загрузка...
Перескочить к меню

Опасные удовольствия (fb2)

- Опасные удовольствия (пер. Н. В. Панина) (и.с. Шарм) 897 Кб, 265с. (скачать fb2) - Джулия Энн Лонг

Настройки текста:



Джулия Энн Лонг Опасные удовольствия

Пролог

Как обычно по субботам, в пабе «Свинья и чертополох» в Пеннироял-Грин на шахматной доске шла борьба черных и белых фигур, и на почетном месте у камина над ней зависли Фрэнсис Кук и Мартин Калпеппер.

На этом обычное течение жизни в Пеннироял-Грин сегодня заканчивалось.

Нед Хоторн перестал подметать: еще не наступил полдень, а все расшатанные столы паба были заняты. Среди завсегдатаев привлекали внимание те жители города, которые редко бывали здесь: непьющий викарий, таинственная мисс Мариетта Эндикотт из школы мисс Эндикотт для молодых леди, даже несколько цыган из летнего лагеря на окраине города забрели в паб. Один из них играл на скрипке.

Нед Хоторн, чьей семье уже много веков принадлежало заведение, никогда не видел такого количества хмурых лиц. И непьющих посетителей.

Ради всего святого, если они собираются устроить достойные поминки Колину Эверси, кто-то должен взять это дело в свои руки.

– Видите ли, рано или поздно Колина Эверси повесили бы, – в наступившей тишине обронил Нед.

Эти слова прорвали плотину. Зал взорвался одобрительными возгласами и одновременно криками тех, кто выражал свое несогласие.

– Если бы, в конце концов, Эверси предстояла казнь через повешение, я бы проголосовал за это обеими руками!

– Нет, Колин – хороший парень! Он – самый лучший!

– У него дурная репутация, вот тут он преуспел!

– У него доброе сердце, – заметил кто-то. – Очень доброе сердце.

– Он должен мне пять фунтов! – крикнул кто-то сзади. – Теперь я их не увижу!

– Надо было думать, прежде чем заключать пари с Колином Эверси.

Наступила тишина.

– А еще этот случай с графиней.

– И с актрисой.

– И с вдовой.

– А эти скачки!

– И игры на деньги!

– Дуэли!

Все старались перекричать друг друга, смеялись и удивлялись, ругали и прославляли Колина Эверси.

«Вот так лучше, – подумал Нед. – Споры возбуждают жажду».

Знаменитое светлое и темное пиво рекой потекло из бочек, и Нед услышал ласкающий ухо звон монет.

Не оборачиваясь Нед отставил метлу в сторону, когда услышал у себя за спиной шаги своей дочери Полли.

Полли метлу не взяла, и Нед взмахнул ею, чтобы привлечь ее внимание, затем оглянулся и вздохнул. Удочери глаза покраснели от слез, она осунулась.

– Полли…

– Но я люблю его, папа.

– Нет, ты не любишь его, дорогая, – терпеливо начал Нед. – Он улыбнулся тебе пару раз, это не любовь.

– Этого достаточно, папа, – шмыгнула носом Полли. Таков был Колин Эверси, проклятый негодник.

Сегодня в «Свинье и чертополохе» не было ни одной женщины в возрасте от семнадцати (как Полли) и до семидесяти, у которой в глазах не блестели бы слезы. У джентльменов глаза тоже были на мокром месте. Этого следовало ожидать. Колин Эверси оказался самым забавным подлецом, которого произвел на свет род Эверси за много десятилетий, одним из лучших клиентов Неда. Через несколько часов его повесят.

И тут приятный на вид джентльмен в плаще, безобидный незнакомец, который забрел в паб раньше всей этой толпы и угостился темным элем, допустил оплошность.

– Простите, сэр, – он наклонился над шахматной доской к Фрэнсису Куку, – правильно ли я понимаю, что Колин Эверси, дьявол Суссекса, родом из этого города?

Калпеппер вздохнул, скрестил руки на груди и поднял глаза к балочному перекрытию потолка.

– Ты недавно в Пеннироял-Грин, да, сынок? – Голос Фрэнсиса Кука хоть и прозвучал мягко, но в нем слышались повышенные, нотки. У него был необыкновенный сильный голос. Некоторым он мог показаться даже… зловещим. Шумные споры в пабе быстро сошли на нет. Каждый знал, что сейчас должно произойти.

– Да, сэр, – рассеянно ответил незнакомец. – Я направлялся в Брайтон, когда моя лошадь потеряла подкову. В кузнице сейчас делают новую. Меня зовут Уильям Джоунс.

– Приятно познакомиться, мистер Джоунс. – Фрэнсис Кук протянул ему руку.

Мистер Джоунс был высоким. Редкие волосы, седые брови и очки на кончике носа, напоминавшем времена, когда Рим правил Великобританией. Фрэнсис Кук знал историю, которая скрывалась за каждым именем, выгравированным на памятных камнях на кладбище Пеннироял-Грин; знал, в какой каменоломне добывали камни для постройки храма и что фундамент церкви построен на месте храма друидов; он знал, откуда привезли дерево для старого стола, за которым он сейчас сидел.

Фрэнсис Кук был не робкого десятка и охотно делился тем, что знал.

– История Колина, Эверси очень интересная. И чтобы достойно рассказать ее, необходимо вернуться во времена Вильгельма Завоевателя.

– Бог мой! Так далеко? – пошутил мистер Джоунс, Мистер Кук смерил его взглядом, от которого у мистера Джоунса задрожали пальцы.

– Интересно, мистер Джоунс, вы, когда въезжали в город, случайно, не видели пару дубов на площади, растущих очень близко друг к другу? – тихо спросил Кук.

– Видел. Два величественных дерева. У вас очень хороший городок.

Кук кивнул, словно это было и без слов понятно.

– Мистер Джоунс, эти огромные дубы были молодыми деревцами, когда Вильгельм Завоеватель поставил ногу на английский берег. И за многие века их корни так переплелись друг с другом, что теперь ведут борьбу за место и зависят друг от друга, чтобы устоять прямо. И это… – Фрэнсис Кук немного наклонился вперед, все посетители паба невольно подались к нему, и голос Фрэнсиса Кука прозвучал как голос опытного барда, – это, мой друг, очень подходящая метафора для семей Эверси и Редмонд. Их семьи поселились здесь еще до того, как у города появилось имя, до того, как Вильгельм Завоеватель ступил на эти берега. Старые обиды и секреты прочно связали их и обрекли на страдания в наши дни.

Незнакомец, ругая себя за оплошность, увлеченно слушал.

– Боже мой! – очнулся он наконец. – Секреты и обиды? Что же это за секреты и обиды?

Все в пабе, казалось, были довольны эффектом, который произвел на незнакомца рассказ. Наступила тишина, слышно было лишь, как посетители потягивают из кружек пиво.

– Ну, это уже были бы не секреты, знай мы их, не так ли, сэр? Говорят, их неприязненные отношения начались, когда первый сакс – Редмонд – примерно в тысяча шестьдесят шестом году расколол череп первому нормандцу – Эверси. Однако Редмонды утверждают, будто все началось гораздо раньше, еще до того, как Британией стали править римляне, когда все наши предки носили шкуры вместо одежды. Говорят, Эверси украли корову у Редмондов.

У мистера Джоунса вырвался короткий нервный смешок.

– И что? Это было доказано?

– Когда дело касается Эверси, ничто никогда не бывает доказано, – крикнул кто-то из толпы, последовал взрыв смеха.

Фрэнсис Кук сдержанно улыбнулся:

– Это правда, мистер Джоунс. Сейчас обе семьи вполне состоятельны и знатны, но ходят слухи, будто кража коровы оказалась только началом того пути, следуя по которому Эверси вознамерились сколотить состояние. Им приписывали и пиратство, и контрабанду, и другие темные делишки. Похищение людей, кражи. Обвинения выдвигались на протяжении многих веков, но никто не знает, откуда у клана появились значительные суммы денег, и никто никогда ничего не доказал. Поэтому все мы были в шоке, узнав, что Эверси повесят за убийство кузена Редмонда во время драки в пабе. Почему спустя сотни лет вдруг удалось что-то доказать?

– Полагаете, – задумчиво произнес мистер Джоунс, – что Колина Эверси настигла заслуженная кара?

Фрэнсис Кук подпер руками подбородок и закатил глаза к потолку.

– Я полагаю, мистер Джоунс, это зависит от того, что вы считаете заслуженной карой. Потому что говорят, раз в поколение судьбой предназначено, чтобы кланы Редмондов и Эверси разбивали сердца друг другу. Несколько лет назад исчез Лайон Редмонд, старший из детей. Редмонды считают, что это из-за того, что Олцвия Эверси, старшая дочь, разбила его сердце.

В пабе повисла тишина. Весь город знал эту историю, но на незнакомца она должна была произвести впечатление.

– Мне кажется, я выражу общее мнение, – Кук обвел взглядом присутствующих, – если скажу, что дело дошло до виселицы. И что миру будет очень недоставать Колина Эверси.

– За Колина Эверси! – Фрэнсис Кук поднял свою кружку. – Негодяя, жулика, того, кто разбивает сердца…

– И за друга, – добавил Нед Хоторн.

– И за друга! – В прощальном реве толпы смешались смятение, искренность и ирония.

Все чокались кружками, опустошая их до дна, а Калпеппер украдкой передвинул по доске королеву Кука.

Хоть Кук и был городским историком, но Калпеппер обычно выигрывал в шахматы.

Глава 1

Из бессчетного количества способов умереть – утонуть в реке Уз в шестилетнем возрасте, например, или спустя двадцать лет после этого сорваться с лестницы, ведущей к окну спальни леди Малмси, – Колин Эверси не учел тот факт, что его могут повесить. В действительности, когда все в этой жизни будет сказано и сделано (а сказать и сделать надо много), Колин всегда думал, что свой последний вздох он сделает, лежа рядом с прекрасной Луизой Портер из Пеннироял-Грин, прожив с ней в браке лет тридцать – сорок.

Ему в голову не приходило, что он проведет последние несколько часов жизни в сырой камере Ньюгейтской тюрьмы с вором по кличке Плохой Джек.

Теперь Колин и Плохой Джек сидели на скамье в тюремной церкви, пока тюремный священник сетовал на муки вечного ада, ожидающего их обоих, как только души расстанутся с телами. Потом с них снимут кандалы, свяжут руки и повесят на возведенной виселице.

У Плохого Джека вид был скучающим, как у школьника, которого заперли в школе в солнечный день. Он ковырял ногти, рыгал и стучал кулаком по груди, чтобы облегчить отрыжку. Он даже откинулся назад и зевал, показывая священнику свой черный беззубый рот. Но это бравурное представление не имело никакого успеха у публики, которая заплатила за право наблюдать за приговоренными, которых изводили проповедями.

Потому что все они пришли посмотреть на Колина.

Они заглядывали через перила в церкви, стараясь сравнить настоящего человека с изображениями на больших плакатах, шуршащих у них в руках. Простая типографская краска не могла передать настоящего Колина Эверси, его рост, свободную грацию, живые глаза и красивые черты лица, но в течение многих недель на плакатах появлялось бессчетное количество зловещих изображений. Англичане обожают эффектных преступников.

Йен, брат Колина, принес ему самый популярный плакат, где тот изображен с сатанинскими рогами, остроконечным хвостом и чудовищным ножом, похожим на кривую саблю, с которого натекла целая лужа крови. Для большего сходства художник решил облачить его в сюртук вестонского покроя.

– Вылитый ты, – сказал Колину брат.

– Какая убийственная чушь. – Колин вернул плакат брату. – Мои рога намного величественнее.

Йен начал было улыбаться, но улыбка тут же исчезла. Колин знал почему. «Величественные рога» напомнили им обоим о том, как Колин первый раздобыл оленя в лесу лорда Атуотера.

Но ни один из них ничего не произнес вслух. Воспоминаний было слишком много; и каждое, от самого незначительного до самого важного, теперь причиняло боль. Озвучить сейчас что-то одно означало придать ему большую важность по сравнению с другими воспоминаниями. Они никогда не предавались воспоминаниям о прошлом.

Вместо этого братья обменялись пустыми фразами о плакатах.

– Не вставишь это в рамку? – попросил Колин брата, указывая на плакат. – Подойдет какому-нибудь грешнику.

Он сказал это больше для тюремного надсмотрщика, который без конца слонялся возле него, чтобы записать его комментарии и продать их издателям плакатов. Эти плакаты стали одновременно и желанными сувенирами и прибыльным вложением денег. Колин Эверси был теперь не только легенда, он стал индустрией.

В пабах, на углах улиц, на театральных подмостках и в самодеятельных мюзиклах распевали внезапно появившуюся, но уже ставшую популярной балладу:

Эй, вы, сходитесь, лихие друзья!
Смерть Эверси увидеть
Вам выпала судьба.
Пойдемте, парни, скорее туда,
Где в летний день на эшафоте
Его безжалостно казнят после суда.
Достойный друг, не сожалей
О тяжкой участи своей.

Бойкая мелодия. Еще до того, как события приняли столь суровый оборот, когда вера была непоколебима, когда прошения семьи Эверси об освобождении Колина еще находились в руках министра внутренних дел, его братья даже написали о нем стихи, посвятив их его сексуальной удали и мужеству.

«Ирония судьбы», – подумал Колин. Большую часть жизни он старался выделиться среди братьев и заслужить восхищение отца. Он даже пошел в армию, но умудрился вернуться с войны целым и невредимым, тогда как Чейз, например, пришел домой, сильно хромая, а Йен был ранен. Отец Колина, казалось, махнул на него рукой. Видимо, потому что Колин был самым младшим из сыновей и постоянно создавал проблемы. Возможно, отец считал, что Колин погубит себя по неосторожности на дуэли или на скачках или сорвется с лестницы, ведущей к окну замужней графини.

По иронии Колин умудрился добиться того, чего не добился ни один Эверси.

Он попался.

И теперь о нем ходили легенды.

По иронии судьбы он невиновен в преступлении. Но когда Чарльз увидел, что он держится за рукоятку ножа, который торчал из груди Роланда Тарбедла, и когда единственный свидетель преступления – Хорас Пил, человек с собакой на трех лапах по кличке Снап, исчез как дым, а единственный очевидец исчезновения свидетеля пылко заявил, что видел Хораса Пила удалявшимся на крылатой огненной колеснице…

Что ж, говоря по совести, довольно трудно винить в чем-то присяжных.

Семья Эверси обнаружила, что их прошениям, посланным министру внутренних дел об освобождении Колина, почему-то не был дан ход. О замене казни ссылкой не могло быть и речи.

«Я не виновен», – стучало в голове у Колина, и в отчаянной попытке не закричать об этом вслух, потому что юмор и гордость всегда были его оружием и были придуманы эти игривые остроты, которые охрана продавала издателям плакатов. Колин попался в изящную липкую сеть, сплетенную из длинной темной истории… и его собственных подозрений.

Теперь Маркус Эверси, старший брат Колина, тот, который несколько десятилетий назад выловил мокрого Колина из реки, следующие сорок или пятьдесят лет будет просыпаться рядом с Луизой Портер.

Йен заблуждался, решив, что эта новость утешит Колина. В конце концов, Маркус помог Луизе решить финансовые затруднения, и она, конечно, с благодарностью приняла его предложение о браке. Но эта новость занозой засела в голове Колина, и он не спал всю ночь. Хотя, если быть честным, Ньюгейтская тюрьма вряд ли могла способствовать спокойному сну.

Но у Колина был особый дар замечать то, чего не видели другие. Отчасти этот дар проявился в нем благодаря тому, что он был младшим сыном и поэтому понимал, что, возможно, был единственным, кто знал, что Маркус любит Луизу с тринадцатилетнего возраста и что Маркус, как и он сам, влюбился в нее на пикнике в Пеннироял-Грин.

Через неделю Маркус женится на Луизе.

А Колина уже через час повесят.

В доме Эверси на Сент-Джеймс-плейс стояла такая тишина, что голоса птиц, певших в саду, можно было бы принять за сопрано из «Ковент-Гардена». Это была радостная и замысловатая песня, с руладами, переливами и паузами, эхом разливавшаяся по комнатам.

«Птицы ничего не понимают», – подумал Маркус.

Отец Джекоб с матерью Изольдой, дети Йен и Чейз, Оливия, Женевьева и Маркус, оцепенев, сидели в гостиной, одетые в траурные одежды, в которых выглядели весьма эффектно. Траур шел к их темным волосам, бледной коже и голубым глазам, которые были у большинства членов семьи. У Чейза и Маркуса глаза были темного цвета. Что касается Колина… Маркус всегда считал, что цвет его глаз трудно определить. Он был необычным.

Колин приказал им не приближаться к Центральному уголовному суду сегодня.

– Не надо этого делать, – твердо заявил он. – Обещайте, что дождетесь меня дома, поговорите обо мне, если сможете, пока будете ждать, и заберете мое тело позже. Я хочу, чтобы гроб был с медными ручками, обитый голубым шелком, с хорошим замком.

Колин всегда знал, чего хочет.

Он хотел Луизу Портер. Сейчас, поскольку она скоро должна стать Эверси, она сидела вместе со всей семьей, но чуть поодаль, утонув в огромном кресле. Ее руки неподвижно лежали на коленях. Одна рука крепко обхватила за запястье другую, как будто Луиза поймала ее и пыталась подчинить своей воле или принудительно хотела удержать ее от…

«От чего?»– размышлял Маркус. От того, чтобы рвать на себе одежду и волосы? Нет, красота и воспитанность Луизы – это все, что она могла предложить в качестве приданого. Так что вряд ли она могла позволить себе нечто подобное. В отличие от прекрасной мисс Виолетты Редмонд, которой это отлично удавалось. Однажды мисс Редмонд грозила броситься в колодец из-за ссоры с поклонником и даже перекинула через край колодца одну ногу, прежде чем поклонник успел оттащить ее. Потом он благоразумно сбежал. Господи! Маркус понял, что он почти боится Виолетты Редмонд, хотя не боялся ничего. Как-то она уже стреляла глазами в его направлении, но Маркус знал, что он не тот мужчина, который сможет удержать ее рядом, и быстро отвел глаза.

В Луизе никакой театральности не было. Наоборот, все, что она чувствовала сейчас, можно было понять по ее сцепленным рукам и побелевшим косточкам пальцев.

Маркус окинул взглядом ее профиль. Интересно, всегда ли у него будет перехватывать дыхание при взгляде на нее. Удивительно, что что-то или кто-то может быть таким… таким…

Со свойственным ему прагматизмом Маркус перестал искать подходящее слово, потому что знал, что никогда его не найдет.

Луиза повернулась в его сторону и медленно подняла голову. У нее были такие голубые глаза… Маркус снова мысленно принялся проклинать свой словарный запас, который включал в себя только то, что касается лошадей, земли, дренажных канав и инвестиций.

Его не покидала мысль, что Колин мог бы очень точно описать ее голубые глаза. Но Маркус знал, что Луиза Портер не согласилась выйти замуж за Калина, несмотря на его умение составлять метафоры. Для вящей убежденности он рассеянно дотронулся до перламутровой пуговицы на своем жилете, свидетельствовавшей о его принадлежности к клубу «Меркурий». Это символически указывало на то, что он мог предложить. Луизе.

– Птицы поют, – прозвучал в звенящей тишине голос Луизы. Она произнесла это едва слышно, и в голосе ее звучало удивление. Как будто считала это оскорбительным в данной ситуации.

Со своего места у окна Айзая Редмонд украдкой взглянул на здание Центрального уголовного суда. Без очков толпа казалась ему колышущимся пятном. Спокойным жестом, а все движения Айзаи были красивыми, обдуманными, контролируемыми независимо от срочности дела, он достал из кармана очки и водрузил их на нос. Пятно сразу превратилось в огромную толпу нарядно одетых лондонцев. Но от этого зрелище стало менее отталкивающим.

Айзая ненавидел смертную казнь через повешение. Но никогда не говорил об этом вслух, поскольку подобные взгляды попахивали радикализмом. Но если семья Редмондов и плодила радикалов на протяжении нескольких столетий, это держали в строгом секрете. Вообще Редмонды преуспели в хранении секретов. Каждый член семьи приходил в этот мир со своим ящиком Пандоры, своеобразной наградой за то, что родился Редмондом.

У Айзаи, нынешнего главы семьи, был настоящий кладезь собственных секретов.

Он намеревался посмотреть эту казнь от начала и до конца; поскольку она символизировала излом в структуре самой истории. Сегодня Эверси наконец умрет на виселице. Но кто знает, что за этим последует? Реки могут потечь вспять. Король Георг может стать квакером.

Лайон может неожиданно снова появиться.

Айзая внезапно нахмурился. За многие годы он изучил звуки своей собственной семьи, собиравшейся в одной комнате, угасание и нарастание голосов, смех и споры. Но сейчас звуки пропадали, и это напоминало Айзае умолкание птиц перед бурей.

Он повернулся. Майлз до сих пор обдумывал свой следующий ход в игре в шахматы, которую они недавно начали. Его типичное для Редмондов красивое удлиненное лицо подпирал подставленный под бороду кулак. Он был темноглазым, в мать, а не зеленоглазым, как его отец и старший брат, Лайон. «Он был совсем не таким, каким обещал стать Лайон», – подумал Айзая с чувством вины и раздражительности. Хотя, видит Бог, Майлз старался.

Второй сын, Джонатан, должно быть, дразнил их молодую кузину Лисбет, потому что у нее покраснели щеки и голос стал писклявым, вероятно, от возмущения. Его дочь Виолетта, его радость и его отчаяние, занималась вышивкой и, подумал Айзая, тоже помогала Джонатану изводить Лисбет, потому что в уголках ее губ застыла дьявольская усмешка. А его жена…

Ага, вот в чем дело. Его жена молчала.

Он женился на женщине, которая носила немыслимое имя Фанчетта, и, словно чтобы компенсировать неблагозвучную параллель с французской проституткой, она была, возможно, самым точным образцом аристократической англичанки, которая когда-либо родилась в этой стране. Главной страстью для нее были сплетни, расходы и ее дети. Айзая не знал, какое место занимал в ее жизни он, и теперь уже не был уверен, что это имело для него какое-то значение.

Совместную жизнь они начинали как пылкие любовники, оба были молоды и красивы, надо было производить на свет детей, а с годами превратились в вежливо нежных любовников. И хотя Фанчетта была красивой и Айзая публично гордился ею, он продолжал ее контролировать, иначе она могла потратить все до последнего пенни на наряды, серебряные вилки и разноцветные тапочки.

Недавно Айзаю едва не хватил удар, когда он увидел счета жены от портнихи. Тогда он принял решение урезать сумму на ее содержание.

Результатом, впервые за время их совместной жизни, стали холодность, равнодушие, нервозность и признаки какого-то недуга, требующие длительного уединения в своей комнате. Но Айзая не сдавался. Он приказал своему управляющему делами, Бакстеру, не давать жене ни фартинга без его разрешения и сообщать ему обо всех ее расходах.

Бакстер был почти членом семьи, однако Фанчетта, само собой, его недолюбливала. За преданность и службу, выходящие далеко за рамки чувства долга, Айзая организовал для Бакстера вступление в джентльменский клуб «Меркурий».

Он немного расслабился. Все понятно. Обычно Фанчетта непринужденно болтала с детьми, потому что не выносила тишины, но сейчас по какой-то причине она просто смотрела на мужа. Пристально. Она придет в норму, как только усвоит преподнесенный урок.

Айзая удивленно поднял брови, глядя на нее, и отвернулся к окну. На фоне голубого неба виселица возвышалась как огромное черное насекомое. Через несколько минут Колин Эверси, самый молодой член семьи, будет повешен.

«Сын за сына», – подумал Айзая. Во всем этом была какая-то мрачная поэзия.

Когда священник извел осужденных своими проповедями, Колина и Плохого Джека повели снимать кандалы.

Потом настало время связать их для казни.

Колин покорно передал палачу шиллинг, традиционная небольшая взятка должна была гарантировать, что запястья будут связаны чуточку слабее и что приговоренный умрет быстрой смертью. Что означало, что палачу потребуется как следует дернуть Колина за ноги, когда его повесят. Только Богу известно, что это усилие стоит один шиллинг.

Порыв душевного волнения внезапно всколыхнул память. Воспоминания о графинях и скачках, о войне и дуэлях, о любовных отношениях и ухаживаниях натыкались друг на друга, когда палач завел его руки за спину и обмотал веревками локти, близко сводя их друг к другу, пока они не сложились у него за спиной, как крылья.

Колин посмотрел на бесконечный, но все же имеющий предел лестничный пролет, ведущий к двери и к виселице, и в последний раз соприкоснулся кончиками пальцев обеих рук. Он представил, что прикасается к щеке Луизы.

Второй веревкой палач не очень сильно связал его запястья и наклонился вперед, чтобы еще раз подтянуть веревки на локтях. Колин почувствовал на своем затылке горячее дыхание и понял, что от палача пахнет кофе и копченой рыбой.

Затем послышались его слова:

– Около пятого стражника… споткнись и падай.

Глава 2

Слова проникли сквозь оцепенение, в которое Колин, сам того не понимая, впал, и он едва не возмутился этим вмешательством, потому что ощущал теперь болезненную настороженность.

«Около пятого стражника споткнись и падай». По ту сторону лестницы, ведущей из тюрьмы к двери должников, был Центральный уголовный суд Олд-Бейли, эшафот, тысячи ожидающих англичан и вечность. «Или что-то в этом роде», – думал Колин. Он не успел ничего обдумать, как палач подтолкнул его к лестнице. Ноги не слушались Колина, словно невидимые кандалы мешали ему идти. Казалось, время обрело вязкость. Он проталкивался сквозь него как медленный пловец, глядя на эту бесконечную, но все же имеющую свой предел лестницу, затем поднимаясь по ней и мучительно преодолевая каждую ступеньку.

Он почти добрался до самого верха, когда услышал низкий гул.

На долю секунды в этом звуке ему послышался шум моря, который можно услышать, только если очень тихо стоять на краю Пеннироял-Грин.

Через мгновение Колин понял, что это гудят голоса тысяч людей, которые столпились там за дверью, чтобы увидеть его казнь.

Еще два шага, и они миновали дверь должников и оказались на эшафоте.

Колин глотнул свежего воздуха и увидел солнечный свет. Он моргнул и закрыл глаза, защищаясь от слепящего солнца. Но потом заставил себя их открыть.

Толпа увидела его и взорвалась ликующими криками и возгласами одобрения. Море людских лиц было повернуто в его сторону, все они распевали песни о нем, произнося его имя. Для него были надеты все эти воскресные пышные наряды и создано праздничное настроение.

Колин слегка поклонился. Песни умолкли, возгласы одобрения переросли в рев.

Внизу блестели на солнце наконечники штыков и копий в руках у солдат, выстроившихся вдоль эшафота, чтобы держать под контролем беснующуюся толпу. Стражники.

«Около пятого стражника споткнись и падай». Ему и раньше приходилось в жизни считать. Считать, прежде чем выстрелят дуэльные пистолеты. Считать перед состязаниями по ходьбе и скачками. Мысленно считать, чтобы не взорваться раньше времени, когда рядом с ним в постели прекрасная женщина.

Но ему никогда не приходилось вести подобного счета.

И пока толпа визжала «Снимите шляпы!» тем счастливчикам, которые оказались близко к виселице, Колин стал считать наконечники штыков. Пока он шел, он слышал, как толпа на разные голоса распевала его имя. Он прошаркал мимо первого стражника. Ему казалось, что ноги по-прежнему существуют отдельно от тела и только какая-то внешняя сила толкнула его вперед мимо второго стражника.

– Колин! – послышался визгливый женский голос. – Храни тебя Бог, парень!

Колин поравнялся с третьим охранником. Тот повернулся и бросил на него безразличный взгляд. В ямочке у него на щеке Колин заметил родинку.

Теперь он совсем не слышал толпы и не видел ее. Он слышал только цифры и то, как пульсирует у него в ушах кровь, нагнетаемая бешеным ритмом ударов сердца.

Штык четвертого стражника блеснул на солнце ярким огнем и на мгновение ослепил Колина. Он остановился и перевел дыхание. Потом шагнул в пятому стражнику, зацепился мыском, споткнулся и упал на одно колено.

Позади эшафота раздался гигантской силы взрыв.

Пронзительные крики толпы поглотил грохот второго взрыва, прогремевшего на этот раз где-то в толпе. Затем послышались взрывы, один за другим. После каждого взрыва поднимался огромный столб ядовитого серого дыма, клубясь и обволакивая собой Олд-Бейли, пока небо из голубого не стало серым.

В считанные секунды толпа пышно разодетых жителей Лондона превратилась в одно целое визжащее и колышущееся существо с тысячами рук и ног.

Колин закашлялся и попытался встать, но из-за связанных веревками рук не смог удержать равновесия и снова упал на одно колено. Он запрокинул голову, пытаясь сделать вдох. Сквозь дымовую завесу он мельком увидел солдата номер пять с разинутым ртом, который тщетно пытался услышать что-либо в этом хаосе.

Солдат пропал из виду, когда на голову Колина грубо натянули мешок.

Спустя мгновение он почувствовал на себе невидимые руки. Они были повсюду: резко подняли его, потом взяли под мышки и за ноги и потащили головой вниз с эшафота.

Те, кто взял Колина в плен, бросились в обезумевшую людскую толпу, пришедшую посмотреть казнь, и спасли от виселицы Колина Эверси.

– Сукин сын!

Айзая замер. Из всех вульгарностей, которые он мог произнести в обществе, кто бы догадался, что именно эта ждала своего часа в укромном уголке его мозга? Но когда речь шла о семье Эверси, он полагал, что этим все сказано.

Он слышал взрывы, видел дым и понял: сегодня казни не будет. Айзая медленно повернулся.

Рука Виолетты с иглой и ниткой замерла на полпути к вышивке. Рука сына зависла над ферзем на шахматной доске. Неужели он собирался выиграть? Или мошенничал?

Все они смотрели на него. «Это чем-то напоминает Помпеи», – подумал Айзая. Словно один эпитет обездвижил их на целую вечность.

Айзая перевел взгляд на Фанчетту, ожидая увидеть укоризненный румянец на щеках или беспокойно сжимающиеся и разжимающиеся пальцы на коленях. Так было всегда, когда она чувствовала неуверенность.

Но руки Фанчетты спокойно лежали на обтянутых серым шелком коленях. Интересно, сколько стоит это платье?

– Я думаю, казни сегодня не будет, – сухо сказал Айзая.

– Колин Эверси такой симпатичный, – подала голос Виолетта, – как можно его повесить?

– Виолетта! – возмутилась кузина. Взгляды всех, кто был в комнате, устремились к Виолетте, которой это очень нравилось.

Айзая подумал было, что это разрядило напряженную тишину в комнате, но нет, на некоторое время она снова воцарилась.

Поэтому когда Фанчетта дважды хлопнула в ладоши, в звенящей тишине этот звук показался сродни взрывам на улице.

Рядом с ней появился человек в дорогой ливрее, расшитой золотом. Это тоже являлось одной из причин, по которой Айзая лишил жену содержания.

– Принесите еще хереса для всех, Освальд. Не вижу причины, почему бы вам не выпить за семью и за то, что мы вместе. Но боюсь, вам придется сделать это без меня. У меня очередной приступ головной боли, и я пойду к себе в комнату на время.

Дети искренне обожали мать. Она поднялась и вышла из комнаты, шурша шелком и слыша шепот сочувствия.

Айзая нахмурился, глядя ей вслед, затем подошел к Майлзу и сел напротив.

Сквозь волокна мешка Колин мог только с трудом дышать и с трудом смотреть. Он видел лишь тени и цветные пятна – людей или здания, – пока те, кто его нес, пробирались сквозь толпу. Отовсюду слышался шум: визжали женщины, откуда-то доносилась ругань, гул голосов и топот ног.

Они миновали кучку людей, которые пьяными голосами пели:

Похоже, мы никогда не увидим
Смерть Колина Эверси…

Эта проклятая песня жила своей жизнью.

Веревки врезались в запястья, руки онемели, но Колин держался изо всех сил, поскольку это было лучше, чем болтаться на виселице. Он пытался избавить разум от боли и неразберихи, но мысли путались. Что пользы от мыслей, если его в любой момент могли посадить на штык?

Но этого не случилось.

В дыму и беспорядке он вполне мог сойти за какого-нибудь парня, потерявшего сознание, которого выносят из этой свалки его товарищи. И этот мешок, укрывавший его с головы до плеч, был весьма кстати. Весь этот хаос был явно спланирован.

«Все ради меня».

Колин наконец осознал, что можно сделать, чтобы установить последовательность в сложившейся ситуации. Он насчитал сорок один шаг, прежде чем его резко подняли повыше, когда похитители завернули за угол, и семьдесят три шага, прежде чем они снова резко повернули.

Через сто восемь шагов они неожиданно остановились, и теперь Колин слышал только их шумное дыхание. Он закашлялся внутри пыльного мешка. Послышался щелчок, затем скрип открывающейся двери, и Колина куда-то затащили, как дорожный сундук, чтобы потом бросить в трюм корабля.

Когда дверь захлопнулась, Колин почувствовал себя так, словно на него натянули еще один мешок: жара и духота. Ему пришло на ум, что он больше не чувствует рук, плечи горят и под мышками болит.

В замке повернулся ключ, и Колина опять подняли и понесли по деревянной лестнице ногами вперед. Каждый шаг тяжелых ботинок, которые принадлежали, судя по глухому звуку и скрипу дерева, очень тяжеловесным людям, сотрясал тело Колина. Он закусил губу, чтобы не застонать от боли.

Он попытался вздохнуть, но мешковину засосало в ноздри. Колин попытался фыркнуть носом, чтобы избавиться от нее, и в этот момент его бесцеремонно повалили на стул, две огромные руки поддержали за плечи, когда он стал клониться вперед, и он остался один.

Он понял это, потому что слышал, как простучали вверх по лестнице тяжелые сапоги. Дверь захлопнулась, щелкнул замок, и наступила звенящая тишина.

В попытке хоть как-то упорядочить мысли Колин тряхнул головой. Не помогло. Колин вспомнил толпу, собравшуюся поглазеть на казнь.

Его казнь.

Каким-то чудом он остался жив. Жив! Душа его пела, и он попытался сделать глубокий вздох, наклонив голову вниз, чтобы грубые волокна мешка не попали в нос: Вдохнув, он почувствовал едва различимые запахи: горелой древесины и смолы, плесени и несвежего лампового масла. Лаванда. Какой-то кислый запах, как от пролитого вина. Лаванда?

Колин замер. Может, он умер, и небеса, – пусть кто-то скажет, что небеса – не для него, но Колин верил, что Создатель всех распределяет честно. Он полагал, что небеса пахнут не лавандой, а лошадьми, бренди и морским воздухом.

Колин сделал еще один вдох и снова почувствовал запах лаванды: легкий, немного терпкий на фоне всех остальных запахов, такой же неуместный, как лепестки роз на обуглившихся руинах. И если только этот букет не прислали в честь его прибытия, то…

С ним в комнате находилась женщина. Через несколько секунд она сдернула мешок с его головы.

Колин повернулся, но женщина находилась у него за спиной, и он не сразу ее увидел. Она потянула веревки, стягивавшие локти Колина. Узлы потихоньку слабели, пока…

Боже милосердный!

Кровь начала поступать по сосудам онемевших рук, и он почувствовал мучительное покалывание.

Колин зажмурился, делая поспешные вдохи, закусил губу, на лбу выступил пот. Женщина продолжала распутывать веревки.

Когда боль стала напоминать уколы острыми иглами, а в коже и мышцах возобновилась циркуляция крови, Колин открыл глаза, пытаясь различить в темноте очертания предметов.

Две толстые прямоугольные деревянные опоры, опутанные кружевом паутины. Миллионы частичек пыли клубились в единственном узком пучке света, проникавшем в комнату из… А, это окно, спрятанное за поставленными один на другой деревянными ящиками. Здесь же виднелись бочонки.

Скорее всего, они находятся в подвальном помещении.

Колин стал лихорадочно соображать. Кто? Где? Зачем? Не все ли равно. Главное – он все еще жив.

Губы его раскрылись, и с них слетело одно-единственное слово:

– Луиза…

Колин растерялся. Женщина у него за спиной замерла и на мгновение перестала развязывать узлы.

– Я не Луиза, – с иронией ответила она. – Но поскольку наше знакомство будет кратковременным, не имеет значения, как меня, зовут.

Колин замер, прислушиваясь к тембру ее голоса, словно в нем крылись поддающиеся расшифровке секреты. В этом голосе были глубина и зрелость, утонченность и хрипотца. И никаких эмоций. Отчужденность и самоуверенность, звучавшие в ее голосе, сделали бы честь любому мужчине.

Колин не мог припомнить ни одной женщины, которая относилась бы к нему с откровенностью. И ему вдруг захотелось узнать, красива ли она.

Он услышал мягкое шуршание ее юбок и попытался пошевелить локтями: они были свободны. Теперь, когда кровоснабжение восстановилось, он чувствовал каждый дюйм своих рук. Но когда он попробовал развести руки, оказалось, что она пропустила одну веревку через связанные запястья и привязала его к спинке стула.

К счастью, Колин заплатил палачу шиллинг, чтобы веревки на запястьях не были туго завязаны.

Теперь женщина сместилась влево от него, и он проследил за ней взглядом.

Кажется, симпатичная, обрадовался Колин, хотя в полумраке угадывались только ее очертания. Стройная, быстрая, ловкая.

Колин тайком повернул запястье, пытаясь освободить его, и запястье выскользнуло из веревки.

– Кто вы? – Его собственный голос потряс Колина: безжизненный, едва слышный.

Женщина помедлила, потом шагнула к бочке и потянулась за кружкой, стоявшей на ней. В этот момент она попала в узкий пучок света, и Колин с сожалением отметил, что ничего симпатичного в ней нет. При тусклом свете он заметил резкие черты лица, слишком широкий лоб и тяжелый подбородок.

Он продолжал освобождать запястья.

Мэдлин Гринуэй повернулась к человеку, за чье освобождение ей заплатили. Он был известен под именем Колина Эверси, Дьявола из Суссекса. Рога она пока не заметила, но здесь было довольно темно.

– Кто я такая, тоже не имеет значения, мистер Эверси, поскольку наше знакомство будет…

– Кратковременным, – резко перебил ее Колин. – Вы уже говорили это. Зачем…

Она сунула ему кружку воды:

– Пейте. Вряд ли я смогу ответить на ваши вопросы, поэтому поберегите лучше силы и наберитесь терпения. Скоро вы получите ответы на все интересующие вас вопросы.

Он бросил на нее недобрый взгляд тусклых глаз и понюхал предложенную кружку. Интересно. В этих обстоятельствах она поступила бы точно так же. Он совсем не дурак, этот мистер Эверси, даже если заколол человека в драке и по глупости попался.

– Это вода, – заметила Мэдлин. – Всего лишь вода.

Колин Эверси выразительно посмотрел на нее и кивнул. Она поднесла кружку к его губам и увидела, как задвигался у него кадык, пока он жадно глотал воду. Заметив, что он утолил жажду, Мэдлин убрала кружку.

– Развяжите меня. – Он тяжело дышал.

Это было требование, замаскированное под вежливую просьбу. Смешно, учитывая его обстоятельства.

– А меня просили оставить вас связанным. – Мэдлин даже не пыталась скрыть своего веселья. Она знала, что Колин Эверси – настоящий джентльмен, поняла это по произношению гласных и согласных звуков, видела это в повороте головы и посадке плеч.

Из складок платья она достала круглые часы и, положив их на ладонь, поднесла к узкому пучку света, стараясь рассмотреть римские цифры. Она собиралась задержаться здесь ровно столько, чтобы успеть убедиться, что Колин Эверси благополучно доставлен и надежно связан. К двум часам ей надо прибыть в «Логово тигра», чтобы получить у Крокера окончательный расчет в сто пятьдесят фунтов. Конечно, эта сумма меньше той, которую получит сам Крокер. Она просила его не сообщать о местонахождении Колина Эверси своему анонимному работодателю до половины второго дня.

К тому времени, когда этот аноним прибудет сюда, в тщательно выбранный ею заброшенный подвал сгоревшего постоялого двора, она уже исчезнет.

Дальнейшая судьба Колина Эверси ее не интересовала.

Работа над этим дерзким триумфальным освобождением отняла у нее две недели. Она кропотливо и днем, и ночью составляла план и продумывала детали. Следующие несколько минут, станут самыми длинными в ее жизни.

Но скоро она окажется на корабле, рассекающем волны Атлантического океана, и через несколько недель сойдет на американскую землю, маленькая, как зернышко, никому не известная, и начнет строить свою жизнь заново.

В адвокатской конторе в той части Лондона, где она никогда не сможет себе позволить жить, ждут ее подписи бумаги, а в штате Виргиния ее ждет ферма и новая жизнь, которую она так давно собиралась начать.

Как только она внесет оставшиеся деньги. Это она сделает сегодня днем.

– Кто просил вас оставить меня связанным?

Восемь минут. Хоть бы он замолчал.

– Терпение, мистер Эверси, еще немного, и вы получите ответы на все вопросы.

Она потянулась за метлой, которую поставила рядом с бочками возле окна. Окно было около трех футов в ширину и чуть больше фута в высоту, Мэдлин на прошлой неделе ловко заляпала его грязью. Оно выходило в узкий зловонный переулок, популярный у проституток и пьяниц. Мэдлин проверила, чтобы бочки для сбора дождевой воды тоже стояли перед окном, маскируя его. В данный момент они до краев были наполнены застоявшейся водой и бог знает чем еще. Короче говоря, для окружающего мира этого окна не существовало.

На той же неделе она методично очистила внешнюю сторону деревянной рамы напильником и теперь с помощью старых веревок, прикрепленных к нему, могла вытащить окно из стены целым и невредимым. Она приставила к окну поставленные один на другой ящики, чтобы сделать импровизированную лестницу, которая выдержит ее вес. Так она собиралась покинуть помещение: через окно, быстро и незаметно появившись в уличной толпе, позволив людскому потоку нести ее к Крокеру и новой жизни.

Она взяла метлу, но в этот момент сзади скрипнул стул. Она быстро повернула голову в сторону Колина, как раз когда он тоже повернулся и посмотрел на нее. Ее прищуренный взгляд встретился с взглядом его прозрачных глаз. Он замер без движения, словно его скрутила боль при повороте.

Красивая.

Колин наконец убедился в этом. Скорее почувствовал это нутром, чем увидел глазами, и ошеломленный замер на мгновение.

Потом женщина с помощью ручки метлы задвинула деревянный ящик к окну, и они оказались в полной темноте. В это время Колин как раз освободил от веревок обе руки.

Он услышал тихий металлический звон. Это был звук поднимаемой ручки лампы, затем послышался удар кремня, и комнату осветил слабый дрожащий свет лампы, стоявшей на бочке. Он едва освещал Колина и незнакомку, а также лестницу; что вела к двери.

Она снова достала часы и только поднесла их к лампе, чтобы уточнить время, когда послышался звук поворачиваемого ключа в замке. Женщина так быстро метнулась к двери, что Колин почувствовал легкий ветерок от колышущихся юбок, но потом беззвучно замерла. Она явно была удивлена, и Колину казалось, что он слышит, как лихорадочно работает ее мозг, оценивая ситуацию. Поскольку до сих пор все ее движения были выверенными, отточенными и спланированными, это обеспокоило Колина. Хотя он до сих пор не знал, друг она или враг.

Он замер, когда ручка двери опустилась, и, тихонько скрипнув, дверь медленно открылась. Внутрь проник луч света, глоток свежего воздуха… и послышался чей-то шаг, затем еще один и кто-то вошел.

Дверь скрипнула, закрываясь под собственной тяжестью, но вошедший ногой остановил ее. Прямоугольник света у входа отбрасывал на стену огромную тень в плаще и шляпе.

У Колина зашевелились волосы на затылке. Он напрягся и стал очень медленно подниматься со стула, который, к счастью, даже не скрипнул. Женщина даже не повернулась в его сторону, она смотрела на дверь.

– Гринуэй? – послышался хриплый баритон. «Голос изменен», – догадался Колин. Женщина промолчала, но Колин услышал какой-то шорох и тут же определил источник шума. Он опустил глаза и увидел, что руки женщины незаметно шарят в юбках.

– Мэдлин Гринуэй? – повторил хриплый голос.

Она застыла на месте.

– Задание выполнено, – ответила она.

Тень слегка сместилась, как и предполагал Колин. Чтобы выполнить задание, ей надо было лишь правильно определить местонахождение Мэдлин.

Колин бросился Мэдлин под ноги, как раз в тот момент, когда раздался выстрел.

Глава 3

Мэдлин упала, и треск дерева сообщил о том, что пуля угодила в деревянную опору всего в нескольких футах от них. Щепки, как шрапнель, брызнули во все стороны; Колин прикрыл ладонями лицо. По полу покатилось что-то металлическое. Он открыл глаза и на пыльных досках пола увидел контур пистолета.

Конечно у нее есть пистолет. Должно быть, она обронила его, когда падала на пол.

Мэдлин Гринуэй перевернулась на бок и, приподнявшись на локте, потянулась за пистолетом. Но у Колина руки оказались длиннее. Неплохой экземпляр. Где, черт возьми, она прятала его на своем теле? Он потянулся, накрыл рукой пистолет и перевернулся на живот…

Но тут дверь тяжело захлопнулась, и свет в дверном проеме исчез. Они снова одни.

– У кого еще есть ключ от двери? – спросил Колин.

– Отдайте мне пистолет, – прошипела Гринуэй. Вот тебе и благодарность.

– Вы ушиблись? – спросил Колин, стараясь восстановить дыхание. – Вы…

– Отдайте мне пистолет, немедленно.

– Господи! – Колин встал, не обращая на нее внимания. Он нацелил пистолет на нее, подошел к стулу и поднял его одной рукой, намереваясь как можно скорее запихнуть его под ручку двери на лестнице. Он не собирался отпускать ее, пока не получит ответы на свои вопросы.

Однако этот небольшой лестничный пролет показался ему подъемом на высокую гору. Он еще не привык ходить без кандалов.

– Подождите!

Мэдлин поднялась на ноги. Ему пришло в голову, что вряд ли он поступит по-джентльменски, оставив ее разбираться во всем самостоятельно. Но потом решил, что рыцарские законы не совсем уместны в сложившихся обстоятельствах, учитывая, что эта леди требует вернуть ей пистолет и что он понятия не имеет о том, что эта женщина сейчас может сделать с ним самим. Кто-то пытался ее убить.

Интересно, что она намерена ему предложить?

– Прикройте меня, – бросила женщина. – Я сделаю это. Гораздо быстрее.

– Что именно вы сделаете? – Колин начинал сердиться. Проверка. Он нацелил пистолет прямо ей в грудь.

– Дверь. Вы же это собирались сделать? Заблокировать дверь?

Прошла томительная секунда. Стоит ли ей доверять? Нет. Не сбежит ли она, как только окажется наверху, у двери? Вряд ли, учитывая, что кто-то, войдя в эту дверь, только что пытался ее убить. Смог бы он пристрелить ее сам, если бы она попыталась сбежать? Возможно, она не осознала, что он только что спас ей жизнь.

Колин кивнул. В конце концов, пистолет у него. Если только она не припрятала еще один.

Мэдлин, прихрамывая, прошла мимо него. Потом, достаточно легко для женщины, взяла обеими руками стул и, уже не хромая, стала быстро подниматься по лестнице.

Он направил пистолет на дверь и на нее, но, поскольку был Колином Эверси и восхищение женщинами было для него как глоток свежего воздуха, он не мог не восхититься ее прямой спиной, пока она поднималась по ступенькам. Она все делала с необыкновенной грацией.

Мэдлин со знанием дела втиснула спинку стула под ручку двери, а потом, к удивлению Колина, вставила в замок свой ключ. Она явно не была дилетантом в… в…

Да в чем угодно.

Кто эта женщина?

Когда Мэдлин спускалась вниз, Колин не устоял перед соблазном и внимательно осмотрел пистолет. Симпатичная штучка, рукоятка из орехового дерева витиевато украшена перламутром и отделана латунью. Он проверил пороховую полку. Пистолет был заряжен.

Колин с подозрением понюхал порох и отдал пистолет Мэдлин.

– Заберите, мисс Гринуэй, здесь плохой порох, вы бы не смогли выстрелить.

Мэдлин коротко взглянула на пистолет с таким видом, как будто это был домашний любимец, который зарычал на нее. Но она быстро справилась и осторожно взяла у Колина пистолет. Голова у нее шла кругом, она не могла говорить.

– Кто вы, черт побери, мадам? – спросил Колин Эверси вне себя от ярости.

– Мэдлин Гринуэй, – едва слышно пробормотала она. – Разве вы не слышали, как меня только что назвали. – Ей трудно было говорить. Кто же пытался ее только что убить?

И тут осенило; она не знала, сможет ли отличить хороший порох от плохого. Она умна, стреляет без промаха, но, если Эверси прав…

Ее обманули. Потому что она – женщина, не может отличить хороший порох от плохого, не заметила, что веревки та руках Колина Эверси были завязаны свободно и он сам мог освободиться.

– Кто вы, мадам? И что все это значит?

– Меня наняли спасти вас, мистер Эверси. И вот кто-то только что пытался меня убить. Все это очевидно. – Ее ответы были краткими и сухими. Больше всего ей хотелось, чтобы он замолчал.

Сейчас она должна идти, потому что ей надо поговорить с мистером Крокером.

– Очевидно? Кто вас нанял? Моя семья? – В его голосе прозвучали недоумение и гнев.

– Понятия не имею, кто меня нанял, мистер Эверси. Все дела ведет мой агент.

– Дела?

– Да. Это мистер Крокер, – нетерпеливо пояснила Мэдлия.

– Крокер? – Теперь в голосе Колина Эверси звучало недоверие.

У Мэдлин на это не было ни терпения, ни времени.

– Мистер Эверси, жаль, что нашу встречу нельзя назвать приятной. А теперь мне надо немедленно уйти. Если позволите…

– Кто просил Крокера вас нанять? Вы сказали, что это сделала не моя семья?

– О вашей семье мне не говорили, – ответила Мэдлин. Она не обязана сообщать ему какую-либо информацию.

– Тогда кто? И кто хотел, чтобы я оставался связанным?

Оказывается, она слишком много успела сказать ему.

– Мистер Эверси…

– Помогите мне, мисс Гринуэй. Отведите меня к Крокеру, мне необходимо поговорить с ним.

– Мистер Эверси…

– Я никого не убивал, – обронил он.

– Мне все равно…

– Я… никого… не… убивал.

Мэдлин пристально посмотрела на него. Его лицо по-прежнему оставалось в тени.

Тревога обострила ее собственное восприятие. Колин Эверси может быть страдальцем; он может быть любимцем сатаны. Ей до этого нет никакого дела. Ее вообще возмутила необходимость считаться с Колином Эверси. За его освобождение ей хорошо заплатили. Ее будущее было обеспечено.

А теперь она осталась без гроша, а Колин тяжелым бременем лег ей на плечи. Она сама быстрее найдет все ответы.

– Я никого не убивал, мисс Гринуэй. Уверен, кто-то сделал так, чтобы Хорас Пил исчез, потому что этот кто-то хотел, чтобы меня повесили. А теперь, похоже, он хочет, чтобы я жил, но на его условиях. Я хочу знать ответы. И мне нужна ваша помощь.

Колин казался искренне смущенным, справедливо разгневанным, усталым и… Он был слишком худым.

В голову, несмотря на тревогу, закрались предательские мысли, и Мэдлин уже знала, что теперь Колин Эверси станет для нее личностью, а не просто предметом сделки. Этого она не могла допустить.

– Простите, но вы очень слабы, мистер Эверси.

В этой легкой насмешке, возможно, скрывалось какое-то извинение, но как только прозвучало последнее слово, Мэдлин развернулась к окну, чтобы оставить Колина на произвол судьбы. Она едва успела сделать шаг, как ее потянули назад. Через секунду она потеряла способность двигаться.

Колин схватил ее за плечо и повернул лицом к себе. Он удерживал ей руки так, что ее кулаки оказались почти рядом с его подбородком.

Колин стоял теперь так близко, что она ощущала тепло его тела, а вместе с ним легкий запах сырости, который, вероятно, прятался в складках его пиджака. Аромат Ньюгейтской тюрьмы.

В его хватке не было ничего приличествующего джентльмену.

Слишком любопытная и слишком уверенная в себе, чтобы испугаться по-настоящему, Мэдлин запрокинула голову. В свете лампы его глаза лихорадочно блестели, и она заметила их необычный цвет. В них было больше зеленых оттенков, чем синих, но определить их цвет было трудно. Мэдлин только однажды видела такой цвет: это был цвет предгрозового неба. Выдающиеся скулы и темные круги под глазами от бессонных ночей. Лицо было удлиненным, но Колина это не портило. У него были красивые длинные ресницы.

Последнее абсурдное наблюдение она постаралась выбросить из головы. Мэдлин с трудом отвела взгляд и слегка нахмурилась, видя, как он держит ее за руки. Он очень быстро провел этот маневре захватом рук. Откуда он знает, как…

– Война, – печально ухмыльнулся Колин, а Мэдлин удивилась, что он ответил на ее безмолвный вопрос. – И три старших брата, которые научили меня драться.

Повисла короткая пауза, во время которой хватка Колина нисколько не ослабла. Через стены до них донеслось оптимистичное пьяное мычание бродяги. Смертная казнь – хороший повод выпить, даже если на самом деле она и не состоялась.

Мир снаружи явно начинал возвращаться к прежней жизни. На долю секунды потрясенной Мэдлин показалось, что она существует вне времени. Независимо от исхода этого мгновения, выживут ли она или Колин Эверси после сегодняшнего дня, Лондон будет продолжать жить прежней жизнью, заполнив пустоту, которая осталась после них, подобно тому, как река заглаживает рябь на воде от брошенного камня.

– Признаю, впечатляет, мистер Эверси, – тихо произнесла Мэдлин. Она решила воззвать к его благородству, ее сердце колотилось в унисон с драгоценными секундами, которые она теряла. – Но все же в данный момент я сильнее. И без вас мне будет безопаснее. Вы – джентльмен, поэтому я прошу вас отпустить меня и позволить уйти.

– Я спас вам жизнь.

– Тогда мы квиты, мистер Эверси, поскольку я спасла вашу жизнь. Отпустите меня, пожалуйста. – Мэдлин осторожно переместила взгляд к его неотразимым глазам и одновременно дернула руки к себе.

Он даже не шелохнулся.

– Но вам заплатили за спасение моей жизни, мисс Гринуэй. А я спас вас добровольно. И это означает, что ваш поступок основывался на коммерции, а мой… – он сделал паузу, – на добродетели.

К его чести это последнее слово прозвучало с легкой иронией.

– Небольшая поправка, мистер Эверси. Это была бы коммерция, если бы мне заплатили. Вместо этого за мои услуги в меня стреляли, и, вряд ли надо подчеркивать, что этого бы не случилось, если бы я не спасла вас от заслуженного наказания.

Она намеренно старалась задеть его. Это был плохой знак. Это означало, что он умудрился либо пробудить в ней норов, либо ранить ее гордость, причем и то и другое было опасно и могло нарушить ее драгоценное равновесие.

Это означало, что она начала паниковать всерьез.

– Короче говоря, – быстро продолжила Мэдлин, – вы – моя неудача, мистер Эверси. Мне не хотелось бы причинять вам боль, но невзирая ни на что, я уйду. И уверяю вас, мне знакомо множество способов, как сделать вам больно, несмотря на это… – Мэдлин снова попыталась дернуть руки, но безрезультатно. – Несмотря на это положение.

Ну да, она может ударить его коленом в…

Колин поставил ноги рядом с ее ногами так, что все ее движения оказались заблокированными.

Проклятие.

Они стояли так близко друг к другу, что его колени практически были у нее между ног. Дьявольская улыбка затаилась в уголках его губ.

– Возможно, вы правы, мисс Гринуэй, в отношении моего нынешнего физического состояния. Но недавно я понял, что отчаяние добавляет сил. Хотите измерить степень моего отчаяния?

Мэдлин видела множество отчаявшихся людей. Но ни один из отчаявшихся не выглядел так, как мистер Эверси. И не говорил так, как он. Умный человек, со склонностью к иронии или к приличествующей джентльмену угрозе.

– Я нужен вам, – с нажимом произнес Колин. С его стороны это была догадка, причем удачная. – У меня состоятельная семья.

– Мне нужно, чтобы вы отпустили меня, – поправила его Мэдлин.

– Я нужен вам, потому что моя семья заплатит вам за мое возвращение, – резко заметил Колин. – Они будут… счастливы, что я вернулся к ним живой.

«Странно, в его голосе прозвучало сомнение», – подумала Мэдлин.

– Вы не очень-то уверены.

– Вы правы. – Улыбка Колина была печальной, но на этот раз улыбались не только губы, но и глаза. – Не знаю, все ли члены семьи будут счастливы. Но уверен, что вам заплатят за мое возвращение. У нас, знаете ли, есть честь, мы – Эверси. – Снова в голосе прозвучала ирония. – И интуиция подсказывает мне, что вам очень нужны деньги.

– Мистер Эверси, мне крайне необходимо, чтобы заплатили очень быстро.

– Значит, мы снова в равных условиях. Потому что мне крайне необходимо быстро вернуться в Пеннироял-Грин. Это судьба, мисс Гринуэй, вы не согласны?

«Миссис, а не мисс», – хотела сказать Мэдлин. Хотя вряд ли это имело значение.

– Почему вам срочно надо вернуться? – поинтересовалась Мэдлин.

– Мне необходимо остановить свадьбу в Суссексе. Но прежде чем я сделаю это, я должен доказать свою невиновность.

О, ради всего святого! К чему эта чрезмерная сентиментальность? Видимо, в нем сейчас говорила обида, поскольку Колин считал, что не заслужил быть повешенным.

– Неужели? И кто же ваш идеал? – Не только ему была присуща ирония. – По-моему, ее зовут Луиза.

– Она вовсе не идеал. Это женщина из плоти и крови. И ее место рядом со мной.

Коротко и ясно. Солнце встает на востоке. Ночью темно. «Ей место рядом со мной». Один и тот же тон. Эти слова где-то в глубине ее души отозвались странной слабой болью.

– Но если это правда, то за кого же она выходит замуж? – Не было такой боли, которую ее острый ум не мог бы выдержать.

– За моего брата Маркуса, – после очередного секундного замешательства ответил Колин.

Ага, значит, он решил быть честным, потому что такое признание явно было для него неприятным. Со своей стороны Мэдлин решила проявить непреклонность.

– Значит, все деньги семьи находятся у вашего брата.

– У моего брата было единственное преимущество – он не попал в Ньюгейтскую тюрьму.

– Видимо, потому, что не заколол ножом джентльмена в пабе.

Она зашла слишком далеко. У него потемнели глаза, он открыл рот, собираясь что-то сказать. Мэдлин не хотела рассердить этого человека. Но потом…

Потом он удивил ее. Он не стал возражать, только нахмурил брови, потом уголки его губ поползли вверх и…

Черт, да он почти с нежностью улыбался ей. Как будто понял в ней что-то такое, что она сама еще до конца не поняла.

– Вы правы, – сказал Колин. – Но я уже говорил вам, что тоже никого не убивал. Но не знаю, как это доказать. – Он фактически пытался успокоить ее.

Крошечная порция хваленого обаяния Колина Эверси. Оно окутывало ее, проникая сквозь слабые места, о существовании которых у себя Мэдлин не подозревала.

Она не имела ни малейшего представления о том, как изменить ситуацию. Она стояла и впервые дольше обычного не могла одержать верх.

Это было ужасно.

Мэдлин с трудом оторвала от него взгляд. Вот так уже лучше. И вдруг ее осенило.

– У вас есть сестры, мистер Эверси?

Колин затаился, явно удивившись ее вопросу, потом искренне рассмеялся, запрокинув голову.

– У меня две сестры. Поэтому я хорошо знаю, что женщины вовсе не такие хрупкие и беспомощные существа, как обычно считают мужчины. Или как им хотелось бы предстать перед мужчинами, когда им это выгодно.

Эти слова прозвучали одновременно и как своего рода признание, и как предупреждение и почему-то оказались весьма кстати в этот момент.

Совершенно неожиданно Колин отпустил ее руки и сделал шаг назад, подняв ладони вверх. Как раз, когда Мэдлин стала привыкать к запаху Ньюгёйтской тюрьмы.

Она выразительно потерла запястья и пристально посмотрела на Колина. На его красивом лице не отразилось ни малейшего признака вины. Проклятие. Мэдлин перестала растирать запястья, потому что они совсем не беспокоили ее.

– В таком случае будем считать, что мы заключили честное соглашение помогать друг другу?

Ой нет, только не это. Ее никогда не переставало восхищать это сочетание: мужчины и их чертовски поверхностное соблюдение понятия чести. Ее собственные понятия, что правильно, а что – нет, основывались на интуиции и были весьма гибкими.

– Да, – в тон ему ответила Мэдлин, подавив нетерпение. Свое понимание честного соглашения она сможет пересмотреть в любое время, решила она.

– Тогда пожмем друг другу руки? – Его губ коснулась легкая усмешка.

Теперь Мэдлин знала, что он – дьявол. Она не горела желанием подавать ему руку, и он это понимал. И все же, возможно, он понимает, что она ничего не боится. Мэдлин протянула руку, он накрыл ее своей большой и теплой ладонью, тихонько сжал и отпустил, словно прикосновение руки незнакомой женщины не вызвало в нем никаких эмоций. Тогда как тепло его» пальцев на мгновение лишило ее способности думать.

– Об окне никто не знает, – догадался Колин.

– Конечно, нет, – очнулась Мэдлин.

– Вы принесли лампу, чтобы никто не догадался о существовании окна.

В его голосе она услышала нотки веселья, но решила проигнорировать их. Он не первый мужчина, который пытается понять ее, удивить, но у нее нет времени доставить ему такое удовольствие. Для нее это вовсе не игра.

– Вы можете взобраться наверх? – спросила она.

– Могу.

Она отставила метлу в сторону и бросила на него недоверчивый взгляд. Он был высок и широкоплеч, к тому же – Колин Эверси. Вне всякого сомнения, в тот момент, когда они вдвоем ухитрятся протиснуться через окно, брошенные плакаты с его изображением станут серьезной преградой на их пути. Их, несомненно, расхватали в качестве сувенира все те, кто вернулся в свои дома, либо разочарованные, либо довольные тем, что не увидели казни, но понимая, что этот день они никогда не забудут.

Еще одной проблемой была его одежда. Темный сюртук из тонкой шерсти вестонского покроя, шелковый шейный платок. Мятый, но все же, шелковый. Великолепные сапоги, которые от ходьбы по тюрьме не утратили своего товарного вида. Их блеск привлечет взгляд любого предприимчивого вора, который окинет его взглядом с ног до головы, узнает его незабываемое лицо. И тут начнутся неприятности.

И все же набросок рогатого человека на плакате – это одно. Живой человек – совсем другое.

– Ваш сюртук придется… – начала Мэдлин. Эверси все понял с полуслова. Сорвал с себя сюртук, чтобы желтые пуговицы не мерцали для воров как сигнальные маяки.

– И еще… – опять начала Мэдлин.

Колин уже развязывал шейный платок, потом сияя жилет с такой быстротой, что Мэдлин залилась румянцем. Она давно не видела, чтобы мужчина, тем более симпатичный, буквально срывал с себя одежду.

Колин Эверси собрал свою одежду, перевязал веревками, которые недавно связывали его руки, перебросил узел через плечо и объявил:

– Я полезу первым.

Мэдлин не понравились нотки высокомерия, прозвучавшие в его голосе. Он не предлагал, он требовал. Это свидетельствовало о том, что он ей не доверяет.

Мэдлин не горела желанием принимать приказы от кого бы то ни было, но она была практична, и спорить с ним у нее не было времени.

– Хорошо, – кивнула она.

Колин потянул окно на себя, оно легко подалось, и в помещение ворвался вонючий теплый воздух. Перед ними, как пухлая стража, стояли ряды бочек.

– Осторожно, бочки, – приглушенно сказала Мэдлин, и Колин Эверси вылез на дневной свет. Прошло примерно десять минут с того момента, как кто-то пытался убить Мэдлин Гринуэй.

Глава 4

Это оказалось непростым делом. Колин с трудом смог выбраться из окна, потому что значительно потерял в еще с тех пор, как попал в тюрьму. Он протиснулся между двумя вонючими бочками, которые по высоте доходили ему до бедра, подтянулся на руках, поцарапав плечи о раму.

Когда Колин спрыгнул, оказалось, что он стоит в затененном узком и, судя по запаху, очень грязном переулке. Он моргнул, посмотрев на тусклый солнечный свет.

Солнечный свет. «Слава Богу», – снова подумал Колин. Он жив и…

Вот только где они находятся? В каких-то трущобах?. Взгляд Колина привлекло сияние пары глаз на фоне грязного ободранного здания. Это были глаза человека, который с головы до ног был почти такого же неопределенного цвета, что и грязная стена. Он сидел на земле, сжимая в руках бутылку и глядя на Колина с нежным изумлением.

– Ну, доброе утро, приятель. – В его голосе слышалась радость. Скорее всего он посчитал Колина одной из своих приятных галлюцинаций.

– Доброе утро, – поколебавшись, вежливо ответил Колин. По привычке, как воспитанный человек.

Мужчина просиял, и Колин отметил, что у него всего четыре зуба во рту.

Колин оглянулся через плечо, как раз когда в окне появилась гладкая темная голова Мэдлин Гринуэй, ее бледные руки и наконец туловище, облаченное в муслин.

– О-о-о!.. – Бродяга взвыл от удовольствия, осторожно поставил бутылку и стал аплодировать появлению Мэдлин, как будто это был финал очень хорошего кукольного представления.

Колин поспешил помочь ей выбраться из окна. Еще одна привычка воспитанного человека. Может, подхватить ее за локоть? Или взять за руку? Но на лице Мэдлин промелькнуло что-то вроде удивления или нерешительности. Она посмотрела на его протянутую руку и слегка нахмурила брови.

Колин убрал руку. Он был смущен, немного обижен и сбит с толку.

Мэдлин Гринуэй спрыгнула, выпрямилась, отряхнула юбки и немедленно приступила к оценке окрестностей. В ее гладких волосах застряло несколько крошечных щепок, отколовшихся во время выстрела от деревянной опоры. Колину захотелось достать одну и подарить ей в качестве сувенира, но она уже сама проворно достала их из волос.

– Подождите… Можно я… Можно мне ш-про-шить, дяденька? – задумчиво прошепелявил бродяга у стены.

– Ну хорошо. – Взгляд Колина метнулся к Мэдлин, которая, похоже, приготовилась дать деру.

– Подойди ближе. – Бродяга поманил его согнутым грязным пальцем.

Колин оглянулся на Мэдлин и увидел поспешный разгневанный взгляд, бледную кожу и покрасневшие щеки. Раздражительность, вот что скрывалось за всем этим.

– Да, сэр? – Колин наклонился к бродяге.

Тот приподнялся и с мольбой в глазах схватил Колина за рубашку.

– Ш-кажи мне… Твоя шлюха… Она… Она… Была хороша?

– Была ли она хороша? Бог с вами, я не плачу ей за то, чтобы она была хороша, – с негодованием произнес Колин.

Потребовалось несколько мгновений, чтобы слова Колина проникли сквозь алкогольный дурман в голову бродяги. Он отпустил рубашку Колина, хлопнул его по бедру и флегматично рассмеялся. От него несло перегаром, как из винной бочки. Колин отступил назад, но не смог удержаться и тоже рассмеялся. Черт, как оказывается, приятно смеяться над чем-то нелепым.

– У тебя очень хорошие зубы, приятель. – Бродяга перестал смеяться.

Ну что ж, настало время уходить.

– Возьмите у него шляпу, – прошептала Мэдлин Гринуэй. Судя по цвету ее щек, ей было не до веселья.

– Что? Зачем?.. Мы же не можем просто так взять его шляпу, – шепотом запротестовал Колин.

– Ему скорее нужен джин, чем шляпа. – Мэдлин наклонилась и повертела перед носом бродяги монеткой. У того мгновенно загорелись глаза. – За шляпу, – решительно заявила она.

Она положила монетку рядом с коленом мужчины, сдернула с его головы шляпу и отдала Колину.

– Шляпа, полная вшей, – заметил он, осторожно взяв ее в руки. – Ваш первый подарок мне. Я буду ее беречь.

– Выглядит достаточно чистой, – угрюмо буркнула Мэдлин, повернулась и пошла прочь. – Наденьте ее.

Колин неуверенно понюхал шляпу, странно, но она не воняла. Он нахлобучил ее на голову и надвинул до самых глаз. Вот только его собственная рубашка в этом грязном квартане белела, как парус на фрегате.

Колин последовал за Мэдлин по узкой улочке, обойдя большую подозрительного вида лужу. В этой части Лондона в лужах не было ничего хорошего.

Он окинул быстрым взглядом свою раздражительную партнершу, желая рассмотреть подробности. Несмотря на ее очень быструю походку, Колин заметил, что у нее хорошие кожаные ботинки, модные и в прекрасном состоянии. Модного фасона платье из светлого муслина.

Колин достаточно хорошо разбирался в этом, потому что имел сестер и не один раз передавал портнихе подробнейший заказ одной из своих любовниц. Фасон платья был сдержанным, но отнюдь не простым: две оборки по краю юбки, облегающие рукава, кружевная косынка, прикрывавшая шею, концы которой спускались в низкий прямоугольный лиф платья. На такой привлекательной женщине вряд ли что-то будет выглядеть просто и незамысловато. Она выглядела опрятной и даже свежей. Чистая гладкая кожа, даже при таком неярком свете, вся светилась. На подбородке два едва заметных круглых шрама. Мягкие розовые губы.

Колин с помощью мимолетных взглядов изучал черты ее лица и сожалел, что этой необыкновенной красоте, а это была красота, не присуще обаяние.

Они дошли до конца переулка, и вдруг оба остановились, видимо, подумав об одном и то же, В поисках Колина весь Лондон будут обыскивать солдаты. Колин сам был солдатом. Он знал, что у них – свои недостатки, у солдат – свои, но в большинстве своем солдаты отличались упорством, а многие даже жестокостью.

Скорее всего, сейчас его семью допрашивают власти. Колин представил самодовольный и ликующий образ отца, Джекоба, который от мысли, что судьбу удалось обмануть еще раз, вернулся к своему обычному состоянию загадочно самоуверенного добродушия. От этой мысли губы Колина были готовы расплыться в улыбке. Его охватило нетерпение, хотелось увидеть семью, Луизу, Пеннироял-Грин. От всего, что он любил, он отрекся и думал, что никогда не увидит снова. От волнения у Колина перехватило дыхание, и лишь спустя несколько мгновений он смог вдохнуть полной грудью, просто чтобы напомнить себе, что обрел свободу.

– У вас есть еще деньги, мисс Гринуэй? – От нетерпения вопрос прозвучал резко.

У него самого, естественно, ничего не было, потому что он заплатил палачу, чтобы тот не слишком крепко связывал его и потянул за ноги, чтобы смерть наступила быстро. Колин посмотрел на свои ноги и почувствовал головокружение. Он до сих пор ощущал кандалы на ногах, чувствовал ссадины на лодыжках. Однако ноги были свободны, а значит – он жив.

Колин даже не подозревал, что настолько свыкся с мыслью о своей смерти, что теперь ему надо было привыкать к мысли, что он жив. Ощущение было не из приятных. Словно в затекших конечностях восстанавливается кровоснабжение.

Колин поднял глаза и поймал на себе взгляд темных глаз Мэдлин. Определить, что выражал этот взгляд, было трудно.

– У меня было бы больше денег, – многозначительно сказала Мэдлин, резко повернув голову в сторону улицы. Колину нравился ее голос, его сила и уверенность, даже если он стал причиной негодования, звучавшего в нем. – Но сейчас их недостаточно, чтобы нанять экипаж, который доставит нас в «Логово тигра». Однако вам нельзя идти по улице, как… как…

Она резко тряхнула головой, словно пыталась избавиться от ночного кошмара.

Это позабавило Колина, потому что этим кошмаром был он. Он выглядел как настоящий джентльмен. И в этом заключалась проблема, хотя до настоящего момента в его жизни это было ценным качеством.

Пока Мэдлин говорила, в конце переулка остановился экипаж. Для них двоих, чувствовавших себя как в ловушке в этом грязном мрачном переулке, его появление казалось насмешкой. По земле, подгоняемый ветром, прокатился сорванный плакат и грациозно, как лебедь, приземлился в луже.

«Колин Эверси» – было написано на нем большими черными буквами прямо над изображением эшафота.

Колин отвернулся. Но вряд ли то, что он увидел, обрадовало его. В толпе, словно капелька крови, появился солдат в красном мундире.

А там, где появился один солдат, появятся еще.

Колин услышал, как заколотилось его сердце.

– Ваш жилет, – настойчиво потребовала Мэдлин. Колин не задумываясь передал ей узел с одеждой и со смешанным чувством потрясения и удовольствия наблюдал, как ее быстрые руки развязали узел, развернули жилет и попытались оторвать серебряную пуговицу. Видно, портные работали весьма тщательно, и нитки были крепкими.

Мэдлин с торжествующим видом зажала оторванную пуговицу в руке.

– Нам придется ее заложить. – Она повернулась и быстро направилась к старому знакомому, который теперь уже без шляпы продолжал сидеть у грязной стены.

– Я знал, что ты вернешься ко мне, моя голубка, – пробормотал бродяга.

– Здесь есть поблизости скупщик краденого? – тихо спросила Мэдлин, присев перед ним на корточки.

Если бы она задала этот вопрос в Пеннироял-Грин, любой указал бы ей на развалюху Джеральда, построенную из старых камней и прибившегося к берегу моря леса и всю перекосившуюся.

– А! Это Макбрайд, – оживился бродяга. – Он… – Пьянчужка взмахнул рукой перед своим носом, словно протирал запотевшее оконное стекло, чтобы увидеть там следующее слово, – ап-ап-крь, – брызгая слюной на звуке «п», сказал он. – У него притон.

Мэдлин деловито утерла брызнувшую на лицо слюну и ничего не сказала. Похоже, она никак не могла понять, что означает это «ап-ап-кръ». Колин терялся в догадках, что это мог быть за притон.

– Аптека? – перевел Колин, заработав от Мэдлин удивленный взгляд. Но ему всегда хорошо удавалось разбирать пьяный бред.

– Именно так я и сказал, сэр.

– Где можно найти этого Макбрайда?

– А есть еще деньги, моя голубка? – кокетливо поинтересовался у Мэдлин бродяга.

– К сожалению, нет. – Но в голосе Мэдлин не прозвучало и нотки сожаления. – Но я могу принести тебе еще одну монетку, если ты подскажешь нам дорогу.

– Грустно, когда нет денег, правда? – посочувствовал бродяга. – Ну ладно, Макбрайд живет на шо-шед-ней улице. Рядом с девушкой с… – еще один красноречивый взмах рукой в воздухе, словно он пытался поймать призрачную бабочку, – ц-цветами. – Брызнула очередная порция слюны.

На этот раз Мэдлин Гринуэй поняла, что имел в виду этот неопрятный человек, и быстро выпрямилась, утирая лицо. Перед ней стоял Колин, высокий мужчина в белоснежной рубашке и потрепанной шляпе, натянутой почти на глаза.

– Мы должны действовать дерзко, – мрачно сказала Мэдлин и себе, и Колину.

Они рискнули выйти из узкого переулка и влились в оживленную толпу на Сент-Джайдз-стрит. Им пришлось обходить множество луж, они едва не столкнулись со свиньей, а потом с тремя мальчишками, которые гнались за ней. Прошли мимо толпы, которая пела о Колине Эверси, а женщина, вытряхивавшая в окне верхнего этажа старого дома половик, практически решила проблему чистой рубашки Колина. Он отряхнулся, а Мэдлин помахала ей кулаком, веди они себя по-другому, могли бы привлечь к себе внимание.

– Простите! – крикнула женщина из окна без тени смущения.

– Опустите голову, – прошипела Мэдлин. Ей показалось, что Колин хочет посмотреть вверх.

– Она опущена, – пробормотал Колин, – потому что именно внизу находится все самое интересное.

Мэдлин не сводила глаз с фасадов зданий, плотно жавшихся друг к другу.

Девушка с корзиной завернутых в бумагу фиалок выделялась так же ярко, как и солдаты в своих мундирах. Взгляд Мэдлин метнулся от девушки к вывеске, висевшей на двух цепях, на которой красовалось витиевато написанное слово «Аптека».

Они с Колином с облегчением нырнули под эту вывеску.

Внутри заведения стоял резкий запах, и было темно, несмотря на пару высоких круглых ламп, горевших над прилавком. Они давали очень мало света, но отбрасывали причудливые зловещие тени, для чего, похоже, и были установлены здесь. С потолка свешивались перевязанные веревочками пучки розы, ромашки, лаванды и множество других трав, названия которых Мэдлин не знала. На полках от пола до самого потолка стояли многочисленные баночки с плавающими в них растениями. На верхних полках расположились баночки и вовсе с какими-то неизвестными предметами. Что там? Глаз тритона или зуб дракона?

Небольшие скелеты и черепа неизвестных животных стояли на других полках или свисали с потолка. Пустые глазницы и беззубые челюсти вызывали скорее жалость, чем страх.

Владелец заведения, стоя за прилавком, передавал бутылку из темного стекла джентльмену. Поднятый воротник пиджака и низко опущенные поля шляпы свидетельствовали о том, что он, как и Колин, хочет остаться незамеченным.

– До свидания, – мрачно сказал человек, со звоном высыпая монеты в руку хозяина заведения.

Он резко повернулся, едва не ударив Колина по лодыжке своей тростью, и Колин поспешно отвернулся к стене, якобы рассматривая выставленные на полках товары.

Мэдлин слегка нахмурилась. Она мало что заметила, кроме пары глаз и части носа, но что-то в уходившем мужчине показалось ей знакомым. Черт… Она могла бы поклясться, что это полицейский.

Интересные клиенты захаживают к Макбрайду.

Колин в надвинутой на глаза шляпе продолжал стоять спиной к владельцу заведения. Затем медленно пошел вдоль стены, разглядывая скелеты.

У него острожная походка, отметила Мэдлин. Он долгое время носил кандалы и с трудом привыкает ходить без них.

– Добрый день, мадам. – У хозяина оказался веселый голос и шотландский акцент. Это был тощий человек в очках с редкими седыми волосами, длинными прядями свисавшими с его лысой макушки.

– Добрый день, сэр, – ответила Мэдлин. – Вы – Макбрайд?

– Он самый. Вас послала ко мне, мадам?

Мэдлин пришла в замешательство.

– Ну, что-то в этом роде, – сдержанно ответила она.

– Чем моту служить вам и… – он бросил осторожный взгляд на Колина, который наклонился к полке, чтобы как следует рассмотреть то, что некогда могло быть крысой, – и джентльмену?

По какой-то причине Макбрайд не видел ничего странного в том, чтобы обращаться к даме, а не к джентльмену.

– Вы пришли ко мне за… чем-то особенным?

– А что у вас есть? – спросила Мэдлин. Не пароль ли это, по которому определяют клиентов притона? Вряд ли она походила на воришку, у которого есть, что пролить, поэтому он и проявляет осторожность.

Макбрайд изучал ее, и Мэдлин видела не его глаза, а лампы, которые отражались в стеклах его очков. Он, должно быть, решил, что она смущается, поэтому заговорил сам.

– Мадам, могу сообщить, что у меня есть эликсир, который самым чудодейственным образом может решить практически любую проблему… – он понизил голос, хотя, насколько могла судить Мэдлин, кроме нее и Колина, здесь не было ни души, – мужского пола или интимного характера.

Услышав эти слова, Колин замер на месте.

– Проблемы, о которых вы говорите, сэр, относятся… к супружеским обязанностям? – так же тихо спросила Мэдлин.

– Да, мадам. Мой эликсир помог многим супружеским парам. Я могу приготовить снадобье для устранения практически любой… – он откашлялся, – проблемы, – Он взмахнул рукой, словно ингредиенты для магического эликсира были видны здесь повсюду, потом достал закупоренную бутылку и продемонстрировал ее Мэдлин, как будто в ней было вино высшего качества. – Вот, например…

– Но что, если… – Мэдлин сделала паузу, – если его… если это у него… ну, если его мужское достоинство крошечного размера? – Свой вопрос Мэдлин подкрепила наглядно, большим и указательным пальцами показав размер.

Колин Эверси закашлялся.

Макбрайд остолбенел, увидев трогательно маленькое расстояние между ее пальцами. Он осторожно опустил бутылку, прочистил горло и выпрямил спину.

– Крошечного размера, говорите? – оживился он вдруг и задумчиво постучал пальцами по прилавку.

Колин Эверси уже пришел в себя и теперь забавлялся, открывая и закрывая челюсти на черепе какого-то неопознанного существа. Скрип, скрип. Скрип, скрип.

– Ну да! В темноте едва можно различить, – подтвердила Мэдлин. Скрип челюсти внезапно прекратился. Ему явно хотелось послушать. – И поскольку я очень стеснительная, то предпочитаю не заниматься… любовными делами при свете ламп. – Мэдлин опустила глаза, будто бесстыдство этих слов истощило ее силы. – Но похоже, придется делать это при свете или никаких отношений не будет вообще.

– Как давно вы замужем, мадам? – Макбрайд задумчиво потер подбородок.

– Мне кажется, целую вечность, но на самом деле всего два года.

– Но вашему мужу хочется доставить вам удовольствие?

– Он живет ради этого.

У черепа клацнули челюсти, с такой силой Колин поставил его на полку. Макбрайд пробормотал что-то, отчасти предупреждая, отчасти сочувствуя Колину.

– Это весьма похвально, – снова обратился он к Мэдлин. – Но для вас обоих это проблема, – рассудительно продолжал он. – А я живу ради своих клиентов и приготовил кое-что новенькое, что может помочь вашей беде. И один из моих клиентов, я не могу назвать его имени, он, знаете ли, из высшего общества, уже попробовал это снадобье и снова пришел за ним.

– Сэр… Могу я узнать… Как оно действует? Оно оказывает влияние на размер или… – Мэдлин деликатно замолчала.

– Оно помогает увеличить объем, мадам. – Макбрайд от усердия, похоже, забыл о стеснительности. – С помощью волшебства науки, природы и моего мастерства снадобье намного улучшит то, что у мужчины есть.

– В таком случае это действительно чудо, – задумчиво произнесла Мэдлин. – Мы подумаем о вашем эликсире. Но муж все равно будет пытаться доставить мне удовольствие тем, чем наградила его природа. Он – гордый человек. Просто я услышала о ваших чудодейственных препаратах и захотела зайти поговорить, а муж выразил желание сопровождать меня. Спасибо, сэр, за ваш совет, Но у меня к вам еще одно дело.

– Замечательно. – В голосе Макбрайда прозвучал сдержанный оптимизм. Ее первая проблема была почти непреодолима, неизвестно, какой будет вторая.

Мэдлин осторожно положила на прилавок серебряную пуговицу.

Макбрайд посмотрел на нее, затем перевел взгляд на Мэдлин. На этот раз она разглядела пару голубых глаз, сверкнувших из-под очков.

– Я бы хотела получить за нее шесть шиллингов, – сказала Мэдлин, на тот случай если бродяга из грязного переулка дезинформировал их.

– Один, – мгновенно отреагировал Макбрайд. Так, хорошо.

– Вы меня за дурочку держите? – холодно поинтересовалась Мэдлин. – Пять шиллингов.

– Пять! – Макбрайд пришел в ярость. – Не будь вы красавицей, мадам, я бы… – Он что-то бессвязно пролопотал, но игра была превосходной. – Три с половиной шиллинга.

– Четыре шиллинга и не фартингом меньше. Это редкая серебряная пуговица.

Они смотрели друг на друга через разделявший их прилавок.

Потом Макбрайд вздохнул, полез в карман и достал бархатный кошелек. Отсчитав четыре шиллинга, он вложил их в протянутую ладонь Мэдлин.

– Еще нам нужен большой сюртук, синий или черный. Или камзол, или плащ с капюшоном. У вас есть что-нибудь в этом роде?

– Увы, вам придется поискать в другом месте. У меня, мадам, только пуговицы, цепочки для часов и драгоценный металл. Возможно, редкая книга, но я их держу только для друзей. Мой конек – небольшие, но роскошные вещицы. Миссис Бандикросс с улицы Лорример-лейн продаст вам рубашку или носовой платок, но камзолы или сюртуки… – Макбрайд покачал головой. – Ума не приложу, где вы найдете то, что вам необходимо. Разве что на Бонд-стрит.

Оба рассмеялись над абсурдностью этих слов. Бонд-стрит находилась на космическом расстоянии от Сент-Джайлз-стрит.

– Спасибо, сэр, спрошу еще где-нибудь.

Они обменялись поклонами и реверансами и разошлись, каждый думал, что провернул удачную сделку.

Следом за Мэдлин Колин молча вышел из магазина на шумную улицу. Они слились с толпой и некоторое время шли, не разговаривая друг с другом.

– Я чувствую себя униженным, – произнес, наконец, Колин.

– Сомневаюсь, – сурово возразила Мэдлин. Колин рассмеялся в ответ, и Мэдлин шикнула, успокаивая его.

– Но вы преследовали именно эту цель, не так ли? Вы действительно считаете, что мое самолюбие настолько неуязвимо, мисс Гринуэй? Что меня невозможно оскорбить?

– Прекратите, – процедила сквозь зубы Мэдлин.

– Что вы имеете в виду?

– Прекратите попытки расположить меня к себе, мистер Эверси. Напрасный труд.

– Потому что вы уже на моей стороне? – с надеждой предположил Колин.

– Потому что это невозможно.

– Но мы могли бы стать друзьями, раз уж решили помогать друг другу.

– Это не шутка. Мне не нужен друг, так же как и вам, мистер Эверси. Пытаясь добиться моего расположения, вы хотите что-то доказать самому себе.

Наступила тишина.

Затем Колин Эверси загадочно улыбнулся и вдруг начал что-то тихо насвистывать.

Он успел просвистеть два такта мелодии, как на улице появилась пара солдат, примерно в двадцати ярдах от них. Они вертели головами по сторонам, удерживая в руках штыки, внимательно вглядываясь в лица толпы и неумолимо двигаясь им навстречу.

Здесь не было ни дверей, ни переулков, куда можно было бы нырнуть. Да и резкие движения могли вызвать подозрение. Мэдлин коснулась руки Колина, и они замедлили шаг. Она едва уловимым движением стянула с шеи косынку, спустила вниз лиф платья, как у проститутки, вынула из волос шпильки и прошипела:

– Держите в руке бутылку джина и сделайте вид, будто вы опьянели, только, ради Бога, не более того. И обопритесь на меня.

Мэдлин, на глазах удивленного Колина, приподняла повыше грудь и взяла его под руку. Она заметила, как блеснули темные зрачки в сине-зеленом море глаз, когда его удивленный взгляд задержался на ее груди. У нее действительно была красивая грудь.

Колин довольно быстро оторвал от нее взгляд; его поза стала небрежной, плечи опустились, одна рука с бутылкой джина свободно болталась сбоку. Держась за руки, они прошли мимо компании оживленно беседовавших людей, достаточно близко, чтобы можно было принять их за членов этой же компании. Колин двигался неуклюжей шаркающей походкой, но не уступал соблазну переигрывать.

Все шло очень хорошо. Строго говоря, если уж пришлось взвалить себе на плечи сбежавшего убийцу, то лучше взвалить умного.

– Наклоните ко мне голову, чтобы поговорить, – шепотом приказала Мэдлин.

– Что я должен сказать? – тоже шепотом спросил Колин.

Она рассмеялась, словно он сказал что-то очень остроумное.

– Теперь я что-нибудь скажу. – Стук собственного сердца отдавался в ушах Мэдлин.

– Потом я говорю что-нибудь в ответ, – подхватил ее игру Колин.

Держась за руки и обмениваясь ничего не значащими фразами, они смешались с толпой, удачно маскируясь. Солдаты в своих красных мундирах едва ли обратили на них внимание. Но Мэдлин кожей почувствовала их скользящий взгляд на себе.

Долгое время они шли молча.

– Как странно прятаться у всех на виду, – нарушил молчание Колин..

– Никогда больше не говорите таких вещей вслух. Даже шепотом. Даже здесь, на этой улице. – Мэдлин ощущала ярость, одновременно приподнятое настроение и больший, чем обычно, испуг. – Иначе говоря, не будьте дураком.

Она резко отпустила его руку и окликнула экипаж, который рывками двигался по улице, прокладывая себе дорогу в толпе. В этой части Лондона экипажи встречались очень редко. На Сент-Джайлз-стрит жили те, кто был не в состоянии заплатить за поездку.

Кучер бросил взгляд в их сторону и, похоже, решил ехать дальше.

– У меня есть деньги, парень, – запротестовала Мэдлин на местном уличном наречии.

– Покажите, – упрямо сказал кучер, протягивая руку и перчатке. По правде говоря, девица выглядела немного убедительнее одурманенной джином проститутки.

Мэдлин вложила ему в руку шиллинг. Кучер что-то проворчал и подбородком указал им в сторону экипажа, приглашая сесть.

– Ост-Индские доки, – приказала кучеру Мэдлин. Тот громко хмыкнул, потом вздохнул, словно своими словами Мэдлин подтвердила его мысли.

Мэдлин закрыла дверцу экипажа, задернула шторку на крошечном окне, и они остались одни в полумраке покатавшегося по улице экипажа.

Конечно, лучше было уехать подальше от этой улицы, но в закрытом пространстве не было ощущения безопасности. Мэдлин вздохнула. У нее до сих пор колотилось сердце, поэтому она старалась ровно дышать, пока поправляла лиф платья, повязывала косынку вокруг шеи и прикрывала грудь. Она откинулась на сиденье и почувствовала запах рома, пота и дешевого табака, оставшийся от предыдущего пассажира.

Грохоча колесами по булыжной мостовой, экипаж медленно катился по узким улочкам. Какое-то время они сидели молча. Колин Эверси изучал бутылку джина и вертел ее в руках, словно произведение искусства.

– Я сам знаю, что это не шутка, – тихо произнес Колин.

Этими словами ограничилась их беседа на пути к «Логову тигра».

Глава 5

Вся семья Эверси вздрогнула, когда послышался цокот копыт со стороны площади к дому. Женщины закрыли глаза. Все протянули руки друг к другу и сжали их. Эти сцепленные руки напоминали Маркусу белые узелки, на фоне черных одежд.

Потом ему неожиданно пришло на ум, что просто непристойно так торопиться сообщить им о смерти Колина.

У отца, похоже, мелькнула такая же мысль. Вместе с ним Маркус подошел к окну, за ними встали Чейз и Йен. Они посмотрели вниз как раз в тот момент, когда посыльный бросил поводья и стрелой взлетел вверх по ступенькам. Маркус успел заметить улыбку, сиявшую на его лице.

«Боже мой, ну это уж вовсе не уместно».

Экономка впустила человека в дом, и он стал быстро подниматься по лестнице. Все слышали, что в это время он что-то кричал.

– Он сбежал! Он, черт возьми, сбежал! Взрывы! Он исчез!

Слов было не много, в основном возгласы, сопровождаемые жестами.

Джекоб схватил человека за руку.

– Тише! Ради Бога, что…

– Господи, тебе надо было это увидеть, Джекоб…

Вся семья окружила посыльного, затаив дыхание и испытывая мучительную надежду.

– Почему бы тебе не перейти к главному? – предложил Джекоб, в его голосе слышалось ликование.

– О, тебе следовало это увидеть, – теперь уже в полной тишине повторил посыльный, и на его лице отражалась вся глубина чувств. – Колин был на эшафоте. Толпа ликовала, приветствуя его. Он был связан… – Увидев лица женщин, он решил опустить эту часть рассказа. – А потом послышались взрывы: позади виселицы и в толпе. Дым, хаос, крики, и потом… – он выдержал эффектную паузу, – Колин исчез!

Воцарилась звенящая тишина.

Маркус заметил, что эти проклятые птицы продолжают петь. Словно они с самого начала предполагали такой исход.

– Значит, его не повесили? – спросил Джекоб.

– Его не повесили. И он не умер. По крайней мере, на виселице. Он исчез, Джекоб.

– Нюхательную соль, – пробормотал Маркус экономке, которая привела посыльного в комнату. Она побледнела и тяжело дышала, как и все здесь присутствующие, но не собиралась падать в обморок, хотя половина других женщин находилась в полуобморочном состоянии. Лицо Луизы покрыла смертельная бледность.

Держалась только его мать. В своей жизни она прошла через множество мучений из-за Колина. В ее лице не было ни кровинки, темно-синие глаза горели. Но казалось, она нисколько не удивилась услышанному.

Маркус думал, что Джекоб подойдет к ней. Но отец и мать с самого утра как-то странно держались порознь, как будто у каждого из них существовало свое понимание горя и они не верили, что смогут понять друг друга.

Итак, реки не потекут вспять, солнце не взойдет на западе.

Семья Эверси снова торжествовала победу.

– Одни говорят, будто сатана забрал его назад, – пояснил посыльный. – Другие утверждают, будто он действительно невиновен и ангел смерти спустился, чтобы забрать его. Армия охвачена волнением. Там больше склонны обвинять семью Эверси, чем вмешательство небес. Они могут появиться здесь в любую минуту.

Цокот копыт во внутреннем дворе подтвердил слова посыльного. Солдаты уже были здесь.

– Значит, Колин не умер, и ты это точно знаешь, – задумчиво произнес Джекоб.

– Его не повесили, – подтвердил посыльный.

На глазах всех присутствующих Джекоб, который, казалось, усох за последние недели, теперь приобрел необыкновенную уверенность и жизнерадостность, присущие ему. Колин был самым высоким из всех его детей, но он никогда не казался выше Джекоба Эверси, потому что одним своим присутствием этот человек доминировал над всеми остальными. – Йен, Чейз и Маркус не сводили глаз с отца.

– Клянусь, я не имею к этому никакого отношения, – пробормотал он Маркусу, – Думаешь, ты не знал бы об этом?

«Интересно, – подумал Колин, – где власти начнут его искать?» Солдатам часто бывает скучно, они не слишком заняты после войны. И у него были свои места, которые он посещал. Но ведь он не перелетная птица, чтобы снова и снова возвращаться в одни и те же места. Ему нравится экспериментировать. По всему Лондону на его поиски потребуется рассыпать несколько батальонов, но у солдат, кроме этого, есть и другие обязанности, рассуждал Колин, успокаивая себя.

На трезвую голову трудно себе представить, что он когда-либо бывал в «Логове тигра», хотя он знал, что бывал. Почти всю переднюю стену постоялого двора занимало окно, и вся клиентура была на виду. И если у кого-то не хватало рук, ног или зубов, все это компенсировалось оружием. На мужчинах, сидевших в пабе, блестели и сверкали пистолеты самых разных калибров и ножи любой длины, сохранившиеся гораздо лучше своих владельцев. То там, то тут виднелись покалеченные руки с согнутыми пальцами, деревянные ноги соседствовали с живыми ногами под столами, изрезанными и выдолбленными ножами, и в жестоком споре размахивали ампутированными до локтя конечностями с небрежно навязанными рукавами. Это были морские разбойники и уличные грабители.

Другими словами, публика была далеко не театральная.

Колин удивился, что ему не выпустили кишки сразу, как только он тогда посмел показаться здесь. Однако эти люди по-настоящему ценили человека, который мог выпить, покупал выпивку и щедро делился ею. Колин мог себе это позволить.

– Мы войдем через кухню, – холодно сказала Мэдлин.

Интересно, оказывается, она хорошо знает план этого заведения. Хотя, что в этом странного, ведь здесь находится ее агент.

Колин склонил голову к груди, надвинул поглубже шляпу и сгорбился. Не глядя на него, серьезная и уверенная Мэдлин Гринуэй устремилась в переулок и проскользнула в дверь.

Стоило сделать вдох, чтобы получить представление о пабе: каждая сигара или трубка, которую когда-либо курили, каждая капля выпитого спиртного, пролитой в драке крови или жира, капавшего с мяса, оставили здесь свой запах.

Узкий коридор вел на кухню, где грязный мальчишка медленно вращал на вертеле кусок туши над огнем. Что это за животное, определить было трудно, но мясо блестело жиром и источало дивный аромат. Мальчишка вытер рукой сопливый нос, бросил взгляд в сторону обеденного зала, чтобы убедиться, что его никто не видит, и ткнул пальцем в соблазнительно пахнущую жирную тушу.

– Сэр, – тихо окликнула Мэдлин.

Мальчишка едва не подпрыгнул от страха и вины и круто повернулся к ним.

– Я ничего не трогал! – Он отдернул палец и сунул его в рот. Печально, но врать он пока не научился. Ему придется поработать над этим, если он собирается надолго задержаться в доках. «Ему лет семь», – подумал Колин.

– Вы не подскажете нам, сэр, где можно найти мистера Крокера? – ласково спросила у мальчишки Мэдлин.

Колин посмотрел на нее, сраженный таким тоном не меньше мальчишки. Тот смотрел на нее со смесью тоски и рассудительной оценки. Понятно, что ласковые голоса редко звучали в его жизни, но он обладал тем врожденным английским чутьем, которое позволяло ему сначала определить, что может означать для него ее присутствие, а потом, что он может от нее получить.

Мальчишка, вероятно, пришел к какому-то выводу, потому что решил улыбнуться и теперь казался очаровательным ангелом.

– Мистера или миссис Крокер, мэм?

– Вашего хозяина, молодой человек. Немедленно позовите мистера Крокера, – с ледяной холодностью отчеканил каждое слово Колин.

Мальчишка подпрыгнул, запнулся на месте и стрелой помчался в главный зал паба.

Мэдлин повернулась к Колину, неодобрительно хмуря брови. Он иронично коснулся пальцами края своей большой шляпы. Колин прекрасно знал, что заставит мальчишку, который неудачно врет и легко очаровывает, подпрыгнуть и бежать, и совсем не хотел тратить время на уговоры маленького негодника.

Мэдлин Гринуэй подошла к огню и рассеянно повернула вертел, чтобы жарившаяся туша не обгорела с одной стороны. В этом жесте было что-то напоминающее о доме, и это поразило Колина. Несмотря на их рискованную задачу, несмотря на то что у нее был пистолет, это было настолько по-женски, настолько просто.

Интересно, вернется ли он когда-нибудь к обычной жизни?

Они оба резко подняли голову, когда услышали приближающуюся легкую походку, тяжелые гигантские шаги и пронзительный шепот:

– …большой сердитый тип, – следом за которым появились Крокер и мальчишка. Колин отступил в узкий коридор, скрываясь в его тени.

Крокер, широкоплечий, лысый, как гриб, с длинными густыми бровями, выглядевший раздражённым и усталым, вытирал о фартук огромные руки. Но тут он увидел Мэдлин и замер.

На его лице одновременно можно было увидеть удовольствие и облегчение, ужас, удивление и замешательство, причем непонятно, чего было больше.

Наконец он справился с собой, и на лице его застыла приятная нейтральная маска.

– Иди, – обратился он к мальчишке, – помоги миссис Крокер убрать со столов. – Мальчишка мгновенно исчез. – Мисс Гринуэй, – подобострастно начал он и осекся, заметив взгляд «большого сердитого типа», стоявшего в тени коридора.

Кончиками пальцев Колин приподнял шляпу и торжествующе улыбнулся. Крокер уставился на него широко раскрытыми глазами, приоткрыв рот. Потом, к удивлению Колина, на его крупном лице появилось выражение необыкновенного удовольствия.

Мгновение спустя радость сменилась выражением неподдельного ужаса. Крокер развернулся, собираясь бежать.

Колин выбросил вперед руку, схватил Крокера за воротник и завел ему одну руку за спину. Этому приему он научился у Маркуса, который не раз проделывал такое с ним самим. Мэдлин достала пистолет и ткнула им в живот Крекеру.

– Где мы можем спокойно поговорить, мистер Крокер? – вежливо поинтересовался Колин.

– В кладовой, – пробормотал Крокер и мотнул: головой в сторону тяжелой деревянной двери, которая виднелась за углом.

Они повели Крекера мимо длинного деревянного стола и двух огромных плит, мимо висевших на стене кастрюль и сковородок, груды тарелок на буфете гигантских размеров, на котором лежали горы порезанного лука и картошки. Они вошли в узкую, с землистым запахом, комнату и плотно закрыли за собой дверь.

Колин огляделся в поисках чего-нибудь, чем можно заблокировать дверь. Здесь находились небольшой деревянный стол и стул, и он аккуратно засунул под ручку спинку стула.

Землистый запах исходил от закромов с луком и картошкой. В конце комнаты стояли мешки, видимо, с мукой, а рядом с ними – мешки поменьше, скорее всего с кофейными зернами и специями.

Колин отпустил воротник Крокера, Мэдлин отступила назад, опустив пистолет. Крокер встряхнулся, как будто почувствовал себя скомканным листом бумаги, и помахал рукой, проверяя ее работоспособность. Потом хозяин постоялого двора перевел взгляд с Мэдлин на Колина и обратно, пытаясь решить, что сказать.

– Миссис Гринуэй, – начал он, противно улыбаясь, – я… вы… вы живы.

– Почему вас это удивляет, мистер Крокер? – Голос Мэдлин звучал холодно, выразительно и властно.

Но Крокер, очевидно, пока не был готов ответить на этот вопрос, потому что другой вопрос казался ему намного серьезнее.

– Простите, что задаю этот вопрос, сэр… Вы мистер Колин Эверси? Правда?

Колин снял шляпу и поклонился, не сказав ни слова.

На мгновение показалось, что Крокер потерял дар речи. Его руки теребили фартук, губы дрожали, глаза округлились, мысок огромного ботинка ковырял землю. Потом он пришел в себя и со скромным достоинством произнес:

– Могу начать с того, что я вами… восхищаюсь, сэр, я ваш большой поклонник. Большой поклонник, мистер Эверси.

– Спасибо, мистер Крокер. – Колин не собирался оспаривать моральные аспекты восхищения осужденным убийцей. Восхищение могло оказаться полезной штукой.

– Мистер Крокер, мы бы хотели задать вам несколько вопросов, если не возражаете. – В голосе Мэдлин слышались металлические нотки. Видимо, она тоже не собиралась вступать в длинную дискуссию.

Хозяин постоялого двора переключил внимание на нее.

– О, миссис Гринуэй, я так рад, что вы живы. Вы знаете, что я и вашей работой восхищаюсь…

Ее работой? Колин обернулся к Мэдлин. У нее есть реальная основная работа?

Но все внимание Мэдлин было приковано к Крокеру.

– Мистер Крокер, – перебила она его, – оставим комплименты.

– Я никогда не видел ничего подобного. – Крокер с благоговейным трепетом потряс головой. Очевидно, ему было просто необходимо выплеснуть свое восхищение. – Я всегда говорил, что вы гениальны, всегда. Осветительные бомбы? Черный порох? Блестяще! Насколько я знаю, никто даже не ранен, кроме нескольких случаев апоплексических ударов и покалеченных лодыжек. Я горжусь, что на эту работу рекомендовал именно вас. И потом, посмотрите, мистер Эверси здесь, целый и невредимый! Я мечтать не мог, что именно с ним будет связано ваше задание! Я думал, что вы блестяще проявили себя, когда в прошлом году вернули ожерелье от любовницы лорда Гарретта. Или когда остановили банду Бридла из…

– Мистер Крокер, – раздраженно произнесла Мэдлин, – пожалуйста. Возможно, мой план был действительно блестящим, но его успех зависел от множества других условий, выполненных должным образом. И как вы знаете, одно условие не выполнено. Где мои деньги? Кто в меня стрелял? И почему вы предали меня?

Крокер вздохнул и опустил голову. Потом снова поднял глаза.

– Вы же знаете, миссис Гринуэй, у меня есть цена практически на все.

– Конечно, мистер Крокер. – Учитывая все обстоятельства, Мэдлин вела себя очень спокойно.

– Мне угрожали и обещали двадцать пять фунтов, миссис Гринуэй. Двадцать пять фунтов! За эти деньги мне надо было сказать, где вы будете с мистером Эверси в полдень, то есть раньше, чем вы этого хотели. Я не могу сказать, кто отправился на ваши поиски. И других денег тоже не будет, поэтому мне нечем с вами расплатиться. И поскольку я испытывав некоторые угрызения совести, поскольку мы так долго работали вместе… Но двадцать пять фунтов… Только безумец может их не взять.

Мэдлин подняла руку, ту, в которой не было пистолета, чтобы прекратить этот поток преступной откровенности.

– Я понимаю, мистер Крокер. Правда. За двадцать пять фунтов я и сама, возможно, сделала бы то же самое.

Колин медленно повернул к ней голову. Неужели она могла бы так поступить?

– Кто приходил к вам? – потребовала ответа Мэдлин. – Мужчина? Женщина? Кто?

– Видите ли, – помолчав, сказал Крокер, – говорят, вся английская армия будет брошена на ваши поиски, мистер Эверси. Говорят, за вашу поимку будет обещано вознаграждение, но неизвестно, что это будет за вознаграждение. Миссис Гринуэй, на вашем месте, я бы не возвращался в вашу квартиру, если бы хотел остаться в живых.

Крокер поджал губы, скрестил руки на груди и ждал. Мэдлин, видимо, точно знала, что он имел в виду и чего ждал.

– Мне нечем расплатиться с вами, мистер Крокер.

Колин знал, что это не совсем так. После того как она расплатилась с извозчиком деньгами, вырученными за его пуговицу, у нее оставалось по крайней мере три шиллинга.

Крокер вздохнул. Он явно сравнивал опасность разглашения информации со своим величайшим восхищением миссис Гринуэй, мистером Колином Эверси и собственным глубоким убеждением: никогда ничего не отдавать просто так, если на этом можно заработать.

Колина осенило.

– Мистер Крокер, могу я внести предложение…

Мистер Крокер щелкнул пальцами, на лице появилось радостное оживление.

– У меня есть предложение! Но мне нужно сначала выйти из этой комнаты. Если позволите мне уйти прямо сейчас, я клянусь, что вернусь с решением для всех нас.

Мэдлин и Колин бросили на него взгляд, полный скептицизма, и промолчали.

– Я клянусь, что вернусь к вам, – обиженно повторил Крокер, прижав руку к сердцу. – И ни одной живой душе не скажу о том, что вы здесь.

– Даже за двадцать пять фунтов? – поинтересовалась Мэдлин, но в голосе ее почти не было злобы.

– Даже за двадцать пять фунтов: Клянусь вам.

– Чем клянетесь, мистер Крокер? – устало спросила, Мэдлин.

– Головой собственной жены.

Брови Мэдлин цинично поползли вверх.

– Землей, на которой построен постоялый двор, – оправился Крокер.

Молчание. Мэдлин не опускала пистолет, направленный на мистера Крокера, который понятия не имел, что оружие безопасно. Колин тоже не произносил ни слова.

Крокер бросил тревожный взгляд в сторону двери. Как раз сейчас толпа тех, кто хочет выпить и пообедать, увеличится. Они готовы потратить деньги, дать волю чувствам и придумать какое-нибудь мерзкое дельце, в котором Крокеру тоже хотелось поучаствовать; работники будут увиливать of своих обязанностей, мальчишка будет периодически утирать нос, тыкать пальцем мясо и поворачивать вертел.

Крокер вздохнул.

– Миссис Гринуэй, я хочу помочь. У меня есть решение, которое может устроить нас всех. Мне просто надо взять кое-что и принести вам. Я вернусь. Ну что вы теряете? Все качнут думать, куда я делся, и пойдут меня искать.

У него было великолепное преимущество.

– Идите, – просто сказал Колин. Мэдлин быстро повернула голову, и он почувствовал обжигающий взгляд ее темных глаз.

Крокер посмотрел на Мэдлин, на пистолет, потом опять на Колина. В его глазах читалась просьба о помощи, и, похоже, в лице Колина он искал поддержку.

– Идите, – повторил Колин и многозначительно посмотрел на Мэдлин.

Мэдлин медленно опустила руку, державшую бесполезный пистолет.

– Я вернусь, – прошептал Крокер, – обещаю.

Дверь закрылась со щелчком. Мэдлин повернулась к Колину:

– Как вы посмели…

– Подскажите другое решение.

– Это было правильное решение, – вспыхнула Мэдлин. – Но вы не посмеете принимать никаких решений, до тех пор пока сами пользуетесь моими услу…

Они оба резко повернулись на звук открывающейся двери. В кладовую проскользнул Крокер, в руках он держал так же нежно, как ребенка, плакат. Дорогой плакат, полученный оттиском изображения с деревянной доски.

Он положил его на стол, бережно разгладил. Извлек из кармана фартука запечатанный пузырек чернил, перо для письма и крошечную горстку песка, которую насыпал на стол.

Колин посмотрел на плакат.

На нем был изображен он сам, красивый, с рогами, в высоких облегающих сапогах. На этом плакате у него не было ножа. Он обнимал роскошную чувственную женщину. Вероятно, за этот плакат Крокер отдал немало денег.

Колин испытал мгновение иронического триумфа. Мэдлин Гринуэй думала, что он все испортит, станет обузой, а ведь именно свой автограф на плакате он и собирался предложить Крокеру.

Гораздо лучше, что Крокер подумал об этом сам. До Маркуса Колину было далеко, но он кое-что понимал в делах.

– Мистер Эверси, не знаю даже, как попросить вас об этом. Но… Не будете ли вы так любезны подписать… – Он с надеждой и мольбой посмотрел на Колина.

Сувениры с его казни найдут свое место в музеях и частных коллекциях. Спросом будет пользоваться все: кусочки веревки, слепки с лица, пряди волос. Однажды, возможно, в самое ближайшее время, мистер Крокер сможет продать этот плакат на нелегальном рынке за весьма приличную сумму размером с небольшое состояние.

Он будет стоить еще дороже, пока Колина Эверси не найдут. И это защитит их по крайней мере от намерения мистера Крокера рассказать о том, где они находятся. Хорошо, что обещание вознаграждения за его поимку до сих пор остается на уровне слухов.

– Нам нужны одеяла, еда, вода, порох и пули для пистолета пятидесятого калибра, – произнес Колин, загибая пальцы.

Крокер моргнул и наклонил голову, обдумывая список.

– Хорошо, – легко согласился он.

– Безопасность на этот вечер… – продолжил Колин, загнув еще один палец.

В ответ на это требование Крокер заколебался, поцокал языком и заявил:

– Только на эту ночь. Можете остаться здесь, в этой комнате, среди лука и мешков с мукой. Я сюда никого пущу. Но до рассвета вы должны уйти.

– Договорились, – согласился Колин. – Но нам необходимы спички, кремень, трутница,[1] свечи.

– И мазь зверобоя, – добавила Мэдлин.

Крокер с Колином посмотрели на Мэдлин. Потом Крокер перевел взгляд на Колина, ожидая подтверждения. Очевидно, в данный момент только ему можно было раздавать указания.

Колину показалось, что он слышит, как гудят мозги в голове Мэдлин, хотя выражение ее лица оставалось невозмутимым. Ему самому по какой-то непонятной причине доставляло удовольствие просить простые вещи и получать их. Это немного напоминало подготовку к охоте.

– И мазь зверобоя, конечно, если она у вас есть, мистер Крокер.

– Хорошо.

– Никто не должен знать, что мы здесь, – предупредил Колин.

– Об этом не узнает ни одна живая душа, мистер Эверси. Я должен обезопасить свое вложение денег. – Крокер с любовью погладил плакат. – В эту комнату без моего разрешения никто не войдет.

– Вот и замечательно. Я с удовольствием подпишу ваш плакат завтра утром, перед тем как мы уйдем. Ни минутой раньше. Теперь расскажите нам, пожалуйста, о человеке, который предлагал вам двадцать пять фунтов, чтобы, мы с миссис Гринуэй могли… обсудить это сегодня вечером. – В голосе Колина прозвучала ирония.

– Слуга, – быстро ответил Крокер. – Он был в костюме. Форменная одежда. – Руки Крокера пытались что-то показать пренебрежительными волнообразными движениями на теле, очевидно, изображая пышный наряд незнакомца. – И в парике. – Руки метнулись к лысой голове.

«Лакей», – подумал Колин. Даже когда они были наряжены в ослепительную ливрею, люди почему-то все равно не замечали их. Они всегда являются частью декорации, поэтому слуга в этой ситуации прекрасно подходит на роль посыльного.

– Какие цвета преобладали в костюме?

– Кафтан синего цвета, расшитый галунами, панталоны, ботинки с пряжками и на каблуке. Все, как всегда.

После этих слов повисла напряженная тишина.

– Я… прошу прощения, – нарушил тишину стальной голос Мэдлин. – Что вы имели ввиду?

– Это был тот же парень, который до этого приносил для вас деньги, миссис Гринуэй.

– Тот, который заплатил мне за освобождение Колина Эверси, теперь хотел моей смерти?

– Похоже, что так, – подтвердил Крокер, – впрочем, не могу утверждать, что речь шла о смерти.

– Кто-то стрелял в меня, Крокер.

– В таком случае я рад, что он промахнулся, – заявил Крокер. В его мире люди все время стреляли, и результаты были разными. – Не знаю, кто приходил вместо меня, если только это не лакей стрелял в вас. Могу сказать, что мне хорошо заплатили, чтобы я не встречался с вами сегодня. Двадцать пять фунтов, – повторил он, словно оправдываясь. – Я сделал собственные выводы и предположил худшее.

– Может, у него были какие-то приметы? – поинтересовался Колин.

– Это слуга, мистер Эверси, ничем не отличающийся от других, – ответил Крокер.

Мэдлин пренебрежительно фыркнула.

– Вы помните цвет его глаз? – попытался хоть что-то узнать Колин. – Может быть, у него на лице были шрамы? Необычайно высокий рост? Косая сажень в плечах? Меня интересуют мельчайшие подробности, мистер Крокер.

– У него был такой подбородок, как… – Крокер сжал свой подбородок, образовав две небольшие складки. – Одним словом, напоминает задницу.

– Ямочка на подбородке? Раздвоенный подбородок?

– Не столько раздвоенный, сколько неровный, мистер Эверси. И синие глаза, в тон его кафтану.

Это наблюдение вызвало онемение у Колина и Мэдлин. Крокер вздохнул.

– Это все моя жена. Если у вас однажды появится жена, вы тоже будите так рассуждать, мистер Эверси, попомните мои слова. Это сочетается с этим или с тем и так далее. Женщины так и говорят. Она заставляет меня смотреть на вещи и высказывать свое мнение. Скоро она превратит меня в женщину. Вот в это верилось с трудом.

– Синие глаза и раздвоенный подбородок. Спасибо, вы нам очень помогли, мистер Крокер. А рост? Он такой же высокий, как я? Или вашего роста? – Лакеи обычно высокого роста, по крайней мере, в богатых домах, которые могли позволить себе самых высоких лакеев с тонкими икрами ног.

И если этот лакей служил в доме, о котором подумал Колин, то они могли себе позволить подобрать симпатичных высоких лакеев.

– Роста он примерно вашего, мистер Эверси, может быть, чуть пониже.

У Колина был еще один, самый важный, вопрос.

– Вы обратили внимание на его чулки?

Мэдлин посмотрела на Колина.

– Светло-голубые, не белые… Как… молоко, с которого сняли сливки. И шелковые, – с готовностью ответил Крокер, поскольку его постыдная осведомленность в вопросах одежды уже перестала быть тайной.

Ну что ж, это действительно был лакей из дома графа Малмси. Захватывающе, учитывая историю с графиней.

– Спасибо, мистер Крокер. Мы увидим вас собственной персоной?

– Конечно, мистер Эверси. – Крупный лысый мужчина попятился, и дверь захлопнулась.

Глава 6

Рядом с дверью виднелись крючки, предназначенные для развешивания кастрюль, фартуков и всякой ерунды, которую можно было повесить на них. Колин отыскал метлу, сунул ее за крючки, практически заперев дверь на засов. Стул он придвинул к столу.

Мэдлин чувствовала себя неуютно в комнате с единственным выходом. Она осмотрелась, заметила окно, прикинула в уме его размеры. Подошла, толкнула его, и окно немного приоткрылось, впустив поток пропахшего доками воздуха. Мэдлин прикрыла его и выдохнула. Она поняла, что сможет быстро выбраться из комнаты, правда, она не была уверена насчет Колина Эверси, если до этого дойдет. Ну что ж, ее представление о чести может меняться, напомнила она себе.

Ей пришло на ум, что несколько лет назад, когда она входила в комнату, ей даже в голову не приходило оценивать возможности входа и выхода. Вряд ли другие женщины рассматривают комнаты с этой позиции. Она не сомневалась, что сейчас Колин Эверси следил за ней взглядом; красивое лицо не выдавало его мыслей, только восхищение. Мэдлин отказывалась думать о тех женщинах, к которым он, несомненно, привык. Безупречная Луиза Портер, графиня, изысканные дамы полусвета.

Кроме всего прочего, она сомневалась в том, что существуют женщины, подобные ей.

Колин тоже обошел комнату. Он заглянул в корзину с луком, выбрал три луковицы и начал ими жонглировать. Его таланты росли с каждой минутой.

– Итак, миссис Гринуэй… – Он продолжал жонглировать луковицами, – Меня поразило, насколько комфортно вы ощущали себя на Сент-Джайлз-стрит. Сбыт краденого и все такое прочее. Вам явно знакомы законы преступного мира, вы владеете сленгом.

Мэдлин слушала молча, оценивая его тон: четкий, ироничный, невозмутимый, заинтересованный. Он явно к чему-то клонит.

Луковицы еще несколько раз взлетели в воздух. Мэдлин следила за ними, ей трудно было оторвать глаза.

– Вам, похоже, и здесь, в доках, уютно.

– Задавайте свой чертов вопрос, мистер Эверси, – сказала Мэдлин.

Колин хмыкнул при слове «чертов», продолжая жонглировать луковицами.

– Хотелось бы знать, что у вас за «работа»? В какой области вы совершаете преступные действия? Наверняка это что-то утонченное, если вам нужен «посредник». Убийства в пабах – не для вас.

Все это Колин произнес шутливым тоном, но слова с напряжением срывались с губ. Мэдлин с опаской посмотрела на него, напомнив себе, что она не знает этого человека – он не предсказуем.

– Строго говоря, я не преступница. Я… разработчик. И еще я берусь, скажем так, за деликатную работу для тех, кто может позволить себе заплатить за нее.

– Понятно. Значит, вы – наемница.

Мэдлин не нравилось это слово. Но сейчас она впервые поняла, что это слово как нельзя лучше характеризует то, чем она занимается.

– Как вам будет угодно, – сухо ответила Мэдлин.

– Я считал, что наемница должна разбираться в порохе.

Его слова задели Мэдлин за живое.

– Уверяю вас, я меткий стрелок. Просто порох… оказался неудачным.

– Вы могли сегодня умереть, – задумчиво произнес Колин.

– Благодарение Богу, я спасла вас, чтобы вы имели возможность спасти меня.

Колин издал хрюкающий звук, надо полагать, это был смех.

Мэдлин раздражало, что Колин жонглирует луковицами, поскольку атмосфера в комнате накалилась до предела, Мэдлин с трудом сдерживалась, чтобы не выстрелить по одной из луковиц.

Если бы только порох был хороший. Мэдлин решила, что теперь настала ее очередь задавать вопросы.

– А почему вы спросили Крокера о чулках?

– Утром нам необходимо нанести визит на Гросвенор-сквер. Я знаю, кому принадлежат эти чулки. Точнее, чей это лакей. Это лакей графа Малмси. Граф что-нибудь значит для вас?

– Нет, – бросила Мэдлин. – Я знаю о существовании графа и графини, вот и все. Вряд ли для вас они значат больше. Я слышала о каком-то полуночном набеге.

Колин загадочно улыбнулся:

– Вы поклонница моих подвигов, о которых сообщалось в газетах, миссис Гринуэй?

Мэдлин промолчала, но это не значило, что ей нечего было сказать. Продолжая жонглировать луковицами, Колин сказал:

– Выходит, тот, кто хотел вашей смерти, хотел, чтобы я был жив.

– Ваша семья? – предположила Мэдлин.

При этих словах Колин перестал жонглировать и резко повернулся к ней, подхватывая по одной луковице согнутой в локте рукой.

– Моя семья способна на неординарные поступки, но они ни за что не наняли бы вас для моего спасения, чтобы потом хладнокровно убить вас. Мой отец вообще не нанял бы женщину, – сказал Колин, отчеканивая каждое слово.

Колину не нравился собственный тон, но он сделал это сознательно, вложил в слова достаточно презрения, чтобы убедиться, что глаза Мэдлин Гринуэй засверкали от гнева. Разозлить кого-то еще, в частности эту необыкновенно сведущую, почти неприступную женщину, оказалось весьма приятно, как бы странно и нелепо это ни звучало. Колину хотелось, чтобы кто-нибудь срочно освободил его от чувства собственной ярости и разочарования. Он устал от переполнявших его эмоций, от перемещения из одного замкнутого пространства в другое.

Он также подозревал, что у этой женщины есть гордость и эта гордость заставит ее говорить.

– Мне бы хотелось, чтобы вы знали, мистер Эверси, что для того, чтобы освободить вас сегодня, потребовалось много времени и мастерства. Я не оставила следов, ведущих ко мне.

Его подозрения подтвердились.

– Значит, палач, который связывал мне руки… – подсказал ей Колин.

– Подкуплен. Через других людей, неизвестных мне. Все в Ньюгейтской тюрьме живут на взятках. Сделать это было достаточно просто. Если знаешь как.

– Конечно, – с сарказмом кивнул Колин, – если знаешь, как это сделать. Палач попросил меня упасть на колени около пятого стражника. И это было…

– Когда поднялся дым, он скрыл вас от солдат и толпы, и другие мои помощники, те, что несли вас…

– Надеюсь, им тоже заплатили?

– Конечно. Так вот, им удалось стащить вас с эшафота под завесой дыма и, воспользовавшись хаосом и неразберихой, доставить в условленное место. Они стояли впереди всей толпы. Этим людям и еще химику, разработавшему комбинацию дымовой завесы, заплатили больше всех, но не сказали, зачем все это делается.

Боже мой! Да перед ним – Веллингтон[2] в юбке. Все произошло так, как было спланировано. Эта стройная вспыльчивая темноволосая женщина отвечала за каждый его вздох.

– Это Крокер предложил вам это сделать? – Колин постарался сказать это спокойно, когда ощущение нереальности происходящего, словно дурманящий газ, стало проникать в его мозг.

– В определенных кругах, скажем так, общеизвестно, что Крокер знает каждого, кто за деньги готов сделать все, что угодно. Когда он получил письмо от анонима, в котором сообщалось, что необходимо выполнить весьма деликатное дело, он организовал мне частную встречу с данным лицом, которое затем попросило меня спасти вас. Я договорилась о вознаграждении в сумме двести пятьдесят фунтов, причем сто фунтов выплачивались немедленно. Лакей, очевидно, принес эти деньги Крокеру, который взял свой процент. Остальное я потратила на подготовку.

– Значит, вы видели того, кто вас нанял?

– О нет, встреча была тайной. Я разговаривала с ним, пока он стоял в тени. Обычно так и делают.

– «Обычно так и делают», – повторил Колин. – Если происходит встреча. – В том, что сделала Мэдлин, ничего обычного не было.

– Упреждая ваш вопрос, хочу сказать: он говорил как джентльмен, но шепотом. И в этом шепоте не было ничего примечательного. У меня нет ни малейшего представления о том, кто он такой на самом деле. Я даже не уверена, что узнала бы сейчас.

Кто, кроме его семьи, так настойчиво хотел спасти его?

– Мог кто-нибудь пострадать сегодня? Взрывы…

– Нет, – холодно оборвала его Мэдлин. – Во всяком случае, не от взрывов. Они были малой взрывной силы, рассчитанные лишь на шум и дым. Стратегически спланированный шум и дым, устроенные парнями, которым я заплатила из собственного кармана, но опять же не напрямую. И все ради вашего спасения, мистер Эверси. Полагаю, нам не стоит учитывать покалеченные лодыжки и апоплексические удары в толпе, как сказал Крокер.

– Или что кого-то растоптали, – с мрачной иронией добавил Колин. – Не будем это учитывать.

– Ваше беспокойство о тысячах людей, которые пришли повеселиться, глядя на вашу казнь, весьма трогательно, мистер Эверси.

– Я думаю, не все они пришли порадоваться этому.

– Я бы не была так уверена, – не без сарказма заметила Мэдлин.

И эти слова по какой-то непонятной причине заставили Колина улыбнуться и притупили острое чувство ярости. Ей, как и ему, тоже не доставляло удовольствия находиться здесь. Удовольствие Колину доставляло то, что он жив. Она была готова дать отпор, и у нее это хорошо получалось. Он хотел борьбы, и она предоставила ему такую возможность. Колин был в полном изнеможении.

– Вы не особенно стараетесь, чтобы очаровать, не так ли, миссис Гринуэй? – принялся рассуждать Колин. Он повернулся, чтобы высыпать луковицы в корзину.

– Очарование, мистер Эверси, обойдется вашей семье в дополнительные десять фунтов, когда я верну вас в целости и сохранности.

– В таком случае, если не возражаете, я хотел бы ознакомиться с меню предлагаемых услуг.

Колин повернулся к ней как раз в тот момент, когда на ее лице, как молния, сверкнула улыбка. Ослепительная и искренняя. Она исчезла слишком быстро, поразив Колина до глубины души. Через несколько секунд он сообразил, что неприлично долго пялится на нее, затаив, дыхание. Об улыбке теперь напоминал только мягкий свет в ее глазах и порозовевшая кожа:

– Сколько вы берете за забавный анекдот? – торопливо добавил Колин, потому что очень хотел снова увидеть ее улыбку. Для вящей убедительности он улыбнулся сам одной из тех улыбок, которые обычно заставляют краснеть даже самых пресыщенных дамочек. Он подумал, что сейчас весьма кстати сказать ей, что он никогда еще не видел таких красивых глаз, как у нее. Мэдлин изучала его, слегка вздернув подбородок. Как будто ей необходимо было перевести то, что он сказал, на свой собственный язык.

– О! – Она произнесла это так, словно пришла к неутешительному выводу. – А сейчас вы будете говорить лестные слова о моих глазах, правда? Они как бархат, да? Полуночные небеса? Глубокие, как омут?

Колин едва удержался, чтобы не сделать шаг назад. Она прекрасно справлялась с ним.

– Не угадали, миссис Гринуэй. Ваши глаза совсем не похожи на полуночные небеса и уж тем более на глубокий омут. Вы преуспели в искусстве скрывать свои эмоции, в чем, как я полагаю, в некоторой степени вам помогает ваш высокий лоб. Должен сказать, что он у вас большой, но, как мне кажется, это вас не портит. У вас строгие, пусть и хорошей формы, брови, мягкая линия рта, ваша кожа отражает свет, как жемчуг хорошего качества. Спросите любую женщину, с которой я встречался, и она вам скажет, что если я и разбираюсь в чем-то, так это, как отличить хороший жемчуг от плохого. Ваше лицо – сплошной контраст, миссис Гринуэй, и это помогает вам производить впечатление загадочности. Но ваши глаза, в конце концов, всегда подводят вас, если вы недостаточно осторожны. Они у вас мягкие, как сердцевина цветка, и когда вы улыбаетесь, в их глубине вспыхивают крошечные звездочки.

Колин испытал невероятное удовольствие, когда увидел, что Мэдлин оторопела. Он и сам оторопел, если уж на то пошло. Какая-то взрывоопасная комбинация усталости, ярости и сдерживаемого обаяния, как гейзер, вытолкнула из него все эти слова, рассчитанные на обычный женский ум. Одному Богу известно, как отреагирует на них Мэдлин, ведь она не обычная женщина.

Прошло мгновение, во время которого Колин наслаждался своим триумфом и продолжал смущать Мэдлин пристальным взглядом.

– Ну что ж, мистер Эверси. – Ее голос был слабым, но твердым, и Колин ощутил и восторг и сожаление одновременно. – В свою речь вы вложили много сил. Вам следует поблагодарить меня за то, что я вдохновила вас. Иначе ваша способность очаровывать могла истощиться со временем.

– Все это вы истолковали как способность очаровывать? Это хороший знак.

Еще одна вспышка заразительного веселья в глазах, еще одна едва заметная улыбка. Он не выдумал эти крошечные звездочки в ее глазах; мягкий свет действительно сверкал в их глубине, когда она улыбалась. Момент был неустойчивый и, возможно, очень кратковременный, но Мэдлин Гринуэй оказалась обезоруженной. По собственному опыту Колин знал, что следующий этап – завоевание. Он знал это также хорошо, как знал, как заряжать мушкет, блефовать в карты и избегать кредиторов. Но сейчас он просто хотел получить превосходство над женщиной, как это и обычно бывало.

– Расскажите мне, кто вы есть на самом деле, миссис Гринуэй, – воспользовавшись моментом, сказал Колин.

Мэдлин прищурилась, потом выпрямила спину, изящно и безошибочно устанавливая дистанцию.

– Какой мне нужно быть, такая я и есть, мистер Эверси. Вы не первый и не последний, кого этот факт интригует. Или интересует больше всего, добавила бы я.

Это был толчок, который, возможно, взывал к его сообразительности или должен был спровоцировать его дальнейший интерес. Колин оптимистично поставил на второе.

В это мгновение кто-то толкнул дверь, и оба вздрогнули от неожиданности.

Радуясь поводу отвести взгляд от Колина Эверси и возможности собраться с мыслями, Мэдлин направилась к двери и вытащила метлу из крючков. Дверь со скрипом приоткрылась на несколько дюймов, и в комнату просунулась крупная волосатая рука с жестянкой. Мэдлин выхватила жестянку, рука взмахнула в знак признательности и исчезла. Мэдлин закрыла дверь и снова продела метлу в крючки.

Кто-то, чей почерк не отличался старательностью и четкостью, иначе говоря, кто-то, кто редко писал, сделал на жестянке надпись: «зверобой». Скорее всего жена Крокера. Они были гнусной парой и вполне могли подать пирожки с начинкой из кошки (этот слух будет жить вечно), но в этой жестянке с маслом зверобоя было что-то уютное и домашнее.

Она повернулась к Колину, который молча наблюдал за ней.

– Нам нужно осмотреть ваши лодыжки, мистер Эверси. Потому что я не допущу, чтобы ваша походка замедляла наше передвижение.

Колин округлил глаза и замер. Сначала ей было приятно поразить его, вывести из равновесия, точно так как он вывел из равновесия ее, доказать: я тоже наблюдательна, мистер Эверси. Потом его лицо исказила гримаса. Потрясение? Стыд? Затем оно снова стало непроницаемым.

Несколько мгновений он стоял, потом, ни слова не говоря, сел на стул и стал стягивать сапог.

Прошла почти минута, но сапог так и оставался у него на ноге. Колин Эверси бросил взгляд на Мэдлин и продолжал стягивать сапог.

Какой-то рефлекс, порожденный нетерпением и старыми воспоминаниями, заставил Мэдлин опуститься на колени, обхватить обеими руками сапог и потянуть его.

На мгновение оба замерли.

Потом Мэдлин медленно подняла голову, встретились взглядом с парой сверкающих зеленых глаз, увидели вызывающе выгнутую бровь, но не произнесла ни слова.

И лишь потом Колин Эверси очень медленно выпрямил ногу. Мэдлин едва сдержала улыбку; он напоминал человека, который протягивает руку к подозрительной, живо реагирующей на все собаке, чтобы она ее обнюхала. Мэдлин сильно потянула сапог, зная, как плотно он облегает ногу и как его снять. Скоро он оказался в ее руках, и она отставила его в сторону. Колин осторожно протянул ей вторую ногу, и вскоре второй сапог оказался в руках Мэдлин.

Как только сапоги были сняты, она выстроила их в линию, чтобы полюбоваться выполненной работой. Затем подняла глаза на Колина. Он смотрел на большой черный горшок, висевший на стене напротив него. Сжатие челюсти, легкий румянец на скулах, явно не от напряжения. Неужели он стыдился того, что принял ее помощь и она стала свидетелем его уязвимости? Возможно, он пытался бороться с воспоминаниями о том, что был закован в кандалы.

О безмятежности, с которой Колин Эверси пребывал в тюрьме, слагали легенды. Если верить газетам, он сыпал остротами, словно великодушный король, который разбрасывал монеты крестьянам, А англичане обожают лихих преступников, которым незнакомо уныние.

Впервые Мэдлин задумалась, чего стоило Колину это щегольство. «Я знаю, это не шутка», – подумал он.

Мэдлин ждала, не желая торопить его. Колин вздохнул, поспешно закатал штаны до колена сначала на одной ноге, потом – на второй и положил руки на колени.

Он сделал еще один вздох и наклонился, чтобы снять чулки, медленно, осторожно, сначала один чулок, потом второй.

Мэдлин почувствовала странное покалывание вдоль позвоночника, увидев его обнаженные икры. Слишком поздно она поняла, что Колин Эверси в конце концов взял над ней верх.

Она уставилась на его ноги, и жар охватил ее плечи, шею и щеки. Господи, но ведь это просто ноги. Они есть у каждого мужчины, не считая инвалидов, потерявших одну ногу. У Колина были длинные лодыжки, которые переходили в выпуклость твердых икр, покрытых курчавыми черными волосами. На одной голени виднелся рубец с неровными краями. За этим явно крылась какая-то история. У мужчин всегда хватает шрамов и историй. Мэдлин слегка нахмурилась, глядя на эти, бесспорно, красивые икры ног, ругая себя за проявление слабости. Всколыхнувшиеся чувства напомнили ей, что она все-таки женщина. Причиной ее неровного дыхания и горящих щек были не только голые мужские ноги. Что-то в этой неловкой, по-домашнему интимной ситуации, в заботе о ком-то, в знании того, что у него есть шрам, горьковато-сладкой болью отозвалось где-то под ребрами.

Мэдлин не осмелилась поднять глаза на Колина, потому что видела, что он все понял.

Она увидела бледно-голубые дорожки вен, бегущих по ноге, и сосредоточила внимание на них. Но потом представила себе, как ее взгляд скользит от икры вверх к внутренней шелковистой поверхности бедра, где хорошо развиты мышцы, потому что половину жизни он провел верхом на лошади.

На каждой лодыжке была стерта кожа шириной с кольцо кандалов. Без лечения раны начнут сочиться, произойдет заражение, и Колин заболеет. Понятно, что его повесили бы задолго до того, как воспалились бы эти раны, поэтому никто бы даже не подумал посмотреть, что там творится под кандалами. Но если он выдержит поиски, за которые они взялись, напоминание о том, что он был в тюрьме, останется с ним на всю жизнь: две стертые полосы на лодыжке. Возможно, даже шрамы.

Мэдлин попыталась снять крышку с жестянки с банки. Она не проронила ни слова, делала свое дело, чтобы больше не конфузить его и чтобы успокоить собственные эмоции. Но руки немного дрожали.

– Ваш шейный платок, – произнесла Мэдлин.

– Мой платок…

Колин потянулся через стол и выудил из узла с вещами мягкий белый квадрат шелка, расправил его и, помогая себе зубами и пальцами, разорвал его на две полоски. Участвуя в войне, он имел представление о том, как накладывать повязки. Два куска шелка он передал Мэдлин, как два белых флага капитуляции.

Открыв банку с мазью, Мэдлин увидела там отпечатки других пальцев. Она зацепила приличное количество мази, вздохнула и легкими движениями принялась смазывать его истертые лодыжки.

Колин Эверси сидел не шелохнувшись, только натянутая мышца выдавала его напряжение. Мэдлин слышала его учащенное дыхание. Кожа под кончиками ее пальцев была горячей. Она уже почти забыла удовольствие, получаемое от вида мужских фигур: какие они все крупные, с твердыми мускулами и широкой костью под удивительно мягкой кожей. И повсюду эта кудрявая обильная растительность. Она занимает так много места. Особенно у этого мужчины.

Но там, куда она положила мазь, волос не было вообще. Мэдлин сосредоточилась на работе, прислушиваясь к дыханию Колина. Учитывая, что она стояла перед ним на коленях в весьма неоднозначной позе, его молчание удивляло ее. Видимо, не может оторвать взгляда от открывшегося ему зрелища.

Мэдлин украдкой взглянула на Колина и с удивлением увидела, что он сидит с закрытыми глазами. На его щеках по-прежнему играл румянец, а пальцы крепко уцепились за колени. Мэдлин подумала, что это никак не связано с болевыми ощущениями.

Видимо, к нему давно не прикасалась женщина. Интересно, он думает о том же, о чем и она? Возможно, он представляет себе, что к нему прикасаются руки совсем другой женщины.

Мэдлин снова посмотрела на лодыжку. Господи, ее совсем не интересует Колин Эверси. Она, как за спасательный круг, взялась за полоску шелка, осторожно забинтовала рану и надежно закрепила концы. Как будто тем самым остановила неверный ход собственных мыслей.

Мэдлин снова погрузила пальцы в баночку с мазью и переключилась на вторую лодыжку.

– Вы делали это раньше, – тихо произнес Колин.

Мэдлин подняла глаза и увидела, что на лице застыло открытое и непринужденное выражение. Румянец исчез. Чувство стыда или гнева покинуло его, либо он сам с ним справился.

– Раз или два я делала нечто подобное, – призналась Мэдлин.

– Крокер называл вас миссис Гринуэй.

– Называл. – Мэдлин позволила себе ироничные нотки в голосе. «Не переступай черту», – предупреждал ее тон.

И она надеялась на это.

– И мистер Гринуэй есть?

Напрасная надежда.

Мэдлин промолчала. Но что интересно, Колин Эверси не повторил вопроса.

– Я никого не убивал, – сказал он тихо. Как будто решил, что именно по этой причине она отказывалась разговаривать с ним.

– Это меня не касается, мистер Эверси. – Мэдлин закончила обрабатывать рану. Должно быть, ему было очень больно при ходьбе, но он и глазом не моргнул. Если бы она не заметила его походки, он наверняка не пожаловался бы ей.

Таковы мужчины.

– Вас это не касается? Вам безразлично? – Он спросил это таким тоном, словно преступлением было не убийство, а безразличие Мэдлин.

– Не имеет значения.

– Но вас это волнует, – настаивал Колин. Мэдлин села на пятки и подняла руки, чтобы предотвратить все вопросы.

– Мистер Эверси…

Конечно, ей не безразлично. Она просто не хочет думать об этом. Не хочет, чтобы Колин Эверси что-то для нее значил. И еще не хочет, чтобы он думал, будто что-то для нее значит, потому что такие мужчины, как Колин Эверси, непременно воспользуются этим. Она хотела, чтобы он так и остался всего лишь очередным заданием для нее; она хотела, чтобы на этом все кончилось. Чтобы она не вспоминала больше об Англии.

Но сейчас перед ней человек, отчаянно нуждающийся в ком-то, кто его выслушает.

Позже она будет проклинать эту минутную слабость, по слова сами слетели с губ; она почти физически ощущала их, как будто бусины посыпались е нитки.

– Расскажите мне, что случилось.

Колин молчал. Мэдлин понимала, что молчит он из благородства. Дает ей шанс забрать свои слова обратно.

Мэдлин забинтовала лодыжку, закрыла жестянку с мазью и в ожидании села на пятки.

– Хорошо, – тихо начал Колин. – Начну с самого начала, миссис Гринуэй. С Луизы. Луиза Портер… Луиза – женщина, на которой я намерен жениться, если вы помните. Я знал это с тех пор, как помню себя. Когда нам было девять лет, я знал, что мы предназначены друг для друга. Несколько недель назад Луиза мне сказала, что ее отец вряд ли благословит наш брак, потому что я, как вы проницательно заметили, миссис Гринуэй, хоть я и сын Эверси, но денег у меня нет. Но у меня есть дар тратить их.

– Я наслышана.

У Колина слегка дрогнули уголки губ.

– Мы с Луизой… поссорились. Это очень странно, потому что мы никогда не ссоримся, и к тому же глупо. Думаю, это была моя ошибка. Я рассердился, уязвили мою гордость. Я никогда не делал ей официального предложения, но мне и в голову не приходило, что она может выйти замуж за другого. Но ей было необходимо в ближайшее время выйти замуж. В тот момент мне казалось, что очень важно обратить на себя внимание, и я сломя голову помчался из Пеннироял-Грин в Лондон.

– Я читала, что только так вы всегда и перемещаетесь.

– Вы многое обо мне читали, миссис Гринуэй.

– Это было занимательное чтиво, лучше, чем внушающие ужас романы.

– Занимательное! – Казалось, Колину понравилось такое определение. – Так или иначе, я пил прямо на этом постоялом дворе, пил много. Я захаживаю сюда, парни считают это забавой. Хорас Пил… – Колин посмотрел на Мэдлин, ожидая ее реакции.

– Хорас Пил? Человек с собакой на трех лапах?

– Ну да! – возмущенно подтвердил Колин. Ее слова служили лишним доказательством того, что Хораса знал каждый. – Хорас тоже был. Я помню, он закурил трубку. Глупая вещь, потому что там ужасающая смесь табака. Я купил ему выпивку. Мне нравится Хорас, он то и дело смеется, а остальные чувствуют себя вполне остроумными. Мы и собачке его, по кличке Снап, дали сделать глоток прямо из кружки, потому что к тому времени уже изрядно нагрузились сами. И… Роланд Тарбелл был, конечно.

– Конечно, – словно эхо, сухо повторила Мэдлин. Роланд Тарбелл обязан был присутствовать, чтобы его убили.

– Роланд Тарбелл. – родственник семьи Редмондов из Пеннироял-Грин со стороны миссис Редмонд. О мертвых плохо не говорят, но он очень неприятный тип, хоть это и уважаемая семья. Мою семью с Редмондами связывает много, как бы это сказать, событий. Все началось с кражи коровы, так, по крайней мере, они утверждают.

– Я слышала, что это был поросенок.

Колин коротко рассмеялся.

– Несомненно, это было что-то с копытами. Но это старая, уходящая корнями глубоко в древность вражда, И Роланд… он сказал что-то… унизительное… о моей сестре Оливии.

Колин произнес это с явной отчужденностью. «Интересно, – подумала Мэдлин, – он до сих пор не может простить пренебрежительное отношение к сестре, несмотря на смерть того человека».

– Я был пьян, – признался Колин. – Я бы вызвал его на дуэль, как бы глупо это ни было. Но он… – Колин поднял голову, глаза смотрели в никуда, и рассеянно коснулся рукой подбородка. – Он ударил меня. – В его голосе сквозили нотки удивления. – Сильно. Я поднял кулак, чтобы ответить ему, и мог бы разделаться с ним, но Бог помог мне, и в отблесках пламени камина я вовремя увидел этот нож. Роланд был абсолютно безумный. – Теперь голос Колина звучал тихо. – Он подошел ко мне.

Я отступил в сторону, он поскользнулся на луже пива, и больше мне нечего добавить к этой истории. И как я уже сказал, о мертвых нельзя говорить плохо, но этот идиот упал на собственный нож, пытаясь убить меня.

Повисла тишина. Колин посмотрел вниз, на Мэдлин, но она была поглощена услышанным, переваривая это в мозгах, и ничего не могла сказать.

– Я перевернул его, но он был уже мертв. Я думаю, что смерть наступила мгновенно. Каждый знает, что нельзя вытаскивать нож из глубокой раны, если хочешь, чтобы раненый выжил. Я был достаточно благоразумен, чтобы не трогать его. Но я коснулся ножа рукой, и именно в этот момент меня увидели полицейские: моя рука на рукоятке ножа, торчавшего из груди Роланда Тарбелла. Но клянусь Богом, миссис Гринуэй… – Колин сделал паузу, и когда заговорил снова, его голос звучал устало и беспощадно, слова, которые он повторял не один раз, звучали четко. – Я не вонзал ему нож в грудь.

Тяжесть этих слов запала в душу Мэдлин. Она знала Колина Эверси всего один день; слышала его голос и смех; видела, как он реагирует на обстоятельства, как осторожно относится к людям… Она переживала тот вечер, как будто это происходило сейчас, ощущала тот ужас и нереальность происходящего. Мэдлин судорожно вздохнула.

Его объяснение было поверхностным, но абсолютно правдоподобным. Произошло то, чего она боялась: история из его уст звучала совсем иначе, чем та, которую она читала в газетах.

Увидев, что ей не хочется говорить, Колин продолжил:

– Хорас Пил и его собака видели все случившееся. Хорас пытался рассказать полицейским в тот вечер, что я не имею к этому никакого отношения, что произошел несчастный случай, что Роланд Тарбелл сам напоролся на нож. Хорас все это видел собственными глазами. Но исчез, как только началось судебное разбирательство. Если, конечно, не принимать в расчет слов пьяницы, который утверждает, будто он видел, как ночью после убийства Хораса увезли на огненной крылатой колеснице. Уверен, все это вы слышали. Остальные свидетели сказали, что видели меня рядом с телом, рукой я держался за нож, и что была борьба. Остальное вы уже знаете.

Оба подскочили, когда кто-то снова толкнул дверь.

Сообразив, что она стоит на коленях перед Колином Эверси, Мэдлин так резко вскочила на ноги, что у нее закружилась голова. Она подошла к двери и вынула метлу. Дверь со скрипом приоткрылась, и послышался шипящий шепот:

– Не забудьте, я хочу, чтобы вы ушли до рассвета.

За этими словами в щель просунули узел, который с мягким хлопком упал на пол: одеяла. Следом пропихнули еще несколько узлов поменьше.

– Бог в помощь, – прошептал Крокер, и дверь закрылась.

Мэдлин просунула метлу через крючки и собрала узлы, исследуя мешочек с порохом, бумажный кулек пуль для пистолета нужного калибра, потому что у Крокера был точно такой же карманный пистолет, спички, кремень, завернутый в бумагу пирог с мясом и три четверти головки сыра. Крокер добавил еще бурдюк с водой, проявив таким образом расточительное гостеприимство.

Мэдлин сразу же разломила пирог с мясом пополам, большая половина досталась Колину, который, к ее удивлению, не протестовал. Оба набросились на еду и ели в полной тишине.

Она собирала крошки со стола в подставленную ладонь, когда Колин резко встал. Мэдлин подняла голову и увидела, как он поднимает мешки с мукой и укладывает их на пол, пытаясь сотворить из них что-то типа лежанки. Может, из-за того, что она устала контролировать свои мысли, не позволяя им выбиваться из привычного русла, Мэдлин вдруг ощутила странный покой, зачарованная движениями его плеч под рубашкой, широкой спиной, сужающейся к талии, и длинными ногами.

Теперь она поняла, что он делал: он устраивал постель.

Она прикинула, что длинные ноги Колина Эверси будут свешиваться с этого сооружения, но ее тело прекрасно поместится на нем.

И все же она была не готова лечь спать, не приняв мер предосторожности, к тому же наедине с этим мужчиной. А это значит, что она готова не спать вообще.

– Постель готова, – повернулся к ней Колин. – Вы можете воспользоваться ею, а я буду дежурить. – Он потянулся к ее пистолету.

Мэдлин подвинула пистолет на середину стола и накрыла рукой.

– Я буду дежурить, – спокойно возразила она. Колин Эверси опять замолчал. Потом выпрямился во весь свой рост и пробуравил Мэдлин пристальным взглядом.

Тупиковая ситуация. Колин не доверял Мэдлин, Мэдлин не доверяла Колину. Спустя мгновение уголки губ Колина скривились в ухмылке, но в глазах смеха не было.

Он даже не мигал, глядя на нее, а Мэдлин была уверена, что способна смутить взглядом.

Мэдлин изучала Колина, пытаясь разглядеть полезные детали. У него была прекрасная прямая осанка, как у любого солдата, но Мэдлин показалось, что он пошатывается. Нет, ей не показалось, его действительно пошатывало. Под глазами легли тени, а вокруг губ появились морщинки. Лицо вытянулось и побледнело, в глазах видны были красные прожилки. Он, видимо, не спал ни одной ночи, после того как несколько недель назад попал в Ньюгейтскую тюрьму, его мучила боль в нотах.

Он был истощен, и до настоящего момента ему помогала держаться сила, рожденная страхом, яростью или тревогой.

Мэдлин воспользовалась этим:

– Вам необходимо прилечь.

Колин внимательно посмотрел на нее, Мэдлин заметила, как вспыхнули его зрачки. По его лицу она поняла, какие эмоции пробудили в Колине ее слова, и с силой сжала кулаки, чтобы не покраснеть от мысли о том, что он, мог себе нафантазировать.

Через секунду на его лице осталось только изумление. Он был слишком умен.

– Почему вы предлагаете мне прилечь, миссис Гринуэй?

Этот вопрос Мэдлин восприняла как оскорбление. В нем не было даже намека на флирт. Только подозрение.

– Я должна знать, удобно ли будет спать на этих мешках всю ночь, – как ни в чем не бывало ответила Мэдлин, но прозвучало это не очень естественно.

– Забавно, вы не производите, впечатления принцессы.

– Вы ранили меня, мистер Эверси. – Мэдлин театральным жестом ткнула себя рукой в грудь. Глаза Колина проследили за движением ее руки, и, он не мог отвести взгляда от ее груди. Вот так-то лучше. – Просто я хотела узнать, может быть, вы, предпочтете спать на стуле, потому что по мешкам ползают всякие насекомые, а может быть, и грызуны, и вы хотите, чтобы они ползали не но мешкам, а по мне, поскольку производите впечатление принца.

Это была неправда. Колин подозрительно сощурил глаза, ее слова не убедили его, но он вздохнул и удовлетворил ее желание. Присев на край импровизированной кровати из мешков с мукой, он широко развел руки в стороны. Убедилась? Теперь Мэдлин оставалось только ждать.

И недолго, как оказалось. Скоро в его остановившемся взгляде появилось слабое удивление, рассеянность… Тело понемногу становилось мягким и податливым.

Потом словно невидимые руки потянули Колина, и он стал медленно клониться назад, пока, наконец, не улегся на мешках, как в уютной колыбели. Завтра утром на мешках останется след от его тела.

– Теперь, – отрывисто сказала Мэдлин, – я буду считать до десяти. – Она сидела на стуле, подавшись вперед, поставив локти на колени и не сводя глаз с Колина. – И если ваши глаза на счет десять по-прежнему будут открыты, я позволю вам дежурить.

Последовала долгая пауза. Его голос словно преодолевал долгий путь из страны снов, прежде чем с губ могли слететь слова.

– Почему вы… вы… дьяволица, – бормотал Колин, то ли обиженно, то ли восхищенно.

– Один… – промурлыкала Мэдлин. – Два…

Видно было, что Колин изо всех сил старается не закрывать глаз, но тщетно.

– …три… четыре…

У Колина, как рыба выброшенная на берег, дернулась рука и тут же замерла. Глаза оставались закрытыми, ресницы прикрывали темные тени под глазами. Напряжение покинуло его лицо, ноги и руки постепенно тяжелели. Он глубоко вздохнул.

– Черт бы… вас…

Больше Колин Эверси не произнес ни слова. Он крепко спал.

На губах Мэдлин заиграла торжествующая улыбка. Дьяволица будет дежурить сегодня ночью.

Удивительно, но охрана мешков с картошкой, луком и сбежавшего преступника оказалась скучным делом.

Слабый свет лампы отбрасывал на стены причудливые тени от домашней утвари. В помещении было душно, но ближе к рассвету станет прохладно, и Мэдлин радовалась, что у них есть одеяла.

Дыхание Колина было глубоким и спокойным, этот звук мог бы убаюкать Мэдлин, не будь она бдительна. Если бы она закрыла глаза, то представила бы себе совершенно другое место и время и другого мирно спящего мужчину. И по этой причине тоже она не осмелилась закрыть глаза.

Она смотрела на Колина, потому что он, бесспорно, был самым интересным объектом в этой комнате. За крепким и выносливым телом мужчины, каким он был сейчас, она разглядела очертания долговязого мальчишки, каким он должен был быть, перед тем как развернулись его широкие плечи и лицо утратило юношескую округлость. Но с таким лицом и глазами, как у него, Колин Эверси никогда бы не казался неуклюжим.

Во сне его руки были открыты и невинны. Интересно, какой рукой он воткнул нож в Роланда Тарбелла. Непохоже, чтобы эти длинные спокойные руки были способны на нечто подобное.

Мэдлин подумала о Луизе Портер. Почему, если Колин любит эту женщину, он так опрометчиво делится своими переживаниями?

«Понятно», – с горькой усмешкой сказала себе Мэдлин: оказалось, что достаточно было произнести одно предложение – расскажите, что случилось. Она произнесла его, и он рассказал. И как переплетаются ремешки h корзинке для кошек, так и люди привязываются друг к другу с помощью признаний. И теперь из-за одного этого предложения миллионы других вопросов о нем ждут своей очереди.

Мэдлин положила голову на руки. Обычно такую роскошь она позволяла себе только на короткое время. Но груз собственных мыслей оказался вдруг слишком тяжелым, чтобы могла выдержать ее шея. Ей хотелось принять ванну, она мечтала о своем лавандовом мыле и… о зеркале.

Мысль о зеркале рассердила ее. Мэдлин хорошо знала, что у нее особая красота; это было еще одно ее оружие, и до недавнего времени она не страдала тщеславием. Но Колин Эверси посмотрел на нее совершенно иначе. По сути, он увидел ее всю насквозь.

Мэдлин тоже хотелось увидеть то, что увидел он. Она хотела знать, не отпечатались ли на ее лице события нескольких прошлых лет. Неужели она не смогла их рассмотреть?

И хотя величайшая сила Мэдлин заключалась в том, что она женщина, и это обеспечивало ее выживание до настоящего времени, она прекрасно понимала, что это являлось и ее величайшей слабостью. Она была предельно осторожна, чтобы защитить эту брешь в своей броне. Мысли о будущем помогут ей в этом.

Она встала и осторожно прикрыла Колина одеялом. Он даже не пошевелился, но ей показалось, что он едва заметно улыбнулся во сне.

Глава 7

Колин проснулся, резко сел и стал отбиваться от чего-то, что покрывало его тело, как от смертельного врага. Большая бабочка? Летучая мышь? Сердце стучало в груди как молот, ладони вспотели. Потом он, наконец, почувствовал руками шерсть и сконфуженно уставился на одеяло.

– Я вижу, вы проснулись, – послышался рядом удивленный женский голос.

Поразительно сдержанное высказывание. Никого бодрее, чем он сейчас, не было.

Он осторожно отложил одеяло в сторону. К нему медленно возвращалось сознание. Он не в тюрьме. Он…

– Нам нужно уходить, – услышал он тот же женский голос, приятный, но настойчивый.

…в кладовой. Он был в кладовой. Кто же это говорит?.. Колин провел руками по волосам и посмотрел туда, откуда доносился голос. Изгоняя остатки сна, мысли старались догнать его разум и дать названия тому, что он видел. Гринуэй. Мэдлин Гринуэй. Красивая, но вспыльчивая женщина с нежными руками, которая обманом уложила его спать на мешках с мукой. Она казалась очень бледной. Мэдлин сидела за небольшим столом перед тускло горящей лампой, но даже при этом освещении Колин заметил у нее темные тени под глазами. Да, у нее красивые глаза, вспомнил Колин. Ему показалось, что она едва заметно улыбается, но, возможно, он принял желаемое за действительное.

Колин скатился с импровизированной кровати и вскочил на ноги, чувствуя, как затекли мышцы. Он потянулся, чтобы размять конечности, и посмотрел на мешки с мукой, где отпечаталась его фигура. «Ну что ж, из этого мог бы получиться прекрасный посмертный слепок», – мрачно подумал Колин и решительно похлопал по мешкам, выравнивая образовавшиеся от тяжести тела вмятины.

Вдруг ему в голову пришла ужасная мысль, и он быстро окинул себя взглядом, чтобы убедиться, что он спал в одежде. Ведь до того, как он попал в тюрьму, он обычно спал голым.

– Время? – После сна его голое звучал хрипло, но, как ни странно, Колин чувствовал необыкновенный прилив сил.

– Пять часов. Нам надо уходить. – Мэдлин подала ему бурдюк. – Вот вода.

Колин с жадностью попил, вытер рот, натянул сапоги и взял свои вещи: кусок шейного платка, сюртук с оторванной пуговицей и жилет.

Мэдлин стала быстро заряжать пистолет: набила пороха, запихнула пули и спрятала его в складках юбки. В тусклом освещении комнаты Колину казалось, что он видит сон: эта женщина заряжала маленький пистолет так же ловко, как любая другая на ее месте закалывала бы волосы. Она нажала на ручку двери, и Колину пришло в голову, что большинство женщин подчинились бы его воле, или оглянулись бы на него, или, по крайней мере, хоть как-то признали его присутствие.

Эта настолько привыкла быть одна, что ничего подобного ей не пришло в голову.

Прежде чем уйти, Колин подписал плакат со своим изображением. Он был человеком слова, а этот плакат гарантировал им молчание Крокера.

Они прошли через кухню, где было тихо, только потрескивали угли в очаге, рядом с которым спал мальчишка. Когда они проходили мимо, он что-то пробормотал во сне и повернулся на бок.

Колин с изумлением увидел, как Мэдлин на ходу украдкой сунула монетку в башмак мальчишке, но он даже не проснулся. Колина удивило, что на мальчике вообще были башмаки. Через огромную дыру на одном из них виднелась чумазая нога. Колин перевел взгляд на узкую спину Мэдлин. Несколько завитков темных волос выбились из прически и лежали на воротнике платья. Женевьеву, его сестру, беспорядок на голове просто свел бы с ума.

Мэдлин словно почувствовала его взгляд, рассеянно подняла руку и коснулась волос. Колин улыбнулся. Все-таки она прежде всего была женщиной, пусть не похожей на тех, кого он знал раньше.

Со своей новой знакомой, которая не убила его во сне и не привела полицейских, но которая не хуже любого солдата заряжала пистолет, Колин вышел на улицу, и серый английский рассвет, чтобы найти экипаж.

В Пеннироял-Грин рассвет можно было сравнить с девическим румянцем и перламутром. К рассвету в Лондоне это не относилось. Темное, словно покрытое копотью, небо просто начинало светлеть и иногда принимало лимонный оттенок. Потом становилось жарче, и все знали, что наступил день.

Но сейчас пока было холодно, пьяницы и воры, как цветы, тянулись со всех улиц навстречу закрытому туманной пеленой утреннему солнцу. Колин и Мэдлин услышали цоканье лошадиных копыт.

Колин поднял руку, чтобы остановить экипаж, благодарный туману, мрачному рассвету и своей большой шляпе.

– Гросвенор-сквер, – сказала кучеру Мэдлин. Тот был немного навеселе, с красным носом, потому что пил всю ночь напролет, чтобы согреться. Он посмотрел только на деньги, которые протянула ему Мэдлин, не обратив никакого внимания на высокого малого, который сел и экипаж и закрыл дверцу.

Тем временем женщин семейства Эверси и ту, которая скоро должна была стать ею, посадили в коляску и отправили назад в Суссекс, тогда как мужчины, за исключением Маркуса, предпочли ехать верхом.

Миссис Эверси просматривала список гостей, пригашенных на свадьбу Луизы, а Оливия и Женевьева весело обсуждали, что подавать гостям после церемонии.

Как они могут, размышляла Луиза Портер. Но с другой стороны, они – Эверси и уже пришли в себя после утренней эмоциональной встряски.

– Надо предложить им копченую селедку, мама, – предложила Женевьева. – Угощение подадут днем, значит, ты должна предложить им знакомое блюдо.

Луизе трудно было говорить. По правде говоря, когда Колин Эверси исчез с эшафота под взрывы дымовых бомб, она удивилась ничуть не больше, чем в ту ночь, когда его арестовали за убийство. Она ни на мгновение не поверила, что Колин убил кого-то ножом, даже Редмонда и даже за презрительные слова о его сестре Оливии. Но по-видимому, все это было неизбежным следствием его образа жизни. Он постоянно находился между двумя крайностями: удовольствием и опасностью. Даже, когда ее сердце замирало в груди при виде возводящегося эшафота, в душе жила крошечная надежда, что в этот день он не умрет.

В конце концов, невозможно надеть петлю на солнце и повесить его.

Давно она любила Колина Эверси? Луиза считала, что все началось со дня городского пикника в Пеннироял-Грин, когда им с Колином было по одиннадцать лет. День выдался теплый, ленты шляпки стали натирать ей шею, и она развязала их. Спустя несколько мгновений Колин сорвал шляпку с ее головы и помчался к холму.

Луиза помнила свои ощущения в тот момент: внезапный свист ветра в волосах и ласковое солнце на лице, хотя мать всегда предупреждала ее о появлении веснушек, ярость и одновременно удовольствие – ведь сам красавчик Колин Эверси украл у нее шляпку. А еще – глубокое беспокойство, потому что это была ее лучшая шляпка, которая исчезла за холмом в руках долговязого грубого мальчишки.

Но в этом и был весь Колин. Он отличался тем, что доставлял ее переживать множество эмоций за одно мгновение, все интересные, но не все спокойные.

На следующий день он принес к ее дому букет диких цветов, его глаза были полны озорства и почтения, он искренне извинился и быстро ушел. Колин рано научился делать благородные жесты.

Как она могла не любить его?

Но эта любовь была безнадежной. С Колином она ощущала себя озером, которое отражает яркое солнце. Он светил, а она только блестела в его лучах.

В тот день ее шляпку с извинениями за поведение Колина вернул его симпатичный старший брат – Маркус Эверси. Маркус всегда был симпатичным, добрым, внимательным, ненавязчивым, во многом очень похожим на саму Луизу. Его единственным недостатком было то, что он не был Колином.

Но, сделав ей предложение, Маркус, образно говоря, снова вернул ей шляпку. Вот таким типом мужчины был Маркус. От него не было никаких сюрпризов, за исключением того дня, когда он сделал ей предложение.

Для Луизы это было решением всех проблем. Братья перестанут относиться к ней с нежной тревогой: незамужние сестры без приданого всегда в тягость семье, независимо от их красоты и обаятельности. Ее жизнь станет такой же свободной и стремительной, как эта коляска, которая привезла их назад в Пеннироял-Грин. Она видела глаза Маркуса, когда он делал ей предложение, и знала, что он всегда будет ее любить, чего не могла сказать о Колине.

Но теперь… теперь Колин был жив.

И даже сейчас, когда все обсуждали свадьбу, которая должна была состояться через неделю… «Прости меня, Маркус», – подумала она.

Луиза уже не была уверена, что эта свадьба состоится.

* * *

Колину пришла в голову мысль, что единственное, что объединяло графиню Малмси и женщину, сидевшую напротив него в экипаже, – это их загадочность. Мэдлин Гринуэй смотрела в окно экипажа на мелькавшие улицы. За все это время она не проронила ни слова. Колину было любопытно, как она провела эту ночь в кладовой. Наблюдала, как он вздрагивал во сне? Обдумывала его слова о невиновности? Гадала о количестве картофелин в корзинах? Анализировала свою жизнь, какой она могла бы быть? Колин посмотрел на ее руки, которые свободно лежали на коленях. Они были в перчатках. Он вспомнил прикосновения этих рук прошлой ночью, невероятно ласковых, невероятно женственных и умелых. Он почувствовал, что у нее слегка дрожат пальцы, когда она прикасается к нему, и сам едва сдержался, чтобы не прикоснуться к ней, потому что инстинкты его тела часто преобладали над здравым смыслом, когда дело касалось женщин.

Но что ею двигало?

– У вас есть план? – Голос Мэдлин по-прежнему был хриплым, но в нем все же сквозили ироничные нотки. Как Колину хотелось, чтобы она немного пофлиртовала с ним. Он считал, что флирт успокаивает.

– Конечно. Я думаю, оправданный риск вполне допустим. Насколько я знаю Элеонору, это графиня, большую часть дня она будет спать, чтобы избавиться от последствий вечерней выпивки, с помощью которой она разгоняет свою тоску накануне вечером, потому что это единственный способ пережить ежемесячные вечеринки лорда Крампа. Сегодня – воскресенье, значит, вечеринка была вчера. Думаю, нам необходимо ехать прямо к графине и спросить у нее о том лакее.

– Надеюсь, вы действительно… знаете Элеонору. – Какое сухое предложение и очень удачная с точки зрения стратегии пауза.

– О, я знаю Элеонору. – Колин попытался загадочно улыбнуться, но когда подумал о графине, улыбнулся по-настоящему. Ему очень нравилась графиня Малмси. Она была красивой, что помогало ей вызвать симпатию у окружающих. Розовая кожа и темно-синие глаза, вздернутый носик и маленький рот, а главное – роскошная грудь, которой Колин восхищался всякий раз, когда танцевал с ней вальс. Но ее остроумие, которым она порой блистала, намекало, что в ней есть кое-что поинтереснее того, что подразумевают синие глаза и пышная грудь. Благодаря молодости ее остроумие считалось таким же опасным, как коготки у котенка, поэтому снисходительно принималось.

Но интереснее всего было то, что Элеоноре удалось выйти замуж за графа, которого невозможно было поймать в ловушку. Однажды он уже был женат, произвел на свет наследников и в свои зрелые годы давно и, судя по всему, с комфортом вдовствовал. А потом женился на Элеоноре.

Колину мало что было известно о мрачном графе Малмси, за исключением того, что он был неизменно обходительным при встречах и что владел прекрасной коллекцией мушкетов и пистолетов, которые он при случае приносил в тир Мэнтон, стрелял прямо в центр мишеней, пока за ним наблюдали молодые горячие головы, потом, ни слова не говоря, возвращался опять домой.

Никто до конца не был уверен в том, где граф нашел Элеонору, и это придавало ей некоторую таинственность.

– А вы знаете, как попасть в дом графини незамеченными? – поинтересовалась Мэдлин. Странно, в ее голосе не было испуга от подобной перспективы, и это напомнило Колину, что она, несомненно, бывала в местах намного опаснее дома на Гросвенор-сквер.

– Я знаю, как туда попасть. Еще я точно знаю, где искать графиню, поскольку однажды она спровоцировала меня прокрасться в ее спальню. – Колин посмотрел на Мэдлин, ожидая ее реакции, но, увы, ее не последовало. – Но потом эта чертовка выбросила меня за дверь. Ага, в ее глазах блеснул огонек.

– Я полагаю, такое происходит не очень часто.

Колин замер. Миссис Гринуэй флиртует? Распознать это было по-настоящему трудно.

– Не стесняйтесь воображать обо мне все, что угодно, – на всякий случай мягко сказал Колин.

Мэдлин слабо улыбнулась, покачала головой и снова стала смотреть в окно.

Экипаж доставил их к дому графа на Гросвенор-сквер, и Мэдлин расплатилась оставшимися у нее в запасе деньгами. Пока она была занята с кучером, Колин тайком выбрался из экипажа, надвинув шляпу и запахнув сюртук, чтобы рассмотреть дом, где его много раз радушно принимали и в который он был готов снова проникнуть.

Через конюшни, потом через садовую калитку, через заднюю дверь кухни, вверх по лестнице для прислуги, по главному коридору, четвертая дверь – и ты на месте. Спальня графини в серебристых и белых тонах, благоухающая розами.

Во всяком случае, Колин именно так попал туда, когда она спровоцировала его прокрасться к ней в спальню.

– Следуйте за мной, – сказал он Мэдлин. Конюшни пустовали, и поскольку для Гросвенор-сквер время было еще раннее, они ступали очень осторожно, чтобы их шаги не отдавались эхом во внутреннем дворе. Колин довольно легко перемахнул через низкую садовую калитку, не касаясь острых выступов, но все же недели, проведенные в тюрьме, лишили его мышцы былой силы. Он уже не ощущал прежней гибкости. Колин отбросил эти мысли, на них сейчас просто не было времени. Он поднял задвижку калитки и открыл ее, чтобы Мэдлин не пришлось прыгать следом за ним.

Далее через небольшой благоухающий сад они подошли к задней двери кухни. И это было их следующим барьером. Колин медленно приоткрыл дверь кухни. Мэдлин заглянула туда, потом оглянулась на Колина и покачала головой, что означало: прислуги нет. Пока. Потому что Колину показалось, будто он слышит отдаленные голоса.

Они метнулись через кухню прямиком к другой двери, которая вела к лестнице для прислуги, а та, в свою очередь, в отделанный мрамором коридор.

Прежде чем выйти в коридор, они остановились, чтобы оглядеться, затем двинулись дальше, стараясь не производить шума. Колин считал двери и подсвечники. У четвертой двери он остановился, прислушиваясь, но ничего не услышал.

Колин повернул ручку и вошел в покои графини. Он окинул взглядом знакомую комнату: туалетный столик из темного дерева, отделанный позолотой, с большим зеркалом, мягкие стулья, широкая кровать, покрытая шелковым покрывалом с кисточками, огромных размеров гардероб. Но кровать была пуста, графини в ней не было.

На Элеонору это не похоже.

Колин испытал разочарование. Он был абсолютно уверен, что найдет ее здесь. Он замер, чувствуя себя последним глупцом, и размышлял, что сказать Мэдлин, которая молча осмотрела комнату и повернулась к Колину.

Искать графиню по дому рискованно.

Поглощенный своими мыслями, Колин не услышал звука шагов в коридоре. Но их услышала Мэдлин, она коснулась его руки, и оба замерли.

У Колина екнуло сердце; он еще раз скользнул взглядом по комнате. Заметив гардероб, мгновенно принял решение: обхватив Мэдлин за талию и прижав ее спину к груди, Колин потащил ее туда раньше, чем она успела запротестовать. Он не стал закрывать дверцу, чтобы она ненароком не щелкнула и чтобы они не задохнулись.

Он крепко держал Мэдлин, его рука удобно устроилась у нее под грудью. В темноте они погрузились в прохладный шуршащий шелк платьев, как раз в тот момент, когда в комнату, что-то напевая, вошла графиня Малмси.

Эй, вы, сходитесь, лихие друзья! Смерть Эверси увидеть Вам выпала судьба.

Колин не смог сдержать ухмылки. Значит, она скучает по нему.

Стоя в темном шкафу, набитом шуршащими тканями, и удерживая за талию одну красивую женщину, Колин наблюдал за другой. Та, другая, уселась за туалетный столик и так и эдак повертела головой перед зеркалом, вынула булавку из волос, недовольно надула губы и воткнула булавку назад.

Несмотря на отсутствие горничной, на кровати лежало яркое синее платье. Сейчас на графине было белое, с глубоким вырезом, украшенное кружевами.

Макушка Мэдлин находилась как раз на уровне подбородка Колина, и он знал, что она, как и он сам, видит графиню за туалетным столиком сквозь щель в неплотно прикрытой дверце шкафа. Ему очень хотелось уткнуться в ее макушку подбородком, отчасти из-за собственного каприза, отчасти из-за того, что ему до смерти хотелось узнать, какие у нее волосы на ощупь. Хотя вряд ли ей это понравится.

Когда наблюдать за тем, как прихорашивается графиня, надоело, Колина стали одолевать другие ощущения: ему в бедро упирался пистолет Мэдлин, а рука, которой он обхватил ее за талию, чувствовала, как поднимается и опускается ее грудь во время дыхания. Он крепче обнял ее за талию и через мгновение стал дышать с ней в едином ритме. Подчиняясь порыву, Колин закрыл глаза, обещая себе, что это только на минутку, вдохнул и почувствовал запах лаванды. В темноте и по запаху лаванды Колин впервые узнал Мэдлин Гринуэй, но теперь запах лаванды и темнота смешались с теплом ее тела и с мускусным, присущим женщине запахом.

Раскаленный жар заполнил вены Колина, он едва не покачнулся.

О Господи! Не открывая глаз, он постарался удержать равновесие. Его поразило, почти смутило пронзившее тело желание. Обеими ладонями он мысленно обхватил ее бедра, коснулся ягодиц, скользнул по внутренней стороне бедра, отыскивая все потайные местечки и изгибы ее тела, лаская, наслаждаясь и завоевывая, как уже не раз проделывал с другими женщинами.

В этот момент в спальню постучали, и Колин мгновенно открыл глаза.

– Входи, Гарри, – холодно произнесла графиня.

Дверь открылась, и с Колина разом слетел сладкий дурман, когда в спальню вошел лакей.

Он низко поклонился, в свете лампы золотом горели галуны на его панталонах. Боже мой, какие они узкие.

И конечно же, бледно-голубые чулки.

Лакей прикрыл за собой дверь, сделав это тихо, медленно, почти украдкой, закрыл задвижку и снял с головы парик, под которым обнаружилась взъерошенная копна волос песочного цвета.

Он прошел вперед и совершенно раскованным жестом положил парик на туалетный столик.

– О, Гарри, посмотри на себя. Подойди сюда. – Графиня рассмеялась и сделала знак рукой, чтобы он наклонился. Лакей подчинился, и она попыталась рукой пригладить его взъерошенные волосы.

Лакей поймал ее руку и запечатлел долгий страстный поцелуй. Элеонора задержала на мгновение вторую руку у щеки Гарри, потом опустила ее на колени. Колин разинул рот от удивления.

– Я получил письмо от матери, Нора, – оторвавшись от ее руки, сообщил Гарри. – Элизабет должна выйти замуж.

Он сказал «Нора»? Колин не поверил собственным ушам. Лакей относится к графине как к подружке? Хотя, нет, этот поцелуй подразумевает нечто гораздо большее.

Женщина, которую Колин обнимал за талию, была напряжена и насторожена. Ее дыхание, которое за несколько минут он познал как свое собственное, стало поверхностным и учащенным. Колин немного переместил руку с талии вверх, под грудь Мэдлин, и почувствовал, что она затаила дыхание. Он тоже замер.

– Неужели! – радостно воскликнула графиня. – Элизабет выйдет замуж за молодого Уиллса? Он, наконец, набрался мужества и попросил ее руки? Я думала, это никогда не случится. Ну что ж, Гарри, это замечательная новость. А как Дженни?

– О, она стала огромная, как дом, и сердитая, как медведь. Том побаивается ее.

– И беспокоится, насколько я знаю Тома. Ребенок должен появиться в этом месяце?

Итак, Элеонора, графиня Малмси, была знакома с Томом. Но кто это такой? Колин не мог прийти в себя от изумления.

– Через неделю, – подтвердил Гарри.

– Я обожаю детей, – после короткой паузы с тоской в голосе произнесла прекрасная и утонченная графиня Малмси.

Колин осторожно отодвинул ногу в сторону, чтобы пистолет Мэдлин Гринуэй не упирался ему в бедро. Естественно, ее упругие ягодицы сразу же оказались по соседству с его пахом, что было и преднамеренным и безрассудным одновременно, но здесь, в темном и призрачном мире шкафа, откуда можно было наблюдать живописную сцену встречи графини с лакеем, это вызывало незабываемые ощущения.

Гарри, очевидно, нечего было сказать о детях. Вместо этого Колин увидел, что Гарри делает то, что делают все мужчины в мире, когда оказываются перед женским туалетным столиком: он взял маленький стеклянный пузырек, озадаченно повертел в руке, понюхал, наморщил нос и поставил на место.

– Они будут очень счастливы. Лизи и Уилле, – продолжала графиня.

– Они уже счастливы, – заявил лакей. – Но после свадьбы они будут счастливы под одной крышей.

– Ты все понимаешь слишком буквально, – изумленно фыркнула Элеонора.

– Не имею ни малейшего представления, что ты хотела сказать этим, Нора, – пошутил лакей, – но держу пари, ты права.

Графиня хихикнула, встала, покружила по комнате, плюхнулась на кровать и вздохнула. Спустя мгновение раздался скрип кровати, Колин посмотрел через голову Мэдлин и увидел подошвы обуви Гарри и его бледно-голубые чулки рядом с тонкими лодыжками Элеоноры, шлепанцами и пенным кружевом края ее платья.

Дыхание Мэдлин явно участилось. Она не делала попытки отодвинуться от него, и Колин чувствовал тепло се тела.

Некоторое время в спальне было тихо.

– Я отправлю подарок Уиллсу и Лизи, – мечтательно произнесла Элеонора.

– Сейчас ты должна проявлять осторожность, – предупредил Гарри. – Ты не можешь посылать дорогие подарки.

Графиня помолчала секунду.

– Тогда какой во всем этом прок? – надула она губы. – Если, ну это, я не могу поделиться ни с кем?

«Интересно, – подумал Колин. – Она сказала "ну, это?"». Безупречный лондонский акцент графини уступил место провинциальной речи. История начинала привлекать внимание. Странно, насколько внимательным мог быть его ум, сосредоточенный на разворачивавшейся перед ним сцене, когда его тело, похоже, было целиком поглощено совершенно другим объектом.

– Что хорошего? – удивленно переспросил Гарри. – Но деньги – это же хорошо, Нора, разве не так? Я полагаю, хуже, когда их нет.

Графиня вздохнула.

– Ты сделала то, что должна была сделать, а что сделано, то сделано, – мягко добавил Гарри. – Ты взяла меня на работу, мне хорошо платят, я посылаю деньги домой. Я сам куплю подарки, Нора. Ты же знаешь, что лучше не рисковать.

Графиня снова вздохнула.

– Иногда я скучаю по ним, Гарри. Скучаю по всем в Марбл-Майле.

– Прошло много лет, Нора. Они с нежностью думают о тебе, но говорить о тебе перестали. Ты уехала в Лондон и не вернулась. Им всем нравится думать, что у тебя роскошная жизнь. Они не знают о том, что ты делала в театре «Сладкое яблоко». И никогда не узнают, если решающее слово будет за мной.

– Я знаю, – тихо произнесла графиня. – У меня здесь замечательная жизнь. Я по-настоящему счастлива, и Малмси добр ко мне. Мне не на что жаловаться, Гарри. Как обращается с тобой экономка?

Далее последовала кажущаяся бесконечной беседа, перемежающаяся короткими вспышками смеха. Экономка была тираном, сообщил Гарри, накричала на служанку, довела ее до слез. А дворецкий, которого Гарри обожал, скорее всего потягивает бренди, потому что у него разыгралась подагра. Сама Элеонора никак не могла решить, нужен ли ей новый экипаж, может быть, шустрый небольшой дормез.[3] У Гарри, хоть он и был лакеем, было свое мнение на этот счет, причем отрицательное. Элеонора жаловалась, что граф ест слишком много жирной пищи, и беспокоилась за его здоровье. Разговор носил домашний характер, был мучительно скучным и бесконечно личным. Так разговаривали между собой муж и жена, которые давно состоят в браке.

Конечно, эти двое не были мужем и женой. Разговаривали графиня и лакей.

Колин слушал, обнимая рукой теплую, полную жизни женщину, и никак не мог понять свои чувства. Что он сейчас ощущает? Веселье? Уязвленную гордость? В конце концов, графиня предпочла ему лакея. Сочувствие? Возможно. С незапамятных времен лишь немногие могли любить того, кого желали. Влюбленные часто были вынуждены жить порознь, либо из-за денег, либо по причине классового неравенства.

Уж если на то пошло, между ними могла встать Ньюгейтская тюрьма.

Но кто знает? Возможно, граф Малмси выбрал себе в жены женщину, которая могла его рассмешить, женщину, которая поражала своей молодостью с выигрышной позиции его преклонных лет, которой он мог открыто гордиться, которая творила чудеса, когда он был в постели, которая обожала его и была ему искренне благодарна. Поэтому граф закрывал глаза на существование лакея.

Наконец разговор между графиней и лакеем, похоже, подошел к концу. Колин вытянул шею и сквозь щель увидел почему: Гарри приподнялся на локте, положил свою огромную руку на грудь графини, прикрытую муслином, и стал лениво водить пальцем вокруг соска.

Те, кто находился в шкафу, затаили дыхание. Круговое движение пальца на самом деле гипнотизировало.

– О, мне это нравится, Гарри. – В голосе Элеоноры появились хриплые нотки женщины, желающей, чтобы ее соблазнили.

– Это только начало, – сказал Гарри.

Это можно было отнести ко всем, кто находился в спальне.

Дыхание Мэдлин участилось; Колин чувствовал, как поднимается и опускается ее грудь. Он сам ощутил прилив какого-то безрассудства. После некоторых сомнений он наклонил голову и легко коснулся подбородком макушки Мэдлин, чувствуя, как ритмично бьется ее пульс.

Насколько он уже успел узнать эту женщину, это был не страх. Она, как и любой человек, у которого текла по жилам кровь, находилась в возбужденном состоянии.

И, зная, что он сумасшедший, но все-таки мужчина, Колин еще плотнее прижал Мэдлин к себе и стал дышать ей прямо в ухо. Он представлял себе, как это могло подействовать на нее: у нее перехватило дыхание, загорелась кожа, и тело захлестнули волны удовольствия.

Дальше, по интуиции, Колин переместил руку, обнимавшую ее за талию, немного вверх так, чтобы его большой палец случайно, только слегка, коснулся ее груди.

Палец наткнулся на затвердевший под мягким муслином сосок.

Притворившись, будто возвращает руку на талию, Колин снова задел пальцем сосок.

В этот момент Мэдлин немного откинула голову назад, почти к плечу Колина, и выгнулась от его прикосновений, а ягодицы вжались ему в пах.

Господи Боже мой!

Колина обожгло лихорадочное желание скользнуть рукой за лиф ее платья. Он представил, как его пальцы скользят по бледной коже, касаются сосков… Колин чувствовал, как твердеет его плоть, и через мгновение Мэдлин почувствует это, и игра в притворство, состоящая из маленьких случайностей, которые вовсе и не являлись случайностями, переместится в абсолютно другую область. Это безумие, и его необходимо остановить.

Все это время Колин не сводил глаз с кровати. Лакей продолжал ласкать грудь графини, но теперь уже более настойчиво. Его пальцы исчезли за лифом платья.

Счастливчик!

– О, Гарри, мы должны быть осторожны.

Графиня произнесла эти слова без особого энтузиазма. Ее рука легла на затылок Гарри, и она потянула его голову к себе. Руки Гарри стали проворно задирать многослойный подол муслинового платья.

Все остальное произошло с почти деловой расторопностью. Стало понятно, что они занимаются любовью не в первый раз. Графиня извивалась, чтобы облегчить доступ Гарри ко всему, что находилось под платьем. Показалась стройная, в шелковом чулке, икра, согнутые колени, мелькнула симпатичная подвязка на бедре.

В этот момент Мэдлин вырвалась из объятий Колина и выбралась из шкафа.

Глава 8

Лишившись равновесия, Колин почти вывалился из шкафа следом за ней. Толстый ковер и шуршание шелковых платьев в шкафу сделали их приземление почти беззвучным.

Несколько секунд Колин и Мэдлин, не глядя друг на друга, внимательно смотрели на кровать, где сплелись тела лакея и графини.

К счастью, в этот момент леди Малмси как раз старалась подвинуться так, чтобы ее бедра оказались поближе к Гарри. Но что-то, возможно, блеск пистолета Мэдлин в свете лампы, привлекло ее взгляд. Она замерла. Потом медленно подняла голову и, охваченная ужасом, застыла.

Колин вежливо коснулся рукой края шляпы.

– Нора? – Голос лакея звучал приглушенно, потому что голова была где-то между грудей графини.

В ту же секунду графиня и лакей отпрянули друг от друга. Леди Малмси свалилась с кровати на левую сторону, а лакей упал, приземлившись на колени, на правую. Он медленно прополз к туалетному столику, схватил парик и прикрыл им пах. В, это время его вторая рука нащупывала на туалетном столике что-нибудь подходящее для обороны. Ничего, кроме круглого футлярчика для ароматического шарика, он не нашел.

Лакей выругался, бросил коробочку на столик и пристально посмотрел на Колина.

Колин стоял, ощущая некоторое оцепенение, зная, что если бы он остался в шкафу на секунду дольше, ему бы тоже понадобилось прикрыться париком. Он оглянулся, чтобы удостовериться, что он не обманывался: соски Мэдлин Гринуэй по-прежнему находились в возбужденном состоянии и натягивали муслиновую ткань лифа, а лицо залилось румянцем. Она открыла замок пистолета и целилась, в уголках губ залегли складки. На Колина она не смотрела.

Колин резко отвел от нее взгляд, испытывая сожаление и смущение одновременно, как будто она разбудила его в момент эротического сна. Благодарение Богу, что у нее хватило ума сделать это.

Он глубоко вздохнул, пытаясь прийти в себя.

На стеганом покрывале появилась маленькая изящная рука графини, затем показалась ее белокурая головка. Она поднялась с кровати и теперь во все глаза смотрела на Колина и Мэдлин.

– Колин Эверси! – В ее голосе звучало негодование. Как будто на балу он пролил на ее платье миндальный ликер.

Стало понятно, что как только шок уступит место здравому смыслу, она завизжит, потому что вовсе не глупа. Даже несмотря на то что у ее кровати стоит лакей.

В три прыжка Колин оказался рядом с ней, одной рукой обхватил ее за талию, а другой – зажал ей рот, чтобы она его не укусила. Она была такой хрупкой, удерживать се было все равно, что удерживать певчую птичку. Колин чувствовал себя грубияном.

Он заметил, что Мэдлин нацелила пистолет на лакея, чье лицо по цвету напоминало парик. В этот момент Колин предположил, что Гарри больше не надо прикрывать пах.

– Леди Малмси, – очень тихо произнес Колин, – если вы обещаете не кричать, я вас отпущу. А если намерены снова произнести мое имя, произнесите его тихо, прошу вас. Мы же старые друзья, не так ли? Мне нужна наша помощь, но, пожалуйста, не поднимайте шума.

– Колин? Неужели это вы? – донесся у него из-под руки ее возмущенный голос. – Вы живы?

Лакей выронил парик.

– Вы, правда… Колин Эверси? – Гарри сверлил Колина взглядом. Словно сравнивал его со всеми яркими изображениями на плакатах.

Колин тоже пристально изучал его лицо. У Гарри были синие глаза и ямочка на подбородке.

Колин вежливо снял шляпу.

– Вы действительно мистер. Эверси! – Гарри долго смотрел на него. Потом мельком взглянул на свои туфли, застенчиво поковырял мыском обуви и снова поднял глаза. – Если вы бывали в доме раньше, сэр, я узнаю вас повсюду и… я… я, сэр… – С этими словами он низко поклонился, так как кланялся графу. – Это большая честь, мистер Эверси, – с восхищением в голосе произнес лакей, выпрямившись.

Мэдлин недоверчиво хмыкнула, а Колин подумал, что вряд ли похоже, чтобы лакей организовал его убийство.

– Но… почему вы здесь? – продолжал Гарри. – Вы же не собираетесь, – он смущенно наморщил лоб, – ограбить нас? – Он украдкой посмотрел куда-то за спину Колина, видимо, надеясь увидеть мешки, набитые серебряными канделябрами. Но Колина Эверси обвиняли в убийстве, а не в воровстве.

– Я здесь, потому что мне нужна ваша помощь, Гарри. А вас я отпущу, если вы обещаете не кричать, Элеонора. Обещаете? В конце концов, мы друзья, разве нет? И в данный момент находимся в одинаково затруднительном положении. Согласны со мной?

Графиня быстро кивнула, и Колин медленно убрал руку, закрывавшую ей рот. Словно вода, прорвавшая плотину, из нее хлынул поток слов.

– Ради всего святого, что вы делаете в моем шкафу, в моих покоях, Колин Эверси? Боже мой, вам надо помыться! Я рада, что вы живы. Вы вонзили нож в того человека?

– Задавать вопросы буду я, леди Малмси, и буду задавать их Гарри. Зачем вы ходили в «Логово тигра», Гарри?

Этот вопрос шокировал лакея даже больше, чем вывалившийся из шкафа убийца. Он позеленел и ухватился руками за край туалетного столика, чтобы не упасть.

Колин очень хорошо знал, что находится на туалетных столиках женщин, потому что бывал в самых разных женских спальнях: от скромных до очаровательно вульгарных. Шарики румян для стремительных молодых леди, у других – маленькие хрустальные флакончики лавандового или гвоздичного масла, помады, а в случае его сестры – жидкость, с помощью которой волосы должны стать кудрявыми. Но ничего не получалось, и тогда Женевьева беззвучно плакала.

Лакей слабо взмахнул рукой.

– Просто… Она не знает об этом. Элеонора ничего не знает, – добавил он еле слышно. – Я хотел защитить ее, понимаете.

– Гарри… – леди Малмси резко обернулась, – чего я не знаю?

– Почему бы вам двоим не присесть? – Слова Мэдлин прозвучали как любезное приглашение, но она ткнула в них дулом пистолета, и у приглашения появился несколько другой оттенок.

Графиня и лакей послушно сели на кровать: скрип, скрип. Их взгляды были прикованы к пистолету Мэдлин. Рука Гарри скользнула по покрывалу и отыскала руку Элеоноры. Он положил ее руку себе на колени, желая ее успокоить.

Он заметил, как по лицу Мэдлин скользнула тень. Игра света? Дрогнул пистолет? Но ее рука никогда не дрожала.

– Где Малмси? Он в Лондоне?

– Малмси в Дувре. У него там дела, а мне он сказал, что я буду там скучать. Он очень заботливый. Другие города скучные по сравнению с Лондоном.

Скучные. Колин внезапно ощутил острую тоску по «скуке».

– А она должна вот так целиться? – обиженно добавила леди Малмси, чувствуя, что постепенно приходит в себя.

Колин бросил в ее сторону уничтожающий взгляд.

– Гарри, будьте любезны, отвечайте на мой вопрос. Мы торопимся, а для нас это очень важно. И позвольте мне представить… – он задумался, подбирая какое-нибудь острое словцо, но потом решил, что эти двое должны чувствовать уважение к ним, – мою компаньонку, миссис Грин.

Колин внимательно посмотрел на лакея. Тот был высокого роста и выглядел так, будто его только вчера выдернули с фермы. Крепкие мускулы никак не вязались с его пышным нарядом. У него было лицо человека, который обладал не очень гибким умом, но имел твердый характер. Колин много раз встречал такие лица в пабе и церкви в Пеннироял-Грин. Эти люди были слишком заняты работой на земле и уходом за скотом, чтобы как-то совершенствоваться. Колина это устраивало. Ему нравились те, кто быстро соображает, но он им не доверял, потому что сам был одним из них.

– Он пришел ко мне в мой выходной, – запинаясь начал Гарри. – Утром я чистил столовое серебро, закончил рано, и половина дня у меня оказалась свободной. Я решил пойти в город отправить письмо матери. Возвращаясь домой, услышал за спиной шаги. Человек окликнул меня по имени, но сам не представился. Он просто сказал… он сказал… – Гарри замолчал и судорожно сглотнул, – он сказал, что знает о… о нас с Норой.

Графиня издала мучительный стон.

– О, Гарри! Ты должен был мне сказать! А если граф… А если это был шпион, нанятый графом? Я на самом деле не думаю, что Монти станет… Но что, если…

– Я думаю, это не был шпион, Нора, – мягко заметил Гарри. – Если это шпион, зачем ему говорить мне, что он знает о нас? Он бы отправился к графу? У графа есть деньги. А если бы он хотел забыть это, пошел бы к тебе, Нора, а не ко мне. Дело в том… он хотел не этого. Ему нужен был посыльный, так он сказал. А я хотел защитить тебя. У тебя и без того много секретов.

Колин бросил взгляд на Мэдлин и заметил, что по ее лицу снова пробежала тень. Она сжала губы, словно пытаясь подавить какую-то эмоцию, но взгляд темных глаз оставался необычайно мягким.

Леди Малмси оторвала взгляд от Гарри и теперь изучала Мэдлин, ее одежду, пистолет и миловидное лицо.

– Она ваша любовница, Колин?

Черт бы побрал этих женщин с их любопытством и способностью резко менять тему.

– Это правда, мадам? – Глаза графини горели. Это было похоже на озорство и уязвленное самолюбие. Она привыкла контролировать ситуацию, а сейчас поняла, что ей это не удается.

– Я не являюсь ничьей любовницей, леди Малмси, – сказала Мэдлин. – Но за вопрос – спасибо.

– Есть еще кое-что похуже, это называется любовь, – с язвительным практицизмом заявила Элеонора. Гарри погладил ее руку, успокаивая, и, словно извиняясь, кивнул Колину: вы же знаете этих женщин.

– Вернемся к Гарри, – вмешался Колин, пока Мэдлин не поддалась искушению вцепиться в волосы графине. Но Мэдлин выглядела на удивление спокойной.

– Я ни в чем не признался, – продолжал Гарри. – Сказал, что понятия не имею, о чем он говорит, и попросил, чтобы он не говорил таких неприятных вещей о графине. Еще я сказал, что буду рад выступить в роли посыльного, поскольку знаком с мистером Крокером из «Логова тигра», и собирался зайти туда после того, как отправил письмо.

Этот человек наставлял рога графу, но Колину он начинал нравиться, Он симпатизировал умным людям.

– Не понимаю, каким образом кто-то узнал о нас с Норой, – честно признался лакей, и Колин с некоторым сожалением мгновенно понизил свою оценку этого человека, учитывая запертую дверь спальни графини и тот факт, что любой дворецкий, заслуживающий, чтобы ему платили, заинтересуется, куда исчезает один из лакеев. А еще скрипучая кровать.

«К тому же любовь слепа и глуха, поэтому подвержена всякого рода напастям», – мрачно подумал Колин. Его напасти начались в пабе и едва не закончились на виселице.

– Что это был за человек? Джентльмен? Простолюдин? Слуга? – спросила Мэдлин.

Ее командный тон заставил Гарри впервые посмотреть чуть выше дула пистолета, на нее. На его лице вспыхнуло и тут же исчезло жаждущее, умеющее ценить, почти испуганное выражение. «Рефлекс», – подумал Колин. У любого сильного мужчины наблюдается такая реакция на женщину, которую он чувствует, что не сможет получить, или которой, возможно, не сможет соответствовать. Интересно наблюдать эту реакцию на лице другого человека. Неужели Мэдлин Гринуэй всегда вызывала такую реакцию?

Гарри вздохнул, сделал глубокий выдох и задумался, откинув назад голову.

– Речь у него была как у джентльмена. Очень вежливая. Но мне показалось, что он не джентльмен. У него вид как… как у адвоката.

– Откуда такая мысль?

– Он напомнил мне мистера Патона, управляющего графа. Его… манера одеваться. Манера говорить. Походка. – Гарри поднял глаза, оценивая компанию и подбор слов. – Этот человек был другим, – заключил он.

– Вы можете его описать? – спросил Колин. – Как он выглядел?

– Разжиревший. – Гарри взмахнул рукой, показывая размеры живота незнакомца. – Мне кажется, средних лет. В очках, поэтому я не смог хорошо рассмотреть его глаза, а он ни разу не посмотрел на меня. Одежда очень простая, темного цвета, поэтому меня поразили его необычные пуговицы у него на камзоле.

– Необычные пуговицы? – быстро переспросил Колин.

– Да-да. Не из меди, не из серебра, какие я много раз видел у нас на званых обедах и прочих мероприятиях. Белые… блестящие, как крошечные осколки луны, размером… – Гарри прочертил пальцем в воздухе кружок, – с шиллинг. Сюртук был застегнут на все пуговицы, повязан шейный платок, но пуговицы отражали свет, поэтому я заметил.

Как крошечные осколки луны. Хладнокровное и отвратительное подозрение зародилось у Колина где-то в глубине души.

– Миссис Грин… – осторожно начал он, – покажите Гарри рукоятку вашего пистолета, если можно.

Мэдлин бросила на него недоуменный взгляд, потом заблокировала кремниевый замок и развернула пистолет так, чтобы лакею был виден силуэт женщины на перламутре рукоятки.

Лакей подался вперед.

– Да-да, похоже, – выдохнул он. – Красиво, правда? Напоминает луну, но только с радугой на ней, – Гарри взглянул в сторону графини, возможно, напрашиваясь на новую униформу с перламутровыми пуговицами.

– Это перламутр, Гарри, – поучительным тоном сказала Элеонора. – В библиотеке есть китайские витражи, инкрустированные перламутром, а еще стулья в гостиной Монти. Черные лакированные стулья.

– Перламутр, – повторил Гарри. Похоже, ему доставляло удовольствие узнавать что-то новое и повышать свое образование. – Значит, пуговицы были перламутровыми.

– И этот человек ни разу не назвал вам своего имени? – поинтересовался Колин. – Может быть, вы видели, как он садился или выходил из экипажа, может быть, он ехал верхом, если верхом, то в какую сторону?

– Он всегда подходил ко мне на улице, мистер Эверси, и приносил с собой деньги, чтобы я отдал их мистеру Крокеру.

– Двадцать пять фунтов?

– Я никогда не смотрел, мистер Эверси, – ответил Гарри. – Деньги находились в крошечном кошельке.

– А он всегда был одет в этот сюртук, Гарри?

– Дважды, насколько я помню.

– Сколько раз в качестве посыльного вы посещали «Логово тигра»?

– Всего три раза, мистер Эверси. Два раза, чтобы встретиться с мистером Крокером. Я приносил деньги дважды. Третий раз меня попросили принести деньги Хорасу.

Наступила тишина. Колину потребовалась секунда, чтобы задать вопрос:

– Для кого?

– Для Хораса Пила, мистер Эверси. Вы должны его знать, он пьет повсюду. Это человек, у которого…

– Собака на трех ногах, – договорил за него Колин.

Ничего нельзя понять. Тот человек, который заплатил, чтобы добиться признания вины Колина в убийстве с помощью исчезновения Хораса Пила, заплатил также за то, чтобы спасти Колину жизнь и убить женщину, нанятую для его спасения.

В этом не прослеживалось руки Редмондов, в этом не было той хладнокровной ловкости, с которой они все выполняли. Но и Эверси никогда бы ничего не сделали так нескладно или так нерешительно. И потом Колин не мог даже представить себе, чтобы кто-то в его семье попытался убить женщину. Маркус…

Может, на самом деле Маркус заплатил Хорасу Пилу, чтобы тот исчез, а потом испытывал угрызения совести?

Колин почувствовал холодную испарину, выступившую на затылке. Он сделал глубокий вдох, затем – выдох, пытаясь успокоиться. Он обдумает все это позднее, сейчас необходимо собрать факты и сделать это быстро.

– Итак, вы отдали деньги Хорасу Пилу. Когда это произошло?

– Вы уже были в тюрьме, мистер Эверси. Это было… две недели назад. В среду, когда я работал полдня. Дело в том, что, когда я увидел его впервые, он вел себя намного увереннее. Во время двух следующих встреч… он нервничал.

Раздался стук в дверь. Все замерли.

– Шкаф, – прошептала графиня.

Мэдлин, Колин и Гарри с трудом втиснулись в шкаф и попытались закрыть дверцу, но для троих там было слишком мало места. Колику пришлось двумя руками обнять Мэдлин, а фалда лакейского камзола так и осталась торчать в дверце.

Графиня отодвинула задвижку и открыла дверь.

– Леди Малмси? – послышался очаровательный голосок служанки. – Давайте я помогу вам одеться на обед к леди Ковершем. Я достала синее платье.

Синее платье валялось теперь на полу.

– Кэти, у меня очень болит голова. Ты же знаешь, насколько скучны вечера у лорда и леди Крамп. Там никогда не хватает еды на всех приглашенных. Я выпила лишнего и теперь расплачиваюсь.

Кэти хихикнула. Колин подумал, что молодой служанке повезло, у нее молодая энергичная госпожа с покладистым характером.

– Вы неважно выглядите, леди Малмси.

– Я плохо себя чувствую. Надо прилечь, но следует направить извинения леди Ковершем. Жаль, но я не смогу насладиться сегодня блюдами ее изумительного повара.

При очередном упоминании о еде, желудок Колина не выдержал и выбрал этот неудачный момент, чтобы громким урчанием пожаловаться на пустоту в нем. Это было похоже на громкий вой. Так воет собака, глядя на жующего хозяина. В комнате воцарилось молчание.

– О Боже, – произнесла наконец леди Малмси, не вдаваясь в подробности.

– Мне… мне послать за обедом, миледи? – В голосе служанки слышалось смущение.

– Да, Кэти, и прямо сейчас. Я съем… целого цыпленка, большой кусок ветчины, сыр с маслом. И пирожки.

«И вино», – хотелось прошептать Колину. Опять воцарилась тишина. Служанку явно смутил чудовищный аппетит графини.

– Я думаю, что после небольшого отдыха у меня разыграется аппетит, – пояснила графиня.

Как чудесно быть графиней. Не надо говорить всякую ерунду, придумывать объяснения. Конечно, если только дело не касается мужа, когда он обнаружит тебя в постели с лакеем.

– Да, леди Малмси. Конечно, леди Малмси.

– Смотри, не забудь, прямо сейчас, – сказала графиня.

– Конечно.

Дверь захлопнулась, щелкнула задвижка, графиня выдохнула, и из шкафа вывалилась скрывавшаяся там троица.

– Представляю себе, как удивится Кэти, когда все заказанное исчезнет в один момент, – рассмеялась раскрасневшаяся графиня. – Она начнет распускать слухи о моем чудовищном аппетите.

– Спасибо, леди Малмси, – скромно поблагодарил Колин. Хорошо, что эта неприятная ситуация хоть развеселила графиню.

– Не за что, Колин, хотя я никогда не пойму, почему должна кормить вас и вашу компаньонку, когда вы забрались в мою спальню.

– Потому что он – Колин Эверси, Нора, – упрекнул графиню лакей. – А она… – Он бросил нервный взгляд в сторону Мэдлин.

– Леди с заряженным пистолетом, – подсказала Мэдлин.

Гарри с явным облегчением повернулся к Элеоноре. Она была красива, но не была для него загадкой.

– Когда тебя обвиняют в убийстве, Гарри, в этом нет ничего, что было бы достойно восхищения. – Колин счел своим долгом сказать это.

– Но вы же не делали этого, не правда ли, мистер Эверси? И потом, как вы шли к виселице! Мужественно. Как джентльмен. Остроумный, дерзкий и сильный. Это было восхитительно.

Мужественно? Утром в день казни он пребывал в сильнейшем оцепенении, пока не услышал те несколько слов, которые прошептал ему в затылок палач. А потом его спасли. Тем не менее приятно слышать, как кто-то, пусть даже лакей, говорит: но вы же не делали этого.

– Спасибо, Гарри. – Колин понимал, что сейчас не время анализировать, насколько это нравственно восхищаться приговоренными к смерти преступниками, и то, что им восхищались, было пока единственной полезной: пещью, его вкладом в их расследование. А еще тот факт, что он знал, что лакеи графини Малмси носят бледно-голубые чулки.

Но кто еще мог знать об отношениях графини с лакеем и использовать эту информацию в качестве шантажа?

– Кто-нибудь еще из вашей деревни, леди Малмси, приехал в Лондон? Кто-то, кто может знать о вас и Гарри, о вашем происхождении?

Графиня обменялась взглядом с Гарри.

– Только Уилли Огаст. Но он бы никогда… Я не верю, что он способен на нечто подобное.

– Кто это, Уилли Огаст?

– Уилли – мой доктор. Я шепнула на ухо своему мужу, что слышала о талантливом докторе, и Уилли стал нашим семейным доктором. Теперь среди его пациентов сам король. Уилли – наш друг, он всем обязан мне и никому не скажет, что я родом из Марбл-Майла.

– Вы говорите о докторе Уильяме Огасте, леди Малмси? – спросила Мэдлин.

– Человек, который удалил опухоль на голове у графа Лайдона? – Колин знал доктора Огаста, хотя никогда с ним не встречался. Некоторые считали, что мир стал бы лучше, если бы нож доктора Огаста соскользнул в тот момент, когда он манипулировал с головой графа. Но операция прошла блестяще, и граф продолжает досаждать миру своим мерзким характером, а доктор Огаст завоевал хорошую репутацию.

– Да, это Уилли, – подтвердил Гарри.

– Доктор Огаст, которого все считают гением? Он родом из Марбл-Майла, как и вы оба?

Лакей и графиня кивнули в ответ.

– Какой интересный городок, Марбл-Майл, – добавил Колин.

Графиня самодовольно улыбнулась. В дверь постучали. Мэдлин, Колин и Гарри снова нырнули в шкаф.

– Спасибо, Кэти, – услышал Колин голос графини. Послышался звон посуды, это принесли еду.

Дверь закрылась, звякнула задвижка. Графиня подошла к шкафу.

– Все в порядке, можете выходить. Только задерживаться не нужно, собирайте еду и возьмите ее с собой.

Колин понимал, что графиня права. Но у него была еще одна просьба.

– У вас нет шляпки, которая подошла бы моей спутнице? Что-нибудь попроще?

Графиня пошарила в своих вещах, извлекла соломенную шляпку и подала ее Колину, который затем передал ее Мэдлин. Мэдлин, смутившись, взяла ее. В такую жару женщине нужна шляпка, решил он. В конце концов, у него были сестры.

Колин завернул еду в белоснежные салфетки и теперь, когда настало время прощаться, почувствовал приступ сентиментальности. Возможно, это была их последняя встреча с графиней. А она являлась подлинным олицетворением его прежней жизни.

Проходя мимо туалетного столика, он незаметно прихватил пузырек лавандовой воды и опустил в карман камзола.

Графиня взяла его под руку и повела по коридору к лестнице для слуг, к счастью, там никого не было в этот момент. Гарри и Мэдлин следовали сзади за ними.

– Я знаю Гарри всю свою жизнь, Колин, – понизив голос, сказала графиня. – Это…

– Вам не надо ничего объяснять, леди Малмси.

– Но… между мной и Гарри, вы должны это знать, не все так просто… – Она очаровательно покраснела.

– Сказочная физическая близость? – договорил за псе Колин и улыбнулся.

– Вы всегда были животным, Колин.

– Будьте счастливы, Элеонора, – рассмеялся Колин.

– Я и в мыслях не допускала, что вы убили того человека, – сказала графиня.

– Я польщен. Вы приходили на казнь?

– Приходила и снова приду, если они схватят вас.

– Это большая честь для меня, леди Малмси.

Она снова рассмеялась, протянула руку для поцелуя, и Колин прикоснулся к ней губами. Гарри и Мэдлин наблюдали за происходящим. Гарри – с ревностью и Восхищением, Мэдлин – с осторожностью.

– С Богом, – обратился Гарри к Колину и Мэдлин и отвесил им поклон.

– Спасибо, Гарри. – Мэдлин лучезарно улыбнулась ему, и он изумленно вытаращил глаза. Колин нахмурился: как легко она раздаривает улыбки. Эта предназначалась лакею, Но Мэдлин повернулась к леди Малмси и тоже улыбнулась.

Графиня удивленно приподняла брови. Она не растаяла от этой улыбки подобно ее любовнику. Ее защитой против явно более зрелой и бесконечно загадочной миссис Грин была ирония.

– Будьте осторожны, – мягко сказала ей Мэдлин на прощание.

Графиню, казалось, удивили эти слова, на лице ее отразилась безысходная тоска. Колин мгновенно вспомнил мальчишку в «Логове тигра» и подумал, насколько легче было бы графине, поделись она своим секретом с другой женщиной, способной ее понять.

Глава 9

– Вы же знаете, они не будут, – произнес Колин, когда они шли уже через сад. Он толкнул калитку, и они снова оказались на конюшнях.

– Не будут…

– Не будут соблюдать осторожность. Точнее, они считают, что они осторожны в своем поведении.

– Я знаю.

В мыслях Мэдлин кружил калейдоскоп образов и эмоций; усталость не позволяла упорядочить их. Она нацелила пистолет на графиню и лакея, но не могла заставить себя осуждать их; в шкафу она прижималась к Колину Эверси и за те несколько секунд едва не задохнулась от возбуждения; она позволила ему это нежное прикосновение, чуть не просила его об этом.

Возбуждение… несомненно, было вызвано всего лишь его близостью. Какое-то время были слышны только звуки их шагов. Мэдлин знала, что Колин тоже не остался равнодушным; она слышала его учащенное дыхание, чувствовала, что его объятия стали крепче, ощущала, как напряглось его тело. Но вряд ли она могла обвинять его в этом; у нее не было никаких иллюзий по поводу того, как ведут себя джентльмены, когда обнимают красивую женщину в темном замкнутом пространстве.

Но здесь, при свете дня, случившееся казалось ребяческим и немного постыдным поступком, возможно, будет лучше, если оба сделают вид, будто ничего не произошло.

– Ну вот, а вы считали, что я не могу быть полезен, – криво ухмыльнулся Колин.

Мэдлин вздрогнула и смутилась, пока наконец не поняла, что он имеет в виду.

– Ладно, – справилась с собой Мэдлин, – должна признать, звание самого знаменитого лондонского распутника и повесы удивительно помогло вам в том, что касается сбора информации.

– Не забудьте при перечислении моих заслуг добавить «осужденного убийцу», – бойко предложил Колин, – Кажется, я вполне…

Он так долго молчал, что казалось, забыл, с чего начал. Мэдлин с любопытством на него посмотрела.

– …заслуживаю звания героя, – с улыбкой договорил Колин.

Мэдлин не поняла, к чему он клонит, и промолчала.

– Итак, Гарри передал деньги Хорасу Пилу в «Логове тигра», и Хорас исчез, – продолжил Колин. – Меня воодушевил тот факт, что ему дали деньги.

– Это означает, что он, возможно, все еще жив, – согласилась Мэдлин.

– И это тоже. Но главное – это доказывает мою невиновность.

Мэдлин показалось, что «доказывает» слишком выразительное слово, поэтому сказала:

– По-видимому, убить собирались только меня. Вам была уготована другая участь.

Колин взглянул на Мэдлин и издал какой-то неопределенный звук. Они шли через чисто выметенные конюшни, где стоял свежевымытый экипаж, лампы на нем ярко блестели на солнце.

– Образ жизни, который вы ведете, миссис Гринуэй… – начал Колин и умолк, покачав головой. – Но все это лишено смысла. Если только деньги для вас и Хораса не происходят из разных источников. И этот джентльмен с красивыми пуговицами не был использован в качестве посыльного кем-то еще точно так же, как лакей Гарри. Но зачем платить человеку, чтобы он исчез, и при этом убивать женщину?

Мэдлин промолчала. А молчание – знак согласия.

– Эти пуговицы что-то означают для вас, – напомнила она через минуту.

Секундное замешательство.

– Пожалуй, да, – грустно усмехнулся Колин.

– Вы когда-нибудь расскажете мне, что это значит? Возможно, для меня это тоже окажется важным.

Колин покосился в ее сторону и удивленно поднял брови. Вы даже не пытаетесь очаровать, означал его взгляд.

– Ну хорошо, моя дорогая миссис Гринуэй. Мой брат Маркус…

– Это тот, который женится на Луизе?

– Мне неприятно в который раз слышать это, но именно о нем идет речь. Мой брат Маркус, собравшийся жениться на Луизе. Он не женится на ней, если мы раскроем правду… Дело в том, что Маркус слишком сдержанный и слишком практичный, что не присуще Эверси. Хотя это еще ни о чем не говорит. Он обожает управлять поместьем и делает это блестяще. Он серьезный малый, этот Маркус, дразнить его – одно удовольствие. Но он обычно спокойно к этому относится. – Голос Колика стал мягким. – Единственная его слабость – чистокровные лошади. Он является членом джентльменского клуба «Меркурий». Это круг успешных вкладчиков. Они вкладывают деньги в грузы со специями, в строительство судоходных каналов, в сигары. Ежемесячно проводят собрания в клубе, чтобы решить, куда вложить деньги и отчитаться о своих вкладах. Айзая Редмонд тоже член клуба вкладчиков.

– И какую роль в этом играют пуговицы?

– Терпение, голубушка. Я рассказываю историю.

Мэдлин спрятала улыбку.

Колин резко остановился у стены, где их вряд ли кто-то мог побеспокоить – сверкающий экипаж скрывал их от посторонних глаз.

– Давайте перекусим.

Мэдлин посмотрела на грязь вокруг. Колин заметил се взгляд, достал носовой платок из кармана и аккуратно постелил его на земле.

– Мне кажется, вы как раз на нем поместитесь.

О Боже, ей совсем не хотелось привлекать к себе внимание. Мэдлин присела на платок, скромно натянула платье на колени и ждала, пока Колин развяжет узел с едой.

Он положил на хлеб кусок ветчины, передал его Мэдлин и сделал такой же сандвич для себя.

– Вкладчики клуба обожают участвовать в скачках. У клуба есть собственный экипаж, и каждый член клуба может воспользоваться им. Экипаж отличный, но чересчур броский. На нем члены клуба даже изобразили свой герб – пару крылатых лодыжек. Все они гордятся тем, что умеют управлять экипажем, и действительно делают это превосходно. Все, в том числе и Маркус. У всех есть превосходные лошади, сплоченные команды. Я много раз ставил на них и почти всегда выигрывал. Вполне безобидное развлечение, никогда никому не причинило вреда.

– Пуговицы, – напомнила ему Мэдлин.

– У них много причуд, и одна из них – униформа: сюртук с поразительно красивыми перламутровыми пуговицами. Опять же немного броско для людей в общем-то консервативных. Зато пуговицы их отличительная черта.

– Вы полагаете, что Маркус мог…

– Я ничего не полагаю. – Его резкий тон свидетельствовало том, что он говорит неправду. – Я только знаю, что этот человек с пуговицами на сюртуке скорее всего является членом этого клуба.

Мэдлин не поверила ему.

Крупица подозрения закрылась в душу Колина некоторое время назад. Когда он попал в тюрьму, Хорас Пил исчез и стало известно, что Луиза и Маркус поженятся. Мэдлин сомневалась, что у Колина были другие занятия в тюрьме, помимо бесконечных раздумий о причинах, по которым он туда попал, хоть это было неприятно. Будучи человеком умным, он вполне мог предположить, что брат захотел убрать его с дороги. Мэдлин слепо верила в способность Ньюгейтской тюрьмы опровергать даже самую крепкую сыновнюю преданность.

– А какой он, ваш брат?

– Хороший малый, – помолчав, заявил Колин, но Мэдлин почувствовала напряжение в его голосе. – Возможно, мне ближе Йен, но… Маркус… Маркус научил меня драться. – Колин искренне улыбнулся: – Мы обожаем друг друга, и я уверен, что он будет защищать меня до последнего вздоха. Однажды он вытащил меня из реки, когда я едва не утонул. Но это уже другая история. Я никогда не встречал никого… – Колин помолчал, подбирая слово, – решительнее Маркуса.

Интересное слово.

– В таком случае вы считаете его беспощадным?

– Нет. – Теперь Колин был категоричен. – Решительным. Маркусу не очень много надо в этой жизни, но если он чего-то хочет, непременно добьется своего. Будь то лошадь на аукционе, или участок земли, прилегающий к дому Эверси, или умение обращаться с пистолетом. В этом ему пришлось практиковаться гораздо больше, чем мне. В нем нет легкости Йена или моего… не знаю, того, что есть во мне…

– Щегольства, – дипломатично подсказала Мэдлин.

– Так это называется? – В его голосе слышалось сдержанное удивление. – Но всегда добивается хорошего результата. Я никогда не видел, чтобы Маркус проявлял беспощадность. Но опять же… когда речь идет о любви… Когда люди любят…

Колин умолк. Он довел себя до Ньюгейтской тюрьмы, косвенно, конечно, потому что был влюблен. Любовь опасна.

– Маркус любит Луизу?

– Луизу любят все, миссис Гринуэй.

– Я имела в виду… – Мэдлин округлила глаза.

– Ну хорошо. Да, да. Я знаю, что вы имели в виду. Я думаю… – Колин потер лоб и вздохнул. Затем прислонил голову к стене, закрыл глаза и печально усмехнулся. – Да, – еще раз весомо повторил он. – Я верю, он искренне любит ее.

– А Маркус знал о вашей привязанности к Луизе до вашего ареста?

– Всем в Пеннироял-Грин было известно о наших отношениях. Луиза никогда не бывала в Лондоне во время сезона, у ее семьи не было на это денег. Но она могла выбирать из Редмондов, Эверси или из землевладельцев. Ну и… Остальное вы знаете.

Голос Колина дрогнул, пальцы сжались в кулак. Он несколько раз стукнул себя по бедру.

– Вы замужем, миссис Гринуэй? – помолчав, спросил Колин.

– Нет, – поспешно ответила Мэдлин, вопрос застал ее врасплох.

– А были?

– Да.

Колин криво улыбнулся и, не глядя на нее, передал ей бурдюк с водой.

– Что случилось с вашим мужем?

Мэдлин сделала глоток воды.

– Он умер.

Колин стер крошки со щеки, затем повернулся к Мэдлин и пристально посмотрел на нее.

– Вы страдали?

Мэдлин показалось, будто ее ударили под дых. Возможно, это был единственный вопрос, на который она честно ответила. Он опасный, этот Колин Эверси.

– Да, мистер Эверси, страдала.

Она вернула ему бурдюк.

– Он погиб, на войне?

– О нет, войну он пережил, – с иронией в голосе заметила Мэдлин. – Он тяжело болел.

– Вы уверены, что не застрелили его случайно из своего пистолета?

Вопрос прозвучал насмешливо, но она чувствовала, что за ним кроется нечто большее. Колин Эверси по-прежнему не доверял ей. Как, впрочем, и она ему. Она много чего знала о нем, он не знал о ней ничего, так хотела Мэдлин.

– Я никогда не стреляю случайно.

Колину понравился ответ, он даже улыбнулся. В луже отражалось небо, часть экипажа и часть Колина тоже. День выдался теплый, пахло навозом и углем, всякими отбросами, а из небольшого садика за графским домом доносился аромат цветов.

– У вас есть дети, миссис Гринуэй?

Мэдлин беспокойно заерзала.

– Вас это не касается, мистер Эверси.

– Я просто стараюсь поддерживать беседу во время трапезы, – не глядя на Мэдлин, ответил Колин. Он, прищурившись, смотрел в небо, как будто там можно было отыскать человека в сюртуке с перламутровыми пуговицами. А Мэдлин поймала себя на том, что не может отвести от Колина глаз. Темно-каштановые волосы с медным отливом вились на висках и над ушами и блестели на солнце. Ресницы повторяли цвет волос. На подбородке начала темнеть щетина, но тени под глазами исчезли. Крепкий сон на мешках с мукой сделал свое дело.

– Сегодня очень тепло, правда? – сказала наконец Мэдлин. – Дождя не будет. Хоть бы подул ветерок, иначе вечерами будет невыносимо жарко. Наверное, год будет засушливым.

Колин повернулся и несколько мгновений тупо смотрел на нее, потом рассмеялся:

– Очень хорошо, миссис Гринуэй, вы правы, погода – отличная тема для разговора.

У него искрились глаза, когда он, рассмеявшись, прищурился, а в уголках глаз собрались морщинки. Мэдлин медленно отвела взгляд, не в силах смотреть в эти прекрасные глаза.

Мэдлин не могла понять, что с ней происходит, и, обдумывая ответ, наклонилась и нарисовала цветок в пыли. Таким образом, она давала себе время подумать.

Колин критическим взглядом окинул рисунок.

– Я бы нарисовал грудь.

Мэдлин, не сдержавшись, рассмеялась. Колин умел пробиваться в неожиданных местах, обнаруживать новую брешь в ее броне, пока она заделывала предыдущую.

Но когда она встретилась с его взглядом, его улыбка исчезла, задержавшись лишь в уголках губ. Глаза потемнели, взгляд стал твердым. Мэдлин поняла, что они оба вспоминали те моменты, когда прятались в шкафу, и сейчас она пережила их еще раз: его дыхание рядом с ее ухом, легкое касание рукой груди, ощущение крепкого тела у себя за спиной, мурашки по коже рук и спазм, перехвативший от волнения горло.

Но она справилась с собой, не позволила эмоциям отразиться на ее лице и хладнокровно отвела взгляд. Во всяком случае, она надеялась, что у нее получилось именно так.

«Я же не наивная девчонка», – напомнила себе Мэдлин. Она – женщина, причем сделанная не изо льда, и Колин, бесспорно, привлекательный мужчина. Фактически благодаря своей привлекательности он и добился успеха. Тот факт, что она по-прежнему не доверяет этому человеку, не означает, что он не может волновать ее тело. Но больше она не представит ему такой возможности.

Мэдлин едва не рассмеялась над собой, осознав, что держать свои чувства в узде намного легче, когда не смотришь на Колина. Можно резко спросить: «Вы надеетесь и впредь быть полезным? Считаете, что мы сможем найти этого посыльного с удивительными пуговицами на сюртуке?»

Колин съел хлеб с ветчиной и хотел было вытереть руки о свою одежду, но потом достал носовой платок, вспомнив, что рядом находится Мэдлин, и воспользовался квадратиком муслина, тщательно обтерев каждый палец. Потом передал платок Мэдлин, и она тоже вытерла руки.

– Не знаю, с чего начинать поиски. Если Гарри и Элеонора действительно проявляли осторожность, возможно, этот замечательный доктор – единственный, кто знает об их отношениях. Но зачем ему понадобилось воспользоваться своей осведомленностью? Я никогда не слышал, чтобы его упоминали в качестве члена клуба «Меркурий». Мне кажется, Маркус непременно упомянул бы о нем.

– Когда вы сказали «воспользоваться своей осведомленностью», вы имели в виду, почему он воспользовался информацией, чтобы ложно обвинить вас, потом вас же спасти и убить меня?

– Я старался соблюдать осторожность, – с иронией в голосе признался Колин, – но вы правы, именно это я имел в виду. А вы знаете доктора?

– Да.

– Вы лично знакомы с доктором Огастом?

– Да.

Колин слегка нахмурился.

– Меня восхищает ваш словарный запас, миссис Гринуэй.

– Нам следует поехать на Биддлгейт-стрит, – сказала Мэдлин, – он там живет.

Мэдлин внезапно почувствовала сильную усталость, но эта усталость не имела никакого отношения к бессонной ночи. Она думала, что еда придаст ей силы, но она только укрепила ее разум, что в данной ситуации было не самым важным. Потому что все происходящее казалось слишком далеким от реальности.

Но выбора у них не было. Что станете Колином Эверси, если они не смогут доказать его невиновность?

Что станет с ней, если она больше не заработает ни единого пенни?

– Зачем вам нужны деньги, миссис Гринуэй? – словно прочитав ее мысли, вежливо спросил Колин.

– Что, простите?

– Вы говорили мне, что вам срочно нужны деньги. Зачем? Долги? Шантаж? Куда бы вы отправились, если бы не пошли со мной?

Почему, собственно, он должен доверять ей? Видимо, он вспомнил, что за его поимку ей было обещано вознаграждение.

Мэдлин было интересно, о какой сумме могла идти речь и хватило ли бы ей этих денег, чтобы добраться до Америки.

– Я собиралась уехать за границу, – холодно сообщила Мэдлин. – Мне очень нужны деньги, мистер Эверси, много денег. Спасая вас, я потратила все, до единого пенни.

– Я слышал в Ботани-Бей[4] замечательно в это время года.

– Весьма остроумно, но я имела в виду другую страну. Америку.

– От чего вы бежите, миссис Гринуэй?

– Забавно слышать это от человека, которого я спасла от виселицы.

Колин улыбнулся, прислонился к стене и снова посмотрел на небо.

Итак, у них вновь установилось обоюдное недоверие друг к другу. Но на лице Колина играла легкая улыбка, словно он знал, что со временем узнает о Мэдлин Гринуэй все, что его интересует.

Его уверенность раздражала, он полностью подчинил ее себе.

Видимо, вопросы, которыми он донимал ее, помогали ему отвлечься от собственных мыслей. Ведь его едва не повесили за преступление, которого он, возможно, не совершал, не исключено, что за всем этим стоит любимый брат – он теперь может жениться на женщине, которую всю жизнь любил.

В голосе Колина она слышала такую же усталость, какую ощущала сама. Не связано ли это с бесплодной попыткой доказать когда-либо свою невиновность, если он действительно невиновен. Или с тем, чтобы снова поверить кому-то и чтобы поверили ему.

Насколько легче было бы все, не старайся Колин привлечь к себе ее внимание.

Колин указал рукой на сверток с едой и вопросительно поднял бровь. Мэдлин покачала головой, она больше не хотела есть. Он завязал салфетку и быстро встал, подняв узелок, и протянул ей руку.

Она смотрела на его руку, зная, что он протянул ее, проявляя внимательность, демонстрируя хорошие манеры, бросая ей вызов и одновременно желая прикоснуться к ней, потому что знал, что может ее завести.

За последние несколько лет она привыкла подниматься на ноги сама, не нуждаясь в помощи. И все же Мэдлин приняла его руку.

Колин задержал ее руку в своей немного дольше, чем это требовалось. Мэдлин это выдержала, только чтобы доказать, что ее не так легко завести или испугать.

Сегодня, однако, он доказал, что может сделать и то и другое.

Колин, наконец, отпустил ее руку, немного хмурясь. Мэдлин натянула перчатки и пошла к выходу из конюшен, собираясь найти экипаж. Так безопаснее, чем шествовать с Колином Эверси через Сент-Джеймс-плейс.

Глава 10

В соблюдении закона в Англии не было никакой системы, он существовал в одном приходе и отсутствовал в другом. Для воришек это был сущий рай. Украл в одном месте, спасся бегством по узкому переулку, и все. Эшафоты, тюрьмы и ссылки не очень-то удручали предприимчивых преступников. В Лондоне можно было украсть и перепродать все, что угодно.

Колин, тем не менее, знал, что его, возможно, отчаянно ищут, что за его голову назначено вознаграждение, но это были лишь предположения, доказательств никаких. И все же лучше всего держаться подальше от посещаемых им раньше мест и не попадаться на глаза солдатам.

Мэдлин окликнула экипаж на Гросвенор-сквер, и Колин, в своем мятом сюртуке с поднятым воротником и легкомысленно завязанным шарфом, обычный вид молодых повес светского общества, забрался туда, пока Мэдлин сообщала кучеру адрес.

Колину была знакома улица, на которой жил доктор. На ней жили банкиры и торговцы, врачи и адвокаты, но она была всего в нескольких минутах езды от Роттен-роу.[5] Благодаря теплой погоде и безоблачному небу там было множество открытых экипажей. Колин видел мужчин, с которыми когда-то играл в азартные игры, женщин, с которыми флиртовал.

Учитывая обстоятельства его казни, Колин не сомневался, что все эти люди не упустят возможность лишний раз повидаться друг с другом и поговорить о нем.

Он отчаянно мечтал о чистой одежде и о женщине, с которой можно пофлиртовать. Не более того. Ему хотелось заглянуть в ее голубые глаза, держать ее вязание и слушать рассказ о том, что куры несутся не так хорошо, как должны. Ему хотелось говорить без умолку, как бывало раньше, а она с удовольствием слушала бы его и то и дело смеялась. Он скучал по прохладному чистому воздуху холмистой местности и мечтал о прогулке с Луизой.

Еще ему хотелось иметь пистолет. Симпатичный, как у миссис Гринуэй.

Но все эти желания были совершенно не ко времени, потому что все его мысли были поглощены фактами, которые он собрал и еще предстояло собрать, а именно: информацию о миссис Гринуэй.

– Вам придется проверить, дома ли этот замечательный доктор, миссис Гринуэй. Я не могу этого сделать.

Мэдлин вздрогнула, и Колин внимательно посмотрел на нее. Ага, миссис Гринуэй, оказывается, не железная. Он подозревал, что она просто спала с открытыми глазами. Тонкая кожа под глазами окрасилась в розовато-лиловый цвет. Волосы растрепались, наверное, из-за того, что происходило в шкафу у графини: один длинный локон свесился к подбородку, другой закрыл губы.

– У вас такой вид, будто вас насиловали, – заявил он, чтобы задеть ее за живое.

И был очень доволен, увидев, что она округлила глаза и залилась румянцем. Но Мэдлин проигнорировала его замечание и отвернулась к окошку.

– Скоро нам придется заложить вторую пуговицу, – раздраженно заметил Колин. Мэдлин промолчала. Ему стало немного стыдно. У них был один шиллинг. Один шиллинг.

– Может быть, вам следовало попросить денег у графини?

– У нее никогда их нет. Она в долгу как в шелку. Графиня любит играть в карты, но ее муж держит ситуацию под контролем. Граф баснословно богат, поэтому все, в конце концов, счастливы, потому что игра доставляет графине удовольствие.

– А вы действительно много знаете о ней.

– Конечно, – улыбнулся Колин.

– Я правда…

– Выглядите, словно вас насиловали? Боюсь, что да. У вас немного растрепались волосы.

Мэдлин невольно подняла руку к виску.

– Я не могу подойти к двери доктора и просто…

Колин заправил ей за ухо выбившуюся прядь. Движение было импульсивным, неуместным. В этот момент что-то странное случилось со временем: оно остановилось, когда он коснулся ее волос. Рука задержалась, словно попала в сеть, покоренная, даже сраженная мягким облаком волос и прохладной шелковистой кожей кончика уха.

Колин понимал, что не должен был этого делать, но разум не работал, остались только эмоции, поэтому он не остановился: убрав выбившуюся прядь, он осторожно обвел пальцем контур ее уха. Кончики пальцев на мгновение задержались у мочки, потом рука тяжело шлепнулась на его колено. Словно Икар, падающий с неба.

Колин не знал, как долго длилось молчание. Краска с ее щек распространилась на шею, и Колину ужасно хотелось узнать, порозовела ли кожа у нее на груди и затвердели ли соски. В сумраке экипажа этого не было видно.

– Так лучше? – Голос Мэдлин прозвучал хрипло.

– Нет.

Она слабо улыбнулась, отвернулась к окну и судорожно сглотнула.

Колину вдруг пришло на ум, что теперь, когда он прикоснулся к ней, он будет только продолжать искать повод прикасаться к ней снова и снова, хотя это было безумием. Мысль об этом портила ему настроение.

Экипаж остановился возле роскошного особняка, в котором жил доктор. Пять ступенек вели к крепкой двери с медной дощечкой и кольцом.

Экипаж покачнулся и скрипнул, когда кучер спрыгнул на землю. Он открыл дверцу и протянул руку Мэдлин. Она воспользовалась ею и проворно выбралась из экипажа.

Кучер с любопытством посмотрел на Колина, который еще глубже натянул шляпу на лицо и развалился на сиденье, вытянув ноги и скрестив руки на груди.

– Он болен, – пояснила Мэдлин. – Мы приехали к доктору.

– Это заразно, мадам? – забеспокоился кучер.

– Нет, это скорее мужская проблема.

Колин вздохнул. Видимо, она придумала эту проблему неслучайно, чтобы исключить дальнейшие расспросы. Веселье, возможно. Вопросы? Нет. Кучер потерял дар речи. Мэдлин продолжила:

– Будьте любезны, подождите, пока я проверю, дома ли доктор.

– К-конечно, мадам. – От волнения кучер стал заикаться.

Дверца экипажа захлопнулась, и занавеска на окне вернулась на место.

Колин выпрямился и отодвинул ее в сторону, чтобы видеть, как Мэдлин проворно поднялась по ступенькам. Он улыбнулся. «Интересно, – подумал Колин, – Мэдлин Гринуэй когда-нибудь слонялась без дела?»

– Черт! – Колин отшатнулся, когда в окошке появилось лицо кучера, и задернул занавеску.

Кучер постучал в дверь.

Колин поглубже натянул шляпу и скрестил руки на груди.

– Эй! – Кучер прижался губами к стеклу. – Сэр!

Колин притворился, будто не слышит. Эверси были повесами, но вежливость являлась их отличительной особенностью.

– Эй, парень, – уже громче сказал кучер.

Придется отвечать. Колин медленно сел с таким видом, словно это стоило ему огромных усилий. Одному Богу известно, что мог подумать этот человек.

Господи, у него нет пистолета. Надо срочно его приобрести.

– Что вам угодно? – недовольным тоном спросил Колин, но дверцу не открыл. Если кучер попытается уехать вместе с ним или вытащить его из экипажа, Колин сможет ударить его одной ногой по коленям и сбить с ног. Хороший трюк, которому он научился у Маркуса.

Кучер прижался лицом к стеклу, и оно запотело, пока он говорил:

– Поезжай к Макбрайду, на Севен-Дайалс. Жуткая улица, но поверь мне, парень: у него есть средство от мужских проблем. Этот врач, – кучер ткнул пальцем в сторону дома, – не может сделать больше Макбрайда, уверяю тебя.

Сказав это, кучер вернулся на место, экипаж покачнулся под тяжестью его веса, и снова установилась тишина.

Колин закрыл глаза, облегченно вздохнул и стал размышлять.

Интересно, что произошло бы, если бы он поднял голову, чтобы показать лицо кучеру, да еще приставил бы два пальца к голове, чтобы показать рога сатаны на тот случай, если тот не узнает его? Может, кучер засиял бы от счастья, высказал свое восхищение Колином Эверси и предложил бесплатно покатать его по Лондону? А может, достал бы пистолет и сдал за вознаграждение властям?

Ему хотелось спросить кучера, знает ли он сумму вознаграждения за поимку Колина Эверси.

Колин опять немного отодвинул занавеску на окне и увидел Мэдлин, спускавшуюся с лестницы. Она убирала за ухо выбившуюся прядь волос. И почему-то этот жест отозвался чувственной волной в его теле, и у него перехватило дыхание.

Когда Мэдлин ступила на последнюю ступеньку, она взглянула на окошко экипажа и слегка кивнула Колину. Он вздрогнул, развязал свой узел и быстро оторвал от жилета еще одну серебряную пуговицу. Ему вдруг стало жаль, когда оборвалась нитка. Прекрасный жилет. Дорогой.

Кучер спрыгнул со своего места в третий раз, желая помочь прекрасной даме сесть, о чем Колину возвестили колыхание и скрип экипажа. Но Колин открыл дверцу раньше, чем до нее дотянулся кучер, и прежде чем Мэдлин успела что-либо сказать, сунул ей в ладонь пуговицу и нырнул обратно.

Она с недоумением посмотрела на пуговицу, а поняв, в чем дело, повернулась к кучеру:

– У нас нет денег, но, может быть, вы возьмете вот это? – Она показала ему пуговицу. – Она серебряная.

– За эту пуговицу я отвезу вас в Суррей, – с восторгом сказал кучер.

– Неужели?

– Нет, конечно, но пуговица отличная. Куда вас отвезти?

– В больницу Эддерли. Мы подождем доктора там.

Солнце клонилось к закату, и очертания зданий начинали расплываться на фоне неба. Кучер зажег лампы на экипаже, зная, что к тому времени, когда они доберутся до места, будет темно.

Темнота когда-то была сигналом Колину к началу игры, и игра для него не заканчивалась бы до восхода Солнца. Теперь он приветствовал наступление темноты, поскольку чувствовал себя в ней намного безопаснее. А когда-то весь мир и все в этом мире принадлежало ему. С рассвета и до полуночи.

Колин посмотрел на Мэдлин Гринуэй. Ее голова склонилась, как роза, которую необходимо было срезать. В темноте по узким переулкам и улицам до больницы в Саутуорке они будут ехать почти час, возможно, дольше. А еще придется пересекать реку по Вестминстерскому мосту, где даже в лучшие времена движение медленное.

– Надо поспать, – приказал он Мэдлин и через мгновение ради проверки добавил: – И позвольте мне взять пистолет.

Несмотря на то что голова у нее совсем не держалась, она нашла силы возмутиться:

– Спать я буду, когда…

– Когда? Где? На улице? Кто знает, когда вы найдете крышу над головой, чтобы поспать? Спите сейчас. Кому из нас будет лучше, если вы не спите?

Мэдлин нечего было возразить. Колин прав.

– Закройте глаза, миссис Гринуэй. Я не выстрелю в вас, а ножа у меня нет. Если верить плакатам, которые послужили вам источником информации обо мне, я пускаю в ход нож.

Мэдлин подняла на него глаза, которые во мраке экипажа сверкали. Но Колин спокойно выдержал ее взгляд. Мэдлин полезла в карман и передала ему пистолет.

– Он принадлежал моему мужу.

С этим ошеломляющим откровением она откинулась на сиденье, прислонила голову к окну и тут же уснула.

А Колин держал пистолет, который принадлежал ее мужу.

Палец Колина скользнул по инкрустации. Красивый, но скромный дизайн. Теперь, когда у него была возможность рассмотреть его поближе, он увидел, что это была русалка, обнаженная до пояса, с волосами, которые, как морские водоросли, спускались до талии.

Итак, Мэдлин Гринуэй вышла замуж за человека, у которого на пистолете были инкрустированы русалки.

Колин подумал, что это могло быть признаком того, что се муж был человеком умным, не лишенным чувства юмора, и на какой-то сумасшедший миг ему показалось, что он почувствовал этого человека. С такими приятно выпить или сыграть в крикет. Мэдлин говорила как леди; возможно, она была дочерью купца или состоятельного фермера, образованная и удачно вышедшая замуж. Откуда такая секретность?

Как ему хотелось проникнуть в ее мозг и узнать все секреты, пока она спала. Кто она: воровка по найму, наемная убийца или только «планировщик», как она сама сказала? Организация его спасения была действительно охватывающим подвигом, который заслуживает восхищения и виселицы, если бы ее схватили. Но хотя ее работа сорвала приговор английского суда, это нельзя нанять изменой. Эта женщина благодаря изобретательность и невыразимой смелости умудрилась исправить серьезную несправедливость. Ее наняли сделать это.

К тому же ее не волновала его невиновность, она беспокоилась о причитающихся ей деньгах.

Экипаж пересек Вестминстерский мост, освещенный новыми лампами, установленными несколько лет назад, очень медленно сокращая расстояние до места. Колин немного раздвинул занавески; каждая, высокая лампа, казалось, собирала вокруг себя дрожащий ореол пыли и дыма летнего дня и отбрасывала блики света на воду дурно пахнущей реки.

Хороший ливень не помешал бы. Жаль, что миссис Гринуэй спит, не с кем поговорить о погоде.

В экипаже, как, впрочем, в любом наемном экипаже, дурно пахло, но, видимо, от него самого тоже дурно пахнет, мрачно подумал Колин. Через день-другой у него будет такая борода, что он станет неузнаваемым даже для ближайших родственников. Он сможет прислониться к стене рядом со своим новым другом на Сент-Джайлз-стрит и прожить свою жизнь безымянно.

Такой ход мыслей не понравился Колину, и он решил кое-что проверить. Очень медленно наклонившись вперед, он протянул руку, чтобы коснуться колена миссис Гринуэй.

Она схватила его за запястье раньше, чем открыла глаза. А когда открыла глаза, то удивилась, обнаружив, что держит его за запястье.

– Хороший прием, – улыбнулся Колин.

– Что вы собирались сделать, мистер Эверси? – Хрипотца в голосе давала понять, что она еще не совсем проснулась. Впрочем, Колин не был уверен в том, что она спала. Резкий тон был тому доказательством.

– Хотел подержать в темноте вашу руку, миссис Гринуэй, подумал, что это весьма романтично.

Мэдлин оттолкнула его руку так, словно это была дохлая мышь.

Колин рассмеялся.

– Так что вы собирались сделать? – вновь потребовала ответа Мэдлин.

– Решил проверить, спите ли вы или притворяетесь спящей.

– Я спала, – настаивала Мэдлин, откашлявшись и немного повернув голову, чтобы ослабить напряжение в мышцах.

Колин промолчал, изучая ее профиль. Свет газовой лампы падал на ее лицо, и он заметил, что она взволнованна. Колин вдруг почувствовал тихое необъяснимое раздражение.

– Я – не эксцентричный убийца, миссис Гринуэй. Очевидно, меня нужно накачать элем, вывести из себя и поставить лицом к лицу с Редмондом, чтобы я совершил убийство. Со мной вы в абсолютной безопасности. Так что можете спать.

Мэдлин нетерпеливо покачала головой:

– Пожалуйста, не шутите… так.

А что еще он должен делать?

– Я не убивал Роланда Тарбелла, – тихо, но упрямо заявил Колин.

– Я же позволила вам держать мой пистолет, – уже мягче сказала она.

Ну что ж, Колин выдохнул. Не совсем явное выражение доверия, но уже кое-что.

– А я спал в одной комнате с вами, – возразил Колин.

– Как срубленное дерево, – с явным удовольствием признала Мэдлин. – Вас действительно обидело, что я спала не очень крепко, мистер Эверси?

– Нет, – солгал Колин. Если быть совсем точным, то его это больше раздражало, чем обижало.

Наступило молчание. Колин героически боролся, чтобы не погрузиться в собственные мрачные мысли и не поддаться раздражению. Ему хотелось, чтобы кто-нибудь, любой, снова верил ему. Кто-нибудь, помимо лакея Гарри.

Наконец огни моста остались позади.

– Я редко сплю хорошо. – Мэдлин сказала это так тихо, словно разговаривала сама с собой.

Этим словам он бы предпочел пылкое признание веры в его невиновность. Но они позволили ему узнать, как проходят ее ночи, и немного узнать ее саму, и дверца к ней теперь приоткрылась немного больше. По правде говоря, Колин не был до конца уверен, что хочет открыть эту дверь до конца, потому что одному Богу известно, что он обнаружит за ней и в чем причина ее беспокойного сна. По крайней мере, теперь он знал, что у нее есть совесть. И по-видимому, он не завоюет ее доверие полностью, пока она полностью не завоевала его.

– Ваш пистолет. – Колин отдал ей оружие. Мэдлин улыбнулась и взяла пистолет.

– Спасибо, что присмотрели.

Колин криво ухмыльнулся и коснулся рукой, края шляпы.

Спустя несколько мгновений они свернули на Сент-Томас-стрит и остановились у красивых чугунных ворот внутреннего двора больницы Эддерли.

Колин никогда не лежал в больнице, но знал, что люди приходили сюда и уходили, кое-как подлечившись, а многие там умирали.

Колин надел сюртук, поднял воротник и натянул поглубже шляпу, собираясь покинуть следом за Мэдлин экипаж.

Кучер уже помог ей выйти и предложил несколько шиллингов в качестве сдачи за пуговицу.

– Удачи… во всем… парень, – пожелал он на прощание Колину.

Колина озадачило такое пожелание, но тут он вспомнил о якобы существующих у него мужских проблемах, о которых говорила кучеру Мэдлин. Бедняга, видимо, подумал, что Колин слишком глубоко переживает свою проблему. И если ты в компании с такой женщиной, как Мэдлин Гринуэй, лечение мужских проблем становится первоочередной задачей.

– Спасибо, сэр, – не глядя в глаза кучеру, ответил Колин.

Потом кучер взял другого пассажира, который даже не взглянул ни на Мэдлин, ни на Колина, а они приготовились ждать доктора.

– Если вы видели доктора Огаста, вы узнаете его даже в темноте? – спросил Колин.

– Высокий, симпатичный, хорошо одетый, трость с золотым набалдашником; важный, с немодной бородкой.

– Симпатичный? Как лакей Гарри? Или как Колин Эверси?

– Подобных Колину Эверси больше нет, – рассеянно ответила Мэдлин.

Колин подавил довольную усмешку.

– А бородка? Как у меня? – Колин погладил подбородок.

– Это пока нельзя назвать бородой.

– Значит, вы наблюдаете за процессом роста моей бороды?

– Кроме вас, мистер Эверси, я вообще ничего не вижу.

Она опасно балансировала на грани флирта, и Колин чувствовал, как у него сбилось дыхание. Мэдлин говорила как женщина, которая могла бы выйти замуж за человека, у которого на пистолете инкрустирована русалка.

Он сознательно взял ее под руку, чтобы они производили впечатление женатой пары и вызывали меньше подозрений. Он чувствовал, как она напряглась, и низко опустил голову, чтобы никто не увидел его улыбки и лица, так, на всякий случай.

К счастью, во дворе больницы было полно народу, туда-сюда сновали экипажи, поэтому Мэдлин и Колин не привлекали к себе внимания.

– А если он никогда не появится? Вдруг мы пропустили его? – пробормотал Колин.

– Для ужина еще слишком рано. Он читает лекцию, так мне сказал дворецкий, потом едет в свой клуб и вернется домой очень поздно. Мужчины не изменяют своим привычкам. – Мэдлин бросила на него взгляд – большинство мужчин.

Не посмотри они на ворота больницы в этот момент, могли бы его пропустить. Описание, данное Мэдлин, было весьма точным: высокий, симпатичный, важный, с миленькой бородкой. Доктор Огаст с рассеянным видом бистро шагал к воротам, на ходу натягивая перчатки, при этом перекладывая трость из одной руки в другую. Он не обращал внимания на экипажи, посмотрел налево, потом направо и пошел в южном направлении по Сент-Томас-стрит с такой скоростью, что если бы не мелькавшая трость, они могли бы потерять его в темноте.

– В том направлении нет никаких клубов, насколько я знаю, – пробормотал Колин.

Выбора не было, пришлось последовать за ним.

Глава 11

Доктор Огаст явно спешил. Ночью в Лондоне небезопасно, однако шел он один.

Колин подумал, что он направляется к Лондонскому мосту, чтобы попасть в город. Но вместо этого доктор продолжал идти по Сент-Томас-стрит мимо рядов старых закрытых магазинчиков, постоялых дворов и пабов, оживившихся к вечеру и втиснутых между некогда великолепными домами, чьи владельцы постоянно меняли их на более модные районы.

Доктор несколько раз оглянулся, потом резко повернул налево, где, похоже, располагались одни пабы.

Колин не отпускал руку Мэдлин. Они шли за доктором, стараясь держаться от него на почтительном расстоянии и не попадать под тусклый свет уличных фонарей. Газовые лампы пока еще не дошли до Саутуорка. Колин чувствовал, как горят лодыжки, перевязанные куском его шейного платка. От суеты и постоянного движения ноги устали.

Они вовремя повернули за угол, потому что именно в этот момент доктор Огаст спустился по ступенькам и паб под названием «След льва». Вывеска была написана огромными красными буквами и подсвечивалась лампой, висевшей на железном крючке.

– Теперь я пригожусь, – прошептала Мэдлин, – мне знакомо это место.

– Вас там знают? Мы тоже туда пойдем?

– Пожалуй, надо подождать, – поколебавшись, ответила Мэдлин.

Они скрылись в тени переулка между пабом и соседним домом, подальше от уличной лампы, и несколько минут стояли молча. По улице шли другие прохожие, некоторые заходили в пабы и постоялые дворы, мимо проезжали скромные, без изображенных на них гербов, коляски и экипажи.

Колин рассеянно полез в карман и достал несколько монеток, которые кучер дал в качестве сдачи за пуговицу. Он перебирал их в руке, наслаждаясь звоном металла.

– Купить вам пинту эля, дорогая? – Сейчас для них это была невообразимая роскошь.

– Я бы не отказалась, – тихо рассмеялась Мэдлин, ее смех прозвучал как музыка.

– Вам нравится эль? – Колин подумал, что хорошо бы склонить ее к чану с крепким лагерным пивом. Это и гармонировало с ее восхитительной грацией, и противоречило ей.

– Да, иногда. – В ее голосе все еще звучал смех. – Мой муж обожал эль. И мы раз или два в неделю ходили и паб «Черный кот». Милое, уютное место. В этом пабе мы тоже пару раз пили пиво. Однажды, когда…

Она снова умолкла.

Ну что ж, он не станет давить на нее.

– В Пеннироял-Грин есть паб, – полушепотом произнес Колин. – «Свинья и чертополох». Там варят пиво, такого вкусного вы наверняка не пробовали. Есть темное, есть светлое. У темною вкус как… миссис Гринуэй, вы должны его попробовать, Это пиво цвета ночи, в нем собраны все ароматы южных холмов, глоток такого пива поднимет даже мертвого и заставит петь. Луиза, например, чихает от пива.

Мэдлин опять рассмеялась, прикрыв рот ладошкой.

– Она обожает свой пунш. Фактически так я заставил ее поцеловать меня в первый раз. Было Рождество, Луиза много выпила. А я ей все подливал и подливал. Но она не отказывалась. Наоборот, провоцировала меня. А потом она…

Теперь Колин умолк.

Казалось, весь мир куда-то исчез. Колин словно наяву переживал этот момент снова. У Луизы горели щеки, а губы были такими мягкими. Очень нежный поцелуй.

Они увидели, что доктор Огаст вышел из паба и быстро поднялся по ступенькам. За то время, что он отсутствовал, он не успел бы выпить даже пинту пива. Колин обнял Мэдлин и прислонил ее к стене, чтобы их невозможно было увидеть. Даже если бы их заметили, то по ошибке приняли бы за охваченную страстью пару или решили бы, что это уличная женщина отрабатывает заплаченные ей деньги. В любом случае джентльмен отведет взгляд. Хорошо, что у него появился предлог вновь обнять Мэдлин Гринуэй и почувствовать ее напряжение. Они ждали, пока доктор Огаст пройдет мимо. Колин отпустил Мэдлин, удерживая ее на расстоянии локтя от своего тела. Она бросила на него свирепый взгляд и стала похожа на взъерошенную сову со сверкающими глазами. Колин не сдержал улыбки. Они уже хотели последовать за доктором, когда услышали шаги человека, который последовал за ним.

Колин вновь заключил Мэдлин в объятия, но все же успел рассмотреть этого человека. Совершенно другой тип, нисколько не похожий на доктора. Невысокая квадратная фигура, огромная голова, очень тесная одежда.

– Доктор Огаст. – Акцент выдавал в нем выходца из доков.

Доктор остановился, и по шагам Колин понял, что он возвращается к пабу.

– Это хорошая цена за четыре больших и два маленьких, – осторожно сказал человек, понизив голос. – Может, вы все-таки передумаете?

– В Лондоне нет дефицита на маленькие, Халл, – бросил доктор Огаст. – Мы это уже обсуждали. Маленькие мне не нужны. Цена, о которой мы договорились, была за шесть больших. Либо бери то, что я предложил тебе за твои четыре больших, либо неси свой товар в другое место. Разговор окончен.

Молчание.

Мэдлин замерла в объятиях Колина.

– А что я буду делать с маленькими? – взвыл человек из паба.

– Это не моя забота. – В голосе доктора послышались нотки нетерпения, он повернулся и быстро зашагал в направлении больницы.

– Эй! – окликнул его человек. Доктор Огаст остановился.

– Доктор, – теперь в его голосе звучало уважение, – ладно, договорились.

Колин немного поднял голову, всматриваясь в темноту. Доктор шагнул навстречу человеку и протянул ему руку. Но это не было похоже на рукопожатие джентльменов, заключивших сделку. В руке человека из паба хрустнули банкноты.

– Приноси их сегодня ночью, как обычно, – резко сказал доктор, – я буду ждать.

Они расстались. Доктор отправился в больницу, квадратный человек – в глубь улицы. Очень скоро его поглотила тьма. Фигура доктора Огаста стала уменьшаться, он то появлялся в свете уличных фонарей, освещавших дорогу в больницу, то снова исчезал в темноте.

– Что это значит? – прошептал Колин на ухо Мэдлин.

– Большие… маленькие… мистер Эверси, я думаю… – Она судорожно сглотнула. – Я думаю, он говорит о телах.

Колин нахмурился, но потом понял, о чем идет речь.

– Доктор разговаривал с… похитителем трупов?

– Большие и маленькие. – Голос Мэдлин звучал неуверенно. – Это означает, взрослые и дети. Тела взрослых и детей.

Все продавалось в Лондоне, и ничего не было защищено от опасности. Даже тела. Похитители трупов – стражи тел – выкапывали недавно умерших и продавали их, противозаконно, но прибыльно, врачам для анатомирования.

И похоже, этот замечательный доктор их покупает.

Ну что ж, эта тайна, по меньшей мере, была сравнима с тайной любовной связи лакея.

Они позволили доктору Огасту опередить их на двенадцать шагов и на две уличные лампы, как посчитал Колин, и последовали за ним.

Они последовали за ним к служебному входу в больницу, где тоже был большой двор, окруженный забором с коваными железными воротами, украшенными красивыми острыми выступами.

Они были примерно в пятнадцати шагах от доктора Огаста, стараясь держаться поближе к темным прутьям ворот и подальше от тусклого света ламп, когда услышали, как щелкнул курок пистолета.

– Ну вот что! – Голос доктора дрогнул, но не от страха, а от ярости. – Хватит, я сделал достаточно, и вы больше ничего от меня не получите. Если на счет три вы не исчезнете, я буду стрелять. Один…

– Доктор Огаст, – тихо произнесла Мэдлин. Доктор перестал считать.

– Выходите, – потребовал он после нескольких секунд гробовой тишины.

– Доктор Огаст, я – миссис Гринуэй. Миссис Мэдлин Гринуэй. Мы встречались. Вы помните… больницу с больными оспой? Пять лет назад?

Доктор не опустил пистолет, но мгновение спустя, когда он начал говорить, голос его звучал уже спокойнее. Казалось, он обрадовался.

– Я помню, миссис Гринуэй. Но чего вы от меня хотите? Почему вы меня преследуете?

– Я не одна, – после некоторого замешательства ответила Мэдлин.

– Я знаю, – грубо заметил он. – И чего вы с вашим компаньоном от меня хотите? У меня дела в больнице.

– Мы хотели отнять у вас несколько минут, чтобы кое-что спросить. Мы здесь не для того, чтобы причинить вам вред.

– Я повторю свой вопрос: кто это «мы»?

Терпения доктору Огасту явно не хватает. Колин глубоко вздохнул и медленно снял шляпу, прежде чем шаг-муть куличному фонарю.

Доктор Огаст пристально посмотрел на него, затем нахмурился, чтобы скрыть свое изумление. Потом на его лице появилась удивленная улыбка, к которой Колин начинал уже привыкать. Однако улыбка доктора не была такой льстивой, как улыбка Крокера или лакея Гарри. В ней сквозил оттенок цинизма.

– Боже мой, мистер Колин Эверси. Весь Лондон разыскивает вас.

Колин поклонился, опять его проклятая вежливость, хотя он не должен был позволять доктору, выпадать из поля его зрения.

Доктор не ответил ему поклоном и продолжал держать пистолет наготове. Пистолет Мэдлин лежал в кармане.

– Мы когда-нибудь встречались, доктор Огаст? – поинтересовался Колин.

– Официально – нет, мистер Эверси. Но я заплатил за место в зале суда, чтобы присутствовать на вашем судебном процессе. Я наблюдал вас на эшафоте из здания Центрального уголовного суда. Совсем недолго, конечно, поскольку вы сбежали. И потом я видел многочисленные интересные иллюстрации на плакатах. Ваш побег очень странный, – задумчиво размышлял доктор.

– Не могу согласиться, доктор Огаст.

– А я не могу понять, что… – Доктор замолчал и повернулся к Мэдлин Гринуэй: – С тех пор как мы с вами встречались, миссис Гринуэй, у вас совсем другая компания.

– Да.

– Как поживаете? – Тон доктора стал немного мягче, но грозные нотки из него не исчезли.

– Я в порядке, спасибо, доктор.

Это был достаточно точный ответ. Но Колин с трудом сдержал смех.

– Я рад, но…

– Доктор Огаст, простите, что перебиваю вас, но могу я поговорить с вами наедине? – вклинился в их разговор Колин. – Это срочно.

Доктор мялся в нерешительности.

– Как я уже сказал; у меня срочное дело в больнице. Чего вы от меня хотите? Вы ранены, мистер Эверси? Не представляю, что еще может убедить меня поговорить с вами. А если вы намерены заставить меня силой, то мне кажется, я стану героем, если начну прямо сейчас кричать ваше имя и привлеку внимание солдата или полицейского.

Улица не очень оживленная, но если доктор начнет кричать, то у них с Мэдлин Действительно будут проблемы.

– Четыре больших и два маленьких, доктор Огаст? – сказала Мэдлин холодно и решительно.

Ее слова явно произвели на доктора впечатление. Он вздрогнул, голова резко дернулась назад, словно его ударили.

– Что… что вы хотите? – От волнения у него охрип голос. – Вы не понимаете. Вы не можете понять.

– Доктор Огаст, – очень корректно и мягко начал Колин, – нам нужна только ваша помощь. Клянусь вам. Мы здесь не ради шантажа или вымогательства. Вчера кто-то пытался убить миссис Гринуэй, и я думаю, кто-то пытался добиться, чтобы меня повесили за убийство, которого я не совершал. Мы считаем, что вы можете помочь нам узнать правду. Это все, что я могу сказать, пока вы не согласитесь поговорить с нами наедине.

Доктор оглянулся, посмотрел через решетки красивого забора. Огромный больничный двор был пуст.

– А что меня ждет, если я скажу «нет»?

Вместо ответа Мэдлин медленно разблокировала свой пистолет.

Щелчок механизма, который превращает оружие из беспомощного в смертоносное, был красноречивее всяких слов.

Доктор не двигался. Его собственный пистолет по-прежнему был поднят, но он судорожно сглотнул, посмотрел на пистолет Мэдлин, потом на ее лицо, которое едва освещал свет фонаря, и увидел на нем выражение хладнокровной уверенности.

– Мы поговорим у меня в кабинете, – вздохнул он.

Доктор Огаст провел их через ворота к черному входу в больницу, по коридору они подошли к двери. Доктор открыл ее ключом, они вошли, и он снова ее запер. Пистолеты никто не убирал.

Колин наблюдал, как Мэдлин быстро осмотрела маленькую темную комнату, оценивая возможность выхода, запоминая детали: стол в центре, полки с баночками, заполненными чем-то непонятным, окно со ставнями. Мэдлин осмотрела его; окно открывалось на улицу, с легким ветерком сюда доносился запах реки. Мэдлин, плотно закрыла окно и прикрыла ставни. В комнату проникал тусклый свет уличных фонарей.

Колин остался стоить у двери по одну сторону стола, доктор Огаст – напротив. Его пистолет нацелен на Колина. Пистолет Мэдлин – на доктора.

– Полагаю, что вы, доктор Огаст, как любой человек в Лондоне, знаете подробности моей истории. Если коротко, то я уверен, что кто-то заплатил Хорасу Пилу, чтобы он исчез в ночь после моего ареста, гарантируя таким образом, что меня признают виновным. Мы считаем, что тот, кто заплатил Хорасу, потом заплатил миссис Гринуэй, чтобы спланировать мое спасение, и потом попытался ее убить. И на все это, похоже, шли деньги, добытые шантажом.

Слово «шантаж» буквально парализовало доктора, лишило его дара речи.

– Один общий друг дал мне понять, что кто-то, возможно, шантажировал и вас тоже, доктор Огаст.

Какое-то время доктор хранил молчание. Потом медленно повернулся к Мэдлин, прислонившейся к дальней стене комнаты с нацеленным на доктора пистолетом.

– Я ничего не понимаю, миссис Гринуэй. Ваш муж… у вас был магазин. У вас была респектабельная семья. Когда вы потеряли мужа и ребенка…

Мэдлин Гринуэй потеряла мужа и ребенка? Колин ошеломленно посмотрел на Мэдлин. Как она отнеслась к тому, что этот секрет вытащили на поверхность?

– Я потеряла магазин, доктор Огаст, – резко перебила его Мэдлин, – потому что была тяжело больна и не могла им заниматься. Но сейчас это к делу не относится. Сейчас мы хотели бы узнать, не шантажировал ли вас кто-нибудь по какой-то причине? Я даже не могу вам передать, насколько это срочно.

Колин все еще смотрел на нее; как, черт возьми, из вдовы можно превратиться в наемницу?

– Почему меня? Вы упоминали общих друзей.

Колин оторвал взгляд от Мэдлин, которая не сводила глаз с доктора.

– Марбл-Майл? – осторожно подсказал Колин. – Гарри?

Доктор Огаст молчал, он понял, о чем идет речь.

– О Боже?! – Доктор изменился в лице. – Значит, это случилось. Их тоже шантажировали? Гарри и Элеонору?

– Да, Гарри с помощью шантажа уговорили сыграть роль посыльного.

Доктор покачал головой. На губах застыла кривая, горькая улыбка.

– Я не хотел, чтобы это случилось. Я не собирался рассказывать. Шантаж бывает удачным лишь в одном случае: когда на карту поставлено много, и шантажист это знает. Поэтому мне показалось, что у меня нет выбора, или, по крайней мере, так мне казалось в ту минуту. И поскольку вы уже знаете, что у меня есть кое-какой секрет, я вам скажу: да, меня кто-то шантажировал. И я сам виноват в этом. Все началось потому, что я отчаянно хотел мистера Паллатайна.

Он сказал это с таким пылом, что Мэдлин и Колин избегали смотреть друг на друга. Колин знал, что их обоих интересовало, не было ли здесь любовного треугольника совсем другого рода.

Держа в одной руке пистолет и одним глазом наблюдая за Мэдлин и Колином, доктор Огаст ударил по кремнию, зажег свечу и надел на нее стеклянный шар. В комнате стало светлее. Вряд ли свет можно было заметить с улицы и понять, что доктор в своем кабинете. Но на всякий случай Мэдлин тотчас же прикрыла ставни.

Колин осмотрел комнату. В одну линию выстроились бутылочки из темного стекла одинакового размера, баночки, наполненные порошками, вата, тускло мерцающие в свете свечи инструменты и…

Господи! В углу стояло привидение!

Бесформенная белая масса неподвижно застыла на границе света и тьмы. У. Колина мурашки побежали по спине.

Доктор Огаст подошел к привидению и стал его дергать.

Нет, это было не привидение. Простыня. Она была наброшена поверх чего-то, что было выше доктора, выше Колина и почти достигало потолка.

Доктор дернул еще несколько раз, и простыня элегантно упала на пол. То, что оказалось под ней, было ничуть не лучше привидения. Это был огромных размеров человеческий скелет.

– Мистер Паллатайн, – произнес доктор Огаст.

Глава 12

Мистер Паллатайн оказался желтовато-коричневого цвета, немного блестел и свешивался с подставки. Пальцы ног болтались близко у пола, голова свисала так, что подбородком почти касалась ребер. Другими словами, это был человеческий скелет, только необыкновенно высокого роста.

– Он – предмет моих поисков, – сообщил доктор, рассматривая его так, как другие, возможно, рассматривают «Мону Лизу».

Доктор посмотрел на Колина и Мэдлин с явным удивлением.

– Вы думаете, что я вампир.

Колин в этом нисколько не сомневался, но промолчал. Доктор вздохнул.

– Позвольте мне объяснить. Как доктор, который учит других, я должен постоянно совершенствоваться в профессии, а для этого нам, докторам, необходимо препарировать трупы. Особенно трупы тех, кто умер от интересных заболеваний.

«Только доктора считают болезни интересными», – подумал Колин.

– Например, я сомневаюсь, что в вашем трупе будет что-нибудь ужасно интересное, мистер Эверси. Вы прекрасно выглядите, но вы – обычный человек и, похоже, здоровый. Вы были бы полезны в самом простом смысле, но я сомневаюсь, что с вашей помощью я бы добавил что-то в копилку научных знаний. Не в обиду вам будет сказано.

– Нет в этом ничего обидного, доктор Огаст.

– Тем не менее, я был бы рад получить ваше тело. – Какое-то подобие улыбки скользнуло по губам доктора. Да, черный юмор, поскольку хирургам легально разрешалось препарировать только те тела казненных заключенных, которые не были востребованы семьями. А в Лондоне студентов-медиков намного больше, чем казненных преступников.

– Для меня это большая честь. – Колин улыбнулся. – Мое тело могло бы попасть и не в такие руки.

«И все еще может попасть», – подумал Колин, но промолчал.

– Но Джонас Паллатайн… мы все хотели заполучить его, – с тоской в голосе произнес доктор. – Любой врач этого хотел.

– Джонас Паллатайн? – Колину показалось знакомым это имя, и он вспомнил. – Это Джонас Великан? Тот, что путешествовал с цирком?

– Вы правы. Он был более семи футов ростом. Джонас умер в прошлом году. Великолепный чудак и приятный человек, но не очень стремился внести свою лепту в науку.

Лепта в науку, как предположил Колин, означала, что Джонас должен был пожертвовать свои останки докторам после смерти, чтобы они могли покопаться во внутренностях, а потомки – поглазеть на его величественный скелет.

– Вы когда-нибудь видели его? – В голосе доктора слышалось любопытство.

– Видел. Он приезжал с цирком в Пеннироял-Грин, когда я был ребенком. Он весело поздоровался со мной, и после этого мне несколько недель снилось, что мои братья – великаны и хотят съесть меня. Смешно, потому что в семье я был самым высоким.

Мэдлин Гринуэй с недоверием посмотрела на него. Колин не знал, почему пошутил в невероятно сложной ситуации. Просто так получилось.

Доктор Огаст явно ориентировался на реальное положение вещей, а не на фантазии. С такими людьми Калину нравилось дурачиться. Как с Маркусом. Но доктору, очевидно, сейчас было не до шуток. Он с удивлением посмотрел на Колина и продолжил:

– Я – хирург, как вам уже известно, и преподаю здесь, в больнице. Я много трудился, чтобы заработать свою репутацию. – Эти слова он умудрился произнести без всякого высокомерия. – Но блестящая репутация требует подтверждения и постоянного совершенствования. Вы, возможно, слышали, как я удалил опухоль с головы графа Лайдона?

Мэдлин и Колин кивнули.

– Мой отец был врачом в Марбл-Майле, Меня послали учиться в Эдинбург. Долг врача – развивать медицину и делиться своими знаниями. Я познакомился с мистером Паллатайном в цирке, там много интересных людей, и тогда узнал, что у него слабое сердце. Я уверен, что era сердечный недуг связан с большим ростам, потому что уже слышал где-то об этом раньше. Понимаете, мне хотелось увидеть его сердце. Меня буквально начала преследовать эта мысль. Сердце у него начало барахлить всерьез, и когда стало понятно, что его смерть – вопрос нескольких недель, я стал внимательно наблюдать за ним. Я хотел первым потребовать его тело для науки, несмотря ни на что. А мистер Паллатайн… Ему это не нравилось.

Колин представил себе человека, который добродушно зарабатывал себе на жизнь своим огромным ростом, в окружении важных ученых «стервятников», горящих желанием распотрошить его тело. Колин подозревал, что ему бы тоже это не понравилось.

– Мистер Паллатайн придавал большое значение своему телу, но зачем нам нужны тела, когда мы покидаем этот бренный мир? Но вдруг ваше тело, подаренное науке, безмерно улучшит жизнь других людей, родившихся после вас?

– Мне кажется, не каждый способен рассуждать так прагматично о подобных вещах, как врачи, – подала голос Мэдлин. Она вовсе не винила доктора Огаста, но Колин знал ее достаточно долго, целых полтора дня, чтобы услышать раздражение в ее голосе и понять, что это значит.

Он оторвал взгляд от очаровательного, по общему мнению, доктора и от его пистолета. Даже в темноте было видно, что на Мэдлин лица нет. Оно застыло, в нем не было ни кровинки. Странно, но Колин думал, для того чтобы лишить мужества Мэдлин Гринуэй, потребуется нечто гораздо большее, чем скелет ростом в семь футов. «Может быть, воспоминания нарушили ее спокойствие», – подумал Колин.

– Полагаю, со временем начнут возражать гробовщики, если все в благородном порыве начнут жертвовать свои останки, – сказал Колин. – Это разорит их бизнес.

Доктор Огаст оценил эту шутку, выгнув бровь.

– Мне кажется, я немного переусердствовал, мистер Паллатайн практически запретил мне находиться с ним рядом, – заметил доктор Огаст. – Не пускал в дом. Мне пришлось дать взятку одной из его служанок, чтобы она сообщала мне о состоянии его здоровья. Когда он умер, она дала мне об этом знать. Я смог забрать тело. И поскольку служанка потеряла доход, который получала за информацию, она подкинула мне идею о похитителях трупов. Похоже, ее дружок – один из них. Зарабатывает приличные деньги, продавая тела.

– Прислуга. Не всякой прислуге можно доверять, – заметил Колин. Он не был уверен, что доктор в своем уме, что у него нет психических отклонений.

– Да поймите же, я был помешан на этом, – сказал доктор. – Мне неприятны похитители трупов из принципиальных соображений. Это отбросы общества. И за последние несколько недель вы, несомненно, узнали об этом, мистер Эверси. Мне понятен тот ужас, который должны испытывать люди, узнав, что вечный покой близких однажды ночью мог быть нарушен похитителем трупов с лопатой. Но как, Господи, мы должны улучшать профессионализм хирургов, наши знания в области человеческого тела или спасать жизнь людей, если в наших больницах не будет трупов, на которых можно практиковаться? Подумайте о той боли, которую можно было бы предотвратить или излечить…

Доктор посмотрел на Мэдлин. Мэдлин не шелохнулась. Она не кивнула, не подняла удивленно брови, не вздохнула. Она просто ждала.

– И если дорогому вам, близкому человеку потребуется хирургическое вмешательство… Разве вы не предпочтете врача, который исследовал: или разрезал настоящее человеческое тело, а не сделанный из папье-маше муляж? Потому что студенты часто именно это вынуждены делать. Но у нас нет достаточного количества трупов для практики, и законы не позволяют нам получать их в нужном количестве. И да поможет мне Бог, если смертельных исходов в моей практике прибавится, потому что в какой-то момент мне просто не хватит мастерства. Подумайте об этом, прежде чем судить меня за покупку тел. В общих могилах на эти трупы никто не претендует. Все дело в том… Похитители трупов существуют, потому что они нужны.

– Мы не собираемся выдвигать вам обвинения, доктор Огаст, – тихо произнесла Мэдлин. – Мы просто хотим получить ответы.

– Кто-нибудь еще, кроме служанки, знает об этом? – задал вопрос Колин.

– Только служанка, Мэри По, и еще «джентльмен», – с иронией в голосе сказал доктор, – с которым я имею дело, когда покупаю трупы. Его зовут Критчди.

– Как все произошло, доктор Огаст? Когда начался шантаж?

– Однажды поздно вечером я находился у себя в кабинете, когда он появился на пороге. Невысокого роста, крепкий, с редкими волосами, в очках. Он был настолько обыкновенный, что я не поверил своим ушам, когда он сказал… когда он сказал эти слова. Я, как ни странно, рассмеялся. От неожиданности, полагаю. Я попросил его повторить сказанное. И потом… мне уже было не до смеха. Он сказал мне очень спокойно, что ему известно о моих делах с похитителями трупов. И еще он сказал, что думает, если об этом станет известно в обществе, то от моей репутации, от моей семьи, да что там, от семьи, от моей жизни останутся руины.

– Все то, от чего шантаж становится весьма действенным средством, – с иронией заметил Колин.

– Верно, мистер Эверси, – скривив губы, признал доктор. – В обмен на его молчание этот человек предложил, причем в очень вежливой форме, заплатить ему деньги и назвал огромную сумму. Я сказал, что у меня нет денег, чтобы ему заплатить. Но что интересно, он предложил мне своеобразный выбор: могу ли я выдать ему секрет? Он думал, что у меня, поскольку я лечу королей и графов, есть что-нибудь эдакое, что может стоить приличной суммы денег. Я всячески избегал делиться секретами королей и графов. Но если вы говорили с Элеонорой, тогда вам известен секрет, который я рассказал этому человеку. Хотите сигару, мистер Эверси?

– Спасибо, с удовольствием. – Колин даже глазом не моргнул, когда доктор сменил тему, однако ему стало не по себе.

– Миссис Гринуэй, будьте любезны, они в коробке за вашей спиной. Я бы предложил вам бренди, но мне нужно наполнить графин, он пустой.

– Спасибо, доктор Огаст, со мной все в порядке без бренди и сигар. – Мэдлин нашла коробку, достала две сигары и обрезала концы. Доктор снял со свечи стеклянный шар, и они прикурили сигары от пламени свечи.

– Вы, случайно, не заметили, какие пуговицы были на камзоле у этого джентльмена, доктор Огаст, – дымя сигарой, спросил Колин.

– Прошу прощения, мистер Эверси? – Доктор Огаст замер.

Колина позабавило, что из всех необычных тем, которые обсуждались последние несколько минут, только эта поразила доктора.

– Он был в сюртуке е перламутровыми пуговицами, мистер Эверси. – Доктор Огаст бросил взгляд на скелет мистера Паллатайна, который тоже блестел, хоть там и не было перламутра. – Меня заинтересовало, что человек, который мог позволить себе такой сюртук, прибегнул к шантажу. Пуговицы я заметил, потому что остальная одежда была мрачной, а пуговицы отражали свет.

– Может быть, вы заметили какие-то другие отличительные особенности?

– Помимо тех, что я описал вам? Нет, мистер Эверси. Мне показалось, что он взялся за эту работу с некоторым раздражением. Очень неохотно. Я понял, что его что-то тяготит.

Наступила тишина. То же самое можно было сказать о любом из присутствующих.

Колин затянулся дымом сигары, словно это был кислород. Сигара напоминала ему о прошлой жизни: о возвращении домой из клубов, о вечерах в борделях и о тихих вечерах в Пеннироял-Грин в окружении братьев в одной комнате, тогда как женщины вели о них свои разговоры в другой комнате.

– Отличная сигара, – тихо произнес он.

– Это моя слабость, – кивнул доктор в ответ на благодарность Колина.

Они еще немного покурили в тишине: сигары были нацелены в потолок, пистолеты – на Колина и доктора Огаста.

– Знаете, мистер Эверси, ходят слухи, будто за вашу поимку назначено вознаграждение в размере ста фунтов? Но газеты об этом пока не пишут. Об этом говорит персонал, здесь, в больнице, а они слышали на улице. Сто… фунтов, – грустно покачал головой доктор Огаст.

– Сто фунтов? Я сгорал от желания узнать, сколько же я стою. Мои кредиторы посчитают это забавным.

– На сто фунтов можно купить много трупов, – с улыбкой произнес доктор.

Колин, который мог ответить на все, что угодно, растерялся.

– Я не верю, что вы убили Роланда Тарбелла, мистер Эверси, – вдруг сказал доктор Огаст.

– Не верите? – Сердце Колина учащенно забилось.

– В вас нет ничего маниакального, а я встречал и изучал множество людей, безнадежно больных этим. След шантажа очень интересен, в действительности дьявольски умен. Ваш судебный процесс явился карикатурой на спешку и простоту. И потом, зачем, черт возьми, убийца станет задерживаться в Лондоне?

– Потому что дороги из Лондона, возможно, патрулируют солдаты? – Колин всегда становился несерьезным, когда прямо на него был нацелен пистолет:

– Сто фунтов. – Доктор Огаст улыбнулся, не вынимая сигары изо рта, потом сделал глубокую затяжку, словно высасывал из нее решение.

Колин проделал то же самое. Сердце билось в замедленном ритме, и вдруг стали заметны даже самые незначительные движения. Он увидел, как дернулся на пистолете большой палец Мэдлин. Колин стал судорожно подбирать способы, как можно выхватить пистолет у доктора. Может, ударить его ногой в пах и схватить за запястья?

Колин выпустил дым изо рта, который причудливой формой повис у него над головой, прежде чем плыть дальше. Аромат был божественный. Тот факт, что, возможно, это его последняя сигара в жизни, придавал пикантности моменту.

– Вы намерены рассказать властям, что видели меня, доктор Огаст? – лениво спросил Колин. – Вы знаете, что мы не позволим вам удерживать нас.

Угроза повисла в воздухе, как дым сигары. В комнате стало тихо, и эту тишину можно было бы назвать уютной, если бы не два пистолета, нацеленные на присутствовавших здесь людей.

Доктор долго молчал, даже взглянул на скелет мистера Паллатайна. Потом хохотнул, но это нисколько не успокоило Колина.

– Этот человек заставил меня предать друзей, мистер Эверси. Информация, которую я предоставил, очевидно, была использована для спасения вашей шкуры. Но я сделал это ради спасения своей собственной. И возможно, сотен и даже тысяч людей, потому что я – врач. Мы можем с вами спорить, чья жизнь дороже, ваша или моя, но только вашу жизнь оценили в сто фунтов, мистер Эверси.

Доктор откинулся на стуле. У него был самый простой пистолет: медь, полированное ореховое дерево. Никаких русалок.

– И… если вы увлечетесь в поисках доказательств вашей невиновности и раскроете мои секреты, я пожалею, что не убил вас здесь и сейчас. Единственной свидетельницей была бы миссис Гринуэй. Для меня это очень привлекательное решение. Я вполне мог бы сделать это, потому что, несмотря на то уверенное обращение миссис Гринуэй с пистолетом… она не воспользуется им, чтобы убить меня.

Последнее предложение доктор сказал мягко, почти извиняющимся тоном. Как будто раскрывал еще один секрет, на этот раз секрет Мэдлин. Она никак не отреагировала на его слова, только немного вздернула подбородок, возможно, это была защитная реакция.

– У меня есть средство, чтобы избавиться от вашего тела, мистер Эверси, если я захочу. – Еще один взгляд в сторону скелета. – Решающее слово о том, что с вами сделать, было бы за миссис Гринуэй.

– Учитывая содержание нашего разговора сегодня вечером, доктор Огаст, эта мысль приходила мне в голову. – Колин опять вел себя несерьезно. Он размышлял: сможет ли уклониться от пистолета, стреляющего с близкого расстояния?

Доктор Огаст наклонился вперед, и нацеленный ствол пистолета приблизился к Колину. Кровь застучала у него в ушах. Ему пришло в голову, что доктор отлично знает физиологические реакции организма на страх и совершенно точно знает, что происходит у него внутри.

– Все это я говорю не для того, чтобы напугать вас, мистер Эверси, верите вы мне или нет, – продолжал доктор. – Это чтобы вы знали, что мне понятны ставки. Я понимаю все свои возможности и их последствия.

– Поверьте мне, доктор Огаст, мы – тоже. Доктор кивнул.

– Но вот что самое главное, мистер Эверси: мне безразлично, как кто-то к вам относится, и я не верю, что вы убили Роланда Тарбелла, и мне не надо денег больше тех, что у меня есть. У меня есть моя работа, мой дом, моя семья. Но я верю, что в данный момент у вас больше причин найти преступников, чем у меня.

Он передал пистолет Колину.

– Вам это нужно.

Колин был счастлив, что его облегченный выдох скрыл дым сигары. За последние несколько минутой потерял не один год своей жизни.

Колин спокойно взял пистолет у доктора Огаста, и хотя сердце все еще бешено колотилось в груди, внутри все ликовало: наконец-то у него пистолет!

Как только пистолет оказался у него в руках, Мэдлин заблокировала свой и убрала.

Неужели у Мэдлин есть причина так преданно относиться к доктору? – подумал Колин. Неужели она действительно подумала, что доктор Огаст мог его убить? Но почему, черт побери, она так преданна ему? Тем более, когда прошел слух о вознаграждении за поимку Колина?

– Я не держу порох и пули здесь, в кабинете, мистер Эверси. Поэтому у вас там есть одна пуля. Надеюсь, вам она не пригодится, Только, пожалуйста, найдите тех, кто это делает; И остановите.

– Спасибо, доктор Огаст. Если на то будет воля Божья, я верну вам пистолет. И сохраню ваши секреты, если это в моих силах.

– Я сделаю точно так же, мистер Эверси, – улыбнулся доктор. – Да, вот еще что: возможно, сегодня вы передвигались по Лондону более-менее незамеченным, подняв воротник и надвинув шляпу, но я бы не стал рассчитывать на такие меры предосторожности в последующие дни. Слухи о вознаграждении будут распространяться, а жадные глаза, сами знаете, есть повсюду. Вы можете на ночь остаться здесь, у меня в кабинете, если вам негде больше остановиться. Я знаю, как вам выбраться отсюда утром и добраться до следующего места, оставаясь незамеченными. Клянусь, здесь вы будете в безопасности. Все остальное – решать вам.

Колин сделал глубокий вздох и повернулся к Мэдлин.

– Останемся? – Он решил подключить ее к принятию решения. И подумал, что ему спокойнее, когда Мэдлин рядом.

Спустя мгновение Мэдлин кивнула, и Колин, повернувшись к доктору, энергично пожал ему руку. Доктор поклонился Мэдлин и собрался уходить.

– Доктор Огаст…

Доктор остановился.

– Вы не осмотрите лодыжки мистера Эверси?

Колин медленно поднял глаза на Мэдлин и едва заметно покачал головой. Он устал от всего, что напоминало ему о Ньюгейтской тюрьме и его слабости. С ним нее в порядке.

– Кандалы? – Доктор Огаст произнес это спокойным тоном. При этом он словно засветился изнутри, потому что здесь он был в своей стихии, здесь он мог принести пользу, теперь Колин Эверси действительно представлял для него интерес. – Давайте-ка снимем сапоги, Эверси. Подойдите ближе к столу.

Доктор подвинул лампу, помог Колину снять сапоги, и пока Мэдлин наблюдала за процессом со своего места у стены, снял повязки и издал звук, похожий на довольное хрюканье.

– Раны заживают, но надо наложить хорошую повязку, чтобы не натирало, иначе они никогда не заживут.

Доктор взял вату и пузырек, наполненный темной жидкостью с резким запахом, и аккуратно, но уверенно, со знанием дела, чем напомнил ему действия Мэдлин, обработал лодыжки Колина, Он чувствовал небольшое жжение, но лекарства, которые помогают, обычно жгут, и Колин с интересом наблюдал за уверенными движениями доктора Огаста.

Он смазал раны мазью зверобоя и наложил чистые повязки на каждую ногу. Колин натянул чулки и почувствовал значительное облегчение.

– Спасибо, сэр.

– Есть еще ушибы, ранения, которые необходимо осмотреть?

– Пока нет, – криво улыбнулся Колин.

Доктор Огаст улыбнулся в ответ, словно хотел сказать: всему свое время. Учитывая задачи, стоящие перед ним, подумал Колин.

– Удачи вам, мистер Эверси. Полагаю, у вас девять жизней, и, по моим подсчетам, осталось семь. До свидания, миссис Гринуэй. Я полагаю, утром вы захотите навестить служанку мистера Паллатайна. Я вернусь на рассвете, чтобы вывеси вас отсюда. Будет неплохо, если к этому времени вы проснетесь и будете готовы отправиться в дорогу.

– Эта дверь закрывается снаружи, доктор Огаст?

– Я не запираю ее. Ночной персонал привык, что она открыта. Но вам прядется проявить осторожность. Как будто в таком напоминании была необходимость.

Глава 13

Доктор ушел, и они остались одни. Стояла необыкновенная тишина. Колин засунул спинку стула за ручку двери и подумал, что это стало уже привычкой.

Повернувшись, он увидел, как Мэдлин сползает по стене, у которой она стояла, на пол.

Колин смотрел на нее. В этот момент, сидя у стены в полутемной комнате с пистолетом ее умершего мужа на коленях, Мэдлин не была похожа на женщину, которая перехитрила и подкупила британских солдат, обвела вокруг пальца многотысячную толпу и английское правосудие, чтобы украсть с эшафота его жалкую, но, несомненно, привлекательную шкуру. Она казалась маленькой, взъерошенной и бледной. Колин даже предположить не мог, что сейчас происходило в ее сердце и в голове. Но она напоминала ему человека, которому разбередили старую рану и он стоически переживает это: дышит сквозь боль, зная, что это пройдет, и веря, что силы вернутся.

«Слишком много маленьких», – сказал тогда доктор похитителю трупов. Такова была жестокая правда, и Колин знал это. Дети так часто умирали от всяких болезней, что семьи облекли свое горе в форму религиозной практичности: на все воля Божья. Почти все семьи, знакомые Колину, были большими, и почти в каждой знакомой ему семье имелась маленькая могилка на семейном кладбище, включая его собственную семью. А еще было много вдов.

Земля ушла из-под ног Мэдлин Гринуэй пять лет назад. Она потеряла все, что любила, все, что имела, все сразу.

Колин с трудом сдерживался, чтобы не подойти к ней и не погладить по голове, успокоиться самому, ведь теперь он хорошо знал, какие мягкие у нее волосы. Ему хотелось устроить суматоху в этой комнате, открыть все баночки, заглянуть в них, возможно, пожать руку мистеру Паллатайну или притвориться и как бы заново познакомиться с миссис Гринуэй. Но он не был уверен, оценит ли это Мэдлин. Йен бы рассмеялся. Оливия, возможно, тоже. Луиза отругала бы его. Может, просто поговорить о чем-нибудь?

– Вы считаете его сумасшедшим? – спросил Колин. – Я имею в виду доктора Огаста.

– Немножко, – подняла на него глаза Мэдлин, – как любого гения.

– А он гении? – Колин почувствовал укол ревности. Он бы тоже хотел быть в чем-нибудь гением. – Вы слышали, он сказал, что у меня еще семь жизней? Вы верите, что он хотел убить меня сегодня вечером?

Мэдлин задумчиво склонила голову набок:

– Трудно предугадать чьи-либо действия, мистер Эверси. Ему есть что терять: семья, карьера. Думаю, он считает, что справедливо поступил с вами. У него очень четкое и уникальное чутье на правильное и неправильное. Возможно, вам просто повезло, и вы попали в «правильную» категорию.

– Вы считаете, что он был прав, когда выслеживал мистера Паллатайна? Или когда решил покупать трупы?

– Не знаю. Но я точно знаю, что он блестящий врач, и подозреваю, что многие люди, преуспевающие в своем деле, вспыльчивы и одержимы. Все, что он делает, он делает ради своей профессии. Я думаю, он хороший человек. И потом, я не знаю ни одного человека, у которого бы не было секретов и была абсолютно чистая душа.

Как и у него самого, если уж на то пошло. Кроме, может быть, Луизы Портер. «Интересно, – подумал Колин, – что там еще может быть в прошлом Мэдлин Гринуэй?»

– Он… был добр к вам? – Колин задал этот вопрос, зная, что этим может спровоцировать более вспыльчивые односложные ответы. Он старался, но безуспешно убрать мягкость из своего голоса, потому что чувствовал, она не потерпела бы жалости. Он не мог представить, что сказал бы доктор Огаст молодой женщине, которая была больна, а ее семья умирала от оспы и которая теперь продолжает жить, когда все, что она любила больше всего на свете, погибло. Он вовсе не был джентльменом, этот доктор Огаст.

Мэдлин долго молчала. Колин решил, что она не услышала его вопроса или не поняла. Наконец Мэдлин заговорила:

– Ему не надо было быть добрым, мистер Эверси. Ему надо было быть профессионалом в своем деле. Он не был… злым. Он делал для нас все, что мог. Он делал это в интересах медицины, отчасти в интересах собственного «я» и потому, что он действительно заботится о человечестве. Но он не служитель церкви. Он лечит наши тела, а не наши души. И когда я выжила, а мой муж и мой ребенок умерли… – Мэдлин замолчала, словно собирала силы для ответа, – я уверена, доктор Огаст тоже страдал, по-своему. Он вовсе не бесчувственный, просто его трудно понять, и потом, это было давно, – добавила она, – пять лет назад.

Колин замер, словно ему только что передали в руки что-то очень хрупкое. Он не был уверен в том, что ему хочется знать всю историю миссис Гринуэй, потому что это означало, что он еще больше окажется втянутым в жизнь миссис Мэдлин Гринуэй. И хотя он не сомневался в том, что хочет оказаться в ее объятиях хотя бы на полчаса своей жизни, это было совсем другое. В конце концов, он не удержался:

Пять лет – это не очень давно. Ватерлоо было пять лет назад, а иногда кажется будто вчера.

Колин заметил, как одна рука Мэдлин медленно сжалась в кулак. «Наверное, ей хотелось закрыться в своей раковине и побыть одной хотя бы несколько мгновений», – подумал он. А тут он со своими разговорами и напоминаниями.

– Это было давно, – ровным голосом повторила Мэдлин.

Словно эти слова могли еще дальше отодвинуть все пережитое.

– У вас есть кто-нибудь из родственников?

– О да, несколько разбросанных по свету кузин. Но ни с кем из них я не сблизилась. Мой муж и мой сын были моей семьей.

Значит, она одна. Колин нутром прочувствовал это слово, холодное и твердое, как кусок мрамора с острыми краями. Одна. Семейные отношения могут быть сентиментальными и неожиданно сложными. Он подумал о своем брате, Маркусе, который однажды спас ему жизнь и который, возможно, ради любви к женщине попытался избавиться от него. Колин прогнал эту мысль. Несмотря ни на что, семья была тем, что удерживало его в этом мире. Он не смог бы прожить без нее.

– Как вы стали наемницей, миссис Гринуэй?

– Мистер Эверси, вы когда-нибудь выбираете выражения? – рассмеялась Мэдлин. Колин тоже улыбнулся. – Хорошо, я расскажу вам. Я занялась этим случайно и преуспела в этом деле, мистер Эверси. После смерти мужа денег не осталось, болеть – дорогое удовольствие. Поскольку я тоже долго болела, я потеряла магазин. Мы занимались продажей сыров. Я была в долгу как в шелку: Меня ждала долговая тюрьма. Но я знала Крокера, который покупал у нас сыры для «Логова тигра». Как-то он рассказал мне об одной проблеме. Надо было вернуть какому-то джентльмену ожерелье, принадлежавшее его жене, которое он подарил любовнице. Я подробно изложила план, как в таком случае действовала бы я. Я всегда хорошо планировала, поэтому наш магазин всегда процветал. И… меня наняли, чтобы вернуть это ожерелье. Хотите – верьте, хотите – нет, но есть такой тип мужичин, которым все равно, кто выполняет работу, до тех пор пока она выполняется. Но это доведенные до отчаяния мужчины. Мне повезло, я вернула ожерелье. Это… вскружило голову. О моей ловкости стало известно другим, у меня появились задания. Я расплатилась с долгами и никогда не переставала работать. Было интересно. Выгодно.

– Опасно. – И это слово лишь отчасти характеризовало ее работу.

– Да, – подняв на него глаза, тихо произнесла Мэдлин.

Колин вздрогнул, осознав ситуацию. Ей было все равно, она рисковала. После того как Мэдлин потеряла все; это был и заработок, и панацея от горя.

Колин подумал о себе, когда он болтался на оборвавшейся решетке, бормоча молитвы и перебирая ногами в воздухе. Его тогда спас оказавшийся рядом садовник. Он снял его, не дав разбиться насмерть, и спас от лорда Малмси, который мог его убить. А мясистый кулак Крокера в переносном смысле спас Мэдлин Гринуэй от свободного падения с ее оборвавшейся решетки.

Никто не знал лучше, Колина, как счастливая жизнь может вдребезги разбиться.

«Я преуспела в этом деле». Но Колин думал о той Мэдлин Гринуэй, которая положила монетку в башмак мальчишки, о ее нежных руках, которые обрабатывали раны почти незнакомого ей человека, вспомнил о плохом порохе в ее пистолете. Он знал, что женское начало в ней гораздо сильнее духа наемницы. И что это, в конечном счете, приведет ее к гибели.

Ценно поэтому она должна как можно скорее оставить это занятие.

Но ведь сейчас он сам был причиной, по которой она не могла все бросить. Она потратила весь свой аванс, спасая его. Он не стал бы винить ее, если бы, глядя на него, она видела только те пресловутые сто фунтов, которые, по слухам, обещали за его поимку.

Стояла тишина, было слышно, как капает и шипит воск свечи, очевидно, из-за легкого ветерка, гулявшего по кабинету. Надо было плотнее закрыть окно. Мистер Паллатайн поблескивал в своем углу и стал казаться более общительным.

«Неужели это только лишний раз доказывает, что человек ко всему привыкает», – подумал Колин.

– Миссис Гринуэй, может, сравним наши пистолеты? Мой – больше. – Колин показал свой пистолет.

– А мой – красивее. – Мэдлин улыбнулась, поняв его намек.

Снова наступила тишина. Колин старался не смотреть на нее, но это было трудно, поскольку ее привлекательное лицо было самым интересным объектом в этой комнате. Любовь, печаль и испытания лишь подчеркнули ее необыкновенную красоту. За эти годы ее характер приобрел… свой рельеф. Местами он был крутым, неровным и закрытым, где-то – мягким, как холмы Суссекса. Колина как-то странно влекло к нему, он чувствовал себя исследователем.

Но ему хотелось сделать что-нибудь толковое. Если бы Мэдлин Гринуэй была одной из его сестер, Женевьевой или Оливией, которые склонны плакать или бурлить от переполнявших их чувств, когда их что-нибудь беспокоило, он мог бы обнять ее за плечи. Будь она Луизой, он предложил бы ей носовой платок и свое плечо или прогулку по холмам, розыгрыш. Все это обычно успокаивало ее.

Но Мэдлин Гринуэй была сильной. Интересно, знала ли она, как быть слабой. Похоже, прошло уже много времени с тех пор, как она могла себе это позволить. «Я буду сильным для тебя».

Эта мысль лишила его спокойствия. Он не был уверен, что сила такого рода когда-либо требовалась от него. Каждая женщина в его жизни, включая Луизу Портер, несмотря на ее благородную бедность, всегда относилась к безопасности как к чему-то само собой разумеющемуся. Она была неотъемлемой частью их жизни в обществе. Колину же хотелось присесть рядом с Мэдлин, заключить ее в объятия, потому что был уверен: то, что начинается с утешения, заканчивается физической близостью. Мэдлин контролировала себя, но эту способность она воспитала в себе, тогда как чувственность была присуща ей от природы. И если Колин являлся гением в чем-то, так это в понимании того, когда женщина готова капитулировать, и в способности уговорить ее сделать это. Потом еще этот слух о вознаграждении в сто фунтов, который, несомненно, звучал соблазнительно для Мэдлин Гринуэй. Колин считал, что сможет укрепить ее преданность, занявшись с ней любовью.

Он представил, как приступит к этому: запрокинет шелковистую голову Мэдлин и коснется губами ее губ. Сладкий скрытый вкус глубин ее рта, ее языка. Пальцы медленно спускаются по нежной коже шеи к лифу, освобождая грудь для его ласк. Он медленно опрокидывает ее на разложенное одеяло, поднимает платье, глядя в ее темные глаза, пока устраивает свое изголодавшееся тело у нее между бедер. Она обнимает его затлею, крепко прижав к себе.

Раскаленный жар заполнил его вены, и Колин прикрыл глаза. Господи. Как давно это было. Очень давно.

Он постарался дышать ровно, чтобы успокоиться, и принял решение.

Колин сунул руку в карман сюртука, прислонился к стене и, скользнув по ней, присел примерно на расстоянии фуга от Мэдлин. Сжатые руки он положил себе на колени.

Она искоса посмотрела на него и едва заметно улыбнулась.

– Покажите вашу руку, миссис Гринуэй, – попросил Колин.

Она вопросительно посмотрела на него:

– Зачем?

– Ну… сделайте это. Хочу прочесть что-нибудь но вашей ладони.

Она недоверчиво хмыкнула, но протянула руку.

Колин осторожно вложил в нее хрустальный пузырек с лавандовой водой. Мэдлин замерла и смотрела на него почти испуганно.

– О! – В этом звуке были и изумление, и смех, и удовольствие. Восхитительный звук! Услышав его, Колин знал, что совершенно поразил ее и что она впервые с тех пор, как он ее увидел, забыла о своей осторожности. Для Колина это был самый лучший подарок, который он когда-либо получал.

– Я стащил его у графини.

На мгновение показалось, что Мэдлин потеряла дар речи. Пламя свечи падало на грани пузырька, заставляя их вспыхивать ярким светом. Мэдлин была очарована. Потом самообладание вернулось к ней.

– Воровство. Восхитительно с вашей стороны.

– Это – самое меньшее, что я мог сделать. Вы купили мне прелестную шляпу.

Некоторое время они сидели в тишине, любуясь маленьким пузырьком.

Затем Мэдлин медленно повернула к нему голову, ее улыбка погасла. Их взгляды встретились, и Колин снова почувствовал, как его, словно огонь, обожгло острое, непреодолимое желание. Сейчас. Он должен сделать это сейчас. Взять в ладони ее лицо и…

Он вдохнул, выдохнул, борясь с охватившим его желанием, и медленно отвернулся. Оба помолчали еще некоторое время. Потом Колин сцепил пальцы и вытянул обе руки вперед.

– Будем делать это по очереди, – командным голосом заявил он.

Мэдлин резко повернула голову в его сторону, рассердившись, как и ожидалось, на его командный тон.

– Что будем делать по…

– Спать, – договорил за нее Колин. Пауза.

– Ваша очередь – первая, – настойчиво, что опять же было вполне предсказуемо, сказала Мэдлин.

Колин сделал вид будто обдумывает ее слова.

– Хорошо, – согласился он с притворной вежливостью. – Не трогайте мой пистолет, пока я буду спать.

– Я даже не буду мечтать об этом, мистер Эверси.

Каждый из них остался доволен. Колин улыбался, расстилая одеяло, Мэдлин тоже не скрывала легкой улыбки. Колин был несказанно рад, что ему удалось вновь дать почувствовать Мэдлин ее силу.

Колин завернулся в одеяло и растянулся прямо на полу кабинета, оставшись в одних чулках на ногах. Он надеялся, что от них не исходит сильного запаха, поскольку Мэдлин придется ночевать в одной с ним комнате.

– Вам лучше разбудить меня на дежурство, – предупредил он.

– Разбужу. – Теперь в ее голосе слышалось изумление.

Колин смотрел на Мэдлин через неплотно закрытые веки. Она сидела тихо, он видел ее профиль, прямой нос, мягкие губы. Он притворился спящим, даже дышал глубоко и ровно, чтобы иметь возможность просто смотреть на нее.

Мэдлин сидела не шелохнувшись, только поворачивала в руках хрустальный пузырек и восхищалась блеском стекла в свете свечи. Его грани сверкали подобно зеркалам, которыми контрабандисты посылали сигналы кораблям. Потом она открыла пузырек, понюхала, коснулась пальцами горлышка, потом шеи и осторожно закрыла его.

Прошло еще некоторое время, и Колин увидел, как она косточками пальцев трет глаза. Свет свечи подсказал ему, что косточки пальцев оказались мокрыми и блестели, как хрустальный пузырек.

Разве мог Колин уснуть после этого?

Глава 14

– Ваш гроб готов, мистер Эверси.

Если он переживет это суровое испытание, думал про себя Колин, будет с благодарностью думать о мистере Огасте, но никогда не пригласит его на какую-нибудь вечеринку. Он предполагал, что подобная шутка доктора вызовет тягостное неловкое молчание.

Это был простой сосновый гроб, свежевыструтанный, с выступившими капельками смолы. В такие гробы помещали преступников после казни, если у них не было семьи, которая забрали бы их. Каждый год тысячи людей попадали в таких гробах в общие могилы, и больница заготавливала их десятками.

Ни у кого даже вопроса не возникнет по поводу вывоза гроба из больницы. Доктор оказался очень умным.

Он попросил, чтобы гроб был готов на рассвете, и поэтому стоял теперь прямо у двери своего кабинета. Мэдлин должна была сыграть роль родственницы, пришедшей забрать тело, и это тоже вряд ли могло вызвать вопросы. Город обычно вздыхал облегченно, когда тело забирали родственники, поскольку рытье общих могил было обременительным делом для лондонских властей.

– На левой стороне гроба я шилом просверлил дырки, мистер Эверси. Если вы повернете голову влево, то не задохнетесь. Постарайтесь не чихать, если не хотите, чтобы носильщики уронили вас от ужаса и не переломали вам руки-ноги. Они-то думают, что несут вас на кладбище.

Колин и Мэдлин уставились на гроб. Изнутри он заботливо был устлан соломой, словно Колин был похож на наседку, готовую отложить яйца.

Мэдлин не доставило никакого удовольствия наблюдать за тем как Колин забирался в гроб. Но она была благодарна, что у нее появилось несколько минут, чтобы подумать.

Она разбудила Колина на дежурство, как и обещала. Со слабой улыбкой на лице он поприветствовал ее и сел у стены, а Мэдлин прилегла на одеяло. Она поспала несколько часов, но сон был поверхностным, полным ярких, почти тревожных сновидений, и она помнила, что ей снился Колин Эверси. Мэдлин не чувствовала себя отдохнувшей.

Она подняла руку, словно поправляла волосы, и поднесла внутреннюю сторону запястья к носу. Мэдлин сразу уловила запах лаванды и почувствовала радостное волнение, представив, как Колин Эверси крадет пузырек с лавандовой водой со столика графини.

Значит, он с самого начала уловил лавандовый запах, который исходил от нее. У Колина Эверси вообще была способность все замечать.

Он был совсем не таким, каким она его себе представляла. Нет, это неправда. Он был таким, каким она представляла его себе, судя по прочитанным материалам. Он был раздражительным, несерьезным, самоуверенным и невероятно обаятельным. Просто она не думала, что у него глубокий ум, что юмор – его защитный механизм, а его обаяние – результат поразительной проницательности и даже… вежливости.

Пять лет назад Мэдлин глубоко и тяжело переживала гибель семьи. Но, по правде говоря, за исключением некоторых моментов слабости, которые неизбежно накатывали на нее, печаль ее больше не терзала. Только ее призрак неотступно следовал за ней по жизни, придавая этой жизни глубину и серьезность. От этого Мэдлин становилась мягче и одновременно сильнее.

Колин Эверси видел ее слабость, окружил Мэдлин вниманием, потом подарил ей лавандовую воду. Прикоснись он к ней прошлой ночью, она бы с легкостью уступила ему. Этот мужчина знает, как соблазнить. Мэдлин ни на мгновение не сомневалась в том, как сильно он ее желает.

Но он не прикоснулся к ней.

Сегодня утром, после того как они позавтракали тем, что осталось от еды, собранной графиней, оба быстро умылись из тазика доктора и воспользовались ватой из кабинета вместо полотенца. Мэдлин тряхнула волосами, провела по ним рукой вместо расчески перед зеркалом и снова заколола их булавками.

Колин Эверси не сводил с нее глаз.

Какое-то время Мэдлин притворялась, будто не обращает на него внимания. Но потом не удержалась и бросила на него косой взгляд.

– Я бы заплатил, чтобы понаблюдать, как вы это делаете.

Он сказал это ленивым голосом, но в словах скрывалась такая страсть, что какое-то странное ощущение обожгло ее и горячей медленной волной разлилось по позвоночнику. У Мэдлин перехватило дыхание.

Такие простые слова. Такие земные. Но они выражали желание. Такое яркое и мощное, какого Мэдлин никогда в жизни не испытывала. Обаяние Колина таило в себе опасность.

Она с улыбкой, удивленно приподняв брови, посмотрела на него, прежде чем захлопнулась крышка гроба. Не очень приятный момент, но она почувствовала облегчение, потому что очень хотела побыть одна и разобраться со своими мыслями.

Притворяясь якобы родственницей, провожающей члена семьи на кладбище, Мэдлин шла следом за гробом с таким видом, словно была убита горем.

Как оказалось, двое носильщиков, прибывших по звонку колокольчика, чтобы вынести гроб и поставить его в повозку, не интересовались ни Мэдлин, ни Колин. У них было что обсудить.

– Сто фунтов за Колина Эверси! – сказал один другому. – Можешь себе представить!

Сто фунтов за Колина Эверси. Мэдлин никак не могла уснуть. Сто фунтов – и она снова будет свободна.

Мэдлин и глазом моргнуть не успела, как эти двое погрузили сосновый гроб в повозку, к счастью, не заметив дырок, просверленных на одной стороне и прикрытых соломой, и ушли, топая сапогами.

Человек, который якобы стоил сто фунтов, тихо лежал в деревянном ящике.

Доктор Огаст все это время вел себя отчужденно и вежливо. Он помог Мэдлин сесть в повозку и с безучастным видом положил ей в ладонь несколько банкнот, которые она сунула себе в рукав.

Мэдлин ударила поводьями лошадей, которых нашли для транспортировки гроба, повернулась к доктору Огасту и прочла по его губам: «Счастливого пути».

Тишина и сила привычки разбудили Маркуса Эверси рано. Он был один в лондонском доме, потому что его ошеломленная, – и, возможно, надолго – семья вернулась в Пеннироял-Грин, включая Луизу, готовиться к его свадьбе. За все эти годы Эверси натворили много дел, но никогда еще ни один из них не исчезал в клубах дыма с эшафота.

Маркус, к сожалению, задержался в Лондоне, потому что не мог побороть свою природу или свою кровь.

По природе он был основательным человеком, торговцем, любителем денег, и на этой неделе в клубе «Меркурий» намечалось важное собрание, на котором должно было состояться формальное принятие в клуб нового члена. Маркус не мог пропустить такое событие.

По крови он был настоящим Эверси. Поэтому с самого начала подозрительно относился ко всему, что касалось Редмонда.

А новый член клуба «Меркурий» оказался управляющим Айзаи Редмонда.

Странно, что человеку такого социального положения, как Бакстер, дают полноправное членство клуба «Меркурий». Но возможно, потому что сам Айзая Редмонд выдвинул это предложение и потому что Бакстер выступал в роли неофициального секретаря клуба со времени его создания и успешно управлял делами, ни один открыто не выразил своего протеста. Бакстер неофициально уже несколько месяцев был принятым и действующим членом клуба, пользуясь значительными привилегиями, которые давало это членство: великолепной столовой клуба, кабинетами, современным экипажем. Он был вхож в те социальные круги, которые отклоняли его в качестве простого управляющего, имел возможность объединить свои деньги с состоянием других успешных людей и, таким образом, значительно увеличить свое состояние.

Маркус начал задумываться, не возражает ли он сам.

Он, как и все, выступал за равноправие, когда это касалось ведения дел с теми, кто имел более низкий социальный статус.

И тем не менее.

С бухгалтерскими книгами клуба все было в порядке. Но Маркус считал, что цифры приятно успокаивают его. Он думал, что внимательный взгляд на книги, возможно, отвлечет его от пронзительного осознания того, что его своевольный младший брат, похоже, все еще жив и, возможно, тайком, решительно пробирается назад в Пеннироял-Грин к голубоглазой, золотоволосой женщине, которая должна была, так или иначе, выйти замуж за Эверси.

Понимая, что о Колине ничего точно не известно, Маркус знал, что должен дать Луизе возможность отказаться от его предложения. Но сама мысль об этом причиняла ему буквально физическую боль, и на мгновение в фойе собственного дома он потерял способность видеть и двигаться.

Маркус безнадежно влюбился в Луизу Портер, когда ему было тринадцать лет, на пикнике. Колин стащил у нее шляпку, а Маркус вернул ее. И то ли из-за ее застенчивой благодарности, то ли из-за тихого восхищения в необыкновенно голубых глазах, но, передавая ей шляпку, Маркус вместе с ней отдал ей свое сердце. Ему казалось, что он один во всем мире знал, какое у него положение, потому что каждый молодой человек в Суссексе, пусть на короткое время, был влюблен в Луизу и потому что все с удовольствием наблюдали за романом Колина с Луизой Портер. Колин проявлял фантазию и действовал без особого напряжения. Впрочем, он всегда проявлял фантазию и не напрягался.

Однако Маркус был настроен переплюнуть его в этом деле.

Все, чего он хотел и чего добивался, требовало от него предельной концентрации сил и решительности. Маркус знал, что он красив, что по всем параметрам является выгодной партией. Но Маркус не был Колином, он не мог заставить Луизу Портер любить его.

И хотя он никогда не поддавался мрачным мыслям, ему казалось, что он не переживет, если… Луиза ему откажет.

Получасовой галоп по пока еще не запруженным улицам Лондона выветрил из его головы тоскливые мысли. В дверях клуба, украшенного красивыми колоннами, его встретил сонный, незнающий свое дело дворецкий. Маркусу представили все бухгалтерские книги клуба. Он сел в кресло в гостиной и стал их просматривать. Несколько страниц – а Маркус обожал ровные ряды цифры, так же как Колин обожал поэзию, – и настроение у него улучшилось. Записи были выполнены весьма тщательно. Четким почерком были записаны колонки дат, покупок, расходов, имена торговцев и служащих.

Маркус из суеверия вернулся к той дате, когда все в его жизни изменилось. В тот день был убит Роланд Тарбелл, и Колина посадили в Ньюгейтскую тюрьму.

Судя по записям, в тот день в клуб доставляли уголь, яйца и молоко; еще расплатились с мастером по ремонту сбруи, потому что в прошлом году клуб приобрел прекрасный экипаж. Этот день стал катастрофой для семьи Эверси, но для всех остальных жизнь шла своим чередом.

Маркус перевернул страницу. На следующий после убийства день, отметил он, служащие клуба получили жалованье: сам мистер Бакстер, миссис Лунд, Роберт Белл, Марта Катберт, Дейзи По, целый список имен. Лакеи, догадался Маркус. Он с любопытством полистал страницы книги; жалованье, как правило, выплачивалось каждую неделю в один и тот же день, и заработок Бакстера вырос на несколько сотен фунтов. Увеличение жалованья началось после убийства.

Маркус задумался, постукивая пальцем по странице книги. То, что он делил свою жизнь на «до убийства» и «после убийства», вовсе не означало, что это имело какое-то особенное значение.

Но что интересно, кучера экипажа миссис Редмонд тоже звали Роберт Белл. Маркус хорошо знал его; круг опытных кучеров был элитным и относительно равноправным в обществе, поскольку среди молодежи считалось модным управлять своими собственными экипажами, и все они учились этому делу у людей, которые подобным занятием зарабатывали себе на жизнь. Маркус сам получил несколько уроков от Роберта Белла, оттачивая свое мастерство править лошадьми.

Роберт Белл – достаточно распространенное имя. Нет никаких сомнений, что он – просто лакей или постоянный служащий. Клубу, где членство отчасти требует от них самих быть опытными кучерами, нет нужды нанимать кучера. И все же.

Из чистого любопытства Маркус пролистал книгу назад, чтобы посмотреть, когда появилось в ней имя Роберта Белла. Он обнаружил, что первый раз оно появилось три месяца назад. Но свое жалованье он получал не и одни и те же дни и не всегда вместе с остальными служащими.

Интересно, но это не обязательно должно настораживать. И все же нерегулярное вознаграждение подразумевало, что Роберт Белл не являлся постоянным служащим клуба.

Маркус закрыл книги, довольный и впечатленный записями, но встревоженный. У него появилось какое-то странное ощущение, которое он никак не мог определить. Он снова пытался анализировать свои чувства к Луизе и то, как изменилась его жизнь после исчезновения Колина с эшафота.

Но уже через несколько мгновений Маркус знал, что это ощущение никак не связано с Луизой. Его словно влекло куда-то. Маркус вспомнил, что нечто подобное происходило с ним в тот день, когда его потянуло на берег реки Уз, которая протекает по землям Эверси. И как раз вовремя. Он успел спасти Колина, который едва не утонул.

Прошло уже несколько лет с тех пор, как Мэдлин держала в своих руках вожжи, но она очень быстро все вспомнила, и лошадь, похоже, знала свою работу, шевелила ушами, слушая ее команды или реагируя на вожжи в ее руках. К тому времени, когда они достигли Лондонского моста, она уже успокоилась, поверив в свои способности управлять повозкой. Солнышка припекало, и Мэдлин радовалась, что у нее есть шляпка, которую Колин позаимствовал у графини. Мэдлин прикрывала ею лицо не только от солнца, но и от любопытных взглядов.

Вот только в шуме просыпающегося Лондона и в стуке колес по булыжникам она не сможет услышать царапания Колина в гробу, если он там начнет задыхаться.

От одной этой мысли она сама едва не перестала дышать. Но вместе со страхом пришло чувство раздражения и нетерпения.

Сто фунтов. Этого было достаточно, только-только хватило бы, чтобы уехать в Америку и расплатиться за ферму, которую она приобрела. Она смогла бы покончить со страхом и неопределенностью прямо сейчас, если направила бы эту повозку вместе с Колином в качестве подарка прямо к кабинету министра внутренних дел. Колин встал бы из гроба и указал на нее: «Она сделала это! Она унизила всех вас, выкрала меня с эшафота на глазах тысяч людей!»

Но ни один человек не поверил бы ей. Разве могла все это сделать женщина? Все сочли бы эти слова бредом. Она заплакала бы, безбожно солгала и стала богаче на сто фунтов. Через несколько дней ее волосы развевались бы на морском ветру, и вокруг на много миль была бы только синяя морская гладь. Ей не надо было бы думать о солдатах с нацеленными на нее пистолетами. У нее могли бы появиться новые воспоминания, а старые – ушли бы в сны, включая Колина Эверси.

Но теперь все изменилось, и это приводило Мэдлин в ярость. Она чувствовала себя какой-то беззащитной, сидя на этой повозке, и знала почему. Уже много лет одиночество было гарантией ее безопасности, теперь же она ощущала себя… одинокой. С сопутствующей этому одиночеству уязвимостью. Виной всему Колин Эверси. Она давно нашла свое утешение в призрачной безликости, особенно в целительном полумраке, где она ни о ком не волновалась, ни о ком не заботилась, лишь методично зарабатывала деньги, чтобы начать новую жизнь.

Но теперь Мэдлин ощущала внутреннее непонятное давление, почти… тягу. И это было связано не столько с нетерпеливым ожиданием отъезда… Интересно, семена когда-нибудь обижаются на солнце, зная, что оно будет светить без пощады и не оставит им выбора, кроме как поднимать свои головы из безопасного земляного укрытия и цвести.

И потом есть вероятность, что их растопчут.

Лошадь стала прясть ушами, очевидно, ей передалось напряжение Мэдлин. Она поспешила пробормотать какие-то успокаивающие слова.

Они медленно ехали через Лондонский мост, под которым текли грязные воды Темзы, разнося зловонный запах. Было еще рано, но движение на мосту становилось все более интенсивным, и ее повозка катилась рядом с другими, которые везли в город товары – пиломатериалы, капусту, кур в корзинах, – и рядом с экипажами из Саутуорка, которые ехали в город по делам. Все смотрели в сторону повозки Мэдлин, тащившей гроб, и быстро отводили глаза.

Мэдлин нигде не видела солдат, ни верхом, ни пеших. Мимо промчалась, сверкая на солнце, четырехместная коляска с двумя молодыми прелестными леди. Напротив них сидели два молодых джентльмена, держа в руках трости. «Рановато для людей такого сорта», – подумала Мэдлин. Хотя, возможно, они возвращались с вечерники, только почему-то в открытом экипаже. Мэдлин была готова поспорить, что Колин Эверси знаком с каждым из них. Она подумала о его непринужденном поведении с графиней, об искренней привязанности, которую они, похоже, питали друг к другу.

Мэдлин никогда не жила такой жизнью и никогда не стремилась к ней. Скорее всего она вообще не встретила бы Колина Эверси. Ее жизнь была заполнена работой, но не тяжелой, радостью и скромными вечеринками. Ее потребности удовлетворялись, и она была счастлива. До тех пор пока не потеряла все.

А потом она была очень и очень занята.

Сто фунтов.

Наступал еще один, по всей видимости, очень жаркий день. Мэдлин чувствовала, как у нее взмок затылок, несмотря на шляпку, и потекло под мышками. В воздухе и в небе не было даже намека на дождь, но в это время года должен был пройти хотя бы один сильный ливень. Мэдлин подумала о платьях в шкафу в ее съемной комнате, которые были чище, светлее и… симпатичнее того, что было на ней сейчас. Вещей в ее комнате было немного, но она скучала по ним. Вещички, напоминавшие о ее прежней жизни, были заботливо упакованы в дорожный сундук, подготовленный для путешествия, и она хотела их увидеть. Несомненно, Крокер был прав: возвращаться пока еще опасно.

Следуя указаниям, которые дал ей доктор Огаст, Мэдлин, оглянувшись, направила лошадь на Грейсчёрч-стрит. На повороте гроб немного сместился в повозке, и у нее гулко застучало сердце. Неужели он стукнулся?

С Грейсчёрч-стрит она проехала мимо лесистого сквера, который напоминал очаровательный Холланд-парк, и свернула на Лайкен-лейн. Мэдлин остановилась у дома номер двенадцать, спрыгнула с повозки, подошла сзади и просунула палец в одну из просверленных в гробу дырочек. Она чувствовала, что сходит с ума от волнения, хотя с тех пор, как за Колином закрылась крышка, едва ли прошло тридцать минут.

Изнутри ее палец схватили и тихонько сжали. Она, должно быть, чрезмерно устала. Горло сдавило. Неужели это слезы? Надо надеяться, никому не покажется странным, что она разговаривает с гробом. – Я быстро, – прошептала она. Когда Мэдлин поднималась к дому номер двенадцать, ей хотелось знать, как она выглядит. Платье скорее всего сильно измято, учитывая, что она спала в нем. На этой улице в тени огромных деревьев располагались уютные, респектабельные дома, и ей хотелось, чтобы она производила впечатление жительницы этой или другой, похожей на эту, улицы.

Мэдлин оглянулась. Час был ранний, и восходящее солнце окрасило дома в янтарный цвет. Домашняя прислуга, которая не проживала вместе с хозяевами, шла на работу, каждый сворачивал к своему дому.

Мэдлин взялась за дверное кольцо, стукнула дважды и подождала, прислушиваясь к тому, что происходит за дверью. Услышав быстрые шаги по мраморному полу холла, она немного отступила назад.

Когда дверь распахнулась, Мэдлин увидела не экономку, а ту, которая могла быть только хозяйкой этого дома. У женщины было узкое, но симпатичное лицо, серые глаза и копна белокурых волос, закрученных сзади в огромный пучок. На ней было красивое зеленое платье с кружевным лифом.

Женщина с удивлением рассматривала Мэдлин.

– Неужели еще одна, – пробормотала она.

– Мадам, простите… – начала Мэдлин. Женщина выпрямилась, сделала глубокий вздох и стала говорить. Голос ее слегка дрожал.

– Мадам, я знаю, мой Джонас был страстным мужчиной. По делам он часто отлучался из дома. Я понимаю, у мужчин есть свои потребности. Это был мой крест. Но скажите мне вот что: как бы вы себя чувствовали, если бы узнали, что через несколько лет по всей Англии будет расти целая армия молодых людей ростом в семь футов? Вы только представьте себе мое унижение! Все будут знать. А вы знаете, каково мне думать, неужели каждый ребенок с таким невероятно высоким ростом – результат невоздержанности моего мужа? Но женщины любили его. Много женщин, как я узнала позже, когда все они пришли сюда. Вы тоже похожи на тот женский тип, который ему нравился, – с горечью добавила она.

– Я…

– Наша дочь ростом более шести футов. Я, возможно, выдам ее замуж за человека одного роста с ней, и ей не надо будет носить его под мышкой, – с иронией заметила миссис Паллатайн.

– Шесть футов – отличный рост, – только и смогла произнести Мэдлин. – Но, миссис Паллатайн, боюсь, это…

– Джонас оставил деньга, которых достаточно лишь на приданое дочери и на мое содержание. Вы не найдете здесь никаких денег. Несколько женщин уже пытались, но я их всех прогнала. Удачи вам и вашему рослому ребенку, мадам. Цирковая жизнь может быть щедрой, как видите, у нас хороший дом, но путешествовать утомительно. Уверяю вас, из-за этого мужья сбиваются с пути. Желаю вам всего хорошего.

Мэдлин едва успела схватиться за ручку двери, когда она почти захлопнулась.

– Миссис Паллатайн, простите, но я пришла сюда не по этой причине. У меня нет… рослого ребенка.

Миссис Паллатайн посмотрела через плечо Мэдлин на улицу. Она увидела сосновый гроб на повозке, и на этот раз у нее на яйце неожиданно появилось циничное выражение.

– А, теперь понятно. Пожалуйста, знайте, у меня нет привычки выходить замуж за мужчин необыкновенно высокого роста или обладающего какими-то другими уникальными данными. Я собираюсь замуж за мистера Белла, адвоката, который ничем не отличается от других мужчин. Поэтому не надо кружить вокруг моего дома, как грифы, в поисках тел. Всего хорошего…

– Миссис Паллатайн я пришла не за телом. Я пришла… с телом.

Миссис Паллатайн запнулась, по лицу промелькнуло удивленное выражение. У нее больше не выло объяснений тому, зачем на ее пороге появилась Мэдлин. Потом наконец Мэдлин увидела, с каким облегчением вздохнула женщина.

– Причина, по которой я пришла сюда, совсем другая. Я хочу узнать, работает ли у вас девушка по имени Мэри? Мне необходимо поговорить с ней об этом конкретном теле.

– У меня работают две девушки по имени Мэри, обе неряхи так что можете выбирать. Сейчас они должны заниматься своими обязанностями, но одна наверняка еще спит, а другая скорее всего развлекается с… Какой сегодня день? Понедельник? Значит, с угольщиком. А что вы хотели?

– Мы уверены, что в этом гробу – тело члена семьи Мэри, и надеемся передать его ей. Иначе придется ехать на кладбище для бедняков и хоронить его в общей могиле. Я – из больницы Эддерли.

Теперь миссис Паллатайн, немного нахмурившись, внимательно изучала Мэдлин.

– Меня послал доктор… – Мэдлин вовремя поняла, что в этом доме с доктором Огастом могут быть связаны не самые приятные воспоминания, – доктор Смит.

– Вы всегда доставляете тела прямо к крыльцу, мадам? – В голосе женщины не было удивления, ее словно загипнотизировали. Оно и понятно, она никогда не слышала ничего подобного.

– В данном случае мы в последнюю минуту получили указание, когда уже были готовы ехать на кладбище, Но поскольку ваш дом находится по пути, мне было дано указание заехать и выяснить. В больнице Эддерли мы прилагаем все усилия, чтобы найти родственников тех пациентов, которые попадают к нам. И правительство всегда благодарно, когда родственники забирают тело.

Даже для самой Мэдлин вся история звучала нелепо, но либо искренность, с которой она ее рассказывала, либо упоминание о правительстве компенсировали этот абсурд. Иначе зачем абсолютно приличная женщина поедет с гробом через весь Лондон?

– Я пришлю сюда обеих Мэри, вы сами разберетесь, какая вам нужна. Может быть, войдете, миссис…

– Думаю, мне лучше остаться рядом с гробом, – благоразумно ответила Мэдлин.

– Вы правы, это мудрое решение, иначе здесь могут появиться похитители трупов.

Лежа в гробу на улице, Колин вдруг подумал, что последние несколько недель своей жизни он провел в небольших темных помещениях. Нельзя сказать, что в данный момент он испытывал дискомфорт. Но и комфортным это место не назовешь. Он практически не мог двигаться, всякий раз, когда вытягивал руки, крышка гроба приподнималась, между лопатками собирался пот, от соломы чесалось тело. В душу закрался страх, что в какой-то момент от него может потребоваться быстрая реакция.

Хотя в последнее время это так часто происходило, что он уже практически привык.

Колин стал размышлять. Что он сделает, если крышка гроба откроется и вместо Мэдлин он увидит кого-нибудь другого. Колин отвлекся на секунду, представив себе голубые глаза Луизы, но, кроме ужаса, в них он ничего себе представить не мог, поэтому отбросил эти мысли. Он сложил руки на груди, прикрыв пистолет. Он подумал, что мог бы изловчиться и ткнуть пальцами в глаза или…

Рука в перчатке снова коснулась его уха. Он согнул руку, чтобы дотянуться и ухватить его.

Мэдлин рискнула поднять на дюйм или чуть больше крышку. Колин даже успел разглядеть темные глаза и пушистые ресницы.

– У миссис Паллатайн две служанки по имени Мэри, она пришлет обоих. Вы можете дышать?

– Вполне.

– Чего еще можно просить от жизни? – прошептала Мэдлин.

Колин улыбнулся ей и увидел в ее глазах улыбку. Внезапно до стен его сосновой тюрьмы донеслись резкие женские голоса.

– Это мой, говорю тебе, Мэри. Пошла вон, – огрызнулся грубый женский голос.

– Откуда ты знаешь, что это твой, Мэри? – пожаловался другой голос.

Колин задумался: две Мэри. Повисла тишина.

– Я… знаю. – Голос этой Мэри был сродни низкому и мрачному ворчанию.

Убедительно, вынужден был признать Колин.

Снова наступила тишина. Потом, должно быть, вторая Мэри что-то пропищала, и Колин услышал удаляющиеся звуки ее шагов.

Колина поразило, что оставшаяся Мэри очень хотела заявить о своих правах на него. Впрочем, он знал почему. Эта Мэри, должно быть, посмотрела на гроб и сразу перевела его в денежный эквивалент.

Они нашли ту, которую искали.

Сердце Колина забилось в знакомом активном ритме, и он постарался подвинуться поближе ухом к дыркам в гробу.

– Вы совершенно точно уверены, Мэри? – осторожно и благоразумно спросила Мэдлин. – Мне сказали, что я должна привезти тело к вам, а вы знаете, что с ним делать.

– О да. – Теперь низкий голос девушки звучал по-деловому практично. – Вам нужен мой парень, Критчли. Вы придумали хорошую историю, мадам, но везти сюда тело средь бела дня опрометчиво. За два фунта я подскажу, где найти Критчли. Вы получите четыре фунта за товар, если он большой, а Критчли продаст тело хирургам. Но… Позвольте мне заглянуть внутрь, – вдруг заявила она. – Я ведь не стану покупать у вас гроб, набитый камнями.

Крышка гроба открылась, в него заглянуло одутловатое лицо, и Колин, очевидно, с опозданием закрыл глаза. Он увидел, как раскрылся рот незнакомки и раздался вопль, который обещал перерасти в вой сирены. Колин сам едва не взвизгнул.

Рука Мэдлин моментально закрыла рот девушки и прижала ее к себе. Крышка гроба захлопнулась.

Зная Мэдлин, она, возможно, даже ткнула пистолетом в ребра девушки. Но ей понадобится помощь, потому что у такого лица не могла быть миниатюрная владелица.

Колин немного сдвинул крышку гроба.

– Мне нужны только мертвые, – возмущенно заявила Мэри.

«Но живого, по слухам, меня оценили в сто фунтов», – хотел сказать Колин.

– Мэри, – голос Мэдлин звучал тихо и убедительно, – вам нужно немного проехаться е нами, обещаю, вы не останетесь внакладе. Но если вы закричите, помните, нам все известно о похитителях трупов и у вас с Критчли будут большие неприятности.

– Миссис Паллатайн, она уволит меня, точно уволит, – возмутилась Мэри.

– Мэри, у нас есть пистолеты и деньги, и мы воспользуемся и тем и другим, чтобы получить от вас то, что нам нужно.

Колин приподнял крышку гроба, но так, чтобы его голова не была видна из-за бортов повозки. Он убрал волосы с глаз, прищурился на солнце и рефлекторно взвел пистолет.

Этот звук привлек внимание Мэри, и она повернула голову, чтобы посмотреть.

– Кто… это… Кто вы, ч-черт возьми? – У нее снова открылся рот. – О Пресвятая Дева Мария! Колин Эверси!

Ее голос поднимался все выше и выше, пока не превратился в невнятный визг. Колин улыбнулся ей своей неподражаемой улыбкой. И на его глазах вся грубость девушки куда-то исчезла, а на ее месте появилась веселая улыбка. У нее оказалось полное бесцветное лицо, жирные волосы, кое-где выбивавшиеся из-под шапочки. Широко расставленные глаза цвета лазури, но очень маленькие. Они напомнили Колину ягоды смородины в рождественском пудинге.

Она смотрела на него сейчас, словно это он был рождественским пудингом.

– Колин Эверси, – уважительно выдохнула она. – Я купила билет на ваш суд, копила деньги. Критчли это не очень понравилось.

– Мэри, у нас есть к вам вопросы, – мягко обратился к ней Колин. – Мы заплатим… – за спиной Мэри Мэдлин тайком показала один фунт, – за ответы один фунт.

– Ну ладно, спрашивайте. – Мэри теперь была рада сотрудничать с ним. – Миссис Паллатайн платит очень мало.

Глава 15

Мэдлин подтолкнула Мэри, чтобы та взобралась на повозку, Колин закрыл крышку гроба, и Мэдлин ударила поводьями. Повозка повернула за угол в небольшой лесистый парк.

Единственный человек, кого они увидели, была няня с маленьким мальчиком. Женщина крепко держала его за руку, а мальчик извивался и пританцовывал, как бумажный змей на ветру, не переставая хныкать.

Больше в парке не было ни души, но времени оставалось мало. Надо было покончить с этим, пока окрестности окончательно не проснулись.

Колин выбрался из гроба, незаметно перекатился через борт повозки и сделал глубокий вздох.

Он заметил, что парк небольшой, но весьма симпатичный. Старинные дубы и буки, цветы, несколько скамеек. Колин мельком взглянул на эту красоту, затем повернулся и наткнулся на благоговейный взгляд Мэри.

Он оглянулся на Мэдлин, которой был бесконечно благодарен за возможность увидеть ее полностью. Несмотря на ее взъерошенный и помятый вид, она была для него как глоток свежего воздуха. Обменявшись взглядами, они пришли к молчаливому согласию: разговор должен вести Колин.

– Ну что, Мэри, нам известно, что доктор Огаст заплатил вам за информацию о мистере Паллатайне и вы же сообщили ему о похитителях трупов.

– Все так, мистер Эверси. Доктор Огаст платил мне, пока сердце мистера Паллатайна не остановилось. Потом я тайком сказала ему о Критчли. Критчли – это мой парень.

Мэри взглянула на Колина с таким видом, словно охотно обменяла бы Критчли на него, скажи он ей хоть слово.

– Критчли говорит, что доктор Огаст хороший клиент, платит приличные деньги за трупы взрослых людей, – добавила Мэри.

– А Критчли работает только с доктором Огастом, или есть другие заказчики?

– Он продает тела доктору Огасту и докторам в Эдинбурге, для местного колледжа.

– В Эдинбург… Но как… – Колину даже думать не хотелось о том, в каком состоянии трупы прибывали в Эдинбург. – Как он доставляет их в Эдинбург?

– О, он пользуется превосходным быстрым экипажем и доставляет их к ночи в Марбл-Майл за четыре-пять часов. Потом на пароходах их переправляют в Шотландию.

– Вы сказали, он пользуется превосходным экипажем, Мэри? Что это значит? – Вопрос Мэдлин прозвучав резко. – Это не наемный экипаж и не повозка?

– Да нет же, – презрительно фыркнула Мэри. – Этот экипаж по скорости не уступает почтовому, внутри кожаные сиденья, снаружи он весь сверкает, и запряжены в него гнедые кони! Все очень здорово подобрано. Так говорит Критчли, я видела этот экипаж только в темноте. Он принадлежит клубу «Меркурий».

У Колина едва не остановилось сердце.

– Вспомните, Мэри, какой он снаружи. Вы заметили герб, или какой-нибудь символ, или что-то еще?

– Я не могу сказать вам, мистер Эверси.

– Не можете или не скажете? – Колин чувствовал, что в его голосе отчетливо слышалось напряжение.

Мэдлин бросила на него предупреждающий взгляд.

– Критчли часто ездит в Марбл-Майл, Мэри? – продолжал наступать Колин.

– Раз в месяц. В полнолуние, в это время легче выкапывать тела. Ночи светлее.

Им представилась настолько живая и неприятная картинка, что ни Мэдлин, ни Колин несколько секунд просто не могли говорить.

– Э… понятно… А он ездил в Марбл-Майл на днях? Я был в таком месте, где луны не видно, поэтому не знаю, когда в последний раз луна была полной.

– Он скоро должен ехать, мистер Эверси. Последний раз он ездил более двух недель назад.

Колин почувствовал, как взмокли его ладони. Яркий луч надежды вызвал приступ слабости.

– В какой день, Мэри, он ездил в последний раз?

Вероятно, Колин произнес эти слова слишком напряженно, потому что на лице Мэри появилось упрямое выражение, она сделала шаг назад и нахмурилась, словно размышляя, стоит ли ей за фунт терпеть нечто другое, кроме мягкого флирта. Подумав немного, она снова подняла глаза на Колина.

Черт. Ради информации он готов поцеловать эту девушку.

Колин постарался выдавить из себя улыбку. Сделать это было трудно, учитывая его нетерпение. Упрямство палице Мэри сменилось восхищением.

– Вы помните, в какой именно день он ездил?

– Ну, это, может быть… Точно, это был вторник. В тот день я ходила на рынок и купила любимый сыр Критчли, но он не пришел, и тогда я…

Она много говорила про сыр и про что-то еще, но Колин уже больше ничего не слышал. Теперь он знал: Хораса Пила через день после убийства Роланда Тарбелла в скоростном экипаже, наполненном трупами, отвезли в Марбл-Майл.

Даст Бог, Хорас Пил все еще жив. Но зачем предпринимать такие усилия, везти его в Марбл-Майл на «огненной крылатой колеснице», если его планировали убить? В Лондоне все можно купить, включая убийство. Это убийство было достаточно легко организовать.

Вполне возможно, что они имели дело не со злым человеком, скорее, с… решительным и непреклонным.

Колин вздохнул и постарался прогнать эту мысль, чтобы она не лишила его последней надежды.

– Кому-нибудь известно о работе Критчли, Мэри?

– Знает только моя сестра. Она тоже когда-то работала на миссис Паллатайн. Теперь у нее работа получше. Моя сестра – симпатичная девушка.

– А где она сейчас работает?

– Прислугой в клубе «Меркурий». Нашла себе там любовника.

Колин закрыл глаза, возблагодарив Бога, и, ко всеобщему удивлению да и своему собственному, наклонился и поцеловал Мэри По в щеку.

Мэри прижала пальцы к лицу, словно хотела сохранить этот поцелуй навеки.

– Не рассказывайте Критчли, – прошептал Колин, – и никому не говорите, что видели меня.

– Вы неисправимы, – сказала Мэдлин, когда они отвезли Мэри По к дому миссис Паллатайн и вернулись в парк, чтобы обсудить дальнейшие действия. Мэдлин уже немного устала разговаривать с гробом. Это было абсурдно и жутко.

Сто фунтов. И она бы больше не испытывала этих мучительных эмоций.

– Просто вы тоже хотите, чтобы я вас поцеловал, миссис Гринуэй.

Колин ухмыльнулся, и что-то глубоко спрятанное внутри вдруг пробудилось в ней. Она стремилась к нему и одновременно пыталась сопротивляться этому желанию. Страх и волнение боролись в ней в эту минуту.

– С какой стати я буду хотеть того, что вы так легко раздаете? – холодно поинтересовалась Мэдлин.

– Легко! Этот поцелуй – гарантия преданности и молчания, я надеюсь.

– Неужели вы думаете, что она не похвастается этим поцелуем? Слишком велико искушение.

– Но ей никто не поверит, – довольным тоном ответил Колин. – И Критчли не произвел на меня впечатления приятного парня. Если она расскажет ему об этом, готов держать пари, он плохо это воспримет.

Сто фунтов. Эта мысль не покидала Мэдлин.

– Итак, – сказала Мэдлин вслух, – она сказала, что ее сестра работает в клубе «Меркурий».

– Да.

– Маркус – член этого клуба, – заметила Мэдлин.

– Да, – подтвердил Колин и, собравшись с силами, быстро добавил: – Как и Айзая Редмонд и многие другие. И эмблема на их экипаже – пара крылатых лодыжек, оставляющих огненный след. Я полагаю, что это указывает на скорость. Меркурий – посланник Бога.

– Огненная колесница, – тихо произнесла Мэдлин.

Они позволили себе мгновение тишины, чтобы подумать о том, насколько другой могла бы быть жизнь каждого из них в этот момент, если бы та пьянка в пабе носила обычный характер, а не была похожа на ловушку.

– Хораса Пила той ночью отвезли в Марбл-Майл в экипаже клуба «Меркурий», – подытожил Колин. – Так что мне надо ехать туда.

Марбл-Майл, куда в своей прежней жизни Колин мог добраться в экипаже за несколько часов, теперь можно было считать Америкой, учитывая их нынешнее транспортное средство. Не говоря уже о том, что Колин был беглецом, его разыскивали и он едва дышал в этом гробу.

– Но мы же не можем отправиться в Марбл-Майл вместе с этим гробом и на этой скорбной повозке. Может быть, вам стоит каким-то образом посетить «Меркурий», чтобы удостовериться…

– Четыре дня, миссис Гринуэй, – перебил ее Колин. Он выкрикнул эти слова.

Повисла тишина.

Колин холодно смотрел на Мэдлин, он словно не видел ее. Потом вздохнул, коснулся рукой лба и потер его, будто пытался вызвать джинна из волшебной лампы.

Мэдлин, наконец, поняла, что значили его слова. Осталось четыре дня, и его брат, которого он любит, но который, возможно, и организовал исчезновение Хораса Пила, чтобы жениться на той, которую любит Колин, станет жить жизнью, которая по праву принадлежит Колину.

– Простите меня, миссис Гринуэй, – сухо сказал Колин, – Я хотел сказать, что могу использовать эти четыре дня чтобы задержаться в Лондоне и попытаться найти ответы и, возможно, ничего не найти, или могу отправиться прямо в Кент и Марбл-Майл и, может быть, найти Хораса Пила, и тогда все это… закончится.

В наемном экипаже до Марбл-Майла ехать по меньшей мере полдня. Поездка, чтобы взглянуть на Хораса Пила и вернуться в Лондон, может занять два дня, а может, и больше.

И одному Богу известно, где находится Маттон-Коттедж. Действовать таким образом просто неразумно.

– Тем более что в моем расписании на данный момент никаких других дел нет, – добавил Колин.

Мэдлин задумалась. Как ему удается блистать остроумием, когда все складывается нелепо и тяжело. Она вдруг почувствовала глубокое и необъяснимое волнение.

– Есть еще пустяковое дельце в отношении того, кто пытался убить вас, миссис Гринуэй, и не заплатил вам.

– Я бы хотела, чтобы мне заплатили. Я ведь уже говорила, что мне срочно нужны деньги. – «А еще ванна, – хотелось ей добавить. – Моя комната. Моя одежда. И жизнь, которую я могу снова назвать своей. Мне надо уехать отсюда».

– Говорят, меня оценили в сто фунтов. – Колин поднял голову и спокойно посмотрел на Мэдлин.

Это была проверка, и Мэдлин знала это, хотя его прямолинейность немного удивила ее.

Мэдлин выдержала его взгляд. На фоне зеленых деревьев и лужайки его глаза казались скорее зелеными, чем голубыми, но от этого они не стали менее красивыми. Он все еще сохранял заметную бледность. У него отрастала черная борода, под глазами появились морщинки, но взгляд оставался твердым и ясным. Она не прочла в нем ни вызова, ни флирта, ни тепла.

Он искал ответ на другие вопросы, которые пока не озвучил. Он устал от неопределенности не меньше, чем она.

Интересно, он убьет ее, если она попытается сдать его за вознаграждение? Колин теперь знал о ней одну важную вещь. Никого в целом свете не интересует, жива она или нет.

Мэдлин опустила глаза. Рука Колина была на пистолете, но тело казалось расслабленным, и обе руки, включая ту, что прикрывала пистолет, лежали спокойно. Но это ничего не значит. Она видела, как быстро он может действовать.

– Решайте, – сказал Колин.

Мэдлин смотрела на протянутый ей пистолет, словно он был объят пламенем. Она как во сне протянула руку и взяла его.

Пистолет был немного тяжелее, чем ее собственный. Такой проделает дырку на расстоянии пятидесяти шагов. Теперь Колин Эверси в ее власти.

Ну, более-менее в ее власти, он – шустрый дьявол. Наверное, уже спланировал, как обезоружит ее, если она попытается стрелять.

Жалобный вой мальчика превратился в яростные вопли, он сел на траву и орал во всю глотку, дрыгая ногами. Даже птиц не было слышно из-за этой жуткой какофонии. До них доносились отзвуки его воплей. Для Мэдлин это были отзвуки ее прошлой жизни. Она надеялась, что однажды этот звук появится в ее будущем. Дети. Она почувствовала укол в сердце.

– Я знала, вы преуспели в театральных жестах, – произнесла Мэдлин.

У него дрогнули уголки губ, но в глазах не было тепла.

– Театральные жесты – часто самый эффективный способ обратить внимание на что-либо.

Его голос звучал необыкновенно спокойно.

Сто фунтов.

Мэдлин посмотрела на мальчика и его няню. Ей пришло на ум, что у них с Колином Эверси была одна очень важная общая черта: они были необыкновенно одиноки в этом мире.

«Глупо», – подумала Мэдлин, возвращаясь к тому моменту, когда она добровольно подала ему руку в подвале сгоревшего постоялого двора на Сент-Джайлз-стрит. Благородное соглашение. Она думала, что может спрятаться за этим. Но теперь она застряла между своей старой и новой жизнью. Она хотела посмотреть, как закончится эта конкретная история, и, несмотря ни на что, Колин Эверси слишком плотно прикрепился к ней теперь, чтобы его можно было безболезненно оторвать.

Мэдлин не хотела быть одинокой.

– Я хотела бы получить двести фунтов от вашей семьи.

– Договорились, – без колебаний согласился Колин.

Но на его губах появилась улыбка, как будто он прочел ее мысли, которые привели к такому, спасающему гордость, решению. И забрал пистолет, который она ему протянула.

Но почему она тоже улыбается?

– Мы едем в Марбл-Майл, – решительно заявила Мэдлин. – Не важно, сколько времени на это уйдет.

Бренди был налит, и теперь, когда у каждого в руках был стакан с этим напитком, Айзая Редмонд медленно поднялся со стула, а Маркус всегда представлял, что он специально проделывал это медленно, чтобы все успевали подумать: Боже, какой он высокий, – и начал говорить:

– Джентльмены, прежде всего позвольте мне поприветствовать всех вас на ежемесячном собрании клуба «Меркурий». Я рад, что все мы сегодня вечером собрались здесь.

Маркус поднес стакан к губам, чтобы скрыть выражение своего лица. Слова Айзаи были намеком на то, что у одного члена клуба имелась весьма веская причина быть где-либо в другом месте, учитывая, что брат этого человека эффектно исчез с эшафота два дня назад и мог находиться где-нибудь поблизости сейчас. Некоторые семьи могли бы счесть это за повод залечь на дно на время. Для Эверси это был знаменательный день в жизни.

Все присутствующие были либо хорошо воспитаны, чтобы посмотреть в сторону Маркуса, либо уже накачаны бренди, чтобы не заметить намека Редмонда. Хотя, несомненно, все умирали от желания обсудить случившееся. Маркус надеялся, что ему не придется никого вызывать на дуэль после того, как они все-таки заговорят об этом. Такое могло случиться, если большое количество выпитого спиртного развяжет языки и позволит озвучить мысли, которые до этого не высказывались вслух.

А может, подумал Маркус, он просто слишком чувствителен. Хотя нет, непохоже. Чувствительность, не говоря уже о дуэлях, – удел Колина.

Маркус постарался думать о чем-нибудь другом. В помещении, где они собрались, царила абсолютно мужская, успокаивающая атмосфера, но Маркус никогда не любил это помещение в основном из-за того, что обустраивал его Айзая Редмонд. На безупречно отполированном поле из дерева грецкого ореха отражались лысеющие головы, стаканы с бренди, перламутровые пуговицы сюртуков, очки. Три газовые лампы – не слишком разумное свидетельство присутствия денег у Редмонда и его представлений о прогрессе – умудрились заполнить светом нею комнату, и хрустальный канделябр, висевший над столом, превратился в простое сверкающее пятно на поверхности стола.

На сегодняшнем собрании предстояло обсудить проблемы газового освещения.

– Наш первый пункт повестки совещания – официальное принятие в члены клуба мистера Бакстера.

Поднявшись, мистер Бакстер очень походил на букву D, подпираемую двумя тонкими ножками. На нем был новый сюртук, отлично подогнанный по его величественному животу, так что перламутровые пуговицы застегивались свободно. Он носил очки с толстыми стеклами, за которыми почти не видно было глаз.

– Как вам известно, мистер Бакстер – мой партнер. – Все понимали, что Айзая говорит об управляющем. – Уже много лет и на протяжении всего времени его советы были просто неоценимы для меня. Фактически они помогли мне принять ряд деловых решений в последние несколько лет. В помощи клубу он давно уже вышел за рамки долга, поэтому мы рады официально приветствовать вас в качестве члена нашего клуба, мистер Бакстер.

«Рады приветствовать», возможно, прозвучало чересчур экспансивно, но что «согласны приветствовать», так это правда, поскольку Бакстер имел вес с финансовой точки зрения и обладал способностью принимать правильные решения в отношении инвестиций. А если он к тому же умеет править лошадьми, тем лучше.

Все зааплодировали.

– Не хотите выехать с нами в воскресенье утром, мистер Бакстер? У нас одиночный заезд на скорость на экипаже нашего клуба, и, возможно, вы окажетесь лучшим среди нас. – У говорившего члена клуба горели глаза.

– О, я все еще учусь управлять большими экипажами, мистер Брэдшоу. У меня есть резвый флайер и хорошая команда. Я буду рад выставить их против вас.

– В таком случае с нетерпением буду ждать этой гонки, Бакстер.

За столом раздался смех, комментарии по поводу флайеров и «Таттерсоллз»,[6] но Маркус, которому нравились и скоростные флайеры, и лошади, улыбался, но не слушал, потому что пытался определить, что вызвало у него беспокойство в словах Бакстера: «я все еще учусь управлять большими экипажами».

Интересный факт. Бакстер все еще учиться управлять экипажем такого размера, какой имеется у клуба «Меркурий». Но возможно, у него просто не было такой возможности из-за денег. Теперь, как член клуба, он сможет пользоваться экипажем в любое время. Только ему придется нанять кучера.

Глава 16

Мэдлин оказалась изобретательной. Колин согласился забраться назад в гроб и совершить медленное и скорбное путешествие по городу, пока они не добрались до Сент-Джайлз-стрит, где он тайком смог вылезти из него. Повозка и лошадь за монетку были оставлены под присмотром предприимчивого и грязного мальчишки. Мэдлин пофлиртовала с кучером наемного экипажа и уговорила его за три фунта довезти их до постоялого двора в предместьях Марбл-Майла, в нескольких часах езды от Лондона.

Кучер согласился, поскольку был уверен, что сможет найти там пассажиров.

Мэдлин села в экипаж, Колин подождал, пока кучер заберется на свое место, и тоже сел. И снова Мэдлин и Колин находились в замкнутом пространстве экипажа, который увозил их из города.

Экипаж был старым, без рессор, и, Как у многих экипажей в Лондоне, с его дверцы был стерт чей-то герб. Колин развеселился, подумав, что этот экипаж вполне мог принадлежать когда-то графу Малмси.

– Какая ирония судьбы, – произнес Колин после долгого молчания.

– О чем вы?

Колин улыбнулся:

– Полагаю, вы заметили, что я стал почти героем. Самое смешное, что всю жизнь я хотел как-то выделиться. Мои братья – очень яркие личности. Маркус зарабатывает деньги. Йен и Чейз – герои войны, вернулись домой с серьезными ранениями. Я вернулся домой невредимым, поэтому вроде и не герой. Отец по-особому относится к этим трем братьям.

– Думаете, причина в их геройстве?

Колин скривил губы. Мэдлин не стала его успокаивать, как сделали бы на ее месте другие женщины.

– Мне кажется, он всегда их выделял. – Колин никогда прежде никому не говорил об этом вслух, сказать это было нелегко. – Девочки Оливия и Женевьева, появились последними, и он души в них не чает. Они очень похожи на него, только симпатичнее, имейте в виду. У него уже было три сына, когда родился я. И пусть это звучит смешно, но у меня вошло в привычку… делать так, чтобы меня могли заметить. Потом мне понравилось экспериментировать, я не мог остановиться и даже повис на решетке за окном леди Малмси.

Мэдлин рассмеялась.

– Так что вы говорили?

– Что по иронии судьбы я стал чем-то вроде героя то, чего не делал. Чего-то ужасного.

По правде говоря, Колину невыносимо было об этом думать, еще труднее – сказать об этом вслух. Особенно когда в семье были настоящие герои. Но для него было важно услышать, что думает по этому поводу Мэдлин. Она помолчала, обдумывая его слова. – Вы пошли на войну и рисковали жизнью, вернулись живым и сумели не опозориться, по крайней мере, в плакатах об этом не было ни слова. А я уверена, что об этом сразу же сообщили бы, потому что газеты обожают, о вас писать. Кроме того, чтобы остаться в живых, нужны талант и мастерство. – Эти слова прозвучали сухо. – И потом вы очень внимательны. Мне кажется, это помогло вам быть хорошим солдатом, остаться в живых самому и спасти жизнь других людей.

Колин сам никогда об этом не задумывался и лишь хмыкнул в ответ.

– Вы спасли мне жизнь, – тихо добавила Мэдлин. – Меня не застрелили только потому, что вы вовремя заметили что-то. Разве не так?

– О, это был рефлекс. Мужской инстинкт бросаться на женщину. Прошло уже довольно много времени с тех пор, как это было в последний раз. Тюрьма и все такое.

Мэдлин откинулась на спинку сиденья и улыбнулась. Темные волосы снова выбились из прически и привлекали внимание к длинной бледной шее, напоминая Колину, что он касался ее уха, обнаженной руки и этих мягких волос, а еще – напряженной груди, пусть даже через тонкий муслин. И если он будет продолжать думать об этом, то плоть его непременно восстанет, поэтому сейчас лучше прислушаться к тому, что говорит Мэдлин.

– Но вас могли убить, когда вы прикрыли меня своим телом. Тогда моя работа по вашему спасению пошла бы насмарку.

– Ну что ж, в таком случае я совершил героический поступок. И простите мне мое эгоистичное пренебрежение вашей «работой».

Мэдлин рассмеялась. Странно, всякий раз, когда она смеялась, у Колина возникало ощущение, будто он выиграл приз. При этом он чувствовал себя невероятно счастливым. Мэдлин замечательно смеялась: искренне и непринужденно.

И за этот смех, как это ни забавно, он был ей благодарен.

Никогда прежде Колин не пытался с таким упорством очаровать кого-либо. Ради этого он обратился к таким потайным уголкам своего разума, сердца и души, которые никогда не беспокоил раньше.

– Иногда быть героем означает демонстрировать исключительную тактичность, несмотря на сложные обстоятельства.

Говоря это, Мэдлин не смотрела на Колина, она смотрела в окошко. На лице у Колина расцвела улыбка.

– Это комплимент, миссис Гринуэй?

– Ничего подобного, – ответила Мэдлин, продолжая смотреть в окошко.

Всю дорогу до постоялого двора в окрестностях Марбл-Майла они сдержанно обменивались информацией и немного дремали. Мэдлин расплатилась с кучером, а Колин прятался в тени, пока она искала местного жителя, чтобы спросить у него, где можно найти Маттон-Коттедж. (Надо было пройти пару миль по дороге, мимо фермы, потом мимо крошечного постоялого двора, потом еще около мили, мимо нескольких симпатичных дубов. «Маттон-Коттедж, – сказал незнакомец, – стоит прямо на дороге, пройти мимо невозможно. Если на пути встретится дуб с большим наростом на стволе, похожий на старого джентльмена, значит, зашли слишком далеко. Кто сейчас живет в доме, неизвестно».)

Увы, этот человек ошибся.

Или, скорее, недооценил расстояние, как это часто бывает с людьми, которые живут в деревне. Потому что они привыкли ходить пешком на любые расстояния,

Мэдлин и Колин все шли и шли, а солнце все ниже и ниже погружалось в розовые клочья облаков. Теперь эти облака приобретали пурпурную окраску. Над головой зажглись три самые ранние звезды, появился серп луны, похожий на свет из едва приоткрытой двери.

Другими словами, такая луна не подходила для раскапывания могил.

Примерно через час наступит ночь, а они не встретили ни одного знака, указывающего, что скоро будет Марбл-Майл, и постоялых дворов они не проходили. Впереди и за спиной простиралась сельская местность, слышно было, как исполняют свою вечернюю симфонию сверчки.

Когда Мэдлин начала зябко потирать плечи, а на пурпурном небе появились звезды, они заметили сарай. Вернее, Колин его заметил. На расстоянии казалось, что это высокий мрачный холм, но он знал, что это такое. Колин жестом указал на него, ни слова не говоря, снял сюртук и набросил на плечи Мэдлин.

Она почувствовала запах сосны и его мужской запах. И в этот момент такой безмолвный жест показался ей безумно интимным, как будто Колин медленно вытянул свое тело поверх нее.

Но Колин даже не взглянул в ее сторону.

– Мы проведем ночь там, – прошептал он. – Пошли.

Мэдлин колебалась.

– Это ферма, там могут быть собаки.

«Не тощие, голодные, трусливые, запуганные лондонские собаки, а огромные, откормленные, живущие на ферме», – подумала Мэдлин.

Колин медленно повернул голову и скептически посмотрел на нее.

– Это ферма. Там всегда собаки. Поэтому… – Колин прижал палец к губам и нахмурился так, что брови сошлись на переносице.

Они двинулись через поле к сараю, стараясь держаться в тени деревьев, высаженных по периметру, потом незаметно прокрались вдоль стены сарая. Колин легко толкнул дверь, и они проскользнули внутрь.

Их окутал запах животных. Несколько мгновений они стояли не двигаясь, пока глаза не привыкли к темноте. Они увидели вспыхнувший взгляд животного. Лошадь подняла голову и уставилась на них бархатистыми глазами. Потом интерес ее пропал, и она снова опустила голову. Четыре других стойла занимали коровы, которые, бросив на них взгляд, продолжили жевать сено.

Колин забросил на сеновал свернутые одеяла и узелок с едой, и все это приземлилось там с тихим шорохом. Мэдлин прикинула высоту сеновала, поставила ногу на третью ступеньку лестницы и стала подниматься. Проклятая лестница прогнулась и застонала, как старик с подагрой. Мэдлин замерла, закрыла глаза и стала ждать своры лающих собак, спущенных на них.

Прошло несколько долгих секунд, прежде чем она выдохнула. Лая слышно не было. Слышен был только хруст сена, шлепанье хвоста по упругому заду и стрекот сверчков.

Она повернула голову и вопросительно посмотрела на Колина.

Колин на мгновение восхитился линией ее изящного подбородка и быстро оценил ситуацию. При ее росте ей надо было пройти, по меньшей мере, еще две ступеньки, чтобы попасть на сеновал. Но кто знает, какие еще звуки может издать эта лестница?

В следующее мгновение он обеими руками обхватил бедра Мэдлин и приподнял ее, сжав ее упругие ягодицы ради собственного удовольствия. Ее руки нашли край сеновала, она закинула одну ногу и перекатилась на сеновал, скрывшись из виду.

Колин отступил назад и задумался на мгновение. У него были длинные ноги, и он мог стать сразу на четвертую ступеньку лестницы, но понимал, что под тяжестью его тела она будет скрипеть на всю округу. Этого нельзя допустить. Тогда он легко коснулся перекладины мыс-Ком одной ноги, оттолкнулся. Лестница скрипнула, но его руки легко достали края сеновала, и Колин, подтянувшись, забрался наверх.

Мгновение он не шевелился, восстанавливая дыхание. Черт, все-таки тюрьма отняла у него силы. Он подождал, пока глаза привыкли к темноте, и увидел Мэдлин. Она сидела на коленях и смотрела на него. Колин видел ее лицо, глаза, на короткое мгновение блеснули зубы. Улыбка или возглас досады? Улыбка, оптимистично решил Колин.

Он похлопал рукой в поисках узлов, заброшенных сюда раньше, собираясь расстелить одеяло, чтобы устроить что-то вроде постели. Но дневное тепло, похоже, к ночи поднялось вверх и собралось здесь, на сеновале. Оно мягко обволакивало их словно пух, сено кололо Колину спину. Сквозь тонкие щели между досками крыши проникал лунный свет, отбрасывая серебристые тени.

Колин сел и коснулся плеча Мэдлин, чтобы привлечь ее внимание. Он указал на нее, потом сложил ладони обеих рук, прикоснулся ими к щеке и наклонил голову. Язык знаков: «Ты. Спишь. Сегодня ночью».

Он скатал одеяло, смастерив некое подобие подушки, достаточно длинной, чтобы хватило на двоих, тихонько похлопал по этой подушке и показал руками: «Для вас, миледи».

После секундного колебания Мэдлин с насмешкой величественно кивнула. Медленными движениями, чтобы не заскрипели доски сеновала и не слишком шумно шуршало сено, Мэдлин подобралась к подушке, прилегла, вытянувшись во весь рост, и шумно выдохнула.

Охваченный желанием, Колин наблюдал, как поднимается и опускается ее грудь под тонким муслином. Интересно, не для него ли предназначался этот красноречивый выдох, но тут же подумал, что желаемое выдает за действительное.

Он осторожно прилег рядом с Мэдлин, примерно на расстоянии фута, чтобы не касаться ее, и все же это расстояние было мучительно близким для него.

Боже, как ему хотелось повернуться и показать ей свой талант любить в бесконечном многообразии вариантов.

Но странно… Еще он хотел, чтобы она поспала. Чтобы заснула. Это будет означать, что она доверяет ему, а этого Колину хотелось ничуть не меньше, чем дотронуться до нее. Колин вздохнул и почувствовал запах лаванды. На губах заиграла улыбка. Эти мысли не смогли остудить его кровь.

Внизу сонно вздыхали и переступали копытами животные. Некоторое время Колин просто слушал дыхание Мэдлин, как дышат и жуют сено коровы, старался не думать о пауках и о том, как они любят такие темные места, как сеновал. У него зудели лодыжки, значит, раны заживали. Он с болью вдыхал знакомые запахи фермы.

В этот момент ему захотелось в Пеннироял-Грин, чтобы все было до боли знакомым. Хотелось простоты и покоя, чтобы рядом была Луиза Портер. Ему хотелось той жизни, которую он всегда представлял себе и которую отняла у него несправедливость.

В этот момент гнев, который он так долго в себе подавлял, вырвался на свободу и обрушился на него.

Колин поразился: какой подлый удар. У него перехватило дыхание, руки сжались в кулаки, мышцы дрожали от напряжения. Он боролся за свое равновесие, словно участвовал в настоящем сражении, вот только его враг был абстрактным: это несправедливость. В тишине он не мог добродушно пошутить или поспорить с Мэдлин, чтобы хоть немного отвлечься, или подвигаться, чтобы избавиться от этого чувства. Но это было не просто, и Колин не знал, как это сделать. До того как он попал в Ньюгейтскую тюрьму, чувство гнева было ему неведомо.

Размышляя, Колин слышал ровное глубокое дыхание Мэдлин. Вдох, выдох.

Иногда быть героем означает демонстрировать исключительную тактичность, несмотря на сложные обстоятельства.

Колин сосредоточился на ритме дыхания Мэдлин, стал дышать вместе с ней, и постепенно чувство гнева его отпустило. Он попытался представить себе, что рядом лежит Луиза, тихо дышит, золотистые волосы разметались по подушке. Но не смог.

Колину нестерпимо захотелось коснуться Мэдлин Гринуэй. Он медленно приподнялся на локте, согнув ногу в колене, и взглянул на нее, стараясь рассмотреть в темноте черты ее лица.

Но тут сердце его замерло – оказалось, что Мэдлин не спала.

Мэдлин старалась дышать ровно, притворяясь, будто спит. Но на самом деле она слушала… размышления Колина Эверси. Ей были достаточно хорошо знакомы стуки таких размышлений, звуки тягостных мыслей. Что-то особенное было в тембре той тишины, которая воцарилась здесь. Изменение дыхания, напряжение, которое буквально излучало его тело, то, как он тихо лежал на спине. Понять такое в человеке можно лишь по прошествии времени.

Мэдлин подумала, что начинает узнавать этого человека. Ей даже показалось, что она всегда знала его и сейчас просто открывает заново.

Потом она услышала хруст сена, подняла глаза, и их взгляды встретились. Сердце подпрыгнуло в груди и провалилось куда-то вниз. Он смотрел на нее, подперев голову рукой, и Мэдлин почувствовала, что Колин Эверси безумно хочет ее.

Мэдлин сделала глубокий вдох, потом выдохнула и приняла решение.

Она подняла руку и легко, как падающий с дерева лист, мягко положила ее на внутреннюю поверхность его бедра.

Колин задохнулся. Она почувствовала, что ее прикосновение вызвало в нем напряжение, и он тихо выдохнул. Колин не сводил с нее горящих глаз, они блестели, как две звездочки в темноте.

Ее рука чувствовала напряженную неподвижность его мускулов, она наслаждалась предвкушением и властью, которой сейчас обладала, чтобы повернуть это мгновение в любом направлении.

Но она выбрала именно это: ее ладонь легко скользнула по бедру вверх и вполне решительно накрыла его напряженно выступающую плоть.

Колин запрокинул голову и со свистом выдохнул сквозь сжатые зубы. Предвкушение дальнейших событий сделало свое дело: постоянно нараставший жар в теле Колина усилился настолько, что, казалось, скоро вспыхнет языками пламени на коже. Мэдлин чувствовала, как внизу живота медленной волной разливается желание. Она хотела его, страстно мечтала, чтобы он утолил ее томление.

Мэдлин открыла глаза и увидела, что Колин смотрит на нее. В его взгляде читался вызов. Оба молчали. Стояла оглушительная, напряженная тишина, от которой еще сильнее обострились чувства. То, что она делала сейчас, то чем они собирались заняться, по десятку самых разных причин было опасно. Даже из-за шепота и вздохов, которые неизбежно возникнут в приступе страсти.

И когда рука Мэдлин скользнула выше, исследуя контуры его тела, Колин немного отодвинулся, чтобы ей легче было это сделать. Мэдлин чувствовала, как поднимается и опускается его живот, когда ее рука еще сильнее прижалась к выступающей плоти. Ей нестерпимо хотелось коснуться его кожи, поэтому она нащупала пуговицы на штанах и обнаружила, что рука Колина уже была там, уже пыталась расстегнуть их. Оба в полной тишине расстегивали пуговицы на его штанах, и это стало настоящей пыткой, потому что из-за желания сделать это как можно тише все получалось намного медленнее, чем хотелось обоим. Оба дрожали от нетерпения, пытаясь усмирить прерывистое дыхание.

Мэдлин возликовала, когда ей удалось расстегнуть одну пуговицу, и взялась за другую, а Колин помогал ей, расстегивая следующую.

Наконец они справились, и горячая набухшая плоть оказалась в руке у Мэдлин. Она услышала, как Колин резко втянул в себя воздух. От страстного желания близости, вспыхнувшего между ними, у Мэдлин кружилась голова, она словно опьянела.

Опасно.

Мэдлин посмотрела ему прямо в глаза, поглаживая и одновременно сжимая его плоть.

Колин запрокинул голову, на шее вздулись жилы, и испытанное им наслаждение передалось и Мэдлин, дыхание ее участилось. Она ласкала его возбужденную плоть, восхищаясь его мужской силой. По его телу пробежала дрожь, и из груди вырвался глубокий вздох.

Это было настоящее безумие. Через мгновение ни один из них не услышит приближения своры собак, лающих на сарай. Деревенские жители с вилами и топорами, батальоны английских солдат с пушками будут им нипочем. Мэдлин пришло на ум, что это не самая худшая смерть, когда тебя найдут на сеновале, занимающейся любовью с Колином Эверси. Если она не сделает этого, умрет прямо сейчас.

Мэдлин продолжала ласкать его плоть, то сжимая, то вновь отпуская. Она видела, Колин снова запрокинул голову назад и судорожно сглотнул. Его бедра начали едва заметно двигаться в том примитивном ритме, который означал, что тело взбунтовалось против здравого смысла. Взбунтовалось? Здравый смысл в этом случае уже давно и надежно был забыт и запрятан куда-то очень глубоко.

Даже от этих незначительных движений бедрами сеновал заскрипел от старости. Они замерли.

Мэдлин задержала дыхание, сердце колотилось в груди в загнанном ритме. Но кроме шума пульсирующей крови в ушах, она не услышала ни единого звука. Только сверчки стрекотали где-то поблизости. Она выдохнула и закусила губу, чтобы не рассмеяться.

– Сумасшедшая, – шепнул ей в ухо Колин.

Его рука скользнула по лифу платья, забралась внутрь, нащупав набухшие соски, и вынула грудь из корсета.

Мэдлин убрала руку с его восставшей плоти. Колин мгновенно затосковал по ее ласкам.

А Мэдлин медленно, очень медленно, мучительно медленно, чтобы этот чертов сеновал не заскрипел снова, а сено не зашуршало оглушительно громко, повернулась на бок, спиной к Колину.

Колин понял: неловкими от нетерпения пальцами, переживая непривычную для него необходимость сдерживать себя, упираясь восставшей плотью в спину Мэдлин, распустил шнуровку и приглушенно вздохнул от блаженства, увидев ее обнаженную кожу. Он провел пальцами у нее между лопатками, чувствуя шелковистость и тепло кожи, покрытой пупырышками от его прикосновений. Колин наклонился вперед, собираясь прикоснуться губами и языком к этому месту между лопаток.

Но Мэдлин уже медленно поворачивалась к нему лицом, стягивая с плеч лиф платья и освобождая грудь.

Движение, дыхание, все замерло. Колин мог поклясться, что у него остановилась кровь. И только сверчки продолжали исполнять свою бесконечную симфонию. И еще: нигде не было слышно собак. Мэдлин оперлась на локти, запрокинув голову, и Колин едва сдержался, чтобы не наброситься на нее.

Он завис над ней, дрожа от нетерпения, наклонил голову и втянул в рот один сосок. Мэдлин задохнулась от пронзившего ее сладостного чувства. Колин повернул голову, чтобы потереться колючей щекой о шелковистую округлость груди, и услышал удары ее сердца.

Мэдлин помогала ему подтянуть свое платье вверх, вместе они делали это бесшумно, но очень медленно, и каждая мучительная секунда была почти невыносимой, жестокие, дикие муки страсти жаждали утоления. Колин опасался, что это неистовое желание убьет его раньше, чем он удовлетворит его.

Ну что ж, отличный способ умереть. Колин медленно спустил штаны на бедра, чтобы довести до конца начатое. Он посмотрел вниз, увидел белеющий в темноте живот Мэдлин, длинные ноги и треугольник темных волос, прикрывавший женское естество. Колин медленно, слишком медленно накрыл ее тело своим.

Ее руки блуждали по его груди, мягко, требовательно, пробуждая в нем ощущения необыкновенной силы и остроты. Его возбужденная плоть уперлась во влажный темный треугольник, и Мэдлин выгнулась ему навстречу.

Колину отчаянно хотелось ощутить каждый дюйм ее атласной кожи, попробовать ее на вкус, погладить, наброситься на нее, словно зверь. Но Колин знал, что это был стандартный набор любовных игр; им же необходимо было проделать все очень осторожно, к тому же Мэдлин, похоже, точно знала, чего она хочет от него, потому что снова нетерпеливо выгнулась ему навстречу.

Колин прерывисто дышал, опираясь на одну руку, и даже при слабом перемещении веса доски жалобно заскрипели. Но вторая рука была необходима ему, чтобы направить свою плоть во влажное лоно, и будь проклято все, если он сейчас остановится.

Теперь он хотел только одного – слиться с ней воедино, раствориться в ней, стать ее частью. Это медленное погружение едва не свело его с ума.

Он видел ее блестящие темные глаза, чувствовал, как поднимается и опускается грудная клетка, знал, что Мэдлин чувствует каждый дюйм его тела точно так же, как он чувствует ее тело. Она закусила губу и прикрыла глаза, ощутив, что он медленно входит в нее.

Он соединился с ней, ощущая, как по спине от невероятного напряжения тонкой струйкой стекает пот. Мгновение он держал ее неподвижно. Мэдлин обвила ногами его талию, и их тела стали медленно двигаться, но вскоре мощный ритм движения уже был неподвластен контролю Колина. Словно сквозь сон он слышал, как скрипит и стонет старый сеновал, когда их тела двигались навстречу друг другу, и думал, что им надо быть осторожнее.

Но вот тело Мэдлин изогнулось ему навстречу, она запрокинула голову, и Колин заглушил ее крик своей ладонью. Он почувствовал, как по телу пробегает дрожь, предвещая заключительный спазм, и с силой прижал ее к себе, уткнувшись в ее грудь.

Все закончилось.

Колин осторожно вышел из нее. Мэдлин стала разглаживать юбки, поправлять лиф платья. Колин лег рядом и стал застегивать штаны. Это показалось ему неинтересным и скучным, потому что расстегивали они их вдвоем.

Грудь горела в тех местах, где она поцарапала ее немного. Колин сосредоточился на этом ощущении, потому что, кроме полного удовлетворения, это все, что осталось сейчас от их удивительного слияния.

Лежа на спине, Колин повернул голову к Мэдлин. Она сложила обе ладони и приложила руки к щеке: «Теперь спишь ты» – означал этот жест.

Он – мужчина, и Мэдлин знала, что он не может не уснуть после того, что произошло между ними. Колин не спорил, он просто подчинился. И заснул как убитый.

Глава 17

Пока Колин спал, официальное собрание в клубе «Меркурий» закончилось, члены клуба разбрелись по залу, курили трубки и сигары, наполняли стаканы бренди. Очень скоро в помещении стало дымно, разговор пошел о семьях, собственности, развлечениях, любовницах и даже, как ни странно, о книгах. Хотя здесь сплошь были люди торговые, не имеющие никакого отношения к искусству.

– Добро пожаловать в наш клуб, мистер Бакетер! – Обратился к нему Маркус. – Поразительно, как совпадает ваше мнение по поводу газового освещения Лондона с моим…

– Я тоже удивлен, мистер Эверси. – Бакетер посмотрел на мистера Редмонда, словно спрашивая разрешения на разговор с другим джентльменом.

– Думаю, в следующий раз нам надо подробнее поговорить о железных дорогах. Я слышал, что на севере Англии планируют открыть паровозные мастерские.

– Неужели? – Бакетер казался заинтригованным. – В таком случае я согласен с вашим предложением. Предложим эту тему на следующем собрании?

– Конечно. Я буду этого с нетерпением ждать.

Это был стратегически рассчитанный ход, который позволил Маркусу перейти к следующему вопросу.

– Знаете, я с удовольствием прокачу вас в экипаже клуба, мистер Бакстер. Я им хорошо управляю, потому что брал уроки у отличного знатока своего дела. Он сейчас работает у миссис Редмонд. Это мистер Белл. Вы когда-нибудь пользовались его услугами?

– К сожалению, нет, мистер Эверси.

– О, он очень хороший кучер. Он, конечно, не джентльмен, как мы с вами, но у него талант управлять экипажем. Буду рад поучить вас немного, если желаете.

– Вы очень добры, мистер Эверси. – Голова Бакстера, как флюгер, повернулась в направлении Айзаи Редмонда. – Обязательно воспользуюсь вашим предложением.

– Охотно вам помогу. Но после моей свадьбы. – Маркус смущённо улыбнулся.

– Насколько я понимаю, ваша свадьба состоится через несколько дней?

– Да, через несколько дней в Суссексе. И теперь ничто не сможет ей помешать.

Предутренний свет проник сквозь щели крыши и разбудил Колина раньше, чем того хотела Мэдлин. Она всю ночь не сводила с него глаз. К счастью, он не храпел, но во сне вздрагивал.

Во сне он потянулся к ней, и она уступила. Ее голова покоилась у него на груди.

Колин вдруг проснулся, удивленно посмотрел на Мэдлин, потом внезапно вспомнил все, и на губах у него заиграла довольная улыбка. Мэдлин покраснела. В полном молчании они быстро спустились с лестницы и пошли через поле. У родника Колин остановился, чтобы умыться.

Они продолжили свой путь к мифическому, или это только так казалось, Маттон-Коттеджу. Оба старались не думать об этом, как о дороге в никуда, потому что деньги заканчивались, времени у Колина тоже было в обрез. Одному Богу известно, что они будут делать в Марбл-Майле.

Но сейчас каждый из них думал о другом.

– Хочешь поговорить о… – подал голос Колин.

– Нет, – резко ответила Мэдлин.

Они шли, наблюдая, как восход солнца окрашивает небо в розовый цвет. Воздух был свеж, чист и напоен ароматами зелени. Пока было трудно понять, будет ли наступающий день жарким. Повсюду открывался равнинный сельский пейзаж с дубами, зелеными живыми изгородями и узкими дорогами.

Колин казался чрезмерно бойким, шагал быстро и целеустремленно.

– Все было очень хорошо, – настаивал он.

Мэдлин хранила молчание, мельком взглянув на него. Ей показалось, что она заметила озорную улыбку в уголках его губ.

– Очень, – повторил он, опередив Мэдлин на несколько шагов, – очень, очень хорошо. В какой-то момент я едва не потерял сознания.

Две птички в небе вились друг над другом и громко щебетали. Мэдлин подняла голову. «Любовь у них или война», – подумала Мэдлин.

– А каким был твой муж? – внезапно спросил Колин. Этими вопросами Колин Эверси решил свести ее с ума.

– Мой муж… – мечтательно произнесла она. – О, он был святым. И его мужское достоинство… было вдвое больше твоего.

– Ну, миссис Гринуэй, вы смеетесь надо мной! На вас это не похоже… – Колин посмотрел на нее с восхищением, словно видел впервые.

Мэдлин улыбнулась в ответ, Колин снова опередил ее. Но шутка про мужское достоинство немного охладила его. Но ненадолго.

– Как по-твоему, что это было? – задумчиво спросил Колин.

– О чем ты? – резко отреагировала Мэдлин.

– Я расскажу тебе, что думаю по этому поводу. Возможно, это произошло из-за того, что и у тебя и у меня нечто подобное было очень давно. У тебя, конечно, этого не было дольше. Но я думаю, все началось с графини и лакея. Лично я всегда думал, что это очень эротично. Красивая знатная леди, ее лакей… Мне кажется, нас взволновали графиня с лакеем, и это возымело свое действие. Тебя они взволновали, Мэд? – В глазах у Колина вспыхнул озорной огонек. Он был предупредителен и непреклонен, а Мэдлин сейчас отчаянно боролась с собой, чтобы не рассмеяться. – Разве ты не считаешь, что это весьма эротическая фантазия, Мэд? – упорно гнул свою линию Колин. – Она очень популярна. Как пикантное театральное представление. Ты когда-нибудь была на…

– Колин! – смеясь запротестовала Мэдлин. Он повернулся и пошел ей навстречу, не сводя с нее глаз.

– «Колин»! – обрадовался он. – Она назвала меня «Колин»!

– Хватит. Я правда…

– «Колин!» – попытался он сымитировать ее интонацию.

– Я не хочу об этом говорить. Это случилось, и все, – строгим тоном произнесла Мэдлин.

– Ладно, – как-то неубедительно согласился Колин и снова пошел вперед.

– Я думаю, нам обоим просто необходимо было… снять напряжение, – сказала Мэдлин. – Последние несколько дней было очень трудно, постоянная опасность.

– Ты права, – подтвердил Колин.

Наступила долгожданная тишина, Мэдлин с благоговением слушала ее, рассеянно отсчитывая шаги. Она не привыкла так ходить, когда не знаешь точно, куда идешь. Она устала, но какое-то странное сказочное чувство преследовало ее на этой грунтовой дороге, усеянной по обе стороны цветами, по пути к неизвестному постоялому двору. Она очень беспокоилась за свою обувь. Подошва одного ботинка сильно износилась, она чувствовала каждый камешек на тропинке.

Мэдлин то и дело вспоминала события прошедшей ночи, пытаясь их анализировать. Но не получилось. Она лишь вспоминала, как Колин смотрел на нее, как целовал ее грудь, помнила его жаркое мускулистое тело.

– «Колин!» – снова повторил он, пытаясь сымитировать голос Мэдлин.

Нет, он неисправим, просто зверь, мужчина, который с успехом изводит женщин.

Мэдлин рассмеялась. Смех рвался из нее наружу, клокотал внутри, она уже не могла остановиться. Она задыхалась от смеха, согнувшись пополам, прикрывала рот рукой, чтобы остановить его, чтобы не распугать птиц и не взбудоражить своим хохотом фермеров со всей округи.

Колин повернулся и смотрел на нее, как будто этот смех был результатом какого-то эксперимента. На его губах блуждала ухмылка, глаза блестели. Он смотрел на нее, и казалось, одно это доставляло ему удовольствие.

Четыре дня, чтобы доказать невиновность этого человека. Возможно, именно это стало причиной ее смеха, игривости, почти безрассудности, обостренного восприятия всего происходящего.

Нет, чепуха все это, просто ей весело. Лето только начиналось, пышным цветом цвели живые изгороди из боярышника; конские каштаны, буки и редкие старые дубы, словно часовые, стояли вдоль дороги; повсюду слышалось пение птиц. Впереди за поворотом Мэдлин видела, как огромные ветки дубов перекрывают дорогу, создавая тень.

– Знаешь, чего я не сделал? – спросил вдруг Колин. Он остановился, чтобы Мэдлин поравнялась с ним.

Мэдлин вытерла выступившие от смеха слезы и фыркнула.

– Ну, если только какую-нибудь мелочь…

– Я не поцеловал тебя.

Колин взял ее за руку и потащил к дубу, Мэдлин даже пискнуть не успела. В тени дерева было прохладно, его ветки, как щупальца осьминога, тянулись в разные стороны и прятали их от посторонних глаз. И только от любопытной овцы, жевавшей поблизости траву, спрятаться было невозможно. Колин прижал Мэдлин к стволу дерева и не сводил с нее глаз. «Интересно, он смотрит на звездочки, блестящие в моих глазах, или на мой широкий лоб», – подумала Мэдлин.

– Не надо… – нервно начала она.

– Чего не надо, Мэдлин? – Колин тихо рассмеялся, и от звука его голоса у Мэдлин мурашки побежали по спине. Он обхватил руками ее талию, прижал к себе, и она почувствовала все изгибы его тела. – Чего не надо? – шепотом повторил он, поднося руки к ее лицу. И теперь уже Мэдлин обхватила руками его талию, прижимая его к себе. Ей вновь хотелось почувствовать жар его тела рядом с собой.

Костяшками пальцев Колин легко коснулся ее щеки, и Мэдлин закрыла глаза, потому что Колин видел ее насквозь. А Мэдлин в данный момент не хотелось, чтобы мужчина, который, если верить слухам, знал чуть ли не каждую женщину в Лондоне, понимал, что с ней происходит.

Она отчаянно хотела, чтобы он ее поцеловал.

Его ладонь раскрылась, скользнула к уху, коснулась шеи, и Мэдлин почувствовала, как ее голова доверчиво клонится прямо к нему в руки. В этот момент Колин нежно коснулся губами пульсирующей жилки у нее на шее.

– О, Мэд, – выдохнул он, – ты хоть представляешь, как я хотел тебя?

– Конечно, – прошептала Мэдлин.

Колин улыбнулся. Его губы мягко проследовали через шею к уху, потом коснулись полуоткрытых губ. Но Мэдлин по-прежнему не открывала глаза.

– Теперь я поцелую тебя так, как нужно, – пробормотал Колин.

Мэдлин знала, о чем он говорит, потому что делала это раньше. Ее тело знало, где оно ждет прикосновений, сейчас ей казалось, что ничего правильнее этого нет. И все же Мэдлин сопротивлялась.

– Ш-ш-ш, – прошептал Колин у ее губ, хотя она не произнесла ни звука. Он словно хотел успокоить бурю, бушевавшую у нее внутри. – Ш-ш-ш.

Его руки гладили затылок Мэдлин, язык нежно ласкал ее рот до тех пор, пока губы Мэдлин не раскрылись навстречу его губам. Она обхватила его за плечи, расслабилась и уступила, отдавая ему весь свой огонь и страсть. Колин на мгновение оторвался от ее губ, заглянул в глаза, словно хотел найти там какой-то ответ или хотел увидеть, как она восприняла его поцелуй. В его глазах горело желание.

Потом его губы вновь завладели ее губами, только теперь с дикой неистовостью страсти. Мэдлин была готова. Она обвила руками его шею, резко подалась вперед, еще крепче прижав его к себе, и почувствовала упиравшуюся ей в живот затвердевшую плоть. Сумасшедший контраст с его мягкими губами и нежным языком. Поцелуй все длился и длился, сводя Мэдлин с ума. Оба слились в пламени чувств, которое поглотило их настолько, что Колин даже издал тихий приглушенный стон. Он слегка прикусил ей нижнюю губу, потом снова завладел ее ртом. Его страстный поцелуй не знал пощады. Она положила ему руки на грудь, чувствуя, как гулко стучит у нее под ладонями его сердце, сливаясь с бешеными ударами в ее груди. Мэдлин таяла, словно расплавленный воск свечи, задыхаясь от его поцелуя, забыв обо всем на свете.

Колин внезапно прервал поцелуй и прижался колючей щекой к ее щеке. Он долго молчал, его горячее дыхание обжигало кожу. Он отпустил ее, она смутилась и тоже опустила руки.

– Только поцелуй, – прошептал Колин.

Мэдлин не поняла, что он имел в виду. Они продолжали стоять близко друг к другу, но уже не так, как всего лишь мгновение назад, дыхание выровнялось.

Колин заглянул в глаза Мэдлин:

– Ты любила его, Мэд?

Этот вопрос настолько поразил Мэдлин, что она не нашлась, что ответить. Но она была уверена, что правда написана у нее на лице.

Почему он делал это? Как он делал это?

Колин мягко провел большим пальцем по двум шрамам у нее на подбородке.

– Иногда жизнь бывает чертовски трудной, правда?

Мэдлин пристально посмотрела на него.

– Чертовски трудной, – согласилась она через мгновение.

Колин улыбнулся ей так, как только Колин Эверси мог улыбаться. Потом взял ее за руку и вывел на дорогу. У Мэдлин было такое чувство, словно ее с луны спустили на грешную землю.

Они долго шли молча, и только пение птиц нарушало тишину. Обитатели сельской местности оказались очень шумными.

К счастью, по пути им никто не встретился, может, было еще рано. Колин направился к небольшому холму в надежде увидеть перекресток.

– «Колин!» – Он опять попытался сымитировать ее голос и интонацию. Потом хихикнул и пошел дальше.

Когда он уже почти скрылся за холмом, Мэдлин подняла камешек и бросила ему в спину.

Колин не вздрогнул и не оглянулся.

Глава 18

– Доброе утро, джентльмены, – обратился Маркус к группе солдат, слонявшихся перед домом Эверси в городе. Он принес тарелку печенья с тмином, и каждый из них взял по одному. У них был скучный вид, и вообще-то было от чего. С какой стати кто-то решил, что Колин Эверси может прийти сюда?

– Доброе утро, мистер Эверси.

– Что-нибудь известно о моем брате?

– Нет, мистер Эверси.

– Хорошо.

– Сто фунтов, мистер Эверси! – рассмеялись солдаты. – Колин стоит целое состояние!

– Я слышал об этом. Но вас это не касается, ведь искать его – ваша работа. Какой позор, а? Мой брат невиновен, вы же знаете.

Маркус повторял это каждое утро, с тех пор как Колин исчез. Для них это стало своего рода ритуалом.

– Куда вы направляетесь, мистер Эверси?

– Надо повидаться с мистером Редмондом. Будем вести разговор о газовом освещении.

– Замечательно, сэр!

Это было недалеко, потому что дом Редмондов тоже находился на Сент-Джеймс-плейс. Он галопом доскакал до конюшен, бросил поводья и устремился к каретному сараю.

Мистер Белл сидел, положив ноги на стол и надвинув шляпу на глаза. На спинке стула висел камзол бледно-голубого цвета. Он тихо похрапывал.

– Доброе утро, мистер Белл.

Мужчина едва не свалился на пол от испуга, и Маркус вовремя удержал стул.

Белл быстро вскочил, вытер руки о безукоризненно чистые штаны и, увидев Маркуса Эверси, побледнел. Однако нашел в себе силы поклониться.

Маркус поклонился ему в ответ.

– У меня к вам вопрос, мистер Белл. Скажите, вас нанимали, чтобы выезжать на экипаже клуба «Меркурий»?

Пауза.

– С какой стати я стал бы это делать?

Отвечать вопросом на вопрос – классический способ уклониться от ответа. Обычно им пользуются люди, не привыкшие изворачиваться или врать.

Маркус шагнул к нему. Мистер Белл попятился назад.

– Мне известно, что мистер Бакстер нанимал вас, мистер Белл, на другой день после убийства Роланда Тарбелла и в тот день, когда должны были повесить моего брата. Для чего?

Маркус не был уверен в том, что сказал, но эта уверенность появилась, когда он увидел, как озирается мистер Белл, словно в поисках выхода или помощи.

Маркус схватил его за шейный платок раньше, чем мужчина бросился к двери.

У него был скорее удивленный, нежели встревоженный вид. Потом все-таки тревога овладела им, и он уставился на руку, удерживавшую его за шейный платок.

– Для чего, мистер Белл?

Белл судорожно сглотнул.

– Сколько бы Бакстер ни заплатил вам, я заплачу вдвое больше, – пообещал Маркус.

– Чтобы доставить миссис Редмонд на Сент-Джайлз-стрит и пассажиров в Марбл-Майл.

– Сент-Джайлз-стрит? Ты возил миссис Редмонд на Сент-Джайлз-стрит?

Белл кивнул.

Маркус решил, что подумает об этом потом.

– Куда вы должны были доставить пассажиров в Марбл-Майле?

– Место называется Маттон-Коттедж. Когда-то это был постоялый двор.

Маркус отпустил Белла.

– И кого же вы возили, мистер Белл?

– Точно не могу сказать, сэр. Видите ли, я подумал, что лучше не спрашивать, поскольку все это показалось мне довольно странным, хотя заплатили очень хорошо. Но я точно знаю, что взял несколько свертков в одном месте в Саутуорке. И забрал мужчину из паба в районе, доков.

– Только одного мужчину?

– Ну, одного мужчину и собаку.

Они шли почти весь день по жаре, останавливались только, чтобы перекусить и чтобы Мэдлин могла обработать раны Колина мазью зверобоя и наложить чистые повязки. Наконец они наткнулись не на Маттон-Коттедж, а на постоялый двор.

– Постель, – сказал наконец Колин с таким видом, словно перед ним была чаша Грааля.

Они молча обдумывали ситуацию.

– Думаешь, Маттон-Коттедж все же существует? – подала голос Мэдлин. Вопрос был по существу.

– Многие знают о нем, Мэд. Мы доберемся туда. Однако ночью я хочу спать в кровати. Сколько у нас осталось денег?

– Один фунт.

– Что же, позволим себе несказанную роскошь, потратим пару шиллингов на кровать.

На постоялом дворе было мало народу, несколько полусонных пожилых мужчин играли в шахматы у камина, какая-то парочка ужинала в обеденном зале. Мэдлин заплатила за комнату для двоих.

Оказавшись в комнате, Колин запер дверь и заткнул за ручку двери спинку стула, а Мэдлин осмотрела окно – высоко ли оно над землей. На тот случай, если придется прыгнуть вниз, при этом не сломав ногу или что-нибудь еще.

В центре комнаты стояла кровать.

Они залезли на нее, легли на спину и вздохнули.

Наступила тишина.

Мэдлин подумала, что они немедленно потянутся друг к другу и начнут срывать одежду, но этого не случилось. Они очень устали. На постоялом дворе никому не пришло в голову, что Колин сбежавший преступник и что за его поимку назначено вознаграждение.

– Что ты будешь делать, когда уедешь в Америку, Мэд?

– Постараюсь поскорее выйти замуж.

– Замуж! – В его голосе прозвучало такое возмущение, что это сбило Мэдлин с толку, она даже обиделась.

– Но почему бы мне не выйти замуж? – спокойно спросила она. – Это очень практично.

– Практично?

– Ну конечно. У меня будет ферма, и мне нужен помощник.

– Кто он? – требовательным тоном поинтересовался Колин. – За кого ты выйдешь замуж?

– За американца, конечно. Может быть, за какого-нибудь фермера.

– Ха, американский фермер!

Его голос звенел от возмущениями Мэдлин не смогла сдержать улыбки.

– Что ты имеешь против американцев? Или фермеров? Им точно так же нужны жёны, как и англичанам.

Но Колин, похоже, продолжал искать причины для возмущения.

– Они очень редко моются, твои американцы.

– Зато ты благоухаешь, как цветущий сад.

Наступило молчание.

– Мне надо помыться, – мрачно заметил Колин. Он поднял глаза к потолку и долго смотрел на него. Похоже, созерцание белого потолка несколько охладило его пыл. – Впрочем, мне они нравятся, – неохотно признался он. – Американцы эти.

– Ой, и мне тоже, – согласилась Мэдлин, потому что ей нравилось, что Колин возмущается.

Опять наступила тишина.

– Ты ничего не знаешь о сельском хозяйстве. – Эти слова прозвучали у Колина как предупреждение.

Ей хотелось спросить: откуда он знает? Но беда в том, что он прав, поэтому Мэдлин лишь пренебрежительно махнула рукой.

– Я быстро учусь. К тому же умею стрелять из мушкета, поэтому смогу защититься от индейца или медведя. Спасибо, что беспокоишься за меня.

Мэдлин повернулась к нему. Его взгляд был устремлен куда-то вдаль, вероятно, он думал об этой дикой земле, Америке. Потом на его лице появилась улыбка, видимо, Колин представил себе, как Мэдлин борется с медведем или с индейцем.

– У нас есть ферма. У нашей семьи, – задумчиво обронил Колин. – На холмах, недалеко от Пеннироял-Грин. По правде говоря, я всегда надеялся, что однажды буду там жить. Овцы. Шерсть. Я знаю, отец был бы счастлив уступить мне эту ферму.

– Ты! На ферме! Я думала, твой дом – Лондон.

– Мой дом – Луиза, – рассеянно поправил ее Колин. – Где она…

О, ну конечно. Мэдлин подавила в себе чувство раздражения, которое вызывал в ней этот образец добродетели по имени Луиза.

– А какая она?

– Луиза? – Казалось, Колин удивлен ее вопросом, и ей стало смешно, потому что он сам всегда задавал множество вопросов. – Красивая, конечно.

– Конечно, об этом даже говорить нечего.

Колин чувствовал, что она насмешливо улыбается, и мельком взглянул в ее сторону. Он положил руки под голову и стал описывать Луизу:

– Ты бы поняла, что она нежная и мечтательная. У нее огромные голубые глаза. Своей синевой они напоминают полевые колокольчики. Каждую весну, когда зацветают колокольчики, ты бы заметила, что она сама похожа на весну, потому что у нее золотистые волосы и голубые глаза. Но что забавно, она очень практичная девушка. Еще она отлично умеет слушать, обожает читать и гулять по холмам.

Мэдлин подумала, что все это звучит как-то глупо. Но она понимала, что любовь может оживить и сделать яркой любую картинку. А у нее к Луизе никакой любви не было.

– Она смешит тебя?

Колин задумался.

– Она часто смеется, когда я нахожусь поблизости. Неужели Колин Эверси действительно хотел, чтобы всю жизнь смеялись над ним, а не вместе с ним? Он был необыкновенно обаятельной личностью, просто сводил с ума, но в его шутках скрывались всякие уловки; он пользовался ими, чтобы изменить тему разговора и убедить кого-то. И если внимательно присмотреться, то за всем этим скрывалась его ранимость.

Возможно, он не хотел, чтобы к нему присматривались, потому что очень часто, когда тебя пристально рассматривают, чувствуешь себя неловко. Разве что ты смирился с этим и тогда чувствуешь себя безрассудно и свободно. Но прежде чем поймешь это, окажешься в постели с этим мужчиной на постоялом дворе. Мэдлин улыбнулась про себя. Колин утомился, но она задала ему вопрос, который не могла не задать.

– Вы… вы двое когда-нибудь…

– Занимались любовью в сарае? – Колин искоса посмотрел на Мэдлин. – Разумеется, нет. – Этот вопрос, похоже, развеселил его. – Она же…

Тут он остановился.

– Понятно, – коротко бросила Мэдлин.

Но у Колина хватило ума не извиняться, иначе было бы еще хуже. Хотя неловкое молчание, последовавшее за его словами, было ничуть не лучше.

«Меня это не волнует», – сказала себе Мэдлин. Она занималась любовью в сараях. Если быть откровенной, она сама начала то, что произошло потом на сеновале. Она была замужем, она могла стрелять из пистолета и мушкета. Она никого не погубила и не хотела этого. А сейчас она лежала в постели рядом с Колином Эверси, и они с успехом смогут заняться любовью и здесь.

Но через несколько недель, если они найдут Хораса Пила и она получит от семьи Эверси двести фунтов, в Америке она станет тем, кем захочет. Она молода, здорова, красива и сильна.

И Колину Эверси каким-то образом удалось вернуть ей… себя. Мэдлин замерла на мгновение, осознавая широту такого подарка.

– Я целовал ее, – признался Колин. Видимо, таким образом он хотел ее успокоить, чтобы она не чувствовала себя распутницей.

– Хватит. – Эти слова вырвались у Мэдлин с таким раздражением, что она сама вздрогнула.

Колин повернулся к ней. Мэдлин чувствовала, что он смотрит на нее, размышляя о чем-то.

Мэдлин уставилась в потолок и вздохнула, представив себе, что это воздух Америки, и почувствовала себя лучше. Или просто убедила себя в этом.

– А каким человеком был твой муж?

Мэдлин повернула голову в его сторону, но теперь его взгляд был направлен в потолок.

– Добрый, веселый, сильный и настойчивый. Мы были молоды, когда поженились. Иногда казалось, что мы едва знаем друг друга. Мы… узнавали друг друга сами.

– Узнавали друг друга, – тихо повторил Колин, словно эти слова ему понравились. – Тебе известно, что я слышал о нем? – прошептал он.

Мэдлин напряглась. Боже мой, неужели Колин Эверси действительно знал ее мужа?

– Я слышал… – Он замолчал. – Я слышал, что у него очень большое мужское достоинство.

Мэдлин рассмеялась, Колин рассмеялся следом за ней.

Потом они некоторое время лежали тихо. И несмотря на причины, по которым они оправились в это путешествие, Мэдлин не могла припомнить, чтобы когда-нибудь в жизни чувствовала себя так же уютно.

– Колин… А если твой брат и Луиза уже поженились?

Она почувствовала, как он замер.

– Ни за что, – фыркнул Колин. – Моя мать никогда бы не допустила, чтобы это прошло незаметно. Она устроит свадебное торжество, на которое приедут все именитые семьи, живущие за несколько миль от Пеннироял-Грин. Она не думала, что ее младший сын будет приговорен к виселице или сбежит с эшафота, но моя мать… – Колин замолчал, словно обдумывал что-то. – Моя мать терпеливо относилась ко всем нам, вынесла все, что случилось, а в моей семье много чего случилось. Моя мать будет добиваться своего независимо от того, как будут складываться обстоятельства. И свадьба будет, запомни мои слова. Но пока этого не произошло, я уверен.

Потом они долго лежали молча на кровати, о Боже, наконец-то на кровати, и было слышно только их дыхание, Правда, кровати подразумевают одно из двух: либо спать, либо заниматься любовью. Эта кровать на удивление была очень удобной.

Колин повернул голову к Мэдлин и увидел, как подрагивают ее веки в героической попытке не закрыться.

Она будет крепко спать сегодня ночью, даже если это убьет его, решил Колин.

– Спеть? – внезапно предложил Колин.

– Спеть? – повторила Мэдлин, как будто никогда не слушала этого слова.

– Почему нет?

– Хорошо, – осторожно согласилась она.

И Колин спел ритмичную ирландскую мелодию, которую выучил в армии. Она была о трагедии и смерти. Насколько Колин знал, все ирландские песни о трагедии и смерти.

– У тебя красивый голос, – с удивлением сказала Мэдлин, уже засыпая.

– У меня действительно красивый голос, – с довольным видом согласился Колин.

Мэдлин немного скривила губы, но глаза по-прежнему были закрыты.

Где-то внизу кипела жизнь постоялого двора. Колин слышал, как двигают стулья по деревянному полу. Потом упало что-то металлическое и довольно тяжелое, судя по звуку. Он вспомнил о пабе «Свинья и чертополох» в Пеннироял-Грин, о семьях, собравшихся у камина, о Калпеппере и Куке, зависших над шахматной доской, и размышлял, пришла ли туда сегодня вечером выпить пинту пива Мариетта Эндикотт из Школы для непокорных девиц. Интересно, британская армия следит за его семьей? Наверное, это сильно забавляет его отца? А Луиза? Стоит ли она у окна, ожидая, что из темноты появится его знакомая фигура? Или она играет на фортепиано для его брата Маркуса, которому эта музыка совершенно не нравится, но он все равно с упоением будет наблюдать за Луизой?

Интересно, сможет ли он когда-нибудь подумать о брате без тени сомнения?

Колин нежно коснулся волос Мэдлин, и она улыбнулась в ответ. Он медленно и осторожно провел пальцами по ее вы едкому лбу. Раз, потом еще раз. В свете лампы он видел крошечные морщинки, которые невозможно разгладить. Это жизнь оставила свой отпечаток, и Колину нравилось, что перед ним вовсе не девчонка. Он представил себе, как простым движением руки удаляет из ее головы все мысли о прошлом и будущем, и тогда, возможно, у нее останутся мысли только о нем. Он понимал, что это проявление эгоизма, но в этот момент это было его единственное желание.

– Красивая песня, – вздохнула Мэдлин.

– Угу, – пробормотал Колин.

– Может, споешь еще одну? – вдруг громко сказала Мэдлин, заставив его вздрогнуть от неожиданности.

Колин улыбнулся, его пальцы замерли на секунду на лбу Мэдлин. Он приподнялся на локте, смотрел на нее и ждал, притворившись, будто раздумывает над ее просьбой.

– Ладно, а что спеть? Колыбельную? Застольную?

– Балладу о Колине Эверси.

Ага, значит, она не слишком устала, если еще способна подшучивать.

Неторопливо тихим нежным тенором напевая непристойную песню о своей позорной кончине, он превратил ее в колыбельную и пел, наблюдая, как засыпает Мэдлин. И хотя ночью он собирался продемонстрировать ей фантастические любовные игры, он пел до тех пор, пока она не уснула. Ее голова покоилась у него на плече, бедра прижимались к его бедрам. Он осторожно заключил ее в объятия, когда стало понятно, что она крепко спит, и с определенной долей облегчения и радости положил свою уставшую голову рядом с ней. Колин вдыхал запах ее волос, а ее тихое дыхание стало его колыбельной песенкой, и он, наконец, тоже уснул.

* * *

Ему было шесть лет, и он втиснул свое жилистое тело между торчащими корнями невероятно старого дерева, которое росло над ручьем. Ему пришлось упереться пятками в грязный берег, чтобы сохранить равновесие, потому что этот серебристый рукав реки Уз оказался на редкость резвым и едва не вырвал удочку из его рук. Точно так же поступила бы его мать или любой из длинноногих старших братьев, если бы они обнаружили его здесь одного. Более того, удочка в их руках превратилась бы в прут, которым его отстегали бы. Ему запретили ходить сюда одному, но тогда семья Эверси еще не знала, что запрет для Колина равносилен вызову. Ему так же говорили, что здесь нет рыбы, но, может быть, одна непослушная рыбка отобьется от своей стаи, и Колин поймает ее. Разве не удивится его семья, когда он принесет ее домой, чтобы приготовить и подать для…

То, как во сне дернулась его удочка, разбудило Колина. Он некоторое время лежал тихо, не понимая, где он, потому что не корни дерева, а кровать поддерживала его спину, но он все еще слышал, как журчит вода по камням. Он открыл глаза и повернул голову на звук.

Бледный свет проникал в комнату через окно, значит, рассвет только что наступил. Мэдлин стояла у таза с водой и пыталась, не поднимая шума, умыться; он видел, как она окунает в таз тряпочку, отжимает и подносит к лицу.

Колин понимал, что она скоро узнает, что он проснулся, потому что ее ухо тонко улавливало все окружающие звуки. Но он оставался неподвижным, стараясь ровно и глубоко дышать, чтобы получить в свое распоряжение еще оно мгновение, когда он мог просто смотреть на нее.

Мэдлин стояла к нему спиной. Она спустила платье, чтобы обмыть тело, и оно волшебным образом ниспадало складками и удерживалось у нее на бедрах. Но в ней чувствовалось какое-то напряжение; она плотно прижала локти к своему стройному телу, потому что в комнате было холодно.

В этом тусклом свете ее кожа казалась необыкновенно белой. Мимолетное и необычное чувство страха перехватило дыхание. Принимая во внимание ту жизнь, которой жила Мэдлин, она должна была быть в кольчуге или в тяжелом панцире, как черепаха.

Колин выскользнул из постели, и в два шага оказался рядом с Мэдлин. Она осталась на своем месте, но прежде чем успела повернуться, Колин мягко разжал ее пальцы и взял у нее тряпочку, которой она обмывала тело.

Мэдлин немного повернула голову, через плечо бросила на него взгляд и вопросительно подняла брови.

На поверхности воды в тазу плавал и крошечные кристаллы льда, и Колин отогнал их рукой, обмакнув тряпочку. Он отжимал ее до тех пор, пока с нее не перестала капать вода, потом взял в ладони и попытался своим дыханием согреть ее для Мэдлин.

Как само собой разумеющееся, его рука скользнула под тяжелую массу волос и приподняла ее. Колин прижал Мэдлин к себе и стал осторожно обтирать ее шею. Она наклонила голову вперед, подчиняясь его желанию помочь, и с благодарностью прижалась к его теплому телу. Мэдлин что-то мурлыкала, чем вызвала улыбку Колина.

Потом она чувственно, сладострастно, как кошка, откинула голову назад, прямо в его ладонь. И Колин был благодарен ей за это. Баюкая ее голову и запустив пальцы в густые волосы, просто так, ради удовольствия, он нежно и мучительно медленно водил влажной тряпочкой у нее вокруг уха, уделяя внимание каждому изгибу, и при этом дышал ей прямо в ухо. Это было купание; и это было обольщение, Колину хотелось верить, что Мэдлин понимает это.

Когда его рука скользнула к шее, и он увидел, как бьется ее пульс, и услышал ее дыхание, он уже знал, что она все понимала.

Колин обошел Мэдлин, встал перед ней и увидел, что она скрестила руки на груди. Он положил руку на ее запястье, вопросительно поднял брови и медленно поднял ее руки над головой.

Глядя ей в глаза, он провел тряпочкой от тонкого запястья вниз к плечу, в подмышечную впадину и немного потер там.

– Очень основательно. – Мэдлин хрипло и смущенно засмеялась.

– Я такой, – согласился в ответ Колин.

Он переключился на вторую руку, и Мэдлин почувствовала, как румянец заливает щеки и следом за этим розовеет вся кожа. Она выгнулась навстречу его прикосновениям и, когда он наконец коснулся ее груди, издала тихий стон облегчения.

А Колин действительно делал все основательно. Тряпочкой обвел контуры груди, задержался на розовых сосках, потом его голова склонилась к ее груди, и рот коснулся горячего влажного соска.

– О-о… – выдохнула Мэдлин.

Она запустила пальцы в его волосы, потом он оторвался от ее груди и заскользил губами по шелковистой коже живота.

– Теперь твоя очередь, Мэдлин, спеть для меня.

Его губы прижались к темному треугольнику волос, прикрывавших ее лоно. Его дыхание, подобно горячему шелку, согревало самую интимную часть ее тела; результат был ошеломляющим, она трепетала от охватившего ее желания, дыхание ее участилось. Он мягким движением заставил ее раздвинуть ноги, и она увидела, что его голова скрылась у нее между ног. Язык Колина творил с ней нечто невообразимое, волны чувственного блаженства затопили ее целиком. На долю секунды ей даже показалось, что она сейчас расстанется со своим телом. С ее губ сорвался стон наслаждения, и она вскрикнула на лике блаженства. «Это я, – успела подумать Мэдлин, стараясь восстановить дыхание. – Это была я».

– Отличная песенка, Мэд, – пробормотал Колин. – А можно услышать следующую строчку?

Он подул на влажные лепестки трепещущей плоти, у Мэдлин перехватило дыхание, она чертыхнулась, когда он снова коснулся языком того места, где пульсировало желание.

– Я… остановись… Кол… – Это были скорее какие-то фрагменты эмоций, а не слова. Она вовсе не хотела, чтобы он останавливался. Ощущения, которые она сейчас испытывала, пугали своей новизной.

Колин еще крепче прижал ее к себе.

– Иди ко мне, Мэдлин, – простонал он.

Ее пальцы скользнули сквозь упругую гущу его волос, нащупали плечи. Движения его языка сводили Мэдлин с ума, она закрыла глаза, запрокинула голову и опять застонала.

Она видела его восставшую плоть и знала, что он тоже сходит по ней с ума.

У нее перехватило дыхание. Изнутри поднялась какая-то мощная огненная волна, и она начала двигаться вместе с ним, торопя его возгласами удовольствия и выдыхая его имя. Окружающий мир перестал для нее существовать.

Наконец Мэдлин выгнулась всем телом, Колин успел подхватить ее, чтобы она не упала, и отнес на кровать.

Он завел ей руки за голову и прижал ее бедрами к кровати. Она была беззащитна. Впервые в жизни. Но именно этого она и хотела.

– Моя!

Казалось, это слово вылетело непроизвольно, как выдох. Потом он приподнялся и одним мощным движением вошел в нее.

Мэдлин вскрикнула. Ее охватило блаженство, когда плоть Колина заполнила ее всю. Это было именно то, что ей нужно.

Мэдлин обвила ногами его поясницу, стала двигаться с ним в одном ритме и в какой-то момент взлетела на вершину блаженства. Колин последовал за Мэдлин и выдохнул ее имя.

– Мне понравилось, как ты вскрикнула, Мэдлин.

Мэдлин шлепнула его, у нее даже не было сил поднять руку. Колин попытался рассмеяться, но издал звук, похожий на хрюканье, они основательно вымотали друг друга.

– Могут подумать, что здесь произошло убийство, – смущенно пробормотала Мэдлин. Она имела в виду людей, находившихся внизу.

– Они подумают, что ты испытала величайшее удовольствие. Хотя сомневаюсь, что кто-нибудь слышал твой крик. Он был очень тихим.

Мэдлин посмотрела на Колина. Он выглядел на десять лет моложе, худощавый, и лежал рядом с ней в чем мать родила. На губах бродила едва заметная улыбка, глаза закрыты, дрожат длинные ресницы, темные волосы, взмокшие от пота, топорщатся во все стороны.

Они накинули бы петлю ему на шею, затянули ее и лишили его жизни. А тысячи зрителей наблюдали бы за его бездыханным телом, болтающимся на виселице, если бы ее план провалился.

Мэдлин резко села и обняла руками колени.

– Мэд?

Она оглянулась через плечо.

– Нам надо идти, – решительно заявила она. – У нас мало времени. Мы должны…

– Нет, – мягко возразил Колин. Он тоже сел и обнял Мэдлин. Она закрыла глаза, потому что теряла голову от его прикосновений и не знала, как с этим бороться.

– Пока нет, – снова повторил Колин, и на этот раз она ощутила его дыхание у себя на затылке. Потом он коснулся губами ее шеи, нежно прикусил мочку уха. Ощутив его теплое дыхание на чувствительных изгибах ушной раковины, Мэдлин потеряла дар речи.

Он знал, что его прикосновения были сладким обжигающим пламенем, в огне которого она таяла и отдавалась во власть страсти. Он видел, как напряглись ее соски, как напряженно бьется пульс у основания шеи.

– Вот так, – пробормотал он и медленно наклонил ее вперед, скользя ладонями по ее бокам, по талии, так что она лбом уперлась в стеганое одеяло на кровати.

Одна рука Колина осталась у нее на спине, вторая скользнула между ног, где уже скапливалась влага. Мэдлин с трудом дышала, уткнув голову в согнутые руки. Прикосновение шершавой ткани покрывала к соскам лишь усиливало возбуждение.

– Боже мой, Мэдлин, – раздался голос Колина. Он стал ласкать ее рукой, мучая самой сладостной пыткой на свете.

– Колин… – выдохнула. Мэдлин.

Он убрал руку, и на ее месте она почувствовала его твердую плоть. Коленями он осторожно раздвинул ей ноги, но восставшей плотью лишь повторил то, что проделывал рукой.

У Мэдлин перехватило дыхание.

– Черт….

– Чего ты хочешь? – как ни в чем не бывало спросил Колин.

– Колин, прошу тебя, пожалуйста. Пожа…

Он снова вошел в нее, властно, почти грубо. У Мэдлин потемнело в глазах, от блаженного чувства долгожданного слияния она едва не лишилась рассудка. Мэдлин покачнулась, но вовремя уцепилась за покрывало, чтобы удержать равновесие, а его крепкие руки держали ее за талию.

Он двигался, то наращивая, то замедляя ритм. Мэдлин слышала его учащенное дыхание, сейчас он не контролировал ситуацию, как привык думать.

Он входил в нее все интенсивнее, все глубже.

– Да, – поторопила его Мэдлин. – Да.

Она откликалась на толчки его плоти, опасаясь, как бы он снова не попытался остановить прекрасную пытку. В какой-то момент ритм стал невыносимо быстрым, и с губ Мэдлин срывались слова, слова мольбы и исступленного восторга.

– О Боже, Мэд…

Она не слышала его. Что-то взорвалось у нее внутри, и мир стал в десять раз ярче и прекраснее. Перед глазами поплыли радужные круги, она вскрикнула, заглушив звук покрывалом, пламя страсти сжигало ее.

Колин содрогнулся всем телом, и Мэдлин словно откуда-то издалека услышала, как он сдавленным голосом произнес ее имя. Потом рухнул рядом с ней лицом вниз и затих.

Мэдлин повернула к нему голову:

– Я думала, ты убил меня.

Колин повернулся на бок и поправил ей волосы, убрав упавшие на лицо пряди. Мэдлин уткнулась ему головой в грудь. Потом обняла его. Впервые в жизни Мэдлин искала защиты и спасения.

Вряд ли Колин понимал, что она ищет защиты у него.

Она влюбилась, черт возьми.

Влюбилась настолько, что даже не могла вспомнить тот период жизни, когда не знала его и когда чувствовала нечто подобное. Она позволила этому чувству овладеть ею на мгновение, во всей его удивительной и яркой полноте.

Колин обнял ее и прижал к себе. Он целовал ее шею, губы, глаза. Они лежали, оглушенные и счастливые, облениваясь нежными поцелуями.

– Теперь нам действительно надо идти, – тихо произнес Колин.

Он быстро умылся, они молча оделись и покинули постоялый двор.

Глава 19

Им говорили, что до Маттон-Коттеджа идти примерно милю по дороге и что когда они пройдут дуб с огромным наростом на стволе, значит зашли слишком далеко. Местность была безлюдной и тихой, никто не встретился им на пути, и, к счастью, они пока не видели дуба с наростом. Но прошли мимо дерева с большими сучьями.

– Взгляни на это дерево! Точь-в-точь мой профиль, Мэд. У меня на носу есть шишка. – Он повернулся к ней. – Взгляни.

– Чепуха, – усмехнулась Мэдлин. – У тебя изысканный нос.

– Изысканный? – Колин рассмеялся. – Ты очень добра, хотя на тебя это не похоже. Мне даже как-то неловко.

От этих слов Мэдлин почему-то стало трудно дышать, она остановилась.

– Что ты сказал? Ты думаешь, я не…

Этот чертов беглец за последние несколько дней успел сорвать с нее маску и позволил ей быть самой собой, нежной и ласковой. Она думала, что теперь он знает ее. А он считает, что доброта ей не присуща?

Думая об этом, Мэдлин понимала, что слишком остро реагирует на то, что Колин говорит, но сейчас воспринимала все слишком близко к сердцу. Все, что Он говорил, теперь казалось более важным.

Колин увидел ее лицо. Он резко остановился и взял ее за запястье.

– Я пошутил, Мэдлин. – Голос его звучал низко и напряженно. – И ты это знаешь, не сомневаюсь. Ты хоть представляешь, насколько добра, Мэд? Ну хоть немножко представляешь?

В его голосе громче обычного слышались настойчивые и сердитые нотки. На кого он сердится: на нее или на себя?

Казалось, он говорит о чем-то еще, а не о ее доброте.

Наступила тишина.

– Я знаю, ты действительно шутишь, – сказала, наконец, Мэдлин.

Колин отпустил ее руку. Они смотрели друг на друга с озадаченным видом, с чувством неловкости и непонятного недовольства. Но это не соответствовало тому, что они оба чувствовали, и оба знали это.

Несомненно, они испытают облегчение, когда это путешествие закончится.

Через несколько минут они встретили первого путешественника. Он был одет как фермер, возможно, в его сарае они ночевали в первую ночь. Огромный широкоплечий мужчина двигался очень проворно, но, когда заметил их, остановился. Слова, которые он произнес, сразили Колина и Мэдлин.

– Вот черт! Это ж Колин Эверси собственной персоной! А? Колин Эверси здесь, в Марбл-Майле! Я только что вернулся из Лондона, сэр.

Человек радостно улыбался. У него была огромных размеров голова, изрытое оспой лицо и нос картошкой. Колин с изумлением смотрел на него, и вдруг у человека непонятно откуда появился в руках пистолет.

Не успел Колин достать свой, как мужчина обхватил Мэдлин за талию, а его пистолет оказался нацеленным в ее голову.

– Я стану легендой и буду богат! О Боже, сегодня утром я нашел пенни и подумал: это тебе на счастье, Уилл Хант. Я загадал желание, и тут вы, мистер Эверси.

Колину казалось, что он дышит раскаленным воздухом, рука, державшая пистолет, слегка дрожала.

– Вы опустите свой пистолет, мистер Эверси, и пойдете со мной, иначе я сделаю в ее голове дырку. – Его рука, как большой мерзкий паук, легла на грудь Мэдлин. – Красивая грудь, – признал он.

Перед глазами Колина поплыла густая красная пелена. Он четко все видел, как в магическом кристалле: темные глаза Мэдлин, полные страха и гнева, ее вспыхнувшие щеки, пальцы, тщетно уцепившиеся за волосатую руку, обнимавшую ее за талию, бесполезный пистолет, спрятанный сбоку. Колин дрожал от закипавшей в нем злобы, но попытался оценить ситуацию трезво.

Это был грубый, жестокий человек, бездушный и опасный. Но неумный.

– О, конечно, застрелите ее, мистер Хант. А я отстрелю вам ваше достоинство. Простите, хотел сказать, что застрелю вашу лошадь.

Мужчина нахмурился, округлил глаза и повернул голову, раздумывая, о какой лошади идет речь.

Все это произошло за долю секунды, не именно столько потребовалось Колину и Мэдлин.

Колин схватил мужчину за руку, в которой тот держал пистолет, и отвел назад, а Мэдлин изогнулась и укусила его за руку, которой он удерживал ее за талию. Мужчина взвизгнул от боли, едва не выронил пистолет, а Колик правой рукой резко дернул вверх его штаны, чтобы причинить значительную боль мужскому достоинству, если, оно у него было.

Трюк удался. Уилл Хант вскрикнул, пистолет выпал из его руки и, слава Богу, не выстрелил.

В следующую секунду Колин поставил свой пистолет ему между глаз. Другой рукой он все еще удерживал высоко штаны мужчины.

– У меня одна пуля, мистер Хант, – вежливо сказал Колин, – и ничто не доставит мне большего удовольствия, чем выпустить ее в вашу голову и снести ее с плеч.

У вас есть какие-нибудь заболевания, представляющие интерес для медицины?

– Что? Нет! Я… – Он задыхался от боли в паху.

– Жаль. Значит, после смерти вы будете столь же бесполезны, как и при жизни.

Колин коснулся дулом пистолета лба мужчины.

– Мистер Эверси… – Мистер Хант дрожал, как студень, по лицу стекали крупные капли пота. Колин подтянул его штаны еще выше, и лицо мистера Ханта заметно побледнело.

– Вы хотите умереть прямо сейчас, мистер Хант? – как бы ненароком спросил Колин, словно просил передать солонку за столом. – Или через несколько секунд?

– Колин…

Откуда-то из мира здравого рассудка его тихо позвал голос Мэдлин. Он не слышал ее. Ему нравилось здесь, в красном тумане ярости. Он мучил Ханта и не собирался останавливаться.

– Приличная сумма, да, мистер Хант? Сто фунтов. Я вам сочувствую. Но я не убивал Роланда Тарбелла. Я бы никогда не позволил вам поймать меня, но если бы вы попытались сделать это честно, возможно, я бы даже проникся к вам уважением. Но теперь у меня непреодолимое желание убить вас забавы ради. Именно вам суждено сделать из меня убийцу. И если так, я вряд ли испытаю угрызения совести. Возможно, я даже буду счастлив, если меня повесят за то, что я вас убил.

– Колин. – Мягкий голос Мэдлин заставил его поторопиться.

– Свяжи ему руки, Мэд, – скомандовал Колин. – Руки за спину, мистер Хант, делайте это медленно.

Мистера Ханта била дрожь.

Мэдлин выудила из свертка веревку и исчезла за широкой спиной мужчины. Колин видел, как работают ее локти, когда она затягивала веревку, и заметил, как поморщился Хант.

«Но если Мэдлин смогла завязать веревки, значит, Хант сможет их развязать», – подумал Колин.

– Сядьте на землю, мистер Хант, – предложил Колин. Мужчина замешкался, и это была его ошибка. Колин ударил его сзади по ногам, и он тяжело рухнул на колени. Колин толкнул его локтем, чтобы он упал на бок, и опустился рядом с ним на колени, чтобы дуло пистолета находилось на уровне глаз мистера Ханта. Теперь ему открывался замечательный вид на дорогу в вечность.

– Свяжи ему лодыжки, Мэдлин.

– Но я… – запнулся Хаит.

– Умрете от голода? Замерзнете? Белки съедят? Кто-нибудь, возможно, найдет вас. Через день или два. Возможно, вам удастся освободиться от веревок самостоятельно. А может быть, кто-то, проходя мимо, обнаружит ваше тело, мистер Хант, связанное и беспомощное. Даже не пытайтесь дернуться. Я убью вас.

Мэдлин связала лодыжки Ханта, несколько раз обмотав их веревкой и туго завязав узлом.

С ощущением нереальности всего происходящего Колин медленно поднялся на ноги. Ему стало не по себе, когда он смотрел на Ханта. Тот был связан теми же веревками, которыми связали его самого по дороге на виселицу.

– Пойдем, Мэд. – Они зашагали прочь, оставив связанного мистера Ханта на обочине дороги.

Колин шагал такими крупными шагами и так быстро, что Мэдлин едва поспевала за ним.

Наконец Колин остановился и присел на камень на обочине дороги. Оглядевшись, он нахмурился, словно был крайне удивлен, что день выдался солнечный. Потом закрыл лицо руками и глубоко вздохнул.

– Я хотел его убить, я его мучил, Мэд, удовольствия ради. Я вымещал на нем зло, которое затаилось во мне, потому что я никого не убивал, а меня обвиняли в убийстве. Я мстил за то, что он прикасался к тебе…

Мэдлин видела, как он все еще дрожит от ярости и стыдится этого.

– Короче говоря, Мэд, все это было не очень красиво.

Скромная оценка, можно было выразиться и посильнее. Он хватался за юмор, который всегда выручал его, но на этот раз у него ничего не получалось. Мэдлин хотела, чтобы он знал, какой он сильный.

Она наклонилась к нему, не зная, хочет ли он прикосновений.

– Ты, возможно, спас мою жизнь, Колин. Опять. И свою жизнь тоже. У тебя есть право спасать собственную жизнь, и этого не надо стыдиться. А этот человек… Он был омерзителен. А ты был прав, поступив с ним подобным образом.

Колин погладил затылок Мэдлин:

– С тобой все в порядке? Он не…

– Не волнуйся, со мной все хорошо. Ну, пощупал он меня немного, переживу. Я бы сама убила его, если бы не ты.

Колин горько усмехнулся и убрал руку.

– Все из-за меня, Мэд. И эта… эта ярость… Ее не было во мне, пока не попал в тюрьму. Теперь мне доставляет удовольствие пытать человека. – Он с отвращением махнул рукой.

– Ой, Колин, ради Бога, не говори так. Мне кажется, ярость живет в каждом из нас. И в тебе тоже. Все мы родились с полным набором самых разных качеств, хороших и плохих. И никто не знает, в какой ситуации проявится все, что живет в нас. Иногда хорошие качества порождают проблемы, а иногда не очень хорошие выручают нас из беды.

– Интересная теория, Мэд, – улыбнулся Колин, но улыбка мгновенно погасла. – Это означает, что я мог бы убить Роланда Тарбелла.

Мэдлин отпрянула, словно он произнес проклятие.

– Ты не смог бы убить Роланда Тарбелла, – заявила она. – Ты вообще никого не смог бы убить, разве что обороняясь. Ты не убивал Роланда Тарбелла.

– Почему, Мэд? – снова улыбнулся Колин. – Думаешь, что я не убил его?

– Нет…

– И давно ты так думаешь?

– Я всегда так думала.

– Ложь.

Мэдлин улыбнулась. Колин тоже улыбнулся.

– Ах, Колин, ты замечательный человек. – Мэдлин хотела, чтобы ее слова прозвучали как шутка, но не могла говорить и одновременно смотреть на него, поэтому отвела глаза и посмотрела вдаль. Она должна была сказать ему это, он должен знать, что она думает именно так.

Она чувствовала, что Колин смотрит на нее. На несколько мгновений повисла тишина. Колин смотрел на нее, а она делала вид, будто не замечает этого.

– По-моему, меня надо поцеловать, – нарушил молчание Колин.

Мэдлин повернулась к нему, наклонилась и поцеловала его прямо в переносицу.

«Боже мой, – изумленно подумала она, на долю секунды задержав губы на его лбу. – Что делать с любовью, которую надо скрывать? Когда из этого ничего не выйдет, когда ты никогда не сможешь сказать об этом вслух? Когда ты чувствуешь себя так, будто можешь взорваться от этой любви?

«Ты превращаешь ее в благодарность, – решила Мэдлин, – и целуешь человека, которого любишь, в лоб».

Потом она поцеловала его в губы, потому что они были рядом, красивые, способные творить чудеса.

Колин обнял ее. Она чувствовала, как он дрожит от напряжения, и крепко держала его до тех пор, пока он не расслабился.

– Спасибо, что снова спас мою жизнь.

– Не за что, миссис Наемница.

Мэдлин улыбнулась.

– У нас всего два дня, Мэд.

Осталось всего два дня, и Колин Эверси не позволит Луизе Портер, женщине, которую он любил всю жизнь, выйти замуж за его брата Маркуса. Колин женится на ней сам и будет счастливо жить на ферме в Пеннироял-Грин.

– Тогда пошли искать Хораса Пила. Мы ведь уже почти пришли, Колин.

Глава 20

Они прошли по дороге всего полмили, когда увидели вывеску «Маттон-Коттедж». Она была вырезана на большом куске дерева и висела на цепях на столбе, увитом яркими цветами. Сам дом был в приличном состоянии и, следуя принципам английской постройки, больше напоминал особняк. Два этажа и остроконечная крыша. Перед домом простиралась широкая лужайка, а сзади виднелась пара зеленых холмов.

Траву, скорее всего, объедали козы, а не состригали садовники, а дикие вьющиеся цветы заполонили двор и забрались на каменное крыльцо. На деревьях щебетали птицы, которым было все равно, где и когда петь.

Это весьма приятное место не очень подходило для того, чтобы спрятать здесь свидетеля одного из самых громких преступлений десятилетия, и в качестве перевалочного пункта для трупов на их пути в Шотландию. Но возможно, все так и было задумано.

Мэдлин и Колин интуитивно достали свои пистолеты.

Мэдлин опешила, когда что-то черное и блестящее со сверкающими глазами и вывалившимся розовым языком понеслось с холма прямо на нее. Она попыталась закричать, но страх сковал горло, когда это что-то оказалось рядом и схватило ее за руку.

Через несколько секунд Мэдлин осознала, что не ощущает боли. Хотя ее рука была зажата в челюстях огромной собаки. Она опустила глаза и увидела, что собака нежно покусывает ее руку и смотрит на нее счастливыми собачьими глазами.

У нее почти не было зубов.

Бешеный стук сердца вызвал у Мэдлин приступ тошноты.

– Спасибо тебе, но больше не надо, – едва слышно произнесла Мэдлин.

Собака словно поняла ее слова, отпустила руку, прихрамывая, отступила назад и завиляла задом, удерживая равновесие на трех ногах.

Мэдлин закрыла лицо руками, не зная, смеяться или плакать, затем присела и спрятала голову в коленях.

Собаке это очень понравилось, потому что Мэдлин теперь оказалась к ней ближе, ее можно было облизать.

Мэдлин пришлось поднять руки, защищаясь от языка собаки, которая старательно пыталась облизать ей лицо.

Когда Колин обнял Мэдлин за плечи, страх покинул ее. С Колином все было совершенно иначе, ярко, интересно. Мэдлин подумала, что начинает привыкать к такой поддержке и успокоению. Она напряглась, но Колин уже убрал руки.

– Привет, Снап, рады видеть тебя, – пробормотал он, потрепав собачьи уши. – Где Хорас? Где-то рядом? С ним все в порядке?

– Снап! Куда ты убежал, Снап?

Сначала появилось сердитое лицо Хораса Пила, потом он вышел из-за дома, похожий, на сельского землевладельца. Снап запрыгал на трех ногах к нему, и Хорас рассеянно положил руку на голову собаки. Когда он взглянул на Колина, на лице появилось довольное выражение. Совсем как у Крокера, когда он увидел Мэдлин. Такое же неподдельное лучезарное удовольствие…

– Что… неужели это действительно Колин Эверси? Ты жив, Колин? Говорили, что тебя повесили! – Выражение удовольствия сменило полное замешательство. – Но если тебя повесили, как ты можешь стоять здесь? Утром я выпил совсем немного. – Хорас обращался к самому себе, пытаясь понять, что происходит. – В «Зайце и черепахе» наливают такое дрянное пиво… Но ты… Может, ты привидение?..

Глаза Хораса округлились от ужаса, он открыл рот, но ничего не смог сказать. Он повернулся и, по всей видимости, собрался бежать.

Но его было легко поймать. Он был старым, немного толстоватым и медлительным. Колин схватил его за шиворот и удержал на месте, Хорасу потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что ему не удастся скрыться.

В конце концов, он отказался от этой затеи и оглянулся через плечо на Колина.

– Не надо меня обижать, я – примерный христианин, правда.

– Хорас, посмотри на меня, я – не галлюцинация, я – не привидение и пришел сюда не ради возмездия.

– Какое к дьяволу возмездие? – возмущенно взвизгнул Хорас. Он был безумным. – Здесь никого нет, парень. Только я и Снап. А теперь – кыш!

– Будь я привидением, Хорас, – вздохнул Колин, – я не смог бы удерживать тебя за воротник. Я здесь, чтобы вернуть тебя в Лондон, мне нужна твоя помощь. Ты же знаешь, что я никого не убивал. Неужели не поможешь другу?

– Колин? – Хорас немного расслабился. – Тебя, правда, спасли, и ты живой?

– Правда, меня спасли, и я, как видишь, живой. Разве ты не слышал о моем внезапном исчезновении с эшафота?

– Сюда уже много недель не поступают газеты из Лондона.

– Только повозки, наполненные телами?

– Скверное это занятие, – с готовностью согласился Хорас. – Тем не менее, похитители трупов зарабатывают на этом пару фунтов. Но как, черт возьми, вы нашли меня, мистер Эверси? Он убьет меня, если вас здесь найдут.

– Просто я умный. Ты поедешь со мной в Лондон, Хорас? Нам надо срочно убраться отсюда.

– Боюсь, он убьет меня, мистер Эверси. Еще он угрожал убить Снапа.

– Это, должно быть, очень плохой человек, – произнес Колин, не совсем понимая, о ком идет речь.

– Вы правы, мистер Эверси. Я не хочу, чтобы вам причинили вред, вы мой друг и никогда даже не прикасались к убитому Тарбеллу. Я все видел. Но он хорошо заплатил, этот малый, Критчли, у него было много денег, он угрожал. Что я мог сказать? Моей матери нужна была новая крыша над головой, я послал деньги ей. А меня самого доставили сюда и велели сидеть здесь, иначе моей матери и Снапу не поздоровится. Это было три недели назад. Мне стыдно, мистер Эверси, но я боялся.

– Я никому не позволю обидеть ни тебя, ни Снапа, Хорас, клянусь. А твоей матери купим новое жилье, новую мебель и… Она умеет управлять ослом?

– Мне кажется, ей понравится.

– Тогда мы купим ей ослика. Купим ей все, что необходимо для комфортной жизни в…

– В Аппер-Финстере.

– В Аппер-Финстере. Симпатичный городок.

У Хораса радостно вспыхнули глаза. Мэдлин готова была поклясться всеми деньгами, что Колин никогда в жизни не слышал об этом городке.

– Но тебе надо поехать с нами, Хорас, сейчас. Это срочно. Пожалуйста. Мы ведь друзья, да? Клянусь всем, что есть у меня дорогого, что вреда не причинят ни тебе, ни твоим близким.

Слова Колина прозвучали очень убедительно. Еще неделю назад Мэдлин не могла представить себе ничего подобного. А теперь Колин Эверси стал совершенно другим человеком, она ни секунды не сомневалась.

– Мы – друзья, мистер Эверси. – Голос Хораса дрогнул. В этот момент Хорас заметил Мэдлин и, радостно улыбаясь, поклонился ей. – Неужели это вы миссис Гринуэй?

– Рада видеть тебя снова, Хорас, – присела в реверансе Мэдлин.

– Насколько я помню, вы с мужем раньше пили пиво в «Черной кошке».

– Было такое.

– А сейчас, где пьете?

– Очень скоро я буду пить пиво в Америке, Хорас. В ближайшее время я покину Англию.

Колин повернул голову в ее сторону, и Мэдлин была уверена, что сейчас его глаза приобрели интенсивную зеленую окраску в окружении природной зелени деревьев и лужайки. Но она не посмотрела в его сторону, а он, ни слова не говоря, снова повернулся к Хорасу.

– О, это замечательно! Америка! Приключения! – воскликнул Хорас.

– Да уж, – едва заметно улыбаясь, согласилась Мэдлин, – приключения.

– Когда же мы поедем? Здесь так тоскливо, ни хорошей выпивки, ни женщин. Простите, миссис Гринуэй, – поспешно добавил Хорас.

– Все в порядке, Хорас.

– Пойду соберу вещи и потом…

Он остановился. В этот момент все услышали топот копыт, приглушенный травой и землей. Все повернули головы и сразу заметили тех, от кого исходил этот звук, потому что их всегда легко было увидеть.

С холма, возвышавшегося за коттеджем, спускались трое всадников в красных мундирах с блестящими на солнце штыками.

Солдаты подъехали к ним, спешились и подняли пистолеты.

– Опустите оружие, мистер Эверси, и бросьте его мне. Мне не хотелось бы стрелять в вас. Но я не стану раздумывать, если вы не подчинитесь. Вас, мадам, я попрошу проделать то же самое.

Английский солдат по долгу службы обязан быть вежлив со сбежавшим преступником. Он говорил так, словно делился с Мэдлин своими сомнениями, возможно, думая, что это Колин передал ей пистолет. Возможно, он вынуждает ее воспользоваться им.

Колину так хотелось ответить этому солдату: «Ты будешь удивлен, но она знает, как это делается».

Колин не заблокировал пистолет, но медленно опустил его. Это далось ему с трудом, потому что три мушкета были направлены прямо ему в сердце.

Но Мэдлин… Мэдлин держала свой пистолет, нацелив его на сержанта.

О, Мэд!

Сердце Колина подпрыгнуло вверх и застучало где-то в горле. Если с ней что-нибудь случится, если она…

– Мэд… – тихо сказал Колин.

Она бросила на него выразительный взгляд, оставаясь спокойной.

– Мистер Эверси. – На этот раз в голосе сержанта звучали предупредительные нотки. – Мадам. Заблокируйте свое оружие и опустите его вниз, у нас есть приказ доставить мистера Эверси живым или мертвым. Я буду считать до пяти.

О Господи, опять этот счет до пяти.

Ну не могло так случиться, они уже далеко ушли, они так много распутали, так много пережили. То, что сейчас происходит, неправильно.

– Один, мистер Эверси… – начал считать солдат. Хорас, ключ к его свободе, стоял молча вместе со своей трехлапой собакой.

Но Колин знал, если он обмолвится, что «невиновен, и вот – доказательство», и укажет на Хораса, солдаты застрелят его. Все, кто попал в Ньюгейтскую тюрьму, считают себя невиновными.

Солдаты могут и выслушать его историю, но потом все равно заберут его. И снова камеры, темнота, долгие допросы. Колин не сможет вынести все это еще раз.

– Два, мистер Эверси…

И конечно, то, как он исчез с эшафота, стало величайшим оскорблением и унижением для британской армии.

Колину очень хотелось объявить им, что именно эта женщина – эта изумительная женщина – спасла его от эшафота.

Колин овладел искусством смотреть не мигая. И это позволило ему заметить странную тень сбоку около дома. Что-то заставило его обратить на нее внимание: это была тень не от куста и не от дерева.

Потому что кусты и деревья не могут двигаться, как двигалась эта тень. Разве что во сне. Тень двигалась вперед, украдкой, но настойчиво.

– Три, мистер Эверси…

Где-то в глубине души Колин понял, кто это, еще до того, как тень превратилась в человека. И когда стало совершенно очевидно, что это мужчина, Колин увидел, что он был без сюртука, а на его жилете сияли перламутровые пуговицы в форме полумесяца. В руке мужчина держал мушкет.

– Четыре, мистер Эверси…

За спинами солдат Маркус Эверси взвел, мушкет и нацелил его прямо на маленькую группу людей.

Солдаты, естественно, замерли. Ничто не могло так мгновенно привлечь их внимание, как звук взводимого курка мушкета. Один солдат повернул голову на звук, то же самое сделали двое других.

Колин не знал, какое принять решение. Его много недель терзали мрачные подозрения, и сейчас в голове роилось множество мыслей: что Маркус пришел сюда убить Хораса; что это Маркус спрятал Хораса здесь; что Маркус пришел сюда убить его, Колина.

Но он вспомнил сон, который снился ему на постоялом дворе, и его сердце, а не разум приняло за него решение.

– Замрите – или умрете, – холодным тоном сказал он. – Выбирайте сами, офицеры. Теперь повернитесь и посмотрите на меня. Неужели вы думали, что я настолько глуп, чтобы появиться здесь без подкрепления? Ведь я тоже солдат.

Солдаты подчинились его приказу, повернулись и увидели нацеленный на них пистолет.

– За вашей спиной три человека с заряженными мушкетами, – быстро заговорил Колин. – И если вы шевельнетесь, один из них успокоит вас пулей из мушкета.

Маркус покачал головой и удивленно выгнул бровь: «Три человека?» Двоих вполне достаточно. Но только не для Колина. Маркус был слишком консервативен, чтобы быть Эверси. Но Колин не был бы Колином Эверси, если бы не рисковал. Или не порисовался немного.

«Хорошо быть Колином Эверси» – эта мысль, словно глоток кислорода, дала ему силы.

Три пары возмущенных, яростных, осторожных глаз смотрели на Колина. Три солдата провалили свое задание и теперь тяжело дышали, то ли от страха, то ли от гнева; самый молодой из троих, который явно не нюхал пороха, побледнел так, что веснушки у него на лице стали такими же яркими, как его мундир.

– Вам понятно? – быстро спросил Колин. Секундное замешательство, потом – короткий кивок сержанта, ставший сигналом для остальных.

– Заблокируйте ваше оружие, положите его на землю и заведите руки за голову, – приказал Колин. – Повторяю, любое резкое движение, и вы получите пулю. Ни у меня, ни у леди не дрогнет рука. И если что, она стреляет лучше меня и очень быстро. Мне бы не хотелось доказывать это, и я не стану этого делать, если вы выполните все в точности, как я говорю. Приступайте, джентльмены.

Хорас стоял безмолвно, с округленными до размера бильярдных шаров глазами. Снап наблюдал за происходящим, инстинктивно прижимаясь к Хорасу. Наступила напряженная тишина, нарушаемая лишь дыханием Снапа и пением птиц.

Следом за сержантом солдаты выполнили приказ Колина. Осторожно, медленно и с явной неохотой заблокировали и положили на землю оружие.

Потом все солдаты выпрямились и медленно подняли руки над головой.

– Отлично, – одобрил их действия Колин. – Теперь, держа руки наверху так, чтобы я их видел, под мой счет сделайте пять больших шагов назад.

Черт, Колин надеялся, что придет день, когда ему не надо будет ничего отсчитывать снова.

– Идею счета я позаимствовал у вас, – весело произнес Колин, бросив взгляд на Мэдлин.

Она посмотрела на него, усмехнувшись лишь уголками губ, и едва заметно покачала головой, точь-в-точь как Маркус. Она начинала привыкать к нестандартному поведению Колина в опасных ситуациях.

Колин начал считать до пяти. И на этот раз не он шел мимо солдат на эшафот, а солдаты широкими шагами удалялись от него. На счет пять они оказались на полпути от нацеленного мушкета Маркуса и слишком далеко от своего оружия, чтобы броситься за ним.

– Не двигайтесь, – вежливо напомнил им Колин. – Мэд, собери, пожалуйста, оружие.

Мэдлин прошла вперед, грациозно заблокировала каждый мушкет, потому что знала, как обращаться с этим оружием, потом собрала его и отнесла на то место, где только что стояла, как будто Колин, Хорас и Снап являли собой безопасную крепость.

Колин не сводил глаз с Мэдлин. Интересно, надоест ли ему когда-нибудь наблюдать за ее действиями?

– Теперь, будьте так добры, ложитесь на землю лицом вниз, – обратился Колин к солдатам, но по тембру его голоса было понятно, что выбора у них нет. – Все. И положите руки на голову, чтобы мы их видели. Попрошу вас делать все медленно и спокойно, чтобы каждый ваш жест был виден, иначе я выстрелю.

Колин поднял глаза и посмотрел на брата, может быть, ждал его одобрения. Маркус смотрел на Колина с необычным, не поддающимся расшифровке выражением лица. Гордость? Изумление? Неуверенность? Может, размышляет, когда ему в следующий раз придется, образно говоря, вытаскивать брата из стремительного потока? Может, удивляется, обнаружив, как Колин сам вытащил себя на этот раз, несмотря на то, что красные мундиры все-таки выследили его?

Хотелось бы знать, как Маркус его нашел?

Солдаты в точности исполнили все, что им приказал Колин. Все трое уткнулись подбородками в траву, сложив руки за головой.

– Теперь, сержант… Как ваше имя, сэр?

– Сержант Саттон, мистер Эверси.

– Сержант Саттон, отвечайте на мой вопрос. Почему вы оказались здесь?

– Нас предупредили, что вы здесь появитесь, и приказали арестовать вас.

– Ох, сержант, – вздохнул Колин, – я больше не хочу слышать подобных ответов. Вы же не государственный деятель.

– Нет, мистер Эверси.

– Вот и хорошо. Когда и кто вас предупредил?

– Вчера, весьма надежный джентльмен. Он – член клуба «Меркурий», его нанял…

– Айзая Редмонд, – перебил Маркус сержанта.

Почему-то эти слова, произнесенные вслух, произвели ошеломляющее впечатление. Колин не мог говорить, только смотрел на Маркуса, глаза которого и молчание были красноречивее всяких слов.

– Именно это я собирался сказать, – проворчат из травы сержант. – А кто вы такой? Откуда вы тоже об этом месте?

– Прошу прощения, – вмешался Колин, – должен напомнить вам, что вы безоружны и лежите на земле, а это означает, что вы не вправе задавать вопросы.

– Простите, – поспешно ответил сержант.

– Ты знаешь имя этого человека? – Колин посмотрел на брата.

– И еще кое-что, – кивнул Маркус.

Колин помолчал. Он понял, что лучше поговорить с братом, а не с солдатами. Но брат, видимо, не хотел, чтобы этот разговор кто-то слышал.

– Сержант, на дороге есть другие солдаты? Или вас троих послали сюда?

Сержант молчал.

– Я тоже был солдатом, сержант, – вздохнул Колин, – и понимаю, что вы делаете свою работу. Но я не убивал Роланда Тарбелла. И не позволю схватить меня, пока не докажу этого. Вы можете ответить на мой вопрос.

– Нам было приказано арестовать вас, мистер Эверси, но не было приказа поверить в вашу вину. Я никогда не верил в вашу виновность.

– Я ценю это, сержант, и искренне тронут. Но я не позволю вам поднятья с земли, пока вы не ответите на мои вопросы.

– Стоит попробовать, – пробормотал сержант.

– Я других солдат не видел, Кол, – подсказал Маркус. – Я ехал из Лондона и видел здесь только этих троих. Может, они хотят получить вознаграждение?

– В таком случае я не буду сожалеть о том, что собираюсь сделать. Хорас. В этом доме есть веревка? Веревкой, которая была у меня, я воспользовался, чтобы связать мистера Ханта.

– Что ты сделал? – подал голос Маркус.

– Мы потом поговорим, – пообещал Колин.

Хорас принес бечевку, и Колин с помощью Мэдлин связал за спиной руки солдат, но не слишком туго.

– До постоялого двора далековато, но там вам помогут развязаться, – обратился к ним Колин и махнул рукой в сторону дороги. – Это туда.

За тем, что происходило потом, наблюдать было забавно. Колин помог каждому солдату подняться на ноги.

– Теперь, джентльмены, повернитесь.

Они медленно повернулись и увидели Маркуса, который, насвистывая что-то сквозь зубы, блокировал свой мушкет. Он поднял глаза, словно впервые их видел, и помахал рукой.

Солдаты вертели головами, переводя взгляд с Маркуса, а потом снова на Колина. У самого молодого из них отвисла челюсть.

– Все дело в том, джентльмены, что Эверси много веков подряд выходят сухими из воды, – вежливо сообщил Колин.

Сержант выругался так крепко, что Колин поморщился.

– Здесь леди, сержант. Но вы нам очень помогли, сержант Саттон. Когда будете рассказывать эту историю, не стесняйтесь, представляйте себя и своих товарищей героями. Люди поверят теперь всему, что касается меня, А когда моя невиновность будет доказана, я и из вас сделаю героев. О вас будут писать газеты.

Сержант воспрянул духом.

– Но пока вам запрещено двигаться. Хорас, собирай свои вещи и принеси солдатам воды, пожалуйста.

Глава 21

Это позволило Колину, Маркусу и Мэдлин немного поговорить, после того как Маркус привел свою лошадь, стоявшую на привязи за домом.

Мгновение они просто смотрели друг на друга.

– Ты выглядишь как черт, Кол, – сказал наконец Маркус.

– Тебе не нравится моя борода? – Колин потер подбородок.

– О, так это борода? Я думал, тебе просто надо хорошенько помыться.

– И это тоже. Ближе не подходи, я сам едва переношу свой запах.

Молчание.

– Я чертовски рад видеть тебя, Кол.

– Я тоже.

Объятий не будет. Маркус никогда не делал ничего подобного. Эмоции могли бы выразиться в похлопывании по плечу или в дружеском тычке в спину, если бы они не проявляли сейчас осторожность.

– Как, черт возьми, ты меня нашел? – спросил Колин.

– Ну, я не искал именно тебя, Колин. Но я обнаружил, что Хорас здесь. И я точно знаю, что обычно искать тебя надо там, где неприятности. Я подумал, если найду Хораса, привезу его назад, прежде чем кто-нибудь найдет его раньше. И думал, что как-нибудь дам тебе знать, что Хорас найден.

Маркус рассказал Колину, как он просматривал бухгалтерские книги клуба «Меркурий», какие сделал выводы и о стычке с мистером Беллом.

– Как, ты не встречался с докторами, графинями и похитителями трупов? – изумился Колин.

Маркус слегка нахмурился, он уже привык к его шуткам.

– О чем ты говоришь? Нет, я же сказал тебе, что просмотрел бухгалтерские книги клуба и сделал определенные выводы.

Да, посмотреть бухгалтерские книги и сделать выводы – как раз в духе Маркуса.

– Ну что ж, Маркус, могу сказать, тебе не повезло: ты не повеселился так, как повеселились мы.

– Это, должно быть, очень утомительно быть тобой, Колин. – Маркус с любопытством посмотрел на Мэдлин.

– Особенно в последнее время, – с жаром подтвердил Колин, а потом заметил, куда устремлен взгляд брата. – Маркус, прости, это миссис Грин.

Мэдлин присела в реверансе, Маркус поклонился ей, а потом долго смотрел на нее. Он перевел взгляд с Мэдлин на Колина, потом – снова на Мэдлин и вопросительно поднял бровь.

Колин прочел вопрос на лице брата и намеренно оставил его без ответа.

– Ты считаешь, что за этим стоит Редмонд? Что, возможно, Бакстер – лишь тот, кто исполняет приказы? – спросил Колин.

– Я не стал задерживаться, чтобы задавать вопросы кому-либо, Колин, как только узнал, где Хорас Я подумал, что надо срочно ехать сюда и что удовольствие встретиться с Редмондом оставлю тебе. Должен сказать, что жалованье Бакстера выросло на несколько сотен фунтов после твоего ареста и что кучеру заплатили, чтобы он приехал в экипаже клуба сюда, в Марбл-Майл. Я все еще не знаю, кто спас тебя от виселицы.

– Я знаю. Мне только неизвестно, кто заплатил э-э… этому человеку за мое спасение.

Маркус промолчал.

– Ради Бога, Колин, ты собираешься рассказать, кто тебя спас? Это было грандиозно. Отец, возможно, захочет познакомиться с этими людьми. Чтобы иметь возможность обратиться к ним в будущем.

– Всему свое время. Я не был бы Эверси, не будь у меня собственных секретов?

Маркус немного поколебался, потом решил оставить этот разговор.

– Есть еще кое-что интересное, но весьма странное, Колин.

– О чем ты?

– Роберт Белл, кучер, возил миссис Редмонд на Сент-Джайлз-стрит в тот день, когда тебя должны были поверить.

Колин потерял дар речи.

– Миссис Редмонд? Жену Айзаи Редмонда?

– Именно ее. А ты не был на этой улице в день своей предполагаемой казни?

– Давай называть этот день субботой, а не днем моей казни, хорошо? Я отвечу на твой вопрос позже. Мы, Хорас, миссис Грин и я, можем взять лошадей, на которых приехали солдаты, но что делать со Снапом?

Они посмотрели на веселого, беззубого и трехлапого пса.

– Он и на трех лапах может мчаться как ветер, – заметила Мэдлин. – Хотелось бы знать, быстро ли он устает.

– Если вам удастся добраться до постоялого двора, вы сможете нанять там экипаж до Лондона. Трудно соблюдать осторожность с трехлапой собакой и будучи Колином Эверси, но… – Маркус покачал головой, – но мне кажется, у тебя есть… спутница, которую ты хотел бы проводить в Лондон. Что касается меня, то я возвращаюсь в Пеннироял-Грин. Через два дня я женюсь.

Наступила тишина, как будто небо упало на землю. Пара темных-глаз встретилась с парой зеленых.

– Возможно, – произнес, наконец, Колин.

Они продолжали смотреть друг на друга, И как говорил Колин, никому не удавалось это лучше, чем Маркусу. Тем не менее, Колин тоже научился у старшего брата немигающему взгляду.

Маркус посмотрел куда-то через плечо Колина. На этот раз он уступил.

– Луиза никогда бы не простила меня, если бы с тобой что-то случилось, Колин. Я решил, что будет справедливо, если я сначала позабочусь о тебе. У меня уже вошло в привычку вытаскивать тебя из неприятностей.

– Конечно. Только так.

Но Колин точно знал, что в первую очередь умудрился сам влипнуть в эту неприятность: когда вошел в паб, где находился Роланд Тарбелл, когда мчался галопом в Лондон. И так далее.

Впредь он не будет вести себя подобным образом.

– Как Луиза? – тихо спросил Колин.

– Счастлива, что тебя не повесили.

Колин полагал, что не должен подробно расспрашивать брата о Луизе.

– Очень хорошо, – только и сказал он.

– Остальное решать тебе, Колин. – На этот раз голос Маркуса прозвучал жестче.

– И Луизе, – добавил Колин.

– И Луизе, ты прав.

– Увидимся в Пеннироял-Грин, Маркус. Через день.

– Возможно. – Маркус удивленно поднял бровь и сел на свою лошадь. Уже потом он посмотрел на Колина и Мэдлин и улыбнулся. – Черт возьми, Колин, как я рад, что ты живой.

Колин не сдержал улыбки.

На прощание Маркус коснулся рукой края шляпы, натянул поводья, направляя лошадь к дороге, и пустил ее галопом в направлении Пеннироял-Грин.

Мэдлин видела, что Колин наблюдает за исчезающим в клубах пыли братом. Упрямый подбородок, непроницаемый взгляд. Такого выражения лица она никогда у него не видела. Непроницаемость – это по ее части, вернее, было по ее части, пока Колин не оказался рядом.

Мэдлин догадывалась, что все мысли Колина в Суссексе, в Пеннироял-Грин, рядом с прекрасной девушкой по имени Луиза, в мирной жизни, которой он, несмотря ни на что, хотел жить. Об остальных его мыслях Мэдлин могла лишь догадываться, но она точно знала, что ей там места нет.

Наблюдать за Маркусом и Колином было одно удовольствие. Они как-то удивительно гармонично общались друг с другом. Маркус был в точности таким, каким его представляла себе Мэдлин, и в то же время – совершенно другим.

Колин, наконец, медленно повернулся к Мэдлин. Он стоял и молча смотрел на нее так, словно только что увидел, поэтому был немного озадачен и обрадован.

– Почему ты не опустила свой пистолет, Мэд, когда солдат попросил тебя об этом? Они могли тебя убить, ты же знаешь.

– Им нужен был ты, Колин. Они сначала убили бы тебя, прежде чем стрелять в меня. Я собиралась стрелять, если бы кто-то из них стал стрелять в тебя.

– Но… они убили бы тебя, Мэд. – Колин нахмурился, – Ты была бы мертва.

– Но я, по крайней мере, сделала бы то, что в моих силах.

«За тебя», – подумала, но не сказала Мэдлин, хотя и сама только что поняла это.

Колин усмехнулся, потому что тоже знал, что она имела в виду и почему сделала это.

Он быстро повернулся, словно не мог смотреть на нее, сунул руки в карманы, как будто не хотел, чтобы они сделали что-нибудь без его ведома, например, прикоснулись к Мэдлин.

Колин долго стоял, хмурясь, и хранил молчание.

– Давай скажем солдатам, что им пора идти, – нарушил тишину Колин и, не глядя на Мэдлин, направился в сторону красных мундиров.

* * *

Маркус рассказал семье, что видел Колина, что они нашли Хораса Пила, что Колин постарается вернуться к свадьбе. И потом, хотя в его ушах еще стояли крики веселья и радости и бесконечные вопросы родных, Маркус отправился домой к Луизе Портер.

Он нашел ее в саду, она рвала розы. Голубые ленты шляпки были туго завязаны под подбородком. Луиза твердо усвоила урок, полученный в одиннадцать лет, когда ленты шляпки оказались развязанными. Она выпрямилась и заметила Маркуса, который стоял у калитки, и наблюдал за ней.

– Маркус! – Она улыбнулась и покраснела от смущения.

Маркус улыбнулся ей в ответ, и сердце у него затрепетало. У него даже мелькнула мысль, а нужна ли такая жена, которая всякий раз заставляет трепетать его сердце, и решил, что не сможет побороть в себе желание быть с ней вечно. Трепещущее сердце – небольшая цена за такое счастье.

Но все-таки он должен сделать-то, ради чего пришел сюда.

– Доброе утро, Луиза.

Он поцеловал ее руку, поскольку она – его невеста, и у него до настоящего момента было такое право, и не торопился отрывать губы, потому что, возможно, это был последний поцелуй.

Луиза медленно убрала руку; Маркус надеялся, что ей не хотелось прерывать поцелуй. Ее взгляд излучал тепло, на щеках играл румянец. Маркус подумал, что мог бы поцеловать ее в губы и она не стала бы сопротивляться. Но ему надо было сказать то, ради чего он пришел к ней.

– Луиза, я видел Колина.

Луиза охнула и побледнела. Потом румянец снова залил ее щеки, и Маркусу показалось, что она сейчас упадет в обморок, но она лишь сделала глубокий вздох.

– С ним все в порядке? – Голос прозвучал вполне спокойно. В конце концов, она хорошо знала Колина.

– С ним все в порядке. И все будет очень хорошо. Он нашел Хораса Пила и собирается завтра вернуться домой.

– Завтра? – переспросила Луиза, уставившись на Маркуса.

На завтра была назначена свадьба.

– Завтра, – тихо подтвердил Маркус, но для этого ему потребовалось собрать все свое мужество.

Луиза молчала. Она смотрела на Маркуса, но он знал, что она его не видит сейчас.

– Луиза, я пришел спросить, может, ты предпочтешь не…

– Я надеюсь, он доберется домой, – быстро проговорила Луиза. В ее взгляд вернулась жизнь, она тепло посмотрела на Маркуса и не дала ему больше сказать ни слова.

Маркус все понял. Она просила пока не заставлять ее решать что-то. Не делать никаких заявлений. До тех пор пока она не увидит Колина.

Маркус был рад, что предоставил Луизе право выбора, иначе он не смог бы жить в мире с самим собой.

Он знал, что не проведет бессонную ночь.

– Тогда до завтра, Луиза, – ласково сказал он.

Ему хотелось поцеловать ее, она не спускала глаз с его лица. Но вместо этого Маркус низко поклонился ей, сел на лошадь и поскакал к дому Эверси.

Луиза смотрела ему вслед, пока лошадь не скрылась, за холмом.

Потом ее взгляд переместился на дорогу, ведущую в Лондон.

* * *

Эти цифры Айзая заметил во время ежемесячного просмотра бухгалтерских книг. Он замер, не в силах оторвать взгляд от страницы.

Он отблагодарил человека за его усердие и преданность, радуясь, что есть работник, обладавший таким же умом, как сам Айзая. Но усердие Бакстера явно перевесило его ум и грозило потопить обоих.

«Если только, – подумал Айзая, – он не опередит Бакстера. Ох, этот Бакстер!»

Этот умник, будь он проклят, видимо, обратил внимание на дату – день, когда мистер Роберт Белл брал экипаж клуба «Меркурий», и сколько ему заплатили за управление экипажем. И Бакстер увеличил свое собственное вознаграждение. Эти книги были доступны любому члену клуба, и такой умный человек, как Маркус Эверси, уже видел это, в чем Айзая не сомневался, поэтому должен был действовать быстро.

Айзая быстро написал записку, позвонил лакею и попросил тайно доставить ее министру внутренних дел Великобритании, который являлся другом семей Редмондов и Эверси. Так ему было удобно.

Айзая из уважения к усердию и преданности Бакстера отправился домой.

Он подождет, пока солдаты не придут за Бакстером.

Глава 22

Никто, даже грозного вида дворецкий Айзаи Редмонда, не спорил с парой пистолетов, один из которых на него нацелил Эверси, высокий, решительный, но все еще бледный после пребывания в Ньюгейтской тюрьме, а второй пистолет на него нацелила очаровательная, но мрачная и взъерошенная женщина. Потребовалась всего пара слов, чтобы убедить дворецкого сказать им, где может находиться в данный момент Айзая Редмонд. Дворецкий сказал, что Айзая Редмонд сейчас наверху, в своей гостиной.

Мэдлин, Колин и Хорас приехали из Марбл-Майда в Лондон в наемном экипаже. Доехали благополучно. Их не трогали солдаты, не ломался экипаж, и лошади не теряли подковы. Они приехали прямиком в городской дом Редмонда на Сент-Джеймс-плейс.

Оставив Хораса и Снапа внизу в гостиной под недремлющим оком дворецкого, Колин повел Мэдлин на встречу с Редмондом. Колин на мгновение остановился в дверном проеме и уперся рукой в дверной косяк, чтобы сохранить равновесие. Его вдруг охватила страшная усталость. Мэдлин остановилась достаточно близко, могла даже прикоснуться к нему, но не прикоснулась.

Обстановка в комнате успокаивала. Толстые ковры, тяжелые шторы с кистями, которые сейчас были раздвинуты, обтянутые бархатом и кожей стулья и диваны в коричневых, золотистых и кремовых тонах.

Айзая Редмонд стоял у окна и смотрел прямо перед собой. В его позе просматривалась некая меланхолия. Они, несомненно, застигли его врасплох. Это хорошо.

Колин кашлянул, Айзая Редмонд обернулся. Он увидел Колина и Мэдлин и два нацеленных на него пистолета; Айзая Редмонд побледнел и не шелохнулся. Даже выражение лица у него не изменилось. У Колина это вызвало восхищение.

Редмонд молчал, словно лишился дара речи. На Колина произвело бы еще большее впечатление, если бы он иронично поприветствовал его.

И потом Колин пока еще не решил, что сказать. Он увидел на столе с витыми ножками сверкающий графин с бренди и два бокала и направился к нему.

– Бренди, мистер Редмонд?

Бойкое начало. Опять эта чертова привычка быть вежливым. Колин увидел недоверчивый взгляд Мэдлин. Она, несомненно, еще не привыкла к этому. Но бренди – не такое уж нелепое предложение, ведь Колину не хотелось, чтобы Редмонд свалился замертво от шока раньше, чем он услышит от него признание вины. Кроме того, бренди обладает живительной силой, а Колин не пробовал его уже целую вечность.

– Мистер Эверси… – начал Редмонд. В голосе звучали снисходительные нотки, хотя глаза неотрывно следили за пистолетами.

– Я все-таки выпью бренди, – задумчиво произнес Колин. Свободной от пистолета рукой он наполнил бокал, удивившись, что рука не дрожит, и залпом выпил. Но все это была бравада, Колин даже вкуса напитка не почувствовал. Чертовски жаль, потому что бренди великолепный.

– Мы нашли Хораса Пила, мистер Редмонд, – лениво протянул Колин. – Вы должны, наконец, понять, что Эверси побеждают.

У него появилось какое-то странное чувство, когда он сказал об этом, потому что это была семейная легенда и она всегда воспринималась как мелодрама. Впервые в жизни Колин знал, чувствовал, что это правда.

Брови Редмонда удивленно взлетели вверх. Он имел наглость смотреть на него и Мэдлин с некоторым высокомерием.

– О да, Эверси непременно одерживают победу. – У Редмонда был красивый тембр голоса. Казалось, что он подготовил речь в честь прибытия Колина. – На протяжении веков вы одерживали победу в воровстве лошадей, в пиратстве, контрабанде и прочих грязных делишках. Это делишки, о которых вы, молодой человек, вероятно, даже не знаете, но обязательно узнаете и запомните. Потому что это – ваше наследие. Но, мистер Эверси, есть кое-что, что вам следует знать.

– Я вас внимательно слушаю, мистер Редмонд.

– Я этого не делал. – Редмонд улыбнулся.

– О, мистер Редмонд, – сочувственно покачал головой Колин, – в Ньюгейтской тюрьме эта история всем понравится. Такую песню там поет каждый. Когда вы отправитесь на виселицу, возможно, сочинят песню и для вас. Трудно подобрать слова, которые рифмуются с вашей фамилией, но в Лондоне есть талантливые песенники.

Колин снова почувствовал на себе взгляд темных глаз Мэдлин. Она, возможно, никогда не перестанет удивляться тому, каким он становился бойким в чрезвычайных обстоятельствах.

– Нет, мистер Эверси. Поймите, я этого не делал.

Колин едва сдержался, чтобы не швырнуть стаканом в это красивое, самодовольное лицо. Он глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться.

– Вы послали своего человека по имени Бакстер, чтобы он заплатил Хорасу Пилу за его исчезновение, Редмонд, и угрожали Хорасу, приказав ему не возвращаться. А меня отправили в тюрьму и на виселицу. И все во имя семейной вражды. – Последнее слово Колин произнес недоверчиво, хотя оно было в равной степени важно и для Редмондов, и для Эверси.

– Я ничего подобного не делал. – Редмонд по-прежнему сохранял невозмутимый вид. Он посмотрел на пистолет Мэдлин, потом – на нее саму. Его зеленые глаза сверкали, как драгоценные камни на свету, когда он быстро перемещал взгляд.

– Хорошо, мистер Редмонд, вот что мы сделаем, – Колин вздохнул, стараясь держаться равнодушно, хотя мышцы были напряжены от гнева. – Сначала я выслушаю ваше признание. А потом мы доставим вас к министру внутренних дел, чтобы он тоже мог послушать. Имейте в виду, без этого я не покину ваш дом и без вас не уйду.

– Мистер Эверси, – теперь наступила очередь мистера Редмонда вздыхать, – мне очень жаль, что я опередил вас и перехватил у вас инициативу. Но все закончено. Мой управляющий, мистер Бакстер, был арестован за растрату денег клуба «Меркурий!». Неверно истолковав свою преданность мне, именно он решил заплатить Хорасу Пилу, чтобы тот исчез, полагая, что доставит мне этим безмерную радость, учитывая давние враждебные отношения между Редмондами и Эверси и историю… с Лайоном. – Имя своего пропавшего сына Редмонд произнес с трудом. – Бакстер увеличил себе вознаграждение, чтобы заплатить Пилу за исчезновение. В любом случае, так считает министр внутренних дел, мистер Эверси. Мистер Бакстер будет сослан. Не будет никакого скандала, газеты не станут трепать мое имя. Именно этого ваша семья никогда не могла избежать главным образом благодаря вам. Во всем остальном нет совершенно никаких доказательств. Если мистер Бакстер намекнет на что-то другое… Ну что ж, в скором времени он будет на пути на каторгу, поэтому вряд ли это будет иметь значение. От того, что вы сделаете или скажете, мистер Эверси, ситуация не изменится. И вряд ли вы захотите причинить вред вашей семье, поскольку разыграется скандал. Хотя вы – Эверси. – В последних словах прозвучало презрение.

Колина охватило отчаяние. Редмонд произнес блестящую, речь. Его изысканная ложь была непробиваема. Колин не видел ничего, абсолютно ничего, что можно было сделать, если все обстояло именно так, как озвучил Редмонд. Внезапно он ощутил усталость, но она не звучала в его голосе.

– Я не верю вам.

– Хотите – верьте, хотите – нет, – продолжал Редмонд. – Вы ничего не можете доказать сейчас, и это – самое главное. Я думаю, что это вашей семье, создав хаос в Лондоне, как-то удалось сделать так, что вас не повесили. Удивительно, на что только не идут семьи, чтобы защитить своих, не так ли, мистер Эверси?

Колин почувствовал, что начинает злиться, и это придало ему силы.

– Моя семья не имеет к моему спасению никакого отношения, мистер Редмонд. Я точно знаю, что я невиновен и моя семья и те, кого я люблю, очень переживали за меня. За те безмерные страдания, которые мы все перенесли, за мое потерянное время… я хочу, чтобы вы заплатили.

Редмонд, слушая, слегка кивал и немного хмурился. Как будто все это ему было очень интересно.

– И как же именно я должен был заплатить? – с любопытством спросил он. – Вы или… эта леди… собирались меня убить?

– Я – не убийца, мистер Редмонд, – ответил Колин. – Ваш родственник упал на свой собственный нож, потому что был в стельку пьян. Я пришел сюда, потому что хочу, чтобы вы тоже познали удовольствие пройти по ступенькам к двери должников и посмотреть на толпу, выкрикивающую ваше имя. Хотя, думаю, вы будете менее популярны, чем я.

Колину, наконец, удалось зажечь огонёк в зеленых глазах Редмонда.

– Мистер Эверси… – Два монотонных холодных слова, – Мой бывший управляющий участвовал в каких-то гнусных делишках, и я буду отрицать все, что он, скажет. Я заплачу, чтобы информация не просочилась в газеты и не стала предметом разговоров и сплетен, и власти это знают. Моя семья не пострадает. Но может быть, в следующий раз в пабе вы будете более осторожны, когда рядом окажется кто-то из семьи Редмондов, поскольку теперь знаете, какие могут быть последствия и как далеко мы можем зайти, чтобы защититься. Знаете, поскольку… вас… перехитрили, мистер Эверси.

Колин ощутил удовольствие, почувствовав, что наконец вывел этого человека из состояния равновесия и заставил проявить свое раздражение. Их взгляды встретились. Они были одного роста и смотрели друг на друга в упор.

В этот момент послышался стук каблучков по мраморному полу коридора, кто-то направлялся прямо к ним, и все повернулись в сторону двери. Колин с Мэдлин почувствовали смущение, потому что их пистолеты оказались направленными на появившуюся в дверях безукоризненно одетую и причесанную Фанчетту Редмонд.

Миссис Редмонд с любопытством заглянула в комнату. Она заметила Мэдлин и нахмурилась в замешательстве, словно осуждая ее наряд, что, несомненно, так и было. Потом заметила Колина.

– Вот вы где, мистер Эверси.

За последние несколько недель с Колином произошло много поразительных вещей: спасение от виселицы, изменившая его жизнь любовь с Мэдлин Гринуэй в сарае, ночь, проведенная в одной комнате с огромным скелетом. Но ничто не поразило его так сильно, как это обращение Фанчетты Редмонд. Оно прозвучало так, словно он опоздал на чайную церемонию.

Словно ей стало легче, когда она его увидела.

Колин пристально посмотрел на нее, не скрывая своего любопытства. Семьи Редмондов и Эверси не общались домами только на грандиозных балах, поэтому Колин встречался с Фанчеттой только в церкви, на балу или на светских приемах. Он смотрел сейчас на приятную белокурую женщину, с которой был безупречно любезен всю жизнь, но к которой инстинктивно испытывал неприязнь потому, что она связала свою судьбу с Редмондом и родила целый выводок Редмондов.

С годами она немного располнела, но по-прежнему оставалась привлекательной. На ней было платье из золотистого муслина, украшенное вышивкой золотой нитью. Женевьева и Оливия непременно оценили бы, во сколько оно обошлось.

Айзая повернулся к жене:

– Фанчетта, может, оставишь нас…

Фанчетта Редмонд медленно повернулась к мужу и одарила его таким презрительным взглядом, что он замолчал на полуслове.

– Ты уже достаточно сделал, Айзая.

Айзая Редмонд даже глазом не моргнул.

– Фанчетта, дорогая, не понимаю, о чем ты говоришь. Я… ничего не сделал.

Фанчетта повернулась к Колину:

– Вас должны были спасти от виселицы, мистер Эверси, и спрятать на короткое время, чтобы я могла за вами прийти. Я договорилась, чтобы вас тайно посадили на корабль, под чужим именем, – извиняющимся голосом сказала она. – Но когда я пришла за вами туда, где, мне сказали, вы находитесь, в этой ужасной части Лондона, вы исчезли.

– Фанчетта, – холодным тоном произнес Айзая Редмонд, – о чем ты…

– Замечательно, правда? – смущенно продолжала Фанчетта, не обращая внимания на мужа. – Я сомневалась, действительно сомневалась, возможно ли это сделать: спасти человека прямо с виселицы. Но знаете ли вы, что в Лондоне возможно почти все. Я не знала, но, оказывается, можно нанять кого-нибудь, чтобы сделать это. Я договорилась нанять такого человека, и все получилось, потому что вы здесь, мистер Эверси.

Колин перевел взгляд на Мэдлин. У нее был потрясенный вид.

Что касается его самого, то сейчас он сочувствовал Айзае Редмонду, потому что в столь затруднительное положение тот, видимо, еще никогда не попадал.

– Миссис Редмонд, вы хотите сказать, что это вы организовали мой побег с виселицы? Но… ради всего святого, почему?..

– Дорогой мой, спросите об этом у вашего отца. – Слова прозвучали отрывисто и иронично.

– Миссис Редмонд, – резко начал Колин, – я уже объяснял вашему мужу, что мой отец и моя семья не имеют никакого отношения к…

Фанчетта повернулась к Айзае Редмонду.

– Спросите у своего отца, – тихо повторила она. Молчание Айзаи Редмонда Колин воспринял как удар по голове. Дезориентация. Приступ тошноты. На несколько секунд Колин потерял способность дышать и думать.

Редмонду следовало бы, по крайней мере, рассмеяться, и как можно скорее.

Но очевидно, Фанчетта поразила его самообладание, и это секундное замешательство стало разоблачающим. Двое мужчин с ненавистью посмотрели друг на друга и их взгляды встретились, потому что, как еще раньше заметил Колин, оба были одного роста.

Колин почувствовал, как холодеют его руки и ноги, кровь отхлынула от лица. Проблема была в том, что… это казалось возможным. Глаза Колина. Его рост. Он был выше других братьев и отца. И потом эта поразительная дистанция, на которой Джекоб Эверси всегда удерживал своего сына.

Колин бросил взгляд на Мэдлин и по ее лицу понял, что она тоже с любопытством оценивает их сходство. Она пришла к такому же выводу, и если уж Мэдлин считает это возможным…

«Опровергни это», – хотел крикнуть Айзае Редмонду Колин. Но вместо этого он только смотрел на него невидящим взглядом. У него взмокли ладони, когда он вспомнил об Оливии и Лайоне и о роковой вражде Эверси и Редмондов.

Судьбой был назначено так, чтобы Эверси и Редмонды один раз в поколение разбивали друг другу сердца.

– Видишь ли, Айзая, – продолжала Фанчетта, обращаясь к своему мужу с мягким упреком и вкрадчивым презрением в голосе, – матерям нельзя доверять хранить секреты, когда на карту поставлена жизнь их детей. Несколько недель назад я получила письмо от миссис Эверси с мольбой о помощи. Она знает, что я терпеть не могу Эверси, но, понимаешь, она была убеждена, что это ты приложил руку к тому, что ее сына признали виновным. В конце концов, все прошения об освобождении Колина тормозились. Она просила у меня прощения очень лаконично, скорее, формально, я думаю, но призналась, что совершенно уверена, что Колин – твой сын. Представляешь себе мое состояние? – Фанчетта перевела взгляд на Колина. – Я ни на секунду не поверила в вашу невиновность, мистер Эверси, но ни одна мать не поверит, что ее сын убийца, и миссис Эверси – не исключение. Айзая… – Она опять посмотрела на мужа. – Я просто не могла этого допустить. Не могла позволить тебе убить собственного сына.

Айзая поднес руку к лицу, она заметно дрожала. Колин видел, как вздымаются его плечи от глубокого дыхания. Вместе с этим дыханием к нему вернулось самообладание, и он опустил руку.

– Фанчетта… – тихо произнесла Редмонд. – Неужели ты поверила, что я сделал бы это для Колина Эверси?

Он не сказал «для Колина» или «для мистера Эверси». Он сказал «для Колина Эверси».

– Я знаю, что ты ненавидишь Эверси, – тихо заметила миссис Редмонд. – По очень многим причинам.

Редмонд молчал.

Колину вдруг захотелось присесть, и из-за этого он чувствовал себя полным идиотом. Мэдлин смотрела на него, темные глаза светились добротой. Глупо, но эта доброта раздражала его, потому что он в ней нуждался.

– Миссис Эверси думала, что я могу повлиять на тебя, Айзая, – рассказывала Фанчетта. – Но я не могла рисковать, потому что была уверена, что это ты организовал исчезновение Хораса Пила. Поэтому я взяла это дело в свои руки, и все получилось, – довольным голосом заметила она.

– Так это вы шантажировали всех этих людей, миссис Редмонд? – изумился Колин. – Как вы умудрились…

– О нет, – смутившись, ответила миссис Редмонд. – Вы говорите шантаж? Людей шантажировали? Ну что ж, если кого-то шантажировали, то все это из-за того, что Айзая лишил меня денежного содержания. Айзая, ты заставил меня просить денег у Бакстера. А я – Редмонд, урожденная Тарбелл. Я не должна ни о чем просить, – резко сказала миссис Редмонд. – Поэтому я поменялась ролями с Бакстером.

– Бакстер помогал тебе в этом, Фанчетта? – Редмонд говорил очень спокойно.

– Поскольку ты лишил меня денежного содержания, Айзая, у меня не было средств заплатить за спасение Колина Эверси. Я попросила Бакстера дать мне денег. Он был груб со мной. – Фанчетта залилась румянцем при одном лишь воспоминании об этом. – Он отказался дать мне даже фартинг. Но один из моих секретов, Айзая, заключается в том, что я намного умнее, чем ты думаешь. Поэтому я сказала Бакстеру, что знаю о его романе с новой служанкой, мисс Дейзи По, и что я выгоню его, если он не сделает то, о чем я его прошу. Короче говоря, я заставила его заплатить за неуважение ко мне. Но поскольку мы не могли потратить много денег так, чтобы ты не заметил, Айзая, я предложила Бакстеру попытаться оплатить спасение Колина Эверси с помощью чужих секретов, точно так, как этого добилась от него я. Таким образом, он стал моим слугой. Он работал на нас обоих, Айзая. Забавно, правда? Бакстер сделал свою работу, потому что Колин Эверси был спасен, и ни один фартинг из твоих драгоценных денег, Айзая, не был потрачен в процессе подготовки.

Боже мой! Значит, он жив, подумал Колин, в основном потому, что Фанчетту Редмонд лишили ее денежного содержания.

У него в мозгу мгновенно выстроилась цепочка событий: Дейзи По, сестра Мэри По, рассказала Бакстеру похитителе трупов Критчли, который сообщил Бакстеру, что эти трупы приобретает доктор Огаст. Бакстер шантажировал доктора Огаста, и тот рассказал ему о графине и Гарри. И с помощью этой информации Бакстер шантажировал Гарри и заставил его стать анонимным посыльным, который носил деньги и записки в «Логово и игра». И Критчли в обмен на укрытие Хораса Пила, разрешили воспользоваться экипажем клуба для перевозки трупов с последующей их отправкой в Эдинбург, и Роберт Белл выступал в роли кучера. Бакстер расплачивался с Мэдлин и Хорасом из прибавки к собственному жалованью, которую ему давали. В тот момент он, должно быть, был в отчаянном положении.

Потом он попытался убить Мэдлин, когда не смог найти ста пятидесяти фунтов для окончательного расчета.

Роберта Белла наняли управлять экипажем клуба, мистер Бакстер сделал в книге запись о повышении собственного жалованья, и эта дотошность в ведении записей сыграла свою роковую роль. Не только Маркус увидел эту запись, но и Редмонд.

Колин подумал, что никогда не узнает наверняка, нанял ли этого человека Айзая Редмонд или он сделал все по собственной воле.

– Итак, за жизнь Колина Эверси я заплатила чужими секретами, – подытожила Фанчетта. – А теперь один из твоих секретов стоит перед тобой, Айзая.

– Он мне не отец. – В голосе Колина прозвучала угроза.

– Дорогой мой, я могу показать письмо вашей матери, – тихо сказала Фанчетта. – Я бы не стала напрягаться до такой степени, если бы не получила его. Возможно, это была просто уловка, чтобы рассчитывать на мою помощь в вопросе вашего освобождения. Но большинство женщин нелегко делятся подобными секретами, особенно с теми, кого, несомненно, считают своим врагом. Если вы спросите об этом свою мать, она, возможно, станет отрицать это. Я бы сделала именно так, особенно теперь, когда вы живы. И хотя, мистер Эверси, я не могу искренне сказать, что верю в вашу невиновность, я совершенно точно знаю, что это такое – потерять сына. Во мне нет жестокости.

Айзая Редмонд продолжал хранить молчание. Лицо оставалось бледным, с землистым оттенком, но спина выпрямилась, он смотрел на свою жену так, словно никогда в жизни не видел ее.

В этом взгляде было нечто большее, чем простое обаяние.

В тягостной тишине, которая установилась в комнате, Колину хотелось прикоснуться к Мэдлин, которая не спускала с него глаз. Она хотела, чтобы он чувствовал в ней друга, Колин это знал.

Наконец Айзая Редмонд медленно повернул голову и посмотрел на пистолет Колина.

Колин вздохнул, заблокировал пистолет и спрятал его в сюртук. Он надеялся, что никогда больше не будет пользоваться пистолетом. Колин бросил взгляд на Мэдлин. Она тоже заблокировала пистолет и опустила его.

– Фанчетта. – Редмонд произнес имя жены, и если бы Колин не знал, он мог бы подумать, что в этом невыразительном слове кроется намек на признание вины.

– Тебе не следовало лишать меня содержания, Айзая.

Муж и жена долго смотрели в глаза друг другу. Наступила тишина. И все же Колин почувствовал, что брак Фанчетты и Айзаи Редмонда стал гораздо прочнее.

К черту справедливость, подумал вдруг Колин. Может на свете вообще нет такой штуки, как справедливость. Просто судьба. Он жив. Он нашёл Хораса Пила. Он устал от Редмондов и от ледяного молчания. Ему хотелось отправиться домой, вдохнуть морской воздух, скатиться с зеленого Суссекского холма, выпить пинту темного пива в «Свинье и чертополохе», не видеть Редмондов. Увы, Редмонды, конечно, были приглашены на свадьбу Маркуса.

– Вы сказали, что нашли Хораса Пила, мистер Эверси? – холодным тоном произнес Редмонд, повернувшись к Колину.

– Я нашел Хораса Пила. – Колин напрягся. – Он в безопасности в вашей гостиной с большой собакой.

Колин обрадовался, словно ребенок, когда увидел, как испуганно дернулась мышца на щеке Редмонда, когда он услышал о большой собаке в гостиной.

– Так отведите его к министру внутренних дел, – сказал Редмонд, – и заставьте его сделать заявление относительно вашей невиновности. Я уверен, вас быстро освободят.

– Но мистер Бакстер пытался убить Мэд…

– Колин, – прервала его Мэдлин.

Он растерялся. Он просто хотел добиться справедливости для нее. Бакстер стрелял в эту необыкновенную женщину, она могла умереть. Но Колину не хотелось раскрывать секрет, что именно Мэдлин – тайный организатор унижения британского правительства, ведь она похитила преступника прямо с виселицы. И очевидно, миссис Редмонд не знала точно, кто дирижировал всем этим. Всем этим занимался Бакстер.

– Вы не хотите представить нас вашей спутнице, мистер Эверси? – В голосе Редмонда снова звучала ирония. Когда он смотрел на Мэдлин, в глазах у него вспыхнули зеленые искорки. В конце концов, мужской инстинкт трудно побороть.

– Нет, – резко ответил Колин. – Мы уходим. – Ему казалось, что соблюдение в тайне имени Мэдлин защитит ее от всего. По крайней мере, сейчас.

– Если вы приехали в наемном экипаже, возьмите экипаж клуба «Меркурий», – вдруг предложил Редмонд. – Мистер Белл будет за кучера. Так вы быстрее доберетесь до Пеннироял-Грин.

Колин уставился на Айзаю Редмонда. А что, если это правда и перед ним его отец? Что это будет означать для него и для Редмонда? Этот вопрос незримо витал в воздухе.

– Спасибо, – коротко кивнул Колин.

– Мы увидим вас на свадьбе в Пеннироял-Грин? – ласково спросила Фанчетта, когда Мэдлин и Колин прошли мимо них.

О, ради всего святого, только этого не хватало. Но в Пеннироял-Грин все были приглашены.

– Вы увидите меня на свадьбе, – пообещал Колин.

Следующие несколько часов прошли почти в полном молчании.

Из каретного сарая был вызван кучер, который запряг лошадей в экипаж, и их первая короткая остановка была у дома Мэдлин, в приличном, но ничем не примечательном месте Лондона. Мэдлин удивилась, но Колин настоял на этом.

Они поднялись по ступенькам, держа наготове пистолеты, что уже вошло в привычку. Но в этом не было необходимости, потому что никто не сидел в засаде, чтобы убить ее.

И хотя днем раньше Колину доставляло удовольствие наблюдать, как она одевается и раздевается, теперь он ждал за дверью вместе с Хорасом и Снапом и несколько раз шепотом поторапливал ее, пока Мэдлин переодевалась в чистое белье, свежее платье и надевала собственную шляпку. Перед ним она появилась совершенно другой.

– Хорас, ты не прочь поехать на свадьбу? – поинтересовался Колин. К министру внутренних дел для решения своих проблем он решил поехать через день. Сейчас ему надо было ехать в Суссекс.

– О, я обожаю свадьбы!

Экипаж клуба «Меркурий» оказался действительно похож на огненную колесницу, потому что доставил их в Пеннироял-Грин на сумасшедшей скорости.

По дороге туда Хорас и Мэдлин вежливо болтали, но скоро вся беседа сошла на нет под тяжестью молчания Колина. Он жадным взглядом смотрел в окно, как будто мелькавшая мимо местность была священной, словно там он мог найти ответы на все вопросы и загадки, которые вертелись у него в голове. Он смотрел так, словно никогда здесь не был. Не отрывал взгляда, копаясь в воспоминаниях, образах и впечатлениях, как уже проделывал все это по пути на виселицу. Сейчас ему все казалось совершенно другим, потому что сам он изменился до неузнаваемости.

Он был на грани принятия самого важного решения в своей жизни.

Полоска красного возвестила о том, что они приехали в Пеннироял-Грин. Как обычно летом, природа расстелила изумительный ковер из красных маков на всем пути вверх по холму до школы мисс Эндикотт для молодых леди (или Школы для непокорных девиц, как все называли ее) на тот случай, если любопытным мальчишкам надо было помочь найти дорогу туда. И как всегда, уже много веков напротив друг друга стояли древняя каменная церковь и паб «Свинья и чертополох» в знак того, что оба заведения были важны для духовного благополучия города. И как обычно, уже несколько веков подряд в окружении огромных деревьев, озер, в которых плавали лебеди, стоял дом Эверси, который был виден с самого дальнего уголка города.

Дом.

Боже мой, Колин думал, что он уже никогда его больше не увидит. И здесь были ответы на все вопросы. У него учащенно забилось сердце от масштабности того, что он собирался сделать.

– Мое окно там, где стоит огромное дерево. Очень удобно влезать и вылезать.

Это были первые слова Колина за последнюю пару часов, и Мэдлин с Хорасом вежливо тянули шеи, чтобы посмотреть туда, куда указывал Колин.

Одна жительница городка, это была миссис Ноттерли, одетая в свое лучшее розовое платье, шла по тропинке к церкви, придерживая шляпку, чтобы ее не сорвал ветер, когда их экипаж остановился возле церкви.

Улицы городка были пустынны. Все уже расселись на церковных скамейках, ожидая венчания мисс Луизы Портер и мистера Маркуса Эверси.

Колин, Мэдлин и Хорас вышли из экипажа.

«На свадьбу небо должно быть голубым», – подумал Колин и посмотрел вверх. Небо оказалось все в разноцветных облаках, как заживающий синяк. В самых темных из них скрывался дождь, он мог зарядить буквально через мгновение, и дорога, по которой они ехали, станет грязной.

Наконец-то. Им очень нужен дождь.

Зазвонил церковный колокол. Колин стоял и смотрел на Мэдлин, а Мэдлин и Хорас – на Колина. Он был удивлен, что колокол заглушает удары его сердца.

– Не возражаете? – спросил Хорас. – Я обожаю свадьбы.

Колин вздрогнул, но даже не посмотрел в сторону Хораса.

– Конечно, Хорас. Заходи…

Хорас со Снапом взбежал по ступенькам и тоже исчез за дверью церкви.

Колин снял шляпу, купленную за пенни у пьяницы, чтобы она не мешала ему смотреть на Мэдлин. Только сейчас он заметил, насколько она хороша в своем пурпурном наряде.

Обычно молчаливая, Мэдлин вдруг разразилась целой тирадой:

– Колин, тебе лучше пойти в церковь сейчас. Я решила, мне не нужны деньги твоего отца, я получила деньги от мистера Ханта, мне хватит, чтобы купить билет на корабль и…

– Мэдлин, – мягко остановил ее Колин. Мэдлин умолкла и побледнела. Колин держал шляпу в руках и вдруг почувствовал, как у него взмокли и стали липкими ладони, в желудке все задрожало. Он вдохнул, выдохнул и сказал те, самые важные, слова:

– Я люблю тебя.

Впервые в жизни Колин объяснился в любви.

– Я знаю. Ну и что?

Колин открыл рот и обнаружил, что у него пропал голос. Последовало долгое молчание, слышался только звон церковного колокола.

– Я не хочу любить тебя, – с раздражением сказал, наконец, Колин. – Но люблю.

Мэдлин слегка улыбнулась, но ничего не ответила.

– Ну? – Колин чувствовал себя беззащитным, как в море, и все больше сердился.

Мэдлин приоткрыла губы, но снова плотно сжала их и только покачала головой.

– Итак, ты любишь меня, Колин. И… что дальше? – Она повернула руки пустыми ладонями вверх, словно показывала ему «что дальше».

– А дальше… мы строим жизнь вместе. – Голос Колина звучал угрюмо. Он импровизировал. По правде говоря, она задала очень хороший вопрос: «Что дальше?» До этого Колин жил согласно одной мечте, одному плану. Теперь, возвращаясь домой, он, наконец, отпустил мечту. Он понял, что она была балластом, который в какой-то мере остепенял его, но не давал воспарить. Теперь он стал мужчиной и понял, наконец, свое сердце и свою душу. В этом была заслуга Мэдлин.

Колин влюбился в Мэдлин с первого взгляда. Все его бездумное, непредсказуемое испытание мира на протяжении многих лет было поиском того, что он познал с Мэдлин. Страсть и покой. Смех, борьба и дружба. Господи, он любит ее.

Колина это пугало. Казалось, что ничего хорошего из этого не выйдет.

– Это был лишь промежуточный эпизод, Колин, – осторожно начала Мэдлин.

– Нет, – решительно заявил он. – Я буду любить тебя всю жизнь.

– Тогда общая цель, – торопливо поправила Мэдлин, – и обоюдное удовольствие помогли все пережить. Все казалось ярче и острее, потому что мы чувствовали опасность. Бесспорно, нам было хорошо вместе. Но теперь мы пожмем, друг другу руки, пожелаем друг другу счастья, расстанемся друзьями и будем жить каждый своей жизнью. Иди и останови эту свадьбу, Колин. Для тебя это жизненно важно, сам знаешь. А я буду жить жизнью, которая важна для меня.

Колин нахмурился. Какую чепуху она несет, сама ни на секунду не веря в то, что говорит. Колин вдохнул и медленно выдохнул.

– Значит, ты согласна навсегда расстаться со мной, Мэдлин.

Он ждал. Мэдлин посмотрела на него, ничем не выдав своих чувств. Но он все же заметил испуг, мелькнувший у нее в глазах.

Церковные колокола продолжали звонить. Первая капля дождя упала Колину на щеку, и он нетерпеливо вытер ее рукой.

– И ты согласна никогда не прикасаться ко мне.

Мэдлин тяжело вздохнула. Ага, значит, он все-таки пробил ее броню. И Колин продолжил, осторожно выбирая слова. Он хотел, чтобы она почувствовала каждое из этих слов и поняла, что они будут означать для нее.

– Ты согласна никогда больше не заниматься любовью со мной. Никогда не слышать мой голос. Никогда не слышать мой смех.

Мэдлин побледнела.

А на церковной башне какой-то увлеченный мальчишка продолжал звонить в церковный колокол.

– Ты согласна больше никогда не просыпаться со мной рядом.

Колин вдруг подумал о том, что… никогда больше не увидит ее. И ему показалось, что его снова приговорили к смертной казни.

Колин замолчал. Он сделал все, что мог, А умолять не собирался.

– Ты… ты справишься, Колин, – тихо произнесла Мэдлин. – Ты будешь счастлив. Ты умеешь быть счастливым.

Проклятие, что она несет!

– Скажи это, Мэдлин, – с гневом попросил Колин. Мэдлин поняла, что он имеет в виду.

– Что это изменит? – только и сказала она, повернувшись к экипажу. Колин взял ее за руку. Мэдлин медленно повернулась к нему.

– Скажи это. Глядя мне прямо в глаза. А потом уходи.

Мэдлин не мигая смотрела на него. О, эти ее глаза, темные, как полночь, горящие, как звезды. Они были для него как вечность, как небеса, они стали смыслом его жизни. И он прочел эти слова в ее глазах еще до того, как Мэдлин сказала:

– Я люблю тебя, Колин.

Его потрясло то, с какой нежностью прозвучали эти слова. Колин отпустил ее руку. Он понял.

– Ты очень смелая, Мэд. Самая смелая из всех, кого я знаю.

Он пытался дать ей понять, что это нормально бояться чего-то. И любовь, конечно, самое пугающее чувство, потому что Мэдлин уже однажды потеряла ее. У Колина не было сил ни пожурить ее за то, что она хотела сбежать от любви, ни наказать словами, ни подразнить, ни успокоить.

Его это убивало. Она спасла ему жизнь. И потому что он любил ее, он не сказал больше ни слова.

Гордость не позволяла Калину умолять ее. В конце концов, признание в любви мужчины красноречивее всяких других слов. Он сделал все, что мог. Пусть она уходит сию минуту, пусть продолжает бояться.

Это его последний подарок ей.

Мэдлин на секунду замешкалась, вздернула подбородок, поправила выбившуюся из пучка прядь волос. Затем помахала Колину рукой, натянуто улыбнулась и направилась к экипажу.

Кучер подал ей руку, помогая сесть, и Колин увидел, как ее рука в темной перчатке соприкоснулась с пальцами кучера, затянутыми в белые перчатки. За Мэдлин Гринуэй закрылась дверца. Щелкнули поводья, и экипаж помчался вперед. Колин смотрел ему вслед, пока он почти исчез из виду.

Мэдлин ни разу не оглянулась.

Колин остолбенело стоял на месте, пока до него не дошло, что колокола по-прежнему звонят.

Он повернулся и помчался к церкви.

Глава 23

Церковь была небольшой, каменной, с высоким изящным шпилем и несколькими окнами с витражами, которые появились в ней намного позже того времени, когда эта церковь была построена. Для беспристрастного взгляда она ничем не была привлекательна и уникальна, но ее обожали и почитали все жители Пеннироял-Грин.

Колин осторожно приоткрыл дверь и тихо проскользнул внутрь.

Хотя дверь все же немного скрипнула, к счастью, никто не повернулся в его сторону, потому что внимание всех присутствовавших было приковано к происходящему. Викарий только что начал произносить нараспев слова древней молитвы, которая соединяет мужчину и женщину на всю жизнь. Сквозь ряды сидевших женщин из благородных семей, надевших свои лучшие шляпки, мужей, братьев и соседей, выбритых и вычищенных по такому случаю, через головы людей, которых Колин знал с самого раннего детства, он увидел своего брата Маркуса, который стоял и смотрел на Луизу.

Ее волосы горели, как солнце, лицо светилось. Господи, она была великолепна! Она словно излучала какой-то внутренний свет. Они с Маркусом держали друг друга за руки. Значит, еще не муж и жена. Но еще несколько слов молитвы викария, и это свершится.

Колин остановился в дверях, прижался к стене и смотрел во все глаза, сердце учащенно билось.

Маркус, возможно, потому, что стоял в отличие от гостей, чувствовал его присутствие или увидел его. Но ни единым жестом этого не выдал. Однако Колин успел заметить его радость и одновременно вызов. А еще в темных глазах брата промелькнул испуг.

Колин спокойно посмотрел Маркусу в глаза.

Они не сводили глаз друг с друга, пока викарий читал молитву.

Потом Колин едва заметно кивнул и медленно, пока Маркус смотрел на него, занял место в заднем ряду, где уже сидел Хорас Пил. И Маркус снова повернулся к Луизе.

Поразительно, так могли объясняться только братья. Колин дал брату свое молчаливое благословение. Все это заняло всего несколько секунд, и Колин был уверен, что никто этого не заметил.

Хорас Пил по-дружески положил руку Колину на плечо. Они вдвоем смотрели, как женщина, которую Колин любил всю жизнь, стала женой его брата.

Луиза – мечта, которую Колин отпустил.

Колину не хотелось, чтобы день свадьбы Лизы и Маркуса превратился в праздник его возвращения, но его увидели. Он пытался незаметно выскользнуть из церкви, чтобы вернуться домой, пока кто-нибудь не увидел его, но это был Пеннироял-Грин, и здесь это невозможно было сделать.

Он стал извиняться, что ему необходимо принять ванну и побриться, но всех это только рассмешило. Колин поспешил сгладить драматизм его побега с виселицы и заверить, что там не было ничего выдающегося, как об этом наверняка напишут газеты. Он просто хотел попасть на свадьбу. Он невиновен. Он заверил всех, что теперь все хорошо, что он свободен и все, что с ним произошло, оказалось досадной ошибкой.

Пока еще не совсем все было хорошо. Но будет, как только он предъявит живого Хораса Пила и официальные власти получат подтверждение его невиновности. Так что это не абсолютная выдумка с его стороны.

Потом он представил Хораса Пила и очень коротко изложил свою версию событий. Ту, которую он рассказывал Хорасу, ту, в которой отсутствовали похитители трупов и не было ни слова о Редмондах. В этой истории Хораса просто потеряли и нашли только сейчас. И наконец, все сошлись на том, что Колин стал самым замечательным из всех свадебных подарков для Луизы и Маркуса. Насчет этого он сомневался, потому что очень устал.

Но он был дома. Дома. Наверху его ждала удобная кровать, принадлежавшая только ему, ванна, которую можно наполнить горячей водой, если он пожелает, чистое белье и, самое чудесное, мыло и бритва. Словом, он вернулся к той жизни, с которой расстался несколько месяцев назад. Но Колину казалось, что прошла целая вечность.

Колин отправился в свою комнату, быстро помылся, переоделся и вернулся к столу.

Его мать решила устроить в честь свадьбы обед, а не завтрак, что было в новинку и, несомненно, повлияет на пищеварение гостей на многие дни. В Пеннироял-Грин соблюдали традиции, и все привыкли есть определенную еду в определенные часы.

Мать крепко прижала Колина к себе, когда он появился, вытерла глаза и ничего не сказала.

Обе матери – его и Фанчетта Редмонд – были удивительными Женщинами.

Колин внимательно наблюдал за матерью, как она активно общалась с гостями, и она тоже казалась ему теперь совсем другой, хотя внешне совсем не изменилась. Роскошные темные волосы с единственной закравшейся седой прядью у макушки, сердцевидной формы лицо, темно-синие глаза. Другими словами, в своем зрелом возрасте она по-прежнему была красива. Ее две симпатичные дочери были очень похожи на своего отца Джекоба, но и от матери унаследовали кое-что. А три сына были в равной степени похожи и на отца, и на мать.

Но был еще один сын, в чьих жилах, вполне возможно, текла кровь Редмондов.

Колин размышлял над тем, что происходило в сердце матери, о том, что она, возможно, скрывала, и является ли Айзая Редмонд ее настоящей любовью. Или Айзая Редмонд был ее страстью? Колин думал, наберется ли когда-нибудь смелости, чтобы спросить у нее о Редмонде.

Возможно, когда-нибудь он поведет ее на прогулку на холмы, задаст все трудные вопросы и подождет ответов. Однажды он, возможно, будет точно знать, хочет ли он услышать эти ответы. Но одно он знал наверняка: что бы ни произошло между родителями, они до сих пор любят друг друга. Колин видел это по ритму их жизни, по тому, как они разговаривали друг с другом.

У них была удивительная любовь. Точнее, их брак был удивительным.

К тому же Колин понимал, что он вообще не имеет права никого осуждать.

Он принял решение: ничего не делать, только есть, мыться и нянчиться со своим разбитым сердцем. На столах в танцевальном зале было полно разной вкусной еды, Колин наполнил большую тарелку и стал подыскивать уединенное местечко, где можно было все это съесть. Он решил, что рядом с лестницей для слуг никто ему не помешает.

Но Луиза нашла его.

Видеть ее живую, из плоти и крови, так близко было для Колина потрясением. До чего же она хороша. Он так долго мечтал о ней, что она стала для него больше мечтой, чем женщиной, и в некоторой степени всегда была ею. Сейчас Колин понял, что не любит ее.

Они не знали, что сказать друг другу. Она просто стояла и смотрела на него. Колин поставил свою тарелку на ступеньку, встал и поклонился ей.

– Ой, ради Бога, Колин, сядь.

Он сел, Луиза присела с ним рядом. Колин даже представить себе не мог, о чем она думает. Она казалась спокойной и такой знакомой, но удивительно трудной для понимания сейчас.

– Ты замечательно выглядишь, – сказал наконец Колин.

– Колин…

Он улыбнулся. Ему не хватало ее голоса.

– А еще у тебя очень счастливый, вид, – торопливо добавил он. – Ты счастлива, Луиза?

На мгновение вид у нее стал беспомощный, она разгладила руками юбку, и Колин понял, что она нервничает.

Ему не хотелось, чтобы в день свадьбы ее мучили угрызения совести. Ни капли сожаления, ничего, кроме радости. К тому же он очень хорошо знал, что жизнь не всегда складывается, как хотелось бы. Он сделает все от него зависящее ради двоих близких ему людей.

– Луиза, я хотел сказать, ничто не делает меня счастливее, чем твой довольный вид. Я всем сердцем рад за тебя. И то же самое хочу сказать Маркусу.

Колин не стал добавлять, что Маркус уже знает об этом.

Луиза несколько мгновений внимательно изучала Колина, потом, очевидно, пришла к выводу, что он говорит искренне.

– Я люблю тебя, Колин.

Колин немного помедлил.

– Я знаю, Луиза.

Она улыбнулась:

– Ну разве это не ужасно говорить такое другому мужчине в день своей свадьбы, когда собственный муж стоит почти рядом?

– Очень смело с твоей стороны. И мне кажется, очень современно. Но я знаю, что ты имеешь в виду, Луиза.

Она опять улыбнулась и ничего не сказала.

«Ирония судьбы», – подумал Колин. В один и тот же день он услышал признание в любви от двух женщин, но при этом знал, что никогда не будет ни с одной из них.

Он не стал спрашивать Луизу, любит ли она Маркуса. И она и Колин знали, что Маркус любит ее так, как Колин просто не смог бы, потому что именно Маркус подходит ей, а она – Маркусу. Маркус любит Луизу так, как он, Колин, любит Мэдлин: с твердой уверенностью.

Возможно, Луиза не любит сейчас Маркуса, но это всего лишь вопрос времени. Но когда она оглянулась через плечо на своего мужа и Колин увидел ее лицо… Он заподозрил, что она уже любит его, хотя сама не знает об этом. Они созданы друг для друга.

– Мы не подходим друг другу, Колин, – неуверенно начала Луиза, – поэтому не можем стать мужем и женой.

– Я знаю. – Сказав это, Колин слишком поздно понял, что это был не самый лучший ответ в данной ситуаций.

Оба чувствовали неловкость и молчали.

– Тебе больно? – прошептала Луиза, словно делилась секретом с другом.

– Немного, – признался Колин.

– Мне тоже.

Они рассмеялись. И пусть им обоим было немного горько, но этот смех принес долгожданное облегчение.

– Я очень рада, что ты жив, что скоро с тебя снимут обвинение и ты будешь свободен.

– Я тоже. Иди к своему мужу, Луиза, к гостям. Я хочу поесть и помыться как следует, чтобы снова почувствовать себя человеком. Добро пожаловать в нашу семью. Я рад, что ты теперь тоже Эверси.

Поскольку теперь он был для нее как брат, Колин поцеловал Луизу в щеку. Он помнил, какая у нее нежная кожа. И если кто-то из тех, кто постоянно совал нос в чужие дела, а таких в Пеннироял-Грин было много, видел их вместе, Колина это нисколько не волновало. Таким людям всегда надо было о чем-то поговорить, а теперь, когда выяснилось, что Колин Эверси жив, им будет что обсудить.

Прежде чем уйти, Луиза прошептала:

– Я видела тебя, Колин. Когда ты вошел в церковь.

– Хорошо, – мягко улыбнулся он. Он был рад, что она сама сделала свой выбор.

Потом он смотрел, как Луиза уходит, красивая и счастливая, к своему мужу, который не скрывал радости, видя, что она направляется к нему.

О черт.

Колин прислонился к лестнице, на мгновение его охватила грусть. Теперь, когда он узнал, что такое настоящая любовь, он допускал, что никогда не сможет быть счастлив так, как Луиза и Маркус. Счастлив с Мэдлин Гринуэй, которая разбила его сердце.

«А, ладно, – подумал Колин. – Возможно, судьбой мне предначертано радоваться за других людей». Кто бы мог подумать, что Колин Эверси может быть таким щедрым в душе. Колин тихо рассмеялся.

Как он однажды сказал Мэдлин: «Иногда жизнь может преподносить весьма неприятные сюрпризы».


Мэдлин почти ничего не знала о кораблях, хотя этот, по общему мнению, был годен для плавания. На сильном ветру раздувались и хлопали огромные паруса, и казалось, что кораблю не терпится сняться с якоря и отправиться в путешествие.

И Мэдлин такой настрой был по душе.

Она думала, что одним только своим могущественным видом этот корабль наполнит ее сердце, как ветер наполняет паруса. Но вместо этого ее сердце упорно чувствовало себя якорем.

Дорожный сундук стоял готовый к дороге на пристани. Мэдлин размышляла о том, что впереди несколько недель путешествия на палубе корабля, за это время она может познакомиться со многими людьми или воздержаться от знакомств. На нее бросали любопытные, но не враждебные взгляды. Она выглядела весьма респектабельной дамой, но была одна, что казалось необычным и, возможно, даже подозрительным. Но в открытом море общественное осуждение обычно слабеет, и ее манеры, грация и почтенный статус вдовы, несомненно, возобладают над всем остальным. Она подружится с пассажирами. Она хочет, чтобы у нее были друзья.

Мэдлин улыбнулась. Вряд ли кто-то из этих людей когда-нибудь узнает о том, что она занималась любовью на сеновале со сбежавшим преступником и как она снова стала самой собой, полюбив Колина Эверси. Мэдлин перестала рассматривать людскую толпу и перевела взгляд на море, катившее волны к огромному носу корабля. Но оно напомнило Мэдлин глаза цвета грозового неба, поэтому она опять подняла голову к парусам, раздувавшимся на фоне чистого голубого неба.

Ей стало намного легче, когда Суссекс, Колин, его глаза и его «я люблю тебя» остались позади. Она рыдала одна в том экипаже так, как будто ей удалось спасти свою жизнь, как будто ее рыдания могли заглушить звук его голоса, стереть из памяти выражение его лица, когда она уезжала. Целую неделю она провела в беспрестанных решительных попытках выручить деньги, которые ей надо было заплатить за ферму в Виргинии. Она заложила одежду и другие вещи, навестила Крокера, который фактически подарил ей десять фунтов. В конце концов, она смогла сделать окончательный платеж за ферму, но денег на корабль в Америку у нее не было.

Мэдлин решилась на смелый поступок. Она зашла к Фанчетте Редмонд, которая была очень удивлена, увидев ее, и попросила ее заплатить за дорогу в Америку. Это был не совсем шантаж, но миссис Редмонд, возможно, больше, чем кто-либо другой, ценила власть секретов. И поскольку Айзая, конечно, вернул ей деньги на содержание, Фанчетта Редмонд сочла разумным заплатить тому, кто владеет деликатной, информацией о ней, чтобы этот человек уплыл в Америку.

Внезапно Мэдлин почувствовала, как что-то теплое и влажное ткнулось ей в руку. Она опустила голову и увидела Снапа. Он нежно жевал ее руку, балансируя на трех ногах.

Мэдлин улыбнулась и погладила собаку по большой гладкой голове, потом увидела Хораса Пила, который поклонился ей, и счастливая улыбка озарила его лицо.

– Да ведь это миссис Гринуэй!

– Добрый день, Хорас, я очень рада тебя видеть. Вышел погулять?

– Прекрасное утро, мы со Снапом решили пройтись. Вы уплываете в Америку, миссис Гринуэй?

Рука Мэдлин замерла на голове Снапа.

Вдруг словно какая-то тяжесть свалилась с ее души, и на нее снизошло озарение. Пристань и Хорас Пил поплыли перед глазами, потому что из них хлынули слезы. Но она продолжала улыбаться, что, судя по выражению лица Хораса, сбило его с толку.

Это все… Снап виноват. Она испугалась, когда они впервые встретились в Маттон-Коттедже. И точно так же она встретила любовь и сбежала, потому что испугалась. Но бояться было нечего, и она не смогла сбежать.

Потому что она победила, и Колин теперь повсюду с ней.

Застарелый страх погнал ее из Суссекса, но больше ему нет места в ее жизни. Любовь изгнала его, и Мэдлин оставалось только надеяться, что еще не слишком поздно.

– Нет, Хорас. Я отправляюсь в Суссекс.


Он не спал, хоть и находился дома уже пять дней, сон был прерывистым, поэтому услышал, как ударился в его окно первый камешек. Один тихий щелчок.

Его теперь все настораживало. Колин лежал и думал: неужели такую настороженность он приобрел, пока был в бегах? Сейчас ему показалось, что это могло разбиться о стекло какое-то крупное насекомое. Но когда щелчки стали повторяться через одинаковые интервалы времени, Колин понял, что это не насекомые и даже не дождь.

Сердце подпрыгнуло к горлу.

Он боялся впускать в свое сердце надежду и слишком нервничал, чтобы взывать к молитвам. Поэтому Колин соскользнул с кровати, немного раздвинул занавески и посмотрел вниз.

Там стояла Мэдлин и смотрела на его окно. Нет, то, что он увидел внизу, было всего лишь неясным пятном в темноте рядом с деревом. Но Колин столько раз видел ее в темных закрытых пространствах, что узнал бы ее силуэт повсюду.

Колин поднял раму, вернулся к кровати и сел. Он говорил ей об этом дереве и решил, что заставит ее немного поработать.

Не прошло и минуты, как он услышал, что она взбирается по стволу дерева: зашелестела листва, закачались тонкие ветки. Затем она появилась перед открытым окном и, несмотря на свои юбки, грациозно и решительно села на подоконник.

– Ты был не прав, – послышался ее голос.

– Я? – Сердце Колина колотилось в грудной клетке в бешеном темпе. Он едва мог говорить. – В чем?

Мэдлин сидела на подоконнике, обхватив руками колени. Словно решала, заходить или нет.

– Я не самый смелый человек.

– Конечно, это неправда.

Мэдлин хмыкнула, затем посмотрела вниз, прикидывая высоту подоконника над полом. Решив, что ничего опасного нет, она спустила ноги, спрыгнула и, подойдя к кровати села в ногах.

Он ждал, когда она заговорит. Мэдлин вновь обхватила колени руками и смотрела скорее на противоположную спинку кровати, чем на него. Она была в темном платье.

– Ты не женился на Луизе? – спросила она тихо. Она скорее утверждала, чем спрашивала, потому что сидела на его кровати, в доме Эверси, и Луизы здесь не было.

– Нет. Я собираюсь жениться на тебе.

– Ну хорошо. – Мэдлин помолчала.

– Не бойся, Мэдлин, – засмеялся Колин.

Мэдлин вздернула подбородок:

– Я не…

– Боишься-боишься. И я тоже, но этого следовало ожидать, потому что я – ужасный трусишка.

Он сказал это, потому что знал, что она станет самоотверженно защищать его.

– Ты, возможно, самый смелый, самый безупречный человек здесь, Колин Эверси.

Колин рассмеялся, и Мэдлин испуганно зашикала на него.

– Безупречный для тебя, может быть. Поцелуй меня, Мэд.

Мэдлин выполнила просьбу, немного неловко наклонившись вперед и прижавшись губами к его губам. От ночного воздуха губы ее были холодными, но он достаточно быстро согрел их.

Колин вздохнул, прижался щекой к ее щеке, чтобы его тепло согревало ее. Он вдыхал ее запах. Мэдлин.

– Что с Луизой? – прошептала Мэдлин рядом с его щекой, теснее прижимаясь к нему.

– Тебе это интересно?

Мэдлин подалась назад и пожала плечами, глядя куда-то через его плечо.

– Луиза была рада видеть меня живым. Она вышла замуж за Маркуса, и я уверен, что они будут счастливы. А для меня огромное счастье заключается в том, что остаток жизни я проведу с тобой.

Повисла тишина.

– Ты любишь ее?

– Да.

Мэдлин попыталась отодвинуться от него, но Колин обнял ее, не выпуская из объятий.

– Я люблю ее как… воспоминания о юности. Или как люблю своих сестер, Женевьеву и Оливию. Я не хотел говорить, что я не люблю ее, потому что это была бы неправда, а я не хочу тебе лгать. Но разве ты не понимаешь? Ты – в моем сердце. Ты – моя любовь. Я люблю тебя. Я не могу жить без тебя. Я… ради Бога, не заставляй меня говорить все это. Я чувствую себя романтическим идиотом. Теперь ты понимаешь? Скажи, что понимаешь.

– Я понимаю, – улыбнулась Мэдлин своей чарующей улыбкой.

Колин почувствовал, что его грудь заполняет радость.

– Думаешь, тебе понравится жизнь здесь, в Суссексе, Мэдлин? На ферме?

– Не знаю, – честно призналась она.

– Полагаю, придется привыкать, – улыбнулся Колин.

– Я постараюсь, – быстро добавила Мэдлин.

– Мы никогда не станем скучать – так же быстро пообещал Колин.

– Никогда, – согласилась Мэдлин.

– Через десяток лет мы остепенимся.

Мэдлин вздохнула, набираясь мужества.

– Мне все равно, какими мы станем, если ты рядом.

Она отвела глаза, Колин провел тыльной стороной ладони по ее щеке и почувствовал, что щека горячая. Смелая девочка.

Мэдлин снова посмотрела на Колина.

– Совершенно верно, – спокойно сказал он, приподняв пальцами ее подбородок. И хотя он тоже был немного напуган, с этого момента он будет для нее смелым. Он станет защищать ее, чтобы она больше никогда ничего не боялась и никогда не оставалась одна. Она сделала из него героя. Он станет для нее героем на всю оставшуюся жизнь.

У Колина голова кружилась от счастья. Теперь он всегда будет с Мэдлин.

– Я люблю тебя, – сказала она. – Ты – мое сердце, ты это знаешь.

– Вот и хорошо, – сказал Колин. – Я знаю немыслимое количество способов показать, как сильно я тебя люблю.

– Приступай, пожалуйста, – приказала Мэдлин.

Колин не собирался ослушаться такого приказа. Он заключил Мэдлин в свои объятия и приступил к выполнению приказа.

Примечания

1

Коробочка, в которую клали трут, использовавшийся для высекания огня.

(обратно)

2

Артур Уэлсли Веллингтон – Выдающийся британский полководец и государственный деятель.

(обратно)

3

Дорожная карета, в которой можно расположиться спать.

(обратно)

4

Бухта в Новом Южном Уэльсе, служившая местом ссылки.

(обратно)

5

Дорога для верховой езды, освещаемая в ночное время.

(обратно)

6

Лондонский аукцион чистокровных лошадей.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии