менее я то и дело возвращался мыслью к Ардакке и успокоился, лишь когда решил, что, освободившись, обязательно попробую самостоятельно отыскать украденный у сверхдурней фетам.

Уединившись в своей каюте, я выбросил тревожные мысли из головы, включил галавизор и с удовольствием обнаружил, что вовремя поспел к тому, что на галавидении справедливо называют Вечными Сериалами. Утром следующго биодня Поси сбросила скорость корабля до световой — на обзорных экранах уже была видна система Вадимании.

Буквально через несколько часов мы увидели и саму планету — небольшой, медленно увеличивающийся в размерах шарик. Примерно в это же время Поси связалась с вадиманианским космопортом. Я хорошо знал, что ей сообщил интеллектоид-диспетчер — высоту нашей орбиты и очередь на посадку: не совсем обычный космопорт Вадимании мог принимать только один идущий на посадку корабль за раз. Как обычно, я поручил рутину Поси, а сам обратил свое внимание к носовым и кормовым обзорным экранам.

Большей части визитеров, приближающихся к границам территориального пространства Вадимании, известно, что до посадки всем им неизбежно предстоит пройти определенную процедуру. Тех, кто ее проводит, я и высматривал. И они не заставили себя долго ждать.

Поси дала предупредительный сигнал — корабли в поле зрения, встречный курс — и дала изображение на экраны. К нам приближались три удлиненных, вытянутых боевых корабля последней модели класса «Туманность-40-БКФ» (это означало, что каждый из них несет на борту по сорок плазматронных зарядов). Я не мигая смотрел, как мрачная троица берет нас в кольцо. Жерла их орудий были угрожающе нацелены на нас.

Глава 5

Даже если бы я не ожидал встретить здесь боевые корабли, их раскраска сказала бы мне, кто их хозяин. Корабли были антрацитово-черные с очень тонкими белыми полосками по всей длине и одной широкой белой полосой на носу. Вся галактика, даже отшельники с закрытых планет, знает, что означают эти цвета.

Семья.

В галактике найдутся криминальные структуры на любой вкус — от банд юнцов, шастающих по Сети и промышляющих грабежами наиболее беззащитных слоев, до группировок специалистов высочайшего класса в области терроризма и бандитизма. Самой большой, лучше всех организованной и потому самой опасной была Семья.

Происхождение Семьи уходит корнями в историю человечества, а само название впервые возникло в арктурианском жаргоне и произошло от казенного полицейского термина «семейное дело» — Семья традиционно строилась на патриархальной основе и требовала от своих членов абсолютной верности и преданности, каких ожидать можно лишь от ближайших родственников. Я слышал также, что созвучное слово имелось в местечковом диалекте негумов с планеты Милифинил-ил и означало ни больше ни меньше как «ваше четвертое выходное отверстие испачкано калом». Но никто не указывал членам Семьи на это интересное совпадение. Члены Семьи очень обидчивы. А также сильны, велики ростом, злы и скоры на расправу.

Я знал, что увижу здесь их корабли — это была их территория. Семья спешила на запах кредов с такой же целеустремленностью, с какой вугеантикские кровяные черви — на трупную вонь. Подобно любой другой криминальной структуре, Семья делала деньги на человеческих слабостях: тяге к удовольствиям, алчности и страхе.

Например, Семья почти полностью контролировала производство и рынок сбыта блисса — запрещенного наркотика, вызывающего кратковременную кому, заполненную видениями невообразимых услад, и полностью убивающего мозг за семнадцать недель. Семья опутала своими щупальцами и многие сферы легального бизнеса, в том числе почти треть каналов галавидения, которое, как любила повторять Мела, в общем, то же, что блисс, только действует медленнее.

Помимо всего прочего, Семья снимала навар и с Вадимании.

На протяжении столетий планета «ответственного хранения» развивала и оттачивала системы и методы обеспечения безопасности, превратив их в главный источник национального дохода. Поэтому ни Семья и никакие другие банды не могли прямо прибрать к рукам эту планету. Однако Семью с ее огромным опытом изыскания возможностей заработать в обход закона это не обескуражило, и недолго думая организация развернула и монополизировала в территориальном пространстве Вадимании услугу, иронически именуемую «защитой».

На подлете к Вадимании корабль близ орбит ожидания встречали боевые корабли. Вновь прибывшему объявляли, что всякий желающий воспользоваться вадиманианскими хранилищами должен уплатить Семье некоторую сумму, и Семья возьмет на себя хлопоты по защите клиента и его ценностей от грабителей. Всех, кто от подобной услуги отказывался, в конце концов грабили. Естественно, по указке Семьи.

Порой Семья грабила и тех, кто ей заплатил, если груз, который они везли на Вадиманию или вывозили оттуда оказывался слишком ценным или соблазнительным. Криминальным организациям никогда нельзя доверять.

Однако я был твердо уверен, что при виде черно-полосатых самоуверенных кораблей не стоит незамедлительно падать ниц и посыпать голову пеплом — не такие уж они всемогущие.

Когда скорость боевых кораблей сравнялась с нашей, стало казаться, будто мы висим неподвижно. Ощущая привычный холодок под ложечкой, я заметил, как Мела побледнела от злости. Но что мы могли? Пожалуй, нам удалось бы удрать от Семьи на нашем быстроходном корабле, но мы не спаслись бы от фузитронных зарядов, выпущенных нам вслед. В носовой и кормовой части нашего корабля тоже имелось оружие — но чем оно было в сравнении со ста двадцатью сгустками ядерного огня, нацеленными на нас?

Поэтому я готовился к встрече, от души надеясь, что мой голос не дрогнет и будет звучать уверенно, когда я стану врать представителю Семьи прямо в глаза.

Экран комма мигнул, осветился, и я обнаружил, что появившийся на нем человек мне отдаленно знаком — это был Пульвидон, один из боссов средней руки, довольно известный. Из молодых, да ранних. Странно было видеть его здесь, во главе такого не слишком доходного предприятия, как вадиманианский рэкет. У меня мелькнуло подозрение, что Пульвидона сослали сюда за какой-то проступок. Но над этим можно было поразмыслить потом, а сейчас следовало заняться неотложными делами — тем более, что они уже недвусмысленно заявляли о себе в обличье худощавого человека с горящими глазами, облаченного в принятый в Семье костюм — просторный мрачно-черный пиджак в узкую белую полоску, такие же брюки и черную рубашку с болтающимся на груди широким белым галстуком. Подобный наряд всегда смутно отзывался в моей памяти воспоминаниями о чем-то традиционном, но мне всегда было недосуг припомнить, о чем.

— А, это ты. — Пульвидон сверкнул острыми клыками в хищной ухмылке. — Что привело великого Дела Карба на Вадиманию? Привез что-нибудь или собираешься забрать?

Обидные, но неизбежные насмешки. Я подвергался им всякий раз, сталкиваясь с деятелями круга Пульвидона, поскольку как бывший агент оставался дли них лицом, состоящим в довольно тесных отношениях с законом.

Я холодно взглянул на экран.

— Ни то, ни другое, — солгал я. — Хочу поболтаться здесь немного, может, подвернется какая-нибудь работенка.

Мела быстро и испуганно посмотрела на меня, но у нее хватило ума промолчать. Она не могла не согласиться, что легенда моя достаточно правдоподобна: на Вадимании всегда околачивалось множество курьеров с предложениями доставить что угодно куда угодно. Однако при этом планета была местом оголтелого паломничества шпионов, в том числе и соглядатаев Семьи, поэтому провернуть здесь что-либо в тайне было очень трудно. Но я верил, что, используя оригинальные вадиманианские порядки, всех сумею провести.

Пульвидон прищурился.

— Не крути, Карб. Ты знаешь, что случается с теми, кто пытается меня обмануть.

— Зачем мне лгать? — оскорбился я. — Если мне удастся найти на Вадимании клиента, ты первый об этом узнаешь.

— Это уж непременно, — рыкнул Пульвидон. — А если тебе ничего не обломится, я возьму с тебя по минимуму.

— Но почему? — спросил я, играя удивление и заранее зная ответ. — Почему я должен платить за защиту, если мне нечего будет защищать?

— А страховка, Карб? — Пульвидон снова хищно улыбнулся. — Глубокий космос — очень опасная штука, мало ли что может случиться. Подумай об этом.

Пульвидон дал отбой, по экрану побежали полосы, и он погас. Я воспользовался этим, чтобы послать вдогонку Пульвидону несколько отборных эпитетов, которые он уже не мог услшыать. Наблюдая за тем, как корабли-убийцы отваливают прочь, мы с Мелой испытывали сходные чувства — волнение и злость. Вот только Мела злилась в основном на меня.

— И чего, по-твоему, ты этим добился? — первым делом пожелала она узнать.

— Зачем платить, если можно не платить, — пожал я плечами.

— Надо было заплатить, — возразила она. — Тебе никогда не обмануть Семью.

— Мне уже случалось водить их за нос, — ответил я. — Это не так сложно. Они слишком спокойны, слишком уверены, что запугали нас до смерти. Они не могут поспеть всюду. Остаются лазейки, за которыми они просто не в состоянии углядеть, прорехи в их паутине, в которые человек может проскользнуть, если он достаточно проворен и осторожен.

— Как крыса, — невинно вставила Мела.

Я поморщился, но смолчал.

— Все дело в том, что выбора у нас нет. Вероятнее всего, нам придется сделать вид, что мы улетаем несолоно хлебавши. Но лучше всего, по-моему, на обратном пути вообще уклониться от встречи с Семьей. Или, может, ты хочешь объясняться с Пульвидоном насчет того, что нам поручено доставить царебогу бесценный предмет неведомого содержания?

Мела медленно покачала головой.

— Тогда мы и первую космическую не успеем набрать.

— То-то и оно. Поэтому придется постараться улизнуть от них. И я думаю, это нам удастся. Нужно только действовать очень быстро и не привлекать к себе внимания.

— Как пара крыс, — буркнула Мела.

В ту же секунду Поси подала сигнал «приготовиться к посадке», и не успел корабль сойти с орбиты и начать медленный спиральный спуск к поверхности планеты, как мы уже лежали в удобно углубленных противоперегрузочных ложах.

Ни я, ни Мела не проявили интереса к видам Вадимании, проносящимся на обзорных экранах. Периодически орошаемая кислотными дождями, во много раз более сильными и едкими, чем те, которые в свое время, по слухам, довели до ручки Старую Землю, Вадимания являла собой ужасающее зрелище. Кислота никак не влияла на давным-давно приспособившиеся к ней враждебные всему окружающему формы вадиманианской фауны. По словам первых разведчиков, в незапамятные времена открывших планету, в ту пору догнать и сожрать их здесь пыталось все без исключения, даже камни и растения, но, вероятно, это следует расценивать как обычное преувеличение, к которым склонны все путешественники.

Первые разведчики обнаружили и разумную жизнь внутри Вадимании, укрывающуюся от внешних ужасов в обширных пещерах, общей площадью приближавшихся к поверхности небольших планет. Ходы сообщения с внешним миром, узкие и сравнительно малочисленные, легко было охранять или наглухо перекрывать. Так, в пещерах, под лучами искусственных солнц, в мире и спокойствии и создали разумные вадиманианцы свою подземную цивилизацию.

Опыт изоляции и организации своей безопасности вдохновил наиболее предприимчивых жителей Вадимании на использование своих наклонностей с общегалактическим значением. Все решилось в тот момент, когда они поняли, что живут в естественном убежище, уже обладающем многими из свойств, необходимых для обеспечения безопасности. В ОФ, в свою очередь, великое множество и частных лиц, и правительств готово было отвалить целое состояние за предоставление безопасности, близкой к абсолютной.

Так Вадимания стала планетой ответственного хранения — ответственного до тошноты: здесь невозможно было даже носа разбить без того, чтобы тебя не проверили службы безопасности. Что же касается прибытия на Вадиманию…

Попасть на обитаемую поверхность этой планеты можно было лишь через одну-единственную впускную точку — так называемый Вадиманианский Клапан, единовременно пропускающий из-за своих размеров всего один корабль. Внутри Клапана прибывающий корабль проходил сквозь череду дотошных проверок и тщательнейших обследований вплоть до молекулярного уровня, которые растягивались до бесконечности. Мы с Мелой и раньше бывали на Вадимании, в банках данных планеты уже хранились записи нашего молекулярного строения, и процедуру нашей проверки удалось ускорить до стремительности черепашьего шага. Но мы хорошо знали, что эта проверка — пустяк в сравнении с настоящей проверкой, которой подвергались улетающие с Вадимании корабли: вадиманианцев заботило не столько то, что вы ввозите на планету, сколько то, что вы пытаетесь с нее вывезти.

Во всех рекламных галавизионных роликах Вадимания всеми силами укрепляла свою репутацию банка, который невозможно ограбить. На самом же деле я знал по крайней мере об одном случае грабежа. Сами вадиманианцы об этом старательно умалчивали. В один прекрасный день на редкость изобретательный вор ухитрился вывезти с Вадимании украденные микропленки в прыще, вскочившем у него на подбородке. Когда он проходил проверку по прибытии, у него на подбородке действительно алел большой прыщ, который сошел к тому времени, как он сумел найти и подкупить продажного клерка и заполучить нужный документ. После этого хитрецу оставалось только изготовить искусственный дубликат прыща, укрыть в нем товар и прилепить на старое место — и вадиманианцы прошляпили его, поскольку прыщ у посетителя сидел там же, где и раньше.

Случилось это, конечно, давно, до введения молекулярного сканирования и прочих хитростей. С тех пор многое изменилось. Вадимания истратила умопомрачительные суммы на последние технические новинки. Не стало продажных клерков, имеющих доступ к сохраняемым ценностям, — их заменили сервомеханизмы, охранники-мандроиды и надзиратели-интелектоиды с мультифункциональными перепроверяющими программами, контролирующими сбои, что делает их патологически неподкупными. К тому же в Клапане с прибывающими кораблями работала целая армия сканирующих интеллектоидов, что позволяло регистрировать каждую мелочь. Что и было проделано со мной и с Мелой. Ни один узел нашего корабля при этом не разбирали и даже не сдвигали с места, но по окончании процедуры у интеллектоидов остался полный обзор молекулярной структуры, нашей с Мелой и корабля, которому мы должны были в точности соответствовать при убытии. Ни один поддельный прыщ теперь не проскользнет мимо них!

Процедура проверки отняла почти целый биодень, и только в сумерках мы покинули Клапан и опустились на поверхность поля вадиманианского космопорта. Но и дальше дело не пошло быстрее. На Вадимании всему был свой черед и срок.

Заглянув в контору порта, я заплатил за стоянку корабля и отправился к Администратору, одному из высших вадиманианских чиновников, заправляющему интеллектоидами, которые имели дело непосредственно с ценностями. Чиновник тщательно изучил мои документы, в том числе и справки, полученные от фраксилийского эмиссара. Из отчета, пересланного из Клапана, Администратор наверняка уже знал, что я прилетел порожняком. Но он обязан был следовать установленному им самим порядку, придерживаться которого, как мне показалось, доставляло ему немалое удовольствие. Созвонившись в заключение с кораблем лорда ю`Фипрехауда и вызвав его к комму, Администратор с великой неохотой наконец дал мне «добро». Но одну досадную подробность он приберег напоследок.

— Срок Выдачи наступит через двадцать семь дасов, посетитель Карб. Вы прибыли чересчур рано.

Вадиманианцы похожи на личинок, бескостных и сегменчатых. Задние половины их туловищ передвигаются по земле, опираясь на бесчисленные ножки, передние же стоят торчком выше человеческого роста и снабжены бесчисленными ручками. Головы вадиманианцев, если только это головы, украшают пучки коротких упругих антенн, выполняющих самые разные функции. Ни о каком выражении лица Администратора говорить не приходилось, поскольку лица как такового у него не было. Но могу поклясться — когда вадиманианец сообщил, что мне невесть сколько придется слоняться под их каменными сводами, то сочленения на его прямостоящей половине изгибались в издевательских самодовольных улыбках.

Улыбаться в ответ я не стал, но не стал и унывать. Такие уж на Вадимании порядки, ничего не поделаешь, сказал я Меле, обрисовав ей ситуацию.

— Двадцать семь дасов… — Мела помолчала, припоминая вадиманианское исчисление времени и производя подсчет. До этого она бывала на Вадимании всего один раз и очень недолго. — Это почти три биодня!

— Придется провести их здесь, деваться некуда, — пожал я плечами. — Нужно придумать, как убить время.

— То бишь ты снова прилипнешь к галавизору, — ответила моя непоседа. — А у меня свои планы. Прошлый раз я почти все время просидела на корабле и теперь наверстаю упущенное. Я собираюсь осмотреть все местные достопримечательности.

— Я с тобой, — неожиданно для нас обоих брякнул я. На это меня толкнуло поселившаяся во мне смутная тревога: мне вовсе не улыбалось одиноко просиживать в корабле дни напролет.

Взяв в порту напрокат небольшой флоутер, мы отправились на разведку.

Инопланетников на Вадимании не пускали дальше космопорта и прилепившегося к нему городка, но нас это устраивало. Вадимания никогда не ставила перед собой цель соперничать с планетами-курортами и в смысле достопримечательностей и развлечений могла предложить немногое. Внезапно воспылав ко мне дружескими чувствами, Мела показала себя прекрасным товарищем. Поэтому, размякнув, я ни словом не возразил в ответ на предложение первым делом посетить Музей истории Вадимании, где я поневоле узнал о бесконечных достижениях планеты больше, чем хотелось бы, и ознакомился с тщательно составленной и с любовью проиллюстрированной схемой круговорота жизни и смерти на ее поверхности у нас над головой.

Ближе к вечеру мы разыскали на окраине космопорта славный ресторанчик, где вполне сносно кормили. Было решено там поужинать, и вскоре Мела уже лучезарно улыбалась через стол в ответ на мои остроты, превращаясь из просто симпатичной девушки в настоящую красавицу. Вернувшись на корабль, она одарила меня еще одной сияющей улыбкой и юркнула в свою каюту. Однако легкое разочарование не испортило чудесного ощущения того, что сегодняшний вечер значительно продвинул вперед наши отношения и увеличил мои шансы.

На другой день Мела была по-прежнему весела — само по себе диво. Начать борьбу со свободным временем решили с того, на чем остановились вчера. Я согласился сопровождать Мелу в походе по длинной веренице магазинчиков и лавчонок припортового городишки и проявил чудеса выдержки и благовоспитанности — можно ли требовать от мужчины большего? После этого продолжительного траления галантерейно-трикотажных вод выяснилось, что Мела не купила ничего, а вот я не смог устоять против пары пестрых рубашек (канареечно-желтый с индиго) и замечательных ботинок из тончайшей кожи рексорлийской крылатой змеи.

Мы безмятежно отобедали, а когда вернулись на корабль, обнаружили, что над нашими головами сгущаются тучи.

Глава 6

На первый взгляд ничто не предвещало бурю. Тучи имели вид корабля, опустившегося рядом с нами, и оттенка он был отнюдь не предгрозового. Корпус его сиял девственной чистейшей белизной и золотом. Казалось, ни метеоритные дожди, ни космическая пыль никогда не прикасались к этому сверканию. По белизне и золоту сказочного корабля шли бесконечные чудесные узоры, кривули и загогулины, что навевало мысли о некоем кондитерском изделии, которое свихнувшийся пирожник решил сделать своим последним предклиническим шедевром.

Мела изумленно вскрикнула и рывком остановила флоутер, чтобы рассмотреть чужой корабль.

— Что это?!

— Малая версия лайнера «Астропалас». Кто-то бесится с жиру.

— Тут больше денег, чем вкуса, — хихикнула моя впечатлительная напарница, переводя флоутер в медленный облет златобелого чертога. Ладонь она держала козырьком перед глазами, чтобы защитить их от блеска.

— Мне кажется, — начал я медленно, — мне кажется, я знаю, чей это корабль.

Кому он принадлежит, я точно вспомнил, едва распахнулась крышка входного люка корабля и оттуда появились…

В основном это были маленькие, кривобокие, обросшие темным мехом негумы, но я смотрел не на них. Над толпой мохнатых созданий возвышался человек, наш соплеменник, не заметить которого в любом окружении было просто невозможно. Он был сложен как ардакканианец — так же высок, широк в плечах, узок в бедрах и мускулист — но во всем прочем отличался от жителей планеты-затворницы. На нем была белая рубаха без рукавов, небрежно расстегнутая на груди, белые обтягивающие брюки, не оставляющие сомнений в его половой принадлежности, и белые же сапоги на высоких каблуках. Золотые кудри ниспадали тугими кольцами, гладкая кожа, под которой перекатывались мускулы, отливала золотом и бронзой. Он увидел нас и медленно улыбнулся, сверкнув такими белыми зубами, что стало больно глазам.

У меня исчезли последние сомнения в том, кто это. И уже несколько минут я обливался холодным потом, пропитывающим рубашку.

Широко распахнув глаза и приоткрыв рот, Мела замерла, зачарованная. Довольно скоро сгорбленные мохнатые негумы принялись тыкать в нее пальцами, гортанно тараторя что-то на своем языке, гукая и издавая звуки, определенно напоминающие смех. Мела залилась краской, но не оторвала взгляд от человека в белом и золотом.

Он же, неторопливо изучив достоинства Мелы, обратил внимание на меня.

— Карб, не так ли? — Даже его голос — мелодичный баритон — отливал золотом и нисходил к нашему флоутеру без всяких усилий со стороны его обладателя. — Курьер Карб? С очень симпатичной спутницей…

— Мы знакомы? — спросил я хрипло, чувствуя, как на спине вновь выступает ледяной пот.

— Заочно — наверняка, — ответил золотой человек, вложив в голос и улыбку по капле издевки. — Что вас занесло в эти края? Какое-нибудь… поручение?

— Это мое дело, — отрезал я. — Но, может, вы скажете, зачем вы здесь?

Он звучно расхохотался.

— Следуя вашему примеру, оставлю вопрос без ответа. Я уверен, мы еще увидимся. Может быть, вы позволите мне пригласить на корабль вашу прекрасную спутницу, чтобы мы с ней могли познакомиться поближе?

Моя дурочка смотрела так, точно помани ее золотой субчик — и она кинется карабкаться вверх по завитушкам на корпусе шикарного звездолета. Я крепко взял ее за руку. Мела ожгла меня яростным взглядом, человек наверху гулко рассмеялся, а я, пунцовый от смущения и вне себя от беспокойства, наконец встал за рычаги флоутера и увел его прочь.

Когда мы наконец оказались на своем корабле, Мела нашла в себе силы спросить:

— Кто… это… был?..

— А ты не знаешь? — удивился я. — Думаю, в Федполе на него заведено объемистое досье. Это Деготь. Деготь Черноптин. Один из самых опасных и коварных преступников галактики. Называет себя принцем воров.

Взгляд Мелы слегка туманился.

— В самом деле? Так это Деготь? Что же ты не представил меня ему!

— Радоваться надо! Внешне он очарователен, перед ним невозможно устоять, но внутри он насквозь пропитан ядом.

Мела задумчиво облизнула губы, пропустив мои слова мимо ушей.

— А эти меховые негумы — кто они?

— Его свита… или команда. Забыл, откуда они родом. Их прозвали дегтярниками. Он выбрал их себе в услужение, чтоб на их фоне выглядеть еще более роскошно.

— Ему это не нужно, — пробормотала Мела.

Я нахмурился.

— Когда закончишь пускать слюни, будь добра, найди минутку и заставь себя подумать о том, зачем он здесь оказался.

Мела незряче посмотрела на меня. Я продолжал:

— Нам предстоит принять на борт очень ценный груз. Внезапно откуда ни возьмись появляется бандит из бандитов, ставит свой корабль рядом с нашим и давай многозначительно улыбаться. Разве это может быть простое совпадение?

— Ты сгущаешь краски, — ответила Мела. — Он может быть здесь по тысяче причин…

— Много бы отдал, чтобы узнать, каких именно.

Мела улыбнулась.

— Могу заглянуть к Дегтю в гости — он ведь меня приглашал — и узнать это у него самого.

— Держись от него подальше, — посоветовал я. — Он запросто может скормить тебя своим дегтярникам.

Тут в разговор вмешалась Поси: по комм-связи получено сообщение. Вадиманианский Администратор ставил нас в известность о сроке ближайшей Выдачи — то есть вручения нам фраксилийского цилиндра. Завтра, точно в середине биодня. Я поблагодарил чиновника и поспешно выключил комм, поскольку куда сильнее завтрашней Выдачи меня тревожили сегодняшние вечер и ночь и то, что я хотел в течение этого срока предпринять.

Мела удивительно легко позволила уговорить себя остаться стеречь корабль, пока я буду заниматься делами в припортовом городке. Я, привыкший полагаться только на свои силы, собирался разведать обстановку. В общем-то Деготь оказал мне услугу.

Его появление встряхнуло меня, заставило вспомнить о стоящей перед нами проблеме, о которой я, зачарованный благостным настроением Мелы, вдруг забыл.

Мысленно ступая на цыпочках, я вскочил в наш флоутер и перенесся в городок, где оставил машину и смешался с толпами пешеходов. Разумеется, я не питал надежды на то, что меня не заметят — люди Семьи наверняка следили за каждым моим шагом. Наверняка за мной плелись и другие соглядатаи. Однако в вадиманианской толпе людей, мутантов и негумов довольно трудно было разобрать, кто за кем следит.

Буквально через несколько минут я обнаружил, что на некотором отдалении за мной неотступно следует дегтярник (возможно, их было несколько, и они менялись). Это лишь укрепило мои подозрения в отношении Дегтя. Кроме того, я обратил внимание на негума-рептилию с шипастой скользкой кожей и несколькими парами чего-то вроде глаз, тоже слишком уж часто попадавшуюся у меня на пути. Я мог бы попробовать несколькими ловкими маневрами избавиться от маячащих позади теней, однако в крохотном припортовом городишке мой хвост наверняка очень скоро нашел бы меня снова. Поэтому я решил не суетиться, пусть соглядатаи делают свое дело, и посвятил себя поискам подтверждений своих подозрений и страхов, связанных с Дегтем.

Обращаться к вадиманианским властям нечего было и думать — меня не стали бы слушать, и более того, это могло грозить неприятностями. На Вадимании свято хранят любого рода тайны и инкогнито, а гостей, покуда те ведут себя тихо, полностью предоставляют самим себе. Вадиманианцам безразлично, кто вы — бандит или крупный промышленник (что частенько одно и то же). Никму нет дела до того, каким образом вы обзавелись собственностью вне Вадимании. Если вы что-то привезли с собой, у вас это примут, считая вашим и только вашим, и сберегут — только для вас. Никто не задает никому никаких вопросов — ни о чем.

Спустились сумерки, и я занялся сбором информации. Я заглядывал в бары и экзотические закусочные с неудобоваримой едой, ввязывался в невинные на первый взгляд разговоры, переводил их на обсуждение вновь прибывших — и ждал намеков и сплетен о Дегте. Почти все, с кем мне пришлось говорить, знали, что Деготь на планете, но главным образом эта новость интересовала представительниц прекрасной половины человечества. Впечатление складывалось такое, будто на Вадиманию прибыл не безжалостный бандит, а новая звезда галавидения.

Через некоторое время я сдался. Если Дегтя привел сюда интерес к моей персоне, то со временем я об этом непременно узнаю. Кроме того, я начал склоняться к мысли, что Мела, пожалуй, была права и я действительно сгущаю краски. У страха глаза велики! Снова и снова возвращаясь мыслью назад, я убеждался, что до сих пор не допустил ни одной оплошности. То, что дегтярник следил за мной, еще ни о чем не говорило. Я был известным на Вадимании курьером и вполне мог получить для перевозки что-нибудь ценное. Для вора вроде Дегтя достаточно было увидеть меня, чтобы сделать стойку.

Ничего не попишешь, думал я, издержки ремесла. Негодяи слетаются на меня, как мухи… скажем, на мед.

Но прежде мне удавалось избегать тесных контактов с преступным миром — надеюсь, удастся и теперь, утешал я себя, бодро переступая порог бара, как я решил, последнего на сегодняшний вечер. В заведении было полно народу, но я нашел себе местечко в сторонке и спросил бокал слаботоксичного грибкового пива — на вкус оно как брага, но не туманит голову. Поднося бокал к губам, я заметил одного из своих преследователей — тот как раз появился в дверях. Но при виде того, кто вошел за ним следом, я подавился пивом и чуть было не выплюнул его обратно в бокал. Впрочем, оно того заслуживало.

За знакомым мне шипастым и скользким земноводным негумом в бар ввалилась кучка уже совсем нечеловекоподобных созданий. Однако не их оригинальная внешность произвела на меня такое сильное впечатление. Потрясло меня присутствие в их рядах одной резко отличающейся от прочих особи.

Тот, кто приковал к себе мое внимание, был велик, объемист, почти квадратен, покрыт скользкой потной кожей и передвигался на десяти щупальцах, из которых два были особенно длинные и напоминали хлысты. Цефалоид — так бы, пожалуй, я его назвал. Я без труда узнал его. Щупальца и влажная кожа с пигментными пятнами, очевидно, свидетельствующими о немалом количестве прожитых лет, — все это не оставляло сомнений. Но самой верной приметой были клубочки субстанции, вываливающейся у него изо рта и напоминающей черный дым. Насколько я знал, так заявляла о себе способность этого негума извергать из ротового отверстия на неприятеля огромные облака густого, непроницаемо черного дыма.

Разумеется, в тот момент я не мог припомнить все перечисленное столь же ясно. Я просто сидел и смотрел, вытаращив глаза. Передвигающийся на щупальцах негум был живой легендой в мире преступности и насилия и стал ею задолго до моего появления на свет.

Десятищуп по прозвищу Черный Дых, вот как его звали. Жестокий и безжалостный предводитель пиратов со Щелочных астероидов.

Ну, это уж чересчур! На Вадиманию прилетел Деготь, и его дегтярник следил за мной. Теперь здесь Десятищуп — и пират из его команды тоже за мной следил. Это что угодно, только не совпадение.

И я испугался.

Трясущейся рукой я поставил бокал на стол, в очередной раз за сегодняшний день облившись холодным потом. И тут началось такое, что я чуть не спятил. Пираты, обосновавшиеся в углу бара, донельзя зловеще уставились на меня. Десятищуп что-то сказал, дохнув чернотой. От группы пиратов отделилась пара змееобразных негумов и, не сводя с меня отливающих металлом глаз, заскользила по заплеванному полу в мою сторону.

По сей день я радуюсь, что так и не узнал, что им было от меня нужно. Может быть, задать тот же вопрос, какой недавно задал мне Деготь, — зачем я прилетел на Вадиманию. Но я был наслышан об ужасающих методах убеждения, при помощи которых старый пират всегда добивался ответов на свои вопросы. По счастью, посланные им негумы так и не добрались до меня.

Они были еще только на полпути к моему столику, когда в дверях бара послышалось громкое, решительное топанье нескольких десятков пар тяжелых сапог, и в баре мгновенно повисла трепетная тишина. В следующий миг подавляющая часть посетителей повела себя так, будто все они внезапно вспомнили о назначенных встречах или неотложных делах. Они устремлялись к дверям с чуть скованным видом, какой бывает у людей, которые ужасно торопятся выйти, но стараются по возможности не сбиваться на бег.

Причиной такой спешки — и отступления пары змеевидных пиратов — был вооруженный и закованный в броню отряд бойцов федполовского подразделения ультраспециального назначения, проложивших наконец себе дорогу сквозь поток стремящихся в противоположную сторону.

Я оставался на месте, стараясь сохранять независимый вид. Единственное, что я себе позволил, это отставить пиво в сторону и спросить у бармена дозу гипергрога, чтобы успокоиться.

Ультраспецподразделение стало в дверях, провожая тяжелыми взглядами ретирующуюся публику — в том числе и неторопливо удалившихся Десятищупа и его пиратов.

Никого не арестовали. Основные сложности с могущественными межпланетными преступниками — это именно их могущество и межпланетность. Все знали, кто такой Деготь, Десятищуп или Семья, но веских доказательств их вины ни у кого не было. Федполу на той или иной планете порой случалось состряпать на них дело, но тотчас откуда ни возьмись являлись целые батальоны вертких адвокатов, во все инстанции без счета выплачивались килокреды, вещественные доказательства испарялись, а свидетели гибли в странных несчастных случаях.

В результате преступники свободно перемещались по галактике, занимаясь своим черным делом, а Федполу оставалось только кусать себе локти и надеяться на то, что когда-нибудь, в один прекрасный день, они сумеют оказаться в нужное время в нужном месте и застукают злодеев на месте преступления.

Так и теперь: окинув пустыми глазами почти обезлюдевший бар, федполовцы развернули свои стройные ряды и отбыли восвояси.

Я по-прежнему сидел на своем месте, неспешно прихлебывая пиво, и быстро соображал. У Федпола не было постоянной дислокации на Вадимании — это не требовалось ни от одной планеты из состава ОФ, что же касается Вадимании, здесь во всем предпочитали обходиться своими силами, в том числе и в проведении законов в жизнь. Но Федпол обладал правом посещения любой из планет Федерации по своему выбору в слественных целях или в целях задержания преступника.

В ночь перед Выдачей полицейские появились на Вадимании. Вслед за Дегтем, Десятищупом и Семьей и другими не менее опасными подонками, которым я, без сомнения, был известен. Несколько минут я так и эдак обмозговывал возможность возвратиться на корабль, стартовать и тихо-мирно унестись к черту на рога. Но у денег очень громкий голос, а фраксилийские комиссионные, так те и вовсе перекрикивали все на свете. Нужно довести начатое до конца, решил я, проявив при этом сообразительность и проворство и уподобившись дикому зверю, преследуемому охотниками. Мне вновь послышалось бестактное замечание Мелы — «как крысы» — но я отогнал его. Скорее уж как рискунс, зверек с ричианской луны — юркий, подвижный, отлично умеющий маскироваться, наделенный превосходными средствами самообороны. Пусть себе хищники строят планы, думал я. Им меня не поймать.

Я двинулся к выходу из бара, ступая легко и осторожно. Никто не обратил на меня внимания. Очутившись на улице, я отметил, что все тротуары городка опустели. Было уже совсем поздно, и большая часть приезжих в ожидании Выдачи проводила ночь спокойно, отложив на потом кутежи и гульбу. Я оглянулся, осмотрелся и с грацией рискунса скользнул в ближайшую тень.

Где обнаружился невидимый, но острый угол, о который я пребольно ударился подбородком, едва сдержав крик боли. Никто этого не заметил.

Я заковылял прочь, бездумно ссутулив плечи под воображаемой тяжестью внимательных взглядов, которые, возможно, сверлили мою спину. Вскоре я уже быстро летел на своем флоутере к ярким огням порта, по-прежнему один, без преследователей, без соглядатаев. Проносясь мимо корабля-дворца Дегтя Черноптина, я отметил, что там задраены все люки и вокруг — никакой активности. Чуть позже, когда я выбирался из флоутера возле своего корабля, внезапный звук заставил меня замереть.

За спиной я услышал отчетливый шорох. А может, впереди? — усомнился я, напрягаясь. Вокруг я повсюду видел обширные пятна густой тени, где вполне могли скрываться многочисленные преступники. Стараяь унять дрожь в руках, я изготовил к стрельбе минибластеры, встроенные в мои браслеты.

Уловив краем глаза движение за собой, я стремительно обернулся, да так резко, что чуть не свернул шею. Из островка тени в мою сторону вылетела и закувыркалась по высокой дуге небольшая полусфера.

Она сверкнула в отраженном свете, и я понял, что это. У меня с собой было несколько таких же штучек, конечно, значительно меньшего размера. Но прежде, чем этот факт пробился к моему сознанию и через спинной мозг послал ногам сигнал удирать, полусфера взорвалась, пыхнув мне в лицо дымом.

Меня вмиг окутало облако мягкого, чуть заметного сладкого тумана. Мой мозг из последних сил выписал заглавными буквами слова «ГАЗОВАЯ ГРАНАТА», подчеркнул их и принялся раскрашивать в веселые цвета. Падения на землю я уже не почувствовал.

Глава 7

Очнувшись, я обнаружил, что лежу на холодном склоне холма.

На поверхности планеты.

Мне повезло: меня отключили относительно безвредным газом, и, отходя от его действия, я чувствовал только, что в животе ворочается клубок колючей проволоки, а в голове перекатывается чугунное ядро. Я был в состоянии дышать, двигаться, подняться на ноги — и выплеснуть содержимое желудка на землю. Это принесло небольшое облегчение. С трудом поднявшись по склону, я хмуро воззрился на залитую светом не менее хмурого дня мерзостную картину.

Сколько я мог судить в своем тогдашнем состоянии, снаружи Вадимания была голой, грязно-серой, каменистой, бугристой, изрытой и изъязвленной. Вдали мне смутно мерещилась расплывчатая полоса темной растительности, хотя, возможно, у меня просто плыло перед глазами. Не больше внимания я уделил и бурлящему водоему невдалеке, по поверхности которого расходилась зловещая рябь. Я просто стоял и глядел в серую муть перед собой, пока головная боль сотрясала клетки моего мозга не хуже кау-авианского землетрясения.

Краем сознания я понимал, что смерть моя близка и неизбежна. Газ привел меня в столь гадкое и подавленное состояние, что я едва ли не с радостью думал о скорой встрече с костлявой, истратив остаток сил на то, чтобы лениво полюбопытствовать, в каком виде она ко мне явится.

Гибель от удушья мне не грозила — на Вадимании, как и на большинстве входящих в Федерацию планет, атмосфера, хоть и разреженная, содержит небольшое количество кислорода. Было довольно холодно, но прохлада лишь прояснила мою голову. Окончательно прочистить мне мозги помогла капсула метастима, которую я, собрашись с силами, в конце концов выудил из одного из небольших поясных кошельков. Но едва я почувствовал себя лучше, как страх вонзил в меня когти.

Выжить под открытым небом Вадимании нельзя. Чудо, что я еще жив. Видимо, меня бросили здесь в редкий промежуток между сжигающими кислотными ливнями и как раз тогда, когда поблизости не оказалось ни одной местной твари, охотящейся за пропитанием. Но в любую секунду обстоятельства могли измениться.

Если только я не успею найти проход, через который мой пока еще не убийца вынес меня наружу.

Ни для кого не было секретом, что на поверхность планеты можно попасть через множество небольших лазов. Вадиманианцы не замуровывали такие выходы наглухо и пользовались ими, чтобы выползать под открытое небо для проведения малопонятных научных исследований. Но я не сумел бы назвать ни одного инопланетника, который знал или хотел узнать, где можно выбраться на поверхность этой планеты. Однако получалось, что кто-то нашел такой выход и воспользовался им для того, чтобы лишить меня жизни.

Вот только этот кто-то явно сглупил, если иметь в виду его конечную цель. Он плохо знал людей, а еще хуже меня — за что я, по-видимому, должен был его от души поблагодарить. Меня бросили здесь так, как я был: одетого, во всей экипировке и украшениях.

Трясущейся рукой я нащупал на груди кулон на цепочке и определенным образом нажал на камень в оправе.

— Привет, Дел.

Из встроенного в кулон мини-комма донеся голос Поси, чистый и жизнерадостный. Лучше всего было бы приказать ей привести мне на выручку корабль, но, чтобы пройти через Вадиманианский Клапан, потребовалось бы новое молекулярное сканирование, а я сильно сомневался, что смогу продержаться в течение дня, необходимого для этой процедуры. И я приказал Поси при помощи сканеров определить мои координаты, а потом пробраться — пусть это грубое нарушение закона — в центральное информационное хранилище Вадимании и узнать там координаты ближайшего ко мне выхода на поверхность. По всей вероятности, того, через который меня сюда доставили. Такой вариант казался возможным — ведь кто-то как-то должен был найти этот проход до меня. Но оказалось, что злоумышленники действовали иначе.

— Вадиманианское хранилище информации снабжено мультизначным защитным кодом, — почти сразу же отозвалась Поси, — рефлекторно отражающим попытки взлома. Код управляется и устанавливается улучшенным интеллектоидом родственного мне типа.

Ничего удивительного, следовало предвидеть это, подумал я, внезапно промерзнув до костей.

Вадиманианцы всегда на шаг опережают всю галактику. И для охраны информационных цепей не задумываясь приобрели собственных Поси, воздвигнув на пути моей Поси непреодолимую преграду.

Охваченный паникой, я утратил способность связно мыслить. По счастью, к Поси это не относилось.

— Необходимые вам данные можно получить из другого источника, который будет доступен для связи через… три минуты сорок семь секунд.

Я собрался спросить Поси, что она там откопала, но тут меня отвлекло и лишило дара речи новое потрясение — двойное.

Тяжело перевалив через гребень близкой гряды, передо мной появилась, остановилась и уставилась на меня многочисленными глазами жуткая тварь.

Одновременно мне на макушку шлепнулась полновесная, едко-горячая капля и принялась деловито прожигать себе путь сквозь мой парик.

Иными словами, один из коренных обитателей вадиманианской поверхности почел меня съедобным, а разбивающиеся вокруг меня о землю торопливые, редкие пока капли кислоты возвестили приближение смертоносного ливня.

— Поси! — пронзительно выкрикнул я. — Поторопись!

— Осталось две минуты пятьдесят одна секунда, Дел, — откликнулся несносный механизм. — Я жду появления над вашей головой космического корабля, вращающегося по орбите ожидания вокруг планеты. Я намерена при помощи комм-лучевой связи получить доступ к его сенсорам и использовать их для обнаружения упомянутого вами прохода.

Позднее мне приходило в голову, что и враги мои скорее всего нашли этот лаз путем сканирования поверхности Вадимании с орбиты. Но в ту минуту мне было не до того. Привлеченная моими криками тварь зашлепала в мою сторону, чтобы рассмотреть меня поближе. Она напоминала большую бочкообразную рыбу втрое длиннее моего роста, с толстыми отростками, похожими на плавники, еще только силящиеся стать лапами. Спина рыбы была надежно укрыта толстой пластинчатой шкурой вроде гибкой брони. Спереди из-под нее меня буравили глубоко посаженные глаза. Но основное мое внимание привлекли ряды голодных ртов дикого вадиманианца, расположенные с исподней, менее бронированной стороны. Зверюга шла на меня, и рты эти плотоядно открывались и закрывались, обнажая в своих провалах неисчислимые, похожие на пилы ряды зубов. Но бугристая каменистая почва замедляла продвижение вадиманианского тихохода, и меня начали одолевать досужие мысли о том, что доконает меня раньше — зубастый проглот или едкий дождь. Капли уже вовсю барабанили по земле; еще одна попала мне на парик, другая ужалила в плечо, заставив подпрыгнуть, как от укола термоножом. Я смутно сознавал, что безостановочно твержу в кулон одну и ту же фразу: «Скорее — скорее — скорее!» В то же время часть моего сознания, решившая самостоятельно заняться моим спасением, увидела то, что должна была увидеть.

Капли кислотного дождя падали не только на меня. Они падали и на чудовище — не причиняя, однако, ему никакого вреда, поскольку тварь была местной уроженкой. Я не стал медлить. Включенный ужасом рефлекс заставил меня вскинуть мини-бластеры.

Шкура чудовища оказалась непроницаемой для бластерного огня. Новая капля кислоты оставила язвящий след на моей руке.

Чуть не плача, я стащил с пальца одно из колец, автоматически настроил вделанный в него камень и швырнул под ноги твари. Когда уязвимое брюхо ступающего вперевалку голодного вадиманианца оказалось над моей мини-гранатой, та взорвалась, взметнув фонтаны камней и огня — замечательное зрелище!

Вытащив из правого ботинка узкий виброкинжал, я мрачно шагнул вперед.

— Дел, я нашла проход, — донесся из кулона голос Поси. — Если вы сейчас повернетесь на тридцать восемь градусов вправо, то окажетесь лицом точно к…

— Минутку, Поси, — попросил я. — Я только сделаю себе зонтик.

Сказать по правде, операция эта заняла меньше минуты. Проворство моим рукам придавали капли разошедшегося не на шутку едкого дождя. Не слишком заботясь об аккуратности, я торопливо освежевал тушу, и прежде чем ливень набрал полную силу, уже держал над собой броневую шкуру со спины чудовища. Надежно укрывшись от разъедающих потоков, я быстро пошел вперед, направляемый Поси, которая следила за мной через сенсоры чужого корабля, одолженные через посредство комм-лучевой связи.

Вот вам еще один резон, почему я в свое время купил самого совершенного интеллектоида в галактике, истратив на него целое небольшое состояние.

Но на этом мои злоключения не кончились. Струи кислотного дождя разбивались о землю у моих ног, разлетаясь брызгами и быстро растворяя мои ботинки. Кровь мертвого хищника тяжелыми каплями стекала мне на голову, безвредная, но отвратительно тягучая и пахнущая не многим лучше заплесневелого детровиллианского кровяного сыра. Я старался не обращать внимания на на то, ни на другое, но свободно наслаждаться жизнью, конечно, не мог.

Довольно скоро Поси подвела меня к невысокому уступу на краю с виду безопасной впадины, на дне которой, в центре, я увидел широкую круглую каменную плиту. Поси радостно сообщила, что это дверь, закрывающая вход в подземный вадиманианский мир.

Само собой, камень был надежно заперт изнутри, чтобы ни один ползучий монстр в своем стремлении пообедать не мог сдвинуть его с места и пролезть под землю. В отчаянии я сорвал с головы то, что осталось от разъеденного кислотой парика, активировал его и спрятанной в нем термической бомбой разнес каменную дверь в мелкие осколки. С неописуемым облегчением я устремился вниз. Добравшись до дна шахты и отбросив зонт из шкуры умерщвленной мною рыбы, я двинулся дальше по веками нехоженным коридорам. Ботинки мои к тому времени вконец развалились, и я шел босой, невыразимо страдая из-за покрывающих ноги волдырей.

Распахнув в одном из коридоров дверь в стене (за ней мне померещился свет), я увидел, что попал на один из верхних этажей главного административного здания космопорта. Еще я увидел приближающегося ко мне ошарашенного мандроида-охранника, на ходу вытягивающего из кобуры парализующий пистолет. Пережитые неурядицы и ожоги сделали меня очень раздражительным и вспыльчивым, поэтому, мгновенно отреагировав, я выпустил в механического стража из оставшегося кольца инфразвуковую гранатку, на время перепутавшую его электронные цепи.

Но уже через несколько секунд из-за угла вывернуло многочисленное подкрепление, которое, оказывается, успел вызвать поверженный мною мандроид, и меня арестовали.

В участке, куда меня незамедлительно препроводили, все пошло на удивление гладко, вопреки обычным для Вадимании подозрительному отношению к инопланетникам и нелюбви ко всему необычному. Мой вид красноречивее любых слов утверждал, что я действительно побывал на поверхности — и официальные лица снизошли до того, что, выслав мандроидов по моим следам, проверили расказанную мной историю, обработали какими-то мазями мои (но только телесные, только телесные!) раны. Механизмы доставили в участок найденную ими шкуру чудовища и доложили о разрушении каменной двери на выходе из шахты, после чего окончательно убежденные власти предержащие стали держаться еще дружелюбней.

Однако они по-прежнему упорствовали в нежелании слышать от меня что-либо об имевшем место покушении на убийство. То, о чем вы рассказали, загадочно и внушает тревогу, сказали мне, но, скорее всего, данное происшествие следует отнести к тем несчастным случаям, что навсегда остаются без объяснения.

Вслушавшись и вдумавшись в их слова, я все понял. Вадиманианцы не желали участвовать в разборках между клиентами, пусть и сопряженных с убийством. Прими они мое заявление к сведению официально, я мог бы требовать расследования. Но на Вадимании никакие проступки, кроме воровства и того, что с ним связано, никого не интересовали. Поэтому исполнительные власти предпочли сделать вид, что случившееся со мной… не случалось вовсе.

Разозленный, но покорный, я потопал прочь от их вежливых уверений. И действительно затопал бы ногами, если бы они меньше болели. К тому же уходил я в выданной мне паре солдатских башмаков, в какие обычно обувают мандроидов, весь в бинтах и целебных мазях. Моя одежда — вернее, ее обрывки, уцелевшие под кислотным дождем, — насквозь пропитались рыбьей сукровицей и воняли.

Когда я наконец появился во входном люке нашего корабля, Мела сказала только:

— Ну ты и перемазался!

Узнав подробности, она стала чуть более внимательной ко мне. Вопрос, где она была и что делала, когда меня лишали сознания прямо перед нашим кораблем, казалось, слегка обескуражил ее: она все должна была прекрасным образом видеть на экранах внешнего обзора. Она должна была прийти мне на помощь! В конце концов мне удалось заставить Мелу признаться, что в ту минуту ее не было на корабле. Она видите ли, выходила прогуляться.

Подозрение разлилось во мне, как желчь.

— Ну и что, Деготь был дома? — рявкнул я.

— Нет, он… — Мела замолчала, закусив губу, и отчаянно замотала головой. — Насколько я сумела разглядеть, его корабль был заперт.

Я мог бы и дальше терзать ее вопросами, но она вдруг проявила невероятное внимание к моим ранам. Забыв о подозрениях, я предоставил Меле возможность суетиться вокруг меня, чем от души наслаждался. Отдыхая, я размышлял о том, кто мог быть моим незадачливым убийцей и зачем ему понадобилось меня убивать.

Последовательность событий не укладывалась в стройную картину и то и дело разрушалась, принимая бессмысленный вид, как многое другое на Вадимании. Что заставило Дегтя, Десятищупа и Пульвидона прибыть на Вадиманию в одно время со мной? Почему все они без исключения особенно интересовались тем, зачем я здесь? Если они прознали, что я должен получить ценный груз, зачем было пытаться убить меня прежде, чем я его получу?

— Может быть, — невинно предположила Мела, когда я поделился с ней своими соображениями, — ты просто не понравился кому-то из них?

Это вопиющее замечание вконец разозлило меня, и я отправился в свою каюту, чтобы привести себя в порядок и переодеться. Тайны тайнами, покушения покушениями, а время шло и подобралось уже к середине вадиманианского биодня. Что означало приближение Выдачи.

Ритуал Выдачи — не самое захватывающее зрелище в галактике, но если вы попали на Вадиманию и вы инопланетник, вам не миновать при том присутствовать. Мы с Мелой поспели как раз вовремя, и я порадовался тому, что новые неброские парик и костюм — рубашка с укороченными полами и длинным рукавом, свободные брюки и ботинки из мягкой кожи, все оттенков беж и цикламен — не слишком беспокоили мои раны, и ожоги не так бросались в глаза.

Не то чтобы никто на меня не смотрел. Инопланетники, заполняющие просмотровые галереи, были в основном значительными персонами или по крайней мере уверены в собственной значимости, что заставляло всех их придирчиво разглядывать друг друга. В толпе можно было заметить множество самых разных людей (как правило, в одежде, отличающейся броской показной роскошью) и огромное количество разноплеменных, но производящих не менее сильное впечатление негумов. Было тесновато — большинство гостей прибыло со свитами либо, на худой конец, с телохранителями.

Неожиданно я подметил одну ужасно обеспокоившую меня деталь. Все присутствующие были собственниками (или доверенными лицами собственников), желавшими забрать с Вадимании или оставить на ней ту или иную ценность. В толпе не было курьеров, явившихся сюда только для того, чтобы предложить свои услуги.

Только я.

Я вновь мысленно поздравил себя с тем, что мне хватило ума одеться неброско и в спокойных тонах. Чего нельзя было сказать о Меле — она натянула на себя (на голое тело!) очередной шедевр из звенящего шелка, привлекший к ней немало одобрительных взглядов. К счастью, смотрели только на Мелу, меня не замечали.

Но моя легкомысленная спутница млела и купалась в лучах внимания лишь до тех пор, пока взгляды всех присутствующих под приглушенный говор, сопровождаемый тычками в бок, не обратились к дверям, откуда появилась череда пугающих фигур.

Первым шел перебирающий щупальцами Десятищуп в сопровождении тех из своих флибустьеров, кого более или менее можно было вывести в свет. Волнение, вызванное его появлением, еще не улеглось, а галереи вновь дружно ахнули: печатая шаг, в зал вошли затянутые в черное члены Семьи. Среди них маячило непроницаемое лицо и горящие глаза Пульвидона. Следом, выдержав граничащую с опозданием театральную паузу, появился Деготь Черноптин в окружении своих дегтярников.

Появление Дегтя привело толпу в полный ажиотаж. Все (в том числе и Мела) подались вперед, чтобы лучше видеть Десятищупа, проскрежетавшего сквозь клубы черного дыма какое-то оскорбление, и Дегтя, обернувшегося к нему с сияющей улыбкой. На них действительно стоило посмотреть. Деготь отлично держал себя в руках — в зале присутствовал мощный отряд мандроидов, которые так или иначе справились бы с ситуацией — и ограничился тем, что бросил старому пирату в ответ что-то обидное, отчего тот буквально задымился от злости. Во всех смыслах.

Встреча Дегтя и Десятищупа поистине олицетворяла их соперничество. Стареющий король пиратов встретился лицом к лицу с принцем воров — патриарх с набирающим силу, монарх с узурпатором. Как бы мне хотелось, чтобы они в ту же минуту, не задерживаясь, отправились куда-нибудь в тихое место драться на дуэли, которая закончилась бы вничью — смертью обоих дуэлянтов.

Потом двинувшийся дальше Деготь заметил мою напарницу. Он улыбнулся Меле своей гипнотической улыбкой и огладил взглядом с головы до ног. Моя дурочка улыбнулась гаду в ответ и не шелохнувшись умудрилась добиться того, что ее шелковое платье начало блестеть и переливаться. Я необдуманно сделал к ней порывистое движение. Один из дегтярников заметил это и указал на меня Дегтю.

Улыбка слетела с лица Дегтя так быстро, словно он сорвал маску. Черты забронозовели под стать загару, а в глазах мелькнуло такое, что я не хотел бы услышать. Иные доказательства мне не требовались.

Примерно тогда же меня заметили Пульвидон и Десятищуп — и совсем не удивились. Но Деготь был просто сражен. Должно быть, это один из его дегтярников бросил меня умирать на поверхности планеты.

Озираясь по сторонам и потея, я всей душой стремился обратно к своему милому и такому безопасному кораблю, чтобы запереться в нем. Но это было невозможно. Деготь снова пронзил меня кинжальным взглядом, повернулся и смешался с толпой, провожаемый обещающими только смерть глазами Десятищупа и хищной улыбкой Пульвидона.

Затем благословенная толпа сомкнулась вокруг меня, отгородив от их мрачных взоров. Рядом появилась Мела, испуганная и встревоженная.

— Я заметила, как Деготь смотрел на тебя, — сказала она. — Думаешь, это он?

— Да, думаю, он, — проклекотал я. — И еще я думаю…

Но закончить я не успел. В толпе появились мандроиды-охранники, призывая и понукая публику занять свои места.

Наступило время Выдачи.

Вадиманианцы любят преподносить Выдачу как одну из важнейших всепланетных церемоний — требующую присутствия всех инопланетников, пунктуальности и прочего. Посетители-новички принимают это за чистую монету и ожидают экзотики. Но очень скоро их постигает разочарование. Все инопланетники должны собраться в одном месте только для того, чтобы вадиманианцы знали, где они, и могли бы без труда следить за ними в миг, когда сохраняемые ценности становятся чуточку более уязвимыми, чем в остальное время. Пунктуальность же у вадиманианцев в крови.

По сути, ничего примечательного в момент Выдачи не происходит. Закоулки этого подземного мирка изрыты тысячами пещер, больших и маленьких, этаких небольших кладовых. Там не ступала нога инопланетника, но, если верить вадиманианцам, в этих пещерах есть другие пещерки — так сказать, кладовки в кладовых, как в старинной игрушке-головоломке, где в каждой следующей коробочке оказывается новая, поменьше. В каждую внутреннюю пещерку или подвальчик можно попасть, только пройдя через уменьшенное подобие Вадиманианского Клапана. Открытием и закрытием пещерок управляли неподкупные интеллектоиды, и только они знали, какие ценности в каком подвальчике хранятся и кому принадлежат.

В момент Выдачи интеллектоиды направляют в пещерки дистанционно управляемые сервотроны. Из пещерок сервотроны появляются груженные совершенно одинаковыми силикопластиковыми контейнерами. Управляемые мандроидами, сервотроны едут в космопорт, где доставляют контейнеры на корабли посетителей. В то время как сами посетители сидят в просмотровых галереях под неусыпным контролем. В одних контейнерах, доставляемых на корабли, действительно содержатся ценности, другие пусты. Ни один инопланетник при этом не может разобрать, что к чему.

Так, медленно, но верно, все и происходит. Сервотроны выезжают из кораблей клиентов-инопланетников, и интеллектоиды-надсмотрщики дистанционным управлением закрывают входные люки. Замки защелкиваются, процедура Выдачи завершается, и все находящиеся в просмотровых галереях выпивают по бокалу безвкусного вадиманианского вина. Так вот, очень скоро после того, как вино было выпито, мы с Мелой в безопасности за входным люком нашего корабля разглядывали то, что лежало в доставленном нам силикопластиковом контейнере.

Небольшой блестящий металлический цилиндр, чуть короче и чуть толще моего предплечья.

Первое, о чем я попросил Поси, — просканировать содержимое цилиндра. Просьба оказалась невыполнимой: я совсем упустил из виду одно из рекалмируемых свойств бальбазианской стали. Ее не только нельзя было разрушить действием холода, кислот или чего-либо иного. Эта сталь также не поддавалась никакому сканированию и не пропускала даже рентгеновские лучи. Сканер не помог нам ничего разглядеть и в тончайшую, с волосок, щелку на торце цилиндра, предназначенную, очевидно, для молекулярного ключа.

Короче, содержимое цилиндра осталось для нас загадкой. Поэтому, со вздохом разочарования отставив цилиндр в сторону, я сосредоточился на другой загадке: как нам убраться с Вадимании, избежав встречи с растянувшйеся за нами хвостом кавалькадой преступников?

Глава 8

Получив официальное разрешение пройти через Клапан, я с радостью обнаружил, что нам повезло. Одновременно с нами планету покидало множество кораблей, получивших во время Выдачи то, за чем они сюда прилетели, — но по графику, составленному вадиманианцами заранее, мы должны были пройти Клапан четвертыми по очереди. Тем не менее, у нас оставалась уйма свободного времени. И первое, что я сделал, — принял меры предосторожности, о которых подумал сразу, как увидел цилиндр.

Бальбазианская сталь — довольно редкая штука, потому что сварить ее в триста раз труднее, чем обычную улучшенную. Она и стоит примерно во столько же раз дороже — и именно поэтому используется лишь в небольших количествах и для специальных целей, и из нее не делают, например, обшивок для космических кораблей. Однако весь фокус в том, что бальбазианская сталь с виду ничем не отличается от обычной. И полученный нами цилиндр внешне ничем не отличался, скажем, от одного из стальных сегментов опоры моего письменного стола.

Поэтому, пока Мела с помощью Поси прокладывала курс к Фраксилии через Первый и Второй Круги Галактической Сети — задача непростая, поскольку даже идеально прямой маршрут пролегал через восемь секторов, — я занялся цилиндром. Пара минут работы, несколько капель универсального клея, и он превратился в сегмент упомянутой опоры. Отвинченный от стола сегмент отправился в утиль и в момент выхода нашего корабля в суперсвет должен был пополнить собой содержимое межзвездного пространства.

После этого мы принялись ждать, наблюдая, как корабли, стоящие в очереди впереди нас, взлетают с космодрома и медленно проходят все предусмотренные в Клапане процедуры. Мои нервы натягивались все туже и звенели, как струны дю`гнорианских ультразвуковых арф.

Когда до объявления старта оставалось всего несколько часов, к нам на борт пожаловали нежданные гости. Их стараниями колки моих нервов сделали еще несколько оборотов.

Это были шестеро федполовцев с каменными лицами и внимательными, все замечающими глазами.

Пока наши гости по-хозяйски забирались во входной люк, я всеми силами сстарался убедить себя, что причин для беспокойства нет. На Вадимании я не совершал никаких преступлений, и даже если в цилиндре что-то запрещенное законом, то в этом виноваты фраксилийцы, но никак не я. Однако присутствие полиции взволнует и самую невинную душу. Поэтому, наблюдая за водворением на корабле федполовцев с обычными для них неодобрительными, осуждающими, выискивающими взглядами, я трепетал, обливался потом и ждал.

Спустя минуту я едва сдержал смех облегчения. Как выяснилось, эти люди пришли сюда лишь затем, чтобы проконсультироваться у меня. У меня и у Мелы — поскольку знали о моей карьере агента и о федполовском прошлом моей напарницы.

— По нашим данным, — самым что ни на есть уважительным образом начал разговор старший шестерки, — нужными нам сведениями на этой планете располагаете, скорее всего, вы, мистер Карб, и вы, мисс Йордер.

— Возможно, — отозвался я. — Смотря что вас интересует.

Старший федполовец кивнул с таким видом, будто я изрек нечто чрезвычайно мудрое и вполне подтвердившее его веру в мои способности.

— Мы хотим спросить вас об одном ценном предмете, похищенном с планеты Ардакка… сэр.

При упоминании Ардакки спина Мелы закаменела. Вероятно, я тоже напрягся — хотя куда больше усилий затратил на то, чтобы не дать своей челюсти отвиснуть.

— Ардакка… — повторил я слабым голосом.

И тут вмешалась Мела.

— Я уверена, вам хорошо известно, что по пути сюда мы с Карбом встречались с жителями Ардакки. Наша встреча была довольно короткой. Затем я переговорила со своим знакомым, Чертро, — он сотрудник Федпола и офицер, как и вы.

Федполовцы невозмутимо внимали Меле, не выдавая своих эмоций ни движением, ни звуком.

— С тех пор я об Ардакке не слышала.

— Я тоже, — поспешно добавил я. — А почему вы решили, что украденный предмет находится на Вадимании?

Известный способ положить конец полицейскому допросу — если, конечно, вы ни в чем не виноваты — это самому начать задавать вопросы.

— Расследование еще не завершено, сэр. И если вы ничего не слышали…

Я наморщил лоб и потер щеку, словно что-то припоминая.

— Кое-что я, кажется, слышал…

Лица полицейских сделались внимательными, в глазах появилось воодушевление.

— В баре, не помню, в каком, я слышал, как кто-то упоминал Ардакку в связи с Дегтем Черноптином.

Все шестеро одновременно вскинули головы, точно молодые кони.

— Конечно, сэр, — рявкнул старший. — Мы намеревались допросить этого человека перед отлетом. Не могли бы вы уточнить, в связи с чем именно упоминалось его имя?

Некоторое время я продолжал морщить лоб и тереть щеку.

— Кто-то сказал, что Деготь сможет запросто пройти через Клапан, притворившись ардакканианцем, стоит ему только перекрасить волосы…

— И он действительно намерен это сделать? — старший федполовец от восторга почти кричал. — Благодарю вас, сэр! Не смеем вас больше задерживать!

Мне никогда не нравились фразы с глаголом «задерживать», исходящие из уст представителей власти, но сейчас, с облегчением запирая за федполовцами входной люк, я быстро выбросил их визит из головы.

— Так-так… — начал я, вернувшись в рубку…

…и вдруг заметил, что Мела страшно возбуждена.

— В том кабаке действительно говорили о Дегте?

— Скорее всего, я ослышался, — ответил я. — Зато этим очаровательным молодым людям — я говорю о полицейских и Дегте — будет чем заняться в то время, какое нам потребуется, чтобы убраться как можно дальше от Вадимании. Кроме того, дегтярник пытался меня убить, и я просто обязан был отомстить Дегтю!

— Черт! — ругнулась Мела. — Зла не хватает!

— Это ты про то, что меня хотели убить?

Она удивленно оглянулась.

— Нет, про Чертро! Он клялся молчать, но не прошло и пары недель, как целые отряды федполовцев принялись перетрясать грязное белье по всей галактике!

— Мне он никогда не внушал особого доверия, — безжалостно заметил я. — Но к нам это уже не имеет отношения. У нас свои проблемы — как выбраться с планеты и проскочить мимо кораблей Семьи.

— Мне они тоже не дают покоя, — созналась Мела. — Может, еще не поздно заплатить? А то кроме Дегтя тебя захочет убить еще и Семья.

Не только меня, но и тебя, подумал я, но ничего не сказал.

— Не стоит унывать, — утешил я Мелу. — Не впервой. Я попрошу Поси просчитать окошко между кораблями Семьи и вывести нас через него.

— А они не погонятся за нами? — спросила моя вечно сомневающаяся спутница.

— Ни за что на свете. Гангстеры просто забывают об улизнувших от них кораблях. Не остается ни записей, ничего. Нужно сохранять лицо! Если за каким-нибудь из патрулей Семьи накапливается слишком много грехов, ему приходится туго. Таких неумех быстро понижают в должности и бросают на черную работу. Или попросту убивают, потому что в их деле жизнь не стоит ни гроша.

— Но здесь Пульвидон, — возразила Мела. — Он в Семье величина.

— Скорее всего, уже нет, коль скоро его поставили заправлять вадиманианским рэкетом. — Я похлопал Мелу по плечу: — Сделаем, как я говорил. Найдем дырку между их кораблями. Доверься мне. Это рискованно, но необходимо.

— Как скажешь, — коротко отозвалась Мела. — Вот только ответь мне: почему ты начинаешь рисковать всякий раз, как запахнет большими деньгами?

— А когда же еще рисковать? — искренне изумился я.

Мела только головой покачала. Она снова уселась в кресло и углубилась в прокладывание курса. И вовремя, поскольку очень скоро на экране комма появилось вадиманианское официальное «лицо» и объявило, что Клапан готов принять наш корабль.

Мы стартовали и заняли исходную позицию в Клапане. Вадиманианцы приступили к обычному скрупулезному молекулярному досмотру. Я не без удовольствия признал, что с тех пор, как Вадимания приобрела собственных Поси, процедура досмотра заметно ускорилась и стала почти мгновенной. По прошествии неполного биодня вадиманианцы доподлинно установили, что перечень наших молекул, составленный на момент прибытия, в точности соответствует теперешнему — добавился только цилиндр, за которым мы сюда прилетали и состав которого был известен их сканерам. Мы были вольны лететь на все четыре стороны.

Но мы не спешили воспользоваться этим правом. Поси весьма некстати уведомила нас, что ее сканеры обнаружили в прямой видимости от Клапана боевой корабль Семьи.

Это шло вразрез с моим планом. Я рассчитывал, что корабли Семьи, как обычно, будут барражировать в дальнем космосе. Это дало бы мне возможность для маневра и позволило бы избежать встречи с ними. Но один из их кораблей, вторгшись в территориальное пространство Вадимании, расположился прямо у нас на пути. Как будто Семье очень хотелось воспрепятствовать кому-то или чему-то покинуть планету.

По прошествии минуты после сообщения Поси на экране комма вновь появилось вадиманианское официальное лицо и с раздражением указало нам, что Клапан вот-вот откроется и нам самое время освободить место.

— Не торопите меня, — прорычал я в экран. — У меня неполадки с форсажной трубой в одном из планетарных двигателей.

— Попрошу поторопиться! — пробулькало официальное лицо, изгибая сегменты. — График прохождения требует…

— Я и без того тороплюсь, — перебил я. — Замолчите и не мешайте. Или, может быть, вы хотите, чтобы я прошел через Клапан на световой?

Официальное лицо заткнулось. Заткнуло и сам Клапан; он укоризненно гудел и трещал своим силовым полем вокруг нашего корабля. Я живо представил себе, что творится в зале управления Клапаном. Конечно, авария в Клапане — ситуация для вадиманианцев критическая, но мне было на это наплевать: сам я находился в не менее критической ситуации. Выходить из Клапана прямо под пушки боевого корабля Семьи я не собирался. Ни в коем случае, даже если придется просидеть в Клапане целую неделю…

В этот миг равнодушная ко всему Поси ровным голосом объявила, что в пределах визуального контакта от Клапана появилось второе судно. Я был уверен, что это еще один корабль Семьи, однако (слава богам!) я ошибся.

— По всем признакам это корабль федеральной полиции, Дел, — сказала Мела.

Я громко рассмеялся, так мне стало легко. Отряд Федпола, вероятно, оставил на орбите планеты корабль прикрытия, как это обычно делалось при операциях на местах. И теперь этот корабль торопился к Клапану с тем, чтобы проверить, что здесь делает Семья. Я велел Поси: полный вперед! — и мы выскочили из Клапана, столкнувшись нос к носу с обоими кораблями, федполовским и Семьи. В такой ситуации в виду полицейского корабля ни о каких предложениях «защиты» и требованиях ее оплаты и речи быть не могло.

Поси доложила, что по комм-связи принято сообщение с корабля Семьи, но я приказал ей не отзываться. Оставив оба корабля, Семьи и полиции, за кормой, мы взяли курс в открытый космос и были таковы.

Откинувшись на подушки противоперегрузочного ложа, я довольно улыбался. Через несколько минут мы должны были выйти на скорость света, и ищи нас тогда свищи. В чем бы ни подозревали меня разные бандюги, найти нас им теперь будет затруднительно.

Кстати, припомнил я, надо проверить, нет ли на корабле «жучков», и попросил об этом Поси. Машина сообщила, что корабль чист, и я вновь довольно хохотнул, расслабился и, отдавшись приятным мыслям о больших деньгах, которые мне предстояло получить от фраксилийского эмиссара, стал наблюдать за тем, как Поси разгоняет нас до световой. Но счастье мое было недолгим. Конец ему положила включенная Мелой комм-связь.

Мела звонила Чертро, тому самому своему федполовскому дружку с худой, вечно улыбающейся физиономией. Мне приятно было видеть, как ухмылка исчезла с лица Чертро, когда Мела, не стесняясь в выражениях, отчитала его за то, что он нарушил данное ардакканианцам обещание держать расследование в тайне, в результате чего для его продолжения уже в межпланетных масштабах привлекают полицейские крейсеры.

— Ты не так все поняла, Пушистик, — наконец смог вставить Чертро. — Мы не смогли с тобой связаться. Разве полицейские на Вадимании ничего тебе не сказали?

— Они только задавали вопросы и ничего нам не объяснили, — неохотно ответила Мела. — А в чем дело?

— Полицейские должны были все тебе рассказать, — ответил Чертро прежним извиняющимся тоном. — Теперь слишком поздно пытаться сохранить тайну. Об Ардакке теперь знают многие.

Мела набрала полную грудь воздуха, но прежде чем она смогла обрушить на Чертро новый поток ругани, бедняга объяснился. И от этих объяснений я весь похолодел.

Начал он с того, что напомнил нам, как легко ему удалось обнаружить ардакканианского вора — техника-инопланетника, работающего на одном из заводов по перегонке фетама. Этот человек систематически таскал с завода фетам — совсем по чуть-чуть, по капле или две в день. Со временем набиралось с пол-литра сока, и фетам очень извилистым и хорошо продуманным маршрутом отправлялся за пределы планеты к неизвестному покупателю. По тому же отлично замаскированному каналу инженеру в награду спускали более чем приличную сумму. По мнению Чертро, этот взаимовыгодный обмен шел много лет и начался задолго до пойманного сейчас техника.

Но не так давно где-то в цепочке, по которой переправлялся фетам, случился сбой.

Чертро считал, что один из курьеров внезапно решил выйти из игры, и в результате огромный отрезок цепи развалился, окончательно и бесповоротно, и главное, ардакканианцы каким-то образом почувствовали, что их обкрадывают. Это заставило их искать помощи на стороне, и тут появился Чертро и поймал вора.

— А где тот, кто платил технику? — спросила Мела.

Чертро покачал головой: проследить всю цепочку до конца оказалось невозможно. Однако у него есть небеспочвенная уверенность, что в цепочку эту вовлечены средние и высшие дипломатические чины вплоть до эмиссаров и им подобных.

У меня в животе зародился маленький комочек холода, похожий на крупинку льда, замороженного до абсолютного нуля. Мела нахмурилась.

— На допросах техник тебе что-нибудь рассказывал?

Как ни странно было это видеть, на лице Чертро появилось виноватое выражение.

— Рассказывал… кое-что. Он почти не отпирался и сразу выложил все начистоту. Но о том, кто ему платит и кто получает фетам в конце цепочки, толком ничего не знал. А потом…

— Что потом? — железным голосом спросила Мела. У Чертро сделался еще более виноватый вид.

— Ну в общем… его похитили.

— Похитили? — Думаю, услышав это, Мела наконец тоже испугалась, потому что она немного побледнела.

Ужасно расстроенный Чертро кивнул.

— Кто-то пробрался в нашу тюрьму, минуя охрану и прочее, и забрал техника. А через пару дней мы нашли его мертвого на свалке. Со следами пыток.

Ни у Мелы, ни у меня не было сомнений насчет того, кто это сделал. Может быть, Семья — но это было, в общем-то, неважно. Некая криминальная организация, имеющая информаторов в Федполе, пронюхала о том, что в тюрьме появился техник с Ардакки, похитивший бесценный препарат. И эта организация, не теряя времени, выкрала заключенного у полиции и выжала его досуха. Другие криминальные структуры, имеющие шпионов в среде первой, очень скоро узнали об этом. И несколько отрядов из разных банд почти одновременно начали охоту за упомянутым бесценным веществом…

— Он вряд ли рассказал им больше, чем нам, — говорил между тем Чертро. — Он действительно не знал, кто ему платит и куда потом отправляется товар. Сама же цепочка была очень сложная и оборвалась далеко от исполнителя. Чтобы наладить такое снабжение, кто-то не пожалел миллионов.

— Но того, кому техник передавал фетам, он должен был знать! — заявила Мела.

Чертро пожал плечами.

— Он знал только, что сок уходит с планеты, и больше ничего. Каким-то образом по обрывкам фраз ему удалось также установить, что где-то на полпути фетам задерживается на Вадимании. — Чертро твердо взглянул с экрана на Мелу. — Там, где побывали вы с Карбом.

Мела хлопнула ресницами, побледнела пуще прежнего и поспешно заверила Чертро, что, насколько ей известно, это просто совпадение. Я точно видел, что в глубине души Мела уже заподозрила что-то — возможно, то же, что заставляло меня обмирать от холодного ужаса. Но тут я подумал о другом — и в ту же секунду Мела прямо спросила об этом Чертро.

— Черт, ты рассказывал кому-нибудь, какое отношение к событиям на Ардакке имеем мы?

— Возможно, я пару раз упоминал об этом… а что, не стоило?

Не стоило? Не перехвати у меня в тот момент горло, я, наверное, заорал бы. Неудивительно, что на Вадимании собралось столько известных преступников.

Понятно, почему Семья выслала мне навстречу одного из своих заправил. Немудрено, что все искали меня. Они явились на Вадиманию за фетамом и обнаружили там известного курьера — единственного на тот период курьера на планете! — к тому же как-то связанного с Ардаккой. Поистине чудо, что мое тело со следами пыток до сих пор не найдено где-нибудь на свалке!

Меня замутило. Хотелось громко закричать. Или пристрелить кого-нибудь. Желательно Чертро с его тупой улыбкой, а с ним — всех продажных и нерадивых федполовцев, позволивших умыкнуть воришку-техника.

Смертельно бледная Мела тем временем уверяла своего приятеля, что у нас нет никаких проблем. Я понял, что она не хочет рассказывать Чертро о том, что случилось на Вадимании, чтобы он не заподозрил неладное и не усложнил нам ужизнь еще больше. Выслушав Мелу, повеселевший Чертро улыбнулся и выложил последнюю, может быть, самую ужасающую новость.

— Этот техник рассказал нам о фетаме одну очень забавную вещь. Почему он такой дорогой. Я сразу вспомнил все россказни о целебных эликсирах, за которые люди не скупятся выкладывать состояния. По-моему, все это просто ерунда. Шутка.

— И что же он рассказал? — осторожно спросила Мела.

— Он был чудаковатый, этот техник. Ужасно гордился тем, что сумел разузнать такое, потому что — так он сказал — это величайшая тайна планеты. Он сказал… как бы получше выразиться… в общем, он сказал, что ардакканианцы пьют фетам для того, чтобы стать сверхлюдьми.

Распрощавшись с Чертро без обычных намеков на былые интимные отношения, Мела отключила комм. В другое время это позабавило бы меня, но сейчас я испытывал только страх, леденящий ужас, от которого все во мне немело. Несмотря на состояние общего ошеломления, некоторая часть клеток моего мозга продолжала работать, и я, так сказать, внутренне не прекращал всесторонне рассматривать проблему.

Кражу фетама с Ардакки финансировал некто не ограниченный в средствах и имеющий доступ к тайным дипломатическим каналам. Предположительно фетам обладал чем-то вроде волшебной целебной силы. Все то время, пока Поси выводила нас в суперсвет и направляла по Первой линии Галактической Сети, я продолжал обмозговывать ситуацию так и эдак. Когда разгон закончился, я глубоко вздохнул.

— Поси, — начал я осторожно, — дай мне, пожалуйста, полный перечень того, что можно причислить к сверхнормальным способностям ардакканианцев — из того старинного файла, что ты нашла. И приготовь для сравнения перечень так называемых священных способностей фраксилийского царебога.

Мела, обдумывавшая что-то свое, взволнованно посмотрела на меня:

— Вижу, ты уже почуял его причастность.

— Это причастность почуяла нас, — ответил я.

Подготовленный Поси перечень до мельчайших подробностей подтвердил мои самые страшные предположения. Не то чтобы списки в точности совпадали, но соответствий было достаточно. Ардакканианцам приписывалась сверхчеловеческая сила и неуязвимость для большинства опасностей. Предположительно они могли существовать даже в открытом космосе без скафандров (вспомнив, как ардакканианцы перебирались на мой корабль, я похолодел). Кроме того (как будто всего прочего было мало), эти люди могли летать, имели необыкновенно развитые органы чувств и умели видеть сквозь препятствия, а также обладали несокрушимым здоровьем, невероятной сексуальной энергией и жили удивительно долго.

Менее подробный перечень способностей царебога, составленный со слов его почитателей и прихлебателей, больше походил на дифирамб. Но аналогия была более чем очевидна. По слухам, царебог был чудовищно силен, необычайно любвеобилен и в этом смысле могуч, неуязвим для смертельных опасностей и однажды замечен летящим по небу. Если Летописи не лгали, то на троне он сидел уже не одно столетие. В то время как все его предшественники были людьми обычными, разве что благородных кровей.

— Итак, — сказала Мела, — вывод. Царебог подкупал на Ардакке техников, и те таскали для него фетам. Вытягивая из своей планеты последние соки, губя ее, он покупал себе…

Закончить Меле не дали: ее прервал сигнал Поси, предварявший устный доклад. Голос машины звучал слегка озадаченно.

— Дел, мои сенсоры отмечают присутствие корабля на нашей линии Сети.

В наше время большинству путешественников известно, что как суперсвет нельзя назвать скоростью, так и линии Галактической Сети нельзя привязать к конкретному месту. И первое, и второе суть иная форма существования, где обычные пространство и время как бы исключаются из рассмотрения. Объяснения физиков всегда ставили меня в тупик, от философской трепотни клонило в сон, но одно я уяснил твердо: человеку нужно семь лет для того, чтобы произнести вслух число, определяющее вероятность встречи двух кораблей, движущихся в суперсвете.

А коли так, это означало лишь одно…

— Этот корабль, — заговорила Поси, подтвердив мои еще не до конца оформившиеся предположения, — следует по инфралиниям нашего курса, используя для навигации собственный интеллектоид последней модели.

Охвативший меня ледяной ужас стократ усилился. Если этот корабль идет по нашему инверсионному следу, значит, он летит за нами от самой Вадимании…

— Поси, сбрось ход до световой! — заорал я.

Поси мгновенно убавила скорость — так быстро, что нейтрино свернулись в спирали, похожие на раковины хабекритских соляных улиток. Но было уже поздно. Не успел я докричать приказ, как наш корабль чуть было сам не обратился в свет.

Ужасный хруст сотряс все вокруг, словно наш фрегат с маху врезался в стену. Корабль подпрыгнул и затрясся, словно пытаясь вывернуться наизнанку. Противоперегрузочное ложе, в котором я лежал, моментально прогнулось и облепило мое тело, как кокон. Перед моими глазами сгустилась багровая мгла, и я принялся ждать смерти. И вот почему: то, что случилось с нами, обычно происходит при попадании в обшивку корабля заряда, выпущенного из плазматронной пушки.

Глава 9

— Все системы стабилизированы, продолжаем продвижение в суперсвете, — услышал я голос Поси и чуть не заплакал от радости, что она цела. Впрочем, как и я сам.

— Где преследующий нас корабль? — прохрипела Мела. Мой голос звучал бы, наверное, так же, найди я в себе силы произнести хоть слово.

— По-прежнему преследует нас, — ответила Поси, вложив в свой голос самую чуточку неодобрения. — Иду на маневр уклонения.

Я собрал все мужество и открыл рот:

— Сильно нам врезали?

— Анализ повреждений, — отозвалась Поси, — показал разрушение внешних слоев обшивки в средней части корабля. Автоматические механотроны уже занимаются установкой в месте повреждений временных латок. Дальнейший осмотр…

«Пожалуйста, Господи!» — взмолился я.

— …выявил следующее: восемь внешних снесоров полностью разрушены. Один из планетарных двигателей выведен из строя.

На миг мне вспомнилось, как я врал о поломке планетарного двигателя понукающему нас вадиманианцу в Клапане. Не тогда ли я сглазил сам себя?

— Кроме того, — безмятежно продолжала Поси, — часть сенсоров межсетевых связей в системе навигации ведет себя нестабильно. Тем не менее, в данный момент я способна поддерживать суперсветовой импульс и пространственную ориентацию.

— Что с системой жизнеобеспечения? — торопливо спросил я. — И с пушками?

— И с твоими системами? И коммом? — не менее поспешно вставила Мела.

— И с галавизором? — добавил я.

Голос у Поси сделался усталым, как у мамаши, которой приходится объяснять очевидное любознательным детишкам.

— Если бы в какой-либо из упомянутых вами систем корабля были обнаружены повреждения, я включила бы их в перечень. — Поси помолчала и продолжила: — С большой долей вероятности могу предположить, что преследующий нас корабль хотел не уничтожить нас, а лишь лишить возможности маневрировать.

Лишить нас возможности спастись бегством, взять на абордаж и ограбить, подумал я, чувствуя полную беспомощность. Внезапно под хруст и скрежет сминаемого невероятными перегрузками металла наш корабль вновь прыгнул в сторону, и мое ложе снова меня спеленало.

— Поси! — я орал, уже ни капельки не стесняясь.

— Преследующий нас корабль снова открыл огонь, — небрежно заметила Поси, — но на этот раз предпринятый мною маневр уклонения был успешным, и заряд плазмы прошел мимо.

— Ну и что, мы теперь так и будем без конца уклоняться? — спросила Мела, охрипнув еще сильнее, чем в начале.

— А что ты предлагаешь — выйти в «свет» и затеять с ними перестрелку? — прорычал я.

— Это не лучший выход из положения, — сказала Поси, по обыкновению подчеркнуто не обращая внимания на иронию моих слов. — Предлагаю для того, чтобы уйти от преследования, использовать «проблесковый суперсвет».

Я разинул рот, но ничего не сказал. Проблесковый суперсвет — это особый навигационный прием, используемый кораблями, курсирующими между близлежащими планетными системами. Прямо с планетарной скорости они разгоняются до суперсвета и тут же тормозят, передвигаясь маленькими прыжками. Каждый прыжок продолжительностью одна-две биосекунды покрывает расстояние в несколько световых часов. Подобный прием позволял кораблям передвигаться внутри солнечных систем быстро, но без риска врезаться в одну из планет. Однако проблесковый суперсвет обычно используется только на грузовиках с полностью автоматизированной навигацией на основе интеллектоидов и ни в коем случае не на пассажирских судах, поскольку продолжительные серии подобных прыжков могут привести к серьезным повреждениям нервной системы человека.

— Мы этого не вынесем, — слабо простонал я наконец.

— Непродолжительное использование проблескового суперсвета может быть сопряжено лишь с болевыми ощущениями и потерей сознания при гарантированном последующем его восстановлении, — сказала Поси. Я мог поклясться, что расслышал в ее голосе довольные нотки. — Элемент неожиданности позволит нам оторваться от преследования или же выйти на удобную огневую позицию.

— А в противном случае? — спросил я.

— В противном случае на удобную огневую позицию выйдут они, — мрачно ответила Мела. — Заткнись, Карб. Поси, начинай.

Поси никогда не заставляла себя ждать. Переход на полный суперсвет вдавил меня глубоко в противоперегрузочное ложе. В течение следующего убийственного мгновения возврата в субсвет мне казалось, будто мои кости, прорвав плоть, пытаются высунуться наружу. Я взвыл от боли, а потом еще раз, когда на меня обрушилось нечто вроде огромной горы — Поси снова начала разгон до суперсвета.

Перед глазами у меня снова поплыла багровая тьма, и я с радостным всхлипом провалился в избавляющее от боли беспамятство.

— Отлично, — сказала (вернее, прохрипела) Мела, спустившись до таких уровней хрипа, какие я не ждал услышать ни от одного человеческого существа. — Что теперь?

— У меня голова раскалывается, — слабо отозвался я.

Впрочем, то же самое можно было сказать о любом, на выбор, нервном окончании в моем организме. Но спорить не приходилось — я понимал, что цел и почти невредим. Однако даже это ощущение казалось мне недостаточной компенсацией за боль.

— Хватит ныть, Карб, — бросила Мела. — Мне тоже плохо, но сидеть и стонать некогда. У нас полно дел.

— Каких это?

— Наших с тобой общих. Надо установить, кто именно нас преследует, и как от него избавиться.

Кряхтя и постанывая, я собрался с силами и сел. Прийти в состояние повышенной активности после благополучно пережитых опасностей, когда нормальные люди могут помышлять только об одном — где бы найти местечко помягче и поуютней, чтобы свернуться там калачиком и зализать боевые раны — было вполне в духе Мелы. Также наверняка я знал, что Мела не отстанет от меня, пока я не приму хотя бы самое скромное участие в ее рассуждениях.

Беда была в том, что ничего другого нам не оставалось, только рассуждать да предполагать. Несмотря на то, что Поси уверенно засекла присутствие чужого корабля у нас за кормой, опознать его она не сумела. В суперсвете ее сенсоры отчего-то переставали действовать. Если же корабль-преследователь пытался гнаться за нами, тоже используя проблесковый суперсвет, то в момент выхода в субсвет у Поси могла появиться — правда, всего лишь одна миллисекунда, чтобы его рассмотреть. Но, как оказалось, рассмотреть чужой корабль Поси не смогла, поскольку использовала эту самую миллисекунду на то, чтобы вдребезги разнести из кормовой пушки носовую секцию преследователя. Единственное, что она могла утверждать с уверенностью, так это что нос неприятельского корабля был черен как грех и обводами напоминал яхту.

— Это мог быть кто угодно, — заявил я.

Хотя не сомневался в том, кто это был. Да и Мела наверняка догадывалась.

— Это мог быть кто угодно, кто вылетел за нами с Вадимании, — поправила меня Мела. — Только в этом случае они могли воспользоваться нашим инверсионным следом.

Я кивнул и тут же поморщился от приступа головной боли.

— Это мог быть приглянувшийся тебе мальчуган Деготь.

— Только не на черном корабле, — холодно возразила Мела. — И вообще это был не он.

Мне до смерти хотелось поинтересоваться у Мелы, почему это вдруг она так горячо защищает Дегтя, который совсем недавно пытался убить меня. Однако, усомнившись в том, что ответ мне понравится, решил воздержаться от замечаний и смолчал.

— Ладно! — Я наконец решил подвести примирительный итог. — На сей раз это, скорей всего, была Семья. Наверное, все-таки надо было им заплатить.

— А кто говорил, что проскочить мимо их кораблей раз плюнуть? — набросилась на меня Мела. — Кто уши мне прожужжал о том, что иногда нужно обдуманно рисковать?

— Но я не ожидал… — начал я.

— Конечно, — оборвала моя безжалостная напарница. — Само собой. И все равно, ради ничтожной оплаты «защиты» они не стали бы так стараться…

Ужасно расстроенный, я вынужден был признать, что Мела права. В особенности в свете того, что нам рассказал Чертро. Откуда вытекало также несколько других пренеприятных вещей.

Во-первых, во взятом нами на борт цилиндре, по-видимому, действительно находится ардакканианский фетам. По крайней мере, очень много опасных людей как будто бы уверены в этом.

Во-вторых, подтвердилось, что этот фетам невероятно дорогой — это и делало его столь вожделенным для преступников. Возможно, это и в самом деле своего рода волшебный эликсир — похоже, все вокруг именно так о нем и думали.

В-третьих, за нами гонится Семья.

Хуже того, какие-то пока еще совершенно туманные злодеи тоже хотят завладеть фетамом. Меня уже пытался устранить Деготь (возможно, посчитав, что без меня фетам попадет к Меле, которую ему не составит труда прибрать к рукам вместе с фетамом). Кроме того, где-то в стороне от всех строил свои собственные коварные планы Десятищуп. А кто знает, сколько еще других бандитских рож занято тем же?

Мела полностью согласилась с моими выводами.

— Если сейчас у нас на борту в самом деле ардакканианский фетам…

Я поторопился сбить ее с мысли.

— Поси! Курс на Фраксилию отменен.

Поси мгновенно выполнила приказ. Мела испуганно взглянула на меня:

— Что ты задумал?

— Собираюсь спасти нас, — ответил я ровным голосом. — Единственная наша надежда в том, что покойный техник не знал основного покупателя ворованного фетама. Он не знал, куда отправляется товар, следовательно, Семье это тоже неизвестно.

Поэтому если у нас на борту действительно находится фетам, то наши противники не знают, куда мы должны его доставить. Они знают только одно: где мы сейчас. И будут нас там искать.

Мела медленно кивнула, переваривая услышанное. Преследующий нас корабль, естественно, сообщил по комм-связи свой и наш курсы. Очень скоро Семья пошлет по указанным линиям Сети на наши поиски другие свои корабли. И не только для того, чтобы завладеть фетамом — теперь уже нет. Мы совершили непростительный проступок, позволили себе ответить ударом на удар, вывели из строя боевой корабль Семьи, возможно, убили людей из их организации. Чтобы поддержать свое реноме, Семья должна выследить нас, настигнуть и покарать.

Подобная облава наверняка потребует привлечения множества кораблей и живой силы, но всем этим Семья располагала. До сих пор события разворачивались на руку организации, и дальше будут разворачиваться так же, в особенности, если мы не изменим курс.

— Нам нужно где-нибудь спрятаться, — задумчиво сказала Мела. — Нужно передать фетам Федполу и на некоторое время исчезнуть. Возможно, придется бежать за Край на Краю.

— Отчасти я с тобой согласен, — ответил я. — Нам нужно исчезнуть.

Естественно, не навсегда. Учитывая скорость смены власти в Семье, через несколько биолет на смену нынешним заправилам организации придут новые, теперешние главари отправятся в отставку или на тот свет, и старая месть потеряет свою актуальность.

— Отчасти? — хмурясь, переспросила Мела.

— Мы не станем сдавать фетам полиции, — продолжал я. — Мы доставим его на Фраксилию, как договаривались. Для бегства нам понадобятся средства.

Мела нахмурилась еще сильнее.

— Но теперь, когда мы знаем, что фетам ворованный, мы не можем просто взять и отвезти его на Фраксилию. Он принадлежит ардакканианцам.

— Вот в этом я пока не уверен, — быстро ответил я. — Вполне возможно, в цилиндре не фетам, а что-нибудь другое. Мы только строим предположения, точно так же, как Семья и все остальные головорезы, которые гоняются за нами. Проверить эти предположения невозможно. Но мы точно знаем, что если доставим цилиндр, каково бы ни было его содержимое, по назначению, то получим кругленькую сумму. И эти деньги мне нужны.

— Но лететь сейчас на Фраксилию — безумие, самоубийство, — разозлилась Мела. — Нужно срочно искать, где спрятаться, — какую-нибудь нору!

— Это не для меня, — ответил я паникерше, с трудом выбираясь из противоперегрузочного ложа. — Я не собираюсь сгубить лучшие годы жизни за плугом на чакликских полях-террасах или занимаясь разведением горных свиней на Таакрине. Если мне придется исчезнуть, то я обставлю это с комфортом, купленным за фраксилийские килокреды.

Лицо Мелы немного прояснилось. Возможно, причиной тому было упоминание о горных свиньях.

— Ну что ж, — сказала она. — Если мы все сделаем быстро… — И тут же спохватилась: — Погоди, ты ведь отменил курс на Фраксилию?

Теперь, когда я занял вертикальное положение, мои нервные окончания жгло просто невыносимо.

— Мы отправимся на Фраксилию, но другим путем, кружным, чтобы сбить со следа погоню, — ответил я, испытывая невыносимые муки. — Начинай вместе с Поси рассчитывать новый курс по параллельным линиям Сети, так, чтобы он получился раза в два длиннее прежнего. Для начала пускай Поси вернет нас немного назад.

— А ты что будешь делать?

— Пойду к себе в каюту. Мне нужно расслабиться, принять ванну и пропустить пару стаканчиков. Или тройку. А тем временем я придумаю, как нам выполнить возложенную на нас миссию, заработать денег и выйти сухими из воды.

Мела фыркнула.

— На подбитом корабле, который разыскивает по всем углам и закоулкам галактики флот Семьи?

— Да, это усложняет задачу, — надменно ответил я, — но не делает ее невыполнимой.

И, довольный таким справедливым разделением обязанностей, повернулся и отправился к себе восстанавливать силы.

Благодаря последним достижениям современной науки, определенному количеству выдержанного йилвинского дымного эля и последующему продолжительному сну, процесс восстановления сил прошел довольно успешно. Однако результаты поисков пути к спасению оказались не столь впечатляющими. Верный способ убить сразу двух зайцев — разбогатеть и соблюсти личную безопасность — упрямо ускользал от меня. Возможно, изрядно освежившего меня сна все-таки оказалось недостаточно для полного восстановления мыслительных способностей моего мозга. Я сосредоточился на проблеме, но неожиданно меня оторвала от размышлений Поси, объявившая, что по комм-связи получено сообщение необычайной срочности.

На один страшный миг я уверился, что это опять Семья с очередными угрозами и обещаниями скорой, но медленной и страшной смерти. Не то чтобы это представляло реальную опасность — скорее, психологическую, поскольку Семья, да и кто угодно другой имели возможность рассылать по линиям Сети любые сообщения по любым адресам, но узнать наши точные координаты они могли лишь тогда, когда мы ответим на эти вызовы.

Однако Поси, казалось, была уверена, что с этим абонентом я захочу поговорить.

Увидев лицо на экране, я согласился с ней. Это был ю`Припио, маленький лакей-секретарь фраксилийского эмиссара, такой же вкрадчиво-вежливый, как всегда. Он просил меня уделить минуту внимания его хозяину, лорду ю`Фипрехауду.

На сей раз лорд эмиссар явно не был настроен флиртовать. Жилы на шее, натянувшиеся, как струны лютни, вместе с общей пятнистостью кожи придавали лорду ю`Фипрехауду некоторое сходство с сефкредианской глиняной ящерицей.

— Рад видеть вас в добром здравии, мой дорогой, — вежливо посапывая, светски приветствовал он меня. — Много времени минуло с той поры, когда мы… Я уж начал беспокоиться.

Знал бы ты, что мне пришлось пережить, подумал я.

— Почему же, мой лорд? — спросил я, старательно изображая искреннее удивление.

— Слухи, слухи, — туманно выразился эмиссар. — Разговоры о… странных происшествиях. На Вадимании.

— Ах, это, — воскликнул я, прекрасно понимая, что эмиссар располагает полным (может быть, даже чрезмерно) обзором этих «происшествий», составленным для него вольными торговцами информацией. — Сущая безделица… некоторая перемена общественного настроения, ничего более. Ничего, что должно было бы вас встревожить. — Я улыбнулся эмиссару — может быть, чуть более жестко, чем следовало. — Подобные пустяки не стоят вашего внимания. Убили человека, обвиняемого в краже бесценного вещества с планеты Ардакка, только и всего.

Эмиссар был опытным дипломатом и прекрасно умел владеть собой. Но в глубине темных масляных глаз на увеличенном во весь экран лице вдруг трепыхнулось что-то, словно рыбка, угодившая в сеть.

— Любопытно. Впрочем, я согласен с вами, — просопел наконец эмиссар. — Но к делу. Цилиндр у вас? Вы по-прежнему беретесь доставить его на Фраксилию?

— У меня контракт, и я его выполню, — твердо ответил я. — Но если я в соответствии с контрактом доставлю то, что, как я начинаю подозревать, находится в этом цилиндре, на Фраксилию, то я, мой лорд, стану соучастником кражи и подкупа. Кроме всего прочего, в настоящий момент я стал объектом преследования со стороны буквально всех бандитов и убийц, шастающих по Галактической Сети. И поскольку в момент заклбчения соглашения я не знал об этом, я прошу надбавки.

Эмиссар зарычал, завыл и застонал, но это не произвело на меня никакого впечатления. Потом он прикинулся оскорбленным, попытался запугать меня, обмануть и очаровать. Наконец, когда я высказался в том смысле, что, возможно, честнее будет передать цилиндр в руки Федпола, лорд сдался. Несколько секунд спустя Поси подтвердила, что на буферный депозит моего счета в Федбанке поступила сумма, которую после выполнения работы перечислят непосредственно на наш с Мелой счет. Я знал, что эмиссар не станет меня обманывать: слишком велик был риск остаться без фетама. К тому же я очень много знал.

Перспектива извлечь на прежних условиях еще большую выгоду сделала задачу благополучной доставки цилиндра еще более актуальной.

Возвратившись в рубку, я понял, что интуитивно, под влиянием какого-то глубоко укоренившегося в подсознании инстинкта поступил совершенно правильно. Перед уходом я, почти не задумываясь, велел Поси перейти на параллельную линию Сети и вернуться назад. В данный момент мы летели прочь от фраксилийского сектора, где Семья теперь могла искать нас сколько душе угодно. Кроме того, мы летели к планете, где могли получить немалую техническую помощь.

До планеты, которую я имел в виду, было рукой подать. Там я мог обратиться за высокопрофессиональной помощью к хорошо мне знакомой особе, кому я более или менее доверял и кто в два счета отремонтировал бы наш потрепанный корабль. А самое главное, именно там сейчас можно было укрыться надежнее всего.

Я понимал, лететь туда рискованно — но сейчас было рискованно лететь в любой уголок галактики. И чем больше я думал об этой планете, тем больше мне нравилась мысль к ней направиться. Пока Семья будет обшаривать сектор Фраксилии, мы отсидимся в другом месте. К тому времени, как они отправятся искать нас еще где-нибудь, мы улетим на Фраксилию на полностью исправном корабле. Снова и снова я убеждался в правильности одного своего тонкого наблюдения: Семья стала слишком большой, слишком разрозненной и самоуверенной. Маленькому, ловкому и целеустремленному не составит труда обвести ее вокруг пальца. Семье ни за что не угадать, где мы и что собираемся делать. После, если повезет, мы отыщем местечко, чтобы отсидеться, и дождемся, пока Семья и прочие забудут о нас.

Быстрота, ловкость и везение, твердил я себе. По сути дела, эти слова могли бы стать моим девизом. И я решил рассказать обо всем Меле.

— Куда, ты сказал, мы полетим? — спросила она, постепенно повышая голос.

— Домой, — повторил я.

— На Ууллу? — голос Мелы взлетел до удивительных высот. — Но всем известно, что там наша база. Что ты оттуда родом и прожил там десятки лет…

— Но там у меня друзья, — возразил я. — Например, Фредджи — она разбирается в кораблях лучше всех в галактике и отлично починит наш.

— Но Семья… — вновь начала Мела.

— Семья сейчас ищет нас в других секторах. К тому времени, как Семья начнет искать нас на Уулле, мы уже улетим на Фраксилию и, заметь, на целом корабле.

— Как скажешь, — отозвалась Мела, пораженная моей логикой.

— Мела, любовь моя, — чтобы подбодрить девушку, я похлопал ее по руке. — Доверься мне. Уулла — последнее место, где нас станут искать.

Глава 10

— Кто только не спрашивал о тебе, Дел! — сказала Фредджи. — Во что это ты вляпался?

Ответить ей сразу я не смог. Я переживал сильнейшее потрясение.

Примерно полчаса назад мы прибыли в систему Ууллы, и, пока наш корабль с черепашьей скоростью на планетарных двигателях шел к планете, я связался по комму с Фредджи. Фредджи — крупный, дородный, очень похожий на человека негум (только все ее тело покрывал блестящий темно-пурпурный мех, а на руках было по восемь пальцев) — была невероятно талантливым механиком и инженером, в особенности в области космостроения и структуры интеллектоидов. Нас с ней связывало что-то вроде дружбы, что не мешало Фредджи всякий раз драть с меня астрономические суммы за ремонт корабля.

Дружеские чувства не помешали ей также сразить меня наповал пугающими новостями.

Убедив меня, что ее комм никто не прослушивает — никому еще не удавалось превзойти Фредджи в электронике — она поведала мне о странных событиях, разворачивавшихся в последнее время на Уулле. Всю минувшую неделю на планету что ни день прибывали очень странные люди, по одиночке или группами. Всех этих в общем-то разных людей объединяла одна пугающая черта: все они были преступниками.

И все они чрезвычайно живо интересовались моей персоной. Мела опалила меня яростным взглядом, способным расплавить улучшенную сталь, решив, видимо, не опускаться до словесных оценок моего просчета. На миг запаниковав, я задумался, а не стоит ли развернуть корабль и дать тягу… но мешала одна заковыка.

Во время полета на Ууллу Поси доложила, что система навигации, считай, приказала долго жить, главным образом по причине отказа cенсоров связи, связывающих сетевые каналы, служащих интеллектоидам в суперсвете органами чувств. Уцелело лишь несколько несимметрично расположенных сенсоров, и если мы в ближайшее воремя не заменим вышедшие из строя, то можем окончательно ослепнуть и влететь по ошибке, скажем, в черную дыру…

Короче, мне приспичило побывать на Уулле. На планете, где сейчас шныряли шайки бандитов, разыскивающих не кого-нибудь, а меня.

— Кто… — начал я и остановился, чтобы откашляться. — Кто меня спрашивал?

— Проще сказать, однако, кто не спрашивал, — отозвалась Фредджи и оскалила клыки в широкой улыбке. — Перечисляю в порядке появления: во-первых, здесь полно головорезов из Семьи вплоть до самых важных шишек. К примеру, я своими глазами видела выскочку Пульвидона.

Я сглотнул.

— Потом, тут этот золотой мальчик, как бишь его… Деготь… со своими дьяволятами…

Я застонал.

— И полно другой шатии-братии. Айрил-ка-Ти, помнишь ее — баронесса налетчиков? Есть и другие гастролеры вроде Ретаа`ви и старины Перришарика. А еще здесь…

Слушая это безжалостное перечисление, я мысленно рыдал. Казалось, на Уулле проводится Всегалактический собор преступников. А я играю роль то ли почетного гостя, то ли почетного приза.

— А вчера мне сказали, что здесь появились самые крутые ребята. Ты просто обалдеешь. Уродины, каких свет не видывал, и все обвешаны оружием. А главный у них — ему уж лет, наверно, тыща — догадайся кто? Сам Десятищуп, однако. Старина Черный Дых!

Я затрясся.

— Шпионов стало раз в сто больше, — радостно продолжала Фредджи. — Никогда столько не видала, однако! И все они — и бандюги, и шпики — спрашивают только тебя. Старину Дела Карба.

— Фредджи, — взмолился я. — Выручай!

Когда я скоренько расписал Фредджи наши неприятности и объяснил, что именно мне от нее нужно, маленькие глазки под густым пурпурным мехом лба моей знакомой с сомнением прищурились.

— Не могу понять, однако, зачем тебе, чтобы я ремонтировала тебя на орбите? — рыкнула она. — Мне это не по нутру. Опасно и намного дольше.

Она кривила душой, и я это знал. Фредджи, которая много лет провела на обращающихся вокруг лун Цитостома космических верфях, где собирала грузовики, чувствовала себя в невесомости как дома. Ко всему прочему, Поси и наши корабельные механотроны могли оказывать ей посильную помощь. Осязание Фредджи ничуть не страдало в сделанном на заказ мембранном скафандре для работы в космосе. Сверх всего она обладала небольшими телекинетическими способностями, что позволяло ей выполнять кое-какие манипуляции без участия рук.

Фредджи что-то задумала, решил я. Как и все остальные, кто охотится за мной. Но когда я принялся ее упрекать, Фредджи лишь покачала головой.

— Нет, Дел. Просто за тяжелую работу хочется получить нормальную плату. А с убийцами, которые гоняются за тобой, я не имею ничего общего.

Я отчасти успокоился. Фредджи, ловко пользуясь моим отчаянным положением, собиралась заломить за свои услуги убийственную цену. Что ж, я, наверное, поступил бы так же. Но когда она назвала сумму, я разинул рот от изумления. Однако деваться было некуда, приходилось соглашаться, и мы ударили по рукам. Я должен был подобрать Фредджи, вылетевшую на челноке со всем снаряжением, в указанной ею точке территориального пространства Ууллы. За небольшую дополнительную плату она согласилась работать круглосуточно.

— Но вам придется уйти с корабля, однако, — вдруг сказала она.

У меня перехватило горло.

— Почему?

— У тебя проблемы с навигационным оборудованием, так, да? Чтобы разобраться, мне нужно будет полностью заглушить машинку и проверять все подряд. Я выключу все, в том числе и внешние сканеры и систему жизнеобеспечения. Так что тебе лучше убраться.

— Но нам нельзя появляться на Уулле! — воскликнул я (пожалуй, с ноткой испуга).

Фредджи всхрапнула.

— Значит, ты хочешь остаться на своей посудине после того, как я выключу сканеры и прочее? А что если в это время твой корабль засечет Семья? Без внешних сенсоров ты не заметишь их и окажешься в западне.

Я помедлил в нерешительности, чувствуя, что и без того одной ногой стою в западне.

— Но там полно шпионов, Фредджи…

Фредджи оглушительно расхохоталась.

— Дел, брось! Это же Уулла, ты что, забыл? Вечное празднество, все как всегда! Сейчас как раз проходит то ли Праздник Трех Лун, то ли «Церемония Внутренней Спирали» — черт его знает, не помню. Все как один в карнавальных костюмах! Переоденься гехо`квейнской шипастой жабой и спускайся — всего и делов! Никто тебя и не заметит!

И вот, полный страхов и почти без сил, я поневоле сдался. Переведя приличную сумму задатка на счет Фредджи, я почувствовал себя еще хуже. Тем временем Поси осторожно и медленно (система навигации совсем разладилась) вывела наш корабль к указанной Фредджи точке на орбите Ууллы. И часа не прошло, а мы уже висели над планетой, кишмя кишащей самыми страшными субъектами в галактике, которые хотели только одного — найти меня и разобрать на составные части.

«До чего быстро распространяются новости по ядовитым лозам криминальных структур!» — с досадой подумал я. Особенно, если дело касается чего-нибудь очень ценного и редкого, вроде ардакканианского фетама. Но в конце концов мне пришлось признать, что Фредджи, пожалуй, права — лучшего места, чтобы спрятаться, чем круговерть типично уулланианского карнавала, нам с Мелой не найти. Кроме того, в этом случае возникали некоторые обстоятельства, способные неприметно склонить чашу весов в нашу сторону.

Первое: никто из моих преследователей не знал, что я прибыл на Ууллу, в то время как я знал о них все и очень хорошо.

Второе: Уулла была моим родным домом, и я разбирался в местном укладе жизни лучше своих врагов.

Я назвал Ууллу своим домом, хотя в действительности она не была моей родной планетой. Ууллу вообще нельзя назвать ничьей родиной. Это теплый, преимущественно океанический мир, населенный самыми зачаточными формами жизни, с обновленной переселенцами атмосферой и реконструированными ими же немногочисленными клочками суши, ставшими излюбленным местом отдыха самых богатых обитателей галактики. Подправленная и подретушированная Уулла сделалась процветающим курортом, особенно популярным среди непоседливых, легко расстающихся с деньгами нуворишей. К коим можно было отнести и дельцов, и жуликов, и криминальный элемент всех сортов.

Наверное, именно поэтому я так люблю эту планету. Уулла с ее устоявшейся репутацией — важный перекресток линий Сети. Благодаря самому распространенному (после зарабатывания денег) на планете увлечению — торговле информацией, а также скандальными слухами и сплетнями — каждый шаг любого, ступившего на землю Ууллы хоть на минутку, становился достоянием гласности.

Но самое лучшее — Уулла была свободным миром, не входящим в Федерацию и не подчиняющимся ей. У Федпола здесь были тайные агенты, работающие под прикрытием, но постоянного контингента не было. В заключение хотелось бы отметить, что на Уулле никогда не появлялись, например, налоговые инспектора, даже инкогнито. Разве что изредка, когда кем-нибудь из них овладевало желание покончить счеты с жизнью.

По всему, Уулла была замечательной планетой. Тем более что для пущего привлечения гостей там без конца устраивали разнообразные празднества, карнавалы, игрища, церемонии и тому подобное. Во время их проведения местные власти смотрели сквозь пальцы на нарушение тех немногих правил и законов, какие здесь существовали. На карнавалах разрешалось все — только плати. Все без исключения переодевались в костюмы, полностью скрывающие их истинный облик, и отправлялись в не знающий никаких этических ограничений, зато полный всевозможных удовольствий вертеп.

Именно в этом сейчас нуждался я, измученный волнениями последних дней. Если многочисленным бандитам удастся найти меня в вихре самого хаотического сезона Ууллы, клянусь, я сниму перед ними шляпу.

К тому времени как Поси вывела наш фрегат в точку с названными Фредджи координатами, в голове у Мелы начали роиться приблизительно те же мысли, что у меня. Обдумывая подготовку к визиту на планету, она перестала бросать на меня злобные взгляды и заметно повеселела. Было решено, что вниз мы спустимся порознь на маленьком пассажирском боте. Мела вызвалась лететь первой под тем предлогом, что хочет проверить, все ли внизу тихо, и пообещала предупредить меня в случае чего или просто отослать обратно пустой бот. Я не стал возражать.

Но я категорически возражал против того, чтобы и в дальнейшем держаться особняком. У меня был довольно богатый опыт посещения различных ууллианских аттракционов, и я надеялся, что Мела согласится сходить туда со мной — главным образом, в Орготуннель. Из его искусственной невесомости, в которой свободно парили, переплетаясь, тела, я вынес немало незабываемых впечатлений (кстати, для участия в карнавале Мела выбрала туго обтягивающий костюм из люксипелта и остроухую усатую маску, которые превратили ее в невероятно обворожительную и соблазнительную представительницу племени кошачьих).

Однако Мела заупрямилась:

— Шпионы ищут двоих, Карб, тебя и меня. Подумай головой! Они ищут мужчину и женщину нашего сложения и возраста. Какие бы невероятные карнавальные костюмы мы ни выбрали, вместе мы будем подвергаться ненужному риску.

Разумеется, я согласился с ней. Необходимость избежать встречи с ордами рыщущих внизу убийц была для меня на первом месте. Заручившись моим согласием, Мела отправилась вперед, а я принялся уснащать свое одеяние разнообразными мини-вооружениями.

По моему мнению, в костюме ныне почти полностью истребленного крылатого эгерторианского медведя я выглядел очень естественно. (Крылатые медведи — примитивные, отчасти напоминающие людей негумы, до сих пор не изжившие каннибализм, несмотря на существенное снижение прироста населения. Потому-то их осталось так мало.) Я выбрал облегающее черное замшевое трико с отделкой в зеленых эгерторианских тонах на рукавах и шее и искусно нанесенными алыми пятнами на груди, обозначающими неизменные потеки крови. Для полноты картины я скрыл лицо под длиннорылой маской с черными клыками и накинул на плечи короткий черный с зеленью плащ, который должен был означать крылья.

Прежде чем надеть маску, я оглядел себя в зеркале и остался доволен увиденным, на секунду пожалев, что не способен летать. Левитация, подумал я лениво, бывает полезна во многих ситуациях. Вспомнив в связи с этим о фетаме, я задумался о том, какие из обусловленных им качеств выдуманы, а какие нет. От сверхспособностей я перешел к сверхлюдям, а там и к Сергии, воображая различные заманчивые возможности, которые давала в Орготуннеле комбинация «я плюс прекрасная ардакканианка минус ее одежда».

Я так увлекся, что в течение следующих нескольких секунд ничуть не удивился, увидев наяву Сергию, точно вызванную моими заклинаниями, выходящую из шлюза в сопровождении двоих стройных мускулистых соплеменников. Я порывисто подался ей навстречу.

Отметив про себя, что тело Сергии, скрытое тускло-синим нарядом, все так же привлекательно, я наконец опомнился, догадавшись, что вышедшие из строя сенсоры Поси, очевидно, не позволили ей вовремя заметить приближающихся к кораблю ардакканианцев.

Следующее, что пронеслось у меня в голове: ардакканианцы, как и в первый раз, явились на мой корабль без скафандров. И без инструментов (по крайней мере я ничего у них не видел) открыли надежно запертый входной люк… Та часть моего разума, что занималась сбором зрительной информации и ее анализом, ойкнула и похолодела от ужаса. Остальное мое «я» мгновенно разыграло скетч под названием «оскорбленное непрошенным вторжением достоинство».

— Что вы себе позволяете?! — взорвался я. — Врываетесь, словно…

— Карб! — гневно перебила Сергия, наступая на меня с суровым выражением лица. — Неужели ты действительно лжец и мошенник? Неужели ты помогаешь тем, кто ограбил нас?

Я быстро взял себя в руки и изобразил недоумение:

— О чем это вы?

— Мы достаточно пробыли в галактике и многое узнали, — мрачно отозвалась Сергия. — И с радостью вернулись бы на свою планету. Однако мы вынуждены продолжать поиски, наблюдать и прислушиваться. И мы многое услышали и увидели! Мы узнали о планете под названием Вадимания, где хранился похищенный у нас фетам. Мы услышали, что Дел Карб побывал там вместе со множеством злодеев, которые хотят заполучить наш фетам. Теперь в погоне за Делом Карбом все эти негодяи прибыли на Ууллу. А мы — за ними вслед.

— Но как вы нашли меня? — спросил я.

Один из спутников Сергии невесело улыбнулся:

— Преступники разыскивают тебя среди подонков и отбросов этого мира. Но Сергия была уверена, что ты, убоявшись, спрячешься в открытом космосе. Поэтому мы решили ждать тебя на орбите. И вот ты здесь…

— С нашим фетамом, — грозно прибавил второй ардакканианец.

Я попытался беспечно рассмеяться.

— Все думают, что фетам у меня, и только потому, что я — известный курьер!

— А также потому, что ты известный пройдоха, глухой ко всему, кроме собственной алчности, — припечатала Сергия.

Это действительно было обидно.

— А вы? — бросил я вызывающе. — Наверное, собираетесь от всего сердца преподнести фетам галактике в подарок?

Троица угрожающе шагнула ко мне, и я попятился.

— Фетам принадлежит только нам и никому больше, — непреклонно изрекла Сергия. — Всякий человек или не-гуманоид, не обладающий нашей врожденной этикой, использует фетам во зло. Мы нисколько не сомневаемся, что тот, кто организовал кражу, пользовался соком именно для таких низких целей. Мы твердо намерены вернуть фетам Ардакке, Карб, или уничтожить его. После этого мы вернемся на Ардакку и сделаем все возможное, чтобы подобное не повторилось.

— Я двумя руками «за», — отозвался я и заставил себя небрежно пожать плечами. — Но помочь вам ничем не могу.

Сергия и ее спутники нахумрились.

— Почему мы должны верить тебе? — спросил один из мужчин.

Я мигом нашел мудрый ответ.

— Потому что, как вам известно, моя партнерша тесно связана с Федполом. Надеюсь, вас не удивит, если я скажу вам, что после нашего визита на Вадиманию Федпол нами интересовался и побывал здесь. Однако я на свободе.

На мгновение Сергия задумалась.

— Возможно, ты говоришь правду. Тот человек, Чертро, показался нам честным и благоразумным…

Наш благоразумный друг Чертро не так давно назвал ардакканианцев наивными и глуповатыми, подумал я и, в очередной раз окинув взглядом пышные формы Сергии, победоносно улыбнулся:

— Я вхожу в ваше положение. И разделяю ваше беспокойство. Знаете что — почему бы вам не слетать на Ууллу вместе со мной? Мы можем осмотреть достопримечательности, развлечься, и, может быть, я найду возможность помочь вам…

Я смерил взглядом ардакканианских парней.

— Извините, ребята, но, к сожалению, в боте всего два места.

Мужчины посмотрели на Сергию. Во мне на секунду вспыхнула надежда — Сергия улыбнулась и придвинулась ко мне. Но уголки ее улыбающихся губ тут же опустились книзу, а рука схватила меня за грудки и легко подняла высоко в воздух. Без напряжения, не меняя позы, Сергия удерживала меня над головой на одной руке.

— Карб, твои мыслишки просты и ясны, как белый день. Я бывала на Уулле и знаю, каких развлечений сюда прилетают искать инопланетники. Я вижу, как ты похотливо смотришь на меня. Глупец! Ардакканианки, когда хотят заняться любовью, выбирают себе в пару только ардакканианских мужчин.

Глаза Сергии медленно обшарили мою фигуру, на миг задержавшись в области паха. На губах женщины заиграла обидная усмешка.

— К тому же не думаю, что ты можешь предложить многое…

Но самым унизительным был странный блеск, появившийся в глазах Сергии, когда она рассматривала меня. Я вспомнил о чудесных способностях, которые приписывали ардакканианцам. В том числе и о рентгеновском зрении.

Ардакканианцы разразились гулким хохотом, и Сергия равнодушно отбросила меня прочь, как выбрасывают ненужную пластиковую упаковку. Я очень неудачно шлепнулся на пол и сильно ушибся. Задыхаясь от бессильной ярости, я порадовался, что с нами нет Мелы. Она, наверное, тоже посмеялась бы надо мной.

— Мне кажется, — продолжала тем временем Сергия, — что ты запросто мог обмануть и Чертро, и федеральную полицию. Поэтому мы обыщем твой корабль и, если найдем фетам, заберем его.

Вообразив, что мускулистые молодые люди, радуясь возможности поразмяться, начнут ломать и крушить все вокруг, как обычно во время обысков, я был поражен их поведением — отчасти приятно. Ничего подобного я не ожидал.

Троица принялась с неописуемой, изумительной быстротой носиться по кораблю. Если честно, я не успевал за ними следить. Они превратились в три голубых пятна, три сгустка света и ветра, проносящиеся из рубки в грузовой отсек, оттуда в каюты, из кают — дальше. Они побывали везде, изучили каждый сантиметр внутреннего устройства корабля. Ничего не сломав — более того, ничего не сдвинув с места — они, тем не менее, в течение каких-нибудь десяти секунд осмотрели все что можно, причем в глазах мужчин был тот же странный блеск, что у Сергии.

Когда, обшарив все закоулки, они наконец остановились передо мной, к блеску добавилась растерянность. Даже их рентгеновское зрение не способно было проникнуть сквозь бальбазианскую сталь цилиндра, скромно стоящего на виду среди прочих сегментов опоры письменного стола.

— Похоже, на твоем корабле действительно нет фетама, — недовольно подытожила Сергия.

Я только-только с трудом поднялся на ноги.

— А я что говорил? — прохрипел я.

Рот Сергии снова изогнулся в презрительной усмешке.

— Это означает только одно — ты спрятал фетам где-то в другом месте, — бросила она. — Мы поняли, что ты плут, Карб, мошенник без стыда и совести. Советую тебе с этих пор держаться подальше от ардакканианцев.

— Я вас сюда не приглашал, — огрызнулся я.

Но Сергия и ее спутники, не обращая на меня внмания, уже выбирались через входной люк в шлюз.

Чтобы прийти в себя после пережитого, мне понадобилось время. Я никак не мог забыть, какое лицо было у Сергии, когда она держала меня над головой на вытянутой руке. Я был уверен, что еще очень долго в самые тяжкие минуты жизни буду вспоминать его. Тем не менее, собравшись с силами, я заставил себя забыть о хулиганских выходках сверхлюдей и закончил приготовления к карнавалу. Обиды могли подождать: вскоре должна была появиться Фредджи, так что следовало поторопиться. Мне нужно было расслабиться. Я это определенно заслужил.

Я извлек из головного обруча все мини-приспособления и перенес их на маску крылатого медведя. Надел ее. И вздрогнул от добродушного, но неожиданного смеха Фредджи, которая внезапно появилась из шлюза и потешалась надо мной. Через несколько минут Поси объявила: бот, доставивший Мелу на планету, вернулся — без записок или предостерегающих знаков. Настроение у меня поднялось. Значит, космопорт Ууллы свободен от врагов.

Предоставляя Фредджи возможность вплотную заняться ремонтом корабля, я скользнул в бот и устремился вниз к планете, навстречу несметным полчищам своих недругов.

Глава 11

Когда скорость спуска моего бота начала падать, а свист и вой горящего вокруг воздуха — стихать, я разглядел внизу островки неясных огней, быстро мчащиеся мне навстречу. Это был Уулла-Ла, самый крупный город на самой крупной части суши планеты. Не город — мегаполис, огромный лабиринт бесчисленных улиц, улочек, переулков и аллей, способных удовлетворить самого алчного до удовольствий гостя. Пусть бандиты попотеют и поищут меня тут, говорил я себе, любуясь Улла-Ла.

Очень скоро мой бот довольно бесцеремонно плюхнулся на гигантское поле космопорта Улла-Ла, и я, осторожно осматриваясь, выбрался наружу. И напрасно: за вновь прибывшими следили глаза сонмищ соглядатаев. Разок оглядевшись, я засек сразу восемнадцать шпионов, однако никому из них я как будто не показался заслуживающим внимания. Мы находились в пассажирской зоне, запруженной одетыми в маскарадные костюмы многочисленными прилетающими и улетающими. Границы зоны терялись вне поля зрения, а в небе было темно от сотен челноков, ботов и еще меньших летательных аппаратов, движущихся вверх и вниз равномерным густым потоком.

Я преспокойно заплатил за стоянку и пошел прочь, не слишком быстро, но и не слишком медленно. По пути я не смог удержаться от того, чтобы не заглянуть в ту часть посадочного поля, где при необходимости парковались мощные суда. В этой части космопорта я почти постоянно арендовал местечко. Мое появление здесь не привлекло ничьего внимания, поскольку одновременно со мной тем же путем шли многие желающие поглазеть на посадку внушительного мегалайнера с Тау-кластера, без сомнения, доставившего на Ууллу очередную шайку богатых бездельников и прожигателей жизни. Не выделяясь из толпы, я осторожно повернулся так, чтобы видеть свой парящий над стоянкой голографический значок, хорошо заметную издали рекламу, изготовленную «Огнеэлектро»: наверху крупно «КАРБ-КУРЬЕР», а пониже и помельче: «Доставка Дела». Простенько и со вкусом.

Мелы нигде не было видно, но ничего иного я и не ждал. Она была совершенно права: по отдельности мы будем привлекать гораздо меньше внимания. И все же мне было немного жаль, что ее нет со мной. Оказавшись на Уулле в разгар карнавала, я, несмотря на грозящую опасность, необычайно приободрился и досадовал, что не с кем поделиться радостью. Конечно, я был не один — вокруг бурлила толпа, с которой, встав на ленточный тротуар, я двигался к центру города, но это было не то. Я не чувствовал никакой общности с выкрасившимся в голубой цвет толстяком в модном костюме херувима — пара маленьких крылышек, приклеенных к спине цвета голубики. Нечего мне было делить и с двумя праздными растительными негумами, напоминавшими пару высоких кустов чертополоха на ножках.

Поэтому, держась особняком, я ехал вперед и зорко смотрел по сторонам, но никуда конкретно. Глаза маски скрывали движение моих глаз, ротовой фильтр менял голос на случай, если меня станут искать при помощи звукового сенсора, действующего по принципу сравнения голосовых отпечатков. Кроме того, толщинки на боках и высокие каблуки совершенно меняли мой рост и комплекцию. С собой я прихватил мини-скрэмблер, препятствующий использованию любых видов поисковых сканеров. Все это были стандартные процедуры, известные любому осторожному профессионалу.

Очутившись в городе, я выскользнул из основного потока и смешался с густыми толпами пешеходов в боковых улочках. Убедившись после нескольких осмотрительных маневров в том, что не обзавелся ни «хвостом», ни «жучком» на одежде, я окончательно успокоился. Спускалась ночь, и вокруг грохотала и клокотала оглушительная жизнь увеселительных центров и заведений, которые пробудила к жизни темнота. Здесь можно было поесть и выпить, посмотреть представление, стать его участником, выкурить, понюхать, впрыснуть или любым другим способом впитать какой угодно экстатический наркотик, найти одного или нескольких партнеров, удовлетворить свою малейшую прихоть или каприз, какими бы преступными или порочными они ни были. А также, буде желание, просто стоять и вопить благим матом.

Одним словом, здесь можно было легко и с приятностью для себя истратить деньги.

Первую остановку я сделал в ресторанчике, построенном в виде огромного летающего пузыря, медленно парящего над крышами зданий центральной спиральной улицы города. Это было излюбленное место Мелы, и я надеялся хоть издали, хоть мельком увидеть мою напарницу в ее соблазнительном кошачьем наряде — просто чтобы убедиться, что с ней все в порядке. В ресторанчике оказалось на удивление много привлекательных особ женского пола, в том числе и восьмифутовых мутанток с лунной, бледно-молочной кожей. Но Мелы не было.

Перекусив (что заметно подняло мне настроение), я, неуловимый как тень, двинулся сквозь толпы гуляющих дальше, следуя от одного ночного заведения к другому. Постепенно я начал склоняться к той мысли, что если на Уулле действительно собралось столько преступников, как утверждала Фредджи, то вели они себя крайне скромно. Кроме обычных шпиков и жуликов, я заметил только несколько редких разрозненных группок угрюмых головорезов, не слишком впечатляющих своим видом. И никого, кого можно было бы причислить к элите преступного мира! Если честно, я был близок к тому, чтобы в миг краткого затмения заорать об этом во всю глотку посреди улицы.

Упомянутое ли затмение или что другое заставило меня забыть про осторожность, но я очутился перед заведением, которое весь вечер старательно обходил стороной.

Это был мой любимый ночной клуб Уулла-Ла. Любой абориген планеты скажет вам, что, когда я прилетаю на Ууллу, то найти меня в этом клубе можно почти ежевечерне. Я мог бы устроить там свой офис, уголок для свиданий, место пирушек — все что угодно… или что позволил бы хозяин клуба, маленький негум по имени Фиф, оранжевый меховой шар, передвигающийся при помощи щупалец. Мы были знакомы с ним давно, по разным планетам. Не то чтобы мы дружили — Фиф всегда относился ко мне с некоторым предубеждением и держал на меня обиду за неприятности, случившиеся как-то раз в другом его баре на другой планете (хотя, по-моему, несправедливо винить меня в том, что кто-то, пытаясь добраться до меня, взорвал его забегаловку).

Клуб Фифа славился своими прозрачными стенами из силовых полей, и любители поглазеть по сторонам валом валили сюда. В силовых стенах заведения имелся только один вход. Там во главе отряда личных мандроидов стоял на страже сам Фиф и досматривал посетителей. Заведение Фифа располагалось в самом центре Уулла-ла, напротив недавно выстроенного отцами города нового отеля «Грансплаза» — из тех, чья архитектура и убранство делаются голографическим способом и полностью меняются (но только снаружи) каждые двадцать четыре биочаса. Фифовым посетителям было на что посмотреть и скучать не приходилось.

Подойдя к клубу, я подивился обилию посетителей внутри — у Фифа буквально было битком. При входе сам Фиф, исторгнув из меха пару щупалец (возможно, органов зрения), лично обследовал группу желающих попасть внутрь, в числе прочих и меня. Мандроиды и бровью не повели, и мы были допущены в клуб. Я протиснулся к стойке мимо стайки полуодетых девиц. У каждой в очаровательной верхней губке темнел вместительный вырез с вложенным комочком разноцветной наркотической пасты. Этот состав назывался «парф»; его пары, проникая в юные организмы через ноздри, в течение целой недели держали нюхачек в состоянии эйфории и отъединенности от мира, покуда губы девушек медленно гнили под пастой. Облокотившись о стойку, я принялся высматривать столик поукромней, одновременно с интересом поглядывая на сцену, где трехгрудые салмо`кканские танцовщицы в боевом снаряжении исполняли воинственные ритуальные танцы своей планеты. Вдруг мое внимание привлек шум потасовки.

Из-за стоявшего неподалеку столика донеслись крики и звуки ударов и падения тел. Движимый любопытством, я вслед за парой мандроидов, которые, расталкивая толпу, устремились на шум, направился к месту событий. У перевернутого столика я увидел на полу двух негумов: один, с ужасной раной на голове, был распростерт плашмя, а другой, с крупным острым клювом, сидел на нем верхом — как видно, с намерением расклевать врага в клочья.

В следующую секунду порядок был восстановлен. Без какого-либо моего участия, но с большой пользой для меня: столик, за которым недавно восседали драчуны, освободился и был возвращен официантом в исходное положение. После того как мандроиды успокоили газом птицеголового негума и выбросили его из заведения на пару с раненым приятелем, я без помех занял один из более-менее чистых стульев за их столиком и жизнерадостно оглянулся в поисках уже улепетнувшего официанта.

И сам чуть было не свалился под стол. Спасло меня только то, что, оцепенев от страха, я не мог двинуть ни рукой ни ногой.

Сквозь прорехи в расходящейся с места драки толпе я увидел столики в глубине клуба. Тот, что слева от меня, занимала компания негумов, частью голенастых, похожих на насекомых, частью покрытых чешуей, как рептилии, а частью рыбообразных, похлопывающих плавниками. Все они без исключения были разнообразно и со вкусом вооружены. В складках их тел и за поясами можно было найти все, начиная от виброножей и кончая бластерами. Во главе стола, огромный и неподвижный, подергивая щупальцами и попыхивая черным дымом, восседал квадратный, истекающий влагой главарь. То был Десятищуп со своими пиратами. Справа, совсем неподалеку, расположилась группа плечистых мужчин с холодными глазами и заметно оттопыривающимися из-за спрятанного под ними крупнокалиберного автоматического оружия полами пиджаков. Пиджаки этих клиентов Фифа были черными в тонкую белую полоску, рубашки — черными, галстуки — белыми. Главным здесь был поджарый, жаркоглазый, небрежно играющий стаканом человек, похожий на изготовленный к выстрелу смертоносный плазматронный заряд. Это был Пульвидон с отборными громилами из Семьи.

Мне следовало тут же вскочить и убежать, но я остался. Поднявшись из-за столика, который только что знаял, я мог привлечь к себе внимание, а это было последнее, чего мне сейчас хотелось. Глаза пиратов и боевиков Семьи были прикованы ко входу. Несомненно, я был замечен и тщательно изучен и теми, и другими. Кроме того, я отлично видел, что в толпе клиентов все время прохаживались с кровожадным видом пираты и с мрачным — гангстеры.

Большую часть времени обе группировки старались не обращать друг на друга внимания, однако воздух вокруг них так и гудел от напряжения. Дефилирующие пираты то и дело нос к носу сталкивались с людьми Семьи, чертыхались и в ответ выслушивали не блещущее новизной хриплое рычание. Время от времени сидящие за противоположными столиками переглядывались и вполголоса отпускали в адрес друг друга непечатные шуточки.

Не будь я парализован мгновенным потрясением, я, пожалуй, счел бы возникшую ситуацию забавной и полной иронии, поскольку злобными замечаниями и яростными взглядами левый и правый столы обменивались через мою голову. Обе группировки были всецело поглощены своим соперничеством и даже не догадывались о том, что объект этого соперничества сидит у них под самым носом. Но положение мое внушало опасения. Преступники уже предугадали один мой шаг и устроили засаду там, где я был завсегдатаем. Чем дольше я оставался здесь, тем выше становилась вероятность выдать себя, неосторожным поступком или движением привлечь к себе внимание обеих сторон. Поэтому я сидел неподвижно, обливаясь потом под медвежьей шкурой.

Решив наконец, что принятие внутрь спиртного у Фифа не является чем-то из ряда вон выходящим, я воспользовался появлением официанта и заказал рюмку «Старого протуберанца» — выдержанного паоостикского дымного виски, приподнял маску (ровно настолько, чтобы залпом осушить стакан) и тут же заказал еще пару порций. Не успела первая рюмка разогнать тепло по моему телу, как я отправил следом за ней вторую и потянулся за третьей. Ее я опрокинул совсем уж лихо, потому что в этот момент меня постигло новое потрясение, доказывающее, что, во-первых, беда не приходит одна и, во-вторых, Бог троицу любит.

Нельзя сказать, что прибытие нового персонажа не было мне на руку, ибо оно полностью отвлекло от меня внимание пиратов Десятищупа и гангстеров. Но и броситься навстречу пришедшим с распростертыми объятиями я не мог.

У входа в клуб возникло короткое замешательство, и вошел Деготь Черноптин со своими дегтярниками. Как обычно, он был весь в белом, кудри и кожа сверкали золотом. Образ сорвиголовы подчеркивала присобаченная к поясу молекулярная шпага — разумеется, золотая.

С Дегтем была Мела.

Она по-прежнему была затянута в кошачий наряд, и маска была на месте, но я точно знал: это она. Мела не походила на пленницу, хотя вокруг нее было полно дегтярников. Мускулистой левой рукой Деготь крепко придерживал Мелу за талию, и более всего это напоминало объятие, потому что рука Дегтя то и дело машинально и беззастенчиво поглаживала бок Мелы, поднимаясь почти до груди. Казалось, Мела ничуть не возражает против подобной фамильярности; мне было отлично видно, как она что-то сказала Дегтю, и тот весело рассмеялся. Они повернулись, и я увидел, что и рука Мелы обвивает талию золотого красавца.

Прежде всего мне в голову пришло, что Мела затеяла какую-то опасную игру по примеру тех лет, когда служила тайным агентом Федпола и, возможно, хочет добыть у врага ценную информацию или пытается склонить его на нашу сторону. Но я тут же усомнился, а, увидев, как девицы с перемазанными разноцветным парфом губами, спотыкаясь в наркотическом дурмане, с визгом стайкой летят на блеск и сияние, исходящие от Дегтя, понял, в чем дело. Мелу накачали наркотиками. Иначе почему, с крепнущей уверенностью рассуждал я, она позволяет себе дружески обниматься с самым безжалостным преступником галактики, который не так давно пытался лишить жизни ее напарника?

Разобравшись в ситуации, я немного успокоился — ровно настолько, чтобы уловить повисшее под сводами клуба предгрозовое напряжение. Пираты и гангстеры зашевелились, подавшись вперед из своих углов, поглаживая и подзаряжая оружие, с ненавистью глядя друг на друга, а пуще всего — на вновь объявившегося соперника. Дегтярники сплотили ряды и тоже приготовились стрелять. Мандроиды Фифа выстроились в боевой порядок, изготовив парализующие и газовые пистолеты. Казалось, четырехсторонняя стычка неминуема. Это почуяли даже самые съехавшие с катушек весельчаки, поскольку в клубе вдруг сделалось тихо как в могиле.

Обстановку разрядил Десятищуп, доказав тем самым, что с годами мудрость приходит даже к пиратам. Плюнув черным дымом, он прохрипел какой-то приказ, и его молодцы нехотя откатились на исходные позиции за свой столик. Следом, после не менее хриплого указания Пульвидона, не пожелавшего прослыть более тупым, поле неначавшегося боя покинула Семья. Деготь обвел тех и других светлым взглядом, сверкнул белозубой улыбкой, подхватил Мелу и увлек ее и дегтярников к кстати освободившемуся столику в дальнем конце зала.

Веселье снова вошло в прежнюю колею. Вновь послышался смех, болтовня, все принялись наперебой трещать о том, как интересно и весело бывает у Фифа, какой потрясающе роскошный парень этот Деготь и что за маленькую сексапильную кошечку он привел с собой. И так далее. Тем временем я, по-прежнему неузнанный, сидел и размышлял, пропустив между делом еще пару «Протуберанцев». Потом, когда пираты и гангстеры вернулись к своему занятию — принялись злобно разглядывать новую ватагу шумливых гуляк, появившуюся на входе, я решил действовать.

Возможно, это было не самое лучшее из тех решений, какие мне случалось принимать в жизни. Я поднялся и двинулся в сторону Мелы и Дегтя.

Виной всему была выпивка, думал я потом, и адреналин, скопившийся за вечер у меня в крови. Просидев столько времени незамеченным под самым носом у врагов, я с удивлением обнаружил, что ко мне вернулась прежняя лихая и безрассудная самоуверенность. Несмотря на некоторую слабость в ногах, я тем не менее чувствовал себя готовым ко всему. Увидев, что за столиком Дегтя и рядом с ним дегтярников нет, я испытал новый прилив уверенности. Золотой гигант сидел в обнимку с Мелой и весело перебранивался с наседающими на него хихикающими девицами, обнюхавшимися парфа. Мела поглядывала на них с превосходством добившейся своего.

Я быстро протиснулся к Меле и довольно громко сказал:

— Пошли. Я уведу тебя отсюда.

Она обернулась и удивленно посмотрела на меня сквозь прорези кошачьей маски, потом рассмеялась:

— Проваливай, дурья башка!

Это привлекло внимание Дегтя.

— Что это тут у нас? — проворковал он мелодичным баритоном. — Соперник? Улетай-ка подобру-поздорову, крылатый мишка!

С улыбкой поднявшись на ноги, он положил золотую ладонь на мою маску и толкнул.

Я повалился навзничь, запутался в плаще и упал на руки каким-то вскрикивающим от восторга студентам, веселым и наверняка уже выкурившим по косячку, а потому бестолковым. Те с криками отшвырнули меня обратно к Меле и Дегтю, которые так и зашлись от смеха.

После этого молодечество и адреналин толкнули меня за тот рубеж, который я прежде не хотел переступать. Охваченный праведным гневом, я испытал острое желание оборвать смех Дегтя с помощью одного из своих миниатюрных оружий. Но, слава Богу, я был не настолько пьян, иначе бесповоротно раскрыл бы свое инкогнито. Однако жажда нанести ответный удар жгла невыносимо.

И я ударил Дегтя.

Вспоминая теперь события того вечера, я склонен признавать, что это был мой лучший прямой правой — от плеча, не прямо в цель, а как бы сквозь нее, со смещением центра тяжести так, что в удар оказалась вложена вся тяжесть моего тела.

Тем не менее, удар действия не возымел.

Мой кулак заставил Дегтя чуть повернуть голову, и только. Одно из моих колец оставило на его скуле крошечную царапину. На миг я пожалел, что не воспользовался вместо кулака гранаткой, упрятанной в этом кольце, потому что Деготь, не переставая улыбаться, с мощью кефридианского кита-тарана впечатал тыльную сторону ладони в мою левую щеку. Удар поднял меня в воздух и отбросил назад. Пролетев мимо студентов, я грохнулся спиной о столик, за которым сидело несколько испуганных шарообразных негумов с уныло поникшими антеннами. Еще толком не придя в себя, я поспешно скатился со столешницы на пол и залез под стол, отметив, что вокруг уже собирается обрадованная новым развлечением толпа. Не прошло и полсекунды, как появились мандроиды Фифа. Воспользовавшись начавшейся суматохой, я прополз на четвереньках сквозь лес разнородных ног, встал и поспешил к выходу.

К счастью, основной удар приняло на себя вытянутое рыло медвежьей маски, и мое лицо не слишком пострадало. Но я определенно чувствовал, без синяков не обойдется. Покачиваясь, я брел прочь, с обидой вспоминая, как Деготь посмеялся над моим ударом. Когда мы встретимся в другой раз, яростно твердил я себе, все будет иначе. А в этот раз я просто не удержался на ногах — из-за выпивки, из-за публики, лезущей под руку, и прочего.

Но сильнее всего меня задел издевательский смех Мелы.

Влившись в поток возвращающихся в космопорт, я бездумно ехал в толпе. Решив поскорее убраться с планеты, я рассчитывал до конца ремонта отсидеться на своем корабле, что бы ни говорила Фредджи. С Мелой, когда она вернется, я буду держаться холодно и отстраненно — до тех пор, пока она как следует не извинится.

Если она вернется…

Моим хмурым размышлениям пришел конец, когда я спрыгнул с ленточного тротуара неподалеку от нашего бота — и заметил, что вокруг него снуют какие-то неясные тени. Даже в полумраке было заметно, что существа эти покрыты шерстью, а их гортанный говор рассеивал последние сомнения. Это были дегтярники.

Значит, Деготь не только взял в плен Мелу, но и нашел наш бот и устроил около него засаду, рассчитывая, что я в нее попаду.

Я крадучись скользнул в сторону и, пользуясь тем преимуществом, какое предоставлял мне мой темный костюм, дал приличного крюку и нашел другой свободный участок посадочной площадки. Там я вытащил из-под шкуры кулон и вызвал Поси.

— Привет, Дел! — жизнерадостно отозвалась она. — Твоя приятельница Фредджи мне очень понравилась. Она рассказала мне…

— Поси, — резко оборвал я машину, — потом. Челнок Фредджи все еще около нашего корабля?

— Да, Дел.

Будь у Поси губы, я бы сказал, что она их надула.

— Ты можешь при помощи комм-луча установить связь с системой управления челноком?

— Естественно.

Я с облегчением перевел дух.

— Посади челнок здесь и забери меня.

— Но на планете пассажирский бот… — начала Поси.

— К боту не подступиться, — опять перебил я. — Высылай челнок.

Минули страшные десять минут ожидания, и наконец я через вороха непонятных приборов и запасных частей забрался в крохотный челнок Фредджи, натянул (путаясь в огромных рукавах) ее запасной скафандр и очень скоро уже стоял на палубе собственного корабля и стаскивал с головы шлем. Я был приятно удивлен, обнаружив искусственную гравитацию и свежий воздух — система жизнеобеспечения работала. Фредджи я нашел в рубке; ее объемистый тыл высовывался из открытого смотрового лючка за пультом управления. Вытянув из лючка верхнюю часть туловища и голову, Фредджи испуганно оглянулась:

— Что-то ты рановато, однако. До рассвета еще далеко.

— Мне… стало скучно, — неопределенно объяснил я и снял маску.

Увидев мое побитое лицо, Фредджи оскалилась.

— Не похоже, что ты скучал. Где тебя так разукрасили?

— Было дело, — я многозначительно потрогал скулу и поморщился от боли. — Как ремонт?

— Планетарные двигатели я починила, работают как часы, — ответила Фредджи. С остальным оборудованием тоже ничего страшного. Механотроны наложили на пробоину в корпусе отличную заплату. Но вот с системой навигации проблемы. Сбоит межсетевая связь. Никак не могу выставить ее в фазу…

Если Фредджи не остановить, она может говорить на такие темы часами.

— Когда будет готово?

— Трудно сказать. Когда дело касается сенсоров межсетевых связей, может уйти два часа, а может — два дня.

Скрипнув зубами, я проводил глазами Фредджи, которая и в прямом и в переносном смысле вновь с головой ушла в работу. Провисеть два дня над планетой, заполоненной разыскивающими меня головорезами… когда Мела в руках у Дегтя…

— Почти сразу после вашего отлета, Дел, — заговорила вдруг Поси, — по комм-связи было получено сообщение. Я не отозвалась, но вызов записала.

— Покажи-ка мне запись, — нехотя попросил я.

Опустившись в противоперегрузочное ложе, я почувствовал, как к боли в избитом лице добавляется головная боль.

Когда на экране появилось изображение, головная боль превратилась в сокрушительную мигрень.

Это был Деготь. Сияющий неизменной улыбкой.

— Дел Карб, — сказал он, — твоя напарница Мела Йордер — у меня в руках. Я узнал ее сразу, несмотря на костюм, потому что, раз увидев женщину, я запоминаю ее тело навсегда.

«Во дает, гад!» — подумал я.

— Она пока думает, что я не узнал ее. И не считает себя пленницей. Мне кажется, она увлечена мной…

«Самоуверенный мерзавец!»

— …эту ночь я проведу, наслаждаясь ею, а утром объясню, в каком положении она оказалась. Пока я оставлю ее себе, Карб, а потом, когда она мне надоест, продам кому-нибудь. Конечно, если ты не захочешь купить ее у меня первым.

«Вот уж дудки!»

— Я знаю, что ты сидишь где-то на орбите, — продолжал Деготь. — Мела-то здесь. Я уверен, что комм на твоем корабле запишет это сообщение, и рано или поздно ты его прослушаешь. Даю тебе один биодень, чтобы принять решение и сообщить мне свой ответ.

Глава 12

Забыв о том, где я, не слыша даже голоса Фредджи, которая в утробе пульта управления громко проклинала межсетевые сенсоры, не желающие входить в фазу, я долго сидел, глядя в пустой экран. Боль мерно стучала у меня в висках, и каждый удар отдавался у меня в ушах эхом голоса Дегтя.

Хуже всего было то, что я постоянно отчетливо видел перед собой Мелу, прильнувшую к мерзавцу, которы обнимал ее стан могучей золотой рукой. «Она увлечена мной», — сказал он…

Несколько раз я повторил себе, что Мелу наверняка накачали наркотиками. После этого я убедительно доказал себе, что типы вроде Дегтя всегда воображают, будто все встречные женщины от них без ума. Но сомнения и беспокойство раз за разом вмешивались в успокоительные рассуждения, принося с собой новые приступы жесточайшей головной боли и мучительные картины того, как Мела… что с Мелой… сколько раз Мела…

Огромным усилием воли я заставил себя отвлечься и задуматься над другой проблемой — над тем, что просил Деготь в обмен на Мелу. Ни с ней, ни с цилиндром расставаться не хотелось. Однако свежие воспоминания о том, как они с Дегтем миловались, заставили меня усомниться, пожелает ли она вернуться ко мне. Если нашим с ней отношениям пришел конец, то стоит постараться уберечь хотя бы фетам… Ненадолго отвлекшись, я поразмыслил, нельзя ли заработать больше, чем если я послушно передам фетам лично царебогу или кому-нибудь из его приближенных. Я столько знал о преступлении против Ардакки, что никто из фраксилийцев не смог бы помешать мне, или отомстить, или заставить вернуть деньги. И Мела не будет пилить меня за неэтичное…

— Дел, ты хорошо себя чувствуешь?

Голос Фредджи заставил меня вздрогнуть от неожиданности, и головная боль всколыхнулась с новой силой.

— Нет, — простонал я. — Но скоро все пройдет.

— Хорошо, — не слишком вникая, отозвалась Фредджи. — Мне надо слетать на челноке в мастерскую, взять кое-что. Твои уцелевшие сенсоры тоже долго не простоят, их нужно поменять. Возможно, все дело в них. Я вернусь через пару часов и тогда закончу.

Я слабо кивнул, тут же пожалел об этом и еще слабее махнул рукой. Фредджи вперевалку прошествовала к входному люку, натянула скафандр и выбралась наружу, чтобы сесть в челнок, а я, с огромным трудом поднявшись на ноги, пошатываясь отправился в свою каюту за обезболивающим.

Через некоторое время, когда головная боль немного утихла, а маскарадный костюм был сброшен, я улегся в кровать, позовлив ей спеленать меня нежными, как у матери, руками. Успокоившись, я начерно наметил, как буду держаться с Дегтем в сложившейся ситуации. Конечно, выбор, перед которым он поставил меня, не из легких. Однако теперь, когда Деготь забрал у меня Мелу и, наверное, уже вовсю наслаждается ею, как он изволил выразиться, выбора как такового у меня нет. С утратой Мелы нелегко смириться. Мне будет очень ее недоставать. Я даже буду скучать по ней. Но боль разлуки и тоску излечат те сказочные деньги, которые я выручу за фетам. Если провернуть дельце по-умному…

С такими умиротворяющими мыслями я, утомленный, мало-помалу погрузился в сон, перенесясь в другой, счастливый мир, где обитают все мечтатели и искатели несметных богатств…

— Карб!

Крик, заставивший меня вскочить с постели, походил на визг лехратеанской хищной летучей мыши. Крик несся из расположенного в моей каюте комма, включившегося без предупреждения. С экрана в ореоле первых лучей нежной уулланианской зари на меня глядела до смерти перепуганная, заплаканная Мела.

— Карб! Я в космопорте! Я не могу добраться до челнока, там дегтярники, они ищут меня… Мне нужна помощь!

Я медленно сел.

— Так-так. Значит, у вас с золотым мальчиком не заладилось?

Возможно, виновата была комм-связь, но мне показалось, что щеки Мелы залил легкий румянец.

— Ты… он уже говорил с тобой?

— О да, — ответил я, язвительно улыбаясь. — Он хочет продать тебя мне. Но просит странно высокую цену. Ты, случайно, не знаешь, может, он решил немного сбавить?

В глазах Мелы вспыхнула ярость.

— Сегодня утром он сказал мне, что я его пленница, а не… короче, он поставил двух дегтярников сторожить меня. Но они растяпы. И я сбежала.

Я хорошо представлял себе это — уверен, стражники Дегтя не скоро забыли встречу с Мелой. В Федполе ее отлично обучили приемам рукопашного боя, но этого мало. Мела была самым нечестным бойцом, какого я знал.

— Но они всюду ищут меня, — продолжала взывать с экрана Мела. — Может быть, ты сначала заберешь меня, а потом поговорим?

Я с сомнением поднял бровь.

— Когда твой хахаль избивал меня у Фифа, ты не слишком рвалась уйти от него.

Глаза Мелы распахнулись во всю ширь и зажглись удивительным голубым светом, а рот приоткрылся в безыскусственном изумлении.

— Так это был ты, Дел? Тот крылатый медведь? Но я понятия не имела…

Я молча смотрел на свою напарницу. Часть моего сознания с интересом отмечала необычное для Мелы выражение лица и нетипичное для нее обращение ко мне по имени — на это она шла лишь тогда, когда хотела что-то у меня выклянчить. Другая же часть моего рассудка упивалась сознанием того, что свою роль в моем унижении Мела сыграла по неведению, сама того не желая.

— Я рад… — начал я.

В этот миг Мела вновь пискнула и исчезла с экрана. Несколько секунд я испуганно смотрел на видный теперь вместо Мелы отрезок посадочной полосы перед будкой комма, откуда она звонила, прислушиваясь к звукам ударов, глухому хаканью, с каким Мела обычно била кого-нибудь особенно больно и сильно, и злобному ворчанию, которое могло исходить только от дегтярников.

— Карб! — завопила где-то вдалеке невидимая Мела. — На помощь, скорее!

И тут же под звон и грохот бьющегося стекла в экран влетел поросшим черной шерстью плечом дегтярник, размахивающий конечностями, и связь прервалась.

— Поси! — заорал я, выкарабкиваясь из постели. — Быстро вниз, в космопорт!

— Дел, я бы не советовала сейчас садиться, — спокойно отозвалась машина. — Внешние сенсоры работают крайне ненадежно, то и дело теряют фазу…

— Мы не будем садиться! — Я лихорадочно метался по каюте, в отчаянье хватая первую попавшуюся под руку одежду и натягивая ее на себя. Потом, спотыкаясь, понесся в рубку.

— Тогда зачем нам лететь в космопорт? — спокойно удивилась Поси.

— Мы зависнем над поверхностью, — бросил я. — Над той будкой комма, откуда звонила Мела, и подхватим мисс Йордер «магнитной рукой».

— Не знаю, удастся ли, Дел, — с сомнением отозвалась Поси. — Оставшиеся сенсоры нестабильны, то один, то другой все время выходит из фазы. Было бы лучше, если бы мы дождались Фредджи. Она обещала все починить.

Я заскрежетал зубами.

— Нам срочно нужно принять на борт Мелу. Выполняй приказ, Поси.

Несколькими мгновениями позже, когда мы с воем пробивались сквозь атмосферу, Поси доложила, что один из работающих внешних сенсоров, поймавший на время фазу, засек на поверхности посадочного поля Мелу. Я увидел на экране сенсоров при полном увеличении группку дерущихся — несколько кривобоких мохнатых фигурок, одну стройную, затянутую в блестящий костюм. Стройная блестящая фигурка очень быстро работала руками и ногами, и результаты этой работы были налицо — несколько мохнатых существ лежали неподвижными темными холмиками. Когда я заметил еще две группы, приближающиеся к месту схватки, мне показалось, что мой позвоночник превратился в ледяной столб. Одна группа состояла из одетых в черное людей, другая — из разношерстных негумов. Это пираты и Семья узнали от своих шпионов о сбежавшей пленнице Дегтя. Когда в спину одному из дегтярников впилась вылетевшая со стороны пиратов тонкая нить оранжевого огня, я дернулся, словно выстрел поразил не мохнатого уродца, а меня, и прикрикнул на Поси. Та поспешно прервала спуск, заставила корабль неподвижно повиснуть над посадочным полем и выпустила узкофокусный портационный луч — «магнитную руку». Мела, точно подхваченная гигантской ладонью, поднялась в воздух.

Секунду спустя она уже ввалилась через входной люк на корабль — тяжело дыша после борьбы, в разорванной одежде, с перепачканными грязью и кровью руками и лицом.

— Не очень-то ты торопился, — прохрипела она.

Я пропустил ее слова мимо ушей.

— Поси, улетаем. Переходи в суперсвет, как только сможешь.

— Разве мы не подождем Фредджи? — искренне удивилась машина. — Внешние сенсоры…

— Мы улетаем, Поси! — заорал я. — Выполняй приказ!

Слабая перегрузка, возникшая в момент включения планетарных двигателей, толкнула Мелу в противоперегрузочное ложе.

— Извини, — сказала Мела. — Мне следовало поблагодарить тебя.

По-прежнему подчеркнуто не обращая на нее внимания, я не сводил глаз с экрана комма. Мы были уже слишком далеко от планеты, чтобы разобрать подробности, но там, откуда я только что забрал Мелу, схватка продолжалась. Разгоряченные бандиты принялись срывать злость друг на друге, не торопясь возвращаться на свои корабли, и это давало нам надежду на то, что мы сумеем уйти в суперсвет раньше, чем кто-нибудь из них сядет нам на хвост.

— Ты так и будешь молчать? — спросила Мела.

— А о чем нам говорить? О погоде? Или о том, как хорошо ты провела время?

— Перестань, Карб, — устало отозвалась Мела. — Деготь заметил меня еще в космопорте, не успела я и шагу сделать от нашего бота. Он сказал, что безошибочно узнает женщину, которую видел хотя бы раз. По его словам, это результат мутации — у него что-то с железами…

— Уверен, после встречи с тобой ему полегчало, — с горечью перебил я.

Но теперь настал черед Мелы пропустить колкость мимо ушей.

— Сначала я была уверена, что он не узнал меня. Я думала, что… ну в общем, он просто подцепил меня. И чтобы не вызывать подозрений, решила пойти с ним.

— Я видел, — прорычал я. — Ты обвивалась вокруг него, будто лоза.

Мела на миг умолкла. Заметив, как ее лицо смягчилось, а взгляд сделался туманным и мечтательным, я мысленно застонал.

— Деготь — потрясающий мужчина, — наконец заговорила она странным далеким голосом. — Такого магнетизма я еще не встречала. Он полностью подчиняет себе чужую волю. И он такой романтичный… такой нежный… такой опытный…

Я сглотнул и просипел:

— Опытный?!

Мела взглянула на меня, и пелена задумчивости спала с ее глаз.

— Во многих отношениях, — быстро ответила она. — У него разные таланты.

Встретившись с ней глазами, я засомневался в смысле ее слов.

— Когда я заметил тебя у Фифа, — проговорил я с надеждой, — мне показалось… что ты не вполне отдаешь себе отчет в своих действиях. Как будто тебе дали наркотик или загипнотизировали.

Мела медленно кивнула, а ее губы тронула легкая улыбка, словно она что-то вспомнила.

— Пожалуй, можно сказать и так. В общем, ты прав.

— Так я и знал! — От удовольствия я звонко шлепнул себя по бедру, и Мела вздрогнула от неожиданности. — Я знал, что дело нечисто. Ты не виновата… ни в чем. Ты не ведала, что творила. Поэтому давай все забудем. Ничего не было.

— Ладно, — тихо согласилась Мела, все еще чему-то улыбаясь. — Я согласна. Забудем обо всем.

— Должно быть, ты ужасно разозлилась, когда сегодня утром Деготь объяснил, зачем он подцепил тебя.

— Сначала — да. — Улыбка сошла с губ Мелы. — Наверное, обиделась, что меня использовали. Но, немного подумав, — улыбка вернулась, — я перестала злиться. Ведь Деготь не сделал мне ничего плохого. Конечно, он пытался с моей помощью добиться своего, но при этом и мне дал очень много.

Я нахмурился.

— О чем это ты?

— А… — Мела покосилась на меня и быстро отвела взгляд. — Я говорю об опыте. О жизненном опыте.

— Ясно, — кивнул я. — И еще предоставил тебе возможность размяться на дегтярниках.

— Да, конечно, — ухмыльнулась Мела. — Но сейчас все в порядке. Я свободна, мы держим курс на Фраксилию, и фетам с нами.

— Я не уверен, что у нас все в порядке. Фредджи не успела полностью отремонтировать систему навигации. Сенсоры межсетевых связей иногда теряют фазу.

— Ты хочешь сказать, мы не долетим до Фраксилии?

— Не знаю. Признаться, я подумывал, что… что, может быть, не стоит туда лететь.

Мела приподнялась, села и впилась в меня яростным взглядом:

— Я знаю, к чему ты клонишь. Тебе не дает покоя фетам. Ты хочешь во второй раз украсть его и прикидываешь, где бы повыгодней сбыть его с рук. Я знаю тебя как облупленного, Карб. И до сих пор кляну себя за то, что позволила тебе заговорить мне зубы и согласилась везти фетам на Фраксилию вместо того, чтобы сразу сдать его в Федпол. Но играть с сильными мира сего я не собираюсь. Особенно, когда за нами гоняются самые опасные преступники со всей галактики…

— И ардакканианцы, — вдруг ляпнул я.

После чего был вынужден рассказать Меле все (или почти все) о втором визите Сергии и ее сопровождающих. Это только укрепило уверенность Мелы в своей правоте.

— У нас нет ни единого шанса, — заявила она. — Против всех мы — ничто. Единственная наша надежда — доставить фетам на Фраксилию, забрать свои килокреды, забиться в какую-нибудь щель и сидеть тихо, пока о нас не забудут.

— Ты забыла про корабль, — сделал я слабую попытку возразить. — Можем мы хотя бы подумать о моем предложении, пока будем искать, где отремонтировать сенсоры?..

— Поси, — перебила Мела, — какова вероятность одновременного отказа нескольких сенсоров, исключающего возможность навигации?

— Пока я не смогла обнаружить закономерность в выходе из фазы сенсоров связи между сетевыми линиями, — ответила Поси. — На текущий момент продолжительность самого длительного выхода из фазы составляет 4,58 биоминуты. Все сенсоры одновременно не теряли фазу еще ни разу. Вероятность полного выхода системы навигации из строя составляет 14,7 процента.

— Вот так. — Мела победно посмотрела на меня. — Мы можем долететь до Фраксилии. И долетим. Мне хочется поскорее избавиться от этой дряни, пока не случилось что-нибудь еще. Избавиться подчистую.

Скорчившись в противоперегрузочном ложе, я старался найти доводы против полета на Фраксилию. Что-то выскочило на поверхность моей памяти и тут же нырнуло обратно. Что-то, о чем я определенно забыл. Что-то жизненно важное… Прокручивая в уме наш недавний разговор, я дошел до слов Мелы «избавиться от этой дряни подчистую».

— Поси! — Мела вздрогнула от моего крика. — Ты проверила нас? Мы чистые? «Жучков» нет? Осмотри корабль, быстро!

Эта стандартная процедура — непременная принадлежность отлета с любой планеты — давно уже вошла у меня в привычку. Однако под гнетом переживаний и волнений я о ней забыл. Мела тоже слегка смутилась, поскольку дала маху вместе со мной. Проверка корабля на этот раз подозрительно затянулась.

— Дел! — начала Поси. — Сам корабль чист. Но правильно ли я поступила, включив в перечень объектов проверки Мелу?

Мела дернулась как ужаленная.

— Что? Ты хочешь сказать, что «жучок» на мне?

— Совершенно верно, — спокойно отозвалась Поси.

— Где? — хором выдохнули мы с Мелой.

— У вас пониже спины, Мела. Одна из самых распространенных моделей под названием «липучая мушка». С виду напоминает родинку.

С душераздирающим воплем Мела сорвала с себя лохмотья карнавального костюма, оголившись по пояс. Заметив, как мои глаза округлились от изумления, она злобно зашипела и мгновенно повернулась ко мне спиной.

— Перестань пялиться на меня и сними это! — рявкнула она.

Мой взгляд скользнул вдоль ее спины.

— Не вижу никаких родинок.

Взявшись рукой за край одежды Мелы, я робко спустил лохмотья еще ниже, открыв дивные упругие ягодицы.

— Снимай «жучка», а не одежду! — снова рявкнула Мела.

— Вот он, — наконец сказал я.

Маленький темный кружок действительно очень напоминал мушку. Подцепив ногтем, я отколупнул его. На коже Мелы осталось красное пятнышко.

Мела натянула одежду и гневно повела вокруг глазами.

— Это простой маячок, — объяснила Поси, — он посылает по Сети направленный сигнал, но не способен собирать и передавать аудио— или визуальную информацию.

— Уверен, что Деготь подстроил твой побег, — мрачно сказал я. — Иначе зачем ему было лепить на тебя «жучка»?

— Похоже на то, — ледяным тоном отозвалась Мела. — Эта мысль наверняка пришла ему в голову, когда я сказала, что ты вряд ли согласишься отдать за меня фетам.

Я притворился, будто не расслышал.

— Странно, что ты не заметила, как к тебе прилепили «жучок».

Мела опять зарумянилась.

— Наверное, Деготь приклеил его, когда я спала, — попыталась она оправдаться.

— Спала? Но где? Когда?

— Я осталась у него на ночь, потому что он меня никуда не отпускал, — отрезала Мела. — А ночью люди обычно спят.

— И ты спала одна? — Я вдруг охрип.

Разозленная Мела вскочила.

— Какое ты имеешь право задавать мне такие вопросы! Мы с тобой деловые партнеры, и только! И если ты хочешь, чтобы мы остались ими, по крайней мере на время перелета к Фраксилии, то лучше сделать так, как ты сказал: забыть о происшествии с Дегтем.

Несколько секунд я смотрел в полные ярости глаза Мелы.

— Что ж, ладно, — пробормотал я наконец, повернулся, подошел к утилизатору и выбросил в него «жучок». Отлично понимая, что Мела ловко ушла от ответа на важнейший вопрос и что услышать такой уклончивый ответ мне, пожалуй, гораздо легче, чем правдивый…

— Этот «жучок» — еще одно доказательство того, с чем мы имеем дело, — продолжала тем временем Мела. — Со всем преступным миром и возможностями, которыми он располагает. Будем придерживаться прежнего плана — быстро доберемся до Фраксилии, сделаем свое дело, еще быстрее унесем оттуда ноги и отсидимся, пока все не утихнет.

Я покорно пожал плечами. Мои контраргументы были исчерпаны.

— Нам ничего другого не остается, Дел, — тихо добавила Мела.

Я открыл было рот, но моя непреклонная напарница опередила меня.

— Поси, — приказала она, — возвращайся на прежний сетевой курс на Фраксилию и переходи в суперсвет.

Часть вторая Мир конфликтов

Глава 13

— Дел, — сказала Поси, — носовые сенсоры потеряли фазу.

Докладывать об этом было вовсе не обязательно: именно в этот момент я смотрел на экран носовых сенсоров. И видел там, где еще недавно висел маленький, блестящий, медленно увеличивающийся диск — Фраксилия — только мельтешение серебристого «снега». Судя по изображению на остальных экранах, подключенные к ним сенсоры работали нормально, но видеть сейчас на них можно было только безбрежную бесконечность космоса, усыпанную мелкими звездными блестками. Не так давно мы вернулись в субсвет и шли сейчас на планетарных двигателях.

— Есть надежда, что сенсоры включатся снова? — спросил я. — Или они вышли из строя окончательно?

— Носовые сенсоры целы, у них просто сбита настройка, — ободряюще отозвалась Поси. — Из-за возникающего взаимного резонанса фаза теперь пропадает на более долгое время.

— Носовые сенсоры нужны нам сию минуту? — спросила Мела.

— На планетарной скорости я могу управлять кораблем и без них, — ответила Поси.

— Но только до тех пор, пока работают остальные сенсоры.

— Отлично, — с напускной уверенностью подвел я итог. — Возможно, у царебога найдутся механики, которые отремонтируют нас перед отлетом.

Минуты шли. Мы приближались к планете. Поси развернула корабль, чтобы пользоваться бортовыми сенсорами, и теперь мы с Мелой снова видели на экранах Фраксилию. К тому времени, как мы вышли на планетарную орбиту, я совсем успокоился и приободрился. Мы были живы и здоровы, фетам — все еще при нас, мы добрались до места назначения, ни один корабль не выскочил из суперсвета следом за нами, и вторая половина солидных комиссионных была, считай, все равно что у нас в кармане.

— Похоже, самое опасное позади, — заметил я лениво.

Мела удивленно посмотрела на меня.

— Если хочешь, я могу позвонить Пульвидону или Десятищупу и попросить их разнообразить нам жизнь.

Я поморщился.

— Уж лучше позвони Дегтю.

— Этого я больше слышать не хочу, Карб, — холодно отозвалась Мела.

Я ехидно улыбнулся и оставил тему, которую за время перелета поднимал не раз.

Всякий раз, как я вспоминал Ууллу, подозрения вспыхивали во мне с новой силой, и я всякий раз подпускал Меле шпильки.

Пришла пора доставать цилиндр из тайника в моей каюте и готовиться к встрече с царебогом — поскольку эмиссаром было оговорено, что передачу груза осуществит один из нас, мы решили, что спущусь на планету я, а Мела останется на корабле. Я сильно сомневался, что при виде роскоши, какой окружает себя царебог, она сможет удержаться в дипломатических рамках. Я напомнил Меле о нашей встрече с эмиссаром, и она согласилась.

Что касается меня, доставка не казалась мне сложным делом. Полный энтузиазма, я предвкушал встречу с царебогом и возможность завязать полезные знакомства при его дворе, уповая на то, что принятая во дворце манера держаться отличается от манер эмиссара. Как и надлежит настоящему профессионалу, я тщательно осмотрел свое снаряжение и выбрал канареечно-желтый ансамбль с пурпурной отделкой горошком и полосками на поясе, отворотах и головном обруче. Мне нравилось думать, что подобный благоразумный подбор цветов будет свидетельствовать в пользу моих личных качеств.

Я неторопливо экипировался, стараясь не обращать внимания на сдавленные смешки Мелы и ее замечания насчет того, что розовато-лиловые отвороты на сапогах — это уж слишком. Сама она возлежала поперек противоперегрузочного ложа, облаченная в мятый-перемятый комбинезон, и поэтому ее критика не имела никакого веса.

Пассажирский бот остался на Уулле, поэтому было решено снизиться почти до поверхности планеты и опустить меня на землю при помощи портационного луча. Перспектива такого способа высадки не слишком меня вдохновляла, поскольку связанные с ним неудобства, ветер и пыль могли привести мою одежду в беспорядок. Однако Поси пообещала опускать меня медленно и постараться поднять как можно меньше пыли при соприкосновении луча с землей.

Тем более, что выбирать не приходилось. Нечего было и думать посадить корабль — подобный тонкий маневр требовал точнейшей навигации, недостижимой при нынешнем безобразном состоянии сенсоров. Вероятность того, что в самый критический момент какие-то из сенсоров откажут и корабль опустится на что-нибудь ценное — например, на царский дворец «Божественное святилище» — также нисколько не повышала мои шансы понравиться царебогу.

Едва Поси опустила корабль до высоты нескольких сотен метров над землей, я приготовился к десантированию — цилиндр с фетамом в изящной сетчатой сумке за плечом, правая рука на парике. Выплывая из входного люка под лучи бледного, но жаркого фраксилийского светила, я воображал, каким предстану перед людьми, наблюдающими за мной с земли. Богоподобным созданием, думалось мне, спускающимся с небес неспешно и с достоинством.

Как потом объяснила мне Поси, виной всему стали несколько сенсоров, одновременно потерявшие фазу, — из-за этого точная фокусировка луча и равновесная тяга корабля вышли из-под контроля. Портационный луч сместился на несколько долей градуса и опустил меня совсем не там, где было задумано. Неподалеку от Божественного святилища, но тем не менее. И что хуже всего, когда до земли оставалось еще добрых пять метров, лучевая установка вообще отключилась. Я камнем пролетел эти пять метров, упал и чудом не сломал ноги. Падение мое смягчила куча (и разобрать это было под силу любому инопланетнику) навоза какого-то фраксилийского животного.

На мое счастье, погода в этой части планеты стояла сухая и теплая, и куча покрылась сверху толстой подсохшей коркой. Я пробил ее подошвами и по колени погрузился в более мягкое содержимое — более мягкое, более мокрое и более вонючее. Выустив на свет божий облако такого смрада, по сравнению с которым испарения тирриккиакийских болот казались благовониями.

Несколько ошарашенный столь стремительным завершением высадки и жуткими запахами, я некоторое время лежал на твердой корке без движения, раскинув руки, стонал и боролся с приступами рвоты. Поняв, что нужно что-то делать, я нашел в себе силы перекатиться на бок и вытащил ноги из вязких глубин. После этого, в облаке зловония, в сапогах, перепачканных отвратительной зеленью, от вида которой я едва не расстался с завтраком, я скатился с кучи на землю.

— Как ты, Карб? Все в порядке? — донесся из моего кулона голос Мелы, взволнованный куда меньше, чем мне бы хотелось (возможно, из-за помех).

— Не совсем, — прохрипел я сквозь стиснутые зубы, с трудом поднимаясь на ноги. — Что у вас произошло?

— Похоже, это была волна резонанса в системе сенсоров, — ответила Мела. — Поси еще не закончила анализ.

Я рявкнул в ответ что-то ругательное, и Мела спокойно продолжила:

— Радуйся, что лететь пришлось недалеко. И нечего орать. Мы постараемся все починить и после подберем тебя. Не волнуйся.

Онемев от порясения и ярости, я некоторое время открывал и закрывал рот, не в силах вымолвить ни слова.

— После? — выдавил я наконец. — Заберите меня сию же минуту! Неужели ты думаешь, что я отправлюсь в Святилище пешком?

— Конечно, — уверенно ответила Мела. — От точки, где ты находишься, до резиденции царебога всего шесть километров по прямой — определи направление при помощи своего минисенсора, и вперед! Перестань ныть и отправляйся. У нас тут и без тебя работы хватает.

Я наградил Мелу и Поси еще несколькими эпитетами, но мои дамы не отозвались.

Спрятав кулон за воротник, я огляделся, пытаясь взять себя в руки. Вся мерзостность и серость окружающего мира налетели на меня, словно ураган. Куда ни глянь тянулся бескрайний пустынный пейзаж с редкими оврагами и холмиками, со случайными островками неприглядной растительности, по преимуществу жмущейся к земле. Ближе всего ко мне, конечно же, была навозная куча, за которой я заметил еще одну, очень похожую на первую, со странными палками, торчащими из верхушки во все стороны. В боку второй кучи открылась дыра, и оттуда на свет робко вышли

какие-то существа. Это убедило меня, что я вижу перед собой жилище — того сорта, применительно к которому даже определение «лачуга» звучало бы слишком гордо. Вышедшие из строения существа повернулись ко мне, и я испуганно попятился — а потом вдруг пришел к поразительному заключению: это люди. В некотором смысле. Заскорузлое грязное тряпье, прикрывавшее их заскорузлые и грязные тела, мешало утверждать с уверенностью, но, кажется, передо мной стояли мужчина, женщина и кто-то маленький — наверное, ребенок. Я сделал вывод, что приземлился посреди так называемого фермерского хозяйства, где дела велись во фраксилийском духе.

Я дружески улыбнулся фраксилийцам. Они продолжали молча смотреть на меня. Я пожелал им доброго здоровья. Они продолжали молча смотреть на меня. Я извинился за то, что так неудачно упал на их навозную кучу. Они продолжали молча смотреть на меня. Я спросил, как быстрее пройти к Святилищу. Они продолжали молча смотреть на меня. Мало-помалу я разозлился и в конце концов предложил им совершить друг с другом противоестественный акт (они продолжали молча смотреть на меня) и отвернулся. Несмотря на общее раздражение, та часть сознания, что оберегала мое благополучие, подсказала мне: чем раньше я тронусь в путь, тем быстрее отдалюсь от угнетающе унылой фраксилийской фермы. Включив сенсор, вмонтированный в головной обруч, я обнаружил впереди обширный участок застройки городского типа. Это, насколько я помнил, должен был быть главный город на этой части фраксилийской суши. Рядом с ним и располагалось Святилище. Я приободрился и уверенно зашагал своей дорогой, бросив на семейство фремеров прощальный беглый взгляд. Полагаю, они и поныне стоят там, тупо глядя на то место, где в последний раз видели меня.

Чуть погодя я заметил жалкие намеки на ведение сельского хозяйства. У овражков, ощипывая с чахлых кустиков желтоватую листву, толпились небольшие стада малосимпатичных животных, очевидно, местного происхождения — гладкокожих, с отвислыми брюшками и задними ногами длиннее передних. Со временем дорога, на которую я выбрался, пошла в гору, и я заметил появившиеся по ее обочинам ряды бесцветных, чахнущих под солнцем насаждений, поникших и полузасохших, но несомненно некогда кем-то возделанных. Раз или два я мельком замечал в отдалении сгорбленные человеческие фигуры, вяло ковырявшиеся в пыли между грядками грубым ручным инструментом. По всему было видно, что люди эти слишком измотаны даже для того, чтобы молча смотреть на меня.

Условия жизни фраксилийцев оставляют желать лучшего, решил я. Мне открылся новый уровень обнищания — картина бедности более тошнотворной, чем вонь, все еще исходящая от моих перепачканных сапог. Будь я религиозен, я, верно, возблагодарил бы какого-нибудь бога за то, что довольно скоро получу столько килокредов, что бедность скороется с моего горизонта — и надолго. Если, добавил я, улыбнувшись себе под нос, подобная возможность мне действительно представится, я смогу вознести хвалу царебогу.

Больше веселые мысли меня не посещали. Даже появление близ дорожки узкого пенистого ручейка, в котором я смог наконец худо-бедно отмыть сапоги, не исправило моего настроения. Я не был готов к долгому переходу по пустыне под лучами раскаленного светила. Я страдал от жары, жажды, пыли, других неудобств и не знал, как с ними бороться. И не мог позволить себе выпить ни глотка воды из гнилого ручья. В поясном кошельке у меня лежало несколько таблеток метастима, и я проглотил их одну за другой, но действие препарата было слабым и кратковременным.

Но когда, взобравшись на последний залитый солнцем бугор, я увидел перед собой город, то пожалел, что пренебрег неказистыми прелестями сельской местности.

Прошагав еще с километр, я вступил в окраинные городские кварталы. Сейчас я могу со знанием дела заявить, что знаком с различными типами центров урбанизации на многих планетах, населенных все равно кем, людьми или негумами. У всех этих центров есть нечто общее, так сказать, основные черты — толпы народа и множество зданий, в которых этот народ обитает. Кроме того, есть и прочие общие элементы — тот или иной транспорт, коммуникации, очаги коммерции и культуры и прочее. Ничего подобного в фраксилийском городе не было, если не считать сооружений, которые с большой натяжкой можно было назвать зданиями. В них царило полное безлюдье, а разделяли их неопределенных границ пространства, вероятно, соответствующие улицам. Все без исключения постройки выглядели так, словно некая неведомая сила когда-то подняла их в воздух, а потом бросила оземь.

Дома разваливались на глазах. Они были испещрены трещинами, покорежены. Мнгоие здания кренились к земле под самыми немыслимыми углами, у многих недоставало большей части стен или крыш. Окна, двери и прочие проемы зияли подобно раззявленным ртам слабоумных. Все здесь распадалось или было на грани распада, потому что изготовлено было кое-как, из дешевых материалов: стены — из самого скверного чункикрита, металлоконструкции — из ржавых и погнутых труб.

В проулках между домами громоздились кучи щебня и отбросов, похожие на нанесенные ветром песчаные барханы: куски разбитых стен, кузова примитивных механизмов, которые невозможно было узнать, раздавленные контейнеры и упаковки из-под съестного, неописуемый мусор, невообразимая грязь… Запах, исходящий от этих куч, сказал мне, что одна из их составляющих — органическое вещество, существование которого, однако, невозможно оправдать даже понятием «навоз».

Короче, город был мертв. Писатели древности сказали бы «город-призрак», но я счел более подходящим иное определение — город-труп. Безжизненный, обветшалый, рассыпающийся в труху, разлагающийся. И сверхъестественно жуткий. Я даже засомневался, уж не ошиблась ли Поси планетой. Где местное население? И как это население, если оно есть, существуя в таких условиях, умудряется содержать своего царебога в столь потрясающей роскоши?

Разумеется, ответ напрашивался. Вместо улучшения и поддержания уровня жизни народа все ресурсы планеты уходили в казну царебога и тратились лишь на него. Придя к такому заключению, я сделал пару занятнейших выводов касательно возможностей человека, сумевшего воспользоваться фетамом в своих целях и разыграть роль царебога в более благоустроенном мире.

Погруженный в приятные размышления, я скорым шагом пересекал небольшую, невероятно зловонную площадь, когда машинально засек несколько силуэтов, которые крадучись промелькнули у самого края моего поля зрения. Однако поначалу я не обратил на них внимания и, лишь заслышав отчетливый сигнал, поданный чутким сенсором в моем головном обруче, опомнился. Поблизости живые существа! Нервно оглядевшись, я увидл одно из них. За обрушенный угол ближнего здания юркнуло странное создание. Прежде чем оно исчезло из вида, я успел рассмотреть раздутое серое туловище, холку, приходившуюся мне на уровне бедра, и четыре тонкие семенящие лапки. Следом за первым существом так же проворно появилось и исчезло второе — на этот раз я заметил длинный голый хвост, похожий на плеть, узкую вытянутую морду с желтыми и чересчур длинными зубами и блестящие красные глаза.

Я кивнул: я понял, кто это. Не фраксилийские аборигены. Завоевывая и заселяя звездные системы, человечество неумышленно и по невнимательности распространяло множество безбилетников вроде бактерий, мух или вшей. Некоторые из этих созданий в новых условиях выживали и мутировали, неудержимо плодясь. Еще до моего рождения на большинстве заселенных людьми планет подобную нечисть истребили, но бедная Фраксилия не могла позволить себе такую роскошь.

Возможно, продолжал я рассуждать, в этом городе крысы истребили людей.

Я двинулся дальше, стараясь проявлять максимальную осторожность, чтобы ни одна чудовищная крыса не подкралась ко мне незаметно. Я был уверен, что за городской чертой крыс можно будет не бояться — едва ли им позволено приближаться к Божественному святилищу — однако город все не кончался. Домов, пусть и разрушенных, вокруг по-прежнему было множество.

Мне ничего не оставалось, кроме как идти вперед. Палящее солнце поднималось над горизонтом все выше, и мне все сильнее хотелось пить, есть, отдохнуть, а настроение, и без того отвратительное, ухудшалось. Крысы больше не попадались мне на глаза, но я чувствовал на себе их следящие взгляды, устремленные из всех темных углов. Ощущение постоянной опасности заставляло все новые и новые волны адреналина вливаться в мою кровь, и я опасался, что свалюсь с ног от волнения и напряжения раньше, чем доберусь до цели.

Волнение мое усилилось при мысли о другом обстоятельстве: сумею ли я добраться до Святилища засветло? Я понятия не имел о продолжительности фраксилийского дня, и мысль о том, что ночь может застать меня в этом городе крыс, вселяла в меня ужас.

Я уже собрался достать из-за пазухи кулон, чтобы посоветоваться с Поси и справиться у нее о состоянии корабля, когда увидел девушку.

С первого взгляда я не признал в ней существо женского пола, поскольку бесформенная, неописуемо грязная хламида, доходящая до колен, полностью скрывала очертания ее тела. Тяжелые, огромные, совершенно не по ноге башмаки, в которых она топала по середине улицы, тоже могли принадлежать кому угодно. Но потом я заметил под завесой каштановых прядей ее лицо — безусловно девичье. Она несомненно молода, решил я, но не юна. И скорее всего, довольно привлекательна, насколько можно разобрать под потеками грязи на видимых участках тела.

Девушка торопилась и шла очень быстро, засунув обе руки в широкие рукава хламиды и вздымая ботинками клубы пыли. Она внимательно смотрела по сторонам и тщательно и уверенно выбирала дорогу между кучами щебня. Однако на то, что находилось у нее над головой, совсем рядом, она не обращала внимания. У меня, наблюдавшего издалека, сердце забилось быстрее. Я испугался за нее.

На крыше одного из невысоких (естественно, полуразвалившихся) зданий сидела большая толстая крыса и неотрывно следила красными глазами за девушкой, которая шла прямо к ней.

Когда крысиной засады оставалось всего несколько шагов и я открыл рот, чтобы предостеречь девушку криком, фраксилийка, повинуясь неведомому инстинкту, вдруг остановилась и вскинула голову. Ни один мускул не дрогнул в ее лице, только глаза осторожно сощурились. Это произвело на меня впечатление. К моему вящему удивлению, девушка улыбнулась.

— А, старина Крыс, — проговорила она с приятным акцентом. — Хочешь поздороваться со мной? Очень мило…

Девушка умолкла. Глаза крысы еще больше налились кровью, она присела на задние лапы и напряглась. И прыгнула.

Не переставая улыбаться, девушка выпростала из рукава правую руку, в которой оказался большой старинный пистолет, стреляющий пулями, и первым же выстрелом снесла крысе полголовы.

В тот же миг из-за угла выскочили еще две крысы и, оскалив пасти, бросились на меткую фраксилийку.

Несмотря на просторную хламиду и несоразмерные башмаки, девушка двигалась с потрясающей грацией, не выказывая и тени страха. Антикварное оружие в ее руке выстрелило вновь, одна из крыс перевернулась в воздухе и с визгом рухнула на землю. Девушка метнулась в сторону и увернулась от второй твари, однако та успела цапнуть ее за подол, разорвав ветхую материю от колена до бедра. В образовавшейся прорехе мелькнула стройная нога.

Пронзительно пища, крыса снова устремилась к девушке. Ее товарка, та, что была ранена вторым выстрелом, очнулась и подключилась к атаке, заходя с другой стороны. Фраксилийка вскинула пистолет, но промазала.

Не успел я опомниться, как, к собственному изумлению, обнаружил, что со всех ног бегу к месту сражения. Не дожидаясь, когда чудовищные твари доберутся до девушки, я вытянул вперед руки и из бластеров-браслетов прожег обеих насквозь.

Глава 14

Я подошел к девушке и улыбнулся ей — она стояла абсолютно неподвижно, поглядывая то на крысиные трупы, то на меня. Вблизи обнаружилось, что она довольно рослая, на сантиметр-два выше меня, пышет здоровьем и под слоем грязи довольно симпатичная. Девушка осмотрела меня с головы до ног и широко улыбнулась в ответ, очень открыто и приветливо.

— Инопланетник! — довольная, воскликнула она. — С инопланетным оружием! Вот так сюрприз!

Восприняв эти слова как выражение благодарности, я вежливо ответил:

— Подумаешь! — и представился.

— Мистер Дел Карб, — повторила девушка, не переставая разглядывать меня. — А я си`Вайра. Ты не прав, наша встреча — не «подумаешь!», это очень важно. Спроси кого хочешь, всякий скажет то же самое! Идем со мной!

Я помедлил в нерешительности, прикидывая, как лучше отклонить просьбу и объяснить юной туземке, что у меня назначена встреча с царебогом. Но чутье удержало меня от этих слов. В облике девушки, в ее старинном оружии и грязной хламиде было что-то странное. Си`Вайра казалась слишком ловкой, слишком внимательной, слишком уверенной в себе, как будто принадлежала к другой расе, ничуть не похожей на молчаливых, махнувших на все рукой, покорных крестьян у навозной кучи. И я внял внутреннему голосу.

— Я с радостью отправлюсь с тобой, си`Вайра, — ответил я. — Видишь ли, я ищу помощь. Мой корабль, который обращается вокруг вашей планеты, нуждается в ремонте. Ты случайно не разбираешься в космических кораблях?

Девушка вновь широко и довольно улыбнулась.

— Кое-что я о них знаю, мистер Дел Карб. Возможно, больше, чем ты знаешь о Фраксилии. Иди за мной.

Она порывисто повернулась, не обращая внимания на то, что в проделанной крысой дыре на ее одеянии то и дело мелькает голая нога от округлой ягодицы до колена. Нельзя было не заметить, что девушка щедро оделена природой, отлично сложена и хорошо развита, а также что под ее хламидой ничего нет. Однако порывистые быстрые движения си`Вайры, от которых так беззастенчиво распахивались полы хламиды, довели до моего сведения и нечто другое, не столь привлекательное. От девушки пахло.

Этот запах пробивался даже сквозь гнилостный смрад улицы и мерзкую вонь, поднимающуюся от убитых крыс. Он, без сомнения, исходил от си`Вайры, был ее принадлежностью — густой и в то же время едкий, заставляющий сердце сладко сжиматься, а глаза — слезиться. Я поспешно отступил на шаг и, решив дышать через нос, быстро стал соображать, как взять обратно свое согласие на совместную прогулку. Но интуиция продолжала предостерегать меня — теперь против открытого выражения непокорности. Поэтому я двинулся следом за фраксилийкой, ни словом не возразив ей даже после того, как она нагнулась, взяла одну из крыс за хвост и велела мне забрать остальных.

— Мясо для нашего пира, — пояснила она. — Пусть треффы увидят, на что ты способен.

— Пир? Треффы? — удивился я, судорожно дыша, и осторожно взял в каждую руку по отвратительному хвосту.

Мы двинулись вперед, волоча за собой крыс, и девушка открыла мне глаза на то, во что я по неосторожности влип.

Плохо было уже то (си`Вайра убедила меня в этом), что и она, и прочие, кто бы они ни были, употребляют в пищу крыс. В ее кругу принято было есть почти все, что попадалось под руку. Она не собиралась сегодня охотиться, но не могла не воспользоваться удачной оказией. Тем более, с моей помощью.

— А что ты здесь делала? — спросил я, стараясь не думать о поедании вонючего мяса монстров, которых мы тащили за собой. — И где остальные?

— Я навещала родственников, они живут в деревне, — ответила си`Вайра. — Несколько лет назад в городе началась эпидемия, очень многие умерли, а остальные бежали и занялись земледелием на фермах. Сейчас в городе безопасно, эпидемия давно кончилась, но никто не хочет возвращаться. На фермах можно прокормиться своим трудом, жить урожаями с огорода и разводить скот — а в городе только зараза и крысы, — си`Вайра усмехнулась. — Кроме того, на ферме иной раз удается спрятать часть урожая от божков.

Я понятия не имел, кого фраксилийка имела в виду, и решил разыграть несведущего путешественника. Я невинно заморгал и напустил на себя озадаченный вид. Мои старания были вознаграждены довольно исчерпывающим описанием истинной картины фраксилийской жизни.

Божками здесь называли слуг царебога, официально именующихся «сборщиками божественной дани». В обязанности сборщиков входило регулярное посещение всех без исключения фраксилийцев и экспроприация у них большей части имущества во имя создания ресурсов, необходимых для исполнения дорогостоящих капризов верховного правителя. В случае, если кто-нибудь возражал, появлялись «царьки», иначе «царские исполнители божественной воли», передвигающиеся на бронированных летательных аппаратах и вооруженные по последнему слову техники штурмовики, чьим любимейшим развлечением была стрельба с лета по спасающимся бегством данникам.

— Но это ужасно! — воскликнул я, стараясь вложить в голос как можно больше искреннего негодования и тем самым подняться в глазах местного населения. — Я никогда не слышал ничего подобного! Куда смотрят Объединенные Федерации?

Си`Вайра пожала плечами.

— Правительство Объединенных Федераций слышит лишь то, что ему сообщают эмиссары царебога. Но на Фраксилии, мистер Дел, — на лице фраксилийки вновь появилась широкая улыбка, — есть люди, которым надоело это терпеть. Здесь, сейчас они делают свое дело.

И снова ее более чем прозрачный намек был мне ясен как день. Он еще больше укрепил меня в желании в подходящий момент избавиться от новой знакомой и ее бедовых друзей. Но, продолжая играть гнев и неравнодушие, я поинтересовался:

— Как?

— Люди собираются в отряды, — железным голосом отчеканила си`Вайра, — и подготавливают тот день, когда народ восстанет и сбросит царебога с трона.

Отлично, подумал я. С контрактом от эмиссара царебога угодить точнехонько в гнездо фанатиков-повстанцев, которые собираются скинуть правителя с трона!

Однако, опасаясь, что малейшее сомнение в моей лояльности превратит поданную мне на обед жареную крысу в сырую, я сохранил на лице выражение крайней заинтересованности.

— И ты одна из них, си`Вайра? — спросил я с таким видом, будто меня только что осенило. — Поэтому ты носишь с собой оружие и поэтому ты такая смелая и решительная?

— Верно, — откликнулась си`Вайра с такой радостью в голосе, словно я открыл при ней антигравитацию. — Я одна из треффов.

Девушка пересказала мне много славных легенд, в частности, перечислила самые дерзкие вылазки, суть которых сводилась к забрасыванию царьков сухим крысиным пометом из кустов. Слово «трефф» на местном диалекте означало «немытый молодой человек с вонючими ногами» — должен признать, весьма меткое определение. Многие поколения молодых бунтарей с гордостью носили это имя, отчасти потому, что скрывались в местах, где купание было роскошью из-за недостатка воды, отчасти оттого, что, по странному поверью, чистота считалась атрибутом божков. На Фраксилии мысль о карьере сборщика дани вызывала у молодых радикалов отвращение.

Движение треффов, по мнению си`Вайры, давало Фраксилии единственную возможность вырваться из рабства и нищеты. Мне же было ясно, что у треффов очень много пустых амбиций, немного старинной оружейной рухляди и никакой надежды на успех. Но видя, как горячо и пылко девушка говорит об общем деле, я тихо кивал, бормотал ничего не значащие слова и старался выказывать меньше тревоги и больше воодушевления. Но, заслышав вдруг возникший совсем рядом с нами мощный звук, я не смог сдержать беспокойства. Это был высокий неприятный вой, какой обычно издают летящие на небольшой высоте военные скиммеры.

— Царьки! — воскликнула си`Вайра. — Бежим!

Девушка бросилась наутек, а следом и я, отставая на полшага и озираясь по сторонам. Через десяток шагов си`Вайра обернулась, остановилась и послала меня назад, за крысами, которых я бросил, чтобы легче бежалось. Фраксилийка была права — мертвые крысы с прожженными бластером дырами в тушах мгновенно вызовут у солдат подозрения. Задыхаясь, обливаясь потом и спотыкаясь, я снова побежал за си`Вайрой, буксируя подпрыгивающих крыс, которые норовили зацепиться за каждый бугорок на дороге. За секунду до появления скиммера в душных тучах пыли над нашими головами я добрался до корявого дверного проема, в котором исчезла девушка.

Си`Вайра сидела перед провалом в стене, бывшим окном, держа пистолет наизготовку. Она взглянула на меня с еще более демонической улыбкой, чем обычно:

— Если они появятся, сожги их, Дел. Как крыс.

— Гм… вряд ли это будет умно, — отозвался я.

Умно? Фраксилийских солдат убивают инопланетным оружием, а вскоре инопланетник стучится в ворота Святилища. Мне повезет, если меня просто казнят.

Но си`Вайра так не думала. Она смотрела на меня с гневным удивлением, как на предателя. Дуло ее пистолета зияло, как распахнутый рот. Я отпрянул, раздумывая, не пора ли перейти к более решительным мерам самозащиты. Но неожиданно (меня чрезвычайно удивила подобная перемена) выражение лица девицы из гневного стало понимающе-радушным.

— Я понимаю, — проговорила она. — Ты не хочешь, чтобы о тебе узнали.

Я многозначительно улыбнулся и отвернулся к окошку. Несмотря на всю осторожность си`Вайры, штурмовики могли в два счета окружить нас, если бы заметили. По счастью, солдаты в скиммере нисколько не заинтересовались развалинами, в которых мы прятались, и аппарат не задерживаясь заскользил по небу дальше. К фермам, подумал я, летят обирать крестьян. На секунду я попытался представить себе, что будет, если штурмовики выберут на сегодня троицу, которая утром столь зачарованно наблюдала за моим прибытием. Но мне показалось сомнительным, чтобы эти люди добровольно взялись рассказывать царькам о том, как сегодня к ним в навозную кучу свалился с неба человек.

Впрочем, даже если бы они и изложили все подробности, то это ничего не изменило бы — падение в навоз, решил я, вряд ли может считаться на Фраксилии серьезным преступлением. А уж когда я наконец доставлю фетам царебогу, со мной станут обращаться как с героем, а не как с преступником. Для этого, завершил я свои рассуждения, мне следует как можно скорее отвязаться от дурацких повстанцев и заняться насущными проблемами.

Но ни в тот миг, ни после мне так и не удалось найти удобный предлог, чтобы расстаться с си`Вайрой и ее пистолетом. Мы вместе с нашими крысами пересекли почти весь город, и наконец фраксилийка увлекла меня в развалины большого здания со снесенной крышей. По шаткой лестнице мы спустились в подвал, несколько раз повернули и через замаскированный ход проникли в туннель. В туннеле было темно и воняло тухлятиной не хуже чем в канализации, которой он, наверное, был в прежней жизни. Нанюхавшись по дороге всякого, я притерпелся к запахам, а с темнотой расправился при помощи крохотного, но мощного фонарика, встроенного в мой головной обруч. Это привело си`Вайру в такой восторг, что она захлопала в ладоши, как дитя. При свете фонарика я обнаружил, что потолок туннеля ничем не поддерживается, и это объясняло то, почему к тому моменту, как я догадался воспользоваться собственным освещением, я успел проскочить половину туннеля пригнувшись, да еще с двумя тяжеленными крысами впридачу.

Туннель вывел нас в довольно просторный подземный зал, из которого выходило еще несколько частично засыпанных коридоров — запасных выходов на случай облавы, решил я, поскольку догадывался, что си`Вайра ведет меня к штабу повстанцев. Когда мы наконец оказались в просторной комнате, заваленной всякой рухлядью, находившиеся там потрясающе немытые молодые люди все как один повернулись и уставились на нас, разинув рты, — и я понял, что не ошибся. Вообще, молчаливое глазение с открытым ртом, по-видимому, было очень широко распространено на Фраксилии. Но уже через несколько минут молодые повстанцы с вопросительными и приветственными возгласами окружили си`Вайру, бросая на меня косые взгляды. Моя провожатая начала пространный и подробный рассказ о наших похождениях, а я тем временем, старательно сохраняя одобрительное выражение лица и непринужденно улыбаясь, осторожно осмотрелся. В комнате — вернее, небольшом зальце — был просевший потолок и почти художественные потеки на стенах, но в остальном помещение казалось достаточно прочным. Я заметил несколько дверных проемов, частью — до половины занавешенных обрезанными рогожами и ведущих, очевидно, в отдельные комнаты — возможно, спальни. Пол был завален всякой всячиной; бросались в глаза соломенные тюфяки вдоль стен и немногочисленные примитивные механизмы, в том числе (к моему немалому удивлению) ветхий, но исправный галавизор. В дальнем углу я различил в полумраке неприятный набор разнокалиберных металлических предметов, имеющих, как мне показалось, некоторое отношение к приготовлению пищи. Рассмотрев этот угол повнимательнее, я засомневался, что же лучше — есть крыс или вообще есть что бы то ни было, приготовленное в подобной утвари.

Я отвлекся от обстановки и перенес внимание на обитателей зальца, и вовремя, поскольку си`Вайра завершила свой оживленный рассказ о нашей с ней встрече, и теперь треффы, улыбаясь еще более непринужденно, чем я, разглядывали меня.

— Мистер Дел Карб, — проговорила с непривычной сияющей улыбкой си`Вайра, делая в мою сторону несколько шагов, причем в прорехе на ее хламиде заманчиво мелькала голая нога, — это ю`Тило, предводитель треффов.

Девушка назвала еще несколько имен — си`Пекса, ю`Фоти, какие-то еще — но я не стал утруждать себя запоминанием. Мой взгляд был прикован к предводителю ю`Тило — плечистому и рослому парню с длинными, сальными черными патлами, от которого несло так, будто он несколько дней подряд мок в памятной навозной куче. Мантия ю`Тило была подпоясана длинной прочной веревкой, за которую он воинственно засунул снятый с производства термопистолет и стандартный корабельный плазмомет. Шагнув в мою сторону, вожак, чьи сдвинутые брови и хмурое лицо выражали в равных долях тупость и подозрительность, как бы случайно положил руку на рукоять плазмомета и погладил указательным пальцем кнопку курка.

— Что тебе здесь нужно? — прорычал он.

— Но си`Вайра уже рассказала! Мой корабль…

Повелительным взмахом руки (не той, что лежала на плазмомете) вожак треффов приказал мне замолчать.

— Это мы уже слышали. Ты надеешься, что мы сможем починить твой корабль?

— Не совсем так, — ответил я, не на шутку взволновавшись и чувствуя, что ступаю в ловушку. — Я искал кого-нибудь, кто…

— Конечно! — прогрохотал ю`Тило. — Ты искал царьков! Ты искал их, чтобы просить помощи у царебога!

— Какие… — начал было я, но умолк, решив, что пользоваться в подобной ситуации такими словами, как «глупости», по меньшей мере бестактно.

В передний ряд зрителей протиснулся низкорослый, круглолицый и костлявый юнец, в чьих глазах я с удивлением обнаружил больше сообразительности, чем у всех моих новых знакомых вместе взятых. Мальчишка внимательно и задумчиво на меня посмотрел.

— Инопланетники, как правило, очень мало знают о Фраксилии, — заметил он негромко, — и о царебоге тоже.

Здоровяк ю`Тило переступил с ноги на ногу и нахмурился.

— Мне он не нравится, ю`Випо.

Что ж, дикарские инстинкты его не подвели. По счастью, того же нельзя было сказать о мозгах вожака. Я нисколько не сомневался, что в лидеры он выбился исключительно благодаря своей ломовой силе, росту и, наверное, бездумной отваге. Круглощекий же ю`Випо явно был мозговым центром подполья — и, что более всего меня ободрило, похоже, принял мою сторону.

Как и си`Вайра, которая решила перейти от улыбок к делу и заявила:

— Он понравится тебе, ю`Тило. Если бы не он, крысы разорвали бы меня в клочья, как мою одежду. — Она рассмеялась и весело взмахнула подолом, явив нам прелестную ляжку и остальное.

Малыш ю`Випо откашлялся.

— Он мог позвать на помощь царьков, но не стал, — заметил он. — И потом, пусть он не нравится тебе, ю`Тило, но думаю, что надо относиться к нему дружелюбно.

Несговорчивый ю`Тило продолжал хмуриться. В конце концов прозвучавшая мысль сумела пробуравить себе путь сквозь черствую корку, которой зарос его мозг.

— Может и так, — он хмыкнул и кивнул в мою сторону. — Если твой корабль сломан, то как ты сумел спуститься?

По мнению остальных, это было отличный вопрос, а для меня — прекрасный повод пуститься в рассуждения. Широко улыбнувшись, я поделился с аборигенами своими познаниями о природе портационного луча, внеся под конец некоторое оживление в ученую докуку, дабы задобрить недоверчивых примитивов. Я рассказал им о том, как несущий меня луч сместился, и (мастерски подчеркивая особо комические моменты) о том, как и куда он в результате опустил меня.

Ни один галавизионный комик в жизни не получал лучшей зрительской оценки. Все дети и недоразвитые обожают шутки на тему экскрементов. Треффы не были исключением. Слушая мой рассказ, они разглядывали пятна засохшей жижи на моих сапогах и хохотали до слез. Некоторые падали на спину и катались по полу, держась за животы. Кое-кто из девушек, в том числе и си`Вайра, поспешно удалился в отхожее место, заявив, что сейчас обмочится — о чем у треффов, видимо, позволительно было говорить во всеуслышание. Ю`Тило оглушительно ревел, ржал, мычал и икал и в конце концов вполне дружески хлопнул меня по плечу, сняв руку с плазмомета.

Обрадованный столь бурным успехом, я тем не менее обратил внимание на то, что юный ю`Випо смеялся совсем мало, только тихонько хихикал и понимающе улыбался. Он продолжал неприметно улыбаться и тогда, когда остальные треффы с криками взялись свежевать и приготовлять к пиру крыс. Тем временем я по уже вполне приятельской просьбе ю`Тило должен был пересказать все сначала.

— Один вопрос, — вдруг подал голос улыбающийся ю`Випо. — Этот портационный луч, который тебя… уронил. Он может забрать тебя обратно на корабль?

Я неопределенно махнул рукой.

— Для этого луч не понадобится. Я нахожусь на планете, и теперь можно посадить корабль, ориентируясь на меня, даже если несколько сенсоров одновременно потеряют фазу. Поэтому, когда будет нужно, я найду какую-нибудь свободную площадку подальше от домов, вызову корабль, и он сядет.

— А сейчас? — очень тихо спросил ю`Випо. — Сейчас ты можешь это сделать?

Но я не сумел удовлетворить его любопытство: повернувшись ко мне, си`Вайра широко улыбнулась и сказала такое, от чего меня пробрало холодом до костей.

— Знаешь, кто ты? — спросила она. — Ты — тот герой из галафильмов, который прилетел на нашу угнетенную рабством планету, чтобы помочь победе революции!

Глава 15

Так вот что, подумал я, имела в виду эта молодая особа, когда назвала нашу встречу «сюрпризом». Определенно, она уже тогда намеревалась вовлечь меня в их обреченный бунт, ведь я владел мощным оружием. Несомненно, она нисколько не сомневалась, что я, бросив все, не премину воспользоваться случаем нанести удар по угнетателям.

Откровенно говоря, я, наверное, так и поступил бы, будь я сам угнетен или если бы точно знал, что подобные смехотворные выпады не приведут к ужесточению гнета. Срываться с места и мчаться через разваливающийся город навстречу победе или смерти я определенно не желал — при таком раскладе обстоятельства обычно складываются благоприятно для прежних правителей. Меня же это не устраивало.

В чем я был кровно заинтересован, так это в спасении собственной шкуры. Поэтому я продолжал внимательно слушать и понимающе кивать, периодически умолкая и выжидательно улыбаясь.

Вскоре еда поспела. Все уселись на пол в кружок и принялись с аппетитом уплетать из грязных глиняных мисок невероятно жирное жаркое из крысятины. Осторожность и такт не позволяли мне сказать, что более скверной еды мне пробовать не приходилось, но она совсем недалеко отстояла от нижней планки. В особенности отвратительна была тепловатая солоноватая вода, которой запивали пищу. Однако за ужином я услышал много интересного. Самым главным было, пожалуй, то, что положение треффов вовсе не было таким безнадежным, как казалось сначала.

Начать хотя бы с того, что у них имелись источники информации о жизни внутри «Божественного святилища». Информации неполной и не всегда своевременной, но надежной.

— Матери, — почему-то хихикнув, объяснила си`Вайра. — Царебог силой забирает девушек в свой гарем, — я знал это, но виду не подал, — и прогоняет их, как только у них начинает расти живот. Просто приказывает выбросить их из дворца. Точно так же он поступает с теми, кто постарел.

— А мы находим таких девушек, заобтимся о ни и помогаем им родить, — продолжил ю`Випо.

— Они не погибают. И рассказывают своим детям о тайнах Святилища и о царебоге, их отце.

— Поэтому мы знаем так много, — подхватила си`Вайра, — о том, чего не знают другие.

— Вы? — воскликнул я, прилично случаю выпучивая глаза, хотя давно уже догадался, к чем клонится разговор.

— Многие из нас — дети царебога, — сказал ю`Випо. Си`Вайра при этом почему-то сально хихикнула. — Много поколений назад беременная женщина, выброшенная из гарема царебога, организовала первый отряд треффов. Она узнала величайшую тайну Святилища.

Ю`Випо многозначительно умолк, и все вокруг широко заулыбались при виде удивления и нетерпеливого ожидания, отобразившихся на моем лице.

— Дело в том, — продолжал малыш, — что царебог вовсе не бог.

Я заставил себя особенно потрясенно вытаращить глаза. Окружающие засмеялись и закивали. Ю`Випо лишь слегка улыбнулся и объяснил:

— Эта женщина по имени си`Села, Мать Революции, узнала, что царебог приобретает свои божественные качества, принимая редкий наркотик.

Некоторое время треффы, перебивая друг друга, перечисляли мне необычайные качества царебога, в основном мне уже известные. Я с трудом изображал различные степени удивления.

— Наркотик, который принимает царебог, — взяла слово си`Вайра, — делают на другой планете, и каждый год или два его тайно доставляет в Святилище некий…

Она ошеломленно замолчала, наконец догадавшись об очевидном. Та же догадка, вероятно, посетила и большинство прочих треффов, за исключением невежды ю`Тило. Подняв бровь, ю`Випо дал мне понять, что давно уже обо всем знает.

— …некий посредник-инопланетник, — закончил он с многозначительной улыбкой. — Который все эти годы спускался на планету в пределах Святилища, пока в один прекрасный день его корабль не сломался. Тогда ему пришлось добираться пешком.

На меня устремились несколько десятков внимательных взглядов. Некоторые, например, си`Вайра, смотрели на меня потрясенно, некоторые — злобно и кровожадно, в частности, ю`Тило, который наконец нагнал остальных и теперь нетерпеливо сжимал и разжимал огромные, как булавы, кулаки.

Ты сообразительный малыш, подумал я, разглядывая ю`Випо, но по сравнению со мной все равно отсталая деревенщина. Полжизни пройдет, прежде чем ты сможешь играть в моей лиге. И я ответил на направленные на меня злобу и разочарование чистейшим изумлением, которое — весьма медленно, я горжусь своим умением держать паузу! — перешло в выражение понимания и негодования.

— Но вы же не думаете, — спросил я через несколько секунд, — что этот наркотик… что я как-то замешан в этой истории?

К чести маленького ю`Випо, он не дрогнул и продолжал улыбаться. Прочие же его сотоварищи-треффы перед лицом моего праведного гнева смотрели все более неуверенно.

— Ты принес с собой металлический цилиндр, мистер Карб, — тихо проговорил ю`Випо. — Можешь ты сказать, что в нем?

Словно бы сбитый с толку, я оглянулся на цилиндр, который лежал там, где я его положил — в сетчатой сумке у стены.

— В нем? Как это — в нем?

— Он спрашивает, что внутри этой твоей железяки, — рявкнул ю`Тило.

— Это стандартный базель-виндский прямоточный инфрактор, — без запинки ответил я, будто такие вещи были обычным явлением во всяком заброшенном подвале. — Вышедшая из строя деталь с моего корабля, часть навигационной системы, отвечающая за межсетевую связь. Я принес ее с собой в надежде отремонтировать или купить здесь новую. Можете взглянуть, если хотите.

Я поднял цилиндр и небрежно бросил его ю`Тило. Тот с трудом поймал его, чуть не уронил, повертел в руках и передал ю`Випо. Улыбка медленно сползла с лица малыша, и у меня зародилась надежда. Я был уверен, что даже такой умник, как ю`Випо, вряд ли может что-то знать о внутреннем устройстве звездолетов.

— Как это открывается? — спросил ю`Випо, ковыряя ногтем тончайшую скважину для молекулярного ключа.

Я улыбнулся светлой улыбкой снисходительного взрослого, которому приходится отвечать на вопросы бестолкового юнца.

— Это не открывается. Щель нужна для установки устройства в соответствии с магнитными линиями поля связи, в результате чего и достигается прямоток.

— Ах вот как, — пробормотал ю`Випо.

Его полуулыбка вернулась, но теперь я видел его насквозь — щенок, развитый чуть выше среднего, он старался держать марку перед друзьями и прикидывался, будто понимает, о чем идет речь. Глаза остальных треффов были пусты как безоблачные небеса (ю`Тило — тот вообще смотрел так, точно его огрели тупым предметом), на всех лицах читалось униженное всохищение.

Мне показалось, что я завладел ситуацией. Цилиндр мне вернули — я небрежно забросил его обратно в сумку — и разговор вновь закрутился возле самой излюбленной и злободневной темы: коварства царебога, который обманывал своих подданных вот уже два столетия кряду. Я поневоле много узнал о мучительных этапах становления революции, а также о том, что никакие усилия бунтовщиков пока ни на шаг не смогли приблизить победу.

К тому времени, как беседа прошла полный круг и (я это предвидел) вернулась к исходной точке, к огромному подспорью, какое революционеры получили в моем лице, я уже был к этому готов.

— Вы должны понять, — начал я, озираясь с выражением чистейшей искренности, — что мне, так же как и вам, ненавистна тирания и я рад был бы принять участие в вашей революции. Но не могу.

Первая часть моей фразы привела слушателей в восторг, вторая ужасно их расстроила. Но и мне приходилось непросто. Меня постоянно отвлекали. Посредством нескольких перемещений си`Вайра очутилась прямо напротив меня, где уже не сидела спокойно, а постоянно шевелилась, вертелась и ерзала, отчего в прорехе в ее хламиде без конца мелькал изрядный фрагмент ее грязной голой ноги и налитого бедра. Это не ускользнуло от внимания большей части треффов мужского пола, ничего не знавших, однако, о том, что у меня пересохло в горле, и не замечавших запинок, которые то и дело возникали в моих объяснениях по поводу того, из-за чего и почему я не смогу выступить на их стороне.

Мало-помалу мои разнообразные доводы убедили слушателей. Я сказал им, что было бы глупо верить, будто я при помощи своего мини-вооружения сумею проложить дорогу внутрь Святилища, отлично укрепленного и снабженного немалым гарнизоном. (Что треффы подтвердили.) Я также заявил, что если мой корабль не починят и он не сможет продолжать путь, то меня объявят без вести пропавшим и Федпол вышлет за мной поисковую партию. (Я кривил душой — в глубоком космосе каждый отвечает за себя сам — но был уверен, что треффы этого не знают.)

Лишив повстанцев надежды, я предложил взамен обещания. Я пообещал, что, починив корабль, первым делом отправлюсь к кластерному миру ОФ-Централ, где сделаю достоянием гласности все подробности бедственного положения фраксилийского народа. По моим словам, у меня были влиятельные друзья в правительстве ОФ. Я поклялся, что Федерация без промедления направит на Фраксилию инспекционный отряд, и выразил уверенность, что надобность в таких отважных воинах, как треффы, еще долго не отпадет — пока власть царебога не будет бесповоротно низложена, время от времени потребуется давать отпор царькам.

Треффы приободрились. Они вскакивали с мест, потрясали оружием, выкрикивали воинственные лозунги и вообще вели себя так, словно того и гляди выскочат из подвала и примутся направо и налево палить в сборщиков подати и штурмовиков. Но дело кончилось мирно — треффы столпились вокруг, парни похлопывали меня по спине, девушки мило обнимали, а си`Вайра бросала в мою сторону особенно пламенные взгляды.

Все это время ю`Випо с умной иронической улыбкой не переставал лукаво посматривать на меня, пытаясь тем самым, решил я, закрепить свое интеллектуальное превосходство.

— Один вопрос, — вдруг сказал он после того, как шум и суматоха поутихли. — А как ты собираешься чинить свой корабль?

Я заморгал.

— Но здесь где-нибудь должен быть космопорт, ремонтные мастерские, механики, в конце концов…

— Единственным портом на планете, — тихо ответил ю`Випо, — владеет царебог. Порт примыкает к Святилищу.

Я с улыбкой обвел окружающих взглядом.

— Значит, мне придется отправиться туда и разыграть роль случайного человека, чей корабль потерпел аварию близ Фраксилии и кто знать ничего не знает ни о революции, ни о треффах.

В ответ на столь остроумное заявление послышались поощрительные выкрики и смех. Даже ю`Випо не выдержал, едва заметно улыбнулся и кивнул.

— Уверен, у тебя великолепно получится.

Заслышав в голосе малыша нотки, которые сразу же мне не понравились, я пристально посмотрел на ю`Випо. Но поразмыслить над услышанным не успел: в тот же миг меня, обдав волной запахов, обняла улыбающаяся си`Вайра.

— Ну, что я говорила, мистер Дел? Разве ты не дар судьбы?

Она со смехом приобняла меня — довольно крепко, — и где-то внизу треснула рвущаяся материя. Си`Вайра отпустила меня. Я взглянул, в чем дело, и обнаружил что дыра в хламиде заметно расширилась и теперь в ней виден весь грязный округлый бок девушки, от груди до колена.

Си`Вайра перехватила мой взгляд и опять усмехнулась.

— Ты только посмотри! Пойду-ка залатаю эту дыру, пока не осталась совсем голая.

И си`Вайра направилась к одному из занавешенных драной рогожей дверных проемов совсем рядом со мной. При помощи ряда незаметных поспешных маневров я сумел подобраться еще ближе, чуть повернул голову и увидел в маленькой каморке си`Вайру. Она стояла среди набросанных как попало рваных и грязных тюфяков и прочей дребедени. Но не на это я смотрел. Я увидел, как девушка сбросила безразмерные башмаки и явила очаровательные, точеные, но невероятно грязные ступни. Затем, повернувшись ко мне спиной, она принялась не спеша стягивать с себя хламиду. Взгляд мой был прикован к мучительно медленно скользящему вверх подолу, из-под которого появилась сперва пара стройных ног, потом нижняя половина аппетитных ягодиц…

В этот момент хламида прекратила движение вверх — си`Вайра с хитрющей улыбкой обернулась и взглянула мне прямо в глаза.

В ответ я с трудом изобразил улыбку, слабую и наверняка не столь лукавую, когда выражение лица девушки коренным образом изменилось. Теперь она смотрела не на меня, а мимо, и глаза ее были раскрыты так широко, словно что-то потрясло ее до глубины души.

Я вдруг ощутил сильный удар по затылку. Свет померк перед моими глазами, и я лишился чувств.

Через некоторое время — судя по сумереченому свету, сочащемуся в слепые оконца под потолком, был уже вечер — всплыв на поверхность сквозь колышущиеся слои боли, я очнулся. Не получив от этого никакого удовольствия. Голова раскалывалась, меня тошнило, я мерз и весь покрылся гусиной кожей — от макушки до подметок. Нет, это было не совсем верно, поскольку, как я вскорости обнаружил, сапог на мне не было. Как, впрочем, и остальной одежды.

Совершенно голый, я лежал на спине на одном из отвратительно грязных тюфяков в той самой комнатке, где разоблачалась си`Вайра. Мои заведенные за голову руки были связаны, ноги тоже, и те и другие путы были, в свою очередь, каким-то образом накрепко привязаны к полу. Неподвижный и беспомощный, я вдруг почувствовал, что кто-то наблюдает за мной от двери.

Это был малыш ю`Випо с его неизменной всепонимающей улыбкой.

— Ты в порядке? Я не сильно тебя ударил?

Не сумев отыскать подходящего ответа, который сразил бы негодяя на месте, — будь у меня мои бластеры, я так бы и сделал — я просто испепелил его взглядом.

— Ты тот еще тип, Карб, — с одобрением заметил юнец. — Лучшего вруна я не встречал. И в жизни не видел столько скрытого оружия.

Ю`Випо куда-то показал глазами. Я сделал над собой усилие, повернул в ту сторону разламывающуюся от боли голову и увидел свою одежду, а с нею пояс, браслеты, головной обруч, цилиндр — в общем, все — сваленное у противоположной стены. Похоже, треффы (несомненно по указке си`Вайры) на славу потрудились над моими вещами — в своих усердных поисках мини-вооружений они разорвали бы все в клочья.

— Что происходит? — прохрипел я.

Не самая остроумная реплика, но не забывайте, я чувствовал себя отвратительно.

Хитрая улыбочка на устах малыша стала чуточку шире.

— Мистер Карб, позволь мне, прежде чем ты начнешь говорить — например, о том, как мы тебя разочаровали — прояснить ситуацию. Во-первых, как ты сам уже заметил, у нас есть галавизор, и хочу заверить тебя, что многие из нас смотрят его не только ради боевиков и спортивных состязаний. Благодаря визору мы получаем сведения о жизни галактики, узнаем о новых технологиях и многом другом. Например, вот уже месяц мы слышим в определенном контексте упоминания о некоем цилиндре из бальбазианской стали, открывающемся при помощи особым образом поляризованного молекулярного ключа.

Внезапно я почувствовал, что ужасно замерз, и попытался сжаться в комок и зарыться в тюфяк.

— Короче говоря, — продолжал ю`Вмпо, — не так давно ты пытался скормить нам почти столько же дряни, сколько было в той куче, куда ты свалился утром. Но я все понял почти с самого начала, а си`Вайра еще раньше — она всегда точно знает, когда мужчина пытается ее обмануть. Она это чувствует.

Я сделал еще одну попытку спрятаться в тюфяк.

— Но в одном она права, — не унимался ю`Випо, — ты действительно дар судьбы. Или можешь им стать.

Покрытый гусиной кожей, не зная, что сказать, я молча смотрел на ю`Випо.

— Видишь ли, Карб, наша группа треффов особенная, уникальная. В целой истории революции нет ей подобной. Нам наконец удалось совершить прорыв, который в итоге может означать победу, — в глазах юнца за обычным цинизмом блеснула подлинная страстная вера.

— Как это понимать? — глухо спросил я. — Вы узнали, что царебог страдает аллергией на запах немытого тела?

Юнец негромко усмехнулся.

— О нет. Несколько лет назад очередная выброшенная из Святилища беременная рассказала нам о своем ценнейшем открытии. Она случайно узнала, где тайный ход в Святилище!

— Прошу прощения за то, что не могу вскочить и заплясать от восторга, — буркнул я.

Ю`Випо не обратил на мои слова никакого внимания и рассказал мне, что именно нашла эта девушка. Известно, что у Святилища есть только один вход — огромные массивные двери, хорошо охраняемые. Но строители Святилища оставили и второй, тайный, вход — или выход — для бегства, на случай возможной осады. Ход начинался на кухне, куда девушка из гарема однажды заглянула, когда ей вздумалось перекусить. В кладовой девица по воле случая набрала на кодовом замке одного из люков, который приняла за дверцу холодильника, верную комбинацию. Но за люком она не нашла никаких продуктов — только длинную шахту, похожую на большую металлическую трубу, куда без труда мог протиснуться человек, и в конце шахты еще один люк, наружу.

Смекнув, что случайно открыла тайну огромной, а то и священной важности, девушка быстренько все заперла и убралась с кухни. Никто ничего не заметил, сказала она, и никто ничего не заподозрил. После изгнания из Святилища эта девушка попала к треффам.

— До сих пор мы не могли придумать способа воспользоваться этим ходом, — продолжал ю`Випо, — он надежно заперт и открывается изнутри. Отсюда вывод: нам нужен свой человек внутри Святилища. Для этой цели мы могли использовать только молоденьких девочек, которых забирали в гарем для царебога, но они были слишком напуганы для того, чтобы оказаться хоть сколько-нибудь полезными.

Голова у меня гудела от боли, я был слаб и жалок, но даже в таком состоянии не мог не видеть, куда клонит умный малыш. Я тихо замычал и постарался зарыться в свой тюфяк поглубже.

— Но теперь, — сказал ю`Випо, — у нас появился ты. Курьер-инопланетник, которого примут в Святилище с радостью и почетом, как высокого правительственного эмиссара, потому что он привез чудесный наркотик. Ведь это спрятано в твоем цилиндре, верно, Карб?

Я ничего не ответил, всеь сосредоточившись на том, чтобы втиснуться в глубины тюфяка.

— Когда ты окажешься внутри, тебе нужно будет найти тайный ход, избавиться от часовых, если они там будут, и открыть его для нас — только и всего.

«Ах, только и всего? — воскликнул я про себя. — Что может быть проще!» Вот только меня, наверное, сразу же сожгут, стоит мне хоть на полшага переступить границы дозволенного. Я живо вспомнил подробности о гвардии царебога, состоящей из вооруженных до зубов убивоидов.

Но не в моем положении было демонстрировать перед ю`Випо характер и бросать ему в лицо отказы. Усилием воли заставив себя забыть о боли, страхе и тошноте, я изобразил на лице по возможности убедительное подобие улыбки.

— Я с радостью выполню твою просьбу, ю`Випо, — сказал я с проникновенной искренностью. — Ты можешь полностью рассчитывать на меня. Я понимаю, я недавно наговорил лишнего, но только из боязни, что твои люди разозлятся, если узнают правду. Поверь мне.

— Ты правильно боялся, — усмехнулся ю`Випо.

— Я простой курьер, меня наняли, чтобы выполнить определенную работу, — продолжал я, призвав на помощь все свое обаяние. — Я ничего не знал ни о Фраксилии, ни о содержимом цилиндра до тех пор, пока вы не сказали мне. Но теперь, когда глаза у меня открылись, я полностью на вашей стороне и тоже против тирании. Я отнесу цилиндр в Святилище и сделаю то, что ты хочешь. Клянусь.

Клянусь, что исчезну с этой вонючей планеты, как только полностью получу свои комиссионные, мысленно прибавил я, но, заметив что на губах ю`Випо вновь заиграла прежняя хитрая и понимающая улыбка, почувствовал, что душа у меня уходит в пятки.

— Уверен, — сказал маленький трефф, — ты сделаешь все, о чем мы попросим. Потому что я придумаю, как заставить тебя слушаться и не предать нас.

— Но послушай… — запротестовал я.

Ю`Випо словно не слышал.

— Будь уверен, Карб, придумаю. Со временем. А время у нас есть. Треффы ждали своего шанса в течение нескольких поколений. И могут подождать еще немного.

С этими словами ю`Випо повернулся и вышел из комнаты.

Глава 16

Проводив маленького треффа глазами, я решил лежать смирно и ждать, а тем временем думать. За дверью я слышал шаги, звуки и голоса — это ходили, занимались делами и переговаривались треффы. Тени от расположенных высоко окошек вытянулись, сгустились сумерки, и мало-помалу (в моем неудобном во всех отношениях положении мне показалось, что прошла вечность) звуки в большом зале стали стихать и треффы принялись готовиться ко сну. Раз или два ко мне заходили девушки со свечами в руках и забирали свободные тюфяки. Всякий раз дамы задерживались возле меня и с интересом изучали мою анатомию, после чего, ни звуком, ни жестом не выдав своего мнения, удалялись восвояси.

Позже, когда вокруг меня сгустился успокоительный мрак ночи, в дверном проеме замаячил плечистый силуэт ю`Тило. Вожак принес с собой старинный электрический фонарь и с минуту злобно меня рассматривал. Я молча взирал на него в ответ. Не сказав ни слова, ю`Тило повернулся и скрылся за рогожной занавеской, а я опустил голову и предался невеселым размышлениям.

Среди прочего я думал и о том, как противоречивы треффы. Они были осведомлены о жизни за пределами родной планеты гораздо лучше, чем я полагал сначала, но при этом весьма низко оценивали силу разума и прнебрегли ю`Випо, взамен избрав своим вожаком дюжего, но глупого ю`Тило. Они еще очень молоды, с облегчением понял я, и не догадываются, что все узнанное ими о современной жизни при помощи визора не всегда соответствует действиетльности.

Поэтому они оставили меня без охраны и преспокойно отправились спать. Я был раздет догола и связан. Мог ли я убежать?

Откровенно говоря, без особого труда. Это было настолько легко, что я даже не считал нужным торопиться. Я лежал тихо и ждал, когда все звуки за стенами моей комнаты стихнут, решая, не вывести ли перед побегом ю`Випо из игры и взвешивая все «за» и «против». Идея была не лишена смысла: лишившись «головы», треффы растеряются, и я успею побывать в Святилище прежде, чем они разберутся, что к чему, и начнут поиски. Но при мысли о том, что нужно для этого сделать, у меня кровь стыла в жилах. Не говоря уж о риске — вдруг малый своими хрипами перебудит товарищей?

Перебирая в уме различные варианты, я внезапно понял, что тишина за пределами моей темницы, нарушаемая теперь лишь храпом, сделалась уже почти совершенно полной. Убедившись в этом, я стал занимать позицию, наиболее удобную для того, чтобы освободиться.

Но мне опять помешали.

Мигание света в дверном проеме и колыхание занавески предупредили меня о новом посетителе. Я немного испугался, ожидая снова увидеть ю`Випо или ю`Тило. Но это была си`Вайра в аккуратно зашитой хламиде, ботинках не по ноге и со странно шаловливой усмешкой на губах. Секунду она молча стояла надо мной с фонарем — в точности как ю`Тило — и с любопытством скользила по мне жарким взглядом. Это продолжалось до тех пор, пока мне не начало казаться, что ее взгляд жжет мне кожу в определенных местах.

— Мистер Дел, — наконец мягко проговорила девушка, — вы — дар и должны с этим смириться.

— Я давно уже смирился, си`Вайра, — убедительно и искренне отозвался я. — Но ю`Випо не желает меня слушать. — Я широко улыбнулся и заглянул девушке в глаза. — Но ты-то знаешь, что мне можно доверять, правда? Я спас тебе жизнь. Если ты отпустишь меня, то даю слово, я отправлюсь в ОФ и, как обещал, обо всем там расскажу.

Си`Вайра хихикнула.

— Знаешь что, мистер Дел, — сказала она грудным голосом, — я ложилась с мужчинами с таких ранних лет, что и не упомню. Я и с царебогом легла бы, если бы мать не спрятала меня у треффов, когда я была еще совсем маленькая. Мне очень нравятся мужчины, мистер Дел. И ты мне очень нравишься. Но я всегда точно могу сказать, когда мужчина вместо того, чтобы лечь со мной, начинает мне лгать.

— Но, си`Вайра… — охнул я.

— Молчи, — приказала она. — В одном ты уже показал себя большим мастером. Посмотрим теперь, насколько ты силен в другом.

Она скинула башмаки, знакомым движением скрестила руки перед грудью и начала стаскивать хламиду.

И вновь это проиходило медленно и мучительно. Только теперь си`Вайра стояла ко мне лицом. Глядя на то, что мне открывалось, я опять поразился тому, какую красоту скрывало под собой это бесформенное одеяние. Тело си`Вайры было безупречным — налитые высокие груди, узкая талия, широкие округлые бедра, тугая и упругая, пышущая здоровьем юности плоть. У меня промелькнула мысль, что си`Вайра была бы потрясающей красоткой, избавься она однажды от грязи столь же решительно, как скинула только что одежду, — даже притупленное сверхдозой окрестной вони, мое обоняние немедленно воспрянуло к жизни, лишь только запахи, исходящие от нагого тела си`Вайры, коснулись моих ноздрей.

Девушка отбросила хламиду в сторону, к моей изорванной одежде, и улыбнулась.

— Теперь мы оба раздеты — ты рад? Ю`Тило сказал, что твое оружие чересчур мало… но я ответила: порой маленькое оружие стреляет не хуже большого.

Покачивая бедрами, си`Вайра приблизилась ко мне и, опустившись на тюфяк на колени, погладила меня по животу.

— Мой милый мистер Дел, — тихо проворковала она, — ты избит и связан, но знаешь что? Твой мужичок все равно бодрится.

В горле у меня пересохло, и я прохрипел:

— Развяжи мне руки, си`Вайра.

Девушка усмехнулась.

— Для того, чем я собираюсь заняться, мистер, руки ни к чему.

Ее запах и тело навалились на меня, и я, растерянный, задыхающийся, оказался в полной ее власти.

Прошел час или два, прежде чем я пришел в себя, вынырнув из глубин сна, глубокого, будто меня опять оглушили ударом по голове. Ни тошноты, ни головной боли не было — си`Вайра превосходно исцелила меня от моих недугов — однако все тело болело и ныло как после схватки с диким зверем. Насколько я мог судить, была глубокая ночь. На полу неподалеку от меня, разгоняя тьму, мигал электрический фонарь. Под боком у меня, раскинувшись на спине, сном молодого животного, утолившего на время свой голод, спала си`Вайра. Несколько мгновений я рассматривал девушку, любуясь ее красотой, но ничуть не сожалея о том, что вскорости должен буду ее покинуть. Я сомневался, что смогу пережить еще один сеанс ее требовательной изобретательности.

И я стал освобождаться от пут, что было совсем не сложно.

Для того, чтобы полностью лишить меня моих маленьких средств выживания, треффам следовало не только раздеть меня догола, но и содрать с меня кожу и ампутировать часть конечностей. Человек осторожный предвидит любую ситуацию — в том числе и такую, когда его полностью лишают одежды. На то, чтобы немного повернуть правую руку, выпустить из-под ногтя мизинца имплантированный вибростилет и приступить к работе, у меня ушло ровно две секунды.

От завибрировавшего лезвия по сухожилиям моей руки начала волнами распространяться боль, и я поморщился — очевидно, в импланте имелись недоделки. Я решил непременно устранить их при первой же возможности. Кроме того, от стилета исходил высокий тонкий звук, напоминающий писк назойливого насекомого. Но долго страдать от боли и писка мне не пришлось — благодаря гипервибрации, подобные устройства с легкостью резали большинство материалов, в том числе и опутывающие мои руки веревки.

Пару минут спустя я уже был на ногах и рылся в останках своих вещей. От одежды и сапог остались только клочья; пояс, головной обруч и браслеты были вскрыты и разорены, драгоценности и всякие принадлежности исчезли. Но, к моей огромной радости и облегчению, кулон остался — умник ю`Випо не заинтересовался вещицей, поскольку кулон не был оружием, и оставил мне украшение. Очевидно, все еще рассчитывая склонить меня к сотрудничеству, треффы оставили и цилиндр, чтобы я мог доставить его в Святилище и осуществить их план.

Но революции придется обойтись без Дела Карба, добродушно усмехнулся я.

Си`Вайра на тюфяке у меня за спиной что-то тихо пробормотала во сне. Я быстро обернулся, но спокойное дыхание девушки убедило меня, что она по-прежнему спит. Я позволил себе еще несколько мгновений любоваться ею, чувствуя, что надолго запомню проведенную с ней ночь. Хотя бы потому, что мне теперь долго не удастся избавиться от аромата ее тела. Тут я вспомнил, что нужно спешить, — в любую секунду ко мне мог заглянуть какой-нибудь любопытный трефф — натянул через голову хламиду си`Вайры, задержав дыхание, когда вонючая ткань опустилась мне на лицо, и сунул босые ноги в огромные башмаки девушки. Повесив на шею кулон, я взял обшарпанный фонарь и вышел из каморки.

Я на цыпочках пересек центральный зал (никто из храпящих и стонущих во сне треффов не пошевелился), дрожа, миновал ужасный темный туннель и выбрался на улицу. Ночь была теплой, небо чистым, фраксилийская луна светила ярко, добавляя свое сияние к свету моего фонаря, и я шел не задерживаясь.

Из-за неуклюжих ботинок и обилия щебенки под ногами я производил при ходьбе больше шума, чем хотелось бы. Через несколько секунд тихий стук когтей и шорохи за спиной предупредили меня о том, что у меня появились спутники. Я старался деражться на свету и избегать больших пятен тени, а следящие за мною крысы предпочитали не попадать в луч моего фонаря. Я ни секунды не оставался один, но никто так и не напал на меня в фраксилийской ночи. Наконец часа через два, отмахав немало километров, я нашел то, что искал, — широкую пустую площадь в кольце зданий. Остановившись посреди площади, подальше от теней и крыс, я вызвал корабль.

Мела, которую я разбудил, была скорее раздражена, чем взволнована.

— Разве ты еще не в Святилище? — вяло поинтересовалась она, не дав мне и рта раскрыть.

— Мела, — процедил я сквозь зубы, — с тех пор, как я оказался здесь, я сражался, побывал в плену, меня… э-э… — Я замолчал и начал снова: — Я сумел сбежать, и теперь ты должна срочно забрать меня отсюда. Сию же минуту.

— Портационный луч ненадежен, — лаконично ответствовала моя напарница.

— Тогда пускай Поси посадит корабль, — рявкнул я. — Сюда! Сейчас же!

— Посреди города? — изумилась Мела. — У нас нелады с сенсорами, ты не забыл? Если корабль приземлится неточно, разрушения будут огромные!

— Послушай! — заорал я. — Это брошенный город, пустой, мертвый! Можешь сажать корабль куда угодно, с закрытыми глазами, вреда от этого никому не будет! Садись сейчас же!

— Хорошо. — Мела зевнула. — Держись за свой парик, Карб. Поси уже засекла, где ты, поэтому посторонись — мы садимся.

Я чертыхнулся: стоит Поси на миг потерять контроль над кораблем, и кое-что все-таки пострадает. Я. Поэтому я поспешил к краю площади, прямо к копошащимся там страшным приземистым теням. Но крысы не успели напасть на меня — вдали послышался нарастающий гул, и в небе появился быстро снижающийся свет, который распугал гигантских грызунов, бросившихся врассыпную.

Через полминуты над полщадью, превратив ночь в день и сотрясая воздух ревом тысячи вулканов, завис яйцевидный корпус корабля. Я улыбнулся себе под нос, представляя, как этот грохот вырвет треффов из безмятежного сна, как они хватятся меня и цилиндра, как вытянутся их лица, когда они поймут, что меня уже не догнать…

В следующий миг я уже не улыбался, а во весь дух мчался прочь. Корабль шатался в воздухе, его совершенно непредсказуемо бросало из стороны в сторону, и в течение нескольких секунд он опускался прямо на меня. В последний миг Поси справилась с управлением — по-видимому, что-то в системе вновь поймало фазу. Подняв облако пыли и дыма, корабль сел всего в нескольких сотнях метров от назначенного мной места.

Не дожидаясь, пока пыль осядет, я сорвался с места и, кашляя, устремился к маячащему в дымке огромному силуэту. Когда я наконец добрался до корабля, Мела уже спустила трап и ждала у нижней ступеньки, высматривая меня в тучах пыли. Разглядев меня как следует, она засмеялась. Моя бессильная ярость рассмешила ее еще больше.

— В чем это ты? — давясь смехом, спросила она. — Так вот что носят в этом сезоне фраксилийские модники! Вместе с голыми волосатыми ногами смотрится потрясающе! Верх элегантности!

Онемев от ярости, я посмотрел на свои ноги. Верно, хламида си`Вайры доходила мне только до колен. По моему мнению, подобное зрелище должно было вызывать сотрадание и сочувствие, но никак не насмешку. Когда я со злостью высказал это Меле, она развеселилась пуще прежнего.

— Прекрати! — заорал я, останавливаясь у трапа. — Как ты можешь смеяться, когда не знаешь, что со мной случилось? Я вырвался из рук маньяков, которые могли убить меня в любую минуту!

Сухой знакомый голос, донесшийся из мрака за моей спиной, заставил меня замереть и прикусить язык.

— Ты верно все понял.

Я мгновенно узнал и голос, и интонацию. Мне показалось, что я ясно вижу легкую циничную улыбку ю`Випо. Затем к первому голосу из темноты присоединился другой, не менее знакомый и тоже вызвавший видение улыбки:

— Вот уж не думала, что на корабле у тебя есть девушка, мистер Дел. Наверное, тебе стоит вернуть мне мою одежду, а то как бы твоя подружка не начала ревновать…

«Как глупо я попался!» — думал я, прислушиваясь к доносящемуся со всех сторон гоготу треффов. Я был так потрясен, что даже вид внезапно замолчавшей, побледневшнй и напрягшейся Мелы не доставил мне удовольствия.

— Кто это? — прошипела она.

— Те, о ком я тебе говорил, — отрезал я. — Когда ты не хотела меня слушать. Это местные повстанцы. Они все знают обо мне и о цилиндре, они держали меня в плену и пытались силой заставить помогать им.

— Довериться тебе, — горько подвела итог Мела, — значит обязательно влипнуть в историю.

Она резко развернулась и устремилась к распахнутому входному люку, но, не сделав и пары шагов, остановилась и замерла. Из темноты грохнул выстрел, пуля со звоном ударила в ступеньку трапа у самой ноги Мелы и с визгом срикошетила. С другой стороны сверкнул и впился в трап, расплавив и разбрызгав несколько граммов металла, малиновый луч, выпущенный из термопистолета.

— Стой смирно и попроси свою женщину о том же, Карб, — разнесся над площадью голос ю`Випо. — Если кто-нибудь из вас двинется с места, то первой мы пристрелим даму.

В наступившей после этого тишине Мела наградила меня самым злобным за всю историю нашей совместной деятельности взглядом. Проигнорировав этот выпад, я смиренно повесил голову и скрестил на груди руки, незаметно нажав пальцем на кулон.

— Поси, — прошептал я, стараясь, чтобы меня не услышали, — наш корабль окружен врагами. Уничтожь их.

— Не могу, Дел, — укоризненно отозвалась Поси. — Вы должны знать, что Первый Закон категорически это запрещает. Я имею право пользоваться оружием только для защиты корабля.

— Но, Поси, — продолжал шептать я, — они хотят убить нас с Мелой!

— Я могу отвечать огнем на огонь, — отозвался неумолимый механизм, — только если стрельба идет непосредственно по кораблю. Пока что этого нет.

— Можешь ты хоть что-то сделать? — взмолился я.

Но было уже поздно. Со всех сторон к нам спешили вооруженные треффы. Я увидел си`Вайру в новой, но такой же грязной хламиде, с пистолетом, и думать забыл о ее прелестях, вспомнив, как поразительно ловко она стреляет. Я увидел ю`Тило, похожего в темноте на гору, — его термопистолет смотрел мне в лоб. Ю`Тило широким шагом приблизился к нам и сразу же с широкой улыбкой уставился на Мелу. Заметив в глазах моей легкомысленной компаньонки проблеск ответного интереса, я отвернулся и увидел перед собой малыша ю`Випо с трогательно маленьким парализующим пистолетиком в детском кулачке. Но во внимательном взгляде низкорослого треффа и его всепонимающей улыбке ничего трогательного или жалкого не было.

Скрепя сердце я признал, что кучка вонючих, необразованных сопляков с отсталой планеты перехитрила меня. Все было подстроено, все было звеньями одной цепи — и цилиндр с кулоном, оставленные рядом со мной, и даже фонарь, который принесла с собой си`Вайра. Вполне возможно, с горечью подумал я, что, если бы я оказался не в состоянии освободиться своими силами, она уступила бы моим просьбам и развязала меня. Отвратительно было думать о той особой роли, которую девушка сыграла в моем тщательно срежиссированном побеге.

Как верно рассудили треффы, мой корабль был не так уж серьезно поврежден — возможно, это определила при помощи своего встроенного детектора лжи си`Вайра. Родилось предположение, что он придет мне на помощь по первому моему зову. Треффы крались за мной в ночи вместе с крысами и все время держались рядом — окажись портационный луч исправен, они успели бы меня поймать. Но это не понадобилось. Они все продумали до мелочей, и их план отлично сработал.

Я вспомнил обещание ю`Випо найти способ заставить меня повиноваться. Маленький трефф ломал голову совсем недолго…

— Отойди от корабля, Карб, — велел он, выходя на свет. — Позови с собой свою женщину. Мне нужно объяснить тебе, как — и почему — ты поможешь победе революции.

Глава 17

Все время, пока ю`Випо раскрывал мне свой план, бессмысленный, смертельно опасный для исполнителей и стратегически абсурдный, как и большая часть военных операций Безумных Лет, предшествовавших двадцать первому столетию, я стоял и молча слушал его, пребывая в мрачнейшем состоянии духа.

Меня охраняли вооруженные треффы во главе с радостно скалящимся ю`Тило с термопистолетом наизготовку. Неподалеку стояла закованная в старинные наручники Мела в окружении второй группы треффов, среди которых находилась си`Вайра. Фраксилийка с плотоядной улыбкой что-то нашептывала на ухо моей напарнице, и я, в общем, догадывался, что — Мела, готовая расхохотаться, удивленно смотрела на меня во все глаза. Мне не дано было понять, как Мела может запросто шушукаться с нашим врагом, желающим унизить меня, поэтому я холодно отвернулся от нее и стал наблюдать за тем, что происходило вокруг нашего корабля. Ю`Випо все говорил.

Горстка треффов закрепляла по всему днищу множество небольших коробочек, очевидно, снабженных магнитными присосками. Все коробочки соединялись между собой отрезками тонкого, с волос, провода и очень крепко прилипали к обшивке корабля. Этот устаревший, но действенный прием еще больше поднял треффов в моих глазах. Ю`Випо придерживался того же мнения. Он вкратце рассказал мне, как поколение за поколением треффы, добывая оружие в бою или придумывая и изготавливая его самостоятельно, по крупицам накапливали свой жалкий арсенал. Особенно подробно он коснулся той его части, которая сейчас имела отношение к нашему судну.

На днище корабля были закреплены двадцать пластиковых бомб, взрывать которые можно было на расстоянии при помощи специального пульта. Сила этих бомб была известна треффам, и они не сомневались, что после взрыва ни от корабля, ни от Поси не останется камня на камне — вернее, винта на винте. Этим бомбам, а также приставленному к голове Мелы разнокалиберному оружию, и отводилась роль тех веских аргументов, которые должны были склонить меня к сотрудничеству с постанцами. Предполагалось, что в дальнейшем я буду действовать так четко и точно, словно в мозг мне вживили старинный гипноимплант. Тот факт, что благодаря навязанной мне целеустремленности я вполне могу погибнуть, мало интересовал революционеров.

— Короче говоря, — сказал ю`Випо, завершая рассказ, — если в Святилище ты предашь нас, мы взорвем твой корабль и пристрелим твою подружку. Подумай об этом.

Я поспешно принялся думать. На деньги, которые я выручу за доставку фетама, я смогу купить себе новый корабль, но, чтобы приобрести новую Поси, мне нужно будет заработать еще два раза по столько. Что касается Мелы, то… я оглянулся на нее. Она на пару с си`Вайрой изнемогала от смеха, всхлипывая и утирая слезы. Заметив мой взгляд, девицы закатились пуще прежнего.

Без Мелы, мрачно решил я, пожалуй, можно будет обойтись.

— Учти, Карб, — прибавил ю`Випо, — если ты лишишься корабля, тебе придется улететь с Фраксилии на корабле царебога. Наш правитель — известный шутник и наверняка потребует с тебя за пролет на его судне многие тысячи. Конечно, ты можешь остаться здесь. Может быть, тебя даже возьмут на службу — царьком или божком.

Холод пронизал меня до костей. Приходилось выбирать — улететь с Фраксилии без гроша в кармане или погибнуть. Все иные возможности были неприемлемы. Лучше предстать перед убивоидами царебога, чем провести остаток дней в вони и нищете этой планетки. О возвращении же в цивилизованный мир без собственного корабля, без средств, без перспектив не стоило и думать.

— Тебе нечего бояться, — весело убеждал меня ю`Випо. — В Святилище тебя примут с радостью и почетом, будут обращаться, как с настоящим лордом. Ты откроешь нам тайный ход, а сам сможешь уйти через него и лететь куда угодно!

— А я и не боюсь, — с трудом выговаривая слова, отозвался я. — Я просто… думаю о твоем плане, ю`Випо, ищу слабые места.

— С планом ю`Випо все в порядке, — пробасил ю`Тило. — У него башка — о-го-го!

Маленький трефф просиял, но тут же опомнился и вновь цинично осклабился.

— Выбора нет, Карб. Соглашайся.

— Ладно, — ответил я. — Согласен! Но внутри Святилища, среди множества врагов я должен буду действовать осмотрительно и не спеша. Поэтому выключите пока свои бомбы.

— С того момента, как ты переступишь порог Святилища, — ответил ю`Випо, — в твоем распоряжении будет один фраксилийский день. Вполне достаточно для человека с твоими… способностями.

Я злобно взглянул на маленького треффа, но крыть было нечем.

— Я не могу идти туда в таком виде! — прохрипел я, указывая на грязную хламиду, в которую до сих пор был облачен.

— Тебе не нравится наша революционная форма? — с издевкой спросил ю`Випо. — Ну конечно! тем более, что ты не можешь заявиться в Святилище в одежде треффов.

Сходи на корабль, переоденься во что считаешь нужным. Но не вздумай морочить нас — никакого маленького оружия!

Си`Вайра за моей спиной что-то крикнула насчет маленького оружия, которое всегда со мной. Я знал, что она имеет в виду вибростилет в мизинце, однако треффов это замечание отчего-то повергло в приступ бурного веселья.

— Помни о сроке, который тебе отпущен. Утром мы будем ждать тебя снаружи у люка. До Святилища недалеко, и мы успеем добраться туда. Не теряй времени.

Успею ли я сделать то, что от меня требуется, вот вопрос, меланхолически думал я, поднимаясь по ступенькам трапа. По крайней мере мне позволили избавиться от мерзкой хламиды и заскорузлых ботинок и смыть с себя грязь и вонь. Мелу отправили со мной, чтобы она сменила легкие тапочки, в которых выбежала мне навстречу, на что-нибудь более пригодное для дальних переходов по бездорожью.

— А она ничего, эта твоя фраксилийская подружка, — заметила Мела, едва мы оказались по другую сторону входного люка, и весело мне подмигнула.

Я поморщился, пренебрежительно оставляя ее реплику без ответа, и повернулся, чтобы идти к себе в каюту.

— Она мне такое рассказала… вот уж не знала, что ты на такое способен, — продолжала между тем Мела, с трудом сдерживая смех. — Ну ты и ловкач, Карб! Со связанными руками ухитрился…

— И слушать не желаю! — не выдержал я. — Как ты могла поверить болтовне какой-то вонючей нимфоманки! Нас в любой момент могут прикончить, а ты думаешь о всякой ерунде!

За разговором си`Вайра успела посвятить Мелу и в планы ю`Тило.

— Не говори глупости, Карб, — бодро ответила она, — никто не собирается нас убивать. Если ты сделаешь все, как тебя просят, мы останемся целы и невредимы.

— Да, мне потребуется всего-навсего обшарить Святилище под носом у убивоидов, найти тайный ход, открыть его и впустить кучку маньяков. Я тебя правильно понял?

Мела скривила губы.

— Ты просто жалок, Карб. Треффам нужно было оставить заложником тебя и поручить это дело мне. Они наверняка так бы и сделали, если бы царебог не ждал с фетамом именно тебя. — Она глубоко вздохнула. — Послушай и не перебивай. Ты — тот, кто должен доставить царебогу фетам. Ты самый важный гость в Святилище за последние несколько лет. И если тебе вдруг вздумается побродить по дворцу, никто и слова не скажет. Можешь притвориться, что восхищен архитектурой, а сам разыщешь тайный ход, откроешь его и выберешься наружу. Очень просто.

Я злобно взглянул на Мелу и, ни слова не говоря, отправился к себе, молча пожелав ей оказаться в такой же переделке. Кроме того, зная Мелу, я уже представлял весь поток насмешек и едких замечаний, порожденных откровениями си`Вайры, какими моя напарница будет изводить меня долгие недели, пока ей это не надоест.

У себя в каюте я вспомнил о наказе ю`Випо не терять времени и сразу приступил к делу. Для начала я принял ванну-омнипьюру, затем — энергетический душ и долго грелся, ворочаясь в сушилке «Инстадрай», включив максимальный жар, какой мог терпеть. Вымывшись, я вылил на себя почти весь свой запас очистителей кожи, кондиционеров и дезодорантов. Но и после этого мне везде мерещился легкий запах си`Вайры. Избавиться от наваждения я смог, лишь опрыскавшись с ног до головы своими лучшими духами. Затем я выбрал костюм. Это был один из моих самых новых костюмов, я надевал его всего раз, на похороны (не помню чьи), в надежде произвести впечатление на вдову. Ансамбль состоял из куртки с высоким воротом и небольшими подложными плечами, облегающих гетр с одной накладкой спереди и совсем незаметными на бедрах и икрах, высоких сапог с узкими голенищами и короткого плаща, который следовало мужественно накидывать на одно плечо. Я остановился на этом наряде, потому что хотел убедить всех и каждого обитателей Святилища, что помыслы мои чисты, а сердце открыто — ведь ничто так не подчеркивает чистоту и открытость, как ярчайшая небесная голубизна, а именно такого цвета было выбранное мною одеяние. Основной тон великолепно дополняли клубнично-алые лампасы на брюках и такая же отделка на воротнике и плаще. Аксессуары я для контраста подобрал густо-синие, с горечью припомнив, что лишен своих обычных мини-средств самообороны. Не хватало мне и украшений. Конечно, у меня оставалось кое-что в запасе, но — запрещенное треффами, и я ограничился кулоном, поскольку это не было оружие. В конце концов я с огромной неохотой вынужден был признать, что готов. Перебросив через плечо (не то, на которое был наброшен плащ, а другое) сетчатую сумку с цилиндром бальбазианской стали, я вышел из люка. Остановившись на середине трапа, я окинул ледяным взглядом толпящихся внизу треффов, в том числе и застывшую рядом с си`Вайрой Мелу, уже сменившую обувь и вновь закованную в наручники.

— Ты заставил себя ждать, — сварливо заметил ю`Випо, когда я добрался до подножия трапа.

— Тогда не будем задерживаться, — решительно сказал я, повернулся и зашагал вперед. Мое эффектное появление оказалось несколько подпорчено ю`Випо, который заметил, что идти нужно совсем в другую сторону. Наконец мы тронулись в путь.

Это было безрадостное путешествие. Вскоре после того, как мы выступили, взошло солнце, и прохладное утро довольно быстро превратилось в жаркий день. Впереди, позади и по бокам от меня шло шестьдесят вонючих молодцов. Никто не пытался приблизиться ко мне — возможно, они опасались моего вибростилета — и никто не приставал ко мне с разговорами. Но от запаха некуда было деться.

Я задыхался не только от вони — вокруг, поднимаясь от руин, клубилась мелкая пыль. От нее першило в горле. Но когда город наконец остался позади, ни жары, ни пыли, ни вони не поубавилось. Рассыпающиеся окраины незаметно перешли в блеклую, выжженную солнцем лысую пустошь с редкими пучками жухлой травы, без малейших признаков фраксилийской агрокультуры. Я догадался, что во время мора люди бежали подальше от Святилища и царебога, в прямо противоположную сторону. Этот факт добавил еще несколько штрихов к картине взаимоотношений между правителями Фраксилии и их подданными.

Минуло несколько часов. Усталые и измотанные, мы остановились у подножия крутой каменной насыпи с острым скальным гребнем, уходящей в обе стороны насколько хватало глаз и вознесшейся над пустыней на добрый десяток метров. Один из треффов ловко взобрался вверх по насыпи и осторожно выглянул за край, потом оглянулся, улыбнулся и кивнул.

Глаза малыша ю`Випо, который, несомненно, устал больше всех, оставались, однако, ясными и внимательными.

— За этой стеной космопорт, а дальше — Святилище. Если ты заберешься наверх, то сам все увидишь. Порт почти не охраняется, поэтому, если ты пойдешь к Святилищу, держась его окраин, то беспрепятственно доберешься до места. Мы обойдем стену снаружи и засядем с дальнего бока Святилища, откуда до тайного хода ближе всего. — Глаза маленького треффа угрожающе блеснули: — Помни, Карб, твой корабль и твоя девушка у нас в руках. Не подведи.

Я посмотрел на Мелу. Откинув с лица мокрые от пота волосы, она безразлично взглянула на меня. Усталые треффы тоже взирали на меня с полным равнодушием — все за исключением си`Вайры, которая озорно улыбнулась мне и подмигнула.

— Я свое сделаю, ребята, — проговорил я голосом, хриплым от жары и пыли. — Дальше дело за вами.

Это была фраза из старого художественного видео о Войнах на Краю, где главную роль исполнил мой — и не только мой — любимый актер, звезда экрана М.М.Моррисон. На треффов, которые фильма, разумеется, не видели, мои слова произвели впечатление. Мела состроила кислую мину.

Я развернулся и с достоинством поднялся на вершину каменной насыпи.

Довольно скоро я уже осторожно продвигался по окраине космопорта. Посадочное поле было огромное, гораздо больше, чем на основной массе торговых планет, — еще один памятник бессмысленной показухе — и совершенное пустое. Только у основного здания порта стояла пара пассажирских ботов и что-то, напоминающее частично разобранный орбитальный челнок. Само здание состояло преимущественно из механического или ремонтного цеха и нескольких пристроек. Я не спускал с него глаз, высматривая признаки жизни, естественной или искусственной. Но если убивоиды или царьки и патрулировали территорию порта, то их внимание наверняка было сосредоточено на насыпи-периметре.

Никого не встретив по дороге, я тем не менее ужасно разволновался и к Святилищу подошел уже на грани нервного срыва. Огромное, подавляющее своими размерами сооружение в виде приплюснутого на полюсах шара, покоящегося на нескольких негромко гудящих силовых энергоколоннах, нависло надо мной. Наружная поверхность здания, гладкая и белая, напоминала не металл, а скорее стекло или керамику и была лишена выступов. Ее можно было бы назвать девственно чистой, не будь она испещрена множеством надписей.

Одни надписи были грубо намалеваны краской, другие — чем-то выжжены, еще более грубо; над большей частью и тех и других кто-то тщательно поработал, пытаясь соскрести. Уцелевшие фрагменты граффити в большинстве своем содержали безграмотные предположения о происхождении царебога и его предков и адресованные ему призывы совершить с самим собой разные непристойные деяния. Во всем этом чувствовалась рука треффов. Я заподозрил, что автор одного или двух пожеланий — си`Вайра. Кое-где среди неряшливо расположенных произведений юных революционеров можно было заметить однообразную повторяющуюся надпись, смысл которой до меня так и не дошел: «Здесь был убивоид».

Обогнув помпезное сооружение, я обнаружил уходящую вверх сияющую лестницу, которая упиралась в огромные, схожие с воротами блестящие металлические двери. И убивоиды там действительно были. Эти механизмы очень напоминали людей, хотя их внешний облик задавался по желанию заказчика. Убивоиды царебога походили на здоровенных плечистых детин и были одеты в неброскую зеленую форму. Оружия видно не было: убивоидов снабжали встроенным оружием — бластером в указательном пальце правой руки и паралазером в указательном пальце левой. Такое решение было весьма эффектно в смысле психологическом — механизмы могли поражать непокорных перстом указующим. Под обычной формой у убивоидов скрывалась солидная броня и всяческие щитки; убивоиды были нечеловечески быстры, сильны и непобедимы в рукопашной схватке.

По перечисленным выше и некоторым другим причинам каждый такой механизм стоил больших денег. Одной из главных причин их непомерной дороговизны были специальные линии, встроенные им в мозг и идущие в обход ячеек, следящих за выполнением Первого Закона, который свято соблюдают любые другие искусственные разумы и который запрещает убивать людей. Для того, чтобы в случае неполадок убивоиды не палили без разбора по всему, что движется, их снабжали сложными системами всевозможных прерывателей, контроллеров, балансировок и патентованными устройствами «сломался-но-безопасен» и «защита от дурака». Из-за этого стоимость одного под завязку напичканного электроникой убивоида равнялась стоимости четырехместного межпланетного челнока. У царебога, доверившего свою безопасность этим неподкупным механизмам, внутри Святилища их было сто.

В ту минуту я видел перед собой первую четверку из этой сотни.

Помимо полезных в бою рефлексов, убивоиды были наделены всеми типичными отличительными внешними признаками стражей порядка. Они были флегматичными, тупыми, совершенно не понимали шуток и обладали отменной реакцией — а сверх того были ужасно подозрительны к любому поведению, выпадающему из их весьма суженного понимания нормы. Четверка у металлических ворот не была исключением. Незнакомец, с виду инопланетник, пешком вышел из пустоши и направился к Святилищу. Чудо, что убивоиды не изничтожили меня сразу же, как заметили. Не успел я подняться по сверкающей лестнице, как они опрометью бросились ко мне, плотно прижали к стене и допросили, начав с того, кто я такой, откуда иду, где мой корабль и куда, по моему мнению, я собираюсь идти дальше.

Слушая мои объяснения по поводу того, что при мне находится бесценный предмет, который необходимо срочно передать царебогу, убивоиды только мрачно кивали. Весь вид их говорил о том, что это не самая изобретательная ложь, какую им приходилось слышать. Несмотря на это, они дали мне возможность поболтать еще несколько секунд. Я показал стражам цилиндр, и его у меня немедленно отобрали. Я попытался воспротивиться. Один из убивоидов стиснул мою шею пятерней, и я почувствовал, что ноги мои отрываются от земли. Он держал меня в таком положении довольно долго, пока остальные трое занимались обыском. В результате моя одежда пришла в неописуемый беспорядок. Затем, сняв руку с моей шеи и направив на меня смертоносный палец, убивоид объявил, что я арестован по подозрению в воровстве и заговоре с целью убийства.

— Позовите какое-нибудь начальство, — взмолился я. — Меня ждут. Царебог ожидает моего появления.

Убивоиды рассмеялись без тени веселья.

— Царебог только и делает, что ожидает твоего появления — или появления другого убийцы. За минувшие годы многие хотели добраться до него, но всех их постигла кара.

— После суда, — добавил другой убивоид, — царебог собственноручно переломает тебе кости, после чего тебя прибьют гвоздями к камням с той стороны стены и оставят на солнце подыхать. Это особая честь, которой удостаиваются только подозреваемые в покушении на убийство.

— Но я не!.. — взвыл я.

Мой ли вопль так рассердил их, не знаю, только двое убивоидов вдруг резко подхватили меня под руки и подняли над землей, а двое других наставили на меня указательные пальцы. Таким манером я был препровожден к медленно отворившимся металлическим дверям, похожим на зев могилы, и унесен во тьму за ними.

Глава 18

За порогом Святилища царил полумрак. Так по крайней мере могло показаться в сравнении с солнечным светом и блеском лестницы снаружи. В другой раз, попав из жары и пыли в сумрак и прохладу, свежий, напоенный цветочными ароматами воздух, я бы порадовался. Возможно также, меня приятно поразило бы изящество арок и колонн, открывшихся сразу за дверями холла — холла с высокими потолками и ярким мозачиным полом, холла, уставленного статуями и увешанного картинами, холла с изящными лестничными спусками и балюстрадами, со множеством симметрично расположенных выходов, декорированных портьерами… Чего греха таить, все это действительно приятно поразило меня — впоследствии. Но в первые секунды по прибытии во внутренние покои Святилища основное мое внимание было сосредоточено на грубо державших меня руках и на отверстиях в кончиках указательных пальцев убивоидов, отверстиях, очень похожих на медленно расширяющиеся гипнотические зрачки. Потом неподалеку от нас кто-то завизжал — другое слово трудно подобрать — от ярости, а следом прозвучали самые приятные слова, какие мне довелось услышать на Фраксилии:

— Прекратите сейчас же!

Говоривший (или визжавший) выбирался из крохотного, богато изукрашенного флоутера, который только что бесшумно вплыл в холл. Управлял флоутером молодой слуга атлетического сложения, в легкой тунике, возможно, мандроид — я не разобрал. Визгливым пассажиром флоутера был небольшой круглый человечек. Его лысая круглая головенка торчала из пышной пены тончайших кисейных мантий разных веселых оттенков, надетых одна на другую. На ком-нибудь высоком и стройном подобное слоистое одеяние, пожалуй, смотрелось бы неплохо, но семенящая ко мне мелкими шажками фигурка, похожая на бочонок, выглядела более чем потешно. Однако полностью оценить ее комичность мне помешали навернувшиеся на глаза слезы благодарности.

— Это же мистер Дел Карб! — вновь завизжал круглый человечек. — Почетный гость, которого его могущество так ждет! Вас же проинструктировали, все ваше подразделение!

Убивоиды выпустили меня при первом же взвизге. Теперь они стояли неподвижно, с теми характерными отстраненно-непроницаемыми лицами, какие делаются у легавых, когда им выговаривает кто-то, кому они обязаны подчиняться, но не уважать.

— У него нет корабля, господин, — сказал первый убивоид.

— Он шел пешком, господин, — прибавил второй.

— Он был один, господин.

— И имел при себе вот это, господин. Это могла оказаться взрывчатка.

«Это» относилось к цилиндру. Маленький круглый человечек выхватил его из рук убивоида с почти экстатическим пронзительным вскриком и, взмахнув мантиями, обернулся ко мне:

— У меня нет слов, чтобы извиниться перед вами, мистер Карб! Я спешил! Едва мне доложили, что незнакомец… — Человечек умолк, точно сказанное убивоидами только что дошло до него. — Но, мистер Карб… вы пришли пешком? — Когда он разглядел меня — пыльного, потного, растерзанного — глаза смешного толстячка округлились.

Я быстро отбарабанил заранее заготовленное объяснение — неисправные сенсоры, посадка на некотором отдалении от Святилища во избежание разрушений — но не успел рассказать и половины, как толстячок перебил меня, повизгивая, постанывая, трепеща кисеей, в общем, всячески выражая чрезмерное и наигранное сочувствие.

— Какой ужас! Пешком по этой грязи! Пойдемте со мной, мой дорогой, вам нужно привести себя в порядок и освежиться. Мы должны утолить вашу жажду… все ваши желания. — Последнюю фразу колобок сопроводил двусмысленной улыбкой и подмигнул. Мне смутно вспомнилось что-то — что-то, чего я не мог понять до конца.

Удалив убивоидов взмахом кисейной ручки — «Марш на пост!» — толстячок схватил меня за руку и, увлекая за собой, покатился к флоутеру. Погрузившись в летательный аппарат, мы бесшумно проследовали через череду высоких арок, анфиладу роскошных залов и галерей и наконец остановились в небольшой передней, открывающейся в более просторное помещение, представившееся мне почему-то приемной. Передняя с такими же, как и в остальных покоях Святилища, полупрозрачными стенами и потолком, была шарообразной, тесно заставленной дорогой мебелью. Приказав юному водителю флоутера ждать снаружи, разноцветный толстячок уложил меня на просторный уютный диван, который, приняв форму моего тела, немедленно начал поглаживать мне спину. Подхватив с парящего неподалеку на силовой подставке столика бокал и запотевший кувшин, заботливый человечек преложил мне отведать сок кратифарианских туманных яблок — самый приятный и бодрящий из известных мне прохладительных напитков. Я не спеша осушил поданный мне бокал до последней капли, чувствуя, как мое измученное горло трепещет от наслаждения.

Тем временем закутанный в мантии коротышка решил, по-видимому, привести в порядок мою одежду и начал с того, что принялся осторожными, больше похожими на поглаживания касаниями пухлых ручек отряхивать пыль с моих гетр, точнее, с верхней их части. Некоторая фамильярность подобного обхождения окончательно оформила гнетущие меня воспоминания.

— Не состоите ли вы случайно, — спросил я, стараясь отодвинуться подальше от заботливых ручек и преодолевая при этом сопротивление не желающего отпускать меня дивана, — в родстве с эмиссаром Фраксилии лордом ю`Фипрехаудом?

Пухлая ручка перестала охлопывать мою ногу, кисеи взметнулись, и коротышка издал пронзительную визгливую трель, очевидно, обозначающую смех.

— Какой же я рассеянный! — взвизгнул он. — Забыть представиться! Но как вы наблюдательны, мой милый, сразу заметили наше родственное сходство! — Рука колобка вернулась на мою ногу. — Я старший брат эмиссара, лорд ю`Багнехауд, так меня зовут. Я имею удовольствие и честь быть Первым Доверенным Слугой-Хранителем Его Необъятности Царебога.

Я молча моргнул и уставился на коротышку. Понимая, что нахожусь в обществе той самой особы, в чьи собственные руки надлежит передать цилиндр, я сосредоточился на другом.

— Старший брат?

Мое удивление породило новый каскад взвизгов.

— Ну конечно! В моем положении внешность очень много значит — и Его Совершенство не так давно позволил мне пройти в его личной лаборатории полный курс процедур по программе «О, молодость!» под наблюдением потрясающих гуафакканских специалистов — виднейших авторитетов в этой области. — Жирная ручонка стиснула мое колено. — Я полностью восстановился и ощущаю теперь небывалы прилив сил. Как вы меня находите?

Я пригляделся повнимательнее, но не увидел ничего, кроме лоснящейся от жира сорокалетней физиономии типичного евнуха. Однако слово «восстановился» навело меня на мысль о возможности полезного провокационного маневра.

— Насколько мне известно, — невинно поинтересовался я, — сам царебог никогда не пригбегает к средствам вроде «О, молодость!»?

Ю`Багнехауд отдернул руку, словно обжегшись, и стрельнул глазками в сторону лежащего рядом с ним на диване цилиндра.

— Нет, нет, — взволнованно затараторил он. — Его Божественность не нуждается в подобных процедурах…

В следующую секунду подозрительный взгляд доверенного помощника царебога впился в меня. Я нисколько не сомневался, что эмиссар подробно доложил о моих предположениях касательно содержимого цилиндра, позволивших мне в критический момент требовать надбавки. Теперь ю`Багнехауд ждал, что же последует дальше. Но, заметив мою обезоруживающую улыбку, он снова стал подвижен и весел.

— Итак, мой дорогой Дел, — надеюсь, вы позволите мне так вас называть? — перейдем к делу, а все… прочее потом, — взгляд толстячка похотливо скользнул вверх по моим гетрам и перескочил на мое лицо.

Я поощрительно кивнул.

— Дело прежде всего. Итак, здесь у нас… цилиндр, доставленный в целости и сохранности. Следовательно, пора поговорить об оплате…

Сделав паузу, я намекнул на фетам, и ю`Багнехауд был достаточно сметлив, чтобы понять смысл этой запинки. Он помолчал, разглядывая меня, — вероятно, ожидая новых требований с моей стороны — но напрасно. Нет смысла пытаться оказывать давление на того, в чьем дворце находишься в окружении сотни убивоидов. Поэтому я молчал, стараясь смотреть как можно простодушнее. Выражение ожидания на физиономии Первого Слуги сменила легкая улыбка, и он кивнул, как бы убедившись, что если мне, как всякому человеку, ни в чем нельзя доверять, то по крайней мере я не столь жаден, как прочие.

Встрепенувшись, он закружился в вихре своих мантий, цапнул с дивана цилиндр и нажал на что-то незаметное на парящем столике, призвав слугу, юношу в легком намеке на тунику, сложенного столь же атлетически, как и водитель флоутера.

Горделиво осклабясь, Первый Слуга похвастал, что в Святилище прислуживают только последние модели домашних сервилоидов. Я, развивая тему, ответил, что подобные механизмы стоят значительно дороже, чем нечеловекообразные сервотроны, прислуживающие в лучших домах других планет. Тогда лорд ю`Багнехауд без всякой на то необходимости гордо заметил, что дизайн своих личных слуг он придумывал сам.

Моложавому сервилоиду было приказано проводить меня в гостевые покои и забрать и вычистить мою одежду, пока я буду готовиться к встрече — вечером мне предстояло предстать перед царебогом в его покоях, носящих название «Райский уголок». Или, продолжил ю`Багнехауд, неуверенно всплеснув кисеей, может быть, завтра.

Услышав это, я на миг с содроганием представил себе комбинацию из Мелы, моего корабля и треффов. Я понимал, что очень скоро должен буду что-то предпринять. Но прежде следовало прояснить один важный вопрос.

— Это большая честь для меня, — сказал я, вложив в голос как можно больше энтузиазма. — Но прошу прощения, лорд, как же все-таки с оплатой?..

Ю`Багнехауд издал новую визгливую трель.

— Я был так поражен вашим поялением, мой дорогой Дел, что позабыл обо всем! Остаток денег уже ждет вас на буферном депозите в вашем банке. Как только вы прибудете на свой корабль, эта сумма будет переведена вам по вашему подтверждающему звонку.

— На свой корабль? — безропотным эхом откликнулся я.

— Естественно. — Первый Слуга передал мне обычную пластиковую кредитку с данными перевода. — Вот, удостоверьтесь.

Я машинально принял у него из рук кредитку и проверил ее, заранее понимая, что все окажется в порядке. Ни царебогу, ни ю`Багнехауду не было никакого интереса обманывать меня, столько знающего (или догадывающегося) о содержимом цилиндра.

Между тем необходимо было, чтобы я оставался в Святилище — ждал аудиенции — пока это содержимое не пройдет проверку.

— Теперь, когда с делами покончено, дорогой Дел, — продолжал ю`Багнехауд, — отправляйтесь к себе. Отыдхайте и развлекайтесь как вам будет угодно, — коротышка вновь двусмысленно улыбнулся. — Но не переусердствуйте! Я надеюсь, мой дорогой, что до вашего отлета нам удастся провести немного времени вместе.

Заверив Первого Слугу, что подобная перспектива наполняет меня нетерпением, я на миг задумался, а не задушить ли мне противного сластолюбца перед тем, как унести отсюда ноги. Если, конечно, до этого дойдет.

Ю`Багнехауд забрался в свой флоутер, а я вслед за молчаливым сервилоидом углубился во внутренние покои Святилища.

Неспешно шагая вслед за механическим молодцом по бесконечным чередованиям пересекающихся галерей и проходных залов (бесчисленные двери в их стенах свидетельствовали о наличии множества иных помещений и переходов), я внезапно с содроганием понял, что представляет собой нутро этого гигантского сферического сооружения. Каждый элемент внутренней конструкции, будь то зал или коридор, имел скругленные стены и потолок. Углы отсутствовали вовсе, и помещения напоминали либо огромные шары, либо трубы из стеклообразного полупрозрачного материала, источающего рассеянный неяркий свет. Все это были отличительные признаки известного архитектурного стиля, впервые популяризованного бюрократическими структурами ОФ-Централ и известного под названием «паутинный лабиринт».

Каждый похожий на трубу коридор или сферический зал «паутинного лабиринта» вел к другим перекрестиям и разветвлениям; проходы бесконечно делились, возникали все новые залы и анфилады, в разные стороны разбегались наклонные или винтовые лестницы. Внутренность здания во всех направлениях на всех уровнях пронизывали шахты гиперлифтов. Я слышал, что смотреть на такое сооружение сверху очень интересно: оно довольно красиво и напоминает волшебные узоры ловчей сети мивтакеанского морского паука. Сам я никогда не видел подобного обиталища. Из-за огромного количества стеклостали, необходимой для постройки, такие дома стоили очень дорого и часто оказывались не по карману даже без сожаления расстающимся с деньгами планеталлионерам. Очень скоро ОФ-Централ отказался от такого рода проектов, а выстроенные и готовые к продаже здания демонтировали — никто не хотел тратить целые состояния, чтобы потом всю жизнь искать выход из трехмерного лабиринта, придуманного какими-то идиотами.

Сердце у меня упало. Принимая план юного революционера, я воображал себе некий вполне конкретный замок или поместье, где дорога на кухню строго определена и легко устанавливается. Теперь я уверился, что в «паутинном лабиринте» с его бесконечными разветвлениями, пересечениями, перекрестками, уровнями и тупиками я сразу заблужусь. Несколько мгновений я обдумывал, не попросить ли помощи у сервилоида. Но у того был приказ вести меня в гостевые покои и никак не на кухню.

Выслушав мою просьбу, механизм, не имеющий права самопроизвольно менять маршрут, наверняка обратится за санкцией выше — может статься, даже к самому ю`Багнехауду. Нет, решил я, придется разбираться своими силами.

А значит, может получиться, что я начинаю — и проигрываю.

Погруженный в невеселые размышления, я неожиданно обнаружил, что наше путешествие подошло к концу. Я понятия не имел, где мы находимся, потому что потерял направление и вдобавок сбился со счета поворотов почти сразу же, как расстался с Первым Слугой царебога. В чем я был более-менее уверен, так это в том, что мы шли в глубь Святилища. Миновав очередную небольшую прихожую, уставленную столиками и шкафчиками, я вслед за юношей-сервилоидом очутился в более просторном сферическом зале, где было все, что может понадобиться усталому путнику для восстановления сил. Исходя из того, что восстанавливать можно не только душевные силы, Хозяин Святилища постарался не ущемить никого и ни в чем.

Столы ломились от яств, которых хватило бы, чтобы насытить три десятка изголодавшихся гостей, — яств, приготовленных по рецептам дюжины разных миров (и это только те, что я узнал). Выбор напитков, запоняющих бары вдоль стен, был безграничен — от изысканнейших фруктовых вин до дымящейся бутыли рел-буссианского ликера под названием «Горлодер». Пять сервилоидов стояли наготове, ожидая указаний.

На просторных мягких диванах лениво раскинулось с десяток едва прикрытых и соблазнительно улыбающихся особ разного пола, возраста, роста и сложения. Под рукой у них было все — всевозможные наркотики, снадобья, электростимуляторы и невообразимые приспособления для невозможных услад. Самый пресыщенный извращенец, верно, смог бы найти здесь для себя что-нибудь новенькое. Возле одного из диванов на черных кожаных поводках бродила пара упитанных вислобрюхих местных животных, которых я видел по дороге в город. Я не стал задумываться о том, что они здесь делают.

— Ваши покои, господин, — негромко осведомил меня сервилоид.

Возможно, причиной тому было потрясение, испытанное мною при виде предложенных способов удовлетворения любых желаний любого гостя, но тем не менее что-то подстегнуло мой мыслительный процесс. В моем сознании начало оформляться решение вставшей передо мной проблемы.

— Нет! — громко объявил я.

Сервилоид, уже собравшийся уходить, дернулся, как от удара током, и остановился.

— Я хочу, чтобы этот зал немедленно очистили. Я хочу остаться один, чтобы отдохнуть и… подготовиться к встрече с Его Всемогуществом.

— Как пожелаете, господин, — отозвался сервилоид и сделал повелительный жест в сторону полуодетых лежебок. Одно было хорошо во владениях царебога — он знал, как заставить своих людей повиноваться. Не заставив себя ждать, с минимумом внешних проявлений недовольства (кто-то наморщил носик, кто-то надул губки) обитатели диванов заторопились вон. Заметив среди прочих парочку аппетитных молоденьких девиц, я ощутил укол сожаления. Но дело жизни и смерти превыше всего!

Я приказал пятерке сервилоидов оставить меня и, препоручив свой костюм своему провожатому, отослал его следом. Уверенный, что ю`Багнехауд следит за каждым моим шагом, я решил вести себя обыкновенно и первым делом принял короткий, но бурный душ в обнаруженной рядом со спальней ванной, после чего наполнил бокал чудесным игристым пирилллипским вином. К тому времени сервилоид принес мой отлично вычищенный небесно-голубой костюм, и я смог одеться.

Потягивая вино и машинально пощипывая какое-то лакомство, я упал на кровать, которая тут же приступила к массажу, — картина, оправдывающая ожидания любого соглядатая: выполнив тяжелое и ответственное поручение, человек отдыхает, с достоинством ожидая аудиенции.

По сути дела, кроме кредитки, которая уже лежала в моем кармане, никакая иная благодарность мне не была нужна. Все, что мне сейчас требовалось, — это остаться в полном одиночестве.

И если я собирался найти кухню, а в ней тайный ход, и выбраться наконец из Святилища, то пора было действовать.

Глава 19

Небрежно поигрывая кулоном, с непроницаемым лицом я чуть шевельнул губами и вызвал Поси.

— Ты могла бы определить мои координаты? Хоть какие-то сенсоры работают?

— Конечно, Дел, — радостно отозвалась машина. — Буквально только что несколько сенсоров поймало фазу.

— Отлично. Ты можешь проверить помещение, в котором я нахожусь, на предмет «жучков» и тому подобного?

Последовала коротенькая пауза.

— Мои сенсоры не смогли засечь в вашей комнате ни одного подслушивающего устройства. Но за дверями комнаты стоит мандроид, работающий в режиме прослушивания.

Не успели отзвучать последние слова Поси, как в зале бесшумно появился сервилоид.

— Вы что-то сказали, господин?

— Сказал? — удивился я, придав лицу невинное выражение. — Нет, я просто… я просто пел.

— Пели, господин? — сервилоид ухитрился вложить в свой невозмутимый голос долю сомнения.

— Конечно. Я всегда напеваю, если у меня хорошее настроение. — Я широко улыбнулся и промурлыкал пару тактов темы из популярного галавизионного шоу.

— Очень хорошо, господин, — отозвался все еще сомневающийся сервилоид и удалился.

— Поси! — зашипел я. — Влезь в банк памяти этого сервилоида и узнай, где в этом заведении кухня!

Последовала еще одна крохотная пауза, показавшаяся мне вечностью: Поси при помощи комм-лучевой связи устанавливала контакт с мозгом сервилоида.

— Я все узнала, Дел, — наконец не без тени самодовольства сообщила машина.

— Молодец! Теперь следи за мной и направляй меня к кухне. Но сперва выруби сервилоида.

— Дел! — Поси была шокирована.

— Я не собираюсь убивать его, — объяснил я, начиная терять терпение. — Выключи его ненадолго, чтобы я мог… э-э… внести небольшие изменения в его программу.

Поси неохтно согласилась и исполнила мою просьбу. Мощному интеллектоиду, располагающему средствами лучевой связин, не составляет никакого труда управиться с низшим механизмом. Все это очень напоминает отношения между людьми, подумал я. Секунду спустя мой путь был свободен.

Но тут меня осенило.

— Поси, в этом здании полно убивоидов. Можешь ты их отключить?

— Ты собираешься вносить изменения и в их программы? — невинно осведомилась Поси.

— Нет, — процедил я в ответ. — Я просто не хочу, чтобы кто-то из них случайно подстрелил меня по дороге к кухне.

— Извини, Дел, — ответила не слишком расстроенная Поси. — Но убивоиды оснащены встроенной защитой против стороннего вторжения и отключаются только при помощи кодов. Код выбирает и переустанавливает владелец.

Ничего, подумал я, сорвалось — обойдемся. Я объявлен в Святилище почетным гостем царебога, и встречные убивоиды вряд ли станут стрелять в меня без предупреждения.

Подбодренный этой мыслью, я тронулся в путь.

Теперь дело не казалось мне особенно сложным. В памяти сервилоида хранилась трехмерная схема внутреннего устройства Святилища со всеми маршрутами и обозначениями. Поси знала, где кухня. Она могла бы указать мне прямой маршрут, если бы в «паутинном лабиринте» существовало понятие прямой.

Но едва Поси начала мною руководить, как работоспособность сенсоров корабля резко ухудшилась. Видно, галактическая фортуна, туго вплетенная в мою судьбу, не благоволила мне. Сенсоры теряли фазу именно тогда, когда я вставал на перепутье у очередного разветвления коридора. Поси оказывалась бессильна мне помочь, и мне оставалось либо стоять и ждать у моря погоды, обливаясь холодным потом и стуча зубами, либо выбирать дорогу на свой страх и риск. Если я выбирал коридор наудачу, то неизменно ошибался, и как только сенсоры вновь ловили фазу, мне приходилось возвращаться под руководством Поси. Если я ждал на месте, мне хотелось вопить от панического ужаса.

Так, всеми правдами и неправдами продвигаясь в нужном направлении, я не встречал на пути никаких препон. Во всяком случае, на изрядном начальном его отрезке. Никого не заметив, я миновал с полдюжины залов, очень похожих на те сверхгостеприимные покои, которые отвели мне. Размышляя о том, сколько людей — и животных — с различной любовной оснасткой царебогу приходится постоянно держать наготове на случай прибытия большого количества гостей с разнообразными неутоленными желаниями, я по дороге заглянул в несколько комнат, но никого там не нашел. Потея и раз за разом с облегчением убеждаясь, что каждый следующий зал пуст, как и предыдущий, я шагал к цели.

Время шло. Я заметно продвинулся вперед, спустился на нижний уровень, потом еще на один. Жилые помещения закончились, начались служебные — так объяснила мне Поси. Еще она любезно описывала мне общее устройство «паутины», но я слушал вполуха и уяснил только, что личные покои царебога, «Райский уголок», находятся у самой вершины. Удаляясь от чертогов правителя Фраксилии, я спускался по внутренним хитросплетниям Святилища к его задворкам, туда, где жили слуги и размещались агрегаты, служащие поддержке жизнедеятельности в здании. Я был на верном пути. И у меня все чаще появлялись попутчики.

В основном это были разнообразные мандроиды. Мальчики-сервилоиды в коротеньких туниках, скромно потупив глаза, торопились с разными поручениями. Попадались и человекоподобные механизмы в комбинезонах пастельных оттенков, с инструментами в руках — очевидно, механики или ремонтники. Раз или два я замечал стайки полуодетых и сильно накрашенных созданий, очень похожих на тех, кого я выпроводил из своих покоев, и заключил, что в подавляющем или даже абсолютном большинстве готовые к любым услугам обитатели моих диванов не были людьми.

У меня нет предубеждения против сервомеханизмов в постели или где-либо еще. Для меня новый факт стал лишь очередным проявлением той власти над слугами, какую имел и предлагал во временное пользование гостям царебог.

Порядки, установленные в Святилище, наложили свой отпечаток и на реакцию встех встречных мандроидов. Ее не было вовсе. Механизмы шагали, скользили над полом или катили мимо меня, уставив глаза в пол или в несуществующую точку впереди, никак не замечая присутствия одетого в голубое человека-инопланетника с напряженным лицом, бормочущего что-то своему шейному украшению. Обеспокоенный тем, как бы кто-нибудь из встреченных мною механических слуг не донес обо мне начальству, я попросил Поси выборочно просканировать их мозг. Поси выполнила мою просьбу и ответила: нет, они молчат.

— Они не обращают на вас внимания, Дел, — пояснила она. — Они не обязаны заниматься вами, поэтому просто не замечают вас.

По моему мнению — и я никогда этого не скрывал — служебные мандроиды очень похожи на людей. Во многом они даже совершеннее нас. Они занимаются только тем, чем должны заниматься, и ни шага, ни движения, ни взгляда в сторону. Вы никогда не увидите мандроида за работой во внеурочное время, или дома, или добровольно вызвашегося сделать что-то. Я уважаю их за это.

Три или четыре раза, когда я замечал среди движущихся механизмов людей, мое сердце готово было выскочить из груди. Вообще говоря, отличить людей от мандроидов непросто — при желании у них тоже могут быть невозмутимые лица и пустые глаза. Но в Святилище я не ошибся ни разу. Все эти люди, одетые в менее нарядные подобия капустных мантий ю`Багнехауда, конечно же, видели меня и, оглядев с головы до ног, отводили взгляд и с каменными лицами спешили прочь. Мне не требовалась Поси, чтобы понять, о чем они думают. Это были мелкие служащие — статистики, учетчики или что-то в этом духе, маленькие незначительные людишки на маленьких незначительных должностях — и я, инопланетник, чужой в Святилище, серьезный и целеустремленный, заинтересованный и уверенный. Они понятия не имели о том, кто я и почему я здесь — еще одно доказательство собственной незначительности. А поскольку убедиться в этом мало кому бывает приятно, эти люди притворялись, что не видят меня. Что меня нет, и ничего не происходит.

Поэтому, с каждым новым шагом проникаясь уверенностью, что я всем здесь до лампочки, я мало-помалу начал расслабляться. Я даже попробовал улыбаться и кивать встречным людям с напряженными лицами, но те лишь заливались румянцем и удваивали скорость. Тогда я улыбнулся себе и, окончательно развеселившись, зашагал дальше.

И напоролся на убивоидов.

Возможно, это была та самая четверка, что допрашивала меня у ворот Святилища, а может, другая — трудно сказать. Да и неважно. Заметив меня и, подобно всем прочим встречным, смерив взглядом, убивоиды ловко загородили мне дорогу, вынудив остановиться.

— Господин, — жестко спросил один из них, — вы заблудились?

— Вовсе нет, — пробормотал я. — Я отлично знаю дорогу. Видите ли, у меня… прекрасно развито чувство направления.

Пока они изучали меня стеклянными мандроидными глазами, я улыбался и моргал. В отличие от первой четверки эти убивоиды знали, кто я такой. Они не пытались меня арестовать и, видимо, были хорошо осведомлены о том, где я должен был находиться в ту минуту. Но, оставаясь убивоидами, они брали под подозрение любого, чья невиновность не была неопровержимо доказана, и поэтому буравили меня взглядом в обычной полицейской манере, когда под маской тяжеловесной вежливости скрывается совсем уж тяжкая злоба.

— Господин, вы можете объяснить нам, что вы здесь делаете? — поинтересовался другой убивоид.

Я изобразил волнение. Это оказалось не так уж сложно.

— А в чем дело? Я нарушил границы чьей-то собственности? Это частное владение? Закрытая зона?

Полицейские очень не любят, когда им отвечают вопросом на вопрос. Никто из четверки убивоидов и пальцем не шевельнул, но по сгустившемуся в воздухе напряжению я понял, что им очень хочется шмякнуть меня раза три о стену, а потом снова задать свой вопрос. Отметив это для себя, я без малейших усилий придал своему лицу еще более озабоченное выражение.

— Нет, это не закрытая зона, господин, — в конце концов отозвался один из убивоидов. — Но гости сюда обычно не ходят.

Вот в чем состояло мое преступление, вот каково было основание для подозрений. Я вел себя необычно! Если бы я сейчас в своих покоях катался по диванам в компании животных и полуодетых людей, это никого бы не удивило.

— Понятно, — снова пробормотал я, лихорадочно соображая. — Я здесь потому… потому что… — Под страшными взглядами убивоидов мой мозг уподобился чистому листу — а потом страх дал толчок вдохновению. — Потому что я захотел размяться! Решил пробежаться по коридорам. Стараюсь поддерживать форму, знаете ли.

И, чтобы подкрепить свою легенду, я запрыгал, как дергунчик, похлопывая себя по бокам локтями согнутых рук. Убивоиды молча смотрели на меня, умудрившись изобразить на невозмутимых физиономиях явственное неодобрение. Типично для человекоподобных механизмов!

— Размяться, господин?..

Эти размеренные слова тоже были полны сомнения и неодобрения: обычная реакция служебных механизмов на человеческие привычки и поведение. Точно так же реагировал на мое якобы пение сервилоид в гостевых покоях.

— Вот именно — чтобы с пользой провести время, оставшееся до встречи с Его Великолепием.

И, намекнув на свои связи в божественных сферах, я кивнул, улыбнулся и трусцой устремился в брешь между двумя убивоидами. Те, по-видимому, нехотя пришли к молчаливому соглашению, что, к сожалению, у них нет достаточных оснований тут же, на месте, оторвать мне голову.

— Очень хорошо, господин, — напутствовал меня один из них с ноткой сомнения и разочарования в ровном спокойном голосе. — Пожалуйста, сразу как закончите свою… разминку, вернитесь в свои покои.

— Конечно, конечно! — заверил я, еще раз улыбнулся, покачал головой, махнул ручкой и затрусил по коридору дальше. Я знал, убивоиды смотрят мне вслед. Я чувствовал спиной их взгляды, которые жгли не хуже бластерных зарядов.

Я допускал возможность слежки и был почти уверен, что убивоиды непременно доложат по команде о моей необычной активности. Это могло удивить ю`Багнехауда, поскольку вместо того, чтобы привести себя в порядок и ждать аудиенции, я легкомысленно носился по залам Святилища, обливаясь потом (главным образом, от волнения).

— Поси! — задыхаясь, бросил я в свой кулон. — У меня мало времени!

— Сожалею, Дел, — весело отозвалась машина. — Впрочем, вы сейчас двигаетесь немного быстрее. В следующем сферическом зале поверните в первый проход налево.

— И куда я попаду? — спросил я, сбрасывая темп, потому что у меня закололо в боку.

— Вы сбавили скорость, Дел, — заметила Поси. — Но это уже не важно. За этим проходом начнется коридор, который приведет вас в первый из кухонных залов.

— Там есть люди? — спросил я.

— В памяти сервилоида нет таких данных.

Тогда, скорее всего, там никого нет, решил я. Действительно, девушка добаралсь из гарема до кухни без проблем, ее никто не остановил. И немудрено — ведь, выстави царебог перед тайным ходом часовых-убивоидов, его тайна немедленно будет раскрыта. Вздрагивая от предчувствий, я продолжал «пробежку». Вот и кухня. Я почувствовал, что у меня текут слюнки — я давно ничего не ел, если не считать крошечного куочка чего-то сладкого и еще раньше — скудной порции тушеной крысы, о чем я старался не вспоминать. Принюхавшись к запахам кухни, я понял, что готов в один присест проглотить десять готовящихся здесь обедов. В первом кухонном зале возились с посудой несколько сервилоидов, не обратившие на меня никакого внимания. В других залах вообще никого не было — обед давно закончился, а время ужина еще не настало. Никого я не встретил и в коридорах, соединяющих кухонные помещения.

В последнем зале, как и обещал ю`Випо, я нашел в стене простой круглый металлический люк. Это был единственный люк, встреченный мной в Святилище. Несомненно, именно его я искал — в его отверстие мог свободно пройти человек, желающий воспользоваться тайным ходом. В зале не было ни намека на стражу, и, возрадовавшись, я бросился к люку, забыв о колотье в боку.

Электронный кодовый замок, открывающий замки одновременно на обеих крышках люка, с моей и наружной стороны, я увидел сразу же. И вспомнил, что, случайно набрав верную комбинацию, девчонка, по словам ю`Випо, тут же ее забыла.

— Поси, — торопливо вызвал я интеллектоида, — ты сможешь установить комм-лучевую связь с этим кодовым замком и определить код?

— Уверена, что смогу, Дел, — ответила машина. — Но, к сожалению, в данный момент несколько моих сенсоров одновременно потеряли фазу. Я по-прежнему способна при помощи комм-луча определить ваши координаты, но сориентироваться в кодовом замке пока что не в состоянии.

Я содрогнулся, словно при этих словах что-то потеряло фазу и во мне. С пронзительным криком, в котором смешались ярость, разочарование, страх и прочие обуревавшие меня чувства, я в сердцах стукнул кулаком по крышке запирающего кодового механизма — и вскрикнул снова, на этот раз от боли в ушибленном кулаке. Эхо моего крика растаяло в коридорной дали. Замок люка тихо щелкнул, и крышка с приглушенным гудением убралась в свой паз в стене.

Я потрясенно уставился на отворившийся проход и услышал в отдалении еще один тихий щелчок. Что это — открылась крышка второго люка, наружного, и теперь проход в Святилище открыт, а с ним и путь для бегства? Если кодовый замок открывается так просто, неудивительно, что отпереть его сумела даже запуганная девчонка из гарема.

Я испуганно оглянулся на коридор, но он был пуст — ни один сервилоид не заинтересовался моим криком. Я затаил дыхание, прислушался к тому, что происходило в соседнем зале, и услышал звуки, долетавшие совсем с другой стороны. Они доносились из темного зева открывшегося туннеля. Тихое поскрипывание, шуршание, глухое позвякивание…

В туннеле кто-то был.

Мне захотелось узнать, кто это, но я боялся подставиться под выстрел какого-нибудь разгоряченного треффа. Осторожно прижавшись к стене рядом с люком, я осторожно, одним глазком, заглянул в темный проем. Во мраке почти ничего нельзя было разобрать. Туннель был очень длинный и пологий. Я увидел чей-то силуэт: снизу пригнувшись поднимался кто-то очень большой — его плечи едва не задевали за стены шахты.

Ага, подумал я, значит, ю`Тило решился подтвердить свое звание вожака и возглавил вторжение. За ним идут остальные треффы. Пора сматывать удочки — конечно, если ю`Випо сдержит свое слово.

И если в первых залах кухни еще не появились привлеченные необычными звуками убивоиды.

Я отошел от люка, приблизился к выходу в коридор и на цыпочках дошел до его дальнего конца, старательно прислушиваясь и обильно потея. Никаких звуков, которые свидетельствовали бы о приближении опасности, слышно не было. Выглянув в соседний зал, я обнаружил, что он изумительно, чудесно пуст. Позади, в коридоре, зазвучали шаги. Я с улыбкой обернулся к ю`Тило и его соратникам, чтобы принять поздравления с отлично проделанной работой, но улыбка сошла с моих губ. Я в отчаянии заломил руки. Кажется, я даже издал тихий звук, напоминающий всхлип.

Человек, которого я увидел, оказался значительно выше здоровяка ю`Тило. Это не был вонючий трефф в коричневой хламиде. Это был златовласый, златокожий, сверкающий улыбкой гигант в белоснежных одеждах.

С огромным бластером в руке и молекулярной шпагой на бедре.

Деготь Черноптин.

Глава 20

Моей первой мыслью было бежать. Я медленно попятился к следующему кухонному залу, но Деготь, не переставая улыбаться, в несколько шагов настиг меня. Я испуганно огляделся, пытаясь найти щель, в которую можно было бы забиться, но Деготь лениво поднял бластер, наставил на меня — и я замер и затрепетал, как насекомое, приколотое булавкой к стене.

В тот миг я отдал бы все фраксилийские комиссионные за один бластер-браслет, чтобы с его помощью стереть с лица Дегтя эту широкую безмятежную улыбку.

— Спасибо, что впустил меня, Карб, — неторопливо растягивая слова, проговорил сияющий красавец.

Я стиснул зубы, изнемогая от ненависти.

— Откуда ты взялся?

— Милашка Мела привела, — весело отозвался Деготь. — И не только меня.

— Невозможно! — воскликнул я. — Мы сняли с Мелы «жучок».

Смех Дегтя — мелодичный бархатный баритон — резанул мой слух.

— Вы нашли «жучок», который я специально оставил на виду. Второй вы не заметили — я поместил его… в более укромное место. И снабдил специальным защитным экраном, который делает сканирование невозможным. — Деготь снова рассмеялся. — Женщинам высокого класса — только высокие технологии!

Вжимаясь спиной в стену, я исходил безмолвным потоком проклятий. Я клял Мелу за то, что по ее вине мы попали в западню, Дегтя — за то, что он есть на белом свете, ни в чем не повинную Поси — за то, что не заметила второй «жучок», и судьбу-злодейку за то, что в очередной раз подвела меня, когда до спасения было рукой подать.

— Где Мела? — наконец взяв себя в руки, спросил я.

— Она снаружи и вне опасности, — отозвался Деготь. — Дегтярники присматривают за ней и за вонючими юнцами. — Он снова весело рассмеялся. — Мела в гневе прекрасна! Когда я рассказал ей, как выследил вас, она затопала ногами, обругала последними словами и поклялась отомстить. Впрочем, женщинам порой необходимы такие эмоциональные разрядки, верно, Карб? После они становятся слаще меда.

— Побереги свою философию для себя, — бросил я. — Что тебе здесь нужно?

— Не будь наивным, Карб, — ответил Деготь. — Я здесь для того, чтобы получить ардакканианский фетам. Я пытался заполучить его на Вадимании, и Мелу вместе с ним, но ты оказался крепче, чем я думал. Я мог бы добиться своего на Уулле…

Деготь умолк. У него за спиной, в последнем кухонном зале, со стороны открытого люка послышались какие-то звуки.

— Это, должно быть, дегтярники, — сказал Деготь не сводя с меня глаз и бластера.

— Они должны привести Мелу и коричневые хламиды. Насколько я понимаю, эти сосунки — что-то вроде местных повстанцев, поэтому я приказал дегтярникам запустить их в Святилище. Своего рода диверсия — пусть отвлекают внимание убивоидов, пока мы будем искать фетам.

Покуда я нашаривал на задворках памяти подходящий язвительный ответ, в коридоре, ведущем к нам, послышались тяжелые шаги. Продолжая держать меня под прицелом, Деготь обернулся.

И замер. И перестал улыбаться. Зато я дернулся, как от удара током, и судорожно глотнул воздух, пытаясь закричать.

В коридоре появилось чудовище. Огромное, покрытое слизью, уродливое, вооруженное с головы до ног, вселяющее ужас.

Главарь пиратов. Черный Дых. Десятищуп.

Деготь ожил и начал поворачиваться навстречу новой опасности. Однако пират-негум, несмотря на свой возраст, оказался более проворным. В восьми коротких щупальцах Десятищуп держал разнообразные ножи и кинжалы, два длинных оставил для рукопашной. Взмахнув одним из длинных щупальцев, как хлыстом, пират ударил Дегтя по руке и выбил у него бластер, со стуком упавший на пол.

— Слишком много женщин, Черноптин, — сказал Десятищуп голосом, напоминающим скрежет железа о камень. — Теряешь форму, теперь даже старик может выбить оружие у тебя из рук.

Лицо Дегтя потемнело и превратилось в бронзу.

— Рано радуешься, Черный Дых, — в ярости воскликнул он. — Сейчас ты лишишься своего оружия… вместе с руками!

С этими словами он выхватил из ножен золотую шпагу и со свистом рассек смертоносным молекулярным лезвием воздух над головой.

Лицо пирата изменилось. Это могла быть как улыбка, так и гримаса отвращения. В любом случае, перемена была устрашающей. Из щели ротового отверстия в нижней части гловы-туловища Десятищупа вывалилось облачко густого липкого дыма.

— Я рад, что ты решился сразиться со мной на шпагах, — проскрежетал он. — Я долго ждал того часа, когда избавлюсь от тебя. Ты слишком часто попадался у меня на дороге. Теперь я наконец смогу забыть о Дегте Черноптине.

Десятищуп подался вперед и протиснулся из коридора в зал. Деготь отскочил назад, описав клинком над головой золотой круг. Я тоже поспешно попятился, освобождая место для поединка. Потом уже я сообразил, что в ту минуту беспрепятственно мог бежать — казалось, и Деготь и Десятищуп забыли обо мне, — но столь неожиданное появление сразу двух моих главных преследователей полностью парализовало мой разум, лишило сил и способности двигаться. Поэтому я стоял и молча следил за тем, как Черный Дых поднимает свои восемь клинков, стискивая их щупальцами, и… с силой выдыхает огромное облако непроницаемого дыма.

Дыхание Десятищупа, черное, как космос за Краем, и зловонное, как разложившийся труп, окутало Дегтя, потушив его бело-золотой блеск, словно порыв ветра — свечу. С шипящим боевым кличем, от которого кровь стыла в жилах, пират, взмахнув всеми своими клинками, бросился вперед и исчез в облаке черноты.

В тот же миг столь же непроглядная тьма закрыла свет от моих глаз. Ноги у меня подкосились, и я повалился на пол.

Мела потом говорила, будто я потерял сознание, но это неправда: я никогда не терял сознания, разве что раз или два, из-за переутомления или недостатка кислорода. Сам я полагаю, что попросту споткнулся, пытаясь отойти на безопасное расстояние от черного облака, внутри которого дрались, упал и ударился обо что-то головой. Впрочем, неважно. Когда я пришел в себя, рядом со мной была Мела. Сказать по правде, это она привела меня в чувство, безжалостно исхлестав ладонями по щекам. Еще не до конца очнувшись, я, тем не менее, сразу заметил ее полный ярости взгляд и понял, что с ней, выведенной из равновесия хвастливыми откровениями Дегтя, следует обращаться в высшей степени осторожно.

— Что случилось? — слабым голосом спросил я, пытаясь сесть.

— Кошмар, — коротко ответила Мела и в своей отрывистой манере изложила мне события последних часов, после чего определение «кошмар» показалось мне довольно бледным.

После того как убивоиды на глазах у треффов, тайно наблюдавших за происходящим из-за гребня насыпи, унесли меня в Святилище, откуда ни возьмись появились дегтярники и без единого выстрела взяли молодых повстанцев в плен. Деготь освободил Мелу и с нескрываемым удовольствием объяснил ей, как ему удалось столь своевременно оказаться здесь. Через некоторое время, когда я открыл люк, ведущий в тайный ход, Деготь скрылся в нем. Почти сразу же после этого невесть откуда нагрянули пираты и, заставив дегтярников сдаться, объявили их и треффов своими пленниками. Десятищупу понравилась идея Дегтя о диверсии, и он приказал своим пиратам отправить вооруженных дегтярников и треффов вперед, в Святилище, но сперва пожелал сам войти во вдрец царебога, чтобы, как он выразился, навсегда избавиться от Дегтя.

— Кажется, и от меня тоже, — добавил я.

— О тебе о ничего не говорил, — холодно отозвалась Мела. — О тебе все довольно быстро забыли.

Что ж, чудесно, с горечью подумал я. Если бы не я, подвергнувший себя стольким опасностям, они в лучшем случае до сих пор бродили бы вокруг Святилища и брали друг друга в плен. Но судя по стальным желвакам на щеках Мелы, моя точка зрения была ей неинтересна, и я промолчал.

— Десятищуп вошел в тайный ход вслед за Дегтем, и тогда пираты начали по одному заталкивать туда треффов и дегтярников, чтобы те приняли огонь убивоидов на себя. Началась ужасная неразбериха, крики, проклятия, ругань, некоторые из треффов плакали. Кстати, твою подружку си`Вайру все это почему-то ужасно веселило, она смеялась как сумасшедшая.

Она и есть сумасшедшая, с тоской подумал я.

— Меня пираты затолкали в шахту последней и за мной пошли сами. Вдруг я услышала крики пиратов, оставшихся снаружи, и в отдалении приглушенную стрельбу. Пираты, которые вошли в туннель последними, потом рассказали, что из главных ворот Святилища выскочило несколько десятков убивоидов. Убивоиды напали на них, но нарвались на встречную атаку и отступили.

Я озадаченно заморгал:

— Перед пиратами?

— Нет! На убивоидов напали взявшиеся непонятно откуда вооруженные люди. — Мела потрясла головой. — Семья.

Я выпучил глаза, чувствуя, что мой желудок пытается поменяться местом с ногами.

— Это как же?..

— Мне кажется, — ровным голосом сказала Мела, — что все это из-за «жучка», который на нас повесил Деготь.

На нас? Я едва не напомнил ей, кто притащил на корабль «жучка», а следом и хвост из всех негодяев галактики, но глаза Мелы, где застыла сталь, убедили меня, что говорить об этом сейчас было бы неумно.

— Десятищуп в свою очередь привесил «жучка» какому-нибудь дегтярнику, а Семья, наверное, одному из пиратов. В общем, теперь все они здесь и все хотят получить фетам.

— Где они сейчас? — просипел я.

Мела неопределенно махнула рукой.

— Где-то в Святилище. Когда прошел слух о Семье, все бросились врассыпную от потайного люка и разбежались кто куда. Я потихоньку отстала, так на меня никто и внимания не обратил!

— А Деготь и Десятищуп? — с тревогой спросил я. — Они все еще здесь. Дерутся.

Мела пожала плечами.

— Когда я пришла сюда, их уже не было. Если они еще живы, значит, они где-то внутри Святилища. Там внутри ужас что творится, идет какая-то безумная война трех банд, треффов и убивоидов — они лупят друг друга без разбора. Надо срочно вызвать сюда подразделение Федпола!

— С ума сошла! — судорожно вскинулся я. — Черт с ними, пускай перебьют друг друга! Мне уже… нам уже заплатили, так что ждать нечего, можно уносить ноги.

— Тайного хода больше нет, — вздохнула Мела, кивая в сторону последнего кухонного зала. — Отступая, пираты взорвали его, чтобы отрезать путь Семье и убивоидам.

Кровь отхлынула от моего лица, и последние способности трезво мыслить оставили меня.

— Придется пробиваться к выходу, — продолжала Мела. — Семья наверняка попытается прорваться в Святилище. Удастся им это или нет, но через некоторое время выход будет свободен. И если мы доберемся туда вовремя…

— Поси покажет нам дорогу, — сказал я, протягивая руку к кулону. Когда я нащупал его, мне показалось, будто кто-то без заморозки выдернул у меня из спины позвоночник.

Одного взгляда на кулон было достаточно, чтобы понять, в чем дело. Вероятно, я раздавил его при падении. Драгоценный камень разлетелся вдребезги, под осколками виднелись раздробленные кусочки времниевых плат и металла, вид которых не оставлял надежд на восстановление.

— Пошли, Карб, — повелительно сказала Мела, заставив меня опомниться и оборвать тонкий жалобный вой. — Нужно торопиться. Нельзя тут больше сидеть.

Но почему? — пронеслось у меня в голове. Ведь здесь так безопасно! Но Мела была уже у выхода из зала, а мне вовсе не улыбалось оставаться здесь одному.

Потрясенный отчаянностью положения и глубиной психологического кризиса, я собрал остатки сил и заковылял следом за своей решительной напарницей. К сожалению, то, что Мела назвала безумной войной в Святилище, не было сосредоточено в одном месте. Все разбежались по дворцу — кто искал фетам, как Деготь и Десятищуп, кто — царебога (треффы), кто — любых посторонних (убивоиды), а кто просто где бы с кем подраться (дегтярники и пираты). Я в тот момент был уверен, что гангстеры все еще штурмуют главный вход, и от души понадеялся, что они и противостоящие им убивоиды будут доблестно сражаться до последнего человека и механизма и когда мы наконец окажемся там, выход будет полностью свободен.

Надежды мои, как всегда, не оправдались.

Первыми попавшимися нам навстречу вестниками войны без правил были двое треффов, вылетевшие из-за угла коридора, куда мы только что вбежали: упитанный паренек с ржавым ружьем-парализатором, с виду вполне решительный и боевой, и высокая девица с окровавленной одной рукой и длинным ножом в другой, еще более решительная и боевая. Заметив нас, мальчишка испуганно остановился и выпалил из парализатора в Мелу, бежавшую впереди. Мела успела среагировать и ловко нырнула вперед, заряд пронесся мимо и угодил в стену. Мела, как настоящая акробатка, завершила прыжок переворотом через плечо, мягко поднялась на ноги и, с потрясающей точностью выбив из рук толстенького треффа парализующее ружье, ударила парня ногой в пах. Мальчишка согнулся пополам и взвыл. Мела сбила с ног девушку и, подхватив ружье, побежала дальше, по-прежнему легко и грациозно, даже не взглянув на поверженных юнцов. Я последовал за ней, рассмотрев по пути скорчившегося на полу паренька, покрасневшего от боли.

— Вы все равно бежали не в ту сторону, — любезно заметил я и кинулся догонять Мелу.

Добравшись до конца коридора, я увидел, что Мела, прижавшись к стене, засела на корточках у дверного проема и делает мне какие-то знаки.

— Убивоиды, — прошептала она, кивая в сторону следующего зала.

Мне совсем не хотелось останавливаться. Мой инстинкт самосохранения уже полностью утвердился в мысли о том, что спасение — снаружи и что чем быстрее я отсюда выберусь, тем лучше. Сбавлять скорость, прятаться, медлить и сомневаться означало пробыть в полном опасностей Святилище несколько лишних минут. Тем не менее я понимал, что не в моих интересах сейчас появляться перед убивоидами, которые с недавних пор без предупреждения открывают огонь по незнакомцам. Вне себя от безвыходности ситуации, я принялся лихорадочно озираться, тщетно ища новый путь к бегству.

В ту же секунду за поворотом раздался грохот разрывов и треск бластерного огня. Мела отпрянула от дверного проема. Я бросился на пол и прикрыл голову руками. Треск и грохот за стеной почти сразу стихли, и я осторожно поднял голову и осмотрелся. Мела уже снова сидела на корточках возле угла и осторожно заглядывала в зал.

— Семья прорвалась, — лаконично прокомментировала она. — Убивоиды попали под перекрестный огонь гангстеров и дегтярников. Пошли, путь свободен.

Я вскочил и следом за Мелой бросился в зал. Там все было перевернуто вверх дном, на полу между обломками многочисленных механизмов валялось два или три тела в черном и пара покрытых темным мехом негумов. Отшвырнув парализатор, Мела подхватила с пола два гангстерских бластера и один перебросила мне, после чего вновь устремилась вперед, к новым коридорам и новым залам.

Через несколько минут я почувствовал необычайный подъем. Лихорадка сотрясала мое тело, избыток адреналина словно обул меня в крылатые сандалии. Генератором этих эмоций, разумеется, была Мела. Подобно неуязвимым призракам мы неслись по лабиринту и почти не сбавили ход ни когда Мела обернулась, чтобы уложить из бластера двух дегтярников, которые с криками вывернули позади нас из-за какого-то угла, ни когда я одним выстрелом свалил с ног сцепившихся в рукопашной гангстера и убивоида, ни когда зал, куда мы ворвались, внезапно наводнили пираты. Двоих Мела уложила почти не целясь. Не останавливаясь, мы промчались через анфиладу залов, заполненных сражающимися, но никто не заметил нас, даже когда сначала Мела, потом я с разгону перескочили через дегтярника, с яростной сосредоточенностью расчленяющего поверженного пирата. Мы мчались вперед, прятались, уворачивались, стреляли и снова бросались бежать. Время от времени Мела в воинственном экстазе испускала пронзительные дикие вопли, пугавшие меня не меньше, чем то, что творилось вокруг.

Наше совместное бегство закончилось неожиданно: сгоряча влетев в очередной зал, оказавшийся чем-то вроде отведенных мне покоев, и увидев прижавшихся к стенам безоружных сервилоидов, мы повернули в поисках другого выхода и нашли его, но поздно. Из не замеченного нами прохода вдруг выскочил похожий на рептилию пират и швырнул в Мелу пригоршню чего-то напоминающего мелкие сверкающие искры. Мела беззвучно осела на пол.

Я машинально нажал на спуск бластера и проделал в пирате огромную дыру. Его лягушачье тело еще не коснулось пола, а я уже стоял на коленях перед бесчувственной Мелой и стаскивал с нее комбинезон. Брошенная в нее пригоршня искр, насколько мне было известно, не имела ничего общего с огнем. Это было отвратительное оружие — диггеры, крохотные метательные снаряды с острыми, как иглы, наконечниками и собственными источниками энергии. Они несли в себе парализующий яд. Попав в тело жертвы и парализовав ее, диггеры немедленно начинали вибрировать и углубляться в беспомощную плоть, добираясь до жизненно важных органов и разрушая их. Чтобы спасти потерявшую сознание Мелу от ужасной смерти, нужно было действовать молниеносно.

До сих пор я испытываю к себе уважение, когда вспоминаю, что в тот опаснейший час, раздевая Мелу, я думал только о спасении ее жизни. Раздев ее догола, я принялся обирать с нее диггеры. Это было все равно что пытаться выбрать колючки из бедолаги, угодившего в фритоканский ленточный кактус. Только в данном случае колючки быстро пробуравливали ходы в коже, стараясь спрятаться внутри тела. К тому времени, как я набрал одиннадцать стрелок, на гладкой коже Мелы уже не было видно ни одной из них. Осмотрев каждый сантиметр ее тела, я без сил опустился на пол, обливаясь потом, дрожа и уповая лишь на то, что успел собрать все диггеры и Мела останется жить.

Прошло несколько минут, потом еще, но Мела не приходила в себя. Она была еще жива — ее веки подрагивали, организм боролся с парализатором. Я вдруг понял, какой опасности подвергаюсь, стоя здесь на коленях. Время шло, Мела жила. Значит, внутри ее тела стрелок не было, иначе она уже была бы мертва. Я перевел дух и немного расслабился. Действие наркотика прекратится не скоро. Инстинкт самосохранения подсказал мне, что, пытаясь продолжить путь по бесконечным залам Святилища с Мелой на руках, я подвергну нас обоих большой опасности. Мела, конечно, девушка худенькая и миниатюрная, но не настолько.

Как любила повторять Мела, нужно всегда и во всем оставаться профессионалом. Самым профессиональным в моем положении было развернуться и идти дальше одному, ничем не обремененному. Но я не мог бросить свою напарницу в таком состоянии. Это было бы трусостью. Поэтому я поднялся и приказал группе сервилоидов, забившихся в дальний угол, приблизиться.

Машины, хоть и напуганные, были исправны и послушались. Не смея поднять на меня глаз, сервилоиды подошли и окружили меня.

— Я оставляю эту женщину с вами, — сказал я. — Позаботьтесь за ней и защищайте. Скоро я за ней вернусь.

В ответ сервилоиды пробормотали что-то утвердительное и занялись Мелой. Оглянувшись в последний раз, я бессознательно сравнил гибкую грацию Мелы с дикарской, экзотической роскошью си`Вайры и заставил себя вернуться к более насущным проблемам. Я действительно собирался вернуться за Мелой — когда в Святилище утихнет стрельба и враждующие группировки закончат истреблять друг друга. В чем-то Меле даже повезло — она осталась под охраной сервилоидов, и ей теперь ничто не угрожало. А я должен был идти дальше — возможно, сражаясь — к единственному оставшемуся выходу из дворца и ожидающей меня за ним неизвестности.

Впрочем, назвался груздем — полезай в кузов. Я всегда это говорил. Выбрав среди столпившихся над Мелой сервилоидов экземпляр посмышленей, я приказал ему отвести меня в холл перед главным входом в Святилище. Механизм безмолвно повиновался, и я поспешил за ним следом, внимательно поглядывая по сторонам, прислушиваясь и держа бластер наготове.

Глава 21

Следом за сервилоидом мне удалось беспрепятственно пройти через несколько залов, и я испытал некоторое облегчение. Я вдруг поверил — по наивности, конечно — что сервилоид выведет меня из Святилища невредимым и что судьба наконец-то мне улыбнулась. Я был доволен, что взял провожатого — если возникнет опасность, он послужит мне отличным щитом.

Со всех сторон долетали звуки стрельбы и крики — сражающиеся группировки то и дело натыкались друг на друга и открывали огонь. Запутанная планировка Святилища не позволяла точно определить, в какой стороне или даже на каком уровне слышна стрельба. Казалось, сражение кипит везде, однако я не терял надежды, что все-таки сумею благополучно пробраться через основную зону конфликта.

Через некоторое время сервилоид ввел меня в первый из длинной череды пересекающихся залов-галерей, тонущих в изобилии произведений искусства и разных экзотических диковин и, очевидно, представляющих собой своего рода выставочный комплекс. Я справился у сервилоида, и тот подтвердил мою догадку, а заодно заверил, что мы, как и было задумано, удаляемся от центра Святилища к «Райскому уголоку», расположенному на самом верхнем уровне. Мне неспроста вздумалось убедиться в этом — я специально оговорил это заранее, спуститься в центральный зал мне хотелось с одного из верхних балконов, с возвышения, откуда легко можно заметить убивоидов или иные препятствия. Не желая рисковать и чересчур приближаться к покоям царебога, где сейчас наверняка рыскали все охотники до фетама, я решил подняться всего на несколько уровней и тем ограничиться.

До определенных пор все шло как по маслу. Я даже начал с интересом рассматривать ценнейшие шедевры из собрания царебога, раздумывая о том, не прихватить ли с собой парочку вещиц поменьше — пройдя через такие мучения, я безусловно заслужил премию. Но не успел я выбрать, как за моей спиной в зал ворвалось и немедленно открыло по мне огонь с полдюжины совершенно обезумевших гангстеров Семьи.

Стреляли они на бегу и были очень возбуждены, а потому все выпущенные ими заряды прошли мимо цели. Я тоже промахнулся, поскольку отстреливался, удирая по проходу между рядами экспонатов к дальнему выходу из зала. Краем глаза я заметил, как под градом осколков бесценных произведений искусства, в мгновение ока превращенных бластерным огнем в ничто, мой сервилоид, спасаясь, молниеносно нырнул под одну из витрин. Чудом добравшись до двери невредимым, я опять оглянулся и увидел, что гангстеры переключились на тройку дегтярников, которые в запале влетели в зал, что-то проорали и так же стремительно исчезли за соседней дверью. Гангстеры с криками бросились за дегтярниками, безостановочно паля из бластеров им вслед.

Не сбавляя хода, я пробежал еще один выставочный зал. И попал в истинный кошмар.

Вышло так, что большая часть сражающихся оказалась там одновременно со мною — возможно, их привлекли звуки стрельбы. В галерейный комплекс можно было попасть с разных сторон через многие двери. Когда я пулей вылетел из одного зала и бросился в смежный, откуда ни возьмись появились пираты и обстреляли меня. В следующий миг из двери напротив выскочила горстка убивоидов и открыла огонь по пиратам. Завязалась перестрелка. Воспользовавшись этим, я с грохотом высадил первую попавшуюся дверь и ввалился в следующий залец, где испуганно оберувшиеся ко мне дегтярники тотчас пустили в ход бластеры. Я ответил огнем, и они обратились в бегство, столкнувшись в дверях с группой гангстеров. Столкновение перешло в кровавую рукопашную, я же под шумок выбрался на четвереньках в следующую длинную галерею, увешанную бесчисленными голопортретами неизвестных.

Недолго думая я решил пробежать ее без остановки — и с этой минуты началось мое сошествие в ад. В галерее было множество дверей, и за каждой меня поджидала по меньшей мере пара вооруженных убийц — дегтярники, убивоиды, пираты, ганестеры. Стоило мне подбежать к какой-нибудь двери, и они выскакивали оттуда, как чертик из табакерки, и тотчас исчезали вновь, едва в следующем проеме возникали новые персонажи, открывающие огонь и по мне, и по ним. Эти внезапные, судорожные появления и исчезновения делали их похожими на страшных механических кукол, и все они мгновенно забывали обо мне, с воплем несущемся сквозь их бесконечную череду. Но я добрался до дальнего конца галереи целый и невредимый, не в силах поверить в свое счастье.

Заметив пологий спиральный подъем на следующий уровень, я поспешил убраться подальше от страшной выставки. Тут было относительно тихо, только два убивоида, спускавшиеся поодаль на гиперлифте, несколько раз выстрелили по мне. На верхнем уровне события несколько минут развивались спокойно, а потом, одновременно выскочив в узкий зал из двух противоположных коридоров, на меня напали пират и дегтярник. Не теряя времени, они попытались подстрелить меня. Вымотанный недавней гонкой до предела, я вскрикнул и кинулся на пол. Пират и дегтярник вновь выстрелили, теперь уже друг в друга, оба поразили цель и упали, недвижимые.

Не знаю, сколько я пролежал между их трупами. Я не был ранен, но прежде чем продолжать бегство, мне нужно было собраться с силами. Я был близок к панике — я вновь заблудился и угодил в эпицентр переделки, которая, похоже, тащилась за мной как привязанная. Необходимо найти нового провожатого, другого сервилоида, думал я, который покажет мне безопасный окольный путь к главному входу.

Я совсем было собрался встать, когда услышал позади шаги и голоса и в страхе замер, стараясь не дышать. Это было совсем не трудно — ужас парализовал меня. Это спасло мне жизнь.

Сквозь неплотно смеженные веки я заметил две пары приближающихся ко мне черных брюк в тонкую белую полоску. Прислушавшись к звучавшим все громче голосам, я с содроганием узнал один из них и помертвел. Это был зловещий, леденящий душу рык Пульвидона.

— Я надеялся взять Карба живым. — Он ткнул меня в бок носком ботинка. — Я хотел убить его сам. Он бы у меня долго подыхал.

Спутник Пульвидона хрипло рассмеялся.

— Все равно ему пришлось несладко. Гляди, у него вся рожа синяя. Видать, получил порцию отравленных стрелок.

Пульвидон хохотнул.

— Как раз под цвет его костюмчика, верно?

Вероятно, насчет цвета моего лица они были правы — я изнемогал от недостатка воздуха. О том, чтобы неожиданно вскочить и перестрелять негодяев из бластера, нечего было и думать. Ведь один из них был Пульвидон.

Он еще раз пнул меня в бок и, к моему величайшему облегчению, вместе со своим напарником вышел из зала, на ходу бормоча что-то о том, что нужно связаться со всеми ребятами и собраться где-нибудь в одном месте. Дождавшись, чтобы их шаги затихли вдалеке, я вскочил и удрал в противоположном направлении.

В следующий миг воздух вокруг меня раскалился и загудел от молний, вылетающих из указательных пальцев трех убивоидов. Они промахнулись: в отчаянном прыжке я бросил свое тело в кабину ближайшего гиперлифта. Убивоиды кинулись следом, не переставая палить вверх. Бластерный огонь расплавил и разнес в пыль добрую треть магнитного диска, на котором я стоял, но что-то вдург отвлекло внимание механизмов, и они исчезли так же неожиданно, как появились. Повисла тишина. Трепеща, я лежал и ждал, пока мой диск остановится.

Выбравшись из лифта, я обнаружил, что попал в странно тихое место, спокойное, как «глаз бури». Я стоял в конце широкого, короткого, упоительно безлюдного коридора. Бесшумно пробравшись к двери в другом его конце, я приложил к ней ухо и прислушался. Судя по доносящимся из-за двери звукам, за ней определенно шла какая-то жизнь. По-видимому, дверь эта отгораживала от коридора довольно большое помещение — громкому голосу, слышному за ней, вторило гулкое эхо. Но особенно потрясло меня другое. Среди стрельбы и смерти, смерчем гуляющей по Святилищу, подгоняющей и настигающей несколько вооруженных банд, я услышал многоголосый, дружный женский смех. И сразу же прочие звуки, идущие из-за двери и поначалу принятые мною за шумы, наконец достигли моего сознания, и я узнал тихую приглушенную музыку и пение птиц.

Еще не до конца поверив, я уже знал — догадка моя верна. В Святилище было единственное место, где женщины сейчас могли смеяться, а птицы петь. Лифт, куда я бросился в порыве отчаяния, вынес меня к дверям «Райского уголка» — личных покоев царебога.

Я отлично понимал, что мне нечего там делать, и мне совершенно не хотелось туда идти. Но противостоять внезапно обуявшему меня любопытству я не смог. Осторожно пригнувшись, я чуть-чуть приотворил дверь и заглянул в щель.

Дверь открывалась на богато украшенный балкон, опоясывающий помещение внушительных размеров. Голос и смех, услышанные мною, доносились снизу, из-под балкона. Я увидел овальный зал с тремя украшенными ажурным орнаментом входами, симметрично расположенными на уровне пола. По длинне овал был примерно в сто пятьдесят метров. Балкон, на который я в конце концов выбрался, отделяло от пола метров двадцать. На столько же над ним возносились к бледно-голубому куполу стены. Под куполом горело искусственное солнце солидных размеров.

В узких концах зала, где помещались действующие сейчас установки «Иллюзион» (я видел такую на лайнере эмиссара), можно было видеть пасторальные сценки — оттуда и неслось щебетание птиц. Справа поднимался пронизанный солнечными лучами лес, слева зеленел лужок с пригибающейся под порывами ветерка травой. Над цветами вились и сновали разноцветные насекомые. Но все это я окинул лишь беглым взглядом — основное мое внимание сосредоточилось в средней части овала, раскинувшейся непосредственно под моим балконом.

Центральное место там занимал большой, заполненный прозрачной голубой водой пруд, настоящее маленькое озеро. Водоем этот, соединенный с системой малых прудов небольшими короткими протоками и водопадиками, над которыми изгибались изящные мостики, с трех сторон был окружен свежей зеленью, невысокими плакучими деревцами и редким, приятным для глаз кустарником. На дальней стороне пруда пестрел цветами широкий луг; редкие деревья не уничтожали, а лишь подчеркивали впечатление приволья. Посреди луга был устроен небольшой, тоже покрытый густой травой холмик с пологими склонами и плоской поместительной вершиной.

Все это великолепие — кристально чистая сверкающая вода, густая свежая трава, запах зелени и цветов — представляло собой полную противоположность смрадному засушливому запустению, царящему за стенами Святилища. Потрясающее совершенство открывшейся передо мной картины было отвратительным символом несметного богатства и абсолютной власти, зиждущихся на равнодушной жадности, коррупции и потакании своим прихотям. К такой мысли я, несомненно, пришел бы, будь у меня возможность хоть на секунду спокойно задуматься. Но едва я всмотрелся в раскинувшееся передо мной великолепие и различил некоторые подробности, как мои мыслительные процессы оказались замкнуты накоротко.

Почти все без исключения части волшебного парка — пруд с быстрыми журчащими протоками, широкий луг, склоны холма — были населены молодыми, очаровательными и совершенно нагими женщинами. Они весело плескались в воде, играли на лугу в потешную игру с маленьким мячом или просто нежились на солнышке, беззастенчиво подставляя свою наготу его лучам. Это их смех слышал я из-за дверей. Солнце ласкало их тела, а с ним и мой взгляд, взгляд неведомого и невидимого тайного соглядатая. Некоторое время я остолбенело рассматривал их одну за другой. Девушки не были совсем обнажены — их наготу прикрывали обильные драгоценные украшения вроде бус и куски нежнейшей полупрозрачной материи, обернутой вокруг бедер. Так по крайней мере выглядели девушки на суше. Были ли раздеты или одеты купальщицы, я затруднялся сказать.

Я ни секунды не сомневался, что вижу легендарный гарем царебога. Обустройство гарема в какой-то мере свидетельствовало в пользу правителя Фраксилии — в отличие от эмиссара он отдавал предпочтение слабому полу. Здесь следует сказать, что как человек современный и здравомыслящий, я с неодобрением отношусь к самой идее гарема, как и к идее любого другого вида порабощения. Тем не менее, нельзя было не заметить, что наложницы царебога вовсе не казались угнетенными, расстроенными или встревоженными. Я рассматривал их весьма долго и тщательно и непременно заметил бы нечто подобное.

Идиллию нарушил раскатившийся под сводами гарема громкий голос.

Могучий гулкий бас отчеканил несколько отборных ругательств, часть которых, по-моему, восходила корнями к фраксилийскому диалекту. Ругани сопутствовали звучный мясистый шлепок и пронзительный вскрик. На миг обнаженные красотки замерли, взволнованно ожидая продолжения. Кто-то, пока мне неведомый, подобострастно хихикнул, и бас загудел снова, веселее. Одалиски рассмеялись и с облегчением загомонили. С трудом оторвав взгляд от соблазнительного колыхания определенных частей девичьих тел, вызванного этим оживлением, я поглядел на вершину холма.

Там расположилась широкая, щедро украшенная затейливой резьбой платформа под расписным балдахином, покоившимся на миниатюрных копиях силовых энергоколонн, поддерживающих Святилище. Внутри, на наваленных в художественном беспорядке вышитых подушках и пестрых богатых покрывалах, обосновалось еще несколько голых девиц. Их подобострастное внимание было обращено к центру осененной балдахином вершины холма. Посмотрел туда и я.

Там, величественно развалясь, полулежал царебог Фраксилии ю`Иггзраджипайл Первый.

На царебога вполне можно было бы смотреть, если бы не то, что весь наряд правителя Фраксилии составляла небрежно наброшенная на одно плечо короткая воздушная мантия. Если бы царебог встал, он оказался бы приземист и коренаст. Лысый (только по телу разбросаны редкие клочки седого пуха), лицо со впалыми щеками испещрено морщинами и мешочками, большой мясистый нос. Кожа царебога давно утратила эластичность и висела складками, отчего он напоминал наполовину сдутый воздушный шар.

С отвращением рассмаривая хозяина Святилища, я заметил позади него блеск металла и тут же разглядел доставленный мной цилиндр. Цилиндр был совершенно невредим; по-видимому, его еще не открывали. Это показалось мне странным — при взгляде на обрюзгшего старика становилось ясно, что ему просто необходима хорошая порция фетама. Подумав об этом, я немедленно стал размышлять о том, как человеку, сумевшему заполучить и использовать фетам, прибрать к рукам и все это великолепие. Успешный дворцовы переворот в Святилище — и при удачном стечении обстоятельств этот счастливчик может… Я прекратил бессмысленно глазеть на девушек и занялся обдумыванием своего положения и возможностей.

Поостыв, я заметил среди свободно рассредоточенных внизу фигурок две особенные. Я ожидал увидеть в гареме рядом с царебогом его придворных, но, по-видимому, дорога в «Райский уголок» была им заказана. Возможно, они прятались от ужасов, творящихся по всему остальному Святилищу. Как бы то ни было, эти две фигуры, поочередно попавшиеся мне на глаза, привлекли мое внимание не потому, что были мне незнакомы — я не видел никого из придворных царебога — а, напротив, потому, что я хорошо их знал.

Одним был толстый коротыш, ползавший на четвереньках по склону холма. По радужным слоям кисейных мантий я немедленно опознал ю`Багнехауда, хотя виден был главным образом объемистый зад Первого Слуги. Усердно ползая по траве и явно что-то тщательно там выискивая, он высоко и призывно возносил свою филейную часть. Царебог не преминул откликнуться на призыв: августейшая ступня впечаталась в подставленную мишень, и я услышал уже знакомый сочный шлепок и вторящий ему вопль жертвы. Одалиски зашлись смехом.

Вторая замеченная мной фигура заставила меня податься к самому краю балкона и чуть ли не перевеситься через перила. Это было одна из девушек в паланкине. Она лежала на боку, озираясь по сторонам, такая же округлая и аппетитная, как остальные. Но в отличие от прочих наложниц в ней чувствовалось какое-то напряжение, словно она отчаянно пыталась сжаться и скрыть свою наготу. В тот миг, когда я заметил на ее руках магнитные наручники, я рассмотрел наконец ее лицо — она повернулась ко мне в попытке уклониться от ленивых заигрываний царебога, который время от времени принимался щупать ее.

Закованной в наручники пленницей гарема царебога была Мела, моя напарница.

Я сразу понял, что произошло. Я оставил ее, раздетую и бесчувственную, на попечение сервилоидов, твердо усвоивших, что положено делать с незнакомыми раздетыми и бесчувственными девицами.

Они перенесли ее в гарем.

Прекрасно зная Мелу, я понимал, что наручники на нее надели неспроста — вероятно, она пыталась вырваться и убежать, а может, и нанести тяжкие телесные повреждения Его Божественности. Ей повезло, что она довольно привлекательна и царебог решил оставить ее для услад, вместо того чтобы убить на месте.

Тут мои размышления были прерваны повторно, на этот раз — появлением из ажурного входа (двери с грохотом вылетели, выбитые взрывом гранаты, и в гарем повалили клубы дыма) шайки всклокоченных дегтярников. По всему было видно, что они наткнулись на «Райский уголок» случайно и не ожидали увидеть ничего подобного. С разгону влетев внутрь, они опешили и изумленно остановились, озираясь.

Их потрясла не роскошь открывшихся им женских прелестей. Насколько я знаю, эти негумы не считают самок человека привлекательными, разве что, может быть, в качестве объектов грабежа. Скорее всего, их потряс и заворожил сам «Уголок».

Однако им не пришлось долго наслаждаться его созерцанием. Несколько прекрасных молодых наложниц со странно пустыми лицами, только что мило щебетавшие о пустяках (по крайней мере так мне казалось), вдруг повернулись к пришельцам, разом вскинули правые руки — и исторгли из выставленных вперед указательных пальцев мощные струи бластерного огня, в мгновение ока обратившего дегтярников в пепел.

Казалось, стены и потолок гарема обрушатся от хохота царебога.

— Нечему удивляться, моя милая, — пробасил он, обращаясь к потрясенной не меньше моего Меле. — Мне двести пятьдесят три года, но я вовсе не стар и пребываю в здравом уме. Кроме обычных убивоидов, рассеянных по Святилищу, у меня есть и особые, их я держу здесь, при себе — это моя личная стража.

Царебог снова гулко захохотал, а особы, поначалу принятые мною на наложниц, возобновили тихую беседу.

У меня тряслись руки, и я обливался липким холодным потом. Я вспомнил, как всерьез обдумывал, не спуститься ли вниз и не отнять ли фетам у дряхлого старца… и, самой собой, спасти Мелу. Но теперь…

Я медленно попятился от перил, думая, что нужно быть настоящим извращенцем, чтобы загримировать убивоидов под голеньких наложниц, да еще придать им такие хрупкие и соблазнительные формы. Но, сказал я себе, меня это теперь не должно волновать. Сейчас, когда все вооруженные банды подошли к «Райскому уголку», пришло время убраться отсюда.

Я с сожалением оставлял в руках царебога фетам, к которому подобрался так близко, и терзался оттого, что вновь приходится бросать Мелу. Но я отлично видел, что здесь, под надежной охраной наложниц-убивоидов «Уголка», ее жизни не грозит опасность. Мела опять была в большей безопасности, чем я, которму предстояло вновь с головой окунуться в убийственный водоворот войны без правил!

И я попятился к двери — попятился, птому что был не в силах оторвать тоскующий взор от девичьих тел, даже от тел замаскированных убивоидов. Это было глубоко непрофессионально, и я прекрасно это понимал, но вряд ли на свете много мужчин, способных заставить себя поступить иначе.

Однако мои беды только начинались.

Я понял это, когда сильные руки точно клещами стиснули мои плечи и вздернули меня над полом. Я вскрикнул, обернулся и увидел двух высоких, прекрасно сложенных обнаженных женщин. Одна из них держала меня в объятиях. Но судя по их силе и пустым глазам, это не были женщины. Чтобы понять, кто они, не нужно было видеть черневшие в кончиках их указательных пальцев отверстия дул. Высматривая Мелу, я, видимо, слишком далеко высунулся из-за перил, и стражницы царебога заметили меня. И не думая вырываться — это было бесполезно, — я попытался вложить в свои слова хотя бы крупицу гнева.

— Не знаю, за кого вы меня приняли, — мой голос дрожал от притворной ярости, — но я Дел Карб, почетный гость его милости…

Не сказав ни слова в ответ, державший меня механизм теснее привлек меня к себе, и к моей спине прижалась восхитительная высокая грудь. Но я не успел насладиться этим положением — вторая механическая дама протянула указательные пальцы к моей шее и надавила.

Я погрузился в нахлынувшую на меня тьму.

Глава 22

В подобном способе лишения сознания есть одна хорошая сторона — очнувшись, вы не испытываете тех неприятных ощущений, какие мучают вас после приема наркотика или удара по голове. Плохо другое: продолжительное сдавливание шейных артерий может привести к повреждению головного мозга. Впрочем, как и наркотические препараты и удары по голове. Что касается меня, то, вынырнув на поверхность сознания, я обнаружил, что не утратил способность соображать.

В остальном дела обстояли не столь хорошо. Там, где руки убивоидов впивались в мое тело, оно болело, меня грубо обыскали, и одежда моя была в серьезном беспорядке. К счастью, маленькая кредитная карточка, подтверждающая мое право на вторую часть комиссионных, лежала на месте, в кармане. Но руки мои были скованы магнитными наручниками, такими же, какие я недавно видел на Меле. Я лежал ничком на пахучей теплой траве, а надо мной гремели гневные раскаты баса:

— …наверняка должен знать, как он открывается, и объяснит это нам, когда очухается.

Насколько я сумел разобрать, бас принадлежал царебогу, а разговор шел обо мне.

— Он доставил его сюда. Он наверняка открывал его и обкрадывал меня!

— Ничего подобного, — возразил усталый раздраженный голос, отлично мне знакомый. Похоже, царебог произвел на Мелу не слишком сильное впечатление. Мне захотелось мысленно вложить ей хоть крупинку полезной почтительности. — Говорю вам, никто не может открыть этот цилиндр. Нужен специальный, предварительно подогнанный молекулярный ключ.

— Это я уже слышал, — прорычал в ответ царебог, — но мой Первый Слуга, болван, ухитрился уронить этот ключ в траву!

Я снова услышал сочный шлепок и вскрик, без сомнения, слетевший с губ ю`Багнехауда, и тихо порадовался, живо представив себе процесс впечатывания божественной ступни в оттопыренный жирный зад.

— Я найду его, ваше всемогущество! — бормотал Первый Слуга на дальнем склоне холма. — Если бы я мог призвать на помощь сервилоидов…

— Ты уже пытался это сделать, но они не пришли, — прогрохотал царебог. — Не смогли добраться сюда или все перебиты — не знаю. Поэтому искать ключ придется тебе, и поспеши, пока я не приказал перетопить тебя на сало…

— Но, ваша благосклонность, — пискнул ю`Багнехауд, — вина здесь не только моя. Вся эта стрельба в Святилище… это так тревожно… мои нервы…

— Что, ручонки трясутся? — насмешливо переспросил царебог. — Но здесь тебе нечего бояться. Это вторжение довольно забавно, но оно не более чем средство развеять скуку. Как только цилиндр откроется, я это прекращу. — В голосе правителя Фраксилии появились командные нотки: — Эй, убивицы! Приведите эту дохлятину в чувство! Отрежьте ему что-нибудь — может, тогда он очухается!

Инстинкт самосохранения подсказал мне, что «убивицы» — это скорее всего убивоиды в девичьем обличье, а упомянутая «дохлятина», по-видимому, не кто иной как я. В два приема вскочив на ноги — несколько неуклюже, поскольку руки у меня были скованы — я попятился от пары подступающих ко мне убивоидов с пустыми глазами.

Я увидел, что нахожусь на вершине холма, прямо перед паланкином, в котором возлежал царебог со своими девицами. И Мела. Заметив, что я очнулся, она, забыв про наручники, с самым грозным видом соскочила с помоста на траву и попыталась ударить меня ногой. Не насторожись я при виде приближающихся ко мне убивиц, я, наверное, пел бы сейчас партии колоратурного сопрано в одном из добровольных хоров планеты Харлес.

Я успел увернуться и принял основной удар на бедро. Но в маленькой босой ножке Мелы таилась такая сила, что я не удержался на ногах и кувырком покатился вниз с холма. Возможно, я потерял равновесие, когда уворачивался. Вдогонку мне Мела послала поток витиеватых ругательств, из которых следовало, что она страстно ненавидит меня, мерзавца, бросившего ее на произвол судьбы.

Царебог трясся от смеха. Отвратительное зрелище!

— Бесхребетный мозгляк, стручок и соплеед? — повторил он. — Недурно для девушки!

И, к моей великой радости, жестом отозвал убивоидов.

Но, завидев Мелу, неумолимо надвигавшуюся на меня с искаженным яростью лицом настоящего ангела мщения, я вновь забеспокоился. Как я уже сказал, на Меле не было ни нитки. Предусмотрительно отступая от своей разгневанной напарницы, я оторвался от ее разгневанного лица и скользнул взглядом ниже. Мела машинально попыталась прикрыться. Это привело в восторг царебога, и он опять непристойно загоготал.

Мела вспыхнула и остановилась. Выражение ярости сменилось гримасой презрения.

— Ты отвратителен, Карб, — объявила она.

— А что я мог сделать? — стал защищаться я. — Ничего! Нельзя меня винить!

Мела вскинула голову и сверкнула глазами.

— Да ну? А кто бросил меня в этой вонючей дыре беспомощную и раздетую, одну с сервилоидами, а сам смылся, чтоб спасти свою шкуру!

— Мела, дорогая, — отозвался я, задетый за живое. — Я собирался вернуться за тобой…

— Уверена, ты твердил себе это всю дорогу, пока бежал от меня без оглядки! Чтоб совесть не так мучила!

— Я бы обязательно вернулся за тобой, — гнул я свое. — И потом, я собрал с тебя диггеры, все до одного…

Мела помедлила и нехотя кивнула.

— Да, вроде бы так.

— И потом, — заторопился я, стремясь закрепить достигнутое преимущество, — я ведь оставил с тобой сервилоидов…

— …которые тут же принесли меня сюда! — вспылила Мела, снова собираясь ударить меня.

Я поспешно отступил.

— Но, Мела, — проникновенно сказал я, — где в Святилище может быть безопаснее? Ведь там, снаружи, война еще не закончилась! А здесь убивоиды, которые всегда тебя защитят, и другие девушки, с которыми тебе не будет скучно… — Я выдавил беглую улыбку. — Да и вряд ли здесь кто-то станет тебя насиловать.

Быстро покосившись на поникшую плоть царебога, Мела согласно дернула уголком рта.

— Тут ты прав, — согласилась она. — Он только щупать да обжиматься горазд… на другое его не хватает.

До этой минуты царебог с удовольствием прислушивался к нашей с Мелой перепалке, словно мы были наемными комедиантами, разыгрывающими для его увеселения небольшую драму. Однако последнее замечание Мелы заставило его с ревом вскочить с подушек.

— Молчать! — загудел он. — Забыла, где находишься? Я вырву твой поганый язык, заживо обдеру с тебя кожу и сожгу мясо до костей!

— И правильно, и правильно, — заквакал на другой стороне холма ю`Багнехауд.

Внезапно похолодев, я понял, что Мела перегнула палку, и несколько следующих секунд спешно изобретал витиеватую и запутанную тираду, составленную из униженных извинений, перемешанных с мольбами о пощаде, опираясь на свой изрядный опыт общения с самыми отъявленными тиранами галактики. Но во внезапном приливе вдохновения неожиданно увидел чудесную альтернативу.

Царебог продолжал грохотать, убивоиды уже направлялись к нам, а Мела, приняв боевую стойку, приготовилась к последнему смертному бою. Но тут, решительно взяв себя в руки, призвав на помощь все свое хладнокровие и придав лицу спокойное и уверенное выражение, я шагнул к паланкину.

— Не стоит столь жестоко обходиться с нами, ваша вседержавность, — начал я. — Ведь тогда вам вряд ли удастся получить фетам.

Воцарилась потрясенная тишина. Мела нахмурилась и с удивлением взглянула на меня, но повела себя разумно — промолчала. Царебог взмахнул рукой, и убивоиды замерли на месте. Никто не проронил ни слова. Все смотрели на меня.

— Значит, ты все-таки знаешь, что в цилиндре, — гневно хмурясь, проговорил царебог.

— Да, с некоторых пор это для меня не секрет, — легко отозвался я.

— И ты можешь его открыть? — В голосе царебога звучали не только сомнение и подозрительность, но и отчаянье и безрассудная надежда. И я понял, что если проведу свою партию без сучка без задоринки, то он мой. Старик был идеальной мишенью для того, кто от безвыходности положения готов был пуститься во все тяжкие.

— Он нашел ключ! — просиял ю`Багнехауд. И тут же сник, увидев, что я отрицательно качаю головой.

— Ключа у меня нет. Да и если его найдут, он будет бесполезен. Молекулярные ключи ужасно хрупкие. Уронил — и пиши пропало. А уж если на него наступить…

Это была чистая правда. Молекулярные ключи действительно очень хрупкие и могут прийти в негодность даже от падения на мягкую траву. Но дело было в другом. Царебог затрясся от злости, ю`Багнехауд от страха, а я сделался центром всеобщего внимания, и это начало мне нравиться.

— Дело в том, что мне не нужен ключ, чтобы открыть цилиндр, — продолжал я.

Изумились все, даже Мела.

— Значит, цилиндр можно открыть как-то иначе? — с надеждой пробасил царебог.

— Наверняка, ваша благоговейность, — ответил я. — Хочу заверить вас, что до сих пор я не пытался сделать это, поскольку, будучи профессиональным курьером, я никогда не позволю себе нарушать неприкосновенность доверенной мне собственности моих клиентов (тут Мела слегка поморщилась). — Хочу сообщить, что обычно я ношу с собой множество разных приспособлений и миниатюрных устройств…

— Оружие? — с тревогой перебил царебог.

Самая грудастая из убивиц выступила вперед.

— Сир, мы тщательно обыскали инопланетника. У него нет при себе оружия, которое угрожало бы вашей жизни.

— Я говорю о полезных приспособлениях, ваша невероятность. — Я слегка улыбнулся.

— Например, вот это.

Приведя в действие вибростилет под ногтем мизинца, я без труда разрезал наручник на правом запястье, снял и тем же манером освободил свое левое запястье.

Царебог чуть заметно напрягся, поглядывая в сторону пышногрудой убивицы.

— Сир, — бесстрастно произнес механизм, — все имеющиеся в распоряжении инопланетника вживленные устройства пригодны только для использования при близком контакте и совершенно безопасны на расстоянии. Однако, если угодно, мы можем удалить их путем хирургического вмешательства.

Это было не лишено смысла. Вживленное мне оружие и впрямь становилось безопасным уже на расстоянии нескольких шагов. Над этим стоило поразмыслить и принять меры. Если, конечно, у меня будет на это время.

— Эта его бритва режет только некоторые металлы! — взвизгнул ю`Багнехауд. — А бальбазианскую сталь — нет!

— Совершенно верно, ваше роскошество, — поспешно подхватил я. — Как верно и то, что я не собираюсь причинять вам вред. Но среди других моих приспособлений… — я поднял руки и растопырил все десять пальцев, — …есть такое, что может служить молекулярной отмычкой. Им я и открою цилиндр.

Тоже неплохая идея, подумал я. Если бы такая отмычка существовала, она могла бы стать полезным добавлением к моему арсеналу.

— Что же ты предлагаешь? — спросил царебог. В его голосе еще слышна была подозрительность, но к ней примешивалось хищное нетерпение. Я заметил, что старик переложил цилиндр с подушек за своей спиной к себе на колени и теперь ласкает его, как мать ласкает больное дитя, прежде чем передать его в надежные руки врачей.

Я с поощрительной улыбкой сделал еще несколько шагов к паланкину.

— Почему бы вам не отдать мне цилиндр, ваша грандиозность? Секунда — и фетам будет в вашем распоряжении.

Лицо царебога задрожало, и я понял всю глубину владевшего стариком отчаяния. Для него фетам означал все — здоровье, упругие мышцы, потенцию… не говоря уж о других сверхспособностях — неуязвимости, умении летать и прочем, если то, что мы с Мелой узнали о фетаме, правда. А терзания царебога убеждали меня, что это именно так. Но без ключа ему было не добраться до фетама. К сожалению, и мне тоже. Нужно было задействовать собственные сверхспособности — молчание затягивалось, мою ложь о молекулярной отмычке могли разоблачить с минуты на минуту. Но я вынужден был тянуть время в надежде, что откуда-нибудь все-таки придет спасение.

Надо сказать, что, поскольку по Святилищу метались толпы вооруженных людей, эта надежда была не беспочвенной.

Я нисколько не сомневался, что вслед за ворвавшимися в «Райский уголок» дегтярниками в гарем царебога очень скоро с шумом и треском нагрянут другие. Тогда (если, конечно, мне удастся дотянуть свой обман до этого момента), покуда убивицы будут отражать атаку, у нас с Мелой появится шанс бежать. Возможно, я даже сумею завладеть фетамом. Только бы удалось убедить недоверчивого старикашку…

Видимо, выражение моего лица изменилось — царебог вдруг нахмурился.

— Что ты задумал? — проворчал он.

— Я думаю только о том, как услужить вам, ваша несравненность, — быстро солгал я. — Пожалуй, разумнее будет попытаться открыть цилиндр у меня на корабле — там есть дополнительные приспособления…

Грохот отдаленного взрыва сотряс гарем до основания, пол задрожал. Это был первый отголосок бойни в Святилище, который проник у «Уголок» после появления дегтярников. Наложницы испуганно залепетали, ю`Багнехауд пискнул, лицо царебога исказилось от гнева:

— У нас нет времени таскаться к тебе на корабль, недоумок! Мы не можем это сделать, пока убивоиды не выметут отсюда всю эту нечисть. — Он махнул рукой в сторону девушек-убивоидов: — Вперед, мои убивицы! К дверям! Уничтожать всякого, кто попытается войти сюда!

Механизмы повиновались. Основная их масса сосредоточилась у трех ажурных входов, другие поднялись по спиральным лестницам на балкон к дверям, через которые я проник в гарем. Глядя им вслед, царебог печально вздохнул.

— Глоток фетама, — сказал он, как бы обращаясь к самому себе, — и я очищу Святилище сам. Один. Ни один нечестивец не уйдет от меня.

— Вы получите фетам, ваша беспредельность, — уверил я правителя Фраксилии, — только дайте мне цилиндр…

— Нет, — хрипло и враждебно пробасил в ответ царебог. — Я тебе не верю. Я еще не решил — возможно, лучше будет подождать, пока найдется ключ. А может быть, прежде чем вскрыть цилиндр, я велю убивицам вскрыть тебя.

Я покрылся потом и почувствовал, что моя улыбка поблекла.

— Это было бы неразумно, ваша недосягаемость, — просипел я. — Я — ваша единственная надежда получить фетам.

— Докажи! — Царебог с подозрением уставился на мои руки. — Покажи мне ту штуку, которую ты прячешь в пальце. Эту… отмычку. И объясни, как она работает.

— Вам… вам, ваша огромность, было бы понятней, если бы вы позволили мне продемонстрировать вам это на цилиндре, — выдохнул я.

— Нет, — голос царебога гудел от крепнущих подозрений, — сначала покажи.

Я повел вокруг дикими глазами, обмирая от леденящей безысходности, и увидел, что Мела нахмурилась, ю`Багнехауда бьет нервная дрожь, наложницы взволнованно смотрят на меня, а глаза убивоидов затягивают меня в свою злобную пустоту… Я напрягся, пытаясь выдумать хоть сколько-нибудь удобоваримый ответ, который убедил бы обрюзгшего старого дурака отдать мне цилиндр, но, как выяснилось, был способен лишь молча взывать о помощи.

И она наконец пришла.

Все три двери «райского уголка» одновременно разлетелись в грохоте, огне и дыме.

Взрывная волна отшвырнула убивоидов от двери и посбивала на пол. Казалось, в «Уголок» с воем, в треске бластерных выстрелов ворвалась орда безумных демонов.

Все три преступные группировки одновременно ворвались в гарем через три разных входа. Ряды их заметно поредели, и все равно вторжение впечатляло. Вероятно, к этому времени убивоидов-«мужчин» в Святилище уже истребили и уцелевшие бандиты добрались наконец до сердца дворца, стремясь получить то, за чем пришли.

Я увидел небольшой отряд дегтярников и самого Дегтя, похожего на золотой призрак, со шпагой в руке. На голове у Черноптина красовалась окровавленная повязка, развевающуюся рубаху перескали разрезы, вокруг которых запеклась кровь, но в целом негодяй, к сожалению, был невредим. Во вторые двери «Уголка» ввалились пираты с Десятищупом во главе. Черный Дых лишился двух или трех щупалец, но в общем держался молодцом. Очевидно, беспорядочное вторжение треффов, дегтярников и пиратов вынудила их с Дегтем прервать дуэль раньше, чем она завершилась чьей-либо победой. Из третьих дверей во множестве появились гангстеры, предводительствуемые Пульвидоном. Треффы до «Райского уголка» так и не добрались — понятно, при такой-то конкуренции! — за одним исключением. Потрясающая и непредсказуемая си`Вайра невесть как ухитрилась накрепко прилипнуть к Дегтю. Тот уже обнимал ее за талию, как когда-то Мелу. Си`Вайра нисколько не возражала, даже была рада. Она уже успела снова довольно живописно разорвать хламиду, на этот раз спереди, от горла до пупка, и беспрестанно демонстрировала в прорехе свои прелести.

На долю секунды стрельба утихла, и противоборствующие стороны уставились друг на друга. В следующий страшный миг все бандиты дружно повернулись и посмотрели на меня. Глаза их обещали невероятные мучения.

И тут наложницы-убивоиды открыли огонь.

Деготь вскрикнул, Пульвидон испустил яростный вопль, а Десятищуп взревел, и все три банды открыли ураганную ответную пальбу. В гареме начался ад кромешный. Снопы бластерного огня перекрещиваилсь в воздухе, гранаты взрывались, разнося все в куски. Одалиски царебога с пронзительными криками заметались в поисках спасения, а ю`Багнехауд испустил звук на пределе слышимости и попытался зарыться в холм. Мела упала на траву, яростно выдирая из наручников руки, страстно желающий добраться до какого-нибудь оружия. Царебог замычал от страха и вяло заворочал конечностями, пытаясь сползти с помоста.

Я бросился на него.

Удар, в который я вложил всю тяжесть своего тела, швырнул правителя Фраксилии обратно на вышитые подушки. Я стал выдирать цилиндр из рук старика. Царебог завопил и забился, с удивительной в столь дряхлом теле неистовой силой стараясь вырвать у меня свое сокровище. Но и я вконец обезумел, а к тому же был намного моложе. Я ударил царебога раз, другой, пальцы старика ослабли, и я завладел цилиндром.

Но царебог, подвывая, упрямо цеплялся за меня, тянулся ко мне скрюченными пальцами. Сражение, бушующее вокруг нас, достигло апогея, молнии бластерных разрядов пролетали совсем рядом с паланкином. Вне себя от ярости, я размахнулся и обрушил цилиндр на лицо царебога.

К моему безграничному изумлению, сияющее совершенство бальбазианской стали с непередаваемо высоким режущим звуком треснуло и разлетелось на мелкие кусочки, подобно тончайшему антикварному стеклу.

Я тупо смотрел, как оглушенный царебог валится навзничь и его лицо заливает кровь. Этого не может быть, думал я. Бальбазианская сталь не бьется. Но она разбилась… да еще с таким жутким звуком…

Несколько секунд спустя до меня дошло, что мой удар совпал с другим явлением, которое и породило странный, небывалый звук.

Я обернулся — медленно и завороженно.

Почти всех убивиц изничтожили. Нападавшие тоже понесли небольшой урон. Но, когда я оглянулся на них, никто не стрелял: все так же тупо, как я, оглядывались по сторонам.

Звук, который мы все услышали, шел из-под высокого просторного купола «Райского уголка» — самый верх его, срезанный, медленно и величественно съезжал в сторону. В образовавшемся круглом отверстии на фоне неба вдруг короткими штрихами замелькали, устремляясь к нам по воздуху, человеческие фигурки. Немного, всего с десяток, в голубых плащах.

Таким было пришествие ардакканианцев.

Глава 23

Теперь ни у кого не осталось сомнений, что они умеют летать.

Ужасающий скрежет, которым сопровождалось прорезание дыры в куполе «Уголка», сменила гробовая тишина. Никто не смел двинуться с места, все ошарашенно молчали — от того, что мы увидели, мог помутиться рассудок.

Словно на могучих невидимых крыльях, ардакканианцы в развевающихся плащах спускались к земле. Во главе отряда — грудь вперед! — конечно же, летела Сергия; за нею — одиннадцать мужчин и женщин. Прежде чем коснуться ногами склона холма, Сергия бросила в мою сторону холодный взгляд, заставивший меня содрогнуться.

В следующую секунду я порадовался, что она ограничилась только взглядом.

Последний из дюжины ардакканианцев еще не опустился на траву, когда самый тупоумный из пиратов повел себя так, как, вероятно, всегда вел себя при встрече с необычным. Он попытался убить пришельцев. Вскинув бластер, он несколько раз выстрелил в сторону ближайших к нему ардакканианцев.

На выстрелы непроизвольно отреагировали все имеющие оружие. Общей мишенью внезапно сделались ардакканианцы. Окутанные бластерным огнем, они на несколько мгновений из синих сделались оранжевыми. Однако очень скоро пальба затихла и наступило благоговейное молчание, нарушаемое лишь всхлипами ю`Багнехауда. Ардакканианцы стояли совершенно невредимые. Ни один волос, ни один клочок их одежды не пострадал в огненном аду.

— Вы ничего не сможете нам сделать, — властно сказала Сергия. — А вот мы можем истребить вас всех. Сложите оружие!

Затянувшееся молчание нарушил Деготь, пробормотавший на ухо си`Вайре что-то неразборчивое. Что именно, я догадался по ответному похотливому смешку фраксилийки. Вероятно, в сверхспособности ардакканианцев входил и чрезвычайно острый слух, потому что Сергия, мгновенно вспыхнув, обернулась и метнула в сторону Дегтя яростный взгляд. Но теперь дело не ограничилось только взглядом. Из глубины сияющих глаз ардакканианки вылетели два раскаленных алых луча, напоминающих тепловые. Ударив в молекулярный клинок Дегтя, они мгновенно превратили его в брызги расплавленного металла. Деготь вскрикнул от боли и вцепился в обожженную кисть. Вскрикнула и си`Вайра; раскинув руки, она пыталась загородить Черноптина своим телом.

— Мне ничего не стоит лишить его руки, — объявила Сергия. — Или головы. То же может случиться с любым из вас. Повторяю: сложите оружие!

Не успело эхо ее слов отзвучать под сводами «Уголка», как со всех сторон послышался лязг и стук — с выражением трепетного ужаса на лице бандиты поспешно отшвыривали от себя оружие. Спутники Сергии выстроились узким кругом, взяв весь гарем на прицел своих смертоносных глаз. Сергия повернулась к паланкину. Ко мне. Приблизившись, она быстрым взглядом окинула лежащего на подушках царебога с окровавленным лицом и осколки цилиндра и, презрительно скривив губы, посмотрела на меня. Я задрожал — а кто бы на моем месте не задрожал?

— Ты лжец, вор и негодяй, Карб, — сказала Сергия. — Теперь совершенно ясно, что все это время фетам был у тебя. Отказываясь вернуть его нам, ты преследовал собственные грязные и корыстные цели — как и все остальные присутствующие. Создания алчности и порока!

— Это ошибка, — я импровизировал на ходу. — Перед самым вашим прибытием я пытался забрать цилиндр у царебога! В последнюю минуту я понял, что фетам не должен попасть в дурные руки. Если бы цилиндр не разбился, я бы непременно вернул его вам.

— Я не верю тебе, — презрительно отозвалась Сергия. — Своими поступками ты доказал, что ты — лживый мошенник с незрелым и грязным умишком. Ты будешь наказан. Правитель этой планеты, который так долго обкрадывал нас, — тоже.

Наверное, я задрожал еще сильнее, потому что Сергия мрачно усмехнулась.

— Полиция вашей Федерации осведомлена о насилии и беззакониях, творимых на Фраксилии прибывшими сюда преступными элементами. — Сергия взглянула на Мелу: — Мы обязательно отблагодарим вашего друга Чертро за информацию. Сейчас он в сопровождении больших сил Федпола высаживается неподалеку.

За спиной Сергии в рядах бандитов послышались встревоженные возгласы и злобные выкрики. Пытаться бежать было бесполезно — ардакканианцы всех держали под прицелом своих глаз-лучеметов, — и в ожидании неизбежной развязки остатки трех банд выражали свое недовольство словами и жестами, но никто не сходил с места. Кроме Пульвидона. Он шагнул вперед, и будь при нем оружие, наверняка пристрелил бы меня, не задумываясь. За неимением бластера мерзавец ожег меня яростным взглядом. Впрочем, не только он.

— Карб, — прорычал он, — во всем, что случилось, виноват ты один. И я доберусь до тебя. С этих пор в галактике не будет места, где бы ты мог спрятаться. Что бы ни случилось, я найду тебя. Клянусь.

От таких обещаний я задрожал как осиновый лист. Мне захотелось оказаться где-нибудь далеко-далеко от Святилища. Но Сергия не отпускала меня, пронзая суровым взглядом. Затем она отвела взгляд и принялась рассматривать царебога, но я, сраженный, остался сидеть на подушках.

Тем временем правитель Фраксилии приходил в себя. Он стонал и ворочался, его дряблое тело колыхалось. Но он не интересовал Сергию — она смотрела на осколки цилиндра.

— Так это и есть бальбазианская сталь? — насмешливо спросила она у Мелы.

— Она самая, — откликнулась моя понятливая напарница. — Но она почему-то разбилась как стекло…

Сергия медленно покачала головой.

— Вы, люди, такие… умудренные по сравнению с прочими галактическими расами. Но такие наивные! Даже мы, живущие на закрытой планете, видели галавизионную рекламу этой неразрушимой стали — но, зная кое-что о подлинной нерушимости, исследовали этот металл. — Сергия вновь бросила на меня яростный взгляд. — И узнали, что реклама лжет, а бальбазианцы плутуют — так же, как многие из вас. Бальбазианцы скрыли тот факт, что со временем — приблизительно через четырнадцать лет — в структуре их хваленой стали развивается внутренняя усталость, которая делает ее ломкой и хрупкой. Сталь, из которой изготовлен этот цилиндр, давно прошел эту критическую точку.

Я едва не заплакал от разочарования. Никому нельзя доверять! Знай я про эту усталость, фетам давно был бы моим — без стольких трудов, без боли, без опасностей… Я невольно вздрогнул от неожиданности — впрочем, не только я: два тепловых луча, вылетев из глаз Сергии, с треском ударили в покрывало и подушки под балдахином. От осколков стального цилиндра и темных мокрых пятен пролитого фетама не осталось и следа, а обморочно закатывающий глаза царебог скрылся за завесой дыма и огня.

Еще через несколько ударов сердца могучее дыхание Сергии, подобное миллисекундному выбросу звездного протуберанца, задуло пламя, как огонек свечи. Удовлетворенная результатом, ардакканианка кивнула и повернулась ко мне.

Но что она хотела сказать или сделать, я так и не узнал.

С трех сторон в дверях «Уголка» загрохотали тяжелые башмаки, звякнул металл. В зал ворвалось около двухсот бойцов специального подразделения Федпола — в полной боевой готовности, целясь во все стороны из оружия крупного калибра. Едва появившись, они остановились, удивленно оглядываясь. С особенным изумлением они смотрели на толпу разоруженных бандитов и груду оружия у их ног и на горстку безоружных ардакканианцев, которые определенно владели ситуацией. Во главе отряда федполовцев я разглядел Мелиного дружка Чертро. Тот заметил нас и удивился.

То, что произошло в следующий миг, потрясло всех без исключения.

Царебог застонал и наконец очнулся. Он сел и открыл залитые кровью глаза. Он отлично знал, кто такие ардакканианцы — и вмиг понял, что случилось или вот-вот случится. Он огляделся, вытер ладонью лицо, а потом облизал мокрые губы.

И тут мы — по крайней мере некоторые — всё поняли, но слишком поздно. Я разбил о голову царебога цилиндр, полный фетама, и теперь лицо фраксилийского правителя заливала не только кровь.

Не прошло и секунды, как он начал меняться. Эти перемены не касались его внешнего облика, и снаружи он остался прежним. Очевидно, фетама все-таки было маловато для того, чтобы полностью восстановить его одряхлевший организм. Но я видел его глаза, движения рук — царебог обрел неожиданную силу и резвость, новую жизнь и силу.

Сверхсилу.

Он легко вкочил на ноги, и Сергия в тот же миг бросилась к нему и схватила за руку. Я уже имел возможность почувствовать вселяющую благоговейный страх мощь Сергии, но царебог стряхнул ее руку так же легко, как сам я мог бы избавиться от объятий какой-нибудь его наложницы. Той, что поменьше.

Под крики изумления он взмыл в воздух. Его дряблая нагота была лишена той грации, какой щеголяли Сергия и ее сородичи, но летать он определенно мог. И улетел — с приличной скоростью, через дыру, зияющую в потолке гарема.

— За ним! — вскричала Сергия. — Он выпил совсем немного, действие фетама скоро ослабнет.

Пара ардакканианцев немедленно повиновалась ее приказу — они синими ракетами взмыли вверх и исчезли в круглой дыре в куполе. Федполовцы, потрясенные происходящим до глубины души, проводили их изумленными взглядами. То же можно было сказать и об остальных.

Первым опомнился Чертро — и тут же начал распоряжаться. Довольно скоро все бандиты были закованы в магнитные наручники и отведены в сторонку, и федполовцы немного расслабились, принялись скалиться и беззастенчиво глазеть на сбившихся в табунчик голеньких наложниц. Сергия и Чертро после коротких переговоров вполголоса, сопровождавшихся сердитыми взглядами в мою сторону, по-видимому пришли к какому-то соглашению.

В заключение Сергия, непреклонная и суровая, пожала Чертро руку.

— Наше решение непоколебимо, друг. Ардакка и раньше была закрытой планетой, но иногда мы допускали контакты с другими мирами, приглашая к себе специалистов-инопланетников. Больше этого не будет.

— Насколько я понимаю, вы поставите Федерацию в известность официально? — спросил Чертро.

— Да. Мы намерены полностью отгородиться от галактики. Ардакка станет планетой, закрытой для всех инопланетников, и будет всеми силами отстаивать это право. Ни одна капля фетама больше не попадет в чужие руки.

— Что ж, это неплохо. Нам же меньше хлопот.

— Мы также хотим, чтобы до всеобщего сведения было доведено, — с жаром продолжала Сергия, — что любой корабль, появившийся в территориальном пространстве Ардакки, будет немедленно уничтожен.

— Ничего не поделаешь, наверное, так нужно, — сухо заметил Чертро.

— Что будет с этими… существами? — спросила Сергия, окидывая взглядом арестованных и останавливая его на мне. — Что с ними будет?

— Предоставьте это нам, — отозвался Чертро.

Сергия кивнула, еще раз огляделась по сторонам и подала знак своим людям. Стройные фигуры без малейших усилий грациозно оторвались от травы, плавно вылетели из гарема через дыру в куполе и быстро исчезли из вида.

Мы молча проводили их глазами. Не прошло и минуты после отбытия ардакканианцев, как Чертро мрачно направился к нам — ко мне, к Меле и к паланкину. Поникшая, утомленная переживаниями минувшего дня, Мела повернулась к Чертро навстречу. Я вспомнил, что запястья Мелы все еще скованы наручниками и подумал, что давно уже следовало ее освободить, но не смог двинуться с места — я тоже был измотан до предела. Все равно теперь нами должен был заниматься Чертро.

— Извини, Пушистик, — сумщенно проговорил он, — но я должен забрать вас. Тебя и Карба.

Мела кивнула и как-то коротко вздохнула, потом повернулась и посмотрела на меня. В ее взгляде не было ни ярости, ни злости, и это меня очень встревожило. Только усталость и что-то еще — может быть, окончательное всепрощение.

— Ты жалкий недоумок, Карб, — ровным голосом проговорила она. — К чему ты ни прикоснешься, все идет кувырком.

Вот тогда я разозлился по-настоящему. Я был сражен и раздавлен, но тут всерьез обиделся. Мела была несправедлива ко мне, как несправедливы ко мне были все в этом зале, кто смотрел на меня с той или иной долей неприязни или угрозы.

— Это я-то? — воскликнул я. — Это я во всем виноват? Значит, это я двести лет подряд воровал у ардакканианцев фетам? Я ворвался в Святилище с армией громил? Я просто делал свою работу!

Все молчали — да и что они могли сказать! Я с достоинством выпрямился, скрестил руки на груди и внезапно почувствовал острую боль. Я поднес руку к глазам и на подушечке большого пальца увидел порез — видимо, я заработал его, когда расколошматил цилиндр о голову царебога. Из пореза еще сочилась кровь.

— Смотри! — рявкнул я на Мелу. — Смотри! Вот! Ко всему меня еще и ранили!

С этими словами я, как делает всякий, кто только что порезался, сунул палец в рот и пососал.

Я вдруг испытал потрясающее ощущение. В каждой клеточке моего тела словно случился микроскопический ядерный взрыв. Но взрывы эти были совершенно безвредны, более того, они были приятны, потому что вызывали неописуемые, великолепные ощущение. Подвижность. И силу.

Фетам, потрясенно подумал я. Наверное, я забрызгал руку, когда цилиндр разбился. Я попробовал фетам!

Ощущение было чудесное. Я вдруг понял, что в мире нет ничего, что было бы мне не по силам. Не было тяжести, которую я не смог бы поднять, силы, которой я не мог бы противостоять. Мне показалось… да — что в меня нисходит божественность. Я обвел глазами гарем и увидел, как странно смотрят на меня Мела и Чертро, хмурятся, подмечая происходящие во мне перемены. В тот же миг я понял, что могу видеть предметы насквозь, пронизывая их взглядом точно рентгеновскими лучами. Впрочем, без особенной пользы — все присутствующие девушки и так были раздеты догола. Но жалеть об этом я не стал, потому что тотчас ощутил в себе зарождение сверхсилы. И понял, что стал богом.

С божественной легкостью я сграбастал Чертро и швырнул его, бессильного сопротивляться, на обгорелые подушки под балдахином, где еще недавно валялся царебог, и подхватил на руки Мелу, невесомую как перышко. Мела охнула и начала вырываться. Я улыбнулся ей, успокаивая.

С божественной легкостью я оттолкнулся ногами от пола — и взлетел.

Это было неописуемо. Я кружил в воздухе, хохоча во все горло от потрясающего пьянящего ощущения необыкновенной свободы, которая стала мне доступна. В своем небесно-голубом костюме я был похож на ардакканианца, и это сходство усугублял развевающийся у меня за плечами плащ. Я взмыл к пролому в крыше, молниеносно спикировал обратно и пронесся над сотнями запрокинутых испуганных лиц. Я снова победно захохотал, и в этот миг один из федполовцев, потрясенный более прочих, отреагировал на мой пилотаж так же, как чуть раньше невежественный пират отреагировал на появление ардакканианцев. Он вскинул ружье и выстрелил в меня.

Плазменный заряд поразил меня точно в грудь.

И срикошетил, причинив мне не больше вреда, чем лунный луч.

— Не стрелять! — заорал Чертро, выкарабкиваясь из планкина. — Вы можете зацепить девушку!

Ах, как мы волнуемся, подумал я. Мне захотелось спуститься и преподать Чертро и его нервному, скорому на стрельбу подчиненному хороший урок.

Но тут мне в голову пришла другая, более соблазнительная мысль.

Я скользнул над толпой, не сводившей с меня глаз. И — никто и охнуть не успел — взмахнул правой рукой и так же, как когда-то ударили меня в переполненном разношерстной публикой кабаке Фифа на Уулле, но вложив в свой удар всю накопившуюся злость, все, что накипело за время бесконечных унижений и оскорблений, с размаху хлестнул тыльной стороной кисти прямо по мужественному, улыбающемуся золотому лицу Дегтя Черноптина. Я чуть придержал руку — я не хотел убивать, — но удар вышел отличный, полновесный и хлесткий. Я почувствовал, как сплющился нос Дегтя, проломилась скула, посыпались зубы и треснула челюсть. Его золотое сильное тело отлетело на несколько шагов и замерло, точно ком тряпья. Лицо, которому поклонялось столько женщин, превратилось в кровавую маску. Дегтярники завыли, си`Вайра пронзительно закричала. Я презрительно улыбнулся и улетел через дыру в куполе гарема.

Я от души надеялся, что Мела порадуется — ведь Деготь сделал нам столько гадостей. Но, как ни странно, она потрясенно отвернулась от меня, явно не одобряя мой поступок. Впрочем, это не испортило моего торжества. С Мелой на руках я пронесся над пустошами к нашему кораблю, сорвал с него жалкие пломбы и наконец умчался на нем прочь от Фраксилии.

Глава 24

— Готово, однако, — сообщила Фредджи, выбираясь из входного люка и стаскивая с головы шлем.

— Хорошо, — ответил я.

— Механотроны под началом Поси сейчас наводят чистоту. Завтра, однако, будешь как новенький.

— Прекрасно, — отозвался я.

— С Поси тебе повезло. Хотела бы я иметь наполовину такую умную машину.

— Угу.

— Внизу, в ангаре, было бы легче, однако. Дешевле.

— Угу.

— Внизу тебя давно уж никто не спрашивал, слышишь, Дел? — со смешком сказала Фредджи.

Я промолчал.

Фредджи задумчиво посмотрела на меня.

— Я знаю, ты такой неразговорчивый из-за Мелы. С тех пор, как она ушла от тебя, ты только и делаешь что сидишь и смотришь на звезды. Сколько это будет продолжаться? Пока она не вернется?

Я пожал плечами.

— Ну перестань, Дел. Она вернется. Скоро. Знаешь, зачем она сказала, что ей нужно подумать? Чтоб ты помучился. Ей-богу. Как только ее прижмет, она сразу вернется, вот увидишь.

Я вспомнил об отчуждении, возникшем между мной и Мелой во время короткого обратного перелета. Медленно загибая пальцы, Мела ледяным тоном перечислила все мои недостатки.

— Может, и так, — отозвался я.

— Вернется, куда она денется, — бодро продолжала Фредджи. — В самом деле, не выйдет же она замуж за эту федполовскую ищейку! Это не в ее стиле. А вы с ней хорошо сработались, правда. Посидит-посидит одна, а потом осознает и вернется. Знаю я этих женщин, однако.

— Фредджи, — сказал я. — Ты сама женщина.

Фредджи усмехнулась.

— Кому же и знать, как не мне? Чем, по-твоему, Мела теперь займется? Она что, хочет начать собственное дело?

— Может быть, — вздохнул я.

Несколько мгновений Фредджи пристально смотрела на меня.

— Я знаю, в чем дело, — сказала она наконец. — Ты переживаешь не из-за того, что она ушла, а из-за того, что этот парень-полицейский сделал ей предложение. Он обставил тебя, вот отчего ты киснешь!

Я нахмурился.

— Ничего подобного, Фредджи. Мне не хватает Мелы. Я очень… привязался к ней. А кроме того, есть много других причин для огорчений.

Узнай Фредджи об этих причинах, она тоже наверняка бы расстроилась, потому что среди прочего значилась и проблема оплаты счетов, которые она выставит мне за ремонт корабля. Но она ничего не знала и поэтому, передавая мне пластиковый листок с перечнем подлежащих оплате видов ремонта, жизнерадостно улыбнулась.

— Гони печали прочь, Дел. Они разъедают тебя, как ржавчина. Например, когда я попадаю в передрягу, то сразу начинаю думать о чем-нибудь хорошем. Попробуй, я серьезно. Вспомни, когда и как тебе повезло.

— Знаешь что, Фредджи, — довольно резко отозвался я, — у простого механотрона можно научиться более оригинальной философии.

Фредджи не обиделась. Улыбнувшись мне на прощание, она пристегнула шлем, выбралась из входного люка и закрыла его за собой.

А я снова устремил взгляд в черную пустоту космоса. Этим я занимался с тех самых пор, как мой корабль вышел на орбиту Ууллы. С тех пор, как ушла Мела. Я вспоминал.

Она дождалась, пока все утряслось.

Федпол провел тщательное расследование всех обстоятельств событий на Фраксилии. Возглавлял расследование Чертро. Мы с Мелой проходили по делу не как свидетели, а как подозреваемые в соучастии. Стараниями Мелы Федпол прихватил нас довольно быстро. Мы еще находились в виду системы Фраксилии, когда подавляющее большинство корабельных сенсоров вновь вышло из строя и мы стали беспомощными как слепые кутята. Недолго думая и не обращая никакого внимания на мои протесты, Мела послала по Сети сигнал бедствия. Спустя биодень прибыл Федпол, и нас арестовали.

Я не сомневался, что Чертро очень скоро вытащит Мелу из-за решетки, и не ошибся.

Ее признали случайно замешанной в деле и выпустили из-под стражи. Я же ни на шаг не отступал от своей теории, основанной на том, что я ничего не знал о фетаме и прибыл на Фраксилию курьером, выполняя условия своего контракта. Я нанял очень дорогого адвоката с улыбкой как у м`фракуанской акулы-угря, и тот мастерски заронил в души всех и каждого сомнения касательно степени моей причастности к делу.

Фраксилийские события и царящие на планете коррупция и казнокрадство стали достоянием охочих до сенсаций репортеров и галавизионщиков, а там и общественности, что немало взволновало власти Федерации и способствовало моему освобождению. Правительство спешно напустило тумана, и меня в конце концов полностью оправдали и отпустили на свободу. ОФ направили на Фраксилию особую комиссию, чтобы сформировать там новое правительство и справедливо распределить между страждущим населением богатства царебога. С этого момента галавидение утратило интерес к планете, ибо восстановление справедливости и борьба с нищетой обычно привлекают зрителей гораздо меньше, чем яркие разоблачения коррупции, и по каналам Сети был срочно запущен эксплуатирующий модную тему художественный сериал о храбреце-межпланетнике, который совершил вынужденную посадку на Фраксилии и благодаря великолепному знанию боевых искусств возглавил восстание треффов и привел его к победе. Это был малобюджетный, высосанный из пальца боевичок-однодневка, к тому же со скверно подобранными исполнителями. Актеры, изображающие треффов, все как один были упитанные, гладкие, обаятельные и чистенькие, а главную роль играл какой-то здоровенный кретин.

Как бы там ни было, но налаживание жизни на Фраксилии идет полным ходом. Пустоши орошают, большие и маленькие города восстанавливают и заселяют, и большинство фраксилийцев с недавних пор стало питаться достаточно регулярно. Говорят, там создано новое правительство на современном уровне. ОФ не любят диктатур, поэтому в Совет Фраксилии вошло несколько представителей аборигенов. Один из самых высоких постов получил некто ю`Випо, что меня совсем не удивило.

Были и другие новости.

Большую часть головорезов, уцелевших во время разборки в Святилище и взятых под стражу в «Райском уголке», отправили за решетку. Но, как водится, самая крупная рыба ушла — при помощи улыбчивых и еще более зубастых, чем мой, адвокатов, услужливо отыскавших славные большие прорехи в сетях закона.

Довольно долго это известие очень сильно тревожило меня — я был уверен, что все они немедленно захотят расквитаться со мной. К моему удивлению, почти ничего не случилось.

Предводитель пиратов Десятищуп отправился прямиком на свои родные Щелочные астероиды. Он потерял на Фраксилии почти всех своих людей и, что самое главное, потерял лицо. Ходили слухи, что фраксилийская заварушка наконец напомнила ему, что он уже не молод и пришло время уйти на покой. Так он и сделал и теперь вряд ли будет угрожать кому-либо, будь то я или кто другой — отличная новость для всех потенциальных жертв пиратских набегов в галактике.

То же касалось и Дегтя. После Фраксилии он стал уже не тот. Не помогли никакие пластические операции. Пару раз я видел его на фотографиях и всякий раз убеждался, что теперь в его лице чего-то не хватает. Это плюс искалеченная ожогом правая рука поубавило ему пыла и заставило почти напрочь забыть о прежних ухарских замашках. Кроме того, он серьезно сошелся с си`Вайрой, появляется теперь на людях только с ней вместе, и, по слухам, она держит его под каблуком. Это, несомненно, должно несказанно радовать всех мужей и любовников во всех уголках галактики. Доволен и я, тем более, что мне приятно думать, что именно си`Вайра, исптывая ко мне по старой памяти теплые чувства, отговорила Дегтя мне мстить.

Хочу также заметить, что хотя си`Вайра и сменила грубую коричневую хламиду треффов на более изящную одежду, ее тело по-прежнему не знает воды. Ходят слухи, что это Деготь запрещает ей мыться — интересная деталь, проливающая свет на вкусы Черноптина. Видимо, это следствие известной мутации его желез.

Кроме всего прочего, оставалась еще и Семья.

Они страшно злились на меня. Больше всех остальных, вместе взятых. Я обманул их, не заплатил за «защиту» на Вадимании, потом, очень скоро, повредил их корабль и, наконец, стал причиной гибели и ареста множества гангстеров. Я помешал им добраться до фетама. Семья жаждала возмездия и готова была из-под земли меня достать — собственно, Пульвидон предупреждал меня об этом на Фраксилии.

Рассказывали, будто Пульвидон дал старинную клятву Семьи, пообещав среди прочего вырвать у меня еще живого печень и скормить ее мне же. Когда я сидел в федполовской тюрьме предварительного заключения для подследственных, он решил выкрасть меня оттуда. Мне потом передали, что, желая застраховаться от провала, он специально подрядил на это двух самых дорогих наемных убийц — известных всей галактике ядовитокожих негумов с Кальковии. По заключенному с Пульвидоном контракту, они должны были выследить меня и убить, если мне удастся ускользнуть от него, когда меня выпустят.

Я узнал об этом вскоре после освобождения. Я был близок к нервному срыву и с ума сходил от страха и отчаяния, хотел даже разыскать Пульвидона, чтобы сдаться ему и покончить с мучительным ожиданием. Могучим усилием воли удержившись от этой глупости, я залег на дно и стал ждать. Прошло несколько дней, но меня никто не трогал. Я был несказанно удивлен.

На мое счастье, отцы Семьи были люди деловые. Семья была их общим бизнесом, и интересы предприятия стояли для них на первом месте. Они никогда не ломали копья попусту, без выгоды для себя. То же касалось и ломания шей.

В свое время я недешево им обошелся. Когда меня отправили за решетку, траты не прекратились, поскольку один из верхушки Семьи, Пульвидон, продолжал подвергать себя неимоверному риску и швырял тысячи кредов, пытаясь добраться до меня.

Патриархи Семьи аккуратно все подсчитали и пришли к выводу, что я не стою такого беспокойства и безумных расходов. Причем если я буду убит вскоре после событий на Фраксилии, вмешается Федпол и эти расходы сильно возрастут. С их точки зрения, в поединке с ними я не одержал никаких побед, в противном случае мне не было бы прощения. На Фраксилии вообще не было победителей, за исключением, может быть, малыша ю`Випо. И вместо того, чтобы продолжать швырять деньги на ветер, Семья решила заключить со мной сделку.

Пульвидон связался со мной — я отлично понимал, что для этого ему пришлось переступить через себя, но приказ есть приказ — и сообщил мне о решении глав Семьи. Мне сохранят жизнь, сказал он, но я должен заплатить. За мной должок. Я должен покрыть все расходы Семьи по фраксилийскому делу, в том числе компенсировать неустойку, выплаченную кальковианцам при аннулировании контракта на мое же убийство. В результате общая сумма долга на несколько килокредов превысила полученные мной от царебога комиссионные с премией, а после того как я возобновил на Уулле свою лицензию, приобрел кое-какое новое мини-оружие и расплатился с адвокатом, ничего не осталось и от денег, полученных на Ицефале-2. Мне нечем было заплатить Фредджи и не на что было жить.

Но меня не убили, и жизнь продолжалась, прекрасная жизнь, несмотря на некоторые туманные намеки, которые позволил себе Пульвидон и из которых я понял, что он никогда уже не будет испытывать ко мне теплые чувства.

Со всеми делами подобного рода я покончил спустя две бионедели после освобождения, а еще через две недели Фредджи закончила ремонт моего корабля. Мела ушла от меня в тот день, когда я вышел из тюрьмы. Она собиралась уехать куда-нибудь, где можно побыть одной — так она сказал на прощание. Ей хотелось спокойно обдумать предложение Чертро и возможность открыть собственное предприятие или продолжить сотрудничество со мной. Я пытался упрашивать и увещевать, наобещал с три короба, но она недослушала и ушла, холодно заметив напоследок, что третий из перечисленных вариантов представляется ей наименее вероятным.

Впав в полное уныние, я торчал на орбите Ууллы. На моем счете в Федбанке не осталось ни гроша. Перебирая в памяти, по совету Фредджи, что в последнее время было хорошего, я насчитал, во-первых, полностью отремонтированный корабль и, во-вторых, выданную Семьей вольную, которая позволяла мне забыть о гоняющихся за мной убийцах и тех невообразимых мерзостях, которые они собирались проделать с моими внутренними органами. Это, конечно, кое-что, сказал я себе. Не густо, но все же.

На другой день после ухода Мелы я задумался, осталась ли бы она со мной, сумей я добыть фетам. Возможно, ей пришлась бы по душе мысль стать супругой нового царебога… Но сердцем я понимал, что предаюсь пустым мечтаниям. Сергия и ее соплеменники никогда не позволили бы мне ничего подобного и преследовали бы меня в Сети до скончания века.

После побега с Фраксилии я больше не видел Сергию. Как она и обещала, их отряд вернулся на Ардакку, которая с тех пор все равно что исчезла для галактики, чему немало способствовали дикие истории о великой мощи сверхлюдей, заполонившие галавидение. Ардакканианцев оставили в покое все, в том числе и охочие до фетама преступники. Кто, скажите на милость, станет играть с огнем и полезет к планете, населенной миллионами людей, умеющих летать и способных встретить ваш корабль в космосе, выдержать обстрел из любого вашего оружия и уничтожить вас одним взглядом?

Но Сергия исполнила не только это свое обещание.

Я не без интереса и удовольствия узнал о том, что стало с царебогом. Сергия была права — выпитый им фетам очень скоро выветрился, и ардакканианцы с легкостью изловили старика. Ю`Иггзраджипайла вывезли на Ардакку и приставили ухаживать за кустами фета. Говорят, от работы на вольном воздухе он похудел и окреп, но быстро дряхлеет. Естественно — ведь его лишили привычной роскоши и гарема.

Однако самым большим наказанием для него стало пребывание в обществе сверхлюдей, свободно употребляющих фетам, который для него был недосягаем.

Эту информацию получили в Федполе, который снесся с Ардаккой по поводу передачи царебога под юрисдикцию ОФ. Ардакка ответила, что ю`Иггзраджипайл отбывает наказание там, где совершил преступление, что планета с этих пор является закрытой планетой и что если Федпол желает предпринять какие-либо шаги на свой страх и риск — пожалуйста. Федпол мудро воздержался.

Спокойно совершая оборот за оборотом вокруг родной планеты, я с улыбкой вспоминал свой недолгий опыт в качестве сверхчеловека. Само собой, воздействие тех капель волшебного сока, что случайно попали в мой организм, закончилось уже через час, и когда мой корабль пересекал территориальное пространство Фраксилии, я вновь был обычным человеком. Это был незабываемый час — полет, неуязвимость для оружия, разбитое лицо Дегтя, — но я не жалею о том, что все кончилось. Я твердо знаю, что не захочу больше испытать череду глубинных изменений, связанных с превращением в сказочного сверхгероя. Это налагает такую ответственность, от тебя столького ожидают, столько хотят получить… я предпочитаю жизнь обычного человека, привычный образ обычного героя. Так спокойнее.

Я тихо улыбнулся, внезапно поняв, что Фредджи была права. Воспоминания о хорошем действительно помогли мне. Пожалуй, хорошего в моей жизни было все-таки больше, чем я недавно думал.

Разлука с Мелой имела и свою приятную сторону — это было своего рода освобождение. Конечно, мне не хватало ее неповторимого очарования, но я ничуть не скучал без ее острого язычка и язвительных замечаний. По сути дела, я стал свободен во многих отношениях. Я был молод и здоров, я многое умел и владел отлично оснащенным кораблем. В кармане ни гроша? Это временное явление. Передо мной лежала галактика, полная кредов, которые можно было заработать, клиентов, которые с радостью заключат со мной контракт, грузов, которые они с готовностью передадут мне для перевозки…

Я вылез из ложа и потянулся, чувствуя себя гораздо лучше. Почему бы мне не переодеться во что-нибудь повеселее и не прокатиться на боте до Ууллы? Может быть, я встречу там какую-нибудь молоденькую хорошенькую туристочку, которая согласится угостить меня обедом в обмен на истинную историю о том, что же случилось на Фраксилии.


Оглавление

  • Часть первая Погоня на суперсвете
  • Часть вторая Мир конфликтов

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии