загрузка...
Перескочить к меню

Первый контакт с горгонидами (fb2)

- Первый контакт с горгонидами (пер. Владимир Серебряков) (а.с. Первый контакт с горгонидами) (и.с. Отцы-основатели. Вся Ле Гуин) 49 Кб, 9с. (скачать fb2) - Урсула Крёбер Ле Гуин

Настройки текста:



Урсула Ле Гуин Первый контакт с горгонидами

* * *

Миссис Джерри Дебри, героиня Перекрестка Гронг, любила прихорашиваться. Это очень помогало деловым связям Джерри, а кроме того, она чувствовала себя донельзя уверенной и счастливой, зная, что волосы свежевыкрашены, ресницы приклеены намертво, а румяна подчеркивают скулы, как и сказала продавщица. Но очень трудно было выглядеть свеженькой и чистенькой, когда пустыня становится все жарче и жарче, краснее и краснее, пока ей не начало казаться, что это похоже на… ну, вы понимаете… преисподнюю, только тут еще и народу меньше. Совсем никого.

– Как ты думаешь, мы не проехали ненароком?.. – осмелилась поинтересоваться она и без особого удивления выслушала звук спускаемого пара.

– Как, мать его, мы могли что-то проехать, когда по обочинам ничего, мать его, кроме, мать их, кустов драных на целых девяносто миль?! Господи Иисусе, ну ты и ду-ура!

Ругался Джерри безбожно. Порой с ним так тяжело разговаривать. Ей почему-то казалось – совсем немного, знаете, такая своего рода женская интуиция, – что парни, рассказавшие, как добраться до Перекрестка Гронг, подкалывали Джерри, ну, разыгрывали, что ли. Он так громко разглагольствовал в отеле, как он разочарован этим самым корробори, после того как притащился на эти выпляски аж из самой Аделаиды. Все сравнивал с индейским танцем, который они видели в Таосе. На самом деле в Таосе Джерри скучал неимоверно, злился, им пришлось уйти с половины представления, потому что ему приспичило выпить, так что она так и не увидела, как выходят танцоры в масках, но Джерри все равно принялся рассказывать, как у них в США умеют организовать пляски туземцев. Он заявил, что пара судорожно подпрыгивающих тощих аборигенов – это такая малость, что о ней и домой-то написать стыдно. А австралийцам, дескать, надо поучиться в Диснейленде – вот там умеют, это да!


Тут его супруга была полностью согласна: Диснейленд она обожала. Это было единственное место во Флориде – а оттуда никуда не уедешь, у Джерри работа такая, – которое было ей по душе. Один из австралийцев в баре тоже бывал в Диснейленде и согласился, что это и вправду да. А может, он хотел сказать «в проводах», потому что понять его было решительно невозможно. Но парень был с виду приятный – сказал, что его зовут Брюс и друга его тоже Брюс. «Обычное имя», – пояснил он, хотя с тем же успехом он мог сказать и «мимо», потому что понять его было решительно невозможно, но все-таки он имел в виду имя, она была уверена. Джерри продолжал жаловаться, и тут первый Брюс сказал:

– Ну, приятель, раз так, тогда тебе надо отправиться на Перекресток Гронг – верно я говорю, Брюс?

Второй поначалу не понял, о чем это его приятель толкует, – тут-то и проснулась женская интуиция. Но очень скоро оба Брюса наперебой объясняли, что это за славное местечко – Перекресток Гронг, «там, в буше», и были совершенно уверены, что там настоящие аборигены действительно живут в пустыне. «Близ Элис-Спрингс», – понимающе кивнул Джерри. Оказалось, нет, еще дальше на запад. Указания Брюсы давали так четко, что ясно было – они те места знают превосходно.

– Тут ехать всего пару часов, – пояснил Брюс, – но туристы, они же с проторенной тропы не сходят. А это вроде как сбоку.

– Туземные шоу, – добавил Брюс. – Корробори каждый вечер.

– Отель получше этой дыры? – с надеждой поинтересовался Джерри.

Брюсы рассмеялись и объяснили, что отеля нет.

– Это вроде сафари – ну, палатки под открытым небом. Дождя-то нет, – сказал Брюс.

– И кормят отлично, – добавил Брюс. – Свежие кенгуровые отбивные. Ежедневная охота на кенгуру. Коктейль перед обедом. Суровая роскошь, верно, Брюс?

– Абсолютно, – согласился Брюс.

– А эти туземцы, они дружелюбные? – спросил Джерри.

– О, соль земли. Нас обожают. Думают, что белые люди – это вроде богов, – небрежно отмахнулся Брюс, и Джерри кивнул.

Так что Джерри записал, как туда проехать, и теперь они бесконечно тряслись в старом фургончике – ничего другого в городишке, куда они приехали на корробори, взять напрокат не удалось, – а понять, где тут дорога, можно уже было только по тому, что она так и шла прямо, не сворачивая. Поначалу Джерри был в отличном настроении. «Будет что засунуть Тилю в задницу», – говорил он. Его приятель Тиль вечно отправлялся куда-нибудь на Тибет, переживал там невероятные приключения и показывал друзьям видеосъемки себя на яке. Джерри ради этой поездки купил страшно дорогую видеокамеру и все повторял: «Вот наснимаю сейчас этих дикарей, и пусть этот долбаный Тиль подавится своими овцебыками!» Но утро кончилось, а дорога не кончалась, и пустыня тоже не кончалась – и почему ее называют «буш»? Потому что каждую милю попадается чахлый кустик[1]? – а Джерри становился все горячее и горячее, все краснее и краснее, в точности как пустыня. А супруга его начала впадать в депрессию оттого, что с нее слезает тональный крем.

Она уже раздумывала, не сказать ли: «Давай повернем назад», если на ближайших сорока милях ничего не случится (четыре было ее любимым числом), когда Джерри воскликнул:

– Вон!

Впереди и правда что-то виднелось.

– Я что-то таблички не видела, – с сомнением сказала она. – Про холм нам ведь ничего не говорили, да?

– Черт, да это не холм, это скала, как бишь ее?.. здоровая такая долбаная рыжая скала…

– Эйерс-Рок? – Она прочла книжечку «Добро пожаловать к антиподам» в отеле Аделаиды, пока Джерри сидел на конференции по пластикам. – Но это ведь в центре Австралии, разве нет?

– А где мы, мать твою, по-твоему, находимся? В центре Австралии! Или что это, по-твоему, – долбаная Восточная Германия? – Джерри повысил голос и прибавил газу.

Ужасающе прямая дорога шла прямо через холм, или скалу, или как оно там называется. Это был не Эйерс-Рок, она была в этом уверена, но, когда Джерри начинает кричать, злить его не стоит.

Оно (холм? скала?) было рыжее и с виду походило на старый «Фольксваген», только бугристое, а вокруг него ходили люди, и поначалу она была очень рада их видеть. Полное одиночество – за последние два часа они не видели ни машины, ни фермы, совсем ничего – действовало ей на нервы. Но когда фургончик подкатил поближе, она решила, что эти люди выглядят как-то странно. Еще более странно, чем туземцы на корробори.

– Это, наверное, аборигены, – задумчиво произнесла она.

– А какого хрена ты тут ждала – французов? – поинтересовался Джерри, но беззлобно, и его жена рассмеялась. Но…

– О господи! – воскликнула она, впервые разглядев одного из туземцев.

– Здоровые парни, а? – удовлетворенно заметил Джерри. – Бушмены – кажется, так они называются.

Кажется, они назывались не так, но она все еще не могла отойти от шока при виде этой высокой, тощей, черно-белой фигуры. Фигура стояла и смотрела на машину, но глаз не было видно – их скрывали тяжелые, кустистые брови и нависающий лоб. Черные косички закрывали пол-лица и торчали из-за ушей.

– Они что – раскрашенные? – тихонько спросила она.

– Дикари всегда раскрашивают тела. – Презрение Джерри к ее невежеству успокаивало.

– Они и на людей-то едва похожи, – сказала она совсем тихо, чтобы туземцы не обиделись, на случай если они знают английский, потому что Джерри уже остановил машину, распахнул двери и рылся в багаже в поисках видеокамеры.

– Держи!

Она и держала. Пятеро или шестеро черно-белых великанов вроде бы повернулись к ним, но в основном туземцы были заняты чем-то у подножия холма, или скалы, или как оно там называется. Вроде бы там палатки стоят или шатры. Приветствовать новоприбывших никто не вышел, но ей показалось, что оно и к лучшему.

– Держи! Господи Иисусе, да куда ты задевала… а, черт, ладно, давай сюда.

– Джерри, может, их спросить надо? – робко предположила она.

– Кого о чем? – прорычал он, пытаясь втиснуть кассету на место.

– Здешних. Можно ли тут снимать. Помнишь, в Таосе нам говорили, что…

– Да иметый в рот, какое тут разрешение нужно, чтобы снять банду долбаных туземцев! Боже! Ты хоть иногда, мать твою так, заглядываешь в драный «Нэшнл джиогрэфик»? Черт! Разрешение!

Когда Джерри начинал кричать, спорить с ним становилось бессмысленно. Туземцев его вопли нимало не интересовали, хотя куда они смотрят на самом деле, было трудно понять.

– Ну ты вылезешь из этой долбаной колымаги?!

– Тут жа-арко, – пожаловалась она.

Когда она боялась получить солнечный ожог, тепловой удар или еще что-нибудь, Джерри не возражал, потому что ему нравилось чувствовать себя крутым и сильным. Ей сошло бы с рук, даже заяви она, что боится туземцев, потому что чувствовать себя храбрым Джерри тоже нравилось. Но иногда ее страхи его раздражали ужасно, как в тот раз, когда он заставил ее есть ту ядовитую рыбу, которая иногда бывает ядовитая, ну, вы знаете, в Японии, потому что она заявила, будто боится, и затем ее стошнило при всех, и было очень стыдно. Так что она сидела в машине, не глуша мотор и включив кондиционер на полную мощность, хотя окно с ее стороны было открыто.

Джерри уже пристроил камеру на плечо и снимал ландшафты – далекий жарко-алый горизонт, странную скалу-камень-штуковину с блестящими, как стекло, пятнами, обожженную, почерневшую землю вокруг нее, кишащих вокруг людей – четыре, а то и пять десятков. Ей только сейчас пришло в голову, что если на них и была одежда, то какая – не разобрать, потому что все они так странно сложены и раскрашены белыми пятнами по черному, не как зебры – полосками, а сложнее, почти как костюм скелета, только по-другому. И ростом они футов восемь, а ручки коротенькие, как у кенгуру. И волосы как черные шнурки и стоят дыбом. Нехорошо, конечно, голых разглядывать, но ничего подобного она в жизни не видела. Не разберешь даже, мужчины это или женщины.

Все туземцы были страшно заняты своей работой, или церемонией, или что это у них там. Одни перебирали огромные, тонкие золотые листья, другие делали что-то с проволочками или веревками. Разговоров не было слышно, но в воздухе висело мягкое гудение, гул, то громче, то тише, как мурлыканье множества котов.

Джерри направился к ним.

– Ты поосторожнее, – слабо посоветовала она, но Джерри, конечно, не обратил внимания.

Туземцы тоже внимания на него не обращали, и он продолжал самозабвенно снимать. И когда он подошел к паре туземцев, те обернулись к нему. Глаз она не видела, но волосы их встали дыбом и повернулись к Джерри – каждый черный шнур извернулся по направлению к нему, точно вглядываясь. Тут у нее самой волосы дыбом встали, и струя холодного воздуха из кондиционера ударила льдом по взмокшим рукам. Она вылезла из машины и окликнула мужа.

Джерри продолжал снимать.

Она подбежала к нему, насколько можно бегать на высоких каблуках по каменистой почве.

– Джерри, вернись. Мне кажется…

– Заткнись! – заорал он с такой злостью, что она застыла на мгновение. Но теперь она отчетливо видела, что волосы-шнурки шевелятся и что у них есть и глазки, и ротики, и красные язычки шевелятся.

– Джерри, вернись. Это не туземцы. Это инопланетяне. Это их тарелка!

Она читала в «Сан», что над Австралией видели летающие тарелки.

– Да заткнись, мать твою! – огрызнулся Джерри. – Эй, здоровый, ты шевелись, а? Не стой столбом. Буга-буга, не? – Он не отрывал глаз от видоискателя.

– Джерри… – пробормотала она, хотя слова застревали в горле. Один из инопланетян указал слабенькой ручкой на автомобиль.

Джерри сунул камеру ему под нос, и существо закрыло объектив ладонью. Джерри, конечно, взъярился.

– Убери лапы, ты! – заорал он и глянул прямо на инопланетянина, не через объектив, а нос к носу. – Ох ты ж… – только и выдавил он.

Рука его метнулась к бедру. Он всегда носил с собой пистолет, потому что американец имеет право носить оружие, а в наши дни вокруг столько наркоманов. Через таможню в аэропорту он проносил пистолет каким-то хитрым способом. Уж у него-то никто оружия не отнимет.

Она совершенно ясно разглядела, что случилось дальше. Инопланетянин открыл глаза.

У него были глаза под этими темными кустистыми бровями, только до сих пор они были закрыты. Теперь веки поднялись, и взгляд уперся в лицо Джерри, и тот застыл, точно камень. Так и стоял – в одной руке камера, другая тянется к пистолету.

Собрались вокруг еще несколько инопланетян. У всех глаза были закрыты, кроме тех, что на концах волос. Глазки поблескивали, красные язычки мелькали, а гудение звучало все громче. Многие волосы-змеи повернулись к ней. Колени ее подкосились, сердце колотилось в горле, но ей надо было выручить Джерри.

Она протиснулась между двумя великанами-пришельцами, протянула руку к мужу, похлопала его по плечу, сказала: «Джерри, проснись!» Но он стоял парализованный, как статуя.

– Ох, – выдавила она и разрыдалась. – Что же мне делать, что же мне делать?

Она в отчаянии оглянулась. Ее окружали тонкие, длинные, черно-белые лица, белые зубы, закрытые глаза, шевелящиеся, бормочущие волосы. Шепоток их был мягок, как музыка, не злобен, он успокаивал. Она смотрела, как двое огромных инопланетян осторожно поднимают Джерри – как ребенка или куклу – и нежно несут к машине.

Они пытались положить его поперек заднего сиденья, но Джерри не помещался. Пришлось прийти им на помощь – опустить заднее сиденье и втиснуть Джерри наискось. Инопланетяне подложили ему под бок видеокамеру, потом выпрямились и посмотрели на нее блестящими глазками волос, мягко промурлыкали что-то и показали крохотными ручками на дорогу.

– Да, – выговорила она. – Спасибо. До свидания!

Они промычали что-то в ответ.

Она села за руль, закрыла окно, развернула машину на широком месте – там все же стояла табличка «Перекресток Гронг», хотя никакого перекрестка не было и в помине.

Назад она ехала поначалу медленно, поскольку руки тряслись, затем все быстрее и быстрее: во-первых, потому, что Джерри надо к доктору, а во-вторых, она любила гонять по длинным прямым дорогам, а Джерри пускал ее за руль только в городе.

Паралич оказался полным и необратимым, и это было бы ужасно, если бы она не могла обеспечить бедного Джерри круглосуточным первоклассным уходом, потому что заключила очень выгодные контракты сначала с телевизионщиками, а потом с парнями на видео. Вначале запись показывали под заголовком «Инопланетяне высаживаются в австралийской пустыне», а потом она вошла в историю и науку как «Перекресток Гронг, Южная Австралия: первый контакт с горгонидами». Дикторский голос объяснял, как она, Энн Лори Дебри, стала первым человеческим существом, заговорившим с нашими друзьями из космических далей еще до того, как те отправили послов в Канберру и Рейкьявик. За весь фильм она попала в кадр только однажды, руки у Джерри тряслись, а тушь для ресниц у нее размазалась, но это все ничего. Героиней-то была она.

Примечания

1

Буш – буквально «кустарник»; название австралийских и южноафриканских полупустынь и кустарниковых пустошей.

(обратно)

Оглавление

  • * * *


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии