загрузка...
Перескочить к меню

Дева-воительница (fb2)

- Дева-воительница (пер. М. Комцян) (а.с. Средневековая трилогия-1) (и.с. Шарм) 877 Кб, 257с. (скачать fb2) - Сара Маккерриган

Настройки текста:



Сара Маккерриган Дева-воительница

Глава 1

Граница между Англией и Шотландией

Лето 1136 года

– А где же третья? – небрежно пробормотал сэр Пэган, стараясь быть невозмутимым, когда они с Колином дю Лаком сидели на корточках за скрывающими их зарослями вереска, подглядывая за двумя красивыми девушками, купающимися в озере внизу.

Колин чуть не поперхнулся от возмущения.

– Святые угодники, не будь таким жадиной, – хмыкнул он. – Тебе мало того, что ты можешь выбирать из этих двух? Да большинство мужчин отдали бы свою правую руку.

Они оба замерли, когда блондинка, восхитительно омытая солнечным светом, полила водой кремовое плечо, поднявшись над водой настолько, что обнажились идеальной формы груди.

Кровь отхлынула от лица Пэгана и устремилась к паху, отчего там сладко заныло. Властитель небесный, надо было покувыркаться с той аппетитной шлюхой в последнем городе по дороге сюда, прежде чем отправляться улаживать подобные дела. Это так же глупо, как заниматься покупкой съестного с полным кошельком, но на пустой желудок.

Ему кое-как удалось продемонстрировать спокойствие и рассудительность, несмотря на всепоглощающее желание, путающее мысли и воспламеняющее тело.

– Мужчина никогда не покупает клинок, Колин, – сипло проговорил он, – не осмотрев все мечи в магазине.

– Ха! Мужчина никогда не проверяет пальцем на остроту меч, подаренный ему королем.

Колин прав. Кто такой сэр Пэган Камелиард, чтобы подвергать проверке подарок от короля Давида? Кроме того, он выбирает не оружие. Он выбирает жену.

– Тьфу! – Он раздраженно оттолкнул веточку вереска от лица. – Женщины мало чем отличаются одна от другой, – проворчал он, – так что не имеет значения, на какой из них я остановлюсь.

Колин иронично хмыкнул.

– Так ты говоришь теперь, – зашептал он, не сводя похотливого взгляда с купальщиц, – когда у тебя перед глазами такой щедрый выбор. – Тихий свист сорвался у него с губ, когда более пышногрудая из двух девиц нырнула под мерцающую воду, дав им мельком увидеть обнаженные, гладкие, соблазнительные ягодицы. – Везучий же ты!

Пэган и в самом деле считал себя везучим.

Когда король Давид предложил ему шотландское владение и жену вместе с ним, он опасался обнаружить захудалый полуразрушенный замок и какую-нибудь старую каргу в башне. Один лишь взгляд на внушительные стены Ривенлоха успокоил его опасения по первому пункту. И, к полнейшему изумлению, предполагаемые невесты, эти изысканные сласти, которые король преподнес ему на блюде, – воистину самые аппетитные из всех, что он когда-либо видел.

И все же мысль о браке нервировала Пэгана, словно кота, которого гладят против шерсти.

– Не могу решить, с которой из них предпочел бы покувыркаться, – размышлял Колин, – с той красоткой с выбеленными солнцем локонами или с другой, с пышной гривой и огромными… – Он прерывисто вздохнул.

– Ни с той, ни с другой, – пробормотал Пэган.

– С обеими, – решил Колин.


Дейрдре Ривенлох перебросила длинные белокурые волосы через плечо. Она ощущала на себе глаза незваных гостей, чувствовала их взгляды уже некоторое время.

Не то чтобы кого-то из сестер волновало, что их застигли во время купания. Они не страдали ни скромностью, ни стыдливостью. Как можно стыдиться или гордиться чем-то, что есть у каждой женщины? Если какому-то сбившемуся с пути бродяге случалось посмотреть на них с неуместной похотью, это было не более чем ошибкой с его стороны.

Дейрдре расчесала пальцами мокрые пряди и бросила еще один незаметный взгляд в сторону высокого берега, поросшего густым вереском и плакучими ивами. Глаза, устремленные сейчас на нее, скорее всего принадлежат парочке каких-нибудь желторотых юнцов, которые еще ни разу в жизни не видели обнаженной женщины. Но она не осмелилась упомянуть об их присутствии Элене, ибо ее импульсивная сестра сначала хватается за меч и только потом задает вопросы. Нет, Дейрдре позже сама разберется с этими невеждами.

А сейчас им с Эленой надо обсудить одно очень важное дело, и времени у них в обрез.

– Ты задержала Мириель? – спросила Дейрдре, проводя по руке куском мыла из овечьего жира.

– Я спрятала ее клинок, – поведала Элена, – а потом сказала, что видела, будто мальчишка-конюх зачем-то шмыгнул к ней в комнату.

Дейрдре кивнула. Это на некоторое время должно отвлечь их младшую сестру. Мириель никому не разрешает трогать свое драгоценное оружие.

– Послушай, Дейр, – предупредила Элена, – я не позволю Мириель пожертвовать собой. Мне плевать, что говорит отец. К тому же она еще слишком молода для замужества. Слишком молода и слишком… – Она раздраженно вздохнула.

– Знаю.

Невысказанным остался тот факт, что их младшая сестра вылеплена из иного, чем они, теста. Дейрдре и Элена – дочери своего отца. В их жилах течет кровь викингов.

Высокие и сильные, они обладают железной волей и прекрасно владеют оружием. Известные на всей приграничной территории как Железные Девы Ривенлоха, они впервые взяли в руки меч едва ли не раньше, чем оторвались от материнской груди. Отец вырастил их мужественными, ни перед кем не испытывающими страха и не пасующими ни перед какими трудностями.

Мириель же, к огорчению лорда, оказалась утонченной, нежной и покладистой, как их покойная матушка. Даже тот малый воинственный дух, который мог быть взращен в ней, погашался и смягчался леди Эдвиной, которая умоляла, чтобы Мириель была избавлена от «извращения», как она это называла, присущего двум другим сестрам.

После смерти их матери Мириель по-своему пыталась доставить удовольствие отцу, собрав внушительную коллекцию экзотического оружия, которое покупала у заезжих купцов, но ни желания, ни силы пользоваться им у нее не было. В общем, она стала именно такой, какой желала видеть ее их мать: мягкой, кроткой, послушной. И поэтому Дейрдре и Элена всю жизнь защищали Мириель от собственной беспомощности и отцовского разочарования.

А теперь им предстоит спасти ее от нежеланного брака.

Дейрдре передала кусок мыла сестре.

– Поверь, у меня нет ни малейшего желания отправлять ягненка на бойню.

Искра воинственности вспыхнула в глазах Элены.

– Значит, мы вызовем этого жениха-норманна на поединок?

Дейрдре нахмурилась. В отличие от сестры она понимала, что не каждый конфликт следует решать на поле битвы. И покачала головой.

Элена чертыхнулась себе под нос и разочарованно шлепнула ладонью по воде.

– Почему?

– Бросить вызов норманну – значит бросить вызов королю.

Эл вызывающе вздернула бровь.

– И?..

Хмурая складка между бровями Дейрдре углубилась. Когда-нибудь дерзость Элены ее погубит.

– Это измена, Эл.

Элена раздраженно запыхтела и потерла мылом руку.

– Едва ли это измена, когда нас предал собственный король. Этот чужак – норманн, Дейрдре… норманн. Фу! Я слышала, они такие мягкотелые, что не могут отрастить нормальную бороду. А некоторые рассказывают, что даже своих гончих купают в лаванде. – Ее прямо передернуло от отвращения.

Дейрдре вынуждена была согласиться по крайней мере с возмущением сестры, если не с ее утверждениями. Несомненно, она пришла в такую же ярость, узнав, что король Давид передал управление Ривенлохом не шотландцу, а одному из своих нормандских союзников. Да, говорят, что этот человек – прекрасный воин, но он наверняка ничего не знает о Шотландии.

Дело осложнялось тем, что их отец не выразил протеста. Но с другой стороны, уже много месяцев, как рассудок лорда Ривенлоха утратил свою ясность. Дейрдре часто замечала, что он разговаривает с воздухом, обращаясь к их матери, которой уже нет на свете, и может заблудиться даже у себя в замке. Казалось, он живет в каком-то идиллическом времени в прошлом, где его власть была неоспорима, а земля – в безопасности.

Но с водружением короны на голову Стивена наглые английские бароны, пользуясь воцарившимся хаосом, начали совершать опустошающие набеги на приграничные территории, чтобы захватить чужие земли.

Поэтому последний год сестры, как могли, скрывали немощь своего отца, дабы кто-нибудь не счел Ривенлох легкой добычей. Дейрдре исполняла обязанности управляющего замком и капитана стражи, Элена – ее помощника. А Мириель вела домашнее хозяйство и счета.

Они неплохо справлялись. Но Дейрдре была достаточно умна, чтобы понимать, что такое положение не может длиться вечно. Возможно, именно в нем кроется причина этого неожиданного назначения от короля. Быть может, до него дошли слухи о слабоумии лорда Ривенлоха.

Дейрдре долго размышляла над этим делом и в конце концов вынуждена была признать правду. Хотя рыцари Ривенлоха храбрые и умелые, они ни разу не сражались в настоящей битве, с тех пор как она родилась на свет. А теперь жадные до чужого английские бароны угрожают приграничным землям шотландцев. Не далее чем две недели назад один английский барон-сорвиголова нагло напал на шотландское владение в Мирклоане, всего в каких-нибудь пятидесяти милях от Ривенлоха. В самом деле, Ривенлоху не помешала бы помощь закаленного в битвах воина, кого-то, кто может посоветовать, как лучше подготовить войско и крепость к обороне.

Но в послании с королевской печатью, которое было доставлено на прошлой неделе, содержалось также требование выдать замуж за управляющего одну из дочерей Ривенлоха. Ясно, что король хочет, чтобы нормандский рыцарь остался здесь навсегда.

Эта новость поразила ее, как удар в сердце. Мысли сестер, поглощенных ответственностью и заботами по управлению замком, были весьма далеки от замужества. То, что король выдает одну из них за иностранца, было непостижимо. Неужели Давид сомневается в преданности Ривенлоха? Дейрдре могла лишь молиться, чтобы в основе этого принудительного брака было стремление короля оставить владение, по крайней мере, наполовину, в руках ее клана.

Ей хотелось в это верить, как же иначе? Иначе она тоже может попытаться обнажить меч и присоединиться к своей горячей сестре в крестовом походе против норманнов.

Элена ушла с головой под воду, охлаждая свою злость, потом неожиданно вынырнула, отплевываясь и тряся головой, как собака, обдав Дейрдре каскадом брызг.

– Я придумала! Что, если мы подкараулим этого норманна в лесу? – с энтузиазмом предложила она. – Захватим его врасплох. Воткнем меч под ребра. Спишем его смерть на какого-нибудь бродягу.

Несколько мгновений Дейрдре молча глядела на свою кровожадную сестру, которая, она боялась, говорила это всерьез.

– Ты готова убить человека исподтишка и обвинить в его смерти простого вора? – Она грозно нахмурилась и снова взяла мыло. – Нет, – объявила она, – никто не будет убит. Одна из нас выйдет за него замуж.

– Но с какой стати мы должны это делать? – надулась Эл. – Разве мало того, что мы вынуждены уступить наш замок этому сукину сыну?

Дейрдре сжала руку сестры, требуя, чтобы та посмотрела на нее.

– Мы никому ничего не уступим. Кроме того, ты же знаешь, что, если одна из нас не выйдет за него, Мириель предложит себя. И отец позволит ей это сделать. Мы не можем этого допустить.

Элена тихо чертыхнулась, потом пробормотала:

– Проклятый норманн. У него даже имя дурацкое. Ну кто назовет ребенка Пэганом?

Дейрдре не стала напоминать сестре, что сама она откликается на имя Эл. Но и Дейрдре вынуждена была согласиться, что Пэган – не из тех имен, что порождают в воображении образы ответственного и надежного руководства. Или чести. Или милосердия. Поистине, так можно назвать какого-нибудь варвара-дикаря.

Эл тяжело вздохнула, потом кивнула и забрала у сестры мыло.

– Значит, это буду я. Я выйду за этого сукина сына.

Но Дейрдре видела убийственный блеск в глазах Эл, который говорил о том, что ее новоиспеченный муж едва ли доживет до конца брачной ночи. И хотя Дейрдре не стала бы скорбеть о кончине незваного норманна, ей совсем не хотелось лицезреть, как король четвертует ее сестру за убийство.

– Нет, – возразила она, – это мое бремя. Я выйду за него.

– Не дури, – отрезала Эл. – Я больше подхожу для этого. Кроме того, – сказала она с хитрой усмешкой, потирая кусок мыла между ладонями, – пока я буду ублажать ублюдка, ты сможешь подготовить войско для неожиданного нападения. Мы отвоюем у него Ривенлох, Дейрдре.

– Ты рехнулась. – Дейрдре брызнула водой в свою безрассудную сестру. Слепая бравада Элены выводила ее из себя. Иногда Эл хвасталась, как какой-нибудь горец, полагая, что всю Англию можно завоевать с дюжиной храбрых шотландцев. – Такова воля короля Давида – одна из нас должна выйти за норманна. Что ты станешь делать, когда здесь появится его армия?

Эл задумалась над словами сестры.

– Хорошо, – сказала Дейрдре, прежде чем Эл успела выдвинуть очередной опрометчивый план. – Я возьму этот крест на себя.

Элена с минуту дулась, потом попробовала прибегнуть к иной тактике, лукаво поинтересовавшись:

– А если он предпочтет меня? В конце концов, у меня больше того, что так любят мужчины. – Она поднялась из воды, полностью обнажив перед сестрой свои девичьи прелести в качестве доказательства. – Я моложе. Мои ноги стройнее. Груди больше.

– Рот у тебя больше, – возразила Дейрдре, оставшаяся равнодушной к попытке Эл раззадорить ее. – Ни одному мужчине не нравятся женщины с острым, как змеиное жало, языком.

Эл нахмурилась. Потом глаза ее снова вспыхнули.

– Ну, хорошо, тогда я буду сражаться за него.

– Со мной?

– Победитель выходит за норманна.

Дейрдре закусила губу, всерьез задумавшись над вызовом. У нее неплохие шансы одолеть Эл, потому что она сражается с гораздо большим самообладанием, чем ее вспыльчивая сестрица. Да и глупость Эл достаточно раздражала ее, чтобы принять вызов и немедленно уладить это дело.

Но еще предстояло разобраться с соглядатаями на холме. И если она не ошибается, Мириель спешит к ним через луг.

– Тише! – прошипела Дейрдре. – Мириель идет. Мы больше не будем говорить об этом. – Дейрдре отжала волосы. – Норманн прибудет через день-два. К ночи я приму решение. А пока подержи Мириель здесь. Мне надо кое-чем заняться.

– Мужчинами на холме?

Дейрдре заморгала.

– Ты заметила?

Эл сардонически вскинула бровь.

– Разумеется. Звуки их капающих на землю слюнок мертвого разбудят. Уверена, что тебе не нужна помощь?

– Их там не больше двух-трех.

– Двое. К тому же крайне заняты похотливыми мыслями.

– Вот и хорошо. Продолжай отвлекать их и дальше.


– Хвала Господу, – пробормотал Колин себе под нос. – Вот и третья идет. – Он кивнул в сторону стройной фигурки, спешащей через поросшее травой поле, спускающееся к озеру. Темноволосая девушка на ходу сбрасывала с себя одежду. – Иисусе, как она хороша, маленькая и изящная, как спелая вишенка!

Пэган подозревал, что у последней сестры, возможно, не хватает либо какой-нибудь конечности, либо зубов. Либо мозгов. Но хотя девушка выглядела хрупкой и менее внушительной, чем ее статные сестры; она тоже обладала телом, которому позавидовала бы сама богиня любви. Ему оставалось лишь изумленно покачать головой.

– Святая Мария, Пэган, – проговорил Колин со вздохом, когда третья девица прыгнула в озеро, и все они начали плескаться, словно резвящиеся сирены. – Чью задницу ты поцеловал? Самого короля?

Пэган нахмурился, согнув стебель вереска между пальцами. Чем он заслужил такую королевскую щедрость – выбирать среди этих роскошных красавиц? Да, он несколько раз сражался на поле брани за Давида, но встречался с королем Шотландии только один раз, в Морее. Давид, кажется, благоволил к нему, ведь в тот день Пэган спас нескольких людей короля, которые едва не угодили в ловушку мятежников. Но разумеется, так поступил бы любой военачальник. Просто чудеса какие-то.

– Тут что-то не так.

– Разумеется, – согласился Колин, наконец оторвав взгляд от трех дев, чтобы посмотреть на Пэгана. – Ты растерял свои мозги.

– Разве? А может быть, в этом райском саду прячется змей-искуситель?

Глаза Колина плутовски сузились.

– Единственный здесь змей – тот, что извивается под твоей портупеей, Пэган.

– Расскажи мне еще раз, что конкретно доложил Бонифаций.

Пэган никогда не выезжал на поле боя вслепую. Именно это помогало ему выжить во множестве военных кампаний, через которые он прошел. Два дня назад он отправил Бонифация, своего верного оруженосца, под видом жонглера разузнать все, что можно, о Ривенлохе. И именно Бонифаций сообщил им о намерении девушек искупаться в пруду этим утром.

Колин задумчиво потер подбородок, пересказывая, о чем доложил оруженосец.

– Еще он сказал, что рассудок лорда замутнен. Он питает слабость к игре в кости с высокими ставками и часто проигрывает. И, ах да, – внезапно припомнил Колин. – Оказывается, у старика нет управляющего. Он намерен передать замок своей старшей дочери.

– Дочери? – Для Пэгана это было новостью.

Колин пожал плечами.

– Они же шотландцы, – сказал он, как будто это все объясняло.

Пэган задумчиво сдвинул брови.

– Сейчас, когда Стивен утвердился на английском престоле, королю Давиду нужно, чтобы войсками приграничных земель командовали опытные и сильные военачальники, а не женщины.

Колин щелкнул пальцами.

– Так вот в чем дело. Ну конечно, кто будет лучше командовать Ривенлохом, чем прославленный сэр Пэган? Всем известно, что рыцари Камелиарда не имеют себе равных. – Колин повернулся, чтобы продолжить увлекательное занятие.

В озере внизу девушка с пышной грудью игриво тряхнула головой, обдав брызгами свою улыбающуюся сестру и двигая обнаженным торсом так, что Пэган мгновенно возбудился. Колин рядом с ним застонал от нахлынувшего блаженства.

Внезапно осознав значение этого стона, Пэган двинул его в плечо.

– За что? – зашипел Колин.

– За то, что пялишься на мою невесту.

– А которая из них твоя невеста?

Они оба вновь устремили взгляды к озеру.

Позже Пэган никак не мог простить себе того, что инстинкт воина на мгновение изменил ему. К тому времени, когда он услышал тихие шаги позади себя, было уже поздно что-либо делать. А Колин и вовсе их не слышал, услаждая свои глаза соблазнительным зрелищем.

– Постой. Я вижу только двух. А где блондинка?

Позади них женский голос отчетливо произнес:

– Здесь.

Глава 2

Пэган не осмелился повернуться, чтобы посмотреть. Острие ее меча твердо упиралось в пульсирующую вену у него на шее. Рядом с ним Колин удивленно забормотал и, опрокинувшись на спину, уставился на нее. Если бы Пэган не был страшно зол на себя за потерю бдительности, то мог бы рассмеяться над этим забавным зрелищем.

– Не староваты ли вы, парни, чтобы подглядывать за девушками во время купания? – Голос ее был гортанным, тон насмешливым. – Я думала, что найду здесь безбородых юнцов, а не взрослых мужчин.

Умная девушка, должно быть, обогнула холм у основания, поднялась наверх и напала на них сзади. Уши Пэгана горели от унижения, и усугублял его тот факт, что Колин, вместо того чтобы прийти на помощь, приподнялся на локтях с благоговейным выражением, которое говорило, что вблизи блондинка даже еще красивее. Интересно, по-прежнему ли она обнажена?

– Вы пришлые, – догадалась она. – Что вы делаете на этих землях?

Пэган отказывался отвечать. Он не обязан ничего объяснять этой женщине. «Эти земли» скоро будут принадлежать ему.

Но падкий до красоток Колин, чертов предатель, явно не собирался молчать.

– Мы не хотели никого оскорбить, миледи, – проговорил он, как только немного пришел в себя. – Уверяю вас. – Он улыбнулся, и в его изумрудных глазах заплясали чертенята, что всегда производило неизгладимое впечатление на девушек. – Видите ли, мы друзья Бонифация… жонглера.

Воспользовавшись тем, что Колин отвлекает ее, Пэган медленно заскользил рукой вниз по ноге. Если ему удастся достать кинжал из сапога…

Колин сделал невинное лицо и продолжал болтать:

– Трактирщик сказал нам, что он прошел этим путем. Мы просто хотели встретиться с ним. У нас и в мыслях не было вторгаться в…

Острие меча внезапно вонзилось в шею Пэгана в ужасном контрасте с мелодичным звуком женского голоса, который проливался на него, как вересковый мед.

– Надеюсь, ты тянешься туда, чтобы почесаться.

Пэган стиснул кулак. Проклятие! Его, отважного воина, командовавшего рыцарями, удерживала на острие меча женщина… Господи, как же это унизительно! И без сомнения, Колин никогда не даст ему забыть об этом.

– Чего ты хочешь? – прорычал он.

– Чего я хочу? – задумчиво проговорила она. – Гм… Чего же я хочу? Думаю… – Она вскинула меч и непочтительно шлепнула плоской стороной Пэгана по бедрам. Но прежде чем он успел среагировать, меч уже снова упирался ему в горло. – Твои штаны.

У Колина вырвался сдавленный смех. Она тихо усмехнулась в ответ:

– Твои тоже.

Улыбка Колина застыла на лице.

– Мои? Вы хотите, чтобы я снял… штаны?

– Да.

Пэган не на шутку разозлился.

– Болван! – рявкнул он на Колина, который, судя по всему, получал удовольствие от всего происходящего. – Отбери у нее меч! Ад и все дьяволы, она же всего лишь женщина, слабое существо.

Колин рассмеялся:

– Она отнюдь не слабая, правда, девушка? Кроме того, если леди хочет мои штаны, буду только рад услужить. – Он расстегнул и бросил на землю портупею, стащил сапоги и начал расслаблять завязки на рейтузах. – В конце концов, это справедливо. Я же имел удовольствие полюбоваться на ее лучшие части.

Энтузиазм Колина, когда тот снимал с себя штаны и чулки, только еще больше распалил злость Пэгана. Но к удивлению обоих, когда Колин наконец смело и дерзко встал перед ней и его возбужденный член натянул длинную тунику, как центральный шест павильона, женщина осталась равнодушна к его мужским достоинствам.

Свободной рукой она подобрала портупею с мечом и швырнула ее вниз с обрыва, где она застряла в зарослях чертополоха.

– Теперь ты, – приказала она, ткнув в Пэгана острием меча.

Пэган не собирался подчиняться. Если Колину нравится изображать из себя комнатную собачку и стоять, глупо ухмыляясь, в одной тунике, это его дело, но Пэган не собирается ни в чем уступать женщине.

– Нет, – сказал он.

– Ну же, давай, – подгоняла она. – Это справедливая плата за ваше подглядывание.

– Не преступление подглядывать за тем, что так бесстыдно выставляется напоказ, – возразил он. Она уже ранила его рыцарскую гордость, и Пэган не намерен позволить ей одолеть его еще и в столкновении характеров.

В ее голосе зазвучали жесткие нотки.

– Снимай штаны. Быстро.

– Нет, – также холодно ответил он.

Ни на секунду не убирая клинок с его шеи, женщина позади него переместилась, чтобы прошептать ему на ухо:

– А ты упрямый…

От ее теплого дыхания дрожь пробежала по телу Пэгана, а запах свежевымытой кожи был опасно привлекательным, но он отказывался признавать это. Тогда она присела перед ним на корточки, оказавшись прямо у него перед глазами. Ему ничего не оставалось, как посмотреть на нее. От того, что он увидел, сердце сбилось с ритма, а во рту пересохло.

Слава Богу, она больше не была нагишом, иначе похоть выдавила бы из него всю волю. Но и без того ярость Пэгана мгновенно растаяла, и мысли его стали путаться. Она оказалась прекрасна, как росистое летнее утро. Волнистые локоны казались позолоченными солнцем, а глаза сияли, ясные и голубые, как небо. Кожа такая золотистая, что хотелось протянуть руку и ощутить ее тепло, а бледный розовый цвет губ так и молил о том, чтобы сделать его ярче поцелуями. Он опустил взгляд в прелестную ложбинку между грудями.

Голос ее теперь был мягок.

– Неужели это и вправду стоит твоей жизни? – В глазах промелькнуло любопытство, словно она никак не могла поверить, что он откажется выполнить ее требования.

Пэган тяжело сглотнул. Если она думала обезоружить его своей красотой, это был хороший замысел. И до некоторой степени он удался. Но, продолжая смотреть в милое, прелестное женское лицо, он понял одну важную истину, обнаружил трещину в ее доспехах. Несмотря на всю ее дерзость и резкие слова, она всего лишь женщина. А женское сердце нежное, сострадательное.

Меч, нацеленный ему в горло, для нее всего лишь игрушка. Она никогда не воспользуется им, чтобы причинить ему вред. Она не опаснее котенка.

– Ты не убьешь меня, – выдохнул он, вызывающе глядя на нее.

Хмурое облачко на мгновение набежало на ее чело.

– Ты не был бы первым.

Пэган ни на секунду не поверил ей. Колин, встревоженный серьезным поворотом разговора, поспешил вмешаться:

– Мир, друзья. Не стоит нам позволять этому делу заходить так далеко. Давай, снимай штаны, будь паинькой, а, Пэган?

При этих словах вспышка мгновенной тревоги, словно стрела молнии, прочертила лицо девушки, исчезнув так быстро, что Пэган подумал, не показалось ли ему.

Она поднялась, возвышаясь над ним, как завоеватель. Колин прав. Слабой ее никак не назовешь. Ростом она, несомненно, почти с него. Чуть пониже. Смелости, похоже, ей не занимать.

– Ваши штаны, сэр. Быстро.

Сузившимися глазами Пэган посмотрел на ее бедра, которые были перепоясаны тяжелой рыцарской портупеей, с кожаными ножнами и железной пряжкой, надетой поверх женского платья из мягкой голубой материи.

– Нет, – вызывающе бросил он.

Долгое, молчание повисло между ними, делая воздух тяжелым, как перед грозой.

А потом ударила молния.

Это случилось так неожиданно и так быстро, что вначале Пэган ничего не почувствовал.

– Матерь Божья!. – ахнул Колин.

Резкая жалящая боль обожгла грудь Пэгана.

Это было невозможно. Невероятно.

Потрясенный, он приложил пальцы к этому месту. Они оказались в крови.

Девушка порезала его. Девушка с нежным лицом, мягким голосом и глазами цвета лазури рассекла его плоть.

Прежде чем он успел прийти в себя и дать отпор, она снова приставила меч к его горлу, и он вынужден был припасть к земле, как раненый зверь, в то время как кровь из неглубокого пореза пропитывала разрезанную тунику.

Он ошибся насчет нее. Очень сильно ошибся. Ни малейшего намека на раскаяние, ничто не смягчило ее холодного взгляда. Ни жалости! Ни милосердия! Она вполне могла убить его, не моргнув и глазом.

Никогда не видел он такой силы воли в женщине. И только у самых жестоких воинов доводилось ему замечать столь ледяную решимость. Это произвело на него впечатление и в то же время бесило. Прижатый к земле, беспомощный, он сверлил ее взглядом, в котором сквозила убийственная ярость, но Пэган не мог решить, что испытывает к ней – восхищение или ненависть.

– Матерь Божья, – хрипло выдавил Колин, – вы понимаете, что вы наделали?

Ее взгляд не дрогнул.

– Я его честно предупреждала.

– Ох, леди, – Колин покачал головой, – теперь вы раздразнили медведя.

– Это всего лишь царапина, – ответила она ему, глядя на Пэгана прищуренным взглядом, и добавила: – Чтобы напомнить ему, кто здесь держит меч.

– Но, миледи, – не унимался Колин, – вы знаете, кто…

– Оставь, – прервал его Пэган, смерив ее таким же немигающим взглядом, и позволил слабой, лукавой улыбке приподнять уголок рта. – Я исполню желание леди.

Пока, подумал он. Но через несколько дней, нет, уже к завтрашнему утру он заявит свои права на Ривенлох. Теперь он выбрал себе жену. Завтра он женится на третьей сестре – маленькой, хрупкой, послушной на вид. Которая, судя по всему, и мухи не обидит. А что касается этой девки, он посадит ее под замок за наглость. Пэган не мог дождаться, когда увидит, как треснет лед ее железного самообладания, когда он сообщит ей, что она проведет следующий месяц в темнице Ривенлоха.


Сердце Дейрдре неистово колотилось, но усилием воли она заставила тело не дрожать. Малейший проблеск слабости во взгляде может оказаться смертельным. Она уже зашла слишком далеко и теперь, зная, кто перед ней, не осмеливалась отступить, иначе норманн решит, что она из тех женщин, которых можно запугать.

И все же она сожалела, что не справилась с его неповиновением более дипломатично. Такой ответный удар недостоин ее; подобная бурная реакция больше подходит вспыльчивой Элене. Дейрдре стыдно было признаться, что ее заставили позабыть о благоразумии. Но услышать, что мужчину, которого она считала всего лишь безобидным плутом, зовут Пэган, было самым настоящим шоком. А пристальный, недрогнувший взгляд этих глаз, в которых тлело пламя, – такой бесстрашный, такой оскорбительный, такой дерзкий – окончательно вывел ее из равновесия. В смятении она набросилась на него, пустила кровь.

Дейрдре рассчитывала быстро и легко разобраться с незваными гостями. Приближаясь к ним, она правильно угадала, что ухмыляющийся черноволосый малый безобиден, поэтому нацелила меч на другого, более опасного на вид. Но она недооценила всей степени его коварства. И хотя она скорее бы умерла, чем призналась кому-либо, но когда она наконец увидела лицо Пэгана, то была немало потрясена тем фактом, что он самый потрясающий мужчина, которого она когда-либо видела. Несомненно, она ожидала, что этот норманн-управляющий окажется гораздо более… управляемым. И не таким молодым. И не таким красивым.

Даже сейчас трудно было смотреть на него, стоящего на расстоянии не больше длины меча, и не замечать серо-зеленого цвета его глаз, взъерошенной массы густых рыжевато-каштановых волос, красивого изгиба рта, который, казалось, манил ее… интриговал… завлекал… приглашал к…

Не без усилий она оторвала взгляд от его губ и перевела выше, к глазам. Властители небесные, о чем она думает? Не имеет значения, что он красив. Это ее враг. Тот самый нормандский ублюдок, который пришел, чтобы заявить права на ее замок и ее земли. Горячий трепет пробежал по телу, когда она вспомнила, на что еще он пришел заявить права.

Усилием воли она придала лицу холодное, суровое выражение. Заметил ли он ее слабину, дрогнувшую решимость? Наверняка, ибо в его взгляде появился чуть заметный проблеск чего-то. Это вполне могла быть насмешка. Или удовлетворение. Ни то ни другое не сулило ничего хорошего.

Она призвала на помощь всю свою волю, когда он стащил сапоги, расстегнул ремень и начал расслаблять завязки рейтуз, все с нарочитой медлительностью. Ад и все дьяволы, у нее вспотели ладони. Рукоять меча стала скользкой в руке. Если она не будет осторожнее, то может его уронить.

– Поторапливайся, – пробормотала она.

Его веки опустились с непристойным оскорбительным намеком, когда он снимал рейтузы.

– Терпение, миледи, – отозвался он.

Ее так и подмывало ударить его еще раз, но она сдержалась. Он не должен узнать, как провоцирует ее, иначе она не будет иметь над ним власти. Никогда.

И все же против воли взгляд ее то и дело скользил туда, где его пальцы теперь ловко расслабляли шнуровку клетчатых штанов. Костяшки пальцев были в боевых шрамах, но руки двигались с изяществом и сноровкой, отчего она почувствовала какую-то странную слабость в коленках.

Затем без церемоний и прежде, чем она успела подготовиться, он спустил штаны.

Дейрдре сглотнула. Нельзя сказать, чтобы она никогда раньше не видела почти раздетых мужчин. Видела, и немало. Для нее, проведшей полжизни в учебном манеже, это было привычно. Но даже быстрый взгляд на его обнаженную нижнюю часть тела привел ее в замешательство, ибо, несмотря на то, что природа щедро одарила его, ее красота явно оставила его равнодушным. Что означает, что в ее арсенале на одно оружие меньше.

Проклятие!

Глаза его опасно сверкали, как солнечный свет на неспокойном море.

– Что теперь? – спокойно спросил он, держа штаны в поднятой руке. – Желаете посмотреть, придутся ли они вам впору?

Если он думал оскорбить ее, то ему это не удалось. С того времени как Дейрдре впервые взяла в руку меч и надела свою первую кольчугу, она натерпелась насмешек и от мужчин, и от женщин. Она привыкла к вызовам, на которые научилась отвечать сначала мечом, а потом безразличием.

Она подтянула к себе сброшенную на землю портупею и тоже зашвырнула ее в колючие заросли.

– Ах, миледи, – сказал его спутник, бросая свои штаны на землю к ее ногам. – Простите моего друга. Мозги у него тугие, а язык скор. Вы забрали наше оружие, У вас наши штаны. Вы одержали победу. Молю, позвольте нам уйти с миром.

Несмотря на тот факт, что она и в самом деле одержала победу, взяла верх над ними обоими и отомстила, обрекая их на унижение ходить в одних туниках, Дейрдре не могла избавиться от ощущения, что она пешка в этом столкновении.

Норманн продолжал смотреть на нее своими проникающими в самую душу глазами, и не имело значения, что она держит его на острие меча, что он стоит перед ней с голыми ногами, что он отмечен порезом от ее клинка. На лице у него было написано выражение торжества, и Дейрдре поняла, что еще никогда не встречалась с более грозным противником.

Иисусе, что же будет, когда он обнаружит, кто она? Что ожидает Ривенлох, когда этот супостат явится, чтобы занять свое законное место в большом зале?

И в ее постели?

Быстро, пока дрожь дурного предчувствия не выдала ее, она свободной рукой схватила штаны Пэгана и его товарища и швырнула их через плечо. Затем коротко кивнула мужчинам и заспешила вверх по каменистому подъему к вершине холма.

Она была уже на полпути туда, когда Пэган окликнул ее:

– Эй, девица, а ты ничего не забыла?

Всегда настороже, она развернулась с мечом наготове. Слишком поздно. Что-то просвистело у ее уха и со стуком воткнулось в дерево рядом с ней. Кинжал из его сапога.

Она ахнула. Нож пролетел в какой-то паре дюймов от нее. Но когда она встретилась глазами с Пэганом, стоящим с презрительным видом, то сразу поняла, что он намеренно промахнулся. Что было еще более угрожающим.

Его послание было ясно. Он мог убить ее, просто предпочел не делать этого.

Раздувая ноздри, она убрала меч в ножны и зашагала прочь с таким спокойствием, какое ей только удалось изобразить, всю дорогу до дома молча проклиная норманна.

– Дьявольщина, что это сейчас здесь было? – воскликнул Колин, когда девица скрылась за вершиной холма. Пэган все еще злился на Колина за предательство.

– Мы лишились своих штанов, не без твоей помощи.

– Штанов? Пэган, ты лишился разума. – Колин двинулся вниз по склону к зарослям чертополоха, где валялось их оружие. – Знаешь, если ты хотел выбрать жену методом исключения, мог бы сказать мне. Не обязательно было убивать двух других. Я бы с радостью избавил тебя от одной из них.

Пэган полез вслед за ним.

– Я не собирался убивать ее.

– Нет? – Колин чертыхнулся, когда колючки вонзились ему в голую ногу.

– Нет. – Глаза Пэгана сузились. – Я планирую для нее кое-что похуже.

– Понятно. – Колин запрыгал на одной ноге, выдергивая колючку из другой. – Ты женишься на ней.

– Теперь ты лишился разума. – Пэган не мог отрицать, что мысль переспать с девицей была дьявольски соблазнительна. Без сомнения, ее красота вполне естественно возбудила его, несмотря на твердую решимость этого не показывать. Но тут было что-то еще. В то время как с большинством девушек он ощущал свое превосходство – в силе, красоте, уме, эта бросила вызов его мужскому господству. Впервые в жизни он чувствовал себя на равных с женщиной, физически и умственно, и мысль о том, чтобы лежать бок о бок с такой женщиной…

Но в одно мгновение жестоким выпадом меча она показала свою бессердечную сущность.

– Нет, – резко сказал он Колину. – Я намерен заковать ее в цепи. Сломить ее дух. Научить ее послушанию.

– Ну, как я и говорил. – Колин пожал плечами. – Значит, ты собираешься жениться на ней.

– Я собираюсь жениться на меньшей из приплода, – объявил он, хотя эта мысль принесла ему мало радости. – Она, несомненно, будет послушной женой, благодарной и уступчивой, с готовностью исполняющей мою волю. И не похоже, чтобы хрупкая малышка могла хотя бы поднять меч, не говоря уж о том, чтобы напасть на меня с ним.

Глава 3

– Еще! – Дейрдре вскинула меч, предлагая сестре атаковать еще раз. Эл с воинственным кличем ринулась вперед, и их клинки со звоном ударились друг о друга, высекая искры.

Эта неистовость схватки была нужна Дейрдре как очищение после тревожащего утреннего столкновения. Она не рассказала сестрам о своей встрече с норманнами, предпочитая сохранить это в тайне. По крайней мере, Элена и Мириель проведут свои последние часы в родном замке в счастливом неведении.

Щит Эл внезапно ударился о щит Дейрдре, сотрясая до костей. Дейрдре оттолкнула его, ответив горизонтальным ударом меча, который перерубил бы любого другого пополам. Любого другого, но не Эл. Она с визгом отскочила назад, потом совершила стремительный бросок вперед, поднырнув под меч Дейрдре.

– Ага! – закричала она, когда острие ее меча уперлось в подбородок Дейрдре, а глаза победоносно вспыхнули.

Но даже радость на лице сестры, покрытом пылью тренировочного манежа, не уменьшила ощущения неотвратимого рока, тяжким грузом лежащего на душе Дейрдре.

Он придет, возможно, не сегодня. Может, даже не завтра. Но скоро. Он придет за ней.

В то мгновение, когда ее глаза встретились с глазами Пэгана, Дейрдре поняла, что именно она должна быть той дочерью, которая выйдет за него. Мириель не может, он полностью подчинит ее. Эл тоже не может, ибо один из них будет мертв к концу брачной ночи, и теперь она боялась, что это может быть не норманн.

Нет, Дейрдре должна пожертвовать собой. Это будет кошмарный брак, без сомнения, но она выдержит. Ради Мириель. Ради Элены. Ради Ривенлоха.

Элена прервала ее мысли, потрепав по щеке рукой в латной рукавице.

– Работай над скоростью, лежебока, – поддразнила она. – Мы должны заставить этого нормандского ублюдка побегать за женой.

Слова Эл эхом зазвучали в голове Дейрдре как нестройные колокола. Не будет никакой погони. Только не с Пэганом. Он просто придет и заявит права на нее. Просто. Быстро. Неоспоримо.

Его образ, также неизгладимо запечатлевшийся в ее мозгу, как узоры на рукоятке кинжала, вновь предстал перед ней – его гордая осанка, насмешливая улыбка, ироничный взгляд, – и пульс ее застучал быстрее.

Господи, что это с ней? Она же не какая-то там слабая девица, которая робеет перед лицом опасности. Она наказывала воров, укрощала зверей, убивала преступников. Она не позволит норманну с глазами дьявола подчинить ее себе.

Жар гнева опалил щеки. Она щитом оттолкнула меч Эл в сторону.

– Еще!

Взметнулись искры, когда их клинки снова схлестнулись. Эл развернулась и прыгнула, взмахнув мечом, как будто это была игрушка, но щит Дейрдре всегда был Наготове. В то время как Эл утомляла себя своими трюками, Дейрдре мощно встречала ее удары своим мечом, отбрасывая сестру назад своей превосходящей силой и неукротимой решимостью, не оставляющими места для поражения.

Безусловно, не свою сестру она стремилась победить, но скорее демонов, которые осаждали ее мысли.

«Это, – думала она, ударяя по диагонали вниз, – за то, что шпионил за мной, как мальчишка-конюх. А это… – она сделала выпад вперед, промахнувшись всего на несколько дюймов, – за то, что насмехался надо мной. – Она отбила меч Эл, нацеленный ей в голову. – А это… – она неумолимо надвигалась, рубя налево и направо в быстрой последовательности, пока Эл не уперлась спиной в забор манежа, – а это за то, что пялился на меня этими своими насмешливыми, поразительными глазами…

– Дейрдре! Элена! – прокричала Мириель от ворот арены, отвлекая Дейрдре от ее мыслей. Младшая сестра приподняла юбки, чтобы пройти по пыльному, в выбоинах, полю. Дейрдре и Эл приостановили битву и увидели, что следом за ней, как всегда, почтительно следует Сунь Ли. Старая служанка попала к ней несколько лет назад.

Эл воспользовалась этим отвлекающим моментом, чтобы проскочить мимо Дейрдре, шлепнув ее по заду плоской стороной меча. Дейрдре повернулась и сделала выпад вперед, но Эл отскочила с радостным криком.

– Что вы делаете? – возмутилась Мириель, уперев руки в бока. Служанка позади нее приняла такую же позу.

Привычные к неодобрению Мириель, Дейрдре с Эл не обратили на нее внимания. Дейрдре ринулась в нападение, целясь по коленям Эл. Та ловко подпрыгнула над мечом и ответила ударом, который, не увернись она, снес бы Дейрдре голову.

Мириель издала возглас раздражения.

– Зачем, скажите на милость, вы купались? Теперь вы обе грязные! – пожаловалась она. – Только хорошее мыло зря потратили.

Служанка поцокала языком.

Эл откатилась назад, затем изогнулась и снова вскочила на ноги, готовая к битве. Дейрдре распрямилась, перебросив косу через плечо.

– Прошу, прекратите, сестрицы, – взмолилась Мириель.

Дейрдре блокировала следующий замах Эл и крикнула через плечо:

– Возвращайся в замок, Мириель! Ты запачкаешь юбки.

– Но отец просил привести вас к ужину.

– К ужину? – Дейрдре ударила дважды, затем бросила быстрый взгляд на солнце. Оно уже почти опустилось за горизонт. Время сегодня пролетело как на крыльях.

– Да, – сказала Мириель. – Уже поздно.

– Еще всего одна схватка, – настаивала Эл, перебрасывая меч в левую руку, чтобы отразить выпад Дейрдре. – Не волнуйся. Мы скоро придем.

– Но отец говорит, что вы должны прийти немедленно. Прибыл новый управляющий, а вы даже не одеты должным образом.

Пэган здесь? Уже? Слова Мириель напугали Дейрдре, и это мгновение невнимания стоило ей крошечного пореза на щеке от меча Эл. Она вздрогнула, резко втянув воздух между зубов.

Мириель ахнула.

– Ох, Дейрдре! – Эл тут же опустила меч. – Прости.

Дейрдре покачала головой. Это едва ли первая царапина, которой сестры наградили друг друга.

– Сама виновата.

– Пожалуй, нам все-таки следует пойти, – сказала Эл, обменявшись заговорщическим кивком с Дейрдре. – Не задерживай ужин, Мириель. Мы помоемся и скоро придем.

Мириель с сомнением оглядела их, явно не уверенная, удастся ли им когда-нибудь отмыться дочиста.

– Тогда поторопитесь, – велела она им. – Сэру Пэгану, кажется, не терпится познакомиться с вами. – Она поспешила прочь, сопровождаемая семенящей за ней служанкой.

– Не терпится ему, – пробормотала Эл, когда Мириель ушла. – Кто б сомневался, похотливый ублюдок. – Она стащила латные рукавицы. – Ну что, пойдем, пока этот кобель не начал взбираться на гончих сук?

Но Дейрдре была слишком поглощена своими мыслями, чтобы по достоинству оценить сарказм Эл. Трепет страха прокатился по телу. Час расплаты настал.

А он определенно не теряет времени даром, подумала она. Дейрдре надеялась, что у нее есть день-два, чтобы его ярость поостыла. Ибо, когда он обнаружит, кто она…

Но Дейрдре отказывалась поддаваться девичьим страхам. Она же воительница, в конце концов, Железная Дева.

– Да, час поздний, – выдавила она сипло, убирая меч в ножны и вытирая кровь со щеки тыльной стороной рукава. Шмыгнув носом, она выпрямилась и расправила плечи. Пора предстать перед дьяволом, который вскоре станет ее мужем.

– Значит, решено, – нервно пробормотал писец.


Пэган наблюдал, как мужчина поспешно убрал документ со стола, пока старый лорд не пролил на него вино, и подул на восковую печать Ривенлохов, чтобы поскорее затвердела. Без сомнения, слуга был раздражен подобным неудобством, но лорд Геллир настоял, чтобы бумаги были подписаны тотчас же, несмотря на то, что трапеза была в разгаре.

Старый лорд слабо улыбнулся, отпуская писца из шумного большого зала взмахом костлявой руки, после чего вновь сосредоточил внимание на жареном кролике, лежащем на блюде перед ним.

Пэган ел без особого аппетита. Ему было искренне жаль старого лорда Ривенлоха. В свое время он был, несомненно, грозным воином, ибо его огромный двуручный меч висел на стене над дюжиной щитов побежденных рыцарей. Кость его была крупной, плечи широкими, а пальцы достаточно длинными, чтобы задушить человека без посторонней помощи. Те немногие редкие прядки, оставшиеся от его волос, были светлыми, а глаза поразительно голубыми, что свидетельствовало о том, что он из породы викингов. Но время износило его, стерло, как вода стирает камень, смягчив костяк и, к сожалению, размягчив мозг тоже.

Теперь было совершенно ясно, что король передал Пэгану Ривенлох не столько как подарок, а скорее как обязательство. Ибо в руках слабоумного лорда с тремя дочерьми и кучкой рыцарей, никогда не участвовавших в настоящих сражениях, Ривенлох, конечно же, легкая добыча для англичан. А это было бы огромной потерей. Замок великолепен, его местоположение завидно.

По просьбе Пэгана, когда они только приехали, младшая дочь вместе со своей иссохшей беловолосой служанкой провели их двоих по владению. Он отметил, что необходимо будет внести кое-какие изменения. Некоторые из служебных построек подгнили и требуют ремонта. Недостаточно складских помещений. Да и крепостную стену, окружающую замок и обширный двор, не мешало бы укрепить.

Но в этих стенах имелось все необходимое, чтобы выжить в диких дебрях Шотландии. Прочная каменная часовня стояла посреди двора, соседствуя с колодцем. Большой сад снабжал яблоками, орехами, сливами и вишней, а огород был полон овощей. Различные мастерские примыкали к крепостной стене вместе с двумя кухнями и арсеналом. Позади замка размещались лошади, гончие и соколы. А в дальнем конце, вдоль широкого участка стены, протянулся обширный тренировочный манеж. Сам замок, от верхушек четырех башен с хитроумным расположением бойниц до глубин просторных, хорошо защищенных погребов, представлял собой владения, которыми мог бы гордиться любой. Приз, ради которого стоит даже жениться.

– Да, все решено, – повторил лорд, посылая Пэгану рассеянную улыбку. При этом он нежно погладил свою младшую дочь по голове.

Бедняжка побледнела как полотно, но Пэган не смог заставить себя успокаивающе улыбнуться ей. На него внезапно навалилась какая-то нездоровая тяжесть, окончательно лишившая его аппетита.

– Вы не пожалеете о своем решении, – мягко сказал Колин, обращаясь к девушке, стараясь облегчить ее страхи дружеским словом и подмигиванием. – Хотя многие красавицы опечалятся, когда узнают, что сердце сэра Пэгана Камелиарда наконец завоевано.

Девушка тяжело сглотнула и опустила увлажнившийся взгляд на стоящий перед ней деревянный кубок с элем, к которому она не притронулась.

– За ваше здоровье! – воскликнул ее отец и поднял свой кубок так быстро, что эль выплеснулся через край на белую полотняную скатерть.

Обитатели замка, сидящие за расставленными по огромному залу столами и не имеющие представления о причине радости хозяина, тем не менее сдержанно поддержали его.

Пэган покорно поднял свой кубок, хотя не испытывал никакого душевного подъема. Чем он недоволен, он и сам не знал. В конце концов, разве не получил он то, что хотел? Лорд Ривенлох встретил его радушно, и выбранная им невеста казалась милой и послушной.

И все же он не решался потребовать ее руки. Мало того что он практически узурпировал владения лорда Геллира, так еще и заявить права на одну из его дочерей…

В конце концов Пэган решил поступить разумно, предоставив их отцу выбрать, которую из девиц он хочет отдать за него замуж.

Но к его немалому изумлению, прежде чем лорд принял это решение, прежде чем две другие отсутствующие сестры соизволили появиться к ужину, младшая быстро и покорно предложила себя.

Пэган не считал себя дураком. Он тотчас же понял по дрожи в девичьем голосе, что она предлагает себя не из большой любви к нему, а в качестве какой-то искупительной жертвы. Это прискорбно, однако ему ничего не оставалось делать, как принять предложение. Поступить иначе означало бы не только оскорбить, но и принизить ее благородный жест.

Ее отец, естественно, одобрил этот союз. Для лорда младшая дочь была, очевидно, наименее значимой. Такое же положение существовало и в нормандских семьях. Первого сына учат править домом, второго – сражаться, ну а третий может надеяться лишь на место в церкви или выгодный брак. Разумеется, для младшей сестры брак с Пэганом – выгодный брак.

И все же Пэган не испытывал никакого восторга, глядя на подавленную девушку., на слабоумного лорда, на компанию шотландцев вокруг него, что посматривали на них с Колином со смесью благоговейного страха и недоверия.

Только Колин, казалось, чувствовал себя легко и непринужденно среди обитателей замка. Но с другой стороны, он всегда ведет себя свободно и со всеми находит общий язык. Веселый и беззаботный, он запросто может завязать разговор как с титулованной леди, так и с простолюдинкой, и к концу вечера и та и другая будут как воск в его руках.

Пэган тоже никогда не был обделен женским вниманием, но его привлекательность заключалась в силе и доблести, равно как и красивой внешности, но никогда – в обаянии.

В этот раз, однако, верные, испытанные атрибуты не помогли уменьшить ужас, которым были наполнены глаза… как там ее зовут? Он нахмурился. Черт возьми, если он хочет уменьшить страх девушки, ему надо бы запомнить ее имя.

– Ну-ну, – пожурил Колин, ткнув его локтем в ребра. – Не хмурься, Пэган. Ты напугаешь Мириель.

Мириель, вот как ее зовут. С тех пор как сегодня утром он посостязался в силе воли с высокой блондинкой, у него вместо мозгов каша.

– Воистину, – продолжал Колин, обращаясь к Мириель, – у него нежная душа, миледи. При всей внешней суровости он славится своей любовью к арфе и ласковым отношением к зверюшкам и детям.

Пэган помрачнел еще больше. Что за чепуху несет Колин? Единственное, за что он любит зверюшек, – это за то, что их можно съесть в жареном виде, а что касается арфы…

– Фу! Вы опоздали! – вдруг рявкнул лорд Геллир.

Пэган поднял глаза от жареного кролика. Очи Господни, давно пора. К помосту с размеренной неторопливостью, гордые и красивые, приближались сестры Мириель. Если они так опоздают к ужину, когда он будет господином, решил Пэган, он оставит их голодными.

Пэган полагал, что лицо блондинки отчетливо врезалось ему в память, но сразу понял, что ошибался. Она не просто красива. Она изумительно, ошеломляюще красива. Статная и элегантная, в одеянии из небесно-голубого шелка, она скользила по полу с уверенной грацией пантеры. Ее сестра шла следом, одетая в платье ярко-желтого цвета, осторожно оглядываясь, словно дай ей хороший повод – и она может внезапно запрыгнуть на один из столов.

Даже болтовня Кол ина стихла, когда девушки шли через зал.

Пульс Пэгана невольно участился, и он почувствовал, как рана, которую нанесла ему блондинка, запульсировала под туникой.

Часами он представлял выражение крайнего потрясения на ее лице, когда она обнаружит, кто он такой. Упивался мыслью о ее испуге и огорчении, когда она поймет, что ранила своего будущего господина.

Но его жажда увидеть ее унижение не была утолена. Выражение ее лица, когда она встретилась с ним взглядом, было непроницаемым. Кажется, она не только не удивилась его присутствию, но и не испытала ни малейшего раскаяния или стыда. Нахалка! Неужели она с самого начала знала, кто он? Но если так, значит, ее действия были заранее продуманными и расчетливыми. Эта ведьма намеренно провоцировала его.

Когда она приблизилась, Пэган увидел, что глаза ее сверкают как ледяные звезды, и предвкушение сладостной мести участило стук сердца. Весь день, пока из пореза сочилась кровь, он рисовал в своем воображении, как укротит своенравную девицу. Он мечтал, как посадит ее под замок на хлеб и воду. Он представлял, как оставит ее в колодках и одной рубашке. Он размышлял, как будет отрезать каждый день по дюйму ее прекрасных золотых волос, пока она не сломается. И теперь, когда его месть достаточно близка, чтобы вкусить ее, ему, вполне естественно, следовало бы смаковать ее, как редкое испанское вино.

Но почему-то, когда он смотрел, как она приближается – с блестящими в свете свечей распущенными волосами, с мягко вздымающейся в низком вырезе киртла грудью, с пухлыми розовыми губами, – мысли об этих наказаниях приняли отчетливо чувственный характер. Его вдруг атаковали видения, в которых она откусывает хлеб из его рук, стоя на коленях, закованная в цепи в башне. Он представил ее в этих колодках, дрожащую, в одной рубашке, через тонкую ткань которой греховно просвечивает ее гибкое тело. Он увидел свои руки, погружающиеся в шелковистые, позолоченные солнцем пряди, когда он достает нож, чтобы отрезать их дюйм за дюймом.

Черт бы побрал его грешные мысли, они распаляют ему кровь. Проклятие! Хуже, чем подчиниться женщине с оружием, есть только одно, решил он, – подчиниться своему собственному вожделению к ней.

– Мои старшие дочери, – сказал лорд Геллир в качестве официального представления, махнув в их сторону старческой рукой.

Пэган коротко встретился взглядом с блондинкой и осторожно кивнул. Она, очевидно, не собирается рассказывать об их предыдущей встрече. Значит, и он не станет. Но он отметил, что с тех пор, как он видел ее в последний раз, у нее появилась царапина на скуле. Интересно, где она ее получила?

– Извините, отец, – произнесла вторая сестра, садясь рядом с Меревин… Милдред… Маргарет… Разрази его гром, почему он не может запомнить имя своей невесты? – Мы были в манеже, – добавила она, бросив вызывающий взгляд на них с Колином.

– А, – отозвался лорд, жуя мясо. – Кто выиграл?

– Элена выиграла, папа, – ответила белокурая красавица, опускаясь на скамью между сестрами. – Разумеется, я позволила ей выиграть.

– Позволила? – вспылила Элена. – Черта едва. Я…

– Элена! – мягко вмешалась младшая сестра. – У нас… гости.

– А, – сказала Элена, окидывая их насмешливым взглядом с головы до ног, словно оценивала боевых копей для битвы. – Да.

– Это сэр Колин дю Лак, – вежливо продолжала невеста Пэгана, – а это… – Ее не то чтобы передернуло, но он почувствовал ее неприязнь, когда она представляла его: – Это сэр Пэган Камелиард. Сэр Пэган, сэр Колин, это мои сестры: леди Элена и леди Дейрдре Ривенлох.

Дейрдре. Судя по молотку Тора, висящему у нее на шее, он ожидал, что у нее имя какое-нибудь отвратительное, вроде Гримхильды или Гулльвейг. Он опустил взгляд. Цепочка с подвеской и сейчас была на ней, уютно устроившись на ложе из нежной, пышной плоти…

Колин первым обрел голос.

– Приятно познакомиться с вами, леди.

Элена осклабилась с притворной вежливостью, затем встряхнула свою салфетку и разложила ее на коленях. Она ткнула сестру в бок и проворчала:

– Ты же знаешь, что я лучше тебя, Дейр. Позволила мне выиграть, как же.

– Выиграть? – Колин ухватился за наживку. – В чем выиграть, миледи?

Тогда Элена обратила на него все свое внимание, как будто только и ждала этого случая, чтобы шокировать его, и отчетливо проговорила:

– В схватке на мечах.

– В схватке на мечах? – переспросил Колин с неопределенной улыбкой. Он, несомненно, счел «схватку на мечах» какой-то шотландской игрой. Пэган подозревал другое.

Элена послала Колину лукавую усмешку. Пэган нахмурился, ему не нравились ни ее лукавство, ни ее дерзости. Всего этого придется остерегаться в будущем. По крайней мере Дейрдре, несмотря на внешнюю холодность, кажется честной и прямолинейной.

Затем Элена повернулась к отцу, хотя говорила явно для Колина.

– Вам стоило на это посмотреть, отец. Дейрдре атаковала меня и чуть не снесла мне голову с плеч. Но я отбила ее нападение, сделала выпад слева, ударила справа, потом поднырнула, перекувырнулась вперед, прижала ее к забору и приставила ей меч к горлу.

Впервые в своей жизни Колин лишился дара речи. Но Пэган, чьи подозрения полностью подтвердились, взглянул на Дейрдре. Ее улыбка была самодовольной. О да! Это правда. Обе девицы – искусные фехтовальщицы.

И только теперь, чувствуя странное покалывание в затылке, он начал понимать, почему король предложил ему, сэру Пэгану Камелиарду, капитану рыцарей Камелиарда, самого мощного и уважаемого нормандского войска, это блюдо со сластями. Они начинены ядом, от которого не выживет никто, кроме сильнейшего из мужчин. Только самый умный, самый способный, самый подготовленный военачальник может надеяться когда-либо укротить этих воинственных девиц.

Глава 4

– Вы никогда не слышали о Железных Девах Ривенлоха? – спросила Элена с любопытством.

Уголок губ Пэгана приподнялся в сардонической улыбке.

– Весть о ваших подвигах еще не облетела весь свет, – сказал он, растягивая слова.

Дейрдре подняла свой кубок в безмолвном выражении одобрения. Его колкое замечание было уместным. Элена, однако, восприняла это как оскорбление.

– Ну, мы тоже никогда не слышали о рыцарях Камелиарда.

Колин казался искренне удивленным.

– Нет?

Пэган вскинул бровь.

– Ривенлох – довольно… удаленное место.

Дейрдре увидела, как Элена стиснула в руке нож, и успокаивающим жестом положила ладонь на локоть сестры.

Как бы то ни было, она не могла не отдать должное норманну: он находчив и умен. Однако она уже начинала сомневаться, что это славное войско, которым он похваляется, вообще существует. Вполне вероятно, что эти двое бродят по королевству, называя себя «рыцарями Камелиарда», останавливаются то там, то сям и сочиняют сказки про свои великие подвиги.

Она позволила себе окинуть взглядом любопытный наряд Пэгана. Мужчина определенно не только умен, но и изобретателей. Он использовал то, что могло превратиться в унизительный эпизод, себе на пользу. Он и его спутник нашли где-то пару пледов и завернулись в них, перебросив один край через плечо, а другой подколов на бедрах в шотландском стиле, не только замаскировав отсутствие штанов, но и завоевывая расположение людей Ривенлоха тем, что одеваются как они.

По крайней мере, подумала Дейрдре, она выйдет замуж за мужчину с мозгами.

Пока Элена продолжала мучить гостей, пытаясь шокировать и напугать их жуткими россказнями о своих прошлых битвах, Дейрдре потягивала эль, изучая мужчину, который скоро будет ее мужем.

Он невероятно привлекателен. Его волосы цвета темного золота буйно вьются, небрежно падая на шею и лоб. Загорелая кожа слабо мерцает в свете очага. Лицо волевое, на щетинистом подбородке чуть заметный шрам, похожий на след от меча. Его глаза, сейчас напряженно глядящие на Элену, напоминают ей высокогорные леса в тумане, серо-зеленые и обманчивые. Женщина может заблудиться в таком лесу, напомнила она себе, отрывая от него свой взгляд и переводя его на кубок с элем.

– Он одевается во все черное, – рассказывала Эл Колину дю Лаку, подкладывая себе еще кусок жареного кролика. – Люди называют его Тенью. Он прячется в лесу, дожидается своих жертв, и никому не удалось…

Взгляд Дейрдре вновь устремился к сэру Пэгану Камелиарду. Слушая россказни Эл о местном разбойнике, явно позабавленный ее здоровым аппетитом не меньше, чем рассказом, он лениво водил пальцем по краю кубка. Дейрдре поймала себя на том, что заворожена этим движением. Его руки выглядят грубыми и тяжелыми, покрыты шрамами и мозолями, и все же ему было присуще какое-то неуловимое изящество.

Ее сердце затрепетало, и она сцепила пальцы вокруг своего кубка, чтобы остановить их дрожь.

Пока Эл продолжала разглагольствовать о таинственном воре, живущем в лесу, она увидела, что выражение лица Пэгана едва заметно изменилось. Взгляд сделался мягче.

Дейрдре в удивлении подняла глаза. О Господи, да он же смотрит на нее! И улыбается тайной, хитрой улыбкой, полной зловещих обещаний и осязаемой угрозы.

Она отвела взгляд, стиснув серебряный кубок так сильно, что побелели костяшки пальцев. Возможно, ей придется выйти замуж за этого мужчину, но она никогда не позволит ему поверить, что он так или иначе может властвовать над ней. Как никогда не признается в том, что находит мысль о браке с ним совсем не такой уж отвратительной.

Нет, она должна взять бразды власти немедленно, пока он не прибрал их себе и не отправил ее в какую-нибудь темницу, дабы осуществить свою месть.

Она сделала глубокий успокаивающий вдох, поставила свой кубок на стол и прервала красочные описания Эл, от которых Мириель сделалась белой, как полотно.

– Итак, отец, – сказала она без предисловий, – вы подготовили брачные документы?

Он кивнул, обгладывая косточку:

– Да, да. Документы составлены, одобрены и подписаны.

Дейрдре обменялась с Эл встревоженным взглядом.

– Одобрены?

– Подписаны?. – переспросила Эл, чуть не подавившись куском мяса.

– Да, – радостно сообщил отец. – Беспокоиться не о чем, Эдвина. Я послал за священником, и завтра утром у нас будет свадьба.

Дейрдре поморщилась, когда он назвал ее именем матери.

– Утром? Но с нами не посоветовались, отец. Которая из нас…

– Я согласилась выйти за него, – поспешно сказала Мириель.

В течение полных трех ударов сердца Дейрдре и Эл могли лишь потрясенно смотреть на свою младшую сестру.

– Что? – наконец сумела выдавить Дейрдре. – Но, Мириель… тут, должно быть, какая-то ошиб…

Эл так грохнула кулаком по столу, что задребезжала посуда.

– Нет! – Она накинулась на Пэгана. – Будь ты проклят, норманн! Ты не мог подождать, чтобы познакомиться с нами тремя? Тебе обязательно надо было выбирать так поспешно?

Мириель легко положила кончики пальцев на руку Эл.

– Элена, не сердись на него. Это был не его выбор, – мягко проговорила она, – а мой.

После этих слов Мириель вновь воцарилось молчание.

– Твой? – наконец изумленно отозвалась Эл.

Дейрдре ничего не сказала. Ей внезапно стало нехорошо, словно мир вокруг покачнулся. Одного взгляда на широко распахнутые глаза Мириель и ее дрожащие губы было достаточно, чтобы все стало ясно. Ее младшая сестренка пожертвовала собой прежде, чем у Дейрдре появился хотя бы шанс.

Эл резко развернулась к отцу и строго спросила:

– Как вы могли позволить ей сделать это?

– Элена! – одернула Дейрдре свою невоспитанную сестру. Каким бы безответственным ни стал старик в последнее время, он все еще главный в замке и заслуживает уважения. Дейрдре заговорила с ним так спокойно, как только смогла. – Значит, договор подписан и скреплен печатью?

– О да, все улажено, – бодро ответил отец, не замечая их терзаний. – Утром у нас будет свадьба.

Она обратила угрюмый взгляд на Эл, глаза которой горели как уголья, и сказала ей:

– Ну что ж, что сделано, то сделано.

Тяжелое молчание повисло в воздухе, нарушаемое лишь тихим стуком кубков и ножей и оживленным гомоном простого люда. Все они продолжали ужинать, не подозревая о драме, разыгрывающейся среди господ. Все, за исключением Сунь Ли, которая, как отметила Дейрдре, со стороны наблюдала за происходящим с какой-то мрачной напряженностью.

Эл продолжала держать язык за зубами, как и Дейрдре. Пэган явно одобряет этот союз. В конце концов, для него это благо – жениться на Мириель, юной девушке, которая никогда не станет оспаривать его авторитет.

Но Дейрдре не намерена была это допустить. Хотя внешне она сохраняла безмятежную мину, мысли у нее в голове бурлили неистово, словно котел с кипящим маслом. К концу ужина у нее уже созрел план.


– Раз… зрази меня гром, если я п-потерплю это, – невнятно пробормотала Элена, придавая иронию своим словам тем, что соскользнула с края ложа Дейрдре и со стуком приземлилась на застеленный камышовыми циновками пол спальни.

Дейрдре спасла ее полупустой кубок с вином, не дав ему разлиться, потом подхватила сестру под мышки и поставила ее на ноги перед постелью.

Эл на мгновение покачнулась и продолжила свои разглагольствования:

– Мы должны что-то… ик… сделать, Дейр. Надо отомстить этим жалким су… сукиным…

– Норманнам? – подсказала Дейрдре, вновь наполняя кубок Эл.

– Ага, – презрительно ухмыльнулась Эл, хватая кубок и делая порядочный глоток. Она вытерла рот тыльной стороной рукава.

Дейрдре подняла свой нетронутый кубок:

– Давай выпьем за Железных Дев Ривенлоха. Пусть мы будем всегда побеждать!

Эл кивнула, ее подбородок дрожал, она стукнулась своим кубком о кубок Дейрдре. Они пили вместе, но если Элена выпивала все до дна, то Дейрдре делала лишь маленький глоток. Этой ночью ей нужна ясная голова.

Глаза Эл пьяно закатились, и пустой кубок упал на ложе. Дейрдре надеялась, что сестра напьется до беспамятства, но, с другой стороны, Эл могла перепить многих мужчин. Мгновение спустя она вздохнула и опять забормотала, придумывая обидные прозвища для норманнов.

Дейрдре бросила взгляд в окно спальни. Полная луна была еще невысоко, но неуклонно поднималась. Надо поторопить Элену. Времени не так много.

Она подняла кувшин и снова наполнила кубок Эл.

– Давай выпьем за Мириель.

– Бедняжка Мириель! – взвыла Эл. – Говорю тебе, если этот проклятый ублюдок хоть пальцем ее тронет… клянусь, я… я…

– Да, давай поклянемся. Если он дотронется до нее… – Она подняла свой кубок.

– Мы убьем его! – прорычала Эл. Она одним махом опрокинула в себя вино, затем с грохотом поставила кубок на сундук у подножия кровати.

Дейрдре помедлила, потом сделала небольшой глоток. Пэган никогда не прикоснется к Мириель. Дейрдре не даст ему такой возможности.

– Ох – воскликнула Элена, зажав ладонь между ног. Ей, по-видимому, срочно требовался ночной горшок. – Я лучше пойду. – Она захихикала и оттолкнулась от кровати, немного покачалась, пока не обрела мало-мальское равновесие, и заковыляла кдвери. – Спок…койной ночи. И не заб-будь, Дейрдре. Ты поклялась. Поклялась.

Дейрдре проводила взглядом Элену, которая, шатаясь и спотыкаясь, потащилась по коридору к своей комнате, где она, надо надеяться, вовремя отыщет свой ночной горшок. Если повезет, после этого она в ступоре рухнет на кровать и проспит до позднего утра.

Теперь Дейрдре должна позаботиться о младшей сестре.

Отделаться от ее надоедливой горничной, наверное, будет нелегко. Эта странная маленькая служанка следует за ней повсюду, как утенок за своей мамой-уткой.

Но нельзя терять времени. Дейрдре собрала в небольшую сумку кое-что из вещей и еды и направилась к комнате Мириель. Как бы это ни противоречило ее чувству чести, Дейрдре ничего не оставалось, как только обмануть свою младшую сестру. Разумеется, для ее же пользы.

Остановившись перед дверью, Дейрдре заколебалась. Правильно ли она поступает? Возможно, для Мириель будет неплохо иметь Пэганэ в качестве мужа. Может, ее нежность и хрупкость будут взывать к его порядочности. Может, она со временем станет дорожить им, а он оценит ее нежность.

Но потом она вспомнила коварную улыбку, которую Пэган послал ей за ужином, полную продуманной угрозы. Нет, этот мужчина слишком умен, слишком хитер, чтобы хотя бы на миг предположить подобного рода компромисс. Если ему позволить жениться на Мириель, он растопчет ее сердце так же небрежно, как букашку каблуком.

Она решительно постучала в дверь.

Мириель не была еще одета ко сну, но предсказуемая, как заход солнца, Сунь Ли раскладывала на кровати полотняную рубашку. Она всегда настаивала, чтобы Мириель надевала ее на ночь. По сжатым морщинистым губам старой служанки Дейрдре видела, что та недовольна ее вторжением.

– Дейрдре? Входи. – Мириель пошире открыла дверь, впуская ее.

Дейрдре испытывала искушение просто схватить сестру за руку и бежать. Это было бы гораздо честнее, чем все эти уловки. Но Сунь Ли, при всем ее раболепии, могла, когда захочет, поднять шум громче, чем дюжина кур, завидевших лису, а Дейрдре совсем не нужно было, чтобы переполошились все слуги.

– Я пришла по поручению твоего… по поручению сэра Пэгана, – солгала Дейрдре. – Он… – «Требует твоего присутствия»? Нет, это звучит слишком резко. – Он хочет поговорить с тобой.

– Сейчас? – Озадаченная морщинка пролегла между бровей Мириель.

Дейрдре чувствовала на себе недоверчивый взгляд Сунь Ли. Наверняка она заподозрила неладное. Но отступать уже поздно.

– Я отведу тебя к нему.

Мириель судорожно сглотнула, не испытывая большого желания немедленно идти, что лишь укрепило решимость Дейрдре осуществить свой план. Бедняжка – совершенно определенно – боится нового управляющего. Дейрдре оказывает ей неоценимую услугу.

Она послала сестре успокаивающую улыбку.

– Все в порядке. Он не сделает тебе ничего плохого. Возможно, хочет узнать тебя чуть-чуть лучше, прежде чем вы поженитесь.

Мириель кивнула. Тогда Дейрдре рискнула взглянуть на Сунь Ли, в душе опасаясь, что женщина может бурно запротестовать. Но служанка была странно молчалива. Она опустила глаза и с нежностью провела морщинистой рукой по ткани рубашки Мириель.

– Сунь Ли, – позвала Мириедь, – ты пойдешь?

Прежде чем Дейрдре успела вмешаться, служанка покачала головой:

– Слишком занята. Слишком занята. Слишком много надо сделать к свадьбе. Ты иди.

Это был редкий случай, когда Сунь Ли позволила Мириель пойти куда-то без нее. Дейрдре сузила глаза, дивясь странному поведению служанки. Возможно, старая женщина достаточно мудра, чтобы понимать, что Мириель отныне принадлежит жениху. Если повезет, она не станет задавать вопросов, когда Мириель не вернется ночевать в свою спальню.

Всю дорогу, пока они поднимались по лестнице, Мириель нервно болтала, тем самым облегчая Дейрдре задачу, ибо не обращала внимания, куда сестра ведет ее. Когда они подошли к двери в башню, Дейрдре, испытывая угрызения совести из-за того, что собирается сделать, вытащила железный ключ и отперла ее. Только тогда до Мириель стало что-то доходить, и она нахмурилась в недоумении:

– Он хочет встретиться со мной здесь?

Не отвечая, Дейрдре легонько, но твердо подтолкнула ее в пустую комнату башни с парой узких окон.

– Но где же он? – спросила Мириель. – Где Пэ…

Прежде чем чувство вины захватило ее целиком и ослабило решимость, Дейрдре бросила сумку в комнату и начала закрывать дверь.

– Дейрдре?

Испуг в глазах Мириель разрывал сердце Дейрдре. Но она не могла позволить себе жалость, не сейчас.

– Дейрдре?.. Нет!

Стук захлопнувшейся дубовой двери оборвал ее крик. Но даже толстое дерево все же не могло полностью заглушить звука кулачков Мириель, колотящих по двери, так похожего на паническое сердцебиение. Дейрдре подавила одолевающее раскаяние, возясь с ключом, пока болт со щелчком не встал на место.

Несколько мгновений она могла лишь тупо смотреть на запертую дверь, стараясь не слышать глухих ударов. Какая жалость, что у нее не было времени успокоить бедняжку Мириель, показать необходимые ей вещи, которые она оставила ей в сумке: накидку, ночной горшок, провианта на два дня, и заверить, что освободит ее после того, как дело будет сделано! Но ее младшая сестричка не поняла бы. А теперь она считает, что Дейрдре предала ее.

С тяжелым сердцем Дейрдре спускалась по лестнице, стараясь утешить себя по мере того, как стук становился все тише. Несомненно, это к лучшему. И хотя Мириель, возможно, понадобятся дни, месяцы, а то и годы, чтобы осознать это, Дейрдре этой ночью спасла свою сестру. Быть может, от самого дьявола.

Глава 5

Пэгану снились женщины – прекрасные обнаженные женщины, купающиеся в озере, улыбающиеся и приглашающие его присоединиться к ним. Он улыбнулся в ответ, сбросил с себя одежду и вошел в теплую воду. Одна из девушек погладила его плечо, он повернулся и обнаружил высокую богиню с мягкими голубыми глазами и длинными золотыми волосами, вздыхающую и раскрывающую свои восхитительные губки для…

Резкий удар в живот внезапно сложил его пополам, выдернув из грез и солнечного света и швырнув в суровую ночную реальность. Он застонал от боли и инстинктивно схватился за меч, лежавший наготове рядом.

Потребовалось несколько секунд, чтобы сориентироваться. Он сообразил, что спал на ложе в одной из спален Ривенлоха, но в тусклом свете угасающего огня не мог разглядеть, кто это дергается и пыхтит на нем, как свалившаяся лошадь. И, придавленный тяжестью, он не мог ни нанести удар, ни сбросить с себя этот копошащийся груз. Сильный запах вина внезапно ударил ему в ноздри.

– Я же говорил тебе, Пэган! – послышался голос Колина от изножья кровати, когда он попытался удержать того зверя, который извивался на коленях Пэгана. – Я понял сразу, как только впервые увидел ее, что ей нельзя доверять.

Ее? Пэган услышал приглушенный вскрик женской ярости, когда Колин наконец стащил с него незваного гостя, прихватив и меховое одеяло.

– Ну-ка, посмотрим, что еще ты задумала, а, моя хмельная подруга? – проговорил Колин сквозь зубы натянутым от напряжения голосом. – Пошевели угли, хорошо, Пэган?

Пэган, тряхнув головой, чтобы прояснить ее, пошатываясь, направился к очагу – обнаженный, с мечом в руке – и расшевелил угли, отчего они разгорелись ярче.

Картина, представшая его глазам, могла бы быть комичной, будь обстоятельства менее серьезными. Колин крепко удерживал взъерошенную, лохматую, извивающуюся, дергающуюся тигрицу. Он заглушал ее вопли ярости комком одеяла, но это не погасило огонь чистейшей ненависти, которым горели ее глаза.

– Ай-ай-ай, – беззлобно пожурил Колин, хотя ему требовалась чуть ли не вся сила, чтобы удерживать ее. – А ты резвунья, да, милая? Что это у тебя в руке?

В свете разгорающегося огня Пэган увидел, что это Элена, средняя дочь лорда, пьяная в стельку. Как Колин и подозревал, то, что за ужином после объявления о браке она так внезапно притихла, не сулило ничего хорошего – как затишье перед сильной грозой. К счастью, Колин, ожидая грязной игры, настоял на том, чтобы ночевать с Пэганом в одной комнате.

– Ну же, – увещевал Колин девицу, надавливая на ее руку, становясь серьезнее. – Я не хочу сломать тебе запястье. Отпусти, девочка.

Несколько мгновений спустя лоб ее сморщился от боли, она вскрикнула и что-то со стуком упало на пол. Колин пробормотал проклятие: в свете огня блеснуло лезвие кинжала. Иисусе! Эта дьяволица собиралась заколоть его!

При виде такой неистовой злобы от добродушия Колина не осталось и следа.

– Ты, кровожадная кретинка! – прорычал он. – Ты бы убила человека короля? – Он встряхнул ее в наказание. – Это же предательство! Тебя бы повесили. Тебя и следует за это повесить.

Ее сопротивление уменьшилось, когда возможность экзекуции медленно проникла в ее одурманенный мозг.

Пэган знал, разумеется, что Колин только грозно рычит, но не укусит. Казнь сестры невесты, дочери старого лорда, – верный путь к мятежу шотландцев.

И все же было бы глупостью позволить этой женщине верить, что она может совершить такое чудовищное преступление и уйти невредимой. Надо припугнуть ее как следует.

Колин, должно быть, прочел его мысли. Он испустил тяжелый вздох.

– Я позабочусь об этом, – решительно сказал он Пэгану.

Элена протестующе взвизгнула и попыталась вырваться из рук Колина, но он теперь крепко держал ее и едва ли собирался отпускать в ближайшем будущем.

Пэган кивнул.

– Но не сегодня. Лучше подержать ее взаперти, пока не пройдет моя свадьба. Потом можешь поступать с ней так, как сочтешь нужным.

– С превеликим удовольствием, – усмехнулся он. – А как насчет другой?

Пэган знал, что Колин имеет в виду Дейрдре. Логично; предположить, что если одна сестра намеревалась убить его, то и вторая могла решиться сделать это.

– Ты сможешь с ней справиться? – спросил Колин, который, судя по всему, с трудом удерживал свою отчаянно вырывающуюся пленницу.

– Она не такая, как ее сестра, – ответил Пэган, презрительно глядя на Элену. – Если Дейрдре и придет убить меня, то не тогда, когда я сплю. Делая это, она будет смотреть мне в глаза.

Колин вновь перевел внимание на свою сопротивляющуюся жертву.

– Ну, Адский Огонек, что мне с тобой делать?

Она застыла.

– Умыкнуть тебя, быть может, – размышлял он вслух, – туда, где никто не услышит твоих криков. Выбить из тебя кнутом твои варварские замашки. Подержать тебя на коротком поводке, пока ты не поумнеешь.

Она стала извиваться в его руках, и он мрачно усмехнулся:

– Ах, девочка, если б ты знала, что все эти твои ерзания делают со мной ниже пояса…

Это остановило ее.

Мысли Пэгана между тем неслись вперед.

– Запри ее в одном из погребов под замком. – Несмотря на зловещие угрозы Колина, Пэган был уверен, что его друг будет обращаться с этой ведьмочкой с мудростью и терпением. Колин будет начеку в ее присутствии, а она с ним – цела и невредима. – Если на свадьбе кто-нибудь станет спрашивать о ней, скажем, что она… мается похмельем.

Но была одна вещь, которая беспокоила Пэгана, и он должен был ее прояснить, прежде чем Колин умыкнет девицу. Да, Элена собиралась убить его, но Пэган уже достаточно убедился во взаимной преданности сестер, чтобы понять ее мотивы. Она пыталась защитить Мириель.

– Послушай меня внимательно, – мягко обратился он к ней. – Ты не должна бояться за свою сестру. Я человек чести. Рыцарь, поклявшийся защищать ваш пол. Я никогда в жизни не обидел ни одной женщины. Даю тебе слово, что не причиню Мириель никакого вреда, и никоим образом ни в чем не буду навязывать себя ей силой.

Трудно было сказать, поверила она ему или нет, но по крайней мере он дал ей слово чести.

Он отпустил ее кивком, и Колин подхватил свою упирающуюся добычу вместе с одеялом и скрылся вместе с ней в коридоре.

Пэган устремил немигающий взгляд в пылающий очаг, где угли уже снова угасали, медленно превращаясь в золу. Но он знал, что больше не сможет спать этой ночью.

Утром он женится. Окончательно и бесповоротно женится. И хотя он сам выбрал себе невесту – прелестное сокровище с изящной фигурой, блестящими черными волосами и большими голубыми глазами, не лицо Мириель видел он, когда думал о супружеской постели.

Он бросил меч на кровать, и от этого движения натянулась повязка на груди. Да, подумал он, как шрам, который навсегда останется на теле, Дейрдре Ривенлох вырезала свою метку в его душе.


Дейрдре смотрела в окно, на мрачные серые облака рассвета, низко висящие на небе, отягощенные бременем летнего дождя. Подходящая погода, подумала она, для такого печального события. Даже небеса скорбят.

Она поежилась, несмотря на толстую коричневую накидку, которую надела поверх простого небесно-голубого киртла. Это нельзя назвать красивым нарядом невесты, но ведь событие не радостное. Кроме того, она вообще не намерена снимать накидку.

Она наблюдала, как обитатели замка собираются во дворе внизу, некоторые из них рассыпают цветочные лепестки по ступеням маленькой каменной часовни Ривенлоха. Уже почти пора. Она глубоко вдохнула влажный воздух и пробормотала молитву, чтобы сестры простили ее.

Она сделала лишь то, что должна была сделать, напомнила себе Дейрдре. Лучше жить с чувством вины из-за того, что обманула их, чем вечно сожалеть о том, что вовремя не вмешалась. Это к лучшему. Через какой-нибудь час обряд свершится, и у нее будет целая жизнь, чтобы заглаживать вину своего предательства.

Она лишь молилась, чтобы ей удался этот обман. Дейрдре на целых полфута выше Мириель, и плечи у нее гораздо шире. Ей придется пригибаться и сутулиться, чтобы выглядеть меньше. Оставалось надеяться, что широкая, толстая накидка поможет ей замаскировать ее размеры.

Она сомневалась, что отец заметит разницу. Видит Бог, он часто называет Дейрдре именем ее матери и считает Мириель служанкой. Хорошо, если он вообще вспомнит, что сегодня свадьба.

Воистину это просто счастье, что брак заключается в такой спешке и в такой ранний час. На хаос свадебных приготовлений можно списать многое: опоздание сестер Мириель, отсутствие у невесты подходящего свадебного платья, то, что Пэган не заметит, что женится не на той сестре. Но Дейрдре намеревалась добавить один финальный штрих правдивости своему обману – Сунь Ли. Она похрустела суставами. Обеспечить содействие старухи служанки будет достаточно легко.

Но ей надо поторопиться. Без сомнения, преданная служанка скоро начнет бегать по замку и кудахтать, как квочка, немедленно желая знать, что сталось с ее цыпленком.

Распахивая дверь в комнату Мириель, Дейрдре ожидала найти Сунь Ли в панике кружащей по спальне. Но старая женщина спокойно стояла рядом с кроватью, сцепив руки и стоически глядя прямо перед собой, словно дожидалась Дейрдре.

– Что ты сделала с Мириель?

Не слишком доверяя странному спокойствию старой женщины, Дейрдре сказала ей:

– С ней все хорошо. – Она прикрыла дверь и стала решительно надвигаться на маленькую служанку, пока угрожающе не нависла над ней. – И будет так же хорошо и дальше, если ты сделаешь в точности то, что я скажу.

Ничуть не испугавшись, Сунь Ли скрестила руки на груди и поцокала языком.

– Если мы будем стоять тут и болтать, ты опоздаешь на свадьбу.

Дерзость служанки разозлила Дейрдре.

– Послушай, я собираюсь выйти за норманна, и ты пойдешь со мной. Ты заставишь всех поверить, что я Мириель. И если ты хоть словом обмолвишься кому-то, что я – это не она, клянусь, я оборву тебе руки и поколочу тебя ими.

Маленькая горничная повернула голову и медленно оглядела ее сверху вниз, и Дейрдре могла бы поклясться, что в ее глазах заиграли смешинки.

– Ты бы не смогла.

Брови Дейрдре взлетели вверх.

– Поторопись, – продолжила Сунь Ли. – Настоящая Мириель не опоздала бы.

Дейрдре вгляделась в морщинистое лицо старухи. До нее начало доходить. Ну конечно. Умная женщина с самого начала намеревалась помочь ей. Сунь Ли не больше, чем Дейрдре, хотела, чтобы Мириель страдала от этого нежеланного брака.

Служанка расправила плечи и выпятила свой острый подбородок.

– И она никуда не ходит без меня.

Они обменялись заговорщическими взглядами, и Дейрдре одобрительно кивнула. Затем девушка сделала глубокий вдох и шагнула к двери, навстречу своей судьбе.

Со временем семья простит ее, она знает. И в конце концов они поймут, что она действовала в их же интересах.

Но Пэган… Она понятия не имела, как он отреагирует. Возможно, обрушит на нее свою ярость. Или воспримет равнодушно, как нечто, не имеющее значения. Может в наказание обречь ее на жизнь, полную страданий. Или станет обращаться с ней с безразличием. Именно от этой неопределенности сердце Дейрдре екнуло, когда она надвинула поглубже капюшон, приоткрыла входную дверь и приготовилась встретиться со своим невольным женихом.

В небе пророкотал гром, словно объявляя о ее прибытии и настроении, и внезапно целый поток обрушился с небес, пропитывая одежду огромными каплями, которые превращали землю в грязь и барабанили по камням Ривенлоха. Дейрдре позволила себе тайную улыбку одобрения. Гроза – это хорошо. Если свидетелям придется прищуриваться из-за сильного дождя, это только облегчит ее обман. Ни у кого не возникнет вопроса, почему невеста прячет лицо под капюшоном своей промокшей накидки.

– Мелкие шаги, – напомнила ей Сунь Ли.

Дейрдре, вглядываясь вперед сквозь складки шерстяной ткани, заставила себя пройти расстояние до часовни сотней шагов вместо пятидесяти.

Пэган уже прибыл. Они с Колином стояли у нижней ступеньки маленького храма и разговаривали со Священником. Пэган даже не потрудился переодеться. Возможно, презрительно подумала она, он всего-навсего странствующий рыцарь без гроша, не имеющий другой одежды. В самом деле, он, кажется, не привез с собой никаких вещей. Тогда неудивительно, что он так торопится жениться. Без сомнения, он уже пускает слюнки при мысли о ее приданом.

Взгляд Дейрдре случайно упал на его мускулистое колено. Она даже сбилась с шага, представив, как сильные ноги обхватят ее сегодня ночью, захватывая в плен, требуя ее капитуляции.

Стиснув зубы, дабы придать себе решимости, она продолжала идти вперед, заставляя себя подражать походке Мириель.

Когда она приблизилась, Пэган первым повернул голову, как будто почувствовал ее присутствие. Она втянула голову в капюшоне, как испуганная черепаха, наблюдая за ним через узкую щель. При виде его лица у нее перехватило дыхание. Все в этом мужчине излучало уверенность. Он стоял, спокойный и невозмутимый, с непокрытой головой, не обращая внимания на непогоду, и мокрые от дождя волосы лишь придавали ему еще более свирепый вид.

Один за другим люди Ривенлоха поворачивались к ней, ободряюще улыбаясь и моргая от дождя, хотя, без сомнения, им хотелось, чтобы все это поскорее закончилось и они могли вернуться к своим теплым очагам.

Отец стоял рядом с Пэганом с ее приданым – сумкой серебряных монет, которые Мириель тщательно пересчитала вчера вечером. Лицо его было маской бессмысленного удовлетворения, и он поглядывал на небо, словно недоумевал, откуда берутся эти капли.

На одно ужасающее мгновение Дейрдре испугалась, что ее обман раскрыт, когда глаза Пэгана сузились. Казалось, взгляд, его прожигающий взгляд проникает сквозь одежду прямо ей в душу. Но она опустила голову, как сделала бы любая невеста. Сунь Ли прикрыла ее, успокаивающе потрепав по руке, и этот страшный момент миновал. Когда наконец он протянул ей руку, чтобы помочь подняться по ступенькам, не было ничего, кроме нежнейшей из улыбок у него на губах.

Обычай диктовал, чтобы первая часть обетов была произнесена перед часовней. Плохая погода обеспечивала краткость церемонии, что устраивало Дейрдре. Чем скорее она покончит с этим двуличием, тем лучше. И все равно она почти не слышала слов священника, настолько громко шумела кровь у нее в ушах. Она старательно пригибала колени, чтобы не казаться такой высокой, и говорила кротким шепотом. Когда священник попросил ее руку, она дала ему лишь кончики своих покрытых мозолями от меча пальцев и держала голову смиренно склоненной, как это обычно делала Мириель.

К счастью, у Пэгана не было времени изготовить или купить подходящее кольцо, поэтому он надел ей на палец свой перстень с гербом, который был сильно велик и свободно болтался вокруг сустава.

А затем все столпились внутри часовни, стоя плечом к плечу для освящения брака. Молитва произносилась за молитвой, пока они с Пэганом на коленях стояли перед алтарем и груз вины все тяжелее давил на нее. Обманывать вообще неприятно, но произносить такую ложь в храме Господнем…

Несмотря на добросовестность священника, Дейрдре подумала, что никогда не слышала такой короткой мессы. Не успела она как следует подготовиться к разоблачению, как обряд подошел к концу. Святой отец благословил их союз, послав ободряющую улыбку, и велел им скрепить его поцелуем.

Дейрдре затаила дыхание. Не то чтобы ее никогда не целовали. Но большинство мужчин, у которых хватило глупости осмелиться на такое прегрешение, зарабатывали от нее подбитый глаз или челюсть.

Видит Бог, еще никогда она так не желала иметь при себе свой меч. Какое было бы удовольствие, если б она могла сбросить накидку, выхватить меч из ножен и встретить своего мужа с обнаженным клинком, пока он будет приходить в себя от потрясения!

Но она благоразумно оставила свое оружие. Она знала, что этот момент наступит, знала, что должна храбро встретить его. Выпрямившись в полный рост, она повернулась лицом к Пэгану.

Он поднял руки к ее капюшону и медленно отвел назад мокрую ткань. Когда открылось ее лицо, все ошеломленно ахнули, включая и святого отца. Но когда по маленькой часовне разнесся потрясенный ропот, к огорчению Дейрдре, на лице Пэгана не отразилось ни единого намека на удивление. Наоборот, уголок его рта приподнялся кверху в той хитрой, понимающей улыбке, которую она уже начинала различать, и он взял ее за подбородок, приподнимая лицо для поцелуя.

Ее первым абсурдным побуждением было искать путь к бегству. Резкий тычок в живот, за которым последует удар по затылку, – этого, пожалуй, хватило бы. Или удар коленом в пах, потом затрещина в ухо. Она крепко зажмурилась, сопротивляясь непреодолимому желанию подраться. Он знал, поняла она. Этот дьявол с самого качала знал об обмане. И ничего не сказал.

Быть может, ему все равно. Поскольку Ривенлох теперь его, ему безразлично, на которой из сестер он женат.

– Боишься? – Его насмешка была лишь шепотом, настолько тихим, что даже священник не мог ее услышать, однако в ней слышался едва уловимый вызов, на который она не могла не ответить.

Она заставила себя снова открыть глаза и прямо посмотреть на него. Нет, она не боится. Хотя было непривычно смотреть снизу в лицо этого мужчины. Дейрдре сама привыкла устрашать мужчин своим воинственным видом.

Этого мужчину ей никогда не испугать. Взгляд его твердый, немигающий, несмотря на то, что цвет глаз меняется, как грозовые облака, бурлящие на небе, – от серого до зеленого, от зеленого к серебристому. Он смотрел на ее губы, и она внезапно обнаружила, что ей трудно дышать.

Вспыхнула молния сквозь цветные витражи окон, отражаясь в его зеленоватом взгляде, и капли дождя с промокших волос упали на черные ресницы и скатились по щекам, как слезы, когда он придвинулся ближе.

В тот миг, когда их губы соприкоснулись, раскат грома сотряс воздух. Но Дейрдре, подхваченная потоком незнакомых ощущений, ничего не слышала. Его рот был влажным от дождя, но теплым, а поцелуй неожиданно нежным. Его запах, интригующее сочетание хвои и дыма, окутал ее, заигрывая с ее ноздрями, как ускользающее воспоминание.

Все оказалось не так ужасно, подумала она. Его поцелуй был приятным, прикосновение нежным. Ведет он себя вежливо и обходительно, и она чувствовала, что он не станет навязываться ей силой. Да, она вполне может вынести брак без любви с таким мужчиной.

По крайней мере, так она думала. Пока он не углубил поцелуй.

Пальцы у нее под подбородком распластались, обхватывая скулы, наклоняя ее голову для своего удовольствия, в то время как другая рука скользнула на спину и привлекла ближе. Пытаясь противостоять этому, она вскинула руки, но они натолкнулись на неподатливый барьер его груди. Он подразнил ее губы языком, и она открыла рот, потрясенная странными ощущениями, безуспешно отталкивая его кулаками. А потом его язык проник к ней в рот, пробуя ее на вкус, дразня, терзая, и, хотя какой-то тихий голос внутри ее предупреждал, что она должна бороться, она обнаружила, что сопротивление невозможно. Голова ее поплыла в чувственной лавине дождя и огня, и тело взволновалось, словно какая-то таинственная женщина внутри ее пробудилась от долгого сна.

Он застонал – мягкий звук, который эхом отразился у нее во рту, и словно стрела молнии пронзила ее насквозь, учащая сердцебиение и опаляя кожу огнем.

Его ладонь спустилась ниже и обхватила ягодицы, и он притянул ее к себе, к той своей части тела, которая теперь бугрилась очевидной похотью, намеренно прижимаясь к ее женственному холмику. Словно он заявлял на нее права. Словно похвалялся этими правами.

Именно осознание этого придало Дейрдре силы заставить себя всплыть на поверхность затягивающей в свои воды реки желания и вынырнуть, дабы глотнуть воздуха. Она оторвала свой рот от его рта и со всей силы уперлась ему в грудь. Безрезультатно.

Не обращая внимания на окружающих, в ярости на собственную утрату самообладания, она отвела назад кулак, намереваясь сбить эту похотливую, самодовольную улыбку с его лица.

Но он поймал ее кулак, который полностью спрятался в его большущей ладони, и поцокал языком. Затем пробормотал:

– Это теперь мое право… жена.

Глава 6

Дейрдре едва сдержала вопль ярости. Она бы наступила ему на ногу или двинула коленом в пах, чтобы отпустил, но в следующее мгновение Пэган крепко обхватил ее рукой. И не успела она вырваться, как он повернул ее лицом к одобрительно гудящим прихожанам.

– Улыбайся, жена, – прошептал он, приветствуя толпу взмахом руки. – Предполагается, что это счастливый момент.

– До счастливого ему очень далеко, – огрызнулась она.

– Ты будешь улыбаться, – приказал он сквозь зубы, – или я закончу то, что начал, и опрокину тебя на спину прямо сейчас и здесь, на алтаре.

Она оцепенела.

– Ты не посмеешь.

Он продолжал улыбаться.

– Забавно. То же самое думал я вчера, когда ты угрожала мне своим мечом. – Когда он взглянул на нее, в его глазах тлело обещание. – Я сделал неправильную ставку. А ты? Хочешь поставить на мои угрозы?

Дейрдре нахмурилась. Нет, конечно, она не поверила ему. Разумеется, богобоязненный рыцарь никогда не совершит такой оскверняющий акт. Но первобытная похоть в его взгляде была неоспорима, и крупица сомнения заставила ее сердце затрепетать. Она оторвала от него взгляд и выдавила натянутую улыбку.

В конце концов, рассудила Дейрдре, она же улыбается не для него. Это для ее клана, чтобы заверить своих, что она по-прежнему у власти, по-прежнему хозяйка замка.

– Дай мне руку, – прошептал он.

– Не дам, – ответила она, продолжая улыбаться толпе.

Он наклонился ближе.

– Дай мне руку… сейчас же.

Она не повиновалась. Пусть ему удалось заставить ее изображать притворную радость, но…

Он незаметно скользнул рукой ей под накидку, положив ладонь на спину между лопатками. Потом его рука медленно заскользила вниз, по шнуровке платья вдоль спины, и это не далее чем в двух ярдах от священника. И пока Дейрдре кивала и улыбалась зрителям, бесстыжий нахал опускал руку все ниже, пока она не легла ей на ягодицу. А потом сжал.

Резко повернув голову с чересчур сияющей улыбкой, она сунула ему свою руку.

С хитрой ухмылкой он взял ее руку в свою и запечатлел самодовольный поцелуй на ее костяшках. Затем двинулся вперед.

Красная от злости, она стиснула зубы и сносила долгое продвижение сквозь толпу, при этом рука ее оставалась пойманной в его большой руке, как мышка в костях ястреба.

Но как только они вышли, она быстро захлопнула дверь перед Колином, Сунь Ли и всеми остальными, кто шел следом, вырвала у него руку и развернулась к нему.

– Слушайте меня внимательно, любезный, – процедила она сквозь зубы, – я не собака, чтобы держать меня на поводке и прогуливать для своего удовольствия. И не думайте, что колотушками добьетесь от меня покорности. Не дождетесь, чтобы я ползала у вас в ногах и просила пощады.

Дождь стекал на его накидку, когда он стоял не шевелясь и молча, не мигая смотрел на нее с непроницаемым лицом. На мгновение Дейрдре показалось, что ей-таки удалось ошеломить его, как часто бывало с мужчинами, которые недооценивали ее самоуверенность. Она ошиблась.

В следующую секунду он схватил ее за лиф платья и дернул на себя, пока они не оказались нос к носу.

– А теперь послушай ты меня, моя милая. – Он говорил спокойно, и улыбка играла на его губах, но слова и опасный блеск в глазах были такими же угрожающими, как отдаленный гром. – Я твой муж, твой господин и повелитель. Ты согласилась на это, когда решила занять место своей сестры. И я вправе делать с тобой все, что пожелаю.

Он моргнул, затем резко отпустил ее, и она отшатнулась назад, оскорбленная, потрясенная.

Никогда ни один мужчина не хватал ее так нагло. Мужчины либо съеживались в ее присутствии, либо преклонялись перед ней. Но этот мужчина, он лапает ее так, будто… она его собственность.

Господи Иисусе, что же она наделала? Выйти замуж за норманна казалось правильным поступком. Единственно правильным. Но теперь до нее дошло, что она совершенно не знает мужчину, которого взяла в мужья. Он кажется чудовищем, дьяволом, И да поможет ей Бог, она поклялась почитать и слушаться его. Господи, что же за вероломная форма рабства – брак?

В следующую секунду прихожане высыпали из дверей: Колин, Сунь Ли и все остальные с широко улыбающимся лордом Геллиром впереди всех. Дейрдре увидела в этом возможность передохнуть от своего проклятого мужа. Протиснувшись к отцу, она взяла его под руку, затем бросила на Пэгана едкий взгляд, словно говоря: «Вот он, мой господин и повелитель».

Ее победа недолго длилась. Пэган – грозный противник.

– Вы позволите, милорд? – сказал он с легким поклоном ее отцу. – Полагаю, это на счастье – жениху внести невесту в дом через порог.

– Нет! – выпалила Дейрдре. Затем, когда толпа удивленно загудела, смягчила тон. – Нет, мой дорогой супруг, я не могу просить тебя нести меня через всю эту грязь и слякоть. – Она крепче прильнула к своему отцу.

– Сердце мое, – ровно проговорил он, придвигаясь ближе, чтобы с нежностью провести пальцем по ее переносице. – Что такое грязь и слякоть? Я бы перенес тебя через… огонь и воду.

Ее возмутил этот снисходительный жест, равно как и тихие ахи женской половины толпы, пришедшей в восторг от такого изъявления нежности и поверившей в это слезливо-сентиментальное заявление. Но когда отец освободил ее руку и подтолкнул вперед, она ничего не могла сделать.

С лукавой улыбкой Пэган поднял ее со ступенек и подхватил на руки.

Она держалась прямо, как палка, твердо вознамерившись сделать его задачу как можно труднее.

Она надеялась, что она тяжелая.

Она надеялась, что он поскользнется в грязи.

Она надеялась, что небеса разверзнутся и оттуда хлынут потоки дождя.

Но ничего этого не случилось. Он нес ее так, словно она была сделана из гусиного пуха. Его поступь была твердой и уверенной, как у быка. К ее раздражению, дождь моментально прекратился, и солнце выбрало этот момент, чтобы пробиться сквозь тучи, перебрасывая яркую радугу через все небо.

– Это знак, миледи, – сказал кто-то. – Ваш брак, должно быть, воистину благословен.

Дейрдре устремила невидящий взгляд через двор. Благословен? Никогда в жизни она не чувствовала себя более проклятой.

Пэган сделал глубокий отрезвляющий вдох, наполняя легкие пропитанным дождем воздухом, когда нес свою новоиспеченную жену через мокрый двор, Дейрдре пахла влажной шерстью, землей и гневом, но этот запах все равно возбуждал его. Тело ее было сильным и неподатливым в его руках, как горячая добыча, но это тоже наполняло его кровь волнующим жаром. Он даже боялся, что яростная пульсация между ног, незамаскированная в отсутствие обычных рейтуз, выдаст его явную похоть.

Святое распятие, да что же это с ним? Он страшился этого момента полночи и все утро, страшился мысли о свадебном пире с Мириель, сидящей рядом, где клан, без сомнения, будет поддразнивать покоренного жениха и его застенчивую невесту, страшился даже супружеской постели, где, он знал, столкнется со страхами, слезами и сожалением девственницы.

Но в тот же миг, когда он увидел фигуру, семенящую к нему по мокрой траве, с ног до головы укутанную в тяжелую накидку, он заподозрил обман. А когда глаз его уловил мягкое поблескивание серебряного молотка Тора под накидкой, он понял, кто пришел, чтобы стать его женой. И тогда, к его досаде, все опасения растаяли, как масло на теплом хлебе, а сердце гулко застучало, как перед битвой.

Если она полагала, что ее обман приведет его в замешательство, то ошиблась. Он никогда не утверждал, что предпочитает какую-то одну из сестер другим. Ему все равно. Если она думала, что это лишит брачный контракт силы, то и тут ошиблась. В нем сказано, что он обязуется жениться на «дочери Ривенлоха», ни больше ни меньше.

А если она считала, что как только выдаст себя, он откажется от ее руки, то очень, очень сильно ошиблась.

И поэтому на протяжении всего обряда его отвлекали восхитительные образы вожделенного возмездия. Ибо теперь благодаря своему же коварному замыслу Дейрдре принадлежит ему.

Во всех смыслах.

Навсегда.

В паху напряглось, когда он представил, как она молит о милосердии, когда он соблазняет ее, удерживая ее руки в одной своей, и снимает с нее одежду; представил сладостный ужас в ее глазах, когда он нашептывает возбуждающие непристойности ей на ухо; представил ее голодное предвкушение, когда его пальцы блуждают по нежным изгибам, лаская, терзая, покоряя…

Иисусе! Похоже, он переоценил свое самообладание. Сердце колотится как сумасшедшее. Дыхание хриплое и частое. Тело охвачено болезненным желанием. Он хочет Дейрдре… прямо сейчас.

Как только они переступили порог большого зала, Пэган бросил взгляд в сторону лестницы, ведущей в ее спальню, взвешивая моральные последствия того, чтобы послать свадебный пир к черту, унести ее отсюда и заявить о своих супружеских правах немедленно.

К счастью, Колин спас его от этих бурных страстей.

– Пэган! – весело рявкнул он, дважды хлопнув его по плечу с такой силой, что и со смертного одра бы поднял. – Отпусти жену и дай ее приготовиться к пиру. А мы с тобой пойдем к огню и выпьем за твой брак.

Эта идея явно пришлась по вкусу всем. Послышались одобрительные возгласы, толпа начала заполнять большой зал, и Дейрдре попыталась высвободиться. Но Пэган колебался, не желая выпускать ее из рук или из виду.

– Она будет хорошо себя вести, – заверил его Колин, потом вскинул брови, взглянув на Дейрдре. – Вы ведь будете хорошо себя вести, а, девушка? В конце концов, сегодня ночью в спальне будете только вы вдвоем, вы и Пэган. Одни.

И вновь она удивила Пэгана. Вместо того чтобы задрожать от страха, она послала Колину зловещую улыбку.

– Тогда ему лучше быть настороже.

Колин удивленно усмехнулся:

– Хорошо сказано! Но, думается мне, вы слишком мудры для подобного саботажа. Наверняка вам известно, что если вы убьете своего мужа, это лишь навлечет королевскую ярость на ваш клан.

– Я не убью его, – сказала она, – а только покалечу.

Пэган легко мог догадаться, какой части его тела она намерена нанести увечье.

– Пожалуй, ты прав, Колин, – проговорил он, задумчиво кивнув. – Мне не следует оставаться с ней наедине. Думаю, нам обоим следует разделить с ней постель сегодня ночью.

Это намерение мужчин лишило Дейрдре самообладания. Она потрясение переводила взгляд с одного на другого.

Колин с восторгом согласился.

– О да, это было бы честью для меня, милорд, – сказал он, окидывая ее похотливым взглядом.

– Что? Нет! – закричала Дейрдре, не уверенная, всерьез они это или нет. – Вы этого не сделаете. – Она вглядывалась в глаза обоих мужчин в поисках истины.

Колин пожал плечами:

– Вы не оставляете мне выбора, миледи. Вы угрожаете жизни моего господина. Мой долг – защитить его.

Ее отчаяние было крайне забавным.

– Я не убью его. Клянусь.

– И не покалечите? – спросил он.

Заподозрив теперь, что они просто дразнят ее, она со вздохом проворчала:

– Не покалечу.

– Что ж, хорошо. – Колин взял две кружки эля у проходящей мимо служанки, оценивающе оглядев девушку, отчего та захихикала. – Значит, я найду какое-нибудь другое место, где переночевать сегодня. – Он кивнул на прощание и последовал за покрасневшей девицей к очагу.

Пэган неохотно позволил Дейрдре соскользнуть на пол. Но прежде чем она попыталась уйти, поймал ее за руку.

– Не вздумай убежать, жена, или…

– Убежать? – Она гордо выпрямилась. – Это мой замок, сударь. И я не трусиха.

От ее слов Пэган почувствовал странное облегчение.

– Кроме того, – смело выдала она в качестве прощального выстрела, – кто-то же должен научить тебя управлять замком.

Она повернулась к нему спиной прежде, чем он разозлился на такие слова. Но Пэган лишь покачал головой и вздохнул, наблюдая, как соблазнительно покачиваются ее бедра, когда она поднимается по лестнице в сопровождении служанки Мириель. Черт побери, его молодая жена доставит ему хлопот. И все же он должен был признать, что предпочитает быть женатым на своевольной девице, полной огня, чем на пугливой, безропотной лани.


Дейрдре ощущала на себе горячий взгляд Пэгана все время, пока поднималась по лестнице, и этот пристальный взгляд лишал ее присутствия духа. Лицо ее жарко пылало, она споткнулась о последнюю ступеньку и упала бы, если б Сунь Ли, идущая следом, не подхватила ее.

– Кто боится упасть, тот падает больнее всех. – Маленькая служанка, на деле оказавшаяся сильнее, чем с виду, помогла ей удержать равновесие.

Дейрдре нахмурилась, услышав ее загадочное замечание. В большинстве случаев она не понимала Сунь Ли, даже когда та говорила не по-китайски. И все-таки женщина оказала ей сегодня неоценимую помощь, и Дейрдре должна выразить ей признательность.

– Вот. – Она сунула руку в маленькую сумочку, висящую на поясе, достала ключ от башни вместе с серебряной монетой и вложила их в руку служанки. – Мириель в южной башне. Освободи ее. Заставь ее понять.

Губы Сунь Ли вытянулись в тонкую линию. Она взяла ключ, но вернула монету.

– Моя преданность не покупается. – И, гордо вздернув подбородок, повернулась и с достоинством удалилась.

Дейрдре поспешила скрыться в своей комнате. Оказавшись внутри, она захлопнула дверь и прислонилась к ней, черпая утешение в прочном барьере между нею и ее новоиспеченным мужем.

Боже, она так нервничает, словно маленькая мышка в амбаре, полном голодных котов.

Дейрдре привыкла одерживать верх. Она всегда обескураживала мужчин своей внушительной статью и благородным положением как дочь аристократа. Люди их клана исполняли ее приказы безропотно. И чужаки быстро учились обращаться к ней с должным уважением.

Этот норманн не выказывает ей никакого почтения. Ни как знатной наследнице, ни как управляющему Ривенлохом, ни как женщине. Как же ей удастся сохранить контроль над своим замком, землями и людьми, если она не может контролировать одного мужчину?

Она повесила накидку, затем прошла к окну. Снова пошел сильный дождь, и она поежилась, но не от холода.

Опершись лбом о кисти рук, она в расстройстве смотрела на окутанные туманом холмы и мокрые от дождя деревья Ривенлоха.

Она пленница Пэгана. Стой минуты как священник объявил их мужем и женой, он искусно порабощал ее тем или иным способом: удерживал руку в плену, пока они шли через часовню, прижимал к себе как собственник, когда нес ее в замок. А сегодня ночью он получит ее в окончательном акте обладания.

Дейрдре с трудом сглотнула. Не то чтобы она на самом деле боялась. Она застигала достаточно развратничающих слуг, чтобы знать, что это отвратительный животный акт, включающий в себя дерганья и стоны и заканчивающийся в несколько секунд. И все же она чувствовала по тому, как колотилось ее сердце, когда Пэган целовал ее, по тому, как кровь приливала к щекам, то тому, как в замешательстве кружилась голова, что совокупление с ним будет каким-то образом опасным.

Но можно ли избежать этого? Она поклялась, что не причинит ему вреда, хотя, разумеется, у нее никогда не было подобного намерения. Наверное, можно было бы сослаться на недомогание или усталость, но обман всегда давался ей нелегко. Кроме того, это лишь отсрочит неизбежное. Даже если она каждый вечер будет подмешивать снотворное ему в вино…

Отдаленные блики света на дальних холмах отвлекли ее. Она прищурилась. Что это? Еще один проблеск между деревьев. Дейрдре подняла голову, вглядываясь в источник отражения – просвет между двумя соснами на вершине холма. Вот она, снова, – быстрая вспышка там, где тонкий луч солнца улавливается чем-то.

Внезапно вспышек стало больше, и сердце Дейрдре заколотилось о ребра. Рыцари. Четыре, пять, шесть, может, больше, поднимающиеся на холм. Их шлемы поблескивали от лучей заходящего солнца. Пока она наблюдала затаив дыхание, промелькнуло знамя пришельцев. Издалека оно казалось слишком маленьким, чтобы определить, кому принадлежит.

– Дьяволово семя, – выругалась она сквозь зубы.

Семь, восемь, девять…

Она стиснула край ставни. Они уже повернули и направляются прямо вниз, к подножию холма.

О Боже! Должно быть, это англичане. Они пришли, чтобы захватить Ривенлох.

Глава 7

Нельзя было терять ни минуты.

Стражники, патрулирующие парапеты, уже заметили рыцарей и начали передавать сообщение о вторжении.

Со стучащим, словно копыта боевого коня, сердцем Дейрдре захлопнула ставни и закрыла их на задвижку. Она бросила взгляд на сундук с доспехами. Успеется. Она вооружится потом. Вначале нужно подготовить замок к бою.

Никогда раньше она не делала этого: не было необходимости. Но из-за недавних нападений в приграничных землях Дейрдре сотни раз прокручивала этот план в голове, а Элена отрабатывала оборонительные маневры с вооруженными всадниками до тех пор, пока все навыки не были доведены до автоматизма.

Элена! Что с ней? Вдруг она все еще пьяна?

Нет времени поднимать ее. Вначале надо усилить защиту замковых стен. Она пошлет кого-нибудь за Эленой, когда замок будет вне опасности.

С безумно колотящимся сердцем она выскочила в дверь, подхватила юбки и слетела по ступенькам в большой зал, где свадебный кутеж уже начался.

– Сородичи! – прокричала она громким, сильным голосом, несмотря на барабанную дробь в крови. – Послушайте!

Всё вокруг постепенно затихли.

– Войско движется на Ривенлох, – объявила она. Когда все дружно ахнули, она вскинула руку, прося тишины. – Для паники нет оснований. Вы подготовлены к этому. Вы все знаете, что делать.

К ее удовлетворению, люди, хотя обеспокоенно переговаривались между собой, начали целенаправленно расходиться по своим местам, отведенным им в случае нападения.

Но Пэган внезапно выступил вперед, заслоняя ей обзор своим внушительным торсом.

– Стойте! – рявкнул он через плечо.

К ужасу Дейрдре, все послушались.

– Как велико войско? – спросил он у нее.

– Я не знаю, – нетерпеливо пробормотала она, стиснув челюсти. – Это конные рыцари. Дюжина… может, больше. – Выглянув из-за его широкого плеча, она крикнула: – Эй, парень! Быстро! Собери скот и загони внутрь! – Она попыталась протиснуться мимо Пэгана, но он снова преградил ей дорогу.

– С какой стороны? – спросил он.

– Ты не отойдешь? – прорычала Дейрдре. – Ты, ты и ты! – приказала она, указывая на своих лучших лучников. – Займите позиции у бойниц!

– Стрелять только по моей команде! – крикнул Пэган через плечо.

Дейрдре чуть не задохнулась от возмущения.

– По твоей ко… Это мой замок, сударь! Не думайте, что…

– С какой стороны они идут? – повторил он вопрос.

– С юга, – рявкнула она. – Как вы смеете узурпировать мою власть?! Я защищала этот замок не один год, а вы еще и дня здесь не пробыли. Я не позволю вам отменять мои распоряжения! – В доказательство своих слов она отдала еще один приказ: – Ангус! Когда скот будет внутри, опусти решетку! – По крайней мере, подумала она, свадьба сослужила одну хорошую службу: все обитатели замка уже благополучно собраны в стенах.

– Это англичане? – спросил Пэган.

Она попыталась протиснуться мимо нахала, но он был недвижим, как вековой дуб.

Пэган схватил ее за плечи и удержал, хотя, говоря по правде, скорее пригвоздил своим свирепым взглядом, чем руками.

– Это… англи… чане? – повторил он по слогам, словно разговаривал со слабоумной.

– Да, – огрызнулась она, хотя ей было глубоко наплевать, англичане захватчики или нет. Она лишь хотела, чтобы надоедливый норманн убрался с ее пути. – Да, это англичане.

– Ты уверена?

Ее терпение подошло к концу. Вот она, причина, по которой норманна не посылают защищать шотландское владение. Если бы Пэган хоть немного пожил в приграничных землях, он бы знал, что горцы, еще одни их враги, сражаются пешими и в овечьих шкурах, а не верхом на лошадях и в доспехах.

Она стряхнула его руки.

– Если вы сию же секунду не отойдете, клянусь всем святым, я…

– В скольких сражениях участвовали ваши люди, миледи?

– Что? У меня нет времени на пустую болтовню, сударь! Дайте мне… – Она попыталась отодвинуть его с дороги, но тщетно. Если б только у нее был кинжал, чтобы проткнуть его…

– Ответь мне.

Она испепелила его взглядом.

– Мои люди упражняются на ристалище каждый…

– В скольких настоящих сражениях они участвовали?

Этот вопрос заставил ее заколебаться. Она сжала губы, не желая отвечать.

– Не имеет значения. – Ей бы хотелось солгать, сказать ему, что они сражались в дюжинах войн, но она не могла.

– Так в скольких?

– Ни в скольких, но…

– А сколько раз вы были под осадой?

– Ни разу, – призналась она. – Но мои люди хорошо обучены. Они знают, что…

– Я командовал войсками в дюжинах сражений; – похвастался он. – И однажды пережил полугодовую осаду. Я знаю, что делать.

Дейрдре не понимала, почему должна ему верить. Она все еще подозревала, что он всего лишь безземельный странствующий рыцарь. Однако холодная уверенность в его глазах, невозможно надменная и раздражающая, была также успокаивающей. Пэган не позволит Ривенлоху пасть.

Но то, что она ему сказала, тоже правда. Он пробыл здесь всего один день. Она знает замок, знает землю, знает людей. Она сможет лучше справиться с ними.

Но не успела она объяснить, как подскочил Колин, прочищая горло.

– Миледи, вы… – он небрежно вскинул брови, – случайно, не разглядели знамя этого войска?

– Было слишком далеко.

Он поскреб подбородок.

– Я поднимался на парапет, чтобы взглянуть. Что-то в цветах кажется… смутно знакомым. – Они с Пэганом обменялись загадочными взглядами.

Но Дейрдре не собиралась выслушивать размышления Колина. Разобраться, чьи именно эти рыцари, они смогут потом, когда замок будет надежно защищен.

Между Колином и очагом она приметила ничем не занятую служанку.

– Ты! Приведи леди Элену! Она в своей комнате. Скажи ей…

– Нет! – крикнул Колин. – Нет. Я… я сделаю это. Уверен, у служанки есть более важные дела. Кроме того, – продолжил он, сцепляя руки в замок, – это даст мне почувствовать себя полезным.

– Тогда скажи ей, что это срочно, – велела она ему. – Скажи, что конные ждут ее приказов.

Колин разинул рот.

– Она командует конными?

Дейрдре испустила раздраженный вздох.

– Ты собираешься помочь или нет?

Колин без слов отвесил изысканный поклон и зашагал через зал.

– Постой! – прокричала она. – Куда ты идешь? Ее комната не в той стороне.

Он на мгновение растерялся, потом неуверенно забормотал:

– Я… я просто иду в погреб, чтобы… принести ей завтрак. Нельзя командовать конными на пустой желудок.

Дейрдре нахмурилась, затем вновь перевела взгляд на Пэгана. Сейчас он как-то странно смотрел на нее, словно взвешивал ее ценность или предсказывал будущее.

– Твои лучники, – спросил он, – достаточно опытные? Они не выстрелят преждевременно?

– Нет, – самодовольно заверила она его. – Они выстрелят только по моей команде. – К ее удовлетворению, на этот раз он не стал спорить.

Пэган надеялся, что она права. В конце концов, было бы ужасно, если б какой-нибудь лучник Ривенлоха убил одного из его рыцарей.

Он полагал, что ему следует просветить ее, сказать, что Колин узнал в приближающемся войске рыцарей Камелиарда. Интересно, насколько хорошо она командует замком и как организована защита Ривенлоха. Разумеется, если б это было настоящее нападение, он бы никогда не позволил ей быть во главе. Он отослал бы ее или утащил бы, если б понадобилось, к остальным женщинам и детям Ривенлоха во внутренние замковые комнаты для безопасности.

Он повернулся, обозревая массу людей, снующих туда-сюда по большому залу. Каждый, казалось, знал свою цель, и никто не паниковал. Но посреди всего этого упорядоченного хаоса стоял растерянный лорд Ривенлох, словно заблудился в море своих сородичей.

Пэган повернулся к Дейрдре:

– Твой отец в замешательстве. Пойди к нему. Позаботься о его безопасности. Я соберу конных, пока Колин приведет твою сестру.

Она явно ощетинилась на его приказной тон. Ясно, что его своевольная женушка жаждет верховодить. Он не мог решить, удручает его эта черта или забавляет. Его мысли устремились к брачной постели, которую они будут делить этой ночью, и он гадал, станет ли она настаивать на том, чтобы верховодить и там тоже. Интригующая ситуация.

Лицо Дейрдре разгладилось, когда она посмотрела на отца, и Пэган заметил озабоченность во всем ее облике. Без сомнения, это обременительно – заботиться о немощном родителе. Его родители внезапно умерли во время мора много лет назад.

– Хорошо, – уступила она. – Действуй.

Он посмотрел, как она подошла к лорду и, заботливо взяв под руку, повела вверх по лестнице к его комнате. Она загадка, эта его новоявленная жена, – то жесткая, как хозяйка пивной, то мягкая, как монашка.

Пэган расправил плечи и направился в сторону арсенала, где рыцари будут облачаться в кольчуги, вооружаться мечами и копьями, луками и булавами. Пора посмотреть, какой боевой мощью может похвастаться Ривенлох.

Как только Дейрдре удостоверилась, что отец удобно устроен в своей комнате с оруженосцем для охраны, сердце ее снова учащенно забилось. Да, теперь одной заботой меньше, но есть еще сотни других. Как ни противно было ей признаваться, но она была почти рада помощи Пэгана. По крайней мере, у него имеется опыт в ведении войны, чем не может похвастаться ни один из ее людей. Что беспокоило ее больше всего, так это тот факт, что стены Ривенлоха никогда не подвергались испытанию. Конечно, в обязанности Элены входит поддерживать оборонительные укрепления, отыскивать слабые места и тщательно осматривать на предмет повреждений. Но ни зажигательные ядра, ни стенобитные орудия, ни тараны никогда не пытались пробить брешь в стенах. Кто знает, а вдруг легкого удара достаточно, чтобы камни обрушились?

Дейрдре покачала головой, отгоняя эту мысль. В данный момент тревог и без того достаточно.

Она перехватила оруженосца в коридоре, чтобы тот помог ей облачиться в доспехи. Чем скорее она будет защищена, чтобы подняться на зубчатую стену, тем скорее сможет посмотреть, против кого ей придется сражаться и как лучше защитить замок.

Пока оруженосец затягивал завязки ее кожаной куртки и помогал надеть кольчугу и наколенники, Дейрдре чуточку приоткрыла ставню и бросила взгляд на приближающееся войско. Оно все еще было далеко, но теперь стало ясно, что там по крайней мере два десятка конных рыцарей и позади них несколько пеших. А также несколько тяжело груженных повозок. Дейрдре представила, что они заполнены оружием, провиантом, и материалом для постройки шатров, если они решат осадить крепость.

Когда оруженосец набросил тунику поверх ее кольчуги, ветер взметнул край отдаленного стяга захватчиков и она разглядела герб – какой-то серебристый зверь на темном фоне. Как и говорил Колин, что-то в этом рисунке показалось знакомым и ей.

– Йен, взгляни-ка на это знамя, – велела она оруженосцу. – Где ты раньше видел этот рисунок?

Парень прищурился, вглядываясь вдаль и покусывая губу.

– А не это ли было изображено на тунике того песельника, который развлекал всех во время ужина?..

– Черт побери! – До нее начало медленно доходить. – Черт побери!

Дейрдре взглянула на свое обручальное кольцо. Светлый единорог на черном фоне. Святое распятие. Да это же рыцари Пэгана!

– Этот сукин… – Она захлопнула ставню.

Итак, он не простой странствующий рыцарь, в конце концов. Он командует собственным войском. Должно быть, он отправил Бонифация в качестве шпиона, а потом приказал своим рыцарям выступить следом на случай, если сватовство Пэгана будет отвергнуто. Блестящая стратегия. Но это не убавляло злости на него Дейрдре за обман. Почему он ничего не сказал о том, кто на самом деле эти рыцари? Надеялся выставить ее дурой?

Скорее в аду пойдет снег, чем он сделает это. Может, она и неопытна, но хорошо подготовлена. И у нее больше мозгов, чем он воображает. Он хотел унизить ее? Поставить на место? Ну, так она покажет ему. Еще посмотрим, чья возьмет.


Пэган пытался не выглядеть разочарованным, оглядывая ряды шотландских солдат. Хотя они были великолепно дисциплинированны и казались храбрыми и отважными, это было самое разношерстное сборище рыцарей, которое он когда-либо видел. Вполне возможно, в Шотландии они самые лучшие, но рыцарям Камелиарда и в подметки не годятся. Шестеро из них утверждали, что обучены как конники, и хотя доспехи их были внушительны, вид у них был как из прошлого века. Имелась еще дюжина тяжело вооруженных всадников, но оружия у них было маловато. Три лучника, уже отправленные охранять парапеты, кажется, были единственными искусными стрелками в Ривенлохе. А остальная часть этой разрозненной компании – белобородые старики, тощие юнцы и одна маленькая девчушка, которую он шлепнул по заду и отослал прочь, – выглядела едва ли способной даже защитить медовые соты от муравьев, тем паче отстоять такую желанную добычу, как Ривенлох.

Воистину, хорошо, что король послал Пэгана управлять Ривенлохом. Под защитой рыцарей Камелиарда эти простые шотландцы смогут вернуться к тому, чем они занимались в своей обычной жизни, – возделыванию земли, рыбной ловле или разведению овец. Ратное дело все-таки не основная их забота.

И все же Пэган был достаточно умен, чтобы не оскорбить их. Командир должен быть психологом, вдохновлять своих людей, даже если противник вдесятеро превосходит их численностью. Он должен вселять в них надежду, даже когда ее нет.

– Кто здесь лучший конный? – спросил он.

Споров не было. Один из мужчин в доспехах вышел вперед.

– А лучший фехтовальщик?

На этот раз последовало неуклюжее шарканье. Наконец один из мужчин спросил:

– В силе или в скорости?

– И в том и в другом.

– В силе – так это Уилл. – Он указал на широченного в обхвате мужчину. – А в скорости…

– В скорости – Элена, – послышался женский голос.

Пэган вскинул глаза, чтобы посмотреть, что за женщина незваной явилась в оружейную. Это была Дейрдре, но совершенно другая. Теперь это была не та прекрасная, одетая в шелк богиня, на которой он женился, а воительница, с головы до ног облаченная в доспехи и вооруженная палашом.

Пока он стоял, разинув рот от удивления, она прошла мимо него и обратилась к мужчине, который назвался лучшим конным:

– Кони оседланы?

– Да, миледи.

– Твои клинки остры? – спросила она Уилла.

– Да.

Потрясенный сверх всякой меры, Пэган обнаружил, что дипломатичность покинула его.

– Что это, черт побери, ты делаешь?

Она не обращала на него внимания.

– Элена еще не пришла? – поинтересовалась она у всадников. Те покачали головами, и она укоризненно посмотрела на Пэгана: – Что задержало вашего человека?

Пэган не собирался отвечать на вопросы, особенно если их задает женщина, которая насмехается над самой сущностью рыцарства своим присутствием в оружейной.

– Я разрешаю тебе посмотреть, что его задержало, – сказал он, взмахнув рукой, – и предоставить мне командовать.

– Вы послужили своей цели, – возразила она, – теперь я принимаю руководство на себя.

– В самом деле? – Он вскинув бровь. – А ты и в бой поскачешь со своими людьми?

– Если возникнет такая необходимость.

«Только через мой труп», – подумал Пэган, но придержал язык. Если бы была реальная угроза, он бы содрал с нее доспехи и отдал какому-нибудь малому, который может прикончить парочку врагов, прежде чем упадет сам. Свою жену он бы запер в подвале вместе с ее сестрицей, если бы понадобилось. Но поскольку это всего лишь учение, он решил посмотреть, как далеко она зайдет, прежде чем ее женская натура возьмет свое и она побежит с криками и плачем, чтобы спрятаться за более умелых воинов.

А пока ему нужно убедиться, что какой-нибудь чересчур ретивый шотландец не выпустит раньше времени стрелу, ибо возмездие рыцарей Камелиарда будет скорым и полным. И трагичным.

– Пойду поднимусь на парапет, – сказал он ей, – посмотрю, с кем мы имеем дело.

Хотя она заметила, что он без защитных доспехов, но ничего не сказала. Несомненно, надеется, что его застрелят, избавив ее от нежеланного мужа.

Покидая оружейную, он бросил на нее последний взгляд. Странно признавать, но он находит Дейрдре привлекательной во всех этих доспехах. Было что-то волнующее в том, как плотно облегают ее девичьи ноги наколенники, как кольчуга ниспадает с груди, – все это выглядело весьма соблазнительно.

К тому времени, когда он поднялся на крепостную стену, его люди подошли достаточно близко, чтобы все видели, что это не войско, а скопление семей. Да, его рыцари верхом на конях и вооружены, но только в качестве предосторожности. За ними едут женщины на лошадях, слуги тащатся сзади, и дети носятся вокруг с неутомимой энергией. Вооруженные всадники и оруженосцы замыкают колонну, охраняя полдюжины повозок с мебелью, провиантом и оружием.

Пэган решил поговорить с лучником на главной башне.

– Они не выглядят особенно угрожающими, верно?

– Да, милорд.

– Больше похожи на путников, чем на войско.

Лучник засопел и продолжал держать лук, нацеленный между двумя зубцами стены, наготове. Он явно собирался твердо сохранить преданность своей госпоже, независимо от собственного мнения по поводу чужаков. Несомненно, это качество, достойное восхищения.

Пэган неторопливо подошел к другому лучнику, занимающему позицию справа.

– Думается мне, они скорее друзья, чем враги, если приближаются к замку так открыто.

– Прошу прощения, милорд, – пробормотал лучник, не сводя глаз с приближающихся гостей. Его пальцы свободно лежали на луке, в который уже была заправлена стрела. – Я предпочитаю не разговаривать, когда у меня перед глазами цель.

Пэган кивнул. Этот парень тоже хорошо дисциплинирован. Приходилось признать, что, несмотря на плохое вооружение и неопытность, эти шотландцы, похоже, знают, что делать.

Он ретировался и подошел к третьему, молодому парню, чья верхняя губа была покрыта бусинками пота, а руки дрожали, когда он пытался твердо пристроить лук к зубцу. За этим Пэгану придется присмотреть.

– Спокойно, парень, – прошептал он.

– Дева Мария! – вскрикнул юноша, так испугавшись, что чуть не выпустил стрелу.

С подпрыгнувшим к горлу сердцем Пэган сжал руку парня, дабы предотвратить несчастный случай.

– Спокойно. Ты же не хочешь застрелить одного из тех детей, а?

Парень покачал головой.

– Ты что, никогда раньше не стрелял из лука? – спросил Пэган.

– Стрелял. Я лучший охотник в клане, могу попасть в оленя с пятидесяти ярдов. Но… – Юноша сглотнул.

– Ты никогда не стрелял в человека.

Юноша закусил губу.

Пэган не решался отпустить лук.

– А вот я стрелял. Хочешь, займу твою позицию?

– Нет, – горячо отозвался парень. – Мне доверили этот пост, и я не покину его. – Казалось, он черпает силы из своих собственных слов.

Пэган не мог не восхищаться храбростью парня и чувством долга, хотя ему было бы гораздо спокойнее, если бы тот отдал оружие ему.

– Ладно. – Он неохотно убрал руку. – Но только смотри не стреляй, пока не получишь прика…

– Приготовиться стрелять! – раздался крик позади него.

Глава 8

Сердце Пэгана чуть не выскочило из груди.

– Нет! – взревел он.

Дейрдре во всем своем воинском великолепии стояла с вынутым из ножен и поднятым мечом, готовая отдавать приказ стрелять.

Лучники, как один, натянули стрелы и прицелились.

– Стойте! Стойте! – крикнул он, стараясь, чтобы голос оставался спокойным, когда направлялся к ней широкими шагами. – Не стрелять.

– Вам обязательно отменять все мои приказы, сэр? – сердито бросила она, все еще держа меч поднятым. – Или норманны все так воюют?

У Пэгана прямо дыхание перехватило при виде того, как лучники прицеливаются в его людей.

– Ты что, не видишь? – Он попытался выхватить у нее меч, но она отступила назад. – Это не солдаты. Это невинные женщины и… и дети и…

– Вот тот, с боевым топором, – сказала Дейрдре, кивнув на рыцарей и указав мечом, – не выглядит невинным. Что скажешь? Может, нам застрелить его первым?

– Нет! – Глаза Пэгана расширились. О Всевышний! Сэр Роув д'Оноре – один из его лучших рыцарей.

– А как насчет того, со знаменем? – размышляла она. – Говорят, нет ничего более сокрушающего, чем когда упадет герб.

– Нет. – Знаменосец Лайон еще совсем молод, у него жена и маленький ребенок. – Господи помилуй, ты ведь даже не знаешь, кто эти люди.

– Я знаю, что они на моей земле, – холодно проговорила она.

– Может, они не собираются причинить тебе вреда.

– Я не желаю рисковать, – решительно возразила Дейрдре, снова вскинув меч.

– Постой! – На этот раз ему удалось-таки схватить ее за запястье и притянуть ближе. Он посмотрел на ее красивое лицо, гладкий лоб, раскрасневшиеся щеки, решительный рот. Потом нахмурился. Что-то таилось в этих голубых глазах, что-то дьявольское, опасное, какая-то искра озорства.

– Возможно, мне следует велеть лучникам прицелиться в ту хорошенькую рыжую в голубой накидке, – задумчиво пробормотала она с тенью улыбки, играющей на губах. – Убийство женщины наверняка вызовет переполох в их рядах.

Наконец до него дошло. Эта чертова девка блефует. Он обвиняюще сузил глаза.

– Ты все знаешь.

Уголок ее рта приподнялся кверху.

– О да.

Только тогда он перевел дух, но не отпустил ее запястье.

– И как давно?

– Почти столько же, сколько и ты.

– Колин. – Должно быть, этот предатель проболтался. Он вечно на стороне прекрасного пола.

– Нет. – Она повертела пальцем с кольцом.

– Вот оно что. – Дейрдре все поняла. – Умная девушка. Умная и несносная. Итак, моя коварная леди, теперь ты отзовешь своих лучников?

– Это зависит от обстоятельств.

Почему женщина уверена, что одержала верх, он не представлял. Ее люди могли выстрелить первыми, но, если б они сделали это, рыцари Камелиарда камня на камне не оставили бы от Ривенлоха.

– От каких обстоятельств?

– Например, от причины, по которой ты не удосужился сообщить мне, что это идут твои люди.

Вопрос вполне справедливый.

– Отзови своих лучников, и я скажу тебе.

– Лучники, вольно, – приказала она. Они опустили луки. – Итак?

– Я хотел посмотреть, насколько готовы твои люди к сражению, – честно признался он.

– И?..

– Им нужно гораздо больше тренировки и практики. Их численность ничтожно мала, а оружие в плачевном состоянии.

Она ощетинилась.

– Да будет тебе известно…

– Но, – продолжил он, – они организованны и прекрасно обучены. Они дисциплинированны и отважны – то, чего невозможно добиться ничем, кроме горячей преданности.

Его поправка, кажется, пригладила взъерошенные перышки Дейрдре. Странное тепло растеклось по его жилам, когда он увидел, как гордится она своими разношерстными и необстрелянными сородичами. Как жаль, что она женщина! Он полагал, из нее бы получился отличный помощник командира.

– Ну, теперь, когда ты оценил, чего стоят мои люди, – сказала она с ноткой раздражения, – как долго у нас пробудут твои?

Пэган нахмурился. Разве она еще не поняла? Король послал его не только для того, чтобы предъявить права на жену. Пэган пришел, чтобы претендовать на замок. Его рыцари и их семьи пришли с ним.

– Ривенлох теперь будет их домом.

Ее глаза расширились.

– Что? – Она прошла к краю стенного прохода и уставилась на приближающуюся орду. – Все? Но их слишком много. Ривенлох не сможет вместить…

– Не бойся. У меня имеются опытные охотники, кухарки, пивовары. Я уже запланировал, как обустроить замок, соорудить еще один погреб, расширить кухню и конюшню…

Что-то из того, что он сказал, разозлило Дейрдре, хотя он не представлял что. В конце концов, он же высказывает дельные мысли. Но она раздраженно выдохнула, развернулась на пятках и так затопала по ступенькам, словно пыталась выместить на них свою досаду.

Он посмотрел ей вслед, запоздало решив, что лучше последовать за ней. Нельзя позволить ей открыть ворота Ривенлоха и встретить его людей в полной амуниции.


Дейрдре вымученно подняла свой кубок и допила вино. Всюду вокруг нее чужие люди ели, смеялись и шутили… и просачивались в ряды обитателей Ривенлоха, как хитрая лиса на голубятню.

– Дейрдре, – прошептала рядом с ней Мириель.

– Что тебе надо? – огрызнулась она. Лицо Мириель вытянулось, и Дейрдре тут же раскаялась. – Извини.

– Запасы вина подходят к концу, – прошептала Мириель.

Дейрдре стиснула зубы и пробормотала:

– Значит, пусть пьют воду из озера.

Мириель вздохнула, разговаривая тихо, чтобы Пэган, сидящий по другую сторону от Дейрдре, не услышал.

– Ох, Дейрдре, тебе надо было дать мне выйти за него. Тогда бы ты не была такой несчастной.

– Нет-нет! – Она сжала руку младшей сестры. – Даже же думай об этом. – Она через силу улыбнулась с напускной веселостью и успокаивающе потрепала Мириель по руке. – Просто… столько сразу всего навалилось.

Мириель с пониманием кивнула:

– А я тут надоедаю тебе с вином. Это пустяки. Утром отправлю кого-нибудь в монастырь, чтобы пополнить запасы. А пока… – она задумчиво подняла глаза, – принесу… вересковую настойку из погреба.

– Что-что?

Но Мириель только с очаровательной улыбкой подмигнула ей и ушла совершать маленькое чудо.

Дейрдре не могла не улыбнуться в ответ. Мириель находчива и изобретательна, когда дело касается экономии провизии и денег. Но даже если она и решила затруднение с вином, Дейрдре было жаль бедную кухарку, перед которой стояла непосильная задача накормить единственным жареным кабаном больше сотни человек.

По подсчетам Дейрдре, компания состояла из не менее чем двух дюжин конных рыцарей – значительное число. Не хотелось признавать, но это произвело на нее впечатление. В конце концов, король выдал ее замуж не за никчемного авантюриста. Пэган – командир солидной боевой дружины. Но это солидное войско сопровождают жены и дети вместе с двумя десятками оруженосцев, слуг и гончих. И сейчас бедный главный зал и конюшни Ривенлоха набиты как селедки в бочке.

– Не беспокойся, – проговорил Пэган, словно прочел ее мысли. – Запасы Ривенлоха будут хорошо пополнены. Завтра я отправлю своих людей охотиться, а парни, которые постарше, наловят рыбы в озере.

– Они будут слишком пьяны, чтобы сделать это, – проворчала Дейрдре.

Черт бы побрал этого норманна, сующего во все свой нос! Ривенлох – ее ответственность. Что он знает о мелких арендаторах, или о земле, или об озере? Скорее всего он даже никогда не зимовал в Шотландии.

Она взглянула на деревянный поднос, который должна была делить со своим мужем. Он почти не притронулся к еде, и его кубок с вином был лишь наполовину пуст. Было очевидно, что Пэган по крайней мере старается не истощать запасы Ривенлоха.

Чего нельзя сказать о его рыцарях. Один из них, сэр Роув д'Оноре, заметно пьяный, с трудом поднялся на ноги и поднял свой кубок.

– За приз сэра Пэгана, – невнятно пробормотал он, – за самую красивую невесту Шотландии.

Все вокруг одобрительно загудели, но Дейрдре лишь вздохнула в ответ на эту пустую лесть. Господи, что значит красота? Кроме того, все это чепуха. Она далеко не так красива, как Мириель, а у Элены гораздо более пышные волосы.

Элена!

Она нахмурилась. Где Элена? И где человек Пэгана? С тех пор как он отправился за ней, прошел не один час. Она начала подниматься со скамьи, но Пэган схватил ее за руку с безмолвным вопросом во взгляде.

Она предпочла не замечать его собственнического жеста.

– Где моя сестра?

– Мириель?

– Элена.

Он отпустил ее.

– С ней все в порядке. Сядь.

Какой-то проблеск вины в его глазах заставил ее сердце забиться от недоверия.

– Что случилось? Где она?

– Она с Колином. Сядь же.

– А где Колин? – потребовала Дейрдре чересчур громко, напугав сотрапезников, сидящих поблизости.

– Да, Колин, – отозвался кто-то за нижним столом. – Где Колин?

– Куда подевался этот негодник?

Вскоре уже все рыцари Пэгана повторяли этот вопрос.

– Колин? – Улыбка Пэгана предназначалась им. – Э… Колин пошел… принести еще эля из погреба.

Рыцари одобрительно загудели, подняли свои кубки, выпили и накинулись на еду с еще большим, если это возможно, аппетитом.

Дейрдре сдвинула брови. У Пэгана получается врать не лучше, чем у нее. И он снова держит ее так Крепко, словно она боевая лошадь, готовая сорваться с места. Стиснув кулаки и зубы, она наконец села.

– Черт тебя подери, где она?

– Последний раз, когда я видел ее, где-то после полуночи, – пробормотал Пэган, – она была так пьяна, что на ногах не стояла.

Дейрдре почувствовала, как ее лицо загорелось от чувства вины.

Заметив, что она покраснела, Пэган придвинулся ближе и пробормотал:

– Что такое, жена? Твой румянец выдает тебя. – Он крепче стиснул ее руку. – Тебе что-то известно о ее коварной выходке прошлой ночью?

Дейрдре отказывалась посмотреть на него. Коварная выходка? Боже, что еще натворила ее импульсивная сестра?

Пэган тихо чертыхнулся, резко обдав своим дыханием ее щеку.

– Черт возьми, это ты послала ее?

Мысли Дейрдре кружились слишком быстро, чтобы ответить.

– Ты послала ее убить меня? – зло бросил он.

Она вздрогнула. Убить его? Матерь Божья!

Пальцы Пэгана больно вонзились ей в руку.

– Ты послала ее, – прошипел он ей в волосы. Для всех остальных могло показаться, что он нашептывает любовные обещания ей на ушко. – Подлая змея. А я считал тебя честнее.

Это стряхнуло с нее рассеянность. Она прямо посмотрела ему в лицо:

– Клянусь, что никуда ее не посылала. Но скажи мне, ты ничего ей не сделал, нет? – Ее глаза сузились наполовину испуганно, наполовину угрожающе. – Нет?

Казалось, его оскорбил ее вопрос, хотя он отпустил ее так резко, словно внезапно осознал свою силу.

– Нет. Не в правилах нормандского рыцаря нападать на слабые Божьи создания.

Слабые создания? Теперь он оскорбляет ее. Но облегчение Дейрдре было слишком велико, чтобы выговаривать ему.

– Что ты с ней сделал?

– Пока что она цела и невредима.

– Не причиняй ей вреда, – попросила она. – Я сама позабочусь о ее наказании.

– В самом деле? И какое же наказание ты определишь для своей сестры за убийство и измену? Отшлепаешь по рукам?

Дейрдре покраснела. Она начинала ненавидеть язвительность Пэгана. Тем более что в данном случае она была заслуженной.

Пэган поднял свой кубок и отпил медовухи.

– Я заключу с тобой сделку, – предложила Дейрдре. – Говоря по правде, это я виновата. Я подозревала, что Элена может совершить что-нибудь… импульсивное, чтобы предотвратить свадьбу. Поэтому я напоила ее. Я надеялась, что она уснет и не выкинет никакого… фокуса.

Пэган невесело усмехнулся. Очевидно, он считал нападение Элены больше чем фокусом.

Дейрдре выпрямилась и посмотрела ему в глаза:

– Накажи меня. Накажи меня вместо нее.

Так будет лучше. Она сильнее Элены. Она выдержит боль без единого слова. Эл лишь заработает себе более суровое наказание, изрыгая проклятия.

– Ты собираешься заплатить за ее грехи? – мягко спросил он.

– Она моя сестра. Ты же знаешь, что она не хотела совершать убийство. Она только хотела спасти Мириель от…

– От необходимости выйти за меня. – Его голос был ровным. – Но тебе удалось спасти ее. – В его словах были резкие сардонические нотки, когда он поднял свой кубок. – Я рукоплещу твоей благородной жертве. – Он одним махом прикончил свой кубок, затем испустил протяжный вздох. – Знаешь, дома красивые девушки из кожи вон лезли, чтобы понравиться мне. Я приезжаю в Ривенлох, и все считают меня демоном. – Он покачал головой. – В чем дело? У меня выросли рога?

Дейрдре не хотелось этого признавать, но даже с рогами он был бы самым красивым мужчиной, которого она когда-либо видела. Вслух же она объяснила:

– Ты норманн.

Он вскинул бровь:

– Ты ведь знаешь, что норманны – ваши союзники против англичан, так?

– Мы не воюем с Англией.

– Пока нет, но теперь тебе нечего бояться. Рыцари, которых ты видишь здесь, – он жестом обвел мужчин вокруг, – лучшие воины в королевстве. Как только они обучат твоих людей, премудростям военной науки…

– Обучат моих людей? – повторила оскорбленная Дейрдре. – Мои люди не нуждаются в обучении твоими… твоими…

– Лорд Пэган! – крикнул кто-то. – Какие обещания ты нашептываешь на ушко своей жене, что она так краснеет?

– Он, без сомнения, хвастается длиной своего палаша! – прокричал кто-то еще.

– Зачем бросать слова на ветер, милорд? – поддел ещё один.

– Да, покажи девушке, из какой стали он сделан!

Внезапно большой зал наполнился стуком кубков о столы и скандированием: «Пэган! Пэган! Пэган!»

Дейрдре вдруг стало душно. Святые угодники, неужели отец тоже присоединился к этим громким крикам? У нее вновь возникло непреодолимое желание выхватить меч в ответ на это варварство. Но Пэган, возможно, почувствовав ее неловкость, умиротворяюще положил ладонь ей на плечо и встал, подняв другую руку, чтобы успокоить своих людей.

– Ну, будет вам, вы напугаете мою жену, – сказал он. – Пусть женщины отведут ее наверх и подготовят. Я останусь и последний раз выпью с вами.

Прежде чем Дейрдре успела запротестовать, дюжина ривенлохских и нормандских служанок окружили ее. Хихикая, они подняли ее к себе на плечи и понесли по винтовой лестнице к ней в комнату.

Какая глупость, думала она, когда они подвязали полог, затем раздели ее и рассыпали по кровати розовые лепестки, помазали ей лавандовым маслом ямочку у горла и зажгли свечи, которые кто-то расставил по всей спальне. Глупая бессмысленная трата времени, сил и свечей. Пэган сам сказал: он привык к красивым женщинам, умоляющим его о благосклонности. Какой ему прок от такой жерди, как Дейрдре?

И все же пульс ее нелепо колотился, когда она позволила женщинам подвести ее к кровати, словно в предвкушении чего-то. Они уложили ее, распустили волосы и искусно рассыпали белокурые локоны по груди, но она не позволила им снять с нее цепочку с молотком Тора.

Голоса мужчин приближались, пьяные, громкие и резкие, вызывая у служанок взрывы нервного смеха, и их глупое возбуждение породило трепет страха, пробежавший вверх по позвоночнику. Внезапный стук в дверь заставил ее вздрогнуть, и она нахмурилась, ругая себя за недостаток смелости.

Это же просто смешно! Она не какая-нибудь трусиха, готовая съежиться от страха. Вызывающе тряхнув головой, она отбросила одеяло и гордо села лицом к ворвавшейся толпе.

Она была готова к череде непристойных шуток. Она приготовилась к грубым жестам, похотливым ухмылкам и бессмысленным пьяным бредням, когда они распахнули дверь.

Но она не была готова к внезапной тишине.

Глава 9

У Пэгана отвисла челюсть. Его взгляд непроизвольно прошелся по соблазнительным контурам тела его жены, скользя по изящным волнам освещенных сиянием свечей волос, которые ниспадали на широкие, но грациозные плечи, лишь частично прикрывая красивую грудь и оставляя обнаженным плоский живот.

Он никак не мог втянуть воздух в легкие.

Он знал, что Дейрдре красива. Он видел ее обнаженной издалека, когда она купалась. И видел ее одетой как в мягкий, струящийся шелк, так и в облегающую кольчугу. Но он не ожидал того совершенства, которое предстало перед ним сейчас. И даже не догадывался, как сильно осознание, что она принадлежит ему, усилит желание обладать ею, распалит его страсть.

Другая женщина могла бы вскрикнуть и прикрыться. Но Дейрдре не сделала ни одного движения, чтобы спрятаться от него, и ее самоуверенность крайне возбуждала его. Кровь внезапно ударила в пах, сотрясая его до основания.

Затем до него дошло, что люди, которые стояли позади него, отталкивая друг друга, чтобы взглянуть хоть одним глазком, тоже онемели. Что они тоже находятся под впечатлением красоты Дейрдре. Тогда его похоть быстро приняла собственнический характер, и ему захотелось, чтобы они ушли. Все. Немедленно. Но даже сквозь ослепляющее желание, встретившись со смелым взглядом Дейрдре, он разглядел чуть заметный оттенок страха в ее глазах. Как загнанный в угол противник, она, казалось, приняла независимый вид и не отступала, когда на самом деле ей хотелось спрятаться в какое-нибудь безопасное место.

И эта храбрость пробуждала в нем какие-то иные чувства, совершенно ему незнакомые. Это было в некотором роде восхищение и собственничество, странное уважение, но также желание защитить ее.

Так или иначе, но он обрел голос, нашел в себе силы не приказать всем немедленно убираться отсюда к чертям собачьим, подальше от его жены, а объясниться с ними по-божески.

– Люди… – Он только думал, что обрел голос. Этот красноречивый писк, боялся он, выдал его утерянное самообладание. Мужчины, толпящиеся в дверях, испустили коллективный смешок облегчения. Он начал снова:

– Люди Ривенлоха, рыцари Камелиарда, я благодарю вас за то, что засвидетельствовали наш святой союз. – Он взглянул на Дейрдре. Хоть она и сохраняла безмятежную мину, руки на коленях были стиснуты в кулаки. Он почувствовал сильнейший порыв разжать их. – Однако лишь Бог будет свидетелем этого союза.

По традиции мужчины громко и пьяно запротестовали, но вскоре послушно отступили от дверей. Женщины тоже покинули Дейрдре, шепотом пожелав удачи.

Только сэр Роув был настолько пьян, чтобы прокричать:

– Завтра мы придем за окровавленными простынями, парень. Не разочаруй нас!

Другие присоединились к веселым угрозам, но Пэган закрыл от них дверь. Он сделал глубокий вдох и повернулся к своей жене.

Она не сдвинулась с места. Сидя посреди покрытой мехами кровати, освещенная множеством свечей, она походила на святую, которую вот-вот предадут мученической смерти. Глаза ее светились мужеством, живот вздымался и опускался с каждым вдохом, а пальцы с силой сжимали одеяло.

Ему стало почти жаль ее, пока она не объявила ему:

– Только тронь меня, и это твоя кровь будет на простынях.

Эти слова погасили его похоть, как ведро холодной воды. Если Дейрдре сродни испуганному животному, то у этого животного определенно есть когти. И он уже испытал на себе одну из ее болезненных царапин. Еще раз ему этого не надо.

Ему нужно мгновение подумать, лучше сообразить, как подойти к этому опасному существу.

Пока она следила за ним настороженным взглядом, он оглядывал спальню. Она была обставлена в мало подходящей для женщины манере, не считая розовых лепестков, разбросанных по кровати, и свежего камыша и вереска, устилающих пол. Не было ни благовоний, ни ленточек, ни безделушек на единственном столе, который стоял у кровати, – только перо, несколько кусков пергамента и пузырек с чернилами. Тяжелый дубовый сундук занимал одну стену, а второй, сосновый, стоял под одним из двух закрытых ставнями окон. Потертое кресло примостилось у очага, где горел небольшой, ровный огонь. На крючке на стене висела ее накидка, а под ней – пара светлых кожаных туфель. Синий бархатный полог смягчал квадратный остов кровати, но придавал мало женственности комнате. Никакие нарисованные гирлянды не украшали оштукатуренных стен, а вместо гобеленов там висели пара щитов, булава, цеп, боевой топор и полдюжины мечей и кинжалов. Это была строгая комната воина.

Как и ее комната, подумал Пэган, Дейрдре открыта и прямолинейна. Она выставляет свое оружие всем напоказ, не обманывает в том, какая она, и не тратит время на пустяки. Он, в свою очередь, должен быть таким же честным с ней.

Он приблизился к кровати, расстегивая свой ремень с намеренной неторопливостью. Потом намотал полоску кожи на кулак, и, хотя опустил руку, она быстро взглянула туда, явно гадая о его намерениях. Пусть себе гадает. Лучше держать противника в неведении.

Он встал над кроватью, глядя на нее свысока.

– Возможно, ты не расслышала меня в первый раз, девушка. Может, сейчас ты услышишь меня лучше. Ты моя жена. Ты вышла за меня сама, по собственной воле. Ты носишь мое кольцо, и твой поцелуй скрепил наши клятвы. – Он увидел, как ее руки беспокойно затеребили одеяло. – Я не потерплю отказа в том, что является моим правом.

Он собирался продолжить, сказать ей, что, несмотря на это право, он поклялся ее сестре и не намерен нарушить честь рыцаря, овладев Дейрдре против ее желания. Несмотря на похоть, бушующую в нем, он с готовностью обуздает себя, если она ему откажет.

Но она не дала ему шанса сказать ни слова.

Стремительная, как лиса на охоте, она сунула руку под валик на кровати и выхватила кинжал.

Слава Богу, что она не бросилась на него. Если б она это сделала, он бы инстинктивно ударил кулаком, сломав ей руку и отшвырнув нож к дальней стене. К счастью, она лишь вскинула руку с ножом, и в ее взгляде читалась невысказанная угроза, такая же холодная, как серебристая сталь клинка.

Ошеломленный ее свирепой реакцией, он быстро придал своим движениям небрежное безразличие, как будто она держала всего лишь перо, и осторожно размотал и вновь намотал ремень на кулак.

– Мне кажется, я припоминаю, что чуть раньше, в большом зале, ты предлагала обмен – наказание твоей сестры на твое.

Она молчала, но он заметил проблеск неуверенности в ее глазах.

– Однако, судя по всему, теперь ты уже не желаешь держать слово. – Он бросил взгляд на блестящее лезвие. – Воистину, ты совсем не похожа на ту покорную девушку, которая заключила со мной сделку, умоляла принять ее жертву, которая готова была предложить свое тело, чтобы ее сестра не страдала. Так ли это? Ты хочешь взять назад свое предложение? Значит, Элене самой придется ответить за свой проступок?

– Нет! Нет! – Морщинка замешательства появилась у нее между бровей, и рука, сжимающая кинжал, чуть опустилась. – Но почему ты хочешь наказать меня здесь, сейчас, в нашей супружеской постели?

Он вскинул бровь.

– Но ведь совершенно очевидно, что ты не желаешь здесь ничего другого. – Он многозначительно взглянул на ее кинжал.

Медленно, дюйм за дюймом, Дейрдре опустила кинжал, но он видел по глазам, какая в ней идет борьба. Как ей претит подчиняться ему. И все же она связала себя своими же словами, поэтому в конце концов уступила.

Но он не из тех мужчин, которых можно одурачить дважды. Пэган протянул руку за кинжалом. Она неохотно подала его рукояткой вперед.

– Надеюсь, у тебя нет других в пределах досягаемости, – сказал он.

Она покачала головой.

Он взял кинжал и стремительным движением руки зашвырнул его через комнату. Тот со стуком вонзился в дубовый сундук.

Краем глаза он увидел, как она вздрогнула, не сильно, но достаточно, чтобы дать ему понять, что она продолжает оставаться настороже. Она украдкой бросила взгляд на ремень, намотанный на руку, и Пэган понял: Дейрдре ожидает, что он поколотит ее.

Колин бы рассмеялся над такой нелепостью. Пэган в жизни никого не бил. Ему это и не требовалось. Достаточно одного его грозного взгляда, чтобы слуги кинулись выполнять его распоряжения, а солдаты мгновенно подчинялись. Но Дейрдре этого не знает, и, быть может, лучше подержать ее в сомнениях.

Несмотря на худшие ожидания, она не струсила и не утратила своего достоинства, а лишь резко сказала:

– Поступай как хочешь. Только постарайся не выйти из себя и не забыть про свою силу. С мертвой жены тебе будет мало проку.

Встретившись лицом к лицу с ее прямотой и храбростью, Пэган не мог и дальше притворяться грозным. Она необычайно отважная, его жена, и сердце Пэгана переполнилось странной гордостью. И снова, каким бы нелепым это ни казалось, он подумал, что из нее вышел бы прекрасный солдат.

Но когда его взгляд скользнул вниз, к тому месту, где золотистые пряди раздвигались, обнажая изящную, розовую вершину груди, все мысли о битве развеялись, как зола по ветру. Он медленно размотал кожаный ремень и положил его на стол возле кровати.

Нет, у него на уме иной вид наказания. Он вспомнил, как прижимался теплыми губами к ее губам, как вольно или невольно ее девичья плоть затрепетала при этом. Единственные страдания, которые она перенесет в этой спальне, будут проистекать из ее собственных страстей. И никакого насилия!

– Ах, миледи, не смерть я несу этой ночью, – загадочно проговорил он, – но жизнь.

Пока она недоверчиво смотрела на него, он расстегнул брошь, которой был заколот плед на плече, и бросил его на стул. Пэган заметил, что костяшки ее пальцев, сжимающих одеяло, побелели, и нахмурился.

– Ты боишься меня, – сказал он.

– Нет, – отозвалась она. – Ты мне не нравишься.

– Лгунья.

Она сердито взглянула на него:

– Не устраивай из этого игру. Давай уж не тяни. Делай свое черное дело.

– И ты не будешь сопротивляться?

Она мотнула головой.

– И не будешь кричать «Помогите!»?

– Я никогда не кричу.

Тень улыбки коснулась губ Пэгана. Он мог бы заставить ее кричать.

– И не съежишься от страха?

– Я же сказала тебя. Я не боюсь.

– Однако ты вот-вот придушишь бедное одеяло.

Она тут же отпустила ткань.

Он поставил сапог на край кровати, чтобы расшнуровать его, и усмехнулся, когда она быстро отвела глаза. Все еще непривычный к отсутствию шоссов, он находил некоторые аспекты обнажающего шотландского одеяния интересными.

Когда сапоги упали на пол, он стащил тунику через голову и распустил шнуровку длинной полотняной рубашки. Пока он делал это, Дейрдре украдкой поглядывала на него, думая, что он не видит, и это порадовало его чрезвычайно. Она не настолько оцепенела от страха, чтобы не попробовать удовлетворить собственное любопытство в отношении мужчины, за которого вышла замуж. Это хорошо. Решив пока придержать ее любопытство, он остался в рубашке и притянул высокий подсвечник поближе к кровати. Ему нужно много света, теплого и обнажающего, для того, что он задумал.

Пусть бы он уже скорее приступал, подумала Дейрдре. Святые угодники! Что он намеревается делать? Это же такая пытка – готовиться к наказанию и не знать, в чем оно будет заключаться. Боль она может вытерпеть, но это ожидание сведет ее с ума. К тому же она привыкла бороться, а не покоряться. Ей потребуется вся сила воли, чтобы устоять и не начать сопротивляться.

Теперь он разделся до рубашки и поднес свечу ближе. Дева Мария! Что это за извращение? Он что, собирается пытать ее горячим воском? Или свет нужен для того, чтобы ему лучше были видны синяки, которые он оставит? Боже милостивый, она уже жалела, что отдала свой кинжал.

– Ты опять стиснула руки, – пробормотал он, наклоняясь ближе.

На этот раз она не могла разжать их. Каждый нерв в теле натянулся, как тетива лука. Даже голос, несмотря на смелые слова, дрожал от напряжения.

– Какое бы зло ты ни задумал, – хрипло выдавила она, – давай уж поскорее заканчивай. Ты удерживаешь меня от моих обязательств.

Он от души рассмеялся, и хотя звук был приятным, он ударил ей по нервам.

– Твое единственное обязательство сегодня – передо мной, – сказал он.

Боже, как ненавистны ей были эти поблескивающие весельем глаза, эти изогнутые в самодовольной улыбке губы, когда он стоял возле ее кровати! Она крепко зажмурилась, чтобы не видеть этого, и приготовилась к первому удару.

Почти в тот же миг ладонь обхватила ее щеку, но это была не затрещина. Большой палец погладил уголок рта, а кончик другого пальца слегка коснулся мочки уха.

– Открой глаза, – велел он. – Я хочу, чтобы ты знала, кто заставляет тебя чувствовать это.

Что же это такое? Да он просто извращенец. Она заставила себя открыть глаза, черпая силы в решимости не доставить ему удовлетворения. В конце концов, все это скоро, закончится, и ей надо лишь напоминать себе, что она терпит этот ад ради сестры.

Его ладонь соскользнула со щеки.

– Я думаю… да. – Затем он передвинулся к изножью кровати. – Я начну с твоих стоп.

Несмотря на решимость сохранять спокойствие, дюжина вероятных ужасных пыток заполонила ее мысли. Он будет бить по подошвам? Ломать пальцы? Держать свечу возле…

Он медленно потащил одеяло вниз. Еще никогда она не чувствовала себя такой нагой, такой уязвимой.

– Ляг, – велел он.

Потребовалось все самообладание до последней капли, чтобы подчиниться. Она сжала губы, надеясь, что этого будет достаточно, чтобы остановить крики.

Его ладонь обхватила стопу и слегка приподняла ее.

– Какая гладкая, – сказал он, гладя подъем другой рукой. Ладонь его была теплой на ее ледяной коже, ласки почти успокаивающими. – Но такая холодная, – пробормотал он, заключая стопу в ладони.

Она затаила дыхание, ожидая, когда он сдавит кости так, что они затрещат, или резко вывернет лодыжку. Но он не сделал ни того ни другого.

Он нежно сжал ее колено и стал поглаживать ногу, пока не добрался до выпуклости стопы. Странный трепет тепла побежал вверх по ноге. Он повторил движение, на этот раз легко касаясь подушечек пальцев.

– Дыши, – мягко сказал он. – Я не сделаю тебе больно.

Она была не настолько наивна, чтобы поверить ему, и в глубине души надеялась, что лишится чувств от недостатка воздуха.

Он перестал поглаживать ей стопу.

– Дейрдре, дыши. Не стесняйся. Я не намерен причинять тебе вреда. Клянусь честью рыцаря.

Может, он все-таки сказал правду? Доверенный рыцарь короля не разбрасывается своими клятвами. Она прерывисто выдохнула, потом сделала вдох.

А как же наказание Элены? Разве он не говорил, что Дейрдре может искупить ее вину своим телом?

Словно прочитав ее мысли, он пробормотал:

– Я намерен обращаться с тобой сегодня так, как любой мужчина со своей новобрачной. Ты, дорогая жена, поклялась не сопротивляться, А что до наказания, то, бьюсь об заклад, это будет для тебя гораздо хуже, чем любые колотушки.

Эмоции проносились в ней так быстро, что она едва успевала почувствовать их. Облегчение, Удивление. Отчаяние. Потрясение. Унижение. Ярость.

Разрази гром этого нормандского ублюдка! Он прав. Страшно в этом признаться, но он прав. Вынести его ласки, его нежность, его соблазнение без возражений – это будет чистейшей мукой. Нет ничего важнее для нее, чем контроль – над замком, над своим телом, над своими эмоциями. Обещания Пэгана угрожают этому контролю. И все же она дала ему клятву, что будет послушна. Черт бы его побрал, он заковал ее в оковы собственного обещания.

Когда она взглянула на Пэгана, то снова увидела эту его самодовольную ухмылочку, хитрый взгляд, и у нее зачесались руки стереть это выражение с его физиономии раз и навсегда. Но она дала слово не сопротивляться.

Однако есть и другие способы не допустить его торжества. Пусть он нанес ей поражение, но она не станет облегчать ему завоевание. Если она может выдержать боль, то, видит Бог, и ласки сможет выдержать.

– Со временем ты полюбишь мои прикосновения.

Никогда, подумала она, переводя взгляд на потолок, твердо вознамерившись думать о чем угодно, только не об этой пытке. Она стала в уме повторять алфавит.

Пэган снова потянулся к ней, и его ладони нежно обхватили внутреннюю сторону лодыжки.

– Атлас, – пробормотал он.

Атлас – на букву А.

Она стиснула зубы, борясь с ощущениями. Б – борьба. А еще – бесстыжий, безнравственный, безмозглый и…

Блаженство.

Отчего-то, несмотря на мозоли, его ладони были невероятно нежными и мягкими, разминая крошечные мышцы под чувствительными подушечками пальцев ног.

Она на мгновение утратила над собой контроль, потом нахмурилась, собирая волю в кулак и подавляя волну удовольствия, растекающуюся по телу.

Воля и волна на букву В.

Она на миг зажмурила глаза. Да, глаза на букву Г. А за ней Д – дьявол, демон.

А какая следующая буква? Ж? На Ж…

Желание.

Нет, не желание.

3 – закрыться, закупориться, законопатиться.

Е… если… если… Кажется, она перепутала буквы? Проклятый искуситель. Вот и слово на И. Если она сдастся, это будет…

Катастрофа.

Кошмар.

Конец.

Ресницы ее опустились, когда он переключил внимание на другую ногу и начал колдовать над ней.

Больше Дейрдре уже не могла думать. Никто никогда не прикасался к ней так, что волны тепла растекались по всей ноге.

Затем его руки двинулись вверх по икре, сжимая ноющую мышцу. Но легкая боль была успокаивающей, словно его прикосновение должно было исцелить ее.

– Больно? – спросил он.

Она нахмурилась. Нет. Это… божественно, но она ему об этом не скажет.

Как удивительно, что ему удавалось воздействовать на нее не силой, а лаской! Ведь его прикосновения успокаивали ее, вызывали умиротворенное состояние блаженства во всем теле.

Закончив с икрами, он перешел к бедрам, неторопливо разминая ладонями длинные мышцы до тех пор, пока они, казалось, не начали таять под равномерным надавливанием. Снова и снова он разминал и гладил мышцы снизу вверх, и хотя его прикосновения расслабляли, но в то же время, как ни странно, наполняли энергией.

Только когда он прекратил, Дейрдре осознала, что глаза ее полузакрыты. Она широко открыла их.

Он взял одну ее руку, и она непроизвольно начала вытаскивать ее.

– Не сопротивляйся мне, – напомнил он.

Она неохотно подчинилась, снова устремив взгляд на потолок.

Каким-то образом кончикам его пальцев удалось нырнуть во впадинки между суставами, отыскать такие точки напряжения, о существовании которых она и не подозревала.

– Ты обнаруживаешь свои эмоции, свое напряжение здесь, – сказал он ей. – Твои кулаки выдают тебя.

Какая чепуха, подумала она. Она давным-давно научилась скрывать свои эмоции.

Но когда он надавил на вмятинку на ладони между большим и указательным пальцами, она резко втянула воздух, когда боль прострелила руку. Он смягчил прикосновение, водя вокруг этого места, пока боль не стихла.

– Видишь?

Она не хотела видеть. Когда он стал медленно растирать ей руки, поднимаясь к плечам, она почувствовала, что он делает больше, чем просто расслабляет ей мышцы. Он ослабляет ее защиту. Как бы великолепно она себя ни чувствовала, каким бы приятным ни было прикосновение, она не должна позволить ему лишить ее способности к сопротивлению, контроля над собой. Она же шотландка, напомнила себе Дейрдре, крепкая, сильная и выносливая, а не какая-нибудь изнеженная норманика.

Она сделала усилие, чтобы вырваться из нирваны, когда его пальцы разминали напряженные мышцы плеч, и язвительно осведомилась:

– Ну, ты уже закончил?

Глава 10

Руки Пэгана на мгновение остановились. Любого другого мужчину мог бы уязвить ее саркастический вопрос: «Закончил?»

Но он-то знал, что не стоит верить ее попыткам обмануть его. Женщинам нравятся его прикосновения. Они стонут от его силы и вздыхают от его ласк. Дейрдре не может не наслаждаться тем, что он делает.

Но с другой стороны, она не такая, как другие женщины, которых он знавал. Дейрдре – воительница. Боец. Сомнительно, чтобы какой-нибудь мужчина когда-либо осмелился дотронуться до нее хотя бы пальцем, будь то с нежностью или как-то иначе. Вынужденная подчиняться такому обращению, каким бы приятным оно ни было, она, возможно, ударилась в панику, считает, что проявила слабость.

«Закончил?»

– Нет, – заверил он ее, уверенный, что терпение поможет ему одержать победу. – Я только начал.

Разумеется, это терпение означало, что он должен обуздывать собственное растущее желание – непростая задача, учитывая нетерпеливую пульсацию в паху. На самом деле глубина собственного желания потрясла его. Впервые со времени своего первого опыта с женщиной он был так опасно близок к потере самообладания. Один лишь вид его жены возбуждал его так, что кровь вскипала в жилах. И теперь, склоняясь близко над ее гибким, нежным, безупречным телом, телом, которое по праву принадлежит ему одному, навсегда… Боже милостивый, одного этого достаточно, чтобы заставить его обезуметь от невыносимого желания.

Но если ее воля сильна, то у него сильнее. Он опытный любовник. Она новичок. Если он сможет выдержать дистанцию, то победа ему обеспечена.

Он погрузил пальцы ей в волосы, обхватил затылок, поворачивая ее голову так, что она была вынуждена посмотреть на него. В ее глазах светилась истина. Дымка желания заволокла взгляд, как бы горячо слова ни отрицали это. И осознание того, что это он пробудил в ней эти эмоции, вызвало в нем законную мужскую гордость.

– Поцелуй меня, – прошептал он.

– Нет, нет…

К ее чести, она проговорила это почти инстинктивно, но паника все равно вспыхнула у нее в глазах. Она знает о своей уязвимости. Ей понравился их последний поцелуй. А он хочет заставить ее наслаждаться следующим.

Опустив голову, он медленно склонялся все ниже, пока не почувствовал на своем лице ее дыхание, легкое, как крылья бабочки.

– Поцелуй меня.

Вначале она была неотзывчива, но он уже вкусил сладость этих губ в часовне и знал ее способность к страсти.

Это длилось недолго. Улещивая ее ртом и языком, он раздвинул ей губы, чтобы получить доступ в восхитительные глубины. Он держал ее крепко для своего нежного вторжения, совершая медлительные движения языком, имитирующие предстоящее слияние. Но хотя она уступила ему с достаточной готовностью, немного расслабившись, закрыв глаза и тихо постанывая, какая-то часть ее по-прежнему сопротивлялась. Кулаки прижимались к его плечам, словно она тщетно пыталась вырваться.

Спокойно, осторожно, не прерывая поцелуя, Пэган обхватил одно запястье и отводил ее руку вверх до тех пор, пока она не легла на валик под головой. Не обращая внимания на ее тихий протестующий возглас, он отвел вверх и вторую руку, удерживая обе своей одной. Она, может, и поклялась не сопротивляться, но при том, что он собирается сделать, нельзя рассчитывать, что ее инстинкт убежать не возьмет верх.

Свободной рукой он погладил нахмуренный лоб, поласкал бархатную щеку. Он обхватил тонкую шею, чувствуя участившееся биение пульса под пальцами, и позволил ладони медленно перемещаться вниз, задержавшись над серебряным молотком Тора. Грудь ее стала вздыматься и опускаться чаще, когда она поняла его намерение.

Он неохотно оторвался от ее губ и нагнулся, чтобы прошептать ей на ухо:

– Ты же сама знаешь, что хочешь этого. Ты знаешь, что жаждешь моих ласк. Твоя плоть умоляет о прикосновении моей руки.

Она ахнула, и, мягко дыша ей в ухо, он обвел ее ключицу, затем коснулся ладонью выпуклости одной груди, обводя пальцем нежный сосок. Он тут же затвердел, распаляя его вожделение, и Пэган украдкой бросил взгляд на совершенный бутон, золотисто-розовый в свете свечей. Дева Мария, есть ли что-нибудь настолько же соблазнительное, как силуэт возбужденного женского соска? Да, подумал Пэган, – осознание, что это он тому причиной.

Как ни пыталась, Дейрдре не могла заставить свое тело не откликаться. Теплое дыхание Пэгана и пугающие обещания отыскали свою дорогу в тайники ее сознания, вызывая дрожь ужаса и восторга одновременно. Когда его рука дотронулась до груди, Дейрдре непроизвольно выгнулась под ней. А когда он нежно поймал чувствительный сосок между пальцами, рассылая по телу стрелы жара, потребовалось все ее самообладание до последней капли, чтобы не застонать.

– О да, милая, – пробормотал он у ее щеки, – видишь, как ты отвечаешь на мое прикосновение?

Нет, хотелось закричать ей, но это была бы ложь. А когда его ладонь заскользила к другой груди, она затаила дыхание в ожидании этого прикосновения.

Но он вдруг остановился.

– Смотри, – прошептал он.

Она крепко зажмурилась и покачала головой. Хватит с нее и того унижения, что тело предало ее. Она не желает видеть, как его рука накрывает ее грудь, словно это его собственность.

– Посмотри же, – уговаривал он.

Ему не было нужды напоминать ей, что она дала слово не сопротивляться. Но открыть глаза и наблюдать за предательством собственного тела оказалось самым трудным из всего, что она когда-либо делала, и лицо ее загорелось от стыда.

Пальцы его выглядели огромными, смуглыми и грубыми на ее бледной коже. Просто чудо, что он не покалечил ее своими здоровенными лапами. Но пока она смотрела в мерцающем свете, его большой палец обвел сосок, словно кормилица, уговаривающая младенца взять грудь, и одним легким касанием он пробудил его к жизни.

Дейрдре ахнула, и на одно мгновение их глаза встретились. Затем она склонила голову к плечу, слишком подавленная и униженная, чтобы смотреть на него.

– Да, милая, видишь, что я могу делать с тобой, – хрипло выдавил он. – А теперь почувствуй, что ты делаешь со мной. – Он прислонялся к ней ближе, пока полотно рубашки не прижалось к ее бедру. Сквозь ткань она ощутила обжигающую длину его древка, налитого, твердого и угрожающего.

Она инстинктивно попыталась высвободить свои запястья, но его хватка была крепкой.

– Признайся. Ты беспомощна против собственного желания.

Его слова пробудили в ней задремавший было гнев. Еще никто не называл Дейрдре беспомощной. Ее держит здесь собственная честь, данное ею слово, а не желание.

Словно испытывая эту решимость, он сказал:

– Ты сопротивляешься мне. Хочешь взять назад свое предложение? Цена за свободу твоей сестры слишком высока?

Тогда она устремила на него свой самый испепеляющий взгляд, взгляд, который отпугивал большинство мужчин.

– Никогда.

Странная, почти сострадательная улыбка тронула его губы, и он лег с ней рядом, прикоснувшись бедром к ее ноге. Полотно, разделяющее их, казалось опасно тонким, и она ощущала контуры его мускулистой груди и бедер и… того грубого, отвратительного кинжала, которым он хочет пронзить ее. Но пожалуй, у него на уме какие-то другие развратные измышления. Он медленно провел пальцем вниз по середине шеи, в углубление, где билась жилка, затем ниже, между грудями. Но в этот раз он там не задержался. Повернув голову, он продолжал спускаться по животу, затем ниже, пока пальцы не коснулись места, где начиналась поросль, прикрывающая ее девственность.

Он ткнулся носом ей в ухо.

– Там, между ног, ты чувствуешь тянущую боль, не так ли?

– Нет, – солгала она.

– О да, чувствуешь, – заверил он ее, дразняще проводя пальцами вдоль края завитков.

Она молча проклинала его за то, что не имеет сил ему сопротивляться.

Потом он повернул ее голову, наклонив свою, чтобы захватить в плен ее губы. На этот раз поцелуй был сладким и нежным, как тот первый, в часовне, и, несмотря на решимость оставаться безучастной, она обнаружила, что отвечает ему.

Пэган продолжал дразнить ее легкими поцелуями, а его рука между тем пробралась украдкой к ее заветному бугорку. И только когда его пальцы дерзко раздвинули нежные складки плоти, она осознала, насколько далеко он дерзнул зайти. Но он был готов к ее сопротивлению. Пэган поймал ее потрясенный возглас губами, а другая рука крепче сжала плененные запястья.

В то время как он продолжал свои ласки, поглаживая, сжимая и обводя пальцами потаенное место между ног, ей стало казаться, что она вот-вот громко застонет. А потом он дотронулся до нее там, где она и больше всего хотела, и больше всего боялась, ибо это заставило ее тело выгнуться по собственной воле, непроизвольно.

– Да, – пробормотал он у ее губ. – Да, вот здесь.

Найдя это, он уже не собирался отпускать. В то время как ее девичья плоть извивалась в горько-сладкой пытке, он ласкал ее снова и снова, скользя влажными, теплыми кончиками пальцев по гладким складкам ее самого сокровенного места.

– И здесь, – выдохнул он, проникнув одним пальцем немного внутрь ее, в то время как другой медленно поглаживал ее особо чувствительное к ласке место.

Пока она извивалась под его ласками, прозрачная дымка, казалось, окутала ее мягким облаком безымянного, растущего наслаждения, которое затмевало зрение, и мысли, и сопротивление. Внезапно не стало ни борьбы, ни воспоминаний, ни воли. Был лишь этот миг, это чувство, нарастающее, расширяющееся, единственное. Все остальное отступило в расплывчатый туман.

– Да, милая. Вот так.

Его голос прорезался сквозь туман достаточно, чтобы заставить ее вспомнить. Но было слишком поздно. Она попалась в его западню. Ей уже не помочь. К своему ужасу, она больше не могла сопротивляться. Словно какой-то дьявольский ветер подхватил ее и подбросил в воздух, ее швырнуло на какое-то божественное плато, где она не могла делать ничего, лишь держаться изо всех сил и изумленно вскрикивать.

Экстаз, волна за волной, накатывал на нее, отнимая рассудок и самообладание. Она дрожала от его ласк, так неистово мечась на кровати, что боялась соскользнуть из этого мира в какой-то иной.

Прилив первобытного желания вспенивался и бурлил в жилах Пэгана, пока он наблюдал, как Дейрдре изгибается и дрожит в пароксизме освобождения, сжимая кулаки, с лицом, искаженным страстью. Боже! Он хочет ее немедленно! Пока она извивается в оргазме. Пока вскрикивает от наслаждения. Прежде чем это закончится и она вернется на землю.

Ждать было невыносимо.

Но он подождет. Он человек слова. Поэтому он изнемогал от неутоленного желания, в то время как она лежала, тяжело дыша в отзвуках чувственного взрыва.

Наконец он ткнулся носом ей в шею и прошептал:

– Ты не сопротивлялась. Ты сдержала слово. Я, уважаю тебя за это. – Бисеринки пота усеивали его лоб, когда он произносил слова, которые должен был произнести. – Теперь я должен сдержать свое. – Он протянул руку, чтобы заправить влажную прядь ей за ухо. – Я поклялся твоей сестре, что не овладею тобой против твоего желания. – Он приложил костяшки пальцев к ее шее, где колотился пульс. – Если в глубине души ты не хочешь нашего союза, скажи это сейчас. Ибо, предупреждаю тебя, жена, ничто другое не загасит пламени моего желания.

Дейрдре была унижена. Совершенно унижена. И смущена. И сконфужена. И потрясена. И познала миллион других оттенков унижения, которых она никогда прежде не испытывала. Да, в прошлом она знавала поражения, но на поле битвы, а не в собственной спальне и никогда – по собственной воле. В борьбе с ее самым грозным противником собственное тело предало ее. Она совершенно утратила контроль над ним.

Но хуже всего, что она все еще испытывает неистовую, необъяснимую, неутоленную жажду к этому развратному варвару, который называет себя ее мужем. Ее проклятая плоть все еще подрагивает от желания. Груди страстно ждут его прикосновения. А губы – его нежного поцелуя.

Даже сейчас, когда ненависть бурлит в ней, плоть пылает от жажды его ласк.

Но она не может сдаться на милость этого желания. Дейрдре Ривенлох никогда не сдается. Это урок, с большим трудом усвоенный долгими днями на тренировочном поле. Пэган бросил свой меч и протянул ей руку, чтобы положить конец этому сражению, предлагая собственную капитуляцию. И, видит Бог, она ухватится за это.

Сердце ее стучало громче, чем молот оружейника. Но она набралась смелости посмотреть в его подернутые пеленой желания глаза и сказать то, против чего возражало ее тело.

– Знайте же, сударь, – ее голос прервался, – я не сопротивляюсь, потому что дала слово. Но я не лягу с вами в постель по желанию ни в эту ночь, ни в какую другую.

В ту же секунду взгляд его стал холодным, а мускулы лица напряглись, выдавая затаенную борьбу страстей.

– Как пожелаешь, – тихо, но твердо произнес он.

Он отпустил ее и отодвинулся. Ей бы следовало испытать облегчение, но она не доверяла его спокойствию, за которым бушевала безмолвная ярость. Она осторожно потянулась за одеялом и натянула его до подбородка, впервые в жизни чувствуя неловкость из-за собственной наготы.

Он повернулся к огню, где в очаге мерцали красные угольки, и попытался успокоиться. Она видела по тому, как поднимались и опускались его плечи, что он пытается совладать со своим дыханием, и возможно, с гневом.

После многозначительного молчания он снова повернулся к ней с непроницаемым лицом. Потом взялся за края рубашки и стащил ее через голову.

В какую-то секунду ей показалось, что он передумал и собирается нарушить свою клятву, силой навязать себя ей. Но в холодных глазах его затаилось спокойствие.

И в следующее мгновение она поймала себя на том, что ее взгляд непроизвольно блуждает по великолепным контурам его обнаженного тела. Золотистое сияние свечей подчеркивало каждый внушительный мускул, и Дейрдре увидела, что он, конечно, сильнее, чем любой из ривенлохских рыцарей. Плечи его широкие, руки крепкие, грудь массивная. Неудивительно, что он смог так легко усмирить ее. И ниже, прежде чем поспешно отвести глаза, она заметила его все еще возбужденное древко, торчащее из темной поросли.

Кожа ее сделалась теплой, а дыхание застряло в горле. Святые угодники, он самый красивый мужчина из всех, которых она когда-либо видела. Не желая того, она вновь ощутила предательское сладостное покалывание между ног. Дьявольщина! Вопреки здравому смыслу, вопреки собственным ее благим намерениям, да поможет ей Бог, она… взволнована видом Пэгана.

Этого не может быть!

Наверное, он каким-то образом околдовал ее. Или, возможно, это лишь временный недуг, который исчезает с каждым проходящим мгновением. Но в этот момент, будь проклята ее слабая душа, она хотела его снова.

Он резко отшвырнул рубашку в сторону. Словно ее тут и не было, сдернул простыню с кровати. Она оборонительно подтянула колени кверху. А потом он совершил престранную вещь. С тихим стоном и сильным рывком он сорвал повязку со своей груди, обнажив и открыв рану, которую она нанесла ему. Из пореза стала сочиться свежая кровь. С небрежным хмыканьем он дал крови потечь, после чего вытер рану постельным бельем.

Девственная кровь. Конечно. Это будет выглядеть, как если бы они подтвердили свой брак. Дейрдре почувствовала укол вины, когда взглянула на вновь открывшуюся рану Пэгана. Он поступил по-рыцарски.

Но он больше не притронулся к ней и даже не заговорил. Обойдя комнату, задул все свечи, забрался на постель с ней рядом, натянул одеяло и повернулся на бок, спиной к ней.

Ей бы следовало испытывать удовлетворение. Она победила в их столкновении. Да, гордость ее была сильно задета, ибо Пэган обратил ее тело против нее. Но разве она не одержала победу? В конце концов, она помешала ему подтвердить их брак. И победила.

Так почему же она чувствует себя так неловко?

Да потому, поняла Дейрдре, что не она остановила его. Говоря по правде, как ни мучительно признавать это, ей хотелось, чтобы он продолжал. Нет, это он воззвал к своей чести, верный своей клятве, и позволил ей отказаться от его дальнейших ласк. Если б не его непоколебимое благородство, она бы даже сейчас лежала под его раскаленным телом.

Проклятие! Реальность горька, как полынная настойка. Хотя Пэган кажется надменным, грубым и жестоким, она должна посмотреть правде в глаза. Ее муж – человек непоколебимой чести.


Пэган ударил по валику, чтобы поудобнее пристроить свою голову. Ад и все дьяволы! Впервые в жизни он жалел о своем благородстве. Да поможет ему Бог, хотелось схватить свою новобрачную, хочет она или нет, и вонзиться своим раскаленным древком глубоко в ее бархатную плоть. Ведь то, что происходит, несправедливо. Она должна быть его. Это его право – сделать ее своей этой ночью – телом и душой. Он готов был откусить себе язык за то, что дал это проклятое обещание.

Но он был так уверен, что Дейрдре не устоит перед ним. Женщины всегда поддавались на его соблазнение. Он так чертовски искусен в этом.

Каким-то образом этой упрямой девице удалось остаться равнодушной. Это немыслимо!

Он надеялся, что жжение открывшейся раны утихомирит его похоть, но не тут-то было. Его плоть немилосердно пульсировала, напоминая, что он даже не осмелился успокоить дикого зверя, погрузившись между ног какой-нибудь другой красотки. Не сегодня. Ведь он проводит брачную ночь с хозяйкой замка, и люди Ривенлоха не одобрят и не поймут, если их новый управляющий отправится искать утехи на стороне именно в эту ночь.

Завтра, возможно, если Дейрдре все еще будет продолжать играть в сопротивление, он отыщет какую-нибудь хорошенькую шотландку, которая согреет его в постели.

Он нахмурился, напряженно вглядываясь в темноту, гадая, возможно ли это. Он не видел здесь девушки, которая бы сравнилась с Дейрдре. Она не только красива, но и полна жизни, мудрости и остроумия. Действительно, хоть его и терзала невозможность заняться любовью, он не мог не восхититься силой воли Дейрдре, ее стойкостью даже против собственных желаний. Это редкость для женщины, по крайней мере, для тех женщин, с которыми он знаком. Если она когда-либо решит лечь с ним по собственной воле, то будет горячей и страстной партнершей, он уверен. Да, это будет ночь непревзойденного экстаза, иначе и быть не может.

Но та ночь – не сегодняшняя. Сегодняшняя ночь будет длинной, мучительной, пустой и несчастной.

Глава 11

Дейрдре раздраженно ворочалась на постели, пытаясь перетащить на себя одеяло, которым завладел Пэган. Невозможно было спать с кем-то, кто занимает большую часть кровати. Особенно когда этот кто-то такой чертовски… привлекательный.

Он мог бы быть еще более привлекательным, даже неотразимым, напомнила она себе. И, хотя ей не хотелось думать об этом, в одну из предстоящих ночей так и будет. Она не настолько глупа, чтобы верить, что это никогда не произойдет, что она вечно будет держать мужа на расстоянии. В конце концов, ее долг – произвести на свет наследников для Ривенлоха.

Но в данный момент ее спальня – всего лишь еще одна арена борьбы для него, та, где он может заявить о своей победе. Она уже чувствует, как ее господство ускользает, когда он вторгается в ее жизнь, навязывает ей своих людей, приказывает слугам, планирует перемены в замке. По крайней мере в постели ей удалось одержать верх. Пока.

И все же она невольно задавалась вопросом, как долго он будет терпеть ее отказы. Хуже того, она не знала, как долго сможет отказывать.

Борьба с Пэганом из-за одеяла – не единственное, что не давало ей спать. Будь прокляты ее непокорные мысли, но она не могла перестать думать о совершенной, красоте его тела, о небрежно ниспадающих локонах, о его знойном взгляде. Она вспоминала в ярких подробностях, каким было ощущение его рук у нее на коже – ласкающим, успокаивающим, возбуждающим; помнила, как одним лишь поцелуем он заставил ее забыть обо всем. Даже сейчас его чувственный шепот эхом отдавался в ее мыслях. Всю длинную ночь она оживляла в памяти те восхитительные ощущения, с которыми он ее познакомил: большой палец, ласкающий сосок, теплый язык, наполняющий рот, пальцы, играющие в самых потаенных уголках ее тела. Всю ночь напролет, как бы сознание ни противилось ужасающей мысли о капитуляции, ее тело томилось от острого желания, с которым он оставил ее. Это была худшая из пыток. Ибо теперь, заставив его остановиться, она гадала, какие еще наслаждения упустила.

Небо еще не посветлело, когда Дейрдре решила, что больше не может лежать в кровати. Хоть Пэган и не прикасался к ней, жар от его спящего тела был осязаемым, отчего кожу как-то непривычно покалывало, а волоски вставали дыбом, как шерсть у кошки в грозу. Есть только один известный ей способ избавиться от этих опасных ощущений.

Дейрдре быстро выбралась из постели, в темноте натянула нижнее белье и достала кольчугу из сундука с доспехами. Она вытащила воткнувшийся в крышку сундука кинжал и на мгновение, взвесив клинок в руке, подумала, как глупо было со стороны Пэгана оставить его там, где она может его достать.

Бросив последний взгляд на своего спящего мужа, который не пошевелил ни единым мускулом и который, она подозревала, мог бы проспать нашествие врага, Дейрдре выскользнула за дверь, пробралась мимо новых постояльцев, храпящих в большом зале, и направилась в тренировочный манеж.

От росы твердо утоптанная земля поля казалась черной. Заря только занималась, небо цвета индиго лишь начинало бледнеть. Ничто не нарушало тишины, даже птичье пение. Именно такие утра Дейрдре больше всего любила, когда ничто не отвлекало ее от тренировки.

Она заплела волосы в нетугую косу, затем сделала несколько упражнений на растяжку, чтобы разогреть мышцы. Хотя ей не хотелось это признавать, но мышцы сегодня были не такими одеревенелыми, как обычно, возможно, благодаря манипуляциям Пэгана.

Этим утром она выбрала свой любимый меч – тот, который подарил отец, когда ей было двенадцать. Она нацарапала свое имя на рукоятке, чтобы отличать от оружия Элены, и делала насечки на поперечной гарде за каждую выигранную у отца схватку, пока уже не осталось места.

Как только она взяла в руку знакомое оружие, как только начала делать выпады и наносить колющие удары, как только кровь ее разогрелась от пыла битвы и мысли сосредоточились лишь на нападении и защите, она напрочь позабыла и о бессонной ночи, и о муже-норманне, и о своей унизительной капитуляции перед ним. Она атаковала и отступала, устремлялась вперед и отскакивала назад снова и снова, бросая вызов невидимым противникам.

К тому времени, когда закукарекал петух, пот струился по ее лицу, а легкие горели от напряжения, но было так хорошо, так чудесно. Ощущение силы было пьянящим. Клинок пел, разрезая воздух, и поймал первые лучи восходящего солнца, когда она резко крутанулась, такая же умиротворенная знакомыми движениями, как священник своими молитвами.


Пэган проснулся вместе с солнцем. Он был разочарован, обнаружив, что Дейрдре нет, но не удивлен. Он сам часто оставлял постель женщины до рассвета. В конце концов, обещания, даваемые в пылу страсти, лучше оставить темному миру полуночи. Но у них было не тайное свидание при луне, и Дейрдре не легкомысленная девица, которую можно использовать и бросить в постель другого мужчины. Она его жена, во имя Всевышнего! Ей лучше привыкать к праздным утренним часам в, постели с мужем.

Все еще уязвленный ее холодным отказом прошедшей ночью, Пэган нахмурился, взглянув на простыни, испачканные кровью, его кровью. Он принес эту жертву, чтобы защитить ее честь. И как же она отблагодарила его за любезность? Покинула его. И что будет теперь, когда его люди прошествуют вверх по лестнице, чтобы поздравить жениха и невесту и вынести простыни, и обнаружат жениха одного? Да уж, шуточкам и насмешкам не будет конца.

Он должен найти Дейрдре раньше их.

Он быстро оделся, гадая, куда она могла пойти. Возможно, навестить сестру в подвале. Или на кухню – позавтракать. Или в часовню – помолиться. Он самодовольно усмехнулся. Ей надо молить о силе, дабы устоять против его мужского обаяния.

Он оглядел дубовый сундук, куда, бросил ее кинжал. Его там не было. Он открыл крышку. Внутри лежали штаны, которые она украла у них с Колином и которые он вернул. Но на месте были все остальные вещи – рыцарские доспехи: шлем, шпоры, кожаные перчатки для верховой езды. Но ее кольчуги не было.

Пэган покачал головой. Если его догадка верна, его воинственная жена облачилась в кольчугу, чтобы потренироваться.

К тому времени, когда он пересекал двор, полностью вооруженный, уже начали просыпаться слуги. Клубы пара поднимались в воздух, где солнце пригревало мокрые бревна надворных построек. Собаки приподняли головы, когда он проходил, понюхали воздух и снова задремали. Когда он приблизился к тренировочному манежу, облако пыли с поля возвестило о присутствии одинокого бойца.

Дейрдре.

Он спрятался в тени конюшни, чтобы незамеченным понаблюдать за ней.

Он зол на нее. В конце концов, она оскорбила его – покинула ради занятия, которое ей, как выяснилось, больше по душе. Он пришел разгневанный и искал повод наказать ее. Но сейчас, незаметно наблюдая за ней из тени, он обнаружил, что его негодование постепенно улетучивается, сменяясь восхищением.

Тренировка с мечом для нее – отнюдь не игра. Он сразу же увидел это. Сила, которую она вкладывает в свои упражнения, истинная, неподдельная. Она знает все правильные стойки, все движения. Очевидно, отец хорошо обучил ее. Несмотря на то, что она женщина, или, возможно, благодаря этому движения ее быстры, гибки и грациозны. У нее схватка на мечах выглядит почти как танец, ибо она вертится, подныривает и подпрыгивает с поразительным равновесием и точностью.

Разумеется, это противоестественно. Битва – не женское дело. Может, Дейрдре и преуспела в боевых искусствах, но женщины не созданы для войн и сражений.

И все же было что-то интригующее, что-то необыкновенное, что-то неоспоримо привлекательное в том, как она двигалась, словно была рождена, чтобы владеть мечом.

И пока она продолжала сражаться с невидимыми врагами, до него дошло, что наблюдение за ней не просто захватило его. Черт побери, оно его возбудило.

Дамы, которых он знал, редко утруждали себя сверх того, чтобы красиво нарядиться, кокетничать с мужчинами или протянуть руку за очередной сластью. Часто именно по этой причине он предпочитал в постели простолюдинок. И хотя женщины благородного происхождения вполне приемлемые партнерши, они, похоже, воображают, что сделаны из чистого сахара и слишком хрупки для более требовательных запросов энергичного любовника.

Он еще раз убедился, что Дейрдре не оранжерейный цветок. И не требуется большого воображения, чтобы представить, как пыл, который она демонстрирует на поле, переместится в…

– Ты собираешься весь день стоять там и подглядывать?

Пэган вздрогнул. Как Дейрдре узнала о его присутствии, он понятия не имел. Он не издал ни звука. А она ни разу не взглянула в его сторону.

Даже сейчас, заговорив, она не посмотрела на него и не пропустила ни единого движение в своих упражнениях.

– Или… – ее меч рубанул налево и направо, выписав в воздухе огромную букву X, прежде чем она повернулась к нему, – ты собираешься бросить мне вызов?

Он громко, радостно рассмеялся. Да, он хочет бросить ей вызов. Что-то в ее движениях приводило его в возбуждение. Она соблазнительная ведьмочка и наверняка знает об этом.

Глаза ее лукаво блеснули.

– Ты думаешь, я шучу.

Он глотнул бодрящего воздуха. Боже, как она красива этим утром! Беспорядочные завитки волос выбились из косы, обрамляя порозовевшие щеки. Грудь вздымается и опускается с каждым учащенным вздохом. Святая Мария, подумал он с нелепой ревностью, она выглядит так, словно только что занималась любовью.

Дейрдре не могла поверить, что разговаривает с Пэганом, тем более поддразнивает его. Она думала, что больше никогда не сможет посмотреть ему в глаза из-за стыда.

Но энергичные упражнения с мечом помогли ей восстановить силы, вернуть самообладание. А как только это произошло, она почувствовала, что может одолеть все, даже позор.

Ее позабавило, что Пэган думал, что незаметно подкрался к ней. Двигаться незаметно для мужчины его размера просто невозможно. Кроме того, Дейрдре научилась прекрасно различать в своих владениях малейшие шумы, звуки и голоса. Тихое царапанье наколенников Пэгана навострило ее уши и участило пульс.

Если и существует время и место, чтобы отплатить Пэгану за его безжалостное поведение прошедшей ночью, то только здесь и сейчас. Это та арена, на которой она может одержать над ним верх, где может быть уверена, что собственное тело не предаст ее, где она может восстановить свою пострадавшую гордость.

– Боишься? – спросила она, повторяя тот вызов, который он бросил ей предыдущим днем.

Пэган вышел из тени стены на солнечный свет, двигаясь неторопливо, и положил скрещенные руки поверх воротного столба плетня, разделяющего их.

– Опасаюсь поранить тебя.

На мгновение ее смелость дрогнула. Господи, он всегда такой огромный, или это только так кажется из-за доспехов?

Она заставила себя дерзко улыбнуться. Нельзя показывать свои сомнения. Показная храбрость – половина победы.

– Ты не подберешься достаточно близко, чтобы ранить меня.

– Значит, ты собираешься убежать?

– Ха! Я никогда не убегаю.

Он наклонился вперед и положил подбородок на скрещенные руки.

– Что же ты тогда убежала из моей постели этим утром?

– Ну, если б ты не был таким лежебокой…

Он усмехнулся, и ей пришло в голову, что их разговор почти… заигрывающий.

– Лежебокой? Полно вам, миледи, вы, должно быть, поднялись задолго до рассвета.

– А норманны, я полагаю, нежатся в постели до полудня?

– Почему бы и нет? – Он лукаво улыбнулся ей, затем выпрямился. – Если в наших постелях услужливые женщины.

От его намека жар прилил к ее щекам, словно он прошептал эти слова ей в волосы, как делал прошедшей ночью. Господи, почему она должна думать об этом? Если она хочет сражаться с ним, то надо сосредоточиться на предстоящей схватке.

– Сэр, вы уклоняетесь от темы. Вы принимаете мой вызов?

Он поднял задвижку на воротах и вошел на поле.

– Охотно! – Отряхнув руки одна о другую, он подошел к ней так близко, что она невольно заволновалась, и прошептал: – Поскольку вы не развлекаете меня в постели, сударыня, полагаю, развлечь меня на тренировочном поле – разумная альтернатива. – Не спуская с нее взгляда, он с двусмысленной, нарочитой медлительностью вытащил свой меч из ножен.

Дейрдре судорожно сглотнула. Этот мужчина неисправим. Даже на поле битвы он пытается соблазнить ее. И да поможет ей Бог, небезрезультатно. Глаза его, устремленные на нее, горят обещанием наслаждения. А губы, изогнутые в этой самоуверенной усмешке… Слишком хорошо она помнит, какими они были на ее губах – теплыми, нежными и требовательными.

Нет! Она не будет думать об этом. Она должна сражаться с ним.

Более того, в этот раз она должна выиграть.

Взмахнув мечом в воздухе, она согнула колени и приготовилась атаковать.

Он медленно оглядел ее с ног до головы, затем поманил пальцем:

– Ну, давай, иди сюда.

Все случилось так быстро, что Дейрдре даже не поняла, что с ней произошло. Она ударила, нацелившись на правую руку Пэгана, но его меч заскрежетал о ее клинок, отбивая атаку. В следующее мгновение он схватил ее за руку с мечом, развернул задом и притянул к своей груди, держа ее как любовник свою возлюбленную. Она вырывалась из этого непредусмотренного объятия, тыча в него кулаками, но он лишь усмехнулся ей в волосы, мягко опустив ее на землю.

– Мои извинения, – пробормотал он с не вполне искренним сожалением.

Сбитая с толку, она поднялась на ноги, отбросив волосы с глаз. Извиняется он, как бы не так. Он ни капельки не сожалеет. Облизнув губы, она приготовилась ко второй атаке.

Она уже могла сказать, что Пэган сильнее любого из ее людей. Возможно, рыцари Камелиарда и в самом деле хорошие воины. Если так, то одолеть их предводителя потребует еще больше усилий, чем она ожидала.

Дейрдре сделала ложный выпад снизу, затем вскинула меч вверх и опустила ниже, нацелившись ему в живот. В этот раз она застигла его врасплох. Он отскочил назад, едва избежав ее удара. Укрепив свою уверенность, она продолжила нападение, оттесняя его назад серией быстрых колющих ударов, пока почти не прижала к забору.

Но когда ее клинок описал круг, чтобы потеснить его на последние несколько шагов, он вскинул свой в резком поперечном перехвате. От удара стали о сталь дрожь боли пробежала вверх по руке. Потеряв преимущество, она отскочила назад, за линию его меча.

– Прости, – прошептал он с веселыми чертиками в глазах. – Еще раз.

Дейрдре проигнорировала его насмешку. Она не поддастся гневу. Не поддастся. Пусть Пэган большой, сильный и быстрый, теперь она знает это, но и он допускает ошибки. Даже великие могут упасть. А когда они падают, это происходит с великим грохотом.

На этот раз, атакуя, она применила прием, который изобрела, когда поймала человека, угоняющего овец с ривенлохских лугов. Она сделала неожиданный шаг вперед, поднырнула под его меч и выскочила позади него. Не успел он в смятении развернуться, как Дейрдре быстро пнула его ногой в зад. Потеряв равновесие, Пэган повалился лицом в грязь.

Пока он, оглушенный, лежал на земле, она наклонилась к его уху и прошептала:

– Мои извинения.

Она сразу же отскочила в сторону и дала ему подняться. Выражение его измазанного грязью лица, нечто вроде озадаченного раздражения, было воистину сладкой наградой.

Но победа ей еще не была гарантирована.

С мрачной улыбкой он яростно рубанул сверху вниз – удар скорее устрашающий, чем направленный. Она отскочила назад, не испугавшись, но оставаясь начеку.

Долгое время они кружили друг вокруг друга, сцепившись взглядами. Наконец, словно два нападающих оленя-самца, столкнулись, высекая клинками искры, звеня и скрежеща булатной сталью с неукротимой свирепостью. Всякий раз, когда она одерживала над ним верх, для него отвоевать победу было делом лишь нескольких секунд. Еще никогда не приходилось ей сражаться так долго и тяжело против своего противника, не считая Элены, не добившись реального преимущества.

Наконец, задыхающаяся и отчаявшаяся, Дейрдре нашла для себя благоприятную возможность. Когда он широко размахнулся мечом, она сделала резкий смертельный выпад, нацеленный прямо в сердце. Но, быстрый, как плеть, он отскочил в сторону, отбив удар сбоку с такой силой, что она по инерции развернулась кругом, повалившись на него. Он поймал ее на бедро свободной рукой и удержал от падения.

– Ты еще не закончила? – спросил Пэган. К ее ужасу, он даже не запыхался.

– Нет. – Она высвободилась. – Если только ты не хочешь сдаться.

– Сдаться? – Он усмехнулся. – Рыцарь Камелиарда не сдается. Ему это не положено.

– Тогда продолжим.

Она отвела плечи назад и напружинила ноги. В чем же его слабость, гадала она. Где трещина в его доспехах? Схватив меч обеими руками, она подняла его над головой и ринулась вперед, словно намереваясь расколоть его надвое. Как и следовало ожидать, он вскинул меч, чтобы сдержать ее. Когда он сделал это, она отклонилась вбок и, резко выбросив ногу, ударила его в живот.

Он сложился пополам и издал невольный стон. Пока он приходил в себя, она приставила острие меча к его подбородку.

Но оказалось, что он отнюдь не до конца выведен из строя. Свободной рукой ударив по плоской стороне ее меча, он отбил его вниз, затем молниеносно вскинул свой меч, приставив ей к горлу.

– Интересно, – сказал он, комментируя ее уникальный прием. – Уверена, что не хочешь сдаться? В конце концов, я все еще свеж. Ты же тренировалась с раннего утра.

– Я всего лишь… разогревалась, – похвасталась она, хотя они оба слышали, как свистит воздух у нее в груди.

Поцокав языком, он положил ладонь ей на лоб и игриво оттолкнул ее от своего клинка. Тяжело дыша, она вытерла пот с лица тыльной стороной руки и внимательно посмотрела на своего противника. Он отличный боец, спору нет. Сильный, быстрый и умный. Но ей уже дважды удалось застигнуть его врасплох. Еще несколько трюков из репертуара Железных Дев Ривенлоха, и он падет, огорошенный, к ее ногам.

С возобновленной решимостью она обменялась с ним несколькими легкими ударами, затем, позаимствовав хитрую уловку сестры, перекувырнулась вперед, намереваясь подняться с клинком у его горла.

Но, к ее удивлению, Пэган, подавив естественный инстинкт отступить назад, шагнул вперед. Когда она вскочила на ноги, они столкнулись. Ее лицо врезалось ему в грудь, и он зажал ее руку с мечом своей, захватив ее так, что она могла лишь беспомощно барахтаться.

Она попробовала вырваться, но он крепко держал ее.

– Теперь ты сдаешься? – вкрадчиво спросил он.

Она попыталась крикнуть «Никогда!», но звук потонул в складках его плаща. Дейрдре с силой дернулась, но без особого успеха.

Однако существует немало способов освободиться, Они с Эленой изобрели не один десяток приемов как раз для подобных ситуаций, в которых женщина не может сравниться с мужчиной в силе и должна применить находчивость и хитрость.

Со следующим вдохом она что есть мочи врезала ему коленом в пах. В этот раз ей удалось-таки застигнуть его врасплох, но в последний, момент он, должно быть, почувствовал ее намерение, ибо изогнулся достаточно, чтобы ослабить силу удара. Но все равно он выругался, когда ее закованное в броню колено задело его по незащищенному причинному месту.

Она ожидала, что он тут же отпустит ее. Но его хватка ни в малейшей степени не ослабла, и когда он согнулся, застонав от боли, то потащил и ее с собой.

– Пусти… ме… ня, – просипела она, отталкивая его и пытаясь высвободить свою зажатую руку.

– Нет… – пропыхтел он, еще крепче сжимая ее. Пришло время для нового трюка. Упершись ему в грудь, она протиснула одну йогу между его ногами, затем быстро ударила ею вбок, схватив его за правую лодыжку, чтобы опрокинуть.

В этот раз он был слишком отвлечен, чтобы приготовиться к удару. Нога подлетела вверх, опрокидывая его назад. Как подрубленное дерево, он рухнул навзничь с сотрясающим землю стуком.

К несчастью, Дейрдре полетела вместе с ним.

Он повернулся в падении как раз настолько, чтобы избежать столкновения плечом с ее клинком. Но ей все разно не удалось освободиться от Пэгана, который прицепился к ней так крепко, как репей к собаке. И теперь она лежала, распластавшись, на нем, как какая-нибудь распутница.

Глава 12

Несколько секунд после падения Пэган не мог ничего сказать, ибо из него вышибло весь дух. Но как только ему удалось сделать прерывистый вдох, Дейрдре приготовилась к взрыву гнева.

Его не последовало. Вместо этого послышался раскатистый смех, такой искренний, естественный, что от неожиданности Дейрдре растеряла половину своего боевого настроя.

– Умная девушка, – выдавил он с одобрительной ухмылкой. – Где ты этому научилась?

Вопрос захватил ее врасплох.

– Я… мы с сестрой… придумали.

Он с сомнением воззрился на нее.

– Да, придумали, – Его сомнение возродило раздражение в ней, и она снова попыталась высвободиться. – Мы изобрели очень много своих собственных приемов. – Черт бы побрал мощную хватку Пэгана, с таким же успехом она могла бы бороться с медведем.

Она чувствовала на себе его оценивающий взгляд, словно он взвешивал ее человеческие и боевые качества. Когда же она осмелилась встретиться с его глазами, то увидела в них и гордость, и восхищение, и уважение, чего никак не ожидала. И пока она пыталась понять его, в голову закралась еще одна мысль, куда более опасная.

Он хочет ее.

Мощным броском Пэган перекатил их обоих, и теперь уже она лежала спиной на земле, а он растянулся на ней сверху. Положение было унизительным, оно указывало не только на его господство и ее подчинение, но и наводило на мысли о супружеской постели. Она никак не ожидала, что их поединок на мечах может привести к подобной ситуации.

Он был тяжелым, несмотря на то, что опирался на локти. Хоть она и силилась освободиться из его тисков, но, к своему стыду, не могла не признать, что все ее естество переполнено восторгом от ощущения его тяжести и силы, от возможности вновь быть с ним так близко. И это пугало ее до чертиков.

– Слезь с меня, – в ярости прошипела она, краснея, как монашка во время купания.

– Нет.

– Это… постыдно.

– Никто же не видит.

– И все равно.

Он обвел ее плотоядным взглядом, словно собирался проглотить.

– Тут нечего стыдиться. Мы молодожены.

Дейрдре с сестрой изобрели способы спасения из всякого рода переплетов. Но не из этого. Она боялась, что ее единственная защита – это слова.

– Я этого не потерплю, сударь.

– Ах, ну куда ж ты денешься… жена, – проговорил он со спокойной уверенностью.

Она оказалась в затруднении, не зная, как расценить создавшуюся ситуацию. Он ведь не собирается овладеть ею прямо здесь, на тренировочном поле, нет? Определенно, он не такой дикарь. И есть же еще его обещание.

– Ты собираешься нарушить клятву, данную моей сестре?

Уголок его рта изогнулся в улыбке.

– Едва ли.

Возможно, он и не собирается нарушить клятву, но Дейрдре знала, что ему этого хочется. Она могла бы поклясться, что даже сквозь кольчугу чувствует его затвердевшую плоть на своем бедре.

– Я просто хочу поговорить с тобой, – сухо продолжил он, – в положении, где ты не сможешь ни сбить меня с ног, ни заехать ногой в пах.

Дейрдре нахмурилась и, чтобы освободиться как можно скорее, прекратила бороться и опустила оружие.

– Говори.

Он тоже отложил свой меч в сторону.

– Тебе не откажешь в мастерстве.

Комплимент удивил ее, но она не хотела, чтобы он знал об этом.

– Тебе тоже.

Он усмехнулся:

– Мне об этом уже говорили. – Очевидно, в нем нет ни капли скромности. – Давно ты тренируешься?

– Отец говорил, что я родилась с мечом в руке, – гордо поведала она ему.

– В самом деле? – В его глазах плясали смешинки. – И ты тыкала им в свою кормилицу?

Она пригвоздила его суровым взглядом.

– Когда мне было двенадцать, я отрубила пальцы одному флетчеру,[1] который пытался изнасиловать мою сестру в конюшне.

Морщинка прорезалась между его бровями, и улыбка сникла. Он долгое время молчал, задумчиво изучая ее, и Дейрдре уже начала жалеть, что рассказала ему о флетчере. В конце концов, он был всего лишь первым в длинной череде мужчин, которые имели несчастье близко познакомиться с ее мечом.

Наконец он заговорил:

– Пожалуй, твой отец поступил мудро, научив тебя драться.

Дейрдре вновь была ошеломлена. Никто ей раньше этого не говорил. Ее мать, слуги, даже некоторые из ее рыцарей придерживались мнения, что сестрам не следовало брать в руки оружие. Только благодаря настояниям отца им было разрешено обучаться воинскому искусству.

Возможно, подумала Дейрдре, Пэган понимает ее. Возможно, он сознает мудрость того, чтобы позволить ей быть хорошо подготовленной, готовой к битве и уверенной в своих силах. Возможно, не будет никакой борьбы за командование войском Ривенлоха, в конце концов.

Однако в следующую минуту ее надежды рухнули.

– Но теперь, миледи, – сказал Пэган, и его взгляд сразу сделался снисходительным и покровительственным, – вам с сестрой больше не надо забивать свои головы такими вещами. Рыцари Камелиарда здесь для того, чтобы защищать вас. Вам больше не придется надевать кольчугу, махать мечом, получать боевые шрамы. С этого дня, – поклялся он, – я буду вашим защитником.

Очевидно, думал Пэган, нежно улыбаясь, у Дейрдре нет слов, чтобы выразить свою благодарность, ибо она могла лишь молча таращиться на него. Каким огромным облегчением будет для нее не полагаться на защиту той разношерстной компании, которую она называет войском Ривенлоха! Теперь здесь он и его люди, и она может снова заняться вышиванием или сбором букетов, или что еще там делают женщины.

И теперь, когда он заполучил ее в свое полное распоряжение, мягкую, податливую и благодарную, возможно, она согласится на поцелуй…

– Дейрдре! – внезапно позвал кто-то.

Она оцепенела под ним. Он поднял голову, чтобы вглядеться сквозь щели в плетне. Гром и молния, это Мириель ищет свою сестру.

– Дейрдре! Где ты?

Запаниковав, Дейрдре попыталась спихнуть его с себя.

– Я знаю, что ты здесь, Дейрдре, – проворчала Мириель, подходя ближе. – Я слышала звуки боя. Ты не можешь… О! – Глаза Мириель сделались круглыми от удивления, когда она заглянула через забор.

Но Пэган не собирался подскакивать, как какой-нибудь недоросль, которого застали с его первой женщиной. Дейрдре его жена. И если ему хочется миловаться с ней па тренировочном поле, это его дело.

Дейрдре, однако, была не согласна с этим. Ее пальцы пробрались под рубашку, и она сильно ущипнула его. Крякнув от боли, он неохотно слез с нее и, смерив неодобрительным взглядом, помог подняться на ноги.

Мириель застыла на месте, разинув рот. Её странная служанка стояла, насупившись, с ней рядом.

– В чем дело? – раздраженно бросил Пэган. – Надеюсь, это что-то важное, не терпящее отлагательства?

– О… о… – Мириель переводила ошеломленный взгляд с одного на другого, словно не могла ничего понять.

Служанка шагнула вперед, уперла кулаки в узкие бедра и спросила:

– Что ты сделал с Эленой?

Пэган бросил сердитый взгляд на старуху, непривычный к такой наглости со стороны прислуги.

Мириель наконец вышла из ступора. Она успокаивающе положила ладонь на руку служанки.

– Я искала ее везде, – объяснила она Пэгану. – Не могу найти. И вашего человека, Колина, тоже нет.

– Что? – взорвалась Дейрдре. Она повернулась к нему: – Где они? Да поможет вам Бог, если хоть один волосок упадет с ее головы…

– Погодите! – крикнул Пэган, предупреждая панику. – Волноваться не из-за чего. Колин – надежный друг. Я велел ему запереть ее в подвале. Несомненно, он присматривает за ней там.

Не успел он сказать это, как Дейрдре пулей вылетела за ворота манежа. Он поспешил вслед за ней и всю дорогу до замка молился, чтобы Колин и в самом деле провел ночь, лишь присматривая за Эленой, и не совершил какой-нибудь глупости.

Но когда они спустились в подвал, его худшие опасения подтвердились.

Подвал был пуст.

* * *

– Роув и Адрик, вы отправляетесь по восточной дороге, – приказал Пэган, когда мальчишка-конюх вывел несколько оседланных лошадей во двор. – Рейнер и Уорин, поезжайте на запад. Дейрдре, твои…

– Йен, – прервала она, уже на шаг впереди него, – отправь моих людей на север и на юг. И, Мириель, пусть слуги еще раз осмотрят замок. Самым тщательным образом.

– Мы найдем их, – пообещал Пэган.

Он еще никогда не был так зол на Колина. Этот неисправимый повеса безрассудно сбежал с дворянкой, поставив под сомнение и честь Пэгана тоже. Даже сейчас люди Ривенлоха смотрят на него с плохо скрываемой враждебностью. Если Пэган не уберег дочь лорда, то как он сможет защитить весь замок?

Да, как только Колин заявится обратно, довольный своей романтической эскападой, Пэган уж постарается подпортить его самодовольную ухмылку, выбив парочку зубов.

Дейрдре, без сомнения, будет злорадствовать по поводу неверной оценки Пэгана. У нее есть на это право. Но в данный момент, слишком встревоженная за свою сестру, она не бранила и не осуждала его.

Дейрдре отдала приказ, и ворота Ривенлоха распахнулись, давая возможность первым всадникам выехать. Но прежде чем мужчины тронулись в путь, сэр Адрик заметил монаха, приближающегося к замку, машущего свернутым в трубку пергаментом.

– Милорд, гонец.

– Подождите. – Пэган быстро вскочил на своего коня.

– Я с тобой. – Слова Дейрдре были скорее приказом, чем просьбой, но, учитывая обстоятельства, он уступил ей – протянул руку и помог ей сесть в седло позади него.

Как только она уселась, он пустил лошадь в галоп и выехал из ворот навстречу монаху.

Приближающийся боевой конь, резко, остановившись в облаке пыли, чуть не до смерти напугал молодого монаха с тонзурой.

– Что у тебя там? – потребовал Пэган.

– П-послание, милорд.

– От кого?

– Мне было в-велено передать его женщине по имени Дейрдре.

Дейрдре легко выскользнула из седла и протянула руку за пергаментом.

– Я Дейрдре.

Пэган спешился. У него чесались руки выхватить послание у жены. В конце концов, он наверняка читает гораздо быстрее женщины. Но он терпеливо ждал, пока она не пробежала глазами содержание.

Когда плечи ее поникли, он не на шутку испугался.

– Что? Что случилось?

Она не ответила, только уронила руку, и он подхватил пергамент прежде, чем тот выпал из ее пальцев.

– «Дейрдре, – прочитал он вслух, – я захватила норманна в залож… – Этого не может быть. Он прочитал еще раз, медленнее: – Я захватила норманна в заложники. Я не верну его до тех пор, пока брак не будет аннулирован. Элена».

Какое-то время он мог лишь недоуменно таращиться на неразборчивый почерк.

– Черт, – пробормотала Дейрдре, напугав монаха, который, решив, что ему пора, перекрестился и заспешил в обратный путь.

Затем до Пэгана дошла сущность положения, в котором очутился Колин. Наконец-то этот парень не промах, хитрован, сердцеед и зазнайка встретил достойного противника.

Смех забулькал глубоко в груди Пэгана, плечи затряслись.

Дейрдре нахмурилась и выхватила у него пергамент, скатав, чтобы хлопнуть его по руке.

– Это совсем не смешно.

– О да, еще как, – сказал он, смеясь. – Что может быть лучше, чем когда каждый получает по заслугам? Ты не знаешь Колина.

– А ты не знаешь Элену.

– Она же женщина, – отмахнулся Пэган.

– Однако каким-то образом ей удалось в одиночку захватить его в заложники, – язвительно напомнила Дейрдре.

Он фыркнул.

– Без сомнения, она застигла его врасплох. – На самом деле он испытывал облегчение, что вина с Колина снята. А при сложившихся обстоятельствах стоит ли спешить на выручку своему вассалу?

Но угрюмое выражение лица Дейрдре поразило его. Он сузил глаза.

– Она… сумасшедшая… да?

– Скорее… импульсивная.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты должен знать. Она же пыталась заколоть тебя.

– Она была здорово пьяна.

– Да, – согласилась Дейрдре, – но также готова на все, чтобы спасти Мириель.

– Что ты уже сделала, – угрюмо пробормотал он. Мысль, что три сестры пытались спасти друг друга от бесчестья стать его женой, все еще уязвляла его до глубины души.

– Но она этого не знает. Она полагает, что ты женился на Мириель.

– Колин скажет ей.

– Каким же образом, если он связан и с кляпом во рту?

Когда Пэган представил связанного Колина, у него снова поднялось настроение. Дейрдре же отнюдь не было так весело.

– Думаю, я знаю, куда она увезла его. Есть один заброшенный фермерский домик примерно…

– Оставим их.

– Что?

– Пусть остаются там, где есть. Если Колин позволил женщине взять над ним верх, то пусть этот дурак сам ищет способ, как освободиться.

Она удивленно нахмурилась:

– Ты не беспокоишься за своего вассала?

– Колин сам может о себе позаботиться. – Уголок его рта дернулся в улыбке. – Вообще-то я бы больше беспокоился о твоей сестре в компании такого сладкоречивого обольстителя.

Опасный блеск вспыхнул в глазах Дейрдре.

– Поверь мне, Элена хорошо защищена от подобных соблазнов.

– В самом деле? – Он сверкнул лукавой улыбкой. – Тогда я рад, что это не семейная черта.

Он повернулся и зашагал обратно к замку, и как раз вовремя, чтобы увернуться от разъяренного взгляда, который она метнула в него.

– Так что мы скажем им? – спросил Пэган, кивая на обитателей замка, собравшихся у ворот.

Она на мгновение задумалась.

– Скажем, что она взяла его с собой на угон скота.

– Угон скота?

– Она занимается этим постоянно.

Он вскинул бровь:

– Похитительница, убийца и угонщица скота?

– Она крадет только тот, что был украден у нас.

Пэган хмыкнул и покачал головой. Святая Мария, Колину скучать не придется. Эти шотландцы воистину престранные создания.

Глава 13

Когда Дейрдре вернулась в замок, то обнаружила, что у отца один из его худших дней. Она нашла его бродящим по лестницам, безутешно плачущим, ищущим свою потерянную Эдвину. Его горе было для нее просто невыносимо. У Дейрдре не хватило духу сказать ему, что одна из его дочерей тоже пропала, оставаясь в какой-то лесной лачуге с норманном. Впрочем, он бы все равно не понял. Сегодня он не узнавал даже Дейрдре.

Она знала, что должна провести день с ним, в его комнате, защищая его от глаз и ушей сплетничающих слуг. Предложить ему компанию и уединение – это самое малое, что она может сделать, дабы сохранить его достоинство. Обычно это не представляло большого неудобства. Плохие дни у него случались не слишком часто, и Элена с Мириель могли управиться со всем в ее отсутствие. Но сейчас, когда Элены нет, а Мириель занята по горло домашним хозяйством, некому заниматься ежедневными, рутинными делами Ривенлоха: распределением работ, раздачей поручений, улаживанием споров, восстановлением справедливости. Этого достаточно, чтобы заставить Дейрдре проклинать норманнов за их вторжение и Элену за ее необдуманный поступок.

Сидя в кресле у очага и беспокойно раскачиваясь, отец начал плакать по своей жене. Дейрдре опустилась рядом с ним на колени, взяла его руку в свои и заговорила успокаивающим голосом. Вскоре снотворное, которое она подсыпали ему в вино, возымело действие. Она молилась, чтобы во сне он нашел временное облегчение от своих несчастных воспоминаний и демонов, преследующих его.

Поправив одеяло у него на коленях, Дейрдре задумалась о своем браке, о своем муже-норманне.

Возможно, лучше, что ока не испытывает никаких нежных чувств к Пэгану. Стоит лишь взглянуть на ее отца, чтобы убедиться, что любовь – жестокая госпожа, требовательная, ревнивая, отнимающая силы. Да, у ее родителей были счастливые времена. Она помнит, как они вместе пели и смеялись как дети, уютно устроившись у огня, обменивались тайными улыбками за ужином, целовались на лестнице и бегали по лугу, словно резвящиеся олени. Но в конечном итоге любовь воздала им страданиями. Гордого воина, который когда-то высоко держал голову в битве, она превратила в хныкающего старика. Нет, подумала Дейрдре, хорошо, что она не любит своего мужа.

Она устремила взгляд в огонь, наслаждаясь успокаивающим теплом, когда языки пламени лизали прохладный воздух. Мало-помалу отцовские всхлипывания стихли, ион погрузился в сон. Дейрдре осторожно высвободила свои руки и поднялась, чтобы подбросить полено в очаг.

Темнеющее небо снаружи напомнило ей, что день уже скоро перейдет в ночь, а ночь означает возвращение в свою спальню. Она гадала, насколько бурное сражение произойдет там сегодня.

Ее защита ослабла. Она боялась, что в этот раз не устоит. Но она не должна уступать, ибо, если сдается, не будет иметь над ним никакой власти… никогда.

Дейрдре прекрасно понимала, что женщина может использовать страсть мужчины, чтобы полностью подчинить ею себе. Похоть – мощная сила. Она стала причиной падения и гибели многих мужчин со времен Самсона. Покуда Дейрдре будет держать Пэгана на расстоянии, она может осуществлять контроль над многими вещами. Властвовать над своими людьми. Добиться прощения для сестры. Командовать ратниками.

Но если он заподозрит, как хрупко ее самообладание, как непрочна власть над собственными желаниями… Иисусе, это станет ее погибелью.

Слуга постучал в дверь и, войдя, объявил, что обед готов, потревожив отца.

– Дейрдре? – Лорд Геллир заморгал, затем приподнялся, пока не выпрямился в кресле. Внезапно он превратился в прежнего отца, гордого и сильного, здорового и физически, и умственно. Глаза его были ясными, взгляд твердым.

У Дейрдре ком встал в горле от радости и горечи одновременно.

– Дейрдре, – с нежностью проговорил он, взъерошив ей волосы. – Почему ты здесь, со мной? Разве тебе не следует быть со своим мужем?

Она улыбнулась дрожащими губами. По крайней мере, он помнит кое-что из того, что произошло.

– Идем обедать, отец?

– Уже пора?

Он поднялся из кресла и выпрямился в полный рост. Непрошеные слезы подступили к глазам Дейрдре, когда она вновь увидела того гордого воина, которым он когда-то был.

– А потом – добрая игра в кости, – подмигнул он. – Я должен отыграть свои деньги у этих жульничающих норманнов.

У Дейрдре не хватило духу побранить его. Да, он проигрывает огромные суммы. Редкий вечер проходит без того, чтобы он не играл в кости и не проиграл. К счастью, Мириель давно убедила людей Ривенлоха возвращать свои выигрыши в счет домашних расходов. Единственные деньги, которые лорд проигрывал, – это заезжим гостям. Но теперь, когда замок полон азартных норманнов, нужны новые договоренности.

Ну а пока Дейрдре намерена насладиться обществом отца до того, как он снова соскользнет в безумие.

Ее надеждам на приятную трапезу не суждено было сбыться. Очевидно, пока Дейрдре находилась в комнате отца, Пэган взял на себя труд устроить хаос у нее в замке.

– Что ты сделал? – переспросила она, чуть не поперхнувшись элем.

– Сломал старые клетки, – сказал Пэган, уплетая одну из форелей, которую его норманны выловили в пруду.

К ее ужасу, отец одобрительно кивнул:

– Хорошо. Они все равно уже дышали на ладан.

Дейрдре насупилась:

– А что ты сделал с соколами?

Уголок рта Пэгана дернулся кверху.

– Тебе придется спросить повариху.

У нее отвисла челюсть.

Мириель, сидящая рядом с ней, хихикнула:

– Он шутит, Дейрдре.

Дейрдре же отнюдь не находила Пэгана забавным. Она отсутствовала всего лишь полдня, а он уже перепланировал все в замке, очевидно, теперь с благословения ее отца.

– Эта форель – просто пальчики оближешь, Йен, – одобрительно проговорил Пэган. – Жаль, что я не могу посылать своих людей рыбачить каждый день.

Дейрдре вскипела. Это еще один наглядный пример невежества Пэгана.

– Даже не думай об этом. Если ты будешь ловить рыбу каждый день, то очень скоро опустошишь озеро. Зимой нам нечего будет есть, и в озере не останется форели для размножения.

– Пожалуй, – согласился он, – Мириель уже предостерегла меня.

Дейрдре поморщилась. Ей совсем не нравится, как Пэган втирается в доверие к ее домочадцам. Он уже называет замковый люд по именам. Уже покушается на ривенлохские ресурсы. И даже заручился поддержкой отца. Это не сулит ничего хорошего.

– Пэган сказал мне, что привез с собой толкового оружейника, – поведал ей лорд Геллир.

– Это Джоссеранд, – подсказал Пэган, допивая свой эль и делая знак служанке налить еще.

– У нас есть оружие, – заявила Дейрдре.

– Но не такое, – возразил отец с сияющими глазами.

– Толедская сталь, – сказал Пэган. – Легкая. Сильная. Хорошо закаленная. В бою не подведет.

Несмотря на привлекательное описание нового оружия, Дейрдре почувствовала, как в ней закипает гнев.

– Я вижу, ты намерен перестроить весь Ривенлох, камень за камнем… – саркастически заметила она.

– Ну, раз уж ты упомянула об этом… – начал Пэган.

– Дейрдре! – рявкнул отец. – Прекрати.

Она покраснела. Отец уже давным-давно не бранил ее ни за что. То, что он сделал это перед этими чужаками, особенно после того, как она провела день, нянчась с его меланхолией и оберегая его достоинство, было тем более унизительно.

Как ни странно, но именно Пэган вмешался, чтобы успокоить ее задетую гордость.

– Разумеется, я хотел бы посовещаться с твоим отцом по поводу некоторых изменений в замке. Буду рад его предложениям.

Ее так и подмывало спросить, почему вдруг ему понадобилось «испрашивать разрешение», когда он на каждом шагу поступал вполне самостоятельно.

В этот момент Люси Кэмпбелл, одна из служанок Ривенлоха, втиснулась между ними, чтобы наполнить кубок Пэгана, вульгарно выставляя при этом напоказ свою огромную грудь. Зазубренная стрела раздражения пронзила Дейрдре, как молния пронзает небо в грозу. Торопясь отвлечься, она повернулась к Мириель:

– Ты уже начала работать со счетами?

– Начала и закончила, – с улыбкой ответила Мириель. – Человек сэра Пэгана, Бенедикт, уже представил отчет об имуществе Камелиарда. А уж сложить два хозяйства было нетрудно.

Гораздо проще, подумала Дейрдре, чем ужиться с их людьми.

Всюду теперь царил хаос, даже здесь, в большом зале. Камышовый настил, очевидно был снова сменен, хотя слуги по указанию Мириель меняли настил только в прошлом месяце. Флаги, развешанные вдоль стен, были передвинуты, дабы дать место нескольким знаменам, которые рыцари Кармелиада привезли с собой. Пара нормандских парней баловала гончих в углу, скармливая им оленьи кости. А теперь подручные поварихи принесли какое-то незнакомое блюдо для завершения трапезы, что-то… нормандское.

Проклятие! Это ее замок, ее земля. Это ее слуги. Вмешательство Пэгана похоже на… вторжение. Такое же навязчивое, как его присутствие в ее постели.

Но даже мысленно произнося эти слова, она понимала, насколько они нелогичны… Не имеет значения, чьи руки клали камни замковой стены, главное, что это сделало замок сильнее. Она должна быть благодарна за помощь Пэгана.

Но Дейрдре не испытывала благодарности. Из-за своего скоропалительного замужества, дерзкой выходки Элены, забот об отце и горьких мыслей, что в ее отсутствие все кругом пошло наперекосяк, Дейрдре была слишком расстроена, чтобы чувствовать к кому-то благодарность за что-либо.

Извинившись, она поднялась из-за стола, бросив на Пэгана взгляд, который совершенно недвусмысленно давал ему понять, что сегодня ночью он не получит от нее то, чего хочет. Затем она отправилась спать.


Пэган покрутил остатки эля в своем кубке и оглядел прислуживающую девицу, которая подливала теперь эль Рейнеру. Что и говорить, привлекательная девушка – розовощекая, с пышными грудями, которые выпирают из киртла, как два каравая. Волосы у нее темные, во взгляде – призывный огонек, губы соблазнительно выпячены.

Он опрокинул в себя остатки выпивки, поморщившись из-за осадка на дне, про который забыл, и со стуком поставил пустой кубок на стол.

Хорошенькая служанка тотчас подошла к нему и наполнила кубок в седьмой раз, почти прижавшись лицом к его щеке. Она игриво хихикнула и спросила, не может ли еще что-нибудь для него сделать.

Он собирался сказать ей «да», прошептать на ухо соблазнительные намерения, чтобы ее щеки вспыхнули. А потом – встретиться с ней в кладовой и обслужить ее тем, что имеется в его запасах.

Но ничего этого не произошло. Всякий раз, когда ему приходила в голову мысль о том, чтобы переспать с другой женщиной, а предстояла уже вторая ночь, образ Дейрдре вторгался в его мысли. Не чувство вины останавливало его. Вину можно не принимать в расчет. В конце концов, неон ведь отказывается выполнять супружеские обязанности. Нет, он имеет полное право спать с кем угодно по своему выбору. Но он не может выбрать. Точнее, он может выбрать и каждый раз выбирает блондинку с огненным взглядом, которая сейчас спит в его постели. Мягкая. Теплая. И обнаженная.

Он испустил вздох и залпом выпил свой эль. Служанка снова захихикала и спросила, не хочет ли он еще. Он покачал головой.

Пэган взглянул на ступеньки, ведущие в спальню. Он может сейчас подняться туда и заявить о своих супружеских притязаниях. Это его право, никто не усомнится в этом. Конечно же, Дейрдре не ожидает, что он и дальше будет исполнять обещание, данное ее сестре, после того как Элена нарушила обещание и похитила его вассала.

– Пэган, мальчик! – крикнул лорд Ривенлох, резко вырывая его из размышлений. – Посиди со мной и поделись своей удачей!

Пэган попытался не нахмуриться из-за возникшей помехи. В конце концов, рассудил он, все его угрозы пусты. Он не собирается навязываться Дейрдре силой, обещал он или нет. К добру ли, к худу ли, но он прежде всего благородный рыцарь. Глупо прибегать к силе, когда можно пленить благородством манер.

Так почему же не поиграть в кости с ее отцом? Сегодня вечером старый лорд, кажется, вполне в здравом уме. Кроме того, рассудил он, это удержит его от мыслей о соблазнительной, неприкосновенной богине, спящей наверху.

* * *

Свет раннего утра разбудил Дейрдре на второй день ее брака, вплывая в спальню, как дамская вуаль, смягчая резкие очертания оружия, висящего на стенах, и окутывая комнату приятным теплом.

Умиротворение нарушил резкий храп. Пэган. Он крепко спал на кровати с ней рядом, уткнувшись лицом в валик, и волосы его в беспорядке упали на щеку. Он лег очень поздно, смутно припомнила она, хотя был осторожен, чтобы не потревожить ее.

Дейрдре не была так осторожна. В конце концов, если Пэган хочет быть управляющим замком, ему лучше научиться вставать с петухами. Она резко перевернулась на бок. Потом на другой. Потом громко зевнула. И даже стащила с него все одеяло. Правда, затем, покраснев от того, что обнажилось, опять накрыла его.

Тысяча чертей! Этот человек не проснется, даже если в двери ударит таран.

Что ж, прекрасно, подумала она. Если он слишком ленив, чтобы встать, она будет только счастлива заняться своими обычными делами без его вмешательства.

Даже стук кольчуги, которую она вытаскивала из дубового сундука, не потревожил Пэгана. Она с отвращением покачала головой. Какой прок от прославленного, закаленного в боях нормандского рыцаря, если враг может без труда подкрасться к нему во сне?

Она собрала свои вещи и выскользнула за дверь, устояв против желания хлопнуть ею.

Дейрдре пришлось перешагивать через дюжины спящих вповалку норманнов, валяющихся повсюду на полу в большом зале, пока не нашла ривенлохского оруженосца, которого растолкала, чтобы помог мужчинам облачиться в доспехи. Ее рыцари спали в оружейной, и она разбудила пятерых из них, тех, которые были не слишком пьяны и могли стоять. По их недовольным взглядам было заметно, что они не в восторге от того, что их подняли в такой безбожный час. Но она отмела их жалобы, возразив, что они сами виноваты, если полночи пропьянствовали. Люди Ривенлоха должны всегда быть готовы к сражению, особенно с тех пор, как новость о новом нападении англичан, на этот раз на Круичкэрн, достигла их.

Вскоре она фехтовала на тренировочном поле, скрещивая мечи со своими людьми, изобретая новые приемы, победоносно вскрикнув, когда прижала Малкольма к забору.

В приподнятом настроении Дейрдре беспечно пригласила нескольких из них одновременно атаковать ее. Разумеется, из учтивости они наступали по очереди. Даже самый искусный воин не может успешно сражаться сразу с пятью, если они наступают со всех сторон. Но все равно это был для нее вызов, и вскоре у нее заболела рука от звенящих ударов стали о сталь. Это сражение приводило ее в восторг, а победа бодрила. Для Дейрдре не было занятия увлекательнее, чем состязание на мечах.

Она была настолько поглощена необузданной радостью битвы, что слишком поздно заметила чертовых громил, которые явились, чтобы прервать тренировку и испортить ей настроение.


Бум, бум, бум, бум!.

Пэган заворчали потер глаза. Иисусе! Кто это колотит в дверь? Только когда сел, он вспомнил, где он. Бледный свет омывал спальню, но ему казалось, что он только секунду назад закрыл глаза. Пэган взглянул на вторую половину кровати.

Снова ушла. Проклятие!

Бум, бум, бум!

– Ад и все дьяволы! – прорычал он.

Бум, бум, бум!

– Да сейчас… – Он схватил простыню с кровати и прошлепал к двери.

Бум, бум…

Прежде чем послышался следующий удар, он распахнул дверь.

– В чем дело?

Это была Мириель. Ее изумленный взгляд скользнул по его голому телу, и он быстро прикрыл простыней самые шокирующие части.

– Я… я…. – Наконец она взяла себя в руки и встретилась с ним взглядом. Ее лицо приняло озабоченное выражение. – Думаю, тебе лучше пойти туда…

Именно эта серьезность в ее глазах встряхнула его.

– Куда? Что случилось?

– Они меня не слушают. Они вообще никого не слушают.

– Кто? Кто не…

– Скорее! – Она повернулась к нему спиной, ожидая, чтобы он оделся. – Скорее, или кто-нибудь точно будет убит!

О чем, дьявол побери, она толкует? Он не осмелился терять время на расспросы. Натянув длинную рубашку, перебросил плед через плечо и пристегнул меч.

– Где?

– На тренировочном поле.

Он проскочил мимо нее и пулей слетел по лестнице с колотящимся в горле сердцем. Надо бы призвать своих людей к оружию, но в большом зале, как ни странно, никого из них не оказалось. Оставались только женщины, слуги и дети. Даже в оружейной было пусто.

Пэган промчался через двор и пересек поросшую травой полоску земли перед забором тренировочного поля. Вбежав туда, он потрясенно застыл. То, что предстало его глазам, постичь было невозможно.

Глава 14

Около полудюжины ривенлохских мужчин в кольчугах лежали на земле как мертвые, щиты отброшены, мечи валялись в стороне. Рыцари Камелиарда, большинство из которых были полуодеты, стояли неровным полукругом на поле. А возле забора сэр Роув и сэр Адрик удерживали разъяренную, шипящую и брызгающую слюной Дейрдре с безумными глазами. Та была в полной амуниции, не считая шлема. Она вырывалась и неистово размахивала мечом, а глаза ее сверкали убийственным блеском.

Пэган даже предположить не мог, что произошло. Да и слова тут скорее всего были бессильны.

К счастью, сэр Роув вызвался объяснить.

– Милорд, – проговорил он напряженным голосом, пытаясь удержать свою брыкающуюся пленницу, потом выхватил у нее меч и отбросил его в сторону. – Мы спасли вашу жену.

Спасли? Меньше всего она походила на благодарную деву, вызволенную из беды.

– Спасли? – завопила Дейрдре. – Вы, тупые дураки…

Роув поскорее захлопнул ей рот ладонью, прежде чем она смогла договорить.

Но Пэгана больше заботили ривенлохские рыцари, растянувшиеся на земле.

– Они…

– О нет, – фыркнул Роув. – Просто легонько стукнули их, вот и все. Дьявол, да мы даже не были вооружены. Они же… – Он внезапно взвыл и отдернул руку. У Дейрдре имеются не только коготки, но и зубы, отметил Пэган. Сэр Адрик продолжил:

– Они напали на нее, милорд. На свою госпожу. – Он недоуменно покачал головой: – Впятером на одну женщину.

Дейрдре задергалась, силясь вырваться из его крепкой хватки.

– Вы недоумки! Безмозглые тупицы!

Мужчины заворчали между собой. Определенно, они ожидали от объекта спасения не порицания, а благодарности.

Пэган вскинул руку, призывая к молчанию. Все, кроме Дейрдре, подчинились.

– Пустите меня, недоумки несчастные! – прошипела она.

Пэган кивнул Роуву, и они отпустили ее.

Чертыхаясь себе под нос, она тряхнула головой и отпихнула их в сторону, чтобы подойти к лежащим на земле рыцарям. Пэган позволил бы ей пройти, но, проходя мимо него, она бросила на него такой полный ненависти взгляд, словно это он во всем виноват. Раздраженный, он схватил ее за руку.

– Уберите руку, сударь! – огрызнулась она.

– Объясни! Что все это значит?

– Это ты скажи мне. Что за варваров ты воспитываешь, норманн?

У Пэгана раскалывалась голова, и он решил, что с него достаточно оскорблений. Его хватка стала крепче.

– Не трогай моих рыцарей, женщина.

– Рыцарей? Как они могут называть себя рыцарями, когда совершили такое? – Она указала на неподвижных шотландцев.

– Тогда расскажи мне. Что произошло?

– Твои рыцари напали на меня! – прорычала она. – Вероломно. И без малейшего повода.

– Что?! – ошеломленно воскликнул сэр Роув. – Все было совсем не так, милорд.

– Мы спасли ее, милорд, – добавил Адрик. – Спасли от опасности.

Но как только она решила, что он собирается признать свое поражение, Пэган удивил ее, вытащив меч.

– Очистить поле! – приказал он.

Все вокруг поспешили подчиниться, некоторые из его людей подняли и понесли ривенлохских рыцарей, которые были все еще без сознания.

Жаль, что он прогнал их. Ей хотелось доказать не только Пэгану, но и его рыцарям, что шотландцы сделаны из крепкого материала.

Пока рыцари Камелиарда спешили освободить поле, Пэган не сводил с нее угрюмого взгляда. Она не отводила глаз и отвечала ему тем же столько, сколько могла. Но недрогнувшая смелость и холодная решимость в его глазах лишали ее присутствия духа. Дабы отвлечь его, она прибегла к словам.

– Мои рыцари не бежали бы в таком страхе, – сказала она, взглянув на его людей, покидающих поле. – Они удирают с поля, как жуки от огня.

– Они, возможно, боятся за вас, миледи, – спокойно отозвался он.

Она презрительно усмехнулась. Это детское хвастовство, которого можно было бы ожидать от неопытного бойца.

– Не стоит. Мы с вами прекрасно знаем, что я неплохо управляюсь с мечом, не так ли, любезный?

Он хмуро сдвинул брови.

– Не разговаривай со мной в таком тоне. Ты можешь называть меня «милорд» или по имени. Но такого неуважительного обращения я больше не потерплю.

– Когда заслужите мое уважение, любезный, тогда я сделаю вам такое одолжение.

Его меч взметнулся к ее горлу с такой скоростью, что просвистел в воздухе, заставив ее непроизвольно ахнуть. Она никогда не видела, чтобы что-то двигалось настолько быстро.

– Тебе еще многое предстоит узнать об уважении, – сказал он. – Дело не в том, кто быстрее или сильнее или кто одолел больше противников в сражении. Это вопрос чести.

Дейрдре помимо воли сглотнула. Сердце колотилось о ребра. Она все никак не могла понять, как его меч так быстро оказался у ее горла.

– Ну, – сказал он, окинув быстрым взглядом поле. – Они ушли. Ты забираешь назад свой вызов?

Она упрямо насупилась:

– Нет.

– Я убрал всех свидетелей, – продолжал он, – чтобы избавить тебя от позора капитуляции.

– Капитуляции? – Она не поверила ему на ни секунду. Он не может быть настолько благородным. Дейрдре прищурилась, пытаясь угадать его мысли. Вчера он в конечном итоге взял над ней верх, но она не стала легкой добычей. – Нет, я думаю, ты боишься меня. Боишься проиграть женщине перед своими людьми.

К его чести, он не засмеялся над ней, но ироничная гримаса появилась на его лице. Чуть заметно покачав головой, он отступил.

– Прекрасно. Давай, действуй.

Он пару раз взмахнул клинком в воздухе, прежде чем встать в оборонительную позу.

– Я подожду, пока ты наденешь доспехи.

Он покачал головой.

Она нахмурилась:

– Не хочу, чтобы ты потом говорил всем, что наша схватка была нечестной.

– Я не намерен никому рассказывать о нашей схватке, но… – Он слегка кивнул и пробормотал: – Спасибо за любезность.

Она фыркнула.

– Это то, что сделал бы любой рыцарь.

Кивнув, она приняла боевую стойку, подняла оружие и начала самую короткую в своей жизни схватку.

Пэгану не терпелось положить конец этой глупости и еще больше хотелось вновь забраться в постель и поспать хоть немного.

Дейрдре придется узнать, что женщине нельзя тягаться с такими мужчинами, как рыцари Камелиарда. Да, она решительно настроена, без сомнения, и в ее распоряжении имеется несколько хитрых фокусов, но ее энтузиазм значительно превосходит мастерство и силу. В их первой схватке Пэган просто играл с ней. Это вопрос учтивости и традиция – подгонять свой уровень под уровень противника в дружеском состязании. Возможно, все соперники Дейрдре именно так и делали, что породило в ней ложную самоуверенность, которая может оказаться смертельной.

Он сцепился взглядом со своей безрассудной женой. Задача неприятная, но ему придется разоружить девчонку, прежде чем она поранится.

Пэган не стал утруждать себя размахиванием оружием, а просто схватил ее руку за запястье и, используя другую руку, отобрал у нее меч грубой силой. Затем схватил ее за грудки, толкнул к стене конюшни и прижался, пока они не оказались с ней нос к носу.

Он видел, как лихорадочно бьется жилка у нее на шее. Дышала она поверхностно и неровно, рот потрясенно приоткрылся. Но, вопреки его ожиданиям, в глазах не было ни капли страха. Неизвестно почему, но это доставило ему удовольствие.

Он был достаточно близко, чтобы почувствовать жар битвы, исходящий от нее, достаточно близко, чтобы их дыхания смешались, достаточно близко, чтобы испытывать соблазн преодолеть то небольшое расстояние, оставшееся между ними, и доказать свою правоту торжествующим поцелуем.

Но он должен выяснить отношения между ними здесь, сейчас, раз и навсегда.

– Ну, ты все еще думаешь, что я боюсь проиграть тебе?

Потрясенная, она сглотнула.

– Согласна ли ты, – продолжал Пэган, – что я прекрасно способен защитить замок?

Она нахмурилась и пожевала губу.

– И после происшествия этим утром веришь ли ты, что мои люди будут охранять тебя ценой собственной жизни?

Спустя несколько долгах мгновений она неохотно кивнула.

– Тогда дай мне делать то, для чего я здесь, – сказал он ей. – Я лучшая защита, которая у тебя есть.

– Да, ты выше меня ростом, – пробормотала она, – и сильнее. И закаленнее. Но я знаю этот замок. И знаю своих людей. Ты не можешь не принимать в расчет мой опыт. Я лучше знаю, как командовать моими рыцарями.

Пэган понимал, что должен возразить ей, но он начинал чувствовать себя собакой, пускающей слюни, глядя на кость, до которой не может дотянуться. Плоть его не могла не откликнуться, когда Дейрдре была так близко. Ощущение ее горячего тела на его груди, яркий румянец, огонь в глазах, запах кожи, смешанный с ароматом цветов, сводили его с ума, отвлекали от воинственных мыслей.

– Знаете, миледи, – прошептал он, опустив взгляд на ее манящие губы, – я был бы более склонен позволить вам играть в воительницу, будь вы более склонны играть роль моей жены.

Она ахнула. Взгляд ее ожесточился, когда она процедила сквозь стиснутые зубы:

– Мои привязанности – не разменная монета.

– Жаль, – печально улыбнулся он. – Вы могли бы обнаружить, что ваши привязанности дорого ценятся.

Она молча смотрела на него, и Пэган почти видел, как она взвешивает его предложение, раздумывает.

Но внезапно он осознал, что не хочет заполучить Дейрдре таким образом. Да, в прошлом он платил за женскую благосклонность, но Дейрдре – его жена. Он хочет, чтобы она пришла к нему по собственной воле, а не потому, что он пообещал ей ожерелье или перстень… или командование войском.

Прежде чем страсть взяла над ним верх, он отпустил ее и отступил назад.

– Ты превосходно сражаешься для женщины, – признал он, – но больше ты не будешь этого делать.

Дейрдре ответила усмешкой. Затем оттолкнула его с дороги, подняла свой упавший меч и сунула его в ножны. На мгновение ему показалось, что она заговорит. Она сдвинула брови и сузила глаза, губы вытянулись в тонкую ниточку гнева. Но, в конце концов не сказав ни слова, она развернулась и демонстративно зашагала в сторону ворот.

Пэган смотрел ей вслед. Она распахнула ворота и с такой силой захлопнула их, что весь забор сотрясся. Святые угодники, она самая необъяснимая женщина из всех, которых он встречал. Неприятно признавать, но у нее, похоже, и в самом деле истинный талант к сражению, неплохие навыки, приемы. Но она слишком женственна для настоящей битвы, несмотря на свой хитрый ум.

Он похлопал по своему мечу, благополучно лежащему в ножнах, незапятнанному кровью Дейрдре, и передернулся. Нет, решил он, поле боя – не место для женщины.

Ему плевать, пусть она с раннего детства дралась на мечах со своими земляками, водила армии или убивала драконов. Это слишком опасное занятие для женщины. У Пэгана и без того хватит хлопот с рыцарями Ривенлоха, которых надо как следует натаскать для битвы, чтобы еще беспокоиться о девчонке, которая считает себя непобедимой. Он видел войну, видел, что она делает даже с самой здоровой плотью и самым неукротимым духом. Нет ничего, что нельзя разрушить взмахом клинка. Но он не желает видеть, как Дейрдре падает под ударом меча. Ни она, ни ее сестра.


Вопль ярости клокотал в горле Дейрдре, когда она захлопнула за собой ворота, – вопль, который грозился вырваться, если она сию минуту кого-нибудь не убьет.

К счастью, ей удалось совладать со своей злостью, прежде чем кто-нибудь попался ей на пути. Но уже сам факт, что она испытывает такую ярость, означает, что она теряет самообладание, и это, в свою очередь, разъярило ее еще пуще.

Она должна взять себя в руки и вновь стать хозяйкой своего тела. И своего замка. «Ты больше не будешь сражаться». Ну надо же! Как он посмел диктовать ей, что она будет и чего не будет делать?! Будь он проклят! Она не нуждается в мужской защите. И не имеет значения, что он умелый. И храбрый. Что, по его мнению, она делала до того, как он появился здесь? Как, он думает, они жили без него? Нет, его заносчивость просто невыносима.

Ей надо было так и сказать ему. Но когда она стояла рядом с ним, завороженная силой его взгляда, поглощенная мощью его желания, ошеломленная близостью мужского тела, то не в состоянии была трезво мыслить.

Дейрдре дошла до заброшенной голубятни и вошла в полумрак сарая, спеша поскорее скрыться с глаз обитателей замка, которые могут разнести слух о ее взвинченном состоянии. Внутри стоял стойкий запах перегноя и заплесневелого дерева, и хотя глаза еще не привыкли к темноте, она слышала, как мыши бросились врассыпную по углам. Прикрыв за собой дверь, Дейрдре быстро зашагала взад-вперед по камышовому настилу.

Проклятый норманн! Он такой же захватчик, как и какой-нибудь англичанин.

Она пнула сноп соломы.

Пэган может утверждать, что оказывает ей услугу, будучи ее… как он сказал вчера? Ее защитником? Но она прекрасно видит, что кроется за этим. Этот лис хочет подорвать ее авторитет.

Дейрдре стукнула ногой по грязному полу, подняв пыль, которая заплясала в тонких осколках света, проникающего сквозь щели в стенах. Боже, даже в прохладе голубятни она чувствовала невыносимый жар и кровь бурлила у нее в жилах.

Она перестала мерить шагами пол и вздохнула, стараясь успокоиться. Злость ни к чему хорошему не приведет. Ей нужна ясная голова, чтобы обдумать свой выбор. Она прислонилась спиной к стене и устремила задумчивый взгляд на солому под ногами.

Будь эта кто-то другой, она бы просто вызвала на поединок: равное число противников с обеих сторон. Но схватка с Пэганом доказала его непревзойденное мастерство, а то, как у нее на глазах несколько его людей, не вооруженных и не готовых к серьезному бою, так легко уложили ее рыцарей, поколебало ее уверенность.

И все равно она не собиралась подчиняться желаниям норманна. Это ее дом. Она госпожа замка. Если она желает командовать своими рыцарями, или оружейной, или всем чертовым замком, то, разрази ее гром, она будет это делать.

Она стукнула кулаком по стене от охватившей ее досады, и внезапно стайка голубей вспорхнула с подгнившего насеста, подняв пыль и хлопая крыльями у Дейрдре над головой. Она удивленно вскрикнула, еще больше напугав их.

Проклятие! Норманны привезли с собой даже своих голубей. Даже в голубятне нет спасу от их вторжения.

– Ш-ш-ш… – Она вскинула руки вверх, ладонями вперед, словно этим жестом могла успокоить птиц и заставить их вновь устроиться на насесте. Легче было бы приделать обратно сорванный цветок. Или, подумала она, вернуть Ривенлох к тому, что было до прихода норманнов.

Дейрдре осторожно выскользнула за дверь, чтобы, ни один из голубей не вылетел. Она уже начинала думать, что разумнее было бы принять предложение Элены в самом начале. Сестрам следовало подстеречь норманнов в лесу еще до того, как они заявились сюда.

Глава 15

– Еще раз! – скомандовала Дейрдре, закрыв забрало от полуденного солнца, широко расставив ноги и собираясь сразиться с сэром Рейнером.

Тот опустил щит.

– Миледи, мне бы не хотелось быть непочтительным, но…

– Ну, давай же! – Она рубанула мечом, подняв облако пыли, когда кончик клинка рассек землю.

– Миледи…

– Нападай же на меня, трус! – Она согнула колени, тряхнула головой и снова подняла меч.

Это упущение Пэгана, подумала она, если он решил совершить обход замка со своим строителем, обсуждая изменения в укреплении Ривенлоха, а не проводить основное время, тренируя своих рыцарей. И будь она проклята, если позволит его воинам, а теперь – воинам Ривенлоха лениться просто потому, что у нового управляющего есть дела поважнее.

Люди Пэгана, как и следовало ожидать, вначале не решались сражаться с ней. Она к этому привыкла. Мужчины боятся ранить ее. Но она знала, что, как только они испытают ее, как только она докажет, что является достойным противником, рыцари Камелиарда будут охотно сражаться с ней, как было и с ее людьми.

А пока она ничуточки не сдерживалась, когда атаковала их, и не давала пощады, когда они нападали. Если повезет, она даже оставит на них пару царапин, которые они продемонстрируют Пэгану за ужином.


Пэган задумчиво шел по периметру замкового двора, кивая на эскизы, довольный предложениями строителя. Если укрепить внутреннюю стену, это сделает оборону замка еще надежнее. Зерно можно будет держать в одной из шести новых стенных башен, а под ними будут вырыты погреба для хранения провианта: эля, сыра, вяленой рыбы, соленого мяса – на случай суровой зимы или осады.

Хорошо, что они могут начать немедля, а поскольку строительство не требует проделывать брешь во внешней стене, это совершенно безопасно. Если теплая погода продержится и если удастся добыть достаточно камня, до зимы стену можно будет закончить.

Оставался только один вопрос, который Пэгану нужно было обсудить с сэром Роувом, а именно – стоит ли рыть крепостной ров вокруг замка. Это потребует дополнительного укрепления основания существующей стены и добавления подъемного моста. Очень большая работа, к тому же дорогостоящая, и Пэган был не вполне убежден в ее целесообразности.

Вернув эскизы строителю, он сказал ему, что примет решение к завтрашнему дню, и пошел искать сэра Роува. Когда он приблизился к тренировочному полю, то услышал яростный звон стали о сталь, царапанье солеретов[2] о землю, вскрики боли, ярости и торжества. Он заметил с внешней стороны поля сэра Роува, который прислонился к забору и очень внимательно наблюдал за схватками. По-видимому, внимание его было настолько сосредоточено на этом зрелище, что лишь с третьего взгляда до Роува дошло, кто приближается. Как только он узнал Пэгана, то оттолкнулся от забора и повернулся к нему. Казалось, он чувствует себя как-то неловко, как будто его застали за каким-то непристойным занятием, к примеру интимным актом с чужой женой.

– Что такое? – ухмыльнулся Пэган. – Ты уже наградил какую-нибудь шотландочку ребенком?

Роув только заворчал, нахмурившись, и бросил рассеянный взгляд на поле.

– В чем дело, Роув? – спросил Пэган, остро почувствовав мрачное настроение своего вассала. – Чего ты молчишь?

Роув сплюнул и рассеянно стукнул кулаком по ладони.

– Не мое дело вмешиваться. Вы знаете это. – Он засопел, но отказывался встретиться глазами с Пэганом. – Я знаю, что шотландские обычаи… не такие, как наши.

Пэган заморгал.

Роув силился подобрать слова.

– Я не сомневаюсь в ее добрых намерениях, но…

Ее?

– Вашей жены. – Роув неловко потоптался на месте и заговорил быстрее, словно готовясь к удару, который последует к концу его речи. – У нее есть решимость, это бесспорно. И задор. И сила духа. Но у какого шотландца нет подобного…

– В чем дело, Роув? Что ты мямлишь? – Пэган ничего не мог понять.

Роув сжал губы, не испытывая желания отвечать, затем повернулся и кивнул головой в сторону тренировочного поля.

Там сейчас дрался сэр Адрик ле Гриз. Согнув колени и выставив перед собой щит, он махал мечом, но только время от времени и как-то осторожно, словно защищался от коготков котенка.

А потом Пэган увидел «котенка». Держа клинок обеими руками, его жена размахивала им по кругу, рубя направо и налево, поворачиваясь, увертываясь, делая выпады… Его сердце упало.

– Матерь Божья, – пробормотал он себе под нос и двинулся вперед, сжимая рукоятку меча.

Но сэр Роув остановил его, встав между ним и тренировочным полем, не обращая внимания на мрачный взгляд Пэгана.

– По мне, так нет ничего страшного, если ей время от времени хочется помахать мечом. Судя по тому, что говорят люди Ривенлоха, она делает это с детства. Но рыцари боятся за ее безопасность и…

– Отойди. У тебя больше нет причин беспокоиться. – К его собственному удивлению, он дрожал и голос его звучал как-то придушенно.

Роув озадаченно смотрел на него, и Пэган понимал, что должен взять себя в руки, прежде чем вступать в противостояние с Дейрдре. Он быстро подавил все свои эмоции, за исключением ярости. Затем, стащив тяжелую булаву, висящую на поясе Роува, прошел мимо него к своей цели.

– Дейрдре Ривенлох!

Его грозный рык был таким громким, что остановил даже тех, кто состязался на дальнем конце поля. Дейрдре вздрогнула, хотя и не так сильно, как сэр Адрик, который буквально подпрыгнул, чуть не выронив и меч, и щит, виноватый, словно мышь, пойманная за обгрызанием головки сыра.

Пэган решительно шагал через поле, сжимая в руке булаву.

Адрик лихорадочно засовывал меч в ножны.

– Простите, милорд, я…

Пэган игнорировал своего вассала и промаршировал прямо к Дейрдре.

– Дай мне свой меч, – Он надеялся, что она не услышит дрожь в его голосе. Святая Мария, даже на поле боя ему удавалось держать себя в руках. Почему же сейчас он дрожит?

Дейрдре отбросила свой щит, сняла шлем, и волосы свободно растеклись по плечам, словно мед.

– С какой стати я должна…

– Быстро! – взревел он, как безумец.

Она сжала губы и крепче ухватилась за рукоятку меча. Но он протянул руку, без особого усилия отобрав у нее оружие.

– Что это значит? – возмутилась она. – Ты не имеешь права…

Но он не слушал. Уперев острие меча в землю под углом, он высоко поднял булаву. Усеянная сверху шипами, она сверкнула на солнце. Затем одним мощным ударом он опустил ее. Благородной стали не сравниться по силе с грубой булавой, и клинок с хрустом переломился. Две половинки со звоном упали на землю, как сухие кости.

У Дейрдре было такое чувство, словно копье вонзилось ей в живот. Несколько мгновений она не могла дышать. Ее меч. Меч, который подарил ей отец. Меч, на котором было ее имя, нацарапанное детским почерком на эфесе. Меч, на котором она старательно отмечала каждую победу. К ее неслыханному позору, глаза наполнились слезами, когда она смотрела на сломанный клинок.

Она закусила губу, чтобы сдержать слезы. Дейрдре, Железная Дева Ривенлоха, не плачет. Ни от боли. Ни от страха. И уж конечно, от такой ерунды, как сломанный меч. Она не заплачет. Она не доставит Пэгану такого удовольствия.

Но к ее ужасу, в воцарившейся пугающей тишине у нее вырвался всхлип, и она поняла, что должна немедленно убежать, скрыться с глаз, пока не опозорилась перед рыцарями.

Выпрямив спину, она повернулась. Рыцари отходили в сторону, когда она с достоинством шла к воротам, а потом через двор – к замку. Если ей удастся сохранить видимость самообладания и дойти до своей комнаты, она запрет дверь на засов и выплачется в подушку.

Позже она разберется с предательством Пэгана. Позже она сможет ясно мыслить, чтобы придумать надлежащее возмездие. Но сейчас единственное, чего ей хочется, – это добраться до своей комнаты и не развалиться на части.

Пэган проводил ее с поля взглядом, затем повернулся и обнаружил устремленные на него мрачные, осуждающие взгляды ривенлохских рыцарей. Он взглянул на сломанный меч и чертыхнулся.

– Она же женщина! – прокричал он достаточно громко, чтобы слышали все. – Господа! Будьте же благоразумны! Стоит ли рисковать жизнью госпожи замка? Вы что, не хотите наследников для Ривенлоха? – Он покачал головой и взъерошил рукой волосы, потом пригвоздил их суровым взглядом. – Никто, никто больше не будет драться с ней. Вы понимаете?

Ривенлохские мужчины, переминаясь с ноги на ногу, пробормотали свое согласие. Раздраженным взмахом руки он отправил их продолжать заниматься своими делами. Потом подошел туда, где ждал сэр Роув.

– Она больше не побеспокоит тебя, – сказал он ему, возвращая булаву.

Роув вздохнул.

Пэган скрестил руки на груди, над тем местом, где вместо сердца ощущалась странная пустота. По какой-то непостижимой причине он внезапно почувствовал потребность объяснить свой поступок.

– Женщине не место на поле боя, Роув, – пробормотал он. – Мне плевать, что позволял ей отец. Ее упорное стремление самой размахивать мечом показывает, что она не верит в меня. Это долг мужчины – защищать свою жену, также как его долг – устанавливать для нее законы. Нельзя допускать, чтобы всем вертело женское сумасбродство.

Густые черные брови Роува чуть заметно приподнялись.

Пэган попытался выдать самоуверенную улыбку, но потерпел неудачу. Пропади все пропадом, подумалось ему, он поступил единственно правильно. Возможно, надо убедить себя в этом.

– Это моя вина. Мне следовало четко выразить свою позицию с самого начала. Место женщины – в замке, – продолжал он, нахмурившись. – Женщины созданы для плетения гобеленов и… выращивания цветов… и детей, но не для боевого оружия. Она… ей нужно заниматься делами по хозяйству… присматривать за работой слуг.

– Да, разумеется. – Сэр Роув все еще смотрел скептически.

– Разве я не прав? Не ее дело – вертеться среди безрассудных рыцарей, которые в ходе тренировки могут по неосторожности слишком сильно ударить ее, или рассечь кольчугу, или отрубить ей руку… – Он даже зажмурился, когда картина падающей замертво Дейрдре слишком ясно предстала у него перед глазами.

– Милорд? – Роув озабоченно схватил его за плечо.

Пэган тупо посмотрел на него. К чему напрасно обольщаться? Разве ему удастся установить правила для Дейрдре? Даже за то короткое время, что знает ее, он понял, что это бессмысленно. Она не такая, как другие известные ему женщины. Волевая, умная, независимая. И он уважает эти удивительные качества. Видит Бог, восхищается ими.

Нет, правда в том, что он страшно боится за нее. Когда он увидел, как она дерется с сэром Адриком ле Гризом, Как ее щит поддается под его напором, а его клинок чуть не задевает ногу, у него перехватило дыхание. Когда он дрался с ней – это другое. Тогда он полностью владел собой. Но, да поможет ему Бог, когда он увидел, как его красавица жена сражается с мужчиной вдвое больше ее, искушенным в боях воином, рискуя своей жизнью, сердце его заколотилось так неистово, что он испугался, как бы оно не выскочило из груди.

А это означает лишь одно.

– Ад и все дьяволы, – пробормотал Пэган.

Он начинает поддаваться чарам своей жены, стремится оградить ее от опасности.

Пэган покачал головой, затем сделал глубокий вдох, прежде чем направиться в замок. Если в его власти больше не дать Дейрдре снова взять в руки меч, он сделает это, даже если придется сломать все клинки в оружейной.


– Дейрдре!

Дейрдре вскочила с кровати, лихорадочно вытирая слезы с лица, и уставилась на запертую на засов дверь. Она не собиралась открывать ее.

– Чего ты хочешь? – попыталась презрительно проговорить она, но ее голос предательски дрожал.

Задвижка загрохотала в ответ, когда Пэган попробовал толкнуть дверь. Ее сердце ударилось о ребра. Он потряс дверь сильнее, но безуспешно.

– Дейрдре. – Тон его был спокойным и ровным, но от резких ноток засов на двери внезапно показался непрочным. – Впусти меня.

– Нет.

Последовала продолжительная тишина. Сердце Дейрдре замерло.

– Открой дверь, Дейрдре. – Голос его на этот раз был мягче, но от этого еще опаснее.

– Нет.

Не было ни ответа, ни движения. Ни единого звука не донеслось из-за двери. Дейрдре слушала затаив дыхание, но тишина продолжалась, пока она не решила, что он сдался и ушел.

А потом тишина раскололась на куски. Дубовая дверь влетела внутрь со звуком тысячи сломавшихся копьев. Щепки разлетелись во все стороны. Железные скобы погнулись под напором, и кожаные петли сорвались со своих приспособлений. То, что осталось от двери, повисло и рухнуло на пол, словно убитый зверь. А из дверного проема в облаке пыли, с зажатым в кулаке боевым топором ее отца шагнул Пэган, свирепый, как викинг-захватчик.

Глава 16

Пэган был в ярости. Вот он стоит, словно какой-то варвар, с топором в руке, вынужденный взламывать дверь собственной спальни – из-за собственной жены! Как посмела Дейрдре…

Она отшатнулась назад, сверля его покрасневшими, припухшими от слез глазами, настороженная и готовая защищаться. И уж конечно, то, что он ворвался сюда с боевым топором, не улучшило дела.

– Оставь меня в покое! – закричала она.

Дейрдре пыталась скрыть дрожь в голосе, но икота выдала ее. Проклятие! Его сильная, бесстрашная жена плакала.

Рука, сжимающая топор, расслабилась. Плечи опустились. Напряжение в голове отпустило. Ничто не могло растопить гнев Пэгана быстрее, чем слезы. Что-то в мягких, нежных линиях женского лица, преображенного печалью, растрогало его. А знать, что он причина ее огорчения…

Чувство вины нахлынуло на него.

– Дейрдре, – проговорил он с мягкостью, которая удивила его самого. Он осторожно отложил топор в сторону и перешагнул через кучу обломков между ними.

Глядя безумными глазами, она попятилась, наткнувшись на край кровати. Не успел он и глазом моргнуть, как она сунула руку под одеяло и вытащила стальной клинок с ярд длиной с заостренным концом. Его глаза расширились. Дева Мария, у этой женщины оружие спрятало под каждым клочком ткани.

– Я сожалею о твоем мече, но ты не оставила мне выбора.

– Сожалеешь! – огрызнулась она, приставив шпагу к его горлу. Слезы у нее в глазах, казалось, превратились в льдинки. – Этот меч подарил мне мой отец, ублюдок.

Он поморщился, когда острие шпаги кольнуло его в подбородок, и пожалел, что поспешил выбросить топор.

– Что ж, – сухо сказал он, – не похоже, чтобы ты страдала от недостатка оружия.

– И ты все равно продолжаешь считать меня негодной для битвы?

Он встретился с ней взглядом. В ее словах есть смысл.

– Чего ты хочешь?

– Я хочу, чтоб ты вернул мне возможность командовать в своем замке.

– Нет.

Он увидел, как гнев вспыхнул в глубине ее глаз. Но она сдержала его, как пламя, горящее в закрытом фонаре.

– Ты знаешь, кто я? – Она гордо вскинула подбородок и посмотрела на него свысока. – Я Дейрдре, Железная Дева Ривенлоха. Я обращала в бегство воров, калечила грабителей, убивала бандитов. Я родилась с мечом в руке. Ты не можешь лишить меня права руководить моими людьми.

– Нет, имею. Я твой муж и управляющий замком по приказу короля.

Она подняла глаза на острие своей шпаги, опасно нацеленной в вену на его шее.

– Ты говоришь смело для человека, чья жизнь висит на волоске.

– Ты не убьешь меня. Моя смерть навлечет ярость моих рыцарей и породит кровавую бойню между нашими людьми.

– Может, я только покалечу тебя.

Он ни на секунду не поверил ей. Она горячая, да, и бесстрашная, и однажды поцарапала его своим мечом. Но не хладнокровная убийца. Он пожал плечами, насколько это было возможно, чтобы острие шпаги не вонзилось ему в шею.

– Что ж, это тебе, дорогая жена, придется просыпаться каждое утро рядом с моим покалеченным телом.

Дейрдре не могла не восхищаться смелостью Пэгана, ровным тоном его голоса. Она могла бы перерезать ему горло одним движением руки. Но он прав. У нее нет желания изувечить его.

Итак, они на мертвой точке. Но преимущество пока на ее стороне. Долгое время они лишь мерили друг друга оценивающими взглядами.

Наконец после долгого, красноречивого молчания Пэган заговорил:

– Ну хорошо. Может, я горько пожалею об этом дне, но у меня к тебе предложение.

– Продолжай.

Он поморщился:

– Было бы легче говорить, если б ты не держала клинок у моего горла.

Дейрдре оставила кончик шпаги там, где он и был.

Он вздохнул:

– Ладно. Вот что, Дейрдре. Я никогда не отдам своих рыцарей под твое командование. Я слишком много раз водил их к победе, чтобы передать девчонке без боевого опыта. – Он многозначительно взглянул на ее клинок: – Как бы много оружия у нее ни было. Более того, поскольку нам нужно объединить силы, я не могу позволить тебе продолжать тренировать людей Ривенлоха.

– Что?! – возмутилась она, случайно ткнув его острием.

– Ай!

– Извини, – пробормотала Дейрдре.

Он сердито зыркнул на нее, словно не поверил ей.

– Армия не может следовать за двумя командирами. Ты это знаешь. Я также думаю, что ты достаточно умна, чтобы понимать: гордыня никогда не должна вставать на пути здравого смысла. Простая истина в том, что я более опытен. Я лучший командир.

Волна негодования поднялась в ней, и кулак сжался вокруг эфеса шпаги.

– Как ты смеешь утверждать это? Как ты смеешь говорить, что из-за того, что я шотландка и женщина и… на несколько дюймов ниже, я не могу командовать войском так же хорошо, как и ты? Это оскорбление, любезный.

– Это не оскорбление, – мягко проговорил он. – Это факт. И ты знаешь, что я прав.

Она насупилась. Разрази гром проклятого норманна, она не хочет, чтобы он был прав.

– Ты никогда не видела сражения, ведь так?

Она сжала губы.

– Так? – не сдавался он.

– Так, – призналась Дейрдре.

– Как и большинство твоих людей.

Она гордо вскинула подбородок:

– Мой отец в молодости воевал на приграничных территориях.

– Это было давно. С тех пор появилось новое оружие, возникли новые средства обороны, новые стратегии.

Она презрительно усмехнулась:

– И ты, я полагаю, знаешь о них все.

Он согласно кивнул:

– Последние семь лет я только и делал, что командовал вооруженными людьми на поле боя.

Пропади все пропадом, подумала она, задумчиво покусывая нижнюю губу. Он прав. Иногда чье-то непогрешимое чувство логики, здравомыслие и упрямый прагматизм приводили ее в расстройство.

Однако Пэган ничего не предложил взамен.

– Ну, и каково же все-таки твое предложение? – с горечью спросила она. – Чтобы я вышивала гладью и поливала цветы, предоставив тебе командовать?

– Нет. – Он нахмурился, когда острие шпаги снова укололо его. – Проклятие, Дейрдре! Убери от меня это.

Она чуточку отвела шпагу.

– Говори.

– Мое предложение заключается в следующем. Я уже приказал парням не драться с тобой и не отменю свой приказ. Но я сделаю исключение в обмен на то, чего я хочу.

– Продолжай.

– Я разрешу тебе драться, – сказал он, – но только со мной.

– С тобой?

– Только со мной.

Дейрдре была потрясена. Учитывая, что он уверен, и не без основания, в своем мастерстве, с какой стати Пэгану тратить время на того, чьи боевые достоинства он считает гораздо ниже своих? С другой стороны, если она будет состязаться с ним, то сможет узнать его слабости, что однажды может пригодиться.

– Что ты хочешь взамен? – Она ожидала, что это будет что-то значимое. Немедленное возвращение Колина, быть может? Крупная сумма серебра для новых построек? Полновластное управление крепостью?

– Один поцелуй каждый день.

Дейрдре тупо посмотрела на него. Возможно, она ослышалась.

– Один поцелуй?

– Да, – совершенно серьезно подтвердил он. – Один поцелуй каждый день. Время и место по моему выбору.

Дейрдре усмехнулась. Должно быть, он скудоумный. Один поцелуй – это ничто. Она ожидала гораздо худшего от мужчины, который называет себя ее мужем. И время, и место по его выбору? Ха! Какое это имеет значение? Он уже целовал ее в часовне на виду у всего Ривенлоха. Конюшня? Кухня? Большой зал? Ей абсолютно все равно.

Но скептическая часть ее натуры испытала момент сомнения. Разумеется, это слишком простое условие. Не скрывает ли оно подвох?

– Это все?

– Да.

Она сузила глаза. Возможно, потом она пожалеет, но его предложение слишком соблазнительно, чтобы отказаться.

– Договорились. – Она опустила шпагу.

– Начиная с сегодняшнего дня, – сказал он.

– Хорошо.

А потом он послал ей лукавую улыбку, от которой дрожь дурного предчувствия побежала по позвоночнику и заставила ее гадать, не ступила ли она только что в волчье логово.

– Я буду считать часы, миледи.

Она молча задалась вопросом, умеет ли он считать. У большинства воинов, разумеется, мускулов больше, чем мозгов. Однако она уже видела, как Пэган читал. В нем заложено гораздо больше, чем одна лишь мужская сила.

Помахав ей рукой, он направился к двери. Оглядев обломки, сказал:

– Я пришлю человека починить дверь.

– Постой. – Ей было ненавистно, что Пэган видел ее плачущей. – Если ты скажешь хоть одной живой душе, что я… я…

Он хмыкнул.

– Твоя тайна в безопасности. При одном условии. – Он поднял топор и перебросил его через плечо, пригвоздив ее решительным взглядом. – Никогда, никогда больше не запирай от меня дверь.

Дейрдре заподозрила, что Пэган говорит не только о двери в спальню – дуб, железо и кожа, которые он снес одним ударом. Нет, он имеет в виду и дверь в ее сердце.

Она осознала, что он может разбить его так же легко, как дерево. Причем без особых усилий. Дрожь в груди напомнила ей, что во второй раз он стал свидетелем утраты ею самообладания. Будь проклята ее слабая женская натура, возможно, она дала Пэгану ключ от этой чертовой двери.


К тому времени, когда Пэган ушел и прислал плотника с досками и новыми кожаными петлями, Дейрдре сменила свою амуницию на мягкий коричневый киртл, и ее самообладание было восстановлено. Она предоставила плотнику делать свое дело и отправилась на поиски Мириель. У нее имеются заботы и помимо защиты замка, сказала она себе. Нужно решить, как поступить с азартным увлечением отца. По словам Мириель, вчера вечером он проиграл огромные суммы рыцарям Камелиарда.

Но когда Дейрдре заговорила об этом с Мириель, то обнаружила, что ее сестра, образец деловитости, уже обсудила это с мужчинами. Мириель высказала мнение, что норманны определенно не такие варвары, как представляла Дейрдре, ибо рыцари повели себя вполне благородно в этом деле, добродушно возвратив свои выигрыши, дабы восполнить сундуки, за исключением Лайона, который отправился в лес и был ограблен Тенью. И все же Дейрдре подозревала, что их содействие имеет больше отношения к мягкому нраву Мириель и ее красивой внешности, чем к благородству.

В конце концов, несмотря на свою решимость заниматься другими делами, Дейрдре обнаружила, что любопытство привлекло ее к тренировочному полю. Ей удалось оставаться незамеченной, стоя в тени псарни. Оттуда она наблюдала, как Пэган заставляет ее людей энергично упражняться, перебрасывая друг другу мешки с песком. А его рыцари тем временем тренировались со щитом на столбе, заставляя его крутиться с такой силой, что Дейрдре думала, он вот-вот оторвется. После этого Пэган выстроил всех рыцарей в линию и заставил стоять прямо, ударяя их плоской стороной меча, если они сутулились хотя бы на дюйм. А потом заставил их тренировать выпады, не по десять—двадцать раз, как делала Дейрдре, дабы разогреть их, а сотни. В полной амуниции.

Она неодобрительно сдвинула брови. Ее люди, несомненно, возненавидят Пэгана к концу дня.

Потом Пэган стал вызывать ее людей бороться с ним врукопашную. Один за другим они принимали вызов, и один за другим оказывались опрокинуты его грубой силой, брошены на землю, как какой-нибудь мусор. Дейрдре покачала головой. День закончится тем, что Пэган получит удар ножом в спину.

Наблюдая, как Пэган одолевает Кеннета, самого молодого из ее воинов, бросая его на землю легко, словно какого-то щенка, она не выдержала: оттолкнулась от стены псарни, намереваясь помочь юному рыцарю подняться.

Но не успела она выйти из тени, как застыла на месте, пораженная представшим перед ней зрелищем. Пэган, добродушно улыбаясь, помог упавшему Кеннету встать и взъерошил волосы парня. И, к потрясению Дейрдре, Кеннет улыбался от уха до уха. В сущности, все ее люди улыбались. Несмотря на окровавленные носы и синяки под глазами, их лица освещали усталые улыбки. Этого она уже не могла понять.

Где же их ярость? Где обида? Их несколько часов подряд били, мяли и колошматили. Они все побеждены целиком и полностью одним-единственным норманном. Почему же они не кипят от негодования?

Озадаченная, она тяжело привалилась к стене. Как он это сделал? Как Пэгану удалось, обращаясь с ними так грубо, тем не менее завоевать не только их уважение, но и явное восхищение? Ибо это именно то, что светилось в глазах Кеннета. Парень, по всему видно, обожает Пэгана. Да, похоже, и все остальные мужчины тоже.

Она удивленно вздохнула. Наверное, ей никогда не понять мужчин. Как будто, победив их телесно, он каким-то образом завоевал их сердца.

Дейрдре устремила задумчивый взгляд в землю, размышляя над этим. Затем она подняла глаза на красивого норманна с широкими плечами и непослушными волосами, сияющими глазами и белоснежной улыбкой. Возможно, с содроганием подумала она, такую же тактику он собирается применить и к ней.

Весь вечер Дейрдре нервничала, как мышка, ожидающая, что кот вот-вот прыгнет на нее, гадая, когда же Пэган потребует свой поцелуй. Когда он сидел рядом с ней за ужином, обмениваясь шутками с ее людьми, она глядела в свою тарелку, спрашивая себя, не сделает ли он это прямо здесь, у всех на виду.

Но он не сделал.

И не подошел к ней, когда Бонифаций бренчал на своей лютне и пел непристойную песню о мужчине, у которого было три жены.

Когда ее отец начал игру в кости с сэром Уорином, который заговорщически подмигнул Мириель, прежде чем делать ставки, Пэган и тут не двинулся с места, чтобы заключить ее в объятия и потребовать свой поцелуй.

Должно быть, он забыл про нее, решила она. Это вполне вероятно, учитывая, как внимательны сегодня служанки, подливая ему эля каждый раз, когда он делает глоток, добавляя внушительные порции еды и восхваляя его аппетит. От их внимания в штанах у него наверняка затвердело, а в голове размякло.

Но когда нормандская служанка пролила эль на колени Пэгана, а затем устроила целое представление, вытирая его, Дейрдре решила, что с нее хватит. Она бросила салфетку на стол и извинилась. Если Пэгану нравятся откровенные заигрывания этих распутных девок, это его дело, но она не намерена сидеть здесь и наблюдать за этим идиотизмом.

Она демонстративно поднялась по лестнице, на каждом шагу проклиная мужчин за их распутную натуру. Не замечая, что за ней следуют, она толкнула починенную дверь в свою спальню. Когда она повернулась, чтобы захлопнуть дверь, сильная рука поймала ее.

Пэган. Она в испуге ахнула.

Он открыл дверь шире и вошел в комнату.

– Рефлексы – как у кошки, – поддразнил он.

С колотящимся в горле сердцем она еще умудрилась съязвить:

– Не забывай, что у кошки имеются когти.

– А ты не забывай, – ответил он, запирая за собой дверь, – что я знаю, как заставить кошку мурлыкать.

Жаркий румянец прихлынул к ее щекам.

– Ты помнишь наш уговор? – спросил он, надвигаясь на нее, протягивая руку, чтобы убрать выбившуюся прядь со щеки.

Она непроизвольно вздрогнула. Он внимательно смотрел на нее.

– Ты ушла так поспешно.

– Мне показалось, ты… – она высвободила подбородок, – увлечен… другими делами.

– В самом деле? – Лукавая усмешка осветила его глаза. Несмотря на свое раздражение, она почувствовала, как заколотилось сердце от его пристального взгляда. Весь день она готовилась к этому моменту, словно к предстоящему поединку. Весь день она твердила себе, что это, в конце концов, всего лишь поцелуй. Один поцелуй она может выдержать. Просто будет думать о чем-нибудь другом – о состязании на мечах, о лошади или о ривенлохских рыцарях, – пока он будет брать причитающуюся ему плату.

И вот теперь расстояние между ними не больше ширины ладони. Его зеленые глаза сияют – спокойные, проницательные и надменные. Уголок рта приподнят в хитрой улыбке. И теперь она вспомнила, как изобретательно он обольщал ее. По крайней мере тело вспомнило. Сердце затрепыхалось, как пойманная в клетку бабочка, дыхание сделалось частым, кровь прихлынула к щекам.

Черт бы его побрал! Она не может позволить ему смутить ее. Она должна оставаться безразличной, бесстрастной. Она должна помнить, что это не более чем простое деловое соглашение, ничем не отличающееся от самого их брака. Но несмотря на все усилия, голос ее опять предательски дрожал.

– Это место по твоему выбору? Наша спальня?

Он лишь улыбнулся этой своей сводящей с ума дьявольской улыбкой, и она вновь почувствовала опасную силу его мужского обаяния. Что он задумал на этот раз?

Пэган протянул руку к вырезу ее платья и, прежде чем она успела запротестовать, стянул его с плеча, обнажая одну грудь.

– Вот, – пробормотал он, – место по моему выбору.

Глава 17

Глаза Дейрдре расширились, сердце заколотилось. Мошенник обманул ее.

– Нет.

Его глаза затуманились от желания.

– О да, – промурлыкал он.

Она отчаянно затрясла головой:

– Нет.

– Ты дала слово, – предупредил он.

Она снова закрыла рот. Он прав, черт его дери. Этот плут оказался дьявольски умен, чтобы поймать ее в ловушку оборота речи, а она оказалась настолько глупа, что согласилась на его условия.

– Один поцелуй, – пробормотал он, дерзко, соблазнительно проводя большим пальцем по ее обнаженной груди.

Ресницы ее опустились, когда волна непрошеного желания омыла Дейрдре.

– Такая мягкая, – вздохнул он, гладя обнаженную плоть тыльной стороной пальцев, – такая теплая.

Помимо воли тело ее откликнулось, напрягаясь и тая от щемящего желания. Глаза совсем закрылись.

Обхватив грудь, взвешивая ее в своей ладони, он наклонился вперед, коснувшись ее щеки своей, и тихо прошептал ей на ухо:

– Такая прекрасная. Как сладкий… спелый… персик.

Она прикусила, нижнюю губу, когда его слова дошли до ее сознания, как магическое заклинание.

Положив ладонь на спину, он подтолкнул ее бедра к своим, прижимаясь твердокаменным проявлением своей страсти к ее животу.

– Почувствуй, как сильно я хочу тебя, – пробормотал он.

От его теплого дыхания кожа шеи покрылась мурашками, а когда кончики пальцев легонько заплясали на чувствительной плоти груди, у нее задрожали колени.

– Можно мне теперь получить свою плату? – выдохнул он.

Она крепко зажмурилась и прошептала:

– Да.

Но его не удовлетворил ее ответ.

– Ты боишься.

– Нет. – Но она отказывалась открыть глаза. Ей не хотелось видеть неприкрытую похоть в его взгляде, самодовольство в улыбке.

– Тогда посмотри на меня.

Она сделала глубокий вдох и открыла глаза.

И была потрясена.

Пэган не улыбался. И во взгляде его не было самоуверенности, как она ожидала. На самом деле он выглядел почти… беспомощным, словно и его тоже подхватило и унесло чувственное влечение.

Она увидела, как он тяжело сглотнул, увидела, как напряглись мышцы лица, словно он сдерживался изо всех сил. Затем он пробормотал, как будто напоминая самому себе:

– Один поцелуй. Не больше.

Он опустил голову, и она затрепетала, когда его волосы скользнули по плечу, затем ниже, ниже, пока она не ощутила, как влажное дыхание коснулось кожи. Сосок напрягся в ожидании, и она затаила дыхание, страшась и желая того, что будет. Напряжение было невыносимо.

А потом их губы сомкнулись – горячие, влажные и нежные. Ощущения заставили ее прерывисто втянуть воздух. Поцелуй вначале был мягким, когда его губы нежно обводили ее соски. Она боролась против сильнейшего наслаждения, заглушая стон восторга, который поднимался к горлу. Потом он усилил нажим, втягивая их поочередно все глубже в рот. Святая Дева Мария, желание пронзило ее, воспламеняя кровь.

Низкий стон вырвался из его груди. Это был звук животной похоти, да, но и обожания, и наслаждения. Это был эротичный звук, который привел ее на грань экстаза. Она откинула голову назад, упиваясь этой восхитительной пыткой, даже не сознавая, что ее пальцы по собственной воле пробрались вверх и запутались у него в волосах.

* * *

Пэган чувствовал, будто его кружит в водовороте бурной горной реки, унося прочь, все дальше и дальше от берега. И все равно он не мог и не хотел выбраться из этого восхитительного омута.

Он и раньше целовал женские груди, и они были гораздо пышнее, чем у Дейрдре. Женские груди – одно из чудеснейших созданий Божьих – мягкие, податливые и восхитительные, – и он боготворил их так же, как любой мужчина. Но еще никогда он не ощущал ничего подобного, не было еще такого в его амурной практике.

Боже, как он хочет ее! Всеми фибрами своего существа. Его язык никогда не пробовал ничего более сладкого, и он чувствовал себя как умирающий с голоду, которого усадили за королевский стол. Тело содрогалось от с трудом сдерживаемого вожделения, а плоть настойчиво пульсировала, требуя дать ей облегчение.

Он думал, что его желание уже просто не может быть сильнее, что он дошел до последнего предела. Но когда он почувствовал, как ее руки скользнули вверх, чтобы прижать его голову к своей груди, удерживая его, радушно принимая, страсть вскипела, вспенилась в нем, как бурные воды морского прилива, унося за пределы рассудка. За пределы сдержанности.

Боже, как он хочет ее! Нет, нуждается в ней.

К черту его обещание! К черту честь! Он должен обладать ею! Сейчас же! Немедленно!

Дейрдре застонала, закрыв глаза. Этот мягкий звук, полный женского томления, был гарантией, что в этот раз она не откажет ему.

И все же чертовой девке каким-то образом удалось побороть свои инстинкты упрямством, которое бросило вызов природе.

– Нет! – выдохнула она, противореча сама себе объятием, которое сделалось еще крепче. – Прекрати!

Неверие, отчаяние и ярость боролись в нем. Прекратить? Конечно же, она это не всерьез. Она хочет его. Он знает, что хочет. Так как же она может говорить ему «нет»?

Но когда ее пальцы начали тянуть его за волосы, отрывая от себя, стало ясно, что она снова намерена отвергнуть его. Ее грудь выскользнула из его рта, прекращая пир, который так и не завершился.

Покачнувшись, он отступил на шаг, уставившись на нее из-под полуопущенных век, приоткрыв рот, тяжело и неровно дыша. Она тоже казалась растерянной, судорожно, неловкими пальцами натягивая платье на плечо.

Несколько долгих мгновений в комнате слышался лишь звук их тяжелого дыхания. Когда она наконец заговорила, голос ее был хриплым и дрожал.

– Я заплатила твою цену. Значит, завтра… на ристалище… на рассвете?

Пэган медленно сжимал челюсти, пока зубы не скрипнули. Как смеет Дейрдре сводить этот момент взаимной страсти к простой сделке? Она что, совсем без сердца? Или в ее жилах вместо крови ледяная вода?

С трудом поборов порыв врезать кулаком в стену от расстройства, он прорычал:

– Да!

Она коротко кивнула, затем повернулась к нему спиной, демонстративно снимая и складывая покрывало, отмахиваясь от него так же легко, как от назойливой мухи.

Он вскипел от бессильной ярости, подавляя непреодолимое желание схватить ее за руку, развернуть и впиться ей в рот так неистово, что ее губы потом неделю будут гореть. Но он ведь сам сказал: один поцелуй. Не больше.

Пэган крутанулся на пятках и выскочил в зал, так хрястнув новой дверью, что услышал, как оружие, висящее на стене в комнате, свалилось на пол.

С первой же девицей, на которую упадет его взгляд, он переспит, пообещал себе Пэган, топая по лестнице. В паху горело адским пламенем. Ад и все дьяволы! В конце концов, это же вредно – так сдерживать свою похоть.

Войдя в большой зал, он заметил одну из служанок, прислуживающих за ужином, которая лавировала среди других слуг, убирающих со столов. Она призывно улыбнулась ему. Он вскинул бровь и кивнул в сторону кладовой. Ее улыбка сделалась шире.

В его теперешнем состоянии потребуется всего каких-нибудь пара секунд, чтобы облегчить боль. В другом конце зала отец Дейрдре собрал вокруг себя мужчин, чтобы сыграть еженощную партию-другую в кости. Пэган будет осмотрителен, и никто ничего не узнает.

Он понаблюдал, как девица проскользнула за ширму кладовой, немного подождал и направился к тому месту, где она исчезла.

В кладовой было темно, прохладно и пахло созревшим сыром. Он бы предпочел более удобное место для совокупления, но ждать больше не мог.

Ее тихое хихиканье привело его в самый темный угол кладовой. Он не терял времени, схватив ее за плечи и впившись грубым поцелуем в ее жаждущие губы. Она заерзала, придвигаясь ближе, и задрала юбки вверх, а он сунул палец в ее низкий вырез, освобождая одну огромную грудь. Целуя ее, он мял мягкую плоть пышной груди в ладони. Еще совсем чуть-чуть, подумал Пэган, и он получит награду, которую заслужил.

Но, несмотря на то что тело девушки было податливым, жаждущим, он осознал, что она не заставляет его сердце безумно колотиться, а дыхание замирать – как Дейрдре. И волна желания не охватывает его. Рот ее совсем не такой сладкий, как у Дейрдре. Даже ее стоны кажутся притворными в сравнении с прерывистыми вздохами Дейрдре.

Он оторвался от нее и почувствовал, как член обмяк.

– Дьявольщина, – пробормотал он.

– Что случилось? – удивилась служанка.

– Уходи! – рявкнул Пэган. – Просто уходи!

Чертыхаясь разочарованно и презрительно, она поспешила прочь. Когда она ушла, Пэган прислонился к стене и в раздражении стукнулся головой о холодную штукатурку. Никогда еще его тело не терпело такой жалкой неудачи. Это нелепо. Он как бродяжка, который скорее умрет с голоду, чем съест что-нибудь худшее, чем пища лорда.

Утром, поклялся Пэган, он так вымотает Дейрдре на тренировочном поле, так изнурит ее упражнениями, что руки и ноги откажутся ей служить. Может, тогда у нее не останется сил сопротивляться ему.


– Вставай, ленивица! Рассвет уже давно наступил. – Пэган хлопнул Дейрдре по заду, резко разбудив.

Еще до того как она открыла глаза, ее рука инстинктивно нырнула под подушку за оружием, но нащупала пустоту.

– Где мой кинжал? – пробормотала она.

Он со стуком распахнул ставни на окне, впуская свет восходящего солнца.

– Ты спишь с рыцарем Камелиарда в качестве охраны, – сказал он, застегивая портупею с мечом. – Тебе не нужен кинжал. Пустая затея.

Дейрдре нахмурилась, но была слишком сонной, чтобы спорить. Она села на кровати, глаза заспанные, волосы соблазнительно растрепаны, плечи восхитительно обнажены.

Но Пэган заставил себя отвести взгляд. Он провел долгую ночь, наблюдая за своей мирно спящей женой, в то время как лежал лишь в нескольких дюймах, напряженный и отчаявшийся, и пришел к выводу, что только мучает себя, желая ее. Из ее вчерашнего поведения очевидно, что Дейрдре ничуть не терзается. Возможно, она испытывает вполне естественное сладострастное томление, его поцелуи не могут оставлять ее равнодушной, но ей все равно удается каким-то чудом подавить волнение девичьей плоти.

Что ж, прекрасно, решил он. Если Дейрдре не желает признавать свою женскую сущность, если хочет, чтобы с ней обращались как с мужчиной, если ей не надо от него ничего, кроме военного альянса с его людьми, значит, черт бы ее побрал, он сделает ей такое одолжение. Он не станет обращать внимание на свои телесные желания. Он забудет, что она его жена. Он будет воспринимать ее как одного из своих рыцарей, как ни трудно это было представить.

– Я буду на поле, – сказал Пэган. – Не опаздывай. У меня сегодня много дел.

Он не успел закрыть за собой дверь, как Дейрдре соскочила с кровати и нетерпеливо нырнула в сундук с амуницией. Он не осмелился обернуться, чтобы посмотреть. Он знал, что она восхитительна в своей девичьей наготе. Если он оглянется, то так и не попадет на тренировочное поле.


Пэган еще заканчивал свой завтрак, состоящий из ячменной лепешки и эля, когда Дейрдре быстрым шагом вошла в ворота. Как ей удается выглядеть женственной в кольчуге, он не знал, но она казалась желанной, как богиня Афина, спеша к нему.

Утро тянулось медленно, пока они выполняли набор военных упражнений. Пэган был уверен, что никогда не работал с более увлеченным солдатом и более прилежным учеником. Они состязались на мечах больше часа, и он не щадил ее, тренируя точно также, как своих оруженосцев. Он заставил ее поднимать ведра с водой, чтобы укрепить руки. Он показал, как вкладывать всю силу в выпады, чтобы достичь большей мощности удара, научил нескольким оборонительным приемам с помощью щита, которых она не знала.

Но и он, в свою очередь, учился у нее. У Дейрдре были скорость и ловкость, которых он никогда не видел в мужчине. Она дралась с каким-то сверхъестественным инстинктом и показала парочку новых приемов, которые усовершенствовала под его началом для того, чтобы опрокинуть гораздо более крупного противника.

Мужчине, привыкшему заниматься с женщиной только любовью, было удивительно сознавать, что ему доставляет немалое удовольствие общество Дейрдре на ристалище.

Постепенно за забором собралась небольшая толпа. Вооруженные рыцари ждали, чтобы войти на поле, наблюдая за любопытным поединком. Но хотя руки у Дейрдре и дрожали, а ноги то и дело подгибались, она отказывалась сдаться.

– Ну давай! – выдохнула она. – Атакуй меня! Еще раз!

Он ухмыльнулся и покачал головой. Воинственная девица была возбуждена сильнее, чем зеленый юнец в комнате, полной шлюх. Он сомневался, что она заметила, что вокруг уже собрались зрители.

– Еще один раз, но это будет последний поединок.

Поверх ее плеча Пэган заметил ривенлохских рыцарей, людей Дейрдре, наблюдающих за состязанием с напряженным интересом. Из учтивости он не хотел позорить девушку, нанеся ей поражение перед ее людьми. Но и сам упасть под ее мечом не собирался, иначе мужчины потеряют веру в него. Так или иначе он должен сохранить честь каждого из них незапятнанной.

С лукавой улыбкой он снял свой шлем и отбросил его в сторону. Естественно, не желая ему ни в чем уступать, она сделала то же самое. Пульс его участился, когда он увидел ее лицо, блестящее от пота и розовощекое, с приоткрытыми от тяжелого дыхания губами, так напоминающее выражение желания. Глядя на нее сейчас, невозможно представить ее кем-то иным, кроме как истинной женщиной, роковой красавицей, призванной утолить его страсть.

Укрепив свою решимость, Пэган отсалютовал и изготовился к бою.

Они долго сражались на мечах, поочередно то нападая, то отступая, и Пэган старался не использовать свое преимущество в силе. Он знал, что Дейрдре в конце концов прибегнет к одному из своих трюков. Но даже сознавая это, ему не удалось избежать того, чтобы пасть жертвой ее коварной подножки. Он опрокинулся навзничь и со стуком грохнулся оземь. Из-за забора послышались одобрительные выкрики людей Ривенлоха и недовольство нормандских рыцарей. Он лежал, кашляя от пыли, в то время как Дейрдре победоносно стояла над ним.

Затем она совершила ошибку, протянув руку, чтобы помочь ему встать.

С расчетливой решительностью он схватил ее за запястье и повалил на себя, сунув одну руку ей в волосы и запечатлев крепкий, влажный, нескромный поцелуй на ее губах.

Все рассмеялись над этой шуткой. На этом Пэган бы закончил, отпустил ее и помог подняться на ноги, но после первоначального шока Дейрдре, то ли возбужденная битвой, то ли желанием, то ли попыткой не уступать ему в нахальстве, ответила на его поцелуй со страстью, такой же быстрой и неистовой, как и ее борьба. Она повернула голову и крепко прижалась своими раскрытыми губами к его губам, ища языком, словно жаждала вкусить сладости того, что таится у него во рту.

Теперь это была уже не шутка. Его кровь, разогретая поединком, раскаленной лавой устремилась к паху. Все окружающее исчезло, растворилось, когда чистейшая страсть целиком завладела им.

Дейрдре тоже, казалось, не замечала ничего вокруг. Стоны, вырывающиеся из ее горла, пробуждали в нем зверя. Капля пота скатилась к нему на лицо, когда их сплетенные рты говорили понятным всем языком – языком желания. И это желание здесь, на твердой земле тренировочного поля, бушевало так же неистово, как и их битва.

Громкий скрип ворот привел Пэгана в чувство. Он оторвался от ее рта. На мгновение ему показалось, что он заметил в ее глазах разочарование.

Иисусе, возможно ли это? Неужели она разочарована? Неужели в самом деле желает его? Сладкая надежда наполнила сердце.

Наконец и она услышала голоса незваных гостей и издала тихий, испуганный вскрик. Он отпустил ее, и она поднялась, густо покраснев. Прежде чем он успел опомниться, она быстро собрала оружие и бросилась вон с поля.

– Отличный поединок, сэр! – крикнул кто-то.

– Хороший прием, милорд! – пошутил другой.

Пэган вскочил на ноги и бросил последний взгляд в сторону своей удаляющейся жены. Он испытывает не просто похоть, понял он, глядя ей вслед. Нет, его чувства гораздо глубже. Он восхищается ею, ей-богу. Пока она еще могла его слышать, он заявил:

– Если б вы, рыцари, тренировались также увлеченно, как моя жена, никакая армия не осмелилась бы приблизиться к Ривенлоху.

К счастью, она уже исчезла к тому времени, когда сэр Бенедикт пошутил:

– Если б нас так поцеловали, милорд, возможно, мы бы с большей готовностью согласились на долгие часы тренировок.

– Пятьдесят подъемов вёдер – всем, – приказал Пэган.

Мужчины застонали.

– Сто, если будете ныть.

Глава 18

Прижимая дрожащие пальцы ко рту, Дейрдре почти бежала к замку. Губы ее все еще были влажными, теплыми. Боже! Что случилось? Только что она сражалась с Пэганом со свирепостью дикого кабана, а в следующее мгновение уже отвечала на его поцелуй с тем же пылом.

А потом она услышала, как Пэган хвалит ее своим людям. К ужасу Дейрдре, румянец удовольствия вспыхнул у нее на щеках.

Это же нелепо! Она никогда не нуждалась в том, чтобы какой-то мужчина говорил ей, какой она способный боец. Кроме того, этот бесстыжий мошенник обманом сорвал у нее поцелуй, черт бы его побрал. Поцелуй, который она до сих пор ощущала на губах.

Но, сражаясь с ним, она поняла кое-что, чего не признавала раньше, во что не могла поверить, что больше не могла скрывать от себя самой: она уважает Пэгана.

Как бы он ни бесил ее своим нахальным самодовольством, наглым обольщением и безжалостными унижениями, она уважает дерзкого нахала.

Он преисполнен силы, непревзойденный воин. Но наряду с этим – и человек чести. Дипломатичный и преданный. Образец благородства.

Забавно, но ей хочется произвести на него впечатление. Чтобы такой мужчина похвалил ее прилюдно – это в самом деле большая честь.

Чтобы такой мужчина любил ее… Нет! Она не будет об этом думать. Это был всего лишь поцелуй. К тому же украденный ради забавы своих людей. Дураком будет тот, кто ошибочно примет это за подлинное чувство. И не важно, что так сильно кружилась у нее голова и колотилось сердце. Кроме того, мужчина настолько поглощен военным искусством, что у него нет времени для любви. Похоть – да, но нелюбовь. Не имеет значения, что она уловила что-то подозрительно близкое к нежности в его взгляде. Такие эмоции можно подделать. Достаточно того, что он выражает некоторую степень уважения. С такими отношениями у них может получиться хороший брак. И все же, размышляла Дейрдре, существует много мужчин, которых она уважает, признает их заслуги. Но ни один из них никогда не заставлял ее сердце биться так отчаянно.

Опасная вещь это… влечение. Там, на тренировочном поле, она потеряла над собой контроль, и все из-за поцелуя. Если она тает от одного лишь прикосновения его губ, то как сможет устоять против более интимного контакта? Разумеется, она должна бороться с ним на каждом шагу. Хоть она и уступила командование войском Пэгану, но управление Ривенлохом не отдаст. Ни за что на свете.

В качестве проверки этого обещания Дейрдре намеревалась посвятить остаток дня тому, чтобы помочь Мириель разбираться с хозяйственными делами. С водворением стольких норманнов в Ривенлохе прибавилось хлопот по улаживанию спорных вопросов, закупке провианта и раздаче указаний новым слугам, вдобавок к обычным конфликтам, возникающим между обитателями замка и арендаторами, которые нуждаются в решении.

Но, к негодованию Дейрдре, когда она приступила к осуществлению изменений и отдаче распоряжений, то обнаружила, что Пэган уже запустил свои, когти глубоко в дела Ривенлоха. Когда она велела парочке шотландских служанок выбить пыль из гобеленов, они сказали ей? что уже сделали это по приказу Пэгана. Когда она попыталась усадить трех нормандских горничных за починку накидок, они ответили, что Пэган велел им стирать постельное белье. Поварята, которым она собиралась дать задание почистить котлы и горшки, были посланы на озеро ловить рыбу. Пэганом, разумеется.

Он, похоже, отменил все ее распоряжения. Он перераспределял слуг по своей прихоти, сдвигал, и передвигал мебель, как хотел, и, к ее ужасу, уже сломал стены нескольких надворных построек. Она думала, что это уже предел его бесцеремонного вмешательства, когда потрясение смотрела на снесенную кузню, чьи гнилые, потрескавшиеся бревна валялись на земле как обугленные кости.

Но и это не подготовило ее к зрелищу, которое предстало ее глазам во дворе, когда она обогнула угол западной башни. Небольшая толпа окружала позорный столб крепости. Она нахмурилась. Столб редко использовался. В Ривенлохе непослушание в большинстве случаев наказывалось определением провинившихся на грязную работу или назначением крупного штрафа товаром или монетой. Глядя на зевак, Дейрдре заметила двух парнишек, привязанных к столбу лицом к лицу. Их рубашки свободно висели на бедрах, обнажая бледные, тощие спины, пока еще без следов кнута. Но они задрожали от страха, когда ивовый прут просвистел рядом в воздухе, как голодный коршун, настигающий свою добычу. Дейрдре не видела лиц мальчишек, но сердце ее заколотилось, как молот, когда она узнала их огненно-рыжие волосы. О, черт побери!

Пэган еще раз стеганул кнутом в воздухе, приготовившись наказать первого мальчишку. Но был остановлен пронзительным женским криком:

– Нет!

Он вздохнул. Это достаточно неприятная работа – пороть мальчишек, чьи спины, возможно, еще никогда не знали розог. Именно по этой причине он взялся за дело сам, вместо того чтобы поручить это какому-нибудь рыцарю вроде сэра Роува с громадными кулаками, который может переусердствовать в своих ударах. А теперь еще какая-то сердобольная девица прерывает осуществление наказания…

– Стой! – прокричала она.

Грозно нахмурившись, он обернулся на голос и выругался себе под нос. Дейрдре протискивалась сквозь испуганную толпу с неистовой яростью разбушевавшегося викинга.

Его кулак сжал кнут, Ну почему она должна была появиться именно сейчас? Почему на каждом шагу бросает ему вызов?

– Уходи! – огрызнулся он.

– И что это, скажи на милость, ты делаешь? – проорала она.

Пэган почти почувствовал, как волосы у него на голове встали дыбом.

– Жена! – рявкнул он. – Прочь отсюда!

Нахальная девка не обратила внимания на его предупреждение. Протиснувшись вперед, она обхватила руками младшего из мальчишек, закрывая его своим телом.

– Нет! – бросила она через плечо.

Кто-то более злой позволил бы первому удару опуститься на ее спину, дабы преподать ей урок подчинения. Но рыцарская натура Пэгана спасла Дейрдре от полной силы его гнева. Он ударил ивовым хлыстом по воздуху так, что тот просвистел, напугав парнишку, который захныкал в ее объятиях.

– Это не твоя забота, женщина, – предостерег он. – Я вынес приговор этим воришкам, а теперь собираюсь осуществить наказание. Если ты слишком впечатлительна, чтобы вынести это зрелище, то уходи, чтобы не видеть. Предоставь мне выполнить мою задачу.

– Никогда.

Наступила тишина, холодная и внезапная, как зимняя изморозь. Несколько мгновений никто не осмеливался ни заговорить, ни пошевелиться. Пэган, чье терпение истощилось, наконец нарушил молчание. Его слова зазвенели ледяной угрозой:

– У позорного столба хватит места для троих, миледи.

Он почувствовал некоторое садистское удовольствие, когда тихое «ах» пронеслось по толпе, словно отдаленный раскат грома. Но это удовольствие было недолгим. Если здешний люд поверил его угрозе, то было совершенно ясно, что Дейрдре не поверила. Она повернулась к нему лицом, вздернула подбородок, бросая вызов:

– Ну давай, действуй.

Зеваки снова ахнули, а Пэган сузил глаза. В какой-то миг он пожалел, что не переспал с ней в самый первый момент, как только увидел. Наверняка, если б он завладел ее телом, это сделало бы ее более послушной.

Но когда взгляд его задержался на этом храбром, живом, решительном лице, он осознал, что Дейрдре не просто девица, которую можно затащить в постель, укротить и завоевать. Она его жена. И она – необыкновенная женщина. Женщина, привыкшая командовать. Привыкшая к власти. Женщина, не боящаяся поднять меч. Женщина, которая управляла Ривенлохом. Женщина, заслуживающая его уважения, заслуживающая иметь собственное мнение.

Дьявольщина.

И теперь, он полагал, ему придется выслушать это мнение.

Но не перед кучкой ротозеев с болтливыми языками.

– Оставьте нас! – приказал он. – Все.

Толпа неохотно рассеялась, бормоча что-то, скорее всего гадая, побьет ли новый управляющий свою мятежную жену.

Когда они ушли, Пэган вновь внимательно посмотрел на Дейрдре. Она стояла непоколебимо, ее взгляд был твердым, руки стиснуты. Возможно, она волновалась, подозревала, что он может пустить в ход кнут.

Перед лицом ее опасений он сумел побороть свой гнев и даже позволил себе улыбнуться.

– Ну что ж, миледи, если дело не в вашей повышенной чувствительности, – медленно проговорил он, – то в чем заключается ваше возражение?

Ее кулаки облегченно разжались.

– Я знаю этих мальчишек. Они сыновья Лаханберна, соседа с севера.

Он хмыкнул. Значит, дело все-таки в чувствительности. Точнее, в добром, отзывчивом сердце. Но нельзя позволять себе руководствоваться сердцем, осуществляя правосудие.

– Не важно, чьи они сыновья. Они воры.

Она наморщила лоб.

– Воры?

Он кивнул.

– В чем их преступление?

– Они украли собственность Ривенлоха.

– Какую собственность?

Он мотнул головой в сторону конюшни, где была привязана пара рыжих коров.

– И это все?

Он вскинулся:

– Что значит «все»?

– Всего две коровы?

Пэган раздраженно нахмурился:

– Да, две коровы, которые могут кормить крепость всю зиму.

Она лишь молча смотрела на него, словно силилась найти правильные слова.

– Отпусти мальчишек, – наконец сказала она.

– Что?

– Отпусти их. Мы вернули свой скот. Отпусти их.

Вот почему, подумал Пэган, совет женщины не стоит принимать во внимание. Он покачал головой:

– Они должны ответить за свои действия, иначе никогда не научатся быть честными людьми.

– Ты не понимаешь.

– Это ты не понимаешь. Если не наказать собаку, которая укусила тебя, она укусит снова.

– Ты уже достаточно напугал их. Видишь, как они дрожат? – Она указала на мальчишек, которые вытягивали шеи, чтобы понаблюдать за любопытным спором.

– Это сейчас они дрожат, но на полпути домой забудут про свой страх. Несколько рубцов послужат им напоминанием.

Дейрдре резко выдохнула. Черт бы побрал этого назойливого норманна! Если б он не совал свой нос в дела крепости и оставил вопросы закона в ее руках, она бы не стояла сейчас здесь, между сыновьями своего вспыльчивого соседа и кровожадной ивовой плетью в руках норманна. И не теряла бы времени, рассказывая о шотландских набегах на скот человеку, который, вероятно, порет детей, если они стащат по пирожку с кухни.

Но, дьявол его побери, Пэган теперь все-таки управляющий Ривенлохом, и он держит розгу и задержался достаточно, чтобы выслушать ее. Рано или поздно ей придется познакомить его с шотландскими обычаями, так что вполне можно начать прямо сейчас.

– Они не воры, – проговорила ока. – Не совсем.

– Что ты имеешь в виду? – Он вскинул руки. – Их поймали, когда они уводили коров на веревках, наброшенных на шею животных.

Она поморщилась:

– Все не так просто.

Он нетерпеливо хлопнул ивовой розгой по бедру.

– Тогда предлагаю тебе побыстрее объяснить. Отсрочка порки лишь увеличивает мучения.

Она закусила губу.

– Это трудно объяснить постороннему. Они забирают коров в качестве… возмездия.

– Возмездия?

– Да.

– За что?

– За две украденные в прошлом году.

– Что? – взорвался он.

Она знала, что он не поймет.

– Пожалуйста… просто отпусти их. Я объясню тебе это позже.

– Нет. Объясни сейчас.

– Послушай, – сказала Дейрдре. – Если ты будешь держать их здесь, их отец… забеспокоится. – На самом деле их отец скорее всего потребует голову Пэгана на блюде, но этого она ему не скажет. – Лаханберн отправит своих людей на их поиски. Если они обнаружат, что ты держишь их за стенами Ривенлоха…

Но Пэган, похоже, крайне заинтересовался сообщением об угоне скота.

– Вы украли две их коровы?

Она вздохнула:

– Таков шотландский обычай. Они крадут наш скот, мы крадем их. Так продолжается из поколения в поколение.

Пэган заморгал, словно она сказала ему, что мир сделан из козьего сыра.

– Кража скота, – продолжала Дейрдре, – это вопрос дружеского соперничества между Лаханберном и Ривенлохом.

Он смотрел на нее во все глаза, приходя к выводу, что шотландцы совсем ненормальные.

– Невероятно, – пробормотал он.

– Я настаиваю, чтобы ты отпустил их.

Он не сразу ответил. Было ясно, что Пэган не только не верит в ее объяснение, но и не одобряет его. Более того, настойчивость Дейрдре еще больше разозлила его.

Наконец он, кажется, нашел решение. Грозно хмурясь, он выпрямился во весь свой внушительный рост и похлопал ивовым прутом по ладони левой руки. Глаза его сузились до зеленых щелок.

– Я выслушал тебя, женщина. – Затем отдал суровый приказ: – А теперь отойди в сторону.

Глава 19

Сердце Дейрдре упало, а гнев возродился. Она не намерена отступать. Она не желает испытать на себе ярость их отца, когда он узнает, что его гордые сыновья были публично высечены.

– Я не отойду, – твердо проговорила она, – тебе придется выпороть и меня тоже.

Затем, к ее изумлению, уголок рта Пэгана изогнулся кверху в сардонической усмешке.

– Вы меня не так поняли, миледи. Вы добились их свободы. – Он бросил ивовый прут на землю. – А теперь отойдите.

Дейрдре в замешательстве заморгала.

Очевидно, кое-кто из ривенлохских смельчаков все-таки остался поблизости, несмотря на приказ Пэгана, и теперь они, к его немалому раздражению, зааплодировали. Он нетерпеливым жестом велел ей отойти. Дейрдре, ошеломленная своей победой, неуверенно отодвинулась в сторону, когда он подошел к столбу, вытаскивая свой кинжал.

– Слушайте меня хорошенько, юные щенки, – сказал он им, разрезая веревки. – Я отпускаю вас только благодаря доброте леди Дейрдре. Смотрите, больше не попадайтесь мне, ибо больше я не буду таким милосердным. – Отвязанные от позорного столба, мальчишки стояли бок о бок, и их тощие тела и огненно-рыжие шевелюры делали их похожими на две одинаковые горящие свечки. Широко открытые глаза серьезно взирали на Пэгана. Он натянул им рубашки на узкие плечи, и Дейрдре услышала, как он пробормотал: – В следующий раз прикрывайте головы. Эти ваши рыжие волосы видны за милю. – Затем, хлопнув их по задницам, подтолкнул в сторону ворот.

Он оглянулся на нее, угрюмо насупившись, и Дейрдре поняла, что, несмотря на раздраженную мину, он не опаснее пса, который лает и при этом виляет хвостом.

Пробормотав торопливое «спасибо», она извинилась и вернулась в большой зал. Там она помогала Мириель с приготовлениями к ужину и пыталась убедить себя, что то, что она испытывает к своему мужу, не любовь, ибо это было бы глупо. Нет, это просто благодарность за справедливость, с которой он обошелся с мальчишками Лаханбернов, и радость от собственной маленькой победы.

Но когда подошло время ужина и Пэган пришел, одетый в нормандские облегающие шоссы и тунику желтого цвета, которая великолепно подчеркивала мужественную красоту его тела, ее мнение резко изменилось.

Он взглянул на нее, усаживаясь рядом, и она снова отметила дивный цвет его глаз – словно шотландский лес, прекрасный, сочный и полный жизни. Проклятие, он красив, как сам Люцифер. Если этому демону ада свойственно обаяние.

Она поддержала себя глотком вишневого сидра. Пэган был в отличном настроении и шутил со своими людьми, но Дейрдре постоянно чувствовала на себе его взгляд, и это лишало ее равновесия, душевного покоя. Его колено соприкоснулось с ее, ведь они сидели близко друг кдругу, и она заметила: он не спешит его отодвинуть. Его пальцы легко и непринужденно касались ее пальцев, когда он разрезал оленину на их общем подносе.

К тому времени, когда Дейрдре отложила салфетку и встала из-за стола, сославшись на головную боль, она была вся как на иголках.

Если повезет, думала она, торопливо взбежав по лестнице, захлопнув дверь и сбросив накидку, она уже будет спать к тому времени, когда Пэган ляжет в постель.

Но он, должно быть, следовал за ней по пятам. Едва успела она снять одежду, как он распахнул дверь, заставив ее подпрыгнуть, словно ребенка, пойманного на месте «преступления» – когда он без разрешения ел сладкое. Его взгляд медленно ощупывал ее обнаженное тело. Она затаила дыхание, ощущая его более чем откровенное желание.

После бесконечно долгого молчания она наконец спросила:

– Ты собираешься закрыть дверь или хочешь выставить меня на обозрение всем слугам?

Он усмехнулся, захлопнув дверь. Затем сдвинул брови и шутливо заметил:

– Ты довольно быстро бежала по лестнице для женщины, у которой… что? Болит голова?

Она вскинула подбородок, но не придумала, что сказать в свою защиту.

Он снова улыбнулся и прислонился к двери, чтобы стянуть сапоги.

– Смею ли я надеяться, что тебе не терпится очутиться со мной в постели этой ночью?

Она вся напряглась от его присутствия рядом, от его откровенного желания близости. Стараясь придать своему голосу равнодушие, она сказала:

– Ты можешь надеяться на что пожелаешь, но от этого ничего не изменится.

Оставшись безучастным к ее уколу, он бросил сапоги к подножию кровати, затем одним махом стащил с себя и тунику, и нижнюю рубаху. Дейрдре тут же обратила внимание на порезы, которыми она наградила его. К ее облегчению, раны уже заживали. Во всяком случае, тонкий шрам никоим образом не умалял совершенства его тела. Грудь его была гладкой, тугой, мускулистой, а плечи – достаточно широкими, чтобы тащить телегу. Святая Мария, даже на расстоянии она не может сдержать волнения, когда видит его. Вот и колени слабеют.

Дейрдре глубоко вздохнула. Затем с притворной невозмутимостью забралась под одеяло, заняв середину кровати, чтобы ему расхотелось присоединиться к ней.

– Насчет сегодняшнего происшествия… – сказала она, спеша заговорить о чем угодно, лишь бы отвлечься от этого невыносимого напряжения между ними.

– Происшествия? – Он начал расшнуровывать завязки своих шоссов.

Она закашлялась.

– С мальчишками Лаханберн.

– Да?

– В Ривенлохе… будет еще много такого, чего ты не понимаешь.

Он усмехнулся. Боже, какая у него потрясающая, ослепительная улыбка!

– Вы, шотландцы, удивительные люди, – согласился он. – Как с другой планеты.

– Тебе не удастся изменить здешние обычаи. Ты не сможешь подчинить шотландцев своей воле.

Его улыбка сделалась хитрой.

– Ах, миледи. Я согласен подчинить своей воле только одного шотландца. Вернее, шотландку. – Он сел на край кровати, и матрац прогнулся под весом его тела. – Возможно, с помощью поцелуя?

У нее перехватило дыхание. Так вот зачем он примчался за ней следом. Он полагает, что она все еще должна, ему поцелуй. Но не тут-то было. Она расплатилась с ним на тренировочном поле. И слава Богу, что это так. Дейрдре сомневалась, что смогла бы выдержать еще один поцелуй, если сердце ее так колотится, когда он смотрит на нее своими колдовскими зелеными глазами.

– Может, память подводит тебя, – самодовольно сказала она, – но ты получил свою плату на тренировочном поле.

Его руки застыли на поясе расшнурованных штанов.

– Это? – усмехнулся он. – Это был не поцелуй.

– Еще какой поцелуй.

– Нет. – Он настороженно сдвинул брови. – Этот быстрый поцелуйчик? Он не считается.

– Не такой уж быстрый.

– Как ты можешь называть это…

– Поцелуем?

– Это не было поцелуем.

– О, а мне показалось, очень даже было. Ты целовал меня, а теперь зачем-то хитришь…

– Тысяча чертей! – Он грозно насупился. – Он был украденный. Поцелуй, который ты должна мне, должен быть добровольным.

– Это не было частью сделки.

Он вскочил на ноги, глаза опасно сузились, и она увидела, как грудь его вздымается и опускается с каждым раздраженным вдохом. Но они оба понимали, что она права. Этим вечером она ничего ему не должна.

И все же, когда он вновь завязывал шнуровку штанов, дергая с такой силой, что один конец оторвался, она осознала, на какой бурный гнев он способен. Когда он резким движением просунул руки в рубашку, она увидела силу его ярости. Когда он захлопнул за собой дверь, сотрясая оружие на стене, она поняла, что существует предел его терпению. Однажды, она боялась, он возьмет свое, несмотря ни на какие клятвы.


Пэган пнул ногой стену конюшни, напугав лошадь. Та заржала, затем снова принялась мирно жевать овес. Но злость Пэгана успокоить было не так легко. Он ходил взад-вперед, пиная пучки соломы, поднимая в воздух пыль и мышиный помет.

Он сыт по горло хитрыми уловками Дейрдре и пустыми соблазнами. Он больше не падет жертвой ее коварства, не позволит ей дразнить его своим роскошным телом, чтобы потом с презрением отвергнуть, когда в паху у него будет гореть как в аду. Пэган не дурак. Дейрдре, возможно; чувствует проблески желания, но своей неуступчивостью она скоро доведет его до умопомешательства. Он отказывается провести еще одну беспокойную ночь рядом со своей Богом данной женой, жаждая того, чего она ему не даст… Пока.

Скоро она покорится ему.

Он знает это. Он чувствовал жар ее тела, когда украл тот поцелуй. Не потребуется много времени, чтобы разжечь в ней ярко пылающий костер. Но пока что ее упрямство и данное им слово завели их в тупик.

Их отношения превращаются в войну между ними. Ясно же, что Дейрдре решительно настроена выбирать поле битвы и устанавливать правила схватки. Но было бы роковой ошибкой позволить ей взять верх. Нет, Пэган должен крепко схватить поводья этой строптивой лошадки и направить ее на территорию, где он хозяин и властелин. Без ее ведома. Но как этого достичь?

Он перестал мерить шагами конюшню и присел на корточки, чтобы соорудить себе постель из соломы в пустом углу. Холодная будет ночка. Было искушение схватить какую-нибудь служанку на пути к конюшне, чтоб согрела его, но он вспомнил, что случилось, когда он в последний раз пытался заняться любовью в кладовке. Поэтому он ограничился тем, что зарылся поглубже в солому для тепла, пока будет обдумывать свою военную стратегию.

Первый ключ к победе – познать своего врага. Что он знает о Дейрдре?

Кажется, наиболее благосклонно она отвечала ему на тренировочном поле, когда он обращался с ней как с равной – бросал вызов, дрался с ней на мечах, ожидая, что это изменит их отношения к лучшему. И по иронии судьбы, когда он начал обращаться с ней как с мужчиной, она стала для него еще соблазнительнее. Он безжалостно тренировал ее сегодня утром, рассчитывая выявить ее женскую слабость, но она поразила его, работая упорнее, чем его подчиненные.

И все же под доспехами у Дейрдре имеются мягкие женские изгибы. В этом мужественном, не боящемся сражения на мечах теле бьется нежное девичье сердце. И он видел проблески этой нежности, когда она пожертвовала собой ради сестры, когда не позволила ему наказать мальчишек Лаханберн. Дейрдре может мыслить как мужчина, но ведь чувствует-то она как женщина. Ее можно обидеть, на нее можно произвести впечатление, причинить ей боль или доставить удовольствие как любой женщине. В этом-то и заключается его дилемма. Вот он ловит себя на том, что дружески хлопает ее по спине. А в следующий миг жаждет затащить ее под ближайшую лестницу, разорвать на ней платье и погрузиться глубоко в ее тело.

Как можно бороться с противником, который представляет собой постоянно меняющуюся цель, чья тактика непредсказуема, как флюгер на ветру, который сначала выскакивает на поле, словно неустрашимый воин, и тут же краснеет, как маков цвет, когда ее застают врасплох за более приятным занятием! Как можно одолеть противника, которого ни силой, ни уговорами, ни соблазном не заставить сдаться?

Он задавался этими вопросами до глубокой ночи, пока луна ярко светила с небес и звезды таинственно мерцали, предсказывая судьбу. Наконец он уснул, оставив вопросы на рассмотрение снам.


С первыми лучами рассвета ответ пришел. Он открыл глаза и обнаружил, что уже не один. Странная горничная Мириель, Сунь Ли, стояла и неодобрительно глядела на него.

Он резко сел. Выражение ее лица скорее было насмешливым, а маленькие руки сложены в жесте терпеливого ожидания. Долго ли она простояла тут, наблюдая за ним спящим, Пэган не знал, но тот факт, что он не слышал, как она пришла, был крайне тревожащим.

– Что такое? – ворчливо спросил он, вытаскивая солому из волос.

Она поцокала языком.

– Так ты никогда не произведешь на свет сыновей для Ривенлоха, – напрямик заявила она, – если будешь спать с лошадьми.

Пэган хмуро уставился на нее:

– Это не твое дело.

Не испугавшись, старуха продолжила, покачав головой:

– Глупый, глупый мужчина.

Пэган разозлился.

– Придержи свой язык, женщина, или я…

– В этом твоя ошибка, – сказала она ему. – В тебе слишком много от воина. Ты всегда отвечаешь угрозой.

У Пэгана чесались руки придушить нахалку. Разумеется, это лишь докажет явную правоту Сунь Ли. Он ограничился грозной миной.

– Слушай или не слушай, – продолжала она, пожав плечами, – дело твое. Но у меня есть ответ, который ты ищешь.

Он поднялся на ноги, возвышаясь над ней, чтобы она не забывала, кто ее хозяин.

– Какой ответ?

– Есть только один способ завладеть ее телом, – самодовольно заявила она.

Пэган был поражен проницательностью старухи. Она обладает какой-то таинственной способностью проникать в его мысли, или он разговаривал во сне? Он задумчиво потер колючую от отросшей за ночь щетины щеку, затем вызывающе скрестил руки, прорычав:

– И каков же он?

Сунь Ли выпрямилась во весь свой не слишком внушительный рост и мудро произнесла:

– Вначале ты должен завоевать ее сердце.

Пэган закатил глаза. И это ее совет?

– Ты наслушалась сказок Бонифация, – фыркнул он. Сунь Ли не обратила внимания на его насмешку.

– Там, откуда ты пришел, существует древняя загадка. Возможно, ты не слышал. Чего женщина желает больше всего?

Опять загадки. Он их терпеть не может. Чего женщина желает больше всего? Это зависит от нее. От кого же еще?

– Ты знаешь ответ? – подначивала Сунь Ли.

Он сдвинул брови.

– Цветы. Сладости. Украшения… Да что угодно.

Черные глаза Сунь Ли заблестели.

– Нет, не что угодно. – Она огляделась, словно чтобы убедиться, что лошади не подслушивают, затем сообщила по секрету: – Больше всего женщина желает иметь свою волю.

Глаза Пэгана сузились. Это глупый ответ. Слишком простой. Слишком обобщающий; Слишком туманный. И все же, если подумать… да, это, может быть, верно. Он пытается подчинить Дейрдре своей воле. Обольщением. Угрозами. Хитростью. И ни разу не подумал о том, чтобы подчиниться ее воле, ее желанию. Как воин, он приучен никогда не сдаваться, никогда не идти на компромисс. Но и Дейрдре тоже верит в победу любой ценой. Потому-то они и зашли в тупик.

Если Пэган позволит Дейрдре выиграть, если позволит ей поступить по-своему…

Он прошелся туда и обратно между стойлами конюшни. Это будет нелегко. В вопросах защиты крепости и управления он не может уступить, поскольку у него просто больше опыта. Но если он станет прислушиваться к ее мнению в других делах, как это было с мальчишками Лаханберн, если он станет советоваться с ней и подключать к выработке решений, возможно, ее сердце по отношению к нему смягчится.

А как только сердце станет восприимчивым, осторожное обольщение сделает остальное, покуда она будет верить, что это ее воля.

– Сунь Ли, полагаю, я был не прав…

Он повернулся к служанке, но она словно растворилась в воздухе. Исчезла быстро, словно тень, без звука, без следа. Пэган почесал голову. Не женщина, а прямо какой-то загадочный призрак.


К тому времени, когда Пэган вышел из конюшни, отряхивая солому со штанов и щурясь от солнца, он уже улыбался, полный решимости. Как бы это ни шло вразрез со всеми теми принципами и понятиями, на которых он был воспитан, как ни противоречило его основным инстинктам, когда Дейрдре появится этим утром, как сверкающая Аврора, Пэган намерен набросить крепкую узду на свои желания и попытается приноровиться к желаниям жены. Если у него получится, то уже сегодня ночью они будут делить нечто гораздо более приятное, чем товарищество. Он точно знает, куда нацелит поцелуй, который она ему должна, и да поможет ей небо, когда он ворвется в эти ворота.

Глава 20

Дейрдре не могла пошевелиться.

Нельзя сказать, что она не пыталась. Но тело ее почему-то одеревенело за ночь, и даже тепло рассвета не смягчило суставы.

Пэган так и не пришел в спальню, да это и неудивительно, учитывая, как зол он был. Но если он думает, что увильнет от тренировки с ней сегодня, то ошибается.

Она медленно перевернулась на бок, но когда попыталась приподняться на руке, резкая боль, словно молния, пронзила ее от локтя до плеча.

– О, черт! – охнула она.

Усилием воли она осторожно спустила ноги с края кровати. Боже, они болели так, словно их несколько раз переехало телегой. А когда Дейрдре села прямо, каждая мышца в теле заныла.

Она переусердствовала. В своем рвении продемонстрировать, из какого крепкого теста сделана, она вчера перетренировалась. Сегодня придется за это расплачиваться.

Морщась и чертыхаясь, она с горем пополам подняла и надела тяжелую кольчугу через голову. Доспехи она надевать не стала, ограничившись тем, что застегнула портупею дрожащими руками. Прихрамывая, Дейрдре потащилась вниз по лестнице, и ноги у нее дрожали, как у новорожденного ягненка. Как скрыть свою слабость от Пэгана, она понятия не имела. Каждый шаг давался с трудом.

Приблизившись к тренировочному полю, она попыталась идти настолько нормально, насколько это было возможно, но даже еж сейчас вполне мог бы обогнать ее.

Она услышала Пэгана раньше, чем увидела.

– Вы опоздали, миледи.

Он расположился в тени, прислонившись к стене конюшни, небрежно вытянув перед собой длинные ноги, скрещенные в лодыжках, и улыбался, жуя соломинку. Наверное, подумала Дейрдре, он спал в конюшне.

Когда она медленно подходила к нему, он склонил голову набок, разглядывая ее с этой своей раздражающей улыбкой. Она нахмурилась от досады. Несомненно, она похожа на ссутулившуюся старую каргу, еле передвигающую ноги.

– Ну же, давай, пошевеливайся! – поддразнил он. – Не плетись. Или не хочешь тренироваться?

Она стиснула зубы.

– Хочу. И я не плетусь.

– Я видел уток, ковыляющих быстрее.

– Я… замерзла, – сказала она, ухватившись за первый пришедший на ум предлог. – Мне просто надо время, чтобы разогреться.

Пэган выплюнул соломинку и поднялся на ноги; не сводя с нее взгляда. Через секунду он скрестил руки на груди и поцокал языком.

– Ты не замерзла, – догадался он. – Бьюсь об заклад, ты подняла вчера слишком много ведер.

– Это не имеет значения. Я все равно могу драться.

Его усмешка стала шире.

– Полагаю, даже если б у тебя не было обеих рук, женщина, ты бы считала, что можешь драться.

– Обеих рук и обеих ног.

Он от души рассмеялся на эту ее незатейливую шутку. Очевидно, ночь в конюшне охладила его гнев.

– Если таково твое желание, что ж… давай посмотрим, что у тебя есть, – сказал он, дружески хлопнув ее по плечу.

Она резко втянула воздух, когда боль пронзила руку.

– Отлично.

К ее удивлению, он был милосерден к ней, учитывая, что легко мог отомстить, пока она находится в таком беспомощном состоянии. Когда они вместе работали на тренировочном поле, он больше времени уделял обсуждению приемов, чем выполнению их, проводя с ней медленную разминку вместо упражнений на повышение выносливости. Она была благодарна ему за терпение и снисходительность, ибо когда попыталась вскинуть меч, то смогла поднять его лишь чуть выше пояса, ее клинок был не опаснее веточки ивы.

А если он время от времени посмеивался над отсутствием у нее силы, это никогда не было злонамеренно, даже когда колени ее подгибались, а щит опускался все ниже и ниже.

Дейрдре во второй раз привалилась спиной к плетню, когда он наконец предложил:

– Давай закончим на сегодня.

Исключительно из гордости она начала отказываться:

– Я в порядке. Я могу…

– Ты в порядке. Я устал. Давай прекратим ради меня.

Она с сомнением вскинула бровь. Он даже не запыхался. Тем не менее она кивнула и прислонилась к заборному столбу.

– Ты не устал.

Он улыбнулся, опершись о забор с ней рядом, положил руки на ворота и устремил взгляд на крепость. Она взглянула на его мускулистые руки, широкие плечи, крепкую шею. Он даже не вспотел.

– Ты никогда не устаешь? – спросила она. Пэган усмехнулся:

– Я берегу силы. Готовиться к предстоящим битвам – настоящее искусство.

Он продолжал задумчиво смотреть вдаль. И у Дейрдре сложилось отчетливое впечатление, что он говорит не только о поединках. Для такого командира, как Пэган, битвы – образ жизни. Может, поэтому он больше не злится на нее. Возможно, он решил, что эта битва ему ни к чему, что она не стоит его усилий.

Ей бы следовало испытать облегчение. В конце концов, если он откажется от борьбы, если больше не станет настаивать на том, чтобы их брак стал настоящим, это будет идеальный союз, не так ли? Пусть у него больше опыта и знаний для того, чтобы командовать войском Ривенлоха, но пока Дейрдре будет держаться от него на расстоянии, он никогда не добьется полного господства над ней.

Тогда почему же она ощутила пустоту в сердце, когда его люди начали подходить на тренировочное поле и Пэган отпустил ее, еще раз небрежно хлопнув по плечу?

Это чувство усилилось несколько часов спустя, когда она проходила мимо кладовки с овсяным пирогом для полдника и услышала, как две подручные кухарки чешут языками.

– Теперь уже недолго – день, самое большее два, – злорадно заявила одна. – Хозяин так и не пошел в свою спальню прошлой ночью.

– Ну, и в твою он тоже не пришел, – съязвила другая.

– Нет. Но он встречался со мной в кладовой два дня назад.

– И он ублажил тебя или просто приходил за куском сыра?

– Ты злая старая карга, вот ты кто. – Она оскорбленно фыркнула. – Я задирала для него юбки.

– Значит, он вонзил в тебя свое копье, да?

Последовала пауза.

– Нет… не совсем.

Первая служанка хмыкнула.

– Но это скоро случится, – запротестовала вторая, – я почти уверена. В конце концов, он мужчина и не получает ничего от своей жены. – Она понизила голос до шепота. – Вообще-то некоторые даже поговаривают, что леди родилась без… кое-каких женских органов.

– Тьфу, Люси! А некоторые говорят, что ты родилась без мозгов! Займись-ка лучше делом!

После этого Дейрдре поспешила прочь, но слова женщины не шли у нее из головы, когда она зашла в кладовую, чтобы взять кусок сыра. Сплетни Люси ее не тронули. Она давно привыкла к подобным оскорблениям. Но суть разговора заставила Дейрдре задуматься, когда она оглядывала полки кладовой.

То, что Пэган может ходить на сторону, раньше не приходило ей в голову.

Она взяла головку зрелого сыра и понюхала, затем положила ее обратно на полку.

Люси права. Пэган – мужчина. У него есть потребности. И он, разумеется, на многое готов ради их удовлетворения. А она вознамерилась держать оборону.

Она выбрала кусок мягкого козьего сыра и вытащила свой кинжал. В любом случае Пэган будет не первым мужем, который станет искать удовольствий на стороне.

Она с такой силой воткнула в сыр нож, словно собиралась убить его, потом отрезала щедрый кусок.

Дейрдре не наивна. Несмотря на осуждение общественной морали, мужчины, она знает, считают себя вправе заниматься любовью с кем пожелают, даже с чужими женами, лишь бы их не поймали.

Она раздраженно сунула сыр обратно на полку и начала размазывать свою порцию по лепешке ножом. Затем нахмурилась, глядя в темный угол кладовой. Это там Люси задирала свои юбки? Это то самое место, где Пэган испытывал искушение нарушить свои брачные обеты?

Лепешка разломилась надвое.

Чертыхнувшись, она спрятала нож в ножны, затем сунула месиво из лепешки и сыра в рот, мстительно жуя, и выскочила из кладовой, не желая провести ни секундой больше в месте любовного свидания Пэгана.

Когда она появилась в большом зале с набитым едой ртом, то тут же налетела на Пэгана – потного, пыльного и запыхавшегося, явно только что с тренировочного поля. Да поможет ей Бог: когда он посмотрел на нее своими мерцающими зелеными глазами, даже то, что он неверный муж, не помешало ее сердцу неровно затрепыхаться.

– Я искал тебя, – сказал он. Затем, заметив ее раздутые щеки, усмехнулся: – Проголодалась?

Она даже не пыталась ответить из боязни подавиться. Раздосадованная, она устремила взгляд на застланный камышом пол и продолжала жевать, надеясь проглотить сухой ком не подавившись.

– Мне надо обсудить с тобой некоторые вопросы, касающиеся усовершенствования защиты Ривенлоха, – сообщил он.

Она с сомнением взглянула на него.

– Я раздумываю над сооружением крепостного рва.

– Рва? – пробормотала она с набитым ртом. Конечно же, он шутит.

Внезапно он схватил ее за руку.

– Идем, – бросил он, не оставляя ей выбора, когда потащил за собой, как ребенка. Она могла бы воспротивиться, но мальчишеское воодушевление, светящееся у него в глазах, когда он вел ее через зал, убедило ее уступить ему. Его энтузиазм был заразителен, и скоро дружеское пожатие его крепкой руки заставило ее позабыть и о Люси, и о кладовой.

С Дейрдре на буксире он распахнул двери замка и зашагал через двор – мимо часовни, фруктового сада и мастерских, затем вывел ее через крепостные ворота. В своем рвении он забыл про ее ноющие мышцы, и Дейрдре, морщась на каждом шагу, с трудом поспевала за ним, несмотря на широкие шаги.

В нескольких ярдах за воротами он остановился, затем повернул ее лицом к крепости.

– Здесь будет построена навесная башня, – сказал он, отпуская ее руку, чтобы начертить воображаемый квадрат, – с подъемным мостом.

Она нахмурилась, представив это, удивляясь его энтузиазму. Добавить крепостной ров к уже существующей крепости – странная затея. Это будет трудно, едва ли возможно осуществить.

– Придется много копать, – сказала она ему.

– Да.

– Он должен быть достаточно широкий, чтобы задержать нападающих.

– Да, широкий и глубокий.

Она покачала головой:

– Если копать глубоко так близко от стены, это может разрушить фундамент.

После некоторого раздумья он согласился:

– Строитель сказал, что нам придется укрепить крепостную стену.

Дейрдре вскинула брови. Стена вокруг Ривенлоха довольно протяженная.

– Это огромный объем работ.

Пэган кивнул.

Она нахмурилась:

– Даже если такое возможно, это будет стоить целое состояние.

– Не важно. – Голос его зазвенел от гордости, когда он добавил: – Никаких денег не жаль, чтобы защитить нашу землю.

Она внимательно поглядела на него. Блеск его глаз подтвердил ей, что он вполне искренен. Он действительно намерен сделать все, что в его силах, чтобы защитить замок. Пусть он пришел в Ривенлох как узурпатор, но теперь так полюбил крепость и ее обитателей, что готов ради них на любые жертвы.

И все же крепостной ров – это, кажется, чересчур.

– Мы никогда раньше не нуждались в таких мерах защиты.

– Вообще-то я не вполне убежден, что они и сейчас нужны нам, – согласился он.

– Ты уже говорил об этом с моим отцом?

– Нет. Решил спросить вначале твоего совета.

– Моего совета? – с сомнением переспросила она, ища признаки издевки на его лице – насмешливого блеска глаз, кривых ухмылок, – но их не было.

– Если ты сочтешь идею нестоящей, – мягко продолжил он, – мы вообще не будем отца беспокоить этой затеей.

Она встретилась с его серьезным взглядом, затем чуть заметно с признательностью кивнула. С его стороны дипломатично не упоминать о слабоумии ее отца. Но пока он терпеливо ждал ее ответа, она ощутила какое-то стеснение под его твердым, спокойным взглядом, настороженность от этого внезапного интереса к ее мнению.

– Что ж, хорошо. Тогда скажу, что все-таки считаю эту идею нестоящей.

В его глазах промелькнуло недовольство, но он тут же погасил его.

– Почему?

– Само рытье сделает крепость уязвимой.

– Только на короткое время.

– Достаточное для вражеских саперов, чтобы подорвать стену.

Он нахмурился:

– Я об этом как-то не подумал.

Дейрдре была настроена спорить, чтобы доказать свою правоту, но его слова выбили почву у нее из-под ног. Не ослышалась ли она?

Он медленно кивнул:

– Пожалуй, ты права. Риск того не стоит.

Она заморгала. Его признание растопило что-то внутри её, смягчило сердце и лишило дара речи. Она могла лишь изумленно взирать на него. Его глаза сейчас были полны искреннего доверия, прекрасные, чистые и глубокие, словно летнее озеро… Глаза, способные заледенеть в холодной ярости, но сейчас переполненные мягким теплом.

Но тут она вспомнила Люси.

Дейрдре быстро отвела взгляд, устремив его на дальние башни, – она еще не простила Пэгана.

– Есть и другие способы укрепить стены, – сказала она. – Бастионы. Опорные башни. Контрфорсы.

– Идем, – сказал он ей с сияющими глазами. – У меня есть другая идея. Я покажу тебе.

Он вновь потащил ее за собой, шагая размашистым шагом назад – в ворота, через двор, распугав выводок цыплят.

Она не могла продолжать сердиться на него, когда он шел с ней рука об руку по периметру территории крепости, делясь своими планами относительно еще одной стены – идея, которая так вдохновляла его, что он бредил ею, как мальчишка. Несмотря на обычно скептичную натуру Дейрдре и нежелание перемен, она поневоле оказалась захваченной его энтузиазмом.

– Она будет приблизительно концентрической, – объяснил он, похлопав по камням южной башни, – образуя дополнительный барьер между внешней стеной и самой крепостью. Но внутренние ворота будут смещены.

Она сразу же поняла значение этого.

– Когда ворота не на одной линии, армии будет трудно пробить и те, и другие сразу.

– Именно.

Дейрдре улыбнулась. Она замужем за весьма изобретательным мужчиной.

– Блестяще.

Он просиял и импульсивно поднял ее руку, которую все еще сжимал в своей, чтобы запечатлеть на ней поцелуй. К ее ужасу, на щеках у нее вспыхнул румянец удовольствия.

– Естественно, – продолжал он, слишком увлеченный, чтобы это заметить, – на обеих стенах будут поставлены лучники на случай нападения. А дополнительные башни можно использовать как хранилища для провианта в случае осады. Но самое главное, что замок будет оставаться в безопасности на время строительства.

Взгляд Дейрдре скользнул вверх по стене башни. Она была захвачена его энтузиазмом. Чувствуется, Пэган очень много размышлял о защите Ривенлоха. Его план превосходен. Есть только одна проблема.

– Послушай, – сказала она, мягко высвобождая свою руку. – Я должна кое-что сказать тебе. Сундуки Ривенлоха… – тихо пробормотала она, – почти пусты. Боюсь, любовь моего отца к… игре истощила наше богатство. – Она твердо встретилась с ним взглядом. – Пойми, я не могу запретить ему играть. Это одно из немногих оставшихся у него удовольствий. Но из-за его проигрышей нам не хватает денег.

– Тебе не стоит волноваться, – сказал он с забавной улыбкой, – я пришел сюда не с пустым кошельком.

– Возможно, и нет. Но сомневаюсь, что ты привез достаточно серебра для такого предприятия.

– Что верно, то верно. – Он задумчиво смотрел на залитый солнцем двор. – Нам нужно как можно скорее устроить рыцарский турнир.

Сердце Дейрдре замерло. Наверняка она ослышалась.

– Что? – заморгала она. – Что ты сказал?

– После сбора урожая, как думаешь?

– Турнир? Ты серьезно? – В Ривенлохе уже лет шесть не устраивались настоящие турниры. Как только участники узнавали, что Дейрдре и Элена тоже собираются на него, мало кто принимал приглашение из боязни проиграть женщине.

– Возможно, мы соберем рыцарей весной.

– Ты уверен?

– Ну разумеется, – усмехнулся он. – Мужчины съедутся издалека ради чести сразиться с рыцарями Камелиарда. Мы можем выиграть солидную сумму.

Возможно ли это? Удастся ли Пэгану вернуть турниры в Ривенлох? Пульс Дейрдре заколотился как безумный от такой возможности. С того времени как научилась сидеть на боевом коне, она обожает турниры больше всего на свете… Звон стали о сталь, запах лошадиного пота, упоение битвой, искусство владения мечом, честь, рыцарство и мужество…

Но она не смела позволить ложным надеждам завладеть ею. Уже многие годы Железные Девы пытались возобновить турниры в Ривенлохе… и терпели неудачу.

Она придала голосу безразличие.

– Все это очень интересно, конечно, но что, если вы проиграете эти турниры?

Предсказуемая дерзкая улыбка осветила его лицо.

– Рыцари Камелиарда никогда не проигрывают.

С этой нахальной похвальбой он помахал ей на прощание и вразвалку пошел прочь, оставив ее изумленно смотреть ему вслед.


Остаток дня, несмотря на свои намерения смотреть на все трезвым взглядом, планы о турнире кружились у нее в голове. Видения разноцветных знамен и шатров, таинственных странствующих рыцарей со щитами и великолепных боевых коней, украшенных серебром и драгоценными камнями, будоражили кровь. Она почти слышала треск копий и звон клинков сражающихся витязей, почти ощущала дух острого поединка.

Если Пэгану удастся все это устроить, если он сможет возобновить проведение турниров в Ривенлохе дважды в год, Дейрдре будет больше чем просто уважать его. Она будет испытывать искреннюю признательность своему мужу, достаточную, чтобы почти простить его за Люси и кладовку… Почти.

Почему Бонифацию пришло в голову исполнить в ее честь балладу в две дюжины куплетов после ужина, Дейрдре понятия не имела. Но когда его не слишком складная песня наконец закончилась, она удивилась, обнаружив, что Пэгана в зале нет.

Неожиданная боль потери кольнула в сердце, ибо она только что довольно приятно провела с ним время за ужином, обсуждая некоторые из ее любимых тем – защиту крепости и предстоящий турнир, валлийских лучников и испанскую сталь. Пэган был галантен и дипломатичен: когда ее отец на мгновение забыл, кто он, разговаривал мягко и терпеливо, пока тот не вспомнил. Он расточал похвалы рыцарям Ривенлоха за их успехи на ристалище. Он даже, кажется, расположил к себе Сунь Ли, произнеся несколько слов на ее языке. На какое-то время, когда Пэган и Дейрдре сидели бок о бок, колено к колену, мило болтая, можно даже было представить, что они – дружная супружеская пара.

Но теперь, когда он покинул ее, в мысли Дейрдре закрались опасения. Надо все-таки быть настороже, служанки не теряют времени даром. Без сомнения, с раздражением подумала она, допивая грушевый сидр, у Пэгана неотложное свидание с Люси в кладовой. Не исключено, что он специально попросил Бонифация исполнить длинную балладу в ее честь, чтобы удержать ее в зале, пока он сбегает налево у нее под носом.

Он сегодня не потрудился потребовать у нее поцелуй. Наверное, забыл. Но она не собирается лишиться из-за этого своей завтрашней тренировки. Если она уже ляжет в постель и будет спать, когда он явится за своей платой… что ж, она не виновата. Пусть меньше гоняется за юбками.

Поблагодарив Бонифация за балладу, Дейрдре разочарованно вздохнула и отправилась наверх.

Вначале, открыв дверь и бросив взгляд внутрь, Дейрдре подумала, что ошиблась комнатой. Она настороженно нахмурилась, рука инстинктивно потянулась к мечу, которого, к сожалению, с ней не было.

Комната была освещена свечами. Они стояли на подоконнике, на столиках возле кровати и образовывали кольцо вокруг деревянной лохани посредине комнаты, от которой поднимались клубы ароматного пара. В очаге потрескивал огонь, примешивая слабый запах дыма к цветочному аромату. Жасмина. Или розы. Она не была уверена, ибо никогда не утруждала себя добавлением цветочных лепестков в ванну.

Удивленная этим зрелищем, она не сразу заметила Пэгана, который все-таки не пошел на свидание с Люси. Он стоял в дальнем углу спальни, вырисовываясь в свете свечей, и был красив, как сам Аполлон.

Глава 21

– А, добро пожаловать, миледи, – пригласил он с полупоклоном.

В золотистом свете его рыжевато-каштановые волосы блестели, а глаза искрились, как звезды. Он был одет в халат из синего бархата, который свободно свисал с мощных плеч и был перехвачен поясом на бедрах. Она заподозрила, что под ним ничего нет.

Дейрдре напряглась, ее воображение усиленно заработало. Что этот мошенник затеял? Он надеется таким способом обольстить ее? Да, они провели приятный вечер и приятный день. Но неужели он думает, что она настолько слаба, что ее можно покорить несколькими свечами и цветочной ванной?

С другой стороны, быть может, его жест искренний? В последнее время Пэган и в самом деле начал проявлять знаки почти супружеской привязанности. Кто же он на самом деле – благородный супруг, чертов бабник, терпеливый учитель, преданный защитник, самодовольный соблазнитель?

Стоя в дверях, она ощущала себя так, словно оказалась между двумя мирами: один – привычного покоя, другой – полный опасностей. Она может сделать шаг назад, закрыть дверь, и ее жизнь потечет как и прежде – спокойно, предсказуемо. Или стоит принять его вызов – и тогда она доподлинно узнает, кем же является Пэган в действительности.

Уголок его рта приподнялся в насмешливой улыбке.

– Ты ведь не боишься, нет, женщина?

Это заставило ее решиться, чего он, без сомнения, и добивался. Вздернув подбородок, она вошла и закрыла за собой дверь. Рука ее, однако, осталась на щеколде.

– Что это? – спросила она напряженным голосом.

– Это… ванна, – ответил он с непринужденной усмешкой. – Я почти уверен, что ты видела ее и раньше.

– Для меня? – Она взглянула на исходящую паром манящую воду. Как божественно это было бы для ее ноющих мышц! Но она все не решалась поддаться этому соблазну и застыла, словно кошка на краю лужи.

– Ну уж точно не для здешних гончих, – заверил он ее, направляясь к кровати, где было сложено несколько кусков полотна. – Хотя собак бы не помешало хорошенько вычистить. Завтра я отправлю парочку парней на реку искупать их, если хочешь.

Дейрдре не знала, что сказать. То, как Пэган перескакивал сегодня из роли в роль, от внимательного мужа к толковому управляющему замком, приводило ее в смятение.

– Неплохо бы, наверное.

Он развернул полотенца, затем провел пальцами по поверхности воды, проверяя температуру.

– Тебе понравилась баллада?

– Что? – Как он может вести непринужденный разговор, когда в комнате все устроено, как в каком-то чертовом храме Венеры?

– Баллада Бонифация.

– А, да. – На самом деле она почти не запомнила песню. Та была такой длинной, а ее мысли были устремлены на другое.

Пэган протянул руку за каким-то пузырьком. Затем влил несколько капель в воду и размешал.

– Надеюсь, ты любишь лаванду. – Вернув пузырек на стол, он спросил, не поднимая глаз: – Тебе помочь раздеться?

Дейрдре колебалась так долго, что он наконец взглянул на нее.

– Нет. Сама справлюсь.

Сделав подбадривающий вдох, она принялась за дело настолько непринужденно, насколько это было возможно. В конце концов, она никогда не стеснялась своей наготы. Но почему-то, раздеваясь перед Пэганом, чувствовала себя крайне уязвимой.

Пэган повернулся, чтобы подбросить полено в огонь, и, тихонько напевая что-то, помешал угли, рассыпав сноп искр. Возможно, если она поспешит, ей удастся незаметно скользнуть в ванну, прежде чем он закончит играть с огнем в очаге.

Она так торопилась поскорее закончить с этим испытанием, что поскользнулась, ступая в ванну, и плюхнулась с громким всплеском, от которого Пэган вздрогнул, а вода выплеснулась через край, загасив несколько свечей.

Он усмехнулся, бросив несколько кусков материи на пол, чтобы впитали воду.

– Ты в порядке?

Она пыталась не покраснеть, но безуспешно.

– Как вода? Не слишком горячая? Не слишком холодная?

– Нормальная. – На самом деле это было божественно. Привыкшая купаться в пруду или мыться в лучшем случае в чуть тепловатой воде, Дейрдре обнаружила, что горячая вода – это очень приятно. Приходилось признать, что легко, будет привыкнуть к нормандским излишествам. Она уже чувствовала, как расслабляются ее одеревенелые мышцы, впитывая тепло, как рушатся защитные барьеры, а тревоги ускользают прочь, когда ароматные волны мягко плещутся о ее тело.

– Дай руку, – пробормотал он.

Она настороженно взглянула на него, но он вскинул брови – сама невинность.

Дейрдре неохотно дала ему руку. К ее удивлению, он всего лишь вложил кусок сарацинского мыла ей в ладонь.

Когда Пэган снова отвернулся, она начала намыливаться с намеренной неторопливостью, наслаждаясь ощущением шелковистости на коже, втирая пахнущее кардамоном мыло и в волосы. Он подошел с кувшином чистой воды, и она наклонила голову, чтобы прополоскать пряди.

Обычно она купалась в спешке и выходила, зная, что сестры и какая-нибудь служанка, а то и две тоже могут воспользоваться ванной. Но сегодня все это только для нее, и вода была такая теплая и приятная. Не пропадать же ей зря. Она закрыла глаза и положила голову на край лохани, наслаждаясь чувственным блаженством лаванды и свечей.

Один раз она украдкой бросила взгляд из-под ресниц, чтобы посмотреть, что делает Пэган, и от того, что увидела, у нее перехватило дыхание. Он сидел у огня, сложив ладони домиком под подбородком, рассеянно потирая пальцем губы, и смотрел на нее. В его взгляде светилось неприкрытое, откровенное, но все же тщательно обуздываемое желание. Его сдержанность тронула ее, но она также видела, что надолго ее может и не хватить. Что, в конце концов, разъединяет их сейчас, не дает соединиться на супружеском ложе? Только лишь ее воля и его честь.

Она снова опустила веки, пытаясь забыть терпеливую выдержку на его лице и супружеский долг, который она все оттягивала выполнять. Вскоре тихое потрескивание огня и тепло воды начали успокаивать ее тревоги, вовлекая в томную дремоту. Она дрейфовала в ароматном море покоя, все ближе и ближе подплывая к сонному берегу.

Насмешливый шепот Пэгана в один миг пробудил ее.

– Ей-богу, женщина, твои пальцы начинают сморщиваться. Скоро они будут похожи ни гнилые яблоки.

Она открыла один глаз. Пальцы ее ничуть не сморщились. Этот плут просто дразнит ее. Дейрдре ответила ему недовольным взглядом. К ее облегчению, озорная улыбка вернулась на его лицо, давая понять, что он всего лишь пошутил.

Он двинулся к ней с большим развернутым куском материи. Она вышла, поморщившись, когда мышцы бедер натянулись, и, прежде чем успела продрогнуть от холода, он завернул ее в простыню. Через тонкую ткань она чувствовала теплое прикосновение его пальцев, когда они прошлись по спине, промокая влагу с ее тела. Он стоял близко, так близко, что она слышала его чистый запах, так близко, что затрепетала, когда его дыхание коснулось капелек воды у нее на плече, так близко, что она испытала грешное желание, чтобы его губы преодолели последние несколько дюймов и встретились с ее губами. Но не успел наплыв желания одурманить ее, как он с неуловимой улыбкой отошел, оставив ее вытираться самой, затем повернулся, чтобы подбросить пару поленьев в огонь.

Стоя к ней спиной, озабоченно бросил:

– Ноги у тебя еще болят.

– Ерунда, – солгала она. Мышцы ее напряглись, когда она опустилась, закутанная в простыню, на край кровати.

– Если позволить мышцам одеревенеть, завтра будет еще хуже. – Он закончил с очагом, вытер руки и повернулся к ней с обманчиво невинным выражением. – Хочешь, я разотру их?

Несмотря на заманчивое предложение, она подозрительно прищурилась. Он явно пытается соблазнить ее. Разотрет он ей ноги, как же. Она начала было отказываться.

– Или, если желаешь, – продолжил он, пожав плечами, – я могу позвать своего оруженосца. Он мастак растирать лошадей. Уверен, что он…

– Я не лошадь, как ты успел, наверное, заметить.

Лукавые искорки в глазах выдали его. Он подшучивает над ней.

Что ж такое с этими норманнами? Шотландцы просто стискивают зубы и терпят боль. Они не нежат свои тела лавандовыми ваннами и чувственным массажем. Такие вещи – роскошь, которую занятый по горло управляющий крепостью едва ли может себе позволить. Да, все это довольно приятно… и успокаивающе, даже божественно, но…

– Мне бы не хотелось, чтобы ты потеряла день тренировки. – Он поцокал языком.

А почему бы, в конце концов, и не позволить ему помассировать себя? Она хорошо помнила, какими умелыми были его пальцы, каким успокаивающим прикосновение. И все же отдаться в буквальном смысле в его руки, в особенности когда она чувствует себя такой податливой… и теплой… и восприимчивой…

– Ладно, – выпалила она, прежде чем здравый смысл убедил ее отказаться.

Он кивнул, взяв пузырек с лавандовым маслом, налил немножко в ладонь и опустился на колени рядом с кроватью. Осторожно отвернув простыню с левой ноги, он вылил масло ей на колено и начал нежно втирать его, продвигаясь вверх по бедру.

Дейрдре невольно напряглась.

– Слишком сильно?

Она покачала головой, вдруг чересчур остро ощутив интимность возникшей ситуации. Она чувствовала его дыхание на своем бедре, и с каждым поглаживанием, его пальцы продвигались все ближе к тому влажному местечку между ног, которое уже познало его прикосновение.

Он снова легко надавил большими пальцами, и она напрягла ногу, отчаянно стиснув одеяло.

– Расслабьтесь, миледи. Я буду мягок, обещаю.

Дейрдре тяжело сглотнула. Как она может поддаться?

Это не в ее характере, ни на поле боя, ни в постели. Она и так уже чувствовала, что самообладание ускользает, надо усилить отпор вторгающемуся противнику.

После нескольких напряженных движений руками он резко остановился, вскинув бровь, устремил на нее задумчивый взгляд.

– Ты боишься.

– С чего ты взял?

– Ты натянута как тетива лука. Если это не страх…

– Не страх.

Он воззрился на нее, явно довольный.

– Тогда ляг на спину. Расслабься.

Она лишь тихонько покачала головой.

– Ты не доверяешь мне?

Ему она доверяет. Она не доверяет себе.

Наконец с мягкой усмешкой он коснулся ее и тихонько толкнул спиной на кровать.

Она закрыла глаза, и не понадобилось много времени на то, чтобы волшебство его пальцев вновь стало ослаблять ее волю. Размякшие от теплой ванны и сладко пахнущего масла, ее мышцы, казалось, таяли под его прикосновениями. Боль отступала с каждым движением его рук, сменяясь приятным покалыванием, которое усиливалось до тех пор, пока не стало казаться, что кровь прямо-таки поет в жилах. И все же каждый раз, когда его пальцы приближались к основанию бедер, а затем покидали ее, боль неутоленного желания резко пульсировала у нее во чреве. Каждое легкое, незаконченное прикосновение его пальцев все больше и больше обостряло ее чувственную неудовлетворенность. И скоро ее переполняло порочное желание схватить его руку и положить… туда!

– Хорошо? – пробормотал он. О да, это было греховно чудесно, но она не осмелилась признаться, в этом, а лишь пожала плечами.

– Неблагодарная девчонка, – проворчал он, догадываясь, что она лжет, схватил за запястья и потянул кверху.

Пэган оказался не готов к тому искушению, которое сам же себе подготовил. Теперь от него требовалась отдача всех сил: изображать безразличие, когда его жена раздевалась перед ним, нагая, нежилась в горячей ванне, позволяла ему ласкать свои обнаженные бедра и теперь лежала перед ним, прикрытая одной лишь влажной простыней. В паху болезненно пульсировало, и все инстинкты требовали от него одного – немедленно воспользоваться ситуацией. Но он не совершит этой ошибки еще раз. Нельзя поддаваться инстинктам.

Дейрдре ведь как необъезженная кобылка. Агрессия только усиливает ее сопротивление. Если он будет обращаться с ней осторожно, терпеливо, то в конце концов она придет к нему по собственной воле. Если он поведет себя умно, то она даже поверит, что это ее идея. Но, видит Бог, какая это нелегкая задача, когда она смотрит на него этими подернутыми дымчатой пеленой желания глазами!

Отпустив ее и забрав пузырек с лавандовым маслом, он сказал как можно безразличнее:

– Знаешь, что я думаю?

– М-м?

Пэган подумал, что никогда не видел женщины более красивой, более возбуждающей, более желанной. Чтобы не сболтнуть что-то, о чем потом пожалеет, он встал и не спеша прошел через комнату, поставив пузырек с маслом на стол.

– Думаю, ты испытываешь смертельный страх перед мужчинами.

– Что?

Он повернулся к ней, лукаво улыбаясь.

– Я думаю, ты боишься мужчин.

Теперь страсть покинула ее глаза. Ее место заняло негодование.

– Какая чушь!

Он скрестил руки на груди, как бы говоря: пусть докажет, что он не прав.

– Как ты можешь так думать? – возмутилась она. – Я все время борюсь с мужчинами. Я убивала мужчин. Ты, как никто другой, должен…

– О, я не имею в виду в бою, – усмехнулся он.

– Тогда что же ты имеешь в виду? – С ума сойти, она прекрасна, даже когда глаза ее полыхают огнем от гнева.

– Ты боишься мужчин в постели.

Краска смущения выдала ее.

– Ха! Это вовсе не страх. Это…

– Не отпирайся, – остановил он ее. – Это страх. Вполне очевидный. Ты стискиваешь руки, отводишь глаза…

Она демонстративно отпустила одеяло и подняла глаза. Он улыбнулся и подошел к ней, коснувшись щеки костяшкой пальца. Она вздрогнула.

– Ты боишься моего прикосновения. – Он наклонялся вперед, пока не приблизился достаточно, чтобы прошептать ей на ухо: – И до одури опасаешься моего сегодняшнего поцелуя. – Он потерся носом о ее волосы. – Скажешь, нет?

Она ответила машинально:

– Нет.

– Дрожишь от страха, как овечий хвост.

– Я не боюсь тебя, – настойчиво повторила она уже более уверенно.

– Тогда докажи это.

Дейрдре чувствовала; что ею манипулируют, но не могла понять как. Ее эмоции и благоразумие, гнев и желание, логика и жажда объятий тянули ее в разные стороны, мешая принять какое-то одно, единственно верное решение.

Она понимала, что должна, как утверждал Пэган, мудро выбирать свои битвы. Нужна ли ей эта битва с искушениями в постели? Но он бросил ей вызов, против которого трудно устоять. Ее храбрость поставлена под сомнение. Ее гордость уязвлена. Она должна отбить его нападение.

Прежде чем осторожность подавила инстинкт, прежде чем благоразумие взяло верх над импульсивностью, она оттолкнула его и горячо выпалила:

– Что ж, делай что хочешь. Прикасайся ко мне где угодно. Целуй, где пожелаешь. Мне все равно. Я не боюсь тебя.

На уровне подсознания она понимала, что эта бравада только дает ему карты в руки, помогает одолеть все запреты. Но она ведь не слабоумная. Дейрдре прекрасно понимала, что сколько ни откладывай капитуляцию, она все равно неизбежна. Рано или поздно ей придется уступить Пэгану. Она, в конце концов, его жена, и ее долг – произвести на свет наследников Ривенлоха. По крайней мере не препятствовать тому, что законный муж вправе делать со своей женой на брачном ложе.

В данный момент, однако, она как бы руководит этой капитуляцией. Это ее вызов. Ее ход. Да, может, он и покорит ее нынешней ночью и навяжет этот унизительнейший из актов, но, видит Бог, это произойдет на ее собственных условиях.

– Значит, такова твоя воля? – спросил он. Она заколебалась, потом бросила на него взгляд.

– Да.

К ее удивлению, глаза Пэгана смягчились, когда он смотрел на нее, и хотя уголок рта и изогнулся кверху, но не в самоуверенной, нахальной ухмылке, как она ожидала. Нет, в его улыбке, казалось, было почти… облегчение.

Может, подумала она, все будет не так ужасно. Может, ей удастся сохранить немного достоинства перед лицом своего унижения.

Пэган развязал пояс халата и сбросил его с плеч, обнажив свое великолепное тело. Он был, вне всяких сомнений, возбужден, отметила она. Его член торчал из своего темного гнезда словно кинжал, готовый…

Готовый пронзить ее.

Она проглотила свой глупый страх. Пусть делает свое черное дело. Не в ее натуре воздерживаться от битвы из страха быть раненой. Она приготовилась к его нападению.

Но к ее удивлению, он не сдернул остервенело с нее простыню. И не осыпал поцелуями. И не прыгнул вперед, чтобы придавить к кровати. Он не лапал, не хватал, не сжимал. Он просто подошел и спокойно сел рядом с ней как равный, настолько близко, что она ощущала жар, исходящий от его кожи.

– Я знаю, почему ты боишься меня, – пробормотал он.

– Я не бо…

– Ты боишься меня потому, что считаешь, что я твой враг.

Он частично прав. Она все еще считает его чужаком, захватчиком, угрозой.

– Ты ведь знаешь первое правило военной науки, да?

Не получив от нее ответа, он ответил сам:

– Познай своего врага.

С этим откровением он лег на спину, широко раскинув руки ладонями вверх, в жесте полной капитуляции.

– Давай, – предложил он, – познай своего врага.

Дейрдре сглотнула. Она бы предпочла заползти под одеяло. И тем не менее не могла не оценить щедрость предложения Пэгана. Да, она уже дала понять, что согласна лечь с ним, но теперь ясно, что это будет на ее условиях. Ей не придется чувствовать себя ни покоренной, ни опозоренной, ибо он позволил ей прийти к нему по собственной воле. Она будет владеть собой, сохранит самообладание. С его стороны это очень благородно.

Однако сознание этого не облегчало ее задачи. Она была невежественна, как новоиспеченный рыцарь, впервые надевший кольчугу.

Она поддержала себя глубоким вдохом, затем села так, чтобы посмотреть на него, раздумывая, с чего начать.

Взгляд ее упал на его левую руку, на длинный шрам на ладони. Интересно, как он его получил. Дрожащими пальцами она провела вдоль шрама.

– Использовал руку вместо щита, когда мне было шестнадцать, – тихо объяснил он.

Она поморщилась, представив это, потом проследовала вдоль линии шрама дальше, к еще одному, с внутренней стороны руки, и вопросительно взглянула на него.

– Нож соскользнул во время освобождения пленных. – Затем многозначительно добавил: – Пленных шотландцев.

Потом ее внимание привлекла неровная белая линия высоко над левой грудью. Она провела по ней кончиком пальца.

– Мой первый поединок, – сказал он.

Дейрдре улыбнулась своим воспоминаниям. Отведя волосы с шеи, показала ему отметину от отцовского меча:

– Мой первый поединок.

Их глаза встретились. Он улыбнулся, и Дейрдре почувствовала внезапное и странное родство с ним. Каждый шрам имел свою историю, и их истории были такими разными. И все же с каждым мгновением Пэган казался ей все меньше норманном и все больше товарищем по оружию, меньше врагом и больше мужем.

Осмелев, она провела большим пальцем вдоль челюсти, коснувшись шрама, который заметила еще тогда, когда впервые увидела его. Подбородок его был свежевыбрит и гладок на ощупь. Она видела, как сильно и ровно пульсирует жилка на шее, бьется почти так же быстро, как и у нее.

– Чуть не потерял голову в битве, – признался он. Она ахнула.

Он улыбнулся:

– Колин спас меня.

Высоко над бровью, возле линии волос была еще одна слабая отметина в форме треугольника.

– А этот? – спросила она.

– Ревнивый сокол.

Она взглянула ему в глаза. Они светились мягким юмором.

– Ему не понравилось, что я поцеловал его хозяйку.

Ревность на мгновение кольнула Дейрдре, когда она представила Пэгана, целующего другую женщину. Но она отмахнулась от нее, переведя взгляд на его правое плечо, потом погладила кожу там – не испорченную никакими шрамами. Затем, когда она скользнула вниз, по внутренней стороне руки к локтю, он дернулся.

Она нахмурилась и погладила еще раз.

– Ай! – вскрикнул он, вздрогнув.

– Больно? – озабоченно спросила она, проведя пальцами по коже с меньшим нажимом.

– Прекрати, не надо! – Он прижал руку к боку, придавив ее ладонь к ребрам.

– Что случилось?

– Ничего.

Она прищурилась. Он, конечно, лжет.

– Что такое? – повторила она.

– Ничего, я сказал. Просто не…

– Ты ранен?

– Нет.

– Изуродован?

– Нет!

– Покалечен?

– Да нет же!

Она тихонько пошевелила зажатыми между его рукой и грудью пальцами, пытаясь отыскать изъян на ребрах.

– У тебя…

– Нет, кошка ты любопытная! – Он еще крепче прижал руку.

– Тогда что…

– Щекотно, черт бы тебя побрал!

Глава 22

Даже огонь в очаге затих от его признания. Дейрдре ошеломленно заморгала.

– Ну, теперь ты довольна? – проворчал он, раздраженно нахмурившись, и на смуглых щеках проступил румянец стыда. – Щекотно.

Вначале она просто не знала, что сказать. Потом губы ее дернулись в улыбке, и дьявол зашептал на ухо. Она пошевелила зажатыми пальцами.

– А! – вскрикнул он. – Прекрати!

Естественно, его мольбы лишь воодушевили ее на дальнейшее озорство.

– Бог ты мой, я, кажется, не могу высвободить руку, – солгала она, еще энергичнее зашевелив пальцами у него между ребрами.

– Чертова девка! – прорычал он, но не выдержал и засмеялся.

Крайне позабавленная его беспомощностью, Дейрдре встала возле него на колени и уже обеими руками защекотала его с еще большим энтузиазмом. Ее пальцы порхали по его поджимающемуся, дергающемуся животу, по внутренней стороне локтей, по впадинам бедер, в то время как он делал тщетные попытки схватить ее шаловливые руки.

– Думаю, я нашла слабое место своего врага, – проворковала она, когда его смех и проклятия согрели воздух.

В какой-то момент простыня, в которую она была завернута, соскользнула с нее. Дейрдре этого не заметила. Она была слишком поглощена своим счастливым открытием, чтобы заметить. Но ее преимущество длилось недолго. После того как она несколько минут мучила своего пленника, он наконец взял верх. Схватив за запястья, он использовал свой вес, чтобы опрокинуть ее навзничь, и когда победоносно поднялся над ней, пригвоздив ее шаловливые руки к кровати, их тела встретились, соприкоснулись кожей.

Вначале Дейрдре ничего не поняла. Происходящее напоминало ей боевую схватку, и она широко улыбалась. Запыхавшийся, он тоже смеялся, зубы сверкали, глаза горели неподдельным весельем. Невозможно было оторвать глаз от его греховной красоты падшего ангела. Ей казалось, что их дыхания вот-вот сольются в одно, общее.

Пока они смотрели друг на друга, сердца их неровно забились, и веселость момента постепенно пропала. Взгляд Пэгана заскользил по ее лицу, словно он видел его впервые, и улыбка смягчилась, когда он ослабил хватку на запястьях.

Она чувствовала на себе его нежный взгляд так, как, должно быть, озябшая за зиму сосна чувствует летнее солнце. Но глаза Пэгана не только растапливали ее лед. Под его взглядом она загорелась, запылала и лишь теперь ощутила отсутствие даже легкой ткани между ними. Его плоть горела на ее теле, казалось, к ее естеству прикоснулся меч – еще теплый, только что с наковальни. Его вес подходил ей так же хорошо, как отлично сделанная кольчуга. И пульсирующий внизу ее живота как нежеланный посягатель, его член, казалось, стучался в ворота ее самой потайной крепости.

И все же она не боялась. Наоборот, ее тело звенело так, как перед поединком с неизвестным противником, переполняемое предвкушением и возбуждением.

– Ах, жена, – выдохнул Пэган, – могу я теперь получить свой поцелуй?

Она жаждала этого больше всего на свете.

– Если хочешь.

Она закрыла глаза в ожидании, когда почувствует его губы на своих губах. Но он медленно заскользил вниз по ее телу, гладя его своим телом, как горячим утюгом. Возможно, одурманенно подумала Дейрдре, он поцелует ее в шею, где лихорадочно бьется пульс. Но нет, он заскользил дальше, взяв молоток Тора в зубы и убрав его в сторону. Наверное, он снова поцелует ей грудь. Она сделала вдох, предвкушая восхитительные ощущения. Но он и там не остановился. Его волосы защекотали живот, когда он двинулся еще ниже.

Руки его все еще удерживали ее запястья, поэтому в тот миг, когда она осознала, куда он нацелился, и ахнула в паническом ужасе, он усилил хватку, чтобы пресечь ее неизбежное сопротивление.

– Нет! – прошипела она, когда его дыхание зашевелило нежные завитки, охраняющие ее женственность.

– Ш-ш, миледи, – прошептал он, – это место по моему выбору.

Дейрдре почувствовала, как лицо ее загорелось. Не может быть, чтобы он собирался поцеловать ее… там. Она задергалась, пытаясь вырвать руки.

– Ты обещала мне это, – пробормотал он, жаром своего дыхания, казалось, опаляя ее, – по собственной воле.

Она вздрогнула. Это правда. Она действительно так сказала. «Прикасайся ко мне где хочешь. Целуй где угодно». Но она и представить не могла, каков в действительности его замысел.

И теперь она должна подчиниться. Это дело чести. Как бы трудно ни было, но она поборола свою природу, заставив тело уступить, расслабила руки и прекратила сопротивляться. Заглушив стон отчаяния и ужаса, крепко зажмурилась и стала ждать.

Когда он отпустил ее руки, они тут же стиснули одеяло под ней. Ладони его скользнули вдоль талии и легли на выступающие кости бедер, гладя ее с нежной уверенностью. Большие пальцы касались местечка внизу живота, где начинались завитки девичьих волосков, придвигаясь все ближе и ближе к самому потайному уголку. К ее изумлению, тело ее затрепетало от предвкушения, налилось жаждой, словно каким-то образом хотело этого. Ожидание было мучительным.

Его руки скользнули ниже. Всхлип застрял у нее в горле, когда его пальцы нежно раздвинули лепестки между ног, заставляя их раскрыться, оставляя ее мучительно незащищенной.

А затем его рот сомкнулся с обжигающим жаром на ее плоти. Она ощущала его прикосновение там и раньше – теплое скольжение влажных кончиков пальцев. Но это…

Искры ослепительного огня рассыпались по телу, дотла сжигая все до единой мысли об уязвимости, вине или стыде. Это было уже за пределами стыда, тревоги и даже воображения, это бесподобное ощущение, и оно лишило ее остатков сопротивления. Влажное нажатие его губ, расплавленный экстаз языка довели ее до такого полнейшего безумия, что она не смогла сдержать вскрика и выгнулась навстречу его поцелую.

Она уже думала, что прекраснее этого ничего быть не может. Но он начал обводить языком, лизать и посасывать ее самое потаенное девичье место в ритме первобытного голода. И вскоре ее тело дернулось и ожило, словно от удара молнии. Ее движения сделались плавными, ритмичными. Покачиваясь, извиваясь, всхлипывая от острой жажды, она готова была отдать ему всю себя. Словно весь мир закружился, заплясал вокруг сладостного средоточия, сладко терзая ее растущим желанием.

Выше и выше возносилась ее страсть, словно туго натянутая тетива лука, пока наконец подняться еще выше стало уже невозможно. И все же каким-то чудом какая-то часть ее вознеслась. Какой-то кусочек души воспарил, выходя за пределы земного мира, посылая ее, трепещущую, на небо, словно стрелу, пущенную к солнцу.

Вскрикнув в пароксизме наслаждения и благоговения, она выгнулась кверху, и в это мгновение блаженного смятения Пэган быстрым движением соединился с ней. Была короткая, резкая боль, не больнее неглубокой царапины кинжалом, за которой последовала невероятная наполненность, когда он погрузился внутрь. Так глубоко он вонзился в нее, что она вначале испугалась, что он нанес ей смертельный удар. Но боль исчезла так же быстро, как и пришла, осталось лишь неведомое ранее ощущение вторжения в нее, обладания ею, пока он находился внутри ее, ожидая, когда стихнет ее дрожь.

Пэган задрожал над ней, позволяя волнам ее наслаждения омыть его, откладывая свое собственное удовлетворение до тех пор, пока она полностью не примет его вторжение. Святые угодники, это было невозможно, ибо еще ни одну женщину он никогда не хотел так, как хотел ее.

Боже, как она прекрасна! Она сдалась ему, да, но ее по-прежнему окружала какая-то аура победителя. Кожа ее блестела от испарины, брови были сдвинуты от напряжения, а чисто женская сила, с которой она отвечала на его соблазнение, едва не заставила его достигнуть пика раньше времени.

Наконец она успокоилась, хотя дыхание все еще вырывалось полувсхлипами, полустонами, озвучивая его собственную безмолвную жажду.

Он не собирался спешить. Ему хотелось любить ее медленно, терпеливо, как она заслуживает. Но ночи неутоленного вожделения не позволяли подобной медлительности. Да, он будет нежен с ней, но его жажда слишком велика. И неотложна. Долго он не выдержит, тем более теперь, когда ее горячая плоть окутывает его. И когда ее ресницы, затрепетав, приподнимаются, обнажая удовлетворение и желание в синих глубинах глаз.

Пытаясь держать в узде свое напряженное желание, он приподнялся на локтях и обхватил ее голову в ладони, погладив бархатную щеку пальцем.

– Я не хотел причинить тебе боль, – прошептал он.

Ее глаза заблестели, но не от слез. В них светилась храбрость.

– Боль пройдет, – сказал он, – клянусь.

Взгляд его упал на ее неотразимый рот, такой полный, такой розовый, и он опустил голову, чтобы вкусить его.

Губы ее были теплыми, мягкими и податливыми. Мало-помалу она стала отвечать на его поцелуй и даже проявила инициативу, повернув голову набок и неуверенно обводя языком его губы. Он гадал, нравится ли ей свой собственный солено-сладкий вкус.

Медленно, осторожно он вышел из нее, чуть ослабив, приостановив восхитительное трение, затем вновь погрузился внутрь. Она изумленно ахнула, вторя его благоговению. Было совершенно божественно, как ее тело обволакивало его. Он на мгновение отступил, затем снова вошел.

На этот раз она застонала – низкий звук удовольствия, который вознес его к новым вершинам страсти. Не в силах устоять против естественного ритма желания, он приподнялся и погрузился теперь уже настойчивее, наслаждаясь ее сладострастными стонами почти также остро, как и чистейшей эйфорией ее плоти, ласкающей его плоть.

Кровь его неслась по жилам слишком бурно. Страсть нарастала слишком быстро. Слишком скоро он почувствовал, как чресла напряглись, готовые излить семя. А потом каким-то чудом Дейрдре присоединилась к нему, нагнав его на своем собственном скакуне желания. Когда она обхватила его ногами, стиснув ягодицы в горячем требовании, изогнувшись всем телом, дальше сдерживаться он уже не мог.

Словно сосновая шишка, брошенная в огонь, тело его, казалось, взорвалось снопом ярких искр. Жар был мучительным, невыносимым. Однако он приветствовал этот очищающий огонь. Их слияние было словно какой-то чудодейственный сплав. Они делили каждую крупицу экстаза, словно два всадника на одном коне. Он вскрикнул от радости и ужаса. Ибо еще никогда не сливался ни с одной женщиной настолько полно. Да, плоть его упивалась долгожданным, сладостным освобождением, но восторг шел гораздо глубже.

Дейрдре принадлежит ему. Наконец-то. Он упорно сражался за нее и победил. Она дрожит под ним, как поверженный на землю противник, задыхающийся, побежденный, смиренный.

И все же триумф его был обоюдоострым мечом. Даже победоносно нависая над ней, вздрагивая от остатков желания, он начал осознавать, что его прекрасный воин, его великолепная жена теперь тоже владеет им. Победителями в этом прекрасном поединке страстей оказались они оба.


Первая огненная стрела солнечного света прорезала туманное утро, подожгла иголки сосны и пихты и застряла на покрытой мхом стене конюшни.

Дейрдре краем сознания отметила приход рассвета, рассеянно помахав мечом в воздухе, затем стала вновь беспокойно ходить взад-вперед перед воротами тренировочного поля.

Он опаздывает.

Мало с нее того, что она не знала, как обращаться к Пэгану сегодня, после той близости, которая была между ними прошедшей ночью. Но то, что он откладывает это противостояние, заставляло ее нервничать еще больше и вело к опасному самокопанию.

А вдруг их отношения изменились?

Она взмахнула мечом, обезглавив одуванчик.

Что, если он счел ее капитуляцию в постели доказательством своего господства?

Она закусила губу.

Что, если он предстанет перед ней сегодня с самодовольной снисходительностью победителя?

Дейрдре развернулась так резко, что споткнулась о собственную ногу и вынуждена была ухватиться за ворота. Она тут же раздраженно оттолкнулась, украдкой оглядевшись, не видит ли кто. Но что беспокоило ее больше всего, что учащало пульс и заставляло кулаки сжиматься, так это осознание, что их отношения на самом деле изменились, но в тех аспектах, которых она никогда не предвидела. Каким бы невероятным это ни казалось, но, когда она проснулась сегодня утром среди свидетелей их любовного соития – остывшей ванны, оплавленных огарков восковых свечей, смятой постели, – нахлынувшие на нее воспоминания отнюдь не вызвали сожаления, не навевали мысль о поражении.

Напротив, воспоминания ее были крайне приятными, когда, например, она любовалась Пэганом, спящим с обманчивой невинностью с ней рядом. Сердце ее трепетало, когда она услаждала свой взор видом его взъерошенных волос, чувственного рта, мужественного подбородка, покрытого отросшей за ночь щетиной, открытой ладони. Ее обнаженное бедро касалось его бедра, и, как металл на кремне, искрил покалывающий жар, который охватывал все ее тело быстрее лесного пожара. Да, теперь она досконально знает своего врага. Знает… и желает его.

Это ужасное открытие оставляло ее безрассудно уязвимой, ибо Пэган знает, что ее слабость – это он. И если поймет, как легко ее можно покорить, с какой готовностью она подчинится…

Она испустила судорожный вздох. Нельзя позволить ему понять это. Она должна делать вид, что осталась равнодушной к тому, что произошло этой ночью. Она должна вести себя так, словно они никогда не целовались и не прикасались друг к другу и, да поможет ей Бог, не сливались в единое целое.

Она клинком рассекла солнечный луч пополам, развернулась кругом и сделала несколько выпадов, пытаясь сосредоточиться на чем угодно, кроме великолепного норманна, который целовал ее так греховно и наполнил своим семенем. И своей силой. И любовью. Унес ее в небеса в своих руках…

– Ты рано.

Дейрдре ахнула, чуть не споткнувшись о свой меч. Перед ней стоял сам мужчина, одетый в голубой плащ и облегающие рейтузы, такой же прекрасный, золотистый и сияющий, как сам рассвет. Святая Мария, ее воспоминания нахлынули с новой силой. Неужели она и в самом деле отдалась этому Адонису прошедшей ночью? Неужели лежала губы к губам, грудь к груди, плоть к плоти с этим великолепным телом?

Почувствовав, как кровь бросилась в лицо, она заставила себя отвести взгляд, изучая рукоятку своего меча, как будто никогда раньше ее не видела.

– Ты опоздал, – удалось лишь выдавить ей.

Он мягко усмехнулся, и этот звук соблазнительно закружился вокруг ушей.

– Сегодня ночью мой сон был особенно крепок.

Она поневоле вскинула глаза, поймав его многозначительную улыбку. Щекам стало горячо, сердце пустилось вскачь. Господи, он совершенно неотразим. Его сонная улыбка очаровательна. Дерзкие искорки в глазах манили, соблазняли ее. Даже небрежное буйство волос вызывало трепет воспоминаний, который растекался по жилам. Господи помилуй, как же ей удастся скрыть свое влечение к нему?

Надо отвлечься, решила она. Все, что угодно, лишь бы не думать о нем. А лучшее отвлечение – это поединок. Есть только одна проблема. Он явно пришел не драться.

– Ты без доспехов.

Он пожал плечами:

– Не было времени. Но это не важно. Я и так могу защищаться. – Затем он прищурился, глядя на нее с притворным сомнением. – Если только ты не намерена разить насмерть.

Слабо улыбаясь, Дейрдре покачала головой. Она и сама легко вооружена: в одной кольчуге поверх стеганой куртки. Она взмахнула мечом в воздухе.

– Начнем?

Вытащив свой меч из ножен, он открыл перед ней ворота на тренировочное поле, пробормотав, когда она проходила:

– Как ты сегодня? Не болит?

Кровь ударила ей в лицо. Как ему не стыдно спрашивать у нее такое? Да, между ног немного саднит, но…

– Массаж помог?

Она заморгала. Мышцы. Ну конечно. Он имел в виду ее мышцы. Тут же раскаявшись, она пробормотала:

– Да, спасибо.

Боже, потребуется приложить немало усилий, чтобы не растерять сосредоточенность.

Вопреки ее ожиданиям, вместо того чтобы отвлекать ее от неподобающих мыслей, поединок с Пэганом сделал их лишь еще острее и четче. Она никогда не сознавала, насколько схож акт совокупления с фехтованием: наступление – отступление, выпад – отход. Пэган сражался во многом так же, как и занимался любовью, – со страстью, мастерством и терпением. Он двигался с легкой грацией, однако без малейшей суетливости. Каждый выпад, каждый бросок, каждое движение и каждый звук напоминали ей их горячее слияние. Скоро, несмотря на постоянную саднящую боль между ног, несмотря на неподходящее место и время, несмотря на ее прежнюю решимость, желание вспыхнуло и разгорелось с новой силой.

Глава 23

Сексуальное нападение на него не было осознанным решением с ее стороны.

На самом деле началось оно достаточно невинно.

Кончик ее меча зацепился за его накидку и разрезал ткань на плече, отчего та обвисла.

Она взялась за край кольчуги, приподняв ее значительный вес, и Пэган быстро развязал завязки ее полотняных штанов, последней преграды между ними.

Дейрдре не могла больше ждать. В крови ее горел огонь. Кожа жаждала его прикосновения. Чресла переполнялись желанием. Она оседлала его и устремилась вперед, насадив себя на него.

– А! – вскрикнул он, откинув голову назад, словно она нанесла ему смертельный уд ар.

Она открыла рот от изумления. Не было слов, чтобы описать восторг их слияния, головокружительный триумф власти, которую она имела над ним, затем ее освобожденного от оков блаженства, когда она сама задала темп их соитию, покачиваясь в старом, как мир, ритме.

Кольца кольчуги позвякивали с каждым движением, как тамбурин, аккомпанирующий их горячему танцу. Кровь ее, уже разогретая поединком, бурлила в жилах, словно лава. Нежное трение его плоти внутри ее многократно усиливало ее неодолимую жажду. В ушах начался странный звон, который делался все громче и сильнее, обволакивая ее чувственной музыкой, знаменуя приход эйфории.

Он положил ладони ей на плечи, когда она оседлала его, пытаясь замедлить темп.

– Я не могу… ждать, – выдохнул он.

Она не представляла, зачем он должен ждать. Он хотела ее немедленно. Сейчас.

Схватив его за запястья, она отвела его руки назад, наклонившись и придавив их к соломе у него над головой.

Это, казалось, еще больше огорчило его.

– О Боже, женщина! – Его глаза потемнели от беспомощного вожделения. – О Боже!

Но ей было все равно. Это ее рандеву. Ее восхитительно сладкая месть. Сегодня она его госпожа.

Ее кольчуга растеклась по его груди, волнообразно покачиваясь в увеличивающейся скорости. Он крепко зажмурился и повернул голову вбок. Челюсти его были стиснуты, словно он силился сдержать неминуемый поток. Дейрдре, однако, держала глаза открытыми. Ей хотелось видеть его поражение, его капитуляцию, его подчинение. Капелька пота скатилась с кончика ее носа ему на щеку, и внезапно тело его застыло. Под ее руками кулаки его сжались, и гримаса сильнейшей агонии исказила лицо. Это восхитительное зрелище, подобно катапульте, подбросило ввысь ее собственную страсть. И когда он выгнулся, дернулся и громко застонал в освобождении, она победоносно последовала за ним в этот омут блаженства. Мгновение спустя, выдохшаяся, Дейрдре растянулась на нем, слушая, как замедляется его сердцебиение, купаясь в чувствах, которые едва ли понимала. Да, она чувствовала свою власть. И господство. И самодовольство. Но она не осуществила месть, и никогда не осуществит, ибо обнаружила, что триумф занятий любовью принадлежит не ей одной. Это их общий триумф, как у двух равных по силам противников, каждый поединок которых неизбежно должен оканчиваться победой обоих. Это так странно.

– Вы сразили меня наповал, миледи, – обессиленно пробормотал он.

Она улыбнулась:

– Нет. Я слышу, как твое сердце бьется.

– Да, мое сердце бьется для тебя. Но, уверяю, все остальное у меня мертво.

Ее улыбка сделалась шире.

– Я знаю способ вернуть мертвого к жизни. – Она шаловливо пробежала пальцами по его ребрам.

Он тут же схватил ее за руку, застонав:

– О нет, помилосердствуй, умоляю!

Она пожалела его, вновь мирно устроившись у него на груди. Он обнял ее, и несколько минут они лежали не шевелясь.

– Ты знаешь, какая ты удивительная? – прошептал он ей в волосы.

Его слова привели ее в смятение. Она не знала, что ответить ему.

Но прежде чем она нашлась что сказать, он нежно обхватил ее затылок ладонью.

– Я так рад, что выбрал именно тебя себе в жены.

Она подняла голову и нахмурилась.

– Не ты выбрал меня, – поправила она, – а я тебя.

– В самом деле? – Его глаза искрились лукаво, загадочно.

– Да, – заверила она его.

Он грустно вскинул брови.

– Подозреваю, это была больше… жертва, чем выбор.

Она провела пальцем вдоль шрама на его груди.

– Я не… жалею о своей жертве.

– Не жалеешь? – Он печально усмехнулся, затем добавил: – Рад это слышать.

Дейрдре положила голову, чтобы послушать, как бьется его сердце. Это был приятный звук, сильный, ровный и успокаивающий.

Он погладил ей волосы.

– Знаешь, я подумал…

– Да? – сонно отозвалась она.

Он задумчиво сдвинул брови.

– Возможно, одной тренировки в день недостаточно, чтобы…

Дейрдре поднялась и игриво шлепнула его по руке:

– Ах ты, мошенник! Тебе…

Его рука резко зажала ей рот. Он что-то услышал. Она тут же затихла.

* * *

Пэган порадовался воинским инстинктам Дейрдре. Она тоже почувствовала опасность и сидела тихо, как мышка.

На тренировочном поле раздавались приглушенные голоса. Мужские голоса. Он напряг слух и узнал их. Это его рыцари, Роув и Адрик.

Он убрал руку со рта Дейрдре, приложив палец к губам, чтобы она молчала, пока он прислушивается.

– Ну давай же, будь другом, – уговаривал Роув. – Я отдам тебе через пару недель, ты же знаешь.

– Не могу поверить, что делаю это, – проворчал Адрик.

Послышался звон монет.

– Я не виноват, – сказал Роув. – Этот вор в лесу подкрался ко мне как… как…

– Как тень? Его ведь так называют, ты же знаешь. Тень. А что вообще ты делал в лесу?

– Ничего.

– Ничего, – повторил Адрик. – Ты был не один, верно? Кто же это был, служанка?

– Не мели чепухи. Никак не возьму в толк, как он подкрался ко мне.

– Что ж, ты заслужил, чтобы тебя ограбили, – сказал Адрик, – после того, как милая леди Мириель так любезно попросила нас возвращать свои выигрыши, а ты свой оставил.

– В том-то и беда. Я клянусь, что так глубоко задумался, что даже не помню, как выиграл. Когда этот грабитель нашел серебро в моем кошельке, я понятия не имел, откуда оно взялось.

– Пока леди Мириель не напомнила тебе.

– Нет, пока малышка, с которой я отправился в лес, не напомнила мне. Она видела, как я выиграл.

– Я так и знал! – воскликнул Адрик. – Все-таки у тебя в лесу было свидание.

Их голоса стали громче, и Дейрдре заерзала. Пэган понимал, что, если его рыцари войдут, скрыть то, чем они только что тут занимались, будет никак невозможно. В конце концов, повсюду разбросана одежда, в волосах Дейрдре солома, а Пэган не в состоянии стереть самодовольную ухмылку с лица. Бесполезно в панике подскакивать и пытаться спрятаться.

Но разумеется, Дейрдре именно так и собиралась сделать, и не было смысла пытаться остановить ее. Она вскочила на ноги и подхватила с пола свой меч. Потом, к его удивлению, повернулась лицом к незваным гостям, заслонив его собой, словно пыталась защитить его честь. Это было так трогательно, хотя и излишне.

– Ты не поверишь, – проговорил Роув, когда его тень упала на вход в конюшню. – Весь в черном, как сам Люцифер. И быстрый, прямо как дьявол. Вжик-вжик-вжик, прыжок, удар ногой. Но все равно я мог бы схватить ублюдка, если б не надо было защищать свою леди.

– Шотландцы говорят, его невозможно поймать, – заметил Адрик. – Говорят, он не из этого мира.

– Ну, если он не из этого мира, тогда для чего ему понадобилось мое серебро?

Роув заполнил собой дверной проем и, как истинный рыцарь, подозревая, что даме угрожает опасность, выхватил меч.

Дейрдре тут же начала состряпывать историю:

– Скорее! Принесите сэру Пэгану одежду. Его… сбросил конь и… и он порвал плащ.

Пэган не знал, что забавнее: трогательные попытки Дейрдре солгать или выражение недоверия на физиономии Роува: ведь конь спокойно жевал сено в соседнем стойле. Пэган расхохотался так громко, что дрогнули деревянные перегородки.

Взгляд, который Дейрдре бросила на него, мог бы сразить наповал.

– Милорд? – подал голос Роув, окончательно сбитый с толку.

Пэган, ухмыляясь, схватил пук соломы, чтобы прикрыть наготу, и сел.

– Сходи принеси мне одежду и лосины для леди Дейрдре. И никому ни слова об этом, иначе я вам головы оторву.

Дейрдре залилась восхитительным румянцем.

– Слушаюсь, сэр. – Лицо Роува было чинной маской благопристойности. Без сомнения, он много раз попадал в подобные ситуации.

Что же до Адрика ле Гриза, то эта его нахальная ухмылка будет стоить ему дополнительного дежурства в оружейной, поклялся Пэган.

В конечном счете, честь Дейрдре была восстановлена, и, несмотря на ее подозрения, что весь замок скоро узнает об их с Пэганом непристойном поведении, Роув и Адрик оказались верны своему слову. Не было никакого хихиканья среди слуг, никаких перешептываний в оружейной. И если Пэган был слегка опечален предположением, что его женушка больше никогда не набросится на него в конюшне, то обрел утешение в том факте, что Дейрдре, похоже, не имела ничего против того, чтобы накидываться на него в разных других местах. И соблазнять его. Основательно. Многократно. До изнеможения.

Дни теперь проходили в относительной гармонии, лишь е редкими разногласиями.

Пэган оставался тверд в вопросах защиты крепости. Поступило несколько донесений, что разбойничающие английские лорды объединили свои силы и формируют настоящее войско, чтобы нападать на замки вдоль границы. Поэтому Пэган заставлял мастеров день и ночь изготавливать стрелы, а наковальня в оружейной мастерской редко остывала.

Но он охотно предоставил Дейрдре вершить весьма своеобразное шотландское правосудие. Он не задавал вопросов, когда она похвалила девушку, подбившую глаз парню, и не повел и бровью, когда его жена заставила двух постоянно грызущихся между собой нормандских служанок целый день сидеть на одном стуле.

Но как бы мирно ни проходили дни для них обоих, ночи обычно были наполнены борьбой. Они воевали, кто из них будет сверху, спорили, заняться любовью до или после ужина, сражались за одеяло, когда вдруг оказывались на полу. Это были своего рода сладкие разногласия, которые Пэган с радостью терпел. И не слишком огорчался, если и проигрывал в подобной борьбе. Очень скоро к нему пришло убеждение, что он самый везучий рыцарь в мире. Ибо много ли мужчин могут сказать, что их любимый фехтовальный партнер еще и приходится им женой?

Глава 24

С высоты парапета крепостной стены Дейрдре, поплотнее закутавшись в накидку, потому что было прохладно, наблюдала суету внизу во дворе. Усовершенствования Пэгана для Ривенлоха, предпринятые за последние несколько дней, производили впечатление. Несколько брусьев заменили прогнившее дерево надворных построек. Каменщики чинили осыпавшийся камень вокруг колодца и башен. Камни обтесывали и складывали, готовясь возвести вторую стену вокруг замка. Рабочие целыми днями стучали молотками, а дети размешивали раствор и подносили инструменты. Тем временем Дейрдре и Мириель занимались хозяйственными делами крепости и следили, чтобы у рабочих был постоянный запас ячменных лепешек и эля.

Она улыбнулась. Даже презиравшая норманнов Элена постепенно сменила гнев на милость.

Она обратила свой взгляд к лесу и дальней купе кедров, где находилась старая хижина арендатора и где, как она подозревала, Элена держит Колина. Ее удивляло, что они до сих пор не вернулись. Наверняка при таком аппетите, как у Элены, еда у них закончилась. Но Дейрдре не волновалась. Элена вполне в состоянии позаботиться о себе. Ничего с ней не случится в той хижине, да и с Колином, по словам Пэгана, она в безопасности.

За лесом, над дальними холмами поднимались угрожающие грозовые тучи. Она нахмурилась, надеясь, что дождь подождет, пока камышовая крыша на новой голубятне не будет закончена.

Дейрдре вернулась к наблюдению за внутренним двором. Как она и ожидала, не прошло много времени, и среди всей этой бурной деятельности обитателей замка появился Пэган. Он шагал уверенно, неся в руках какой-то сверток, помахал Кеннету, проходя мимо, остановился поговорить со старшим по строительству. Дейрдре вздохнула, задаваясь вопросом, будет ли когда-нибудь ее сердце биться спокойно при виде Пэгана.

Все ее представления о браке претерпели изменения за последние несколько дней, она осознала, насколько сильной может быть связь между мужем и женой. И дело не только в том, что физическая близость, которую они делили с Пэганом, оказалась гораздо более приятным занятием, чем она представляла, и их союз обретал теперь более внушительную силу. Как на поле боя два воина могут отразить больше врагов, когда сражаются спина к спине.

Их союз создал и что-то еще, по крайней мере если верить предсказаниям Сунь Ли. Старая женщина временами умела быть чертовски загадочной, но ее предсказания редко не сбываются, и не далее как сегодня утром она сообщила Дейрдре, что новый наследник Ривенлоха на подходе.

Дейрдре приложила ладонь к животу, дивясь этой возможности.

Проходя мимо колодца, Пэган заметил ее и резко остановился. Какое-то мгновение он просто стоял, глядя на нее. Боже, его взгляд, даже на расстоянии, согрел ее и взволновал. Трудно было представить, что им удастся вести разумный разговор в ближайшем будущем.

Но она знала, что должна. Повернувшись к лестнице, она приготовилась сойти вниз, чтобы встретиться с ним – не для того, чтобы сказать о ребенке, ибо еще слишком рано пробуждать его надежды. Требовалось поговорить об отце, о том, как поддерживать с ним отношения дальше.

Печально, но среди хаоса строительства – сноса, перестройки и переделки стен и надворных построек – разум лорда Ривенлоха все более слабел. Теперь он скорбел не только по своей жене, но и по самому миру, умирающему у него перед глазами. Ривенлох, его надежная крепость, в новом виде не был знаком ему. А для такого потерявшего себя человека, как ее отец, эта перемена была губительной.

Она не могла просить Пэгана прекратить усовершенствования. Они необходимы. Но нужно кое-что предпринять, то, что три сестры откладывали, сколько могли: забрать власть у лорда Ривенлоха. На самом деле перемена не будет слишком заметной, ведь он уже почти не имеет влияния. Но как только власть будет официально передана, как только Пэган перестанет быть управляющим, а станет господином, вернуть все назад станет уже невозможно. А если лорд Геллир в момент просветления сочтет это предательством…

Дейрдре поежилась. Как ей ни тяжело, но она не может рисковать безопасностью Ривенлоха ради отцовских чувств.

Она намеревалась поговорить об этом с Пэганом немедленно. Но когда встретила его на винтовой лестнице и увидела по его глазам, что у него на уме какое-то озорство, то не могла долго оставаться серьезной. Он напевал какой-то веселый мотивчик, рассеявший ее тревоги, и она решила, что разговор об отце может подождать еще денек.

– У меня есть кое-что для тебя, – промурлыкал он.

– Это то самое «кое-что», что я видела сегодня утром под одеялом? – усмехнулась она.

– Дерзкая девчонка. Ты что, больше ни о чем не можешь думать?

Она могла бы продолжать этот обмен остроумными репликами, но заметила у него что-то, завернутое в дорогой бархат.

– А что у тебя здесь? – Она хотела схватить сверток.

Он отдернул руку.

– Осторожнее!

– Это для меня?

Он вскинул бровь.

– Может быть.

– Что это?

– Какая ты жадная, – поддразнил он, – и это в свой день рождения.

Она удивленно заморгала. Пока она стояла, хлопая глазами, он прошел мимо нее наверх.

– О чем ты говоришь? – спросила она, бросившись за ним, потом нахмурилась. У нее что, сегодня день рождения?

Он резко остановился на верху лестницы, и она чуть не врезалась в него. Потом повернулся.

– Ты не знала?

– А ты знал?

– Сунь Ли сказала мне. – Он в сомнении нахмурил лоб. – Это ведь так, да? Через две недели после кануна летнего солнцестояния?

– Ка… жется, да. – Она уже давно не обращала внимания на такие вещи.

Они вышли на парапет, и он опустился перед ней на колено.

– Тогда это, миледи, мой вам подарок. – Он улыбнулся, протягивая бархатный сверток обеими руками.

Дейрдре не знала, что сказать. Она уже сто лет не получала подарков. Отец, который забыл, как ее зовут, уж конечно, не может помнить о дне ее рождения. И три сестры с типичным шотландским прагматизмом и бережливостью о подобных «мелочах», как дни рождения, никогда не вспоминали. Пальцы ее дрожали, когда она протянула руку к свертку.

– Разверни, – попросил он.

Она осторожно отвернула край ткани и благоговейно ахнула, когда увидела, что находится внутри. На темно-синем бархате лежал сверкающий клинок из полированной стали. Она быстро развернула остальное. Это был меч, великолепный меч. И на рукоятке были выгравированы фигуры Единорога Камелиарда и Дракона Рйвенлоха, тесно и неразрывно переплетенные друг с другом. Она пробежала пальцем вдоль эфеса и прочла надпись: «Amor vincit omnia» – «Любовь побеждает все».

– Тебе нравится? – спросил он, прекрасно зная ответ. Из-за кома в горле трудно было говорить.

– Это… это самая прекрасная вещь… какую я когда-либо видела.

– Испытай его.

Она взялась за рукоятку и подняла меч, оглядывая клинок. Он был безупречен. Ничего лучше она никогда не держала в руках. Дейрдре взмахнула им, и он мягко просвистел в воздухе.

– О!

Он улыбнулся:

– О?

Повернувшись в сторону, она рубанула слева направо, сделала выпад вперед. Меч казался невесомым в руке. Такой клинок может увеличить быстроту и подвижность и позволит быть неуловимой для ее противников.

– Из чего же сотворено такое чудо?

– Всего лишь толедская сталь.

Дейрдре была восхищена подарком. На всякий случай Пэган отошел на безопасное расстояние к стене, давая ей возможность испытать оружие, крутиться, делать выпады и развороты.

– Это, – выдохнула она, не находя слов, – просто изумительно.

Он усмехнулся:

– Еще бы.

– Равновесие. Хватка. Все…

– Идеально?

Она кивнула.

– Я велел своему оружейнику изготовить такие для всех ривенлохских рыцарей.

Она развернулась и воззрилась на него:

– Правда?

– Он уже сделал с полдюжины.

Такая радость бурлила в ней сейчас, что она должна была ее выразить. Она бережно положила бесценный меч на бархат, затем подошла прямо к Пэгану, обвила его руками и крепко обняла.

– Спасибо, – прошептала она. Он ответил на ее объятие.

– Не за что.

Но когда он обнимал ее, она заметила, что он вдруг весь напрягся, напряженно вглядываясь в даль. Не глядя, она почувствовала, что его внимание сосредоточено уже не на ней, а на горизонте.

– Что случилось? – спросила она.

– Ну, разрази меня гром, давно пора.

Глава 25

Это было вполне в духе Элены – избежать крепкого нагоняя от Дейрдре, стремительно влетев через центральные ворота и принеся новые заботы, чтобы отвлечь внимание от старых. Но на этот раз, как обнаружила Дейрдре, это не было хитрой уловкой со стороны сестры. Тревога в глазах Эл, когда она предстала перед Пэганом, была искренней. Грядет беда. Они с Колином видели огромное войско английских рыцарей, направляющееся на Ривенлох.

Похитительница и заложник, очевидно, пришли к какого-то рода перемирию, ибо они спускались с холма вместе, при этом Элена поддерживала Колина, ставшего жертвой какого-то таинственного ранения, которое, как он настаивал, было всего лишь царапиной. Дейрдре гадала, насколько это правда, но на вопросы времени не было.

– Йен! – крикнула Дейрдре. – Труби тревогу. Созови арендаторов. Гиб и Нил, соберите скот.

– Роув! – Пэган бросил ему ключ от сундука с оружием. – Собери людей в оружейной. А ты, Адрик, проследи, чтобы кони были поставлены в конюшни.

Не желая быть обойденным, Колин прокричал:

– Элена! Возьми Мириель – и укройтесь с другими женщинами внутри замка.

Но, к его удивлению, этот его приказ был встречен каменным молчанием. Убийственный взгляд Эл мог бы прожечь в нем дыру.

– Не приказывай мне, у тебя нет на это права.

– Быстрее, женщина! – рявкнул он. – Сейчас не время для игр.

Она тряхнула головой:

– Ты что, так ничего и не понял? Кто взял тебя в заложники? Кто защитил тебя от разбойников? Кто спас твою никчемную…

– Прекратите, вы оба! – Пэган вскинул руки. – У нас нет на это времени. Элена, ты можешь подготовить лучников?

– Конечно. – Она презрительно усмехнулась, глядя на Колина, затем проворчала себе под нос: – Если мне удастся найти их в этом хаосе, в который ты превратил мой замок.

– Тогда сделай это.

Колин положил ладонь на грудь Пэгана.

– Постой! Не хочешь же ты сказать, что позволишь ей стоять на парапете. Она… она же… женщина.

Пэган печально улыбнулся своему другу и хлопнул его по плечу.

– Она прекрасно справится. Доверься ей.

– Ты рехнулся? – Колин озадаченно нахмурился. – Ты не можешь разрешить ей.

Но Элена уже взбегала вверх по лестнице… Пэган сжал плечо Колина.

– С ней все будет в порядке. Тот, кто смог в одиночку похитить Колина дю Лака…

Обычно веселый Колин выглядел несчастным, когда неохотно кивнул, глядя туда, куда побежала Элена. На самом деле если бы Дейрдре была глупее, то могла бы подумать, что бедняга… влюблен в свою похитительницу.

– Тебе не тяжело будет найти моего отца? – спросила она его.

Колин, обрадовавшись, что может быть полезным, тут же согласился и похромал к лестнице.

Тем временем Мириель со спокойной деловитостью отводила женщин и детей в безопасное место в замке. Когда все были собраны, она тоже укрылась там.

Йен загнал последнее стадо во двор. В суматохе никто не заметил маленькую темную фигурку, выскользнувшую из ворот. Ангус закрыл их и опустил решетку, отрезав Ривенлох от внешнего мира. Только тогда Дейрдре вздохнула с облегчением.

– Итак, миледи, – сказал ей Пэган после того, как рыцари собрались и вооружились, – посмотрим, с кем мы имеем дело?

Они вместе поднялись на парапет внешней стены, и Дейрдре порадовалась, что лучники Элены на месте, их луки наготове. Часовые оглядели дальние холмы, и один из них крикнул:

– Вон они!

Были видны лишь верхушки их развевающихся знамен, когда чужеземная армия поднялась на гребень, но и этого оказалось достаточно, чтобы вселить страх в сердце Дейрдре. Она судорожно сглотнула.

– Их так… много.

– Да, – отозвался Пэган, и его губы скривились в презрительной улыбке, – но они англичане.

Англичане или нет, но Дейрдре насчитала по крайней мере четыре дюжины конных рыцарей и такое же количество пеших. Должно быть, это тот самый альянс промышляющих разбоем лордов, которые терроризируют приграничные районы.

– Никто по доброй воле не сражается с рыцарями Камелиарда, – заверил ее Пэган. – Как только они узнают, с кем имеют дело, то скорее осадят крепость, чем встретятся с нашими мечами.

Дейрдре надеялась, что он прав. Пэган, похоже, много ставил на репутацию своих рыцарей. Он изучал приближающееся войско.

– И все же неплохо было бы заставить их поверить, что мы превосходим их по численности.

– Демонстрация вооруженных сил с парапета?

– Да.

Дейрдре на мгновение задумалась. Потом к ней пришло вдохновение.

– Мы задействуем всех. Конюхов, поваров, слуг. Велим им переодеться. – Она кивнула в сторону войска. – На таком расстоянии никто не отличит рыцаря от слуги, мужчину от женщины.

Пэган потрясенно уставился на нее, потом лицо его расплылось в гордой ухмылке.

– Блеск!

Но когда она улыбнулась в ответ, порозовев от его похвалы, один из ривенлохских лучников крикнул:

– Что за дьявол!..

Пэган резко повернул голову, чтобы посмотреть, что встревожило лучника, и лицо его помрачнело, когда он проследил за взглядом мужчины, устремленным на приближающееся войско.

– Проклятие!

Дейрдре тоже смотрела туда, на серый горизонт, где темнеющие облака, казалось, надвигались вместе с врагом, словно тень смерти над пустошью. На фоне мрачного неба вырисовывался силуэт огромной деревянной конструкции. Две пары быков медленно тащили ее через гребень холма. Она была похожа на гигантскую башню или грот-мачту корабля.

– Что это?

Голос Пэгана был бесстрастным.

– У них требушет.

Она заморгала, потом прищурилась.

– Что такое требушет?

Он был слишком удручен, чтобы ответить ей, и начал немедленно отдавать приказы:

– Лучники! Если они установят эту машину, стреляйте в тех, кто управляет ею. Не дайте им использовать ее.

Пэган ринулся мимо нее, и ей пришлось бежать, чтобы поспевать за ним, когда он помчался вниз по лестнице.

– У тебя есть еще луки? – спросил он ее, спеша через большой зал.

– Арбалеты.

– Нам понадобятся все, что есть. Как насчет серы для греческого огня?

Дейрдре нахмурилась. Она и слыхом не слыхивала о греческом огне.

– Серы нет, – пробормотал он. – Тряпки, которые можно намочить в масле?

– Есть.

– Что ж, хоть что-то. И принеси свечи. Много свечей.

Ей ужасно хотелось расспросить его, что он задумал, но она понимала, что нельзя медлить, и доверяла его суждению. Отправляясь за ветошью и свечами, она слышала, как он отдал приказ рыцарям отправляться на западную стену, и велел каждому свободному мужчине вооружиться арбалетом и стрелами. Снова и снова среди людей Камелиарда слышала она зловещий шепот о требушете.

* * *

Вышагивая позади лучников, Пэган тревожно поглядывал на небо. Грозовые облака затягивали все вокруг. Очень скоро они опрокинут на них целые потоки воды. Он нервно поглаживал рукоятку меча, наблюдая, как враг располагается лагерем.

Для Пэгана нет ничего более волнующего, чем сразиться с врагом с мечом в руке. Да, он признавал достоинства другого оружия – топора, кинжала, булавы, арбалета. Но всем им недоставало души отличной толедской стали в руках доброго рыцаря.

Для такого воина, как Пэган, машина для взлома стены была дьявольским изобретением, больше рассчитанным на грубую силу, чем на воинское мастерство. Это машина трусов и варваров, слишком недалеких, чтобы применять рыцарские правила боя. Использовать такие средства отвратительно, неблагородно.

И поэтому когда Пэган увидел это чудовище, катящееся через гребень холма, в нем закипела тихая ярость. Для англичан прибегнуть к использованию такого оружия, разрушительного монстра, который сметает все на своем пути, оставляя лишь обломки дерева и груды камней, означало, что они не собираются ни стоять в осаде, ни вести переговоры, ни идти на компромисс, ни брать пленных. Следовательно, они, вероятнее всего, намереваются быстро разделаться с крепостью, взять ее еще до захода солнца и прежде, чем сможет прийти какая-то помощь.

Но одно раздражало Пэгана больше всего, грузом вины давило на плечи. Из-за того, что ему так не терпелось начать строительство внутренней стены, пространство вокруг Ривенлоха было усеяно огромными глыбами камней – отличными смертоносными снарядами для вертящегося рычага катапульты.

Шотландцы, очевидно, никогда не видели такой машины. Если повезет, подумал Пэган, стискивая рукоятку бесполезного меча, то они никогда не увидят ее в действии. Но необходимо быстро доставить лучникам тряпки и масло, чтобы они могли выпустить в эту штуковину град огненных стрел. Это единственный способ вывести ее из строя.

Дейрдре появилась на парапете стены с полной сумкой свечей, а с полдюжины парней следовали за ней с тряпками и маслом. Он поблагодарил Бога, что она – не хнычущая барышня, которая могла бы только отвлекать его отдела, а настоящий помощник. На лице ее были следы озабоченности, но решительность во всем ее облике убеждала его, что она так же бесстрашна и смела, как любой из его рыцарей. Гордость распирала его, когда он смотрел на нее, гордость, благоговение и… да, любовь. Он любит свою упрямую шотландскую жену.

Жаль, что у него нет времени сказать ей, как сильно. Когда все это закончится, молча поклялся Пэган, он прожужжит ей все уши заверениями в своей любви. Но сейчас им нужно защищать замок, их замок.

Дейрдре разглядывала деревянную башню, пытаясь догадаться, как она работает.

– Это как катапульта.

– Да, только гораздо мощнее. Такая машина может пробить крепостную стену единственным выстрелом.

Дейрдре побелела. Пэган готов был откусить себе язык за неосторожные слова. Она может быть прекрасным управляющим и храбрым бойцом, но ей никогда не приходилось сталкиваться с такой серьезной угрозой ее цитадели. В самом деле, худшей угрозой, навязанной ей до сих пор, был скорее всего королевский указ выйти замуж за норманна.

Он схватил ее за плечи и настойчиво заглянул в глаза.

– Послушай, Дейрдре. – А потом он дал ей клятву, которую, он молил Бога, должен выполнить: – Я не позволю Ривенлоху пасть.

На мгновение в ее упрямом взгляде промелькнуло сомнение. Но он настаивал, убеждая ее поверить ему. Наконец Дейрдре кивнула.

– Уж постарайся, – сказала она ему строго, напоминая, что под мягкой плотью скрывается стальной стержень. Потом глаза ее таинственно заблестели. – Не хотелось бы, чтобы наш ребенок остался лишь с грудой булыжников вместо замка.

Он замер. Пока они смотрели друг на друга, ее слова дошли до него, и он в замешательстве нахмурился. Что она имела в виду, сказав «наш ребенок»? Нет, не может быть. Еще слишком рано, чтобы знать.

Неужели у них появится малыш? Вся душа его затрепетала от восторга.

Он бы расспросил ее подробнее, но она уже выскользнула из его объятий, чтобы побыстрее раздать свечи лучникам.

Ему тоже надо заняться делами, если он собирается сдержать обещание.

– Хорошо смочите тряпки в масле и обмотайте ими острие, – инструктировал он рыцарей. – Подожгите их и убедитесь, что они горят, прежде чем стрелять.

Элена высунула голову над лестничным пролетом.

– Я расставила часовых по периметру, – сообщила она ему, – на случай, если они попытаются разрушить стену где-то еще.

Он одобрительно кивнул. Сестра Дейрдре, может, и импульсивна, но расторопна и толкова. При всем ужасе ситуации, при всей неподготовленности Ривенлоха к войне и малочисленности рыцарей Пэган начал верить, что у них есть шанс одолеть англичан, если удастся повредить эту чертову машину.

Затем первая капля дождя упала ему на щеку.

– Это совсем некстати, – пробормотал он себе под нос.

В любой другой день дождь был бы благом, ибо плохая погода – гибель для осаждающих. Но сегодня он будет союзником англичан, гася огонь ривенлохских стрел.

Дейрдре и сэр Роув подошли к нему, хмуро поглядывая на небо.

– Проклятие! – чертыхнулась Дейрдре. – Надо стрелять сейчас.

Роув покачал головой:

– Эта штука вне досягаемости.

Пэган потер подбородок, взвешивая обстоятельства, а тем временем дождь застучал по земле, как копыта боевого коня.

– Мы не можем ждать. Если сейчас не вывести ее из строя…

Дейрдре прищурилась, глядя на разрыв в облаках ближе к горизонту.

– Сколько времени им потребуется, чтобы установить эту машину?

Роув проследил за ее взглядом.

– Совсем немного…

– Что же делать?

– Давайте посмотрим, что могут предпринять лучники, – решил Пэган.

Роув оказался прав. Опасная машина была недосягаема для стрел, даже для лучших лучников. Огненные стрелы пролетали по серебристому небу, падали на мокрую землю в нескольких ярдах от передовой линии и с шипением гасли.

Врагам, казалось, дождь совсем не мешал. Они продолжали работу, подтягивая свою катапульту вперед, защищая ее множеством щитов, которые образовывали нечто похожее на громадный нагрудник чешуйчатых доспехов. И хотя дьявольская машина была теперь в пределах досягаемости для лучников, ни одна стрела не могла пробить стальную броню. Даже те стрелы, которым случалось попасть в верхние перекладины грозного устройства, вскоре гасли под проливным дождем.

Зло зыркнув на жестокое небо, Пэган задался вопросом, уж не помогает ли Господь англичанам?


В большой кладовой замка Мириель успокаивала детей и их матерей, чутко прислушиваясь, не доносятся ли звуки ударов тарана. Она понимала, что, пока внешняя стена прочна, они будут в безопасности. И если Сунь Ли удалось проскользнуть через ворота, помощь прибудет не позднее чем через день.

Тем временем она будет делать то, что советовала Сунь Ли, – ждать, ибо, если осада превратится в полномасштабную атаку, если безопасность Ривенлоха будет нарушена, ей, возможно, придется пустить в ход один из тщательно охраняемых секретов замка.

Если с этим ничего не выйдет, Мириель останется одно. Она поглядела на маленькую сумку с оружием, которую пристроила в углу кладовой, – ее стальные саи, деревянные тонфы и обоюдоострые камы. Если дело дойдет до рукопашной, она не замедлит воспользоваться ими. Позже ей придется многое объяснять, если она останется жива, чтобы сделать это.


Наверху крепостной стены, теперь уже во всеоружии, Элена обходила лучников, которых расставила на выгодных позициях по восточному периметру. До сих пор, подумала она, англичане были сосредоточены лишь на западной стороне крепости, но все в любую минуту может измениться. Надо, чтобы лучники были наготове на случай появления саперных групп.

Она улыбнулась с мрачным удовлетворением, когда оглядела длинный ряд внимательно слушающих ее. По крайней мере, эти мужчины не подвергают сомнению каждый ее приказ в отличие от упрямого норманна, которого она держала в заложниках последние несколько дней.

Она закусила губу, гадая, что стало с Колином. Элена надеялась, что после всех усилий, которые она приложила, заботясь о нем, защищая его, помогая ему дохромать до Ривенлоха, он не выкинет какую-нибудь глупость и не даст себя убить.

Какая наглость с его стороны подумать, что он может приказать ей спрятаться в замке вместе с другими беспомощными женщинами! Разве он не сделал никакого вывода из их приключений? Разве не понял, что она не обычная девушка, а Железная Дева Ривенлоха? Разве не может признать, что она такой же достойный воин, как и его товарищи?

Колину дю Лаку многое придется узнать об Элене Ривенлох, это уж точно. Она лишь надеялась, что он доживет до этого.


Колин поморщился, когда боль прострелила бедро. На лбу выступила испарина, он поднялся но лестнице западной башни внешней стены и тяжело прислонился к шершавому камню. Он все еще не нашел отца Элены, но при такой черепашьей скорости, с которой он продвигается, старик, вероятно, обгоняет его на каждом повороте. Колин – неподходящий для этой задачи человек со своей наполовину зажившей ногой. Но в данный момент он был рад этому заданию, ибо единственное, о чем он мог думать, – это Элена и ее упрямое стремление принимать участие в сражении.

Боже, ну и своенравная же она девица! Уж если что втемяшится ей в голову, то ни убеждениями, ни силой не заставить ее свернуть с намеченного пути. Так было с его похищением. Какие бы разумные доводы он ни приводил, заверяя, что с Пэганом ее сестре не будет плохо, как бы ни предостерегал, что правосудие Пэгана весьма сурово, если она все-таки похитит его, как ни убеждал, что ее простят, если они вернутся в целости и сохранности, она не слушала.

Конечно, ее упорство спасло ему жизнь. Она оказалась необыкновенно храброй перед лицом серьезной опасности. На самом деле он мог бы истечь кровью, если б не ее решимость сохранить своему заложнику жизнь.

Но это… это другое. Здесь целое войско, и какой бы непобедимой она себя ни считала, ее плоть все же смертна. Строптивая, упрямая и… такая красивая.

Колин нахмурился, проклиная свои чувственные воспоминания, преследующие его на каждом шагу. Он не любит девчонку, сказал он себе, что бы ни случилось вчера вечером. Она забавна. Привлекательна. Желанна. Очаровательна. Но она смутьянка. Кроме того, если она будет и дальше так рисковать, не заботясь о собственной безопасности, то не доживет до конца осады.

Он покачнулся, опершись о стену, когда вновь ощутил боль. Только на этот раз не в ноге, а в сердце.


Прямо над Колином, наверху самой дальней башни замковой стены, лорд Ривенлох слушал свою любимую Эдвину. Она звала его, звала на помощь. Всхлип заклокотал у него в горле, и слезы покатились по щекам, ибо где бы он ни искал, никак не мог найти ее.

– Эдвина, любовь моя! – прокричал он полным отчаяния голосом.

Она тихо плакала, и этот звук, казалось, окружал его, идя отовсюду и ниоткуда. Он медленно поворачивался вокруг, оглядывался, не видя ничего, кроме голого серого камня. Он чувствовал себя беспомощным, совсем беспомощным. Он в отчаянии дернул себя за волосы, напрягая слух, но, казалось, только дождь стучит по каменному подоконнику.

Он прошел к окну и выглянул через узкую щель. На возвышении перед крепостью собралась армия. Это не воины Ривенлоха и не рыцари, принадлежащие норманну. Лорд Геллир взирал на странное сборище с отстраненным чувством, словно наблюдал за приготовлениями к рождественской пьесе. У них какая-то деревянная штуковина, отметил он, которая похожа на гигантскую детскую игрушку. Он рассеянно почесал голову, когда они закрепили колеса на месте и засуетились с какими-то веревками и выступами. Затем несколько человек подняли большую каменную глыбу на платформу сзади.

Словно посланный рукой Тора, град огненных стрел внезапно полетел с неба. Но пламя тут же гасло, потушенное проливным дождем.

Затем, словно порванная тетива, игрушка дернулась с такой силой и скоростью, что он едва ли заметил снаряд, летящий на него. Камень врезался в башню, ударившись с гулким стуком, затем что-то угрожающе затрещало, сотрясая камни под ним, бросая его на колени.

Словно сокрушительный раскат грома, каменные стены вокруг него загрохотали и содрогнулись с безбожным ревом. Перед его глазами западная половина башни обрушивалась, а он упал на четвереньки и съежился, цепляясь за деревянные доски пола и наблюдая, как раздробляются стены. Влажный ветер внезапно стал трепать волосы и обжег лицо, и он прищурился от резкой яркости открывшегося неба.

Должно быть, он вызвал недовольство богов, решил лорд Геллир, когда дождь заколотил по нему, как злые слезы. Разрушения вокруг него – явная работа молотка Тора.


Рука Дейрдре стиснула мокрый камень парапета, когда она наблюдала, как дальняя западная башня обрушилась вместе с секцией стенного прохода, ведущего к ней. Сердце ее остановилось, и она не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть. Она наблюдала, как адская машина швырнула свой груз с невероятной силой, но и представить не могла, какой сильный урон это нанесет – сотрясающий землю удар камня – и глубокая зияющая дыра.

Все ривенлохские мужчины стояли вокруг нее в немом ужасе, сжимая луки побелевшими пальцами, хотя это оружие теперь казалось таким же бесполезным, как перо против меча.

Впервые в жизни от страха и сомнения волосы зашевелились у нее на голове. Они имеют дело не с простыми смертными с мечами в руках, а с чем-то огромным, выкованным в кузнице самого Люцифера. Как могут они надеяться победить такое чудовище?

Отчаяние маячило у нее за плечами, словно ворон, почуявший падаль, кружащий над своей добычей, угрожающий сожрать ее еще даже раньше, чем она проиграет.

Затем она взглянула на Пэгана, который смотрел на врага свирепым взглядом, стиснув челюсти. Он держался молодцом. Пэган Камелиард не сдастся. Он никогда не сдастся. Даже если этот проклятый Люцифер выстрелит камнем ему прямо в живот, он умрет с оружием в руках, выполнив свой долг до конца.

Как же она может быть менее храброй?

Вдохновленная им, Дейрдре Ривенлох выпрямила спину и собралась с духом, отпустив стену и сжав рукоятку меча.

– Не стрелять! – прокричала она лучникам, удивившись твердости своего голоса.

Стены все еще рушились, поднимая клубы белой пыли, когда англичане приготовились к новому выстрелу. Солдаты оставались на месте. Им не было необходимости наступать в пешем порядке, имея столь грозное оружие. Она изучала их позиции, траекторию выстрела.

– Они целятся в ту же башню? – спросила она, перекрикивая шум дождя.

Роув кивнул:

– Да, чтобы проделать проход.

– Это хорошо. Одну точку легче защищать. Мы отправим туда вооруженных всадников.

– Это будет легко, – угрюмо согласился Пэган, – если они не передвинут свою махину.

Она сурово сдвинула брови.

– Тогда давайте убьем их, пока можем.

Глава 26

Пэган нахмурился. Он не собирался пускать Дейрдре в гущу сражения, как бы она ни настаивала, как бы он ни уважал ее мастерство, как бы она ни умоляла его. Тревога о ее безопасности не даст ему полностью сосредоточиться на военных действиях. Кроме того, если правда, что она беременна…

Он встретился с ней глазами.

– Мне нужно, чтобы ты командовала лучниками отсюда.

– Но лучники бесполезны.

– Дождь может прекратиться.

– Они будут знать, когда стрелять.

Он вздохнул:

– Я хочу, чтобы ты была здесь, Дейрдре.

Она молчала достаточно долго, чтобы он осознал, что она поняла: он не намерен позволить ей сражаться.

– Ну да, – с горечью проговорила она, – пока ты будешь рисковать там своей жизнью, я буду выплясывать на парапете, дожидаясь, когда выглянет солнце. – Она топнула ногой. – Это мой замок, и будь я проклята, если позволю какому-то норманну…

– Иисусе! – закричал один из лучников. – Это же господин!

Пэган проследил за взглядом лучника вдоль западной стены до дальней башни. Сквозь белый туман клубящейся пыли он увидел фигуру, карабкающуюся по разбитым каменным руинам. Это был лорд Геллир.

– Только этого не хватало!

Рядом с ним Дейрдре громко ахнула.

– Черт побери, – повторил он.

Пока он в страхе наблюдал, лорд подбирался все ближе и ближе к краю, где камни все еще осыпались. Что бы ни двигало им, Пэган понимал, что никогда не доберется до него вовремя. Стенной проход между ними поврежден. Единственный подход к башне – через внутренний двор.

– Смотрите! – прокричал Роув.

Еще одна фигура появилась на полу башни. На таком расстоянии покрытого пылью, сгорбленного, хромающего Колина невозможно было узнать. Но Пэган знал своего друга как собственные шрамы.

– Колин.

На парапетах воцарилась тишина. Пока все наблюдали, в надежде затаив дыхание, Колин медленно продвигался через разрушенную комнату. Похоже, он заговорил с лордом, ибо старик повернулся и прислушался. Но в конце концов лорд снова двинулся дальше, неумолимо направляясь к пролому, а Колин приостановился.

– Что Колин делает? – шепотом спросила Дейрдре. – Почему остановился?

– Их тяжесть может обрушить башню.

– Но… он не может… мой отец…

Пэган разделял как отчаяние Дейрдре, так и тяжкий груз вины. Ему самому следовало позаботиться о безопасности лорда, прежде чем предстать перед врагом.

Все наблюдали, как лорд придвинулся к краю. Колин приложил ладони ко рту, перекрикивая грозу, словно старался убедить лорда вернуться, а возможно, стараясь заглушить голоса, которые преследовали его в мыслях.

На мгновение, когда лорд остановился у внешнего края пролома, Пэган подумал, что к нему наконец вернулся рассудок и он теперь отойдет назад. Но нет, лорд поднялся на ноги и вскинул руки кверху, словно призывал молнию ударить и небеса забрать его.

Поскольку англичане уже перезаряжали свою грозную штуковину, Колин больше не мог бездействовать. Отбросив осторожность, он нырнул вперед и схватил лорда за лодыжки. Но из-за лишнего веса доски соскользнули, и весь пол накренился.

– Нет! – пронзительно закричала Дейрдре, и этот звук резанул Пэгана по сердцу.

Лорд заскользил головой вперед и не свалился на землю только благодаря тому, что Колин крепко держал его. Но долго держать его он не мог. Каменная кромка – вот все, что не давало ему скатиться, и этот рычаг ускользал с каждым осыпающимся слоем камней.

– Оставайся здесь! – крикнул Пэган Дейрдре. Он схватил сэра Роува за накидку и оттащил в сторону, пригвоздив его стальным взглядом и отрывисто бросая слова, которые не должна была услышать Дейрдре. – Что бы ни случилось, удерживай крепость. Не вступай в переговоры о спасении заложников. Ни меня. Ни Колина. Ни лорда Геллира. Только твоя присяга королю остается в силе.

Удовлетворенный угрюмым кивком Роува, он отпустил его. Затем слетел по лестнице, перескакивая через три ступеньки, ударяясь локтями об узкие стены. Один раз Пэган поскользнулся на мокрой траве во дворе, но продолжал мчаться вперед с такой скоростью, что только грязь летела во все стороны. Проходя мимо оружейной, схватил моток веревки со стены и перебросил через плечо.

Ступеньки в западной башне были усыпаны булыжниками. Он тяжело дышал, оттаскивая камни с дороги и давясь пылью, пока не пробрался через обломки на следующий этаж, уверенный, что адская машина может выстрелить в любой момент. Кровоточащими пальцами он цеплялся за руины, карабкаясь выше и выше, пока не почувствовал желанную прохладу дождя на лице. Он поднялся на последние несколько ступенек, выбравшись на накрененный, скользкий от дождя пол.

Слава Богу, Колин был все еще тут, удерживая лорда из последних сил.

– Держись! – крикнул Пэган.

Но в следующую секунду удар, подобный грому, сотряс землю, загрохотав камнями башни, словно костями. Земля под ним задрожала. Ужасающий грохот донесся из глубин, и мир опрокинулся.

Дейрдре закричала. Хотя страшный гром длился не больше секунды, трагедия с мучительной медлительностью разворачивалась перед ее мысленным взором.

Плечо требушета медленно устремилось вперед, освобождаясь от своей тяжелой ноши. Обломок камня быстро пролетел по воздуху, разрезая дождевой поток так же легко, как будто прихлопывал комаров, с мрачной целеустремленностью приближаясь к стене Ривенлоха. После бесконечного полета он нашел свою цель, пробив серый камень, затем с оглушительным грохотом погрузился вглубь, нанеся еще одну смертельную рану башне на уровне второго этажа. Последовала неестественная, угрожающая тишина. Затем уже поврежденная башня лениво обрушилась водопадом камней, штукатурки и обломков.

Дальше все произошло с ужасающей стремительностью, и с того места, где стояла Дейрдре, люди казались шахматными фигурками, которые расшвырял капризный ребенок. Пэган, сбитый с ног ударом, заскользил по наклонному полу, безуспешно пытаясь за что-нибудь уцепиться. По инерции его бросило через край. Он спасся, лишь ухватившись за расщепленную балку, торчащую из обломков.

Колина отбросило на спину, он ударился головой о камни, а потом тоже заскользил по полу. Когда он наконец остановился, то остался лежать без движения, в неестественной позе. Одним коленом он случайно зацепился за кусок камня, иначе тоже мог бы упасть и разбиться насмерть. Если он уже не мертв.

А тем временем в жуткой имитации любимой зимней забавы Дейрдре – катания с горки на салазках – ее отец соскальзывал вниз по наклонной стороне накренившейся башни, поворачиваясь и крутясь на обваливающихся камнях.

Господь, должно быть, хранил его, как хранит пьяниц и дураков. Когда этот дьявольский спуск закончился, старик хоть и лежал беспомощно поверх камней у основания разрушенной башни, но был скорее всего жив.

Однако он оказался на вражеской стороне крепостной стены. Англичанам не потребуется много времени, чтобы схватить его. А как только они обнаружат, какой у них ценный заложник, она проиграет.

Нельзя позволить этому случиться.

Призвав ко вниманию, Дейрдре прокричала:

– Лучники! Прикройте меня. Роув, принимай командование!

С этим криком она слетела вниз по лестнице, стуча подошвами по ступенькам, затем помчалась через двор к руинам башни. Элена, оставив свой пост на восточной стене, чтобы узнать, что это был за грохот, встретила ее на полпути.

– Что за дьявольскую штуку используют эти выродки? – спросила она, вынимая меч из ножен, когда потрусила рядом с Дейрдре. – Молоток Тора? – Когда она вскинула глаза и увидела, что осталось от западной башни, то резко остановилась. – Господи, да что же это такое?

– Бежим, – крикнула Дейрдре. – Мы должны спасти отца.

– Отца? Что…

– Скорее! – Дейрдре схватила сестру за руку и потащила.

Хотя второй удар разрушил полбашни и отвалил добрую часть внешней стены, по чистому везению он также обнажил то, что осталось от лестницы, позволяя им добраться до верха. Невзирая на опасность, они карабкались по камням, обдирая руки об острые камни и кашляя от пыли.

Элена разинула рот, не веря своим глазам.

– Ангелы небесные… отец что… он?..

– Он невредим, – крикнула Дейрдре через плечо. – Колин поднялся по лестнице, и ему удалось…

– Колин? Колин был здесь?

– Да, но…

– О Боже!

Тогда Эл оттолкнула ее в сторону, словно демоны наступали ей на пятки, сломя голову помчавшись вверх по винтовой лестнице. Она прорвалась сквозь кучу мусора, преграждающего путь, и первой выскочила на площадку. Прежде чем Дейрдре успела выкрикнуть предостережение насчет наклонного пола, Элена пронзительно вскрикнула, ринулась вперед и упала на колени перед неподвижным телом Колина. К счастью, доски держались.

Но не Колин был главной тревогой Дейрдре. Она нахмурилась, оглядывая расщепленную балку, торчащую над краем, которая спасла Пэгану жизнь. Она по-прежнему выступала из булыжников как толстый корень дерева, но ничья рука не сжимала ее. Сердце ее заколотилось о ребра. Она ринулась вперед, не думая о собственной безопасности, впервые действуя также импульсивно, как и ее сестра.

Она поскользнулась на скользких досках, съезжая вниз по наклонному полу, и последовала бы вслед за отцом на дно башни, если б не та самая балка. Дейрдре быстро выбросила левую руку, чтобы ухватиться за нее, и резкая боль пронзила плечо, когда она повисла на ней всем весом. Каким-то образом ей удалось подобраться обратно к пролому, и она заглянула через край, прижимая поврежденную руку.

Солнце уже опустилось к горизонту за сгустившиеся облака, и стало трудно увидеть что-либо в угасающем свете. Но она разглядела, что с одной стороны ниже ее, обвязанная вокруг каменного каркаса, бывшего когда-то бойницей, висит веревка, натянутая весом своей ноши.

Пэган.

Он опустился на землю. Затаив дыхание, Дейрдре наблюдала, как он бросился к ее отцу, который выглядел слабым и беспомощным, но в остальном никак не пострадал от своего драматического спуска. От облегчения у нее закружилась голова. Благослови Господи храброе сердце Пэгана, он спасает ее отца!

Однако невдалеке она увидела неясные фигуры врагов, приближающихся осторожным шагом. Стены Ривенлоха все еще нелегко было преодолеть, поэтому едва ли они намерены предпринять сейчас полномасштабное нападение на крепость. Но англичане, несомненно, догадались по героическим маневрам Пэгана, что человек, упавший с башни, может оказаться ценным заложником.

– Они идут! – прокричала она ему сверху.

Он взглянул на нее и кивнул. Затем, потянув лорда с грубой поспешностью, обвязал веревку вокруг его талии.

– Ты сможешь вытащить его?

Дейрдре не была уверена. Она подползла туда, где была закреплена веревка, но там не было никакой опоры. Она сильная, да, но и отец не маленький, а ее поврежденное плечо дергает от боли.

– Элена! Помоги!

Элена почти сразу оказалась у пролома. Она казалась какой-то потерянной, а щеки ее были мокрыми, и не только от дождя. Но она немедленно оценила ситуацию, взглянула на Пэгана, на приближающихся врагов и расстояние, сокращающееся между ними. Осторожно соскользнув туда, где ждала Дейрдре, приступила к выполнению задачи. Вместе они стали тащить своего отца наверх, опираясь о каркас, и их ладони скользили по мокрой веревке.

А тем временем ривенлохские стрелы рассекали дождевые струи, летя в сторону приближающегося врага, и свалили нескольких. Но численность их была слишком велика, а свет стал слишком тусклым для меткости. К тому времени, когда они с Эленой благополучно втащили отца на стену и отвязали от него веревку, дюжина английских рыцарей достигла основания внешней башни.

Дейрдре в отчаянии смотрела на них. Веревка, которую она планировала бросить Пэгану, бесполезно лежала у ее ног. Она опоздала. Враги уже схватили его.

– Не стреляйте! – закричала она лучникам, моля, чтобы они услышали ее. – Не стреляйте!

Пэган не сопротивлялся своим захватчикам. Он – отважная душа, но достаточно умен, чтобы понимать, когда силы неравны. Слезы отчаяния жгли глаза Дейрдре, когда она в беспомощном ужасе наблюдала, как они грубо подняли его на ноги.

Это нечестно, думала она. Это издевательство над справедливостью. Она вытерла злые слезы. Ад и все дьяволы! Она не допустит этого. Ни за что, когда Пэган поступил так благородно, спас ее отца ценой собственной свободы.

– Нет! – закричала она. – Отпустите его, ублюдки!

Он резко остановился, оглянувшись, чтобы ответить ей.

– Не сдавай крепость, что бы ни было! Один человек – невеликая жертва. Не дай Ривенлоху па…

Слова его были прерваны, когда один из рыцарей ударил его, заставляя замолчать, и он обвис у них на руках. Она дернулась, ощущая этот удар так, словно били ее. А потом они потащили его, бесчувственного и уязвимого, прочь от Ривенлоха, в сгущающиеся сумерки, в лагерь врага.

– Пэган!

Ее крик унес ветер, похоронив под раскатом грома, сотрясшим небо. Она готова была бушевать как гроза, орать на небеса, осыпать грязными оскорблениями врага, проклинать англичан за такую несправедливость. Но это не поможет. Никакими словами не выразить такой ужасной ярости. Поэтому она безутешно понурила голову. Несдерживаемые слезы покатились по щекам, падая на обломки под ногами. Она с такой силой стиснула кулаки, что крест на кольце Пэгана оставил отпечаток у нее на ладони.

Еще никогда не испытывала она такого бессилия. Никогда не представляла, что может так глубоко переживать из-за норманна.


Пэган очнулся от резкого пинка в ребра. Он рефлекторно дернулся, но почти не мог шевелиться, ибо руки и ноги у него были связаны. Заморгав, он попытался сориентироваться. Он лежит на мокром ковре внутри полосатого шатра. Тени от языков свечей освещают палатку.

Это хорошо. Значит, англичане не будут пытаться штурмовать Ривенлох ночью, что даст его людям время лучше подготовиться к защите.

Его окружали грязные дикари, мокрые, оборванные и воняющие после долгих дней в дороге, которые сидели на корточках и прищуривались, словно разглядывали какого-то диковинного зверя.

– Пэган, – проворчал кто-то.

Пэган поднял глаза. Это, должно быть, один из английских лордов-разбойников. Чернобородый здоровяк со щербатой ухмылкой уставился на него.

– Так Железная Дева назвала тебя, – самодовольно сказал мужчина. – Это редкое имя. Я думаю, ты рыцарь Камелиарда.

Остальные дикари нетерпеливо подались вперед, как мужчины, играющие в кости и сделавшие ставку на его ответ.

– Никогда о таком не слышал, – проговорил Пэган.

– Так ли? – спросил второй, поглаживая рыжую щетину на подбородке. – Тогда, полагаю, ты просто какой-то случайный бедняга, которого послали вытащить старого пьяницу, свалившегося с башни.

– Совершенно верно.

Глаза первого мужчины гневно сверкнули, и он снова пнул Пэгана, на этот раз в живот. Пэган застонал от боли.

– Ты лжешь! – прорычал англичанин. Он наклонился ближе, настолько близко, что Пэган почувствовал вонь его немытого тела и гнилых зубов. – Ты он, это точно. И ты еще ответишь за то, что нарушил наши планы.

Без сомнения, он нарушил их планы, подумал Пэган. Англичане, вероятно, полагали, что замок охраняется тремя шотландскими девушками и кучкой необученных рыцарей.

– Но имей в виду… – третий мужчина выкатил на него свои черные глазищи, – это всего лишь небольшая помеха. Держу пари, что за тебя могут отвалить приличный выкуп.

– Вы лишь попусту теряете время, – пробормотал Пэган. – Мои люди не торгуются с английскими свиньями.

Первый мужчина схватил Пэгана за горло.

– Если не твои люди, – с гадкой ухмылкой сказал он, – то, может, твоя бабенка. Эта аппетитная шотландская шлюшка так вопила нам вслед, что…

Дикая ярость обуяла Пэгана. Он плюнул в ухмыляющееся лицо дикаря.

Месть была быстрой – английские стражники тотчас пришли на защиту своего лорда. Кулаки и сапоги молотили со всех сторон. Снова и снова солдаты били его, пока их руки не обагрились его кровью, пока у него на теле почти не осталось живого места.

– Хватит! – наконец заорал их хозяин.

Пэган натужно дышал из-за сломанных ребер. Пот дурноты выступил на лбу. Он уже смирился с тем, что придется поплатиться жизнью, если понадобится, ради безопасности Ривенлоха. Это не только его долг как королевского воина, но и его желание как мужа Дейрдре. Он рисковал жизнью, чтобы спасти ее отца, потому что не мог видеть, как она страдает. Спускаясь со стены башни, он уже сознавал, что преимущество не на его стороне.

Но, зная, как сильно Дейрдре привязана к лорду, зная, что она скорее сдаст Ривенлох, чем позволит им мучить отца, Пэган сделал то, что считал разумной жертвой. Дейрдре будет гораздо легче смириться с тем, что он оказался в плену, чем потерять любимого отца.

И похоже, эти страдания завтра возобновятся.

Англичане не дураки. Они могли бы разрушить крепость своим мощным орудием, но это было бы не слишком мудро, ибо как только они завоюют Ривенлох, им понадобится охранять свою добычу от других посягателей. Разрушение крепостных стен лишь ослабит их собственную способность к защите. Их стенобитная праща при всей ее эффективности, по существу, палка о двух концах.

Они явно считали Ривенлох легкой добычей – удаленный, неохраняемый замок, руководимый слабоумным лордом, поэтому планировали лишь взять шотландцев на испуг. Но теперь убедились, что все не так просто, что благоразумнее будет захватить замок при помощи хитрости или переговоров.

Англичане воображают, что обрели в лице Пэгана ценного заложника. Они, разумеется, ошибаются. Люди Пэгана приучены строго выполнять его приказы. Он велел Роуву удержать замок, что бы ни случилось. Пэган твердо верил, что он так и сделает.


– Но ведь что-то же можно сделать! – бросила Дейрдре сэру Роуву, который засопел и угрюмо насупился, глядя в свой кубок с элем.

Остальные рыцари, собравшиеся в зале, затихли, прислушиваясь к этому жаркому спору. Лорд Геллир, лишь смутно сознавая, что происходит, сидел у огня с кружкой подогретого вина. Мириель успокаивала парочку хныкающих детишек в углу зала. Но Элена, кусающая ногти возле Колина, который лежал без сознания у очага на соломенном тюфяке, напряженно прислушивалась; Дейрдре притушила с трудом сдерживаемую злость.

– Он же ваш командир. Вы не можете просто оставить его… – У нее перехватило горло.

Но к ее изумлению, когда она обежала глазами зал, вглядываясь в лица людей Пэгана, то увидела тот же упрямый отказ в их отведенных глазах.

С криком ярости она выбила кубок из руки Роува, расплескав вино по полу. Темная жидкость впиталась в камышовый настил как пролитая кровь.

Не говоря ни слова, он выпрямился в полный рост, возвышаясь над ней. Остальные рыцари Камелиарда последовали его примеру. Напряжение раскалило воздух.

Эл внезапно вскочила на ноги.

– Да что с вами такое, норманны? Вы что, кучка жалких трусов, боящихся темноты?

Мускул на щеке Роува задергался, и Дейрдре увидела, что рука его стиснула рукоятку меча.

– Нет! Шотландцы не трусы, – задорно провозгласила она, расталкивая рыцарей Ривенлоха, ударяя некоторых из них в грудь, а других хлопая по плечам. – Мы сразимся с англичанами, верно, парни? Без помощи этих жалких, трусливых…

– Вы не покинете крепость. – Голос Роува был таким же строгим, как и его лицо.

У Эл потемнело в глазах.

Дейрдре толкнула наглого рыцаря в грудь.

– А ты не будешь отдавать приказы в моем замке!

Хотя взгляд его стал суровым, он не сделал попытки ответить на удар.

– Это не мои приказы, миледи. Это приказы Пэгана.

– Что? – изумилась Дейрдре.

– Что? – повторила Элена.

– Прежде чем отправиться на выручку вашему отцу, он приказал мне удержать крепость любой ценой.

Дейрдре сузила глаза.

– Это было до того, как его взяли в заложники.

– Он знал, что такое может случиться. Потому и отдал мне строгий приказ.

– Какой приказ?

– Не вступать в переговоры.

– А разве кто-нибудь говорил о переговорах? – резко возразила Элена. – Я говорю, что мы должны пойти туда и сразиться с ублюдками. Правильно, парни? – Она вскинула руки, вызвав хор одобрительных выкриков ривенлохских рыцарей.

– Нет! – рявкнул Роув. – Первый, кто сделает шаг за ворота, будет застрелен камелиардскими лучниками за предательство.

Глаза Элены расширились.

Нормандские рыцари осторожно отодвинулись от ривенлохских мужчин, держа руки поближе к оружию, сознавая опасность раскола в стане осажденных, Шотландцы застыли, настороженно водя глазами. Воздух сделался тугим, как натянутая тетива.

– Надеюсь, это несерьезно? – прошептала Дейрдре.

Губы Роува вытянулись в тонкую линию, и Дейрдре сразу увидела, что вассал Пэгана так же недоволен его приказом, как и она. Но он преданный солдат и дал клятву Пэгану.

– Мы охраняем Ривенлох по королевскому приказу. И это важнее жизни одного человека. Любого человека, миледи.

Он с трудом выдавил последние слова, и Дейрдре внезапно поняла, что судила Роува слишком резко. Он тоже, вероятно, жаждет найти любой предлог, чтобы вырваться из крепости, отрубить с дюжину английских голов и вернуть своего командира живым. И к черту преданность королю.

– Если мы застигнем их врасплох, – в отчаянии настаивала Дейрдре, – то сможем спасти Пэгана…

Роув покачал головой:

– Они выставили часовых вокруг всей стены.

– Мы можем снять их, – пробормотала Эл, надувшись. – Уверена, что можем.

Бахвальство Элены было беспочвенным, разумеется. Их втрое меньше, и это если каждый воин пойдет в наступление, оставив крепость без охраны, что было бы безответственно и опасно. Кроме того, у англичан есть эта чертова машина.

Дейрдре с трудом поборола порыв закричать от отчаяния. Сейчас больше чем когда-либо Пэгану нужна ее холодная голова. И, ради всего святого, ее люди должны объединиться с норманнами до того, как разразится сражение прямо здесь, в большом зале.

– А чего Пэган ждет от нас?

Роув сплюнул на настил.

– На рассвете они потребуют за него выкуп.

Горло Дейрдре сдавило от боли. Слезы отчаяния защипали глаза, но она запретила себе плакать.

– И?..

– И мы откажемся.

– Великолепно! – Элена нетерпеливо скрестила руки на груди. – И они снова зарядят этого проклятого великана и сровняют Ривенлох с землей.

– Скорее, осадят, – возразил Роув, – попытаются взять нас измором. – Затем с горечью добавил: – Они не захотят разрушить такой трофей.

Мысли Дейрдре усиленно заработали. Если англичане намерены осадить крепость, они не замедлят использовать Пэгана в качестве рычага давления, надеясь ускорить капитуляцию Ривенлоха. Они могут сделать что угодно: переломать ему все кости, отрезать пальцы, подвесить как падаль для ворон. Она побледнела, когда волна тошноты нахлынула на нее.

Сквозь туман головокружения она услышала, как Элена проворчала:

– Я по-прежнему говорю, что мы должны напасть на их лагерь.

Затем ей ответил сэр Роув:

– Никто отсюда не уходит. Если вы нарушите приказы сэра Пэгана и короля, мне ничего не останется, как принять против вас меры.

Элена на это презрительно фыркнула, а рыцари начали расходиться, готовясь к тревожной ночи. Но Дейрдре, погруженная в свои мысли, осталась стоять на месте.

Пока мужчины толклись вокруг, к ней подошла Мириель и наклонилась, чтобы поднять кубок сэра Роува. Она застенчиво пробормотала:

– А что… нет ли какого-то другого пути?

Дейрдре вздохнула, Мириель, разумеется, не одобряет все, что связано с кровопролитием. Она, возможно, надеется, что они как-нибудь подружатся с англичанами и вместе будут жить долго и счастливо. Но Дейрдре-то понимает, что к чему.

– Все женщины и дети в безопасности? – спросила она, оглядывая большой зал, где обеденные столы переворачивались на бок, чтобы служить в качестве самодельных щитов на случай, если враг ворвется в замок.

Мириель нетерпеливо потянула ее за рукав:

– Послушай, Дейрдре…

Дейрдре, возможно, была менее терпелива, чем следовало.

– Мириель, у меня нет на это времени. – Она дрожащей рукой провела по лбу. – Я знаю, как ты относишься к войне, но…

– Нет! Ты не понимаешь.

– Порой, – выдавила она, – нам приходится приносить жертвы, которые…

– Да, но иногда в них нет нужды. Если ты просто…

– Что? – огрызнулась Дейрдре, потеряв терпение и резко повернувшись к ней. – В чем дело, черт побери? Я же сказала, что не…

С совершенно нехарактерной для нее вспышкой раздражения слабая Мириель с поразительной силой схватила Дейрдре за руку, пригвоздив ее решительным взглядом. От потрясения Дейрдре лишилась дара речи.

– Послушай, деспотичная старшая сестрица с раздутым самомнением, – отчеканила она с дерзостью, которой Дейрдре никогда раньше в ней не видела. – Я должна тебе что-то показать.

Глава 27

Когда пришло время действовать, в замке было темно и тихо, не считая храпа рыцарей Пэгана, которые привыкли урывать момент для сна когда и где можно. Что до Дейрдре, то она не сомкнула глаз.

Мириель преподнесла ей ошеломляющую альтернативу, и она решила воспользоваться ею. Если все пройдет хорошо, завтра утром англичане проснутся и обнаружат, что их заложник исчез.

Только они с Мириель знали о дерзком плане, ибо эта задача требовала хитрости, а не силы. Правда, задуманное противоречило приказам Пэгана. Ее губы изогнулись в мрачной улыбке. Слава Богу, что ее не мучает совесть из-за неподчинения приказам мужа.

Мириель встретила ее у дверей своей комнаты с горящей свечой в руке.

– Ты уверена, что хочешь сделать это одна?

Дейрдре кивнула, потом нахмурилась:

– А где Сунь Ли? – Она не видела старую служанку целый день.

– Она ушла, когда англичане только приближались.

– Ушла?

– Привести Лаханбернов.

– Что? – С таким же успехом Мириель могла сказать, что женщина отправилась в гости на луну. – С какой стати она…

– Она сказала, что это ее судьба, – прервала Мириель. – Ты готова?

– Да. – Дейрдре хотелось узнать больше об этой добровольно возложенной на себя миссии Сунь Ли, но она понимала, что сейчас для этого не время, когда так много поставлено на карту.

– Тогда иди за мной.

Дейрдре последовала за Мириель по коридору, потом вниз по лестнице, в кладовую глубоко под замком. Брови Дейрдре поднялись, когда свет свечи осветил комнату. Она была заполнена аккуратно расставленными бочонками с элем, кругами сыра, мешками с зерном, копчеными окороками и банками со специями. Еще там был маленький стол с колченогим табуретом и гроссбухом. Дейрдре не приходила в эту комнату, которая многие годы была владением Мириель. Но сейчас она не могла не оценить ту методичную аккуратность, с которой ее младшая сестра вела в замке хозяйственные дела.

То, что Мириель показала дальше, вызвало их восхищение, заставив посмотреть на сестру с уважением:

У дальней стены кладовой стоял тяжелый дубовый сундук, который Мириель отодвинула с помощью Дейрдре. А за сундуком находилась маленькая квадратная дыра у основания стены, из которой на Дейрдре потянуло сквозняком.

– Святая Мария, – выдохнула Дейрдре, – и куда она ведет?

– Как только окажешься на другой стороне стены, там будет тоннель, достаточно высокий, чтобы пробираться по нему согнувшись. Он слегка изгибается влево и продолжается сотню ярдов или около того, заканчивается в лесу, в стволе засохшего дерева. Ты окажешься в двух сотнях ярдов от шатра.

Дейрдре кивнула.

– Послушай. – Мириель схватила ее за плечо с удивительной силой. – Если через час ты не вернешься, я отправлю рыцарей Ривенлоха по этому ходу за тобой.

Дейрдре покачала головой:

– Слишком большой риск. Если я не вернусь…

Она оставила предложение незаконченным, не обращая внимания на хмурый взгляд Мириель, и еще раз проверила свое оружие. В каждом сапоге было спрятано по кинжалу, а на бедре висел ее новый меч из толедской стали. «Amor vincit omnia» – было выгравировано на клинке. «Любовь побеждает все». Она всей душой надеялась, что это правда.

Но Мириель вручила ей еще одно оружие – стальной диск в форме звезды из своей коллекции.

– Это для броска, – сказала она. – Целься в горло.

Дейрдре еще один, последний раз взглянула на Мириель, которая сегодня была полна сюрпризов. С дюжину вопросов вертелось у нее на языке, но задавать их у Дейрдре не было времени. Кроме того, частью их с Мириель сделки о доступе в тайный ход было условие, что она не станет ни о чем ее расспрашивать. Она сунула звезду в кольчугу и сжала руку Мириель.

– Я вернусь к завтраку.

Мириель ободряюще улыбнулась. Затем Дейрдре нырнула в тайный ход.

Когда она вылезла из ствола сухого дерева на краю леса, дождь прекратился и звезды обозначились на безоблачном небе, словно проеденные молью дырочки на черном плаще. Запах мха, грибов и прошлогодней листвы тяжело висел в сыром воздухе, разбавленный едкой вонью костров англичан, дымящихся вдоль края леса.

Дейрдре увидела шатер, куда они накануне затащили Пэгана, Она лишь надеялась, что его никуда не перевели. Тихо прокравшись по лесу, она приблизилась к полосатой палатке сзади, пригибаясь пониже к земле. Ей придется разрезать ее бок, чтобы попасть внутрь, поэтому она пыталась угадать, где лучше сделать это, чтобы часовые не услышали.

Наконец выбрав место, она воткнула острие ножа в тяжелую ткань, поморщившись от резкого скрежещущего звука, когда она медленно тянула кинжал вниз по всей длине матерчатой полоски. Когда разрез стал достаточно длинным, она сделала глубокий вдох и осторожно раздвинула края.

Худшего выбора нельзя было сделать. Большая свеча в высоком подсвечнике освещала шатер, и в свете ее Дейрдре разглядела Пэгана, скорчившегося у дальней стены. На мгновение она была парализована его видом, ибо хоть он и не спал и был начеку, но во рту у него торчал кляп, щека измазана кровью, а один глаз сильно распух. Хуже того, когда он уставился на нее, лицо его потемнело от пылающей ярости, и на секунду Дейрдре задалась вопросом, не убьет ли он ее раньше, чем это успеют сделать англичане.

Краем глаза она заметила движение: часовой стоял прямо за прорехой, которую она проделала, и плотоядно ухмылялся, как волк, облизывающийся в предвкушении долгожданной добычи.

Возможно, если б в арсенале Дейрдре имелось больше женских уловок, она смогла бы убедить его, что пришла покувыркаться в сене. Но ее первым инстинктом всегда было драться. Она, не задумываясь, схватила кинжал в левую руку и прямо через прореху двинула часового рукояткой по лицу, сломав ему нос и оставив корчиться от боли на земле.

Но его завывания разбудили остальных обитателей шатра, и она едва успела протиснуться сквозь прорезь и выхватить меч, прежде чем оказалась лицом к лицу с целой дюжиной врагов.

– Что у нас тут? – спросил один из них. Другой хохотнул:

– Ого, да это же ривенлохская девка.

Первый многозначительно ухватился за перед своих штанов:

– Ты пришла попробовать английского клинка?

Пэган неистово дергал головой, приказывая ей отступить. Но она стояла твердо, лишь глубоко дышала, чтобы успокоить нервы для предстоящей схватки.

Пэган, туча тучей, многозначительно пошевелил пальцами, натягивая путы, показывая, что она должна вначале освободить его. Но рыцари уже надвигались на нее, как стая волков. Она перевернула нож и бросила в его сторону. Он приземлился в добром ярде от него, и Дейрдре молча проклинала плохую меткость своей поврежденной левой руки. Тем не менее он тут же начал продвигаться к оружию, силясь добраться до него, пока это не сделал кто-то другой.

Дейрдре быстрым, широким жестом взмахнула мечом перед собой, не оставляя сомнений в ее намерениях, отчего надвигающиеся рыцари приостановились и их похотливые ухмылочки сникли. Она рубанула влево, затем вправо – и мужчины отскочили назад, и смех их был уже скорее нервным, чем веселым.

Она взглянула на Пэгана. Его связанные руки все еще были в нескольких дюймах от кинжала. Отчаяние, казалось, волнами исходило от него.

Она два раза быстро рассекла воздух, зацепив руку одного из врагов. Теперь ухмылки мужчин окончательно исчезли, и некоторые из них вытащили ножи. Она должна задержать их до тех пор, пока Пэган не освободится. Но как?

Эл использовала бы свой острый язык. Насмехаясь над своими противниками, она часто умудрялась отвлечь их достаточно, чтобы воспользоваться преимуществом. Это опасная игра. Но и положение опасное.

Дейрдре тряхнула головой, подражая сестре.

– Чего же вы испугались? – насмешливо бросила она. – Давайте же! Вперед! У шотландцев дети и те храбрее!

Уловка сработала. Двое стражников, разозленные ее оскорблением, ринулись на нее, не подготовившись к серьезному бою, и поплатились за это ранами на руках, держащих меч.

– И это все, что у вас есть? – нахально усмехнулась она.

Еще один метнул кинжал по широкой дуге ей в живот – она отскочила в сторону, и клинок просвистел мимо. Воспользовавшись тем, что противник потерял равновесие, она толкнула его на парочку его товарищей, повалив их всех.

В конце концов рыцари неизбежно обнаружили преимущество нападения всеми сразу. Когда они ринулись на нее, Дейрдре выхватила второй кинжал из сапога. С мечом в одной руке и кинжалом в другой она рубила направо и налево, делая ложные выпады и рывки, отбивая как могла удары и нанося как можно больше ранений.

– Да это детская игра! – задиристо воскликнула она.

Она вонзила кинжал в бедро одного из мужчин, и тот закричал и захромал прочь, к несчастью, забрав с собой и оружие. Размахивая мечом обеими руками, ей удалось ненадолго задержать нападающих, но она не смогла добиться перелома в битве. Ее преимущество быстро исчезало, когда все больше солдат брались за оружие.

Она украдкой бросила еще один, полный надежды взгляд на Пэгана. Его пальцы, до предела натягивающие путы, были уже всего лишь в дюйме от кинжала. Но стражник, проследив за ее взглядом, понял их намерение и сам метнулся за оружием.

Если б она не лишилась своего второго кинжала…

Внезапно она вспомнила про метательную звезду, спрятанную у нее под кольчугой. Она никогда раньше не пользовалась такой штукой и толком не знала, как это делать.

Пальцы стражника схватили нож. Для сомнений не осталось времени.

Она незаметно сунула руку под кольчугу, сжала звезду пальцами и незаметным движением запястья бросила ее через шатер.

Господь, должно быть, направлял ее руку. В тот момент, когда стражник торжествующе поднял свой трофей, звезда вонзилась ему в горло. Глаза его расширились, и он даже закричать не смог, а молча повалился вперед, Пэгану на колени.

Дейрдре закричала, чтобы отвлечь остальных:

– Ха! Вы, безмозглые лежебоки! – Она взмахнула мечом низко над землей, заставив стражников отскочить назад.

Краем глаза она увидела, что Пэган вытащил окровавленную звезду и столкнул ее жертву с колен. Пока она размахивала мечом перед толпящимися англичанами, Пэган острыми краями звезды начал разрезать свои путы.

Но в следующий момент один из стражников ударил по ее мечу и ринулся вперед со своим. Она едва успела вовремя отскочить, но когда прыгнула назад, ее стопа зацепилась за кучу одеял и она повалилась задом на стену шатра.

Ей удалось удержать меч в руке, но когда она вскинула его, чтобы защититься, полдюжины клинков уже уперлись ей в горло.

– Брось его, – сказал нападающий.

Чертыхаясь про себя, она стиснула зубы и опустила свое оружие.

– Вот так, – приказал он, – медленно и осторожно.

Не успел ее клинок коснуться земли, как один из стражников выхватил его у нее. Как только она оказалась безоружна, остальные, осмелев, начали глумиться над ней:

– Уже не такая заносчивая, а?

– Потеряла свои коготки?

– Теперь резвушка в нашей власти.

Главарь ткнул ее острием своего оружия, в его глазах пылал похотливый огонь.

– Будь умницей и ляг на спину, и, возможно, я не проткну тебя. По крайней мере, не мечом.

Остальные заржали.

Она посмотрела на него ледяным взглядом. Так хотелось плюнуть ему в рожу. Но если она прикинется покорной, еще немного задержит его, может, Пэгану удастся освободиться. Она надеялась на это, ибо очень скоро весь лагерь будет на ногах. И тогда у них не останется времени даже на молитву.

Было почти невозможно устоять и не взглянуть, как там Пэган, но она не осмеливалась привлечь к нему внимание мужчин.

– Вот и молодец, вот и славно, – проворковал он, отбрасывая свой меч. – Ты будешь добра со мной, и я с тобой тоже.

Приняв ее молчание за согласие, стражники опустили оружие и начали давать непристойные советы.

Делая ровные, размеренные вдохи и сжав руки в кулаки, Дейрдре наблюдала, как главарь развязал свои штаны и сдернул их вниз, вызвав одобрительный свист у остальных.

Затем за плечом мужчины, вставая медленно, как грозная грозовая туча, поднялась долгожданная фигура. Пэган. Дейрдре стиснула челюсти и напрягла ноги для прыжка.

Как только нападающий приблизился, она отвела ногу назад и выбросила ее вперед, с силой пнув его между ног. Не успел он согнуться от боли, как Пэган ринулся вперед с ножом Дейрдре. Развернувшись, он пронзил несостоявшемуся насильнику сердце, в один миг избавив его от страданий.

– Беги! – рявкнул на нее Пэган.

Он, должно быть, шутит. Она не собирается бросать его. Среди воцарившегося ада кромешного она подползла к своему мечу, а. Пэган схватил меч убитого. Спина к спине они поднялись, чтобы сразиться с оставшимися рыцарями.

– Я отдал приказ, – гневно пробормотал он. – Ты должна была оставаться в крепости.

Она покачала головой:

– Мне никто не приказывает.

Стражники окружили их, как стая волков добычу.

– Ты не должна была приходить, – прошипел он.

– Не стоит благодарности.

Оставалось еще десять англичан, восемь из которых были лишь легко ранены. Задача сложная, но теперь, благодаря помощи Пэгана, вполне осуществимая.

Но когда она сделала глубокий вдох, чтобы начать отчаянную схватку, воздух снаружи шатра взорвался громкими криками.

– Дерьмо, – прошипела она.

Остальные англичане подняли тревогу. Ее сердце упало. Они обречены.

Глава 28

Стены шатра провисли, когда множество стальных клинков разрезало ткань. Затем показались мужчины с мечами, протискивающиеся в образовавшиеся щели. Но к изумлению Дейрдре, нападающими оказались не английские солдаты. Это были ее люди.

Мириель не послушалась ее и послала рыцарей Ривенлоха.

Кругом воцарился хаос. В драке подсвечник был сбит, и пламя начало жадно лизать лохмотья шатра. За спиной Пэгана Дейрдре беспощадно дралась, но скоро из-за дыма и темноты ей стало плохо видно среди звона и скрежета стали о сталь. Это была безрассудная, безнадежная битва, ибо хотя шотландцы и разделались быстро со стражниками, но в то же время они подняли весь лагерь. Скоро целая орда англичан обрушится на них.

Но Дейрдре никогда не уклонялась от боя, и будь она проклята, если сделает это сейчас. До последнего вздоха она будет защищать тех, кого любит. А она, да поможет ей Бог, любит Пэгана.

Поэтому она билась не на жизнь, а на смерть, на пару с мужем громя солдат внутри шатра, затем последовала за ним в ночь, чтобы уничтожить столько англичан, сколько сможет.

Ривенлохские рыцари подожгли остальные английские шатры один за другим, и враги высыпали из пылающих палаток, как крысы, спасающиеся от наводнения. Но, как и крысам, им, казалось, не было конца.

– Ты же знаешь, что мы не можем победить, – пробормотал Пэган, разделавшись с нападавшим с помощью кинжала.

– Знаю. – Дейрдре уклонилась от удара мечом.

– Тебе следовало позволить мне умереть, – сказал Пэган, врезав кому-то по лицу рукояткой меча.

– Никогда. – Она проглотила поднимающийся к горлу ком. – Я… я слишком сильно люблю тебя.

– Если ты меня любишь, – прорычал он, отшвырнув еще одного англичанина в кусты, – тогда исчезни отсюда. Беги. Спасайся, пока они не схватили тебя.

– Я этого не сделаю. – Она врезала какому-то вояке по носу, потом потрясла разбитыми костяшками.

– Ривенлох падет.

– Без боя – нет. Никогда.

Она выпрямилась в полный рост, с силой втянула в легкие воздух и осталась стоять там, где, она теперь знала, ее место – плечом к плечу со своим любимым мужем. Она будет сражаться рядом с ним до тех пор, пока у нее еще будут силы поднять меч.

Пока сможет дышать.

Пока ее томящееся от любви сердце еще будет биться.

А когда придет время умереть, она сделает это храбро, защищая мужчину, которого любит, зная, что сделала все, что в ее силах, чтобы спасти его.

* * *

С высоты парапета крепостной стены сэр Роув прищурился, вглядываясь в темноту. Во вражеском лагере слышался звон мечей, и отдаленные крики и вопли мужчин внезапно разбили тяжелую тишину.

– Что за дьявол?..

– Видите? – Дрожащая на сыром ветру, Мириель с удовлетворением отметила, что ривенлохские рыцари посеяли смятение в английском лагере, подпалив шатры и устроив общую неразбериху. – Это люди Ривенлоха. Теперь вы пошлете подкрепление?

Но Роув был сбит с толку тем, как шотландцам удалось проскользнуть мимо стражи.

– Невозможно! Ворота закрыты, а вдоль всей стены расставлены часовые. Как они смогли…

Мириель топнула ногой.

– Какая разница! Нам надо поторопиться. – Она надеялась, что Сунь Ли права и люди Лаханберна скоро прибудут. Но главным образом она надеялась, что сумеет убедить этого упрямого великана оказать помощь. Преданность – прекрасное качество, но не слепая преданность. Она подергала его за рукав: – Там Пэган. Там Дейрдре.

Роув сузил глаза, сурово глядя в сторону склона холма.

– Нет. У меня приказ. – Но голос его был окрашен отчаянием, когда он добавил: – Они дураки, что ослушались. Дураки. – И хотя брови его были сдвинуты в ослином упрямстве, челюсть неуверенно двигалась. Было очевидно, что он был бы рад любому предлогу вступить в бой.

Мириель задумчиво пожевала губу. Как всегда говорит Сунь Ли, существует не один способ сдвинуть гору.

На тонкости нет времени. Сделав глубокий вдох, она внезапно ударилась в слезы.

Сэр Роув чуть не выпрыгнул из доспехов.

Она испустила громкий, скорбный вой, и несколько лучников на стене повернулись, разинув рты.

– Ш-ш, – взмолился он, бросая смущенный взгляд в сторону лучников, – тише, миледи.

– Как вы можете? – взвыла она, спрятав лицо у него на плече и безуспешно колотя кулачком его в грудь. – Как вы можете?

Смущенный этой истерикой, он неуклюже похлопал ее по спине:

– Прошу вас, миледи, не плачьте.

– Как вы можете оставить мою сестру умирать?

Она почувствовала, как плечи его поникли.

– Но это не моя вина, – уныло пробормотал он. – У меня приказ моего командира. Ваша сестра… вашей сестре тоже следовало послушаться его.

Мириель затихла, заинтересовавшись кое-чем из того, что он сказал.

– Постойте. Приказ вашего командира?

– Да.

Она шмыгнула носом.

– Но Пэган здесь не владыка. Мой отец – владыка. Он командует ривенлохской армией.

Роув нервно сглотнул.

– Ну да, но… – Ему явно было неловко обсуждать слабоумие ее отца.

– И рыцарями Камелиарда.

– Э… полагаю, да.

– И если б он… – проговорила она, склонив голову набок и многозначительно глядя на него подозрительно сухими глазами, – не спал…

Роув встретился с ее взглядом. Искра понимания пробежала между ними, и он чертыхнулся себе под нос, когда понял, что она задумала. Он покачал головой, насмехаясь над собой.

– Что бы сделал ваш отец… если бы не спал?

Ее глаза заискрились лукавством. Нельзя терять ни минуты. Она схватила его за руку и потянула к лестнице.

– Уверена, он бы приказал рыцарям Камелиарда оказать помощь.


Дейрдре отбила клинок очередного врага от головы Пэгана. Она видела, что раны ослабили его. Да и ее силы на пределе, ведь она еле отбивалась от противника, получая бессчетные порезы и синяки.

– Прочь! – прокричала она, набрасываясь на одного из полудюжины рыцарей, окруживших их. Внезапно, словно по волшебству, двое из нападающих отлетели назад, и, развернувшись, она обнаружила сэра Роува, злорадно ухмыляющегося, с боевым топором в одной руке и извивающимся англичанином в другой.

– Роув, сукин ты!.. – прорычал Пэган, подчеркивая каждое слово ударами своего меча. – Что… никто… не слушает моих… приказов? – Его противник наконец поскользнулся на траве, и Пэган одолел его.

Роув использовал своего вырывающегося пленника, чтобы отбить нападавшего. Двое столкнулись с глухим стуком и повалились на землю.

– Мы пришли по прика… просьбе лорда Геллира.

Если Дейрдре и заметила что-то уклончивое в манере Роува, то придержала язык. Главное, что ее рыцари сражаются теперь не одни. С приходом подкрепления их надежды возродятся и они будут драться с новой решимостью.

– За Ривенлох! – прокричала она.

– За Ривенлох! – отозвался Роув.

– Бога ради, – проворчал Пэган. – Я надеюсь, ты оставил кого-нибудь охранять крепость?

– О да. – Роув двинул нападавшему локтем прямо в нос.. – Колина. И Элену.

Дейрдре улыбнулась бы на это, но была слишком занята, уклоняясь от английского клинка.

Она и в самом деле была настолько сосредоточена на отражении нападения солдата, с остервенением размахивающего беспощадной булавой, что не заметила колонны слабых огоньков, пересекающей северные холмы. И только когда разоружила своего нападающего, огрев его же собственным оружием, Дейрдре услышала громкие возгласы и крики, несущиеся со склона над лагерной стоянкой.

Она прищурилась, вглядываясь в колонну факельщиков.

– Раны Господни! – воскликнул Пэган с усталым раздражением. – Еще англичане?

Сердце Дейрдре неуверенно екнуло, когда она между ударами наконец разглядела процессию. Лицо ее осветилось улыбкой.

– Нет.

Это был клан Лаханбернов, вооруженный до зубов. И на переднем плане, словно это она командовала войском, гордо и важно вышагивала Сунь Ли.

– Еще союзники, – поправила его Дейрдре, изумленно наблюдая за приближающимися шотландцами.

У Ривенлоха всегда был ненадежный союз с Лаханбернамн. Годами они крали друг у друга скот и совращали, женщин, и все же, когда зимы выдавались суровыми, никогда не отказывали в приюте, если какой-то сородич оказывался застигнутым бурей. Однако такого она никак не ожидала.

В основной своей массе пастухи и скотоводы, Лаханберны были в лучшем случае грубыми вояками, но их, рыжеволосых парней, было много. Они не имели никаких других занятий, кроме набегов на соседский скот, поэтому перспектива по-настоящему сразиться с англичанами оказалась для них, должно быть, слишком соблазнительной. И Сунь Ли, благослови Господи ее властную натуру, каким-то образом умудрилась вытащить их из постелей, чтобы принять участие в сражении. Теперь битва будет более справедливой.

Окрыленные надеждой, рыцари Ривенлоха сражались еще храбрее. Ранения случались, но благодаря Божьей милости и отборным воинам Пэгана потерь было немного. В последующие критические моменты битвы проливалась больше английская кровь, пропитывая землю Ривенлоха.

Разгромив парочку вооруженных врагов, Дейрдре остановилась, чтобы перевести дух, окидывая взглядом ход битвы вокруг. Она вытерла лоб тыльной стороной окровавленной руки и случайно взглянула в сторону гигантской машины, силуэт которой выделялся на фоне ночного неба. Словно крепко спящий дракон, он безмолвно и тихо покоился среди бушующего вокруг сражения. Но теперь внезапно пробудился, поднимая голову.

Ее пальцы сжали рукоятку меча.

– Нет, – в ужасе выдохнула она, запоздало заметив английских солдат, копошащихся вокруг машины. – Нет.

Они решили уничтожить свой трофей.

Время, казалось, ползло со скоростью улитки, когда она повернула голову в сторону Ривенлоха. Когда так много рыцарей сражаются за пределами крепости, замок практически беззащитен. Только Колин, Элена и горстка рыцарей и лучников остались внутри стек. И где-то там, в замке, рассчитывающие на их защиту, находятся лорд Геллир, Мириель, женщины и дети Ривенлоха.

– Нет! – прокричала она, но ее голос затерялся в грохоте боя.

Дейрдре в отчаянии устремилась к огромному чудовищу, но каждый шаг ей давался с трудом, словно она двигалась во сне.

Выше ее, на холме, четверо англичан подняли с земли огромный кусок камня – снаряд для своей варварской машины.

Ей ни за что не поспеть вовремя. Легкие горели, когда Дейрдре карабкалась вверх по склону, пробиваясь сквозь массу сражающихся воинов.

Враг начал подтаскивать булыжник к рычагу.

Проклятие! До машины еще ярдов пятьдесят. С таким же успехом это могла быть и миля. И все же она упорно продолжала пробираться вперед, проклиная свои свинцовые ноги, скользкую землю и неумолимое расстояние.

А потом случилось немыслимое…

Она поскользнулась на мшистом камне. С резким вскриком полетела на землю, жестко приземлившись на четвереньки и снова вывихнув поврежденное плечо. Глаза налились слезами отчаяния, когда она наблюдала за ужасающей сценой, продолжающей разворачиваться над ней.

Они опустили булыжник в петлю.

Слишком поздно. Ривенлох обречен.

Но потом – то ли это был обман зрения из-за застилавших глаза слез, то ли игра света от костров и факелов, – но ей показалось, что она увидела тень человека, карабкающегося вверх по одной стороне деревянного сооружения.

Дейрдре моргнула. Это невозможно. Никто не может так быстро лазить по вертикальной стене.

Но, прищурившись, она разглядела, что это похоже на человека, взбирающегося, как акробат, по перекладинам зловещей машины: тонкая фигурка, одетая во все черное.

Тень.

Нет, этого не может быть. Она потерла глаза ладонями. К тому времени, когда она их открыла, фигура исчезла. Но там, где прошла Тень, засветилась странная огненная точка, которая заискрилась и загорелась, словно стальной меч на точильном кругу.

* * *

Среди хаоса сражения, сквозь крики и вопли нападающих и жертв, Пэган услышал слабый вскрик отчаяния Дейрдре.

Сердце его захолонуло.

Отбросив очередного противника мощным ударом, он резко обернулся, ища ее.

Дейрдре, слава Богу, живая, пробивалась вверх по склону…

Дьявольская машина.

Проклятие!

Она заряжена и готова выстрелить.

Пока его рыцари были заняты битвой врукопашную, чертовы англичане успели зарядить своего монстра.

Каково бы ни было намерение Дейрдре, она все равно опоздала. Пока он наблюдал за ней, она споткнулась, поскользнулась на скользком камне и упала.

Пэган грязно выругался себе под нос и ринулся вверх по склону, но когда подобрался ближе, его взгляд зацепился за какое-то страннее пламя почти на самом верху адской машины. В его свете он заметил что-то темное, карабкающееся по сооружению. Пока он озадаченно наблюдал, фигура внезапно совершила бесстрашный прыжок и, кажется, исчезла в ночи.

Затем пламя начало разгораться. И Пэган понял.

– Кровь Господня!

Он ринулся вперед с новыми силами.

Небо внезапно вспыхнуло белым, словно солнце прорвалось сквозь ночную пелену, и Пэган упал на Дейрдре, прикрывая ее своим телом.

Оглушительный взрыв сотряс все вокруг, прижав их к земле. Он прикрыл голову, уверенный, что мир раскололся надвое. Испуганные возгласы и ошеломленные крики разнеслись повсюду, когда обломки зловещей машины пронзили небо и посыпались вниз как дьявольский дождь.

– О черт! – Дейрдре нетерпеливо заерзала под ним, чтобы лучше видеть. – Что это было?

– Это, – ответил он ей, еще сам не до конца веря в случившееся, – было спасение.

– Святые… – Она лишилась дара речи, изумленно взирая на то, что осталось от чудовища.

Он слегка приподнялся с нее.

– Господи помилуй, ты в порядке?

– Да. – Дейрдре перевернулась на спину, чтобы взглянуть на него. – А ты?

Глядя на свою драгоценную воительницу, Пэган переполнялся противоречивыми эмоциями. Он еще никогда не испытывал такой радости, что остался жив. И никогда не был более зол на нее за непослушание. Он никогда не испытывал такого сладостного облегчения. И такой пылающей ярости. Он весь побит, весь в крови, его тело покрыто порезами, которые будут адски жечь, и синяками, которые будут болеть, как только эта схватка закончится, но уже одно то, что он смотрел в обожающие глаза Дейрдре, казалось, заживляло его раны и растопляло гнев.

– Бывало и похуже.

– Теперь у нас есть шанс?

Он окинул взглядом толпу ликующих рыцарей ниже по склону.

– Думаю, да.

– Тогда давай покончим с этим.

Вообще-то Пэгану не хотелось шевелиться. Он бы предпочел лежать на своей прекрасной жене, удерживая ее в безопасности своих объятий до рассвета. Но она права. Надо продолжить битву. Вскоре англичане перегруппируются и предпримут новую атаку. Война еще не закончена.

Но даже если уничтожение грозного оружия окончательно не разрушило моральный дух англичан, то улюлюкающая орда рыжеволосых дикарей, ринувшаяся вниз со склона как дикое стадо, окончательно решила их судьбу. Еще до того как звезды начали меркнуть перед надвигающимся рассветом, враг, лишившийся своих вожаков, обессиленный и, наконец, превзойденный по численности, забрал своих убитых и бежал.

Когда последний английский солдат скрылся за вершиной холма под нормандские насмешки и звон шотландских клинков, Пэган спрятал свой меч в ножны, схватил жену и крепко поцеловал ее поцелуем сладкой победы, которую они будут помнить до конца своих дней.


Ликующие победоносные крики эхом разнеслись по окрестностям Ривенлоха, когда Элена широко распахнула крепостные ворота, приветствуя победителей. На самом деле замок еще никогда не знал такого огромного стечения народу. Большой зал был наполнен представителями клана Лаханбернов, рыцарями Камелиарда, мастерами-оружейниками, ремесленниками, слугами Ривенлоха. Эль тек рекой, и пока хорошенькие девушки нежно ухаживали за ранеными героями, истории, истинные и преувеличенные, начали прорастать из семян, которые постепенно превратятся в легенды.

Мужчины строили предположений по поводу уничтожения варварской машины англичан. Некоторые говорили, что стрела молнии, выпущенная карающей рукой Господа, ударила по машине. Некоторые утверждали, что это работа дьявола.

И все же, если только глаза не обманули ее, Дейрдре подозревала, что это не было ни божественное и ни демоническое вмешательство, но рука их местного разбойника, который спас Ривенлох.

Пока бражничающие праздновали, хвастались и пили за свою победу, Дейрдре, страшно уставшая, но счастливая, сидела на скамье, бегло оглядывая большой зал и позволяя Бонифацию заниматься ее ранами.

– Я уже придумал первые строчки баллады, – поведал ей Бонифаций, смазывая царапину у нее на руке. Он прокашлялся и тихо пропел:

– Сильнее, чем Ариадна, когда она убила Минотавра.
Смелее, чем храбрая Афина, когда она вела своих людей на войну.

Голос его возвысился с преувеличенным рвением, когда он сентиментальным жестом приложил руку к сердцу.

– Отважнее Немезиды с ее карающим мечом
Была Дейрдре, Железная Дева Ривенлоха, в ту ночь, когда она…

Дейрдре схватила его за горло, обрывая песню.

– Только спой это, парень, – предостерегла она с опасной улыбкой, – и я велю неделю не кормить тебя ужином. Элене, может, и нравятся такие возвышенные дифирамбы, но Дейрдре они смущают.

Она отпустила его, Бонифаций неодобрительно нахмурился и вернулся к обработке ее порезов.

Афина, вот уж действительно. Дейрдре славно сражалась, но не ее рука решила исход битвы. Эта честь принадлежит Тени. Кто бы он ни был.

Она сделала глоток эля и задумчиво оглядела зал. В углу Мириель и Сунь Ли разговаривали с лордом Лаханберном и двумя его сыновьями с огненно-рыжими волосами. Дейрдре пригляделась к мальчикам. Таинственная фигура, взобравшаяся на машину, появилась с прибытием клана Лаханбернов. Возможно, один из проказливых парней без ведома своего родителя занимается незаконными делишками. Правда, иной раз с огромной пользой.

Дейрдре улыбнулась и отпила еще эля. Если так, то она отнюдь не намерена раскрывать его личность в свете того добра, что он совершил сегодня.

В другом углу Элена и Колин, который теперь уже полностью пришел в себя, горячо спорили. Хотя этот спор не мешал нежности, с которой она обрабатывала порез у него на щеке. Дейрдре покачала головой. Однажды, если эти двое когда-нибудь прекратят спорить, Дейрдре, возможно, услышит историю их приключений в лесу.

Перед очагом лорд Лаханберн и ее отец вместе пили, мудро кивая и обмениваясь словами утешения, которые могут понять лишь старые воины, потерявшие жен. Возможно, эта битва оказалась благословением. Их союз и возобновленная дружба, быть может, помогут залечить душевные раны, от которых страдают они оба.

И там, в противоположном конце зала, в мерцающем свете свечей Пэган, ее великолепный Пэган, раненый, окровавленный и прекрасный, прислонился к стене, попивая эль из кружки и болтая с…

Люси Кэмпбелл.

Дейрдре выгнула бровь, пробормотав:

– Даже не думай об этом.

– Миледи? – Бонифаций вскинул глаза.

Она всю ночь яростно защищала своего мужа от английских солдат не для того, чтобы какая-то нахальная судомойка строила ему глазки.

Она со стуком поставила свою кружку и поднялась со скамьи. Бонифаций протестующе забормотал:

– Но, миледи, я не за…

– Потом. – Она выпрямилась в полный рост и зашагала через зал, небрежно держа пальцы на рукоятке кинжала и с еще более зловещей угрозой в глазах.

Подойдя, она с обманчиво ласковой улыбкой встала между ними и по-собственнически взяла его под руку.

– Пэган, любовь моя, – промурлыкала Дейрдре, многозначительно зыркнув на Люси, – пойдем со мной наверх.

Люси надулась – ее планы сорвались. Дейрдре мысленно пообещала утром дать этой девице задание опустошить ночные горшки.

Но один лишь взгляд на лицо Пэгана убедил Дейрдре, что он не собирался поразвлечься со служанкой. Обожание светилось в его глазах, когда он улыбнулся ей. И она окончательно поняла, что их связь не разорвать никаким судомойкам.

Не то чтобы она позволила ему проверить…

Она забрала у него кружку с элем и сунула ее в руки Люси, отпуская настырную служанку. Затем с застенчивой улыбкой повела Пэгана через ликующую толпу.

В конце концов, несмотря на пирующих, которые пытались задержать их поздравлениями и сердечными приветствиями, им удалось подняться по лестнице к своей спальне.

Дейрдре остановилась перед дверью. Была одна вещь, которая не давала ей покоя, и она должна спросить.

– Пэган, ты видел?..

– Что?

– Что-нибудь?

Он усмехнулся:

– Я видел тебя. Только тебя. – Глаза его светились обожанием, когда он взял локон волос и поцеловал его.

Иисусе, страсть в его глазах едва не заставила ее позабыть вопрос. Она сглотнула, затем нахмурилась:

– Я имела в виду… на требушете.

Взгляд Пэгана переместился к ней на губы, и она почти ощущала его желание поцелуя.

– Да, – мечтательно проговорил он.

– Видел?

– М-м…

Значит, ей не показалось.

– Темную фигуру?

– Кажется, так.

– Значит, это была тень. Наверняка, – сказала она. – Но она просто… исчезла.

Пэган пожал плечами, не сводя взгляда с ее рта. Очевидно, его мысли были устремлены на другое.

– Этот ваш разбойник, похоже, предпочитает неизвестность.

Сердце ее трепетало, когда она пыталась сосредоточиться наделе насущном.

– Тогда давай не будем раскрывать его тайну.

– Договорились, – сказал он, беря ее за руку и запечатлевая нежный поцелуй на пальцах. – Пока я управляющий Ривенлохом…

– Хозяин и лорд РиВенлоха, – поправила она. После сражения лорд Геллир сам, по доброй воле уступил власть Пэгану.

– Пока я лорд, – поправился он, прикладывая ладонь к сердцу в качестве обета, – никто никогда и пальцем не тронет Тень. Кто бы он ни был. – Затем лукаво улыбнулся ей: – Что же касается тебя, однако…

Она улыбнулась в ответ. Кровь ее уже разогрелась в предвкушении.

– Победителям… – прошептала она, открывая дверь. Его улыбка стала шире.

– …достаются трофеи.

И ах, какие трофеи они разделят на двоих…

Спустя всего несколько секунд они уже уютно устроились под толстыми мехами, сплетясь обнаженными телами в нежном объятии.

– Ты ужасно рисковала, – пожурил ее Пэган, ласково погладив по щеке, – отправляясь спасать… своего недостойного мужа.

Она невольно вздрогнула, когда он дотронулся до больного места, и Пэган убрал руку.

– Напоролась на английский кулак, – с застенчивой улыбкой объяснила она. – А твое спасение? Риск того стоил. – Она заправила локон волос ему за ухо.

Пэган поморщился. Дейрдре вопросительно подняла бровь.

– Ножевой порез, – сказал он. Затем покачал головой: – Ох, жена! – Пэган вздохнул. – Когда я увидел, как ты протискиваешься в тот шатер… – Он сжал ее руку.

Дейрдре охнула. Пэган отпустил.

– Напоролась на английское лицо, – сказала Дейрдре, сжимая и разжимая саднящие костяшки. Вздохнув, она пробежала ладонью по его обнаженному плечу. – Не могла же я оставить тебя там с этими проклятыми уб… – Пэган постарался не вздрогнуть, но Дейрдре видела, что ему больно.

– Синяк от булавы, – признался он.

– О-ох! – Дейрдре сочувственно поморщилась. – А есть место, где ты не…

Он на мгновение задумался, затем уголок его рта изогнулся кверху в ухмылке.

Изнуренные сражением и побитые, они занимались любовью медленно, осторожно, бормоча нежности. Дейрдре постигала, что это более чем что-либо олицетворяло истину их союза.

Раньше она представляла их брак как битву, ведущуюся между ними двумя, где один побеждает, а второй капитулирует, как состязание за контроль и власть.

Но теперь она поняла, что брак – совсем не война. Брак – это муж и жена, бок о бок, как они сейчас, которые делят и радости, и горести. Которые преодолевают трудности, борются с тем вызовом, который бросает им сама жизнь… вместе. Это союз, выплавленный из превосходной стали, закаленный в огне напастей и потому осененный непревзойденной силой.

Вскоре их шепоты, чресла и сердца сплелись в чудесном беспорядке любовного соития, и мыслить здраво становилось все труднее и труднее. Дейрдре ощущала, что ее окутывает и поглощает бездумный туман чувственного наслаждения и сладостного облегчения. И наконец они достигли апогея страсти, прижимаясь друг к другу, сердцем к сердцу и тихо вскрикивая в экстазе как раз в тот момент, когда солнечный свет перелился через горизонт в новый день.

Пэган никогда не испытывал такого удовлетворения, как сейчас, когда с нежностью взирал на свою златокудрую жену. Ее обожающие глаза сияли, чистые и ясные, как безоблачное небо, а золотистый оттенок волос соперничал с солнечным светом, вливающимся через полузакрытые ставни окна. Он гладил шелковистые локоны, пока дыхание ее не замедлилось, а веки не опустились.

Но ее красота – это не только белокурые пряди, кристально ясные глаза и чувственные изгибы, осознал он. Дейрдре обладает красотой духа. Она показала ему свою веру и преданность. Силу и честь и – да, любовь.

Он улыбнулся. Понадобилось чертовски много времени, чтобы признать это. Но теперь, когда все позади, он не даст ей забыть про свою любовь. На самом деле Пэган гадал, сколько понадобится Колину и Элене, чтобы они поняли, что тоже принадлежат друг другу.

Дейрдре счастливо вздохнула, и он коснулся нежным поцелуем ее лба. С того момента как увидел ее, влезающую сквозь проделанную дыру в английский шатер с мечом в руке, пришедшую спасти его, он понял, что она такая же храбрая, как любой из рыцарей Камелиарда, и такая же упрямая. С этим, полагал Пэган, уже ничего не поделаешь, но он с радостью будет сражаться рядом со своей бесстрашной Железной Девой, ибо вместе они могут завоевать весь мир.

Любовь побеждает все!

Вместе они укрепят стены Ривенлоха.

Вместе создадут славное непобедимое войско.

Вместе, подумал он с нежной улыбкой, вырастят следующее поколение рыцарей Камелиарда и Железных Дев Ривенлоха.

Внезапно ему вспомнились ее слова там, на парапете, об их ребенке…

Он легко провел тыльной стороной своих покрытых шрамами пальцев по ее все еще плоскому животу.

– Дейрдре, – прошептан он.

Но она уже крепко спала, и мягкая улыбка застыла на ее губах. Быть может, ей снились их дети и их совместное будущее.

Пэган тоже улыбнулся. Он даст ей поспать, а спросит обо всем позже. В конце концов, впереди у них годы счастья, так что еще несколько часов он может подождать.

Примечания

1

Мастер по изготовлению луков и стрел.

(обратно)

2

Солерет – стальной башмак в рыцарских доспехах.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии