Дочь Блэка - 2 (fb2)

- Дочь Блэка - 2 (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн» ) 275 Кб, 82с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - revelation- ershovanv@mailru

Настройки текста:



Автор: revelation- ershovanv@mail.ru

Жанр: Приключения/Роман/Юмор

Рейтинг: pg-13

Глава 1. Свадьба

Пролетел выпускной бал в Хогвартсе, остались позади стены ставшего родным замка и лица привычных учителей. Началась другая, взрослая жизнь.

Но, не успели ребята привыкнуть к новым обязанностям, как Стив и Кэти объявили о своей свадьбе.

Когда Кэти услышала о том, что случилось в день похищения Реи, она немедленно прибежала в больничное крыло. Как только Стив пришел в себя, она, рыдая, попросила у него прощения за то, что «поступила чудовищно глупо». Стив в свою очередь извинился за то, что сразу не сказал Кэти «о своей особенности».

И вот, десятого августа 1995 года неразлучные друзья — бывшие семикурсники Хогвартса — разделились на две группы. Юноши (в лице Стивена Сторма, а также Фреда и Джорджа Уизли) отправились на мальчишник в поместье Энтони Сторма. А девушки (Кэти Белл, Анджелина Джонсон, Алисия Спиннет и Андреа Блэк) — в лондонскую квартиру родителей Кэти, на девичник.

И сейчас Кэти, Алисия, Рея и Анджелина сидели с бокалами шампанского в мягких креслах у камина, а вокруг них бесновались остальные девушки.

— Нет, я просто представить себе не могу, что уже через какие-то двое суток буду миссис Сторм! — сказала Кэти слегка заплетающимся языком.

— Точно, — сказала Алисия. — А я буду Подружкой Невесты. Прикиньте, я в длинном синем платье с букетом орхидей! Хи-хи!

— Ну, мы тоже будем такие, — сказала Анджелина. — А Рея у нас будет VIP-персона! Главная Подружка Невесты!

— Да ладно вам! — отмахнулась Рея. — У нас тут нет главных и второстепенных!

— Точно! — кивнула Кэти. — Я долго мучилась с выбором Главной Подружки! Вообще-то я никогда не хотела пышной свадьбы. Хотела спокойно посидеть в семейно-дружеской обстановке. А тут — на тебе! Двухдневное торжество с соблюдением всех традиций!

— Не всех, — сказала Рея и усмехнулась. — Свадьба по всем традициям должна быть четыре дня. За это время можно сорок раз удавиться!

— Больше, — поправил ее Кэти. — Если очень постараться.

— Меньше, — возразила Анджелина, все еще сохранявшая способность трезво мыслить. — По-настоящему удавиться можно только один раз. Потом ты уже не в состоянии.

— Это обнадеживает, — усмехнулась Кэти.

Девушки засмеялись.

— Представьте себе! — воскликнула Кэти. — Сначала мне нравился Фред!

— Мне тоже, — усмехнулась Анджелина.

— А мне Джордж, — призналась Алисия.

— А мне… мне… дайте-ка вспомнить… а, черт с ним! — сказала Рея. — Это было давно, еще в шесть лет. А в Хогвартсе первым, кто мне понравился, был именно Джордж.

— Клуб фанаток близнецов Уизли, — засмеялась Кэти.

Дружный смех девушек привлек внимание остальных.

— Чего обсуждаете? — спросила Джинни Уизли.

— Может, в картишки перекинемся? — предложила Кимберли Свит, подруга детства Кэти.

— Давайте! — согласились все.

Рея открыла глаза. И вновь закрыла их.

«Черт, кто не выключил светильник?!» — была ее первая мысль. — «Это ж надо было так перебрать!» — вторая мысль. — «Который час?»

Так Андреа Блэк поставила рекорд по количеству мыслей в утро одиннадцатого августа.

На кухне она нашла Кэти Белл, разводящую в стакане таблетки «Alka Selt-zer».

— Присоединяйся! — улыбнулась она.

— Спасибо, — Рея бросила в свой стакан две шипучие таблетки.

Через десять минут лекарство более-менее подействовало, и девушки стали пытаться вспомнить подробности вчерашнего вечера.

— Я помню, как мы болтали о свадьбе, — сказала Кэти. — Еще про Фреда и Джорджа. Потом играли в карты и пили мартини. Помню, что играли на желания, и Джинни пришлось после первой партии пить коктейль из мартини, виски и ее носков. Боже мой!

— Согласна, — кивнула Рея. — А я еще помню, что вторую партию «продула» Алисия, и она признавалась в любви на расстоянии. Кажется, Монтегю. Нет, Флинту. Нет, все-таки Монтегю. Так, а потом снова продула Джинни, и ей пришлось кричать в окно: «Я люблю Драко Малфоя!». Потом Кимберли танцевала стриптиз. Она не проиграла, просто перепила. А дальше не помню.

— И не надо, — засмеялась Кэти. — Картина и так впечатляющая. И как я могла такое забыть?

— Ты просто уснула после второй партии, — пояснила Рея.

И тут на кухне появилась Алисия. Девушку напоили «микстурой счастья», и через пять минут она уже рассказывала подругам подробности вечера, которые они пропустили.

— Потом «продулась» Анджелина. Она кричала в окно: «Свободу милашке Снеггу!». А потом ты, Рея, целовалась с веником! — захохотала Алисия.

— Что-о?! — вытаращив глаза, воскликнула Рея.

Кэти и Алисия дружно хохотали, и Рея вскоре к ним присоединилась.

— Боже мой! — стонала она сквозь смех. — Маргарет бы убила меня!

Через три часа делегации юношей и девушек встретились в летнем кафе.

— Ну, как повеселились? — негромко спросил Стив у Реи, когда они сидели рядом, ожидая остальных, отправившихся коллективно заказывать напитки.

— Не спрашивай, — закатила глаза Рея.

— Что, неужели вы так много выпили? — спросил Стив.

— Полагаю, что да, — кивнула Рея. — Я целовалась с веником.

Стив захохотал, как ненормальный. Рея смотрела на него с улыбкой.

— Не говори Маргарет, — простонал он, отсмеявшись.

— Не буду, — усмехнулась Рея.

— У нас было еще круче, — сказал Стив.

— Да?

— Да. Ты, хотя бы, целовалась с веником, а я — с Джорджем.

— Что?! — воскликнула Рея. — Ты целовался с моим парнем?!

Стив снова засмеялся, а бармен как-то странно взглянул на них.

— Более того, — сказал он. — Фред обвенчал твоего парня с Джейсоном.

— Я убью его, — проговорила Рея.

— Кого? Фреда?

— Нет, обоих молодоженов, — засмеялась Рея. — Боже мой! Вот до чего доводят свадьбы!

А на следующий день была свадьба. В половине первого Кэти, Рея, Алисия и Анджелина сидели в небольшой комнатке, готовясь к церемонии, и, жестоко нервничая, пытались успокоить друг друга.

— Боже мой, я обязательно упаду на пути к алтарю, — сказала Кэти, теребя белоснежную перчатку.

Девушки прыснули, представив себе такую картину.

— Сторм поднимет тебя, можешь быть уверена, — обнадежила подругу Рея.

И вот зазвучал свадебный марш Мендельсона, и к алтарю двинулась Рея, Главная Подружка Невесты.

Ее прическа представляла собой хитросплетение завитков, заколотых кверху. Синее длинное платье очень шло к ее глазам, а белые орхидеи идеально дополняли картину. Белл и Стормы продумали свадьбу до мелочей.

Рея грациозно прошла по проходу и встала справа от Стива, оставив примерно два метра между ним и собой.

Стив посмотрел на нее, и в его взгляде было волнение и даже некоторая доля испуга. Рея ободряюще улыбнулась ему.

По проходу уже шли Алисия и Анджелина в таких же нарядах, как и у Реи. Они встали по обе стороны от нее. Все напряженные взгляды обратились к дверям зала. И вот оттуда появилась Кэти, которую вел под руки мистер Белл.

Распущенные темные волосы Кэти, покрытые фатой, волнами ложились ей на плечи. Белое платье идеально смотрелось, подчеркивая достоинства ее фигуры. На ее руках были длинные шелковые перчатки, а в руках — букет белоснежных роз.

Губы Реи сами собой расползлись в широкой улыбке.

Стив вытянулся по струнке и, счастливо улыбаясь, ждал свою будущую жену.

После венчания все отправились в один из ресторанов под открытым небом.

Там Рея заметила Друзей Жениха — шафера Джейсона, а также Фреда и Джорджа.

Все трое подошли к ней, но Рея заговорила первой.

— Совет да любовь, — сказала она, лукаво прищурившись.

Трое парней потупили глаза.

— А ты, похоже, наставил мне рога, Джорджи, — продолжила Рея. — Сначала целуешься с одним моим дядей, потом венчаешься с другим… Так не терпится войти в семью?

Джордж поднял голову и увидел, что Рея улыбается.

— Ребята, она не сердится, — сказал он, и виноватое выражение немедленно сошло с лиц троих парней. — Чего не бывает после трех буты…

— Тс-с, — разом шикнули на него Джейсон и Рея.

К молодым людям шла Маргарет Сторм.

— Здравствуйте, — поздоровались друзья.

— Добрый день, — ответила Маргарет. — Рея, не уделишь ли ты мне одну минуту?

— Конечно, — ответила девушка и отошла вместе с бабушкой в сторону.

— Рея, я знаю, что позавчера у вас был девичник, — сказала Маргарет.

Рея кивнула и подумала: «Это конец».

— Я надеюсь, ты вела себя достойно? — спросила Маргарет.

— Да, бабушка, — ответила Рея.

— Хорошо. Приятного праздника, — сказала Маргарет.

— Спасибо, — пробормотала Рея, и Маргарет отошла в сторону.

Стив, стоявший за ее спиной, улыбнулся и подмигнул Рее. Девушка сделала ангельское личико.

— Дамы и господа! — раздался голос ведущего свадьбы. — Прошу всех садиться за столы.

Подружки Невесты сели справа от молодых, а Друзья Жениха — слева.

Сначала тосты произносили родители Кэти и Стива, а потом поднялся Джейсон, шафер.

— Я никогда не надеялся, что доживу до этого дня, — сказал он. — Мой младший брат обогнал меня в вопросе женитьбы! И сегодня, как победителю-жениху от побежденного жениха, я желаю Стиву долгих лет жизни вместе с Кэти. А тебе, Кэти, я желаю как можно дольше терпеть моего братца. Счастья вам!

Джейсон поднял бокал с шампанским и сел на свое место.

— Слово предоставляется Главной Подружке Невесты, Андрее Блэк, — объявил ведущий.

Рея поднялась со своего места и посмотрела на Стива и Кэти.

— Я знаю Стивена с самого детства. Да и как мне его не знать — мы ведь родственники. Но только в последние два года он стал мне по-настоящему родным. С Кэти я познакомилась меньше года назад. Но за это время она стала одной из моих лучших подруг. Я желаю вам, дорогие мои друг и подруга, жить счастливо и легко. Я хочу, чтобы все беды и несчастья обходили ваш дом стороной, а ссоры, если бы они и случались, не могли помещать вашему семейному счастью. За вас.

Рея приподняла свой бокал и села на место.

В тот вечер звучало еще много тостов.

А потом зазвучала музыка. Первый танец, по традиции, был танцем жениха и невесты. А второй танцевали Джейсон и Рея — шафер и Главная Подружка.

А потом уже каждый выбирал в партнеры того, кого хотел.

Бывшие семикурсники весело отплясывали, когда в зал вошел Ли Джордан.

— Извините за опоздание, — смущенно улыбнулся он. — Мой рейс задержали.

— ЛИ! — завопили друзья и бросились обнимать опоздавшего товарища.

Маргарет Сторм недовольно поджала губы, глядя на внучку.

— С праздником! — улыбнулся Ли и вручил Стиву и Кэти огромную длинную коробку в оберточной бумаге с сердечками.

— Что это? — спросили они хором.

— Это — детская кроватка, — пояснил Ли, и друзья рассмеялись.

И вновь продолжили танцевать, но уже в новом составе.

Глава 2. Счастливая весть

Рея сидела в своей лондонской квартире и смотрела в окно, за которым одни за другими зажигались звезды и окна. Тут до слуха девушки донесся звук открываемой двери, и она повернула голову. В комнату вошел человек в длинном плаще с капюшоном.

— Здравствуй, Рея, — сказала вошедшая девушка.

— Здравствуйте, — удивленно ответила та. — Можно узнать, кто вы?

— Можно, — хмыкнула девушка и откинула капюшон.

Рея чуть не вскрикнула. На нее смотрела… она сама. И в то же время что-то отличало ее от вошедшей девушки.

— Карена? — высказала Рея безумную догадку.

Девушка кивнула.

— Но ты же…

— Умерла? — поинтересовалась Карена. — Можно сказать и так. Но, видишь ли, смерти, как таковой, нет. Я не хотела уходить из этого мира, и нашелся человек, который нашел способ вернуть мне жизнь. Правда, для этого пришлось ждать целых два года. А теперь и еще девять месяцев. Вернее, уже восемь с половиной. Но все-таки я снова вернусь на землю, и тогда тебе не остановить меня.

— Что это значит?

— Я вернусь на землю и выполню одну-единственную просьбу Повелителя. Убью Гарри Поттера.

— Так ты теперь слуга Волан-де-Морта! — воскликнула Рея.

— Да, — спокойно подтвердила Карена.

— Но ведь его слуги убили нашу маму! Убили тебя!

— Это не имеет значения, — резко сказала Карена.

— Имеет! — в отчаянье воскликнула Рея. — Карена, ты ведь была другой!

— Была, — сказала Карена. — А теперь я уже не та Карена Блэк, которая верила в Добро и Зло. Я больше не верю в то, что Добро — единственно правильный путь. Ведь только Повелитель смог помочь мне, а вот твой Дамблдор пальцем о палец для этого не ударил. И вы все безразлично смотрели на мою смерть. И ты, моя дорогая сестренка, выжила только потому, что я умерла. Но ты ведь никогда этого не признаешь! Ты не помогла мне остаться в живых. А ведь ты могла! Ты и Дамблдор могли оживить меня в течение пяти часов после смерти. Но вы не сделали этого!

— Потому, что не знали!

— Не смеши меня, Рея! Дамблдор знал о некромантии больше, чем кто-либо из профессоров Дурмстранга! Вы сами упустили свой шанс. Ты, Стивен и Джейсон. Вы могли спасти меня, но не сделали этого! Вместо вас мне помог Лорд. И я исполню его просьбу.

— Карена!

Но Карена растаяла в воздухе, как и иллюзия комнаты.

Рея села на кровати, тяжело дыша.

«Господи, какой странный сон!» — подумала она. — «Такого не могло случиться. Не могло. Надо просто меньше читать о некромантах»

Рея перевернулась на другой бок и через пятнадцать минут снова заснула.

В семь часов Рея проснулась окончательно и, приняв душ, отправилась готовить завтрак. Блэк, заметно подросший за эти девять с половиной месяцев, что прошли со Дня рождения Реи, крутился у нее под ногами

Рея резала листья салата, когда в ее кухонном камине возникла голова Люка Саймонса. Он был братом Эшли Саймонс, выпускницы Когтеврана.

— Привет, Рея! — сказал он.

— Привет, — ответила девушка и отложила работу. — Что принесло тебя в мой камин?

— Очень срочное и неотложное дело, — сказал он. — Рея, завтра у нас внеурочная тренировка.

— Завтра так завтра, — пожала плечами Рея. — Во сколько?

— В девять утра на центральном стадионе.

— Ладно, буду.

— Рея, ты единственный спокойно отреагировавший на это человек! — улыбнулся Люк.

— Просто я еще не проснулась, — ответила Рея. — Иначе бы я кидалась в тебя ножами, вилками и блюдцами, вопя: «Я ненавижу тебя и твою команду!»

— Мне повезло, — сказал Люк. — Ну, пока.

— Пока.

И голова Люка бесследно исчезла из камина.

Еще в конце августа, через неделю после свадьбы Стива, Рея получила предложение о работе от команды «Падделмир Юнайтед». И немедленно приняла его. И теперь она была нападающей в своей любимой команде. И единственной девушкой коллектива. Конечно, непривычно было работать только с молодыми людьми, но работа есть работа. Тем более что она быстро нашла с ними общий язык.

Тренировки команды проводились обычно по понедельникам, средам и четвергам.

Поэтому Рея также успевала работать в «Молнии» в качестве второй вокалистки. Сейчас команда (в которой Рея также являлась единственной девушкой) работала над записью альбома «Отражение», где почти все песни требовали дуэта.

И каждые вторник, пятницу и субботу Рея проводила в студии звукозаписи «Сонорус», где также работали в свое время такие известные группы, как «Странные сестры» и «Пакетик чипсов».

А сегодня ребята из «Молнии» подарили ей свободную субботу.

Как только Рея вновь принялась за нарезку салата, в стекло постучалась клювом пепельно-серая сова. Блэк приветливо замахал хвостом. Он узнал пернатого почтальона.

«От Стива и Кэти», — подумала девушка, и в душе сразу потеплело.

Рея отвязала конверт от лапки Шелли, вручила ей злополучный лист салата, и довольная птица улетела.

Рея развернула записку. Ровным почерком Кэти было написано:

Рея!

Жду тебя сегодня на чашку чая. Посидим вчетвером с Алисией и Анджелиной, поболтаем о прошлом и будущем.

Трансгрессируй к нам в домик часам к двум.

Жду с нетерпением.

Кэти.

Рея убрала письмо в карман и села завтракать.

В два часа дня она трансгрессировала на лужайку перед домом Кэти и Стива. Сразу же после свадьбы родители молодоженов подарили им небольшой домик в двух километрах от поместья дяди Энтони. Совместно с друзьями молодые сделали ремонт, и теперь дом выглядел очень аккуратно и чисто.

Рея поднялась по ступенькам и постучалась. Дверь тут же открылась, и на пороге появилась Кэти.

— Привет, — обе девушки просияли.

Кэти обняла Рею за плечи.

— Как давно ты не приезжала! — сказала она.

— Шесть дней, — улыбнулась Рея.

— А кажется, что, по меньшей мере, месяц, — сказала Кэти. — Пойдем, Анджелина уже здесь.

На крыльце с громким хлопком появилась Алисия.

— Привет, — она расцеловала подруг в щеки. — Как я соскучилась!

— Мы тоже, — сказали Рея и Кэти.

И девушки вошли в дом.

В гостиной уже сидела Анджелина. Увидев вновь прибывших, она вскочила и обняла их.

— Девчонки! Как давно не виделись! — сказала она. — Почти что месяц. Я так скучала в Египте!

— Ну, рассказывай, что там, в Египте? — глаза Алисии загорелись.

— Пока ничего не нашли, — ответила Анджелина. — Но мы на пути. Я опасаюсь, как бы Джонс без меня чего не нашел.

— Значит, в Египте все-таки жили драконы? — спросила Рея.

— Мы пока не можем сказать точно, но все последние находки говорят об этом, — ответила Анджелина. — Остается найти скелет. Или хотя бы фрагменты. Ведь догадки так и останутся догадками, если не будет весомого доказательства. Да ладно уже о древности, рассказывайте, как у вас дела!

— У меня все прекрасно! — сказала Алисия. — Я прошла в команду юниоров «Норд Вест».

— Когда? — в один голос воскликнули девушки.

— Позавчера, — сияя, сказала Алисия.

— Поздравляю! — воскликнули подруги.

— Супер! А ты, Рея, чем занимаешься? — спросила Анджелина.

— Я тренируюсь с «Падделмир Юнайтед» и записываю новый альбом с «Молнией», — ответила она.

— И ты так спокойно об этом говоришь?! — воскликнула Анджелина. — Да ведь это просто мечта! Наверное, приходится много работать?

— Не больше, чем тебе, — пожала плечами Рея.

— А ты как время коротаешь, Кэти? — спросила Анджелина.

— Я с начала сентября работаю в Министерстве Магии в отделе контроля магического транспорта и готовлюсь стать мамой.

Девушки так и замерли с открытыми ртами.

— Что? — выдавила Алисия.

— Что слышали, — улыбнулась Кэти. — Только сегодня узнала. Стив еще даже не в курсе. Меньше чем через девять месяцев у нас будет малыш. Или малышка.

— Так это же просто чудесно! — воскликнула Рея, хотя словосочетание «девять месяцев» всколыхнуло в ее памяти какие-то не очень приятные ассоциации.

— Это надо отметить! — сказала Алисия.

— И чем? — в один голос спросили Кэти, Рея и Анджелина.

— Ой, точно! — спохватилась Алисия. — Тебе ведь нельзя спиртное. Тогда чаем!

— Для того мы и собрались, — улыбнулась Кэти.

До пяти часов вечера девушки болтали о своей жизни, а потом разошлись по домам.

— Скоро я снова вас соберу. И даже не пытайтесь отвертеться, — сказала она с улыбкой.

Глава 3. Мрачные догадки

На следующий день команда «Падделмир Юнайтед» переодевалась после тренировки.

— А у тебя неплохо получился Вялый Кистевой Крен, Рея, — сказал Люк, капитан команды. — Ты уже выполняла его раньше?

— Да, в сборной Гриффиндора, — ответила Рея, шнуруя кроссовки.

— Ты играла в сборной Гриффиндора?! — вратарь команды, Оливер Вуд, подскочил со скамьи и подошел к Рее.

— Да, — кивнула Рея. — А ты ведь был ее капитаном?

— Да. И как наши сыграли? У кого Кубок? — глаза Оливера горели.

— Кубок наш, — сказала Рея с гордостью.

— Молодцы! — просиял Вуд. — А кто теперь капитан?

— В прошедшем сезоне была Анджелина, а теперь, наверное, Гарри, — сказала Рея.

И тут же вспомнила свой сон. «Убить Гарри Поттера…»

— Она молодец! — сказал Оливер. — А я думал, что сразу выберут Гарри. Он ведь выдающийся ловец.

— Да, он — прирожденный ловец, — согласилась Рея. — Не знаю, но мне кажется, что Гарри выбрали в этом году. Я собираюсь выкроить пару свободных дней и съездить в Хогвартс. Наверное, после записи альбома.

— Какого альбома? — не понял Вуд.

— Ну, на моей второй работе, — ответила Рея.

— А, — кивнул Вуд. — Привет там от меня нашей команде. И Дамблдору с Мак Гонагалл.

— И Снеггу, — улыбнулась Рея.

— Нет, Снеггу не надо, — серьезно ответил Вуд.

Команда вышла в ворота стадиона.

— Ладно, Оливер, увидимся завтра, — сказала Рея.

Рее и Люку было еще некоторое время по пути.

— Рея, а ты никогда не думала о том, насколько сильна связь близнецов? — неожиданно спросил Люк.

— Думала. И даже проверяла на себе.

— Как это? — спросил он.

— У меня была сестра-близнец, — ответила Рея.

— А теперь она где? — спросил Люк.

— Умерла.

«… смерти, как таковой, нет…»

Люк замолчал.

— А почему ты спросил?

— Просто вчера моя годовалая дочка оцарапала руку. А потом мы с Элиссон заметили у Билла, нашего сына — они с Парвати близнецы — точно такую же царапину. Чудеса, правда? — улыбнулся он.

— Да уж, чудеса, — улыбнулась Рея. — У нас такого, кажется, не случалось.

— Ну, ладно, до завтра, — помахал рукой Люк и повернул направо, в неширокий переулок.

— Пока, — сказала Рея и зашагала вперед.

И тут же остро почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Рея повернула голову налево.

Так и есть. За ней наблюдает пара голубых глаз. И не сама по себе, а на лице Джорджа Уизли. И вид у последнего весьма недовольный.

— Привет, — сказала Рея, подойдя к Джорджу и чмокнув его в щеку.

— Кто этот тип? — спросил он.

Рея подняла брови. Тон Джорджа заставил ее гордость, говорящую голосом Маргарет Сторм, завопить: «Да как он смеет!»

— Он не «тип», — сказала Рея, четко выделяя каждое слово. — Этого молодого человека зовут Люк Саймонс. Он — капитан команды «Падделмир Юнайтед» и мой приятель.

— «Приятель»? — сказал Джордж, усмехнувшись. — А может, больше, чем приятель?

— А почему в таком тоне? — поинтересовалась Рея, сложив руки на груди и с вызовом глядя на Джорджа.

— Потому, что ты с ним любезничаешь, — ответил он.

У Реи отвалилась челюсть.

— Я любезничаю с ним?! — воскликнула она. — И это говорит мне человек, который по пьяни женился на моем дяде?!

— Рея, я не хочу, чтобы ты…

Рея приложила палец к его губам, и Джордж удивленно замолк, скосив на палец глаза.

— Остынь, Джордж, — мягко произнесла Рея. — Я вовсе не собираюсь становиться Андреей Саймонс. Ты прекрасно знаешь, что мне не нужен никто кроме тебя, — тут она хитро улыбнулась. — По крайней мере, на данном этапе.

— Прости, — пробормотал Джордж. — Я просто…

И, не договорив, он просто поцеловал Рею.

Рея вновь сидела в высоком кресле посреди своей комнаты. Но теперь она была не одна. В соседнем кресле сидела Карена. Прямая спина, холодные глаза — уже совсем не та Карена Блэк, которую знала и любила Рея.

— Не ждала снова? — поинтересовалась она.

— Не ждала, — согласилась Рея.

— Я пришла сказать тебе о том, чтобы ты даже не пыталась помешать мне. У тебя все равно не выйдет. Видишь ли, на нас с тобой наложены особые чары. Если умру я — не жить и тебе. А вот если ты умрешь — мне ничего не будет. Так что даже не пытайся меня остановить. Лучше пусть умрет только Гарри Поттер. Иначе мне просто придется убить свою сестру.

— Так ты хочешь пробраться в Хогвартс в моем обличье, подкрасться к Гарри, как вернувшаяся подруга, а потом убить? — догадалась Рея.

— Именно, — кивнула Карена. — А ты умнее, чем я думала.

— А ты ужаснее, чем кто-либо мог предположить, — сказала Рея.

Карена усмехнулась.

— Эмоции и чувства — лишь иллюзии. Как и смерть. Как и время. Мы часто ошибаемся в своих предположениях.

— И как же ты собираешься…

— Я ничего не скажу тебе, — оборвала Рею Карена. — Прощай.

Рея открыла глаза.

«Еще один такой сон. Это неспроста» — забилась в голове назойливая мысль.

Рея встала, подошла к столу, взяла обрывок пергамента и карандаш.

«Так что же это за чары?» — думала она. — «Где-то я об этом читала. Точно! Некромантия. Чары Attachment Rising»

Карандаш засновал по пергаменту.

Attachment Rising

«Надо ворошить лондонские библиотеки» — подумала она. — «И не только. Вряд ли в Лондоне найдется много информации о некромантии. Так, а что там с предыдущим сном? Она ждала два года, а теперь нужно еще девять месяцев. Два года — это со времени смерти. А девять месяцев… Может, быть, простое совпадение со сроком беременности? Или… Может быть, она хочет возродиться посредством перерождения?»

Перерождение — ?

«Вот так. Который час? Половина пятого. Надо спать»

Рея легла в кровать, но еще очень долго перед ее глазами вставал лист пергамента с двумя написанными строчками.

Ну почему вновь она в центре событий?

И как теперь выбираться из этой головоломки?

И, как знать, не простая дли чушь все эти ее сны?

Но через полтора часа сон все-таки взял верх, и проснулась Рея уже в семь утра.

Глава 4. Помощь ближнему

Во вторник Рея поехала на студию звукозаписи «Сонорус». Преодолев несколько довольно просторных коридоров, она оказалась у черной железной двери с надписью: «Комната звукозаписи. Посторонним вход воспрещен».

Несмотря на текст этой таблички, девушка открыла дверь.

— Привет, Рея! — дружно поприветствовали ее участники «Молнии».

— Привет, ребята! — улыбнулась она. — Как дело продвигается?

— Неплохо, — ответил Крис. — Мы уже записали трек «Пройдено».

— Здорово. Сегодня у нас что?

Но Крис не успел даже рта раскрыть, как дверь распахнулась, и в комнату влетел Стив. У него был вид радостного буйно помешанного.

— Ребята! Рея! Рея, ты знаешь?! — улыбаясь, спросил он.

— Знаю, — Рея кивнула и улыбнулась.

— Рея! — воскликнул Стив и, подхватив племянницу на руки, закружил ее.

— Сторм! — засмеялась Рея. — Не меня нужно кружить, а Кэти.

— Я уже перекружил всех, кого только возможно! — широко улыбаясь, воскликнул Стив.

— Может быть, вы двое объясните, в чем дело-то? — подняв бровь, спросил Джейсон.

— Стив скоро станет отцом, — объяснила Рея.

— Ой! — ахнул Джейсон. — Да неужели? Кэти?

— Конечно, Кэти! Кто же еще?! — сияя, сказал Стив и поставил Рею на ноги.

— Ну, поздравляю! — просиял Джейсон и обнял брата.

— Спасибо, Джей! — сказал Стив. — Теперь твоя очередь.

— Ты попал в точку, — сказал Джейсон. — Мы с Дженни собираемся подавать заявление.

— С Дженни Ли?! — в один голос воскликнули Стив и Рея, удивленно вытаращив глаза.

— Нет! — воскликнул Джейсон. — С Дженнифер Свит, сестрой Кимберли.

— Сначала разведись с Джорджем, — усмехнулась Рея.

Из студии Рея вернулась лишь в шесть вечера.

Но цель была достигнута — они записали все необходимые треки, и дело стало только за обработкой.

Скоро волшебный мир увидит и услышит новый альбом «Молнии».

И тут Рею ожидал сюрприз — в камине ее гостиной появилась голова Ли Джордана.

— Привет, Ли! — просияла девушка.

Они не виделись с самой свадьбы Стива и Кэти.

— Как твои дела, «девочка, которая выжила»? — спросил он, улыбаясь.

— Нормально, — ответила Рея, слегка слукавив.

— Что-то не так, — прищурился Ли. — Обычно ты говоришь «Отлично». Что случилось?

— Ли Джордан, тебе нужно было устроиться шпионом, — сказала Рея, усмехнувшись. — Ничего особенного, просто какие-то странные сны.

— Ну, тогда не переживай, — сказал он. — Это скоро пройдет. Слушай, Рея, я тут с миссией массовика-затейника. Давайте соберемся завтра всей компанией? Ты, я, Фред с Джорджем, Стив с Кэти, Алисия, Анджелина.

— А во сколько? У меня с утра до часу тренировка.

— Мы с Кэти, Стивом и Алисией пока сошлись на двух часах дня, — сказал Ли. — Думаю, удобнее всего будет собраться в кафе Флорана Фортескью. Фред и Джордж смогут прийти прямо из магазина.

— Отлично. Буду, — улыбнулась Рея.

— Ну, пока! — улыбнулся Ли.

— До завтра.

Голова Ли с негромким хлопком исчезла из камина.

«Вот здорово!! — радостно подумала Рея. — «Соберемся вместе, как в не такие старые, но все же добрые времена»

В таком приподнятом настроении она и пребывала весь вечер.

Тренировки среды были сами трудными на неделе, и эта не была исключением. В десять минут второго Рея трансгрессировала в свою квартиру в состоянии выжатого лимона.

Приняв холодный душ, она все-таки стала чувствовать себя лучше.

Рея надела футболку ультрамаринового цвета, черные джинсы, любимые кроссовки, видевшие еще время Хогвартса, и трансгрессировала в «Дырявый котел». Там, поздоровавшись со стариком Томом, она прошла к стене, отделяющей Косой переулок от мира маглов и открыла проход.

Косой переулок был залит солнечным светом. Весело ухали совы, говорили люди, бегали дети…

Но все же чего-то не хватало. И Рея поняла, чего. Не хватало школьников, ходящих из одного магазина в другой в поисках товаров для школы. Она просто привыкла бывать здесь в конце августа, когда все ученики словно просыпаются для покупки необходимых вещей.

Пройдя немного прямо, она оказалась у кафе-мороженого Флорана Фортескью. Там уже сидел в одиночестве Ли Джордан.

— Ли! — улыбнулась Рея.

Ли поднял голову.

— Рея! — воскликнул он и, подойдя к девушке, крепко обнял ее. — Я так по вам всем соскучился!

— Какие пламенные объятия! — раздался рядом голос Фреда.

— Осторожно, Ли, я ведь могу тебе в порыве ревности и пальцы откусить! — добавил голос Джорджа.

Ли и Рея оглянулись и увидели братьев-близнецов, уже сидящих за столиком, положив головы на руки.

— Фред! Джордж! — Ли дружески обнял рыжих товарищей.

Вскоре, держась за руки, в кафе появились Стивен и Кэти. А следом за ними пришла Алисия. Последней, но тоже в срок, появилась Анджелина.

Друзья сели за столик и заказали себе по мороженому.

— Ну, компания, рассказывайте, как у вас дела? — сказал Ли. — Чем занимаетесь?

— Я теперь играю за «Норд Вест», — сказала Алисия. — В марте мы едем на отборочный тур чемпионата Европы по квиддичу среди юниоров.

— Мы тоже, — сказала Рея. — Мы — это «Падделмир Юнайтед». Я теперь там.

— И еще мы с Реей вместе работаем в «Молнии», — добавил Стив. — И вчера у нас был великий праздник — мы закончили запись. Теперь дело за аранжировкой. Примерно через месяц ищите в магазинах альбом «Отражение».

— А я по-прежнему в Министерстве. В отделе контроля магического транспорта, — сказала Кэти.

— О нас ты знаешь, — усмехнулся Фред.

— А вот у меня новость, — сказала Анджелина и улыбнулась. — Вчера в девятнадцать часов пятьдесят две минуты по египетскому времени мы с Эдвардом Джонсом нашли окаменелый фрагмент черепа. По нашему предварительному анализу череп принадлежит к времени уже после динозавров. Значит, это может быть дракон. Теперь мы отправили его Адаму Порту, тому парню, с которым Алисия танцевала на Хэллоуинском балу, чтобы он составил примерную модель головы дракона. А потом модель направят к Чарли Уизли, и он разберется в породе нашей ящерки. Вот такие дела у нас кипят.

— Здорово, — сказал Стив. — А что там Эдвард Джонс? Как у него дела?

— Хорошо у него дела. Клеит девушек налево и направо, — усмехнулась Анджелина. — А ты его знаешь?

— Да, — сказал Стив, а потом усмехнулся. — И Рея тоже.

— Разве? — подняла брови Рея. — Что-то не припомню.

— Разве не помнишь? — улыбнулся Стив. — Это тот дружок Джейсона, который клеился к тебе прошлым летом.

— А, — засмеялась Рея. — Такой высокий брюнет?

— Эй, малышка, как насчет прогулки под луной? — передразнивая надменную интонацию Джонса, спросил Стив.

И они с Реей залились веселым смехом.

— А я, выходит, бестолковей всех вас, — признался Ли. — Я так и не нашел себе никакой работы.

— Как это так? — спросила Алисия.

— В августе у меня болел отец, я все время находился у родителей, — объяснил Ли. — Поэтому не смог принять несколько предложений. А в сентябре было уже поздно.

— Слушай, Ли, а ты ведь писал музыку? — спросил вдруг Стив.

Рея подняла голову. Она поняла, к чему он спросил это.

— Ну, пробовал для себя, — немного смущенно ответил Ли. — А что?

— Ну, просто наш музыкант уезжает в Америку на курсы. По меньшей мере, на год. И нам надо найти парня, который мог бы заменить Стюарта.

— Здорово! — сказал Ли, и его глаза загорелись. — А что нужно будет делать?

— Я не знаю, — сказал Стив.

— Надо записать музыку в стиле лирического хард-рока на диск и передать мне или Стиву, — сказала Рея. — А мы уже отдадим ее Крису.

— Ладно. Скоро будет вам музыка! — пообещал Ли.

— Ждем и надеемся, — сказал Стив.

— Ох, ребята, — сказала Анджелина. — Что это мы все о работе да о работе? А помните, как во время Хогвартса обсуждали уроки и учителей?

— Да уж, так недавно было, а кажется, что прошла целая вечность! — сказала Рея.

— А нам так не кажется, — возразил Джордж.

— Мы в своем магазинчике, как будто в Хогвартсе, — сказал Фред. — Те же проделки, только уже без наказания.

— Кстати, теперь, когда работа над альбомом, наконец, завершена, я хочу съездить в Хогвартс, — сказала Рея.

— Зачем? — удивился Джордж.

— Ну, посмотреть первую игру нашей сборной и просто еще раз побродить по окрестностям.

На самом деле у этой поездки была еще одна цель — предупредить Гарри о надвигающейся опасности. И пусть он сочтет ее сумасшедшей — лишь бы знал о том, что она видела во сне.

— Интересно, кто там в новом составе? — протянула Алисия. — Гарри ведь пришлось набирать всю команду заново.

— Я думаю, что у Гарри неплохая голова на плечах, и новая команда ничуть не хуже нашей, — заметила Анджелина.

— Что ты, Анджелина! Как кто-то может сравниться с нами?! — воскликнул Фред. — Ведь, как говорил Ли, наша команда была золотой строкой в истории Гриффиндора.

— Я так скучаю по квиддичу! — протянула Анджелина. — По этому ветру, развевающему волосы; по скучным наставлениям Вуда…

— И Анджелины, — закончил фразу Джордж, мечтательно подняв глаза к небу, за что получил от бывшего капитана подзатыльник.

Друзья еще долго сидели в кафе, разговаривая о жизни: прошлом, будущем и настоящем.

Глава 5. Разговоры по душам

Утром в четверг Рея чуть было не опоздала на тренировку «Падделмир Юнайтед». Началось все с того, что она проснулась на десять минут позже, чем обычно. Быстро позавтракав, Рея стала одеваться и вдруг обнаружила, что ее кроссовки бесследно исчезли.

— Блэк, — девушка обернулась к псу, с невинным видом лежащему на коврике у двери. — Где мои кроссовки?

Блэк поднялся с подстилки, пробежался по квартире, якобы ища потерянную обувь. А потом посмотрел на рею взглядом, говорящим: «Извини, хозяйка» и сел на свой коврик.

— Значит, решил сыграть в «поищи сама»? — поинтересовалась Рея. — Но учти — если я не найду кроссовки, тебе придется сидеть дома весь день.

Вину во взгляде Блэка словно ветром сдуло.

Пес живо затрусил в кухню и через пару минут вернулся с левой кроссовкой, зажатой в зубах. Положив ее у ног Реи, Блэк пошел в комнату хозяйки и вскоре вернулся со второй кроссовкой.

— Молодец, — Рея ласково потрепала пса за ухо. — Так бы сразу.

Обувшись, девушка взглянула на часы и вздохнула. Времени оставалось немного. Выпустив Блэка во двор, Рея отправилась к зданию суда, за которым располагался стадион для квиддича, скрытый от глаз маглов несколькими охранными заклинаниями.

Вернувшись с тренировки, Рея положила футляр с «Серебряной стрелой» под кровать, с помощью палочки моментально постирала форменную мантию и уже собиралась включить диск «Молнии», как вдруг взгляд ее упал на кусочек пергамента, лежащий на столе уже два дня.

Attachment Rising

«Надо бы разобраться с этими снами до поездки в Хогвартс» — подумала Рея и раскрыла книгу «Некромантия связи». Найдя в алфавитном указателе «чары Attachment Rising», Рея собралась было погрузиться в изучение этого вопроса, как вдруг из кухни донесся голос Ли Джордана.

Рея вошла в кухню и увидела в камине лицо Ли Джордана.

— Привет, — сказала Рея и улыбнулась.

— Привет, — кивнул Ли. — Угадай с трех раз, зачем я пришел.

— Хочешь назначить еще одну «встречу старых друзей»? — предположила Рея.

— Еще две попытки, — покачал головой Ли.

— Заглянул сказать, что написал музыку для «Молнии»?

— Пока нет.

— Тогда… что-нибудь случилось с кем-то из ребят? — забеспокоилась Рея.

— Нет. Ты не угадала. Минус пятнадцать баллов Гриффиндору, — сказал Ли. — Я пришел поговорить о твоих снах.

Рея фыркнула.

— Да ты что, Ли? Сны на то и сны, чтобы утром посчитать их полной чушью!

— Но ты ведь не посчитала их чушью. Более того, они мучают тебя. Я знаю тебя целый год и вижу, когда что-то беспокоит тебя. Хочешь поговорить об этом?

Рея немного помолчала.

— Да, — сказала она, наконец. — Только лучше тебе зайти. Как-то несподручно разговаривать с головой, торчащей из огня.

Через минуту из камина в кухню Реи шагнул Ли Джордан в черной мантии еще времен Хогвартса — с гербом Гриффиндора слева от воротника.

— Так что ты видела? — спросил он, садясь на стул, предложенный Реей.

— Что-то, что я сочла бы бредом, если бы не видела собственными глазами, — сказала Рея и рассказала Ли свой сон во всех подробностях. А потом добавила. — Самое странное, что сны, связанные с Кареной, я помню в мельчайших деталях, тогда как остальные просто вылетают у меня из головы.

Ли несколько минут помолчал.

— Знаешь, — сказал он потом, — в наших снах нередко отражаются наши мысли. Не считала ли ты Карену жестокой, холодной раньше?

— Нет! Я всегда думала, что Карена была гораздо лучше меня. Она и правда была лучше. Это Лорд изменил ее, я уверена! — горячо воскликнула Рея.

— Ладно, — все так же спокойно и рассудительно проговорил Ли. — Может быть, ты думала, что Гарри грозит беда?

Рея усмехнулась.

— А кто из нас не знает, что Гарри грозит беда?

— Верно, — кивнул Ли и вновь задумался. — А может быть, стоит поверить снам? — сказал он, в конце концов. — Чего не бывает? Сама-Знаешь-Кто вполне мог навести такие чары, чтобы связать вас с Кареной. И оживить мертвеца для него не проблема. Кстати, вы хоронили Карену?

— Да, — сказала Рея. — На фамильном кладбище Стормов, — слезы сжали горло, но Рея продолжила говорить, — рядом с мамой.

— А Сама-Знаешь-Кто не мог прислать кого-нибудь туда? Кого-нибудь из своих слуг?

— Там стоит охранное заклинание, через которое может пройти только Сторм. И только Сторм может снять его. Когда к нам приезжали подруги бабушки, Маргарет сама снимала заклинание с ворот.

— А кто-нибудь из тех, кто находился в доме, не мог открыть ворота?

— О чем ты говоришь, Ли?! — возмущенно воскликнула Рея. — В доме были только мы с бабушкой, Стивен, Джейсон и дядя Энтони. Никто из нас не стал бы помогать Волан-де-Морту!

От этого имени Ли поморщился.

И тут Рею осенило.

— Ричард! — воскликнула она, широко раскрыв глаза. — Ричард тоже Сторм! Он мог пройти сквозь заклинание!

— Точно! — воскликнул Ли. — Значит, твои сны вполне могут оказаться вещими.

— Ли, у тебя дома есть книги по некромантии? — спросила Рея.

— Нет, — Ли покачал головой, непроизвольно поднимая руку. Он не хотел иметь ничего общего с темной магией.

— Ладно, тогда придется обходиться собственными ресурсами, — сказала Рея. — Спасибо тебе, Ли.

— За что? — пожал плечами Ли. — Я ничем тебе не помог.

— Шутишь? — воскликнула Рея. — Ты натолкнул меня на мысль о Ричарде, и теперь я точно знаю, каким образом Карене вернули жизнь.

— И каким же? — Ли затаил дыхание.

— Это может быть только перерождение. Значит, скоро в какой-то семье родится маленькая Карена Блэк, которая уже через пять минут станет восемнадцатилетней девушкой.

Волосы на затылке Ли начали подавать признаки жизни.

— Но к тому времени я буду готова, — сказала Рея, и в глазах ее появились решимость и угроза.

В субботу, попрощавшись с друзьями, собрав некоторые вещи и получив разрешение от Дамблдора, Рея отправилась в Хогвартс на родной «Серебряной стреле». Полетела она в пять часов утра, когда маглы в большинстве своем еще спали, а небо было темным. Раннее утро начала октября выдалось не слишком холодным, и Рея не замерзла в своей осенней куртке.

Ветер привычно трепал волосы, и девушка радовалась ощущениям свободного полета. Четыре с половиной часа спустя Рея приземлилась у ворот Хогвартса и принялась растирать замерзшие руки.

Наконец-то она снова в Хогвартсе. Ее вновь посетило чувство, предвещающее познание чего-то нового и перемены к лучшему.

Открыв резную створку, Рея ступила на пожелтевшую траву школьного двора, покрытую тонким слоем инея — в Хогвартсе было несколько холоднее, чем в Лондоне. Огромный кальмар высунул свое щупальце из воды, словно приветствуя вернувшуюся ученицу. Рея улыбнулась и помахала кальмару рукой. Войдя в замок, Рея с трудом поборола желание сразу же помчаться в общую гостиную Гриффиндора. Вместо этого она поднялась в кабинет Дамблдора и постучала в дверь.

— Войди, Рея, — раздался из-за двери голос директора.

Рея вошла в кабинет и, увидев за столом Дамблдора, заметила, что директор за те три месяца, что она его не видела, словно постарел на несколько лет.

— Здравствуйте, профессор Дамблдор, — улыбнулась она, ставя чемодан и метлу неподалеку от двери. — Как вы узнали, что за дверью именно я? Неужели Аластор Грюм одолжил вам свой волшебный глаз?

— Нет, глаз по-прежнему у Аластора, — улыбнулся Дамблдор. — Кстати, откуда ты о нем знаешь?

— Ну, Гарри рассказывал мне о том, что мистер Грюм преподавал в Хогвартсе. Вернее, не он, а мистер Крауч. А о его волшебном глазе слышал, наверное, каждый волшебник.

— Наверное… Как твои дела, Рея?

— Хорошо. В целом хорошо. Но есть кое-что, что меня беспокоит.

— Что это? — спросил директор с таким выражением во взгляде, словно сам знал ответ.

— Это сны. Точнее, не совсем сны, — отчаявшись объяснить, Рея попросту изложила свои сны директору. А потом рассказала о их с Ли догадках.

Директор задумался, положив подбородок на сцепленные пальцы рук.

— Боюсь, Рея, что речь здесь идет не только об Attachment Rising, — произнес он потом, и в его голубых глазах появилась озабоченность. — Видишь ли, перерождение — вещь непростая. Для того чтобы вживить душу умершего в тело ребенка, нужно, чтобы ребенок и умерший были родственниками. Пусть даже и дальними. Никто из Стормов не ожидает ребенка?

Внутри у Реи похолодело.

— Кэти Белл, — прошептала она. — Вернее, Кэти Сторм. И Стивен.

Дамблдор нахмурил брови.

— Но нужно также, чтобы пол ребенка и возрождаемого был одинаковым, — сказал он. — У Кэти и Стивена будет девочка?

— Не знаю, — проговорила Рея. — Еще слишком рано определять пол.

— Рея, лучше не концентрировать все внимание на ребенке Стивена и Кэти. Может быть, еще кто-то из твоих родственников ждет ребенка. И, возможно, у Стивена и Кэти будет мальчик. Во-первых, узнай — не ждет ли кто-нибудь из Стормов или других ваших родственников ребенка. Во-вторых, возьми разрешение на посещение Особой секции нашей библиотеки. Если вдруг ты что-то не дочитаешь здесь, можешь забрать в Лондон и позже отправить обратно с совой. Есть реальные средства противостояния возрожденным. И я сделаю все, что будет в моих силах, чтобы помочь тебе найти эти средства. В январе ты противостояла самому Волан-де-Морту и выстояла против него целых десять с половиной минут.

Рея усмехнулась. Ей этот срок вовсе не казался фантастическим.

— А здесь мы имеем дело с твоей ровесницей. Конечно, теперь Карена несколько сильнее тебя, ведь ей дал силу сам Волан-де-Морт. Но если ты подготовишься, как следует, все может получиться.

Выйдя из кабинета профессора Дамблдора, Рея первым делом оставила чемодан в одной из комнат гриффиндорской гостиной, а потом отправилась на стадион по квиддичу, где сейчас шла тренировка сборной Гриффиндора.

Незаметно сев на трибуне, она посмотрела наверх, туда, где Гарри сломя голову несся за золотым мячиком. Рее очень захотелось подняться туда, где трое новых нападающих пытались обмануть вратаря и забить гол в одно из колец. Захотелось услышать бодрый голос Ли Джордана, кричащего: «10:0 в пользу Гриффиндора!», а потом, в конце марта, прикоснуться к прохладной поверхности серебряного Кубка по квиддичу.

Кажется, что март этого года был в прошлой жизни…

Первой ее заметила Джинни.

— Смотрите! Это же Рея! — воскликнула она.

Игроки сборной, все, кроме Гарри, не видевшего и не слышащего ничего кроме снитча, повернули головы туда, где сидела Рея. Все они знали Рею Блэк, бывшую гриффиндорку, которая играла за сборную Гриффиндора, помогла гриффиндорцам выиграть Кубок, а потом даже противостояла Тому-Кого-Нельзя-Называть.

Рея помахала ребятам рукой и спустилась на поле.

Джинни приземлилась в паре метров от нее и тут же, подбежав к Рее, крепко ее обняла.

— Ну, ты и выросла, Джинни! — засмеялась Рея. Теперь они с Джинни были почти одного роста.

— Это, наверное, из-за баскетбола. Летом мы с Роном играли в магловский баскетбол.

— Боже мой, Рон тоже вырос?! — поинтересовалась Рея.

— Да. Вот он, — Джинни улыбнулась и указала рукой на спустившегося на траву Рона.

— Привет, Рея! — воскликнул он, протягивая девушке ладонь. Рея пожала ее.

Рон и раньше был заметно выше нее, но теперь разница составляла почти полголовы.

— Какие люди! — воскликнул Симус Финниган, мальчишка-ирландец, с которым Рея подружилась незадолго до экзаменов. — Золотая легенда сборной!

— Привет, Симус! — Рея дружески обняла ирландца. — Привет, Дин! — еще один приятель-шестикурсник ослепительно улыбнулся, пожав руку Реи.

В сторонке скромно стояли Натали Кроуфт и Дэвид Ливингстон — четверокурсники, пытавшиеся попасть в команду еще в прошлом году.

— Привет, ребята! — улыбнулась им Рея. — Все-таки использовали свой шанс?

Двое кивнули.

— А где же Гарри? — спросила Рея, посмотрев в небо. Капитан команды пропал из виду.

— Здесь, — раздался голос юноши у нее за спиной.

— Гарри, — Рея просияла, обняв одного из своих лучших друзей. — Как дела?

— Нормально, — улыбнулся Гарри. — Завтра у нас первая игра. Останешься?

— Конечно! Еще бы я пропустила игру нашей сборной! — улыбнулась Рея. Кстати, привет вам всем от Оливера Вуда и всех-всех игроков прошлогоднего состава. И еще от Ли Джордана. Они все вас поддерживают и желают вам удачи. Не вздумайте уступить Кубок слизеринцам!

— Никогда! — хором воскликнули гриффиндорцы.

Рея улыбнулась.

«Похоже, эти ребята совсем не намерены сдаваться!» — подумала она с оптимизмом.

Сразу после тренировки Рея отправилась в библиотеку. В Особой секции она нашла довольно много книг по некромантии. Поставив тяжелую стопку фолиантов перед собой, Рея с головой погрузилась в чтение.

В первых пяти книгах было написано лишь о механизмах действия Attachment Rising и действа Перерождения.

Зато в шестой Рея, наконец, нашла то, что искала.

Чары усопших перерождения.

Если человек покинул этот мир, есть пять способов вернуть его. Но если после смерти прошло более двух суток, поможет только перерождение — самый сложный из всех разделов некромантии.

Далее следовало длинное описание ритуала перерождения, Рея начала читать его, но ее взгляд привлек другой заголовок.

Противостояние перерожденным.

Против перерожденных бороться много сложнее, чем против иных восставших. Существо перерожденное вновь обретается в мире живых, но также остается в мире теней. И нельзя его одолеть оружием ни против живых, ни против мертвых.

Только очень сильная магия может помочь задержать либо изгнать перерожденного. Только магия стихий способна передать человеку силу, равную силе перерожденного. И не всякой стихии дана такая сила. Лишь земля и воздух помогут человеку, бросившему вызов перерожденному.

Но одной магической силой здесь не обойтись. Нужно знание черной магии и умение владеть ею. И только если родственник перерожденного будет противостоять ему, восставший, возможно, проиграет битву.

Рея закрыла книгу.

«То, что нужно» — подумала она, закрывая лицо руками, чтобы дать отдых уставшим от чтения глазам. — «Я должна снова вплотную заняться черной магией, а также найти способ стать стихийным магом за восемь месяцев. Дамблдор, наверняка, знает, как это сделать»

Затем Рея открыла следующий фолиант и принялась искать нужную страницу.

Из библиотеки Рея пришла в шесть часов вечера, проведя там семь с половиной часов. Перед самым входом в гостиную Гриффиндора ее окликнула профессор Мак Гонагалл:

— Рея!

Девушка обернулась, и губы ее расплылись в улыбке.

— Здравствуйте, профессор Мак Гонагалл, — сказала она.

— С возвращением, — слегка улыбнулась строгая Мак Гонагалл. — А теперь пойдем на ужин.

— Куда? В Большой зал?

— Конечно. Я не думаю, что за эти пять часов, что прошли со времени обеда, Альбус придумал другое место для еды. Ты ведь и так пропустила обед.

— Я была в библиотеке.

— Господи, Рея! Даже во время учебы ты не проявляла такого интереса к библиотеке, а теперь вдруг сидишь там больше шести часов!

За таким разговором они вошли в Большой зал, и Рея направилась к привычному месту за гриффиндорским столом. Там, поздоровавшись с радостной Гермионой, она села между Гарри и Джинни и принялась за ужин.

Глава 6. Снова Гриффиндор — Слизерин

Утром в воскресенье Рея по привычке проснулась в семь часов утра. Спустившись в гостиную, она обнаружила там команду Гриффиндора — все как на иголках. Шесть новичков и новый капитан. Непростая будет игра.

— Как настроение, команда? — бодро спросила Рея.

— Как будто я съел щупальце осьминога, — хмуро ответил Рон.

Джинни, Дэвид и Натали закивали головами.

— Не все так страшно, — улыбнулась Рея. — Скоро вы привыкнете. Главное, как говорила Анджелина, не терять головы. Помнишь, Гарри?

Гарри улыбнулся, кивнул.

— Вот и отлично! Бодрее, ребята, Кубок ведь наш! — сказала Рея. — И никуда он не денется, если вы сделаете все зависящее от вас! Ведь вы не просто пришли с улицы, вы несколько лет учились в Гриффиндоре и прошли отбор на место в команде!

Настроение игроков не очень-то улучшилось.

— Может быть, я и плохой психолог, но Гарри — точно лучший капитан, — сказала Рея. — Кто там, в команде у слизеринцев?

— Пьюси, Малфой, Крэбб и Гойл остались из прошлого состава. Вместо Кипли у них шестикурсник Боул (его старший братец раньше был загонщиком), а вместо Уоррингтона и Монтегю — Кинч и Беркли. Судя по тому, что я видел, Беркли — очень сильный и опытный игрок.

— Дерек Беркли?! — спросила Рея.

Гарри кивнул.

— Опытнее некуда, — кивнула Рея. — Он тоже был в сборной Дурмстранга. Такое ощущение, что все стоящие игроки-дурмстрангцы бегут в Слизерин. Теперь он на седьмом курсе, должно быть? Хороший вратарь, но иногда слишком увлекается слежкой за снитчем — он всегда хотел быть ловцом — и следит за квоффлом лишь краем глаза. За это ему нередко влетало от Виктора.

При упоминании о Краме Рон поморщился.

— Так что не отчаивайтесь, — тут Рея улыбнулась. — Тем более что Кипли теперь вышел из школы.

Гарри кивнул головой. Он помнил, как играл Кипли.

— У слизеринцев нет никого младше шестого курса, — негромко произнесла Натали.

— Зато нам будет удобнее целиться! — усмехнулся загонщик Симус. — У них все игроки, кроме Малфоя, как шкафы!

Гриффиндорцы (в том числе и Рея: «гриффиндорка — это навсегда») рассмеялись.

— А еще им каждый год придется обновлять состав, тогда как вы продержитесь вместе еще два года, — сказала затем Рея.

Ребята еще некоторое время беседовали о предстоящем матче, а потом разговор переключился на тему школы.

— В принципе, все осталось по-старому, — пожав плечами, сказала Джинни. — Снегг все такой же жуткий, Мак Гонагалл все такая же строгая, Флитвик такой же веселый, как раньше. Флоренц по-прежнему преподает прорицание, Трелони живет в своей комнатке в Северной башне и высовывает оттуда нос только для того, чтобы поесть…

— Но вот новая учительница по защите — просто супер! — глаза Симуса загорелись. — Профессор Планкетт. Совсем молодая, года три назад закончила школу. Училась, кажется, в Шармбатоне.

— А Симус уже успел в нее влюбиться, — улыбнулся Рон.

— Вовсе нет! — горячо возразил Симус, уши которого слегка покраснели. — Ой, да кто бы говорил! Ронео и Герметта!

— Да кто тебе такое сказал! — возмутился Рон. — Чтобы я! Чтобы мы… мы с Гермионой?!

Гарри тихонько засмеялся. Рон и Гермиона уже несколько лет подряд постоянно ссорились, хотя почти все гриффиндорцы догадывались о том, что они неравнодушны друг к другу.

Остальные сидящие в гостиной с улыбкой глядели на Рона, возмущенно отнекивающегося и густо заливающегося краской.

Трибуны неистово шумели. Рея, надевшая свою школьную мантию и гриффиндорский шарф, заняла свое место среди бушующей толпы рядом с Гермионой и Невиллом.

Новым комментатором был когтевранец Роберт Льюис. Профессор Мак Гонагалл покинула место рядом с комментатором, и новому комментатору была предоставлена полная свобода слова. Пока полная.

— Дорогие гриффиндорцы, слизеринцы, пуффендуйцы и, конечно же, когтевранцы! Уважаемые преподаватели! Мы собрались в это солнечное октябрьское утро, чтобы следить за развитием событий первого матча по квиддичу в этом сезоне! Сегодня, как и в прошлом году, за пальму первенства (вернее, за серебряный Кубок) сражаются Гриффиндор и Слизерин. И я приглашаю команды на поле! Слева от меня появляются слизеринцы. Ядовито-зеленые мантии развеваются на ветру, глаза привычно выглядываются вдаль — команда явно не настроена на поражение. Похвально! Вот они приземляются на поле. Беркли, Кинч, Пьюси, Боул, Крэбб, Гойл и-и-и Малфой!

Роберт явно пытался подражать манере комментатора Людовика Бэгмена. Более-менее получалось.

— Справа ровной цепочкой летят гриффиндорцы. Ведет их капитан Гарри Поттер. Что же, по крайней мере, глазомер у ребят развит отлично! Шесть новичков в команде — это вам не шутки. Практически весь «золотой состав» покинул школу в конце июня. Посмотрим, удастся ли этой семерке стать «серебряным составом»? Итак, объявляю состав гриффиндорской сборной. Уизли, Уизли, Кроуфт, Ливингстон, Финниган, Томас и-и-и Поттер! Снова в команде два Уизли — может быть, это счастливый знак для Гриффиндора? А может, все дело в Гарри Потере? Посмотрим, посмотрим…

Новым капитаном слизеринцев был Драко Малфой. И вот Гарри, с трудом пересилив отвращение, протянул тому руку. Малфой пожал ее с выражением брезгливости на лице.

— Рукопожатие капитанов. Пальцы целы, а значит, можно начинать игру. Свисток! Команды в воздухе! И тут же квоффл перехватывает юная Джинни Уизли. Она сломя голову несется к воротам, но тут со всего маху врезается в возникшего на пути Максимилиана Боула. Это явное нарушение со стороны слизеринцев. Штрафной гриффиндорцев.

Впервые в истории Хогвартса штрафной удар был назначен на первой минуте матча. Джинни сделала хороший, точный бросок, но Беркли легко отбил его. Все-таки он был профи.

Рея закусила губу. Кажется, ребятам придется нелегко.

— Квоффл в руках у Эдриана Пьюси, — разносился над стадионом голос Роберта Льюиса, — слизеринец стрелой летит к гриффиндорским воротам. Он обходит Вирджинию Уизли, уворачивается от бладжера, посланного Дином Томасом. Пас Джону Боулу. Боул буквально отметает в сторону Натали Кроуфт, обходит откуда ни возьмись появившуюся Джинни Уизли и… вновь передает квоффл Пьюси. Эдриан делает бросок. Гол! 10:0, лидирует Слизерин!

Рея в отчаянии ударила кулаком по ладони.

«Давайте, ребята!» — мысленно поддерживала она игроков. А потом подумала. — «А какого это черта я молчу?!»

— ВПЕРЕД, ГРИФФИНДОР! — яростно выкрикнула она, поднявшись со своего места. И тут же на трибунах поднялась алая волна болельщиков Гриффиндора.

— Квоффл вновь у Пьюси, Эдриан летит к воротам сборной Гриффиндора, — вновь комментировал Льюис. — Пас на Кинча (не бойтесь, Льюис не бросил когтевранскую сборную, просто Сэнди Кинч — его однофамилец). Бладжер, посланный Симусом Финниганом, ударяет Кинча между лопаток, квоффл падает прямо в раскрытые руки Натали Кроуфт. Малышка Натали — самая молодая спортсменка из всех сборных этого года — делает резкий поворот на сто восемьдесят градусов и летит в сторону слизеринских ворот — спорить в мастерстве с Дереком Беркли. Попытка перехвата со стороны Боула. Неудачная попытка, юркая Натали нырнула вниз и сохранила квоффл у себя. Она дает пас Дэвиду Ливингстону, своему однокурснику. Дэвид сломя голову летит к кольцам соперников. Или противников? Как лучше? К нему угрожающе приближается бладжер, посланный Гойлом. Ух, ты! Буквально в двух метрах от Дэвида бладжер отбивает Дин Томас. Он направляет его своему товарищу Финнигану, а тот распоряжается им по-своему — посылает с затылок Беркли. Беркли повернулся, и тут Джинни Уизли, получившая пас, забивает гол! 10:10.

Вновь взметнулась алая волна. Трибуны скандировали: «ГРИФ-ФИН-ДОР!».

Тем временем на поле происходило грубейшее нарушение. Здоровяк Крэбб со всей возможной скорость «Нимбуса-2001» полетел на Натали Кроуфт. Дэвид Ливингстон каким-то чудом успел заслонить Натали от столкновения.

— Посмотрите-ка! Юный Ливингстон защищает Натали Кроуфт от нападения Винсента Крэбба! Самому «джентльмену» сильно досталось. Мальчика поддерживает спасенная Натали, они спустились на поле, а теперь Дэвида уносят в больничное крыло на носилках. Очень грубое нарушение. Штрафной удар выполняет Натали Кроуфт. Она сильно размахивается, бросает и… невероятно! Она пробивает оборону Дерека Беркли! 10:20, впереди Гриффиндор. Нет-нет! Я ошибся! 10:170 в пользу Гриффиндора, потому что Гарри Поттер, в который раз, ловит снитч перед носом Драко Малфоя. Игра окончена! С вами был Роберт Льюис.

Рея вышла на поле вместе с другими болельщиками. Ощущение победы было омрачено травмой Дэвида. Рея и Гермиона протиснулись туда, где стояла команда.

— Не надо, Натали, — успокаивал Гарри готовую вот-вот заплакать девочку. — С ним все будет в порядке. Сейчас мы сходим в больничное крыло и посмотрим, как он.

Рея, Гермиона, Невилл и еще несколько третьекурсников присоединились к команде гриффиндорцев, и такой компанией они вошли в больничное крыло.

Мадам Помфри недовольно посмотрела на ребят. Она не любила толпы в своем больничном крыле.

Дэвид был в сознании, и только его бледность выдавала то, что он только что столкнулся с горой по имени Винсент Крэбб.

— Как ты, Дэвид? — спросил Гарри, вставая справа от кровати пострадавшего игрока.

— Я почти в порядке. Мадам Помфри сказала, что через полчаса я смогу присоединиться к вам.

— А что у тебя повреждено? — спросила Анна Смай, однокурсница Дэвида и Натали.

— Ерунда. Просто легкое сотрясение мозга и сломанная рука.

Симус присвистнул.

— Ну, ты даешь! «Ерунда», — сказал он.

— У маглов такую «ерунду» лечили бы больше месяца, — кивнул Дин.

— А наша мадам Помфри справится за полчаса, — сказала Гермиона. — У нее в этом году новый вариант зелья для сращивания костей, — пояснила она для Реи. — Профессор Снегг придумал.

— Хоть на это сгодился, — проворчал Рон. — А я уж думал, что он только баллы вычитать умеет.

— Рон! — укоризненно посмотрела на него Гермиона. — Ты же знаешь, что это не так!

Рон возвел глаза к потолку. Рея улыбнулась, глядя на эту «неугомонную парочку».

— Какой у нас счет? — спросил тем временем Дэвид.

— 170:10, - сказала Джинни, счастливо улыбнувшись.

— Отлично сыграли, ребята, — подтвердила Рея. — Слаженно работаете.

— А я после первого гола в наши ворота подумала: «Все, проиграем!», — призналась Натали.

— Я тоже, — хмуро подтвердил Рон. — Как я мог пропустить такой простой мяч?!

— Со всеми случается, — хором сказали все присутствующие в больничном крыле (разумеется, за исключением Рона и мадам Помфри, которая попросту не слышала разговора).

Рон засмеялся, и к нему присоединились остальные.

Глава 7. Взрослые разговоры

Через час в гостиную Гриффиндора вошел Дэвид Ливингстон, а за ним все те, кто ходил его проведать. Гостиную заполнили шум и поздравления.

Рея села в одно из мягких бордовых кресел и пристально посмотрела на Гарри.

«Что ж», — подумала она, — «он уже давно повзрослел. Скорее всего, он поймет меня и будет осторожен. Надо сказать ему. Только не сейчас. Немного позже»

И Рея незаметно поднялась во временно отведенную ей комнату. Там она упаковала оставшиеся вещи в чемодан, а потом спустилась вниз и направилась в кабинет Дамблдора.

— Войдите, — донеслось из-за двери, когда Рея нерешительно постучала.

— Здравствуйте, — произнесла девушка, входя в кабинет.

— Добрый день, Рея, — приветствовал ее Дамблдор. — Что-нибудь нашла?

— Да, — кивнула Рея. А потом спросила то, что не давало ей покоя с самого первого разговора с профессором Дамблдором, того самого, когда она просила принять ее в Хогвартс. — Вы знали, что я отвечу именно так?

Профессор Дамблдор улыбнулся одними глазами.

— Я догадывался, — ответил он. — Знала только ты. Даже в самой критической ситуации у человека есть возможность изменить решение. И тем самым изменить ход событий. Важно лишь, хочет ли он этого изменения.

Рея немного помолчала, вдумываясь в смысл этих слов.

— Значит ли это, что я смогу противостоять Карене? — спросила она затем, подняв глаза.

— Только если ты будешь верить в то, что сможешь. Даже если у тебя будут сверхвозможности, есть риск проиграть только из-за осознания бессмысленности того, что ты делаешь. Не позволяй ничему помешать тебе достичь верной цели так же, как не стоит позволять чему-либо привлечь тебя к цели ложной.

— А вы думаете, что будут ложные цели? — спросила Рея.

— Я уверен в этом. У тебя впереди большая жизнь, и абсолютно точно тебе встретится множество ложных целей, — ответил директор.

Рея невесело усмехнулась.

— Боюсь, на этот раз вы забыли об одной вещи. Жить мне осталось всего восемь месяцев. Ни о какой долгой жизни речь не идет даже в случае победы.

— Я не забыл об этой связи, Рея. Но я знаю, что был один человек, который сумел разорвать Attachment Rising. Более того, я знаю, что он все еще жив. Этот человек — Нимфадора Тонкс.

— Кто она? — вскинула брови Рея. — Я никогда не слышала и не читала про нее.

— Она — молодой аврор. Гарри, Гермиона, Рон, Джинни и Фред с Джорджем знают ее. И они наверняка смогут ее найти. Она часто появляется в штабе Ордена Феникса.

— Спасибо, я обязательно поговорю с ней, — ответила Рея. — Профессор, я хотела бы спросить вас об одной вещи.

Дамблдор кивнул, призывая Рею говорить дальше.

— Я прочитала в книге «Возвращение к жизни», что перерожденному может противостоять лишь стихийный маг, управляющий воздухом или землей. Есть ли какой-нибудь артефакт, способный сделать человека стихийным магом?

— Такого артефакта нет, — ответил Дамблдор. — Но цель стать стихийным магом — одна из ложных на твоем пути. У тебя цель поставлена несколько иначе. Развить способности стихийного мага.

— Неужели я — стихийный маг?!

— Да, Рея. Поэтому именно тебе подчиняется Молния Ветров.

Рея машинально нащупала на шее небольшой кулон.

— Тебе нужно лишь активизировать свои способности, — продолжал Дамблдор. — Все это время они не проявлялись лишь потому, что ты не знала о том, что обладаешь ими. Тебе нужно тренироваться. И, я думаю, что есть человек, способный помочь тебе в этом. Это Римус Люпин. Ты с ним уже знакома.

Рея слегка кивнула. Более чем знакома. Им с Римусом Люпином доводилось вместе сидеть в подземелье одного из притонов Пожирателей смерти.

Римус Люпин… Один из лучших друзей ее отца… Еще одно напоминание…

— Если тебе будет тяжело столкнуться с воспоминаниями, Рея, — сказал Дамблдор, — то мы сможем найти кого-нибудь другого.

— Я смогу, — твердо ответила Рея. В глазах ее появилась решимость.

— Если ты так уверена, я сегодня же переговорю с Римусом и Тонкс, — сказал директор, про себя подумав: «Как же она похожа на молодого Сириуса Блэка — сорванца из Гриффиндора…»

— Спасибо, — слегка улыбнулась Рея. — Спасибо вам за все.

— Не за что, — ответил Дамблдор. — В конце концов, ты делаешь это вовсе не для себя. Ведь я правильно понимаю?

— Как и всегда, правильно, — улыбнулась Рея.

— Кстати, ты уже поговорила с Гарри?

Улыбка сошла с лица Реи, уступив место озабоченности.

— Нет, — ответила она. — Не хотелось раньше времени портить ему праздник.

— Ох, Рея, Рея, — вздохнул директор. — Ты совершаешь мою ошибку. Я тоже тянул до последнего, прежде чем сообщить Гарри то, что должен был.

Любопытство Реи сделало ей ощутимый укол, но девушка не стала спрашивать, о чем должен был сообщить Гарри Дамблдор.

— Я поговорю с Гарри сразу же, как только вернусь в гостиную, — ответила она. — Я могу идти?

— Конечно, — кивнул Дамблдор и улыбнулся. — До встречи, Рея.

— До встречи, — улыбнулась Рея и открыла дверь.

— Постой, Рея, — окликнул ее директор.

— Да? — Рея обернулась.

— Держи, — директор взмахнул палочкой, и старинная толстая книга в кожаной обложке влетела в руки Реи. — То, что способности стихийного мага нужно тренировать, совсем не значит, что нельзя использовать небольшой допинг. Страница сто пятьдесят восемь. Прочтешь дома, в полной тишине и спокойствии, а потом пришлешь мне с совой.

— Спасибо, — вновь поблагодарила Рея и покинула кабинет.

— Удачи тебе, девочка, — негромко произнес Дамблдор, когда дверь за ней закрылась.

Лицо его выражало крайнюю озабоченность.

Рея, по-прежнему никем не замеченная, поднялась в свою комнату и положила книгу в дорожный чемодан. Один вид обтянутого кожей древнего фолианта приводил Рею в благоговейный трепет.

И тут в дверь ее комнаты постучали. Рея закрыла защелки на чемодане и сказала: «Войдите».

Дверь отворилась, и в комнату шагнул Гарри.

— Привет, — сказал он. — Куда ты сбегала? Мы все тебя потеряли.

«Все-таки не совсем незамеченной» — подумала Рея.

— К Дамблдору, — ответила она.

«Сейчас самое время сказать ему» — подумала девушка. — «Вот только как начать».

Но Гарри сам помог ей завести разговор.

— Что-то важное случилось, да, Рея? — поинтересовался он. — Что-то мне не верится, что перспектива провести выходные в Хогвартсе побудила бы тебя совершить пятичасовой перелет.

Его проницательные зеленые глаза смотрели на Рею с такой серьезностью, словно перед ней сидел ее дядя. Со стороны отца.

— Ты прав, — сказала она, кивнув. — Я действительно прилетела в Хогвартс не просто так. Хотя ностальгия тоже сыграла свою роль. Я здесь, чтобы выполнить некоторые свои обязанности. Самая главная из них — поговорить с тобой.

— И ты, конечно, как всегда действовала по порядку, — усмехнулся Гарри.

Рея улыбнулась.

— Здесь ты тоже верно заметил, — кивнула она. — Я весь день оттягивала этот разговор. Сначала боялась убить твой боевой дух, потом — ощущение победы.

— Ошибка Дамблдора, — пробормотал Гарри.

— Так вот, — начала Рея свое повествование. — После того, как ты выслушаешь то, что я скажу тебе, можешь назвать меня сумасшедшей — я не обижусь. Просто вещь, о которой пойдет речь, не вписывается в узкие рамки «нормальности». Ты знаешь, что такое Перерождение?

— Ну, например, возрождение феникса из пепла? — неуверенно предположил Гарри.

— Не совсем, хотя ты правильно предположил, — сказала Рея. — В данном случае речь идет о некромантии. Перерождение — это ритуал, дающий жизнь умершему существу. Этот ритуал позволяет этому существу — в данном случае человеку — вновь родиться в какой-нибудь семье. Но есть несколько условий. Во-первых, эта семья должна приходиться кровными родственниками Перерожденному. Во-вторых, ребенок должен быть одного пола с Перерожденным. Тогда душа умершего на время переместится в тело младенца.

Гарри слушал очень внимательно, не отрывая сосредоточенного взгляда от лица Реи.

— А потом, когда ребенок родится, Перерожденный получит свою жизнь, — сказала Рея, и в самом ее голосе уже зазвучала опасность. — То есть родится один малыш, а потом от него отделится второй. Начнется быстрый процесс взросления, и через несколько минут на месте второго ребенка будет взрослый человек, наделенный сверхъестественными способностями. Он ни живой, ни мертвый. Он — Перерожденный, принадлежащий двум мирам сразу. Победить его в состоянии только стихийный маг, управляющий либо воздухом, либо землей. Ты понял, что такое Перерождение?

— Да, — ответил Гарри. — Но почему ты рассказываешь мне это?

Рея сделала глубокий вдох.

— Потому что тебе грозит опасность, — сказала она. — Я понимаю, для тебя это далеко не новость, но в этот раз опасность исходит не только от Волан-де-Морта. На этот раз Волан-де-Морт решил пойти другим путем. Он хочет возродить Карену.

— Твою сестру? — впервые за весь разговор Гарри удивился.

— Да, — кивнула Рея. — Мою сестру. Он наложил на нее какое-то заклятье, скорее всего, модифицированное Заклятье Подвластия. Она превратилась в чудовище. Не в прямом, конечно, смысле, но теперь она его раба. Через восемь месяцев Карена вновь придет в этот мир, чтобы выполнить поручение Лорда. Думаю, ты уже догадался, какое?

— Убить меня?

Рея мрачно кивнула.

— А почему бы ему самому не сделать это? — поинтересовался Гарри.

— Я не знаю, — пожала плечами Рея. — Я хочу лишь сказать тебе: будь осторожен. Если мне не удастся одержать победу над Кареной, через восемь месяцев и один день она может появиться в Хогвартсе. Гарри, прошу тебя, если я внезапно появлюсь здесь, беги от меня со всех ног! Мы с Кареной похожи, как две капли воды.

— Ты собираешься бросить вызов Перерожденной? — нахмурился Гарри. — Значит, ты стихийный маг?

— По крайней мере, так сказал Дамблдор. Но, даже если это и не так, я постараюсь сделать все возможное для того, чтобы помешать ей.

— Спасибо тебе, Рея, — сказал Гарри.

— На здоровье, — пробормотала Рея.

Они оба невесело улыбнулись.

— Ну что, пойдем в гостиную? — предложила Рея.

— Подожди! — Гарри вдруг посетила невероятная догадка. — Но ведь Волан-де-Морт тоже возродился! Значит, победить его сможет только стихийный маг?!

— Я не знаю, — задумалась Рея, застигнутая врасплох. — Ведь это же было не Перерождение?

— Нет, но похоже! Значит, все напрасно и все-таки он победит. Значит, даже если Карена не убьет меня, это сделает Волан-де-Морт.

— Не стоит делать слишком ранних выводов. Если ты не замечал в себе способности стихийного мага, это вовсе не значит, что ты не являешься таковым, — интерпретировала фразу Дамблдора Рея. — Лучше всего поговорить об этом с профессором Дамблдором.

Во взгляде Гарри что-то изменилось, и это изменение не укрылось от взгляда Реи.

— Напряженные отношения с Дамблдором? — понимающе произнесла она. — Тогда лучше поговори с профессором Люпином. Ты ведь с ним в хороших отношениях.

— Хорошо. Спасибо, Рея.

— Я же говорю, на здоровье! — улыбнулась Рея. — Будь осторожен, Гарри. А теперь пойдем в гостиную, раз уж вы меня потеряли. Я ведь через два часа улетаю.

— Жаль. Может, останешься еще ненадолго? Ты мало где побывала за эти два дня. Недостаточно для страдающей ностальгией девушки.

Рея усмехнулась.

— Я прожила еще два дня в гостиной Гриффиндора. Это дорогого стоит.

Гарри тоже улыбнулся, но вдруг лицо его стало серьезным.

— Рея, тебе не хватает Сириуса? — спросил он.

— Да, — ответила Рея, опуская глаза. — Иногда мне кажется, что вот-вот прилетит незнакомая сова и принесет на лапе письмо от него. Знаешь, у меня нет даже его фотографии. Зато есть мое собственное отражение, и если прищуриться, можно представить, что на тебя смотрит живой отец, — Рея смахнула слезу. — А незнакомой совы все нет и нет.

Рея подняла глаза и увидела, что Гарри поднял глаза к потолку, чтобы не дать пролиться слезам.

— Прости, — сказал он. — Мне просто нужно было…

— Понять, что ты не один? — подсказала Рея, и Гарри кивнул. — Мне было проще. У меня есть Блэк. Он мог долго слушать мои душевные излияния, — Рея всхлипнула и поднялась. — Ладно, не будем об этом. Ты не один, Гарри. Не только мы с тобой помним о Сириусе Блэке как о хорошем человеке. Есть еще Римус Люпин, члены Ордена Феникса, его друзья, наши с тобой друзья. Пока о папе помнят, он жив.

— И он наверняка не хочет, чтобы кто-то о нем плакал. Он не любил, когда кто-то проявлял слабость. По крайней мере, в школьные годы, — добавил Гарри.

— Откуда ты знаешь? — спросила Рея.

— Ну, он сам сказал мне.

Рея усмехнулась. Гарри явно что-то скрывал. Но это только его дело.

Гарри поднялся со стула. Рея направилась к двери.

— Рея!

Она обернулась.

— Я правда очень благодарен тебе, — сказал Гарри, — и…постарайся выжить.

Рея кивнула и вместе с Гарри вышла из комнаты.

Глава 8. Летающая рыба, испуганный принц и другие маленькие сумасшествия

В восемь часов вечера Рея вышла во двор Хогвартса в сопровождении Симуса, Дина, Гарри, Гермионы и Рона с Джинни. В руке она держала «Серебряную стрелу», а чемодан нес любезно вызвавшийся помочь Симус.

Рея остановилась и повернулась к друзьям.

— Ну, что, пора прощаться? — сказала она. — Кажется, теперь я буду скучать по вам еще больше.

— Мы тоже, — ответила за всех Джинни.

— Вы молодцы, ребята. Оливер и Анджелина могут по праву гордиться тем, что в команде, которую они раньше возглавляли, теперь такой ответственный капитан и такие талантливые игроки. Мы все скучаем по вам. Пишите мне в Лондон, хорошо?

Все закивали головами. Рея пристегнула чемодан к метле.

— Ну, надо же! — раздался за ее спиной голос, манерно растягивающий слова. — Гриффиндорцы выбрались на вечернюю прогулку? А ваш когтистый и полосатый декан не будет против?

Лица гриффиндорцев стали непроницаемо-каменными. Рея обернулась и скрестила руки.

— Драко Малфой? Какая встреча, — сказала она и одарила слизеринца вампирской ухмылкой.

В его глазах появилось удивление.

— Блэк?! — спросил он, совладав с собой. — Что-то я тебя здесь не видел.

— Может быть, потому, что ты перестал видеть что-либо кроме своего отражения? — язвительно предположила Рея.

Крэбб и Гойл напрягли извилины, решая, не является ли эта насмешка поводом к драке.

— Ну, на мое отражение хотя бы можно полюбоваться, — между тем заметил Драко, одарив присутствующих улыбкой в стиле «смотрите, как я хорош!».

Гриффиндорцы, включая Рею, насмешливо фыркнули.

— Что ж, мне никогда не нравился твой вкус, Блэк, — пожал плечами Драко. — Чего стоит только твой парень. Кстати, Уизли знает, что ты наставляешь ему рога с Финниганом?!

От изумления Рея захлопала глазами.

— Ты чего мелешь, слизеринский недоносок?! — угрожающе произнес Симус.

И тут Рея рассмеялась. Друзья посмотрели на нее с непониманием, и Симус опустил уже сжатые кулаки.

— Кто твой осведомитель, Малфой? — спросила Рея, все еще улыбаясь.

— Это не важно, — ответил слизеринец.

— Так вот, послушай, Драко, — неожиданно мирно обратилась к нему Рея. — Если ты предъявляешь обвинение, должны быть и доказательства. Ты что, отслеживаешь половые связи Симуса? С чего такой интерес к нему? Скрытая личная симпатия?

Симус покраснел. Драко выглядел жутко расстроенным, но, вновь взяв себя в руки, он произнес:

— Если у тебя в семье были люди с ненормальной ориентацией, это вовсе не значит, что все люди такие же. А что там твой папочка с папашей Поттера? Они были нормальными или как?

Уже через две секунды Малфой пожалел о своих словах. Первый порыв сожаления наступил вместе с сильным ударом в нос, которым слизеринца «угостил» Гарри. А второй — когда Рея жестко взяла Драко за горло.

— Закрой свой рот, ублюдок! — прокричал Гарри прямо в лицо ошарашенному Малфою.

— Еще один такой выпад относительно наших семей, и ты будешь купаться в собственных отходах, — пообещала Рея.

— Отцепись от меня, Блэк, — просипел Малфой, тщетно пытаясь вырваться из хватки Реи.

— Черта с два, Малфой, — вместе произнесли Гарри и Рея.

— Мне задушить тебя или отправить на корм рыбам? — поинтересовалась Рея.

— Каким рыбам?! — просипел Драко. — Ты бредишь, Блэк?

— Нет, — Рея отпустила шею слизеринца и подняла палочку. — Апиор Меррис!

Вспышка, и на месте Гойла появилась огромная рыба. Она хищно щелкнула зубами и поплыла по воздуху прямо к Малфою.

Страх перекосил лицо слизеринского принца, и он трусливо побежал с поля боя. Крэбб понесся следом за рыбой, пытаясь схватить бывшего приятеля за чешуйчатый хвост. Когда расстояние между хохочущими гриффиндорцами и убегающей троицей составило двадцать метров, Рея произнесла обратную формулу заклинания, и Гойл, приняв свой обычный вид, упал на траву.

Гриффиндорцы хохотали до слез. Рон и Дин схватились за животы в приступе истерического хохота, Симус и Джинни согнулись почти пополам. Только Рея, Гарри и Гермиона смотрели вслед убегавшему Малфою, и на их лицах читалось презрение и серьезность.

Когда смех стих, Рея вновь повернулась к друзьям.

— Ну, мне пора, — просто сказала она. — До встречи. Пишите.

— Пока, — хором отозвались гриффиндорцы.

Рея села на метлу, улыбнулась друзьям и, многозначительно посмотрев на Гарри, оттолкнулась от земли.

Гриффиндорцы махали ей руками, и Рея, помахав им на прощание, вошла в зону низкой облачности.

Сразу же стало мокро и холодно, и девушка плотнее закуталась в куртку. Путь домой обещал быть труднее, чем полет в Хогвартс.

Глава 9. Штаб Ордена Феникса

На следующее утро Рея чувствовала себя совой, вытащенной на дневной свет. Она оказалась дома только в третьем часу ночи, лишь в три заснула, а потом еще и увидела во сне третье предупреждение.

Рея как раз собиралась лечь спать, как дверь в ее комнату с тихим скрипом открылась и на пороге возникла Карена. В ее руках была старая книга в кожаном переплете, как близнец похожая на ту, что отдал Рее Дамблдор.

— Доброй ночи, — сказала Карена, быстрым шагом подходя к столу и садясь на его ровную поверхность. Ее голос был резким, каждая фраза так и резала мозг Реи. — Решила выступить в роли благодетельницы? Предупредить маленького мальчика о плохой девочке? Так вот учти: никто не сможет спасти юного Поттера от смерти. Ни ты, ни Дамблдор, ни его хваленая родительская любовь. Ты сделала только хуже и ему, и себе. Теперь мне придется убить кого-нибудь, чтобы завладеть его телом. Как жаль, пострадают невинные люди…

— С каких это пор Волан-де-Морта волнуют человеческие жизни? — поинтересовалась Рея.

— В данном случае человеческие жизни интересуют меня. Я все-таки человек, — Карена ухмыльнулась, — по крайней мере, скоро снова стану им.

— Человек — понятие не только биологическое, — заметила Рея.

— Ты так уверена? Это одна из ошибок тех, кто выбрал Свет.

— Это одна из лучших ошибок человечества, — сказала Рея.

— Не будем о вечном, — оборвала ее Карена. — Я пришла не для того чтобы болтать с тобой. Я пришла, чтобы сделать последнее предупреждение: не пытайся тягаться со мной. Я тебе не по зубам, и ты это знаешь. Не пытайся обмануть себя и окружающих. Прощай.

И видение комнаты исчезло в водовороте других сновидений.

На тренировке Рее с трудом удавалось сконцентрироваться на игре. А в час дня, оказавшись у себя в квартире, она немедленно подошла к своему чемодану и достала оттуда книгу в кожаном переплете.

С тем же благоговейным трепетом, что и раньше, открыв нужную страницу, Рея целиком погрузилась в чтение. Ничто не отвлекало ее: единственным шумом было негромкое тиканье будильника.

Через полчаса Рея подняла голову, и в ее синих глазах сверкали искорки торжества. Кажется, она обнаружила то, что поможет ей победить. Кристалл Андромеды. Правда, добраться до него будет нелегко, но ведь и времени более чем достаточно! Вход в Хранилище открывается только тогда, когда звезды принимают соответствующее положение. А такое положение они примут только в мае. Вход будет открыт двадцатого мая около полудня. Значит, нужно отправляться девятого мая, а до этого времени еще жить и жить.

Рея закрыла книгу, положила ее на стол и направилась на кухню, уже прикидывая, каким видом транспорта лучше оправиться туда, куда ни один добропорядочный Макар телят не гонял.

В шесть часов вечера Рея вышла на площадь, которую не посещала с Рождества. Она не пыталась бежать от памяти, просто не хотела лишний раз наступать ей на пятки.

Площадь Гриммо была как всегда пустынна, но Рея на всякий случай воспользовалась чарами дезиллюминации. Она мысленно прокрутила в голове пароль: «Штаб-квартира Ордена Феникса находится по адресу: Лондон, площадь Гриммо, 12». Через минуту она уже стояла на крыльце дома номер двенадцать и нажимала на кнопку звонка.

Звукового сигнала Рея не услышала, но дверь тут же открылась, и на пороге возникла миссис Уизли.

— Рея, дорогая! — она радостно обняла девушку. — Как твои дела?

— Нормально, — улыбнувшись, слукавила Рея.

— Вот и отлично. Дамблдор предупреждал нас, что ты можешь прийти. Но, если честно, мы ждали тебя не раньше завтрашнего вечера.

— Извините, я просто не знала, как сообщить вам так, чтобы послание не перехватили Пожиратели смерти, — виновато сказала Рея.

— Не так уж важно, когда ты пришла! — воскликнула миссис Уизли. — Главное, что ты здесь. Как там Фред и Джордж?

— Хорошо. Только я не видела их с пятницы.

— Проходи, Рея, не стесняйся. Мы заменили звонок на световые вспышки. Просто надоело каждый раз закрывать шторы на портрете твоей строптивой бабушки. Тонкс уже здесь, и скоро должен появиться Римус. Будешь ужинать?

— Нет, спасибо, — покачала головой Рея.

— Сразу поговоришь с Тонкс? — поинтересовалась миссис Уизли.

— Да, наверное.

— Устраивайся в гостиной, сейчас я позову ее, — миссис Уизли ушла в другую комнату, Рея вошла в гостиную дома Блэков.

Комната ничуть не изменилась со времени последнего визита Реи. Вернее, исчезла рождественская елка и гирлянды, но обстановка осталась той же. Вот только выглядеть она стала как-то сиротливо.

В этой гостиной Рея встречала свое первое Рождество с отцом. Как оказалось, оно же стало последним. Здесь же ее впервые поцеловал Джордж, которого она тоже едва не потеряла.

С самого рождения Рея не знала спокойной жизни. Бесконечные проделки и приключения, порой заканчивающиеся не просто парой ссадин. Она вечно попадала в какие-то истории и переделки. Даже Маргарет Сторм с ее железными принципами, в конце концов, махнула рукой на затею перевоспитать Рею. Вот Карена с самого детства была скромной и сдержанной, истинной леди.

Рея поймала себя на мысли, что все еще помнит Карену той наивной и веселой пятнадцатилетней девочкой, какой ее застала смерть.

Та, что является Рее во сне, вовсе не Карена Блэк. Это существо, взращенное Волан-де-Мортом в теле Карены.

И Рея должна победить это существо еще и для того, чтобы душа ее сестры наконец стала свободной.

Позади Реи раздалось покашливание. Она обернулась. В дверях стояла молодая девушка лет двадцати двух с коротким зеленым ежиком волос.

— Привет, — сказала девушка.

— Здравствуйте, — ответила Рея.

— Ну, что ты так официально? — поморщилась девушка. — Я чувствую себя престарелой леди, беседующей с внучкой за чашкой чая.

Рея улыбнулась.

Тонкс улыбнулась в ответ.

— Ты еще помнишь меня? — спросила она. — Я была среди авроров, когда ты приезжала на Рождество.

— Если честно, то нет, — ответила Рея.

— Ну, это ничего, — ничуть не расстроилась девушка. — Профессор Дамблдор сказал, что ты хочешь узнать о том, как я выжила, несмотря на чары связи?

Рея кивнула.

— Садись, — предложила Тонкс и опустилась в одно из мягких кресел.

Рея последовала ее примеру.

— Так вот. Собственно, моей заслуги нет в том, что я осталась жива, — сказала Тонкс. — Когда мне было пятнадцать, слуги Темного Лорда решили возродить своего «павшего товарища». Моя тетя, будучи весьма сильной волшебницей, решила помешать им осуществить этот замысел. Поэтому Пожиратели смерти наложили заклинание Attachment Rising на человека, который был для нее дороже остальных. То есть на меня. Тетя души во мне не чаяла. У нее не могло быть своих детей, поэтому я была для нее как племянницей, так и дочерью. Тетя оставила затею помешать Пожирателям, зато нашелся человек, который решил-таки избавиться от возрожденного. Это был Аластор Грюм, он выполнял задание, данное ему начальником штаба авроров. Вот так я и очутилась в Астрале. По одну сторону стояли души моих погибших родственников, а по другую — человек в белом одеянии. Он сказал: «Сделай выбор, Нимфадора». На земле я оставила больше, чем на небесах, поэтому и отправилась назад в этот мир, к маме, папе и тете. Вот такая история, похожая на сказку. Ты можешь мне даже не поверить, я сама несколько лет назад не поверила бы девушке, которая заявила бы «Я была в Астрале».

— Я тебе верю, — просто сказала Рея. — Я видела Астрал собственными глаз-ми. Только предпочла называть его дорогой в небеса.

Тонкс улыбнулась.

— Тогда мы понимаем друг друга. Тебе нужно будет просто сделать выбор. Либо прошлое — либо будущее. Мне незачем было уходить. А ты должна решить для себя, кого ты выберешь.

— Если бы я сама это знала, — вздохнула Рея.

И обе девушки замолчали, думая о своем.

Через пятнадцать минут в гостиную вошла миссис Уизли и сказала, что профессор Люпин уже пришел. Рея поблагодарила Тонкс, попрощалась и вышла. Молодой аврор улыбнулась ей на прощание и сказала: «Все в твоих руках, Рея. Тебе решать».

В холле Рея увидела профессора Люпина, задумчиво оглядывавшего картину, на которой умиротворенно сопела одна из пра-пра-пра-прабабушек Сириуса Блэка.

— Здравствуйте, профессор Люпин.

Он обернулся, и Рея увидела его изможденное лицо и волосы, в которых заметно прибавилось седины. Одиночество грызло его изнутри, и, хотя он улыбнулся Рее, в глазах его все равно отражалась бесконечная тоска. Больше всего он походил на волка, угодившего в капкан.

— Рад видеть тебя, Рея, — поприветствовал он девушку. — Как твои дела?

— Нормально, — ответила Рея. — А как вы?

— Ну, живу потихоньку, — уклончиво ответил Люпин, пожав плечами. И тут же перешел к делу. — Профессор Дамблдор сказал, что тебе нужны уроки по использованию магии стихий.

Рея кивнула.

— Ну, что ж, тогда тебе придется проводить несколько вечеров здесь, в штабе Ордена Феникса, — сказал профессор Люпин. — Когда ты свободна?

— Вечера у меня всегда свободны, — пожала плечами Рея. — Думаю, что вечерние тренировки «Падделмир Юнайтед» начнутся только с января-февраля.

— Отлично. Тебе будет удобно приходить на тренировки во вторник и четверг в шесть часов?

— Да, — ответила Рея.

— Значит, договорились, — сказал Люпин. — Выходит, ты снова будешь учиться. Как в старые добрые времена.

Рея улыбнулась.

— Ну, вообще-то люди учатся всю жизнь, — ответила она.

— И нередко им так и не удается чему-нибудь научиться, — вздохнул Люпин. — Кто-то не может, кто-то не хочет, а кто-то не успевает.

Взгляд Люпина стал пронзительно-тоскливым.

— Он успел кое-чему научиться, — сказала Рея, смотря другу своего отца прямо в глаза. — Он знал, что такое любовь и долг, честь и дружба, счастье и горе. Он умер, не отступив от своих жизненных принципов. Он верил в то, что Добро — единственно верный путь. За такую прочную веру Добро будет помнить его, сражаться за его память.

Профессор Люпин закрыл глаза и кивнул. Он не плакал. Слезы по друзьям были выплаканы уже много лет назад, когда он думал, что Сириус предал Поттеров.

— Он всегда говорил нам, что скорее умрет, чем отступит перед врагом, — произнес Люпин. — Так и случилось. А я мог столько лет считать его убийцей, предателем. И он простил меня. Простил сразу же, без долгих колебаний. Ведь по сути дела я предал его тогда, когда поверил в его виновность. Если бы можно было повернуть время вспять!

И тут он мотнул головой и сказал уже обычным голосом.

— Ну что, Андреа Блэк? Жду тебя завтра в шесть часов вечера здесь, в холле. А теперь мне пора, скоро начнется совещание.

— До свидания, — попрощалась Рея.

— До завтра, — кивнул Люпин и вышел из комнаты.

Глава 10. Дни летят

И с того осеннего вечера для Реи началась новая жизнь. Каждый вторник она сидела в гостиной дома Блэков и изучала смысл древних и не очень книг по магии стихий, которые непонятно где выискивал профессор Люпин. А по четвергам она практиковала применение магии Воздуха. Рея прилагала все свои усилия к тому, чтобы как можно лучше овладеть новыми заклинаниями.

У нее получалось весьма неплохо. Но Рея не ограничивалась занятиями в штабе. Дома она вновь и вновь отрабатывала выученные заклинания, но вскоре занятия пришлось прекратить — стекла не выдерживали такой сильной магии и лопались.

Рея старалась по-прежнему уделять больше времени друзьям и особенно Джорджу, но с каждым днем делать это становилось все сложней. Приближался отборочный тур чемпионата Европы по квиддичу, и Люк постепенно увеличивал количество тренировок.

От друзей не мог укрыться тот факт, что Рея проводит два вечера в неделю в штабе Ордена Феникса. В один прекрасный вечер 10 ноября в кафе Флорана Фортескью состоялся такой разговор:

— Рея, а зачем ты изучаешь магию стихий? — спросила Алисия. — Да еще такими потрясающими темпами?

Рея мысленно пожелала себе провалиться сквозь землю и ответила:

— Просто я решила расширить свои возможности, вот и все.

— Рея, ты что-то скрываешь от нас? — спросил у нее Джордж.

— Нет, — покачала головой Рея. — Я ничего не собираюсь от вас скрывать. Придет время, и я все вам расскажу.

— Точно. Когда-нибудь, лет эдак через двадцать мы соберемся у одного камина, и Рея поведает нам о том, зачем училась магии стихий, — усмехнулся Стив.

— О нет, дядюшка, — улыбнулась Рея. — Я обещаю, что вы узнаете об этом гораздо раньше.

На том разговор и окончился.

Сны о Карене, казалось, навсегда покинули список ночной программы Реи. Но десятого декабря Карена вновь заговорила. И эти слова были страшнее всех предыдущих. В тот день Рея долго не могла уснуть, потому что Блэк, весь день гулявший во дворе, под вечер куда-то запропастился.

Карена возникла на пороге комнаты Реи совершенно неожиданно, когда та задумчиво смотрела на Молнию Ветров, которая в последнее время стала гораздо ярче.

— Забавно, — произнесла Карена, и Рея от неожиданности схватила волшебную палочку. Старая привычка проявляла себя и во сне. Карена подняла бровь, и Рея, выдохнув, опустила руку, в которой была палочка, направленная на нее. — Забавно, — повторила Карена, — что такая маленькая вещица послужила причиной моей смерти.

— Ты считаешь это забавным? — пришла очередь Реи поднимать бровь. — А я, помнится, пролила из-за этой «забавной» смерти немало слез.

— Это был твой выбор — лить слезы. Вместо того чтобы помочь мне.

Рея не ответила.

— Хотя нет, ты помогла мне. Вернее, мне очень помогла твоя милая собачка.

Рея вскинул глаза.

— Да-да, — притворно вздохнула Карена. — Ты осталась без своего мохнатого любимца, но пойми меня правильно: у меня ведь нет другого источника энергии, кроме как энергия других тел. Летучие мыши, сама понимаешь, не лучший энергетик. Так что, — Карена развела руками.

— Мерзавка, — кипя гневом, прорычала Рея и ринулась к чудовищу, выдававшему себя за ее сестру.

Но Карена лишь рассмеялась и растаяла в воздухе.

Тела Блэка Рея так и не нашла.

День рождения был бесповоротно испорчен. Более того, Рея и не вспомнила бы о нем, если бы не друзья, хором поздравившие ее с самого утра. Весь день в окно Реи стучались совы — с подарками от бабушки Маргарет, дяди Энтони и тети Амелии, друзей по Дурмстрангу и Хогвартсу. На Дне рождения к компании друзей присоединился и Джейсон. Рея старалась быть веселой, но затем Кэти спросила: «А где Блэк?». Рея глубоко вздохнула и сказала: «Блэка больше нет». Вопросов на эту тему больше не задавалось.

После того, что случилось с Блэком, Рея решила пока не рассказывать друзьям о своих снах. Но в один из не слишком суровых февральских дней, когда они всей компанией сидели в кафе Флорана Фортескью, она все-таки решилась поведать друзьям правду.

К этому времени Рея уже выяснила, что никто из Стормов, кроме Кэти и Стива, не ждет появлении на свет малыша. К тому же выяснилось, что у Кэти будет именно девочка. Рея долго собиралась с мыслями, прежде чем сказала: «Ребята, нам надо поговорить. Предлагаю отправиться ко мне». А потом в уютной гостиной своей квартиры она рассказала Кэти, Стиву, Фреду, Джорджу, Алисии, Анджелине и Ли о том, что она видела в своих снах, о своих догадках, о том, зачем летала в Хогвартс, о том, зачем брала уроки магии стихий у профессора Люпина и о том, куда делся Блэк.

Друзья слушали молча, и по мере приближения к концу рассказа лица их становились все более серьезными. Стив, Фред и Джордж мрачнели на глазах, Ли сосредоточенно хмурил брови, Алисия и Анджелина кусали губы, а Кэти все больше бледнела.

Когда Рея замолчала, подняв глаза (все время, пока продолжался рассказ, она смотрела в пол), взгляды друзей обратились в ее сторону.

Некоторое время все сидели молча.

— Ты лжешь, — дрожащим голосом прошептала Кэти. — Это не может случиться с моим ребенком. Это не может быть она, — голос ее становился все громче, она начала всхлипывать. — Ты все лжешь!

— Кэти, прошу тебя, успокойся, — Стив положил руку на голову жены, но Кэти сбросила его ладонь.

Анджелина наколдовала бокал с успокоительным зельем, и через пару минут Кэти относительно успокоилась.

— Как можно помешать этому? — спросила она.

«Слава Богу!» — облегченно вздохнула Рея.

— Помешать Карене может лишь магия стихий. Я учусь управлять силами Воздуха, а в мае отправлюсь за артефактом под названием Кристалл Андромеды. Он сможет придать стихии Воздуха большую силу. Когда Карена отделится от твоей дочери, я постараюсь победить ее (разумеется, Карену, а не малышку). Если мне это удастся, то все останутся живы. Если нет — Гарри погибнет. Ребенок останется жив в любом случае.

— Рея, я знаю, что такое Attachment Rising, — после недолгого молчания сказал Стив, и Рея поняла, что ее маленький обман не удался. — На вас с Кареной наложены эти чары?

Рея кивнула.

— Все останутся живы, — саркастично повторил Стив. — Неужели ты сама веришь в это?

— Эти чары можно победить, если очень захотеть, — сказала Рея.

— И как же?

— Сделать выбор. Выбрать жизнь, — ответила Рея.

— Мне не совсем понятно то, о чем вы говорите, — сказал Джордж. — Но еще больше я не понимаю одного: почему ты так долго скрывала это?

— Я боялась навредить вам, — ответила Рея. — Боялась, что участь Блэка станет вашей участью.

— Не беспокойся об этом, — Джордж обнял ее за плечи. — Мы всегда будем с тобой.

«Только вот интересно, всегда ли я буду рядом с вами?» — подумала Рея, но все же кивнула головой.

Письма от кого-то из хогвартсских друзей прибывали не реже, чем раз в неделю.

Рон и Джинни обещали приехать на пасхальные каникулы к Фреду и Джорджу и захватить с собой Гарри и Гермиону.

Симус красочно описывал маленькие баталии, случавшиеся между гриффиндорцами и Малфоем, а также квиддичные матчи.

Гермиона спешила обменяться мнениями о прочитанных книгах и просто приятно поболтать.

Гарри с великим неудовольствием сообщил, что с ним стали возиться, как с маленьким ребенком. Он писал, что у него все нормально и даже бесконечные придирки профессора Снегга не могут испортить радости, которую он получает от матчей по квиддичу.

Рея отвечала, что у нее тоже все отлично. Описывала свою жизнь, смешные и грустные ее моменты. Но никому, кроме Гарри, ни слова не говорила о своих снах и о подготовке к схватке с Кареной. Да и тому передавала все намеками и полунамеками, опасаясь, что письмо могут перехватить.

Приближался конец марта, и вскоре у учеников Хогвартса должны были начаться пасхальные каникулы, а у квиддичных команд-юниоров — чемпионат Европы…

Глава 11. Старый добрый квиддич

Двадцать первого марта восьмерка друзей отправилась на вокзал Кингз-Кросс, встречать друзей из Хогвартса.

Сначала из кирпичной перегородки возник долговязый Рон с чемоданом в руке. Он пожал руки всем присутствующим с видом иностранного дипломата.

— Рональд Перси Уизли, — проворчал Фред, за что Рон одарил его свирепым взглядом.

Следом появился Гарри с чемоданом и клеткой, в которой встревожено, ухала Букля.

Он тоже пожал всем руки, а вслед за ним уже выходили Гермиона и Джинни. Рыжеволосая девушка бросилась на шею братьям-близнецам, затем обняла по очереди всех встречающих. Гермиона просто поздоровалась, не став проявлять пылких чувств.

Через полчаса вся компания уже сидела в лондонской квартире Фреда и Джорджа, потягивая сливочное пиво и делясь впечатлениями, накопившимися за время разлуки.

Двадцать третьего марта между капитанами команд-юниоров была проведена жеребьевка. По воле случая получилось, что в первом матче отборочного тура должны были участвовать команды «Норд-Вест» и «Падделмир Юнайтед».

И вот двадцать пятого марта на стадионе «Скай Драйв» собрались болельщики.

— Да, Рея, — протянула Алисия. — Никогда не думала, что буду играть в квиддич против тебя.

— Точно, — усмехнулась Рея. — Но в любом случае это только игра. И с нашей, и, надеюсь, с вашей стороны она будет честной.

— Можете не сомневаться, — ответила Алисия с улыбкой. — «Норд-Вест» слов на ветер не бросает.

— Да ладно вам, патриотки! — рассмеялся Джордж.

— Сборная Гриффиндора все равно лучше всех! — воскликнул Фред.

— Точно! — в один голос подхватили Рея, Алисия, Рон, Ли и Джинни.

— Верно! — в тот же миг воскликнули Анджелина, Кэти и Гарри.

— Аминь! — в заключение произнес Джордж.

Стив и Гермиона, не принимавшие участие в судьбе сборной Гриффиндора, скромно промолчали.

И тут.

— Рея! Стив! — раздался знакомый голос, и ребята повернули голову на звук.

К их компании приближался Виктор Крам, один из друзей Реи и Стива со времени Дурмстранга.

Рон сделал такое лицо, словно все его зубы разом разболелись.

— Гермионна! — воскликнул Виктор, заметив Гермиону, стоявшую рядом с Реей. — Рад снова видеть всех вас. Особенно тебя, Гарри, — произнес Виктор, пожимая всем руки. — Ну, и еще некоторых старых знакомых. Стормы, как же давно мы не виделись! Как вы, бывшие дети Каркарова?

Джордж и Рон заскрипели зубами, но Виктор словно не заметил этого.

Стив и Рея переглянулись.

— Отлично, — ответили они хором.

— А как ты, любимый ребенок Каркарова? — поинтересовалась Рея.

— Тоже неплохо. Мы с Максимилианом теперь снова в одной команде, — сообщил Крам Рее.

— Боже, и что же это за команда? — простонала Рея.

— Сборная Болгарии, разумеется, — пожал плечами Крам. — Я очень скучаю по тем временам, когда мы еще учились вместе с вами, — признался он.

— Ну, мы иногда тоже вспоминаем тайные прогулки на Зубчатую башню и другие ночные приключения, — улыбнулся Стив. — Эх, натерпелся от нас профессор Зигмунд.

Но общие воспоминания дурмстрангцев были прерваны самым неожиданным образом. Раздался сигнал, возвещающий о сборе команд в раздевалках, и Рея с Алисией, временно попрощавшись с друзьями и получив от них пожелания удачи, отправились слушать напутственную речь капитанов.

— Дамы и господа! — бодрый голос девушки-комментатора разнесся над стадионом. — Сегодня с вами я, Элизабет Пайпер, и все мы присутствуем на первом матче отборочного тура чемпионата Европы среди юниоров. Тьфу ты, аж язык заплетается! И сегодня встречаются две молодые команды, между которыми есть немало интересных совпадений. Например, сегодня друг против друга играют близнецы Мак Дауэр, загонщик Энди и нападающая Калиша. К тому же эти две команды родом из Англии, что тоже является совпадением. Кстати, вратарей обеих команд зовут Оливерами. Оливер Вуд и Оливер Штамм. А еще Оливер Вуд, Рея Блэк и Алисия Спиннет раньше играли в сборной факультета Гриффиндор (Хогвартс). Кажется, борьба обещает быть интересной. И, пока у нас еще есть немного времени, я оглашу состав команд. «Норд-Вест»: первый номер — загонщик Брайан Стоун, новичок в команде, но не в квиддиче. Раньше выступал за «Ангелов Альбиона». Вторая загонщица — Аманда Стоун, старшая сестра Брайана. Единственная девушка-загонщик среди команд-участников. Третий номер — нападающая Алисия Спиннет. Пришла в команду из сборной Гриффиндора, участница «Золотого состава». Четвертая — Калиша Мак Дауэр, нападающая, забившая решающий гол в игре с «Северными ящерами» на прошлом чемпионате Европы. С превеликим удовольствием представляю капитана команды. Пятый номер — Шон Брейн. Четвертый год в «Норд-Вест», дважды его команда выходила в полуфинал и однажды даже играла в финале. Шестой номер — вратарь Оливер Штамм, новичок. Ранее не играл в квиддич, но в «Норд-Вест», конечно же, просто так не берут. Видимо, Оливер еще покажет себя. И, наконец, седьмой — ловец Чарли Блум. Так же, как и Шон Брейн, работает в команде с самого начала — четвертый год. И он на самом деле работает, как многие из вас, наверное, убедились на прошлом чемпионате Европы. А теперь перейдем к «Падделмир Юнайтед». Это лишь второй чемпионат Европы, в котором они собрались участвовать. В прошлый раз они лишь немного не дошли до финала, проиграв германцам из «Штурма» со счетом: 100: 170. Может быть, на этот раз им повезет больше? Первый номер — загонщик Энди Мак Дауэр, брат-близнец Калиши из «Норд-Вест». Именно этот юноша отправил в нокаут Дэнфорта Бьюта из «Северных ящеров». Кстати, в прошлом году Энди играл за «Норд-Вест» и лишь этой осенью перешел в «Падделмир Юнайтед». Второй номер — Кевин Кобейт, самый младший игрок команды. В сентябре этому молодому ирландцу исполнилось семнадцать. Третий номер — нападающая Рея Блэк, единственная девушка в команде. Пришла в «Падделмир Юнайтед» в сентябре прямо из «Золотого состава сборной Гриффиндора». Четвертый номер — Люк Саймонс — капитан команды. В сборной третий год, со времени окончания Хогвартса. Энди Фразетти, пятый номер, несмотря на свою итальянскую фамилию, все же считает себя англичанином. Он выступает за «Падделмир Юнайтед» второй год, каждый раз выкладываясь на все сто. Вратарь Оливер Вуд, шестой номер — бывший вратарь и капитан сборной Гриффиндора. Фанатичный приверженец квиддича. И, наконец, седьмой — ловец Ричард Скотт, который, как мне кажется, в представлении не нуждается. Тем более что команды уже вылетают на поле. «Норд-Вест» в темно-синих мантиях и «Падделмир Юнайтед» — в красных. Рукопожатие капитанов. Светловолосый симпатяга Люк Саймонс и темноволосый красавец Шон Брейн. Весьма эстетичное зрелище, скажу я вам. Свисток судьи — Элеоноры Свит, — и команды взмывают в небо. И сразу же разыгрался блицкриг между Люком Саймонсом, Алисией Спиннет и Энди Фразетти. Итальянец (пардон, англичанин) все-таки оказался быстрее и завладел красным мячом. Пас Рее Блэк. Девушка обходит Калишу Мак Дауэр, уворачивается от летящего за снитчем Чарли Блума и дает пас Люку Саймонсу. Саймонс делает пике, уходя от бладжера, великодушно предоставленного Брайаном Стоуном и пасует квоффл Фразетти. Энди с помощью Вялого Кистевого Крена уходит от Алисии Спиннет, приближается к воротам и делает бросок. Великолепно! ЭТО ГОЛ! «Падделмир Юнайтед» открывает счет! 10:0.

Болельщики «Падделмир Юнайтед» дружно затянули гимн Великобритании. Энди подлетел к Рее и Люку и хлопнул своими руками по их раскрытым ладоням.

— Мяч снова в игре, — возвестила Элизабет Пайпер. — На этот раз у нападающей «Норд-Веста» Алисии Спиннет. Посмотрим, удастся ли ее команде построить такую же безупречную цепочку, что была у команды соперников. Пас Калише Мак Дауэр. Калиша устремляется вперед и… прямо под бладжер от брата-близнеца! Ирония судьбы, по-другому не скажешь! Энди Мак Дауэр дает Люку Саймонсу прекрасную возможность поймать квоффл, и капитан «Падделмир Юнайтед» блестяще ею пользуется. Резко уйдя верх от столкновения с Алисией Спиннет, он дает пас Энди. Разумеется, Энди Фразетти, а не загонщику Мак Дауэру. Фразетти летит к воротам соперников, но квоффл вновь оказывается в руках Алисии Спиннет. Пас Шону Брейну, и капитан «Норд-Веста» приближается к воротам Оливера Вуда. Он резко вильнул, уходя от бладжера Кевина Кобейта, ушел вниз, спасаясь от Энди Фразетти, и… врезался в Рею Блэк. Пару секунд назад на поле наблюдалась странная картина. Шон Брейн непроизвольно обхватил руками плечи Реи Блэк. Со стороны это было похоже на дружеское объятие. Эх, наверняка половина наших зрительниц хотела бы оказаться на месте нападающей «Падделмир Юнайтед». Но, спустя мгновение, Брейн берет в руки себя и квоффл и продолжает путь к воротам, на защите которых стоит Оливер Вуд. Рея Блэк устремляется за ним, но дорогу ей перерезает Калиша Мак Дауэр. Шон Брейн входит в зону броска. Игра с вратарем. Пары сантиметров не хватило Оливеру Вуду, чтобы дотянуться до мяча. Гол в ворота «Падделмир Юнайтед»! 10:10!

Трибуны украсились синими флагами и огласились победными воплями болельщиков «Норд-Веста».

— Игра тем временем продолжается. Квоффл у Реи Блэк, она ловко маневрирует, обходя Калишу Мак Дауэр и уклоняясь от бладжера, посланного Амандой Стоун. Кевин Кобейт отбивает назойливый мяч в Калишу, «висящую на хвосте» у Блэк. Второй бладжер все-таки ударяет Рею Блэк по руке, и она роняет квоффл, который ловит Алисия Спиннет. Спиннет разворачивает метлу и устремляется к воротам «Падделмир Юнайтед», но Люк Саймонс молниеносным движением руки лишает Алисию Спиннет квоффла и возможности забить гол. Пас Энди Фразетти, пас Рее Блэк. Блэк уже успела перекочевать к зоне броска. Игра с вратарем. Удачный бросок Блэк и… свисток застает квоффл в десятке сантиметров от кольца. Игра окончена! Снитч поймал… НЕВЕРОЯТНО! Снитч пойман одновременно и Чарли Блумом, и Ричардом Скоттом! Это второй такой случай в истории квиддича! Счет 160:160! Ничья! Просто невероятно!

Команды опустились на поле и начали обниматься. Игроки команд-соперников вместе радовались и поздравляли друг друга.

Болельщики разных команд обнимались и вопили во все горло.

— Символичный исход символичного матча, — смеясь, говорила Элизабет Пайпер, — Это значит, что обе английские команды буду участвовать в чемпионате. Так и должно было случиться! С вами была Элизабет Пайпер! Увидимся завтра, на матче «Штурм»(Германия) — «Равиземент» (Франция).

Вечером, собравшись вместе в доме Кэти и Стива, друзья поднимали бутылочки со сливочным пивом.

— За нашу победу! — сказала Рея, и Алисия, засмеявшись, ответила: «Да будет так!»

Глава 12. Долгие проводы — лишние слезы

За ту неделю, что Рон, Джинни, Гарри и Гермиона гостили у друзей, компания успела посетить все самые замечательные уголки Лондона: Косой переулок, бар «Какофония» (в котором ранее отмечались Дни рождения Алисии, Стива и близнецов Уизли), самые интересные улочки, кондитерскую «Красная Белоснежка», в которой можно было встретить самые немыслимые сочетания ингредиентов, и еще многие другие. А также Рея, Фред, Джордж, Анджелина, Джинни и «святая троица» выбрались в Нору, где их радушно встретили мистер и миссис Уизли. Миссис Уизли в волнении сообщила ребятам о том, что в июле у Билла свадьба.

— А с кем? — в один голос спросили Джинни, Рея и Джордж.

— С Флер Делакур, она работает с ним вместе, — объяснила миссис Уизли.

Джордж и Рея заговорщицки переглянулись, вспомнив прошлогодний разговор с Биллом.

— А нас хотя бы пригласили? — поинтересовался Фред.

— Конечно! — горячо заверила его миссис Уизли. — Билл сказал, что приглашения он разошлет к концу июня. Но вы-то точно в списке гостей.

В Норе друзья провели три дня. А потом миссис и мистер Уизли отправились в штаб ордена Феникса, Рон, Гермиона и Джинни отправились с ними, а Гарри решил остаться у Фреда с Джорджем. Рон и Гермиона предложили остаться вместе с ним, но Гарри решительно отказался, не захотев лишать их возможности весело провести время.

А двадцать восьмого марта «Хогвартс-Экспресс» умчал учеников в школу.

Время бежало, как взбесившийся акромантул. В апреле друзья весело отпраздновали День рождения Кэти, и Рея стала потихоньку готовиться к предстоящему путешествию. Когда прошел апрель, она уже приобрела все необходимые вещи. Рея рассчитывала на то, что вернется не позднее шестого июня. Значит, у нее останется, по крайней мере, неделя на подготовку к поединку с Кареной. Но в любом случае нужно быть готовой сразу же вступить в схватку, если вдруг роды начнутся раньше.

Еще пятнадцатого апреля после тренировки у Реи с Люком состоялся серьезный разговор:

— Люк, я думаю, что тебе нужно будет взять кого-то из запасных вместо меня, — обратилась Рея к капитану «Падделмир Юнайтед».

— А что случилось? — удивленно и встревожено поднял брови Люк. — Ты хочешь уйти из команды?

— Нет, что ты, — покачала головой Рея. — Я вовсе не хочу уходить. Просто может так случиться, что в июле я не смогу принять участие в чемпионате.

— Срочное дело? — спросил Люк.

— Вопрос жизни и смерти.

— Рея, пойми, ты нужна команде, — сказал Люк. — Эдди или Рональд должны будут еще освоиться в игре, а на это у нас просто нет времени. Твой вопрос жизни и смерти не может подождать до августа?

— На то он и вопрос жизни и смерти. Он не может ждать. В мае я должна буду уехать. Меня не будет до начала июня.

— Ну, так что мешает тебе приехать и продолжить подготовку к чемпионату?

— Дело в том, Люк, что я могу не дожить до июля, — отозвалась Рея.

— Что это значит? Что ты задумала? — спросил Люк.

— Я ничего не задумывала. Кое-кто другой затеял опасную игру. В нее втянули моих друзей и близких. Я не могу ждать, когда они один за другим погибнут.

— Рея, не ввязывайся в опасные игры, — предупредил Люк, смотря Рее в глаза. — Если тебе дорога жизнь, не ввязывайся.

— Поздно, Люк, — покачала головой Рея. — В эту игру уже втянуты все мы. Кто-то должен остановить ее.

— Что ж, видимо, к твоему благоразумию взывать бесполезно, — вздохнул Люк. — Тогда остается пожелать тебе удачи. Но если ты выйдешь победительницей из этой игры, от чемпионата Европы тебе не отвертеться.

Рея улыбнулась.

— Спасибо, — сказала она и вышла из раздевалки, попрощавшись со всеми игроками.

Седьмого мая Рея сообщила друзьям о том, что через день отправляется за Кристаллом Андромеды.

— Я с тобой, — тут же хором отозвались Стивен и Джордж.

Рея покачала головой.

— Сторм, тебе лучше остаться с Кэти, — сказала она. — Ей будет очень нужна твоя поддержка. Я справлюсь.

— Нет, Рея, — отозвалась Кэти. — Я смогу потерпеть без внимания Стива пару недель, а вот тебе он действительно нужен. К тому же, это все делается во благо нас и нашей дочери.

— Вот именно, Рея, — подтвердил Стив слова жены. — Я отправлюсь с тобой. Мы всегда были вместе. Когда тебе было плохо, когда мне было плохо — мы всегда помогали друг другу.

— Ладно, Стив, — согласилась Рея. — Мы поедем вместе.

Она повернула к Джорджу.

— Но как ты собираешься ехать со мной? — спросила она. — Как ты сможешь оставить магазин, что ты скажешь своей маме (а ведь она наверняка узнает о том, что ты куда-то собрался)?

Хотя, зная Джорджа Уизли, как свои пять пальцев, Рея уже догадывалась, что у него готовы ответы на все возможные вопросы.

— Магазин я оставлю на Фреда. Неужели ты думаешь, что какие-то розыгрыши и хлопушки для меня важнее, чем ты?

— Нет, я так не думаю, — ответила Рея, опуская глаза.

— А маме я скажу, что мы едем к твоим родственникам, — продолжил Джордж.

— Которые живут на маленьком островке в Атлантическом океане, — усмехнулась Рея. — У них такое невинное увлечение — жить черт знает где.

И друзья заулыбались, таким образом окончательно утвердив состав экспедиции.

Глава 13. Волны и камень

Рея сидела на корме лодки, вглядываясь в туманную даль. Ее теплая куртка лежала в рюкзаке с того самого времени, как трое друзей спустили лодку на воду. Океан отдавал воздуху тепло, которое накопилось в нем за много лет, и теплые воздушные потоки время от времени развевали темные волосы Реи. Стив и Джордж еще спали, свернувшись двумя клубочками — один на носу лодки, а другой — на гребной скамье.

Их путешествие по Атлантическому океану длилось уже десятый день. Гораздо проще было бы трансгрессировать к месту назначения, но на острове находился мощный магический артефакт, поэтому трансгрессия могла бы окончиться весьма плачевно: оказаться в волнах далеко от места назначения — не путешествие, а испытание на выживание.

Поэтому уже десятый день друзья качались на волнах, и благодаря попутному ветру уверенно плыли вперед. Когда же ветер менялся, парус убирался и в дело вступал мотор.

Через час Рее окончательно наскучил пейзаж туманной дали, и она решила заняться чем-нибудь более интересным.

Но тут в призрачной мгле на горизонте возник силуэт огромной каменной глыбы. Расстояние было слишком велико, чтобы сказать наверняка, но очертания этой глыбы были очень похожи на гравюру в книге профессора Дамблдора.

Стив разлепил глаза и сел на носу лодки.

— Доброе утро, — сипловато прошептал он.

— Доброе утро, — шепотом ответила Рея.

— Да ладно вам шептаться! — сказал Джордж и тоже сел, протирая глаза. — Как будто я царица Савская!

— Да уж. Сейчас ты меньше всего похож на царицу Савскую, — засмеялся Стив. Джордж дотянулся до карманного зеркальца Реи и, посмотрев на себя, усмехнулся.

— А что, очень даже мило, — сказал он, приглаживая торчащие во все стороны рыжие волосы. — Ты на себя посмотри, Ромео!

— Ладно, завязывайте с конкурсом красоты, — махнула рукой Рея. — Я вижу землю.

— Землю? — в один голос переспросили Джордж и Стив и тоже стали вглядываться в туманную даль. — Наконец-то!

Попутный ветер меж тем нес суденышко к заветной цели, через полтора часа Стив с великим облегчением ступил ногами на твердый камень, который не качался по прихоти волн. Следом вышел Джордж и подал руку Рее. Девушка шагнула на берег последней и тут же прочно привязала лодку к каменному выступу.

— Ну что, джентльмены? — спросила она. — Вход откроется только через сутки. Как будем время коротать?

— Сыграем в прятки! — изображая радостное повизгивание, предложил Стив, и трое путешественников рассмеялись.

До вечера они исследовали безымянный остров, представлявший собой огромную каменную скалу. Кое-где в скале находились ниши, образованные дующими с океана ветрами. В таких нишах гнездились неведомо как оказавшиеся на таком отдалении от материка чайки.

Магия на острове абсолютно не действовала, из чего Рея еще раз убедилась, что они именно на том острове, который им нужен. Волшебные палочки стали не полезнее, чем зубочистки, значит, придется обходиться магловскими навыками.

Ночь прошла спокойно, с утра друзья стали с нетерпением ждать полудня.

Когда часы Джорджа, работающие, в отличие от часов Реи и Стива, без помощи магии, показали без семнадцати двенадцать дня, солнце внезапно померкло. Его свет стал приглушенным, словно проникающим сквозь синеватое стеклышко. Скала же, напротив, засветилась изнутри, и светящиеся полосы составили рисунок огромных створок Ворот. Ворота были украшены диковинным орнаментом, изображающим девятерых старцев, взявшихся за руки. Лица их были суровыми, а глаза словно смотрели в душу пришедших. Над головами девятерых Хранителей (по крайней мере, Рея сразу подумала, что эти люди — Хранители Кристалла Андромеды) были изображены разные звери — их тоже было девять. Рея заметила среди животных орла, рысь, пантеру, собаку и кабана. Времени для того, чтобы разглядывать картину не было — через пять минут Ворота должны были закрыться, а в следующий раз они откроются лишь двадцать пятого числа, и тогда Рее, Джорджу и Стиву не выйти раньше следующего года.

Поэтому Рея взяла друзей за руки и сказала: «Бежим сквозь Ворота». Она рванулась вперед, постепенно разгоняясь. Ворота приближались, и в голове Реи стучала мысль: «Только бы они пропустили! Только бы пропустили!» Видимо, на этот раз Хранители решили пощадить путников. Рея, Стив и Джордж прошли сквозь камень, как сквозь воздух, и упали на каменный пол пещеры по другую сторону Ворот.

— Уф-ф, — выдохнул Джордж. — Я уж думал, что сейчас с размаху врежусь лицом в камень.

— Еще успеешь, — обнадежил его Стив.

Рея поднялась с пола, покрытого мелкой каменной пылью, и отряхнула потертые черные джинсы.

— Ну что, пойдем дальше? — спросила она.

— А что нам еще остается? — пожал плечами Стив, поднявшийся следом. — Вперед, к Кристаллу Андромеды!

Глава 14. Семь кругов ада

Но, как только трое друзей завернули за угол, над их головами раздался птичий крик. Они разом подняли головы и успели увидеть огромного орла, парящего под высоким сводом пещеры. Из его когтей внезапно ударили молнии, и широкий зал мгновенно превратился в огненный лабиринт.

Чертыхнувшись, трое магов достали палочки, но тут же вспомнили, что магия бессильна на этом острове, и побежали вперед.

— Рея, ты можешь что-нибудь сделать? — на бегу спросил Стив, когда друзья миновали резкий поворот.

— Нет, — ответила Рея. — Воздух не справится с Огнем. Я могла бы собрать тучи и вызвать дождь, но здесь нет ни кусочка открытого неба.

— Тогда бежим! — констатировал факт Джордж.

И они бежали, как никогда в жизни. Минуя поворот за поворотом, запинаясь о камни, предательски выворачивающиеся из-под ног, уворачиваясь от падающих горящих щепок и кусков дерева.

Горячий воздух опалял им брови и волосы, одежда раскалилась до такой степени, что жгла тело.

И вдруг они поняли, что дальше бежать некуда. Выход из этого огненного сумасшествия был закрыт сплошной стеной огня.

— Это что, конец?! — растерянно спросила Рея, не обращаясь ни к кому. — Ну уж нет! Так просто нас не погубить. Я попробую создать защиту.

Рея сконцентрировалась, представив себе результат заклинания, которое собиралась произнести. Ей вспомнились слова профессора Люпина: «Даже если вокруг тебя взбесившиеся огненные крабы, думай только о заклинании. Только так ты сможешь спастись».

И вот вокруг троих друзей сконцентрировался круг холодного воздуха, который пульсировал, обдавая их прохладой.

И тогда они побежали вперед, прямо сквозь стену огня. Языки пламени с громким шипением касались защитного купола и отодвигались прочь, уступая ребятам дорогу.

Наконец они добрались до выхода из зала, и тут, словно кто-то щелкнул выключателем, огонь погас.

— Значит, так вы встречаете гостей?! — тихо проговорил Стив.

— Мне показалось, что мы прошли через Ад, — сказал Джордж, потирая лоб, с которого исчезли все следы ожогов.

— Не обольщайся, — сказала Рея. — У Ада семь кругов.

— Думаю, в нашем случае кругов будет девять, — мрачно заметил Стив.

Огонь исчез, и вместе с ним исчезли все следы недавнего пожара. Опаленные брови и волосы вновь стали прежними, ожоги бесследно пропали, одежда выглядела так, словно ничего не случилось.

Как будто этот пожар был дурным сном. Но вот беда — чтобы один и тот же сон снился троим?

Стены следующего зала покрывала толстая корка прозрачного льда. Но, несмотря на это, в этом зале было ничуть не холоднее, чем в предыдущем.

Рея внимательно вгляделась в ледяные стены пещеры.

— Ой, там же пикси! — воскликнула она.

В прозрачной глыбе льда навсегда замерла корнуоллская пикси. Хитрый блеск в глазах, рот, раскрытый в озорном оскале, синяя переливающаяся шкурка — так живая, только…мертвая.

— Боюсь, Рея, что пикси — не самый неожиданный экспонат, — сказал Стив, и в его голосе Рея уловила дрожь.

Посмотрев в его сторону, Рея судорожно вздохнула и прижала руку ко рту. В огромной прозрачной глыбе льда был…человек. Он смотрел на вошедших людей с испугом и непониманием того, что с ним случилось. Он протягивал руку вперед, словно прося их о помощи или предостерегая от грозящей им опасности.

Все трое молча смотрели на этого несчастного, навсегда оставшегося к плену коварного льда, не в силах сдвинуться с места. Так продолжалось довольно долго, пока Джордж первым не пришел в себя.

— Ребята, надо выбираться отсюда, — сказал он, положив руки на плечи Рее и Стиву. — Вдруг здесь все еще опасно? Что-то меня не тянет оказаться на месте этого бедолаги. Или любоваться вами, так же тянущими ко мне руки. Пойдемте.

Словно какая-то пелена спала с лиц ребят, они вновь взвалили на плечи рюкзаки и пошли вперед, мимо бедняги, навечно оставшегося во льду.

Длинный темный коридор с низким сводом вел друзей уже два часа. Никаких залов, никаких неожиданностей — только серые каменные стены, потолок, нависающий над головой и твердый пол, состоявший из цельной каменной глыбы, не прерывающейся ни одной трещиной.

— Слушайте, — сказал идущий впереди Стив, несущий в руке факел, — а ведь этот ход не мог взяться здесь сам по себе. Значит, кто-то специально упрятал Кристалл внутри этой горы?

— Может быть, так, а, может быть, и нет, — ответила Рея, идущая следом. — Ты сам прекрасно понимаешь, что когда дело касается древних магических артефактов, место имеет совершенно иная логика. Возможно, Кристалл сам создал эту скалу, чтобы укрыться от внешнего мира и оставил такую вот лазейку для Посвященных. Может быть, это сделали Хранители — те серьезные старцы, которые изображены на воротах. А может, этот ход существовал за много лет до появления Кристалла, а потом артефакт спрятали здесь, сохранив от чьих-то недобрых помыслов. Наверняка сказать нельзя.

— Но если Хранители не хотят, чтобы мы попали к Кристаллу, тогда зачем они пропустили нас сквозь Ворота? — спросил замыкавший процессию Джордж. — Или наоборот. Если они хотят, чтобы мы нашли Кристалл, зачем было устраивать пожар. А потом еще эту ледяную комнату?

— Может быть, чтобы проверить наши намерения, — пожала плечами Рея. — В книге об испытаниях не было ни слова. Но был намек. «Но добраться до Кристалла нелегко. Только тот, чьи помыслы чисты и разум честен, сможет достичь заветной цели. Остальных же подстерегает гибель. На каждом шагу затаилась Смерть, и ждет она, чтобы кто-нибудь проявил слабость». Вот так было написано.

— Да уж, обнадеживающий текст, — вздохнул Джордж.

— Но неужели Хранители, чья мудрость наверняка выше мудрости всех остальных созданий этого мира, не могут сразу же определить, чья совесть чиста или что-то в этом роде? — удивился Стив.

Рея промолчала, не найдя ответа.

Тем временем тоннель начал расширяться. Трое друзей насторожились. Мало ли что может ждать их в новом зале. Еще один пожар или, может быть, наводнение?

Тем временем каменный коридор привел троих друзей в небольшой зал, при виде которого у них захватило дух.

Стены его украшали окаменелые стволы деревьев. Камень сохранил каждую морщинку на стволе, каждую прожилку на листике, каждую капельку смолы, раньше темно-янтарную, а теперь серовато-бурую.

— Да им же больше тысячи лет, — восхищенно прошептала Рея, и ее шепот разнесся по всему залу, словно громкий крик.

И только теперь друзья заметили, что вперед ведет не одна дорога, а целых три. Посреди зала лежала каменная плита, и путешественники подошли поближе. На плите была высечена надпись на каком-то древнем языке, состоящем из точек и полос.

— Вам это ничего не напоминает? — спросил Стив.

Рея и Джордж покачали головами.

— Мне кажется, что я где-то видел эти письмена раньше, — пробормотал Стивен. — И я, кажется, догадываюсь, где! Рея, вспомни книгу моего отца. Ту самую, что мы нашли в его кабинете.

— Ты думаешь, что это древний язык кентавров? — нахмурила брови Рея. — Похоже на то.

— Похоже на то! Ты помнишь что-нибудь из той книги? — спросил Стив.

— Да. Давай попробуем расшифровать?

И Стормы опустились на колени, склонившись над плитой. Джордж, почувствовавший себя неприкаянным, решил подойти поближе к каменным деревьям.

Он разглядел на некоторых стволах глубокие следы от когтей. Значит, когда-то этот остров был очень даже обитаемым. Что же случилось с этими зверями потом? Вымерли? Бежали с острова? Или затаились где-то здесь, поджидая неосторожных путников?

«Нет, это просто ерунда!» — сам себе мысленно возразил Джордж. — «Что-то мне не кажется, что сюда слишком часто заглядывают люди. А чем питаться крупному хищнику, когда вокруг есть только камень и лед?»

Минут через тридцать Стив и Рея, наконец, закончили перевод послания на плите и с чувством исполненного долга встали на ноги.

— Здесь сказано приблизительно следующее, — объявил Стив. — «Путник, Свет и Тьма неразделимы. Но не всякий путь при дневном свете — Светлый, и не всякий путь во Тьме — темный. Нужно лишь верить в Добро, и даже самый темный путь приведет тебя к свету».

— И что это? Жизненная истина кентавров? — спросил Джордж.

— Похоже на то, — признался Стив. — Не понимаю, зачем понадобилось оставлять здесь эту плиту.

— И куда же теперь идти? Может, проверим по потокам воздуха? — предложил Джордж.

— Это как? — поднял брови Стив.

— Ну, поднесем факел к каждому из ходов. Если огонь погаснет, значит, в этом тоннеле мало кислорода и там не возможно выжить. А если будет гореть — значит, кислород есть, — объяснил Джордж.

— Давайте попробуем, — согласилась Рея.

Проверили. Факел продолжал гореть, как ни в чем не бывало, перед каждым из трех ходов.

— Не получилось, — вздохнул Джордж.

— Может быть, разделиться? — предложил Стив.

— Нет, — твердо сказала Рея. — Ни в коем случае нельзя разделяться. По одному нас будет проще одолеть.

— А кто-то собирался ехать в одиночку, — напомнил Джордж, лукаво улыбаясь.

— Ошибки молодости, — парировала Рея.

И тут же она щелкнула пальцами.

— Идея! — воскликнула Рея. — Стив, потуши факел. Только сначала достань спички.

Стив нашел в рюкзаке спички, а потом задумался.

— А как же нам затушить факел? Воду надо экономить, а песка я что-то не вижу.

— Так, — задумались Рея и Джордж.

И тут уже пальцами щелкнул Джордж.

— У нас же есть котелок! Можно перекрыть доступ кислорода котелком!

— Точно! — Рея достала из своего рюкзака котелок. — Ну и голова, Джордж! Такую идею подал!

Джордж заулыбался.

Через минуту факел погас. Несколько секунд вокруг была полная темнота.

— Ну что? — прошептал Стив. — Догадалась, куда идти?

— Подожди, — тоже шепотом ответила Рея.

И тут над тремя входами проступили зеленоватые светящиеся знаки.

— Самый темный путь приведет тебя к Свету, — процитировал Стив. — Конечно же! Это была зацепка, а я даже не догадался!

Над крайним левым ходом горел силуэт мантикоры — существа с лицом человека, телом льва и хвостом скорпиона. Над центральным — простой и понятный скелет. А над левым — многолучевая звезда, венчающая шар.

— Нам налево, — объявила Рея.

— Да ну? — притворно удивился Стив. — А меня больше привлекает центральный проход. Обожаю древние кости!

— Тогда иди туда, погуляй, сделай снимки на память, а мы тебя здесь подождем, — шутливо предложил Джордж.

Друзья вновь зажгли факел и направились в левый проход. И, как только они скрылись из виду, на плиту с подсказкой сел большой филин, а знаки над проходами мигнули и поменяли свое расположение…

Чем дальше путешественники шли по проходу, тем холоднее становилось.

— Сначала пытались сжечь, теперь — заморозить, — проворчал Джордж. — Определенно, ребята не любят гостей.

Это замечание вызвало улыбку у всех троих друзей.

Вскоре дыхание начало обозначаться струйками пара, и ребята надели куртки. Стало теплее, но надолго ли? Может быть, в конце пути будет зимняя температура, и куда там их весенним курткам!

Когда проход снова расширился в зал, трое друзей решили устроить здесь ночлег. Развели костер, и Рея приготовила похлебку, которая была тут же съедена. Все-таки друзья не ели с самого полудня, а уже было десять часов вечера.

Спать никому не хотелось, но и идти дальше не стоило — мало ли когда обнаружится следующий подходящий для ночлега зал.

— Спать придется в куртках, — констатировал факт Стив. — Не замерзнуть бы тебе до утра, Рея.

— Обо мне не беспокойся, — ответила Рея. — Я захватила с собой плед. Так что милости просим. Плед большой.

— И как же ты его тащила? — поинтересовался Джордж. — Он ведь, наверное, больше половины твоего рюкзака занимает!

— Ничего подобного, — улыбнувшись, Рея достала из кармашка рюкзака небольшую коробочку, чуть большее ее ладони. — Вот он, мой большой теплый плед.

— Заклятие Прижатия? — в один голос спросили Джордж и Стив.

— Точно, — кивнула Рея. — Оно самое.

Друзья еще около часа сидели у костра, разговаривая о событиях прошедшего дня. А потом легли спать, укрывшись большим и теплым пледом.

Ранним утром ребята подскочили, как ужаленные, от громоподобного рыка, раздавшегося рядом.

Рея по привычке моментально подняла палочку и даже произнесла сложное заклинание. Результата, конечно, не последовало.

Перед ней по-прежнему стоял огромный бурый медведь, воинствен поднявший передние лапы. Он двинулся к Рее, и та поняла, что уже никак не успеет применить магию стихий. Рея все же попыталась создать воздушный поток, но огромная лапа уже неслась к ее лицу, грозясь снести ей голову одним мощным ударом. Рея резко пригнулась, когда лапа была в паре десятков сантиметров. И тут же поняла, что поздно что-либо менять. Медведь все равно успеет достать ее.

Но тут ее резко толкнули в сторону. Медвежья лапа чиркнула ее по щеке, оставив неглубокую царапину, а затем разорвала рукав куртки, не задев, правда, руку.

Рея упала на пол и повернула голову туда, где только что стояла. Перед медведем стоял Джордж, и в его глазах читалась решимость, пересиливающая все остальные чувства. Как только медведь раскрыл пасть, издавая громоподобный рык и бросаясь на дерзкого человека, Джордж поднял правую руку и с молниеносной быстротой забросил что-то в пасть зверя. Тут же раздался громкий хлопок, и огромный медведь исчез, не оставив никаких следов, если не считать царапины на щеке Реи и ее порванной куртки.

— Ты в порядке? — встревожено спросил Джордж, подходя к Рее.

— Со мной все отлично, — ответила Рея. — Спасибо, Джордж. Ты снова спас мне жизнь.

— Это моя прямая обязанность, — ответил тот, нервно улыбнувшись.

— А чем это ты его так? — удивленно спросила Рея.

— Простая волшебная хлопушка, — ответил Джордж. — Понятия не имею, почему он так внезапно исчез.

— Ну, есть несколько вариантов, — ответил Стив, присевший на корточки рядом с друзьями. — Во-первых, бесследно исчезают оптические обманы или миражи. Но, я так думаю, миражи не царапают отважных девушек, поэтому остается самый приемлемый вариант — скорее всего, этот медведь — один из наших друзей-Хранителей.

Джордж и Рея согласно кивнули.

Через полчаса, позавтракав, друзья вновь двинулись в путь. На этот раз ход оказался гораздо длиннее, чем раньше, и ребята снова убедились в том, что правильно поступили, оставшись ночевать в предыдущем зале. Через пять часов пути, около двух часов дня, трое путешественников подошли к огромному обломку скалы, перекрывавшему дальнейший путь.

— Видимо, нам надо лезть наверх, — сказала Рея. — Благо, уступов здесь достаточно.

Сказано — сделано. Цепляясь за уступы, друзья полезли наверх. Через полчаса такого подъема мышцы рук Реи начали нещадно болеть, но, несмотря на это, она продолжала карабкаться наверх. Сейчас, как заметил про себя Стив, она очень походила на воинственную амазонку. Порванная испачканная куртка, царапина на щеке и растрепанны волосы только усиливали впечатление.

И вот, наконец, друзья добрались до заветной вершины.

И тут их глазам предстало удивительное зрелище.

Глава 15. Кристалл Андромеды

Нет, они не увидели заветную цель. Перед ними сидели три величественных кошки — ловкая рысь, величественный тигр и элегантная пантера.

— Подойди поближе, Рея Блэк, — проговорила рысь, и Рея подчинилась. Боковым зрением она увидела, что Стив и Джордж тоже приблизились к кошкам. Между тем рысь продолжала. — Я знаю, зачем ты пришла. Ты хочешь обрести силу Воздуха, чтобы одолеть создание Тьмы. Но, убив ее, ты убьешь и себя. Тебе придется делать выбор между жизнью и смертью, и ты не сможешь уйти от своих погибших родных. Уйди сейчас, поверни назад, и я верну к жизни твоих родителей. Твой отец и твоя мама вновь будут с тобой, и тогда ты тоже сможешь вернуться к жизни. Тебя никто не будет держать на небесах. Уйди сейчас.

Рея задумалась. Кошка говорила очень разумные слова. С ними так и хотелось согласиться, но что-то мешало.

Рее вдруг вспомнились слова родителей. «Отпусти нас, Рея», — говорили они, когда она держалась за их ослепительные одеяния, боясь вновь потерять их.

И еще она вспомнила слова из книги. «Только маг, управляющий силами Земли или Воздуха, способен одолеть Перерожденного».

Что будет, если она не сможет победить Карену? Рея погибнет, погибнет Гарри, а Элизабет Сторм, Сириус Блэк и создание, вселившееся в тело Карены, останутся на земле.

Ну уж нет.

«Не позволяй ничему помешать тебе достичь верной цели так же, как не стоит позволять чему-либо привлечь тебя к цели ложной»

— Нет, — твердо ответила Рея. — Мне не нужно ничего, кроме победы. Мне нужен Кристалл.

— Что ж, это твой выбор, — ответила рысь, и в голосе ее чувствовалось присутствие Вечности. — Ты получишь то, за чем пришла. Ты и твои друзья выдержали испытание.

И три кошки растворились в воздухе, словно были призраками.

Вместо них друзья увидели узкий мостик без перил, ведущий через бушующий поток. На другом конце мостика была небольшая платформа. На ней, между каменными лепестками, лежал Кристалл Андромеды — синеватый светящийся шар, по поверхности которого пробегали голубые электрические разряды. Рядом с лепестками, держащими Кристалл, сидел большой и лохматый черный пес, похожий на Блэка или на Сириуса после трансформации.

— Подойди, дочь Блэка, — разнесся над обрывом голос, в котором звучала беспредельная власть и мудрость.

Рея сделала шаг вперед и ступила на мост, который начал мягко светиться под ее ногами.

Когда она оказалась на середине мостика, с потолка пещеры начали одна за другой бить молнии, касающиеся беснующейся воды.

Стивен и Джордж смотрели на это завораживающе-угрожающее действо, раскрыв рты от изумления и восхищения.

Рея миновала мост и оказалась перед черным псом-сторожем.

— Подойди к Кристаллу и положи на него руки, — сказал ей голос.

Рея подошла к светящемуся шару и опустила руки на неожиданно прохладную поверхность. Внутри шара закрутился небольшой вихрь, и над головой Реи образовалась огромная воронка. Девушка не видела ее, полностью сосредоточив свое внимание на шаре, но сильные порывы ветра, мчащиеся по кругу, шевелили ее темные волосы.

Из Кристалла по рукам Реи начали подниматься кольца энергии, состоящие из ломаных линий, похожих на электрические заряды. Кольца доходили до плеч и исчезали, словно впитываясь в грудную клетку. Около минуты Рея не отнимала ладоней от Кристалла. А потом Кристалл сам легко оттолкнул руки девушки. Воронка над головой постепенно рассеялась, а электрические разряды вновь забегали по поверхности Кристалла Андромеды.

Рея сделала несколько легких пассов руками, и между ее ладонями возник небольшой светящийся голубым светом шарик. Рея отодвигала ладони одну от другой, и шарик рос все больше и больше. Когда он достиг размеров фут-больного мяча, девушка встряхнула руки. Светящийся шар втянулся в ее ладони.

— Потрясающе, — прошептала она. У этого Кристалла были воистину огромные возможности. Магия, не использованная по назначению, возвращалась к заклинателю. — Огромное спасибо, — обратилась Рея к черному псу. — Вы очень помогли нам.

— Мы не помогает людям, дочь Блэка, — пес покачал головой. — Мы лишь не мешаем им достичь цели.

— А как же пожар или медведь, который сегодня утром явился к нам? — спросила Рея.

— Это были не помехи, — сказал пес. — Это были проверки. Мы очень не любим, когда кто-то хочет заполучить власть ради пустяков или злого умысла.

— Мне нужна сила, чтобы…

— Я знаю, для чего тебе нужна сила, — прервал ее оправдания пес. — Ты хочешь вступить в борьбу за жизнь другого человека и потерять в этой борьбе свою жизнь.

Пес превратился в высокого старца в серо-лиловой мантии.

— Иди к своим друзьям, дочь Блэка, — сказал старец. — И будь уверена: они — настоящие друзья. Ступай.

Через два дня и две ночи друзья подошли к внутренней стороне ворот. В пути ничего неожиданного с ними не происходило. Вот только в самом конце пути, в ледяном зале, они увидели, что замерзший во льду человек улыбается им, а рука его поднята в приветственном жесте. Ребята переглянулись и зашагали к выходу.

У ворот они вновь переночевали, а утром прошли сквозь толстые каменные створки и оказались на дневном свете. От непривычки глаза заслезились, и некоторое время ребята моргали, смотря друг на друга и улыбаясь. А потом они спустились вниз, сели в шлюпку и оттолкнулись от берега, на котором пережили самое удивительное приключение в своей жизни.

Глава 16. Борьба за смерть

Шестого июня в восемь часов вечера Рея трансгрессировала в свою лондонскую квартиру и первым делом с наслаждением потянулась. А вторым — включила альбом «Отражение».

Настроение было превосходным — пять минут назад она, наконец, ступила на твердую землю, а теперь оказалась дома. Через два часа они все вместе встретятся в доме Стива и Кэти и расскажут друзьям о своем путешествии. А пока Рея собиралась привести себя в порядок.

И тут хорошее настроение как ветром сдуло.

— РЕЯ! — встревоженный голос Стива разнесся по всей квартире.

— Что?! — спросила Рея, вихрем влетая в кухню.

В камине висела голова Стивена. Он был жутко взволнован.

— Кэти час назад увезли в больницу! — воскликнул он. — В родильное отделение клиники Эдисона!

— Сейчас буду там! — ответила Рея и мигом трансгрессировала.

Палата Кэти нашлась без труда.

Стив и Рея ворвались в дверь, словно представители Службы Спасения. Оба не успели переодеться — Рея все еще была в черных джинсах и черном свитере, а Стив — в серых брюках и красном джемпере времен Дурмстранга.

— Слава Богу, — слабо проговорила Кэти, когда эти двое влетели в палату.

— Как ты? — Стив подбежал к жене.

— Что вы здесь делаете?! — возмущенно воскликнула акушерка, оставшаяся в палате. — Немедленно…

Последующие слова застряли у нее в горле, ибо она посмотрела туда, куда были направлены взгляды Кэти, Реи и Стива.

От одного младенца отделялся другой. Вот показалась вторая голова, затем рука, следом — нога…

Дверь вновь открылась, и в палату вбежали Фред и Джордж, оба запыхавшиеся и взволнованные.

— Мы… — начали они хором и сразу же смолкли, уставившись на то, что происходило в комнате.

Второй ребенок, полностью отделившийся от дочери Кэти и Стива, начал расти на глазах.

Через минуту перед удивленными и испуганными зрителями стояла, отряхивая свою черную мантию, Карена Блэк.

— Добрый вечер, — сказала она, подняв голову. — Вижу, мое появление вас впечатлило?

Она с усмешкой поглядела на близнецов Уизли, застывших с открытыми ртами; на Стива, прижимающего к себе бледную Кэти; на Рею, глаза которой лихорадочно блестели в свете электрической лампы.

— Что ж, леди и джентльмены, — продолжила Карена, — разрешаю вам поздравить меня с возвращением.

Холодные синие глаза вновь пробежались взглядом по лицам присутствующих, остановившись на Рее.

— Ну, здравствуй, Рея, — сказала Карена. — Почему-то я не удивлена тому, что ты здесь. Все-таки решила сыграть роль благородной спасительницы?

— Да, — ответила Рея, уперев руки в бока. — Если ты решила стать ожившей предательницей, то почему бы мне не стать благородной спасительницей?

— Что ж, это твой выбор, — пожала плечами Карена. — Только вот объясни мне, почему ты согласна умереть ради того, чтобы помочь какому-то мальчишке?

— Потому что этот мальчишка — мой друг, — ответила Рея. — Когда-то и у тебя были друзья. Помнишь Элиссон Дарвин, которая спасла тебя, когда ты тонула? Или Грэга Андерсена, приносившего тебе цветы? Вспомни Дурмстранг. Ричард и Триша Кембридж, Люк Дэвингтон, Александра Сайкина, Максим Верески, Антон Тополев, Виктор Крам… Ты помнишь их? Раньше ты пошла бы на такое же отчаянное мероприятие, если бы им…

— Хватит! — резко оборвала ее Карена. — Я пришла не для того, чтобы вести с тобой светскую беседу. Дай мне поговорить с моим дядюшкой. Давно не виделись, да, Стив? Давно… Дай мне только разобраться с моей глупой сестренкой, и я поговорю с тобой по душам. Поговорим про наше общее прошлое, про наших родственников и про одну замечательную работу, которая у меня для тебя есть.

— Иди ко всем чертям со своей работой, — сказал Стив, выпрямляясь во весь рост. — Клянусь, если ты что-нибудь сделаешь с Реей, ты дорого за это заплатишь.

— Да ну? — усмехнулась Карена и щелкнула пальцами.

Стив перелетел через половину палаты и со всего маху ударился о белую стену.

— Стив! — воскликнули девушки.

Еще один щелчок, и Стив открыл глаза, придя в сознание.

— Ну что? — поинтересовалась Карена с видом врача-педиатра, осматривавшего маленького пациента. — Прибавилось разговорчивости?

Стив с ненавистью посмотрел на нее.

— Думаешь, меня так легко сломать? — спросил он.

— Легче, чем ты думаешь, — сказала Карена, слегка усмехнувшись, и вновь повернулась к Рее. — Но сначала я хочу разобраться с тобой, моя наивная старшая сестренка. Хоть я родилась на пятнадцать минут позже, все-таки я умнее на целых два года, не меньше. Неужели ты не понимаешь, что тебе меня не одолеть?

— Нет, не понимаю, — ответила Рея.

И девушки одновременно сделали резкий выпад вперед. Из их ладоней вырвались потоки энергии — огненно-красные у Карены и небесно-голубые у Реи.

Зазвенели разбившиеся стекла, разлетелась на куски электрическая лампа, включились зеленые огоньки аварийного освещения.

Заклинания встретились ровно на середине, и заклятие Карены все-таки пробилось сквозь оборону Реи. Но девушка немедленно поставила еще одну защиту, и вспышка вернулась к ее сестре, рикошетом ударив в нее. Карена лишь встряхнула головой — огонь не мог причинить ей вреда.

Джорджу вспомнились слова Реи, сказанные ею в пещере. «Воздух не справится с огнем». Джорджу стало безумно страшно за Рею. Неужели она погибнет?! Ему сразу же захотелось броситься вперед, оттолкнуть ее и умереть самому, лишь бы Рея осталась жива. Но он понимал, что от этого жертв лишь станет больше.

Тем временем вспышки заклинаний озаряли белые стены палаты все чаще. Желтые, красные, синие, зеленые, голубые, фиолетовые, черные, белые — это могло бы показаться красочным фейерверком, если бы не было так жутко. Акушерка забилась в угол, трясясь, как осиновый лист. Кэти судорожно вздыхала каждый раз, когда Рея падала, пораженная очередным заклинанием. Но уже через пару секунд поднималась, вновь вступая в бой. Стив, сцепивший пальцы рук до боли в суставах, переводил взгляд от одной своей племянницы к другой. Фред и Джордж непроизвольно синхронно поворачивались то вправо, то влево, словно уклоняясь от заклинаний Карены.

Две стройные фигуры в черном метались по палате, выпуская из ладоней мощные вспышки заклинаний.

Время шло. Рея все чаще падала, сбитая с ног очередным смертельным заклинанием, но сила стихийной магии помогала ей выжить и снова подняться.

Рея не знала, сколько времени прошло с тех пор, как первые заклинания встретились на середине пути. Ей казалось, что уже целую вечность она видит мир, освещенный мертвым светом вспышек. Ее силы были не безграничны, и она понимала, что через несколько минут они совсем иссякнут. Карена, правда, тоже постепенно слабела, но она сможет продержаться дольше.

И тут между ладонями Карены начал расти огненный шар. Рея закрутила воронку между собой и Кареной, но шар преодолел ее, лишь потеряв скорость.

Он с огромной силой ударил Рею в грудь, и девушку отбросило назад, сильно ударив о стену.

— Рея! — воскликнули Фред, Джордж, Стив и Кэти.

Рея лежала на полу, не подавая признаков жизни. Ее темные волосы разметались по полу, лицо не выражало никаких эмоций, а руки раскинулись по сторонам, как крылья.

— Вот и все, — тихо проговорила Карена. — Вот она, ваша Рея Блэк! Вот она, ваша добрая фея! Девчонка, которая решила тягаться с самим Лордом Тьмы! Вот она, а вот я. Кто из нас выглядит лучше? — и Карена разразилась ледяным демоническим хохотом, от которого волосы на головах присутствующих начали шевелиться.

— УМРИ! — закричал Джордж, рванувшись к смеющейся Карене. Стив и Фред вдвоем схватили его за руки, но он так яростно вырывался, что их ноги скользили по линолеуму палаты.

— Отпустите его, — сказала Карена, — Пусть отомстит за свою подружку! Пусть попробует отомстить. Я убью его так же, как и ее!

— Черта с два, — раздался голос Реи от дальней стены.

Взгляды всех обратились туда, где еще несколько секунд назад лежало тело девушки. Рея стояла на коленях, выставив перед собой руки.

— Отправляйся обратно, — проговорила Рея, и мощная волна, сродни взрывной, опрокинула троих юношей на пол. Темно-синяя волна, вырвавшаяся из тела Реи, пронеслась по палате и всей своей мощью ударила в Карену. Раздался вопль, полный бессильной ярости, и через минуту, когда волна исчезла, на месте Карены осталась одна лишь пустота.

— Вот так, — прошептала Рея и тяжело опустилась на пол. В тот же миг дверь в палату с громким стуком отворилась, и на пороге возник силуэт высокого худого человека в длинной мантии.

Глава 17. Последняя глава

— Профессор Дамблдор! — хором воскликнули Стив, Кэти, Фред и Джордж.

Альбус Дамблдор быстрым шагом пересек комнату и опустился на колени рядом с Реей.

— Как ты себя чувствуешь, Рея? — спросил он.

— Тряпкой, — коротко ответила Рея.

— Сколько у тебя времени? — спросил Дамблдор.

— Около трех минут, — ответила Рея и тяжело поднялась на ноги. — Я должна попрощаться.

Друзья обеспокоено посмотрели на нее. Из всех собравшихся только Дамблдор и Стив знали о том, что такое чары Attachment Rising. Остальные даже не догадывались, что ждет Рею после смерти Карены.

— Через три минуты я уйду, — просто сказала Рея. — И, если я не вернусь, помните обо мне, но не плачьте. Не позволяйте воспоминаниям лишить вас настоящей жизни. Я всегда буду с вами. У вас впереди — целая жизнь. А моя подошла к концу — значит, так надо. Вы, Стив и Кэти, живите вместе долгие годы и воспитывайте свою дочурку, мою троюродную сестренку. Фред, я желаю вам с Анджелиной реже ссориться и чаще видеться. А тебе, Джордж, я пожелаю удачи. Я уверена, что ты встретить девушку, по-настоящему подходящую тебе.

На глазах друзей Реи выступили слезы. Как же может быть, что человек, победивший темное создание, должен будет погибнуть?!

Внезапно Рея коротко рассмеялась. Было что-то странное в этом смехе, что-то ненормальное.

— Профессор Дамблдор, в прошлой жизни вы, наверное, были Гримом, — сказала Рея, закончив смеяться. — Стоит вам только появиться, как кто-нибудь из Блэков умирает.

Профессор Дамблдор помрачнел.

— Прости меня, Рея. Прости за то, что я позволил тебе вступить в эту игру, — сказал он.

— Если бы вы не позволили, я бы все равно вступила в нее, — пожала плечами Рея. — Подождите, пожалуйста, минутку.

Рея побрела туда, где по-прежнему лежала дочь Стива и Кэти. Она взглянула в личико маленькой девочки.

— Вы не поверите, — прошептала Рея. — Она спит.

И девушка, улыбнувшись, сняла с шеи серебряную цепочку, на которой висела Молния Ветров, и надела ее на шею новорожденной.

— От Сторма к Сторму, из поколения в поколение, — процитировала она слова бабушки Маргарет. — Что ж, теперь я могу с чистой совестью уйти.

Рея подошла к друзьям. Крепко обняла Стива.

— Присматривай за Джейсоном. Вдруг Дженни Ли вернется, — сказала она, и Стив улыбнулся сквозь слезы.

Затем настал черед Кэти, которая тоже подошла к ребятам, несмотря на слабость.

— Счастья тебе, подружка, — сказала Рея, и Кэти разрыдалась. Рея погладила ее по голове. — А вот это не надо, — сказала она.

Следом она заключила в объятия Фреда.

— Пока, рыжий чертенок, — сказала она, и Фред прошептал: «Пока».

Рея подошла к Джорджу и крепко-крепко прижала его к себе.

— Спасибо тебе, Джордж, — сказала она. — За все спасибо. Теперь живи своей жизнью.

— Я люблю тебя, Рея, — прошептал Джордж.

— Я тоже люблю тебя, — ответила Рея, и слезы быстрее покатились по ее щекам.

Она пожала руку Дамблдору.

— И вам за все огромное спасибо, — сказала она. — Если бы не вы, я умерла бы с гораздо меньшей пользой.

Затем, вытерев слезы, Рея повернулась к нечастной акушерке.

— Ну, и вам тоже чего-нибудь хорошего, — сказала она. — Что-то я расщедрилась перед смертью.

И тут Рея стала медленно оседать на пол. Джордж подхватил ее на руки и осторожно положил на пол. Ее пульс не прощупывался, дыхание остановилось…

Из двери больничной палаты Рея шагнула в ослепительно белый зал.

— Рея Блэк, — раздался голос, напоминавший голоса Хранителей Кристалла Андромеды. — Подойди сюда.

Рея пошла на зов и оказалась напротив высокого человека, лицо которого было скрыто белоснежным капюшоном.

— Ты сделала свой выбор, Рея? — спросил человек.

— Да, — ответила она. — Я остаюсь с родителями.

— Они ждут тебя, — сказал человек и указал рукой направо.

Рея повернула голову и увидела маму и папу, стоявших и смотревших на нее. Они держались за руки, а за вторую руку мамы держалась Карена — пятнадцатилетняя девушка с добрыми и немного наивными глазами. Все они улыбались, глядя на Рею. Рея улыбнулась в ответ и шагнула к ним.

— Спасибо, Рея, — сказала Карена. — Теперь я снова свободна.

— Не стоит благодарности, — ответила Рея, взяв отца за руку. — Мы же все-таки сестры-близнецы, хоть я теперь и старше на три года.

Карена рассмеялась, и звуки этого смеха напоминали перезвон серебряных колокольчиков.

Рея посмотрела вниз и увидела всех своих друзей, родственников и знакомых. Они смотрели на нее снизу-вверх, и на их лицах была глухая тоска.

Рея закрыла глаза, затем вновь открыла их и увидела, что эти люди уже не тоскуют — на их лицах были легкие улыбки.

— Скоро они будут вспоминать о тебе, и улыбаться своим мыслям, — сказал Сириус. — Нужно только дать им время.

— Я дам им это время, — сказала Рея, и семья Блэков начала подниматься вверх. Туда, где не существует времени.

— Сделайте же что-нибудь! — закричал Джордж, обращаясь к профессору Дамблдору. — Вы ведь можете оживить ее.

— Нет, Джордж, я не стану оживлять ее, — ответил Дамблдор, задумчиво поглядев на лицо Реи, на котором навсегда застыла улыбка. — Она сама сделала свой выбор.

Кэти подошла к своей маленькой дочери и, посмотрев на ее безмятежное личико, вытерла слезы и сказала: «Спи спокойно, малышка Рея».

Всех присутствующие повернулись к ней, и слезы на их лицах сами собой начали высыхать.

Закончился жизненный путь последней из дочерей Блэка, но началась жизнь маленькой Андреи Сторм. И через несколько лет друзья Реи Блэк с гордостью поведают ее маленькой тезке о той, чье имя она носит. И в этих рассказах вновь оживет Рея Блэк, девочка, которая когда-то выжила. И легкие улыбки появятся на лицах взрослых людей, когда они припомнят каждый привычный жест, каждое знакомое слово, сказанное когда-то ею.

А Рея Блэк будет смотреть на это с высоты небес, и улыбаться, снова вспоминая пережитые ею приключения.


Оглавление

  • Глава 1. Свадьба
  • Глава 2. Счастливая весть
  • Глава 3. Мрачные догадки
  • Глава 4. Помощь ближнему
  • Глава 5. Разговоры по душам
  • Глава 6. Снова Гриффиндор — Слизерин
  • Глава 7. Взрослые разговоры
  • Глава 8. Летающая рыба, испуганный принц и другие маленькие сумасшествия
  • Глава 9. Штаб Ордена Феникса
  • Глава 10. Дни летят
  • Глава 11. Старый добрый квиддич
  • Глава 12. Долгие проводы — лишние слезы
  • Глава 13. Волны и камень
  • Глава 14. Семь кругов ада
  • Глава 15. Кристалл Андромеды
  • Глава 16. Борьба за смерть
  • Глава 17. Последняя глава




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики