загрузка...
Перескочить к меню

Яд василиска (fb2)

файл не оценён - Яд василиска (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн») 153K, 45с. (скачать fb2) - Freezing Spell

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Пролог. Тень в ночи

Ночной лес казался спокойным. Высокие деревья, чуть озарённые бледным светом луны, тихо шелестели листвой.

Двое — мужчина и женщина — пробирались по едва заметной тропинке. Женщина несла в руке что-то, напоминающее светлячка. Мужчина отдувался, отягощённый парой увесистых сумок.

— Знаешь, Кати, — пропыхтел он на ходу, — твоя мама, конечно, прелесть, но если в следующий раз она даст нам в дорогу целого кабана…

— Этой проблемы не было бы, дорогой, — откликнулась женщина, — если бы ты, наконец, потрудился разучить заклинание невесомости.

— Ну да, — пробурчал про себя мужчина, — твои-то чары вообще подбрасывают всё футов на шестьдесят в небо.

Некоторое время они шли в тишине. Их обувь мягко ступала по усыпанной листьями тропе. И вдруг…

— УУХХХУУУ! — громко раздалось над ухом.

Кати взвизгнула от неожиданности, судорожно дёрнулась, её светильник вылетел из руки и затерялся в траве. Пара погрузилась во тьму. Мужчина уронил сумки — те упали с глухим стуком и звяканьем — длинным прыжком подскочил к жене, закрывая её собой и стремительно выхватывая палочку из-за пояса. Он и сам бы не смог объяснить, отчего так встревожился. Какое-то смутное чувство опасности ударило по нервам и заставило изготовиться к бою. Только теперь он понял, что в лесу царит абсолютная, напряжённая тишина. Даже насекомые будто вымерли.

— Марк, там же варенье…

— Шшшш!

Марк обратился в слух, не зажигая света, чтобы не привлекать внимания. Нет, вроде ничего не слышно. Подняв глаза, он упёрся взглядом в два ярких жёлтых огонька с вертикальными зрачками. Филин. Просто филин.

Он расслабился, но тут в воздухе так ощутимо пахнуло бедой, что его сердце заледенело. Тишину нарушили осторожные, скользящие шаги по листьям, похожие на шуршание змеи. И ещё — размеренное дыхание: хриплое полушипение-полурык. Что-то шло на них из темноты.

Кати вцепилась ему в плечо.

Огромная тень, более чёрная, чем окружающие деревья, сгустилась в четырёх шагах от них.

Теперь уже можно было зажигать палочку, но мышцы Марка не повиновались ему, страх цепями сковал тело.

Ещё шаг.

От чернильного пятна с тихим звуком отделился длинный гибкий отросток. Звёзды отражались в чешуе похожего на скорпионий хвоста с большим шипастым жалом на конце.

Кати еле слышно всхлипнула от ужаса, и это придало Марку сил. Понимая, что времени хватит только на одно заклинание, он собрал волю в кулак и оглушительно заревел:

— СТУПЕФАЙ!!!

Лес озарился ярко-красной вспышкой, спугнувшей филина с насиженного места. Раздался животный рык боли, потом пронзительный женский крик, а затем всё стихло.

Глава 1. Жертвы призраков

— Сэр, у одного из… питомцев… рана в боку.

— Проклятье! Что-нибудь серьёзное?

— Нет, милорд, дня через два будет в полном порядке.

— Чёрт! Такое случается впервые. Почему это случилось? Кто это сделал — загонщик драконов?

— Ммм… нет, сэр, по нашим сведениям, — человек заглянул в папку, которую держал в руках, — обычный деревенский житель. Раньше часто ходил на крупных зверей.

— Охотник, — скривился второй, — чтоб ему пусто было! Ладно… У тебя всё?

— Да, сэр.

— Хорошо, можешь идти.

Первый закрыл папку, с поклоном вышел. Второй постоял немного и вернулся за огромный стол, заваленный свитками пергамента.

Эти двое и подумать не могли, что в их разговоре участвовал кто-то ещё.


Тем не менее, далеко, почти за милю от этого кабинета в роскошном древнем замке, на краю леса за грядой холмов, молодой человек в пятнистой зелёной одежде отодвинулся от магического прибора, направленного на замок, откинул со лба прядь пепельно-серых волос и мрачно усмехнулся.

Был этот человек довольно высок и худощав, хотя жилистые, оплетённые сеткой вен руки указывали на завидную силу. Узкое лицо, тёмные глаза, тонкие черты выдавали в нём аристократа, потомка древнего рода. И тем более странно было видеть, как непринуждённо он развалился на жёсткой земле, не отрываясь от наблюдения и с аппетитом поглощая бутерброды.

На самом деле, этот человек получил несколько другое воспитание, нежели любой другой юноша с таким знатным происхождением. Многие поколения его предков вели довольно интересную и насыщенную жизнь, не всегда укладывавшуюся в рамки законов, и с пелёнок обучали своих детей весьма полезным навыкам.

Человека звали Аластор Хмури.

Как раз в конце третьего бутерброда сидевший за столом покинул кабинет, скрывшись из поля зрения, и Аластор получил возможность отдохнуть.

Он перевернулся на спину, со вкусом потянулся, разминая кости, а затем, решив, что бутербродов будет маловато, порылся в зелёном рюкзаке. На свет были извлечены упаковка сосисок, несколько картофелин и пара тарелок. Вскоре в маленькой плошке заплясал синий огонёк, разогревая нехитрый походный обед.

Хмури набросился на еду, не теряя при этом бдительности: он непрерывно шарил взглядом по окружающим деревьям, а уши ловили каждый звук. Но ничего подозрительного не было, лишь ветер шелестел листьями да изредка чирикала лесная птаха.

Перекусив, он улёгся на землю, давая отдых уставшим глазам. Что ж, кое-что начинает проясняться. Не прошло и суток с тех пор, как они получили это дело…

* * *

Аластор только вышел из лифта на втором уровне здания Министерства Магии и открыл дверь, ведущую к Штабу Авроров, собираясь как обычно пройти в свой кабинет, когда в его локоть вцепился Уимси Тресхолд — коллега, очень молодой и от того переполненный энтузиазмом.

— Эл, привет, хорошо, что ты появился! Шеф собирает всех у себя.

— Трес, дружище, ты мне рукав оторвёшь, — мягко проговорил Хмури, высвобождаясь из хватки. — Значит, совещание? Интересно…

Прибыв на место, они обнаружили, что в кабинете уже собралось полдюжины авроров. Милдред Форнакс, глава отдела, нетерпеливо барабанил пальцами по столу.

— А, вот и вы! Отлично! — воскликнул он, когда Аластор и Уимси вошли. — Теперь все в сборе. Начнём.

Он вышел из-за стола и задвинул шторы, погрузив комнату в полумрак.

— Джентльмены, взгляните на эти снимки.

Форнакс тронул палочкой колдопроектор, и в воздухе повисло крупное изображение. Кто-то приглушённо ахнул, Уимси шумно сглотнул, а Хмури сжал челюсти. Да, зрелище не из приятных. Выпотрошенный, залитый кровью труп, покрытый зияющими ранами.

— Эдвард Розенберг, найден 5 августа, — произнёс тёмный силуэт шефа.

Следующий аналогичный кадр.

— Люсилия Аденбридж, найдена 13 августа.

Ещё дюжина снимков.

— И, наконец, Максимус Эльм. Найден сегодня в семь утра.

Шеф убрал изображение, раздвинул шторы. Утреннее солнце осветило посуровевшие лица авроров.

— Все жертвы обнаружены в течение двух последних месяцев, — мрачно сказал Форнакс. — В центральной части Англии. У них нет ничего общего, за исключением похожих ран. Кроме того, все тела были найдены в лесу либо поблизости. Патрульные, прибывшие на место, сделали правильные выводы и передали дело Комитету по Надзору за Магическими Существами.

— А мы-то здесь при чём? — спросил высокий аврор средних лет.

— После шестого… ммм… происшествия они начали догадываться, что дельце им не по зубам, Фермо. Но окончательно решились только сегодня.

— Спесивые зверюшники! — пробурчал Фермо. — Столько времени потеряли!

— Ну-ну, спокойнее. Согласен, сильно промедлили, но всё же им удалось кое-что выяснить.

Милдред вернулся к столу, нацепил пенсне и взял свиток пергамента.

— Специалисты Комитета утверждают, что раны нанесены взрослой мантикорой.

Изумлённые возгласы прокатились по кабинету.

— Давненько эти твари не появлялись, — проворчал седой и морщинистый аврор.

Форнакс кивнул.

— Причём они клянутся, что мантикор было несколько. Когда я попросил определить поточнее, они чуть не передрались, но сошлись на трёх-четырёх. И что меня поразило больше всего, парни наперебой утверждают, что подобное поведение нехарактерно для мантикор. Обычно они неохотно нападают на людей — только если сильно разозлить.

Он снял пенсне и начал задумчиво протирать стёкла.

— Следопыты, обследовавшие места трагедии, вторят экспертам. Самое странное, по их словам, — то, что следы тварей исчезают через два-три шага от тела.

— Что? — не сдержался Тресхолд.

— М-да, такое впечатление, что они растворяются в воздухе после… — шеф с отвращением кивнул на колдопроектор. — Не надо быть натуралистом, чтобы понять, что такие фокусы явно не входят в повадки мантикор. Поэтому Комитет с облегчением обвинил во всём тёмного мага-зверовода, и с сегодняшнего дня это дело тяжким грузом ложится на наши плечи.

Некоторые маги криво усмехнулись.

— А что зверюшники? — поинтересовался Фермо.

— Комитет умывает руки, — хмыкнул Форнакс. — Впрочем, я вытребовал у них парочку специалистов на всякий случай. Но… — он развёл руками, — как они выразились: cherchezlemage, ищите мага, а там уж и мы подъедем. Посему с сегодняшнего дня переквалифицируемся в охотников. А сейчас…

Он не договорил, потому что в кабинет ворвалась усталая сова с посланием на лапке.

Пробежав глазами письмо, Милдред нахмурился так, что брови сошлись на переносице, и тяжело опёрся о стол.

— Ещё одно убийство, — мрачно буркнул он. — На сей раз двойное. Супруги Марк и Катарина МакЛейн. В лесу на окраине Уэссекса.

— Ну что ж, пришла пора действовать. — Шеф выпрямился. — Тела нашёл лесник, живущий в деревне к югу от котлолитейной мастерской Гроувза. Кто там был, аппарируйте туда, до деревни доберётесь на мётлах. Остальные подтянутся позже. В деревне попросите проводить к леснику — он написал, что будет сторожить тела. Когда прибудете, постарайтесь не затоптать землю вокруг — я сообщу следопыту, может, он что и разглядит. Ну, парни, вперёд!

Авроры повернулись к выходу, а Форнакс добавил:

— Да, и… поосторожнее там. Эти твари не будут делать исключений для работников Министерства. Удачи.

Колдуны вразнобой поблагодарили шефа и разбежались по своим кабинкам собирать вещи.


Хмури методично упаковывал всё необходимое в рюкзак, усиленно стараясь ничего не забыть. Это было не так-то просто, поскольку жутко любопытный Уимси, перевесившись через низкую стенку, разъединяющую их кабинки, бомбардировал его вопросами.

— А почему мне нельзя аппарировать вместе со всеми? Я ведь сдал экзамены!

— И давно? — поинтересовался Аластор, запихивая сложенный спальный мешок.

Уимси смутился.

— Ммм… полтора месяца назад.

— Ну вот. Ты же не был в мастерской Гроувза, полагаю?

— Нет.

— А чтобы аппарировать куда-либо, надо точно представить себе это место, но сначала ты должен там побывать. Пока тебе лучше не перемещаться никуда, кроме хорошо знакомых мест. Позже ты сможешь аппарировать туда, где был один-два раза. Переместиться в незнакомое место не способен никто. Есть, правда, несколько первоклассных магов-аппараторов, они могут перемещаться в места, которые видели на колдографиях, однако для этого необходимо обладать развитым воображением. И всё равно они рискуют расщепиться.

Тресхолд содрогнулся.

Хмури шарил внутри ящиков стола в поисках походной посуды, а мысль его текла дальше.

— Конечно, есть и другая возможность. Если на тебя либо на предмет, который носишь с собой, наложены Притягивающие Чары, то при аппарировании ты в любом случае попадёшь туда, куда они направлены, даже на другую сторону земного шара. И это независимо от того, хочешь ты туда или нет.

Он выудил посуду и бросил в рюкзак.

— Но накладывать такие чары сложно, муторно, да и не всякий сможет. Поэтому сотрудники Министерства при первом же удобном случае стараются посетить основные «опорные точки» по всей Англии, что даёт возможность быстро прибыть практически в любую точку страны.

— Хитро, — протянул Уимси, доселе не подозревавший о таких сложностях. Некоторое время он молча наблюдал за сборами коллеги.

— А почему ты не пользуешься палочкой для укладывания вещей? И зачем тебе столько всего?

— Я очень запасливый, — отмахнулся Аластор — он как раз мысленно проверял, не забыл ли чего. — Кто знает, что может понадобиться. Палочкой собирать мне не нравится, она же всё в кучу сваливает, а я люблю порядок… Что ещё? Ах, да!

Подойдя к торчащему из стены рупору, он отчётливо произнёс:

— Походный обед на двое суток, пожалуйста.

Тресхолд замахал руками, тыча в себя пальцем.

— Две порции, будьте любезны.

Спустя минуту что-то большое появилось в окошке рядом с рупором. Хмури отделил один объёмистый пакет и перебросил коллеге.

Когда голова Уимси перестала маячить над перегородкой, Аластор достал палочку. Пара небрежных взмахов — и он уже переодет в удобный, не стесняющий движений хамелеоновский костюм, ткань которого тут же приняла цвет стенки. Потом он набросил мантию из такого же материала, закинул за спину рюкзак, чьи размеры, учитывая немалое количество уложенных внутрь вещей, были довольно компактными, и вышел.

Глава 2. Кровавые следы

Не позже чем через несколько минут четверо авроров прибыли в деревню. Один из местных вызвался проводить работников Министерства к месту трагедии, где дежурил лесничий.

— Беда, беда-то какая, сэры! — без остановки тарахтел проводник. — Оба ещё совсем не старые, в самом расцвете сил… И тут такая напасть! А уж как их все уважали! Марк-то парень хошь куда был. Спокойный, приветливый, и пошутить мастак, и помочь завсегда… И Кати тож, сколько из-за неё ребята в своё время синяков друг другу понаставили… — Он шмыгнул носом и дюжину шагов шёл не открывая рта. Потом его опять прорвало.? — Я знаю, вы перво-наперво подозреваете всех знакомых и соседей, даже меня, но я не в обиде. Работа у вас такая. Оно и правда, бывает, что свой напакостит. Но вот чего я скажу: никто из всей деревни не пошёл бы на такое зверство. — Он обернулся на ходу и требовательно добавил: — Вы уж изловите этих выродков, которые злодейство учинили!

Фермо, топавший следом, досадливо поморщился.

— Долго ещё? — буркнул он.

— Да нет, совсем рядом, уже… — проводник вдруг резко замолк, а затем с трудом вытолкнул сквозь стиснутые зубы: — Уже… почти… пришли.

Причина столь внезапной метаморфозы выяснилась, когда бледный лесник встретил авроров и провёл к телам. Аластор был готов к худшему, но всё равно вздрогнул. Краем уха он слышал, как седой колдун бормочет ругательства, а кто-то сзади до хруста сжимает кулаки.

На траве рядом с тропинкой лежали две бесформенные туши, ничем не напоминавшие людей. Бурые от спёкшейся крови, залившей всё вокруг, трупы несли на себе следы нечеловеческой ярости и жестокости: вырванные куски мяса, торчащие наружу острые осколки костей, оскаленные в агонии зубы.

Хмури отвернулся, сдерживая то ли тошноту, то ли яростный крик. Он повидал немало, но никогда ещё не сталкивался с таким кровавым кошмаром. В магическом мире он не знал ни одного существа, способного сотворить такое — как там выразился проводник? — зверство. Это было неправильно, человек не должен умирать вот так, шматком растерзанной плоти. Ещё вчера это была счастливая семья, а сегодня на их останках пируют тучи мух… Чья-то злая воля оборвала нити жизней этой пары, как и двенадцати других ни в чём не повинных людей. Глухой гнев, бурливший внутри, вылился в железную решимость. Решимость найти виновника этих смертей. Найти и покарать.

Когда решение было принято, Аластора чуть-чуть отпустило. Он поднял голову, резко вдохнул. Огляделся.

— Подождите, — остановил он коллег, начавших разбредаться вокруг, только бы быть подальше от тел. — Стойте на месте. Мы можем затоптать следы.

Маги удивились, но Хмури поддержал седой Ричард Глэдиус. Только он, в отличие от Аластора, был здесь самым старшим и потому не стеснялся в выражениях.

— Верно! Чего разгулялись? Тут вам не Диагон-аллея! Ежели так припёрло, отойдите по тропинке. И ни шагу в сторону!

Авроры, смутившись, вернулись на прежние места.

— Так, — продолжал распоряжаться Глэдиус. Он указал на проводника. — Ты свободен, спасибо, что провёл. Назад как-нибудь сами выберемся. А ты, парень, — повернулся он к лесничему, — пока останься. На всякий случай.

— А теперь, в ожидании нашего дорогого зверюшника, попробуем увидеть хоть что-то полезное. Он, конечно, профессионал, но и мы не лыком шиты. Ну, как?

— Я вижу, — шатким голосом пробормотал один аврор. — Я вижу это, и оно мне совершенно не нравится.

Его взгляд был устремлён прямо на трупы. Глэдиус в сердцах плюнул и закатил глаза.

— Есть кое-что, — тихо сказал Хмури, указав на еле заметные в траве брызги тёмно-вишнёвого цвета.

— Молодец, — удивился Ричард, — хвалю. Есть версии?

— Кровь, — ровно ответил Аластор. — Это кровь ман…

— Отбираете мой хлеб? — раздался невесёлый голос. — Может, вы и сами справитесь? А я пойду себе.

Из-за деревьев вышел грустный человек в коричневой мантии.

— А вот и наш следопыт явился, — с усмешкой констатировал Глэдиус. — Нет уж, дружок, принимайся за работу. Не зря же тащился в такую даль. Судя по всему, ты не очень-то спешил, а?

— На встречу со смертью не торопятся, — меланхолично парировал сотрудник Комитета.

«Резонно», — подумал Хмури. Фермо положил руку на плечо Ричарду, который уже открыл рот, собираясь сказать что-то резкое, но, почувствовав дружеское предупреждение, передумал.

— Премного благодарен, — всё так же флегматично заметил следопыт. — Звуковой фон отвлекает.

И отвернулся к телам, не обращая внимания на побагровевшего Глэдиуса.

«Ну и фрукт! — восхитился Аластор. — С виду кислый, будто любимую кошку потерял, а как припечатал старину Ричарда!»

Меж тем комитетчик хладнокровно склонился над мертвецами, и только ничего не упускающий Хмури углядел едва заметную дрожь, пробежавшую по его спине.

«Конечно, за два месяца он привык к этим сценам. И всё же… такое не перестаёт ужасать. Кроме того, чувствую, всё это у него уже в печёнках сидит».

— Кстати, если хотите, называйте меня Линкс, — ни с того ни с сего заявил следопыт. Все промолчали, гадая, что он будет делать дальше.

Линкс поднялся, снял мантию, обнаружив под ней удобный обтягивающий костюм (Аластор как раз подумал, что комитетчик все следы затрёт полами своей одежды). Снова присел, вытащил рулетку-самомер. Та запорхала, измеряя расстояния между точками, которые, по мнению авроров, ничем не выделялись на земле. Когда все таинственные замеры были сделаны, Линкс достал из нагрудного кармана свернутое в трубочку полотно. Раскатал его, получив прямоугольник примерно два на три фута. Тронул палочкой. Ткань отвердела и поднялась дюйма на четыре в воздух; следопыт удобно устроился на прямоугольнике и начал исследовать землю вокруг трупов.

«А что, здорово придумано, — признал Хмури. — Теперь он ничего не затопчет и сможет всё рассмотреть так близко, как пожелает».

Лесник что-то спросил — Аластор не расслышал слов, поглощённый наблюдением за действиями специалиста. Кто знает, что в жизни пригодится? Что касается Линкса, то он, похоже, вообще забыл об их существовании. Он двигался на своём летучем коврике, что-то рассматривая через лупу, измеряя и неразборчиво бурча себе под нос. Заглянул в валяющиеся неподалёку сумки, издал неопределённый звук, закрыл.

Его привлекла палочка, лежавшая в луже засохшей крови. Он протянул свою палочку, шепнул заклинание и поднял окровавленный предмет. Легкими движениями кисти поворачивая палочку в воздухе, осмотрел со всех сторон, хмыкнул, достал пакет из кармана. Не дотрагиваясь руками, положил туда палочку, потом запечатал пакет и не глядя швырнул в сторону Ричарда.

— Улика, — небрежно бросил следопыт. — Разберусь позже.

И снова погрузился в себя.

Он оживился, когда дошёл до пятен, ранее обнаруженных Аластором. Оживился настолько, что стал бормотать чуть громче. Хмури навострил уши.

— …да, коллега, несомненно. Нет сомнений, что это кровь. Кровь преступника, в данном случае — мантикоры. Как я догадался? Элементарно, коллега. Характерный цвет, консистенция и запах. Совокупность признаков позволяет с большой долей уверенности утверждать вышеозначенный факт. О чём это нам говорит? Что потерпевший, прежде чем умереть, успел нанести ущерб преступнику. Небольшой, судя по количеству и размеру капель, но ущерб. Таким образом, коллега, следствие получает шанс… — тут его слова опять стали неразборчивыми.

«Натуральный псих, — решил Хмури, — Дело знает, но псих».

— Определите последнее заклинание, произведённое палочкой, — вдруг сказал Линкс через плечо.

— Что? — Фермо от неожиданности чуть не уронил улику.

— Последнее заклинание, пожалуйста, — раздражённо повторил следопыт, так и не удосужившись обернуться.

— Приор инкантато!

Запечатанная в пакете палочка извергла бледно-красный лучик света.

Линкс фыркнул — он искоса наблюдал за Фермо. Презрительно качая головой, снова отвернулся.

— Сногсшибателем. В мантикору! В темноте! Как… глупо. Но самое удивительное, что он попал, — донеслось до Аластора.

Следопыт сделал последний круг, выудил из травы вторую палочку, тоже упаковал. Потом уселся на своём коврике по-турецки, перелетел к тропинке, завис там лицом к безмолвным аврорам и полез за трубкой.

— Что ж, господа, картина происшедшего мне ясна. Эта пара глубокой ночью возвращалась в деревню оттуда, — он махнул рукой, — предположительно, от родственников. Женщина шла впереди, мужчина — сзади. В руках он нёс вот эти сумки.

— Почему в руках? — заинтересовался Хмури.

— Следы, — безразлично ответил Линкс, набивая трубку. — Они вдавлены глубже, чем обычно для человека соответствующего веса.

— Затем… Скажите, уважаемый, — обратился он к леснику, — чем занимался мистер МакЛейн?

— Ну… — замялся тот, — ничего особенного… Хотя нет! Он часто рассказывал, что в молодости был охотником!

— Угу, — удовлетворённо кивнул следопыт, — значит, профессиональные навыки либо интуиция подсказали мистеру МакЛейну, что рядом опасность. Когда мантикора напала, он был готов к бою. Разумеется, дилетант не способен причинить хоть сколько-нибудь значимый вред взрослой мантикоре, к тому же в темноте. Но ему повезло. Его Сногсшибатель ударил в незащищённое место зверя и нанёс неглубокую рану. Обычно такое слабое заклинание не способно травмировать столь защищённых существ, однако в данном случае, по-видимому, имело место когерентное наложение факторов. Сильный стресс, мощный всплеск магической энергии, очевидно, многократно увеличили эффект заклинания. Ну а после… надеюсь, все догадываются, что было после.

Он принялся невозмутимо раскуривать трубку и вскоре окутался клубами дыма.

— С этим случаем, полагаю, всё ясно. Теперь по поводу дела в целом. Есть несколько фактов, которые позволяют с уверенностью утверждать, что данное дело находится вне компетенции Комитета.

Глэдиус усмехнулся. Линкс холодно посмотрел на него.

— Не думайте, сэр, что мы отказываемся от работы. Сейчас я вам это докажу. Итак.

Факт первый. Мантикора — существо с похожим на человеческое лицом, телом льва и хвостом скорпиона. Чрезвычайно умна и опасна, дрессировке не поддаётся. В неволе быстро умирает.

Главное оружие — ядовитое жало, обладающее магически усиленной проникающей способностью: остриё способно с лёгкостью пробить полудюймовый стальной щит. При необходимости хищник также с успехом пользуется клыками и когтями. Обитает в гористых местностях, любит устраивать логова в пещерах. Как и человек, плохо видит в темноте, поэтому предпочитает охотиться утром или днём. Мантикоры не очень агрессивны, если только не голодны либо разъярены. Плюс — чрезвычайно опасны самки в период выкармливания детёнышей. В остальное время первыми не нападают. В общем, знающий и осторожный человек, столкнувшись со спокойной, сытой мантикорой, скорее всего, сумеет уйти живым.

Теперь. Факт второй. В нашем случае имеем совершенно нетипичное поведение. Нет сомнений в том, что убийства совершили именно мантикоры. И, тем не менее, странностей более чем достаточно. Всего было четырнадцать нападений. Все они обладают общими чертами. — Он вошёл во вкус, начал загибать пальцы. — Время действия — ночь. Это раз. Место действия — лес вблизи густонаселённых районов и далеко от гор. Это два. Налицо невиданная жестокость при убийстве. Если кто не знает, хищники никогда не наносят ран больше, чем необходимо для умерщвления жертвы. Это три. Подобные проявления агрессии возможны лишь в трёх перечисленных ранее случаях. Но поблизости нет гнезда с детёнышами, признаков намеренного раздражения животных тоже не обнаружено. Значит, получается, что нападавшие были очень голодны. Но это не так. Количество отсутствующего на телах мяса в пересчёте на взрослую особь соответствует лёгкому завтраку. Следовательно, хищники были почти сытыми. Или же, — вдруг замер следопыт, поражённый внезапной догадкой, — они привыкли к другой пище… Это — четыре. — Он со значением потряс сжатой ладонью.

— К чему вы клоните, Линкс? — недовольно спросил Глэдиус.

— Хм, а я-то думал, что всё понятно даже идиоту… Хорошо, я уже подхожу к концу. Факт третий. Следы хищников появляются за несколько шагов до места преступления и исчезают на том же расстоянии. При расследовании первых происшествий мы терялись в догадках, но потом, после долгих поисков в библиотеках, раскопали описание одного очень интересного зелья… Так называемого Зелья Незаметности. Оно позволяет на время стать невидимым, неслышимым и невесомым. Сильная вещь, что и говорить… К счастью, рецепт приготовления достать практически невозможно. И мы бы никогда не догадались, кто совершает нападения, если бы не одно «но»: в нескольких ярдах от колдуна зелье перестаёт действовать. Тем не менее, — он тяжело вздохнул, — до сих пор мантикорам этого хватало. Никто не успевал что-либо предпринять. Но сегодня они оплошали. Ибо никакое зелье не сможет обмануть интуицию профессионала! Он был готов раньше и успел — дать вам ключ, ту ниточку, которая, быть может, приведёт к преступнику. Но тут уж вы будете действовать сами.

Линкс выбил трубку и убрал в карман.

— Какой вывод можно сделать из вышеперечисленной информации? На мой взгляд, только один: всему виной тёмный маг, каким-то образом приручивший и заколдовавший животных. И выпускающий их на волю, чтобы убивать. Зачем? Не знаю. Моё дело — повадки зверей. Повадки тёмных магов — по вашей части.

Следопыт встал.

— Господа, я выложил вам все факты касательно мантикор. По моему скромному разумению, они способны убедить даже умственно неполноценного. — Он в упор посмотрел на вспыхнувшего Ричарда. — Если же кому-то до сих пор кажется, что Комитет отлынивает от работы, то я могу лишь с прискорбием порекомендовать ему пройти полный курс лечения у св. Мунго.

Он свернул и спрятал коврик, набросил мантию.

— Да, есть ещё пара вещей, которые вы должны знать. Мантикоры фрагментарно покрыты роговой оболочкой, рассеивающей заклятия малой и средней мощности. Сильные заклятия действуют лучше, но могут срикошетить. Поэтому цельтесь точнее, в незащищённые места. И лучше всего пользуйтесь убийственным проклятием, если хватит сил. Второго шанса у вас может и не быть. Кроме того, сегодня же, пока есть возможность, напишите завещание.

Авроры стояли, пришибленные мрачными словами.

— Вот так. Я сказал и сделал всё, что в моих силах. И даже больше. За сим позвольте откланяться. Вряд ли судьба сведёт наши пути вновь. Прощайте.

Следопыт стремительно повернулся и зашагал в сторону деревни. Когда он проходил мимо Аластора, тот разобрал шепот:

«К чёрту! Трупы… мантикоры… авроры… Прочь отсюда. В Шотландию… Разводить пчёл. Один…»

— Ну почему же один, — не удержался и съехидничал Хмури, — с коллегой!

Линкс замер на полушаге, потом резко обернулся. Смерил аврора взглядом.

— У вас очень хороший слух, молодой человек. При вашей профессии это может быть полезным. Но берегитесь — лишнее услышанное слово может стоить вам ушей. И головы в придачу.

Взмахнул полами мантии и исчез.

«Ну, хитрый лис! — подивился Аластор. — И тут оставил последнее слово за собой!»

Глава 3. Древний замок

Хлопанье крыльев заставило аврора встрепенуться. Он вскинулся, готовый к бою, но это была всего лишь очередная сова от шефа — намёк на то, что пора отправлять отчёт. И на этот раз у Хмури было что сообщить Форнаксу.

Он склонился над дальнослухом — очень полезным приспособлением, если за кем-то следишь — и вытащил сменный кубик, на который записывалось всё, что улавливал прибор. Теперь злодею не отвертеться. Подслушанного диалога хватит, чтобы получить санкцию на обыск замка, а там уж будет несложно обнаружить и более серьёзные, неопровержимые улики.

И тогда он сам свяжет преступника, чтобы отвести в Азкабан. А там… стоит немного переборщить при наложении заклинания, и наколдованные канаты так скрутят тело подонка, что он до гробовой доски не сможет разогнуться.

Аластор привязал кубик к лапке совы вместе с коротенькой запиской, отправил птицу в полёт, на всякий случай прильнул к дальнослуху, но в замке не происходило ничего интересного. Снова улёгся. Теперь уж точно все поверят, что правильно проследовали за кровавыми пятнами.


Эта прогулка была не из тех, что вспоминают с удовольствием. После незабываемого выступления следопыта авроры отправили одного коллегу в деревню — проинструктировать прибывшее подкрепление и сделать доклад шефу. Остальные — Глэдиус, Фермо и Хмури — углубились в дебри, следуя за странно поблёскивавшими, словно ртуть, багровыми капельками крови.

Через четверть часа старшие коллеги Аластора начали тяжело дышать и всё чаще спотыкаться. Никто из них троих не был лесным жителем, привыкшим пробираться сквозь нетронутую человеком стену деревьев. Не было ничего, хотя бы отдалённо напоминающего тропинку. Подраненная мантикора ломилась вперёд, не разбирая дороги. Сильно затрудняло преследование и действие Зелья Незаметности.

Судя по всему, кусты и деревья буквально расступались перед монстром, тут же снова смыкаясь за ним. А людям приходилось пробиваться сквозь бурелом, обходить колючие заграждения и шлёпать по затопленным низинам. Не раз и не два теряли они след и разбредались вокруг, шаря глазами по пёстрому лесному ковру в поисках вишнёвых капель.

Ошалев от неблагодарного занятия, Хмури чуть было не ляпнул про собак либо других животных с хорошим нюхом, но вовремя прикусил язык. Во-первых, зелье наверняка блокировало все запахи, а во-вторых… любое создание, даже самая глупая магловская псина, сразу поймёт, что мантикора — такой зверь, от которого следует держаться подальше.

В небе над лесом кружили на мётлах остальные авроры, периодически сменяя измождённых следопытов. Все торопились, не давая себе ни секунды отдыха: единственная ниточка не должна оборваться! Чуть промедли — и крошечные капли высохнут, впитаются, скроются в листве, а с ними исчезнет шанс распутать зловещий клубок.

Аластор давно потерял счёт времени. Утомительное шествие по лесу, потом передышка, когда прибывает смена. Рухнуть на траву и жадно глотнуть воды или провалиться в тёмный омут дремоты. Затем снова в путь…

Наконец — спустя минимум неделю, как показалось Хмури — лес поредел. И вскоре после этого след пропал. Они долго искали в сгущающихся сумерках, но крови больше не было. Видимо, порез чудовища затянулся. Авроры устало плюхнулись на землю, решая, что делать дальше.

— Тресхолд… — с трудом пропыхтел Глэдиус, — слетай… Посмотри, где мы…

Уимси, покачиваясь, как пьяный шмель, поднялся в воздух. Когда он опустился, Фермо уже расстелил на траве большой лист карты Англии, в данный момент изображающий область, где они примерно находились. Тресхолд поразглядывал карту, потом ткнул пальцем:

— Мы где-то здесь. Этот изгиб реки, я видел его.

— Надо искать примерно в радиусе нескольких миль, — подал голос Аластор. — Хозяин мантикоры должен быть недалеко.

— Но почему? — возразил Фермо. — Он может сидеть и за сотню миль отсюда.

Хмури качнул головой.

— Мантикора — не марафонец. Она не будет бегать через всю страну. А перевозить этих монстров вряд ли кто отважится. Кроме того, подозреваю, что зелье работает только в темноте, значит, они не могут идти дольше, чем полночи. Нет, искать хозяина нужно поблизости.

— Превосходно, парень! — с довольным видом громыхнул Ричард. — Котелок варит что надо! В самом деле, мы отмахали около семи часов. У зверя, думаю, получилось три-четыре. Туда, обратно плюс охота — вот и вся ночь. Всё верно. Нападения совершены отсюда не дальше того расстояния, которое мы только что прошли. Из вышеперечисленных фактов следует очевидный вывод: местонахождение преступника определённо находится внутри данного региона.

Аластор фыркнул. Последняя фраза так неожиданно пародировала Линкса, что он не смог удержаться от смеха. Фермо широко улыбался, остальные же, не встречавшиеся с эксцентричным следопытом, ничего не поняли.

Глэдиус подмигнул Аластору и склонился над картой. Авроры сгрудились вокруг.

— Так, посмотрим, что у нас здесь… Город слишком далеко… Отдельные домишки маглов… Молочный магазин… Ага! Зельевая лавка! Уж не здесь ли берутся компоненты для одного замечательного варева, будь оно неладно? А тут что? Ба, замок. И окрестные земли в придачу. Озаглавлено… «Владения рода…» Ммм… Ну кто так пишет?! До… Да…

— Дэликти, — процедил Хмури голосом, не предвещавшим ничего хорошего.

Фермо вздрогнул и впился взглядом в ажурную надпись. Глэдиус, скрежетнув зубами, жёсткими ладонями прижал карту к земле.

— Точно, точно, владения рода Дэликти, — загомонили другие.

— Значит, это здесь живёт сам сэр Эдгар Дэликти? — воскликнул Уимси. — Вот здорово!!! Может, удастся его увидеть?!

Авроры поддержали было Тресхолда, но затихли, поглядев на коллег.

Аластор застыл как изваяние, с каменным лицом, на котором нельзя было ничего прочесть. Фермо всем своим видом выражал крайнее отвращение, словно обнаружив вместо завтрака полную тарелку копошащихся скучечервей. А исказившиеся черты морщинистого лица Ричарда не отображали ничего, кроме яростной ненависти.

— Проклятый род порочных ублюдков! — прошипел он.

* * *

К сожалению, лишь немногие согласились бы с ним. Для большинства колдунов Эдгар Дэликти был если не кумиром, то, по крайней мере, очень уважаемым человеком, образцом для подражания.

Чистокровный, потомок древнего рода, наследник приличного состояния. Обаятельный, образованный, прекрасный собеседник; меценат, поддерживающий науки; владелец нескольких фабрик и магазинов. Всегда доброжелателен, в политику не лезет, резких и непопулярных высказываний не позволяет.

В общем, не человек — ангел, мечта ведьм-домохозяек. Лишь считанные единицы знали или хотя бы подозревали, что скрывается за ширмой добропорядочного аристократа.

Аластор понятия не имел, за что старшие коллеги точили зуб на «примерного гражданина», но сам он знал достаточно, чтобы стискивать кулаки, заслышав фамилию Дэликти.

Его отец, Агон Хмури, в молодости немало побродил по свету. Заносило его и в такие компании, о которых не принято рассказывать гостям за чашкой чая. Однажды он примкнул к шайке контрабандистов, везущих большую партию мехов из России. Испытав кучу разных приключений, они угодили в очень скверную историю. Следователи настигли их корабль посреди моря. Но русских не интересовал груз судна. Они разыскивали виновника нескольких громких краж и были уверены, что вор на корабле.

Они оказались правы — недавно примкнувший к банде парень ограбил несколько музеев. Правда, это выяснилось позже. До этого вор предал товарищей, чтобы спасти свою шкуру. В суматохе он улизнул с награбленным, а Агону лишь чудом удалось избежать пожизненного заключения.

Спустя десятилетия Хмури-старший наткнулся в «Ежедневном Пророке» на колдографию человека, в котором признал старого знакомца. Это был Эдгар Дэликти.

* * *

…Многие были сбиты с толку резкими словами Глэдиуса, но промолчали, помня о его вспыльчивости.

— Шеф. Он должен знать, — хладнокровно обронил Аластор.

— Да, верно, — очнулся Ричард. Скомандовал: — Располагайтесь здесь и будьте осторожны. Не исключено, что эта гадость всё ещё бродит поблизости.

— Я займусь, — кивнул Фермо.

— А я к Милдреду.

— Я с тобой, — сказал Хмури.

— ОК. Мы скоро.

С негромким хлопком они исчезли. Фермо щёлкнул пальцами:

— Ну, за работу! На земле, думаю, будет небезопасно, так что устроим лагерь в воздухе.


— …нет, Ричард, я не могу! — в сердцах стукнув по столу, выпалил Форнакс. — Не могу разрешить провести обыск в замке Дэликти лишь на основании ваших туманных подозрений!

— Милдред, я уверен, мы нашли виновника! — вскричал Глэдиус. — От такого подонка всего можно ожидать!

— Твоя личная неприязнь мешает делу!!!

— Да я знаю этого негодяя и всю его подлую семейку! — взорвался Глэдиус. — Клянусь Мерлином, за всю жизнь он не совершил ни одного доброго дела без выгоды для себя!

— Он герой газет! — возразил Форнакс. — Клятвы одного человека недостаточно.

— Не одного, — спокойно вмешался Хмури. — Я готов поставить свою голову, что Дэликти — организатор нападений.

— Но ты-то не можешь утверждать, что был свидетелем его гнусных делишек тридцатилетней давности, — насупился шеф.

— Мне рассказывал отец. Этого достаточно.

— Хммм. Агона я знаю давно; наслышан и о его былых подвигах. Просто удивительно, что он ни разу не проходил по нашему ведомству. Если уж Агон считает кого-то законченным мерзавцем, это серьёзно. — Форнакс в раздумье потёр подбородок.

— Но я всё равно не могу выписать ордер. Мне тоже не очень-то нравится сэр Эдгар, однако канцелярии личные чувства или занимательные истории прошлых лет не покажутся достаточным основанием для вторжения в частную жизнь столь солидного деятеля. — В голосе шефа появились нотки застарелой горечи. — К сожалению, наш отдел не пользуется таким престижем, как некоторые другие, и полномочий у меня не так уж много.

— Погоди, Ричард, — остановил он собравшегося возмутиться Глэдиуса. Рассеянно повернулся к окну. — Вы говорите, что замок — наиболее вероятное место для питомника монстров. Тем не менее, нельзя исключать и другие здания поблизости. Гм-гм. Пожалуй, сделаем следующим образом. Пусть все разделятся на пары и возьмут под наблюдение дома, находящиеся неподалёку. Кроме того, несколько человек должны прочесать всю округу — незаметно! — на предмет неучтённых сооружений, заколдованных домов и так далее.

Теперь что касается вас двоих, — он смерил их суровым взглядом, — ваша задача — замок. Слушайте каждый скрип, не отрываясь ни на секунду. Наблюдайте за всем, что происходит вокруг.

Авроры повеселели. Форнакс хлопнул ладонью о крышку стола.

— Но запомните: то, чем вы будете заниматься — противозаконно и потому должно храниться в тайне. Вы заляжете как можно дальше от замка и как следует замаскируетесь. Кто бы ни спрашивал — ребята, министр или мать родная — вы ведёте наблюдение за подозрительным домом в глубине леса.

Повторяю, фиксируйте каждую мелочь. Я ожидаю исчерпывающих — и регулярных! — отчётов. На этом всё. Приступайте.

— Спасибо, шеф, — улыбнулся Аластор.

— Мы прищучим гада, Милдред! — воспрянул духом Ричард.

— Вот-вот, прищучьте, — подхватил Форнакс, — Ужасно любопытно, как эта лощёная физиономия будет смотреться за решёткой.

Глава 4. Чёрный ворон

Выслушав пересказ инструкций и напутствий шефа, авроры разбрелись в разные стороны. Глэдиус и Хмури проводили всех и зашагали к замку. Первым на вахту заступил Ричард; Аластор в это время отправился повидать парочку приятелей с целью разузнать побольше о предполагаемом преступнике. Услышанное ему совсем не понравилось. Ворох сплетен и слухов, который он выудил у завсегдатаев злачных мест за стаканчиком Огден Олд Огневиски, заставлял руки чесаться в поисках ножа, чтобы всадить в глотку Дэликти. На его счету было немало мерзких «подвигов». Впрочем, он всегда выходил сухим из воды. Иногда — за счёт тех, кого предавал в удобный момент.

Слегка покачиваясь от выпитого, Хмури покинул весёлый паб со зловещим названием «Перстень Борджиа», расположенный в тёмных переулках крупного порта. Здесь подбиралась колоритная компания отъявленных негодяев и проходимцев со всего света; здесь пропивали добычу, заключали сделки и ссорились; день, когда в стенах паба происходило меньше трёх дуэлей, считался на редкость спокойным.

Но по сравнению с Дэликти бандиты казались Аластору благородными рыцарями. Он привык к этим людям; следуя древней традиции, которая многих шокировала бы донельзя, Хмури достаточно потёрся в компании преступников. Не так долго, как отец, но ему хватило, чтобы изучить эту сторону жизни, попутно ввязавшись во множество приключений.

Однако Аластор не был негодяем, нет. Вся его семья неукоснительно соблюдала фамильный Кодекс Чести; в летописях не было ни одного случая, чтобы кто-то из Хмури нарушил его. Каждый из них жил по Закону, завещанному предками. Но это был единственный закон, свято соблюдаемый родом Аластора.

А что касается правил, выдуманных кучкой облечённых властью колдунов… Если они не идут в разрез с Кодексом, хорошо. В противном случае — что ж, тем интереснее будет жить! Например, Кодекс позволял обчистить до нитки злостного грабителя, но никогда — честного работягу. Позволял по усмотрению поступать с преступником, нарушившим — опять же, не закон, а заповеди Кодекса. Разрешал любые средства в схватке, но исключительно при самозащите. Список заповедей занимал приличную книгу; каждый из рода знал её наизусть.

Вот так и получилось, что Аластора хорошо знала здешняя публика. Те похождения, по которым его здесь помнили, очень заинтересовали бы некоторые отделы Министерства, и в то же время делали его своим в криминальном мире. И позволяли пользоваться самыми осведомлёнными источниками информации на планете.

Он вернулся к Ричарду, завернулся в спальный мешок, и, решив обдумать полученные сведения завтра, мгновенно уснул.

Наутро его разбудил усталый Глэдиус. Сонно пробурчав что-то вроде «Молодёжи, может, раз плюнуть в лесу дрыхнуть, а в моём возрасте это несолидно», он аппарировал домой. Хмури улыбнулся и заступил на вахту.

Ричард вернулся через несколько часов, когда подошла его очередь дежурить. Он принёс большой шатёр, сшитый из материала, похожего на ткань плащей-невидимок — в целях маскировки. Действительно, скрываясь в шатре, они были незаметны снаружи, а прозрачная изнутри ткань ничуть не мешала наблюдению.

Аластор не стал разубеждать ветерана, но, оставшись один, всегда собирал палатку. Покров глушил звуки, а как обнаружить подкрадывающуюся опасность, если ничего не слышишь? К тому же обрушить шатёр пара пустяков, и тогда плотная ткань спеленает не хуже сетей. Нет, аврору было спокойнее на открытом воздухе, там, где он мог контролировать обстановку.

Постоянное лежание в засаде утомляло своим однообразием. До момента разговора Дэликти со слугой больше ничего интересного услышать не удалось, и на эту первую зацепку Хмури очень рассчитывал.

* * *

Прибывший к вечеру Глэдиус сообщил, что Форнакс запись получил и сейчас изучает. Остальные же наблюдатели, по его словам, не достигли абсолютно никаких результатов — вот уж чему Хмури не удивился — но пока продолжали наблюдение.

Полный надежд, он переместился в кабинет Форнакса, где его ждало разочарование: шеф находил запись довольно подозрительной, но всё же слишком расплывчатой, поэтому велел слушать дальше и ждать чего-нибудь более весомого.

Пришлось возвращаться.

Шли часы, складываясь в дни.

Ещё несколько раз сменялись они с Ричардом на посту, однако из усилия не были вознаграждены: обитатели замка упорно не желали говорить о преступлениях или сознаваться в ужасных грехах.


И этот день, когда Аластор в очередной раз заступил на вахту, ничем не предвещал больших событий. Всё было как всегда: светило уже по-осеннему нежаркое солнце, шуршал листьями ветер, деловито сновали птицы. Аврор застыл возле дальнослуха в расслабленной позе. Хозяин замка с утра находился в кабинете, периодически шелестя бумагами.

Хмури лениво следил за облаками. Сколько можно! Уже прорву времени они вслушиваются в разговоры, а результат недалёк от нулевого. Либо негодяй слишком осторожен, либо все компрометирующие темы обсуждаются в недосягаемых для прослушки комнатах. Даже единственная удача на поверку оказалась не такой уж большой.

Улики, разрази их гром! А как хорошо было бы взять Дэликти за жабры да допросить с пристрастием! Хорошо… Но нельзя. Нет, семья не будет против. Отец, надо думать, первым захочет поболтать по душам со своим старым приятелем. Но ведь сейчас Аластор представляет закон! К тому же слишком многие знают, что он здесь. Последствия будут слишком непредсказуемыми.

Звук открываемой двери ворвался в мысли и вернул его к действительности. Аврор поспешно щёлкнул переключателем записи.

— Аааа, приветствую, дорогой мастер! — радостно воскликнул Дэликти, и, судя по звукам, поспешил навстречу посетителю.

Хмури затаив дыхание прильнул к дальнослуху. Вот это новость! Какой-то мастер, запросто вошедший в личный кабинет, минуя секретаря, и встречаемый с распростёртыми объятиями! Интересно.

— Зачем звали, Дэликти? — раздался неприятно-хриплый, каркающий голос.

— Просто узнать, как продвигаются дела, — сбавил обороты сэр Эдгар. — Есть ли какие-нибудь затруднения, мастер Нуар?

Аластор вздрогнул, непроизвольно сжимая кулаки. Неужели? Тот самый? Нет, ошибки быть не может. Этот голос… Теплая волна ликования захлестнула аврора. Наконец-то повезло!

Ибо посетитель был одним из самых известных в определённых кругах наёмных бандитов, о чьей жестокости, беспринципности и неразборчивости в средствах ходили легенды.

Равен Нуар по прозвищу Чёрный Ворон.

Не существовало преступления, которое он не совершил бы за солидное вознаграждение. Контрабанда редчайших животных, кражи бесценных украшений и древних фолиантов — всё это составляло будни наёмника. Но что самое страшное, Нуар был лучшим и наиболее беспощадным наёмным убийцей в Европе.

Вот почему разволновался Аластор. Такие люди не заходят просто так, выпить чашку чая! Да ещё какие-то общие дела… Уже за один разговор со злодеем, разыскиваемым в дюжине стран, Дэликти можно было пожизненно отправить в одиночную камеру.

Тем временем знаменитый бандит издал резкий смешок. К сожалению, Хмури не мог взглянуть на собеседников, а посмотреть действительно было на что. Трудно представить более различающихся людей. Дэликти, как и положено владельцу роскошного замка, смотрелся очень респектабельно. Дорогая шёлковая мантия, расшитая золотом, перстни на ухоженных руках, элегантная причёска и властный вид были призваны подавлять людей, вынуждая осознавать свою ничтожность. Всё это разительно контрастировало с обликом наёмника, нимало не смущённого величием хозяина замка. Потрёпанная одежда, побывавшая не в одной переделке. Крепкие сапоги из кожи дракона, украшенные зубами хищников; из одного голенища выглядывает нож. С широкого пояса свисают чехол с волшебной палочкой и свёрнутый кольцами аркан — так, чтобы можно было мгновенно выхватить. Потемневшие жилистые запястья охватывают покрытые острыми клыками браслеты. Чёрные и блестящие, как перья ворона, волосы коротко подстрижены и не скрывают ужасных шрамов, избороздивших обветренное лицо наёмника. Один глаз, похожий на кусочек антрацита, зорко смотрит из-под брови. Второй глаз, искусственный, пугающего ярко-красного цвета, периодически крутится в глазнице, окидывая замок проникающим сквозь преграды взглядом.

Наёмник непринуждённо уселся.

— Затруднения? Кому бы говорить о затруднениях, только не вам. Вы в питомнике бываете редко и даже не представляете, на что способны эти твари, особенно после порции отвара. Должен признать, знатная штука. Наши детки мужают на глазах. Уже сейчас каждый из них способен без усилий разодрать на клочки десяток своих диких собратьев.

— У меня всегда были склонности к Зельеварению, — улыбнулся Дэликти. — Единственный минус моего состава в том, что он сильно сокращает продолжительность жизни.

— Ничего, вы же не собираетесь ждать двадцать-тридцать лет… Великий Мерлин! Если бы пару лет назад кто-нибудь сказал, что мне придётся побывать звероводом и дрессировщиком, я бы от души посмеялся… Доводилось перевозить и драконов, и химер, но эти дьяволы заткнут за пояс любого монстра! Их свирепость возрастает с каждым днём, сообразительность тоже не отстаёт. Они уже несколько раз чуть не вырвались за ограду, а шрамам наших работников я уже и счёт потерял. Впрочем, я сам уже лишился бы одной-двух конечностей, будь хоть немного менее проворным.

— Есть серьёзные проблемы? — встревожился Дэликти.

— Проблемы! — фыркнул Нуар. — Проблемы есть всегда! Но пока мне исправно платят, заказчику не о чем заботиться.

— Ваша репутация, мастер, поистине легендарна, — успокоился Дэликти. — Никто другой не справился бы с такой сложной задачей. Кстати, похоже, она становится ещё сложнее, — он помрачнел.

Нуар промолчал, спокойно ожидая продолжения.

— Мне стало известно, что дело о нападениях Комитет передал аврорам. — Наёмник неопределённо крякнул. — Я не могу знать, что они предпримут.

— Так. — Нуар встал и рассеянно подошёл к внешней стене кабинета.

— Я сильно сомневаюсь, что они найдут хоть какую-то зацепку. Авроры не специалисты, к тому же зелье, с таким трудом раздобытое мной в древних пергаментах, не позволит проследить за питомцами.

— Полностью сбрасывать их со счетов будет опрометчиво, — проворчал Нуар. — В жизни полно случайностей. Мы не должны исключать возможность раскрытия.

— Даже если что-то обнаружится, вряд ли я попаду под подозрение. Никто не осмелится обвинить такого знаменитого человека, как я.

Наёмник скептически скривился.

— Впрочем, вы совершенно правы, мастер, — поспешил добавить Дэликти, — никогда не проигрывает только тот, кто предусматривает любой поворот судьбы. У меня есть план на этот случай.

— Я слушаю. — Нуар скрестил руки на груди и отвернулся к окну.

Дэликти не смутило такое пренебрежение. Хотя он привык, чтобы его словам внимали, преданно пожирая глазами и ловя каждое слово, наёмник был слишком независимым для подобного лакейства. Сэр Эдгар уже смирился с тем, что Нуар не позволит собой командовать.

— Насколько я понимаю, питомцы уже вполне готовы, — начал Дэликти. — Конечно, я бы подождал ещё неделю-две, но, раз уж такое дело…

Наёмник слушал, задумчиво скользя взглядом по расстилающемуся за окном пейзажу. Сочные, яркие краски радовали глаз, особенно после мрачной обстановки питомника, имитирующей пещеры. Да, на сей раз всё выглядит настолько серьёзным, а намерения Дэликти — столь грандиозными и далеко идущими, что уже становится интересно. В случае удачи у него будет так много золота, как он пожелает, и тогда можно будет отойти от дел. Купить себе замок, вроде этого, и попивать ром, сидя на веранде и глядя на ясное небо, зелёные холмы, лес и…

Вдруг он напрягся, железные мускулы отвердели. В живом глазу появилось выражение волка при виде добычи, верхняя губа приподнялась, обнажая острые клыки.

— …исходя из того, что надо опередить следователей, вполне возможно начать операцию завтра вечером, и…

Нуар медленно повернулся, и Дэликти удивлённо прервал свои разглагольствования. Он уже открыл рот, собираясь выяснить, что насторожило наёмника, но тот торопливо приложил палец к губам.

— Сэр Эдгар, — спокойно произнёс Нуар, — не изучить ли нам ассортимент вашего бара?

Говоря, он указал себе за спину, приставил ладонь к уху и в заключение снова сделал знак молчания.

Дэликти понял, побледнел, потом собрался с силами и выдавил:

— Конечно, мастер, мои запасы к вашим услугам.

Наёмник одобрительно кивнул, взял собеседника за плечо и не спеша вывел из кабинета. Плотно закрыв дверь, он прошёл по коридору и затащил Дэликти в маленькую комнатку без окон. Включил свет и тщательно запер дверь прежде, чем повернуться к обеспокоенному боссу.

— Помните, я говорил, что в жизни полно неожиданностей? Одна из них сейчас устроилась в лесу и прослушивает наши разговоры.

— Авроры! — охнул Дэликти. — Добрались-таки!

— Спокойно, ещё не всё потеряно. У вас есть план на этот случай?

— Ээээ…

— Тогда придумывайте скорее, — нетерпеливо оборвал Нуар. — А я пока займусь шпионом. Надеюсь, он не успеет аппарировать, — добавил он про себя.

Спустя несколько секунд из окна замка вырвался большой чёрный ворон. Никем не замеченный, он молча устремился к лесу.


Аластор возбуждённо вскочил. Вот это удача! Всё-таки они не ошиблись в предположениях и не зря часами пролёживали возле прибора. Усилия окупились сторицей! ТАКИЕ доказательства убедят кого угодно. И надо спешить. Операция начнётся через сутки. Что это будет — неизвестно, но уж точно не раздача бесплатных печений.

Дрожащими от избытка чувств руками он вытаскивал кубик записи из дальнослуха. Ждать сову или Ричарда? К чёрту! Срочно аппарировать, и никак иначе! Новости таковы, что медлить нельзя.

Внезапно посторонний шорох, а может, и не шорох, а что-то неосознанное, какое-то шестое чувство заставило его замереть. Драгоценный кубик выпал на траву, в руке сама собой появилась палочка. Хмури повысил чувствительность слуха до предела, глаза сканировали всё вокруг, ноздри вбирали запахи леса. Адреналин бежал по артериям, волосы встали дыбом, как наэлектризованные. Вдруг — еле слышные шаги за спиной, аврор молниеносно разворачивается… Поздно! Ярчайшая вспышка молнии, оглушительный удар грома! Сознание вылетает из тела подобно ядру, выпущенному из пушки, и тьма окутывает Аластора.

Глава 5. Замораживающее заклятие

Темнота. Ничего не видно вокруг. Тихо.

Хотя нет, кажется, какой-то силуэт впереди. Вначале едва заметный, он становится всё ярче и больше.

— Очнись! — серьёзно говорит сияющий лиловый дракон. — Грядут тяжёлые времена. Только ты способен остановить зло.

Нет! Невозможно. Драконы не разговаривают. Это сон?

— Почти, — соглашается огромный зверь, кивая шипастой головой. — Скорее просыпайся, пока ещё не слишком поздно.

Но зачем? Так приятно плавать по волнам забытья. Какое-то зло… При чём здесь он?

Дракон отвернулся и пропал, а на его месте появился гигантский ворон цвета ночи. Он покружил, издевательски каркая, потом вдруг резко спикировал и нанёс удар кривым, как ятаган, клювом.

А-а-а!

Острая боль пронзила затылок, поднимая затонувший корабль сознания на поверхность океана реальности. Он открыл глаза. Хлынувший в них свет был неприятен, но он не зажмуривался. Почти всё поле зрения загораживало нечто большое, зелёное и расплывчатое. Он описал глазами пару кругов, и зрение постепенно сфокусировалось.

Зелёное нечто оказалось обычной травинкой, колыхавшейся от его дыхания. Со стоном он попытался пошевелиться и обрадовался, когда попытка удалась. Он перекатился на живот, приподнялся на руках, подтянул ноги. С минуту стоял так, пережидая приступ головокружения. Потом медленно выпрямил спину. Осмотрелся.

Рюкзак. Посуда. Мантия. Да ведь это его вещи! Его… А кто он? Ал… Аластор. Действительно. Что он делает в лесу? Следит. За кем? За подозреваемым… Ах да, он же работает в Министерстве. Ловит чёрных магов. Но, похоже, на этот раз чёрный маг поймал его самого.

Аластор протянул руку к голове, туда, где угнездился эпицентр пульсаций боли, и нащупал немаленькую шишку. Волосы вокруг неё слиплись от крови. Прикосновение к ране вызвало новый укол, который, как ни странно, освежил память.

Встреча в замке… Разговор… Наёмник Равен Нуар… Какие-то зловещие планы… Время! Время подходит! Это случится завтра вечером!!! Что-то… очень плохое!

Забыв о травме, он вскочил на ноги, о чём тут же сильно пожалел: в глазах потемнело, голова закружилась, он покачнулся… только кстати подвернувшееся дерево спасло Хмури от падения. Он упёрся о ствол и замер, пережидая приступ.

Проклятие! Почему так темно? Неужели зрение нарушено? Ведь был ранний вечер. Но нет, вот серп луны, обрамлённый звёздами — значит, он провалялся несколько часов.

Времени ещё меньше, чем он полагал.

Горгулья и вурдалаки! Надо бежать… сообщить шефу… Пусть соберёт всех. Срочно арестовывать Дэликти, хоть бы и без доказательств. Иначе будет слишком поздно!

Аврор схватил рюкзак, забросил на плечо. По привычке скользнул пальцами по поясу… Палочка! Её нет! В темноте Хмури осмотрел землю — палочки не было. Вспомнив о дальнослухе, он снова выругался: кубик с записью исчез. Аластор ещё не понял, что всё это может означать, однако догадался: если его не убили и не заточили в какой-нибудь каземат, пока он был беспомощен, то ему уготована роль в общем плане. И вряд ли это хорошая роль.

Аврор побежал, следуя едва заметной при скудном свете звериной тропе. В его состоянии, с расползающимися мыслями, головокружением и периодическими наплывами тошноты, он был просто неспособен сосредоточиться для аппарирования.

Первые шаги давались с неимоверным трудом. Его мотало из стороны в сторону, как шлюпку во время шторма, несколько раз он чуть не врезался в дерево. Потом стало легче. Сознание прояснилось, кровь быстрее заструилась по венам, из мускулов уходила обморочная слабость. Правда, на висках всё ещё сидел покрытый шипами пульсирующий обруч, но Хмури не обращал на него внимания.

Три шага — вдох.

Три шага — выдох.

Он не мучил разбитую голову раздумьями. Все мысли аврор отложил на потом.

Левая, правая.

Стволы мелькают по бокам. Чёрт, не так-то просто держать темп, лавируя меж деревьев!

Он направлялся к ближайшему городку. Он знает, где найти дома колдунов; там он одолжит метлу или переместится через камин, а может, очухается настолько, что будет в состоянии аппарировать. Но сейчас рисковать нельзя. Есть значительная вероятность расщепиться, а он не может позволить себе застрять разбросанным на кусочки на расстоянии десятков миль.

Наконец лес кончился, вдалеке замелькали светлячки окон.

Но что это?

На обочине дороги, скрестив руки, стоял невысокий худой человек в тёмной мантии с эмблемой на груди. Теперь, когда листья деревьев не загораживали луну, стало довольно светло; Аластор прищурился. Из Министерства, начальник какого-то отдела, вот только не разобрать какого. Ну и ну! Откуда он тут?

— Эй, сэр! Могу чем-нибудь помочь?

— Да. — Аврор остановился. — Мне срочно нужно в Министерство.

— Вы Аластор Хмури? — неожиданно спросил человек.

— Верно, — удивился аврор. — А что?

Незнакомец молча щёлкнул пальцами.

— Дизаппаро! — прогремел голос за спиной. Аластора будто окатили густым дёгтем: стало жарко, все движения замедлились.

— Иммобилис! — раздалось слева. Толстые верёвки змеями обвились вокруг тела, опутав руки.

Ничего не соображая, словно пробираясь сквозь туман, Хмури повернулся.

Вокруг него, сбрасывая плащи-невидимки, появлялись маги в чёрных костюмах с красными полосками — бесстрастные парни с каменными лицами и ледяными глазами. Все они выстроились полукругом, держа аврора на прицеле своих палочек.

Ударный Отдел. Элита боевых действий, специализирующаяся на особо сложных операциях. И к тому же давние соперники авроров. «Ну ты и влип, дружище», — промелькнула мысль.

— В чём дело? — спросил Хмури нарочито весело. — В Министерстве новая забава — связывать своих сослуживцев?

Незнакомец проигнорировал его.

— Мы взяли его! Можете выходить, — крикнул он через плечо. Поодаль появилась знакомая фигура. Шеф.

Аврор почувствовал облегчение. Пусть связанный, он всё равно сообщит о заговоре, а потом уже разберётся с этим недоразумением. Он попытался поймать взгляд шефа, но тот упорно не поднимал взгляда.

Да что же это такое?

— Аластор Хмури, — произнес незнакомец ледяным голосом, — вы обвиняетесь в покушении на министра магии Роджера Картрайта!

— ЧТО?! — опешил Хмури. Он оцепенел, словно поражённый молнией. Промелькнула дикая мысль, что после удара он повредился рассудком. Покушение? Какой-то абсурд! Такого просто не может быть!

— Это ещё надо доказать, Лацертус, — брюзгливо сказал Форнакс.

— Разумеется, — кивнул тот. — Вчера в 20 часов 57 минут состоялось покушение на министра Картрайта, лишь чудом не увенчавшееся успехом. Убийственное проклятие удалось сбить, и оно только ранило министра. Сейчас его жизнь вне опасности. Нападение произошло на глазах пяти свидетелей. Все они опознали вашего сотрудника. Кроме того, когда преступник понял, что промахнулся, он бросился бежать. Одному из охранников удалось разоружить злоумышленника. Мистер Хмури, это ваша палочка?

Аластор уставился на пакет в руках Лацертуса.

— Она похожа на мою, — заосторожничал аврор.

— Нет, она именно ваша — бук и жилы из сердца дракона, тринадцать дюймов… мы проверили по картотеке. Хироманты изучили следы на палочке, они все принадлежат вам. Последнее заклинание совпадает с тем, что ранило министра. Хватит доказательств, мистер Форнакс?

Милдред скрипнул зубами, поднял глаза и встретился взглядом с Хмури.

— Я не верю! — рубанул он. — Зачем Аластору нападать на министра?

— Откуда мне знать, — пожал плечами Лацертус. — У министра много врагов. Некоторые из них готовы дать неплохие деньги за его жизнь. А доверенный человек — лучшее прикрытие. Как я уже говорил, только чудо спасло сэра Картрайта.

— Но я этого не делал! — в отчаянии вскричал аврор.

— Да? В таком случае, где вы были? Почему не выходили на связь?

— Я наблюдал за замком… ШЕФ! — воскликнул он. — Дэликти! Его надо остановить! Он что-то замышляет! Я слышал, он говорил, что всё начнётся завтра вечером! Потом меня ударили по голове. Очнулся я только полчаса назад.

— Ну вот, видите, — криво усмехнулся Лацертус. — Опять клевета на уважаемого человека. Полагаю, у вас нет записи этой последней беседы?

— Приборы украдены! Но… но ведь есть предыдущая запись, где говорится о мантикорах! Разве этого недостаточно?

Начальник Ударного Отдела зевнул.

— Там не упоминаются мантикоры. Сэр Эдгар всё нам разъяснил. Речь идёт о единорогах. В замке выращивают с дюжину жеребят. Один из них убежал, и, прежде чем его нашли, какой-то дурень-охотник поранил бедняжку. Надеюсь, вы не будете обвинять единорогов в каких-либо убийствах?

Хмури растерялся. Звучит убедительно. Значит, преступник чист. А он сам? Пока аврор валялся без сознания, у Дэликти с Нуаром было достаточно времени, чтобы состряпать убедительный спектакль покушения. И теперь он — козёл отпущения. Но смысл? Уж если бы хотели, если бы Картрайт им так мешал, то убили бы. Зачем творить неудачную попытку убить министра, если планируется дело посерьёзнее? Засадить слишком много знающего аврора за решётку? Бред. Легче было сразу в лесу прикончить.

Нет, об этом после. Сейчас надо выбираться. И всё делать самому. Даже если Форнакс поверит, без доказательств у него нет полномочий. К тому же неизвестно, что именно на уме у Дэликти.

Мысли проносились со скоростью света. Надо тянуть время.

— Я невиновен! — заявил Аластор твёрдо. — Меня подставили.

— Слушай, хитрец, — прошипел Лацертус, начиная терять терпение, — скажешь всё это на суде! Я вообще с тобой разговариваю только потому, что твой наивный начальник не хочет верить неопровержимым уликам!

— Меня отключили ударом по голове, — упорствовал Хмури. — Они могли сделать Всеэссенцию и превратиться в моего двойника! Взяли мою палочку и напали на министра!

— А ведь верно, — встрепенулся шеф. — Такое могло быть.

Лацертус вступил с ним в ожесточённую перепалку, утверждая, что расследование ещё не закончено, а до его завершения подозреваемого надо заключить в Азкабан. Форнакс сопротивлялся из чистого упрямства, или, может быть, из-за давнего соперничества между отделами авроров и перехватчиков.

Нет, точно пора выбираться, решил Хмури. В обычное время — плевать, можно было бы скрепя сердце поторчать в тюрьме,[1] но сейчас дорога каждая минута.

Однако сказать проще, а вот сделать…

Оценим обстановку. Перехватчики стоят по-умному, дугой, не маяча друг у друга на линии огня, и внимательно наблюдают за ним. Зато они не видят его рук, скрещенных за спиной. Руки стянуты верёвками. А если пошевелить? Тут Аластор вознёс хвалу Мерлину за то, что догадался прихватить рюкзак. Канаты охватывали и его, оставляя кистям достаточно свободы.

Он глубоко вдохнул. Пора!

Хмури вдруг покачнулся и склонился вправо, имитируя приступ дурноты. Рюкзак перевалился набок, натянул верёвки, и руки получили необходимое пространство. Он повернул кисть левой руки, и в ладонь скользнула миниатюрная волшебная палочка. Направив её на канаты, аврор прошептал заклинание. Путы опали.

Он свободен!

Перехватчики не успели среагировать. Они только готовились поразить его, когда Аластор рванулся влево, на крайнего бойца. Отбросив рюкзак, аврор подпрыгнул, упёрся противнику ногой в плечо, как в трамплин, оттолкнулся, взмыл в воздух и…

— ФРОСТАФЕРО!

Широкий поток пронзительного светло-синего света вырвался из палочки и обрушился на стоящих внизу; морозный ветер пронёсся над равниной, сковывая холодом траву. Земля в радиусе тридцати футов, потрескивая, покрылась замёрзшей коркой, а люди застыли, превратившись в ледяные статуи.

Аластор приземлился. Почва негромко хрустела под ногами, когда он подошёл к Лацертусу. Осторожно, чтобы не сломать, вытащил пакет со своей основной палочкой. Надо будет её отогреть, но это позже. Прихватил заиндевевший рюкзак. Постоял в раздумьях, решая, не разморозить ли шефа, дабы растолковать ему всё без свидетелей. Махнул рукой. Оттаивание — процесс долгий, а тут того и гляди появится новая бригада перехватчиков. Поэтому он быстро нацарапал записку и вложил во внутренний карман мантии Форнакса.

Вскоре силуэт Аластора исчез в глубине леса.

Глава 6. Вне закона

Хмури сидел на поваленном стволе, задумчиво прихлёбывая крепкий, ароматный чай.

Он похвалил себя за предусмотрительность, благодаря которой его рюкзак набит всякой всячиной — бесполезной, когда торчишь в Штабе Авроров, и необходимой, если находишься в бегах; предусмотрительность, благодаря которой он имеет возможность наслаждаться исконным английским напитком. С каждым глотком уползала боль, терзавшая голову, а туман, окутывавший мозг, рассеивался.

Пусть времени мало, но он должен всё спокойно обдумать. Преследователей пока можно не опасаться — аврор не поленился углубиться в самое сердце леса, тщательно уничтожая следы. Вряд ли кто-то сумеет до него добраться, а значит, есть возможность поразмыслить.

Ошибка, поспешные действия равнозначны катастрофе, особенно теперь, ведь с недавних пор он вне закона. Слава Мерлину, он вполне готов к такому повороту событий — вечная признательность странноватым семейным традициям.

Хмури быстро перебрал в уме свои действия с момента получения задания и не нашёл, к чему придраться. Это одновременно успокаивало и настораживало. С одной стороны, Аластор не допускал оплошностей, значит, укорять себя не за что. С другой стороны, противник обнаружил слежку и оперативно сделал ответный ход — следовательно, враг умён и хитёр.

И ведь спастись удалось лишь благодаря козырю в рукаве — очередной фамильной реликвии. Аластор бережно достал из кармана короткую, чуть больше ладони, волшебную палочку и протёр полой мантии. Магический инструмент был необычно тяжёлым, а полированная поверхность отливала странным, металлическим блеском.

В роду Хмури, начиная с незапамятных времён, никогда не выходили из дома без запасной палочки. Вторая — а у некоторых и третья — пряталась в потайном кармане. Эта предосторожность уже бесчисленное количество раз выручала пращуров Аластора из опасных и даже критических ситуаций. Обычно запасные палочки ничем, кроме меньшего размера, не отличались от обычных. Но один из самых знаменитых в роду магов — Кавеант, живший около шести веков назад, — придумал кое-что пооригинальнее.

Странствуя по миру, где-то в Норвегии он познакомился с друидом, мастером по изготовлению волшебных палочек. Как истинный викинг, друид имел горячий и непредсказуемый нрав, и такими же были его изделия, отличавшиеся склонностью к разрушительной магии. Но Кавеант тоже был тот ещё персонаж, они с норвежцем отлично поладили, и Хмури решил заказать себе запасную палочку. Да какую!

В качестве оболочки он привёз мастеру кусок железного дерева, за которым специально съездил в Африку. Что же касается сердцевины… Магическим веществом послужил обточенный ядовитый клык василиска, причём не древний и высохший — ещё живой, сочащийся ядом и кровью, выдранный Кавеантом у собственноручно убитого гигантского змея. Как он сумел это сделать, так и осталось загадкой.

Неделю шаманил над заказом друид. И когда он вышел наконец из дома, обессиленный и уставший, то заявил, что эта палочка — лучшая из тех, что он когда-либо видел.

На последовавшем затем развесёлом пиру Кавеант чуть не поджарил трёх человек, попытавшись всего лишь зажечь факел. И дело было не в количестве выпитого перед этим мёда, эля и вина, хотя хмельных напитков, по обычаю викингов, было море.

Аластор засучил левый рукав костюма, обнажив странный механизм из металла, прикреплённый к предплечью. Вставил почтенную палочку, передаваемую из поколения в поколение, в пазы, с щелчком взвёл пружину. Палочка уехала к локтю. Хмури опустил рукав, пошевелил рукой — никогда не скажешь, что под тканью скрывается что-то, кроме тела. Вместе с тем, лёгкого поворота кисти хватит, чтобы палочка очутилась в ладони.

Обращение с творением норвежца требовало крайней осторожности. Необычайно прочная благодаря крепости железного дерева, палочка содержала частицу самого кровожадного, опасного и могучего существа в мире, причём не просто частицу, а ядовитый клык — средоточие мощи василиска. Это значительно меняло её характер.

Простые, мирные и безобидные чары вроде левитации, починки, превращений палочка попросту игнорировала. Зато любое заклинание, направленное на разрушение, она усиливала настолько, что становилось страшно.

Маленькую искорку Кавеанта она превратила в огненный поток. Сногсшибатель, произведённый ею, мог убить не очень сильного человека. Рассчитанный на поражение одной цели Оледенитель Аластора сковал холодом всё в радиусе тридцати футов.

Работая этой палочкой, надо было внимательно следить, чтобы ударная волна не настигла самого заклинателя. С другой стороны, в сложной и опасной ситуации не было инструмента надёжнее древней палочки.

Аластор усмехнулся. Наверняка его выходка весьма озадачила перехватчиков. Они ещё подивятся побегу связанного подозреваемого… когда оттают. Без посторонней помощи это будет нескоро. Хмури покосился на свою основную палочку. Капельки всё ещё конденсировались на холодной поверхности. Сейчас ею лучше не пользоваться — может сломаться или сгореть, а оставлять разморозку на потом и пускаться в путь не полностью экипированным не хотелось. Аврор опустил палочку в миску с тёплой водой. Так процесс пойдёт быстрее.

Да, наследие Кавеанта, безусловно, отличная вещь, но как же сложно было с её помощью заварить чай, не спалив при этом пол-леса! Пришлось даже разжигать обычный костёр вместо магического огонька.

Аврор поймал себя на том, что не вовремя погрузился в воспоминания. Он допил чай и отбросил лишние мысли. Надо продумать дальнейшие действия.

Итак, что ему известно? Время начала операции, организаторы, главные участники — заботливо выращиваемые монстры, напичканные зельями. А вот то, чего не знал Хмури, сводилось к двум основным вопросам: что именно собирается делать Дэликти и зачем нужна такая сложная инсценировка покушения. С первым вопросом можно подождать. Так или иначе, планы преступников необходимо сорвать, но сделать это возможно лишь подобравшись поближе. Остаётся сфабрикованное обвинение.

Кто совершил намеренно неудачную попытку убийства? Нуар или кто-то из подручных, принявший облик аврора с помощью Всеэссенции? Да, скорее всего, хотя Аластор и не исключал возможности, что действовал он сам, находясь под воздействием Заклятия Подвластия.

Цель такого манёвра — вот загадка!

Зачем противнику нужна поимка невиновного Хмури перехватчиками… Стоп! А эти ещё откуда взялись? Преступление попадает под юрисдикцию авроров, и преследовать нападавшего должны именно они. Конечно, другой отдел может подать заявление о передаче дела, но на бумажную канитель уходит не один час.

Получается, Дэликти позаботился о том, чтобы происшествием изначально занимался Ударный Отдел. Почему? Не решился доверить аврорам поиски коллеги? Пожалуй. Разжигал давнюю вражду между двумя боевыми отделами Министерства? Вот это вряд ли, слишком дальний прицел. А может, Дэликти хотел, чтобы ничего не подозревающего Хмури сцапали перехватчики? Но смысл?

Аластор покачал головой. Ответа не было.

Лацертус. Вот шанс распутать хитроумный замысел. Этот щуплый проныра явно что-то знает. Он вовсе не выглядел таким борцом за правду, охваченным праведным гневом, каким хотел казаться. Хмури припомнил спокойные бледно-зелёные глаза Главы Отдела. Нет, следователь, настигший покушавшегося на министра преступника, не будет так хладнокровен, одновременно разыгрывая сцену торжества справедливости.

Ещё одно соображение укрепило подозрения аврора: дело о нападении могло перейти к Ударному Отделу лишь в том случае, если непосредственным свидетелем оказался сотрудник Отдела. Но рядовым перехватчикам нечего делать рядом с министром, так почему бы Лацертусу не оказаться этим свидетелем?

Следующий вывод очевиден. Глава Ударного Отдела знал о предстоящем покушении и подготовился.

Он работает на Дэликти.

Аластор, сам того не замечая, так сжал кружку, что металл начал гнуться.

Всё ясно. Первый пункт плана — добраться до тощего прохвоста и хорошенько потрясти. Эх, досадно, не прихватил его замороженную тушку с собой! Было бы проще.

А теперь добраться до Лацертуса будет нетривиальной задачей. Министерство наверняка стоит на ушах, народ суетится, охранники бегают сломя голову и гудят, как пчёлы…

Впрочем, шанс есть. Час назад аврор не очень-то нежно извлёк свою палочку из рук командира перехватчиков, и на пакете осталось несколько примёрзших лоскутков кожи. Похоже, Аластор нашёл им неплохое применение.

Глава 7. Бунт в Министерстве

В это время в Штабе Авроров, невзирая на поздний час, проходило очень серьёзное совещание. Весь состав Отдела, за исключением Хмури, собрался в кабинете шефа.

— Дальше я отключился и ничего не помню, — рассказывал Форнакс. — Очнулся некоторое время спустя, когда на место прибыли ещё какие-то люди из Ударного Отдела и начали приводить нас в чувство. Едва обретя способность двигаться, я оставил взбешённых перехватчиков и поспешил сюда.

Неизвестно каким образом, Аластор ухитрился избавиться от пут и всех нас заморозить, а потом скрылся. Впрочем, он сделал ещё кое-что. Посмотрите, вот это я нашёл у себя в кармане.

Одетый в тёплый шерстяной свитер, всё ещё страдающий от озноба, Милдред передал записку сотрудникам.

«Я невиновен, — вслух зачитал Глэдиус. — Не преследуйте меня. Я сам разберусь с Д.»

Он передал клочок пергамента дальше.

— Что ты об этом думаешь? — поинтересовался Ричард.

Авроры, только что узнавшие о подозрениях в адрес Дэликти, незаконной слежке и подслушанном разговоре, растерянно уставились на шефа. Тот не спешил отвечать.

— Считаешь, он не лжёт? — спросил Фермо.

— Ни в чём нельзя быть уверенным, — медленно проговорил Форнакс, взвешивая каждое слово. — Но…

— Вся эта история воняет как большая куча дерьма! — заявил Глэдиус.

— Ты прав, — поморщился Милдред, — Какое-то дурацкое покушение… Что может быть глупее нападения на министра в такой момент?

— Значит, парня подставили, — подытожил Фермо.

Форнакс встретился взглядом с Глэдиусом.

— Думаешь, он услышал что-нибудь? — возбуждённо спросил ветеран.

Милдред развёл руками.

— А иначе с чего Дэликти зашевелился?

— Н-н-но, сэр… — дрожащим от волнения голосом произнёс Тресхолд. — Неужели вы действительно считаете, что мистер Дэликти — преступник? В это невозможно поверить. Должна же быть другая альтернатива!

Он был явно выбит из колеи тем, что его кумира подозревают в ужасных вещах. Несколько авроров согласно заворчали, а один, лысый и загорелый, уточнил:

— Стало быть, вы отрицаете виновность Хмури?

— Пораскинь мозгами, Питерс, — с холодком ответил Форнакс. — Зачем Аластору пытаться убить министра? Да ещё при свидетелях, открыто и не страшась последствий?

— Причины могут быть разными, — упорствовал Питерс. — А ошибиться может любой.

— Идиот! — взорвался Ричард. — Разуй глаза! Аластора подставили, ясно как день. — Он обвёл яростным взором сомневающиеся лица коллег. — Ослы, напрягите башку! И вспомните хотя бы один случай, когда Аластор казался человеком, способным на заказное убийство! Припомните, было ли когда-нибудь такое, что он отказывал в помощи или ссорился с кем-то из вас? Нарушал ли он когда-нибудь закон для своей выгоды? Молчите? Мне противно на вас смотреть! — презрительно рявкнул он. — Сколько из вас, тупоголовых баранов, побывали с Аластором в горячих переделках и сколькие обязаны ему жизнью и здоровьем? — авроры мучительно покраснели и потупились. — Выходит, зря он спасал ваши никчёмные задницы, раз вы так легко поддались клевете жирного, вероломного сукиного сына Дэликти!

В наступившей тишине особенно внушительно прозвучал негромкий голос Форнакса:

— Я хорошо знаю отца Аластора и традиции их рода. Фамильный кодекс запрещает им убивать людей без веских на то причин. Аластор не нападал на Картрайта. В этом я уверен.

— Что же нам делать? — еле слышно пробормотал Уимси, не отрывая глаз от пола. Рядом с ним багровый от стыда Питерс склонил голову, признавая свою неправоту.

Милдред пробежался взглядом по сотрудникам и убедился, что сомневающихся не осталось. Пожал плечами:

— Аластор ясно указал, чего он хочет. Помочь ему мы вряд ли сможем, остаётся только не мешать. Полагаю, надо просто продолжать разрабатывать старые дела.

— Кстати о делах, — вставил Фермо. — Отчего вдруг поисками занялся Ударный Отдел?

— Тупицам захотелось поразмяться, — неприязненно бросил Глэдиус. — А то давно они уже не злодействовали.

— Что ж, первую их попытку не назовёшь удачной, — хихикнул Фермо.

Многие в кабинете заулыбались.

Застарелая вражда между отделами, из-за которой авроры сейчас радовались неудаче перехватчиков, делала проблематичным мирное сосуществование в пределах Министерства. Напряжённая ситуация грозила рано или поздно вылиться в открытый конфликт. Все это подозревали, но даже не догадывались, что столкновение произойдёт так скоро.

Милдред начал что-то говорить, но его на полуслове прервала распахнувшаяся дверь. На пороге стоял Лацертус.

«Лёгок на помине», — с внезапно нахлынувшей антипатией подумал аврор. Оглядев кабинет, Глава Особого Отдела проронил:

— Совещание, Форнакс? Правильно. Люди должны знать, как из борцов со злом превращаются в преступников.

Возмущённый шёпот прошелестел по кабинету.

— Как продвигаются поиски? — нейтральным голосом осведомился Милдред. — Есть успехи?

— Не беспокойтесь, — холодно ответил Лацертус. — Будут. Ваш Хмури далеко не уйдёт. Скоро мы его возьмём.

— Не будь так уверен, — съязвил Ричард, — на тебе ещё не все сосульки с прошлого раза растаяли.

Лицо Лацертуса исказилось.

— Теперь всё будет по-другому, — прошипел он. — Мы получили от министра специальное разрешение на применение любых средств. Вплоть до Непростительных Заклятий.

Авроры были ошеломлены этими словами. Форнакс поднялся из-за стола и подошёл к двери.

— Так вот как теперь поступают с подозреваемыми, — прошептал он.

— С преступниками! — сурово отрезал Лацертус.

— Стало быть, у вас развязаны руки? И что же вы собираетесь делать?

— Забавно, что ты спросил. Только не вы, а мы, — усмехнулся Лацертус.

— Что? — изумился Милдред.

— Приказ министра. Отделу Авроров официально предписывается заняться розыском Хмури. Да, — добавил он, как будто припомнив что-то важное, и с удовольствием продолжил: — Вплоть до специального приказа руководство Отделом Авроров передаётся… мне.

В кабинете разразилась буря. Одни потрясали кулаками, другие бессвязно орали, третьи стояли столбом, словно поражённые громом.

Но Милдред не стал бы начальником Отдела, если бы не умел управлять своими чувствами. Он сдержался, хотя и с огромным трудом. Поднял руку, призывая коллег успокоиться. В его сузившихся глазах полыхал пожар, когда он спросил:

— И что же дальше?

— Есть план, — оживившись, принялся излагать Лацертус, довольный быстрой капитуляцией Форнакса. — У этого Хмури есть дом, так? Вы должны будете отправиться арестовывать всю его семью, о чём будет сообщено в новостях. Окружите дом, а мои орлы в это время спрячутся в засаде. Когда Хмури прилетит вызволять своих, мы выскочим и…

Он не успел договорить — Милдред не выдержал. Стремительный удар застал Лацертуса врасплох; плюясь и брызгая кровью, он рухнул на пол.

— Авроры не будут участвовать в твоих подлых затеях, сволочь! — прорычал Форнакс. — Мы отказываемся преследовать нашего невиновного друга!

— Меня предупреждали, что с благоразумием у авроров плохо. Вы не оставляете мне выбора, — прохрипел Лацертус, сплёвывая кровавую слюну. — Взять их!

Он отступил, и в освободившийся дверной проём вломились перехватчики. Под прицелом готовых к бою палочек Милдред опустил руки.

— Тихо, ребята, — прикрикнул он через плечо в ответ на гневное бормотание и шорох доставаемых палочек за спиной. — Здесь перевес на их стороне.

Повинуясь нетерпеливым жестам, авроры сдавали палочки и выходили из кабинета.

— Неподчинение приказу министра… Отказ от преследования преступника… Нападение на руководителя… — скрипел Лацертус. — Вдохните напоследок воздух свободы — вы все надолго угодите за решётку.

— Смотри, как бы самому не угодить в могилу, если решишься штурмовать замок Хмури, — хладнокровно предостерёг Милдред. — Таких слизняков, как ты, он ест на завтрак. Если же всё-таки останешься жив, помни — мой счёт к тебе велик!

Лацертус отмахнулся.

— Ты выйдешь очень нескоро, и к тому же…

Его прервали крики, взрывы и вспышки света.

Ричард, притворившись покорным, вовсе не собирался сдаваться. Внутри у него всё кипело от гнева, требовавшего выхода. Ещё в кабинете он незаметно одолжил палочку у Тресхолда, на выходе сдал её как свою и прошёл полпути к строю обезоруженных товарищей. Потом вдруг резко повернулся и бросился в сторону, одновременно выстреливая в одного из перехватчиков Парализатором. В это время Фермо выхватил у отвлёкшегося охранника свою палочку и заклинанием шваркнул его о стенку.

Коридор наполнился разноцветными лучами. Авроры успели уложить ещё троих, пока их не настигли Ошеломители. Безжизненные тела старых друзей свалились на пол.

— Счёт ещё больше вырос! — яростно скрежетнул зубами Форнакс.

Примечания

1

В те времена Азкабан ещё не был столь зловещим местом, как при Фадже. Вместо дементоров заключённых стерегли обычные люди.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог. Тень в ночи
  • Глава 1. Жертвы призраков
  • Глава 2. Кровавые следы
  • Глава 3. Древний замок
  • Глава 4. Чёрный ворон
  • Глава 5. Замораживающее заклятие
  • Глава 6. Вне закона
  • Глава 7. Бунт в Министерстве


  • Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Загрузка...