загрузка...
Перескочить к меню

Четыре профиля американского орла (fb2)

- Четыре профиля американского орла 279 Кб, 68с. (скачать fb2) - Евгений Александрович Белогорский (vlpan)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Евгений Белогорский Четыре профиля американского орла

На американском гербе гордо расположился калифорнийский орел, незыблемый символ мощи и превосходства этого государства над всеми остальными нациями и народностями.

Ранее на право представлять эмблему Североамериканских штатов отстоявших свое право на свободу с оружием в руках претендовали бобер и индейка, но отцы основатели «колыбели демократии» выбрали орла, который больше всего отвечал их внутренним идеям и пониманию сути происходящего.

В своих лапах, орел держит миртовую ветвь мира и пучок острых стрел, объединив их громким девизом: Бог с нами. При этом голова птицы неизменно повернута в сторону оружия, которое является главным атрибутом этого герба. С помощью него американцы раздвинули границы своей страны с востока на запад, с севера на юг, истребляя при этом во славу господа миллионы коренных жителей Америки и даруя уцелевшим людям мир на своих условиях.

Обосновавшись на новых землях, которые простирались от Атлантического океана до Тихого океана, молодые дети свободы обратили свой взор, за их пределы, бескорыстно стремясь поделиться плодами своей культуры и демократии со своими новыми соседями. Звездным часом быстрого взлета к заоблачным высотам, для Америки стал 20 век, сделавший из молодого быстрорастущего государства мощную и сильную сверхдержаву, единственную на всей нашей планете.

Из всей длинной вереницы американских президентов занимавших Овальный кабинет Белого дома и державших в своих руках верховную власть этой страны, особо хочется выделить четверых из них. Эти люди как никто другие любили отдавать предпочтение оружию для усиления величия своей страны перед другими народами. Грозно потрясая одним из своих символов, они легко могли дойти до той грани, за которой стояла новая мировая война. У каждого из них был свой непростой путь, к этой опасной точке человеческого бытия. Каждый по-своему достигал ее; кто-то буквально наползал на нее, а кто-то останавливался в нескольких шагах от своего ядерного Армагеддона, и неизменно отступали прочь, убоявшись страшных последствий которые неминуемо постигли Америку, сверши ее правители свой роковой шаг. Страх ответного удара со стороны русских надежно сковывал ноги не в меру ретивым «миротворцам» желавшим подчинить своей воле весь земной шар с помощью своего оружия.

Вглядываясь в чеканные и импозантные лица четырех государственных мужей Америки, с большим трудом вериться, что всех их объединяет только одно емкое слово из лексикона уже почившей советской пропаганды: — Поджигатели войны. Всеми своими помыслами и действиями, эти деятели развязывали все новые и новые войны на земном шаре ради обогащения своей страны, щедро проливая кровь ни в чем не повинных людей.

Деяния таких людей не могут быть праведными, пусть даже Бог на их стороне и ими руководили благие намерения, направлены на благо своей великой родины.

Цветки сакуры, омытые утреней свежестью.
(Портрет человека, не любившего Восток, отвечавший ему взаимностью.)

Отставной артиллеристский полковник времен Первой мировой войны, Гарри С. Трумэн, подавшийся в большую политику по его собственным словам ради пропитания семьи после завершения своей серой военной карьеры, по милости фортуны 12 апреля 1945 года стал подобен легендарному шекспировскому королю Клавдию, в один миг получившего венец, страну и королеву.

Навязанный больному Рузвельту в качестве вице-президента калифорнийским нефтяным магнатом Э Поули, Трумэн начал свою карьеру в верховной иерархии США самой слабой и малозначимой фигурой, благодаря скоропостижной смерти президента, получил верховную власть над страной, стоявшей на пороге триумфа своего мирового могущества и превосходства над всеми остальными государствами Старого света.

Благодаря удачному участию Штатов во Второй мировой войне, Рузвельт сумел быстро вытащить свою страну из тисков ужасной экономической депрессии, сделав ее недосягаемой по экономической силе и возможностям для европейских государств вовлеченных в длительную кровавую схватку за океаном.

И если с венцом и страной Трумэн был полностью схож с Клавдием, то королевой, несомненно, была атомная бомба, над созданием которой так усердно трудились в Лос — Аломосе, лучшие физики всего мира. Он узнал об этой тайне спустя несколько часов после официального вступления в должность главы страны, от Стимпсона, который лично контролировал этот сверхсекретный проект.

Пожиная обильные плоды долгих трудов своего предшественника, Трумэн твердо намеривался вести внешнюю политику только по своим взглядам и ценностям, для которых ранее выбранный Рузвельтом вектор миролюбия в отношении к советской России совершенно не подходил. Еще в 1941 году, когда Германия напала на СССР, сенатор Трумэн открыто говорил, что в этой схватке двух стран, нужно помогать слабейшей, что бы с американской помощью максимально ослабить обе стороны, сделав их полностью зависимыми от Америки.

Сделавшись президентом, Трумэн нисколько не изменил своему прежнему воззрению. Уже спустя несколько дней по вступлению в Белый дом, в беседе с военным министром Форестолом, президент заявил, что готов начать новый крестовый поход против идей коммунизма, с той же твердостью и решимостью как против немецкого нацизма и японского милитаризма.

Подобный демарш нового американского руководителя по отношению к России был обусловлен тем фактом что, являясь главный победителем войны с Гитлером, она приобретала статус сверхдержавы по сравнению со всеми остальными европейскими государствами. Появления за океаном столь опасного конкурента совершено не устраивало Трумэна, который с высоты своего мировоззрения видел в СССР только опасного конкурента для полного мирового торжества Америки. Идеологические различия между странами, при этом, имели только второстепенные значения. Американский президент видел в России только конкурента в сфере мировой политики, совершенно не допуская мысли мирного сосуществования союзников.

Имея в своем арсенале мощные экономические рычаги воздействия на своих союзников, чьи страны понесли колоссальный урон от военных действий и, ожидая скорого успешного испытания, чудо оружия, Трумэну горел страстным желанием незамедлительно познакомить их с американским виденьем дальнейшего устройства послевоенного мира. Полностью уверенный в своем успехе, он прибыл в Потсдам для решения судьбы Германии, Европы и остального мира.

Европа с интересом приняла американского президента и вскоре ужаснулась от увиденного ею человека. Теперь в отличие от осторожного и дипломатичного Рузвельта, стремившегося уладить любой вопрос мирным путем, союзники увидели молодого развязанного прагматика, который, не считаясь ни с чем, в стиле лучших американских вестернов объяснял собравшимся главам государств, новое положение вещей с помощью кулака и револьвера.

Черчиллю, который по наивности считал, что благодаря своему огромному политическому опыту сможет управлять молодым политиком на этой встрече, Трумэн отвел роль помощника в продвижении американский идей в противовес Сталину и его политики. Подобное положение английского лидера было обусловлено, его капитуляцией в августе 1941 года, когда под нажимом Рузвельта, находясь перед лицом смертельной опасности со стороны Германии, премьер был вынужден подписать Атлантическую хартию свободного развития стран, которая фактически ставила крест на существовании британской колониальной империи. И если раньше, Рузвельт мягко обходил этот острый угол в американо-британских отношениях, милостиво оставляя Черчиллю роль полноправного партнера по коалиции, то Трумэн не считал нужным особо церемониться с английским премьером, решив указать Черчиллю при первом удобном случаи его истинное место в нынешнем раскладе.

Для Сталина у американского президента, тоже были заготовлены свои розги. Готовясь к мирной конференции, Трумэн объявил Молотову, что раньше советско-американские отношения были подобны улицы с односторонним движением в пользу России. Теперь же настала пора сделать этот процесс двух сторонним для совместной выгоды обоих государств.

От более грубого нажима на советскую делегацию в сторону во время Потсдамской конференции, американского президента удерживала сильная зависимость его войск от согласия Сталина на подтверждения былой договоренности об участии советских войск в войне против Японии. С огромной горечью слушал Трумэн доклад начальника объединенных штабов, когда тот докладывал президенту прогноз аналитиков о предполагаемых потерях американских войск при высадке на острова японского архипелага. При составлении этого документа, генштабисты брали в расчет те потери, которые понесли американские войска в результате отчаянного сопротивления японцев на Филиппинах и Окинаве.

Только одна высадка десанта на остров Хонсю, который планировался на 1 ноября 1945 года, обошлась бы янки в пятьдесят тысяч человек убитых и раненых. Полное покорение всех четырех островов Японии предполагалось лишь к осени 1946 года. Если же после этого японцы отойдут в горы и начнут полномасштабную партизанскую войну, то, по мнению генерала Макартура, война может затянуться на несколько лет.

Определенную надежду на возможность обойтись без русских в разгроме японцев внушали постоянные доклады из Лос-Аламоса. Шла последняя стадия сборки бомбы, в которую американские налогоплательщики вложили более 2 миллиардов долларов.

Трумэн требовал незамедлительного доклада об испытании, а пока был вынужден только показывать зубы «дяде Джо», как американцы за глаза называли Сталина, сравнивая его с примитивным и туповатым фермером штатовской глубинки, сдвинуть которого в нужную сторону было очень и очень трудно.

Поэтому первым кто испробовал на себе тяжесть «американской дубины» стал Черчилль, которого русские обвинили в не совсем чистоплотной игре по отношению к союзникам. Британский премьер, пытавшийся даже в мелочах выиграть что-либо полезное для Британии, приказал не разоружать немецкие части, сдавшиеся английским войскам фельдмаршала Монтгомери. Под присмотром британских офицеров, они находились в постоянной боевой готовности удобно расположившись для возможной атаки советских войск если на это поступит приказ.

Черчилль получил хороший нагоняй за неуместную, по мнению американца, инициативу, быстро отдал приказ о разоружении немецких частей, и принялся энергично помогать Трумэну в совместном противостоянии своему бывшему союзнику, а теперь потенциальному противнику. Так западные стороны свели, на нет инициативу Москвы о дальнейшей судьбе режима Франко в Испании как последнего союзника Гитлера на континенте, отклонили передачу Триеста Югославии, не допустили возможность создания советской военной базы на Босфоре и подготовку нового договора по черноморским проливам. Так же союзники не желали признавать новых польских границ, непрестанно увязывая их с дальнейшей судьбой стран Восточной Европы, в которых находились советские войска.

За каждую уступку Сталину в том или ином вопросе, англосаксы требовали аналогичную уступку в двойном размере. Подобный процесс вполне устраивал англичан, но совершенно не был желателен Трумэну, который желал быстрой и полной победы.

Бог любит Америку, ибо 24 июля огромный черный атомный гриб выросший за считанные секунды в пустынном полигоне штата Невада, возвестил миру о рождении самого страшного и губительного оружия за всю историю человечества. За считанные секунды оно могло уничтожить миллионы человеческих жизней, и секрет этого изобретения находился в руках американского президента. С жадностью и трепетом, по несколько раз подряд, читал Трумэн строчки спец. доклада доставленного самолетом из Америки, в котором подробно описывалась сила чудо бомбы и масштабность произведенных ею разрушений на местности.

«Теперь у меня есть крепкая дубина для этого упрямца» гордо произнес президент, собираясь на очередную встречу со Сталиным, твердо уверенный, что сегодня он сможет сломить советского лидера известием об удачном испытании сверх оружия. Однако все надежды лидера янки разом рухнули. Прекрасно информированный своей разведкой обо всех сторонах атомного проекта, Сталин чуть позже Трумэна узнал об атомном взрыве и принял слова американца совершенно спокойно. С непроницаемым лицом, дядя Джо выслушал своего оппонента и преспокойно продолжил гнуть свою линию на переговорах. От подобного поведения президент пришел в ярость, посчитав, что тупой крестьянин совершенно не понимает суть вопроса. Не желая признавать свое поражение, он решил наглядно продемонстрировать зарвавшемуся лидеру России истинную мощь нового американского оружия воочию.

Быстро завершив теперь уже ненужную ему встречу былых союзников с явной выгодой для России, Трумэн решил незамедлительно опробовать свое чудо оружие на самурайской Японии, тем самым, убивая сразу двух зайцев; испытание обретенного сверх оружия на живых людях и принудить микадо к полной капитуляции с помощью одной бомбардировки. Теперь, когда, по мнению Трумэна, участие советских войск уже не было столь необходимым как ранее, а теперь даже совсем и невыгодно для США, президент счел, что необходимо нанести первыми удар по японцам, что бы не у кого не оставалось сомнения кто настоящий победитель в этой схватке. Торопясь свершить свой замысел до 8 августа, даты начала русского наступления, Трумэн лично выбрал несколько японских городов, на которых должно было обрушиться смертоносный груз американского возмездия.

Первым городом из этого списка оказалась Хиросима, в небе над которой 6 августа огромный бомбардировщик Б — 29 сбросил свой атомный груз. Огненный столб за несколько секунд времени, буквально испепелил все строения в радиусе 4 километров унеся при этом жизни более 90 тысяч мирных людей.

Трумэн трепетно ждал реакцию японского микадо на случившееся горе в виде объявления капитуляции, но ее не последовало. «Они упорствуют и не верят, что у нас есть еще бомбы — гневался президент — что ж они получат новый урок».

И вновь огромный самолет сбросил атомную бомбу на мирный город Нагасаки, в котором совсем не было военных объектов. 9 августа над японским архипелагом вырос новых черный гриб, погубивший около 46 тысяч человек, которые увеличили кровавый счет американского президента во славу своей страны. Вскоре он составил более 300 тысяч, включая умерших от ран и радиоактивного облучения.

И вновь микадо молчал к ужасному раздражению грозного янки. Весь запас атомных зарядов состоявших из трех бомб был уже полностью исчерпан, а ощутимых результатов от их применения не было видно. Американцам только оставалось только надувать щеки, пугать микадо новыми ударами по Касуре или Нинагате и ждать результатов наступления русских войск в Манчжурии, где располагались главные силы страны восходящего солнца и прекрасной сакуры.

Советские войска полностью оправдали надежды своего вождя, быстро сломив сопротивление хорошо вооруженного врага, тем самым, выбивая последнюю надежду гордых самураев в этой войне.

16 августа окончательно убедившись в полном разгроме Квантунской армии, микадо, к огромной радости Трумэна, наконец-то обратился к союзникам с предложением о завершении войны, полностью признав поражение своей страны.

Едва это свершилось, как артиллеристский полковник поспешил поставить на место зарвавшегося дядюшку Джо. В самой резкой форме он отказал Сталину в возможности иметь свою оккупационную зону в Японии, подобно той, что имел каждый из союзников в Германии. Когда русские известили комитет американских штабов, что собираются высадиться на Хоккайдо, Трумэн известил их, что Япония полностью находиться в зоне жизненных интересов США, и он не потерпит там постороннего присутствия.

Если русским это не нравиться, они могут идти к черту. Отныне только мы решаем судьбу мира — гордо заявил он своего госсекретарю Гопкинсу, обсуждая с ним свой ответ Москве.

Одновременно с этим президент потребовал у комитета объединенных штабов в самое ближайшее время произвести десантирование американских войск в Порт- Артур и Дальний, желая опередить советские войска, добивавших остатки Квантунской армии в глубине Манчжурии.

Однако жизнь продолжала преподносить Трумэну малоприятные сюрпризы. Не дожидаясь полной капитуляции японских войск в Китае, русские произвели свою высадку воздушного десанта, опередив, таким образом, своих союзников на несколько дней. Эти нестандартные действия так напугали американцев что, высаживаясь на центральный остров японского архипелага Хонсю, они были готовы встретить там новый советский десант с танками, высадившийся в Японии вопреки воле американского лидера.

Узнав об этом от разведчиков, Сталин мрачно пошутил, что его очень исполнительные адмиралы не пожелали рискнуть самостоятельно, высадиться на Хоккайдо и севере Хонсю.

2 сентября 1945 года закончилась Вторая мировая война и немедленно началось холодное противостояние недавних союзников. Теперь Штаты, свергнув Британию с мирового лидерского места, вместе с лаврами «большого брата» получили в наследство и пресловутый русский вопрос, постоянно терзавший западный цивилизованный мир подобно рыбной кости в горле у благородного джентльмена. Эта наследственность проявилось в декабре 45 года, когда комитет штабов разработал план нанесения по Советскому Союзу превентивный ядерный удар. С помощью своих мощных дальних бомбардировщиков Б-29, американцы планировали сбросить 190 атомных бомб на 20 городов СССР и тем самым полностью сокрушить экономический потенциал своего недавнего товарища по оружию.

У получившего в свои руки уникальное оружие Трумэна, очень чесались руки начать новую войну за обладание мирового господства, пока русский медведь еще не успел, как следует зализать свои раны, полученные за четыре года страшной войны. Но эти планы так и остались на бумаге и в мозгу президента. Даже Америка за столь короткий срок не могла быстро изготовить такое большое количество новых атомных бомб для покорения русских. Кроме этого было совершено невозможно, объявить солдатам, что их новым врагом стали те, с кем вчера они били немецких фашистов и японских самураев.

Поэтому Трумэн отодвинул свои грандиозные планы мирового господства в сторону и, напрягая свои мускулы и поигрывая атомной дубиной, принялся выстраивать новый санитарный кордон вокруг России, что и постоянно делали все бывшие до него трепетные хранители западных ценностей и культуры.

1946-47 года были самыми продуктивными за все время правления этого американского президента. Используя своего огромное преимущество в оказании экономической помощи для разрушенной Европы и невозможность СССР делать аналогичные шаги, Трумэн легко подчинил своему влиянию Норвегию, Данию и страны Бенилюкса, заставив эти страны идти в фарватере американской политики. Американцы быстро нашли общий язык с Франко, получив от него взамен за сохранения личной власти диктатора от нападок коммунистов, право разместит на территории Испании свои военные базы. Этим маневром, Трумэн снимал с Испании статус союзника Гитлера и получал возможность надежно контролировать выход из Средиземного моря.

Оказывая энергичное давление на основательно разоренную войной Италию, янки добились со стороны властей страны значительных уступок в виде фальсификации результатов парламентских выборов, по результатам которых коммунисты могли бы самостоятельно сформировать однопартийное правительство. Вместе с долларовой помощью в страну пришли американские базы, ставшие в последствии главной опорой американского флота в его постоянном присутствии в акватории Средиземного моря.

Следующим объектом пристального внимания американского президента была многострадальная Греция, где патриотическое движение ЭЛАС С 1944 года вело борьбу с британскими частями за независимость страны. Не желая видеть Грецию прокоммунистической, Трумэн сначала поддержал нахождения в этой стране британского карательного корпуса, а затем и сам ввел в страну войска, которые полностью истребили и разогнали греческих патриотов.

«Цель оправдывает средства» — вот тот лозунг, который развивался над президентом в то время и Трумэн не особо стеснялся в них.

Особое порадовал его Восток. Поддержав Турцию в ее споре с СССР в споре о статусе черноморских проливов и размещения на Босфоре советской военной базы, сноровистый янки приобрел себе верного союзника в создании южного фланга санитарного кордона, влив при этом в разваливающуюся экономику страны многомиллионную долларовую инъекцию.

Не был обделен американским вниманием и Иран, с севера которого, под сильным дипломатическим нажимом в купе с атомным шантажом, русские вывели свой оккупационный корпус, введенный в августе 1941 года.

Однако особым вниманием Трумэна пользовался Китай, где его приемник особо тщательно выращивал и всячески поддерживал режим Чан Кайши, как главного проводника американских интересов в Азии. Не допустив захвата столицы страны Пекина частями красного Мао, американцы сделали все для скорейшего установления власти своего ставленника над всем Китаем. В этом ему помог экспедиционный корпус из 113 тысяч пехотинцев и 7 флот в составе 157 кораблей (15 тысяч человек).

И снова угрожая применить атомное оружие, Трумэн заставил Сталина признать Восточный Туркестан, частью Китая и вывести из него свой воинский контингент, который находился в этой раздираемой противоречиями провинции около 20 лет. Так же к марту 1946 года, русские начали медленно выводить свои войска из Манчжурии, оставив за собой только Порт-Артур и Дальний.

Оставшись не у дел после с треском проигранных им парламентских выборов, Черчилль нашел дружеский приют в США, где вместе с Трумэном и Бирксом, подготовил свою знаменитую фултоновскую речь, которую явил миру 5 марта 1946 года.

В ней он призвал правительства Англии и США к тесному политическому союзу для предотвращения порабощения Европы Советской Россией с помощью атомного оружия.

Именно с этого момента на свет божий появилось прямое противопоставление США и СССР, которое историки назвали «холодной войной». Теперь все действия американского президента против русских имели мощную идеологическую подоплеку, которая позволяла Трумэну, открыто назвать вчерашних союзников своими новыми врагами перед жителями Европы и Америки.

Старый политический кашалот, мастерски сделал свое дело. Объявляя новый крестовый поход против Москвы, Черчилль действовал как сугубо частное лицо и Сталин не мог предъявить упрек в разжигании новой войны ни одному своему былому союзнику.

Пасквиль англичанина нашел горячий отклик в сердцах определенной части западного общества и был поддержан ими.

Окрыленный подобным успехом Черчилль поспешил развить успех и стал яростно уговаривать Трумэна правильно использовать сложившийся момент атаковать СССР. По плану брита, следовало нанести по советской территории сначала мощный ядерный удар с помощью бомбардировщиков Б-29, а затем уничтожить все, что уцелеет массированным бомбежками с использованием обычных бомб. После этого экономический потенциал России был бы сведен к нулю, и наземные операции можно было бы проводить без оглядки на время и климатические условия

Старый враг советской власти он желал еще при своей жизни увидеть гибель своего главного недруга и конкурента Сталина и его детище СССР. Трумэн поддержал идею своего союзника и выдвинул это план на рассмотрения комитета своих штабов, но к своему огромному огорчению, военные его не поддержали.

На этот момент в американском арсенале еще не было нужного количества атомных бомб, который был необходим для воплощения в жизнь замыслов Черчилля. Но и это не было самым главным; американские солдаты категорически не желали воевать и с каждым днем все громче и громче требовали проведения своей полной демобилизации.

Американские части, расположенные в Японии, открыто угрожали своему командованию бунтом, смело, приводя ему в пример СССР, который начал свою демобилизацию в конце 1945 года, сразу после окончания войны. Поэтому, стальные мускулы Трумэна стремительно худели, а новое поколение призывников не желало надевать военный мундир, активно предпочитая ему мирную жизнь со всеми ее прелестями.

Вновь план нападение на Россию был отложен в сторону и Трумэн принялся энергично наводить порядок внутри страны. По его приказу было создано ЦРУ во главе с махровым антисоветчиком А. Даллесом, на которого возлагалось активное противостояние любым интересам СССР по всему миру нисколько не стесняясь в выборе средств и действий. Внутри же страны, ФБР занялось проверкой антиамериканской деятельности своих граждан. Быстро созданный по желанию президента особый комитет во главе с сенатором Маккарти, энергично травил всех, кто открыто высказывал свои симпатии к Советскому Союзу или хотя бы только сочувствовал ему. Десятки тысяч людей лишились своих рабочих мест, навсегда получив от властей клеймо политически неблагонадежного. Сколько трагедий и смертей среди простых американцев вызвал этот комитет своей деятельностью в угоду Трумэну, который таким образом очищал ряды общества от своих противников по отношению новой войны.

Продолжая активно использовать свой экономический потенциал, Трумэн в 1948 году начал проводить в жизнь так называемый «план Маршала» по оказанию финансовой помощи разоренной Европе. Сделав американский доллар единой международной валютой, американский президент накрепко привязывал к себе все западные страны, которые ради выживания признавали над собой главенство Вашингтона в международных делах.

Умело, используя берлинский инцидент с блокадой русскими его западных секторов, Трумэн вернул на базы в Англии эскадрильи Б-29, составлявшие основной костяк ударной силы американской армии в прошедшей войне. Выступая в роли главного защитника западных свобод и демократии, президент наладил непрерывный воздушный мост по снабжению берлинцев, этого форпоста свободного мира за «железным занавесом» Советов, лишний раз продемонстрировав при этом миру свою твердость и решимость по отношению русских.

На этой мажорной ноте, Гарри был успешно переизбран на второй срок своего правления, твердо надеясь за новые четыре года не только прижать к канатам непослушного дядюшку Джо, но и одержать над ним полную и безоговорочную победу.

Однако кроме радостей, Трумэн, как и положено историей имел и свою ложку дегтя в праздничном сливочном торте тактических побед над коммунистами. Несмотря на отчаянные усилия американской дипломатии, вся Восточная Европа медленно, но верно переходила под руку Сталина, выбирая социалистическую модель развития. Попытки Запада затормозить этот процесс, наталкивались на жесткий и грамотный отпор местных коммунистов имевших за своей спиной поддержку Москвы. Так февральские выступления в Чехословакии имели самые плачевные последствия для Вашингтона. Вместо либерала Бенеща к власти пришли коммунисты, выведя на улицы столицы массы трудящихся.

Во Франции де Голь, ощущая явную поддержку Сталина, несмотря на финансовую помощь, упорно проводил курс самостоятельной политики без какого-либо учета интересов Соединенных Штатов.

Но самая большая горечь для Трумэна приходила из Китая. Мао Цзэдун опираясь на скрытую помощь СССР, все-таки сумел создать сильную красную армию на севере Манчжурии и не допустить полного захвата этой важной части Китая гоминьдановцами. Чан Кайши бросал против врага свои лучшие части, но дальше Харбина они не продвинулись. В течение года шла отчаянная борьба в «железном треугольнике», но при всей силе и умении своих войск генералиссимус никак не мог разбить красных китайцев.

Помня все эти неудачи, полный сил, энергии и уверенности, не теряя времени, Гарри Трумэн принялся, усилено ковать меч для своей главной победы.

Ставя во главу угла будущей схватки с русскими свою бомбардировочную авиацию с помощью, которой намечалось поразить все важные центры СССР, военный министр США Форестол непрерывно требовал от правительства новые средства на постройку такого количества самолетов, которое можно было бы бросить против русских, совсем не заботясь и числе потери. Полностью разделяя взгляды своего министра, Трумэн щедрой рукой каждый год увеличивал военный бюджет ради своего главного дела.

Новый 1949 год встретил звездного крестоносца новым политическим успехом. Выдержав трудный экзамен Берлинским кризисом, и имея идеологическую поддержку «холодной войны», Трумэн смог легко сформировать Северо-Атлантический оборонительный союз известный всем как НАТО. Теперь он мог свободно бросить в пламя будущей мировой войны, с Россией европейских солдат вооружив их американским оружием и при этом сберечь жизни своих соотечественников, представив их в этой бойне только летными частями ВВС.

Важную политическую победу над Сталиным в этом же году Трумэн одержал на Ближнем востоке, где дядя Джо кропотливо создавал новое еврейское государство. Что бы защитить его, русские через Чехословакию тайно поставляли евреям оружие, с помощью которого они и одержали свою первую победу над арабами не желавших видеть на своих землях сынов Сиона. Едва только Израиль был признан самостоятельным государством и встал на ноги, американский президент буквально перекупил симпатии израильтян, выделив им на развитие страны 100 миллионов долларов. Сталин только гневно сверкал очами, но ничего не мог поделать, Советский Союз не имел возможность перебить американскую помощь.

Но если у американского президента все было прекрасно на западе, восток упрямо не желал приносить ему радостных вестей.

Под мощным напором частей китайской Красной Армии, войска Гоминдана потерпели жестокое поражение на севере страны и преследуемые по пятам в спешке очистили не только Манчжурию, но оставили столицу страны Пекин в панике отступаю к Шанхаю.

Комитет объединенных штабов лихорадочно решал вопрос об вступление в боевое действие американских частей на стороне Чан Кайши, но вести из России спутали им все карты.

В августе 1949 года, СССР объявил об успешном испытании на своей территории атомного оружия. Подобное сообщение вызвало шок у американского президента, считавшего свою монополию на ядерное оружие незыблемым фактом. Как писал сам Трумэн, возможность появления атомной бомбы у русских рассматривалась только через десять лет.

В начале президент просто не поверил этому сообщению, но вскоре разведка и ученые подтвердили правоту этого известия. Теперь уже Штаты не могли чувствовать себя в полной безопасности от ответного удара, и это резко ограничивало инициативу новоявленного крестоносца.

Американцы не решились, открыто вмешиваться в китайские дела, ограничившись лишь помощью чанкайшистам при эвакуации их с материкового Китая на Тайвань, при помощи кораблей 7 флота, который не позволил частям НОАК помешать бегству своего противника.

Казалось что, потерпев поражение своих интересов в Китай, американский президент смириться с подобным положением вещей, но Трумэн не желал складывать оружия, активно противостоя своим врагам.

Отныне новым местом его борьбы со Сталиным стала Страна утреней прохлады Корея, которая была разделена по 38 параллели на советский север и американский юг и была удобным местом для попытки взятия реванша за неудачу в Китае.

Несмотря на неоднократные предложения СССР о создании на Корейском п-ове нейтрального государства, американцы сознательно тормозили этот процесс, активно вооружая войска своего ставленника Ли Сынмана для возможного броска на север. Оставленный про запас, южнокорейский диктатор вскоре пригодился своему заокеанскому покровителю, который решил развязать новую, скоротечную войну в Кореи. В случаи удачи, американцы получали полный контроль над Корейским п-овом, выходили к границам Китая и, оказывая постоянное военное давление не Мао, готовились вбить клин, в его только зарождавшийся военный союз со Сталиным.

Война началась в июне 1950 года, неожиданным нападением южнокорейских солдат, на приграничные части их северного соседа расположенных вдоль 38 параллели. О том, что Трумэн уже заранее знал о начале боевых действий, говорит его тайный приказ о полной поддержке лисынмановских войск, который американский президент отдал в первый день войны для ВМС США.

Однако военные действия разворачивались не так, как желал их видеть Вашингтон. Советские специалисты не даром ели свой хлеб, и наглый агрессор получил достойный ответ. Вскоре уже северные корейцы вели свое полномасштабное наступление, повсюду встречая радостную поддержку народных масс.

Спасая положение, американские дипломаты грамотно использовали трибуну ООН. На внеочередной сессии, которая проходила без присутствия советского представителя, было принято скоропалительное решение о вводе американских войск на территорию Кореи под флагом данной организации.

Используя это решение, командующий американскими войсками в Японии генерал Маккартур, незамедлительно приступил к переброске в Корею двух пехотных дивизий при поддержке 5-той воздушной армии и 7–го флота.

30 июня 1950 года первая американская дивизия генерала Дина, десантировалась на юг полуострова. Вместе с южнокорейскими войсками она вступила в бой под Тэтжоном, который оказался для нее роковым. Попав под шквальный минометно-артиллеристкий огонь, солдаты в панике разбежались, а сам генерал вместе со штабом попал в плен.

Не оправдала себя палубная авиация четырех американских авианосцев, на которых возлагалась особая надежда. Несмотря на видимые успехи, американцы продолжали считать северокорейские части примитивными вояками, для разгрома которых достаточно хорошей бомбежки, после чего они должны были в панике разбежаться.

Пилоты самолетов яростно бомбили и уничтожали все подряд, снискав себе славу убийц мирного населения, но не смогли остановить продвижение северных корейцев к Цусимскому проливу.

Маккартур лихорадочно бросал в бой остатки своего японского корпуса и ценой огромных потерь, к концу августа он смог стабилизировать фронт, оказавшись прижатым к морю красными частями.

Чтобы спасти положение и лицо страны, генерал потребовал от Трумэна прислать из Америки лучшие войсковые части и в первую очередь 1 дивизию морской пехоты, элитарное ударное подразделение, прославившееся в прошедшей войне. Именно ее 15 сентября, Маккартур высадил глубоко в тылу корейских войск под Инчхоном. Под прикрытием 261 кораблей, американцы благополучно десантировались и, не встречая серьезного сопротивления, вышли к Сеулу, создавая угрозу полномасштабного окружения для войск маршала Чо Ен Гуна.

Однако взять сходу корейскую столицу не удалось. Неожиданно для себя американцы встретили яростное сопротивление немногочисленных сил защитников города, и бои за столицу затянулись на несколько недель. Агрессор потерял убитыми и ранеными свыше 12 тысяч человек и не сумел окружить северокорейские войска на юге п-ова.

К 1 октября северяне благополучно отвели свои войска за 38 параллель, но охваченный угаром побед, президент Трумэн отдал приказ о продвижении своих сил на север. Исполняя решение своего главнокомандующего, Маккартур быстро подтянул резервы и, используя огромное численное превосходство, пересек разделительную линию по направлению к Пхеньяну. Столица северной Кореи была взята 20 октября в ходе комбинированной атаки сухопутных войск и высадки воздушного десанта. Преследуя отступающего противника, американские части 27 октября вышли к пограничной с Китаем реке Ялуцзян.

Ободренный столь быстрыми победами, Маккартур хвастливо заверил президента, что к Новому году, будет в руках американцев. Трумэн был рад этому и уже мысленно прикидывал, как он будет диктовать свои условия, китайцам имея на руках столь убедительный аргумент как разгром коммунистов в Кореи, под флагом ООН.

Однако в этот момент в дело решительно вмешался Сталин. Желая поддержать своего боевого союзника и остановить зарвавшихся звездных молодцов за короткий срок, с 15 по 24 ноября на территорию Китая был переброшен 64-й истребительный авиационный корпус советских ВВС, который состоял из трех истребительных дивизий. Летчики имели приказ полностью закрыть небо над Манчжурией и не допустить появление над городами Китая вражеской авиации. Вслед за этим, к корейской границе были сосредоточены 18 дивизий армии КНР численностью около 180 тысяч под командованием маршала Пэн Дэхуая.

Выждав удобный момент, 25 ноября 1950 года, китайские части начали свое мощное контрнаступление во фланг американских войск, которые на сутки раньше двинулись к советско-корейской границе, имея приказ генерала Маккартура добить остатки вооруженных сил северной Кореи. К огромному ужасу Трумэна выход к границам с Китаем вызвал не ожидаемые им переговоры с позиции силы, а жесткий ответный удар.

Он был столь сильный, что американцы и их южнокорейские союзники начали поспешное отступление, стремясь поскорее выскользнуть из-под удара «китайских добровольцев».

Желая остановить или хотя бы ослабить наступление врага, Маккартур приказал авиации разбомбить мосты через Ялуцзян, по которым наступающим непрерывным потоком шло подкрепление с территории Китая. И здесь их ожидал новый сюрприз. Вылетевшие на задание эскадрильи бомбардировщиков Б-29 не смогли выполнить приказ своего командования, поскольку были атакованы советскими истребителями с большими потерями для американских сил.

Так началось прямое, но тайное противостояние в воздухе американских и советских пилотов, которое сводилось только к воздушной дуэли между ними. Скованные директивами своего командования советские ассы не могли бомбить аэродромы противника и пересекать линию фронта в отличие от авиации американцев. Советские МИГи надежно закрыл корейское небо, на всем протяжении фронта не позволяя противнику сорвать снабжение продвигающихся в глубь территории наступающих частей.

Не останавливаясь и не давая врагу стратегической паузы, китайские дивизии продолжали стремительно наступать, и уже к 3 января 1951 года, они взяли Сеул, и успешно отбили контрнаступление срочно переброшенных из Японии новых дивизий. Ценой больших потерь Реждуэю удалось сбить наступательный порыв северян, стабилизировать фронт, и перевести войну в стадию позиционных сражений, где победы носили только локальный характер.

Разъяренный своими неудачами, которые случились всего за шаг до его громкой победы, генерал Маккартур поспешил нажать на Трумэна для оказанья быстрой помощи. Находясь со своим штабом в Японии, он стал настойчиво требовать от президента немедленного разрешения на нанесение полномасштабного ядерного удара по городам северного Китая и советского Приморья, видя только в этом реальную возможность, одержать победу над «азиатами». Кроме этого Маккартур предложил вести войну руками азиатов и перебросить на Корейский п-ов китайские дивизии с Тайваня, ради уменьшения потерь среди американских солдат. Излагая свои идеи будущей войны, генерал вновь горячо гарантировал скорую и безоговорочную победу над коммунистами, но к своему огромному изумлению получил категорический отказ Трумэна.

От стремительного наступления северян, за чьей спиной грозно маячила фигура Сталина, американский президент находился в сильном психологическом шоке. Все надежды на маленькую победоносную войну с треском провалились и теперь дальнейшее продолжение этого конфликта, неизменно приводило к полномасштабной мировой войне.

И тут Трумэн, постоянно вынашивавший за все годы своего правления агрессивные планы по уничтожению Советской России, впервые явственно ощутил всю громадную ответственность, которая ложилась на его плечи с принятием решения по продолжению войны. И впервые пожав не лавры победителя, а терновый венок проигравшего, Гарри Трумэн сильно озаботился.

Весь его военный опыт, полученный президентом в начале века, говорил что, бросив свои лучшие части в войну с сомнительным исходом на востоке, он может получить реальный полновесный удар со стороны русских на западе.

Трумэн очень опасался, что закаленные в горниле войны русские войска просто сметут американские части в воды Ла-Манша, повсеместно встречая поддержку со стороны местных коммунистов и просто сочувствующих людей. Одновременно, учитывая слабость войск Турции и Ирана, следовало ожидать удар и по ним, с первоочередной целью захвата нефтеносных районов Ближнего Востока. Своеобразное воплощение замыслов Ромеля, но только наоборот. При подобном раскладе боевых действий, Комитет объединенных штабов нарисовал не радужную перспективу новой мировой войны. По их подсчетам, потери американских ВВС в этой войне будут столь масштабны, что летчики могут отказаться летать из страха перед ними.

Сидя в Овальном кабинете Белого Дома, президент Трумэн приходилось вновь и вновь, мучительно продумывать и скрупулезно просчитывать различные варианты прямого столкновения своей страны с СССР и в который раз приходить к неутешительному выводу, Америка пока еще не готова разбить своего основного конкурента и окончательно устранить «русский вопрос» с своего светлого пути. Может это, сделает кто-то другой из его приемников, но никак ни Гарри Трумэн. Номинально числясь в покорителях Берлина и Токио, он не сможет стяжать себе лавры победителя Москвы.

Поэтому, горестно вздохнув, американский стратег, в очередной раз был вынужден отодвинуть глубоко в стол свой блистательный план и, опасаясь прямого столкновения с русскими, из-за не в меру ретивого Маккартура, снял его с поста главнокомандующего американскими силами в Кореи, невзирая на все прежние боевые заслуги генерала.

После этого, началась затяжная позиционная война, продлившаяся около двух лет. Ценой больших потерь новый командующий экспедиционного корпуса генерал Рэджуэй смог выбить северян из древней столицы Сеула и отодвинуть вклинившиеся войска противника за 38 параллель. Но большего американцам свершить в этой войне не удалось, несмотря на все старания нового командующего.

Длительность конфликта и большие потери, самым мрачным образом сказались на политической судьбе Трумэна. Американцы не простили Трумэну гибель 54246 своих соотечественников в далекой азиатской стране. Его избирательный рейтинг упал до рекордно низкого показателя, и грозный истребитель мирного японского населения не рискнул выставлять свою кандидатуру на новый президентский срок, тихо и скромно уйдя в политическое небытие, вместе со своими грандиозными мечтаниями.

От бесславного поражения в этой длительной войне, как это случилось позднее с другим президентом ястребом, Америку спас господь Бог, прервавший жизненный путь Сталина, который, несомненно, смог бы довести это дело до победного конца.

Сменивший Трумэна на посту президент Эйзенхауэр, с радостью подписал с северными корейцами мирный договор, который закреплял патовое положение между воюющими сторонами этот конфликт, оставляя окончательное решение корейского вопроса на потом.

Зеленые джунгли с огненным глянцем напалма.
( Двойной портрет людей, потерявших все из-за строптивости Юга.)

Рассматривая новых персонажей пожелавших дернуть за усы тигра большой войны, следует признать, что в подобном деянии их невозможно разделить друг от друга. Подобно сиамским близнецам при всей своей непохожести внешне и внутренне, они слепо двигались милитаристским курсом несмотря ни на что.

Оба оказались неудачниками; один потерял жизнь, другой вкус жизни, став добровольным затворником. Этих непохожих близнецов звали Джон Кеннеди и Линдон Джонсон, вступивших в историю Штатов как президент и вице-президент этой страны. Пробыв в этом звании три года Линдон Б. Джонсон, сменил своего не в меру энергичного и импульсивного Джон Ф. Кеннеди решившего привнести свежую струю крови в жилы успокоившейся после Кореи Америки. Подобно Трумэну, Джонсон неожиданно для себя принял страну, венец, но не королеву.

Роковой выстрел в Далласе моментально вывел Джонсона в первые люди страны, которую сильно трясло и лихорадило от недолгого правления самого молодого президента Америки. Сменив осторожного и взвешенного Эйзенхауэра в 1961 году, честолюбивый потомок ирландцев решил оставить свой яркий след в истории США и уже на ступенях Капитолия, во время своей инаугурации, принялся энергично извещать весь неамериканский мир, о своем видении «новых рубежах» американской политики.

Желая эффектно противопоставить себя Хрущеву, Кеннеди легко и быстро спровоцировал новый Берлинский кризис, который вывел на все главные улицы города, огромное количество американских и советских танков и солдат, готовые в любой момент открыть огонь по противнику. Только благодаря огромной выдержке командиров и самих воинов, не допустивших самопроизвольного открытия огня, в этом сложном психологическом противостоянии удалось избежать начала широкомасштабного столкновения в Европе двух сверхдержав. Для разрешения кризиса в спешном порядке состоялась встреча двух лидеров, на которой, по словам Кеннеди, он был полностью раздавлен Хрущевым, старым политическим тяжеловесом. Не желая больше испытывать судьбу в зависимости от крепости нервов своих военных, генсек приказал быстро и тайно отделить западные секторы города с расквартированными там американскими войсками, от столицы ГДР возведя в кратчайший срок знаменитую Берлинскую стену.

Но это было только началом в противостоянии США и СССР. Вскоре новым очагом конфликта стала Куба, где к власти пришел просоветски настроенный Ф. Кастро. Этот остров находился рядом с южной границей Штатов, которые всегда рассматривали его, если не как свою вотчину то, несомненно, как верного союзника в Карибском бассейне.

Вкладывая большие деньги в экономику страны, ее курорты и прочею недвижимость, американские капиталисты были шокированы решением молодого команданте за один день национализировавшего их собственность. Столь громкий и откровенный щелчок по носу со стороны России вызвал у молодого Кеннеди самую лютую злобу в отношении Кастро и его режима. По его приказу специалисты ЦРУ в спешном порядке организовали прямую интервенцию бежавших из Гаваны кубинских эмигрантов, основательно экипировав их оружием и предоставив транспортные корабли. Кроме этого в распоряжении десанта были выделены 24 бомбардировщика Б-26 и 14 военно-транспортных самолета. Под столь мощным прикрытием батистовцы высадились в бухте Кочинос 15 апреля 1961 года.

И вновь Кеннеди ждало сильное разочарование, эмигрантский десант был уничтожен силами кубинской самообороны за 72 часа, успевших получить советское оружие и советских инструкторов. Кастро стал национальным героем, а Америка опозорилась на весь мир, не рискнув начать свое вторжение на остров Свободы, поддержку которому тут же высказала Россия, спешно направив на Кубу свой воинский контингент. Желая спасти лицо страны, американский президент на веки вечные записал режим Кастро в число главных врагов США и торжественно пообещал спасшимся батистовцам обязательно водрузить знамя ударной бригады — 2506 над Гаваной через десять или двадцать лет.

Мало кто из американцев знали, что обаятельный рыжеволосый Кеннеди болен неизлечимой болезнью надпочечников и постоянно страдает из-за сильных болей в позвоночнике вызванных травмой которую он получил в результате аварии на торпедном катере в водах Тихого океана… Именно эти нестерпимые боли, в конце концов, и привели к знаменитому Карибскому кризису октября 1962 года, чуть было не ставшего Третьей мировой войной.

Как утверждают сами американские журналисты, длительно изучавшие историю жизни Кеннеди, обычные обезболивающие препараты плохо помогали президенту в борьбе с его недугом, и он с радостью прибег к помощи медицинского шарлатана ставящего своим пациентам «уколы жизни» в чей состав входили большие дозы полунаркотические препараты. Попробовав их чудесную силу, президент уже не мог отказаться от них до самой своей смерти.

После инъекций этими препаратами, Кеннеди всякий раз прекрасно себя чувствовал, боль отступала, и его настроение значительно поднималось, зачастую переходя в сильную эйфорию, значительно мешавшую грамотно исполнять возложенные на него государственные обязанности. После нескольких дней благоденствия неизменно следовал быстрый спад и тогда президент долго приходил в себя от депрессии, остро нуждаясь в новых живительных инъекциях.

Только этим, может полностью объяснить столь стремительное и бурное развитие Карибского кризиса. Едва президенту было доложено о скрытом размещении на Кубе советских ракет с ядерными боеголовками, аналогичных тем, что уже стояли у самих американцев на боевом дежурстве в Турции и Италии, Кеннеди отдал приказ о немедленном начале военной блокады непокорного острова, уже основательно потрепавшего президентскую психику.

Подобными действиями, Кеннеди в один момент закрутил гайки военной машины, отказавшись от любых дипломатических переговоров, чего неукоснительно придерживался его предшественник Эйзенхауэр, прошедший сам войну с немцами. Эйфория Джона буквально сквозила во всех его действиях и приказах, которые один за другим сыпались на американских военных, всего за несколько дней доведя дело до близкого прямого столкновения между США и СССР.

Когда же эйфория от «укола жизни» прошла, президент с ужасом стал осознавать всю близость термоядерной войны созданный его руками. Едва Кеннеди доложили, о появлении в русском посольстве костров из сжигаемых секретных документов, что однозначно говорило о полной решимости противника идти до конца, он быстро направил туда своего брата Роберта для проведения незамедлительных мирных переговоров. Единственное условие, которое выдвинул Кеннеди; Америка должна сохранить свое лицо в этом конфликте.

Хитрый Хрущев моментально оценил ситуацию и мастерски извлек из этого максимальную выгоду. Русские согласились демонтировать свои ракеты на Кубе взамен чего, через полгода, США вывезли аналогичные ракеты со своих баз расположенных на не только территории Турции, Италии, но и даже в Великобритании.

Получив повторную оплеуху от Кастро, Кеннеди, давший гарантии, что США не будут искать пути свержения ненавистного им режима военным путем, незамедлительно потребовал от ЦРУ немедленного уничтожения кубинского лидера диверсионным путем. Американские рыцари плаща и кинжала бросились исполнять пожелание президента и незамедлительно попали в ловушки, предусмотрительно приготовленные им советским КГБ. Вновь мир узнал об отравленных сигарах, ручках с цианистым калием и даже радиоактивном порошке с помощью которых американцами планировалось уничтожение неуязвимого для Кеннеди Кастро.

Однако большей головной болью для американского лидера стала его собственная армия.

Генералы Пентагона были в страшной ярости от своего конфуза, когда в самый последний момент им жестоко дали по рукам, поставив человеческие жизни над их военным престижем. Они открыто говорили президенту, что русские их «поимели» и требовали незамедлительно поправить пошатнувшийся в мире американский престиж. И хотя после своего провала президент стал громогласно объявлять о необходимости свертывания гонки вооружения, ради выправления ситуации Кеннеди включил в зону влияния американских стратегических интересов Вьетнам, где шла упорная борьба между коммунистическим Севером и демократическим Югом. Там он позволил своим военным славно порезвиться, не ограничивая их ни каким-либо санкциями и приказами. С согласия южновьетнамского правительства, в Южный Вьетнам было отправлено около десяти тысяч солдат, которые должны были оказать помощь сайгоновской администрации в борьбе с местными партизанами. Кроме этого в Южный Вьетнам широкой рекой полилась американское вооружение и инструктора советники, сумевшие за короткий срок довести численность войск Южного Вьетнама до четырехсот тысяч человек.

Смерть от руки Ли Харви Освальда в ноябре 1963 года, прервала эту завуалированную деятельность молодого адепта «холодной войны». Погибнув на глазах сотен тысяч американцев и руках любящей красавицы жены, Кеннеди моментально стал героем мучеником, а дело о его убийстве на долгие годы превратилось в мировую сенсацию с различными вариантами трактования.

Как считают самые продвинутые американцы, убийство Кеннеди было, несомненно, делом рук кубинского лидера Фиделя Кастро, решившего отомстить американскому президенту за все его неудачные попытки своего устранения руками кубинских эмигрантов, американских левых и тайными агентами КГБ.

По мнению же хорошо осведомленных советских журналистов и аналитиков, президента заказали свои же нефтяные магнаты во главе с Хантом и Гети, руками сговорчивых американских спецслужб ЦРУ и ФБР, которые грубо и решительно пресекали любые попытки вывести следствие за рамки официальной версии убийцы одиночки. Кеннеди сильно прижал благополучие акул нефтяного бизнеса введением большого налогообложения на их прибыль, что было расценено бизнесменами как покушения на святыни мирового капитала.

Согласно же древней мудрости; истинна, всегда лежит по средине и поэтому с большей вероятностью можно считать, что Д.Ф.К. убрала американская мафия, которой он сильно задолжал. Ретивые американские журналисты доказали, что между боссами мафии и отцом президента Джозефом Кеннеди было негласное соглашение, согласно которому Джон получал нужные ему голоса избирателей в обмен на некоторые услуги главарям бандитского синдиката.

Мафиози честно сделали свое дело, путем различных махинаций с избирательными бюллетенями, обеспечив победу Кеннеди на 0,17 % над его конкурентом Никсоном.

Однако Джон не сдержал обещания своего отца, приказав своему брату Роберту занимавшего пост министра юстиции начать полномасштабную войну с преступностью и в первую очередь с мафией. Подобного подлого обращения мафия еще никому не прощала, и вскоре прозвучали выстрелы со склада учебников, навсегда подарившие Кеннеди ореол страдальца, который закрыл все его прошлые неудачи.

Джонсон умело воспользовался столь притягательным среди простых избирателей имиджем своего предшественника благодаря чему, с огромным преимуществом в пятнадцать миллионов голосов, смог переиграть своего конкурента на выборах президента 1964 года Б. Голдуотера.

Бог любит Америку. Перед самым избранием Джонсона президентом Соединенных Штатов, из Москвы пришла радостная для Капитолия весть об уходе с политической сцены энергичного Хрущева. Недовольные его волюнтаристической политикой, высшие круги партаппарата поспешили заменить его, на осторожного и прагматичного Брежнева. Кроме этого из-за идеологического разногласия, был разрушен некогда мощный военно-политический союз между СССР и Китая, имевший огромный политический вес для сдерживания американской глобальной политики. Ранее боевые союзники, теперь эти страны, рассматривали друг друга если не как потенциальных врагов, то явных конкурентов.

Не воспользоваться подобным подарком судьбы было с американской стороны сверхглупостью, и поэтому едва закончилась инаугурация, как Линдон Джонсон решил продолжить агрессивную политику своего предшественника. Для поднятия ранее несколько пошатнувшегося военного престижа Америки, была нужна быстрая и победоносная война над слабым соперником, и президент охотно прислушался к мнению своих военных советников, выбравших в качестве объекта для порки Южный Вьетнам. Джонсон решил помочь правительству Южного Вьетнама в его борьбе с партизанами Вьетконга, а затем и подмять под себя и северную ДРВ, видя в ней для себя легкую добычу. Военный министр США Макнамара, радостно заверил президента, что уже находившийся во Вьетнаме десятитысячный контингент американских войск вместе с сайгоновскими солдатами, легко справятся с несколькими тысячами крестьян в черных пижамах. Макнамара явно не рассчитывал, что война будет затяжной и принесет американцам большие потери.

Хорошо изучив опыт своих предшественников в Индокитае французов, американцы посчитали, что для полной и быстрой победы над патриотическими силами Южного Вьетнама необходимо лишить их поддержки со стороны ДРВ, которая постоянно поставляла повстанцам, оружие, боеприпасы и своих военных инструкторов.

Одержав победу в этом секторе Юго-Восточной Азии, американцы не только вырывали еще одну страну из лап марксистов, но и имели реальный шанс изменить в свою пользу уже сложившийся военный баланс на планете.

Историческое решение о начале боевых действий было принято 30 июня 1964 года на острове Гуам, во время переговоров между Вашингтоном и Сайгоном. Для воплощения его в жизнь, США подтянули к берегам Южного Вьетнама мощную авианосно-ударную группировку в составе четырех авианосцев, одного противолодочного авианосца и одного десантного вертолетоносца с полком морской пехоты на борту, которые принялись наводить порядок вблизи демаркационной линии у 17 параллели.

Демонстрируя свою ярую приверженность по защите демократических ценностей западного мира, Джи Ай принялись зачищать джунгли Южного Вьетнама от партизан Вьетконга проводя при этом полномасштабные армейские операции по уничтожению живой силы противника. Вместе с этим, американцы упорно держали корабли 7-го флота вблизи территориальных вод ДРВ, дожидаясь особого приказа о начале действий против северного соседа.

Это случилось 2 августа 1964 года, когда американское командование заявило, что суда их великой армады были атакованы, маломощными торпедными катерами ДРВ. Стоит ли говорить, что зарвавшийся агрессор был достойно наказан палубной авиацией 7 флота, которая уничтожила противника еще на дальних подходах к американским кораблям. Ущерба от этой атаки не было, но оскорбленное величие первой страны мира требовало сатисфакции. И она незамедлительно последовала. Через три дня палубная авиация США произвела свою первую бомбежку территории ДРВ, полностью уничтожив пункт базирования вьетнамских катеров. Правда по прошествию многих лет, сами американцы признаются в своей дезинформации по поводу атаки катеров, но это будет потом, а тогда у них появилось стопроцентное оправдание для начала боевых действий против коммунистов.

Начиная воздушную войну, Джонсон был полностью уверен, что в отличие от Кореи, во Вьетнаме границу не пересекут «три миллиона китайских добровольцев». Разлад между былыми союзниками позволял американцам надеяться на скорый успех в этом сложном деле. Оставаясь неуязвимым для ответного удара, американцы желали мощью своего оружия одержать победу там, где до них уже потерпели неудачу французы. Но страх и трепет перед самолетами и бомбами США не проняли азиатов. Получив удар, они приняли единственно верное решение, полностью оправдавшее себя в борьбе с прежним агрессором. Слабые вьетнамцы стали втягивать Америку в длительную войну, помня по примеру Франции, что европейцы привыкли только к быстрой победе, неизменно проигрывая в затяжных столкновениях.

Поэтому, в январе 1965 года коммунисты нанесли ответный удар, предприняв полномасштабное наступление на центральном плато Южного Вьетнама против американских солдат и сайгонских соединений. Нападавшие буквально раскололи страну надвое, смело, осаждая города и военные базы, нанося сайгоновской армии большие потери в живой силе. Наращивая наступление, партизаны атаковали вертолетную базу Плейку, где было убито 200 военнослужащих США и уничтожено или повреждено 22 американских самолета и вертолета.

Взбешенный подобными действиями врага, 7 февраля Джонсон отдал приказ о начале полномасштабной бомбежки территории к северу и северо-востоку от Ханоя, а так же вдоль границы по 17 параллели. Обрушив многие тонны бомб на вьетнамскую землю, американцы уничтожали не только военные объекты, но и гражданскую инфраструктуру страны, стремясь подорвать экономику Вьетнама.

Для срыва наступления противника на центральном плато, 8 марта 1965 года американцы высадили в Дананге 9 бригаду морской пехоты, начав, таким образом, полномасштабную войну против Вьетконга и ДРВ. Хорошо вооруженные и обученные, при поддержке вертолетов и танков, американцы смогли остановить солдат Вьетконга, нанеся им значительные потери в живой силе.

Но вскоре праздновавшие победу американцы вынуждены были признать, что явно поспешили с громкими реляциями. Они просто недооценили своего противника, который перешел к другой тактике войны. Отныне вьетконговец большей своей частью днем обрабатывал землю а, ночью достав АК-47, совершал нападение на них. Свершив ночной налет на врага, вьетнамцы вновь становились мирными гражданами с нетерпением дожидавшиеся наступления ночи.

Кроме этого американские аналитики получили для себя неприятный сюрприз. Вопреки их прогнозам СССР и КНР не сцепились между собой за правом контроля над правительством ДРВ, а каждый из них стал самостоятельно помогать Вьетнаму поставками оружия и военного снаряжения.

И если Китай помогал в основном стрелковым оружием и малой артиллерией, то Москва в спешном порядке поставила ракетные комплексы со своими специалистами и истребители МИГ–17 и МИГ-21. Уже в июле 65 года, советские военные сбили свой первый американский «Фантом» во вьетнамском небе во время налета на Хайфон.

Война явно разворачивалась не так, как прежде виделось из окон Пентагона или Белого Дома, имея тенденцию к затяжному характеру, чего Джонсон очень не хотел.

Стремясь спасти положение дел, Макнамара принялся лихорадочно увеличивать численность своих войск, видя в этом единственную панацею для Америки. Благодаря усилиям министра обороны, к 31 декабрю 1965 года число американских солдат до 154 тысяч человек, из которых к концу года погибло 1636 солдат. Решив полностью использовать свое военное превосходство, в 1966 году янки обрушили всю свою мощь на партизан Южного Вьетнама. Постоянно патрулируя воздушное пространство самолетами и вертолетами, американцы вели постоянный поиск крупных соединений противника для его быстрого уничтожения десантом или бронетехникой. Ценой больших потерь в 4771 человек агрессоры смогли нанести ряд чувствительных поражений партизанам и армейским частям ДРВ, значительно снизив активность Вьетконга, временно стабилизировав обстановку в стране в свою пользу. Когда же вьетнамцы перешли к войне мелкими группами, американцы принялись бить по площадям, заливая огромные территории джунглей горящим напалмам или токсическими дефолиантами.

Но если в южном Вьетнаме янки имели относительный тактический успех, то на севере американская авиация несла, каждый раз довольно ощутимы потери во время бомбежек промышленных объектов ДРВ; дорог, мостов, ТЭЦ и портовых сооружений Хайфона. Советские ракеты и самолеты с русскими инструкторами надежно прикрывали север страны, не давая американцам разрушить экономику Вьетнама и тем самым принудить его к капитуляции.

Стремясь оправдать свои неудачи во Вьетнаме, военные требовали от Джонсона отдать приказ на уничтожение всех советских судов доставлявших в порт Хайфона военные грузы для Вьетнама, но президент на отрез отказался санкционировать подобные действия. Он прекрасно помнил дни Карибского кризиса и не желал повторения для себя подобных испытаний. Возможно, его еще остановило письмо умирающего генерала Маккартура. Ястреб «корейской войны» настойчиво призывал американского президента поскорее вывести американские войска из Вьетнама, чья численность уже достигла 380 тысячи человек, предсказывая их позорное поражение, основываясь на опыте своей войны.

Джонсон не удостоил былого героя ответом, но правда слов Маккартура была видна простым глазом. Хо Ши Мин вопреки ожиданию президента, вовсе не собирался просить Вашингтон о начале мирных переговоров, а кропотливо продолжал посылать очередные подкрепления Вьетконгу по своей тайной тропе.

Американскому президенту только оставалось грозно трясти мускулами, хмурить брови и делать вид, что открытое столкновение со всем миром его не пугает.

Не желая появления второй Кубы у себя под боком, в 1965 году, Джонсон ввел американские войска в Доминиканскую республику, раздираемую гражданской войной между левыми и правыми силами. Морские пехотинцы быстро подавили сопротивление воюющих сторон, передав власть в стране своему ставленнику.

Подобные действия США были возможны только благодаря отсутствию в районе Карибского моря военно-морского соединения СССР, что полностью развязывало руки Вашингтону.

Новый 1967 год должен был стать решающим в этой затянувшейся войне; Джонсон готовился к переизбранию на второй срок, а нарастающие потери американской армии очень нервировали потенциальных избирателей Америки. Нарастающее с каждым годом число гробов, а так же финансовое бремя военных расходов, резко снизило популярность президента Джонсона в стране. Набиравшие силу движения американских пацифистов все громче и громче требовали немедленного вывода американских войск из далекой Азии и их голоса находили отклики среди населения США.

Макнамара требовал от командующего американскими экспедиционными силами генерала Вестморленда если не скорейше победы, то быстрого «умиротворения» противника и вынуждения Ханоя начать мирные переговоры с Вашингтоном. В ответ тот требовал прислать во Вьетнам еще 200 тысяч человек, а так же разрешить бомбардировку дамб северного Вьетнама и возможность применения атомного оружия для устрашения несговорчивого противника.

Прижатый к стенке Джонсон разрешил перебросить в Азию еще сто тысяч человек для участия в тотальных военных операциях к северу от Сайгона, но на большее не был согласен. Применение атомного оружия незамедлительно привело бы включению в конфликт СССР и КНР, несмотря на их политические разногласия, а уничтожения дамб на Красной реке с массовой гибелью людей, только бы отдалило начало мирных переговоров. Такое половинчатое резко суживало радиус действия американских вояк, заставляя играть их по чужим правилам. Вестморленд требовал исполнения всех своих запросов, но Макнамара с президентом твердо приказали добыть победу тем, что он имел.

Отчаянно проклиная политиков, которые сковывали своими глупыми запретами руки доблестных вооруженных сил на пути к победе, генерал приступил к активным действиям практически по всей территории вьетнамского Юга, стремясь нанести своему противнику самое решительное поражение.

Вестморленд бросил все свои силы на очищение от партизанских баз территории к северу от столицы, с которых коммунисты совершали дерзкие рейды на Сайгон. К удивлению американцев, противник отказался от кровопролитных боев, отойдя к границам Камбоджи и Лаоса. Это было немедленно записано в актив будущей победы, как и артиллеристские обстрелы территории ДРВ через демилитаризованную зону с целью подавления средств ПВО северовьетнамцев.

Чтобы нарушить экономические связи в Северном Вьетнаме, авиация США стала сбрасывать мины на реки, и в первую очередь Красную, на берегах которой находились Ханой и Хайфон. В свою очередь вьетконговцы попытались провести ликвидацию базы американской пехоты в Кхесане, но не смогли полностью выполнить свой план. База была осаждена, но переброшенные по воздуху подкрепления американцев смогло отразить наступление врага.

Все это позволило Вестморленду хвастливо заявить, что этот год по своим успехам был самым лучшим из всех предыдущих годов войны. Генерал с оптимизмом смотрел в будущее, имея в своем распоряжении 480 тысяч человек при годовой потере в 9699 человек. Однако судьба сулила ему иное.

30 января 1968 года американцы в Южном Вьетнаме столкнулись с широкомасштабным, хорошо спланированным наступлением, которое организовали силы Вьетконга и регулярная армия ДРВ. Оно начиналось во время национального праздника «Тет» и носило его имя.

Одномоментно было атаковано 43 наиболее крупные города вьетнамского Юга, имевшие сильные воинские гарнизоны. С особой жестокостью шли бои за города Хюэ и Сайгон. В первом городе бои шли за каждый квартал и продолжались до 25 февраля, тогда как в Сайгоне атакующие сумели прорваться даже к хорошо защищенному посольству США, непрерывно обстреливая его пулеметно-автоматным огнем.

Всего за полтора месяца боев сайгонские и американские войска потеряли более 150 тысяч человек, в том числе около 48 тысяч американских солдат и офицеров. Коммунисты сбили и уничтожили на земле 2200 самолетов и вертолетов, сожгли 5250 военных машин, потопили и повредили 233 речных корабля.

Подобного развития событий американцы явно не ожидали, и первые недели наступления противника в их штабах царила паника и неразбериха. Американское телевидение вело прямую трансляцию из осажденного посольства, и каждый кадр сражения моментально разбил былую уверенность простых американцев, что во Вьетнаме дела идут к скорому концу. Окончательную же точку, изменившую отношение американского обывателя к этой войне поставила, кровавая резня в деревни Сонгми, совершенная взводом американских солдат. Тогда было уничтожено до 500 человек мирного населения, включая беременных женщин и детей. Командира взвода публично судили, но в сознании обывателей крепко засела мысль, что правительство и армия поддерживает коррумпированную диктатуру, которая спровоцировала гражданскую войну. По всей Америке начались демонстрации протеста, которые часто переходили в побоища между полицией и манифестантами.

Рейтинг популярности Джонсона упал практически до нуля и сраженный случившимся он объявил, что не будет выставлять свою кандидатуру на новый президентский срок. Все столь блистательные планы и надежды рухнули в один момент, навсегда погребая под собой и самого президента. Охваченный апатией и хандрой он уже просто добывал срок, чтобы затем отбыть на свое ранчо, где безвылазно прожил весь свой остаток дней.

Генерал Вестморленд оказался более крепким орешком; срочно вытребовав к себе атомный авианосец «Энтерпрайз» и линкор «Нью-Джерси» он приступил к отражению атак врагов, стремясь свести к минимуму успехи операции «Тет». Но едва в мае генерал доложил о своих успехах, как коммунисты предприняли новое наступление на Сайгон, и это стоило Вестморленду его поста. Его заменил генерал Абрамс, на чью долю выпало отражение третьего наступления вьетконговцев в августе месяце.

Для отражения атаки противника американцы были вынуждены использовать пушки крупного калибра с «Нью-Джерси» для поддержки своих войск. В ответ вьетнамцы обстреляли линкор, своими ракетами причинив кораблю некоторый ущерб. Осознавая бесперспективность своих действий, и желая скорейшего заключения мирного договора, вынудило Джонсона об отдаче приказа о прекращении бомбардировки Северного Вьетнама 13 октября 1968 года. В небе ДРВ, в котором было сбито свыше трех тысяч боевых самолетов, наступило затишье до апреля 1972 года

Сменивший Джонсона на посту президента страны Р. Никсон, начал планомерно выводить американские войска, стараясь при этом сохранить лицо страны. Одновременно американцы пытались уничтожить силы партизанского Юга и тропу Хо Ши Мина, по которой к ним поступала военная помощь из ДРВ. Вновь была сделана ставка на авиацию, но в который раз она не принесла желаемого результата.

Единственный раз от нее был некоторый толк в декабре 1972 года когда, желая вернуть северовьетнамцев за стол переговоров, американская военщина в течение 12 дней вела непрерывную бомбежку Ханоя и Хайфона, сбросив на них более 100тысяч тон бомб. Потеряв 80 самолетов, в том числе 23 стратегических бомбардировщика Б-52, Америка добилась возможности объявить о своем уходе из Южного Вьетнама, оставив режим Сайгона на произвол судьбы. Режим Тхиеу продержался ровно два года пав под ударами войск ДРА 30 апреля 1975 года, когда революционные войска Юга заняли Сайгон.

Военная авантюра в Индокитае обошлась Америки в 140 миллиардов долларов, 57605 погибшими и более 300 тысяч раненых с различными степенями тяжестей. Американская нация чувствовала себя униженной и побежденной, среди военных развился стойкий «вьетнамский синдром» для преодоления, которого США спешно перевели свои вооруженные силы на профессиональную основу.

Звездные войны и десант на Гранатовые острова.
( Портрет человека, которому всегда везло на Западе, но не повезло в жизни.)

Рональд Рейган был, несомненно, самым везучим из всех американских президентов 20 века. Ему всегда везло не только в жизни, но и даже в смерти, ибо он умер во время правления своего идейного ученика и ярого последователя, превратившего его похороны в помпезный мемориальный бенефис вместо тихого предания земле.

Выдвинув свою кандидатуру на президентские выборы 1980 года, он имел неплохие шансы на победу над мягкотелым и рыхлым Картером, который подарил Советам Анголу, Мозамбик, Никарагуа, Афганистан и Олимпийские Игры. Но самый главный провал внешней политики Картера был Иран, в котором революционные студенты захватили американское посольство, нанеся ужасное оскорбление звездно-полосатому флагу. Попытка освободить заложников с помощью спецназа окончилась провалом и нация номер один, должна была вести унизительные переговорами с третьесортной страной, которую еще совсем недавно числила в своих верных союзниках.

Однако главным коньком предвыборной программой Рейгана был оголтелый антисоветизм, и громкие призывы к возрождению великой американской идеи, о существовании которой простые обыватели несколько подзабыли.

Имея за своей спиной денежную подпитку правых консерваторов и громкие провалы своего противника, Рональд одержал убедительную победу над Картером и стал сороковым президентом США и одновременно, самым старым из них.

Его феноменальное везение замедлило сказаться вскоре после инаугурации, когда в марте 1981 года на него было совершено неудачное покушение. Рейган остался жив и тем самым прервал мистическую традицию американских президентов, которые погибали или умирали, когда выборы проходили в год, оканчивающийся на ноль.

По всем прогнозам Рейган должен был умереть от случайной пули, которая угодила ему подмышку и застряла в легком буквально в шаге от аорты. Не почувствовав боли, президент сел в свой лимузин и приказал ехать в Белый дом, когда охранник заметил у него на губах алую кровь. Несмотря на протесты Рейгана, он заставил шофера свернуть в госпиталь по дороге в который президент потерял сознание. Позднее медики признавали, что десяти минутная задержка с началом операции по спасению Рейгана, стоила бы жизни американскому пенсионеру.

И все же проклятие индейского шамана наславшего свою порчу на белых правителей оставило свой след на этом человеке. На фоне обильного кровотечения и длительной операции в мозгу у Рейгана начал развиваться необратимый процесс под названием старческое слабоумие. При этом заболевании человек начинает терять свою память, и медики ничем не могут помочь своему пациенту.

Кроме этого наглядно проявилась и другая тщательно скрываемая от посторонних глаз слабость новоявленного правителя Америки; он полностью зависел от своей свиты, с блеском игравшая королем.

Дотошные американские журналисты по прошествию лет установили что, находясь в больнице, Рейган не мог полноценно исполнять обязанности президента и согласно поправке конституции Штатов, его полномочия должны были перейти вице-президенту Д. Бушу. Свита Рейгана была настроена категорически против и при помощи всяческих ухищрений смогла обойти этот острый угол.

Вскоре президента выписали из госпиталя, и под радостные крики толпы под окнами Овального кабинета, он приступил к своей работе. Она была очень сложной, поскольку требовалось незамедлительно начать выколачивать из бюджета деньги на военные расходы. А для этого нужен был образ жуткого врага, которого американский президент нашел в виде России, назвав ее «страной монстров» и «империю зла» взяв за основу прозвище из нашумевшего голливудского фильма «Звездные войны».

Бог любит Америку, ибо приход неистового Рона пришелся на момент, когда СССР правил престарелый человек, отдавший бразды правления партийной элите, откровенно радуясь каждому новому ордену, который страна дарила ему на день рождения. Затем старец умер, началась эпоха пышных похорон у Кремлевской стены завершившаяся приходом к власти ритора миротворца. Одним словом у страны не было своего лидера, и делами внешней политики мало кто серьезно занимался.

Отношение с КНР продолжали находиться в отвратительном состоянии, поскольку каждая страны начала рассматривать своего соседа через прицел пушки или автомата. Все это создавало перед Рейганом неплохие перспективы, и он попытался ими воспользоваться.

Поскольку армия США еще не отошла от вьетнамского синдрома и была морально не готова к большой войне, неистовому Рону оставалось только натужно надувать щеки, истерично кричать о «советской угрозе» и попытаться выбить страх из своих бойцов малыми победами, которые неизменно превращались бы в оглушительный успех американского оружия. Одним словом Рейган полностью взял на свое вооружение методы кухни покойного Геббельса, утверждавшего, что чем лож ужасней, тем она правдоподобней.

Используя пассивность русской эскадры в Средиземном море, Рейган отдал приказ американскому 6-му флоту, имевшему постоянную базировку в этом районе, начать провокационные маневры у ливийских берегов. Этим шагом президент бросил вызов лидеру Ливии Каддафи, который объявил всю акваторию залива Сидр территориальными водами своего государства.

Вооруженный конфликт сторон был неизбежен. 20 августа 1981 года два ливийских самолета обстреляли американский воздушный патруль так же состоявший из двух истребителей. Те в ответ развернулись и сбили машины с ливийскими опознавательными знаками. Оба самолета упали в море, и американская пресса немедленно раструбила о справедливом наказании пособников арабских террористов. Эта маленькая победа сильно раззадорила президента, который уже на следующий год открыто, вмешался в военный конфликт между Израилем и Ливаном, введя в Бейрут в качестве миротворческого контингента американскую морскую пехоту. Вопреки обязательствам янки полностью поддерживали израильтян, которые с их помощью сумели выдавить из ливанской столицы штаб- квартиру палестинцев в далекий Тунис. Правда, в конце этой миссии с морпехами произошел неприятный инцидент. 18 апреля 1983 года смертник палестинец на заминированном автомобиле взорвал американское посольство. При взрыве погибло 241 морской пехотинец, не считая дипломатов и сотрудников ЦРУ.

Против Советского Союза администрация Рейгана развернула неслыханную с начала 50х годов политическую травлю и истерию, начав прямое противоборство с русскими на глобальном и региональном уровнях. Американцы не только взяли за основы крайности прежних милитаристических установок типа «балансирования на грани войны», но и усилили их. Так верный цепной пес мирового капитала Александр Хейг объявил стратегию первого ядерного удара по России единственной возможностью ради сохранения западного мира. В этих эпитетах свита Рейгана полностью опередила Трумэна в его ненависти, к Советскому Союзу уйдя далеко вперед в этом опасном деле.

Для восстановления военного потенциала в Европе, который нарушил глупый Картер своей игрой в миролюбие, Рейган в срочном порядке потребовал размещения в западной Европе американский ракет средней дальности для противовеса советским пусковым установкам. Кроме этого в спешном порядке началось создание суперсамолета Б-1, атомных подводных лодок нового поколения и ракет перехватчиков. На все эти запросы Рейган сумел выбить щедрый поток денег из бюджета, сокращая различные социальные программы.

Одновременно с военными приготовлениями Рейган начал методично образовывать различные препоны торговым связям СССР с западными странами в плане поставок русским передовых технологий, которые у них отсутствовали. С 1981 году Америка в одностороннем порядке свернула все культурные и межправительственные связи, которые появились между двумя странами в 70-тые года.

Стараясь навязать Советскому Союзу свой «Вьетнам», американский президент в спешном порядке направил специалистов из ЦРУ для подготовки и финансирования действий, афганских душманов с территории Пакистана. Американские деньги и американское оружие развязало гражданскую войну в Афганистане, с огромной силой подпитав внутренний конфликт который должен был вскоре затихнуть подобно тем, что были в Венгрии и Чехословакии. На этот раз американцы не ограничились ролью простого наблюдателя, а приняли самое активное участие, развязав свою тайную войну в надежде обескровить Россию длительным кровопусканием, как это было с американцами во Вьетнаме.

Стремясь разыграть арабскую карту, американцы всячески поощряли стремление Саудовской Аравии вести свою самостоятельную политику по финансовой поддержке различных исламских движений. Тогда Белый дом радостно поддерживал всех, кто только выступал против его основного врага, отводя арабам роль пушечного мяса и богатого денежного мешка, наивно пологая, что смогут всегда удерживать ситуацию под контролем. Так в Пакистане появилось движение Талибан, так родилась Аль-Каида.

Для нанесения большего урона советским войскам, американские спецслужбы поставляли антиправительственным силам современные зенитные комплексы, а так же инструкторов обучавших вчерашних крестьян искусству обращения с ними. За каждый сбитый душманами вертолет или самолет русских, американцы выплачивали щедрое вознаграждение в размере от 10 до 25 тысяч долларов.

Другая тайная американская война развернулась в Никарагуа, где к власти пришел патриотический фронт Сандино свергнувший американского ставленника Самосу. Появление у себя под боком второй Кубы страшно беспокоило свободное американское общество и поэтому президент Рейган начал спонсировать никарагуанских контрреволюционеров тайными денежными вливаниями. СССР и Куба активно помогали этому новому очагу социализма в Америке, посылая туда специалистов, трактора и денежную помощь.

За всей этой дымовой завесой истерии и нагнетания напряжения, четко просматривалось желание США, используя, политические, экономические и идеологические рычаги нанести сокрушительное поражение СССР и странам социалистического блока в Восточной Европе и Азии. При этом в арсенале президента Рейгана полностью отсутствовал элемент военного давления. В отличие от своих предшественников, Рейган при всей свое ненависти и нетерпимости к русским, не рискнул даже устроить непрямое военное противостояние подобно Кореи и Вьетнаму. Антисоветский ритор даже и не помышлял об этом, прекрасно зная моральное состояние своих воинов и реальную силу Советского Союза.

Господа аналитики любезно преподнесли своему президенту расчеты, по которым даже при наилучшем варианте нанесения превентивного ракетного удара, русские могли нанести такой ответ, который разрушал до 40 % всей инфраструктуры американского государства, что не давало Штатам никакого преимущества в дальнейшем развитии ядерного конфликта.

Поэтому господину президенту оставалось только сотрясать воздух, упражняться в остроумии и надеяться, что новый виток гонки вооружения в купе с Афганистаном подорвут экономику и моральное состояние его противника.

Особое внимание президент Рейган уделял космосу где, пожиная плоды работ своих предшественников, он получил новый вид космического корабля «Шатл». Подобного космического объекта не было у русских и появление у США целой армады подобных кораблей однозначно трактовалось как большая победа американской техники в космосе. И тут неистовый Рональд показал себя во всей красе. Едва только в апреле месяце 1981 года состоялся первый удачный полет «Шатла», как президент незамедлительно потребовал от НАСА переоборудовать этот транспортный корабль в боевой. Дальше, больше. Стремясь стопроцентно использовать свою удачу, в марте 1983 года Рейган объявил о начале развертывания в космосе элементов, ПРО которое надежно укроет его страну от русских ракет в случаи начала ядерной войны. Американская пресса немедленно окрестила эту программу «Звездными войнами» и президент стал стремительно проталкивать ее через конгресс для дополнительного финансирования. Этот год был самым лучшим годом в президентстве Рейгана. Приближалось его переизбрание, и президенту был необходим имидж крепкого парня, который не позволит кому-либо косо смотреть на Америку. Буквально пробив сопротивление своих партнеров по НАТО в размещении новых ракет в Европе, Рейган легко шутил во время своего выступления в прямом эфире, что отдал приказ о нанесения бомбового удара по России, которая является «империей зла» поддерживающая мировой терроризм.

Захваченный подобным залихватским милитаристским угаром, американский президент санкционировал проведения большой политической провокации у тихоокеанских берегов Советского Союза.

1 сентября 1983 года, по приказу ЦРУ, в воздушное пространство СССР вторгся южнокорейский лайнер, грубо нарушив государственную границу страны. Главной целью этой провокации являлось выявление скрытых радиолокационных станций на Камчатке и Сахалине, над территориями которых и прошел нарушитель, отклонившись от своего первоначального курса на 400–500 километров. Несмотря на все попытки связаться с кораблем, борт сохранял молчание и двигался над запретными для полетов зонами. Когда нарушитель стал покидать воздушное пространство страны, по нему было выпущено две ракеты, и поврежденный самолет пересек границу, снижаясь над морем без позывных.

Немедленно американскими представителями в ООН был поднят шум об уничтожении мирного лайнера советскими извергами. ЦРУ предоставило в ООН магнитофонные записи переговоров русских пилотов умело склеенные, из которых следовало, что они без колебаний сбили случайно заблудившийся авиалайнер.

Весь свободный мир негодовал жестокости русских, и на шесть месяцев объявили бойкот Аэрофлоту в знак протеста против подобных жестоких действий. Правда об этом инциденте вылезла гораздо раньше. Французские журналисты выяснили, что южнокорейский самолет был еще пятнадцать минут на радаре японских диспетчеров, после того как согласно американской версии он упал в воды океана. На месте предполагаемого падения самолета не было обнаружено ни одного тела погибших трехсот пассажиров. Только груды зонтиков, пудрениц и второсортной одежды с кучей паспортов. Кроме этого оказалось, что на берег Хоккайдо прилегавшего к месту трагедии выбросило обломки американской ракеты, которая таинственным образом пропали на другой день.

Вместе с массой других деталей все это навело журналистов на мысль, что самолет, который выполнил свою шпионскую миссию, был сбит самими американцами, для которых огласка этой провокации была крайне не желательна.

Конечно, сами американцы отвергли подобное толкование инцидента, поскольку в это время они на всех парах шли к своей маленькой, но победной войне используя шумиху вокруг СССР.

На это раз объектом, на котором Рейган решил отточить мастерство своих вояк, и поднять их дух была маленькая Гренада, на которой с 1979 года свергнувшие местного диктатора левые силы приступили к строительству социалистического государства. Производя половину сбора мускатного ореха в мире, гренадцы могли держать на плаву экономику, не требуя денежных вливаний со стороны.

О возможном вторжении на этот остров американцев советская пресса намекала с самого начала правления Мориса Бишопа, политкорректно называя его Гранатовым островом на своих страницах. Поводом для этого послужило строительство гренадцами с помощью кубинцев военно-воздушной базы, на которую, по мнению Пентагона, могли бы сесть советская авиация дальнего действия.

Умело, используя разногласия в молодом правительстве, ЦРУ устроило военный мятеж, который был подавлен, но при этом Бишоп был «случайно» убит неизвестными лицами 19 октября 1983 года. Срочно созвав Организацию карибских государств, Рейган моментально получил их согласие на применение силы против Гренады для спасения американских студентов обучающихся в столице Гренады.

Военная интервенция началась 25 октября с высадки морского десанта под прикрытием палубной авиации. Американские самолеты разбомбили штаб гренадской армии и солдатские казармы и незамедлительно высадили 2 тысячи морских пехотинцев в столицу острова.

Они не встретили сильного сопротивления со стороны гренадских военных, но более 700 кубинцев, занятых на строительстве аэродрома, вооруженные одними автоматами, оказали американцам упорное сопротивление. Бои на острове шли трое суток и только после этого интервенты смогли сломить сопротивление кубинцев и взять Гренаду под полный контроль.

Правительство США выплатило за нанесенный ущерб от своего вторжения 110 миллионов долларов, новому правительству страны спешно созданного по американской указке. Общие потери от стычки с кубинцами составили 17 человек против 27 со стороны противника.

Президент лично встречал новоявленных миротворцев, раздавая им почести и награды без всякой меры. Поднятая шумиха вокруг сбитого лайнера и болезнь очередного советского лидера не позволили России что-либо быстро предпринять против этой американской агрессии.

Следующим шагом в борьбе с «империей зла» стала разнузданная травля советских спортсменов, которые должны были прибыть в США на Олимпиаду 1984 года в Лос-Анджелес. Стремясь не допустить прибытия своих основных соперников и тем самым уже заранее обеспечить победу американских спортсменов, Рейган не останавливался ни перед чем.

Вначале было объявлено об особой запретной зоне штате Калифорния, в которой располагался Лос-Анджелес, закрытой для посещения советскими гражданами, которые, по мнению госдепартамента, поголовно могли быть потенциальными шпионами.

Затем, когда Россия объявила, что все спортсмены будут размещены на океанских теплоходах, и будут ездить на соревнование под присмотром агентов ФБР, американцы моментально заговорили о кораблях шпионах, которые, находясь в Лос-Анджелесе, будут шпионить с помощью специальной аппаратурой за секретными объектами всего западного побережья Америки.

На каждое предложение русских выдвигались все новые и новые требования, на фоне умело направляемой антисоветской и антирусской истерии американской прессы. Дошло до того, что взбудораженная шпиономанией толпа, в одном из пригородов Лос-Анджелеса убила девушку эмигрантку, только за то, что она была русской. Этот случай позволил Рейгану немедленно заявить, что он не может гарантировать неприкосновенность любого русского человека от рук американцев.

После подобного демарша советскому Олимпийскому комитету осталось только объявить о невозможности участия в играх своих спортсменов. Едва эти слова были произнесены, как Рейган лицемерно заявил, что его слова были неправильно поняты, и он готов предоставить твердые гарантии безопасности всем спортсменам которые прибудут на Олимпийские игры. Естественно львиная доля золотых наград досталась американским спортсменам и, потрясая букетом из медалей, Рейган начал свою предвыборную кампанию.

Казалось, что судьба благоволит своему избраннику, который за короткий промежуток времени избавил страну от позорного страха и вывел на позабытую роль мирового жандарма. Однако это была лишь одна сторона медали; с другой стороны таилась безжалостная болезнь, которая быстрыми темпами разрушала сознание американского президента. При хорошем внешнем состоянии, Рейган быстро терял память безжалостно эксплуатируемый своей свитой. Вместо того чтобы щадить здоровье своего лидера и дать ему отдых они, непрерывно подстегивали его ради поддержания образа крутого парня

Полностью полагаясь на своих помощников, Рейган, зачастую не глядя, подписывал важные документы, совершенно не вникая в их содержание.

Его умственная деградация появилась во время теледебатов на выборах 1984 года, когда на глазах миллионов американцев президент продемонстрировал свое непонимание, о чем шла речь в диалоге со своим оппонентом. Испуганная свита немедленно поставила для президента телесуфлера и все остальные встречи, Рейган четко отвечал по нему.

Умело созданный образ победителя, который возродил моральный дух и силы страны, не позволил американцам разочароваться в своем герое и выбрать его на второй срок который принес Рейгану одни разочарования.

Время шло а Советский Союз не собирался падать. Экономика его удачно выдерживала все нагрузки, которые ей создавали американцы. Афганское кровопускание, на которое так рассчитывал Вашингтон, не оправдало себя; во-первых, потери Советской Армии за все девять лет войны составили около 13 тысяч человек что, говоря холодным языком статистики, равнялось тому числу смертей, которые ежегодно случались в стране от автодорожных аварий, а во-вторых, русские относились к гибели своих солдат совершенно по иному в отличие от самих американцев. Разумно выведя свои войска из страны в 1989, они оставили власть своему ставленнику, который благополучно продержался четыре года, хотя американские политологи предрекали один месяц. Причиной его поражения стал новый российский президент, который, играя невесть, во, что одномоментно прекратил Афганистану военную и экономическую помощь, ввергнув страну в новый хаос.

Новый виток гонки вооружения бил в первую очередь по самим Штатам, население которых уже порядком устала от речей, что в любой момент может начаться ядерная война. Всем очень хотелось жить, и поэтому военные лозунги стали утрачивать свою популярность. Именно по этому администрация Белого дома была вынуждена начать переговоры об уменьшении угрозы военного противостояния с СССР в Рейкьявике.

Конечно особого прорыва эта встреча не принесла, но впервые за все время Америка заговорила о мире. В этот период Рейган был в очень плохой форме поскольку его вновь подвело здоровье. Во время очередного медообследования, у него обнаружили раковую опухоль толстого кишечника, которую в срочном порядке удалили в июле 1985 года. Многочасовой наркоз, который Рейган перенес на операционном столе, резко ускорил болезненный процесс его оглупления. Свита вновь умело скрыла болезненное состояние президента и вновь не позволила перейти власти в руки вице-президента. Советники не желали лишаться своих теплых мест, к которым они уже успели привыкнуть за четыре года.

Затем разразился грандиозный политический скандал, который по аналогии с Уотергейтом окрестил «ирангейтом». В начале ноября.1986 года стало известно, что американское оружие направлялось Ирану, которого официальный Вашингтон числил своим врагом, для тайной передачи афганским душманам. Средства, которые выручались от продажи оружия шли для никарагуанских контрас в их борьбе с сандинистами. Спасаясь от грозившего ему импичмента, президент объявил это дело аферой нечистоплотных сотрудников Белого дома, действующих за спиной президентской администрации. Незамедлительно полетели головы тех, кто яро служил президенту в его первый срок. Такие жертвы умилостивили конгресс, но сильно испортили репутацию самого президента. Многие сенаторы с ужасом заметили, что у Рейгана сильные проблемы с памятью, но ради сохранения государственного престижа закрыли на это глаза.

Неважные были дела и на фронте противостояния «звездных войн»; все проекты размещения в космосе различного военного оборудования оказались блефом. Америка не располагала возможностью создать то, о чем так страстно вещал американский президент с экранов телевизоров и газетных страниц.

Очень сильный удар по престижу американского космоса нанесла катастрофа «шатла» «Челленджер» взорвавшегося при старте во время прямой трансляции по телевидению. Старты остальных кораблей были отложены на целый год, что сильно осложняло возможность развертывания систем ПРО в космосе при Рейгане.

У русских же в вооружении космоса как раз были ощутимые успехи. Вначале они создали орбитальную станцию вооруженную автоматической безоткатной пушкой, которая могла уничтожать близлежащие с ней объекты по команде с Земли. Попытка американцев пристыковаться к русскому комплексу имела очень плачевный результат для американского корабля, чья обшивка испробовала силу космической артиллерии.

Затем они создали боевую орбитальную станцию «Скиф», способную поражать своим бортовым лазерным оружием не только спутники, но и ракеты противника. Кроме этого на орбитальной станции «Мир» имелись комплексы бортовых ракет для уничтожения любого космического объекта противника.

Для нейтрализации космических аппаратов своего противника США понадобился мощный флот, создания которого американская экономика, существующая на тот момент с огромным финансовым дефицитом, потянуть никак не могла.

И тут Рейгану повезло еще раз. Новый молодой советский лидер Горбачев был, страстно одержим идеей миротворчества, которую он желал провести именно с Рейганом для поднятия своего политического престижа.

Едва после запуска «Скифа» на орбиту в мае 1987 года Америка осознала бесперспективность своих ожиданий на падение СССР и, зная навязчивую идею Горбачева, она поспешила, как можно выгоднее продать себя на мирных переговорах по разоружению.

Американские дипломаты яростно торговались, стремясь выбить для себя как можно больше выгоды, но всего, что они смогли добиться, это сворачивание русских военных программ в космосе и удаление ракет средней дальности из Европы обеими сверхдержавами.

На встрече в Нью-Йорке в конце 1987 года, Рейган в который раз демонстрировал свою неуступчивость по ракетам и программе «звездных войн» в надежде на больший выигрыш. Но едва только русские намекнули, что могут подождать год до окончания его срока, как поведение президента кардинально изменилось.

Боясь потерять свой шанс, он быстро согласился, ради чего был даже вынужден приехать в Москву, которую совсем еще недавно называл столицей «империи зла». Оказалось, что там живут симпатичные люди, монстров не наблюдалось, как и медведей на улицах города.

Последний год своего правления, Рейган откровенно отбывал в лучах миротворца, который сумел уговорить Россию жить в мире и согласии с западной цивилизацией, и которая провожала на покой своего недруга твердой мощью своих рядов, ни на йоту не уступив что-либо из того, на что посягал американский крестоносец.

Передав бразды правления Бушу, Рейган ушел на покой, предварительно признав у себя страшную болезнь и оставив прощальное письмо потомкам, поскольку катастрофически терял свою память.

Его уже ничего не интересовало в этой жизни, кроме своего личного мирка ограниченного стенами его ранчо в Калифорнии. Погруженный в болезнь он совершенно не знал что страна, против которой он так яростно боролся, увлеченная идеями глобального миротворчества и разоружения, претерпела большие внутренние изменения с большим ущербом для себя. Отданная во власть партийной элиты чиновников, она за короткий период из сверхдержавы превратившись в третьесортную страну со слабой экономикой и огромной преступностью. И бойкие американские репортеры поспешили объявить Рейгана победителем коммунизма, забыв при этом, что он цветет буйным цветом на американские инвестиции, в Китае ничего не зная о своей смерти.

К огромному сожалению «победивших» обывателей впавший в маразм Рейган никак не мог присутствовать на праздновании этого торжества.

Последний раз Рону повезло с его собственной смертью. Умри он во времена правления Клинтона, ему бы устроили скромные похороны за счет казны и не более того. Однако счастливчик Рейган умер при своем духовном наследнике Джордже Буше, который незамедлительно устроил полноценное шоу, поскольку нуждался в укреплении своего пошатнувшегося имиджа. Гроб с телом покойного торжественно провезли по всей Америке и предали земле при прямой телетрансляции.

Неистовый Рон наконец-то успокоился с блеском сыграв свою последнюю роль, заплатив за свое везение по самой большой цене.

Дырка от медали за победу в «холодной войне».
(Портрет неудачника, который имел все и споткнулся о северного медведя.)

Когда в ноябре 2000 года, белый англосаксонский протестант Джордж Буш после огромного скандала связанного с пересчетом голосов выборщиков победил еврея Альберта Гора, то в качестве победного приза он получил в свое распоряжение всю великую Америку, которая находилась в небывалом расцвете своей экономической силы и политической славы.

К 2001 году, она была единственной на земном шаре сверхдержавой, к чьему мнению должны с трепетом и безропотно прислушиваться все остальные страны будь-то Европа, Азия, Африка, а в особенности Россия.

Бог любит Америку, ибо вручил в ее руки невиданную доселе военную и экономическую власть над всем миром. Ни какая страна на земном шаре, даже объединившись со своими соседями, не сможет противостоять американской силе и мощи. Доллар правит миром, а им владеет Америка, по своему желанию печатая нужное количество зеленых бумажек.

Старая Европа покорно бредет вслед за своим союзником по НАТО, Новая Европа затаенно и преданно смотрит в рот американскому президенту боясь пропустить его золотое слово, а страшный русский медведь, который долгое время пугал воображение американского обывателя благополучно сдох. При этом Америку не сотрясали катаклизмы страшной мировой войны; русские столь долгое время являвшиеся главным противником державы, вдруг без боя оставили поле сражения и занялись решением своих внутренних проблем.

Удивленная подобным азиатским коварством и непонятливостью русской души, Америка еще долго выжидала, боясь полностью поверить свалившемуся на нее счастью и только по прошествии восьми лет, робко объявила себя победителем «холодной войны». И неважно, что не было сражений и советский строй пал не от «изнурительной гонки вооружения и неправильной формы экономики», а по своей абсолютной не нужности для партийной элите, решившей наконец-то пожить только для себя, а не для всего народа. И поэтому, раз СССР нет, а мы есть, значит, мы и победили в этом долгом и опасном противостоянии с ужасным монстром по прозванию Россия. Русский вопрос закрыт, и значит пришла пора вертеть дырки для орденов и медалей, рубить лычки, менять погоны.

Действительно Джордж Буш получил хорошее наследство от своего предшественника. Значительно поправив свое экономическое состояние за счет развалившегося восточного блока, Америка твердо стояла на ногах, полностью позабыв, что совсем недавно уступала Японии пальму финансового первенства среди развитых стран. Одержав победу в скоротечной войне в Ираке, а так же разогнав самопровозглашенные республики сербов на территории бывшей Югославии, США полностью закрепили за собой роль мирового жандарма, который только он знал, что хорошо, а что нет.

Умело, регулируя своего «друга Бориса», «друг Билл» завел правоприемницу Советского Союза Россию в такие экономические дебри, что уже никто и не помышлял о самостоятельной внешней политике. Развалившаяся от безденежья армия ели, ели справлялась с кавказским костерком чеченского сепаратизма, который заботливо финансировали саудовские вахабиты и открыто поддерживали обеспокоенные соблюдением прав человека американский госдеп и совет Европы.

И благо для Америки нет больше сдерживающей военной силы, то она незамедлительно показала всем оставшимся свою силу. Полностью отбросив маску лицемерия, со своего прекрасного лица, Штаты продемонстрировали, что отныне им никто не указ. Отпихнув в сторону, порядком, надоевшую им своим миролюбием и резолюциями ООН, они напали на Югославию которая, по их мнению, вела себя неподобающим образом в вопросе по Косову.

Прецедент, конечно, был ужасный; никто ранее не смел себя вести подобным образом с ООН, но Америка рассчитала все точно. Верные партнеры по НАТО, скрипя душой, поддержали, западные поборники демократии тихо умылись и постарались поскорее обо всем забыть, а на гневные протесты России просто не обратили внимания. Сидите в своей глуши, торгуйте нефтью, плодите олигархов и криминал, а если будите себя плохо вести, то накажем и вас.

Правда, наделал большого шума вдруг появившийся в Косово российский батальон, но и его постепенно заставили уйти, благо победу над Югославией уже справили. Все президентские советники и эксперты посчитали, это одним из последних вздохов умирающего медведя и как бы подтверждая это «совершенно случайно» потопили в территориальных водах России ее же атомную подводную лодку «Курск». Конечно, пришлось извиняться, выплачивать деньги семьям погибших и спонсировать подъем затонувшей субмарины, но ничего русские съели и это.

Страной в это время правил маленький человек с незаметной биографией, которого, однако, большинство населения растерзанного демократией государства вдруг очень полюбило. Видно истосковавшись по государственному мужу, устав от бывшего секретаря обкома, не просыхавшего от пьянства. Следуя уже сложившейся традиции, маленький человек стал незамедлительно «другом Владимиром» при «друге Джордже», у которого случилось большое несчастье.

Кроме лавров победителя и гаранта всемирной демократии и прав человека, новый президент пожал горькие плоды того, что посеял его духовный приемник Рональд Рейган. Выращенный на американские деньги движение Талибан и вкусившие политической самостоятельности саудовцы, вышли из под контроля «белого дьявола» и стали утверждать в мире свои исламские ценности. И появились они как раз вовремя, когда грозная американская военная машина стала простаивать из-за отсутствия врага, и многие американские конгрессмены стали поговорить о ее сокращении за ненадобностью.

И как к стати вдруг возник мировой терроризм в лице Аль-Каиды, чьи смертники 11 сентября 2001 года атаковали на захваченных ими самолетах Нью-Йорк и Вашингтон.

Конечно, мир был потрясен кадрами прямой трансляции обрушения двух гигантов небоскребов и горящего Пентагона, однако вскоре у журналистов появилось масса вопросов, которые совершенно не укладывались в официальную версию Белого дома.

Это конечно совершенно не помешало выступавшему в конгрессе Бушу, звенящим от скорби и торжественности голосом зачитать миру список стран «оси зла», которые и помогли, по его мнению, террористам совершить нападение на Америку.

Успокоенные годами сытости и благополучия, американские обыватели были потрясены открывшейся им картины. Оказывается можно в один момент потерять свыше трех тысяч мирных граждан, не находясь в состоянии войны. Подобной наглости американцы никому не могли простить и поэтому дружно поддержали своего президента.

Объявив своим главным врагом Аль-Каиду, Буш поспешил приписать Афганистан (страну, давшую приют ее главарю), Северную Корею (страну с ракетами и атомной технологией, совершенно не положенной ей по статусу), Ирак (страну с диктатурой, которую не смог свергнуть отец нынешнего президента) и Иран (кто серьезно обидел США прежде и не выказывал своего раскачивания). Кроме этого были названы Сирия, Ливия и Судан, но о них вскоре забыли, отдав предпочтение первым четырем.

Грамотно используя ситуацию, американский госдепартамент потребовал от России понимания в борьбе с мировым терроризмом, которое заключалось в праве США разместить свои военные базы на территории бывших советских республик Киргизии, Таджикистана и Узбекистана. Естественно «друг Владимир» первым выразивший соболезнование «другу Джорджу» по поводу взрывов небоскребов, не посмел отказать в этой просьбе, хитро увязав ее с признанием чеченских сепаратистов в качестве элемента мирового террора.

Президент милостиво обещал подумать, а пока все его действия были направлены на наказание человека покусившегося на мирное существование американцев. Подспудно Буш стремился доказать своей прессе, что он отнюдь не «хромая утка» как его окрестила журналистская братия за то метание президентского самолета которое длилось в течение суток из-за боязни подвергнуться новой атаке террористов. Кроме этого над американским лидером висело проклятье американского шамана на человека, выбранного белыми во власть в год с нулем.

Тогда все благоволило Америке, простые люди сострадали им, политические лидеры не оспаривали право президента напасть на Афганистан, хотя все это шло в обход ООН. Готовясь к вторжению в эту страну, американцы разворачивали целое шоу.

Весь мир следил с экранов своих телевизоров, как неспешно происходила мобилизация и сосредоточение ударной силы США в Персидском заливе. Как перебрасывались штурмовые части морской пехоты и вблизи пакистанского берега разворачивались могучие авианосцы, которым отводился главный удар в этой войне.

Ловко потеснив русских с их позиций в Центральной Азии и полностью подготовившись к возмездию, доблестные американцы начали свое вторжение под громким названием «Несгибаемая воля».

7 октября 2001 года, американская авиация нанесла ракетно-бомбовый удар по территории Афганистана. Основною целью этой обработке являлись южные районы страны, где по данным разведки располагались подземные убежища лидера Аль-Каиды и талибов. Затем последовала методическая бомбежка заранее выявленных мест сосредоточения отрядов и боевой техники исламистов и штабы их лидеров.

Все это транслировалось в прямой эфир прямо с борта самолетов. При этом все вылиты американской авиации, происходили ночью, ради того, чтобы американские зрители могли смотреть боевую картинку у себя днем.

Злые языки, правда, утверждали, что главной целью американского наступления был совсем не лидер Аль-Каиды, а именно возможность появления американских солдат в Центральной Азии, что бы в дальнейшем можно было угрожать нефтеносным районам Казахстана, России, а так же газу Туркмении.

К своему удивлению, американцы не встретили серьезного сопротивления. Все силы Талибана быстро растворились среди мирного населения, начав планомерную партизанскую войну. Не желая получать второй Вьетнам, США моментально создал коалицию международных сил, куда кроме американцев вошли солдаты сил НАТО.

Буш настойчиво предлагал принять участие в этих силах и России, но «друг Владимир» благоразумно отказался. Русский медведь не захотел таскать каштаны для «дяди Сэма» ссылаясь на свой домашний конфликт и слабость своей армии.

Умело, используя атаку террористов в Москве в октябре 2002 года, русские добились все-таки включения чеченцев в список террористов изгоев. Кроме этого, к огромному недовольству Америки, «друг Владимир» начал полномасштабное сближение с Китаем, поставляя его армии вооружение нового поколения, образовав в противовес НАТО организацию ШОС, пойдя при этом на полное урегулирование приграничных вопросов, отдав китайцам все спорные земли на границе.

Пекин, усиленно разрастающийся от американских инвестиций год от года, уже становился реальным экономическим соперником Америки, заваливая мировые рынки дешевыми товарами.

Кроме этого новоявленные союзники твердо стояли за мирное решение атомного вопроса северной Кореи, несмотря на огромное желание американского президента разгромить коммунистический режим КНДР и тем самым довести до конца дело Трумэна. Однако в этом случаи нашла коса на камень, шосовцы твердо стояли на своем мнении, прозрачно намекая, что в случаи силового варианта, согласно договору, на помощь корейцам придет братский Китай со своей многомиллионной армией.

Конечно грозный «дядя Сэм» не боялся азиатов, но еще не пришло не время прямого конфликта с ними. Поэтому Буш решил оставить на время выбранного им участника «оси зла» и взяться за другого, более слабого и уязвимого члена черного списка Ирак.

Благо особо ярых защитников С. Хусейна не было, кроме того, же Китая и России.

Развернув полномасштабную пропагандистскую кампанию в 2003 году, против иракского лидера в печати и на телевидении, американские дипломаты потребовали полного разоружения Багдада, поскольку согласно разведке; Хусейн подпольно производил ядерное, химическое и прочие виды оружия массового уничтожения. Как показало время все утверждения американского президента были блефом и реально своими словами он преследовал совершенно другую цель, дешевую иракскую нефть, но это было потом. А пока Буш требовал у ООН, одобрения своих действий, но не смог получить из-за позиции Китая и России. Больше того, в НАТО произошел раскол мнений лидеров альянса, и многие страны старой Европы отказались посылать в Ирак свои войска.

«Друг Джордж» вновь предложил «другу Владимиру» присоединиться к походу за демократические идеалы, но тот вновь отказался несмотря на скрытый нажим со стороны Америки. Из всего СНГ только Россия и Белоруссия не послали своих солдат даже в символической численности. Основными союзниками этой войны стали сами США и всегда верная им Великобритания. Не получив согласие ООН, обе страны приступили к переброске своих главных сил на театр будущего сражения.

Вновь неторопливо союзники произвели сосредоточение своих сил у границ Ирака и 20 марта 2003 года начали воплощение в жизнь операции «Шок и трепет».

Уже в первые дни американцы и британцы повели ожесточенные бои с иракской армией и народным ополчением за города Басру, Эн-Нассирию, Кербелу, Эн-Наджаф. Когда часть территории страны подверглась оккупации, то на ней началось партизанское движение. Все это заставило союзников усилить группировки своих сил. С континентальной части США в зону Персидского залива были переброшены новые соединения и части. Было увеличено число самолетов.

Американское командование не решилось начать штурм Багдада. Первый наскок бронетанковых войск на иракскую столицу оказался неудачным и принес большие потери в людях и технике. Тогда на город посыпались бомбы и снаряды.

Не желая больше рисковать своими солдатами, американцы произвели постой, но безотказный ход. Они сумели подкупить иракских генералов, которые 8 апреля приказали не оказывать сопротивление войскам союзников. Сложила оружие и разошлась по домам даже республиканская гвардия, которая считалась лично преданной президенту Хусейну.

После этого американцы без единого выстрела переправились через Евфрат и вступили в столицу Ирака. Помпезно объявленного ранее Сталинграда, в Багдаде не получилось. Едва стало известно, что президент бежал, как толпы жителей хлынули грабить президентские дворцы, офисы, магазины и даже музеи.

Все война закончилась 14 апреля. В этот день американские солдаты заняли родной город Хусейна Тикрит без всякого сопротивления со стороны местного населения. На радостях президент Буш прибыл в Ирак и на палубе американского авианосца торжественно заявил о победе американского оружия.

Но как оказалось в дальнейшем, президент несколько поспешил с выводами. Вскоре американцы столкнулись с жестким сопротивлением мусульман шиитов, которые не желали признавать власть американского дьявола. Всеми подобными действиями руководил соседний Иран, население которого полностью исповедовало ислам шиитского толка.

Только увязнув в Ираке, американцы начали различать более миролюбивых мусульман суннитов, таких как турки и саудовцы, с которыми можно было быстро договориться, и шиитов которые не признавали какого-либо диктата над собой.

От действий террористов смертников, которые подрывали себя во славу аллаха, американцы потеряли больше чем в открытых боях в начале войны.

Вот с такими показателями президент подошел к повторным выборам 2004 года, где с большим трудом победил, используя в предвыборной борьбе экономическое благополучие своей страны и недавнюю победу над террористами.

Едва улеглись выборные баталии, как президент объявил о продолжении своей борьбы с террором, а так же за соблюдение демократических ценностей во всех странах.

Под эту хитрую формулировку в первую очередь попадал давний «друг Владимир», который своим поведением стал очень беспокоить нового госсекретаря госпожу Райс.

К огромному несчастью для России и Владимира, госсекретарь Райс решила на деле доказать правоту теории профессора Райс о скрытой опасности со стороны северного медведя.

Оказывается чудище еще не совсем сдохло и может показывать зубы и смеет подставлять подножки госпоже Америке. Оказывается, что русские ракеты все еще опасны для великого государства даже чисто гипотетически, ведь русская душа так не предсказуема, о чем она лишний раз напомнила своим отказом присоединиться в Афгане и Ираке. И вообще хороший русский это расчлененный русский, в смысле раздела страны на несколько частей абсолютно независимых от Москвы. Огромная протяженность России полностью не совпадает с интересами Америки.

Вооружившись столь прогрессивной и абсолютно верной доктриной, президент Буш незамедлительно приступил к проведению цветных революций, методику которых госдеп великолепно апробировал на строптивой Югославии. Выведя на улицы массу народа в период очередных выборов, американцы добились смещения ненавистного им Милошевича и прихода к власти прозападных политиков. Более того, вскоре Милошевич был арестован и выдан в международный трибунал как главный преступник войны в Югославии.

Цветные революции с блеском прошли сначала в Грузии, затем на Украине везде приводя к власти честных демократов за американские деньги. С любовью и прилежанием «друг Джордж» принялся выстраивать новый санитарный кордон вокруг России, как это делалось в начале двадцатого века поборники западной демократии.

Прибалтика, Польша, Молдавия, Украина, Грузия и Баку надежным заслоном изолировали больную Россию от единой Европы, предано глядя в рот дядюшке Сэму. Кроме этого в очереди жертв от цветных революций стояла Киргизия, Казахстан, а затем и сама Россия в 2008 году. В коридорах Белого дома поговаривали, что если при Буше отце развалил СССР, то при Буше сыне непременно рухнет Россия.

Поэтому, не дожидаясь появления Буша святого духа, «друг Владимир» начал показывать свои зубы и стремительно рухнул в крепкие объятия своих азиатских братьев по ШОСу, реализуя на деле задумку Сталина о крепком альянсе России и Китая, проявляя при этом против западных демократов истинную азиатскую хитрость и изворотливость.

Нейтрализовав последствия революции в Киргизии, он любезно поддержал президента Казахстана и, прикрываясь патриотической риторикой, объявил всех оппозиционеров получавших деньги из кармана американского госдепартамента не патриотами, сведя их шансы, на проведение цветной революции в России к нулю.

Повторяя карму всех своих агрессивных предшественников Буш начал свой второй срок с неудач. Во время визита в столицу Грузии Тбилиси, когда вся страна встречала его цветами и радостными криками, на американского президента было совершено покушение. Нехороший человек бросил в него армейскую гранату, у которой по счастливой случайности не сработал взрыватель. Граната только больно ударила американского президента в спину, но охрана не сразу заметила этот досадный инцидент. Затем выяснилось что, увлекшись политикой на востоке и в Европе, Буш совершенно проглядел появление на своем заднем дворе, как просто именовали янки Латинскую Америку новой Кубы.

Теперь это была Венесуэла с ее огромными нефтяными запасами и очень популярным, антиамериканским лидером Чавесом. Пользуясь занятостью американского президента, он наладил близкий контакт, с коммунистом Кастро демонстрируя полную готовность встать его приемником по борьбе с богатой Америкой.

Благо у Чавеса имелись в большом количестве зеленные доллары, что позволило ему закупить у России самые современные истребители, несколько заводов по производству автоматов Калашникова и заказать несколько подводных лодок для отражения возможного нападения своего агрессивного северного соседа.

Однако больше всего Буша донимал новый президент Ирана, который во всеуслышания называл американца посланником сатаны и демонстрировал полное отсутствие боязни перед мощью американской армии. Фанатики шииты с готовностью взрывали заминированные автомобили, неуклонно втягивая Америку в новый Вьетнам, когда после каждой победной реляции от американского командования приходили свежие гробы, завернутые в полосатые флаги.

Джордж лихорадочно пытался прижать непокорного иранца через ООН, но Китай и Россия неизменно выносили вето на все американские резолюции. И тут встала очевидная реальность, что американцы не осмелятся на полномасштабное вторжение в страну, где каждый второй с радостью погибнет во славу аллаха ради того, что бы принести любой вред своему врагу. Имея нефтедоллары, Иран подобно Венесуэле усиленно закупал оружие у России, демонстрируя американцам свои маневры вблизи иракской границы. Нисколько не боясь «белых дьяволов», иранцы захватили английский патрульный катер, который проводил разведку в иранских водах, и быстро отдали пленных, едва они только признались в шпионаже.

В самой Америке появилось все больше и больше разочарование в ее президенте, которое вылилось в промежуточные выборы в конгресс и сенат США. Партия президента потерпела сокрушительное поражение благодаря регулярным потерям в Ираке, которые составляли около тысячи человек в год. Обрадованные демократы потребовали немедленного вывода американских войск из Ирака, на что Буш ответил гордым отказом, назвав подобный шаг предательством перед памятью павших.

Президент бился как лев, но под угрозой сокращения военных расходов, согласился на частичное сокращение воинского контингента в Ираке.

Желая произвести сильный ход и образумить вольнодумца Владимира, Буш решил развернуть несколько комплексов ПРО рядом с новой русской границей в Польше и Чехии совершенно не спросясь разрешения этих стран. Да и зачем утруждать себя в этом, поскольку и так ясно, что младоевропейцы не посмеют отказать своему грозному старшему брату.

В ответ «друг Владимир» неожиданно продемонстрировал новые ракетные комплексы перехватчиков, в одностороннем порядке вышел из договора по обычным вооружениям и решил возобновить полеты стратегических бомбардировщиков вблизи границ стран НАТО. Одновременно было проведены большие маневры стран ШОС, лишний раз, демонстрируя боеспособность азиатского аналога европейского НАТО скромно при этом называя его простой экономической организацией. Одним словом наглядное воплощение старой доброй американской пословицы: Чем крепче забор, тем дружнее соседи.

Для ответного маневра у «друга Джорджа» очень мало времени и возможностей. За оставшийся год своего правления он все-таки может напасть на Иран, нанеся по его военным и гражданским объектам ракетно-бомбовый удар, натравив на исламистов своего верного союзника на Ближнем Востоке — Израиль. Может втянуть в НАТО Украину и тем самым, создав новую головную боль для «друга Владимира». Буш даже может объявить Россию недругом США со всеми вытекающими для нее отсюда последствиями. Но вот бросить свои войска в пекло новой полномасштабной войны он уже не сможет это точно. Уж слишком бояться сытые американцы безвозвратных потерь при неясном исходе, а тем более, когда у руля страны стоит «хромая утка» — неудачник.

При любом раскладе «другу Владимиру» разумнее дождаться окончания срока президентского правления «друга Джорджа», что бы на деле проверить утверждение многочисленных провидцев и астрологов, что 44 президент США будет последним правителем этой страны. Будет ли новый президент, избранный в год с нулем (2020) могильщиком нашей страны раздробив ее на несколько частей и тем самым окончательно разрешит столь острый для запада «русский вопрос».


Оглавление

  • Евгений Белогорский Четыре профиля американского орла

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии