Перескочить к меню

Птица в клетке. Повесть из цикла Эклипсис (Затмение) (fb2)

- Птица в клетке. Повесть из цикла Эклипсис (Затмение) (Эклипсис) 440K (скачать fb2) - Тиамат Tiamat

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Эклипсис Птица в клетке

I

Глава 1

Птица не летала. Нахохлившись, она целый день сидела на своей жердочке, иногда пряча голову под искривленное крыло. Это была птица из лучшей породы вестников, способная за день покрыть сотню миль, без труда рассекающая крылом ураганы и бури. Прежде она была порывистой, сильной, оперение ее отливало стальным блеском, как кимдисский клинок, и как стрела, пущенная из эльфийского лука, она всегда находила цель. Нашла и в этот раз и упала на крыльцо адресата, похожая на ворох тусклых и смятых перьев. Сломанные кости срослись, оперение обновилось, но птица больше не поднялась на крыло, будто стыдясь неудачи.

Каким чудом ей удалось вырваться из сплошной штормовой завесы, называемой Поясом бурь, и преодолеть полторы тысячи миль открытого моря? Никакого послания не было при ней; пропало оно в долгом пути или никогда не было написано? Плачевное состояние птицы наводило на страшные мысли. Стоило дать себе волю, и внутренний взор будто наяву видел рушащиеся мачты, пробитый борт корабля, волны, захлестнувшие палубу, и рука в рубиновом браслете распахивает клетку, чтобы хоть одно живое существо спаслось из кипящего котла. Птица издает жалобный крик, ведь ей не дали письма, кружится над гибнущим кораблем, пока мачты не исчезают под водой…

Чистое безумие думать об этом. Так можно накликать беду на любимых, которые все еще живы и здравствуют, даже если их корабль потерпел крушение и птица-вестник прилетела без письма. Он был точно уверен. Он Видящий, пророк, Древний. Но… может быть… Пояс бурь стал преградой на пути его дара… может быть, в том мире действуют другие законы, может быть, само время там течет по-другому…

В конце концов, прошло двенадцать лет.

Двенадцать лет с тех пор, как двухмачтовый «Леопард» вышел из трианесской гавани в открытое море и взял курс на юго-запад, с намерением наискосок пересечь Пояс Бурь где-то чуть выше экватора. Корабль был построен специально для путешествия: небольшой, маневренный, без выступающих частей и надстроек, с усиленными мачтами и крепкими парусами, сотканными в Джинджарате из пятнистых кокосовых волокон. Как вечерняя зарница, он промелькнул по водной глади и скрылся за горизонтом.

Что такое двенадцать лет для бессмертного Древнего? Мгновение. Он прожил в двадцать раз дольше еще до того, как узнал, что ему суждено полюбить. Умение терпеливо ждать заложено в природе их расы, так же как привычка рационально мыслить. Он сам согласился на разлуку, разве нет? Зная, что каждый день, каждый час будет ложиться грузом на сердце. Теперь, через двенадцать лет, груз этот стал невыносимым.

Только в воспоминаниях он черпал утешение. А воспоминаний у него накопилось чуть побольше, чем на двенадцать лет. Но не намного.

И ста лет воспоминаний о совместной жизни не хватит, чтобы заглушить тоску. Но он верил, неизменно, страстно верил, что эти сто лет у них еще будут. Ибо нет ничего невозможного для мага, провидца и оборотня.

Альва Ахайре, криданский дворянин, блестящий придворный аристократ, лейтенант королевской гвардии, известный поэт, красавец и щеголь, чародей, обуздавший стихию огня.

Итильдин, принц Древнего народа, рожденный от крови королей далекого прошлого, наделенный даром видеть будущее, понимать языки разумных существ, прозревать истину.

И Кинтаро, варвар-степняк, вождь эссанти, великий воин, мастер меча, искусный соблазнитель, гроза невинности, оборотень-верлеопард.

Для них нет ничего невозможного, за исключением одного не тосковать в разлуке.

Так ли необходимо было остаться в Криде? Это больше свойственно людям, чем Древним: раз за разом задавать себе один и тот же вопрос, на который можно дать один и тот же ответ.

Необходимо.

Когда-то давно, когда кавалеру Ахайре было двенадцать, отец оставил его и отплыл на поиски Иршавана, страны грез множества мореплавателей с древнейших времен. С тех пор его считали погибшим. Сыну кавалера Ахайре тоже было двенадцать, когда Альва отплыл на поиски отца. Таков был его путь, с которого не свернешь. И Кинтаро последовал за ним, как верный телохранитель. Зная степняка, можно было не сомневаться, что тело Альвы будет находиться под его строгим неусыпным надзором все двадцать четыре часа в сутки.

А Итильдин остался присматривать за сыном кавалера Ахайре, который приходился ему племянником. Ребенок сестры ближайшее родство по понятиям эльфов; ближе, чем собственный ребенок, потому что он верят: от матери дитя наследует больше, чем от отца. Таков был его путь, и он тоже не мог с него свернуть. Покидая земли людей, сестра Итэльдайн поручила сына его заботам. Сначала люди дивились, как удалось кавалеру Ахайре склонить к брачному союзу эльфийку, притом что никого из двух своих возлюбленных он и не думал оставить; потом люди дивились, почему эльфийка вернулась в Великий лес, покинув обоих дорогих ей людей отца своего сына и сына своего отца (если уж молва приписывает эльфам отсутствие любви к детям). Но разве не были загадочными все Древние, на взгляд людей, разве мотивы их поступков не были окутаны тайной? Тайна была неизменным спутником кавалера Ахайре и его домочадцев. И лишь несколько друзей дома пользовались его доверием. Лишь несколько человек, ныне рассеянных по всей Криде, были настолько близки Итильдину, чтобы утешить его печаль.

Лэйтис Лизандер по-прежнему была командиром Селхирского гарнизона. Она редко приезжала в столицу, поглощенная делами. И то верно, забот ей хватало: с тех пор как был основан музей под открытым небом в двух днях пути от Селхира, поток туристов не прекращался, и селхирские кавалеристы несли круглосуточную охрану. Тут же стихийно возник городок и базар для обитателей Дикой степи, и Нийяр, выполнявший прежде эту роль, захирел и обезлюдел.

У кавалеристов было принято жениться и растить детей, практически не слезая с седла. Но полковник Лизандер превзошла всех, выбрав себе в мужья парня из Дикой степи. Впрочем, официальный брак никогда не заключался, даже когда леди-полковник родила сына. Она долго медлила с этим, изливая свой материнский инстинкт на вверенных ей кавалеристов гарнизона, на кавалера Ахайре, торчавшего в Селхире месяцами, на очаровательного малыша Таэссу, который рос у нее на глазах… а потом сдалась и произвела на свет уменьшенную копию советника по степным обычаям, белокурого голубоглазого эссанти Рэнхиро, живой насмешки над традиционными представлениями о расовых особенностях жителей Дикой Степи.

Рэнхиро и Кинтаро связывали странные отношения бывшие любовники, бывшие соплеменники, бывшие солдат и командир. Потому Лэйтис принимала Кинтаро в Селхире без особого восторга, и неудивительно: даже Итильдин, в сердце которого ревность была редким и нежеланным гостем, не всегда мог выносить неугасимое пламя страсти молодого воина к своему вождю, кумиру, первому и единственному возлюбленному.

Но когда истерзанная птица упала на крыльцо особняка в Трианессе, через полгода после отплытия «Леопарда», Лэйтис Лизандер немедленно прискакала в столицу. Рэнхиро сопровождал ее, как всегда. Это она вытирала Итильдину слезы и отпаивала первоклассным тэтуанским бренди в лошадиных дозах. Это она встала и заперла дверь в гостиную, когда они с Рэнхиро вдруг оказались полураздетыми на диване. Это в его крепких объятиях и грубых бесстыдных ласках он нашел утешение. Итильдин покраснел при воспоминании о той ночи хотя она была далеко не последней. Он еще не раз делил постель с Лэйтис и Рэнхиро, приезжая в Селхир. Может, потому, что они когда-то делили постель с его возлюбленными. Потому что они до сих пор любили Альву и Кинтаро и будут любить их всю жизнь как он сам.

Но Селхир был далеко, две недели пути верхом. Гильдия перевозчиков могла сократить это время до двух минут за скромную сумму в сто золотых, но шумный веселый Селхир не то, что ему сейчас нужно. Гораздо больше Итильдина манил заповедный остров Цистра, где находили пристанище все те, кто алкал тишины и уединения. Место обитания монахов и святых, философов и ученых, место ссылки криданских королей, иногда добровольной, иногда не очень. Прежний государь Криды Даронги Дансенну жил отшельником на острове Цистра больше десяти лет, с тех пор как отрекся от престола в пользу наследной принцессы Ингельдин, Принцессы Ирисов, как ее ласково называли домашние за любовь к этим благородным цветам.

Ирис Ингельдин являла собой образ идеальной королевы, прямо-таки аллегорию «сильной Криды», за которую испокон веков ратовали махровые патриоты: высокая, статная, рассудительная, исполненная спокойного достоинства и уверенности в себе; счастливая жена и мать троих сыновей, вслед за отцом избравших военную стезю. Консортом королевы был бессменный главнокомандующий Криды Брано Борэсса, стратег и дипломат, любящий муж и нежный отец. Множество поколений кридан рождалось и умирало заядлыми монархистами, но любовь к королевской семье в дни правления королевы Ингельдин приобрела невиданный доселе размах. Портреты царственной четы и принцев висели чуть ли не в каждом доме, уж не говоря о присутственных местах, каждый торжественный выезд королевы собирал уйму зрителей, каждый указ встречался всеобщим одобрением, а годовщины правления и прочие знаменательные даты, связанные с королевской династией, вызывали всенародное ликование.

Прежний же государь совершенно порвал с придворной жизнью. В течение этих десяти лет он не выезжал с острова и почти никого не принимал у себя. Итильдин стал одним из немногих, кого Даронги Дансенну был рад видеть в любое время дня и ночи. Эльф был частым гостем на Цистре все эти десять лет, и Гильдия перевозчиков удостоила своего постоянного клиента существенной скидки. Обычным путем, по морю, до острова добирались не меньше трех суток при попутном ветре.

Итильдин шел по дорожкам сада, зная, где найдет своего государя. Да, он был принц Древнего народа, но давно уже принял подданство Криды и привык считать Даронги своим королем. Даже его отречение от престола ничего не изменило. Впрочем, если задуматься, отношение эльфа к прежнему государю больше напоминало сыновнюю любовь. Он никогда не знал отца Альвы, никогда не питал нежной привязанности к собственному отцу, а вот со стороны короля Дансенну много лет видел только отеческую заботу и поддержку; и если не собственной жизнью, то жизнью кавалера Ахайре как минимум однажды был обязан ему. Итильдин платил ему доверием и нежностью. С тех пор как прежний государь удалился в свое добровольное заточение, эльф навещал его так часто, как только мог. Так же, как юный Альва когда-то, Итильдин сидел у ног государя, жадно внимая его рассказам о былых временах, о прошлом дорогих ему людей, обо всем том, что проходит перед мысленным взором человека на закате жизни. Только одного он не делал не играл с королем в шахматы, и не потому, что ум Даронги с возрастом ослабел, а потому, что пустое занятие играть в шахматы с Древним, многократно превосходящим остротой ума человека и способным предугадывать ходы противника.

Второй месяц осени: деревья сбрасывают листву. Словно раздирают на себе праздничные одежды, оплакивая своих близких, усеивая лоскутками дорожки, и молитвенно воздевают к небу голые ветви. Осень царила в душе Итильдина. Осень, но еще не зима, как на сердце у его государя. Даже черные волосы Даронги, много лет до того сопротивлявшиеся седине, побелели, как свежевыпавший снег, когда он утратил одного за другим двух людей, дорогих своему сердцу. В тот же год, когда истек назначенный срок возвращения Альвы Ахайре, и он не подал о себе никаких вестей, старшая сестра короля скончалась в возрасте девяноста двух лет. Даронги был не одинок в своем горе: в лице принцессы Изаррис Крида потеряла одну из самых прославленных своих писательниц Белет-Цери. Тяжело заболев, она словно бросила вызов судьбе: после долгого творческого перерыва начала новый роман. Свой последний роман, который имел все шансы остаться незаконченным. Однако судьба, словно восхищенная ее выдержкой, отсрочила смерть и дала ей достаточно времени.

Тихим летним вечером на последней странице романа «Западный край» ее перо вывело слово «конец» и выпало из ослабевших пальцев, прочертив тонкую линию через весь лист. Когда ее нашли, лицо ее было безмятежно-спокойно, на губах играла улыбка, будто в последние мгновения жизни перед ней распахнулись наяву те миры, в которые она прежде попадала лишь силой воображения, и встретили ее радостно герои, вызванные к жизни легким ее пером.

Года не прошло, как в городском саду столицы поставили памятник Белет-Цери под названием «Вдохновение», и всякий, кто его видел, замирал в восхищении. Не было ни постамента, ни ограды лишь простая каменная скамья на одной из дорожек, на которой сидела девушка в повседневном платье, с волосами, убранными в косу, с пером и тетрадью, и озарение творчества на ее лице было поймано необычайно живо. А за плечами ее возвышалась гигантская фигура женщины в полном боевом облачении, с щитом и копьем, с львиной головой на щите муза, альтер эго и персонаж.

Ее надгробие в некрополе Цистры было видно издалека. Демон из черного мрамора, распахнувший крылья, и в руках его раскрытая книга, на которой в точности воспроизведена последняя страница последнего романа Белет-Цери, с добавлением лишь имени и двух дат. Кридане давно уже не хоронили своих мертвых в земле, предпочитая предавать их огню. Те, кто хотел увековечить память дорогих умерших, возводил памятник или стелу, в основание заложив урну с прахом. Лишь королям и королевам Криды было назначено лежать в некрополе на горе Умида, царящей над городом, в саркофагах с барельефами на крышках, в основаниях статуй, изваянных лучшими скульпторами страны, возвращающих мертвым прижизненное величие. Кладбище? Нет, галерея памяти, символ преемственности поколений. Из королевского дворца в некрополь вел особый портал, и немало королей и королев в трудную минуту припадали к мраморным стопам своих славных предшественников за советом, за утешением или просто за минутой одиночества, которая правящему монарху выпадает крайне редко…

Рядом с демоном возвышался беломраморный ангел, скорбно сложивший крылья и склонивший голову. Это было надгробие жены короля Дансенну, которая давным-давно умерла, давая жизнь младшей принцессе Тион Тэллиран всего через пять лет после свадьбы. Мало кто помнил ее: она не оставила после себя ничего, кроме двух дочерей, не блистала при жизни талантами и знатным происхождением, по большей части избегала придворной жизни, поглощенная воспитанием наследной принцессы. Когда-то многие удивлялись, почему их красивый и нестарый еще государь выбрал в жены эту серую мышку. Она ничем не напоминала кавалера Рудру Руатту, на протяжении двадцати лет официального государева любовника; может быть, потому он ее и выбрал. У нее были каштановые волосы, не рыжие; и серо-голубые глаза лишь изредка казались зелеными.

Немолодая монахиня на скамейке кивнула Итильдину. Она сидела так, чтобы не попадаться на глаза государю, но в то же время присматривать за ним. Для своего почтенного возраста Даронги Дансенну отличался неплохим здоровьем и почти не страдал от старческих недомоганий, но рядом с ним обязательно кто-то был, просто на всякий случай. Не нарушая уединение короля, верные слуги не оставляли его в одиночестве.

Еще поворот, и Итильдин увидел короля там же, где и всегда рядом с двумя памятниками, черным и белым, в удобном кресле под своим любимым пушистым пледом. Забытая книга переплетом вверх лежала рядом на скамейке. Даже в старости Даронги одевался щегольски и заплетал волосы в косу, осанка его все еще была прямой, взгляд ясным и твердым, и улыбка сияла, как у юноши. Он был так неуместен в этом некрополе, живой среди мертвых, среди праха и тлена, что у эльфа перехватило горло. Молча он сел у ног короля на краешек пледа и прижался лбом к его коленям.

Государь ласково провел рукой по серебряным волосам эльфа.

— Сейчас я скучаю по ней больше, чем когда потерял ее, сказал он, будто продолжая начатый разговор, и кивнул на скорбящего ангела. У нас было так мало времени. Я жалею, что совсем не успел узнать мою леди… и добавил еле слышно: …не успел полюбить.

— Они ведь все равно с нами. За Краем Мира, за гранью жизни, на последнем берегу они все равно с нами, пока мы любим и помним, в голосе Итильдина серебряными колокольчиками звенели слезы.

— Это правда. Здесь все напоминает о них. Гладиолусы их любила Инанн, тигровые лилии цветок Рудры, геральдический знак в его гербе. Рута детское прозвище Альвы. Вон тот клен рыжий, золотой и зеленый, как цвета этой невозможной, волшебной породы мужчин, наделенных равно красотой и талантом. Будь у Рудры Руатты сестра, я бы женился на ней, не раздумывая. Но их род многие века продолжается только по мужской линии, я нарочно проверил.

Государь помолчал и тихо добавил:

— У того ангела лицо моей леди, каким оно было в день нашей свадьбы. Я извинился перед ней и ушел с Рудрой, и все знали, что за «государственные дела» мы собираемся обсудить, и провожали нас понимающими взглядами… одна она не смотрела нам вслед, лишь сидела, склонив голову, как скорбящий ангел, сложив на коленях руки. Сейчас я не понимаю: неужели я не мог уделить хоть чуточку внимания собственной жене, хотя бы в первый день нашего брака! Иногда я думаю, что отдал всю свою любовь Рудре, и больше никому ничего не осталось. Может быть, потому мы с ним и расстались мне казалось тогда, что он забрал слишком много меня. Как же я был молод и глуп. Теперь я понимаю, что дал ему слишком мало. Увлекся тем, как быть королем, и забыл, как быть человеком.

— Неправда, государь. Вы слишком строги к себе.

— Разве эльфам не знакомо сожаление о сделанном и несделанном? Разве ты никогда не думаешь: «Сделал ли все, что мог? Было ли это необходимо?»

— Думаю, прошептал эльф, пряча лицо. Ресницы его были мокры от слез.

— Прости, я расстроил тебя, государь выглядел огорченным. Предаваться меланхолии мой удел, незачем делить его с другими.

— Лишь вы знаете мое сердце, государь, эльф потерся лбом о его колено, как кошка. Когда я говорю с вами, моя тоска отступает. Ваше мужество придает мне сил. Вы тоже теряли, жертвовали, расставались… Умоляю, не говорите, что сожалеете! Разве все это было напрасно?

— Не более напрасно и преходяще, чем сама жизнь и оттого бесценно, и каждое крошечное воспоминание как бриллиант чистейшей воды… Ах, как я завидую иногда Древнему народу, способному хранить свои воспоминания вечно!

— Зато, государь, возразил Итильдин, мы ничего не забываем. Люди вспоминают избранное, приукрашенное; а в нашей памяти всплывает сразу все, и плохое, и хорошее. А от некоторых воспоминаний невозможно избавиться! голос его против воли дрогнул, и прозвучало это так жалобно, что в глазах короля отразилось беспокойство. — Я не жалею о выбранном пути, но мне стыдно вспоминать смятение и страх, которые предопределили мой выбор. И стыдно, что я не перестаю вспоминать…

— Ее? шепнул король, длинными худыми пальцами приподняв подбородок эльфу и заглядывая ему в глаза. Ту женщину из видений?

Итильдин зарделся если можно так назвать тот нежнейший румянец, который только и мог появиться на его бледном лице, и отвел взгляд.

Через год или два после отъезда Альвы с Кинтаро он все-таки выдал государю причину, по которой остался в Криде.

Из дальних странствий возвратясь, кавалер Ахайре намеревался сразу же начать приготовления к путешествию в Иршаван. Но он никогда не отличался особенной целеустремленностью, и как-то незаметно дни складывались в месяцы, месяцы в годы, тем более что зеркало, прежде неумолимо подсказывающее Альве о течении времени, теперь молчало. Чародея, обуздавшего свою магическую силу, ждали десятки лет молодости и здоровья. Торопиться было некуда, разве что зачать наследника, ведь активное использование магии по необъяснимым причинам вело к бесплодию мага любого пола и возраста.

Матушка Альвы уже подыскала ему пару достойных невест. Но кавалер Ахайре в очередной раз шокировал столицу, взяв в супруги эльфийку. Эльфийку с лицом его возлюбленного, что послужило причиной комических недоразумений на приеме, где он представлял свою супругу королю. Нашлись люди, которые решили, что кавалер Ахайре глумится над священным институтом брака, женившись на особе одного с собой пола. Недоразумение разрешилось, только когда следом за молодой четой в залу вошел Итильдин. Присутствующие на приеме аристократы потрясенно переводили глаза с него на леди Итэльдайн и шептались о том, какой чертов везунчик и баловень судьбы кавалер Ахайре. Сплетники злословили: «Интересно, Ахайре спит с женой и шурином вместе или по очереди? Детки будут путать, кто им мать, а кто дядя!»

Несмотря на красоту и обаяние кавалера Ахайре, молодая жена его не любила. Это нередко случалось в Криде, ведь главной целью брака было рождение и воспитание детей. Но Итэльдайн хотела детей от другого человека, вернее, нечеловека своего брата-близнеца. Таковы были тысячелетние традиции Древних. Что ж, они договорились. Уговорить кавалера Ахайре было непросто. Ему претила мысль использовать женщину, как племенную кобылу, тем более женщину, которая не чувствует к нему ни тени желания. Что греха таить, он и сам желал ее только из-за сходства с возлюбленным.

Тогда они отправились в Фаннешту и прибегли к запрещенной практике переселения душ. Наследник Альвы Ахайре был зачат за несколько дней до свадьбы, любящими и полными страсти партнерами, вот только в теле женщины была душа мужчины, ее брата. Итильдин был готов даже выносить ребенка, но заклинание действовало всего несколько часов.

Родив кавалеру Ахайре сына, через полгода Итэльдайн вернулась в Великий лес, унося с собой, вернее, в себе прощальный подарок брата. Ей предстояло родить мальчика и девочку, похожих друг на друга, как две капли воды, как множество ее предков. Итильдин уговаривал сестру остаться, но она хотела, чтобы дети выросли в Великом лесу, вдали от тлетворного влияния смертных, как положено добропорядочным Древним. Он втайне стыдился, что их судьба заботит его куда меньше, чем судьба малыша Таэссы.

Но остался он не из-за Таэссы. В конце концов, он был Древний, узы крови говорили в нем не так сильно, как в смертных; и даже смертные, когда детям исполнялось десять лет, начинали потихоньку готовить себя к мысли, то те скоро станут совершеннолетними и начнут самостоятельную жизнь. Итильдину и в голову бы не пришло даже на миг задуматься о разлуке с Лиэлле и Таро если бы не очередное пророческое видение.

Впервые оно касалось его собственной судьбы.

Он задремал всего на полчаса, но за это время перед глазами пронеслась целая жизнь. Он был рабом рыжеволосой аррианской воительницы, субхадры племени Красных лисиц, которую в глаза звали Александрой Багрянородной, а за глаза нередко богиней Идари. Он был ее любимым наложником, управителем над ее скотом и рабами, ее верным слугой, вечным пленником ее синих глаз, готовым выполнить любое ее желание. Он не знал, кто он и откуда, знал только, что любит свою госпожу так самозабвенно и истово, как никого в жизни так ему казалось во сне. «Мой сладенький эльфенок», говорила она, и эти слова были лишены для него смысла, кроме того, что госпожа им довольна. Никого она не любила так, как его, и только лишь двух других рабов отличала видно, пленных ланкмарских чародеев, потому что они носили заговоренные ошйники из серебра, отнимающие магическую силу. Один был красивый юноша с волосами, будто пламя, и зелеными кошачьими глазами, изящный и стройный, искусный в любви, а другой сумрачный, смуглый, высокий, с черными косами, своевольный и непочтительный, и оба они не помнили ничего о своей прошлой жизни, потому что такова магия аррианок власть над умом, сердцем и телом человека.

Лишь иногда он чувствовал смутное беспокойство, глядя на восход солнца, будто в той стороне лежала его родина, и с удивлением обнаруживал, что слезы катятся по его лицу. Тогда госпожа поила его настоем из трав, прижимала прохладные пальцы к вискам, читала заклинания и тоска его отступала.

— Ах, мой серебряный эльф, шептала она после любовных услад. Ты околдовал меня, свел с ума. Ради тебя я отказалась от дружбы с великим чародеем Руаттой, от войны с Ланкмаром, от всех других своих рабов и наложников. В этом мире нет ни единого эльфа и вот, один лежит в моих объятиях, пойманный в сети моей магией, забывший себя и своих возлюбленных, и сердце мое ради тебя стало тверже стали, острее клинка, и если бы ты не стал моим, я бы выпустила твою кровь по капле. Не печалься, мой серебряный, хочешь, я прикажу привести рыжего с черненьким, чтобы они позабавили и развлекли тебя, а я бы посмотрела?

— Как прикажет моя госпожа, отвечал он, целуя ей руки.

…И проснулся в слезах, дрожа всем телом, потому что в то же самое мгновение понял, что означает этот сон. Если он отправится в Иршаван, то потеряет своих возлюбленных и себя.

Альва, не просыпаясь, заворочался, зашарил вокруг себя руками, прижался поближе к эльфу. Итильдин не выдержал разрыдался в его объятиях и, конечно, разбудил и его, и Кинтаро, изгнанного на соседнюю кровать за неумеренные сексуальные аппетиты и привычку стягивать одеяло.

Он с трудом смог пересказать видение, потому что стучали зубы.

Любовники его больше были напуганы его состоянием, чем сном. Кинтаро начал рассуждать о методах сопротивления магии, об охранных амулетах, Альва кинулся искать в книгах упоминание об иршаванском чародее Руатте, впервые сопоставив имена, но не нашел ничего определенного. Итильдин успокоился, отойдя от шока и сообразив, что его пророчества не более чем предупреждения, и до сих пор всех опасностей удавалось избежать.

Однако на следующую ночь он боялся уснуть и все-таки уснул, и снова увидел тот же сон, и снова проснулся в слезах.

Больше всего ужасало то, как легко в этой другой жизни он забыл своих любовников, как глубоко и искренно полюбил свою госпожу. Может быть, дело в том, что в его роду был аланн, предавший свой народ ради смертной женщины, и сама эта женщина была несомненной родней аррианкам, хоть история Ашурран и не говорила этого прямо. А может, у него была слабость к рыжим. А может, его любовь к Альве и Кинтаро была вовсе не так крепка, как ему казалось. Или синеглазая воительница обладала непредставимой магической силой.

Он так страдал от этих мыслей, что слег в лихорадке. Мрачный Альва сказал:

— Не едем. К черту все!

В ту же ночь Итильдину приснилось, как кавалер Ахайре держит холодеющую руку короля Дансенну, а тот шепчет: «Рудра, ты все-таки вернулся!»

Об этом сне он никому не рассказал, но заявил твердо:

— Я остаюсь. Вы едете вдвоем.

Альва устроил безобразную истерику, недостойную криданского дворянина из старинного рода. Он кричал, бушевал, проклинал все на свете и бил посуду. Итильдин выждал немного, чтобы его ярость схлынула, а потом прижал к себе и хорошенько встряхнул.

— Ты должен ехать. Я должен остаться. Такова воля богов, и ничего не изменишь. Неужели наша любовь не выдержит разлуки? Ты когда-то покинул нас на год, помнишь?

— Не нравится мне все это, сказал Кинтаро и выпил еще бренди прямо из бутылки, потому что целых стаканов не осталось. Почему все твои видения такие мерзкие, куколка?

Альва молча сжимал Итильдина в объятиях и не хотел отпускать.

— Благодаря моим мерзким видениям кое-кто до сих пор целый и несъеденный, довольно ядовито откомментировал Итильдин. За прошедшие годы в обществе Кинтаро и Альвы он сильно растерял природную деликатность, терпеливость и мягкость, а за последние несколько дней из-за всех переживаний характер у него здорово испортился. — Я больше не вижу этот сон, с тех пор как решил остаться, а это значит, что именно я навлек бы на всех нас опасность. Без меня удача будет к вам благосклонна.

— Если так надо, чтобы старик вернулся, почему боги сами как-нибудь не подсуетятся? пробурчал Кинтаро, стукнув бутылкой об стол.

Разумеется, никто ему не ответил.

Много раз Итильдин спрашивал себя: если бы он знал, что они расстаются не на год, не на два, а на двенадцать лет, что бы он сделал? Отправился бы с ними, рискуя попасть в рабство? Уговорил бы Альву послать кого-то другого? Снарядил бы через два года корабль и последовал за ними? Впал бы в аванирэ на все эти годы? Что?

Ответ был: все то же самое. И это было тяжелее всего знать, что ничего не изменишь, ни сейчас, ни тогда.

Только будущее можно изменить.

Глава 2

«Долгие проводы долгие слезы». Кавалер Ахайре вспоминал холодные нефритовые глаза своего сына и думал, что был бы совсем не против, если бы они хоть слегка увлажнились слезами.

Впрочем, когда он сам вот так же стоял в гавани Трианесса, целую жизнь назад! провожая отца все в тот же таинственный Иршаван, его глаза были мокры вовсе не от предстоящей разлуки. Юный кавалер Ахайре отчаянно, до слез завидовал. Ему хотелось выйти с отцом в открытое море, быть его правой рукой, а когда железного кавалера Руатту свалит, ну, к примеру, жестокая лихорадка, то именно Альва возьмет на себя командование кораблем и проведет его сквозь бурлящий котел Пояса бурь, и именно Альва первым ступит на берег таинственного Иршавана, и его будут там ждать прекрасные чародейки, воительницы, драконы, пираты, варвары и прочая экзотика.

О, если б он тогда знал, что за судьба ждет его отца, он был точно умер от зависти или пробрался бы на борт корабля и спрятался в трюме… Но к тому времени, как кавалер Ахайре обрел упомянутое знание, завидовать уже было нечему: ему самому экзотических приключений хватило выше крыши и варваров, и воительниц, и прекрасных чародеек, и того, чего, согласно легендам, в Иршаване не было (оборотней, например). Но тогда, в двенадцать лет, он грезил о дальних странах, как все подростки; и мечты о пустынях Арислана, джунглях Джинджарата, фиордах Белг Мейтарн, вершинах Хаэлгиры бледнели и меркли перед мечтой о Западном крае, откуда еще никто не возвращался.

Потрясением было узнать, что отец не собирается брать его с собой. Альва опустился до того, чтобы умолять, даже зная, что это бесполезно, потому что кавалер Руатта принимает решение раз и навсегда, и воздействовать на него невозможно. Он был ребенком, когда между родителями впервые зашла речь о путешествии, но прекрасно понял, что мать была категорически против. Они стали ссориться; леди Майвен сходила к завтраку с покрасневшими глазами, и Альва знал, что она опять рыдала всю ночь в своей спальне. Кавалер Руатта уехал из замка за месяц до назначенной даты, присмотреть за подготовкой, и леди Майвен страшно кричала на него накануне вечером, так что даже отдельные слова можно было разобрать через дверь, отрывочные и бессмысленные для Альвы тогда, как например, это:

— Пятьдесят миль тебе мало между вами, тебе хочется пять тысяч положить и еще Пояс бурь впридачу?

Только через много лет кавалер Ахайре понял, что она имела в виду. Вернее, кого. Государева супруга к тому времени уже умерла, и наверное, им стало труднее прикидываться, будто расстались они ради радостей семейной жизни, и труднее противостоять искушению вернуть все, как было. А может быть, дело вовсе не в этом, и нынешний циничный кавалер Ахайре, которому сравнялось столько лет, сколько у него язык не поворачивался назвать, сказал бы так: «Рудра захотел больше, чем трахать короля, самому стать королем». Конечно, королевский титул как таковой Рудре даром не сдался; ему просто было тесно в Пандее, нигде здесь он не мог бы добиться большего, чем уже добился, и даже магическая карьера была весьма сомнительна, коль скоро у него даже спонтанной инициации не случилось. При всем уважении к Дэм Таллиан, перспектива долгих лет обучения под ее чутким руководством наверняка так же не вызывала энтузиазма у отца, как и у сына. И куда ему было себя приложить? Он же собственными руками разгромил морских пиратов Белг Мейтарн и племена Дикой степи, так что они начали поднимать голову только лет через двадцать.

Худшим кошмаром Альвы Ахайре было: он попадает в Иршаван, находит отца, и тот отказывается ехать с ним. И что тогда? Возвращаться без него или вязать и тащить на корабль? Изначально бессмысленное предприятие. Может, вместо того, чтобы разыскивать отца на краю света, надо было потратить время на сына? Узнать его лучше, следить, как он растет, заниматься его воспитанием… впрочем, всегда казалось, что уж ему-то нечему научить свое дитя наполовину эльфийской крови.

Наверное, это было правильно. Оставить его расти на свободе и подождать, покуда он сам не заскучает, не захочет найти его и сказать: отец, я вырос, я стал равным тебе, пришла пора нам узнать друг друга. Так он собирался сказать кавалеру Руатте.

Но что ответит ему отец?

Сейчас, в открытом море, на колеблющейся под ногами палубе корабля, кавалер Ахайре ощущал себя не одним человеком, а звеном в цепи поколений. Его отец и его сын незримо присутствовали рядом, и оба были чужаками, равно незнакомыми ему, без которых он прожил большую часть своей жизни.

Кавалеру Ахайре стыдно было признаваться самому себе, что он не любит своего сына. Вернее, любит не так сильно, как следовало бы родителю. Разумеется, он отдал бы свою жизнь за него в любой момент; разумеется, для него не было никого дороже, кроме Итильдина и Кинтаро; разумеется, Таэсса с колыбели не знал ни в чем недостатка. Но будем смотреть правде в глаза: не будь этот тихий серьезный малыш его сыном, уделил бы ему кавалер Ахайре хоть пять минут?

Увы, случается и так, что долгожданные, любимые дети становятся помехой для родителей, непомерной обузой. Что уж говорить о ребенке, заведенном из чувства долга? Считалось, что после десяти лет криданский дворянин служит родителям, после двадцати себе самому, после тридцати родине. Для криданского дворянина, перешагнувшего рубеж тридцатилетия, первейшим долгом считалось завести наследника и воспитать в нем (или в ней) веру в справедливость бога, почтение к королевской власти, рыцарское достоинство и доблесть. Разве быть родителем труднее, чем пажом короля, лейтенантом королевской гвардии, агентом Тайной службы?

Альва представлял себе модель семьи по образцу своей собственной. Воспитанием занимается мать с кучей нянек, а отец целыми днями пропадает в кабинете, изучая карты и книги, лишь изредка снисходя до общения с подрастающим наследником осуществляет, так сказать, общее руководство. Но супруга оставила его, едва прошел год после родов, чтобы никогда не возвращаться. Конечно, имелась у Таэссы и куча нянек, и любящая бабушка, и нежный заботливый дядя, по освященной веками традиции Древних играющий роль отца… только вот незадача, дядя еще был по совместительству любовником кавалера Ахайре, и его очень не хотелось ни с кем делить. Сколько раз Альва чертыхался сквозь зубы, проснувшись ночью и не найдя рядом Итильдина, который услышал плач младенца через два коридора и пять дверей! Да, он банально ревновал, как случается молодым отцам, если они очень влюблены в мать, а она поглощена заботами о ребенке. Потому, кстати, в Криде считалось не слишком хорошим тоном жениться по любви.

Кроме ревности, где-то в глубине души, так глубоко, что и сам не осознавал, кавалер Ахайре испытывал своего рода зависть. Кавалер Таэлья обещал вырасти в юношу настолько прекрасного обликом, что Альве и не снилось. Будто этого мало, эльфийская кровь наделила Таэссу долголетием, способностью к обучению и остротой ума, намного превосходящими человеческие. Рядом с ним кавалер Ахайре сам себе казался глупым и легкомысленным; а в придачу как нельзя более остро ощущал, что молодость его миновала, что он достиг предела своих возможностей и в поэзии, и в магии, и в искусстве любви.

Все это были пустячные чувства, знакомые всем и каждому, мимолетные, не укореняющиеся в душе и способные со временем развеяться, как дым. Но дело было и в самом Таэссе. Отец и сын были слишком разные.

Альва знал, что его собственному отцу была не по душе легкомысленная непосредственная натура сына. Но тогда ему казалось, что суровый кавалер Руатта просто желает воспитать в нем ответственность и серьезное отношение к жизни. Теперь рядом с кавалером Ахайре рос мальчик наполовину чужой крови, по-эльфийски сдержанный и рассудительный, очень рано научившийся ходить и говорить, потом читать и писать, потом манипулировать людьми. У него была красота, но обаяния не было ни на грош, и безуспешно Альва искал в нем хоть немного своей взбалмошности, искренности, эмоциональной несдержанности. Когда Таэссе было уже лет пять или шесть, кавалер начал ощущать себя в его обществе скованно: казалось, малыш оценивает его, и оценка эта далеко не лестна. С ним невозможно было играть ни в какие игры, требующие ума, ловкости или быстроты разобравшись в правилах, Таэсса с легкостью обыгрывал всех, кроме Итильдина. В то время как другие дети приставали к родителям с вопросами типа: «Почему небо синее?» Таэсса допытывался: «Почему у Марранги флот больше, чем у Криды? Почему в сонете именно четырнадцать строк?» Запутавшись в объяснениях и препоручив малыша Итильдину, кавалер Ахайре с грустью признавался сам себе, что родителем оказался никудышным.

Не то чтобы его это мучило. Просто были моменты, когда ощущение становилось особенно острым и даже болезненным. Например, когда он стоял на палубе «Леопарда», в трианесской гавани, командуя своим диковинным матросам поставить паруса и отдать якорь и смотрел на красивого стройного мальчика с белой кожей, с волосами цвета бледного золота, который так и не стал ему родным и близким. С возрастом стало заметно, что они даже внешне не похожи. Всякий, кто был не в курсе запутанных родственных отношений в семье кавалера Ахайре, счел бы отцом Таэссы не его, а Итильдина.

И еще об одном не мог не думать кавалер Ахайре. Если бы не сын, если бы не Таэсса, если бы не та странная ночь, когда он держал в объятиях своего эльфа в женском теле то Итильдин бы сейчас стоял на палубе вместе с ним.

Ах да, пророческое видение, как он мог забыть.

Ну почему он повторяет судьбу отца даже в деталях? Тот тоже оставил в Криде и сына, и возлюбленного. Но Альва всерьез рассчитывал обернуться скорее, чем кавалер Руатта. И вообще, он тешил себя надеждой, что миссия его будет куда более успешной и эффектной. Для начала, он не собирался погубить попутно столько же народа, сколько было на «Химере», разбившейся в Поясе бурь. Его корабль был легче, меньше, маневренней, и в команде не было ни единого живого человека. Нет, кавалер Ахайре вовсе не освоил запрещенное искусство некромантии. Он просто сотворил големов глиняных и парочку тряпичных, чтобы лазали по мачтам. Големы были неуклюжие и страшненькие, но издалека вполне сходили за людей. Им не нужна была еда, вода, сон, отдых, они не жаловались, не протестовали, не отлынивали от работы словом, почти идеальные матросы. Для идеальных им следовало бы стать чуточку поумнее, а так приходилось на каждое действие отдавать свой особый приказ, словами или мысленно.

В случае крайней необходимости Альва мог справиться с кораблем на пару с Кинтаро, даже без помощи магии. Степняк долго сопротивлялся урокам морского дела: дескать, воину степей неприлично лазать по мачтам, ставить паруса и драить палубу, и он, Кинтаро, не будет заниматься подобной ерундой ни под каким видом. Коварный Альва, впрочем, нашел контраргумент. Он сказал: «Представь, что это твой боевой конь. Коня же ты чистишь, купаешь, седлаешь и кормишь!» Крыть было нечем. Кинтаро нехотя согласился освоить хотя бы самые примитивные действия, на самый-пресамый крайний случай. Альва уповал, что случай не наступит, но надо быть готовыми ко всему.

Быстро насытившись видами открытого моря, Кинтаро заскучал, что всегда случалось с ним в обстановке бездействия. По большей части он тренировался с мечом, стараясь приноровиться к непривычно подвижной палубе под ногами, ловил рыбу с борта или просто валялся на солнышке, как кошка. За прошедшие годы он подчинил и обуздал своего зверя, так что после метаморфозы пантера была способна вести себя вполне разумно, только что не говорила. Но и кошачья сущность воздействовала на человеческую. Кинтаро не любил воду (хотя плавать умел отлично), видел в темноте, стал не дурак поспать, особенно днем, чем раньше грешил один только Альва. И ступал теперь еще более бесшумно, чем раньше, так что без труда подкрадывался сзади даже к эльфу, не то что…

— О чем задумался?

Голос Кинтаро раздался прямо над ухом, и две сильные руки обняли кавалера Ахайре за талию. Альва вздрогнул, не удержавшись от громкого испуганного «ах!», и привалился всем телом к степняку, потому что ноги его не держали. Ну вот, легок на помине.

— Боже милосердный, сколько раз просил не пугать так! Ты меня до разрыва сердца доведешь!

Степняк самодовольно фыркнул.

— Ты же маг, рыженький. Что это за маг, который позволяет хватать себя за задницу?

— Ты, положим, не за задницу схватил… (Кинтаро снова фыркнул и переместил руки пониже) Вот дождешься, я от испуга файерболом отвечу!

— Ну, если не увернусь, значит, заслужил, пробормотал Кинтаро, зарываясь лицом в волосы кавалера, и кавалер в очередной раз не попросил его никогда больше так не делать.

Кинтаро, конечно, послушался бы, но Альва сомневался, что он сам вот прямо так уж против, когда его изредка хватают внезапно в охапку и тискают. Можно эротично вскрикнуть, задрожать, пошатнуться, чтобы нападающий прижал тебя крепче, схватиться за сердце, успокаивая его бешеный стук, пытаясь отдышаться, и тогда горячие губы находят твой рот… Если б он хотел отучить Кинтаро от этой дурацкой привычки, то можно было даже не просить достаточно поставить магический щит пару раз, или заклинанием обострить чувства, или чаще пользоваться внутренним магическим зрением, которое приличные маги после долгого обучения доводят до автоматизма… Он быстренько окинул этим зрением все вокруг, потому что намерения Кинтаро были, как всегда, очевидны, и сам Альва был не против ненадолго отвлечься от штурвала. Так, големы трудятся, паруса полны ветра, корабль исправно разрезает грудью волны, на горизонте только легкие облака, впереди никаких рифов и скал… Он вздрогнул, поймав ощущение знакомой ауры, которой в море обычно не бывает.

Магия.

— Не сейчас, Таро, сказал он твердо, снимая с себя его руки. Меч у тебя далеко?

— Все при мне. Что-то чуешь?

— Вон туда смотри, он указал на юго-восток, сам достал подзорную трубу и уставился в указанном направлении.

Ничего, только волны и небо. Хотя магическая аура ощутимо приближается. Маг или магическое создание.

— Дьявольское пламя, есть только один маг, который захочет навестить меня перед путешествием в Иршаван. Очень на нее похоже рыскать в море за сто миль от берега. Как будто нельзя по-человечески в гости прийти, письмо написать, хотя бы по зеркалу поговорить… Интересно, она на дельфине плывет или прямо сразу на морском драконе? пробормотал Альва, продолжая вглядываться в горизонт по левому борту.

Через минуту на лице его нарисовалось крайнее изумление. Кавалер Ахайре медленно сложил подзорную трубу, восхищенно выругался и приказал големам убрать паруса и лечь в дрейф.

К ним действительно приближался морской дракон.

Очень скоро уже можно было различить невооруженным взглядом огромную голову, поднятую из воды, плавник и хвост, выставленный вместо руля. Дракон рассекал волны красиво и прямо, и радуга играла в облаках водяной пыли, поднимавшейся над бурунами. Зрелище, достойное быть воспетым в стихах и прозе. Кавалеру Ахайре невольно вспомнилась цитата из классики: «Обликом своим он больше всего походил на огромную змею с собачьей головой, покрытую блестящей кобальтово-синей чешуей. У дракона были четыре сильные лапы с изогнутыми когтями, плавники, словно у рыбы, и длинные усы, как у сома, а пасть полна острейших зубов. Являл он собой зрелище одновременно забавное и грозное». Только чешуя у дракона была не синяя, а скорее голубая, и на его шее, держась за усы, сидела не воительница Ашурран, а другая дама, хорошо знакомая обоим путешественникам.

— Что, опять? с тоской протянул Кинтаро, даже не пытаясь схватиться за меч. Против морского дракона он бы вышел с обнаженным клинком, но против Дэм Таллиан его боевое искусство было совершенно бесполезно.

Альва успокаивающе похлопал его по плечу, но сам на всякий случай сконцентрировал огненную стихию в правой руке, чтобы быть в полной боевой готовности. Угрозы он, впрочем, не чувствовал, просто хотел добавить себе уверенности. Конечно, с этими магами всего можно ожидать, но Дэм никогда не была склонна к открытой конфронтации. И то верно, что в магии воды не так много боевых заклинаний, по сравнению с другими стихиями.

Корабль, двигавшийся какое-то время по инерции, наконец, остановился, покачиваясь на волнах. Переполошившиеся чайки оглашали воздух криками. Всплеск магии и море на добрых полмили вокруг корабля застыло, как стекло. Уж в чем-чем, а в стиле магу Воды первой ступени Дэм Таллиан не откажешь. Дракон величаво преодолел оставшееся до корабля пространство, уже не плывя, а скользя по застывшей воде, и осторожно положил голову на борт. Дэм Таллиан грациозно спрыгнула на палубу.

Хоть Альва и Кинтаро не особенно были рады встрече, они не могли не залюбоваться в восхищении волшебным «скакуном» и наездницей. Дракон был фантастически красив и изящен, его большая вытянутая морда, украшенная короной рогов, совсем не казалась массивной. Голубая чешуя переливалась под солнцем, из ноздрей тонкими струйками вырывался пар, и золотые глаза с зелеными вертикальными зрачками сияли, как драгоценные камни. В этих глазах была мудрость веков и вместе с ней неиссякаемое любопытство и юношеская игривость. Воображение Альвы услужливо подсунуло ему картинку, как дракон мог бы выглядеть в человеческом облике, и ему стоило большого труда отогнать развратные мысли.

Дэм Таллиан нисколько не изменилась за все эти годы даже, кажется, помолодела. Альва слыхал, что чем старше маг, тем более юный облик он себе выбирает. В Криде и Марранге даже был специальный закон, запрещающий магам выглядеть моложе четырнадцати лет. «Вот бы еще закон запрещал им так одеваться!» с легкой досадой подумал кавалер Ахайре. Мало того, что Дэм нарушила их «минуты нежности», так еще и имела наглость явиться почти голышом!

Ну, формально чародейка была одета от шеи до пят. Но одежда ее представляла собой что-то вроде перламутрового тумана, так плотно облегающего тело, что взору были доступны все без исключения изгибы и выпуклости. Он все еще помнил, как держал это тело в объятиях, и какова на ощупь ее атласная кожа, и как теплеют ее ледяные глаза в минуты экстаза. Волосы ее в этот раз были не зелеными, а серо-синими, цвета стылой воды, и косы стекали на шею и плечи, как горные ручейки.

Кинтаро ограничился кивком и за все время исторической встречи не произнес ни слова. Альва отвесил изящный придворный поклон и поцеловал чародейке руку.

— Ты прекрасна, как заснеженная вершина, а твой дракон просто поражает воображение. Настоящий? Или иллюзия?

Раздалось фырканье, похожее на то, что издают киты, выныривая из воды, и вместо чародейки ответил дракон:

— Настоящий. Можешь меня потрогать, благородный кавалер Ахайре. Можешь даже подергать за усы. Отдаленному потомку моей славной матушки я позволю подобное нахальство.

Голос у него был рокочущий, сильный, в то же время мелодичный и как будто бы даже юный.

— Так вы… ты… Юуджи Золотые глаза? Сын Ашурран, после смерти ставший морским драконом? Тот, который превращается в человека раз в тысячу лет? вскричал пораженный Альва и с новым уважением посмотрел на Дэм Таллиан.

— Не смотри на меня так, мой серебряный, она улыбнулась. Моя сила не настолько велика, чтобы подчинить себе морского дракона. Юуджи любезно согласился меня сопровождать. Мы с ним старые друзья.

Столько теплоты было в ее обычно холодном голосе, что кавалер Ахайре сразу все понял. Вот кого она собиралась ждать триста лет. Дожидаться, чтобы он на один день стал человеком. Да, Дэм Таллиан ни в чем не мелочилась, и в любви тоже.

Он подошел и с замиранием сердца погладил дракона по чешуйчатой морде. Тот зажмурился и довольно зафырчал.

— Это правда, что в моих жилах течет кровь Ашурран, великой воительницы? спросил кавалер Ахайре задумчиво. Тогда от которого из ее сыновей происходит мой род?

— Не от меня уж точно, Юуджи хихикнул лукаво, совершенно по-человечески. Мне показалось, ты торопишься в Иршаван. А мы, драконы, не умеем рассказывать короткие истории. Когда ты вернешься, разыщи меня, и я тебе поведаю историю твоего рода. Конечно, в обмен на историю твоих странствий.

— А вы, драконы, можете достичь Иршавана?

— Можем, конечно, хоть и с превеликим трудом. Откуда бы иначе брались сказки и легенды о Западном крае, если никто из людей оттуда не возвращался? Для того я здесь, чтобы показать тебе наименее опасную дорогу сквозь Пояс Бурь. Держи курс на Одинокие острова, а оттуда я поведу твой корабль через рифы.

— Не сочти за оскорбление, но у меня нет особенных причин доверять ни тебе, ни твоей даме.

Дэм Таллиан провела прохладными пальцами по его щеке Альва заметил, как брови Кинтаро сдвинулись, и отстранился. Она сказала тихо:

— Строгих наставников никто не любит. Их единственная награда видеть, что ученик вырос и обрел могущество. Рада, что ты не бросил занятий после того, как покинул мою башню. Твоя сила возросла за эти годы, я чувствую твой огонь. Не скажу, что твое пленение не доставило мне удовольствия, но в тот раз мои цели совпали с волей богов. Альва, серебряный мой… Неужели ты думаешь, что я не желаю тебе и Рудре благополучно вернуться назад?

— Послушай, Дэм, Альва, наконец, нашел, с кем можно поделиться своими сомнениями. Если мой отец стал настолько могущественным магом, как гласят легенды, почему он сам не вернулся в Криду? Ему это должно быть раз плюнуть.

Она рассмеялась, будто весенняя капель зазвенела.

— О, Альва, будь это так, чародеи Криды уже исследовали бы Иршаван вдоль и поперек. Но магический путь туда закрыт. Ни один маг не способен поставить портал туда, где никогда не был; но даже если он достигал Иршавана на корабле, как простой смертный, то никогда не возвращался назад и никаким способом не мог подать о себе вестей. Магические зеркала тоже не показывают, что творится в Иршаване, хотя в Пандее практически нет уголков, куда не мог бы заглянуть чародей с помощью зеркала. Пояс бурь не просто полоса ураганных ветров и сильнейших течений, это барьер между двумя мирами, действующий на пространство и время.

Кавалер Ахайре вздохнул.

— Мне всегда не по себе, когда красивая женщина начинает изъясняться языком науки. Другими словами, на портал рассчитывать нельзя? Хоть я до сих пор не освоил мгновенное перемещение, но надеялся, что знаменитый чародей Руатта поможет мне в этом. Ты приплыла только затем, чтобы развеять мои надежды?

— Поступая в Гильдию магов, я написала исследование по природе Пояса бурь. В конце концов, это главным образом моя стихия вода. Мне нечем было помочь Руатте, когда он отправился в Иршаван, но теперь, когда твои и его магические способности пробудились, может сработать, она сняла с руки кольцо и протянула Альве.

Он машинально отдернул руку.

— Знаешь, принимать кольца от тебя дурная примета.

— Можешь не надевать его, а носить на шее, как хафлинг из сказки, с легким раздражением сказала она. И пусть твой варвар не зыркает на меня, как разъяренный бык. Если он сдвинется с места, я его заморожу. Ему полезно будет освежиться.

Кавалер Ахайре захохотал:

— Узнаю госпожу Дэм Таллиан, а то твои речи насчет поддержки и помощи меня немного смутили. Так у тебя есть научная теория, и ты хочешь ее проверить? А я буду подопытным кроликом в очередной раз?

Она нисколько не смутилась.

— Что-то вроде. Я думаю, ключ к перемещению через барьер вода. Вам следует находиться в воде при попытке поставить портал. Кольцо ключ-портал, он ведет в мою башню неподалеку от острова Кейд. Он способен принимать и накапливать магическую энергию. Я заряжала его несколько лет. Смотри, сейчас камень светится синим: значит, для перемещения достаточно надеть кольцо и дать мысленный приказ. Однако, когда ты пересечешь Пояс бурь, камень перестанет светиться и побледнеет. Твоей магической силы наверняка будет недостаточно, чтобы зажечь его снова, но я верю, что Рудра справится. Или легенды безбожно про него врут.

— А когда мы попадем в твою башню, то окажемся в плену уже оба? ехидно поинтересовался кавалер Ахайре, не спеша принять сомнительное кольцо.

— Ах, какими все становятся подозрительными к старости, не менее ехидно ответила она.

— У меня была хорошая наставница, буркнул, помрачнев, кавалер Ахайре. Слово «старость» ему никогда не нравилось, особенно в применении к нему самому.

Дракон легонько ткнулся мордой в его плечо и пророкотал:

— Позволь мне сказать, мой дорогой дальний-предальний родич. Слышал ли ты когда-нибудь, чтобы морские драконы лгали или нарушали слово? Так вот, я обещаю, что сделаю все, чтобы ты с чародеем Руаттой благополучно вернулся из Иршавана, и чтобы по возвращении вам не чинилось никаких препятствий. Великий чародей мне не отец, но благодаря ему я появился на свет, потому что он спас мою матушку и помог ей попасть в этот мир. Это самое малое, чем я могу его отблагодарить. От нее же я знаю, что душа его тоскует в Иршаване и стремится к родным и любимым, которых он покинул.

— Как это может быть, если Ашурран жила четыре тысячи лет назад?

— В нашем мире да, но в Иршаване время течет иначе. Чародей Руатта появился там еще до того, как она родилась. В каком-то смысле она моложе тебя.

— Только не говори мне, что она спала с моим отцом, иначе я свихнусь, жалобно простонал кавалер Ахайре. Представить только, она спала с собственным пра-пра-пра-пра-правнуком! А если бы она родила от него ребенка в этом мире, и он стал бы его пра-пра-пра-пра-и-так-далее-дедушкой? Жуть какая.

— Вот потому я сам никогда не путешествовал в Иршаван, сказал Юуджи серьезно. Жутковато встретиться ненароком с собственной матерью еще до того, как она родила меня. Когда ты вернешься и расскажешь мне, что там сейчас происходит, я, может быть, тряхну стариной и погляжу на Западный край своими глазами.

— Вот это мне всегда не нравилось в деяниях младших богов, пробормотал кавалер Ахайре себе под нос. Сначала заварят кашу, а потом заставляют людей расхлебывать. Такое впечатление, что волей богов называется то, что они неспособны сделать сами.

Дракон расхохотался, зафыркал, с хлопаньем складывая и расправляя плавник на спине.

— Ах, как ты прав, мой маленький родич. Прекрасно сказано. С твоего позволения, я буду цитировать твои слова при случае разумеется, с указанием источника.

— Да пожалуйста, вздохнул кавалер Ахайре и подставил ладонь под кольцо Дэм Таллиан. Надеюсь, у этой штучки нет других возможностей, о которых ты не сообщила? Например, возможности наблюдать за моей интимной жизнью?

— Я могу делать это без всякого кольца, если захочу, Дэм Таллиан улыбнулась, коснулась губами его губ и вскочила на шею Юуджи.

Дракон церемонно поклонился, развернулся и заскользил по зеркалу воды прочь. Чародейка подняла руку в прощальном жесте, и волны вокруг корабля заплескались снова.

— У меня от нее мурашки, сказал над самым ухом Кинтаро, обнимая его со спины.

Кавалер Ахайре даже не вздрогнул, просто прижался к своему варвару и закрыл глаза. Тот немедленно запустил ему руки под рубашку.

— Пойдем в каюту, а? жарко шепнул степняк. А ночью я постою у штурвала, я выспался.

Альва приказал големам ставить паруса и держать курс на запад, а сам позволил унести себя в каюту и отлюбить до изнеможения. Перед этим нехитрым средством отступали глупые страхи, непрошеные мысли и сомнения в собственных силах.

Да, наверное, люди свободнее младших богов, ибо им дана счастливая возможность не ведать, что они творят, и плевать на последствия. Поступать, как велит сердце, роскошь, доступная только человеку.

Глава 3

Солнце встает из-за моря: огромное, красное, жаркое. Безоблачное небо, волны тихо набегают на песчаный берег, и повсюду такая упоительная безмятежность, какая только бывает наутро после буйства стихий. Словно улика пролетевшего шторма, на рифах у входа в песчаную бухту торчит остов разбитого корабля. Обе мачты сломаны, паруса изорваны в клочья, ни признака жизни на борту. Унылый обломок кораблекрушения, печальное зрелище! Впрочем, не стоит судить поспешно. На берег повыше линии прибоя вытащен довольно вместительный плот, на котором потерпевшие кораблекрушение наверняка не только сами спаслись, но и перевезли немалую долю пожитков.

А вот и сами они, крепко спят прямо на песке, где их, видимо, сморила усталость. Или не только усталость, судя по отсутствию одежды и нескромному сплетению тел. У одного из них волосы черные, как ночь, у другого рыжие, как огонь.

Первым просыпается черноволосый и смуглый. Потягивается, отодвинувшись слегка, чтобы не разбудить рыжего, зевает во весь рот, садится, небрежно перекинув за спину роскошную черную гриву. Встает, обводит глазами окрестности и неторопливо шествует к воде, чтобы живописно справить нужду прямо в море, которое ночью так яростно пыталось их утопить. Умываться смуглый не собирается, только чисто символически сбрызгивает лицо водой, лишь бы глаза продрать. Натягивает штаны, все еще влажные после ночной высадки, прикладывается к фляжке с пресной водой, вешает лук на плечо и отправляется на разведку.

Когда Кинтаро вернулся, Альва все еще спал, но уже не так крепко, как раньше. Было ясно, что при хорошем стимуле он не замедлит проснуться. Кинтаро склонился над ним, жадно оглядывая обнаженного кавалера: его растрепанные рыжие волосы, отливающие золотом при свете разгорающегося дня, его стройную спину, красивые ягодицы, и колено, удобно согнутое, будто приглашая… Ах, как хотелось наброситься на него, с урчанием вцепиться зубами в загривок и поиметь, чтобы искры летели! Но Кинтаро давно уже научился подавлять подобные инстинкты, когда они неуместны. Увы, сейчас был именно тот случай. Жаль, что нет времени толком прийти в себя и осмотреться (читай, потрахаться вволю). Но с другой стороны, на этом пустынном берегу на несколько миль вокруг нет ни пресной воды, ни дичи, ни людей. Не плутать же тут самим в одиночку.

Он хотел по привычке лизнуть Альву в ухо, но вовремя вспомнил, что рыжий настоятельно просил не играть с ним в собачку. Про кошачьи повадки вроде бы речи не было, и Кинтаро принялся фыркать Альве в лицо, тыкаться носом и щекотать волосами. Рыжий завозился, протестующе что-то пробурчал, попытался накрыться несуществующим одеялом и наконец открыл свои невозможные зеленые глаза, которые сводили Кинтаро с ума на протяжении двадцати лет, прошедших с их первой встречи. И будут сводить еще лет сто (столько он намеревался прожить по самым скромным прикидкам).

— Я бы тебя иначе разбудил, сказал похотливо Кинтаро, да некогда. Вдоль берега рыщут ребята, здорово похожие на пиратов. Будут здесь через полчаса-час. Прятаться бесполезно, они увидят нашего «Леопарда» и будут искать выживших. Хорошо, мы ночью успели все ценное прикопать. Черт, жалко, что ты колдануть не можешь.

Это была главная проблема, с которой они столкнулись, преодолев Пояс бурь. Как только за кормой остались исполинские валы, бросавшие «Леопард», как скорлупку, как только разошлась завеса ливня, ветра и пенных брызг, тут же вся магия перестала действовать. В мгновение ока развалились матросы-големы, и треснувшая главная мачта, на которую Альва наложил заклинание, окончательно сломалась. Рухнув, она пробила крышу каюты, засыпала все обломками, сбила на пол клетку с птицей-вестником. Как и следовало ожидать, клетка открылась, птица выпорхнула, покружилась над кораблем, а потом, словно решившись, ринулась в шторм, в сторону далекого Трианесса, где жил ее адресат. Альва ругался, как извозчик. «Почему не выведут птицу, которая не улетает без письма? Почему я, тупица эдакий, не взял хотя бы двух птиц? Почему чертова магия иссякла?» вопил он, пиная горку глины, оставшейся от голема за штурвалом. Зато теперь стало понятно, почему маги, прорвавшиеся через Пояс бурь, не смогли вернуться назад через портал.

Их несло по морю без руля и ветрил все дальше на юго-восток, пока они с грехом пополам не починили многострадальную мачту. Вдвоем управляться с кораблем было нелегко, но вполне возможно. Месяц плавания прошел в скуке и праздности, пока не налетел шторм. Он был уже не такой ужасный, как в Поясе бурь, но все равно упорный, наглый и длительный. Сначала Альва и Кинтаро боролись с волнами и держали курс, но потом плюнули и отдали корабль во власть бури. Кинтаро привязал себя к малой мачте и упорно вглядывался в горизонт. Наконец его кошачьи глаза различили во тьме длинную полосу земли. Потребовалось все мореходное искусство Альвы, чтобы направить корабль к подходящей бухточке. Однако войти в нее он не сумел. Пришлось посадить корабль на рифы и спустить на воду приготовленный плот. Шлюпка, увы, была потеряна еще в Поясе бурь.

Итак, высадились они в целом благополучно, но отсюда путешествие только начиналось. И без магических способностей, без знания языка, географии и политической обстановки успех оного представлялся сомнительным. Не могут же они назвать первому встречному имя Руатты и ждать, что их сразу же отведут куда надо!

— А ты точно не можешь перекинуться? спросил Альва чисто для поддержания разговора.

— Ну не знаю, может, в полнолуние получится, нехотя отозвался Кинтаро.

Зверь был внутри, он его ощущал, и привычки никуда не делись, и выносливость оборотня, и сила, и зоркие глаза, и раны все так же быстро заживали. Но вызвать его не получалось. Неприятный сюрприз. Столько времени ушло, чтобы обуздать зверя, сделать его безотказным оружием, и на тебе! Кинтаро, конечно, привык больше полагаться на клинок, чем на когти и зубы, но всегда приятно иметь страховку на случай серьезной передряги.

Потирая бока, Альва поднялся с песчаного ложа, которое на деле было вовсе не таким мягким, каким казалось, и стал одеваться. Ему не хотелось встречать гостей с голой задницей. Слава богу, хоть приставаний можно не опасаться: легенды, по крайней мере, утверждали, будто в Иршаване мужская любовь крайне непопулярна. Разве что за женщину примут, с них станется. Он подумал и не стал застегивать рубашку.

— Сколько их там, человек двадцать? уточнил он у Кинтаро, торопливо жуя сухарь с вяленым мясом. Мы, конечно, можем как-нибудь исхитриться и всех убить. Оставим одного, дорогу показывать. Но что-то не хочется рисковать. Честно говоря, не ожидал, что даже амулеты сдохнут. Только колечко Дэм не погасло, но светится еле-еле, и толку от него…

— Тут, похоже, полуостров, не остров. Места дикие, не видать ни дорог, ни жилья. Если уж люди встретились, лучше к ним пристать. Я умею жестами объясняться, приходилось в степи. Только ржать не вздумай.

Альва хихикнул. Воображение у него было богатое.

— Хоть противно, однако придется сдаться на милость пиратов, подытожил он. Скорее всего, нас куда-нибудь продадут. Тут рабство вполне себе процветает. И я даже знаю, куда, потому что мы с тобой редкостные красавчики. Главное, не проговориться, сколько нам лет.

Теперь засмеялся Кинтаро:

— Что-то ты не очень беспокоишься, сладкий!

— Ну так не Дикая же степь, пленников не насилуют. Главное, прикинуться покорными и беззащитными…

— Вот так? Кинтаро высунул язык, выкатил глаза и так успешно изобразил пускающего слюни кретина, что Альва зарыдал от смеха и ткнул его кулаком в живот.

— Перестань, а то тебя никто не купит. И не смеши меня, думать мешаешь. Последние минуты истекают, пока можно составить план! Значит, пробуем добиться, чтобы нас отвезли в Ланкмар, к чародею Руатте. По идее, все его должны знать. Другое дело, что обсмеют нас, как пить дать, и не поверят… Нам бы к магу какому-нибудь попасть, вот что. Сразу и проблема с языком снимется. А с магами в Ланкмаре, увы, плоховато. Вот в Арриане…

— Не очень-то мне хочется в Арриан, скажу тебе честно. Одной магички вот так было! Кинтаро провел ребром ладони по горлу. А их там много, и обычаи степные, и мужиков в рабстве держат… бр-р-р!

— Боюсь, выбора у нас нет. Динэ видел во сне, будто мы попали к воительнице Александре. Так и так попадем к ней, просто будет шанс выбраться. Без Динэ она не откажется от услуги чародею Руатте.

— Хорошо, что куколки с нами нет, сказал Кинтаро тихо, будто через силу. Я бы не выдержал, если бы его потащили продавать на базар, и отвернулся.

— А меня, значит, можно? деланно возмутился Альва, стараясь отвлечь его и себя от грустных мыслей.

— Ха, да за тебя там все покупатели передерутся… Китабаяши тазар! Поверить не могу, что мы сидим и спокойно обсуждаем, как нас будут продавать на невольничьем рынке!

— Да, жалко, что магия не действует. Я собирался красиво бросить якорь в крупном порту и заявить, что я посланник великого северного короля. То есть, с поправкой, восточного. Установить тесные дипломатические отношения, знаешь ли… Может, у них есть пара симпатичных королев или, там, принцев…

…Альва был в бешенстве. За прошедшие годы его сексуальная жизнь отличалась интенсивностью и разнообразием, и он как-то незаметно привык удовлетворять желание когда угодно, сколько угодно и с кем угодно. Разумеется, самых желанных кандидатов было всего двое, но время от времени случались и другие приключения. С таким похотливым любовником, как Кинтаро, и таким безотказным, как Итильдин, у кавалера Ахайре даже повода не было заскучать по сексу, и с возрастом он даже позабыл, что бывает такое пламенное вожделение, которое сжигало его сейчас. Голова кружилась, колени дрожали, в паху бушевал пожар, и неутолимый голод плоти доходил до невозможных пределов, мешая внятно размышлять. Он метался по комнате, лишь изредка поглядывая в зарешеченное окошко, встречался глазами с таким же тоскливым взором Кинтаро напротив и тут же, не в силах смотреть, отводил глаза. Жестокий хозяин не просто накачал их афродизиаками и развел по разным комнатам, но с дьявольским коварством позволил видеть друг друга. Но только по шею, и то сверху. Альва изнемогал в этой псевдо-разлуке и томился желанием хоть увидеть, хоть краем глаза нагое смуглое тело Кинтаро, в которое был влюблен, как мальчишка, все эти годы. Неизвестно, впрочем, облегчило бы это страдания или усугубило. Их ведь напрочь лишили роскоши самоудовлетворения, хитро прикрутив руки к ошейникам. Все для того, чтобы на вечернем представлении они набрасывались друг на друга, как голодные звери, не обращая ни малейшего внимания на публику.

Если б Альва был способен ясно соображать, он бы винил себя и сокрушался, что допустил ошибку, позволив пиратам захватить их обоих в плен. Должен был быть другой способ, менее унизительный и более… пристойный. Не то чтобы он не отдавал себе отчета, чем придется заниматься в плену. Нравы аррианок были очевидны, а он немало повидал в жизни властных доминирующих женщин. Но к такому он точно не был готов!

Сначала все шло по плану. Когда пираты обнаружили их на берегу, Альва убедительно прикинулся аристократом, впавшим в забытье от удара по голове. Он даже украсил голову окровавленной тряпкой для пущей убедительности. Кинтаро разыграл немого слугу с такой артистичностью, какой кавалер Ахайре прежде в степняке не подозревал. Тот закатил целое представление, жестами и рисунками на песке рассказав, что они плыли на корабле, и тут налетела буря, главная мачта сломалась, и вся команда сбежала на лодках, бросив их на борту и прихватив все ценное. Пираты точнее, согдийские морские охотники, как их тут называли, что, конечно, было намного более политкорректно обошлись с ними настолько любезно, что Альва засомневался в их основном ремесле. Действительно, их не бросили в трюм, а отвели приличную каюту, одну из двух или трех на всем корабле похоже, капитанскую. Кормили сносно, не домогались с расспросами (что, впрочем, было бы затруднительно, потому что Альва усиленно изображал бред и горячку, а Кинтаро немоту и легкую тупость), не связывали, не запирали, не принуждали к работе, не отобрали у Альвы кольцо и серьги словом, только что пылинки не сдували. И даже в кандалы заковали со всей возможной любезностью, когда на горизонте показался порт.

Охотников за живым и неживым товаром не впечатлило то, что пленники ни слова не понимают и между собой говорят на каком-то неизвестном языке. Также их не впечатлили особые отношения между пленниками. Капитан как-то заглянул в неподходящий момент, выругался по-своему и захлопнул дверь, явно не имея склонности к подобного рода зрелищам, уж не говоря про занятия. Но ничего предпринимать не стал, и у Альвы сложилось впечатление, что их продажная цена только возросла. Когда капитан торговался с перекупщиком прямо в присутствии обоих пленников, филологических способностей Альвы хватило, чтобы расслышать склоняемый на все лады Арриан, различить хвалебные нотки в голосе их первого владельца и распознать непристойный жест, который тот употребил, описывая, что они парочка, а не абы кто.

На лице степняка было такое кислое выражение, что свернулось бы молоко, да и благородный кавалер был далеко не в восторге. Что и говорить, исчезновение магических способностей здорово осложняло жизнь. Оставалось надеяться на встречу с какой-нибудь чародейкой-воительницей из Арриана. Но, как выяснилось, до этого было еще далеко.

В полном соответствии с традицией эротических романов, где красивый герой попадает в рабство, их кормили сладостями, мыли, растирали, умащали благовониями, расчесывали волосы, накладывали макияж, одевали в шелка и даже чесали пятки. Тогда их еще не разлучали и позволяли проводить свободное время как угодно. Хозяин немолодой мужчина, умудрявшийся сочетать в своем облике степенность и пронырливость, попытался с ними поговорить, перебрав несколько известных ему языков. Иногда Альве мерещились знакомые слова: не то иллюзия, не то подтверждение теории одного ученого языковеда, преподававшего в Королевской академии, который считал, что все языки происходят от единого изначального. Впрочем, его коллега и соперник считал, что языки возникают в разных условиях, а сходство между ними обусловлено универсальными характеристиками человеческого разума. Альва торжественно пообещал себе, что если дело выгорит, он постарается выучить парочку языков Иршавана и по возвращении домой наваять ученый трактат по сравнительной лингвистике.

Когда он называл имена «Александра» и «Руатта», хозяин явно его понимал и принимался повторять их на все лады, болтая о чем-то своем. Но донести до него свою мысль или понять, что тот имеет в виду, не представлялось возможным. Альва смирился и стал ждать аукциона, или как их там намерены продавать. Было ясно, что хозяин купил их не для себя. Половая принадлежность и род занятий будущих покупателей тоже секретом не были. Мужчина не может купить подобную парочку без того, чтобы сразу же не прослыть понятно кем. Так что оставались только дамы. И понятно, что не из самой цивилизованной страны.

Альва не ошибся ни в одном из своих предположений. Через неделю их обоих нарядили в легкомысленные штанишки и туники, больше открывающие, чем скрывающие, и вывели на помост в битком набитом зале. Видимо, хозяин всю неделю зазывал покупателей на особые торги, готовясь предъявить им сенсацию.

На скамейках было несколько мужчин и юношей, но они явно не собирались принимать участие в торгах, а просто сопровождали хозяек. На ком-то из них одежды было еще меньше, чем на Альве с Кинтаро, а на ком-то он, содрогнувшись, углядел ошейник и цепь. Будущее показалось ему еще менее радужным. Особенно когда он рассмотрел аррианок.

Без всякого сомнения, принадлежали они к той же расе, что и обитатели Дикой степи. Альве никогда не доводилось видеть близко степных женщин, если не считать юную принцессу Филавандрис, при взгляде на которую не оставалось ни малейших сомнений в отцовстве Кинтаро. Но аррианки походили на виденных им степняков, как сестры-близнецы. Те же смоляные косы (разве что с виду почище и заплетены аккуратней), темные глаза, высокие скулы, та же смуглая кожа и мускулистые тела. Он тщетно искал взглядом женщину, подходившую под описание Александры: синие глаза, каштановые волосы, светлая кожа. Или ее не было в зале, или она предпочла не снимать шлем, как поступали многие. Умопомрачительно, сколько железа с легкостью таскали на себе аррианки. Это было одеждой, предметом гордости и хвастовства, в отличие от степняков Пандеи, обнажавшихся в битву почти совершенно. Повинуясь извечному женскому инстинкту, аррианские дамы состязались друг с другом в пышности щитов и доспехов, затейливости татуировок, количестве клинков так же, как на королевском приеме трианесские дамы состязались в изяществе туалетов и количестве бриллиантов.

«История Ашурран-воительницы» оживала на глазах. Он видел медвежьи шкуры и ожерелья из медвежьих зубов, видел лисьи хвосты на шлемах, барсовы шкуры на плечах, маски из кожи змеи на лицах, головные уборы из орлиных перьев и дивился, как могла все это описать принцесса Изаррис, не выезжавшая дальше границ Криды. Должно быть, сама Ашурран являлась ей во сне, или она раскопала неизвестные прежде документы эпохи, или сила вдохновения такова, что ничто перед ней пространство и время.

Каждое племя отличалось своей одеждой и вооружением, так же как племена Дикой степи, и даже в тесном зале они смешивались нехотя, предпочитая сбиваться ближе друг к другу. Хоть все они были при оружии, однако вели себя относительно мирно, клинков не обнажали и больше обращали внимания не помост, чем друг на друга. Когда вывели Альву с Кинтаро, аррианки одобрительно зашумели, и кое-кто даже засвистел. Альва, не стесняясь, разглядывал воительниц и даже успел пару раз подмигнуть, пока его заставляли ходить по помосту и замирать в разных позах. Кинтаро был мрачнее тучи и только кидал косые взгляды из-под насупленных бровей. Альва забыл его просветить, что подобный вид только подчеркивает его мужественную красоту и заставляет трепетать сердца зрительниц.

А дальше хозяин подтолкнул пленников друг к другу и почмокал губами дескать, целуйтесь. Вздохнув, Альва подумал: «Чего только ни сделаешь ради своей миссии!» Он обвил руками шею Кинтаро и поцеловал его в губы, почти что целомудренно, если вспомнить, как им случалось присосаться друг к другу в порыве страсти. В зале повисло молчание, но кавалер уже расшалился и решил оскорбить воительниц еще более непристойным зрелищем. Продолжая целоваться, он запрыгнул Кинтаро на талию, и степняк зарычал, хватая его за задницу и не успели они еще прервать поцелуй, как зал взорвался шумом, свистом и криками. Аррианки неистовствовали. Одни предлагали цену, перекрикивая друг друга, другие кидали монеты прямо на помост, как на представлении бродячих артистов, а кое-кто даже визжал и подпрыгивал, ну совершенно по-женски. Кавардак был такой, что хозяин поспешил отменить торги и припрятал лакомые кусочки обратно в закрома. Видно, сам не ожидал подобного фурора.

Альву и Кинтаро заперли в отдельных комнатах, разделенных коридором, с издевательскими окошечками на дверях, накачали возбуждающими снадобьями и после ночи мучений вывели в зал поменьше, где было всего десятка два скамеек для самых дорогих гостей. Увидев кровать, Альва застонал. Зрительницы завыли и завизжали. Кинтаро с дикими глазами швырнул кавалера на кровать и навалился сверху. Кавалеру даже в голову не пришло сопротивляться.

Так продолжалось уже дней десять. Альва подозревал, что хозяин успел наварить целое состояние и обеспечил до конца жизни не только себя и детей, но и внуков с правнуками. Устраивать представление было явно выгоднее, чем продать пленников и выпустить из рук такой верный источник дохода. Нельзя сказать, что рабство было обременительным или противным, но благородный кавалер Ахайре не нанимался трахаться на людях, пусть даже со своим любимым степняком!

Положение казалось безвыходным. А потом, как в романе, появился избавитель. Точнее, избавительница долгожданная Александра Богоравная. Но встреча с ней Альву отнюдь не порадовала. Он еще дня три потом вздрагивал от резких движений и потирал щеку. Впрочем, если по порядку, то дело было так.

На очередном представлении, после очередного акта мужской любви Альва вдруг заметил, что в зале стало тихо. Он, постанывая, выполз из-под своего ненасытного варвара, вознамерившегося пойти на второй заход, и с удивлением увидел, что зрительницы смотрят отнюдь не на них, а на женщину в дверях. На женщину в алом плаще и в шлеме с драконом. Как сказали бы старинные легенды, кавалер Ахайре никогда ее не видел, но сразу узнал. Волос под шлемом было не видно, да и цвета глаз в полутемной зале было не различить. Но никому больше не кланялись аррианки, и никто больше не носил доспехов из легендарной красной стали. Ни к кому больше не подбегал, униженно согнувшись, хозяин. Судя по всему, она только что приехала, прослышав о представлении сапоги и край плаща были в грязи. И успела увидеть достаточно, потому что с места в карьер принялась торговаться с хозяином. Ну, это Альва так подумал, что торговаться, потому что они спорили, тыкая пальцами в сторону пленников, хозяин оправдывался, Александра наступала, злилась, грозила, а потом и вовсе потянула из ножен меч. Даже Кинтаро забыл о своих намерениях, заглядевшись. Наконец соглашение было достигнуто, порядочный мешок с веселым звяканьем перекочевал из рук мрачной одноглазой спутницы в загребущие лапы хозяина, а великая воительница взяла на себя труд осмотреть свое приобретение.

Дальше воспоминания кавалера Ахайре путались. Вроде бы он стыдливо потянул на себя покрывало, вставая навстречу, и не поднимал глаз, пока рука в красной перчатке не взяла его за подбородок. А потом воительница отступила на шаг, меняясь в лице, и дальше все покрыл мрак. Угасающее сознание еще уловило крики, шум борьбы и знакомое рычание, прежде чем отказал слух. И больше он не слышал и не чувствовал ничего, пока вдруг не очнулся в полутьме шатра, в круге из слабо светящихся незнакомых символов.

Он был все так же обнажен, руки то ли скованы, то ли связаны за спиной так онемели, что не разберешь. По голым коленям и нежной коже между бедер гулял недружелюбный сквозняк, но самое неприятное было то, что вся левая сторона лица горела и ныла. Судя по всему, воительница приложила его даже не кулаком, а тяжелой наручью, закрывающей руку от запястья до локтя.

Альва поморщился. Наверняка рассечена кожа скулу саднит и стягивает, верно, от засохшей крови. После давних-предавних приключений в Джинджарате кавалер Ахайре очень трепетно относился к своему лицу и даже от малейшей царапины впадал в меланхолию. На этот раз хоть левая щека пострадала, все какое-то разнообразие. Это что, ритуал ухаживания в Арриане? Дьявольское пламя, даже суровая Ашурран не лупила почем зря красивых юношей! Ехидный внутренний голос, впрочем, не преминул возразить: «Так то юношей, приятель!»

Он попробовал переменить положение и не смог какие-то невидимые путы держали его, не позволяя сдвинуться ни на полпальца. Даже головой не пошевелишь: можно только скосить глаза вниз и насладиться видом собственных голых коленей. Альва немного потрепыхался, но без всякого результата. Если не считать, что он привлек внимание и удостоился лицезреть свою пленительницу.

Александра была уже без доспехов, плаща и шлема, в простой степной одежде: штаны, безрукавка, босые ноги. Она щелкнула пальцами, не глядя произнесла: «Оррм!» и два светильника загорелись. Близость магии огня горячей волной отозвалась в Альве. Он и понятия не имел, что так по ней соскучился! Обидно было видеть, как другой человек с легкостью призывает огненную стихию, самому кавалеру недоступную. Он облизал пересохшие губы, не зная, что сказать. Не так представлял он себе встречу с воительницей, совсем не так…

— Антар ва руатта найтар ариддаран? спросила она, усмехаясь торжествующе. Глаза ее блестели. Синие, кажется, или темно-серые. И волосы не черные и не рыжие, а темно-каштановые, заплетенные в четыре косы. Выглядела она очень довольной, и тон был такой… Что-то вроде: «Наконец ты и попался!» Стоп, как это она сказала?

— Руатта? с удивлением повторил Альва. Вы что, приняли меня за чародея Руатту?

Она рассмеялась и разразилась длинной фразой на своем рычаще-лающем языке, полном раскатистых «ррр». Ей, похоже, и в голову не приходило, что пленник не понимает ни слова. Альва снова скосил глаза вниз, приглядываясь к символам на полу. Они не были нарисованы, просто светились сами по себе, как любой магический круг или полог. Похоже на самый обыкновенный круг силы, который удерживает демонов, бесов, оборотней и чародеев. Теперь в происходящем появился некоторый смысл, хотя скула не стала меньше болеть от осознания, что зубодробильный удар на самом деле предназначался блудному папочке кавалера Ахайре.

— Я не Руатта, сударыня, проговорил он внятно и четко. Меня зовут Альва Ахайре. Вы понимаете меня? Я не Руатта.

Она продолжала глумиться, но Альва упрямо твердил одни и те же слова, и наконец она догадалась прибегнуть к магии. Снова движение пальцев, короткое заклинание, и она спросила нетерпеливо:

— Ну что еще? Что это за незнакомый язык? Хватит прикидываться!

— Слава Единому! с чувством выдохнул Альва. Уверяю вас, вы ошиблись, сударыня. Я не Руатта.

— Ну а кто же ты тогда, человек с лицом Руатты? Да и не только лицом, она окинула его откровенным взглядом. Ты, конечно, умудрился мастерски запечатать свою магическую силу, но я все равно ее чувствую. Глупые отговорки, чародей.

— Хотите верьте, хотите нет, но меня зовут Альва Ахайре. Наложите на меня заклятие правды, и я повторю то же самое.

— Ну да, а чародей Руатта твой злобный брат-близнец. История, достойная театральных подмостков!

Но Альва уже был уверен в себе.

— Сударыня, я уверен, вы прекрасно знаете способ, с помощью которого чародей Руатта может производить на свет своих двойников. Таких же красивых и рыжих, как он. Простой, естественный способ, без всякой магии. Нужна только женщина. Он чарующе улыбнулся. Александра задумалась и вдруг улыбнулась ему в ответ, весьма благосклонно.

— Хмм, ты его сын, допустим. И даже если я скажу, что чародеи бесплодны, ты ответишь, что он зачал тебя до того, как стал чародеем. И магические способности впрочем, слабые весьма передал тебе по наследству.

— Я не так много знаю про чародея Руатту. Но сами подумайте: неужели он не смог бы отразить ваш удар? И позволил бы так легко захватить его в плен?

— И уж точно не стал бы трахаться с мужиком на потеху толпе, добавила она, и Альва почувствовал, что неудержимо краснеет.

— Папочка так и не смог привить мне свои суровые моральные устои.

— Так он знает о тебе? Вот это может быть интересно.

Александра прошлась туда-сюда, не отрывая взгляда от пленника. Черты ее лица смягчились, и в глазах засветилось откровенное любопытство. Она получила новую фигуру в игре и теперь прикидывала, что с ней делать.

— Сударыня, нерешительно начал Альва. А… тот человек, что был со мной… мой возлюбленный. С ним, надеюсь… и к его собственному изумлению, его сладкоречивый язык ему отказал, не в силах озвучить страх за Кинтаро, которого он лет десять уже не испытывал.

— А, этот. Как ты смог превратить его в пантеру, если был без сознания? Придумал бы что получше. Мы, аррианки, диких кошек укрощаем еще быстрее, чем людей.

— Что с ним? Альва вскрикнул. Ради всего святого, скажите!

— Вот теперь я верю, что ты не Руатта. Он бы только молча нос задирал, знаю его. Да жив твой любовник! Стану я убивать красивого парня, за которого плачено звонкой монетой! Заклятье твое долго не продержалось, он обратно человеком стал. Вырубили и ошейник надели. Я его Эрменгарде отдала, позабавиться, но велела поберечь. А ты, зайчик, иди-ка сюда. Будешь себя хорошо вести, позволю вам увидеться.

Путы, сковывающие Альву, пропали. Александра извлекла из воздуха широкий серебряный ошейник, разукрашенный сложным узором, и защелкнула на шее пленника. Потянула его к себе. Альва застонал, с трудом разгибая затекшие руки и ноги. Аррианка разложила его на постели и принялась разминать, отпаивать вином и залечивать ссадины на лице. То ли сработала знаменитая магия аррианок, то ли собственная развратная натура Альвы взяла свое, но через несколько мгновений они уже целовались. Кавалеру Ахайре давно не приходилось бывать в постели с властной женщиной, и он не без удовольствия позволил себя изнасиловать. Желая показать себя во всей красе и как следует подлизаться, он пустил в дело умелый язык, но аррианка его поразила. Минуты не прошло, как она отпихнула его небрежно, будто кошку скидывала с колен, поднялась и принялась одеваться.

— Сударыня, вы мной недовольны? спросил он хмуро, уязвленный до глубины души.

Александра усмехнулась.

— Своих денег ты стоишь, зайчик рыженький. Я даже думаю, что ты лучше в постели, чем твой ледяной папаша. Выгодное приобретение, воистину. Только некогда мне с тобой разлеживаться. Нынче же гонца пошлю к Руатте. Если ты правда его сын, можно так развернуться!

Ощущение у кавалера Ахайре было такое, будто его пребольно щелкнули в нос. Еще ни одна женщина, да и не только женщина, с такой легкостью не покидала его постель. Он постарался утешиться, напомнив себе, что Александра слеплена из того же теста, что воительница Ашурран, и мужчины для нее не больше чем минутное развлечение перед боем.

Он робко напомнил про встречу с Кинтаро. Робко попросил одежду. Она кинула ему легкую тунику без рукавов, не прикрывающую колени.

— А белье?

— А белья тебе не полагается, зайчик, она хищно улыбнулась, и Альва наконец понял упорство Итильдина, не желающего попасть к ней в руки, и в очередной раз порадовался, что нежного эльфа здесь нет. Точнее, он хотел бы, чтобы его Динэ был рядом, и тоска по нему постоянно маячила где-то в глубине сознания, но все же он был доволен, что избавил от горьких переживаний хотя бы одного из своих возлюбленных. Желание делить опасности с любимым проходит вместе с молодостью. В зрелости человек стремится взять их на себя.

Глядя, как в шатер вводят Кинтаро голого, со скованными руками, одурманенного каким-то заклятьем и в таком же серебряном ошейнике кавалер Ахайре ощутил острый и мучительный, как мигрень, приступ вины. На Кинтаро не было ни синяков, ни царапин могли, конечно, затянуться, когда он перекинулся, но засохшей крови тоже не было, и даже коса не растрепалась. А значит, скрутили его с помощью магии, что было по непостижимой степной логике вдвое унизительней, чем поражение от меча. И насколько Альва представлял себе нравы аррианок (а можно было не представлять, а взять нравы Дикой степи с поправкой на половую принадлежность), плечистая одноглазая дама, тащившая Кинтаро за цепь, только что попользовалась им в свое удовольствие. Наверное, и это вождь сочтет вдвойне позорным: что его взяла силой женщина, а не мужчина.

Альва мысленно пнул себя, обзывая недоумком, неудачником и самовлюбленным эгоистом. Помогло: кавалер собрался, и в мозгу его начал вырисовываться план.

Кинтаро пришел в себя в объятиях кавалера и вдруг дернулся но, узнав Альву, расслабился, шумно вздохнув.

— Это не бабы, это черти какие-то! сказал он в сердцах. Даже зверем я пару минут продержался, и только! А уж что потом было, я тебе вообще не расскажу, даже по пьяной лавочке!

Альва, не сдержавшись, тихонько фыркнул. Приятно видеть, что некоторые вещи остаются неизменными например, чувство юмора и присутствие духа его любимого варвара.

— Прости, что я втянул тебя в это, сказал он, быстро целуя Кинтаро в уголок рта.

— Пфф, фигня вопрос, пока задница в целости.

Александра покосилась на них, усмехаясь, и вернулась к разговору с дамой, которая, надо полагать, и прозывалась Эрменгардой. Альва опять не понимал ни единого слова, но язык был все тот же. Выходит, Александра наложила заклятье понимания не на него, а на себя. Умно, ничего не скажешь.

Обеих воительниц совершенно не смущали зрители. «Ну да, с горечью подумал Альва, мы для них нечто среднее между слугой и домашним животным!» Упомянутая Эрменгарда была, похоже, не просто советницей или подругой, а кем-то более близким. Только посмотреть, как нежно она откинула прядь волос с лица своей повелительницы. Кажется, в Арриане считалось, что истинная любовь возможна только между женщинами. Интересно, понравилось бы здесь Лэйтис?

— У тебя есть какой-нибудь предмет или знак, который твой предполагаемый отец сразу узнает? поинтересовалась Александра, вспомнив наконец о его существовании.

— Боюсь, что нет, ответил сокрушенно Альва. В последний раз мы виделись, когда мне было двенадцать. И я крайне сомневаюсь, что он поверит, будто я в Арриане. Он ведь, знаете ли, чародей. Мое имя и сам факт моего существования можно просто выудить у кого-нибудь из памяти.

— Ты ведь не хочешь сказать, что ты для меня бесполезен, зайчик? глаза ее сузились в легком намеке на угрозу.

— О нет. Напротив, я очень надеюсь, что отец мной дорожит. Но я знаю только одного человека, который сможет убедительно доказать, что я его сын. Кроме меня, самого, конечно. Вот он, и кивком головы указал на Кинтаро.

Степняк невольно ему подыграл. Он подскочил и заорал:

— Ну уж дудки! Я без тебя никуда… и осекся, хватаясь руками за горло, будто его душила невидимая рука.

Александра холодно сказала, разжимая пальцы:

— Никогда не смей повышать голос в моем присутствии, раб. И если я прикажу тебе отправляться в преисподнюю, ты туда отправишься в ту же секунду!

Кинтаро побагровел, но смолчал. Он знал, когда не стоит затевать схватку.

Повинуясь вопросительному взгляду воительницы, Альва продолжил:

— Мы вместе уже очень давно. Только он сможет рассказать обо мне чародею Руатте, назвать все места, имена и подробности… ну, которые вспомнит, конечно.

В сердце его загорелась надежда. Было заметно, что она не отвергла с ходу его предложение, а приняла во внимание. Хотя сказала с напускным возмущением:

— Думаешь, я на это куплюсь и выпущу из рук роскошного самца, которого даже еще не попробовала?

— Со всем уважением, сударыня, сдается мне, что попробовать чародея Руатту вы хотите гораздо больше, сболтнул Альва и невольно зажмурился, ожидая получить еще один зубодробильный удар по лицу.

Но она его не ударила. Открыв глаза, Альва увидел, что она смотрит на него, наклонив голову, очень внимательно.

— А с чего ты взял, что я хочу чародея Руатту?

— Ну, если он выглядит, как я, то я сам бы его трахнул, и Альва чарующе улыбнулся. В женских сердцах он читать умел, как никто.

— Вообще-то он выглядит моложе и красивей, сказала жестокосердная воительница, и Альва надулся, снова уязвленный до глубины души. Ей-богу, от диких степняков он видел больше почета и уважения! Даже и не знаю, какую цену я смогу за тебя запросить. Интересно, ценит ли он тебя достаточно, чтобы обменять твою жизнь на свою?

Кавалер Ахайре задумался. Теперь, когда у него самого был сын, он лучше понимал своего отца и его противоречивые чувства. Что бы он сделал, будь Таэсса в плену? Его серьезный, молчаливый, разумный Таэсса, такой беспомощный во всем, что касалось взаимоотношений с людьми? Да все бы сделал, наизнанку вывернулся, а спас. Но кто такой чародей Руатта? Альва совсем его не знал. Он слышал, чародеи легко забывают свои былые привязанности, родных, любимых и близких еще до того, как переживут их.

— Я не знаю, честно ответил он. Солгать аррианке было бы плохой идеей. Но я знаю точно, что мне бы не хотелось покупать свою жизнь за такую цену. Я пришел сюда за своим отцом, чтобы забрать его домой. Должен же он увидеть своего, эм-мн, свою родину. Альва не нашел в себе сил произнести слово «внук». Он все еще как-то не привык, что его отец стал дедушкой.

Глаза ее загорелись:

— Мир за пределами Иршавана? Ты хочешь вернуть его туда, откуда он пришел? Тоже неплохо, но вариант «чародей Руатта на коленях и в ошейнике» мне нравится больше.

Альва догадался, что она имеет в виду такой вот ошейник, призванный начисто блокировать магическую энергию. Он невольно поморщился и потер шею. Ему-то что, блокировать нечего. Но для действующего чародея должно быть крайне неприятно.

— Сударыня, почему бы вам не обсудить это непосредственно с ним? сказал он почтительно, но с легкой ноткой раздражения. Вы что, такого слова не знаете «переговоры»? Даю гарантию, что, услышав мое имя, чародей Руатта примчится сюда на крыльях ветра. Буквально. И я совершенно уверен, что вы достаточно грозный противник, чтобы разговаривать с ним на равных.

— Лесть тебе к лицу, зайчик, Александра фыркнула, но лицо ее казалось довольным. Уговорил, чертяка языкастый. Я отправлю к нему твоего жеребчика. Конечно, она перевела взгляд на Кинтаро, если жеребчик будет себя хорошо вести.

Кинтаро открыл было рот, но тут же захлопнул, аж зубы лязгнули, потому что локоть Альвы чувствительно впился ему под ребра. Подобным намекам заткнуться степняк привык повиноваться автоматически, потому что ослушаться было себе дороже: рыжий потом пафосно дулся и мог не давать сутками, так что приходилось засылать к нему парламентером эльфа. В сущности, Кинтаро нечего было возразить против альвиного плана кроме того, что ему решительно не хочется оставлять рыжего в лапах чокнутых баб, да еще с перспективой привести в эти же лапы его чародея-папашу. С другой стороны, если чародей-папаша так крут, как рассказывают, то заручиться его помощью будет нелишне. Так что Кинтаро мысленно отцензурил пару первых пришедших на ум фраз и сказал:

— Вообще-то дамочки млеют, когда я веду себя плохо. Позволите поразвлечься, прежде чем отправите в логово этого вашего чародея?

И, не дожидаясь ответа, завалил Альву на застеленное шкурами ложе, задирая его короткую тунику.

Александра громко помянула Небесную Мать в неприличном контексте и не отрывала от них глаз в ближайшие полчаса, хотя Эрменгарда всячески пыталась ее отвлечь руками, губами и языком.

В подобных занятиях пролетела пара недель. Это было, несомненно, лучше, чем на сцене у купца, потому что зрительниц всего две, а не сотня. Но эти две зрительницы не стеснялись присоединиться в любой момент, когда бы у них ни возникло подобное желание. Сонливость, усталость, проблемы с потенцией у «игрушек» лечились просто заклинаниями. Альва совершенно изнемог, и в душе его родилось новое уважение к отцу, который, если не врут легенды, укротил саму воительницу Ашурран. Кое-что, однако, он рассчитал верно. Его представление о характере степных воительниц не подвело. Однообразие им быстро надоедало, и постельным забавам они всегда готовы были предпочесть «стяг и седло». Так что к концу второй недели воительница Александра почти утратила интерес к своим пленникам и обратилась мыслями к грядущей войне с Ланкмаром и к тому, как бы убрать со сцены непреодолимое препятствие в лице чародея Руатты.

Итак, однажды утром Кинтаро выдали одежду поприличнее, чем у Альвы, сняли ошейник и даже снабдили неплохим мечом. Альва сам затянул на нем пояс с ножнами, как дама сердца, отправляющая рыцаря в поход.

— Слушай внимательно, жеребчик. Сейчас я перенесу тебя на морской берег ввиду острова Кумано, где стоит замок Руатты. В скалах там спрятана лодка, за пару часов догребешь. Сегодня полнолуние, твои способности будут на максимуме, и резист к магии тоже. Ты постараешься убить чародея Руатту или взять его в плен и доставить ко мне. Но, разумеется, проиграешь. Тогда переходи к плану Б: передай ему, что я жду его на святой земле в Миррали. Пришла пора нам снова встретиться лицом к лицу. Пусть приходит без оружия, без магических артефактов, и тогда мы обсудим дальнейшую судьбу его славного рыженького отпрыска. Она вдруг ухмыльнулась, и у Альвы появилось нехорошее предчувствие. Не иначе задумала какую-то пакость… Чтоб жизнь медом не казалась, я немного усложню тебе задачу. Наложу печать. Ты забудешь и свое задание, и любовника, пока чародей Руатта не сломает печать.

— Нет! Это нечестно! крикнул Альва, пытаясь закрыть от нее Кинтаро. Но Эрменгарда сдавила его руку, как тисками, и оттащила в сторону.

Александра начертила в воздухе пылающий знак и произнесла заклинание. Глаза Кинтаро стали стеклянными, он застыл, как изваяние.

— Не слишком ли жестоко я поступила? состроив притворно-сокрушенную мину, воительница взялась за подбородок и обошла его кругом. В общем, чтобы сломать печать, чародею Руатте придется у тебя отсосать. Наверное, это как-то слишком. Но зато потом я смогу вытащить эти воспоминания у тебя из головы и насладиться картиной, как надутый чародей Руатта берет в рот. Пожалуй, я даже слегка усложню задачу. Вторая печать: ему придется тебя трахнуть. По доброму согласию и без всякой магии. Интересно, как ему удастся тебя уговорить? Понятное дело, ты бы его отымел и не поморщился, а вот наоборот…

Альва застонал и закрыл лицо руками. Ничего не скажешь, его отец мастерски умел заводить и друзей, и врагов. Впервые в жизни кавалер Ахайре задумался, не слишком ли щедро природа отмерила сексуальной привлекательности их роду. Интересно, почему суровый Рудра Руатта никогда не рассказывал ему про покойного дедушку?

Глава 4

Великий и ужасный чародей Руатта не отказал себе в ребячливом удовольствии внезапно появиться прямо в кресле перед пленником. От неожиданности тот еле заметно дернулся. Вряд ли от страха. Такие ничего не боятся. Скорее, попытался приготовиться к нападению и не смог по понятным причинам. Руки его были заведены назад и скованы цепями, прикрепленными к кольцу в полу. Длины цепей хватало лишь для того, чтобы стоять на коленях. Чародей Руатта не нуждался в цепях, чтобы зафиксировать пленника, даже такого плечистого и крепкого. Но демонстрация силы не помешает. Пускай незваный гость сразу осознает свое незавидное положение.

Взгляд у того был непокорный, но без открытого вызова. Пленник изо всех сил пытался принять бесстрастный вид и не выдать своих намерений раньше, чем противник выдаст свои. Но цепь его раздражала. Наглядный урок беспомощности, в отличие от магических пут, которые не ощущаются, пока жертва не пытается вырваться.

Пленник тряхнул головой, откидывая прядь волос с лица. Его длинные иссиня-черные волосы падали на спину и грудь, достигая едва ли не пояса. Этот вид чародей Руатта находил весьма приятным для глаза. Еще более приятной для глаза была нагота пленника. Тот раздвинул колени для лучшей опоры, а завернутые назад руки заставляли слегка прогнуться в спине, демонстрируя великолепные грудные мышцы, широкие плечи и талию, неожиданно тонкую при подобном телосложении. Определенно, прекрасный образец человеческой расы. Лучший из тех, что посылала к нему Александра. Пожалуй, ему было бы смертельно скучно последние несколько лет, если бы не «подарки» королевы Арриана. То один из слуг оказывался ее шпионом, то наемный убийца пытался пробраться в замок. Впрочем, считать ли наемником того, кого зачаровали магией и заставили выполнять приказы?

Чародей Руатта никогда их не убивал. Зачем? Методы Александры были не лишены изящества, а вкусы достойны восхищения. Ему доставляло удовольствие вычислять шпионов, отлавливать ассасинов, расплетать искусную паутину заклятий и отсылать их обратно. Настоящей угрозы они не представляли.

Этот, впрочем, оказался опаснее других. Физическая сила и воинское мастерство были ничто в замке чародея. Но воин обладал магическим даром или проклятием, как посмотреть. Он был оборотнем и перекинулся в черную пантеру, попавшись в магическую сеть. Оборотни обладали определенным иммунитетом к магии, который достигал пика именно в полнолуние. Потому заклинания по большей части оказались бесполезны, а серебра у Руатты под рукой не случилось. Впрочем, его желание взять нападающего живьем только усилилось. В азарте драки он обернулся тигром, и они сцепились прямо в саду, яростно рыча, оставляя брызги крови и клочья шерсти на сломанных цветах, пока он не измотал наглеца до потери сознания и не связал.

Давно ему не приходилось так развлекаться! Он ощущал что-то вроде благодарности. Где только Александра нашла подобную диковину? Оборотни, как и прочие волшебные создания (вроде русалок, эльфов, драконов и демонов), в Иршаване не существовали. Хотя легенды про них рассказывали. Впрочем, в его времена, в его мире демоны и эльфы тоже упоминались в легендах, а не в научных трудах. Просто эти легенды были куда более разнообразными и детальными.

Возможно, воин находился под действием изощренного заклятия, не будучи в полной мере оборотнем-леопардом. Вариант магического дара Руатта вынужден был с некоторым сожалением отбросить. Чародей, превращаясь в любое создание, а потом обратно в человека, сохраняет свой облик неизменным, и у него даже волосок из прически не выбьется, пока он бегает серым волком по земле, летает сизым орлом под облаками. Черноволосый воин, перекинувшись, разодрал на себе в клочья всю одежду. Он был наг теперь по этой причине, а не по умыслу чародея Руатты. Волосы его, заплетенные сначала в тугие косы, после обращения в человека оказались распущенными. Кроме того, Руатта ощущал в нем зверя, который всегда жил под его кожей, смотрел из его глаз слабо, едва заметно, но все-таки ощущал, потому что его магическая сила была велика. А чародей не привязан к какому-либо звериному облику: может свободно призвать любой и так же свободно с ним расстаться.

Может быть, особые способности воина заставили Александру подослать именно его. Прежде она никогда не выбирала представителей степной расы. А пленник совершенно очевидно родился в Арриане или от аррианки: бронзовая кожа, скулы, волосы говорили сами за себя. Такой рост и телосложение среди аррианских мужчин нередки не все аррианки предпочитают стройных женственных юношей. Забавно, кстати, что рыжая королева Арриана напоминала аррианку меньше всех дочерей степи, что ему приходилось видеть. У нее тоже были синие глаза, как у Ашурран, но светлее, больше в голубизну. У Ашурран они отдавали фиолетовым, как грозовая туча, несущая громы и молнии. Должно быть, Александра подозревала, что надменный чародей питает склонность к брюнетам в конце концов, отдал же он свое сердце чернокосой Ашурран. И потому не подсылала к нему ни степняков, ни степнячек.

Возможно, мотивы у нее были более прозаичны. Аррианский ассассин слишком откровенное указание на заказчика. Но ради этого воина она нарушила традицию. Не могла же она всерьез полагать, что у оборотня больше шансов убить чародея Руатту? Возможно, цель у нее совсем другая…

Он снова окинул взглядом обнаженное тело пленника, определенно бывшее усладой для взора. И подумал, что давно ему не случалось смотреть с желанием ни на женщин, ни на мужчин.

Пленник вдруг ухмыльнулся и посмотрел в ответ так, что чародею Руатте вся кровь бросилась в лицо. Вот этого с ним не случалось еще дольше. Чтобы кто-то посмел смотреть на великого чародея как на мальчика из веселого дома! Последней была Ашурран и поплатилась немедленно, после чего усвоила должное почтение (хотя бы внешне, если не в мыслях).

Он вздохнул и провел ладонью по лбу, откидывая кудри с лица. Не лицемерие ли наказывать за непристойные мысли, если сам на них провоцируешь? Он носил облик юноши, ставший привычным. Традиция для чародеев подчеркивать бессмертие и вечную юность. Кроме того, юный облик позволял вводить в заблуждение врагов, вызывая меньше подозрений. Король Ланкмара Родрик Железная Рука вообще напрямик заявлял, что предпочитает видеть чародея Руатту шестнадцатилетним красавчиком. Старый пьяница никогда не стеснялся в выражениях. Он был слишком глуп и заносчив, чтобы бояться великого чародея. Руатту это забавляло.

— Ну что, детка, так и будешь пялиться на мой член или все-таки отсосешь? развязно спросил пленник.

Будто молния ударила в чародея Руатту, и он стиснул подлокотник кресла, так что едва его не сломал. Но причиной был вовсе не пошлый смысл услышанного.

Голос чародея не дрогнул, когда он переспросил по-ланкмарски:

— Повтори, что ты сказал.

Потому что пленник говорил не по-ланкмарски. И не по-арриански. И не по-согдийски. И ни на одном языке Иршавана, из которых чародею Руатте были ведомы все.

Этого языка он не слышал… Сколько? Он не помнил. Он давно утратил счет годам и десятилетиям, проведенным в Иршаване. Время здесь текло иначе, особенно после того, как он прошел Вратами Знания.

— Что ты там щебечешь, красавчик? ухмыляясь, продолжал пленник. На всеобщем. С сильным, нарочитым степным акцентом. Руатта мог бы поклясться, что видит перед собой эссанти или эртау. Будто бы дело происходило в приграничной крепости Криды в бытность Руатты королевским военачальником. Ланкмарина, по всей видимости, степняк не понимал. Но продолжал гнуть свою примитивную линию: Давай, отсоси, ты же хочешь.

Чародей подступил вплотную и вздернул ему подбородок, вглядываясь в глаза. Он искал следы хитроумного заклятья, заставляющего видеть и слышать то, чего нет на самом деле. Магических сил Александры не хватило бы, чтобы настолько заморочить ему голову…

Пленник бросился на спину, освобождая ноги, немыслимым кульбитом извернулся и сбил чародея Руатту на пол, коленями сдавил ему шею, угрожая сломать к бесам и демонам. Рявкнул:

— Ключи от наручников, быстро!

Руатта был восхищен. Обычного человека воин держал бы сейчас под угрозой смерти. Но у чародея даже дыхание не прервалось. Он сказал на всеобщем и родной язык ощущался чужим, непривычным:

— Я не прочь оказаться между твоих бедер, но определенно не в этой позе!

И в то же мгновение обернулся огромной красно-черной змеей. Змея без труда выскользнула из захвата, обвилась вокруг шеи воина и зашипела ему в лицо.

— Чародей! вырвалось у того. Ненавижу чародеев.

— Сомневаюсь, что ты много их встречал! сказала змея голосом чародея Руатты. Глаза у нее были зеленые. Не сомневаюсь, впрочем, что знакомство с Александрой вызывает именно такие чувства.

Воин презрительно промолчал, но взгляд его выдавал, что никакой Александры он знать не знает. Кто бы сомневался.

Руатта снова обернулся человеком, выбрав на сей раз более зрелый облик. Таким он был в расцвете своей военной карьеры, когда ему даже сорока не исполнилось. Но пленник взглянул на него еще более плотоядно, чем раньше. Развалившись на полу с таким видом, будто ему тут удобно, а руки за спину заложил просто так, он сообщил:

— Эй, да я ж тебя знаю. Я раз пятьсот дрочил на твой портрет в «Криданских военачальниках». Ммм, как там тебя… Рамиро? Ратталья?

— Потрясающе! Соврать несколько раз в такой короткой фразе! чародей уже не скрывал своего восхищения. Подарок был великолепен и сулил нескончаемые развлечения. Руатта начал с заклятия правды. А теперь повтори то же самое, но без вранья. С каких это пор степняки читают книги?

Воин попытался прикусить язык, но ничего у него не вышло. Губы будто сами собой зашевелились, произнося:

— Мой отец оседлый степняк, отдал меня в монастырь, учиться. Я эту книжку зачитал до дыр, и еще «Записки об эльфийской войне», «Подвиги Конны Разрушителя» и «Искусство войны». И тебя я хорошо запомнил, Рудра Руатта, потому что ты надрал задницу эртау и эйхеле, так что слава их навеки померкла. Но тогда мне было пофиг на мужиков, я только на баб дрочил. К его смуглым щекам прилила кровь, и было видно, что он безуспешно пытается сдержать рвущиеся с языка слова: Один раз мне приснилось, что ты меня трахаешь, и я даже кончил, но забыл этот сон и до сегодняшнего дня не вспоминал, проклятый чародей, так тебя и разэтак!

Говорил он теперь чисто, как образованный человек следовательно, степной акцент был напускным.

— Так значит, ты из эссанти. Мне приходилось сидеть у костра совета с вашим вождем. Только было это задолго до твоего рождения.

— Зато я слышал, как старики рассказывают про тебя всякие байки. Тебя прозвали в степи Красным Львом, и не было никого, кто не мечтал бы тебя нагнуть. И когда вождь эссанти Согэцу положил тебе руку на колено, предлагая скрепить договор, ты ее сбросил. И когда он предложил себя, ты его отверг, сказав: «Я не сплю с теми, кто сам под меня стелется». Согэцу взъярился было, но вовремя вспомнил, что Красный Лев трахает Великого северного короля, и грех ему размениваться по мелочам! на одном дыхании выпалил пленник, и Руатта поморщился. У заклятия правды был побочный эффект: объект выбалтывал буквально все, что только приходило ему на ум. Говорили еще, что глаза у тебя в битве горят зеленым огнем, а волосы превращаются в огненную гриву, и даже сам бог войны Аманодзаки не рискнул бы выйти против тебя. Мать твою, так это правда? Ты чародей, значит? Вот как ты надрал задницу эртау, ясно теперь…

— Я не был тогда чародеем, возразил уязвленный Руатта. А ты замолчи и не смей ни слова произносить, пока я не задам вопрос.

Воин ухмыльнулся, явно довольный, что удалось задеть противника.

— Как ты, эссанти, попал в Иршаван?

— Куда-куда попал? В Иршаван? Западный край? Брешешь! воскликнул пленник, абсолютно не кривя душой.

Руатта вздохнул и закатил глаза. Так он будет возиться с упрямцем еще часа три и не узнает ничего полезного, кроме всяческой пошлятины. Без лишних церемоний он придавил пленника коленями к полу и прижал пальцы к его вискам, открывая для себя его память. Глаза у того на миг остекленели, от лица отхлынула кровь.

— Может быть немного неприятно, запоздало предупредил чародей.

— Да лучше б ты меня выебал десять раз, чем так… наизнанку выворачивать, прохрипел эссанти, как бы приняв слова Руатты за вопрос. Он отвел глаза и вытянулся на полу, разом обессилев. Заклинание действительно было насилием над разумом, и Руатта редко к нему прибегал.

То, что чародей узнал о своем пленнике, оставляло больше вопросов, чем ответов.

— Значит, ты вождь эссанти Кинтаро, будем знакомы. Здесь меня называют чародей Руатта, а мое первое имя не ведомо никому. Я не враг тебе, хотя ты сейчас думаешь иначе. Мы заклятые друзья с королевой Арриана, и она послала тебя, как запечатанный свиток с посланием. Пока я не сниму две печати, не узнаю, что же ты собирался мне сообщить.

Пленник смотрел на него угрюмо и молча. Руатта спохватился:

— Говори, я разрешаю.

— Ты мне голову дуришь, вот что. Я только что был в степи на летней стоянке, на другой день должен был прибыть посланник криданского короля обсуждать договор, и вдруг я здесь, непонятно где, и ты плетешь всякие небылицы про бабу, которую я даже не знаю.

— Ты не помнишь, как пробрался в мой замок и пытался меня убить?

— Я? искренне удивился Кинтаро. Убить тебя? С чего бы? Я бы лучше тебя поимел, вот содрал бы с тебя эту хламиду, нагнул бы аккуратненько и…

— Достаточно, поспешно прервал его Руатта. Я лучше покажу тебе, как все было. И прижал пальцы ко лбу пленника, на этот раз передавая ему свои воспоминания о прошедшей ночи.

Кинтаро был потрясен, хотя пытался не подавать виду. И кто бы не был потрясен, узнав, что превращается в гигантскую черную кошку, а потом ничего об этом не помнит.

— Если ты чародей, то можешь какие угодно картинки показывать, пробурчал он, когда чародей позволил ему говорить. Но голос его звучал уже не так уверенно, и по всему было видно, что вождь эссанти сбит с толку.

Щелкнув пальцами, Руатта освободил его от цепей. Кинтаро сел, разминая затекшие руки, и перед ним появилось зеркало в полный рост.

— Ты своего точного возраста сам не помнишь, но вождем стал лет в двадцать. Кстати, редкий случай в степи, не могу не признать. А теперь посмотри на себя. Ты в расцвете лет, конечно. Но на вид тебе далеко не двадцать.

Глаза Кинтаро притянуло к зеркалу, как магнитом. Он повернул голову так и эдак, разглядывая себя, будто не узнавая. В замешательстве потрогал мочку уха Руатта предположил, что эссанти когда-то носил серьги, от которых нынче не осталось и дырок. Повернулся одним плечом, другим, провел рукой по груди обычных для эссанти шрамов, предметов гордости воина, не было.

— Когда ты перекидываешься в зверя и обратно, все следы от ран исчезают, подсказал чародей. И одежда твоя осталась там, где ты перекинулся. Хотя было ее, прямо скажем, немного: штаны да сапоги. Пожалуй, надо все-таки одеть тебя, а то слуги сочтут, будто мы любовники. И половина из них тут же кинется строчить донесения своим нанимателям.

Движением руки он поднял Кинтаро на ноги и одел в обычный ланкмарский костюм: штаны, рубашка, туника без рукавов. Подумал и убрал рубашку, попутно украсив плечи и запястья Кинтаро золотыми браслетами, а шею в расшнурованном вороте туники массивным ожерельем из фигурок пантер. Взялся за подбородок, задумчиво обозрел картину и заменил золото на сталь. Серебро было бы лучшим выбором, но вряд ли оборотню приятно носить серебро. Руатта добавил ему пояс из металлических бляшек на бедрах и сапоги с отворотами.

Кинтаро посмотрел в зеркало, и губы его шевельнулись, беззвучно произнося короткое и энергичное матерное словцо. Руатта не сдержал улыбки. Он, в общем-то, и не ждал, что дикий варвар оценит его художественный стиль.

— Теперь ты мой гость, вождь эссанти Кинтаро. Приглашаю тебя разделить со мной трапезу. Стаканчик доброго вина нам обоим не помешает.

За обедом Руатта с удовольствием наблюдал, как Кинтаро за обе щеки уплетает оленину, пироги с зайчатиной и прочие мясные яства, которые чародей распорядился приготовить в избытке. Бедняга оборотень умирал с голоду. Метаморфоза наверняка отнимала много сил, и неизвестно, как он питался, прежде чем попасть в замок. Беседа была несколько затруднена с набитым ртом Кинтаро был в состоянии отвечать только на короткие вопросы вроде: «А кто стал вождем эутангов после Сенехмера? А кто командует в Белой крепости? А соблюдают ли эртау договор шестьдесят третьего года?» Эссанти наелся, выпил, расслабился, и на губах его опять заиграла усмешка. Утраченное равновесие возвращалось к нему быстро.

Руатта отослал слуг и движением руки заставил кувшин с вином наклониться и наполнить бокал Кинтаро. Пришло время для серьезного разговора.

— Мы точно раньше не встречались? спросил эссанти, осушив бокал, и взглянул на Руатту совершенно не целомудренно. Не могу отделаться от мысли, какой ты горячий и как любишь ложиться под мужика. И «рыженьким» тебя хочется назвать.

— Я уже снял с тебя заклятие правды, так что нет нужды рассказывать все, что приходит тебе в голову, сообщил Руатта, не поддаваясь на провокацию.

— Истинный воин не лжет и не скрывает своих мыслей, ухмыльнулся Кинтаро. Ты не ответил, чародей.

— Ты в Иршаване, за многие и многие тысячи миль от родных степей, и это все, что тебя волнует?

— Если меня перестанет волновать красивый рыжий парень, значит, я помер. Эссанти гибким кошачьим движением перетек на диванчик поближе к Руатте. И даже руку ему на колено чуть не положил но в последний момент сделал вид, что его целью был кувшин с вином.

Чародея вдруг охватила ностальгия, тоска по ушедшей юности, когда он не был еще чародеем, а был воином, командиром, любовником. Неприкрытые авансы степняка пробуждали слишком много воспоминаний, и он вдруг ощутил себя беспомощным. Как ребенок тянется за лаской, надменный чародей Руатта тянулся за любым напоминанием о родине. Надежда поманила и вдруг развеялась, когда выяснилось, что эссанти не знает даже, как он попал сюда, не говоря уж о том, как вернуться.

Только сейчас он ощутил, как сурово сдерживал себя все эти годы, не позволяя впадать в уныние и печаль, не позволяя думать о возвращении, пока не изыщется подходящего способа. И вот он, способ раздевает его глазами и плотоядно скалится. Чародей Руатта никогда не торговал собой. Но, может быть, ему просто не предлагали подходящую цену?

— Так что это за баба, у которой с тобой счеты? поинтересовался Кинтаро, щедро наливая себе вина и откидываясь на спинку дивана.

Для начала Руатта обрисовал ему расстановку сил в Иршаване, кратко коснувшись истории Ланкмара и Арриана и стараясь не замечать, что степняк как бы невзначай закинул руку на спинку в непосредственной близости от плеч чародея.

— Никто не знает, откуда пришла Александра и какое имя прежде носила. Она ведь даже не аррианка и лишена магических способностей, которые среди степнячек столь распространены. Но сейчас ее называют не иначе как богиней Идари, потому что за какие-то пятнадцать лет ей удалось объединить степные племена, чего не удавалось прежде никому из смертных. Ты легко себе представишь масштаб, ведь Дикая степь ближайший аналог Арриана, за исключением матриархата.

— Чего?

— Главенства женщин. Что бы ты сказал о человеке, подчинившем себе все племена Дикой степи, и большинство из них силой оружия?

— Бог Аманодзаки, вот что я бы сказал.

— А что бы ты сказал, если бы этот человек решил покорить Криду? И не только Криду, а еще Илмаэр, Вер-Ло и Маррангу?

Кинтаро присвистнул, явно не находя определения для такого безумия.

— Королева Арриана собирается захватить Ланкмар. И без сомнения, преуспеет, если бы не одно препятствие. В лице меня.

— Мне нравится, как ты бахвалишься, чародей. Будто ты один способен удержать того, кто объединил степные племена и готов двинуться на Криду.

Руатта улыбнулся так уверенно и безмятежно, что Кинтаро поперхнулся вином. Было забавно встретиться с подобным невежеством, ведь во всем Иршаване не нашлось бы ни единого человека, подвергающего сомнению могущество великого чародея. «Безграничная власть развращает», со вздохом подумал Руатта. Ей-богу, собственная напыщенность иногда его раздражала.

— Таким образом, королева Арриана жаждет убрать меня с дороги, потому что я единственный закрываю ей путь к столице и рубиновой тиаре Ланкмара. Ирония судьбы именно я был ее наставником пятнадцать лет назад. Я обучал ее магии и добился невероятных успехов, учитывая, как мало у нее природных способностей.

— Вот неблагодарная тварь, фыркнул Кинтаро. Может быть, ты слишком часто бил ее линейкой по пальцам?

Руатта весело рассмеялся:

— Да, можно не сомневаться, что ты учился в монастыре. Узнаю поповские методы. Нет, ей не в чем меня винить, кроме разве что… он запнулся, с удивлением чувствуя некоторое смущение. Степняк, простой, как песня, с легкостью вытягивал из него человеческие эмоции, от которых чародей давно отвык.

— Ты ее трахнул и бросил, подсказал Кинтаро, проницательно угадывая если не причину, то хотя бы с чем она связана.

— Наоборот, с досадой сказал Руатта, и к щекам его прилила кровь. Я считаю узы учителя и ученика слишком сакральными, чтобы опошлить их плотской связью. Воспользоваться доверием своего ученика, его неопытностью, его естественным восхищением перед учителем… Это сродни насилию над личностью, инцесту! Кроме того, магическая сила идет рука об руку с целомудрием и воздержанием…

Кинтаро опять поперхнулся вином, посмотрел круглыми глазами поверх бокала и даже как будто чуть-чуть отодвинулся.

— Ты ей не дал, и она теперь тебя ненавидит.

— Я бы выбрал другие слова, но ты уловил суть.

— На ее месте я бы постарался выманить тебя из твоей берлоги и взять в плен.

— Боюсь, что ты послан сюда именно за этим, кивнул Руатта.

— Может, тебе тупо с ней переспать? Глядишь, и перестанет строить козни.

Руатта метнул в него суровый взгляд:

— Думай, что говоришь! Не хватало еще великому чародею ложиться с каждым, кто изъявит такое желание!

Степняк хлопнул себя по колену и засмеялся:

— Да вы, чародеи, ханжи и лицемеры еще покруче эльфов! и вдруг улыбка сползла с его лица, и оно стало потрясенным. Китабаяши тазар, откуда я знаю, что эльфы ханжи? Я одного из них взял в плен на равнине Терайса, а остальных пришлось перебить… Я даже голоса его не слышал, только если он стонал подо мной… Кинтаро схватился за шею, будто его что-то душило. Лицо его исказилось. Он встал и зашагал по комнате, бормоча: Оставил куколку там, у столба, на забаву племени… Хотел, чтобы его объездили, укротили… Кретин безмозглый! Он бросился к Руатте и тряхнул его за плечо без всякой почтительности: Если ты такой великий, давай, читай свою волшебную галиматью! Я хочу вспомнить!

Глаза у него горели почти что буквально, потому что зрачки налились янтарным огнем, а губы раздвинулись, показывая зубы, совершенно по-кошачьи.

Руатта невозмутимо снял с себя его руку.

— Интересный феномен. Ты забыл что-то конкретное или кого-то. Но мнения, сформированные за твою жизнь, сохранились. Ты ненавидишь чародеев, а эльфов считаешь ханжами. Ну-ка… Сколько ворот в столице Криды?

— Четыре, по четырем сторонам света, не задумываясь, бросил Кинтаро. Я въезжал через южные. И нахмурился, не сумев вспомнить, когда и зачем въезжал.

— Вождь эссанти преклоняет колено перед королем Криды?

— Черта с два, они встречаются как равные, если между эссанти и северянами мир.

— В мое время дикарей в столицу не пускали, ядовито прокомментировал Руатта. Но ты, по всей видимости, даже удостоился королевской аудиенции. Блестящая карьера для степняка. Он вдруг понял, что в нем говорит банальная зависть. Этот степняк топтал своими мокасинами мостовую Трианесса, и совсем недавно десять, двадцать лет назад. А чародей Руатта чародей, а не криданский кавалер, которым он был когда-то, ни разу не ступал туда ногой, несмотря на всю свою хваленую магию.

— Верни мне память, чародей, угрюмо сказал Кинтаро. Я забыл что-то очень важное. Как будто у меня сердце вырезали и пустили гулять без него.

— Мне это знакомо, вздохнул Руатта, вспоминая, как попал в Иршаван. Он хотел добавить, что память к нему вернулась, а вот сердце навеки осталось в Трианессе. Но промолчал. Сказал вместо этого другое: Печати можно взломать, обойти или узнать хотя бы, что они из себя представляют, чтобы вскрыть их по-честному. Вот только способ может оказаться не слишком приятным.

— Я воин степи, вождь племени эссанти. Тебе нечем испугать меня, чародей, сказал Кинтаро, горделиво расправив плечи. Руатта невольно им залюбовался. Это было не обычное степное бахвальство, а чистая правда. Все, что он мог сделать проявить уважение к мужеству воина и не тратить времени зря.

— Как пожелаешь, сказал он, и в мгновение ока роскошно обставленная комната исчезла, сменившись полутемным подвалом с цепями и крючьями на стенах. Вместе с магической силой чародей Руатта приобрел привычку к театральности. Даже самая могущественная магия идет рука об руку с показухой и спецэффектами. Кроме того, каменные стены и железные решетки должны убедить воина в серьезности происходящего. Движение руки и Кинтаро оказался раздет догола и подвешен за руки чуть выше человеческого роста, чтобы не доставал до пола даже кончиками пальцев. Руатта оставил ему только браслеты и ожерелье для красоты.

Он вынул из воздуха устрашающую семихвостую плеть и провел рукояткой по груди пленника нежно, едва касаясь. Сказал, почти что оправдываясь:

— Боль лучший инструмент для возвращения памяти.

Ему не хотелось причинять боль. Одно дело в пылу схватки, страсти. Другое хладнокровно пытать человека, пытаясь проникнуть за стену, возведенную в его сознании. Но Кинтаро посмотрел нагло, свысока, будто заранее считая все его старания жалкими, и это помогло. Руатта обошел его, бережно перекинул длинную гриву воина на грудь и без лишних слов положил короткий сильный удар поперек спины. Свободной рукой он взялся за плечо Кинтаро конечно, так не размахнешься как следует, но было важно касаться его, бить самому, физически, а не вызывать боль заклинаниями. Утешало то, что настоящая пытка была ни к чему, должно было хватить легкой разминки, чтобы прощупать печати. Насколько чародей Руатта знал Александру, она никогда бы не связала свою печать с болью. Обычно у нее на уме совсем другие вещи.

Он ударил еще и еще, проникая в подсознание Кинтаро с каждым ударом все глубже, как тонкий, жалящий ремешок плети. Алые полосы украсили совершенные ягодицы воина, его бедра, поясницу, разбежались затейливой вязью по плечам и бокам. Но печати не реагировали, и никакой подсказки, никакого намека не просочилось за них туда, где их можно было подцепить и вытащить на свет. У Кинтаро даже дыхание не сбилось. Эссанти, да еще оборотень впридачу для него нужно кое-что пожестче. Вторя его мыслям, Кинтаро закинул голову назад и потянулся всем телом.

— Меня, бывало, ласкали больнее, чем ты бьешь, лениво произнес он. А пугал-то, пугал.

Плетка его как будто разожгла тело на ощупь стало жарче, и весь он, напрягшийся было в подземелье, в цепях, расслабился. Будто его и вправду ласкают. Хотя плетка в нескольких местах рассекла кожу неглубоко, но должно ощутимо саднить. И даже кровь выступила. Чародей подступил ближе и, повинуясь непреодолимому порыву, слизнул рубиновые капли.

Вот теперь Кинтаро содрогнулся и забыл, как дышать. Тело его напряглось, голова упала на грудь, и с губ сорвался прерывистый вздох, похожий на беззвучный стон. Пытками из него ни звука не вырвешь, но пытки бывают разные. Руатта прижался к его избитой спине, зная, что это тоже причинит боль, смешанную с удовольствием. Он провел ладонью по смуглому бедру, по завиткам волос в паху и коснулся члена, который немедленно под его рукою воспрянул к жизни. Кинтаро втянул воздух сквозь стиснутые зубы, уже не скрывая возбуждения. По его телу прошла дрожь, ягодицы недвусмысленно сжались. Руатта проверил печати и нашел то, что и предполагал найти. Ключом к ним служило не что иное, как секс. В сказках обычно хватало поцелуя.

Без всякого сомнения, это напоминало пытку: Руатта издевательски медленно ласкал ладонью напрягшийся член степняка, другой рукой поглаживая его бедра, живот, грудь. Он ждал очередного насмешливого комментария, но степняк прикусил губу и молчал, боясь, видимо, спугнуть неожиданный поворот событий. Впрочем, такой ли уж неожиданный? Он говорил и думал о сексе с первой же минуты. Следовало понять подсказку, а, всесильный чародей? И кое на что особенно напирал, нельзя было не заметить. Руатта сдвинулся и теперь стоял так, чтобы видеть, что вытворяет его рука. Искушение становилось все сильнее. Можно было оправдаться перед самим собой, что для глубокого проникновения в подсознание степняка совершенно необходимо довести его до оргазма, причем без магических методов, чтобы не затуманить картину. Рукой, например, или… Истинная причина, однако, скрывалась в другом. Когда они с Даронги были молоды, у них еще была роскошь валяться в кровати чуть не до обеда, вытворять все, что в голову взбредет, проводить вместе ночи, полные экспериментов и открытий. Но потом, когда принц Дансенну стал королем, а кавалер Руатта королевским военачальником, у них так мало осталось времени друг на друга. Ласки украдкой, торопливый минет где-нибудь в перерыве между военным советом и приемом послов вот и все, что им было временами доступно. Руатта всегда любил интимное, бесстыдное удовольствие орального секса, а тогда полюбил еще больше. Так восхитительно было преклонять колени перед своим королем, заставляя его терять голову от страсти. Властвуя и владея. Ему и сейчас хотелось обладать своим неожиданным подарком роскошным степняком, который гораздо хуже переносит удовольствие, чем боль. Не то чтобы его захватило сексуальное желание скорее, желание раскрыть тайну, узнать его историю. Но поскольку здесь замешана королева Арриана, без секса не обойтись.

Чародей Руатта не привык себе ни в чем отказывать. Особенно притом, что пошлым трепом степняк выдавал и свое собственное жаркое желание. Кинтаро до последнего мгновения, казалось, не верил, что чародей действительно склонится к нему и сомкнет губы на его ноющем от напряжения члене, продолжая сладкую пытку. У него хватило ума и в этот раз удержаться от комментариев. А может быть, он просто не мог говорить так яростно кусал губы, сдерживая неуместные для воина стоны. Степняк был уже на пределе, и когда Руатта несколько раз всосал его глубоко в глотку, он выгнулся и зарычал прерывисто и хрипло, изливаясь ему в рот. Все щиты в его подсознании упали о-о, степняк действительно умел отдаваться, если партнер попадался достойный. Руатта коснулся печатей Александры, и одна из них полыхнула ослепительным светом и исчезла, а вторая приглашающе засветилась, выдавая образы настолько живые и яркие, что у него закружилась голова. У королевы Арриана была богатая фантазия.

— Ты и вправду чародей, выдохнул Кинтаро, и тон его не оставлял сомнений, что это комплимент. Руатта поднял голову и взглянул в его лицо, красиво обрамленное волосами. В глазах степняка было неприкрытое желание, жажда увы, не совсем того рода, который требовался для снятия печати. Освободи, и узнаешь, в чем хорош я, промурлыкал он, подтверждая подозрения Руатты.

— И в чем же ты хорош? спросил чародей, разыгрывая непонимание. Хотя похоть степняка была почти что осязаема, и желание его очевидно. Раздевая Руатту глазами, он сообщил:

— Узнаешь, когда я нагну тебя и оттрахаю так, что ты всю свою магию позабудешь!

— А если сначала я тебя? поддразнил тот.

— Не годится, Кинтаро свел брови, нисколько не воодушевленный предложением. Ты меня и так поимел, считай, всеми возможными способами. Надо же мне отыграться. Не бойся, я не буду слишком грубым. Хотя искушение большое, честно скажу.

Отстранившись, Руатта вздохнул:

— В этом-то и проблема. Одну печать я снял, но есть еще и вторая. И только один способ вскрыть ее, не повредив твою память. Ты должен лечь под меня. Добровольно, с желанием. Позволить обладать тобой, полностью отдать контроль.

Кинтаро нахмурился сильнее, и похотливый огонек в его глазах угас. Несколько мгновений он размышлял, и само это размышление было ответом. Руатта не почувствовал себя уязвленным. Александра специально запечатала память воина тем, что наименее вероятно. Ей просто в голову не пришло, что великий чародей любит брать в рот. Аррианка, наверное, скорее умрет, чем будет ртом удовлетворять мужчину. В некоторых вещах степнячки, так же как и степняки, жуткие ханжи.

— Если ты не врешь, чародей, то я согласен, сказал Кинтаро нехотя. Делай со мной что хочешь. Зачем тебе вообще понадобилось спрашивать? Я и так голый и связанный. Для иллюстрации он повел плечами, так что брякнули цепи, на которых он был подвешен.

— Я не терплю насилия, ответил ему Руатта довольно холодно. Но если даже я возьму тебя силой или принуждением, не сработает. Только по согласию, с желанием.

— Вот уж не зна-а-ю, сомнение в голосе Кинтаро было очень явным и очень нелестным. Пойми меня правильно, Руатта. Может, ты великий маг и все такое прочее, может, ты двигаешь солнце и луну, а звезды вставляешь себе в уши вместо серег. Но я еще пока ничего особенного не видел. И признаться, воины возбуждают меня куда больше книжников-белоручек. Ты когда последний раз меч-то в руках держал?

Прямота степняка очаровывала. Руатта улыбнулся и вдруг предстал перед ним таким, каким водил в битву кавалерийские полки: кольчуга, панцирь с криданским гербом, зеленый кавалерийский нараменник с разрезами по бокам и красный плащ генерала, который развевался за его спиной, будто крылья, когда они лавой скатывались с холма на позиции эртау. Удар тяжелой криданской конницы всегда считался неотразимым. В степи просто не было столько дерева, чтобы наделать копий и заграждений против кавалерии. Волосы тогда у него были длиннее, он заплетал их в косу, так что лицо оставалось открытым, ничем не обрамленным, заставляя глаза гореть ярче. Степняки говорили, что его взгляд обжигает.

— Меня называли Красным Львом, разоряющим степи. Я повергал воинов степи к своим ногам. Я заставлял вождей самых прославленных племен склоняться передо мной.

— Только не эссанти. Кинтаро быстро облизал губы. Глаза его теперь не отрывались от Руатты, и больше он не смотрел свысока.

— Только не эссанти, потому что у них всегда хватало ума не испытывать могущество Криды. Итак, вождь эссанти, готов ли ты склониться передо мной? Руатта уже и забыл, что способен говорить таким жестким командирским голосом. Он щелкнул пальцами, и цепи, удерживающие Кинтаро, исчезли. Тот приземлился на согнутые ноги, и на какое-то мгновение Руатта почти поверил, что Кинтаро встанет перед ним на колени, покорный, укрощенный. Но глупый щенок еще не родился в те времена, когда военачальник Рудра Руатта покорял Дикую степь. Слышал, читал, но не видел своими глазами. А ведь когда-то воины и вожди куда славнее и доблестней жаждали взойти на ложе Красного Льва!

Кинтаро потер запястья, согнул и разогнул руки, оттягивая время. И вдруг сверкнул улыбкой, глядя с вызовом на Руатту:

— Меня ты ни разу не победил в бою. И бьюсь об заклад, не победил бы, даже будь у тебя вдвое больше воинов. Я не за красивые глаза вождем стал. Попробуй-ка выбить меня из седла в честном поединке!

Руатта почувствовал, как начинает заводиться. Спровоцировать его было нелегко, но степняку почему-то удавалось. Единственная причина, по которой Рудра Руатта не терпел насилия опасение, что ему слишком нравится навязывать свою волю другому человеку, ломать его сопротивление. Но иногда жертва слишком явно напрашивалась. Так было с Даронги. И так было еще один раз, в степи. Он не мог не вспомнить того молодого воина. Кинтаро слишком его напоминал.

— Мне тут устроить турнир ради твоего развлечения? насмешливо осведомился он. Ты не ломаешься, ты ломаешь копья и щиты, прежде чем отдаться?

Кинтаро ухмыльнулся, откидывая волосы за спину.

— Ты великий чародей или так, ярмарочный фокусник? Сдается мне, ты хоть войнушку можешь устроить ради развлечения. А наутро хоп, и конница превращается обратно в стадо коз, пехота в кусты полыни, как в сказках. Как тебе мысль? он шагнул ближе, сознательно вторгаясь в личное пространство Руатты. Голый, красивый и такой далекий. Как бы хотелось его укротить, подмять под себя, в прямом и переносном смысле!

В мозгу Руатты молнией сверкнула идея. Кинтаро прав он чародей, и возможности его практически безграничны. По крайней мере, в Иршаване. Совсем необязательно биться по-настоящему, чтобы померяться силой. Есть другие способы…

Лицо чародея стало рассеянным, и мысли перескочили на секреты ремесла, на новый захватывающий опыт, который можно поставить. Он вернул Кинтаро одежду, перенес его в уютную комнатку с едой и напитками, а сам заперся в уединенной башне, где обычно занимался магией. Башню уже несколько раз приходилось восстанавливать после опасных экспериментов. На нее были наложены самые сильные заклятия, чтобы никто не мог проникнуть в тайны чародея Руатты. Несколько суток подряд он смешивал зелья, листал старинные книги, чертил в воздухе знаки и символы, которые мерцали и медленно гасли. Чародей не прерывал своих изысканий ни на минуту, позволяя себе прикорнуть на пару часов, лишь когда варился очередной эликсир. Слуги понимающе поглядывали на разноцветные отблески в окнах башни и оставляли у двери еду, напитки и смену одежды.

Тем временем Кинтаро, предоставленный самому себе, подыхал от непонятной тоски, которую не могли развеять даже дружелюбные слуги Руатты. Например, кудрявый мальчишка-флейтист с умелыми губами. Или стройный темнокожий конюх с кучей сережек в самых неожиданных местах. Или статный молодой садовник с телом атлета. Они успешно скрашивали одиночество степняка, и то, что они говорили на разных языках, не понимая друг друга, совершенно не мешало. Но Кинтаро все равно тосковал по той неведомой части себя, которая оставалась скрытой за последней печатью. Он уже жалел, что подал Руатте идею. Проклятый чародей мог просидеть в своей волшебной мастерской хоть тыщу лет, вместо того чтобы испробовать нормальные, человеческие способы затащить мужика в постель!

Поэтому он не мог сдержать облегчения, когда Руатта наконец прервал свое добровольное заточение и появился перед ним с флаконом какого-то эликсира. Чародей победно сиял, и по его цветущему виду было совершенно незаметно, что он провел столько времени взаперти, работая без сна и отдыха. Он разлил по бокалам вино и накапал в каждый бокал немного эликсира из флакона.

— Это что еще? с подозрением спросил Кинтаро.

— Ты себе не представляешь, какое изящное решение я нашел. Самый сильный чародей, самый устойчивый к магии человек будет бессилен против моего нового рецепта. Это скорее наука, чем магия! Экстракт эноферы длиннолистной, плюс немного ведьминого корня, плюс стимуляторы памяти и вытяжки гормонов…

— Бла-бла-бла, закончил за него степняк. Ни слова не понял. Ладно, спрошу по-другому. Это еще зачем?

— Ты хотел выйти против меня в бою? Так вот, я дам тебе такую возможность. Только в прошлом. В моем прошлом, когда я дрался в Дикой степи. Можно показать другому свои воспоминания, это общеизвестная практика в магии. Но я придумал совершенно новую концепцию. Ты не просто их увидишь, ты будешь переживать их как свои. Как если бы ты сам скрестил со мной клинки. Он отпил из бокала и склонил голову, глядя на Кинтаро с жадным любопытством. Ему не терпелось испробовать свой рецепт. Я выпил первый, и поэтому воспоминания будут моими. А-ах! Еще никогда они не приходили ко мне так ярко, так живо… Пей, и посмотрим, не придется ли тебе больше по нраву Красный Лев, чем чародей Руатта.

Они оба осушили свои бокалы. Кинтаро прислушался к ощущениям и пожал плечами:

— Ни хрена не чувствую. По-моему, кое-то лажанулся.

— Есть еще один компонент. Забыл сказать. И прежде чем степняк успел среагировать, Руатта поцеловал его в губы, горячо и долго.

Мир исчез. И появился снова с запахом гари, конского пота и крови. С запахом Дикой степи. С запахом войны.

Глава 5

Кавалер Рудра Руатта стал полковником кавалерии в тридцать лет, что считалось блестящей военной карьерой. Недоброжелатели не могли простить ему гвардейское прошлое и близость к наследному принцу. Но даже их впечатляли успехи полковника в кампании против эртау, разорявших границы Криды и союзного Вер-Ло.

Рудра никогда не был выдающимся мастером меча. Но он был командиром, как говорится, от бога и всегда дрался в первых рядах, как степной вождь, а не как цивилизованный военачальник. Ведя свой полк в битву, он будто черпал мастерство и силу от собственных воинов и совершал такие подвиги, в которые после боя сложно было поверить. Он даже помнил не все, будто становился не вполне собой, вступая в битву. Будто отпускал на волю своего демона, и тот завладевал им, превращая хладнокровного и сдержанного кавалера Руатту в Красного Льва, про которого ходили легенды по всей Дикой степи. Больше того, его войско воодушевлялось сверх всякой меры, удваивая силы и стремление к победе. Конница под его началом атаковала мощно и слаженно, рубилась с непреходящим азартом, и каждый кавалерист проявлял чудеса выносливости, силы и ловкости. Им случалось разбить противника, не потеряв ни единого воина тяжелораненым или убитым.

Тот бой у безымянной гряды холмов не стал исключением. Эртау дрались отчаянно, но их окружили и смяли, предварительно перебив под ними лошадей прием, который всегда заставал степняков врасплох. Кавалеристы сбивали противников на землю ударом меча плашмя, краем щита, тупым концом копья, потому что командир запретил бессмысленное кровопролитие. Рудра стремился преподать урок эртау, а не вырезать все племя до последнего щенка.

После боя, скинув доспехи и наскоро плеснув в лицо водой, полковник отправился в лазарет как всегда, навестить раненых, пусть их было немного. Один из лекарей углядел окровавленное плечо Рудры и полез к нему с бинтами, но полковник отмахнулся: пустяк, царапина. В бою степной клинок срезал застежку с панциря, рассадил кольчугу и слегка задел кожу. Сила удара, однако, была такова, что правая рука на мгновение онемела, и он чуть не выронил меч. Спас его только тяжелый щит, окованный железом Рудра отбивался им, пока к руке не вернулась чувствительность, а потом нанес противнику решающий удар.

Большая часть лекарей оказывала медицинскую помощь пленным. Степняка трудно взять в плен, пока он сам не свалится с ног от мощного удара или потери крови. Так что работы у лекарей было по горло. Внимание Рудры привлек молодой эртау, забинтованный поперек голой груди. Сквозь повязки проступила кровь, но он, сидя на земле, спокойно, методично расплетал косы, как будто рана его ничуть не беспокоила. Лицо его показалось Рудре знакомым, несмотря на покрывающую его грязь и засохшую кровь. Повинуясь минутному порыву, он подошел ближе и взял воина за подбородок. Тот сверкнул глазами, и тогда Рудра его узнал. Лет двадцати, плечистый, но еще по-юношески стройный, ловкий и быстрый. И очень сильный. Это его молниеносный удар разрубил на полковнике кольчугу. Молодой воин чуть не прорвал окружение, размахивая длинным мечом, тесня кавалеристов и вырвался бы с десятком-другим воинов, не прегради ему дорогу полковник Руатта.

В той короткой яростной схватке полковник осознал две вещи. До сих пор он не встречал по-настоящему сильных противников это раз, и два Единый Бог определенно на его стороне, если даровал ему победу над молодым воином, в котором будто сосредоточилась доблесть и сила всей Дикой степи. Помогло и то, что на полковнике был тяжелый доспех, а степной воин сражался практически голый, в одних кожаных штанах, даже без щита. К тому же он был измотан схваткой, несколько раз легко ранен Рудра видел на нем кровь, когда их взмыленные жеребцы плясали друг вокруг друга. А потом его охватило боевое безумие, и опомнился полковник только тогда, когда принял меч эртау на щит, полоснул его саблей по груди и добавил еще рукояткой в висок, чтобы уж точно свалить. Чистая победа!

Однако эртау, хоть и расплетал косы по степному обычаю, побежденным себя не чувствовал. Сидя на земле, он умудрился посмотреть на стоящего полковника сверху вниз. Отвернулся, и пальцы полковника будто сами собой соскользнули, не удержав. Красивый разрез глаз. Красивые губы, сжатые в линию, чтобы не выдать никаких чувств. Даже уголок рта не дрогнул. Полковник не выдержал и усмехнулся сам. Победой над таким противником стоило гордиться! Интересно, каков был бы результат, сойдись они в равных условиях, с одинаковым оружием? Интерес его был чисто академическим. Эртау, грабившие коневодов Вер-Ло, равных условий своим жертвам не предоставляли.

Он забыл о молодом воине, наверное, в тот же момент, как прошел мимо. Но излишне ретивые подчиненные по-своему истолковали интерес командира.

Равнодушие полковника к постельным забавам давно кололо глаза его офицерам, привыкшим к степной вольнице. Война многое списывала, и даже образованные столичные аристократы были не прочь перенять кое-какие из дикарских обычаев. Командир закрывал глаза на то, что происходило в кавалерийских палатках, особенно после победы в бою. Но то, что он спал один, расценивалось многими как высокомерие.

Разумеется, никто не посмел бы претендовать на роль официального любовника. Всем было известно, что место занято давно и прочно, и не кем-нибудь, а самим наследным принцем. Но полковник не брал на ложе ни смазливых оруженосцев, ни молоденьких лейтенантов, ни даже пленных эртау (среди которых встречались вполне миловидные, даже по высоким столичным стандартам). Как будто молча осуждал принятые среди кавалеристов развлечения. Поэтому молодому степняку залечили раны магией, отмыли и подсунули в палатку к командиру. Голого и закованного в наручники.

Наручники были магические. Тот, на кого их надевали, подчинялся любым приказам. Абсолютно любым, на каком бы языке они ни были отданы. Разумеется, в Криде подобные артефакты были запрещены. Но они были не в Криде, а в Дикой степи, и три-четыре пары таких наручников ходило по рукам офицеров рангом повыше. Когда наследный принц, занимавший тогда должность начальника штаба криданской армии, приехал с инспекцией в ставку полковника Руатты, он приказал уничтожить противозаконные магические предметы, и приказ его был выполнен. Однако это случилось немного позже.

Степняк встретил полковника на коленях, склонив голову на скованные руки, так что черные волосы рассыпались по ковру, застилающему пол. Но полковник знал про наручники и не обольщался видом этой вынужденной покорности. Он даже почувствовал раздражение и злость на подчиненных. Но час уже был поздний, и он не ощущал в себе готовности разбираться с «подарком» и с теми, кто его подложил. Парень, укрощенный магией, был вполне безопасен и мог хотя бы провести ночь в палатке командира, а не на голой земле. Полковник, уставший за день, не ощущал отвращения при мысли, что за ужином ему будет прислуживать смуглый, обнаженный молодой эртау. Возможно, у него даже не возникло бы искушения воспользоваться подарком по назначению. Но все сложилось так, как сложилось.

Полковник сбросил сапоги и мундир, сел на ковер у низкого столика в походе кавалеристы жили по-простому, без кроватей и стульев, сидели и спали на полу, как степняки. Приказал:

— Я отменяю все отданные тебе приказы. А теперь налей…

Закончить он не успел. Степняк прыгнул, пытаясь схватить его за горло, и они принялись бороться, катаясь по ковру.

Разумеется, Рудра в любой момент мог приказать степняку прекратить. Но это почему-то не пришло ему в голову. Он и так неплохо справлялся. Эртау был шире в плечах, чем изящный полковник, и выше почти на голову. Однако ему мешали наручники, и рана, пусть залеченная магией, давала о себе знать. А может быть, он вовсе не так был полон решимости убить полковника, как пытался показать. Как бы там ни было, Рудра швырнул его навзничь, задрал ему над головой скованные руки и прижал всем телом к ковру. Тяжело дыша, он смотрел в темные глаза степняка, вдруг осознав, что его тело отреагировало вполне предсказуемо. Драка всегда была для Рудры мощнейшим афродизиаком, и сопротивление его невероятно возбуждало.

Эртау больше не сопротивлялся, но смотрел на полковника все так же, сверху вниз, несмотря на то, что лежал под ним голый и скованный. И вдобавок вызывающе ухмылялся. Полковник стер ухмылку с его рта, припав к нему губами требовательно, жестко. И так же взял степняка, жестко и властно, задрав его ноги себе на плечи. Предусмотрительные подчиненные и о смазке заранее позаботились.

Степняк больше не смотрел презрительно. Он вообще никуда не смотрел, закатив глаза, упираясь в ковер руками в наручниках, чтобы подмахивать в такт полковнику. Он не стонал, не кусал губы, только тяжело, рвано дышал. Потом полковник поставил его на колени и вошел сзади, глубоко, сильно, дергая за бедра на себя. Тогда эртау застонал, роняя голову на руки, но тут же замолчал, вцепившись зубами в плечо. Полковник кончил в него, потом стиснул рукой его член и несколькими движениями заставил излиться на ковер.

Когда они сели ужинать, эртау налил полковнику вина без приказа. Поднес на коленях, будто так и надо. Он не выглядел униженным или сломленным, скорее довольным. Губы его так и норовили сложиться в ухмылку, когда он расстегнул штаны полковника и взял в рот его член. Рудра еще успел припомнить, что по степным обычаям изнасилование после боя вовсе не считается позорным. Напротив, это честь, которую оказывают побежденному, признавая его достойным противником. С неумелым и трусливым воином никто не стал бы делить ложе, будь он сто раз юн и смазлив. Степняки всячески поддерживали миф, будто они возбуждаются на доблесть в бою и воинское искусство, а вовсе не на красивую задницу.

Рудра вздохнул и отдался ласке умелого рта. Кончив, не постеснялся оказать ответную любезность. Что бы ни думал эртау о том, подобает ли прославленному Красному Льву сосать мужской член, тем более у пленного степняка, он не мог озвучить свои мысли. Не только потому, что не знал всеобщего. Он и собственный язык на какое-то время забыл. Полковник Руатта, натренированный быстрыми перепихами с принцем в укромных закоулках дворца, божественно делал минет.

На следующий день по приказу Рудры со степняка сняли наручники и вернули ему штаны. Впрочем, большую часть времени он все равно проводил без них. Нагота его не смущала. Опять-таки по степным обычаям пленнику полагалось ходить голым, чтобы хозяин в любой момент мог воспользоваться своими правами. То бишь разложить и оттрахать. Однако даже с голой задницей степняк не терял достоинства. Он не навязывался, не лез первым к полковнику, не принимал нарочито развратных поз и не кидал призывных взглядов. Их предварительные ласки обязательно включали некоторое количество заламываний рук, борьбы и грубых, похожих на укусы поцелуев. Оба страшно заводились от этой имитации насилия.

Полковник знал за собой страсть подавлять, преодолевать сопротивление, навязывать свою волю, но прежде редко ей потакал. Теперь от неподатливости эртау он просто терял голову. Подчиненные понимающе ухмылялись, замечая засосы на шее полковника, синяки на запястьях, сбитые костяшки пальцев, искусанные губы. Знаки суровой степной любви были хорошо знакомы кавалеристам, хотя далеко не все получали их столь же охотно, как полковник, и от столь же охочей жертвы.

Присутствие молодого степняка в палатке для полковника стало привычным. Рудра намеревался отпустить его на все четыре стороны, когда закончится война, вместе с остальными пленными. Для очистки совести он как-то раз показал знаками, что степняк может покинуть его палатку и вернуться обратно к соплеменникам, содержащимся под стражей в больших шатрах. Степняк фыркнул и выразительно поднял брови, будто говоря: «Совсем уже, что ли?» Разве что у виска пальцем не покрутил эртау этого жеста не знали. Он откинулся на спину, заложил руки за голову и выразительно потянулся, делая вид, что на полковника не смотрит. Полковник расценил это как приглашение и позабыл про свои либеральные идеи.

О приезде принца с внезапной инспекцией полковник Руатта был извещен заранее, старинным другом из штаба. Однако ему даже в голову не пришло отослать степняка подальше. Даронги бы все равно узнал, и тогда все выглядело бы так, будто Рудра стыдится. А стыдиться ему было нечего, в отличие, скажем, от капитана Юттайры, державшего своего смуглого пленника на цепи и в ошейнике. У капитана Юттайры были личные счеты с эртау, и по молчаливому уговору никто не замечал ни самого пленника, ни кровавых полос на его спине. Однако наследный принц мог не понять капитана Юттайру, и полковник приказал ему на время визита принца избавиться от столь экзотической детали походного быта.

Кроме того, полковнику было хорошо известно, что принц Дансенну относится к связям с простолюдинами очень легко, не расценивая их как измену. По крайней мере, именно так он и заявил, когда Рудра застал его с хорошеньким юным актером. Естественно, актер уже не мог этих слов услышать, потому как торопливо покинул кабинет, напуганный выражением лица Рудры. Принц Дансенну также поставил полковника в известность, что у мужчины есть определенные нужды, требующие удовлетворения, а именно потребность в мимолетном сексе без обязательств. Полковник повел себя очень разумно, как цивилизованный человек. Он не кричал, не размахивал кулаками и не ругался матом. Он запер дверь, выкрутил принцу руку, нагнул его над столом и отымел с поистине кавалерийским напором. Приводя в порядок одежду, спокойно сказал: «Посмеешь под кого-нибудь лечь убью». Принц разогнулся и дал ему пощечину: «Еще раз войдешь без доклада отправлю в карцер на трое суток!» Он был ниже Рудры по званию, но выше по должности, с королевскими отпрысками такое случается. У них были сложные отношения. Не то что со степняком, про которого полковник ничего не знал. Даже имени. И знать не хотел. Поэтому, когда принц ткнул пальцем в полуголого степняка и спросил: «Это кто?» полковнику было нечего ответить.

Разумеется, принц интересовался отнюдь не именем степняка. С другой стороны, вопрос его был совершенно лишен смысла, и ответить можно было только какой-нибудь остротой. Вид молодого эртау говорил сам за себя, и объяснения были излишни. Кавалерийский устав, кстати, разрешал привлекать военнопленных к работам, служащим для укрепления обороноспособности отряда. При наличии воображения к таковым можно было отнести и функции степняка.

— Полковник Руатта, вы переходите всякие границы, холодно сказал начальник штаба армии Даронги Дансенну. Неудивительно, что ваши подчиненные забыли, что такое моральный облик криданского офицера, если командир подает им подобный пример. Я ничего не доложу главнокомандующему, если вы немедленно прекратите эту варварскую практику.

— А что именно вы собираетесь доложить главнокомандующему, господин начальник штаба? Руатта саркастически поднял бровь. Что пленные содержатся в нечеловеческих условиях? Их морят голодом? Оставляют без медицинской помощи? Может быть, подвергают насилию, физическим наказаниям, пыткам? Принуждают к тяжелой работе?

Даронги схватил его за локоть и прошипел сквозь зубы:

— Ты совсем оскотинился на этой войне, Рудра! Зачем уподобляться дикарям?

— Неужели ты ревнуешь к дикарю, Даро? усмехнулся полковник, тоже понизив голос. В палатке они были одни, если не считать степняка, но брезентовые стены давали лишь иллюзию уединения. Незачем делать их спор достоянием всего лагеря. Я могу одолжить его тебе. Или просто взять в нашу постель третьим. Он только рад будет, уж поверь.

Принц невольно бросил взгляд на эртау. Тот без всякого почтения ухмыльнулся и подмигнул.

— Я тебе должен объяснять, что степняки не отказывают победителю? Это хуже, чем насилие, Рудра! с досадой сказал Даронги.

Рудра перехватил руку принца, многообещающе сжал, притягивая его к себе.

— Никогда бы не подумал, что ты против насилия, жарко выдохнул он принцу на ухо. Полковник скучал, очень скучал. А Даронги так шел черный штабной мундир и надменный официальный тон!

Принц посмотрел на полковника долгим странным взглядом. Его фиолетово-синие глаза потемнели, как небо перед грозой.

— Ты правда не видишь разницы? он высвободил руку резким движением. Полковник Руатта, я требую, чтобы вы прекратили использовать военнопленных в качестве рабов и наложников.

— Вы можете требовать чего угодно, подполковник Дансенну. Требовать, просить, угрожать. Но не приказывать. Ваши полномочия этого не предусматривают. Поправьте меня, если я ошибаюсь.

Краска выступила на щеках принца. Он несколько раз глубоко вдохнул и сказал неожиданно спокойно:

— Что ж, тогда мне не остается ничего другого, кроме как прибегнуть к опыту предков. Вызываю вас на поединок, полковник Руатта. Если победа будет за мной, то вы подчинитесь моим требованиям. И не только вы лично, но и ваш полк.

— Неужели ты хочешь скрестить со мной клинки из-за пленника, которого видишь в первый раз в жизни? процитировал полковник Руатта, демонстрируя хорошее знание классики. Это был диалог Индры и Ашурран из «Записок об эльфийской войне». «История Ашурран-воительницы» Белет-Цери тогда еще не была написана. Парень мало похож на чистого эльфа, и невинным, ты уж мне поверь, его не назовешь. Чью там честь ты собрался защищать?

— Честь криданского офицера, все так же спокойно ответил Даронги.

Опасно близко к прямому оскорблению! Румянец гнева запылал на щеках Рудры. Теперь и ему захотелось взять в руки шпагу и хорошенько проучить зарвавшегося штабиста. Если Даронги забыл, кто тут боевой офицер, превосходящий его в мастерстве фехтования на пару порядков, он ему живо напомнит. Как нарочно, и шпаги для поединка оказались под рукой, в палатке. Посылать за ними, наводя подчиненных на ненужные подозрения, полковник бы не рискнул. Пока принц писал формальный вызов, Руатта нашел потертый кожаный футляр и проверил оружие. Защитные колпачки на острия в футляре имелись, но полковник их отложил. В отсутствие секундантов было бы затруднительно установить победителя без наглядного доказательства в виде легкой царапины. Тем более, оба жаждали крови и никогда прежде не стеснялись пускать ее друг другу. До сих пор, правда, без использования холодного оружия.

Впрочем, Рудра собирался победить даже без пролития крови. Выбить шпагу у принца, например. А потом прижать ему лезвие к горлу, как в тот, самый первый, сладостный раз, когда он взял своего принца силой прямо на полу его собственной спальни! Может, как раз на это Даронги и нарывался.

Степняк молча хмурился в своем углу. Смысл их приготовлений был очевиден, даже притом что варвары смеялись над дуэльными шпагами, называя их иглами для шитья. Но сами степняки вообще выходили на поединки голышом, без оружия, и стремились не столько отметелить друг друга, сколько оттрахать. Рудра невольно подумал, что недалеко от них ушел. Обвинения Даронги так язвили именно потому, что в них было немало правды. Кавалеристы переняли слишком много степных обычаев, и отнюдь не самых лучших. Но не дело штабному офицеру, не пролившему ни своей, ни чужой крови, указывать им, что делать, пусть он сто раз наследный принц. Даже короли не вмешивались в военные дела, кроме тех редких в истории случаев, когда сами являлись верховными главнокомандующими. Мысль эта ожесточила сердце Рудры. Он слишком привык за время войны в степи ни перед кем не держать ответ. Ни перед кем. Ни за что.

Рудра поставил на бумаге оттиск своей печати, в знак того, что принимает вызов. Принц был бледен, под глазами залегли глубокие тени, и сами глаза все еще были темными, как грозовая туча. У Рудры, напротив, пылали щеки от лихорадочного, злого румянца, выступавшего в минуты ярости. Глаза его блестели остро, колко, как битое стекло. Одним взглядом он остановил степняка, вскочившего было на ноги. Тот застыл, чуть подавшись вперед, выставив перед собой руку, будто хотел что-то сказать, остановить их и не знал, как. Таким его Рудра и запомнил.

Они вышли, держа шпаги как можно небрежнее и стараясь выглядеть как обычно. Ординарцу Рудра шепнул:

— Собираюсь показать принцу пару новых приемов. Мы пойдем за коновязь, а ты проследи, чтобы не было лишних глаз. Ни к чему подданным видеть, как его высочеству надерут задницу. Будут спрашивать меня скажи, что отдыхаю.

Ординарец был понятливым и верным. По лицу его не промелькнуло никакой многозначительной ухмылки. Он только вытянулся и щелкнул каблуками. День едва перевалил за полдень, большинство солдат и офицеров прятались в палатках от жары и пыли. Никаких лишних глаз не предвиделось. Просто удивительно, что никто не обратил ни малейшего внимания, как среди бела дня наследный принц и командир кавалерийского полка идут по лагерю с дуэльными шпагами в руках. Почему никто не окликнул их, не отвлек разговором, не остановил? Ну да, потому что они были наследный принц и полковник кавалерии, и выше их по чину и положению не было ни единого человека отсюда до самого Трианесса. И потому, что связь их, далекая от канонов благопристойности, не раз давала поводы к скандальным пересудам. К тому же, в глазах кавалеристов любовный пыл прекрасно сочетался со звоном клинков.

За коновязью была небольшая ложбинка, дающая укрытие и от солнца, и от чужих взглядов. Оба сбросили мундиры на траву, оставшись в штанах и рубашках. Рудра жадно посмотрел на белую шею принца в расстегнутом вороте и мысленно пообещал себе, что исполосует рубашку в клочья. И обратно Даро будет возвращаться в мундире на голое тело. И идти ему будет неудобно и больно, уж Рудра постарается. Если бы он знал, что принцу не суждено было выйти с места поединка своими ногами!

Даронги напал неожиданно страстно, напористо. За время разлуки его фехтовальные навыки явно улучшились. Он с легкостью парировал прием, которым Рудра часто выбивал оружие из рук противника, чем разозлил его неимоверно. Полковника охватило возбуждение, азарт, и он начал теснить принца по-настоящему, вкладывая в удар всю силу. Он мог бы прочертить кровавую полосу в любой момент, где угодно на шее Даронги, на груди, на предплечье. Но вместо этого старался измотать своевольного любовника, доказать в очередной раз, кто сильнее. И проиграл.

Руку выше локтя ожгло болью, в недоумении он посмотрел на рукав с пятнышком крови, а дальше все произошло как в кошмарном сне, медленно-медленно, когда ты видишь все в мельчайших деталях, но ничего не можешь изменить. Левой рукой он отвел шпагу принца, не замечая, что режет ладонь, а правой нанес удар вперед и вверх, в корпус раскрывшегося противника. Руку его будто демон направил тот самый, что позволял выигрывать битвы и повергать намного более искусных и сильных врагов.

Даронги выронил шпагу и покачнулся. Рудра, еще не вполне поняв, что произошло, посмотрел на свою шпагу, на кровь на лезвии, и выронил ее тоже. Он перевел глаза на принца, на кровавое пятно, быстро расползающееся на его груди, и забыл, как дышать, как жить, как воспринимать действительность. Даронги зашатался, хватаясь за грудь, комкая рубаху, тоже не в силах вздохнуть. Рудра едва успел его подхватить и уложить навзничь.

— Нет, нет, нет, хрипел полковник, хотя ему казалось, что он кричит. Кто-нибудь, эй! Лекаря! Даро! Что я наделал!

Он разорвал на принце рубашку и в ужасе уставился на крошечную узкую ранку. Едва-едва ниже сердца, и наверняка задето легкое! Маг бы исцелил раненого принца в два счета, но маги и лекари на другом краю лагеря, до них все равно что до самой Криды, а в распоряжении Даро не больше получаса. Может быть, меньше.

— Так не любишь… проигрывать? выдохнул принц, хватая его за плечо, стискивая с неожиданной силой. На губах его выступила кровавая пена зловещий признак! Хотел… избавиться от меня, да? Чтобы трахаться с кем… хочешь… Не считаться ни с кем…

В этот миг близости к смерти принц Даронги уже не мог и не хотел скрывать своих истинных побуждений. Ревность пылала в нем, но не банальная ревность к какому-то степному мальчишке, случайному любовнику нет! Это была ревность ко всему, что составляло жизнь Рудры и где ему, принцу Дансенну, не было места: к войне, Дикой степи, воинской славе, к победам во славу Криды.

— Война тебе дороже, чем я! хрипел он, отталкивая руки, которыми Рудра пытался зажать его рану. Самый последний дикарь в степи… дороже, чем я. Только не жди, что теперь… получишь свободу! Мы уйдем вместе!

С этими словами он ударил Рудру кинжалом, распоров ему внутреннюю сторону бедра. Немедленно хлынула кровь, и перед глазами полковника все поплыло. Им полагалось теперь, как эпическим героям сказаний, скончаться в объятиях друг друга, чтобы кровь их слилась и дыхание отлетело одновременно. Но Рудра не был эпическим героем. Пока еще не был.

— Никто никуда не уйдет, отрезал он. Перетянул себе ногу ремнем, нечеловеческим усилием вскинул Даронги на руки и понес. Они были и роста одинакового, и возраста, но Рудре не впервой было носить на руках своего принца. Даже сейчас, когда по траве за ним тянулся кровавый след.

Он не помнил, как дошел. Не помнил ничего, кроме того, как тело Даронги становилось холоднее и тяжелее в его руках, как синели его губы и закрывались глаза. Он уговаривал, приказывал, кричал. И даже завыл, как дикий зверь, когда ему показалось, что Даронги уже не дышит.

Вокруг были люди, но он едва их видел. Понадобилось трое человек, чтобы оттащить его от принца, потому что он отказывался выпустить его из рук, даже когда появился лекарь как показалось Рудре, вечность спустя. Но он занялся раненым значит, тот еще жив! С облегчением полковник потерял сознание. Ему еще показалось, что он видит лицо своего степного наложника, но что бы ему делать здесь, посреди лагеря, если он почти не выходил из палатки полковника? Рудре не пришло в голову, что в лагере поднялся такой неимоверный шум и волнение, его имя кричали так ясно и громко, что даже степняк, не понимающий почти ни слова на всеобщем, в палатке не усидел, и удержать его было некому.

Рудра был покрыт кровью с ног до головы, но все, естественно, предположили, что это кровь принца. Мертвенная бледность, обморок все могло быть отнесено за счет ужасного горя. А между тем ему грозило умереть от банальной потери крови. Наконец кто-то может быть, именно степняк заметил ременный жгут на его ноге и рану от кинжала, и полковнику оказали необходимую медицинскую помощь. Еще пара минут и было бы слишком поздно.

В полку Руатты настолько было принято скрывать неблаговидные делишки, что никто не подумал послать королю правдивый отчет о происшествии. Хотя обстоятельства, приведшие к ранению наследного принца, были ясны как день. В отчете было написано, что во время учебного поединка полковник и наследный принц подверглись нападению из засады и были ранены стрелами степного изготовления. Личность нападавшего установлена не была. Капитан Юттайра ознакомил полковника с этим отчетом, когда тот пришел в себя в своей палатке. Он очень натурально сожалел и извинялся, что посты вокруг лагеря проглядели наглого и мстительного дикаря, вооруженного луком. Заверял полковника, что усиленные патрули прочесывают холмы, и несостоявшийся убийца обязательно будет пойман. Полковник его едва слушал, потому что рядом с ним на складной койке лежал Даронги, дышащий размеренно и спокойно в глубоком магическом сне, и его изможденное бледное лицо казалось полковнику прекраснее всего, что он когда-либо видел в жизни.

Благодаря магии принц поправился быстро и без всяких неприятных последствий, так же как и полковник. Когда Даронги очнулся, они были одни, и разумеется, Рудра первым делом протянул обе руки и заявил, что должен быть немедленно арестован и отдан под трибунал за нарушение условий поединка. Он добавил:

— Ты победил. Приказывай, и так страстно, так жарко, что принц улыбнулся:

— Клянусь Единым, стоило получить клинок в грудь, чтобы услышать такое от тебя. Опомнись, какой еще трибунал? Пари держу, твои капитаны уже сочинили какую-нибудь сказочку, чтобы тебя прикрыть. Хочешь их тоже сдать?

— Я тебя чуть не убил и должен быть наказан, настаивал Рудра таким тоном, каким обычно говорят: «Снимай штаны и раздвигай ноги!»

— Я тебя тоже чуть не убил. Надеюсь. Трудно было прицелиться точно. Так что мы квиты. Я победил, и теперь тебе придется прогнать своего степняка и удовольствоваться мной, синие глаза принца блеснули, выдавая, что он иронизирует, прекрасно зная, что в данный момент полковнику ни до степняка, ни до всей Дикой степи, ни до чего вообще в мире.

Остатки соображения подсказали полковнику, что надо бы позвать лекаря, чтобы он проверил состояние раны принца. Принц возразил, что знает куда лучший способ проверить, и уронил полковника на себя, так что походная койка скрипнула и наполовину сложилась. Пришлось переместиться на ковер, стащив с койки простыню. Под простыней Даронги был совершенно обнажен, не считая повязки через грудь. Он сразу же пожелал проверить, как зажила рана Рудры, нанесенная в опасной близости к паху, и не пострадали ли важнейшие функции организма.

— Я думал, для Криды важнее всего мой стратегический гений, саркастически заметил полковник, с удовольствием отдаваясь ощущениям, которые будили шаловливые манипуляции принца у него в штанах.

Как хорошо было быть живым! С этой мыслью он впился губами в сухие губы принца, слегка обметанные лихорадкой, и засунул ему руку между ягодиц, готовясь доказать, что рана его ничуть не беспокоит. В любой момент можно было ожидать, что войдет ординарец, лекарь или кто-то из офицеров, но это только придавало остроты ощущениям. Примирение было горячим, бурным и продолжительным. Даронги так стонал под ним, что наверняка было слышно снаружи. У обоих раны еще отзывались болью при резких движениях а движения их были очень резкими, очень напористыми, как будто они все еще продолжали свой несчастливый поединок: без прежней злости, но с яростным, мстительным наслаждением. Лекарь, обнаруживший потом пару пятнышек крови, закудахтал и принялся щупать красный след от раны на груди Даронги, боясь, что открылось кровотечение. Ничего не найдя, вдруг покраснел, как вареный рак, догадавшись о происхождении крови, и с возмущением отчитал полковника и принца за нарушение постельного режима. Оба покатились со смеху, в один голос уверяя, что изо всех сил соблюдали постельный режим, чем повергли лекаря в еще большее смущение.

Отсутствие степняка не удивило полковника. Разумеется, никто бы не оставил его в одной палатке с ранеными. Признаться, теперь судьба парня волновала полковника очень мало, потому что лекари настаивали (не столько из осторожности, сколько из лояльности к полковнику), что принцу надлежит пробыть в лагере как минимум две недели, а то и больше.

Конечно, полковник Руатта выполнил все требования подполковника Дансенну. Даже запретил всякого рода магические наручники и приказал уничтожить имеющиеся. Чувствуя легкие угрызения совести, он распорядился послать эртау, делившему с ним палатку, красивое седло, отделанное серебром, и выделить ему хорошего жеребца, когда пленных отпустят. Ординарец виновато опустил глаза и сказал, что молодой эртау в суматохе сбежал, уведя коня намного лучше, чем тот, что предназначил ему полковник. Патрули, прочесывающие степь в поисках мифического убийцы, его не поймали. Как ни мало Рудра был заинтересован в мальчишке, он все-таки очень удивился. Спать с Красным Львом, пусть даже и в плену, было куда почетней, чем сбежать из плена. Куда ему вообще податься? Эртау по большей части разгромлены и рассеяны по степи. Разве что к дружественным эссанти.

Хорошо, конечно, что искушение исчезло само собой, не ставя полковника перед необходимостью проверить собственную стойкость и верность обещанию, данному принцу Дансенну. Но полковник предпочитал, чтобы у него был выбор. Теперь же мысль о степняке засела в памяти, как заноза. При виде кого-то похожего высокого, стройного, смуглого, с широкими плечами, узкими бедрами и наглой усмешкой его не раз еще обдавало жаром. Но степная кампания закончилась, и Рудра годами не видел степняков, а потом невольная причина дуэли с Даронги почти совершенно изгладилась из памяти. Они бы все равно подрались, нашли бы повод. Такие у них были отношения.

Но теперь он все вспомнил, будто дело было вчера.

Чародей Руатта заморгал, приходя в себя. Точно так же внезапно, волной, как обрушились на него старые воспоминания, накатила действительность. Уютная небольшая гостиная в его замке на острове Кумано, с широкими диванами, низкими столиками и горами подушек. Все так же горели лампы значит, прошло не более трех часов, иначе магическое пламя бы потускнело. Он все еще склонялся к Кинтаро, сидящему рядом с ним, и почему-то показалось естественным поцеловать его снова, уже без всякой магии. Кинтаро ответил жадно, горячо, и Руатту охватило возбуждение. Воин так напоминал того, другого, будто был его родным братом. Старше, конечно, намного. Но вместе с тем уверенней, опытней. Он и целовался иначе, не так грубо, как будто знал любовь мужчин куда более рафинированных и холеных, чем степные варвары. Воспоминания схлынули, потускнели а только что были таким реальными, осязаемыми! Даже заныла нога, хотя от раны и следа не осталось. И сердце стиснуло внезапной болью, тоской по Даро, такому красивому и юному в те дни.

Заметив, что он отвечает рассеянно, Кинтаро рыкнул и прижал к себе его голову, делая поцелуй глубже, требовательней. Чародей теперь полулежал на широкой груди степняка. Тот согнул колено, потерся им о бедро Руатты. Кажется, эксперимент удался, но следовало кое-что проверить. Руатта оторвался от губ воина и накрыл их ладонью. Кинтаро провел по ней губами и языком, мешая ему думать.

— Подожди, чуть задыхаясь, выговорил чародей. Расскажи, что ты видел! Это важно!

— Чего тут рассказывать? Сам, небось, помнишь. Мощно мы зажигали, а, Красный Лев? Иногда хотелось тебя придушить так ты клево трахался. Такому и дать не зазорно. Но я все равно мечтал о твоей узкой заднице. Дашь? Разочек? Потом. У тебя на заднице такие пятнышки золотые, как их, веснушки, да? Я просто дурел от них!

Для Кинтаро воспоминания стали как собственные. Не то чтобы Руатта сомневался в успехе, но приятно было в очередной раз получить подтверждение своим безграничным возможностям.

— Если ты эссанти, то почему дрался на стороне эртау? задал он провокационный вопрос. Сейчас сознание степняка должно само заполнить лакуны и исправить неточности.

— На тебя хотел поближе посмотреть. Ну что, насмотрелся, а как же. Жаль, что бились так мало. Я бы еще раз с тобой клинки скрестил. Будь ты из наших, я б сказал, что твою руку направляет бог Аманодзаки. Ну, бог войны по-нашему. Если б ты меня к себе не взял, я бы сам пришел, ей-богу. Когда мужик так бьется, хочется узнать, как он трахается.

— Тогда почему ты сбежал? только сейчас Руатта понял, как его занимал этот вопрос, и как хотелось узнать на него ответ.

Степняк сузил глаза и усмехнулся под ладонью Руатты:

— Вот ты вроде как умный, Красный Лев, а такой дурак. Я ж, сука, гордый. А ты так над своим парнем убивался, будто орел над орлицей. Ничего не могу сказать, парень красивый, как картинка. И тебя за яйца держал, так что больше никому вроде как места не было.

Руатта испытующе посмотрел на него, ожидая, что степняк сделает напрашивающийся вывод о личности парня, а вместе с тем и необходимые хронологические подсчеты. В шестьдесят третьем, когда была война с эртау, он еще наверняка не родился. И короля Даронги знал уже немолодым человеком, если не вообще стариком. Но эликсир не только создавал ложные воспоминания, но и мешал оценивать их критически. Нестыковки Кинтаро не смущали, и в глазах его не промелькнуло ни тени сомнения в подлинности ложной памяти. Интересно, не пострадала ли настоящая? Руатта поддразнил:

— Что, не помнишь, как глумился надо мной, обзывал чародеем-белоручкой?

— Помню, ухмыльнулся Кинтаро. Ну так я ж не виноват, я ж все забыл про нас с тобой, мне та рыжая баба память запечатала.

— А ее ты вспомнил?

У Руатты была слабая надежда, что для печати Александры все равно, состоялся ли требуемый секс в реальности или в воспоминаниях. Но увы, воспоминания, тем более наведенные магией, не считались. Кинтаро беззаботно ответил:

— Не-а, ты сам про нее говорил. И что надо трахнуться, чтобы какой-то там третий глаз открылся. Чего ждешь-то? он взял ладонь Руатты и переложил себе на ширинку. Потянул вверх по ногам полы его чародейской мантии, запуская под нее руки.

Руатта оттолкнул его и поднялся. Он крайне не любил быть объектом домогательств. Они его мгновенно расхолаживали. Сухо сказал:

— Ты сейчас под воздействием магии. То, что ты помнишь, было в действительности, но не с тобой, а лет за пятнадцать до твоего рождения.

— Чего только люди ни придумают, чтобы штаны не снимать, отозвался Кинтаро, заложив руки за голову, и слегка потянулся, красиво выпятив грудь. Руатте он ни на грош не поверил.

«Эксперимент должен быть завершен», напомнил себе чародей. Именно после той злосчастной дуэли он стал куда более щепетильным в выборе партнеров по сексу. И больше не терпел ни малейшего намека на принуждение, обман или злоупотребление властью со своей стороны (со стороны партнера он вообще никогда этого не терпел, и ничего не изменилось). Поэтому вместе с эликсиром приготовил противоядие, которое накапал в бокал и разбавил вином. Кинтаро возвел глаза к небу с видом: «Ох уж мне эти чародеи!» Но выпил. Потряс головой, прислушиваясь к ощущениям. Посмотрел на чародея, сузил глаза, и…

Его молниеносный и мощный прыжок застал Руатту врасплох. Кинтаро схватил его за горло, и они покатились по коврам и подушкам, опрокинув столик с кувшином вина, то вцепляясь друг в друга, то отбрасывая. Кинтаро был очень силен, много тяжелее Руатты. Но Руатта был маг, и даже без применения магии его наполняла такая энергия, что придавала нечеловеческую силу его хватке. Впрочем, Кинтаро больше испытывал его, чем серьезно дрался. Очень скоро штаны его оказались спущены до колен, а мантия Руатты разорвана сверху донизу, открывая голую грудь с магическим амулетом на цепочке и свободные штаны, в которые так легко было засунуть руку. Они опять целовались, чувствуя привкус крови во рту, и Кинтаро ругался:

— Сука ты, чародей, глаза твои бесстыжие! Подавись ты своей долбаной честностью, а? Ебаться хочу, сил нет. По доброй воле, безо всякой магии, бля буду!

У Руатты еще мелькнула мысль расспросить о воздействии противоядия, но тут же пропала, смытая волной возбуждения. Кинтаро встал на колени, прогнувшись в спине, припав лицом и плечами к ковру, отдавая себя, и Руатта его взял, успев только выговорить коротенькое заклинание легкого проникновения. И степняк понес его на себе, будто жеребец, который намного сильнее и больше всадника, но все-таки ему подчиняется, в бешеной скачке увлекая обоих к цели.

В пылу удовольствия Руатта едва заметил, что вторая печать вспыхнула и исчезла. Ему было не до нее, потому что степняк, так и не кончив под ним, поставил колени по обе стороны его головы и трахал чародея глубоко в горло. Могущественный чародей Руатта еще и не такое умел. Как и наглый, распутный и ненасытный вождь эссанти Кинтаро.

Глава 6

Полуденное солнце игриво протягивало лучи сквозь оконные витражи в спальне. Руатта совершенно не помнил, как перенес их обоих сюда. Видимо, сделал это уже в полусне. Кинтаро затрахал его до изнеможения, и он сам не остался в долгу. Никто не хотел сдаться первым. И то верно, не ограничиваться же парой раз чародею и оборотню, оказавшимся вместе в постели! С легким смущением Руатта припомнил, что у него мелькнула мысль высвободить звероформу Кинтаро и продолжить. Однако в отсутствие полной луны облик пантеры продержался бы не больше пяти-десяти минут, а потом Кинтаро бы отрубился. Ничего, и так неплохо получилось.

Руатта свел колени и чуть не застонал от совершенно непривычной боли в мышцах ног, в паху и между ягодиц. Зачем он так яростно подмахивал, задрав ноги на широченные плечи Кинтаро? Можно подумать, пылкий варвар не справился бы сам. Чародей провел пальцами по своему телу, излечивая растяжения, синяки и ссадины, которые наверняка имелись. Дорвавшись до его задницы, степняк себя нисколько не сдерживал. На протесты Руатты только ржал: «Ты чародей или где? Заживет, как на собаке!» Чародей в отместку намотал на руку его черную гриву и дергал, будто узду, но Кинтаро только сильнее заводился. Упомянутая грива покрывала все подушки и часть простыни, а Кинтаро крепко спал, повернувшись спиной к чародею. Руатта разглядел длинные царапины у него на бедрах не иначе как от собственных холеных ногтей, вспомнил про разбитую губу степняка и подлечил его тоже.

Прикосновение магии разбудило Кинтаро. Он повернулся на спину, сладко потянулся и, не глядя, пригреб к себе чародея:

— Славно покувыркались вчера, рыженький. Жалко, куколки не было, а то прям нечего было б желать.

И вдруг он взвился и соскочил с кровати, глядя на Руатту с таким ужасом, которого чародей совершенно не ожидал увидеть на лице партнера после ночи страстного и взаимоприятного секса. Если подумать, то это было даже оскорбительно.

— Бля. Бля-бля-бля. Бляпиздец, забормотал Кинтаро, хватаясь за голову и запуская пальцы в волосы, явно собираясь их на себе рвать. Альва меня убьет, если узнает. Точно убьет. Месяц не даст, и я сам помру. С кем угодно, только не с тобой! Он же просто бесится, когда про тебя говорят. Конечно, если папаша великий чародей, да еще сладкий юный красавчик, тут любой взбесится… Бля, ну нельзя же так! Ладно, с братьями бы, но с отцом после сына! Извращение какое-то, йопта!

— Рассказывай! рявкнул Руатта, вперив в него угрожающий взгляд.

Несмотря на сумбурность излияний степняка, слова «Альва» и «сын» слишком многое сказали Руатте. В двенадцать лет Альва так рвался с ним чему удивляться, если через много лет он решил повторить путь отца и тоже достиг Западного края? Почему он, долбаный великий чародей, ни единого долбаного раза не подумал о такой возможности, не приготовился к ней? И теперь уже он ощутил сильное желание рвать на себе волосы, потому что Кинтаро, беспрерывно матерясь, начал рассказывать.

В общих чертах уяснив ситуацию, Руатта процедил:

— Мой сын идиот! Капризный, легкомысленный идиот! Он так и не повзрослел! Теперь мы оба заперты здесь навечно. Плюс ко всему, он сделал худшее, что только возможно угодил в лапы к Александре!

Лицо Кинтаро стало злым. Было очевидно, что никому не позволено ругать кавалера Ахайре в его присутствии, даже его отцу, по совместительству самому крутому чародею Иршавана.

— Ты бы лучше спасибо сказал, йопта! рявкнул он без всякого почтения. Тоже мне, великий волшебник! Застрял в этом дурном Западном краю, как рябчик в кустах ежевики! У тебя уже внук есть, а ты тут в бирюльки играешься, шашни водишь с какими-то бабами это после Дикой-то степи, после криданского короля, а!

Руатта даже рот приоткрыл от изумления. В Иршаване его никогда, никто не посмел бы так отчитывать. Но степняк был совершенно лишен пиетета перед великим чародеем. И к тому же очень любил Альву, что тоже было очевидно Руатте.

— Я сколько здесь, неделю? Две? А рыжий до сих пор у этой суки! Лучше бы подумал, как его вытащить, глаза твои бесстыжие! Он все бросил и куколку нашу, и сына своего, лишь бы тебя спасти, потому что, видите ли, такова воля богов! А ты тут сучишься! Кинтаро сжал кулаки, но все-таки не решился на угрожающий жест по отношению к чародею, чью силу достаточно испытал на себе.

Руатта взмахнул рукой, творя заклинание, и с удовольствием отметил, что Кинтаро невольно моргнул и напрягся, ожидая магической оплеухи за наглость. Но чародей всего лишь сотворил себе штаны и халат, а возле постели накрыл стол с поздним завтраком. В чашках дымился напиток из горькой степной травы единственная имитация кофе, которую Руатта смог добыть в Иршаване. Он взял одну и отпил, чтобы прояснить мысли.

— Ты прав, признал он, без сожаления и вздохов, просто констатируя факт. Не к лицу мне высказывать то, что думаю, посланнику. Ты сделал все, чтобы принести мне весть, хотя королева Арриана сверх всякой меры усложнила тебе задачу. Благодарю. Я еще успею сделать выговор кавалеру Ахайре, когда освобожу его.

Кинтаро с облегчением выдохнул и сел.

— Я б на это посмотрел, сообщил он с ухмылкой и взял с подноса лепешку.

Пока они ели, Руатта размышлял. Александра определенно в курсе, что печати ее сняты. Наверняка даже успела подглядеть за процессом, если не помешали защитные заклинания, ограждающие замок на острове Кумано. Теперь у него три дня, чтобы подготовиться.

Святая земля Миррали место, лишенное линий силы и возможности призывать магию. Оружие, амулеты и прочие артефакты, заряженные магией, работать не будут. Однако, даже если волшебный клинок Александры станет простой железкой, в поединке она разделает его под орех. Впрочем, оружие ему все равно запрещено. Остаются эликсиры и зелья. К ним у аррианок врожденный иммунитет, но Александра не аррианка по рождению. Может сработать. У Кинтаро, по идее, тоже иммунитет к зельям и устойчивость к магии, однако эликсир, поэтично названный Руаттой «Цепи прошлого», оказался вполне эффективен.

Новая мысль озарила его, как молния. Руатта поставил чашку, притянул к себе Кинтаро за плечо и поцеловал в губы.

— Спасибо тебе! с чувством сказал он, встретив ошалелый взгляд степняка. Если бы не ты, я бы не изобрел способ раз и навсегда решить наши разногласия с королевой Арриана.

И стер из памяти Кинтаро все, что было связано с эликсиром. Возникло искушение стереть также все воспоминания об интимной близости. Но это насторожит Александру, которая наверняка попытается ими завладеть. По словам Кинтаро, подобных намерений она не скрывала. Конечно, Руатту совершенно не радовала перспектива, что она увидит его с раскинутыми ногами или с членом во рту. Но следовало бросить ей хоть какую-нибудь приманку. Насколько он знал Александру, картины мужской любви отнюдь не заставят ее мыслить объективно и ясно. Она только сильнее возжелает своего наставника. Что Руатте определенно на руку.

Он провел пальцами по щеке Кинтаро, по губам, будто заново его увидел. В каком-то смысле так и было. Теперь ему была известна огромная часть жизни степняка, прежде скрытая под печатями. Он был любовником Альвы гораздо дольше, чем вождем эссанти. Жил в столице. Виделся с королем Криды, и не раз.

Кинтаро отвел глаза. Моральные соображения, совершенно неожиданные у степняка, пусть и в таком скромном объеме, все еще его мучили. Даже при их свободных отношениях Альва будет ревновать, и совершенно справедливо. Покушаться на любовника близкого родича, тем более сына, всегда считалось недостойным. На дуэлях, бывало, убивали за меньшее. Конечно, Руатта не знал но теперь-то знает.

— Расскажи мне про короля, попросил он. Сердце у него стучало как бешеное. Он до сих пор не сомневался, что Даронги жив. Но Кинтаро одним словом мог опровергнуть его уверенность.

— Дай пожрать, а? взмолился тот. У меня уже язык устал трепаться. Чего я вообще стараюсь? Ты же можешь вытащить у меня из головы все, что захочешь.

— Ты же сказал: лучше б я тебя десять раз вы… осекшись, Руатта рассмеялся. Именно это он и сделал прошлой ночью. Уж не меньше пяти раз, точно. И язык у Кинтаро устал не только от утренних разговоров. Минет он делал излишне торопливо, на взыскательный вкус Руатты, но зато энергично и пылко.

Позволив степняку насытиться и щедро приправить завтрак вином, он властно потянул его обратно на кровать. Кинтаро вяло отбрыкивался. Было видно, что за свою жизнь он крайне редко отказывался от секса и теперь ощущал себя по-дурацки. К тому же он не скрывал, что долгожительство чародеев выбивает его из колеи, даже если они выглядят вполне юными и ебабельными.

— Тебе же лет сто, постыдился бы, бурчал он, отводя глаза, чтобы не видеть золотистой загорелой груди Руатты, его пунцовых губ, припухших от ночных развлечений, и его разметавшихся в беспорядке рыжих волос, так похожих на кудри Альвы. И сам он был вылитый Альва в полном расцвете молодости, только черты лица построже, вид посерьезней и масть потемнее. Что, конечно, делало ситуацию еще двусмысленней.

— Восемьдесят семь, по летоисчислению Пандеи, безжалостно уточнил чародей. Вы же в девятнадцатом году отплыли, верно? Год назад? Как я уже говорил, тебе самому тоже далеко не двадцать.

Руатта уложил его на спину, и Кинтаро не слишком противился. Но и не поддавался, упрямо отворачивая лицо и выставив локоть. Как будто ему было одинаково стыдно и отказать Руатте, и отдаться ему. Кровь чародея опять взволновалась, и он даже ощутил что-то вроде зависти к сыну. Распутный степняк был настолько предан Альве, что даже восставший под умелой рукой чародея член не отключил его мозги.

— Насиловать будешь? спросил он, не скрывая насмешки.

— Поздно уже невинность блюсти, в тон ему ответил Руатта, целуя в плечо и шею. Альва и так знал, что нам придется разделить ложе. Какая разница, сколько раз? Или ты опять подраться хочешь? Без этого не стоит? Вот же, стоит. Он сдвинулся пониже с очевидным намерением, и Кинтаро поспешно удержал его за плечо. Решимость его таяла на глазах.

Руатта пустил в дело последний козырь:

— Во время оргазма легче всего считать память. Неприятно не будет, даже напротив. Лучше так, чем слушать твое похабное краснобайство. Пару твоих словечек я даже в бытность полковником кавалерии не слышал. И сомневаюсь, что смогу стерпеть, если ты еще раз обзовешь государя Криды «стариканом».

Кинтаро фыркнул и раздвинул колени, обхватив ими бедра Руатты. Непочтительно облапал за задницу и протянул:

— Ох уж мне эти чародеи. У вас есть какая-нибудь другая магия, кроме как голышом и в постели? А еще меня сексуальным маньяком обзывают!

Руатта рассмеялся и заткнул ему рот поцелуем. Кинтаро ему очень нравился. А времени оставалось так мало.

Королева Арриана Александра Багрянородная не могла сдержать нетерпения. Желание увидеть чародея своими глазами, а не через шпионов и магические зеркала было сильнее голода и жажды. Сон бежал от ее изголовья, и даже рыжий красавчик с блудливыми глазами и умелым языком казался жалкой заменой. Тем более что с ним Александру не связывало ничего. Она была для него просто властная женщина, державшая в плену и принуждавшая к постельным забавам. Ее слава, магия, воинские победы, ее угроза Ланкмару были ничто для сладкого развратного Альвы. Он мог трахаться с кем угодно без всякой магии. Он даже не особенно боялся ее, потому что никогда не слышал историй, ходивших по всему Иршавану: о том, как Богоравная Александра, воплощение богини Идари, огнем, мечом и магией подчиняла Арриан.

Впрочем, для Руатты она тоже никогда не была Богоравной и тем более богиней Идари. Надменный чародей смотрел на нее свысока, как на дикарку. Она бы смирилась, ибо даже орлица не пара крылатому скакуну. Но когда узнала про Ашурран, то лишилась покоя. Глупая девчонка, даже не ставшая субхадрой своего жалкого племени, попавшая в рабство в Ланкмаре, дравшаяся на арене и великий, могущественный чародей. Немыслимо! С той поры Александра хотела не просто обладать чародеем Руаттой. В мечтах она видела его у своих ног: голым, сломленным, в серебряном ошейнике, запирающем чары. Он пожалеет, что отверг ее любовь. Будет проклинать свою несговорчивость. И будет жить только ради того, чтобы удовлетворять ее малейшие прихоти!

С сомнением и досадой она смотрела на рыжего красавчика и отталкивала его, поднимаясь с постели, чтобы нервно расхаживать по шатру. Глупый рыжий щенок не стоит того, чтобы Руатта пожертвовал собой. Чародей откажется предать себя в ее руки в обмен на жизнь сына. Максимум, чего она добьется чтобы он отступил и не стал защищать Ланкмар от неизбежного падения. Когда она подчинит все девять княжеств, даже Руатта не сможет отвоевать их обратно. Могущество ее так возрастет, что она сравняется с Руаттой. И получит рычаг давления, ведь Ланкмар ему дорог, чародей не раз защищал его от бедствий. Стоит ли рыжий щенок чародея рубиновой тиары Ланкмара? Она жесткими пальцами задирала ему подбородок и долго смотрела в лицо. Альва, отчаявшийся понять эту женщину, покорно закрывал глаза. Ему тоже было страшно узнать, сколько он стоит в глазах отца.

Как верно предположил чародей, оба раза Александра узнала о снятии печати мгновенно. Сквозь защиту замка Руатты все же проскользнули несколько ярких и занимательных образов, которые неимоверно разгорячили ее кровь. Чародей не был скромником и ханжой. Тело его без одежды было так же прекрасно и совершенно, как она себе представляла. Да и смуглый здоровяк был хорош. С легким сожалением Александра подумала, что его придется отпустить вместе с рыжим красавчиком. Но не раньше, чем она вывернет ему мозги наизнанку и увидит в деталях все, что они с Руаттой вытворяли в постели.

— Вкусы у вас фамильные. Руатта в восторге от твоего жеребчика. Поставил его раком и трахает, аж пыль столбом, сообщила она Альве, наслаждаясь его ревнивой досадой. Интересно, нельзя ли в нем найти союзника против отца? Щенок должен завидовать папаше, такому великому, могущественному, юному и прекрасному. Рыжий красавчик выглядел достаточно молодо, но принять облик шестнадцатилетнего юноши, как чародей Руатта, уж точно не мог. А тебе-то он хоть раз давал в задницу?

— И неоднократно. Щенок улыбнулся так свысока, что Александра его чуть не ударила. Пожалела красивое личико. Может, я и похуже качеством, чем мой знаменитый родитель. И не трахал, в отличие от него, королей и эпических героев. Вкусы у меня скромные. Вождь самого большого племени Дикой степи меня вполне удовлетворял.

«И принц Древнего народа, потомок Дирфиона», мысленно добавил Альва. Про Итильдина Александра не знала. Пожелай она узнать, он не сумел бы ничего скрыть. Но у нее не было причин полагать, что в их многолетнем любовном союзе состояли трое, а не двое.

— Не боишься, что твой краснокожий вождь предпочтет оригинал, а не копию? Словами Александра била не хуже, чем раздавала оплеухи.

Альва фыркнул и сказал с куда большей уверенностью, чем ощущал на деле:

— Насколько я знаю обоих, они подерутся, и может, даже не фигурально. В бытность свою королевским военачальником кавалер Руатта нагнул половину Дикой степи и уж не даст Таро об этом забыть. Так что они померяются сволочизмом и блядством, а потом мирно разойдутся, причем каждый будет считать себя победителем.

— Мда, заметно, что ты поэт и дворянин, съязвила Александра.

Альва прикусил язык, чтобы не ответить что-нибудь колкое, за что можно было больно схлопотать. Предвидя окончание своего заточения, он несколько воспрянул духом и осмелел, а вот королева Арриана стала куда менее терпеливой. Оставалось всего три дня до исторической встречи в Миррали.

Святая земля на вид ничем не отличалась от обычной. Такая же каменистая почва, такая же жесткая колючая трава. Такое же солнце светит с небес, такой же сухой и прохладный воздух предгорий. Вдали высились горные вершины, покрытые снегом. Красивые декорации для встречи королевы Арриана и великого ланкмарского чародея. Последней встречи для обоих, если все пройдет как надо.

Руатта очень хорошо видел границы святой земли. Магическая энергия, свободно текущая сквозь ткань мироздания, ее огибала. Таких мест в Иршаване было немного. Магия здесь невозможна, а кровопролитие запрещено. Однако не стоило рассчитывать, что Александра станет уважать неписаные правила. От него она потребовала прийти без оружия, а сама собрала не менее ста отборных воительниц, вооруженных до зубов. Судя по знаменам, из племени Красных Лисиц, где она впервые завоевала власть. Лучшие и самые преданные ее бойцы. И ведь не постеснялась дать себе столь откровенную фору. Даже притом, что на святой земле, без магии, без оружия, Руатта не поставил бы на себя ни гроша. Пределы своих физических возможностей он знал.

Лежа на холме в высокой траве, он разглядывал позиции аррианок через подзорную трубу, изготовленную собственноручно: привычный «глаз чародея» здесь бесполезен. Александра сидела на своей колеснице, а рядом с ней был пленник в ошейнике с цепью, другой конец которой держала в руках возница королевы, одноглазая Эрменгарда. Руатта будто прилип к трубе, пытаясь рассмотреть черты сына. Слишком далеко, но видно, в какого красивого мужчину тот вырос. Порода Красного Льва в нем ощущалась.

— Просто идиотизм какой-то, в который раз повторил Кинтаро, лежащий рядом. На лице его было написано уныние. Ты рискуешь жизнью без всяких гарантий. Лучше ты, чем Альва, не в обиду будь сказано. Но ты сам погибнешь и его не спасешь. Что мне тогда делать?

— Ну, ты будешь жив, свободен и при оружии. Что-нибудь придумаешь, вождь эссанти, рассеянно сказал Руатта. Целиком свой план он не раскрыл даже Кинтаро.

— На что ты вообще надеешься, если магия здесь не работает?

Руатта взглянул на него насмешливо, складывая подзорную трубу.

— У меня есть еще кое-что помимо магии, сказал он, постучав себя пальцем по лбу. Я прекрасно без нее обходился до тех пор, пока не попал в Иршаван.

Он отодвинул широкий рукав мантии и проверил запястье, где вены подходили близко к коже. Они заметно потемнели. Пора. Он поставил портал. Шум, донесшийся от лагеря аррианок, подтвердил, что его заметили. Руатта встал во весь рост, будто только что вышел из портала.

— Лучше б я пошел, пробурчал Кинтаро, тиская рукоять меча.

— Ты ничего не понимаешь в женщинах, усмехнулся Руатта и стал спускаться с холма.

Александра никого не выслала ему навстречу. Нет, она заставила его отмахать порядочное расстояние от края святой земли до ее лагеря в гордом одиночестве. Будто вовсе и не ждала, будто у нее были дела поважнее, чем какой-то чародей, бредущий по колючей траве, подобрав полы мантии. Неудачный выбор одежды, но ему надо было до поры до времени скрыть руки и шею. Хорошо, что день был нежаркий.

При его приближении аррианки схватились за оружие, но он бесстрашно прошел мимо и остановился перед Александрой.

— Отпусти моего сына, королева Арриана, и я обещаю тебе свою дружбу и доверие.

— Кто говорит о дружбе? Александра театрально сдвинула брови и постучала сапогом по камням. — Ты что-то путаешь, чародей. Мне не нужен друг. Мне нужен раб в ошейнике. Вместо этого красавчика, она кивнула в сторону Альвы.

Альва смотрел широко раскрытыми глазами, порываясь встать, но тяжелая рука Эрменгарды на плече его удержала. На вкус Руатты, в этом взгляде было слишком мало сыновнего почтения и слишком много того чувства, с которым смотрят на красивого незнакомца на королевском балу, но не время было придираться. Он был такой чужой и взрослый, этот молодой мужчина в простой тунике и штанах. Но в чертах его, в глазах проглядывал тот заплаканный подросток, который остался на удаляющемся причале в гавани Трианесса. Хотя плакал он вовсе не от расставания с отцом, а оттого, что отец не взял его с собой. Сердце у Руатты дрогнуло, и он сказал то, чего говорить совсем не намеревался:

— Дорогой Альва, я был бы крайне рад увидеть вас, если бы не печальные обстоятельства, явившиеся плодом вашего легкомыслия, которое я никогда не уставал порицать.

Альва надул губы, совсем как в детстве, но ответил с недетским ехидством:

— Насколько мне известно, я шел по вашим следам и не сделал почти ничего, чего бы вы не сделали, дорогой отец. И должен вам сказать, осуждение легкомыслия значительно лучше звучит в более… зрелом облике.

Руатта выглядел юношей не старше семнадцати лет. Вкусы королевы Арриана он хорошо знал.

— Яблочко от яблони, усмехнулась Александра. Не отвлекайся, чародей. Мне тут приходят в голову интересные идеи. Пожалуй, повременю-ка я отпускать твоего щенка. Два раба лучше, чем один. Интересно, у тебя есть табу на кровосмесительную связь?

— Ты прекрасно знаешь, что чародей Руатта не может быть никому рабом, ответил он хладнокровно.

— Если ты не желаешь встать на колени по доброй воле, тут найдется кому тебя заставить. Александра небрежным жестом указала на своих воинов.

— Человека, который не боится умереть, очень трудно принудить к чему-то силой оружия. Магия аррианок здесь не действует. И кровь здесь запрещено проливать, хотя, конечно, этот запрет тебя не пугает.

— Ха, достаточно пары арканов, даже не придется мечи обнажать. Или я могу пригрозить, что перережу глотку твоему отпрыску прямо здесь и сейчас. Давай, чародей, начинай торговаться. Что за козырь ты припрятал в рукаве?

— Рад, что ты спросила, усмехнулся он и действительно откинул рукав мантии до самого локтя. Вены проступили на его руке, будто страшная черная паутина. Ты наверняка слышала про этот яд. Когда чернота дойдет до сердца, я умру, и ничто меня не спасет.

Вот тогда Александра соскочила с колесницы и бесцеремонно распахнула на нем мантию, открывая грудь. Черная паутина покрывала уже шею, бока, живот. Она привычно сложила пальцы и уронила руку, потому что вспомнила, что заклинания излечения не подействуют.

Он усмехнулся ей в лицо, на котором было написано отчаяние ребенка, у которого собирались отнять игрушку.

— Интересно, у тебя есть табу на некрофилию?

— Ты не можешь умереть! крикнула она, хватая его за руки и прижимая их к своей груди. Истинные чувства пробились сквозь напускное презрение. Ты, великий чародей, не можешь умереть от банального яда!

— Здесь, на святой земле, могу. От чего угодно, даже от ножа в спину.

Она кинула взгляд на холмы, отмечавшие границу святой земли, где слабо светился портал. Слишком далеко, не донести на щите. А в колеснице место лишь для двоих, и стоя.

— Если ты умрешь, твой щенок навсегда останется у меня в рабстве.

— Это слабое место моего плана, признался Руатта и, пошатнувшись, оперся на нее. Кажется, мне пора сесть, иначе все закончится слишком быстро.

Она зарычала в бессильной ярости. Стиснула его талию, подняла и усадила на свою колесницу. Стала обшаривать его рукава и складки мантии.

— Алекс, моя драгоценная, ты все равно не успеешь овладеть мной, сообщил Руатта почти совсем не глумливо. Даже сейчас, боюсь, эрекция уже невозможна из-за яда.

— Придурок, я противоядие ищу! Должно же быть у тебя противоядие, иначе какой смысл!

— Противоядие есть. Вон там, где портал. В руках воина, которого ты послала ко мне. Как только он получит Альву, живого и свободного, он его отдаст.

Александра выругалась и приказала нескольким воинам занять места на колесницах.

— Тащите его сюда вместе с противоядием!

— Ты, кажется, не заметила портал, подсказал Руатта. Не будь так много поставлено на карту, он бы наслаждался ситуацией. При малейшей опасности он шагнет туда, и все. Одна колесница, один возничий и Альва. Впрочем, зачем тебе меня спасать? Если я умру, твой путь на Ланкмар будет открыт. Разве ты не этого всегда хотела?

— На что мне этот драный Ланкмар без тебя! простонала Александра, и даже надменного чародея поразила страсть в ее голосе. Эрменгарда, бери мальчишку и ходу! Меч оставь, и без глупостей! Эти двое и мизинца Руатты не стоят! С ними я потом разберусь!

Руатта тяжело задышал и улегся на колесницу. Он услышал, как Альва закричал: «Единый боже, отец!» прежде чем Эрменгарда кинула его в другую колесницу и помчалась к холмам. Он слышал, что она лучшая возница во всем Арриане. И предана своей королеве, как собака. Руатта вздохнул, надеясь, что Кинтаро тоже обойдется без глупостей. Приказ у него простой: обменять Альву на противоядие, уйти вдвоем через портал и ждать Руатту. Не доверяя благоразумию степняка, Руатта слегка усилил приказ магией, но при упрямстве Кинтаро ничего нельзя гарантировать.

Эрменгарда обернулась с быстротой ветра. Казалось, она несется прямо на них и затормозить не успеет. Но когда до столкновения оставались считанные мгновения, она развернула коней с неимоверным искусством, так что из-под колес полетели мелкие камешки. Александра схватила поданную бутыль, наполнила чашу и поднесла ее к губам Руатты.

— Можно привести лошадь к воде, но нельзя заставить ее пить, слабым голосом сказал он. Было очень приятно видеть Александру такой растерянной и беспомощной.

Но тут она ловко зажала ему нос и влила в рот содержимое чаши. Он закашлялся, и вино потекло у него по подбородку. Она вдруг отпила из бутылки и прижалась к его рту, вливая вино, целуя жадно и глубоко. Второй их поцелуй за пятнадцать лет. Первый был такой же неуклюжий.

Вздохнув, Руатта предпочел взять чашу и пить сам. Александра откинула его волосы с шеи и следила не отрываясь, как черная паутина отступает по горлу вниз. Сдернула с него мантию до пояса, чтобы лучше видеть. Он кротко спросил, чуть наклонив голову, прекрасно осознавая, как соблазнительно выглядит:

— Что, завалишь меня прямо здесь или хотя бы шатер поставишь?

— Ты пей, потом разберемся. Хорошее, кстати, вино. Из Тирза, «Золотая печать»?

— Твое любимое, шепнул он, дразня глазами. Не бойся, противоядие не опасно.

Вообще, и так называемый «яд» был не опасен. Безвредный краситель для изучения кровеносной системы человека. Но зрелище эффектное, что и говорить. Теперь, когда появилась надежда вернуться домой, он вовсе не стремился умереть. Но репутация сыграла ему на руку. Александра поверила, что он предпочтет смерть рабству. Впрочем, рабство все еще было в меню, и если его план не сработает…

— Даже если опасно! Под таким взглядом прекрасного юноши аррианка никак не могла спасовать. Вот уж травить меня было бы с твоей стороны ужасающе глупо!

Эрменгарда мягко, но настойчиво попыталась отобрать у нее бутыль. Это было ошибкой, только укрепившей Александру в ее намерении. Она стряхнула руку подруги, налила вина и выпила залпом.

— Что может быть лучше «Золотой печати» из Тирза? Только поцелуй чародея Руатты! объявила Александра, ловя его подбородок жесткими пальцами. И он позволил себя поцеловать.

Мир исчез. И появился снова. «Цепи прошлого», основанные на природной магии растений, не подвели даже на святой земле. Он выпил первым, и воспоминания были его. Воспоминания об Ашурран, которую он так любил, что позволил себя покинуть. Которая любила славу больше, чем своего зеленоглазого чародея.

— Вот мой прощальный подарок, прошептал он на ухо Александре, сжимающей его в объятиях. Забудешь ты свою любовь ко мне, и не оглянешься назад, и не испытаешь печали, вспоминая.

Взгляд ее пару мгновений был напряженным, непонимающим, и он успел испугаться, что ложные воспоминания не прижились. Она ведь знала про Ашурран если не все, то многое. Да что там, она могла ее саму знать ребенком. Пятнадцать лет назад Ашурран было десять или вроде того. И он знал про Ашурран все: ее имя, происхождение, предков, судьбу в Ланкмаре. Удастся ли Александре надеть доспехи, выкованные не для нее?

Она вдруг рассмеялась довольно и спрятала голову у него на груди.

— Ничто мне так не мило, как меч и копье, стяг и седло, война и охота. Даже ты, надменный чародей Руатта, не удержишь меня на пути к рубиновой тиаре Ланкмара.

Руатта перевел дух и мысленно возблагодарил Единого бога и всех Младших богов, которых успел припомнить, начиная с самой Ашурран. Только теперь он в полной мере осознал, как ненадежен был его план, как много включал в себя всяческих «вдруг» и «если».

— Я покину этот мир и тем самым открою тебе путь, возлюбленная моя, произнес он гладко, не запнувшись на слове «возлюбленная». «Бесстыжие мои глаза», сказал он себе, вспомнив Кинтаро, и едва удержался от усмешки. Лживый, коварный чародей. Заткнул за пояс собственного сына, уже в двенадцать лет умевшего убийственно строить глазки. Через плечо королевы он заметил округлившиеся глаза ее невозмутимой возницы. Точнее, один глаз. И то верно, не каждый день услышишь такое от всесильного чародея.

— Я бы предпочла, чтобы ты мне помог, сощурилась Александра.

— Тогда люди скажут, что Ланкмар пал под рукой чародея Руатты, а не под твоим мечом.

— Похоже, нам с тобой тесно в одном мире.

— Не поспоришь.

Руатта всегда подозревал, что для нее Иршаван был таким же чужим миром, как для него. Что-то было в ней такое, не из Иршавана, и незнакомые словечки, которые она употребляла, и то, как она говорила «этот мир» или «другой мир». Может быть, завоевав Иршаван, она тоже покинет его и двинется дальше.

— Но хотя бы планы ты не откажешься со мной обсудить? сказала она, обвивая рукой его тонкую талию, и, не дожидаясь ответа, приказала раскинуть шатер.

Руатта вздохнул, морально готовясь к торговле собственным телом. Желание Александры так просто не перебьешь, пусть даже теперь она якобы помнит чародея Руатту во всех видах и позах. И реноме свое перед сподвижницами следует поддержать. А он, признаться, был порядком измотан трехдневным марафоном с восхитительным степным жеребцом. Не то чтобы Александра была ему отвратительна, вовсе нет. Определенное очарование в ней было. Но Руатта предпочитал сам вожделеть, а не просто быть «не против».

Опять-таки слава всем Младшим богам, интереса к его телу Александра не проявила. Точнее, дело было так: она кинула его на лежанку, хватая за разные места, и заставила издать пару характерных вскриков, прекрасно слышных снаружи. Аррианки засвистели и заулюлюкали, как у них принято воодушевлять повелительницу во время постельных забав. Говорили, что Александра, бывает, и шатер не ставит. Трахает мальчиков прямо на колеснице. Но в этот раз она скинула твою тунику, полуголая выскочила из шатра и разогнала болельщиц пинками.

— Охерели совсем! орала она по-арриански. У него из-за вас не встанет, а с магией тут жопа! Пятьдесят шагов отсчитали, быстро! Ближе не подходить!

Вернулась довольная и сказала вполголоса:

— Теперь можно и поговорить, никто не услышит.

Руатта скосил глаза на ее голую грудь и мимолетно пожалел о принятом пятнадцать лет назад решении. Было б в ней побольше мягкости, нежности, готовности подождать поцелуя, а не срывать его силой!

Они говорили долго и, к удивлению Руатты, не о Ланкмаре. Ему было бы неприятно выдавать оборонные секреты страны, ставшей ему второй родиной. Из всех государств Иршавана девять княжеств Ланкмара больше всего напоминали Криду, хотя сходство было поверхностным. Ланкмар прогнил, и мечи аррианок взрежут его, как нарыв. Но война не партия в шахматы и не хирургическая операция. Война в Иршаване куда более уродлива, примитивна и грязна, чем в Пандее. Но кто он такой, чтобы сдерживать неизбежное? Александре предначертано завоевать весь Иршаван, а ему уступить ей дорогу. В его помощи она не нуждалась.

Аллегорически выражаясь, доспехи Ашурран пришлись Александре впору, хотя их устремления были очень различными. Ашурран стремилась к славе, а Александра жаждала контроля, могущества, власти. Ашурран желала чародея Руатту ради него самого, Александра лишь потому, что он ей отказывал. Как только великий чародей дал понять, что готов отдаться, она потеряла к нему всякий интерес, кроме академического. Конечно, и ложная память о пережитых с ним плотских радостях помогла.

Неожиданно кстати пришлось честолюбие Ашурран, привнесенное «Цепями прошлого». Гордость, а не гордыня, чувство чести, желание возвыситься над окружающими за счет личных качеств, а не за счет подавления чужих все, чего Александре прежде не хватало, вдруг расцвело прямо на глазах Руатты. И его слова об общественном благе и справедливом государственном устройстве больше не падали в пустоту, как раньше. Об этом они и говорили что бывают другие миры, кроме Иршавана, более подходящие для довольства и счастья. И как он старался не рассказывать о своей родине, так и она, казалось, скрывает от него, откуда начался ее путь и куда лежит дальше.

Прощаясь, Руатта устроил целое представление для ее воительниц: прижался к Александре всем телом и припал к ее рту в таком долгом поцелуе, что оба едва отдышались. Воительницы взревели от восторга и застучали мечами о щиты. Ни у кого не осталось сомнений, что чародей Руатта покорился королеве Арриана, хоть и не остался в ее шатре наложником. Она легко подняла его на свою колесницу и самолично отвезла до границы святой земли.

Кинтаро и не подумал нарушить приказ Руатты. На самом деле он был совершенно не против оставить как можно большее расстояние между собой и чародеем со всеми этими чокнутыми бабами, лишь только Альва окажется в его руках. Случилось это буквально: одноглазая аррианка, к которой он проникся особенным отвращением, скинула Альву с колесницы прямо в его объятия и протянула руку. Кинтаро бросил ей бутылку, не особенно заботясь, как она будет ловить, схватил рыжего в охапку и прыгнул в портал.

— Ошейник! вскрикнул Альва, но уже тогда, когда Кинтаро упал на ковер и уронил его на себя.

Они лежали в высоком шатре, застеленном коврами. За откинутым пологом открывался вид на безбрежное море. Местность была очень похожа на ту, где они высадились после крушения «Леопарда». Восточное побережье, самый выступающий мыс, ближайшая к Поясу Бурь точка, как говорил Руатта.

Кинтаро засунул пальцы под серебряный ошейник рыженького, покрутил его и не нашел застежки. Опять магия, черт бы ее побрал.

— А что, красивая цацка, тебе идет, попробовал он утешить Альву.

Кавалер сверкнул глазами и дал ему пощечину:

— Это рабский ошейник, я не собираюсь его носить, даже если магия мне не понадобится!

— Ничего, Руатта снимет, когда вернется.

— Если вернется! Как ты мог его там бросить?

— Знаешь ли, твоему отцу трудно в чем-нибудь отказать.

— Да уж, похоже, ты только тем и занимался, что не отказывал ему, ядовито заметил Альва, окидывая взглядом своего степняка. Цацки, смотрю, уж получше моих! Заработал, да?

Кинтаро выглядел роскошно. Ни дать ни взять степной авантюрист из второсортного любовного романа. Штаны в такую обтяжку и такие высокие сапоги до середины бедра сотворит, пожалуй, только чародей, а не сапожник с портным. На нем снова были серьги, которых он сто лет не носил, браслеты на запястьях и выше локтей, ожерелье из фигурок пантер на шее. Как раз пониже выразительного засоса. И волосы лишь небрежно схвачены лентой, как будто не было времени их заплести. Кинтаро в таком замешательстве поправил браслет над локтем, так виновато отвел глаза, что если бы у Альвы были хоть какие-то сомнения, они бы немедленно развеялись.

— А теперь послушай меня, и повторять я не буду! прошипел он, схватив Кинтаро за отвороты кожаной безрукавки. Если ты хоть раз еще, один-единственный раз взглянешь в его сторону, хотя бы бровью поведешь, хотя бы…

И вдруг мир перевернулся, и оказалось, что Альва лежит под Кинтаро, а не на нем, и степняк исступленно целует его лицо, глаза, губы.

— Да я месяц ни на кого вообще, кроме тебя, не взгляну! выговорил он хрипло и страстно, и надо было знать Кинтаро, чтобы понять, насколько невероятное обещание он дает. Когда я тебя забыл, такая тоска брала, что хоть волком вой. Да я бы хоть со всем войском этой стервы трахнулся, лишь бы тебя вернуть!

«Изменять во имя верности это как трахаться во имя невинности!» хотел было съязвить кавалер Ахайре. Но обнаружил, что ему почему-то трудно выговорить столь длинную фразу под горячими поцелуями Кинтаро. И руки, запущенные кавалеру за пояс штанов, тоже не помогали. И злость как-то незаметно уступала место совсем другому чувству.

— Подожди, задыхаясь, выговорил Альва. Он же скоро вернется!

— Скоро? Да ты что! Эта стерва его не выпустит, пока не поимеет во все… Ну, в общем, куда получится. Мы с тобой свое отработали, теперь пускай он старается.

Альва не сдержал злорадного смешка. Пошлость Кинтаро немного разрядила обстановку. Несмотря на тревогу за отца, он сообразил, что смерть ему не грозит уж точно. Такому-то хорошенькому рыжему мальчику, каким и сам Альва в шестнадцать лет, пожалуй, не был! Да, странно будет, если ему удастся выбраться из постели Александры хотя бы через неделю. Он приподнял бедра и позволил Кинтаро стащить с себя штаны. Он тоже очень, очень скучал.

Чародей Руатта вернулся значительно раньше, чем они предполагали. Выглядел он по-прежнему юным и цветущим, нисколько не потрепанным, в отличие от Альвы, задремавшего на полчасика и теперь едва продравшего глаза.

— Могли бы отвернуться, между прочим! возмутился Альва, прикрывшись туникой. Великий боже, даже в такой пикантной ситуации он продолжает обращаться к отцу на «вы», как в детстве!

Чародей только хмыкнул:

— Зачем? Кинтаро я уже неоднократно видел голым. А вас я в детстве неоднократно купал, да и подростком вы не стеснялись бывать со мной в бане.

— С тех пор прошло довольно много времени, если вы не заметили, дорогой отец.

— Мы с вами так похожи, что ваше обнаженное тело не является для меня новым и захватывающим зрелищем, дорогой Альва. Бросьте свои жалкие тряпки, я сам одену вас поприличнее. А эту дрянь сниму. Он щелкнул пальцами, и серебряный ошейник, казавшийся сплошным, распался на две половинки.

Альва отбросил его в сторону, будто ядовитую змею, машинально потер шею и буркнул:

— Благодарю вас. Если магия на святой земле не действует, почему он не снялся сам?

— На святой земле это просто кусок металла, разве что ножовкой распилить. Зато нельзя нацепить на кого-то другого. Вы же понимаете, ошейник значительно больше бы помешал нашим общим планам, будучи надет на меня.

Кинтаро наконец натянул штаны, что было нелегкой задачей, и поднялся на ноги, переводя взгляд с одного на другого:

— Может, я ничего не понимаю в чародейских делах и божественных миссиях. Но вы бы хоть руки друг другу пожали, что ли!

Альва надул губы и скрестил руки на груди:

— Не раньше, чем мой почтенный отец предстанет в более приличном облике. Эта мечта педофила меня нервирует.

Руатта пожал плечами, и вид его изменился. Теперь он выглядел на тридцать с небольшим, как сам Альва.

— Близняшки, арргх! плотоядно ухмыльнулся Кинтаро.

Чародей закатил глаза и снова изменил облик. У Альвы вдруг защипало глаза. Именно таким он запомнил отца, не хватало только парадной адмиральской формы. Кавалер Руатта отплывал в Западный край из гавани Трианесса при всех своих регалиях. Прямой и стройный в свои пятьдесят четыре, ни единого проблеска седины в рыжих волосах, туго заплетенных в косу на затылке. Но морщинки возле глаз и рта выдавали возраст, и взгляд был усталый, будто кавалер Руатта пережил слишком много, чтобы испытывать прежний интерес к жизни. Именно этот человек, который больше не существовал, пробудил в душе Альвы давно погребенные чувства. Он шагнул к отцу, и тот шагнул ему навстречу. Они обнялись, порывисто и крепко, и тут же отпрянули друг от друга, будто застеснявшись.

— Покажите мне кольцо, Альва, деловито сказал Руатта. Если ваш способ тоже не действует, лучше поскорее об этом узнать.

Под его пальцами камень в кольце, тусклый и бледный, вновь засветился голубым светом. Чародей Руатта окинул взглядом берег, будто прощаясь с ним, и вошел по колено в море.

— Чего ждете? Хотите еще пару лет погостить в Арриане?

Кинтаро вздрогнул, как ужаленный, перекинул Альву через плечо и мигом оказался рядом с Руаттой. Он уже чувствовал покалывание на коже, магическую ауру, распространяющуюся от кольца. Альва снова надел его на палец, вытянул руку, и Руатта с Кинтаро положили свои ладони на его, образуя треугольник. Магия выплеснулась, воздух и вода закружились воронкой вокруг них, и… Ничего не произошло. Волны улеглись, воздух снова застыл, хотя камень в кольце все еще ярко сиял.

Руатта выругался так грязно, что Альва от удивления вскинул брови. Кинтаро невесело ухмыльнулся:

— Ну вот, а говорил, таких слов не знаешь.

Чародей выругался еще раз, проводя ладонями над кольцом, будто щупая воздух:

— Я чувствую, портал уже почти готов! Мне не удавалось достичь ничего подобного за все эти годы! Но чего-то не хватает, какого-то компонента! Кавалер Ахайре, немедленно повторите, что сказала Дэм Таллиан, и горе вам, если вы забыли хоть слово!

— Идите вы в за… Западный край, дорогой отец! Мы сделали все, как она сказала. Если есть какой-то секретный компонент, она его не знала!

Альва вышел на берег, сел и уткнулся лицом в колени. Кинтаро улегся рядом, всем своим видом показывая: «Вы чародеи, вы и думайте». Руатта и правда задумался, расхаживая взад-вперед по песку. Наконец он взмахнул рукой: красная птица сорвалась с его пальцев и стрелой полетела прочь.

— Только один человек во всем Иршаване знает больше меня о переходах между мирами, пояснил он, хмурясь. Я так надеялся, что мы больше никогда не увидимся!

— Боюсь даже предположить, кого вы имеете в виду, буркнул Альва.

Прошло, может быть, полчаса, и в ответ на призыв Руатты неподалеку от шатра открылся портал. При виде того, кто оттуда вышел, Альва и Кинтаро в один голос застонали:

— О не-е-ет!

Потому что это была Александра. У Альвы сразу же заныла щека, потому что королева Арриана была одета так же, как в тот раз, когда он ее впервые увидел: в доспехи из красной стали с шипастыми налокотниками. У бедра ее висел меч. Прийти одна она не побоялась, но выглядела готовой к любым неожиданностям.

— Моя помощь будет стоить недешево, без околичностей заявила Александра.

Руатта вздохнул:

— Я готов практически на все.

Она окинула его взглядом с ног до головы:

— Пожалуй, теперь ты для меня староват. Настоящий облик, да?

— Не совсем. Таким я был, когда прошел Вратами Знания.

— А каким ты был, когда разобрался с моими печатями?

Руатта кивнул на Альву:

— Примерно таким. Да, я подозревал, что своего ты не упустишь. Моя память тебя устроит?

Она облизнулась:

— И твоя. И степного жеребчика. И можно без хлеба.

Руатта склонил голову, позволил ей прижать пальцы в перчатках к своим вискам и открыл воспоминания о Кинтаро, не связанные с «Цепями прошлого». Глаза ее заблестели, по щекам разлился румянец, губы приоткрылись. Она посмотрела на степняка и подмигнула:

— А ты неплохо отдаешься, кто бы мог подумать.

— Для крутого мужика ничего не жалко, ухмыляясь нарочито пошло, сообщил Кинтаро. А ты, никак, жалеешь, что не мужик?

Альва в ужасе схватился за голову. Руатта вытянул руку, готовясь закрыть степняка магическим щитом. Но Александра только усмехнулась, как будто даже довольная наглостью Кинтаро.

— Нет, не жалею, сказала она, оказавшись у него за спиной. Одной рукой вцепилась степняку в волосы, а другой коснулась затылка.

Кинтаро повалился на колени, хватая ртом воздух. Он не был чародеем и не мог сам открыть память, как Руатта. Вторжение в сознание было почти таким же болезненным и унизительным, как в первый раз. Явно смакуя детали, Александра посмотрела на Кинтаро, на Руатту, снова на Кинтаро, жмурясь и чуть не мурлыкая от удовольствия. Альва молча страдал, размышляя, отказался бы он, если бы ему предложили увидеть их вместе. Наверняка бы согласился, а потом мучился от ревности и зависти.

Получив предоплату, Александра заставила их повторить попытку уйти через портал. Понаблюдала с берега и снисходительно крикнула:

— Это же элементарно! Нужна жертва.

— Разбежалась, пробурчал Альва, но тихо, чтобы она не услышала. Однако выражение его лица, видимо, было весьма красноречивым, так что она усмехнулась и пояснила:

— Без кровищи, вырванных сердец и разбитых черепов. Просто нечто ценное и дорогое для каждого.

— Как в сказках? Отдай то, о чем еще не знаешь? спросил Руатта. Сердце его стиснуло болезненное предчувствие. А что, если он вернется в Пандею, но уже не застанет Даронги в живых?

— Херня. Только то, что при тебе сейчас. Я думаю, ты даже знаешь, что это.

Руатта кивнул решительно:

— Если нужно отдать мой магический дар, я готов.

Волны на мгновение застыли, а потом снова закружились. Воронка стала заметно шире, магическая аура нарастала. Похоже, Александра была права.

Кинтаро молча снял с пояса нож. Несколькими движениями отхватил свою черную гриву у самого затылка и бросил в воду. Альва окаменел от ужаса, не успев даже попытаться ему помешать. Яркая лента, извиваясь, поплыла по волнам. Морская вода пенилась, бурлила, и в центре, под их соединенными руками, уже почти проступило дно.

— А ты, рыжий, чем пожертвуешь? крикнула Александра, с трудом перекрывая шум волн и гудение магической ауры.

— Я тоже могу отдать свой магический дар, мне он нафиг не сдался!

— Нет, не пойдет, подал голос Руатта. Во-первых, только ценное. Во-вторых, здесь у вас нет никакого дара.

— Вы ловко извернулись отдаете магию, от которой, скорее всего, в нашем мире ничего не останется!

— Не факт. У Ашурран ведь магия сохранилась. И даже стала сильнее.

— Но Кинтаро всего лишь обрезал волосы! Разве это жертва? Он перекинется туда-обратно, и они снова отрастут!

— Я никогда не стриг волосы с тех пор, как стал воином эссанти. Ты ведь знаешь, что это значит в степи, подсказал Кинтаро.

— Но у меня ничего нет! вскрикнул Альва в приступе отчаяния. Ничего, кроме… он схватился за правую щеку, когда-то изуродованную ожогами.

— Кроме хорошенькой мордашки! издевательски прокричала Александра. Но если тебе не впервой, то не пойдет. Разменную монету здесь не принимают!

— Есть еще время, тихо сказал Руатта. Время, которое пройдет в нашем мире. Ты можешь пожертвовать его.

— Хотите сказать, мы вернемся не через год, а через… Сколько? Десять, двадцать?

— Я не знаю. Магия возьмет сама.

— Но ведь это не моя жертва! Время пройдет для всех, и для моего Динэ, и для государя! Он ведь немолод, он может… Альва осекся, не в силах озвучить свои страхи.

— Все в руках божьих, твердо сказал Руатта. Он мог умереть за тот год, что вы провели здесь. Он мог умереть на следующий день после того, как вы отплыли. Даже если все, что мне останется это прийти на его могилу, я хочу вернуться!

— Вы отдаете больше всех, отец, прошептал Альва. Вы рискуете слишком многим. Мой любимый бессмертен, а ваш нет.

— У Даро есть капелька эльфийской крови. И собственное беспредельное упрямство. Я думаю, он меня дождется.

Волны закружились быстрее, выше, поднимаясь почти до пояса. Александра выхватила свой магический меч и подняла его вверх. Клинок загорелся почти таким же голубым светом, каким пылал камень в кольце Дэм Таллиан. Над их головами небо потемнело, мгновенно сгустились тучи. Над морем прокатился удар грома. Они стояли по колено в воде, но за их спинами уже бушевал шторм.

— Дополнительное ускорение! донесся еле слышно крик Александры. Молния сорвалась с ее клинка, ударила в кольцо, и столб ослепительного света взметнулся в низкие черные небеса. Мгновение и море снова успокоилось. Тучи рассеялись, и выглянуло яркое солнце. Но в воде у берега больше никого не было.

II

Глава 7

Фэйд распахнула тяжелые узорчатые двери «Цветка страсти», не дожидаясь, пока это сделает швейцар, и вошла широким пружинистым шагом. Так, должно быть, ее предки ходили по бескрайним просторам степи, выслеживая добычу, перегоняя стада. Женщине с таким шагом тесно в городе, среди узких улиц и каменных стен.

Управляющая почтительно поклонилась:

— Леди Филавандрис. Хозяин ждет вас в Серебряной гостиной.

Небрежно кивнув, она прошла мимо, не глядя по сторонам, но все замечая. Например, как гости украдкой оглядываются на нее, перешептываясь и толкая друг друга локтями. Даже здесь, в лучшем столичном доме свиданий, где собирается самая экзотическая публика, Фэйд выглядела необычно. Все в ней привлекало внимание высокий рост, две смоляные косы, лежащие на широких плечах, кожаные штаны, грубые ботинки на шнуровке. Может быть, где-нибудь в портовом кабаке, среди докеров и матросов, она обращала бы на себя меньше внимания, а уж на границе и вовсе сошла б за свою, но уж никак не здесь, среди пышно разодетых аристократов. Может быть, они бы меньше глазели, если б не знали, кто она. Но они знали, и каждая собака в Трианессе знала принцессу крови Фэйд Филавандрис, племянницу королевы Ингельдин из династии Тизаннидов.

Ей было двадцать восемь лет, из которых она едва половину прожила в столице. Она успела объехать полконтинента: рыбачила в фиордах острова Белг, ходила бить китов с марранскими китобоями, мыла золото в отрогах Хаэлгиры, объезжала диких коней в Вер-ло, пасла овец в Илмаэре, собирала жемчуг на побережье Джинджарата, охотилась в джунглях, пила степной самогон в Дикой степи и совершала еще сотни разных безумств, немыслимых для добропорядочных обывателей.

Два года назад она наконец вернулась в столицу и вступила в права наследства, оставленного ей принцессой Изаррис. Размер состояния не разглашался, но в него входил крупнейший издательский дом всей Криды, а может быть, и всего континента «Белет». Поговаривали, что теперь-то леди Филавандрис остепенится. Куда там! Она подыскала толкового управляющего, а сама принялась за кутежи, попойки и авантюры, вполне приставшие ее легендарному предку воительнице Ашурран и потому гремевшие на весь Трианесс. Столичные гуляки на нее чуть не молились.

Она и сама была похожа на Ашурран, как ее описывают легенды, едва ли не больше всех потомков короля Тархи Тизанну, возводящего свой род к славной воительнице. Фэйд была черноволоса и смугла, как степнячка, отличалась высоким ростом и статной фигурой, волос не стригла, а заплетала их в косы; отлично владела мечом, копьем, стреляла из лука, за сто шагов попадала стрелой в глаз кролику. Даже глаза у нее были, как у Ашурран темно-синие, как небо в сумерках. Сходство только подчеркивала кожаная одежда и варварские побрякушки. Меч она носила за спиной, по степному обычаю, хотя он был не такой тяжелый и длинный, какие предпочитают кочевники. И хотя имя ее отца никогда официально не объявлялось, никто не сомневался, чья она дочь. Конечно, вождя эссанти, гостившего зиму напролет в Трианессе по приглашению короля, после впечатляющей победы над энкинами в Осенней кампании. Вот так-то степной дикарь отплатил за гостеприимство, болтали злые языки, обрюхатил младшую принцессу и смылся. Однако те, кто знал принцессу лично, никогда не прислушивались к подобным сплетням. Пусть принцесса Тэллиран была младшей, но беспомощной ее вряд ли бы кто назвал. Она была, что называется, кремень, стальной клинок в бархатных ножнах. Может быть, дикий степняк и влез ночью в окно ее спальни, но исключительно по ее собственной воле и желанию.

Связь принцессы и варвара была тайной, но когда она родила дочку, правда выплыла наружу. Стоило только взглянуть на мать: солнечная, миниатюрная, стройная, рыжевато-каштановая, с такой частой россыпью веснушек на коже, что она казалась золотистой. Даже ее каре-зеленые глаза были усеяны солнечными искорками. Не в отца пошла, ибо прежний государь Даронги Дансенну был синеглаз и черноволос. Но кожа у него была такая белая, что сразу же отпадало предположение, что смуглая сумрачная Фэйд унаследовала дедовские черты. Ходи она в обычную городскую школу, ее б обязательно дразнили черномазой разумеется, до первых поставленных ею фингалов.

У Фэйд всегда было много почитателей, собутыльников, приятелей но друзей было немного. Лучшим из них был, пожалуй, владелец «Цветка страсти» Лето Лиотта, несмотря на внушительную разницу в возрасте четверть века. Лето выглядел моложе и усердно поддерживал эту иллюзию: подкрашивал волосы, ресницы и брови, посещал массажиста трижды в неделю, и говорят, тайком прибегал к омолаживающей магии. Они отлично понимали друг друга, у них была куча общих интересов: выпивка, лошади, секс. Они стали бы любовниками, если бы Лето не принадлежал к тому редкому в столице типу людей, предпочитающих свой пол.

Кавалер Лиотта ждал ее в Серебряной гостиной, одной из пяти приватных гостиных «Цветка страсти». Стол был накрыт изысканно и стильно: модные кружева «под иней», серебро и хрусталь. Даже блюда были в той же цветовой гамме: белая дичь, белые яблоки, белый виноград, белый соус, белая глазурь, белое шипучее вино в узких бокалах.

— Лето, старина! Фэйд бесцеремонно стиснула его в объятиях. Ты нарочно выбрал эту гостиную, чтобы я здесь смотрелась, как ворона на снегу?

— Это все Надин, все уши мне прожужжала: дескать, неприлично принимать принцессу крови в мрачном каземате.

«Мрачным казематом» был один из трех общих залов «Цветка страсти» отделанный неотесанным камнем, с дубовыми столами и лавками, с развешанными по стенам цепями, щитами и прочим железным хламом: удачный закос под интерьер старинного замка. Он даже освещался настоящими факелами, безо всяких магических штучек. Фэйд больше всего любила там кутить. Но коль скоро они собирались поужинать вдвоем с Лето, так сказать, в узком семейном кругу, а уж потом, может быть, пригласить пару певцов посмазливее, то Серебряная гостиная вполне подходила.

Они уселись за стол и сами налили друг другу вина, что всегда служило выражением крайней дружеской приязни, тем более когда к услугам были профессиональные виночерпии. Как всегда, изысканный Лето насмешливо изогнул бровь, когда Фэйд руками оторвала куриную ногу и принялась расправляться с ней без помощи вилки, но как всегда, ничего не сказал.

— Вино отличное, сказала она рассеянно, салютуя ему бокалом. Слушай, Лето, мне нужен телохранитель. На пару месяцев, не больше. У меня кое-какие дела в Нижнем городе.

— Это что, опасно? спросил Лето впрочем, без особого беспокойства. Многое из того, чем занималась Фэйд, было опасно. Ему лучше многих было известно, что постоять она за себя сможет когда и где угодно.

— Не в этом дело. Просто мне передали, что без телохранителя вроде как западло. Да еще и матушка плешь проела. Возьму ненадолго, потом сплавлю. У тебя случайно нет никого на примете?

— Случайно есть. Тебе понравится. Юный блондин, смазливый, легкомысленный, без особых моральных устоев.

— Проще говоря, развратный. Ну, и как он в постели?

Лето замешкался с ответом, и она насмешливо протянула:

— Ну я тебя умоляю, ты его что, не трахнул?

— Это как посмотреть… Мальчик оказался вполне понятливый, авансы принимал, глазки строил. Но когда дело дошло до постели… я глазом не успел моргнуть, как оказался снизу. Сколько потом ни пытался, кончалось все одинаково, выражение лица Лето было странным, будто бы он до сих пор не мог поверить. Вот и решил его уволить. Больно прыткий. Но тебе понравится. Точно понравится. Может, хоть он тебя займет дольше, чем на два дня.

— Тальгрен продержался две недели.

— Это потому что он экзотический белобрысый тарн и учил тебя махать топором.

— Я не виновата, что все кридане такие скучные.

— Все? Лето прищурился с видом: «И я тоже?»

— Ну, из тех, с кем я спала все. Затаскиваются в постель на раз-два, а потом не знаешь, как избавиться.

— Это потому что ты выбираешь доступных. Попробовала бы совратить какого-нибудь актера Королевского театра, сразу бы поняла, что такое настоящая схватка, говоря это, он внимательно наблюдал за ее лицом и не упустил, как по нему скользнула тень.

— Ой, да брось. Какой актер устоит перед комбинацией «деньги происхождение наглость»?

— Например, Эсса Элья, подсказал он с невинным видом.

— Разве что он, согласилась Фэйд, не моргнув глазом, но Лето все-таки заметил, как она помрачнела.

— Кстати, сегодня дают «Птицу в клетке», может, сходим? Эсса Элья там великолепен. Критики брызжут слюной, публика заходится от восторга.

Фэйд отрезала себе кусок пирога с дичью, сделала большой глоток из бокала и сказала подчеркнуто спокойно:

— Я ходила на «Птицу в клетке» восемь раз. Эсса Элья там действительно бесподобен.

Лето присвистнул понимающе. Не глядя на него, она продолжала:

— Хватит ходить вокруг да около. Почему бы тебе не спросить прямо, на правах старого друга, Лето. И я отвечу честно и откровенно. Да, я тоже пала жертвой шлюховатого обаяния Эссы Эльи, на которого дрочит вся столица. Потом ты спросишь прямо: в чем проблема, Фэйд, Эсса Элья дает всем направо и налево. А я отвечу честно и откровенно: я не вхожу в число тех, кому он дает. И ты спросишь: ты что, Фэйд, пожалела денег и времени на осаду? И я отвечу тебе: я добиваюсь его вот уже скоро год и потратила целое состояние, но этот трижды проклятый мерзавец ни одного подарка не принял и во всеуслышанье заявил, что даже если он будет последним мужчиной на континенте, а я последней женщиной, он мне не даст.

Голос у Фэйд дрогнул, она вдруг отодвинула стул и отошла к окну. Лето помедлил, тоже встал и обнял ее за плечи.

— Хочешь, я найму головорезов, и они доставят его тебе в наручниках, с завязанными глазами, покорного, как ягненок?

— Ха, думаешь, одни мы такие умные? У него охрана, как у марранского банкира, и магическая в том числе. А даже если дельце выгорит, мы окажемся вне закона по всей Криде, и королева не успокоится, пока не сотрет нас в порошок. Они были друзья детства с его отцом, чуть ли не жених и невеста. Нет, благодарю покорно, так я не хочу. Давно рукой махнула.

— Ага, вижу, как махнула. Имя слышишь и вздрагиваешь.

— А чего ты хотел? взорвалась она, оборачиваясь к Лето. Ты его видел, этого чертова полукровку? Эти глаза, брови вразлет, волосы? У него ножка меньше моей! Ожерелье мое может носить вместо пояса! Голос, как эльфийская музыка!

— И глаза, как у мартовской кошки, закончил Лето самым лирическим тоном, и Фэйд не выдержала фыркнула от смеха. Что бы сказал его отец, если б узнал, что сынок стал первейшей трианесской блядью?

— Он не блядь, он Артист! с горькой иронией сказала Фэйд, и лучше, пожалуй, нельзя было сформулировать.

Кавалер Таэсса Таэлья сценическое имя Эсса Элья был вряд ли лучшим актером Королевского театра, но самым известным уж точно. Он был сыном знаменитого поэта Альвы Ахайре. Талант отца преломился в нем странно. Если кавалер Ахайре владел даром выражать невысказанные мысли и чувства других людей, то кавалер Таэлья выражал невысказанные желания.

Он возродил старинные театральные традиции, которые практически угасли играл женские роли, принимал дорогие подарки, позволял кое-кому из поклонников себя содержать, менял партнеров, как сережки и кольца, украшал своим присутствием самые разгульные вечеринки города. И сама его игра на сцене воскрешала в памяти стародавние времена, когда актеры были не просто людьми искусства, а образцом сексуальности, воплощением соблазна, единственными, кто пребывал за границами общественной морали. Другие актеры отказывались играть вместе с Эссой Эльей, жалуясь на то, что они при этом могут ходить по сцене хоть голышом, все равно на них никто не взглянет. Критики сыпали словами: «Вульгарность! Тщеславие! Опошление великих произведений!» Ни один из критиков ни разу не написал о нем хорошего слова и не пропустил ни одного из его спектаклей. Ни одному из критиков он принципиально не давал.

Зрители ему рукоплескали. Мало нашлось бы тех, кто не мечтал его трахнуть, и кое-кому это удавалось.

Но не Фэйд Филавандрис.

Она не афишировала своих чувств, не домогалась Эссу Элью открыто, но за тот год, что она по нему сохла, слухи успели расползтись. Кто был в курсе, разборчивость Эссы не одобрял. Принцесса крови, молода, богата, удачлива, собой недурна… Его приятели кто-то бескорыстно, кто-то за деньги Фэйд пытались повлиять на Эссу. Напрасно! При одном ее упоминании он щурил пронзительные зеленые глаза и цедил что-нибудь нелестное в ее адрес.

Автором «Птицы в клетке» была Айрис Айронсайд, давняя подруга Фэйд. Они познакомились в Джинджарате, где та преподавала в школе при криданском посольстве, а вечерами увлеченно предавалась писанию пьес. Став владелицей «Белет», Фэйд распорядилась немедленно их издать. Через год Айрис Айронсайд уже была одним из самых популярных авторов, пишущих для театра. Пьесу «Птица в клетке» выразительную, сильную, полную циничного юмора она написала по истории любви принца Хасидзавы и воительницы Ашурран и посвятила Фэйд. Она рассчитывала, что принца сыграет Эсса Элья, это действительно была роль «под него», а сама Фэйд могла бы сыграть Ашурран. И сыграла бы, если бы капризный Эсса Элья наотрез не отказался выходить с ней на сцену. Директор театра пытался его уговорить, упирая на то, что семья леди Филавандрис покровители театра, что сама Фэйд, как владелица издательства, платит множеству авторов и театральных критиков… Эсса Элья злобно сверкнул глазами и заявил, что господин директор может сам лизать задницу леди Филавандрис, а он, Эсса Элья, в любой момент может уйти в «Элефтерию», тем более что ему предлагали там жалованье в полтора раза больше и гримерку побольше директорского кабинета. Конечно, оба понимали, что Эсса Элья никуда не уйдет; ни один театр в стране и за ее пределами не мог сравниться с Королевским, но директор отступился, и Фэйд, узнав об этом, отступилась тоже. Для нее давно не было секретом, как к ней относится Эсса Элья. Услужливые доброжелатели передавали ей его пьяные и трезвые высказывания, резавшие ее, как ножом. Мысль о том, чтобы держать Эссу Элью в объятиях хотя бы на сцене, под взглядом тысячи глаз и светом сотни ламп, была соблазнительной, но от нее пришлось отказаться.

Сколько она ни платила шпионам и приятелям Эссы, сколько ни собирала сплетен, причина столь упорного к ней отвращения оставалась загадкой. Единственным подходящим объяснением было ее происхождение. Родной дед Фэйд, знавший Кинтаро лично, утверждал, что сходство очевидно и несомненно. Однако что мог иметь Эсса против степняков вообще и данного конкретного в частности, если детство свое и юность провел на границе?

Факт оставался фактом: кавалер Таэлья слышать не хотел о Фэйд Филавандрис. Приглашений туда, где должна была появиться она, не принимал; случайно оказавшись в одном помещении, демонстративно вставал и уходил. В сущности, единственной возможностью беспрепятственно видеть его для Фэйд оставался театр. Она не пропускала ни одной премьеры с участием Эссы Эльи, на многие спектакли ходила по несколько раз, посылала ему роскошные букеты роз и мелкие подарки без визитных карточек, через подставных лиц, чтобы он не отослал их обратно.

С горя она познакомилась с дядей кавалера Таэльи. Итильдин мало появлялся в обществе, его считали холодным и замкнутым и немало злословили на его счет. «Итильдин тан Ахайре» и «соломенная вдова» это еще самое безобидное, что болтали про него аристократы. Доля правды в этих шутках была, ведь именно он стал опекуном юного Таэссы, когда кавалер Ахайре отплыл на Заокраинный Запад, и дожидался его, как верная жена. Приставка «тан» в незапамятные времена и служила для именования жены фамилией мужа устаревший и отмерший обычай. Друзьями они не стали, слишком он был немногословен и сдержан. Фэйд расспрашивала его об отце, но он стеснялся касаться интимных подробностей и потому много рассказать не мог.

Фэйд уважала эльфа и даже чуть-чуть робела. Но как мужчина он ей совсем не нравился. «Почему его находят красивым?» недоумевала она. Слишком нечеловек. Зато полуэльф Таэсса казался ей прекраснее всего, что она когда-либо видела в жизни, в мужчинах и женщинах, в Криде и за ее пределами, на суше и на море, в горах и на равнинах. Кровь смертных и Древних, слившаяся в нем, дала удивительную, экзотическую красоту, не похожую ни на что. Он взял лучшее от людей и от эльфов изящную фигуру, невыразимо прекрасный разрез глаз, брови, чуть поднятые к вискам, удлиненные ушные раковины, кисти и стопы. Уши у него не заострялись подобно эльфийским, но были к тому близки. Глаза изумрудные, малахитовые, бирюзовые, аквамариновые, цвета морской волны, цвета нефрита, слишком часто меняющие цвет, чтобы можно было описать их иначе, чем банально: «зеленые». Слишком светлые для человека, даже для северянина, но темнеющие в приступе гнева или страсти. Волосы у его были, как сплав серебра с золотом ни то и ни другое, и в то же время то и другое одновременно. Казалось, каждая прядка и даже каждый отдельный волосок имеет свой редкий неповторимый оттенок. На сцене он часто носил парики, или штатный театральный маг накладывал заклинания, так что Фэйд видела его и блондином, и брюнетом, и огненно-рыжим, как его отец, и со снежно-белой шевелюрой Фаэливрина, но собственные его волосы нравились ей больше всего, и она даже подкупила парикмахера, чтобы получить прядку и узнать, каковы они на ощупь.

Кавалер Лиотта, услышав об этом, сказал:

— Скоро ты его ношеное белье станешь покупать?

— А что, кто-то продает? грустно пошутила Фэйд.

На самом деле она хранила под подушкой его перчатку и надушенный платок.

По ночам в ней вскипала горячая степная кровь отца, и ей снилось, как с десятитысячным войском варваров она берет столицу, и скованного кавалера Таэлью приводят к ней в шатер. А другие сны, должно быть, навевала царственная кровь деда: как она становится королевой, и вот тут-то Эсса Элья не осмеливается ей отказать. Будь у нее в роду чародеи, ей, верно, бы снилось, как она накладывает на упрямого полукровку чары. Много раз ей приходило в голову взять пример со своей далекой прародительницы: ворваться в гримерку Эссы Эльи, занести над ним клинок, а дальше будь что будет. Но ей хотелось не просто обладать им ей хотелось любви.

Фэйд с ума сходила, думая обо всех невозможных любовных союзах, которые случались в столице и за ее пределами. Разве не жил благородный кавалер Ахайре с мужчиной из Древнего народа и с бывшим вождем племени эссанти? Разве не зачал означенный кавалер сына с эльфийкой из Великого леса, хотя такого не случалось со времен Ашурран? Разве не влез означенный вождь эссанти в окно к принцессе, дочери правящего короля (о чем как-то поведала ей мать за бокалом вина, рдея, как маков цвет, то ли от смущения, то ли от гордости). Разве не нашла себе леди-полковник Лизандер среди всех варваров Дикой степи красивого, как картинка, блондина? Фэйд вспоминала свое пребывание в Селхире с легким жаром ей было восемнадцать, она считала себя некрасивой и неуклюжей, а селхирская полковница по прозвищу Хазарат воистину была богиня: загорелая, ясноглазая, крепкая, мускулистая, выглядела всего лет на сорок в свои сколько, пятьдесят шесть? В седле сидела так, будто сливалась с лошадью, своими двумя кимдисскими клинками творила чудеса, а рядом с ней был белокурый бог с косой до пояса, на красоту которого просто смотреть было больно. Оставшись с ними наедине, она поспешила напиться и наутро пожалела об этом, проснувшись с ними в постели, ибо не помнила из прошедшей ночи ровным счетом ничего.

И к лучшему, наверное, потому что она наверняка бы влюбилась в них обоих или хотя бы в белокурого бога, а кому это нужно? Они были друг с другом, даже если таскали в постель угрюмых смуглых девчонок, заплетающих косы по степному обычаю безо всякого на то права.

Больше она не бывала в Селхире.

Дура.

Сыну полковницы сейчас должно быть лет двадцать. Наверняка копия отца. Наверняка кем-то уже захомутан.

Но с тех пор, как она увидела Эссу Элью на сцене Королевского театра, она уже не могла всерьез думать ни о ком другом. Почему он так сильно ее зацепил? Может быть, потому, что был недоступен? Ей не в первый раз попадались недоступные красавцы, и всех она рано или поздно забывала, когда терпение кончалось. И Таэссу могла бы выкинуть из головы, если бы захотела.

В том-то и дело, что не хотела.

Может, это кровь? Отец ее был степняк, невежественный варвар; а отец Таэссы был трианесский аристократ, приближенный короля. Какая сила могла бы их свести? Дед рассказывал: «Я был против. Я заставил магов запеленать его в магическую защиту в пять слоев. Я посылал к нему птиц-вестников, как ненормальная мамаша. И все потому, что нам нужна была помощь против энкинов, а вождь эссанти Кинтаро плевать хотел на Криду и не желал оторвать от шкур свою задницу надо заметить, чертовски красивую накачанную задницу, как я потом узнал! А тогдашний начальник Тайной службы подцепил Альву на крючок, словно рыбку польстил, комплиментов навешал, живописал вольные нравы эссанти, важность миссии, и все, глупый мальчишка рвался, умолял, и я его отпустил, а сам пил всю ночь. Кто же знал, что там, в степи, его поджидает судьба?»

Должно быть, Кинтаро так же влюбился в кавалера Ахайре, как она в его сына, с одного взгляда, с одного вздоха, с одного биения сердца. И ждал, и верил, и пытался завоевать, и дрался за него. И в конце концов получил. Она только раз видела их вместе, когда ей было лет семь, и на всю жизнь запомнила, как они смотрели друг на друга, и как перешучивались, улыбались, искрились любовью. А вот матери это не понравилось, и с тех пор Кинтаро приходил один, а потом и вовсе перестал приходить. Мать недолюбливала кавалера Ахайре, с детства воровавшего у нее любовь сестры и отца. Кто у кого украл Кинтаро он у нее потом, или она у него сначала? Как-то там все было сложно, Фэйд так и не поняла, а расспрашивать не решилась.

Она бы сейчас вскочила в седло и кинулась бы разыскивать Кинтаро за сто, за тысячу миль, в Криде, в Арислане, в Великом лесу, только чтобы спросить за чашкой степного самогона: как ты выдержал? Как добился? Как не убил, не взял силой, не забыл? Но Кинтаро покинул континент, отправился на запад со своим рыжим аристократом, и предприятие это было таким безумным, что во всеобщем «отправиться на запад» означало «умереть».

Что ж, пока мы живы, всегда есть надежда.

Может быть, завтра ее будет ждать белый конвертик с ключом от спальни Эссы Эльи, как принято у актеров. Эта мысль всегда помогала ей засыпать по вечерам.

Глава 8

Телохранитель оказался достаточно умен, чтобы не заявиться с раннего утра. Конечно, похмелья у Фэйд отродясь не бывало, но после пьянок она имела обыкновение просыпаться к полудню, а трезветь и того позже. Она как раз размышляла над чашкой: плеснуть бренди в кофе, или наоборот, кофе в бренди, когда дворецкий доложил, что пришел «человек от благородного кавалера Лиотты». Фэйд терпеть не могла этих церемоний, но поскольку приходилось принимать в доме деловых партнеров и матушку-чтоб-ее-принцессу, положение обязывало.

Телохранитель появился в дверях, и Фэйд очень захотелось протереть глаза. Перед ней во плоти стоял белокурый бог из Селхира, только лет на двадцать моложе. Та же стать, те же небрежно расчесанные длинные волосы, не убранные ни в хвост, ни в косу, те же озорные глаза цвета морской волны под длиннющими девичьими ресницами. Разве что кожа не такая опаленная солнцем, и одет не по степной моде, а вполне себе по столичной в облегающие брюки, рубашку и щегольскую тунику со шнуровкой по бокам.

Белокурый бог широко улыбнулся, раскрыл объятия и сказал:

— Ну, здравствуй, сестренка!

Не придумав ничего умнее, она переспросила, раз уж все равно рот был открыт:

— Сестренка?

— Раз мой отец трахался с твоим, кто ты мне еще? сказал юный нахал, нимало не смущаясь, и тогда до нее дошло.

Фэйд расхохоталась, и они обнялись, колотя друг друга по плечам.

— Сестренка, говоришь? Да я сама с твоим отцом трахалась, деточка! она чуть отстранилась, разглядывая его. Черт побери, ты его копия!

— Все говорят. Я думал, ты меня сразу узнаешь. Я-то тебя узнал!

— Ты же тогда мальчишкой был! А теперь мужик! Давай, садись, выпивай, закусывай. В столице какими судьбами? Из Селхира давно? Как там леди-полковник?

Усевшись за стол напротив, юноша с аппетитом накинулся на еду, пытаясь одновременно есть, пить и рассказывать.

— Я уж года два дома не был, мать меня в Академию отправила, ну, военную. Говорит, хрен тебе, а не дворянский титул, пока не выучишься. А мне, понимаешь, титул до этого самого, один курс протянул, а потом думаю: все, хватит с меня. Еще и наставник один попался такая сволочь, я ему и дать предлагал, и взять, а он ни в какую, в его голосе звучало неподдельное возмущение, и Фэйд просто на стол легла от смеха. Он был истинный сын Лэйтис Лизандер, унаследовавший ее солдатскую прямоту и откровенность. Вот, с тех пор подрабатываю, чем придется.

— С кем придется, подсказала Фэйд, хихикая.

— Да если б я только знал, что он с тобой знаком! Я ж, как дурак, придумать не мог, как к тебе подступиться. Думаю: принцесса, все такое, чего ей какой-то парень с границы, может, она и не вспомнит меня. Тут Лето говорит, что тебе телохранитель нужен…

— Лето? Фэйд подняла бровь.

— Ну, благородный кавалер Лиотта, а чего? Я думал, вы с ним накоротке, нет?

Она фыркнула, понимая, что манеры у парня совершенно хамские, и что ей это безумно нравится. В столице мало найдется людей, способных легко и непринужденно положить на приличия.

Что-то в нем не гармонировало с Рэнхиро, который остался в ее памяти, и она, прищурившись, окинула его взглядом. Ну да, треплется куда больше, чем отец, но тот, когда надо, прекрасно говорил на всеобщем не знать, и не догадаешься, что степняк. Ах да! Ей пришло в голову, что она никогда не видела Рэнхиро полностью одетым, и Фэйд не сдержала широкой ухмылки. Помнится, кожаные штаны степняка так соблазнительно сползали на бедра… Интересно, у сынка такая же красивая задница, как у папаши?

— Слышь, Сайонджи… промурлыкала она, и теперь уже он оскалился в широкой ухмылке, довольный по самое не могу.

— Ты помнишь, как меня зовут! Ух, не ожидал!

— У меня на степные имена зверская память. Вот криданские двойные вообще не запоминаю. Пока человек второе назовет, первое уже из памяти изгладилось. Так вот, о чем я. У тебя лицензия-то на хранение тела имеется? От Гильдии?

— Ага, а как же. Кавалер Лиотта изволили выправить, все путем.

— И с ношением?

— Ясен перец.

— А что носишь? Эспадон, небось?

— Ух ты! Откуда знаешь?

Она фыркнула.

— Да я такие вещи раньше, чем цвет глаз, замечаю. У тебя вон след на плече, перевязь полиняла.

— Не, откуда знаешь, что именно эспадон?

— Ха, что еще степняк выберет, если меч носить нельзя? Узкий, тяжелый, гарда руку прикрывает в городе самое то, получше меча.

— Уверена, что тебе телохранитель нужен? Сайонджи щелкнул языком, глядя с откровенным восхищением. Ты и сама справишься, если что.

— Ну, лишний клинок не помешает. И если уж на то пошло… С чего ты взял, что тебя за этим нанимают? и окинула его взглядом, как раздела.

— Испугала ежа голым задом! Рассказать, сколько раз я дрочил, думая про тебя? и он посмотрел Фэйд прямо в глаза, нагло и бесшабашно.

Недолго думая, она отодвинула разделяющее их блюдо, поставила на стол колено и дотянулась ртом до его рта. Он целовался с тем же аппетитом, с которым ел, пил и вообще жил, как видно.

— Задаток, сообщила она, переводя дыхание.

— Самое время показать мне спальню, глаза Сайонджи сияли. Должен же я, ну, проверить тело, которое буду охранять!

Он встал, ногой отодвигая стул, и снова поцеловал ее, так и стоящую коленом на столе. Фэйд ничего не имела против. Более чем.

— Я б тебя отнес на плече, но дороги не знаю. Заблудиться боюсь.

Она засмеялась и села на край стола, свесив ноги и обхватив его бедра коленями.

— Мне случалось и здесь трахаться. Прежний дворецкий был крайне шокирован. Уволился на следующий же день.

— Если не дашь, я еще быстрей уволюсь, так и знай.

— Ох, бесы и демоны, если б я не знала, чей ты сын, я бы догадалась!

— Знаешь анекдот? Лежат в постели брат с сестрой. Она: «А ты лучше, чем папа». Он: «Да, знаю, мама мне говорила!»

И оба покатились со смеху, умудряясь продолжать целоваться.

— М-м, нельзя же мальчиков ебать с порога, сказала Фэйд, с сожалением отрываясь от Сайонджи.

— Конечно, надо сначала в спальню отвести, поддакнул коварный искуситель.

Она засмеялась, шутливо толкнув его в плечо.

— Да я, считай, только что оттуда. Надо хоть воздухом подышать, размяться. Тебе там, не знаю, за вещичками не надо?

— Все с собой! юноша подмигнул. При входе оставил. Твой дворецкий взять хотел и чуть не рухнул. У меня же там железо одно: ножи, кольчуга, все такое.

— А меч есть? Или только эспадон?

— Обижаешь! Есть, конечно. Леди-полковник подарила на совершеннолетие. Я атаринк хотел, но где ж его взять… Даже у отца нету.

— Пошли тогда, порубимся. Целуешься ты классно, а вот как дерешься, поглядим.

Бальный зал в доме Фэйд был переделан в тренировочный. Собственно, и переделок никаких не понадобилось, пригодились и зеркала по стенам, и огромные окна до полу, открывающиеся в сад; только скользкий паркетный пол заменили на плитку да по стенам развесили впечатляющую коллекцию оружия леди Филавандрис. Даже мебель убрали не всю она часто упражнялась в драках между столами и скамейками, поскольку большинство ее приключений случались отнюдь не на большой дороге, а в тавернах и городских переулках, где толком не развернешься. Опять же, дружеские турниры с собутыльниками можно было прекрасно совмещать с пьянками.

Сайонджи немедленно прилип к стене, где висели бок о бок клинки всех стран континента, иные из которых никогда не встречались в бою: эльфийский изогнутый меч на длинной рукояти соседствовал с двусторонней тарнской секирой, метательный энкинский топорик с пламевидным джарским крисом, окованный железом посох илмаэрских пастухов с арисланской алебардой. Был тут и боевой эутангский веер, и кривые энкинские сабли, и короткие копья эссанти, и луки, от тяжелых осадных до легких разборных. Сама Фэйд везде и всюду носила прямой узкий меч в заплечных ножнах, и городская стража Трианесса к ней не цеплялась, предпочитая считать его широкой шпагой наподобие эспадона. Вид его был обманчив, ни дать ни взять вытащенное из сундука прадедовское наследство: простая рукоятка, обмотанная полосками кожи, не украшенная ни золотом, ни брильянтами, потертые ножны даже без простенькой вышивки. Но стоило только блеснуть тусклой стали лезвия, темной, как воды глубокого омута, и становилось ясно, что такому мечу не нужны украшения, он сам по себе сокровище и драгоценность: настоящий кимдисский клинок, купленный в Джинджарате. В Трианессе его прозвали «Кошмар оружейника» столько мечей и шпаг сломалось об этот меч, в турнирах, драках и просто на спор.

Надев нагрудники и перчатки, Фэйд с Сайонджи немного пофехтовали: эспадон против одной из ее тренировочных шпаг. Умения юноши впечатляли. Впрочем, чего еще ждать от парня, выросшего на границе, да еще в гарнизоне Селхира! У Сайонджи была сильная рука, быстрый и напористый стиль, и Фэйд с наслаждением отдалась поединку, чувствуя, как желание разгорается сильнее прежнего. Поединки всегда ее возбуждали, и к тому же, от парня, владеющего боевыми искусствами, всегда ждешь, что он окажется так же хорош в постели. Сталь звенела о сталь, и казалось, их взгляды тоже звенят, встречаясь, и каждый отбитый удар отдается в теле, как ласка. Но когда у Фэйд подустала рука, когда она отерла перчаткой пот со лба, а Сайонджи был все так же бодр и свеж, у нее появились подозрения. Не будь противник красив, как картинка, она наверняка заметила бы раньше.

— Ты поддаешься! возопила она возмущенно, тыча в сторону Сайонджи клинком, как обвиняющим перстом.

Он развел руками слегка смущенно.

— Прости, я думал, не заметишь.

— Я не замечу? Я что, идиотка? А ну-ка дерись в полную силу!

— Да что-то неохота в первый день службы задавать взбучку хозяйке.

— С чего ты взял, что сможешь?

Он пожал плечами с притворной скромностью, но от самодовольной ухмылки не удержался.

— Понимаешь, скучно выкладываться, когда на кону ничего не стоит. Я даже в академии зачеты по фехтовалке со скрипом сдавал. Когда рассказал, что в пятнадцать лет двух энкинов зарубил, все подумали, что заливаю. Ну чего я с тобой буду драться? Ты лучше позови какого-нибудь мужика, пусть он на тебя валит с мечом увидишь, что я с ним сделаю.

— Хвалиться все горазды, подначила она, хоть в словах его не сомневалась. Не до сомнений тут было, все наглядно. Однако Фэйд в себя верила и рассчитывала на ничью или хотя бы на долгий поединок к удовольствию обеих сторон. Хочешь меня? Ну, вот она я. Попробуй завалить.

Юный бог засиял улыбкой.

— Вот так бы сразу, сказал он и налетел на Фэйд, как ураган.

Она едва пару ударов отразила, как шпага ее, выбитая из руки хитрым приемом, полетела в угол, а Сайонджи сбил ее с ног; но упасть не дал, уложил аккуратно на пол и прижал собою горячий, сильный, с упавшими по обе стороны лица белокурыми волосами.

— Не так быстро, красавчик, она улыбалась, прижимая к его шее длинный нож, прежде висевший на поясе. Она никогда с ним не расставалась, даже ночью клала под подушку и выхватывала так быстро, что глазом нельзя было уследить.

— Сдаюсь, сказал он, подставляя губы, и нож тихо звякнул о плитки пола, а они принялись целоваться, перекатываясь друг через друга, стаскивая нагрудники, пояса и перчатки, и он пожаловался, засовывая одну руку ей под рубашку, а другую в штаны: Ну почему у меня не десять рук?

Расстегнув и задрав одежду, они наконец занялись сексом прямо на полу, что называется, на скорую руку, так же энергично и страстно, как дрались.

— Уф, что-то я не распробовала. Надо повторить, сказала Фэйд, едва отдышавшись.

— Через пять минут я твой.

— Хвалиться все горазды, она подмигнула лукаво.

Если он и прихвастнул, то не слишком, потому что через полчаса, потискавшись в купальне, они свалились в кровать и не вылезали оттуда до вечера, поддерживая силы кувшинами с вином и телячьими отбивными. И так хорошо подошли друг другу в постели, что Фэйд даже спросила:

— А мы точно раньше не трахались? Ну, по пьяни, к примеру?

— Да мне восемь лет было, ты что! А с тех пор я тебя не видел. То есть видел уже здесь, в столице, пару раз.

— Сейчас-то сколько?

— Девятнадцать. Зимою будет.

— Блин, когда ты успел научиться так драться?

— Я ж не кто-нибудь, а эссанти наполовину, чему тут учиться!

— Да щас, это я эссанти наполовину! А в твоем отце ни полпинты степной крови нету, иначе был бы он чернявый и смуглый, а не такая белокурая деточка.

Сайонджи заржал, не собираясь отрицать очевидное.

— Ну может, твоя кровь и получше моей, зато меня отец с детства тренировал, и леди-полковник, и еще полгарнизона в наставники набивалось. Больше, конечно, в штаны хотели залезть, но и учили неплохо.

— Если б меня отец тренировал, я бы тебя завалила, как пить дать, проворчала Фэйд.

— Ты меня и так завалила, он затащил ее на себя и обхватил ногами, имитируя пассивного партнера, и бедрами задвигал, будто подмахивал.

— Мне кажется, мы кое-что пропустили. А именно, пафосную романтичную историю, как ты влюбился в меня с первого взгляда и десять лет только обо мне и мечтал, она взяла его за подбородок, поворачивая ему лицо из стороны в сторону, любуясь безупречными чертами в обрамлении роскошной светлой гривы.

— Ха, если бы я влюбился, то с первого поцелуя. Ну, когда ты меня поцеловала с утра. Что-то раньше никто первый не успевал. Не, я про тебя только в Академии начал думать. Ты тогда приезжала с их высочествами, помнишь?

— Было такое… Ух, как все наклюкались тогда на банкете! Его высочество младший принц… ой, молчу, это не для ушей верных подданных. Но бренди пацан с тех пор не пьет, и я его понимаю.

— Ну вот, про тебя столько всего наболтали…

— Врут, все врут. А что не врут, то приукрашивают раз в десять. Вот про шайку разбойников тебе что набрехали?

— Про которую из трех?

— Уже из трех? Я последний раз про две слышала. М-да. Еще через пять лет, наверное, заслужу звание «убийца тысячи человек». Все жду, когда про меня анекдоты начнут сочинять, но что-то не везет. Самой, что ли, придумать… Она зевнула, сползла пониже, прижавшись щекой к его животу.

И задремала. Проваливаясь в сон, поймала за хвост мысль, будто что-то забыла. «Имя запомнила… языком владеет отлично, так и запишем… надо будет выяснить про тот хитрый прием… нет, не то… ладно, потом вспомню…» Открыв глаза, она увидела, что уже вечер, в спальне темно, за окном догорает закат и вспомнила, и подскочила с воплем:

— Твою мать, опоздала!

Скатившись с кровати, начала искать трусики в ворохе одежды, сброшенной как попало на ковер. Сайонджи завозился, подпер растрепанную голову локтем.

— Куда опоздала-то?

Фэйд посмотрела на него, на волосы, рассыпанные по плечам и груди, на живот, по-юношески плоский, еще без четких кубиков мышц, на узкую талию, на которую так удобно забрасывать ноги…

— Да никуда уже, черт с ним, и бросила трусики обратно. Смысл ко второму отделению приезжать…

— А-а, в театр, что ли? Да ну, забей. Ей-богу, такая фигня этот ваш театр.

— Взгляд, конечно, варварский, но верный… скрестив ноги, Фэйд уселась на постель. Адские врата, «Птицу в клетке» я ни разу не пропустила! Даже к началу не опаздывала!

— Ну тем более, если не в первый раз. Пошли лучше в кабак сходим.

— Предложение, подкупающее своей новизной, ухмыльнулась она. А то я в кабаке ни разу не была! Это мне следовало бы тебя в театр тащить, ну там, просвещаться, культурно расти над собой…

— Ой, не надо, госпожа, пощадите! он, кривляясь, потащил на себя одеяло, будто пытаясь под ним спрятаться. Я же там помру со скуки! Я слишком молод, чтобы умирать!

Она фыркнула:

— Когда Эсса Элья играет, все от другого умирают, не от скуки, и потянула одеяло в другую сторону.

— Вот уж не знаю, откуда у него актерский талант взялся. В детстве был такой зануда, мухи на лету дохли.

— Ты с ним знаком? изумилась Фэйд.

Сайонджи тоже, в свою очередь, изумился.

— А как бы я не был с ним знаком, если он каждое лето у нас жил? И родитель его заезжал, и Кинтаро, только я их плохо помню, маленький был.

— Вот это ни фига себе… Я, конечно, про твоего отца и моего слыхала. Ну, когда они в племени жили… А чего кавалер Ахайре на это? А матушка твоя?

— А чего матушка… Матушка с кавалером Ахайре старые друзья. Я так думаю, не просто друзья, ага. Ты чего, правда не знала? Вот он своего сынка и таскал вечно в Селхир. Дескать, пусть посмотрит, как воины живут. Ну, поначалу редко, или я не помню просто, а потом, когда они вдвоем свалили на Запад, Таэ у нас уже подолгу жил. Его дядюшка со мной арифметику зубрил, если б не он, я бы по два года в каждом классе сидел, он хихикнул.

— И? Говоришь, зануда был в детстве?

— Ты себе не представляешь. Наши пацаны его вообще терпеть не могли. А меня леди-полковник заставляла с ним водиться, ну и вроде как неприлично, гость, все такое. Ему-то тоже мало интереса было, с малышом-то дружить. Не помню, сколько у нас лет разницы, но порядочно так.

— Шесть, подсказала она с улыбкой. Уж возраст своего кумира она знала с точностью до дня.

— Ну вот. Он, конечно, умный был до ужаса. А чего ему, мозги-то эльфийские. И нельзя сказать, чтобы над другими глумился или смотрел свысока нет, не было такого. Он просто как будто не понимал, как можно таких простых вещей не знать, ну там, числа в уме не уметь складывать или книжку за день не прочесть. Или зачем надо яблоки воровать, если можно купить на базаре. И знаешь, вечно такой… как бы это… кислый, что ли: не засмеется, по перилам не скатится, всегда: «Спасибо, пожалуйста, будьте так любезны, не изволите ли…» Вот не знаю, от Древних это, что ли. Хотя дядька его мировой мужик, сдержанный, конечно, но с юмором. Я все хотел с ним повидаться в столице, но что-то не собрался. Ты с ним, случаем, не знакома?

— Случаем знакома, и неплохо. Мы с ним тоже вроде как родственники. Блин, какие запутанные отношения, можно свой клан основать, как в Арислане.

— А что, клево!

— Только любителей художественного вранья я туда принимать не буду, сказала Фэйд и щелкнула Сайонджи по носу.

Он вскинулся:

— Это кто врет, я, что ли?

— Да я в жизни не поверю про Эссу Элью. Ты его хоть в театре видел? Он же огонь, секс ходячий!

— А-а, ну так ты не дослушала. Это он совсем в детстве такой был. А потом, видать, папашкина-то кровь взыграла, как ему четырнадцать стукнуло. Он сначала на юридический учиться пошел, я еще подумал: бедные подсудимые, он же из них душу вытянет, если судьей станет… А потом как нашло на него! Академию бросил нафиг и пустился… ну, в блядство, другого слова не подберу. К нам приезжал, так вся крепость на ушах стояла. То есть не на ушах… ну ты поняла.

Фэйд фыркнула, жестом показывая: дальше, дальше!

— Леди-полковник, ну, матушка, говорила, что он вылитый отец. Только, говорит, отец его никогда гарнизон не баламутил. За Таэ на дуэлях дрались раз пять, да что там, больше! Слава богу, никто не погиб. И он другой совсем стал, так переменился! Будто нарочно во всякие авантюры кидался, матушка ему все плеткой грозилась, а тут он еще со мной влип…

— Погоди-погоди, ты что, с ним… того?

Сайонджи немного смущенно почесал нос, лоб и ухо, помялся, махнул рукой:

— Было дело. Ладно, расскажу, только ты никому, ладно?

— Зуб даю! она щелкнула по передним зубам, как оборванка из Нижнего города. — Адские врата, хоть кто-нибудь еще в столице не переспал с Эссой Эльей, кроме меня?

— Да это все было давно и неправда. Короче, поймали нас в темном уголку, когда я ему отсасывал. А прикол был в том, что до совершеннолетия мне оставалось полгода. Леди-полковник взъярилась страшно. Она так только на Рэна орала, когда он гулял налево. И чего переживать, спрашивается, ну тринадцать лет, ну подумаешь, я к тому времени уже десять раз невинности лишился, и Таэ в курсе был, так чего теперь-то. Но она же у нас закон и порядок, как же, как же… А у самой прозвище знаешь какое?

— Даже знаю, что означает, а дальше что?

— А дальше она Таэссе говорит примерно так: или я тебя выпорю, или выставлю из Селхира на веки веков. Меня, главное, без всякого спросу велела разложить и отодрать, как сидорову козу. Я потом сидеть не мог два дня. А Таэ, балбес, сам согласился. Она его и выпорола. Спасибо, что не на плацу, как всегда грозится. Он еще потом пришел и передо мной извинялся, как дурак последний. Ну и что, я полгода подождал и в первую же ночь после совершеннолетия с ним трахнулся. Из принципа.

Фэйд согнулась вдвое, буквально хрюкая от смеха. Она никогда не думала, что будет слушать про то, как кто-то другой спал с ее вожделенным Таэссой, и корчиться от смеха, а не от боли и зависти. Но в исполнении Сайонджи это звучало так комично, так ярко… и сам он был до того прекрасен в своем простодушии, что ей немедленно захотелось повалить его и затискать. Что она и сделала, приговаривая:

— Так ты в тринадцать лет невинности лишился? Господи милосердный, что за разврат в вашем Селхире!

…Уже сидя в кабаке за третьим или четвертым кувшином вина, он рассказывал почти не заплетающимся языком:

— Стукнуло мне, значит, тринадцать, Рэн дождался, пока леди-полковник в патруль поедет, и повез меня к эссанти. Ну, ясен перец, ее не спрашивал, что он, дурак, что ли. Понимаешь, он же сам эссанти, они по-другому к детям относятся, чем кридане. Мне его за отца трудно считать, я всегда его по имени звал, он мне как старший брат, или, не знаю, просто материн дружок. Честно сказать, мне даже на него заглядеться случалось. Красивый мужик такой, знаешь… Ой, блин, нашел кому рассказывать, знаешь получше меня. Вот он взял и повез меня в племя. Ну, родину показать, с жизнью воинов познакомить. В племени его знают хорошо, по-прежнему своим считают. Ну вроде как одолжили северянам на время. Вождем у них все еще Акира Копьеметатель, уж двадцать лет, больше даже. Мирные времена, ага. Раньше вождь если десять лет продержался, то уже чемпион и молодец. Ну вот, лето было хорошее, охота богатая, в племени сплошные пиры да гулянки. В тринадцать лет там парень уже молодой воин, «щенок», все можно, и пить, и трахаться. Вот я вожжи и отпустил. А потом увидел, как у костра Рэн целуется с каким-то здоровенным кабаном, и вообще крыша съехала. В общем, понятно, за этим он меня и привез. Короче, когда ко мне два парня полезли, я не очень-то сопротивлялся. Да что там, только рад был. Ну, не скажу, что большой кайф получил, но было круто. Вроде как посвящение в мужчины, так Рэн потом сказал. Он себе тоже ни в чем не отказывал, а то в крепости леди-полковник его в ежовых рукавицах держит. Я вот тоже умный мальчик, конечно, додумался матушке похвастаться, когда вернулись. Ух, как она орала! с восхищением протянул он.

— Да уж, представляю, фыркнула Фэйд и пропищала тонким детским голоском: Мама, мама, меня отымели пятеро здоровенных мужиков, круто было… мама, а ты чего так побледнела?

— Ух какой она охрененный скандал закатила Рэну! Такими словами обзывала, что уши в трубочку свернулись.

— Которые ты наверняка грел у замочной скважины, подсказала Фэйд.

— Ну, интересно же послушать. Мерзавец, кричит, это же твой сын! Спасибо, что сам не приложился разик! А Рэн говорит: зато теперь он перестанет меня лапать на тренировках! Она свое гнет: ему нет четырнадцати, противозаконно! А он с козырей пошел: в степи твои законы фуфло, а по нашим законам от степняка рождается только степняк, и мальчик мужчине принадлежит, а не женщине. Тут она бац ему плюху и орет: только попробуй у меня сына забрать, я тебя на цепь посажу, в подвал, на хлеб и воду! Он ей: давай, если тебя это возбуждает. Тут они врукопашную схлестнулись, а потом, как всегда, на другое перешли. У них каждая ссора так кончается. Утром, конечно, у леди-полковник синяки на руке, у Рэна глаз подбит, но оба довольные, как не знаю кто. Высокие отношения! Сайонджи фыркнул. А мне все сошло с рук, только матушка без обиняков предупредила: в степи можешь хоть в кроличью норку хуем тыкать, а в Селхире изволь криданским законам подчиняться, и чтобы год еще сидел тише воды ниже травы. Вот она тоже наивная, это же граница, там никто особо о возрасте не печется. Я пару мальчишек знаю, которые до четырнадцати не дотерпели. И сам я до Таэ пару раз перепихнуться успел. Леди-полковник нас застала, потому что следила за ним, думала, Таэ с Рэном обжимается. Хм, они ж терпеть друг друга не могут, она что, не понимает? Я даже знаю, почему, юноша хлебнул вина и понизил голос. Он скрывал изо всех сил, но ревновал страшно. И к Рэну, и к леди-полковник. Таэ и с ней никогда не заигрывал, а все по той же причине.

— Погоди-погоди, что-то я запуталась. Кто кого и к кому ревновал?

— Таэ своего нэйллью, ну, брат матери по-эльфовски. Будто сам в него влюбился. А что? Если уж я мог на отца родного заглядываться… А Итильдин красивый такой, я бы и сам не отказался… Но он же вся из себя такая эльфская цаца, его так просто в постель не уложишь, только раз в год по праздникам, и то, если сильно-сильно напоить и сделать из этого большой-большой секрет. Я за его личной жизнью не следил, конечно, но только дурак два и два не сложит, если меня всякий раз в казарму спать выгоняли, когда он у них ночевал. Стыдливость оберегали, ага. Было б что оберегать!

— Ох, Сайо, язык у тебя без костей! Фэйд отвесила ему легкий подзатыльник. Ты меня, можно сказать, первый день знаешь, а уже все про всех разболтал.

— Не про всех, а про Таэ… Он же тебя крепко зацепил, скажешь, нет? Ты бы ему подошла.

— Ты издеваешься, что ли, не пойму? Я-то как раз ему не подхожу. Ни видеть, ни знать меня не хочет.

— Да Таэ всегда такой был, Сайонджи засмеялся. Когда я его в уголке зажал да в штаны полез, он тоже все пищал: нет, нет, не надо. А сам дрожит весь, и дышит тяжело, и румянится, как маков цвет.

— Травите, мужики, травите! Фэйд закатила глаза и изобразила, что дрочит.

— Хочешь, я для тебя его украду? загорелся Рэн. Да я для тебя что хочешь!..

— Ты меня сначала до дому доведи, герой! И учти, если найдутся такие идиоты, чтоб к нам пристать, отдуваться тебе, я и пальцем не пошевелю. Надо же тебе жалованье отрабатывать!

Идиоты все-таки нашлись, не успели они далеко отойти от кабака. Уж такой это был район, а двое подвыпивших прохожих, бредущих по темной улице и нестройно горланящих песни, показались легкой добычей. Дорогу им заступили двое, а еще трое выросли за спиной.

— Табачку не найдется? традиционно начал один из парней, похоже, главный.

— Ну вот, накликала, хихикнула Фэйд. Ребята, вы бы прямо говорили, чего надо, а то ведь я так чувствую, сами-то не курите.

— Ну, мы-то не курим, а вам прикурить дадим, не растерялся главный. Эй, хватайте их, позабавимся.

— Это кто еще позабавится, хмыкнул Сайонджи, доставая из ножен эспадон. Он отступил к стене, чтобы видеть всех нападающих, и задвинул Фэйд себе за спину. Давай, подходи под раздачу!

На него напали вчетвером (главарь благоразумно держался за спинами соратников), но быстро поняли, что недооценили противника. Одного Сайонджи угостил рукоятью в лоб, так что тот сел на землю, а второму вывихнул руку, выбив дубинку. Двое других, глядя на это, атаковали его уже серьезно. Засверкали клинки, и пару раз даже искры полетели, озаряя ночную темноту, но бой долго не продлился. Третий бандит, матерясь, уронил шпагу и левой рукой зажал окровавленную правую. Четвертый словил коленом в пах, сложился и рухнул на колени, подвывая. А Сайонджи толкнул главаря к стене и приставил к его горлу шпагу.

— Не смей меня трогать, сволочь! взвизгнул тот как-то не очень убедительно. Как будто хотел совершенно противоположного.

Баюкая вывихнутую руку, один из бандитов процедил со злостью:

— Да чтоб я еще раз на такое подписался! Стыдно, дамочка! Главное, сама сказала, что плевое дело. Знал бы, меньше, чем за двадцатку на рыло, не согласился.

— Гэнта, хайло заткни! прошипел главарь, делая страшные глаза, но было поздно.

Сайонджи посмотрел на Фэйд и прищурился.

— Ты что же, их наняла?

Она ответила без малейшего раскаяния:

— Ну так надо ж было тебя проверить в деле. Правда, с такими лохами и проверка так себе.

— Это кто еще лох? возмутился главарь, в запальчивости отталкивая шпагу Сайонджи. Выступивший румянец, заметный даже в полутьме, очень его красил. Я нарочно просил ребят не напирать, зайчик твой натурой обещал заплатить, не хватало еще что-нибудь ему отчекрыжить!

— Упс, сказала Фэйд с интересом и пристально посмотрела на Сайонджи. Ты что, тоже их нанял?

— Ну-у… э-э… Черт. Лаки, трепло, промолчать не мог? упрекнул тот главаря.

— Так вы еще и знакомы? Фэйд хлопнула себя по ляжкам и захохотала.

— Змея ты, Сайо, и сын змеи, пробурчал Лаки, надувая губки. Подставил меня, как фраера последнего! Намекнул бы хоть, что боец хороший, я б ребят побольше взял. Блин, да ты ползать должен, а не ногами ходить, я же видел, сколько ты винища выдул!

— Я разбавлял, ухмыльнулся Сайонджи, убирая эспадон в ножны. Теперь, перестав прикидываться, он выглядел почти совершенно трезвым, так же как и сама Фэйд.

— Думаю, тебе полагается компенсация. За моральный ущерб, Фэйд приобняла Лаки за стройную талию. Главарь банды был молод и хорош собой, как она отметила еще в кабаке, при каком-никаком освещении. Сейчас мы отправимся ко мне и рассчитаемся. Я звонкой монетой, а Сайонджи чем обещал, я прослежу лично.

— Никуда он с вами… начал было один из бандитов, но тут же осекся, когда Сайонджи выразительно глянул на него, кладя руку на рукоять шпаги.

— Между прочим, он обещал мне дать, наябедничал Лаки, мигом сообразив, что ситуация оборачивается в его пользу, несмотря ни на что.

— Вранье! Я обещал дать, если вы мне накостыляете! возмутился Сайонджи.

Фэйд прижала Лаки ближе к себе и промурлыкала:

— Мы найдем решение, которое устроит все стороны…

Лаки покинул ее дом на другой день к вечеру, изрядно потрепанный, но довольный, звеня золотыми монетами в карманах и светясь блаженной улыбочкой. А поскольку он забыл пригрозить своим парням, чтобы не вздумали распускать языки, то по Нижнему городу пополз слушок об очередном «подвиге» принцессы Фэйд Филавандрис. Рассказывали, будто она среди бела дня в одиночку похитила красивого юношу, перебив десяток его телохранителей, и держала в плену неделю.

Услышав эту историю, Сайонджи смеялся, как ненормальный, а потом стал просить, чтобы она познакомила его с этой потрясающей женщиной. Фэйд глумилась:

— Не могу, она сейчас в Арислане, охмуряет тамошнего халида, прекрасного собою, как солнце и луна!

Ни в тот, ни в следующий вечер она так и не появилась в Королевском театре.

Глава 9

Фэйд любила зиму. Холодный воздух бодрил, будоражил, заставлял шевелиться. Солнце не слепило глаза, не пекло черноволосую голову. Длинные ночи, короткие дни манили к постельным забавам, горячему грогу, жаркому огню камина. И конечно, снежный пейзаж казался волшебным, ослепительным, прекрасным, так что слова замирали в груди вместе с дыханием. В Криде редко увидишь снег, но она вдоволь насмотрелась на льды и снега во время своих путешествий. Еще больше она любила смотреть на огонь. Даже в пламени свечей или каминов плясали отблески степных костров, у которых сотни лет сидели ее предки. Так же, как они, Фэйд разжигала костер с одной искры, тем же привычным жестом подбрасывала дров даже полусонная и пьяная, так же засыпала у огня, ни разу не обжегшись, не подпалив одежду.

Сосновые поленья в камине пылали ярким червонным золотом. Свечи на столе горели ровно, без трепетания и чада. В огромной гостиной было тепло, полутемно. Среди теней лишь угадывались книжные полки, картины, модели кораблей, карты. При свете дня солнце заливало все уголки залы сквозь огромные окна во всю стену, но в сумерках требовалось зажечь люстру под потолком и еще пару-тройку чародейских ламп, чтобы разогнать сумрак. Впрочем, проглядывать документы и чертежи у камина вполне можно было при свечах, чем Фэйд и занималась. До начала судоходного сезона в Фалкидском море оставалось не так много времени, надо поторапливаться с проектом.

Обзаведясь в конце осени телохранителем, леди Филавандрис развила бешеную активность. Она давно уже носилась с идеей построить на острове Белг мануфактуру и возить оттуда не лес, а сразу бумагу для типографий «Белет». Дерево там дешево, рабочая сила тем более. Для бумажной мануфактуры сгодятся отходы, обрезки, опилки тот мусор, который никто не возит за море. Со временем можно построить типографию с тарнскими рунами и печатать книги прямо там, нести белобрысым здоровякам-северянам светоч криданской культуры. Их собственная литература тоже весьма неплоха, в Криде быстро вошли в моду энергичные и сильные эпические поэмы Белг Мейтарн (конечно же, благодаря издательству «Белет» и его талантливым переводчикам). Дело упиралось в корабли и строителей. Наличие телохранителя открыло ей путь к хозяевам портовых складов и верфей, к строительным подрядчикам, словом, к тем, кто обладал настоящей властью в Нижнем городе. Драть глотку и стучать кулаком по столу она умела не хуже их, так что договорились быстро. Красавчик-телохранитель тоже дело свое знал и понимал, когда улыбкой блеснуть, а когда клинком. Сейчас строительство велось полным ходом, к началу года корабль будет готов, летом начнется строительство бумажного производства в Амон Тэйр, а в первые дни осени бумага, сделанная у тарнов, прибудет в столицу Криды. Красота!

Увлеченная планами, она все же не забывала поглядывать на Сайонджи. Он валялся на пушистом ковре, подпирая локтем голову, так что белокурые волосы красиво падали на одну сторону, и пытался играть с Фэйд в шахматы. Безнадежно проигрывал, даже несмотря на то, что Фэйд едва бросала взгляд на доску, прежде чем сказать: «Ферзь на е-4. Ферзь! Ну, королева. Ага. Следующим ходом шах. Душа моя, конь ходит буквой «гэ». Ага, вот так. Д-6? Неплохо. Тогда мы пойдем…» и умолкала, заглядевшись на его длинные ресницы.

С портрета над камином укоризненно смотрел Эсса Элья в роскошном костюме эльфийского диса из «Атрабет». Такой портрет висел у каждого уважающего себя поклонника Эссы Эльи, но Фэйд, в отличие от них, владела подлинником, а не цветной литографией (которые печатались все в том же издательстве «Белет»). Впрочем, жемчужиной ее коллекции являлось вовсе не это великолепное полотно в традициях Юнанской школы живописи, а копия другого портрета, написанного столичным мастером по заказу одного из любовников прославленного актера. Разумеется, оригинал нельзя было выкупить ни за какие деньги, но под большим секретом и за щедрую мзду мастер сделал небольшого размера копию для Фэйд. Картина изображала Эссу Элью в женской роли, полуобнаженным настолько, насколько возможно для сокрытия истинного пола. Она доставала ее редко. Просто не могла спокойно смотреть на белые плечи, длинные стройные ноги, открытые до самых бедер, взгляд, пойманный необычайно живо: казалось, он дразнит, манит, приглашает. Если б живой Эсса Элья так на нее посмотрел, она бы… ну, она бы, наверное, подумала, что свихнулась от несчастной любви, и ей мерещится черт знает что.

Тарнский проект пожирал кучу времени. Она перестала бывать в театре, сходила только на очередную премьеру в компании Сайонджи. После чего зареклась брать его с собой. Блондинчик вел себя безобразно в полутьме ложи целовал ее в шею, лапал за коленки, нашептывал пошлые глупости и ехидные комментарии к происходящему на сцене. Она краснела, бледнела, давилась смехом и наконец, не выдержав, сбежала с последнего акта и заперлась с юным нахалом в туалетной комнате. Может, и к лучшему. Спектакль закончился полным провалом: Эсса Элья один раз забыл слова, дважды сфальшивил, да и вообще сыграл без обычного огня и блеска. После спектакля прославленный актер устроил истерику, разбил две дорогие вазы (одну об голову особо назойливого газетчика), выгнал горничную и рыдал в гримерной, пока официальный покровитель кавалер Мизуки увещевал его через дверь. Наутро желтая пресса пестрела заголовками: «Гибель таланта», «Падение с вершин славы», «Случайность или конец карьеры?» Приличные газеты отзывались о премьере более сдержанно и вину за провал возлагали скорее на пьесу, чем на исполнителей. Пьесу играли еще несколько раз, но без всякого успеха, и в конце концов исключили из репертуара, вернувшись к проверенным вещам. Ходили слухи, что Эсса Элья просил отпуск, сначала у директора, потом у самой государыни, но его удалось отговорить. Многие считали, что зря. Про гибель таланта, конечно, критики заявить поторопились, но было очевидно, что игра Эссы Эльи вдруг стала сдержанной и холодной. Поговаривали про «фазу зрелости», разочарование в театре, творческий кризис, даже про неизлечимую болезнь. Нашлись даже те, кто высказывал версию безответной любви, но над ними потешались все остальные. Чтобы кто-то да не ответил на любовь Эссы Эльи?

Один скандальный журналист в своей статье довольно прозрачно намекнул на прекрасного собой и все еще молодого эльфийского родича. Еще он раскопал запись семейного врача о том, что в пятнадцать лет Эсса Элья резал вены, причем не поперек, не для показухи, как свойственно глупым подросткам, а вдоль. Однако эльфийское происхождение спасло юношу от смерти. Он потерял много крови, но раны быстро закрылись, и кровотечение остановилось, хоть он и сделал это в ванне, полной горячей воды. Впоследствии даже шрамов не осталось. В статье приводились также кое-какие подробности похождений Эссы Эльи в юности. Не был забыт и Селхир. Попади статья в печать наверняка произвела бы эффект разорвавшегося файербола. Однако журналист вовремя вспомнил о покровителях кавалера Таэльи, в число которых входила и государыня, и прежний государь, и леди-командир Белой крепости Лэйтис Лизандер, и сын трианесского наместника кавалер Мизуки. За то, чтобы статья не была напечатана, заплатят куда больше, чем за то, чтобы она попала в печать.

Журналюга не прогадал: Фэйд отвалила ему кучу денег (разумеется, с условием, что он больше никогда не посмеет марать своим грязным пером имя кавалера Таэльи и родичей оного). Прочтя гнусную статейку, она сильно пожалела, что не спустила ее автора с лестницы. Еще немножко пожалела, что принципы не позволят ей шантажировать самого Эссу Элью. Хотелось бы узнать, сколько в гнусной статейке правды. Как-то не вязался образ распутного актера с попыткой самоубийства. Он казался натурой увлекающейся и страстной, но при этом непостоянной и поверхностной. Картинно угрожать любовникам самоубийством это пожалуйста, попусту рисковать жизнью, выходя в бушующее море на лодке или пуская коня в галоп по краю обрыва вполне в его стиле. Жизнь взбалмошного Эссы Эльи была полна подобных эскапад, которые только добавляли ему очарования в глазах Фэйд и прочих поклонников. Но представить, как он режет вены от несчастной любви? Решительно невозможно. Впрочем, Сайонджи много что порассказал о юности Таэ, и характер его уже не казался столь однозначным. Ясно одно: Эсса Элья прирожденный актер, и вряд ли кому-то дано узнать его истинную натуру.

Она покосилась на портрет над камином. Он так естественно смотрелся в роли эльфийского владыки Фелагунда. Эта роль Эссы Эльи считалась лучшей. Из соблазнительного бесенка он перевоплотился в мудрого, царственного Древнего. Фэйд смотрела пьесу пять раз, едва дыша, по спине ее бежали мурашки, особенно когда Эсса Элья читал монологи на эльфийском, который знал в совершенстве. Конечно, в роли чистого и невинного Фаэливрина он тоже был хорош, но не столь впечатляюще.

В нем ведь течет кровь эльфийских королей, вспомнила Фэйд, мать у него принцесса, дочь сестры диса, как-то так. Впрочем, Фэйд ли не знать, как мало значит родство с королями, она сама племянница государыни и внучка государя, даже внесена в списки наследников за номером четыре, сразу после матушки, обойдя младшего принца. С другой стороны, учитывая странные законы Древних о родстве и браке, мать Таэссы вполне могла быть дочерью самого диса (а Итильдин, соответственно, сыном). Допустим, у диса была сестра-близнец, на которой он по обычаю женился. Интересно, почему у леди Итэльдайн не родились близнецы? Наверное, близнецов можно зачать только от родича. Они ж там со времен Ашурран размножаются близкородственным скрещиванием. В Таэссе будто живут двое: он сам и его несуществующая сестра, женщина и мужчина одновременно. Иногда шутки ради он и подписывался Таис Таэллис.

А если б у Эссы Эльи вправду была сестра? О, тогда б в столице вдвое больше разбилось сердец.

Фэйд на мгновение приложила руку к груди. Неужели ее сердце разбито? Наверное, нет. Просто ранено, и рана не заживает. Сайонджи, конечно, стал хорошим лекарством. Он провел с ней уже три месяца дольше, чем прежние любовники. Но даже его горячая страсть неспособна исцелить причину недуга. Только симптомы. Что с того, что она перестала посещать театр и ежеминутно вспоминать Эссу Элью? Раненое сердце все равно болит, и в душе остался пустой уголок, который ничем не заполнишь: ни новым проектом, ни развлечениями, ни сексом. Какое счастье, что Сайонджи не ревнив и не безумно влюблен! Вполне доволен половиной ее сердца. Да что там, он бы наверняка притащил к ней в постель Таэссу, будь это в его власти. Она представила картину и прикусила губу, мечтательно глядя в чертеж невидящими глазами.

— Эй, госпожа, хватит разглядывать порнографические картинки, ехидно сказал с пола Сайонджи, и Фэйд очнулась. Тебе шах. Прямо по учебнику.

— Шах? Да ну? она прищурилась. А куда мой слон девался? Верни на родину.

— Ой, прости, наверное, рукавом задел, ухмыльнулся хитрец без малейшего раскаяния и поставил слона обратно на ф-8.

— Так-так… теперь мой ферзь на а-2. Ты б лучше его рукавом задел, балбес. Шах и мат.

— Как это мат? Как это мат? Я сейчас твоего ферзя королем…

— Фигу. Про ладью на а-8 забыл?

Сайонджи в шутливом ужасе схватился за голову.

— А-а-а, ты опять выиграла! Так нечестно! Это неправильная игра! И правила у нее дурацкие!

— Очень даже правильная, способствует развитию стратегического мышления, полководческих навыков, все такое.

— Да ну, чушь собачья, он смешал фигуры и лег навзничь, заложив руки за голову. Леди-полковник сроду в шахматы не играла, а папаша твой и подавно, зато знаешь как они в Осенней кампании энкинам х… хвост прищемили! А вот взять Степной передел, битву у Змеиного ручья. Во всех учебниках написано, что ход битвы переломили лейтенант Лизандер, стоявшая насмерть со своей сотней, и лейтенант Кунедда, ударивший в тыл энкинам. А когда подошел вождь эссанти Тэнмару, они их просто числом задавили, и все, какая уж там стратегия. О, слушай, я на зачете отвечал про битву у Змеиного ручья, так сказал вместо «лейтенант Лизандер» «матушка». Типа случайно оговорился. Наставник такой выговор закатил! Дескать, вы тут не затем, чтобы похваляться успехами родственников и предков. А между прочим, лучшие полководцы никаких там академий не кончали. Вот Ашурран-воительница, к примеру.

— Э-э, Сайо, гонишь безбожно. Ее сам чародей Руатта обучал, И заметим, продержалась она дольше, чем ты в Академии, года два, если память мне не изменяет.

— Ну знаешь, если б меня чародей Руатта обучал вместо этих старых мудаков, я бы тоже дольше продержался! Чего далеко ходить, кавалер Рудра Руатта в Военной академии не учился, сразу в гвардию поступил, и ничего, дослужился до генерала. Интересно, он сам себе второе имя выбрал, или родители дали? А-а, тогда ж еще романа не было… Слушай, получается, что уважаемая Белет-Цери, не подумай чего плохого, внаглую уперла его имя для своего романа?

— Ну может, он разрешил. Или оно в легендах есть, я точно не помню, не рылась особенно.

— Ладно, не о том речь. До генерала он понятно как дослужился, все-таки любовник короля это вам не хрен собачий. Но пиратов-то как разделал! Без всяких шахмат, заметим. И вообще… Сайонджи вдруг сел над доской, скрестив ноги, и стал рыться в куче фигурок. Не так надо развивать стратегическое мышление! Разве это войско пешка ходит на одну клетку, конь буквой «зю», а королева вообще шастает, где захочет, как последняя не будем говорить кто! Не так надо…

Он нашел черного короля и стал расставлять вокруг него фигуры.

— Так, пешки у нас будет пехота, два коня два полка кавалерии… тут ставим башни, ага… ладья, вот тоже придумали, какая это, к бесам, ладья? Башня и есть башня. Так, тут у нас будет элитная королевская стража, а королева… нет, это не королева, это такой хитрый шпион-диверсант, который может проникать за линию вражеских укреплений и наносить удар… Он принялся азартно двигать фигуры, склоняясь над доской так, что волосы закрыли лицо, бормоча: …Тут на нас справа заходит кавалерия… мы выставляем копейщиков… а земля мокрая от дождя…

Фэйд посмотрела на него, прищурившись, и в голове ее зародилась идея настольной игры с картой местности и солдатиками разных родов войск. Солдатиков-то, конечно, в каждой лавке с игрушками полно, но вот разыграть историческое сражение на карте, по правилам это что-то новенькое. Чтобы внести элемент случайности, можно бросать кости… Конечно, не профильная продукция для издательства, но выпускают же они географические карты, настольные игры, лото, головоломки, альбомы-раскраски…

Размышления Фэйд прервал дворецкий, доложивший о приходе благородного кавалера Лиотты. Благородный кавалер считал, что наиболее выгодно выглядит при искусственном освещении, и потому предпочитал не наносить визитов раньше сумерек. Фэйд, впрочем, никогда не могла разглядеть этих мифических морщинок и седых волосков, которые печалили благородного кавалера, разменявшего пятый десяток. Ну конечно, если проводить у зеркала три часа каждый день, еще и не такое разглядишь! Результат, впрочем, того стоил: кавалер Лиотта всегда выглядел изящно и стильно, причем с такой элегантной небрежностью, будто надел первую попавшуюся шляпу с пером, которая совершенно случайно оттеняла его серые глаза и идеально сочеталась с камзолом и перчатками. Только Фэйд знала, сколько времени он выбирает одежду и как долго красится, чтобы макияж выглядел незаметным. Он почти серьезно пообещал вызвать ее на дуэль, если она кому-нибудь проболтается.

Вот и сегодня он щеголял в сером бархатном камзоле, подчеркивающем все еще стройную талию. В ушах покачивались с виду скромные жемчужные серьги, но можно было пари держать, что они страшно дорогие и древние, и прежде чем их выбрать, Лето перемерил с дюжину прочих. Красивая трость с серебряным набалдашником в виде головы дракона была совершенно не нужна кавалеру Лиотте, потому что он не хромал и вообще был в прекрасной форме. Но зато какой изящный аксессуар!

Фэйд расплылась в улыбке и раскрыла дорогому другу объятия. Усадив его в кресло, приказала дворецкому принести горячего грогу. Сайонджи приветствовал бывшего хозяина очень куртуазно и поцеловал ему руку, да так, что бедный кавалер Лиотта слегка покраснел и смешался.

— Теперь я понимаю, почему ты его уволил, хмыкнула Фэйд.

— Потому же, почему ты наняла, в тон ей ответил кавалер Лиотта. Друг мой, будьте добры, останьтесь, поспешил он добавить, заметив, что Сайонджи вопросительно смотрит на Фэйд. Вы ведь посвящены в наш небольшой заговор относительно Эссы Эльи. Может быть, поможете советом, вы ведь с ним близко знакомы. Кроме того, речь пойдет отчасти о вас.

Фэйд подняла брови. Что и говорить, начало многообещающее. Сайонджи уселся у ее ног и во все глаза уставился на кавалера. Убедившись, что захватил внимание аудитории, Лето пригубил грог, изящно оперся на подлокотник и начал:

— Думаю, тебе известно, что я был весьма близок с одним милым юношей из окружения кавалера Мизуки. Роман наш по обоюдному согласию завершился, но мы остались друзьями. Не слишком, впрочем, афишируя наши отношения, поскольку оба не вполне свободны. Я иногда позволяю себе приглашать милого юношу на ужин, и мы проводим время за приятной беседой. Каково же было мое удивление, когда милый юноша прислал мне письмо с предложением встретиться. Прежде инициатором наших встреч обычно выступал я. За ужином причина такого пыла разъяснилась. Вероятно, мня себя величайшим из интриганов, мой друг как бы незаметно перевел разговор на мою дружбу с леди Филавандрис, кавалер Лиотта слегка поклонился Фэйд, а если точнее, на ее прелестного белокурого телохранителя. Надо заметить, юноша, на вас многие обратили внимание после вашего совместного визита в театр, он посмотрел на Сайонджи с легкой улыбкой. Однако ваш покорный слуга не новичок в словесных играх. Мой бедный друг даже не заметил, что я выведал у него куда больше, чем он у меня. Меня насторожило то, что прежде мой друг предпочитал мужчин старше себя, а не младше. Моя догадка оказалась верна: оказалось, что вами, юноша, интересуется не он сам, а совсем другой человек, который, зная о его знакомстве со мной и о моем с леди Филавандрис, поручил ему собрать сведения.

— Ну же, не томи. Что за наглец посмел положить глаз на моего Сайо?

— Не уверен, что вопрос следует ставить именно так, Лето выдержал эффектную паузу. Меня бы не удивило, если бы поручение исходило от почтенной матушки моего друга, от кавалера Мизуки или, скажем, от леди Аманоа. Но когда я выяснил правду, то в первый момент просто не поверил своим ушам. Моего юного друга послал шпионить, причем под большим секретом, сам кавалер Таэлья.

Фэйд присвистнула. Лето поморщился и продолжил:

— Любой другой не нашел бы в таком интересе ничего подозрительного. Насколько я знаю вкусы кавалера Таэльи, наш юный друг вполне им соответствует. Но я уже знал от леди Филавандрис, что они своего рода друзья детства. Не странно ли, что Эсса Элья разузнает о вас такими окольными путями, вместо того чтобы просто возобновить вашу дружбу, написать письмо, пригласить к себе…

Сайонджи вставил:

— Может, он меня не узнал? Фэйд… Леди Филавандрис тоже не сразу узнала. Хотя я очень похож на отца. Там опять же лампы эти в глаза светят…

— Да, верно, актерам довольно трудно наблюдать за зрительным залом. Я думаю, он заметил вас еще перед спектаклем. Из-за кулис ложи видно неплохо. К тому же, если я правильно помню, вы сопровождали леди Филавандрис, когда она спустилась в партер раскланяться со знакомыми. Уж поверьте, Эсса Элья хорошо вас рассмотрел.

— Что-то я не пойму, к чему ты клонишь, пробормотала Фэйд.

— Фэйд, дорогая, это же очевидно. Эсса Элья желает знать, как нашему юному другу удалось отвлечь твое внимание от его драгоценной персоны.

Она сцепила пальцы и затрясла головой.

— Это уж слишком смелое предположение!

— А тебе никогда не приходило в голову связать его провал в финале с твоим уходом? По времени совпадает. Я там был, напомню, и досмотрел этот ужасный спектакль до конца. Надо сказать, изначально пьеса не так уж плоха. Рискну предположить, что, увидев тебя с обаятельным молодым человеком, слишком хорошо ему знакомым, Эсса Элья был настолько подавлен, что не смог хорошо играть. А когда вы ушли замечу, со вполне очевидными намерениями, он просто провалил спектакль.

Фэйд посмотрела на него со странным выражением.

— Знаешь, Лето, тебе бы романы писать. Любовные. Не хочу тебя обидеть, но тебе не кажется, что…

— Не кажется, он улыбался с видом триумфатора. Я практически уверен. Мой друг, например, простодушно поведал мне, что Эсса Элья не преминул обратить внимание на долгое отсутствие леди Филавандрис в театре. Как он выразился? «Эсса изволил шутить, не покончила ли с собой принцесса от несчастной любви». Поздравляю, Фэйд. Прекрасная стратегия. Я сам бы ничего лучше не посоветовал. Теперь для закрепления успеха предлагаю нашему юному другу нанести ему визит.

— А это зачем? в один голос сказали Фэйд и Сайонджи.

— Проверить, кто из вас на самом деле интересует Эссу Элью. Ставлю бутылку коллекционного бренди, что не Сайонджи.

— Черт! Фэйд хлопнула себя по лбу. Лето поморщился. Надо было заслать к нему Сайо, пока никто не знал, что он мой телохранитель. Может, Эсса его вообще не примет.

— Вот и узнаем, бескомпромиссно подытожил кавалер Лиотта. Фэйд, прикажи подать бумагу, перо и чернила. Сейчас мы сочиним письмо от имени Сайонджи. И если дело выгорит, ты моя должница по гроб жизни. Впрочем, тот перстень с джарским изумрудом меня вполне устроит. Он тебе все равно маловат.

Через два дня Сайонджи приняли в доме кавалера Таэльи, находящемся в двух кварталах от главной площади Трианесса. Впрочем, с таким же успехом его можно было назвать домом кавалера Итильдина, которому давно уже особым королевским указом было даровано криданское гражданство и дворянский титул. Еще вернее его следовало назвать домом кавалера Ахайре, ибо изначально дом принадлежал ему. Иным показалось бы странным, что взрослый самостоятельный сын все еще живет в доме отца, со своим дядюшкой, но Сайонджи не удивлялся. Дядя и племянник всегда были очень близки и надолго не расставались. К тому же при суматошной жизни, которую вел Эсса Элья, ему было затруднительно содержать собственный дом. Так что, когда Сайонджи явился к обеду по приглашению Таэ, там присутствовал и Итильдин.

После некоторой начальной неловкости в конце концов, они не виделись несколько лет, и Сайо немного отвык от церемонности старшего и безбожного кокетства младшего, они уже вовсю болтали, предаваясь воспоминаниям о Селхире. Сайонджи быстро вернулся к детской привычке называть Итильдина «нэйллью». Таэ без лишней скромности уселся на подлокотник кресла гостя, касаясь его рукавом, так что юноша ощущал аромат его духов, чарующий и тонкий. Знаменитый актер был сама любезность, держался попросту, без всякой напыщенности, сам наливал гостю вина, шутил и смеялся, вспоминая юношеские проделки. Итильдин тоже был весьма сердечен, не сводил с гостя глаз, но пару раз вырвавшееся восклицание: «Как похож на отца!» помешало Сайонджи преисполниться на свой счет иллюзий. Впрочем, безупречная красота Итильдина была настолько привычным воспоминанием детства, что никогда Сайонджи не волновала. Вот Таэ другой разговор, в нем, на вкус Сайонджи, было больше огня и жизни. Однако, глядя на предмет восхищения Фэйд, он ощущал легкое недоумение. «Было б отчего с ума сходить. Ну миленький, спору нет. Кудри, глазки… плечики, опять же… ножки такие… Лет шестнадцать с виду, не больше! Может, если для сцены раскрасится-разоденется, все по-другому, конечно…» Нет, Сайонджи решительно не понимал, что поклонники находят в Таэссе.

Из столовой они перебрались в гостиную Таэссы на втором этаже. Выпили кофе с бренди. Сайонджи прикинул глазами расстояние до спальни (дверь в которую была соблазнительно приоткрыта), поймал Таэ за руку и потянул к себе.

— Сайо, не надо, выдохнул тот, упираясь.

— Да ладно тебе, грубовато-нежно бросил Сайонджи и аккуратной подсечкой уложил его на диван.

Прелестный актер затрепетал в его руках, как пойманная птичка. Сайонджи завладел его ртом, не давая сказать ни слова, полез горячими ладонями под рубашку. Но Таэ отвечал не слишком страстно и вдруг уперся локтями в грудь, отвернув лицо.

— Убери лапы, сказал, слегка задыхаясь.

Эту игру Сайонджи знал и играл в нее с удовольствием. Ухмыльнувшись, он стиснул запястья актера, завел ему за голову. Мелькнуло чувство дежавю: будто ему снова тринадцать, он зажимает Таэ в укромном уголке, стаскивая с него штаны, а тот вырывается, шепчет: «Убери руки… Сайо, ты что, нам же нельзя… не надо…» Однако вместо прежнего беспомощного трепыхания Таэ неожиданно сильным рывком освободил руки и чуть было не скинул Сайонджи на пол.

— Хочешь побороться, кузен? юноша подмял под себя гибкое, стройное и все более желанное с каждой секундой тело актера. Ух ты, какие мы сильные! Ах да, у нас же кровь эльфячья, все такое…

Таэ сверкнул глазами, и в следующий момент Сайонджи обнаружил, что лежит носом в диван, а его правая рука завернута за спину чуть ли не до затылка.

— А еще у нас хороший наставник из Джинджарата, дорогой кузен, промурлыкал на ухо проклятый актер, ни на секунду не ослабляя хватку. Мы занимаемся джарской борьбой вместо гимнастики. Держим себя в форме, знаешь ли.

— Сдаюсь, Сайонджи покаянно вздохнул. Я-то думал, ты для вида ломаешься. Ну, как раньше.

Таэсса отпустил его, и юноша сел, потирая запястье. Однако неплохой наставник у крошки Таэ! Он посмотрел на «кузена» другими глазами. Волосы актера слегка растрепались, на щеках цвел румянец, рукава сползли к локтям, открывая изящные белые руки, и глаза смотрели лукаво, с подначкой.

— Извини, сказал Сайонджи, даже не пытаясь изобразить раскаяние. Все равно не выйдет, он-то не актер! Давай отмотаем назад. Вот мы пришли, выпили кофейку, а потом…

Он потянулся к Таэ, но тот положил ему руку на губы. Сказал мягко, но серьезно:

— Правда, не надо. Я не шучу.

Сайонджи в растерянности взъерошил волосы, обвел глазами комнату, будто искал там ответа на вопрос, почему безотказный, в общем, Таэсса вдруг заартачился. С девушками бывает: мало ли, забыла заклинание возобновить, или проблемы какие по женской части…

— Ты что, клятву верности дал? это единственное, что пришло в голову.

— Бог с тобой. Актер Королевского театра и клятва верности вещи несовместимые.

— Ну а чего тогда? Раньше-то был не против.

— Раньше ты меня хотел.

— А сейчас у меня в штанах огурец, ага, проворчал Сайонджи. Желание не утихало, а вдобавок еще разгоралась обида.

— А у меня на плечах голова, а не кочан капусты. И я, слава богу, могу отличить, когда хотят меня трахнуть, а когда посмотреть, чего это в нем все нашли! Сам надумал прийти, или хозяйка подослала? глаза Таэ вновь засверкали.

Похоже, он тоже начинал злиться. Задело, значит, за живое! Сайонджи понадеялся, что партию удастся свести к ничьей. Врать он с детства плохо умел, но с такой суровой матерью, как Хазарат, поневоле научишься.

— Фэйд? Забудь про нее, кузен. Она про тебя не вспоминает, я уж постарался.

— Таких, как я, не забывают. Вырастешь поймешь.

— А таким, как Фэйд, отказывают только полные идиоты. Тоже поймешь когда-нибудь, но поздно будет.

Таэсса усмехнулся, изогнув бровь.

— Ах вот ты зачем здесь, сводничать пришел? Ну давай, поведай мне, какое неслыханное счастье стать любовником Фэйд Филавандрис.

Сайонджи посмотрел ему в глаза и ухмыльнулся в ответ:

— А зачем? Сдается мне, ты сам спишь и видишь, как бы попасть к ней в постель.

Актер расхохотался звонким серебристым смехом.

— Я? К этой черномазой дикарке? Ну и шуточки у тебя!

Но Сайонджи не дал сбить себя с толку. Он наклонился к Таэ, подмигнул и сказал, интимно понизив голос:

— Да ладно тебе. Сам, небось, дрочишь на романчики типа «Лепестки жасмина», где красавчикам заламывают руки и тащат в постель.

— Попробовал один такой, руки-то заломить! отозвался Таэ ехидно, сузив глаза, и ткнул Сайонджи пальцем в лоб.

Того жаром обдало. «Дразнит же! Дразнит, поганец! Пусть еще Фэйд спасибо скажет, что никогда с ним кофе не пила…» Потом мыслей никаких не осталось, и в сыне Хазарат и Рэнхиро порывистая натура матери взяла верх над безмятежным спокойствием отца. Он пылко прильнул к губам Таэ, и на этот раз чертов стервозный актер ему отвечал. И не сопротивлялся, когда Сайо вскинул его на руки и понес в спальню. Даже изволил ножкой отворить дверь.

Одежда полетела во все стороны. Целовались и ласкали друг друга на ощупь, позабыв зажечь свет. Кожа у Таэ была гладкая, шелковистая, руки нежные, язык горячий и быстрый. Он вскрикивал сладко и закусывал нижнюю губу, когда Сайонджи находил его чувствительные местечки.

— Другой бы тебя разорвал, ей-богу, сказал юноша хрипло, тиская его за ягодицы. Не боишься?

— Тебя нет, шепнул Таэ.

Он опрокинул Сайонджи на спину, оседлал его бедра, и им стало не до разговоров.

Потом, когда стихли стоны и скрип кровати, и высох пот, и сбившееся дыхание успокоилось, кавалер Таэлья встал, чтобы зажечь свечи. Сайонджи молча пожирал глазами его обнаженную фигуру, чувствуя, что хочет повторить. Таэ тоже окинул любовника отнюдь не целомудренным взглядом. Снова уселся на бедра Сайонджи, продолжая разглядывать его с видимым удовольствием, соблазнительно прикусил палец.

— Надо же, какой ты стал. Даже красивее, чем Рэнхиро.

— Ой, что-то сомнительный комплимент. Ты ж его не любишь.

— Ну, я его по другой причине не люблю.

— Что, не приставал? ехидно сказал Сайонджи. — Да как он мог, подлец!

— Опять ты со своими намеками! Я вообще варваров не люблю.

— Так это потому, что полуэльф. Эльфы-то варваров ого-го как любят, и Сайонджи снабдил свой комментарий похабной ухмылкой.

Он был вовсе не из тех жестоких людей, которые любят бить по больному. И если бы Таэсса действительно страдал по своему прекрасному нэйллью, Сайонджи постарался бы обходить эту тему стороной. Но ему представлялось, что неоднозначная (или, наоборот, однозначная) слабость Таэссы к дядюшке детская блажь, которую стоит выкинуть из головы как можно скорее. И ничто тут не сработает лучше дружеской насмешки.

— С занятым ртом ты нравишься мне гораздо больше, процедил Таэсса и впился в губы Сайонджи неожиданно властно.

— А что, Фэйд прямо так на папашу похожа, что ты ее заодно ненавидишь?

— Тебе когда-нибудь говорили, Сайо, что ты жутко болтлив?

Сайонджи хихикнул.

— Есть роли «ебарь-надомник» и «бухарь-собеседник», а я их совмещаю.

— Не заткнешься вышвырну, сообщил Таэсса, засовывая ему руку между ног.

— М-м-м… Зачем затыкаться, если ты так заводишься… дыхание у Сайонджи опять начало срываться, и это была последняя членораздельная фраза, которую он умудрился выговорить в ближайший час.

Хрупкий и женственный актер был весьма неплох в активной роли. Сайонджи не забыл, каким Таэ был напористым и страстным в их первую ночь в Селхире. Тогда Сайонджи подначивал, требовал все и сразу, хвалился, что давно не девственник, а потом и говорить-то не мог, только стонал и извивался, зажав ладонью рот. Ну, все как сейчас.

Когда способность болтать снова вернулась, Сайонджи сказал слабым голосом, не открывая глаз:

— Нет, все-таки трахать надо тебя, Таэ. Потому что заодно можно любоваться, пока трахаешь. А так ни хрена не видно. Только звезды в глазах.

Наградой за комплимент стало довольное мурлыканье актера. Сайонджи поцеловал его из последних сил и пробормотал:

— Можно, я у тебя останусь до утра?

— Оставайся, но встать придется рано и уйти быстро. У меня завтра тренировка, потом репетиция. Сайо! Не спать! А в купальню, варвар несчастный?

После купальни они еще чуток побарахтались, но уснули прямо в процессе. Рано утром Таэсса вывел Сайонджи через потайную калитку в саду, чтобы не пронюхали газетчики. Несмотря на ранний час, кто-то из них наверняка ошивался у главных ворот. Калитка была защищена магией и пропускала только тех, кто приглашен в дом.

— А я приглашен? Сайонджи обнял Таэ за талию, игриво потерся щекой о его щеку, как иногда делают кошки.

— Приглашен, но не злоупотребляй. Скажем… послезавтра ночью после спектакля.

Хотя солнце еще только-только вылезало из-за домов, нехотя освещая зимний город, Фэйд не спала. И даже не пребывала в кровати. Она расхаживала по гостиной, полностью одетая, с какой-то книжкой в руках, которую держала вверх ногами. Сайонджи взглянул на угли в камине, на оплывшие свечи и спросил недоуменно:

— Ты что, вообще не ложилась?

Она прищурилась:

— Ну-ка, иди сюда. Если ты сейчас же не расскажешь мне все до мельчайших подробностей, я тебя удушу!

— Щас все будет. Я такое придумал, ты закачаешься.

Он потребовал листок бумаги и принялся чертить план.

Глава 10

В холле горела лишь одна лампа, бросая на стены силуэты сказочных зверей и птиц, сплетенных в причудливом узоре. В ней было ощущение тепла, уюта и сказки нестрашной, домашней сказки, которую рассказывают ребенку на ночь. Лампу сделал нэйллью, и оттого она была особенно дорога Таэссе. В детстве он любил следить за отблесками, поворачивая лампу и выхватывая взглядом драконов, фениксов, саламандр, громоястребов, мантикор… То, что они никогда не существовали, делало их только прекраснее. Фантазии чаруют куда больше суровой действительности.

Сумрак воодушевил кавалера Мизуки, и поцелуи его стали более настойчивыми, а пальцы стиснули бедро любовника сквозь тонкий шелк. Таэсса мягко, но решительно оттолкнул его. Он был не в настроении.

— Помните, что было в прошлый раз? сказал он с кокетливой улыбкой, делая вид, что сам едва поборол искушение. Дядюшка потом неделю читал мне нотации.

Он был актер и лгал, как дышал. Застав их в холле без некоторых существенных предметов одежды и в разгаре любовной игры, Итильдин не проявил ничего даже близкого к ревности, раздражению или гневу. И не читал никаких нотаций племяннику. Только извинился за неделикатность и с тех пор не выходил встречать Таэссу, возвращающегося после спектакля.

Став актером, кавалер Таэлья не плакал никогда, кроме как на сцене. Но в тот вечер он был кошмарно близок к слезам. Впрочем, ни одна из его попыток вызвать у нэйллью ревность ни разу не увенчалась успехом. Даже когда он флиртовал чуть ли не со всем гарнизоном Белой крепости разом. Почему что-то должно измениться сейчас? Раньше нэйллью хотя бы волновался за его юность и неопытность. Теперь, когда он столичная звезда и прославленный актер? Он может трахаться с кем угодно прямо на столе в столовой, и нэйллью только прикажет подать прохладительные напитки.

Мизуки не слишком рвался расстаться, но при виде недовольно поджатых губ любовника тут же отдернул руки, поцеловал его в плечико и поспешно ретировался. Таэссе никогда не приходилось просить: его кавалеры повиновались ему, как вышколенные слуги, по одному движению бровей угадывая желание господина. Мизуки владел этим искусством не особенно хорошо, потому до сих пор не надоел Таэссе. Бесценное развлечение: устраивать роскошные скандалы непонятливому кавалеру и вышвыривать его подарки из окна с воплями: «Как вы могли забыть, что я ненавижу лиловый цвет!»

Он и обратил-то внимание на кавалера Мизуки только потому, что тот прислал самый неуклюжий букет. По прочим качествам кавалер ничем не выделялся из толпы ухажеров, жаждущих обладать легендой Королевского театра. Бездельники и промышленные магнаты, безродные выскочки и аристократы с родословной до времен Юнана, отпетые щеголи и подчеркнутые скромники, покорители сердец и застенчивые тихони… Все они были на одно лицо, у всех слепое обожание в глазах и кошелек наготове. Бывало, ему приносили за вечер по три совершенно одинаковых дорогущих букета. Пару раз ему случалось получать в подарок бриллианты, которые он отослал назад другому поклоннику месяцем раньше.

Да, была еще та милая студенточка, посылавшая букетики полевых цветов и свои наивные стихи, переписанные аккуратным бисерным почерком на мелованной бумаге. Узнать ее имя и адрес не составило труда, хотя она ни разу не подписалась. Как-то поздно вечером Таэсса, закутанный в плащ, впорхнул к ней в комнату. Под плащом на нем практически не было одежды. Ночь была бессонной и бурной, студенточка была счастлива до безумия, но утром ощущение новизны, тайны совершенно улетучилось, и больше они не встречались. Стихи она присылать перестала. Легко догадаться, что поэтическое вдохновение процветает лишь тогда, когда нет возможности залезть кумиру в трусики.

Было несколько приключений в Нижнем городе, пара из них опасные даже по меркам легкомысленного Таэссы. Был марранский авантюрист, про которого ходили слухи, что он пират оказалось, обыкновенный мелкий контрабандист (у Таэссы были свои каналы добывания информации). Был горский князь из Хаэлгиры, объездчик диких коней из Вер-Ло, воинственный ярл из Белг Мейтарн… Тоска зеленая. Он скучал по Селхиру: приграничные кавалеристы народ бесшабашный и непредсказуемый, только с ними туманился рассудок и разгорячалась прохладная эльфийская кровь. Но там, под бдительным оком леди Лизандер, не особенно покрутишь хвостом. К тому же, Таэсса предпочитал держать своего нэйллью подальше от спальни леди-полковник и ее белокурого варвара. В отличие от Итильдина, он-то был способен на ревность!

Молодой человек прошел в свои покои на втором этаже, сбрасывая на ходу перчатки, туфли, плащ, платье слуги потом уберут. В спальне зажег только свечу, чтобы не раздражать глаза, уставшие от огней рампы. Подумал, не вызвать ли служанку, чтобы наполнила ванну, но решил, что на сегодня хватит людей. Вспомнил, что уговорился на вечер с Сайонджи, и недовольно скривился. Надо было послать ему записочку, чтобы не приходил. С другой стороны, записка от Эссы Эльи в дом Фэйд Филавандрис? Немыслимо. Ну что же, пусть приходит, если осмелится. Таэсса был не прочь снова его помучить, как в прошлый раз. В конце концов, всегда можно выгнать.

Он оставил на ковре чулки, трусики, пояс. Голый встал перед зеркалом, заколол волосы на затылке, попутно оглядывая себя. Хорошо быть полуэльфом можно не волноваться о лишнем весе, лишних складках, лишних волосках на теле. От окна потянуло сквозняком, и Таэсса накинул халат, досадуя на служанку, неплотно закрывшую окно. Тяжелые гардины колыхнулись, и… Сердце Таэссы пропустило два удара, потому что из-за гардин выступила высокая темная фигура.

Он узнал Фэйд почти мгновенно. И ощутил что-то вроде облегчения. Так предсказуемо с ее стороны! «Видишь, я обошлась без ключа от твоей спальни», сказала бы Ашурран, к которой возводила свое происхождение нынешняя королевская династия. О да, некоторые легендарные качества принцесса крови точно унаследовала. Например, неумение понимать слово «нет». Она думает, роль актера Норимицу сделает Эссу Элью сговорчивей, чем роль принца Хасидзавы?

— Как вы попали в мою спальню, леди Филавандрис? спросил он самым ледяным тоном из своего богатого арсенала.

Она молча кивнула на окно, и он вспомнил легкий сквозняк от неплотной закрытой створки. Невероятная женщина! Второй этаж дома сильно выдается над первым, и стена совершенно гладкая, без плюща и дикого винограда, по чьим плетям герои любовных романов лазают в окна к возлюбленным. В доме была магическая защита, но принцесса наверняка разжилась приглашением от Итильдина. Нэйллью всегда смотрел на нее так мечтательно, что возникали сомнения, кого же он видит перед собой принцессу или ее проклятущего родителя.

— Что ж, выйдете вы через дверь. И немедленно! Он театральным жестом указал направление.

Она усмехнулась, и у него мороз по коже прошел от ее усмешки. Фэйд как никогда была похожа на свою легендарную прародительницу: облегающая кожаная одежда, высокие сапоги, множество кос, заплетенных от самого лба. Ему вдруг стало трудно дышать, как всегда рядом с ней потому-то он никогда не позволял ей приближаться, всегда сбегал первым, завидев ее на расстоянии меньше десяти шагов. Сейчас она была так близко, что он видел блеск ее глаз и эту ненавистную усмешку в точности такую же, как у Кинтаро, будто говорящую: «Все будет так, как я захочу!»

Внезапно он понял, что его отточенных царственных жестов и ледяного тона будет недостаточно, чтобы заставить ее уйти. И снова ощутил холодок, но не подал и виду. О нет, он не станет терять лицо, бросаясь к двери или призывая на помощь. Таэсса отвернулся, всем своим видом демонстрируя равнодушие. Однако следил краем глаза за каждым ее движением в зеркале. Она шагнула вперед, и сердце его снова пропустило два удара. Прежде она никогда не пыталась сократить дистанцию. Он отталкивал ее колкими словами, холодными взглядами и она молча принимала отказ: не споря, не злясь, с одним лишь выражением тоски/боли в синих глазах, которые теперь так победно сияли, что он не мог выдержать их взгляда.

Она прошлась по комнате вальяжно, уверенно, направляясь вроде бы не к нему, но приближаясь с каждым шагом. Невольно он покосился на дверь, вымеряя глазами расстояние. Но в тот же момент стало поздно бежать, потому что она заступила ему дорогу. И сказала, прищурившись:

— А ты и впрямь держишь под подушкой «Лепестки жасмина», мой серебряный.

Щеки его обдало жаром от стыда и гнева. «Убью проклятого варвара!» подумал он в ярости. Наглый Сайонджи наверняка разнюхал все для своей госпожи, начиная от тайной калитки и заканчивая расположением окон. И конечно же, она рылась в его вещах и в его постели, пока его не было дома, и видела пошлую книжку. Иллюстрированное издание, в котором диалоги, конечно, совпадали с «Лепестками жасмина», и сюжет тоже в общих чертах. Только то, про что у Белет-Цери говорилось в двух словах, занимало там не меньше пяти страниц. Стыднее всего, что именно она держала в руках несчастный порнокомикс и наверняка вообразила себе невесть что…

— Убирайся вон! Или я позову слуг! прошипел он, сознавая, что сейчас сквозь фальшивый румянец на щеках проступает его собственный. Ах, если бы ему досталась такая же белая кожа, как у нэйллью, и такой же бледный, почти невидимый румянец!

— Не думаю, усмехнулась она, и две вещи произошли одновременно с этим. Она схватила его за запястье, и ножны ее длинного степного ножа стукнулись об пол. Она просто стряхнула их с клинка, как делают степняки в бою.

Таэсса не был солдатом, как его отец и дед, и никогда не дрался на дуэлях, предпочитая быть их причиной, а не участником. Помимо обязательных для юного дворянина уроков фехтования, он не держал в руках оружия и не сталкивался с вооруженными людьми лицом к лицу. Наставник по рукопашному бою учил его избегать ножа и обезоруживать противника, и уроки эти уверили кавалера, что его эльфийской реакции достаточно, чтобы несколько дюймов стали не представляли угрозы. Но теперь дыхание замерло у него в груди, и колени ослабели.

«Никогда еще любовники не обнажали над ним клинка…»

Потом он думал, что был готов умереть в тот момент. Был готов к тому, что Фэйд Филавандрис, доведенная до отчаяния, поднимет на него руку. Как же он плохо ее знал! Неужели Фэйд упустила бы такой шанс растерянный и совершенно онемевший Эсса Элья?

Она толкнула свою добычу к стене, прижала всем телом. Он ощутил ее дыхание на своем лице и лезвие ножа на шее под самым ухом. Она чуть вдавила лезвие в кожу, и он замер, стараясь откинуть голову как можно дальше, и тогда она поцеловала его в рот, полуоткрытый на вздохе: ожог, молния, солнечный удар, все это вместе, в одном касании губ! Прежде чем он понял, что делает, он уже покорялся ее губам, настойчивому языку, руке, развязывающей узелок его пояса, лезущей между ног. На нем не было ничего, кроме легкого шелка, и он оказался прижат обнаженной кожей к ней одетой, держащей у его горла десятидюймовый клинок, и это было так пугающе эротично, что он просто сдался и закрыл глаза, позволяя ей делать с собой все, что заблагорассудится. В ушах у него стучала кровь, губы горели от ее поцелуев, по телу прокатывались волны дрожи, и колени стали как ватные. Внезапно нож скользнул вниз, к ямке между ключиц, по-прежнему холодя, но не разрезая кожу, и Таэсса понял: сумасшедшая Фэйд прижала клинок тупой стороной. Но ему было уже все равно. Он бы не смог даже рукой пошевелить, чтобы оттолкнуть ее. Особенно когда губы ее спустились ниже на шею, грудь, сосок, живот, ямку пупка, бедренную косточку… и сомкнулись на его предательски восставшей плоти. Вскрикнув от стыда, он прикрыл глаза тыльной стороной ладони, будто закрытые веки были недостаточной защитой. Будто рукой можно было заслониться от правды. Наглость Фэйд его завела, возбудила, и покорился он не насилию, а собственному безрассудному желанию. Он мог бы сказать, что любой молодой и здоровый мужчина возбудится, если его схватят за член. Но эльфийская часть его природы не позволяла лгать самому себе. Любой мужчина, но не тот, кто наполовину эльф. Не тот, кто больше подвластен желаниям сердца, чем желаниям плоти.

Он избегал Фэйд, потому что боялся себя. Не доверял себе, а не ей. В глубине души знал, что она его волнует, и не хотел осознать это слишком ясно. Нет, даже не так! Она не волновала его, пока молча принимала отказ. Может быть, на это он и надеялся увидеть бесстрашную и опасную Фэйд, готовую на все, чтобы добиться желаемого? Ему ли не знать, как это горько когда желаемое преподносят на блюдечке…

Мысли его спутались, под закрытыми веками заплясали цветные пятна, и тело выгнулось так, что стены касался только затылок. Фэйд буквально изнасиловала его своим ртом, выдоила до капли, обнимая руками его колени, чтобы он не сполз на пол. Таэсса приоткрыл глаза и посмотрел на ее черноволосый затылок. Прекрасный вид принцесса крови на коленях перед актером! Порыв страсти был удовлетворен, и к нему мгновенно вернулось самообладание.

— Вряд ли Ашурран ублажала подобным образом своих юношей, отстраняясь, сказал он спокойным и даже несколько равнодушным тоном, будто говоря о погоде. Он снова чувствовал себя в безопасности, и не только потому, что нож ее валялся на ковре вне пределов досягаемости. Он снова был Эсса Элья, перед которым стояли на коленях, и даже бешеная Фэйд Филавандрис не решилась повредить ему.

И опять оказалось, что он плохо ее знал.

Фэйд потащила его к кровати, заламывая руки, и в первый момент он так опешил, что не сопротивлялся. Чего она хочет от него, она же не мужчина! Изнасиловать по степному обычаю рукоятью клинка? Потом тело само собой припомнило уроки мастера Девасаны и попыталось вывернуться из ее хватки, одновременно подцепляя ногой за лодыжку. Но это оказалось не так просто, как с Сайонджи. Гибкая и сильная Фэйд опрокинула его на кровать и навалилась сверху. Попыталась поймать его запястья, а он не давался, пока его не оглушила звонкая пощечина. Щека запылала огнем, и на мгновение Таэсса замер, глядя на нее потрясенно. Никто, никогда не смел поднять на него руку за исключением сцены, где только имитировали удар. И был один эпизод в далекой юности, случившийся в Селхире при участии другой сумасбродной и властолюбивой дамы, самолично выпоровшей его ремнем. Было за что. Как и теперь, он не стал бы отрицать.

Она склонилась над ним он попробовал отвернуться, но тут же получил ладонью по другой щеке и, задрожав, подставил ей губы.

Оторвавшись от его рта, она промурлыкала ему в ухо:

— Наш эльфик-то, похоже, любит боль.

Он не собирался отрицать очевидное:

— Только без синяков! У меня завтра… про прием он договорить не успел, потому что она стиснула пальцами его челюсть и снова вторглась языком в его рот, совершенно уверенная в своем праве. И завершая поцелуй, куснула его за губу, так что он зашипел от боли.

Эсса Элья не сдался без боя. Конечно, поцелуи и укусы его отвлекали, особенно если приходились на нежные места вроде мочки уха или соска. Но к тому времени, как он остался без халатика, а она без штанов и куртки, вся постель оказалась сбита в какое-то фантастическое гнездо. У Фэйд на шее налились кровью три параллельные царапины. Ей пришлось связать Таэссе руки пояском его же халата, чтобы избежать длинных наманикюренных ногтей. Он ни разу не вскрикнул, что бы она с ним ни делала боялся привлечь внимание слуг и только кусал губы и грыз подушку, когда она всовывала в него язык и пальцы. Она взяла его, как легендарные аррианки брали своих пленников: в позе наездницы, стащив, наконец, через голову последний предмет одежды черную шерстяную тунику. Он мысленно видел именно это, когда один-единственный раз, при первом знакомстве, представил ее без одежды: широкие плечи, длинную шею, как у породистой кобылицы, и не слишком большую грудь, похожую на холмы Дикой степи. Она была опьянена, захвачена им ни на секунду не закрывала глаза, даже от самого сильного наслаждения, и откидывалась назад, чтобы охватить взглядом его всего: от рассыпанных по подушке волос до узких бедер и почти безволосого паха. Он был прекрасен и знал это. Он был прекрасен и совершенен, даже когда страсть искажала его черты, румянец пятнал щеки, а безупречная прическа рассыпалась.

Проснувшись утром, Таэсса сладко потянулся. Во всем теле была приятная, слегка болезненная свежесть, какая бывает после массажа или физических упражнений. И после жаркого, изматывающего секса. Рука его вдруг натолкнулась на что-то рядом в постели, и с удивлением он обнаружил, что Фэйд все еще спит рядом, по-прежнему голая, явно никуда не торопясь. Разве не положено покидать спальню соблазненного юноши на рассвете? По крайней мере, так поступала Ашурран. Он смутно помнил, как она развязала ему руки, и он сразу же заснул, не сомневаясь, что она оделась и сбежала тем же путем, что и пришла через окно. Однако вот она: дрыхнет, как ни в чем не бывало, беспечно повернувшись к нему спиной.

На самом деле Фэйд не спала, а притворялась. Как только стих шум воды в купальне и шаги Таэссы, она перевернулась на спину и заложила руки за голову, улыбаясь широкой довольной улыбкой. Какой будет скандал, когда городская стража явится вытаскивать ее из постели Эссы Эльи!

Однако актер тоже ее удивил. Вернулся он один и с подносом. На подносе были свежие булочки, сыр, фрукты и прочие атрибуты традиционного криданского завтрака. Таэсса поставил поднос на столик у кровати и взял дольку апельсина, старательно делая вид, что принес завтрак для одного себя. Хотя еды на подносе было достаточно на четверых.

Фэйд оперлась подбородком о его плечо и потянулась за булочкой. Он досадливо дернулся:

— Не воображай, будто мы теперь парочка.

— Конечно-конечно, она, ухмыляясь, потянулась еще дальше, за щедро отрезанным ломтем сыра, по пути стиснув его бедро. Таэсса вздрогнул и отодвинулся.

— Сейчас ты поешь и уйдешь, чтобы тебя никто не видел, ясно?

— М-м-м, я уже не «леди Филавандрис»? Какая честь, пробормотала она, откусывая попеременно от булочки и от сыра.

Таэсса ощутил, что его щеки опять заливает румянец то ли стыда, то ли досады:

— Леди Филавандрис, я принес еду только для того, чтобы вы не шатались по дому, пытаясь стянуть что-нибудь с кухни, как это принято у варваров! Долг хозяина я исполнил, теперь ваша очередь исполнить долг гостя!

— Это, ум-м-м, зависит, беспечно заявила она, жуя. Ага, вот и кофе.

— От чего зависит? Он отодвинул кофейник подальше и повернулся к ней лицом. Запахивая на себе халат и даже натягивая его на колени, чтобы она не надеялась на продолжение. Вы твердо намерены устроить скандал или все-таки уйдете добровольно?

— Одно условие. Она перелезла через его колени и встала у кровати, наливая кофе в чашку. Назначь следующую встречу, и я сохраню все в тайне. И тихонько уйду. Разумеется, когда допью. И оденусь.

— Что вам еще от меня надо? спросил Таэсса довольно зло. Вы уже поимели меня прошлой ночью всеми возможными способами. Запишите на свой счет победу над Эссой Эльей и убирайтесь к бесам и демонам!

Фэйд аккуратно поставила чашку обратно на поднос.

— Это, мой серебряный, еще не победа. Когда ты наденешь мой браслет вот это будет победа. Мне причитается еще одно свидание. А я уж позабочусь, чтобы оно не стало последним. И не забудь сказать мне имя того, кто тебя трахнул и убрался наутро к бесам и демонам. Я ему всю рожу разобью.

Он вскочил, гневно прожигая ее глазами. Конечно, это было бы удобнее делать, будь он повыше дюймов на пять.

— Вы еще смеете ставить условия, как разбойник с большой дороги? Да после всего, что было, вам прямая дорога в тюрьму!

— В тюрьму? А мне казалось, в твою постель.

Она откровенно им любовалась, и он судорожно запахнул халатик, полы которого от резкого движения разъехались до самого пупка. Легкая шелковая тряпка была призвана не скрывать, а открывать тело владельца. Надо же, он одет, хотя и чисто номинально, а она раздета. Что совершенно не мешает ощущать себя беспомощным. Однако острый язык ему никогда не изменял, находя нужные слова и тон будто бы сам собой, без участия хозяина:

— Не переоценивайте потребности плоти, леди Филавандрис. И свои постельные способности тоже.

Она насмешливо вздернула бровь, но оставила его выпад без внимания. Заявила:

— Сегодня прием у государыни. Я буду ждать на галерее. И если ты не появишься к одиннадцати часам, пеняй на себя.

— На галерее? Да вы с ума сошли, там же всегда полно народу! вырвалось у него, и Таэсса с ужасом осознал, что уже не спорит насчет самой возможности свидания. Только о его месте. Решившись, он быстро проговорил: В оранжерее, в полночь. Садовник впустит вас и уйдет. Не вздумайте поднимать шум, если я опоздаю! Мне не так-то легко уйти незамеченным.

— Договорились, сказала она, будто ничего другого и не ожидала. Запихнула булочку с маслом в рот чуть ли не целиком, опрокинула в себя чашку кофе и принялась одеваться.

Таэсса поймал себя на мысли, что выгоднее всего будет смотреться в оранжерее в красном камзоле с шитьем, и мысленно застонал. Он ведь собирался пойти на прием в белом костюме, который совершенно немыслимо таскать среди цветов и грядок! Ради нее он уже меняет свои планы. Что дальше? Фэйд наденет на него железный браслет и прикует к кровати? Это она подразумевала под «наденешь мой браслет»?

Он вздохнул и налил себе кофе. День обещал быть долгим и утомительным.

Фэйд ушла через дверь, и Таэсса проследил, чтобы она не попалась на глаза слугам. Он скрылся в своих покоях, а она выскользнула через черный ход, намереваясь пройти через сад. Тайную калитку ей действительно показал Сайонджи. Как истинный сын степи, он уважал военную хитрость и обходные тропы. С этой стороны дома сад буйно разросся, будто незнакомый с руками садовника (хотя все знали, что вошедший в моду садовый дизайн в стиле дикой природы требует огромных трудов). Ни один человек не заметил бы ее из окон. Ни один человек, о да. Но тот, кто поджидал ее на веранде, человеком не был.

Решив, что наглость второе счастье, Фэйд подошла и чмокнула его в щеку, как принято между родичами.

— Если вы собираетесь читать мне мораль, дядюшка, делайте это поскорее. Жутко не выспалась, сами понимаете.

Он тихонько рассмеялся, и стало ясно, что он не просто не сердится он восхищен!

— Вы полностью унаследовали специфическое обаяние своего отца, леди Филавандрис. Я не припомню, чтобы Таэсса хоть кому-нибудь подавал завтрак в постель.

Глаза его сияли, и невольно она улыбнулась в ответ, той победной и наглой улыбкой, которая мгновенно выдавала, чья она дочь. Итильдин так зарделся, так жадно впитал ее взглядом, что на какое-то мгновение она задумалась, насколько реально совратить его прямо здесь и сейчас. Но он отвернулся, взяв себя в руки, и стало ясно, что вряд ли он видел перед собой ее. Ей стало вдруг пронзительно его жаль. Итильдин жил все эти годы, будто обратясь в прошлое, где осталась вся его жизнь, и настоящее было для него лишь фоном для воспоминаний, не больше. Интересно, существовала бы Фэйд для него, не будь она бледным, нечетким подобием Кинтаро?

— Так вы пришли благословить меня? спросила она весело, тряхнув головой и разом отвлекшись от грустных мыслей. Потому что на коже ее жил запах Таэссы, руки помнили его тело, впереди ждало новое свидание и целая жизнь.

— Пришел убедиться своими глазами, что слух меня не обманывает, он улыбнулся лукаво, и она поняла, что права, это и правда благословение. Не может же эльф сказать прямо: «Да, желаю тебе и дальше трахать моего племянника, держи его в ежовых рукавицах!»

— Вам, наверное, тоже плохо спалось ночью. С таким-то слухом! сказала она и, чувствуя какую-то бесшабашную вседозволенность, снова поцеловала его в щеку. Немного ближе к губам и немного дольше, чем в первый раз. Если мне надоест Эсса Элья, устрою охоту на вас, дядюшка. Готовьтесь.

Она перемахнула через перила и исчезла между кустами можжевельника. Итильдин, улыбаясь проводил ее взглядом и фыркнул: «Если!»

…Таэсса безнадежно опаздывал. Пунктуальность была у него в крови и тем не менее, он почти никуда не приходил вовремя, делая исключение, разумеется, для театра и для королевы. Бывало, что он заставлял своего кучера лишних полчаса колесить по улицам, чтобы прибыть с опозданием. В этот раз он и рад был бы прийти ровно в назначенное время, чтобы побыстрее избавиться от Фэйд. Но никак не мог выбрать момент. Стоило только взглянуть на дверь, и сразу же казалось, что сейчас на лбу засветится надпись огромными буквами: «Я иду на свидание к Фэйд Филавандрис, перед которой полтора года разыгрывал недотрогу!» А если она не придет? Если она решила просто посмеяться над ним? Он сам над собой смеялся. Какой кавардак у него в голове подумать, что принцесса не придет на свидание, которое буквально вырвала у него силой!

Потом его задержал Мизуки, который был до отвращения назойлив. Таэсса ему нагрубил, и ему почти не пришлось притворяться. Он поспешил в оранжерею, с ужасом понимая, что Фэйд ждет там как минимум три четверти часа, а то и больше. И злится. Ноги у него подгибались, и шаги становились все медленней и короче. Таэсса сам не понимал, пугает его или заводит перспектива столкнуться с разъяренной Фэйд, у которой иссякло терпение. Вдруг она решит сорвать на нем злость и сделает это не так, в сущности, деликатно, как прошлой ночью? Сердце у него стучало, и он не мог не признаться себе, что давно уже не испытывал такого волнения перед свиданием. Да что там, он давно не волновался так даже перед премьерой.

В оранжерее горел только один фонарь, отбрасывая теплый круг света. За пределами этого круга все терялось во мраке. Он пугливо огляделся и тут же понял, что никого рядом нет. Ее нет, как он и боялся. Она не пришла! Таэсса расстегнул кружевной воротник рубашки, пуговки на жилете, коснулся холодной ладонью пылающего лба, не зная, что делать дальше. Взгляд его упал на сломанный стебель розы, выхватил в круге света другие поникшие цветочные головки еще и еще. Перед глазами тут же встала картина, как она мечется здесь, как пантера в клетке, и обрывает розовые бутоны. Сомнений не было никаких. Кто еще позволил бы себе столь варварски обойтись с королевскими розами!

В глазах у Таэссы потемнело. Еще хуже, чем он предполагал. Она не дождалась его и в ярости ушла, обдумывая планы мести. Завтра его ждет публичный скандал, разборки или очередной визит в окно. Бог знает, чего можно ожидать от принцессы! Наверняка она жаждет оповестить всю столицу о своей победе, привлечь внимание. Следует подготовиться к нападению, не дать ей застать себя врасплох. Придумать пару блестящих фраз, подходящих объяснений, отработать тон и движения рук. Заставить всех поверить, что Фэйд Филавандрис была его минутной прихотью, развлечением на одну ночь, что он даже не думал приходить на второе свидание…

Внутри него все сладко замирало, предвкушая борьбу, грозу, бурю! Ему далеко не впервой оказываться в центре скандала. Поглощенный обдумыванием стратегии, он сам не заметил, как покинул оранжерею и королевский дворец, выбирая самые безлюдные коридоры. Карета ждала его там, где он приказал у самых ворот, но в боковой аллее, под прикрытием густой тени.

— Домой! бросил он кучеру, вскакивая внутрь, и захлопнул дверцу.

И сразу же понял, что он не один. В первый момент сердце ухнуло куда-то вниз, а потом и пол ушел из-под ног, потому что его опрокинули на обитое бархатом сиденье.

— Что-то ты не очень торопился, промурлыкала Фэйд.

— Что-то вы не очень долго меня ждали, прошипел он, отбиваясь. И чуть не прикусил язык, поняв, что проболтался. Теперь она знает, что он все-таки был в оранжерее. Невозможная женщина, отключающая всякую возможность соображать! Пустите меня, или я буду кричать! Эй, Хэдли, Хэдли!

— Боюсь, что за кучера у нас сегодня один знакомый тебе белокурый хулиган. И если ты будешь кричать слишком громко, он наверняка захочет присоединиться.

В отчаянии Таэсса застонал. Можно освободиться и выпрыгнуть из кареты, но что потом? Идти домой пешком? В такой час? В такой холод? Она все-таки застигла его врасплох.

— Что вы сделали с Хэдли? Он служил моей семье годами, посмейте только…

— Ш-ш, она положила ему палец на губы. Веди себя хорошо, и с ним ничего не случится. Как это мило, что ты волнуешься о слуге, а не о себе самом. Он проснется в своей постели и решит, что выпил лишнего, но все-таки отвез тебя домой. Если ты, конечно, не расскажешь ему правду.

— Я заинтересован в огласке гораздо меньше вас, леди Филавандрис. Мне есть что терять.

— И что же ты можешь потерять из-за меня? Голову?

Она нашла его губы и впилась в них своими, не давая ему возможности ответить. Он еще сопротивлялся по инерции, но уже не пытался вырваться всерьез. Она была такая настойчивая и горячая, так сильно сжимала его запястья, так уверенно раздвигала ему ноги коленом… Он все-таки подпустил шпильку, когда ему дали возможность вздохнуть:

— Вам пошло бы родиться мужчиной. Может, тогда вы бы мне нравились больше.

— Куда уж больше-то, хохотнула она, засовывая руку ему в штаны, и щеки его обдало жаром. Что бы ни говорил язык, тело его выдавало. Он попробовал сжать колени, чтобы скрыть эрекцию, но безуспешно. Она стащила с него штаны и снова пустила в дело свой наглый и жадный рот. Будто насиловала. Если б он не знал, что в ней степная кровь, он бы догадался. Ей совершенно не мешало, что она не родилась мужчиной. Она не отдавалась она брала. Словно вбирала его в себя, впитывала, и на мгновение он забылся, после торопливых и грубых ласк оказавшись между ее бедер, вжимаясь лицом в изгиб ее плеча и шеи, дыша ею, растворяясь в ней. Отдавая себя, как тысячу раз отдавал себя зрителям на сцене. Но в этот раз он не играл.

Холод зимней ночи проник в карету, остужая их разгоряченные тела. Таэсса поежился и прижался теснее к Фэйд. Они скорчились в неудобной позе на сиденье, плохо заменяющем кровать. Карета покачивалась, двигаясь вперед. Похоже, Сайоджи перестал подслушивать и вспомнил об обязанностях возницы. Оставалось надеяться, что он отвезет его в собственный дом, а не в дом Фэйд. Ему стало окончательно холодно. Таэсса выпутался из ее рук, застегнул штаны и стал искать в темноте свой камзол. Тогда она накинула на него шубу, извлеченную откуда-то из-под сиденья. Мех был жесткий, лохматый. Похоже, волчий. Про нее говорили, что она носит только шкуры тех зверей, что убила собственноручно. Говорили, что на эту шубу пошло не меньше семи волчьих шкур.

— Где и когда? спросила она, потягиваясь. Не позже завтрашнего вечера. Можно раньше.

— И что, без угроз, без шантажа? Я вас не узнаю.

— А без этого неинтересно? по голосу было слышно, что она улыбается. Она притянула его к себе и нашла его рот своим, сколько он ни отворачивал лицо.

— Пустите! прошипел он. Вы прекрасно знаете, что вынудили меня силой! Не делайте вид, будто между нами что-то есть!

— Как-то неубедительно, мой серебряный. А еще актер Королевского театра. За что тебе только жалованье платят?

Если бы ему досталось эльфийское ночное зрение, он бы дал ей пощечину так раздражала ее уверенность. Но он боялся показаться смешным, если в темноте промахнется. Потом он понял, что карета остановилась. От королевского дворца до его дома было не так уж далеко. Таэсса попробовал освободиться от ее рук и дотянуться до дверцы.

— Пустите же! Что вам еще надо? Хорошо, приходите к черному входу, вас проведут ко мне в гримерку. Только закройте лицо, чтобы вас не узнали! И никаких степных нарядов, никаких кимдисских клинков, которые знает вся столица, слышите? Это последний раз, небом клянусь.

Он выскочил из кареты, судорожно кутаясь в шубу, и заспешил в дом, не оглядываясь. Лицо горело вопреки ночному холодку. Ему было стыдно за такую бездарную сцену. Когда-то он справлялся намного лучше. Да, когда ему было наплевать на ухажеров. Когда они не ухмылялись ему в лицо, не веря не единому слову.

Таэсса проскользнул в свои покои и бросился на кровать прямо в ботфортах и шубе. Хотелось натянуть ее на голову и спрятаться от окружающего мира, полного Фэйд Филавандрис. Потом он сообразил, что впервые в жизни принял от нее подарок, и застонал. Всемилостивейший боже, продаться даже не за горностаев, а за каких-то драных собак! Он потерся щекой о лохматый воротник и неожиданно для себя самого рассмеялся. Если уж принцесса завалила семерых матерых волков, у него точно не было шансов.

Глава 11

Комнатка под самой крышей «Цветка страсти» послужила бы отличной декорацией к роману про воинственных ярлов Белг Мейтарн. Стены были выложены тесаным камнем и украшены гобеленами, потемневшими от времени. Мебель грубая, массивная, из темного дуба, пол застелен шкурами. Оконный переплет был нарочито неровный, с вставленными в него кусками толстого непрозрачного стекла. Большое зеркало в медной раме не слишком соответствовало эпохе (во времена таких интерьеров зеркала были из полированной стали). Но его искусственно состарили, сделали мутным и даже ободрали по краям амальгаму. Сервировочный столик у кровати тоже был дубовый, грубо сколоченный, хотя и снабженный вполне современными колесиками. Никакой фарфоровой посуды, только серебро, и даже салфетки из грубого льна, с тарнской вышивкой. В глиняном кувшине стояла охапка цветущего багульника, а не каких-нибудь пышных оранжерейных цветов. Декораторы «Цветка страсти» ничего не упускали из виду, следуя новейшим веяниям моды.

В последнее время столичная молодежь почти поголовно заболела диким живописным Белгом и его своеобразной культурой. Впрочем, охотников лично посетить скалистые берега этой бедной страны с негостеприимным климатом находилось немного. Но зато в моду вошли меха, туники простого покроя, сапоги до середины бедра, светлые длинные волосы с вплетенными в них кожаными ленточками и прочие характерные приметы внешнего облика заморских соседей. Едва дождавшись весны, кое-кто перешел на безрукавки, щеголяя татуировками в тарнском стиле на мускулистых (и не очень) плечах. Хитровывернутые тарнские узоры красовались не только на коже, но и на одежде, обуви, покрывалах, книжных переплетах и даже на рубашках игральных карт. Интеллектуалы изучали тарнский язык и литературу, с жаром обсуждая их глубокую символичность и неповторимую уникальность. Народ попроще довольствовался чтением авантюрных и любовных романов с тарнским колоритом, которых развелось огромное множество. Скажем, про сурового ярла и его прекрасного пленника.

Прекрасный пленник в комнате имелся. Абсолютно обнаженный, с видом полного изнеможения после любовных утех, он раскинулся на меховом покрывале из шкурок чернобурой лисицы, выгодно оттенявших его белоснежную кожу. Однако с суровым ярлом вышла промашка. Вместо какого-нибудь белокурого великана с необхватными плечами рядом лежала чернобровая, синеглазая и смуглая леди.

Кавалер Таэлья, в общем-то, не возражал. Он только лениво размышлял в полудреме, считается ли за прекрасного пленника тот, кто сам приходит и уходит. К интерьеру он был скорее равнодушен, но у комнатки было одно огромное преимущество второй выход по узенькой винтовой лестнице, через который можно было ускользнуть незамеченным в ночной темноте или предутренних сумерках. Что ему приходилось делать с редкостным постоянством. Может быть, слуги в «Цветке страсти» и подозревали, с кем встречается Фэйд Филавандрис, но благоразумно помалкивали. Здесь уважали тайны своих гостей.

Таэсса просто поверить не мог, что ему так долго удается скрывать эту скандальную связь. Случались и торопливые ласки в наемных каретах, и низкопробные номера на окраине города, и сброшенная из окна веревочная лестница. Фэйд прокрадывалась к нему в гримерку, и они трахались во время антракта, а потом Эсса Элья выходил на сцену с шальными глазами, с губами, припухшими от поцелуев. Играл он так, что критики наперебой предвещали ему скорый конец карьеры. Дескать, сгорит на сцене, не выдержав накала эмоций, и скатится с театрального небосклона, как падающая звезда. При этом он еще находил время на репетиции, тренировки, балы, а также на всех остальных любовников, коих насчитывалось не менее полудесятка. Его официальный покровитель, кавалер Мизуки, как-то посмел пожаловаться на редкость встреч; Таэсса соврал, что пишет пьесу, намереваясь достичь новых вершин в театральном искусстве. Если Мизуки интересовался, как идет работа, Таэсса зачитывал ему кусочки из своей юношеской писанины, с трудом сохраняя на лице серьезное выражение. Писанина его в юности была пафосна и витиевата до крайности.

Он мимолетно дивился, как Фэйд успевает еще вести свой бизнес. Похитив Эссу Элью после бала, она проводила с ним остаток ночи, ни на минуту не сомкнув глаз, а потом вскакивала в седло и мчалась на верфи ради какой-нибудь встречи с подрядчиком. Или приходила к нему охрипшая и злая, даже не сняв формальный костюм, прямо с заседания городского совета по вопросам торговли. Однажды Сайонджи вломился к ним в номер, чтобы доложить о пропаже одного из ее кораблей. Фэйд тут же выбралась из постели, бросив все на самом интересном месте. Таэсса хотел было сказать: «Уйдете сейчас и можете никогда не возвращаться!» Но она заткнула ему рот поцелуем, а потом кивнула Сайонджи: «Подмени-ка меня ненадолго». Белокурый нахал, и глазом не моргнув, полез к Таэссе в постель, на ходу сбрасывая одежду, в то время как она одевалась. Таэсса сопротивлялся довольно долго из чистой вредности, потому что с той ночи у себя дома ни разу не встречался с Сайо наедине и успел даже чуть-чуть соскучиться. Но Сайонджи был, как всегда, убедителен и вполне успешно подменял Фэйд до утра. Принцесса наняла для поисков мага, организовала спасательную экспедицию, поставила всех на уши в порту, а потом вернулась и задала жару обоим любовникам. Железная женщина. Таэссу больше не удивляло, как Кинтаро умудрялся удовлетворять развратного кавалера Ахайре, до изнеможения затрахивать выносливого нэйллью, да еще заводить интрижки на стороне. Степная кровь!

Пока он так лежал, перебирая воспоминания прошедших месяцев, что-то пощекотало ему живот. Что-то тяжелое, побрякивающее металлом. Он открыл глаза и не сдержал восхищенного возгласа. Руки сами собой схватили роскошное ожерелье, которое, как маятник, качалось над его пупком. Другой край ожерелья держала Фэйд. Похоже, заранее припрятала под подушкой, да еще нагрела в руке, чтобы не было холодным.

Огненная шпинель сама по себе не слишком дорога. Но камни такого размера, такого сочного переливающегося цвета, будто пылающие огнем! Одиннадцать крупных камней без малейшего изъяна, подобранных один к одному, так что ни один не выбивается из ряда. И тонкая, изящная оправа, не скрывающая их красоту. Таэсса знал это ожерелье. Примерял его. Оно горело на его белой шее, будто лента огня. Гладкие камни буквально ласкали ладонь. Он тогда с трудом выпустил его из рук. И вряд ли найдет в себе силы сделать это во второй раз. Фэйд знала, на чем его подловить. От этой мысли к его щекам прилила краска стыда.

— Теперь я точно знаю, что вы за мной шпионите! Таэсса попытался спасти положение, выдавая смущение за гнев. — Я совершенно случайно заглянул в эту лавку, чтобы укрыться от дождя! В жизни не видел подобного барахла. Примерил кое-что от нечего делать… Невольно уличая себя во вранье, он не мог оторваться от ожерелья, пропуская камни между пальцами.

Она не собиралась оспаривать обвинение. Только прищурилась:

— Уж от него-то ты не откажешься.

— Слишком вызывающе, да и огранка старомодная… он скривил губы, но все равно не мог выпустить ожерелье из рук. К тому же, мне совершенно не с чем его надеть…

Фэйд расхохоталась и оставила ожерелье в руках Таэссы. Прежде он виртуозно выдумывал предлоги, чтобы не принимать ее подарков, но теперь невыносимо фальшивил.

— Я пришлю к тебе завтра портного с тканями, выберешь сам цвет и фасон. Целых две недели до королевского бала. Он тебе хоть десять нарядов пошьет.

— И как вы предлагаете объяснять подарок моему покровителю? Тайный поклонник? Новый любовник? Бабушкино наследство? Ваши шпионы ведь доложили, что в лавке я был не один?

— Ну скажешь, вернулся и купил. Она тщетно пыталась сдержать улыбку, наблюдая его трепыхания.

— Да я себе украшений в жизни не покупал! вскричал шокированный Эсса Элья. Мизуки такой нудный, обязательно начнет допытываться…

— Ну и пошлешь его к бесам и демонам. Будь он поумнее, сам бы тебе купил.

Что правда, то правда. Мизуки совершенно не заметил, как неискренне Эсса Элья ругает «старомодное барахло» и как запала ему в душу огненная шпинель. Он был не то чтобы глуп, но несколько ограничен.

— Сдался тебе этот сынок наместника, сказала Фэйд с явным презрением, вторя его мыслям. У него даже денег своих нет, только отцовские. В гвардии не служил, дальше столицы не выезжал. Ну разве что на курорт.

— А вот это уже не ваше дело, леди Филавандрис! парировал Таэсса. Роль покровителя ему вполне удается.

— Принцесса крови для этой роли недостаточно хороша?

Вся веселость ее покинула. Она смотрела на него серьезно, даже требовательно.

Таэсса отвел глаза:

— Опять вы начинаете! Я же говорил, что не собираюсь обнародовать нашу связь. Вы не представляете, какие пойдут кривотолки! Все знают, что вы дочь этого степного дикаря, а я сын кавалера Ахайре, а его отец был любовником прежнего государя, и говорили, что кавалер Ахайре чуть не женился на государыне Ингельдин, когда им было по двадцать лет… Таэсса запутался в родственных связях и в собственных мыслях. Скажут, что это метафизический инцест, что эльфийскую кровь тянет к варварской, будут трепать имя нэйллью, и батюшку еще приплетут. Скажут, он озаботился потомством лишь для того, чтобы дочери его любовника было с кем переспать! И потом, я столько раз клялся, что вам меня не завоевать. Не могу же я признать свое поражение перед всей столицей!

Он всегда подозревал, что Фэйд недолго будет мириться с ролью тайной любовницы. Роли были написаны задолго до их рождения: великой Белет-Цери в романе про Ашурран. Ей полагалось предъявлять на него права. Ему сопротивляться. Лишь тот, кто пуст, фальшив и тщеславен, годится в покровители для актера. Только не Фэйд. Она видит его насквозь, и вокруг пальца ее не обведешь. Рано или поздно она потребует верности. А Эсса Элья не раз говорил: актер Королевского театра и клятва верности вещи несовместимые.

Он только не подозревал, что она взбунтуется так скоро.

— Вот что, мой серебряный, сказала Фэйд деловито и невозмутимо, как будто пропустила мимо ушей все, что он только что наговорил. Королевский бал я не пропущу. Приду и посмотрю, к лицу ли тебе эти бусики. Но если посмеешь с кем-нибудь обжиматься у меня на глазах, пеняй на себя. Как бы не пришлось пожалеть.

Таэсса вздернул брови:

— Вы что, угрожаете мне?

— Нет. Предупреждаю.

— Плевать я хотел на ваши предупреждения!

Она усмехнулась, и от этой усмешки в нем взыграла гордость. И азарт. Он пообещал себе, что этот бал войдет в историю. И весь город будет судачить, как бесстыдно Эсса Элья заигрывал там со всеми, кроме Фэйд Филавандрис. Не пытайся она так откровенно диктовать ему условия, он бы сам пощадил ее чувства. Возможно. Позволил бы ей, а не Мизуки украсть себя после веселья и плясок до упаду. А теперь черта с два!

Таэсса представил, как Фэйд пожирает его голодным взглядом с другой стороны бального зала, а он вовсю любезничает с каким-нибудь красивым кавалером. Может быть, она подстережет его где-нибудь на террасе, поймает за руку, стиснув до боли запястье, и урвет поцелуй. Он так ярко вообразил себе сцену, что по телу пробежала горячая волна. Он встал и подошел к зеркалу, старательно держась к Фэйд спиной, чтобы скрыть, куда прихлынула у него кровь, кроме лица. Скроешь от нее, как же. Как только он соединил края ожерелья на шее, как она возникла у него за спиной, будто темный призрак, и он вздрогнул. Ну хоть не вскрикнул, как раньше.

— Как вам удается подкрадываться так неслышно?

Она фыркнула, застегивая на нем украшение:

— Ты, когда смотришь в зеркало, ничего вокруг не замечаешь. Хоть целый полк подкрадется. А в зеркало ты смотришь часто.

Сейчас она смотрела туда же, прижавшись к его спине. На нем не было ничего, кроме пылающей ленты камней. Даже с угольками не сравнишь нет, язычки пламени, пляшущие в свете свечей. Более чем вызывающе.

Кое-что еще горело и пылало. Сильно ниже шеи. Он задохнулся, когда рука ее скользнула по его животу и накрыла пах.

— Гляжу, ты очень рад моему подарку, промурлыкала она ему на ухо. А еще говорят, что у актеров встает только на бриллианты.

— Мои стандарты сильно снизились с тех пор, как я повстречал вас.

Она снова фыркнула, но ничего не сказала, и последнее слово осталось за ним. Но словам принцесса Филавандрис придавала не слишком много значения. Она была человеком действия. Так что вскинула Таэссу на плечо и потащила обратно в постель, не дожидаясь, пока он на себя налюбуется.

Обещанный портной неожиданно оказался молодым и довольно-таки симпатичным. Впрочем, красили его по большей части глаза, горевшие фанатичной любовью к своей профессии, и густая копна черных волос, в которой отдельные пряди отливали алым. Смело и стильно. Эсса Элья сузил глаза и сам себе пообещал уволить театрального мага-гримера, не додумавшегося до подобной расцветки. Для портного, разумеется, лучшая реклама собственная одежда, так что Эсса Элья придирчиво осмотрел его наряд. И поймал себя на ревнивой мысли, что такие штаны с необычно низкой талией смотрелись бы на нем гораздо лучше. Потом он прислушался к болтовне юноши и получил еще один повод для расстройства. Тот до небес превозносил принцессу Филавандрис, которая отправила его учиться, да еще позволила объехать чуть ли не полмира, изучая ткани и национальные костюмы. «А ты уж наверняка постарался ей отплатить, прямо этим вот болтливым языком», кусая губы, подумал Таэсса. В том, что он ревновал Фэйд, ничего странного не было. Он ревновал ее задолго до того, как они впервые переспали. Все просто: поклонники Эссы Эльи должны думать только о нем и желать только его. Но ревновать к какому-то безвестному мальчишке было пошло и глупо. Тот даже в столице-то не был последние года два.

— На вашем месте, уважаемый, я бы не похвалялся столь близким знакомством с принцессой, заметил Таэсса как бы между прочим. В приличном обществе это скорее испортит вам репутацию. Отец ее не только не дворянин, но даже не гражданин Криды, а какой-то полуголый дикарь из степи. И она делает все, чтобы пойти по его стопам. Впрочем, вы давно не были в столице, вам простительно не знать о скандальной славе принцессы. Просто хочу предупредить, из благородных побуждений. Будьте осторожны! От леди Филавандрис можно ожидать чего угодно. К примеру, если ей не понравится ваша работа, ей ничто не помешает выпороть вас на конюшне.

Юноша переменился в лице, и Таэсса про себя восторжествовал.

Посмотрев принесенные эскизы и ткани, он засомневался, долго ли мальчишке предстоит прозябать в безвестности. У него действительно был стиль, оригинальный и смелый, и он не стеснялся навязывать его клиенту. Вместе они отбросили предсказуемый черный бархат, розовый шифон, затканную золотом парчу, блестящую серебристую тафту, шелк с переливами от алого к черному и остановились на ткани глубокого винного цвета с искрой. Ткань была бархатистой на ощупь, эластичной и тонкой. Сквозь нее не просвечивало тело, но его жар чувствовался очень хорошо.

Юный портной оправдал все возложенные на него ожидания. Две примерки, полторы недели, и платье было готово. Однажды журналист спросил Эссу Элью, почему он так часто одевается в женские платья чувствует себя женщиной в душе? Прославленный актер рассмеялся серебристым смехом и сказал, что первая причина совершенно прозрачна. Только платье требует бездны вкуса, грации, украшений и разумеется, материальных затрат. Прочая одежда ни в какое сравнение не идет по указанным параметрам. «А вторая причина?» спросил журналист, весь внимание. «Догадайтесь сами!» проворковал Эсса Элья, чуть приподняв подол, скинув туфельку и ножкой в чулке чувственно поглаживая ногу журналиста. Тот немедленно залился краской, очевидно представив себе, что под подолом обе стройные ножки актера одеты только в тонкие чулки до середины бедра, а то и вовсе до колена, и скорее всего, под платьем больше ничего нет. Кроме самого Эссы Эльи.

Когда Таэсса уже сидел в карете, ему вдруг пришло в голову, что он впервые одевается так смело в королевский дворец. Хотя на частных вечеринках и закрытых приемах ему, разумеется, случалось носить куда меньше одежды. Новое платье не было слишком коротким или слишком открытым. Но оно определенно было экстравагантным. Огненная шпинель, подаренная Фэйд, оказалась чудовищно требовательной. Волосам пришлось придать ярко-алый цвет и собрать их в высокую прическу, вырез сделать широким, чтобы ожерелье заметнее выделялось, а вот серьги выбрать поскромнее крошечные рубины, похожие на капельки крови. Плечи его оказались открыты почти целиком, и никто бы не принял их за женские. Платье, облегающее сверху, дерзко подчеркивало его маскулинность: плечи, мышцы груди, плоский живот, узкие бедра. У бедер ткань раздавалась волнами поверх пышных нижних юбок из шуршащей тафты. То же самое происходило с узкими рукавами у локтей, только в меньшем масштабе. Огромное количество ткани, фигура закрыта практически полностью, от плеч до самых запястий и туфелек, и тем не менее Эсса Элья выглядел почти обнаженным. Благодаря искусству портного ткань прилегала так плотно, что под ней можно было разглядеть бугорки сосков, ямку пупка, ложбинку позвоночника. Таэсса был не вполне уверен, как воспримет подобный наряд королева, поэтому приехал на бал примерно тогда, когда она должна была его покинуть. Образцовая правительница, жена и мать, королева Ингельдин вставала с первыми лучами солнца, а на балах никогда не задерживалась до полуночи. Вместе с ней принято было уводить неопытных подростков, только начавших приобщаться к светской жизни, после чего и начиналось самое веселье. В коктейли наливали больше спиртного, свет в укромных уголках приглушали, музыка становилась медленней, чувственней, а танцы откровеннее.

Эсса Элья просто обожал входить в бальный зал, тем более такой огромный, как Ажурный в королевском дворце. После ухода королевы гостей уже не объявляли, но Эссу Элью не было необходимости объявлять. Его приход никогда не оставался незамеченным. Сначала восхищенно вздыхали все, кому случилось оказаться поблизости, а потом шепотки, шорохи, вздохи расходились волнами по залу, когда все остальные гости оборачивались, вытягивая шеи, в надежде высмотреть, кто целует руку прославленному актеру, кого он награждает благосклонной улыбкой, какие он бриллианты надел и как пошит его новый наряд. Таэсса не удержался от довольной улыбки, подумав, что звание самого красивого кавалера в Трианессе передается в их семье по наследству вот уже несколько поколений. Ему вдруг захотелось посмотреть на портреты кавалера Ахайре в юности. Наверняка где-нибудь дома хранятся, надо будет при случае спросить нэйллью.

Поклонники тут же обступили Эссу Элью, наперебой оспаривая друг у друга право придвинуть ему креслице, принести бокал вина, пригласить на первый танец. Мизуки имел наглость приобнять его за талию, чем заслужил гневный взгляд и удар веером по руке. Веер у Таэссы был красно-золотой, с языками пламени. Тоже пришлось купить специально к новому платью. Камзол у Мизуки был так густо расшит золотом, что исходный алый бархат под ним практически терялся. Они неплохо смотрелись вместе, и Таэсса в очередной раз вспомнил, почему выбрал именно Мизуки. У него был именно тот приятно-мужественный тип красоты, не обезображенной интеллектом, который лучше всего смотрится в пышном бальном камзоле. Когда Мизуки пользовался заготовленными фразами, а не соображал мучительно, что сказать, у него даже получалось быть остроумным. Выслушав пару пошлых, но лестных комплиментов, Таэсса сделал вид, что оттаял, позволил Мизуки завладеть его рукой и нанес превентивный удар:

— Как это мило с вашей стороны заметить, что мне понравилось ожерелье. Неужели вы думали, будто я не догадаюсь, что оно от вас, даже если вы не приложили визитную карточку?

— А… Э… сказал Мизуки, моргая. Таэсса мог бы держать пари на любую сумму, что тот заметил пресловутое ожерелье только сейчас. Не давая жертве времени опомниться, он стиснул руку Мизуки и с чарующей улыбкой прошептал:

— Возможно, я был с вами излишне суров. Вы определенно имеете право на некоторые… публичные аффекты. Умоляю, только не будьте чрезмерно настойчивы, я совершенно не в силах сопротивляться вам.

На последних словах он, как бы дрожа, на мгновение прильнул к кавалеру бедром, и кавалер, вообще не отличавшийся быстрым умом, совершенно утратил способность соображать. Если у него было намерение отрицать, что ожерелье прислал он, то оно начисто пропало. Расчет Таэссы оправдался. Он так и знал, что Мизуки не постесняется приписать себе чужую заслугу, коль скоро за нее обещают такую роскошную награду. В конце концов, сын наместника не солгал просто не опроверг заблуждение. Он был такой предсказуемый, кавалер Милза Мизуки, им было так же легко пользоваться, как собственным веером.

Таэсса все еще не видел Фэйд. Это раздражало. Понадобилось два танца и выход на террасу через весь зал, чтобы углядеть ее в полутьме за колонной. Принцесса была одета по-мужски: в длинный камзол и такие высокие сапоги, что их край терялся под полой камзола. «Сапоги, фи, тоже мне бальная мода», подумал Таэ. Всего-то по одной серебряной пряжке под коленом. И камзол был слишком тусклой расцветки, неподходящей для бала, и почти совершенно не украшен вышивкой и кружевами. Она пришла сюда следить за ним и не собиралась отвлекаться на глупости вроде танцев и выпивки. Волосы у нее были убраны назад, так что казались остриженными. Ее никто не замечал, и он был сам не заметил, если б не острое зрение и уверенность, что она точно должна быть на балу. Он вдруг со жгучим любопытством подумал: а что же надевал на королевские балы Кинтаро? Неужели так и расхаживал среди разодетых щеголей в одних кожаных штанах? Мысли о давно ушедших людях, которых, возможно, и в живых-то уже не было, раздражали и слегка тревожили. История семьи кавалера Таэльи была тесно переплетена с королевской, и ему как будто ничего больше не оставалось, кроме как закрутить роман с принцессой Филавандрис. Конечно, не стоит забывать про троих принцев, однако наследник престола был слишком серьезен (весь в матушку), младший принц слишком юн (поздний ребенок), а средний слишком, как бы это сказать… средний.

В тот вечер многие поклонники Эссы Эльи, утратившие всякую надежду на его благосклонность, вдруг обрели ее снова. А многие из тех, кто и не думал на него заглядываться, вдруг ощутили на себе действие его чар. Эсса Элья превзошел самого себя. Он шутил, кокетничал, флиртовал напропалую, и казалось, искры проскакивают от его улыбки, от прикосновения изящной ручки, от одного движения ресниц. Его окружал целый рой блестящих кавалеров и дам сливки, цвет трианесского общества: законодатели мод, наследники самых богатых и знатных семейств, высшие чины гвардии и правительственные чиновники. Даже целый один министр самый, впрочем, молодой из кабинета министров, в чьем ведении находились культура и искусство. Два танца подряд Эсса Элья протанцевал с начальником городской стражи Эрнани. Тот был совершенно неотразим в своем белом парадном мундире с золотыми эполетами, с белой лентой в черных, как смоль, волосах. Актер позволил бы ему гораздо больше, чем просто танец, но мужественный защитник правопорядка, видимо, опасался за кристальную чистоту своей репутации и не стремился форсировать события. Однако Эсса Элья не сомневался, что букет и приглашение на свидание неизбежно последуют. Леди Форратьер, довольно известная в столице литераторша (за которой, прочем, не числилось ничего значительного, кроме перевода скандального арисланского романа), увивалась за ним напропалую. Самое смешное, что на Новогоднем балу, когда он был в мужском костюме, она в упор его не замечала. Эсса Элья попробовал обольстить кавалера Лиотту и включить его в число своих поклонников. Однако элегантный кавалер с безупречным изяществом отклонил его авансы надо полагать, из солидарности с Фэйд, с которой состоял в давней и прочной дружбе. А вот леди Аманоа, признанная ценительница и коллекционер юношеской красоты и прелести, сделала Эссе Элье весьма откровенное предложение с несколькими нулями, хотя он уже лет пять как не укладывался в ее возрастные предпочтения.

Вместо принцессы на террасе его подстерег один из бывших, стиснул руку и стал жарко целовать в плечико, благо полутьма позволяла. Эсса Элья досадливо всадил ему локоть под ребра, стукнул носком туфли по голени, вырвав болезненный стон, и тут же расстроился, сообразив, что следовало подыграть. Он же собирался позлить Фэйд! Но актерскому мастерству, в конце концов, есть пределы, и он находил в себе силы прикинуться жаждущим и страстным далеко не с любым присутствующим на балу. Уж точно не с бывшим любовником, который был скуп и на деньги, и на ласку. Понадобилось с ним расстаться, чтобы быть оцененным по достоинству.

Эсса Элья вздохнул. Он был бы очень не против заманить в укромный уголок кавалера Эрнани, но тот был стоек в добродетели, как скала. Оставался проверенный вариант Мизуки, с ним они немало проказничали в общественных местах. Когда нэйллью застал их в прихожей, Мизуки ни на секунду не потерял эрекции. В толстокожести есть свои преимущества. Так что Эсса Элья разыграл целый мини-спектакль, позволив Мизуки увлечь себя в туалетную комнату вроде бы незаметно, но чтобы ни для кого не осталось секретом. Ему банально хотелось трахаться, потому что все эти пожатия рук, ладони на талии, раздевающие взгляды совершенно неприлично его завели. Фэйд, конечно, отомстит, но прямо сейчас это казалось далеким и неважным. Не будет же она устраивать скандал на королевском балу.

Поэтому Таэсса был изумлен не меньше Мизуки, когда от удара в дверь хлипкая защелка вылетела, и на пороге появилась Фэйд, собранная и деловитая, как будто явилась на переговоры с партнером по бизнесу.

— Многоуважаемый кавалер Мизуки, прошу меня простить, но мне совершенно необходимо побеседовать наедине с этим молодым человеком, сказала она очень учтиво.

— Вы… Как… Да что вы себе позволяете? возмутился Мизуки.

Таэсса опустил глаза, нервно обмахиваясь веером, и одернул платье.

— Немедленно покиньте комнату, леди Филавандрис! Мизуки выпятил грудь. Он был ненамного выше принцессы, но заметно шире в плечах. И физическими упражнениями, как было известно Таэссе, не пренебрегал. Она, впрочем, тоже. Ситуация становилась весьма пикантной.

— Боюсь, это придется сделать вам, сказала она все так же любезно.

Кавалер двинулся к ней с явным намерением выставить за дверь, и дальше все произошло в считанные секунды. Мизуки вылетел наружу кажется, даже с дополнительным ускорением от сапога Фэйд, она захлопнула за ним дверь, приперла банкеткой и схватила Таэссу так крепко, что он вскрикнул и уронил веер. Тогда до него наконец дошло, что угрозы ее не пустой звук и что ему, возможно, сейчас придется пожалеть, что он так активно провоцировал ее весь вечер. Обмирая от острого, пугающего возбуждения, он отбивался от нее, пытаясь дотянуться до двери, и ругался сквозь зубы:

— Следовало брать уроки самозащиты в платье, а не в штанах! Черт побери, Фэйд, вы мне рукав оторвете!

— Почему с тобой нельзя по-человечески? риторически вопросила она, заламывая ему руку, чтобы уберечься от острых ногтей, покрытых алым лаком со стразиками.

— Наверное, потому… ай!.. что я не совсем человек.

— Ага, маленький полуэльфийский гаденыш! выдохнула она, и Таэсса не выдержал и рассмеялся, на мгновение ослабив бдительность.

Воспользовавшись моментом, она завела ему обе руки за спину, придерживая одной своей, прижала к стене всем телом, чтобы он не мог освободиться, несмотря на всю свою силу и ловкость. Таэ попробовал боднуть ее головой и со всего маху натолкнулся на ее твердое плечо, так что в правом глазу будто фейерверк вспыхнул, и скула онемела. Оглушенный, он всхлипнул беспомощно и обмяк, и она прижала его к стене еще сильнее, вдавливая ему в спину его собственные запястья, так что он выгнулся дугой. Сапог ее раздвинул ему щиколотки и влез между ними пока только между ними, ибо пышные юбки мешали. Свободной рукой она задрала ему подол и втиснула ногу дальше, между его сжатых колен, и на тонких чулках полопались и побежали вниз шелковые нитки.

Таэсса застонал, чувствуя, как о голую ногу выше чулка с одной стороны трется грубая кожа сапога, а с другой ее горячая ладонь. Она прижалась губами к его губам, но он упрямо отвернул голову, хоть и дрожал от желания. Вот еще, сдаваться так просто! Она провела губами по его щеке, прикусила мочку уха, играя языком с рубиновой сережкой, и низким голосом, грозным и бархатным одновременно, промурлыкала:

— Ты, ничтожный актер, смеешь отказывать мне, принцессе крови?

От ее жаркого дыхания Таэссу буквально скрутило, и колени подогнулись. Она играла, и это заводило невероятно. В зеркале на стене отражались они, бесстыдно прижатые друг к другу, и он со своей прической и юбкой выглядел как ошалевшая от страсти рыжая девка, будто они разыгрывали «Тигра в зарослях» в театре, где все роли исполняют женщины. Кавалер Руатта, которого домогается принц Дансенну. Кавалер Ахайре, которого соблазняет Кинтаро. Норимицу из Кассанданы, которого берет силой воительница Ашурран. Он был ими всеми и все-таки был собой. Такова сущность актера он находит себя, играя других, вживаясь в роль, говоря чужими словами. Многие люди играют всю жизнь, не задумываясь над этим, но актер знает границу между игрой и реальностью, между притворством и искренностью.

Прославленный актер вздохнул и приоткрыл губы, сдаваясь на милость принцессы. И она его поцеловала, залезая языком ему в рот и свободной рукой в кружевные трусики, которые он для разнообразия надел. Трусикам оставалось жить недолго, судя по тому, как нетерпеливо она пыталась их содрать. Потеряв терпение, она толкнула его к мраморному умывальнику перед зеркалом, нагнула, шуршащие юбки взлетели, чуть не накрыв его с головой, и трусики с треском порвались. Фэйд прижалась бедрами к его голым ягодицам, и Таэсса от удивления приоткрыл рот, ощутив кое-что большое, твердое и совершенно неожиданное у нее в штанах.

— Ты, помнится, сетовал, что я не мужчина? На этот раз у тебя не будет шанса.

Искушенные в удовольствиях дворяне Трианесса, разумеется, вовсю использовали самые разнообразные сексуальные игрушки. И конечно же, в искусственных фаллосах, позволяющих женщине взять на себя мужскую роль, не было ничего удивительного. Но Эсса Элья даже вообразить не мог, что женщине придет в голову провернуть такую штуку с мужчиной. Между ног у него сладко заныло в предвкушении. Фэйд виртуозно владела пальцами и языком, но временами Таэ не хватало чисто мужского яростного напора, вторжения плоти в плоть, полного и безоговорочного доминирования. Уже не думая сопротивляться, он бесстыдно раздвинул ноги, глядя на нее через плечо, и она скинула камзол прямо на пол, расстегнула пуговицы жилета и застежки на штанах, выпуская на волю упругую, качественную имитацию из гладкой черной кожи с тисненым узором вен. Он хотел было промурлыкать пошлую банальность: «Да как же он в меня поместится?» (только банальность эта была оправдана, потому что никто из его любовников не был столь же щедро одарен природой), но дар речи ему изменил, и с губ сорвался только стон, когда Фэйд всунула в него мокрые от смазки пальцы, а потом дошла очередь и до члена. Она вставила ему так уверенно, властно, как будто занималась этим не в первый раз, и где-то в глубине сознания Таэ промелькнула ревнивая мысль: «На ком тренировалась?» Потом ни единой мысли в голове не осталось, потому что она вошла до конца, прижавшись к его спине, толкаясь в него бедрами, целуя его плечи в вырезе платья, играя его сосками под тонкой тканью. Рука ее порылась в ворохе нижних юбок и нащупала его ноющий, напряженный член, стала ритмично ласкать и гладить. Таэсса застонал и лег грудью на мраморный умывальник, расставляя ноги еще шире, отдаваясь в полную ее власть. Близко-близко в зеркале он видел себя: растрепанный, помада размазалась, тени расплылись, на щеках красные пятна. Глаза даже не зеленые, а почти желтые, горящие, шальные, как у мартовской кошки. Фэйд его трахнула, одновременно доведя рукой до оргазма, и судя по срывающему дыханию и беспорядочным движениям бедер, умудрилась кончить сама.

Падкая на сенсации столица не меньше недели обсасывала подробности скандала на королевском балу. «Говорят, Мизуки вылетел из дворца, как ошпаренный! Даже с приятелями не попрощался! А Эссу Элью вы видели? Выглядел так, будто его взвод гвардейцев оттрахал! Все, не видать ему больше воли, принцесса его совсем захомутала. Представляете, вышла с ним под ручку, как ни в чем не бывало!» Сплетники, возможно, и рады были бы преувеличить, но действительность превзошла самую разнузданную фантазию. Эсса Элья появился в бальном зале шелковый и покорный, буквально повиснув на руке Фэйд Филавандрис, и его нисколько не смущало, что у него под глазом расцветает роскошный синяк, нижняя губа прокушена, платье помято, из прически выбились пряди, плечи покрыты засосами, а в походке угадывается многозначительная неуклюжесть. На предложение присесть он отвечал, скромно опуская глаза: «Спасибо, я постою». Танцевал он только с Фэйд и позволял ей настолько открыто себя тискать, что все его бывшие любовники исходили черной завистью. Уехали они вместе, в ее карете, и та же карета доставила его домой на следующий день к вечеру. Никто не сомневался, что Фэйд, обезумев от страсти, силой навязала свое общество несговорчивому актеру. Все только удивлялись тому, что она так долго держала себя в руках. Поведение Эссы Эльи служило лучшим подтверждением слухам. Он томно вздыхал, прятал глаза и прикрывался веером всякий раз, когда на его губах играла довольная улыбка, чтобы никто ее не заметил. Ему нравилось разыгрывать невинную жертву. Он просто купался в лучах сочувствия, симпатии, жгучего любопытства, неодобрения, вожделения, злорадства и прочих эмоций, в очередной раз сосредоточившихся на нем. Особенно приятно было видеть зависть в глазах приятелей и знакомых. Немало было тех, кто был бы совершенно не против оказаться жертвой принцессы Филавандрис. Тем более что молва приписывала ей не только крутой нрав, но и привычку щедро вознаграждать потерпевших. Забыв об остром слухе Эссы Эльи, унаследованном по материнской линии, один из актеров шепнул другому: «За такие роскошные бриллианты я бы ей позволил лупить меня хоть каждый день!» Ибо в театр Эсса Элья явился с бриллиантами в ушах, которых прежде на нем никто не видел, и выглядели они как типичное извинение любовника, распустившего руки.

Начальник городской стражи Эрнани попросил принять его после спектакля и заявился к Таэссе в гримерку с очень официальным видом, пытаясь скрыть неловкость. Кавалер нервно поправил шпагу, переложил из руки в руку шляпу, откашлялся и начал издалека:

— В Криде перед законом все равны, кавалер Таэлья. Закон так же суров и беспощаден к представителям королевской семьи, как и к любому другому гражданину нашего государства. Я хочу заверить вас, что любой человек, преступивший границы личной неприкосновенности гражданина, будет наказан. Кто бы он ни был по праву рождения. И если вы испытываете хоть малейшие сомнения, что закон вас защитит, то я плохо исполняю свои обязанности начальника стражи.

Таэсса сдвинул брови и посмотрел на него непонимающе.

Кавалер Эрнани поерзал в кресле, положил шляпу на край туалетного столика и сказал, понизив голос:

— Я был на королевском балу и видел если не все, то многое. Принцесса Филавандрис преступила не только границы приличий, но и, по всей видимости, рамки закона по отношению к вам.

Таэсса вздохнул. Ему следовало догадаться, что начальник городской стражи многое видит в черно-белом свете.

— Уверяю вас, кавалер Эрнани, я нисколько не в обиде на принцессу Филавандрис и уж тем более не собираюсь подавать на нее официальную жалобу.

Эрнани посмотрел на него с нескрываемым сочувствием:

— Мой драгоценный кавалер Таэлья, я столько раз становился свидетелем, как жертва защищает и оправдывает своего насильника. Уж простите мне выбор слов.

Таэсса приоткрыл на груди отороченную мехом полу пеньюара.

— Вот это похоже на следы насилия? спросил он кротко, предъявляя четкий след укуса возле соска. На самом деле укус был получен гораздо позже, в ночь после бала, а не во время возни в туалетной комнате, но он не собирался просвещать на этот счет кавалера Эрнани.

Сглотнув, кавалер с некоторым усилием отвел взгляд от голой груди Эссы Эльи и посмотрел ему в глаза.

— Да, похоже, твердо сказал он. И это тоже. Он протянул руку и сдвинул рукав пеньюара, открывая синяки от пальцев на запястье актера. Фэйд была ужасно груба и неаккуратна. Она слишком привыкла, что у него все заживает гораздо быстрее, чем у обычного человека. Вот и синяки уже практически сошли. Но все равно были заметны.

— Вы же не будете спорить, что подобные следы остаются и от добровольных постельных забав, уклончиво заметил Таэсса. Будь он проклят, если открытым текстом скажет: «Да, я позволяю ей вытворять что угодно, и мне это нравится!»

— Простите мою настойчивость, но полгорода заметило у вас под глазом синяк, и это уж никак не выдашь за… постельные забавы.

— Досадная случайность, ничего больше.

— Ударились о косяк? подсказал кавалер Эрнани без иронии, очень печально. Это я тоже слышу не в первый раз.

Таэсса снова вздохнул. Эрнани вправду ему сочувствовал, и его теплое участие было приятно, хотя и не заслужено. Он не мог придумать, что ему сказать, чтобы это не прозвучало слишком грубо и прямолинейно. Что греха таить, гораздо приятней, чтобы красивый начальник стражи мечтал вырвать его из лап жестокой принцессы, чем потерял к нему всякий интерес.

— Когда мне было семнадцать лет, один подвыпивший кавалерист в Селхире попытался применить ко мне силу. Я сломал ему два пальца на правой руке. Вы же знаете, кавалер Эрнани, что во мне течет эльфийская кровь. Я вовсе не так беззащитен, каким, возможно, кажусь, он чарующе улыбнулся и протянул кавалеру руку для поцелуя: знак особой милости и одновременно сигнал, что разговор окончен. Пожалуйста, не волнуйтесь за меня. Я сам разберусь.

Однако Таэсса стал подозревать, что переиграл. Заставил принцессу выглядеть в чужих глазах куда более жестокой и властной, чем она была на самом деле. Она ведь даже не приказала ему избавиться от всех остальных любовников! Кто-то сам сошел со сцены, испугавшись соперничества с принцессой, кому-то Таэсса шепнул, что принцесса ужасно ревнива (что в общем и целом было правдой) и убьет его за измену (что было откровенным враньем). Мизуки отсиживался дома, не появлялся в обществе и контактов с Таэссой не искал. Казалось, все идет как надо. Это-то и беспокоило Таэссу. С Фэйд Филавандрис ничего и никогда не идет как надо, и будущее обязательно должно это подтвердить.

Глава 12

День не задался с самого утра. Таэсса опрокинул на себя горячий кофе и ушиб палец ноги, когда вскочил, ругаясь на чем свет стоит. Дальше все пошло по нарастающей. Сначала на чулке обнаружилась дыра величиной с пятак, потом порвалась цепочка у любимой нефритовой подвески, а вторая любимая подвеска, с зеленой яшмой, куда-то запропастилась. Один из пары гнедых, которых запрягали в карету, захромал, и пришлось вызвать наемный экипаж. В довершение всего принцесса Филавандрис не изволила почтить своим присутствием ресторан, в котором они уговорились пообедать. Сначала Таэсса подумал, что она опаздывает, и уже заготовил обличительную речь, в которой намеревался решительно и бескомпромиссно указать принцессе на недопустимость подобного поведения в будущем. Но к тому времени, как он заказал десерт, она все еще не появилась. И не прислала никого с запиской.

Эсса Элья почувствовал, что закипает от злости. Месяца не прошло, как принцесса числится его официальной покровительницей, и вот, пожалуйста, хамство и пренебрежение в полный рост. Он всегда подозревал, что Фэйд из тех, кто теряет интерес, загнав и завалив добычу. Но чтобы так быстро? Притом что Эсса Элья из кожи вон лез, чтобы только не дать ей никакой уверенности в его чувствах! Он капризничал, высказывался ехидно и высокомерно, опаздывал на встречи, отказывал в сексе, отчаянно флиртовал с поклонниками и под страхом смерти бы не признался принцессе, что ни с кем, кроме нее, не спит. Другой бы на месте Фэйд места бы себе не находил от вожделения и азарта. А она не является на свидание!

Значит, для оживления отношений следует устроить грандиозную ссору, которые удавались прославленному актеру как нельзя лучше. Причем немедленно, пока он еще не успел остыть. Таэсса прыгнул в экипаж и велел отвезти его к дому Фэйд Филавандрис. Может быть, она как раз шляется по своим грязным верфям и докам, и он не застанет ее дома. В таком случае Таэсса намеревался картинно швырнуть на стол в ее кабинете дареные сережки с бриллиантами, и пусть потом она ползает на коленях, умоляя принять их обратно.

Однако в доме Фэйд его ждал неприятный сюрприз. Дворецкий, отворив парадную дверь, с обычной своей холодной вежливостью известил кавалера Таэлью, что принцесса Филавандрис покинула город на неопределенный срок, не оставив никаких посланий ни для него, ни для кого-либо другого. От подобной наглости со стороны принцессы кавалер Таэлья буквально онемел. Вернувшись в экипаж, он сдавленным голосом приказал кучеру ехать все равно куда и откинулся на спинку сиденья. Его душила самая настоящая ярость. Принцесса укатила в неизвестном направлении, неизвестно с кем, не потрудившись даже сообщить ему о своем отъезде! Это походило на формальную отставку. Больше всего язвило подозрение, что она уехала не одна. В последнее время вокруг нее крутилось множество смазливых актеров, танцоров, певцов и прочих юношей нетяжелого поведения, которые не могли дождаться, когда же принцесса устанет от капризного и требовательного Эссы Эльи.

Кавалер Таэлья, в отличие от принцессы, не держал свой штат шпионов и осведомителей. Но ему было к чьей помощи прибегнуть в деликатной ситуации. После недолгого размышления он написал записку начальнику городской стражи Эрнани, прося о встрече. Кавалер Эрнани все еще пребывал под действием чар Эссы Эльи и не отказал бы ему ни в чем. Тем же вечером кавалера провели в комнатку под крышей «Цветка страсти», которую Эсса Элья любил за приватность.

Был накрыт стол, полог у кровати опущен, все выглядело вполне пристойно, но сама встреча в доме свиданий должна была навести кавалера на правильные мысли. Таэсса беседовал с ним о пустяках, пока одна бутылка вина не опустела, и кавалер не откупорил вторую. Тогда пришла пора переходить к делу. Таэсса положил ладонь на запястье кавалера и признался с притворным смущением, что нуждается в помощи. Профессиональной.

Начальник городской стражи был далеко не наивен. Глаза его на мгновение скользнули в сторону кровати, а потом снова вернулись к лицу Таэссы. Во взгляде его нарисовалась некоторая печаль. Если он какое-то время тешил себя иллюзиями, то теперь они развеялись. Было очевидно, что знаменитому актеру нужна услуга, и он готов щедро за нее заплатить.

— Мой драгоценный кавалер Таэлья! Просите о чем угодно, я готов сделать для вас все возможное и невозможное, сказал он, прижимая руку Таэссы к губам. Однако жаль, что наша встреча продиктована необходимостью, а не вашим личным желанием, добавил он не без горечи.

Ничуть не устыдившись, Таэсса погладил кавалера по щеке, очаровательно улыбнулся и попросил выяснить местонахождение принцессы Филавандрис.

— Не поймите меня превратно, но я так не люблю секреты! ворковал он, надеясь отвлечь кавалера от самого факта, что принцесса посмела куда-то уехать без него. Она собиралась устроить мне какой-то сюрприз и ни под каким предлогом не сознавалась, куда едет. К тому же, она случайно прихватила с собой мой любимый веер, и мне совершенно необходимо послать за ним, немедленно, тотчас же! Причуда, прихоть, но вы же понимаете, иной раз можно на многое пойти, чтобы прихоть была удовлетворена…

Эрнани встал и прошелся по комнате, глядя на Таэссу странно. Он как будто не решался высказать свои мысли вслух.

— Мне известно совершенно точно, что принцесса не покидала столицу, наконец произнес он. Перемещения особ королевской крови находятся под строгим контролем городской стражи. При некоторых усилиях со своей стороны принцесса могла бы покинуть столицу инкогнито, но тогда я хотя бы имел представление о причинах, побудивших ее это сделать.

Таэсса отвел глаза. У него горели щеки, будто ему надавали пощечин. Его обманули, провели, как мальчишку! Он сжал кулаки, с трудом заставляя себя сидеть неподвижно и слушать кавалера Эрнани. Тот нервно прошелся по комнате, а потом придвинул стул, сел и взял руку Таэссы в свои. По всей видимости, он решился выложить всю правду:

— Вас неверно информировали, мой драгоценный кавалер Таэлья, и я, признаться, удивлен, потому что полагал, что именно вы можете пролить свет на события прошедшей ночи. Боюсь, что с принцессой произошло… несчастье. Бог мой, Таэлья, выпейте вина, вы так побледнели! Простите мою прямолинейность. Я должен был проверить… Вы прекрасный актер, но даже вы не способны побледнеть по заказу. Вы совершенно непричастны, да вы и не знаете ничего!

— Она жива? спросил Таэсса, не замечая, как сильно стиснул руку кавалера Эрнани. С ослепительной ясностью до него дошло, что список причин, по которым Фэйд могла не явиться к нему на свидание, был очень коротким. И очень нерадостным. Охлаждение в него не входило. Почему он ни на мгновение не задумался, что с ней могло что-то случиться? Себялюбивый кретин!

— Да-да, и надеюсь, что здоровью принцессы больше ничего не угрожает. По крайней мере, насколько мне известно, лекарь-маг покинул ее дом на рассвете и больше не возвращался.

— А телохранитель? Она была с ним? Он жив?

— Жив, безусловно, хотя пострадал несколько сильнее. Судя по рассказу очевидца, его вывели из строя парой стрел и ударом по голове. А потом взялись за леди Филавандрис. Мой драгоценный кавалер, поймите, принцесса изо всех сил стремится сохранить происшедшее в тайне. Ее слуги твердят, что она уехала из столицы без всякого сомнения, по ее приказу. На самом деле она не покидала свой дом с тех пор, как ее доставили туда глубокой ночью. Очевидец, утверждавший, что жертвой нападения стала принцесса, вдруг мистическим образом осознал свою ошибку и теперь уверяет, что обознался. Стражников, которых я послал в ее дом снять показания, даже на порог не пустили. Заявлять о преступлении принцесса не собирается. Бог мой, я даже не знаю, насколько серьезно она пострадала. Однако нападавших было не меньше пяти человек, и телохранителя они сняли очень профессионально. Все указывает на личные счеты. Увы, у принцессы немало врагов, непонятно даже, с кого начать, будь это официальное расследование…

Таэсса узнал все, что ему было нужно. Не в силах выразить свою благодарность словами, он крепко поцеловал кавалера Эрнани в губы и выскочил за дверь. Впрочем, у него хватило совести отловить по пути официанта посимпатичнее, сунуть ему в карман золотую монету и попросить заглянуть в комнатку под крышей не надо ли чего благородному кавалеру, оставшемуся в одиночестве. Официант понимающе подмигнул и заторопился по лестнице. А Таэсса, увы, забыл о кавалере Эрнани в ту же минуту, как за ним закрылись тяжелые узорчатые двери «Цветка страсти». Он прыгнул в экипаж и назвал адрес.

Дверь снова открыл дворецкий Фэйд. Не выказывая ни малейшего удивления вторичному визиту, тоном вышколенного слуги он повторил все ту же ложь про отъезд из города. Таэсса поставил ногу на порог и попробовал оттеснить дворецкого в прихожую.

— Не трудитесь лгать, любезнейший. Мне прекрасно известно, что леди Филавандрис дома. Немедленно пропустите меня к ней! нетерпеливо проговорил он.

Дворецкий позиций не сдал, по-прежнему преграждая Таэссе вход в дом:

— Нижайше прошу прощения, благородный кавалер Таэлья, но мои приказы ясны и сомнению не подлежат. Очень сожалею, но вы не можете войти.

— Да вы с ума сошли! зашипел Таэсса, продолжая напирать. Вы что, забыли, кто я? Если принцесса приказала никого не принимать, ко мне это уж точно не относится!

На лице дворецкого ничего не отразилось, когда он сказал:

— Мне очень жаль, благородный кавалер, но мои приказы не предусматривают никаких исключений.

— Тогда пойдите к вашей хозяйке и убедитесь, что она все-таки сделает для меня исключение. Я подожду в прихожей.

— Нет необходимости, благородный кавалер. Относительно вас было сделано специальное распоряжение. Я надеюсь, госпожа все объяснит лично, когда вернется в город, холодно заявил дворецкий.

Воспользовавшись замешательством Таэссы, он ловко выставил его за порог и захлопнул дверь. Таэсса выругался по-эльфийски, что всегда приберегал для особо тяжелых случаев. Упорство слуги раздражало. Наверняка Фэйд отсыпается после магического лечения, и дворецкий просто не хочет ее будить. Или она зла, как черт, и он боится попасть под горячую руку. Или он не так понял указания хозяйки, напыщенный дурак!

Он прошел по дорожке к воротам, отпустил экипаж и прошмыгнул обратно. Крадучись, обошел дом. Еще не стемнело, но солнце уже садилось, и тени сгущались, скрывая непрошеного гостя. Окно ее спальни было открыто, в глубине комнаты горела одинокая лампа. Таэсса притаился в густой тени цветущих кустов и задрал голову, пытаясь что-нибудь разглядеть. С этой стороны, так же как в его доме, второй этаж заметно выдавался над первым. Фэйд как-то умудрилась залезть в окно его спальни, причем зимой, когда увивающий стену плющ становится хрупким и ломким. Будь проклята его эльфийская кровь, если он не сможет повторить ее подвиг!

Таэсса не испытывал ни малейших сомнений, что должен увидеть принцессу сегодня и убедиться своими глазами, что она жива и здорова. Даже если Фэйд собственной персоной встанет на пороге и велит ему убираться. В конце концов, он тоже имеет на нее права! Воодушевленный этой мыслью, он решительно оперся носком туфли о выступ стены и полез вверх, цепляясь за побеги плюща и радуясь, что догадался одеться по-мужски.

Через пару минут ему пришло в голову, что туфли следовало снять, чтобы не скользить подошвами по камням, но было уже поздно. Впрочем, он и так неплохо справился, ловко вскарабкавшись на высоту целого этажа с фундаментом. А вот дальше начались сложности. «Явно не мой день», успел подумать Таэсса, когда нога его соскользнула с камня, и он повис на руках. В следующее мгновение зеленая плеть, в которую он судорожно вцепился, оборвалась, и он полетел вниз, не сдержав отчаянного вопля. По счастью, лететь было недалеко, до окна спальни он еще не добрался.

Таэсса приземлился прямиком на клумбу с розами, и дыхание у него перехватило от боли. Розовые кусты отлично спружинили, смягчая удар, но тут же острые шипы впились ему в спину и плечи. Да, он определенно не создан для того, чтобы лазить в чужие дома! Таэсса замер, боясь пошевелиться, чтобы не разодрать себе кожу еще больше. Может быть, его падение осталось незамеченным, и можно будет повторить попытку? Ну да, как же. Он вдруг понял, что Фэйд высунулась из окна и смотрит на него. Выражение ее лица трудно было разглядеть в сумерках.

— Ты что там делаешь? спросила она не слишком приветливо.

— Лежу в твоих розах, сварливо ответил он и со стоном принялся освобождаться от кровожадной хватки розовых кустов.

— Ты что, пытался забраться в окно? в голосе ее прозвучало недоверие. И даже что-то вроде восхищения.

— Я подумал, если ты смогла влезть ко мне, то я тоже смогу.

— Балбес. Она вздохнула. Сайонджи спустил меня на веревке с крыши. Ладно, поднимайся, тебя впустят.

В третий раз за этот день Таэсса подошел к ее дверям, и ощущение у него было такое, будто его ждала там не принцесса Филавандрис, а совершенно незнакомая женщина. В каком-то смысле так оно и было. Что это за женщина, которая не хочет его видеть в своей спальне? Которая говорит «Поднимайся» так, будто делает ему одолжение?

— Госпожа вас ждет, сказал дворецкий, пропуская его в прихожую. Позвольте вас проводить.

Таэсса неучтиво отодвинул его в сторону и взбежал по лестнице. Где находится ее спальня, он, слава богу, знал. Сердце у него трепетало, как пойманная бабочка в ладонях. Он понял, что сдерживал дыхание, только когда выдохнул, увидев ее.

Фэйд выглядела вполне здоровой в конце концов, маги-лекари способны залечивать самые тяжелые раны и переломы за один день. Но даже они не способны полностью исцелить пациента, избавить его от фантомных болей, вернуть полную силу поврежденным костям и мышцам. Рубашка ее была расстегнута, открывая тугую повязку поперек груди, правая рука висела на перевязи. Темные круги под глазами, полузажившие ссадины и кровоподтеки на лице. Таэссе сдавило грудь: он представил, как Фэйд выглядела сутки назад, когда ее принесли в дом. Принесли, сказал Эрнани. Значит, она даже идти не могла. Пятеро нападавших, Единый Боже!

— Не смотри так, сказала Фэйд неприветливо. Без лучника на крыше мы бы их вдвоем положили. Сайо даже раненый дерется будь здоров. Но они пригрозили, что следующая стрела полетит ему в глаз, а не в ногу. Пришлось бросить меч.

Она бросила взгляд на кровать, и он посмотрел туда же. В кровати лежал Сайонджи: бледный, с перевязанной головой. В его растрепанных светлых волосах запеклась кровь, плечо было забинтовано. Простыня закрывала его до груди, и возможно, под ней были еще повязки…

— Сотрясение мозга, потеря крови, пояснила Фэйд все тем же неприятным и нелюбезным тоном. Лекарь его усыпил, пока все не заживет. Ну давай, скажи что-нибудь. Что тебе очень жаль, и все такое.

— Почему ты велела меня не впускать? Это что, так позорно потерпеть поражение от какого-то сброда?

Она пожала плечами:

— Мне и похуже доставалось. Нечасто, правда. Три ребра, пустяки какие.

Таэсса шагнул к ней, протягивая руки, но она вывернулась и отступила назад, не давая к себе прикоснуться. Ужасная мысль вдруг пришла ему в голову:

— Господи, тебя что… изнасиловали?

— Эти? Меня? она презрительно фыркнула, и напряжение в комнате слегка разрядилось.

— Тогда почему вы ведешь себя так, будто это каким-то образом моя вина?

— Даже не знаю. Может, потому, что они сказали, врезав мне последний раз ногой по ребрам: «Держись подальше от Эссы Эльи»?

Понимание накрыло его, как ушат холодной воды, выплеснутой на голову.

— Да ты с ума сошла! срывающимся голосом выговорил Таэсса, не в силах понять, ощущает он гнев или ужас настолько был потрясен этой дикой мыслью. Господи всеблагой и всемилостивый, ты думаешь, что это я их нанял?

Теперь становилось ясно, почему Эрнани смотрел на него так странно. Он питал те же самые подозрения насчет Таэссы. Месяца не прошло, как весь город видел синяк под глазом Эссы Эльи. И ни у кого не было сомнений, кто поставил этот синяк. Как там ему Таэсса ответил? «Я сам разберусь»?

— Уволь меня от театральных сцен. Я знаю, что ты неделю назад заложил одну из своих побрякушек. И даже знаю, за сколько. Сумма как раз подходящая.

— Дура! выкрикнул Таэсса, подступая к Фэйд вплотную. Желание дать ей пощечину было необычайно сильным, но он его поборол. Взамен схватил ее за талию, с силой встряхнул и выговорил ясно и четко, поднявшись на цыпочки, чтобы глаза их были на одном уровне: Я купил тебе черного жеребца в подарок! Через неделю его пригонят из Селхира. Черного степного жеребца! Да как тебе только в голову пришло?

Фэйд не шелохнулась, не отступила. Глаза ее сузились, а голос нисколько не смягчился:

— Мне в голову всякое приходит, мой серебряный. До сих пор ты ни единого искреннего слова не сказал. Ни единого раза встречу не назначил. Ни разу первый не поцеловал. Кобенился, привередничал, выеживался, и в постель тебя приходилось силком тащить. Тут мысли напрашиваются сами собой. Может, ты хотел бы сказать «нет» и не решаешься?

Таэсса и не подозревал, что его прохладная кровь способна так закипать от гнева. О, на сцене он играл гнев десятки раз, и прекрасно играл. Но никогда не ощущал такого яростного огня, такой ослепляющей, оглушающей волны эмоций, которая мешала даже думать, не то что говорить.

— Ты за кого меня принимаешь? За игрушку безвольную? сдавленным голосом рявкнул он. Я мужчина эльфийской крови, сам Дирфион мой предок, и даже не слишком отдаленный! Да как ты смогла хоть на минуту вообразить, будто можешь меня к чему-то принудить!

Бог знает что отразилось на его лице, потому что Фэйд подняла бровь но не удивленно, а скорее с издевкой, и это стало последней каплей. Таэсса отшвырнул ее к стене, и ни за что она не удержалась бы на ногах, если бы он ее не поймал и не прижал осторожно, стараясь не потревожить раненое плечо и забинтованные ребра. Уж на это у него соображения все еще хватало. Она не вскрикнула, но выдохнула громко, и он накрыл ее рот своим, потому что жаркая волна внутри бушевала и требовала выхода. Они принялись целоваться, исступленно и яростно, он бормотал что-то неразборчивое, вроде: «На, на, смотри, первый… довольна?» Потом спрятал лицо на ее плече, стараясь унять дыхание и успокоиться, потому что тащить ее в кровать или на ковер точно было плохой идеей.

Она тихо, довольно засмеялась и погладила его здоровой рукой по спине.

— В другой раз ты со мной не справишься, мой серебряный. Будь ты хоть сто раз потомок Дирфиона.

— Вот еще! буркнул он. Даже пробовать не стану. Я утонченный актер, а не какой-нибудь там портовый грузчик. Могу, конечно, монету в пальцах согнуть, но зачем это афишировать?

— Правда можешь? оживилась она. Покажи!

— Я не понял, ты даже не извинишься? теперь, когда ярость его покинула, Таэсса ощутил укол обиды. Как ты вообще могла меня заподозрить? Получше кандидата не нашлось? Между прочим, Мизуки второй день ищет со мной встречи. Будто думает, что путь открыт!

— С этим Мизуки я еще разберусь. Одно дело честный бой, пусть и пятеро против двоих. Но за лучника на крыше в приличном обществе бьют морду!

Таэсса посмотрел на нее, и до него дошло. Он ахнул, потрясенный:

— Ты притворялась!

— Чуть-чуть, созналась она без малейшего смущения. Прости. Хотелось немножко встряхнуть тебя. Неплохо так получилось, ага?

Таэссе очень хотелось разозлиться, но горячая волна внутри давно утихла, и ему не удалось вызвать в себе ничего даже отдаленно похожего на возмущение. Но он закрыл лицо руками и патетически провозгласил:

— Меня! Актера Королевского театра! Разыграли, как мальчишку! он сдвинул пальцы и одним глазом посмотрел на Фэйд. Ваше общество, леди Филавандрис, крайне негативно действует на мои умственные способности!

Она расхохоталась и снова стала прежней Фэйд, понятной и… близкой. Да, близкой.

— Думал, один тут прикидываться умеешь? Я играю в карты, делаю бизнес в Нижнем городе, да еще родилась и выросла во дворце. Если это не школа актерской игры, тогда что?

И закрепив перемирие еще парой-тройкой поцелуев, они устроились на диване с вином и фруктами. С рукой на перевязи Фэйд была трогательно беспомощна, и Таэсса наливал ей вина и кормил из рук виноградом и дольками яблока. Улучив момент, она прихватила губами его пальцы, куснула на грани нежности и боли, и он не сдержал томного, дрожащего вздоха. Фэйд умела завести одним намеком, одним хищным взглядом прищуренных глаз, даже когда смотрела на него снизу вверх, лежа головой на его коленях. Синяки и бинты не мешали ей выглядеть притягательной и опасной. Скорее даже наоборот.

— Столкнись мы в темном переулке, я отдал бы честь и кошелек без всякого сопротивления, шепнул Таэсса чувственным, мурлыкающим шепотком из своего арсенала, полным сладких и непристойных обещаний. Когда ты будешь в форме, можем сыграть в грабителя и его жертву. Я буду юный неопытный аристократ, случайно забредший в опасный квартал… Он сложил губки бантиком и состроил невинное личико.

Фэйд погладила его по щеке, но почему-то не улыбнулась, только вздохнула:

— Иногда мне хочется задать банальный вопрос: когда ты бываешь настоящим?

— А мне хочется дать банальный ответ: с тобой я всегда настоящий.

— Но это не так, сказала она утвердительно.

Таэсса повел плечами, улыбнулся, но без прежней игривости. Фэйд была слишком серьезна, и сегодня они сошли с протоптанной тропы словесных игр и шутливых пикировок. Он хотел сказать что-нибудь остроумное, но ничего не шло в голову. Она снова спросила:

— Любовь для тебя игра или отсутствие игры?

Он снова улыбнулся, пытаясь скрыть неуверенность. Поворот разговора был неприятным, даже опасным.

— Любовь это жажда, ответил уклончиво. Насытившись, она умирает в точности как жажда.

— И потому два раза из трех ты мне отказываешь. Чтоб жирно не было?

— Я не веду счет, соврал Таэсса.

Он прикрыл глаза ресницами и закусил губу, как бы в замешательстве. Прекрасно зная, как соблазнительно выглядит. Раньше ее всегда удавалось отвлечь такими нехитрыми уловками. Но почему-то не сегодня. Таэсса начал подозревать, что переоценил воздействие своих чар на принцессу. Ну да, до сегодняшнего дня он и мысли не допускал, что она умеет притворяться. Видел в ней дочь варвара, капризом судьбы заброшенную в королевский дворец. Но если подумать, она в первую очередь принцесса династии Тизаннидов, увидевшая Дикую степь сильно после отрочества. Степные замашки, прямолинейность и наглость тоже маска, за которой можно прятать истинные чувства.

— У вас вкусы исключительно варварские, леди Филавандрис, заметил он едко. Уж вы бы предпочли степные обычаи: дорваться, поиметь все в пределах видимости, вскочить на коня и поехать себе дальше. Едва закончив, он понял, что выдает себя с головой.

— Так ты боишься, что я потеряю интерес, если будешь слишком сговорчивым? Поимею и выброшу? быстро спросила Фэйд, хватая его за руку.

Щеки его залил горячий румянец. Таэсса лишь понадеялся, что его не видно в сумерках. Черт бы побрал ее догадливость! Он попытался замаскировать стыд гневом:

— Это просто оскорбительно. Никто не посмеет бросить Эссу Элью!

Таэсса хотел вскочить, но Фэйд не пустила. Она привстала, стиснув его запястье, и прижала его к спинке дивана. Он не мог оттолкнуть ее, не попав по сломанным ребрам, поэтому сдался, лишь отвернул лицо, не имея сил выдержать ее горящий взгляд.

— Я спрашивала однажды и еще раз спрошу. Кто этот человек, который попользовался тобой и бросил? Кто тебя уверил, что нельзя быть искренним, нельзя себя отдавать? Я ему шею сверну за то, что он с тобой сделал!

— У меня был лучший учитель: я сам, тихо сказал Таэсса. Откровенность была болезненной и приятной, как шатающийся зуб. Он был уверен, что совершает ошибку. Но желание швырнуть ей в лицо правду, которой она так жаждала, было непреодолимым. Из него полились слова, будто прорвало плотину: — Мне было сколько? Четырнадцать? Эльфы созревают куда позже людей. Но во мне, похоже, человеческой крови больше, чем эльфийской. Я всегда его любил, с рождения, наверное. Но в четырнадцать вся эта любовь и уважение переплавились в такую похоть, какой ни один эльф даже представить не в силах. Я больше никого в жизни так не вожделел, как его. Сначала сходил с ума молча, потом не выдержал и признался. Потом утратил всякий стыд и принялся умолять.

— Он тебе отказал.

— Естественно. Я бы сам отказал этому чокнутому мальчишке, Таэссу душила горечь, он как будто заново переживал отчаяние и боль более чем десятилетней давности. Он сделал все, чтобы смягчить отказ. Он был убедителен, нежен, взывал к моему рассудку, к эльфийским обычаям, к человеческим… Все напрасно. Я хотел забыть его, увлечься кем-то другим тоже напрасно. Во всем мире не было никого красивее и желаннее, чем он. Я пустился во все тяжкие, трахался направо и налево, чуть ли не с первым встречным надеялся, что хоть ревновать его заставлю. Безуспешно. Тогда я решил, что незачем жить без него. Я… Ну, в общем, меня откачали. Я еще пару лет носил широкие браслеты, не снимая, а потом даже шрамы сошли.

Она молча прижала его ладонь к щеке и поцеловала запястье. Таэсса прервался было, но слова жгли язык, как отрава, которую нужно выплюнуть. Он никогда, никому об этом не рассказывал. Но люди многое замечали. Не удалось удержать в тайне ни попытку самоубийства, ни свою пагубную страсть. Чего ради он столько лет молчал? От стыда, наверное. От стыда за себя.

— Он чуть было не последовал за мной. Он ведь всегда любил меня больше жизни. Только не так, как мне того хотелось. Он был в ужасе, что едва меня не потерял. Что ему оставалось? Он пришел в мою спальню ночью. Единый Боже, я… Я его не оттолкнул. Я взял все, что мне отдали, я упивался его телом, его поцелуями… Я был на вершине блаженства. Месяц, два, три, а потом… Все ушло! Поиграл и бросил, как ребенок надоевшую игрушку! голос его дрогнул, и он прижал пальцы свободной руки к губам. Справившись с собой, продолжил глухо: Никогда нельзя получать то, чего страстно желаешь. Срываешь розу, а она увядает прямо в ладони. Счастливая любовь сама себя душит, как ты не понимаешь!

Его затрясло. Фэйд прижала его к себе, и он обнял ее, вжимаясь лицом в любимое местечко между шеей и плечом. Щекой он наткнулся на перевязь и вздрогнул, пытаясь отстраниться, боясь ненароком задеть ее больную руку. Позорище, она ведь пострадала, это он должен ее утешать, а не наоборот! Но она прижала его крепче и нежно сказала на ухо:

— Во-первых, он тебя не хотел. Делать то, что не хочешь патентованный способ задушить любовь. А во-вторых, ты излишне драматизируешь, мой серебряный. Вы ведь по-прежнему живете в одном доме, по-прежнему любите друг друга. Никто не умер, не повесился, не утопился. Всем бы подростковым романам такой удачный конец.

— Да, но все-таки… Он вздрогнул и быстро спросил: Как ты догадалась, о ком я?

— Трудно не догадаться. Ты разве что имя его не назвал. Будь на горизонте твой папочка и мой, я бы еще подумала. Но когда они свалили за море, ты, наверное, был обречен.

— Я ведь потомок Дирфиона. Инцест у меня в крови.

— Чушь собачья, шепнула она все так же нежно. У тебя в крови любить степняков. Меня, то есть.

Можно было поспорить. Можно было гордо вздернуть нос и сказать: «Не воображайте о себе слишком много, принцесса. Степняк из вас никудышный. И с чего вы взяли, что я вас люблю?» Но он тихонько хихикнул и спорить не стал.

Слухи о «болезни» принцессы Филавандрис все равно просочились. Однако народная молва немедленно приписала ей очередной подвиг. Рассказывали, будто кони, запряженные в экипаж, понесли, и она остановила их в одиночку. Некоторые рассказчики уверенно доводили число коней до четверки. Принцесса честно все отрицала, но ей никто не верил. Сайонджи, оправившийся от ран, дулся, что в сплетню не включили его. Эсса Элья только загадочно улыбался, прикрывшись веером. Но все решили, что в экипаже, с риском для жизни остановленном рукою принцессы, был именно он. А как же иначе? Ведь на принцессу свалилась щедрая награда: когда после спектакля она вынесла на сцену букет роз, Эсса Элья прильнул к ней и на глазах изумленной публики поцеловал. В столице бы еще долго обсуждали неслыханную прежде демонстрацию аффекта со стороны прославленного актера, но он тут же дал новую пищу для пересудов. В следующей постановке пьесы Айрис Айронсайд «Птица в клетке» на сцене Королевского театра роль Ашурран исполнила принцесса Филавандрис. Всего один раз, но с оглушительным успехом. Во время их сцен с Эссой Эльей зрители в зале забывали дышать.

На этом фоне происшествие с сыном наместника Трианесса, кавалером Мизуки, осталось совершенно незамеченным. Одним солнечным утром кавалер, проснувшись в своей постели, почувствовал, как что-то больно дернуло порядочную прядь его волос. Он открыл глаза и окаменел от ужаса. Прядь его волос была обмотана вокруг длинного степного ножа с черной рукояткой, вбитого в спинку кровати. К рукоятке была привязана записка с вызовом на дуэль от Фэйд Филавандрис. Кавалер Мизуки дрожащей рукой накарябал позорный отказ от дуэли, ссылаясь на состояние здоровья и на желание загладить свою вину и восстановить мир. Он отослал нож с письмом в дом принцессы, приложив роскошное, шитое золотом седло и прочие дорогие подарки. Фэйд небрежно кинула их в угол и презрительно сказала: «Торгаш, а не дворянин. Решил от меня откупиться? Не выйдет». Однако Мизуки в тот же день выехал из Трианесса, якобы для поправки здоровья на приморском курорте, и не показывался в столице ближайшие лет пять. А может быть, десять.

Желтая пресса просто обожала кавалера Таэлью и принцессу Филавандрис. Каждый из них и прежде давал множество поводов для сплетен. Но вдвоем они вытворяли такое, что меркли самые разнузданные выдумки репортеров. Всякий раз, когда казалось, что им нечем удивить столицу, они придумывали что-то новенькое. Последней каплей стал обручальный браслет из сапфиров и изумрудов на руке Фэйд. Это был устаревший обычай, даже немного скандальный. Надевая браслеты, влюбленные клялись в любви и верности перед всем миром. Нынешний криданский институт брака подобных крайностей не предполагал.

Весь город долго судачил, где Эсса Элья носит свой браслет. Предположения выдвигались самые оригинальные. Конец непристойным домыслам положила горничная, помогавшая актеру переодеваться перед спектаклем. Обручальный браслет из таких же сапфиров и изумрудов красовался у него на талии. Фэйд не мелочилась.

Эпилог

Итильдин нервничал так, будто был простым смертным каким-нибудь дворником, а не принцем эльфийского народа, и ждал к обеду саму королеву Ингельдин с консортом и десятком придворных, а не собственного племянника. Таэссу, разумеется, сопровождала Фэйд как ни крути, особа королевской крови, даже записанная в длинную очередь к трону. Но для Итильдина в ней всегда было больше от отца-степняка, чем от матери-принцессы. А уж как степняки равнодушны к тому, что едят и пьют, а тем более к тому, с какой посуды и скатерти, ему было известно не понаслышке. Но Итильдин все равно не мог побороть смутное беспокойство, какое-то нервное возбуждение, заставлявшее его совать нос во все кастрюли, мешая повару, перебирать бутылки коллекционного вина, без нужды поправлять салфетки, приборы и букеты цветов на столе.

Таэсса неделю как официально переехал к Фэйд. Это был его первый визит в родной дом в качестве гостя. Без Таэссы в доме стало одиноко, на перилах лестницы больше не висели чулки и шарфики, в прихожей не валялись туфли на каблуке, и Фэйд больше не врывалась с утра пораньше, щелкая стеком по голенищу сапога, чтобы вытащить заспанного Таэссу на конную прогулку. Конечно, он и раньше ночевал дома едва ли каждую третью ночь. Но теперь птенец навсегда вылетел из гнезда, что было горько и радостно одновременно. Невозможно не радоваться, глядя, как неприлично счастливы эти двое. О, конечно, в глазах стороннего наблюдателя они цапались беспрерывно, как кошка с собакой. Таэсса изощрялся в остроумии и напропалую флиртовал с любым человеком в штанах, невзирая на пол и возраст, а принцесса грозилась отходить его плеткой и отобрать все подаренные брильянты. Она мяла его великолепные наряды, вытаскивала шпильки из прически и оставляла на его нежной коже засосы, бросающиеся в глаза буквально всем. Он швырял из окна ее букеты, поднимал скандал из-за каждого пустяка, тратил ее деньги, как свои, не выпускал из постели сутками, а потом заставлял добиваться близости чуть ли не на коленях. И минимум раз в неделю грозился разрывом.

Было немного жаль, что среди всего этого безумия Сайонджи почувствовал себя лишним. Он ворчал, что Фэйд и Таэсса слишком напоминают ему матушку и отца. Итильдин смеялся, представляя Рэнхиро в женском платье и с веером. Что-то общее между этими парами было: наверное, та кипучая энергия, с которой они старались превратить свой союз из мирного сосуществования в поле боя или, скорее, в спорт, в состязание воли, в азартную игру. В поисках тихой гавани Сайонджи даже стал поглядывать в сторону Итильдина. Итильдин мягко, но решительно развеял его надежды и посоветовал попробовать в жизни что-то новенькое, а не тянуться к тому, что знакомо буквально с пеленок. Сайонджи совету внял и внезапно нанялся охранником к аристократу, собирающемуся посетить Арислан. Аристократ был красивым, холеным, напыщенным, и можно было не сомневаться, что новый охранник каждую ночь ставит его в известную позу, потому что именно это юный бездельник обожал делать с холеными напыщенными аристократами намного старше себя.

Карета подъехала, каблучки Таэссы застучали по дорожке к дому, и острый слух эльфа сразу же уловил обрывки ссоры. Таэсса причитал:

— Как ты вы могли со мной так поступить, леди Филавандрис? Как мало вы меня цените! Вы совершенно не подумали обо мне! Теперь вы станете пренебрегать мной в два раза… нет, в десять раз чаще!

У Итильдина мелькнуло несколько предположений, о чем речь: внезапная поездка, некупленная безделушка, новое торговое предприятие что-нибудь в этом роде. Однако даже пророческий дар не подсказал эльфу истинную причину ссоры. Обнявшись с дядей, Таэсса обиженно пожаловался:

— Представляешь, нэйллью, эта женщина держит в голове все свои бухгалтерские книги, все названия своих кораблей, все дни рождения своей многочисленной королевской родни, но забыла продлить заклинание бесплодия! Мне всего двадцать пять лет, а она собирается сделать меня отцом! Даже не спросив моего согласия!

Глядя на потрясенное лицо Итильдина, Фэйд захохотала, совершенно не смущенная. Трудно было представить даму, столь далекую от радостей материнства, как принцесса Филавандрис. С другой стороны, полковница Лизандер забеременела и родила прямо в военной крепости, что не помешало ей держать оную крепость в ежовых рукавицах до, во время и после родов. Но полковница Лизандер Лэйтис, дорогая, невыносимая, ужасная Лэйтис материлась, как сапожник, по поводу долбаного живота, долбаного слоненка в животе, долбаного его папаши, долбаного запрета на крепкий алкоголь и так далее. А у Фэйд блестели глаза: никакого уныния или раздражения от неожиданного поворота событий. Она ничего не боялась. Итильдин мог держать пари, что и будущего ребенка она рассматривает как сложный, но интересный проект. Она толкнула Таэссу плечом и поддразнила:

— Не переживай, мой серебряный, может быть, это Сайо отец, а не ты.

— Ничего подобного! Сайо два месяца как уехал. Ваша беременность проявилась бы раньше. Единый Боже, надо мной будет смеяться весь Трианесс! Меня и так обзывают вашей женой. Теперь не оберешься шуточек, кто из нас на самом деле ждет ребенка!

Итильдин крепко обнял Фэйд, чувствуя, что у него горят щеки. Ребенок! Дитя, в котором слилась кровь эльфов, степняков и потомственных криданских дворян! Может ли быть что-нибудь лучше?

— Таэ боится, что вы перенесете всю свою любовь с него на ребенка, пояснил он, улыбаясь. Но у меня есть на примете человек, который как нельзя лучше подходит для воспитания малыша. Точнее, не человек, а эльф.

— Договорились, дядюшка! просияла Фэйд. Не скажу, конечно, что вы воспитали образцового гражданина, полного добродетелей, но мне, черт возьми, нравится результат! притянув к себе Таэссу за талию, она поцеловала его в висок.

— Не подлизывайтесь! сварливо отозвался тот. Надели на меня браслет, а теперь хотите связать узами брака? И не надейтесь! Актеры Королевского театра не женятся! И мне наплевать, да-да, совершенно наплевать, что мой ребенок не будет принцем крови!

Изогнув бровь, Фэйд глумливо захохотала, так напоминая Кинтаро, что у Итильдина перехватило дыхание.

— Вынуждена вас разочаровать, кавалер Таэлья. Звание принца в третье поколение королевских потомков не передается.

— Но если ваша матушка когда-нибудь будет править… быстро сказал Таэсса, выдавая себя с головой.

Итильдин прижал пальцы к губам, чтобы скрыть улыбку. Каким-то неведомым образом Фэйд умудрялась вытаскивать из Таэссы искренние мысли и чувства, которые он так привык скрывать. Вот и сейчас лицо его заметно вытянулось, когда она добавила:

— И мне совершенно не нужен супруг, чтобы мой отпрыск получил дворянское звание. Плюсы королевской крови, мой серебряный. А минус в том, что на брак придется просить разрешение ее величества. Так что я не вас не женюсь, и не надейтесь.

Мудрый эльфийский родич скандальной пары отметил мысленно, что надо озаботиться подарком к свадьбе, которая наверняка воспоследует. Если Фэйд и Таэсса заявляют, что чего-то делать не собираются ни за какие коврижки, то именно это они сделают, причем в ближайшем будущем.

— А что на обед? весело спросила Фэйд. Я голодна, как сто тысяч демонов, и совершенно неудивительно! Если накормите меня, я вам прочту письмо от Сайонджи. Представляете, он получил место наставника при халиддине! Этот балбес и разгильдяй, который даже из Академии вылетел! Воображаю, чему он там научит юного наследника престола.

Итильдин снова постарался скрыть улыбку, вспомнив свое пребывание в Арислане с Альвой и Кинтаро. Похоже, принципы отбора воинов во дворец халида остались прежними, а халиддин унаследовал вкусы своего отца, халида Кисмета. При отношении к женщинам, царящем в Арислане, неудивительно. Странно другое: почему в стране все еще процветает гомофобия, при таких-то привычках правителей?

Дорогие и любимые гости расселись, болтая о всяческих пустяках. Фэйд зачитывала куски из письма Сайо, до слез хохоча над его грубоватой простотой и откровенностью. Итильдин смотрел на нее тепло и нежно, наслаждаясь ее энергией и жизненной силой. Переводил глаза на Таэссу, такого прекрасного и живого, чьи точеные эльфийские черты пылали жаром страстной человеческой чувственности. Ему полагалось быть о нет, не счастливым, но хотя бы довольным, спокойным. Откуда тогда тревога, возбуждение, ожидание чего-то неясного, приближающегося? Будь это несчастье, кроющееся в будущем, он бы уже увидел свой пророческий сон. Но сны его никогда не сулили ничего хорошего. Возможно ли, что эта тревога…

Птица-вестник требовательно, громко закричала в своей клетке в гостиной. Она раскрыла крылья, захлопала ими и снова закричала. Итильдин вскочил и был вынужден опереться на стол, потому что колени его подогнулись. Тревога в его сердце не была страхом. Она была дикой, сумасшедшей надеждой.

Он оттолкнулся от стола и пробежал через столовую, через гостиную, не слушая вскочившую Фэйд, не глядя на Таэссу. Открыл клетку, и птица выпорхнула так легко, будто не просидела на своей жердочке двенадцать лет, ни разу не расправив крылья. Она сделала круг по гостиной и, сев на подоконник, постучала клювом в окно. Вестники умные птицы, они не бросаются грудью в оконное стекло. Итильдин открыл створку, и она стрелой вылетела наружу.

— Поставьте еще два прибора! крикнул он и выбежал тоже, оставив дверь открытой настежь.

Они уже шли по дорожке к дому высокий смуглый воин и рыжий зеленоглазый аристократ, и птица сидела на плече у рыжего. Они нисколько не изменились такие же юные и прекрасные, какими Итильдин их помнил. Разве что Альва сильнее загорел, а Кинтаро… Итильдин беззвучно ахнул и прижал ладонь к губам, глядя на немыслимые короткие патлы, обрамляющие его лицо. Оба они улыбались, несмело и виновато, как гулящие мужья, заявившиеся домой после недельной пьянки с друзьями. Плача и смеясь, Итильдин упал в их объятия, и сердце его снова стало целым.

Он был эльфом, совершенным существом с абсолютной памятью и трезвым рассудком. Однако ближайший час или два он запомнил только урывками. Например, он с удивлением обнаружил, что уже полчаса сидит на коленях у Кинтаро, прямо на глазах у слуг, собственного племянника и дочери Кинтаро, что было в высшей степени неприлично. К тому же, Кинтаро при этом умудрялся есть и с набитым ртом что-то бессвязно рассказывать в стиле: «А мы как бац! А они тут фигак! И такая херня пошла!» Следовало прекратить такое недостойное дворянина поведение, но у Итильдина не было никаких сил оторваться от широкой груди Таро, притом что на плечи степняка оперся Лиэлле, и его длинные рыжие кудри ласкали щеку эльфа, губы то и дело касались лба, виска, макушки, и способность здраво рассуждать у эльфа почти трехсот лет от роду отключалась начисто.

Все шумели, одновременно говоря о тысяче разных вещей. Он задавал вопросы и тут же забывал, что ему ответили. Главное, впрочем, он уяснил: кавалер Руатта был спасен и благополучно доставлен в Криду. Где он сейчас, Итильдину объяснять было не надо. Таэсса все порывался уйти и утащить Фэйд, чтобы оставить их втроем, что проистекало вряд ли от деликатности натуры скорее от смущения перед родителем и тем более перед Кинтаро, которого юный полуэльф побаивался с детских лет. Но Фэйд невозможно было бы уволочь оттуда даже впятером, тем более что никто не был против. Альва, уже способный с юмором воспринимать приключения у степных воительниц, рассказывал пикантные подробности, уверял, что Фэйд невероятно пошел бы алый плащ и доспехи из красной стали, и каждые пять минут повторял:

— Единый Боже, вы будто в Арриане родились, сударыня Фэйд, а не в королевском дворце!

На что Фэйд смеялась:

— Если б там было хорошо, в этом Арриане, то почему же Ашурран дала оттуда деру, а, дядюшка?

Таэсса заметно дулся, потому что привык сам быть центром всеобщего внимания. И вообще ему было неуютно в компании своего великолепного отца, с которым его назойливо сравнивали с пятнадцати лет. Тем более что кавалер Ахайре тоже заметно растерялся, увидев вместо серьезного малыша эдакую райскую птицу с шикарным оперением. Но годы придворной жизни у кавалера Ахайре даром не пропали, и навык покорять сердца никуда не исчез. Он поцеловал Таэссе ручку и сказал:

— Мужчины нашего рода всегда славились красотой и изяществом. Но вы, мой прекрасный отпрыск, превзошли всех до двадцатого колена!

Таэсса зарделся от удовольствия, потому что похвала отца прозвучала абсолютно искренне. Галантный кавалер умудрился польстить и Фэйд, добавив:

— Какое счастье, что мы связаны узами крови! Иначе я бы ринулся отбивать вас у принцессы и потерпел бы закономерную неудачу!

Это уже было откровенное вранье, потому что задолго до отплытия в Иршаван кавалер Ахайре совершенно забросил свою привычку к мимолетным интрижкам на балах и приемах. У Итильдина не было никаких оснований полагать, что он снова к ней вернется.

Кинтаро, однако, не забывал держать марку развратного степняка. На Таэссу он поглядывал весьма умильно, всякий раз переводя взгляд с него на Итильдина с Альвой и комично задирая бровь. В конце обеда, когда все встали, чтобы перейти в гостиную, к кофе и бренди, он вдруг с обычным своим нахальством подхватил Таэссу за талию и посадил на столик у зеркала. Итильдина обдало жаром сцена слишком напоминала один старинный эпизод, случившийся в Арислане. Тогда в платье был Альва, а в роли нахала выступал не кто иной, как рафинированный принц Древнего народа. Альва прижмурился мечтательно, и было видно, что на него тоже нахлынули воспоминания. Бесцеремонно поворачивая личико Таэссы туда-сюда, грубый дикарь заявил:

— Какая славная деточка получилась! Прямо рыжий и куколка в одном лице. Может, мне свои силы попробовать, я-то кровным родством не связан!

Таэсса сладко улыбнулся. Его ногти со стразиками впились в руку Кинтаро и почти без труда отвели ее от лица, к заметному удивлению степняка. Он забыл, что Таэсса наполовину эльф и куда сильнее обычного человека, несмотря на кажущуюся хрупкость. А тут и помощь подоспела.

— Только через твой труп, папочка! приветливо сказала Фэйд, ткнув родителю под ребра свой длинный степной кинжал. В ножнах, естественно. Пока что.

Кинтаро, нисколько не обескураженный, заржал и стиснул ее руку в степном пожатии за предплечья, а не за ладони.

— Моя кровь! одобрительно завопил он, хлопая ее по плечу, на что Фэйд постаралась ответить таким же могучим хлопком.

— Дикая степь! прошипел Таэсса осуждающе, лишь с самой легкой, едва различимой самодовольной ноткой.

За кофе стало ясно, что Фэйд с Таэссой все-таки уйдут. Как радушный хозяин, Итильдин должен был предложить им остаться на ужин и вообще переночевать, но у него не повернулся язык. Потому что глаза Таро хищно горели, выдавая, на какой вид удовольствий он настроен после еды и выпивки. А Лиэлле принимал одну соблазнительную позу за другой, как бы невзначай расстегнув две пуговки на рубашке. Только эльфийская выдержка не позволяла Итильдину прижаться губами к открывшейся ямке между ключиц. А потом вдруг оказалось, что он в спальне, и проворные руки Лиэлле расстегивают на нем одежду, а Таро жадно целует взасос и рычит от возбуждения, пытаясь освободиться от штанов. Голова у Итильдина кружилась, перед глазами все плыло, тело горело нетерпеливым, жарким желанием, как будто не было этих двенадцати лет, не было всей предыдущей совместной жизни, как будто они снова в шатре вождя, спасшего Альву из плена, впервые втроем, впервые ощущают жар той любви, что потом их свяжет навеки.

Счастье сродни безумию, прорыву сквозь ткань бытия, падению в бездонную пропасть когда ты вдруг расправляешь крылья, и падение превращается в полет. Ты не знаешь, куда держишь путь, где приземлишься, но все это неважно. Ты вырвался из клетки, твои крылья с тобой, и небеса для тебя открыты.

* * *

На остров надвигалась гроза. Со стороны континента шли низкие тучи, полосами дождя цепляя морскую гладь и превращая в кипящие волны. Прибой шумно бился о скалы, и воздух пропитался влагой. Даронги укутался в плед в старости он стал легко мерзнуть, а согреться потом было трудно. Но он все равно не хотел закрывать окно. Кто знает, сколько ему еще предстоит любоваться буйством стихий и дышать морским воздухом. Все равно, сейчас явится кто-нибудь из монахинь и закроет окно, кудахча об ужасной угрозе сквозняков для здоровья.

Легка на помине! В комнату вбежала Мариэль, бдевшая над дражайшим государем Дансенну уже лет десять кряду, не смыкая глаз. И стало ясно, что случилось что-то из ряда вон выходящее, потому что пожилая толстушка Мариэль бегала только в исключительных случаях. Она так задыхалась, что едва выговорила:

— Ваше величество! Там! Только, ах, не волнуйтесь! Кавалер, ах… Ахайре!

Даронги вскочил с кресла и тут же был вынужден сесть, потому что ноги не держали. Он не спросил, один ли Альва. Чудом было, что мальчик вообще вернулся живым. В глубине души он, наверное, смирился, что Рудра пропал навсегда. Счастье, что судьба не отняла еще вдобавок и Альву, который был ему дороже родного сына.

Через пару мгновений, показавшихся Даронги невыносимо длинными, он вошел, и налетевший с моря ветер разметал его волосы. Волосы цвета меди, глаза цвета листвы, мокрой от дождя, кожа, покрытая нежным загаром. Даронги узнал его сразу. Не мог не узнать. Вскрикнул, хватаясь за сердце, которое остановилось и снова пошло, заколотившись в груди, как бешеное:

— Ты!

Рудра бросился к его ногам, прижался лицом к коленям. Его будто судорогой свело. Горло перехватило, и он молча стискивал талию своего государя.

— Дай же на тебя посмотреть! попросил Даронги, поднимая ему голову. Единый боже, Альва все-таки твоя копия. Тем более сейчас, когда посерьезнел с годами. Понимаю, почему Мариэль обозналась. С Альвой, надеюсь, все хорошо? он понимал, что бормочет бессмысленную чушь, как обычный болтливый старик, но ничего не мог с собой поделать. Любые слова казались бессмысленными в этот миг.

Рудра прижал к груди руки Даронги, сверкая суровыми зелеными глазами:

— Охрана у тебя ни к черту, и магические ограды дерьмо. Я прошел под чужим именем, в чужом обличье, и никто меня не остановил!

Даронги улыбнулся:

— Узнаю своего верного генерала. Бог с тобой, ограда пропускает всех, кто не замышляет дурного.

— А я, между прочим, замышляю! Похитить моего государя из этой унылой богадельни! И немедленно, пока до твоей охраны не дошла весть, что настоящий кавалер Ахайре в Трианессе.

Улыбка Даронги погасла. Он вздохнул и отвел глаза.

— Рудра, мне девяносто восемь лет, если ты забыл, и в богадельне мне самое место. Ценю твой порыв, но задумайся, по пути ли великому чародею со смертным, одной ногой стоящим в могиле.

Рудра погладил его по щеке, заставив посмотреть на себя.

— Великого чародея больше нет. Моя магическая сила меня покинула. Такую цену я заплатил за возвращение сюда, и заплатил с радостью.

— Но как же… Даронги не успел договорить.

Рудра снял с пальца кольцо, и облик его изменился так разительно и внезапно, что в глазах Даронги на миг потемнело. На него смотрел худой, узколицый старик с проседью в тускло-рыжих волосах. Он выглядел несколько моложе своего настоящего возраста (кавалеру Руатте как раз должно было стукнуть ровно сто), но никто бы не узнал блестящего королевского военачальника за этим лицом с пергаментной кожей, прорезанной глубокими морщинами.

— Всего лишь иллюзия, мой друг, наложенная госпожой Дэм Таллиан, Леди Моря, магом Первого уровня. Даже ей не под силу обратить вспять старение чародея, лишившегося магической силы. Но тебе она может вернуть молодость в любой момент. И если ты все еще захочешь иметь что-то общее с такой дряхлой развалиной, как я…

— Рудра! Это просто смешно щеголять возрастом друг перед другом и обсуждать омоложение. Старость следует встречать достойно. Надеюсь, мне хватит тех лет, что отпущены судьбой, чтобы ты успел рассказать обо всех своих приключениях. Большего мне не нужно. Если, конечно, тебя на старости лет не потянуло на молоденьких.

Рудра рассмеялся и протянул к нему руки. Даронги встал и обнял его. Теперь он был готов умереть. Да что там, он желал умереть в этот миг, потому что больше нечего было желать и не к чему стремиться, кроме как вместе шагнуть за последнюю черту и не расставаться в загробном мире, буде таковой существует.

Но их время еще не пришло.

Они были слиты в объятии так крепко, что голос, пришедший из ниоткуда, коснулся слуха обоих одновременно, и слова были обращены к обоим:

— Вот мой прощальный подарок. Не оглядывайся назад с печалью. Смотри вперед с радостью. Жизнь начинается каждый день!

Что-то мелькнуло на периферии взгляда: насмешливые глаза, фиолетово-синие фамильные глаза династии Тизаннидов, возводящей свое происхождение к самой Ашурран, черные косы, рука в аляповатых перстнях, черный панцирь с королевским драконом Юнана. Рудра потянулся к видению, пытаясь удержать, но она пропала, только ветер с моря, напоенный солью, загулял по комнате, и смех, такой знакомый ему, затих вдали. А когда он повернулся к Даронги, то ахнул, несмотря на всю свою выдержку. Даронги стоял перед ним во всем блеске зрелости, когда только-только стал королем. Не юноша, не молодой человек, но мужчина, красивый до того, что глазам больно смотреть. Даронги тоже вскрикнул и схватил его лицо в ладони, потому что перед ним был генерал Рудра Руатта, невозможно великолепный и бравый, которому хотелось отдать честь прямо не сходя с места. Им снова было по сорок возраст, в котором закончился их двадцатилетний роман. Возраст, в котором можно было начать новый.

Таинственное исчезновение прежнего государя Даронги Дансенну наделало много шума в Криде. Кавалер Ахайре сообщил, что в Иршаване ему побывать не удалось, а долгое отсутствие вызвано пространственно-временной аномалией, имеющей место в Поясе бурь. Эта весть, по его словам, оказала удручающее воздействие на прежнего государя, которого он посетил по прибытии. Верноподданные и королевская семья не знали, что и думать. Слухи ходили самые разные: самоубийство, удаление от мира в горную обитель, собственная экспедиция государя в Западный край. Королева Ингельдин не стала объявлять национальный траур, как было бы в случае смерти отца, и не надела черное. Но во дворце месяц были запрещены балы и прочие увеселительные сборища, пышные наряды и громкая музыка.

Старый садовник, ухаживавший за кладбищем на острове Цистра, рассказывал, будто видел государя Дансенну в день его исчезновения у надгробий жены и сестры. Будто бы государь попрощался с ними и вышел из ворот кладбища рука об руку не с кем иным, как с собственным военачальником Руаттой. Это все очень напоминало старинные легенды о демонах, особенно то, что оба выглядели молодыми и прекрасными. Но слушатели решили, что видение объясняется куда более прозаически: старый садовник любил заложить за воротник. Больше никто в Криде не видел этих загадочных призраков. Но опять же, немного осталось тех, кто помнил, как выглядели в молодости король Дансенну и его военачальник. Если бы они вдруг волшебным образом помолодели, то могли бы жить где угодно никем не узнанные, ничем не связанные. Свободные.

* * *

…На исходе седьмого дня осады был взят дворец и последний сторожевой бастион столицы. Королева Александра Багрянородная, предводительница аррианок, первой ворвалась в тронный зал сердце Девяти княжеств Ланкмара. В гуще боя засверкал ее разящий клинок, словно молния, разрубая щиты и шлемы, рассыпая искры и брызги крови. Следом за ней в распахнутые двери волной хлынули воительницы-аррианки, и все было кончено. Последние защитники дворца умирали на мозаичных плитах тронного зала, заливая кровью изображения невиданных зверей и птиц. В это время уже весь город был захвачен, то тут, то там реяли белые флаги капитуляции и штандарты Арриана. По городу стлался черный дым Инисса горела. Александра подняла на острие меча рубиновую тиару Ланкмара и, показав с балкона ликующим аррианкам, бросила вниз, под копыта степных коней.

— Воины Арриана! крикнула она. Завтра вы увидите восход новой империи! Я положила к вашим ногам весь континент! О вашей доблести сложат легенды, и слава Арриана продлится тысячи лет!

— Александра!!! тысячеголосый клич ее войска был ей ответом.

«Я должна уйти сейчас, подумала она, слушая приветственные крики и бряцанье мечей о щиты. Сейчас, в минуту триумфа, находясь на вершине славы…» Она взглянула вниз, где на главной площади колыхалось море ярких плащей, перьев на шлемах, боевых знамен, блестели обнаженные клинки. Аррианки затаили дыхание, ожидая, что скажет их королева.

Что ж, вполне подходящие декорации для торжественного ухода. Александра вытянула из-под панциря талисман на цепочке, который всегда носила на шее. Она стиснула в ладони кристалл, чувствуя, как он начинает медленно нагреваться. Талисман засветился холодным голубоватым светом, и свечение его все усиливалось, пробиваясь сквозь ее сжатые пальцы. Несколько секунд до перехода…

— Воины Арриана! закричала она, вскидывая меч в ритуальном салюте. Я привела вас к победе, равной которой не одерживал еще никто из смертных и бессмертных. Я восстановила славу Арриана! Круг завершен, миссия моя окончена, и я покидаю вас…

Вздох удивления разнесся по рядам и стих вдалеке.

— …Я покидаю вас, ибо мой Небесный Отец призывает меня. Эрменгарда была моей правой рукой теперь я назначаю ее своей преемницей. Прощайте и пусть вами отныне всегда правят смертные!

«Врата!» мысленно скомандовала она. И Врата открылись. Голубое сияние начало окутывать ее фигуру, словно кокон. Она еще успела услышать, как крик разнесся над площадью:

— Идари! Идари!

Мания величия, констатировало ее «истинное я». Теперь они будут считать, что в облике Александры ими правила сама богиня Идари. «Они давно уже были в этом уверены, возразила бы на это Александра Багрянородная, и не будь моего маленького представления, ничего бы не изменилось».

Потом звуки и краски исчезли, и мир вокруг погрузился в голубую дымку. Началась новая страница, новый мир.

April 2007 — January 2011 © Tiamat


Оглавление

  • I
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  • II
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  • Эпилог

    Поиск книг

    Вход в систему

    Навигация

    Последние комментарии