Сделка страсти (fb2)

- Сделка страсти (и.с. Шарм) 985 Кб, 281с. (скачать fb2) - Джейн Киддер

Настройки текста:



Джейн Киддер Сделка страсти

Посвящается моим дорогим друзьям Кристине Флинн и Сюзи ван Орден

Глава 1

– Папа, я наотрез отказываюсь делать это.

Фредерик Тейлор, нахмурив брови, обратился к молодой женщине, сидящей за столом напротив него.

– Но ты не можешь. Я заключил контракт. Упрямство на лице собеседницы сменилось недоумением.

– Контракт? Что еще за контракт?

– По которому ты должна выйти замуж за Питера Фарнзворта.

– Что? – От волнения Меган Тейлор поднялась со стула. – Отцы больше не сватают своих дочерей. Ты знаешь, это похоже на средневековье!

– Прости, – спокойно сказал Фредерик, – но мне казалось, что так будет лучше.

В течение нескольких секунд Мег смотрела на отца и пыталась понять, что заставило его продать свою дочь, как продают ненужный участок земли.

– Почему ты это сделал?

– Я тебе уже говорил: я думал, что так будет лучше.

– Лучше для кого? – резко спросила она, пытаясь обуздать свой вспыльчивый характер.

– Для всех, – не менее резко ответил Фредерик. – Кроме этого, ты сама виновата, Мег. Вот уже пять лет я прошу тебя найти себе мужа, и все эти пять лет ты игнорируешь мои слова. Но теперь, когда мои дни уже сочтены, я должен был что-то предпринять. Я хотел бы, чтобы кто-то позаботился о тебе… после моей смерти.

– Папа, успокойся. – Впалые щеки отца Меган неожиданно покрылись красными пятнами. – Ты же знаешь, доктор запретил тебе волноваться.

Фредерик сделал глубокий вдох, надеясь успокоить участившееся биение сердца.

– Тогда не расстраивай меня.

– Прости. – Она быстрым шагом подошла к отцу и нежно положила легкую руку на его костлявое плечо. – Папа, я не нуждаюсь ни в чьей заботе. Я не ребенок и могу позаботиться о себе сама.

Фредерик почувствовал уже знакомую тяжесть под сердцем и привычными движениями пальцев начал растирать левую сторону груди.

– Я знаю, что ты не ребенок, – раздраженно проговорил он.

С каждой минутой боль в груди усиливалась, лицо становилось все бледнее и бледнее.

– Тебе уже за двадцать, а ты все еще не замужем. Я должен был позаботиться о тебе.

Мег ожидала этого разговора и хорошо подготовилась к очередной битве с отцом.

– Сколько раз мы говорили об этом? Почему ты не можешь понять, что я не хочу выходить замуж?

– Это же ненормально! – Теперь, когда внезапная боль стала понемногу утихать, его голос зазвучал тверже. – Все девушки хотят замуж. Вот посмотри на свою сестру. Они с Лоренсом женаты уже десять лет.

– Именно поэтому я и не хочу, – пробормотала Мег.

– Но Виргинии очень нравится быть и женой, и матерью.

– Возможно, хотя я и не знаю почему. Домашние дела и дети – единственное занятие в ее жизни.

– Но, Меган, готовить, убирать, рожать и воспитывать детей должна каждая женщина!

– Ах, папа! – Вздохнув, Мег села рядом с отцом и взяла его сухие и тонкие руки. – Прошу понять меня. Я не похожа на других девушек. Я люблю независимость. Люблю хозяйничать на нашей лесопилке. Но Питера Фарнзворта я не люблю.

– Это и не страшно. Люди женятся каждый день, совсем не любя друг друга. И лишь немного спустя к ним приходят чувства.

Мег закрыла глаза и попыталась успокоиться. «Не сердись. Это ни к чему хорошему не приведет», – сказала она себе.

– Папа, я хочу, чтобы ты выслушал меня. Я не просто не люблю Питера. Я его ненавижу. И пусть даже он останется единственным мужчиной на планете, я все равно не соглашусь стать его женой.

Фредерик посмотрел на свою любимую дочь. Она была необыкновенно красива, стройна и изящна, с блестящими на свету темными волосами и мягким взглядом карих глаз. Точно такая же, как и ее мать – обаятельная и жизнерадостная женщина, которую он любил так страстно и ради счастья которой отдал всю свою жизнь.

Он ненавидел себя за то, что переложил свое бремя на плечи Мег, за то, что обменял дочь, как меняют лучших скакунов на ипподроме. И хотя контракт с Джорджем Фарнзвортом оказался самым трудным в его жизни, дело было сделано, и она должна принять условия контракта.

Ко всему прочему, успокаивал он себя, несмотря на возражения дочери, ей будет только лучше, если она выйдет за Питера Фарнзворта. Фредерику оставалось жить несколько месяцев, и после того, как он простится с этим миром, Мег останется одна, без всяких средств к существованию. Подписанный контракт облегчал страдания старика, и, как бы ни было очевидно отвращение Меган к Фарнзворту-младшему, он не сомневался, что это чувство пройдет вскоре после их свадьбы.

– Меган, – устало произнес он, – контракт уже подписан, и, даже вопреки твоему желанию, ты должна выйти замуж за Питера. Прости, если это тебе причиняет боль, но другого выхода нет.

Меган выпустила руку отца и беспомощно стала ходить по комнате.

– Мне уже двадцать один. Без моего согласия ты не можешь выдать меня замуж.

Фредерик посмотрел на свой нетронутый завтрак и пробормотал:

– Однако это не контракт о твоей помолвке. Мег повернулась и недоверчиво бросила взгляд на отца.

– Тогда о чем ты говоришь? Что же это за контракт?

– Это деловое соглашение.

– Деловое? Какие у тебя дела с Питером Фарнзвортом?

– С ним – никаких. Соглашение подписано с его отцом.

Мег быстрым шагом обогнула край стола из красного дерева и вновь села.

– Папа, хватит загадок. Я хочу знать, что все это значит.

Настал тот тяжелый момент, когда Фредерик должен был раскрыть свою страшную тайну, столь позорную, что даже его любимая жена так и не узнала о ней.

– Это произошло много лет назад, – заговорил он, – когда я взял взаймы у Джорджа Фарнзворта большую сумму.

– Я знаю. Он одолжил деньги на постройку лесопилки. И ты должен был их вернуть несколько лет назад.

Фредерик покачал головой и отвел свой взгляд, не желая смотреть в глаза Мег.

– Нет.

– Что? – Она открыла рот от удивления. – Почему? Я знаю, что дела на лесопилке идут отлично. И с тех пор как я начала помогать тебе, мы заработали хорошие деньги.

– Да, в последний год дела шли замечательно. Чего нельзя сказать о предыдущих годах. – Фредерик посмотрел на дочь и, увидя испуганное лицо Мег, вздрогнул. Затем он попытался успокоить ее. – У меня всегда были деньги. По крайней мере их было достаточно, чтобы построить этот дом и обеспечить хорошую жизнь твоей матери, сестре и тебе, но их никогда не хватало, чтобы вернуть мой долг Джорджу. Долгое время он не придавал этому значения, но теперь, когда я болен… – Внезапно разговор прервался, и Фредерик разразился сухим болезненным кашлем. – Он требует покончить со всем этим.

– Что это значит?

– Это значит, что он поставил меня перед выбором: или я возвращаю первоначальную сумму с процентами, которые росли все эти годы, или…

– Или соглашаешься выдать меня за Питера, – договорила Мег, окончательно осознав весь ужас положения, в котором она оказалась.

– Да.

– Папа, но почему именно я? Ведь господин Фарнзворт прекрасно знает мое отношение к Питеру.

– Я думаю, да. Но, вероятно, Питер говорил, что ты нравишься ему. И ты знаешь, как Джордж любит его. С тех пор как Питер уехал в Техас, он не раз заговаривал о вашей свадьбе.

– А ты не знаешь, почему он в Техасе? – Мег испытующе взглянула на Фредерика.

– Нет. Я думаю, чтобы забыть трагический случай с Дженни Томас.

Мег покраснела от гнева, вспомнив настоящую причину побега Питера Фарнзворта из штата Орегон. Она совсем не удивилась тому, что ее отец не знал правды. Но если бы знал, он никогда бы не сделал этого шага, даже находясь в самом трудном финансовом положении.

– Итак, – медленно начала она, – ты говоришь, что, согласно контракту, Джордж Фарнзворт забудет о твоем долге, если я стану женой Питера.

Кивнув, Фредерик почувствовал, что терзающая душу вина с каждой секундой становится все тяжелее.

– Да. – Он вновь кивнул. – Или ты выходишь замуж, или наше дело переходит в руки Фарнзворта.

– Прекрасно, – резко бросила Мег, – тогда это мы и сделаем.

– Что?

– Отдадим лесопилку. И это единственно возможный ответ.

Фредерик разинул рот, настолько неожиданно для него прозвучали слова Мег.

– Мег, пожалуйста, мы не можем. Лесопилка – единственное, что у нас есть. И если она отойдет к Фарнзворту, мне нечего будет оставить вам.

– С нами все будет в порядке, – пожала плечами Мег. – Как ты правильно заметил, у Виргинии есть семья и она счастлива, и, хоть я не люблю Лоренса, он неплохо зарабатывает в банке. Ну а я позабочусь о себе сама.

Из-за упрямства дочери Фредерик почувствовал полное крушение своих планов.

– Ты не можешь поступить так. Сколько раз я тебе говорил, что молодая незамужняя девушка, получившая хорошее воспитание, не может жить в одиночестве в Уэлсли! В этом городе жестокие нравы, и ты знаешь это. Мег, никто не возьмется сказать, что произойдет с тобой в этом доме, если ты будешь жить одна. И вообще, я не могу понять, почему ты настроена против Питера. Он молод, привлекателен. К тому же после Джеффри Уэлсли он самый богатый человек в городе.

– Возможно, он молод и привлекателен, – с презрением сказала она и, поднявшись со стула, стала убирать тарелки с нетронутой едой. – Но он самое гнусное создание, которое мне доводилось встречать.

Понимая бесполезность разговора, Фредерик поменял тактику.

– Мег, будь разумной. Я дал слово и не могу не выполнить условия контракта. Из-за твоего эгоизма я потеряю уважение в городе. И вряд ли смогу жить после этого.

Пытаясь сдержать пронзительный крик, Мег вцепилась в угол дубового буфета.

– Мне жаль, если ты считаешь меня такой эгоистичной, папа, – проговорила Мег, взяв себя в руки. – Однако знай, я не виновата в этой ситуации. Я не занимала денег у Джорджа Фарнзворта, не принимала решения возводить этот огромный и роскошный дом, вместо того чтобы вернуть ему долг. Мне также жаль, что ты думаешь, будто я не поддерживаю тебя. Однако стать разменной монетой, которой ты оплатишь свой долг, я не соглашусь никогда. Я не стану женой Питера Фарнзворта, даже если придется продать лесопилку, дом или наши души самому дьяволу.

Подол шелкового платья лимонного цвета закружился, словно попал в бурный водоворот, когда Мег повернулась и выскочила из гостиной, оставив там в полном недоумении измученного и больного отца.

Глава 2

Когда кто-нибудь просил Мег описать старшую сестру, первое, что приходило ей в голову, было «практичный человек». Рациональная, непоколебимая, порой даже скучная Виргиния Ломбард резко отличалась от своей жизнерадостной, веселой сестры, но именно это различие подсказывало в трудную минуту Мег обратиться за советом к Виргинии.

Не явилась исключением и та нелегкая ситуация, в которой оказалась теперь девушка. Сразу после ссоры с отцом Меган спустилась вниз, надела амазонку и верхом на лошади направилась к Виргинии.

Виргиния и Лоренс Ломбард жили в обыкновенном, обитом деревом доме неподалеку от Центральной улицы в Уэлсли. И хотя она бы предпочла обосноваться подальше от шумного городка, Лоренс, который был вице-президентом банка, настоял, чтобы они жили рядом с местом его работы. Почему? Виргинии так и не довелось расспросить об этом мужа. Она с радостью занялась хозяйством, обустройством простенького дома, купленного десять лет назад, сразу после свадьбы, и в течение следующих лет подарила Лоренсу пятерых детей. Ломбарду хотелось иметь большую семью, и Виргиния, твердо убежденная в своем призвании быть женой, почла за счастье дать мужу все, что он пожелал.

Для Мег, которая находила Лоренса высокомерным, властным и скучным человеком, всегда оставалось загадкой ее счастье. Однако она никогда не говорила о своей неприязни к Лоренсу, хорошо зная, какую боль это может причинить старшей сестре.

Мег Тейлор наконец добралась до дворика Ломбардов. Привязывая лошадь к изгороди, девушка прошептала короткую молитву в надежде, что Лоренса еще нет дома. Сейчас, когда ей было так необходимо поговорить со старшей сестрой, она вовсе не хотела выслушивать его длинные нравоучения о ее «неправильном» образе жизни. Подойдя к двери, Мег легонько толкнула ее и заглянула в дом.

– Джинни, ты дома?

– На кухне, Мег.

Почувствовав облегчение, Мег закрыла за собой дверь и прошла через обставленную простой мебелью столовую в просторную кухню.

– Привет, дорогая, – весело прокричала Виргиния. Перемешав какое-то варево, она постучала деревянной ложкой по краю большой кастрюли. – Я не думала, что ты будешь сегодня в городе.

– Я не собиралась, – коротко сказала Мег и попыталась освободиться от ребятишек, радостно облепивших ее со всех сторон. – Но кое-что случилось, и я должна поговорить с тобой. Надеюсь, что я не помешала.

– Конечно, нет. Ты пришла в самое подходящее время. Лоренс на обеде с возможным клиентом банка, я уже покормила этих диких индейцев и уложила нашу малышку спать.

Привычным движением отстранив детей от Мег и отправив их во внутренний дворик, она плотно закрыла дверь и обратилась к младшей сестре:

– В чем же проблема, если она на самом деле есть?

– О да, – кивнула Мег. – Возможно, самая трудная из всех тех, с которыми мне доводилось сталкиваться.

Увидев взволнованное лицо Мег, Виргиния перестала смеяться. Обычно «проблемы» младшей сестры были незначительными и легко разрешимыми, но теперь Виргиния не сомневалась, что произошло что-то серьезное.

– Садись, я приготовлю чай.

– Нет, – покачала головой Мег, – я слишком расстроена, чтобы сидеть и пить чай. Налей немного виски.

– Виски? Боже мой, что с тобой? Неужели это может быть выходом из сложившегося положения?

Мег трудно было сдержать улыбку. Ведь только Виргиния могла отреагировать подобным образом на ее просьбу.

– Я просто пошутила, – ответила она, – но папа сделал нечто такое, что может заставить и тебя принять немного спиртного.

– Папа? – Виргиния села за стол и смущенно посмотрела на сестру. – Что он мог сделать?

– Он продал меня, – быстро проговорила Мег. – Он подписал контракт с Джорджем Фарнзвортом, и теперь я должна выйти замуж за его сына.

Виргиния открыла рот от удивления.

– Неправда. Я не верю тебе.

– Однако он сделал это!

– Но почему?

– Это длинная история. – Она перестала ходить взад и вперед и села напротив сестры. – Несколько лет назад папа одолжил у господина Фарнзворта крупную сумму денег, но так и не вернул ее. Теперь, когда папа болен, Фарнзворт требует деньги назад. Поскольку у папы их нет, Фарнзворт согласен забыть о долге при условии, что я стану женой Питера.

– Мне с трудом верится, что только поэтому он подписал контракт. Возможно, у него была другая причина.

– Да. Узнав от Джорджа Фарнзворта о расположении Питера ко мне, папа решил, что мое будущее окажется в надежных руках, если я выйду замуж за его сына.

– Ты знаешь, он в чем-то прав.

– Что? – Теряя самообладание, Мег резко встала со стула. – Джинни, как ты можешь его поддерживать?

– Я не сказала, что поддерживаю его. Но тебе действительно нужен муж, и в этом он прав.

– Нет, не нужен.

– Ты знаешь, Питер Фарнзворт намного лучше других, – продолжала Джинни, будто не расслышав последних слов сестры. – Он богат, красив, обаятелен. По правде говоря, чем больше я об этом думаю, тем больше убеждаюсь, что из вас вышла бы неплохая пара.

– Ты не права! Если бы ты только знала правду…

– Какую правду?

Проклиная свой длинный язык, Мег быстро отвернулась.

– Есть вещи… которые ты не знаешь… о Питере.

– Надеюсь, ты не имеешь в виду слух о Дженни Томас, покончившей с собой из-за того, что он бросил ее и уехал в Техас?

Теперь был черед Мег удивиться.

– Я не знала, что ты слышала о случае с Дженни Томас.

– О, все о ней говорили, – рассмеялась старшая сестра, – но я никогда не относилась к этому всерьез. Дженни просто упала со скалы.

Содрогнувшись, Мег сделала глубокий вдох, обдумывая, стоит ли говорить сестре правду. Но уж если она решила не допустить этой свадьбы, то Виргиния непременно должна быть на ее стороне. Бросив взгляд на недоверчивое лицо сестры, Мег убедилась, что единственный способ завоевать союзника – это все-таки сказать ей правду.

– Джинни, – тихо промолвила она, – я хочу рассказать о том, о чем поклялась никому не говорить. – Мег остановилась на мгновение. – Дженни сама прыгнула со скалы.

– Откуда ты знаешь?

– Из письма, которое она прислала мне.

– О Боже! – Виргиния крепко сжала руку сестры. – И ты не попыталась остановить ее?

Глаза Мег наполнились слезами, когда огромный поток воспоминаний, связанный с бедной девушкой, пронесся в ее сознании.

– Я бы остановила. Но письмо пришло на следующий день после самоубийства Дженни.

– И она написала о причине?

– Да, – подтвердила Мег. – Она… она ждала ребенка от Питера Фарнзворта.

– Боже мой, почему же они просто не поженились?

– Дженни не вышла бы за него замуж.

Виргиния подняла голову и недоуменно посмотрела на младшую сестру.

– Но почему? Ведь все знали, что Питер ухаживал за ней. Если бы они поженились сразу после того, как стало известно о беременности Дженни, они могли сказать, что ребенок родился преждевременно. Но даже если сплетни и стали бы распространяться по городу, трудно было бы что-то доказать. К тому же Фарнзворт в Уэлсли человек влиятельный, он нашел бы средства положить им конец.

– Джинни, – прошептала Мег, – Дженни забеременела не потому, что любила Питера. Он… он изнасиловал ее.

– Что? – Виргиния прижала руку к губам. – О Мег! Ты ошибаешься!

– Нет, не ошибаюсь. Дженни рассказала мне, что в прошлом году на пикнике в День Независимости Питер, напившись, надругался над ней. Она пыталась сопротивляться, но в тот день его ничто не могло остановить. – Виргиния продолжала смотреть на сестру с недоверием, и голос Мег осекся. После недолгого молчания она добавила: – Дженни не видела Питера после этого, и, когда узнала, что у нее будет ребенок, я думаю, она не смогла вынести позора.

– Ты что-нибудь знала до того, как получила письмо?

– Да, – со страданием на лице ответила Мег. – Дженни говорила мне… о случившемся, но про ребенка я узнала только из письма.

– А еще кто-нибудь знает?

– Никто. Может быть, только отец Питера. Я думаю, что господин Фарнзворт знал о беременности Дженни и послал Питера в Техас на случай, если поднимется шум в городе.

Виргиния была потрясена услышанным.

– Что я могу сказать с уверенностью – Питер должен быть наказан.

– Этого никогда не произойдет, – с горечью произнесла Мег. – Доказательством могло быть предсмертное письмо Дженни, но я выбросила его.

– Не может быть! – сказала Виргиния, удивленная тем, что Мег уничтожила единственное доказательство, которое связывало Питера со смертью Дженни.

– Увы.

– Но почему? Ты могла отнести его городским властям.

Мег покачала головой.

– Я не имела никакого права. Это означало бы опозорить ее семью. И к тому же – кто поверил бы в это! Каждый решил бы, что она все придумала, чтобы отомстить Питеру, который бросил ее.

– Возможно, ты права, – согласилась Джинни. Минуту она раздумывала, затем задумчиво посмотрела на Мег.

– Ты действительно веришь Дженни? Питер Фарнзворт такой милый и вежливый молодой человек. Может быть, она решила испортить жизнь Питера, не вынеся расставания с ним, и одновременно покончить с собой?

– Нет. Я верю каждому слову ее письма. Во-первых, у Дженни не было причины врать, а во-вторых, я слишком хорошо знала ее и Питера и видела, каким отвратительным он может быть… особенно когда пьян.

– Это ужасно, – простонала Виргиния. Она подошла к шкафу, достала бутылку хереса и два стакана. Плеснув в каждый стакан янтарной жидкости, вернулась к столу и протянула стакан Мег.

– Джинни!

– Выпей и успокойся. – Сделав маленький глоток, Виргиния поставила стакан на стол. – Мег, ты должна рассказать обо всем папе. Это единственный способ разубедить его.

Мег, запрокинув голову, одним глотком осушила стакан.

– Я не могу. Я просто не смогу разговаривать с отцом о… о таких вещах. Но даже если я решусь, он скорее всего не поверит. Даже ты не до конца уверена, что все было именно так.

– Но, Мег, у тебя нет выбора.

– Все равно я не скажу, – упрямо проговорила Меган. – Когда Дженни рассказала мне обо всем, что произошло с ней, я пообещала никому не говорить. Я уже сейчас чувствую вину, когда рассказываю это тебе. Если я открою все папе, то он немедленно пойдет и разругается с Джорджем Фарнзвортом, но тот, даже если он знает, что натворил его сын, все равно будет все отрицать.

– И что же тогда ты собираешься делать?

– Трудно сказать. Я надеялась, ты посоветуешь что-нибудь.

– Знаешь, – пробормотала Виргиния, постукивая ногтем по передним зубам, – может быть, я смогу.

В лице Мег появилась надежда.

– Я думаю, пока Питер не вернулся из Техаса, тебе необходимо выйти замуж за кого-нибудь другого. Когда он приезжает?

– Не знаю. Но это не выход. Я вообще не желаю выходить замуж. Я просто хочу управлять лесопилкой.

– Вряд ли это возможно до тех пор, пока ты не вернешь папин долг.

– Я думала об этом. Как ты считаешь, Лоренс поможет мне взять ссуду в банке?

– Тебе ее никогда не дадут, – фыркнула Виргиния. – Ты же женщина!

– А папе?

Виргиния покачала головой.

– Для банка это был бы неоправданный риск. Нет, Мег, только немедленная свадьба может решить нашу проблему.

Мег нежно улыбнулась старшей сестре, заметив, что Виргиния уже думает о ее проблемах как о «наших». Так всегда было между ними. Несмотря на шесть лет разницы в годах и некоторое расхождение во взглядах на жизнь, между сестрами существовала невидимая, но прочная связь.

Виргиния поднялась и задумчиво прошлась по кухне. Вдруг, сделав полшага, она остановилась и возбужденно заговорила:

– О, я знаю! Ты можешь выйти за Джеффа Уэлсли!

Мег разразилась смехом.

– Джинни! Не шути!

– Я не шучу. Джефф – то, что нам нужно. Только он богаче и влиятельнее, чем наша семья или семья Питера Фарнзворта. Когда Джордж Фарнзворт узнает, что ты вышла замуж за столь респектабельного человека, он вынужден будет расторгнуть контракт.

– Ты с ума сошла, – захихикала Мег. – У меня столько же шансов стать женой Джеффри Уэлсли, сколько выйти замуж за Корнелиуса Вандербилта [1]! Ты же знаешь, он убежденный холостяк. К тому же каждая девушка в любом из трех соседних округов, страстно желающая Уэлсли, до сих пор так и не получила даже приглашения на танцы, не говоря уже об обручальном кольце.

– Все равно, – упрямо стояла на своем Виргиния, – мы найдем способ заинтересовать его.

– Джинни, – медленно проговорила Мег, словно разговаривала с упрямым ребенком, – Джеффри Уэлсли не хочет жениться… и я тоже не хочу замуж.

– Я знаю! Поэтому и говорю. Вы можете договориться о фиктивном браке.

– Он не согласится.

– Согласится, – настойчиво убеждала ее Виргиния.

Мег никогда не видела свою сестру такой решительной.

– Все, что мы должны теперь сделать, – это найти способ заинтересовать Джеффри Уэлсли. Затем ты пойдешь к нему и сделаешь предложение.

– Предложение! Ты подобрала хорошее слово, – усмехнулась Мег.

Виргиния, уперев руки в бока, пристально посмотрела на сестру.

– Прекрати смеяться. Я пытаюсь помочь тебе.

– Я знаю, – успокоившись, сказала Мег, – и ценю твою заботу. Но, Джинни, это идея настолько нелепа, что я не могу принимать ее всерьез.

– А надо бы! Или ты, не успев моргнуть глазом, окажешься под венцом вместе с Питером Фарнзвортом.

– Хорошо, хорошо. – Мег подняла руку, пытаясь успокоить сестру. – Допустим, что неуловимый господин Уэлсли согласится. Но это не решит проблемы возвращения долга Джорджу Фарнзворту, мы все равно потеряем лесопилку. Тогда какой смысл во всей этой затее?

Виргиния задумалась.

– Вообще-то когда женщина выходит замуж, ее долги становятся заботой мужа, поэтому господин Уэлсли, возможно, будет обязан по закону вернуть долг господину Фарнзворту.

– Виргиния! – воскликнула Мег, потрясенная возмутительными словами сестры. – Это так подло… трудно поверить, что я слышу это от своей сестры. Я не смогу обмануть его.

Виргиния замахала руками.

– Вздор! Мы найдем способ расплатиться с ним.

– Каким образом?

– Пока не знаю. Он может, например, бесплатно пользоваться услугами нашей лесопилки в течение своей жизни.

Мег задумалась.

– Ты знаешь, в этом что-то есть. Я открою кредит для господина Уэлсли на сумму, равную нашему долгу, и, пока кредит не истечет, он сможет обрабатывать свой лес на нашей лесопилке. Таким образом, где-то через два года можно будет расплатиться с Уэлсли. А если на покрытие процентов предложить еще год, я смогла бы сполна отблагодарить его.

– Правильно! Все остаются в выигрыше: мы сохраняем лесопилку, ты спасаешься от Питера Фарнзворта, Джеффри Уэлсли увеличивает свое состояние.

– Тогда я не вижу никакого смысла в том, чтобы просить господина Уэлсли взять меня замуж. Почему я не могу просто пойти и занять деньги?

– Потому что это не спасет тебя от Питера Фарнзворта, – напомнила Виргиния. – Ты же знаешь, какой он жестокий, он не давал покоя Дженни до тех пор, пока она не позволила ухаживать за ней. И уж если Питер положил глаз на тебя, то я не думаю, что, даже получив долг, он прекратит преследовать тебя. Тебе нужна защита, и ты получишь ее, став женой Джеффа Уэлсли.

– Но я не уверена, что господин Уэлсли согласится взять меня замуж. Чем я смогу заинтересовать его?

– Поиграй на его чувствах. Ты говорила, что у вас прекрасные деловые отношения, а это может означать, что он расположен к тебе. Расскажи о своем деловом предложении, и если он не согласится, то соври, что Питер угрожал тебе. Уэлсли ненавидит Фарнзворта-младшего, и, думаю, он сжалится над тобой.

– Почему мистер Уэлсли ненавидит Питера?

– Разве ты не помнишь тот случай несколько лет назад? С младшей сестрой Уэлсли?

Мег кивнула.

– Да-да, я припоминаю. Что-то произошло между мистером Уэлсли и Питером?

– Да. Паула Уэлсли приехала на несколько недель, и Питер предложил ей прокатиться в коляске. Джеффри разрешил. Но, должно быть, что-то случилось во время прогулки, потому что позже господин Уэлсли приехал к Питеру и избил его до полусмерти.

– Верно! – воскликнула Мег. – Я вспомнила. Подали Фарнзворты в суд на господина Уэлсли или нет?

– Нет, и все были удивлены этим.

– И никто не усомнился в его добропорядочности?

Виргиния пожала плечами.

– Мне кажется, многие сочли, что Джеффри Уэлсли слишком близко принял к сердцу произошедшее между Питером и Паулой во время прогулки. Говорят, он вспыльчив и ужасно любит сестру. Лоренс рассказывал, что Паула – единственная девочка в большой семье Уэлсли.

– Я даже не хочу думать о том, что могло произойти между ними в тот день, – сказала Мег и вздрогнула.

– С тех пор отношения между Уэлсли и Фарнзвортом испортились. И, если ты расскажешь Джеффри о злополучном контракте, возможно, он поможет тебе.

– Ну, не знаю… – с сомнением проговорила Мег.

– Ты ничего не теряешь. Самое худшее, что он может сделать, это сказать «нет».

– Я думаю, ты права. Только надеюсь, что он не засмеется мне в лицо, когда будет отказывать в просьбе.

– Он не откажет, – заверила Виргиния и, отойдя от кухонного стола, подошла к сестре и крепко обняла ее. – В конце концов Джеффри Уэлсли не так уж плох, если решился отколотить Питера.

Глава 3

– Босс, тут тебя хочет видеть одна женщина.

Джеффри Уэлсли швырнул ручку на стол и неодобрительно посмотрел на неряшливо одетого человека, стоявшего в дверях простенькой конторы.

– Кто это?

– Женщина, которая работает там, на лесопилке, – ответил лесоруб.

– Меган Тейлор?

– Я не знаю, как ее зовут, но выглядит она довольно-таки ничего.

Такая оценка привлекательной и изысканной мисс Тейлор рассмешила Джеффри.

– Хорошо, Нед, скажи, я сейчас приду. Кивнув, Нед повернулся и неуклюже вышел из хижины.

– Он идет, малышка, – сообщил Нед, подойдя к девушке.

Его небрежная развязность ошеломила Мег, но, сдержавшись, она грациозно кивнула и проговорила:

– Благодарю за помощь.

– Всегда к вашим услугам. – Усмехнувшись, Нед закинул топор на плечо и поплелся к густому лесу, раскинувшемуся сразу за офисом Джеффри Уэлсли.

В ту же минуту в узких дверях хижины появилась громадная фигура Джеффри. И, хотя они встречались уже не первый раз, его внушительные габариты и удивительная красота вновь привели Меган в полный трепет.

Золотистый – единственный эпитет, что мог подойти, если бы вы попытались совсем уж кратко описать Джеффри Уэлсли. Золотистые волосы, золотистая кожа, того же цвета глаза… И тело – такое большое и крепкое, что даже самые удовлетворенные браком жены втайне мечтали увидеть его без рубашки. Он стоял перед ней в потертых джинсах и фланелевой рубашке, но даже в этой простой одежде ни один мужчина на свете не смог бы превзойти его в красоте, подумала Мег, украдкой посматривая на мужчину. И как она посмела прийти, чтобы сделать такое нелепое предложение этому ангелоподобному созданию?

Теперь она не была уверена, что сможет изложить свой сумасшедший план. Больше недели ушло на то, чтобы набраться смелости и подняться на гору в логовище Джеффри Уэлсли. Но сейчас, когда она была здесь, Мег боялась, что не сможет произнести и слова о столь возмутительном предложении.

– Доброе утро, мисс Тейлор. – Прищурившись от яркого летнего солнца, Джеффри спустился по сбитым кое-как ступенькам. – Вы хотели видеть меня?

– Да… да, – еле выговорила девушка, очарованная его пленительными длинными и мягкими волосами, переливавшимися в лучах солнца.

– Чем могу помочь? – Он посмотрел на девушку с любопытством.

Его желто-коричневые глаза, низкий, приглушенный голос окончательно привели Мег в растерянность.

– Мне… мне необходимо с вами кое о чем поговорить, – наконец выдавила из себя гостья.

Однако затем снова последовало молчание, которое еще больше озадачило Джеффри.

– Что-то случилось на лесопилке?

– Нет… Просто… Можем ли мы пройти к вам в контору?

Джефф бросил сомнительный взгляд на хижину позади него, раздумывая, стоит ли пригласить эту прелестную девушку в свою жалкую контору.

– Как вам угодно.

– Спасибо, – с трудом выговорила гостья.

Поднявшись по лестнице, Джеффри задержался у плохо подогнанной двери, пропуская вперед девушку.

– Боюсь, что здесь не совсем подходящее место для деловых встреч, – извинился он и прошел за Мег в заваленную вещами, пыльную комнату.

Убрав кучу бумаг с жесткого стула, стоявшего напротив его рабочего стола, он предложил девушке сесть.

Мег робко села.

– Итак, чем могу помочь? – усаживаясь напротив нее, улыбнулся Джефф.

«Женись на мне, – проговорила про себя Меган. – Не спрашивай почему, просто женись».

– У меня есть деловое предложение, которое, я думаю, сулит выгоду нам обоим.

Джеффри опять удивился. Он ожидал услышать все, что угодно, но только не это. По напряженному лицу и неподвижной позе гостьи нетрудно было догадаться, что она чем-то сильно обеспокоена, но чем – пока оставалось загадкой.

– Хорошо, я слушаю.

Мег сделала глубокий вдох, надеясь, что до того, как потеряет сознание, сможет рассказать то, за чем пришла сюда.

– Я пришла, чтобы предложить вам бесплатно пользоваться моей лесопилкой в ближайшие три года.

Возникло молчание. «Три года можно обрабатывать свой лес бесплатно, – обдумывал предложение Джеффри. – Кого я должен убить для нее?» Осторожно, пытаясь не выдать своего замешательства, он равнодушно откинулся на спинку стула.

– Продолжайте.

– Это все. – Почувствовав облегчение от того, что эти слова не вызвали смеха у Уэлсли, Мег не сразу поняла свою ошибку. В действительности разговор только начинался и ей еще предстояло изложить свои условия.

Джефф испытующе посмотрел на гостью.

– Очень щедрое предложение, мисс Тейлор. Попытайтесь объяснить, почему вы хотите сделать это.

– О да. Вы, конечно же, хотите знать почему, не правда ли?

– Да, – согласился Джеффри, озадаченный столь очевидной растерянностью девушки.

– Ну… потому… потому что я хочу получить кое-что взамен.

– Это можно было предвидеть, – насмешливо улыбнувшись, проговорил он. – И что же вам нужно?

– Мне нужно, чтобы вы женились на мне, – прошептала Мег.

– Что?

Она приложила все усилия, чтобы поднять голову и открыто посмотреть в его золотистого цвета глаза.

– Я сказала: мне нужно, чтобы вы женились на мне.

К полному удивлению девушки, Джеффри разразился раскатистым смехом.

– Хорошо, мисс Тейлор, – гоготал он, – кто это вас надоумил? Случайно не Том ли Босани?

– Господин Уэлсли, я уверяю вас…

– Ладно, перестаньте разыгрывать меня. Когда-то я пошутил над Томом, сказав вдове Андерсон, что она нравится ему, и после этого Том непременно должен был отомстить. Но я не ожидал, что его шутка окажется настолько оригинальной.

– Господин Уэлсли! – пыталась остановить его Мег, потрясенная тем, что ее предложение не принято всерьез.

– Скажите, мисс Тейлор, как удалось Тому уговорить вас встать на его сторону?

– Господин Уэлсли! Прошу вас!.. Я не знаю никакого Тома Босани.

Широкая улыбка Джеффа постепенно исчезла.

– Вы хотите сказать, что это не шутка?

– Совершенно правильно. – Мег сделала паузу. – Уверяю вас, что я не шучу. Я предлагаю вам вступить со мной в брак в обмен на неограниченные права на пользование лесопилкой в течение трех лет.

– Невероятно! – фыркнул Джеффри и поднялся со стула. – Пожалуй, самая нелепая идея, с которой я когда-либо сталкивался.

Резкие слова Джеффри смутили и одновременно возмутили девушку.

– Что ж, жаль, что вы так считаете, – пробормотала она и направилась к двери. – Я больше не побеспокою вас.

Джеффри спохватился, что, сам не желая того, причинил боль своей гостье.

– Минутку. – Мег задержалась у двери. – Почему вы не… я не знаю… сядьте… мы недоговорили.

Но могла ли она продолжать этот унизительный разговор? Пожалуй, нет. Все, что ей хотелось сделать, – это выскочить из двери маленькой хижины и никогда не возвращаться назад. Но чудовищное положение, в которое она попала, заставило девушку остаться.

Когда она опять села, Джеффри устроился поудобнее на углу стола и спросил:

– Почему же вы не скажете, что все это значит?

– Мне не о чем говорить, – отрезала Мег, почувствовав, что бессильна объяснить настоящую причину своего предложения.

– Правда? Вы хотите сказать, что воспылали любовью и именно поэтому решили выйти за меня замуж?

– Может быть, и так.

– Вы действительно полагаете, что я поверю в это, мисс Тейлор? Ведь мы даже не знаем друг друга! И вдруг у вас возникло такое неожиданное, удивительное страстное влечение ко мне.

Слова Джеффа возмутили девушку. Удивительное? Неожиданное? Однако он был прав: они действительно совсем не знают друг друга.

– Конечно же, у меня не возникло «страстное влечение к вам», – выпалила Мег.

Нахмурившись, Джефф ломал голову над истинной причиной ее визита.

– Возможно, вы скоро станете матерью?.. – с мягкой интонацией спросил он, убежденный, что наконец-то отыскал правильный ответ.

– Что? – удивилась девушка.

– …И вам во что бы то ни стало необходимо найти мужа, – спокойно добавил он.

– Это возмутительная ложь! Как вы могли? Для того чтобы очутиться в таком положении, женщина должна… и я никогда бы не… я никогда не… Это абсурд, господин Уэлсли, просто абсурд! Как вы посмели оскорбить меня?

Звучащее в голосе негодование и красные пятна, появившиеся на лице Мег, настолько убедительно доказывали ошибочность предположения, что Джефф поспешил извиниться.

– Простите меня, мисс Тейлор, – с искренним раскаянием проговорил он. – Я совсем не хотел вас обидеть. Послушайте, может, нам стоит прекратить эту игру? Это… гмм… предложение я смог бы понять лучше, если бы вы все-таки рассказали, чем вызван ваш визит. Вы говорите, что не любите меня, что не ждете ребенка, тогда в чем же дело? Что-то же заставило вас прийти ко мне?

Ответ последовал не сразу. Она не знала, что можно доверить этому странному человеку. Конечно же, не историю, связанную с долгом отца. Но что тогда? Нет, все же лучше сделать так, как посоветовала Виргиния: рассказать о вынужденном браке с Питером и положиться на его покровительство.

– Хорошо, господин Уэлсли, – наконец сказала она. – Я расскажу, почему я здесь.

– Прошу вас.

– Мне… мне нужна ваша защита, – начала Мег. – По некоторым причинам мой отец подписал контракт с Джорджем Фарнзвортом, обязуясь выдать меня замуж за его сына Питера. – Сомнений не было, ей удалось найти больное место собеседника. Не останавливаясь, она договорила: – Но я совсем не хочу быть его женой.

– Я прекрасно понимаю вас. Но при чем здесь я?

Откашлявшись, девушка пристально посмотрела в глаза Джеффри.

– Условия контракта, подписанного моим отцом, должны быть выполнены. И, чтобы избежать этого, мне необходимо выйти замуж за кого-нибудь другого до возвращения Питера Фарнзворта из Техаса.

– И вы решили, что я тот, кто вам нужен?

– Да.

– Но почему?

– Потому что я знаю: мы оба презираем брак, и, заключив фиктивный союз, я смогла бы освободиться от Питера, а вы, пользуясь бесплатными услугами лесопилки, получить огромную прибыль. Уверяю вас, что впоследствии не возникнет никаких… сложностей.

– Вы не правы, мисс Тейлор. Они обязательно будут.

– Я обещаю. К тому же подумайте о своей выгоде. Этот план сделает вас богатым.

– Я уже богат, мисс Тейлор, – тщательно подбирая слова, возразил Джеффри, надеясь, что не заденет самолюбия девушки и не поставит ее в неловкое положение, – но вы правы в одном: я вообще не хочу жениться, ни фиктивно, ни еще как-нибудь.

Мег потеряла всякую надежду.

– Значит, вы не хотите даже подумать о моем предложении?

– Простите, хоть я и ценю ваше высокое мнение обо мне, но это исключено…

– Вам не стоит извиняться! – вспылила она, неожиданно рассердившись на то, что он так легко отмахнулся от ее предложения. – Я пришла сюда только потому, что вы единственный в городе, кто смог бы остановить Фарнзвортов. Вы глубоко заблуждаетесь, если полагаете, будто я пришла к вам потому, что вы нравитесь мне или… вы желанны мне.

Ее резкие слова сильно задели Джеффри. Он долго просто смотрел на девушку, затем встал и подошел к двери.

– Думаю, мы все сказали друг другу, мисс Тейлор. До свидания.

Оскорбленная, она вскочила со стула и, не простившись, пронеслась мимо него, спустилась по ступенькам и побежала к лошади, привязанной в дереву.

Джеффри бросился вдогонку. Его врожденная учтивость не могла не подсказать ему, что он по крайней мере должен помочь девушке сесть в седло. Но не успел он спуститься с лестницы, как Мег была уже на лошади и умчалась по утоптанной копытами тропинке.

– Ну и что она хотела? – с любопытством спросил Нед, неожиданно представ перед Уэлсли.

– Мужа. Девушка попросила меня жениться на ней.

– Да ну? – удивленно воскликнул Нед. – И что ты ответил?

– А как ты думаешь? Я сказал «нет».

– И она не пыталась переубедить тебя?

– Конечно, нет. Что же она еще могла сделать?

– Пожалуй, что ничего, – пожал плечами Нед. – Она, судя по всему, не из тех, кто устраивает скандалы.

– Да. Все было просто. Она спросила, я ответил, и она ушла. На этом все и закончилось.

Нед прищурясь посмотрел на Джеффа.

– Знаешь, босс, женщины очень странные люди. Они всегда влюбляются не в тех мужчин. Черт, если бы она обратилась ко мне, то ей и глазом не пришлось бы моргнуть, как я бы сказал «да». Такая привлекательная женщина могла бы заполучить любого мужчину в городе – кроме тебя, конечно же. Ведь ни для кого не секрет, что ты единственный человек в округе, кто не проявляет ни малейшего интереса к браку. Даже с такой девушкой, как она.

– Верно, – рассеянно подтвердил Джефф, все еще смотря на тропинку, по которой не так давно ускакала Мег, – даже с такой, как она.

* * *

– И он отказался?

– Да, – жалостно уронила Мег и сделала глоток чая, – и так решительно и быстро, что это просто оскорбило меня. Я не успела закончить, как он сказал «нет» и дал понять, чтобы я убиралась восвояси.

Виргиния глубоко вздохнула, на ее лице появилось разочарование.

– Прости, Мегги, – вздохнула она. – Я чувствую вину перед тобой за то, что предложила обратиться к нему. Я никак не думала, что он окажется таким безразличным.

– Постой, – проговорила Мег. – По правде, он был шокирован самой мыслью о женитьбе. Я думаю, что он просто не любит женщин. Как будто он боится их…

– Странно, – наморщила лоб Виргиния, – ведь он был уже раз помолвлен.

– Он? Когда?

– Что-то около пяти или шести лет назад. Удивительно, что ты не слышала об этой истории. Хотя, возможно, тогда ты училась в пансионе.

– Да, действительно, в то время меня не было в городе. С кем же он был помолвлен?

– С Франсин Макгрегор. Что-то произошло между ними, и он разорвал помолвку. Франсин тут же уехала в Сан-Франциско к своей тете и больше не появлялась в городе.

– Ты не знаешь, почему он это сделал? – вопреки своей обиде на Джеффа с любопытством спросила Мег.

– Нет. Но, должно быть, по очень серьезной причине, потому что это случилось всего лишь за две недели до их свадьбы. Все было уже приготовлено, и вдруг Франсин исчезла. Господин Уэлсли строил великолепный дом в горах для себя и Франсин, но, как только она уехала, он сразу забросил строительство.

– Этот недостроенный дом около водопадов принадлежит ему?

– Да, он даже не попытался достроить его. Господин Уэлсли так и живет в небольшом домике над лагерем своих работников. Лоренс говорит, что это безобразие и что Уэлсли должен или закончить строительство дома, или совсем разрушить его. Однажды даже собирали городской совет, чтобы решить, как следует поступить Джеффри Уэлсли с этим домом, но, поскольку тот находится на его земле, они отложили этот вопрос. По правде говоря, жаль, что огромный дом так и не был достроен.

– Мне тоже.

– Да, как я уже сказала, что-то ужасное произошло между ними, и если он так отнесся к твоим словам, то, вероятно, эта история еще свежа в его памяти.

Мег покачала головой.

– Что же мне теперь делать?

– Не знаю. Может, тебе стоит выйти за кого-нибудь другого. По крайней мере так ты будешь в безопасности от Питера.

– Мне никто не нужен! Я только хочу, чтобы меня оставили в покое. Неужели это так сложно?

– Знаешь, да, – проговорила Джинни, – ведь ты женщина. Все, что разрешается женщинам – это выходить замуж и воспитывать детей.

– Как раз то, что ты делаешь, – подметила Мег.

– Да, – улыбнулась Виргиния. – И я делаю именно то, что желаю.

Мег сморщила нос. Очевидное нежелание сестры понимать ее рассмешило Джинни.

– Послушай, милая, пока жив папа, тебе не о чем беспокоиться.

Мег недоуменно посмотрела на сестру.

– Что это значит?

– Все очень просто. Когда Питер вернется из Техаса и начнет требовать, чтобы ты вышла замуж за него, ты просто скажешь, что это невозможно, поскольку тебе нужно ухаживать за папой.

– Папе не нужен уход, – возразила Мег. – Он не инвалид. Его беспокоит лишь сердце.

– Только мы с тобой знаем это. Так мы смогли бы оттянуть свадьбу и придумать что-нибудь еще.

– Если бы Джеффри Уэлсли согласился… – задумчиво протянула Мег.

– Знаешь, ты говоришь так, как будто тебе на самом деле доставило бы удовольствие стать женой Уэлсли, – вновь рассмеялась Виргиния.

– Прекрати. Просто он, как никто, подошел бы для нашего плана.

– Да-да. И подходящий, и красивый, и богатый.

– И совершенно незаинтересованный, – закончила Мег.

– Не знаю, – задумалась Виргиния, – может, ты слишком рано сложила оружие и тебе стоит подумать, как вновь подъехать к нему.

– Но как? – раздраженно спросила младшая сестра. – Ты что, хочешь, чтобы я чем-то угрожала ему или шантажировала его?

– Я этого не говорила. Но как-то все-таки можно убедить его, а? У каждого мужчины есть слабое место.

– Ладно. – Мег поднялась. – Когда тебе удастся найти слабое место Джеффри Уэлсли, дай знать. Но я убеждена, что только под угрозой смерти или полного разорения он согласится на мое предложение. Хотя и в этом я не уверена полностью!

Глава 4

– Я считаю, то, что она сделала, просто отвратительно! – Джефф грохнул стаканом с пивом о неотесанную доску, заменявшую стол в салуне Скид-Роуд, и пристально посмотрел на своего друга Грега.

– Перестань, – рассмеялся Грег Стивенс, – она не сделала тебе ничего плохого. Подумаешь, попросила жениться на ней! Ты отказался, и она ушла. Что плохого в этом?

– Она поставила меня в чертовски неловкое положение. У меня были с ней деловые отношения, но теперь я даже не знаю, как смотреть ей в глаза.

– Забудь, – посоветовал Грег. – Представь, что ничего не произошло.

– Это слишком трудно сделать, – фыркнул Джефф и залпом выпил свое виски, отправив вслед еще немного пива.

Грег долго смотрел на Джеффа, удивленный резкостью друга.

– Почему ты не женишься на ней?

– Ты что, с ума сошел? Я не хочу жениться. Я совсем не знаю ее.

– Она чертовски красива…

– Ну и что с того?

– Боже, какой же ты упрямый! Разве ты не хочешь признать хотя бы это? Меган Тейлор, самая красивая и желанная девушка в Уэлсли, делает тебе предложение взять ее в жены. Разве тебе это не льстит?

Поколебавшись некоторое время, Джефф неохотно кивнул.

– Немного ты прав, она на самом деле красива. Но не могу же я только поэтому жениться на ней!

– Когда-то ты должен забыть о Франсин, – тихо сказал Грег. – Не все женщины таковы, к счастью.

– Да? И ты откуда знаешь это?

– Откуда? – захохотал Грег. – Ты забываешь, что я семейный человек.

– Но Викки совсем другое дело. Ты отхватил самую лучшую женщину в штате Орегон.

– Возможно, и так, но это не значит, что на свете нет другой такой. Я считаю, мисс Тейлор просто прелестна.

– Ну, она, в общем-то, всегда нравилась мне, – признался Джефф. – Просто я не хочу жениться на ней, и теперь, когда я сказал ей об этом, мне будет ужасно неудобно встречаться с ней.

– Ты все же подумай об этом. Осознаешь ты или нет, но тебе нужна жена. И, конечно, будет ужасно, если этот отвратительный тип Питер Фарнзворт станет ее мужем. К тому же я по-прежнему считаю, что он был каким-то образом повинен в смерти Дженни Томас.

– Мне бы тоже не хотелось, чтобы ее отдали за Фарнзворта. Но я не хочу жертвовать собой и идти под венец только для того, чтобы предотвратить ее вынужденный брак.

Грег насмешливо посмотрел на друга.

– Да-да, понимаю. Женившись на мисс Тейлор, ты получишь самую красивую в городе девушку, которая как бы случайно управляет единственной лесопилкой, расположенной на твоей горе. О какой жертве ты говоришь?

– Ради Бога, перестань, – проворчал Джефф. – Меня не интересует, как она выглядит и что у нее есть. Я не хочу на ней жениться, и это все, что я могу сказать. Прошу тебя, прекратим этот разговор.

– Ладно, – согласился Грег и, допив пиво, встал. – Это не мое дело.

– Правильно.

– Однако уже поздно, мне нужно возвращаться домой, как ты сказал, к лучшей женщине штата, иначе она выйдет на улицу и будет ждать меня со скалкой в руках.

Джефф покачал головой.

– Я же говорил, что семейная жизнь не по мне.

– Но у нее есть и свои преимущества.

– Знаю, знаю. Не правда ли, именно эти преимущества и гонят тебя домой?

С самодовольной улыбкой Грег швырнул на стол монету.

– Ну-ну. И все-таки тебе придется когда-нибудь жениться.

– Отстань, – добродушно смеясь, сказал Джефф. – Давай двигай, сделай свою жену счастливой.

Когда Грег торопясь вышел из многолюдного салуна, Джефф откинулся на спинку стула и сделал глоток пива. «И все-таки тебе придется когда-нибудь жениться», – пробормотал он, повторяя последние слова Грега. Но однажды он уже сделал это… или почти сделал.

Как-то сам собой в его сознании возник образ Франсин Макгрегор. С ее светло-золотистыми волосами и васильковыми глазами, с ее сладко-медовым голосом и искушающим хрупким телом. Франсин, чье каждое слово о любви оказалось ложью и чьи жесты, позы и завлекающие взгляды были лишь расчетливой уловкой с одной целью – завладеть его покоем. И он действительно потерял его, полюбив Франсин столь страстно, что не сразу смог разглядеть, какой она была на самом деле.

Слава Богу, он вовремя опомнился. Он буквально вышел из себя, когда получил письмо от нескольких известных в Портленде модельеров, которые сообщали: его невеста, купив у них наряды в кредит, заверила продавцов, что «после первого мая за все заплатит Джеффри Уэлсли».

Теперь, когда он уже спокойно, без гнева вспоминал об этом, он знал, что любовь погибла не из-за необузданного желания Франсин тратить деньги на что попало, а из-за полного отсутствия у нее чувства вины, ее неспособности испытать раскаяние. Даже когда он показал ей счета модельеров, она просто посмотрела на него невинно-голубыми глазами и вымолвила:

– Но, Джеффри, мне нужны были новые наряды. Не могу же я выходить замуж за такого влиятельного человека, как ты, и быть похожей на нищенку.

Когда же он напомнил ей, что они еще не муж и жена, она, хихикнув, сказала:

– Осталось совсем недолго ждать.

Его чувство стало быстро улетучиваться, когда он заставил себя объективно посмотреть на их отношения. Незначительные вещи, которые раньше были просто не по вкусу Джеффри, стали раздражать его. Например, то, что Франсин не проявляла никакого интереса к его делам, за исключением тех случаев, когда подписывалась сделка на очень крупную сумму. Или ее упорное стремление выйти замуж только после того, как будет достроен их великолепный дом. Ее настойчивые просьбы отправиться в трехмесячное свадебное путешествие по Европе, в то время как он неоднократно повторял Франсин о невозможности длительной поездки во время заготовки леса. И, в конце концов, даже ее реакция на его любовные поползновения.

В молодости Джефф был весьма привлекательным и порывистым. Конечно же, прошедшие годы немного изменили его, но к тридцати четырем годам, сохранив прежнюю красоту, он приобрел уверенность в себе и обаяние, перед которым не могли устоять даже женщины самых твердых правил.

Но только не Франсин.

Какое-то время ей удавалось обманывать его. Когда он прикасался к ней, она застенчиво краснела, в то же время бросая на него обещающие взгляды, пробуждавшие в Джеффри пылкую страсть. Она даже совсем не сопротивлялась, когда он целовал ее, но все его нежные, ласкающие поцелуи оставались без ответа. При этом она всегда стояла неподвижно и отказывалась приоткрыть рот для его обольстительно-ищущего языка. Когда же, разочарованный, он прекращал свои попытки, она улыбалась и говорила, как сильно дорожит его ласками.

Со временем, когда их отношения стали более серьезными, Джефф начал беспокоиться, не скрывается ли под девичьей строгостью Франсин ее отвращение к плотской стороне жизни. Заставляя себя быть терпеливым, он пытался поверить в ее нежные слова «как все будет замечательно», когда, выйдя за него, она сможет отпустить узду своей страсти. Окончательный разрыв произошел за две недели до намеченной даты их свадьбы, когда, осматривая недостроенный дом, Франсин неожиданно сказала о своем решении отложить бракосочетание до тех пор, пока его сооружение не будет завершено и самый известный лондонский дизайнер интерьеров Уоллес Б. Темплтон не приступит к отделке помещений.

«Нам не нужен никакой Темплтон, – возразил Джефф. – В Сан-Франциско и без него достаточно хороших декораторов. К тому же почему мы не можем жить в доме, пока они занимаются его отделкой?»

На что Франсин бесстрастно ответила: «В Сан-Франциско нет ни одного декоратора, способного заниматься дизайном моего дома».

«Твоего дома? – переспросил Джефф. – Ты не хочешь сказать нашего дома?»

«Конечно, я имела в виду – нашего дома, – выкрутилась Франсин. Чувствуя, что Джефф вот-вот взорвется, она, встав на носочки, поцеловала его. – Я думала только о тебе, – проговорила она. – Ведь ты самый богатый и преуспевающий человек в штате Орегон, и твой дом непременно должен отражать твою значимость».

Джефф грозно посмотрел на нее. «Скажи, Франсин, – спокойно спросил он, – вышла бы ты за меня замуж, если бы я не был самым богатым и преуспевающим человеком в штате Орегон?»

Ее непродолжительное молчание дало красноречивый ответ на поставленный вопрос.

Когда их разногласия достигли критической точки, Франсин, не выдержав, сорвалась и закричала, что она никогда по-настоящему не любила Джеффри, считала его грубым, вульгарным и неспособным управлять своими «противными физическими порывами».

Франсин не могла не видеть, что ее слова причинили Джеффри боль, но даже это не остановило поток ругани, обрушившийся на него. Она без всякого сострадания к нему призналась, что дала согласие выйти за него только лишь потому, что хотела жить в богатом доме, носить роскошные платья и иметь целую армию слуг, готовых исполнить любую ее прихоть.

На следующий день новость о разорванной помолвке взбудоражила весь город. Этот потрясающий поворот событий был встречен по-разному – гневом семьи Франсин и ее друзей, весельем убежденных холостяков, полным восторгом девиц на выданье, чьи надежды были разбиты вдребезги, когда Джефф и Франсин объявили о своей помолвке. Что же касается самой Франсин, то она, не долго думая, упаковала вещи и покинула город.

Можно было подумать, что только Джеффри был по-настоящему огорчен. Потрясенный жестокими словами Франсин, он в течение следующих трех месяцев не оставлял лагеря даже для того, чтобы посетить церковную службу.

Он действительно мечтал обрести семью, иметь настоящий дом, любимую жену и детишек. И эту взлелеянную мечту Франсин разрушила навсегда своим оскорбительным признанием, заявив, что только ради денег женщина может выйти замуж за такого неотесанного и грубого человека, как он.

Отбросив грустные воспоминания, Джеффри с силой поставил на стол теперь уже пустой стакан. «Чертовы деньги Уэлсли, – пробормотал он. – Одно несчастье от них, будто их проклял кто-то».

Он отодвинул стул и поднялся. Достав из кармана деньги, пренебрежительно швырнул на стол несколько купюр, покачиваясь, вышел из салуна, неуклюже взобрался на лошадь. К счастью, хорошо обученное животное прекрасно знало дорогу домой и, несмотря на полное отсутствие управления, осторожно выбирало путь по утоптанной людьми и лошадьми тропинке.

Под леденящим горным ветром Джеффри вскоре пришел в себя, однако был все же немало удивлен, обнаружив, что находится рядом со своей маленькой хижиной.

– Ты чертовски хорошая кобыла, – спешившись, сделал он комплимент лошади и ласково потрепал ее холку. Хотя хмель еще шумел в голове Джеффа, он все же отправился в лагерь, чтобы проверить, затушены ли на ночь костры, убраны ли на место огромные пилы и прочие инструменты.

Когда Джеффри убедился, что все было сделано так, как положено, он устало добрел до хижины и, войдя в дом, не раздеваясь повалился на жесткую койку.

Джеффри Уэлсли нисколько не сомневался, что после такой дозы спиртного сможет сразу же заснуть. Однако он ошибался. Некоторое время Джефф смотрел на потолок, затем, закрыв глаза, бездумно отдался власти воспоминаний об утренней встрече с Меган Тейлор.

«Боже, как она красива, – думал он. – Такая маленькая и изящная. Любому достаточно лишь взглянуть на нее, как он тут же начинал чувствовать себя мужчиной. А эти волосы – эти темные, мягкие, блестящие волосы. Интересно, что ощущаешь, когда проводишь по ним рукой или вдыхаешь их аромат?»

К своей досаде, Джефф осознал, что все клеточки его тела пришли в движение. Поворчав, он повернулся на бок и изо всех сил стукнул по жесткой подушке. «Ты не должен больше пить виски, Уэлсли, – внушал он себе, – это всегда так возбуждает тебя».

Он попытался сосредоточиться на завтрашней программе вырубки леса, но через несколько минут, прекратив борьбу с самим собой, поднялся с койки. Расстегнув джинсы, Джефф тут же стянул их, высвобождая напряженную до предела плоть.

Удрученно смотря на свое состояние, он проговорил:

– Посмотри на себя, проклятый болван. Ты похож на шестнадцатилетнего юнца! До чего довела тебя только лишь мысль о ней! Ты можешь пристраститься к ней, к ее лицу и фигуре так сильно, что не пройдет и нескольких дней, как ты забудешь о своей работе. Выбрось ее из головы, пусть побыстрее выйдет за Фарнзворта и оставит тебя в покое.

Немного успокоившись, Джефф лег и попытался заснуть. Однако и вторая попытка оказалась не менее тщетной. Он не успел закрыть глаза, как запечатленный образ Меган вновь заставил его прийти в полное возбуждение. Заснул он лишь к рассвету, но, даже погружаясь в беспокойный сон, он думал о том, как же можно помешать этому отвратительному браку и спасти Меган.

Глава 5

«Ну и погода, только для похорон и годится», – невесело подумал Джеффри и, прикрывая лицо от непрекращающегося холодного дождя, надвинул шляпу на глаза. На минуту перенеся тяжесть тела с одной ноги на другую, он ощутил неприятное хлюпанье воды в увязшем в грязи ботинке.

«Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла…»

«Боже, как я ненавижу этот псалом». Грустные строки Библии напомнили Джеффу о смерти родителей, умерших несколько лет назад от ужасной, безжалостной оспы.

Переведя взгляд с промокшего от дождя гроба, на котором печально возлежал букет роз, на облаченных в черное Меган Тейлор и ее сестру Виргинию Ломбард, он с некоторым любопытством стал рассматривать девушек. Старшая сестра, убиваясь по отцу, горько плакала. Облокотившись на мужа, она то и дело вытирала слезы льняным платочком. Меган же, напротив, стояла неподвижно и молчаливо, не выдавая ни одной живой душе своего невыносимого горя. Склонив голову в знак уважения к происходящей вокруг священной церемонии, Уэлсли тайно следил за каждым движением Меган. Стоявшая поодаль от сестры, она выглядела такой хрупкой и одинокой.

«О чем она думает теперь, когда умер ее отец?» – пронеслось в его голове. Без сомнения, все знали о сердечной болезни Фредерика Тейлора, но ни один человек в Уэлсли не предполагал, что смерть может прийти так скоро.

Джеффри украдкой перевел взгляд на Джорджа Фарнзворта, стоящего сразу за Меган. Что же теперь будет с контрактом? С тех пор как она обратилась к нему, прошло два месяца, и за это время до него доходило множество слухов по поводу ее свадьбы с Питером. В первые дни после их ссоры он еще пытался искать какой-то выход, раздумывал, как бы ей помочь, но уже через несколько недель эти мысли перестали беспокоить его. Позабыв о проблемах Меган, он с головой ушел в свой грандиознейший проект строительства канала, который позволил бы спускать бревна в реку, протекавшую у подножия гор, где затем течение подхватывало бы их и приносило к лесопилке Тейлора.

Вообще строительство подобных каналов было новым делом в заготовке леса. И, понимая, что этот способ окажется намного лучше примитивной транспортировки леса, когда быки тянули бревна по «скользящей дороге» – длинному ряду досок, уложенных по склону горы, – он решил воспользоваться им.

Однако теперь, увидев Джорджа Фарнзворта, крутившегося подле нее, когда священник пропел: «…Доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят; ибо прах ты и в прах возвратишься» – и комья мокрой земли посыпались на опущенный в могилу гроб, Джеффри вновь вспомнил об ужасной неотвратимости, стоящей перед Мег.

Ему говорили, что брак отложен на какой-то срок из-за болезни отца, но сейчас, после смерти Фредерика Тейлора, он не мог не задаться вопросом: что будет дальше?

«Это не твое собачье дело, – выругал себя Джеффри. – Она взрослая женщина и уж как-нибудь позаботится о себе сама». Но, все еще продолжая смотреть на одинокую фигурку девушки, он не мог не осознавать той симпатии к ней, которая все сильнее овладевала им.

К происходящему Джефф вернулся, когда священник закрыл молитвенник и спокойно произнес:

– Давайте помолимся вместе. – Закончив короткую молитву, пастор добавил: – Мы приглашены на поминки Фредерика Тейлора в дом его дочери Виргинии Ломбард.

После заключительного «аминь» все заторопились к своим коляскам, чтобы поскорее добраться до обещанного теплого дома, где их ждали хорошая еда и яблочная наливка.

Уже было тоже собравшись уходить, Джефф случайно заметил, как Джордж Фарнзворт, подойдя к Меган, учтиво предложил ей свою руку. Очевидное отвращение, с которым она согласилась взять Фарнзворта под руку, поразило Уэлсли. Поразмышляв некоторое время, стоит ли составить им компанию, он все же решил, что не имеет ни малейшего права вмешиваться в чужие дела. «К тому же, – раздумывал он, – Меган может понять это как знак того, что я неравнодушен к ее личной жизни». Поэтому, не задерживаясь больше, он повернулся и быстро направился к своей лошади.

– Господин Уэлсли!

Он обернулся. Виргиния Ломбард, стараясь привлечь его внимание, подняла руку. Неторопливо подойдя к Виргинии и Лоренсу, Джеффри снял промокшую шляпу.

– Госпожа Ломбард…

– Простите, я только хотела уточнить, зайдете ли вы к нам?

– Вы знаете… у меня неотложные дела в лагере, – соврал он.

– О, пожалуйста, господин Уэлсли, – умоляюще попросила Виргиния, – это будет так много значить для нас. Думаю, из-за этой ужасной погоды у вас не будет сегодня много работы…

– Хорошо, – сдался Джефф, не совсем понимая, что все это значит. – Только ненадолго.

– Спасибо, – поблагодарила Виргиния. Устало улыбнувшись, она поднялась в кабинку коляски. И уже из окна добавила: – Значит, увидимся?

– Да, – кивнул он, кляня себя за то, что согласился провести по крайней мере еще один час в угнетающей атмосфере всегда таких скучных поминок. Боже, как же он ненавидел эти ритуалы! Но что ему оставалось делать, когда в голосе Виргинии было столько печали и искренности.

Он опять посмотрел в сторону Меган и Фарнзворта. В тот момент, когда Джордж подсаживал девушку в свой экипаж, Джефф неожиданно заметил едва скрываемую неприязнь девушки, с которой она смотрела на старика. Черт бы его побрал, что он ей говорит? Раздраженный своим любопытством, он быстро надел шляпу и пошел к лошади. Усевшись в мокрое, скользкое седло, Джефф ощутил, как небольшие струйки воды стали просачиваться сквозь брюки.

«Я вовсе не хочу пить чай на этих ужасных поминках», – пробурчал он и сморщился, когда ледяная вода, наконец сделав свое подлое дело, достигла его тела.

На мгновение Джефф почти было решил вернуться домой, но затем, вспомнив лицо Виргинии, полное тревоги и надежды, и маленькую и стройную Мег, стоящую у могилы отца, он тяжело вздохнул и направил лошадь вслед удаляющимся коляскам, замыкая таким образом процессию, направлявшуюся обратно к центру города.

Когда Джеффри Уэлсли вошел в маленький дом Ломбардов, его ошеломило количество людей, собравшихся там. Если на похороны пришел десяток-другой, то теперь казалось, что все жители Уэлсли надумали принести свои соболезнования и прийти сюда. Почему люди считают, что необходимо устраивать поминки после похорон? Вдруг мысль о похоронах родителей опять вернулась к нему. Он вспомнил, как каждый из пришедших в их роскошный дом в штате Колорадо приносил свои соболезнования ему, братьям и сестре.

Может быть, кто-то и ценит публичные излияния скорби, но он, после того как родители наконец-то нашли свой вечный покой, все же предпочел бы вернуться домой и провести оставшийся день вместе с семьей в сладко-горьких воспоминаниях об отце и матери.

«Только на пять минут, – решил Джефф, сдирая мокрый макинтош. – Как раз чтобы раскланяться и выпить чашку чая. А затем домой, освободиться от этой промокшей одежды и выпить согревающего бренди.

Двигаясь по коридору, он совсем не обращал внимания на смотревших ему вслед людей. Просто привык к этому. Стоило ему появиться в городе, носящем его имя, как ореол красоты и затворничества превращал самого богатого человека города во всеобщий объект внимания и любопытства.

Как только Джефф вошел в переполненную людьми гостиную с опущенными шторами на окнах и удушливым запахом вербены, он сразу постарался отыскать Мег. Она стояла справа от сестры и напряженно слушала Джорджа Фарнзворта. Сгорая от любопытства, он незаметно подкрался к ним и стал подслушивать разговор.

К сожалению, из-за шума в зале ему с трудом удавалось слышать разговор Фарнзворта с Мег, но уже и крох, доходивших до его уха, было достаточно, чтобы закипеть от гнева.

– Нет смысла больше ждать… уже послал телеграмму Питеру… можно будет устроить свадьбу в этом же месяце…

Однако Мег совсем не реагировала на его слова. Случайному наблюдателю показалось бы, что молодая особа слушает почтенного старика с большим вниманием – но не Джеффри Уэлсли, который настолько отчетливо видел пустоту в ее глазах, что даже усомнился, слушает ли Мег вообще Фарнзворта-старшего.

Вдруг ему захотелось нарушить столь необычный тет-а-тет. Поставив стакан с недопитым пуншем, он пробрался сквозь толпу и остановился рядом с ними.

– …Я приду завтра, и мы все обговорим в подробностях, – продолжал Фарнзворт.

– Только не завтра, – жалобно попросила Мег. – Пожалуйста, господин Фарнзворт, я еще не…

– Попрошу без отговорок, – настаивал тот. – Ни один человек в штате не осудит твою свадьбу. Кто-то же должен заботиться о тебе после смерти отца. И теперь, когда Питер вот-вот вернется, мы можем начать приготовления к свадьбе.

Терпение Джеффа лопнуло. Не в состоянии больше выносить повелительный тон старика, он попытался положить конец разговору.

– Мисс Тейлор, – обратился он к девушке, напуганный измученным выражением ее лица, – примите, пожалуйста, мои соболезнования.

Мег удивленно обратила к нему свой взор, словно видела его впервые.

– Спа… спасибо, – заикаясь, выговорила она и, взглянув на Джорджа, который в эту минуту с нескрываемой неприязнью смотрел на Уэлсли, закончила: – Благодарна вам, что пришли сегодня.

– Я всегда уважал вашего отца, – автоматически проговорил он, меряя Фарнзворта ледяным взглядом.

Меган с недоумением наблюдала за Джеффом. Вот уже два дня после смерти отца она жила словно во сне. Ее горе было настолько глубоким, что, даже устраивая с сестрой похороны, она не смогла пробудиться от своего полузабытья. Даже надоедливое присутствие Джорджа Фарнзворта и его постоянные напоминания о предстоящей свадьбе не смогли вернуть ее к реальной жизни.

Однако неожиданное появление Джеффри Уэлсли перевернуло в ней все. Прикосновение его твердой ладони всколыхнуло девичье тело теплым трепетом, и впервые после смерти отца она возвращалась к действительности. Удивленно оглядев гостиную Виргинии, Мег только теперь осознала, что в маленькой комнате более пятидесяти человек. Она застенчиво высвободила руку из сильной, теплой руки Джеффри и посмотрела ему в глаза. Как странно, думала она, глядя на его красивое, с утонченными чертами лицо, мужчина, который должен был бы причинять ей только беспокойство, своими добрыми словами и теплым пожатием руки вернул ей чувство реальности и возродил в ней жажду жизни.

Может быть, это действительно произошло из-за его присутствия или мысли о том, что он был единственным мужчиной, способным испугать Джорджа Фарнзворта. Так или иначе, не поняв до конца, почему его вмешательство в очередные омерзительные наставления ее будущего свекра все же вывело ее из прострации, она была готова благодарить Джеффа Уэлсли всю свою жизнь.

Меган чувствовала облегчение от того, что их встреча, первая после того оскорбительного отказа, не вызвала ожидаемого смущения. Казалось, он вел себя вполне непринужденно или даже беспечно. Но как глубоко она заблуждалась! В эти минуты совсем не беспечного и отнюдь не спокойного Джеффри Уэлсли раздирало чувство большой вины перед этой хрупкой девушкой и ответственности за ее судьбу.

Кивнув на прощание и извинившись, «спаситель» отошел. Дойдя до противоположного конца гостиной, он прислонился к стене и задумчиво посмотрел на утопавшую в потоке очередного пустословия Мег.

«Черт, когда же этот старый осел оставит ее в покое? Неужели нельзя подождать?» – задался столь естественным вопросом Джефф. Исполненный отвращения, он продолжал смотреть на Фарнзворта. Но его терпение все-таки лопнуло. Не в силах больше сдерживать себя, он оттолкнулся от стены и мгновенно очутился перед Виргинией.

– Госпожа Ломбард, – вежливо обратился он к ней, тем самым заставляя Виргинию прервать разговор с собеседницей и с любопытством обернуться.

– Господин Уэлсли.

– Могу ли я с вами поговорить? – Он улыбнулся собеседнице Виргинии, давая понять, что просит извинить его. Очарованная, как и все женщины, хоть раз получившие его улыбку, она ответила взглядом, полным всепрощения.

– Конечно, – откликнулась Виргиния, едва скрывая смущение.

Все внимание Джеффа обратилось к недогадливой собеседнице Виргинии, которая упорно не хотела оставить их наедине. Наконец-то догадавшись, она пробубнила:

– Ой, Виргиния, я… мы поговорим позже.

Госпожа Ломбард повернулась к нему и озадаченно спросила:

– Вы хотели побеседовать со мной?

– Да, – украдкой взглянув на Меган и старика Фарнзворта, ответил он. – Только, если можно, не здесь.

Еще больше смутившись, хозяйка дома жестом показала на кухню. Когда дверь за ними плотно закрылась, она вдохнула всей грудью и попыталась улыбнуться.

– Это вас устраивает?

– Да, – быстро произнес он. – Прежде всего примите мое искреннее соболезнование по поводу вашей утраты. Два года назад у меня тоже умер отец, и я могу себе представить, как вам сейчас нелегко.

– Благодарю, – вымолвила она, удивленная откровенностью Джеффа. Его личная жизнь всегда была за семью замками от жителей города. И, наверное, теперь Виргиния становилась первой, кому он приоткрывал дверцы своей души.

– Не уверен, знаете вы или нет, что мне известно о затруднительном положении вашей сестры… – тихо продолжал он.

– Затруднительное положение? – растерянно переспросила сестра Мег, не понимая, о чем идет речь.

– Да. Связанное с Питером Фарнзвортом.

– Ах да, – покраснела Виргиния. – Я знаю, что Мег разговаривала с вами.

– Я хочу помочь ей, – неожиданно сказал Джеффри.

– Вы? – Хозяйка дома чувствовала себя явно неловко.

– Да… передайте, пожалуйста, Меган, что… если ей, конечно, будет удобно… я бы хотел прийти к ней завтра в два и обговорить это дело.

– Завтра в два, – ошеломленно повторила Виргиния. – Да-да, я обязательно передам.

– Если это время не устроит, пусть даст знать.

– Уверена, что в два ей будет удобно…

Джефф посмотрел на свою собеседницу и попытался понять причину ее неожиданного замешательства.

– Что-то случилось, госпожа Ломбард? Вам плохо?

– Нет… Нет, все хорошо. Я… я передам Меган.

Кивнув, он открыл дверь и, пропустив Виргинию вперед, вышел из кухни.

– Теперь мне нужно идти, госпожа Виргиния. Прошу еще раз принять мои соболезнования.

– Спасибо вам за все. Вы так любезны.

– Не беспокойтесь. Я просто не люблю, когда кого-то заставляют делать то, чего тому вовсе не хочется, – покачал головой Джеффри.

Затем, заполнив весь узкий коридор своей огромной фигурой, он быстро направился в прихожую. Как только он вышел, Виргиния быстрыми шажками отправилась к Меган.

– Простите, господин Фарнзворт, – задыхаясь, произнесла она, – мне срочно нужно поговорить с сестрой.

Совсем измученная болтовней Джорджа Фарнзворта, Мег обрадовалась появлению сестры. Поспешно извинившись, она поторопилась за Виргинией в кухню. Наконец, когда они остались вдвоем, старшая сестра посмотрела на Меган сияющими глазами. Но прежде чем она начала разговор, удивленная девушка спросила:

– Пожалуйста, объясни, что все это значит?

– Лучше тебе сесть, моя маленькая сестричка. Ты не поверишь, что я сейчас расскажу…

– Он действительно сказал, что собирается жениться на мне?

Виргиния пожала плечами.

– Не совсем, но что тогда он имел в виду? Уверяю тебя, завтра он сделает предложение.

Мег покачала головой и рассеянно посмотрела в окно, все еще не веря, что Джеффри Уэлсли изменил свое решение.

– Ничего не понимаю. Подумай, я даже не разговаривала с ним после того чудовищного дня. И вдруг ни с того ни с сего он решил жениться на мне. Почему?

– Мне тоже непонятно, – призналась Джинни, – только не до этого нам сейчас. Лучше приготовься к встрече.

– О, обязательно, – заверила Мег и впервые за несколько дней улыбнулась. – Об этом можешь не беспокоиться.

В ту ночь Мег легла спать поздно. Несмотря на свое горе и усталость после тяжелого дня, она отказалась остаться у сестры и вернулась в свой опустевший дом. Стараясь хоть чем-то занять себя, она провела весь вечер у гардероба, подбирая подходящее платье для завтрашнего дня. С грустью бросив взгляд на платья всех цветов радуги, Меган пожалела, что ни одно из них не может надеть в день траура. Еще долго отыскивая приличествующее платье, она наконец остановилась на строгом черном с длинными рукавами наряде. Его плотная ткань больше подходила к зиме, чем к маю, но высокий воротник был так мило украшен белым кружевом, что это бесспорно могло подчеркнуть живость ее карих глаз и белоснежную кожу. Девушка повесила платье на дверцу шкафа и, внимательно осмотрев, решила погладить его утром.

Моросящий дождь на улице прекратился, и небо осветилось заходящим солнцем. Приняв ванну, Мег села у открытого окна и начала аккуратно расчесывать свои волнистые волосы.

Плавно проводя расческой по блестящим локонам, она думала, какими будут ее отношения с Джеффри Уэлсли после их брака. Конечно, это необычный брак, в нем не будет места для интимных отношений. Но сама мысль о том, что привлекательный и преследуемый всеми молодыми особами Джеффри будет появляться с ней в обществе, участвовать во всех событиях города, приятно тешила Меган.

– Да, ведь мне будут завидовать все женщины в Уэлсли, – прошептала она. – Я буду госпожой Уэлсли! – От предвкушения того, что она выйдет замуж за человека, имя которого носит этот город, Мег даже вздрогнула. На минуту ей захотелось, чтобы ожидаемое предложение Джефф сделал из любви к ней. Что бы произошло, если бы всем известный Джеффри Уэлсли по-настоящему влюбился в нее? Стал ухаживать, всячески ублажать и… сделал ей предложение?

Недовольная собой, Мег отбросила свои глупые детские фантазии. «Пусть будет все как есть, – решила она. – Идеальная ситуация. Ты получаешь защиту самого влиятельного человека в городе и по-прежнему остаешься свободной и способной хозяйничать на лесопилке. Как раз то, чего тебе хочется… совсем не зависеть от него».

Вздохнув, она отложила расческу и без сил вскарабкалась на большую кровать.

– Идеальная ситуация, – повторила она. Но, несмотря на столь убедительные аргументы, она еще долго не могла заснуть, представляя себя с ним…

Глава 6

Меган посмотрела на часы у двери и расправила несуществующие складки своего платья. Пять минут третьего…

Только теперь, посмотрев украдкой, пожалуй, в сотый раз в мутное стекло овального окошка, она увидела, как Джеффри Уэлсли привязывает лошадь к изгороди.

– Он здесь! – задыхаясь от волнения, прошептала она. – Только успокойся. Тебе не о чем беспокоиться. – Девушка быстро прошла в гостиную, прижалась к стене и попыталась успокоиться. В дверь громко постучали.

«Сосчитай до пяти, потом иди. Он не должен догадаться, что его ждали». Она не спеша перечислила в уме: «…четыре, пять» – и пошла открывать дверь.

Джеффри выглядел великолепно. Хорошо сшитый костюм из саржи удачно гармонировал со смуглой кожей, подчеркивая красоту и стать этого сильного, похожего чем-то на льва мужчины.

– Добрый день, мисс Тейлор. – Улыбнувшись, он снял шляпу.

– Добрый день, господин Уэлсли, – в легкой растерянности ответила Мег. – Проходите, пожалуйста.

Немного помешкав, Джеффри показал на стоящий вплотную к стене столик с тремя ножками.

– Могу ли я положить здесь шляпу?

– Да, – вымолвила девушка, браня себя за невнимательность. – Простите. Разумеется, можно. Давайте лучше я. – Она протянула руку и случайно коснулась его ладони. Рука мгновенно отдернулась. – Ой, простите!

«Почему это она все просит прощения? – пронеслось в голове Джеффа. – Что ее беспокоит?» Посмотрев на робкую, зардевшуюся девушку, он не поверил своим глазам: неужели перед ним та самая женщина, которая два месяца назад отважно просила взять ее в жены? Еще немного помолчав, он с неуверенностью спросил:

– Можем ли мы где-нибудь сесть и поговорить?

Меган быстро закрыла дверь и показала на гостиную.

– Конечно. Прошу сюда.

Войдя в хорошо меблированную комнату, он заинтересованно оглядел ее роскошное убранство. «Странно, вот уже несколько лет у меня деловые отношения с Тейлорами, а я впервые в этом доме». Скользнув взглядом по прекрасному обюссоновскому ковру, Джеффри заметил, что в середине он изрядно протерт. «Может быть, у Фредерика были денежные затруднения? Не это ли заставило его продать Джорджу Фарнзворту свою дочь?»

Взгляд остановился на нескольких светлых пятнах, заметных на шелковых обоях. «Очевидно, когда-то там висели картины, но где они теперь? Не продали ли их?» – пронеслось в голове Джеффри.

Войдя в гостиную, Мег предложила сесть на обитый розовым бархатом диванчик.

– Пожалуйста, устраивайтесь поудобнее, господин Уэлсли.

Сев, гость расстегнул пуговицы пиджака. С радостью он ослабил бы и воротник неудобной, сильно накрахмаленной рубашки, которую носил вот уже второй день, но, постеснявшись сделать это, быстро отбросил мимолетную мысль.

– Хорошо, – начала Мег, изящно опускаясь на стоящий напротив такой же диванчик и кладя руки на колени. – Вы говорили, что хотите видеть меня?

– Да, – отводя взгляд от вопрошающих глаз хозяйки, подтвердил Джеффри.

Весь вчерашний вечер он искал, как ответить на столь закономерный вопрос, который непременно задаст Мег, и, когда наконец он неминуемо последовал, Джефф все еще раздумывал, что же ему все-таки сказать.

Возникло молчание, которое, казалось, может тянуться вечность. Первой начала Мег:

– Хотите чая? О, или бренди?

– Хорошо бы бренди, – с облегчением отозвался гость.

Улыбнувшись, она подошла к резному буфету, сняла крышку с хрустального графина и, налив на четверть дюйма, вернулась назад.

– Вот, пожалуйста.

– Спасибо, мисс Тейлор, – кивнул он и, посмотрев на мизерное количество спиртного в стакане, едва было не рассмеялся.

– Называйте меня просто Мег, – попросила она и вновь села.

Взболтнув бренди, он ответил:

– При условии, если вы будете называть меня Джефф.

Мег ответила улыбкой согласия. Снова в гостиной повисло молчание. Не зная, что сказать, они безмолвно смотрели друг на друга, не решаясь нарушить тишину. Но вдруг, набравшись храбрости, они неожиданно заговорили вместе:

– Я действительно ценю ваше предложение…

– Может быть, нам стоит обсудить ваше…

Так и не закончив, оба опять замолчали. Прошло не меньше минуты, когда наконец Мег, краснея от своей неловкости, пролепетала:

– Пожалуйста, продолжайте.

«Боже, как же она прелестна, когда вот так вот краснеет».

– Как я сказал вашей сестре, я хотел бы помочь вам разрешить, ну, вашу проблему…

– Это очень мило с вашей стороны, – еле слышным голосом произнесла она и еще больше зарделась, ожидая теперь услышать его официальное предложение.

Джеффри глотнул бренди.

– Я не знаю, что заставило вашего отца подписать контракт с Джорджем Фарнзвортом, но мне противно быть свидетелем, когда вас заставляют делать то, что было решено другими.

– Мне тоже.

– В любом случае, поможет это или нет, я собираюсь поговорить с Фарнзвортом.

– Конечно же, это поможет, – обрадовалась Мег. – Если вы встретитесь с Фарнзвортом, то все проблемы будут решены.

– Может, и нет, – возразил собеседник. – Боюсь, что вы слишком верите в меня.

– Не понимаю, что он еще может сделать после вашего разговора?

– К несчастью, закон на его стороне. Он просто возьмет и продолжит то, что задумал.

Его слова рассмешили Мег.

– Никакой закон не помешает нам пожениться. Нам стоит только поторопиться, чтобы Фарнзворт не успел помешать нашему браку. – Не замечая ошеломленного вида Джеффа, она продолжала: – Я не возражаю, если вы не хотите пышной свадьбы. Я прекрасно понимаю, что наш брак… не совсем обыкновенное дело, поэтому маленькая церемония в кругу близких как нельзя лучше подойдет для нас, но все-таки…

– Меган…

– И потом, было бы лучше подписать контракт, в котором оговаривались бы условия нашего союза. Например, бесплатная обработка вашего леса… наши отношения в браке…

– Мисс Тейлор…

– Я уверена, что для Сэма Бенедикта не составит большого труда составить такого рода…

– Мисс Тейлор!

Не закончив предложения, Мег с изумлением посмотрела на Джеффри Уэлсли.

– Да?

– Мне кажется, вы в чем-то заблуждаетесь.

– Заблуждаюсь?

– Да. – Он подошел к буфету и щедро плеснул себе бренди. – Вы думаете, что я пришел затем, чтобы принять ваше предложение о браке?

Вот-вот – и Мег бы провалилась сквозь землю.

– Что?

Она закрыла глаза. «Как Виргиния могла так ошибаться! Ведь она поставила меня в унизительное положение перед этим человеком».

– Мисс Тейлор, боюсь, что здесь какое-то недоразумение, – снова усевшись на диванчик, продолжал Джеффри. – Я пришел сюда не для того, чтобы обсуждать наш брак. Мне только хотелось от вашего имени поговорить с Джорджем Фарнзвортом.

– Никакие разговоры не помогут, господин Уэлсли. Подобная встреча ровным счетом ничего не решит.

– А вдруг?

– Нет. От Питера Фарнзворта меня спасет только брак с другим человеком.

– Вы правы, – согласился Джефф, приложив все усилия, чтобы вернуть прежнее спокойствие. В эту минуту он согласился бы оказаться где угодно, но только не здесь. – Но я не могу пойти на такой шаг.

– Почему? – в смятении спросила Мег. – Я уже говорила, что не вы нужны мне на самом деле, а ваше имя. Я клянусь, что ничего большего не потребую от вас. Разве вы не понимаете? – Не заметив, что ее слова глубоко ранили гостя, она продолжала: – Вы не будете моим мужем… в обычном понимании этого слова. Мы очень хорошо знаем, что брак не для нас. Женившись, мы продолжим жить как и раньше, с той лишь разницей, что вам удастся сэкономить деньги, а мне бежать от Питера Фарнзворта. Неужели это так плохо?

– Неужели это так плохо? – повторил Джефф. – А если одному из нас посчастливится встретить человека, с которым действительно захочется связать свою жизнь?

– Ну, ко мне это не относится, – заверила она. – Я никогда не выйду замуж.

– И почему? – поинтересовался Джефф.

– Да потому, – выговорила Мег, собираясь с силами, чтобы по возможности спокойно и рассудительно ответить, – что я никогда не позволю себе быть у кого-то на побегушках. Достаточно видеть, как живут мои сестра и подруги. Они только и делают, что готовят, чистят, шьют, стирают и рожают детей.

– Вам не нравятся дети, мисс Тейлор?

– Дело совсем не в этом. Я просто не желаю быть игрушкой в руках мужчины… – Ее голос осекся, когда она наконец поняла, что перед ней сидит как раз один из них.

– Я понял, – бесстрастно сказал Джефф, – вы не любите детей.

– Не очень, – ответила Меган, смущаясь своего признания.

– А я очень люблю. Это еще одна причина, почему я не могу взять вас в жены. Если я когда-нибудь женюсь, то мне хотелось бы, чтобы дом был полон детишек.

– Не совсем подходящая тема для разговора, господин Уэлсли.

– А может, и нет. Ну да ладно. Самое главное, поверьте, я всегда буду рад помочь вам во всем… за исключением брака.

– Не утруждайте себя, – пытаясь сохранить достоинство, вымолвила девушка. – Если вы не хотите принять мои условия, то судьба моя предрешена.

– Извините, я не могу.

– Может быть, вам уже пора идти? – спокойно спросила хозяйка.

– Вы правы, – не замедлил согласиться Джефф.

Молча проводив гостя до двери, Мег механическим движением руки протянула ему шляпу и открыла дверь.

– До свидания, господин Уэлсли.

Джефф взял шляпу из дрожащей руки девушки.

– Мисс Тейлор…

– До свидания, сэр!

Он вышел. За его спиной с силой захлопнулась дверь.

Весь этот вечер Меган ругала себя последними словами за ту унизительную сцену, которую она разыграла перед Джеффри Уэлсли. «Мне сильно повезет, если об этом не узнает весь город, – в отчаянии говорила себе девушка. – Наверное, я стану предметом насмешек во всех салунах и у всех костров вплоть до Орегон-Сити. Как он посмел намекнуть Джинни, что решил принять мое предложение! А вместо этого явился, чтобы спокойно сказать: «Я не могу».

Вся дрожа от усталости и нервного напряжения, она вползла в кровать. Спасительный сон не приходил. «Простофиля, – ругала себя Меган, – а еще пол прошлой ночи лежала и мечтала, каким будет брак с Великим Джеффри Уэлсли. Как же ты могла быть такой ослицей?»

Мег уткнулась в подушку и разразилась так долго сдерживаемым плачем. «Если бы он сказал, что женится на мне, если бы еще можно было убедить его изменить свое решение! Что мне теперь делать?»

* * *

Джефф тоже провел дома неприятный вечер. Даже выпив полбутылки виски, он не смог забыть образ растерянной и смущенной Мег в последние минуты их встречи.

– Почему она всегда ставит меня в неловкое положение? – прорычал он, ухватившись за горлышко бутылки. – Я не хочу жениться, и особенно на этой независимой маленькой девчонке, которая даже не желает подарить мне парочку ребятишек.

Однако какие бы аргументы в свою защиту Джефф ни приводил, он так и не смог избавиться от чувства вины. «Проблема заключается в том, – он икнул и опять налил виски, – что она чертовски привлекательна. Если бы она не была так мила и сексуальна, особенно когда краснеет, я бы не чувствовал себя столь паршиво». Да, именно так оно и было, и никакое количество виски уже не могло помочь ему забыть обольстительность Меган.

Глава 7

– Босс, тебе лучше бы пойти сейчас. Все готово, чтобы спустить бревна к лесопилке.

– Иду, – откликнулся Джефф, швыряя ручку на заваленный бумагами стол. – Ты предупредил мисс Тейлор, что сегодня у нее будет много работы?

– Нет, – недоуменно пожал плечами Нед. – Откуда я знал, что мне необходимо это сделать? Я думал, что ты сам предупредишь.

– Черт! Как так? Я говорил об этом еще в понедельник.

Нед покачал головой. Он хорошо помнил, что хозяин не давал ему такого поручения. Но сейчас лучше было не перечить.

– Прости, Джефф, – покаянно проговорил он. – Если ты говорил, то я просто не расслышал. Но все будет в порядке. Она справится с нашим лесом.

– Да-да, конечно. Ни на одной лесопилке не смогут переработать так много леса, не подготовившись заранее. Теперь я должен ехать и просить прощения у нее.

– Прости, – промямлил Нед. Он прекрасно видел, что в последнее время что-то странное происходит между Джеффом и Меган. Раньше Джефф сам ездил на лесопилку Тейлоров для обсуждения графиков сплава и требований по его обработке. Но с тех пор как Меган посетила лагерь, босс стал избегать девушки как чумы, и все деловые отношения были взвалены на Неда. Он постоянно задавал себе вопрос, что же произошло между мисс Тейлор и господином Уэлсли, но так и не решался спросить об этом Джеффа.

Несмотря на многие годы их знакомства, Джеффри и Неда трудно было назвать близкими друзьями. Хотя они и проводили вместе долгие вечера за бутылкой виски, Уэлсли ничего не рассказывал о своей личной жизни.

Когда новость о разрыве помолвки с Франсин Макгрегор облетела весь город, Неда не раз искушала мысль узнать причину их ссоры, хотя бы только потому, что он искренне желал помочь Джеффу. Но после того как тот расстался с Франсин и, вернувшись в лагерь здорово пьяным, навесил хороших тумаков каждому, кто попался ему на глаза, Нед никогда больше не упоминал ее имени.

С той поры произошло немного событий, заинтересовавших его. Но это… Вопреки попыткам Джеффри Уэлсли скрыть важность значения визита мисс Тейлор, Нед подозревал, что в действительности между ними произошло нечто серьезное. Возможно, что-то и случилось, если он не желает появляться перед девушкой.

– Ты не хочешь, чтобы я отправился к ней? – поинтересовался Нед у босса, седлавшего лошадь.

– Нет, я позабочусь об этом сам.

– Не знал, что она вновь вернулась к работе на лесопилке, ведь только на прошлой неделе прошли похороны ее отца. Я почему-то думал, что она займется своими личными делами – ну, скажем, будет сидеть дома и горевать по умершему папаше…

– Она не из тех, кто просто сидит и ничем не занимается, – резко ответил Джефф. – Уже через два дня после похорон она была на лесопилке.

Нед был удивлен: откуда босс знает так много о девушке?

– Я могу съездить к ней, если хочешь, – еще раз предложил он.

– Не беспокойся, – взбираясь на лошадь, бросил Джефф. – Я сказал, что позабочусь, значит, позабочусь. Посмотри, чтобы на реке не возникло затора.

Джефф повернул лошадь и быстро помчался по тропинке, оставив озадаченного Неда позади.

* * *

– Джефф Уэлсли хочет вас видеть, мисс Тейлор. Мег резко подняла голову от кипы счетов.

– Уэлсли? – хрипло переспросила девушка и, быстро откашлявшись, попыталась скрыть волнение.

– Да.

– Не знаешь, что он хочет?

– Что-то насчет большой партии леса.

– Скажи, что у меня нет времени.

– Но, мисс Тейлор…

– Вы слышали, Хэнк, я сказала…

– Я слышал, что вы сказали, – неожиданно перебил Джефф.

Хэнк Беркли резко повернулся, изумившись тому, что всегда такой вежливый и учтивый Джеффри Уэлсли вошел в контору без приглашения.

– Простите, если вы заняты, мисс Тейлор. Но сегодня мы спускаем по реке значительно больше леса, чем обычно. И я хотел бы обсудить с вами кое-какие вопросы.

– Я уже сказала, господин Уэлсли, что у меня нет времени разговаривать с вами.

– Но вам лучше найти его, – сдерживая раздражение, настойчиво произнес он.

Не скрывая своего гнева, Мег швырнула ручку на стол и встала.

– Прости нас, Хэнк, – тихо проговорила она и посмотрела на работника, давая понять, что он должен оставить их наедине.

– Но, мисс Тейлор…

– Леди сказала: оставить нас наедине, – рявкнул Джефф.

Хэнк нерешительно сделал шаг назад, кивнул и исчез в дверях.

– Послушайте, господин Уэлсли… – начала Мег.

– Нет, вы послушайте, мисс Тейлор! Невзирая на то, что вы все еще злитесь на меня за мой отказ от вашей сумасшедшей идеи, у нас все-таки остаются деловые отношения.

Сумасшедшей идеи! – эти слова привели Мег в ярость. Как он осмелился назвать ее крик о помощи сумасшедшей идеей! Десятки резких и едких ответов стремительно пронеслись в ее сознании. Но буквально через секунду на лице Мег появилась победоносная улыбка.

– Вы ошибаетесь.

– О чем вы говорите?

Когда Джефф вошел в контору, у девушки еще не было ни малейшего представления о том, что она скажет гостю, но его последние слова подсказали верный ответ. Она села так спокойно, будто они говорили о какой-то чепухе, и сказала:

– С сегодняшнего дня лесопилка Тейлоров больше не заключает сделок с «Уэлсли тимбер».

Джефф открыл от удивления рот.

– Что?

– Вы уже все слышали, господин Уэлсли, – засмеялась она и, повернувшись, принялась просматривать бухгалтерские счета. – Все очень просто. Моя компания перестает поддерживать отношения с вами, и теперь вам следует найти другую лесопилку.

– Не говорите глупостей! – воскликнул он закипая. – На горе нет другой лесопилки, и вы это знаете.

– Верно, – кивнула Мег.

Наверное, прошла целая вечность с тех пор, как она с подчеркиваемым равнодушием стала что-то царапать в бухгалтерских счетах, когда Джефф наконец, тяжело вздохнув, произнес:

– Хорошо, я понимаю, что вы сильно обижены на меня и хотите проучить за мой… за мой отказ, но давайте поговорим серьезно, мисс Тейлор. Сколько вы можете продержаться без моего леса?

С беззаботной улыбкой она ответила:

– Долго. Вы не единственный среди моих заказчиков, но, как вы верно подметили, я единственная здесь, у кого есть лесопилка. Очевидно, мне удастся продержаться без вас дольше, чем вам без меня.

– Вы хотите сказать, что ваша лесопилка не будет перерабатывать мой лес до тех пор, пока я не женюсь на вас? – побагровев от злости, уточнил он.

Вообще-то Меган даже не думала об этом. Все, что она хотела, это унизить Джеффа и заставить его просить о помощи, как просила несколькими днями раньше она. Однако теперь его слова опять явились подсказкой, за которую она ухватилась, как утопающий за проплывающую мимо соломинку. Осторожно, подбирая слова так, чтобы не выдать своего возбуждения, она спокойно подтвердила:

– Правильно… Или вы женитесь на мне, или ищите другую лесопилку.

– Но, – начал Джефф, еще не веря тому, что девушка приняла правила этой возмутительной игры, – это же шантаж!

– Что за ужасное слово, господин Уэлсли! Мне оно совсем не нравится.

– Ну и плохо, – усмехнулся гость. – Но я не ошибаюсь.

– Называйте это как хотите, но до тех пор, пока я не увижу обручального кольца на своей руке, вы не сможете воспользоваться услугами моей лесопилки.

Впервые за многие годы Джефф потерял дар речи. Успех «Уэлсли тимбер» всегда зависел от его превосходной тактики, умения вести переговоры, но теперь, столкнувшись с подобным ультиматумом, он просто не знал, что делать.

– Вы не можете заставить меня взять вас в жены.

– Вы правы, – согласилась Мег. – Не могу. Так же, как и вы не можете заставить меня пилить ваш лес.

– Эй, нет, могу. Ваш отец подписал контракт на этот год и обязался переработать по крайней мере десять миллионов кубометров леса компании «Уэлсли тимбер».

– Знаю, господин Уэлсли, – улыбнулась она. – Здесь у меня записано, сколько вашего леса мы уже приняли. – Тонкий длинный палец пробежал по листу бухгалтерской книги, дойдя почти до конца страницы, остановился на необходимой строке, затем продолжил движение по горизонтали и замер, найдя то, что искал. – О да, вот здесь. Включая ваш последний заказ, за этот сезон на лесопилке было обработано 9 миллионов 972 тысячи 343 кубометра. Если я правильно считаю, то до конца года вам осталось 127 кубометров леса. – Она мило посмотрела на собеседника. – Надеюсь, что сегодняшний заказ не перекроет этой цифры.

Давая волю бессильному гневу, он стукнул кулаками по столу.

– Дьявол вас побери, вы прекрасно знаете, что это не так! Я же сказал, что сегодня сделаю самый большой заказ в этом году.

– Увы, – с прежним спокойствием проговорила Мег и захлопнула книгу, – боюсь, что мы не сможем выполнить ваш заказ.

Джеффри крепко сжал кулаки. Ярость, горевшая в его глазах, заставила девушку беспокойно заерзать на стуле. «Не давай ему понять, что ты испугалась, иначе твои усилия будут напрасны. Выкручивайся. Ты сейчас на высоте, поэтому успокойся…»

– Так, господин Уэлсли, – хладнокровно вернулась к разговору Мег. – Что вы предпочтете? Или ваши бревна плывут дальше по реке, или мы назначаем встречу преподобному Мартину?

– Просто не могу поверить в это! – рявкнул Джефф, в смятении проводя рукой по каштановым волосам, и в последний раз попытался убедить ее в нелепости происходящего: – Почему вы хотите, чтобы я женился на вас? Неужели это принесет вам счастье?

Слова гостя глубоко задели Мег, но ее лицо по-прежнему оставалось бесстрастным.

– Счастье здесь ни при чем, господин Уэлсли. Я приложила все силы, чтобы вы поняли мое положение, но вы не захотели.

– Это неправда, – теряя самообладание, прорычал Джефф. – Я хотел поговорить о вас с Джорджем Фарнзвортом.

– Знаю. И благодарю вас. Только ваш разговор ни к чему бы хорошему не привел. Уверяю вас, что я пыталась найти другой выход из сложившейся ситуации.

– Найдите кого-нибудь другого! – закричал он. – В городе полно людей, которые бы с большой радостью согласились стать вашим мужем.

– Нет, – покачала головой Мег. – Никто не подойдет. Вы знаете, насколько влиятельны Фарн-зворты. Они могут подкупить… или запугать… даже убить любого, за кого я соглашусь выйти.

– Ну-ну, мисс Тейлор! Вы слишком хорошо о себе думаете.

– Что вы хотите этим сказать?

– Вы действительно полагаете, что Питер Фарнзворт готов убить человека, чтобы заполучить вас?

– Питер вовсе не хочет меня. Конечно, я уверена, что он с радостью стал бы использовать меня для своих отвратительных плотских наслаждений… – Глаза Джеффри широко раскрылись. – …но, по сути, ему нужна не я, а моя лесопилка.

Сперва он думал спросить Мег о том, что она знает о «плотских наслаждениях», но потом, решив не отклоняться от темы разговора и обуздав любопытство, сказал:

– Фарнзворты могут сами построить лесопилку, если захотят. Бог свидетель, у них достаточно земли в округе.

– Она не принесет им большой пользы, пока все контракты, связанные с переработкой леса на горе, будут оставаться у меня. Поэтому выгоднее взять лесопилку в свою семью.

Возникла пауза. Уэлсли закрыл глаза, сжал губы и решил еще раз попытаться убедить ее:

– Мисс Тейлор, я говорил раньше и скажу теперь: я не женюсь на вас. Все.

– Хорошо, как скажете. – Она встала, обошла гостя и, открыв дверь, крикнула проходившему мимо десятнику: – Вилли, пусть сегодня лес Уэлсли пройдет мимо нашей лесопилки.

– Одну минуту! – взвился Джефф и ухватил девушку за руку. – Вы не можете делать это. Я потеряю весь лес.

– Это не мои проблемы, – отрезала Мег и освободила руку.

– Идет большой сплав, – прозвучал где-то вдали голос, – принимайте его.

– Что мне делать, мисс? – спросил Вилли.

– Что мне делать? – как попугай повторила Мег, обращаясь к Джеффри.

Его глаза прищурились, на лице запрыгали желваки.

– Ну? – надавила она.

– Десять часов в субботу утром, – проговорил он и схватил шляпу с угла стола. – Первая пресвитерианская церковь.

Мег была близка к потере сознания. Она победила. Она победила!

– Меня устраивает в десять, – кивнула она и высунула голову за дверь: – Принимай, Вилли.

На улице раздались быстрые приказания десятника.

– Вы еще будете об этом сожалеть, – тихо предупредил Джеффри.

– Возможно, – пожала плечами Мег, – но ничего не может быть хуже Питера Фарнзворта.

Еще мгновение, и он летел к своей лошади.

– Господин Уэлсли!

– Ну что еще? – заскрежетал он зубами, останавливая свой панический бег и поворачиваясь.

– Пожалуйста, не забудьте постричься перед свадьбой.

Немного погодя Джефф с насмешливой улыбкой ответил:

– Сударыня, идите к черту.

Обидевшись, она хотела было что-то ответить, но ее гостя уже не было перед домом.

«Ну и хорошо, – подумала она, вошла обратно в контору и закрыла за собой дверь. – Джеффри теперь рассержен, но, думаю, он переживет это».

Однако она ошибалась.

Глава 8

– Боже мой, неужели в этом ты собираешься жениться?

Джефф посмотрел на свои потертые «Ливанс» и фланелевую рубашку и пожал плечами:

– Почему бы нет?

Грег Стивене нахмурил брови и бросил взгляд на большие часы, стоявшие в углу его гостиной.

– Ты сам прекрасно знаешь почему. Посмотри, у нас всего полчаса до церемонии. Пошли, может быть, ты влезешь в один из моих костюмов.

– Нет, – категорично возразил Джефф. – Для этой женщины я уже надевал достаточно костюмов. К тому же, как только это закончится, я немедленно отправляюсь на работу.

– На работу! Да ты что? А как же твой медовый месяц?

Джефф бросил косой взгляд на друга.

– Никакого медового месяца не будет. Грег, ты по-прежнему продолжаешь себя вести так, будто она настоящая. Пойми, это не свадьба, а лишь плата за услуги.

– Черт тебя побери, о чем ты говоришь?

– Попробуй представить. Тебя шантажируют, ты платишь. И только – понимаешь, и только. Когда я надену кольцо на палец этой маленькой ведьмы, я сразу же вернусь к своей работе.

– И «маленькая ведьма» знает обо всем этом?

– Пока мы еще не все обсудили, но, надеюсь, она не думает о большем. Эта чертовка сама говорила, что не будет ничего требовать. Я женюсь, она пилит мой лес… В соответствии с этим соглашением я беру ее в жены.

– И это все?

– Да.

– Хорошо, – кивнул Грег, – если ты так относишься к вашей свадьбе, то, пожалуй, не важно, что будет на тебе в этот день.

– Ладно, давай поскорее закончим этот фарс. Вздохнув, Грег прихватил шляпу и последовал за Джеффом. Заперев дверь, он осмотрелся вокруг в надежде увидеть коляску друга, но, к своему полному удивлению, обнаружил лишь только привязанного к изгороди коня.

– Ты едешь на свадьбу верхом на коне? – спросил он.

– Конечно.

– Но как ты собираешься везти Мег домой?

– Я вовсе не собираюсь этого делать, – ответил Джефф, садясь на лошадь. – Пусть сама побеспокоится.

– Джефф, это глупо. Ты же не можешь бросить ее в церкви.

– Не могу? – язвительно засмеялся он. – Посмотришь.

Ничего не добавляя, Уэлсли пришпорил лошадь и поскакал по маленькой улочке в направлении главной улицы.

Грег смотрел вслед другу и, не веря своим глазам и ушам, качал головой.

– Это ужасная ошибка, – пробормотал он и направился к своей коляске. – Ужасная, ужасная ошибка.

* * *

– Ну как, Джинни?

Меган, стоя у зеркала, повернулась к сестре.

– Ты великолепна, – восхитилась старшая сестра и, поднявшись с маленького стула, стряхнула едва заметную пушинку с плеча Мег. – Жаль, что ты не можешь надеть свадебный наряд. Ведь твое серое платье не совсем подходит для этого случая.

– Оно не серое, – поправила Мег, – а пепельно-розовое. Но даже в нем я чувствую свою вину перед папой. Мне следовало бы быть в черном.

– Выйдешь замуж в черном – жди скорого развода, – вспомнила старую поговорку Виргиния.

– Все это чепуха. – Тяжело вздохнув, Мег повернулась к зеркалу. – Ведь свадьба-то не настоящая.

Джинни опять села.

– Надеюсь, что ты поступаешь правильно, Мегги. Только боюсь, что, начиная брак с угроз, ты можешь испортить все свои семейные отношения.

– Я сделала то, что должна была сделать.

– Но что произойдет… завтра?

Меган с иронией посмотрела на сестру.

– Уж не думаешь ли ты об этой ночи?

– Да. И я беспокоюсь, Мег. Мы обе знаем, что происходит между мужчиной и женщиной, когда они уединяются в спальной комнате, но…

На лице Мег появилась улыбка.

– Но?

– Ну, просто это всегда… нелегко… в первый раз, и если мужчина нечуток… то есть если он невнимателен к невесте…

– Ох, Джинни, – засмеялась Мег, не в силах больше сдержать себя. – Ты такая милая. Тебе не стоит беспокоиться обо мне, потому что не будет никакой «первой ночи»… или вообще ночей.

– Что? – изумилась Джинни.

– Это часть нашего соглашения: никаких интимных отношений между нами.

Глаза Виргинии еще больше округлились.

– И господин Уэлсли согласился?

– Не совсем так, но это только потому, что мы не обсуждали этот щекотливый вопрос.

– Мег, – голос Виргинии зазвучал предупреждающе, – я думаю, что ты чуточку наивна, если полагаешь, что господин Уэлсли…

– Нет, Джинни, – перебила Мег, – он не больше меня интересуется подобными отношениями. Когда я в первый раз говорила с ним, то пообещала, что я ничего не потребую и в дальнейшем не будет никаких осложнений. За исключением, конечно же, тех случаев, когда нам придется притворяться и изображать счастливую семейную пару, чтобы у Питера не возникало никаких сомнений. А так наша жизнь будет идти своим чередом.

– И что он ответил?

– Ну, – попыталась уклониться от прямого ответа сестра, – он сказал что-то о сложностях, которые обязательно будут, но я уверена, что это не так. Он сам убедится в этом.

– Ой, Мег, – вздохнула Джинни, – надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

Мег поправила локон, который, казалось, отбился от своих сородичей, и, улыбаясь, успокоила сестру:

– Конечно, знаю, но нам пора. Уже почти без четверти десять, и мне не хотелось бы опаздывать.

– Ты права, – тихо проговорила Джинни, поднялась и последовала из спальни за Мег. – Плохая примета, если опаздываешь на собственную свадьбу. Боже, как бы мне не хотелось, чтобы у тебя были еще какие-то неприятности!

* * *

– Вот черт, где же она? – проворчал Джеффри, стоя у церкви и оглядываясь.

– Джефф, две минуты одиннадцатого! – Грег засмеялся. – Дай девушке шанс.

– А сколько девушка дала мне шансов?

– Джефф!

– Я жду еще три минуты. Если ее не будет через пять минут, ухожу. Пусть ищет себе другого молокососа! Я просто построю свою лесопилку, и шут с ней.

– Это не поможет тебе избежать убытков в этом году, – учтиво напомнил друг.

– Ну и что, если я потеряю контракты текущего года, – неистовствовал Джефф. – Возьму и заключу новые в следующем году. А ведь, по сути, не такая уж плохая идея. Пусть контракты этого года провалятся к дьяволу.

– А-а, – облегченно вздохнул Грег, всматриваясь в даль, – вот и невеста. – Переведя взгляд на Джеффри, он добавил: – Ради Бога, сними шляпу.

Джефф, фыркнув с отвращением, снял свою помятую шляпу и с неохотой перевел взгляд на приближавшуюся коляску.

– Мег, он очень зол, – прошептала Джинни, смотря из окна коляски на мужчину, стоявшего с каменным лицом у церкви, – и на нем совсем не подходящая одежда для свадьбы.

Меган тоже взглянула на Джеффа и испугалась: «Он передумал».

Целую неделю она беспокоилась, что Джеффри не придет в церковь. Но теперь, когда он стоял в рабочей одежде и смотрел на ее коляску, до нее наконец дошло, что он никогда бы не сделал этого. Очевидно, как раз в тот момент, когда ее легче всего было ранить, он собирался публично сообщить, что бросает ее.

– Он не злой, Джинни. Он слишком уверенный.

– Уверенный? В чем?

– Он бросит меня прямо здесь, на глазах у тебя, Грега Стивенса и преподобного Мартина.

– О нет, Мег! – запротестовала Виргиния. – Господин Уэлсли слишком благородный человек, чтобы так поступить.

– Да? – раздался безрадостный смех сестры. – Тогда почему он одет, будто собирается провести оставшийся день на лесоповале?

После недолгого молчания Виргиния продолжила:

– Я не знаю, но мне не верится, что он откажется от женитьбы вот здесь, прямо перед церковью.

– Вот-вот, – кивнула Мег и, подобрав подол длинной юбки, собралась выходить из коляски, которая остановилась прямо напротив мужчин. – Может быть, это именно то, на что он надеется. – Покорно вздохнув, она открыла дверцу коляски и вышла. «Делай вид, что ничего не произошло», – прошептала себе Мег.

– Доброе утро, господин Уэлсли, – улыбнулась она, с облегчением думая, что ее голос звучит по-обыкновенному спокойно. – Хороший денек, не правда ли?

Глаза Джеффа пренебрежительно пробежали по ее строгому платью с длинными рукавами.

– Вам не кажется, что немного жарковато для такого наряда?

– Возможно, – согласилась она и оценивающе посмотрела в ответ, – но он едва ли подходит к вашим джинсам и фланелевой рубашке.

Приняв насмешку, Джефф хотел было отплатить той же монетой, но тут вмешался Грег Стивенс:

– Почему бы нам не зайти в церковь? Уверен, что святой отец ждет нас.

– В церковь? – непонимающе переспросила Мег и выжидающе поглядела на Джеффри: не изменил ли он свое решение?

Но он ничего не сказал. Он просто смотрел на нее, давая понять, что перед ним стоит, пожалуй, самая глупая женщина из всех, с кем ему доводилось быть знакомым.

– Вы думаете, что мы будем делать все это на улице? – усмехнулся он.

– Нет, – заикаясь, проговорила Мег, прилагая все усилия вернуть самообладание. – Не думаю…

– Пожалуйста, войдемте внутрь, – поспешила перебить Виргиния. И, ухватив сестру за руку, почти потащила ее вверх по ступенькам в прохладную, темную церковь. – Веди себя естественно! – прошипела она.

Быстро кивнув, Мег натянула на лицо улыбку и повернулась к все еще стоявшему у двери Джеффри.

– Вы готовы? – спросила она.

– Конечно, – фыркнул он. – Я уже больше не могу ждать.

– Джефф, – прошептал Грег, – прекрати. Ты ведешь себя как осел.

Тот бросил раздраженный взгляд на друга, но, ничего не произнеся, пошел навстречу Мартину.

– Приятная неожиданность. – На лице дородного священника появилась лучезарная улыбка, которой не совсем удалось прикрыть удивление выбором одеяния Джеффа. Повернувшись к Мег, он добавил: – Это… все, или вы еще кого-нибудь ждете?

– Это все, – коротко ответил Джефф. – Может, нам стоит начать, ваше преподобие? У меня… сегодня есть еще другие дела.

Священник опять попытался скрыть свое изумление. Но, потерпев неудачу, как и в первый раз, он быстро кивнул и жестом пригласил маленькую компанию к алтарю.

– Невеста – слева, жених – справа, – указывал он. – Подруга невесты – слева от невесты, шафер – справа от жениха. – Когда все заняли положенные места, он осторожно посмотрел на странную группу и, быстро открыв молитвенник, начал: – Дети мои, мы собрались здесь…

Однако, хоть в глубине сознания Мег и отдавались отзвуки древних слов христианской свадебной церемонии, которые нараспев читались отцом Мартином, она по-настоящему воспринимала только присутствие своего недруга, стоявшего рядом с ней. Меган почти чувствовала гнев и негодование, которые исходили от него.

Лишь только когда священник задал неизбежный вопрос, ответ на который соединил бы их на всю жизнь, Мег полностью осознала происходящее.

– Согласны ли вы, раб Божий Джеффри Вилльям, взять рабу Божию Меган Элейн себе в жены?

У Мег захватило дыхание, но после продолжительного молчания Джефф произнес:

– Да.

Священник с облегчением вздохнул и с обнадеживающей улыбкой повернулся к Мег:

– Согласны ли вы, раба Божия Меган Элейн, взять раба Божия Джеффри Вилльяма себе в мужья?

– Да, – задыхаясь выговорила девушка. Снова вздохнув с облегчением и быстро, пока никто из стоящих перед ним не передумал, преподобный Мартин закончил службу. Со стуком он закрыл молитвенник, улыбнулся Джеффу и сказал:

– Теперь вы можете поцеловать невесту.

– Нет уж, спасибо, – отрубил тот и, повернувшись, быстро зашагал к выходу. Выйдя из церкви, он с силой хлопнул дверью.

– Я… я никогда… – Широко разинув рот от изумления, священник пристально посмотрел в смущенные лица Божьих чад. – Что это с ним?

– Простите меня, – выпалила Мег и, повернувшись, стрелой вылетела за новоиспеченным мужем.

– Меган, постой! – позвала Виргиния. В смятении посмотрев на пастора, она ринулась за сестрой.

– Господин Стивенс, будьте любезны, объясните, что здесь происходит, – настойчиво попросил преподобный Мартин.

– Все от волнения в день свадьбы, – бесстрастно проговорил Грег.

– Но… – запнулся священник, – они не могут так покидать церковь, не подписав брачного свидетельства. Их брак не будет считаться законным.

– Они еще вернутся, – заверил Грег. Подавшись вперед, он доверительно шепнул: – Думаю, что Джеффри Уэлсли не терпится отправиться в свадебное путешествие.

– Понимаю, понимаю, – кивал его преподобие, надеясь, что его лицо не выдает испытываемого им шока. – Гм, когда вы встретите господина и госпожу Уэлсли, передайте им, чтобы они как можно быстрее вернулись и подписали необходимые документы.

– Обязательно, – пообещал Грег. Запустив руку в карман, он извлек измятую пятидолларовую купюру. Вручив ее, он с неудавшейся улыбкой откланялся и побежал вслед за друзьями.

Когда Мег вышла из церкви, Джефф, уже сев на коня, спокойно направлялся домой.

– Господин Уэлсли, – позвала она. Он не остановился.

– Господин Уэлсли!

Раздраженно натянув узду, Джефф обернулся:

– Что вы еще хотите?

Лошадь остановилась так резко, что Мег, которая неслась по улице за Джеффом, чуть было не столкнулась с ней. Лишь через некоторое время, наконец-то отдышавшись, она смогла ответить:

– Я только хотела узнать… когда вас ждать? – Ее сипловатый голос, звучавший, без сомнения, восхитительно, нарушил его душевный покой.

– Куда? – спросил он.

– На… на ужин. Я знаю, вы говорили отцу Мартину о своих делах на сегодня. Наверное, вы все же сможете освободиться к вечеру. Я не знаю, в какое время у вас заканчивается работа, но, если вы скажете когда, я приготовлю ужин.

Долгое время Джефф не мог произнести ни слова. Не веря своим ушам, он снял шляпу и, хлопнув ею по ноге, без всякого умысла отправил облако пыли прямо в лицо Мег.

– Разве вы так ничего и не поняли?

– Что? – закашлялась она, почувствовав неприятную горечь пыли во рту.

– Что я никогда не приду к вам на ужин.

– Но…

Джефф поднял руку.

– Успокойтесь на одну минуту и выслушайте меня. С помощью вашей отвратительной уловки вам удалось заставить меня жениться. Я женился, и теперь, ей-богу, вам лучше всего сей же час запустить пилы лесопилки. Кроме этих деловых отношений, между нами ничего нет. Я не хочу видеть вас, я не хочу разговаривать с вами и совсем не хочу ужинать с вами. Вы понимаете?

– Да! – вызывающе крикнула Мег. – Бог свидетель, что я тоже не хочу проводить с вами время, но если мы должны убедить всех…

– Нет! Мы ничего и никому не должны. Я выполнил свою часть так называемой «сделки», и теперь черед за вами. Вы обещали, что ничего не будете требовать от меня, и лучше вам сдержать свое слово.

Когда черная поношенная шляпа вернулась на свое место, Джефф повернул лошадь, готовый сейчас же покинуть собеседницу, но вдруг снова задержался, услышав следующие слова Меган:

– Ни один кубометр вашего леса не будет переработан до тех пор, пока мы подробно не обговорим наши отношения.

И прежде чем она смогла продолжить, Джефф спрыгнул с лошади и взял ее за руку:

– Послушай, ты, маленькая сучка…

– Нет, – словно из ружья выпалила она и вырвала свою руку, – теперь ты послушай меня. Одно лишь участие в свадебной церемонии не принесет мне никакой пользы. Мы должны заставить Питера Фарнзворта думать, что по-настоящему женаты, в любом понимании этого слова. В противном случае он пойдет к адвокату и, показав то абсурдное соглашение, будет орать, что его обвели вокруг пальца. У меня нет сомнений, что он или его отец попытаются аннулировать наш брак на том основании, что это не настоящий союз и что он был заключен с целью разорвать прежнее соглашение. Не уверена, что они могут сделать это законно, но я не хочу рисковать. Я знаю, что обещала ничего не требовать от вас, и я не буду. Но я не ожидала, что в «эти требования» не входит наше совместное проживание… – И она поспешила добавить: – Платоническое, конечно же.

Джефф вздохнул и посмотрел на дальние горы. Он должен был отдать ей должное – она женщина с характером. В Уэлсли было немного мужчин, которые дерзнули бы привести его в такую ярость, но эта маленькая женщина, с ее большими карими глазами и губками, похожими на бутон розы, отругала его, как непослушного ребенка. И, вопреки своему негодованию, он не хотел, он не мог не испытывать чувства уважения к ее отваге.

После нескончаемого молчания он повернул на нее лошадь и с нежеланной улыбкой сказал:

– Шесть часов.

– Что?

– В шесть часов… я думаю закончить работу. Еще чуть-чуть, и она бы заплакала от облегчения.

– Так вы сделаете это? Вы согласны притворяться?

– А есть ли у меня выбор?

– Нет, если вы хотите продолжать вести со мной деловые отношения.

Сдержав улыбку, Джефф покачал головой и потупился. Когда же он наконец поднял голову, Мег онемела от удивления, обнаружив смех, всех оттенков радуги, скрывающийся в глубинах его янтарных глаз.

– Должен признаться, что вы жутко хороши.

– Простите?

– Я говорю, что вы победили в этом раунде. Но только, пока я не найду времени съездить в Портленд и не переговорю с адвокатом.

Возможно, ей и стоило принять последние слова Джеффри за угрозу, но, довольная тем, что он согласился встать на ее сторону и тем самым спасал от Питера Фарнзворта, Мег не придала им значения.

– Что бы вы хотели на ужин? – немного смущаясь, спросила она.

– Черт, откуда мне знать. Я ем все – лишь бы побольше. Только без рыбных блюд. Я ненавижу рыбу. Послушайте, почему бы вам не приготовить бифштекс? Уж его-то я люблю, – с улыбкой закончил он.

– Хорошо, я запомню, – кивнула она. – Тогда в шесть часов?

– Да. В шесть, – подтвердил Джеффри и вновь взобрался на лошадь.

– До свидания, господин Уэлсли.

Через плечо посмотрев на нее, он предложил:

– Если хотите, можете звать меня просто Джефф.

Крепко сжимая губы, дабы не выдать радости своей победы, Мег повторила:

– До свидания, Джефф.

– До свидания, мисс Тейлор. – И, слегка подтолкнув лошадь, легким галопом поскакал по улице.

Виргиния, которая все это время с нетерпением стояла на ступеньках церкви, теперь, увидев, что новоиспеченный муж Мег ускакал, поторопилась к сестре.

– Куда он поехал?

– Не знаю.

– О чем же вы разговаривали? Он выглядел таким разъяренным, и после того, что он сделал в церкви… О Мег, я знала, что ничего из этого не выйдет.

– Все хорошо, Джинни. Мы только обсуждали, что у нас будет сегодня на ужин, – успокоила сестру Мег.

Челюсть Виргинии отвисла.

– Ужин? Вы обсуждали ужин?

– Да. Неужели это такая уж странная тема разговора для мужа и жены?

– Ну… нет, думаю, что нет, – неуверенно ответила Виргиния. – И что ты будешь готовить?

– Бифштекс, – улыбнулась Мег. – Из самого большого, сочного и нежного куска мяса.

– Мег, – Виргиния тоже улыбнулась, – если бы я ничего не знала, то подумала бы, что ты стараешься угодить этому мужчине.

Лукавый взгляд Мег устремился на сестру.

– Выбрось из головы свои романтические идеи, Джинни. Я просто заинтересована угодить этому мужчине, чтобы он продолжал удерживать в страхе Питера Фарнзворта.

– Конечно, – насмешливо бросила Виргиния. – Мне бы и не пришло ничего другого в голову.

Глава 9

Итак, бифштекс готов, картошка тоже. Стол накрыт. Где же он?

– Уже шесть двадцать, – раздраженно пробормотала Мег. Откинув кружевную шторку, висевшую на входных дверях, она украдкой посмотрела на улицу. – Он сказал, что будет в шесть. Вечно он опаздывает.

С раздражением девушка отскочила от двери и принялась беспомощно ходить по коридору.

– Мне все равно, придет он или нет. Лучше пусть вообще не приходит. – После этих слов она остановилась у зеркала, чтобы убедиться, не растрепались ли волосы.

Нет, каждый локон ее прелестных волос был на своем месте. Фартук тоже сидел как нельзя лучше. Белоснежный, без единой морщинки, с прямыми лямочками на плечах.

Наклонив голову, она вновь прикинула, стоит ли надеть красный передник с белыми кружевами. Без сомнения, он подошел бы больше, чем тот, который был на ней. Белый фартук на черном платье напоминал Мег славившихся своим аскетизмом жен первопоселенцев – образ, совсем не подходящий для встречи с Джеффри.

«Ты в трауре, – ругала она себя. – Никакого красного, иначе это будет неуважением к папе. Почему тебе так важно, что он подумает?» Тяжело ступая по коридору, она направилась к кухне. «Неужели это так важно? – снова подумала Меган, уже стоя у плиты. – Он даже не пришел вовремя, а ты потратила весь вечер на него, готовя ужин».

С раздражением взяв большую деревянную ложку, она перемешала приготовленное пюре. Еще недавно такое пышное и легкое, оно превратилось в неаппетитную массу слипшихся комков. Нахмурившись, Мег попыталась придумать, как бы вернуть ему прежнюю привлекательность.

Положив ложку на плиту, она открыла дверцу еще горячей печи и посмотрела на большие зажаренные куски мяса. Они все еще оставались превосходными. Может быть, уже не такими сочными, как полчаса назад, но все равно достойными того, чтобы их подали на стол. Мег закрыла дверцу и вернулась к кастрюле с пюре. Если бы было хоть немного сыра или сливок! Но сегодня она так торопилась, что купила лишь самые необходимые продукты.

«Хорошо, что хоть десерт удался», – подметила она, с удовлетворением глядя на замечательный персиковый пирог с подрумяненной корочкой, охлаждавшийся у окна. Но это никак не спасало картошку.

«А может, чуть-чуть масла и немного красного перца изменят положение?» Пройдя к маленькому стенному шкафчику, она посмотрела на большой набор крошечных бутылок, наполненных ароматными специями.

Они были настолько дорогими и редкими, что многие женщины хранили их под замком в сундучках, как обычно хранят деньги. Однажды Мег слышала, что в отдаленных сельских районах женщины обменивали специи на другие товары. Ходили слухи, что унция особой полыни шла в обмен на целый рулон ткани или сто фунтов муки.

Мег по праву гордилась коллекцией разнообразных специй. Здесь были бутылочки с укропом, мятой и лавровым листом, несколько баночек с экзотическими и пикантными базиликом и кориандром. Она с любовью провела пальцем по маленьким бутылочкам и баночкам и выбрала одну – с очень мелким красным порошком. Паприка. Горьковато-неострый перец, который придавал блюдам не только приятный вкус, но и красноватый оттенок.

Откупорив бутылочку, Меган щедро отсыпала драгоценный порошок в картофельное пюре и улыбнулась от удовольствия, увидев, как матово-белая картошка и бледно-желтое масло плавно переходят в золотисто-каштановый цвет. «Ты просто кудесница, Меган, – сделала она себе комплимент. – Даже сам шеф-повар Женской академии мисс Экстон не смог бы справиться лучше…»

Пожалуй, во второй раз в своей жизни Мег подумала, что тот год, который она по настоянию матери потратила на учебу в престижном Восточном пансионе благородных девиц, может быть, и не пропал впустую.

Некоторое время она бессмысленно перемешивала пюре, пока резкий стук в дверь не вывел ее из задумчивого состояния. «О Боже, он здесь». В мгновение ока она поставила обратно пузырек с паприкой и пошла открывать дверь. «Успокойся, успокойся», – девушка тихо проговорила эти слова, которые она повторяла, уже почти как ектенью, каждый раз, когда видела Джеффри Уэлсли.

Глубоко вдохнув, она потянула за ручку двери и с изумлением взглянула на него.

Как обычно, на Джеффе были «Ливайс» и фланелевая рубашка, однако уже не те, что утром. Рубашка выглядела совсем новой, не выцветшей от многократных грубых стирок. Ее рукава были опущены вниз и аккуратно застегнуты на запястьях. Вместо тяжелых грубых сапог, в которых обычно ходят на работу лесорубы, на ногах красовались начищенные до блеска ботинки из мягкой кожи.

Когда взгляд Мег перенесся с его широченных плеч на утонченное лицо и мягчайшие каштановые волосы, она поняла, что никогда в жизни не видела более притягательного мужчину, чем он. Она всегда считала Джеффри Уэлсли красивым, но в этот вечер, стоя на крыльце под рассеивающимся светом фонаря, он походил на желто-коричневого царя зверей, с которым его очень часто сравнивали. В нем было что-то хищное, что-то нецивилизованное. Меган не могла с полной уверенностью сказать, что отличало его от других мужчин, с которыми доводилось ей встречаться, но именно это что-то послало ее телу слабый импульс возбуждения, от чего у нее слегка закружилась голова.

– Вы не войдете? – пролепетала она и, сделав шаг назад, открыла дверь настежь.

Джефф с любопытством посмотрел на девушку и задался вопросом: почему у нее такой вид? Уже во второй раз за сегодняшний день он слышал этот слабый задыхающийся голос, и, как и прежде, его хрипловатый тембр приводил его в волнение.

– Я знаю, что опоздал, – пробормотал он и, избегая ее взгляда, вошел в дом.

В ожидании услышать извинения Мег посмотрела на него. Но их не последовало. «Я знаю, что опоздал» – это все, что она получит от гостя. Никаких раскаяний, никакой смиренной мольбы о прощении. Просто признание самого факта.

– Ужин готов, – сообщила она, рассудительно решив проигнорировать его опоздание. – Проходите в столовую и садитесь.

– Меган, – услышала она глубокий грудной голос.

– Да? – спросила она и вдруг покраснела.

– А где столовая?

Взорвавшись нервным смехом, она пояснила:

– Налево, первая дверь.

Кивнув, он посмотрел вслед уходившей девушке. Почему она нервничает? Не думает ли она, что он швырнет ее на стол и предъявит законные права супруга? Эта воображаемая картина вновь сладко возбудила его. Через мгновение Джеффри уже нахмурил брови и выругал себя за свою слабость.

Прежде чем войти в столовую, он внимательно осмотрел ее. Стол был накрыт для двоих, но почему-то Мег выбрала за столом не противоположные места. Одно – во главе стола, другое – поблизости, справа. Стол, покрытый кружевной скатертью, был сервирован дорогими серебряными приборами, фарфором и хрусталем. Посередине стола возвышался канделябр с еще не зажженными свечами.

Джефф с ужасом осматривал стол. Все выглядело так, будто он ожидал двух влюбленных для интимного ужина, хотя он был уверен, что Мег не интересовалась им, равно как и он ею. И зачем столько хлопот? Он все еще был погружен в размышления, когда хозяйка дома вошла в комнату, держа в одной руке деревянное блюдо, в другой – чашу с картофелем.

Джефф быстро посмотрел на поставленное на стол блюдо. Бифштекс. Он просил, и она приготовила. Неужели она пытается угодить ему? И если да, то почему? Ведь он уже женился на ней. Чего еще она хочет, разыгрывая роль безумно любящей жены?

– Все готово, – улыбнулась Мег, усаживаясь за стол и предлагая Джеффу сделать то же самое. – Из погреба я принесла бутылочку вина. Откройте, пожалуйста.

Джефф кивнул. Со скорбным видом эксперта вставил и провернул штопор, с хлопком открыл бутылку, понюхал вино и разлил в бокалы.

Мег нерешительно подняла свой бокал.

– За дружбу, – предложила она, – эта дружба начиналась трудно, но, надеюсь, наши… отношения… которые мы укрепим сегодня, окажутся ценными для нас.

Буквально мгновение она думала, что Джефф не присоединится к тосту, однако, едва заметно пожав плечами, он поднял бокал. Мег собиралась было чокнуться, но он, проигнорировав ее жест, сделал глоток, уклонившись от традиционного звона хрусталя. Поставив бокал, он взял с деревянного блюда большой кусок мяса и спросил:

– И как вы думаете, что теперь будет?

– Ну, – начала она, дрожащей рукой ставя бокал, – во-первых, наш брак будет оглашен завтра утром, во время воскресной службы. Я думаю, мы обязательно должны присутствовать на ней.

«Господи, еще не хватало, чтобы все глазели на меня, пока я умираю от скуки и слушаю бесконечную службу преподобного Мартина».

– Вы пойдете со мной? – поторопила его с ответом Мег. – Если вас там не будет, люди начнут подозревать что-то неладное.

– А как продвигаются дела с моим лесом? Вздохнув, Мег опустила вилку.

– Нормально. Уверяю вас, что весь этот день только им и занимались. Ну как, пойдете?

– И что потом?

– Не знаю, – ответила Мег, раздраженная нескончаемым потоком его вопросов. – Думаю, нас поздравят, и, быть может, кто-то пригласит к себе на вечер.

– Нет уж, – решительно сказал Джефф, отправляя большой кусок мяса в рот, – никаких вечеринок. Я еще не до такой степени негодяй.

– Но, Джеффри…

– Я же сказал, никаких вечеринок… Пожалуйста, передайте картошку. Да, кстати, замечательнейший бифштекс.

– Спасибо, – мило улыбаясь, поблагодарила Мег и, подав гостю пюре, решила на время отложить этот разговор.

Джефф посмотрел в тарелку и перевел взгляд на хозяйку.

– Интересно, почему это она оранжевая?

– Я добавила туда немного специй для цвета.

– Знаете, картошка должна быть белой. Зачем ей еще какой-то другой цвет?

– Ради Бога, – взорвалась Мег, больше не в состоянии выносить его придирок. – Разве вы никогда не слышали, что для большей аппетитности в блюда добавляют различные специи? Где же вы воспитывались? Не в хлеву ли?

Джефф очень медленно отодвинул от себя тарелку с непередаваемо оранжевым пюре.

– По правде говоря, родился я в очень богатой и влиятельной семье и жил в доме, а не, как вы изволили выразиться, в хлеву, на самой крупной скотоводческой ферме штата Колорадо. Мои родители, иммигрировавшие из Англии после того как поженились, принадлежат к очень знатным родам, историю которых можно проследить начиная с Вильгельма Завоевателя. Моя мать пользовалась репутацией очаровательнейшей хозяйки, и в детстве мне не раз доводилось сидеть за столом с самыми известными сановниками двух континентов. Некоторое время в нашей семье было два повара – американец и француз. И, на мой взгляд, они готовили очень редкие и экзотические блюда. Но, простите, никогда, никогда в моей жизни мне не подавали картошку оранжевого цвета.

– Тогда, – заявила в ответ Мег, стараясь оставаться невозмутимой после небывалых прежде излияний Джеффри о своей семье, – я рада возможности побаловать ваш тонкий вкус чем-то новым.

Неожиданно для себя Джефф разразился громким смехом. Действительно потрясающая женщина! Что бы он ни говорил, она всегда обращает это в свою пользу. И хотя он не желал в этом признаваться даже самому себе, его уважение к Меган росло с каждой секундой. Ему также было странно осознавать, что чем больше времени он проводил с ней, тем больше она нравилась ему. Но он отнюдь не хотел этого. Не хотел, чтобы она поражала его своим проницательным умом и возбуждала прелестным телом. Шантажируя, она уже заставляла жениться, угрожая, уже требовала его присутствия в церкви и теперь бросала вызов, предлагая есть эту чертову картошку! Питер Фарнзворт еще не знает, какой он счастливчик. О Всемогущий, пожалуйста, сжалься над бедным глупцом, который по-настоящему полюбит ее. Ведь она заставит этого беднягу плясать под свою дудку всю его оставшуюся жизнь.

– Хорошо, – наконец сдался он, – вы победили. Я попробую ваше пюре. Но если оно не понравится мне – обещайте, завтра мы будем есть картошку обычного цвета.

У Мег так и екнуло сердце. Завтра! Он говорит, что завтра они будут ужинать вместе! Значит, он согласен переехать в ее дом и готов начать разыгрывать спектакль, изображая счастливую семейную жизнь. Но спектакль ли? По ее телу пробежали мурашки, когда мысль о том, что они на самом деле муж и жена перед людьми и Богом, мелькнула в ее голове.

Ложка с пюре отправилась в рот Джеффа, и затем неожиданно раздался его истошный крик:

– Господи! Воды! Дайте мне воды!

– Что с вами?

– Воды! Дайте воды! – проревел Джефф, хватаясь за горло.

– Джеффри, что с вами случилось? – повторила Мег, с ужасом смотря на задыхающегося гостя.

– Все горит. – Он схватил бутылку вина и, запрокинув голову, до дна осушил ее. Но даже тогда удушающий кашель не прекратился.

Меган подбежала к нему и стала энергично стучать по спине.

– Остановитесь! – промычал он, отстраняя ее руку. – О Боже, я умираю! Принесите воды!

Все еще находясь в панике, девушка не сразу осознала, чего хочет Джефф. Постояв с минуту, она стрелой полетела в кухню, схватила с полки большой стакан и наполнила его доверху водой. Прибежав в комнату, Мег тут же сунула этот спасительный сосуд в его руки.

Джеффри без промедления выпил воду и с возмущением посмотрел на жену.

– Думаете, это смешно? Вам, наверное, не терпелось расквитаться со мной за то, что утром на мне не было свадебного костюма?

Мег в страхе отступила назад.

– О чем вы говорите?

– Что в ней?

– Паприка, совсем безобидная специя.

– Перестаньте дурачить меня. Это вовсе не паприка. Я прекрасно знаю ее вкус.

– Жаль, что вы мне не верите. Только я отлично знаю, что положила в пюре. – Подойдя к столу, она провела пальцем по оставшейся в кастрюле картошке и попробовала ее на вкус. Неожиданно глаза Мег округлились, и из них рекой потекли слезы. – Ой! – хватаясь за почти пустой стакан, воскликнула она, – это же стручковый красный перец! Я перепутала их!

Но до того как стакан приблизился к губам, Джеффри ловко выхватил его из рук девушки.

– Теперь-то уж вам не смешно, да? А может, постучать по спине?

Мег рванула в кухню и, включив кран, устремила свой горящий рот навстречу спасительному каскаду воды. И даже когда в горле был потушен неожиданно возникший пожар и девушка наконец смогла перевести дух, она по-прежнему продолжала стоять со склоненной над раковиной головой, вцепившись в ее тонкие края. «Джефф полагает, что я сделала это намеренно! За кого же он меня принимает, если готов верить, что я способна на такую подлость?»

От чувства обиды и разочарования по ее щекам потекли слезы. Он никогда не поверит, что это была всего лишь жалкая ошибка. Она ведь практически заставила его есть картошку, и, конечно, будет неудивительно, если Джефф примет это за глупую и недостойную шутку.

– Простите меня.

Мег вздрогнула, услышав позади себя кающийся голос Джеффа. Она повернулась к мужчине и быстро вытерла слезы.

– Я знаю, вы не хотели этого. Пожалуйста, простите, что наговорил всякой чепухи.

– Я правда не хотела, – всхлипывая, проговорила Меган и запнулась, не в силах больше выносить всего произошедшего с нею за этот ужасный день. Скользнув по стене, она опустилась на пол и, подняв голову, прошептала: – Мне очень хотелось приготовить вам хороший ужин. Я думала, это как-то поможет нашим отношениям. Вы так долго не приходили, что картошка стала терять всю свою привлекательность. Тогда я подумала, что, добавив немного масла и специй, я еще смогу спасти положение.

Внимательно смотря на сидевшую у его ног девушку, Джеффри презирал себя в душе за то, что причинил столько страданий этому хрупкому созданию.

– Вот. – Наклонившись, он помог ей встать. – Сядьте на стул.

– Спасибо. – Шмыгнув носом и усевшись, Мег посмотрела все еще мокрыми от слез глазами на гостя. – Вы правда верите мне?

Джефф присел.

– Да, верю. А теперь, я думаю, пора пожелать друг другу спокойной ночи. Сейчас уже поздно, и мы оба устали. К тому же впереди у меня долгая дорога.

– Но, – запротестовала Меган, – вы не можете уехать. А как же церковь? Я думала, мы уже решили, что вы остаетесь жить у меня.

Вопреки своим добрым намерениям, гость заскрежетал зубами и закричал:

– Мы еще ничего не решили! Вы только требовали этого!

– Но вы должны, – простонала она, и ее глаза вновь наполнились слезами, – иначе Джордж Фарнзворт не поверит нам и заставит меня…

– Ради Бога, не плачьте, – взмолился Джеффри. – Утром я вернусь, и мы поедем в церковь.

– Нет. Этого недостаточно. Если вы не останетесь здесь, люди начнут подозревать нас в обмане. Я не могу понять, почему вы не хотите остаться у меня. Ведь мой дом намного лучше вашей хижины.

– Не хочу я жить у вас. Я сказал, что завтра приеду за вами – значит, приеду. Но большего не ждите, – приложив все силы, чтобы не потерять самообладание, ответил он.

Бросив взгляд на его суровое лицо, Мег решила положить конец разговору.

– Тогда договорились. Я жду вас в девять тридцать.

– Значит, в полдесятого, – кивнул Джефф и поспешил к входной двери.

– Джеффри…

Он остановился.

– Не презирайте меня, прошу вас.

Закрыв на мгновение глаза, он проклял свою неблагодарную судьбу.

– Я вовсе не презираю вас, Меган, – спокойно сказал он. – Бог свидетель, что должен был, но не могу.

Глава 10

Воскресная служба начиналась в десять. Однако Меган была готова задолго до этого. То и дело просыпаясь в тревоге о предстоящем дне, она еще за час до рассвета оставила борьбу с Морфеем и поднялась с кровати. В надежде, что теплая вода хоть как-то успокоит ее расстроенные нервы и избавит от напряжения, причинявшего странную боль между лопатками, девушка нарочно долго просидела в ванне. Но все тщетно. Когда она вышла из ванной, боль по-прежнему давала о себе знать, на теле появились какие-то морщинки, а обычно прямые волосы, свернувшись в кольца, самопроизвольно и, главное, беспорядочно свисали на плечи.

Разглядывая себя в небольшом зеркале над бюро, Мег с ужасом увидела синяки под глазами, белое как смерть пятно, окружавшее рот и предательски выдававшее ее болезненное состояние. Обратит ли внимание Джефф на ее усталый вид? А если да, то не догадается ли он, что это вызвано беспокойством о его поведении сегодня в присутствии ее друзей?

– Боже, как бы я не хотела этого, – пробормотала девушка и взяла пудреницу, затем нанесла на лицо немного румян. – Если он догадается, то что-нибудь специально сделает мне назло!

Пристегнув к воротнику черного платья брошку с камеей, Меган взяла сумочку и спустилась вниз по лестнице. Девять тридцать. В любую минуту он может приехать. Однако, зная привычку Джеффа опаздывать, она сомневалась, что Уэлсли сможет прийти хотя бы без пяти десять. Но ее сомнения оказались напрасными. В девять тридцать три раздался легкий стук. Подбежав к двери, Мег увидела знакомый силуэт.

– Доброе утро, – открывая дверь, с улыбкой проговорила она и посмотрела на свеже-накрахмаленную белую рубашку и темного цвета костюм гостя. – Вы сегодня просто неотразимы.

Джеффри нарочито пропустил комплимент мимо своих ушей.

– Вы готовы?

– Да, только подождите минутку – я захвачу кошелек.

– Не стоит. На пожертвование церкви у меня достаточно денег.

У Мег подступил комок к горлу. Он говорит так, как будто они настоящая супружеская пара.

– Хорошо, тогда я только возьму платок.

Джефф проводил ее взглядом до маленького столика в углу прихожей и спросил:

– Вы никогда не думали о том, чтобы покрасить дом изнутри?

– Нет, – скрывая смущение, повернулась к нему Мег. – Возможно, я бы сделала это, но так боюсь высоты, что, думаю, даже не смогу подняться на стремянку.

К ее разочарованию, вместо предложения о помощи Джеффри как-то неловко пожал плечами и дал короткий совет:

– А надо бы.

– Мне виднее, – так же коротко ответила Меган.

Не придавая значения вызывающему тону хозяйки, он указал на дверь.

– Поспешим! Уже без пятнадцати десять! Я с нетерпением жду той минуты, когда все это наконец-то закончится.

Выйдя на улицу, Мег подколола шляпку и, попытавшись успокоиться, вдохнула полной грудью благоухающую свежесть весеннего утра. Как ему удается так быстро выводить ее из себя? Странно, она никогда не была сверхчувствительной женщиной. В отличие от большинства своих подруг, которые могли зарыдать лишь при одном неодобрительном взгляде мужчин, Мег всегда гордилась способностью сохранять чувство собственного достоинства в любой ситуации. Когда-то отец называл ее «хладнокровной», и он был прав. Именно это качество никогда не подводило мисс Тейлор во всех ее делах на лесопилке. Но как же он смог довести ее до состояния старой сварливой карги? Все мужчины терпели поражение, а он одержал верх… Правда, они не были на его месте – ни один из них не был ее мужем.

Изменится ли что-нибудь в их отношениях? Неужели всякий разговор так и будет оканчиваться спором, а любой обмен мнениями превращаться в состязание силы воли? И все же Меган не хотела верить в это. Она совсем не тешила себя мыслью о каких-то интимных отношениях, которые могли бы явиться вполне закономерным развитием заключенного брака, а только желала, чтобы со временем они стали просто хорошими друзьями.

Но теперь, когда их коляска катилась к церкви, Мег уже сомневалась в этом. Она была готова к тому, что после заключения брака сидящий около нее человек будет продолжать злиться и даже будет чересчур агрессивным по отношению к ней. Но, кроме того случая, когда за ужином он обвинил ее в намеренном желании свести с ним счеты, он вел себя как кроткий ягненок, будто бы решил махнуть на все рукой и смириться. И такое-то безразличие пугало ее больше всего на свете.

Они остановились у Первой пресвитерианской церкви ровно в девять пятьдесят пять. Пока Джефф обходил коляску, чтобы помочь ей выйти, она посмотрела по сторонам и заметила множество не отрывавшихся от них любопытных глаз. Она почти слышала, как жены что-то шептали мужьям, а незамужние девицы обсуждали ее появление в обществе Джеффри Уэлсли.

– Пожалуйста, возьмите меня под руку, – пробормотала она, когда Джефф помог ей спуститься на землю.

В ответ был послан испепеляющий взгляд.

– Не принимайте меня за идиота! Я же говорил вам: меня воспитывали не в хлеву!

Джефф протянул руку, и они направились к церкви.

Войдя в заполненную лишь наполовину церковь, он остановился у последних рядов.

– Почему это мы должны сидеть здесь?

– Потому что, когда объявят о нашей свадьбе, людям будет неудобно долго глазеть на нас.

Его довод оказался настолько неотразимым, что Меган не замедлила согласиться.

Объявление о свадьбе прозвучало почти в конце службы. Обычно к этому времени старшая часть паствы начинала клевать носом, а детишки, не в силах сидеть так долго на одном месте, принимались ерзать на скамейках. Чтобы привлечь их внимание, преподобный Мартин намеренно огласил их брак сразу же после чтения молитв. С широкой улыбкой на лице он взобрался на кафедру и сообщил:

– У меня есть для вас очень важная и радостная новость. Вчера Джеффри Уэлсли и Меган Тейлор в присутствии своих друзей стали мужем и женой. Я также рад сообщить вам, что госпожа Мартин испекла по этому случаю праздничный торт.

Услышав невероятную новость, прихожане церкви застыли в молчании. Затем все, словно сговорившись, обернулись назад.

– Думаю, ваши расчеты оказались не совсем точными, – тихо сказала Мег, мило улыбаясь изумленным до крайности людям.

– Вы правы, – заглушая возбужденное жужжание и раздававшиеся впереди тихие рукоплескания, согласился Джефф. – Только мы не останемся здесь для поздравлений.

– Что? – с трудом выговорила она, прилагая неимоверные усилия, чтобы сохранять улыбку на лице.

– Я сказал, что мы не задержимся здесь.

– Но как же так? Ведь нам необходимо!

– Прекрасно, оставайтесь сами.

– Одна?

– Да, потому что я ухожу сразу после службы.

– Знаете что, даже отсюда я могу слышать, как останавливаются пилы моей лесопилки.

– Не угрожайте, – наклонившись, рявкнул Джефф.

В это мгновение, пожалуй, никто бы не усомнился, что этот человек переполнен лишь чувством нежности и любви к своей супруге.

– Не думайте уходить из церкви, иначе не успеете глазом моргнуть, как мои слова станут для вас явью.

– Хм-хм, – бросив порицающий взгляд на взбудораженных новостью женщин, возвратил внимание паствы преподобный Мартин. – Давайте помолимся…

Сразу же после окончания этой мучительной службы Джефф схватил Мег за руку и потащил ее из церкви.

– Куда мы? – уже на улице спросила она.

– Думаю, никуда. Просто мне хотелось выйти из церкви до того, как первый из них попытается поздравить нас.

– Вам не нравится это?

– Да. Потому что я ненавижу ложь.

Чувство вины захлестнуло девушку.

– Хорошо. Тогда идите. Я остаюсь.

Чувство полной безвыходности охватило Джеффри Уэлсли. Вздохнув, он проговорил:

– Что же, я тоже остаюсь.

– Вы можете идти. Я и без того согласна принимать ваш лес. Пожалуйста, простите за позорные угрозы в церкви. Теперь вы, наверное, считаете, что я самая ужасная женщина в мире?

Неожиданное появление жены священника Мартина помешало Джеффу выплеснуть все «лестные» слова, которые вертелись у него на языке.

– Вот вы где, – пропела, словно пташка, госпожа Мартин. – Я так рада, что нашла вас. Пойдемте со мной. На столе, вон под теми деревьями, вас ждет удивительный торт. Надеюсь, что мы будем первыми. – В смущении посмотрев через плечо, она увидела уже начинавших выходить из церкви прихожан. – Давайте же! Они идут!

Окончательно смирившись, Джеффри взял под руку Мег и вслед за женой священника пошел к простому деревянному столу, на котором стояли большой торт и несколько кофейников.

– Это так мило с вашей стороны, госпожа Мартин, – проговорила Мег.

– Я рада была сделать это для вас, – ответила добродушная женщина. – Вы же знаете, далеко не каждую неделю происходит такое событие.

Взглянув на расшатанный стол, покрытый недорогой и уже потертой скатертью из муслиновой ткани, Джефф ощутил прилив симпатии к этой милой и искренней женщине.

– Просто здорово, госпожа Мартин.

– Спасибо, господин Уэлсли, – потупилась она, тронутая оценкой привлекательного мужчины.

Пытаясь хоть как-то скрыть свое крайнее удивление, Мег отвела глаза от улыбающегося мужа. «Из него просто струится обаяние! Со мной он так никогда не разговаривал».

– Госпожа Мартин, где нам лучше встать?

– Что? – переспросила та, все еще продолжая мечтательно смотреть на Джеффри. – О, дорогая, это совсем не важно. Где вам угодно, лишь бы вас можно было поздравить. После чего смело подходите к столу и разрезайте торт.

Мег кивнула и отошла от Джеффа.

– И не забудьте, господин Уэлсли, первый кусочек торта невесте, – пошутила женщина. Стесняясь своей смелости, она подошла к Джеффу и по-матерински пощекотала его у подбородка.

– Это все так приятно, – еще раз пропела счастливая госпожа Мартин и бросилась бежать навстречу первым прихожанам.

– Пожалуйста, не смущайте меня, когда будете угощать тортом, – попросила Мег.

– По правде, я бы просто затолкнул его вам в рот.

– Вы отвратительны! А я-то думала, что вы настоящий джентльмен.

– А я когда-то думал, что вы настоящая леди.

Не успевшая разгореться ссора была потушена первой появившейся со стороны церкви доброжелательницей.

– Меган! – провизжала Сара Эймз и обняла растерявшуюся подругу, – почему ты нам ничего не сказала?

– Ну, я…

– Все произошло очень неожиданно, – улыбаясь, продолжил Джефф, избавив тем самым жену от более или менее правдоподобных объяснений.

– Ух! Как же это романтично!

– Да, не так ли, Меган?

Мег с благодарностью посмотрела на мужа.

– Очень, очень, – игриво подтвердила она.

Несколько молодых особ со смехом присоединились к Саре, и в течение следующих пяти минут Мег пришлось выслушивать их теплые поздравления и пожелания на будущее. Когда же случайно возникал вопрос, ставивший ее в тупик, Джеффри незамедлительно приходил на помощь.

– Спасибо за вашу учтивость, – прошептала она, когда их наконец оставили в покое.

– Я делаю это исключительно для себя. Если кто-нибудь узнает истинную причину нашего брака, мне больше никогда не вести свои дела так же успешно, как раньше.

– Понимаю, – разочарованно пробормотала Мег.

Толпа постепенно уменьшалась. Отдав дань молодоженам, люди один за другим шли под тень деревьев, брали кофе и присоединялись к болтающим друзьям. По обыкновению, городские матроны образовали свой собственный круг и принялись ломать головы над настоящей причиной внезапного брака господина Уэлсли и мисс Тейлор.

– Она ждет ребенка – это единственное объяснение, – заявила Труди Филлипс.

– О, Труди, какие ужасные вещи ты говоришь о Меган. Она такая милая, целомудренная девушка! – защитила ее Беатрис Леннокс.

– Хм, целомудренная! Ни одна порядочная девушка не будет целыми днями хозяйничать на лесопилке, общаться с лесорубами и с этими грубыми покупателями леса.

– Но из-за болезни отца у нее не было другого выбора, – возразила Беатрис.

– У женщины всегда есть выбор. Этим должен был заняться муж Виргинии Лоренс.

– Он же банкир. Что он знает о делах на лесопилке?

– Уверена, больше, чем Меган, – рассердилась Труди. – В любом случае ничто, кроме этой причины, не может заставить пожениться молодых втайне от других. Попомните мои слова, Рождество принесет в подарок Джеффу ребенка.

Скандальное предположение рассмешило многих женщин. Маргарет Эдвардс, полная, приятная женщина где-то за сорок пять, улыбаясь, проницательно посмотрела на Труди.

– Даже если ты говоришь правду, я лично могу понять, почему такая милая девушка, как Меган Тейлор, соблазнилась этим обаятельным мужчиной.

– Маргарет! – задыхаясь от удивления, воскликнула Труди. – Как ты можешь говорить такое?! Ни для одной девушки не может быть оправдания в этом поступке. Не стыдно ли тебе защищать Меган? Тебе, у которой дочь на выданье… как бы ты себя чувствовала, если бы твоя дочь, вкусившая запретный плод, стояла под тем деревом и принимала поздравления с раздутым животом?

Без всякого намека на раскаяние Маргарет улыбнулась:

– Я думаю, что смогла бы понять ее, если бы этот запретный плод был разделен с Джеффри Уэлсли.

Новый взрыв смеха матрон привлек внимание Меган.

– Надеюсь, что они говорят не о нас, – взволнованно проговорила девушка.

– Будьте уверены, они только этим и занимаются.

– Что же их тогда рассмешило?

– Не думаю, что вы на самом деле хотите это знать. Боже, побыстрее бы убраться отсюда.

Мег осторожно посмотрела на мужа. Все это время Джеффри казался ей таким великодушным и предусмотрительным, что она не хотела перечить ему ни одним словом, ни одним поступком. К тому же она по-прежнему считала, что гости не сомневаются в искренности мотивов их брака и принимают их всего-навсего за молодую супружескую пару, которой не терпится поскорее вернуться домой.

– Прошу к столу, – позвала всех госпожа Мартин. – Жениху и невесте пора резать свадебный торт.

Судачащая толпа вновь окружила молодоженов, и жена священника торжественно вручила невесте нож:

– Вот, пожалуйста.

Госпожа Уэлсли улыбнулась, отрезала маленький кусочек торта и предложила Джеффри. С ухмылкой на лице он наклонил голову и проглотил его, словно прожорливая рыба. К полному замешательству Мег, ощущение мягких губ мужчины, прикоснувшихся к кончикам пальцев, наполнило ее тело непонятной дрожью. Поспешно отдернув руку, она взяла со стола льняную тряпочку и тщательно вытерла руку.

– Теперь твой черед, Джеффри, – подначил кто-то из толпы.

Джефф отрезал еще один маленький кусочек и протянул его девушке. И только было она осторожно, так, чтобы не дотронуться до его пальцев, попыталась откусить, как он, устраняя всякое сопротивление, втолкнул кусок торта в ее рот.

Прикосновение твердых и грубоватых пальцев на считанные секунды лишило Мег чувства реальности, окунуло ее в пучину небытия и понесло в неизведанные просторы неосознанного. Имя тому была страсть, которая, подобно огнедышащей лаве, вливалась в нее, заполняя каждый дюйм молодого, еще не познавшего ее силы тела. Трудно сказать, что произошло бы дальше, если бы опять не раздался из толпы крик того же мужчины:

– Джефф, поцелуй ее!

К испугу обоих, толпа подхватила этот крик:

– Поцелуй ее… поцелуй ее… поцелуй ее! Наклонившись вперед, Джеффри осторожно положил руки на плечи Мег и быстро чмокнул ее.

– Давай, Джеффри, давай, – подзадоривал тот же голос. – Разве это поцелуй? Давай настоящий!

– Черт его побери! Если это один из моих работников, то ему уже завтра придется искать новую работу, – тихо пригрозил Джефф. – Давайте еще раз поцелуемся, иначе они не оставят нас в покое.

Сказав это, он слегка запрокинул голову девушки, нежно прикоснулся к черным прядям ее волос и прильнул к ее губам долгим поцелуем.

До этого Меган целовали не один раз. Сперва, когда ей не было и шестнадцати, Харви Винстон на вечеринке в День Независимости, затем много-много раз Роберт Макнайт, когда три года назад он ухаживал за ней. Но ничто не помогло Мег избежать пожара, внезапно разгоревшегося в теле после испепеляющего поцелуя Джеффри Уэлсли. Прикосновение его губ как будто испило без остатка всю энергию молодости и оставило стоять ее в бессилии и беспомощности, лишь с одним ощущением того, что соски грудей, налившись тяжестью, готовы вот-вот разорвать платье на мелкие кусочки.

Сами по себе губы ее стали мягкими и податливыми. Руки, не желая больше подчиняться Мег, скользнули к шее мужчины и нежно обхватили ее.

Первым, кто вернулся к действительности, был Джефф. С неохотой подняв голову, он тут же с яростью в глазах посмотрел на Меган.

– Вот это да! – вырвалось из толпы.

– Лучше вам поехать домой, Джефф, а то придется вызвать пожарную команду, – прокричал кто-то еще.

Джефф знал, что должен хоть как-то ответить на скабрезные выкрики, звучащие в их адрес. По крайней мере этого ждали. О дьявол, было время, когда он сам бросал подобные двусмысленности стеснительным молодым парочкам. Но сейчас он даже не находил, что сказать в ответ. Он просто продолжал смотреть на жену, на ее чуть припухшие губы и рдеющие щеки.

– Никогда больше не делай этого, – хрипло проговорил он, – или ты получишь то, что просишь.

Повернувшись к смеющейся толпе, Джефф победно улыбнулся и прокричал:

– Знаю, что вы простите нас, если мы уйдем сию же минуту.

Его слова вызвали громкий смех и свист среди прихожан. Быстро схватив Мег за руку, он подошел к преподобному Мартину и его супруге, стоявшим в смущении в стороне от толпы.

– Большое спасибо за все, – сказал Джефф и пожал руку священника. – Спасибо и вам, – добавил он, обращаясь к госпоже Мартин, – за то, что вы все так мило устроили для нас.

– Спасибо, – подхватила Мег, почувствовав, что наконец может свободно дышать. – До… до следующего воскресенья.

Когда они пошли обратно к церкви, Джефф вдруг остановился и, с силой дернув девушку за руку, подтащил ее к себе.

– В чем дело? – резко спросила она. – Разве мы не идем домой?

– Пока еще нет, – сквозь зубы произнес он, смотря вперед на дорогу.

Прикрывая рукой глаза от слепящего солнца, Мег тоже посмотрела вперед и замерла от страха. По дороге скакал разъяренный Джордж Фарнзворт.

Глава 11

– Мне нужно с вами поговорить, Уэлсли! – спрыгивая со взмыленного коня, еще не успевшего до конца остановиться, прокричал Джордж Фарнзворт.

– Не волнуйтесь, я сам разберусь с ним, – спокойно сказал Джеффри и закрыл спиной Мег. – Только не говорите ничего.

Багровый от злости Джордж Фарнзворт решительными шагами приближался к Уэлсли.

– Это вам так не сойдет с рук, – рявкнул он.

– Доброе утро, господин Фарнзворт, – с натянутой улыбкой на лице мило проговорил Джефф. – Еще немного, и вы опоздали бы на праздничный торт.

– Перестань дурачить меня, сукин сын. Не думай, что на тебя не найдется управы.

– Вы на самом деле хотите обсуждать эту тему при всех? – спросил Джефф, показывая на прихожан, которые, не удержавшись от соблазна, уже шли к ним.

– Меня мало интересует, кто нас будет слушать. Чем больше людей будут знать о твоей выходке, тем лучше. Думаешь, что со своими деньгами и лесом ты самый недосягаемый и всесильный? На этот раз тебе не удастся одержать верх надо мной. В моем кармане лежит контракт, подписанный Фредериком Тейлором, в котором говорится, что Меган должна стать женой Питера. Ну что? Что ты теперь думаешь, господин Лесной Барон?

Онемев от изумления, собравшаяся толпа уставилась теперь на Джеффа.

– Я полагаю, – спокойно начал Джефф, – что на этом свете ничто не бывает вечным, и вряд ли ваш контракт исключение.

– Мы оба знаем, что твой брак – это ничто, обман.

– Обман? – засмеялся Джеффри. – Но я так не думаю, и если вы не верите, то спросите преподобного Мартина. Вчера утром он лично обвенчал меня и Меган.

– Да-да, конечно, – выступая из толпы, подтвердил священник. – На глазах у свидетелей.

– Но это не настоящий брак, святой отец. Мне рассказали, что произошло между ними вчера вечером, и я склонен верить этому.

– Что вы имеете в виду? – спросил озадаченный пастор.

– Что? То, что вот этот жених провел свою первую ночь в хижине на горе один.

Изумление новой волной прокатилось по толпе.

– Ты слышала? – прошептала Беатрис Леннокс своей подруге Труди Филлипс. – Меган совсем не ждет ребенка. У них не было даже первой брачной ночи.

– Это еще ни о чем не говорит, – возразила Труди. – Может, после того как все произошло, Мег перестала интересовать его. Многие мужчины способны на это.

– О, – воскликнула Беатрис, – какие глупости ты говоришь!

– Посмотрим, время еще покажет.

Совсем обидевшись, Беатрис отвернулась от подруги.

– Никого не должно интересовать, где я провел прошлую ночь.

– Прошу, Джеффри, не надо, – выкрикнула Мег.

Взглянув на жену, Джеффри быстро продолжил:

– Вы видите, наш разговор ставит в неловкое положение мою супругу. Простите, но мы должны покинуть вас.

– Ты еще пожалеешь, что перешел мне дорогу, – злобно рявкнул Фарнзворт. – И очень сильно пожалеешь.

– Не угрожайте, Фарнзворт, – мягким голосом предостерег Джеффри. Посмотрев на старика всесокрушающим взглядом, он вместе с Меган прошел мимо него и направился к церкви. – Пошли же скорее, дорогая, – достаточно громко, чтобы все услышали, сказал он, – и навсегда положим конец этому отвратительному слуху.

Его последние слова взбесили Мег. Повернувшись лицом к Джеффу и только было открыв рот, она почувствовала, как его неумолимые пальцы все крепче и крепче сжимают ее руку. Передумав в мгновение ока, девушка примирительно посмотрела в глаза мужчины, давая понять, что на этот раз она сдается, и согласилась продолжить путь.

– Зачем вы сказали это? – спросила Мег, когда уже никто не мог услышать их.

– А что? Вы бы предпочли, чтобы все приняли наш брак за обман?

– Нет. Но мне кажется, не было никакой необходимости говорить, что мы едем домой… мм…

– аниматься любовью? – засмеялся Джефф. – Может быть, и не было, но это, бесспорно, разрушило все доводы Фарнзворта.

– Наверное, вы правы, только я думаю, он все равно не поверил нам.

– Пожалуй, я тоже так думаю, – сознался Джефф.

– И что нам теперь делать?

– О чем это вы?

– Господи, о Джордже Фарнзворте. Джефф, я очень боюсь: вдруг он сможет аннулировать наш брак.

– Нет, если у нас с вами будут настоящие отношения.

– Что вы хотите сказать?

– Я сделаю то, о чем вы просили. Я согласен переехать к вам.

* * *

«Настоящие отношения! Боже, он это серьезно?» Маленький нож, которым Мег чистила картошку, застыл в ее руках. А если да, то как можно предотвратить это? Ведь в конце концов Джеффри ее муж, и, даже если они оба согласились на фиктивный брак, на его стороне закон, а значит, он сможет отстоять свои супружеские права.

«Нет, он совсем не это имел в виду, – внушала себе девушка. – У него нет никаких намерений жить супружеской жизнью, равно как и у меня… какой здесь смысл? Хорошо, что мы живем не в незапамятном средневековье, когда на следующее утро после брачной ночи невеста была обязана вывешивать перед домом окровавленную простыню».

– Слава Богу, что никто больше не соблюдает эту традицию, – проворчала уже вслух Меган. – И как только женщины терпели такое унижение?

Она рассеянно начала чистить другую картошину. По крайней мере теперь первая ночь – исключительное дело молодоженов, и только они знают, когда между ними это произойдет.

Есть всего лишь один способ убедиться в том, что невеста потеряла свою девственность… увидеть ее беременной. Господи, неужели это как раз то, что ей придется делать? Иначе не спастись от Джорджа Фарнзворта. Продолжив копаться в законах, он сможет добиться их развода.

Нож с грохотом упал в раковину, когда Мег наконец осознала, как далеко зашли ее мысли. Вместо того чтобы беспокоиться, как бы Джеффри не потребовал обеспечения своих законных супружеских прав, она принялась думать, как помочь ему в этом! О все-таки – как его лучше соблазнить? Джефф однозначно дал понять, что его не интересуют ее романтические идеи. Значит, у нее остается минимум шансов. Сколько раз они должны спать вместе, чтобы стать беременной? Если ей удастся хоть раз оказаться с ним в постели, будет ли этого достаточно, чтобы в ней зародилась новая жизнь?

– Сомневаюсь, – проговорила Меган.

Хоть девушка и немногое знала о физической стороне брака, ей казалось почти бесспорным, что для зачатия ребенка требуется не одна попытка. Из откровенных разговоров лесорубов она поняла, что в своей жизни мужчины занимаются любовью не два и не три раза, а много больше. К тому же, зная, что неженатые лесорубы частенько проведывают проституток из салуна Скид-Роуд, она ни разу не видела этих женщин в положении.

«Все же, думаю, возможно, если так случилось с Дженни Томас. Очень давно она упоминала, что Питер Фарнзворт надругался над ней всего лишь один раз».

Мег прикусила нижнюю губу. Может ли она заставить себя хотя бы раз лечь вместе с Джеффри Уэлсли? Как-то само по себе воспоминание о прикосновении его губ всплыло в ее сознании. Она закрыла глаза и вновь увидела растерянность и напряжение на его лице после поцелуя. Чувствовал ли он такой же трепет в груди? Не это ли и есть страсть?

Меган взглянула на руки и увидела маленькие порезы от ножа.

Все так странно. Она не любила Джеффри, но от одной мысли о его поцелуе у нее уже кружилась голова. Она была против того, чтобы лечь с ним в остель, но, как только вспоминала прикосновение своих ладоней к его сильным плечам, все тело содрогалось, как при землетрясении.

Но не может же она просто подойти и сказать: мне очень хотелось бы иметь ребенка, Джеффри. Будьте любезны, займитесь, пожалуйста, со мной любовью.

– Конечно нет, – вслух сказала она. – Он просто скажет, что я не имею права просить об этом, а затем спросит, сколько кубометров его леса переработано на сегодня.

Но ведь нет другого способа заставить Джорджа Фарнзворта поверить ей.

Меган встряхнула головой и потерла уставшие глаза. Может, лучше спросить об этом Виргинию? Она-то знает, как рожают детей.

Девушка подняла нож. «Решено, еду к ней. У Джинни на все есть ответ».

* * *

– Итак, я вижу, ты переезжаешь к ней?

Джефф взглянул на Неда Джонсона и швырнул две фланелевые рубашки в потертый саквояж.

– Да, и не желаю ничего от тебя слышать на этот счет.

– А я ничего и не говорю. – Улыбаясь, Нед поднял руки, словно пытался защититься. – Надеюсь, Джефф, ты отдаешь себе отчет в том, что, переехав к ней, ты останешься там на всю жизнь.

– Сам знаю.

– А я-то думал, что, как только Фарнзворт оставит мисс Тейлор в покое, а твой лес будет переработан, вы разорвете свой брак.

– Что заставило тебя так подумать?

– Да так, ничего особенного. Просто знаю, что ты не любишь эту девушку, презираешь любой брак, не хочешь жить в городе…

– Ладно, хватит. Ты прав: я ненавижу все это, но мы же дали обет «перед людьми и Богом» и «только смерть разлучит нас».

– А, понимаю, – ухмыльнулся Нед, – и ты собираешься спать с ней?

– Перестань совать свой нос в чужие дела.

Собеседник громко рассмеялся, довольный, что смутил Джеффа.

– Черт, Джефф, даже я знаю: если молодожены не спят вместе, значит, они не женаты по-настоящему и могут разорвать отношения в любую минуту.

– Нет. В этом браке есть для нас… обоюдная выгода.

– Знаю, знаю, – осклабился Нед.

– Заткнись, Нед. Ты ничего не знаешь.

– Разве? Тогда почему бы тебе не рассказать об этой выгоде?

Джефф тяжело вздохнул, измученный вконец надоедливым присутствием Неда. Почему он до сих пор терпит его? Потому что он самый лучший десятник в округе!

– Если хочешь знать, мы действительно женаты фиктивно. Брак защищает мисс Тейлор от Питера Фарнзворта, и в этом ее выгода.

– А твоя?

– Мне больше нет нужды вести борьбу с жадными и расчетливыми мамашами и их незамужними дочерьми.

– Так ты не собираешься с ней спать?

– Ты не отвяжешься, пока я не дам ответ?

– Да.

Джефф был удивлен настойчивостью своего работника и еще больше самим собой, когда осознал, что собирается ответить ему.

– Нет, я не собираюсь спать с ней.

– Почему же?

– Черт побери, что ты хочешь сказать?

– Ничего. И все-таки почему?

– Потому что это только все усложнит.

– Она такая красивая! – вздохнул Нед. – И к тому же твоя жена. Черт бы тебя побрал, Джефф, если бы у меня была такая лапочка, которая каждый вечер ждала меня с работы, то будь уверен, все свои ночи я проводил бы в ее постели.

– Но я не ты, – коротко бросил Джеффри, закрывая саквояж.

– Ты прав, малыш. Ты намного младше и необузданней меня.

– Хватит. Я сыт по горло твоей болтовней. – Взяв с кровати саквояж, он пошел к двери. – Я не хочу, чтобы кто-то знал о нашем разговоре, ты понял?

Нед выпрямился, похожий на обиженного петуха.

– Ты прекрасно знаешь, что тебе нечего бояться.

– Ладно. Тогда до завтра.

– Прощай, босс. Увидимся утром.

Когда Джефф вышел из маленькой хижины и сел в седло, на старческом лице Неда появилась улыбка: «Если еще сможешь работать завтра утром…»

Глава 12

– Вам не стоит стучать в дверь, – впуская мужа в дом, улыбнулась Мег. – Ведь теперь это и ваш дом.

Джефф насмешливо взглянул на хозяйку.

– Где мне положить вещи?

– Наверху, первая дверь налево, – ответила Мег, озадаченная его показной неприветливостью.

Размышляя, в чью спальню попадет он сейчас за «первой дверью налево», Джеффри направился к лестнице. Поднявшись на второй этаж, на мгновение остановился, осмотрелся и вошел в просторную, с длинным рядом окон, выходивших во внутренний дворик, комнату. Совсем не похоже, что в ней когда-то постоянно жили. Без всякого сомнения, комната предназначалась для гостей. На бюро, равно как и на тумбочке у кровати, не стояло даже простенькой вазы. Взглянув направо, он обратил внимание на большой гардероб. Подошел к нему, открыл дверцу – пусто.

«Очень странный выбор. Выходит, что хозяин должен спать в комнате для гостей».

Уэлсли открыл саквояж и принялся небрежно швырять на кровать свои вещи.

– Значит, ко мне собираются относиться как к гостю? – уже вслух рассерженно пробурчал он.

Перевернув вверх дном сумку, он вытряс из нее оставшиеся вещи, отошел от кровати и с раздражением осмотрел комнату. «Мы еще посмотрим, госпожа Уэлсли!»

Быстро вышел из комнаты и, заглядывая с любопытством в каждую дверь, пошел по коридору.

Три следующие комнаты ничем не отличались от первой. И лишь в конце коридора он нашел, что искал. Это была огромная, роскошная спальня. На полу лежал толстый голубовато-кремовый ковер, а на широких окнах висели тяжелые бархатные голубые шторы. Обогнув кровать, Джефф подошел к окну, из которого открывался чудесный вид на горы.

– Да, – решительно кивнул он, – она моя.

Возвратившись в первую комнату, он не мешкая собрал вещи и перенес их в облюбованную спальню. Покончив таким образом с делом, направился к единственной непроверенной комнате и, не в силах совладать со своим любопытством, открыл дверь.

На полу гордо расстилался обюссоновский ковер. Его яркий рисунок из белых и розовых цветов создавал полную иллюзию цветущего весеннего сада. К одной из стен робко прижимался туалетный столик с крошечными флакончиками духов, расческой с серебряной ручкой, гребешком для волос и маленьким зеркалом. Он бесшумно подошел к столику, открыл один из флакончиков и вдохнул тонкий аромат.

– Пахнет точь-в-точь как от нее, – чуть слышно произнес он.

Вновь поднес духи к носу и непроизвольно закрыл глаза. Поставив флакон, мужчина посмотрел на резной сосновый шкаф, затем на маленькую кровать с медными спинками.

Бледно-розовое покрывало с кружевами по краям застенчиво скрывало пышные пуховые подушки, с задней спинки кровати свисала небрежно брошенная ночная сорочка с узорами из роз.

«Наверное, я уже и забыл, когда в последний раз был в женской спальне», – подумал Джефф, глядя на сорочку Мег. И не в силах больше бороться с притягивающими невидимыми силами колдовского соблазна, подошел к кровати и принялся нежно, плавно поглаживать загорелой рукой мягкий материал ночного одеяния. Наконец он пришел в себя. «Убирайся отсюда. Эта комната не для тебя… и она – тоже». Вылетев из спальни Мег, Джефф не успел сделать и двух шагов, как в коридоре появилась хозяйка дома. Вздохнув с облегчением, он поспешил мило улыбнуться.

– Ну как, устроились? – поинтересовалась Мег, заглядывая в его комнату. – А где же ваши вещи?

– Мне показалось, что эта комната не подходит мне.

– Что? Почему?

– Та мне понравилась больше, – сказал он и показал большим пальцем назад.

– Там вам нельзя жить. Это спальня моего отца.

– Была, – поправил он.

– Простите?

– Была комнатой отца.

– Ну… да.

Джеффри тут же пожалел о своих словах, когда увидел слезы, выступившие на глазах Мег, но, не желая упускать такой прекрасной возможности утвердить свои права хозяина, быстро продолжил:

– И вы, конечно же, согласны, что она должна принадлежать хозяину дома?

– Да… да, – растерянно согласилась девушка.

– Ну вот видите!

– Но…

– Что еще за «но»?

– Она рядом с моей спальней!

– Ну и что?

– Я думаю, что так не должно быть…

– Постойте, я ваш муж, вы моя жена. И, наверное, в том, что наши комнаты будут находиться по соседству, нет ничего странного.

– Но наша ситуация…

– Я не собираюсь спать в комнате для гостей, Меган. Или я занимаю эту комнату, или вообще не ночую у вас. Ну как?

– Вы ужасны! – Она сжала руки в кулаки. – Вы плохо воспитаны, неучтивы, вы… – Мег замолчала, вспомнив, что час назад она и мечтать не могла о такой возможности. Сейчас же, когда он заявляет, что хочет жить в соседней комнате, она всячески противится этому. «Что с тобой? Ты же этого хотела».

– Ладно, – неожиданно сказала она, – я согласна.

Не показывая своего удивления, Джефф спокойно заметил:

– Я рад, что вы приняли мои условия.

– Мне вообще все равно, где вы будете спать.

– Вот и хорошо. Тогда я пошел раскладывать вещи.

Плотно закрыв за собой дверь, мужчина прислонился к ней спиной и стал размышлять. «К чему это все? Сперва она говорит, что не хочет, чтобы я здесь жил, затем ей все равно… женщины, женщины! Умру, а так и не пойму вас». Он подошел к кровати, сгреб вещи и запихал их на полку. Странно, но его не радует эта маленькая победа. Может быть, это никакая не победа?

За ужином они почти не разговаривали. Джефф с большим аппетитом налегал на еду, а Мег бессмысленно ковыряла вилкой в тарелке и с нетерпением ждала, когда она сможет уединиться в спальне.

– Я не собираюсь каждый вечер проводить дома, – обрывая тишину, громко сказал Джефф.

– Да?

– Да… – И, неожиданно отыскав вариант, позволяющий ему не разыгрывать покорного мужа все семь дней в неделю, продолжил: – Я буду приходить только на уик-энд.

– Почему?

– Ну… в течение всей недели мы начинаем работу с рассветом, а заканчиваем лишь на закате. Какой смысл тратить время на дорогу, чтобы только переночевать у вас?

– Но как же Джордж Фарнзворт? Ведь он начнет сомневаться… Ему это покажется… покажется…

– Нет, не покажется, – оборвал Джеффри. – Фарнзворт хорошо знает, сколько я работаю с моими лесорубами. Скорее ему покажется странным, если я буду приезжать к вам каждый вечер.

– О да! – вспылила Мег. – Он решит, что вы так сильно любите свою жену, что и вечера не можете прожить без нее. А это-то нам и нужно!

– Ради Бога, прекратите. – Джефф швырнул салфетку на стол. – Я не хочу спускаться каждый вечер с горы только затем, чтобы Фарнзворт думал, что мы занимаемся сексом.

Теперь был ее черед швырнуть салфетку. «Никогда настоящий джентльмен не скажет этого слова в присутствии леди!»

– Простите, но вы не должны говорить такие грубые слова в моем присутствии.

– Какие грубые слова? – неподдельно удивился Джефф.

– Вы сами знаете, о чем я говорю.

– «Секс», что ли?

– Джеффри, предупреждаю вас, если вы еще раз произнесете это слово, я не знаю, что сделаю с вами.

От его громкого смеха Мег совсем растерялась.

– Над чем вы смеетесь?

– Над вами.

– Почему?

– Потому что вы непредсказуемы.

– Почему?

– Все очень просто. Сначала вы поднялись на гору и потребовали, чтобы я женился на вас, потом настояли, чтобы я переехал к вам. Все это создавало о вас впечатление как о довольно смелой, даже отчаянной девушке. Но вдруг вы предстаете совсем в другом свете. Сперва вы расстраиваетесь, потому что я решил спать в соседней комнате, затем обижаетесь, что произношу слово «секс». Я и подозревать не мог, что вы такая пуританка.

– Вы не правы, – разгорячившись, запротестовала она. – Просто леди и джентльмены не говорят о…

– Сексе? – насмешливо подсказал он.

– Вы ужасны!

– Знаю, знаю. Никакой учтивости, никакого воспитания. Все это я и раньше слышал.

– Но это же правда.

– Может быть, но кого вы надеялись встретить, отправившись искать мужа в лагерь лесорубов? – спросил Джефф и с нетерпением стал ждать ответа.

– Надеялась найти самого красивого и самого влиятельного мужчину трех округов, – едко проговорила Мег. – Я надеялась найти там Джеффри Уэлсли.

Джефф расплылся в улыбке.

– И вместо этого нашли неотесанного дровосека, верно?

– Да… нет… ой, я не знаю. Только все вышло не так, как я хотела.

С кривой улыбкой на лице Джефф подошел к девушке, наклонился и, едва касаясь, провел пальцем по ее щеке.

– Не всегда выходит так, как мы того хотим, госпожа Уэлсли. Не всегда, понимаете?

* * *

Мег повернулась на бок и с силой ударила рукой по подушке. «Что теперь делать? – печально думала она. – Смогу ли я когда-нибудь соблазнить его после того, как сказала, что и слышать не желаю этого слова «секс»?

Конечно, конечно, не следовало бы реагировать подобным образом, но как можно было иначе? Люди из высших слоев общества никогда не затрагивали этой ужасной темы и уж тем более не произносили этого слова вслух! А он просто взял и сказал, будто говорил о чем-то естественном, совсем пустяковом. Да, сказал, но ведь Джеффри Уэлсли не такой, как остальные.

«Нет, – размышляла она, с улыбкой разглядывая потолок, – он не был неучтивым, плохо воспитанным дровосеком. Грубоват? Да. Шокирующе откровенен? Без сомнения. Но сегодня вечером, когда он провел пальцем по моей щеке, обнаружилось еще одно так удачно скрываемое под грубой внешностью качество – нежность». Ощутив вновь нежно-чуткое прикосновение, Мег вздрогнула. «Он такой красивый, такой большой, сильный, такой… будто из золота».

– Я сама себе не верю, что завтра… – Не договорив, девушка откинула одеяло, поднялась и зажгла свечу.

Она не сможет этого сделать. Просто знала, что не сможет. Но ведь как-то должна, чтобы по-настоящему оказаться в безопасности от Джорджа Фарнзворта. Утром у церкви тот ясно дал понять, что ни перед чем не остановится, приложит все свои силы и добьется ее свадьбы с Питером. Нет, она должна стать беременной. А чтобы сделать это, нужно обольстить Джеффри Уэлсли. Но как?

– Осторожно и искусно, – прошептала Мег, – ты должна быть искусной и осторожной, иначе он рассмеется тебе в лицо и язвительно объяснит, что настоящей леди следует и чего не следует делать. Если бы только знать, к каким намекам прибегают женщины, когда они хотят… заниматься любовью.

– Джинни! – воскликнула она. – Конечно, ты и только ты спасешь меня!

Однако воцарившемуся спокойствию суждено было просуществовать совсем недолго. Как только за стеной Мег услышала скрип кровати, ее сердце сжалось, по коже пробежали мурашки. Она с головой укрылась одеялом, но потом быстро отбросила его в сторону.

– Да это же всего лишь Джеффри, – тихо проговорила она и опять погрузилась в свои мысли. Интересно, а что он надевает на ночь? Ее отец всегда носил льняную ночную рубашку, но что-то трудно представить Джеффри в таком одеянии. Но если не ночную рубашку, то что? – Прекрати думать о такой чепухе. Леди не подобает интересоваться этим. – Вопреки строгому напоминанию, ее предательское воображение принялось вырисовывать фигуру Джеффри с его широкой и… голой грудью. «Стой! – приказала себе Мег. – Он обязательно что-нибудь надевает, когда ложится спать. Никто не спит… голым!» Сию же секунду девушка потушила свечу, забралась под одеяло и стукнула себя по щеке. Конечно, он надевает что-нибудь. Допустим, когда Джефф один или на улице очень тепло, он и спит нагишом, но ведь с ней он обязательно что-то наденет… ведь так? Мег еще долго лежала, удрученно уставившись в потолок, то и дело мысленно раздевая Джеффа, оценивающе рассматривая, потом надевая на него пижаму, снимая ее и накидывая ночную рубашку.

– Можно же как-то узнать, в чем он спит. Пока я не узнаю этого, не успокоюсь, – решительно сказала она и закрыла глаза.

Завтра… может, завтра, когда Джефф уедет в лагерь, она зайдет в комнату и только одним глазком заглянет в ящик. Если бы месяц назад ей кто-нибудь сказал, что она потеряет сон из-за ночной одежды Джеффри Уэлсли, она подумала бы, что этот человек сошел с ума. Но теперь все было по-другому.

Глава 13

Меган открыла глаза и посмотрела в окно. На улице было еще темно. «Который час? Что меня так рано разбудило?» Где-то внизу послышался легкий стук двери. Джеффри. Наверное, он уже встал. Отбросив покрывало, она опустила ноги на пол, зевнула и посмотрела на часы. Четыре тридцать пять. Возможно, она ошиблась. Кто же встает в полпятого? Протерев глаза, Мег взглянула вновь на часы. Нет, она не ошиблась. Часы показывали четыре тридцать пять.

– Боже мой, он на самом деле встает в такую рань. – Пошатываясь, девушка подошла к низкому столику, где стоял кувшин с водой, умылась, взяла расческу и попыталась привести волосы в порядок. Не успев и начать своего утреннего туалета, она накинула халат и вышла из комнаты.

Джефф стоял внизу у зеркала и просовывал руки в рукава куртки. Как только хозяйка появилась на лестнице, его взгляд непроизвольно унесся к ее полуобнаженным ногам. Полы халата были распахнуты, и сквозь прозрачную ткань ночной сорочки вырисовывались стройные икры. Когда же взгляд переместился на ее растрепанные волосы и заспанные глаза, в паху почувствовалось уже знакомое напряжение.

«Ни одна женщина не может выглядеть так привлекательно в четыре утра. Ее смоляные волосы так и просят, чтобы к ним прикоснулись, а еще не проснувшееся до конца лицо просто разжигает костер страсти».

– Почему вы так рано встали? – чуть рассерженно спросил Джефф. Отвернулся и стал судорожно искать пуговицы куртки.

– Я хотела приготовить вам завтрак.

– Я уже перекусил. Идите досматривать свои девичьи сны.

– Простите, Джефф. Если бы я знала, я бы встала пораньше и приготовила какой-нибудь завтрак.

– Не стоит беспокоиться.

Ему еще не хватало увидеть Мег на кухне в ее коротеньком одеянии. Так он никогда не доберется до лагеря! Она лишь произнесла его имя, как напряжение усилилось вдвое, а может быть, и втрое. Если он сейчас не уйдет, то сделает такое, о чем будет сожалеть всю оставшуюся жизнь.

– Мне пора.

– Вы вернетесь вечером?

– Я уже сказал – буду только в следующий уик-энд.

– Я помню, но мне показалось…

– До пятницы, – резко бросил Джеффри, толкнул дверь и выскочил из дома.

В смущении девушка подошла к двери и заглянула в окошко. Сломя голову он бежал к навесу, где стояла его лошадь.

«Неужели я сказала что-то оскорбительное? Почему судьба так недобродушно отнеслась ко мне и свела меня с человеком, у которого по утрам скверное настроение?» – спросила себя Мег и не спеша вернулась в свою спальню.

Джефф опустил руки и осторожно, так, чтобы не причинить боли возбужденной плоти, поправил джинсы. Черт бы их побрал, зачем надел такие тесные штаны.

Лошадь приветливо заржала, готовая в любую минуту покинуть скучное пристанище. Но торопиться было еще рано. Напряжение в паху по-прежнему давало о себе знать.

– Проклятая девка. – Он снял со стены узду. – Почему она проснулась? – Образ Меган в легком халатике встал перед его глазами. – Перестань думать о ней. Думай лучше о лесе, который нужно тебе валить в этом месяце, о пьяных лесорубах, которые не выйдут сегодня на работу, да о чем угодно думай, только не о своей жене с обнаженными ногами, изящно спускающейся по ступенькам в ночной сорочке.

Это воспоминание привело его в трепетное волнение. Если на свете и есть женщина лучше нее, то это она сама.

«Как бы я хотел, чтобы моя страсть угасла. Может, поехать вечером в Орегон-Сити? В борделе Аулу полно смазливых девчонок, которые за звонкую монету с радостью ублажат его. Подумай, об этом даже не узнают в Уэлсли». На лице появилась приятная улыбка, когда он вспомнил, как в прошлый раз бабенки Аулу умоляли его остаться бесплатно еще на одну ночь. В марте. Неужели уже прошло три месяца? Конечно, только такой болван и может жить монашеской жизнью целых три месяца!

«Решено – ночь провожу с одной из этих милашек. Их нетребовательность и каждодневно приобретаемая опытность помогут забыть упорную маленькую ведьму, носящую твое имя, но не разделяющую твою постель».

– Даже если будет предлагать себя, ты и пальцем не прикоснешься к ней, – в надежде, что его слова звучат убедительно, приказал себе Джеффри. – Ты думаешь, что у тебя были с ней какие-то проблемы? Ошибаешься! Они появятся сразу же, как ты переспишь с ней.

«Нет, уж лучше продолжить свои посещения Аулу… Можно прямо завтра поехать туда. Не сомневаюсь, что этого-то будет вполне достаточно, чтобы перетерпеть уик-энд. Но только смогу ли? Бесспорно. Дважды за три дня – конечно же, достаточно, чтобы провести уик-энд с Меган и не думать, как подросток, о сексе». Джефф вывел коня. Теперь остается самое малое – поверить своим собственным словам.

* * *

Устало улыбнувшись, Мег взяла из рук Виргинии чашечку кофе. Это уже было почти традицией – приходить в гости к старшей сестре, садиться у нее на кухне и рассказывать о всех проблемах, волновавших ее.

– Что с тобой, дорогая? – спросила Виргиния и по-матерински нежно взяла малышку из колыбельки. – Ты все еще расстраиваешься по поводу того, что устроил у церкви Джордж Фарнзворт?

– Да. Теперь я уверена, что Фарнзворты ни перед чем не остановятся. И если даже брак не помог, то у меня есть еще одно средство.

– Наверное, ты собираешься попросить у господина Уэлсли денег, чтобы заплатить долг?

– Нет! Я не могу сделать это, Джинни, просто не могу. Мне уже и так не по себе оттого, что я втянула его во все эти дела. Я не хочу, чтобы он еще рассчитывался за мои долги.

– Но Мег! – запротестовала сестра. – Если ты не заплатишь долг, то Джордж Фарнзворт добьется через суд расторжения вашего брака. Лоренс считает, у него есть достаточно оснований для этого: то ли с помощью прежних контрактов, которые отрицают существование нынешних, то ли еще каким-то путем – в общем, точно не знаю.

Меган покачала головой.

– На свете не найдется такого суда, который признал бы брак недействительным, если у меня…

– Что у тебя?

– Если у меня будет ребенок.

Виргиния удивленно уставилась на младшую сестру.

– Ты хочешь ребенка?

– У меня нет другого выхода. Я не могу просить Джеффри заплатить за меня Фарнзвортам. Только ребенок поможет мне сохранить брак.

– Да… да, ты права. Ребенок поможет. Он всегда связывает двоих на всю жизнь.

– О Боже, что ты говоришь! Я вовсе не хочу связываться с Джеффри Уэлсли на всю свою жизнь!

Джинни задумчиво улыбнулась.

– Хорошо, не будем об этом говорить. Но ты права – у тебя нет другого выбора. Знаешь, что я тебе скажу: на свете нет ничего лучше детей.

– Надеюсь, что я соглашусь с тобой, когда он… будет у меня.

– Я не сомневаюсь, Мегги. – Виргиния нежно похлопала ее по руке. – Обещаю, что так и будет.

Не решаясь продолжить разговор, младшая сестра на мгновение замолчала.

– Проблема в том, что… – голос ее осекся, – мне необходимо… ну, необходимо…

– Да-да, я знаю, – не дала закончить Виргиния.

– Только думаю, что я не смогу сделать это.

– Да что ты! Конечно, сможешь! Через это проходят все женщины, и я прошла, и у тебя тоже получится. Я уверена в этом.

– Но ведь у тебя совсем другое дело. Ты любишь Лоренса, а он тебя. И, когда есть любовь, все остальное происходит само собой.

– Согласна, обоюдная любовь помогает. Но не думаю, что все выходит «само собой».

С удивлением Мег посмотрела на сестру.

– Что ты хочешь этим сказать? Разве, когда два человека любят друг друга, они не оба хотят…

– Мужчины, – мягко поправила Виргиния. – Большинство женщин, и я в том числе, спокойно бы прожили и без этого… Только ради ребенка мы соглашаемся и терпим, – добавила она и ласково посмотрела на свою девчушку.

– О Джинни, неужели это так ужасно?..

– Нет-нет, не бойся. Просто, когда Бог создавал людей, он больше думал о мужчинах, чем о женщинах. Тебе в самом деле не стоит бояться. У нас есть множество способов, чтобы облегчить это.

– Какие?

– Ну… – Она убедилась, что никто из детей не подслушивает, и продолжила: – Например, я в это время думаю совсем о другом.

– О чем?

– О хорошем весеннем дне, о новой шляпке – о чем угодно, только не о том, что происходит со мной в эту минуту.

– Это причиняет тебе боль, правда? Виргиния покачала головой, поднялась и положила спящего крепким сном ребенка в кроватку.

– Не совсем. Хотя да. Когда это происходит в первый раз – да. Но потом ты привыкаешь и не чувствуешь боли. Особенно если закрыть глаза и все это время лежать неподвижно.

– Боже ты милостивый, – застонала Мег.

– Не волнуйся, Мегги. Женщины терпят все это уже не одно тысячелетие.

Меган неуверенно взглянула на сестру.

– Еще меня интересует…

– Да, слушаю, дорогая. – Не получив ответа, Джинни села рядом. – Давай, не стесняйся. Кому ты еще можешь задать такие вопросы?

– Сколько раз нужно… ну… с мужчиной, чтобы появился ребенок?

– У всех по-разному. Одним, как, например, мне, совсем немного, но другим порой приходится очень и очень долго ждать.

– Ты думаешь, одного раза будет недостаточно?

– Пожалуй, да. Иногда так бывает, но очень редко.

– И этим занимаются каждую ночь? – прошептала Мег, неуверенная, что хочет услышать ответ.

– Нет же! Как у других, не знаю, а у нас это случается по субботам.

– А почему по субботам?

– Не знаю. Вероятно, только в этот день у Лоренса возникает желание. Думаю, что у других мужчин точно так же. Но это и к лучшему. На следующее утро все женщины, к кому были особенно нежны мужья, могут пойти в церковь и попросить у Господа Бога ребенка. – Улыбаясь, она с любовью посмотрела на Анжелу. – И иногда Он откликается на наши просьбы.

– И беременной тоже быть ужасно?

– Нет, совсем нет! Это чудесно, если не считать первых нескольких месяцев, когда каждое утро ты чувствуешь легкое недомогание. – Наклонившись, она прошептала: – Когда ты беременна, мужчины прекращают настаивать на своих супружеских правах до тех пор, пока не родится ребенок.

– Так, значит, целых девять месяцев ты можешь не…

– Да, – улыбнулась Джинни. – Только, если женщина в положении, это вовсе не значит, что она не может этого. Я слышала, многие продолжают заниматься этим до родов!

Мег вздрогнула.

– Это так отвратительно!

– Конечно, но, по всей вероятности, это возможно.

– А какой в этом смысл? Если женщина уже стала беременной, зачем ей делать это?

– Все очень просто. Мужчинам это доставляет большое удовольствие. И если их жены не в силах отказать, им приходится соглашаться на уговоры мужей.

– Слава Богу, что со мной все будет по-другому.

– Почему же?

– Потому что, когда я стану беременной, я никогда не позволю Джеффу делать это.

– Не думаю, будто что-то можно предвидеть, Мегги. Испытав хотя бы раз удовольствие на супружеском ложе, мужчина не так-то просто отстанет от жены. Знаешь, даже самые чуткие и внимательные мужья надеются продолжить это, как только родится ребенок.

Мысль о том, что ей придется до конца своей жизни сносить страсть Джеффри Уэлсли по субботам, привела Мег в ужас.

Увидя испуг сестры, Виргиния попыталась ее успокоить.

– Знаешь, – она подлила немного кофе, – во всем этом есть кое-что приятное.

– Правда? – повеселела Мег. – Что?

– Иногда, после того как все кончится, Лоренс становится очень и очень нежным. Он долго обнимает меня, целует, ласково гладит по спине…

– Но ты сказала – только иногда?

– Мм… да. Обычно, удовлетворившись, он сильно устает и быстро засыпает.

– Как, просто засыпает?

Виргиния немного помялась.

– Да, поворачивается на бок и засыпает. Но, – поспешила добавить она, подняв указательный палец, – мне все равно приятно.

– Почему?

– Потому что я осознаю, что сделала его счастливым.

Меган закрыла лицо руками.

– Омерзительно! Я думаю, у меня ничего не получится.

– Нет, у тебя все выйдет. Только следует привыкнуть.

– Знаешь, – нервно проговорила Мег, – я могу просто-напросто убить этого проклятого Питера Фарнзворта.

– Мег! – почти прокричала Джинни, ошеломленная безрассудностью сестры. – Ты никогда не должна говорить подобного!

– Прости, что пугаю тебя, но клянусь, что могу сделать это. У меня не хватает сил терпеть свое безвыходное положение. Я ни в чем не виновата – и вот я должна покориться мужчине, которого не люблю, и родить ребенка, которого совсем не желаю.

– Я обещаю, когда у тебя появится ребенок, ты захочешь его, – успокаивала Виргиния. – И, если волею судеб ты оказалась в такой ситуации, ты, наверное, уже ничего не изменишь. Просто скажи себе, что, как только ты зачнешь ребенка от Джеффри Уэлсли, все на этом и закончится, и тебе станет легче. Представь, в награду ты получишь прекрасного и драгоценного малыша.

Долгое время Меган, покусывая нижнюю губу, обдумывала слова Виргинии и в то же время умирала от желания задать вопрос, который мучил ее уже весь день.

– Что-то случилось? – спросила старшая сестра, видя, что Мег обеспокоена еще чем-то.

Щеки сестры зарделись от смущения.

– Что… на тебе, когда все это происходит?

Виргиния с удивлением посмотрела на нее. Почему именно этот вопрос привел ее в замешательство? Ведь она сегодня задавала и более интимные вопросы.

– Глупенькая, все надевают обычно ночную сорочку.

Меган выдохнула с большим облегчением.

– То есть тебе не нужно быть… голой?

– О Боже, нет, конечно же. Мы с Лоренсом никогда не позволяли себе быть раздетыми в присутствии друг друга. Если хочешь знать, то и я, и Лоренс переодеваемся за ширмой и ложимся спать без света.

– Тогда как ты…

– Приподнимаю сорочку до пояса, и он делает то же самое… – Теперь был черед покраснеть Виргинии.

Меган слегка сморщила лоб, вспомнив свои безрезультатные поиски этим утром. Как только муж ушел, она тут же отправилась в его спальню и тщательнейшим образом обыскала ее. К своему полному разочарованию, Мег не нашла ничего даже близко похожего на ночную рубашку. В шкафу аккуратно висели брюки, на полках лежали рубашки и нижнее белье, в бюро стояли бритвенные принадлежности. И это было все. Ей не удалось ничего отыскать и среди простыней и одеял, когда она застилала кровать. Либо он ложится в кровать без ничего… либо спит в одежде.

Все утро она убеждала себя, что скорее всего Джеффри, упаковываясь, забыл положить ночную рубашку и что он обязательно прихватит ее с собой, когда приедет в следующую пятницу. Но все это казалось слишком неправдоподобным. Он же не забыл взять книгу. Она своими глазами видела ее на тумбочке. А если мужчина берет с собой книгу, то он, конечно же, будет помнить и о ночной рубашке.

Мег повернулась к сестре и тихо сказала:

– У меня есть проблема, с которой тебе ни разу не приходилось сталкиваться.

– Что еще за проблема, моя дорогая? – спросила Виргиния, переставая резать хлеб.

– Мы с Джеффом договорились, что наш брак будет фиктивным, и, с тех пор как мы поженились, он не сделал ни одного намека, что хотел бы изменить наши отношения. Я не представляю, как у меня получится…

Джинни, улыбнувшись, подошла к Мег и протянула кусок теплого ароматного хлеба.

– Ты о том, как соблазнить его? – на ухо прошептала она.

– Джинни, не произноси этого слова!

– Прости, я не хотела смутить тебя. Я понимаю, как тебе трудно сейчас, но, поверь, это не самое сложное, с чем тебе придется повстречаться в своей жизни… У женщин много способов, с помощью которых они могут подсказать мужчинам, что согласны ответить на их желание.

– И они не слишком очевидны?

– Нет. Но бывают женщины, у которых это выглядит чересчур очевидным. И, как правило, они поступают так не со своими мужьями.

– А мне что делать?

– В первую очередь – поддерживать чистоту и порядок в доме.

Меган фыркнула.

– Убирать дом? Неужели чистые комнаты как-то помогут делу?

– Не сомневайся. Аккуратно убранный дом вызовет одобрение мужа, а одобряющий муж – всегда любящий.

Младшая сестра с трудом могла себе представить, как Джефф влюбляется в нее только лишь потому, что в гостиной совсем нет пыли.

– А что еще?

– Хорошо накрытый стол.

– Ты что, шутишь?

– Почему шучу? Нет. Я непременно дам тебе почитать одну книгу, в которой ты найдешь то же самое. Когда мы только поженились, ее прислала мне мать Лоренса из Огайо. Эта книга просто набита всевозможными рецептами и всяческими полезными советами для невесты. Например, как самой приготовить масло, как лучше отстирать белье, как отчистить ковер – да что угодно! Знаешь, я тебе сегодня же найду эту книгу.

Мег хотелось, чтобы сестра забыла о ней. Еще ей не хватало читать о том, как лучше отстирываются простыни! Сейчас она куда больше интересовалась, как положить Джеффа на эти простыни.

– В книге говорится, – продолжила Виргиния, – что если муж постоянно сыт, то он никогда не покинет семью и всегда будет доволен женой.

Младшая сестра не сомневалась, что Джинни с полной серьезностью относится к изложенной в книге тактике, но все же не удержалась от смеха. Даже обиженный вид сестры не сразу смог остановить ее.

– Прости меня, – прекратив смеяться, извинилась Мег. – Но я в первый раз слышу, что сытый муж никогда не изменяет.

– Ну, я только пытаюсь тебе помочь. Ты же сама просила.

– Да, сама. Поверь мне, я не над тобой смеюсь.

– Смейся, если хочешь. Но своей счастливой семейной жизнью с Лоренсом я во многом обязана этой книге.

– Не сомневаюсь, – с трудом сдерживая смех, проговорила Мег.

– Не обманывай. Я вижу, что ты все еще не веришь мне, – обиделась Виргиния, – но скажу тебе, моя маленькая сестренка, что я перепробовала кучу советов из своей книги, и ни разу мой муж не уходил из дома с обещанием вернуться только в пятницу вечером!

Меган была так изумлена, что не нашла подходящих слов для ответа.

– Извини, Мегги, – виновато сказала старшая сестра. – Я не хотела говорить это. Прошу, только не смейся над тем, что чисто прибранный дом и хорошо приготовленная еда лучшие помощники для женщины.

«Вряд ли можно усомниться, что идеальный блеск комнат и аппетитные блюда могут вывести отвратительного Лоренса Ломбарда из плохого настроения».

– Я искренне благодарна тебе за полезные советы, Джинни. Правда благодарна, не сомневайся. Может быть, мне следует еще что-то знать?

– Только одну маленькую вещь, – улыбнулась Виргиния и протянула руки к проснувшемуся ребенку. – Ты должна всегда быть привлекательной. Ты никогда не завоюешь любовь и уважение мужа, если будешь встречать его по вечерам в неопрятном виде. Запомни, расчесанные волосы, чистый передник на тебе важны не меньше хорошо прожаренного куска мяса.

Наконец-то Виргиния упомянула то, что заинтересовало ее младшую сестру. Что должен был подумать Джеффри, когда увидел ее этим утром в легком халатике и с обнаженными ногами? Боже, он не придет домой и через месяц!

– Спасибо, дорогая. – Она нежно обняла Джинни. – Как же ты мне помогла!

– Да что ты. Ой, подожди одну секундочку, – попросила сестра и, передав ребенка Мег, бросилась к висевшим вдоль стены шкафчикам. – Я сейчас найду тебе книгу.

– О, не беспокойся. Я возьму ее в следующий раз. А сейчас я очень тороплюсь.

– Хорошо, – согласилась Джинни и взяла ребенка у Мег. – Когда мы вновь увидимся, я непременно дам ее.

Сестры не спеша подошли к входной двери и еще раз обнялись на прощание.

– Большое спасибо, – выходя из дома, повторила Меган.

– Брось ты, я всегда рада помочь тебе, – сказала Виргиния и посмотрела на уже удаляющуюся фигуру сестры. – Мегги?

– Да? – Девушка повернулась.

– Удачи тебе.

Глава 14

– Госпожа Уэлсли, вас ждет муж.

– Муж? – удивленно переспросила Меган.

– Да, – подтвердил Хэнк, озадаченно смотря на хозяйку. – Думаю, что он пришел по поводу очередной партии леса.

«Наверно, и Хэнку уже известно, что Джеффри не ночевал дома».

– Тогда пригласи его, – попросила она, стараясь не выдать своего замешательства.

Он кивнул.

– Господин Уэлсли, проходите, пожалуйста. – От волнения Мег поднялась со стула и неловко расправила узкую юбку.

– Привет, Мег.

– Доброе утро, Джефф. Как дела? – чуть дыша выговорила она.

– Все нормально. – Не успел он и договорить, как его взгляд заскользил по обольстительной фигуре жены. Сначала он устремился к плотно облегающей бедра юбке, затем унесся к накрахмаленной блузке с высоким воротником и, наконец, остановился на полной очаровательной груди. Застыв от изумления, он не сразу обрел дар речи.

– Сегодня у нас большая партия леса.

– Да, я знаю. Хэнк уже сказал.

– Вы готовы?

– Да, ваш заказ прошлого месяца выполнен полностью, и лес ждет отгрузки. За последние четыре дня, – палец Мег побежал по бухгалтерской книге, – мы распилили…

– Не важно, – перебил Джефф. – Я пришел сюда не затем, чтобы выслушивать отчет по моему лесу.

– Да? – Она с любопытством посмотрела на мужа. – Тогда чем могу быть полезна?

По правде говоря, у него не было ответа. Этим утром ему почему-то захотелось повидать Мег, и он, не долго думая, приехал.

«Черт, в последний раз я видел ее с обнаженными ногами и распущенными волосами, а сейчас она разговаривает со мной как с каким-то деловым партнером».

– Ну, – заикаясь начал он, – я просто хотел, мм, до того как спущу лес по реке… убедиться, что вы справитесь с ним.

Мег улыбнулась. Она не верила ни одному его слову. Но если он врет, то зачем он здесь?

– Это очень любезно с вашей стороны… – ответила она и широко раскрыла глаза от удивления, когда посмотрела в окно. По реке плыл лес. «Пойди и проверь, готова ли ты к этому на самом деле». – Но только похоже, что лес уже здесь.

Джефф обернулся.

– Полагаю, мои работники так сгорали от желания начать, что не дождались моего разрешения, – уличенный во лжи, стал безуспешно выкручиваться он. – Наверное, думали, вас уже давно предупредили.

Оборвав разговор, он быстро вышел из конторы и, прикрывшись рукой от сияющего июньского солнца, принялся отдавать приказания суетившимся у заводи реки рабочим. Мег, улыбаясь, последовала за ним. Наконец-то после стольких унижений она почувствовала полное удовлетворение собой. Еще минуту назад этот великий Джеффри Уэлсли стоял перед ней и краснел, словно провинившийся школьник.

– Все в порядке? – остановившись около него, спросила девушка.

– Да, они знают свое дело.

– Знаете, ваши работники всегда хорошо…

Ее прервал крик лесоруба, стоящего на бревне.

– Эй, босс, – махал он шляпой, – почему бы тебе не поцеловать свою жену?

Неожиданно его вызов подхватили остальные работники.

– Да! Да! Давай, Джефф! Покажи нам, как ты целуешь свою жену!

– Прекратите шум и продолжайте работать, – строго прокричал Джеффри.

– Ну, давай! Всего лишь один поцелуй!

Он повернулся к Мег.

– Простите, но со своей сумасшедшей идеей они не оставят нас в покое, пока…

– Ничего страшного, – задорно рассмеялась Мег, захваченная необычной игрой невежественных мужланов. – Проще сделать это, чем спорить с ними.

С благодарной улыбкой Джефф развернулся так, чтобы их лучше видели, и наклонил голову. Мег, увидев закрытые глаза мужчины, перевела дыхание и последовала его примеру. Когда он прикоснулся к ее губам, гиканье и крики мужчин застыли в воздухе. Их уста слились в поцелуе. Джефф еще крепче обнял жену, большой палец руки лег на ее щеку и плавно задвигался по мягкой поверхности.

Крепость рухнула. Не в силах больше сопротивляться, Мег приоткрыла губы и сразу же ощутила что-то горячее во рту. Это горячее закружилось вокруг, приглашая своего собрата на медленный вальс. Немного пораженная такой смелостью, она откликнулась на этот зов, и уже не важно было, что они стояли на лестнице и на них, разинув рты, глазели по меньшей мере пятьдесят человек.

Только оторвавшись от нее, Джеффри осознал, что его работники восторженно рукоплещут им и выкрикивают сальные словечки одобрения. Быстро повернувшись, он с сарказмом откланялся восторженной публике и последовал за смущенной женой в контору.

– Вы думаете, это убедило их?

– Убедило? – задыхаясь переспросила она. – В чем?

– Да ни в чем, – проклиная свой болтливый язык, выпалил он.

– Но вы что-то хотели сказать. В чем вы хотели убедить их?

– Вчера вечером меня поддразнивали, вот и все.

– Почему?

– Потому что я не ночевал дома, – потупив глаза, сознался муж.

– Что вы сказали?

Джеффри посмотрел на девушку и понял, что так ему не уйти от ответа.

– Потому что я не ночевал дома, – громко повторил он. – Послушайте, да ничего там такого не было, забудьте обо всем. Мне уже нужно идти.

– Ваши работники считали, что вам следовало бы вчера вернуться домой? – не отставала Мег.

– Да. Теперь мне точно пора. Сегодня я должен испробовать свой канал. До свидания.

Они считают, что их босс должен проводить вечера у нее, а не в лагере. С трудом сдержав свою радость, она проговорила:

– Пока, Джефф.

«Да, есть над чем задуматься», – бессмысленно уставившись в окно конторы, размышляла Мег. Из окна открывался замечательный вид. Вдали медленно катила свои воды река, в обрамлении гор со снежными шапками на вершинах. Но все это было безразлично ей.

«О, этот поцелуй…»

Мег мечтательно вздохнула и уже в который раз позволила сладостным воспоминаниям увлечь себя. Почему она почувствовала головокружение после поцелуя? Она же не какая-нибудь там глупенькая девчонка. Ведь ее целовали и раньше… и два разных мужчины! Но она не могла не признаться себе, что между поцелуями Харви Винстона, Роберта Макнайта и Джеффа не было ничего общего, разве что все они прикасались к ее губам. Если губы Харви и Роберта оставались во время поцелуя холодными и сухими, то его губы были теплыми, мягкими и немного влажными. В отличие от них он двигал своими горячими устами, приглашая ее к незнакомой эротической игре, что казалось таким же пугающим, как и захватывающим.

Как-то она услышала от Виргинии, что Франсин Макгрегор совсем не нравилось, когда Джефф целовал ее, потому что после этого она чувствовала себя раздетой. Тогда Мег казалось странным, как это поцелуй мужчины может приносить ощущение обнаженности. Но сейчас, испытав на себе прикосновение его губ, она прекрасно понимала Франсин. Только Меган вовсе не было противно это. Если Франсин находила его поцелуи неприятными, то ей они принесли некое греховное возбуждение, граничащее с радостью.

– Что это значит? – насмешливо спросила она себя.

Даже Виргиния, которая всецело посвятила себя Лоренсу, считает, что супружеская кровать – самая неприятная сторона брака. Всегда бытовало мнение, что женщины должны сносить желания мужчин и ни в коем случае не искать в них наслаждения. Однако два поцелуя, эти два нежных поцелуя вызвали в ней жажду какого-то продолжения… которое ей трудно было объяснить… которое пугало ее, несмотря на свою чарующую притягательность.

Мысль, что Джефф был охвачен тем же чувством, принесла девушке успокоение. Она ощущала его тяжелое дыхание, его непроизвольное сближение с ней, его содрогание… «Но поцелуй только начало», – напомнила себе Мег. Сомнений не могло быть – пожелай она того, ей удастся соблазнить Джеффри. Правда, только от одного его поцелуя до его желания обладать ею лежит целая пропасть. Мег съежилась. Ей придется лечь в его постель и отдать себя. И все будет зависеть от того, насколько сильное искушение она предложит Джеффу. Она покачала головой, прикидывая, по силам ли ей справиться со своим сумасшедшим планом. Но она должна. Только так она спасется от Фарнзвортов. Нет, она все-таки должна.

* * *

Джефф уселся поблизости от пасущейся лошади и смотрел на высокую, поросшую лесом гору. Хоть ты и имеешь свою гору, Уэлсли, но если не перестанешь целовать эту маленькую ведьму, то очень скоро потеряешь свою душу. В какой уже раз его мысли возвращались к происшедшему у офиса Мег.

Что его так сильно возбудило? За свою жизнь он перецеловал с сотню женщин. Начиная с невинных легких поцелуев, когда ему было пятнадцать, и заканчивая полными наслаждения и страсти эротическими лобзаниями, когда он проводил ночи в заведении Лулу. Почему он так страстно желал эту девчонку, что после каждого прикосновения к ней почти терял сознание? Почему Франсин это не удавалось, хотя он и любил ее? Франсин… Прошло так много времени, а Джеффри по-прежнему помнил ее.

Неподалеку, на зеленой лужайке, в тихом одиночестве стоял его недостроенный дом. Когда-то он верил, что в этом доме поселятся любовь и согласие, что со временем в нем забегают своими босыми ножками детишки, что именно оттуда они ступят в большую жизнь и потом уже изредка будут навещать своих любящих стариков. Но тогда он еще и подозревать не мог, что эта блондинка так безжалостно предаст его. Он должен уничтожить его! Городской совет оказался тогда прав, дому не место здесь. Он должен разрушить его. Разрушить… как были разрушены его мечты. Будь она проклята! Она все, все превратила в руины!

Но так ли это на самом деле? Может, то, что она раскрыла свой истинный характер еще до свадьбы, и к лучшему? Все его братья, все без исключения, именно так и считали. Майлз, Стюарт, Эрик и даже Сет писали в своих письмах, что никакая это не трагедия, что такой исход намного лучше, чем брак без любви.

– А что теперь? – вздохнул Джефф и, сорвав травинку, стал наматывать ее на палец. – Теперь, спустя шесть лет, ты попал в силки брака, в котором нет места ни любви, ни сексу!

Если бы он женился на Франсин, то по крайней мере регулярно занимался бы любовью. Но как только он вспомнил ее слова, безжалостно брошенные тем вечером, его лицо исказила гримаса отвращения. Почему его не понимают женщины светские, с хорошим воспитанием? Почему отвергают его? Он же нравится проституткам. Но только они не в счет. Эти любят всех, у кого в кармане есть деньги. Правда, они не раз говорили, что он не похож на других клиентов… что он настоящий джентльмен! Почему порядочные женщины не согласны с этим? Так ли уж груб и вульгарен он в своих романтических отношениях с ними? Так думала Франсин, теперь, наверное, и Мег, хотя ее никто не заставлял заключать фиктивный союз с ним.

Джеффри еще долго размышлял над этим. Он казался себе таким неудачником в сравнении со всеми своими братьями, которые женились на женщинах, сходивших по ним с ума.

«Ну, почти со всеми, – поправил он себя. – Адам еще не женат, но это только потому, что он учится в юридическом колледже и у него нет времени думать о браке».

Но даже Эрик нашел себе жену. Он всегда был застенчивым, необщительным, несколько замкнутым. Его мечтательный характер озадачивал братьев не меньше, чем его огромных размеров мужской атрибут.

– Малыш Брандспойт, – вспоминая старшего брата, с улыбкой произнес его детское прозвище Джефф. Жена ему досталась по газетному объявлению, но полюбила его так сильно, что уже через четыре года родила мужу троих детей.

Джефф по-доброму позавидовал их счастливому союзу и проклял последними словами свою неудачницу судьбу. «Наверное, стоит разослать телеграммы и сообщить, что я тоже женат. Без сомнения, они встретят эту новость с радостью».

– С радостью, – проговорил Уэлсли. – Это значит, что они попросят навестить их вместе с Мег или, что еще хуже, приедут сюда сами. Что ему тогда делать? Как объяснить свое положение Стюарту, который так страстно любит свою жену Клер, что не может произнести ее имени без придыхания? Натану, который начинает сладострастно причмокивать губами каждый раз, когда кто-то только упоминает его жену Элис? Они ни-ког-да не поймут, почему он позволил шантажировать себя, почему согласился на брак без любви. Да он и сам не понимал почему.

Джеффри лег на траву и посмотрел вверх на высокое небо. Где-то на западе собирались грозовые тучи. Опять ночью будет дождь. Этому уже никто не удивляется. Вот уже несколько недель подряд он начинается вечером, захватывает ночь и прекращается лишь утром. Очень странно, но весна была удивительно сухой.

Его мысли вновь вернулись к Мег. Почему он женился на ней? Ведь он мог и не делать этого. Пусть она бы выполнила свою угрозу, а он понес большие финансовые убытки, но с его-то состоянием можно было пережить это. Разве он не мог послать Мег с ее лесопилкой ко всем чертям?

Впервые он так серьезно задумался над этим. Конечно, так он избавил себя от надоедливых преследований городских мамаш. Но удавалось же ему удерживать их на расстоянии и до брака с Мег. В глубине души Джефф понимал, что настоящая причина вовсе не в этом. «Почему, почему? Потому что, когда ты смотришь на нее, ты забываешь, что человеку хотя бы изредка нужно дышать».

Джефф должен был признаться, что теперь больше всего на свете ему хотелось обладать ею. Каждый раз, когда он закрывал глаза, перед ним возникала обольстительная фигура Мег и ее стройные обнаженные ноги. Только разве теперь важно, что он чувствует, если она ясно дала понять, что он ей безразличен? Но ведь он может настоять… Меган его жена, и он вправе предъявить свои супружеские права… Может, именно этого ему и не хватает, чтобы избавиться от навязчивых образов и мыслей? Как она отреагирует, если он потребует покориться ему? «О Господи, чем ты отличаешься от Фарнзворта? Она вышла замуж, чтобы не ложиться в постель с человеком, которого не любит, а ты намереваешься уготовить ей ту же самую участь». Тем не менее, даже если она и не столь сексуальна, как ему представляется, все равно стоило бы рискнуть и переспать с ней ночь.

Джефф рассерженно фыркнул:

– Забудь об этом, Уэлсли. Пусть все остается на своих местах. Вот увидишь, так будет только лучше! – Он поднялся, стряхнул пыль со штанов, сел на лошадь и направился в лагерь. – Может, заеду сегодня к ней и докажу себе, что способен провести вечер в ее обществе, вовсе не возбуждаясь. Кстати, она хорошо готовит. Если приехать к ужину, можно отведать ее стряпню. И в Орегон-Сити нет смысла отправляться всего лишь на одну ночь. Лучше подождать, когда можно будет вырваться на пару деньков и устроить себе настоящий праздник. Довольный принятым решением, Джеффри пустил лошадь легким галопом. Впереди его ждал тяжелый день. А вечером нужно было еще помыться и побриться – он совсем не хотел, чтобы уже у порога Мег от него разило, как от последнего осла.

Глава 15

Мег остановилась посреди кухни и, сияя от удовольствия, посмотрела вокруг. Даже Виргиния порадовалась бы такой чистоте. После двух дней долгой и тщательной уборки в доме воцарился первозданный порядок. Упрямая громадина-печь сдалась последней. Потребовался не один час, чтобы отдраить и отмыть ее, но теперь, хотя Мег и перепачкалась с ног до головы сажей, от печи просто струился слепящий глаз блеск. Подойдя к идеально отмытому окну, она улыбнулась своему отражению в стекле. На нее смотрело забавное лицо с черными пятнами на щеках и лбу.

– Вылитый трубочист. – Она подошла к задней двери и вылила ведро с грязной водой. Поставив ведро в кладовую, девушка вернулась к раковине, ополоснула руки и лицо и, еще раз одобрительно осмотрев кухню, направилась к лестнице.

Когда она проходила через прихожую, в дверь постучали. «Кто же это может быть? – удивленно спросила себя Мег, не желая в таком виде открывать дверь. – Может, это сестра, которая неожиданно решила навестить меня? Вот здорово, если она уже сегодня увидит все своими глазами». Готовая поразить Джинни, она заглянула в маленькое овальное окно двери и застыла от изумления.

За дверью стоял Джефф.

Отскочив, Мег затаила дыхание. Если он не видел ее, то можно притвориться, что в доме никого нет. Вот невезенье! Потратить целых два дня, чтобы поразить его чистотой в доме, и появиться в дверях в таком виде, будто только что поднялась из шахты. Да-да, это просто потрясет его!

– Мег! Откройте, это я, Джефф, – раздался голос за дверью.

Мгновенно все ее сомнения улетучились.

– Секундочку, – отозвалась она и поправила передник, провела рукой по волосам и, придав лицу строгое выражение, открыла дверь.

Джефф онемел от удивления. Затем неожиданно рассмеялся.

– Что вы, черт побери, делали?

– Почему вы спрашиваете?

Войдя в прихожую, он швырнул шляпу и, положив ей на плечо руку, подвел к зеркалу.

– Вот почему, – захохотал он. Мег с ужасом посмотрела на разукрасившие ее щеки черные полоски сажи. – Вы что, вступили на тропу войны?

У Мег выступили слезы. Оказаться в такой унизительной ситуации не входило в ее планы. Как же она могла так плохо вымыть лицо!

– Нет, – невнятно пробормотала она. – Я только что закончила чистить печь. Я… не ожидала гостей.

– Чистили печь? В шесть часов вечера?

– Да. Я поздно вернулась с лесопилки и совсем не ожидала, что это потребует так много времени.

– Тогда зачем вы ее чистили? Вы что-то пролили на нее?

– Нет. Она была очень грязной, и я решила ее отмыть.

– Знаете, я всегда полагал: то, что попадает на печь, со временем сгорает само по себе, – откровенно признался Джеффри. – Думаю, все-таки женщины слишком много тратят времени на уборку. Лучше бы вы занялись чем-нибудь более интересным. На свете столько приятных вещей.

«Боже, что он хочет этим сказать?»

– Может, вы правы, только для меня чистый дом – это счастливый дом. – «Не сомневаюсь, услышав такую банальность, Виргиния гордилась бы сестрой».

– Кто же сказал вам такую чушь?

– Никто, – подняла брови Мег, уже чувствуя, что говорит не то. – Это… знает каждая женщина. А еще мы знаем, что успешная семейная жизнь зависит от хорошо приготовленных блюд.

– И хорошего секса, – продолжил он и сразу же ощутил себя полным дураком. «Кто тебя дергал за язык, Уэлсли?»

– Ну, так зачем вы пришли? – спросила девушка, не выдавая своего смущения. – Мне казалось, что я увижу вас только в пятницу.

– Мм… – Уже во второй раз за сегодняшний день у него не было никакого оправдания своему неожиданному появлению. – Так получилось. Я случайно оказался в городе и решил заглянуть сюда. Как поживаете?

Меган непонимающе посмотрела на мужа.

– У меня все хорошо. А что вы делали в городе?

– Ну, я хотел купить кое-какие продукты.

– В шесть часов вечера? – повторила Мег слова Джеффри.

– Да, у меня закончилась… мука.

– Понимаю, – еле слышно проговорила она, обдумывая всевозможные причины его визита. – Я бы с радостью предложила вам ужин, но сами видите, чем я занималась.

– Ничего. Спасибо, – кивнул Джефф, разочарованный, что не может поужинать вместе с женой, и удивленный этим. – Сейчас, когда я знаю, что с вами все в порядке, я могу спокойно вернуться домой.

– Да-да, все нормально, – улыбнулась Мег. – Мне очень жаль, но я еще даже не разжигала печи.

– Не стоит беспокоиться. Дома что-нибудь приготовлю.

Мег сочувственно посмотрела на него. Может, он хотел поужинать? Как же ей не повезло, что он приехал именно сегодня, когда она ничего не готовила.

– Джефф, – поспешила сказать она, видя, что мужчина направляется к двери. – Я могу приготовить сандвичи.

– Да не надо, – отказался Джефф и взял со столика шляпу. «Боже, неужели эта женщина думает, что я пришел просить милостыню?» – Возвращайтесь к своей работе. До пятницы.

– Хорошо. – Соглашаясь, она открыла дверь. – В семь?

– Да.

Кивнув на прощание, он вышел из дома и быстрыми шагами пошел по тропинке.

– Джефф, – позвала девушка.

– Что?

– Почему бы вам не купить новую шляпу?

– Новую? – Мужчина с любовью взглянул на бесформенные поля своего головного убора. – Зачем?

– Она похожа на сморщенный гриб, перевернутый вверх тормашками.

– Ну нет, – улыбнулся он, – совсем не так. Просто мне пришлось с ней немного повоевать. Знаете, сколько мне потребовалось времени, чтобы сделать ее такой удобной?

– Нет, все же она похожа на сморщенный гриб.

– Вы действительно так думаете? – Джеффри снял шляпу и посмотрел на нее.

– Да.

– Хорошо, я подумаю.

– И обязательно, – расплылась в улыбке Мег и, повернувшись, вошла в дом.

– Эй, Мег.

– Да?

– До пятницы.

– Хорошо.

– Мег?

– Что еще?

– Не забудьте помыться.

Меган лукаво взглянула через плечо.

– А что, если вы покупаете новую шляпу, а я прямо сейчас иду в ванную?

– Идет, я согласен, – ухмыльнулся он и отправился к лошади, оставив за спиной жену с улыбкой на чумазом лице.

* * *

Мег опустилась в большую ванну и откинулась назад. Взяв с полки мягкую губку и кусок мыла с запахом роз, девушка принялась задумчиво намыливать губку.

– Ну, Джинни, – пробормотала она, – думаю, ты все же ошибалась, говоря, что чистый дом сможет потрясти каждого мужчину.

Почему Джефф пришел сегодня? Она так хотела удивить его. Нет, должна была удивить его. Господи, неужели ей всегда будет так не везти? В первый раз он без приглашения пришел навестить ее, а она появилась перед ним как Золушка из старой детской сказки. Мег распрямила натруженные плечи и подумала, что вряд ли ей когда-нибудь приходилось так уставать. Только все оказалось напрасным. Двухдневный марафон по отмыванию комнат остался без внимания.

«Его совсем не интересует безукоризненно чистый дом. Все, что ему нужно, – хорошая еда, маленькая компания за столом и хороший…» Ее мысли прервались. Даже про себя она не могла произнести слово, случайно вырвавшееся из уст Джеффри. И она еще собирается соблазнить его? Застонав от беспомощности, девушка подняла руку и стала тщательно оттирать красовавшееся на локте пятно. Что она знает о способах обольщения? Ничего, кроме советов Виргинии, которые, безусловно, не помогут ей. Кто поможет ей?

– Никто, – сказала вслух Мег, смачивая губку в пенистой воде. – Ты сама должна все придумать.

Ах, если бы она не уговорила Джеффа подписать контракт только о фиктивном браке! Тогда бы она просто подошла к нему, объяснила свои переживания, связанные с Питером Фарнзвортом, и попросила его о деловом сотрудничестве. Но она сама настояла на этом контракте, и теперь вряд ли что-то можно изменить…

Меган намылила шею и груди, сполоснула губку и стала смывать пену.

Груди. Они почему-то так нравятся мужчинам. Много раз ей говорили: настоящей леди не подобает выставлять их напоказ, ведь они могут сбить с истинного пути даже самых добропорядочных джентльменов. Девушка посмотрела на свои полные шарики. Что же притягательного в этой женской анатомической особенности? Например, ей они доставляли одни мучения. Они требовали специально скроенных платьев, приносили кучу неудобств в жаркие летние дни, когда хороший вкус диктовал, чтобы их потуже затягивали в корсет. А еще где-то раз в месяц они становились такими болезненно восприимчивыми, что невозможно было спать на животе. Что тогда в них великолепного? Странно, вот уже несколько раз она ловила взгляд Джеффри, блуждающий по ее груди. Может, это какая-то мужская особенность? Тогда ей непременно стоит воспользоваться своим женским преимуществом.

До нее часто доходили слухи о девицах из салунов с Райли-стрит, которые, чтобы отхватить щедрые чаевые от посетителей, специально надевали платья с шокирующим вырезом. Конечно, она никогда не видела своими глазами вульгарных одеяний этих особ, поскольку ни одна леди в Уэлсли не осмеливалась пройти мимо Райли-стрит, но их скандальные платья не раз становились темой пересудов городских матрон.

«Может быть, я смогла бы переделать одно из своих платьев, если бы хоть одним глазком посмотрела на них. Могу поспорить, что оно непременно понравится Джеффри. Но как? Не могу же я прийти в какой-нибудь салун и попросить одну из пташек показать свое «убранство».

Мег задумчиво наклонила голову набок. Нужно найти способ взглянуть на них. А что, если поздней ночью тайком прокрасться в центр города и подсмотреть в окно салуна? Всего лишь на секунду, а потом осторожно, стараясь быть незамеченной, вернуться домой? Решительно кивнув, Мег отшвырнула губку, зачерпнула воду и смыла оставшееся на ноге мыло. Так она и сделает. Завтра вечером наденет черное платье, свою траурную шляпку с черной вуалью и пойдет туда. Даже если кто-то и заметит, все равно не узнает!

Довольная своим планом, она вышла из ванны. Хорошенько вытеревшись, Меган подошла к большому зеркалу и, прикрыв полотенцем груди, понемногу начала опускать его вниз, пока не появилась чарующая ложбинка.

– Вот до сих пор, – быстро проговорила она, рассматривая обнаженную часть тела. – Достаточно низко, чтобы завладеть его спокойствием, и достаточно высоко, чтобы мой замысел не был слишком очевидным. Джеффри Уэлсли, – захихикала Мег, отбрасывая в сторону полотенце и беря в руки ночную сорочку, – вы еще не знаете, что ждет вас впереди.

* * *

Уверенная, что остается незамеченной, Мег бесшумно кралась вдоль боковой стены «Рондас-Плейс» – самого скандального салуна в Уэлсли, – как грабитель, который готовит очередное дерзкое преступление. Вдруг она услышала приближающийся стук тяжелых сапог.

– Пошли, Джефф, заскочим и пропустим по стаканчику, а потом в лагерь.

Девушка открыла рот от удивления. Джефф! Боже, что ей делать? Что ей говорить, если он спросит, как она оказалась здесь, в маленькой улочке рядом с «Рондас»? Но не один же в городе мужчина по имени Джефф. Возможно, тот, к кому обращались, вовсе и не ее муж. Но голос другого человека разрушил все ее сомнения.

– Ну, ладно, только по одному. Ты же знаешь, я не люблю этот салун. Не забудь, что нам надо выспаться перед завтрашним днем.

«Это он, – в паническом страхе подумала Мег. Но с ее постоянным невезением она могла предвидеть это. – Пожалуйста, не смотри сюда. Не смотри. Пожалуйста!»

На этот раз судьба-индейка вняла ее мольбам. Двое мужчин прошли мимо, не заметив ее. Раздался стук закрывающихся за ними дверей.

– Слава Богу, он не заметил, – прошептала Меган. – У тебя есть еще время убраться отсюда. – И вдруг внезапная мысль остановила ее: не лучше ли посмотреть, как девушки обращаются с Джеффом… и как он реагирует на их услужливость, на их внимание?

Она шагнула к салуну и, пытаясь найти боковое окно, осмотрелась.

– Я не могу подойти к передней части здания, – простонала она, когда ей не удалось ничего отыскать. – Он увидит меня! – Даже в своей спасительной вуали она не хотела рисковать.

Девушка неслышно двинулась вдоль обшарпанного здания и, к своей радости, наткнулась в дальнем углу на маленькое окошко.

Подкравшись на цыпочках, Мег прильнула к нему. В накуренной и переполненной людьми большой комнате за одним из столов сидели Джефф и его десятник Нед. Перед ее глазами то и дело проходили девушки с подносами, на которых возвышались кружки с пивом и бутылки виски. Все девицы были одеты в широкие, до колена, платья красного цвета, с кричащим вырезом спереди. Исключение составила та, на которой красовалось фиолетовое одеяние с черными кружевами у горла. Но, как у нее, так и у остальных, платья были сшиты из дешевой материи, жалко имитировавшей сатин.

Внимание Мег привлекла полногрудая блондинка, очевидно, присмотревшая Джеффри и направлявшаяся кратчайшим путем к его столику. Лицо девицы покрывал толстый слой грима, на широко улыбающихся губах выступала, наверное, на дюйм, красная помада. Большие, подведенные черным карандашом глаза делали ее похожей на счастливого енота.

«Почему они так красят себя? Разве это делает их красивыми?»

Джефф улыбнулся приближавшейся скользящей походкой девице.

– Должно быть, он считает ее красивой, – прошипела Мег, пораженная дурным вкусом мужа. – Нет, вы просто посмотрите на его улыбку! Мне он никогда так не улыбался.

Груди блондинки, наклонившейся над столом, чуть было не выпрыгнули из ее глубокого декольте. Желая увидеть реакцию мужа, Меган быстро перевела взгляд на Джеффа. Но тот, заинтересованный больше словами своего компаньона, чем ее намекающей позой, быстро наклонился к Неду. Спустя некоторое время он повернулся к блондинке и что-то сказал ей. Молодая особа выпрямилась и направилась к стойке бара. От такого неожиданного поворота событий Мег победоносно захихикала и вновь уставилась на мужа.

Он достал сигарету и не успел поднести ее ко рту, как другая девица быстро села ему на колени, достала спичку и ловко зажгла ее о ноготь. Игривая особа притворно нежно охватила шею Джеффа, потрепала по волосам. Тот улыбнулся. «Ну теперь ты знаешь, какие женщины ему нравятся». Презрительно фыркнув, она отскочила от окна и, не в силах больше сдерживать свое негодование и ревность, бросилась по главной улице к дому.

– Я бы никогда не сделала этого, – твердила она. – Никогда! Простенькое платье с низким декольте – может быть, но такое непозволительное поведение – никогда. Если только это может его обольстить, то лучше попытать счастья с Питером Фарнзвортом!

Но как только девушка произнесла это имя, к горлу подступил ком.

«Подумай! Или ты сейчас ложишься в постель к Джеффри Уэлсли, или потом к Питеру Фарнзворту!»

Мег устало прошла через калитку и направилась к дому. Нет, она лучше умрет, чем поддастся Питеру. Нет, только ребенок от Джеффри остановит его! И если для этого надо вести себя как проститутки, то пусть так и будет.

Глава 16

В пятницу вечером Мег стояла у зеркала и хмурясь разглядывала себя.

Почти целых два дня ушло на то, чтобы переделать темно-синее шелковое платье, подаренное отцом два года назад. Теперь оно плотно облегало плечи, его новый вырез дерзко демонстрировал верхнюю часть грудей, а их ложбина выступала ровно на два дюйма.

– Слишком низко. Он, наверное, подумает, что я похожа на уличную девку.

«Ну и хорошо, что у тебя такой вид, – вкрадчиво говорил ее внутренний голос. – Твой сегодняшний план ничем не хуже их каждодневных блудливых занятий».

Меган удрученно пожала плечами. Как ей справиться с этой сумасшедшей идеей? Все ее будущее зависело от сегодняшнего вечера, а она, стоя здесь у зеркала, стеснения какие-то разводит.

– Ты сделаешь это. Ты должна – значит, сделаешь! – строго приказала себе девушка. Подняв руки к низкому вырезу платья, она попыталась запихнуть обратно рвущиеся из одежды пышные груди. Но они не слушались хозяйку. – Помни, ты не должна глубоко дышать, – решила Мег, с тревогой смотря на часы.

Без пяти семь. Джеффри может появиться в любую минуту. В первый раз за время их знакомства ей не хотелось, чтобы он изменил своей дурной привычке и пришел вовремя. Не успела она подумать об этом, как раздался стук кольца о медную пластинку на двери.

– Боже, спаси меня, – задыхаясь, проговорила Мег и быстро посмотрела на вздымающиеся груди. Как раз этого она больше всего и боялась. С каждым ее вздохом темный нимб вокруг сосков становился почти видимым. – Только не дыши глубоко! И ради Бога, не наклоняйся вперед.

Девушка пошатываясь спустилась по лестнице, набралась храбрости и открыла дверь.

– Добрый вечер, Джеффри, – натянуто улыбнулась она, надеясь, что темнота в прихожей скрывает ее дрожащие губы.

– Привет, Мег, как вам нравится моя… – он посмотрел на ее грудь, – …новая шляпа?

– О, вы купили новую шляпу? – спохватившись, спросила она.

– Да, – наконец придя в себя, ответил он, – надеюсь, что выполнил вашу просьбу.

– Конечно. Заходите и давайте оценим обнову.

– Это «Стетсон».

– Правда? Я слышала, что это самые лучшие шляпы.

Шагнув в сторону, Мег широко распахнула дверь и пригласила мужа в дом. Но тот, не в силах сдвинуться с места, просто стоял и в растерянности сжимал края своей шляпы.

– Что с вами? – наконец спросила она.

– Что? А, все нормально, – ответил он, бессмысленно уставившись в пустоту прихожей.

– Разве вы не войдете?

– Мм, да, конечно, – смущенно улыбнулся он и вошел.

– Дайте мне шляпу, пожалуйста.

Пока девушка пристраивала шляпу, ее прекрасные груди были по достоинству оценены Джеффом. «Где она все время прятала их?»

В последний раз Мег выглядела как горничная, а сегодня больше похожа на куртизанку! О Господи, уже одного взгляда на ее голые ноги было достаточно, чтобы ходить возбужденным всю неделю. Хватит ли у него сил сдержаться в этот раз, когда она решила показать такое… богатство?

– Она на самом деле прелестна, Джефф.

– Что? – с трудом переводя дыхание, спросил он. «Хватит глазеть на нее».

– Ваша шляпа. Ваша новая шляпа.

– Ах да! Хотя, знаете, она не такая удобная, как старая.

– Не волнуйтесь, через пару недель она будет лучше старой.

– Возможно, и так.

Бессодержательный разговор иссяк. То ли причина была в удивлении Джеффри, то ли – в смущении Мег. Но вероятнее всего, в их долгом молчании было повинно и то, и другое.

– Давайте пройдем в гостиную. Ужин уже почти готов. Надеюсь, вы проголодались, – прикрывая рукой свою грудь, поспешила разорвать тишину Мег.

– Да. Я просто умираю от голода. «Если бы ты узнала, от какого голода, то непременно бы сию же минуту взлетела в свою спальню и закрылась на все замки».

Они вошли в гостиную и неловко уселись на краю диванчика.

– Надеюсь, неделя прошла прекрасно, – заговорил Джефф.

– Да. Хотя я была очень сильно занята вашим лесом, потом еще этот заказ от фирмы «Сантана». А как у вас?

– Ничего, только немного устал. На этой неделе мы начали вырубку леса в северной части горы. Это новое платье?

Неожиданная перемена темы изумила Меган.

– Нет. Оно у меня уже два года, – краснея ответила она.

«Вы подумайте, два года! Если у нее оно так давно, то, вполне возможно, она надевала его и раньше. Но куда? С кем? Если бы она появилась в таком наряде на людях, об этом бы знал весь город. Странно, почему я ничего не слышал?»

– Оно… так идет вам, – заикаясь, сделал он комплимент и посмотрел в окно, будто что-то надеялся там увидеть. «Успокойся, ради Бога! – говорил он себе. – Ты ерзаешь на стуле, словно мальчишка, не видевший женских грудей! Почему я не пошел к Аулу на этой неделе? Если бы я побывал там, то сейчас не вел бы себя будто пятнадцатилетний юнец на первом свидании».

– Спасибо, – невнятно произнесла Мег. – Думаю, что ужин уже готов. Не возражаете, если мы пойдем в столовую?

– Нет, – сказал он и вскочил с диванчика. Войдя в столовую, Джефф сел, а Меган пошла на кухню. Захлопнув за собой дверь, она подошла к раковине и ухватилась за ее края.

«Это не помогает. Мой непристойный вид почти не смутил его».

– Тебе нужно еще лучше стараться, – вслух проговорила она. – После ужина предложи ему сигарету и сделай то, что делала девчонка из салуна. – Последние два дня у нее ушли на то, чтобы овладеть искусством зажигания спички о ноготь. Она чуть было не сожгла палец за своим занятием, но наконец этим утром у нее получилось. Ей успешно удалось зажечь целых три спички подряд. – Спички, – пробубнила она. – Возьми спички. – Поторопившись к печи, она взяла одну спичку и сунула ее между грудями. Успокоилась, поправила платье, взяла тарелки с едой и, напоследок посмотрев на себя в зеркало, вышла.

– А вот и я, – задорно объявила она. – Джефф, надеюсь, вы любите тушеную свинину.

– Конечно, – кивнул в ответ он.

Как только Мег ушла на кухню, Джефф неистово попытался найти более скромное место для возбужденного органа. Осознав тщетность своей попытки, мужчина, все еще надеясь успокоиться, выпил целый стакан холодной воды. Но так и остался при своем. Его мужское достоинство упорно не хотело подчиняться. Тогда он подумал, что хорошо бы плеснуть немного воды на этого мерзкого шалуна. Однако мысль отпала сама по себе, стоило лишь Джеффу представить, как он будет объяснять Мег, почему у него мокрые штаны. С ее появлением ничего не изменилось, в паху по-прежнему чувствовалась щемящая боль.

Мег села напротив него и принялась напряженно ковырять вилкой в тарелке.

С Джеффом случилось то же самое. Каждый раз, когда он поднимал глаза, его встречала необузданная пышность ее коварных грудей.

«У нее самые соблазнительные груди, какие мне доводилось видеть, – подумал он, пытаясь проглотить крошечный кусок мяса. – И этой великолепной коже не хватает только ожерелья. Да, изумрудный солитер был бы как нельзя более кстати».

Прекратив притворяться, что ест, Меган отодвинула от себя тарелку.

– Вы не хотите есть? – спросил Джефф.

– А вы? – парировала она, показывая на его почти не тронутую тарелку.

– Думаю, нет. – Заикаясь, он поторопился добавить: – Но, поверьте, ужин вышел замечательный. И я бы с удовольствием съел его завтра утром.

– Не хотите… не хотите… сигарету?

Джефф с любопытством посмотрел на жену: «Откуда ей известно, что я курю?»

– По правде, да. Но только нам стоит выйти на крыльцо. Иначе я продымлю весь дом.

– Нет! – выпалила она. «Боже милостивый, я не смогу там прыгнуть к нему на колени».

Его глаза широко раскрылись от удивления.

– Ну, то есть я думаю, что начинается дождь.

– Правда? – Он повернулся и посмотрел в окно. – Но мне так не кажется. Окно совсем сухое.

– О, не переживайте, курите, пожалуйста, здесь, – с отчаянием воскликнула она.

– Как вам угодно, – пожал плечами Джефф и принялся искать сигарету в кармане брюк.

Ну наконец-то! Мег вскочила со стула и понеслась к мужу.

– Что за черт? – изумился он, выдохнув, словно паровоз, полную грудь воздуха, когда сто десять фунтов его жены приземлились ему на живот. – Меган, что вы делаете?

– Я хотела зажечь вам сигарету, – переполняясь страхом и волнением, ответила она.

Джефф совсем потерял дар речи, когда ее пальцы нырнули в вырез платья и извлекли оттуда спичку. С улыбкой, которая, по мнению Мег, непременно должна была обольстить мужа, она поднесла спичку к его лицу и чиркнула ею по ногтю большого пальца. Ничего не произошло. Издав нервный смешок, она вновь попробовала. Но и на этот раз огонь не появился.

– Меган, – взмолился Джеффри, ерзая на стуле в попытке освободиться от упиравшего ему прямо в пах колена.

– Ну, подождите еще минуту. Я умею это делать. Я знаю, что умею. – Перестав улыбаться, девушка плотно сжала губы и постаралась снова извлечь огонь. Спичка поддалась и воспламенилась. – Вот! – радостно закричала Мег и поднесла ее к носу Джеффа.

– Ради Бога, держите ее прямо! – Кончик сигареты прикоснулся к огню, Джеффри быстро затянулся и задул спичку. – Спасибо.

– Не за что, – внезапно осипшим голосом ответила она. Стараясь походить на женщину, которой было не впервой сидеть на коленях у мужчин, она швырнула спичку на стол и обвила руками шею Джеффа. – Ну, дорогой, как поживаете?

«Что это все значит? Что стоит за этим странным поведением?» – в полном недоумении спрашивал он себя. Рука Мег легла на его волосы и стала нежно поглаживать их. Джефф почувствовал, как по телу побежали мурашки, и мотнул головой.

– Меган, – тихо сказал он. Девушка положила свою голову на его плечо. – Меган!

Она подняла голову и с восхищением посмотрела на мужа.

– Да, Джефф?

– Что происходит здесь… прекратите стрелять глазами. Это вам не поможет.

– О чем вы говорите? – игриво улыбнулась Мег, прилагая немыслимые усилия, чтобы не спрыгнуть с его коленей и не убежать куда-нибудь подальше.

– О том. К чему весь этот вздор?

– Какой вздор? – Она кокетливо моргнула глазом.

– Ну нет, хватит. – Захватив одной рукой ее ноги, а другой обняв плечи, он снял ее со своих коленей и поставил на пол. – Вам что-то нужно от меня. Я хочу знать – что?

– Не имею ни малейшего представления, о чем вы говорите, – невинно пролепетала Мег. – Я веду себя как обыкновенная жена.

– Мне не известна ни одна жена в городе, которая бы вела себя подобным образом. Да вы мне и не настоящая жена.

Мег потеряла все свое скудное самообладание.

– В этом-то и проблема, – прошептала она, немного покраснев. – Что я не настоящая ваша жена, знаем пока только мы, но в один прекрасный момент об этом станет известно и Джорджу Фарнзворту.

– А-а… вот почему вы все это делали. Теперь понимаю.

Девушка с болью в глазах посмотрела на мужа.

– Пойдем, – мягко сказал он, взял ее за руку и повел обратно в гостиную. Когда они сели, Джефф продолжил: – Теперь, пожалуйста, расскажите, что произошло. Вам угрожал Джордж Фарнзворт?

К полному ужасу Мег, на ее глазах появились слезы.

– Нет, но разве вы сами ничего не понимаете? Он обязательно сделает это, если у меня не будет ребенка.

– Ребенка?!

Меган, не обращая внимания на удивление мужа, говорила дальше:

– Да. Только так он поверит нам. Мне нужен ребенок. – Не в состоянии смотреть в глаза Джеффри, девушка опустила голову и остолбенела от увиденного. По всей вероятности, она, обольщая мужа, сделала слишком глубокий вдох, и теперь груди почти выплескивались наружу. Мег быстро отвернулась и в надежде, что ее муж не наблюдает за ней, поправила платье.

Но Джефф все прекрасно видел.

– Мне кажется, что это не совсем хорошая идея, Мег. Так мы только все усложним, – проговорил он.

– Нет. Я обещаю, что между нами ничего не изменится. Я сама буду воспитывать ребенка. И все, что вам нужно сделать…

– Это стать жеребцом? – холодно спросил Джефф.

– Прошу вас, не будьте грубым.

– Грубым? Вы думаете, я грубый? Кто выставлял весь вечер свои женские прелести? Кто усаживался мне на колени, всячески меня обольщая, кто, наконец, просит ребенка? И я еще после этого грубый, мисс Тейлор?

– С вашего позволения – госпожа Уэлсли.

Джефф тяжело вздохнул и прислонился к спинке дивана. Ему хотелось сказать ей, что она просто… просто помешанная. Но он не мог. Мег была права. Если она не забеременеет, то Джордж Фарнзворт в конечном счете усомнится в серьезности их брака. Пусть даже им и удастся распространить по городу слухи, что у Мег есть проблемы с рождением ребенка, люди все равно отнесутся к этому с недоверием. Перед их глазами неизменно будет стоять пример отважной сестры Мег, производящей на свет детей с поразительнейшей скоростью. Или, что еще хуже, возьмут и заподозрят его в мужской неспособности.

Но ребенок? Он всегда связывает двоих на всю дальнейшую жизнь. С его появлением на свет семейные узы переплетаются так сильно, что их уже никому и никогда не развязать. И так ли это ужасно? Вот прошло уже столько времени, после того как его принудили жениться, а он еще ни разу не думал о разводе. Неужели это причинит какой-то вред, если будет еще и ребенок? Ведь он сам всего лишь несколько лет назад так хотел иметь детей… Размышляя, он взглянул на слегка поблекшую гостиную с ее старой мебелью и потертым ковром. На этой неделе он связался с фирмой, занимающейся обустройством интерьеров, и вечером намеревался сказать Мег, что вскоре приедет господин Бенджамен Б. Споффорд и переговорит с ней о новой мебели, коврах и обоях. Будет ли ему трудно предусмотреть в своих планах еще и маленькую детскую комнату?

Посмотрев на свою заплаканную симпатичную жену в ее возмутительном наряде, он вдруг осознал, насколько дорога ему стала эта девушка за последние две недели. Теперь им овладела мысль сделать ее счастливой, заботиться о ней. Больше всего на свете хотелось покончить со страхом, который вызывал у нее Джордж Фарнзворт. В одно мгновение все стало ясным и несложным, понятным и простым. Во всем поможет ребенок.

– Пошли, – спокойно сказал он, беря ее за холодную руку.

– Куда?

– Наверх.

– То есть… вы хотите… прямо сейчас? На его лице появилась улыбка.

– Вы же хотите ребенка?

– Да…

– Насколько мне известно, это единственный способ, чтобы появился ребенок!

Не беспокоясь больше о своих грудях, которые так и норовили показать свою красоту, Мег глубоко-глубоко вздохнула.

– Хорошо. – Она решительно поднялась. – Давайте поскорее покончим с этим.

Быстро возрастающая страсть Джеффа тут же охладилась.

– Вы говорите так, как будто собрались на гильотину!

– Правда? – Она выдернула свою руку и безуспешно попыталась улыбнуться. – Простите меня. Я совсем не хотела обидеть вас.

– Послушайте, почему бы вам не подняться и не подождать меня? Пока вы приготовитесь, я закрою двери и приду в спальню.

Не говоря ни слова, Мег покорно повернулась и медленно направилась к лестнице. Но только она приблизилась к ней, как ее походка быстро изменилась, и вот уже она неслась вверх на всех парах.

Джефф стоял у гостиной и смотрел вслед перепуганной жене. Что с ней? Он согласился помочь девчонке, а она вдруг стала похожа на попавшего в капкан зайца. «Неужели она думает, что я хочу ее изнасиловать? Это же ее идея, она сама попросила оказать ей услугу. Тогда почему она боится? Пожалуй, не ей, а мне следовало бы бояться!»

Вздохнув, он отправился осматривать дом. Чтобы хоть как-то оттянуть время, Джефф нарочно останавливался у каждого окна и каждой двери и тщательно проверял, хорошо ли они заперты. Наконец, когда в доме больше нечего было проверять, он затушил лампы и пошел к лестнице. Задержался у двери комнаты для гостей, на которую когда-то пал выбор Мег, затем, пожав плечами, вошел и стал раздеваться. В его памяти промелькнул случай, рассказанный старшим братом о его первой брачной ночи. Эрик сильно беспокоился, что в возбужденном состоянии его устрашающих размеров орган может испугать его жену Кирстен.

– Но тебе нет смысла волноваться, – фыркнул Джефф, смотря на свой безразличный ко всему атрибут. – С ее-то отношением к этому тебе несказанно повезет, если он хотя бы поднимется, потом уж думай о том, не напугает ли он ее.

Смирившись со своей участью, он снял рубашку, взял свечку и в одном легком льняном нижнем белье направился по коридору к своей спальне. Приоткрыв дверь, он просунул вперед свечу и заглянул в темную комнату, не уверенный, что увидит в ней Мег.

– Вы готовы? – прошептал он.

– Да, – раздался тихий звук изнутри.

Услышав испуг в ее голосе, он нахмурился и, бесшумно закрыв за собой дверь, подошел к кровати. Огонь свечи упал на девушку. Она лежала на спине в ночной сорочке с высоким горлом и длинными рукавами. Черные волосы были аккуратно заплетены на ночь, а закрытые глаза придавали ей полное сходство с мертвецом. Простыня доходила до подбородка. Руки Мег железной хваткой вцепились в ее края.

– Вы думаете, я собираюсь вас изнасиловать?

Последовало долгое молчание. И когда она все же ответила сильно дрожащим голосом, он с трудом разобрал ее слова:

– Нет, я не думаю так.

Джеффри поставил свечу и медленно опустился на кровать.

– Я не буду причинять тебе боль, малышка, – тихо говорил он и, прильнув к ее щеке, начал нежно поглаживать лицо Мег. Когда девушка посмотрела в его золотистые глаза, он произнес: – Поцелуйте меня, Мег.

Его жена быстро отвернулась.

– Ну прошу, Джефф… это обязательно?

– Обязательно? – закричал он, вскакивая на ноги.

Понимая, что ее слова оскорбили мужа, она поспешила поправиться:

– Дело не в том, что я не люблю ваши поцелуи, но нельзя ли побыстрее?

– Нет, черт побери, мы не можем «побыстрее»!

– Почему не можем? – в недоумении спросила Меган. – Я думала, мужчинам всегда нравится это делать.

– Да, но…

– Но не вам? – пришла на выручку девушка.

– Да. Мне очень нравится! Только не таким вот образом.

– Я не понимаю, – сказала девушка и, сев, смущенно посмотрела на Джеффа. – Я ничего не понимаю.

Терпение мужчины лопнуло.

– Ничего не понимаете? – Он заскрежетал зубами. – Вы сами все начали, а теперь лежите в сорочке своей бабушки, как ягненок, ожидающий заклания.

– А, так вам не нравится моя ночная сорочка? – Мег облегченно улыбнулась, полагая, что его гнев вызван такой пустячной мелочью. – Я обещаю, что она не будет мешать. Я уже ее подняла до пояса, как советовала мне Виргиния.

– Ваша сестра сказала, что именно так замужние женщины занимаются любовью? Просто поднимают вверх свои ночные сорочки – и «побыстрее»?

– Да, – кивнула в ответ Мег. – Она должна знать. У нее же пятеро детей.

Джеффри ухмыльнулся.

– Ну, тогда я думаю, что старина Лоренс – настоящий мужчина!

– О чем это вы? – Вдруг к ней пришла ужасная мысль, которая тут же вылетела из ее уст: – У вас какая-то… проблема, да?

Джефф был задет за живое.

– Нет у меня никаких «проблем». Просто я не могу заниматься любовью с женщиной, которая похожа на монашку в своей келье, а не на женщину в моей постели. Тем более если эта женщина – моя жена.

– А как, по-вашему, должна выглядеть ваша жена? – вспылила Мег.

– Я хочу, чтобы она, улыбаясь, ждала меня в кровати обнаженной и с распущенными волосами. Я хочу, чтобы она меня желала.

– Мне сказали, что женщины могут только желать детей, а все это – лишь их плата за такое желание.

Джеффри пришел в ярость.

– Так может быть с кем-нибудь, но не со мной! Если моей жене хочется иметь ребенка, то сперва ей следует захотеть меня.

– Этого вы не дождетесь, – уверенно сказала Меган.

– Тогда и ребенка не дождетесь тоже. Повернувшись, твердыми шагами он вышел из спальни и вернулся в комнату для гостей, натянул брюки, но его руки дрожали так сильно, что он не смог застегнуть их. Проворчав, схватил рубашку и сапоги. Думая только о том, как бы поскорее покинуть свою холодную, безразличную к нему жену, Джефф сбежал вниз по лестнице и задержался у крыльца, осознав, что не может без рубашки и босиком скакать в лагерь.

Он небрежно накинул на себя рубашку, наклонился и натянул сапоги. «Ну прошу, Джефф… это обязательно?» – передразнил он, и боль, причиненная отказом его жены, снова вернулась к нему.

– Нет, вам, леди, нет нужды целовать меня, – ответил себе Джефф. – Вы не обязаны целовать меня, не обязаны разговаривать со мной и даже видеть меня.

Выпрямившись, он большими шагами отправился за лошадью к задней части дома. Он был так сильно разозлен, что не заметил спрятавшегося в тени кустов человека, на красивом лице которого затаилась самодовольная улыбка.

Глава 17

Услышав резкий стук в дверь, Меган вздрогнула. «Джефф, – подумала она, и ее сердце заколотилось. – Должно быть, он. Кто же еще может прийти в такой поздний час?»

Всю неделю после ссоры в спальне Мег ничего не слышала о муже. Хотя она отчаянно пыталась отвлечь себя работой на лесопилке, эти дни показались ей целой вечностью. А по ночам… по ночам было и того хуже. Лежа в бессоннице, девушка вновь и вновь в смятении вспоминала последнюю встречу с ним.

«Если моей жене хочется иметь ребенка, то сперва ей следует захотеть меня…»

Эти слова преследовали ее каждую ночь. Джефф желал, чтобы она захотела его, и она на самом деле хотела мужа. Ей нравились прикосновения Джеффри… нравилось ее трепетное волнение, когда он целовал ее. «Почему я была такой дурочкой, когда мы на прошлой неделе попытались наконец стать мужем и женой? Потому что я боялась». Все ей говорили, что женщинам приходится терпеть секс, но то малое, которое Мег узнала о нем, принесло ей такое удовольствие, что заставило задуматься: может быть, дело в самом акте? Иначе почему же так считают женщины? Самое худшее в ее положении было то, что она ни к кому не могла обратиться. Ей не хотелось снова говорить с Джинни, поскольку ее сестра уже поделилась своей точкой зрения. Она не была близка со своими замужними подругами, по крайней мере настолько, чтобы задавать такие личные вопросы.

Меган ужасно хотела видеть Джеффа. Ужасно хотела, чтобы они забыли о происшедшем на прошлой неделе и начали все сначала. «Если моей жене хочется иметь ребенка, то сперва ей следует захотеть меня…» Сколько раз она повторила себе эти слова? И когда она почувствовала, что желает его? Конечно, не в тот момент, когда он был рядом с ней. А в один из дней этой бесконечной недели, когда ощутила, насколько он стал ей близок. Несмотря на его недовольство браком, Джефф согласился выполнить большинство ее желаний и даже не отказал в просьбе подарить ей ребенка. А она позволила своим девичьим страхам все разрушить, сказав, что для нее он никогда не станет желанным, и дав понять, что его ласки ничуть не лучше грубых домогательств.

Неудивительно, что он ушел в таком гневе. Но сейчас, возможно, ей даруется еще один шанс. В этот раз она ни за что не рассердит мужа. Если все выйдет так, как она на то надеется, он вообще не уйдет от нее. Предвкушая встречу, Меган быстро отложила шитье в сторону и поднялась с диванчика. Она прошла в прихожую, вдохнула всей грудью и открыла дверь. Взглянула на гостя и тотчас с силой захлопнула ее.

На пороге стоял вовсе не Джеффри Уэлсли.

Это был Питер Фарнзворт.

Еще одно мгновение, и щеколда с поразительной скоростью влетела в отверстие дверного проема. Отскочив от двери, которая теперь надежно разделяла ее и Питера, она, дрожа всем телом, поднесла к губам непослушную руку и почувствовала, что ее тело медленно охватывает оцепенение. Меган стояла так, затаив дыхание и не двигаясь, пока силуэт Фарнзворта внезапно не исчез.

«Неужели он ушел? Мог ли он так быстро передумать? А хватит ли у меня храбрости, чтобы открыть дверь и проверить? О Боже, Джефф, где ты?» И тут-то Мег вспомнила о другой двери. Встрепенувшись, она понеслась на кухню, чтобы остановить надвигающуюся опасность, но было поздно. Стремглав влетев в кухню, она увидела, как Питер прикрывает за собой дверь.

– Добрый вечер, – мило проговорил он, будто его только что пригласили на чашку кофе.

– Убирайтесь вон из моего дома, – прошипела Мег. – Сейчас же, иначе я позову шерифа.

– Ну зачем тебе это, Меган?

– Не называйте меня Меган.

– Простите меня, – сказал Питер с подчеркнутой вежливостью. – Может, вы все же скажете, зачем вы хотите вызвать шерифа, мисс Тейлор?

– Глубоко ошибаетесь, – отрезала Мег, безуспешно стараясь держать себя в руках, – я – госпожа Уэлсли.

– О да, я слышал, что вы изменили слову, данному вашим отцом, и вышли за Джеффри Уэлсли, – равнодушно проговорил Питер, швырнул шляпу на столешницу, вытащил стул из-под стола и сел на него верхом. – Совсем не удачный шаг, дорогая. Это только… все усложняет.

– Что вы хотите этим сказать? – воскликнула Мег, теряя самообладание. – Вы ничего не сможете сделать. Я уже замужем. Вы поняли меня?

– Не совсем так, – гнусно улыбнулся Питер. – В эту минуту мальчишечья красота белокурого мужчины никак не соответствовала его зловещему тону. – Ваш отец подписал контракт, предельно ясно указывающий, что взамен полученной суммы вы становитесь моей женой. И не стоит даже сомневаться в этом. Вы обязательно выполните его обещание.

– Вы сошли с ума! – выпалила она. – Вы не сможете заставить меня выйти за вас замуж. Разве вы не слышали, что я сказала? Я уже замужем.

– Уверяю вас, это всего лишь маленькое и легко преодолимое препятствие.

Вопреки охватившему ее страху, девушка попыталась сохранить внешнее спокойствие. Каким-то же образом она обязана одержать верх над этим человеком. Натянув на лицо уверенную улыбку, она быстро сказала:

– Думаю, Джеффри будет теперь о чем потолковать с вами.

– Если вы не окажетесь на моей стороне, нам будет не о чем беседовать с Джеффри Уэлсли.

– Вы угрожаете, Питер?

– Отнюдь нет, – возразил он, бросая нарочито возмущенный взгляд на собеседницу. – Могу ли я угрожать женщине, которую люблю?

– Любите? – брезгливо фыркнула она. – Так же, как вы любили Дженни Томас?

Ирония в глазах Питера тут же сменилась ледяной враждебностью.

– На этот раз я вам прощаю, Меган, но больше никогда не упоминайте это имя. Вы поняли? Между ней и мною нет ничего общего.

– Думаю, что это между мной и вами нет ничего общего.

– Вы не правы. Я сделаю вас своей женой. Вы поселитесь в доме моего отца, и у нас будут славные детишки.

Мег села за стол.

– Питер, послушайте, – взмолилась она, предпринимая отчаянную попытку заставить непрошеного гостя здраво взглянуть на вещи, – я отдам вам те деньги, которые должна. Моя мать оставила мне кое-какие ювелирные украшения. И, как только я продам их, я верну вам все до последнего цента.

– Сколько было у твоей матери ювелирных украшений? Ведь их все равно не хватит, чтобы расплатиться с долгом, – хладнокровно возразил Питер.

– Может, и нет, – согласилась Мег, – но лесопилка приносит теперь неплохой доход, и мы можем договориться о сроке возвращения остальной суммы.

– Ох, Мег, Мег, – тяжело вздохнул Питер, будто разговаривал с не очень смекалистым ребенком. – Когда же эта миленькая головка поймет, что мне не нужны ее деньги. Знайте, если даже я и получу назад все, это ничего не изменит. Я хочу вас, и вы будете моей.

От этих слов у нее перехватило дыхание, но все-таки девушка набралась храбрости и смело бросила в ответ:

– Только это вам не удастся. Я жена господина Уэлсли, и, хотите вы или нет, вам придется считаться с этим.

Ответ последовал незамедлительно:

– Мне наплевать на это. Я же сказал тебе, для меня ваш брак с Уэлсли лишь ничтожное препятствие, которое я разрушу всего в несколько месяцев. Если хотите знать, мой отец надеется, что уже к Рождеству вы переедете жить в наш дом.

– Ох, как он ошибается!

Сбросив уже всякое притворство, Питер наклонился вперед и угрожающе посмотрел ей в глаза.

– Мой отец никогда не ошибается. Всем давно уже известно, что ваш брак всего лишь жалкий, неудавшийся обман. Ведь Уэлсли даже не живет здесь! Зарубите себе на носу, подобные браки очень, понимаете, очень легко разрушаются, когда есть настоящие документы, подтверждающие мои слова.

– Во-первых, вас не должно интересовать, где и с кем живет Джефф, – в отчаянии заявила Мег. – Во-вторых, я сама посоветовала мужу, что ему будет значительно легче оставаться в течение недели в лагере, чем тратить время на долгий путь домой, и приезжать только по выходным. Кстати, с минуты на минуту он должен быть здесь.

Послышался мерзкий смех гостя.

– Или вы совсем не умеете врать, Мег, или вы единственная в городе, кто не знает, что ваш любящий муж сейчас в Портленде.

– Что? – задыхаясь спросила Мег, показывая свое крайнее изумление. – Откуда вам это известно?

Питер опять самодовольно рассмеялся.

– Я видел, как он уезжал из города утренним поездом. И, чтобы развеять все ваши сомнения, хочу сказать, что старик Уорд Прескотт, тот, что работает на станции, сообщил, что Уэлсли вернется лишь во вторник. Ну что, вы не знали этого? Или он забыл вас предупредить?

– Конечно, знала, – соврала она. – Я просто и подозревать не могла, что личные дела моего мужа так сильно кого-то интересуют.

– Не стоит притворяться. Вас слишком выдают очаровательные карие глазки.

– Я не понимаю, о чем вы говорите.

– О нет, вы все понимаете. Вы ничего не знали о планах Уэлсли. Очевидно, он не больно-то считается с вами, раз не удосужился хотя бы предупредить, что уезжает из города. Из этого следует простой вывод: вы не так уж и близки друг другу. А вы, дорогая, еще пытались убедить меня в обратном. Эх, ну почему бы вам не согласиться с тем, что этот брак всего лишь скверная подделка?! В два счета мы аннулировали бы его и, вместо того чтобы дожидаться первых морозов, сыграли бы свадьбу уже осенью.

– У нас не будет никакой свадьбы осенью, – сквозь зубы проговорила Мег, – и на Рождество, и вообще у нас никогда не будет свадьбы. А что касается моих отношений с мужем, то это никак не ваше дело.

Встретив спокойный и уверенный взгляд Питера, Мег так сильно захотела дать ему пощечину, что лишь какая-то нечеловеческая сила в последний момент удержала ее.

– Я говорил отцу, что вы достаточно упрямы. Думаю, мне следовало сразу приступить к первоначальному плану.

– Ну и приступайте к нему, – бросила она, совсем не думая об угрожающей ей и Джеффри опасности, – а сейчас я хочу, чтобы вы покинули мой дом.

К ее удивлению, он согласно кивнул и поднялся.

– Хорошо, я уйду. Но имейте в виду, я приходил к вам только затем, чтобы предупредить: я вернулся в город, и все теперь пойдет по задуманному мной и отцом плану.

– Убирайтесь вон, – взорвалась Мег и, вскочив со стула, распахнула заднюю дверь, – и не возвращайтесь! Если я вас еще раз увижу около моего дома, то непременно вызову шерифа. Я клянусь, что сделаю это.

Питер спокойно взял шляпу и вальяжной походкой направился к двери.

– До скорой встречи, дорогая, – проговорил он, подошел к Мег и злорадно рассмеялся. – Я не заставлю вас долго ждать.

Махнув рукой на прощание, он быстро шагнул в холодную темноту ночи. Мег захлопнула за ним дверь и еще долго слышала его удаляющийся зловещий, мерзкий смех.

* * *

В субботу, только чуть рассвело, она была уже на ногах. Наспех позавтракав, Меган вышла из дома и, оседлав лошадь, поскакала в лагерь Джеффа.

«Воможно, Питер прошлым вечером солгал, – думала девушка. – Джефф ни за что бы не уехал на четыре дня, не предупредив меня. Конечно же, я найду его там».

Но если нет? А что, если его действительно не окажется там? Ведь тогда к вечеру всему городу будет известно, что она так мало знает о собственном муже. Можно себе представить, как обрадуются сплетники, когда услышат, что уже после двух недель брака госпожа Уэлсли не может уследить за своим супругом. А что тогда говорить о подозрениях Питера, которые после этого случая, без сомнения, возрастут?

Вдруг, не уверенная, что застанет Джеффри в лагере, Мег натянула поводья и остановила лошадь. Может, и впрямь передумать и оставить эту безрассудную идею? Но, боролась она сама с собой, ей нужно, нет, просто необходимо поговорить с Джеффом, сказать ему, что Питер вернулся, и предупредить об угрозах, брошенных этим ужасным человеком прямо ей в лицо.

Мег сидела на лошади, смотря без всякого интереса по сторонам и в который раз задаваясь вопросом: что же ей делать? «Черт бы тебя побрал, Джеффри, за то, что поставил меня в такое чудовищное положение. Жил бы ты со мной как нормальный муж, тогда бы ничего и не случилось».

«Если бы ты вела себя как нормальная жена, то, наверное, он не расстался бы с тобой ни на минуту», – прошептал ее внутренний голос.

– И это правда, – призналась она себе вслух. – Но сейчас изменить все равно уже ничего не удастся.

«Может, лучше отправить в лагерь записку? В этом случае, если Джеффа и не окажется там, мне не придется краснеть, когда один из его работников, осклабясь, сообщит, что хозяина нет на горе. Но тогда, – ерзая в седле, думала девушка, – всем станет известно, что госпожа Уэлсли послала записку мужу, когда тот в действительности был в ста милях от города».

Мег удрученно покачала головой и повернула лошадь назад. Это был слишком большой риск для нее. Она просто не могла дать лишнее подтверждение подозрениям Фарнзвортов. Ей стоит подождать до вторника, когда Джефф вернется из Портленда, – конечно, если он не заедет еще куда-нибудь. А пока следует надеяться, что Питер будет держаться от нее подальше.

Понемногу успокаиваясь, Мег задумалась над письмом, написанным портлендскому ювелиру. Ей все еще тяжело было расставаться с семейными реликвиями, подаренными матерью перед смертью, но другого выхода спастись от преследований Питера у нее не оставалось. «Нужно действовать, как можно скорее действовать», – твердо приказала себе девушка. И теперь, когда все показалось не столь уж и сложным, Мег, словно шальной ветер, помчалась на почту.

Нескончаемо долгий уик-энд все-таки подошел к концу. За три дня, проведенные дома в одиночестве, Мег лишь единственный раз вышла на улицу, и то затем, чтобы побывать на воскресной службе в церкви. Коротая светлое время суток за книжкой или какими-нибудь глупыми занятиями по дому, она то и дело с опасением думала о предстоящей ночи. Именно тогда, когда она лежала в холодном поту, раскинув по постели руки, ее оставляли силы и храбрость. Каждое легкое дуновение ветерка воспринималось как попытка кого-то приоткрыть входную дверь, а чуть слышное поскрипывание дома – как чьи-то приближающиеся грозные шаги. И в таком вот страхе она сторожила свою бессонницу, боясь внезапного появления этого отвратительного человека – Питера Фарнзворта.

Но был уже понедельник. Меган взглянула на часы: стрелки показывали почти три часа пополудни. Бережно она сложила записку, написанную Джеффу, и засунула ее в конверт. Утром она побывала у своих ближайших соседей Бенсонов и спросила госпожу Бенсон, может ли ее двенадцатилетний сын Эмо оказать ей услугу и отнести записку в лагерь. Джудит Бенсон сперва удивилась, но, скрыв свое любопытство, почти сразу заверила, что Эмо с радостью возьмется за это дело.

Эмо постучал в дверь ровно в три. Он внимательно выслушал, кому и куда следует отнести конверт, расплылся в улыбке, получив двадцать пять центов, и пообещал немедленно отправиться в лагерь.

Мег закрыла за ним дверь, уверенная, что мальчик сдержит свое слово и добросовестно выполнит ее просьбу. В своей записке, стараясь не напугать Джеффа, она сообщила, что им необходимо увидеться. И в двух словах попыталась намекнуть на возможность примирения.

Если Питер следит за ними, а в этом она была почти уверена, то она должна показать ему, что приезд мужа есть не что иное, как приезд любимого и дорогого человека.

«О Боже, – горячо просила девушка, усаживаясь на диванчик и устало откидываясь назад, – сделай так, чтобы он оставил свою гордыню и приехал сюда. Прошу Тебя!»

Ее разбудил громкий стук в дверь. Приоткрыв глаза, Мег не могла поверить, что ей удалось заснуть, но за окном уже всходило предвещающее новый день летнее солнце.

В смущении девушка осмотрелась. Что это она делала в гостиной? Легкий ужин и тщетная попытка сосредоточиться на сборнике стихов были последними воспоминаниями о вчерашнем вечере. Она смутно помнила, как клевала носом над книгой, но неужели она-заснула на диванчике и провела так всю ночь?

Вновь раздался тяжелый стук. Откидывая свои размышления в сторону, Мег пошла, чувствуя, с каким трудом подчиняются ей ноги, открывать дверь.

– Иду, иду, – отозвалась она, когда стук стал еще более настойчивым. Но, дойдя до прихожей, она приостановилась, неожиданно наполняясь страхом от мысли о том, кто бы это мог быть.

– Кто это? – нервно спросила она.

– Нед Джонсон, – раздался в ответ хриплый голос.

– Нед?

– Да, десятник вашего мужа.

Десятник Джеффа? Зачем он пришел сюда в семь утра? В предчувствии чего-то нехорошего Меган потянула щеколду и открыла дверь. Достаточно было только взглянуть на обеспокоенное лицо старика, чтобы понять, что на самом деле что-то стряслось.

– В чем дело? – поспешила спросить она. – С господином Уэлсли все в порядке?

– С ним произошел несчастный случай… вы должны немедленно ехать со мной.

– Несчастный случай? Что… что-то с поездом? Он сошел с рельсов, да?

– Нет, Джефф вернулся ночью целым и невредимым. Все произошло утром.

– Утром?

– Да. Ранним утром Джефф собирался отправиться к вам, но перед тем хотел часок-другой повозиться со своим каналом. Я говорил ему, что лучше дождаться, пока совсем не рассветет, но он и слушать не хотел.

У Меган закружилась голова, когда она представила себе самое худшее, что могло случиться с Джеффом. Всякий, кто вырос в городе, основным занятием жителей которого была переработка леса, слышал не одну сотню историй о лесорубах, которые попадали под гигантские лезвия пилорам или были раздавлены чудовищных размеров бревнами, упавшими с горы по чьему-то недосмотру.

– Что же случилось? – прошептала она.

– Никто точно не знает, мэм. По-видимому, когда Джефф работал на канале, одно из бревен на горе отвязалось, скатилось вниз и придавило босса.

– Отвязалось? Разве это возможно?

– В том-то все и дело, ни одно из них не могло отвязаться.

– Тогда почему это случилось? – торопила с ответом Мег.

Нед посмотрел на нее.

– Должно быть, кто-то толкнул бревно.

– Господи! – задыхаясь проговорила девушка. – Вы хотите сказать… кто-то намеренно сделал это?

– Вероятнее всего, – кивнул Нед.

– Он… мертв?

– Нет-нет, что вы, – поспешил успокоить ее десятник. – Но с рукой у него что-то серьезное. Мы уже вызвали доктора.

Смертельная бледность Мег сильно напугала Неда.

– С вами все в порядке, мэм?

– Да, – ответила она, с трудом удерживаясь на ногах. – Не беспокойтесь, все хорошо. Вы уверены, что он будет жить?

– Конечно, он будет жить, – убежденно произнес Нед. – Только думаю, вам все же лучше поехать со мной.

– Да-да, обязательно, – приходя в себя, закивала Мег. – Вы приехали на коляске?

– Нет, на коне. На коляске дорога заняла бы больше времени. У вас же есть лошадь?

– Да. – Мег посмотрела на свое платье. – Только я не могу ехать в этом. Вы идите, пожалуйста, и оседлайте мою лошадь, я быстро переоденусь.

Нед кивнул и тут же направился к навесу.

Взбегая по ступенькам, Меган на ходу расстегивала платье. На самом ли деле кто-то пытался убить ее мужа? Скорее всего да. Зачем же еще было спускать бревно по каналу, когда он там работал? Кто же это сделал? Вдруг она остановилась, и рука непроизвольно потянулась к горлу. Питер… это он! Именно об этих угрозах он тогда и говорил, а теперь, видно, решил не тратить время зря и поскорее исполнить свой гнусный план. Но как доказать это?

Да, ей во что бы то ни стало нужно поговорить с Джеффом. Если Фарнзворту станет известно, что ее муж остался в живых, он снова попытается убить его. А может, в этот раз ему удастся расправиться с беспомощным человеком? Сейчас Джеффри даже не удержать винтовку в руках. О Боже, что делать?

Мег принялась судорожно вспоминать, правша ли ее муж. За столом левша всегда выглядит неуклюже, но в поведении Джеффа никогда не было ничего странного. Он держал вилку в левой, а нож – в правой; когда здоровался, ни разу не протянул по ошибке левую руку, а еще, как-то раз заглянув к нему в комнату, она увидела, как тот брился, и бритва тогда тоже была в правой руке.

Окончательно убедив себя, что Джефф правша, она быстро освободилась от нижних юбок и белья. Подскочив к гардеробу, Мег вытащила тяжелую твидовую амазонку, неловко влезла в нее и потратила считанные секунды, чтобы застегнуть пуговицы. Задержавшись в прихожей, она зашнуровала ботинки и выскочила из дома.

Нед дожидался ее у крыльца.

– Ну что вы там возитесь? Нам надо спешить! Больше думая о муже и грозящей ему опасности, чем о непозволительно грубом тоне работника Джеффри, Мег подбежала к нетерпеливо переступающей с ноги на ногу лошади, подхватила поводья и прыгнула в седло.

– Надеюсь, вы не в первый раз в седле? – с ухмылочкой спросил десятник, сомневаясь в способностях дамы.

– Не отставайте лучше, – с вызовом бросила она, пришпоривая лошадь, – нам нужно торопиться.

Глава 18

Ни одному жителю Уэлсли еще не удавалось проскакать от города до лагеря так быстро, как в этот день Мег. Даже спустя несколько лет многие мужчины, не веря словам Неда Джонсона, что девушка смогла преодолеть столь длинный путь всего за сорок две минуты, не раз пытались проделать то же самое, но безуспешно. Однако Мег совсем не думала об установлении рекордов, когда, не щадя, подгоняла лошадь на крутых подъемах горы.

Ее занимала единственная мысль: как бы поскорее добраться до мужа. И вот, спрыгнув с лошади, которая вот-вот готова была рухнуть от изнурительной, казавшейся бесконечной скачки, она нетерпеливо стала расталкивать толпу, окружившую хижину Джеффа.

Влетев в открытую дверь, Мег увидела мужа и наконец-то вздохнула с облегчением. Он сидел на своей койке, опершись на подушку, и немного удивленно смотрел на нее.

– Привет, Мег, – слабым голосом проговорил он.

– О Джефф! – Подбежав к койке, она опустилась на колени. – Тебе больно?

К ее полному удивлению, он криво улыбнулся.

– Я ничего не чувствую.

– Не чувствуешь?

– Из-за алкоголя, – раздался четкий голос позади нее.

Повернув голову, Мег только лишь сейчас заметила доктора Эмерсона, стоящего у маленького столика и укладывавшего стетоскоп в свою черную сумку.

– Это серьезно, доктор? – тихо подходя к врачу, спросила она.

Он кивнул.

– Очень, госпожа Уэлсли. У него сильно повреждена рука. Сейчас еще трудно сказать, сломаны ли кости пальцев, но надежды на полное излечение малы. Я наложил бинты на его руку, и все, что нам теперь остается, – это только ухаживать за ним и молить Бога о скором выздоровлении.

Меган медленно закрыла глаза.

– Какую именно помощь я могу оказать ему?

– В таком состоянии он не может ничего делать сам, поэтому до тех пор, пока ему не станет лучше, вам придется кормить его, переодевать и помогать умываться. Все-таки большое счастье, что с правой рукой все в порядке, иначе бы он не смог даже… ну вы сами понимаете. Вот еще, чуть было не забыл, вы должны помнить, как только он начнет приходить в себя после виски, ему будет очень и очень больно.

– То есть вы хотите сказать, что мой муж сейчас пьян? – изумленно спросила Мег, смотря на лежащего с запрокинутой головой Джеффа.

– Именно. Я сделал это, чтобы иметь возможность осмотреть его. Если вы продержите его в таком состоянии день-другой, ему, несомненно, будет легче перенести боль. Только покой теперь его врач. – Он на секунду замолчал. – Госпожа Уэлсли, я нарочно не сказал вам сразу, но, кроме руки, у вашего мужа вывихнуто плечо. Поэтому будьте предельно бережны.

– Хорошо, доктор. А поможет ли ему настойка опия?

Эмерсон категорично замотал головой.

– Я не верю в нее. К этому лекарству организм очень быстро привыкает. Надеюсь, вы не хотите, чтобы господин Уэлсли пристрастился к опию. Поэтому виски ему будет вполне достаточно.

– Господин Эмерсон, могу ли я перевезти мужа в дом? Мне кажется, там я бы смогла лучше ухаживать за ним.

– Пожалуй, да. Но не забывайте об осторожности. Итак, я буду у вас завтра. Если у вашего мужа будут осложнения – температура, жар, – вызывайте немедленно.

Мег пообещала так и поступить, если что-то случится с Джеффом, и, искренне поблагодарив, проводила доктора до двери. Вернувшись к кровати, которую облепили со всех сторон лесорубы, она живо принялась отдавать приказания.

– Ну, теперь послушайте, что мы будем делать. Вы, сэр, – она показала на огромного, как медведь, мужчину с длиннющей огненной бородой, – подгоните самую лучшую в лагере коляску к крыльцу. Я собираюсь забрать господина Уэлсли домой.

– Что? – в один голос недоуменно переспросили мужчины. – Вам не следует этого делать. Его нельзя сейчас беспокоить.

– Джентльмены, я не затем здесь, чтобы спорить с вами, – категорично заявила Мег. – Послушайте, вы, в красной рубашке, как вас зовут?

– Дэвидсон, – снимая довольно поношенную шляпу и делая шаг вперед, ответил тот. – Мэтт Дэвидсон.

– Господин Дэвидсон, я бы была вам благодарна, если бы вам удалось найти пуховую перину для коляски.

– Пуховую перину? – расхохотался широкоплечий лесоруб. – Простите, мэм, но такого добра у нас нет.

От гогота, разнесшегося тут же по всей комнате, девушка пришла в полное замешательство.

– Ну, хорошо, – смущенно проговорила она, – принесите тогда несколько одеял и подушек побольше. Это-то у вас есть, правда?

– Да, только все-таки, думаю, вам не стоит перевозить господина Уэлсли в дом. Мне кажется, тряска в дороге не пойдет ему на пользу. И вообще…

– Мне все равно, что вы думаете, – бесцеремонно перебила она, слишком обеспокоенная состоянием мужа. – Мне, конечно, приятно, что вы столь внимательны к моему мужу, но ни один из вас не сделает для него больше, чем я. Ну, а сейчас я постараюсь забрать его отсюда, и если вы не желаете помочь мне, то поспешите лучше вернуться к своей работе. Думаю, я понятно говорю.

Несколько неуверенных взглядов устремились на Неда Джонсона. Вряд ли старому десятнику доводилось видеть что-нибудь смешнее того, как одна маленькая барышня буквально за несколько минут взяла верх над гигантами-лесорубами.

– У вас есть еще вопросы? – спокойно спросила она.

Семь голов дружно качнулись, словно семь здоровенных маятников.

– Вот и хорошо, тогда все за работу, – с трудом скрывая улыбку, проговорила Меган.

Все как один, будто боясь, что жена хозяина может, не дай Бог, поколотить, бочком пробрались к двери и поспешно вышли на улицу.

– С боссом все нормально? – выкрикнул кто-то из толпы.

– Да, – ответил лесоруб, которому поручили снарядить коляску. – С ним-то все в порядке, вот только женщина, на которой он женился, просто сущая ведьма.

– Да что ты, а я еще на прошлой неделе завидовал боссу, что он может спать с ней каждую ночь.

– Может, в постели-то она и ничего, но встретиться с ней днем с глазу на глаз я бы и врагу не пожелал.

– Видите, ребята, – отозвался Мэтт Дэвидсон, – вот почему я люблю проституток. Удовольствия от них не меньше, чем от жен, а шума совсем никакого.

Не успел одобрительный шум пронестись по толпе, как неожиданно на крыльце появилась госпожа Уэлсли.

– Вы что, даже еще не искали коляску? – обратилась она к громиле-бородачу.

– Иду, иду, госпожа, – виновато проговорил мужчина. – Поверьте, еще одну секунду, и я уже буду здесь.

Не веря своим глазам, лесорубы принялись перешептываться.

– Никогда не думал, что увижу, как старик Джаспер подчиняется какой-то девчонке, – засмеялся один из них.

– Черт, она действительно похожа на ведьму!

– Может быть, но разве вы не видели, как она на днях целовала своего мужа? Поверьте ребята, мне такое и присниться не могло. Я бы согласился на все ради такого поцелуя, хоть бы она была самим дьяволом.

Благодаря усердию, с которым лесорубы накачали Джеффа виски, дорога была спокойной.

Вместе с Мег вызвались ехать двое. Добравшись до ее дома, они аккуратно переложили неподвижное тело хозяина на носилки, которые смастерили на скорую руку еще в лагере, и внесли его внутрь.

– Мэм, куда его положить? – спросил Мэтт Дэвидсон. Несмотря на обиду, которую он затаил на Меган, так лихо отчитавшую его, он первым напросился довезти ее мужа до дома.

Много лет назад, когда Мэтт впервые появился в Орегоне, отсидев в тюрьме за убийство человека во время драки, именно Джефф не побоялся дать ему шанс и взял на работу, в то время как остальные просто отвернулись от него. И Мэтт запомнил это на всю жизнь. Ради Джеффри Уэлсли он согласен был пойти в огонь, и даже сейчас, при всем своем желании хорошенько проучить молоденькую супругу босса, он все же оставался вежливым и покладистым.

– Наверх, пожалуйста, – ответила Мег. – Идите за мной, я покажу.

Двое дюжих лесорубов осторожно понесли вверх по ступенькам своего хозяина. Дойдя до последней двери, они приостановились.

– Положите его на кровать в этой комнате, – попросила Мег. – Все остальное я сделаю сама.

Мужчины, выполнив все, как им велели, задержались на минуту, чтобы перевести дух, и не спеша спустились в прихожую.

– Заходите в любое время, – на прощание сказала она. – Думаю, как только господину Уэлсли станет лучше, он рад будет вас видеть у себя. Всего доброго.

Мэтт задержался в двери.

– Если вы не возражаете, мэм, – тихо сказал он, – я проведу эту ночь у вас на крыльце.

От удивления Меган широко раскрыла глаза.

– Что вы, зачем? Я сама со всем справлюсь.

– Может быть, но я боюсь, что тот, кто попытался убить вашего мужа, может прийти опять, чтобы закончить свое подлое дело. Я все-таки посижу эту ночь здесь, хорошо? Мег благодарно кивнула.

– Спасибо, – прошептала она, проникаясь доверием к этому грубому лесорубу. – Я вам очень благодарна.

Он сошел вниз и, сев на последнюю ступеньку, обернулся.

– Делайте свое дело. В эту ночь вас никто не побеспокоит.

Спокойная за себя и Джеффа, Мег повернулась и вошла в дом.

* * *

– Мег, я больше не хочу этого проклятого виски. Дай мне лучше что-нибудь поесть.

Она взглянула на раздраженное лицо мужа и медленно протянула стакан.

– Ужин готов, вот выпей, и тебе станет лучше.

Джефф привстал с кровати.

– Видеть виски не могу. Сейчас, думаю, у меня больше болит голова, чем рука.

На лице Мег появилась широкая улыбка.

– Ну вот, вижу, ты снова похож на прежнего Джеффри Уэлсли.

– Ты что, с ума сошла? Какой прежний Уэлсли? Еще немного, и моя голова просто расколется.

– Не обращай внимания, все пройдет. Выпей немного, и я сразу принесу тебе ужин. Ну почему ты не хочешь послушаться совета доктора?

– К черту! Уже целых два дня я только и делаю, что сосу эту гадость. Дай мне хоть что-нибудь поесть, в конце-то концов.

– Ладно, – сдалась она и поставила стакан на ночной столик, – сейчас принесу овощной суп.

– Не хочу суп. Принеси картошку и бифштекс, – капризничал Джеффри, – и, пожалуйста, в этот раз без красного перца.

– Как хочешь, – теряя терпение, отозвалась Мег. – Я приготовлю тебе картошку и бифштекс. – Устало взглянув на мужа, она повернулась и направилась к двери.

– Мег, послушай!

– Ну что еще? – не поворачиваясь, спросила девушка.

– Большое тебе спасибо за все.

– Да ничего, Джефф, – улыбнулась Мег. – Было бы за что.

Через полчаса она вернулась, неся на подносе приготовленное мясо, картошку, зеленые бобы и кусок шоколадного торта.

– Думаю, это тебе понравится, – весело проговорила она и, поставив поднос ему на колени, заправила салфетку за воротник. Затем, присев на край кровати, взяла вилку, наколола несколько бобов и протянула ему.

– Что ты, черт побери, делаешь? – недоуменно спросил он, не сводя глаз с вилки.

– А ты как думаешь? Кормлю тебя, конечно же.

– Я и сам могу это сделать! – раздраженно посмотрел на нее муж. – Не забывай, что моя правая рука в порядке. – В доказательство своих слов он приподнял руку и крепко сжал ее в кулак.

– Хорошо, – вилка с шумом полетела на поднос, – делай что хочешь!

Джеффри не спеша поднял вилку и так же не спеша положил в рот картошку.

– Ну ты и вспыльчивая, однако. Разве сиделки в больницах бывают такими нервными?

– А больные бывают? – Меган встала. – Приятного аппетита. Я приду за подносом позже.

– Ты уходишь? – жуя бобы, спросил он.

– Да, представь себе, ухожу, – выпалила Мег и, пока он придумывал, как ее остановить, выбежала из спальни.

– Большое спасибо вам, леди, – тихо проворчал мужчина, – за то, что оставили меня одного в этой комнате. Да ведь вам будет все равно, даже если я умру!

Взглянув рассерженно на бифштекс, он только теперь сообразил, что одной рукой ему не справиться.

– Вот и прекрасно! – буркнул он, воткнул быстро вилку в кусок мяса и поднес ко рту. Только его зубы впились в нежную мякоть мяса, как вилка соскочила и кусок повис во рту. Вне себя от злости, он выплюнул его на тарелку и вытер испачкавшийся подбородок.

– Мег!

Затаив улыбку, она открыла дверь. Все это время Мег дожидалась, когда Джефф возьмется за мясо и, не справившись с ним, позовет ее на помощь.

– Что?

– Я не могу порезать мясо.

– Правда? – притворно спросила она.

– Да, черт бы его побрал!

– Ты хочешь, чтобы я тебе помогла?

– Да, хочу, – проворчал он.

– Что? Я что-то не расслышала.

– Да, я был бы вам признателен, леди, если бы вы помогли мне разделаться с бифштексом.

– Конечно, сэр. – Мег вновь села на край кровати, аккуратно порезала мясо на небольшие кусочки. – Вы не против, если я буду кормить вас?

– Мег, я сам… но все-таки большое спасибо.

Она поднялась, но Джефф, просяще посмотрев ей в глаза, сказал:

– Пожалуйста, не уходи. Побудь со мной немного.

– Хорошо. – Стараясь скрыть радость, Мег кивнула и села рядом на стул. После короткого молчания она продолжила: – Как теперь твоя рука?

– Ужасно болит. Дело в том, что бревно врезалось в меня сзади, и я не успел отскочить в сторону.

– Разве ты ничего не слышал?

– Слышал, но я вытаскивал из воды кое-какие инструменты, и у меня было слишком мало времени.

– Значит, ты знал, что тебе грозит опасность, и рисковал собой из-за каких-то инструментов?!

– Ну, это были не совсем простые инструменты. Они были сделаны по заказу в Бостоне, ручная работа, понимаешь?

Девушка была не в силах вымолвить и слова. Ей никак не верилось, что для человека инструменты, пусть хоть золотые, значили больше, чем собственная жизнь.

– Не пойму вот только, – муж отправил в рот кусочек мяса, – кто отвязал бревно на горе. И почему?

– Думаю, я знаю, – сказала Мег.

Теперь настал черед удивиться Джеффри.

– Об этом я и писала тебе в своей записке. В город вернулся Питер Фарнзворт.

Вилка с грохотом выпала из его рук.

– Ты хочешь сказать, что Фарнзворт пытался убить меня? Что заставило тебя так думать?

– Недавно он был здесь… и угрожал мне. Запинаясь, она подробно рассказала о своей встрече с Питером, сознательно умолчав лишь о своем предложении вернуть долг. Джефф все еще ничего не знал о деньгах, занятых ее отцом у Джорджа Фарнзворта, потому что она не хотела обременять его семейными проблемами. И так она была достаточно виновата перед ним.

Джеффри молча слушал ее рассказ и, когда она замолчала, хладнокровно проговорил:

– Кажется, мне пора навестить господина Фарнзворта.

У Мег захватило дыхание, и, не осознавая того сама, она прикоснулась к руке мужа.

– Прошу тебя, не делай глупостей. Джефф, он сумасшедший! Этот человек никогда ни перед чем не останавливался. Поверь мне.

Джефф крепко сжал ее руку.

– Не волнуйся. В этот раз он имеет дело не с Дженни Томас.

– Тебе… все известно?

– Да я всегда подозревал что-то нечистое в этой истории. Некоторое время у меня работал ее брат Хэл, и два или три раза я видел Дженни в лагере, когда она приходила навещать его. Скажу прямо, она показалась мне довольно хорошенькой девушкой – веселая, немного неуверенная в себе, но только совсем не похожая на девушку, способную совершить самоубийство из-за какого-то мужчины. Меган отвела взгляд в сторону.

– Ты ошибаешься, – прошептала она. – Дженни на самом деле наложила на себя руки.

– Правда? Откуда тебе это известно?

– Джефф, на следующий день после ее смерти я получила письмо Дженни, в котором она рассказывала о причинах своего самоубийства.

– Неужели, Мег, ты не сообщила об этом шерифу?

Жена покачала головой.

– Почему?

– У Дженни должен был от Питера родиться ребенок, и это основная причина ее смерти. А не сказала шерифу, потому что до сих пор уверена: если даже весь город узнает об этом, все равно ничего не изменится.

– Ну он и подонок! – вспылил Джефф. – Совсем юная, невинная девочка. И, конечно же, он отказался брать ее в жены?

Мег заколебалась. Как она сможет рассказать мужу о всех подробностях этой трагедии? Ведь у нее едва хватило смелости поведать об этом даже Виргинии.

– Почему ты замолчала?

– Питер изнасиловал Дженни. Когда стало известно, что она беременна, то он просто отказался от ребенка. Ты сам понимаешь, какой это позор для любой девушки, – тихо пробормотала Мег.

– Какое ничтожество! И теперь он собирается поступить таким же образом с моей женой? – Резким движением он отставил поднос и быстро откинул край одеяла.

– Что ты делаешь?

– Разве не видишь? Я встаю с кровати и собираюсь отправиться к Фарнзворту.

Меган мгновенно преградила ему путь.

– Остановись, Джефф. Ты еще совсем больной.

– Что ты все время напоминаешь мне об этом? Я уже вполне здоров. Прошу, уйди. Мне нужно одеться.

Мег и не думала слушаться мужа.

– Джеффри, пойми, во-первых, у нас нет никаких доказательств, а во-вторых, они могут что-нибудь сделать с тобой. Я не переживу, если они опять из-за меня причинят тебе боль.

Последние ее слова остановили Джеффа. Медленно опустившись на кровать, он потянул к себе Мег. Она не сопротивляясь села рядом с ним.

– Из-за тебя?

По щекам жены побежали слезы.

– Это я во всем виновата, Джефф! Если бы я не женила тебя на себе, с тобой бы ничего не случилось.

– Может, и так. – Он нежно поцеловал ее. – Но раз я женился, я никому не дам тебя в обиду.

Всхлипнув, Мег посмотрела на мужа.

– Не ходи к ним сегодня. Доктор сказал, что…

– Шш, дорогая, – над самым ухом проговорил он. – Ты права, мне действительно стоит обождать.

– Джефф, ради Бога, прости меня за все. Я только сейчас понимаю, какую сделала ошибку… если ты по-прежнему хочешь покинуть меня, я не против. Никогда бы не подумала, что Питер может зайти так далеко. Прости меня, я виновата перед…

– Очень интересно, когда это я говорил о своем желании расстаться с тобой?

– Но…

– Шшш…

И до того как она попыталась еще что-то сказать, Джефф прикоснулся к ее губам своими. Мягкие и теплые, они стали еще более пьянящими, когда коварно попробовали перехитрить ее мягкие губки и проложить дорогу горящему языку. Ощутив приятное, уже немного знакомое наслаждение от разливающейся по телу дрожи, Мег покорно подчинилась этой дурманящей голову власти. Он еще крепче обнял девушку и нежно опустил на кровать. Очень медленно пальцы его руки скользнули по щеке, по шее и на мгновение застыли на возвышающемся бугорке.

Увлеченная всей невероятностью происходящего, Меган дала свое молчаливое согласие, а в подтверждение обхватила его шею, провела волнующей рукой по волосам и запрокинула голову. И теперь рука быстро накрыла один из бугорков, палец прикоснулся к соску и стал играючи двигаться то в одну, то в другую сторону, пока тот не приподнялся и не стал упругим. Возбуждение Джеффа возрастало, он повернулся на живот, дотронулся до ее ног и почувствовал, как взвинченный мужской атрибут уткнулся во что-то мягкое.

Его горячую плоть она могла ощутить даже через несколько нижних юбок. Но каким-то странным образом это не пугало, а напротив – только притягивало. Возникло неодолимое желание быть как можно ближе к нему. Безумно предаваясь страсти, теряя все свое благоразумие в круговороте забытья, она шевельнула бедрами. С неимоверным усилием Джефф разжал руки. Мег говорила, что хочет иметь ребенка, и сейчас, когда они лежали вместе, ему ничего не стоило удовлетворить ее желание. Но не так – лежа на краю помятой кровати и с кучей задранных юбок.

Когда они будут заниматься любовью, а это неминуемо должно произойти рано или поздно, Джефф хотел бы, чтобы все было по-настоящему, чтобы ошибочное представление Мег – сам процесс есть только плата за рождение ребенка – навсегда покинуло ее.

Высвободив ноги, он сел.

Пораженная неожиданной развязкой, Мег еще долго лежала и непонимающе смотрела на мужа. Внезапно пробудившись от сладостного упоения, она осознала, что сейчас похожа больше на распутную девку, и, соскользнув с кровати, сделала несколько шагов. Не поворачиваясь, девушка принялась поспешно приводить в порядок волосы.

– Я… я унесу поднос. Ты больше ничего не будешь? – смущенно сказала она, понимая, что голос, так же как и руки, совсем не хочет ей повиноваться. Почему Джефф остановился? Неужели она была недостаточно обольстительной?

– Да, пожалуйста, – еще тяжело дыша, произнес он.

Мег неловко взяла поднос и поспешила к двери.

– Если тебе что-нибудь понадобится, позови, – вполголоса сказала она. – Я у себя в комнате.

– Спасибо, мне ничего не нужно.

Как только за ней закрылась дверь, Джефф бросился на кровать. «Да, больше ничего не нужно, – с сожалением подумал он. – Ну и лопух же ты! Взял и испортил все. Она была готова, ты тоже, а тебе захотелось остановиться только потому, что не понравились какие-то простыни».

Он вяло тряхнул головой, никак не находя объяснения такому глупому решению. «А ведь раньше такого никогда не бывало».

– Ну и что, что не было, – рассуждал Джефф. – Мег пусть и не любимая, но все же законная жена. И поэтому ее нельзя сравнивать с какой-то уличной девкой, которая доставляет только сиюминутное удовольствие. Она заслуживает ласки, нежности и осторожности буквально во всем.

Убедив себя, Джефф наконец-то освободил еще не успокоившуюся плоть от облегающих кальсон.

– Теперь нужен только подходящий момент, – улыбнулся он.

Глава 19

Следующие несколько дней Джеффри прилежно разыгрывал послушного больного, валяясь большую часть времени в кровати и делая лишь то, с чем мог справиться сам. К полному замешательству Мег, он и словом не обмолвился о внезапно вспыхнувшей между ними страсти. И это только подтверждало ее сомнения: она бессильна перед опытом уверенных и настойчивых женщин, которых он, наверное, частенько навещал. Так и не услышав от него ничего, Мег посчитала, что Джефф просто-напросто забыл обо всем, и решила последовать его примеру.

Но это было глубокое заблуждение. Несмотря на свое показное равнодушие, Джеффри ни о чем другом и не думал. Бессмысленно уставившись в книгу, которую дала Мег, он целыми часами изобретал, а затем, находя какой-то недостаток, отвергал сотню различных планов обольщения жены. Так ничего и не придумав, к утру третьего дня он почувствовал легкое раздражение.

– Мне надоело бездельничать, надоел этот халат, который я снимаю только на ночь, – жаловался он за завтраком. – Я умираю от желания опуститься в горячую воду и просидеть там до вечера.

– Хорошо, – на удивление быстро согласилась с мужем Мег. – Позавтракаем, и я приготовлю тебе ванну. Ты помоешься на кухне? А то сегодня мне совсем не хочется поднимать ведра наверх.

– Ты что, рабыня мне, что ли? – вспылил он. – Покажи, где все находится, остальное я сделаю сам.

– Да брось ты, я с радостью готова тебе помочь, – возразила она. – Ты только сходи за водой.

– Договорились, – сказал Джефф, и они продолжили завтрак.

После завтрака Мег нагрела несколько больших чайников с водой, вылила их в большую медную ванну, к тому времени уже наполненную Джеффом холодной водой.

– Вот и все, – улыбнулась она, положив на стул мыло и полотенце. – Ты уверен, что справишься сам?

– Ты думаешь, что сможешь помочь?

– Мм… да, – краснея, чуть слышно проговорила она. – Полагаю, да, если тебе понадобится помощь.

– Нет, не стоит. Я знаю, как это делают, с того самого дня, когда появился на свет, – пошутил Джефф.

Мег вышла и хотела было плотно закрыть за собой дверь, но, быстро передумав, оставила ее приоткрытой.

– На всякий случай, вдруг я ему понадоблюсь, – тихо сказала девушка, искренне надеясь, что этого не произойдет.

Из кухни раздался громкий всплеск воды, и сразу же все повисло в безмолвной тишине, которая тянулась так долго, что Мег даже начала немного беспокоиться. Но вот, разрушая ее напрасные тревоги, послышался какой-то легкий стук и вслед за ним приглушенное ругательство. Не задумываясь, она шагнула вперед и заглянула в узкую щелку двери.

Человек, который стал неизбывной мечтой всех девушек штата Орегон, сидел перед ее глазами в ванне в своем обнаженном великолепии. Пока Меган с изумлением смотрела на прекрасно сложенное тело, он, перегнувшись через высокий край ванны, здоровой рукой пытался найти выскользнувшее из рук мыло.

При виде мокрых и упругих мышц, напрягающихся каждый раз, когда он двигался, у нее просто захватило дыхание. Боясь пошевелиться, она стояла, словно парализованная, не сводя глаз со своего обворожительного мужа. «Прекрати! Ты не должна! Стыдно глазеть девушке на раздетого мужчину». Но все слова были напрасными. Мег не могла оторвать взгляда от чарующей красоты Джеффри Уэлсли и его завлекающей обнаженности.

Ее взор устремился туда, где кристальные капли воды нанизывались на рыжеватые колечки волос на груди, а сама грудь казалась такой широкой и сильной, что уже при одном только взгляде хотелось прикоснуться и плавно поводить по ней рукой.

Опрометчиво она сделала еще один шаг и, стараясь получше рассмотреть Джеффа, прильнула к приоткрытой двери. Ее попытка была вознаграждена немедленно же. Стоя на коленях и вновь пробуя ухватить мыло, он невольно давал ей возможность любоваться громадной спиной и стройными бедрами. И вдруг от всего этого у нее закружилась голова, стало не хватать воздуха, тело затрясло в какой-то жуткой лихорадке, наполняя девушку слабостью и жаром.

«Уходи! Уходи, пока не поздно!» Однако Мег не ушла. Ей хотелось… действительно хотелось. Так было бы сейчас приличнее всего поступить, но разум сдавался, сдавался, потому что оказывался бессилен перед пробуждающимся порывом влечения, его всеохватывающей мощью. Подчиняясь этой необузданной силе, Меган заглянула опять и увидела, как муж, подняв наконец-то мыло, не спеша опускается в воду.

Джеффри так же медленно откинулся назад, прислонился головой к краю ванны и с наслаждением потянулся. О Боже, как приятно! Особенно после тех нескольких дней, когда он вынужден был, то и дело смачивая губку в маленьком тазике, обтираться ею у себя в комнате, он не мог и представить себе что-нибудь более приятное, чем размягчающиеся мышцы тела, замедленность движений и легкие всплески воды. Конечно, за исключением одного… того, что постоянно напоминало о себе, беспокоило и сводило его с ума.

Как быть с Мег? За эти несколько дней, которые они провели вместе, Джефф понял, что лучше нее никто бы не позаботился о нем. Она была предупредительна, расторопна и терпелива. И вся проблема заключалась только в том, что ему нужна была не сиделка Мег, а любовница Мег, которая бы перестала обращаться с ним как с больным и посмотрела на него как на полноценного мужчину.

Устало он закрыл глаза и лениво провел рукой по воде. Очень странно, но материнское отношение Мег стало каким-то невыносимым после того, что произошло между ними. Как Стюарт обращался со своей женой Клер? Ведь она тоже была его сиделкой, когда он во время войны раненным попал в плен в больницу конфедератов. Стю любил рассказывать забавные истории о начале знакомства со своей обаятельной женой, но не упоминал о том, что Клер обращалась с ним, как докучливая курица со своими цыплятами. Может, стоит написать Стю письмецо и спросить его совета? Если уж кто знает, как соблазнить женщину, так это Стюарт Уэлсли.

Странный шорох за дверью привлек внимание Джеффа, и он, раскрыв глаза, чуть повернул голову. Что это там? Вдруг он осознал, что видит в дверной щели серое платье Мег, и его сердце беспокойно забилось. Она наблюдает за своим мужем. Джеффри с трудом сдержал улыбку и быстро закрыл глаза, притворяясь, что ее маленькая проделка осталась незамеченной. Значит, жена не так уж и безразлична к нему. Представив Мег, стоящую за дверью и украдкой подсматривающую за ним, он тут же ощутил всевозрастающий трепет, но на этот раз ему не хотелось обуздывать пробуждающуюся к жизни плоть. «Ну что, дорогая, хочешь посмотреть на мужчину в сотворенном Богом облике? Заверяю тебя, с моей стороны не будет никаких препятствий».

И он встал.

У Мег замерло сердце.

Уверенный в том, что достиг желанного результата, он как ни в чем не бывало взял мыло и, наклонившись, стал намыливать ноги. Теперь из своего удобного положения Джефф мог смело проверить, не убежала ли Мег после столь дерзкой демонстрации мужского тела. Она стояла на том же месте. По-прежнему была видна широкая юбка и чувствовался ее любопытный взгляд. Выпрямившись, он повернулся лицом к двери и с обманчивой беспечностью принялся намыливать себя, неумолимо приближаясь к тому самому месту, к которому, как он надеялся, приковано все ее внимание.

И Джеффри не ошибся. Все внимание жены было там или на том. Увидя возбужденное состояние мужа, она впала в полное оцепенение. Как-то раз Меган уже доводилось видеть голого мужчину, или, точнее, статую голого мужчины, во время посещения музея в Портленде. Но эта статуя просто ничто перед захватывающим дыхание мужским атрибутом Джеффа. Скромно свисающий между ног орган алебастрового изваяния хоть и был отчетливо виден, но из-за своих маленьких размеров и излишней вялости почти не пробудил в ней тогда никакого интереса.

Мужская же принадлежность Джеффа совсем не казалась маленькой и вялой. Напротив, она была толстой, упругой, просто огромной; она дерзко выступала из тела и учащенно пульсировала, почти устрашая своей первобытной необузданностью.

– Великое оружие любви, – прошептала Мег, вспомнив фразу из одного фривольного французского романа. Она закрыла глаза и попыталась успокоиться, а когда набралась храбрости и опять открыла их, ее внимание сразу привлекли плавные движения руки Джеффри, моющего промежность. Осознавая, что перед ней всего лишь купающийся мужчина, девушка чувствовала в этих движениях и еще что-то соблазняющее. И, к ее полному потрясению, ей пришла в голову ужасная мысль, которая сначала просила, потом настаивала, а затем требовала, чтобы именно ее рука так страстно и еще страстнее гладила скользкий орган. Казалось, теперь ничто не остановит ее. Навязчивая идея билась, ревела, создавая невообразимый шум в голове, больно колотила виски, не хватало воздуха в груди. Все в ней желало откликнуться на этот молчаливый призыв не то природы, не то мужа.

Отчетливо услышав в тишине кухни дрожащее грудное дыхание Мег, Джефф почти мгновенно принял решение, которое впоследствии изменило всю его жизнь. Он торопливо наклонился вперед, смыл пену и, не колеблясь, ступил на пол. Девушка тут же шагнула в сторону, намереваясь незаметно ускользнуть из коридора. Но не успела она сделать и трех шагов, как распахнулась дверь и появился обнаженный Джеффри Уэлсли.

Еще одно мгновение, и он был рядом с Мег, его горячее, содрогающееся от страсти тело прижалось к ней, его огненные губы пылко ухватили ее уста. Этот порыв незамедлительно пробудил ответную страсть. Объятая наслаждением, она обвила руки вокруг шеи мужа и приоткрыла рот, приглашая вторгающийся язык. Она чувствовала, как влага на груди Джеффа пропитывает ее корсаж, делая соски упругими. Инстинктивно девушка еще сильнее прижалась своими дрожащими грудями к нему, проклиная про себя разделяющую их ткань.

– Ты правда хочешь стать моей женой? – прохрипел он.

– Да, – ответила Мег, и трепет предвкушения захлестнул ее, когда она увидела вспыхнувшую в его глазах страсть. – Ты хочешь стать моим мужем?

– Да, – эхом отозвалось в ее голове, и она вновь потянулась к нему с поцелуем.

Джефф нежно положил палец на ее подбородок и терпеливо дождался, пока она не открыла глаза.

– Ты уверена в этом, Мег?

– Да.

– Хорошо. – Он взял ее на руки и понес к лестнице. – Сейчас мы по-настоящему станем мужем и женой. – Сделав еще несколько шагов вперед, он внезапно остановился и поставил Мег на ноги.

– Что-то случилось? Я очень тяжелая?

– Нет. – Джефф потянул к себе жену. – У меня больше нет сил терпеть. Я опять хочу тебя поцеловать.

И в который раз слились их уста. То была горячая страсть, выплескивавшаяся то из одного полного сосуда в другой, то из того – в первый.

– Ты когда-нибудь так целовал Франсин? – переведя дыхание, чуть слышно спросила Мег.

Джефф поднял голову и посмотрел недоуменно.

– Зачем тебе это?

– Просто, – задыхаясь выговорила девушка, – она говорила Виргинии, что не любит твои поцелуи.

– Тогда нет.

Меган улыбаясь прикоснулась пальцем к его губам.

– Может быть, ей поэтому и не нравилось?

– Сомневаюсь, – сказал он, с отвращением вспоминая историю неудавшейся любви.

– А я думаю…

– Давай перестанем об этом, лучше поцелуй меня. – Он прижал ее своим большим телом к стене. Чувствуя его настойчивую плоть, она невольно раздвинула ноги и ощутила ее пульсирующее биение. Джефф сразу отреагировал на движение жены: опустил руки на бедра и плотно прижался к ним. – Ты меня сейчас с ума сведешь… – Прерывисто дыша, он поднял жену и понес дальше.

Наконец-то оказавшись в спальне, Джефф осторожно положил Мег на кровать. Его тело содрогалось от желания обладать ею, он чувствовал, что вот-вот страсть вспыхнет в нем как пламя, но торопиться было нельзя. То, что сейчас произойдет, ни одним движением, ни одним словом не должно напугать или разочаровать ее. Пусть первое впечатление о сближении страждущей плоти останется в жизни Мег одним из самых незабываемых воспоминаний.

– Ты очень красивая, – тихо прошептал он.

– Спасибо, – покраснела Мег. – Ты тоже.

Муж улыбнулся.

– Одетый или раздетый?

Со смелостью, удивившей даже ее саму, девушка подняла руки и провела пальцами по его все еще мокрой груди.

– И так, и так, только лучше, когда раздетый.

Довольный таким ответом, Джефф провел ладонью по мягкой щеке жены.

– Ты знаешь, если мы это сделаем, то нарушим один пункт нашего соглашения.

– Знаю.

– И тебя это не беспокоит?

– Нет.

Опираясь на здоровую руку, он склонился над ней. Его губы прикоснулись к векам, затем медленно стали опускаться к шее.

– Ты это делаешь потому, что хочешь ребенка, или потому, что ты хочешь меня?

– Тебя, – просто сказала она. – Я хочу только тебя.

Джеффри принялся пуговица за пуговицей расстегивать ее платье. Не противясь, Мег закрыла глаза и погрузилась в неизведанное море восторга и наслаждений. Когда платье было расстегнуто до пояса, он быстро развязал тесемки тонкой сорочки, и его глазам предстали пышные, обворожительные груди, сластью которых, как ему казалось, он готов упиваться всю жизнь. Его пронизывающий взгляд встревожил ее, и она открыла глаза. Джеффу сразу же передалось ее внезапное напряжение.

– Не пугайся, я не сделаю тебе больно.

Мег молча кивнула головой и улыбнулась, ощущая ласковое прикосновение его рук к грудям. Джефф вновь приблизился к ее устам и захлестнул девушку жгучим теплом своего дыхания. Целуя, он помог ей сесть, скользящим движением стянул с плеч платье и снова положил на спину.

– Приподними бедра, – мягко попросил он, стаскивая юбки и нижнее белье.

После того как он легкими рывками расправился с ее ботинками и швырнул их вслед за одеждой, Мег приподняла голову и увидела, что он стоит у кровати, не сводя с нее своего взгляда неистового исполина.

– Мне кажется, что сейчас я похож на голодного перед началом банкета, – проговорил он.

От пожирающего взгляда, который не отрывался от наготы ее девственного тела, Меган стало совсем неловко. Но через минуту она смело прошептала:

– Снять чулки?

Джефф покачал головой.

– Нет. Останься в них. Ничто так не возбуждает, как женщина, лежащая в постели в одних чулках.

С врожденным желанием женщины любить и быть любимой Мег положила ногу на ногу.

– А я, господин Уэлсли, думаю, что меня больше всего возбуждает, когда вы купаетесь.

Он посмотрел на жену опьяненным взглядом.

– Надеюсь, что через час ты не будешь так думать, дорогая. – Джеффри лег на кровать и потянул ее на себя. – Я хочу показать тебе нечто более восхитительное.

Мег вздрогнула. Прижавшись к нему всем телом, она ощутила между ног напряженную плоть.

– Мой милый, – простонала она.

– О Меган, я обожаю твое тело, – шепнул он и опустил руку на ее полные груди. – Те три ночи, которые я провел в Портленде, я лежал и только и думал, как это все будет происходить.

– Правда? – вопросительно смотря на мужа, привстала она. – Ты думал обо мне, когда был в Портленде?

– Ну да, – улыбнулся он, и его огненный язык, вытянувшись, плавно лизнул мочку уха. – Я думал о тебе, когда сидел в конторе и напрасно вникал в свои дела, когда ел или пил вместе со своими ребятами, или когда работал на канале, или когда… – Он замолк. – Знаешь, я думал о тебе, даже когда это чертово бревно неслось по каналу вниз.

– Это ужасно! – испугавшись, вскрикнула Мег. – Мне казалось, что ты не мог отойти, потому что пытался спасти инструменты.

– Я действительно спасал свои инструменты, – усмехнулся он. – Но я бы ни за что не оставил их в канале, если бы поменьше думал о своей жене, – шутливо сказал он, нежно обнял ее за талию и окунулся лицом в ее мягкие груди.

Незнакомое, но кажущееся давным-давно знакомым, восхитительное содрогание повисло где-то внутри ненасытной плоти.

– Что ты делаешь?

– Занимаюсь любовью, – тяжело дыша, ответил он и, прильнув к ее губам во всепоглощающем поцелуе, положил ее на себя.

Едва дотрагиваясь, рука Мег опустилась на грудь Джеффа и маленькими кругами стала двигаться к небольшим соскам. Уже от первых прикосновений жены он испытал такое удовольствие, что непроизвольно застонал.

– Тебе нравится это? – тихо спросила она.

– О Боже, да. Мне все нравится.

Мег улыбнулась в упоении своей новообретенной женской властью. Погрузив пальцы в густые волосы мужа, она медленно выгнулась и кокетливо провела кончиками грудей по его соскам.

– А что насчет этого? – проговорила вкрадчивым голосом девушка.

Терпеть дальше у Джеффа уже не было сил.

– Прошу тебя, не торопись, дорогая.

Лицо Меган выражало полное недоумение.

– Я что-то не так сделала? Прости, я думала, что это тебе понравится.

– Боже, – не отрывая взгляда от прилипших к ее стройным ногам черных прозрачных чулок, простонал он. – Конечно, мне нравится. Даже очень. Поэтому я и прошу не спешить.

Мег казалось это странным, но зачем было расспрашивать о пустяках, когда он так сильно хотел ее.

– Что мне сделать для тебя?

В эту секунду он желал всего, но, к сожалению, это бы только приблизило конец их усладам.

– Ничего, милая. Ты просто полежи… только обещай не дотрагиваться до меня.

– Когда-то ты говорил, что тебя не возбуждают неподвижные женщины.

– Да, – пробормотал он, – говорил. Но я не думал, что ты будешь так внимательно слушать меня.

– Ладно, – сдалась Мег. – Я сделаю так, как ты хочешь. – Послушно девушка откинула руки и закрыла глаза.

Решив, что он, наверное, совсем потерял рассудок, предложив это Мег, Джефф в растерянности посмотрел на потолок. Но трепещущая в страсти плоть красноречиво говорила ему, что, не попроси он жену остановиться, он бы перестал контролировать себя и не смог бы подарить ей незабываемое удовольствие.

Продолжая стоять на коленях, он опять горячо поцеловал ее груди, и, оставляя влажный след, то изогнутый, то прямой, его язык заскользил вниз. Вопреки своему решению лежать совсем неподвижно, Меган, ощущая возрастающий трепет, пошевелила бедрами. Бессознательно ноги раздвинулись, и она открыла себя для него. Полный нескрываемой мужской радости, Джеффри улыбнулся, и его указательный палец медленно задвигался дальше к тому месту, где сходились ее ноги.

Подняв голову, он встретил взгляд жены, в котором странным образом смешались опасение и непреодолимое желание. И что-то произошло в этом молчаливом сплетении взглядов, что-то успокоило одного и побудило другого.

Джеффри дотронулся пальцем до горячего лона и провел им по всей увлажненной поверхности. Тяжелое, прерывистое дыхание и легкие стоны, заполнившие комнату, уничтожили в нем всякую неуверенность и боязнь. Его палец, теперь уже не колеблясь, лег на маленький бугорок и принялся в безудержной страсти ласкать его.

– Пожалуйста, – почти прокричала она, – дай мне обнять тебя.

Его терпению наступил конец. Он бросился в ее объятия.

– Поцелуй меня, о, поцелуй меня, – зашептал Джефф.

Задыхаясь, Меган зажала руками лицо мужа и приблизилась к его губам. Сливаясь с ней в поцелуе, он проклял ту боль, которую неизбежно должен был причинить ей. И, разрывая плеву девственности, мужчина осторожно и медленно вошел в нее. От боли Мег жалобно вскрикнула, и ее испуганные глаза наполнились горячими крупинками слез. Сострадая, испытывая какую-то беспомощность, Джефф нежно проговорил:

– Мегги… я обещаю, сейчас тебе будет намного лучше.

Успокаиваясь, Мег прикусила губу и кивнула. Стиснув зубы, он неимоверными усилиями поборол буйную страсть и заставил себя лежать спокойно, пока ей не стало легче.

– Это все? – спросила девушка разочарованно. – Мы закончили?

Сжимая ее еще сильнее, он прижался лицом к ее шее.

– Нет, милая, – вкрадчиво прошептал мужчина, – мы еще даже не начинали.

– Правда? – Мег улыбнулась. – Правда? Надеясь, что изголодавшаяся страсть не возьмет верх, Джефф не спеша начал двигаться, посвящая жену в древний любовный танец. Несколько неловких вращений бедрами, последовавшие в ответ, вызвали у него понимающую улыбку. Он опустил руки и осторожно помог ей достичь гармонии.

– Вот так, – направил он.

– О, это невероятно!

Встречая полное одобрение, он постепенно увеличивал темп. И вот где-то внутри нее стало усиливаться давление, которое было похоже на огромный шар, занимавший все больше и больше места и готовый вот-вот лопнуть.

Джефф, ощутив то же самое, опустил свою плоть еще глубже. Так они вместе взобрались медленно на вершину любви, в один и тот же момент бездыханно достигли ее пика и, разделив великий дар соития, перевалили на другую сторону.

После этого они еще долго молчали, но вот, разрывая их интимный контакт, Джефф скатился на кровать и увлек за собой Мег. Провел рукой по алевшей щеке жены. Его глаза наполнились нежностью и теплотой.

– Тебе не было потом больно?

– Нет, – покачала головой Мег. – Совсем не то, что говорила об этом Виргиния.

– А как насчет всего остального?

Меган рассмеялась и чмокнула его в щеку.

– Она ошибалась и в остальном.

– Значит, было не совсем так, как рассказывала Виргиния?

– Да, да, – насмешливо ответила жена. – И самое большое различие…

– В чем же? – не удержался он.

– В том, что муж Джинни – Лоренс Ломбард, а мой – Джеффри Уэлсли.

Последовала тишина, и этим безмолвием они говорили друг другу больше, чем могли сказать словами. Вдруг раздался звенящий смех Мег.

– Джефф!

– Мм?

– Можно, я когда-нибудь опять посмотрю, как ты купаешься?

– Малышка, – горячо поцеловал он жену, – в следующий раз ты даже можешь помочь мне в этом!

Глава 20

– Дорогая, мне нужно съездить в лагерь.

Мег повернулась на бок и весело посмотрела на мужа.

– Тебе не-е-льзя, мой милый, – протянула она, проводя тонким пальцем по его груди. – Ты же еще не совсем поправился.

Джефф фыркнул и быстро вытянул руку из-под головы жены.

– Если я смог делать то, чем мы занимаемся вот уже три дня, то, думаю, мне вполне под силу справиться со своей работой.

– А тебе очень нужно? – спросила она, запуская руку под простыню.

– Да, очень, – теряя прежнюю уверенность, сказал он. – Мег, у меня нет времени для… ну прекрати!

– Что прекрати? – невинно пожала плечами она, не убирая руки с возбужденной плоти.

– Это, – слабо повторил Джефф и, сбросив простыню, зажал ее руку в своей. – Ну смотри, что ты теперь натворила.

Мег улыбнулась.

– Я не виновата, все случилось само по себе.

– Да, – с трудом сдержал улыбку муж, – так вот само по себе происходит уже целых три дня каждые два часа.

– Если ты и впрямь хочешь, чтобы я остановилась, – вздохнула она, – я остановлюсь. – Мег убрала руку и встала на колени. – Тогда вот что я сделаю, – проговорила она и провела языком по соскам Джеффри.

– О Боже, – застонал он, поеживаясь от удовольствия. – Неужели это та самая девчонка, которая две недели назад, застыв от страха, лежала на кровати и умоляла побыстрее со всем покончить?

– Что? – захихикала Мег и, сжав опять огненный орган, принялась ласкать его крупный ободок.

– Опасная же ты шалунья. Ты, наверное, никогда не успокоишься?

– А зачем? Мне очень и очень нравится это, – улыбнулась Мег. – Но раз тебе все равно, то лучше поспеши в лагерь.

– Ну да, – ухмыльнулся он, не сводя глаз со своего твердого столбика, – ты думаешь, я смогу теперь просто взять и уехать?

– Тогда, господин Уэлсли, вам крупно повезло. Я случайно знаю, что вам может помочь. – Проговорив это, жена заскользила языком вниз.

Предаваясь наслаждению, Джефф неподвижно лежал с закрытыми глазами и чувствовал это чудотворное прикосновение горячего и чуть влажного языка. Сомнений, что он движется вниз, не было, но с какой целью?

– Что ты, плутовка, еще задумала?

– Что-то такое, о чем я прочитала в одном французском романе, – ответила Мег, отрываясь от своей игры.

Когда ее язык совсем подкрался к плоти, у Джеффа на мгновение замерло дыхание.

– Боже мой, какой же ты читала роман?

Глаза Мег весело забегали, и ее язык обежал круг по мокрой макушке.

– Не мешай, я хочу стать хорошей женой.

– О-о, – застонал муж, – у тебя неплохо получается, Мег.

– Благодарю, – пробормотала она и, наклонив голову, взяла его в рот.

Джефф мучительно заерзал на кровати, стараясь сдержать себя от взрыва.

– Метан, остановись, остановись. Прошу тебя, я больше не могу.

С загадочной улыбкой молодая женщина поднялась и, раздвинув ноги, села ему на бедра.

Неожиданная перемена позы столь сильно изумила Джеффри, что он и не знал, как быть дальше. Но вот она качнула своими бедрами, делая намек на продолжение, и муж уже не заставил себя ждать. Схватив ее за талию, он принялся то поднимать Мег вверх, то опускать вниз, и все быстрее, быстрее, пока они не взорвались. Обессиленная жена упала ему на грудь. Они слышали тяжелое дыхание друг друга, похожее на хрип раненого зверя, они чувствовали биение сердца – и все это было одним: целым и неразделимым. Очнувшись от этой сладкой дремы, она скатилась на кровать и прижалась нежно к его плечу.

– Ты потрясающая женщина, – едва слышно проговорил Джеффри, поглаживая ее по спине, – я устал так, что уже никогда с места не сдвинусь.

Мег задорно, как маленький ребенок, рассмеялась.

– Но, Джефф, ты же должен ехать в лагерь.

– А зачем? – расплылся в улыбке муж.

– Ты же сам мне сказал, что должен сегодня поработать!

Джефф подошел к большому резному шкафу и взял летнюю куртку.

– Что ты собираешься делать, когда я уйду? Подперев голову руками, Меган счастливо улыбнулась.

– Даже и не знаю. Полагаю, что должна посмотреть на свою лесопилку. Я не была там целую неделю.

– Вижу, у тебя нет большого желания идти туда.

– Да, это правда.

– Ну и не надо. Я как раз давно хотел поговорить об этом. А что, если тебе бросить работу? – Мег, удивленная таким предложением, попыталась было возразить, но муж быстро продолжил: – Это не значит, что ты должна совсем оставить работу. Ты можешь по-прежнему управлять лесопилкой и вести все счета. Но только дома. Мой друг Грег Стивене прекрасный управляющий, он бы нам подошел. К тому же у него нет работы после пожара на лесопилке Рали.

– Но ему нужно платить, Джефф.

– Перестань. Мы можем позволить себе это. Грегу на самом деле нужна работа.

Меган стало несказанно приятно, когда она услышала слово «мы».

– По правде, – призналась она, – я бы с радостью осталась дома. Но как только я перестану быть в курсе всех дел, клянусь, сразу же вернусь к своей работе.

– Не беспокойся, этого не произойдет. Ты обязательно будешь в курсе всех дел. Все? Договорились?

Мег кивнула и в ответ получила одобрительную улыбку мужа.

– Мы так легко все уладили, что я немедленно отправляюсь к Грегу, – с удовлетворением сказал Джефф.

– Здорово, – рассмеялась жена, чувствуя себя свободной от всяких обязанностей. – По этому случаю я приготовлю для тебя настоящий ужин. – Прыснув, она продолжала: – Ей-богу, за эти три дня мы сьели-то всего: холодное мясо, сыр и хлеб…

– …И друг друга, – закончил Джефф, косясь на нее.

– Джеффри Уэлсли! Это совсем неприлично! Как ты мог сказать такое?

Джефф посмотрел на жену без малейшего раскаяния за свои слова и тут же бросился к кровати. Обнимая нагое женское тело, он ткнулся лицом ей в грудь.

– Все равно, для меня ты вкуснее всего на свете.

– Ты что, сомневался? – Она выскользнула из-под него и вскочила на ноги. – А теперь иди, – приказала она, пятясь назад.

– Поцелуй меня, и я уйду.

– Нет. Если я это сделаю, то ты опять никуда не уйдешь.

– Может, ты и права, – рассмеялся муж. Он решительно подошел к ней и обхватил руками бедра, ощущая новый прилив страсти.

– Остановись, – увернувшись, Мег побежала обратно к кровати, – или ты опять останешься здесь.

– Хмм, ты торопишься поскорее отделаться от меня? Неужто у тебя с кем-то свидание?

– Как это ты догадался? – шутливо отозвалась она. – Сейчас, когда я знаю, сколько удовольствия можно получить, занимаясь любовью, мне хочется попробовать проделать это с каждым мужчиной в Уэлсли, чтобы проверить, нет ли среди них кого-нибудь получше тебя!

– Напрасно потратишь время, дорогая. Гарантирую, тебя ждет полное разочарование, – ухмыльнулся Джефф.

Меган плавно подошла к мужу и крепко поцеловала его.

– Знаешь, я думаю, ты все-таки прав. Лучше я скажу им, что передумала.

– Неплохая идея, – прошептал он. – Только не передумай насчет меня.

– Этого никогда не случится.

Прошел целый час, пока Джеффри наконец покинул дом.

* * *

Он спрыгнул с лошади и твердыми шагами направился узкой дорожкой к крыльцу большого белого дома. Остановился у двери и принялся колотить по ней что было силы. Слава Богу, Мег поверила, что он едет на работу. На самом деле он пробыл там не больше тридцати минут. Быстро переговорив с Недом Джонсоном, обсудив текущие дела в лагере и просмотрев все записи за последнюю неделю, Джефф поторопился обратно в город. Пришел наконец-то момент, когда он должен выяснить отношения с Питером Фарнзвортом. Однако, не сомневаясь, что случай на канале – его рук дело, он все же оказался здесь совсем по другой причине. Пока Джеффри хотел только предупредить Питера, что, если он когда-нибудь снова попытается угрожать Мег, ему несдобровать. Насилие, жестокость были чужды Джеффри Уэлсли, но что еще оставалось ему делать, когда этот подонок ворвался в его дом и выложил перед женой свой чудовищный план, который он собирался осуществить, если Мег не выполнит обещание больного и введенного в заблуждение старика Тейлора. Он прискакал сюда затем, чтобы навсегда положить конец подобным выходкам Питера. Брак бесповоротно вступил в силу, и Меган теперь принадлежала только ему одному. И больше ни один человек, кто бы он ни был, Фарнзворт или его сын, не посмеет вмешаться в его личную жизнь.

Дверь наконец открылась. Перед ним стоял бледный и напуганный Джордж Фарнзворт.

– Доброе, утро, Уэлсли.

Джефф пропустил его слова мимо ушей.

– Я пришел, чтобы повидать вашего сына, – спокойно сказал он.

– А Питера сейчас нет.

Уэлсли вопросительно уставился на старика.

– Его нет, – повторил Джордж. – Утром он уехал в Сан-Франциско и пробудет там несколько недель.

– Как это удобно, – заскрежетал зубами Джефф, – и как это вовремя.

Джордж, будто в недоумении, пожал плечами.

– Боюсь, что я не понимаю, о чем вы говорите.

– Уж вы-то не понимаете? – Джефф испытующе посмотрел ему в глаза. – Ну, ладно, если вы говорите, что он уехал, я верю вам. Но как только он приедет, передайте…

Фарнзворт услужливо закивал головой.

– Конечно…

– Передайте ему: если он попытается еще раз угрожать моей жене, я убью его.

У Джорджа Фарнзворта отвисла челюсть.

– Уэлсли, – нахмурился он. – Кто ты такой? Что ты себе позволяешь?

– Кто я, господин Фарнзворт? Я именно тот, у кого рука, не дрогнув, поднимется на мерзавца, которого вы называете сыном, если он хоть раз еще осмелится приблизиться к моей жене.

– Думаешь, что тебе законы не писаны? – надменно спросил Джордж.

– Может, и писаны. Только ни один суд в штате Орегон не осудит меня, если я избавлю мир от человека с кровавыми пятнами на руках.

Джордж ошарашенно выкатил глаза и побагровел так, будто его вот-вот хватит удар.

– Убирайся прочь! – задыхаясь от злости, заорал старик.

– Не забудьте передать Питеру мои слова, – спокойно сказал Джефф, повернулся и не спеша пошел к лошади, не обращая внимания на грубую брань, несущуюся вдогонку.

* * *

– Черт, конечно же, я хотел бы управлять лесопилкой Тейлоров.

Джеффри откинулся на спинку стула и улыбнулся Грегу Стивенсу. После короткой встречи с Фарнзвортом он направился домой, но по дороге решил заглянуть в салун «Рондас». Там-то он и повстречался со старым другом.

– Я думал, что это тебе обязательно понравится. Полагаю, лучше тебя никто не справится с этим делом.

– Значит, ты уговорил Мег не работать, да?

– Да, она не была против. Мне даже показалось, что ей порядком надоело возиться с этой лесопилкой.

– А может, она согласилась, потому что между супругами Уэлсли улучшились отношения?

Джеффри подозвал официантку и заказал еще пива.

– Да, ты совершенно прав, – наконец ответил он.

– Рад это слышать, Джефф. А то, по правде, я уже начал беспокоиться за вас с Меган.

– Я тоже, дружище. Но теперь все позади.

Грег понимающе улыбнулся.

– Так, значит, ты не жалеешь, что женился?

Джефф задержался с ответом, понимая только сейчас, что за какие-то две недели его отношения с Мег так сильно изменились.

– Нет, – задумчиво сказал он. – Не сожалею. Правда, сначала мне многое не нравилось…

– У тебя были все основания для этого, – перебил его Грег.

– Но сейчас, – продолжал друг, прикуривая сигарету, – она почему-то все больше и больше нравится мне.

Грег по-товарищески похлопал Джеффа по плечу.

– У женщин это всегда здорово получается, особенно если они такие же привлекательные, как Мег.

– Она действительно красивая, – кивнул Джефф, думая о жене. – Симпатичная, забавная и…

– Любящая!

Джеффри улыбнулся и, затянувшись сигаретой, выпустил огромное облако дыма.

– Верно, очень любящая.

– Искренне рад за тебя, Джефф.

– Спасибо. Ну, я и сам рад за себя. Я очень долго искал подходящую женщину и теперь, думаю, наконец-то нашел. Хотя нет… она нашла меня!

– Какая разница, кто кого нашел. Главное, чтобы вы понимали друг друга.

Блаженно попивая пиво и дымя сигаретами, двое мужчин на время замолчали. В конце концов Грег задал вопрос, мучивший его с первой минуты их встречи:

– Джефф, что там с Питером?

– Ничего хорошего, – мрачно проговорил он. – Я сегодня виделся с его отцом, и тот сказал, что сын уехал на несколько недель в Сан-Франциско.

– Значит, он боится тебя. Мои предположения оказались верными. Джеффри, это он все подстроил.

– Мне тоже так кажется. Но я не поэтому был у них.

– Что? Неужели что-то еще случилось?

– Да. Помнишь, я уезжал в Портленд? Так вот, когда меня не было в городе, Питер прямо в нашем доме пытался угрожать Мег.

– Черт! – Грег со стуком поставил кружку на стол. – Он что-то сделал…

– Нет, – быстро ответил Джефф, – ничего. Только чертовски напугал ее. Этот подонок пообещал ей, что, если она не выйдет за него замуж, он позаботится о моей смерти.

– Проклятие! – выругался Грег. – Слушай, я думаю, что у нас это тоже неплохо бы получилось. Давай прикончим этого мерзавца!

– Именно это я и сказал его отцу.

– И ты уверен, что он тебе поверил?

– Да. Только не знаю, поможет ли это.

Грег откинул назад голову и залпом осушил кружку.

– Еще как поможет. Он же настоящий трус, Джефф. И даже если он попытается что-нибудь сделать, я всегда буду рядом с тобой.

– Спасибо, – признательно сказал Джеффри другу. – Ну ладно, давай еще по кружке и продолжим разговор о твоей новой работе.

Глава 21

– Мег?

Молчание.

– Мег, я уже вернулся.

Никакого ответа. Нахмурившись, Джефф подошел к лестнице.

– Мег! – крикнул он. – Ты наверху?

В ответ опять тишина.

– Куда же она подевалась? – Толкнув дверь, он прошел через кухню и вышел на заднее крыльцо. – Мег, где ты?

И вновь молчание. В каком-то дурном предчувствии мужчина поспешил назад в дом и попытался найти записку. Но ее тоже нигде не было.

И тут Джефф застыл на месте, словно парализованный, вспомнив слова Джорджа Фарнзворта. «Утром Питер уехал на несколько недель в Сан…»

– Господи, – наполняясь страхом, взмолился он и вмиг взлетел по ступенькам на второй этаж. Вбежав в спальню, Джеффри быстро окинул ее безумным взглядом, стараясь отыскать то, что могло подтвердить его опасения. Однако все оказалось на своем месте. Ящики были задвинуты, одежда аккуратно разложена, саквояж Мег, как и прежде, стоял на нижней полке шкафа.

– Только не паникуй, – приказал себе Джефф, – возможно, она у Виргинии.

С этой мыслью он сбежал по ступенькам вниз, выскочил из дома, прыгнул в седло и поскакал во весь опор к Ломбардам. Очутившись на крыльце их дома, Джеффри громко забарабанил в дверь, и почти сразу же она открылась. Уставившись на него своими любопытными глазенками, на пороге стояла маленькая девочка.

– Мама дома? – не задумываясь над тем, что может напугать ребенка, рявкнул он.

Девочка кивнула.

– Позови ее поскорее, – более спокойным голосом попросил он.

Она улыбнулась и маленькими шажками побежала за мамой.

– Мама, мама, к тебе пришел какой-то большой дядя! – послышалось из дома.

Виргиния отозвалась на крик дочери и, вытирая полотенцем руки, поспешила к двери.

– О, это вы, господин Уэлсли. Проходите, пожалуйста.

– Спасибо, госпожа Ломбард, но мне некогда, – ответил Джеффри, с большим трудом удерживая себя в руках. – Вы случайно не видели мою жену?

– Сегодня? – озадаченно посмотрела она на него.

– Да, сегодня!

– Нет, я ее с субботы не видела. А что случилось?

– Еще и сам не знаю. Пришел домой, а ее нет.

Виргиния улыбнулась. По его взволнованному голосу она сразу поняла, что в отношениях ее сестры и господина Уэлсли произошли весьма существенные перемены.

– Мне кажется, вам нечего беспокоиться. Скорее всего Мег отправилась за покупками или поехала на лесопилку.

– Я только что проскакал через весь город, ее нигде нет.

– Неужели могло произойти что-то серьезное? – уже и сама она начала немного беспокоиться.

– Надеюсь, что нет. Но странно, она сказала, что пробудет весь день дома, а сейчас я не могу найти ее.

– Не волнуйтесь, – успокаивала себя и его Виргиния, – с ней все в порядке. Вы придете домой, а она уже там.

– Спасибо. Я бы так не беспокоился, если б не знал, что Питер Фарнзворт уехал сегодня… – Его голос оборвался.

– Боже ты мой, – не на шутку встревожилась женщина, – не думаете ли вы…

– Нет, это просто какое-то совпадение, – сказал Джефф, не веря до конца своим словам. – Я пойду еще поищу ее. Извините, до свидания. – Повернувшись, он начал спускаться по лестнице.

– Господин Уэлсли? – раздался за спиной ее голос.

– Да?

– Пожалуйста, дайте знать, когда найдете ее.

– Хорошо, госпожа Ломбард.

Джеффри сел на лошадь и помчался на поиски. Проводив его взглядом, старшая сестра вошла в дом, прислонилась головой к двери и тихо прошептала:

– Боже, сделай так, чтобы он ее нашел. Прошу Тебя, сделай это.

* * *

Джефф быстро обежал все комнаты и, не обнаружив Мег, поскакал на железнодорожную станцию в надежде узнать хоть что-нибудь от старика Уорда Прескотта, тамошнего кассира. Однако и здесь его поджидало полное разочарование. Вокзал уже давно был закрыт, а служащие разбрелись по домам, закончив очередной рабочий день.

Оставив надежду отыскать хоть одного человека, он беспомощно прижался к стене отпугивающего своим неприветливым безлюдьем здания и опустился на корточки.

– Будь все проклято! – гневно выругался мужчина. – О черт, Меган, где ты?

Теперь оставалась только лесопилка. После утреннего разговора с женой Джеффри был просто убежден, что ее там нет, но более подходящего варианта ему не приходило в голову. Он сел в седло и направился к реке. На этот раз дорога не казалась длинной. Подгоняя лошадь, Уэлсли тщательно обдумывал свой план на завтра. Утром, как только рассветет, он обязательно поедет в Сан-Франциско, как бы ни было глупо отправиться на поиски двоих в шумном и незнакомом городе. Может получиться так, что ему не удастся самому найти Мег, но для чего тогда нужны частные детективы? Эти ищейки прекрасно знают свое дело.

У самой конторы Мег его размышления были прерваны голосом десятника жены, Хэнка Беркли.

– Добрый день, господин Уэлсли, – раскланялся тот. – Вы за женой?

– Она… она здесь?

– Да, у себя. А что вы так удивлены? Наверное, думали, что она потерялась? – рассмеялся старик.

– Что-то в этом роде, – пробормотал Джефф, наконец-то успокаиваясь.

Однако не прошло и минуты, как его просто затрясло в ярости. Почему она не оставила записку? Почему не предупредила, что едет на лесопилку? Почему?! Потеряв самообладание, он быстро спрыгнул на землю и огромными шагами направился к двери конторы.

– Господин Уэлсли, – позвал Хэнк, еще не улавливая изменившегося настроения собеседника, – я хотел вас просить…

– Не сейчас, – бросил в ответ он, поднимаясь по ступенькам.

– Но, сэр, я должен…

Джефф обернулся и сердито посмотрел на старика.

– Разве вы не слышали? Я сказал, не сейчас!

В растерянности Хэнк отшатнулся.

– Простите… я не хотел… – Дверь с шумом захлопнулась, и его голос осекся.

От неожиданного появления мужа Меган вздрогнула.

– Джефф! – вскрикнула она, кладя руку на сердце. – Господи, как же ты меня напугал! – Но его разъяренный вид еще больше напугал молодую женщину. – Что с тобой? Почему ты здесь?

Он молча обошел стол, выдернул ее из кресла и схватил за плечи.

– Черт тебя побери, куда ты подевалась?

– А что случилось? Я просто передумала и…

Но не успела она договорить, как муж принялся горячо целовать ее.

– Джеффри! – задыхалась она, пытаясь вырваться из его рук. – Что с тобой? Я ничего не понимаю!

– Фарнзворт… Сан-Франциско… Я думал, он увез… – бормотал он, продолжая целовать ее щеки, глаза, шею.

– Что? Ты думал, что Фарнзворт похитил меня?

– Да, – шепнул он и резко поднял голову. – Почему ты не оставила мне записку? – напустился на жену Джеффри. – Я пришел домой… – Но его голос оборвался, и он опять принялся целовать жену.

– Прости меня, я не думала, что задержусь здесь так долго.

– Обещай мне, что это никогда больше не повторится.

– Обещаю, дорогой, – искренне сказала она, – поверь, мне нужно было проверить все самой перед тем, как Грег Стивенс займется лесопилкой. Да, что он сказал по поводу твоего предложения? Он сог…

– Ну, хватит об этом, лучше поцелуй меня, – перебил ее Джефф, чувствуя небывалый прилив страсти.

– Джефф, ты хочешь прямо здесь? – мгновенно уловила желание мужа Мег. – Мы можем пойти домой. Я уже все сделала.

– Нет, – требовательно произнес мужчина и заскользил руками к ее грудям. – Я хочу здесь.

– Ты что, с ума сошел? – не в силах поверить происходящему, прокричала Меган. – Прекрати сейчас же! Зачем ты расстегиваешь мне платье?

– Вот зачем. – Он взял руку жены и положил на бугорок в джинсах. – Теперь понимаешь зачем?

– И думать перестань, – отдернула руку Мег. – Мы не можем здесь. Вдруг кто-нибудь войдет?

– Не волнуйся, никто не войдет. – Он быстро задернул шторы и закрыл двери на засов. – Вот видишь. – Джефф вернулся к жене и заключил ее в свои объятия. – Теперь нас уже никто не увидит и никто не побеспокоит, дорогая.

– Это безумство, Джефф, – возражала она, пораженная тем, что муж собирается заниматься любовью прямо в ее конторе.

Он расплылся в улыбке.

– Может быть, но мой брат Сет уже проделывал это года два назад со своей женой Рейчел.

– Их кто-нибудь увидел, да? – только и спросила Мег, поскольку ее внимание невольно сосредоточилось на руках мужа, расстегивавших штаны.

– Угадала. – Он быстро стянул с себя джинсы. – Какая-то старушка. Но они позабыли закрыть шторы.

– А что потом было? – растерянно смотрела она вниз, на дразнящую плоть, которую обнажил Джефф.

– Благодаря этой маленькой старушке на следующий день весь город знал об этом, – приблизился он к ней. – Ух и скандал же был тогда!

– Это ужасно, – прошептала она и непроизвольно зажала в руке его раскаленный орган.

У него вырвался стон.

– Да, ты права… – Он, не тратя ни одной секунды, развязал корсаж жены и начал целовать ее отвердевающие соски. Еще мгновение, и юбка была задрана вверх.

– Только тихо, а то нас могут услышать, – повисли в комнате ее слова; она судорожно пыталась развязать завязочки на панталонах.

Джеффри нетерпеливо убрал ее руки и разорвал тонкий материал панталон.

– Зачем? – задыхалась Мег. – Я бы сняла их.

– Но не так быстро, дорогая. – Вожделенно смотря на супругу, он посадил ее на край стола и помог обвить ногами свою талию.

Женщина запрокинула голову и медленно опустила веки в предвкушении тайного действа. Твердые пальцы мужа плавно легли на смоляное лоно и закружились среди колечек волос. Чувствуя нарастающее возбуждение и постепенно теряя контроль над собой, она подалась немного вперед и принялась раскачивать бедрами.

Оторвавшись от блаженного места, влажные пальцы мужчины унеслись вновь к ее соскам, а сам он склонился для поцелуя. Их горячие губы встретились и, становясь единым целым, все больше открывались, навстречу друг другу при каждом движении языка. Вперед и назад. То задерживаясь и охватывая всю внутреннюю поверхность, то быстро проскальзывая… И вдруг его терпению пришел конец. Взявшись за талию жены, Джеффри потянул ее тело на себя и вошел своей плотью в заветное отверстие.

Из уст Меган вылетел легкий крик опьяняющего упоения, и, разбросав руки, она потянулась плотью навстречу его страсти. Еще ни разу в жизни ей не приходилось испытывать такого безгранично безумного чувства, как сейчас. С исступленным восторгом Мег отвечала на каждый порыв мужа, на каждое его движение, пока они оба не разрешились криком облегчения.

Они надолго застыли так в полном бессилии. Но вот ее ноги разжались, и она, тяжело дыша, откинулась на стол. Джефф счастливо улыбнулся, наклонился и заглянул в глубину женских глаз.

– Я думал, что сойду с ума, когда не нашел тебя дома, – прошептал он, целуя.

– Я обещаю, что это никогда не повторится, – тихо ответила она, обессиленно проводя рукой по его темно-рыжим волосам. – Послушай, выходит, что ты недолго был в лагере?

– Да.

– А почему? – зевнула Меган. – У тебя снова заболела рука?

– Нет, у меня были кое-какие дела в городе.

– А ты скучал по мне?

– Ты себе представить не можешь как.

Довольная, она чмокнула мужа в щеку.

– Ну что, пойдем домой, мой дорогой господин Уэлсли?

– Как, тебе этого было мало? – немного удивленно спросил муж.

– Не знаю, – кокетливо пожала плечами Мег. – Ты считаешь, что два раза в день – это много?

– Кажется, нет, – засмеялся Джефф, – но если ты не будешь против, то пускай все-таки три. Вроде завтрака, обеда и ужина.

Она спрыгнула со стола.

– Именно об этом нам и следует подумать, мой милый.

– И впрямь неплохо бы было поесть. Может, заедем по дороге в ресторан «Палас»? Не пришлось бы готовить ужин, а?

– Не знаю, – сладко потягиваясь, ответила жена. – Мне что-то так захотелось спать. Может, лучше сразу домой?

Джеффри улыбнулся.

– Ну ладно, едем домой. Там же все равно ждет хлеб, холодное мясо и сыр.

– Джефф?

– Да?

– Знаешь, что я подумала?

– Ну что?

– Мне кажется, это становится моей самой любимой едой!

И они дружно залились громким смехом, полным беспечности и счастья.

* * *

У двери конторы, прислонившись спиной к стене, стоял с травинкой во рту Хэнк Беркли. Случайному наблюдателю могло бы показаться, что он просто бездельничает там, упиваясь заходящими лучами солнца, или же отдыхает после трудового дня, но в действительности все было иначе. После встречи с Джеффри Хэнк начал порядком беспокоиться, как бы в своей ярости этот громила не причинил боль его любимой хозяйке, и поэтому без промедления поспешил к дальнему окну конторы.

Работая вот уже тридцать лет на Тейлоров, он помнил Мег еще маленькой озорной девочкой, норовящей ускользнуть от отца, стоило только тому ослабить свое неусыпное внимание. Тогда Хэнк не придавал значения своим чувствам к этой хрупкой мисс Тейлор, но со временем его симпатия переросла в отцовскую любовь, и теперь он даже не знал, кто ему дороже: собственная единственная дочь или Меган.

Он заглянул в окно. Ему казалось, что недостойно порядочному человеку, а таковым он себя и считал, заниматься подобным делом, но боязнь за хозяйку была во много раз сильнее всяких приличий. Сначала перед его глазами развернулась сцена, когда Джефф, поцеловав жену, стал гневно требовать от нее объяснений, но затем все быстро изменилось и они уже были в объятиях друг друга. Не в силах совладать с любопытством, Хэнк задержался у окна на несколько минут, наслаждаясь пробуждающейся страстью Мег, и, лишь после того как муж начал раздеваться, не спеша пошел к тому самому месту, где сейчас и стоял.

– Он не так уж и плох, – удовлетворенно сказал он себе. – Просто она ему очень нравится.

Пока они были внутри, Хэнк изо всех сил старался не слушать проникавшие через тонкую деревянную стену звуки, но все-таки не смог удержаться от самодовольной улыбки, когда изнутри раздался страстный стон хозяйки и незамедлительно последовавший триумфальный ответ Джеффа.

Как только в комнате угас свирепый шторм, десятник оттолкнулся от стены и медленно побрел к реке. По дороге он встретил Луиджи Падрони, итальянского иммигранта, совсем недавно поступившего на работу к Мег, который прямиком направлялся к офису.

– Мисс Тейлор, то есть госпожа Уэлсли, у себя? – с сильным акцентом спросил Луиджи.

– Да… – неохотно ответил Хэнк. Дюжий итальянец благодарно кивнул и продолжил путь.

– Подожди, – спешно окликнул его десятник, – тебе сейчас туда нельзя.

– Почему это нельзя?

– У нее господин Уэлсли.

– Ну и что с того?

– Да ничего! Не мешай им, понял? – Хэнк многозначительно взглянул на работника.

На лице Луиджи появилось замешательство, которое сменилось понимающей улыбкой.

– Ага, значит, госпожа Филлипс не ошибается.

– О чем это ты? – недоуменно смотрел старик.

– А, значит, ты не слышал? – гоготал новичок. – Эта женщина уже разнесла по всему городу слух, что на Рождество господин Уэлсли получит в подарок от жены бамбино!

– Это ты сам слышал? – засмеялся десятник.

– Конечно, и не один раз.

– Удивительная старуха! И откуда ей все известно?!

Глава 22

– Ну, что с рукой? – как-то субботним утром за завтраком спросила Мег.

Вот уже несколько дней, как доктор Эмерсон разрешил Джеффу снять бинты.

– Прекрасно, – сказал он, сгибая и разгибая пальцы, – только еще немного побаливает мизинец. Но не волнуйся, доктор говорит, что это со временем пройдет.

– Ну и замечательно, – улыбнулась жена, поглаживая его руку.

– Что ты собираешься делать сегодня?

– Не знаю, еще даже не думала.

– Тогда, если не возражаешь, я покажу тебе что-то очень интересное. Оденься во что-нибудь попроще и наберись терпения.

Меган была удивлена.

– Куда это ты собираешься меня везти?

– Дорогая, я же сказал, наберись терпения, – проговорил он и лукаво посмотрел на жену. Не сводя глаз с мужа, она принялась думать о своем сегодняшнем наряде, который будет практичным, с одной стороны, и не потребует много времени, если придется его снимать, – с другой. Неожиданно, вообразив их возбуждающиеся тела, Мег покраснела и заерзала от предвкушения на стуле.

Последние четыре недели прошли для нее поистине в сладостном упоении. С каждым длинным летним днем, не расставаясь ни на минуту, они открывали друг в друге что-то новое. Вечерами, взявшись за руки, они с Джеффом бродили среди умиротворяющей зелени леса и делились детскими воспоминаниями и сокровенными мечтами, рассказывали о своих семьях.

Дождливыми днями они сидели дома, перечитывали старые книги, декламируя вслух любимые места, играли в шахматы, вместе брались за маленький ремонт какой-нибудь мебели, а то и просто бегали по комнатам и дурачились.

Их духовное сближение превращало дни в увлекательное приключение, обещавшее все большую и большую радость по мере того, как они лучше узнавали друг друга.

А по ночам… Мег никогда бы не поверила, что будет испытывать такой восторг в руках мужчины. Джефф был превосходным партнером – иногда таким страстным и нетерпеливым, что их любовная утеха продолжалась всего лишь считанные минуты, но порой, занимаясь любовью, он делал все так медленно и утонченно, что ей казалось, она умрет раньше, чем Джефф дарует ей освобождение от сладких конвульсий, охвативших каждую клетку ее тела. Однако, в каком бы настроении ни пребывал Джефф, он постоянно оставался нежным и чутким, когда знакомил ее с изысканным искусством любовного соития. Меган никогда не думала, что можно найти столько блаженной радости и удовлетворения в другом человеке.

День за днем интимность их отношений становилась все более доверительной, теперь все чаще он подталкивал ее к познанию своей телесной природы, шепча слова поощрения и восхищаясь каждый раз, когда она смело откликалась на его возмутительные предложения.

Джеффри ни разу не упоминал имени Питера Фарнзворта, но не приходилось даже сомневаться, что мысль об этом отвратительном человеке не покидает его ни на секунду. Но, несмотря на витающую в воздухе угрозу, они по-прежнему радовались каждому проведенному вместе дню, звонкому смеху, бесконечным разговорам и неотвратимо приходящему чувству любви.

Мег давно поняла, что любит своего мужа. При всех причудливых стечениях обстоятельств, которые объединили их, ей казалось, что в Джеффри она наконец-то нашла настоящего спутника жизни. Согреваясь теплотой его возрастающей симпатии, она расцветала, словно изумительная роза, находя счастье во всем: в его улыбках и смехе, в жестах и движениях.

Они были готовы где-то около десяти. Замешкавшись у зеркала, Мег еще раз расправила складки платья, весело подмигнула себе и быстро спустилась вниз. У крыльца ожидал Джефф с оседланными лошадьми.

– Мы едем верхом? – удивилась девушка.

– Да. Ты не против?

Она, улыбаясь, показала на свою амазонку.

– Выходит, что не зря я это надела, а?

– Значит, согласна?

– Конечно, милый.

Забравшись на лошадей, они медленно поскакали в сторону горы Джеффа.

– Мы едем в лагерь?

– Не совсем.

– Ну почему ты не хочешь сказать, куда мы едем?

– Подожди немного, – проговорил муж и пришпорил коня, удачно уходя от прямого ответа.

– Ты просто ужасен, – крикнула вслед жена. Поднявшись на невысокий холм, Джеффри натянул узду.

– Почему мы остановились? – нагнав его, спросила Мег.

– Потому что мы уже приехали. Вот посмотри туда.

Ее глаза скользнули по необъятной долине и задержались на том месте, где когда-то стоял недостроенный дом Джеффри.

– А где твой дом?

– Его больше нет, Мег.

– Но почему ты это сделал?

– Дорогая, я решил начать все сначала, – тихо проговорил муж, – ты поможешь мне с планировкой нового дома?

Подняв глаза, Меган встретила его полный любви и нежности взгляд, от которого на ее глаза навернулись слезы счастья.

– О Джефф…

Он взял ее руку, поднес к губам и горячо поцеловал.

– Я люблю тебя, Мег, – прошептал мужчина, – я хочу, чтобы там мы построили наш дом, чтобы со временем его наполнил счастливый смех моих сыновей и внуков, чтобы мы никогда не разлучались друг с другом. Дорогая, я люблю тебя.

– О Джефф… – зарыдала девушка.

Джеффри спрыгнул с лошади, обхватил ее за талию и опустил на землю.

– Поцелуй меня, поцелуй, скажи, что тоже любишь.

– Да, – всхлипнула она, – я люблю тебя…

И они слились в захватывающем, дышащем любовью поцелуе. Наконец он разжал руки, сел на траву и потянул к себе жену.

– Посмотри на эту равнину, милая, на всю… от опушки леса, вон там, до того холма… все принадлежит мне. Мег, скоро мы будем жить здесь, и это место станет для нас настоящим земным раем.

Немного помолчав, она вновь заговорила:

– Джефф?

– Что?

– А как долго будет строиться дом?

– Может, два-три месяца. Проект уже готов. Если скажешь, что он тебе нравится, я сразу найму рабочих и приступлю к строительству. Наверное, закончим до первого снега.

– Как хорошо!

Джеффри внимательно посмотрел на жену.

– А что это тебе так хочется поскорее переехать в новый дом?

– Мм… – покраснела Мег, – я хотела тебе сказать…

– Ну, Меган, что ты еще хочешь сказать? – поторопил ее муж.

Мег смущенно опустила глаза вниз.

– Мне хотелось бы сделать это до рождения нашего ребенка.

– Что? – разнесся по всей равнине его голос. – Ребенок? Уже? Но как ты узнала? Ведь прошло всего несколько недель?

– Джефф, этого вполне достаточно. Я все не решалась тебе сказать, потому что и сама еще не была уверена. Но в этом месяце… Вчера Виргиния сказала, что все симптомы подтверждают это.

– Симптомы? Какие еще симптомы? Ты плохо себя чувствуешь? О Боже, какого черта ты поехала на лошади? Ты что, не могла мне сказать?

– Не беспокойся, все нормально. – Рассмеявшись, она игриво толкнула мужа в плечо. – Всего-то по утрам немного тошнит.

– И все равно тебе не следовало ехать верхом. А вдруг упадешь?

– Да не упаду. Ты же знаешь, я лучшая наездница во всем штате.

– И что с того? – не сдавался он. – Упасть может каждый, каким бы он ни был хорошим наездником. Обратно обязательно пойдем пешком. Поняла? И обещай до следующей весны не садиться в седло.

– Уж что-то ты слишком заботлив сегодня, – засмеялась Мег.

– Да, заботлив, – пробормотал он, укладывая жену на спину и склоняясь над ней, – это мой ребенок, и я не хочу рисковать ни им, ни тобой.

– Им? – шаловливо поддразнила она. – А может быть, ею?

– Им… ею… какая разница. Главное, чтобы ты берегла себя. – Он нарочно напустил на себя грозный вид. – Послушай, если не будешь делать как я говорю, я запру тебя дома на семь замков и никуда не выпущу, пока не родится ребенок.

– А может быть, мы теперь и любовью не будем заниматься?

Джефф нахмурился.

– Я должен спросить у доктора Эмерсона.

– Ну и смешной же ты! – Крепко обхватив и потянув на себя мужа, она прижалась лицом к его шее. – Когда-то Виргиния говорила, что это самый лучший способ избавиться на девять месяцев от ночных притязаний мужа, и теперь ты хочешь последовать ее совету.

– Не очень смешно, – задумчиво проговорил Джефф. – Все равно мне нужно посоветоваться с Эмерсоном.

– Какой же ты трус, господин Джеффри Уэлсли. Знала бы, что ты такой предусмотрительный, ни за что бы на свете не рассказала о ребенке.

Мужчина встал и отряхнулся.

– Ты права. Только я такой… потому что очень сильно люблю тебя. Ну, а теперь давай потихоньку спустимся вниз, и я покажу тебе, где мы будем жить. Дай слово, как только ты устанешь, мы вернемся в город и ты приляжешь отдохнуть. – Неожиданно он остановился. – А я пойду на почту и сообщу моим братьям радостную новость.

– Джефф, тебе не кажется, что это слишком рано? Вдруг что-то случится? Может, подождем еще месяц?

– Дорогая, не беспокойся, – обнял жену Джефф. – Я буду всегда рядом с тобой. Представляешь, как будут удивлены мои братья, когда узнают, что я поставил новый рекорд.

– О каком рекорде ты говоришь? Неужели вы соревнуетесь, у кого раньше родится ребенок?

– Ну… ну нет, – уклонился от ответа муж, – что ты, как можно!

Но Меган была недалека от истины. Сразу же после брака каждый из Уэлсли вступал в дружеское соперничество за право называться суперотцом – быстрейшим производителем своего первенца. Теперь наконец-то Джеффу выпадал случай проучить самонадеянных братьев, которые были просто уверены, что он найдет себе спутницу жизни только после того, как его преклонные годы уже не позволят ему иметь ребенка.

– И все-таки, какой же ты поставил рекорд?

– Да нет, забудь об этом. Просто я очень рад поделиться со своими братьями этой новостью.

Меган расплылась в улыбке. Сейчас ей казалось таким невероятным, что всего несколько дней назад ее неотступно преследовала мысль о неминуемой разлуке с мужем. Странно, действительно странно, как она могла даже подумать, что, когда она скажет о своей беременности, он не захочет признать ребенка и навсегда уйдет от нее. Но, слава Богу, она глубоко заблуждалась. Не торопясь Мег спустилась вслед за Джеффри с холма, окинула взором изумительную красоту равнины и полушепотом спросила:

– Ты правда рад нашему ребенку?

Он остановился.

– Дорогая, я рад всему, что ты делаешь для меня.

– Джефф, а как мы назовем нашего малыша?

– Мегги, я бы хотел, чтобы наш первенец носил имя твоего отца.

– Правда? И ты так думаешь? Пускай тогда, если будет мальчик, мы назовем его Фредерик, а если девочка, то Дженни. Хорошо?

– Договорились.

Ее голова легла на плечо мужа.

– Я люблю тебя, Джеффри Уэлсли.

– Я люблю тебя, моя маленькая мамочка.

Глава 23

Джеффри вошел в ресторан «Палас» и попытался отыскать своего свояка Ломбарда. Этим утром, получив от него странную записку с приглашением на ленч, он сначала хотел отложить встречу, но потом передумал и явился в назначенный час в то самое место, которое указал Ломбард. Увидев Лоренса в конце зала, Джефф кивнул в знак приветствия и направился к его столику.

– Добрый день, Ломбард, – поздоровался он, протягивая руку.

– Добрый день, господин Уэлсли, – приподнимаясь, сказал муж Виргинии, – благодарю, что согласились прийти.

Уэлсли нахмурил брови. Всегда удивлявшее его чересчур формальное поведение Ломбарда не изменилось даже сейчас, когда они волею судеб стали родственниками. Усевшись, он потянулся за меню.

– Что у нас тут хорошего на сегодня?

Свояк рассмеялся.

– Что вы, разве может быть здесь что-нибудь хорошее?

– Наверное, вы и правы, но ведь нам не приходится выбирать, раз это единственный ресторан в городе.

– Знаете, попробуйте бифштекс с зеленой фасолью. Я думаю, это еще можно есть.

– А почему бы и нет? С большим удовольствием. – Джеффри закрыл меню и положил на стол. – Мне кажется, это блюдо еще никому не удавалось испортить.

– Но здесь, пожалуй, больше исключений из правил, чем правил без исключения.

Услышав эту остроту, неожиданную в устах собеседника, Джефф с интересом взглянул на него. Наверное, он может быть и нормальным человеком, когда не старается подчеркнуть свое высокое положение в «Уэлсли-банк».

– Ну хорошо, – разорвал затянувшуюся тишину Уэлсли, – давайте поближе к делу. Вы хотели о чем-то со мной поговорить?

Ломбард тут же принял серьезный вид.

– Да, я бы не сказал, что это важно, – начал он, – но все-таки мне хотелось бы поговорить с вами…

Разговор прервало появление официантки. Она опытным взглядом оценила нового посетителя, приняла заказ и, уходя, игриво подмигнула ему.

– Так часто с вами бывает? – спросил Лоренс. Не находя себе места от смущения, Джеффри тихо пробормотал:

– Да, иногда.

Лоренс тяжело вздохнул.

– Эх, а со мной этого никогда не происходит, – произнес он мечтательно.

Джефф не знал, как ему быть – то ли разразиться смехом, то ли посочувствовать бедному свояку, и решил поскорее продолжить беседу:

– Так вы хотели поговорить со мной о чем-то?

Выпрямившись на стуле, Лоренс ненадолго задумался, с чего лучше начать разговор о Питере Фарнзворте. Вся проблема была в том, что он, как и большинство мужчин в Уэлсли, испытывал своего рода трепетное благоговение перед этим человеком, у которого было все: деньги, красота, власть, – и заговорить о семейном долге у него просто не хватало духу. Но все-таки он бросился навстречу опасности и приступил к выполнению своей миссии.

– Я хотел поговорить о возвращении вами долга Фарнзворту.

Джефф вытаращил глаза.

– Какого долга?

Ломбард был не меньше изумлен реакцией мужа Мег. Возможно ли, что Уэлсли не знал о крупной сумме, которая была занята Тейлорами у Фарнзвортов? Не потому ли он не спешил с возвращением долга?

– Мне всегда казалось, что ваша жена рассказывала вам о своих финансовых затруднениях, – выпалил он на одном дыхании, уже проклиная себя, что назначил эту встречу.

– Нет, но почему бы вам сейчас это не сделать? Может, расскажете?

Свояк в страхе заморгал глазами, надеясь хоть как-то потянуть время. Выхода не остается, ему придется сказать, что если Уэлсли, обязанный сделать это по праву мужа, не вернет долг Тейлоров, то лесопилка перейдет к Фарнзвортам. Взяв себя в руки, он спокойно начал:

– Много лет назад Фредерик Тейлор занял значительную сумму денег у Джорджа Фарнзворта. Долгие годы он не мог вернуть своего долга. И тогда Фарнзворт делал вид, что не придает никакого значения этому. Когда стало очевидным, что старик Тейлор скоро умрет, он пришел к нему и потребовал возвращения занятых денег и процентов, которые он старательно начислял каждый год, или же взамен предложил отдать лесопилку. Но он предоставил и еще один выбор…

– Вместо уплаты долга согласиться на брак Мег и Питера! – договорил за него Джеффри.

– Вы правы.

– Значит, – продолжил он, – для того, чтобы сохранить лесопилку и спастись от Питера Фарнзворта, Меган решила шантажировать меня, полагая, что, если мы поженимся, я буду обязан вернуть долг?

– О, я не думаю, что именно поэтому она вышла за вас, – защищал Ломбард сестру жены.

– Ладно, не важно, – рявкнул Джеффри, не желая слушать доводы свояка.

– Джефф, прошу тебя… О, простите, могу ли я называть вас на «ты»?

Его собеседник равнодушно кивнул.

– Я хочу, чтобы ты выслушал меня до конца. Мы с Виргинией владеем двадцатью процентами акций лесопилки, остальная часть принадлежит по завещанию Мег.

– Немного несправедливо, не так ли?

Лоренс пожал плечами.

– Полагаю, это только потому, что господин Тейлор знал: я сам могу побеспокоиться о его старшей дочери. Но не важно. Так вот, я собрал необходимую сумму и выплатил ту часть долга, что приходилась на Виргинию. И теперь тебе тоже необходимо…

– Сколько же мне необходимо? – спокойно спросил Джефф.

– Сорок две тысячи, – робко вымолвил свояк.

– Мой чек будет у тебя в течение недели. Я бы прислал его уже сегодня, но ты знаешь, что я не держу денег в вашем банке. Поэтому придется подождать.

– Ты не обиделся?

Внезапный холодный смех собеседника привел Лоренса в замешательство.

– Нет, Ломбард. Что мне на тебя обижаться?! Ты ни в чем не виноват.

– Но Меган тоже не виновата. – Лоренс опять отчаянно попытался вступиться за нее.

Уэлсли бросил на него испепеляющий взгляд.

– Это, кроме меня и ее, уже никого не касается, согласен? Ну ладно, спасибо за ленч. – Он швырнул на стол доллар и быстро направился к выходу.

Когда за ним с шумом захлопнулась дверь, Ломбард посмотрел на скомканный доллар, лежащий на столе.

– А Уэлсли даже ничего не ел, – качая головой, пробормотал он. – Вот это да! Заплатил целый доллар вместо двадцати пяти центов и даже не притронулся к еде.

* * *

Джефф безрассудно несся вперед, не обращая внимания ни на дорогу, ни на скачущую в диком галопе лошадь, до тех пор пока изнуренное животное само не остановилось. Осмотревшись вокруг, он с удивлением увидел себя в нескольких милях от города, почти рядом со своим новым домом. Устало соскользнув с дрожащей и то и дело фыркающей лошади, он беспомощно сел на траву и закрыл ладонями лицо. «Точно как Франсин». Точно как Франсин. Эти три слова не покидали его с того самого момента, когда Лоренс Ломбард рассказал ему о новости, полностью разрушившей выстроенный им воздушный замок.

– Тупица, доверчивый идиот! – ругал себя Джефф. – Ей совсем нет никакого дела до тебя. Ей нужны были только твои деньги! – Он оторвал руки от лица и взглянул на хмурившееся к дождю небо. – Она ничем не отличается от Франсин, лишь немного тоньше в своих методах, – гневно проговорил он, терзаемый чувством боли за совершенное ею предательство.

Сотни различных воспоминаний, связанных с Мег, тут же промелькнули в его голове: вот она задорно улыбается за завтраком, или вот совсем по-детски морщит носик, делая вид, что шокирована его возмутительными предложениями, а вот она смотрит на него своими бездонными карими глазами после безумных минут соития, или же вот она немного робко, но счастливо говорит, что ждет ребенка…

– Будь ты проклята! – бессильно закричал он. – Почему ты не смогла полюбить меня? Почему все дело в деньгах?

Боже, как же он хотел стать бедным! Ни один его работник не был несчастнее, чем он, – и все только из-за денег. Ни одному из них еще не пришлось встретиться с тем, что женщина интересуется им только из-за дорогих подарков, а мужчина становится ему другом только потому, что надеется заручиться поддержкой и покровительством.

Как было бы прекрасно позабыть о всякой предосторожности, не думать о зле, которое несут в себе люди! Знать, что женщина выходит замуж потому, что любит тебя. Тебя, а не твой счет в банке.

Для Джеффа всегда оставалось загадкой, почему братья не разделяют его мыслей по поводу их богатства. Уэлсли были одной из самых богатых семей страны. И после трагической и преждевременной смерти родителей все восемь детей получили в наследство столько денег, что смогли бы их растратить разве что в течение десяти жизней. И они все, за одним лишь исключением, с удовольствием приняли ту власть, что дала им звонкая монета.

Может быть, все это потому, что только он один настолько глуп, что заводил дружбу с такими людьми, которые затем ею и пользуются. Даже его брат Эрик, мягкий, сердечный по своей натуре человек, никогда не страдал, как он…

А теперь он женат на женщине, которая оказалась самым коварнейшим обманщиком, встретившимся на его пути, и которая вдобавок носит теперь его ребенка. Джеффри зажмурил глаза и тряхнул головой. Ради этих чертовых сорока тысяч она превратила себя в настоящую проститутку. Одну ночь за другой она проводила в его объятиях, соблазняла своим мягким голоском и прелестным телом, и все ради этих ничтожных сорока тысяч.

– Ну что ж, ты получишь их, лживая девка! – выкрикнул он. – Жаль, что я пообещал чек Ломбарду, лучше бы мне оставить его у тебя на ночном столике.

Джефф медленно и тяжело поднялся и принялся смотреть в ту сторону, где уже во второй раз строился его дом. «Сколько раз ты собираешься начинать строить эту дрянь, а затем разрушать ее? Неужели тебе не суждено переехать сюда жить?» – с обидой спросил он себя.

Но сейчас дом волновал его меньше всего на свете, и поэтому он быстро отвернулся от него. «Как жить дальше, когда знаешь, что любимый человек равнодушен к тебе?» – не переставал задавать себе вопрос Джеффри. Первое желание было увидеть ее, накричать на нее, высказать все, что он о ней думает. А потом уйти. Оставить Меган в ее убогом домике и никогда не возвращаться. И все же, как бы ему ни хотелось этого сделать, он понимал, что не сможет просто покинуть ее. Не сможет, потому что у него были обязанности перед этой девчонкой.

Вновь вспомнив предательство жены, он скрипнул зубами. Только самому Господу Богу известно, в каком был он гневе, когда Меган, шантажируя, заставляла его взять ее в жены, но тогда он все ей простил. После того что они разделили за последние два месяца, он пережил бы как-нибудь и это. Его чувства к жене были так сильны, что ей нужно было только попросить, и он бы отдал все. Что такое сорок тысяч долларов? Жалкие гроши. Скажи она правду, и он дал бы ей в десять раз больше.

Как Мег намеревалась взять у него деньги? Неужели она посмела бы пойти к Ломбарду и убедить его в необходимости встретиться с ним? Джефф покачал головой, отбрасывая свои предположения столь же быстро, как и выдвигал их.

За ленчем Лоренс говорил достаточно прямо и был просто поражен, когда узнал, что ему ничего не известно о долге. Нет, Мег не посылала Ломбарда к нему, как своего маклера. В этом по крайней мере он был уверен.

– Возможно, она поджидает подходящий момент, – пробормотал он. – Наверное, в кровати, где же еще.

Джефф ухмыльнулся. Если он угадал ее планы, ей придется очень долго ждать. Больше никогда не будет «кровати». Мег хочет получить деньги – пожалуйста, все до последнего цента. Он заплатит ее долги, отстроит ей самый роскошный в штате дом, купит все, что она пожелает. Но с сегодняшнего дня она сможет получить от него только деньги. Брак вернется к условиям контракта.

Никаких интимных отношений… разве это не ее слова? Теперь можно выполнить настоятельную просьбу Мег. Никакой любви… никаких отношений… ничего.

Он никогда больше не потеряет голову.

Глава 24

Едва Джефф вошел в дом, как к нему подбежала с горящими глазами Мег.

– У нас господин Споффорд!

– Господин Споффорд? Кто еще это?

– Тсс, – она прижала палец к губам и украдкой оглянулась, – он может услышать.

– Я спрашиваю, – повторил сердито муж, – кто такой господин Споффорд?

– Ради Бога, успокойся, это декоратор. Помнишь, ты приглашал его несколько недель назад?

Джефф закрыл глаза и проклял про себя все на свете. В таком душевном состоянии ему только и не хватало жалкого продавца хлама, носящегося по всему дому, снимающего мерки и говорящего о достоинствах и недостатках того или иного материала.

– Да, помню. Хорошо, иди к нему.

Меган растерялась:

– А ты?

Он покачал головой и стал подниматься по лестнице.

– Зачем? Думаю, это чисто женское дело.

– Но, – в замешательстве попыталась возразить она, подбежав к нему, – это и твой дом. Неужели тебе безразлично, как он будет выглядеть?

– Если честно, то да, – резко ответил Джеффри.

Мег остолбенела.

– Что с тобой?

– Ничего, – пожал он плечами и опять зашагал по ступенькам.

Она изумленно смотрела ему вслед, пока он не исчез в коридоре, а потом, повернувшись, медленно вернулась в гостиную.

– Простите, что заставила вас ждать, – извинилась хозяйка. – Только что пришел господин Уэлсли, и я хотела попросить его присоединиться к нам, но, к сожалению, он очень занят и не может быть с нами.

Бенджамен Споффорд был маленьким худым пятидесятилетним человеком с порядком поредевшими волосами и пронизывающим взглядом сереньких глаз. Вот уже десять лет он занимался декорированием и обстановкой особняков нуворишей, разбогатевших на золотых приисках и строевом лесе, и давным-давно привык к выходкам этих новых миллионеров и извинениям жен за их неучтивость.

Но он почему-то думал, что Джеффри Уэлсли будет не похож на них. Во-первых, огромное состояние, которым владел Уэлсли, перешло к нему по наследству от родителей, принадлежавших к старинному роду, во-вторых, полученная телеграмма была составлена вежливо и грамотно. Но теперь выходило, что он ошибался. Судя по всему, господин Уэлсли ничем не отличался от неотесанных молодых «лесобаронов», обитающих в этом Богом забытом городке.

Виновато улыбнувшись, Меган села на край потертого диванчика и, положив руки на колени, робко посмотрела на гостя. Тот достал из чемоданчика небольшой черный блокнот, вооружился карандашом и проговорил:

– Мадам, давайте начнем. Что бы вы хотели изменить или дополнить в своем доме?

– Точно и не знаю, – все еще думая о муже, произнесла она, – наверное, заменить ковер на первом этаже, может, еще покрасить заново весь дом.

– Да-да, – кивнул господин Споффорд, с плохо скрываемой неприязнью осматриваясь вокруг. – Я бесспорно согласен с вами, что в доме необходимо сменить обои и перекрасить стены. Посмотрите, тут у меня есть отличные образцы шелковых обоев, присланных мне недавно из Франции. Уверен, они как нельзя лучше подойдут к вашему фойе.

Услышав последнее слово, произнесенное им на французский манер, Мег с трудом удержалась от смеха.

– Я бы посмотрела, – сказала она.

– Ну а еще что? – Споффорд что-то быстро записал в блокноте. – Может быть, мебель? По-моему, в этой комнате стоит поставить новую мебель или по крайней мере обновить старую. По поводу вашей столовой, – наклонившись вперед и близоруко прищурившись, он заглянул в соседнюю комнату, – вам непременно нужны новый стол, стулья и сервант.

– Даже не знаю. Я совсем не думала о покупке мебели, сейчас муж строит новый дом, и мы скоро переедем в него.

– Новый дом? – возбужденно переспросил декоратор. – Значит, вам понадобится моя помощь еще раз?

– Может быть, – спокойно проговорила хозяйка. – Все будет зависеть от того, как вы справитесь с этим заказом.

Споффорд покрылся красными пятнами, поняв, что увлекся. «Может быть, она и молода, но провести себя не даст никому».

– Да… ну… хорошо, давайте вернемся к нашему разговору. Если вы и господин Уэлсли собрались продать дом, то, как я понимаю, вы хотите привести его в порядок, чтобы повысить его стоимость.

– Да, – кивнула Мег, – но я не думаю, что для этого нужно покупать новую дорогую мебель, поскольку…

– Меган, перестань считать деньги, давай заменим эту проклятую мебель.

Девушка в крайнем смущении перевела взгляд на Джеффа, который вошел со стаканом виски в руке.

– Господин Споффорд, – быстро проговорила она, прилагая все усилия, чтобы не смотреть на мужа, – позвольте представить вам моего мужа – господина Уэлсли. Джеффри, это господин Бенджамен Споффорд.

Джефф кивнул.

– Споффорд, не слушайте ее. Замените все, превратите дом в королевский дворец, к черту все эти деньги.

– Прекрасный подход, господин Уэлсли! Вы просто редкой щедрости человек, господин Уэлсли! – восхищенно расшаркивался декоратор.

– Уверен, моя жена подтвердит, что я воплощение щедрости, – сказал Джефф, бросая на Мег холодный взгляд. – Я прав, дорогая?

Меган была так обескуражена небывалой грубостью мужа, что и не знала, что ему ответить. Что это с ним сегодня случилось?

– Господин Споффорд, – спокойно сказала она, – думаю, вы простите нас, если мы покинем вас на минуту. Мне нужно спросить мужа… кое о чем.

– Конечно, – расплылся в улыбке декоратор, – ничего страшного, я подожду.

Хозяйка пристально посмотрела на мужа.

– Мне нужно перекинуться с тобой парой слов. Выйдем в кухню?

Джеффри открыл было рот, чтобы отказаться, но потом передумал и последовал за женой.

Как только захлопнулась дверь кухни, Мег повернулась к нему.

– Ради Бога, скажи, что с тобой сегодня происходит? Ты что, белены объелся?

– Нет, – ответил с показной беспечностью Джефф, делая большой глоток виски.

– Не нет, а да! Почему ты решил заменить мебель? Ведь ты знаешь, что через несколько месяцев мы переедем в другой дом и нам все равно понадобится покупать новую мебель. Зачем лишний раз тратить деньги?

– Как зачем? – будто не понимая, о чем идет речь, пожал плечами Джеффри. – Куда мне еще их девать? У меня полно денег, и я могу позволить себе это.

– Я понимаю, что можешь, но какой смысл швырять их на ветер, если мы решили продать этот дом?

– Я передумал.

– Что? Ты хочешь сказать, что мы переедем в новый дом, а этот просто оставим как есть?

– Нет, не оставим. Я подарю его Лоренсу и Виргинии.

– Лоренсу и Виргинии? Но у них уже есть свой…

– Ну и что? У твоей сестры на этот дом не меньше прав. Почему бы ей здесь не жить?

Меган долго смотрела на Джеффа, не в силах «по достоинству» оценить его непонятную щедрость.

– Прошу тебя, скажи, что с тобой? – взмолилась она.

– Ничего. Я просто решил отдать дом твоей сестре, вот и все. Сегодня за ленчем Лоренс посвятил меня в… нечто очень ценное, и теперь я чувствую себя его должником.

Нахмурив брови, Мег попыталась представить, что мог бы сказать Лоренс ее мужу, но тут же оставила свою попытку.

– Хорошо, – вздохнула она, – если ты хочешь, чтобы дом принадлежал Лоренсу и Виргинии, я согласна. Только я сомневаюсь, что смогу подобрать для них мебель.

– Верно. – Джефф опрокинул стакан и мгновенно налил новый. – Почему бы не перенести встречу с Споффордом на тот день, когда Виргиния придет к нам?

– Ладно, но как отнесутся к этому Лоренс и Джинни? Такой дорогой подарок может поставить их в неловкое положение.

– Ты так считаешь? А я нет. Я могу себе это позволить, и все тут.

Меган раскрыла глаза от удивления. Почему Джефф постоянно говорит о деньгах? До этого он ни разу не упоминал о них, а тут за пять минут уже дважды сказал «я могу себе это позволить». Нет, ей необходимо до конца понять, почему он так странно ведет себя, но прежде все-таки следует избавиться от Бенджамена Споффорда.

Толкнув дверь кухни, она молча вернулась в гостиную и села на диванчик.

– Если вы не будете возражать, мы отложим знакомство с тканями. Господин Уэлсли только что передумал продавать дом и решил подарить его моей сестре и ее мужу. Думаю, что теперь с вами лучше заниматься ей, а не мне.

Бенджамен Споффорд попытался скрыть свое крайнее удивление.

– Конечно, мадам. В этом есть смысл. Только уж, раз я здесь, может, вы разрешите осмотреть дом? Это поможет мне в дальнейшей работе.

– С радостью, господин Споффорд.

Она и Споффорд быстро обошли первый этаж, поднялись на второй. Входя в маленькую комнату для гостей, Мег внезапно остановилась. У бюро стоял Джефф и впихивал в один из ящиков свои рубашки.

– Джефф, – позвала она. – Что ты здесь делаешь?

– Меняю кое-что, – пробормотал он, быстро задвинул ящик и без слов вышел из комнаты.

– Госпожа Уэлсли, если вы сейчас не можете…

– Нет! – С чересчур широкой улыбкой на лице Меган повернулась к декоратору. – Не обращайте внимания. Следуйте за мной, я покажу вам остальные комнаты.

В конце концов они обежали весь дом, и Споффорд, собрав вещи, распрощался и ушел. Мег в ту же секунду взлетела наверх и снова застала мужа в комнате для гостей.

– Что ты делаешь? – рассерженно спросила она.

– Я же сказал, – не поворачиваясь проговорил Джефф, – кое-что меняю.

– Но зачем ты переносишь свои вещи в эту комнату?

– Теперь я буду спать здесь.

– Что? – Она чуть не потеряла дар речи. – Как здесь?

Джеффри крепко сжал руки в кулаки. Как же было бы здорово сейчас закричать, высказать все, что он думает о ней после такого мерзкого предательства! Но он все же сдержался. Разве это теперь что-нибудь изменит? Сможет ли он вынести ужасную сцену объяснения в своем теперешнем состоянии, близком к нервному срыву? Лучше придумать какую-нибудь отговорку, чтобы она побыстрее оставила его в покое.

– Да, здесь. Я боюсь, что могу случайно толкнуть тебя ночью, – начал изворачиваться он, – и как-то повредить ребенку.

Меган облегченно вздохнула. Выходит, что он не сердится на нее, а только беспокоится за ребенка.

– О Джефф! – Молодая женщина шагнула вперед и обняла мужа. – С ним ничего не случится, он еще такой маленький.

Джефф стоял как истукан, не отвечая на ее объятие.

– Все же мне будет здесь спокойнее, – буркнул он и сделал шаг назад.

– Ты пугаешь меня, дорогой, – тихо проговорила Мег, огорченная его подчеркнуто холодным поведением. – Что я тебе сделала? Почему ты сердишься на меня?

– Сколько можно спрашивать об этом?! – Он быстро сгреб нижнее белье, которое лежало на кровати, и запихнул в верхний ящик. – Я же сказал, что ничего не случилось.

– Ты лжешь! – неожиданно для себя вспылила Мег. – Что-то очень серьезное произошло с тобой, и ты просто не хочешь говорить. Ну, Джефф, скажи мне, что стряслось? Жена я тебе или нет?

– Да, – устало сказал он, расстегивая рубашку. – Прости, но сейчас я хочу лечь спать.

– Прямо сейчас? Ты плохо себя чувствуешь?

– Нет.

– Но сейчас всего половина седьмого. Мы еще даже не ужинали.

– Я не голоден, – отчеканил Джеффри и, подойдя к жене, взял ее за руку и повел к двери.

– Но… – тщетно пыталась возразить Мег.

– Спокойной ночи, Меган, – сказал он и захлопнул дверь.

Глава 25

Всю вторую половину дня, не присев ни на минуту, Мег и Виргиния носились по дому вместе с господином Споффордом, подбирали то образцы материалов, то цвета краски, то расцветку обоев, а теперь, когда декоратор наконец-то ушел, они сели в гостиной и приступили к важному разговору.

– Джинни, дело не в том, что Джеффри больше не спит со мной, что он даже не дотрагивается до меня: ему все равно, что я говорю, ему безразлично, что я делаю. Дорогая, я ему больше не нужна…

Виргиния предусмотрительно протянула платок.

– Ну что ты, успокойся.

Но младшая сестра все же не удержалась и зарыдала горькими слезами. На следующий день после их неприятного выяснения отношений Джеффри побывал у Лоренса и поговорил с ним о доме. О чем они беседовали и как согласился ее зять принять такой дорогой подарок, Мег до сих пор ничего не знала, но именно с того дня все и началось.

Вот уже в третий раз Мег и Джинни встречались с господином Споффордом и целыми часами ходили из одной комнаты в другую, слушая его бестолковые советы, которые Виргиния воспринимала с живым интересом, а ей было все равно. О том, как идут дела со строительством нового дома, Меган совсем ничего не знала, и это было неудивительно: вот уже две недели Джефф вообще мало говорил с ней, намеренно покидая дом еще до рассвета, а возвращаясь поздней ночью.

Сначала она отчаянно пыталась разговорить мужа и узнать, что же на самом деле стряслось с ним. Однако, получая в ответ уклончивые объяснения и отталкивающие взгляды, Мег в скором времени положила конец своим бессмысленным попыткам и целиком ушла в себя. Все было не так. Но молодая женщина не могла ничего изменить, а Джеффри, видно, просто не хотел. Они все меньше и меньше времени проводили вдвоем и порой уже подчеркнуто игнорировали друг друга.

– Мегги, – сочувственно сказала Виргиния, – ты уверена, что не ошибаешься? Мне кажется, тут все дело в беременности. Когда женщина находится в положении, она обычно склонна все преувеличивать.

Младшая сестра покачала головой и не спеша вытерла слезы.

– Нет, Джинни, я не ошибаюсь. Джефф теперь даже не смотрит мне в глаза. Такое ощущение, что он… за что-то меня презирает.

– О дорогая, – тихо проговорила сестра, по-матерински обнимая Мег, – за что ему презирать тебя?

– Не знаю, – всхлипнула она, – может, он не хочет ребенка? Ведь все началось именно после того, как я сказала ему о ребенке.

– Ерунда. Ты же сама мне говорила, что, когда Джеффри узнал об этом, он был просто на седьмом небе. Посмотри, сколько пришло поздравительных телеграмм. Разве он стал бы сообщать эту новость братьям, если бы не был рад ребенку?

– Да, ты права. Но в чем тогда дело?

– Да ни в чем, дорогая. Он просто очень беспокоится о тебе и ребенке.

– Нет, Джинни. Неужели ты думаешь, что он перестал со мной разговаривать только потому, что боится как-то навредить моему малышу?

– Действительно странно. У нас в гостях он всегда такой вежливый и дружелюбный. Никогда бы не подумала, не скажи ты мне о… своих проблемах, что с ним что-то происходит.

Меган удивленно взглянула на сестру.

– Джефф был у вас дома?

– Да, и не раз. Он приходил к Лоренсу, по-моему, как раз по поводу дома. А так зачем бы ему было приносить с собой какие-то бумаги?

– А ты была с ними?

– Нет, они всегда закрывались в гостиной и никого не пускали к себе.

– И тебе это не показалось странным, Джинни? Ведь Джефф же просто подарил вам дом.

Виргиния недоуменно пожала плечами.

– А кто его знает? Я никогда не интересовалась делами мужа, но что они еще могли обсуждать?

Мег пристально посмотрела на сестру.

– Знаешь, мне кажется, они говорили совсем о другом. Вот узнать бы только…

– Все это чепуха, – перебила Джинни. – Подожди немного. Вот родится ребенок, вы переедете в новый дом, и все встанет на свои места.

– Ты думаешь? – с надеждой в голосе спросила Мег.

– Конечно, – успокаивающе проговорила Виргиния и, поднимаясь, взяла сумочку. – Ну, я, пожалуй, уже пойду. Да, кстати, вы с Джеффом идете в субботу на танцы?

– Наверное, нет. Джефф ничего мне об этом не говорил.

– А ты у него спрашивала?

– Мм… нет.

Старшая сестра усмехнулась.

– Может, все-таки стоит, моя дорогая сестричка. А вдруг он не против составить тебе компанию?

– Как знать. Почему бы и не попробовать? – задумчиво протянула Меган.

– Только обязательно предупреди меня, – уже у двери остановилась Джинни. – Если надумаете, можем поехать все вместе.

В тот же вечер, сидя в гостиной и перелистывая сборник стихов, Мег терпеливо дожидалась возвращения Джеффа. Он пришел в одиннадцать.

– Добрый вечер, – улыбнулась она, когда муж наконец-то вошел в комнату. Подойдя, Мег нежно чмокнула его в щеку. – Как прошел день?

– Прекрасно, – ответил он, пятясь от нее, будто боялся заразиться чем-то. – Почему ты еще не спишь?

– Тебя ждала, – хмурясь, пробормотала она. – Мы так редко видимся в последнее время…

Не в силах выносить ее пристального взгляда, Джеффри повернулся, медленно подошел к серванту и плеснул себе в стакан щедрую порцию виски.

– Теперь я очень занят, – не поворачиваясь, оправдывался он. – Мне кажется, тебе не следует засиживаться допоздна. Иди лучше спать.

– Ради Бога, Джефф, – взмолилась она, – перестань! Я же не больная.

Медленно он повернулся лицом к ней и очень грустно спросил:

– Как ты себя чувствуешь, Мег?

– Нормально. По утрам немного тошнит, правда, но затем все проходит.

– Я все слышу по утрам. Мне так жаль тебя.

– Да ничего. Виргиния говорит, что в моем положении это в порядке вещей.

Джефф с тоской в глазах посмотрел на жену.

– Я… могу что-нибудь сделать для тебя? «Да, – закричала про себя Мег. – Обними меня крепко-крепко! Поцелуй и скажи, что любишь больше всех на свете. Объясни, в чем я виновата перед тобой, и я с радостью попрошу у тебя прощения. Поверь, я позабуду обо всем, и это никогда с нами не повторится».

Но сказала совсем другое:

– Нет, полагаю, что, кроме времени, вряд ли можно найти еще какое-нибудь лекарство.

Он поставил стакан.

– Ну, думаю, мне пора…

– Джефф! Побудь со мной. Прошу тебя, не уходи!

Джеффри вполоборота озадаченно взглянул на жену.

– Ты что-то хочешь сказать мне?

– Да! – вспылила она, желая во что бы то ни стало удержать мужа. – Знаешь… в субботу вечером будут танцы, те самые, что проводят в здании церкви всего два раза в год.

– Ну и что?

– Я бы хотела пойти на них.

– Не знаю, Мег. Наверное, ничего не получится. Сейчас все работы на канале подходят к концу, и через два-три дня нам придется…

Терпение Мег лопнуло.

– К черту твой дурацкий канал! Ночью там никто не работает, и ты прекрасно это знаешь. Ты просто не хочешь пойти со мной на танцы и ради этого готов придумать все, что угодно.

В его глазах вспыхнул гнев. Еще немного, и он потерял бы самообладание и высказал ей все, что так долго томило его душу.

– Ты права, – чуть успокаиваясь, сказал он, – я не хочу.

Однако, несмотря на то, что его прямой отказ прозвучал, словно вынесенный судьей окончательный приговор, не подлежащий обжалованию, Меган и не подумала прекратить разговор.

– Ну и великолепно! Я пойду одна!

– Нет, не пойдешь, – раздался твердый голос мужа.

– Не пойду? – запальчиво переспросила она. – Посмотришь.

– Ты не должна делать это. Я запрещаю!

– А какое ты имеешь право что-нибудь запрещать мне?

– У меня есть все права – я твой муж!

– Муж? – вскинула голову она. – Сейчас даже с трудом верится, что ты называешь себя моим мужем.

– Может быть, я был бы настоящим мужем, если бы сам выбирал жену.

– Что? Ты… ты… мне теперь жаль, что я вышла за тебя замуж.

– Мне тоже, – рявкнул он, осушая стакан одним глотком.

С минуту оба враждебно смотрели друг на друга. Наконец раздался сердитый голос мужа:

– Иди спать, Меган.

– А я и иду, – ответила она, направляясь к двери. Внезапно остановившись, Мег обернулась. – И на танцы тоже пойду. С тобой или без тебя – для меня это не имеет никакого значения. Пойду, и все!

Не говоря больше ни слова, она повернулась и, шурша юбками, решительными шажками проследовала к себе в спальню.

* * *

Под первым этажом Первой пресвитерианской церкви было, согласно проекту, оборудовано подвальное помещение, предназначенное для массовых городских мероприятий. Все, от собраний до свадебных приемов, проводилось именно в этом огромном зале. Два раза в году, на день Святого Валентина и на Праздник урожая, городской совет организовывал здесь танцевальные вечера.

Эти два вечера были самыми грандиозными событиями в городе. Каждый горожанин, будь то лесоруб или владелец самого крупного салуна, считал за честь появиться там. Входной билет в двадцать пять центов предполагал бесплатную закуску, плату за украшение зала и приглашение из города Юджин музыкальный группы. Стоимость билета казалась всем мизерной, особенно если принимать во внимание то, что уже на еде эти деньги окупались с лихвой.

Когда Лоренс, Виргиния и Меган наконец добрались до церкви, долгожданный бал был в полном разгаре: никто ведь не мог предполагать, что именно в этот вечер Виргинии понадобится не меньше двух часов на то, чтобы успокоить капризных детей и уложить их спать.

Пока Лоренс искал свободное место для коляски, Мег уже пожалела, что приехала сюда без мужа, и решила вернуться домой.

– Не хочу даже слушать об этом, – решительно возразила Виргиния. – Ты не можешь так поздно идти домой одна. В городе сегодня полно разного народу, и, если с тобой что-нибудь случится, я не прощу себе до конца жизни. Ну, – уже вкрадчиво проговорила она, – пойдем, забудь о своих проблемах, отдохни ты хоть в этот вечер.

– Джинни, ну правда. Зачем я пойду туда без мужа? Ах, какая же я глупая, что приехала без Джеффри.

– Ну что с того? Не переживай. – Старшая сестра взяла Мег за руку и потянула к открытой двери церкви. – Все будет хорошо, ты же с нами.

– Но что подумают остальные?

– А что они подумают? Ты же приехала не одна, с нами. А насчет твоего мужа всем уже давно известно, что он с утра до вечера занят строительством канала.

– Нет, я не пойду, они весь вечер не будут мне давать покоя.

– Перестань! Ну, какое дело им до тебя? Может быть, кто-то и посмотрит на тебя, но какая разница – ты же госпожа Уэлсли.

– Ты права, – кивнула Мег, – жаль только, что господин Уэлсли больше так не думает.

– Мегги, я знаю, как тебе тяжело, но разве сейчас можно чему-нибудь помочь? Если тебе станет скучно, мы попросим Лоренса и он отвезет тебя домой.

– Ладно, согласна. Только пообещай, что Лоренс отвезет меня.

– Непременно, – присоединяясь к ним, подтвердил Ломбард. – Идемте скорее, а то еще немного, и мы все пропустим.

Но не успели они войти в большой зал, как отовсюду послышалось приглушенное перешептывание городских кумушек, которые опытным взглядом тут же отыскали недостающее звено в этой тройке.

– О, это ужасно! – запричитала Мег, чуть наклоняясь к сестре. – Они только обо мне и говорят.

– Ну и что? – успокоила ее Виргиния и повела младшую сестру через толпу, то и дело раскланиваясь на ходу налево и направо. – Побольше улыбайся и веди себя так, как если бы ничего не случилось.

Меган послушно натянула на лицо улыбку и принялась небрежно отвечать на приветствия, посылаемые ей из самых дальних углов. Наконец им удалось добраться до столика с закусками.

– Сандвич? – спросила Виргиния, показывая на большой поднос.

Мег покачала головой.

– Мне что-то совсем не хочется. – Взглянув на поднос, она невольно вспомнила о том, что именно такие бутерброды с хлебом, сыром и мясом они с Джеффом ели после безумных минут соития. Какими вкусными казались они, когда Джефф приносил их прямо в постель. Сколько раз эта приготовленная на скорую руку еда заменяла им обед или завтрак. «О мой дорогой…»

Она услышала голос Виргинии:

– Мегги, Лоренс хочет со мной потанцевать, ты не против?

– Конечно, Джинни, – сразу же отозвалась она, чувствуя неловкость за то, что причиняет сестре неудобство. – Вы идите, я посижу вон на той скамейке. – Девушка показала на стоявшую у стены длинную низкую скамейку.

– Ты не будешь обижаться?

– Да нет же. Иди, дорогая.

С благодарной улыбкой Виргиния взяла под руку мужа и поспешила к танцевальной площадке. Мег прошла к скамейке, села и стала обмахиваться платочком. В зале было душно, раздавались громкий смех и гогот, и ей хотелось поскорее уйти домой. Несколько школьных подруг, завидев Мег, весело подбежали к ней и засыпали поздравлениями и различными вопросами.

Где-то через полчаса, танцуя, Виргиния и Лоренс оказались рядом с Мег.

– С тобой все в порядке? – тихо спросила старшая сестра.

– Да, – бросила в ответ Мег, – только ты себе представить не можешь, как много люди знают обо мне и Джеффе.

– Что тут удивительного? – удаляясь в быстром танце, прокричала она.

Прошло еще какое-то время, и Мег начала понемногу обретать душевное спокойствие, как вдруг ее взгляд остановился на мужчине, который направился в ее сторону. Это был Питер Фарнзворт. Ерзая на скамейке, девушка в страхе осмотрелась по сторонам в надежде отыскать Ломбарда и сестру, но они как сквозь землю провалились. Растерянная, Меган вскочила на ноги и бросилась к двери, стараясь, насколько это возможно, не столкнуться с танцующими парочками. Однако не успела она сделать и десяти шагов, как Питер нагнал ее и ухватил за руку.

– Добрый вечер, Меган, – невозмутимо сказал он. – Можно тебя на танец?

– Нет, – выпалила она, привлекая своим громким голосом внимание окружающих. – Спасибо, но я сегодня не танцую.

– Танцуешь, – еще громче ответил он. – Ты слишком красивая, чтобы сидеть и скучать на скамейке. И раз уж господин Уэлсли не удосужился прийти с тобой сюда, то я с радостью займу его место!

От таких дерзких слов городские матроны даже ахнули.

– Господин Фарнзворт, я уже вам сказала, я не танцую, – непреклонно повторила девушка, чувствуя на себе по меньшей мере десятка два любопытных глаз.

– Я сказал, мисс Тейлор, что танцуете. «Боже мой, он собирается устроить скандал в присутствии всего города», – пролетело в голове Мег.

И прежде чем она нашла, что сказать в ответ на его подчеркнутую бестактность, Фарнзворт быстро обнял ее за талию и закружил в вальсе. Не желая больше привлекать чьего-либо внимания, Мег позволила увлечь себя в танце, но Питер неприлично прижался к ней, и она попыталась высвободиться.

– Прекрати толкать меня, – вспылил Питер, – иначе я у всех на виду поцелую тебя.

– Не посмеете! – смело сказала девушка, но, не сомневаясь в его угрозе, прекратила свои попытки.

– Вот и прекрасно, – удовлетворенно хмыкнул он. – Ну, а теперь скажи, как поживаешь? Что-то давно тебя не видел. Даже начал волноваться и хотел прийти к тебе.

– Не вашего ума дело, как я поживаю, – прошипела она, вздрагивая от отвращения. – Я вас уже предупредила, попробуйте только сунуться в мой дом, я немедленно вызову шерифа.

– Ты все-таки немного капризная невеста, но, думаю, через месяц-другой…

Вдруг над плечом Мег стремительно пролетел кулак, с силой врезавшийся в грудь Питера. Фарнзворт отшатнулся и повалился на стол для закуски. Девушка тут же обернулась и увидела свирепое лицо мужа.

– Ее имя госпожа Уэлсли, – проревел Джефф, – и твой танец закончился, Фарнзворт!

– Ах ты сукин сын! – закричал Питер и, вскочив на ноги, бросился к Джеффу, словно разъяренный бык.

Но Уэлсли был готов к этому. Сделав небольшой шаг в сторону, он изо всех сил ударил противника по лицу. Питер не удержался на ногах, упал и покатился по танцевальной площадке. Из толпы раздался женский визг, и музыка заглохла. Драчунов окружили мужчины.

– Давай, Джефф! – закричал один лесоруб.

– Я слышал, что он собирается в гости к твоей жене, – прокричал другой, надеясь увидеть продолжение драки.

Но, быстро взяв себя в руки, Джеффри подошел к Фарнзворту, поставил его на ноги и, глядя ему прямо в глаза, хладнокровно произнес:

– Если ты попробуешь еще раз прикоснуться своими грязными лапами к моей жене, я убью тебя.

Питер промолчал.

– Ты понял? – прогремел Уэлсли, тряся и так качающегося мужчину.

Поднимая руки к лицу в жалкой попытке защитить себя, Питер кивнул. С отвращением Джефф оттолкнул его и отвернулся, не обращая внимания на Фарнзворта, который потерял равновесие и, закатив глаза, упал.

– Пошли. Нам больше здесь нечего делать, – твердым голосом, не терпящим возражения, сказал Джеффри и протянул руку Мег.

Но ей совсем не хотелось противиться мужу. Быстро кивнув, она взяла его руку, и они оба прошли к выходу через образовавшийся в толпе узкий проход. Уэлсли поднялись по лестнице и вышли из церкви.

– С тобой все в порядке? – тихо спросил Джеффри.

– Да. А с тобой?

– Не волнуйся, все нормально.

Меган не имела ни малейшего представления, почему Джефф неожиданно появился на вечере и что он сейчас думает о ней. Но одно можно было сказать с полной уверенностью: муж опять спас ее от отвратительного Питера Фарнзворта, за что она будет всю свою жизнь благодарна ему.

Они остановились у коляски, и только она открыла рот, как Джефф схватил ее в свои объятия и крепко поцеловал.

– О Боже, когда я увидел этого мерзавца рядом с тобой…

– Шш, – взмолилась Мег, и по ее щекам покатились слезы. – Прости меня за то, что не послушалась тебя и пошла на этот вечер. Прости…

И вновь их губы соединились в поцелуе, и все было забыто: и долгая разлука, и резкие слова, и подчеркнутое невнимание друг к другу.

Когда в конце концов он поднял голову, его голос дрожал от долго подавляемого желания.

– Не здесь, милая, – прошептал он. – Пойдем домой.

Глава 26

К счастью, лошади Уэлсли прекрасно знали дорогу домой.

Джефф помог жене усесться на высокое сиденье коляски, затем сел сам и быстро погнал лошадей к дому. Однако вскоре его рука ослабила поводья, он обнял Мег, и они поцеловались. И с того самого момента лошади двигались без всякого управления.

Добравшись до знакомой конюшни, верные животные вынуждены были стоять еще целых пять минут, настойчиво стуча копытами и тряся хвостами, пока их хозяин наконец не спустился с небес на землю.

– Мы уже дома, – хрипло сказал Джеффри, отрывая губы от грудей Мег.

– Правда? – спросила жена, с удивлением осматриваясь по сторонам.

В это мгновение, сидя у него на коленях с запрокинутой головой, она была просто неотразима в своем великолепии. Смоляные пряди ее волос шевелил слабый ветерок надвигающейся ночи, а глаза, как два черных уголька, поблескивали в отражении первых звезд. Пышные груди и обнаженные стройные ноги притягивали Джеффа к себе с неведомой силой, с которой просто невозможно было совладать. Неожиданно раздавшееся ржание лошади окончательно вырвало их из упоительного забытья.

– Дорогая, побудь здесь, – нежно проговорил он, – я только отведу лошадей и приду.

Она согласно кивнула и с чувством некоторой неловкости попыталась прикрыть груди руками.

– Не делай этого, – попросил Джефф, стоя рядом с лошадьми, – я уже не помню, когда в последний раз видел тебя такой.

Мег улыбнулась и, поборов стыдливость, медленно принялась вытаскивать из волос тоненькие заколки. При каждом движении рук ее груди приподнимались, а с каждым глубоким вдохом становились как бы еще больше. Не в состоянии вымолвить ни слова, Джеффри смотрел на женщину, словно на творение Рубенса, и автоматически распрягал пару. Затем, все-таки оторвав глаза от прелестного тела Мег, он торопливо повел за собой лошадей в конюшню.

Ее взгляд с не меньшим удовольствием скользнул по фигуре удаляющегося мужчины. Стройные крепкие ноги, огромные плечи, плавное разгибание и сгибание мускулов… и тут она вздрогнула, все еще не веря, что именно благодаря Питеру Фарнзворту вновь обрела любовь мужа. «Конечно, – размышляла девушка, – пока мы не объяснимся, проблема так и не будет решена, но это все потом. А сейчас пусть он скорее возвращается, чтобы мы смогли продолжить любовные игры». И не успела Мег подумать об этом, как к ней пришла совсем обескураживающая мысль, требующая немедленного исполнения. Спрыгнув с коляски, она бесшумно и незаметно подкралась к конюшне и проскользнула в открытую дверь.

А тем временем Джефф вел лошадей к стойлам. Бедные животные выглядели голодными и уставшими и, наверное, хотели поскорее попасть в родной денник – не меньше, чем их хозяин желал оказаться на своей пуховой кровати. Поставив лошадей, он подцепил вилами сено, подбросил его в кормушки, щедро отсыпал туда же овса и, подхватив на ходу ведра, направился во двор к большой деревянной кадке. Зачерпнув воду, мужчина с любопытством обернулся назад и посмотрел на коляску. В ней никого не было. «Наверное, она уже ждет в кровати», – ухмыльнулся он и поспешил обратно в конюшню.

В конце концов, когда лошади были накормлены и напоены, Джеффри удовлетворенно захлопнул двери стойл и быстрой походкой направился к выходу.

– Вы спешите, господин Уэлсли? – вдруг остановил его низкий голос, заполнивший в долю секунды все пространство полуосвещенной конюшни.

Он повернул голову и увидел жену, лежащую на куче сена в одних чулках с красными подвязочками.

Будто околдованный трепетным взглядом Мег, он не раздумывая двинулся в ее сторону.

– Боже мой…

– Мне казалось, что ты никогда не оторвешься от своих лошадей, – вполголоса проговорила она и, медленно улыбнувшись, поднялась на колени.

– И мне так казалось. – Он сделал несколько шагов и повалился перед ней, впиваясь глазами в неповторимую наготу Мег.

Все вокруг было восхитительно: легкий полумрак, одинокая керосиновая лампа, свисавшая с потолка чуть поодаль и бросавшая на пол слабый желто-белый свет, аромат свежей соломы, смешанный с едва осязаемым запахом лошадиного пота, и даже неугомонный стрекот сверчка на улице. Меган подняла руку и кончиком пальца провела по краям его губ.

– Я слышала, как ты там тер лошадей, – прошептала женщина, проворно расстегивая рубашку мужа. – Я бы отдала все на свете, чтобы оказаться на их месте. – Наклоняясь вперед, она сняла рубашку и слегка прижалась к его широкой груди. – Как же это приятно…

– Мне тоже приятно, моя милая.

Ответив с горячей пылкостью на его поцелуй, женщина чуть слышно проговорила:

– Пожалуйста, встань.

Только благодаря непреодолимому желанию узнать, что же будет дальше, Джеффри поднял свое дрожащее от нетерпения тело, наклонился немного вперед, мгновенно стянул ботинки и носки и выпрямился, глядя вниз.

Жена кокетливо и в то же время многообещающе улыбнулась ему, перевела взгляд на его ноги и удрученно провела рукой по плотной ткани брюк, касаясь очевидного контура его возбужденной плоти.

– Они тебе мешают? – сочувственно спросила она.

– Да.

С намеренной медлительностью, от которой ему даже захотелось взмолиться о пощаде, женщина положила пальцы руки на ширинку.

– Ну вот, – расстегивала она уже последнюю пуговицу, – теперь, надеюсь, тебе намного удобнее. – Едва касаясь его ног, Меган стянула брюки и бросила голодный взор на наконец-то получивший свободу орган.

– О, ты так тверд и одновременно так мягок. Ты жизнь моя.

Еще немного, и от ее ласковых слов и рук Джеффри не смог бы себя контролировать.

– Меган, – задыхался он от страсти, – Меган…

Мег подняла голову, ее глаза побежали вверх по притягательному телу мужчины и остановились на его красивом лице.

– О Джефф, ты лучше всего сущего на земле, ты моя радость, ты мое упоение, – прошептала она и взяла его в рот.

Мужчина опустил ей на голову руки, медленно перевел взгляд вниз и испустил длинный стон. Ничто еще на свете не возбуждало его так сильно, как любящие движения рта его жены.

– Милая, я хочу…

Женщина подняла глаза, не прекращая страстно водить языком по его плоти.

– Я… знаю… знаю…

С замиранием сердца Джефф рухнул на колени, обхватил ее руками, потянул на себя, и его твердый столбик скользнул у нее между ног.

– О мой дорогой, – пробормотала она, раздвигая ноги, – мы так долго не…

– Да, я знаю, – перебил он, входя в нее. – Я так сильно по тебе скучал. – Опрокинув жену на спину, мужчина полностью погрузился в нее.

Меган в исступлении обняла ногами его бедра, потянулась вперед, и вдруг, к ее изумлению, он вышел из нее.

– Что случилось?

– Ничего, – прерывисто дышал Джефф, – ты еще просто не готова к этому.

– Но я готова, – возразила она, стараясь вновь сблизиться с его плотью.

– Подожди немного.

– Но, Джефф…

– Тсс, – он начал целовать ее тело, – расслабься и не думай ни о чем.

Женщина сдалась и, послушно разжав ноги, откинулась на сено. Почти сразу ее глаза непроизвольно закрылись, и она ощутила прикосновение губ Джеффа к мягкому лону. От его теплого дыхания по всему телу побежали хаотическими струями мурашки, а голова безумно закружилась в стремительном водовороте.

– О… – раздался ее голос, – какое блаженство…

Упругий язык вошел в нее.

– Джефф! Джефф! Ты не дол… – Но слова Мег, которым так и не суждено было выплеснуться наружу, оборвались, и ее тело затрясло в конвульсиях. Влажный язык лег на возбужденный бугорок и начал свою безудержную игру. Очень скоро в ней отозвалось знакомое давление, раздирающее все тело, и Меган в упоительном наслаждении начала терять чувство реальности.

Чутко отозвавшись на молчаливую просьбу жены, мужчина отпрянул назад, дождался, пока охватившая ее страсть немного успокоилась, и с улыбкой на лице потянулся к ней.

– Как мне хорошо, – протяжно проговорила Мег.

– Я знал, что тебе понравится.

– Откуда?

– Мм… инстинкт, любимая, – не стал открывать перед ней своих секретов Джефф.

Она засмеялась, довольная ответом мужа.

– Ну, иди же ко мне, мой господин Уэлсли. Поцелуй, поцелуй меня.

Не заставив себя ждать, он страстно впился в ее губы, и Мег ощутила во рту чуть приторный вкус себя, от которого ей с еще большей силой захотелось мужа.

Рука женщины быстро заскользила вниз, достигая упирающегося напряженного столбика, и сжала его.

– Я хочу тебя…

– Я тоже… – не договорила она и, раздвигая ноги, ввела его.

Дождавшись, пока Меган не затряслась в агонии, он высвободил наконец так долго сдерживаемую силу.

Крик упоения, слитый воедино, разорвал тишину сумрачной конюшни. Встревоженные лошади мгновенно оторвались от сена и с любопытством посмотрели в их сторону, одна из них громко застучала копытами.

– Что это? – испуганно спросила Мег.

– Испугалась? Это мой конь, – успокоил ее муж, – его возбуждает, наверное, наш запах.

– Да? Тогда твой запах возбуждает меня не меньше.

Он был сражен наповал. Ему трудно было просто поверить, что еще совсем недавно стеснительная жена научилась так самозабвенно наслаждаться дарами любви.

– Дорогая, моего коня все-таки возбуждает не мой запах, а твой. Только твой.

– Думаю, нам лучше пойти в дом, – немного краснея, смущенная своим признанием, быстро пробормотала она.

– Хорошо. – Джефф поднялся на ноги, тряхнул головой и повернулся к ней, чтобы протянуть руку. Однако то, что предстало перед его глазами, заставило его замереть от восхищения. Разбросав руки, она вальяжно полулежала на мягкой перине из сена. Ее взлохмаченные волосы были припорошены желтой трухой, губы припухли от любвеобильных поцелуев, а груди словно превратились в бутоны цветущих роз. А на ногах все еще заманчиво красовались черные чулки. – Ты великолепна! Милая, как я скучал по тебе все это время!

– О мой дорогой!..

И в его жилах вновь закипела кровь. Он хотел… он очень хотел, но не мог.

– Нет, – простонал Джеффри, поднимая ее за руку, – только не начинай опять дразнить меня. Прошу тебя, подожди еще немного. Придем домой, и делай со мной что угодно.

– Ты сказал, что я дразню тебя? Ничего подобного. Я в жизни никого не дразнила.

– Не оправдывайся, ты делаешь это со мной каждый раз, когда я смотрю на тебя.

– Тебе не стыдно так говорить? – напустила на себя обиженный вид Мег.

– Нет, – рассмеялся он, преследуя отступающую к стене жену. – Ты на самом деле смотришь на меня дразнящими глазами.

– Джефф, ну перестань придумывать, я не дразню тебя.

– Нет? – прошептал он и положил ее руку на свою плоть. – А может, все оттого, что ты смотришь постоянно на это?

– Ты опять готов?! – спросила она, чувствуя в груди приятную истому.

– Да, и все из-за твоих чулок. Стоит мне посмотреть на них, и я сразу же возбуждаюсь.

– Если так, может, мне их никогда не снимать? – упиваясь его страстью, прошептала Меган.

Мужчина прижал ее к стене и нежно лизнул соски набухших грудей.

– Прекрасно, и ничего больше никогда не надевай.

– Мне кажется, как только я появлюсь в городе в таком виде, не один мужчина потеряет голову. – Звучный смех Мег внезапно сменился едва слышным стоном, когда его пальцы, проскользив по всему телу, вошли в ее нежное лоно.

Страсть ловко и быстро оплетала их своей прочной паутиной, и они постепенно становились ее покорными жертвами. Дыхание их то учащалось, то замирало, на секунды отказывал мозг, и вместе с тем ласки становились все нежнее и страстнее. Джеффри без предупреждения ухватился за бедра жены и приподнял ее вверх.

– Обхвати меня ногами.

Откликнувшись на его призыв, женщина почти тут же ощутила вливающуюся огненную лаву.

– Джефф, неужели прямо у стены?

– Да. Тебе нравится?

– Да… – сказала Мег, беспомощно сдаваясь мгновенно охватившему ее оргазму. Вслед за ней последовал Джефф, разрывая свое напряжение громким стоном и в бессилии валясь на женщину. Вконец измученные наслаждением, они вместе устало опустились на сено.

– Я так устала, – невнятно проговорила Меган, вновь обретя дар речи.

– И я, Мег. Давай пойдем домой и ляжем спать.

Она покачала головой.

– Нет, Джефф, у меня даже нет сил одеваться.

С трудом Джефф поднялся на ноги.

– Ну ничего. Пусть твоя одежда полежит здесь до утра.

– Ты хочешь сказать, что я пойду домой голой?

– Нет, тебе совсем не придется идти. Я понесу тебя на руках.

– Как? Ты хочешь идти голым?

– Да, почему я не могу это сделать? Меня что, кто-то может увидеть? Посмотри, уже давно полночь, а сегодня к тому же на небе ни звездочки. А если кто-то и увидит – черт с ним.

– Ты уверен, что у тебя это получится? – спросила Мег, слишком счастливая и усталая, чтобы возражать.

Он фыркнул.

– Ты напрасно сомневаешься, на это у меня еще остались силы, малышка.

– Какой же ты сейчас смешной и как сильно похож на своих лесорубов, – засмеялась она.

– Я и есть лесоруб. Если хочешь знать, я этим даже горжусь. – Наклонившись, он взял на руки жену. – Но стоит все же признаться, что очень уставший лесоруб.

– Оставь, Джефф. Я пойду сама.

– Ни за что на свете, – наотрез отказался он и, погрузившись лицом в ее груди, понес через двор к дому.

Меган счастливо улыбалась, чувствуя, что на свете не может быть ничего более романтичного, чем оказаться на улице безлунной ночью в обнаженном виде в крепких руках этого красивого громилы.

Она вновь задумалась: что же возродило в Джеффе любовь к ней? Она обязательно еще поговорит с ним о причинах, прервавших их семейное счастье. Она должна знать, что его так сильно рассердило, чтобы избежать этого в дальнейшем.

Но сейчас было не время для разговоров. Сегодня их ждали белоснежная постель, море любви, поцелуев и целая пропасть ласки. А еще – новые открытия и чудеса слияния тел. Все остальное могло подождать…

Вернувшись домой, они снова предались безумной усладе, но на этот раз не спеша, изысканно и мягко. Мег уснула где-то после двух. Ее голова покоилась на плече Джеффа, и легкое дыхание приятно щекотало ему грудь.

Даже после долгих часов занятий любовью к нему никак не приходил сон. Он молча лежал с закрытыми глазами и раздумывал о своих чувствах к жене. Откуда в ней сегодня столько страсти? Он же безразличен ей. Но ни одна женщина, сколь бы хорошей актрисой ни была она, не смогла бы подделать такое счастье и удовлетворение, которое он видел в каждом ее взгляде, в каждом движении. Ее горячие поцелуи, ее необузданные отклики на его интимные ласки, ее глубокие вздохи и стоны от насыщения – все показывало глубину чувств, далеко преступающих границы одного физического наслаждения. И теперь она лежала, приткнувшись к нему, и крепко, словно что-то очень свое, держала руку на животе. Это было совсем не похоже на действие изощренной куртизанки. Все в ней говорило об искренней любви к нему.

Осторожно он повернул голову и взглянул на безмятежное лицо жены. Вдруг что-то внутри него зашевелилось, и откуда-то из глубины тихий голос прошептал слова, которые сознание отказывалось повторить.

«Ты все еще любишь ее». И это была чистая правда.

Весь этот месяц, проводя одну ночь за другой в бессонных раздумьях, Джефф полагал, что навсегда разлюбил Меган, что до конца своих дней стер ее образ из памяти.

Даже вчерашним вечером, когда она отчаянно отбивалась от Питера Фарнзворта, ему казалось, что он окончательно разобрался в своем отношении к ней. Он действительно хотел убить это отвратительное существо, но всего лишь из-за простого чувства собственности. Мег была его женой. Его и только его, и, даже не любя ее, он никогда бы не позволил кому-то прикоснуться к ней. Но теперь, после страстных часов, проведенных в ее объятиях, оказалось, что он глубоко ошибался. И, несмотря на уловки, несмотря на ложь, несмотря на все, за что он старался ненавидеть ее, он по-прежнему любил эту женщину и уже не придавал никакого значения прошлому.

Глава 27

Меган проснулась от его нежных прикосновений к груди.

– О Джефф! – Она открыла глаза и любяще посмотрела на мужа. – Как прекрасно, что ты рядом со мной!

– Доброе утро, дорогая, – нараспев проговорил он, прижимая ее к себе. – Ну, как спала? Ты знаешь, уже одиннадцатый час.

– Да? – лениво спросила она, наслаждаясь лаской Джеффа. – Нам пора вставать, да? – Потягиваясь, Мег ощутила у себя на округлившемся животе его горячие губы.

– Как там наш ребенок? – спросил он, прикладывая ухо к животу в надежде услышать ответ изнутри.

– Нормально. – Улыбаясь, жена попробовала выскользнуть из-под него. – Сегодня утром меня даже не тошнит.

– Я рад за тебя, – пробормотал он и, настойчиво останавливая ее слабые попытки, крепко ухватился за бедра, язык стало уносить все ниже, ниже…

– Джефф, у нас на это нет времени! У меня еще куча дел по дому.

Она решила вновь попытаться вынырнуть из-под мужа, но от этих движений страсть в нем разгорелась еще больше.

– Забудь о своих делах. Это намного важнее.

– Но, – тяжело дыша, возразила она, – мы должны собираться в церковь.

– Я думаю, нам сегодня не стоит туда идти, – улыбнулся муж, становясь на колени.

– Но мы должны, понимаешь, а это, – Меган показала на возбужденную плоть, – тебе лучше убрать и потерпеть немного.

– Да, и я знаю, куда мне это убрать.

– Джефф, те несносен!

– Через минуту ты не будешь так думать, – пообещал он и, опираясь на локти, вошел в нее.

Меган была удивлена, обнаружив, что уже готова к этому.

– Откуда ты знал, что я…

– Я очень давно проснулся, – раскрывал он секрет, – ты же знаешь, что говорят в церкви о греховодности бездельных рук…

Раздавшийся в ответ смех почти тут же перешел в едва слышные стоны. В своих движениях Джеффри был особенно страстен, и уже через несколько быстрых толчков они достигли оргазма.

Наполнившись приятной дрожью, он лег на спину и потянул на себя жену.

– Ну а теперь можно начинать утро. Мег удовлетворенно рассмеялась.

– Я и не думала, что это можно делать так часто. Ты что, никогда не спишь?

– Конечно, сплю, но недолго. Это кажется напрасной тратой времени, когда можно заниматься любовью!

– Какой же ты страстный, Джефф!

– Только с тобой, моя любимая, – прошептал он, нежно целуя ее в лоб.

Они еще долго лежали с закрытыми глазами и ни о чем не говорили. Мег прервала тишину первой.

– Почему ты злился на меня? Объясни, что я такого сделала?

– Я не хочу об этом говорить, – твердо сказал он, быстро поднимаясь с кровати.

– Джефф, ты должен все рассказать мне. Я чуть тебя не потеряла. Я хочу знать…

– Теперь это не имеет никакого значения, – перебил он, – с этим покончено, и давай забудем обо всем, что тогда было между нами.

Меган быстро села и посмотрела ему в глаза.

– Нет. Я не забуду этого, пока не узнаю, почему ты обиделся. Я не хочу, чтобы это когда-нибудь повторилось.

– Этого больше не произойдет.

– А я думаю, произойдет, если мы сейчас не попытаемся вместе во всем разобраться.

– Мы уже во всем разобрались. Последние двенадцать часов тому подтверждение.

– Нет, – настойчиво повторила жена. – Это подтверждение только тому, что ты по-прежнему хочешь меня. Но проблема, какой бы она ни была, все равно осталась.

– Нет.

– Почему нет?

– Потому что причины, из-за которой я злился на тебя, больше нет.

– Ну и что, ты должен мне все объяснить.

– Это я должен? Замечательно! – вырвалось у него.

Мег испуганно заморгала глазами.

– В чем дело? Джефф, прошу тебя, скажи, почему ты все еще злишься на меня.

– Не хочу. Я не думаю, что тебе будет приятно слушать это.

– Джефф, как ты можешь до сих пор мне не верить!

От безвыходности он нервно заскрипел зубами и отрешенно взглянул на промозглую погоду за окном. Черт, ну зачем все это? Еще каких-то десять минут назад они счастливо обнимали друг друга, шутили, и тут…

– Джефф! Расскажи мне, – прервал его размышления дрожащий голос Мег.

– Ну хорошо, – крепко сжав руки в кулаки, повернулся он лицом к ней. – Раз ты так этого хочешь, я расскажу. Это было из-за денег.

– Денег? – недоуменно спросила жена. – Каких денег?

– Тех самых, которые ты хотела получить от меня, когда заставила на себе жениться.

– Боже, о чем ты говоришь?

– Не притворяйся, Меган. Мне теперь все известно. Ты специально умолчала о том, что по соглашению, которое заключил твой отец, ты должна отдать лесопилку или сорок две тысячи долларов Питеру Фарнзворту, если не станешь его женой.

– Сорок две тысячи! – Она широко раскрыла глаза. Возможно ли, что ее отец задолжал такую огромную сумму? – Кто тебе сказал, что мой отец должен господину Фарнзворту сорок две тысячи?

– Лоренс.

– Лоренс? И он сказал тебе, что я вышла замуж только для того, чтобы ты заплатил долг моего отца?

– Что-то в этом роде, – выпалил Джефф, судорожно натягивая брюки. – Две недели назад он пригласил меня на ленч именно для того, чтобы спросить, когда я верну твою часть долга.

– Я не могу поверить!

– Конечно, не можешь. Ведь ты не ожидала, что Лоренс сообщит мне о всех подробностях соглашения твоего отца с Фарнзвортами.

– Это неправда!

Уэлсли оценивающе посмотрел на жену.

– Послушай, – холодно сказал он, – я уже расплатился с твоим долгом и забыл о нем, забудь теперь и ты. И не пытайся убедить меня, что вышла за меня не из-за денег.

– Но это так!

В ответ был брошен гневный взгляд.

– Хорошо, – не отрываясь от его ледяных глаз, спокойно проговорила Мег, – я признаюсь, что знала об этом пункте соглашения, но мне и в голову не приходило попросить их у тебя.

– Правда? Может, ты хотела сэкономить деньги на хозяйственных покупках?

– Конечно, нет! Я собиралась продать украшения матери и возвратить какую-то часть сейчас, а со временем вернуть остальную, получая доходы с лесопилки.

– Сорок две тысячи! Должно быть, у твоей матери была огромная коллекция украшений?

– Да!

– И ты продала эту коллекцию?

Меган замялась.

– Я написала…

– Ты продала эти украшения?

– Еще нет.

– Именно так я и думал, – усмехнулся Джеффри. – Зачем расставаться с украшениями, если проще подхватить богатенького молокососа и коварством выкачать из него деньги.

От такого несправедливого обвинения слезы навернулись на глаза Мег.

– Нет, все не так, я просто не успела съездить в Портленд…

– Конечно, – отмахнулся муж, – ты же была слишком занята обновлением мебели в нашем доме.

– Как ты смеешь обвинять меня в этом! Это же была твоя идея! Это ты пригласил господина Споффорда, а не я!

Джеффри опустил глаза.

– Ты права. Это я нанял Споффорда. Извини.

– О, Джефф, – вскричала Мег, давая полную свободу горьким слезам, – при чем тут он?! Да, я знаю, что заставила тебя жениться на мне и что это недостойно порядочной женщины. Но совсем не из-за денег я живу с тобой. Я слышала, Франсин хотела их от тебя, но я…

– Только это и хотят получить от меня женщины! – вновь закипая, прокричал мужчина. – Все – Франсин, ты, любая другая в Уэлсли. Но я тебе уже говорил и повторю еще раз: теперь это не важно для меня. Я смирился с тем, что ты моя жена. Тебе нужны мое имя, моя защита, мои деньги. Что еще?

– Еще? Чтобы ты поверил мне. Он покачал головой.

– Ты просишь слишком многого. Почему бы тебе просто не принять того, что я предлагаю, и остановиться на этом?

– Почему? – громко воскликнула она и, отбросив одеяло, соскочила на пол.

– Я скажу тебе почему. Потому что я люблю…

Внезапно снизу донеслись громоподобный стук в дверь и чей-то грубый голос, зовущий Джеффа.

– Что это?

Он пожал плечами и поспешил к окну.

– Уэлсли! – послышался другой, более громкий голос.

Джефф распахнул окно и посмотрел вниз.

– Что, черт побери, стряслось, Паркер? – зарычал он. – Бога ради, прекрати колотить в дверь.

– Скорее! Кто-то устроил пожар на вашем канале. Еще немного, и загорится весь лес!

Глава 28

– Помогите! Нам нужна помощь!

Около двадцати горожан, находившихся в главном торговом центре Уэлсли, с изумлением посмотрели на вбежавшего лесоруба с закопченным лицом.

– Разве пожар не утих? – прокричал кто-то из дальнего конца магазина. – Странно, я слышал, что дождь уже почти все потушил.

Дэн Паркер обвел людей сумасшедшим взглядом.

– Что с вами со всеми случилось? Неужели никому из вас нет никакого дела до пожара? Огонь распространяется с бешеной скоростью, этого сукина сына уже невозможно остановить!

Несколько женщин так и остолбенели, услышав произнесенное вслух непозволительное ругательство.

– Простите меня, дамы, я не хотел вас оскорбить. – Он быстро продолжил: – Ветер несет огонь на город. Если мужчины сейчас же не помогут нам, то еще немного, и вы все расстанетесь со своими домами и, может быть, кое-кто даже с жизнью. И так уже трое погибли и полно обгоревших.

– Несет на город! – испуганно провизжала Труди Филлипс и, подбежав к окну, посмотрела на гигантское облако желто-черного дыма. – Боже, это правда. Пойдемте! Мы должны помочь!

– Мэм, я не просил помощи у женщин, – в полном недоумении отозвался Паркер.

– А чем мы хуже? – шагнула от прилавка Мег. – Мы тоже можем помочь. Может, у нас не хватит сил носить ведра с водой, но оказать помощь пострадавшим мы всегда можем.

– Она права, – кивнула Труди, бросая на Мег первый за все время их знакомства одобрительный взгляд. Повернувшись к остальным женщинам, она немедленно принялась выкрикивать приказания: – Норма, Этель, Лидия, пойдите и приведите с собой своих мужей, соседей и вообще всех, кого сможете найти. Вы, мужчины… – Но это было уже ни к чему. Мужчины без всяких указаний направлялись к выходу. – Приготовьте все необходимое и быстрее отправляйтесь на гору. Меган, в твоем положении тебе не следует быть рядом с огнем, но, если хочешь, ты можешь предупредить всех в городе о грозящей опасности.

Все замерли, и каждая пара глаз устремилась на Меган. Откуда Труди узнала, что она беременна? Ведь она никому не говорила об этом, кроме Джеффри, Виргинии и доктора Эмерсона. Разве мог кто-нибудь из них проболтаться?

– С радостью, госпожа Филлипс, – согласилась она, решив просто проигнорировать ее бестактность.

Люди один за другим покидали магазин и разбегались в разные стороны. Мег, не теряя понапрасну времени, побежала вслед за остальными в надежде, что еще успеет нагнать Дэна Паркера. К счастью, она натолкнулась на него у самой двери.

– С моим мужем ничего не случилось? – спросила девушка.

– Нет, когда я его видел в последний раз, с ним все было в порядке, – успокоил Паркер. – Не переживайте, госпожа Уэлсли. Для женщины в вашем положении лучше всего не нервничать.

Молча проклиная болтливый язык Труди Филлипс, Мег прикусила губу. Поблагодарив, она быстро направилась домой, предупреждая по дороге всех своих соседей о приближающемся разрушительном пожаре. К тому времени, когда она добралась до дома, улицы Уэлсли были полны народу. Коляски, заваленные веревками, баграми, ведрами и медицинскими принадлежностями, проносились по главной улице. Мужчины сломя голову летели к дороге, ведущей на гору. А оставленные матерями на престарелых соседей маленькие детишки ревели во все горло, боясь то ли поднявшейся суматохи, то ли незнакомых воспитателей.

Мег ворвалась в дом, побежала прямиком на кухню и, открывая шкафы, принялась спешно швырять в большую сумку баночки с мазью, бинты, масло. Выскочила на заднее крыльцо и быстро собрала все ведра, которые только можно было найти во дворе. Затем задержалась на секунду, раздумывая, стоит ли ей сходить к конюшне и поискать веревки. «Это отнимет слишком много времени, и к тому же можно ли будет поднять это все самой», – вмиг пронеслось в ее голове, и эти доводы были для нее более чем убедительны.

Мег торопясь побежала на улицу, завернула за угол и остановила первую увиденную коляску.

– Подвезете меня? – прокричала она.

– Ясное дело, госпожа Уэлсли, – ответил возница, с трудом удерживая строптивых лошадей. – Бросайте все это назад и давайте сюда.

Едва она уселась, как он бойко хлестнул лошадей, и они стремительно помчались к лагерю.

– Меня зовут Дик Слейтор, – выкрикнул он, неуклюже стараясь приподнять шляпу.

– Очень приятно, – громко проговорила Мег, с трудом удерживаясь на сиденье то подпрыгивающей, то раскачивающейся коляски.

– Ваш муж знает о том, что вы решили отправиться наверх?

– Нет, не знает, – призналась Меган.

– Ого! – улыбнулся мужчина. – Спорю, что он просто озвереет, увидя вас рядом с опасностью, – вы же сейчас в таком деликатном положении.

Девушка растерялась. Остался ли хоть один человек в городе, который еще не знает, что она беременна? Она ни разу в жизни не видела этого мужчину, но даже он знал о ее беременности!

– Вы давно живете в Уэлсли, господин Слейтор?

– Не-а, – покачал он головой, – всего несколько дней. Я приехал сюда из Сакраменто и хочу наняться на работу к вашему мужу. Мне кажется, если я помогу ему потушить пожар, он найдет для меня местечко. Как думаете?

– Вам нужно с ним самому поговорить, – уклонилась Мег.

– Вот уже неделю пытаюсь сделать это, но все напрасно, мэм. Такое ощущение, что он никогда не бывает в лагере. Пару дней назад поздно вечером я даже приходил к вам, но почему-то вас никого не было дома.

Чуть покраснев, она вспомнила, что именно тогда она и Джефф провели незабываемый вечер в конюшне. Все еще немного смущенная, Мег повернулась к Слейтору.

– Уверена, что после пожара господину Уэлсли понадобится много работников. Обязательно зайдите к нему на следующей неделе и скажите, что это я послала вас к нему.

Дик Слейтор расплылся в улыбке, словно Чеширский Кот.

– Огромное спасибо, мэм.

По мере приближения к лагерю дым становился все гуще, вдалеке еще не очень четко, но можно было видеть, какое бедствие несет с собой огонь, неумолимо сжигающий все живое на своем пути. Казалось, тишина навсегда утонула в истошных криках животных, а воздух наполнился запахом смерти. Все было гораздо хуже, чем представляли себе жители города.

– Черт! Им действительно нужна помощь, – пробормотал Дик.

– Да, – мрачно кивнула она, не удержавшись от кашля.

– Вот. – Мужчина протянул ей платок. – Возьмите, это поможет. Вам не следует дышать дымом.

Она не возражала. Молча взяв из его рук широкую полоску красного материала, Мег обвязала ее вокруг лица и тут же удивилась, обнаружив, что они уже в лагере. Не раздумывая, она поднялась с сиденья и хотела было спрыгнуть с коляски, как ее неожиданно остановил голос Слейтора:

– Подождите, я помогу вам.

– Ничего, я сама, – быстро возразила Меган.

– Что вы, что вы, госпожа Уэлсли, я обязан вам помочь. Если вы оступитесь и упадете, я не смогу простить себе… и, конечно, ваш муж никогда не даст мне работу. Я же знаю, как он рад своему ребенку.

Его исчерпывающие знания о ней и муже так поразили Мег, что она с кротостью ягненка приняла предложение мужчины и терпеливо дожидалась, пока он обежал коляску и помог ей спуститься вниз.

– Спасибо, господин Слейтор, – тихо проговорила она, уже стоя на земле. – Если бы теперь вы сняли с коляски мою сумку и ведра, я бы…

Внезапное появление Неда Джонсона оборвало ее слова.

– Что вы здесь делаете, мэм? – беспокойно спросил он, бросая недобрый взгляд на ни в чем не повинного Дика.

– Я приехала помочь вам.

От дурного предчувствия Нед даже немного растерялся.

– Джеффу это совсем не понравится. У вас же скоро будет ребенок, вы должны беречь себя.

Меган крепко стиснула зубы. Если еще хоть один человек упомянет об этом…

– Я думаю, это мое дело, не так ли, господин Джонсон? А теперь лучше покажите, где пострадавшие.

– Там, около хижины Джеффа.

Взяв свою сумку, она прямиком пошла к тому месту, на которое только что показал десятник мужа. Нед, чуть обождав, повернулся к Дику:

– Кто вы такой?

– Дик Слейтор. Я лесоруб, и, замечу, неплохой. Недавно я приехал из Сакраменто в поисках работы и хочу попасть к вам.

– Хм… думаю, ты сделал большую ошибку, парень, привезя госпожу Уэлсли сюда. И особенно рассчитывая получить работу у Джеффа. Он с ума по ней сходит и, если увидит ее здесь, среди этого пекла…

– Черт побери, – плюнул Дик, подбоченясь. – А что мне оставалось делать? Она помчалась за моей коляской, начала кричать, чтобы я остановился и подвез ее до лагеря. Я хотел было отговорить ее, сказал, что мужу не понравится это, но она и слушать не хотела.

– Да, – немного сочувственно посмотрел Нед, – она никого не слушает.

Дик как-то неловко пожал плечами.

– Может, и к лучшему, что она здесь. А то сидела бы дома и переживала за мужа.

– Может, и так, – с сомнением произнес Нед, – но только ему, наверное, так не покажется.

После недолгого молчания Дик сказал:

– Ну ладно, там видно будет. С чего мне лучше начать?

– Думаю, неплохо было бы, если бы ты помог вон тем ребятам, что роют канавы.

Проводив взглядом убегающего Дика, Нед снял шляпу, протер запачканное лицо и удрученно осмотрелся, понимая, что горстке людей с маленькими ведерками никогда не подчинить себе всесокрушающую силу безумного огня. К этому времени уже целые акры леса были превращены в жалкие дотлевающие головешки. Ветер не унимался, раздувая пламя, все бежал и бежал вперед на лагерь. «Если когда-нибудь мне удастся встретить того мерзавца, что заварил эту кашу, я уничтожу его, разотру в порошок!» – поклялся он.

– Ну давай же, что ты медлишь? – прокричал десятник Джеффа, поднимая взгляд на грозовые тучи на небе. Однако, так и не получив ответа, Нед тряхнул головой и тяжело побрел к цепочке людей, передававших один другому ведра с водой.

Для Меган этот день был самым худшим в ее жизни. Часами она стояла, склонясь над пострадавшими от пожара лесорубами, и смазывала жиром незначительные ожоги, более серьезные – перебинтовывала, а тем, кому уже ничто не могло помочь, то и дело мочила тряпки в холодной воде, прикладывала к горячим лбам и молила Бога о скорейшем облегчении их страданий. К обеду она совсем не чувствовала под собой ног, но по-прежнему продолжала свое занятие, не обращая внимания ни на острую боль в спине, ни на не высыхающие на глазах слезы отчаяния.

Ветер изменил направление, и огонь, отвернув от лагеря, перекинулся на дальнюю часть леса, но даже тогда нависшая подушка дыма и накалившийся до предела воздух затрудняли дыхание. Нервы понемногу сдавали, стойкость таяла, медикаменты подходили к концу. И все знали: им не устоять против огня.

Около четырех часов тишину неожиданно разорвали радостные крики. Мег разогнулась и тут же с удивлением увидела, что мужчины то, запрокинув головы, смотрят на небо, то счастливо хлопают друг друга по спине, как веселые бражники на свадьбе. Однако, почувствовав на лице первые тяжелые капли дождя, она тоже разделила их радость.

Высоко над ними разнеслись гулкие раскаты грома, небо немного потужилось, и хлынул долгожданный дождь. Мег никогда не видела такого сильного ливня. Обрушивающиеся громадные капли вонзались, словно иголки, и мгновенно пропитывали ставшую хрупкой от горячего воздуха одежду. Несмотря на проливной, по-осеннему холодный дождь, люди безумно носились вокруг лагеря, толкали, хлопали друг друга по спине и по плечам и наполняли лес возгласами одержанной победы.

Чувствуя, как под ногами быстро размокает земля, Мег сдвинулась с места и пошла к уцелевшей после пожара сосне. Прислонившись к теплому стволу, она стала прислушиваться к раздающемуся отовсюду шипению затухающего огня. Через чуть пожелтевшую хвою просачивались капельки воды и блаженно бухались ей на голову. Она задержала в груди поток свежего воздуха, закрыла глаза и предалась покою и наслаждению. Внезапно на плечо легла чья-то рука. Вскрикнув, она открыла глаза и, обернувшись, увидела яростное лицо перепачканного с ног до головы мужа.

– Что ты тут делаешь? – взревел он.

Пропуская мимо ушей его гневные слова, она бросилась ему на грудь.

– О Джефф, – плакала она, прижавшись к нему, словно затем, чтобы никогда не расстаться с ним, – я так беспокоилась о тебе, мой дорогой. Тебя уже несколько часов никто не видел!

– Со мной все в порядке, – резко сказал он, хватая ее за руку. – Что ты тут делаешь?

Мег освободилась от его руки.

– Помогаю тебе.

– Проклятие! Меган, ты с ума сошла? Ты же беременна!

Несмотря на шум дождя, потрескивание затухающего леса и радостные вопли лесорубов, по меньшей мере около пятидесяти человек повернулись в их сторону.

Терпению девушки наступил конец.

– Я знаю, что беременна, – понизив голос, чтобы никто не услышал, проговорила она, – и меня уже тошнит от постоянных напоминаний об этом. Джеффри, со мной не происходит ничего необычного, я просто жду ребенка. Миллионы женщин делали это до меня, и миллионы будут делать после. И еще скажу, что ребенок, которого я ношу, принадлежит не только тебе, но и мне. Если бы я хоть на секунду подумала, что ему что-то угрожает, меня бы здесь не было. А теперь отойди. Меня там ждут.

– Меган, – зловещим голосом отчеканил он, – ты пойдешь домой!

– Джефф, не указывай мне, что я должна делать. Я пойду домой, когда посчитаю это нужным.

– Ты сейчас же пойдешь домой!

– Хорошо, – спокойно ответила она, видя, что рядом уже собирается толпа. – Я не хочу с тобой спорить в присутствии всего города. Я пойду домой, но дома мы продолжим этот разговор.

– Обязательно. – Джеффри взял жену за руку и повел ее к коляске.

– Мэтт, – подозвал он того самого дюжего лесоруба, который когда-то решил переночевать на крыльце их дома. – Госпожа Уэлсли хочет поехать домой. Ты подвезешь ее?

– Конечно, босс, – ответил Мэтт, неуклюже подходя к коляске.

У коляски Джефф неожиданно схватил жену за руку и притянул ее к себе.

– Поцелуй меня, – тихо сказал он.

– В присутствии всего города?

– Да.

Не противясь, она невинно потянулась губами к его грязной щеке, но в этот момент он повернул голову и охватил ее уста горячим поцелуем. Когда он отпустил ее, Мег вопросительно заглянула в его глаза, надеясь отыскать хоть какое-то подтверждение их примирению после вспыхнувшего на мгновение гнева мужа.

– Теперь поезжай домой и поспи немного. Я приеду чуть позже.

Она отчаянно искала глазами то, чего больше всего на свете сейчас желала, но напрасно. Весь его вид был столь невозмутимым, что она даже стала сомневаться, с этим ли человеком были проведены самые незабываемые минуты ее жизни.

– Будь осторожен, – тихо вымолвила она. Джефф кивнул и помог ей подняться в коляску.

– Постараюсь, но не беспокойся, самое худшее позади.

– Слава Богу, – прошептала она.

Он открыл было рот, чтобы что-то сказать, но потом передумал и просто крепко сжал ее руку.

– Мэтт, смотри, чтобы все было в порядке, – обратился он к работнику.

– Не волнуйтесь, босс, – кивнул Мэтт и повернул коляску в городу.

И вдруг ей стало трудно дышать, в голове невидимой вспышкой промелькнуло предчувствие чего-то дурного. Обернувшись назад, Меган взглянула на усталого и мрачного мужа и на прощание махнула рукой.

Глава 29

С нежеланием покидая лагерь, Мег все же была рада, когда их коляска наконец-то остановилась у дома. Мэтт Дэвидсон, проводив ее до порога, долго настаивал на том, чтобы остаться, пока не приедет Джефф. Насилу убедив его, что в этом нет никакой необходимости, она тепло попрощалась с ним, закрыла дверь и бессильно опустилась на пол в прихожей.

– Господи, какой же ужасный день, – печально проговорила она, и по ее щекам покатились слезы, когда она вспомнила о восьмерых погибших и сорока или пятидесяти серьезно пострадавших во время пожара лесорубах.

Воистину нужно быть благодарным Богу за то, что Он уберег город от пожара. Но если горожан опасность миновала, то Джефф понес потрясающие убытки. По ее подсчетам, огонь охватил по меньшей мере треть всего леса, и поэтому средства, которые теперь потребуются на выкорчевку обугленных деревьев и на посадку новых, будут исчисляться астрономическими цифрами. Она начала сомневаться, хватит ли ему на все это денег.

– Не важно! – сказала она вслух. – Главное, что он остался в живых.

Невольно в голове мелькнуло воспоминание о ходившем по лагерю слухе, что пожар был кем-то умышленно подстроен, и перед ней тут же предстал зловещий образ Питера Фарнзворта. Может ли его ненависть к ней стать такой сильной, что он готов был сжечь лесоразработки Джеффа, даже рискуя жизнями жителей города? Мег передернула плечами, отвергая такую возможность. Но как тогда смог загореться лес, если его никто нарочно не поджигал? Она в страхе покачала головой, будто только что вновь взглянула на ужасный черный шрам, который разодрал гору до самой реки.

Что Джефф сейчас думает? Он говорил, что работал над каналом целых два года: проектировал, строил, испытывал. Столько было радостного возбуждения в его голосе, когда он рассказывал о том, что такой способ транспортировки леса станет переворотом в лесной промышленности, сэкономит деньги, время и жизни людей благодаря переходу от опасных дорог с деревянным настилом к более безопасным, быстрым и экономичным деревянным подводящим каналам.

Он обязательно построит новый! Слава Богу, что с тех пор как Джеффри переехал к ней жить, он хранил все планы и чертежи здесь, а не у себя в лагере. Завтра же утром первое, что она сделает, – это предложит ему отправиться на лесопилку, чтобы обговорить с Хэнком объем материала, необходимого для строительства нового канала.

Завтра. Мег решила, что завтра она подробно расскажет мужу, почему умолчала о долге отца, и попросит у него прощения. А потом они все забудут и никогда больше не станут ссориться. С этой ободряющей мыслью она улыбнулась и поднялась на ноги. О Боже, как же она устала после всего, что с ней произошло сегодня! Никогда в жизни она еще не чувствовала себя такой изможденной и беспомощной. Тяжело подойдя к лестнице, Меган остановилась, посмотрела наверх и глазам своим не поверила. Ступеньки словно расступились перед ней и услужливо открыли дорогу, которой не было видно конца. Зажмурившись, девушка встряхнула головой и вновь испуганно взглянула на лестницу. Нет, ей никогда не преодолеть этого длинного пути. Лучше пойти в гостиную, повалиться на диванчик и заснуть мертвым сном. Но от предвкушения чистой воды и большой мягкой кровати в спальне она все же подобрала полы грязной юбки и быстро шагнула на первую ступеньку.

– Надо потерпеть, – сказала она себе, – и все твои усилия будут вознаграждены сполна, когда следующим утром ты проснешься в руках своего мужа.

Джефф…

Подумав о нем, Меган приободрилась. Как она надеялась, что Джеффри придет этой ночью домой! Как она хотела увидеть его, прижаться к нему и сказать, что любит, как никого на свете!

После сегодняшнего пожара она впервые осознала, сколь ничтожны материальные ценности перед человеческими жизнями. Что с того леса? Важнее всего помириться с мужем, обнять друг друга и не разлучаться ни на минуту.

Мег мечтательно вздохнула. Почему-то именно сегодня она впервые поверила, что Джефф действительно любит ее. Она видела это в глазах, когда он рассерженно уговаривал ее вернуться домой, когда подсаживал в коляску и пожимал на прощание руку. Она знала, что он любит ее, и перед этим все проблемы меркли, превращались в ничто. Ощутив необыкновенный прилив сил, о которых еще минуту назад и подозревать нельзя было, молодая женщина счастливо побежала по ступенькам вверх.

Мег показалось, что она спала всего несколько минут, когда ее разбудил скрип кровати, прогибающейся под чьим-то тяжелым весом.

– Как здорово, что ты уже пришел, – еще сонным голосом пробормотала она и нежно дотронулась до его руки.

В ответ было только глухое мычание.

– Теперь в лагере все в порядке?

– Мм… мм…

Мег сочувственно улыбнулась и прошептала:

– А осталось ли у господина Уэлсли сил, чтобы поцеловать меня?

Чувствуя, как он устало потянулся к ней, она затаила дыхание в предвкушении его горячих губ, но спустя долю секунды до нее дошел странный, совсем незнакомый запах мужского одеколона.

– Ты начал пользоваться другим одеколоном?

– Я им уже давно пользуюсь! – прогремело в ответ.

Раздался душераздирающий крик Мег. Инстинктивно она вцепилась ногтями в лицо незнакомца и рывком разодрала до крови кожу.

– Кто вы? – закричала она. – Что вам от меня нужно?

Мужчина грузно навалился на Мег.

– Твой муж, – выдохнул он ей в ухо, – который так хочет поцеловать тебя!

Удушающий поцелуй Питера Фарнзворта почти сразу заглушил ее полный растерянности и страха вопль, и, не давая возможности опомниться, он стал протискивать отвратительный язык между ее губ.

Ощутив возбуждающееся тело Фарнзворта, Мег так сильно испугалась, что мгновенно вдавила пятки в кровать, чуть приподнялась и с небывалой силой оттолкнула его от себя. Не думая о последствиях, она резко вонзила ногти в лицо непрошеного гостя и, оставляя кровавый след, провела рукой вниз.

От ужасной боли мужчина отшатнулся. Меган быстро откатилась на другую часть кровати и, не теряя времени, попыталась спрыгнуть на пол, но в этот момент Питер дотянулся до нее, швырнул обратно на матрац и что есть силы ударил кулаком в висок.

Женщина потеряла сознание.

* * *

Наконец Мег пришла в себя. Она по-прежнему лежала на кровати, в виски страшно колотило, тело ныло от боли. Дотронувшись до головы, она медленно открыла глаза, и расплывчатый контур человека, сидящего перед ней, постепенно начал принимать четкие очертания.

– Почему ты меня заставила это сделать? – спокойно спросил он.

Она отвела от него глаза.

– Джефф теперь убьет вас.

– Думаешь? – ухмыльнулся он. – А мне кажется, что скоро великому господину Уэлсли наступит конец.

– Что?

Питер омерзительно захохотал.

– А что слышала. Раз ни бревно, ни пожар не помогли мне избавиться от него, то самое верное средство – топор.

От страха Мег чуть было опять не потеряла сознание.

– Вы хотите сказать, что убили его?

– Не совсем, – беспечно ответил он, – но сейчас его жизнь зависит уже не от меня, а от тебя, Мег.

– Боже милостивый, что вы хотите от меня?

– Ничего особенного. Тебе сейчас стоит решить: или ты встанешь, соберешь вещи и пойдешь со мной, или… я покончу с твоим мужем… выбирай, все в твоих руках.

– Вы просто сумасшедший!

Фарнзворт побагровел.

– Меган, предупреждаю тебя. Больше никогда не повторяй этого. – Он заскрежетал зубами, бросая на девушку безумный взгляд. – Ты поняла меня? Я слишком сильно люблю тебя, но, если ты когда-нибудь скажешь это, я… не ручаюсь за себя.

Не нужно было быть человеком семи пядей во лбу, чтобы понять, чего можно ожидать от этого безумца, и поэтому она решила успокоиться и больше не возражать ему.

– Почему вы это делаете, Питер? – тихо спросила она. – Джефф уже вернул вам все деньги.

Питер с издевкой посмотрел в ее сторону.

– А разве мне когда-нибудь нужны были твои деньги? Это мой отец горел желанием получить их, это была его идея с процентами, а я всегда хотел только тебя.

Она с удивлением покачала головой.

– Когда у вас появились… такие чувства? Помнится, еще год назад я была вам совсем безразлична.

– Неправда, – возразил он, не сводя жадных глаз с Мег. – Как только я увидел тебя в первый раз в тринадцать лет, я понял, что без тебя мне не жить. Каждую ночь ты являлась ко мне во сне как чудное видение. Я дотрагивался до тебя, я любовался твоей красотой, я хотел тебя. Но вот наконец ты моя. Теперь мы никогда не расстанемся, моя дорогая Мег…

– А как же Дженни? – резко спросила девушка.

– Ты хочешь знать о моих чувствах к ней? Так знай же, она была для меня никем! У меня, как и у всех мужчин, есть желания, которые требуют удовлетворения. И Дженни помогла мне в этом. Но даже тогда я думал о тебе. Я закрывал глаза и представлял тебя на ее месте. О, как я любил тебя в те минуты! Мег едва не стошнило от его слов. Что может быть гаже этого гнусного человека, который пытается таким вот образом объясняться ей в любви! Переведя дыхание, она вновь заговорила, но уже мягким, вкрадчивым голосом:

– А если я сейчас уйду с вами, вы ничего не сделаете Джеффу?

– Клянусь тебе, дорогая, – расплылся он в улыбке, – зачем он мне нужен, если ему никогда не найти нас.

Выбора не оставалось. Не согласиться с этим жалким маньяком было все равно что собственноручно расписаться под смертным приговором Джеффу… и, возможно, себе.

– Хорошо, я согласна отправиться с вами. Но дайте мне честное слово, что вы ничего плохого не сделаете с Джеффри.

Лицо Питера снова озарилось блаженной улыбкой. Фарнзворт никак не ожидал такой быстрой развязки. Почему это ему раньше не пришло в голову воспользоваться этой хитростью? Скажи он ей раньше, что мужу угрожает опасность, от скольких бы проблем он избавился.

– Ну перестань ты беспокоиться о Уэлсли, пообещал – значит, так и будет. Лучше одевайся по-быстрее. Впереди у нас еще длинная дорога, и я не хочу задерживаться в городе ни на минуту. – Поднявшись, он протянул Мег руку и помог ей встать. Женщина отбежала в другую часть комнаты и, поворачиваясь, улыбнулась.

– Оставьте меня на одну минутку, Питер. Мне нужно одеться.

– Ну вот еще. – Он вожделенно рассматривал ее тело. – Я целых десять лет ждал той минуты, когда увижу тебя раздетой, малышка.

Немного поколебавшись, Меган смело ответила:

– Ладно, скажите тогда, что мне нужно взять с собой.

– Самое необходимое в дороге. Все остальное мы купим тебе в Са… – Питер замолчал, – …когда уедем из страны.

Случайная оговорка была как нельзя более кстати. Стараясь не выдать своего открытия, Мег быстро отвернулась от Питера. «Са… Сакраменто? Сан-Франциско? Сан-Франциско! Наверное. Он сказал: когда уедем из страны. Значит, вероятнее всего, они поплывут из Сан-Франциско! Нужно обязательно как-то предупредить мужа!»

Украдкой обежав глазами спальню, она остановила взгляд на туалетном столике, и ей пришла в голову мысль, для осуществления которой необходимо было только отвлечь внимание Питера.

Повернувшись к нему спиной, Мег глубоко вдохнула и, приведя его в полный ступор видом своего прелестного тела, сняла через голову ночную сорочку.

– Боже мой… – застонал он. Не в силах оторвать от Мег похотливых глаз, Питер двинулся на нее, но, не сделав двух шагов, остановился. Нужно было спешить. «Скоро, – сказал он про себя, поглаживая рукой возбужденный орган. – Как только пересечем ущелье».

Меган скользящей походкой подошла к гардеробу, дразняще выставила напоказ бедра, присела на корточки и потянулась за саквояжем. Выпрямившись, лениво подошла к туалетному столику, небрежно пробежала взглядом по лежащим на нем предметам, будто пытаясь что-то выбирать. Решив во что бы то ни стало отвлечь Питера и не дать ему возможности увидеть, что она собирается делать, Мег с большим риском для себя наклонилась вперед. Быстрым, незаметным движением опрокинула коробочку с пудрой и на рассыпавшемся порошке кончиком длинного ногтя поспешно нацарапала: «П.Ф.» и «С.Ф.».

– Одевайся, Меган. – Совсем не обращая внимания на нее, Фарнзворт почесал грудь. – Нам нужно идти.

Мег повернулась к нему лицом и невинно заморгала глазами.

– Простите меня. Я не знала, что мы так спешим.

При виде ее обольстительного тела Питеру показалось, что еще мгновение, и он не удержится, набросится и изнасилует ее прямо там, где она стояла, но он все-таки смирил страсть.

– К сожалению, дорогая. Одевайся быстрее. Девушка облегченно вздохнула и поторопилась к шкафу. Вытянула амазонку, надела ее и, запихав в саквояж теплую ночную сорочку, чистую блузку и нижнее белье, захлопнула его и сказала, что готова. Питер быстро поднял со стула свою небрежно брошенную куртку.

– Пошли, моя милая. Пошли поскорее туда, где нас никто не потревожит. – Бросив на нее плотоядный взгляд, он схватил руку Мег и прижал ее пальцы к своей бушующей плоти. – У меня есть такой хороший подарок для тебя, что сегодня ночью ты навсегда забудешь своего Джеффри Уэлсли.

С диким отвращением она отдернула руку, забыв о своем намерении не злить его, и побежала к двери. И Питер, ехидно посмеиваясь, направился вслед за ней.

Глава 30

Джеффри добрался до дома только около семи утра. Дверь оказалась незапертой, что, конечно же, при обычных обстоятельствах насторожило бы его, но сейчас, не чувствуя ничего, кроме усталости, он недоуменно пожал плечами и толкнул дверь. С трудом доплелся до лестницы и утомленно поднял глаза вверх. В отличие от Мег он не счел нужным подниматься к себе в спальню и быстро, насколько это было возможно, прошел в гостиную. Дойдя, обессиленно рухнул на диванчик. Часов в одиннадцать обязательно следует сходить к шерифу… конечно, лучше бы просто убить Питера Фарнзворта… но после того, что натворил этот подонок сегодня, его должен судить суд, а не один человек.

Вконец измученный, он постепенно погрузился в сон и проспал четырнадцать часов.

* * *

– Мег, – протирая глаза, позвал Джефф. – Мег, который час?

Он немного подождал. Не получив ответа, встал с диванчика и потянулся.

– Боже, как все болит! – Медленно провел рукой по взлохмаченным волосам и направился в кухню. – Наверное, никогда мои мышцы так не болели. – Удивленно осмотрев пустую комнату, он нахмурился.

– Мег! – крикнул он опять, идя в прихожую. – Ты наверху? – Еще раз никакого ответа. – Черт, где же она сейчас может быть? – недовольно проговорил мужчина. Прищурившись, он посмотрел на едва освещенные часы у стены. Двадцать один пятнадцать. На лесопилке ее не должно быть, для визита к Виргинии слишком поздно. Наверное, легла спать, – решил он и, опираясь о перила, поднялся наверх.

В комнате было темно и пусто. Он поднял повыше горящую лампу и осмотрелся.

– Боже мой, что здесь такое случилось? – пробормотал Джеффри, увидев перед собой мятую кровать, беспорядочно разбросанные на стуле вещи и ночную сорочку, оставленную посреди комнаты на полу. Он перевел взгляд на гардероб и застыл в изумлении. Саквояж. Саквояжа Мег не было. «Она ушла, – тут же пролетело в голове. Джеффри тяжело опустился на кровать. – Этого-то и можно было ожидать. Тупица, ты же издевался над ней, ты не ценил ее, ты отталкивал ее от себя. Чего ты еще хотел?» Из глаз покатились слезы. Стиснув зубы, Джефф прижал руки к лицу и зарыдал, словно ребенок. Чуть успокоившись, он дотянулся до подушки и, крепко обнимая, уткнулся в нее лицом.

Вдруг он уловил незнакомый запах. Он глубоко вдохнул и… Нет, что за черт! Опять вдохнул… Мужской лавровый одеколон… от подушки пахнет лавровым мужским одеколоном! И этим пижонским одеколоном пользуется только один человек в городе… С оглушительным ревом Джефф швырнул подушку в стену.

– Я убью тебя, Фарнзворт! – Вскочив на ноги, он схватил кувшин и разбил его вдребезги. – Вот так будет с Фарнзвортом. На мелкие кусочки, в порошок! Никаких теперь шерифов, юристов, судей… ему не избежать моей мести.

Мужчина инстинктивно пробежал глазами по комнате в поисках хоть чего-нибудь, что могло натолкнуть на их след. «Возьми себя в руки, – приказал он себе. – Ты должен думать!» Сделав над собой усилие, он сумел побороть гнев, к нему вновь вернулась способность рассуждать. Поспешив в коридор, Джефф через несколько секунд возвратился с еще одной лампой. Он подошел к бюро. В выдвинутом ящике аккуратно лежали стопка платков, пара белых перчаток и письмо. Машинально он потянулся за конвертом, поднес его к свету и, щурясь, в верхнем правом углу увидел мелко напечатанный адрес: «Орегон, Портленд, ювелирный магазин «Уйламетт».

– О Боже… – Уже догадываясь о содержании письма, он достал из конверта листок бумаги и спешно пробежал его глазами.

«Уважаемая госпожа Уэлсли!

Большое спасибо за присланный список ювелирных изделий, которые вы решили продать нашей фирме. К сожалению, по одному лишь описанию нам не удалось установить их общей стоимости, однако мы были бы очень рады встретиться с вами в ближайшее время. Прошу заранее сообщить о дате приезда в Портленд, чтобы договориться об удобном для вас времени встречи. Надеюсь, что цена, о которой мы сможем договориться, окажется выгодной как для нашей фирмы, так и для вас.

С искренним уважением Генри Ловетт».

Письмо выпало из рук. «Меган не обманывала меня, – застыв на месте, думал Джефф, – она на самом деле решила продать украшения матери, чтобы собрать хоть какие-то деньги для возвращения долга».

Он с неохотой взглянул на дату письма. Три недели назад… это было еще до того, как Лоренс рассказал ему о подробностях соглашения ее отца. И он, спесивый осел, подозревал ее, не верил, стоял вот в этой комнате и обвинял во лжи. Черт, какой же он дурак! Как он теперь будет смотреть ей в глаза?

«Сейчас не время думать об этом, – твердо решил он. – Ты все равно ничего не исправишь, пока не найдешь Мег». – С непоколебимым намерением во что бы то ни стало отыскать хоть что-нибудь, связанное с исчезновением жены, он продолжил поиски.

Уэлсли подошел к гардеробу и попытался припомнить все ее вещи, чтобы выяснить, что она взяла с собой. На месте не оказалось только амазонки.

– Они, наверное, поехали верхом, – прошептал он. Чтобы убедиться в этом, он посмотрел на нижнюю полку. Ботинок тоже не было.

– Понятно, – немного повеселев, сказал Джеффри. – Теперь хотелось бы знать куда. – С большой тщательностью он опять осмотрел комнату, и на этот раз его взгляд привлек туалетный столик, а точнее, коробочка с пудрой, опрокинутая набок. Кажется странным. Расчески, гребешки, зеркальце – все аккуратно разложено, как и прежде. Но что случилось с пудрой? Если Мег опрокинула ее, то почему не поставила на место? Это уже совсем не похоже на нее.

Подойдя к столику, Джефф поставил обратно коробочку и заметил необычный узор, выведенный на рассыпанной пудре. Почти сразу до него дошло, что это не что иное, как письмо, написанное Мег. Она попыталась оставить для него письмо!

– П.Ф., С.Ф. – проговорил он вслух. – П.Ф. – Питер Фарнзворт!

От такой находки у него даже кровь застыла в жилах. Значит, это все-таки он! Джеффри вновь наклонился к туалетному столику. Ну, хорошо, П.Ф. – это Питер Фарнзворт. Что же тогда С.Ф.?

Крепко сжав в кулаки руки, он выпрямился и посмотрел в окно, будто стараясь найти там отгадку. С.Ф. – сумерки и Фарнзворт? Сундук, Фарнзворт? Кто может быть, кроме Питера? Джордж? Джефф еще раз посмотрел на послание Мег, надеясь, что допустил какую-то ошибку, но все было правильно. Перед второй буквой «Ф» стояло «С», а не «Д».

Бессильный что-нибудь придумать, он зашагал по комнате.

– С.Ф., С.Ф., – бормотал он. – Это, должно быть, какой-то человек… или какая-то вещь… или… какое-то место. Место…

И тут его осенило. С.Ф. – Сан-Франциско! Этот сукин сын повез Мег в Сан-Франциско! Бог ты мой, наверняка он собирается увезти ее из страны!

– Только через мой труп, – решительно проговорил Джефф, оглядел напоследок комнату и бросился к двери. В одну секунду он оказался на первом этаже и, чуть не сорвав с петель дверь, ринулся к лошади.

Он должен поймать их, и как можно скорее. Мег в ее положении не выдержит такой длинной и изнурительной дороги. Впрыгнув в седло, Джеффри диким галопом понесся прямо к дому Фарнзвортов. Джордж, наверное, знает, где сейчас Питер. Он должен любым способом заставить старика говорить! Доскакав до дома Фарнзвортов, он спрыгнул на землю, взлетел на крыльцо и, не обращая внимания на золоченое и украшенное резным орнаментом кольцо, что есть мочи застучал в дверь.

– Открывай, Фарнзворт! – угрожающе взревел Джефф, да так, что прохожие испуганно обернулись. – Фарнзворт? Я знаю, что ты там. Открой эту проклятую дверь, или я вышибу ее!

– Ну что такое, я иду, – раздался возмущенный голос за дверью. – Эй, вы там, полегче.

Через секунду в дверях появился в ночной пижаме Джордж Фарнзворт. – Черт бы тебя побрал, Уэлсли! Что ты хочешь? Моего сына здесь нет.

– Не надо мне это говорить – я и сам знаю, – прокричал Джефф, с силой толкая дверь и входя в прихожую. – Я хочу знать, где он?

Тот злобно поднял глаза.

– Ты что себе позволяешь? Ты врываешься ночью в мой дом и требуешь…

– Твой сынок похитил мою жену, – не выдержал Джефф и, ухватившись за лацканы пижамы, приподнял его.

– Нет… – затряс головой Джордж. – Ты с ума сошел, что ли?

– Когда ты его видел в последний раз?

– Вчера, во второй половине дня.

– В котором часу?

– Думаю, около пяти.

Джеффри с отвращением взглянул на старика. Стало быть, Питер увез ее в прошлую ночь. Господи, это значит, что они опережают его на двадцать четыре часа.

Фарнзворт ощетинился.

– Почему ты думаешь, что он захватил твою жену? У нас нет больше с вами никаких отношений.

– Какие, к дьяволу, отношения? – заскрипел зубами Джефф. – Ты что, забыл, что ли, кто возвращал тебе долг?

– Тогда почему ты так думаешь?

– Да потому, что твой сын – душевнобольной. Я, ты, весь город, все уже давно знают об этом. И к тому же он ненавидит меня и сходит с ума по Меган. Какие еще доводы тебе нужны?

– Питер не душевнобольной, – вскинулся Джордж, – а твои безумные объяснения ничто, понимаешь, они для меня ничто.

– Замолчи и слушай. У меня слишком мало времени, чтобы стоять и пререкаться с тобой. Прошлой ночью твой сын ворвался в мой дом и похитил Меган. Но перед тем как уйти с Питером, ей удалось опрокинуть коробочку с пудрой и на порошке нацарапать мне несколько букв.

Фарнзворт так и застыл в изумлении.

– И что…

– Всего четыре буквы – П.Ф. С.Ф. Теперь-то, надеюсь, я убедил тебя?

К полной неожиданности для Джеффа, по впалым щекам старика покатились слезы.

– Мой бедный малыш, – всхлипывал он. – Что с ним случилось?.. Зачем он это сделал?

– Не знаю, – резко сказал Джефф, удерживая себя от жалости к Джорджу. – Мне наплевать на него. Я хочу знать, куда он направился. В последнее время он упоминал что-нибудь о Сан-Франциско, нет?

– Сан-Франциско? – задумался Джордж. – Нет. Правда, он переписывался с кем-то из Мексики. Питер познакомился с этим человеком, когда был в Техасе. Но кто он и о чем они переписывались, я не знаю.

Джеффри на мгновение растерялся.

– Мексика? Если Питер хочет туда попасть, то зачем ему ехать в Сан-Франциско? Что-то не вижу в этом смысла.

– Почему ты решил, что он поехал в Сан-Франциско?

– Последние две буквы были С.Ф., – рассеянно пробормотал Джефф, пытаясь понять это странное противоречие.

– И из этого ты сделал вывод, что он едет в Сан-Франциско?

– А что еще это может значить?

– Пожалуй, ничего, – согласился Фарнзворт.

– Я просто уверен в этом, – уже с сомнением в голосе проговорил Уэлсли. «А что, если «С.Ф.» не Сан-Франциско? Тогда он с самого начала пошел по ложному следу. Нет! В самых критических ситуациях он полагался на интуицию, и она его еще ни разу не подводила. Они направляются именно в Сан-Франциско!» – Уверен, – твердо повторил он.

– Значит, ты туда поедешь?

– Да.

– У Питера там полно друзей.

– Правда? Ты знаешь хоть кого-нибудь?

Джордж долго не решался ответить.

– Что ты собираешься сделать с моим сыном, когда найдешь его?

В глазах Джеффа тут же вспыхнул гнев.

– Что бы ты сделал с человеком, который попытался убить тебя, устроил пожар в твоем лесу и выкрал твою жену?

У старика перехватило дыхание.

– Устроил пожар? Ты полагаешь, что это он поджег лес?

– Пожар начался с моего канала. Именно его кто-то специально поджег, и единственный человек, кого я подозреваю в этом, – Питер.

– Он бы никогда не пошел на это! Я знаю, поверь мне, – защищал отец своего сына.

– Но он сделал это, – сказал Джефф, шагнув вперед. – А теперь похитил мою жену. Ты обязательно поможешь мне отыскать его. Ты понял?

– Уэлсли, моему мальчику нужна помощь. Он болен.

– Но еще я знаю, что он опасен. Ладно, давай что-нибудь делать, а то мы и так потеряли слишком много времени.

В конце концов старик сдался.

– Ну хорошо, пойдем в его кабинет. Может, там что-нибудь найдем. – Джордж зажег лампу и принялся просматривать кипы бумаг на столе. Джефф чуть погодя тоже присоединился к нему, но им так ничего и не удалось найти. – Это все, – проговорил старик, пожимая плечами. – Видишь, Уэлсли, ты оказался не прав.

Расстроенный Джефф поднял со стола пресс-папье, и из-под него, раскачиваясь, упал на пол маленький листок бумаги. Подняв, он быстро пробежал глазами неразборчивый почерк. «Испаньола», пирс 42». Сунув листок Джорджу в лицо, Джеффри гневно воскликнул:

– Ты до сих пор считаешь, что я не прав, Фарнзворт?

– Боже, сжалься над моим сыном, – взмолился старик. – Почему, Питер, ты это сделал? Почему? Ведь я отдал тебе все…

Оставив рыдающего старика, Джефф большими шагами направился к двери.

– Ты не собираешься его убивать? – закричал Джордж, подбегая к Уэлсли и хватая его за руку.

– Я намереваюсь вернуть свою жену, – отчеканил он, отбрасывая руку. – Чего бы это мне ни стоило, я верну свою жену обратно.

Тяжело вздохнув, Джордж Фарнзворт проводил Уэлсли взглядом, медленно закрыл дверь и ощутил себя совсем одиноким и беспомощным в этом мире.

Глава 31

– Питер, прошу, мне нужно остановиться. Пожалуйста. – Мег устало потянула на себя поводья и рухнула на шею животному.

– Мы останавливались только два часа назад. – Питер повернул лошадь и подъехал к ней. – Ты думаешь, я не знаю, для чего ты это делаешь, Меган?

– Что вы, я просто очень устала…

– Не так уж и устала. Ты специально тянешь время, чтобы твой Уэлсли успел нас нагнать до того, как мы попадем в Сан-Франциско.

У Мег душа в пятки ушла. Значит, Фарнзворт догадался, почему вот уже полдня она то и дело останавливала лошадь и разыгрывала из себя больную. Но все-таки его нужно перехитрить!

– Питер, это не так. Если Джеффа до сих пор здесь нет, значит, он просто не знает, где нас искать. Все дело только в моем положении…

– Ничего, мы его исправим, как только доберемся до Южной Америки, – пообещал Питер. Узнав вчера утром о беременности Мег, он пришел в такую ярость, что готов был убить ее на месте.

– О чем вы говорите? – резко подняла голову Меган.

– Все просто, дорогая. В том месте, куда мы направляемся, полно таких женщин, которые прекрасно знают, как положить конец твоему… неудобству.

– Вы не посмеете, Питер! – вскипела она. – Если вы попытаетесь хоть что-нибудь сделать с моим ребенком, я убью вас.

– Да, конечно, непременно, – издевался он. – Ты так плохо себя чувствуешь, что не можешь даже прямо сидеть в седле. Как же ты собираешься меня убить?

– Предупреждаю, Питер. Даже не думайте об этом.

Питер намеревался сделать больше, чем «думать об этом». Как только они окажутся в Боливии, он покажет, кто настоящий хозяин положения.

– Никогда так не говори, – процедил он сквозь зубы. – Забыла, что ли, в чьих ты руках находишься?

– Нет, но вы лучше не сердитесь, – с поддельным раскаянием в голосе сказала девушка. – Я это так сказала, сгоряча. Вы же знаете, что я и комара не обижу. А что до ребенка, я просто его сильно люблю. Вам же знакомо это чувство.

– Конечно, иначе зачем бы я тебя увозил из этой проклятой страны. Жаль только, что ты раньше не спросила об этом Уэлсли.

– Почему?

– А что, и так не понятно? Любил бы он по-настоящему – нашел бы тебя хоть на краю света. Но, видно, ты ему больше не нужна, раз его здесь не видно.

Она уже начала думать то же самое. Когда они покидали город две ночи назад, в ней теплилась надежда, что Джефф бросится вдогонку за ними, пусть не ради нее, но хоть ради ребенка. Но прошел один день, за ним другой, а он все не появлялся, и ее начали обуревать сомнения. Может, муж так возненавидел ее за постоянное упрямство, что решил не рисковать своей жизнью? Эх, было бы у нее время рассказать о чувствах, которые она испытывает к нему… было бы время, чтобы убедить его в своей искренности… было бы… «Перестань думать такое, – строго приказала она себе. – Он приедет. Этот ребенок – его наследник. Он не даст его никому в обиду».

Решительно Меган вернула себя к действительности.

– Пожалуйста, Питер, мне нужно отдохнуть. – Не дожидаясь ответа, она соскользнула с лошади, устало поплелась к обочине и рухнула, довольная сыгранной ролью. – Я хочу поспать. Пожалуйста, хоть часок.

– Нет, – рявкнул мужчина, останавливая лошадь. – Вставай, нам нужно двигаться.

Не прилагая больших усилий, она трогательно зарыдала.

– Я не могу, – всхлипывала она. – Вы хотите меня убить, да?

Ему действительно казалось, что еще немного, и он не удержит себя от подобного соблазна. Все шло совсем не так, как было запланировано. Меган – женщина, о которой он так давно мечтал, оказалась обыкновенной нюней, не способной ни общипать куропатку, ни оседлать лошадь, ни приготовить бобы без того, чтобы не ошпарить себя или не потерять сознание.

А та предвкушаемая страсть, от которой он когда-то терял сон по ночам, исчезла в одно мгновение, как только она сказала, что беременна. Он заставлял себя не думать, что она носит ребенка Джеффри Уэлсли, но ее постоянные приступы рвоты, чередующиеся с неустанными жалобами, убивали в нем всякое желание обладать ею.

«Все будет совсем по-другому, когда мы доберемся до Боливии, – в сотый раз говорил он себе. – Избавлюсь от этого проклятого ребенка, найму слуг и переброшу на их плечи всю тяжелую работу… за исключением одной». Он похотливо улыбнулся, задумываясь, как будет заниматься этим с нею каждую ночь. Но сперва им нужно попасть в Сан-Франциско, и если сейчас они остановятся, то можно опоздать на пароход.

– Вставай, Меган! – угрожающе прикрикнул он. – Я не хочу, чтобы из-за твоих капризов мы застряли в Сан-Франциско еще на день. Поднимай свою попку и давай на коня.

Возражать человеку, от которого в любую минуту можно ожидать всего, не имело никакого смысла, и поэтому Мег безропотно забралась в седло и послушно направила лошадь вслед за Питером. Когда они поднялись на холм, она украдкой взглянула назад в надежде увидеть скачущего за ними Джеффри.

– Ни к чему, – перехватил ее ищущий взгляд Фарнзворт, – лучше не отставай, а то рассержусь.

Следующие несколько часов, обступаемые то высокими, то низкими горами, они молча двигались вперед, все более приближаясь к Сан-Франциско.

Как-то вдруг Меган показалось, что силы стремительно покидают ее. И сразу потемнело в глазах, в голове стали отдаваться тяжелые удары сердца, неприятный комок подступил к горлу. Теряя равновесие, она покачнулась, готовая вот-вот упасть, натянула поводья и беспомощно скатилась с лошади.

– Я больше не могу, – тихо пробормотала она.

– Нет, можешь, – властно сказал он.

– Нет. Мы уже едем почти восемь часов, я больше не могу.

– Садись на лошадь, Меган!

– Нет.

– Меган…

– Что бы вы ни говорили, что бы вы ни делали, я все равно не сяду на лошадь, – смело сказала девушка, приходя понемногу в себя. – Вы можете кричать, бить, в конце концов, убить меня, но я не поеду дальше. – Дерзко взглянув ему в глаза, Мег швырнула поводья и направилась под дерево.

– Слушай, не указывай, что мы будем делать, – закричал он и, спрыгнув, быстрыми шагами направился к ней. – Вставай сейчас же!

– Я сказала: нет!

– Меган, лучше не серди меня, не то я не знаю, что с тобой сделаю.

Но ее усталость была сильнее всяких угроз.

– Ну что ж, давайте. Я уже ничего не боюсь.

– Не боишься? – Питер стиснул зубы. – Ну хорошо, пока еще я ничего не делал с тобой, но…

– Правда? Ничего? – не осознавая грозящей опасности, разошлась она. – А кто же тогда выкрал меня из дома, кто сказал, что собирается убить моего ребенка? Может, вам лучше достать ружье и пристрелить меня? Ну давайте, что вы медлите?

Питер отступил. Не говоря ни слова, он подошел к краю скалы и, разорвав тишину своим диким, полным гнева воплем, лег на землю.

Мег даже не посмотрела в его сторону. Поведение Фарнзворта сейчас больше напоминало детское бессилие перед принятием серьезного решения, чем взвешенное, обдуманное действие взрослого мужчины. У него просто не хватило храбрости, значит, есть еще надежда как-то перехитрить его.

Теперь, когда стало очевидным, что Джефф не придет ей на помощь, она должна полагаться только на себя. Иначе они уплывут в Южную Америку, и Питер навсегда отнимет у нее ребенка. А пока у нее нет подходящего плана, ей следует не спешить и продолжать вести себя, как и прежде: то упрямо стоять на чем-то, то притворяться совсем беспомощной. Может, еще немного, и она так надоест Фарнзворту, что он с радостью покинет ее уже в Сан-Франциско. Конечно, это было очень сомнительно, но именно такая возможность придавала ей сил и вселяла веру. Она закрыла глаза и погрузилась в воспоминания. Что он сейчас делает? Работает у себя в лагере, восстанавливает канал или поехал в Портленд к своему адвокату и готовит документы к разводу? Все эти два дня Мег не покидала мысль, что Джеффри не счел ее исчезновение похищением. Что, если он не нашел на туалетном столике ее послание? А вдруг он нашел, но не смог разобрать его? Но больше всего беспокоило ее то, что он нашел послание, но не захотел откликнуться на него.

– Он приедет, – прошептала она, заставляя себя поверить в эти слова. – Он должен… он должен…

* * *

Мег пришла бы в восторг, если узнала бы, как близко был от нее муж.

В первый день он безумно гнал свою лошадь, с поразительной скоростью покрывая расстояние, разделявшее их. После шестнадцати часов скачки он натянул поводья, заночевал под деревом и со свежими силами вновь бросился в погоню. К вечеру второго дня, наткнувшись на тлеющие головни костра, он безошибочно определил, что до них оставалось всего несколько часов езды, и уже к одиннадцати услышал громоподобный голос Фарнзворта.

– Они там, – пробормотал Джефф и, быстро спешившись, укрылся поблизости в роще. Нужно было ждать. Вместе со сгущающимися тучами, которые предвещали безлунную ночь, на его стороне было большое преимущество – внезапность.

Прошла целая вечность, пока наступила полная темнота и Джефф наконец-то смог приступить к осуществлению своего плана. Привязав лошадь, он бесшумно двинулся вперед, остановился в ста футах от маленького лагеря Питера и Мег и присел за кустами на корточки.

– Я должен напоить лошадей, – послышался голос Фарнзворта.

Мег промолчала.

– Иди сюда, я свяжу тебя.

В этот раз Джефф услышал ее измученный голос:

– Зачем вам меня связывать, Питер? Все равно мне никуда не убежать.

– Я сказал, иди сюда!

– Питер, отстаньте от меня, я устала. Последовало молчание и удаляющийся стук копыт. Джеффри обождал еще десять секунд, подкрался к Мег и, чтобы избежать шума, быстро прикрыл ее рот рукой.

Напугавшись до полусмерти, Мег отчаянно замахала ногами.

– Шш, малышка, это я.

Еще мгновение, и ее зубы вонзились бы в ладонь мужа, но родной голос вовремя остановил Меган. Резко повернув голову, она радостно посмотрела на него, и из ее глаз покатились слезы.

– Привет, госпожа Уэлсли, – улыбнулся он. – Ну вот я опять с тобой. Вставай, нам надо идти.

– О, Джефф, у меня связаны руки, – прошептала она.

Без слов он достал нож и перерезал веревку.

– Джефф! – воскликнула она, забывая о всякой осторожности. – Я думала, что ты не придешь за мной.

– Не приду за тобой? Ты думала, я не приду за тобой? – не веря своим ушам, переспросил он.

– Ну… я не знаю! – Она крепко прижималась к нему.

– Шш, Меган, дорогая, – мягко проговорил Джефф, проводя рукой по ее волосам. – У нас нет времени. Надо торопиться.

– Мы что, просто так уйдем? – удивленно спросила она. – Он же не оставит нас в покое. Как только Питер обнаружит, что меня здесь нет, он бросится в погоню. Ой, Джефф, я боюсь этого человека. Он сумасшедший!

– Мегги, не волнуйся. Я отвезу тебя и вернусь. А с этим подонком у меня будет особый разговор.

– Джефф, пожалуйста, не рискуй собой. От него можно ожидать всего.

– Ничего, дорогая, – помрачнел он, – я его не боюсь. Ну а теперь пошли, я отведу тебя к моей лошади.

Джеффри взял жену за руку, и они бесшумно скрылись в роще.

– Спасибо тебе, – все еще тяжело дыша, проговорила молодая женщина.

– За что?

– За… все! – зарыдала она, бросаясь в его объятия. – За то, что не оставил меня, за то, что примчался за мной, рискуя своей жизнью, за то, что простил меня.

Джефф улыбнулся и нежно поцеловал ее.

– У нас еще будет время, чтобы обсудить мои достоинства, – пошутил он. – А сейчас я хочу, чтобы ты забралась на дерево и не спускалась с него до тех пор, пока я не поговорю с Фарнзвортом.

– На дерево?

– Да, – кивнул он, беря ее за талию и подсаживая на ветку большого дерева.

Усевшись, Меган крепко ухватилась за ствол.

– Почему я должна сидеть здесь? – недоуменно спросила она.

– Потому что, если что-то случится со мной, он непременно бросится искать тебя. Но отсюда ты сможешь заметить его раньше, чем он тебя.

– О… Джефф, – простонала Мег, – пожалуйста, я не хочу, чтобы ты…

– Прекрати, – поспешно перебил Джефф. – Хоть раз в жизни не спорь со мной.

Несмотря на его резкий тон, она знала, что муж совсем не сердится.

– Хорошо, милый, я не буду, – спокойно проговорила Мег.

– Молодец. А теперь возьми пистолет. С ним тебе будет спокойнее.

Меган кивнула.

– И сиди здесь, пока я не приду за тобой. Поняла?

Она попыталась уклониться от ответа, зная, что никакая сила не удержит ее на дереве, если мужу будет угрожать опасность.

– Мег? – настойчиво позвал муж. – Ты поняла меня?

– Да.

– Обещай мне.

Она опять промолчала.

– Меган?

Попросив у Бога прощения за свою ложь, она наконец ответила:

– Хорошо, обещаю оставаться здесь.

– Ну, я пошел, – успокоившись, сказал Джефф.

– Пожалуйста, будь осторожнее, – взмолилась она.

– Постараюсь. – Похлопав ее на прощание по ноге, он стал не спеша удаляться. Еще немного, и его уже не было видно.

Дойдя до их стоянки, он присел за кустом и быстро огляделся, убеждаясь, что Питера еще нет.

Оставалось только набраться терпения и ждать. Но враг подкрался с той стороны, откуда он его меньше всего ожидал.

– Уэлсли… – злорадно прошипел Питер. Готовый к самому худшему, Джеффри тут же обернулся и перед самым носом увидел устрашающее дуло кольта 45-го калибра. Не задумываясь, он мгновенно подался вперед и резко стукнул по руке Питера. Прогремел выстрел, и пистолет со стуком плюхнулся на землю. В безумном гневе Фарнзворт подхватил большой камень, размахнулся и изо всех сил ударил Джеффа в висок.

Его ноги подкосились, и он упал.

Долетевший до Мег раскатистый выстрел привел ее в такой страх, что она чуть не упала с дерева. Вцепившись в ветку, она с нетерпением стала дожидаться мужа, но он все не приходил.

– Джефф, – прошептала она, прислушиваясь к каждому шороху. – Джефф, где ты?

Но ответа не последовало. Что, если это был выстрел Питера? Вдруг он убил его? Она должна хоть как-то помочь мужу. Должна!

Засунув пистолет за пояс, Мег спрыгнула с дерева, стрелою полетела к лагерю и увидела склонившегося над неподвижным телом мужа Питера.

– Ты, маньяк! – разъяренно бросилась на него женщина. – Я убью тебя! – Достав пистолет, она угрожающе направила его в сторону врага.

Фарнзворт в страхе попятился.

– Не делай этого! – закричал он. – Джеффри жив!

– Врешь. – Меган подскочила к мужчине и вдавила ствол пистолета в живот…

У Питера волосы встали дыбом.

– Меган, прошу тебя, не делай этого. Я не буду вам мешать… уходите. Пожалуйста…

– Слишком поздно. Ты его убил. Ты убил моего мужа… человека, которого я люблю… отца моего ребенка. Я убью тебя, Питер.

Не успела Мег спустить курок, чтобы привести свой приговор в исполнение, как внизу что-то зашевелилось, и Питер неожиданно исчез, словно его здесь и не было. Секундой позже она услышала, как что-то тяжелое грохнуло на землю и в воздухе замелькали беспощадные кулаки Джеффри. Девушка не могла поверить своим глазам: лежащее в двух шагах бездыханное тело мужа ожило, и теперь он с поразительной силой наносил один удар за другим по лицу Питера.

– Беги отсюда, Мег! – прокричал муж, нанося Фарнзворту, как ему казалось, сокрушительный удар, и посмотрел в ее сторону.

В это мгновение Питер высвободился из-под Джеффри, оттолкнул от себя и навалился на него всем телом. Сцепившись в смертельной хватке, они покатились по земле. То один из них оказывался наверху, собирался с силами и бил что есть мочи противника, то другой. Сами того не замечая, соперники стремительно приближались к краю пропасти. Какое-то время, бессильная помочь мужу, Мег стояла неподвижно и надеялась, что Джефф вот-вот разделается с Фарнзвортом, но с каждой секундой становилось все очевиднее, что дьявольская сила этого гнусного человека берет верх. И вот, когда они были уже у самой пропасти и Питер, изловчившись, ухватился за горло Джеффа, Мег бешено понеслась вперед и, подбежав, со всего размаху пнула Питера. Это решило исход схватки. Воспользовавшись замешательством противника, Джеффри вмиг разжал его руки, отшвырнул их и, предупреждая попытку Питера вновь сдавить его горло, толчком в плечо сбросил его с себя.

Неистово крича, Фарнзворт покатился к пропасти, повис на краю и тут же исчез.

Глава 32

Мег открыла глаза и посмотрела на обеспокоенное лицо мужа.

– С возвращением тебя, – тихо сказал он.

– Что со мной случилось? – понемногу приходя в себя, удивленно спросила она.

– Ничего, ты просто спасла мне жизнь, – улыбнулся Джефф, наконец успокаиваясь.

Память вернула ее в прошлое, она закрыла глаза и слабым голосом проговорила:

– Питер…

– Шш, – остановил ее Джефф, взял на руки и стал покачивать, словно маленького ребенка. – Его больше нет, дорогая. Не думай об этом.

– О, Джефф, когда я увидела тебя на краю пропасти…

Он не дал договорить и нежно поцеловал.

– Все уже позади, малышка. Нам нечего больше бояться.

Открыв глаза, она только сейчас заметила, что по его лицу течет струйка крови.

– Ты ранен? – Меган высвободилась из его объятий и села. – У тебя на лице кровь!

Его рука коснулась глубокой раны на виске.

– Не беспокойся. Ничего страшного.

– О, Джефф, – слабо простонала Мег, – прости меня…

– Тсс, тебе не за что просить у меня прощения. Все уже позади.

Перед Меган опять встала жуткая картина у пропасти: еще мгновение, и Питер сбросил бы ее мужа вниз.

– Если бы ты не оттолкнул его в последний момент, он бы убил тебя, ведь так? Скажи, так?

– Да, – подтвердил Джеффри.

– Тогда так и должно было быть.

Выводя жену из ее заторможенного состояния, он резко спросил:

– Почему ты не осталась на дереве, как я тебе приказал?

– Мне кажется, все и так понятно, – чуть оживилась она.

– Ты ж обещала оставаться там.

– Я солгала. И ты должен быть благодарен мне за это.

– Да, спасибо тебе. – Муж потянул ее к себе и крепко обнял. – Ты спасла мне жизнь. Если бы ты не ударила Фарнзворта, я бы не смог вырваться из его рук. Ты просто удивительная женщина, Меган Уэлсли.

– Спасибо, – смутившись, улыбнулась она.

После недолгого молчания Джеффри поинтересовался:

– Мег, ты сможешь через пару часов отправиться в обратный путь? Уже светает.

– Конечно, конечно, смогу!

– Но я же слышал, как ты говорила Фарнзворту, что сильно устала.

Девушка лукаво посмотрела на мужа.

– Да, говорила, но только ему. И все для того, чтобы ты скорее нагнал нас… Знаешь, я все-таки сомневалась, что ты отправишься за мной.

– Что? Меган, ты сомневалась во мне?

– Джефф, поверь, я бы никогда не потеряла надежды, но после того, что произошло между нами…

– О, дорогая, – он ласково обнял ее, – как ты могла сомневаться! Я же люблю тебя.

– Правда? – воскликнула Мег, и ее глаза наполнились слезами.

– Боже, знала бы ты только, как сильно я тебя люблю. Ты себе представить не можешь, что я чувствовал, когда не нашел тебя дома. Я даже подумал, что ты покинула меня.

– Я? Тебя? Почему?

– Потому что из-за своего упрямства и нетерпимости я постоянно причинял тебе боль.

– Это неправда. Ты самый…

– Знаю, знаю, – рассмеялся Джеффри. – Я замечательный, романтичный и вообще самый лучший. Ты даже говорила мне это, и я рад, что ты по-прежнему так думаешь. Но, Меган, с тех пор как мы с тобой поженились, я действительно вел себя как тупица. Прости меня.

– О мой дорогой, это мне нужно извиниться перед тобой. Я заставила тебя жениться на мне, я не рассказала о долге…

– Не продолжай, я знаю, что ты не обманывала меня, – остановил Джефф, – я видел письмо от ювелира из Портленда.

– Да?

– Я не хотел его читать. Все как-то само собой получилось. Я ничего не знал, я был в отчаянии… думал, что ты ушла от меня…

– Джефф, – серьезно произнесла Мег, – скажи мне… только всю правду.

– Что?

– Если бы ты узнал, что я сама ушла от тебя, ты бы попытался меня вернуть?

Последовало долгое молчание, пока муж не ответил:

– Да, даже если бы знал, что не нужен тебе.

– Из-за ребенка?

– Нет. Из-за того, что я люблю тебя.

– Я люблю тебя, мой дорогой, – дрожащим голосом проговорила Мег.

– Что? Ты опять собираешься плакать? От твоих слез у меня уже промокла рубашка. Ну, Меган, если ты не перестанешь, я простужусь и умру.

Она рассмеялась.

– Наверное, я плачу потому, что беременная.

– Может, и так, – сразу же согласился Джефф и осторожно положил руку ей на живот. – Там все хорошо?

– Да. Кажется, теперь ей и желать лучшего не приходится.

– Наверное, ты хотела сказать, ему.

– Ну хорошо, хорошо. Пусть будет ему. Они умолкли ненадолго, слишком счастливые, чтобы что-то говорить друг другу.

– Мег, ты помнишь, минуту назад я сказал, что, когда я бросился догонять вас, я не думал о ребенке, – прервал тишину Джефф.

– Да.

– Ты не подумай, что я не беспокоился о нем. Я, конечно, очень волновался за него.

– О Джефф…

– Нет, дай мне закончить, милая. Я хочу детей, очень много детей. Знаешь, так много, что готов построить для них еще десяток комнат в нашем новом доме. И когда через тридцать лет они вырастут и покинут нас, мы, как и сейчас, останемся друг с другом. Нет, моя дорогая, ты дороже всех на свете. И был бы ребенок или его не было, я все равно бросился бы за тобой.

Девушка, наклоняясь, поцеловала мужа.

– Я так сильно люблю тебя. Если хочешь знать, – добавила она, шаловливо поглядывая на него, – мне кажется, лучшего мужчину я бы не нашла на всем белом свете.

Всходило солнце, начинался новый день, и они лежали в объятиях друг друга на зеленой высокой траве, целовались, шутили и в какой уже раз повторяли горячие слова любви.

* * *

Их приезд вызвал в Юджине целый переполох. В этом процветающем городе Джеффри был достаточно известной фигурой, и его появление обычно вызывало интерес в совершенно определенных кругах: у молодых предпринимателей, желающих во что бы то ни стало познакомиться с богатым «лесным бароном», и светских дам, которые наперебой зазывали его к себе на вечера. И в тех редких случаях, когда он все-таки принимал приглашение, они выставляли обаятельному и состоятельному господину Уэлсли на смотрины своих незамужних дочерей.

Но в этот раз все было совсем иначе. Во-первых, вопреки своей привычке, он приехал не в своем салон-вагоне, а объявился в городе верхом в компании незнакомки. Во-вторых, появившись на Центральной улице, они походили больше на неопрятных, грязных лесоруба с женой, ищущих временную работу, чем на респектабельную молодую пару.

Первая, кто их увидел, была Флоренция Мирада, одна из почтенных вдовушек Юджина. Она гордилась своим итальянским происхождением и тем фактом, что ее дед, переехав из Нью-Йорка в Орегон много лет тому назад, сколотил немалое состояние на выпуске железнодорожных шпал. Флоренция от нечего делать брела по улице, рассматривая прохожих и витрины магазинов, и случайно бросила взгляд на странную пару в затрапезной одежде. Обычно такие люди не заслуживали ее драгоценного внимания, но лицо мужчины показалось уж слишком знакомым, и поэтому, прищурившись от яркого солнечного света, она более тщательно всмотрелась в верхового.

– Бог ты мой. – Вытаращив глаза, она ткнула локтем свою подругу Ребекку Харгрив. – Посмотри-ка на эту парочку на лошадях. Ты знаешь, кто этот мужчина?

Ребекка была подслеповата, так что говорить о том, чтобы внимательно всмотреться в лицо незнакомца, не приходилось.

– Думаю, что нет, дорогая, – ответила она немного рассерженно. – Ты же знаешь, что я не ношу очки на людях.

– Ну хорошо, я скажу сама, – довольная, что ей выпала возможность первой узнать эту потрясающую новость, выпалила Флоренция. – Это Джеффри Уэлсли!

К этому времени Джефф и Мег настолько приблизились к двум пожилым подружкам, что Ребекка все-таки смогла рассмотреть кое-что из их внешности, по крайней мере сейчас она с полной уверенностью могла сказать, что двое незнакомцев на лошадях довольно грязны и ужасно одеты.

– Не говори глупости, Фло, – чуть надменно взглянула она на подругу. – Какой это Джеффри Уэлсли? Это просто нищий работяга, направляющийся на север за работой.

– Сперва я тоже так подумала, – согласилась Флоренция, – но я уверяю тебя, Ребекка, это Джеффри Уэлсли. Мне ли его не узнать! Ведь я уже давно держу его в поле зрения. Как только Уэлсли появляется в нашем доме, он просто не сводит глаз с моей малышки Констанции.

Ребекка бросила скептический взгляд на Флоренцию. Констанция Мирада была довольно милой девушкой, но, к сожалению, напрочь лишенной красоты. И поэтому казалось очень странным, что Джеффри Уэлсли не сводит с нее глаз.

– Прости, дорогая, – непреклонно стояла на своем Ребекка, – может, это обидит тебя, но ты ошибаешься.

– Нет, не ошибаюсь, – настаивала подруга. – Это он!

– Фло, – пыталась урезонить ее близорукая, – с чего бы это Джеффри Уэлсли явился в город на лошади в таком виде, да еще в компании какой-то неряхи?

– Не знаю, – пожала плечами Флоренция, – но это совсем не важно – я знаю, что это он. Вот, смотри, я сейчас тебе докажу.

Сойдя с тротуара, она усердно замахала рукой.

– Эй, господин Уэлсли! – нараспев кричала эта дама.

– Черт бы ее побрал, – проворчал Джефф, смотря на отчаянно жестикулирующую женщину. – Этого еще нам не хватало.

– Кто это? – спросила Мег.

– Не думаю, что тебе будет интересно.

Не успел он вымолвить это, как к ним подбежала Флоренция, пренебрежительно взглянула на спутницу Джеффа и все свое внимание устремила на него.

– Я говорила госпоже Харгрив, что это вы. Но Боже, что с вами, мой дорогой? Вы немного похожи на…

– На оборванца, – закончил Уэлсли.

– Скажем так… Вы всегда так безукоризненно одеты, но сегодня вас просто не узнать.

– В пути мы столкнулись с небольшой неприятностью, но, как видите, все обошлось благополучно, – уклончиво ответил он и жестом показал на Мег. – Госпожа Мирада, позвольте вам представить – моя жена, Меган. Мег, познакомься, это госпожа Флоренция Мирада.

– Ваша жена?! – невольно вырвалось у нее.

– Да, – спокойно подтвердил Джефф, – моя жена.

Флоренция мгновенно бросила недобрый взгляд на Меган.

– Приятная неожиданность, господин Уэлсли. Когда это случилось?

– Случилось? Вы, наверное, хотите спросить, когда мы поженились?

– Да-да. Когда вы поженились?

– Три месяца назад.

– Ну и ну!

– Простите?

– Я хочу сказать, что просто удивлена. Мы здесь ничего не слышали об этом.

Джефф усмехнулся.

– Это я удивлен, что вы не слышали о моей женитьбе. – Он придержал лошадь. – Думаю, вы простите нас, но нам пора ехать. Мы еще должны привести себя в порядок.

– Да, разумеется, – кивнула Флоренция и опять стрельнула глазами в сторону Мег. – Могу себе представить, как вы хотите этого. Но ответьте только на один вопрос: как долго вы… и ваша жена пробудете у нас в городе?

– Всего лишь ночь. Мы возвращаемся домой и хотели только переночевать здесь.

– О, может, у вас будет время заглянуть к нам?..

– Боюсь, госпожа Мирада, что не в этот раз. Вы же понимаете, что у нас все еще продолжается медовый месяц, – придумал не очень удачную отговорку Джефф.

Раскланявшись, они скрылись за поворотом, оставив Флоренцию Мираду стоять с открытым ртом посреди улицы.

– Ты вел себя не очень-то прилично, – заметила Мег, когда они уже входили в гостиницу Юджина.

– Да. Знала бы, какую скучную девицу она упорно подсовывает мне в жены каждый раз, когда я бываю у нее дома, ты бы поняла меня.

Мег игриво взглянула на мужа.

– Дорогая, перестань так смотреть на меня. Я совсем не хочу выглядеть бессердечным. Констанция в общем-то милая девушка, но нужно обладать изрядным мужеством, чтобы лечь с ней в постель. Разве что отгородившись от нее простыней!

Меган расхохоталась, привлекая внимание нескольких респектабельных мужчин, сидевших в холле. Не отрывая от них глаз, они никак не могли понять, кто пустил сюда эту грязную парочку, позволяющую себе слишком много в их присутствии.

Джефф и Мег подошли к регистрационному столу, и маленький, плюгавый мужчина, нахмурившись, неприветливо осведомился:

– Чем могу быть полезен?

Выпрямившись во весь рост, Джеффри бросил на портье всесокрушающий взгляд.

– Господин Пеннимэн, пожалуйста, мой обычный номер.

Господин Пеннимэн удивленно воззрился на запачканное, заросшее лицо Джеффа и, не узнав, с важным видом переспросил:

– Ваш обычный номер?

– Да. Шестьсот сорок первый.

– Шестьсот сорок первый! Верно, вы ошибаетесь, сэр. Это наш самый лучший номер… и самый дорогой, – с гордостью заявил мужчина.

– Мне это известно не хуже вас. Я в нем всегда останавливаюсь.

Пеннимэн натянул на лицо широченную улыбку.

– Простите, сэр, но я что-то вас не припомню.

– Уэлсли, Джеффри Уэлсли!

Портье был сражен наповал.

– Господин Уэлсли? – У него перехватило дыхание. – О, простите меня, я вас сразу не узнал. – Он быстро повернулся и снял с крючка большой ключ. – Сейчас я пришлю носильщика…

– Не стоит, в этот раз я без багажа.

– Без багажа? – изумился Пеннимэн.

– Да. Лучше не тратьте время и окажите мне услугу.

– Конечно, сэр, все, что вам угодно.

– Прежде всего мне хотелось бы, чтобы вы распорядились насчет ванны. Затем, чтобы вы кого-нибудь послали в магазин за одеждой для меня и моей жены…

– Жены?

– Да, жены. Итак, я хочу дорожное платье для госпожи Уэлсли и пару брюк и фланелевую рубашку для себя.

– Да-да, – быстро записал в блокнот портье. – Нижнее белье?

– Простите?

– Вам не нужно нижнее белье?

Джефф вопросительно посмотрел на жену. Она покачала головой.

– Нет, в этом нет необходимости.

– Пижаму или ночную сорочку?

На этот раз Джеффу не пришлось искать ответа у Мег.

– Нет, это тоже ни к чему. Пеннимэн помялся.

– Хорошо, господин Уэлсли. Что-нибудь еще?

– Да. После того как вы выполните мою просьбу, пришлите ужин на двоих. Пожалуйста, ростбиф, если у вас есть, или бифштекс, хлеб, зеленую фасоль и картошку. Да, картошку, пожалуйста, без перца.

– Перца, сэр? – с любопытством переспросил служащий.

– Перца, – повторил Джефф, подмигивая жене.

Пеннимэн вновь что-то записал.

– Я все понял. А что насчет ваших лошадей? Или вы приехали поездом?

– Лошади у гостиницы. Попрошу о них тоже позаботиться. Накормить хорошенько, обте… впрочем, вы сами все знаете. Завтра в восемь я буду ждать их на вокзале. Да, и о билетах. Закажите два билета до Портленда на восемь тридцать.

– Хорошо, сэр. Не волнуйтесь, все будет сделано. Джефф собрался уходить, но неожиданно остановился и проговорил:

– Чуть было не забыл…

– Слушаю вас, сэр.

– Позаботьтесь, чтобы после ужина нас никто не беспокоил.

– О, конечно, сэр.

Джеффри взял Мег под руку и пошел к лестнице. Случайно взглянув на жену, он был весьма удивлен выражением ее лица.

– Что с тобой?

– Ничего, – вполголоса сказала она. – Просто я никогда не видела, чтобы ты себя так вел.

– Как?

– Как… как Джеффри Уэлсли.

Он пожал плечами.

– Пеннимэн это заслужил.

– И все-таки уж слишком.

– Может, ты и права, – согласился муж и обернулся. – Господин Пеннимэн!

– Да, господин Уэлсли.

– Спасибо вам.

– Не за что, мистер Уэлсли. Добро пожаловать.

Хорас Пеннимэн проводил взглядом удаляющуюся пару, облокотился о стол и вытер пот с лица.

– Что случилось, Хорас? – спросил проходивший мимо коридорный.

– Ничего, Вилли, но сегодня я понял для себя одну вещь.

– Какую?

– Ты слышал, что богатые люди бывают эксцентричны?

– Да, ну и что?

– А то, – почесав затылок, улыбнулся портье, – а то, что они на самом деле эксцентричны!

Глава 33

Меган откинулась на спинку стула и удовлетворенно погладила живот.

– Удивительно, как же приятно чувствовать себя после горячей ванны и сытного ужина.

Джефф прикурил и внимательно посмотрел на жену. Во время ужина она не произнесла ни слова, и он начал беспокоиться, не тревожит ли ее воспоминание об ужасной трагедии, разыгравшейся у пропасти.

– Какая прекрасная комната, – продолжала она, осматривая хорошо меблированную комнату.

– Да, на самом деле неплохо для такого города. Глаза женщины устало остановились на большой, мягкой кровати.

– После долгих дней моего скитания я бы сказала, что больше чем хорошая.

– Мег, – вдруг спросил муж, – с тобой все в порядке?

Она была удивлена неожиданным вопросом.

– А что?

Джефф затушил сигарету и, наклонившись вперед, взял ее руку.

– Ничего, как ты себя чувствуешь?

– Неплохо, – улыбнулась она, – правда неплохо. Джефф, мне кое-что нужно сказать тебе.

Он вопросительно посмотрел ей в лицо, желая отыскать в глазах причину ее беспокойства.

– Что, дорогая?

– Я хочу сказать тебе, – она быстро перевела взгляд на лампу, – что Питер… не трогал меня. Он хотел сперва… – Меган вздрогнула от воскресших в памяти грубых слов Питера. – Но потом, видно устав слушать мои постоянные жалобы, передумал.

– О, Меган, – Джефф обнял жену, – бедная ты моя. Это тебя беспокоило весь вечер? Ты думала, что мое отношение к тебе изменится из-за того, что ты несколько дней провела наедине с Питером?

– Ну… – сказала она, кладя ему на плечо голову, – именно этого я и боялась.

– Меган, посмотри на меня, – нежно сказал муж. Молодая женщина медленно подняла глаза. – Сейчас я хочу, чтобы ты внимательно меня выслушала.

– Да.

– Я очень, очень рад, что Фарнзворт не причинил тебе вреда. Но если бы даже что-то и случилось, это ничего бы не изменило. Я люблю тебя и буду любить, моя милая.

– О Джефф…

Он крепко обнял жену, но вдруг отстранился.

– О нет, в этот раз ты не будешь мочить слезами мою новую рубашку!

Мег дрожащей рукой принялась вытирать слезы.

– Джефф, – попросила она тихо, – сделай для меня кое-что.

– Что, дорогая?

– Положи меня на эту мягкую, большую кровать, ляг со мной и… – Ее щеки зарделись.

У Джеффри перехватило дыхание.

– С радостью, моя любимая, – улыбнулся он и, взяв ее на руки, понес к кровати.

Он положил ее и стал медленно, любовно раздевать, выдавая свою быстро возрастающую страсть только блеском в глазах. Эта ночь была не похожа на все остальные. Казалось, долгая разлука привнесла в их отношения такую глубину эмоций, о которых ни один из них и подозревать не мог. Навсегда Джефф запомнил эту ночь как самую незабываемую в своей жизни, благодаря которой они по-настоящему стали мужем и женой, слившись воедино не только физически, но и духовно. Несмотря на усталость, они занимались любовью несколько часов: целуя друг друга до тех пор, пока в легких не оставалось воздуха, лаская укромные уголки тела и шепча слова нежности и беззаветной преданности. И в жарком огне страсти они навсегда сожгли между собой барьер недоверия и недопонимания. Когда буря угасла, ночь вступила в свои права, их поцелуям подошел конец и они погрузились в сон, знакомый только тем, кто действительно когда-нибудь любил.

* * *

Мег, проснувшись от громкого смеха Джеффа, посмотрела на него, не зная, то ли ей удивиться странному поведению мужа, то ли рассмеяться.

– У тебя неплохое настроение сегодня.

– Да, я влюблен, – счастливо проговорил он, сияя улыбкой.

– Правда, и в кого?

– Поди сюда, – он потянул ее на себя, – поцелуй своего мужа и скажи, что любишь его.

Окончательно проснувшись, Мег с радостью выполнила его просьбу.

– Я люблю тебя, а теперь ответь на мой вопрос.

– Какой вопрос? – хрипло спросил Джеффри, чувствуя прикосновение ее языка.

– В кого вы влюблены, господин Уэлсли? Он дразняще повел бедрами.

– А как ты думаешь?

– Было много разных слухов, – пошутила она, лаская его.

– Например?

– Ну вот – Констанция Мирада.

– Не угадала.

– Ах да, я забыла, ты говорил, что нужно обладать изрядным мужеством, чтобы лечь с ней в постель… И еще что-то насчет простыни…

– Верно – кивнул Джефф, напрягаясь от легкого прикосновения руки жены к горячей плоти. – Ну давай еще попробуй.

– Хмм… Маргарет Коллинз?

Джефф сморщил нос.

– Эта учительница воскресной школы?

– Это было всего лишь предположение.

Его глаза закрылись.

– Все равно неправильно. Меня тошнит от ее чопорного вида.

– Можно еще раз?

– Да, но постарайся, у тебя последняя попытка.

– О, тогда дай мне подумать. – Медленно, очень сексуально Мег скользнула вниз, остановив горящий взор на возбужденной плоти. – Я знаю, кто это, – задыхаясь, сказала она.

– Кто?

– Это не Меган Тейлор?

Он блаженно улыбнулся.

– Отлично. Как ты догадалась?

– Как? – протянула женщина, дотрагиваясь языком до его кончика. – Просто мне доводилось слышать, что она очень смелая.

– Опять правильно.

И разговор прекратился, когда Мег взяла его в рот.

Она прикасалась к нему, играла, ласкала руками и ртом, пока в них не разгорелось желание обладать друг другом. И когда уже не было больше терпения сдерживать нарастающую силу, они одновременно выплеснули ее из себя.

Мег бессильно повалилась на грудь мужа. Еще немного, и она задала вопрос:

– Ответь мне – поэтому ты меня любишь?

– Да, и не только поэтому.

Она улыбнулась. Это было то, что она хотела услышать.

* * *

Двумя днями позже они наконец оказались в Уэлсли.

– Ну вот мы и дома, – сказала она, выглядывая из окна вагона. – Как же я скучала по нему!

Джеффри, слегка покачиваясь от тряски, подошел к ней и крепко обнял.

– Да, дорогая, мы уже дома, и все у нас позади.

Меган любяще взглянула на мужа.

– Ты мой герой, – шепнула она, – мой спаситель.

Он едва скрыл самодовольную улыбку.

– К сожалению, спасителю придется сегодня покинуть свою даму.

– Что? Ты оставляешь меня? Это в моем-то положении? – спросила она и застыла с рукой у сердца, будто разыгрывая роль героини мелодрамы.

– Совсем ненадолго. – Неожиданно он принял серьезный вид. – Я хочу немедленно отправиться к шерифу и рассказать обо всем случившемся.

– Прямо сейчас?

– Да, нужно поскорее со всем покончить.

– Хорошо. Тогда не волнуйся за меня. Я доберусь до дома сама.

– Ты что? Как это ты пойдешь одна? Я тебя обязательно провожу.

– Нет-нет, Джефф, в этом нет необходимости. До дома всего несколько минут ходьбы.

– Меган, перестань со мной спорить. Что подумают люди? С нас достаточно уже и тех слухов, которые есть. Мне все равно бы пришлось отводить лошадей домой.

Но предосторожности были напрасны. Не успели они с Мег добраться до дома, как по всему городу разлетелась весть об их приезде. Неожиданное исчезновение супругов Уэлсли стало достаточным поводом для пересудов. Никто точно не знал, куда они подевались, но были все основания подозревать, что произошло что-то очень серьезное. Все казалось странным – даже то, что Уэлсли приехали поездом, хотя лошади были с ними.

К шести часам вечера по городу ходила уйма самых противоречивых слухов о случившемся с Уэлсли и его женой в последние два дня. Одни говорили, что Мег бежала с Питером Фарнзвортом и ее муж, нагнав любовников, в ревности убил Питера. Другие, вспоминая трагедию Дженни Томас, настаивали на том, что Питер угрозами увез девушку и, когда Джеффри нашел их, Мег уже была близка к смерти. А третьи придерживались мнения, что Питера убил совсем не Джефф, а Меган, которой каким-то образом удалось освободиться от веревок и поразить похитителя ножом прямо в сердце.

Между тем Мег и Джефф целых два дня провели дома, в счастливом неведении, даже не подозревая о возмутительных слухах, которые денно и нощно будоражили город. В конце концов правду сказал человек, от которого ее меньше всего ожидали.

Сразу после окончания воскресной службы Джордж Фарнзворт поднялся на кафедру и, разрываясь от горя, рассказал горожанам о том, что произошло на самом деле. Перед всем городом он принес покаяние за поведение сына и попросил прощения, а упомянув господина и госпожу Уэлсли, отозвался о них как о глубоко порядочной и заслуживающей всяческого уважения семье.

После публичного признания Джорджа Джеффри отправился к нему домой и просидел у него где-то с полчаса. Ни одному человеку, в том числе и Мег, не было известно, о чем они вели беседу, но именно с того момента отношения между Уэлсли и Фарнзвортом наладились и больше никого не беспокоили.

Следующие две недели для Меган прошли в безмятежном упоении. День за днем супруги наслаждались своей близостью, строительство дома продвигалось очень быстро. Достигнув четвертого месяца беременности, молодая женщина не чувствовала недомогания и была такой веселой, что старые девы даже завидовали ей и разделяли ее счастье. Каждый жест, движение, слово – все говорило о ее уверенности в преданности и любви мужа.

И вот одним ярким сентябрьским утром она открыла дверь и увидела перед собой младшего сына преподобного Колдуэлла, который стеснительно протягивал маленький конверт. В немногословной записке говорилось:

«Госпожа Уэлсли, могу ли я зайти к вам завтра утром в десять?

Мне бы хотелось поговорить с вами кое о чем.

Джон Колдуэлл».

Быстро пробежав ее содержание, Мег попросила мальчика передать свое согласие и, убежденная, что новый священник хочет навестить ее по делам, связанным с благотворительными взносами, закрыла дверь.

Глава 34

– Дело в том, госпожа Уэлсли, что ваш брак недействителен.

Мег долго смотрела на человека, неподвижно сидящего на диванчике, потом засмеялась.

– Отец Колдуэлл, это же абсурд. Мы в самом деле муж и жена. Нас обвенчал преподобный Мартин еще несколько месяцев назад.

– Да, я знаю это, – терпеливо проговорил священник, – но все-таки ваш брак до сих пор недействителен.

– Подождите, подождите, – подняв руку, сказала Мег. – Давайте все с самого начала. Вы говорите, что если свидетельство о браке не подписано, то он не считается действительным? Значит, все эти месяцы я и господин Уэлсли прелюб… жили в незаконном браке?

Господин Колдуэлл откашлялся.

– Да, госпожа Уэлсли, и я думаю, что в вашем положении лучше поскорее это исправить.

– Да, разумеется, – побледнела девушка, – только я никак не могу понять, почему его преподобие ничего не сказал об этом ни мне, ни моему мужу?

– Но он говорил! Незадолго до перевода в Асторию отец Мартин составил для меня подробный список еще не решенных вопросов. И ваш брак был в первой строке.

– Это все понятно, но почему он нам ничего не сказал об этом?

Колдуэлл заерзал на стуле, не зная, как ответить на этот щекотливый вопрос.

– Если вы хотите, я могу показать вам записи, оставленные его преподобием.

Меган пожала плечами: хорошо, давайте посмотрим. Она подвинулась к нему и взглянула в большую тетрадь.

– Насколько я понимаю, вы вышли замуж в мае.

– Да, двадцать девятого мая.

Колдуэлл кивнул и перелистал несколько страниц.

– Вот, посмотрите. – Он показал на первую строку.

«18 июня. Говорил с Дж. Уэлсли о подписании свидетельства о браке…»

Он перевернул еще несколько страниц.

«27 июня. Напомнил Дж. Уэлсли о свидетельстве о браке».

«3 июля. Видел Дж. Уэлсли в кафе – свидетельство о браке…»

«14 июля. Написал записку Дж. Уэлсли о свидетельстве о браке».

К полному замешательству Мег, священник читал и читал до тех пор, пока не дошел до конца августа, и затем неожиданно остановился.

– А почему нет записей после двадцать первого августа? Господин Уэлсли все-таки подписал свидетельство?

– Нет, в тот день преподобный Мартин покинул город.

– Простите, а вы сами когда-нибудь просили господина Уэлсли подписать свидетельство?

– Ну, в общем-то да.

– И что?

– Он сказал, что придет на следующий день и подпишет его.

– Но он не сделал этого?

– К сожалению, нет.

После такого ответа Мег не скоро заговорила.

– Благодарю вас, я очень вам признательна, – поднялась она, неестественно улыбаясь.

– Что вы, ничего, госпожа, мм… мисс… госпожа Уэлсли, – ответил он, тоже вставая. – Я уверен, что это всего лишь маленькая оплошность, которую несложно исправить. Я знаю, как занят ваш муж…

– Да. – Мег изо всех сил старалась оставаться вежливой. – Да, он очень занят, особенно после пожара, знаете, столько работы с лесом.

– Конечно, я понимаю, – проговорил господин Колдуэлл. – Такая трагедия, – посочувствовал он, отдавая себе отчет в том, что пожар в лагере Уэлсли был значительно позже 21 августа. – Вы поговорите с мужем…

– Обязательно, – кивала она, – я непременно с ним поговорю.

– Ну и хорошо, – улыбнулся священник, – я же знаю, как вам будет неприятно, когда весь город узнает об этой оплошности. Поэтому чем быстрее, тем лучше. Правда?

– Да, – согласилась Мег, открывая дверь и протягивая гостю шляпу. – Надеюсь, что у господина Уэлсли найдется на этой неделе время и мы навестим вас.

– Прекрасно. Буду ждать.

– Спасибо, ваше преподобие. До свидания.

И только дверь закрылась, как из глаз Мег полились слезы.

* * *

– Ну и ерунду ты несешь! – возмутилась Виргиния, ставя перед Мег чашку ромашкового чая. – Ты просто должна сказать ему.

– Джинни, ты ничего не понимаешь! Преподобный Мартин по меньшей мере десять раз напоминал Джеффу, что нужно подписать свидетельство, но он так и не сделал этого.

– У него могло быть множество причин. Ну, например, забыл, был очень занят. Или…

– Он просто не хотел! – зарыдала младшая сестра.

– Не будь глупой! Почему это вдруг ему не хотеть этого, он без ума от тебя.

– Он считает меня своей любовницей! Теперь мой ребенок будет незаконнорожденным!

– Мег! Как ты можешь такое говорить?

– А что мне остается делать? – С мукой в глазах посмотрела Мег на сестру. – Вот ты, будь ты на моем месте, что бы ты тогда делала?

Виргиния медленно опустилась на стул.

– Пей чай, дорогая. Она покачала головой.

– У тебя еще остался херес?

– Спиртное? Ведь сейчас еще даже не полдень. Ты что, совсем с ума сошла?

– Может быть. После того, что со мной случилось за последние шесть месяцев, это вполне могло произойти.

Виргиния тяжело вздохнула.

– Мегги, послушай, ты должна поговорить об этом с Джеффом. Вечером он вернется домой, и ты спокойно обо всем расскажи ему.

– А если он скажет, что не хочет подписывать свидетельство о браке?

– Не скажет.

– А вдруг?

– Не скажет, уверяю тебя.

– Ох, как бы я хотела тебе верить!

Но Виргиния и сама бы хотела этому верить.

– Ну давай, вытри слезы и попей чайку. Все будет отлично. Могу даже поспорить, что не успеешь ты сообщить ему о визите святого отца, как Джефф тут же побежит подписывать этот документ.

– Ты думаешь?

– Уверена, – сказала сестра, надеясь, что Бог не покарает ее за ложь во имя спасения.

– Ну хорошо. – Мег поднялась и медленно натянула перчатки. – Мне кажется, ты права. Я обязательно обо всем поговорю с ним.

– Вот и молодец. Ну, иди же.

– Иду.

– Обещаешь, что расскажешь?

– Обещаю.

Весь оставшийся день молодая женщина провела на кухне за приготовлением любимых блюд Джеффри. Однако когда, оживленный, он пришел вечером домой, Мег и слова не могла вставить в его нескончаемый поток новостей. Еще до ужина муж потратил целый час, рассказывая о преимуществах улучшенного проекта своего нового канала. И как только иссякла эта тема, Джефф с энтузиазмом перешел к другой, делясь радостью по поводу быстрого строительства дома. А после ужина она услышала от него такое, что уже никак нельзя было обмолвиться о визите священника.

Они сидели в гостиной и пили кофе, когда Джефф вдруг взял ее руку и нежно поцеловал.

– Дорогая, эти последние две недели были самыми счастливыми в моей жизни, и, если бы можно было остановить время, я сделал бы это не задумываясь.

– Правда? – спросила Мег.

– Да, – прошептал муж. – Я думаю, что в это мгновение мне больше ничего не нужно от жизни. Я не хочу ничего менять между нами, Меган.

Мег вздохнула. Сегодня был совсем не подходящий день для выяснения отношений.

* * *

На следующее утро Джефф влетел на кухню и, подбежав к плите, схватил обжаренный кусок хлеба. – Поцелуй меня, и я побежал. Я опаздываю.

Мег удивленно посмотрела на него.

– Ты что, даже не собираешься завтракать?

– Не-а, дорогая, – подмигнул он, – там, наверху, я уже наелся.

– Джефф! Ты несносен, – вспыхнула румянцем жена.

Прошедшей ночью они долго занимались любовью и заснули только к утру. Вначале настроение Мег никак не располагало к тому, чтобы ответить взаимностью на его нежные ласки, но спустя несколько минут она так увлеклась захватывающей любовной игрой, что всецело отдалась во власть мужа. Ночь была безумной, изнурительной и, как все остальные, незабываемой.

– Да, кстати, – сообщил он, жуя хлеб, – в субботу нас пригласили на вечеринку. Пожалуйста, ничего не планируй на этот день.

– Вечеринку? У кого?

– У Грега и Викки Стивенс.

– Так далеко… Они же живут почти рядом с нашим новым домом.

– И что? Не забывай, как только мы переедем в наш дом, тебе не раз на день придется ездить в город, – рассмеялся он. – У Грега будут самые близкие друзья, и я считаю, что было бы просто здорово провести вместе с ними вечер.

Мег повернулась к плите и отрешенно принялась помешивать в кастрюле.

– Да… неплохо.

– Ты что, совсем не хочешь? – спросил он и, подойдя к ней, положил ей руки на талию.

– Почему? Хочу, – отозвалась она. – Ты же знаешь, мне нравятся Викки и Грег. Он действительно великолепно справляется с лесопилкой. Просто я немного… устала.

Джеффри понимающе улыбнулся, игриво укусив ее за мочку уха, и обхватил груди.

– Неудивительно. Думаю, этой ночью мы и двадцати минут не спали.

– Ты что? Уже не спешишь?

– Еще как, – проговорил муж, с неохотой убирая руки. Направившись к двери, он на ходу подхватил еще один кусок хлеба. – Смотри, непременно поспи днем. Ты это больше чем заслужила. – Он растянул во весь рот улыбку. – Дорогая, а твое платье будет готово к субботе?

– Зачем тебе это?

– Просто мне кажется, что остальные наряды тебе уже порядком малы!

Глава 35

– Меган, поторопись. Мы уже опаздываем.

Мег спешно поставила флакончик с духами и взяла с туалетного столика сумочку.

– Иду, иду! – Она еще раз взглянула в зеркало. – Даже не знаю, зачем я так долго приводила себя в порядок, – пожаловалась Мег. – Пока доберемся до Стивенсов, я буду похожа на нечесаную ведьму.

– Меган!

– Да-да, иду.

Она быстро спустилась вниз, подбежала к мужу и грациозно покрутилась на носочках, демонстрируя свое новое платье.

– Ну как?

– Великолепно, – равнодушно отозвался Джефф, – ты всегда выглядишь великолепно. Теперь пошли. – Он повернулся к двери.

– Джеффри Уэлсли! Ты даже не посмотрел на меня. А ведь это ты настаивал на том, чтобы я побыстрее закончила платье.

Джефф обернулся, его глаза с восхищением пробежали по голубому платью жены. Оно было прелестно. Высокий ворот, утонченно вышитые крошечные цветы на кокетке, тонкая ткань, собранная под грудью в мелкие складки, широко расходившиеся книзу.

– Здорово, – признался Джефф, уже стоя рядом с женой и проводя пальцем по изумительной вышивке. – Поверить не могу, что это ты сделала своими руками.

– Я еще и не такое могу делать, только ты не хочешь замечать, – резко проговорила она.

Муж ухмыльнулся и принялся поглаживать живот Мег.

– Ты думаешь? А мне кажется, что одну вещь я совсем неплохо замечаю.

– Опять ты за свое! – Она обиженно отбросила его руку и быстро подняла со столика шаль. – Ты только об этом и думаешь.

– Не только, – возразил он, примирительно притягивая ее к себе.

– Ну, почти, – поправилась она и, улыбнувшись, потянулась за поцелуем.

Большие старые часы в прихожей отсчитали целых тридцать секунд, пока Мег не шагнула в сторону.

– Разве это не ты говорил, что мы опаздываем?

– Да, – сознался Джефф и опять обнял жену. – И поэтому нам лучше сделать все это побыстрее. – Наклонив голову, он прильнул к ее губам, возбуждающе коснулся маленьких сосков и принялся расстегивать пуговицы платья. – Где эти чертовы пуговицы?

– Сзади, – сказала жена, отстраняя от грудей его руки. – Сейчас мы не будем «делать все это». Мне пришлось потратить два часа, чтобы в конце концов собраться. Я не хочу выглядеть на вечеринке так, будто только что выползла из кровати.

– Не переживай, не будешь, – пообещал Джефф, с трудом переводя дыхание.

– Джефф! Ты с ума сошел. Остановись сейчас же. – Но, вопреки этим словам, рука легла ему на интимное место. – Ну вот, видишь, что ты натворил.

– Нет, это ты наделала. – Из его груди вырвался стон.

– Мы не уйдем отсюда, пока не сделаем это, да?

– Именно.

– Ну и ненасытный же ты, – вздохнула она, и ее пальцы принялись расстегивать пуговицы брюк. Засунув руку, она ощутила трепещущую плоть, и ее взгляд немедленно переместился вниз.

Поймав ее остановившийся взгляд, Джеффри вмиг задрал до пояса ее платье и стянул панталоны.

– Не смотри на меня так! Иначе я не выдержу.

Он быстро взял ее за талию и приподнял.

– Обхвати меня ногами, как ты это делала в конторе.

Мег выполнила его просьбу.

Мужчина внес ее в гостиную и осторожно посадил на стол. Наклонившись, он прошептал:

– Мы обязательно опоздаем. – И, подавшись вперед, плавно вошел в нее.

– Да… – Ее слова перемежались с легким вскрикиванием. – А-а… как приятно!

– Ты… знаешь?..

– Что? – Тяжело дыша, она еще крепче прижала его к себе ногами.

– А мне… а-а… напле… о Боже… вать!

И они взорвались. Хватка Джеффа ослабла, Меган устало повалилась на стол.

– Знаешь что? – хихикнула она.

– Что?

– Мне тоже наплевать!

* * *

– Не правда ли, хороший вечер?

– Хмм?

– Я говорю, хороший сегодня вечер.

– О да, любимый, прекрасный.

Джеффри, чуть приостанавливая бег лошадей, озадаченно посмотрел на жену. После того как они покинули дом, Мег была такой спокойной, что он начал беспокоиться за нее. Может быть, передумать и вернуться, если она устала?

Но не усталость была причиной ее молчания. Теперь, когда вспышка страсти, которая так часто спонтанно пробуждалась в них, угасла, свидетельство о браке опять не давало ей покоя. Всю неделю Мег отчаянно пыталась заговорить о еще не подписанном документе, но так и не смогла найти подходящий момент. Каждый вечер, ожидая мужа, она обещала себе, что обязательно поговорит с ним об этом… и выяснит, почему он так не хочет подписать его. Однажды Джеффри вернулся так поздно, что она уже спала. В другой раз он пришел из лагеря очень усталым и сразу после ужина бессильно повалился на кровать. В остальные вечера он был таким веселым и любящим, что она просто боялась испортить ему настроение.

Но сегодня после вечеринки ей непременно следует это сделать. Иначе завтра на воскресной службе она не сможет взглянуть в глаза преподобному Колдуэллу.

– Что ты молчишь? Устала?

– Нет, просто любуюсь природой.

– Да, сегодня чудный вечер. Так много звезд на небе, и здесь, за городом, так легко дышится.

– Джефф, скорее бы мы уже переезжали в наш новый дом, – мечтательно проговорила Меган, не замечая мимолетной улыбки, мелькнувшей на лице мужа.

Добравшись через полчаса до развилки, Джефф, к ее удивлению, повернул лошадей на дорогу, ведущую к их дому.

– Мы что, не едем к Стивенсам? Нам же по другой дороге.

– Мне кое-что там нужно проверить.

– Но, Джефф, мы же и так опаздываем.

– Какая разница, на несколько минут раньше или позже.

Меган нахмурила брови, но муж оставил ее недовольство без внимания. Остановившись перед новым домом, Джефф вышел, обежал коляску и протянул руку.

– Ну, прыгай.

– Но я не хочу туда, Джефф. Делай, что тебе надо было, я подожду здесь.

– Давай-давай, – нетерпеливо воскликнул он, – мне нужно что-то показать тебе внутри.

– Ради Бога, отстань. Что я там разгляжу, там же темно?

– Прекрати спорить и иди сюда! Мы теряем время.

Вздохнув, Меган спустилась на землю. Джефф подвел ее к дому, остановился и поднял на руки.

– Что ты делаешь?

– Собираюсь переступить порог нашего дома.

– Джеффри Вилльям Уэлсли! Поставь меня. Ты понял? Немедленно!

– Ну и жена мне досталась! – засмеялся он и толкнул ногой дверь.

Дверь распахнулась, и неожиданно во всем доме зажегся свет.

– Сюрприз!

Сорок человек, держа в руках лампы и подсвечники, наперебой принялись выкрикивать поздравления.

Мег с удивлением осмотрелась вокруг и недоуменно взглянула на мужа.

– Ты знал об этом!

– Конечно. – Засмеявшись, он поставил ее на ноги. – Как и все остальные. Я все время боялся, что нам не удастся сохранить это в секрете.

– Тогда поздравляю. Неплохо получилось. – Мег повернулась и увидела перед собой улыбающуюся Виргинию.

– Если вы пойдете со мной, госпожа Уэлсли, – послышался голос, – я вам покажу нечто очень интересное.

– О, господин Споффорд, – в восторге проговорила Мег, – и вы тоже здесь!

– Конечно, – озарился улыбкой тот, – кому еще можно было доверить ваш дом! Пойдемте, оцените мою работу.

Словно ребенок, попавший в кондитерскую лавку, Мег поспешила за декоратором и, входя то в одну, то в другую комнату, просто не могла наглядеться на просторные, изысканно убранные комнаты.

Закончив осмотр дома, она спустилась по ступенькам вниз и принялась искать глазами Джеффа. Он стоял рядом с огромным камином и разговаривал с двумя высокими блондинами, которых она, как ни старалась, так и не могла узнать. Рядом с ними стояли две женщины: одна – хрупкая брюнетка с тонкими чертами лица, другая, наоборот, со светлыми волосами и голубыми глазами. Неуверенно Мег подошла к ним.

– А вот и она, – улыбнулся Джефф. – Меган, я хочу познакомить тебя с особо важными гостями.

Она кивнула.

Джефф немного обождал и гордо объявил:

– Это мои братья, Сет и Натан, а это их жены, Рейчел и Элис.

Мег открыла рот от удивления.

– Твои братья?

– Да, двое из шестерых.

– Двое самых лучших, – вмешался Натан, по-братски толкая Джеффа в плечо.

– Очень рада с вами познакомиться, – проговорила Меган, сразу покоряя мужчин своим обаянием. – Простите меня, джентльмены, за нескромный вопрос: вы близнецы?

– Нет, – рассмеялась жена Сета, Рейчел, – и большую часть времени они совсем не джентльмены!

Все громко рассмеялись, привлекая внимание многих гостей.

– Тебе доводилось видеть когда-нибудь более привлекательную семью, чем эта? – вырвалось у Беатрис Леннокс.

– Нет, – тяжело вздохнула Труди. – Думаю, что никогда, и мне кажется, что братья Джеффри даже красивее его самого.

Взгляд Беатрис перенесся на мужа Труди, Говарда Филлипса.

– Видно, у тебя склонность к блондинам, – подковырнула она.

Труди любяще посмотрела на своего лысоватого толстенького мужа.

– Да, дорогая.

К этому времени Рейчел и Элис отделились вместе с Мег от своих мужей и засыпали ее вопросами.

– Как давно вы поженились? Джефф что-то не очень ясно написал нам об этом в своем письме.

– Ты на самом деле ничего не знала об этом сюрпризе?

– А правда, что ты заставила его на себе жениться?

Последний бестактный вопрос задала Элис, немедленно получившая в награду неодобрительный взгляд Рейчел.

– Постойте, не спешите. Я не могу отвечать сразу на все вопросы, – заулыбалась Мег. – Мы с Джеффом женаты уже пять месяцев, я действительно не знала о вечеринке, которую устроил Джефф, равно как ничего не знала о том, что дом уже построен. И это правда, Элис что я заставила его жениться на себе. – Она наклонилась вперед, чтобы кое-что сказать по секрету. – И я не жалею об этом, потому что, не заставь я его, он бы и не подозревал о моем существовании.

Рейчел понравился искренний ответ Мег, и ее уважение к свояченице сразу же возросло.

– Кто это не подозревает о чьем-то существовании? – спросила подошедшая к ним прелестная блондинка.

Мег недоуменно посмотрела на молодую женщину, которая позволила себе вмешаться в их разговор, но Элис залилась веселым смехом.

– Привыкай к ней, Меган. Она тоже твоя родственница.

– Моя?

– Конечно. Это малышка Паула, сестренка Джеффри.

– О, ради Бога, Элис, – взмолилась та, – мне уже двадцать три, я давно замужем, и у меня полный дом детей. Когда ты перестанешь называть меня «малышкой»?

Когда Паула сказала о том, что у нее полон дом детей, Рейчел быстро шепнула на ухо Мег: «Двое». На что Мег улыбнулась и счастливо посмотрела на этих милых женщин, чувствуя себя частью большой семьи Уэлсли.

– А муж с тобой, Паула?

– Нет, – вздохнула она. – Люк остался дома с детьми. Он у меня кузнец из Колорадо. Единственным условием, когда он брал меня в жены, было то, что мы будем жить только на его деньги, поэтому мы редко можем позволить себе путешествовать вместе.

Мег сочувственно посмотрела на Паулу, но тут ей на помощь пришла Рейчел.

– Мег, когда ты познакомишься с Люком О'Нейллом сама, то поймешь, что можно перенести любые жизненные трудности, если наградой за это его рука. Мне было достаточно один раз увидеть его, как я сразу полюбила этого мужчину.

Паула лукаво посмотрела на свояченицу.

– Будь осторожна, Рейчел, не то Сет услышит и устроит сцену ревности.

– О, не думаю. – Она с восхищением покосилась на своего высокого симпатичного мужа. – Сет знает, что ему не о чем беспокоиться.

– У вас у всех есть дети? – чуть стесняясь, спросила Мег.

– В этой семье, Мег, дети есть у всех, – ответила Элис. – У Сета и Рейчел есть малыш Этан и пятилетняя дочурка от его первого брака.

– Ее зовут Амелия, – вмешалась Рейчел, – и, наверное, не ошибусь, если скажу, что она где-то поблизости.

– Она там на лестнице прячется, – сказала Паула, выдавая секрет маленькой шалуньи.

– Ох, этот чертенок! Я так и знала, что она не пошла спать.

– А у тебя, Элис, большая семья?

– Да, пятилетний мальчик, девочка – ей скоро три годика, ну и еще мы с Натаном ждем прибавления.

– Как, ты нам этого еще не говорила! – чуть ли не хором воскликнули женщины.

– Я сама недавно узнала.

– Вот здорово! – подпрыгнула Паула. – У нас сегодня столько поводов веселиться.

– Нет, видно, с весельем мне придется пока обождать, – нахмурилась Рейчел, заметив свесившуюся через перила Амелию. – Ребенок совсем перестал меня слушаться. Пойду уложу ее.

Паула тоже извинилась и подошла к своим братьям, стоявшим у камина.

– Давай где-нибудь присядем, – предложила Элис, обращаясь к Мег. – Думаю, если мы отлучимся на несколько минут, нас простят.

Меган пошла вслед за свояченицей на кухню.

– Как же неважно я себя чувствую в первые месяцы беременности!

– Да, мне это знакомо. Постоянная усталость, тошнота… так неприятно все это.

Элис удивленно вскинула глаза.

– Ты что, хочешь сказать, что не намерена следовать традиции Уэлсли рожать как можно больше детей?

– Не знаю. Джеффри действительно хочет иметь большую семью, но, кажется, у меня это не получится. Знаешь, мне бы вполне хватило одного или двух.

– И не надейся на это. Никто из Уэлсли не остановится на «одном или двух». Они просто помешаны на детях.

– Мне это известно. Джефф так рад этому ребенку.

– И точно так же он будет рад второму, третьему и четвертому, – предсказала Элис.

– О Боже, лучше не говори об этом, – засмеялась Мег, – даже не хочу думать о такой возможности.

Свояченицы на минуту замолчали. Первой заговорила Элис:

– Ты знаешь, Мег, после первого всегда легче.

– Да, я слышала. Первый ребенок всегда самый сложный. Так и моя сестра Виргиния говорит, а у нее уже пятеро.

– Да, Мег, я также знаю, как это усложняет отношения в семье.

Меган удивленно посмотрела на Элис.

– Ты о чем?

– Я просто хотела сказать… что знаю некоторые ваши проблемы и понимаю, как трудно быть беременной, когда не уверена в любви мужа. То же самое было с Рейчел. Она на несколько месяцев уходила от Сета, когда носила Этана, и… – она замолчала, – и у нас с Натаном Колин родился, когда мы еще не были женаты.

– Не может быть!

Элис ненадолго задумалась.

– Да, Натан узнал о существовании Колина, только когда тому было шесть месяцев.

– Как это случилось?

Свояченица улыбнулась.

– Это слишком долгая история, но обещаю, когда-нибудь расскажу ее тебе.

– Хорошо, – кивнула Мег, переполненная самыми добрыми чувствами к этой женщине.

– Обещаю. – Элиза по-дружески сжала ее руку. – Ну, а теперь пошли. Мы и так заболтались. К тому же ты главный виновник торжества.

Только они встали, Мег взяла за руку свояченицу и прошептала:

– Большое спасибо за то, что ты поделилась своим секретом. Для меня это было очень важно. Я только теперь поняла, что я не единственная, у кого есть… проблемы.

– О, моя дорогая, – улыбнулась Элис, – ты еще даже не знаешь их. На свете пока не было такой женщины, которая, выйдя замуж за одного из Уэлсли, не столкнулась с «проблемами». Но именно поэтому мы их любим!

Глава 36

Вечер был великолепен. Не затихала музыка, не умолкали смех и звон хрустальных бокалов. У Меган голова кругом шла от неиссякающих поздравлений и улыбок, и оставалась единственная надежда на Джеффа. Но не успела она подумать, как было бы здорово, если бы он подошел к ней и предложил подняться в их роскошную новую спальню, как он появился перед ней, словно по мановению волшебной палочки. Однако муж пришел к ней вовсе не за тем.

– Пожалуйста, пойдем со мной, – прошептал он, – мне нужно сказать всем несколько слов.

– Куда?

– К камину. Мне кажется, нас оттуда будет лучше слышно.

– Джефф, – устало вздохнула она, – я уже с ног валюсь. Ты будешь недолго говорить?

Он заботливо посмотрел на нее.

– Обещаю, всего несколько минут.

– Ладно, идем.

Они прошли к камину, и Джефф поднял руку, привлекая внимание и прося тишины.

– Дорогие друзья и родственники, – начал он, – благодарю вас за то, что вы пришли сегодня к нам на вечер. Я знаю, как это было трудно для вас – держать в секрете все приготовления… – здесь он остановился и со значением посмотрел на Труди Филлипс, от чего несколько женщин украдкой прыснули, – …и ценю ваше терпение. Специально я хочу поблагодарить своего друга Грега Стивенса и его жену Викки, организовавших этот чудесный вечер, а также моих братьев Сета и Натана и их жен Рейчел и Элис, проделавших такой длинный путь, чтобы быть рядом со мной в эти самые счастливые минуты моей жизни. И, конечно, я благодарен сестричке Пауле О'Нейлл, которая своими шутками и живым смехом не давала сегодня никому загрустить.

Его слова были встречены аплодисментами.

– Мне известно, что наш брак с Мег породил в городе немало различных слухов. Скажу откровенно, было множество… необычных обстоятельств, связанных с этим браком, но ни одно, каким бы оно ни казалось странным или трагичным, не пробуждало интереса так, как самое последнее. Я говорю, конечно, о свидетельстве о браке.

Улыбка застыла на лице Меган.

– Разнесся слух о том, что брак недействителен, по крайней мере со стороны закона, так как свидетельство никогда не было подписано. И это правда.

Он остановился на минуту, давая возможность городским сплетницам восхититься своим талантом быть всегда в курсе всех дел. Затем, криво улыбнувшись, продолжил:

– Но дело в том, что как мне, так и Меган стало известно об этом совсем недавно. Наше венчание прошло среди близкого нам круга людей и в такой спешке, что мы просто упустили из внимания этот документ.

Молча Джеффри обежал глазами гостей, пытаясь отыскать того, кто осмелится возразить.

– Правда, я не могу отрицать, что и преподобный Мартин, и его коллега Колдуэлл не раз напоминали мне о необходимости подписать этот документ, но, как бы это странно ни звучало, я постоянно забывал о нем. Но заверяю вас, и я, и Меган всегда считали себя законными мужем и женой. Двадцать девятого мая этого года в Первой пресвитерианской церкви перед лицом Бога и в присутствии свидетелей мы были соединены отцом Мартином священными узами брака. Мы женаты.

Послышалось несколько мечтательных женских вздохов.

– Сегодня я хотел бы загладить свою вину перед теми, кого не смог пригласить на наше венчание, и попросить их стать свидетелями подписания свидетельства о браке.

Гости оживились.

– Я подумал, что простое подписание документа не заинтересует вас так, как само венчание. Поэтому, получив разрешение у преподобного Колдуэлла, я решил вновь венчаться со своей супругой.

В этот раз женщины чуть не потеряли сознание.

– Но до того, как все это начнется, мне бы хотелось задать кое-кому один очень важный вопрос. – Повернувшись спиной ко всем, он взглянул в восторженные глаза Мег и прошептал:

– Ты согласна стать моей женой?

Переполняясь радостью, она не смогла сказать и слова, а просто посмотрела на любимого мужа и молча кивнула. Медленно Джеффри поднес ее руку к губам и поцеловал.

Повернувшись к гостям, он счастливо улыбнулся:

– Она сказала «да»!

По толпе пронесся одобрительный гомон. Неожиданно рядом с Мег с Библией в руке появился преподобный Колдуэлл.

– Это вы сказали ему?

– Я? – невинно пожимая плечами, спросил тот. – Мне казалось, что вы.

В этот момент к Мег приблизилась Виргиния с букетом роз и, поцеловав сестру, протянула ей цветы.

– Пожалуйста, займите свои места, – попросил священник.

К ее удивлению, Сет, Натан и Грег Стивенс встали рядом с Джеффом, а к Мег подошли Виргиния, Паула, Рейчел и Элис.

– Дети мои…

В эту минуту Меган совсем не испытывала неуверенности и боязни, как когда-то в церкви. Беспокойство, что Джефф не сдержит свое слово или передумает и покинет ее, осталось позади. И в этот раз, когда священник сказал «теперь вы можете поцеловать свою невесту», не прозвучало его резкого ответа: «Нет, спасибо». Вместо этого Джефф ласково обнял жену и подарил ей такой долгий поцелуй, что некоторые женщины умиленно прослезились.

– Вот теперь ты по-настоящему моя.

– Навсегда!

Когда они повернулись лицом к гостям, Виргиния шепнула:

– Не правда ли, намного лучше, чем в первый раз?

– О да, – проговорила Мег, озаряясь счастливой улыбкой, – это лучше, чем я когда-нибудь могла себе представить.

Эпилог

– Кто там еще, черт побери, так рано стучит в дверь? – проворчал Джефф и, прищурившись, посмотрел на часы.

– Сколько там? – сонным голосом спросила Мег.

– Семь.

– Мне кажется, что я спала всего пятнадцать минут.

Джеффри улыбнулся и шутливо похлопал ее по бедрам.

– Недалеко от истины.

– Перестань! Лучше спустись вниз и посмотри, кто к нам пришел.

– Хорошо, – зевнул он.

Джефф неуклюже надел халат и влез в тапочки.

– Да-да, иду, – прокричал он, тяжело спускаясь по лестнице, и, подойдя к двери, открыл ее.

На крыльце стоял преподобный Колдуэлл.

– Простите, что так рано вас беспокою, но мне непременно нужно было встретиться с вами до начала утренней службы.

– Что-нибудь серьезное? – спросил Джефф, стараясь рассмотреть какие-то бумаги в его руках.

– Ваше свидетельство о браке, господин Уэлсли. Вы и госпожа Уэлсли опять забыли его подписать.

Не удержавшись от смеха, Джеффри громко расхохотался.

– Меган! Спускайся немедленно вниз!

Примечания

1

Одна из самых влиятельных семей США

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Эпилог